Book: Книга пути и благодати



КНИГА ПУТИ И БЛАГОДАТИ

=====================================================================

(Перевод И. С. Лисевича)

1.


ВОПЛОЩЕНИЕ ПУТИ


Путь, о котором можно поведать,

То не Предвечный Путь;

Имя, которое можно восславить, --

То не Предвечное Имя.


Что было без Имени --

Стало началом Небес и Земли,

Обретшее Имя --

Сделалось матерью всех вещей.


Вечно бесстрастный

Зрит недоступное,

Кто же вечно во власти страстей --

Зрит лишь предельное.


То и другое имеет один исток,

Но их различает Имя;

Мы же равно наречем их "тайной".

Тайна из тайн --

Вот врата ко всему недоступному!


2.


САМОВОСПИТАНИЕ


Стоит лишь всем в Поднебесной познать,

что прекрасное прекрасно -- и оно уже зло!

Стоит познать, что добро есть добро --

и оно уже не добро!

Ибо существующее и несуществующее

одно другое порождает,

Трудное и легкое

одно другое образует,

Длинное с коротким дают друг другу тело,

Высокое с низким друг к другу тянутся,

Звук и напев друг с другом согласуются,

"До" и "после" друг за другом следуют...

Оттого-то мудрец, пребывая в недеянии,

Творит безмолвное поучение.

Созидает легионы вещей -- и их не отвергает.

Рождает, но не владеет,

Творит, но не гордится.

Заслуги растут, но ими он не живет.

А коль скоро ими он не живет,

Они его не покинут...


3.


УСПОКОЕНИЕ НАРОДА


Не возвеличивай мудрых --

И в народе не станет борьбы;

Не дорожи тем, что трудно добыть, --

И в народе не станет воров!

А не будет желанного --

И в сердцах у людей не станет смятения.

Вот целительство мудрого:

Опустошить их сердца,

Внутренности наполнить,

Смягчить устремления,

Сделать крепким костяк,

Чтобы люди всегда оставались без знания

и без желаний,

Чтоб даже знающий действовать не посмел.

Твори недеяние --

Тогда любой исцелится!


4.


БЕЗ ИСТОКА


Путь есть вместилище сосуда --

Его никогда не наполнить!

О, бездна,

Она, похоже, Праотец сущего!

Она притупляет твои острия,

Разрешает узы твои,

Делает гармоничным сияние твое,

Собирает пылинки твои...

Глубока -- а словно и нет ее!

Я не ведаю, чье она порожденье,

Ибо она -- прежде образа и божества!


5.


ПОЛЬЗА ПУСТОТЫ


Небо и Земля не милосердны,

Им вся тьма существ --

Что пёсий идол из соломы,

Не милосерд и совершенномудрый --

Ему, что пёсий идол из соломы,

Все сто родов людских.


Меж Небом и Землей,

Словно кузнечный мех,

Нескудеющая пустота.

Чем сильнее движенье --

тем больше она источает...


Бессчетны утраты от многих речей --

Не лучше ли пребывать в середине?!


6.


ВОЗНИКНОВЕНИЕ ОБРАЗОВ


Бессмертен дольний Дух --

Вот почему зовут его Родительницей Сокровенного.

В лоне Родительницы --

Корни Неба и Земли

Тонкие-претонкие, словно едва лишь существуют,

А до конца не размотать!


7.


ЛУЧ, ВЛОЖЕННЫЙ В НОЖНЫ


Долговечно Небо, стара Земля.

Долговечными стать могли они,

Ибо не для себя живут --

Оттого живут долго.

Так и мудрец --

Держится позади, а выходит вперед,

Покидает тело, а оно существует...

Не бескорыстием ли своим

Блюдет он свою корысть?!


8.


ИЗМЕНИТЬ СВОЮ ПРИРОДУ


Высшее благо подобно воде --

Приносит пользу мириадам существ,

Ни с кем не соперничая.

Избрав презираемый всеми удел,

Приблизишься к Дао.

В добрых селись местах,

(Черпай) сердцем из добрых истоков,

С добрым людом общайся,

Истинное и доброе говори,

Доброе правление осуществляй,

Способности добрые развивай,

Действуй во благовременьи...

Но лишь не соперничая ни с кем,

Избегнешь печали!


9.


ДВИЖЕНИЕ К ГИБЕЛИ


Чем наполнять и поддерживать --

Не лучше ли бросить?!

Что точат и заостряют --

Не может остаться острым.

Коль золота и нефрита полны палаты,

Можно ли их уберечь?!

Кто чванится знатностью и богатством,

Сам себя ввергает в беду.

Обретают заслуги,

А тело уходит --

Таков Путь Неба!


10.


СПОСОБНОСТЬ СВЕРШАТЬ


Вместивши душу небесную и земную,

объявши единое --

Сможешь ли их удержать?!

Перегоняя дух ци до предела смягчения

Сможешь ли оборотиться дитятей?!

Омыв и очистив мистический взор --

Сможешь ли бельма его устранить?


Людей возлюбя, направляя царства --

Сможешь ли пребывать в недеянии?!

Отпирая и запирая Врата Небес --

Сможешь ли женственность соблюсти?!

До белизны прояснив четыре предела --

Сможешь ли неведение сохранить?!

Рождай же и умножай!


Рождать не владея,

Свершать не гордясь,

Растить не начальствуя --

Вот что зовут сокровенною благодатью!


11.


ПОЛЬЗА НЕСУЩЕСТВУЮЩЕГО


Стягивают во втулку тридцать колесных спиц

А пользуются тем местом, где их нет!

Месят и лепят глину, изготовляя сосуд, --

А пользуются тем местом, где ее нет!

Пробивают окна и двери, строя землянку, --

И пользуются тем местом, где нет ничего.

Ибо от наличия -- корысть,

А от отсутствия -- польза.


12.


СМИРЯТЬ ЖЕЛАНИЯ


Пять цветов ослепляют глаз,

Пять звуков притупляют слух,

Пять вкусовых ощущений губят вкус,

Бешеная скачка охотников в поле рождает

безумие в сердце,

Товары, которых невозможно достать,

Толкают на непотребное.

Потому-то у мудреца

Действуют не глаза, а нутро.

Он отвергает "то"

И принимает "это"!


13.


ДОВОЛЬСТВОВАТЬСЯ ПОЗОРОМ


Почет и милости есть как бы предостережение.

Цени великие печали подобно телу своему.

Что это значит, "почет и милости есть

как бы предостережение"?!

Почет есть нечто низкое:

Со страхом обретаешь его,

Со страхом и теряешь,

Поэтому и говорят: "почет и милости есть

как бы предостережение".

А что же значит: "цени великие печали

подобно телу своему"?!

Великие печали я имею,

Поскольку обладаю телом,

Когда же у меня не станет тела,

О чем печалиться?!


Тому, кто ценит мир, как собственное тело,

Пожалуй, можно мир вручить.

Тому, кто любит мир, как собственное тело,

Пожалуй, можно мир доверить!


14.


ХВАЛА СОКРОВЕННОМУ


Именую незримым,

Ибо смотрю на него -- и не вижу,

Именую безмолвным,

Ибо вслушиваюсь -- и не слышу,

Именую бесплотным,

Ибо, притронувшись, не ощущаю...

И то, и другое, и третье

Невозможно постичь до конца --

Они же слились в единое...

Не светлы вершины его,

Не темны низины его,

Тянется, тянется --

Ах, имени не подобрать! --

И возвращается вновь к невещественному...

Это, можно сказать, формы без форм,

Образы без вещей,

Можно сказать, нечто мерцающее...

Иду навстречу -- и не вижу начала его,

Поспешаю вослед -- и не вижу конца его.

Лишь овладев Древним Путем,

Взнуздаешь сегодняшнее бытие

И сможешь познать Начало Начал,

Откуда идет нить Пути!


15.


ЯВЛЕННАЯ БЛАГОДАТЬ


В древности, искусные в постижении Дао-Пути,

Проникали в мельчайшее, в неуловимое,

в сокровенное.

Так глубоко -- невозможно постичь!

А коль скоро постичь невозможно,

Опишу их, насколько я в силах:

О, как чутки они -- будто зимой

переходят вброд (полноводную) реку!

Как осторожны -- словно боятся соседей

со всех четырех сторон,

Как невозмутимы -- будто бы (званые) гости,

Как осмотрительны -- будто бы

на подтаявшем льду,

Как естественны -- будто бы Древо девственное,

Как отверсты -- будто долина (речная),

Как нераздельны -- будто (осевшая) грязь!

Кто способен упокоить себя

в (осевшей) грязи и через это очиститься?

Кто способен в успокоении двинуться

и через это родиться?

Хранитель Пути не жаждет ничто наполнять,

Ибо только не наполняя

Можно в ветхости (не иметь) нового становления!


16.


ВОЗВРАЩЕНИЕ К КОРНЮ


Дойдя до пределов пустот,

Сосредоточусь в недвижности и покое.

Здесь сотворяются купно мириады вещей,

И я наблюдаю за их возвращением.

Вот вещи роятся --

И каждая снова вернется к своим корням.

Возвращение к корню -- это успокоение,

В успокоении -- обретение новой судьбы,

В обретении новой судьбы (проявляется) вечность,

В познании вечного -- просветление.

Не познавшие вечного,

В ослепленьи творят злодеяния,

Познавший же вечное, вмещает его в себя.

Вместивший его -- уже не своекорыстен,

Не своекорыстный -- это Владыка,

Владыка -- есть Небо,

Небо -- есть Путь,

А Путь долговечен.

Пусть тело исчезнет -- ты не погибнешь!


17.


ВЕЯНИЯ ВЕРНОСТИ.


Превыше всего,

Когда низший лишь знает,

что (государь) существует,

Несколько хуже --

Когда близок ему и его почитает,

Хуже --

Когда боится,

И худо совсем,

Когда обманывает (владыку)!

Неверность случается,

Когда доверия недостает...

Пребывавшие в праздности --

О, они дорожили словами!

Заслуги копились,

Следом являлись дела,

А народ все твердил:

"Мы сами стали такими!"


18.


МИРСКОЕ ИСТОНЧЕНИЕ


Когда Великое Дао пришло в умаление,

Явились "милосердие", "справедливость" и "долг".

Когда вышли наружу мудрость и знания,

Возникла большая ложь,

Когда между родственниками воцарились раздоры,

Возникли "сыновняя почтительность" и

"родительская забота",

Когда в стране начались беспорядок и смута,

Явились "верные подданные"...


19.


ВОЗВРАЩЕНИЕ К ВЕРНОМУ


Порви с премудростью, отринь знания --

И народная выгода возрастет во сто крат.

Порви с "милосердием", отринь

"справедливость" и "долг" --

И вернутся в народ сыновняя почтительность,

родительская забота.

Порви с хитроумием, отринь корысть --

И не станет грабителей и воров.

Эта триада -- внешний узор, который без пользы.

Потому пусть пребывает исконное:

Пусть явлен будет некрашеный шелк простоты,

внутри же таится девственное древо,

Немногие мысли, единственное желание...


20.


СТРАННЫЙ НРАВ


Отринь ученость -- и исчезнут печали!

"Да" и "нет"

Далеко ль отстоят друг от друга?!

Добро и зло

Во многом ли различимы?!

Того, чего люди страшатся, --

Нельзя не страшиться,

Но как далеко им, увы,

До просветленья!

Люди веселы и беззаботны,

Словно идут на великий жертвенный пир,

Словно восходят весною на пагоду.

Один лишь я -- озеро, что не колышется,

Я, как младенец, еще не ставший дитятей.

О, как истомился -- и, кажется,

нет возвращенья...

Люди во всем имеют избыток.

И лишь я один словно бы все отринул.

Ведь я же -- сердце глупца,

В котором Хаос!

Суетным людям все ясно --

Один лишь я темен;

Суетным людям до всего есть дело --

Один лишь я равнодушен.

Безбрежно -- широк, словно море,

Как ветер, не знаю преград...

У всех людей есть уменье --

И только лишь я бестолков, как дикарь.

Один лишь я не похож на других,

Ибо кормилицей своей дорожу!


21.


ОПУСТОШЕНИЕ СЕРДЦА


Обличив могучей благодати

Зависит только от Пути,

А Путь, овеществившись,

Едва лишь различим, едва мерцает..

Но в непроглядности, в мерцании

(Уже) есть Образы,

В мерцании, в непроглядности

(Уже) есть вещи,

В кромешном мраке

Сокрыты Семена.

Те Семена -- глубинно-истинны,

В них -- достоверное.

Издревле и поныне

То Имя не уходит,

Чтоб (можно было) лицезреть Отца всего.

Откуда же мне знать, каков Отец всего?

Благодаря Ему.


22.


ПОЛЬЗА СМИРЕНИЯ


Склонившийся -- уцелеет,

Согбенный распрямится,

Глубокое -- наполнится,

Ветхое -- обновится,

Имеющий мало -- обрящет.

Алчущий многого -- усомнится.

Потому-то Мудрец, что сосредоточился

на Едином,

Есть мерило для мира:

Себя не выставляет --

И потому известен,

Себя не утверждает --

И потому признан,

Сам не нападает --

И потому имеет заслуги,

Собой не кичится --

И потому долговечен.

В мире нет никого,

кто бы мог его побороть,

Оттого что он не вступает в борьбу.

Так неужто древнее изречение:

"Склонившийся да уцелеет"

суть пустые слова?

Воистину, с ними приходит целокупность.


23.


ПУСТОТЕЛОСТЬ


Естественны редкие речи.

Ведь и буйный ветер не дует все утро,

Дождь проливной не льет целый день.

Кто их сделал такими?

Небеса и Земля.

Но если уже (Небесам и Земле)

Не под силу долгие (проявления),

Куда человеку?

Посему, посвятивший себя Пути --

Соединится с Путем,

Благодатный

С Благодатью соединится,

Бренный

Соединится с бренным...

Того, кто соединен с благодатью,

И Дао благодатью своей осенит,

Того, кто с бренным соединен,

И Дао отринет.

Но коли веры недостает,

Является неверие...


24.


МУКИ -- И МИЛОСЕРДИЕ


На цыпочках

(Долго) не простоишь,

Подпрыгивая

(Далеко) не уйдешь.

Кто сам себя выдвигает --

Не добьется известности,

Кто сам себя утверждает

Не получит признания,

Кто нападает своевольно

Не обретет заслуг.

Самовосхваление

Продлится недолго.

Для Дао все это --

Уродство алчности.

Кого-то оно,

Наверно, озлобит.

Потому обладающий Дао

Этого избегает.


25.


ОБРАЗ ИЗНАЧАЛЬНОГО


Есть нечто бесформенное, рожденное раньше

Небес и Земли.

О, как безмолвно, как бестелесно!

Только оно стоит, не меняясь,

Кружится, не встречая преград.

Его можно считать (Пра)матерью Мира.

Я, не ведая имени,

Дал ему прозвание: "Путь",

Самовольно нарек "Величайшим",

"Величайшее" пояснил как "Текущее",

"Текущее" пояснил как "Далекое",

"Далекое" как "Возвращающееся вспять".

Итак, велик этот Путь, Велики Небеса,

Велика Земля

И велик Государь.

Четыре великих есть в мире,

И один из них -- Государь.

Человек следует Земле,

Земля следует Небу,

Небо следует Пути,

И лишь Путь следует самому себе.


26.


БЛАГОДАТНОСТЬ ТЯЖЕЛОГО


Тяжелое -- корень легкого,

Спокойствие -- господин торопливости.

Потому-то муж благородный

В пути груженой повозки

Весь день не покинет.

Пусть предстанут ему роскошные виды

И места злачные -- он это преодолеет.

Так как же может владыка тьмы боевых колесниц

Ради телесного своего пренебречь Поднебесной?

Пренебрежет -- и лишится корня,

Поторопится -- и не будет владыкой.


27.


УМЕЛО ИСПОЛЬЗОВАТЬ


Умеющий ходить -- не оставит следов,

Умеющий говорить -- не допустит оговорки,

Умеющий считать -- не прибегнет к счетным палочкам,

Умеющий запирать -- и без замка запрет так,

что не откроешь,

Умеющий связывать -- и без веревки свяжет так,

что не развяжешь.

Потому-то мудрец всегда сумеет спасти человека

И никого не отталкивает,

Всегда сумеет спасти другого

И никого не отвергает.

Это и называется "внутренней просветленностью".

По этой причине искусные являются наставниками

неискусных,

А неискусные служат для искусных материалом.

Кто не ценит своего наставника,

Кто не любит свой материал,

Пусть даже и сведущ, --

Находится в величайшем заблуждении.

Вот в чем, как говорится, "главный секрет".


28.


НАЗАД К БЕЗЫСКУСНОСТИ


Познав свою мужественность,

Сосредоточься в своей женственности, --

И ты сделаешься руслом Мира.

Когда же сделаешься руслом Мира,

Вечная Благодать тебя не покинет,

И снова вернешься в младенчество.

Познав свою белизну,

Сосредоточься на своей черноте,

И ты станешь мерилом Мира.

Когда же станешь мерилом Мира,

Вечная Благодать тебе не изменит,

И снова вернешься к Беспредельному.

Познав славу свою,

Сосредоточься на позоре своем,

И ты станешь долиной Мира.

Когда же станешь долиной Мира,

Вечной Благодати будет уже в достатке,

И ты снова вернешься к Девственному древу.

В рассеянии Девственное древо становится

орудием, сосудом,

А мудрый, используя его,

Становится начальствующим,

И тем самым Великий Порядок не нарушится.


29.


НЕДЕЯНИЕ


О, возжелавший овладеть миром и действовать в нем

Я (пред)вижу твою неудачу.

Духовный сосуд мира

Деянию не поддается.

Действующий -- его разрушает,

Удерживающий -- его теряет.

Ведь вещи то движутся, то влекутся,

То согреваются, то остывают,

То укрепляются, то слабеют,

То наполняются, то исчезают.

Потому-то мудрец избегает крайности,

Избегает излишества,

Избегает чрезмерности...


30.


МЕНЬШЕ ВОИНСТВЕННОСТИ


Направляющие властителей человеческих на Путь,

Не принуждают мир оружием,

Ибо это влечет возмездие.

Там, где были солдаты,

Лишь терновник да колючки растут,

За великой войной

Всегда идет лихолетье.

Умелый останавливается, добившись цели,

Не смеет похваляться силой.

Добившись -- не кичится,

Добившись -- не нападает,

Добившись -- не гордится,

Добившись -- ведет себя так, словно бы

и не добился...

Ведь укрепившись, всякая вещь стареет

Оттого, скажу вам, что не следует Пути.

А не следуя Пути, рано уничтожается...


31.


УДЕРЖИ ОРУЖИЕ


Красивое оружие -- сосуд неблаговещий,

Пожалуй, все к нему питают отвращенье.

Обретший Путь -- сторонится его.

Муж благородный, коль к нему прибег,

предпочитает правое,

А применив оружие -- предпочитает левое.

Оружье -- не для мужа благородного.

Но если взять его пришлось,

Всего превыше соблюдай бесстрастность.

А одержав победу -- не любуйся.

Когда бы стал им любоваться,

То, значит, наслаждался бы убийством человеков.

Тому, кто наслаждается убийством человеков,

Нельзя привлечь к себе симпатий поднебесной.

Помощник полководца становится на левом фланге,

Верховный полководец --

на правом фланге станет,

Чтоб похоронный совершить обряд.

Убийство множества людей

Оплакивают с печалию и скорбью,

А победив, обряд свершают похоронный.


32.


БЛАГОДАТЬ МУДРОГО


Путь вечен, безымянен,

(Как) Древо девственное, что хоть и мало,

Мир подчинить его (себе) не смеет.

Когда бы царь иль князь могли

сосредоточиться на нем,

Все сущее само б явилось на поклон,

Пришли б в согласие Земля и Небеса,

Чтоб пали росы сладкие



И в людях без приказа

Само собой настало б равенство.

Ведь имена возникли,

Когда их учредили.

Однако (в этом) тоже надо знать предел.

Познав предел -- избегнешь гибели.

Ведь Путь для Мира,

Что море и река для ручейков долин.


33.


ОСОЗНАНИЕ БЛАГОДАТИ


Познавший других -- мудр,

Познавший себя -- просветлен,

Победивший других -- силен,

Победивший себя -- могуч,

Знающий меру -- богат,

Действующий мощно -- обладает стремлением,

Не покидающий обители своей -- долог (летами),

Кто умер, но не погиб -- бессмертен.


34.


КОГДА ИСПОЛНЕНО...


Великое Дао разлито повсюду,

Оно может быть и справа, и слева,

Все сущее произрастает на нем безотрывно.

(Оно) свершает деяния, себе не присваивая,

Любит и пестует сущее, не называя

себя хозяином.

Всегда быть бесстрастным, можно сказать,

(еще) мало,

Когда же все сущее к тебе возвращается,

а ты не (ведешь себя как) хозяин --

Вот это, можно сказать, величие!

Так и мудрец, никогда великим себя не считая,

Величие свое создает!


35.


БЛАГОДАТЬ МИЛОСЕРДИЯ


К обладателю Великого образа

Стекается вся Поднебесная,

Стекается -- и нет (в том) вреда,

А (лишь) благоденствие и радость великая.

Яства и музыка

Привлекут (даже) странников перехожих,

Но Дао, излившееся из уст,

Пресно, безвкусно...

Смотришь -- и не видишь (его),

Слушаешь -- и не слышишь (его),

Но пользуясь -- не исчерпаешь (его).


36.


ПОНИМАНИЕ СОКРОВЕННОГО


Прежде, чем что-либо сократить --

Надо дать сначала распространиться,

Прежде, чем что-то ослабить --

Надо сперва дать усилиться.

Прежде, чем погубить,

Надо позволить расцвесть,

Прежде, чем что-то отнять,

Надобно дать --

Вот что зовется пониманием сокровенного.

Мягкое и слабое побеждает твердое и сильное,

(И как) рыбе не следует покидать омута,

Острое оружие царства

не следует показывать людям.


37.


КАК УПРАВЛЯТЬ


Дао всегда в недеянии,

Но нет такого, чего бы оно не свершило.

Когда бы цари и князья могли сосредоточиться в нем,

Все сущее изменилось бы само по себе.

Когда же, изменившись, обрело бы желанье творить,

Я подавил бы его безымянным Девственным древом.

Древо девственное, имен не имеющее,

Не имеет также желаний,

А без желаний наступает покой --

Небеса и Земля сами придут в порядок.


* * *





home | my bookshelf | | Книга пути и благодати |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 12
Средний рейтинг 4.2 из 5



Оцените эту книгу