Book: Дао дэ цзин. Стезя благодатная



Дао дэ цзин. Стезя благодатная


Дао дэ цзин. Стезя благодатная
Лао-цзы:

СТЕЗЯ БЛАГОДАТНАЯ

("Дао дэ цзин")



© Славянское и богословское толкованiе

Александра Матвеева и о. Иоанна (Janis Gutmanis)



Cтихъ а [1]


Абiе есть стезя яко стезя,

сiя несть вечная стезя:

абiе есть имя яко имя,

сiе несть вечныя имя.

Безъ имени: начатъ тму сущихъ:

бе имя: сiе бе мати тмы сущихъ.

Зане егда вечная безъ желанiя,

да узренны будутъ ея невидимыя.

Егда вечной имати желанiе,

да узренно будетъ ея коловращенiе.

Двоица сiя единаго исхожденiя:

именама различьнама,

сути же единыя.

Въ тьме и вяще тьма!

всемъ невидимымъ еста врата.


Cтихъ в [2]


Иже подъ небомъ вси ведятъ яко красна есть красна,

сiе sло,

вси ведятъ добро есть добро,

сiе не по добру же.

Бытiе и не бытiе другъ друга раждаста,

тяжкое и легкое другъ друга создаста,

длинное и краткое другъ друга исполниста,

высшее и низшее другъ друга урядиста,

струны и гласъ другъ друга украшаста,

первый и последнiй въ следъ другъ другу идоста,

отъ века сiе.

Зане мудрый мужъ пребываяй въ не деланiи вершитъ дела

и исполняетъ не глаголами ученiе:

тму сущихъ не начиная созидаетъ

и не мысляще сохраняетъ,

самъ не присущь, а завершаетъ.

Токмо не присущь,

онъ посему не исчезаетъ.


Cтихъ г [3]


Аще не возносити таланты,

людiе безъ распря,

не ценити съ трудомъ обретомыя вещи,

и людь не будетъ татью,

не глядети на желанная,

людiе будетъ безъ волнений.

Посему мужъ мудрый исправяй

сердце и пусто строитъ,

утробу и наполняетъ,

похоти и ослабляетъ,

кости и крепкимъ творяетъ,

да вечно людь не ведаетъ и не желаетъ,

негда аще и ведаетъ, а не дерзаетъ;

не делаетъ сiе и токмо.

Сiе же несть и не правити.


Cтихъ д [4]


Стезя сiя хлябь есть,

аще и пытаема испытаема несть.

О пучино! подобна проистоку тмы сущихъ:

точаетъ остроту ея,

разрешаетъ от смуты ея,

утишаетъ блистанiе ея,

единитъ с прахомъ ея:

о потаенная! подобна яко не суща.

Азъ не вемъ, сiя чiе дитя;

была бяше прежде прообраза владыкъ.


Cтихъ е [5]


Небо и земля не человеколюбезна:

има тмы сущихъ яко псы былiемъ подельны;

мужъ мудрый не человеколюбезенъ:

ему сто коленъ яко псы былiемъ подельны.

Твердь воздуха междю небомъ и землею

не подобна ли на поддувало кузнечное;

аще пусто несть истощаемо,

аще движетъ вяще изыдетъ.

Паче узнати: въ искустве искуситися,

не яко имже хранящимъ срединнаго.


Cтихъ s [6]


Юдоли душа бессмертная,

рекутъ ю ланiю темною!

Лани темныя яже врата

рекуща быти корнiе небу и земли.

О нить, оле нить!

сiя яко есть, яко и несть;

аще пытаема, вяще нескончаема есть.


Cтихъ з [7]


Небо вечно, земля извечна.

Небо и земля потому токмо вечна и извечна можета быти,

колико не ради своего живета,

посему и возможета жити вечно.

Зане мужъ мудрый самъ отступаетъ,

а первымъ бываетъ;

живота своего отрешаетъ,

животъ же си сохраняетъ.

Еда како сей своего ради не ищущи есть,

такъ и своему можетъ успевати.


Cтихъ и [8]


Добро вышшее яко вода есть,

ибо добро воды во благо тмы сущихъ,

сiе же въ тиши есть,

пребывающе идеже вси людiе в позоръ мнятъ,

и се, колико въ близь стези есть!

Да пребуди въ добре яко на земли,

да сердце соделай добра криницею,

да даруй же добро и подъ небеси,

да глаголи добро же съ верою,

да буди прямый, добромъ исправяй,

да верши добро всеми силами,

да движи добро ко времени.

Сего ради кiй токмо не въ распряхъ сущь,

сей будетъ не въ поношенiи.


Cтихъ (-) [9]


Имати яже скрывати я:

не како яже оставити.

Ковати иже точити и:

нельзя навечно сего соблюсти.

Злато и яшму въ каморы скрываяй

никтоже не въ силах сохранити сiя.

Вельможи, богатыи аще и велехвальныи,

они же сами лихо накличущи.

Егда же преуспеетъ и самъ отступаетъ,

сiе по стези небесней.


Cтихъ i [10]


Пекiйся сокъ и составъ объяти во едино:

возможешь ли не разделити сiя;

вращаяй же пнеуму аще до нежныя,

возможешь ли стати младенець си;

омывый и очистивый зерцало темное,

возможешь порокъ не имети ли;

любити же людiе и царства спасати

возможешь ли яко не ведущь си;

отверзай да затворяй Врата Небесныя

возможешь ли стати юницею си;

и вся розумеяй междю четырьми краи

возможешь ли яко не ведущь си;

Раждающу ю, доящу ю,

раждающу, а не владеющу,

ростящу, да не заколающу,

рекутъ ю тьмою благодатiю.


Cтихъ ai [11]


Тридесять спицъ единятъ въ колесо,

по среде ихъ ничто,

сiе же на пользы колесницы.

Жгутъ глину да будетъ сосудъ,

по среде и ничто,

сiе же на пользы сосуда изъ глины.

Пробiютъ входъ и оконцы,

да по среде ничто,

сiе на пользы жилища.

Посему имети я благо есть,

аще ничто же въ пользу.


Cтихъ вi [12]


Пяти красотъ ради очи человецы слепы,

пяти звукЪ ради ушы человецы глухы,

пяти вкусъ ради уста человецы черствы.

Верьхи скакати и зверя гнати,

сiе сердца человекъ твори безумна,

вещей же трудно обретомых ради

дела человекъ творятъ преступна.

Темже егда мудрому мужу правити,

сiе да утробы ради,

николиже очесъ ради.

Зане оваго убо принимаетъ,

оваго же отступаетъ.


Cтихъ гi [13]


Почесть и поношенiе яко страхъ

чтящу великыя страданiя яко плоть.

Кая сказанiе: почесть и поношение яко страхъ;

Егда низойти почести,

ея обретенiе яко страх,

и лишенiе яко страхъ же.

Кая сказанiе: чтящь великыя страданiя яко плоть;

Азъ того ради имамъ страданiя велiя,

понеже плоть азъ имамъ,

не имущу мне плоти,

откуду страданiя;

Сего ради чтящу плоть свою, юже подъ небом,

разве не доверятъ всякая под небом;

И любящу плоть свою, кая подъ небом,

како не отдати всякая под небом.


Cтихъ дi [14]


Егда зрети нань, не виждю,

имя ей нареку: найменьшая.

Егда внимати ей, не слышю,

имя ей нареку: предальняя.

Егда стязяти ю, не обретаю,

имя ей нареку: устраняющаяся.

Три сiи не могу исчислити,

понеже мутны суть яко одна.

Ей, одна!

Ея же горнiя не мельктати,

ея же нижнiя не гобзавати.

О непрестанная! оле беспрестанная!

Не могу нарицати ю,

зане вращается идеже несть сущихь.

Сего ради реку ю состоянiемъ кроме состоянiя,

образомъ кроме сущаго,

реку ю скрытою, непроглядною.

Постязаему не вижду заднiя ея,

сретаему не вижду главы ея.

Обуздавый же стезю днешнюю,

да владыченъ буду надъ всеми иже стали днесь.

Да ведятъ начало древняго,

яже рекутъ стези сканiемъ.


Cтихъ еi [15]


Древле добромъ стезею пребывшiе

мельчайшее постигаху, въ тьму проникаху,

коеяже глубину нельзя возжелати.

Во истину, юже нельзя возжелати!

Внутреннюю убо ея трудно сказати.

Да глаголалъ быхъ: о внятiе!

Сiе яко зимою сквозь воду бродити.

О осмотренiе!

Сiе яко странами четырьми настражену быти.

О чинiе!

Сiе яко гостiе чинити.

О растворенiе!

Сiе яко ледовидному езеру таяти.

О черствая!

Сiе яко бревну неотесану быти.

О звяцанiе!

Сiе яко потоку бурлити.

О дланiе!

Сiе яко въ юдоль уплыти.

Потоку же да утишитися,

неприметно убелитися,

покою же да двигнутися,

неприметно родити сiя.

Хранящий стезю сiю не желаетъ насытитися.

Во истину, токмо не желаяй насытитися,

темже можетъ ветшати, а не завершати.


Cтихъ si [16]


Доспети пустоты есть превыспреннейше,

блюстити тихость же правоправленiе.

Тма сущихъ вкупе совершаются,

азъ зрю ихже вращенiе.

На небеси сущи яко трава травою,

всякыи возвращаются къ корню своему.

Глаголалъ быхъ: сiе тихость,

тихость же рекутъ возставленiемъ,

возставленiе убо вечное.

Ведати вечнаго убо лепо,

не ведати вечнаго же съслепо,

съслепствуя вершити же лихо.

Ведай вечнаго же внутренняя,

внутренняя же да пребываетъ вождемъ,

вождь же да пребываетъ царемъ,

царь же да пребываетъ яко небомъ,

небо же да пребываетъ стезею,

стезя же да пребываетъ извечна,

не имея плоти, въне стужанiя.


Cтихъ зi [17]


Великiй превышшiй, коего низу токмо ведящи быти,

за сiмъ же, кому у своихъ похвальну быти,

за сiмъ же, коего въ трепете быти,

прениже сiхъ, коемуже презренну быти,

ибо веры не доста, да явится же неверiе.

О преразумiе! аще ценити словеса ciя,

то успехъ деламъ споследуетъ,

и сто коленъ рекутъ: мне по естеству.


Cтихъ иi [18]


Егда велiя стезя отброшена,

явятся человеколюбезность и должныя.

Ведяй премудростiю кичитися,

является оболганiе великое.

Аще ли в шести своихъ кроме сличiя,

ту явятся почтенiе и милосердiе.

Аще владенiе и домъ в смущенiи,

являются слуги истовыи.


Cтихъ (-)i [19]


Отложи премудрость, отвергни веденiе,

да люду будетъ благо сторицею.

Отложи человеколюбiе, отвергни должныя,

да людъ возвратится къ почтенiю и милосердiю.

Отложи лукавство, отвергни благости,

да татей и разбойниковъ не имати.

Три сiя словеса суть,

убо красованiя не достати.

Темже вели да тако буде:

явися простъ, объемли неотесанъ,

умали своего, уемли желанiя,

отложи ученiе, да бы кроме печали.


Cтихъ к [20]


Ей и уа – колико има отстояти обоюду;

Красна и sло – якожде има отстояти обоюду;

Чесомъ же страшенъ человекъ,

негли же можетъ страшити человека;

О предальняя!

ей же средины не имуще.

Вси людiе хохочутъ и восхохочутъ,

сiе како селомъ въ загонъ ступати,

да весною жертву на алтарь влачити.

Азъ же хилъ бо есмь неприметенъ,

яко младенець нечесо гугушенъ.

О утомленный!

подобно безъ места амо возвратитися.

Вси людiе везде излиха имущи,

азъ же сирый расточихъ,

глупъ есмь, и сердце глупа,

о юродство, оле юродъ!

Кашееды убо имъ светло-светло,

азъ же сиръ яко во мраке.

Кашееды всего испытаху и преиспытаху,

азъ же сирый скорблю и скорблю.

О глубокая!

Сiя морю подобна.

О предальняя!

Подобна же бысть кроме пределъ.

Всемъ людемъ везде имъ взяти свое,

азъ же сирый упрямъ аки смердъ есмь.

Да хощу сирый страненъ въ человецехъ быти,

яко чту же матерь кормилицу.


Cтихъ кa [21]


Благодати скважныя сей внутренняя,

токмо от стези исходит она.

Да стези же сiя суща

токмо предальна, токмо сокрыта.

О сокрытая! О предальная!

Ей внутрьуду образы суть.

О предальная! О сокрытая!

Ей внутрьуду сущи суть.

О тайная! О туманная!

Ей внутрьуду чувствiя суть.

Убо чувствiя ея доспе истинныя,

ей внутрьуду вера бо есть.

От ныне же до прежняго

от имени ея не отступаху

да послушны родителю всехъ бяху.

Откуду же азъ вемъ естество родителя всехъ?

Отзде.


Cтихъ кг [22]


Кривому вследъ наполненiе,

лукавству вследъ прямое,

лруплу вследъ избытокъ,

ветхому вследъ новое,

малому вследъ стяжанiе,

многому вследъ соблазнъ.

Зане мужу мудрему да держатися единоя:

да бе яко пастырь подъ небомъ.

Себя не являти обаче знаменати,

собою не любуйся понеже и светло,

собою не кичийся понеже плодъ имеатъ,

кроме таланта понеже во главе.

Поистине, токмо не въ распряхъ сущу,

ему никто не силенъ въ распряхъ овладети.

Яко издревле глагола о кривомъ и наполненiи,

о кiя словеса!

истинно, да обращаются къ нимъ.


Cтихъ кв [24]


Возветряему не утвердитися,

себя являему не знаменатися,

собою любуйся ему не светло,

собою кичийся ему безъ плода,

собою талантливъ, да не во главе.

Сiе по стези, яко же рекутъ:

излиха въ еде, преизбытокъ въ споспешествованiи,

какимъ сущимъ сiи не ненавистны;

понеже имеяй желанiя да не прилепится.





home | my bookshelf | | Дао дэ цзин. Стезя благодатная |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу