Book: Сколько стоит небо. Часть первая



Голобокова Мария

Сколько стоит небо. Часть первая

Название: Сколько стоит небо

Автор: Голобокова Мария

Издательство: Самиздат

Страниц: 362

Год: 2013

Формат: fb2

  АННОТАЦИЯ

   Почему, волею Судьбы, драконья душа попадает в тело человека? Ведь жажда полёта может свести с ума! Люди с такой душой становятся Всадниками, потому что могут говорить со своими собратьями. С теми, с кем Судьба обошлась не так жестоко и дала крылья. Но что делать, если ты, имея крылатую душу, являешься не человеком, а эльфом? Той остроухой тварью, коею так ненавидит весь человеческий род. Каково сироте, у которого война отобрала почти всё, осознавать, что небо - не для него?

   Люди часто говорят, что купить можно всё. Так сколько стоит небо?..

  

  

   От автора:

   Посвящается всем тем, чьи крылатые души Судьба-злодейка занесла в этот мир. Тем, кто не может равнодушно смотреть вверх. Тем, у кого за спиной пусть и невидимые, но крылья.

  

  

Узнать бы цену полёта!

Сполна я готов заплатить

За синюю высь небосвода

И шанс - мечту воплотить.

  

  

  

  

   Бывает - чёрная птица сядет на мёртвую ветвь древа, встрепенётся, раскроет клюв, дабы издать злой, каркающий звук, распахнёт крылья широко, глянет в окно дома, но смолчит, замрёт.

   Бывает - луна прольёт свет на эту птицу. И тогда чёрные перья посеребрятся, станут белыми и прозрачными, словно лёд. А потом будто бы радуга пробежит по крыльям. И ставшая серебряной птица влетит в распахнутое окно, сядет в изголовье кровати, посмотрит недобро на женщину, сжавшуюся под одеялом.

   А после всегда рождается ребёнок, не имеющей своей Судьбы.

  

  

   Пролог

  

   Небо. Невообразимо далёкое, но вместе с тем настолько родное, близкое для его души. Не для всех этих людей оно. Да и не поднимают люди свои головы вверх, чтобы увидеть, почувствовать, понять. Они лишь двигаются здесь, внизу, серой сплошной массой, кто куда. Толпятся, перекрикивая друг друга, споря о чём-то, чего-то желая добиться.

   - Снова ты? Думаешь, за год что-то изменилось? Проверка не может солгать. А ну иди отсюда. И только попробуй разреветься, как в прошлый раз. - Вот, что сказали ему на отборе. Вот из-за чего мальчик, сейчас любующийся небом, вновь оказался на улице.

   Среди круговерти лиц, голосов, одежд он стоял с печальными блёклыми глазами, в которых уже не осталось слёз, только решимость и осознание неизбежного. Но кто обратит внимание на мальчика? К тому же, эльфёнка.

   Запрокинув голову, он глянул на небо. Такое высокое, недоступное, вожделенное. Каково это - уметь летать среди облаков, среди бесконечных лазурных просторов? Об этом знают лишь маги да драконы с Всадниками. И когда-то об этом пели свои песни антрас. А что ведомо ему, простому сорванцу, которого война лишила родителей, статуса, прав на что-либо? Но он знал. Лир знал, что у него нет дара. Знал, что магом ему не стать. Знал, что вряд ли кто-то возьмёт себе эльфийского ребёнка в дом. Знал, что, скорее всего, его убьют. Жизнь на улице для него станет короткой. А драконом ему уж и подавно не стать. Им можно лишь родиться. Но почему? Почему Судьба распорядилась так, что крылатая душа досталась пригвождённому к земле эльфёнку?

   Лира пихнули в бок, он упал в грязь, замер, начиная прислушиваться, и усмехнулся. Какое дело всем этим смертным до его мыслей? До его чувств? До его горя? Они только и знают, что думают о своём счастье, о своём богатстве, о своих чувствах и мыслях - все их думы крутятся вокруг них самих. Они, поддавшись своим мыслям, поняли, что исконных людских земель недостаточно. И что вышло? Война! Война, длившаяся не одно поколение людей. Война, опустившая жителей лесов до уровня бродяг. Люди стали относиться к бессмертной расе как к отбросам, жалким и ни на что не годным.

   - Что, ушастый, тяжко тебе? - раздался ехидный голос совсем рядом.

   Лир, уже привыкший за год жизни на улице к подобному, не оборачиваясь, пожал плечами. Какое дело этому смертному до горя эльфийского мальчика? Человеку просто стало скучно, и, издеваясь над униженными эльфами, большинство из них поднимали таким способом себе настроение.

   - Чего плечами пожимаешь? Тяжко али как? Ты говори, не бойся. Я не издеваюсь, я правду хочу узнать.

   Эльфёнок резко развернулся, чтобы выкрикнуть этому человеку что-нибудь колкое, обидное, наглое, злое. Но слова замерли в горле мальчика. Он увидел золотые буквы на цветастом жилете человека, гласившие: "Всадник Тиссар Ирди, владелец сапфирового дракона Аршарес".

   Такие вожделенные, такие желанные буквы.

   "Когда-нибудь, - клялся про себя мальчик перед сном, вечером, каждый день, - когда-нибудь этими золотыми буквами будет вышито и моё, эльфийское, имя. И имя моего дракона. Белого!"

   Белый дракон... Мечта каждого, кто когда-либо хотел стать Всадником. Они встречались редко, очень редко. И только самый достойный, тот, кому предназначалась великая Судьба, становился хозяином белого дракона.

   - Я заметил, как ты смотришь на небо, - улыбнулся, но одними лишь глазами, светловолосый мужчина.

   На вид ему было не больше сорока. Строгое - будто бы вытесанное из камня - лицо не выражало никаких эмоций. И на этом неестественном лице ярко выделялось одно - живые карие глаза. Он был одет в обычную для королевского гонца форму: пёстрый жилет поверх тёмного цвета рубахи, обтягивающие жёлто-рыжие штаны и высокие ботфорты на удобном для стремян каблуке.

   - Знаешь, как определяют человека, подходящего, чтобы стать Всадником? - В глазах Тиссара промелькнул озорной огонёк. - Говорят, что Всадники рождены с душой дракона, и именно поэтому могут с ними говорить. А дракон, даже не имея крыльев, всегда стремится в небо.

   - Вы сказали, что определяют человека. - Лир хотел сказать это ехидно, с насмешкой, но получилось несколько печально, обречённо.

   Эльфёнок отвернулся. Хотел было уйти, но сильная рука Всадника остановила его. Тиссар развернул его к себе, заглянул в блёклые серые глаза мальчишки, из которых давно уже были выплаканы все слёзы.

   - Всё когда-то бывает в первый раз.

   Мальчик покачал головой, передёрнув плечами, чтобы убрать руку мужчины от себя.

   - Разве... вы не чувствуете отвращения? Ко мне? К остроухой нелюди? К тому, кто может прожить вечность? Кто не стареет? Вам, людям, свойственно завидовать, алкать недозволенного, жаждать большего. - С каждый словом его голос становился всё тише, пока, наконец, совсем не пропал.

   Несколько долгих минут прошли в напряжённой тишине. Эти двое, казалось, не слышали суматохи вокруг. Люди, завидев блеск золотых букв на жилете, старались обойти Всадника стороной. А вместе с ним - и мальчишку.

   - Ты не понял. - Тиссар покачал головой, наклоняясь к мальчику. - Я лишь выгляжу как человек. А внутри у меня душа дракона. И у тебя тоже. Так есть ли разница в том, кто становится Всадником, если там, внутри, ты имеешь то же, что и я? Ну, долго ещё будешь догадываться, о чём я тут тебе толкую? Или хочешь подохнуть в следующей канаве? Такой шанс, ушастый, выпадает не каждый день. И даже не каждую неделю. Он один на всю жизнь. Рискнёшь?

   Лир поднял серые глаза вверх, к небу, благодаря всех богов за возможность стать тем, кто может подняться в лазурную высь, к облакам, пусть и не на своих крыльях. И за человека, которого, казалось, ниспослала к нему сама Судьба.

   Нет, он не опасался, что этот человек, этот Тиссар Ирди, может просто над ним смеяться. Он отчего-то поверил этому Всаднику. Верил и знал, что мужчина говорит серьёзно, не обманывает, не издевается. Тиссар и вправду хотел помочь мальчику обрести желанное небо.

   - Конечно, - приподняв уголки губ, ответил мальчик и вдруг заметил, что на каменном лице Всадника тоже появилась улыбка.

  

  

  

   Часть первая. Мальчик и его дракон

  

   Умный человек учится на своих ошибках. Мудрец - на чужих. А дурак повторяет их из раза в раз. Всадник же в любом случае должен уметь извлечь из провала выгоду. Но, ещё и изучив свою ошибку, ты способен сделать так, чтобы и твой враг наступил на эти грабли.

   Тиссар Ирди - своему ученику

  

   Он шёл по ледяной пустыне, не оставляя за собой следов. Не оставляя ничего, за чем можно было вернуться. Он шёл вперёд. Впереди была длинная дорога, а значит было, что терять...

   "Легенда о Хладном Сердце"

  

   Я хотел сказать ему многое. Я хотел извиниться. Но уже никогда не смогу этого сделать.

   Сын Ветра - Ирсаураевиэлю

  

  

   Первое действие

  

Когда я был маленьким, я мечтал стать мельником. Ах, мечты, мечты!

Ксавьер Кер'гхаль, глава Тайной Канцелярии

  

   Противный скрежет когтей по каменной стене выдернул меня из тёплого состояния полудрёмы. Я, сонно перекатившись на другой бок, закрыл голову подушкой, рукой нащупал другую и кинул её в сторону звука.

   - Ещё пять минуточек, ну пожалуйста! - взмолил я свой будильник, лучше укутываясь в одеяло.

   - Тиссу сегодня нужно в восемь быть у магистрата, а значит через час мы вылетаем. Тебе нужно ещё сделать разминку и приготовить завтрак. - Приятный женский голос раздался в моей голове.

   Я силой заставил себя сесть на кровати и продрал глаза, широко зевая. Из зеркала напротив на меня смотрел худющий и бледный подросток лет этак четырнадцати, с тонкой длинной шеей, острым треугольным подбородком и огромными синяками под блёклыми серыми глазами. А на голове!.. Чёрные волосы спутались до такой степени, что образовали воронье гнездо. А из-под жилища птицы выглядывали остроконечные уши. Всё, больше с мокрой головой спать не ложусь, сколько бы ни хотелось! Тонкие губы сами собой растянулись в кривой усмешке.

   Снова зевнув, я спустил ноги с кровати и приветливо махнул огромному тёмному глазу с вертикальным зрачком в моём окне. Аршарес имела вредную привычку вставать ни свет ни заря, после чего обязательно будила меня мелодичным поскрёбыванием когтей по стене башни. Делала она это затем, чтобы нам не пришлось завтракать фирменными угольками от Тиссара.

   Вот уже пять лет прошло с того дня, как я очутился в башне королевского гонца по имени Тиссар Ирди. Мужчина, заметивший маленького эльфёнка на улице, взял его в ученики. Поначалу Тисс относился ко мне с трепетом, боясь, что я могу в любую секунду сломаться пополам. Да, пять лет назад я мог спокойно прятаться за молодой берёзкой. Но даже за это время Всаднику не удалось откормить меня до более-менее здорового вида.

   В первый же день я познакомился с драконом своего наставника - сапфировой красавицей Аршарес. Это был первый дракон, которого я увидел так близко. Она смотрела на меня слегка удивлённо, но вместе с тем и сочувствующе. Мне тогда показалось, что это из-за моего вида. Но правду я узнал лишь через месяц, когда Тиссар перестал сдувать с меня пылинки и начал обучать. Он заявил, что в школу Всадников кого попало не берут. Более того, в школе обучают не только езде на драконах, но и математике, физике, химии, многим языкам, учат дипломатии, как и что говорить, развивают физически не только с помощью уроков фехтования, но и благодаря специально разработанным упражнениям. Также обучали верховой езде, но не на драконах, как я тогда подумал, а на обычных лошадях. Оказалось, что первые три года Всадника даже не подпускают к крылатым ящерам. А ещё в программу обучения входила медитация.

   - Зачем? - спросил тогда я. - Ведь медитации - для магов! А у меня дара нет.

   - Медитация позволяет не только улучшить свои магические способности. Понимаешь, любой разумный никогда не забывает того, что видел, даже мельком. Это остаётся в подсознании. И с помощью медитации можно достать эту информацию из подсознания. Тебе будет легче всё анализировать. Всадник должен иметь хорошую память и анализировать ситуацию, в которую попадает. И не важно, гонец ли ты или солдат армии.

   Жилищами королевских гонцов, бывшими, по совместительству, Всадниками, были высокие тонкие башни на пять-семь этажей. На крыше - площадка для взлёта, огромный диск тридцати метров в диаметре со специальными подпорками. Из-за этого башня сильно смахивала на гриб, в частности - на лисичку. А рядом стояло несколько хозяйственных пристроек: амбар, дровяной склад и специальный крытый манеж, где жила дракона.

   Башня гонца мне нравилась. Здесь было нисколько не сыро, летом было прохладно, зимой - тепло. Мне досталась комната на самом верхнем этаже, без мебели, полная пыли и паутины. Тиссар сказал, что я могу обустроить её, как захочу. Он вполне мог позволить себе заказать мебель для комнаты в любом городе - её бы доставили другие Всадники, специализирующиеся на этом. Но я ограничился кроватью, притащенной из другой комнаты, дубовым шкафом, простеньким столом и стульчиком в придачу.

   Мне пришлось перешивать одежду, которой поделился со мной Тиссар, чтобы я в ней не утонул. Видя мои успехи на поприще портного, Тисс специально для меня слетал в соседний город и заказал у портного несколько комплектов - пару на каждый день и один для тренировок. Меня учитель с собой не взял, объясняя это тем, что будущих Всадников нельзя поднимать в небо. Их первый полёт должен произойти именно с тем драконом, что выбрал для себя юный Всадник. Я нисколько не обиделся и посчитал, что потерпеть ещё немножко, всего несколько лет, я могу. А потом всё небо в моём распоряжении!

   Ещё через неделю, после того, как мне купили одежду, Тиссар взял отпуск и принялся за меня всерьёз. И завертелось! С утра пораньше - разминка, в первые дни казавшаяся мне сущим адом. Пробежка по лесу, занятие на тренажёрах, похожих, скорее, на устройства для пыток, упражнения с изображающей меч палкой и снова пробежка, но на сей раз вокруг башни, по полосе препятствий, которую Тисс выстроил специально для меня. На всё это уходило от пяти до шести часов. По окончанию тренировки у меня было тридцать минут, чтобы умыться, переодеться, привести себя в порядок и спуститься к завтраку, который чаще всего походил на пережжённые угольки. Когда же мне надоел столь отвратный завтрак, я заявил, что умею готовить. И мне приходилось вставать в четыре утра, быстро готовить что-то, а после тренировки это разогревать. Мою стряпню особо хвалила Аршарес, которой угодить было крайне сложно.

   А потом, позавтракав, мы начинали устные занятия. Поскольку было лето, то мы часто выходили в лес, где у Тисса находилась обжитая полянка. Книги, само собой разумеется, туда тащил я, несмотря на все мои ахи, охи и вздохи. Тиссар твёрдо решил, что за год сделает из меня мужчину. Я уж было хотел вякнуть, что мужчинами становятся по-другому, но вовремя прикусил язычок. Всадник также занялся моими морально-нравственными устоями, воспитанием, этикетом. Он прививал мне правила приличия, чтобы, не дайте боги, на балу или пиру я не ляпнул чего лишнего. Оказывается, Всадников - любых, будь то гонец или солдат - приглашали на празднества как почётных гостей.

   До обеда Тиссар объяснял мне какую-либо тему, потом мы садились за стол, где ели в полном молчании. Мой учитель запрещал мне брать за стол книгу или спрашивать что-то, когда мы кушали. Как он выражался, за столом нужно думать только о еде. Но при этом, зачастую, сам спрашивал меня, проверяя усвоенный материал.

   После у нас происходил, как частенько говаривал Тисс, разбор полётов. Я рассказывал ему всё, что запомнил. Всадник выслушивал меня, не перебивая, а потом снова объяснял то, что я плохо усвоил или не понял. Он терпеливо отвечал на все мои вопросы, исключая глупые.

   - А глупые вопросы - это какие? - спросил я, заинтересованно подавшись вперёд.

   - Глупые - вопросы ради вопросов. Или те, на которые, хорошенько подумав, ты можешь ответить и сам.

   Два первых месяца в башне пролетели незаметно. Все дни, казалось, слились в один большой, нескончаемый, красочный, полный новых открытий и эмоций. Но отпуск Тиссара подходил к концу. Мы договорились, что без него я провожу лишь разминку - причём отлынивать, сколько бы я не ненавидел это дело, у меня не получалось, ибо было совестливо не оправдать ожиданий Тиссара - и читаю те книги, список которых он мне давал. Пока я не научился охотиться сам, Тисс оставлял запасов на неделю. Больше семи дней он никогда не отсутствовал, боялся, что со мной может что-то случится. А потом я стал выбираться в лес на охоту сам. Ставил силки на зайцев или ловил рыбу. Зимой было сложнее из-за сугробов, доходивших, порой, до моей макушки. А однажды я провалился в прорубь. Добраться-то до башни я добрался, но мокрой одежды не снял - весь день ходил по лесу, натыкаясь на пустые или разорванные силки, и вымотался целиком и полностью. Тиссар, появившийся через три дня и увидевший, что я хлюпаю носом и всячески пытаюсь скрыть свой кашель, разгадал, что я болен, в первую же секунду, когда я стал отвечать на его вопросы, - меня сдали ужасный хрип и вялость мыслей.

   На день Зимнего Солнцестояния я получил в подарок от Тиссара зеркало в деревянной оправе. Причём оно было достаточно высоким, в него, став рядом, помещался даже сам Всадник, отличавшийся высоким ростом. Цену, которую запросили за перевозку такого зеркала, я не мог себе даже представить. И мне стало не по себе, когда я, в ответ, преподнёс Тиссу немного нелепый кошель с вышитым на нём синим драконом.



   - Главное - не подарок, а внимание. И я ценю, что ты сделал эту вещь своими руками, - заметив моё состояние, успокоил меня Тиссар. - А зеркало тебе и вправду нужно. Ты бы видел себя по утрам!

   Когда мне исполнилось двенадцать, Тиссар стал пропадать вместе с Аршарес на целый месяц, а иногда и на два. Я не беспокоился - знал, что Всадник обязательно вернётся. К тому же, в башне было множество не только учебников, но и сборников рассказов, баллад, древних легенд. Вечера, когда я оставался один в огромной башне, я проводил в подвальном помещении, где находилась библиотека. Удобное кресло, шерстяное одеяло, тяжёлая книга на коленях с пожелтевшими от старости страницами и магический светлячок - вот всё, что нужно было мне долгим зимним вечером, когда там, снаружи, наступала ночь, начинала завывать вьюга, и её поддерживали голодные волки, а над лесом светили холодные крапинки звёзд, расположившихся на чёрном куполе небосвода.

   Поднявшись вверх на этаж, где располагалась взлётная площадка и, одновременно с тем, место для тренировок, я быстро проделал утренний комплекс упражнений, пробежал туда-сюда несколько раз по винтовой лестнице, очутившись, в итоге, внизу. Подышав свежим утренним воздухом, я сполоснулся водой из стоящей у входа бочки и направился на кухню. Тиссар, как обычно, спустился к завтраку в одной рубахе и с книжкой в руках, мельком глянул на меня, отложил томик на специально для этого предназначенный табурет и сел за стол, пожелав доброго утра. Я ответил тем же и поставил перед ним тарелку с овсянкой, которую Тисс никогда особо и не уважал, а мы с Аршарес любили. Раньше я даже не представлял, что драконы, оказывается, тоже любят овсянку. А мне при жизни на улице выбирать, что есть, не приходилось, поэтому я с уважением относился к любому продукту питания.

   - А ну повтори мне битву при Хель!

   Он всегда так делал, когда видел мою кислую мину на лице. Спрашивал что-то, чтобы я отвлёкся, перестал думать о грустном. Заодно таким способом Тиссар проверял, насколько хорошо я помню что-либо.

   - Битва при Хель состоялась в одна тысяча первом году от Великой Войны. - Я начал пересказывать учебник своими словами, глядя в потолок. - Хель - портовый речной город, атака ожидалась с воды. Но враг использовал хитрость, подобравшись к воротам, которые были заброшены. Их должны были открыть изнутри, но хитроумная задумка была раскрыта. Авангард, состоящий из двух эльфийских магов, тридцати семи лучников и ста пятнадцати воинов, был разбит. Остальная армия подоспела лишь на следующий день. Её встретили у стен города, где началась битва. Военных сил Хель не хватало, но помог вовремя подоспевший барон... барон...

   - Извини, - увидев мою заминку и всё ещё кислую физиономию, прервал меня Тиссар. - Я и забыл, что в этой битве погибли твои родители. Я не могу понять твоих чувств, но всё же...

   - Да причём тут чувства! - резко вспылил я, взмахнув руками. - Я не могу вспомнить имя барона! И вообще, мы военные действия у Хель по плану должны проходить только в следующем месяце. Тебе повезло, что я это уже прочитал.

   - Тише, успокойся. Тогда спрошу через месяц. И, надеюсь, тогда ты не забудешь имя барона Хиртшарестарта, вовремя подоспевшего и спасшего исход битвы.

   - По словам очевидцев, это была никакая не битва, а самая настоящая кровавая бойня. Бой-ня!

   - Лир!

   Я опомнился, прикрыл глаза, вдохнул, выдохнул, передёрнул плечами и, попросив прощения за своё поведение, поднялся в комнату, где, взяв со стола книгу, улёгся на кровать. Перечитывать битву при Хель, в которой и вправду погибли мои родители. Мне тогда было семь. И бойня, как её называли очевидцы, при Хель была последней в войне против эльфов. Всех остроухих, оставшихся в живых, выгнали из домов, сделали из них шутов, над которыми можно потешаться, бродяг, которым нигде не рады. Кто-то пытался первое время наладить отношения, кто-то сразу уходил в северные Леса, чтобы уже никогда не вернуться, а большинство сирот, как и я, попрошайничали в городах, где очутились по воле Судьбы. Кому-то повезло и их взяли к себе в дом: другие нелюди, а иной раз, если повезёт, и люди. Кто-то попал в Гильдию Воров и Убийц. А тех, кто имел магические способности, помимо их воли забрали в Академию. И таких эльфийских детей, оставшихся на улице без крыши над головой, за несколько лет почти не осталось. Только мне не везло. Сначала. Теперь, если подумать, всё не так уж и плохо. Даже, наоборот, просто замечательно!

   Тиссар улетел, не попрощавшись. Я услышал, как взмахнула крыльями Аршарес, как поднялась в воздух. Заметил, как сапфировая тень промелькнула за окном. И - ничего. Навалилась привычная тишина. Лишь тихие отзвуки птиц в лесу доносились до моего слуха. Я отложил книгу в сторону, подошёл к окну. Обычно я либо шёл в лес, либо в библиотеку, когда Тисс улетал на задание. Сейчас же не было настроения ни сидеть за книжками, ни бродить среди деревьев, в поисках не пойми чего. Можно было заняться уборкой, но это я делал вчера. Сомневаюсь, что за ночь пыль успела появиться вновь.

   Облокотившись на подоконник, я убрал занавески назад и встал на цыпочки. Башня стояла невдалеке от дороги, но вместе с тем в лесу. Лес, с высоты моей комнаты, походил на легонько волнующееся зелёное море. А там, за изумрудного цвета полоской, виднелась другая - тёмная, отсекающая лес от пшеничных полей. Дорога. Вдруг, краем глаза, я заметил движение на ней. Тёмная точка двигалась сюда. Я упёрся ладонями в камень, приподнявшись чуть выше, прищурился, стараясь разглядеть того, кто спешил сюда. Хотя, с чего я вдруг решил, что путник направляется именно к башне гонца?

   Со стороны дороги мелькнул огонёк, будто бы кто-то использовал такое же зеркальце, как и у... Я знаю этот сигнал! Так сигналил Тиссар, когда пролетал мимо башни. Если один раз, то я должен был убрать тренажёры с взлётной площадки, чтобы Аршарес могла приземлиться. Два, если Тисс сначала должен был посетить магистрат, то есть у меня было порядка двух часов, чтобы подготовиться к его возвращению. И три раза, гласившие: "Срочное письмо, мне придётся лететь дальше".

   Направляющийся сюда просигналил три раза. Это означало, что у него имеется срочное послание.

   Я, наконец, смог разглядеть очертания того, кто подал сигнал. Он двигался довольно быстро, да и размеры точки позволяли распознать, что это всадник. Но почему письмо доставляют подобным образом? Обычно Тиссар всегда прилетал к магистрату Тортвента - ближайшего к нашей башне города, входящего в рабочую зону моего учителя. Или письмо столь важное, что о нём не должны знать в магистрате? Ведь Тисс - королевский гонец. Он никогда мне о своей работе не рассказывал, но многое можно было понять и самостоятельно.

   Мне до жути хотелось отправиться навстречу человеку, спешившему сюда. Но я понимал, что, если он увидит посреди леса эльфа, то, разумеется, отреагирует отрицательно. Уж лучше, если он постучит в дверь, и я выйду. Или лучше не открывать? А, вообще, чего я рыпаюсь? Придёт, увидит, спросит - отвечу, не спросит - промолчу. Скажу, что Всадник временно отсутствует и будет, скорее всего, через пару дней.

   Проверив себя в отражении, я накинул сине-красное котарди поверх рубахи, ногтём попытался оттереть непонятно откуда взявшееся пятно на бриджах, пригладил непослушные волосы, показал сам себе язык, проверил, как далеко находится всадник. Вздохнув, я одел мягкие кожаные туфельки - обычно я ходил босиком, особенно летом - и сбежал вниз по винтовой лестнице, прыгая через ступеньку. Спешивший сюда человек должен появиться минут через пять. Но стук в дверь раздался уже через минуту. Или пять минут пролетели так незаметно?

   Я повернул ключ в двери, быстро её открыл, вышел наружу и закрыл за собой. Одним из правил Тиссара было не пускать никого постороннего внутрь башни. Я поднял голову вверх, чтобы рассмотреть этого "постороннего".

   Парень лет двадцати пяти, с короткими пепельными волосами, удивлённо смотрел на меня. Он держал тёмную лошадь под уздцы. Бока животного тяжело вздымались. Похоже, что этот человек очень торопился сюда. Но зачем?

   - Здесь ли обитает королевский гонец Тиссар Ирди? - Он рассматривал меня пристально, изучающе, будто бы взвешивая на весах каждую частичку моего тела.

   От этого рассматривания мне стало не по себе. Я отвёл взгляд в сторону, но заметил краешком глаза, как самодовольно усмехается прибывший. Слегка улыбнувшись, я с лёгким поклоном ответил:

   - Здесь, сударь. Только он сегодня утром отбыл к магистрату. Если у вас для него письмо или сообщение, то я могу передать.

   - Никогда бы не подумал, что Ирди переплюнет Анхель с её магическим автоответчиком. Только подумать, живой эльфёнок в роли дворецкого! - изумлённо пробормотал себе под нос парень, но, заметив мой оскорблённый вид, приветливо улыбнулся: - Извини, извини. Ты не дворецкий, да? И не автоответчик. Дай угадаю, ты - ученик Тиссара? Он что-то упоминал о тебе. Тебя ведь Лир зовут, да?

   - Лираэриталь тогг'Саэрльх Нимуэ, - спокойно поправил его я, скрестив руки на груди. - У вас письмо? Или устное сообщение? Или вы боитесь, что я не передам? Или передам, но не то?

   - О! - воскликнул парень, заслышав моё имя, и важно закивал. - Великий дом Нимуэ. И не менее великая его ветвь - Саэрльх. Помнится, в бойне при Хель твои предки сильно прижали хвост городским войскам. Если бы не барон. Демоны, постоянно забываю его имя!

   Я непроизвольно дёрнул ухом. Бойня. Он сказал не битва, а бойня. Подняв на него глаза, я прищурился, под действием эмоций подавшись вперёд.

   - Вы сказали, в бойне при Хель?

   - Ну да, в битве при...

   - Нет, вы сказали в бойне. Вы были там, не врите, не увиливайте от ответа. Я знаю, что вы мне ничего не должны, что вы мне ничем не обязаны. Но вы сказали бойня. И именно поэтому я пришёл к выводу, что вы были там. Только очевидцы называют её так!

   Пепельноволосый не ответил. Молчал, сжав губы в тонкую полосочку, не произнося ни звука. И смотрел, смотрел долгим цепким взглядом на меня. А я только сейчас понял, что всё то время, которое он смотрел на меня, я старательно пытался подобрать слово, чтобы описать цвет его глаз. Не тёмные, вроде бы светлые, близкие к выцветшему голубому, но в то же время к янтарному, зелёно-изумрудному, красному или тёмно-сапфировому, прямо как чешуя у Аршарес. Эти глаза, они...

   - А ты был там, мальчик? - Голос, нарушивший тишину, прозвенел натянутой струной, эхом отозвавшись внутри меня.

   - Не был, - покачал головой я, сказав, как отрезав.

   Не хочу я продолжать этой темы, хоть и сам её начал. Язык мой - враг мой. Тиссар частенько ругал меня, потому что я сначала говорил и только потом думал. Хотел высказать догадку, получить похвалу за свою правоту. Но ошибся. Да, я ужасно анализирую ситуацию. В этом Тисс прав. Да и стоило ли говорить о подобных вещах, да ещё подобным тоном с этим незнакомцем?

   - Слушай, Лираэриталь, может, впустишь меня внутрь? Я с дороги, голоден и с ног валюсь, а ты меня перед дверью держишь. А ещё неплохо было бы лошадь определить.

   - Тиссар запрещает впускать в башню посторонних. - Я ответил без замешки, сразу же.

   - Да знаю я, что он там запрещает. Но может, всё-таки, впустишь, а? А я тебе за это... ну что ты хочешь?

   - Назовите причину своего визита.

   - Личная встреча с Тиссаром Ирди, владельцем этой башни Всадника, - в тон мне ответил мужчина.

   - Всадник этой башни отсутствует в виду выполнения служебных обязанностей. Назовитесь и оставьте сообщение.

   - После звукового сигнала, пи-и-ип! - радостно продолжил пепельноволосый, подмигнув мне. - По крайней мере, так говорил магический автоответчик Анхель.

   - Я не знаю, кто такой ваш Анхель. И я не являюсь автоответчиком. Тем не менее, я могу передать ваше сообщение Тиссару. Но внутрь я вас впустить не могу. И, будьте добры, всё-таки представьтесь или назовите имя того, от кого вы прибыли.

   - Ладно, мальчик, - притворно зашипел на меня парень, - сам напросился! Я прибыл от Тайного Советника, главы не менее Тайной Канцелярии, Ксавьера Кер'гхаля, по важному поручению от короля всего Сайрата, нашего милостивого Йенема Первого. Ну, теперь впустишь меня? Или мне дождаться Тиссара, чтобы нажаловаться ему на тебя?

   - Как же, поверю я, что вы по поручению короля, от главы Канцелярии. Вы ещё скажите, что из КГБ, - фыркнул я в ответ.

   - Ты меня раскусил! - поднял руки вверх якобы посланник якобы Тайного Советника. - Да, я из Королевской Гвардии Безопасности. Доволен? Впустишь теперь?

   - Скажи пароль и проходи, - нагло оскалился я, всё ещё не веря этому человеку.

   Что-то было в нём такое, что располагало к себе. Простой бы человек давно поверил ему на слово, но я заподозрил в этом что-то неладное. Манера говорить? Внешность? Поведение? Что из всего этого заставляло меня поверить ему безоговорочно?

   - Тудыть-растудыть, а потом поколотить! - с каменным выражения лица выдал пепельноволосый. - Теперь пустишь? А, точно, представиться забыл. Можешь называть меня... хм-м, пусть будет Йенем.

   Похоже, этот человек и вправду знает Тиссара. И, похоже, впускать его можно. Ведь пароль он сказал верно. Хах, забавно ещё то, что назвался он именем нашего новоиспечённого короля Йенема, взошедшего на трон всего пару лет назад, но успевшего сделать много хорошего. Начиная от снижения налогов для нелюдей и заканчивая обязательным бесплатным начальным образованием в городах для всех.

   Я отстранился от двери, раскрыв её. Взял поводья лошади, отвёл её на коновязь. Лошадь столь близко я видел впервые за свою недолгую жизнь, поэтому просто не знал, как за ней ухаживать. Сходил до колодца, принёс воды и поставил ведро рядом со зверем. Тут, если что, и травка рядом имеется, так что не пропадёт-то, лошадка эта.

   Йенем сидел на кухне, листая книгу, которую оставил утром на табурете Тиссар. Я мельком заглянул через плечо пепельноволосого молодого человека и понял, что до такого мне ещё расти и расти. Половину слов я не видел ни разу, а о другой только слышал, но понятия не имел, какое у них значение. А этот Йенем сидит себе, листает с умным видом, вчитывается в отдельные страницы и, похоже, что-то даже понимает.

   - Значит, - оторвавшись от книги, посмотрел на меня пепельноволосый, - ты у нас будущий Всадник? Чего молчишь? Не отрицай очевидного! Пф, с тобой не интересно. Надо думать, чем бы заняться, чтобы скоротать время до вечера, если разговаривать у тебя нет настроения.

   - А что будет вечером? - мгновенно отозвался я.

   - Вечером прилетит Тиссар. Я оставил ему кое-какую записку в магистрате, чтобы он сразу летел домой. Но ты этого упёртого Всадника знаешь. Небось сначала хочет все послания развезти, а потом только полетит сюда. Так что, к вечеру, думаю, будет.

   - Но если вы знали, что Тиссар появится только вечером, то почему приехали сюда? Гнали лошадь, словно за вами неслась свора демонов!

   - А если бы я не появился раньше, смог бы я познакомиться с неким эльфом? - ехидно ухмыльнулся Йенем, глядя в упор на меня. - Кстати, раз уж время есть, то... почему бы нам не позаниматься? Я покажу тебе несколько вольтов, сможешь потом удивить своего наставника. А? Хочешь? Чего опять молчишь? Я же вижу, как тебе хочется, чтобы по голове настучал ему ты, а не тебе. Ну, или по мягкому месту чуть пониже спины. В этом Тиссар неизменен. Всегда бьёт туда!

   Руки сами собой непроизвольно потянулись к этому самому мягкому месту. Тисс всегда проводил серию ударов, разворачивал меня к себе спиной или сам обходил, а потом что есть силы бил палкой по заду, нравоучительным тоном при этом объясняя все мои ошибки. И ведь, зараза, делал это каждый раз по-разному!

   - О, вижу! Можешь ничего не говорить. Ну что, согласен? Не делай такое лицо. И не изображай из себя великомученика. Не хочешь - не занимайся, я тебя силой не тащу. Просто покажи мне, где хранится тренировочный инвентарь. И можешь отправляться в свою комнату, сидеть там и скучать, глядя в потолок.

   Йенем встал из-за стола и направился к выходу, но у двери обернулся.

   - Или ты боишься, что я тебя уделаю? - широко оскалился пепельноволосый.

   На подобные провокации я не поддавался ещё в те времена, когда у меня была семья. Не сказать, что помню я всё до мельчайших деталей, ведь война оставила свой отпечаток и многие вещи, такие, как например, лицо матери, оделись в неясную дымку, помнились как в тумане. Но многочисленные придирки брата, его постоянные попытки взять меня на "слабо" я помнил не так плохо. Орсавьелю, великому задире и шутнику, не удавалось спровоцировать меня. Поэтому мы редко ругались. Чаще он пытался растормошить меня, перестать сидеть с безучастным видом. Где он теперь?

   Я молча взял томик со стола, куда положил его Йенем, и убрал на табурет, стоявший у стены.

   - Думаю, вы проголодаетесь ещё сильнее, так что приглашаю вас на обед. После тренировки. Площадка находится наверху, там же - тренажёры. Инвентарь в комнате двумя этажами ниже. Вокруг башни, если есть желание, - полоса с препятствиями. Можете выбрать всё, что душеньке вашей угодно.



   Он сел обратно, скрестив руки на груди, начал смотреть на меня пристально, ждал, пока я не начну что-то делать. Стоило мне отвернуться, чтобы достать посуду и заняться приготовлением еды, как он вскочил, в один прыжок оказался рядом и попытался заехать мне кулаком в живот. Я еле успел увернуться и кубарем покатился по каменному полу, набивая синяки. И врезался в кого-то. Этим "кто-то" точно не мог быть Йенем - он находился в другой стороне.

   - Йен, ты не меняешься. - Этот голос поднял меня за шкирку, встряхнул пару раз и поставил, аккуратно стряхнув с моих плеч невидимую пыль.

   Я осмелился приоткрыть глаз. У двери стоял Тиссар, уперев руки в бока, и смотрел на пепельноволосого, старательно прячущегося за табуреткой. Поняв, что спрятаться не получилось, парень выпрямился, гордо шмыгнул носом и скопировал позу Тисса.

   - Вы сударь, заставляете себя ждать. Я думал, когда же он сообразит про телепорт. Писем, как я понимаю, было не много? Ты откуда?

   - Из Турса, что в двадцати лигах отсюда к северу. Единственный город на моём пути, где был подходящий телепорт. Так бы я прибыл раньше. - И, увидев мой немой вопрос, пояснил: - Аршарес прилетит скоро, она пока охотится.

   Улыбнувшись мне, он вызвал недоумевающее бормотание Йенема:

   - Как? Как этому мальчишке удалось заставить эту каменную морду улыбаться?

   - Кхм, - обратил на себя внимание Тиссар. - Ты слишком часто стал думать вслух. Что ты тут забыл? Ксавьер и Анхель уже дали ответ?

   - Что, что! Я, может, не видел ни разу эльфа, а посмотреть захотелось. С моей-то должностью, я на них поглядеть смог бы только, если...

   - Йен, ты здесь не только поэтому? Я надеюсь, что...

   - Нет, Тисс. Можешь не надеяться, - оборвал его пепельноволосый, резко меняясь в лице. - Ксавьер ясно дал понять. Либо то, о чём мы договаривались, либо...

   - Это - слишком далеко.

   - Знаю. Зато твой эльфик всегда будет под присмотром. Всему ты его сам не обучишь. Дракона дать не сможешь. А школу, по-любому, оканчивать ему нужно.

   - Я думаю, - кивнул ему Всадник, выразительно посмотрев на меня, - здесь не самая подходящая обстановка для подобных разговоров. Пройдём в мой кабинет.

   Меня внутрь не пустили. Но даже по таким куцым обрывкам информации я смог понять, что речь о моей учёбе. О том, что, возможно, эльфа в школу не возьмут. На это Тиссар отвечал мне, что сам обучит меня всему. Я понимал, хоть и не хотел признавать, что это невозможно. И он понимал. Поэтому и подёргал за все свои связи, чтобы пристроить меня. Но куда? Куда меня направляют?

   Они разговаривали часа три, может - больше. Я потерял счёт времени, тупо лежал в кровати и смотрел в серый потолок. Даже не заметил, как вошёл Тиссар, присел на край и стал озадаченно на меня поглядывать.

   - Лир, - позвал он меня, дотронувшись холодной ладонью до лба. - А, чёрт, мелкий! У тебя же температура! Совсем, что ли, с дуба рухнул? Опять босыми ногами шлёпал по полу?! Я б из тебя всю дурь выбил, если б не был бы таким добрым. Повезло тебе со мной, ох повезло. Так, лежи, никуда не вставай. А если и встанешь, только попробуй мне без обувки ходить. Я сейчас, схожу вниз, за лекарством.

   Я перехватил его руку, сжал пальцами. Нет, мне нисколечко не было плохо. Просто слегка клонило в сон, а ещё перед глазами всё немного плыло. Что такого в том, что я хожу без обувки по каменному полу? Я никогда из-за этого ещё ничего не было, а тут...

   - Лир, ты чего? Интересно, почему температура вдруг поднялась? Это нормально. Из-за стресса, недосыпа... Я не уследил, каюсь. Потом обязательно упрекну Аршу, чтоб она тебя больше ни свет ни заря не будила. Но босиком тоже лучше не стоит расхаживать. - Он забрал свою руку, наклонился надо мной. - Я сейчас, не беспокойся. Всего только четырнадцатый час, а я никуда не спешу. Если хочешь, можем с тобой сегодня пройти что-нибудь. Ты, наверное, многого не понимаешь, сам же во всем разбирался в последнее время. Надо бы мне отпуск, что ли, взять. Хочешь, съездим куда-нибудь? Можно даже в Турс, там как раз ярмарка. Или хочешь в Тортвент? Купим тебе новую одежду. И обувку. Да, обязательно купим тебе новую обувь. Только ты сначала выздоровеешь. Договорились?

   - Тиссар. - Я порывисто вздохнул, резко сел на кровати, отчего закружилась голова, и улыбнулся ему. - Давай без недомолвок? Что сказал этот Йен?

   - Ты знаешь, кто он? - опустившись рядом, спросил меня Тиссар. - Ты сейчас скажешь, что это мой друг, помогший устроить тебя в школу. Он - не только друг. Лир, этот человек - король. Да, он назвался своим настоящим именем. Как, впрочем, и всегда. Людям легче поверить, что это ненастоящее имя, чем осознать, что перед ними стоит сам король. И это была его идея, отправить тебя в школу. Ни я, ни Ксавьер, ни Анхель на это не были согласны. Не смотри так на меня. Да, я лично знаком и с королём, и с главой Тайной Канцелярии, и с Верховным магом. Но это не так важно. Важно то, что все сошлись во мнении, что выбирать должен ты сам. Школа для тебя лучший вариант. Конечно, в первое время люди будут смотреть на тебя, как на диковинку, но потом они привыкнут. И тебе будет легче, когда ты станешь Всадником. Если ты закончишь обучение со мной, а потом сдашь экзамен, то к тебе будут относиться, как к большей угрозе. Ведь непонятно, откуда ты взялся, какие у тебя цели. А воспитываясь в школе, они будут уверены, что ты за наше королевство, что ты не собираешься стать Всадником, чтобы отомстить. Ты ведь не для этого хочешь стать им? Захочешь уйти - я пойму. Останешься, так я постараюсь обучить тебя всему, что сам знаю и умею. Насчёт дракона можешь не переживать, он у тебя будет. Обязательно будет. Может, даже белый, как ты и мечтал. В школе ты будешь под защитой, под надзором, на случай покушений. Не сомневайся, они будут. Здесь... здесь не исключено, что тебя убьют. Вопрос о твоём обучении поднимался на Совете, так что об этом знает почти вся верхушка аристократии. Они не знают имени, не знают о тебе ничего. Говорили про эльфов в целом. Но всё же... Мне кажется, Лир, тебе будет лучше в школе. И в плане обучения, и в плане защиты, и в плане... общения. У тебя ведь нет друзей, кроме меня и Аршарес. Ты должен общаться со сверстниками. И я, надеюсь, эти друзья смогут тебя растормошить. Ты всегда такой, такой... - Он смолк, отвёл взгляд.

   - Тисс, я... наверное я приношу тебе много хлопот? Ты постоянно переживаешь, как я, улетая, так ведь? Может, и вправду лучше будет в школе? Ты ведь сможешь прилетать? А если и нет... Я буду тебе писать. Каждую неделю. Каждый день не буду - надоем, наверное, со своими мелкими переживаниями.

   - Ты не сможешь мне надоесть, ушастый, даже если письма будут приходить каждый час, - улыбнулся Всадник, притягивая меня к себе. - Чудо ты моё, лопоухое.

   - Я не лопоухий, - еле сдерживая смешок, отозвался я и ткнул своего наставника пальцем под рёбра.

   Он никак на это не отреагировал. Просто упёрся своим подбородком мне в макушку, прижал крепче. Мне стало не по себе, но я не возражал. Чувствовал, что это ему нужно, просто необходимо, как воздух. Но почему? С чего вдруг? Может, спросить у этого Йенема, раз я так его заинтересовал? Сомневаюсь я, что король никогда не видел эльфов. И отчего-то у меня было предчувствие, что он знает, что расскажет мне. Стоит только спросить, и я узнаю. Но почему мне тогда страшно? Страшно услышать правду, о которой я догадываюсь где-то в глубине души и не могу сам себе в ней признаться.

   - Слушай, Тисс. - Я, вспомнив о короле, решил задать мучающий меня вопрос. - А почему Йенем на меня напал? Да так внезапно. Мне даже показалось, что он обманул меня, что он - наёмный убийца.

   - Напал? Ты про тот удар? Он проверял тебя. И сказал, что ты неплох для своего возраста, хоть и не удержал равновесия, из-за чего покатился по полу. Даже если б я и не появился, он бы тебе всё популярно объяснил. Йенем - такой человек, которому важны не титул, а качества. Он уже подумывает, как тебя использовать в будущем. Правда, Анхель его пыл поумерила, так что тебе ничего не грозит.

   - А кто такая Анхель? От него я слышал это имя, два раза. Он ещё про какой-то магический автоответчик упоминал.

   - Анхель - новый Верховный маг. Она получила этот пост всего два месяца назад, так что пока о ней мало кто знает. Ты с ней познакомишься, она не упустит подобного случая. Ты сумел привлечь к себе внимание. С одной стороны, это плохо. Будет доставлять много хлопот. Но, с другой, у тебя появилось достаточно сильных покровителей, способных защитить тебя. И ты можешь не опасаться потерять их помощи. Они не бросают своих.

   Я молчал, вдумываясь во всё то, что говорил мне Тиссар. Молчал и размышлял, как много вдруг я узнал о своём наставнике. И как не хочу покидать его. Но - надо.

   - Эх, чудо ты моё, остроухое. Ложись спать, я же вижу, что ты еле держишься. Завтра. Обо всём будем говорить завтра. Время ещё есть.

  

  

   Второе действие

  

Это контрабанда. Самая настоящая контрабанда мечты! Но кто сказал, что я против этого?

Нейвир Когут, чародей второй ступени

  

   Я дёрнулся всем телом, сделал поворот, ловко ушёл с линии атака, пройдя под мечом, и сделал резкий выпад по ногам, за что получил по голове. Тиссар ехидно скалился, поглядывая на то, как я, обиженно надувшись, потираю пострадавшую часть тела.

   - Сколько раз тебе повторять, что по ногам бить опасно. Да с подобным выпадом! Сделал - отпрыгнул, сделал - отпрыгнул. В сторону! Зачем так широко расставлять ноги? А если бы я увернулся и ударил по ним? Да и уворачиваться, как видишь, мне не нужно было. Ты открыл верхнюю часть тела, ушастый!

   Я слушал это всё лишь краем уха, потому что слова и их значение мне были уже известны наизусть. Мне не удавалось сразу отскочить или перенаправить меч-палку так, чтобы закрыться. Пока что не удавалось.

   Краем глаза я следил за Йеном. Он не уехал - заночевал у нас, в свободной комнате. А теперь, выказав желание понаблюдать за нашей тренировкой, он сидел на краю взлётной площадки, будто бы и не боясь высоты. Смотрел вверх, запрокинув голову. Лёгкий утренний ветерок перебирал его пепельные пряди, играл с ними. А парень сидел, уплыв куда-то в другую реальность, и даже не замечал яростных выкриков моего наставника.

   - Эй, Йен, ты отвлекаешь мальчишку! И совсем не смотришь на тренировку, - обратил, наконец, на него внимание Тиссар, перестав отчитывать меня.

   Йенем не ответил. Лишь легонько качнул головой, мельком глянул на Всадника и наклонился вперёд, начиная болтать ногами.

   - Мне всегда нравились эти башни. Такие высокие, несмотря на то, что в них всего пять этажей. И такой необычной формы, - вдруг сказал он. - Лираэриталь, ты уже решил, когда отправишься?

   - Через три дня, - сразу же ответил я. - Своим ходом.

   - Зачем? - удивились и Тиссар, и Йенем. Они оба выглядели слегка озадаченными.

   - Чтобы проверить, действительно ли я хочу там учиться. В скольких, говорите, лигах находится Турс? Доберусь туда, а дальше - через телепорт. Если смогу пройти это расстояние, то...

   - Лир, может, не стоит выдумывать всякие испытания для себя, а? - закинув руки за голову, спросил меня Йенем, слегка поворачиваясь. - Ну зачем тебе это? По-моему, если Судьба свела тебя с Тиссаром, то ты и так достоин. Эту злодейку лучше не искушать. Может, ей надоест тебе помогать всё время? Побереги свою удачу, малой. Она тебе ещё пригодится, когда будешь завтракать. Кстати, не плохо было бы достать ему определитель ядов. Запрягу Анхель, она что-нибудь придумает.

   Я оскорблёно молчал. Подумаешь, захотел проверить себя на стойкость! Они что, хотят, чтобы я туда на карете поехал? Никогда и ни за что! Ездил я в них в детстве - жутко трясёт, а ещё спать неудобно. Иду пешком, и точка!

   - Лир, может, всё-таки, не стоит? - с надеждой спросил у меня Тиссар.

   Что-то в последнее время он ведёт себя подозрительно странно. Вчера вон обнимался, переживал из-за моей температуры, которую до этого лечил усиленными тренировками, а теперь ещё не хочет отпускать меня до Турса, который находится всего-то в нескольких десятках лиг отсюда. А раньше хотел меня до него же отправить пешком, когда я случайно продырявил новые штаны.

   - Лир, давай оставим это путешествие до лучших времён? У тебя ещё впереди практика, в которой вам запрещено пользоваться не только порталами, но и лошадьми. Своими ножками добраться до определённого места и выполнить задание. Учти, что я тебе этого не говорил, а то Т'гэр меня за это может и удушить немножко. В общем, нам нужно, чтобы до школы ты добрался целым и, по возможности, невредимым. Как - мы уже придумали. Отправитесь завтра, я уезжаю прямо сейчас - мне некогда с вами тут рассиживаться. Тебя доставят до первого пункта - крепости Рисшелье, а оттуда будет экипаж до Нара Эль. Тиссу тоже нужно работать, так что до самой Нара Эль он тебя не доставит - слишком далеко. От Рисшелье тебя доставят в карете до школы "Рыжий Ворон". Думаешь, пройдёшь хотя бы такое?

   Я кивнул в ответ. Выглядело, наверное, излишне самоуверенно, но я точно знал, что с подобным заданием справлюсь. Интересно, а как меня будут доставлять до Рисшелье? Неужели?..

   - Ой, смотри, как у мальчонки загорелись глазки! - радостно всплеснул руками король, у которого глаза горели подобным же образом. - Да, Лир, угадал. На драконе полетишь. На красавице Аршарес. Тут для тебя делают исключение, берут на крыло раньше, чем следовало бы. Я постарался ради тебя. Цени это и не забывай. Да, я планирую использовать тебя потом. Но не в грязных делишках или интригах. Мне нужны честные достойные люди - в твоём случае - эльфы, - которые будут верны не только стране, но и королю лично.

   Замотав головой, я попытался вникнуть в суть слов, сказанных Йеном. Уж слишком много и быстро он говорит. Не успеваю я понять одного, как он почти мгновенно перескакивает на другую тему. И ведь, зараза, делает это специально! Не буду я такого короля уважать. Ведёт себя хуже ребёнка, хоть и полезные вещи глаголит.

   - А мне и не нужно твоё уважение, - угадал мои мысли Йенем, вставая. - Главное - верность. Хотя уважение тоже важно, ну да Боги с ним, с этим уважением. Только на людях мне авторитет не подрывай, соблюдай все правила, угу? И чего ты на меня так вылупился? Я, чай, не статуя голой бабы в коридоре замка. Да, я собираюсь выводить тебя в свет. Будешь личным воспитанником, м-м... Я ещё пока не придумал, кого именно. Жаль, что магического дара у тебя нет - было бы легче. Так вот, о чём бишь я? Авторитет мне не подрывай. Верные соратники ещё могут надо мной потешаться, но люди видят в короле власть. А власть надо уважать. Какое же будет отношение народа ко мне, если мои собственные подчинённые меня игнорируют?

   - Он всегда так много говорит? - еле выдавил из себя я, обернувшись к Тиссару.

   - Ну, на людях - нет. А обычно его речь бывает раза в два длинней. Мы уже договорились делать паузы после его слов, чтобы, если вдруг он не докончил, король мог бы продолжить свою речь. -Тиссар ухмыльнулся, не обращая внимания на оскорбленный вид его величества. - Зачастую ещё много красочных эпитетов, странных сравнений и поэтического слога. Но в последнее время Ксавьеру мало-помалу удаётся его перевоспитывать.

   Йенем надул щёки, грозно сверкнув на нас очами. Ишь, обиделся!

   - Йен, прекращай. И, если ты так торопишься, то можешь идти. Я получил указания, Лиру почти обо всём известно. Чего ты ещё ждёшь?

   - Вопроса. Вопроса от некоторых маленьких эльфов. Но, мне кажется, эти маленькие эльфы зададут мне его потом.

   Тисс посмотрел на меня, на Йенема, снова на меня и снова на короля. Вздохнул, задумчиво поскрёб отросшую щетину на подбородке и безразлично пожал плечами. Он никогда не обладал излишним любопытством.

  

   Этим же вечером Тиссар начал сборы. Достал откуда-то мой парадный костюм, купленный год назад, заставил примерить и, убедившись, что он мне ещё подходит, уложил в сумку, к остальным вещам. Выдал мне объёмистый кошель на случай, если что-то понадобится. Из школы будущих Всадников выпускали в город свободно, запрещали лишь там ночевать. Так что, по идее, я мог купить всё, что захочу. Но решил первое время деньги экономить. Брать мне их неоткуда, а просить у Тисса ещё не хотелось. Он и так потратился на меня.

   И снова, снова в голове возникал вопрос, мучающий меня уже пятый год. Почему? Почему он обратил на меня внимание там, на улице? Почему предложил помощь? Почему носится со мной? Эти вопросы я и хотел задать Йенему, но побоялся. Я знал, что король ответит, непременно ответит. Но всё равно мне было страшно. Страшно узнать правду, о которой я, наверное, всё же догадывался, хоть и не признавался себе в этом.

   Когда я старательно пытался выбрать три книги из пяти любимых, которые мне разрешил взять с собой Тиссар, Всадник вошёл в комнату. Неслышно, как всегда, склонился над моим плечом, заглядывая через него.

   - Выбрать никак не можешь?

   Я подпрыгнул на месте, чуть не перевернув стул под собой. Недовольно зыркнул на наставника, вызвав его улыбку, и вздохнул, соглашаясь. Выбрать было трудно. Двумя книгами были сборники стихов. Не только человеческие поэты были собраны там, но и эльфийские, гномьи, драконьи. Я до этого даже и не знал, что драконы умеют писать стихи. В каждом сборнике были разные собрания, никакое произведение не повторялось, и именно поэтому я и не мог выбрать какой-то конкретный. Ещё двумя были учебники по истории, разных эпох. Причём в одной освещалась также история других стран, а в другой хорошо описывалась война с эльфами - как первая, так и вторая. Последним был учебник по кинематике, с которой я ещё не подружился.

   - Бери всё, - улыбнулся Тисс, разглядывая обложки, - я разрешаю. Всё равно они будут пылиться в подвале.

   Я кивнул, складывая книги в аккуратную стопочку. Потом надо не забыть положить их. Правда, образовывается дополнительный груз, да и в школе, как мне сказали, была библиотека, но там можно было брать всего две книги одновременно. Поэтому уж лучше привезу своё, чем потом буду мучится, выбирая, какие бы две вещи взять там.

   - Ты что-то хотел? - спросил я у него, закончив выравнивать книги на дальнем углу стола.

   Тиссар, державший руки за спиной, широко мне улыбнулся. А потом протянул тонкий изогнутый меч в мою руку длиной, с аккуратно переплетённой кожей рукоятью, в чёрных ножнах. Я не верящими глазами уставился сначала на оружие, потом - на Тисса, всё ещё улыбавшегося.

   - Тебе. И не начинай мне тут нокать по поводу дороговизны подарка. - Он смотрел на меня ожидающе, и я просто не мог не принять этого подарка. Знал, что иначе обижу его.

   Дрожащими руками я взял оружие. Пробежался пальцами по рукоятке, ножнам. Что-то было в нём такое, что возмещало всю его кажущуюся простоту. Я не удержался и на чуть-чуть, буквально на полпальца, выдвинул лезвие. В лучах предзакатного солнца по чёрному клинку пробежали зелёные всполохи. Тиссар молчал, ничего не говорил. Давал мне самому понять, что этот клинок принадлежит мне, больше - никому.

   Чёрная сталь. Не воронёная, а именно чёрная. В солнечных лучах на клинке, сделанном из этого материала, появлялись свои сполохи, разного цвета. Это - не простое оружие. Это - настоящий эльфийский клинок. Такой должен был появиться у меня в пятнадцать лет.

   Я убрал лезвие в ножны, поднял глаза на Тисса, но вопроса задавать не стал. Он и так прекрасно понимал, о чём я сейчас хочу его спросить. Понимал, что мне ни за что не хватит слов, чтобы отблагодарить его, выразить всю свою признательность.

   - Это не имеет значения, - улыбнулся мне Всадник. - Лучше заверни своё новое оружие и положи его в сумку.

   - Тисс, я...

   Наставник положил руку мне на плечо, заставил посмотреть на него, встряхнув.

   - И куда его дену? Сам, что ли, буду носить? Так он мне не по руке. Да и не будет петь для меня этот клинок. Я знаю, какие слухи ходят о вашем оружии. Знаю, что из них - правда. Такие клинки поют только для тех, кто этого достоин. Не хочешь проверить?

   Я сжал ножны в руках, кивнул.

   - Ложись спать, - твёрдо сказал он. И в его голосе промелькнули нотки, с которыми я не посмел бы поспорить, - нам завтра рано вставать.

  

   Меня разбудили пинком. Я вылетел из тёплой кровати вместе с одеялом, которое значительно смягчило моё приземление. Самодовольный Тиссар наклонился надо мной и, убедившись, что я проснулся, сказал одеваться скорее, потому как через пятнадцать минут мы вылетаем.

   - А завтрак? - протянул я, запутавшись в одной штанине и упав на кровать.

   - Проспал ты свой завтрак! - рявкнул на меня Тиссар, появившись в дверях с сумкой, которую тут же кинул мне.

   Я еле успел поймать её, покачнулся, но равновесие удержал и не свалился на пол. И, как поймал, кинулся за Тиссом, обогнал его на лестнице и поднялся первым на площадку.

   Сегодня я полечу на драконе!

   - Ишь, какой счастливый, - усмехнулся Тиссар, увидев, как я предвкушающее выплясываю рядом с Аршарес.

   Дракона сидела на задних лапах и вяло мотала хвостом туда-сюда, видимо, тоже ещё до конца не проснувшись. Она ободряюще мне оскалилась, выдохнула струйку пара и качнула головой.

   - Ну, чего стоишь? Взбирайся в седло!

   Я, нервно сглотнув, посмотрел на стремя, висевшее в полутора метрах над моей головой. Аршарес, покосившись на меня, рыкнула, пытаясь поддержать. Я сглотнул ещё раз, прикидывая, как бы половчее прыгнуть, чтобы не опозориться перед Тиссом. Ведь, наверняка, очередная его проверка на сообразительность!

   Тиссар со вздохом попросил дракону лечь, поднял меня за подмышки и усадил. Я вцепился руками в луку седла, наблюдая за своим наставником. Он запрыгнул наверх одним слитным отточенным движением. Я невольно пригнулся, наклонился вперёд, чтобы не мешаться ему. Тисс поправил сумку, закрепил страховку к специальному креплению и достал верёвку - привязать меня. Когда с мерами предосторожности было покончено, Тисс достал из сумки очки Всадника. Ярко-оранжевые выпуклые стёклышки крепились к специальному каркасу, края которого, прилегающие к лицу, были прорезинены. Очки приделывались к специальному ремешку, с помощью которого можно было регулировать его длину. Нацепив на меня одни очки, Тиссар щёлкнул меня по носу, одел свои и взял поводья.

   Мир вокруг теперь воспринимался как-то странно. С одной стороны краски стали больше отдавать в рыжий, но с другой, если подумать, такие очки защищали от встречного ветра в лицо при полёте. Так что я смогу спокойно насладиться пейзажем.

   Тисс дёрнул поводья, щёлкнул языком, и Аршарес поднялась, слегка пригнулась, а потом прыгнула. Резко и из-за этого у меня закружилась голова. Но это было отнюдь не неприятное ощущение. Я всегда хотел понять, каково это - сидеть на драконе, который готовится взлететь. И, мало того, что я теперь это узнаю, так ещё и полечу на нём!

   Раздался хлопок крыльев, ещё один... Мы рывками стали подниматься в воздух, а земля всё удалялась и удалялась. Вдруг дракона сделала резкий рывок вниз, и я невольно зажмурился. Но потом, почувствовав, что мы поднимаемся, я глаз не раскрыл. Только крепче сжал верёвку, связывающую меня с Тиссом, боясь даже вдохнуть.

   - Открой глаза! - Не просьба - приказ прозвучал в моей голове. И голос странный, незнакомый, просто еле понятный шёпот на краю сознания.

   - Открой! - снова повторил этот голос, но уже настойчивее.

   И я подчинился ему, распахнул глаза и увидел. Увидел колышущееся внизу изумрудное поле с небольшими светло-песочными островками в нём - полями, на которых можно было разглядеть точечки - работающих в поле людей. И небо, небо вокруг, ставшее ещё ближе. Рядом не было ни одного облачка, только там, ещё выше, были лёгкие белые росчерки.

   Я осмелел, подался вперёд, наклонился вниз сильнее, отпустил из рук верёвку. Мне не мешал нарастающий голод, я не боялся того, что до земли огромное расстояние. Одного осознания, чувства, мысли о том, что я лечу, хватало, чтобы страх пропал. Существовал только полёт.

   Было только бесконечное небо вокруг.

   Больше - ничего.

  

   По пути я пару раз чуть не свалился вниз, окончательно потеряв боязнь высоты. Тиссар ругался, говорил, что это скверно, но я его не слушал. Прикрыв глаза, наслаждался ветром в лицо.

   В крепости мы оказались ближе к ночи, когда я, уже растеряв все свои силы и радость, почти дремал, опершись спиной на Тисса. Аршарес приземлилась во дворе крепости мягко, но я всё же почувствовал, что полёт закончился, и открыл глаза, сонно глядя по сторонам.

   Тиссар стащил вялого меня с седла, поставил на землю, позволив опереться на него щекой. Меня слегка шатало, а голова напрочь отказывалась думать. Как и ноги - двигаться. Да и устал я сидеть почти целый день на одном месте.

   Меня легонько толкнули в плечо, я открыл глаза, уставившись на сверкнувший в отсвете факелов кончик арбалетного болта. И это вышибло из меня весь сон! Я, икнув, скрылся за спиной Тисса, высунув только глаз и кончик носа, ибо интересно всё-таки было.

   Человек, закутанный с ног до головы в рваный серый плащ, держал в руках взведённый арбалет, направленный ранее на меня, а теперь - на Тиссара.

   - Что случилось, а? - удивился Тисс. - Пугаешь мне тут эльфа!

   - Я сразу сказал, что против этой затеи, - фыркнул в ответ человек в плаще, закинув оружие на плечо. - А вообще, я на крыс охочусь.

   - С арбалетом? - изогнул бровь дугой мой наставник, скрестив руки на груди и легонько подавшись вперёд.

   - Крысы бывают разные, - хмыкнул человек с арбалетом, скидывая капюшон и протягивая руку Тиссу, который её пожал.

   Под плащом оказалось молодое лицо лет двадцати, с тонким, чуть вздёрнутым кверху носом и рваным шрамом, рассекающим левый глаз. Сами глаза были странного бирюзового цвета, с золотыми точечками по краям радужки. Волосы, чуть ниже плеч длиной, представляли собой мешанину из чёрных, медных и пепельно-седых прядей. Бледные широкие губы заметно выделялись на лице с лёгкой тенью загара. Он не походил на обычного солдата или слугу, скорее на чародея или Всадника, что заставило мне сделать вывод, что "крыса" - точно не обычный зверь.

   - Ирди, можешь лететь. Я доведу ребёнка до Аньки. Или она сюда сама придёт... Ай, мне ещё крысу поймать надо! - С этими словами он развернулся, взял арбалет в руки и, насвистывая себе под нос какую-то незатейливую мелодию, лёгкой неслышной походкой направился прочь.

   - Он прав, Лир. Мне нужно лететь, - со вздохом признался Тиссар, запрыгивая в седло.

   Всё, в общем-то, было как всегда. Тисс снова куда-то отправляется. Только это не башня, и я его, наверное, не скоро увижу снова.

   Я шмыгнул носом.

   - Только давай без этого, а? - кинул на меня умоляющий взгляд Всадник.

   - Не дождёшься! - Оскалившись, я посмотрел на него.

   - Не хотелось бы мне прерывать столь тёплое прощание, - раздался со стороны переливчатый женский голос, - но, во-первых, Ирди, тебе пора. А во-вторых, мальчику тоже пора - ложиться спать. Вставать придётся рано.

   Обернувшись на голос, я увидел невысокую стройную девушку в тёмно-синем платье с широкими рукавами. Длинные, до бёдер, золотые волосы были распущены и спускались волнами. Кошачий взгляд сапфировых глаз заставил меня поёжиться, но уже через секунду её взор потеплел, на губах появилась ласковая улыбка, и я невольно вспомнил голос матери. Лицо почему-то было скрыто дымкой, но голос, певший мне колыбельные вечерами, я помнил отчётливо.

   Эта улыбка было столь искренней и нежной, что мне вдруг сделалось спокойнее на душе.

   Меня, как только Тиссар улетел, повели в комнату, где мне предстояло провести ночь. Сначала мы долго блуждали по коридорам, а я, настолько сонный и уставший, не обращал внимания на петляющий путь. Мне даже показалось, что мы пару раз прошли по одному и тому же коридору, но я списал всё на усталость.

   Комната была обставлена также бедно, как и моя собственная, но заметно уступала ей в размерах. Здесь я еле протиснулся между столом и краем кровати. Впрочем, у меня не было сил рассуждать на тему того, кому бы эта комната могла принадлежать. Я, раздевшись и забравшись под одеяло, мгновенно уснул.

   Мне снился странный сон. Просто тёмная пустота вокруг. Я видел себя со стороны в этой темноте. И слышал голос. Тот самый голос, приказавший открыть мне глаза. Он говорил мне что-то важное, но я не мог запомнить даже смысла. А голос всё говорил и говорил, и я не мог не слушать его. Знал, что рассказывают мне что-то очень важное. Но всё равно не смог ничего запомнить.

   Проснулся я, уже когда солнечные лучи начали пробираться сквозь пыльную застиранную занавеску на окне. Резко сел в кровати, огляделся по сторонам, вспомнил, где нахожусь, и начал собираться.

   Спустя пять минут, когда я уже оделся, в комнату заглянула та девушка, улыбнулась и пожелала мне доброго утра. Сказала, что завтракать мы будем в пути, чтобы не терять времени. Живот отозвался сразу же, заурчав, а я вспомнил, что со вчерашнего утра ничего не ел.

   - Я буду ждать тебя внизу, - бросила мне она, закрыв дверь.

   Я быстро выбежал из комнаты и еле успел её догнать. Девушка посмотрела на меня как-то странно, вздохнула, улыбнулась и заговорила:

   - Ты не запомнил дороги, да? Не стесняйся, я - твоя сопровождающая, поэтому по всем вопросам можешь смело обращаться ко мне. Можешь называть меня Ан. По пути мы на ночь останавливаемся на одном постоялом дворе, потом едем весь день и всю ночь, а послезавтра в полдень достигаем Нара Эль.

   - Госпожа Ан, а разве сразу на драконе не быстрее? - прикинул я расстояние, еле поспевая за широким шагом моей сопровождающей.

   - Просто Ан. И со мной можно на ты. Я не такая уж и старая! - Она притворно нахмурилась, надулась, подмигнула мне и ответила: - Быстрее, но заметнее. Нам, в твоём случае, на первом этапе нужна скрытность, понимаешь?

   Я кивнул, хоть и не до конца понял, что она имела в виду. Что ещё за "первый этап"?

   Мимо нас промелькнул вчерашний парень с арбалетом в руках, дико гогоча о том, что "крыса" почти у него в руках. Ан проводила его равнодушным взглядом и ничего не сказала.

   Девушка вывела меня во двор той же путанной дорогой, которой мы шли сегодня ночью. Посреди двора стояла карета, запряжённая четвёркой вороных, нервно переступающих и бьющих копытом лошадей. Парнишка лет шестнадцати, сидевший на козлах, приветливо махнул Ан. Меня, с сумкой в обнимку, запихнули внутрь, усадили на одно из сидений и велели пока изображать мышку, за которой охотится кошка. То есть сидеть и не отсвечивать.

   Я и сидел, старался не издавать ни звука, прислушиваясь ко всему вокруг. Наконец, ожидание кончилось. Девушка, уже успевшая переодеться в мужской костюм, села напротив, стукнула кулачком в закрытое окошко, находящееся над её сидением, и мы тронулись. Странно, но тряска, несмотря на то, что двор был выстлан булыжниками, почти не ощущалась.

   Ан тем временем, пока я размышлял над странностями кареты, собрала волосы в тугую косу, сдула непослушную прядь с глаз и мило мне улыбнулась.

   - Мне было велено рассказать тебе всё о школе, в которой ты будешь учиться. Но сначала - завтрак.

   Мой живот согласно заурчал, поддерживая идею девушки всей душой. Если, конечно, у желудка могла быть душа.

   Лёгким движением пальца моя сопровождающая нажала на кнопочку в дверце кареты, и в сторону откинулась деревянная панель. Получился своеобразный столик.

   - Там где-то под твоим сидением была корзина.

   Я глянул вниз, куда указала Ан. И вправду! Аккурат за моими ногами пристроилась большая крытая корзина, которую я тут же вытащил и водрузил на стол, скрипнувший под тяжестью набитой внутрь еды.

   Пока мы ели, сопровождающая активно расспрашивала меня о моей жизни, как меня нашёл Тиссар, как я жил у него. Я говорил честно и, по возможности, кратко, ведь, по идее, я мог довериться этой девушке, пусть и знал её недостаточно хорошо. Сомневаюсь что-то, что Йенем будет отправлять на подобное дело неверного себе человека.

   О себе она почти не рассказывала, только слушала, в нужных местах охала или ахала, прикрывая рот изящной ладошкой с тонкими длинными пальцами. Смеялась над всеми историями, которые приключились со мной в башне. Сочувствующее кивала головой, когда я стал жаловаться на то, как воспитывал меня Тисс. В общем, она больше слушала, нежели говорила. И я вдруг почувствовал, что именно этого мне и не хватало долгого время. Возможности выговориться, получить сочувствие, дружескую улыбку. Я не хотел грузить Тисса, и так хлопотавшего надо мной как курица-наседка. Хоть он и старался это скрыть, но я знал, как относится Всадник ко мне на самом деле.

   Когда я прикончил последний пирожок с мясом, Ан выставила передо мной кувшин с молоком, поставила локти на стол и сцепила пальцы, внимательно на меня глядя.

   - Итак, ты отправляешься сейчас в город Нара Эль. В этом городе расположено несколько школ Всадников, но тебя определили в ту, где будет безопаснее всего. Она называется "Рыжий Ворон". Твоим директором будет Всадница по имени Маргарита Т'гэр. Женщина строгая, но надёжная, так что можешь не переживать, будешь у неё в целости и сохранности. Сначала было решено отправить тебя сразу на второй курс, потому как знаний у тебя достаточно. Но начальство подумало и решило, что тебе будет легче влиться в новый коллектив, так что ты попадаешь на первый курс. Кто назначен вашим руководителем - я не знаю. Руководитель - это человек, отвечающий за весь курс. Проще говоря, куратор, который в ответе за все ваши оценки, поведение и прочее. Рядом со школой есть общежитие, так что место, где жить, у тебя будет. В одной комнате, обычно, живут два или три ученика.

   Я слушал внимательно, стараясь запомнить всё разом. Хотя, я ведь буду не единственным новичком? Так что нам это, по идее, должны объяснять и там, в школе.

   - Расписание уроков будет дано в начале учебного года. Ты попадаешь за неделю до начала уроков, так что время освоиться у тебя будет. Учебники выдадут в библиотеке. Будущих Всадников разрешено выпускать в город, но лучше тебе не делать этого часто. Выходи туда только по важным причинам, если что-то нужно купить. Запомни, что тебе нужно соблюдать осторожность. Найдётся множество людей, недовольных тем, что ты попал в школу для людей. - Ан выразительно посмотрела на мои уши. - Не думай, что мы сможем оберегать тебя денно и нощно. По возможности тебе лучше найти честных и верных друзей. Тех, которые не продадут тебя. Так что будь осторожен, когда начнёшь общаться с другими учениками.

   Весь остальной путь, до постоялого двора, мы проделали в полнейшей тишине. Моя сопровождающая смотрела в окно, на мелькающие за ним поля, редкие рощицы, телеги с крестьянами, одиноких путников или группки.

   Вечером, остановившись на постоялом дворе, я уснул почти сразу. Но проснулся посреди ночи, весь в холодном и липком поту. И никак не мог вспомнить, что же такое мне приснилось. Устало бухнувшись обратно на подушку, я прикрыл глаза. Уснуть не смог и промучился до утра.

   Ан посмотрела на сонно зевающего меня и ничего не сказала. Я кое-как сам смог залезть в карету, устроился в углу, забравшись с ногами на сиденье, и закрыл глаза, пытаясь уснуть под мерную качку. Казалось, прикрыл на секунду глаза, но за окном уже было темно. Девушка, устроившаяся в противоположном углу, скрестив руки на груди, дремала. Теперь настала моя очередь бездумно пялиться в окно, мысленно улыбнулся я.

   Но разглядеть там, снаружи, что-либо было для меня трудно. Мелькали какие-то невнятные силуэты да только. И через секунду я понял, что проваливаюсь в сон. Опять.

  

   Меня разбудил хлопок дверцы. Я раскрыл глаза, уставился на Ан, садившуюся на своё место, и вопросительно поднял бровь. Девушка объяснила, что мы только что въехали в город.

   - Уже? - удивился я, потягиваясь и зевая.

   - Горазд же ты спать. Тебе, случаем, никакие странные сны не снились?

   Я хотел было ей сказать про голос, но что-то внутри меня было категорически против этого. Я почему-то не мог и рта раскрыть, чтобы рассказать про это. Поэтому с небольшой заминкой покачал головой.

   Странность. Запомнить. Позже проанализировать, когда будет достаточно данных.

   Вдруг карета резко подпрыгнула и накренилась, осела на одну сторону. Ан встала, открыла окошко для переговоров с кучером и бросила несколько коротких вопросов. Получив ответ, она повернулась ко мне.

   - Яма на дороге. Колесо слетело. Починить должны скоро.

   Я молча встал, взял свою сумку и выпрыгнул из кареты, предварительно накинув капюшон плаща, чтобы не шокировать народ. Обернулся, увидел улыбающуюся Ан и пожал плечами.

   - Тут недалеко. Я сам могу дойти.

   - Уверен? Даже не зная дороги? - Девушка с сомнением покосилась на меня, вздохнула и подмигнула синим глазом. - Но ты можешь её спросить. Так что, давай пари. Если прибудешь первым, я тебе дам в двое больше той суммы, которой снабдил тебя Тиссар. Проиграешь, будешь месяц помогать мне в алхимическом кабинете.

   Я раскрыл рот, чтобы спросить, какой такой алхимический кабинет, но мои действия были расценены как согласие. Девушка захлопнула дверцу, ничего мне не сказав больше. Впрочем, деньги мне не помешают.

   Блуждая по городу, я оказался в квартале кузнецов. Спросить дорогу я стеснялся, поэтому пытался отыскать школу сам, но понял, что так не получится. Остановившись у одной из кузниц, я стал заворожено глядеть на то, как работает у наковальни старый гном. Вот к нему подошла немолодая уже женщина, прервав его работу. Я невольно подался вперёд, чтобы расслышать, о чём они там говорят.

   - Да-а, - подхватил гном, накручивая клок бороды на палец, - ваша правда. Без эльфов, зазнаек энтих, остроухих, как-то спокойней стало. Токмо жалко, что выгнали их совсем отсюдова. Раньше как-то спокойнее в лесу было-то, а теперь одни бандюги ходют. Эй, малец! - Он, заметив, посмотрел в упор на меня. - Тебе чавой-то надоть?

   Я неуверенно оступился. Хорошо хоть уши и часть лица скрывал капюшон, так что определить мою принадлежность к остроухому народу он при всём желании не мог. Но тут вперёд вышел парнишка на полголовы меня ниже, с огненно-рыжим вихром волос, в ярком пёстреньком сшитом из разноцветных лоскутков костюмчике.

   - Дядя, а не подскажете, где тут "Рыжий Ворон" расположен? - спросил он у кузнеца.

   - О, ещё один, новенький! Дальше по улице, свернёшь налево, а потом увидишь шпиль такой высокий, на него и держи. Понял?

   - Спасибо! - поблагодарил мальчишка на бегу.

   Я еле успел его догнать. Он вдруг резко остановился, а я чуть не врезался в него. Подросток поднял на меня свои карие глаза, шмыгнул носом и вытер его рукавом курточки.

   - Тоже, что ль, новенький? - ещё раз шмыгнул носом мальчик. - Тоже в "Рыжего Ворона"?

   Я неуверенно пожал плечами, заозирался кругом, но деваться было некуда, поэтому пришлось соглашаться.

   - Я - Дельвиг Сораль, - ткнул в себя пальцем он, широко улыбнувшись. - А тебя как звать?

   - Лираэ... - Я вовремя прикусил язычок. - Лир Саэрльх.

   Он протянул мне руку, пожал мою и тут же потащил за собой, не отпуская её.

   - Я слышал, что в общежитии ихнем живут по двое. В общем, я никого особо не знаю, так что... не хочешь со мной жить, а? А вообще, это забавно вышло, что мы с тобой так столкнулись. Знаешь, я ведь только в этом году поступил, хотя мог и раньше. Отец меня не отпускал. Всё жаловался, что Всадник - не дело. Он у меня купец, хотел, чтобы я, как и старший брат, его дело перенял.

   Я молча слушал сбивчивую скачущую речь Дельвига. И ведь действительно, как замечательно вышло! Я, конечно, не могу быть на сто процентов уверен, что он не станет предателем - уже так категорично относишься к новому знакомому, да, Лир? - но хоть один знакомый первокурсник мне для начала не помешает. Заодно нашёл того, с кем буду делить комнату. Как-то спокойнее с тем, кого хоть немножко знаешь. Да и понравился мне он. Вроде дружелюбный, не злой, открытый.

   - А вообще... - снова начал Дельвиг, но захлопнул рот, увидев Ан, которая перегородила нам вход в школу.

   - Ну-с, сударь, и где вы бродите? - уперев руки в бока, спросила девушка, строго на меня посмотрев. - Я уже как час тут вас жду!

   - Я...

   - А он мне помогал дорогу найти, ага! - встрял Дельвиг, заслоняя меня собой. - Так что вы, тётенька, его не ругайте шибко. Он доброе дело сделал! - и шмыгнул носом.

   Моя сопровождающая покосилась на него, на меня, вздохнула, сунула руку в карман и вытащила небольшой кошель, вручив его мне с торжественным видом.

   - На, за добрые дела. Заслужил. Но от помощи в кабинете всё равно не отделаешься. Ибо опоздал. А так, мальчики, можете идти. Приёмный кабинет первый с левой стороны от входа. Лир, я с тобой не прощаюсь, мы ещё обязательно встретимся! - подмигнув мне, она скрылась за поворотом.

   Дельвиг в который раз хлюпнул носом, вытер его другим рукавом и косо на меня посмотрел. Я развёл руками, незаметно пряча кошелёк в карман.

   - Ладно, пошли, нам ещё приём проходить.

  

  

   Третье действие

  

  

А вообще...

Дельвиг Сораль, герой Войны за Веру

  

  

   Шпиль, который мы видели ещё с улицы, принадлежал главному зданию школы. Вокруг шла невысокая каменная стена, с входом-аркой, закрывающейся кованными железными воротами. В эту самую арку и потащил меня Дельвиг.

   Слева и справа от главного здания на пять этажей было ещё два - по три этажа, с ровными плоскими крышами. В круглом дворе, помимо ровных газончиков и клумб, стоял плац и флагшток, на котором пока не было вывешено никакого флага. Зато над входом в главное здание красовалась табличка с надписью: "Рыжий Ворон", а под ней на чёрном фоне был изображён оранжевый силуэт птицы со сложенными крыльями.

   Дельвиг упорно тащил меня за собой, не давая вдоволь разглядеть то место, где мне предстояло провести пять-шесть лет. Впрочем, если здраво рассуждать, то времени поглазеть у меня будет достаточно. Сейчас главное определиться, а всё остальное можно оставить на потом.

   Мы вошли внутрь, постучались в ту дверь, которую нам подсказала Ан, и протиснулись туда, как только получили разрешение на вход.

   За столом сидел средних лет мужчина с чёрными длинными волосами. Косая чёлка, слегка прикрывающая тёмные глаза, напротив, была белоснежного цвета. Оторвавшись от бумаг, он посмотрел сначала на меня, потом на Дельвига и кивнул на стул, стоящий перед ним.

   - Сопровождающий пусть выйдет, а поступающий пусть садится сюда.

   - Мы оба поступающие! - протянули мы хором, не сговариваясь, тем самым вызвав недоумение на лице мужчины.

   - Ох, ну ладно. Уместитесь оба на одном стуле? Нет? Тогда стойте так. Меня зовут Норд Хейстар, я являюсь завучем по воспитательным работам, а также учителем математики, физики, химии и биологии. Надеюсь, вы знаете, что это за предметы? Хорошо. Для начала, представьтесь, чтобы я смог удостовериться, что вы действительно являетесь будущими учениками нашей школы.

   - Дельвиг Сораль.

   - Есть такой. - Норд сверился с листком бумаги в своих руках и кивнул.

   Я замялся, думая, каким же именем представляться: полным или нет?

   - Ну? - посмотрел на меня учитель математики, физики, химии и биологии. - И порядочные люди снимают капюшон в помещении.

   Будучи послушным и порядочным по натуре, я снял капюшон.

   - Лираэриталь тогг'Саэрльх Нимуэ, - отрапортовал я, встав по стойке смирно, как учил меня Тиссар. Мог ещё и поприветствовать как Всадники, но посчитал это излишним. К тому же, я ещё пока не Всадник и даже не ученик школы.

   - О, понял, мне про тебя говорили. В общем так. Поскольку пришли вместе, то и жить будете вместе. Вот вам пара ключей от комнаты. - Он протянул их мне. - Душевая общая, в конце коридора. Тёплую воду дают утром, после уроков и после ужина, до отбоя. Комплекты спального белья можно взять у старосты. На вашем этаже это Шоннер Игг, ученик последнего курса. Живёт в первой с правой стороны комнате. Сейчас тоже на месте. По всем вопросам по поводу обустройства обращайтесь к нему. Он же отвечает за поведение на вашем этаже. Всё, идите! - Норд замахал на нас руками, возвращаясь к своим бумагам. - И без вас дел по горло!

   Мы вышли, аккуратно прикрыли за собой дверь. И, как только отошли на несколько метров, Дельвиг на меня набросился.

   - Ты мне не говорил, что ты эльф! - обиженно надулся рыжий, встав на цыпочки, чтобы глядеть мне в глаза.

   - А ты и не спрашивал, - спокойно ответил я, обогнул его и направился в сторону общежития.

   На ступеньках главного здания на меня со спины прыгнул Дельвиг, чуть не уронив.

   - Ну ты ваще! Эльф, да в нашей школе. Хо, хо! Я буду жить в одной комнате с остроухим.

   - Можешь не называть меня так? - поморщился я от воплей своего нового друга.

   - Ой, извини. Больше не буду. А как тебя тогда называть? Лираэлю... - дальше язык рыжика заплёлся в бантик и отказался выполнять свою работу.

   - Лираэриталь. Можно проще - Лир. Или, если хочешь соблюсти официоз, то маэрл Саэрльх.

   - А что этот твой "маэрл" значит? - тут же поинтересовался Дельвиг, наконец слезая с меня.

   - Маэрл - титул, обозначающий, что я являюсь наследником.

   - Так ты принц, что ль? - раскрыл рот от изумления мой новый друг, прикрыв его ладошкой. - Ну ты ваще! Эльф и принц! Хо, я живу в одной комнате с эльфийским принцем!

   На то, чтобы убедить Дельвига, что я не являюсь никаким принцем, мне пришлось потратить всё время, пока мы шли до нашего этажа. Оказалось, что мы живём в правом от главного здания корпусе. В левом находятся учебные классы и залы. Наша комната, под номером 39, находилась на третьем этаже и была пятой с левой стороны. Староста, как оказалось, жил в 30, которая была первой справа.

   Осторожно постучавшись, мы заглянули внутрь. На кровати лежал худой юноша лет восемнадцати, накрывший голову порядочной толщены томом и, похоже, дремавший. Но мы его разбудили, потому как он резко сел, сонными глазами посмотрел на нас и тяжело вздохнул.

   - Новенькие? - уточнил он, закрывая книгу и кладя её на пол.

   - Ага-а-а! - радостно протянул Дельвиг. - Я - Дельвиг, он - Лир. Живём в тридцать девятой. Нам сказали взять у тебя комплекты белья и обращаться по всем вопросам по поводу обустройства.

   - Что-то не припомню, чтобы к нам брали эльфов, - заметил меня Шоннер Игг, начав усердно протирать глаза.

   - Всё когда-то случается в первый раз, - повторил я слова Тиссара, разведя руками.

   Ну а что поделать? Хоть меня и предупреждали, что я буду диковинкой, но мне как-то до этого не верилось. Теперь же, похоже, придётся привыкать. И не удивляться им на потеху. За год жизни на улице я научился одному - никогда и ничему не удивляйся. Если будешь, то тебя съедят с потрохами. Всё надо принимать спокойно. Иной раз эмоции могут взять верх, и из-за этого всё полетит кувырком.

   - Комплекты белья в шкафчике в конце коридора. Меняем каждую неделю, утром воскресенья. Про воду вам сказали? Сейчас пока экономят, так что вода тёплая есть только вечером. Через неделю начинается учебный год, знаете? За два дня до этого общий сбор в главном зале, а потом в библиотеке надо будет взять учебники. За день до начала появляется расписание, висит на первом этаже. Если будут ещё вопросы, то я у себя с четырёх, если в учебные дни, и с восьми, если в выходной. А да, совсем забыл! В комнатах разрешено хранить еду и напитки, за исключением, конечно, алкогольных.

   - Всё, понятно, спасибо! - поблагодарил Дельвиг нашего старосту, выпихивая меня наружу.

   Пока мой рыжий друг доставал нам комплекты спального белья, я открывал дверь. Комната оказалась не очень большой, но и не такой тесной, как в крепости, где я ночевал. Две кровати по бокам, шкаф, массивный широкий стол под окном, рядом - два стула. У изножья кроватей стояли тумбочки, закрывающиеся на ключик, который имелся в замке. Занавески на окнах, пропитавшиеся пылью, казалось, насквозь, не внушали мне доверия. Я разу отметил, что нам не помешало бы сменить их, а также прикупить какую-нибудь посуду.

   - Слушай, ты где спать будешь?

   Я пожал плечами.

   - Что, совсем без разницы? Тогда... правая чур моя! - Дельвиг вручил мне мой комплект, положил свой на тумбочку и завалился на кровать, застеленную шерстяным покрывалом. - Чего это ты такой неразговорчивый?

   Я вздохнул и развёл руками.

   - Блин, ну так не интересно.

   Я улыбнулся, кивнув.

   - Нет, ну я так не играю! - Рыжик вскочил, в пару прыжков оказался рядом и, недовольно пыхтя, грозно сверкнул карими глазами. - Ну? Долго ещё в молчанку играть будешь? Отвечай!

   Улыбнувшись ещё шире, я сделал шаг назад, резко влево и вперёд, обходя Дельвига, и, поставив ему подножку, легонько толкнул вперёд. Подросток кубарем покатился по полу, прямо под ноги Шоннеру, с какого-то перепугу зашедшему к нам.

   Староста посмотрел на рыжика, пристроившегося у его ног, но ничего не сказал. Посмотрел на меня, кивнул головой в сторону коридора.

   - Мне тут передали, что директор хочет тебя видеть. Проводить?

   - С тобой сходить? - мигом оживился рыжий, вскакивая.

   Я покачал головой, благодарно кивнул Шоннеру и вышел за ним, прикрыв дверь, краем глаза заметив недовольную физиономию рыжего друга.

   Мы спустились вниз, прошли по специальному коридору, соединяющему общежитие и главный корпус, о котором мы с Дельвигом даже и не догадывались, поднялись по винтовой лестнице и очутились в широком коридоре с высокими стрельчатыми окнами, прикрытыми полупрозрачными занавесками. Под ногами тихо шуршала чёрная ковровая дорожка, по краям расшитая оранжевыми вензелями.

   Доведя меня до высокой резной двери, Игг остановился и вопросительно глянул в мою сторону:

   - Ты как, дорогу запомнил? Или тебя подождать?

   - Если вам не будет сложно, - вежливо улыбнулся я.

   Шоннер пристроился на мягком стуле рядом, достал из широкого кармана тетрадь и стал что-то чиркать в ней карандашом. Я осторожно заглянул в его записи, заметил парочку ошибок, но говорить о них не стал. Во-первых, невежливо лезть в чужие доказательства. Во-вторых, меня ждала директор и вдаваться в дискуссии не было времени. И, наконец, в-третьих, если сам Шоннер заметит эти ошибки, то извлечёт из этого пользы больше, чем если бы о них сказал ему я.

   Стоило мне подойти, как дверь сама собой раскрылась внутрь. Я вошёл, осторожно поглядывая по сторонам. Просторная светлая комната, с матово-чёрным столом посередине, удобным диваном в стороне, несколькими стеллажами и огромным окном в половину стены, без каких-либо занавесок, - вот что из себя представлял кабинет директора школы "Рыжий Ворон".

   Маргаритой Т'гэр оказалась женщиной лет тридцати, с бронзовой кожей, короткими каштановыми волосами и серо-зелёными холодными глазами. Одета она была в мужской коричневый костюм, который придавал ей ещё больше строгости.

   - Ну, здравствуй, Лир, - неискренне улыбнулась мне директор, поднимаясь из-за стола.

   Я поклонился в ответ, как учил меня Тисс. Слегка отставил правую ногу назад, развернулся левым плечом, приложил правую руку к сердцу и согнулся в пояснице, перенеся весь вес тела на впереди стоящую ногу. Мои манеры были вознаграждены одиночными скупыми хлопками и лёгкой тенью настоящей, благодарной улыбки.

   - Что ж, Ирди, видимо, обучил тебя большинству вещей. Но всё же, я думаю, тебе будет легче начать с новенькими, чем вливаться в уже построившийся класс. А ты как сам думаешь, эльфёнок?

   Наклонив голову вперёд, я без слов согласился с директором. Я и сам понимал, что с новичками, у которых будут такие же вопросы, как и у меня, будет намного легче, чем с уже сплотившимся коллективом, где каждый друг друга знает. А так у меня есть возможность подружиться с большинством и быть принятым среди одноклассников.

   - Какой умный эльф! - восхитилась Маргарита, обходя стол. Присев на угол, она скрестила руки на груди и стала смотреть на меня, изучая. - Ты ведь только что прибыл, да? Не успел ещё даже разместиться? Ладно, мне сказали дать тебе установку. Для начала, первые несколько дней ты можешь пока свободно выходить в город. Но лучше одному не бродить. Как начнётся учебный год, выходить без надзора будет запрещено. Я попрошу Норда, он будет тебя сопровождать. Так что, если захочешь выйти, идёшь в его кабинет. Кстати, он назначен куратором вашего курса. Только учти, что у него самого тоже работы порядочно. Хотя ты же эльфик умный, воспитанный... В общем, понял, да? Дальше. Основная масса учеников появится завтра-послезавтра, так что будь готов, на тебя будут глазеть. Ты уже успел с кем-то познакомиться?

   - Дельвиг Сораль, - коротко ответил я. - Сосед по комнате.

   - Отлично. - Заминка не несколько секунд. - Старайся держаться его. Он, вроде, ни в каких делах не замешан, его семья - тоже. Но всё-таки будь повнимательнее, договорились? Первые недели все будут ртами хлопать на тебя, но потом - держись. Хотя до потом ещё надо дожить. Учебники можешь забрать уже сегодня-завтра. Завтрак в восемь, обед в два, ужин в шесть. Обед вы проворонили, до ужина ещё два часа. Так что можешь пока погулять. И да, тебе письмо.

   Дрожащими от волнения руками я принял конверт из рук Маргариты. Я не ошибся, это действительно было письмо от Тиссара.

   - Всё, можешь идти.

   Я кивнул, ещё раз поклонился по всем правилам и вышел. Шоннер поднял на меня глаза, хмыкнул чему-то своему, а я успел заметить до того, как он убрал свои записи, что староста успел найти свои ошибки и настроился на верный путь.

  

   Дельвиг встретил меня в комнате бурно, сразу накинувшись и начав выпытывать все тайны, какие у меня только могли быть. Схватил меня за ворот, для чего ему пришлось встать на цыпочки, и стал трясти.

   - Ну? Что? Что она тебе сказала?

   - Ничего нового, - пожал плечами я, отцепляя от себя руки рыжего товарища. - И да, мы пропустили обед, а ужин только через два часа. Зато мы можем уже сегодня взять учебники в библиотеке. Но, я думаю, лучше завтра. Надо сначала все вещи разместить. Как думаешь?

   - Я тоже так считаю, - пробормотал Дельвиг, посматривая на конверт в моих руках.

   Оказалось, что рыжик, чуть не померев со скуки, уже заправил и свою, и мою кровать. Поблагодарив его, я сел, забился в угол между стеной и шкафом, раскрыл конверт и принялся читать.

   "Здравствуй, мой дорогой остроухий мальчик!

   Опережаю тебя и пишу первым (не смог удержаться и уже соскучился, веришь, нет?).

   У нас с Аршарес всё хорошо. Без тебя стало немного спокойнее, даже как-то непривычно. Это скорее какое-то странное, совершенно неестественное спокойствие, заставляющее меня ёжиться от каждого скрипа или шороха. Стало намного тише. Теперь понимаю, как ты себя чувствовал, когда меня подолгу не было. Раньше как-то не обращал на это внимания, а теперь я даже не тороплюсь домой, ибо не за чем, да и тишина эта... Да, оповещаю тебя по просьбе нашей сапфировой красавицы. Арша, разомлевшая на твоей стряпне, сегодня отвергла мою кухню. Гордое создание, не правда ли? Просила передать, чтобы ты не вздумал надолго задерживаться в этой школе. Иначе она превратиться в тощую дракону, а такие, как известно, имеют скверный характер. Надо ли оно нам, как думаешь?

   Как у тебя дела? Хорошо ли доехал? Успел ли с кем-то познакомиться? Как разместился? Кто достался вам в кураторы? Знаешь, на все вопросы можешь не отвечать сразу. Лучше наберись впечатлений, а потом напиши мне всё скопом.

   Я слышал, тебя определили всё-таки на первый курс. Значит, будет легче. Мы с тобой проходили этот материал ещё год назад. Если не успел позабыть, то точно будешь отличником. Будет ещё один повод, чтобы я гордился тобой! Хотя я и так тобой горжусь. Я знал, что не зря беру с улицы эльфёнка.

   Я поговорил с Йенемом, который обещал мне выделить для тебя охрану. Не знаю, может, это паранойя разыгралась, но мне отчего-то кажется, что тебя в скором времени ожидают неприятности. Надеюсь, всё обойдётся. Но лишняя перестраховка не помешает.

   Не скучай понапрасну, я обязательно прилечу, как только смогу.

   Твой наставник и друг,

Тиссар Ирди"

  

   Я сложил письмо, закрыл глаза. А когда открыл, увидел прямо напротив себя Дельвига. Мой рыжий друг подался чуточку вперёд, сосредоточённо вглядываясь в моё лицо. Увидев, что я вроде как очнулся, он отскочил и упал на пол.

   - От холера! - потирая ушибленный копчик, встал Дельвиг. - Знаешь, у тебя лицо такое было, прям даже не знаю, как описать. Подружка, что ли, пишет? Принцесска какая?

   Фыркнув, я убрал письмо обратно в конверт и засунул за пазуху, скрестив руки на груди, чтобы Дельвиг нипочём не добрался до него. Мальчишка обиженно засопел, что-то недовольно пробурчал и махнул на меня рукой.

   - У меня перо, чернила и бумага есть, так что можешь написать этой своей принцессе, что тебя никто не обижает, - плюхнувшись на свою кровать, всемилостиво разрешил мне он.

   Я, услышав про пишущие принадлежности, сделал для себя зарубку, что нужно обязательно завтра сходить, купить мне тоже. Бумага у меня имелась, также - несколько карандашей. Но куда без чернил и перьев?

   - Слушай, а ты случайно не маг? - закинув руки за голову и разведя локти в стороны, спросил меня Сораль.

   - Нет, я не имею магического дара, - покачал я головой и спросил: - А ты?

   - А я маг, - хитро оскалился Дельвиг. - Тут, кстати, идут дополнительные занятия для имеющих чародейские способности. Будешь со мной ходить?

   - Зачем? - удивился я. - Ведь я же не волшебник ни в коем разе.

   - Ну, врага надо знать в лицо. И мне одному будет скучно. И как так получилось, что ты эльф - и не маг?

   Я в который раз за сегодняшний день пожал плечами. Ну вот не знаю я, почему я эльф - и не чародей. Отец, мать, брат - все они имели магический дар, а я - нет. Прямо белая ворона какая-то.

   - До ужина чуть меньше часа, а нам ещё столовую найти надо. Пошли заранее? - предложил я Дельвигу.

  

   Мы не сразу нашли столовую, которая была расположена на первом этаже общежития. В основном это из-за моей "логики". Я рассудил, что столовая должна находиться в главном корпусе, на первом этаже. Путь до кабинета директора я запомнил, а дальше предложил спуститься вниз, потому как вряд ли столовая будет на верхнем этаже. Так и сделали. И заплутали, разумеется.

   В столовой уже были Норд и Шоннер, расположившиеся за одним из круглых столов и беседующие о чём-то за чашкой чая. Видимо, они уже поужинали. Заметив нас, староста приглашающе махнул рукой. Мы не стали отказываться.

   - Приятного аппетита, - вежливо пожелал я, садясь.

   Интересно, а как тут еду приносят? Или нужно самому куда-то идти?

   Норд, заметив мой озадаченный вид, провёл пальцем по выпуклой сфере в центре стола. Появилось прозрачное светящееся табло со списком блюд, предназначенных на сегодняшний ужин.

   - Только много не заказывайте, еда тут калорийная. Кстати, знаете уже, что я ваш куратор? - улыбнувшись нам, Норд взял чашку в руки.

   Я кивнул, отвлёкшись от выбора сегодняшнего ужина. Все блюда казались мне диковинкой из-за своего названия. Вот как понять "Эльфячьи ушки"? Меня передёргивает, а вдруг это окажется какой-нибудь кусок мяса? Сомневаюсь я, что это настоящие уши моих собратьев.

   - Советую взять "Рослого гиганта" и "Тёмную кровь". Первое - печёный картофель с телятиной, второе - горячий шоколад.

   Можно подумать, "горячий шоколад" мне о чём-то говорит. Но, может, всё-таки положиться в выборе на нашего куратора?

   - А заказывать как? Тыкать, что ль? - Дельвиг, не дождавшись ответа, ткнул пальцем в строчку с "Рослым гигантом" два раза.

   На столе через несколько мгновений после вспышки появилось две тарелки. Норд не соврал, это был печёный картофель с телятиной.

   Мой рыжий товарищ, радостно гигикнув, нажал несколько раз на "Тёмную кровь". Сосчитать, сколько раз он ткнул в это названия, я смог только после того, как на столе появилось пять чашек.

   - И куда тебе столько? - хмыкнул Хейстар, но увидев, с какой скоростью Дельвиг поглощает таинственный горячий шоколад, забеспокоился. - Плохо же станет! Я предупреждал, что еда тут калорийна.

   Сораль прикончил четвёртую чашку, впрочем, оставив для меня одну, дабы я всё-таки смог узнать, что есть этот "горячий шоколад". А пока мой друг справлялся с этим напитком, я уже успел вычистить одну из тарелок. Жалко только, что хлеба не было. Хотя, чуть не хлопнул я себя по лбу, вон же он, в самом конце списка.

   Норд опасливо покосился на Дельвига и нажал на полусферу в столе, чтобы табло с меню пропало. Действительно, не хватало, чтобы рыжику взбрело в голову перепробовать всё из списка. Но мой товарищ и так отказался от этой идеи, даже не притронувшись к своей порции.

   Я же, взяв в руки чашку с горячим шоколадом, обратился к Шоннеру:

   - Я сегодня заметил, что вы разбираете теорию Лорена.

   Староста удивлённо посмотрел на меня, оторвавшись от своего чая, кивнул и ответил:

   - Да. Заметил одну ошибку, всё переделал, но всё равно под конец в тупик зашёл. А ты что, знаешь о ней?

   - Немного. Вы попробуйте в конце не на единицу делить, а на десяток.

   - С чего вдруг на десяток? Там же точно должна быть единица! И выходит чистейшей воды бред. Я, наверное, где-то до этого ошибся.

   - А вы всё-таки попробуйте, - посоветовал я.

   Норд подмигнул мне, отставил чашку подальше и достал из рукава небольшой блокнотик с карандашом.

   - Эльф правду говорит. Смотри, - и записал длинную цепочку. - Нужно учитывать влияние луны и солнца.

   Увидев это, Дельвиг икнул. И, похоже, не только от количества выпитого.

   Блокнотик ещё долго ходил из рук в руки, а я, затянутый доказательством теории Лорена, успел позабыть про "Тёмную кровь", которую так хотел попробовать. Мы спорили, переходили на повышенные тона, клацали друг на друга зубами, но в итоге наша с Нордом взяла. Точнее, окончательно взяла моя. Я предложил систему, по которой доказательство упрощалось раз в десять, а куратор всё в неё не верил. Пришлось приводить примеры, доказывать свою правоту. И ведь получилось в конце-то концов!

   Оставив озадаченного Норда с исписанным от корки до корки блокнотом, я помог подняться Дельвигу и потащил его обратно в комнату. По лестнице мой рыжий друг поднимался крайне неохотно, останавливаясь буквально на каждой ступеньке, моля, чтобы я шёл дальше, а его - нёс. Но я героически толкал товарища вперёд, сообщая, что такой худенький я не потащит такого толстенького его. Сораль обиделся и заявил, что дальше пойдёт сам. И ведь пошёл!

   Вернувшись в комнату, я переоделся в запасную рубаху и завалился спать. Слишком уж насыщенным вышел день.

  

   Он бежит. Бежит, тяжело дыша, из последних сил.

   Нет.

   Бежит не он. Бегу я сам. Мимо проносятся деревья, а там, далеко впереди, мелькает солнце. Я бегу к нему, уже не чувствуя боли в ногах. Израненных, избитых ногах. Кровь бьётся в висках, из груди с хрипом выходит воздух. Но я всё равно бегу. Пока есть силы. Пока впереди - солнце.

   Что-то ударило в спину. Я падаю вперёд, кувыркаюсь по холодной, мокрой от утренней росы земле. И - сразу поднимаюсь. А солнце маленьким белым клочком выныривает сбоку - справа от меня. Я рывком прыгаю вверх и вперёд, продолжаю бег. Бегу дальше.

   Теперь солнце, мелькающее меж тёмных гранитных силуэтов деревьев, уже не там, передо мной. Оно бежит рядом, чуть впереди, подгоняет, придаёт сил. И я бегу. Бегу вперёд. А сзади раздаётся вой, крик, хохот. Человеческие голоса гогочут, смеются. А я бегу. Чтобы жить. Чтобы быть ближе к солнцу. Ближе к небу.

   Почему? Я не могу взлететь! Я же умел. Должен уметь! Но теперь не могу. Почему?

   Красный луч вспыхивает из-за дерева. Изо рта вылетает полустон-полувсхлип. Я падаю, падаю назад, на спину, уже не в силах продолжать бежать. И небо, пробравшееся ко мне сквозь кроны мёртвых деревьев, опрокидывается. Я закрываю глаза.

  

   Рывком я поднялся на кровати, тяжело дыша. Будто это был и не сон, не ужасный кошмар. Будто я взаправду бежал по тому мёртвому лесу, будто за мной гнались... кто? Кто за мной гнался? И что это за странное воспоминание? Моё ли оно?

   - Лир, всё хорошо? - шёпотом спросил Дельвиг, а я только сейчас заметил его блестящие в темноте глаза.

   Я бухнулся обратно на подушку, закрыл лицо ладонями, сглотнул. Меня знобило. Хотелось почему-то расхохотаться. Может, от осознания, что этот ужас - всего лишь сон?

   - Сон. Просто страшный сон, - тихо ответил я.

   Да. Это сон. Всего лишь сон. Неправда, игра моего подсознания, воображения. У меня в детстве всегда были такие же живые, яркие сны, не отличимые от реальности. Но их я не помнил. Они стирались из моей памяти сразу, как я просыпался. Этот я отчего-то запомнил. Он врезался в мою память, не желая уходить.

   - Ты кричал, - тихо заговорил друг, - очень страшно кричал. Даже Шоннера разбудил, он приходил вместе с Нордом. Сказали, что тебя лучше не будить - может плохо закончиться. Что тебе снилось?

   - Не помню, - соврал я.

   Нет, я помнил отчётливо. Даже лучше, чем если бы это было моё воспоминание. Каждую веточку дерева, каждую травинку и каждый камешек под ногами, - всё это вставало перед моим внутренним взором, стоило мне только захотеть, пожелать вспомнить это.

   - Дельвиг. - Я позвал его. Мне почему-то показалось, что я могу ему довериться, рассказать про то, какие странные сны стали преследовать меня в последнее время. Но он уже мирно спал.

   Я поднялся, вылез из-под одеяла, тихонько подошёл к окну. Луна была полной, а небо - безоблачным. Я взобрался сначала на стол, потом перелез на подоконник, сел, подтянул ноги к груди и натянул на коленки рубаху, чтобы они не мёрзли.

   Столько звёзд сразу я не видел никогда. Наверное потому, что такой глубокой ночью имел обыкновение спать. А вечером звёзды только-только появлялись на небесном куполе. Они мерцали, переливались, образовывали рисунки: зверей и птиц, силуэты людей, зданий и предметов. И каждая, казалось, манила, звала меня к себе.

   Я прикрыл глаза и вздохнул. В голове вдруг появилось имя. Имя?

   Аша.

  

  

   Четвёртое действие

  

  

...а в руках его был чёрный поющий меч.

"Легенда о Хладном Сердце"

  

  

   Проснулся я оттого, что моя голова встретилась с полом. Оказалось, что я уснул на подоконнике, плавно переполз на стол, а в конце сверзился вниз. Тем самым я разбудил Дельвига. Озадаченно поглядывая на взъерошенного меня, но ничего не сказав, он встал и отправился в ванную. А я только сейчас заметил, что у него откуда-то взялась под кроватью сумка, поэтому, спешно достав из вещей расчёску, я побежал за своим другом, чтобы расспросить его.

   Мой товарищ приехал налегке - если говорить начистоту, то совсем без вещей, - потому как все его вещи были отправлены сюда заранее. А вчера, пока я ходил к директору, он смог забрать их.

   Дельвиг умылся быстрее и отправился обратно в комнату. Я же, посетовав на то, что в комнате у нас нету такого большого и удобного зеркала, как в башне Всадника, а здесь, в общей ванной, были лишь небольшие круглые блюдца, но никак не полноценные зеркала, задержался, потому как пришлось ещё расчёсывать воронье гнездо на голове.

   Норд был прав - еда здесь жутко калорийная вещь, поэтому мы дружно решили пропустить завтрак и заняться разборкой вещей.

   Когда я заполнил свою половину шкафа, а Дельвиг пытался закрыть забитую под завязку тумбочку, к нам в комнату заглянул Шоннер, не забыв при этом постучаться. Просто мы настолько были увлечены своими делами, что не заметили этого.

   - Идёте за учебниками? - спросил нас староста.

   Мы согласно закивали. Помощь в поисках библиотеки нам бы не помешала, а если Игг туда направляется, то почему бы и не сходить с ним?

   Дорога в библиотеку оказалась похожа на дорогу к кабинету директора. Просто по лестнице мы поднялись на этаж выше, прошли дальше, спустились по другой лестнице, и очутились в помещении, забитым книжными стеллажами. Нас встретил Норд, на удивление бодрый и сияющий, и пожелал доброго утра. Посмотрев друг на друга, мы решили, что это утро точно не было добрым. Дельвиг и Шоннер были разбужены посреди ночи моими криками, а мне снился кошмар.

   - Господа, вот ваши книги. - Норд похлопал по двум довольно высоким одинаковым стопкам. - А ты, Шон, порядок знаешь. Выбирай, что тебе нужно, но не забудь занести в карточку.

   Я тяжело вздохнул, мысленно считая, сколько ходок мне придётся сделать, чтобы перенести эту стопку в комнату. Но мои терзания по этому поводу оборвал Дельвиг, взмахнувший рукой и поднявший книги в воздух этим движением.

   А я-то успел уже позабыть, что он у нас маг!

   Шли мы обратно налегке, поэтому я позволил себе вытащить из летящих стопок одну книгу. Она была о Всадниках и их драконах.

   - Смотри, тут написано, что цвет дракона зависит от души.

   - Это как? - удивлённо спросил мой рыжий друг, на лбу которого уже появились бусинки пота.

   Видимо, тащить эти книги ему было намного труднее, чем он хотел показать. Но я не стал спрашивать, как он, чтобы не оскорблять его. А то обидится ещё, а мне потом тащи все эти тома до комнаты.

   - Не знаю. А, ещё написано, что цвет обозначают, как правило, каким-либо драгоценным или полудрагоценным камнем.

   - А это как?

   - Ну, дракон моего... одного моего знакомого Всадника был сапфировым.

   - Может, тогда спросишь этого своего знакомого Всадника про цвета драконов и душу Всадников? А то ведь интересно, какой будет мой! - Дельвиг прикрыл глаза, замечтался и потерял контроль над заклинанием. Книги с грохотом рухнули вниз.

  

   В комнате было решено отдать под книжную полку целый отсек в шкафу. Причём мы поставили одинаковые книжки рядом, чтобы легче было ориентироваться. В принципе, они же абсолютно идентичны, и какую брать - без особой разницы. Мы решили, что тут можно безо всяких "твоё-моё" разобраться, чтоб не запутаться.

   Дельвиг хотел было потащить меня в город погулять, но я вежливо отклонил его предложение, сославшись на то, что моя сумка ещё не разобрана до конца. Рыжик поворчал и вернулся к разбору своих вещей вместе со мной. Я тем временем наткнулся на меч и закусил губу, судорожно размышляя, куда его деть, чтобы друг на него не обратил внимания. Ведь Дельвиг, с его любопытным носом...

   - А это что у тебя?

   Почти выстроенная схема прятанья меча рухнула.

   - Ой, меч. Хо-хо, настоящий эльфийский клинок, да? - Дельвиг попытался схватиться за рукоять, но он вдруг одёрнул руку, будто бы его ударило током. - Точно эльфийский. Никому больше в руки не даётся.

   А я задумался. Почему тогда Тиссар мог его взять, а Сораль теперь - нет? Ну, тогда клинок ещё не узнал меня как хозяина, скорее всего. А сейчас? Может, потому что я не хочу?

   - Попробуй снова. - Я переменил своё нежелание давать ему свой клинок.

   На этот раз меч дался в руки Дельвига. Мальчишка взял его, достал из ножен и взмахнул на проверку несколько раз. Причём махал не просто так, бездумно, а со знанием дела.

   - А говорил, что не маг, - укоризненно посмотрел он на меня, опустившись рядом на корточки.

   - С чего ты взял, что это из-за моей магии? Это клинок, а не я!

   - Ну да, ну да, - фыркнул рыжий.

   - Слушай, Дельвиг, давай на чистоту, ладно? Я не эльфийский принц, не маг. Я обычный эльф, понимаешь? Конечно, я принадлежу к правящему дому, но моя ветвь слишком далека от трона.

   - Но чисто теоретически ты можешь быть принцем, - возразил он, убирая меч обратно.

   - Могу. Но не буду. Во-первых, повторюсь, что моя ветвь стоит слишком далеко. Во-вторых, эльфийских земель больше нет, так что, будь я принцем, править мне негде. И, наконец, в-третьих, перестань выдумывать всякую чепуху.

   - Правитель не тот, у кого есть земли. Зачем кому-то земли без народа? - выдал вдруг Дельвиг, встал и вернулся к своим вещам.

   Ещё одна странность. Запомнить. Проанализировать позже из-за нехватки данных.

   Я задумался. И вправду. Кто такой правитель без своего народа? И могу ли я быть правителем?

   Нет, вряд ли. Кто-то да должен остаться из дома Нимуэ.

  

   "Дорогой Тиссар!

   Я решил написать тебе ответ почти сразу, хоть и не набрался ещё впечатлений столь ярких, чтобы предать их бумаге.

   Попробуй не готовить с книжкой в руке. Быть может, именно из-за этого у тебя и выходит... такая гадость, а не что-то съедобное. Я тебе уже говорил об этом, но ты меня не послушал. Поэтому повторюсь.

   У меня всё хорошо, уже успел познакомиться кое с кем. Его зовут Дельвиг Сораль, он теперь мой сосед по комнате. Шумный, неугомонный, но мне он понравился, несмотря на свой непоседливый характер. Нашим куратором был назначен Норд Хейстар. Мне он показался человеком хорошим. Может, ты его знаешь. Если да, то хотелось бы услышать твоё мнение о нём. Как ты говорил, любая информация может оказаться полезной.

   Знаешь, мне снился странный сон. Но я подумал, что лучше не писать об этом, а сказать тебе лично. Поэтому жду. Жду, когда ты прилетишь. Если занят, я пойму, можешь не торопиться и не переживать.

   И да, почитал тут одну из выданных книг. Мне стало интересно, как связана душа Всадника с цветом дракона и почему их цвета обозначают цветом камней?

   Твой ученик,

Лир"

  

   На следующий день Дельвиг потащил меня в город. Я не противился - мне нужно было докупить некоторые вещи. Да и почему бы не прогуляться?

   В общем, моему рыжему товарищу без особого труда удалось вытащить меня на улицу. Выйдя из общежития, я быстро накинул капюшон - на ступеньках спиной к нам - слава Элаярэ! - стояла девочка с тёмно-русой косой. Она старательно пыталась затащить на лестницу тяжёлую сумку, но, похоже, сил ей на это не хватало.

   - Помочь? - сразу предложил Дельвиг.

   Девочке на вид было лет этак тринадцать. Аккуратный курносый нос довольно смешно сморщился, предавая её лицу забавный вид. Бросив еле слышное: "Я сама!", она продолжила с всё тем же усердием затаскивать сумку на ступеньку выше.

   Я вздохнул, закатил глаза, невольно поправил капюшон. Было видно, что Дельвиг спросил её лишь из вежливости, ему на деле хотелось поскорее оказаться в городе, начать прогулку. Но не мог же я оставить её? Прогулка прогулкой, но помогать, особенно когда кто-то в твоей помощи нуждается, надо.

   Выхватить сумку из рук девочки не составило большого труда - она ошарашено на меня уставилась, стоило мне её чуть-чуть потеснить. Рывком приподняв ношу, я чуть не охнул. Сколько же она весит?! Тонну? Две?

   - Куда нести? - весело поинтересовался Дельвиг.

   Я незаметно погрозил ему кулаком. Ишь, какой услужливый нашёлся. Хоть бы чуть-чуть со своей магией мне помог. Так нет ведь, нужно, чтобы бедные несчастные и угнетённые эльфы таскали сумки незнакомых девиц.

   - А... ну...

   - Так ты новенькая? Первый курс? Мы - тоже! Пойдём, отведём тебя к куратору нашему, он всё скажет и популярно объяснит, что да как. Меня зовут Дельвиг, его - Лир. А тебя как?

   Я снова закатил глаза, благо, никто этого не заметил из-за капюшона.

   - Нина. - Она всё ещё прибывала в несколько ошарашенном состоянии, когда мой рыжий товарищ схватил её за руку и потащил в сторону главного корпуса.

   Мне ничего другого не оставалось, и я, кряхтя от натуги, последовал за ними.

   Норд встретил нас с слегка недовольным видом, но как увидел Нину - сразу преобразился. На лице засияла приветливая улыбка, в тёмных глазах заплясали искорки. Он оторвался от бумаг, встал, кивнул нам и указал девочке на единственный стул, куда Дельвиг её сразу и усадил. А потом наш куратор строго на меня посмотрел.

   - Я кажется говорил про капюшон в помещении. - Норд изогнул бровь дугой, скрестив руки на груди.

   Поставив тяжеленную сумку на пол, я покорно снял капюшон с головы, убрав несколько прядей, лезущих в глаза, за уши, чтобы не мешались. Тишина, повисшая в кабинете, несколько смутила меня, но виду я не подал. Понял, для чего Норд всё это затеял. Во-первых, чтобы научился не скрываться в школе, ибо волей-неволей, а твои длинные ушки всё равно увидят и поймут, к какому народу я принадлежу. И, в самом деле, нельзя же на уроке или в столовой сидеть с капюшоном? Во-вторых, стоит начать привыкать, когда на тебя глазеют с челюстью, отвисшей до пола, и глазами в пол-лица. И в-третьих, Норду, видимо, доставляло удовольствие видеть удивление на лице Нины. Или он хотел вызвать моё смущение? Ага, щаз-з! Не дождётесь. Закон улицы - не выдавай своих эмоций, держи себя в руках, ничему не удивляйся и строй умильную моську, если ты ещё достаточно мал, чтобы тебе прохожие давали монетку-другую.

   Лёгкая тень улыбки на лице куратора. Несколько благодарная, ехидная, но такая, чтобы заметить её смог только я.

   - А ещё он эльфийский при... - Я вовремя заткнул своего болтливого товарища.

   И тут же пожалел. Оказывается, Дельвиг довольно сильно и больно кусается. Уж не сказочный вампир мой друг часом?

   - Я - маэрл, а не принц. Я тебе это уже несколько раз повторял, - недовольно пробурчал я, встряхивая пострадавшей конечностью.

   - Говори что хочешь, - фыркнул рыжик, - а я тебе всё равно не верю.

   Я вздохнул, но ничего отвечать не стал. К тому же Нина уже смогла взять себя в руки, подобрала челюсть и теперь взирала на Норда, ожидая.

   - Норд Хейстар - куратор первого курса, а также учитель математики, химии, физики и биологии, - представился мужчина. - Обо всём узнаешь у старосты на своём этаже. У девочек это Анастель Валейнта, обитает в двадцать первой комнате. Жить будешь в двадцать пятой комнате, вот ключ. Извини, что не рассказываю тебе обо всём сам - дела, понимаешь ли. Ребята, девушку проводите или вам нужна мотивирующая просьба-приказ?

   Мы дружно замотали головами, в четыре руки подняли сумку Нины и вышли. Девочка семенила за нами, вертя головой во все стороны. Хорошо хоть Дельвиг мне помогал - хотя, скорее, мешался, ибо тоже вертел головой и болтал без умолку! - а не то пришлось бы совсем туго с этой тяжеленной ношей. Интересно, что там лежит? Золотые слитки?

   Проводив Нину до комнаты старосты, мы сдали её с рук на руки, и Дельвиг всё-таки вытащил меня в город, предложив отобедать в какой-нибудь таверне за его счёт. Я согласился, но заявил, что, во-первых, возьму свой меч на всякий случай, а во-вторых, платить за себя буду сам. Не хотелось как-то сразу виснуть на шее друга.

  

   И всё-таки день просто должен был закончиться чем-то подобным. Я чувствовал это, более того - я знал. Я был уверен, что всё не может быть столь гладко, тихо и мирно, не может не быть неприятностей. Может, не стоило сегодня вообще куда-то ходить? Но чего гадать. Ведь это всё-таки случилось!

   Я пытался убедить Дельвига не идти в порт. Все знают, что эта часть города является самой опасной. Но нет, мой рыжий друг упёрся, словно баран, мол, хочу увидеть пристань, хочу посмотреть на море. Вот хочу, и всё тут, весь разговор. А на то, что я ему говорил, он даже не обращал внимания, просто пропускал мимо ушей, пару раз вяло отмахнувшись, что он не простой мальчишка, а маг. Вот интересно было бы узнать, чародеи все такие самоуверенные? Впрочем, много ли людей, обладающих даром, я знаю? И есть ли дар у Йенема?

   Парочка изрядно подвыпивших матросов вывалилась из трактира прямо на нас. Встала, поддерживая друг друга, глянула недовольно, дыхнула перегаром... Они прошли дальше, а потом, через десять или двенадцать шагов, один развернулся и стал кричать, что мы стащили его кошель, что мы - воры. Из трактира, услышав эти вопли, вышли дружки этого морячка. И, мне на несчастье, они были менее пьяны. Да, ко всему прочему, с мечами на поясах.

   Отрицать свою вину, как в первые несколько секунд пытался сделать Дельвиг, не имело никакого смысла. В сущности, это простая афера: один говорит, что его обокрали, остальная банда изображает друзей, загоняет жертву в переулок, где "вора" раздевают до нитки. А пёстренький костюмчик Дельвига выдал его с головой, кричал на всю улицу: "У моего хозяина есть деньги!"

   - Идиот, - прошипел я рыжику, когда тот в очередной раз попытался оправдаться, - замолчи. И лучше не лезь вперёд.

   - Господа, - повысил я голос, чтобы отвлечь их внимание, - быть может, ваш друг оставил свои деньги в трактире? Он порядочно выпил.

   - Ах ты маленький...

   - Да, - спокойно оборвал я, быстрым движением обнажая меч, - маленький.

   Небритые рожи уставились на клинок, искрящийся в солнечных лучах зелёными всполохами. Они зашептались, а я, не напрягаясь, расслышал, о чём они говорят:

   - Это же эльф!.. Может, он маг?.. Осторожней... внимательнее... Давайте оттесним их в подворотню.

   Против последнего я не возражал. Даже лучше, там им сложнее будет напасть на меня со всех сторон. Но, с другой стороны, большое количество нападающих мешает друг другу. И смогу ли я выстоять в тесном переулке против семи-восьми мужиков? Они сильнее меня. Опытнее в уличных драках. Они убивали. Я - нет.

   Я заставил Дельвига зайти за свою спину, стал медленно отступать назад, в узкий переулок. На улице не было ни души. Звать стражу не имело смысла. Никто не услышит. Да и станет ли кто-то помогать в подобном случае?

   - Дурак, - шептал я себе под нос, отступая, - дурак, дурак, дурак.

   - Извини, - еле слышно выдавил из себя Сораль.

   - Да не ты дурак, а я! - вскрикнул я, вдруг почувствовал, что всё - дальше стена. - Я дурак, я!

   Натолкнувшись спиной на стену, я шагнул вперёд и дал возможность Дельвигу колдовать. Но на что может быть способен начинающий маг? Сможет ли он поднять в воздух одного из них? Или хотя бы ту деревяшку, и шандарахнуть ей по голове одного из банды? Догадается ли до этого?

   - Дель, сможешь вырубить одного из них? Вон той палкой, а? - Я чуть-чуть повернул голову, краем глаза, буквально мельком, глянув на него.

   Он покачал головой.

   - Я истратил весь резерв вчера, на книги. Ещё день буду восстанавливаться.

   Невольно из моего рта вырвались ругательства, вызвавшие недоумение на лицах бандитов. Ну да, я, обитая на улице, значительно повысил свой словарный запас.

   Подворотня не такая уж и узкая, как казалось с улицы, и это даже хорошо - есть место для манёвра. Главное не подпустить их к Дельвигу, у которого даже оружия никакого нету. Стоит добраться до ящиков и какого-то мусора, скинуть их, загородить путь. Пусть на время, но этого хватит. Отвлечёт, задержит.

   Прикрыв глаза, я дотронулся пальцами до меча, мягко надавил на лезвие большим пальцем, почти не чувствуя боли от пореза. Я знал, что такие клинки нужно перед самым боем оросить своей кровью. И тогда они поют для своих хозяев. Но что будет от поющего клинка? Чем он сможет мне помочь?

   "Это не больше, чем ритуал. Традиция. Я соблюдаю её не из веры, а потому, что она дорога мне как память о моём народе, о моей семье. Я полагаюсь только на свои силы в этом бою". - Мысль пронеслась через край сознания. - "Ну что, господа, потанцуем?"

   Шаг, второй, третий... Вот один из них с кривой ухмылкой двинулся на меня. Почему они так уверены в себе? Ведь считали же меня магом! Но времени на размышления нет - нужно уйти с линии атаки, проскочить под мечом, развернуться корпусом... Клинок царапает каменную стену, теряет малую толику скорости, но всё равно успевает задеть противника, оставить поперёк груди длинную рану. Правда, мне уже не хватает времени уйти из-под удара, я только отклоняюсь чуть в сторону, в надежде, что... Опоздал. Задели, но совсем чуть-чуть, оцарапали предплечье самую малость. Только царапина, ничего серьёзного и обременительного, но стоит быть осторожнее.

   Сжав рукоять меча, я вдруг почувствовал, как он еле заметно вибрирует, будто бы от нетерпения, почувствовав кровь врага. Зелёные всполохи оторвались от лезвия, поднялись на несколько миллиметров.

   Клинок засветился, но бандиты не обратили на это никакого внимания. Не заметили? Не могут видеть?

   Чёрный туманный рой обволакивал меч, а зелёный мягкий свет застилал глаза. И я услышал. Услышал, как поёт оружие. Поначалу тихая, мелодия стала набирать обороты. Я отвлёкся на неё, стал прислушиваться и пропустил удар. Но ритм, увлекающий за собой, заставил меня сделать шаг назад, потом - влево. Разворот, прыжок вперёд. Пригнуться, увернуться от рубящего удара.

   Музыка, слышимая, наверное, только мне, играла настойчивый, быстрый ритм. И я, сам того не осознавая, подчинился ему, стал двигаться в такт.

   Придётся выходить вперёд, я и так уже почти вдавил испуганного Дельвига в стену. Шаг вперёд, поворот. Делаю обманный выпад, увожу меч нападающего, слегка подаюсь вперёд, наклонившись. Неустойчивая и опасная позиция, но другого выхода просто нет. Нанести удар - быстрый, скользящий, точный - и сразу отскочить. Но не успеваю ни поставить косой блок, чтобы увести меч атакующего, ни увернуться. Резко приседаю, чтобы спасти голову, в которую шёл удар, и с корточек выпрыгиваю вперёд, разворачиваясь и нанося удар. Занести чёрный клинок, обмануть, плавно поменять траекторию удара. Ещё один! Уже второй падает на землю, выронив меч, схватившись за рассечённое бедро, пытаясь сдержать стремительно убегающую кровь. Я поддеваю носком сапога вражеское оружие, откидываю его в сторону.

   Одурманивающая музыка гремит в ушах, заставляет сердце в такт ей биться. В висках стучит кровь.

   - Хватит. Достаточно! - Тот самый голос, приказавший открыть глаза. Тот голос, говоривший со мной во сне. Но почему я не помню, что он говорил мне? - Ты уже добился своего. Они уйдут.

   Выставив меч вперёд, я зло усмехаюсь. Дурман из головы как ветром смело. Я понимаю, что голос, который привёл меня в себя приказом, улыбается.

   - Кто хочет продолжать этот бой? - резко, хрипло бросаю я, стараясь не смотреть на кровь, не показывать виду, что меня мутит от её вида.

   Их больше, намного больше. Они могут тупо задавить количеством. Я же один. Дельвиг не может мне помочь, у него нет сил, нет оружия, нет возможности оказать помощь.

   Все молчат, смотрят даже не на меня - на матово чёрный клинок, где нет уже зелёных всполохов от солнца, а только рой чёрных точек вокруг. Смотрят, боятся пошевелиться, сказать хоть слово, издать хоть звук. Замерли. Ожидают, когда я скажу что-нибудь. Или продолжу убивать?

   - Ты сильно напугал их, мальчик мой. - Голос звучал уже не в голове - где-то рядом, над ухом. - Но оно и понятно, первый раз с таким мечом, да и без присмотра старших.

   - Кто ты? - одними губами, еле различимым движением.

   - Кто я? Тебе это сейчас ни к чему. Главное, что я хочу тебе помочь. Скажи им, чтобы убирались и сами сдались страже. Нет, я не думаю, что они просто убегут. На крайний случай я внушу им кое-что. И не забудь рассказать Норду обо всём случившимся. Ну, почти обо всём. Обо мне - ни слова. О магии меча - тоже. Никто не видел этого. Кроме твоего друга, ведь он маг. - Голос насмешливо хмыкнул, продолжил: - Постарайся его убедить, чтобы он не рассказал этого Норду. Попроси сохранить твой секрет.

   - Кто ты? - повторяю настойчивее, но теперь без слов, одними мыслями.

   - Я приду к тебе ночью.

   - Кто ты?! - мысленно кричу я.

   Я вдруг понял, что его уже нет рядом. Почувствовал это, и стало как-то не по себе.

   - Убирайтесь. И лучше сдайтесь страже, иначе разыщу вас потом и продолжу. Поняли?

   Бандитов как не бывало. А сзади раздался слабый голос Дельвига:

   - А говорил, что не маг...

  

  

***

  

   Король был в гневе. Король был недоволен. Король нервничал.

   - Йен, успокойся уже ты. Подумаешь, мальчик попал в переделку и...

   - Ксавьер! - Король что есть силы крикнул на своего советника - мужчину лет тридцати с тёмными кудрями длиной до лопаток, с аккуратными круглыми очками из тёмного горного хрусталя, из-за которых смотрели серо-зелёные глаза.

   Мужчина сидел, откинувшись на спинку большого уютного и мягкого кресла, и спокойно себе читал до этого. Переживания правителя были ему не понятны. Более того, он не находил им логического объяснения.

   - Он впервые кого-то ранил, почти убил, - отрешённо прошептал Йенем. Резко развернувшись, он заговорил громче: - Ну нельзя же его было пускать без присмотра. Куда смотрела Рита? Куда смотрел Норд? Куда смотрели все вы?!

   - Йен, да что с тобой такое? - Анхель, оторвав задумчивый взгляд от вида из окна, посмотрела на правителя.

   Король устало опустился на своё место, закрыл ладонями лицо, глубоко вдохнул. Он и сам не знал, что с ним творилось. Не знал, почему вдруг это известие привело его в ярость. Почему он так печётся об этом эльфе? И ведь дело тут не только в выгоде, не только в продуманном плане, не потому, что эльф мог пострадать в уличной стычке. А потому, что он впервые пролил чужую кровь. Куратор мальчика уже успел доложить правителю, что Лир стал несколько отрешённым, а к еде даже и не думал притрагиваться. Более того, эльфик, по словам его соседа по комнате, после стремительного бегства разбойников долго стоял, смотрел в никуда, был весь бледен, будто бы не в себе. И вроде бы с кем-то говорил.

   Йенем стал раскачиваться вперёд-назад, шёпотом разбирая всевозможные варианты, строя какие-то планы, схемы действий.

   И Ксавьер, и Анхель, и Нейвир... эти трое прекрасно видят, что с ним что-то не так, но не могут понять его.

   - Это всё сами знаете из-за чего. - Нейвир, закинув ноги на спинку чёрного дивана, свесил голову вниз, оскалился, подмигнул Верховной.

   И глава Канцелярии, и Верховный маг осуждающе посмотрели на генерала КГБ.

   - Конечно! - всплеснул руками Нейвир. - Конечно! Ему же сейчас и так хуже некуда, а я напоминаю про утрату, про братьев...

   - Ней, тебе бы не помешало сейчас помолчать. По возможности также сесть прямо. - Анхель подошла к Йенему, присела перед ним на корточки, положив свои руки ему на колени, пытаясь помочь.

   Но как помочь, если ты не знаешь, из-за чего страдает твой друг? Если ты не можешь ему помочь, не знаешь, как это сделать?

   - Ну да... все любят обижать бедного и несчастного меня! - Генерал резко развернулся на диване, поднял с пола свой арбалет и сел прямо.

   - Просто заткнись! - рявкнул на него Ксавьер.

   Король встал, даже не заметив Анхель, её обеспокоенного взгляда. Прошёл по комнате туда-сюда несколько раз, сложив руки за спиной в замочек.

   - Тиссар прав. Ребёнку нужна охрана. - Его глаза вспыхнули ярким огнём.

   - Хех, - всё-таки подал голос Нейвир, - Радужное Пламя взялся за дело лично!

   Но, получив туфелькой в голову с одной стороны и тяжёлым талмудом с другой, он вынужден был замолчать. Правда, снаряды пролетели несколько выше и в цель всё-таки не попали. Да и генерал КГБ втянул голову в плечи. Так, на всякий случай.

   - Господа, - подал голос Ксавьер, поднимаясь со своего места, - я не думаю, что на данном этапе ему нужна свора телохранителей. Лишнее внимание. Оно нам нужно? Вот и я думаю, что нет.

   - Идеи? Варианты партии? - не глядя на него, спросил Йенем.

   - Есть пара схем. Какую выбрать - дело ваше, Вашество. - Глава Тайной Канцелярии растянул на губах хитрую улыбку.

  

  

   Пятое действие

  

  

Иногда наваливается столько проблем и неприятностей, что из них уже можно выбирать.

Лираэриталь тогг'Саэрльх Нимуэ, сын Ветра

  

  

   Меня разбудил грохот открывающихся окон. Осторожно свесив руку вниз, я нащупал под кроватью рукоять меча. Но, с другой стороны, а чего я рыпаюсь? Вдруг это Дельвиг решил подышать свежим воздухом?

   Ага, как же. Посреди ночи Дельвиг, которого и пушечным выстрелом не добудишься, решил вдруг отчего-то встать, раскрыть окно... для него это будет слишком много действий, особенно посреди ночи да после плотного ужина.

   И тут я вспомнил об обещании, что дал мне тот странный голос. Он сказал, что придёт ночью. Это было даже не обещание. Это был факт как таковой. Он придёт и всё. От этого не отвертишься.

   - Ты ведь не спишь. - Смешок на краю сознания. - Долго ещё будешь притворяться?

   Я резко сел на кровати, распахнул глаза, меча, впрочем, не убирая из руки. Положил клинок рядом, держа его в ножнах. Я был готов в любой момент выхватить его. Но для чего? Мне же самому, вроде как, интересно, что это за голос.

   На подоконнике, сгорбившись, вжав голову в плечи, на корточках сидел тёмный силуэт человека, похожего, скорее, на хищника, готового броситься на свою жертву. И только глаза, прозрачные, словно лёд, светились неясно в темноте. Они, эти глаза, смотрели с явной издёвкой, хитринкой.

   - Мальчик мой, отпусти меч. Он тебе сейчас ни к чему, - ещё один смешок, снова в моей голове.

   Я покорно выпустил рукоять, искоса поглядев на кровать Дельвига. Друг спал как ни в чём не бывало, по уши завернувшись в одеяло и что-то бормоча себе под нос. Он выглядел счастливым, улыбался. Наверное, ему снилось что-то хорошее. Стол, полный сладостей? Быть может.

   Силуэт передо мной вдруг дрогнул, стал расплываться, пока не превратился в чёрный туман, отчётливо видимый в лунном свете, проникавшем сквозь раскрытое окно. Туман повисел в воздухе на одном месте, а потом плавно переместился за мою спину. Я обернулся, чтобы увидеть, как чёрная дымка собирается в тот же силуэт. Только на этот раз человек сидит на шкафу, свесив одну ногу вниз, а другую подобрав к груди. Холодные глаза всматривались в меня, казалось, они искали изъян, неточность, неправильность. Вот они вздрогнули, так и не найдя того, что искали.

   - Идём. - Он рывком оказался рядом, схватил меня за руку. Я почувствовал, что против своей воли поднимаюсь в воздух. - Мы можем разбудить твоего друга. - Смешок.

   Быстрым, резким движением мы вдруг оказались за окном - я даже вскрикнуть не успел. Остановились, и я понял, что мы парим. Медленно, по чуть-чуть, поднимаемся вверх. И что этот таинственный силуэт сделал это специально, чтобы сердце моё опять упало куда-то вниз, чтобы я снова почувствовал радость и эйфорию полёта. Но вот снова резкое движение, меня швыряет вверх, к ярким крупным звёздам, рассыпанным по небесному куполу. Мы оказались на крыше. Только теперь рядом был не силуэт, неясный и непонятный, а человек. Длинные тёмные волосы цвета безлунного тёмного неба, с небольшими серебряными точками, словно звёзды над нами. Его волосы были похожи на ночной небосвод. А глаза... прозрачные льдинки, среди которых еле различался зрачок - такая же льдинка, только чуть более тёмная. Он не смотрел на меня, а куда-то в сторону. Туда, где с неба на нас глядела луна.

   - Кровью алой умоется чёрная сталь, - приподняв голову, тихо запел он. - Ай-я-яй, умоется сталь!

   Я знал эту балладу. Она была о герое с каменным, ледяным сердцем. Он начал свой путь, желая защитить родину, дом, семью. А потом он позабыл про всё. Он хотел силы, чтобы защитить родных, но, добравшись до этой силы, он возжелал её для себя. Его сердце стало холодным, словно лёд. И боги покарали его, отобрали всё.

   - Хладный ветер слёзы высушит мне. Ай-я-яй, слёзы мне!

   Притянув колени к груди, я положил на них подбородок, прикрыл глаза, стал вслушиваться в такие знакомые слова. Я пытался напевать себе их всякий раз, когда читал эту балладу. Но подобрать мелодию не получалось. Я почему-то представлял, что она должна быть резкой, упрекающей. А он пел... нет, не пел - оплакивал. Казалось, он знал, что чувствовал тогда герой с холодным сердцем. Хотя, почему знал? Не мог ли быть он тем самым героем?

   - Живому - солнце, а мертвецу - луна. Ярко и холодно светит она. - Баллада подошла к концу.

   - Ну, догадался, кто я? - усмехнулся он, закончив петь.

   Я только кивнул в ответ. Не хотелось говорить. Не хотелось отпускать этого странного чувства, оставшегося после баллады. Мне казалось, что заговорив, я навсегда позабуду эту мелодию. Больше никогда не смогу её вспомнить, услышать вновь.

   - В этой легенде люди забыли сказать лишь об одном.

   Открыв глаза, я вопросительно на него посмотрел.

   - Боги, конечно, разгневались. Но они не смогли забрать у героя ту силу, что он получил. Они признали его равным себе. Дали ему имя - Хозяин Ветров, Ненг'тодд. У разных народов меня называли по-разному. У вас, у эльфов, я стал Королём Зимы, Ирсаураевиэлем. У гномов - Ночным Странником, Хирштастаром. Люди назвали меня Владетелем Снов, Эру. - Он качнулся вперёд, и серебряные капли в его волосах блеснули, ослепили на миг.

   - И при чём тут я?

   Я точно схожу с ума. Сначала голоса в голове, потом странные сны, а теперь вот это. Сижу на крыше и разговариваю с богом. Ха, ха и ещё раз ха!

   - М, я пока не могу тебе сказать. - Хозяин Ветров, названный моим народом Ирсаураевиэлем, посмотрел на свои босые пальцы, пошевелил ими и продолжил: - Пока не могу. Но, мальчик мой, скажу только...

   Он дёрнулся всем телом. Передо мной вновь появился силуэт, разорвавшийся вдруг, ставший чёрной неясной дымкой. И эта дымка стала расползаться в лунном свете, исчезать, таять.

   - Прости. - Тихий шёпот на краю сознания. - Мне пора.

   Эй, а он подумал о том, как я буду спускаться с крыши? И, вообще, что этот разговор должен означать? Пришёл, спел балладу, рассказал о себе и ушёл? А объяснить мне, с какого боку тут я, он не может? А мне каково сидеть и думать о том, что я, похоже, начал медленно сходить с ума? Ведь если расскажу об этом кому, так они пальцем у виска покрутят. И мага-лекаря вызовут. Так, на всякий случай.

   - А ты не рассказывай никому, эльфёнок. - Насмешливый голос донёсся будто бы из-под толщи воды.

   И как, всё-таки, мне спуститься с этой крыши? Хотя ну его. Потом придумаю. Вон какая луна красивая. И звёзды...

  

   Слезать с крыши мне всё-таки пришлось. Где-то ближе к утру начало заметно холодать, и я вспомнил, что Нара Эль - это вам не Тортвент, где ранней осенью ещё тепло, словно летом. Здесь, на севере, снег выпадает уже к середине октября. Поэтому, собравшись с силами, я подполз к краю крыши, аккуратно свесился вниз, зацепился руками и сиганул в распахнутое окно, с грохотом опрокинув стол. Слава всем богам - да-да, и тебе, Хозяин Ветров, отдельное спасибо! - Дельвиг не проснулся даже после такого шума.

   Голова раскалывалась и не понятно, из-за чего. А ушибленное плечо сильно ныло. Поэтому, забравшись под одеяло, я заставил себя заснуть, покуда ещё какие-нибудь Хозяева не втащили меня в новые приключения и окончательно не лишили сна бедного, несчастного, всеми доставаемого эльфёнка.

   Наутро я получил болезненный тычок под рёбра и сразу проснулся. Надо мной нависал недовольный Сораль. Заметив, что я вроде как проснулся, он кивнул в сторону распахнутого окна.

   - Если подышать хочешь свежим воздухом и смотреть на падающий снег, то хоть окно прикрывай за собой. - Его голос был слегка хриплым.

   И тут до меня дошло! Я вскочил, уронив по пути Дельвига, залез на стол и чуть было не вывалился в окно. Хорошо хоть мой рыжий друг успел схватить меня за руку. Но вид из окна того стоил!

   Весь город был покрыт тонким слоем инея и изморози, розовевшего в лучах поднимающегося из-за гор солнца. Оно выползало неохотно, будто бы не желая, чтобы это искрящееся великолепие растаяло из-за него. А в небе плясали зигзагами снежинки - маленькие, похожие скорее на небольшой град.

   - Уши отморозишь! И нос! - вернул меня с небес на землю Дельвиг.

   Я слез со стола, закрыл окно и плюхнулся на кровать. Веселье из головы будто ветром сдуло. Ведь сегодня, по идее, должны приезжать остальные ученики. Не сегодня, так завтра школа наводнится людьми. А мне, волей-неволей, придётся держать на себе их взгляды, терпеть шепотки за спиной... И без этого никак не обойдётся.

   - Выше нос! - радостно прохрипел Дельвиг.

   - Не могу, я же его отморозил, - кисло улыбнулся я ему. - И вообще, чего ты так к моему носу привязался?

   Мой рыжий друг захохотал и, подмигнув, ответил:

   - Понравился вот. Себе такой хочу.

  

   На завтраке к нам за столик подсела Нина. Она весело перешучивалась с Дельвигом, но за время еды пять или шесть раз обеспокоенно на меня поглядывала. Видимо, уже и она знала о вчерашнем нашем похождении в портовую часть города.

   Норд, озвучивший нам радостную весть, что сегодня ученикам выдают форму, также сказал, что меня ожидает кое-какой гость в кабинете директора. Мне еле удалось подавить в себе желание радостно вскрикнуть. Ну кто обещал приехать ко мне при первой же возможности?

   До кабинета директора я добрался сам, уже успев запомнить, где он находится. Но Тиссара, которого я ожидал увидеть, там не оказалось. Вместо этого я увидел скрестившего на груди руки и стоявшего спиной к двери Йенема. Он задумчиво смотрел в окно, полуприкрыв глаза, размышляя о чём-то своём. А на месте, где, по идее, должна была сидеть директор, находилась совершенно мне незнакомая личность. Мужчина лет тридцати, с длинными тёмно-каштановыми вьющимися волосами. Серо-зелёные глаза, скрытые за стёклышками очков из тёмного хрусталя, посмотрели в упор на меня.

   - Так вот ты какой из себя, - хмыкнул мужчина, ставя локти на стол и сплетая пальцы под подбородком. - Йен, наше чудо остроухое явилось.

   Щека Йенема дёрнулась, его странного цвета глаз скосился в мою сторону, посмотрел несколько секунд и вернулся к виду из окна.

   Я, пройдя вперёд, поклонился по всем правилам и стал ждать, что же будет происходить дальше.

   - Сядь. - Голос Йенема звучал тихо, но твёрдо и уверенно, хотя я заметил, что пальцы его слегка подрагивают.

   Оставшись стоять, я молча ожидал причины, по которой меня сюда вызвали. Да, при первой нашей встрече я вёл себя не совсем подобающе. Теперь же постараюсь исправить это упущение.

   Сидеть в присутствии короля, если ты намного ниже рангом, не позволялось по всем правилам приличия, что вдалбливал в меня Тиссар. Если ты, конечно, не заслужил права на это. С другой стороны, может быть, тут не такая уж и формальная обстановка? Как я понял, этикет не слишком был по душе Йенему.

   - Сядь! - рявкнул на меня король, и голос его заметно дрогнул, почти сорвался.

   Я послушно опустился на стул. Из-за чего он так волнуется? А, ну да. Я очень "удачно" прогулялся по городу с Дельвигом.

   - Он знает. - Знакомый голос! - Знает, что ваши души теперь переплетены.

   Ну здравствуй, Хозяин Ветров. Здравствуй, Ненг'тодд. Где же ты спрятался, а? Всё, вижу - неясный тёмный силуэт сидит под подоконником, тихонечко наблюдает и улыбается чему-то своему.

   Странно, что он сказал про души. Ведь во всех легендах, что я читал, всегда говорилось про Судьбу. Но никак не о душе. "Ваши Судьбы переплетены", "Вы имеете одну Судьбу на двоих" и прочее-прочее в подобном духе. Но почему Король Зимы сказал о душе? И что вообще он имеет в виду?

   - А вот подробностей, почему так, я тебе пока не могу сказать. Извини, - виноватая улыбка, смешок.

   Силуэт, не попрощавшись, исчез.

   - Это Ксавьер Кер'гхаль, - представил мне Йенем незнакомого человека. - Он будет отвечать за твою безопасность на протяжении всей операции.

   - Я надеюсь, ты не будешь подводить меня, - растянул на своём лице милую такую улыбочку глава Тайной Канцелярии, так что подводить его сразу расхотелось.

   - В первую очередь, Ксавьер, он подводит себя, а не тебя. Ему же хуже, если случится ещё что-то подобное, - и Йенем строго на меня посмотрел.

   Мне рассказали о том, что в город я теперь не должен выходить без формы - потому как на будущих Всадников нападать чревато: кто знает, может он и маг ко всему прочему? - и сопровождения в лице Норда или хотя бы Дельвига. Упомянули имя какого-то Леона, который также отвечает за мою безопасность. Также сообщили, что магом нашей школы, по совершенно честной жеребьёвке, стала Анхель Сайтарат. Та самая, что недавно стала Верховным магом всего королевства.

   - И она тоже будет следить за твоей безопасностью, - добил меня Ксавьер.

   Мне уже захотелось взвыть. Вот честное слово, лучше бы оставался в башне у Тиссара. Спокойнее и мне, и ему, и людей бы посторонних на уши не ставили бы. И вообще, с чего совершенно левые мне люди так всполошились из-за одного меня? Ну да, понимаю, первый эльф-Всадник за всю историю королевства. Более того, эльф, возможно, последний из правящей династии.

   И тут до меня дошло. Я раскрыл рот, поднял вверх указательный палец и...

   - Закрой рот. - Тон Ксавьера заставил меня подчиниться. - Все вопросы потом задашь. Возможно. Теперь же ты, поскольку согласился, да ко всему прочему влип в подобную историю, должен сидеть и не отсвечивать, изображая никому ненужную ветошь. Понял?

   Ладно, понял. Замолчали, опустили глазки долу и перестали рыпаться. В отличие от половины своих сверстников, я прекрасно понимал, когда стоит говорить, а когда лучше помалкивать. Сейчас явно был второй случай.

   - Радужное Пламя, - Ксавьер кивнул в сторону Йенема, - хотел выделить тебе телохранителей. Но я считаю, что это совершенно лишняя мера предосторожности, которая, наоборот, лишь привлечёт ненужное нам сейчас внимание. Его и без того выше крыши будет.

   Его слова я пропустил мимо ушей. И так всё было понятно, о чём там этот Ксавьер говорит. Зато то, как глава Канцелярии назвал короля, сразу натолкнуло меня на мысль. Я наконец-то смог провести ассоциацию цвета глаз Йенема и чего-то ещё. Действительно, они сильно напоминали пламя, языки которого имели цвета радуги: рубиново-красный, тёмно-оранжевый, похожий чем-то на светлое дерево, яркий жёлто-янтарный, изумрудно-зелёный, тёмно-сапфировый, бледно-светло-голубой, насыщенный фиолетовый. Всё это и множество других оттенков было в его глазах. И они то вспыхивали, словно огонь, заполучивший ещё немножечко топлива, то угасали, будто бы затухающий костерок.

   Я смотрел на него и пытался понять, что же тут не так. Почему я чувствую, что, с одной стороны, я нужен им для какой-то эгоистичной цели, но с другой я уже не просто орудие в руках? И пока так только с Йенемом. Я чувствовал, что Ксавьер не видит во мне пока ничего другого, только средство для достижения цели. Ему важно, чтобы я был в порядке, как важно воину, чтобы его меч не заржавел. А король, казалось, лишний раз боялся взглянуть на меня, чтобы не выдать своего... чувства? Странного чувства, которое я не мог распознать, потому что оно таилось внутри, оно не хотело пока показываться; его забивал в себе Йенем, боясь признаться себе, что оно существует.

   Что? Что это за чувство? В чём оно заключается?

   Чем оно вызвано?

  

   Возвращаться в комнату я решил через двор, чтобы освежиться. Мне нужен был холодный воздух, я хотел пойти долгой дорогой, чтобы поразмышлять немного над всем, что произошло со мной за сегодняшние полдня. И, как оказалось, зря я решил пойти этим путём.

   Я совершенно позабыл, что в последние дни перед началом учёбы ожидается наплыв учеников. Точнее, я забыл, что их будет так много. Или просто не ожидал подобного. Но на меня, стоило мне выйти из главного корпуса, тут же обернулось множество глаз. Первокурсники, второкурсники и прочие учащиеся, а также их родители и прочие сопровождающие, замерли в немом отупении, заглядевшись на эльфа, который спокойно себе шёл по территории школы, засунув руки в карманы и смотря себе под ноги. Ну не хотелось мне в лишний раз встречаться с этими взглядами. И хорошо ещё, что большинство из них были либо заинтересованными, либо просто недоумевающими. Встречались ещё и ненавистные, полные яда и злобы, но таких, к счастью, было не так много.

   Как назло, я наткнулся на кого-то. Пробормотав спешное извинение, я обогнул юношу - по возрасту, скорее всего, он был на последнем курсе - и направился к общежитию. Но тут на моё плечо легла рука.

   - Хм, что-то я не понял, чего это ты тут забыл? На работу хотел устроиться? - Его насмешку поддержали и другие, стоявшие поблизости и бывшие, судя по всему, его дружками.

   Среднего роста юноша восемнадцати лет, с короткими тёмными, слегка вьющимися, волосами, с ярко-синими, полными насмешки глазами. Из-под дорожного дорогого плаща виднелся не менее дорогой камзол.

   - Чё, не удалось? - нагло заржал один из них. Судя по виду, даже не ученик. Просто телохранитель.

   - Вам, судари, не всё ли равно, что здесь забыл этот эльф? - Через толпу протиснулся Норд, недовольно уставившийся на юношу и его сопровождение.

   Меня за руку незаметно утащил Дельвиг, сразу же начавший оживлённо шептать мне на ухо:

   - Как ты вообще умудрился на принца натолкнуться?! Ты хоть знаешь, что он мог с тобой сделать?

   - Принца? - Я позабыл одно из главных правил улицы и вцепился в Сораля. - У Йенема уже есть дети?!

   - Ты где жил-то до этого? Леон - его племянник. - Дельвиг повертел пальцем у виска, посмотрев на меня, как на ненормального.

   - Где жи-и-ил? - протянул я, в конец растеряв остатки самообладания.

   Отпихнув друга в сторону, я быстрым шагом поднялся по лестнице. Но у входа в комнату Дельвиг нагнал меня.

   - Извини. Я забыл, правда. - Он замер в дверях комнаты, ожидая.

   - Ничего. - Я, немного остыв, виновато на него посмотрел. - Это ты меня извинять должен, я вспылил. Как, говоришь, его зовут?

   - Леон. Он сын старшего брата Йенема. Всего было три принца: Дарриас, Йенем и Ноатиель. Старший пропал без вести, а младший погиб при Хель.

   Ага. Теперь понятно, что это за пташка такая - Леон, который должен меня защищать. И как мне с этой личностью поладить? Он же явно не настроен дружиться с остроухой тварью.

   - А нам форму выдали! - Дельвиг кивнул на свою кровать, где расположились два аккуратных свёртка.

   Форма представляла из себя чёрные штаны, высокие сапоги на небольшом каблуке, свободную рубаху с широкими рукавами, которые нужно было ещё заправить в кожаные наручи. Поверх одевалась приталенная жилетка в косую чёрно-рыжую клетку, а на шее повязывался белоснежный шёлковый платок. В подобной одежде мы обязаны были присутствовать на всех мероприятиях и уроках. По желанию могли также выходить в ней в город, чтобы ненароком не огрести проблем. Связываться с учениками из школы Всадников разные уголовные личности лишний раз не желали. Знали, чем это может быть чревато.

   Я почти наверняка уверен, что форму нам выдали сегодня только из-за вчерашней моей прогулки.

   Одевшись, я некоторое время крутился на месте, пытаясь разглядеть себя с разных сторон. Увы, без зеркала все мои попытки закончились неудачей. Только и смог понять, что рубаха немного велика, а платок завязан криво. Но перевязывать было до жути лень.

   - Ну что, пошли?

   - Куда? - Дельвиг, пытавшийся завязать на своей шее платок и в итоге плюнувший на это неблагодарное занятие - получилось у него что-то вроде скособоченного банта, - уставился на меня, словно увидел перед собой живого и натурального призрака. Хотя вряд ли призраки бывают живыми.

   - В город. Я так и не купил себе чернила, перья, тетрадки и ряд других вещей. Очень нужных вещей. И всё из-за некоторых.

   Мой рыжий друг потупил взор, заложил ручки за спину и стал ковырять носком новых сапог пол. На это я смог лишь закатить глаза и протяжно вздохнуть.

   - Я больше не буду, - пообещал мне Дельвиг.

   Пришлось поверить. Куда же деваться?

   У самого выхода из школы я встретился взглядом с Нордом, стоявшем у ворот и встречающим всё прибывающих и прибывающих учеников. Он, увидев, что я иду не один, а с помощью в лице рыжего товарища, кивнул, мол, иди, отпускаю.

   Оказавшись на рынке, я и не думал одевать капюшона. Просто откинул плащ за спину, открыв замечательный вид на форму ученика школы Всадников. Люди расступались, шептались за моей спиной, глазели. Этот ход был частью плана Ксавьера. Он хотел, чтобы я сразу заявил о себе. Смысл тогда было тайком проникать в город? Хотя, в ходе выполнения планы, зачастую, могут изменяться. Так о чём же я беспокоюсь?

   Первым делом я направился в сторону рядов с одеждой. Конечно, у меня было её достаточно, даже более чем, но... думаю, в моей шубке особо-то и не побегаешь зимой. А я сомневаюсь, что у нас не будет в холода занятий на улице. Уже успел узнать про них на завтраке от Шоннера.

   Для подобного дела староста посоветовал мне купить ал'амаг. Он являл собой накидку до середины бедра, с высоким воротом, скрывающим шею до подбородка. На краях, у рук, находились кожаные ремешки, которые с помощью заклёпок можно было зацеплять на запястья. Стоила она прилично, поскольку делалась не из совсем обычных материалов, только на первый взгляд казавшимися простыми... но ведь у меня был кошель от Ан? Так что, в принципе, я могу закупаться, даже не притронувшись к тем деньгам, что дал мне Тисс.

   Я выбрал чёрный ал'амаг с отстёгивающимся воротом из меха то ли рыси, то ли животного, очень на неё похожего. Также я присмотрел себе кожаную курточку, утеплённую с помощью магии. Точнее, она просто регулировала температуру, и жарко или холодно в ней мне не станет. Так что стоила она даже дороже накидки.

   Если я выбирал, что покупать, то Дельвиг просто глядел на товары вокруг и трогал всё, но со знанием дела, явно оценивая. А когда доходило до оплаты выбранного мной товара, он торговался, словно дикий дракон, отчаянно защищающий своё гнездо. И я вспомнил, что мой друг - сын купца, а значит знает толк в подобного рода вещах.

   И ведь и вправду так! Вон как ловко за пятнадцать минут сбил цену на половину первоначальной. Но, пожалуй, стоит уводить моего рыжего друга, пока он торговцев до инфаркта не довёл. Может же сделать так, что они ему заплатят за то, чтоб он ушёл. Но мы пока не собирались разорять здешних продавцов, поэтому я потащил Сораля дальше - к писчим принадлежностям и прочему в подобном духе.

   В этом ряду я, помимо набора перьев, нескольких чернильниц и стопки замечательной бумаги, приглядел маленькую книжечку - сборник поэм, написанных в годы войны. Что самое интересное, написан он был гномом. Увы, этот милейшей души гном остался безызвестным, хоть и блистал талантами. Впрочем, знающие наверняка о Хаирдте из Бейвертура слышали, потому как вряд ли интересующиеся поэзией пропустили бы такое дарование, как гном, пишущий лирические стихи.

   Все покупки по дороге обратно тащил Дельвиг, чтобы мои руки в случае чего были свободны. Причём не жаловался, видя, как я опасливо кошусь по сторонам, и то и дело мои пальцы сжимают рукоять меча. Да, вокруг всегда снуёт один-два патруля стражи. Да, улицы наводнены людьми, большинство из которых, чтобы выслужится, бросятся на защиту будущих Всадников. Да, можете называть меня параноиком, но даже здесь, в верхней части города, я не ощущал себя в полной безопасности. Да и параноик - второе название долгожителя. А я планировал прожить долгую, если не вечную, жизнь, пусть и рано пока о подобном задумываться.

   Во дворе школы уже было пусто, зато в окнах общежития мелькали лица, из корпуса слышались голоса, смех. И только одинокая фигура, мрачно усмехающаяся, стояла около флагштока. Леон, уже переодевшийся в форму, скрестив руки на груди, явно ожидал кого-то. И этим кто-то, судя по его оживившемуся лицу, оказался я.

   - Дель, отнеси, пожалуйста, покупки в комнату. А потом найди Норда, пожалуйста. Или, если его не отыщешь, скажу Шоннеру, чтобы шёл сюда. - Мой друг кивнул, показывая, что всё прекрасно понял.

   Я же медленно подошёл к принцу, остановившись в метрах трёх-четырёх от него. Рука сама собой нашарила под плащом меч и незаметно его вынула. Хорошо, что он не такой уж и длинный.

   Взгляд Леона, моего "охранника", не предвещал ничего доброго. Но, похоже, сначала он хотел просто поговорить со мной. Слушаем, не возникаем, тянем время. Помощь, надеюсь, уже в пути.

   И как я умудрился сразу нажить себе такого врага? И, главное, столь быстро?

  

  

   Шестое действие

  

  

Если что-то происходит, значит, ты всё ещё жив.

Гинконариэлл тогг'Тиамрау Алзараст, "скромный лекарь"

  

  

   Я встряхнул головой, чтобы убрать непослушные пряди с глаз. Интересно, о чём он собирается говорить? И что будет делать после разговора? Если Йенем маг, то и его племянник должен им являться. По сути, так. Но ведь я - живой пример того, что в семьях чародеев ещё как встречаются белые вороны. Тогда, почему он без оружия? Точно маг. Нужно сосредоточиться, быть готовым ко всему.

   - Знаешь, когда мне рассказали о тебе, я сначала подумал, что это дядя так дурно пошутил надо мной. Следить за остроухой тварью? Наблюдать за его успехами? Помогать, если что-то не получается? Но это оказался не розыгрыш, нет. И знаешь, что я сделаю с тобой? - Он уже не говорил спокойным и размеренным тоном - шипел, словно змея, завидевшая добычу.

   Оставшись стоять всё так же, Леон резко выкинул руку вперёд, что-то прокричал. Я только и успел, что закрыться плащом от надвигающего пламени. Видимо, принц не рассчитал дистанции - меня лишь легонько обдало жаркой волной воздуха, слегка опалило плащ. Тот начал тлеть, и я, чтобы не загореться вместе с ним, скинул бесполезную уже вещь.

   На вспышку, чего и следовало ожидать, из корпуса общежития гурьбой вывалились ученики школы. Кто-то кричал нечто подбадривающее, кто-то хотел подойти и разнять нас, но их не пускали другие. Я же смотрел и слушал это с каким-то отстранённым видом. Клинок в руках опять завибрировал, и только силой воли мне удалось его заставить не светиться. Тут слишком много магов - засвечусь, так потом объясняйся ещё со всеми.

   А так... Время, казалось, замедлилось. Я, отставив одну ногу назад, оттолкнулся и с рывка начал двигаться вперёд, поудобнее перехватывая меч во время движения. Казалось, словно не я управляю своим телом, а меч делает это. Леон, похоже, тоже ускорил своё восприятие, потому как успел увернуться. Я проскочил мимо, но, неожиданно и для него, и для себя, развернулся. Встал ровнее, задержал клинок у его шеи, усмехнулся краешком губ.

   Это была лишь видимая победа. Захоти, так он смог бы запросто смести меня заклинанием на подходе. Но почему принц ждал, пока я доберусь до него? И ведь, наверное, знал, что я не стану его убивать - это выше моих сил.

   С другой стороны, а хотел ли он убивать меня?

   Лицо Леона вдруг разгладилось, приобрело странное весёлое выражение лица, напоминающее отчасти Йенема. И понятно почему - как-никак родственники.

   - Хм. И не подумал бы, что ты так быстро можешь ускорить восприятие. И двигаешься хорошо, хоть и ногу немножко дальше поставил, чем следовало бы. - Леон отошёл на шаг назад от всё ещё застывшего у его шеи меча. При этом принц продолжал улыбаться.

   Я встал ровно, убрал клинок в ножны. Непонятно он себя повёл. Хотел проверить? Но зачем сразу огнём швыряться?

   Странно всё это, ой странно.

  

   - Что значит это твоё "я просто хотел проверить"?! - Ой-ёй. Ну нельзя же так орать, да ещё прямо в ухо. Этот Ксавьер думает, что мы глухие, что ли?

   После той выходки, что мы с Леоном учудили во дворе школы, Норд потащил нас за уши в кабинет директора, где уже поджидали и директриса, и король, и глава Тайной Канцелярии. И все до жути недовольные. Ругали, в основном, принца, но и мне доставалось за компанию. Хотя в чём я провинился? Я лишь защищался. И ведь не убил никого. Даже силы меча не использовал!

   - И чтоб без подобного впредь!

   Да-да. Пришлось соглашаться, что мы больше не будем. А что ещё оставалось делать? Ведь иначе не отстанут же.

   В общем, из кабинета мы вышли уже ближе к ужину. По пути в столовую Леон охотно указывал на все мои ошибки, разбирая их и поясняя, как было бы лучше. Я же слушал внимательно. Как мне объяснил Ксавьер, принц будет отвечать не только за сохранность некоей остроухой тушки, но и за мои тренировки. Видимо, у меня также будут дополнительные занятия помимо тех, что шли по расписанию.

   За столиком уже собрались Дельвиг, Нина, Норд и Шоннер. Леон, вяло отмахнувшись от своих друзей, решил отужинать с нами. И на протяжении все трапезы на него косился не только мой рыжий друг, но и наш староста, и Нина. Ещё бы! Ведь Леон продолжил разбор полётов, не давая мне спокойно поесть. Я в долгу не оставался и указывал на все его ошибки в ответ. Что странно, принц с ними согласился и предложил потом устроить пробный бой, чтобы посмотреть, как каждый из нас будет исправлять свои недочёты. Мне лишь оставалось тяжко вздохнуть и согласиться. Видно же, что Леон теперь от меня не отстанет.

   Завтра, как нам объяснили на пару Шоннер и Леон, нас ожидала официальная церемония, на которой новых учеников принимали в школу. После, вечером, были встречи классов. На следующий день обычно давался бал, чтобы ученики познакомились не только с однокурсниками. Ну а потом начиналось то, ради чего, собственно, все здесь и собрались - учебный год.

   Когда уже забрался под одеяло, стал размышлять - теперь что, каждый мой день будет столь насыщенным? С одной стороны, даже приятно, что дни не повторяются как там, в башне Всадника. Но ведь я не привык к подобным "приключениям"! Вот ей-ей, создаётся впечатление, будто я герой какой-нибудь легенды. Или в городе всегда так? Что ни день - приключение.

   Хочу обратно, в башню, к Тиссару и Аршарес, к библиотеке и любимой комнате. Хочу вернуться к спокойной, серой и скучной жизни. От неё хоть знаешь, чего ожидать. Там царит тишина и спокойствие, не нужно бояться, что тебе в спину могут всадить нож - а Ксавьер мне ясно дал понять, что подобное здесь вполне себе случиться. Можно не переживать, что о тебе подумают другие, ведь других-то рядом на лигу пути не сыщешь. Там есть изученная вплоть до каждого камешка башня и лес рядом, который знаешь ничуть не хуже. А что здесь? Множество неизвестных лиц вкупе со школой, походящей скорее на лабиринт. Вот почему нельзя выдать план школы какой-нибудь? Или просто никто не догадался? Предложить, что ли, Норду эту идею - пускай подумает над ней.

   Эй, всё, прекратили ныть. И не через такое проходили. Тут хоть еда, крыша над головой и собственный угол с кроватью. И учат, ко всему прочему. А теперь давай вспомним, что было лет этак шесть назад. Вспомним, и сразу забудем. Потому что подобного можно желать только самому худшему врагу.

  

   Кругом тишина и холод. Белое безмолвие. И только где-то там, почти у самого горизонта, виднеется чёрная полоса мёртвого леса. И цепочка следов, петляющая по сверкающим под солнцем сугробам.

   Тучи собрались в небе над головой, вдруг пошёл снег. Мелкий, похожий больше на град. Но этот снег и ветер, пришедший вместе с бурей и тучами, - они заметут следы. И от осознания этого на душе почему-то становится легко-легко, спокойно, как никогда.

   Меня не найдут. Жалко только, что из-за бури уйдёт яркое зимнее солнце. И снег перестанет искриться под ним. Но меня не смогут найти, сколько бы ни старались. Можно остаться тут, поднабраться сил, выспаться. Когда в последний раз я нормально спал?

   Нет, надо вставать, надо идти. Как бы больно ни было - нужно идти. А то я замёрзну, усну. И, наверное, уже больше никогда не проснусь.

   В небе над головой проносится огромная тень.

   Дракон?

  

   Церемония была назначена на одиннадцать часов. То есть у нас было время после завтрака привести себя в порядок. А заодно отыскать главную залу.

   Впрочем, снаряжать поисковую экспедицию не пришлось - на помощь мне, Дельвигу и Нине пришёл Шоннер, охотно отвёдший нас и ещё нескольких новичков к месту проведения церемонии. Покрытая позолотой резная деревянная дверь пока что была закрыта, и группки, столпившиеся у неё, стали знакомиться и оживлённо обсуждать всё подряд. Я предпочёл тихонечко стоять в сторонке. Ко мне присоединилась Нина и Шоннер, а вот Дельвиг, похоже, стал главным заводилой. Так что уже через десять минут гомон стоял такой, что даже закрой ты уши - всё равно не поможет.

   Наконец, двери отворились и нас впустили в залитый светом зал. В основном в отделке преобладали рыжий и чёрный цвета. Как можно уже было понять раньше, они являлись цветами школы, её символами. Хотя нельзя было сказать, что зал был украшен безвкусно, как-то чересчур вычурно или траурно. Наоборот, всего было в меру.

   Курсы построили перед невысоким подиумом, где выстроились все учителя с директором во главе. Всего набралось от силы семьдесят - девяносто юношей и девушек.

   Торжественная речь Маргариты сводилась к тому, что теперь мы - будущие Всадники и от нас зависит будущее всего Сайрата. Вкратце рассказали о том, что я уже слышал от Норда или Шоннера. В общем, ничего важного или нового я для себя из этого извлечь не смог. Хотя сказали, что расписание уроков повесят перед столовой завтра.

   Поскольку времени до обеда образовалось порядочно, я решил продолжить просматривать учебники. Тиссар оказался прав, и почти всё то, что освещалось в них, мы прошли ещё год назад. Дельвиг мне компанию составлять не захотел и ушёл гулять куда-то со своими новыми знакомыми. А я же, на проверку решив несколько примеров из задачников и убедившись, что практически всё помню, отправился в столовую. У входа меня за руку отловил куратор, сообщил, что после обеда будет встреча классов, и, назвав номер кабинета, отправился по своим делам.

   За столом, помимо уже сложившейся компании, которую я привык видеть, обнаружилось также три незнакомых мне личности. Как я понял из объяснений Сораля, они тоже были первокурсниками. Одного звали Роламар, и приехал он аж с самого юга королевства, а выдавали его бронзовый загар на коже и тёмно-каштановые волосы. Вторым оказался брат нашего старосты, которого звали Айтар. Довольно удивительным оказалось то, что в одной семье родилось целых два Всадника. Третьим, а точнее будет сказать третьей, была девочка по имени Урсула - обладательница светло-золотистых волос и васильковых глаз.

   - Вот почти и собралась у вас команда для игры в Гонку, - весело хмыкнул Шоннер, а увидев наши недоумевающие взгляды, обращённые к нему, стал объяснять.

   Как оказалось, это игра, которую проводили два раза в учебном году: в начале года - под конец первого триместра, и в самом конце, после летней практики. В команду от каждого курса набирались лучшие шесть учеников. Стартом и одновременно с тем финишем являлась площадь школы. Каждой команде давалась карта, где указывалась первая точка маршрута. Дойдёшь до него и получишь ключ - на карте высвечивается новое место. Побеждали те, кто выполняли задание быстрее остальных.

   Но вот с обедом было покончено, и мы отправились на встречу нашего класса. Поиски нужного кабинета значительно облегчил нам Айтар, который по рассказам брата знал школу как свои пять пальцев. Поэтому наша пятёрка прибыла значительно раньше остальных.

   Норд появился в кабинете последним, с порога начав вещать нам о том, что в этом году, к сожалению или к счастью - он не знал, на первый курс было принято всего лишь десять человек. Если говорить точнее, то девять человек и один эльф. Но кто будет вдаваться в такие подробности?

   - Сейчас я буду по списку называть каждого. Вы встаёте, чтобы мы смогли посмотреть на вас. Кстати, этот кабинет является нашим, классным. Все встречи, собрания и прочее в подобном духе будет проводиться именно здесь. Итак, первый у нас... Айтар Игг. - Норд опустился на своё место за учительским столом. - Ага, ясно, можешь садиться. Витор Корлинг. Дельвиг Сораль...

   И дальше по списку. Йрен Улеа - невысокая девочка с ярко-зелёными глазами. По виду тихая и скромная, но только потом я узнал, что на деле она вовсе и не такая. Потом назвали и моё имя. Меня и так разглядывали, когда я сидел, но стоило встать, так сразу вылупились, будто бы не видели никогда в своей жизни живого эльфа. Хотя да, может и не видели. Перекличка окончилась Филисом Улеа, бывшим, судя по всему, старшим братом Йрен. Наверное, на год-два старше, иначе бы приняли в школу раньше.

   - А теперь, когда мы все познакомились, предлагаю каждому из нас немножко рассказать о себе. Лир! - Я невольно дёрнулся всем телом, выпав из полусонного состояния задумчивости. - Будешь первым. Иди сюда, встань перед доской.

   Со вздохом я поднялся, прошествовал к столу учителя и встал на то место, что указал мне Норд. Почему мне кажется, что я сейчас нахожусь на эшафоте? Вот смотрят на меня так, будто я сейчас что-то очень важное говорить буду. А что я могу рассказать? Как целый год прожил на улице? Хотя, с другой стороны...

   - Собственно, рассказывать-то почти и нечего. Как вы могли сами понять, - лёгким движением убираю волосы за ухо, дотрагиваюсь до него, вызывая своими словами усмешки на лицах ребят, - я - эльф.

   Заметив то, как весело шепчется с Роламаром мой рыжий друг, грозно на него посмотрел и тут же придушил всякие сплетни ещё в зародыше.

   - Говорю сразу - не маг, не принц, не Избранный, что бы вы там не подумали себе. Да-да! Обычный такой эльф с обычным таким желанием стать Всадником. - Тихие смешки. - Если кому-либо будет сложно выговаривать моё имя, можете называть меня просто - Лир. Я не обижусь от сокращения, а вот если вы случайно исковеркаете хоть буковку моего полного имени, могу посчитать это оскорблением своего рода и вызвать вас на дуэль. - Дружный хохот со стороны класса. - Нет, правда, я серьёзно. - Снова хохот. - Да ну вас всех!

   Дождавшись кивка Норда, под всеобщий смех я вернулся на своё место и стал внимательно слушать остальных. Но уже где-то через полчаса рассказов я запутался, кто там любил заниматься выпечкой, а кто являлся довольно сильным магом водной стихии. Под конец выступил сам Норд. Мне почему-то казалось, что все учителя в школе - Всадники. Но нет, на деле половина из них либо маги, либо обычные люди. И только часть предметов, которые были так или иначе связанны с профессией, вели Всадники.

   - А я вот не могу понять, зачем нам физика или дипломатия с историей? - Вопрос задала Нина, но поддержали её все.

   Кроме меня. Я-то понимал, что Всадник должен уметь многое. Зачастую они были послами. Нередко командовали армиями. Шпионами тоже работали. А физика? Вряд ли мы будем проходить полный курс. Скорее всего, только механику. Всё-таки полезно иногда знать, сколько твой дракон может пролететь после начала торможения. И, как говорил Тиссар, Всадник должен знать всё, чтобы уметь потом это применить.

   Норд ответил почти точно так.

   - Завтра устраивается бал. Парадная форма обязательна. Теперь, пожалуй, всё. Можете идти.

  

   На бал я решил не идти. И не потому, что подходящего костюма у меня не было. Просто надоело уже за несколько дней находиться в центре внимания. Ведь разглядывают меня, совершенно не стесняясь, будто я произведение искусства какое. Уж лучше посидеть спокойно в комнате, почитать, разобраться с некоторыми темами наперёд, чтобы потом меньше времени на них потратить. Но не идти мне не дали. Сначала Дельвиг долго пытался понять, почему я не хочу идти. Потом вытащил мой парадный камзол и чуть было силой не стал меня переодевать. А когда я отбился от него, он ушёл, но вернулся с поддержкой в лице одного очень настырного принца.

   - И чем тебе не нравится этот костюм? Отличный камзол стального цвета, тебе вполне идёт. Так, быстро поднял свою тушку с кровати и собрался за пять секунд. Жду тебя за дверью. Не пойдёшь - переодену сам и потащу силой, - грозно сверкнув очами, Леон вышел, хлопнув напоследок дверью.

   И ведь этот, в отличие от Дельвига, мог и переодеть, и потащить. Причём сам при этом нисколько не запыхался бы - на что ему магия?

   - Ну и зачем мне идти? - фыркнул я, когда вышел в коридор, где меня ждал Леон.

   - Ты должен быть на виду, забыл? - Принц покосился на впопыхах одетый камзол, но ничего по этому поводу говорить не стал.

   Нет, правда, уж лучше бы я не соглашался на всё это и сидел себе сейчас тихонечко в башне Всадника, изучая что-нибудь этакое. Но чего плакать о пролитом молоке? Сделанного не вернёшь. Так что будем, им всем на зло, идти дальше.

   В зале собралась не только вся школа. Похоже, что приглашены были также родители или другие родственники. Играла тихая музыка, шли разговоры, был слышен негромкий смех, несколько пар кружились в танце. Яркий свет заливал зал. Он ослеплял, не давал рассмотреть людей в разнообразных костюмах. Но через минуту глаза уже привыкают и перестают слезиться от обилия света.

   Странно я себя ощущаю в местах, где много людей. Не по себе мне становится. Хочется забиться в угол, закрыться от всего. Но если я отойду в сторонку здесь, то ко мне будет подходить каждый второй, спрашивая, а что это эльфик скучает рядом со стеночкой.

   - А, тебе всё-таки удалось привести его! - Радостная Ан спешит навстречу мне.

   Постойте. Что забыла тут она? Хотя, всё предельно ясно и просто.

   - Лир, позволь представить тебе леди Анхель. - Слова Леона только подтвердили мою догадку.

   Моей сопровождающей была никто иная, как Верховный маг всего Сайрата. Нет, ну а кто бы сомневался? Только вот странно всё это, что обо мне так заботятся. Слишком уж много внимания к одному несчастному эльфу, который захотел стать Всадником. Ведь они могут взять любого такого с улицы! Ну да, не любой с улицы будет иметь крылатую душу. Не любого можно сделать Всадником. Это как с магическим даром. Хотя нет, неправильное сравнение. У нашего народа каждый третий имеет магические способности. А вот с крылатой душой совсем не так. Даже среди людей Всадники встречаются реже, чем маги.

   - Не передумал ещё в алхимическом кабинете работать? - Девушка весело подмигнула мне.

   - А куда я денусь? Пари проиграл, значит придётся, - развёл я руками.

   Скорей бы. Скорей бы всё это закончилось. Сколько будет длиться этот бал? Час? Два? Три? Или до самого упора, до времени отбоя? И можно ли уйти раньше? Надо было сопротивляться. Как-то легко я согласился.

   - Так, быстро говори, с чего у тебя такая кислая мина? - Анхель грозно посмотрела на меня, отводя в сторону.

   - Всё в полном порядке, - вымученно улыбнулся я.

   - Ты не привык к подобному? - догадалась волшебница. - Что ж, огорчу тебя, придётся привыкать. Я не думаю, что Йенем или Ксавьер упустят возможность показать всем первого эльфа Всадника. Ты, кстати, лучше не стой в сторонке, как белая ворона, а пригласи какую-нибудь девочку на танец.

   - Он танцевать, небось, не умеет, - оскалился подошедший к нам Леон.

   Наверное, принц ожидал, что я сейчас вспыхну и со словами "Это я-то не умею танцевать?!" приглашу кого-нибудь ему на потеху. Увы, я на подобные подначки уже привык не реагировать. Так что просто пожал плечами и ответил:

   - Возможности научиться не было.

   - Так теперь появилась, - хмыкнул принц. - А давай уговор? Ты ведь видишь, как танцуют другие? Это вальс, ничего сложного в нём нет. Сможешь повторить - обещаю, что не буду насильно вытаскивать тебя на подобные вечера. Не сможешь, тогда придётся ходить на каждый бал и учиться.

   И снова он пытается взять меня на слабо. Но слишком уж заманчивый приз победителя, чтобы отказаться от такого уговора. А то ведь, даже если и откажусь, он мне покоя точно не даст и будет не только со мной фехтовать, но и учителем танцев заделается.

   И кого мне приглашать? Ясно, что с более старшими мне ничего не светит, хоть и поглядывают они на меня из-за вееров томными взглядами. Отдавлю им ноги - стану предметом сплетен, которые мне сейчас позарез как нужны, ага. Тогда, получается, нужно приглашать кого-нибудь со своего курса. Дельвиг разговаривает с Ниной, и, похоже, у них там очень важный спор о чём-то, так что не буду мешаться. Йрен находится под опекой брата, который вряд ли пустит к ней какого-то эльфа. Остаётся только Урсула, скромненько стоящая в стороне. Тоже, что ли, многолюдные места ей не нравятся?

   Урсула посмотрела на мою руку с сомнением, но от приглашения потанцевать не отказалась. Только мило так покрылась румянцем, сделала страшные глаза и сказала, что может и ноги отдавить, ибо танцует ещё плохо. На что я, попытавшись её успокоить, отшутился, что танцую вообще впервые. Не считать же два притопа, три прихлопа в детстве во дворе поместья под дудочку нашего конюха за танец?

   Но, вот беда, когда мы вышли к остальным парам, вальс уже закончился, и началось нечто другое, совершенно на него не похожее. Пришлось по ходу дела понимать, что да как. И не сказать, что получалось всё легко и прекрасно, но весело отчего-то всё же было. Ну и что с того, что мы чуть не сбили другую пару? Что с того, что мне несколько раз отдавали левую ногу? Что с того, что на нас смеющихся косился весь зал? Зато потом танцевать начали все, а не несколько парочек, как вначале. И началось всё с Дельвига, который потащил танцевать Нину. Потом присоединился Леон с какой-то неизвестной мне девушкой. И так потихоньку, полегоньку, но танцевать стали все. И уже не что-то чопорно-размеренное, а весёлое и быстрое, кто как мог и что умел.

  

   Следующий день не задался с самого раннего утра. Подъём, организованный нашим куратором и старостой, состоялся в семь часов утра. Поначалу я не обратил никакого внимания на тихие шаги за дверью, но когда вдруг раздался крик: "Пожар!", а за ним непонятный то ли вой, то ли свист, я готов был убить всех. Мне даже плевать было, что я могу заживо сгореть. Хотелось спать, но проклятый шум за дверью и яростные попытки Дельвига вытащить меня из-под одеяла не давали мне этого сделать. Как оказалось позже, такой подъём был в порядке вещей для первого учебного дня. Ожидалось, что все ученики тут же выпрыгнут из кроватей и соберутся внизу, где каждое утро ровно в семь часов утра проводилась перекличка. Зачем, я понял лишь после, когда узнал, что некоторые из учеников любят ночевать в городе, а это строго-настрого запрещено. Вот и сделали такую меру. Мол, либо возвращаешься до девяти - после уже закрывались ворота, а открывались они после завтрака, - либо получаешь по шее, потому как тебя не было на перекличке.

   Мы с Дельвигом выползли во двор последними. И пока шли по лестнице, мой рыжий товарищ всё удивлялся, почему это ни дыма, ни огня не видно. Всё было бы смешно, если бы не хотелось спать.

   Перекличка заключалась в том, что, услышав своё имя, нужно было поднять руку и громко крикнуть либо "я", либо "здесь". И я чуть было не проспал своё имя. И ведь проспал бы, да только мои одноклассники радостно так загоготали, когда называющий в пятый раз попробовал произнести моё имя правильно, но каждый раз ошибался то в одном слоге, то в другом. Ведь запомнили же, что я на дуэль вызову, ибо считаю подобное оскорблением. Интересно вот, если я говорил всё это в шутку, придётся ли мне выполнять своё обещание или нет?

   Как я понял, каждый день начинался с побудки и переклички. Даже в субботу и воскресенье, которые считались выходными, и мы могли в эти дни делать всё, что захотим, нужно было вставать ни свет, ни заря и выстраиваться на плацу, чтобы, услышав своё имя, крикнуть "Я!" и со спокойной душой и чистой совестью отправиться обратно, досматривать дальше свой сон. Хорошо хоть не каждое утро, а только в первый учебный день будили подобным образом. Хотя, оно, в принципе, верно. Ученики, если крики о пожаре будут каждое утро, просто научатся не обращать на них внимания. В самом деле, если очень хочется спать, научишься делать это и стоя, и под звонкий крик Шона вместе с воем любимого куратора.

   По расписанию далее следовал завтрак. Шоннер открыл мне тайну, что магический официант - так в школе окрестили заклинание, которое автоматически разносит еду по столам - работает только в каникулы. Во время учебного года в столовой работает несколько учеников из дежурного класса. От дежурства были освобождены два последних курса. Поскольку был только первый день, то магический официант ещё работал. А вот завтра к его обязанностям приступал третий курс, точнее - несколько учеников-третьекурсников. Через неделю - ученики со второго курса. Ну а после них - мы.

   Потом начинались уроки. До обеда их насчитывалось всего три, после него - ещё два. Когда учёба заканчивалась, наступало время для выполнения домашнего задания. По желанию можно было отправиться в город на прогулку. В принципе, в город можно было выходить в любое время, но сомневаюсь я, что учителя обрадуются, если ты будешь прогуливать их урок, сидя в какой-нибудь таверне или прогуливаясь по рынку. Можно и из школы вылететь за такое.

   До девяти часов можно было гулять по всей школе, после - тихо сидеть в комнатах - не обязательно своих, - не мешая остальным. Через час наступало время отбоя, когда весь свет в школе гасился, а ученики отправлялись спать. Можно было ложиться и позже, но как уж ты будешь в темноте, к примеру, делать домашнее задание - уже целиком и полностью твоя проблема.

   У нас по расписанию, которое висело напротив входа в столовую, первым уроком была физическая культура. Это был единственный урок, на который разрешалось приходить не в школьной в форме, а в том, в чём заниматься удобнее. Поскольку было ещё не так уж и холодно, я ограничился недавно купленной курткой-артефактом поверх той одежды, в которой привык ходить у Тисса. Волосы пришлось собрать наспех разысканной лентой. В этом мне помог Дельвиг, мигом добежавший до этажа девчонок. У кого он взял светло-голубую тонкую ленту я так и не понял, да и спрашивать было без толку - Сораль вернулся с глазами-плошками, постоянно повторяя: "Там та-а-ако-о-ое твори-и-ится!" В сущности, можно было понять, что творилось на этаже девочек - сутолока, бедлам и срочные сборы на урок физкультуры. Им же, в отличие от нас, мальчишек, нужно ещё и за тем, как цвет к лицу подходит следить.

   - Да чтоб я, да чтоб ещё хоть раз!..

   Чтобы собрать хвост на затылке без петухов - вот такой вот я эстет! - пришлось отправляться в ванную, где было какое-никакое, но всё же зеркало. Чёлка сильно мешалась и то и дело лезла в глаза, но отправлять Дельвига к нашим одноклассницам ещё и за заколками я не решился. А самому, извините уж, не хватило смелости туда отправиться.

   Подняв сидевшего на кровати в прострации товарища хлопком по спине, я бодро у него поинтересовался:

   - Ну, готов к первому уроку?

  

  

   Седьмое действие

  

  

Школьные годы, говорите, чудесные?!

Гай Иримей, "добрый" учитель

  

  

   Наш класс - все десять человек, в том числе и слегка опоздавшие девчонки, стоявшие в стороне и о чём-то шепчущиеся - собрался на плацу. Урок должен был начаться уже пятнадцать минут назад, но к нам никто не спешил.

   - А ты точно ничего не напутал? - Похоже Дельвигу в его пёстреньком костюме было довольно удобно бегать, раз он его надел.

   - Точно, - раздражённо бросил Роламар. - Можно даже сейчас сбегать и посмотреть.

   - Ага, чтобы потом получить по шее за опоздание. Никто никуда бегать не будет! - Это уже Айтар, недовольно поглядывающий на двери главного здания. - Я от брата слышал, какой тут учитель по физической культуре, фехтованию и верховой езде. Так что ждём ещё максимум полчаса, а потом можно расходиться. Но я сомневаюсь, что он не явится на первый урок.

   И тут из дверей учебного корпуса кубарем вывалился светловолосый человек в одной рубашке, жилетке нараспашку, явно домашних штанах и пыльных сапогах. Вокруг шеи у него была обмотана какая-то чёрная широкая тряпка.

   - Во... - заметив нас, он быстро поднялся, отряхнулся и показал язык захлопнувшейся двери, - нехорошая женщина!

   Видно, до этого он хотел сказать совсем другое, совершенно не предназначенное для детской нежной психики. Но теперь его можно было разглядеть лучше. Довольно высокий рост, блондинистые кучерявые волосы и янтарные глаза. Одет, быть может, несколько неподобающе, но внешний вид, осанка и поведение с лихвой компенсируют это.

   - Вы, я так понимаю, первый курс? - оглядев нас и не дождавшись ответа, мужчина стянул с шеи чёрную тряпку и расправил её. Тряпка оказалась флагом школы. - Давайте, что ли, повесим, пока меня не повесили.

   Поднять флаг на флагшток оказалось много желающих, но в первых рядах, само собой разумеется, скакал Дельвиг и в итоге ему-то эта честь и досталась. Мужчина тем временем, видя, что первокурсники прекрасно справляются с поставленной задачей, заметил скучающего меня, сидящего на лестнице, и поспешил присесть рядом.

   - Гай Иримей, ваш, собственно, учитель. - От протянутой мне под нос руки я отшатнулся, чуть не свалившись со ступенек.

   Флаг к тому моменту уже повесили, и Гай, заметив это, немного шатающейся походкой отправился к остальным, не забыв и про меня - бедного эльфа он просто тащил за шкирку, мало заботясь о его удобстве. Как можно было понять по немного резким движениям и сбитой координации действий, наш учитель был слегка... пьян.

   Пока нас выстроили по росту, прошло ещё пятнадцать минут - у учителя то двоилось, то троилось в глазах. Половина урока уже прошла, а значит вряд ли бы мы смогли бы начать изучение чего-то важного.

   - Меня можно звать просто Гаем, я не такой уж и старый - всего-то сорок с хвостиком лет. - Значит либо маг, либо полукровка, если выглядит так молодо. Судя по обаятельной внешности можно сказать точно - полуэльф. Интересно, как ему удалось пробраться в подобное заведение? Всё-таки нелюбовь к эльфам у людей ещё осталась после войны. Это с детьми легче, они в ней и не участвовали, хоть некоторым и передалась ненависть от предков, но всё же...

   - Поскольку времени не так уж и много осталось, то давайте мы с вами сейчас проведём ма-а-аленькую такую лекцию о том, чему мы с вами будем учиться, а потом я вас отпущу пораньше. Только тс-с-с, ни слова никому, а то на месте во-он того флага будет висеть бедный ваш учитель. Сбствно, я буду вести у вас три урока в неделю: физическая культура, фехтование и верховая езда. На следующем уроке мы с вами немножко нагоним материал, упущенный сегодня, чтобы потом не отставать. На уроках я от вас многого не требую: слушайте внимательно, запоминайте правильно, соблюдайте технику безопасности. Если возникают вопросы - смело задавайте. Об удобности одежды я уже и не говорю, сами понимаете, что в бальном платье или роскошном камзоле прыгать, к примеру, через того же козла будет не очень удобно.

   - Эм, извините, - руку подняла Йрен.

   - Извиняю, - пьяно кивнул Гай, но на ногах стоять остался.

   - А мы через всамделишного козла прыгать будем?

   Учитель задумался, почесал голову и махнул рукой.

   - Можно и через всамделишного, но боюсь только убежит он у нас. А так я потом вам покажу, через какого вы прыгать будете.

   Все облегчённо выдохнули.

   - Ща даже скажу, когда покажу! - Гай начал рыться во внутреннем кармане жилета и извлёк на свет потёртую записную книжечку. - У нас с вами следующий урок... урок... урок... А! Сегодня по расписанию пятый, да.

   Я надеюсь, он до этого времени протрезвеет или хотя бы больше не будет пить. Теперь становится понятно, почему Ксавьер настоял на дополнительных уроках с Леоном. Мда, и не подозревал, что в подобной школе будет столь безответственный учитель. Хотя не будем наговаривать заранее, может, у него праздник какой? Вот и выпил чуть-чуть, буквально одно рюмочку, по случаю.

   Он ещё минут десять изображал бурную деятельность, поглядывая на окна учебного здания, заставил нас пробежаться по двору школы и отправил нас по комнатам, сказав дожидаться конца урока там, чтоб "не засветились, а то потом меня и четвертовать могут". Интересно, почему с ним этого не сделали раньше? Как я понял, с дисциплиной в школе было очень строго.

   Вторым уроком была физика, на которой Норд с весёлым видом поинтересовался, какого мнения мы об учителе физкультуры. Класс тут же загалдел, но под строгим взглядом куратора все затихли и урок начался. Сначала нам объяснили, что мы будем проходить в течение года и на чём будет делаться основной упор. Потом прочитали лекцию о введении в науку, велели записать первую тему, а также дали несколько номеров из задачников. Что не успеем решить в классе - остаётся на домашнее задание. Нужно ли говорить, что мне эти задачки решить особого труда не составило? Не то, чтобы я хотелся показаться всезнайкой или гением, просто для меня, прошедшего этот материал год назад, причём более планомерно и щепетильно, всё действительно казалось чересчур лёгким. Остальные решал кто как. Видно было, что Айтар это тоже раньше проходил, скорее всего с братом. Дельвиг хмурился, вцепившись пятернёй в волосы, но не отступался, понимал, что если сейчас ничего не решить, то дома будет сложнее во всём разобраться. А тут ещё и учитель рядом, которого всегда можно спросить.

   Видя потуги ребят решить хоть что-то, Норд загадочно ухмыльнулся и вызвал к доске Урсулу, показать, как она решала первую задачу. Девочка попросила вернуться к парте за тетрадкой, взяла мел и стала чертить на доске схему.

   - Ба, как-то всё это сложно! - взъерошенный Сораль с пером в зубах выглядел довольно забавно. Интересно, как он при этом умудрился в чернилах не испачкаться?

   - Не сложно, а вполне правильно. Рисунок упрощает решение задачи. Не жалейте бумагу, пожалейте мозги. Не нужно пытаться держать всё в голове, сразу переносите на черновик.

   - Так я и переношу! - Дельвиг потряс в воздухе листком, исписанным вдоль и поперёк. - Только всё равно ничего не выходит.

   - Тебе не кажется, что черновик стоит вести более аккуратно, чтобы ты смог потом в нём разобраться? - изогнул бровь дугой Хейстар, кивком головы отпуская Урсулу на место.

   - Я в нём разбираюсь! - Неугомонный мальчишка вскочил со своего места, подошёл к учительскому столу и стал объяснять, как он решал задачу.

   - А теперь перечитай внимательнее текст задачи и определись, что же ты всё-таки искал: массу или скорость тела? И, вообще, где обозначения?

   Дельвиг насупился, но на своё место вернулся, всё внимательно перечитал и только тут до него дошло, где же он всё-таки ошибся.

   - А теперь давайте посмотрим на решение Урсулы...

   Не сказать, что урок мне не понравился. Норд вёл со знанием дела, умел завлечь класс материалом и объяснял всё чётко и предельно просто, прибегая к ясным и интересным примерам. Начали мы с основ кинематики, которую я не очень любил, но, как сказал Норд, более основательно мы будем проходить её только на втором курсе, так что к ней мы вернёмся не скоро, чему я обрадовался. Время что-то повторить, чему-то научиться и в чём-то разобраться у меня было. Не люблю что-либо не понимать.

   Следующим уроком была биология, так что на время перемены мы остались в том же классе. Норд выгонять нас в коридор не стал, попросил не слишком шуметь и чтобы кто-нибудь стёр с доски, а сам сел за какую-то книгу, задумчиво почёсывая переносицу.

   - Как ты вообще в этом что-то понимаешь? - с грохотом опустив стул рядом, изумился Дельвиг. - Вон как строчил весь урок, даже вопросов никаких не возникло. Или каждый эльф с пелёнок знает физику?

   - Ой, да ладно тебе, не так уж это и сложно! - С другой стороны стул к моей парте подтащила Нина, поставив его спинкой вперёд и положив руки на неё.

   Я закрыл голову учебником. Вот сейчас устроят свой очередной спор... И ведь нет, они нисколько не ругались, хотя со стороны можно было решить, что так оно и есть.

   - А я и не говорю, что сложно! - отмахнулся от неё мой рыжий товарищ. - Но, согласись, и не легко. В общем, ты ведь мне потом поможешь домашку сделать?

   И почему вдруг, когда Дельвиг задал этот вопрос, в классе воцарилась гробовая тишина? Тут же все повернулись ко мне, а у бедного меня возникло желание забраться под парту. Все разом загалдели, требуя, чтобы помог и им. Ну а мне что на это отвечать? Решать за них я точно не буду - окажу ещё медвежью услугу. Дать списать не могу - похожее решение задачи может вызвать подозрение у Норда. Да и сам он сидит, поверх книжки с интересом поглядывает на меня, ждёт, что я скажу.

   - Решать не буду, а вот помочь разобраться могу, - с трудом выдавил я, когда общий напор немного поутих.

   Разочарованным вздохом не было конца, как и умоляющим взглядам. Но настало время третьего урока, и спасительный звонок - опять-таки, не обошлось без великого чуда, - обозначающий начало занятия, заставил моих одноклассников вернуться на свои места.

   После обеда нас ждал урок эльфийского. Всадники, как выяснилось, должны знать как минимум пять языков, помимо родного, сайратского: Высший эльфийский, Младший эльфийский, гномий, рельтский и имирейский. На первом курсе - слава богам! - изучались только ираэвилль - Младшее наречье - и гномий. Всё это вела женщина лет тридцати с тёмно-каштановыми волосами, невысокого роста и с очень приятным голосом. Наверное, из-за этого тихого голоса мы и сидели смирно, потому что иначе просто бы не услышали, о чём она нам толкует. А если нахватаешь потом двоек - привет-прощай карьера Всадника.

   С уроком эльфийского у меня вообще не могло быть никаких проблем, поэтому недобро косился на меня весь класс, а по дороге в столовую, когда шли на обед, то один, то другой подбегал с вопросом-просьбой: "А если что-то не получится, поможешь?" Пришлось соглашаться - куда уж я денусь тут? Да и сам попрактикуюсь заодно. Давно на родном языке не разговаривал, вдруг забыл уже что?

   Мои надежды по поводу пятого урока оправдались, и Гай появился недовольный, но трезвый. В этот раз нас собрали в крытом манеже, который использовался не только для уроков верховой езды, но и для занятий по фехтованию. На них, увы, надо было одевать форму. Не сказать, что бы она была такая уж неудобная, просто было жалко такую красоту валять в песке.

   - Ой, голова моя садовая! - Учитель перевесился через заборчик и где-то пять минут приходил в себя. Наконец, вернувшись в вертикальное положение, он хмуро оглядел нас. - Мы с вами сегодня по полосе препятствий должны проходить, а вы все в форме. Непорядок. Хотя и я тоже дурак, с утра не в тот кувшин полез. Так, дети. Шагом марш в срочном порядке переодеваться, и чтоб через десять минут все стояли на плацу. Пойдём на спортивную площадку за школой.

   А тут и такая имеется? Не знал. Хотя, сейчас узнаю. И что ещё за полоса препятствий такая?

   Уже через семь минут весь класс выстроился по росту на плацу, где нас ждал Гай. Вид у него всё ещё был разбитый, но уже более радостный - он где-то сумел достать кувшин холодной воды, который теперь прикладывал к своей голове.

   - Айда за мной!

   Нас повели в обход школы, причём не шагом, а довольно резвым бегом. За школой оказалась довольно просторная поляна. Тренажёры чуть в стороне, беговая дорожка и та самая полоса препятствий, которую нам следовало проходить. В принципе, она не сильно отличалась от той, что для меня построил Тиссар.

   - В общем так. Рекорд прошлых новичков: пятнадцать минут и три секунды. Тех, кто сумеет пройти по ней быстрее, я буду гонять меньше. В смысле, не совсем меньше, а только по этой штуке. Если кто-то уже знаком с подобным испытанием, сделайте шаг вперёд.

   Оказалось, помимо меня с предстоящим маршрутом также были знакомы Айрат и Витор.

   - Так вот. Трассу проходить можно с помощью всех ваших навыков, но своим одноклассникам по возможности всё-таки не мешайтесь.

   - Извините, - Урсула, дождавшись кивка учителя, заговорила дальше: - Магические способности тоже входят в доступные навыки?

   - Я думаю, - нахмурился Гай, - что нет, не входят. Это будет нечестно по отношению к вашим товарищам, которые ей не владеют. Если что-то не смогли пройти - возвращаетесь к началу. Не к самому, конечно. К примеру, если не смогли по бревну пройти, то проходите по нему до тех пор, пока не пройдёте. А если не можете перепрыгнуть через преграду, то обегаете её и идёте дальше. Всё понятно?

   Показав где старт, Гай выстроил класс напротив него, махнул рукой и не спеша направился в сторону финиша, тогда как все мы уже давно рванули туда на полной скорости.

   Хотя, это плохо - сразу набирать предельную скорость. Рывок лучше делать на финишной прямой, а пока стоит поберечь силы и дыхание. Вначале ничего сложного - преграды по полметра в вышину, которые всего-то нужно было перепрыгнуть. Потом взобраться по канату на три метра вверх, пробежаться по узкой наклонной стене и перепрыгнуть на бревно. На середине я чуть было не рухнул вниз - хорошо хоть внизу сетка растянута, а то у Тиссара я такой роскоши был лишён уже на третьем уроке, - но вовремя сориентировался, перескочил на руки, оттолкнулся и приземлился уже на землю.

   По мере прохождения полосы я не особо следил за теми, кто впереди или сзади меня. Хотя когда дошёл до столбиков, где нужно было прыгать с одного на другой, заметил Урсулу, которая только приступила к этой части трассы. Она почему-то щурилась и прыгала не на каждый из них. Замешкавшись, я пропустил вперёд себя Роламара, который на четвёртом столбике очутился на земле.

   Иллюзии! Урсула, владеющая магией, прекрасно видит, какие из них настоящие, а какие нет. Она хоть и нарушила запрет не пользоваться магией, но и так поступать тоже нечестно. Хоть бы предупредили для приличия, что "кое-где" может быть морок.

   В общем, пришлось внимательно запоминать, куда прыгала Урсула и повторять всё за ней. А дальше так вообще интересно стало: некоторые верёвки над ямой - где, кстати, тоже была развешана сетка на всякий случай - также оказались иллюзиями. Поэтому я старался не отставать от своей "путеводной звезды". А вдруг дальше где-то тоже будет подлянка? Я-то без способностей, не увижу.

   Остальная трасса, слава богам, оказалась безо всяких сюрпризов, но пару раз мне приходилось возвращаться к началу по своей вине. Финишировал я третьим. Первой оказалась Урсула, а вторым стал Миренс.

   - Четырнадцать минут и семнадцать секунд. Неплохо! О, ещё один. Четырнадцать минут и двадцать одна секунда. Отлично справился, рыжик!

   Запыхавшийся Дельвиг тут же свалился в траву у дороги. И как только справился с подобной задачей? А глаз вон какой хитрый. Видно, либо я друга своего недооценил, либо он всё-таки использовал магию. Скорее второе, потому что уж слишком заманчивое предложение потом меньше заниматься.

   Последней прибежала еле волочащая ноги Йрен, буквально на секунду опережая время рекорда. И получилось так, что меньше гонять по полосе препятствий придётся всех.

   - Хм, какие скоростные дети мне достались в этом году. Ну, если своему куратору Гонку не выиграйте, я потом имею на вас полное право обидеться. Даже нынешний пятый курс не так резво проходил сию дорогу мучений. Хотя, до результата в семь минут, которого теперь достиг пятый курс, вам далековато. Ну ничего, я ещё сделаю из вас настоящих мужчин!

   Такое обещание звучало довольно зловеще. Особенно для девчонок.

  

   Первые несколько дней оказались самыми сложными, потому что вначале ещё только предстояло втянуться в школьное расписание. Историю, бывшую первым уроком во вторник, я не забуду никогда. Нам полчаса долго и упорно один очень милого вида гном Шерздаф из рода Киринхадаплфшер вбивал в головы, что мы ничего не знаем ни про историю Сайрата, ни про историю в целом.

   После по расписанию был урок риторики. Весёлый старичок лет этак шестидесяти по имени Фабиан рассказал нам о том, что также он будет вести у нас и психологию - мы должны были научиться не только красиво говорить по делу, но и понимать собеседника, людей, перед которыми говорили. Фабиан долго и небезынтересно рассказывал о языке жестов, о том, что каждый волей-неволей, но отчасти выдаёт свои мысли, сколько бы ни владел собой. Поскольку у нас было впереди целых три часа с этим замечательным и довольно интересным человеком, то решили заниматься без перемен - зато потом отпустят, пораньше к обеду. В общем, получилась лекция на два с хвостиком часа о всяком полезном, начиная с искусства говорить и подбирать слова и заканчивая умением выделять самое важное. Напоследок каждому он выдал разный текст и сказал, что нужно понять главное, а позже подготовить пересказ. Начали в классе, но закончить не успели, поэтому задание стало домашним.

   Потом я пришёл к выводу, что дипломатия и риторика всё же не моё. Анализирую информацию я плохо, главное находить вообще не умею. Учебники у Тиссара конспектировал с грехом пополам, да и то только потому, что основное там было подчёркнуто - видимо, мой ленивый наставник не хотел переписывать всё в тетрадь и поэтому издевался над книгами. Хорошо, что карандашом и аккуратно, хоть и от руки. С выданным текстом мне тоже повезло. Кто-то до меня так же, как и Тисс, подчёркивал карандашом, а стёр не очень умело, вот и осталась часть следов. Но я, чтобы не полагаться совсем уж на чужую работу, решил попытаться понять почему выделили именно это, а не что-то другое. Да и текст мне достался не очень удачный - биография какого-то волшебника. Вот и приходилось понимать, важно ли то, что он в третий раз женился или всё-таки выбрать дату создания им заклинания? И ведь, вроде, для пересказа всё важно. Но нужна ли лирика про жену в нём?

   В три учебных дня из пяти у нас было четыре урока, что не могло не радовать - лишнее время на подготовку домашнего задания. Но потратить его с пользой и для себя не удалось - обещал же помогать с физикой, так что пришлось выполнять данное слово. Слава богам, не я один был готов на это - стать учителями согласились Урсула и Айтар, тоже разбирающиеся в материале. А поскольку столько людей в одной комнате ну никак не помещалось, приходилось собираться снаружи, на скамейках около лужайки, а когда те были заняты другими учениками, садились прямо на траву, но потом девчонки стали приносить пледы. Подобные посиделки над всем, что "трудно решить, но есть кто объяснит", одобрил и наш куратор, ему вообще наша сплочённость понравилась. Обещал поговорить насчёт отдельного класса, если мы продолжим подобные внеклассные занятия, хотя нам больше нравилось на свежем воздухе, но приближение зимы давало о себе знать - с каждым днём становилось всё холоднее и холоднее.

   Я, признаться честно, представлял себе всё куда как страшнее. Боялся быть непринятым, а тут вон как оказалось - к кому ни обратись, сразу помогут. Мне с моей риторикой сразу человека четыре помощь предложили, как только я тяжко начал вздыхать, что из-за общего решения задачек по физике не успеваю её сделать.

   На шестой день, когда Леон увидел, что я уже более-менее втянулся в школьный ритм жизни, он вытащил меня на тренировку, мол, всё равно выходной, а мне как раз делать нечего. Как я понял позже, делать ему было как раз есть чего, но принцу нужен был повод, чтобы сбежать от своей очень уж ревнивой невесты, от которой ему порой хотелось просто отдохнуть. И не сказать, что он её не любил, просто иногда лучше побыть на расстоянии.

   - Говорят, так чувства крепче становятся! - мудро изрёк Леон и, предвидев моё настроение, поспешил добавить: - И нисколечко я тебя не использую. Просто тебе действительно нужно заниматься.

   Так и завелось у нас с ним, что после обеда в субботу и воскресенье мы встречались в крытом манеже, где занимались когда два часа, когда три, а иной раз и четыре. Зависело от того, насколько сложные приёмы мы отрабатываем.

   - А ну ногу ближе! Ты чего так любишь низко наклоняться и ноги широко ставить? Неудобно же не только убегать потом будет, но и выпады делать. Выпрямись! Вытянись! Прямо встать, наконец! Ногу чуть назад отставь. Во-от, этого вполне хватит. И так, повторим. Удар!

   Мы скрестили мечи, произвели серию ударов и вольтов, а потом разошлись в разные стороны.

   - Снова ногу широко поставил.

   - Плечо влево увёл, - не остался в долгу я.

   - Кисть слишком сильно выкрутил, - моментально ответил Леон.

   - Слишком поздно стал уводить меч, момент не поймал.

   - Повторим?

   И так далее в подобном духе. Сначала принц объяснял приём, потом оказывалось, что я его уже знаю, и мы сходились, каждый следил за ошибками друг друга, а потом указывал на них. Не сказать, что Леон владел мечом на уровне мастера, но я в основном проигрывал ему и знал он многим больше меня. Потом ему кое-как удалось уговорить Гая участвовать в дополнительных занятиях, но тут пришлось привлекать нескольких учеников, кто желал заниматься фехтованием помимо школьной программы. Имирей наотрез отказался учить только двух учеников, пусть и довольно талантливых.

   В середине сентября выпал снег, но продержался он только до завтрака. Через неделю он остался уже насовсем, и я окончательно убедился в том, что Нара Эль - истинно северный город и зима тут наступает значительно раньше. Наши внеклассные занятия с улицы перебрались в класс, который с огромным трудом, но с явным желанием выбил для нас Норд. По школе прошлась новость, что по случаю первого выпавшего снега в воскресенье вечером устраивают танцы. Леон отменил занятия в этот день, и я, тяжело вздохнув, осознал, что идти придётся, хоть я и выиграл тот спор. И как в воду глядел, но на этот раз на танцы меня потащил не только принц, но и орава наших девчонок. Причём до этого они выволокли почти всю мою одежду на пол, сели там же и стали решать, во что одеть распрекрасного меня. Обделённый вниманием Дельвиг, сидевший рядом со мной на кровати, недовольно сопел, но старался виду не подавать, что ему не нравится, когда на него не обращают никакого внимания. Впрочем, потом взялись и за его пёстрый наряд, оставив курточку, но штаны заменили на более тёмные и спокойные по тону.

   Вообще же оказалось, что на эти школьные балы совершенно необязательно было одеваться как-то вычурно-нарядно. Достаточно было, чтобы девочки были в юбках, а мальчики - в штанах. Ну и, само собой разумеется, чтобы было удобно танцевать в том, во что ты одет.

   Не сказать, что мне первый бал не понравился, только вот людей было много, а я этого не люблю. Хотя сейчас их было куда меньше, а зал казался значительно просторней - тогда часть общей массы толпы составляли родители. Да и некоторые ученики не пришли, решив либо потратить время с пользой, либо прогуляться по городу. Оркестр на этот раз был не приглашён, а собран из учеников, умеющих играть на музыкальных инструментах. Тут и волынка, и флейта, и скрипка, и виола, и домра, и вытянутый небольшой барабан. В общем, музыка обещала быть разнообразной и интересной по звучанию.

   Вначале я предпочёл постоять в сторонке и понаблюдать, да только на середине танца ко мне подскочила Йрен и дёрнула к танцующим. Отказаться, особенно заметив красноречивый взгляд её брата, я просто не посмел. Поначалу она удивила меня, оказавшись в паре в роли ведущей, но где-то на третьем такте мне удалось избавиться от вторых ролей. Во многом Леон, когда говорил мне, что бой с мечом в чём-то похож на танец, оказался прав.

   - Возможно, у твоего народа это даже в крови, раз для вас оружие поёт, - сказал он мне тогда.

   Так и здесь нужно было поймать ритм, понять движения, и не просто слышать музыку, а слушать, вникать в каждый звук, сливаться с ними. До такого, конечно, было ещё ой как далеко, но я ведь только начал учиться танцевать? А как далеко я уже понял через минуту, когда сбился с ритма и чуть не уронил Йрен, сам запутавшись в ногах. Девочка не обиделась, понимающе улыбнулась и позволила мне вести дальше. По недоумевающему виду её старшего брата я понял, что такое она позволяет далеко не каждому.

   На следующий танец мне удалось отбиться ото всех, скрывшись за Айтаром и Миренсом, обсуждающими очередную физическую теорию. Пришлось грубо влезть в их разговор, да только больно мне не понравился один "чарующий" взгляд старшекурсницы, всё это время незаметно, как ей казалось, следующей за мной по пятам. Одноклассники, поняв, что я так всего лишь скрываюсь от уже начавших появляться поклонниц, перевели разговор в другое русло.

   - Да ты должен был готов к подобному! - рассмеялся Миренс. - У тебя вон какая моська вся из себя прекрасная. Ты же эльф! Али забыл уже?

   В ответ я клацнул зубами. Ну да, эльф. Но это не повод смотреть на меня подобным чересчур томным взглядом всякий раз, когда я на неё "случайно" кидаю взор. Ничего, что у нас разница в четыре года, и я брюнетками, кстати говоря, не интересуюсь?

   - Ты, парень, крепись! - Айтар хлопнул меня по плечу. - Мы потом цветочков тебе на могилку положим. И будем каждую неделю приходить, честно слово. По четвергам и воскресеньям.

   - Что-о-о?! - возмутился я, скидываю руку товарища. - Какие четверги, какие воскресенья?

   - Так это ж Телла. Она от своего не отступится. Но, скорее, тебя просто загоняет.

   - А по мне так ничего, милая девушка! - Голос, раздавшийся над ухом и принадлежавший, несомненно, Хозяину Ветров, окончательно вывел меня из равновесия.

   - Держите меня, я падаю. - Друзья, ехидно усмехаясь, выставили руки. - Да что вы привязались!

   - Непонятный он. То его держите, когда он вовсе и не падает, то привязались, когда сам влез в разговор, - пожал плечами мне в след Миренс.

   За время танцев я ещё один раз пригласил Йрен, несколько раз вытаскивал явно скучающую Урсулу, а иной раз ко мне цеплялась Нина. Один раз, чтобы вовремя скрыться от безумной Теллы, пришлось пригласить второкурсницу, но она, кажется, не была особо против. Наоборот, мило так улыбалась и щебетала о чём-то своём. И вроде даже не догадывалась, что я подло и трусливо скрылся за ней.

   Почти под самый конец танцев наш курс созвал Норд, и мы дружной гурьбой отправились в классный кабинет. Дождавшись, когда мы угомонимся, куратор сообщил радостную новость, что мы со следующей недели приступаем к дежурству в столовой. Поскольку никто из нас не считал эту работу тяжёлой - ну чего там сложного? отнести тарелку, а потом её забрать, - то и не боялись мы этой новости. А зря.

   - Встаёте вы как и все, но на перекличку не идёте - сразу в столовую. Там вам расскажут всё подробнее и выдадут всё необходимое. С урока перед обедом уходите за пятнадцать минут - учителя предупреждены. На этой неделе назначаются Витор, Лир и Миренс.

   После собрания в классе меня отловила Анхель и напомнила про помощь в алхимическом кабинете. Сказала, раз я дежурный, то пока от этого могу быть свободен, но потом она ждёт меня каждый день в семь часов вечера в названном кабинете. А я, честно сказать, уже и забыл про это.

  

  

   Восьмое действие

  

  

Иной раз столько всего хочется проспать.

Орсавьель тогг'Саэрльх Нимуэ, король эльфов

  

   Замерев у окна, он стоял и смотрел на бушующую снаружи стихию. Дождь лил как из ведра; сверкнула молния, осветив совершенно пустой тронный зал. Потом послышались далёкие раскаты грома. Снова вспышка молнии, озарившая худое лицо, имевшее какой-то странный болезненный загар. Лицо человеческое, но на голове вместо волос - перья. Тёмные, похожие на соколиные. На макушке короткие, а ближе к вискам, затылку и шее они удлинялись и спадали на плечи. Из-под короткого рукава туники тоже выбивались перья вперемешку то ли с чешуёй, то ли с чем-то очень на неё похожую и шли к локтю. Опустив когтистую ладонь на подоконник, другой он прикрыл глаза.

   В пустом, тёмном и холодном тронном зале стояло существо из древней легенды - антрас. Правитель некогда великого народа, трусливо сбежавшего с поля битвы. Сколько веков назад это было? Но... потерянного времени не вернуть. Можно лишь идти вперёд, пытаться что-то сделать, как-то исправить ошибку.

   - Елизар! - оторвавшись от окна, хрипло позвал антрас своего слугу.

   Тишина в ответ. Только снова - вспышка, грохот, а потом вроде бы всё вернулось к прежнему покою, замерло, но слышно, слышно как где-то там, внизу, капельки дождя разбиваются о камни. Кап, кап, кап... Он вскинулся, отогнал от себя наваждение, пришедшее, наверное, из далёкого прошлого, которое он либо уже забыл, либо просто не хотел помнить.

   - Больно, наверное, вспоминать? - От приятного женского голоса антрас поморщился, непроизвольно его рука стиснула собственное плечо, отчего-то вдруг разболевшееся.

   - Я рад снова видеть вас, Мать, - не оборачиваясь, он прошёл к постаменту и стоящему на нём каменному трону.

   - А по голосу и не скажешь, - разочарованно вздохнула прекрасная женщина. - Вальдемар?

   Она, казалось бы, будто светилась изнутри, освещая это место. Длинные светлые волосы волнами спадали вниз, прикрывая свободное и вроде бы обычное платье, но как только она сделала шаг к антрас, ткань заструилась, начала переливаться, и света стало многим больше.

   - Богиня, - печально улыбнулся он, наконец осмелившись поднять на женщину глаза, - я знаю все свои ошибки. Вы довольно точно и лаконично указали на них в прошлый раз, хоть я и не надеялся увидеть вас снова. Но такого больше не повторится, вы смогли убедиться в этом ещё тогда. Месть - не самое лучшее занятие для старого и уставшего князя. - Он опустился на трон, поставил руку на подлокотник и стал задумчиво смотреть куда-то в сторону, ткнув себя когтём в щёку. - Тогда, наверное, я, стремясь скорее навредить своему врагу, забыл об истинной цели и допустил множество ошибок, из-за которых и получилось то, что получилось. Я не хотел тех жертв. Я хотел торжественного, пышного возвращения своего народа под бой барабанов, фанфары и трубы.

   - Я не спорю, твой народ должен вернуться. Не пристало моим детям сидеть, запершись в замке, и ждать своего конца. Более того, вы имеете больше прав на мир, чем все остальные. Вальдемар, ты - властелин, истинный правитель. Твоё имя само говорит за себя и не просто так оно выпало тебе, - без тени улыбки сказала Мать. - Но позволь мне спросить у тебя кое-что. На эти два вопроса, пожалуйста, отвечай мне только да или нет. И не забудь подумать, прежде чем врать или отвечать честно. От этого многое зависит, пожалуй.

   Князь посмотрел куда-то сквозь неё и отрешённо кивнул.

   - Ты ведь не забыл тот взгляд, семь лет назад?

   - Нет. - Ни секунды размышлений, ответ пришёл сразу.

   - Но тебе хотелось бы?

   На сей раз Вальдемар молчал. И ответ, прозвучавший под громовой раскат, был почти неслышен.

   - Да...

  

   Горы трупов распластались на серой выжженной земле. Солнце освещало эту картину неохотно, из-за серо-сизой дымки, закрывавшей всё небо. У стен полуразрушенного города мёртвых солдат было больше, многим больше. Именно поэтому князь шёл подальше от крепостных стен, чтобы не видеть всего этого ужаса войны. За несколько веков старый антрас уже успел отвыкнуть от этого.

   - Мудрая Мать, как ты можешь позволять такое?- Вальдемар взмахнул руками-крыльями, и перья стали постепенно исчезать, врастая в кожу. Он огляделся по сторонам, закашлялся от оседающего пепла, валившего с неба вместо снега. Присев осторожно рядом с одним из распластанных на земле трупов, антрас чуть не вскрикнул, испугавшись внимательно смотрящих в небо голубых глаз. Смотрящих, но не видевших его.

   - Да сбудутся твои надежды на следующей дороге, - прошептал князь, закрывая глаза убитого.

   Он ещё долго сидел рядом с телом, запрокинув голову и пытаясь найти то, что искал перед своей смертью этот несчастный в небе. Потом столь же долго, закрыв глаза, вслушивался в тишину вокруг. Не было воронья, не было тихого недовольного бормотания воришек, обирающих мёртвых солдат. Не были ни звука. Гробовая тишина повисла над полем боя при Хель.

   - Видишь? Вот то, о чём я тебе говорила. - Голос Матери заставил Вальдемара встрепенуться, уйти от тяжёлых мыслей.

   Медленно повернув голову, князь увидел её. Неизменное одеяние и свет от лица и волос - всегдашние её спутники. Но она держала за руку маленького мальчика, испуганно озирающегося по сторонам, не верящего своим глазам.

   - Зачем ты привела его сюда? - тихим свистящим шёпотом спросил антрас, не желая нарушать мёртвую тишину.

   - Посмотри ему в глаза, - твёрдо и настойчиво попросила Мать, и князь подчинился.

   Он ожидал испуга, безграничного страха перед всем, что находилось вокруг. Но нет. В глазах маленького черноволосого эльфёнка была боль, была тоска. И... понимание? Почему-то хотелось упасть перед ним на колени, валяться в пыли и вымаливать прощение. За что? Вальдемар и сам не понимал. Но этот взгляд...

  

   - Елизар! - очнувшись, князь вскочил со своего места и быстрым шагом направился к двери.

   - Он тогда был твёрдо уверен, что всё это сон. А сейчас, наверное, и не помнит даже. Слишком многое случилось потом, - слабо усмехнулась женщина. - Вальдемар, тот мальчик - единственный, кто по праву может управлять Судьбами других людей.

   - А я и не управляю Судьбой. Я распоряжаюсь событиями, - вяло отмахнулся князь, вдруг растеряв всё благоговение и священный трепет перед божественной особой. - И на сей раз я точно сделаю так, что мой народ вернётся. Я не хочу, чтобы мои люди голодали. И я сделаю всё возможное, чтобы наш народ вернул свою славу и былое величие. И если я не могу этого сделать, то сделает он! Он поможет не только себе, но и всем нам.

   - Ты! - ахнула женщина. - Так вот что ты делал в Хель.

   - Небольшая услуга старому другу, - слегка улыбнулся Вальдемар, а потом заорал: - Елизар, да где ж это тебя черти носят? Почему вы своему князю позволяете мёрзнуть в тронном зале?!

   В дверях показался антрас со светлым коротким оперением, держащий в руке факел. На улыбающуюся богиню он не обратил ровным счётом никакого внимания, будто бы она была для него невидимкой. Хотя на деле так оно и было - Мать умело скрывала своё присутствие, когда приходила в гости.

   "Что-то ты опять разошёлся", - недовольно посмотрела она на князя, передавая мысль князю.

   "Я спокоен, как сытый дракон!" - поспешил заверить её Вальдемар.

   - Затопите камин, наконец! Почему вы позволяете своему князю мёрзнуть?! И где, где была моя любимая изумрудная ферязь? Я не хочу встречать гостей в тунике и домашних штанах. С пиратами хоть, я надеюсь, связаться удалось? И, вообще, лучше было бы даже не изумрудную, а багровую. Хотя нет, подожди... И ты только посмотри на эти стены, на этот пол! Про потолок вообще молчу. Ты ведь прекрасно понял меня, Елизарушка?

   - Лидия только что вернулась с добрыми вестями, ваше сиятельство! - выпрямился слуга, совершенно спокойно поглядывая на взбрыкивания любимого правителя.

   "Ты довольно умело меняешь ход истории, продолжая отсиживаться в этом замке. И как тебе удаётся так просчитать все вероятности?" - искренне удивилась богиня.

   "Там кое-кому письмо подложить, сям слушок пустить... Люди не до конца понимают всю важность информации, что находится вокруг них. И, как видишь, меня ещё ни разу не заметили!" - Действительно, есть чему гордиться. Организовать войну, после которой Сайрат вынужден был вытворить эльфов с их земель, более того - лесной народ был почти стёрт с лица земли. Но это вышло из-за очень непредвиденных обстоятельств. Эльфов вообще не планировалось трогать.

   "Так хочешь получить книгу Судеб?" - ехидно поинтересовалась Мать.

   "А куда нам деваться? Только, боюсь, я с ней не совладаю, как и барон. А я ведь знал, знал что ему нельзя доверять такую вещь. И всё равно дал!" - в который раз начал самобичевание Вальдемар.

   "Может, стоит отвлечься? Слуга ждёт", - улыбка не сходила с лица женщины.

   - Отлично! - спохватился князь. - Потом скажешь ей завтра зайти ко мне. А Мирослав от эльфов вернулся? Плохо. Пошлёшь тогда Селивана, он в тех местах лучше разбирается. И куда ты смотрел, куда смотрел? Думаешь, эльфы так спокойно дойдут, не зная дороги? Вель тоже хорош, сам до этого додуматься не мог! - фыркнув, всплеснул руками Вальдемар. - Тамира пошлёшь встречать корабли, те вряд ли тоже сами дойдут. И да, лучше пускай возьмёт Раду, а то погода сам видишь какая. Припасов, чур, не жалеть!

   - Но...

   - Что? Да помню я, помню, что говорил. Только, если дело со свободными эльфами и северными пиратами выгорит, то нам уже не так тяжело будет. Не бойся, Лизка, дело выгорит обязательно. Ну, чего встал? Кругом, на сто восемьдесят градусов, дверь открыть и чеканя шаг марш отсюда. Хотя постой. Я хотел бы слетать в Нара Эль, кое-что проверить. Так что пусть Лидия зайдёт сегодня вечером, когда отдохнёт.

   Слуга, выслушав господина, отвесил лёгкий поклон и скрылся за дверью, покуда князь не отдал каких-либо новых распоряжений. И так нужно было готовить Замок-на-Горе к прибытию гостей, так тут ещё и Вальдемар снова чем-то недоволен. Бедный Елизар так и не понял, какого цвета нужна была ферязь: багрового или изумрудного?

   - Зря ты так. Елизар отличный слуга и всегда поддерживал тебя, - покачала головой женщина, отходя к окну.

   - Он прекрасно знает, что к чему, - махнул рукой Вальдемар.

   - Ты настолько ему веришь? - брови Матери сами собой взметнулись вверх.

   Князь промолчал в ответ, только руками развёл. Он уже давно никому и ничему не верил.

   - У меня будет одна просьба к тебе, князь, - еле слышно произнесла она, отворачиваясь к окну.

   - Всё что угодно, моя госпожа, - шутливо поклонился антрас.

  

  

  

***

  

  

   Сказать, что за первые недели я не привык к побудке в семь утра, было нельзя. Всё-таки в башне Всадника мне порой приходилось вставать раньше этого. И сейчас я даже тратил лишних пятнадцать минут на зарядку, хотя думал, что здесь мне это совершенно ни к чему. Но от старых привычек, как известно, избавиться трудно.

   Миренс, Витор и я договорились встретиться у лестницы внизу. Копушей, которого пришлось долго ждать, назвали меня, хотя я и не опоздал, просто пришёл позже остальных. Ребята возмущались постольку поскольку, скорее даже забавлялись, на сонного и взъерошенного эльфа глядя.

   В столовой нас пустили в святую святых - кухню, где мы надеялись познакомиться с поварами, готовившими столь замечательную еду. Ага, как же, надеялись мы увидеть множество людей, а тут только один несчастный и такой же сонный, как и я минут пятнадцать назад, чародей и множество шкафов-артефактов со стеклянными дверцами, предназначенные, как мы узнали позже, для приготовления пищи, да парочка простеньких столов. Вот, пожалуй, и всё. И что прикажете на это сказать?

   Маг тут же выдал нам фартуки, несколько блокнотов и карандаши. Собственно, и так было понятно, что делать. К нам, когда начал дежурить ещё только третий курс, подходил ученик, смотрел на номер стола и спрашивал, что мы желаем отведать. Спустя пятнадцать или двадцать минут он или другой официант приносил заказ. Вот теперь вот мы и исполняли роли этих официантов.

   - А вы не думаете, что три человека как-то мало на восемьдесят ртов? - иронично заломил бровь Витор, обращаясь к магу.

   - Курсы в две смены едят. И не беспокойтесь, пока они выберут, пока еда приготовится... Время у вас будет. - Многообещающая улыбка чародея мне не понравилась. Очень не понравилась.

   Но деваться было некуда, поэтому пришлось надевать фартук и приступать к своей работе. Сначала маг сказал нам, что пока нету никого, стоило бы протереть столы - вчера после ужина никто этого не сделал. Выдав тряпки, сам он сел в стороне, сложил на животе ручки и мирно задремал, пока мы бегали и протирали столы. Потихоньку стали собираться ученики, и мы поспешно ретировались на кухню, иногда выглядывая за дверь, чтобы проверить, не вызвал ли нас кто. Но дежуривший чародей оказался прав насчёт того, что выбирать они будут долго.

   Потом нам пришлось побегать от столика к столику, записывая, кому, сколько и куда. Листочки с полученными заказами мы вывешивали на специальной доске. Маг смотрел, какие блюда нужны в каком количестве, и что-то нажимал на панели рядом со шкафами-артефактами. Кое-где в них появлялся свет, и нетрудно было догадаться, что там началась готовиться еда. Собственно, так оно и было. Тарелки позже доставались оттуда и расставлялись по подносам в зависимости от заказа. Иной раз приходилось делать несколько ходок туда-сюда, чтобы разнести всё только к одному столику.

   Наш класс почему-то был уверен, что дежурить весело и легко. Мда... Витор, Миренс и я, в принципе, тоже сначала так думали, но на деле оказалось не так уж и легко, хоть зачастую и весело. Труднее всего было после этой беготни собраться с мыслями на уроках и перестать подсчитывать в голове количество отнесённых и неотнесённых порций, а ведь впереди была ещё целая неделя дежурства. Но спустя день мы пришли к выводу, что ничего сложного в этой работе как такового нет. Просто нужно не паниковать, не бежать куда-то сломя голову, а спокойно подумать и распределить обязанности. Принимаем заказы поодиночке, а вот разносим уже все вместе, чтобы сэкономить время.

   На этой же неделе начались дополнительные занятия для магов. Дельвиг, и так не привыкший к подобному ритму жизни, возвращался в комнату почти перед самым ужином и заваливался на кровать, требуя, чтобы его никто не трогал. Похоже, что занимались магической подготовкой в школе усиленно. Ну конечно, это же будущие защитники Сайрата здесь воспитываются! А если Всадник ещё и маг, то пользы от него многим больше. Несчастный Сораль уже начал сетовать на то, что согласился ещё и магической подготовкой заниматься.

   Мне же, раз обещал, после окончания дежурства в столовой, пришлось ходить помогать госпоже Анхель в алхимическом кабинете. Маг, выбираемый случайной жеребьёвкой из числа гильдии, в течение пяти лет должен был работать на благо школы и отвечал не только за безопасность, но и за здоровье учеников. Именно в алхимическом кабинете производилось большинство снадобий и лекарств. Причём делалась основная масса без применения магии, поэтому польза от меня всё-таки была. Магесса упорно отказывалась брать в помощники кого-либо другого, даже разбирающегося в алхимии. Она учила меня, можно сказать, буквально с нуля. Рассказывала, какие травы для чего применяются и как из-за дозировки лекарство превращается в яд. Сказать, что было интересно - ничего не сказать. Я даже готов был пожертвовать частью времени на подготовку домашнего задания. К тому же если я выполнял что-то не особо сложное, мне разрешалось брать учебники с собой и готовиться в кабинете.

   Мало-помалу я привыкал к жизни в школе, к ярким и насыщенным дням, к шумной столовой, к танцам, на которые не ходить я уже просто не имел права - тогда обижались и наши девчонки, и те, с которыми я успел познакомиться. Меня перестали пугать многолюдные места, хотя я и продолжал не очень комфортно себя в них чувствовать. Но, в конце-то концов, иногда нужно преодолевать себя, чтобы добиваться каких-то целей?

   Под конец триместра, когда наш класс на общем собрании решил выбрать участников для Гонки, меня вызвали в кабинет директора. Вначале я подумал, что это Тиссар, от которого я недавно получил письмо, где он сообщал, что мы непременно скоро встретимся. Но нет, мои надежды в который раз не оправдались. Меня встретил холодной улыбкой Ксавьер и рассказал счастливую новость: зимние каникулы я буду проводить в столице, под надзором проверенных и верных людей. Заодно поднаберусь опыта в государственных делах. Зачем, я понимал и до этого, но эта новость о "государственных делах" только подтвердила мою догадку. Видимо, я оказался всё же последним из правящей династии, а значит единственным, кто, по сути, может объединить остатки эльфов. Я давно подозревал, что таким образом меня собираются использовать. Ничего против этого я не имел, хотя червячок сомнения всё-таки был. Да и желанием становиться правителем я особо не горел.

   Вернулся я как раз к тому моменту, когда Норд объявил окончательный состав команды:

   - Миренс Брион. Айтар Игг. Урсула Сонрем. Витор Корлинг. Нина Мейх. Лираэриталь тогг'Саэрльх Нимуэ. Вот, собственно, имена шести лучших учеников нашего курса. Попрошу честь не ронять и показать стоящие результаты. Не победите - всё пойму. В конце-то концов, вы ведь только первый курс.

   Я, похоже, оказывался самым слабым в команде - нисколько ни маг, хоть и подготовлен физически хорошо, но не сказать, что отлично. Всё же мы не против ровесников будем соревноваться. Если второй-третий курс мы с большим трудом, но можем сделать, то тягаться с четвёртым или пятым уже не имело смысла. Там и уровень другой, и, я просто уверен, в команду подобрали целиком магов. Народу-то на их курсы набиралось больше, вот и вышло так, что чародеев среди них оказалось порядочно. Хотя, с чего это я уже готов к проигрышу? Конечно, они уже играли в Гонку, в отличие от нас, но у нас выравнивались шансы благодаря Урсуле, которая в Нара Эль жила с детства и знала каждый его закуток.

   Тактику обсуждали всю оставшуюся неделю до игры. Поскольку мы толком не знали, что нас ожидает на испытаниях, то решали, как поступить, если столкнёмся с какой-либо командой. По правилам должна проводиться дуэль. Магическая или на мечах - решала сторона, на которую "наткнулись". Выбирались из команд по два наблюдателя, чтобы без обмана. Город к подобным игрищам был привычен. И не одна наша школа проводила Гонку, чтобы проверить силы учеников. Оказывается, и межшкольные соревнования проходили, но до них было так далеко, что мы решили не загадывать на будущее и победить хотя бы в школьных.

   Если предстоял бой на мечах, однозначно выставляли меня. Причём даже не спрашивали, согласен ли я на подобное. Со своей магией они мудрили долго, а я сидел себе тихонечко и не вмешивался - всё равно ничего не пойму.

   - Если что, в крайнем случае перемещаемся на крыши. Подальше от многолюдных улиц и намного быстрее для нас. Горожане к подобным выкрутасам готовы - не первый раз игра проходит. - Айтар, похоже, знал о Гонке больше всех нас вместе взятых. И оно, в принципе, понятно почему. Спасибо Шоннеру, который всегда охотно рассказывал обо всём.

   Остальные дни до игры все провели как на иголках. Дельвиг постоянно крутился рядом со мной, Леон решил вдруг устроить тренировки и в будние дни, сумев вытащить на них до жути недовольного, но молчавшего Гая. Видно, принц прекрасно понимал, в каком качестве меня собираются использовать, и старался всячески помочь мне подготовиться. Деваться было некуда, а отказываться - глупо. Поэтому эту неделю я не забуду никогда. С утра - перекличка, завтрак, уроки. После обеда - оставшиеся уроки, тренировка с Леоном, домашняя работа. Вечером, когда возвращался из алхимического кабинета, оставалось чуть-чуть времени на доделку домашки, но сил вот не было. Это, наверное, единственный момент в моей жизни, когда время было, а сил что-то сделать - нет. Вот и заваливался спать раньше времени. И даже Дельвиг старался не особо громко пыхтеть над тетрадками, зная, что от меня, возможно, зависит честь всего курса.

   Ко всему прочему под конец триместра все учителя устраивали проверочные контрольные, а это только прибавляло хлопот. Я хоть и знал всё, можно сказать, на зубок, да только из-за постоянного нервного и физического перенапряжения у меня уже шарики за ролики заехали. Дошло до того, что Анхель, увидев моё состояние, сначала отменила все занятия в алхимическом кабинете, а потом наорала на Леона, который по её мнению слишком сильно меня нагружал. Почему оказался виноват принц, когда тренировки проводил и нормативы устанавливал Гай, я так и не понял, но не решился вмешиваться, потому что вид разъярённого сильнейшего архимага всего Сайрата меня, признаться честно, на подобные подвиги не вдохновил. Главное, что пострадало только самолюбие.

   Наконец, настало долгожданное последнее воскресенье осени, в которое было принято проводить Гонку. По крайней мере, этот день был "забит" за нашей школой. Вчера вон, к примеру, мы, прогуливаясь по городу и запоминая основные улицы, заметили играющих в такой же форме, как и у нас, только их жилеты были изумрудного цвета с чёрным широким поясом. Нетрудно было понять, что это ученики из "Чёрного Горностая". Мешаться мы не стали, просто тихонько понаблюдали за ними, сделали кое-какие выводы и вернулись восвояси.

   О чудо! Утром перед игрой общей побудки и переклички не было. Всей школе дали выспаться до десяти часов, даже перенеся завтрак, но отомстили таким же ором о пожаре, как в первый день. Жаловаться было грех, потому что выспаться всё же удалось.

   В одиннадцать часов всю школу построили на плацу и зачитали правила. Неиграющим разрешалось следить за ходом игры по специальным табло, размещённым в нескольких классах и в столовой. Оказывается, по городу были размещены артефакты, которые передавали изображение и звук. В общем, можно было увидеть и услышать, что происходит в игре. Напомнили про медицинские пункты и показали, как они обозначены на карте. Во время соревнований могло случиться всё, что угодно, поэтому лучше перестраховаться, чем потом отсчитываться перед родителями покалеченного ученика. Также ещё раз разобрали правила дуэлей. Если с клинковыми всё было предельно просто и ясно, то в магических запрещался ряд заклинаний. На игроков-магов одевались специальные амулеты, которые поглощали основной урон и засчитывали поражение, если таковое было.

   - Игроки, проигравшие дуэль, считаются мёртвыми и в дальнейшем не участвуют в игре, - напомнила нам Маргарита. - Возвращаетесь в школу и можете наблюдать за Гонкой уже отсюда.

   Ничего сложного, по сути, не было. Нашим капитаном мы дружно назначили Миренса - он уже успел проявить себя как хороший лидер. Пока командиры отправились за картами и амулетами для магов, остальные участники слонялись без дела, а кое-кто даже попытался заговорить с игроками из других команд. Мы делали лица кирпичом и загадочно, как нам казалось, молчали. На нас поглядывали странно, но ничего выпрашивать не стали, когда поняли, что говорить мы всё равно ничего не станем.

   Наконец вернулись командиры, и ровно в полдень началась Гонка. Нам повезло - первая точка на карте находилась совсем близко, только уже на соседней улице мы наткнулись на третий курс. Пришлось соблюдать правила. Они, увидев, что у всех поголовно - я стоял в последних рядах, и видно меня почти не было - амулеты, решили вызвать нас на обычную дуэль. И какого же было удивление третьекурсников, когда вперёд выпихнули секретное оружие, то бишь меня. Мы, в отличие от большинства самоуверенных старшекурсников, решили вызнать всё про каждого из команды. Этим у нас занимался Айтар, а информацию младший брат старосты собирал довольно умело.

   Улица в пять минут была оцеплена. Причём участвовали в этом не только игроки. Спасибо, помог патруль стражи, а то от напирающих зевак пришлось бы отбиваться, а не от соперника, который, кстати, являлся двуручником. Опасно, но благодаря Иггу-младшему я знал, что Сариас - так звали третьекурсника - был левшой, а правым мечом владел недостаточно хорошо. В первые минуты боя я старался не переходить в атаку, но и сидеть в глухой обороне не намеревался. Из неё потом фиг выйдешь, особенно когда у твоего противника два меча и скорость на уровне. Я старательно пытался понять его школу, прощупывал почву и хотел понять каждый шаг. Сариас тоже не рвался в бой, осторожничал поначалу, но потом, видимо, что-то понял и ринулся в атаку.

   Сложнее всего было сдерживать силу меча. Вокруг было слишком много магов, и они запросто могли увидеть и зелёное свечение, и рой чёрных мошек. Хватало ещё того, что от солнечных лучей на клинке то и дело появлялись зелёные всполохи. Эльфийская сталь была узнана сразу, и именно поэтому мой оппонент сначала вёл себя настороженно. Наверное, поняв, что про поющий клинок всё сказки, он и перешёл в атаку. А я ощущал острую нехватку песни, которая бы задавала ритм. С Гаем или Леоном я не рисковал использовать меч, а вот в одиночку иногда занимался с ним, буквально заставлял петь, но понимал, что рассказать кому-либо не смогу - сила меча не такая вещь, о которой можно рассказывать всем подряд.

   Дуэль была выиграна за счёт моей нечеловеческой изворотливости. Всё-таки эльфы намного гибче и ловчее людей, не говоря уже о скорости восприятия. Пришлось сделать несколько кувырков по грязному снегу и испачкать новенький ал'амаг, но ничего уж с этим не поделаешь. Без подобных кульбитов я бы вряд ли смог одержать победу над Сариасом. Тот, надо отдать ему должное, не обиделся на "остроухую тварь" и даже уважительно поклонился на прощание, подмигнув.

   До точки бежали не сломя голову, а сохраняя силы и поглядывая по сторонам. Вторая такая встреча нам сейчас была нежелательна, к тому же мы только добрались до первой цели. Обидно было бы задержаться перед ней, тогда как остальные, наверное, уже успели добраться до вторых, если не до третьих. Сколько их всего, мы не знали. Айтар через брата узнал, что каждый год число разное и совершенно непредсказуемое. Может быть и три, а иной раз и под двадцать было. Поэтому гадать не имело смысла, нужно было заниматься делом.

   В конце невзрачной подворотни оказалась небольшая дверца, внутрь которой мы заглянули, предварительно постучавшись, будучи очень воспитанными. Поскольку никто не ответил, Миренс открыл её и шагнул внутрь, сразу же зажигая над своей головой огненный шар, чтобы можно было разглядеть, что находится в темноте. На всякий случай мы оставили Витора и Нину снаружи, а все остальные стали осматривать помещение внутри. Ключ - продолговатая золотистая палочка - стоял себе на столе и никого не трогал. Но как раз-таки из-за этого и чувствовался подвох. Урсула оглядела всё магическим зрением, но ничего не нашла, а я, полагаясь на свою интуицию, стал осторожно ступать вперёд. Сначала меня пытались одёрнуть, но видя, что ничего плохого пока не случилось, все успокоились. Миренс только недовольно покачал головой.

   Нет, ну нам же надо как-то достать ключ? А если они сейчас начнут какую-то магию к нему применять, откроется дверка незаметная в стене и выползет чудище заморское? Шон рассказывал, подобные случаи до этого были. И вроде бы никто не пострадал, но всё-таки... Лучше уж привычным способом, полагаясь на старую-добрую интуицию. К столу я подошёл только спустя десять минут, хотя стоял он метрах в четырёх от входа. Долго осматривал предмет мебели со всех сторон, а подошедшая Урсула хотела было уже накричать за медлительность и схватить ключ со стола, но я вовремя перехватил её руку. От ключа шла хитрая механическая ловушка, которую магически никак не заметишь.

   - Напридумывают всякого, - недовольно буркнула девочка, когда с ключом было покончено, и мы отправились к следующей точке на карте.

  

  

   Девятое действие

  

  

А кто сказал, что будет легко?

Маргарита Т'гэр, директор школы "Рыжий Ворон"

  

  

   До второй точки мы добирались минут пятнадцать, по крышам. Рассудили, что вероятность здесь встретить кого-либо настолько ничтожна, что... Ага, не одни мы такие умные оказались. Нарвались на пятикурсников, во главе с Леоном. Сначала принц долго пытался уговорить всех, что в магическом поединке они точно победят, но против общего решения, как известно, не попрёшь. Впрочем, Леон быстро спохватился, что он тут главный, назначил магический бой и выставил вперёд Шоннера, велев тому непременно победить. Айтар только головой на это покачал, что-то шепнув Миренсу. Командир размышлял не долго, переговорил о чём-то с Витором и поставил его.

   Бой длился всего несколько секунд. Сначала Витору вполне удавалось блокировать все атаки, ставить щиты и всячески избегать ранений. Только вот в том-то и дело, что он лишь защищался. Ни времени, ни сил перейти в атаку у него не оставалось - Шоннер просто давил мощью, мало заботясь о всяких изворотливых комбинациях. Нетрудно догадаться, кто победил.

   Оставшейся пятёркой всё-таки вышли до места назначения, наткнувшись на усиленный магический купол. Расплетать его пришлось Урсуле и Айтару вместе, а все остальные во главе с недовольным Миренсом - ещё бы, потерять целого бойца в лице Витора! - стояли на стрёме. Оно понятно, что вряд ли кто-нибудь сюда сунется, но порядок есть порядок. Да и всяких непредвиденных сюрпризов от создателей маршрута никто не отменял. Кстати, никто из игроков так толком и не знал, кто является создателем Гонки, кто выдумывает все маршруты и испытания. Игра была введена при создании школ Всадников, поэтому можно рассудить, что создатель сей замечательной игры ещё жив. Нет-нет, никто из нашей школы не хотел его встретить, чтобы пожать шею за замечательно проведённое время. Просто и вправду интересно, как возникла такая презабавная игра и кто её придумал.

   Наконец с куполом было покончено. Никаких механических ловушек не нашлось, поэтому уже через минуту мы бежали в сторону порта - там на карте высвечивалась следующая точка. И каково же было наше удивление, когда мы находились уже на самом краю пристани, а на карте точка была в метрах пяти дальше.

   - Под водой спрятали, точно под водой, - недовольно бухтела Урсула.

   Замечательно просто! Нет, будь сейчас хотя бы сентябрь, всякий из нас, не раздумывая, прыгнул бы, но как быть, когда мороз минус пятнадцать? Я подозревал, что это ещё только начало весёленькой зимы в Нара Эль.

   Прыгать никто не хотел, а время шло. Наконец сапоги начала стаскивать Урсула, продолжающая бормотать себе под нос о "гениальности" создателя маршрута. Заодно она упрекала всех нас, кроме Нины, что, мол, парни все такие из себя воспитанные, что пропускаю вперёд даму. Я не выдержал первым, всучил Урсуле её сапог и стал стягивать свой. Девочка смотрела на меня глазами в пол-лица. Доверив ей свой ал'амаг и остальную одежду, я сиганул в ледяную воду в одной рубашке и штанах. Странно, но холодно совершенно не было. А через эти самые злосчастные пять метров был обнаружен небольшой буёк и ключ на нём. Ловушек никаких не стояло. Видимо, посчитали, что достаточно ледяной воды.

   На пристань я выползал, стучащими зубами чуть не прикусывая язык. Девчонки смотрели на меня круглыми глазами, когда я никак не хотел отдавать ошарашенному Миренсу ключ, сжав в своих руках его до такой степени, что побелели костяшки пальцев. Кое-как, но нашему командиру удалось отвоевать его. Я забрал у Урсулы свои вещи, быстро накинул куртку, ал'амаг поверх и тут же перестал на всех смотреть волком. Тёплая одежда после ледяной воды как-то сразу умиротворяет и успокаивает, что ли.

   Меня тут же захотели потащить в сторону медпункта, но я твёрдо всех заверил, что от такого не заболею. Всё-таки минус пятнадцать всего лишь, водичка так себе, и ветра нету, так что не продует. Хотя уже через пять минут, когда штаны заледенели, я снова стал бухтеть себе под нос что-то про того человека, что придумал маршрут и что я с ним сделаю, если встречу. Искать его намеренно мне было как-то лень. Хотелось поскорее покончить с этой игрой и вернуться в тёплую комнату. Ребята на шмыгающего носом меня поглядывали с опаской, но из-за моего чересчур уверенного вида говорить ничего не стали. Поняли, что бесполезно.

   И хорошо, что меня не отослали. На нас наткнулся четвёртый курс. По всем правилам вызывали мы их, а я, чтобы согреться, предложил Миренсу вызвать их на обычную дуэль. Ведь маги у них если и слабее пятого курса, то на чуть-чуть. А терять ещё кого-то из этой братии у нас было нежелательно. Если же проиграю я, то пойду отогреваться, и ребятам будет спокойно, и мне комфортно. В общем, на том и порешили.

   Мой соперник долго раздумывать не стал, видно, тоже замёрз, поэтому сразу ринулся в атаку, чтобы разогреть кровь. Я спокойно отошёл с линии удара и развернулся, готовый продолжать бой. На сей раз противник замер, с интересом поглядывая на меня. Ну да, сказать здесь "спокойно" не совсем верно. Дело в том, что я это со стороны эмоций посмотрел. На деле же улизнул очень быстро, сверкая пятками. С самой максимальной скоростью, на какую был только способен.

   Блин, а эта зараза тоже быстрая! Вон как обходить с разных сторон меня начал, проверяя оборону и общие возможности. Хорошо хоть не двуручник, как Сариас, иначе бы дело было совсем дрянь. Я не в состоянии сейчас, после купания в ледяной водичке, нормально воспринимать ситуацию. Всё-таки заледеневшая ткань на ногах не даёт сосредоточиться. А этот вона как самодовольно усмехается, гад! Злости на него не хватает. Загоняли совсем несчастного продрогшего эльфа.

   Злость всё же сделала своё дело. Я хоть и не потерял контроля над собой, потерял сосредоточенность на мече и тот на секунду вмешался в бой. Две-три ноты из общей музыки - не больше. Но их вполне хватило, чтобы вправить мозги мне и настроиться на нужный лад. Спустя несколько секунд я уже переходил в контратаку, поставив клинок так, чтобы в любой момент можно было увести вражеский меч в сторону. Не успел, потерял всего несколько мгновений, пока приходил в себя. Задели, слава богам, не сильно. Просто лезвие прошлось по тыльной стороне ладони, и получился неглубокий, но длинный и оттого болезненный порез. Противник явно не ожидал подобного от своей атаки и на миг растерялся. Мне этого мига хватило с лихвой, чтобы развернуться и задержать кончик меча у его щеки на две или три секунды, обозначая его проигрыш и свою победу.

   Весь четвёртый курс в тупом онемении пожирал меня глазами. Как, впрочем, и свои. Смотрели и не могли понять. Вот эльф стоит в метре, получает вскользь по руке мечом, а вот он уже рядом с противником, дышит ему в затылок и держит у его лица чёрный клинок. Да, такой рывок дорого мне дался, зато во время него я не обращал внимания на боль. А вот теперь я прекрасно смог почувствовать все прелести своего боевого ранения. Кровь выступала сквозь порез неохотно, но стоило мне пару раз на проверку сжать-разжать кулак, как она стала пробиваться резвее.

   Под предлогом ранения Миренс и ребята всё-таки затащили меня в медицинский пункт, оставив там на попечение лекарей и клятвенно заверив меня, что больше ни на кого они натыкаться не будут. А то ведь мы сегодня, почитай, только со вторым курсом и не пересеклись. А что будет, если их на обычную дуэль вызовут? Они, конечно, с мечом умеют управляться, но всё равно... Боязно как-то их одних оставлять. Маги всё ж. А я успел понять, что люди это самоуверенные.

   Лекари напоили меня какой-то сладко пахнущей травяной настойкой, а потом уложили на лавку, сказав немного отдохнуть. Я не спорил, глаза всё равно слипались, и вообще я сильно устал, мотаясь по городу, покупавшись в ледяной воде и выиграв несколько поединков. И, похоже, в настое была либо ромашка, либо что-то успокаивающее-усыпляющее, от чего клонило в сон. Но если надо для скорейшего выздоровления, то зачем спорить?

   Очнулся я уже в своей комнате. Долго сидел, всматриваясь в сумерки за окном и пытаясь осознать, сколько времени прошло. Создавалось впечатление, что либо это сегодняшний вечер, либо следующего дня. Слабая метель на улице мне ни о чём не говорила, поэтому пришлось одеваться в аккуратно сложенные рядом вещи и выходить в коридор. Странно, но как будто вся школа разом вымерла. Тишина, кое-где свет горит, а так никого. Все или попрятались, потому что по школе ходит неизвестный мне монстр, успевший сожрать добрую половину учеников, или Гонка ещё не закончилась и все продолжают следить за соревнованиями. Скорее второе. Поэтому, чтобы хоть кого-то найти, надо отправиться либо в столовую, где установили больше всего экранов слежения, либо придётся через метель тащиться до учебного корпуса и искать кого-нибудь там.

   Столовая встретила меня гробовой тишиной и непроглядной темнотой. Вдруг резко зажёгся свет, из-под стола с криками стали выпрыгивать ученики. Причём, судя по всему, здесь была не вся школа, а только та часть, которую я знал лично. И на том спасибо.

   - С днём рождения! - хором, как только первоначальные крики немного поутихли, поздравила эта орава меня.

   Сначала я долго стоял в ступоре, хлопал глазами и пытался собраться с мыслями. С днём рождения? Меня? В последний раз в такой большой и радостной компании я его справлял дома, в поместье. За год до того, как родители ушли на войну. Только там было меньше искренних лиц, какие-то непонятные для меня взрослые. А здесь... Здесь все смотрят, улыбаются, ждут, что я скажу на всё это безобразие. А что я могу сказать? Я ничего не могу сказать. Я сейчас просто задохнусь от счастья. И... и... и!..

   - Стоп. Погодите, ничего пока не говорите. Он же ещё с температурой, а мы тут его так пугаем. - Леон подошёл, помог мне придти в себя и сесть. - Ты как? Нормально себя чувствуешь? Голова не кружится?

   Странно, но чувствовал я себя намного лучше, чем когда встал. Тогда и вправду кружилась голова, немного тошнило и ноги отказывались идти дальше. А сейчас нет, сейчас лучше стало, когда сел. Но мурашки по телу продолжали бродить, стоило мне начать глядеть по сторонам. Столько людей, столько ярких огней и каких-то тарелок. Вон на столе, чуть в отдалении, стоит большой торт с... с четырнадцатью свечами! Все смотрели на меня, ожидая, что я всё-таки что-нибудь скажу. А что я мог сказать? Шумно шмыгнул носом, вытер край глаза и хотел было разразиться благодарственной речью, как на мне вдруг повис Дельвиг. Обмотал мою шею, чуть не удушив при этом, серебристо-белым шарфом с цветастыми кисточками и пожелал непременно стать хорошим правителем. Говорил он это с таким серьёзным видом, что мне даже возразить было нечего. А потом как плотину прорвало - все стали подходить, что-то желать, что-то дарить. Некоторые говорили очень много, и я просто уставал уже слушать, но продолжал через силу. Потому что видел, что все эти слова искренни. Здесь собрались те, кто успел стать дорог мне и кому стал дорог я.

   Получалось, что после того, как попал в медпункт, я проспал три с половиной дня.

   - Ну ты силён вообще! Нам как рассказали, что ты в море сиганул за ключом, так никто и не поверил. - Дельвиг, как обычно, активно размахивал руками. - А тебя потом как принесли, так девчонки чуть в обморок не бухнулись. Ты весь такой бледный был, они думали - крови много потерял, хотя рана-то не рана, а - тьфу! - всего лишь царапина. Просто это из-за лекарства тебя так плющить начало. Ну, тебя уложили лекари эти, сказали, что через три дня проснёшься. А Норд сообразил, что у тебя день рождения как раз. Нехорошо героя не поздравить!

   - А...

   - Так каникулы начались, вот в школе так и пусто.

   - А...

   - В столицу я тебя в таком состоянии не повезу, - покачал головой Леон, хмуро на меня поглядывая. - Ты нам живой и здоровый нужен, а я пока вижу хилого эльфа, неспособного даже кусок торта себе положить.

   - А...

   - А мы остались, потому что нехорошо героя не поздравить! - рассмеялась Урсула. - И не победили мы. Леон со своей командой первые пришли. А мы минут на десять опоздали, вторыми оказались.

   Мне оставалось лишь помалкивать, жевать свой кусок торта и слушать, слушать и ещё раз слушать. Но как это всё чертовски приятно! И дружеская забота, и эти разговоры, казалось бы, ни о чём, и тот факт, что ради меня они все здесь остались. И, вообще, я теперь самый счастливый эльф на свете, кто бы что ни говорил!

   Посреди ночи в комнате возник Хозяин Ветров. Огляделся по сторонам, наткнулся на мирно посапывающего Дельвига, хмыкнул и тихонько кивнул в сторону окна. Уже когда мы разместились на крыше, он недовольно повёл плечами от холодного ветра, хлопнул в ладоши и вокруг нас появился слабо мерцающий купол. Сразу стало теплее, да и снег за шиворот теперь не забивался. Разговаривали мы с ним долго и, казалось бы, ни о чём. Он расспрашивал меня о жизни в школе, припоминал что-то из своего прошлого, а потом вдруг сказал:

   - Знаешь, я просто не знаю, как тебе об этом сказать, поэтому скажу в лоб. - Мне сразу стало интересно, и я невольно подался вперёд. - Дело в том, что иногда часть души бога попадает в тело человека. В нашем случае, конечно, не совсем человека, но сути дела это не меняет. Принято считать, что такие люди являются детьми богов.

   Я чуть было не свалился с крыши от такого вот заявления. Это объясняет тогда, почему вдруг он стал появляться в моей жизни, но всё равно, сам факт того, что я...

   - Спокойно! Дыши! - тут же запаниковал "папа", разглядев в темноте мою физиономию.

   Когда я более-менее отошёл от ступора, на меня вывалили ещё одну радостную новость, что если в мире собирается четверо таких детей от каждого божества, то можно ждать чего-то великого: войну или открытие - неизвестно. Надо ли говорить, что именно сейчас сыновья Ветра, Огня, Воды и Земли были все в сборе. С ума спятить, вот ей-ей!

   - А вообще, я тебя с днём рождения хотел поздравить, - протянул мне Ирсаураевиэль перстень с небольшим изумрудом. Немного великоват, но на большом пальце носить можно. - На удачу, так сказать.

  

   Год пролетел как-то совсем незаметно, стоило мне только втянуться во всю эту школьную жизнь, найти друзей и начать получать удовольствие. Никогда не замечали, что когда вам начинает что-то нравиться, оно сразу проходит быстро, как бы вы ни старались протянуть удовольствие? Всё хорошее когда-нибудь заканчивается и впереди нас ждал целый месяц летней практики. Каждый получал своего личного куратора, задание и месяц сроку на его выполнение. И ведь задание могло быть абсолютно любым. Хорошо хоть такая вещь, как практика, существовала только на первом и втором курсах, а потом летом, как правило, была работа со своим собственным драконом. Нужно ли говорить, как я этого момента ждал? Мне не терпелось стать настоящим Всадником и взмыть в небо уже на своём драконе, самому управлять полётом. Но до этого момента ещё нужно было подождать полтора года. Драконов начинали изучать в середине третьего курса.

   Нас рассадили в классе, и по жеребьёвке каждый выбрал себе задание, к которому уже прилагался куратор. Мне досталась помощь отделению КГБ в Нара Эль. Некоторым ещё предстояло добраться до другого города. Нине так вообще досталась помощь магом на торговых судах. Можно сказать, ей повезло, потому что она давно жаловалась, что никак не может подтянуться в магии Воды. А Дельвиг отправлялся почти к самой восточной границе, в лес, чтобы помочь со сбором трав одному алхимику. У него было не очень хорошо с ботаникой. Йрен и Филису досталась одна работа на двоих. И тут внутри меня появился червячок сомнения в честности этой жеребьёвки. Но я решил промолчать, ведь каждый получил задание, чтобы как-нибудь развить в себе то, в чём отставал раньше.

   Я же весь вечер просидел с бумажкой в руках, размышляя, как работа при отделении КГБ может помочь мне. Они, по идее, занимались расследованием всяких сложных дел, с которыми не могла справиться городская стража. Безо всякой магии, если верить слухам. То есть, по идее, я должен был научиться анализировать информацию и думать логически. И, вообще, чего я так распереживался? Других неизвестно куда отправляют, а я в ставшей родной за год Нара Эль остаюсь. А завтра ещё встреча с кураторами назначена, поэтому лучше лечь сегодня пораньше и завтра чувствовать себя лучше. Неизвестно же ещё, кого Ксавьер мог подобрать мне в кураторы, заботясь о безопасности.

   На следующий день после завтрака меня поймал Норд и сказал, что в комнате меня уже ожидает куратор, с которым мне предстояло провести целый месяц. Открыв дверь, я тут же наткнулся на арбалетный болт, нацеленный точно мне в лоб. Икнул и выскочил за дверь от греха подальше. Арбалет держал тот самый человек, знакомый мне ещё по крепости Рисшелье. Только на этот раз одет он был куда как опрятнее.

   - Нейвир Когут, чародей второй ступени. И Ней, прошу тебя, не доведи мне тут эльфа до инфаркта. Убери арбалет, - настоятельно попросил Норд.

   Мой новый куратор просьбу выполнил, шмыгнул носом и уставился на меня.

   - Таки это тот самый эльф! - радостно оскалился он. - Что нам досталось хоть?

   - Следовательский отдел.

   - Эльфу?! Прошу прощения, не правильно поставил вопрос. Ребёнку? С каких это пор подобные задания раздают детям?

   - Нейвир, ты разве не помнишь, что Всадники, как и маги, должны уметь анализировать информацию, выстраивать логические цепочки и Схемы на будущее?

   - Только не говори, что вот у этого вот чуда, - он ткнул в меня пальцем, - с логистикой плохо.

   - Не буду, - улыбнулся Норд, - ты сам это только что сказал.

   - То есть мне надо научить его думать?! - Нейвир с дёргающейся бровью выглядел довольно забавно.

   Норд покосился на меня и утащил Нейвира в коридор, где они продолжили разговор. Мне намёков не нужно было, и я стал собирать вещи. А что, собственно, собирать? Остаюсь я в городе, поэтому в любое время могу вернуться в школу и взять то, что забыл. Поэтому берём не так уж и много вещей, чтобы было легче идти. Новый куратор ждал меня внизу, вольготно развалившись на ступеньках и греясь на летнем солнышке. Ясный тёплый денёк, похоже, разморил Нейвира и он задремал. Ждать мне не хотелось, да и не намеревался я терпеть столь пренебрежительное отношение к себе. Знал, что с такими людьми по-другому нельзя: либо ты показываешь, что способен на что-то большее, чем может показаться на первый взгляд, либо превращаешься в серую мышку и повсюду следуешь тенью. Становиться чьим-то хвостом мне не улыбалось, поэтому я решил сразу всё разъяснить.

   - Нейвир, давайте сразу разъясним несколько моментов, - разговаривать на ходу - вернее даже будет сказать на бегу, потому как у моего нового куратора оказались длинные ноги - было не очень удобно, но деваться некуда. - Меня не надо считать совсем уж глупым или немощным, не способным думать логически или выстраивать Схемы.

   - А кто сказал, что я таковым тебя считаю? - вскинулся чародей, прищурившись в мою сторону. - Наоборот, я возлагаю на тебя большие надежды, так что не думай меня разочаровывать.

   - Хорошо, - взгляд его я выдержал, и глаз в сторону не отвёл. - Тогда мне хотелось бы узнать о фронте будущих работ.

   Нейвир на миг остановился, почесал затылок и продолжил движение.

   - Признаться честно, я и сам плохо представляю, что на нас могут повесить. С одной стороны, логичнее на ребёнка оставить всю бумажную работу. Но так ты, разумеется, ничему не научишься. Разве что секретарь из тебя потом выйдет хороший. Хотя, как я понял, тебя надо научить добывать и анализировать информацию, делать какие-то выводы и строить Схемы на будущее. Знаешь хоть, что такое Схема?

   - Да, - кивнул я в ответ. - Схема - упорядоченный план действий. Как правило, имеет несколько вариаций и разветвлений. Исходя из каждого пункта плана, строится следующий, но не всегда один. Нужно просчитывать вероятности, и даже в случае провала получать выгоду...

   - Стой! - замахал на меня руками Нейвир. - Теорию, как я вижу, ты знаешь хорошо. Но на деле всё может оказаться по-другому. Поэтому мы с тобой в свободное от практики время будем разбирать некоторые примеры из истории. А ещё надо бы тебя в шахматы научить играть. Помогает научиться анализировать и думать на несколько шагов вперёд, строя многослойные Схемы.

   - Шахматы? - удивился я, припоминая, где же это название слышал.

   Но Нейвир уже стал объяснять мне, как устроен следовательский отдел и что входит в его обязанности. Стал рассказывать, как сам некоторое время работал в таком отделе магом, с какими делами успел столкнуться во время работы... Я слушал внимательно, задавал интересующие меня вопросы и не заметил, как мы пришли к тому месту, где мне предстояло провести целый месяц. Только обгоревшие руины не внушали мне особого доверия.

   - Это не совсем дом, - Нейвир повернул мою голову, и дальше по улице я увидел белокаменное двухэтажное строение, - во-о-он там стоят мои хоромы.

   - А это? - вопросительно кивнул я в сторону сгоревшего здания.

   - Это лаборатория... была. И, вообще, долго мы ещё стоять будем? А ну шагом марш домой!

   Пришлось подчиниться. Но не сказать, что бы я очень сопротивлялся этому. С виду дом казался опрятным, и оставалось только надеяться, что внутри не прошли такие же эксперименты, которые проводились в бывшей лаборатории. Надежды сбылись! По крайней мере первая комната выглядела вполне пристойно, если не сказать роскошно. Белоснежные стены, множество растений, мягкий кремового цвета ковёр под ногами и небольшой бассейн перед расходящейся надвое лестницей - вот, пожалуй, всё, что находилось в холле дома. Я настолько был увлечён разглядыванием помещения, что даже не заметил тихо подошедшего слуги. Светловолосый эльф в зелёной ливрее слегка поклонился мне и повернулся к хозяину.

   - Сильван, подготовь для гостя изумрудную спальню. И что у нас на ужин?

   - Кухарка в отпуске, милорд, вы разве не помните? Быть может, заказать еду в каком-нибудь трактире?

   - Знаешь, - Нейвир задумался, - ты во всём этом разбираешься лучше меня. Так что делай, как считаешь нужным. Кстати, а тренировочную площадку уже успели починить? А то это дитё тренироваться желает, а в доме, сам понимаешь, мечём не помахаешь особо. Да, уже всё починили? Быстро они. Меня всего неделю не было... А-а, ты им заплатил больше. Ну, ничего, тебе прощаю. Но впредь, пожалуйста, согласовывай всё со мной. Я давал на это разрешение? Хоть убей, не помню. Даже расписка есть? Ну да, со мной только так и надо. Предусмотрительный ты мой, Сильванушка!

   Главным и основным правилом в доме был запрет на обувь. В смысле, ходить только босиком. Потому как зачем тогда весь пол застлан коврами? Нейвир никогда не понимал, зачем они нужны, если по ним топчутся грязными сапогами. Исключение делалось только для мягких туфелек-тапочек, да и то использовались они, в основном, когда выходишь в сад на заднем дворе или заходишь в ванную комнату, где пол был покрыт холодной мраморной плиткой. Признаться честно, мне это правило даже нравилось, и против я ничего не имел - мягко, удобно и привычно, потому что в башне Всадника я тоже не носил никакой обуви - привык за год жизни на улице обходиться без неё. А Сильван смотрел на причуды своего господина совершенно спокойно. Ему, как самому любимому слуге, поблажка в виде обуви разрешалась. Видимо, эльф был воспитанным и считал, что слуге непозволительно сверкать пятками в присутствии господ. Да и форму нарушать как-то не красиво было.

   В этот же день Нейвир показал мне основные комнаты. Проводить экскурсию по всему дому ему было лень, поэтому он ограничился только теми помещениями, в которых так или иначе я буду бывать. Первым был довольно просторный обеденный зал, расположенный на первом этаже. Дальше мы поднялись на второй, где куратор показал мне его комнату, кабинет рядом, где мы должны были работать, мою комнату и комнату отдыха. Последняя оказалась почти пустой: лишь в углу было накидано куча подушек и пледов, а в другом, рядом с камином, стояли три кресла и низкий круглый столик. Сама по себе она была довольно просторной и светлой, с высокими витражными окнами до самого потолка, прикрытыми еле заметной воздушной тканью, а поверх более плотной и тёмной.

   - Здесь мы учиться будем, - пообещал мне он.

   Также мне показали дверь в конце коридора, которая вела вниз, на веранду. Перед садом расположилась та самая тренировочная площадка, отстроенная, как я понял, заново. Ничего такого сверхлишнего: плац, присыпанная песочком небольшая полянка, несколько тренажёров да небольшой инвентарь для общей физической подготовки. Мне этого вполне хватало. Бросать тренировки летом я не хотел, а печалило лишь отсутствие спарринг-партнёра. Но, в принципе, не так уж всё и плохо. Главное не растерять за лето уже приобретённые знания. А то представляю себе, как потом Леон вместе с Гаем ругаться будут. Хотя Леон вряд ли, он же теперь уже выпустился. Меня, кстати, пригласили на выпускной бал после практики. Правда, у пятого курса вместо практики был зачётный месяц, в течение которого они сдавали целую кучу экзаменов. Если кто не справлялся - отправляли на переподготовку. Именно поэтому время учёбы в школе Всадников колебалось от пяти до семи лет, и никто точно не мог сказать, сколько обучаются Всадники. Разумеется, встречались индивиды, которые заканчивали обучение раньше, но таких было не много.

   Моя комната не отличалась большими размерами, отчего выглядела очень уютно. Она была выполнена в мягких лесных тонах - одного только зелёного я насчитал около десяти оттенков: от цвета летней травы до насыщенного тона мха. Больше всего мне понравился массивный шкаф, на дверцах которого был вырезан не то куст, не то крона дерева, в которой затерялись и белки, и стрекозы, и птички всех мастей, и паучки, и бабочки. Видно, что мастер постарался на славу, и разглядывать это чудо можно было часами. Кровать была выполнена в подобном духе, а балдахин украшала статуэтка дракона из светлого дерева. Огромное окно закрывалось плотными бордово-коричневыми шторами, поэтому даже в разгар дня, если их закрыть и зажечь камин, создавалось атмосфера тихого осеннего или зимнего вечера.

   Нейвир после раннего ужина пригласил меня в комнату отдыха. Огонь в камине мы зажгли не для тепла, а для большего уюта, и сели рядом. Волшебник достал из-за пазухи деревянную коробочку, по размеру больше походящую на книгу. Высыпал на ковёр чёрные и белые фигурки, раскрыл коробочку, и получилась доска в чёрно-белую клетку.

   - Запоминай, что такое шахматы. Вот эта фигура называется пешка, стоит она тут, а ходит вот так...

   Долго объяснять мне суть игры не пришлось. Я сразу вошёл во вкус, но каждый раз проигрывал, сколько бы ни старался, ни пытался обойти Нейвира. Но, видимо, шахматы оказались для меня слишком сложными. Через час я с треском проиграл в пятый раз и решил сдаться, попросив мага объяснить мне, что я делаю не так.

   - Ты не думаешь! - В подтверждение своих слов он постучал по моему лбу. - Не думаешь совсем! Здесь тебе как раз и пригодятся Схемы. Нужно продумывать свои ходы на несколько шагов вперёд, думать, как будет ходить твой противник. И не только в возможностях дело, но и в психологии. Я вон уже за эти пять игр успел понять, каков ты из себя. Ты в основном рискуешь фигурами, чтобы заполучить более сильные вражеские. Но не думаешь о цели! А цель какая? Загнать короля и поставить мат! А ты за фигурками охотишься, мелкий!

   Ладно, виноват, исправлюсь. Действительно, мне почему-то казалось, что есть фигуры соперника очень важно. Нет, конечно это важно, это не даёт ему загнать твоего короля в угол. Но ведь на первом месте именно король, а потом уже все эти королевы, офицеры, кони и башни. А когда оказалось, что пешка, дошедшая до конца поля, может превратиться в любую другую фигуру, я чуть не взвыл. У меня глаза на лоб полезли, когда в одной из игр у Нейвира каким-то чудом оказалось три офицера, четыре коня и две королевы. А у меня оставались одна-единственная башня да король в уголке. Когда же Нейвир предложил поменяться местами, я всё равно оказался в дураках.

   - Не думаешь потому что, мелкий! - снова постучал меня по лбу куратор, встал и отправился спать.

   Я же ещё долго сидел напротив доски, попытавшись играть с самим собой. Но ничего не вышло, потому что трудно было просчитать сразу столько ходов. Одно радовало - себя я знал, как облупленного, и мог запросто просчитать ходы с психологической точки зрения. Но проигрывать самому себе и выигрывать у самого себя быстро наскучило, хоть я и придумал парочку комбинаций, которые потом стоило проверить на Нейвире.

   Где-то через три часа, когда я уже перестал бездумно играть сам с собой и стал продумывать Схемы игры, уловки и множество различных хитростей, в комнату заглянул Сильван. Похлопал на меня глазами, сказал, что время уже позднее и стоит отправляться спать. Я на него шикнул и отвернулся обратно к доске. Слуга вышел, но через десять минут вернулся с недовольным заспанным хозяином, который поднял меня за шкирку и встряхнул пару раз, отчего я чуть не выронил чёрную королеву из рук.

   - Я тебе эту игру для чего показал? Чтоб ты ночами не спал, да? А ну быстро в постель! Тебя завтра начало практики ожидает, а ты тут полночи играешь в шахматы. Молодому растущему организму нужен здоровый сон! Так что либо отправляйся спать, либо я шахматы у тебя отбираю.

   Под суровым взором чародея я быстро собрал шахматы в коробочку и бегом отправился в свою комнату. Как не велик был соблазн продолжить разбираться с этой игрой и там, но Нейвир действительно был прав. Завтра у меня первый день на работе, а я, вместо того, чтобы выспаться нормально, сижу и играю в шахматы.

   Уснул я с мыслью, что завтра непременно смогу обыграть своего куратора.

  

  

   Десятое действие

  

  

Монстры, монстры! Вы всё готовы списать на чудовищ?

Великий князь Вальдемар

  

  

   Наутро я еле смог разлепить глаза. И встал, похоже, раньше всех в этом доме. Но я твёрдо решил, что режим буду соблюдать в любом случае, как бы мне ни хотелось бросить все тренировки и дрыхнуть до полудня. И ведь я вполне себе мог это позволить - моя работа была в основном во вторую смену, так что утром я мог делать всё, что душа моя пожелает.

   А желала моя душа раннего подъёма, холодного душа и усиленных тренировок. Вопреки разуму, который твердил, что это законные каникулы, на которых можно отоспаться, отъесться и отдохнуть. Увы, голос разума почему-то был загнан в самый дальний и тёмный уголок, да там и оставлен. И даже не знаю, почему так вышло.

   За завтраком Нейвир с кислой миной смотрел на бодрого меня, пытаясь понять, как это чудо, которое легло спать во втором часу ночи, может так сиять радостью и фонтанировать энергией. Но голову ломать над этим вскоре ему надоело, а спрашивать в лоб не позволяла гордость. Поэтому завтрак прошёл в полнейшем молчании. И если бы не шум вилок-ложек, то, наверное, можно было бы расслышать, как просыпается город. Потом мой куратор долго силился понять, с чего это мы поднялись в такую рань, тогда как до смены оставалось ещё три-четыре часа.

   Первые несколько дней в следовательском отделе не отличались особым разнообразием. Нам выделили отдельный кабинет с двумя столами, небольшим засаленным окошком и забитыми пыльными папками шкафами. Нейвир смотрел на это философски, но я подобного стерпеть не мог. Накричать на своё начальство я тоже не имел возможности. Поэтому пришлось закатать рукава, выгнать мага прочь из кабинета и начать уборку. Остальные работники отдела смотрели на снующего туда-сюда с ведром воды эльфа ошарашенными взглядами, но поскольку начальство молчало, то и они не осмеливались говорить что-либо против. А вот старушка, работающая здесь как уборщица, готова была меня на руках носить. Потому что этот кабинет раньше не использовался, так сейчас ей бы пришлось выскребать всё там. Но раз уж за это дело взялись... А Нейвир, тоже воодушевившись и решив помочь, взялся за сортировку документов. В итоге у нас оказался чистый кабинет, уже не заваленный бумагами. Начальство это решило исправить, и уже вечером на наших столах снова можно было лицезреть стопки папок.

   - А я тебе говорил, что на нас повесят бумажную работу, - недовольно засопел чародей.

   Так прошло четыре дня. Я вымотался с этими бумагами до такого состояния, что стал вставать намного позже. К тому же приходилось брать часть работы на дом и сидеть с ней до поздней ночи. Сильван смотрел на всё это с постной миной, но ничего не говорил, когда мы просили ужин в кабинет в час ночи или около того. А других слуг, кроме молчаливого тихого эльфа, я не видел. Похоже, что он был единственным и неповторимым в этом доме.

   Занятия шахматами, к моему разочарованию, пришлось отложить на неопределённый срок. Но ничего сделать я с этим не мог - было слишком много другой работы. Причём помогать мне Нейвир нисколько не обязан был. Он ведь куратор и в его обязанности входит следить, чтобы я не отлынивал от практики. Или если у меня возникали какие-то вопросы, он должен был помочь мне с ними. А маг вместо этого всеми силами помогал мне. И без него я бы точно потонул подо всеми этими бумагами. Наверное, эти материалы хранились специально для того, чтобы заваливать новичков.

   На пятый день поступил очередной вызов. Мы по привычке не обратили на него внимания, вернувшись к завалам на столах. Но Нейвир вдруг поднялся, вышел на пять минут и вернулся, сверкающий как начищенный золотой. Оказывается, на новое задание посылали именно нас.

   - Подымайся скорей! Тут такое случилось, такое!..

   Понять, что же случилось, я так и не смог - Нейвира разговорить не удалось, или же он просто не знал, что произошло. Скорее всё-таки второе, потому что его буквально распирало от любопытства. Мне, если честно, тоже было интересно узнать, в чём заключается работа следователя. На всякий случай я захватил небольшой блокнот и карандаш, чтобы записывать всё самое важное. Пометки потом помогают собраться с мыслями. Да и Нейвир, наверное, будет читать небольшие лекции, которые хотя бы тезисно, но следует записать.

   Убийство - а вызовы чаще всего были только по этой причине - произошло в порту. Точнее тело было найдено на берегу, среди рыбацких лодок. Вокруг уже стали собираться люди, пытаясь выяснить причину, по которой место было оцеплено городской стражей. Нейвир еле протиснулся к офицеру, я же предпочёл постоять пока в стороне. На меня внимания никто не обращал, поэтому я осмелился подойти к прикрытому белой тканью телу. Приподнял простыню и чуть не вскрикнул. Тут меня резко развернул какой-то солдат и хотел было накричать на невесть откуда взявшегося на месте преступления эльфа, но, увидев моё лицо, вдруг отшатнулся. Вовремя подоспел Нейвир и за шиворот оттащил меня в сторону. Дышать разом стало тяжело, а стоило закрыть глаза, как... как... перед глазами снова и снова возникало изуродованное до неузнаваемости тело. Вернее даже будет сказать его верхняя половина.

   - Спокойно. Посчитай до десяти и не смей думать о чёрной кошке, - сказал волшебник и вернулся к разговору с офицером.

   Какой ещё чёрной кошке? Это только потом я понял, что таким образом Нейвир отвлёк меня от мыслей о мертвеце. Если тебе говорят о чём-то не думать, то ты всенепременно начинаешь об этом размышлять. Вот и я ещё минут пятнадцать никак не мог выкинуть из головы чёрную кошку и пять её котят, которые вдруг тоже пришли мне на ум. И, придя в себя, опять отправился разглядывать тело. Признаться честно, я такого просто не ожидал, поэтому-то и не смог удержать себя в руках. Подумаешь, мертвец... точнее его половина. Подумаешь, вывалившиеся на песок внутренности. Подумаешь, разодранное в клочья лицо...

   - Мелкий, ты уверен? - обеспокоенно посмотрел на бледного меня Нейвир.

   - Да. Я не успел кое-что рассмотреть в первый раз.

   - Может, скажешь мне? Я не думаю, что...

   - Я сам, - мотнул головой я, делая решительный шаг к белой простыне.

   - Я сам! - хохотнул чародей. - Какой уже большой и взрослый э... - увидев моё лицо, он непроизвольно вздрогнул, - ...льф. Нашёл, что искал?

   - Посмотрите на его пальцы, - прикрыв глаза, я отошёл подальше. - Стражники, наверное, посчитали этого несчастного за рыбака. По одежде или лицу не понять - состояние и того, и другого, мягко говоря, не очень. А на пальцах следы от колец. Так что вряд ли это труп обычного горожанина. Вельможа какой-нибудь. А любая такая пропажа очень даже заметна.

   Нейвир смотрел на меня уже совсем по-другому. Задумчиво и... с какой-то толикой уважение, что ли. Покивал, соглашаясь с моими рассуждениями, подозвал офицера и о чём-то долго с ним разговаривал. Я подошёл к набегающим на берег волнам, сел прямо на песок, закрыл глаза и выдохнул. Не думать о чёрной кошке, не думать о чёрной кошке... Вот у Дельвига через месяц день рождения, и что ему дарить? Натура он увлекающаяся, так что сложно будет подобрать что-то под его новое хобби.

   - Что-то ты какой-то чересчур спокойный. - Нейвир опустился рядом и стал пересыпать песок с места на место. И каким по его мнению я должен быть? - Знаешь, списать это на морское чудище, как сначала хотела сделать городская стража, не получится. На теле следы чьей-то ауры, хотя по прошествии такого времени вряд ли кто-то сумеет разобрать, кому эти следы принадлежат. Это убийство.

   - Тогда нужно опознать личность и поговорить с его семьёй, - вскинулся я, передёргивая плечами. Убийство... Что ж, пусть будет убийство. - Что-нибудь ещё удалось понять?

   - Угу, - кивнул Нейвир, как-то странно на меня поглядывая. - На шее были найдены следы от верёвки.

   - А следы магии?

   - На теле - никаких. Он не был убит с помощью колдовства.

   - А как же косвенное воздействие? Ну, к примеру, когда магией воздействуют на камень, который потом летит в противника.

   Чародей задумался, привычным жестом почесал затылок и пожал плечами.

   - Это всё сказки, что такое воздействие не отображается потом. Если на камне использовали магию, а он потом попал в жертву, то следы всё равно остаются. Нет, тут что-то другое. А понять мы сможем, только когда познакомимся с семьёй убитого.

   - Ты уверен, что убийца из его семьи? А вдруг это завистник какой-нибудь или конкурент? - пришлось сделать несколько глубоких вдохов, потому что я снова вспомнил о трупе. - Хотя почему я сразу подумал на семью? Вы правы, мы ничего не узнаем, не поговорив с семьёй. Они наверняка знают что-нибудь.

   Нейвир встал, ободряюще похлопал меня по плечу и вернулся к офицеру, который смирно стоял рядом с мертвецом, ожидая, пока королевский следователь - Нейвир то бишь - не поговорит со своим напарником - мной. На меня косились все: и городская стража, и вездесущие зеваки, делать которым, наверное, было абсолютно нечего. Ну ещё бы! Работающий на следовательский отдел эльф - вот так новость для обсуждения и сплетен. Я, судя по всему, смогу затмить даже произошедшее убийство. Нет, оно понятно было бы, если б эльф был уже взрослый. А тут можно сказать ещё совсем ребёнок, но уже помогает расследованию. Только вот даже и не знаю, сколько пользы будет от моей помощи.

   Когда вернулись домой, чародей стал показывать мне, как следует заполнять бумаги по делу. Оказывается, повесили это расследование на меня, потому что именно я числюсь в следовательском отделении. Нейвир так, сбоку бантик, можно сказать. Хотя мне можно было ничего и не показывать - за прошедшее время я этих бумаг уже столько видел, что запомнил, как нужно заполнять протокол о новом деле.

   Спустя час, уверенный, что мне надо немного развеяться, Нейвир выдернул меня из-за стола и потащил в город. Ни за чем, просто так. Побродить в толпе, отвлечься от дурных мыслей и работы. Он считал это самым замечательным средством - слиться с потоком людей, стать незначительной капелькой в море, плыть по течению и не думать ни о чём. Но я не мог. Снова и снова возвращался к делу, пытался понять, по какой причине убили этого человека, кто и как это сделал.

   - Хей! - Нейвир что есть силы тряхнул меня за плечо. - Мелкий, отвлекись. Всё равно мы ничего не сможем сделать, пока не опознают личность.

   - И долго её будут опознавать? - хмуро поинтересовался я. - Вдруг это какой-то маньяк? И именно сейчас в его руках погибает новая жертва!

   Вдруг где-то впереди раздался женский крик. Я дёрнулся с места, протискиваясь сквозь толпу. И только через несколько мгновений, когда уже стоял в первых рядах людей, окруживших труппу артистов, до меня дошло, что посреди бела дня да на оживлённой улице никого убивать не будут. А кричала женщина, испугавшаяся, когда канатоходец вверху сделал ловкое сальто назад.

   - Ты накручиваешь себя. - Я подпрыгнул на месте от голоса, неожиданно раздавшегося над ухом.

   Подняв глаза, я увидел наисчастливейшую улыбку на лице Хозяина Ветров. Он стоял, опираясь на витой причудливый посох, слегка щурясь от яркого солнца, мешающего смотреть выступление ловкого канатного плясуна. А внизу тем временем бегала девочка-акробатка, уже закончившая своё выступление и теперь собирающая вознаграждение в широкополую шляпу.

   - Может, я себя и накручиваю, да только где-то на свободе всё ещё находится убийца. И я не могу спокойно прохлаждаться, пока этот убийца не будет пойман!

   - Ишь, как заговорил! - Ирсаураевиэль даже не посмотрел в мою сторону. - Справедливости захотелось?

   - Но это неправильно! Убийца на свободе! - Я действительно не понимал, отчего и Нейвир, и Хозяин Ветров ведут себя чересчур спокойно, будто бы и не произошло ничего утром.

   - Пойми ты, что ничего пока сделать невозможно. - Льдинки его глаз уставились на меня в упор. - Иногда приходится ждать. И ты должен понимать, что не всё можно получить сразу. Люди делают всё возможное. Ты, конечно, можешь попытаться сделать вместо них эту работу, но насколько ты уверен, что сможешь справиться с ней быстрее разбирающихся в этом людей? И тебе следует быть осторожнее. С вами, не имеющими Судьбы, всегда так сложно.

   - Не имеющими... Судьбы?

   - Пфхм... Я, кажется, сболтнул нечто лишнее. - Хозяин Ветров сразу заозирался по сторонам, сделал шаг назад... но не тут-то было, я не намерен отпускать его просто так. Хватит недомолвок и недоговорок!

   Попытавшись схватить его за рукав, я наткнулся на пустоту. Вот стоит перед тобой кто-то, и - р-раз! - его уже нет. Будто бы и не было никогда. И вместо того, чтобы поймать Короля Зимы, я споткнулся и головой въехал точно в живот Нейвиру.

   - Э-эй, ты чего бодаешься? Сначала убегает тут от меня, потом таранит головой.

   Я дышал, словно загнанная лошадь, и пытался придти в себя, одновременно с тем размышляя над словами Хозяина Ветров. Сболтнул нечто лишнее? Значит, он не должен был говорить мне о тех, кто не имеет Судьбы? И значат ли его слова, что я принадлежу к их числу?

   - Нейвир... не имеющие Судьбы - это кто?

   - Скажешь тоже, не имеющие Судьбы. Судьба - понятие относительное. И у каждого она, по идее, есть. И вообще, чего это ты такой бледный? Случилось что? Нет, нам определённо нужно домой. Ляжешь спать, отдохнёшь... а завтра с утра пораньше подойдём к делу с другой стороны. Всё-таки это для тебя оказалось немножко слишком, ты ведь ребёнок почти... Тебе сколько лет, а?

   - Пятнадцать будет этой зимой. - Я всё никак не мог отойти от этого странного состояния.

   - Пятнадцать?! - Нейвир закашлялся. - Ты ж эльф!

   - И что? - Я посмотрел на чародея, похлопал глазами и тут до меня дошло. - До двадцати взросление у эльфов происходит точно так же, как и у людей. Это потом старение замедляется. По-моему, это знает каждый ребёнок. Нейвир, с какой из звёзд вы свалились?

   - Ну уж извини, - развёл руками куратор, - я тебе не профессор по эльфологии. Или как там наука об эльфах называется? Ладно, не суть. Видишь, зато теперь я знаю, что определить возраст эльфа до двадцати лет возможно. А потом приходится гадать. Знаешь, сколько я угадывал возраст Сильвана? И ведь он хотел мне сам сказать. Но ведь так неинтересно, не находишь, нет?

   Тут мы плавно перешли на разговоры по определению возраста. Я всё упирал на то, что возраст легко читается по глазами. А Нейвир мне на это ответил, что иногда в глазах отражается отнюдь не возраст, а тяжесть прожитой жизни. К примеру, любой попрошайка с улицы лет десяти по моей методике оказывается старше восемнадцатилетнего лордика из богатенькой семьи.

   - Или на себя тоже посмотри. Сколько бы ты ни пытался скрыться за простотой, сколько бы ни старался казаться обычным - у тебя не выйдет. Твои глаза выдают тебя с головой. Они - зеркало души. А возраст души измеряется в жизненном опыте. Понимаешь?

  

   После ужина Нейвир решил проверить, насколько я стал лучше в шахматах. До этого я занимался в гордом одиночестве, выстраивая комбинации и последовательности ходов. Играя сейчас, я стал долго раздумывать над каждым ходом под одобрительную улыбку чародея. Видимо, так и должно было быть. Если раньше я сначала ходил, а потом думал, то теперь я предпочитал сначала всё обдумать, взвесить риск и выгоду. Мне даже удалось пару раз поставить шах.

   - Только учти, что это всё хорошо для мирных времён, - серьёзно посмотрел на меня Нейвир, старательно закутываясь в плед. - А вот во время боя противник вряд ли даст тебе столько времени на размышление. Так что нужно ориентироваться быстро, молниеносно. Выбить врага из колеи точным, скорым ударом, которого он не будет ожидать.

   Две игры он сидел передо мной и сам передвигал фигуры, а потом перебрался в кресло и взял книгу. Я было начал возмущаться, но Нейвир быстро меня успокоил, став называть фигуру и клетку, на которую её переставляет. И когда мне в третий раз за сегодняшний вечер поставили мат, я уставился на чародея, ничего не понимая. Он ведь сидел спиной к доске, уставившись в книгу!

   - А зачем мне видеть доску? Я могу представить её в своей голове. Это, кстати, хорошо тренирует память. Вот когда ты выиграешь у меня без доски, тогда я поверю, что ты чему-то научился, и начну тебя уважать.

   Добиться уважения этого человека. Этого неординарного и немного сумасшедшего человека? Признаться честно, мне очень хотелось этого.

   В комнату зашёл Сильван, сообщивший, что к нам пришёл человек из отделения КГБ. Нейвир тут же выскочил из кресла, в котором полусидел-полулежал, оправил свою одежду и попросил слугу провести гостя в кабинет. Потом посмотрел на меня, кивнул в сторону двери, и мы отправились в соседнюю комнату, где и находился кабинет мага. А через пять минут дверь открыл Сильван и приглашающее махнул рукой. Внутрь вошёл юноша лет восемнадцати, державший под мышкой папку с бумагами. Поправив очки на носу, он слегка поклонился нам - или вернее сказать Нейвиру? - и присел в предложенное кресло.

   - Собственно, по какому вопросу? - спросил Нейвир, когда с приветствиями и представлениями было покончено.

   - Мне было велено принести досье на семью... кхм, сегодняшнего мертвеца. И перейти в подчинение господину Лираэриталю.

   Нейвир насмешливо фыркнул, но встретившись с моим суровым взглядом, умело скрыл вырвавшийся наружу смех за кашлем.

   - Господину, - он выделил это слово голосом, - Лираэриталю помощь не нужна, так что можете быть свободны.

   - Нейвир, ну зачем вы так? - встрял я, незаметно пихнув куратора в бок. - Человек может потом по шее за это получить. И я думаю, что лишняя пара рук с документами нам не помешает.

   Не сумев сдержаться, Нейвир захохотал в голос, мало обращая внимание на недоумевающие взгляды меня и нового подручного. Только Сильван смотрел на это с полнейшим и абсолютным спокойствием, видимо, уже привыкнув к резким перепадам настроения у своего хозяина.

   - Это гениально, Лир! Посадить королевского следователя на бумаги! - и он снова захохотал.

   - Простите, господин Когут, но я лишь помощник следователя. В мои обязанности как раз и входит работа с бумагами.

   Смех разом оборвался. Нейвир вылупился на Сирила, несколько секунд что-то обдумывал, барабаня пальцами по столу, а потом махнул рукой.

   - Так и знал, что нам в помощники полноценного следователя не дадут! Нам хоть удостоверение выдали? А то как мы будем расследовать без него?

   - А, да-да, вот оно! - Сирил зарылся в карманах и через минуту на столе появились кольцо-печатка и небольшая карточка.

   - Ну что, Лир, могу тебя поздравить. Ты теперь полноценный королевский следователь, а не мальчик-практикант. Но я так понимаю, это всё только на время выполнения задания?

   - Разумеется. И то, только потому, что в отделе острая нехватка людей.

   - А нас в планы, почему произошла эта нехватка, не посвятили, - еле слышно пробормотал себе под нос Нейвир, сцапав со стола карточку, а печатку передавая мне.

  

   Следующий день не задался с самого утра. Моросил противный дождь, дул сильный порывистый ветер. По такой погоде вряд ли бы кто-то согласился переправить нас до Шарула - небольшого городка на острове, расположившимся в заливе. Именно там проживала семья убиенного.

   До порта пришлось добираться в карете. Её заметно трясло, и пару раз я больно приложился макушкой о потолок. После чего сочувствующе посмотрел на Сирила и Нейвира, которые были выше, а значит шишек им доставалось куда больше, чем маленькому мне. Но, как бы то ни было, до порта мы всё же добрались. Тут нас уже поджидал небольшая шхуна, где мы сразу забились в каюту капитана, мало заботясь о его мнение на этот счёт. Королевские следователи, как-никак.

   Всю дорогу до острова я благополучно проспал в гамаке, из которого меня несколько раз пытался вытурить Нейвир. Поначалу, когда мы распределяли места в каюте, гамак ему не понравился. Увидев, как я отлично в нём вытянулся и при качке не вылетаю оттуда, чародей стал завистливо поглядывать в мою сторону, а потом перешёл к активным действиям. Гамак я ему уступил, но как только следующая волна ударила о борт корабля, Нейвир крутанулся в нём и свалился на пол под наш с Сирилом дружный смех. Недовольно бурча что-то про эльфов, которые одни только знают, как в этой чёртовой конструкции спать, он вернулся на свою кровать и отвернулся к стене, в конец обидевшись на всех и вся. Я же забрался обратно в гамак и мгновенно уснул под мерную качку корабля.

   Добрались мы до пункта назначения ближе к вечеру. Дождь - уж не знаю, по прихоти матушки Природы или из-за наших молитв - уже перестал моросить, небо было чистое-чистое, без единого облачка. На нашу удачу рядом как раз стояла свободная коляска, которую Нейвир тут же подозвал взмахом руки. Кучер не заставил долго ждать своих клиентов, и уже через минуту мы ехали в сторону дома жертвы.

   - А разве это уже не наше дело, раз это не Нара Эль? - Я с интересом рассматривал улицы небольшого городка, более просторные и чистые, чем в Нара Эль.

   - Шарул считается частью Нара Эль. Следовательского отдела своего тут нет, так что переложить на чьи-то плечи это дело мы не можем. И вроде кто-то хотел, чтобы справедливость восторжествовала? Уже отказываешься от этой работы? - хмыкнул чародей, откинувшийся назад и любующийся стремительно темнеющим небом.

   - Вот ещё! Лучше скажи, где мы ночевать будем?

   - Как где? В их доме. Отказать они нам не могут, мы ж королевские следователи! Точнее ты, ну а мы так, помощники. Кстати, Сирил, ты быстро пишешь? - Получив утвердительный кивок молодого человека, Нейвир продолжил: - Значит, будешь записывать всё, что будет сказано в процессе разговора с семьёй. Блокнот есть? Отлично! Потом мне записи передашь. Было бы неплохо кристалл Памяти захватить, но они у меня все закончились. Так что будем по старинке.

   Что такое кристалл Памяти я спросить не успел - мы уже подъезжали к воротам небольшого поместья, где жила семья Гириона Нэйтва - мертвеца, которого мы нашли вчерашним утром. О нашем приезде было сообщено заранее, поэтому ворота нам открыли без вопросов и сразу провели в малую гостиную, где уже ожидала вся семья: меланхоличного вида вдова, серьёзный и спокойный старший сын, совершенно безразличная сестра и младший сын - единственный, кто горевал по отцу совершенно искренне, не скрывая своих эмоций. Также в комнате присутствовал молодой мужчина. Вдова Нэйтв представила его как друга семьи. Разговор же больше походил на допрос: Нейвир задавал бессчётное количество вопросов, а семья пыталась ответить на все. И Сирилу приходилось записывать всё это. Потом мы стали опрашивать слуг, и чтобы они не нервничали, делали это в отсутствии господ.

   Спустя два часа мы расположились в покоях, которые нам выделили. Нейвир, заложив руки за спину, ходил из стороны в сторону, о чём-то усердно размышляя. Сирил старательно переписывал весь разговор на чистовик, потому что в его личных записях разобраться мог только он. Я же сидел на диване, подобрав ноги под себя, и следил взглядом за маячащим туда-сюда чародеем.

   - Что ты заметил? - вдруг остановился он и сел рядом.

   - Ни капли искренности. Горюет, похоже, один только младший член семейства. Старшего волнует только завещание, которое пока не нашлось. Кстати, почему нам не сходить на тот мост, куда ходил Гирион в день пропажи? Быть может, кто-то видел там кого-нибудь подозрительного.

   - Убийца всегда возвращается на место преступления? - насмешливо фыркнул маг, а потом мигом стал серьёзным. - Меня этот "друг семьи" волнует. Да и не друг он никакой, скорее всего любовник. Старшего сына да, его только наследство волнует. Дочь поскорее хочет смотаться из этого дома. Ты ведь читал её досье? Хочет стать актрисой. А кто её пустит, а? Младший же... Ты ведь знаешь, что Гирион писал стихи и прозу? Можно сказать, это было его хобби. И Элеор был единственным, кто интересовался трудами своего отца. Остальным было чихать на это с высокой башни. Завтра тогда осмотрим мост и кабинет убитого. И всё-таки мне не нравится этот их "друг семьи".

   - Мы же уже выяснили, почему он вам не нравится. Ну, подумаешь, любовник. Не наше дело лезть в личную жизнь этой семьи. Пускай сами в этом разбираются. Мы же должны найти убийцу.

   - А был ли он один? - задумчиво пробормотал Нейвир, глядя куда-то в сторону.

   - Что? - оторвался от своих записей Сирил.

   - Я говорю, - чародей встряхнул головой, чтобы выйти из состояния задумчивости, - что убийца мог быть и не один. И не нравится мне этот выход Гириона почти перед самой пропажей. Он ведь, по словам слуги, вышел на встречу с кем-то, вернулся через час, а потом заперся в кабинете. А утром его уже и найти не смогли. Значит, убийство произошло уже после, в кабинете. Надо его завтра обязательно осмотреть.

   - А не могли его убить раньше? Слуга-то, не забывайте, уже старенький, зрение у него не ахти. Он только и увидел, что вернулся человек, похожий на его господина. Лица, заметьте, он не видел, только спину. А под полами шляпы могло скрываться какое угодно лицо.

   - То есть ты хочешь сказать, что убили его там, на мосту, а в дом вернулся убийца в костюме Гириона? Абсурд! - всплеснул руками Нейвир.

   - Я пока ничего не хочу сказать. Я лишь предполагаю и выношу кое-какие идеи. И не такой уж это и абсурд. Вот если бы мы поступили, как хотела сделать городская стража, и списали бы всё это на морское чудище, то тогда бы точно был абсурд. Но рано делать какие-либо выводы.

   - К тому же убийцу это нам не поможет найти. Впрочем, ты прав. Сейчас любая догадка и идея в помощь. И ведь взаправду! - Нейвир подскочил и опять заметался по комнате. - Всё могло быть так. Убийца приглашает жертву на мост, приканчивает его там, бросает тело в море, а сам, переодевшись в одежду Гириона, возвращается в дом. Но зачем? Зачем ему возвращаться?

   - Чтобы не подумали на того, кто вызвал Гириона на мост? - выдвинул свою версию Сирил.

   - Или... он что-то искал в кабинете!

   - Завещание! - хором выкрикнули мы.

   - Ну конечно! Это объясняет всё. Помнишь, слуги говорили, что за несколько дней до своей смерти Гирион переписал завещание? И младшему сыну, по слухам, досталась большая часть наследства!

   - Вы думаете, что это сделал старший сын? Чтобы подменить завещание и забрать себе все деньги?

   - Все не смог бы. По закону каждый должен получить хотя бы одну двенадцатую от наследства. Это я уже из расчёта на то, что прямых наследников четверо.

   - А непрямые? - спросил я.

   - Он вполне мог оставить часть денег своему любимому слуге. Но давай вернёмся к делу. Как думаешь, завещание было найдено?

   - Будь оно найдено, тогда бы старший сын не ходил с такой миной, а дочь давно бы уже уехала покорять столицу. Стоп. Тогда получается, главный подозреваемый - старший сын?

   - Вряд ли он сделал это один. Комплекция не та, слуга бы сразу догадался, что это не его господин. Он и ростом ниже, и плечи у него уже заметнее. - Нейвир потёр переносицу и тяжело вздохнул.

   Все на несколько минут замолчали, размышляя каждый о своём.

   - А вот у любовничка как раз комплекция подходит, - вдруг изрёк Нейвир, опускаясь в кресло. - И ему как раз надо, чтобы большую часть денег получила вдова. Всё-таки наследство у Гириона не маленькое. И если завещание не будет найдено, то деньги получит вдова, как единственный ближайший прямой наследник. Чуть меньше выйдет для Инейва, старшего сына. Ну и дальше по списку.

   - Уж не думаете ли вы, что это сделал любовник?

   - Недостаточно информации, чтобы делать какие-либо выводы. Завтра осмотрим кабинет и сходим на мост. А сейчас всё, хватит бессмысленных дискуссий. Всем спать!

  

  

   Одиннадцатое действие

  

Скандалы, интриги, расследования... Я тут в сторонке постою, ага?

Нейвир Когут, чародей второй ступени

  

  

   Сказать, что нашему появлению в городе были рады, - ничего не сказать. На улице просто проходу не давали, и каждый считал своим долгом пожаловаться на местную городскую стражу, которая "не делает ничего, только и знает, как по воронам из арбалетов стрелять".

   Утром Нейвир встал раньше всех, растолкал меня и Сирила, и все вместе мы отправились осматривать кабинет Гириона. Чародей расхаживал мимо книжных полок, открывал то одну книгу, то другую, что-то там высматривал, хмыкал себе под нос, а потом шёл дальше. Надолго он задержался рядом с окном, раскрыл его, высунулся наружу и чуть было не выпал, похоже, что-то заметив. Мне и Сирилу он никаких поручений или наказов не выдал, поэтому я сидел за столом убитого и читал вчерашний допрос. Сирил расположился в кресле рядом и досматривал сон.

   - А комната его где находится? - спросил Нейвир у слуги, стоявшего тут же.

   Старик провёл нас к еле заметной двери и отворил её. Спальня оказалась в соседней комнате и выглядела так же простенько, как и кабинет. Нейвир долго осматривал и её, пришёл к каким-то своим выводам, которыми делиться с нами, судя по всему, пока что не хотел, а потом решил, что с нас хватит лазить по комнатам мертвеца, и попросил слугу вызвать коляску, чтобы отправиться на мост, куда ходил Гирион перед своим исчезновением. Но быстро добраться до места нам не было суждено - весть о прибытии королевского следователя быстро разлетелась по всему городу. Нейвир умыл руки, заявив, что он тут выступает в роли куратора и ничего не знает. Сирил назвался помощником, но помогать мне с жалобами и просьбами отказался наотрез. Вот и выходило, что выслушивать весь этот бред пришлось мне одному.

   - Назвался королевским следователем, так изволь теперь выполнять свою работу, - устало зевнул Нейвир.

   - Я не могу выполнять свою работу из-за всех этих! - шёпотом, чтобы не услышали "эти", прошипел я своему куратору, но тот лишь пожал плечами в ответ.

   Но за пределы города нам всё-таки удалось выехать, а там и люди как-то поотстали, поняв, что следователь изволит выполнять свою работу и лучше ему не мешаться.

   Мост оказался не очень широким, деревянным. Перекинут он был над небольшим ущельем, в котором плескались волны. Рядом с ним сидела в тенёчке небольшого деревца старушка, торгующая цветами. Она кинула на нас ленивый взгляд и, поняв, что покупать мы цветы точно не будем, перестала обращать внимание на каких-то непонятных людей. По крайней мере, таковыми мы ей казались.

   Из коляски пришлось вылезать, потому что она просто не проехала бы по мосту. Да и осматривать его следовало самим. В этот раз Нейвир предпочёл стоять чуть поодаль, отдавая мне все карты в руки. Я не заставил его долго ждать, несколько раз прошёлся по мосту туда-сюда, перекинулся через перила и тут нашёл. Подозвал чародея, спросил его, не заметил ли он чего странного, когда шёл ко мне.

   - Хм... ну доски немного оседают и скрипят как-то странно.

   - А ещё они заметно светлее, чем все остальные, - указал я на несколько досок в середине моста. - Значит, что они были заменены. А ещё я заметил какие-то странные деревяшки, прикреплённые внизу к краю моста как раз под ними.

   - Предлагаешь разобрать эти светлые доски и посмотреть, что там внизу?

   - Ну, хуже мы от этого не сделаем? К тому же всё вернём на свои места.

   Втроём удалось быстро убрать более светлые доски, которые сильно мне не понравились, и вот тут вот началось самое интересное! Внизу, как раз к тем деревяшкам, что я заметил, крепилась натянутая струна. Более того, на ней оставались ещё следы крови, а маг без особого труда смог определить, что эта кровь принадлежит Гириону.

   - Так, способ найден. Осталось понять, кто убийца.

   - Сомневаюсь я, что эта конструкция была поставлена за пять минут. Одну секунду! - Я вскочил со своего места, оставив Нейвира и Сирила возвращать доски на место, а сам, нащупав в кармане несколько монеток, поспешил к старушке.

   Залезая в коляску, я всучил Нейвиру белую розу, за которую переплатил раз, наверное, в десять настоящей цены.

   - Узнал что-то?

   - Да. Кто убийца - ясно. Сирил, - я протянул ему листок с именем и печатку королевского следователя, - не мог бы ты арестовать вот этого человека. Попроси городскую стражу помочь. А мы с вами, Нейвир, возвращаемся в дом семьи Нэйтв.

   - Скажем им, кто убийца?

   - Не только. Убийцу-то мы нашли, а сообщника? Вряд ли этот человек смог проникнуть в дом без него. И это явно кто-то из семьи. Да, вы говорили, что на шее жертвы были следы от верёвки?

   - Плюс маги, осматривающие тело, сказали, что его ударили чем-то тяжёлым по голове. Там такая вмятина была! - Нейвир быстро переменился в лице и уже серьёзно посмотрел на меня. - Что ты собираешься делать?

   - Увидите, - пообещал ему я.

   Выкладывать ему свой план не хотелось. В конце-то концов, я должен удивить Нейвира! И заставить его уважать себя. Добиться похвалы, удивления с его стороны... Да, чёрт возьми, может и не подходящая ситуация, строить славу на чужом горе, но кто тут королевский следователь? Это моё дело, и решать я его должен сам. Волшебник и так достаточно уже мне помог.

   Нейвир на мои слова обиделся, скрестил руки на груди и надулся, отвернувшись в сторону. И я его прекрасно понимал. Но чародей, мне на удивление, не стал донимать меня, расспрашивая, что всё-таки я собираюсь делать. Просто сидел, смотрел в сторону и изображал из себя обиженного на весь свет. И молчал он всю дорогу до поместья Нэйтв. Я никак на это не реагировал, размышляя тем временем, как же вывести сообщника на чистую воду. Признаться честно, я понятия не имел, кто это мог быть. Но кое-какие догадки всё же имелись... Осталось подтвердить их или опровергнуть. А ещё я настраивался на тяжёлый разговор, выбивал из себя все эмоции, подбирал слова и думал, что и как буду говорить. В их глазах я не должен ронять честь королевского следователя. Я видел, какими были эти люди - спокойные, холодные и жёсткие. Где-то даже жестокие. И такого предстояло играть и мне. Ведь если дам слабину, то...

   - Эй, ты собираешься выползать отсель, мелкий? Или так и будешь сидеть в коляске с видом смертника? Тут тебе не дорога на эшафот, хотя в чём-то есть схожее. - Голос Нейвира заставил меня очнуться от своих размышлений. И, вместе с тем, этот бодрый тон почему-то настроил меня на нужный лад.

   - Нейвир, попросите собрать семью в кабинете Гириона. Вы отправляйтесь в кабинет и ждите меня там. Про то, что убийца найден, ничего не говорите. Я подойду чуть-чуть позже, мне надо сделать кое-какие приготовления.

   Маг вопросительно вскинул брови, но спорить не стал. Я проводил его взглядом и отправился на кухню, разыскал подходящий кувшин и попросил служанку показать мне, где здесь находится печка. По дороге сюда мне вспомнилась рассказанная мамой сказка о котле с кашей и зверях, которую эту кашу сварили, а кто-то потом её съел в одиночку, и я решил использовать такую же уловку, что была применена хитрым ёжиком.

   - Зачем вы нас здесь собрали?! - сразу накинулась вдова, стоило мне только войти в кабинет.

   Я молча прошёл к столу, поставил на него кувшин, вызвавший недоумение у всех, находящихся здесь, и, присев на краешек стола, обвёл кабинет тяжёлым взором. Все, даже Нейвир, невольно поёжились и отвели взгляды.

   - У меня была гипотеза, что виновник смерти уважаемого Гириона находится в семье убитого. И сегодня эта догадка подтвердилась. Но, увы, у меня недостаточно улик, чтобы выйти на кого-то конкретного, - поспешил добавить я, пока некоторые не стали возмущаться. - Поэтому я решил прибегнуть к помощи магии. Попрошу всех подходить ко мне поодиночке и опускать правую руку в этот кувшин. Дотрагивайтесь до дна, а потом собираете руку в кулак и держите её так до тех пор, пока я не скажу. Если вы не виновны - с вами ничего случится, только не забудьте держать руку в кулаке, иначе чары... кхм, в общем, я понятия не имею, как тогда магия подействует на вас, так что лучше вам не раскрывать ладони, пока я не скажу сделать это. А если виновный дотронется до дна... Впрочем, вы сами всё увидите.

   Нейвир всем своим видом выпрашивал у меня: "Что же ты задумал, мелкий?" Но я лишь легонько кивнул в сторону кувшина и прикрыл глаза - всему своё время. Когда с процедурой было покончено и никто, как им казалось, не попался кувшину, все ожидающе уставились на меня. Я поднялся со своего места и медленно прошёлся по комнате, силой заставляя себя не переходить на бег. Боги, как же мне было трудно держать себя в руках и не выдавать дрожи пальцев!

   - Что ж, убийцы среди вас нет. - Ивейн уже открыл рот, чтобы начать возмущаться, но я вовремя прервал его: - Убийцы нет. Но виновный в смерти Гириона Нэйтва всё же находится в этой комнате. Попрошу всех раскрыть правую ладонь.

   Моя просьба была выполнена сразу же. Видимо, я их порядочно напугал этой своей неведомой магией. Нейвир прыснул, глядя на эту картину, но быстро скрыл свой смех, сделав вид, что закашлялся.

   У всех, кроме Ариоки, пальцы правой руки были измазаны в саже.

   - Итак, это и есть сообщник убийцы, который... - Тут в комнату заглянул Сирил, кивнул мне и исчез за дверью. - Убийца, могу вас поздравить, уже пойман. А теперь найден и его сообщник, помогавший в сем ужасном деле. Госпожа Ариока, я буду рассказывать, а вы меня поправьте, если я ошибусь.

   Нейвир смотрел на меня как-то странно, но я решил не обращать на это внимания. Снова начав ходить по кабинету кругами, я начал рассказ:

   - По словам слуг, вы заходили в кабинет отца. После чего было замечено, как вы спешно вышли и скрылись в своей комнате. Слуги посчитали, что вы снова разругались со своим отцом. Спустя пятнадцать минут в кабинет пожаловал Ивейн и вышел оттуда тоже не очень довольный. Ивейн, скажите мне, что произошло в кабинете?

   - Я разговаривал с отцом... по одному очень важному вопросу. Но он не слушал меня! Стоял, отвернувшись к окну, и ничего не говорил.

   - Так я и знал. - Все удивлённо уставились на меня. - Понимаете, это был уже не ваш отец, а убийца, переодевшийся в его костюм. Именно поэтому он ничего не говорил и стоял спиной к вам - боялся, что подмена будет замечена. Скорее всего, он не предвидел, что вы зайдёте.

   - Но что случилось с Гирионом? - ахнула вдова, непроизвольно взяв за руку "друга семьи".

   - Он... думаю, к тому моменту он уже был мёртв.

   Разом кабинет наполнился шумом нескольких голосов, а я растерялся и не представлял, как успокаивать всех их.

   - Тихо! - рявкнул Нейвир, которого решено было представить моим ассистентом. - Мастер, продолжайте, прошу вас. Вы так интересно рассказываете!

   - Гириона оглушила Ариока, ударив по голове тяжёлым предметом. Даже могу сказать, каким. Эта статуэтка, по-моему, отлично подходит под это дело. А дальше в кабинет пробрался убийца, затянул на его шее петлю и спустил вниз.

   - Как убийца мог пробраться на третий этаж незамеченный слугами? - фыркнула Ариока. Она, надо отдать ей должное, сидела совершенно спокойно и умело держала себя в руках, решив не признавать, что является сообщницей убийцы. Из неё бы вышла отличная актриса! Хотя, она ведь и мечтала уехать за этим в столицу?

   Я растерялся вновь, не зная, что на это можно ответить. Ведь действительно, слугами никого постороннего и подозрительного замечено не было. И что делать теперь? Но на помощь пришёл чародей.

   - Мастер! - вскочил Нейвир, начиная изображать из себя этакого дурачка-помощника. - Мастер, а можно я расскажу, можно? Я понимаю, что я всего лишь ассистент и мне далеко до вашей гениальности, и я могу лишь рассказать ваши наблюдения, но прошу вас, мастер, можно и я вложу в это дело чуточку своего?

   Кивнув ему, я опять присел на край стола. Мне и самому было интересно, как он это объяснит. Но как заливает, как заливает о моей гениальности!

   - Исследуя сегодня утром кабинет уважаемого Гириона, мастер заметил одну странность, когда выглянул в окно. - Ну, странность эту заметил Нейвир. Я тихонечко себе сидел и читал допрос, проведённый, кстати говоря, тоже магом. - Если вы посмотрите вверх, то заметите небольшую конструкцию. К ней можно прикрепить верёвку и запросто, в два счёта, подняться к этому окну. Так говорит мастер!

   Благодарно поклонившись мне, он уселся обратно в кресло, незаметно подмигнув. Ясно, решил тут концерт устроить. Мол, всё это гениальный эльф-следователь, а я сбоку бантик и ничего не знаю.

   - Ариока, впустив убийцу, поспешила выйти. Тем временем убийца повесил на шее уважаемого Гириона петлю и спустил его тело вниз. Следы от верёвки на шее присутствуют. Примерно в это время Гирион и скончался, задохнувшись. Потом зашли вы, Ивейн. Ну а после убийца в одежде Гириона отправился на мост, где собирался избавиться от тела.

   - Но... ведь нашли только верхнюю половину тела? И почему убийца тогда вернулся? - Ивейн смотрел на сестру, не скрывая призрения и ужаса.

   - Понимаете, все мы знаем о чудищах из-за Предела, которые нападают на рыбацкие лодки, так ведь? Ну вот убийца и решил списать всё на морских монстров. Стража, отыскавшая тело, поначалу так и подумала. Но нами были замечены следы колец на пальцах, а дальше всё очень просто: узнать, кто из аристократов недавно пропал; разыскать семью убитого и понять, почему и как произошло убийство. На мосту, если убрать несколько досок, внизу натянута струна. На ней есть следы крови, кстати. А вернулся убийца потому, что, во-первых, если Гирион долго бы отсутствовал, непременно бы отправили кого-нибудь на его поиски. Во-вторых, убийца вернулся за завещанием.

   - Завещанием?

   - Его хотели подменить, чтобы большая часть наследства осталась Ариоке. Ну и дописать что-то типа: "Я отпускаю свою дочь. Пускай её мечта исполнится!"

   - Как вы узнали? - уставилась на меня девушка с неподдельным страхом в глазах.

   - Я угадал? Если говорить начистоту, то это была лишь догадка. Я не был твёрдо уверен в этом.

   - А ещё мастер хочет сказать, что завещание так и не было найдено, - встрял Нейвир, но тут же замолк, изображая, что испугался, как бы я сейчас не начал ругать его. - Мастер, можно?

   Я грозно на него посмотрел - играть, так играть! - а потом отошёл в сторону и махнул рукой - действуй. Признаться честно, даже не представлял, что он там ещё задумал. И как собирался отыскать завещание?

   - По словам мастера, завещание нашёл бы тот, кто чаще всего бывает в кабинете уважаемого Гириона. А это не кто иной, как младший сын, Элеор. Поскольку он один увлекался творчеством отца, то открыв однажды одно из незаконченных произведений, обязательно был наткнулся, - Нейвир подошёл к книжной полке и достал одну из рукописей, - вот на это вот.

   Рукопись оказалась не очередным произведением Гириона, а завещанием.

   - Один вопрос, господин следователь. - Ариока в упор посмотрела на меня. Ага, значит уже господин следователь. А до этого называли либо по имени, либо просто эльфом. - Как вы поняли, кто убийца?

   - Мне помогла в этом добрая старая женщина, торгующая цветами у моста. Она сказала, что недавно один замечательный молодой человек чинил мост. Я попросил описать его и понял, что по комплекции он похож на вашего отца, а значит запросто мог его изображать. К тому же оказалось, что это актёр из одной бродячей труппы. Вы ведь собирались с ними уехать, так ведь?

   Девушка обречённого кивнула. Деваться ей было уже некуда.

  

   Уезжать мы решили на следующий день - сегодня было уже поздно, давно наступила темнота непроглядная за окном. Я, вымотавшись, сразу завалился спать, но долго ворочался и понял, что идея это неблагодарная и беспросветная. Поэтому встал, вышел в гостиную и долго сидел, глядя в одну точку и даже не заметив, как рядом сел Нейвир.

   - Может партейку в шахматы? - радостно спросил он, увидев, что не одному ему сегодня ночью не спится.

   Я покачал головой, прикрыл глаза и тяжело вздохнул. Внутри меня почему-то было пусто. Никаких эмоций, только тяжёлый камень. Хотелось разреветься, чтобы свалить этот камень с души. Мама всегда мне говорила, что когда поплачешь, станет легче. Но я не мог. Когда в последний раз я плакал? Тогда, после очередной провалившейся проверки... Мне казалось, что я выплакал все слёзы, когда понял, что никогда не смогу стать ближе к небу. И, наверное, это действительно было так. А сейчас вот... сейчас...

   - Эй, мелкий, ну чего ты такой хмурый весь из себя? Ты ведь раскрыл целое убийство! - попытался меня встряхнуть Нейвир.

   - Лучше бы вообще отказался от этого дела, - тихо прошептал я, подбирая ноги к себе и обвив руками колени.

   - Так, понятно. То есть ты уже и не рад вовсе, что справедливость восстановлена?

   - Рад. Почему это я должен быть не рад?

   - А чего тогда такой недовольный весь из себя? - пихнул меня в бок чародей, чуть не свалив с дивана.

   - Нейвир. Я никогда, никогда не буду королевским следователем! К чёрту всё это! Ну не могу я так спокойно говорить о чьей-то смерти, смотреть в их глаза... - Меня снова начало трясти, я чуть не задыхался, но никак не мог взять себя в руки.

   - Ложись-ка спать. Утром легче будет. Уж извини, но ничем помочь тебе, к сожалению, не могу. Марш в кровать! - рявкнул Нейвир, хлопнув по моему плечу.

   - Я не могу уснуть. Не могу и всё тут.

   - Ах он не может! Не может он! - всплеснул руками чародей. - Тогда белая пешка E2-E3.

   - Что? - моргнул я, не совсем поняв, о чём идёт речь.

   - Я говорю, белая пешка E2-E3, - и, заметив, что я потянулся за доской, поспешил добавить: - Без доски играем! Будем тренировать твою память.

  

   На следующий день мне и вправду стало чуть-чуть легче. Да, ко всему прочему, мы покидали этот спокойный тихий городок, который просто вгонял меня в тоску. Всё же Шарулу не сравниться с многолюдной Нара Эль, где даже ночью улицы не засыпали.

   Вернулись мы ближе к обеду, и я с сожалением понял, что придётся идти и давать отчёт о проделанной работе. Нейвир, видя моё разбитое состояние, взял это на себя, а меня отправил прогуляться по городу.

   - И, ради всех богов, не смей засесть где-нибудь. О, знаю! Спаси какую-нибудь девушку из лап бандитов, сразу настроение поднимется. Ну, чего встал? Иди давай, я сам без тебя тут разберусь.

   Всё-таки это замечательный маг, хоть и немного странный. Он не обязан был помогать мне с бумагами в начале, не должен был вмешиваться в расследование и как-то встревать в моё объяснение. А теперь вот он собирается за меня сдавать отчёт. И не поспоришь с ним - может и испепелить со злости. Маг всё же.

   Прогулка по городу пошла мне на пользу, хоть я никаких девушек, которых надо спасать от бандитов, и не встретил. И думаю, хорошо, что так вышло. Мне сейчас было очень лениво даже выбирать направление, что уж говорить про маханием мечом? Я слился с толпой, и она вывела меня к рыночной площади, где посреди рядов с различными товарами выступал бродячий цирк. Я схожу с ума, или нечто подобное уже происходило раньше?

   - И сегодня ты какой-то недовольный! - Точно происходило.

   Я решил не реагировать на Хозяина Ветров. Отвечать на вопросы, как я понял, он не будет, а если начну доставать - сбежит. Смысл тогда с ним разговаривать, если пользы от этого никакой? Ну, ладно, иногда он, быть может, и говорит какие-то интересные и важные вещи, но вряд ли он будет говорить мне их посреди многолюдной улицы.

   - А не обязательно говорить, - раздался голос Ирсаураевиэля в моей голове.

   Недовольно сопя, я уставился на ехидно скалящегося Короля Зимы.

   - Что вам на сей раз от меня надо?

   - Ну сам подумай, что мне от тебя надо? Может я хочу, чтоб ты мир спас, а? - и он рассмеялся, как-то совсем по-детски и непринуждённо.

   - Мир я спасать не буду, сколько бы вы ни просили. Это в легендах и сказках героям всё даётся так легко, а на деле... а на деле ни черта не легко!

   - Может это потому, что ты не герой? - изогнул бровь дугой Хозяин Ветров.

   - А кто сказал, что я герой? - фыркнул я. - Чтобы случилось что-нибудь этакое, как описано в легендах, слишком много всяких случайностей должно произойти вместе. А у самого героя должно быть воз и маленькая тележка везения.

   - У Судьбы, порой, бывают другие взгляды на всё это, - ответил он и... исчез.

   А что есть Судьба? Какая-то наивысшая сила, с которой даже боги не смеют спорить? Но на каждую сила всегда находится, как бы это глупо ни звучало, более сильная.

   Выкинув всякие глупости из головы, я досмотрел представление бродячих артистов, не забыв отблагодарить их звонкой монетой. Потом пошёл обратно, не разбирая пути. Но ноги дорогу запомнили и сами вывели меня к дому Нейвира. Встречал меня в холле обеспокоенный Сильван, сообщивший, что господин уже давно вернулся и минут пятнадцать носился по дому, разыскивая меня. И только когда чародею сказали, что "юный господин" изволил пойти гулять по городу, Нейвир успокоился и ушёл куда-то по своим делам.

   Если честно, то я даже рад был затишью, которое продлилось несколько следующих дней. Не описать, с каким энтузиазмом я принялся за нелюбимою ранее мной бумажную работу. Мне она показалась намного легче и спокойнее, чем какие-либо расследования, хоть я и набрался опыту порядочно. Даже холодность и сдержанность научился отыгрывать. Вот уж никогда бы ни подумал, что в подобной работе нужны актёрские таланты!

   Через пять дней подобной тишины и спокойствия Нейвир преподнёс мне радостную, как ему показалось, новость: нам давали очередное задание. На сей раз мы должны были проникнуть в верхушку контрабандистской организации и помочь устроить облаву на них. И у моего куратора возник план, как всё это можно провести. Сначала мы долго собирали слухи по городу, ошиваясь не в самых приятных районах Нара Эль. Потом Нейвир отловил кого-то, прижал ему хвост, и "гениальный" план уже на следующий день можно было притворять в жизнь.

   - Так, запоминай, ты - служанка уважаемого господина Зорута. Тихая, скромная служанка. Понял?

   - А почему не слуга? - возмутился я, разглядывая разложенное на моей кровати платье.

   В этот момент в комнату заглянул Сильван, оповестивший, что прибыл некий важный гость. Нейвир махнул рукой, мол, приглашай его сюда. И каково же было моё удивление, когда в комнату вошёл сверкающий улыбкой до ушей Йенем.

   - Здрасте, - оглядел он меня, Нейвира и приготовленное платье. - А что вы тут делаете?

   - Готовимся к очень важной операции, - буркнул я, поспешно убирая платье с кровати и пододвигая королю свободное кресло.

   - О! А с вами можно? - спросил Йенем, усаживаясь на предложенное место.

   Мы с Нейвиром переглянулись.

   - А он нам ничего не испортит? - шёпотом поинтересовался я, косясь в сторону правителя.

   - Не должен, - прошептал в ответ чародей. - Он отличается умом и сообразительностью, так что встревать не будет. И, вообще, тебе какое дело? Это дополнительная головная боль для группы захвата. Твоё дело узнать, когда и где будет проводиться следующий сбор, чтобы мы могли подготовить место. Ну и, само собой разумеется, помочь нам изнутри.

   - Эй, а ничего, что отличающийся умом и сообразительностью всё прекрасно слышал? - подал голос король, недовольно поглядывая в нашу сторону. - И да, я бы не отказался поучаствовать в захвате. Только кого мы захватывать будем?

   Пришлось ему рассказывать, по какому поводу меня наряжают в платье. И ведь король согласился, что в роли служанки мне будет лучше! Мол, слуга-эльф выглядит как-то подозрительно, а вот служанка... Я без зазрения совести кинулся в них подушками, потому как сидел на кровати и снарядов потяжелее поблизости не нашлось. Снаряды попали точно в цель, но ни чародей, ни король ржать над покрасневшим до кончиков ушей мной не перестали. Наоборот, чуть из кресел не повываливались. Дружно встали, сказали, чтоб я переодевался, попросили сообщить, когда можно будет заходить, и вышли, продолжая похихикивать.

   Переодевался я долго, минут двадцать. И все эти юбки, завязочки на корсете и чепчики уже в печёнке моей сидели, когда мне наконец удалось влезть в платье. А ведь это наряд простой служанки! Через что же приходится проходить аристократкам? Хотя им помогают наряжаться, как я слышал. А ещё уважение к девчонкам с моего курса резко подскочило. Правда, в школе у всех была одинаковая форма, но всё равно! В обычное время они же носили платья?

   Зашедшие Нейвир и Йенем долго на меня смотрели, уронив челюсти на пол. Потом повалились туда же, начав долго и беспрерывно хохотать. Промелькнувший в коридоре Сильван обозрел эту картину недовольным взглядом, посмотрел на меня и поспешил скрыться от греха подальше. Ну и слава богам! Смеющегося над моим видом сородича-эльфа моя психика вряд ли бы выдержала.

   - Всё... всё! Прекратили. Нам... ой, не могу!.. Нам ещё работать надо! - всё ещё мелко хихикая, поднялся с пола Нейвир и помог встать королю. - Жаль только, кристаллы Памяти у меня закончились. Ой, жалко-то как.

   - У меня есть, - отозвался Йенем. - Даже два экземпляра, так что держи. Покажу потом Тиссару... ой, хах! Я уже представляю его вытянутое лицо.

   Я, топнув ногой, напомнил этим двоим о своём существовании.

   - Спокойно. Ты выглядишь шикарно! Никто и не заподозрит, что ты - мальчик. Главное только волосы получше уложить, и будет просто блеск! - вновь захихикал король.

   - Я хотел вас спросить, ваше величество, - мило оскалился я, отчего Йенем чуть не выронил из рук небольшой кристалл и торопливо спрятал его в карман. - А что это вы тут забыли?

   - Ну, у тебя практика скоро заканчивается. Я тебя хотел на летних каникулах забрать в столицу, раз уж на зимних не вышло. И там будет Тиссар! - поспешил добавить он, сразу предвидя все мои отказы по этому поводу.

   - Только дай нам с заданием-то покончить, а потом я ему подпишу бумагу о выполнении практики, и езжайте вы на все четыре стороны.

   - А ты сам-то как? Не поедешь с нами?

   - А можно? - с явным сомнением полюбопытствовал Нейвир. - У меня дел невпроворот, а ты тут ко мне со своими поездками в столицу лезешь! И, вообще, вдруг он захват не переживёт? Чего загадывать на будущее? Эй, мелкий, слышал? Не будешь осторожным - поймают, и поминай как звали.

   Один бог мне уже говорил, что следует быть осторожнее. И что-то мне подсказывает, что нужно прислушаться к этому совету.

  

  

   Двенадцатое действие

  

Нет ничего страшнее эльфа в юбке!

Йенем I Харидан, Радужное Пламя

  

  

   - Итак, всё запомнил? - Мы шли по трущобам города, по направлению к входу в катакомбы, где был назначен совет контрабандистов. В следующий раз он должен проводиться в другом месте - каждый раз оно менялось. И обсуждался выбор нового места сбора непосредственно на самом собрании.

   - Слушайте, а мы не можем отловить их сейчас? Ведь знаем же, где они засели! - Юбка сильно мешалась мне при ходьбе. Вернее даже сказать беге, потому что ноги у моего куратора были длинные и ходил он быстро, поэтому мне, чтобы поспевать за ним, приходилось чуть ли не бежать.

   - В катакомбах неудобно. Разбегутся, а потом лови их по всему городу. Тебе сейчас важно узнать, кто у них там самый главный. Ну и планы кое-какие вызнать. Передатчик не забыл?

   - Нет. - Я поправил заколку-артефакт над ухом, придерживающую чёлку. - Я тут узнать хотел, почему вы прибегаете к магии только в крайнем случае?

   - Хм, - Нейвир огляделся по сторонам и взял меня под локоток, - знаешь, тебе скажу, потому что доверяю. Понимаешь, я на четверть демон, поэтому... ну, как сказать...

   - Я понял, - кивнул я. - Демоническая магия сильно заметна, поэтому вы предпочитаете не пользоваться своими силами.

   Надо же! Никогда бы не подумал, что Нейвир на целую четверть демон. Но всё равно какой-то бред выходит, если смотреть по числам. Когда там последние нашествие демонов было? Целых две тысячи лет назад! И сколько тогда Нейвиру лет? Этот вопрос и задал ему я.

   - Это в книжках написано, что последний прорыв ткани реальности был две тысячи лет назад. А на деле... ты ведь читал про Тифаальские земли? Ну вот, примерно в войну магов случилось небольшое, но нашествие демонов. Некоторые даже сумели остаться и замаскироваться под людей. А насчёт способностей... Да враки это всё, что природа магии всегда заметна. Магия и в Пустоши магия. И не важно, кто ей пользуется. Определить можно только по заклинаниям, и то сейчас часть эльфийских переняли люди, так что уже сложно сказать, кто накладывал заклятье - эльф или человек. А мои способности... скажем так, они не очень стабильны, поэтому я на всякий случаю перестраховываюсь, понятно?

   Я снова кивнул. А спрашивать что-либо ещё было поздно - мы уже пришли. В небольшой подворотне на земле оказался люк, на котором красивыми вензелями были буквы, вызвавшие мою кривую усмешку: "Nara Elg".

   - Ты чего развеселился, мелкий? - поинтересовался Нейвир.

   - Они думали, что по-эльфийски написали название города? Тут написано "Морская Звезда".

   - А разве не так переводится название города? - озадаченно почесал затылок маг.

   - Звучит одинаково. Если писать название города, - я поднял с земли палочку и начертил название: "Nhara Elg", - то получится так. А это переводится как "Последнее Прибежище". Ну, или пристанище. Эль переводится не только как "звезда". Наши предки верили, что звёзды - приют для душ умерших. А поскольку город находится на самой крайней точке к Пределу, то его так и назвали.

   - А как же Северные леса? - хмыкнул Нейвир. Его, похоже, забавляла эта краткая лекция по истории эльфов.

   - Вы там города видели? Там жить же невозможно из-за диких драконов!

   - А ты подумал о тех, кто туда ушёл? Хотя, от них никаких вестей. Можно, конечно, посчитать, что они там замечательно устроились и решили, что там хватит и их, но... Ой, смотри, твой господин идёт!

   И вправду. В подворотню зашёл невысокий человек, заметил нас и снял капюшон. Низко поклонившись Нейвиру, молодой мужчина лет тридцати бросил ему несколько фраз на непонятном мне языке и кивнул, получив ответ на нём же.

   - Значит так, - заговорил Нейвир уже на сайратском. - Эльфа потом мне возвращаешь в целости и сохранности. Если с ним что случится, найду и уши поотрываю. Не забывай, что я за тобой слежу, понял?

   Мне оставалось скромненько стоять рядышком, изображая из себя святую невинность, как говорил Нейвир. Опустив очи долу, я поправил чепчик на голове и вместе с тем заколку-артефакт, с помощью которой Нейвир и остальные в отделении могли видеть и слышать всё то, что происходит рядом со мной. По идее, если начнётся что-то непредвиденное, меня должно было телепортировать в дом чародея. Поэтому-то я и не особо переживал, отправляясь на дело.

   Спустившись вниз, мы ещё долго шли по тёмному пыльному коридору. Мой "господин" оказался магом, и шли мы под свет небольшого огненного шара, но видно всё было прекрасно.

   - А как ты с Нейвиром познакомился? - спросил меня вдруг Зорут.

   - Он в меня из арбалета целился, - вспоминая нашу первую встречу, ответил я.

   - Он, похоже, так со всеми знакомится, - весело хмыкнул мужчина, хотя весёлого в этом было мало.

   Дальнейший путь мы проделали в полном молчании. Лишь хрустели под ногами небольшие камешки, да я шуршал своими юбками, в который раз вполголоса проклиная и Нейвира, и его "гениальный" план. Ну почему, почему это должен делать именно я? Ведь в отделении я видел несколько девушек-следователей, более опытных и подходящих на эту роль куда лучше, чем маленький эльфик. Хорошо хоть в корсет удалось припрятать небольшой кинжал, так что совсем уж безоружным я не был. Иначе бы нипочём на это не согласился!

   За следующим поворотом оказалась деревянная дверь, а за ней - большой зал с низким потолком и развешанными по периметру факелами. В центре стоял массивный стол, накрытый яствами всех видов и мастей. За столом сидело множество лиц нисколько не походящих по определение "уголовная наружность", и как только мы вошли, все уставились на нас. Я тут же спрятался за спиной своего "господина", сделав вид, что боюсь подобных скоплений народу. Хотя сколько в этом жесте было игры, а сколько искренних эмоций, сказать я точно не мог.

   - А, Зорут, прибыл наконец-таки! Проходи, садись. Мы тебе место оставили. А кто это с тобой? - Мне захотелось врезать этой морде, которая посмела смотреть на меня столь сальным взглядом. Но пришлось опустить глаза долу, сжать в кулаки ладони, ногтями впиваясь в кожу и прикусывая край губы. Ну погоди у меня, зараза! - Какая милая служаночка. Ха, одолжишь её на денёк, попользовать?

   Боги, как ему повезло, что я имею огромнейшее самообладание! И вот если б не наказ Нейвира, что, провали я это дело, он мне потом устроит такую головомойку, я бы точно выхватил свой несчастный кинжал и перерезал ему глотку. И фиг с ним, что потом меня, наверное, быстро прикончат. Но так кулаки у меня ещё никогда не чесались!..

   Зорут быстро разобрался в ситуации, ответив нечто вежливо-неопределённое. Потом прошёл на своё место и сел, а мне пришлось встать за его спиной, замереть и не подавать виду, что такое мне совершенно непривычно.

   По своему статусу служанки-невольницы мне приходилось проверять еду господина на предмет яда. На этот случай Нейвир выдал мне артефакт - серебряную цепочку, которая определяла, есть ли в пище или напитке яд. Браслет начинал покалывать или сжимать руку, если таковой имелся. Но в этот день никто травить Зорута не собирался, поэтому всё обошлось.

   Где-то на середине собрания я отключился от происходящего совсем, перестав слушать, что говорят вокруг. Всё равно через заколку это слышат в отделе, так что можно изображать из себя предмет мебели, которым, судя по всему, меня и считали. Стоит себе эльфка, ну и пускай стоит. На меня уже не обращали никакого внимания, хотя изредка всё-таки бросали заинтересованные или совсем уж неприличные взгляды. Приходилось мысленно вздыхать, считать до десяти, чтобы успокоиться, и продолжать изображать из себя предмет интерьера.

   На обратном пути я бессовестно повис на Нейвире. Вот вы попробуйте простоять неподвижно на одном месте три часа, когда вокруг так маняще пахнет едой! В карете я забился в угол, сорвал ставший уже ненавистным чепчик, закрыл глаза и провалился в сон. Проснулся, когда ощущение того, что мы едем, пропало. Через силу поднялся и поплёлся в свою комнату, где с радостью избавился от платья. Нейвир дал мне некоторое время, чтобы я пришёл в себя, а потом заявился с радостной улыбкой, отчего мне захотелось взять чепец и завязать его двойным узлом на шее чародея. Заметив мои загоревшиеся нездоровым блеском глаза, маг поспешил стереть со своего лица улыбку.

   - Через неделю новое собрание, на этот раз в доме одного из контрабандистов. Так что будем брать! Когда ещё такой шанс выпадет? В общем, повесь пока платье, чтоб не помялось, и пошли праздновать успешное выполнение задания!

   Я насупился и засопел, послав Нейвира с его "празднованием успешного выполнения задания" куда подальше. Чародей моим высказываниями нисколько не удивился и даже не обиделся, пожал плечами и ушёл, пожелав спокойной ночи. Забравшись под одеяло после тёплой ванный, я вытянулся и понял, что счастье в мире всё-таки есть.

   На неделю меня оставили в покое, даже бумажной работой не завалили, как обычно это бывало. То есть целых семь дней я без дела слонялся либо по дому Нейвира, либо по отделению, поскольку в городе пока что светиться мне было нежелательно. Волшебник, заметивший, что делать мне абсолютно нечего, снова стал терроризировать меня шахматами. А потом подтянул к этому делу ещё и Йенема. Если у короля в одном из пяти случаев мне удавалось победить, то Нейвиру я продолжал с громким треском проигрывать. Что с доской, что без доски. Без доски было даже хуже - я постоянно забывал, где какие фигуры стоят. Чародей смотрел на это философски и отвечал, что у меня ещё всё впереди, ещё всему научусь.

   Наконец настал день, когда мне снова пришлось облачиться в платье. На сей раз Зорут подобрал меня на одной из улиц, и к месту сбора мы подъехали уже в его карете. Я чуть было не навернулся, когда выходил наружу, но "господин" успел вовремя меня поймать.

   - Руки с талии убери, - недовольно прошипел ему я.

   - И не подумаю. В конце концов, кто тут слуга, а кто господин? Улыбайся и не возникай, эльф! - А я и так улыбался, ведь рядом стояло несколько других гостей.

   Чтобы хоть как-то отомстить, я ойкнул и совершенно случайно наступил каблуком на ногу своего хозяина. Тот виду не подал, но грозно сверкнул на меня очами. Я изобразил святую невинность, сложил ручки замочком на юбке и опустил глаза долу.

   На этот раз, будучи уже более привычным, стоять за спиной хозяина оказалось куда легче. Только вот возникла проблема - в бокале Зорута оказался яд. Браслет недовольно стал щипать запястье, как только я принял из рук своего господина напиток для дегустации на предмет посторонних и неприятных примесей.

   - Там яд, - шепнул я Зоруту.

   - Делай что хочешь, но ты должен попробовать, иначе начнут подозревать, - буркнул он мне.

   Сделал вид, что запнулся, делая шаг вперёд. И вино с ядом случайно попало в лицо того самого типа, что хотел позаимствовать меня на денёк. Зорут сразу начал извиняться за служанку-растяпу, а сам сурово глядел на меня. А я что? Я ничего. Сам сказал, чтобы я делал, что хочу. Вот я и сделал, и отомстил заодно! Случайно, правда, получилось. Но ведь боги всё видят и не позволят существовать несправедливости, так ведь?

   Тут браслет сжался ещё раз, хоть я уже и не держал ничего в руках, где мог находиться яд. И до меня дошло, что это Нейвир так подаёт сигнал: скоро начнётся операция захвата. Отвернувшись и незаметно достав кинжал, как только получил третий сигнал, быстро подскочил к главарю всей этой банды и задержал у его шеи своё единственное оружие. Как все сразу повскакивали со своих мест, как зашумели, заорали!..

   - Тихо! - громко крикнул я, сам удивившись подобному своему тону. - Всем стоять на месте, никому не двигаться. Работает КГБ!

   Стёкла окон все разом разбились, и внутрь прыгнула группа захвата. Я счастливо выдохнул. Опоздай они хоть на минуту, так вся эта орава меня б и прикончила на месте. Хотя, чего это я? Ничего ещё не закончилось, всё только начиналось. Без боя эта братия сдаваться не намеревалась. Подхватив свои юбки, я наугад кинул кинжал и попал точно кому-то в глаз. Но разглядывать, кто пострадал от моей атаки, не было времени. Подбежав к окну, я высунулся из него, схватил танцующую на ветру верёвку и быстро спустился вниз, усаживаясь на ступеньках. Мы сразу договорились, что делать мне в том помещении нечего. А план захвата я знал, поэтому-то и кинулся к окну, потому как быстрее всего выбраться наружу получалось только так.

   Ко мне подскочил Нейвир, помог подняться и устоять на ногах, крикнул кому-то в сторону, и вот уже новый отряд заходит внутрь. Только теперь по-нормальному, через дверь.

   - Молодец! - хлопнул меня по плечу Нейвир. - Хорошо сказал. Работает КГБ! Ха, надо будет запомнить.

   Я пробормотал что-то неразборчивое в ответ и попросил поскорее отвезти меня домой. Хм, домой. За прошедшее время я стал воспринимать дом Нейвира как свой собственный. И ведь даже школу таковой не считал, хотя провёл в ней чуть меньше года. Для меня домом до этого была только башня Всадника. Интересно, почему я вдруг стал считать дом Нейвира и своим тоже?

   - Какой домой? - возмутился волшебник, не обращая внимания на мой уставший вид и шатающуюся походку. - А праздновать? Если тогда ещё рано было, то теперь точно можно!

   - Нейвир, вы разве не понимаете? Я устал, вымотался даже не физически, а эмоционально. Это, вы должны знать, несколько тяжелее. Вот знаете, как меня колотило, когда я стоял за спиной этого Зорута? А когда мне показалось, что в бокале яд, хотя это был всего лишь ваш сигнал? А когда я этот бокал опрокинул на одного из этой братии? Боги, как я изнервничался, когда держал кинжал у шеи этого их главаря и боялся, что вы опоздаете, не успеете вовремя! Нейвир, я хочу домой. А вы можете праздновать сколько захотите.

   Нейвир вдруг остановился. По виду он только заметил, что я, мягко говоря, не в очень хорошей форме. Без лишних слов он взвалил меня на плечо и как мешок с картошкой потащил до кареты. Я стал возмущаться, извиваться, дрыгать ногами и колотить мага по спине, сначала прося, а потом уже требуя в ультимативной форме опустить меня на землю и дать идти своими ногами.

   - Ну уж не-е-ет, - протянул мой куратор. - Если своими ногами, то только праздновать!

   Пришлось перестать возмущаться. Подперев щёку кулаком, я глядел по сторонам. Хорошо хоть уже глубокая ночь, почти никого на улицах. Правда, на шум действующей группы захвата из окон выглядывали обеспокоенны лица и, само собой разумеется, замечали мужчину, несущего на плече "служанку". Они, конечно, не могли разглядеть моей принадлежности к эльфийскому народу. А всё из-за растрёпанной причёски и чепчика. Благодаря нему, кстати, моё лицо тоже было трудно разглядеть.

   В карете Нейвир усадил меня рядом с собой, приобняв за плечо. Я с сомнением покосился на его руку, а чародей хохотнул:

   - Когда ещё удастся обнять прекрасную эльфийку?

   Вскочив, я попытался забиться в верхний противоположный угол кареты под радостный гогот со стороны Нейвира. Йенем, заглянувший внутрь, увидел подобную картину: в углу на сидении стоит на одной ноге эльф в платье служанки с вытаращенными глазами, отчаянно пытающийся вжаться в потолок и дышащий, словно загнанная лошадь; на полу кареты валяется маг, подёргивающийся от приступа беззвучного смеха и державшийся за живот. Надо отдать ему должное, отреагировал король на это представление вполне спокойно. Перешагнул через Нейвира, сел рядом со мной, дёрнул за подол платья и попросил объяснить, что происходит. Шутку чародея он, как и я, не оценил. Пнул что есть силы всё ещё валявшегося на полу Нейвира и заставил того извиниться. Маг обиженно засопел.

   - А я чего? Я ничего. Я и думать не мог, что он так отреагирует, - насупился куратор, скрестив руки на груди.

   - Нейвир, мы с тобой взрослые люди и должны понимать, что...

   Договорить, что же должны понимать взрослые люди, он не успел. Где-то совсем рядом раздался чудовищной силы взрыв, заставивший землю содрогнуться.

   - Ой-ёй! Это, похоже, со стороны моей новой лаборатории, - закрыл голову руками Нейвир, невинными глазами хлопая на Йенема.

   - Ты ведь закончил эксперименты с теми крысами? - не то прорычал, не то простонал правитель.

   - Не-е-ет, а что? - Нейвир очень осторожно, по сантиметру, перебирался к дверце кареты, да только Йенем его опередил - первый выскочил на улицу, тут же подзывая к себе всех участвующих в захвате работников отдела. Часть было решено оставить здесь, чтобы охранять пленников до подхода основных сил. Других Йенем забирал с собой, сославшись на то, что из-за подобного взрыва в городе может начаться кое-что нехорошее.

   - Лир, берёшь Нейвира, и идёте собирать всех учеников школ. Там как раз в основном старшекурсники, у которых экзамены закончились. Будет им дополнительное задание. Если есть маги - отлично. Только очень быстро, прошу вас! Нейвир, ты мне срочно нужен там! Заглянули в одну школу, попросили кого-нибудь бежать дальше. Нам сейчас очень нужны люди, пока зараза не расползлась дальше. А с тобой, Нейвир, мы потом ещё поговорим!

   - А платье?! - вскинулся я, но Йенем уже убежал с частью отряда в сторону полыхавшего посреди ночного города пожара.

   - В платье побегаешь, ничего с тобой не случится, - буркнул Нейвир, доставая из-под сидения мой меч. Мы договорились, что на всякий случай он будет лежать тут, а то вдруг мне всё-таки захочется поучаствовать в захвате.

   Первой попавшейся школой Всадников оказалась моя родная, "Рыжий Ворон". Я было высунулся наружу, чтобы начать созывать народ, но наткнулся на недоумевающего Дельвига, который, судя по всему, в платье и чепце сумел меня узнать.

   - Лир?! - ошарашено выкрикнул он.

   - Вы ошиблись и с кем-то меня спутали! - пропищал я, быстро захлопывая дверцу.

   Но не тут-то было, моего рыжего друга так просто не проведёшь. Он быстро вскочил внутрь кареты, уселся напротив и стал меня допытывать. Минут через пять увиливаний я сдался, а потом стал рассказывать, почему я оказался в подобном наряде и что вообще сейчас происходит. Правда, про взрыв-то и крыс я рассказал, а что в них такого - не смог. Нейвир на ещё одного пассажира в карете не обратил внимания, крикнул кучеру, чтоб поторапливался в сторону пожара и всю дорогу сидел хмурый и серьёзный.

   - Это твой куратор? - шепнул мне Дельвиг.

   Я кивнул. Мой товарищ, похоже, завидовал чёрной завистью, узнав, как проходит моя практика. Он ведь, по своим же словам, две недели бродил по лесу и собирал какие-то травки-корешки, после чего получил бумагу о выполнении своего задания и был отпущен в школу раньше. Отсюда он собирался ехать на каникулы домой, но услышав, что меня забирают в столицу, стал напрашиваться со мной.

   - Ничего гарантировать не могу. И тебе что, не хочется домой, к семье?

   - Меня могут потом не отпустить обратно, - грустно вздохнул Дельвиг. - Я ж, почитай, почти сбежал из-под носа отца. Удивляюсь, почему он до сих пор не приехал сюда, чтобы забрать меня.

   - В общем, домой тебе не очень хочется?

   - Хочется, - признался рыжий друг. - Но не на два месяца же? Мы ведь не так долго пробудем в столице?

   Что началось, когда карета прибыла на место! Йенем носился то тут, то там, отдавая распоряжения прибывающим старшекурсникам. Со стороны полыхающего здания слышался не то вой, не то визг, а кое-где маги сражались с упомянутыми ранее крысами. Нормального вида крысами, только размером с порядочную собаку. А ещё у них на конце хвоста были шипы. Про ужасные клыки и когти я вообще молчу. И таких крыс было много, очень много!

   - Действуют они слаженно, у них телепатическая связь, а главным центром является во-он так крыса. Убьём её - нарушим общую связь.

   - Подобное уже случалось ранее? - с серьёзным видом спросил Дельвиг.

   Йенем смерил его изучающим взглядом и кивнул.

   - Да, случалось, - неохотно согласился он. - Только до этого была крепость, которую можно было закрыть, и наружу никто бы не выбрался. А тут город, где и канализация, и катакомбы. Разбегутся - заразят других. И тогда будет уже не до каникул!

   - Это заразно? - невольно вырвалось у меня.

   - Только с другими крысами. Задумывалось, как диверсионное оружие. Но, как видишь, некоторые маги со своей работой не вполне справляются и каждый раз их эксперимент выходит из-под контроля! - на этих словах Йенем очень выразительно посмотрел на Нейвира, который старательно делал вид, что он тут вовсе и не причём.

   Нас мгновенно припахали к общей работе. Обычно действовали пятёрками, но поскольку у нас был полноценный маг второй ступени в лице Нейвира, то нас пустили на крыс втроём. Решили, что я отвлекаю, а Дельвиг и Нейвир колдуют. Ну, я и стал отвлекать. Только крыса вдруг раскрыла пасть и дыхнула на меня пламенем. А в юбке не особо-то и побегаешь!

   - Вы не говорили, что они огнём плюются! - крикнул я чародею, который еле успел выставить на пути пламени магический щит.

   - Я забыл, какие навыки дал новым экземплярам, - виновато пробухтел мой куратор и щёлкнул пальцами. Но ничего не произошло, поэтому он только и успел, что заорать: - Ложись!

   Повалившись на землю, я подполз к чародею.

   - Вы что делаете? Опять свои шутки шутите? - зло прошипел я.

   - Помнишь, я говорил тебе про нестабильность моих способностей? - непонятно с чего расхохотался маг.

   Через миг стало понятно. У крысы вдруг появились витые замысловатые рога, и она выкрасилась в фиолетово-красную клетку. Похоже, сама крыса нисколько не удивилась подобному преображению и снова открыла пасть. Потом встала боком, взмахнула хвостом, и шипы вылетели с такой силой, что вонзились в мостовую рядом. Я еле успел откатиться в сторону, спасаясь от атаки. Хорошо хоть Дельвиг не растерялся. Те дополнительные занятия по магии, что проводились в школе, пошли ему на пользу. Мало того, что его резерв значительно возрос, так теперь он знал куда больше заклинаний, чем простенькая левитация.

   Спустя каких-то два часа и с пожаром, и с крысами было покончено. Йенем, не уверенный, что удалось отловить и изничтожить всех, отправил несколько поисковых отрядов, состоящих в основном из работников Королевской Гвардии Безопасности. Ученикам, участвующим в истреблении крыс, пообещали сообщить в школы об их доблести и мужестве во время зачистки. Всё-таки негоже просто так отпускать героев, не вознаградив.

   Уже уходя, я случайно наткнулся на Урсулу, Миренса и Айтара, которые, наверное, тоже вернулись с практики раньше сроку. Они бы и не обратили на меня внимания, если бы не Дельвиг, вдруг решивших их окликнуть. Ребята, разглядев, кто стоит рядом с рыжиком, дружно захохотали.

   Ну да, вид извалявшегося в саже, немного обгорелого эльфа в платье весьма забавляет, особенно после столь изматывающего боя. Я бы и сам посмеялся, да только сил, боюсь, на подобное просто не осталось.

  

  

***

  

   По тёмной улице мёртвого города пробежался ветер, поднимая на своём пути тучи пыли и песка. С севера этот ветер надвигал грозовые тучи, обещавшие разразиться ливнем ближе к утру. А так ночь была тиха и спокойна. Как всегда бывало перед бурей.

   Небольшой огонёк костра посреди развалин вызвал бы недоумение у случайного путника. Но тут никто не ходил, даже слыша о несметных сокровищах мёртвого города. Хель предпочитали обходить за многие лиги, потому как даже в полудне пути от города земля была серой и безжизненной.

   Антрас, неспешно прогуливающийся по улицам города, заметил огонёк издалека, но не спешил к нему. Знал, что единственный житель этого города никуда не денется со своего поста, и потому не торопился. Да и куда торопиться? За несколько веков жизни Вальдемар понял одно: если поспешить, то непременно что-то пойдёт не так. Один раз он не стал придерживаться этого мудрого изречения, и в итоге эльфийский народ почти стёрт с лица земли. И в этом его вина. Больше - ничья, только его одного.

   - А, Вальдемар, - поднял свои золотые глаза страж на князя и кивнул на место рядом, приглашая присоединиться. - Что на этот раз тебя привело в мою скромную обитель?

   - Скромную, - хмыкнул антрас, от приглашения, впрочем, не отказываясь, - да уж, скромную!

   В распоряжении стража был целый город, пускай и находившийся частично в руинах.

   - Говори, зачем пришёл. Ты же знаешь, я не люблю, когда тянут кошку за хвост, - хмуро поглядел на антрас единственный житель Хель.

   Вальдемар, как завороженный, смотрел на бронзового цвета кольчугу стража, на сверкающие в отсвете костра латы, на короткий меч, висевший на правой стороне пояса. А потом его глаза невольно обратились к зелёно-золотым крыльям, сложенным за спиной хозяина Хель.

   - Он скоро будет здесь. Месяц, два... не знаю. - Вальдемар встряхнул головой, чтобы очнуться от наваждения.

   - Я сделаю, как ты просил. Но ты уверен? Уверен, что я смогу освободиться от... от своего долга? - осторожно, не без надежды в голосе спросил ангел.

   - Я... извини, не могу врать тебе. - Антрас отвёл взгляд в сторону, вздохнул. - Точно я тебе сказать не могу. И никто не скажет, Лорей. На всё воля Судьбы.

   - На всё воля Судьбы, - как в тумане, будто бы околдованный неведомой силой, повторил страж.

   - Но тебя он здесь не бросит. Не оставит, это точно. Только... ты не забудь, ладно? Если он не попадёт за Драконьи Клыки, всё может обернуться очень непредсказуемо. И тогда я уже точно не смогу гарантировать твою свободу.

   - А мои слова? Мать передала тебе их? - Лорей в упор посмотрел на князя.

   - Да. И я прибыл сюда через портал, можешь не беспокоиться. Я серьёзно отношусь к твоим словам, Хранитель.

   - Ты не убежишь, Вальдемар. Сколько бы ни прятался. От смерти ещё никто так долго не скрывался, как ты. Тебе не кажется, что настала пора перестать бегать и встретить её с гордо поднятой головой?

   - Не сейчас. - Князь не смог выдержать тяжёлого взгляда ангела и закрыл глаза. - Не сейчас, Лорей. Мне нужно совсем чуть-чуть времени. Я должен вернуть долг, исполнить обещание и помочь одному старому другу и воспитаннику. А потом... Знаешь, - он усмехнулся, - а я ведь не хочу умирать. Хотя ещё недавно мне казалось, что я устал жить.

   - Так всегда, когда встречаешься с ней лицом к лицу, - слегка приподнял уголки губ страж, подкидывая в костёр ветки. - Но долг, как я вижу, у тебя на первом месте? И что же это за долг, позволь поинтересоваться?

   - Ты не в обиде, что твоя проблема у меня только третья по счёту? - усмехнулся антрас, а потом вмиг сделался серьёзным. - Кое-кто вправил мне мозги, заставил взглянуть на то, что я натворил. И я должен теперь не только помочь его народу, но и...

   - Тот мальчик так повлиял на тебя? - Удивлению Лорея не было предела.

   - Ты же сам знаешь, как может изменить кого-то встреча с тем, кто не имеет Судьбы.

   - Я и сам не раз менял людей, Вальдемар. Я и сам...

  

  

   Тринадцатое действие

  

  

А вот теперь можно. Паникуйте!

Дарриас Харидан, принц Сайратский

  

  

   Из-за непредвиденных обстоятельств в лице проблемы с крысами поездку в столицу пришлось отложить на два дня. Нейвир, остававшийся здесь за главного, поехать с нами не мог, зато Йенем согласился взять Дельвига. Мой рыжий товарищ отличился во время зачистки, поэтому король рассудил, что каникулы в столице будут честной платой за помощь. Сораль, узнавший, что я знаком с самим королём, ещё больше уверился, что я являюсь эльфийским принцем.

   - Дельвиг! - взмолился я, когда он в очередной раз стал вслух размышлять, каково это - быть эльфийским правителем?

   - Нет, ну а что? - похлопал глазами неугомонный рыжик. - Ладно, умолкаю, о ваше грозное эльфийское величество.

   - Дельвиг! - прорычал я, потянувшись за подушкой.

   Друг, рассмеявшись, выскочил за дверь моей комнаты. Вернулся он через несколько минут, осторожно заглянул и, убедившись, что я вроде как немного успокоился, попросил показать ему шахматы и научить в них играть. По моим словам он пришёл к выводу, что это какая-то не то пытка, не то очень сложная игра, от которой, если долго в неё играешь, начинает закипать мозг. Пришлось его разочаровать, показав, что на деле в этом нет ничего такого сложного. Просто приходится много сидеть и думать над каждым ходом, а Дельвиг был жутко нетерпелив, поэтому уже на середине партии ему разонравились шахматы и он попросил показать ему дом.

   - Я, если честно, и сам плохо знаю, где тут что, - пришлось признаться мне.

   - Так пойдём исследовать этот дом! - подскочил с места Сораль. - Если его хозяин - маг, то тут должно быть множество всяких интересностей.

   - Мне кажется, не стоит рисковать. А вдруг у него дома тоже есть лаборатория?

   - Тем более! - в предвкушении потёр руки Дельвиг. - Если тут есть лаборатория...

   - Ага, и получится как вчера с крысами. Только мы, боюсь, взрыва не переживём, - тяжело вздохнул я, поняв, что переубеждать его бесполезно.

   - Значит, ругать нас точно не будут! - обрадовался этот вечный оптимист.

   - А почему вас должны ругать? - в дверях появился Нейвир, с интересом разглядывающий раскиданные по полу шахматные фигуры.

   - Нипочему! - поспешно заверил чародея мой рыжий друг. - Ой, а у вас дома есть лаборатория? А вы можете её нам показать? А тех крыс, вы их придумали, да?

   Поначалу Нейвир честно пытался ответить на все вопросы, сыпавшиеся из Дельвига, а потом понял, что чем больше он отвечает, тем больше их возникает. И торопливо покинул нас, сославшись на то, что ему ещё со сбежавшими крысами разбираться. Я так и представлял себе Нейвира с арбалетом на перевес, бегающего по городу в поисках этих замечательных зверушек. Нет, ну а что? В крепости он так и делал. Но да, в городе подобного не повторишь - слишком большая территория, одного чародея с арбалетом будет недостаточно.

   От нечего делать я стал расспрашивать Дельвига о его практике. Он начал рассказывать, сначала неохотно, а потом вдруг припомнил несколько смешных моментов. А под конец стал жаловаться, что прошло всё скучно и неинтересно.

   - По мне, так лучше спокойное путешествие по лесу, чем это, - я кивнул в сторону раскрытой двери, мимо которой пронёсся Нейвир с арбалетом, а за ним Сильван, умоляющий господина не бегать по городу со страшным хохотом и постараться меньше махать грозным оружием.

   - А, по-моему, даже забавно, - невольно хихикнул Дельвиг, пронаблюдав эту картину.

   - Сначала да, забавно, - согласился я, собирая шахматы обратно, - а потом, через день или два, начинает слегка докучать. Особенно, когда ты сидишь над документами и пытаешься в них разобраться.

   - Что за документы? Ты мне про них не рассказывал!

   Узнав, что в моей работе было даже больше скучного, Дельвиг сразу как-то приуныл. Он-то думал, что у меня каждый день всякие задания и расследования. Быть может, у королевских следователей так и проходят дни, но я лишь выполнял летнюю практику, так что точно сказать не мог.

   - Хотя, ради таких приключений, я готов был бы потерпеть скучную бумажную работу! - воскликнул Дельвиг.

   - И даже в платье нарядился бы? - хмыкнул я, изогнув бровь дугой.

   Вот тут вот Сораль и задумался по-настоящему. А на что он готов ради приключений? Ему что, так не терпится стать участником какой-то истории? Интересно, он поэтому меня потащил в порт тогда или всё-таки хотел просто посмотреть на море?

  

   Долго собирать вещи не пришлось - их было не так уж и много, хоть и прибавилось несколько после того, как я прибыл в Нара Эль. Но часть можно было спокойно оставить в школе. Нужны ли мне тренировочные костюмы или форма в столице? А вот меч я всё равно возьму, что бы там Йенем ни говорил про охрану. Так она ещё и из магов состоит? Нет, всё же возьму, мне так спокойнее.

   На небольшом корабле по реке Шор мы за три дня добрались до озера Ирсау, где на островке и находилась столица Сайратского королевства - город Мавэ. От острова магами были построены каменные мосты, соединяющие его с берегом. Но поскольку добирались мы на корабле, то этих мостов я не увидел, хотя Йенем клятвенно заверил меня, что непременно покажет их. Всё-таки достопримечательность города, как-никак. Сами мосты вели к горным перевалам в страну гномов - Ирфиские горы. По названию озера, кстати, нетрудно было догадаться, что раньше эти земли принадлежали эльфам. И если перевести, то получалось озеро Зимнее. Так его назвали, потому что даже самой лютой зимой оно не скрывалось под коркой льда.

   Прибыли мы в Мавэ уже глубоко за полночь, поэтому, как только забрались в карету, сразу и уснули. До королевского замка добираться предстояло несколько часов, ведь город занимал почти весь остров. Во дворец мы попали уже утром. С распростёртыми объятьями и насквозь фальшивой улыбкой меня встречал Ксавьер. Рядом стоял по виду совершенно безразличный Леон, только глаза, в которых плясали бесенята, выдавали его с головой.

   Дельвиг, раскрыв рот, вертел головой по сторонам, разглядывая розовеющий в лучах восходящего солнца дворец. Белокаменное строение не вызвало у меня никаких чувств, хоть раньше этот замок и принадлежал моему народу. Конечно, люди переделали в нём что-то под свой вкус, но всё равно я отнёсся к нему равнодушно. Сколько этот город уже принадлежит людям? Полтора века, как на этих землях редко можно увидеть эльфа. Хотя, я слышал на рынке в Нара Эль, как люди говорили о том, что новый король хочет отдать некоторые земли эльфам и заключить с ними союз. Наверное, именно поэтому Йенем и остальные так со мной носятся. Ведь я, наверное, единственный оставшийся в живых наследник дома Нимуэ.

   Вечером, когда мы с Дельвигом уже разместились в своих покоях, меня пригласили на совет. Сораль сразу понял, что ему там точно не будут рады, и отправился гулять по дворцу, сославшись на то, что здесь столько всего интересного, а скучные советы ему не по нраву. Вздохнув вслед рыжему предателю, я отправился туда в гордом одиночестве. По дороге пару раз заплутал, приходилось спрашивать дорогу у мимо пробегающих слуг, но это, в сущности, незначительные мелочи по сравнению с тем, что ждало меня в кабинете короля.

   На совете, как я понял, собрались только самые близкие к Йенему люди: Ксавьер, Леон, Анхель и четверо незнакомых мне лордов. Обо мне они знали, если судить по их взглядам. Разговор начался с обсуждения подозрительного шевеления войск Имирейского союза на границе с империей Айладэль. Войну пока никто никому не объявил, но стоило оставаться настороже. Потом на столе расстелили карту мира и стали обсуждать эльфийский вопрос. Тут сразу все уставились на меня. Взяв себя в руки, я поднялся со своего места. Видимо, я представлял свой народ на этом неофициальном совете.

   - Для начала надо хотя бы связаться со свободными эльфами из Северных лесов. Без них этот вопрос решать нельзя. А потом... кому принадлежит Пустошь?

   - По идее, большая её часть принадлежит нам. Побережье - Рельтскому королевству, но, думаю, они согласятся отдать его на это благое деяние. Но почему именно Пустоши? Там ведь ничего не растёт! - Йенем с интересом поглядывал на меня.

   - Можно подумать, здесь, на севере, тоже что-то росло до того, как пришли эльфы, - вмешалась Анхель. - К тому же, мы вполне можем поделиться магами. Заодно займёмся вопросом восстановления Пустоши.

   - Если давать часть земель Сайрата, то придётся либо людей сгонять оттуда, либо ютиться им с эльфами. И ведь эта земля кому-то принадлежит? Там же есть наместники, бароны, графы, герцоги? Думаете, они не будут против? Возмущение, а потом, возможно, даже восстание, - объяснил я свой выбор. - И леди Анхель права. По последним записям, часть Пустоши похожа сейчас на степь или лесостепь. А за Драконьими Клыками климат более суровый.

   Я через силу заставил себя замолчать. Что, возомнил себя уже правителем? А имею ли я право решать за свой народ? Будут ли они согласны на жизнь в Пустоше? Конечно, это отсюда, издалека кажется всё разумным и рациональным. А когда дойдёт до дела? И вообще, может никто не захочет возвращаться и получать помощь от тех, кто их почти изничтожил? Хотя, Йенем же хочет исправить ошибки своих предков, почему бы не попытаться помочь ему?

   - А как же соседство с Тифаальскими землями? - хмыкнул Ксавьер.

   - Тифаальские земли или дикие драконы? Вопрос интересный, - подал голос молчавший доселе Леон. - Маэрл Нимуэ прав насчёт климата. Зима в Северных лесах длится от шести до девяти месяцев, с морозами в пятьдесят градусов. Если там кто-то всё же выжил, то они вполне могут согласиться на наше предложение.

   - А что там насчёт восточного побережья Сайрата? - полюбопытствовал один из лордов.

   - Сомневаюсь, что близости Хеля они будут рады. Даже Тифаальские земли по сравнению с этим...

   - Господа! - встрял Йенем. - Мы делим шкуру неубитого медведя. С эльфами пока что связь не налажена, а в будущем возможна война с Имиреей. Не просто же так они подтягивают войска к границам.

   - Я думаю, что эльфы вполне способны поддержать своих союзников, - кинул на меня взгляд Ксавьер.

   - Я не могу решать за них, - тихо выдохнул я, но услышали все.

   - Но вы же последний выживший из дома Нимуэ! - воскликнул кто-то из лордов.

   - У свободных эльфов, скорее всего, имеется свой лидер. А я не коронован, и даже не признан кронпринцем. Да и от прежнего королевства ничего не осталось, так что какой уж тут правитель из меня?

   Вот сдалось мне всё это? Сейчас ведь и вправду решат за меня, что я король. Ну какой из меня правитель? Да и надо ли оно мне? Этим только и надо, что повесить на кого-то роль главного, чтобы он решил за всех. Но так нельзя. Нужно собирать тех, кто всё ещё остался в Сайрате. Нужно попытаться связаться с теми, кто ушёл за Драконьи Клыки. А они нашли меня, и решили, что всё сделано? Мол, вот наследник правящей династии, пускай он и решает за всех эльфов. Я только могу выдвинуть идею, попытаться как-то помочь. Но выступать от лица всего народа? Нет, нет и ещё раз нет!

   Совет окончился ничем. Хотя идею насчёт Пустоши всё же взяли на заметку, но для начала нужно было собрать остатки эльфов по всему Сайрату и как-то связаться со свободными эльфами с Севера. Хотя, по взглядам можно было понять: никто не верит, что там ещё кто-то есть из живых.

   Ночью я долго не мог уснуть и ворочался в кровати, всё размышляя над тем, что сказал на совете. Имел ли я право? Конечно, идея хорошая и выглядит довольно разумно, но всё-таки...

  

   Опять странный сон. Какие-то неясные тени, голоса... Но вот туман перед глазами рассеялся. Я сижу где-то в кроне деревьев, вцепившись в толстую ветку пальцами, чтобы ненароком не свалиться вниз. А по направлению к дереву идут двое - человек и эльф. О чём-то беседуют, но не похоже, что это простая прогулка по лесу. Они настороже, хоть и выглядят несколько расслабленно.

   - А что говорит Вальдемар? - спрашивает человек.

   - Да ничего он не говорит. Ты же его знаешь, он себе на уме. И планами вряд ли будет делиться, - отвечает до боли знакомый голос. - Сказал только, что надо ждать.

   - И сколько мы уже ждём? - фыркает мужчина. - Седьмой год пошёл!

   Русоволосый эльф только головой качает, ничего не говоря. Тут я невольно подаюсь вперёд, чтобы услышать, о чём там бормочет этот человек ему. Но вдруг соскальзываю вниз и...

  

   Очнувшись, я увидел нависшего над собой Дельвига.

   - Только не говори, что я опять во сне кричал, - закрыл голову подушкой я.

   - Неа, - протянул в ответ мой рыжий друг. - Просто мне скучно стало, хотел тебя разбудить, чтоб в эти... как их... о, точно! Чтобы в шахматы поиграть. Подхожу, а тут ты сам просыпаешься. А тебе что, опять страшилка какая-то снилась?

   Я только махнул рукой в ответ и посмотрел за окно. Темень непроглядная, а эта зараза рыжая "хотела меня разбудить, чтобы в шахматы поиграть". Совести у него, что ли, нет? Но уснуть я всё равно сейчас не усну, потому что буду думать над этим странным сном. А для того, чтобы играть с Дельвигом, много думать не надо, не в обиду ему будет сказано. И раз уж он сам захотел...

   - Ты слышал? - Мне очень не понравились эти странные шорохи за дверью.

   - Что? - не понял Дельвиг.

   - Тс-с! Замри. Вслушайся и постарайся не издавать ни звука, - шёпотом сказал я, на цыпочках осторожно подходя к двери.

   В этот момент она резко распахнулась. В неясном полумраке мне удалось различить силуэт, с порога метнувшийся ко мне. Блеснул в свете огонька свечи тонкий стилет. Еле успев увернуться, я очутился рядом с кроватью. Кувырок, и вот она разделяет меня и... кто же это? Наёмный убийца, получается? Впрочем, времени на размышления нет. Меня почти зажали в угол, но я проскочил под нападавшим. Правильно Леон мне говорил, нельзя так широко ноги расставлять. Тут не то, что маленький эльф проскочит, тут целого дракона можно протащить.

   Развернувшись навстречу убийце - в том, что этот человек таковым является, я уже не сомневался, - потянулся к мечу, прислонённому к изножью кровати, но не смог из-за нового удара со стороны мужчины. Только и успевал уворачиваться, уводя его подальше от Дельвига. Кстати! А почему эта рыжая зараза ничего не предпринимает? Хотя, зря я так подумал. Сораль, незаметно подкравшись к увлёкшемуся мной убийце, ударил его по голове шахматной доской. Мужчина отвлёкся, я поставил ему подножку, а ещё один сильный удар Дельвига в конец подкосил его и вывел из строя.

   - Я его убил? - дрожащим голосом просипел Дельвиг, выронив доску из рук.

   - Нет, - успокоил я друга, склоняясь над телом и нащупывая на шее пульс. - Не убил. Оглушил только. Да и не тяжёлая эта доска, чтобы ей можно было кого-то убить.

   Успокоенный моими словами Сораль потянулся к стилету, но я вовремя перехватил его руку.

   - Рукоять может быть отравлена, на всякий случай иногда так делают, - припомнил я один из рассказов, которым поделился со мной Нейвир. К тому же перчатки на руках убийцы имелись. - Лучше пока его связать чем-нибудь.

   - И кого-нибудь позвать! - сразу метнулся к двери Дельвиг, оставляя меня один на один с моим неудавшимся убийцей. Пусть он и находиться в отключке, но всё равно как-то не по себе.

   Связывать пришлось подручными материалами, а именно покрывалом с кровати. Успел вовремя - мужчина, оказавшийся полуэльфом, уже начал приходить в себя. Осознав, что произошло и в каком положении он сейчас находится, наёмный убийца нахохлился, всем своим видом показывая, что ничего не расскажет. А я допрос и не собирался вести. Пусть этим делом профессионалы занимаются.

   Долго играть в гляделки с пойманным не пришлось - явился Йенем со свитой, состоящей большей частью из гвардейцев его величества. Одетые во всё чёрное, и только ал'амаги были белоснежными, с гербом дома Харидан на спине - серой башней на синем фоне. Сзади неуверенно топтался на одном месте Дельвиг, скромно опустив глаза долу. Ксавьер как-то недовольно на него поглядывал, то и дело поправляя сползающие с носа очки.

   - Ни малейшего понятия, как ему удалось пробиться в мои покои! - пожал плечами король, кивнув в сторону моего друга.

   Спелёнатого по рукам и ногам - я очень старался! - полуэльфа кое-как подняли и вытащили из комнаты. Рукоятка стилета и вправду была отравлена, тут я оказался прав. На всякий случай у двери оставили дежурить нескольких гвардейцев, но вряд ли покушение повторится. Разве что убийцу в эту ночь подошлёт кто-то ещё.

   - Ненормально это, ой ненормально, - покачал головой подошедший Йенем.

   - Простите, что? - поднял я на него глаза.

   - Ведёшь ты себя странно, вот что. Тебя убить хотят, а ты сидишь себе на диванчике, сложив ручки на коленях, и виду не подаёшь, что случилось что-то такое.

   - По-вашему, я должен сейчас колотиться в нервном приступе? Дрожа, забиться в угол и стучать зубами? Требовать, чтобы вы мне выделили охрану? Просить увезти меня из столицы? Паника в этом случае неуместна. Телохранителей вы мне и так выделите. Из столицы вряд ли увезёте. Я что-то упустил? - спросил я, внешне оставаясь спокойным. Но только внешне. Внутри же меня и вправду колотило, сердце рвалось наружу. Кровь стучала в висках, я вынужден был прилагать огромнейшие усилия, чтобы не выдать себя дрожью пальцев. Хотелось забраться куда-нибудь, где меня никто не увидит, и сидеть там до скончания веков.

   - Ну ты даёшь! - даже присвистнул Йенем. - Это тебя Нейвир научил, да?

   Нет, Нейвир меня этому не учил. Я сам научился, оказавшись на улице. Никогда ничему не удивляться, не показывать своих эмоций. Пусть сердце будет холодным, а разум - горячим. И плевать, что всё, по мнению людей, должно быть наоборот. Эмоции, вот что мешает думать рационально. Вот из-за чего людьми совершаются нелогичные, на первый взгляд, порывы и поступки. Однажды чуть не ввязался в драку, поняв, что если меня сгонят с выгодного места, то о еде в ближайшие несколько дней можно и не мечтать. И если бы я дал чувствам верх тогда, скорее всего здесь меня бы уже не было. Да, я остался голоден в тот день, зато живой и относительно здоровый.

   - Йенем, может, перейдём к делу? Охрана за дверью выставлена. Убийца у вас в руках, имя нанимателя скоро, я так думаю, станет известно. По поводу телохранителей, которых вы, несомненно, отберёте для меня сами, мы поговорим с вами завтра. Вернее будет сказать уже сегодня, ведь уже далеко за полночь. Если вопросов или каких-то наставлений больше не имеется, то давайте расходиться по кроватям?

   Йенем смерил меня недовольным взглядом, явно подозревая, что это я только выгляжу таким спокойным и отстранённым, будто меня и не волнует происходящее, хотя его виновником был я. Но, так ничего и не добившись с моей стороны, он встал, отдал несколько поручений гвардейцем и ушёл. Под моим тяжёлым взглядом вышли и охранники, вежливо пожелав спокойной ночи и тихо закрыв за собой дверь. Дельвиг скрылся с горизонта видимости ещё в самом начале, как только дал показания отвечающему за это офицеру. Теперь же, когда все вышли, оказалось, что сидит он в кресле у окна, безмятежно заснув в этой суматохе. Будить его не было ни желания, ни сил. В конце концов, устроился он вполне себе даже ничего. Вон, даже плед стащил из комнаты. Сам хотел было пристроиться на диване, да только раз уж встал, то надо дойти до кровати.

  

   На следующий день меня вызывали в кабинет Йенема, где стали разрабатывать план моей охраны. Я-то думал, что с моим мнением в этом вопросе никто считаться не будет, но вышло всё совсем по-другому - плясали, в основном, от моих слов. Решили, что из-за одного покушения к какому-то эльфу вряд ли будут подставлять значимую охрану. Поэтому сошлись на том, что надо в "видимые" телохранители дать мне курсанта, а настоящие пускай где-то неподалёку будут. Не умереть и продержаться до прибытия помощи - это где-то полминуты-минута - я смогу. Да и опыту будущим гвардейцам нужно поднабраться. Моего мнения по поводу того, что мне теперь везде придётся таскаться с телохранителем, никто не спросил. И так было понятно, что я от этого не в восторге. Но куда деваться - безопасность и сохранность превыше всего.

   Телохранителя мне обещали прислать ближе к обеду, чтобы я смог уже в его обществе отправиться на прогулку в город. Всё-таки странно выглядит, если я целыми днями сижу безвылазно во дворце, когда вокруг кипит столичная жизнь. Дельвиг бы меня вытащил в любом случае. Он ведь затем в Мавэ и поехал со мной, чтобы увидеть столицу. И надо бы присмотреть подарок этому рыжему чуду. День рождения скоро, как-никак.

   Дельвиг предложил выехать пораньше и отобедать где-нибудь в городе. Ни Йенем, ни Ксавьер против этого ничего не имели. Наверное, не хотели лишний раз светить мною, поэтому на королевский обед и не пригласили. Да и не придворный я, что мне там делать? Уж лучше и вправду прогуляться по городу, а потом посидеть в какой-нибудь таверне. Спокойно, тихо, без лишней суеты. И не надо нервничать, когда тебе в рот заглядывают всякие герцоги и графы, размышляя, что в замке позабыл этот эльф. Иногда я начинаю считать, что человеком в этом мире быть куда спокойнее.

   В дверь тихо постучались. Отвлёкшись от книги, я кинул взгляд на сидящего перед доской Дельвига - всё-таки шахматы его заинтересовали - и сам решил открыть. Невысокая девочка, примерно ровесница Нины, невольно вздрогнула, когда я быстро осмотрел её. Короткие светлые, почти что белые, волосы, а глаза и не глаза вовсе - тёмные омуты, в которые проваливаешься всякий раз, стоит только встретиться с ней взглядом. Одета в форму гвардейцев, а значит, это и есть мой обещанный телохранитель, коему суждено быть на виду, тогда как реальная сила спрятана в тени. Ну что ж, будем думать, свою форму она не просто так носит и реально что-то умеет. Только больно хрупкой выглядит. Дунешь - и улетит сразу.

   - Аутэяра Йор, курсант гвардейской школы. Прибыла на место по личному поручению его величества Йенема Первого, - говорила она это с таким видом, будто до сих пор не поверила, что такое дело поручили именно ей и не кто иной, как сам король. - К своим обязанностям готова приступить немедленно. Вступаю в ваше распоряжение, господин Лираэриталь!

   - Стоп! - замахал я на неё руками. - Во-первых, просто Лир, а не Лираэриталь. Если я тебе доверяю свою жизнь, - интересно, ей сказали о тех охранниках, что находятся в тени? - то мы с тобой друзья, а не главный и подчинённый. И не против, если я буду называть тебя Тэя? Во-вторых, на пороге разговаривать неудобно, поэтому проходи и садись. И в-третьих, чай с печеньем будешь?

   - Печенья нет! - непонятно с чего обрадовался Дельвиг, протягивая мне пустую корзиночку.

   - Тогда придётся доставать бисквиты. Жаль, хотел их на вечернее чаепитие оставить.

   - А что, у нас есть бисквиты? - округлил глаза Сораль и помчался их искать.

   Но, сколько бы он ни бегал, найти ему не удалось. Я очень постарался запрятать десерт подальше, чтобы мой рыжий друг не смог его найти. А то так вообще без сладостей можно остаться, что довольно обидно. Хорошо хоть комнат в наших покоях было несколько, поэтому мест спрятать бисквиты было предостаточно. А ведь в заначке ещё была заварная пастила, но её я решил оставить на потом. И нехорошо перебивать аппетит сладким.

   Аутэяра смотрела на беготню рыжика совершенно безразлично. Её, похоже, это нисколько не волновало. Сидела на краешке дивана и ждала, пока ей принесут обещанный чай. Вот что значит дисциплина и выучка. У нас до такого в школе было ого-го как. Давно бы, будь на месте Йор кто-нибудь из нашего класса, начались бесконечные расспросы и подшучивания. А эта молчаливая, спокойная. Только по сторонам косится, выполняя свою работу. О ночном покушении, скорее всего, ей сказали, так что повод вести себя так у неё есть. Но не сидеть же на иголках целый день, опасаясь даже собственной тени?

   - Дельвиг! - остановил я друга, схватит его за руку. - Ты идёшь за чашками и ставишь чайник, а я достану бисквиты. Договорились?

   Кивнув мне, Сораль побежал на кухню. По крайней мере, мы считали таковой эту комнату. Ну, и подходила она вполне под эту роль. Но не сказать, что бы мы сами себе что-либо готовили. Завтрак, обед и ужин нам приносили. Изредка, если удавалось отловить слугу в коридоре, можно было попросить подать какие-нибудь вкусности типа той же пастилы в наши покои.

   - Ну, рассказывай, что входит в твои обязанности, - присев рядом с Тэей, спросил я.

   - Ваша защита, выполнение ваших приказов, - пожала плечами Аутэяра.

   - Любых приказов? - не удержался я.

   - Любых, - ответила курсантка, серьёзно на меня посмотрев. - Кроме тех, которые могут навредить лично мне или королевству. Под королевством я также имею в виду тех, кто стоит у власти.

   - Да успокойся ты! - даже испугался я. - Не буду я Йенема убивать, он мне живым больше нравится. И тебе вредить не только не буду, но и не хочу.

   Дельвиг ворвался в гостиную, громыхая чайником в одной руке и звеня чашками в другой. От предложенной помощи отказался. На вопрос, почему так быстро вскипятилась вода, Сораль честно признался, что пользовался магией. Пришлось ему напомнить: на территории дворца магией пользоваться могут лишь члены Гильдии Магов, то есть те, кто имеют лицензию. Поскольку Дельвиг Академию не заканчивал, то и разрешения на использование своего дара у него не было.

   - Ну я же Всадник! - гордо вскинул голову друг.

   - Будущий Всадник, - поправил я, выставляя на стол бисквиты.

   Позабыв обо всём, Сораль плюхнулся на диван и стал уверенно поедать их всухомятку, даже не потрудившись налить себе чаю. Изображать радушного хозяина и ухаживать за гостьей пришлось мне. Хотя, какой уж тут гостьей? Тэя теперь от меня ни на шаг отходить не будет. Видно же, что она к своему заданию отнеслась серьёзно и ответственно. Боюсь, как бы не пришлось загонять её спать, а то ведь она и сон мой возьмётся оберегать. А сама отдыхать когда будет?

   Про поездку по городу Дельвиг совершенно позабыл, решив вдруг, что Аутэяре непременно нужно научиться играть в шахматы. Сначала девочка долго отнекивалась, ссылаясь на то, что она де на работе. Сдалась, когда мы с Дельвигом начали играть, обсуждая всяческие ходы. Решили, что не будем строить Схемы у себя в голове, а попробуем вместе. Мой друг никак не мог понять, с чего эта пешка, дошедшая до края доски, превращается в любую фигуру. Я говорил честно, что понятия не имею. Никогда раньше этим вопросом не задавался, а спросить сейчас у Нейвира не имел возможности.

   Подключившейся Тэе долго объяснять не пришлось, она поняла и смысл, и правила сразу, стоило только один раз рассказать, что да как. А вот Дельвигу я игру разъяснял час, а может и два. Сыграв несколько партий, я понял, что время уже позднее, и пора бы уже собираться ко сну. Только сначала хотел принять ванную, но из комнаты меня не выпустила Тэя, стремительно вбежавшая и захлопнувшая за собой дверь.

   - Там!.. Там!..

   - Да что там? Убийца очередной? - поднял глаза к небу - в данном случае, к потолку - я, вопрошая его - небо, то есть, - почему всё это досталось мне.

   - Человек какой-то! В плаще, лицо капюшоном скрыто! Зашёл, крадучись, и... и... А меня не заметил. А я сразу к вам, вот!

   Ага. Из этого объяснения ясно только одно - к подобным ситуациями Аутэяра нисколько не готова. Кто сразу же впадает в панику? Конечно, немного страшно становится. Расхаживать по дворцу в капюшоне вряд ли кто-то станет. Плюс, это привлекает внимание. Какой убийца будет делать это?

   Но тут дверь распахнулась. Тэя, стоявшая около неё, натолкнулась на меня, и мы вместе повалились на пол. Охнув от навалившийся на меня телохранительницы, я стал извиваться, чтобы выбраться и поспешить взять меч. В конце-то концов, это может быть и убийца!

   - А вот и я! Не ждали? - радостно вопросил вошедший.

   - Тиссар! - прорычал я, опознав голос.

   - Ой, а я вам помешал? Ну всё, всё. Уже ухожу. Как быстро растут дети! - притворно шмыгнул носом наставник.

   Всё-таки выбравшись из-под ничего не понимающей Аутэяры, я торопливо вскочил и рванулся вперёд, целясь в шею Тисса кулаком, но в последний момент расправил ладонь и ударил в живот. Учитель такого не ожидал, крякнул и согнулся пополам, плюхаясь на зад.

   - У, до чего у меня суровый эльф! - несмотря на произошедшее, радостно возвестил Тиссар.

  

  

   Четырнадцатое действие

  

  

- Ремесленник, вот кто я.

- И каким же ремеслом вы занимаетесь?

- Как каким? Резьбой, конечно же!

Просто анекдот

  

  

   Встреча после долгого расставания прошла спокойно и ровно. Не было ни бурных эмоций на лицах, ни криков радости, ни торопливых рассказов о случившимся за год. Мы писали письма почти каждую неделю, поэтому имели представление обо всём произошедшем в жизни друг друга. Поскольку о своей работе наставник мне почти не писал, я думал, что у меня случилось куда больше всего. И теперь Тиссар, сидевший в кресле напротив, пытался понять, как меня всё это могло изменить.

   - А чего ты ожидал? - улыбнулся я. - Что я прыгну тебе на шею и начну проситься обратно, попутно жалуясь на то, какие все вокруг плохие?

   - Не ожидал, - ответил Всадник, тоже улыбнувшись. - Я тебя знаю достаточно хорошо, Лир. И теперь, и тогда ты держишь все эмоции внутри, одевая на лицо маску ледяного спокойствия, и лишь изредка позволяешь себе покривляться, посмеяться, немного взгрустнуть. И кажется, будто бы тебе всё равно, что происходит рядом. Некоторые события, произошедшие за этот год, выбили тебя из привычной колеи. Ты вернулся на старую дорогу, несомненно. Но, вильнув в сторону, ты узнал нечто новое. И это "новое" не даёт тебе покоя. Понимаешь? Может, тебе стоит перестать открывать-закрывать створки, словно моллюск какой-то? Да, не спорю, на улице опасно проявлять к кому-либо привязанность, показывать своё удивление или заинтересованность - такое вполне может обернуться чем-то нехорошим. Но ведь теперь ты среди друзей, которые беспокоятся всякий раз, когда ты начинаешь вести себя как кукла. Между прочим, некоторые великие подвиги случились только благодаря эмоциональным порывам. Конечно, я учил тебя, что план должен быть разумным и рациональным, но мы же не бездушные твари? Ведь тогда нам должно быть плевать даже на банальную благодарность. Идти по головам, чтобы достичь своей цели? Подумай над этим, Лир.

   Тиссар нисколько не изменился. Ни внешне, ни характером. Всё такой же внимательный и проницательный до жути. Становится страшно, когда он вот так, кинув лишь взгляд, с ходу разбирается в твоей душе и ставит всё по полочкам. И отчасти я был благодарен ему, потому что сам бы ни за что не разобрался, а грузить кого-либо своими проблемами не хотел. Даже Тиссару не планировал ничего рассказывать. Только наставник всё понял, а зная, что помощи я не попрошу, вызвался сам.

   Разговор был, в сущности, ни о чём. Спустя некоторое время Тиссар спохватился и отослал меня спать. Всё это время Тэя сидела рядом и старательно делала вид, что спать ей нисколько не хочется. Только девочка то и дело клевала носом, волевым усилием заставляя себя не засыпать.

   В комнате я столкнулся с новой проблемой. Аутэяра и вправду собралась охранять мой сон. Но у меня сердце сжималось при виде зевающей девчонки, которая по моей вине должна бдеть всю ночь под дверью. Да и совесть активно заворочалась. Пришлось применить хитрость. Сказал Тэе, что она будет спать в моей кровати. Мол, обманем наёмного убийцу, если таковой заявится. А я могу совершенно спокойно устроиться в кресле, накрывшись пледом.

   Слава всем богам, ночь вышла тихая! На этот раз никакой убийца не был подослан, Дельвиг спал спокойно и будить меня ради игры в шахматы не стал. Странных снов-видений тоже не было. Снилось что-то непонятное: одна картинка быстро сменяла другую. Со стороны походило на чистейший бред, но мне казалось, что он имеет какой-то смысл. То вдруг возникает предо мной смеющийся ангел в бронзовых латах, то окружённая чёрной пустотой голова Гириона, то что-то упорно пытающийся мне доказать Нейвир, то почему-то печальный Тиссар. И утром, всё ещё находясь под действием ночного не то кошмара, не то просто разыгравшийся больной фантазии, я не сразу обратил внимание на осторожные шаги за дверью. А потом рассудил, что это либо Дельвиг, либо Тэя. Постель, когда я открыл глаза, была аккуратно заправлена и пустовала. Устроившись удобнее, я провалился в приятное состояние полудрёмы. То самое чувство, когда ты встаёшь и понимаешь, что торопиться тебе никуда не надо. И можно с чистой душой и спокойной совестью вернуться обратно в царство снов.

   Оказалось, я зря не стал обращать внимание на то, что происходит за дверью. Она неслышно и быстро распахнулась, кто-то мигом очутился рядом и рывком стянул с меня плед. Не готовый к подобному, я вывалился из кресла и распластался по полу, не сразу придя в себя и только через какое-то время сообразив, что произошло. Стоявший надо мной Тиссар был виновником моего падения. Он смотрел на меня хмуро и недовольно, но в глазах Всадника можно было разглядеть то и дело мелькающие хитринки. Нетрудно понять, сегодняшний день точно не будет спокойным и скучным. А ведь мне хотелось тихо побродить по городу и присмотреть подарок Дельвигу! Но, чувствую, Тисс загоняет меня на тренировке. Сколько я уже не занимался? Наверное, где-то с тех дней, когда работал под прикрытием. Желания особого не было, да и настроение упало ниже некуда, вот и забросил всё. У Тиссара на такой случай всегда была поговорка, что для поднятия настроения и лечения болезней лучше на свете лекарства, чем усиленная тренировка, пока ещё не придумано. Мне оставалось с этим только согласиться, ибо если мне даже удалось бы оспорить сие утверждение, от занятий меня бы это не спасло.

   - Ну, ушастый, готов к ста кругам вокруг дворца?

   Я, уже почти встав, от такого предложения опять оказался на полу. Икнул, представляя размеры замка и переводя количество кругов в лиги. Сто кругов?! И ведь Тисс никогда не давал мне задания не по силам или то, которого не смог бы выполнить сам. То есть упирать на то, что сам он подобного не сделает, тоже было бесполезно. Наставник, скорее всего, побежит следом и будет подбадривать меня. Тогда-то я уж наверняка пробегу всю дистанцию, даже не помышляя о том, чтобы разочаровать своего учителя-мучителя. Пикнуть что-либо против не хватит наглости.

   - Это, конечно же, шутка, - поспешил успокоить меня Всадник, когда я всё-таки вполз обратно в кресло. - Просто нехорошо столько дрыхнуть. Уже почти половина второго.

   - Сколько?! - невольно вырвалось у меня.

   Метнувшись к окну, я уверился в том, что за этим самым окном уже самый разгар дня. Тиссар имел обыкновение подшучивать надо мной, называя не совсем точное время. Как-то он разбудил меня в три часа ночи и сказал, что за окном уже поздний вечер, почти ночь. А сейчас нет, сейчас и вправду солнце светит там, где оно должно быть. Во дворе замка под моим окном ходят стражники, спешат куда-то слуги и медленно прогуливаются придворные.

   - Я понимаю, что ты устал, раз столько спишь, но от лёгкой тренировки ты не отделаешься. Весь год ты у нас халтурил и не работал, да?

   - Он работал! - влетевшему в комнату Нейвиру я был рад как никогда. - Причём очень старательно. Даже одно дело отдавать не хотел - вцепился как голодный вампир в добычу и не отпускал, пока не узнал, кто есть убийца.

   - С крысами, я так погляжу, уже разобрался? - весело хмыкнул Тиссар.

   - Легче некуда. В этот раз Радужное Пламя взвесил всё и решил, что мне явно потребуется помощь. Иначе город погрязнет в крысах! - на последних словах он понизил голос и стал говорить мрачно-заговорческим тоном. - В общем, наказание он отменил. А я - прямиком в столицу. Отсчитываться и получить новые указания. Потом выдать своим задания и разобраться с донесениями. А то я давно уже работой своей не занимался. Всё в отпуску да в отпуску!

   - Это, конечно, всё хорошо, - важно покивал головой Всадник, - но я думал, что ты вместе с нами отправишься на прогулку в город. Показал бы нам интересные места, посоветовал приличную таверну.

   Уговаривать Нейвира долго не пришлось. Он быстро решил для себя, что ещё один день отдыха картины, по сути, не меняет. А столицу чародей, по своим же словам, знал как пять пальцев, поэтому запросто мог сыграть роль проводника. Только отделаться от тренировки мне всё же не удалось. Нейвир показал небольшой дворик где-то в противоположной части дворца, вполне подходящий для проведения занятий. Заинтересовавшийся Дельвиг отправился с нами, но принимать участие отказался. Сказал, что как и волшебник, предпочтёт понаблюдать со стороны. Аутэяра следовала со мной везде по-умолчанию.

   Переборов искушение поразить Тисса, использовав эльфийский чёрный клинок, я всё же взял обычный тренировочный меч. Вспомнив уроки Леона и наставления Гая, мне удалось несколько раз удивить наставника удачными вольтами и выпадами. Осознав, что мой уровень несколько поднялся, Тиссар стал двигаться по-иному, для меня совершенно непривычно. И я понял, что до этого Всадник только игрался со мной, изредка позволяя и сейчас, и тогда одерживать победу.

  

   Белокаменную столицу во всей красе увидеть мне не удалось. Ехали мы в закрытой карете, а на окнах висели тёмные шторы, которые можно было отодвинуть, но полноценной прогулки поездка в карете не заменяла. Одно дело идти своими ногами, под открытым небом, разглядывая лица прохожих, здания по бокам улицы. И совсем другое - ехать в экипаже, довольствуясь мелькающим за окном видом.

   - Не переживай, мелкий, - хлопнув меня по плечу, шепнул Нейвир. - Он просто за тебя волнуется. Сейчас покушаем, и я попробую его уговорить. Всё-таки у нас тут курсант-гвардеец и Всадники - два будущих и один полноценный. Ну и маг второй ступени, но я в резерве побуду, пожалуй. И нам что, может быть страшен кто-либо? Да нас самих бояться надо!

   Против этих слов я бы спорить не стал. Только вряд ли на это согласиться Тисс. Он же до жути осторожный, хоть и виду не подаёт. Вон как шторку каждые пять минут отодвигает и обеспокоенно поглядывает на улицу. Тэя тоже чувствует себя не очень уверенно. А вот Дельвиг явно недоволен всем происходящем - ну какая это прогулка?! Один чародей ведёт себя, казалось бы, совершенно безразлично. Сидит, полуприкрыв глаза, и радуется напряжённой тишине, повисшей среди нас. Хотя, с чего бы ему радоваться? А, ведь точно! Он наблюдает за происходящим, анализирует поведение людей, их поступки и мысли. Нейвир, может показаться, с каким-то ненормальным азартом жаждет нестандартных ситуаций, чтобы проверить, как поведут себя люди. Странно? Да, наверное, и впрямь несколько странновато. Но к непонятному поведению мага я привык и не считал чем-то из ряда вон выходящим. Скорей бы удивился, если Нейвир вдруг вместо того, чтобы осторожно наблюдать за кем-то со стороны, полезет сразу наобум. А ведь в карете было целых две личности, которых он ещё не до конца изучил: Дельвиг и Аутэяра. Почему он тогда сразу стал так легко со мной общаться? Загадка ещё та.

   Таверна встретила нас манящим запахом еды и хмурыми неприветливыми взглядов клиентов. Но когда вперёд вышел Тиссар, а на его жилете блеснули золотые буквы, все мигом вернулись к своим делам, будто и не зашла в зал разношёрстая команда с эльфом в придачу. Я бы, если честно, таких, будь хозяином подобного заведения, выгнал взашей. Правда, с нами была гвардия короля в лице Аутэяры, а значит беспорядков, по мнению общественности, мы чинить точно не станем.

   Свободный столик нашёлся моментально. Слуга даже не поленился смахнуть крошки и протереть столешницу мокрой тряпкой. Разместились, и каждый из нас обвёл взглядом всё помещение. Люди косились, но уже не так явно.

   - Ты уверен, что место подходящее? - наклонившись к чародею, спросил Тиссар.

   - Не паникуй раньше времени. Присмотрись внимательнее. - Таким спокойно-сдержанным я Нейвира ещё никогда не видел.

   Тисс несколько секунд высматривал что-то по сторонам, а потом весело хмыкнул, но ничего говорить не стал. Я последовал его примеру, ничего забавного или важного отыскать не сумев. Дельвигу было всё по-барабану - ему поскорей хотелось отправиться на поиски приключений, а не сидеть в какой-то таверне. Конечно, подкрепиться не помешает, но, как заявил сам Сораль перед самым выездом, настоящий приключенец сыт авантюрами. Только сомневаюсь я, что рыжий товарищ сможет насовсем отказаться от еды. Видимо, он просто очень плотно позавтракал.

   Аутэяра же была недовольна личностью, сидящей несколько поодаль и внимательно нас разглядывающей. Молодой человек осмелился встать и подойти к нашему столику. По бронзовому загару быстро становится ясно, что прибыл он откуда-то с юга. Скорее всего, из Рельта, Имиреи или Солара. Он был не слишком высок, с очень яркой и запоминающейся внешностью. Одни только длинные кроваво-алые волосы и фиалкового цвета глаза чего стояли! А ещё из-за правого плеча выглядывала витая рукоять меча, что сразу не понравилось ни мне, ни Тиссару, ни Тэе. Нейвир и Дельвиг поглядывали на подошедшего с плохо скрываемым любопытством.

   - Вы позволите присесть и поинтересоваться, что столь странная компания делает здесь? - раздался тихий переливчатый голос молодого человека.

   - Садитесь, - слово взял Нейвир, - мы не против. Позвольте также поинтересоваться: как ваше имя и что такого странного в нашей компании?

   - Меня зовут Робин, если вам так угодно знать, - слегка наклонил голову парень. - А чем странна... Редко увидишь эльфа, Всадника, мага и гвардейца в одном обществе. А вот профессию вашего рыжеволосого товарища я так и не смог определить.

   - Он будущий великий Герой, - без тени улыбки сказал Нейвир. - Впрочем, не могу сказать, что и вы не кажетесь странным. Редко увидишь Ремесленника вдали от Тёмных Топей или Тифаальских земель.

   - То есть у вас тут собрались люди, от которых зависит будущее всего мира? - изогнул бровь дугой Робин, заинтересованно подавшись вперёд и переходя на заговорческий шёпот.

   - Возможно, - не стал отрицать Тиссар, поддерживая спектакль. - И всё же, что забыл Ремесленник вдали от места работы?

   Что за Ремесленник такой? Никогда не слышал о подобной профессии. Об обычных ремесленниках знал, а тут явно что-то другое, раз уж их место работы - Тёмные Топи и Тифаальские земли.

   - А может, я навещаю свою мать? - совершенно серьёзно обиделся молодой человек.

   - Будущих Ремесленников забирают из дома в возрасте одного года, после чего они воспитываются по специальной программе, о которой ходит множество легенд. Но ясно одно - организм Ремесленника изменён посредствам магии, иначе подобные нагрузки человеческое тело не в состоянии переносить. И даже если вы, Робин, знаете о своей матери, то живёт она где-нибудь на границе Имирейского союза или империи. В Сайрате ей делать абсолютно нечего.

   - Вы подозрительно много знаете о нас, - прищурился Ремесленник. - И это делает вас ещё более странными. Теперь вас точно можно исключить из числа обычных Всадников. И вас, господин маг - простите, не знаю вашего имени, - тоже. А вот эльф и великий Герой, имён которых я тоже не знаю, пока находятся под большими такими жирными знаками вопросов. Конечно, ещё остаётся девочка-гвардеец. Кстати, а почему девочка? К тому же курсантка. Что-то тут явно затевается, господа-товарищи.

   - Вам не говорили, что чем меньше знаешь, тем лучше спишь? - невольно вырвалось у меня, чем я заслужил удивлённый взор Робина. - И если вам так хочется узнать, то меня зовут Лир.

   - Я почему-то всегда думал, что у эльфов замечательные имена, о которые запросто можно сломать язык, - разочарованно вздохнул он в ответ. - Но знаете, мне кажется, что сей эльф прав как никто другой. Вы меня, надеюсь, не заберёте в Серую Башню на допрос? Я с детства очень любопытный, ничего не могу с собой поделать!

   - Любопытство до добра не доводит, - поморщился Тиссар, недовольный тем, что от приставшего Ремесленника крайне сложно отвязаться. - Так что пока мы вас отпускаем. А если останетесь здесь ещё хоть на минуту и продолжите выпытывать имена, то мы уже ничего не гарантируем.

   - Понял, не дурак. Уже ухожу. Один вопрос всего лишь, я надеюсь, вы мне позволите? Вы даже можете на него не отвечать, - торопливо добавил Робин. - Так вот. Кто может взять в руки книгу?

   Нейвир вдруг подпрыгнул из-за стола, Тиссар стал бледнее иного мертвеца и готов был выхватить меч, но Ремесленника уже и след простыл. Чародей и Всадник переглянулись и синхронно кивнули друг другу. Нейвир опустился на место, передёрнул плечами и посмотрел на дверь.

   - Всё равно бесполезно ловить, Ремесленник же. Только проблем огребём, - выдохнул он.

   - Я не понял, - встрял Дельвиг. - Что за книга? Книгу же любой может взять в руки! Что он хотел этим сказать?

   Маг и наставник снова переглянулись, ничего Соралю на его вопросы не ответив. Тисс подозвал слугу и велел поторопиться с заказом. Разговор никак не клеился, поэтому обед прошёл в полном молчании, хоть мы с Дельвигом и пытались пару раз вытянуть всех из какого-то непонятного состояния. Вроде все совершенно спокойные, заняты поглощением пищи и смотрят в тарелку, только напряжения в воздухе даже больше, чем когда мы ехали в карете. День, что ли, такой выдался?

   Вчетвером нам удалось уговорить Тиссара продолжить экскурсию по городу пешком. Начали с шумной главной улицы и выходили мы на неё петляющими узкими улочками. Везде - ослепительно чистый белоснежный камень под ногами, от которого первое время болели глаза и всё никак не привыкали. Такое чувство, что мостовая вся скрыта под снежным покрывалом, разве что не искрящимся от солнца. Для людей - тротуары, вся остальная часть улицы отдана для повозок, экипажей и всадников. Издалека были видны остроконечные башенки дворца, на которые было решено держать, чтобы добраться до рыночной площади. Нейвир долго рассказывал, сколько разнообразных вещей можно найти там - от иглы гномьей работы до соларского бархата или рельтского шёлка. О всяких экзотических фруктах, типа ананаса или манго, можно было и не заводить речи. Найти на этом празднике жизни можно было всё, что душе угодно.

   Прогуливаясь по рядам, я украдкой поглядывал в сторону всевозможного оружия. Даже старинные эльфийские клинки встречались. Хотя, скорее всего, подделка. За такую цену вряд ли бы стали продавать такие ценности. Их бы на аукционах выставляли, чтобы вытрясти побольше денег из коллекционеров оружия. А тут любой, накопивший хотя бы три сотни золотых, может спокойно прикупить себе кинжал эльфийской работы. Нет, уж лучше я для Дельвига присмотрю что-нибудь в два раза дешевле, но у гномов - им отчего-то верится больше. Только больно оно всё вычурное, с самоцветами в рукоятке и на ножнах. Явно не боевое оружие, а чтоб на стену повесить или на пояс во время парада. И даже если Дельвиг вполне способный чародей в будущем, ему не помешает оружие сейчас. Вроде на занятиях с Гаем работал усердно, меч держать и до этого умел, а достойного клинка так и нет у него. Непорядок, однако!

   Немного замедлив шаг, я отделился от нашего небольшого отряда и слился с толпой. Бдительности моей телохранительницы не хватает, если она так запросто из виду выпускает предмет охранения! Впрочем, это мне сейчас на руку - можно спокойно купить тот клинок, который мне приглянулся, и сделать Дельвигу сюрприз.

   Над вопросом как пронести подарок так, чтобы не привлечь интерес Дельвига к нему, я думал не долго - узрел верёвку, а идея уже сама пришла в голову. Обмотал свёрток с оружием и закинул за спину на манер рюкзака, скрыв его под ал'амагом. Прохожие, правда, как-то странно косились на мои манипуляции, но слова никто "сумасшедшему" эльфу не сказал. А я, поправив свёрток за спиной, помчался догонять своих. Моему недолгому отсутствию не удивились - в такой толпе запросто можно было потеряться. Нейвир даже пошутил, что нужно верёвкой связаться между собой и тогда из поля видимости больше никто пропадать не будет.

   Пока я покупал подарок Дельвигу, Тиссар рассказал кратенькую лекцию о Ремесленниках и их работе. Повторять её только ради меня Всадник отказался, пообещав потом подкинуть мне занятную литературу, где описывалось всё более подробно. На мой вопрос, почему Тисс не рассказал мне о Ремесленниках раньше, наставник только руками развёл. Видно, ему не приходило в голову, что мне это может пригодиться потом. А слышать о них я не мог - основными местами их распространения были территории на границе с Тёмными Топями и Тифаальские земли, как я уже слышал ранее. В Сайрате их видели редко и в основном рядом с Хелем, куда простой люд ходить побаивался, несмотря на всё любопытство по отношению к Ремесленникам и слухах о сокровищах города. Да и непростые люди туда особо-то и не стремились. Слишком много остаточной магии, непонятных тварей - не то из-за Предела пробравшихся, не то созданных выбросом чародейской силы, - а давящая аура серой пустыни вокруг города не давала покоя. Всё это было известно мне из книг - сам никогда я не был близ Хеля.

   За этот день мы успели посетить только музей истории и прогуляться ещё раз по главной улице. Вечером город становился куда спокойнее. Люди не толпились и не спешили куда-то, а шли медленно, наслаждаясь прогулкой. Из какого-то ресторанчика на улицу вынесли несколько ажурных столиков, которые сразу заняли посетители. На скамейках, стоявших то тут, то там у края тротуара, собирались группки не то студентов, не то учеников Академии. Которую, кстати, Нейвир обещал показать нам завтра.

   Мне под ноги вдруг из подворотни свалился споткнувшийся, можно сказать, на ровном месте Робин, быстро поднялся и, заметив нас, поспешил скрыться среди людей. Я посмотрел на Тиссара и, получив его кивок, кинулся за Ремесленником. Тот, похоже, сообразил, что бегущего по улице человека запомнят сразу, и где-то метров через десять перешёл на скорый шаг, не забывая кидать осторожный взгляд за спину.

   - Робин, постойте! - Я почти нагнал его.

   Ремесленник резко обернулся, а его фиолетовые глаза ярко загорелись. Я оступился и сошёл с тротуара, чуть не попав под лошадь. С нечеловеческой скоростью он метнулся в мою сторону, схватил за шкирку и пихнул за спину, вскинув руку и развернувшись на пятках. Я лишь спустя несколько секунд понял, что же произошло. Вот так реакция! Поймать на лету голыми руками арбалетный болт, нацеленный, судя по всему, в несчастного меня. Чёрт! И тут убийца очередной!

   К нам уже спешили Тиссар и Нейвир, да только начавший собираться народ мешал им протиснуться сюда. Робин, не отпуская моей руки, ловко лавировал между ошарашенными людьми, скрываясь с места происшествия и уводя заодно меня. А может, он совсем не машинально захватил меня с собой? Он буквально волочил меня, и просто так бы не взял - на подобной скорости я лишь обуза. Еле успеваю ноги переставлять, да и мутить начинает. Ремесленник же даже не запыхался, то и дело посматривая назад.

   Нетрудно догадаться, что его целью было завести меня куда-нибудь подальше от многолюдья. Небольшая улочка с тупиком в конце, в которую толкнул меня Робин, заставила заподозрить что-то неладное. Нет, я и до этого понимал, что неспроста этот человек затеял всё это. Но мне просто не хватало ни времени, ни сил, чтобы как-нибудь извернуться и бежать. А сейчас единственный выход загораживал собой Ремесленник, уже достававший меч.

   - Знал же, что работа подставная. Найти и задать вопрос. Ха! Да от меня теперь не отстанут. Ещё и эльфа ему подавай теперь... - пробурчал себе под нос Робин, недовольно морщась и делая шаг в мою сторону.

   - Просто прикончи его! - голос прозвучал отовсюду сразу. Я явственно ощущал чьё-то присутствие, чужой взгляд на себе.

   - Будет исполнено, мой лорд, - без лишних эмоций произнёс молодой человек, а чувство того, что рядом находится ещё кто-то, пропало. Видимо, это и был таинственный заказчик.

   Я успевал только увернуться. Меч Ремесленника чиркнул по стене над моей головой. Не мешкая, выхватил свой клинок и ударил наотмашь. Робин увернуться не успел, выгнулся дугой, вскрикнув от неожиданной боли, и упал на одно колено, прижимая руку к груди, где рубаха стремительно багровела от крови.

   - Недооценил, - слабо выдохнул он.

   Мы поменялись местами. Загнанным в угол теперь стал Робин. Да, к тому же, он ранен. Не сказать, что бы серьёзно, но довольно болезненно и если делать резкие движение - потеряет много крови. Мне вообще повезло. Если бы не тот факт, что сейчас у меня вдруг отключились все эмоции, я бы вряд ли смог так быстро сообразить, что делать. Стал бы думать, а почему он вдруг напал, тогда как там, на улице, спас меня от арбалетного болта? Собственно, действительно, а почему?

   - Если бы тебя убил кто-то другой, то я провалил тогда бы своё задание, - честно ответил Ремесленник, встряхнул головой и поднялся, нисколько не шатаясь.

   Фыркнув, оттянул пропитавшуюся кровью рубаху, смахнул с пылающих сиреневым огнём глаз алые волосы и в упор посмотрел на меня. Нет, я не смогу задержать его до прихода Нейвира или Тиссара, которые смогут с ним справиться. Победа сейчас только видимая. Загнанный в угол, раненый, он всё равно остаётся опасным противником. Не просто так же чародей отказался ловить тогда Робина. Что я знаю о Ремесленниках? И, ко всему прочему, он спас мою жизнь, хоть и преследовал свою цель.

   - Уходите, - сделав шаг в сторону, бросил я.

   - Прости... что? Ты отпускаешь меня? Боги! Ты хоть знаешь, как сейчас выглядишь? Я враг! Я должен тебя убить! Проснись, ау! - развеселился отчего-то Ремесленник.

   И вправду, что я творю? Так просто отпускаю того, кто должен меня убить. А если он в последний момент передумает уходить и ударит в спину?

   Не ударит. Не в том он состоянии сейчас, чтобы проделывать такие выверты. Ему бы ноги унести. А я ведь могу одержать победу. Но какова будет цена?

   - Будем считать, что это ничья. Мне недостаточно сил, чтобы задержать вас. Вы - ранены.

   - Не хватает сил? - хмыкнул он, оглядев меня с ног до головы.

   - Знаете, мне как-то не улыбается, чтобы потом маги по кусочкам меня собирали, - невесело улыбнулся я.

   - Ты можешь убить меня, - покачал головой Робин, опираясь спиной о стену и закрывая лицо рукой. - Конечно, придётся постараться. Но по кусочкам тебя потом собирать никто не будет.

   - Я отпускаю вас. Но... с одним условием, - добавил я, немного подумав.

   - Это уже другой разговор, - сверкнул белозубой улыбкой из-под руки Ремесленник.

   - Что вы имели в виду, когда задавали тот вопрос?

   Он задумался на некоторое время. Вздохнул и сказал:

   - Мне заплатили, чтобы я нашёл кое-кого в столице, поговорил с ними и задал такой вот вопрос. Я правда не знаю, чего хотел этим добиться заказчик. А потом мне пришло сообщение, что я должен убить некоего эльфа. Если это сделает кто-то другой - не заплатят. Я предельно честен с тобой, мне не за чем врать. Не было сказано, что эта информация как-то важна или секретна. Это уж их проблемы. За молчание они должны были заплатить отдельно.

   - Это всё? - Он кивнул. - А теперь уходите.

   Робин усмехнулся и, слегка пошатываясь, ушёл. Меч он убрал обратно в ножны, а на выходе из переулка обернулся и крикнул:

   - В следующий раз, я надеюсь, всё будет по-честному. Ты ведь поднаберёшься опыту? И я не забуду того, что ты сделал в этот день, Лир. До встречи!

   - До свидания, - чисто автоматически ответил я, отворачиваясь.

   Что я творю? Что?! Отпускаю того, кого смог бы, смог бы победить! Побоялся запачкать белые ручки? А может, просто не хотел убивать? Нет, Робин тут не причём. Даже если он и солгал, то всё равно над ним стоит кто-то. Была же, была заминка в несколько секунд перед тем, как он задал тот дурацкий вопрос, заставивший Тиссара побледнеть как полотно. И эта заминка указывала, что Ремесленник вспоминал кем-то надиктованные слова. Кто может взять в руки книгу? Что за книгу? Почему именно "взять", а не понять что-то из неё? Обычную книгу может взять любой. Но если книга необычная?..

   Со всего маху ударил кулаком в стену. Стало легче, но не намного. Всё ещё клокотала внутри непонятная злоба на самого себя, требующая выхода. Вот тебе и умение думать рационально! Где тут, спрашивается, рациональность? Где разумность и чёткость мысли? Я поступил так под влиянием своего страха, боязни убить кого-то. Или всё дело в том, что он спас мне до этого жизнь? Я, по сути, совсем его не знаю. Так почему? Почему?!

   - Спокойствие. Это вовсе не конец света, - попытался успокоить я себя.

   - Действительно, вовсе не конец света!

  

  

   Пятнадцатое действие

  

Нам определённо везёт!

Великий князь Вальдемар

  

  

   Умиротворённый и тихий голос Ирсаураевиэля только подлил масла в огонь. Всегда он заявляется, что-то говорит и исчезает в никуда. Только и может, что говорить, а помощи от него - ни капли! Будто его и не касается вовсе моя жизнь. Хотя сам говорил, что иначе бы в ней не появился!

   - Я хочу тебе помочь, но не смогу, пока ты находишься в таком состоянии.

   - Я в полном порядке! - нервно хихикнул я, проклиная свой язык, который частенько лезет поперёк мысли.

   Просто блеск! Может, я уже схожу с ума? А что? С богами на короткой ноге, можно сказать. Врагов тут за просто так отпускаю. Осталось только увидеть вживую антрас, полетать на диком драконе и встретиться с тенью. Тогда можно уже точно считать себя съехавшим с катушек.

   - Глубоко вдохни и сядь, - не попросил - приказал Хозяин Ветров, прикладывая свою холодную руку к моему лбу.

   В голове чудесным образом прояснилось. Садиться пришлось прямо на мостовую, но и это помогло. Ненг'тодд опустился рядом, взял из моей ослабшей руки меч, сам вернул его в ножны и велел выдыхать.

   - Лучше не говорить наставнику о случившимся здесь. Вообще не стоит никому говорить. - Он убрал свою руку. - А тебе бы не помешало носить тот перстень, что я тебе подарил. Будь он сейчас на твоём пальце, так я бы явился быстрее.

   - Почему не стоит говорить?

   - Всё тебе расскажи да объясни, - улыбнувшись, покачал головой Ирсаураевиэль. - А надо ли тебе это знать, а? Ты ведь, как я вижу, сам ничего не хотел никому говорить.

   - Я...

   - Ты, - сказал он, поднявшись. Наклонился вперёд и шёпотом продолжил: - Да и какая, к демонам, тебе разница, а? Я бог или погулять вышел? Разве я обязан объяснять свои просьбы? Даже не просьбы, а целые приказы.

   - Вы не имеете права мне приказывать. - Меня снова пробило на истерично хихиканье.

   Хозяин Ветров вздрогнул от этих слов, но быстро взял себя в руки и снова нарисовал на лице улыбку.

   - Мальчик мой, пойми ты, что просто так я бы об этом не заговорил. Надо - значит надо. А может, я сам не знаю, почему так всё должно быть.

   - Не знаете, а говорите, - вырвалось у меня.

   - Как же с тобой всё-таки трудно, - закатил глаза Ирсаураевиэль, а потом притворно нахмурился.

   Смешной он. Ни на бога, ни на героя легенды совсем не похож. Этакий дурачок, ничего не знающий. Но таких людей Нейвир всегда считал самыми опасными - откуда ты знаешь, что за этой маской скрывается? Да, трудно определить иной раз бывает, где маска, а где - настоящее лицо. Особенно в обществе, где постоянно плетутся интриги. То-то я гляжу, Нейвир в этом деле мастер просто!

   - Довольно забавно наблюдать за ходом твоих мыслей! - Лицо Хозяина Ветров прям-таки лучилось счастьем и радостью.

   А читать чужие мысли - неприлично!

   - Умолкаю и перестаю читать мысли, о ваше грозное эльфичество, - отвесил шутливый поклон Хозяин Ветров. - Мне, вообще-то, пора. Да и товарищи твои скоро здесь будут. В общем, про перстень не забудь в следующий раз. Всегда носи с собой. Я ведь затем его тебе и подарил, - и исчез!

   Впрочем, как и всегда.

   Обеспокоенного Тиссара я встретил у входа в переулок, опершись щекой о холодную каменную стену. Он поглядел на взъерошенного меня, перевёл взгляд на исцарапанную, покрытую тонким слоем засохшей крови руку, но нападать с расспросами на меня с ходу не стал - выждал немного, а потом и остальные подтянулись. Нейвир долго вертел мою раненую конечность и так, и сяк, заявив, что не берётся лечить. А я и не был против, вспомнив, что этот чародей учудил с крысой. Ещё меня выкрасит в серо-буро-малиновый в кислотно-жёлтую крапинку, после чего ходи и ищи мага, способного снять это заклинание. Ведь сам Нейвир вряд ли поймёт, что да как он намудрил. И исправлять не будет - скажет, что так всяко лучше.

   - Ремесленник сначала меня с собой с десяток метров протащил. Видно, ухватил чисто автоматически. Я его из поля зрения не терял, он сюда завернул. Ну, я притормозить не успел и руку изранил, когда падал. Подскакиваю сразу, прибегаю сюда, а уже пусто и нет даже следа этого Робина. - Вроде поверили в эту на скорую руку выдуманную историю.

   Ирсаураевиэль был прав. Мне отчего-то не хотелось рассказывать всей правды и представать в глазах наставника ни на что не способным трусом. Но Тиссар только счастливо выдохнул, когда меня дослушал, и сказал, что мне сильно повезло, раз я на Ремесленника не наткнулся. Может, я был не так уж и прав, когда посчитал, что силы не равны? Он-то вон как болт поймал на лету, о чём я совершенно позабыл, когда зажал его в угол. И мне, в сущности, сильно повезло, раз уж Робин ушёл без боя, да ещё и рассказал что-то? Кто его знает! Но верить в его слова нельзя безоговорочно. Может, и приврал где. А может его специально подослали, чтобы в конец запутать несчастного эльфа. Нет, нужно брать Тисса за воротник и начинать его трясти на предмет объяснений. Находиться в неведенье - крайне опасно. Хоть когда меньше знаешь, то спится однозначно лучше. Но к чёрту сон! Сохранность собственной шкуры должна стоять на первом месте. А самое важное в этом случае - информация.

   - А того, кто стрелял - поймали? - дёрнул я за рукав Тиссара.

   Получив утвердительный кивок, я успокоился и вернулся к своим размышлениям.

   Итак, какие выводы мы можем сделать сами? Кто-то неизвестный подсылает Ремесленника, чтобы тот задал вопрос. И не абы кому, а определённым людям, описание которых было у Робина. Потом заказчик вдруг требует изничтожить эльфа. Под ноги мне Робин свалился не случайно. Споткнулся же, если подумать, на ровном месте! Также есть какая-то книга - пусть будет даже Книга, пока мы не знаем, что это за вещь такая, - взять в руки которую может далеко не каждый. Причём тут два варианта, почему побледнел Тисс и вспылил Нейвир: либо из-за того, что об этом услышали посторонние, либо потому, что об это знает кто-то ещё. Причём этот "кто-то" - неизвестен. Может быть и такое, что верны обе причины. На горизонте ещё войска Имирейского союза, в будущем возможна война. И это тоже очень важно, потому что война может начаться как раз из-за этой Книги. И враг, вполне вероятно, подослал Робина, чтобы сказать нашему королевству и Йенему в частности, мол, я-то знаю всё про Книгу. Возможно - но только возможно, - с этим как-то связанны и эльфы, отдать часть земель которым хочет Йенем, чтобы заключить с ними союз, обеспечивающий поддержку с их - или нашей? - стороны в случае угрозы. Из-за "эльфийского вопроса" я и оказался в столице и невольно услышал про Книгу. На этом, пожалуй, и остановимся.

   Нет, сделать определённые выводы я пока не могу. Слишком много пробелов, недостаёт кусочков мозаики, чтобы собрать всё воедино. Может ещё оказаться, что что-то совершенно не из этой картинки, и не имеет значения сейчас. И я ведь мог упустить некоторые аспекты, которые тоже немаловажны для составления целостного анализа.

   - Лир, ты чего? - рядом возникло озадаченное лицо Дельвига, выдернувшие меня из состояния полутранса.

   - Не хватает деталей! - шумно выдохнул я и взъерошил волосы пальцами. - Причём очень больших и важных!

   - Ты это про что?

   Отвечать я не стал. Мне уже давно не нравился тот тип, следующий за нами от главной улицы. Карету мы оставили вдали от многолюдья, поэтому сейчас до неё пришлось долго идти. А этот мужик шагает следом, нисколько не таясь! Ужас! Никакого представления о слежке!

   И сейчас он ускорил шаг, явно узнал кого-то из нашей братии, но мне это всё надоело, и я выхватил меч. Да, я жутко нервный сейчас, готов убить кого угодно! Лишь бы не мешали думать мне!

   - Эм... Лир? - Дельвиг осторожно дотронулся до моего плеча. - Ты не мог бы опустить меч?

   - Зачем? - удивился я, но просьбу его всё-таки выполнил.

   - Это... ну...

   Тут пришёл в себя мужчина, хватая моего рыжего друга за шкирку и начиная орать ему в ухо:

   - Ах ты, негодник! Сбежал, значит всё-таки! И ведь если б я был тогда дома, фиг бы у тебя что-то получилось! А теперь, поглядите на него, в столице разгуливает! Тебя год, целый год не было дома! Ты хоть представляешь, как мать напугал?

   Дельвиг никак не реагировал на эти выкрики и совершенно спокойно смотрел на меня, через секунду уже начиная улыбаться. Потом подмигнул, получил подзатыльник и вернулся обратно на землю.

   - Знакомьтесь, отец. Лираэриталь тогг'Саэрльх Нимуэ! - Он явно был горд собой, выговорив моё имя. - Мой друг и одноклассник!

   - Ну что ты врёшь, что ты врёшь? Да какой из тебя Всадник? Подобрал на улице первого попавшегося эльфа и выдаёшь теперь его за такого же, как ты, будущего Всадника? Да где ты видел, чтоб эльфов брали в их ряды? Всё, всё! Довёл ты меня! Обещал твоей матери, что бить не буду, но от порки ты теперь не отделаешься.

   Ах значит, первый попавшийся эльф? Не берут, значит? Ну всё, держите меня семеро! Я же говорил, что я сейчас до жути нервный и мне только дайте повод кого-нибудь мечом исполосовать? Я не виноват - этот человек сам напросился, вот ей-ей! Заодно и пар сброшу, приведя в порядок мысли. Может, додумаюсь до чего-нибудь стоящего или найду какой-нибудь незамеченный ранее факт.

   - Сударь! - Ура! Эту перебранку заметил-таки Тиссар. - Вы что, настолько не верите своему сыну?

   Судя по раскрытому рту, отец Дельвига хотел и на Тисса накричать, да только золотые буквы на жилете заставили его заткнуться и уронить челюсть на землю. Мой друг, довольный получившимся результатом, кивнул своему отцу, взял меня за руку и потащил к карете. Чародей и Всадник тем временем о чём-то очень вежливо говорили с мужчиной, после чего пригласили его в наш экипаж. Всю дорогу родитель моего рыжего товарища молчал и подозрительно косился на всех нас. Он уже разуверился в том, что его сыну хватило денег и ума на подобное представление. А Сораль, как ни в чём не бывало, стал болтать о том, о сём со мной и Тэей, припомнил кое-какие задачки - чтобы удивить отца, наверное? - и посетовал на то, что мы не взяли с собой шахматы.

   Каково же было удивление мужчины, когда мы остановились во дворе замка. Поскольку я, Нейвир, Тиссар и Дельвиг обсуждали доказательство одной очень интересной теоремы, а Аутэяра внимательно поглядывала по сторонам, купец был предоставлен самому себе и своим мыслям. В коридоре, уже почти у наших с Дельвигом покоев, мы наткнулись на отряд гвардейцев. Нетрудно догадаться, что где-то там, за всей этой охраной, скрывался Йенем. Наконец, ему удалось пробраться к нам. Видимо, Ксавьер всерьёз занимался охраной правителя.

   - Ней, Тисс, вы мне сейчас нужны. О, как вижу, вы уже встретили уважаемого Борина. А то я уже хотел посылать к вам с новостью, что отец Дельвига несколько дней назад приехал в столицу. И кстати, Лир, тебе уже сообщили про завтрашний бал?

   - Йенем, - вежливо так улыбнулся я, - а можно хоть здесь обойтись без этих балов?

   - Но-но! - притворно-гневно зыркнул на меня король. - Поговори мне тут. Завтра в обед получишь костюм. И если не увижу - пеняй на себя.

   - Йенем, да что вы! Я, конечно, не имею ничего против этого замечательного времяпрепровождения, но мне после покушения, может, нужно тихо сидеть и не отсвечивать? - с надеждой спросил я, только спустя несколько мгновений осознав, как этот разговор со стороны выглядит для отца Дельвига. И если мой рыжий товарищ уже подобное видел, то Борин - его родитель - к такому точно был не готов. Вон как глаза вытаращил и, кажется, даже забыл, как дышать. Дельвиг сообразил быстрее, как нужно поступить в этой ситуации. Взял отца под локоток и повёл в сторону наших с ним покоев, не забыв подмигнуть мне.

   - Пойдёшь, куда ж ты денешься? И представить тебя надо свету.

   - Прошу вас, не говорите, что меня решено представить как посла от эльфов, - закатил я глаза, уже нафантазировав себе, сколько всего из-за этого мне придётся перетерпеть.

   - Не буду, - хитрое лицо короля мне не понравилось. - Ты сам всё сказал. В общем, завтра после обеда. Аутэяра знает дорогу, так что не заплутаешь.

   В гостиной было решено уступить Борину лучшее и единственное кресло, потому как остальные уже давно перекочевали в мою комнату. Как-то так получилось, что там мы собирались гораздо чаще, чем в гостиной. Да и удобнее намного было сидеть рядом с небольшим камином в уютной комнате.

   Дельвига отправили на кухню, ставить чайник на огонь, пока я достаю из последней заначки пастилу. Тэя заняла удобное место в уголке, опустившись на мягкий стул. С него можно было отлично наблюдать и за дверьми, и за окнами. Она, похоже, сильно переживала из-за всех своих проколов, которые из-за недостатка практики допустила раньше. Теория, конечно, вещь хорошая, но одни только теоретические знания, не подкреплённые практикой, почти ничего не стоят. Может, поговорить с ней вечером, потренировать немножко?

   Борин смотрел на меня со странной смесью непонимания и шока на лице, когда я поставил два табурета друг на друга, чтобы дотянуться до шкафа, на котором была запрятана жестяная баночка с пастилой. Пришлось встать на цыпочки, и как назло в комнату, позвякивая чашками, влетел Дельвиг. Табуреток он не задел, но я, всё ещё пребывая в нервозном состоянии, рухнул на пол, зацепив за собой обе табуретки. Банку с заначкой я прижал к себе, как самое ценное, поэтому она не пострадала. Зато ещё как пострадал я. Острый угол чуть не выбил глаз, пройдя немного выше и рассекая левую бровь над ним. Ножка верхней табуретки ударила повыше виска, а другая попала точно в солнечное сплетение, но хорошо хоть несильно. В общем, мне опять несказанно повезло!

   Мой рыжий друг бесцеремонно заржал, тогда как Тэя мгновенно вскочила и стала помогать мне выбраться из плена табуреток. Поняв, что ничего серьёзного, кроме рассечённой брови и ущемлённой гордости, не случилось, она шёлковым платочком стала вытирать кровь, а когда закончила, произнесла заклинание. Небольшая вспышка зелёно-фиолетового света, и уже ничего не болело. Но всё равно я недовольно глядел на Дельвига, по вине которого всё это и случилось.

   - А я теперь знаю, где ты заначку хранишь! - попытался поменять тему он, но от возмездия этому рыжему оптимисту не уйти. Правда, случится это немного позже.

   В разговоре отца и сына я чувствовал себя третьим лишнем. Повышенных тонов не было, они говорили спокойно и размеренно, высказывая свои доводы и аргументы. Их, конечно, больше было у Дельвига. За прошедший год он сильно изменился, научился многому, а язык хорошо подвешен был у него и до этого. Но купец оставался непреклонным. Мол, едешь завтра же со мной домой и точка. Рассерженный Дельвиг не выдержал и ушёл, не забыв хлопнуть дверью напоследок. Я проводил его взглядом, повернулся к Борину и поставил чашку на стол, готовясь к серьёзному разговору. Бросать друга в беде я не намеревался. Но и влезать в чьи-то проблемы мне не хотелось.

   - Вы понимаете, что здесь дело не только в его мечте? - в упор посмотрел я на мужчину, отчего тот вдруг заёрзал на месте. - Рано или поздно его крылатую душу обнаружили бы. И тут уже хочешь - не хочешь, но придётся обучаться на Всадника. Каждый такой человек на счету в Сайрате. И ваш сын принесёт куда большую пользу, чем если б был простым купцом. Но мечта, мне кажется, в этом случае должна быть на первом месте. Представьте на секунду, что вам отрубили ноги. Смогли бы вы потом без содрогания смотреть на бегающую по улицам детвору?

   Я поднялся со своего места и пошёл проверить, как там Дельвиг. Когда мы вернулись с ним в гостиную, купца уже не было. Тэя сказала, что перед уходом Борин попросил передать, что позволяет своему сыну продолжать обучение. По словам Аутэяры, выглядел мужчина задумчивым и немного озадаченным. Моя речь, что ли, на него так повлияли?

   - Тэя, а ты вальс танцевать умеешь? Я слышал, что гвардейцев и этому обучают. А то мне завтра на бал, а я только и могу, что с грехом пополам кривой менуэт плясать.

   Дельвиг невольно прыснул. Он-то видел все мои успехи на этой стезе. Пришлось бросить на него недовольный взгляд, чтобы усмирить. Но рыжий наглец показал язык и скрылся в комнате - пошёл, скорее всего, за шахматами. И ведь придётся с ним как-то играть и одновременно с тем учиться вальсу. Но моя гениальная соображалка и здесь выкрутилась! Пока вальсирую, Дельвиг делает ход. Протанцовываю рядом, смотрю на доску и называю клетку, на которую переставляю фигуру. И учусь, и помогаю учиться. Сораля шахматы сильно заинтересовали, хоть поначалу он к ним и относился как к чему-то нудному и скучному. Оказывается, нужно просто втянуться во что-то.

   Начали с самых азов, то есть с той части, когда мужчина должен приглашать на танец женщину. Ничего сложного я в этом не заметил. Подходишь, отдаёшь лёгкий поклон - иной раз достаточно даже кивка головой - и протягиваешь вперёд правую руку, ладонью вверх, левую тем временем держа за спиной. Если приглашаемая согласна, то она принимает руку. Пара выходит к танцующим, занимая свободное место, и танец начинается. Женщина имеет полное право отказать, просто скрыв нижнюю половину лица веером, отведя взгляд в сторону. Мол, я вас даже и не вижу. Леди также может и сама пригласить мужчину. Достаточно просто смотреть на него и мило улыбаться. Если не дурак - всё поймёт и пригласит сам. Ну а если намёк не понят, то смысл вообще с таким водиться?

   Вальс строился на простом размере: раз-два-три. Шаг вперёд, вбок, приставить ногу, назад. Ничего сложного, пока Тэя стоит рядом и считает, а я делаю вид, что танцую с партнёршей. Но стоит место невидимой девушки занять Аутэяре, продолжавшей при этом считать, как я сразу начинаю ошибаться, наступать ей на ноги, сбиваться с ритма или путать повороты. А ведь мы делали всё это в замедленном темпе, специально, чтобы я успевал сообразить, что да как делать. Но у Тэи возникла идея, как мне помочь. Она поняла, что без живого примера мне придётся объяснять всё куда дольше. Поэтому мы и вытащили из-за шахматной доски Дельвига, который никак не хотел признавать, что в любом случае, как бы он не пошёл, случился бы и шах, и мат. Стоило Аутэяре и Соралю сделать круг, как до меня дошло, что и как я делал неправильно. Обучение сразу пошло скорее.

  

   Я сидел на диване и разглядывал себя в кривом отражении чайника. Матово-чёрный, цвета жжёной кости костюм был до жути непривычным - кружевные манжеты рукавов свисали до середины ладони и нервировали, жилет сдавил грудь, мешая каждому вдоху, камзольная куртка не давала спокойно поднять руки, стягивая плечи. Сапоги на небольшом каблуке только радовали! Но почему мне нельзя было надеть тот камзол, который подарил мне Тисс? А, ну да. Он же остался в школе. И почему я должен идти на этот бал? Я ведь даже не знаю, чему он посвящён! Для какой цели меня туда ведут и хотят представить перед всеми? Чтобы я привык к подобной жизни? А если я не хочу? Но, можно подумать, будет меня кто-то спрашивать!

   - Это ежегодный летний бал, - пояснила Аутэяра, - в котором принимают участие в основном молодые наследники земель. Чтобы у короля была возможность с ними познакомиться, понимаете? А теперь извините, но вам придётся приподнять подбородок.

   Пришлось подчиниться, потому что самостоятельно завязать нормально платок на шее у меня не получалось. Тэя, вызвавшаяся помочь, всё утро сегодня крутилась рядом со мной, раздавая ценные указания и помогая собираться. Я нервничал по любому поводу, иногда начиная расхаживать туда-сюда по гостиной. Сначала в рубахе и штанах, потому что стоило мне застегнуть первую пуговицу жилета, как я понял, что ни в жизнь его не надену! Без него, как мне казалось, и дышать было легче, и костюм смотрелся куда лучше. Но, видите ли, так не положено. Этикет, чтоб его! Традиция, негласные правила - называйте это, как хотите. Только без жилета нельзя. По крайней мере, в таком костюме. Мол, это его часть. Аутэяра сравнила его со своей формой. Правда, если не надеть жилет, на тебя просто косо посмотрят, а если забыть что-то из гвардейской формы - могут и отчитать.

   Волосы под конец собираний у меня стояли дыбом и были все перепутаны, потому что каждые пять минут я их ерошил и недовольно бурчал себе под нос про всяких там королей и их балы, выражаясь порой не очень цензурно. Ну вот что я там забыл, что? Какой-то эльф-заморыш, вот ей-ей, когда смотрю и вижу себя в отражении чайника. Бледность никуда не пропала, хотя я довольно много времени проводил под солнцем. Под глазами непонятного серо-белого цвета осталась лёгкая тень синяков. Не спорю, за этот год отъелся и теперь уже не похож на худущую змею. Даже, как мне кажется, подрос немного. Но всё равно не чувствую я себя тем, за кого меня хотят выдать. Ну и что, что эльф? Какая разница, что из дома Нимуэ, который ведёт своё начало от великой богини Луны? Я не похож на лорда. Об этом говорит не только внешний вид, но и глаза, и поведение, и речь. Дома я был ещё слишком мал, чтобы меня начали обучать чему-то. На улице как-то не до манер. Тиссар, правда, привил мне некоторые хорошие, как он думал, качества, но мне сейчас как это поможет? Да, я примерно знаю, как нужно держаться. Но могу же, могу ляпнуть что-то не так или случайным жестом кого-то оскорбить. У всех этих людей интриги в крови. Им только дай повод для сплетен!

   - Вы снова нервничаете? - спросила Тэя, прикрепляя агатовую брошку к платку, чтобы тот лучше держался. - Может не стоит по пустякам?

   - Какие тут пустяки? - Я снова нервно впился в волосы пальцами, наклоняясь вперёд. - Ну вот зачем всё это Йенему? На кой чёрт я ему там сдался, да ещё в роли посла?!

   Она ничего не ответила. Взяла со стола расчёску, зашла мне за спину и начала медленно, прядь за прядью, расчёсывать спутанные волосы. Это успокаивало и отчего-то хотелось заурчать, словно кот. Почему люди или эльфы не умеют мурлыкать? Взяв себя в руки и выкинув глупые мысли из головы, просто закрыл глаза и уплыл в свои размышления. Потому что не складывалось многое, а количество пробелов заставляло задуматься. А всё ли мне честно рассказывает Тиссар? Тот же Нейвир? Или Йенем? Конечно, они мне не обязаны раскрывать страшные тайны, но может ту часть, которая так или иначе связана со мной, им всё же раскрыть стоит? Тьфу! Будет всё вокруг меня крутиться, как же! Я просто очередная пешка в гениальной партии, которая должна помочь вернуть эльфов, наладить с ними контакт. То, что я оказался ещё и Всадником, сильно меняло картину. Раньше люди считали, что только среди них рождаются такие особенные. Но выходит, всё не так. И это тоже входит в план. Позволить эльфам быть Всадниками? А почему нет?

   Что ещё? Использовать меня явно не намереваются. Просто дают тонкий такой намёк, что отплатить за помощь не помешает. И я нисколько не против. Не люблю ходить в должниках. А когда ты должен целому королевству и королю лично - это совсем другое дело. К тому же, я помогаю не только себе, но и своему народу.

   - Вот, теперь всё! - радостно возвестила Тэя, прерывая ход мыслей.

   С большой неохотой я открыл глаза и встал, в третий раз за сегодняшнее утро разглядывая себя в чайнике. Так и подмывало показать язык этому незнакомому эльфу в отражении. Как сильно кого-то меняет одежда, заставляющая вести себя подобающим образом. Вон как подбородок задрал кверху, да смотрю по сторонам жутко надменным взглядом и выгляжу чересчур высокомерно. Тэе не удалось спрятать от меня улыбку. Хотя, ну его. Пусть. Сыграем в аристократа и эльфийского посла, если это угодно его величеству.

  

   Огромный зал - многим больше, чем в школе - встретил нас музыкой и весельем. Окна от самого пола и почти до потолка где-то были открыты, а значит можно было в любое время сбежать от шума и гама в сад и посидеть в тишине на скамеечке под деревцем, любуясь бегающими по пруду солнечными зайчиками. Но пока что делать это было рано. Убегать сразу - банальная трусость.

   Заметив стоящих чуть в стороне Ксавьера и Йенема, я поспешил к ним. Тэя молча следовала за мной, держась внешне спокойно. Но не удивлюсь, если внутри её колотило так же, как и меня сейчас. Здесь было слишком много людей, более того - взрослых. Это дети и подростки ещё плохо научены скрывать свои чувства, но что делать с теми, кто уже умеет играть масками? Трудно будет понять их намеренья, и я уже отчасти жалел, что рядом нет Нейвира, который запросто смог бы разобраться в любой ситуации. Поблизости я его не видел, а единственными знакомыми лицами были король и глава Тайной Канцелярии. Может, несколько неприлично и совсем не по этикету, когда я вот так подхожу к ним, но мне так было куда спокойнее. Отчасти я даже был рад недовольной физиономии Ксавьера. Хоть и суровое, но всё-таки знакомое лицо.

   -...подыскать ему подходящую партию, - как раз заканчивал предложение он, - чтобы привязать к...

   - Ксавьер, закончим этот разговор позже. - Король строго посмотрел на своего советника. - Лир, ну как тебе находиться в центре внимания? Заметь, они ещё не знают, что ты у нас вроде как посол.

   Я недовольно вскинулся, и Йенем понял всё без лишних слов. О чём они тут говорили? Подыскать подходящую партию? Чтобы привязать... к чему? И почему это Ксавьер так на меня смотри? А, ну да. Подыскать хорошую партию для эльфа, чтобы привязать его к королевству не только долгом, но и чем-то большим. Но зачем им всё это? Они же знают, что если я стану Всадником, то волей - не волей, придётся выполнять свою работу. Свободных Всадников были считанные единицы, да и те обязаны по первому требованию короля вернуться к своей работе.

   - Ваше величество! - Подошедший мужчина поклонился, а девушка рядом с ним сделала реверанс. - Позвольте вам представить мою дочь, Райлену.

   - Лорд Девариан! - широко улыбнулся Йенем. - Очень рад, что вы всё-таки смогли приехать. А это, знакомьтесь, Лираэриталь тогг'Саэрльх Нимуэ. Маэрл дома и наш скромный гость.

   Скромный гость, значит? То есть никакой вовсе и не посол. Шутники, блин! Даже по глазам Йенема видно, что всё это розыгрыш. Ну а мы что? Мы ничего. Будем стоять с всё тем же каменным выражением лица и изображать из себя "скромного гостя". А я всё переживал, нервы тратил на них. Нет чтоб не издеваться над ребёнком, дать ему спокойно жить, так мало того, что потащили на бал, так ещё и разыграли. Конечно, обижаться на них глупо, но всё равно, взрослые же люди, должны же вести себя подобающе!

   - Лир, это лорд Рейджальд Девариан, герцог Виссар. - Я и герцог дружно кивнули друг другу.

   - Это честь для меня, познакомиться с маэрлом Саэрльх, - чуть улыбнулся лорд Рейджальд.

   Признаться честно, этот человек смог меня удивить. На том совете ко мне обращались не иначе, как "маэрл Нимуэ", делая акцент на том, что я являюсь наследником всей правящей династии. А этот герцог добавил к титулу не имя дома, а лишь его ветви. Следовательно, или он просто не признавал меня кронпринцем, или ему кто-то пересказал мои слова на совете, где я чётко дал понять, что не считаю себя наследником. Судя по мимолётной улыбке и задорному огоньку, второй вариант верен куда больше. Но, опять-таки, я забываю про маски, которые все эти люди вокруг носят, не снимая. А значит, уверен на сто процентов я не могу быть. Хотя Йенем относится к нему вроде как дружелюбно. Или это тоже умелая игра?

   Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, зачем Рейджальд пришёл сам и привёл сюда свою дочь. Уж слишком выразительны были взгляды короля в сторону Райлены, скромно стоящей рядом. Я был не против пригласить красивую девушку на танец, но идти на поводу у Йенема не хотел. Впрочем, я всегда успею отыграться и за шутку с послом, и за намеренье подыскать мне партию. И надо делать вид, что о планах Ксавьера и короля мне ни капли не известно.

   Попросив прощения у Йенема - этого требовал этикет, ведь я покидал его общество, - подошёл к Райлене, посмотрел сначала на герцога, потом на девушку, которой протянул руку. Она потупила взор, но от приглашения не отказалась, вложив свою тонкую ладонь в мою руку. Молчаливая и скромная, неестественно хрупкая в своём платье цвета слоновой кости, отчего мне казалось, что стоит к ней притронуться, как она тут же превратиться в кристальную пыль. Райлена двигалась легко и играючи, тогда как мне приходилось следить за каждым своим движением, чтобы ненароком не сбиться с ритма или не наступить ей на ногу. Ещё сложнее было не смотреть на неё - по этикету в танце нежелательно, чтобы партнёры встречались взглядами, а я хорошо чувствовал, что она изучает моё лицо. И я стал выискивать среди людей вокруг Тиссара или Нейвира. Должны же они быть тут? Чародей отыскался сразу, а рядом с ним оказался Дельвиг, тут же улыбнувшийся и подмигнувший мне. Тогда ясно, почему он сбежал из комнаты, стоило мне начать сборы, - пошёл проситься на бал. И, если он находится в зале, да ещё и в отличном камзоле, ему это удалось.

   - Вы надолго в столице? - тихо и осторожно спросила Райлена.

   Я посмотрел на неё, и девушка, покрывшись пунцовым румянцем, отвела взгляд в сторону. Она явно старше меня года на три-четыре, но ведёт себя как моя ровесница, если не младше. Или Нейвир прав и всё дело в том возрасте, что отмеривается жизненным опытом?

   Странный вопрос. На который я не знаю ответа. Всё зависит от того, что ещё взбредёт в голову его величеству. Но день рождение Дельвиг хотел отпраздновать дома, а я просто обязан был там присутствовать. Поэтому в столице ещё дней пять максимум, если до Турса - именно там жила семья Дельвига - мы будем добираться своим ходом. А если через портал, то можно было оставаться здесь до упора.

   - Вряд ли, - коротко бросил я, проклиная себя за несообразительность и поспешность. Ну кто, кто так отвечает, а? - А вам бы хотелось, чтобы надолго?

   Трижды дурак! Что я вообще несу? Соберись, тряпка! Прекрати нети всякую чепуху. Но, как назло, из головы почему-то вылетели все уроки Тиссара и наставления Аутэяры. Мысли все здравые и умные разом как-то выветрились, а сам мозг старательно делал вид, что он тут не при чём.

   - Возможно, - с лёгкой улыбкой сказала она. - Где вы учились танцевать?

   В собственных покоях, чуть не ляпнул я, но вовремя прикусил язык.

   - Имеет ли это какое-то значение? - поинтересовался я, отводя от неё взгляд.

   - Мне бы хотелось познакомиться с вашим учителем, - ответила Райлена.

   - Чтобы настучать ему по шее за моё неправильное обучение? - хмыкнул я, чуть не сбившись с ритма, снова проклиная свой длинный язык, но сумел взять себя в руки.

   - Зачем же так сурово? Вы превосходно держитесь! И я бы была не прочь взять пару уроков у вашего учителя. - Девушка улыбалась уже открыто.

   Ох, знала бы она, чего мне стоит это "превосходно держитесь"!

   К счастью, вальс уже закончился. Я вернул Райлену её отцу, а сам хотел было отправиться к Нейвиру и Дельвигу - их компания мне нравилась несколько больше, чем общество Ксавьера и Йенема, не в обиду последнему будет сказано, - но король взял меня под локоток и повёл к одному из раскрытых настежь окон. Ага, видимо намечается серьёзный разговор, раз мы уходим из столь многолюдного места, где даже у стен есть уши.

  

   Шестнадцатое действие

  

Заплати долги и можешь спать спокойно.

Неизвестный ростовщик

  

  

   Свежий воздух после душного зала подействовал на меня как ведро холодной воды, вылитое на кошку. Я невольно поёжился, и не только от этого странного чувства, но и от взгляда, которым меня одарил Ксавьер. Ну не нравится мне этот человек, не нравится! Вечно недовольное лицо, хмурые серо-зелёные глаза и кривая усмешка тонких губ. Возможно, он действительно хорошо справлялся со своей работой и был предан Сайрату душой и сердцем, но всё же лично мне, как человек, он не нравился. Можно было уважать Ксавьера-советника и не любит Ксавьера-человека. Ведь, по сути, это были две разные личности.

   Мы шагали вглубь сада, подальше от любопытных глаз и мелькающих в окнах людей. Музыка доносилась и сюда, но уже не так отчётливо. Тэю поставили сторожить место под деревцем, а меня усадили на скамейку перед небольшим прудом, в котором плавали три белокрылых лебедя и один чёрный.

   - Не хотелось бы вот так, сразу, вываливать это на тебя, но в связи с вчерашним, видимо, всё же придётся, - тяжело вздохнул Йенем, опускаясь рядом.

   Я слушал молча, не перебивая и не встревая с вопросами. Потому что их не было. Король рассказывал чётко и ясно, а если где-то замолкал, его подхватывал Ксавьер, оставшийся нависать над нами.

   Всё было до умопомрачения просто. Как я сразу не догадался, о какой книге идёт речь? Книга Судеб, какую ещё не мог взять в руки кто попало? О ней ходило множество слухов и сказок, но я до сего момента считал её не более чем выдумкой. Но оказывается, именно она послужила причиной победы людей при Хель. Если бы не книга, эльфы смогли бы отстоять город. И что тогда? Война бы продолжилась?

   - Нет, - покачал головой Йенем, отвечая на мой немой вопрос. - Она и так сильно затянулась. И если бы командующим той армии был не барон, то Хель бы оставили в покое. Но он отчего-то возомнил, что с книгой сможет одержать победу и окончательно разбить эльфов. В то же самое время в столице готовился документ о заключении мира с эльфами. Увы, не успели.

   То есть война могла закончиться совершенно по-другому?

   Хотя важно сейчас не это. Сделанного не воротишь, а вот узнать, почему они решили, что именно я могу достать эту самую книгу, стоило. И как вообще они смогли меня найти? Тисс же совершенно случайно меня на улице подобрал. Получается, они уже потом поняли, как меня можно использовать? Ведь я несколько раз видел, как к Тиссару приезжают странные гости. Точнее будет сказать, слышал их, но видеть - не видел.

   - Твоя аура сильно выделяется на общем плане мира. Мы искали тебя и в конечном итоге всё-таки сумели найти. Кстати, изменения в ауре объясняют, почему у тебя нет магического дара.

   Я замер. Тиссар специально искал меня? И не только он?! Тогда становится ясно, почему Нейвир так легко смог понять меня. За пять лет сколько донесений мог написать Тисс и отослать их сюда, в столицу? Не удивлюсь, если на столе Ксавьера лежит уже довольно объёмистое досье на меня. Обидно. До жути. И даже не могу внятно объяснить самому себе, почему.

   - Вам надо, чтобы я нашёл книгу, так? - Перспектива отправиться на поиски маленький книжки меня не радовала.

   - Чтобы принёс, - поправил Ксавьер. - Но в Хель, в сам город, не может проникнуть никто.

   Если он так говорит, то можно сделать вывод - людей на её поиски они посылали. Но поняли, что без Избранного тут не обойтись. Ну какой из меня Избранный или великий Герой? Я только и хочу, что стать Всадником! Но странное чувство внутри начинает ворочаться, когда осознаёшь, что тебя "вели" с самого начала, что от тебя ничего толком и не зависело. Что в любом случае я должен буду достать им эту книгу Судеб. Потому что обязан им многим, а просто сбежать мне не позволит ни гордость, ни совесть. Возможно, это несколько подло с их стороны, но для меня всё могло обернуться куда хуже. А так, вроде были и забота, и внимание, и обучение, и крыша над головой, и вкусный стол. Хотя, им же невыгодно ребёнка-недокормыша отправлять в Хель. Но как же банальная благодарность за содеянное? Чувствую ли я её?

   Странно. Снова отключились все эмоции, остался только расчёт. Потерпеть ещё несколько лет, закончить обучение, достать им книгу, а уж потом смыться. Сомневаюсь, что на её добычу меня отправят прямо сейчас.

   Йенем поднялся и предложил вернуться в зал. Настроение у меня после этого разговора испортилось окончательно. Из-за этой поездки в столицу всё пошло наперекосяк. Или с того момента, как я оказался в школе? Гадкое липкое ощущение, что меня вели с самого начала, отслеживая каждый шаг, не покидало, с каждой секундой нарастая всё больше. И не сказали бы они мне ничего, не встреться на моём пути Робин. Собирались ли они мне говорить об этом потом или у них был план, как заставить меня достать книгу так, чтобы я об этом не узнал? Я не был уверен, что они рассказали мне всю правду. Просто решили прояснить некоторые моменты в связи с тем, что вчера нам встретился Ремесленник. И правильно. Потому что неизвестно, что я тут навыдумывал бы себе и к каким выводам пришёл бы самостоятельно.

   Вот если бы у меня были крылья или хотя бы магия. Или дракон! Улетел бы подальше отсюда, за Тёмные Топи и дальше - за мерцающую кромку Предела, в неизвестность. Уж лучше это, чем быть здесь. Ну почему всё это происходит со мной? Я не герой, не Избранный, даже ещё не Всадник. Да, не спорю, во мне есть частичка души бога - но им-то откуда это знать? Даже две, если верить легендам о том, что наш дом Нимуэ вёл своё начало от богини Луны. Может, именно поэтому я могу взять в руки книгу? Или всё дело в чём-то совершенно другом?

   Видя моё хмурое задумчивое лицо, Йенем милостиво отпустил меня в свои покои. Возвращаясь в комнату, я наткнулся на Тиссара, сидевшего в гостиной на диване. Дельвига не было. Он или всё ещё был на балу, или Нейвир затащил моего рыжего друга куда-нибудь. Наверное, Сораль всё-таки упросил его показать лабораторию. Надеюсь, друга мне вернут живым и здоровым. И, по возможности, нормального цвета.

   На низком столике лежал свёрток, своими очертаниями напоминающий книгу. Тисс взял его и широко улыбнулся, приглашая меня сесть рядом. Но, стоило мне сделать шаг к дивану, горло сжал спазм, почти сразу же и исчезнувший. Я не мог, просто не мог.

   - Я ведь так и не поздравил тебя с днём рождения, - не заметив моей заминки, ещё шире улыбнулся Всадник.

   Внутри меня при этих словах вдруг что-то перекрутилось, сжалось в клубок, резко растянулось и с хлопком оборвалось, оставило после себя невосполнимую пустоту. Меня пробила дрожь, но она была невидимой, внутренней. Снова никаких эмоций - ни на лице, ни в голове.

   - Вы хорошо справились со своей работой, Тиссар, - холодно сказал я, спокойно взирая на вытянувшееся лицо мужчины.

   Я испугался собственных слов, испугался той злости, что стала закрывать собой пустоту. Не заполняла, просто скрывала под собой её. Почему я сказал это? Что заставило меня произнести эти слова столь ледяным тоном, в котором явственно ощущалась неприязнь? Зачем я сделал это?

   - Тэя, останься здесь, в гостиной. Я хочу побыть один.

   Меня никто не остановил. Ничего не сказали. Я, войдя в свою комнату, захлопнул дверь и закрыл её на ключ. И опустился рядом с ней на пол. Сил не оставалось. Закрыл лицо ладонями, стал медленно вдыхать, задерживать дыхание... и спустя какое-то мгновение шумно выдыхать, как советовал мне Ирсаураевиэль. Помогло. Получилось взять себя в руки, кое-как снять сапоги и ставшие уже ненавистными камзол и жилетку и на негнущихся ногах дойти до кровати, чтобы рухнуть на неё уже совсем без сил, зарывшись лицом в подушки.

   Кровать просела рядом со мной, выдавая нежданного гостя. Кто-то вошёл? Но я же закрывал дверь!

   - Не хочешь никого видеть? Даже меня? - Ехидный голос Ирсаураевиэля стал для меня сродни ведру воды, которым окатили заночевавшего в канаве пьянчугу.

   Я подскочил, приняв упор лёжа. Вдруг, сам того не осознавая, подогнул ноги и допрыгнул аж до балдахина, вцепившись руками в него, подтянувшись и зацепившись ногами, чтобы точно не упасть. А это, с позволения будет сказать, "мудрое" божество бесцеремонно заржало над бедным и несчастным мной. Что будет, если его кто-нибудь услышит?!

   Разозлившись, упал я точно на Ненг'тодда, врезавшись головой в живот и случайно заехав ему пяткой в челюсть. Ага! Смех сразу прекратился, а мой дорогой "папочка" клацнул зубами и чуть не откусил себе язык. Ругался он долго, витиевато и со вкусом, не обращая внимания, что такие слова совсем не предназначены для нежного детского уха.

   - А нечего эльфов пугать! - сползая с Хозяина Ветров, грозно пробурчал я.

   Он снова засмеялся, но на порядок тише. А мне как-то разом сделалось спокойнее на душе, хоть и оставалось где-то внутри эта пустота.

   - Видел бы ты своё лицо, - весело хмыкнул Ирсаураевиэль, за что ему хотелось срочно надавать по шее.

   Но смею ли я, простой эльф, давать по шее ему, великому и всесильному божеству, Хозяину Ветров и Королю Зимы, Ночному Страннику и Владетелю Снов? Впрочем, слишком хитрый у него взгляд серебряных глаз, отчего хочется ещё раз повторить падение сверху, но на этот раз уже не случайно заехать ему в челюсть. И несколько раз, если посчастливится.

   - Я по важному делу, - сделал лицо кирпичом он. - Очень важному.

  

  

***

   Переполох охватил весь дворец. По коридору в разных направлениях бегали отряды гвардейцев, а король в этот день отменил все назначенные встречи, не явился ни к завтраку, ни к обеду. Да и ужин, скорее всего, он пропустит. Дворяне осторожно перешёптывались - что могло случится на сей раз? После традиционного летнего бала, на котором его видели рядом с каким-то эльфийским мальчишкой, его величество ходил с замкнутым лицом и говорил мало, что было для него несколько несвойственно.

   - Он не мог так просто сбежать! - всплеснул руками Ксавьер, расхаживая по кабинету правителя. - Его аура оставляет чёткие следы! Чёрт, как ему вообще удалось выбраться из замка и остаться незамеченным?

   - Как видишь - сбежал! - Кривая усмешка сама нарисовалась на лице генерала КГБ.

   Нейвир успел достаточно хорошо изучить Лира, поэтому сейчас откровенно потешался над Ксавьером, решившим отчего-то, что он великий интриган и запросто сможет раскрыть эльфу карты так, чтобы тот и не обиделся, и дело сделал. Но, увы - хотя, это с какой стороны посмотреть, ведь Нейвир в который раз оказался прав и теперь отыграл ещё одно очко, - главе Тайной Канцелярии этого не удалось.

   - Неправильно было заставлять рассказывать всё Йенема. И в присутствии тебя, Ксавьер. Сказал же, дайте Тиссару ему самому всё рассказать, - покачал головой чародей.

   - Тиссар его знает лучше всех нас. И мальчик доверяет... доверял ему больше нашего, - вздохнув, согласилась со словами генерала Анхель. - И надо было пригласить Тисса на этот совет!

   - К чёрту Тиссара! - Ксавьер уже не держал себя в руках. - Мы дали ему пять лет! Целых пять лет, которые могли бы потратить с пользой! А он сюсюкался с этим мальчишкой и...

   - Ксавьер, - тихий голос короля осадил советника, - Ксавьер... помолчи. И без тебя голова болит.

   На Йенема нельзя было смотреть без содрогания. За столом сидел не человек - его тень. Никаких эмоций на лице или в глазах. Ещё вчера его видели улыбающимся и счастливым, танцующим на балу с одной милой графиней, а увидь его сейчас кто из придворных... И так уже ходили странные слухи о короле с радужными глазами, пресечь которые не удавалось даже Нейвиру - мастеру интриг, выплетающему самые замысловатые и непонятные на первый взгляд Схемы. Опасаясь новых сплетен, король заперся сейчас в кабинете и пускал только тех, кто отвечал за поиски Лира. А теперь вот ещё и созвал совет. Только близкие и надёжные люди были здесь. Не было одного только Тиссара. Но всё равно по дворцу бродили самые разнообразные версии, почему король не показывается и не выходит из своего кабинета.

   - Ты забываешься, Ксавьер, - опасно прищурился Нейвир. - В любом случае, из записки, что он оставил для своего друга, становится точно ясно: отправился он в Хель.

   Одновременно заговорила и Верховная, и король.

   - Откуда тебе это известно? - подивился Йенем.

   - Неужели он догадался о наших планах на книгу? - вздрогнула Анхель.

   - Цитирую: "Я должен найти то, что должен". У мальчика, поскольку он рос на улицы, чувство долга несколько... хм, преувеличено, я бы сказал. Не бери того, что тебе не нужно. А если взял - отплати сполна. А книга... Нет, вряд ли. В этом случае высказал бы всё нам в лицо, развернулся на пятках и ушёл, особо и не скрываясь. А раз он сбежал, значит...

   - Значит что? - не выдержал Радужное Пламя.

   - Не знаю, что значит. Быть может, не хотел лишний раз встречаться с кем-то из нас. Быть может, это был импульсивный поступок, подкреплённый обидой. Быть может, ему трудно было прощаться с Дельвигом или Тиссаром.

   - Тисс так и не отошёл? - печально спросила чародейка.

   - Это из-за слов Лира, - пояснил Нейвир, поднимаясь со своего места. Почему-то вёл он себя не как обычно, был спокоен и сдержан. - Я пойду, Йен? Мне ещё работать надо. А тебе бы не помешало отправиться сейчас в кровать, выпить чай с ромашкой и лечь спать.

  

  

***

  

   Дождь лил как из ведра уже второй день без передышки. Холодно, сыро и неуютно. Плащ давно промок до нитки, а через крышу наспех построенного шалаша просачивалась вода. Ал'амаг её не пропускал, но долго сидеть, подтянув колени к груди и натянув его на колени и голову, было неудобно. Затекали все конечности, а вытянуться не давали размеры шалашика. Но дождь - это хорошо. Он скроет следы, затопит их лужами. А ауру помог скрыть амулет, что дал мне Ирсау, вдохновивший меня на это приключение.

   - Только в Хель ты найдёшь все ответы. Там есть тот, кто поможет тебе во всём разобраться.

   И почему я сломя голову отправился в путь-дорогу, только услышав о ком-то, способным мне помочь? Я, можно сказать, сбежал. Не раздумывая особо. И казалось, что это Хозяин Ветров внушил мне что-то, чтобы я отправился в мёртвый город через полстраны. Взял минимум вещей, все деньги, что у меня были. Оставил подарок Дельвигу и записку. Не знаю, как отреагировал на это мой рыжий друг. Скорее всего, клочок бумажки уже был у него отобран. Обижается ли он на меня? Что думает по этому поводу? Ведь я его, считай, бросил. Мой первый друг в школе Всадников, всегда готовый помочь. Болтун, вечный оптимист...

   Встряхнул головой. Не о том я думаю. В конце концов, возвращаться всё же придётся. С книгой или без - всё равно. А может и не придётся. Кто знает, что случится со мной по дороге?

   Я чихнул и осмелился высунуть нос из шалаша. Небо, затянувшиеся свинцово-сизыми тучами, продолжало лить на землю бесконечный поток воды. Капли барабанили по листве, придавая зелёному ещё более яркий и насыщенный цвет. Где-то вдалеке сверкнула молния, а спустя полминуты или минуту раздался приглушённый раскат грома.

   - И скучно, и грустно, и морду набить некому... - пробормотал я услышанную некогда от Нейвира фразу, в очередной раз оглушительно чихнув, и, укутавшись в потяжелевший от воды плащ, завалился на бок и провалился в сон.

  

   Дорогу на утро после дождя развезло, и мои сапоги уже по голень были в грязи. Идти по ней было трудно, поэтому я, недолго думая, перешёл на скользкую от росы траву и пару раз чуть не навернулся. Но всяко быстрее, чем по дороге, которая представляла из себя чёрти-что. Недавно, судя по следам, здесь проходил караван. На который я наткнулся после поворота. Скорость телег сейчас была сравнима со скоростью пьяной хромой улитки. Поэтому я без особого труда смог догнать их.

   Проходя мимо телег, я в полголоса ругался на гномьем за свою тупость и тугодумие. Капюшон, завидев караван впереди, я не накинул, а стоило бы. Теперь на меня пялились все, кому не лень, и не забывали тыкать пальцами, перешёптываться. Но надеть капюшон сейчас, значит показать свою слабость. Охрана поглядывала на меня с плохо скрываемой враждебностью. А ведь я и вправду молодец, угу! Думал, что ни на кого не наткнусь, и решил погреться под лучами летнего солнца. Впрочем, зачем скрываться? Меня не будут разыскивать в открытую - это ясно сразу. Подобной огласки Йенему не нужно. Амулет, скрывающий ауру, висит сейчас на шее, так что с помощью магии меня точно не найдут.

   Не плохо было бы узнать, в какой город направляется этот караван. Может, нам с ними по пути? Хотя всё равно проситься не буду к ним. В охрану не возьмут - подозрительный слишком да эльф к тому же. Покупать себе место не позволяли мои финансы. Уж лучше на своих двоих. Может, опасно, зато мне так спокойней.

   - Эй! - Меня окликнул кто-то из охранников.

   Я обернулся и встретился с улыбающимися карими глазами человека в мантии. Судя по одежде и уважительным взглядам в его сторону - маг. Их частенько нанимали для охраны караванов, чтобы обеспечить дополнительную защиту.

   - Не боишься один путешествовать? - подмигнул он мне.

   - А чего мне бояться? - на ходу, идя спиной вперёд, оскалился я и положил ладонь на рукоять меча.

   Кареглазый хмыкнул и помахал мне рукой.

   - Удачи, эльф!

   Я довольно быстро обогнал караван, шагая не по дороге, а по траве, в прохладной тени деревьев. Когда ушёл довольно далеко вперёд и невольно обернулся, вспомнились карие глаза того мага.

   Что бы это могло значить?

  

   До Хель я добрался только через две с лишнем недели. С каждым днём я подходил всё ближе к границе мёртвого города, окружённого пустошами. Деревень на пути встречалось меньше, а место распаханных полей постепенно занял дремучий сосновый лес. Но и он через несколько дней пути сошёл на нет. Рано утром я выбрался из-под сени сосен и стоял, глядя на серую безжизненную пустыню с гранитными силуэтами окаменевших деревьев. Ветер, пробежавшийся по еле различимой дороге, поднял тучи пыли и песка.

   К вечеру я уже пересёк эту пустыню, проклиная и ветер, и пыль, и скучный серый пейзаж. Никакие чудища на меня напасть не соизволили, хоть на том спасибо. Но как только село солнце, сразу образовалось вокруг множество жутковатого вида теней, заставлявших нервно хвататься за меч всякий раз, как их увидишь. Я хоть и понимал, что всё это игра воображения, шарахался в стороны и начинал мелко дрожать. А когда ветер тронул какую-то тряпку, висевшую на балке полуразрушенного дома, сердце ухнулось в пятки, а я чуть не взвизгнул с испугу.

   Дороги в городе оставляли желать лучшего. Как и всё остальное. И в эти древние, казалось бы, руины Хель превратился за восемь с лишним лет? Ведь сюда же никто не ходит! Вон даже видна покорёженная мебель. Интересно, что здесь произошло?

   В небольшом закутке я нашёл тлеющие ещё угольки. Значит, ушли отсюда недавно. Но вот отсутствие всяких следов меня слегка смущало. Ирсаураевиэль говорил, что в городе есть тот, кто мне поможет, так что это вряд ли ловушка. Но искать сейчас кого-либо просто не имело смысла. Я расстелил одеяло, развёл новый костёр и уселся рядом. Ноги гудели от целого дня перехода и будто бы налились свинцом. Вытянув их, я прикрыл глаза и вернулся к старым рассуждениям.

   Имирейский союз всё-таки строит козни против Сайрата, потому как на территории королевства спрятана книга. Быть может, они даже знают - где именно. Или теперь знают. Я не был уверен, что за мной не следили. Владетель Снов обещал позаботиться об этом, а если бы меня заметили в замке, то непременно бы схватили. Сомневаюсь, что меня бы так просто отпустили на все четыре стороны. Или отпустили бы? Может, и не надо было сбегать? Может, я слишком плохого мнения о Йенеме и остальных?

   Впрочем, чего сейчас жалеть. Дело сделано, а сделанного не воротишь. Так что или возвращаюсь к ним с книгой, но на своих условиях - быть куклой или мальчиком на побегушках мне не улыбалось, - или остаюсь тут. Хозяин Ветров уверял меня, что здесь находится тот, кто способен помочь мне. Тот, кто разберётся во всём, расставит всё по полочкам и объяснит. По крайней мере, такие выводы сделал я из его слов. Но могу ли я быть уверен, что меня примут с распростертыми объятьями? Так ли мне тут будут рады?

   - Забавно, - хмыкнули где-то рядом. - Пришёл всё-таки!

   Осторожно открыл глаза и увидел перед собой высокую - почти под два метра - фигуру в рваном серо-коричневом плаще. Заметив мой интерес, он снял капюшон и выправил из-под плаща длинные светло-рыжие в отсвете костра волосы, ниспадавшие теперь волнистым водопадом до пояса. На лице с лёгкой тенью загара и потрескавшимися губами почти не выделялись золотистого цвета глаза со счастливыми искорками, пляшущими в них. Полуночный гость вопросительно поднял бровь, и я кивнул, позволяя ему присесть. Плаща он так и не снял, будто под ним скрывалось что-то зело важное.

   - Давай знакомиться? - улыбнулся гость. - Меня зовут Лорей. А тебя - Лир, верно?

   - Откуда вы знали, что я приду? Откуда вам известно моё имя? - недоверчиво покосился я на него.

   - Слушай, а какая тебе разница? - даже обиделся он от моего недоверчивого прищура. - Всему своё время, я всё расскажу тебе.

   - Вам Ирсаураевиэль сказал? - выдохнул я, поражаясь своей глупости. Логично же! Он меня сюда послал, а значит знаком с тем, кто живёт здесь.

   - Хозяин Ветров? Ненг'тодд? - уточнил Лорей и покачал головой. - Нет, с ним я не знаком. А это он послал тебя сюда? Неужели Ар просчитался? Хотя, всё сработало и это главное.

   - И всё же?

   Мне одному кажется, что и эта встреча, и это разговор похожи на какой-то бред сумасшедшего? Пришёл, тебя тут встретили радостной улыбкой, уже зная твоё имя и то, что ты сюда придёшь. При этом Хозяина Ветров, сюда меня пославшего, Лорей не знал. И что это за Ар такой, который просчитался? Ага, как же. Только в Хель ты найдёшь все ответы... Пф, да тут ещё с десяток вопросов сразу возникает!

   - И всё же... не пора ли кому-то ложиться спать? - сурово посмотрел на меня Лорей. - Весь день на ногах! Ребёнок, быстро спать!

   Пришлось подчиниться. К тому же золотые глаза как-то странно сверкнули, отчего спросить с этим человеком сразу расхотелось. И я не чувствовал почему-то ни беспокойства, ни страха, ни недоверия по отношению к нему. Он взобрался на какую-то гору камней, в прошлом бывшей, судя по всему, стеной дома. Уселся поудобнее, скрестив ноги и выпрямившись, прикрыл золотые глаза, да так и замер. Медитирует, что ли? Или даёт мне таким образом понять, что разговор окончен?

   Как бы то ни было, я завернулся в одеяло по уши и завалился спать. Действительно умотался за день. А Хель, вот он, подо мной. И этот Лорей вроде убегать никуда не собирается.

  

   Утром я проснулся сам и с минуту лежал с закрытыми глазами, где-то между сном и явью. Пока любопытство меня не доконало. А вдруг всё это был лишь сон? Вдруг мне ещё идти и идти до мёртвого Хеля, а придя туда, я встречу не золотоглазого Лорея, а какое-нибудь чудище непобедимое? Но нет, это оказался не сон. Он сидел в той же позе, что и ночью. Вот что-то заставило его распахнуть глаза, обвести пространство вокруг тяжёлым цепким взглядом. Лорей не спрыгнул со стены - плавно стёк каким-то гибким неуловимым движением, сделал несколько шагов, вынул меч, снова огляделся. Так ничего и не найдя, он убрал клинок с длинной - полторы ладони длиной - витой рукоятью и стянул плащ с плеч.

   Бронзовые латы засверкали в лучах лениво восходящего на горизонт солнца, переливаясь от каждого движения Лорея. В волосах уже не осталось той рыжины, что мне почудилась ночью при свете костра. Они сияли червонным золотом, одновременно и притягивая к себе свет, и ярко освещая всё кругом. С мягким шелестом за его спиной расправились крылья цвета золотисто-зелёного хризолита. И эти крылья окончательно сбили меня с толку. Ангел? Из тех самых сказок, которыми я взахлёб зачитывался в башне Всадника? Но ведь они считались легендой уже во времена антрас!

   - Доброе утро, Последний Герой! - широко улыбнулся Лорей, заметив проснувшегося меня.

   - Доброе утро, - эхом отозвался я. - А почему Последний? И Герой?

   - Это ты не у меня спрашивать будешь, - покачал головой ангел, - потому что не мои это слова. Встретишься с кое-кем, у него и спросишь.

   А как я узнаю, что это именно тот человек? Называть имя, судя по всему, Лорей не только не хотел, но и не мог. Обещание, наверное, дал. Так что силой из него тянуть ничего не буду - бесполезно. Глядя в его золотые глаза, понимаешь точно - умрёт, но слово сдержит.

   - Я обещаю тебе, - приподнял уголки губ он, - встретишь его - узнаешь.

   Тоже, что ли, мысли читает?

   - У тебя всё на лице написано, - подмигнул ангел, небрежно накинув плащ на плечи. - Тебя очень легко сбить с привычной дороги, и тогда ты теряешь контроль, поэтому становишься легко читаемым. - Лорей подошёл и щёлкнул меня длинным пальцем по носу. - Учись держать себя в руках в любой ситуации, какой бы абсурдной она тебе ни казалась. Иначе это плохо для тебя может закончиться.

   Я со злости клацнул зубами. Он, несомненно, был прав, да и я сам это знал и понимал, более того - до поры до времени отлично справлялся с этой задачей. Видимо, события последнего года повлияли на меня сильнее, чем я ожидал или предполагал. Можно сказать, что я перестал дичиться и опасаться всех, как зверь из непроходимой чащи, оказавшийся вдруг посреди людной площади.

   - Идём, - нарисовал на своём лице улыбку он, - нам нужно поскорее всё тебе объяснить.

   Я кивнул, быстро собрал свои вещи и последовал за ним.

  

  

   Семнадцатое действие

  

А теперь попробуй только сказать, что ты что-то не понял!

Гай Имирей, "добрый" учитель

   Под вечер я без сил свалился на одеяло от всей той информации, что буквально вывалил на меня Лорей. И, вроде бы, особо по городу не бегали, сидели в Храме Богов, разговаривали. Точнее, говорил в основном златоглазый ангел, а я же кивал и пытался уяснить хоть что-то. Советы перемешались в голове с повествованием о сути моего бытия, небольшими историческими справками и россказнями о книге Судеб. Было не просто много, было очень много всего.

   А начиналось всё тихо-мирно! С простого предложения прогуляться по городу и посмотреть на Хель. Кое-где Лорей даже создавал иллюзии, показывая, каков был город до всех этих разрушений. На мои вопросы о том, как же город столь быстро превратился в подобные руины, ангел мотал головой и говорил, что ответит потом, когда будет рассказывать всё вместе, чтобы не тянуть длинную вереницу новых вопросов. Уж лучше всё сразу разложить по полочкам, чем потом пытаться разобраться с грудой разных фактов. И я был с ним полностью согласен.

   Но от каши в голове меня это не спасло.

   Единственным более-менее целым строением в городе был Храм Богов. Белоснежные стены и посеребрённый купол с пронзающим небо высоким золотым шпилем сверкали на солнце, а чёрный провал входа, оставшийся без двери, казалось, поглощал свет. И от одного только вида этого тёмного зева меня бросало в дрожь. Но через главный ход мы не пошли - обогнули Храм по периметру, прошли по саду, за которым явно никто не ухаживал уже лет десять. Небольшую деревянную дверь я заметил не сразу, и если бы не Лорей, то не обратил бы на неё никакого внимания. Мой проводник раскрыл её и приглашающе махнул рукой, отвлекая меня от созерцания небольшого фонтанчика со статуэткой дракона посередине, на постаменте которого были выбиты непонятные руны, похожие на завихрения облаков.

   - А это?.. - хотел было поинтересоваться я, но Лорей понял меня мгновенно.

   - Это драконьи руны. О них мало кто знает, а этот фонтан перенесли сюда из одной пещеры Драконьих Клыков - он понравился Верховному жрецу Храма. Сейчас эти знаки уже никто перевести не сможет. Там написано: "Всегда следуй за своей мечтой, но никогда не отдавай ради неё свою свободу". Или жизнь. В драконьем языке некоторые слова означают одно и то же, тогда как в любом другом это два разных понятия. Как, к примеру, душа и сердце, жизнь и свобода, мечта и Судьба, честь и верность.

   Я кивнул на автомате, всё ещё рассматривая сидящего на небольшом постаменте дракона, его распахнутые крылья. Казалось, он вот-вот оживёт и сорвётся со своего места, взметнётся в небесную высь. Но фигура оставалась недвижимой, каменной и неживой.

   - Вы знаете драконий? - Меня несколько удивил тот факт, что у драконов, оказывается, есть свой собственный язык.

   - Знаю, - загадочно улыбнулся он, - и могу научить тебя, если хочешь. Это поможет тебе, если встретишься с дикими драконами. Ментально, как с драконами Всадников, с ними говорить получится только в одну сторону - они могут передавать тебе мысли, но ты им - нет. Так что, если хочешь, чтобы тебя не съели, начни разговор так: "Iol'leharshior zerh". Что переводится, как: "Не ешь меня". Драконы существа любопытные и им станет интересно, с чего это какой-то двуногий говорит на их языке. Из-за одной этой фразы тысячу лет назад людям удалось приручить драконов. Иначе бы человеку к ним и подойти не удалось. Но всё это потом. Сегодня я должен рассказать тебе главное.

   Снова кивнув, я вошёл в Храм первым, на несколько секунд замерев у входа. Невообразимых размеров пустой зал с высоким потолком; пол в чёрно-белую клетку, словно шахматная доска под ногами; небольшое окошко в куполе, через которое пробивался луч света, падающий на алтарь и лежащую там книгу, раскрытую где-то на середине; матово-чёрные, поглощающие свет стены, с вкраплениями чего-то серебристого, напоминающего звёзды на тёмной безлунном небе, вдоль которых стояли целые и полуразрушенные статуи богов и их помощников, святых и героев древности. Этот зал казался чем-то нереальным. Невольно я сделал несколько шагов вперёд и закружился на месте, пытаясь охватить всё пространство взглядом, но у меня не получалось этого сделать. Дух захватывало при виде этого необъятного помещения, в которое, казалось, можно было уместить шесть-семь взрослых драконов!

   Лорей медленно подошёл к алтарю и опустился рядом, прислонившись лбом к холодному даже на вид камню. Я осторожно приблизился и, повинуясь взгляду ангела, расстелил на шахматном полу плащ, усаживаясь поудобнее. Рассказ, чувствую, обещает быть длинным.

  

   - Ты, наверное, считаешь себя Избранным, о котором писалось в великом Пророчестве? Нет? Знаешь, я удивлён. Обычно такие, как мы с тобой, - он тоже, что ли, не имеет Судьбы? - считают себя чем-то особенным, неповторимым. Но мы всего лишь ошибка, сбой в целостной и продуманной системе. Подожди, я прекрасно вижу, что у тебя только возникают вопросы от моих слов. Постепенно я отвечу на все, а сейчас позволь мне выговориться? Спасибо. - Он улыбнулся. - Слишком тяжело столько времени держать мысли при себе, ни с кем не разговаривая и не делясь ими. Ар вечно занят, а других гостей... Ты первый с того момента, как земли вокруг Хель вымерли. Первый, кому я могу высказать всё без утайки или вообще сказать хоть слово. Некоторые посещали границу города, но что-то не пускало их сюда, также как не выпускало меня за черту Хель. Я пленник этого города. Даже не так. Я пленник книги, что находится в этом городе. По твоему взгляду можно понять, что ты в курсе, о чём я веду речь. Но до книги мы доберёмся постепенно. Сначала я расскажу тебе о Судьбе и таких вот ошибках, как мы с тобой.

   Понимаешь, мир - чётко продуманная система, в которой всё работает слаженно и точно. Как узор заклинания, понимаешь? Нет? А, ты ведь не маг. Но ты представляешь, скольких трудов это стоило кому-то, кто называет себя Судьбой, прописать каждую жизнь, ведь важен каждый мазок для написания полной и понятной картины. Так и здесь. Любой поступок отражается в Судьбе уже не одного человека, а целого мира. Но время от времени в эту идеальную систему вкрадывается ошибка. Человек - да и не только человек - с непрописанной, пустой Судьбой. Наше присутствие рушит, ломает всю прописанную, созданную кем-то систему. Просто представь на секунду, сколько труда уходит в ничто благодаря таким вот пустышкам, которые совершенно случайно появились в мире. И именно поэтому таких людей чаще всего преследуют несчастья. Судьба просто хочет избавиться от назойливой занозы в одном месте, которая портит всё, что только можно.

   Знаешь, в чём заключается суть? Есть мы, ошибки, а над нами стоят люди и не только они. Мы подчиняемся им, ведь нам не суждено занять высокий пост, чтобы управлять кем-то. - Он поднял палец в воздух и начал чертить, оставляя светящийся след. - Над людьми стоят боги, решающие за них всё. А над богами стоит Судьба. Но мы с тобой стоим над ней, потому что не подчиняемся её законам. - Стрелка отошла от нижнего прямоугольника с надписью "Ошибка" и вонзилась в верхний, где красовалась та самая "Судьба". - Она не может влиять на нас, но через богов и людей пытается избавиться от ошибок. А над всем этим, - по велению его руки получившаяся схема заключилась в круг, - стоит Он. Создатель. Тот, кто создаёт миры одной только мыслью. Тот, кому подчиняется каждый из нас. Тот, кто всегда стоит в стороне и не вмешивается. В религии роль Создателя отдали богам, но они - лишь Его слуги. Не более и не менее. Ответственные за порядок, свободные в выборе действий, но всё-таки слуги.

   Вся загвоздка с тобой в том, что каким-то чудом тебе досталось целых две частички божественных душ. - Буквы и стрелочки в воздухе к этому времени уже давно растаяли. - Одна передалась тебе по крови, от богини Луны. Нимаэль, так зовёте вы её? А вторая - от Хозяина Ветров, Ирсаураевиэля. Они должны мешать тебе по воле Судьбы и помогать, потому что ты их дитя, которое придёт потом им на смену. Нет, не им. Одному только Эру, но всё равно это не отменяет долга Госпожи Гор. Ты думаешь, как герой древних легенд вдруг оказался богом? Но мы сейчас не об этом, так ведь?

   Я не знаю, кто создал книгу Судьбы и какие цели он при этом преследовал. Но использовать книгу по назначению может далеко не каждый. Либо тот, кто родился именно за этим, кто стал Избранным, чьё имя есть в Пророчестве, а потом отразится в легендах. Либо такие, как мы с тобой; те, у кого нет Судьбы, и поэтому они запросто могут распоряжаться чужими. Всё дело в том, что взять её в руки я не могу. Сюда я был послан как её Хранитель и только. Нарушить приказ я не имею права. Именно поэтому и не могу уйти за черту города - книга не пускает меня. Но это мои заморочки и проблемы, которые тебя никоим образом не касаются.

   Зато этой книгой можешь пользоваться ты. Не только просматривать её, как иной раз удаётся мне, но и менять в ней что-то: стирать или дописывать, заканчивать чью-то историю или начинать новую. В твоих руках сейчас находится целый мир, который ты можешь изменить по своей прихоти, для своих целей.

   Он поднялся со своего места, приподнял уголки губ и кивнул на дверь, находящуюся за алтарём.

   - Идём. Мы ведь так и не позавтракали.

  

   В Хель я провёл чуть больше месяца. С каждым днём узнавал что-то новое, каждую минуту обучался чему-то у Лорея. Он рассказывал мне всё подряд и отшучивался, что рано или поздно это может пригодиться. Я не спорил, внимательно выслушивал его и запоминал. О друзьях и школе, в которой вот-вот должен был начаться новый учебный год, старался не вспоминать. Пустота, хоть и приглушённая, всё равно пряталась где-то внутри.

   Новость о том, что я нисколько не Избранный, а совсем даже наоборот, несколько меня успокоила. Ну не улыбалось мне, как какой-то герой из саги, терять по двадцать литров крови из пяти имеющихся, разрываться на части, чтобы успеть спасти всех, а в конце ещё и умереть ради спасения мира или пожертвовать собой для защиты верных друзей. Вот нисколечко не жалко, что достанется это всё кому-то другому! Но вместе с тем этот факт вызывал во мне непонятную обиду и тоску.

   Незаметно наступала осень. Ночи постепенно становились холоднее, а день укорачивался. Погода стояла ясная и тихая, но под конец лета три дня с неба сыпался даже не ливень - нескончаемый поток воды. В этот день мы спрятались в жилище Лорея, за алтарём в Храме. До этого я и он ночевали в городе, иной раз даже раздельно. Нам казалось забавным исследовать мёртвый город, находить какие-то вещи и строить гипотезы, кому они могли принадлежать. Хранитель книги, оказывается, никогда ничем подобным не занимался. У него было два-три любимых места в городе, а на остальное он не обращал внимания. Но придуманная мной игра "Откопай побольше хлама и отгадай, чей же он?" ему нравилась. И он согласился, что эта забава помогает развивать логику. В один из дней нам даже повезло - нашли нетронутый сохранившийся дом. Слой пыли, конечно, был в толщину с палец, но создавалось впечатление, что жители просто встали и ушли, побросав вещи. Что же случилось с Хель? Лорей наотрез отказывался мне что-либо рассказывать, а до книги, чтобы я смог вызнать всё сам, не допускал.

   Но на второй день, когда стало ясно, что дождь только набирает обороты, он попросил меня принести книгу и взял её из моих протянутых рук, отчего у меня глаза на лоб полезли. До этого ангел сам никогда её не трогал, а когда подходил ближе, чем на три метра, та начинала призрачно светиться, что меня немного пугало.

   - Ну, ты же не был против, чтобы я её взял? Сам-то с ней боялся не справиться. Дело в том, что сам я её взять не могу. А если кто-то протянет, пожелает отдать - запросто.

   Странная какая-то логика у его начальства. Охранять книгу должен, а в руки взять не может, только когда кто-то сам захочет ему её преподнести. Хотя, если он без Судьбы, то они очень даже предусмотрительно поступили. Неизвестно, как бы мог отомстить посланный чёрт знает куда подчинённый, у которого есть возможность поменять весь мир, разрушив его до основания, а потом выстроив заново. Быть может, Создатель тогда вмешался бы и поставил всё на свои места, но перестраховаться не помешает. Бережёного боги берегут.

   Как только я понял, что сейчас можно воспользоваться книгой, у меня из головы вылетели все мысли о Хель и случившимся здесь. Осталась только одна: надо узнать, что случилось с семьёй. Может, родителям удалось спастись? А брат живёт сейчас где-то в королевстве? Но Лорей не дал мне книгу в руки, провёл ладонью по пустым страницам и несколько долгих минут вчитывался в буквы, возникшие на белом листе. Ещё с минуту молчал, вздохнул и заговорил:

   - Твой отец умер здесь, при Хель. Мать скончалась полгода назад в рабстве, находясь в Имирейском союзе. - Я непроизвольно сжал кулаки и стиснул зубы. А Орсавьель? - Брат возглавляет свободных эльфов за Драконьими Клыками.

   Как камень с души свалился. Если родителей я уже заочно похоронил, смирившись с этим, когда жил на улице, то неизвестность насчёт брата меня мучила. Его отряд направлялся в сторону, противоположную Хель. Тогда я сделал вывод, что он вполне мог остаться в живых. А теперь я точно знал, где он и что с ним. И совсем неудивительно, что он возглавляет свободных эльфов - лидерских качеств в Веле было через край.

   - Хочешь отправиться к нему? - Лорей как-то небрежно положил книгу на пол.

   Смешно. Обойти Драконьи Клыки? Не встретиться по пути с дикими драконами? Суметь отыскать брата там? В одиночку? Или даже вместе с Лореем? Вряд ли из этого выйдет что-либо дельное.

   - Тебе не кажется, что до этого времени везения у тебя было хоть отбавляй? - усмехнулся Хранитель. - Вода со временем стачивает камень, а огонь без особого труда проходит через лес. Если в тебе есть храбрость, если ты веришь в себя и свою цель, то можно дойти даже до небес. Но в такой ливень идти куда-либо - смерти подобно. Когда стихия успокоится, я покажу тебе короткий путь за Драконьи Клыки.

   Я только и смог, что кивнуть в ответ.

  

   Река вышла из берегов и затопила большую часть города, где-то едва-едва доставая до порожков домов, а кое-где скрывая под водой руины целиком. Я долго хлопал глазами на эту картину, когда мы с Лореем поутру вышли из Храма. К счастью, он стоял на возвышении - вода накрыла собой половину ступеней, ведущих сюда, наверх, и только. Зрелище, надо сказать, было захватывающим. Солнце ещё только выползало из-за горизонта, нехотя окрашивая тёмное предрассветное небо и перистые облака алыми бликами. И всё это великолепие отражалось в прозрачной воде, в которой можно было различить силуэты разномастных рыб.

   - Придётся мне тебя переносить, - притворно-тяжело вздохнул Лорей, но вдруг резко переменился в лице и отпихнул меня в сторону.

   Спустя мгновение туда, где я стоял, приземлилось странное существо, будто бы сотканное из теней и тьмы. Оно чем-то походило не то на лисицу, не то на волка, но размером было многим больше лошади. Алые огоньки в его глазах зло сверкнули, и тварь бросилась на меня. Лорей ударил мечом, отвлекая её и позволяя мне придти в себя и собраться с мыслями.

   - Влево! - крикнул Хранитель, и я подчинился, выронив сумку с вещами и скатываясь вниз по ступенькам, к воде.

   Мне потребовалось несколько секунд, чтобы окончательно придти в себя. Вскочив на ноги, я поспешно достал меч, но что-либо сделать не успел. Лорей, произнеся какое-то заклинание, дотронулся рукой до морды твари. Вспышка нестерпимо яркого света, а когда я вновь смог хоть что-то различать, этого странного существа уже не было. Ангел, слегка пошатываясь, подошёл ко мне.

   - Этого я и опасался. Двойная неудача вызывает серьёзные беды, - хмыкнул он. - Раньше их редко можно было видеть в черте города. Идём, нужно торопиться.

   А ведь верно! Если человек без Судьбы вызывает на себя неудачу - ведь Судьба хочет избавиться от досадного недоразумения, - то что будет, если рядом находятся две таких ошибки? Ясно одно - ничего хорошего от этого можно и не ждать.

   - Лорей, что это была за тварь? - дёрнул я Хранителя за плащ.

   - Не сейчас. Поторопимся. И не забудь свои вещи.

   До ближайшего сухого места было около полусотни метров, и я уже всерьёз задумался над тем, что придётся плыть самому, как вдруг Лорей подхватил меня за подмышки, приказал не дёргаться и взмахнул крыльями. Я и не дёргался, потому что у меня дух захватило от ощущения полёта. Но продлилось это недолго. Хранитель посадил меня на более-менее целую стену, а сам стал смотреть по сторонам.

   - Отсюда сам вполне переберёшься, а вот мне надо быть начеку, - пояснил он.

   Дальше пришлось прыгать по грудам обломков и руинам самому. Когда не было возможности перебраться, на помощь приходил Лорей. В итоге до места, которое ангел хотел мне показать, мы добирались чуть ли не два часа, хотя пешком, если бы не вся эта вода, мы бы оказались здесь уже через полчаса. Но вдруг я услышал тихие переливчатые звуки, похожие на позвякивающие маленькие колокольчики, и замер на обвалившейся наполовину крыше здания, пытаясь углядеть, откуда же доносятся эти звуки. То тут, то там стали возникать тёмные прозрачные силуэты непонятных существ, размерами от небольшой кошки до целого дракона, с щупальцами и замысловатыми ветвистыми рогами, отдалённо напоминающие каких-то зверей и похожие на фантазию ребёнка. У некоторых из них были огромные светящиеся глаза, другие казались просто тенями. Они шли по водной глади, ничего, казалось, не замечая кругом.

   - Всё-таки явились. Может, решили поприветствовать тебя? - усмехнулся Лорей. - Давно я их не видел. Не переживай. Они не опасны. Почти.

   - Кто это? - Я, как заворожённый, вглядывался в эти тени, наблюдал за их хаотичным передвижением.

   - Ну, как тебе сказать... Это духи тех зверей, что когда-то жили вокруг Хель.

   - А что сталось с людьми? - Я буквально повис на руке ангела. - Может, хватит уже недомолвок? Что случилось в Хель восемь лет назад?!

   Он стиснул губы в тонкую полосочку, отвёл взгляд, глубоко вздохнул и только спустя несколько секунд резко выдохнул.

   - Извини, но я правда не могу тебе сказать. Я обещал Ару. - Лорей печально улыбнулся. - Он говорит, что это его ошибка. А исправлять её придётся не только ему.

   Замечательно просто! И здесь сплошные вопросы и недоговорки, отвечать на которые пока что никто не собирается.

   - Идём, - потянул меня вперёд он.

   - А зачем нужно было брать с собой все вещи? Тут что, какой-то портал за Драконьи Клыки?

   Мы пролезли вниз через дыру в крыше и спустились по - о чудо! - сохранившейся каменной лестнице. Часть второго этажа провалилась вниз, а перебраться от лестницы к целой части дома можно было лишь по не очень широкой балке. Проходя по ней, я мысленно благодарил Тиссара и Гая за их гонения несчастного меня по полосе препятствий. Если бы не это, точно искупался бы в воде. И ведь внизу ещё эти странные духи-тени, какие-то мелкие и шарообразные, но всё равно страшно, хоть Лорей и говорил, что они не опасны.

   - Угадал! Здесь и вправду находится портал. Правда, не уверен, что он после ливня будет нормально работать. - Дверь, которую толкнул ногой Хранитель, открылась далеко не с первого раза. - Но за Драконьи Клыки ты точно попадёшь.

   Это обнадёживает. Я надеюсь, не по кусочкам?

   - О, нет-нет, можешь не переживать. Он настроен так, что либо целиком кого-то переносит, либо вообще не переносит. Страховка, так сказать.

   Опять, что ли, читает мои мысли по лицу? Я же держал себя в руках, стараясь ничем не выдать.

   - Тебе не стоит переживать по этому поводу, - подмигнул Лорей. - Разумом ты, быть может, уже и взрослый, но в душе - сущий ребёнок. Не пытайся хотя бы сейчас казаться старше или сильнее, у тебя ещё будет время побывать в шкуре более сильного на вид, чем ты есть на самом деле. Лучше быть, чем казаться. А чтобы быть, нужно учиться, понимаешь?

   - Лучше быть, чем казаться, - пробормотал я себе эти слова под нос, вспоминая, где же их уже слышал до этого. В учебнике истории, что ли?

   Первым, на что я обратил внимание, войдя в небольшую комнатушку, стало странной формы полусферическое кресло, скромненько лежащее на боку. Но стоило Лорею щёлкнуть пальцами, как оно поднялось в воздух и подплыло к ангелу. Усевшись в него, Хранитель оттолкнулся мыском ноги и перелетел через всю комнату к противоположной стене, что-то нажал на ней, и отворилась сверкающая разноцветными огнями панель.

   - Магические порталы при нашей с тобой ауре искажаются, - повернул он кресло ко мне, слегка улыбнулся, наклонив голову, - и неизвестно, как могут себя повести. А вот этот должен нормально сработать.

   Пол под ногами дрогнул и стал разъезжаться в разные стороны, и я невольно отпрыгнул к двери. Вверх стал подниматься круглый постамент, антрацитово-чёрные шары на стержнях со скрежетом выползли из отверстий в потолке. А я-то гадал, зачем эти дырки там! Но вот что-то громко щёлкнуло, всё замерло и вроде бы встало на свои места. Я сделал осторожный шаг вперёд, но встретившись с озорными золотыми глазами ангела, осмелел и вышел на середину комнаты, к стоящему там постаменту.

   - Это портал? - вырвался у меня совершенно идиотский вопрос.

   - Да, - как-то совсем по-детски хихикнул Лорей, - это такой необычный и совсем немагический портал. Вдаваться в подробности и теорию не буду, у нас не так уж и много времени.

   - Я всё спросить хотел. А куда мы торопимся-то?

   - Просто если не успеем - тебя там застигнет буря. Ты как, в сильную метель способен передвигаться по заснеженной пустыне? - ехидно прищурил золотой глаз он.

   - Нет, - икнул я, начиная по-глупому хлопать глазами.

   - Ну вот! - хмыкнул Лорей. - Если мои расчёты верны, то тебя переместит почти к месту обитания свободных эльфов. Как раз за два дня до бурана, что должен будет обрушиться на северные отроги Драконьих Клыков. Я, как видишь, всё предусмотрел. Так, становись в центр этого круга. Да-да, вот так, вот сюда. Не бойся, пока что ничего с тобой не случится. Я ведь уже упоминал, что он по частям не перемещает?

   - Лорей, а?..

   - И не проси! - тяжело вздохнул и покачал головой ангел. - Во-первых, не стоит забывать про двойную неудачу. А вдруг на дракона наткнёмся или ещё какое чудище? Во-вторых, книгу брать с собой лучше не стоит. А без неё невозможно взять и меня.

   Но добил меня последний аргумент, заставивший невольно хихикнуть.

   - И наконец, в-третьих, я не переношу холод. Всё, хватит разговоров! Готов? Вещи точно все взял?

   Я кивнул и поправил сумку на плече.

   - Удачи! - пожелал мне Лорей и широко улыбнулся, нажав на один из разноцветных огоньков.

   Сначала ничего не происходило. Потом, спустя несколько долгих секунд ожидания, раздались тихие постукивания, постепенно становившееся громче. С противным скрипом шары на стержнях стали проворачиваться. Вспышка, и голос Лорея откуда-то издалека:

   - А, чёрт, влияние луны забыл учесть!

   И - тьма...

  

  

   Восемнадцатое действие

  

Пережить что-либо страшное - не сложно. Сложно не ворошить в себе прошлое, рассказывая об этом.

Маираэль тогг'Эрльеэмх Алзараст

  

  

   - Ой, смотри, сапог! - пронзительный звонкий голосок выдернул меня из темноты.

   Бр-р! Как же холодно!

   - Брось его! Зачем нам один сапог? - казалось, ответил тот же голос.

   - Но он хороший! - возмущению говорившего не было предела. - И тут ещё один есть!

   - Вытаскиваем?

   Рядом кто-то завозился, и я вдруг почувствовал, как цепкие пальцы сомкнулись на моих лодыжках. Меня дёрнуло куда-то в сторону, неожиданно на лицо свалился ком снега, забиваясь за шиворот ал'амага.

   - Тут не только сапоги, - ахнул кто-то рядом.

   - Тело! - взвизгнули совсем над ухом. - Ой, какой плащик! Давай возьмём, а? Возьмём, возьмём, возьмём!

   - Смотри, это эльф, - вернули его с небес на землю.

   - Отличные сапоги и плащ. Будут моими! А ты себе куртку возьмёшь, ага?

   - Надо звать Веля!

   - Тут ещё сумка рядом, - не унимался первый голос.

   - А если он ещё жив?

   - А если он уже мёртв? Погляди на него! Холодный, как ледышка. И синий весь!

   Послышались чьи-то шаги, заскрипел снег. Мне хотелось открыть глаза, показать хоть как-то, что я ещё жив. Сколько я провалялся в этом сугробе? Ни рук, ни ног не чувствую. А если и вправду сочтут за мёртвеца? Хотя, может я таковым и являюсь? Кому ведомо, что случается с душой, когда погибает тело? Лорей оказался прав - по частям меня не перенесло. Но что мешает этому не-магическому порталу перенести меня... м-м, не в совсем живом виде?

   - Что тут у вас? - новый, смутно знакомый голос.

   - Ма нашёл сапог. Даже два! Ну и тело какого-то эльфа, ага.

   - Не наш. - Меня взяли за руку и стали нащупывать пульс. Хм, а если я холодный и синий весь, то чего там искать? - Похоже, он ещё жив. Но как ему хватило сил на Дорогу Сна?

   - Заклинания анабиоза? - спросил женский голос.

   - Нет. Здесь что-то другое.

   Я только сейчас вспомнил, что не помешало бы начать дышать. Вдохнул, закашлялся и резко сел, по-прежнему не чувствуя своего тела. С трудом продрал глаза, часто-часто задышал и чуть не завалился на бок, но меня подхватили чьи-то руки. Перед глазами всё поплыло, рядом завозились и уже через секунду мне на плечи легла тяжёлая шуба.

   - Сам не замёрзнешь? - ехидно поинтересовалась женщина.

   - Не замёрзну! - отмахнулся хозяин шубы.

   Приступ кашля скрутил меня, под конец которого я чуть не задохнулся. Неясные силуэты перед глазами засуетились, кто-то стал укутывать меня в шубу, помогли встать... Ноги отказывались гнуться, и я, если бы не помощь со стороны, точно бы рухнул обратно в снег. Держали меня крепко и явно не намеревались отпускать.

   - Маир, Риам, подгоните сюда сани. Сам он вряд ли дойдёт.

   Меня подняли на руки, бережно перенесли куда-то - надо думать, в сани? - и уложили, накрыв поверх шубы несколькими одеялами. Тепло, уютно... и я, кажется, начинаю чувствовать кончики пальцев.

   С такой счастливой мыслью я и провалился в сон.

  

   Разбудил меня запах еды. Открыл глаза, сел и стал осматриваться кругом. Небольшая комнатушка, кровать, на которой я и лежал, укрытый несколькими слоями одеял, полосатые половики всех мастей и раскрасок, небольшой сундук справа от входа. Больше ничего различить в полумраке я не смог. Дверь плотно закрыта, но через щель внизу пробивается полоска яркого света. Слегка приподнялся и уж было собрался выбираться из-под груды одеял, когда понял, что кроме рубахи на мне ничего нету. Причём не моя - на несколько размеров больше. На большом пальце оставался перстень, что подарил мне Ирсаураевиэль на день рождения. Свою одежду я нашёл аккуратно сложенной на стуле рядом, кристально чистой. Под стулом обнаружилась моя сумка, по виду - не тронутая, а рядышком сапоги и меч.

   Спустил ноги на пол, кое-как натянул штаны и, слегка покачиваясь, будто лодка на волнах, подошёл к двери, осторожно открыв её. Свет магического шара, подвешенного под потолком, на несколько мгновений ослепил меня. Комната с белой печкой, на скамейке рядом сидит молодая женщина в зелёном шерстяном платье и что-то вышивает на пяльцах. За столом в другом конце шушукаются похожие как две капли воды эльфята лет десяти, склонив головы с волосами цвета абрикоса над какими-то книгами и исписанными листами. Вот один из них меня заметил, похлопал медового цвета глазами и радостно гигикнул. Женщина посмотрел сначала на него, потом перевела взгляд на меня, улыбнулась и поднялась со своего места, отложив на скамейку рукоделие.

   - Меня зовут Миаллебель, - представилась она. - Как ты себя чувствуешь?

   Ответить я не успел. Скрипнула входная дверь, в комнату пробрался холод с улицы. Я повернулся на звук. Сердце пропустило удар, к глазам подступили слёзы, а в горле застрял ком.

   - А, очнулся-таки! - радостно воскликнул вошедший эльф, складывая вязанку дров у двери.

   Он нисколько не изменился за прошедшие почти девять лет. Всё такой же серьёзный взгляд серо-стальных глаз, в которых где-то скрыты лукавые искорки. Всё та же добрая улыбка на губах. Тот же голос, те же знакомые с детства жесты. Заметив, что что-то не так, он стал обеспокоенно теребить ворот рубахи.

   - Орсавьель? - неуверенно и тихо спросил я.

   Секундное замешательство. Близнецы подняли головы, переглянулись. Стальные глаза брата - я ничуть не сомневался, что это он! - стали смотреть на меня недоверчиво, но в них вдруг промелькнуло узнавание, на лице отразился сначала ужас, потом - что-то непонятное, неуловимое. Понятно, нам не рады. Или он меня считал до этого мёртвым? Или вид у меня столь ужасающий?

   - Лир! - выдохнул он, подбежал и порывисто обнял, прижал к себе так, что из меня дух вышибло и глаза на лоб полезли.

   Спустя минуту я понял, что отпускать меня не собираются. Ещё через минуту я стал задыхаться и начал ворочаться, пытаясь выбраться из этих медвежьих объятий. Потом, не выдержав, ткнул его под рёбра пальцем. Орсавьель охнул, подпрыгнул на месте и отпустил меня, но счастливую улыбку с лица не стёр. Я же, заметив влажные дорожки на его щеках, почувствовал себя последней сволочью. У самого-то внутри что-то щёлкнуло и слёзы из глаз куда-то исчезли, как и эмоции - из головы. Как-то до этого за собой такого ледяного спокойствия не замечал, прям аномалия какая-то.

   - Вель, может представишь нам нашего неизвестного гостя, который тебе оказался очень даже знакомым? - насмешливо прищурилась женщина.

   - Ах, да, конечно! - спохватился Орсавьель. - Мой младший брат, Лираэриталь. А это, Лир, братья Маираэль и Риасэрим тогг'Эрльеэмх Алзараст. С Миаллебель, моей невестой, вижу, ты уже познакомился.

   - Невестой? - невольно вырвалось у меня.

   Уж не знаю, какое лицо у меня было, но засмеялись все.

   - Вель! Скажешь тоже, невеста! - притворно-грозно глянула она на Орсавьеля. - Я, кажется, уже раз сто тебе говорила, что думаю по этому поводу.

   - Но помечтать-то не вредно, нет? - безмятежно улыбнулся брат, подмигнув мне.

   - Так! - хлопнула в ладоши Миаллебель. - Разбираться, что, где, как и почему будете позже. Ужин уже готов, а после еды займётесь разговорами. Ма, Ри, быстро книги со стола убрали и помогли застелить его скатертью.

   Рыжие братья мигом выполнили поручение женщины, вытянулись по стойке смирно рядом и стали ждать новых приказов. Им велели не мешаться, а лучше показать гостю селение, пока накрывают на стол. И заодно позвать Дара и Гинко. И если бы Миаллебель не напомнила близнецам, что мне не помешает одеть сапоги, они бы меня так и вытащили на улицу, в одной рубахе и штанах.

   Первые пятнадцать минут я почти не различал, где Маираэль, а где Риасэрим. И так бы и путался, если бы не заметил, что иногда у Риама бывают секундные просветления, и он с чего-то начинает вести себя серьёзно и совсем по-взрослому, в отличие от брата, который не давал передохнуть и что-то всё тараторил и тараторил. Поначалу я честно пытался понять, о чём идёт речь, но после очередного очень сбивчивого рассказа о моём появлении здесь - к этой истории Маир приплёл и мага-целителя, и дикого дракона, и прошлогодний дождь - я просто махнул рукой и стал изредка кивать, не забывая угукать. А я считал Дельвига болтуном и сказочником! Этот эльфик с абрикосовыми волосами говорил на сайратском довольно сносно, но периодически сбивался то на ираэвилль, то на Старшее наречье. Говорил он с такой скоростью, что перестроиться и уяснить что-либо казалось выше моих сил.

   - Вас когда Ги осматривал, даже не поверил, что мы вас в сугробе откопали! Боги на вашей стороне, раз мы сумели вас отыскать. Хотя Вель говорил, что это какая-то Дорога Сна была. И с вами бы ничего не случилось. Но всё равно хорошо, что мы вас отыскали!

   - А Ги - это лекарь? - спросил я.

   - Ага. Мы Гинко тоже должны на ужин позвать. Миа всегда так делает. Иначе он просто забывает есть. Находит что-то интересное и про всё на свете забывает.

   Деревня, как я понял со слов близнецов, была не единственной. Всего она насчитывала двенадцать дворов, считалась охотничьей и находилась ближе всего к лесу у склона Драконьих Клыков, где обитали дикие драконы. На них нередко натыкались, но пока что ещё никто не пострадал - удавалось вовремя унести зачастую не только ноги, но и добычу. Жили здесь не только эльфы, но и люди, и гномы. О том, что на Север уплыл не только мой народ, я понятия не имел. Но оказывается, что некоторые жители Сайрата, особо уставшие от войны и считавшие, что ссора с эльфами - дело глупое, сбегали сюда.

   Сначала мы пошли к Дару. От Маира и Риама я узнал, что в этом же доме живёт и Орсавьель. Даром оказался широкоплечий мужчина лет этак тридцати, с тёмными волнистыми длинными волосами, которые сейчас были собраны в тугой хвост, дабы не мешались. Нашли мы его на дворике за домом, где он, голый по пояс, колол дрова. Глядя на эту картину, я зябко поёжился.

   - О! - мудро воскликнул он, завидев нас. - Ледышка соизволила очнуться!

   И почему мне и он сам, и интонации в его голосе кажутся знакомыми?

   - Миа созывает всех на ужин! - аж подпрыгнул на месте Маираэль.

   - Иду-иду. Закончу только вот, а то негоже работу на середине оставлять. А наша находка не хочет представиться? - прищурился Дар.

   - Это Лираэриталь - младший брат Орсавьеля! - ответили за меня близнецы.

   - Как так?

   - А вот так, - скромно улыбнулся я и развёл руками.

   На самом деле реакция этого Дара более чем нормальная. Я и сам пребывал в каком-то странном состоянии неверия. Отчего-то было чувство, что это всё чья-то очень злая шутка. Вот вдруг сейчас очнусь где-нибудь совершенно в другом месте, а всё это - сон.

   - Мы - к Гинко! - помахал рукой Маир, схватил меня за край ал'амага и потащил за собой.

   Дом лекаря стоял с самого края деревни, у околицы. Остановившись около двери, близнецы осторожно постучались, раскрыли дверь и дружно запихнули меня внутрь. И я чуть не налетел на целителя, который стоял напротив входа. Видимо, шёл проверять, кого же там принесло. Меня остановили на полпути к падению, крепко стиснули тонкими ладонями плечи и помогли устояться на ногах. А хитрые рыжики поглядывали на это от входа и замерли тихонечко, исполнившись благоговейного страха перед загадочным лекарем.

   Он был... странным. Не знаю почему, но мне он казался именно таким.

   Вытянутое овальное лицо украшали татуировки. Яркая красная полоска проходила точно по середине длинного немного кривоватого носа и заходила совсем чуть-чуть за его кончик. Верхняя губа вся была выкрашена в тёмно-фиолетовый, а от центра нижней вниз спускалась такого же цвета толстая полоса. На левой щеке - два чёрных круга. Один, который побольше, находился почти у самого уха, а маленький - чуть ниже. От обоих шли к шее и дальше, вниз, к груди, линии. На голове, поверх светлых кудрявых волос до плеч, была завязана некогда белая, а теперь вся в непонятных пятнах косынка. В руках он держал тонкую трубку.

   - Бель зовёт? - выдохнул он мне в лицо облако дыма, а сам уставился на близнецов; я закашлялся. - Скоро буду. Сначала только "больного" осмотрю. Свободны.

   Эльфят с абрикосовыми волосами как не бывало.

   - Идём, - коротко бросил он, всунул трубку в зубы, схватил меня за шкирку и потащил в дальнюю комнату избы.

   То тут, то там под потолком были подвешены связки и пучки каких-то трав, единственный стол в комнате был целиком заставлен всевозможными склянками и баночками. Целитель как-то небрежно отодвинул часть из них с края стола, уселся на него и подтолкнул меня к скамье, куда я и приземлился. Одну руку он опустил в карман штанов, а другой придерживал трубку в зубах, внимательно глядя при этом на меня. Я старался держаться ровно и спокойно, но лишь вызвал своим поведением лёгкую усмешку на его губах.

   - Гинконариэлл. А тебя?

   - Лираэриталь, - в тон ему ответил я.

   - Твой? - Он вынул ладонь из кармана, на двух растопыренных пальцах которой был намотан...

   Моя рука сама потянулась за ворот ал'амага, чтобы нащупать цепочку амулета, которым одарил меня Ирсау. Но там его обнаружено не было. Пропал! Хотя, чего пропал? Вот он, в руках у Гинконариэлла.

   Очередная кривая усмешка появилась на его лице. Немного покрутив амулет в руках, он кинул его мне.

   - И перстенёк у тебя на пальце интересный. Где такие вещи взял? - насмешливо прищурился эльф, выпуская кольцо дыма.

   - Нашёл, - нехотя буркнул я.

   - Ага, - открыто рассмеялся он, растягивая улыбку до ушей и откинув голову назад. - И перстень с цветным алмазом, и кулон из синего золота. Нашёл! Сам, да?

   Я не смог скрыть своего удивления, став разглядывать перстень. Даже поближе к глазам поднёс, в надежде разглядеть тот самый цветной алмаз. Изумруд как изумруд. Крупный, правда, но и такие встречаются? А вот амулет я и впрямь считал чем-то необычным - он имел странный серебристо-голубой цвет и ночью еле заметно светился. Правда, это я списывал на его магические свойства. Ведь ауру он скрывал отменно - меня так и не нашли.

   - Вижу, ты и сам не знал о том, из каких материалов эти вещи сделаны. Получается, тебе важны их возможности? Ну, с кулоном понятно - скрывает ауру. Сильный, раз не искажает, а именно скрывает. Вообще. Целиком. Но вот перстень... Брать я его не решился, а так понять, какими он свойствами обладает, было трудно. Позволишь?

   Я попытался стянуть перстень с пальца, но обломался. Сомкнул на нём зубы и попробовал так - всё равно ничего не вышло.

   - Не можешь?

   Кряхтя, всё ещё пытаясь, я кивнул и выплюнул палец изо рта, смирившись.

   - Кто же тебе его подарил, а? - склонил голову к плечу Гинко, став рассматривать меня с получившегося ракурса. - Впрочем, можешь не говорить. Хочу сам догадаться.

   Он взял со спинки стоявшего рядом стула куртку с длинным подолом, накинул её на плечи и посмотрел на меня:

   - Идём?

   Всю дорогу он молчал и задумчиво глядел куда-то вдаль. Почему этому Гинко не было холодно в лёгкой незастёгнутой кожаной куртке поверх тонкой шёлковой рубахи, холщёвых мешковатых штанах и странного вида полусапожках явно на босу ногу оставалось только гадать. Но он, судя по всему, даже не обращал внимания на мороз вокруг.

   Заметив мой озадаченный вид, Ги вынул изо рта трубку и слегка приподнял уголки губ:

   - Это ж разве мороз? Вот когда наступит зима, тогда да. Тогда надо будет шубу доставать и валенки.

   Стоило целителю зайти в дом Миаллебель, как Маир и Риам сразу перестали что-то выпрашивать у женщины и торопливо скрылись в своей комнате, опасливо косясь за спину. Гинко приветливо улыбнулся и кивнул хозяйке.

   - Опять что-то случилось? - поинтересовался он, занимая место за пустым пока что столом, и стал снимать куртку.

   - На охоту с нами опять хотят, - покачала головой женщина. - Говорят, что раз сумели найти что-то полезное, то и снова смогут.

   - А с чего это мы самые первые пришли, а? - хмыкнул целитель. - Я же обычно самым последним приползаю.

   - Да Дар что-то задерживается. Вот Орсавьель за ним и пошёл, - махнула рукой Миаллебель, улыбнулась и указала на моё место за столом. - Садись, чего стоишь, как неприкаянный?

   Я благодарно кивнул в ответ.

   - И накидку свою давай. И куртку тоже. И ты Ги. Верхней одежде не место за столом!

   Мы с целителем переглянулись, пожали плечами и выполнили просьбу-приказ Миаллебель. Она аккуратно сложила наши вещи на печку.

   Подтянулись остальные. Пришёл Дар, заявивший, что Орсавьель потерялся где-то по пути. Осмелевшие близнецы выглянули из комнаты и медленно заползли на свои стулья, изредка бросая осторожные взгляды на Ги. Видимо, они почему-то боялись лекаря. Тот на них никакого внимания не обращал, предпочитая глядеть на свои барабанящие пальцы со скучающим видом. Наконец, явился и брат. Со счастливой улыбкой до ушей и весь в пыли.

   - Нашёл всё-таки! - ещё шире улыбнулся он, сунув мне под нос небольшую шкатулку.

   Это оказались два фамильных кольца: тонкое серебряное с небольшим гранатом и более широкое с...

   - Андалузит? - без особого труда определил я, посмотрев на вытянувшееся лицо Орсавьеля.

   - Ага-а, - чуть запоздало ответил он.

   Я улыбнулся. Драгоценные камни были моей страстью с самого детства. В башне Всадника я получил возможность познакомиться с ними ближе, пусть и через книги. Зато иллюстрации в этих книгах были сделаны магами, поэтому-то я смог так просто узнать этот камень. Пусть он и был прозрачным, но на свету переливался и менял свой цвет от оранжево-коричневого до желтовато-зелёного. И его легко можно было отличить от хризоберилла, турмалина или дымчатого кварца. Хотя прозрачные андалузиты встречались куда реже серых, золотых или розовых.

   - Ты должен всегда носить их! - Орсавьель поднял правую руку, на которой красовался серебристо-голубой - тоже, что ли, синее золото? - перстень с прозрачным опалом и несколькими тёмно-сапфировыми танзанитами. - Это - моё. То, которое с гранатом, - мамино обручальное, и она хотела, чтобы оно досталось тебе после... её смерти. Другое - знаковое. Оно указывает на то, что ты являешься младшим наследником ветви Саэрльх.

   - А если я их потеряю, а? - недовольно сморщил нос я, вызвав всеобщий смех.

   Ох, чувствует моё сердце, я скоро буду похож на ходячую витрину ювелирного салона. Вон, одно кольцо уже точно снять не могу. Кстати о птичках! Встречу в следующий раз Ирсаураевиэля - если встречу, конечно, - стану пинать его и требовать, чтоб объяснился. Или он так решил перестраховаться? Говорил же, что если я буду его носить и вдруг попаду в опасность, то он сможет прийти на помощь скорее. Может, не так уж и плохо, что оно теперь с пальца само не слетит?

   - Найдём, - подмигнул Орсавьель, - они ведь магией помечены. Вот если бы было хоть одно из них у тебя... - и вздохнул, замолчав.

   После ужина близнецов стали отправлять спать, но те усиленно сопротивлялись, придумывая различные отговорки. Ги это надоело. Он, глянув на них исподлобья, достал трубку и закурил, выпустив два колечка разом. По мановению его длани серый дым обратились устрашающего вида монстром. Ещё раз взмахнув рукой, он сотворил в глазах чудища два рубиновых огонька.

   - Не будете слушаться - вызову такого. Вы ведь знаете, я могу. И сделать с ним вы ничего не сможете, - сурово посмотрел целитель на рыжих братьев.

   Те остались недвижимы. Только плотнее поджали губы и заявили, что имеют полное право присутствовать при взрослых разговорах. К тому же им было интересно услышать мой рассказ.

   - В свою комнату. Шагом марш! - грозно зыркнул на них Орсавьель.

   Вот это сработало. Эльфята быстро подскочили с места и вмиг оказались за закрытой дверью своей комнаты.

   - Даже мои шаманства на них уже не действуют, - вздохнул Гинконариэлл, перекладывая трубку в другую руку.

   - Здесь просто немного другой подход нужен, - сделал неопределённый жест рукой брат. - Тебя они просто боятся, а меня ещё и уважают.

   - А разве страх и уважение - не одно и то же? - хищно оскалился Ги, и я только сейчас заметил у него удлинённые клыки.

   - Ну, если подумать... - начал было Дар, но его оборвала Миаллебель.

   - Так, не начинайте старую дискуссию! - хлопнула в ладоши женщина, уже убравшая со стола всю посуду.

   - Сдаёмся! - дружно расхохотались мужчины.

   И почему я чувствую себя сейчас лишним? Вот ей-ей, пятое колесо в телеге, даром никому не нужно и только мешающееся. Хочется забиться в уголочек и наблюдать за всем этим оттуда, а не сидеть рядом и чувствовать себя никому не нужным.

   Гинко со всей дури хлопнул меня по спине, отчего моя челюсть, клацнув зубами, встретилась со столом, а из меня самого дух вышибло.

   - Рассказывай давай, а не строй тут нам кислую мину.

   Сначала все потребовали от меня свежих новостей. То есть рассказать всё произошедшее после конца войны. Никто не мешал своими вопросами, все сидели и внимательно слушали, давая мне спокойно закончить мысль, если я где-то запинался или путался. Через какое-то время перешёл на свою историю. Рассказал, как на наше поместье напали, и мне лишь каким-то чудом удалось выбраться из пожара и пробраться через лес до города. А в городе - тут тоже, наверное, не обошлось без чуда - прибился к беспризорникам. Перед тем, как начать рассказывать о Тиссаре, долго молчал и собирался с духом. Не сказал ни слова о Ирсаураевиэле - знал, что об этом не стоит говорить. Закончив историей про летнюю практику, осипшим голосом попросил налить воды. Миаллебель спохватилась, выдала мне кружку с горячим травяным настоем и пихнула в бок Орсавьеля.

   - Я когда услышал про поместье наше, быстро возвратился домой, - тяжело вздохнул он. - С неделю искал тебя или хоть кого-то выжившего, да так и не нашёл. Надо было знак тебе хоть какой оставить, а я сдуру рванул сюда, даже не приложив никаких усилий для твоих поисков.

   Я тоже вздохнул. Сам не лучше - мог бы запросто вернуться к дому, оставить тоже какой-нибудь знак. Или попытаться найти брата. Но что мог семилетний эльфёнок, оставшийся на улице?

   - А что случилось потом? Как ты оказался здесь? Ведь ты сказал, что тебя Йенем хотел с собой в столицу забрать, - заинтересованно подался вперёд Дар.

   Глиняная кружка выпала из моих ослабевших рук, но не разбилась, а лишь закатилась под стол.

   - Случилось, - выдохнул я, - случилось...

   - Дар, ну ты чего? Не видишь, он устал! - кинула укоризненный взор на него Миаллебель.

   - Тс-с! - шикнул на них Гинко, что-то всё это время старательно вырисовывавший на листке бумаги. - Устал - не устал, а рассказать всё равно хочет.

   - Хочу, - обречённо выдохнул я. - Началось всё с дурацкой затеи отвезти меня в столицу...

  

  

  

   Девятнадцатое действие

  

...и тут из кустов на героя прыгнуло Нечто!

"Легенда о Хладном Сердце"

  

  

   Этот разговор сильно вымотал меня. И морально - мне было неприятно вспоминать всё пережитое тогда, и физически - мы разговаривали почти всю ночь, а я хоть и проснулся почти под вечер, всё равно сильно устал. Миаллебель замахала руками на мужчин и дёрнула меня за шкирку в комнату. Я стал было сопротивляться - не хотелось притеснять хозяйку, занимая её комнату и кровать, - но женщина отмахнулась, что на печке намного теплее ночевать.

   Когда я уже заполз под одеяло, ко мне зашёл Орсавьель и сел на краешек кровати.

   - Знаешь, зря ты обиделся на этого Тиссара. Он ведь не виноват, что ему дали такое задание. Он целых пять лет тебя учил. У него ведь нету семьи, да? А ты вполне мог стать ему кем-то на вроде сына. Ты ведь сказал, что в день перед отлётом он странно себя вёл? Хотя бы просто подумай над этим.

   Я сонно кивнул вместо ответа. В Хель у меня было много времени поразмышлять надо всем произошедшим. И я уж было хотел вернуться, но всё равно меня останавливала эта непонятная обида. Но я твёрдо был уверен, что должен хотя бы извиниться перед ним за свои слова. Тогда я сказал, не подумав. А теперь внутри меня что-то грызёт за них. Ведь он и вправду учил меня всему, что я знаю и умею сейчас.

   - У меня есть один хороший друг, - улыбнулся брат, вставая, - который поможет тебе во всём разобраться. Ты здесь точно не останешься, мальчик без Судьбы.

   - Потому, что навлеку беду? - невольно хихикнул я и протяжно зевнул.

   - Нет, - усмехнувшись, покачал головой он. - Ты ведь Лорея своего хочешь освободить, да?

   - А этот твой друг, он?..

   - Вальд знает куда больше всех нас вместе взятых. И если ты захочешь покинуть Северные леса, то нам всё равно придётся идти к нему, - он щёлкнул меня по носу и подоткнул одеяло, - но сделать мы это должны в ближайшее время, пока зима не вошла в свои права. Идти сейчас куда-либо - самое оно. А теперь всё, спать. Сладких снов, Лир.

   - Спокойной ночи, - отозвался я, смыкая потяжелевшие веки.

  

   На следующий день, чтобы не мешаться Миаллебель и рыжим близнецам, я переселился к Гинко, у которого была в доме свободная комната. Пыльная, заставленная непонятным хламом, но всё-таки комната. Разбирать вещи пришлось долго, и если бы Миаллебель не послала мне на помощь близнецов, на это ушло бы куда больше времени. Хотя основную часть уборки мы все втроём рассматривали старую одежду, рассыпающиеся в руках книги, прогнившую почти целиком мебель и всякие интересные мелочи. Ги сказал перетащить всё это в подвал. Сам он нисколько не помогал нам в уборке, а что-то упорно искал в своей библиотеке, приставая ко мне с вопросами о тех духах, что я видел в Хель.

   - Говоришь, были прозрачные тени?

   - А глаза светились? Не у всех, да?

   - Тот, который на тебя напал, каких размеров был?

   - Щупальца были? А хвосты? А рога?

   Через час я от вопросов устал, взял лист и нарисовал всё, что сумел вспомнить. Гинконариэлл стал озадаченно чесать в затылке и сверять что-то в своих книгах, а я отправился готовить обед. А то этот белобрысый целитель мог и про него забыть. Хорошо, что позавтракал я у Миаллебель, иначе бы помер с голодухи от такой беготни. Кстати, за неимением продуктов, из которых можно было приготовить хоть что-нибудь, придётся идти к ней. Женщина поинтересовалась, не нужна ли мне помощь, а когда я вежливо от неё отказался, пригласила меня и Гинко на ужин. Я в сотый раз поблагодарил Миаллебель.

   Выпинывать Ги за стол пришлось долго и упорно.

   - Ну что мне сделать, что бы вы отлипли от своих книг и отправились обедать? - устало выдохнул я, опустив руки.

   - Возьмёшь меня в Хель? - слегка насмешливо прищурил он бирюзовые глаза.

   Пришлось согласиться, иначе лекарь рисковал остаться без обеда. Потому что Миар и Риам осмелели, преодолели свой страх перед Ги и дружно решили остаться до вечера у нас. Гинко не спорил, я не был против, а Миаллебель даже сказала мне спасибо за это. Наверное, близнецы доставляли ей немало хлопот. Но в присутствии целителя они вели себя тише воды, ниже травы. Только стреляли хитрыми медового цвета глазами во все стороны.

   После обеда вернулись к уборке комнаты. На этот раз удалось уговорить Гинко подсобить нам. Вручив ему ведро в руки, попросил набрать воды в котёл и подогреть её. Целитель поскрёб подбородок и спросил, обязательно ли это делать самому, когда есть такое замечательное средство, как магия? И сотворил ведро кипятка.

   По окончанию уборки Ги отыгрался за всё. Если до этого я указывал, что и как ему делать, то теперь лекарь, ссылаясь на свою усталость после мытья полов и протирания окон, стал посылать меня по всей деревне с поручениями, а затем посадил рядом с собой за стол, чтобы я ему помог перебрать травы и сделать некоторые снадобья. Поняв, что за мной нужен глаз да глаз в этом деле - само собой разумеется, у Гинко были дела поважнее, чем следить за мной, - дал в руки ступку и пестик, велев перетирать молодую крапиву в порошок.

   В один из дней Орсавьелю удалось вырвать меня из лап целителя. Гинко во всю планировал использовать мои знания, которые я получил, помогая Анхель в алхимическом кабинете школы. Упирал белобрысый целитель на то, что ему необходим словно воздух помощник - один он зашивался и не успевал везде. На деле он повесил на меня всю скучную и неинтересную работу, в основном - механическую. А сам, продолжая допытываться до меня об увиденных мною в Хель духах, сидел в своём углу и смешивал разноцветные жидкости в пробирках. Заслышав про очередную охоту, близнецы стали активно штурмовать Орсавьеля и Дара. Гинко понял, что остаётся без помощника, и настойчиво попросил Миаллебель на время отдать ему в подчинение Маира и Риама. Эльфята на некоторое время сникли, осознав, что брать их с собой никто не будет, а под крыло к белобрысому целителю вполне могут отдать. Но до них постепенно стало доходить, что у Ги может быть намного интереснее, чем в каком-то лесу, где только дикие драконы и водятся. Лекарь схватился за голову, но было уже поздно.

   Где-то около часа пришлось потратить на поиски обмундирования для меня. Найти подходящие снегоступы и лук оказалось не так легко, как могло показаться на первый взгляд. Мою куртку-артефакт Орсавьель оценил и даже восхищённо поцокал языком, а вот у ал'амага он нашёл один очень неприятный минус - из-за накидки неудобно было натягивать тетиву, да и неизвестно было, как к нему крепить колчан. Поглядев друг на друга, Дар и Вель решили, что надо бы мне ещё и шапку подходящую отыскать в комплекте с шарфом. Слава всем богам, что охотник нашёл-таки кожаные перчатки с меховой подкладкой, иначе бы мне пришлось одевать варежки!

   Я долго ломал голову, каким образом мы будем добираться до леса. Про сани, в которые меня отнесли, когда нашли, я помнил. Но не будут же мучить лошадь и отправлять её по таким сугробам ломать ноги? Оказалось всё донельзя просто - в сани запрягали собак. На меня эти похожие на волков звери скалились, рычали и чуть ли не кидались с явным намереньем перегрызть горло.

   - Джес, фу! - схватил ринувшегося было вожака за ошейник Дар и удивлённо уставился на меня. - Чего это они так на тебя?

   Я пожал плечами.

   - Собаки его и в детстве не очень-то жаловали, - подмигнул мне Орсавьель, что-то пробормотал себе под нос, и свора немного поутихла; я смог выдохнуть и подойти к саням ближе, чем на десять метров.

   - Как полезно иногда быть магом! - завистливо глянул охотник на эльфа, на что тот только хмыкнул в ответ.

  

   Здесь, на Севере, солнце уходило за горизонт рано, но даже после его захода мы продолжали путь. Стало заметно холоднее, да к тому же поднялся сильный ветер. Спустя час Дар решил, что нужно останавливаться на привал. Довольно быстро был разведён костёр, покормлена свора и съеден поздний ужин, а затем со словами: "Начинай копать!" мне вручили небольшую лопату и указали место. Долго хлопать глазами на брата и охотника мне не пришлось, Дар решил разъяснить всё:

   - Понимаешь, ночевать посреди голой ледяной пустыни, даже в палатке, даже в одежде и под грудой одеял, - не слишком комфортно. Мы как-то понаблюдали за собаками, так те закапываются в снег на ночь. Ну и решили, а почему бы и нам не попробовать? Вышло очень даже неплохо. Так что хватит поднимать ветер ресницами - копай! - закончив объяснение, он тоже взял лопату и приступил к работе.

   Через полчаса активной деятельности по вырыванию в снегу ночлега, я пыхтел не хуже Дельвига на уроке физкультуры. И некоторое время назад мне было холодно?! Перед глазами всё плыло и хотелось поскорее забраться в какой-нибудь угол и отключиться. Но нам предстояло ещё укрепить стены получившейся норы, чтобы она ночью не обвалилась на нас. Выкопаться из-под толщи снега потом будет не просто трудно, а почти невозможно.

   - Ну, разве что огненным шаром дыру проделать, - предложил Орсавьель.

   Меня эти слова заставили задуматься. А зачем, собственно, рыть вручную, когда можно магией всё быстренько устроить? Или вообще, отгрохать хоть целый дворец изо льда? Брат подумал, подумал... и решил, что физический труд никогда не вреден для здоровья. Подумал ещё, и добавил, что так мы довольно быстро согрелись.

   - А ничего, что теперь нас может продуть, и все заболеют? - ехидно вопросил у него Дар.

   - Мы ещё и закаляемся, оказывается! - поднял вверх указательный палец Вель, напустив на себя умный вид.

   Завернувшись в несколько одеял разом и лучше завязав под подбородком "уши" шапки, я пожелал всем спокойной ночи и почти сразу отрубился. А поутру ощутил всю прелесть ночёвки в выкопанной норе, разминая затёкшие мышцы, - в тесноте под снегом было ни вытянуться нормально, ни повернуться спокойно. Охотники, глядя на моё недовольное лицо, тихонько хихикали себе, а псы смотрели на меня, как мне казалось, с некоторой жалостью во взглядах. Я скрежетал зубами, ругался всякими неприличными словами под нос, но не жаловался, нет. А лишь думал, что у Ги было не так уж и плохо.

   - Что имеем - не храним, а потерявши - плачем, - сделав морду кирпичом, мудро изрёк Орсавьель, после чего не сдержался и нагло заржал.

   Я продолжил скрежетать зубами.

  

   Первый день охоты не увенчался особым успехом. Быть может потому, что приехали мы ближе к вечеру и большую часть времени обустраивали лагерь, обследовав территорию в половине лиги вокруг. Пробираться по сугробам, в который иной раз проваливаешься по колено даже в снегоступах, чтобы тебя при этом не заметила дичь, казалось почти нереальным. Но когда на следующий день Орсавьель притащил тушу молодого оленя, мой энтузиазм немного возрос. Этим же вечером тушу освежевали и разделали, а шкуру тщательно просолили и скатали в рулон.

   На третий день на вылазку отправились уже двое: я и брат. Дабы не привлекать к себе внимание двойным шумом, решили разделиться, но находились в пределах видимости. О диких драконах забывать всё же не стоит.

   За деревьями промелькнул чей-то силуэт, затрещали кусты. Я напрягся, достал стрелу и крепче сжал лук. Натягивать тетиву не стал, чтобы рука не устала. Подался чуть вперёд, стараясь издавать как можно меньше звуков, даже на миг затаил дыхание. И тут из кустов показался... Сначала я не поверил своим глазам, когда на меня янтарными очами с вертикальными зрачками вылупился молодой дракон, размером чуть меньше лошади. Я вылупился в ответ, разглядывая изумрудно-нефритовую чешую, длинную изогнутую шею и сложенные за спиной кожистые крылья с небольшими коготками на изломе. Он казался маленьким и неказистым, но всё равно в нём чувствовалась та древняя мощь и сила, которую я всегда видел, стоило мне посмотреть на Аршарес. Потом, когда до меня постепенно стало доходить, я шарахнулся в сторону и завопил. Дракончик что-то недовольно крякнул, махнул хвостом почти перед самым моим носом и юркнул обратно в кусты. На мои крики, чего и следовало ожидать, примчался Орсавьель. Увидев хватающего ртом воздух меня, сидящего на снегу, он завертел головой кругом, разыскивая то, что привело меня в подобное состояние.

   - Что тут? - серьёзным тоном спросил брат, когда я перестал орать и начал трясти головой, чтобы прийти в себя.

   Икнув, я закатил глаза и завалился на спину. Вель увидел поломанные кусты и пошёл прямо туда.

   - Пойду, посмотрю, - бросил он мне.

   Ой, что сейчас будет!

   Но нет. С минуту ничего не происходило, и неизвестность потихоньку стала меня грызть. Не сумев встать - ноги всё ещё подкашивались после этой неожиданной встречи с крылатой рептилией, - я пополз к многострадальным кустам и упёрся лбом в спину сидящего на корточках Орсавьеля. Он рассматривал следы на снегу. По виду - нисколько не драконьи. Скорее смахивают на след от тяжёлых зимних башмаков. Только размер какой-то уж совсем детский.

   - Я бы сказал, что здесь был какой-то ребёнок. А ты что видел? - Я замотал головой, снова икнув. - Понятно, ты пока ещё не пришёл в себя.

   Я попытался показать жестами, что здесь произошло, но брат как-то странно косился в ту сторону, куда вели следы. Махнув рукой на объяснения, я пополз обратно - не хватало ещё забыть лук. И не помешает собрать те стрелы, что вывалились из колчана.

   - Лир! Иди сюда, - позвал меня Вель.

   Наконец сумев подняться на ноги, я поспешил к нему. Орсавьель осторожно двигался вперёд, будто бы боясь спугнуть кого-то. Этим "кто-то" оказался восьмилетний мальчишка с черными, словно смоль волосами. Зелёный глаз боязливо выглядывал из-за дерева и опасливо поглядывал на моего брата, и если бы не любопытство, которое отчётливо читалось во взгляде, мальчик бы уже давно убежал. Но стоило ему увидеть меня... Что случилось дальше - объяснить трудно. На лице ребёнка разом появилась и радость, и непонятная тоска, и неприязнь, и множество других эмоций. Выпрыгнув из-за своего укрытия, он ринулся на меня и повис на шее. Я охнул от такого резкого напора, сделал шаг назад, споткнулся и сел в снег, машинально прижав к себе мальчишку. Буквально вцепившись в меня, он вдруг всхлипнул и зарыдал уже в голос.

   - И что это было? И происходит сейчас? - ошарашено уставился на меня брат.

   Я в очередной раз икнул.

   - Ни малейшего понятия, - шёпотом выдохнул я.

  

   Мальчик упорно молчал, повиснув на моей руке и продолжая время от времени шмыгать носом. На все расспросы мотал головой и сказал лишь, что зовут его Ашерра. Успокаивать его пришлось долго и несколько раз. Сначала он никак не хотел от меня отлипать. Всякий раз, стоило Орсавьелю ему что-то сказать или дотронуться, как мальчик тыкался в мой живот носом и начинал душераздирающе рыдать. Кое-как мне удалось убедить его, что Вель нисколько не плохой, а наоборот - друг.

   - И вообще, вот этот вот страшный на первый взгляд эльф - мой брат, - заявил я Ашерре, отчего тот даже заулыбался.

   Проблемы начались по новому кругу, когда мы вернулись в лагерь. Дар по поводу нашей находки ничего не сказал, скептично хмыкнул и попытался начать разговор с мальчиком. Разумеется, результат был ожидаемым. Через час я уже всерьёз задумался над тем, выжимать ли мою шубу и греть её над костром или можно попросить брата помочь мне магией? Причём рассуждал я вслух - видимо от нервного перенапряжения, - поэтому хохотали все. Обидевшись на них, я перекинул ноги через бревно, которое мы использовали вместо стульев, и на вполне законных основаниях начал дуться.

   - Лир, да ладно тебе! - раздался шёпот над моим ухом, а потом мне под подмышку залез наш найдёныш.

   У меня внутри всё похолодело. Откуда этот мальчик знает моё имя, а? Ведь никто из нас так и не додумался ему представиться! Но я выкинул глупые мысли из головы - наверняка Орсавьель не раз и не два обращался ко мне, вот Ашерра и запомнил, как меня зовут.

   Оставшиеся дни охоты я провёл в лагере вместе с "находкой", наблюдая за его не вполне логичным поведением - Ашерра то выглядел тихим и неразговорчивым, то сам лез общаться, а иной раз внимательно выслушивал меня, которого потянуло на физические рассуждения. И, как мне показалось, он даже что-то понял из того, что я говорил. В один из таких "моментов просветления", как я их прозвал, стал расспрашивать Ашерру. На мой вопрос, почему он повис на моей шее и начал рыдать, мальчик скромно потупил взор и тихо-тихо сказал:

   - Я боялся, что ты далеко. И что я не смогу никогда отыскать тебя.

   Может, он спутал меня с кем-то? И как он тут оказался? Среди "наших" ни Орсавьель, ни Дар его ни разу не видели, а забраться сюда из-за Драконьих Клыков ребёнок просто не мог.

   Как бы то ни было, время охоты подходило к концу, и надо было возвращаться назад в деревню. Собаки недовольно ворчали, таща заметно потяжелевшие сани. Выехали мы совсем рано, задолго до рассвета, который встретили уже в пути, и поэтому прибыли в селение этой же ночью. Миаллебель почему-то нисколько не была удивлена, когда мы представили ей нашу находку. Ги моему возвращению искренне обрадовался - близнецы перебили ему часть колб, испортили несколько книг, да вдобавок ко всему стащили некоторые снадобья и травы, которые позже использовали в своих хитроумных шутках и приколах. От их проделок и так стенала вся деревня, но теперь... И если раньше все жалобы выслушивала Миа, то сейчас от этого страдал Гинко. Но с моим возвращением он мог со спокойной душой и чистой совестью вернуть Ма и Ри обратно к Миаллебель.

   Женщина всемилостиво разрешила Ашерре заночевать на печке, а на следующий день я планировал вытащить из подвала у Ги ещё одну кровать и поставить её в своей комнате. Мне почему-то не хотелось оставлять мальчика вместе с близнецами, которые могли дурно на него повлиять. Да и сама "находка" не отходила от меня ни на шаг. Мне даже пришлось забираться вместе с ним на печку. Ну не смог я воспротивиться этим жалостливым зелёным глазам, когда собрался уходить. И уж не знаю почему, но когда рядом находился Ашерра - ему даже не обязательно было разговаривать со мной - внутри возникало странное состояние штиля и полного спокойствия, будто бы я обрёл давно утерянную половинку себя. У меня возникли кое-какие мысли по этому поводу, и я ничуть не удивился, когда услышал вопли Маира - недавно ему всё же удалось заверить лекаря, что он непременно станет прилежным учеником, - стрелой вылетающего из дома Ги:

   - Дракон! Дракон!

   Чертыхаясь себе под нос, я схватил перепуганного эльфёнка за шкирку и потащил к избе целителя. Ма вырывался, пищал и грозился начать кусаться, если я его немедленно не отпущу. Дошло до того, что он обозвал меня психом и заявил, что ежели мне так хочется помирать в лапах ящера вместе с не менее ненормальным Гинко, то почему должен страдать он - такой бедный, несчастный и маленький Маираэль? Плюнув, я поставил абрикосововолосого оболтуса у порога и попросил пока не поднимать паники. Он только кивнул под моим тяжёлым уверенным взглядом и шмыгнул мне вслед носом.

   Посреди дальней комнаты, где находилась лаборатория Гинко, и вправду стоял дракон. Тот самый, изумрудно-нефритовый, которого я видел в лесу. Он вытянул узкую мордочку к протянутой ладони Ги, сидевшего на краю печки и подобравшего ноги под себя. Что интересно, целитель не выглядел испуганным или удивлённым. Его взгляд был скорее заинтересованно-любопытным, немного озадаченным. Стоило дракончику заметить меня, как я тут же был сбит с ног и обслюнявлен длинным змеиным языком.

   - Так это - твой дракон? - немного разочарованно произнёс Гинконариэлл.

   - Ни малейшего понятия, кто тут чей, - пробормотал я, выползая из-под Ашерры.

   - А сразу почему никому не сказал? И как ты его нашёл, а? Ты поэтому на охоту хотел поехать - почувствовал Зов? Или как там это у Всадников называется? - начал засыпать меня вопросами Ги, но от дверей послышался голос Орсавьеля:

   - Мне тут сказали, что у вас дра... - брат переступил порог комнаты и на секунду замер, -...кон.

   Мы с Ги переглянулись и глупо захихикали. Видимо, Маираэль всё-таки побежал разносить панику по деревне.

   - А я уж думал, что это Маир так неудачно шутит! - озадаченно почесал затылок Орсавьель.

   - А чем вам не нравятся драконы? - пискнул Ашерра, уже успевший превратиться обратно.

   Просто - р-раз! - и на полу сидит уже не молодой дракончик, а восьмилетний мальчишка с тёмными волосами и лукавыми зелёными глазами. Сидит и недовольно смотрит на дядю-эльфа, хлопающего глазами у порога.

   - Обратно можешь? - соскочил с печки Гинко и сразу начал приставать к Ашерре.

   - Неа, - замотал головой мальчик. - У меня обращаться получается случайно. Мама говорила, что для моего возраста такое спон-тан-но-е, - он с трудом выговорил это слово, - превращение вполне нормальное явление.

   Кое-как, на пару, нам с Ашеррой удалось объяснить, как вообще получилось, что он - мой дракон. Мальчик быстро протараторил драконью легенду о том, что некоторые крылатые ящеры появляются на свет только с половиной души, а вторая попадает в тело разумного двуногого существа, которое пригвождено к земле и страдает из-за невозможности подняться в небо - драконья часть его души требует своего. Иные не выдерживают и оканчивают жизнь самоубийством. Но те, кто поистине сильны духом, а значит имеют полное право подняться в небо, рано или поздно встречаются со своим драконом. После какого-то момента и дракону, и его Всаднику начинают сниться сны, где они видят фрагменты жизни друг друга.

   - Мама говорила, что это своего рода испытание. Что дракон без Всадника не может надолго обращаться, а Всадник без дракона - взлететь в небо. А ещё она говорила, что нынешние, одомашненные драконы, не умеют превращаться в людей. Поэтому Всадникам перестали сниться сны, и своего дракона они находят интуитивно, но заметно позже и с большей вероятностью ошибки. - Ашерра смешно сморщил нос и нахмурился, что-то вспоминая. - А папа говорил, что люди неправильно поступают, запрещаю будущим Всадникам летать до того момента, как они находят своего дракона. Чувство полёта помогает быстрее проснуться крылатой душе, вот!

   А ведь верно! Когда мне стали сниться те странные сны, где я был вроде и я, но совсем не я? Именно после того, как я поднялся в небо на Аршарес. Кстати, не помешает расспросить Ашерру про тот мой первый сон - от кого он тогда бежал?

   Тем же вечером, устроившись на своей кровати у окна, я сидел и задумчиво глядел на улицу. Мои размышления были прерваны самым наглым образом. Ашерра уселся на мои ноги, завладел моей рукой, которой начал водить по воздуху, и уходить, судя по всему, не хотел. Я предпочёл не обращать на него внимания и вернулся к своим мыслям. Как оказалось, зря я это сделал. Обделённый вниманием дракон - вредный дракон. Мальчишка захватил и вторую мою руку и стал ими хлопать. Тогда я попытался спасти свои ноги и подгрёб их поближе к себе, скрестив. Ашерра подполз ближе и снова на них уселся, боднул меня затылком, и я упал на спину.

   - Всё, всё, сдаюсь! - захохотал я, когда заметил, что дракон подумывает над тем, как бы поудобнее усесться на меня верхом, чтобы я уж точно никуда не сбежал.

   Гордо задрав подбородок, Ашерра отпустил мои руки и устроился рядом.

   - Ты лучше мне вот что скажи. - Мальчик серьёзно на меня посмотрел, готовый слушать. - Когда мне первый сон снился про тебя, у меня после него имя в голове возникло. Аша. Что бы это могло значить?

   - Это значит, что ты - точно мой! - оскалился дракон, больно ткнув меня пальцем в грудь. - У каждого дракона есть два имени. То, которое он получает при рождении, - тайное и сокровенное, о нём знают лишь самые близкие; и то, которое дракон выбирает себе сам, - общее, по нему его называют остальные. Моё настоящее имя - Аша. И раз ты его знаешь, то ошибки тут никак уж не может получиться.

   - Аша, - прикрыв глаза, улыбнулся я. - Ashar. Тайна, да?

   - Угу, - немного погодя ответил мой дракон. - Я родился в самый разгар охоты на драконов, поэтому меня так и назвали. А откуда ты знаешь наш язык?

   - Друг научил. Постой, в самый разгар охоты на драконов? Но ведь это... почти четыреста лет назад?!

   - Мне триста пятьдесят один год! - тоном, не предполагающим шуток, произнёс Ашерра.

   С ума сойти! Мой дракон почти в двадцать пять раз меня старше! Но отчего-то я не стал ужасаться этому факту или переживать из-за него. Меня пропёрло на истеричное хихиканье, которое Аша почему-то принял на свой счёт. И очень сильно ткнул меня пальцем под рёбра. Ауч! Это, видимо, месть за мои такие выходки. Никогда бы не подумал, что это так больно и неприятно. Больше не буду так делать, честно-честно! И хихикать над драконами тоже не буду, ибо чревато.

   - То-то же, - самодовольно кивнул мальчик - а такой ли уж мальчик? - и завозился у меня под боком, устраиваясь удобнее.

   - А знаешь, моё имя тоже имеет перевод. Со Старшего наречья Лираэриталь - Серебряное Крыло.

   - Кра-а-асиво-о, - протяжно зевнул Ашерра, устаивая свою голову на моём плече.

   - Ты здесь, что ли, собираешься ночевать? - поинтересовался я у него.

   - Ага! Я теперь всегда с тобой буду, - в подтверждение своих слов он вцепился в меня руками, закинул поперёк моего живота ногу и напрягся, готовый выдержать нешуточный бой, чтобы остаться здесь, рядом.

   - Ну куда я могу деться, а? - засмеялся я, но всё-таки задумался.

   Вспомнился мёртвый лес и страшный хохот за спиной. Снежная пустыня и ощущение того, что в ней меня уж точно не найдут. Сколько всего он успел пережить за свои триста пятьдесят лет? Остались ли живы его родители или он их, как и я, потерял? Я ведь тоже, когда подружился с Тиссаром, всюду ходил за ним хвостиком и боялся, что он пропадёт, исчезнет из моей жизни. И я снова останусь абсолютно один.

   - Давай уже спать? - шепнул ему я и почувствовал, как дракон под моим боком расслабился и тихонечко облегчённо выдохнул.

   По драконьим меркам Аша - ещё совсем ребёнок или уже нет? И если его человеческий облик - восьмилетний мальчишка, то что это может значить? Что триста пятьдесят лет - это аналог восьми человеческих? Или что он психологически находится именно в этом возрасте и поэтому внешний вид у него такой же?

   - Я ещё совсем ребёнок по драконьим меркам, - хихикнул Аша. - Это люди переделали драконов, и теперь "домашние" растут куда быстрее и в свои пятьдесят выглядят так, как я выглядел бы только лет в тысячу. Хотя от внутреннего состояния и психологического возраста тоже много чего зависит. Например, второе, человеческое обличье. И да, я читаю твои мысли. Ты - мой Всадник, поэтому я без особого труда могу настроиться на тебя. А вот других мне "читать" сложнее.

   О боги! Мой дракон - маг ко всему прочему. Ментальный!

   - Угу, - опять хихикнул он. - И не только ментальный. А если ты немного потренируешься, то сможешь настроиться на меня, и тогда мы сможем разговаривать мысленно. Как ты с драконом своего друга-Всадника разговаривал, понимаешь? Просто ты не маг, и тебе сложнее будет всё это понять.

   - Спать! - рявкнул я.

   Уже поздно, а мы тут всякие глупости болтаем. Впереди ещё море времени и возможностей, чтобы со всем этим разобраться. Нет ничего полезнее здорового крепкого сна! Так что пусть некоторые драконы, если хотят спать рядом, перестанут болтать и ворочаться.

   - Но Лир! - возмутился Ашерра. - Ну почему нельзя поговорить, а?

   - Потому что завтра некоторые вредные целители разбудят нас ни свет ни заря и заставят выполнять что-то до жути неинтересное, от чего тебя сразу начнёт клонить в сон. А если ты не выспишься, то точно уснёшь. И получишь по шее от Гинко!

   - Ги - хороший! - заявил мне мальчик, положив подбородок на мою грудь и заглядывая в глаза. - Очень-очень хороший. У него аура светлая, и он меня совсем-совсем не испугался.

   - Спать! - повторил я свой призыв, и в этот раз он подействовал.

   Ашерра сильнее стиснул мою руку, а ногу с моего живота так и не убрал.

   И почему я себя чувствую плюшевым мишкой?


home | my bookshelf | | Сколько стоит небо. Часть первая |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу