Book: Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41



Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

С. В. Иванов


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41


«Война в воздухе» №5, 2000 г. Периодическое научно-популярное издание для членов военно-исторических клубов. Редактор-составитель Иванов С. В. При участии ООО «АРС». Лицензия ЛB №35 от 29.08.97 © Иванов С. В.. 2000 г.

Издание не содержит пропаганды и рекламы. Отпечатано в типографии «Нота» г. Белорецк. ул. Советская. 14 Тираж: 300 экз.

Рождение блицкрига

Авиационные части, оснащенные самолетами Bf 109, базировавшиеся в Центральной и Восточной Германии (по состоянию на 01.09.39)

Luftflottenkommando 1 (Nord-Ost - Stettin/Pommerania)
  База Тип Общее число самоле­тов / число боеспособ­ных самолетов
1. Fliegerdivision (Schnnfeld/Crnssinsee)
I.(J)/LG2 Hptm Hanns Trubenbach Malzkow, Lottin Bf109E 42-33
JGr. 101(II/ZG1) Maj Reichardt Lichtenau  Bf109E 42-33
5.(J)/TrGr. 186 Obit Gerhard Kadow Stolp, Brusterort Bf109B/E 48-48
6.(J)/TrGr. 186 Hptm Heinrich Seeliger Stolp, Brusterort Bf109B/E 23-23
Luftgaukommando I (Kunigsberg/Ost Preushen)
I./JG 1 Maj Bernhard Woldenga Gutenfeld Bf 109E 46-46
I./JG 21 Hptm Martin Mettig Gutenfeld Bf 109D 39-37
Luftgaukommando III (Berlin)
Stab JG2 Oberstlt Gerd von Massow  Doberitz Bf 109E 3-3
I./JG 2 Maj Carl Vieck Doberitz Bf 109E 41-40
10.(N)/JG 2 Hptm Albert Blumensaat Straussberg Bf 109D 9-9
Luftgaukommando IV (Dresden)
Stab JG 3 Oberstlt Max Ibel Zerbst Bf109E 3-3
I./JG 3 Maj Ottheinrich von Houwald Brandis Bf 109E 44-38
I./JG 20 Maj Lehmann Sprottau Bf 109E 37-36
    Итого: 335-316
Luftflottenkommando 4 (Sud-Ost - Reichenbach/Schlesien)
Fliegerfbhrer z.b.V (Oppeln)
JGr. 102 (I./ZG 2) Hptm Hannes Gentzen Gross-Stein Bf109D 45-45
Stab(J)/LG 2 Oberstlt Baier Nieder-Ellgut Bf 109E 3-3
Luftaukommando VIII (Breslau)
I./JG 76 Hptm Wilfred von Muller- Rienzenburg Ottmutz Bf 109E 51-45
I./JG 77 Hptm Johannes Janke Juliusberg-Nord Bf 109E 48-43
    Итого: 147-135

Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Официальная история опоздала на 20 минут. Многие источники единодушно утверждают, что 2-я Мировая война началась 1 сентября 1939 года в 5.45 утра. Именно это время сообщил Гитлер во время его выступления в Рейхстаге в 10 часов утра того же дня. Во время своей речи, которую немецкие радиостан­ции транслировали на всю территорию Германии, Гитлер обрушился на поляков, обвинил их в "непрерывных провокациях" и заявил, что у него не оставалось другого выбора, как начать полномас­штабную войну. "В 5.45 мы открыли ответный огонь!" - прокричал в микрофон фюрер.

Если быть абсолютно точным, то первые выстрелы "ответного огня" - залп 11-дюймовых ору­дий линкора "Schleswig-Holstein" - прозвучали лишь в 5.47 минут утра (или 4.47 по местному времени). Старый линкор, участвовавший еще в 1-й Мировой войне, обстреливал прямой наводкой склады с бое­припасами польской армии, расположенные на Вестерплатте - песчаном полуострове к северу от Данци­га (Гданьска).

Но еще за 21 минуту до того, как "Schleswig-Holstein" открыл огонь, в 4.26 по местному времени, с аэродрома в Восточной Пруссии поднялось звено пикирующих бомбардировщиков Ju 87. Несомненно, это был первый акт открытой агрессии Германии на Польшу. Тройка "штук" из 3./StG 1, ведомая коман­диром эскадрильи обер-лейтенантом Бруно Диллаем (Dilley), взяли курс на стальной железнодорожный мост через Вислу у Диршау (Тчев). Каждый самолет нес по 250-кг несколько 50-кг бомб на внешней под­веске. Самолеты вышли к цели через восемь минут после взлета. Но в задачу самолетов не входило раз­рушение моста, как это могло показаться на первый взгляд. Несмотря на свои впечатляющие размеры, мост у Диршау был наиболее уязвимой точкой желез­нодорожного пути, соединяющего Восточную Прус­сию с остальной территорией Рейха. Поляки заранее подготовили мост к уничтожению. Поэтому целью самолетов Диллая было уничтожить кабель, протяну­тый вдоль набережной возле Диршау, и не дать поля­кам взорвать мост в первые минуты войны. Затем по плану немецкого командования к мосту должен был прибыть бронепоезд со штурмовой группой, которая бы полностью взяла контроль над мостом.

Над Вислой моросил дождь. Немецкие са­молеты шли на высоте 10 метров. Обнаружив цель, немецкие летчики сбросили бомбы и доложили о выполнении задания - кабель и блокгауз, где распола­галось подрывное устройство были уничтожены. Но усилия пилотов пропали даром. Когда в 6.30 утра бронепоезд вышел к мосту, немецкие солдаты обна­ружили, что полякам удалось устранить обрыв в цепи и осуществить свой план - мост через Вислу был раз­рушен.


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

В то время как летчики из StG 1 сбрасывали первые бомбы в новой Мировой войне, летчики из другого Stukageschwader - StG 2 "Immelmann" - одер­жали первую воздушную победу. Дело было так. В 4.45 с аэродрома в Нидер-Эллгуте стартовали самоле­ты I./StG 2, и взяли курс на польский аэродром под Краковом (Верхняя Силезия). Маршрут немецких бомбардировщиков пролегал "через Балице - польский городок, возле которого находился один из много­численных секретных запасных аэродромов польских ВВС. За несколько дней до начала боевых действий поляки рассредоточили свои самолеты по таким аэ­родромам, разбросанным по всей Польше. На аэро­дроме в Балице базировалась 121-я истребительная эскадрилья, оснащенная самолетами PZL Р.11. Ус­лышав шум самолетных двигателей над головой, ко­мандир эскадрильи - капитан Мечислав Медвецкий (Miedwiecki), немедленно поднялся в воздух вместе со своим ведомым - подпоручником Владеком Гнысем (Gnys). Поднявшись на 300 метров и продолжая набирать высоту, пара польских истребителей попы­талась перехватить один из Ju 87. Увлекшись атакой, поляки упустили из виду второй немецкий пикиров­щик, шедший чуть сзади. Лейтенант Франк Нойберт (Neubert), летевший на Ju 87 "Gustav-Kurfurst" (T6+GK), дал прицельную очередь из пулемета по кабине самолета Медвецкого. Р. 11 внезапно взорвал­ся в воздухе, превратившись в огненный шар. Облом­ки разлетелись во все стороны, едва не зацепив дру­гие самолеты. Понаблюдав как командир эскадрона стал первой жертвой немецких пилотов, Гнысь начал стремительно набирать высоту, стремясь уйти от пи­кировщиков, оказавшихся слишком опасной целью. Оказалось, что небо над Польшей кишело немецкими самолетами. Набрав высоту Гнысь увидел два Дорнье Do 17E из KG 77, которые возвращались на аэродром после бомбежки Кракова. Гнысь обстрелял оба бом­бардировщика, но вскоре потерял их из виду - само­леты скрылись за холмом. В действительности, поль­скому летчику удалось сбить оба немецких бомбовоза - они рухнули на землю в 100 метрах друг от друга в районе деревни Журада. Так за первой победой лет­чиков люфтваффе последовали первые две потери.


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Первые залпы Второй Мировой войны. Ветеран Первой Мировой линкор «Шлезвиг-Гольштейн» ведет огонь из своих 280-мм орудий по польским укреплениям на Вестерплатте. Позиции противника находятся всего в 250 метрах от корабля.


Немцы широко использовали пикировщики Ju 87 с первого до последнего дня польской компа­нии. Вместе с' дальними бомбардировщиками из Kampfgeschwader и штурмовиками Henschel Hs 123 пикирующие бомбардировщики Junkers Ju 87 исполь­зовались в качестве "летающей артиллерии". Ju 87 уничтожали точечные цели и расчищали дорогу для наступающих наземных войск. Основу парка люф­тваффе в сентябре 1939 года составляли бомбарди­ровщики. Воздушное прикрытие бомбардировщиков осуществляли новые двухмоторные истребители Bf 110 Zerstorer. Концепция тяжелого истребителя (нем. Zerstorer) еще не потерпела фиаско, и Bf 110 был самым грозным противником польских летчиков.

Одноместный Messerschmitt Bf 109, напро­тив, во время сентябрьской кампании оставался "на подхвате". Из таблицы, помещенной в начале главы, можно увидеть, что активное участие в кампании принимали участие только четыре дивизиона (Grupperi) и две эскадрильи (Staffeln), оснащенных Bf 109. В то же время семь дивизионов, оснащенных Bf 109, оставались в подчинении территориального ко­мандования (Luftgau) и участвовали в системе оборо­ны Рейха. Более того, все части Bf 109, участвовав­шие в боевых действиях, были отведены в тыл после первых 18 дней войны. Дело в том, что 3 сентября Франция и Великобритания объявили войну Герма­нии и в Берлине решили, что угроза с запада, намного опаснее, чем идущая война на востоке. К тому време­ни берлинцы уже пережили "ложную воздушную тревогу", похожую на ту, что заставила всех жителей Лондона забраться в бомбоубежища в первый же день войны. Но если лондонцев под землю загнал авиалайнер из Франции, прибывший в Англию вне расписания, то берлинцы ложной тревоге обязаны группе Не 111, возвращавшихся из налета на Польшу!

Боевое крещение Bf 109 в Польше оказалось не столь удачным, как это можно было ожидать, при­нимая во внимание его превосходные качества истре­бителя.


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Немецкие пилоты изучают силуэты польских самолетов


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Разрушенный мост в Диршау


На севере, части 1-й авиадивизии оказались прикованными к земле тем же дождем с туманом, что так мешал Бруно Диллаю выйти к железнодорожному мосту у Диршау. Несмотря на то, что пилоты из I.(J)/LG 2 - истребительного дивизиона 2-го учебного авиаполка (2. Lehrgeschwader) - были подняты по тревоге ни свет ни заря - в 3.15 -самолеты смогли подняться в воздух лишь в 10 утра. 1 сентября истре­бители сопровождали четыре отряда бомбардиров­щиков. Первое столкновение с польскими истребителями произошло лишь 3 сентября. В первом воздушном бою немецкие истребители сбили три польских Р. 11. Одну из побед записал на свой счет лейтенант Клаус Квет-Фаслем (Quaet-Faslem), который со временем станет автором 48 воздушных побед и станет командиром I./JG 3, прежде чем его собьют 30 января 1944 года американ­ские истребители в районе Брауншвейга. Многие другие пилоты, кото­рые со временем станут известными асами, получат большие награды и займут высокие посты, свои первые победы одержали в сентябре 1939 года.

9 сентября I.(J)/LG 2 переба­зировался на аэродром возле Лауенбурга (в районе Бромберга), последо­вав вслед за 4-й армией (4. Агтее), прикрывать которую с воздуха входи­ло в задачи дивизиона. Здесь пилоты дивизиона сбили еще четыре польских самолета - все четыре PWS.26 - бипланы, использо­вавшиеся в польских ВВС в качестве разведчиков или связных самолетов. Причем два из четырех - на счету будущих асов - унтер-офицера Фридриха Гайссхардта (Geisshardt) и фельдфебеля Эрвина Клаузена (Clausen). Оба этих пилота со временем получат Ду­бовые листья, станут командирами дивизионов (III./JG 26 и I./JG 11, соответственно) и погибнут в 1943 году, отражая налеты союзников на Рейх. Но уже 10 сентября сам Гайссхардт стал добычей поль­ских Р. 11. Унтер-офицер провел в польском плену несколько часов (хотя пилот был одет в гражданскую одежду, его синий шерстяной вязанный свитер навлек на него подозрение польского патруля), но во время налета немецких пикировщиков Гайссхардту удалось сбежать. Вместе с Гайссхардтом сбежал еще один немецкий военнопленный. Беглецам удалось украсть пару лошадей и они верхом пять дней выбирались к своим.

Тем временем, 15 сентября I.(J)/LG 2 пере­базировался еще дальше на восток, на аэродром у Пултуска, к 50 км к северу от Варшавы. Однако к тому времени польские ВВС уже были полностью разгромлены, поэтому самолеты дивизиона, совершив несколько вылетов в качестве штурмовиков, 20 сен­тября возвратились на свой базовый аэродром в Гар­це.

Другая часть 1. Fliegerdivision - морской ди­визион Tragergruppe 186, предназначавшийся для базирования на так и недостроенном авианосце "Graf Zeppelin" - состоял из одной эскадрильи пикирующих бомбардировщиков и двух эскадрилий истребителей.

Плотный туман помешал самолетам TrGr 186 отправиться на первое задание - прикрывать с воздуха линкор "Schleswig-Holstein" во время обстре­ла Вестерплатте. Но днем две эскадрильи Bf 109 вы­летели прикрывать Ju 87 из 4.(St)/186, отправившихся бомбить польскую военно-морскую базу в Геле. Од­нако базу прикрывало несколько зенитных батарей, плотный огонь которых оказался губительным для двух пикировщиков.

2 сентября истребители дважды вылетали прикрывать бомбардировщики, а 3 сентября дивизион перебросили на аэродром в Гутенфельде. Хотя самолеты оставались в Восточной Пруссии еще три дня, в боевых действиях они уже не участвовали. 6 сентября истребители возвратились на свою довоен­ную базу в Хаге на побережье Северного моря.

Из двух истребительных дивизионов, бази­ровавшихся в Восточной Пруссии, I./JG 1 очень не­долго участвовал в боях. Перед началом боевых дей­ствий командир дивизиона майор Бернхард Вольденга предусмотрительно приказал рассредоточить са­молеты эскадрильи по трем аэродромам. Однако по­добная предусмотрительность оказалась совершенно излишней - продвижение 3-й Армии с территории Восточной Пруссии на Варшаву не встречало сопро­тивления польских ВВС. Самолеты из I./JG 1 участ­вовали в нескольких штурмовых миссиях, во время которых несколько машин получили повреждения, а один из пилотов был легко ранен. 4 сентября (через сутки после того, как Франция и Англия объявили войну) дивизион перебросили на аэродром в Йесау, где началась подготовка к отправке на Западный фронт.

Другому прусскому дивизиону - I./JG 21 - в первый день войны скучать не пришлось. Со своего аэродрома в Арис-Росткене, расположенном в южной части Восточной Пруссии, самолеты вылетели сопро­вождать отряд Не 111, шедших бомбить Варшаву. В тумане истребители долго искали бомбардировщики, а обнаружив их, попали под огонь бортовых пулеме­тов - стрелки приняли "Мессершмитты" за польские истребители. Командир дивизиона, гауптман (капитан) Мартин Меттиг попытался дать световой сигнал, но ракетница не сработала и ракета вместо воздуха стала метаться по кабине истребителя. Меттиг был ранен в руку и бедро, а дым, заполнивший кабину не позволял летчику ориентироваться. Тогда капитан включил систему аварийного сброса фонаря кабины и, хотя при этом самолет потерял радиоан­тенну, смог вернуться на аэродром. Многие самолеты его дивизиона, потерявшие связь с командиром и блуждавшие в тумане, также последовали примеру Меттига.

Только вернувшись на аэродром, летчики узнали что произошло. Тогда вернувшиеся пилоты стали с нетерпением ожидать возвращения осталь­ных. Хотя они потеряли друг друга из виду, все они оказались втянутыми в бой с группой польских Р. 11. Немцам удалось сбить четыре истребителя противни­ка, не потеряв при этом ни одной машины. Одна из побед на счету лейтенанта Густава Рёделя (Rodel) - еще одного будущего кавалера Дубовых листьев. За свою карьеру Рёдель сбил 98 самолетов противника, из них 96 - на Западном фронте.


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

PZL Р.23 «Карась» из разведывательной эскадрильи польских ВВС, сбитый над Восточной Пруссией.


Начав польскую кампанию столь бурно, ди­визион участвовал в ней до самого конца и записал на свой счет еще две победы. Только 9 октября дивизион перебросили на запад. Тем временем два истреби­тельных дивизиона, входивших в состав Luftgau VIII (Бреслау, Силезия) осуществляли оборону воздушно­го пространства Рейха и только эпизодически при­влекались к участию в польской кампании.

I./JG 76 (командир - гауптман фон Мюллер-Ринцбург) вел свое происхождение непосредственно от ВВС Австрии. Личный состав дивизиона во мно­гом был укомплектован из числа летчиков 2-го ис­требительного полка (// Jagdgeschwader - Ja Geschw II), к началу польской кампании уже расформирован­ного. Незадолго до начала боевых действий дивизион был переброшен с базового аэродрома у Оттмютца на полевой аэродром под Штубендорфом. Первая побе­да и первая потеря дивизиона произошли 3 сентября. Пол десятка Bf 109 из 1./JG 76, ведомые командиром эскадрильи обер-лейтенантом Дитером Грабаком (Hrabak), отправились на "свободную охоту" (Freie Jagd) в район Ченстохау (Ченстохова). Возле Петрикау (Пётркув) немецкие пилоты заметили тройку польских легких бомбардировщиков PZL Р.23 "Karas". Немцы атаковали поляков, но безрезультат­но. Второй заход также не принес победы. Польские бомбардировщики попытались уйти от преследования на бреющем полете. Чтобы погасить излишек скоро­сти немецкие пилоты изменили шаг винта и выпусти­ли закрылки. На скорости всего 200 км/ч, не обращая внимания на огонь польских стрелков, Мессершмитты пошли на третий заход. Лейтенант Рудольф Циглер (Ziegler) меткой очередью сбил одного "Карася", но два оставшихся польских бомбардировщика смог­ли прошить радиатор самолета командира эскадри­льи. Дитер Грабак смог дотянуть до линии фронта и совершить вынужденную посадку. Несмотря на столь неудачный старт, со временем Грабак наверстал упу­щенное и завершил войну на должности командира JG 54, имея на своем счету 125 воздушных побед и Дубовые Листья.

Тем временем I./JG 76 продолжал развивать успех. 5 сентября сбил свой первый самолет будущий ас Ганс "Фипс" Филлип (Fillip), который со временем станет четвертым пилотом люфтваффе, сбившим 100 самолетов противника и вторым пилотом, одержав­шим более 200 побед. До своей гибели 8 октября 1943 в бою с Р-47 на севере Германии, Филлип дове­дет свой боевой счет до 206 побед, получит Дубовые Листья с Мечами и займет пост командира JG 1.

В обороне Силезии участвовал другой ис­требительный дивизион - I./JG 77. В сентябре 1939 года пилоты дивизиона смогли сбить только три са­молета противника - все три бомбардировщики Р.23 "Карась". Один из "Карасей" стал жертвой лейтенан­та Карла-Готтфрида Нордмана (Nordmann) уже 3 сентября. Нордман также со временем получит Дубовые Листья и закончит войну, имея на счету 78 самолетов противника. "Карась" настолько уступал в скорости Bf 109, что Нордману пришлось не только опустить закрылки, но и выпустить шасси, иначе его Мессершмитт проскакивал мимо самолета противника быст­рее, чем летчик успевал открыть огонь. Через 48 ча­сов после этого гауптман Ханнес Траутлофт (Trautloft) сбил следующего "Карася". Траутлофт -одна из самых заметных фигур в люфтваффе - сбил 57 самолетов противника, из них 4 - в Испании.



Несмотря на то, что наш рассказ пестрит фамилиями будущих асов люфтваффе, практически все они одержали в сентябре 1939 только по одной, мало кто по две, победы. Польская кампания дала люфтваффе только одного аса, фамилия которого не столь известна, хотя было время, когда гауптман Ханнес Гентцен (Gentzen) имел на счету сбитых са­молетов больше, чем легендарный Вернер Мёльдерс (Mulders). Гентцен получил всего лишь Железный крест 1-го класса - не столь впечатляющую награду, по сравнению с высокими орденами, доставшимися другим асам. Да и летать на Bf 109 Гентцен стал, можно сказать, по ошибке.


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

1 ноября 1938 года в люфтваффе впервые появилась концепция использования "тяжелых" и "легких" истребителей. По мысли руководства люф­тваффе легкие истребители должны были нести обо­рону воздушного пространства Рейха (подчиняясь Fliegergaue), в то время как тяжелые истребители должны были использоваться на фронте (входя в со­став Fliegerdivision). 1 января 1939 года для обо­значения "тяжелого" истребителя был введен термин "Zerstorer". Для оснащения новых дивизионов тяже­лых истребителей (Zerstorergrupperi) предполагали использовать новый двухмоторный дальний истреби­тель сопровождения Bf 110С. Однако крупносерий­ный выпуск таких самолетов оказался невозможен из-за дефицита двигателей, поэтому из десяти дивизио­нов удалось полностью оснастить только три. Ос­тальные семь дивизионов получили устаревшие мо­дификации одномоторного Bf 109, причем пяти диви­зионам из семи сменили название с Zerstorergruppe на Jagdgruppe.

Один из этих пяти дивизионов - Jagdgruppe 102 (I./ZG 2) - базировался на аэродроме в Гросс-Штайне и составлял отряд истребителей отряда осо­бого назначения (Fliegerfuhrer z.b.V.) генерал-майора фон Рихтгофена (von Richthofen). Помимо дивизиона истребителей, отряд состоял из трех дивизионов пи­кирующих бомбардировщиков и одного дивизиона штурмовиков (единственного дивизиона штурмовой авиации в люфтваффе). Данный отряд предполага­лось использовать на острие наступления немецкой армии на Польшу.

Планировалось, что возглавляемый 35-летним гауптманом Ханнесом Гентценом JGr 102 будет находиться в самой гуще боевых действий. Однако первый день кампании оказался сравнительно спокойным даже для этого ударного дивизиона. Пи­кировщики отправились бомбить Велунь, а истреби­тели прикрытия скучали без дела - в воздухе не было ни одного польского самолета, а на земле стояло все­го лишь несколько батарей легких зенитных орудий.

Второй день кампании оказался совсем дру­гим. Вылетев на задание с первыми лучами солнца, гауптман Гентцен почти сразу повстречал несколько польских бомбардировщиков и сбил один из них. Но основные события дня развернулись чуть позже, ко­гда 1./JGr 102 под командованием обер-лейтенанта Вальдемара фон Роона (von Roon) занималась сво­бодной охотой в районе Лодзи:

"Я вел свою эскадрилью неподалеку от Лод­зи на высоте 1000 метров. Мы шли широко растя­нувшись по фронту. Вдруг впереди показались два польских истребителя, причем один из них шел на большой высоте. Я атаковал ближайшего ко мне по­ляка. Вероятно мне сразу удалось повредить двига­тель самолета противника, поскольку тот начал пла­нировать теряя высоту. Я последовал за ним, желая удостовериться в своей победе. Каково же было мое удивление, когда я понял, что поврежденный самолет направляется к хорошо замаскированному аэродрому. С высот, на которых мы обычно летали, этот аэро­дром было совершенно невозможно обнаружить, однако спустившись ниже, я ясно различил пять польских бомбардировщиков, стоявших в ряд. Зеле­но-коричневый камуфляж польских машин позволял им идеально раствориться на фоне земли.

Тем временем подбитый мною самолет ка­потировал при посадке и загорелся. Польский пилот успел выскочить из кабины и побежал в укрытие. Мы прошли над бомбардировщиками противника на бреющем полете, ведя по ним непрерывный огонь. Все стоящие на земле самолеты загорелись. Прямо по середине поля стоял подозрительно выглядевший стог сена. Не замаскировали ли там поляки свои запа­сы топлива? Мы сделали второй заход и подожгли стог. Оказалось, что под соломой стояли не цистерны с топливом, а четыре истребителя, все в том же зеле­но-коричневом камуфляже. Немедленно огонь охва­тил и истребители. Аэродромный персонал и пилоты забегали по аэродрому, как муравьи вокруг разворо­шенного муравейника.

Все описанные выше события разворачива­лись в пригороде Лодзи, вокруг аэродрома стояли дома и были вскопаны огороды. Должно быть мы устроили неплохое авиашоу для местных жителей!

Пока мы занимались аэродромом, второй польский самолет резко снизился и атаковал одного из наших пилотов. Но мой товарищ заложил вираж и уклонился от боя. Тут подоспели остальные самолеты эскадрильи и второй польский истребитель разделил участь первого."


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Гауптман Ханнес Гентцен – командир JGr. 102


По пути назад, на аэродром под Гросс-Штайном, восьмерка фон Роона повстречала четыре польских бомбардировщика и сбила их всех. Таким образом, за один день дивизион уничтожил в небе и на земле, считая самолет, сбитый Гентценом, 16 ма­шин. Три истребителя и четыре бомбардировщика были сбиты, а пять бомбардировщиков и четыре ис­требителя - уничтожены на земле!

JGr. 102 продолжал совершать по три-четыре боевых вылета за день. Постепенно сопротив­ление польских ВВС было сломлено. Гауптман Гентцен так резюмировал опыт большинства пилотов Bf 109, участвовавших в польской кампании:

"Самое трудное - это обнаружить польский истребитель. Поляки умеют мастерски маскировать­ся, а их зелено-коричневый камуфляж просто велико­лепен. Если же вам удалось засечь противника, то сбить его уже гораздо проще. Из-за нашего превос­ходства в скорости, полякам редко когда удавалось завязать с нами воздушный бой. Обычно было доста­точно сделать один заход - желательно со стороны солнца - и вы, сделав дело, начинали выслеживать следующую добычу."

Несколько последующих дней JGr. 102 за­нимался тем, что охотился на железнодорожные со­ставы и рассеивал транспортные колонны на шоссей­ных дорогах. Параллельно с этим шло перебазирова­ние дивизиона ближе к Кракову. Жизнь в палатках на краю изрытого воронками полевого аэродрома была далека от той, что немецкие пилоты вели на своей базе в Гросс-Штайне. Однако под Краковом дивизион оставался недолго - через 48 часов его перебросили дальше - на этот раз в район Дебрицы. На новом аэ­родроме условия жизни были намного лучше. Кроме того, прибывший транспортный Ju 52 доставил в ди­визион несколько ящиков пива марки Burgermeister, сваренного пивоварами их родного города Бернбург!

13 сентября над аэродромом в Дебрице по­казался немецкий разведывательный самолет. Он долго кружил над аэродромом, покачивая крыльями и явно привлекая к себе внимание. Затем пилот развед­чика сбросил вниз свой шейный платок, в который была завернута записка: "Аэродром в Бродах кишит польскими самолетами!" Ниже стояла подпись ко­мандующего армией.

Столь многообещающее начало заставило немецких летчиков поторопиться. Все боеспособные машины немедленно поднялись в воздух. Эскадрилья З./JGr 102 обер-лейтенанта Йозефа Келльнер-Штайнметца (Keller-Steinmetz) только что вернув­шаяся из патрулирования, быстро дозаправила само­леты и последовала за главными силами. Город Бро­ды (Бродов) располагался на востоке Польши, всего в 60 км от советской границы. Аэродром Гутникн, на котором нашли временное убежище уцелевшие само­леты польской бомбардировочной бригады, был всего несколько дней назад оборудован посреди леса. Од­нако пилоты из дивизиона Гентцена безошибочно вышли к цели. Истребители уже зашли на цель, как один из пилотов обнаружил восемь польских самоле­тов, летящих у самой земли. Гентцен направился на перехват противника. Очевидно, польскими самоле­тами управляли неполные экипажи - пока Гентцен одного за другим не сбил четыре бомбардировщика, те даже и не попытались открыть ответный огонь. Остальные четыре машины записали на свой счет другие пилоты дивизиона. Воспользовавшись тем, что немцы увлеклись бомбардировщиками, поляки успели поднять в воздух истребители. В бою немцы потеряли один Bf 109D, однако смогли нанести поля­кам тяжелые потери, и уничтожили на земле несколь­ко бомбардировщиков Р.37 "Лось". Только нехватка топлива помешала немцам полностью уничтожить аэродром. На следующий день немцы вернулись, на­несли второй удар по аэродрому и попробовали оты­скать унтер-офицера Фрица Линдера (binder), сбито­го накануне. За два дня боев в районе Бродов, 102-й дивизион уничтожил на земле и в воздухе 26 самоле­тов противника. Хотя следов Линдера обнаружить не удалось, тому все же удалось сделать вынужденную посадку и пешком выйти на территорию Словакии, несмотря на два сломанных позвонка.

17 сентября Красная Армия перешла поль­ско-советскую границу. Судьба Польши была решена. Гауптман Ханнес Гентцен оказался самым результа­тивным пилотом польской кампании, летавшем на Bf 109, и единственным асом компании, записавшим на свой счет семь воздушных побед. Всего за время польской кампании JGr. 102 уничтожил 78 самолетов противника, из них 29 - сбито в воздушных боях. Таким образом, 102-й истребительный дивизион ока­зался самым результативным дивизионом люфтваф­фе, летавшем на Bf 109.

Несмотря на довольно ограниченное уча­стие Bf 109 в польской кампании, потери люфтваффе составили 67 самолетов этого типа. Много самолетов пришлось списать, как не подлежащих ремонту. Многие немецкие самолеты оказались сбиты огнем своих зенитных пушек, а также в случайных стычках между своими самолетами, например, несколько машин из I./JG 21 попали под огонь "Хейнкелей", возвращав­шихся на свой аэродром. Подобные проблемы испы­тывала и противоположная сторона. По данным польских ВВС, около 10 процентов парка самолетов было потеряно в результате огня польских зениток, то есть польские зенитчики сбили своих самолетов в два раза больше, чем это сделали зенитчики немец­кие. Логично предположить, что и немецкая артилле­рия ПВО наносила больший урон своим, чем чужим. Чтобы хоть как бы обезопасить себя от опасности с земли, немецкие пилоты один за другим рисовали на крыльях своих самолетов кресты увеличенного раз­мера.


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Бывший пилот легиона «Кондор» Альфред Xeльд на протяжении многих лет считался первым летчиком люфтваффе сбившим английский самолет во Второй Мировой войне – «Веллингтон» из 9-й Sqn RAF.


Оборона побережья Северного моря

Начало боевых действий на Западном фрон­те проходило более спокойно. Британское правитель­ство, связанное договором с Польшей, потребовало от Гитлера прекратить огонь и отвести войска с тер­ритории Польши. Срок ультиматума заканчивался в 11 часов утра 3 сентября. Как известно, Гитлер отка­зался выполнять условия ультиматума, поэтому пре­мьер-министр Великобритании Невил Чемберлен (Chamberlain) выступил по радио в 11.15 и заявил: "... с этого момента наша страна находится в состоя­нии войны с Германией".


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Фельдфебель Ганс Троицш, сбивший британский «Веллингтон» одновременно с Хельдом 4 сентября 1939 г.


Авиационные части, оснащенные самолетами Bf 109, базировавшиеся в Северо- западной Германии (по состоянию на 01.09.39)

Luftflottenkommando 2 (Braunschweig)
  База Тип Общее число самоле­тов / число боеспособ­ных самолетов
Luftgaukommando VI (Munster)
II./JG 77 Maj Carl Schumacher Nordholz Bf109E 33-33
Stab ZG 26 Oberst Hans von During Varcl Bf 109D 3-1
l./ZG 26 Hptm Karl Kaschka Varel Bf109D 43-39
JGr. 126 (III./ZG 26) Hptm Johannes Schalk Neumbnster Bf 109D 46-41
    Итого: 125-114

В 17.30 войну Германии объявила Франция. Западные союзники Польши не могли оказать пря­мую материальную поддержку своему восточному союзнику, поэтому ограничились демонстрацией силы у западных границ Германии. Западный фронт состоял из двух частей: франко-немецкой сухопутной границы и открытого побережья на севере Германии. Между сухопутным и морским фронтами находилась нейтральная Голландия, чей нейтралитет обе враж­дующие стороны первое время четко соблюдали, не допуская вторжения в воздушное пространство этого государства. Первый удар союзники нанесли именно по побережью Германии.

12.50, спустя всего полтора часа после вы­ступления Чемберлена, одиночный "Бленхейм" со­вершил разведывательный полет над стоянкой немец­ких кораблей в Вильгельмсхафене. Вскоре над Вильгельмсхафеном показалось 27 английских бомбарди­ровщиков. В состав отряда входили "Бленхеймы IV" и "Хемпдены" из пяти эскадрилий. Эта группа само­летов должна была нанести бомбовый удар по немец­ким кораблям, стоявшим у мыса Шиллингхерн. Вто­рой отряд, состоявший из 24 "Веллингтонов" был направлен для удара по немецким линкорам "Шарнхорст" и "Гнейзенау", стоявшим на якоре к 80 км к северо-востоку, в устье Эльбы неподалеку от Брюнсбюттеля. Туман, стоявший в этом районе привел к тому, что почти половина бомбардировщиков не смогла обнаружить цель, а из тех, что вышли на немецкие линкоры, 7 не вернулось на базу.

II./JG 77, возглавляемый майором Карлом Шумахером, прибыл в Нордхольц, расположенный на полпути между Брюнсбклтелем и Вильгельмсхафеном, всего за один день до первого налета англичан. До этого дивизион базировался в Пльзене (Богемия), где в обязанности летчиков дивизиона входило воз­душное прикрытие сталеплавильных и оружейных заводов "Шкода". II./JG 77 был одним из старейших истребительных дивизионов люфтваффе, Jagdgruppe 77 был сформирован еще в 1934 году для обороны побережья. На протяжении нескольких лет дивизион перебрасывали на побережье то Северного, то Бал­тийского моря. Затем поступило неожиданное и во многом неправильное решение, направить дивизион в глубь материка. Многие противились этому реше­нию, поскольку дивизион имел богатый опыт дейст­вий в прибрежной зоне.

Bf 109 из II./JG 77 встретили обе группы английских бомбардировщиков, но только два сбитых "Веллингтона" из 9-й эскадрильи Флота А были офи­циально признаны первыми самолетами RAF, сбиты­ми во 2-й Мировой войне.

Немецкие пилоты, сбившие по бомбарди­ровщику, оба унтер-офицеры, описали свои впечат­ления. Фельдфебель Альфред Хельд (Held):

"Остальные самолеты нашей эскадрильи еще находились довольно далеко за моей спиной, а я уже поймал англичанина в перекрестье прицела. Прицелившись, я открыл огонь, но английский бом­бардировщик также ощетинился трассами. Снова и снова мы поливали друг друга огнем, стучали пуле­меты, выли моторы. Я и английский бомбардировщик кружили над бухтой Ядебузен. Вдруг, самолет про­тивника резко снизился и попытался оторваться на низкой высоте. Я последовал за Томми, и вдруг уви­дел, как с левого борта английского самолета вырвал­ся длинный язык пламени. Бомбардировщик потерял управление и начал рыскать из стороны в сторону. Я для верности всадил еще одну очередь, после которой англичанин завалился на нос и начал падать. Я подле­тел ближе и увидел, как весь объятый пламенем бом­бардировщик рухнул в воду и скрылся в глубине бух­ты."

Фельдфебель Ганс Троицш (Troitzsch):

"Мы летели над устьем Эльбы, как я заме­тил три английские бомбардировщика подо мной.

Англичане шли очень низко почти над самой водой. Подлетев ближе, я понял, что это двухмоторные "Веллингтоны". Два "Веллингтона" немедленно ныр­нули в низкие облака и скрылись из виду. Третий же самолет оказался прямо передо мной, и, сблизившись с ним на расстояние 100 метров, я открыл огонь. Ко­гда расстояние между нами сократилось до 50 метров левое крыло бомбардировщика внезапно разломилось пополам и горящее топливо плеснуло на фюзеляж. Я наблюдал агонию самолета, летя всего в 20 метрах под ним. Горящий хвост самолета отлетел в сторону и просвистел у меня над головой. Чтобы избежать столкновения я еще чуть снизился, но продолжал лететь параллельным курсом. Протянув еще 400 мет­ров английский самолет рухнул в воду и исчез из виду, оставив на поверхности масляное пятно."


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Хвостовая часть Bf 109E Ганса Троицша с обозначениями трех побед, двух пулевых пробоин (черные точки) и эмблемой 6-й эскадрильи – пингвином испражняющимся на инициалы Уинстона Черчилля.


Оба эти события произошли одновременно в 18.15 по местному времени. Но официально первой была признана именно победа Хельда. На какое-то время Хельд стал национальным героем, о котором писали все газеты. Но уже после войны Карл Шу­махер написал, что всегда считал, что первую победу на Западном фронте одержал все-таки не Хельд, а Троицш.

Командование английских ВВС не интере­совал вопрос, кто первым сбил бомбардировщик. Высшие чины английских военно-воздушных сил вообще отказались принять во внимание тот факт, что в районе действия английских бомбардировщи­ков противник располагает значительным количест­вом истребителей. С упорством, достойным лучшего применения, англичане продолжали придерживаться довоенной доктрины, согласно которой "бомбардировщики все равно прорвутся". Столь ощутимые потери, англичане списали на огонь зенит­ной артиллерии немцев. Ахиллесова пята "Веллингтонов" первых моделей - непротектированные бензобаки (оба немецких истребителя видели, как сбитые ими самолеты прежде чем упасть загора­лись) - также игнорировалась англичанами. Весь сен­тябрь прошел в наращивании сил, через Северное море в ту и другую сторону летали крупные отряды английских и немецких бомбардировщиков, пытав­шихся наносить бомбовые удары по военным кораб­лям, стоящим на рейде у побережья. Первое время летчики RAF и люфтваффе вели, можно сказать, джентльменскую войну - все воздушные бои и налеты на корабли проводились лишь в море. Атаковать ко­рабли, стоявшие в портах было запрещено - обе сто­роны опасались вызвать жертвы среди мирного насе­ления.



В сентябре II./JG 77 понес первые потери -все в результате катастроф в Нордхольце. 17 сентября погиб фельдфебель Альфред Хольц. "Герой бухты Ядебузен", чье фото уже вторую неделю не сходило со страниц немецких газет, так и остался в истории люфтваффе автором единственной воздушной побе­ды.

Следующий крупный воздушный бой про­изошел 29 сентября, когда 11 "Хемпденов" из 144-й эскадрильи RAF совершали "разведку боем" Немец­кой бухты. Шестеро из них попыталось отправить на дно пару немецких эсминцев, но безрезультатно. Второе звено, которым командовал командир крыла Дж.Си. Каннингем (Cunningham), целиком не верну­лось на базу. Все английские бомбардировщики звена были сбиты немецкими истребителями - Bf 109D из I./ZG 26. Две воздушные победы записал на свой счет обер-лейтенант Гюнтер Шпехт (Specht). Сам Шпехт будет сбит 3 декабря в районе острова Гельголанд, ответным огнем английских "Веллингтонов". В бою Шпехт получил тяжелое ранение лица и потерял ле­вый глаз. Совершив вынужденную посадку в воду, обер-лейтенант все же смог добраться до берега и, пройдя курс лечения, возобновил боевые вылеты. В мае 1943 года Шпехта назначили на должность ко­мандира II./JG 11. Затем Шпехт отличился в воздуш­ной обороне Рейха и стал командиром всего JG 11. На счету Шпехта было более 30 сбитых самолетов, половину из которых составляли четырехмоторные бомбардировщики союзников, когда командир JG 11 погиб, во время массированного налета немцев на союзнические аэродромы 1 января 1945 года.

Октябрь прошел сравнительно спокойно. Англичане практически не показывались у побережья Германии, а немцы сумели достойным образом орга­низовать противовоздушную оборону своих морских границ. Поэтому II./JG 77 перебросили обратно в глубь материка, на этот раз в Дюнстекофен, в районе Бонна. Здесь дивизион участвовал в организации "Западного вала".


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Подполковник Карл Шумахер в кабине его Bf 109Е


Едва шасси самолетов коснулись земли Рейнланд, Карл Шумахер получил чин оберст-лейтенанта (подполковника) и должность командира новой истребительной части "Jafu Deutsche Bucht". Оставив свой дивизион, Шумахер отправился в Йевер, где находился штаб его новой части. Весь ноябрь Шу­махер провел решая организационные вопросы, по­лучая пополнения и устанавливая сеть радиолокаци­онных станций, контролирующую побережье Герма­нии и прибрежные острова Северного моря. Основу штаба Шумахера составил штаб Jagdgeschwader "Nord" (бывший JG 77) и переименованный 30 нояб­ря в JG 1.

В начале декабря Шумахер уже командовал полнокровным истребительным полком, состоящим из трех дивизионов. Его прежняя часть - II./JG 77 - была присоединена к его полку и перебазировалась севернее: две эскадрильи в Йевер, а одна - в Вангерооге. Место командира II./JG 77 занял 42-летний майор Гарри фон Бюлов-Боткамп (von Bblow-Bothkamp), который в годы 1-й Мировой войны возглавлял Jagdstaffel "Boelcke " и сбил 6 самолетов противника. Вторым дивизионом JG 1 стал выведенный из Польши II.(J)/186, переброшенный на север Германии и дополненный новой эскадрильей истребителей, вме­сто прежней эскадрильи 4.(St)/186', укомплектованной пикировщиками Ju 87. Постепенно II.(J)/186 переос­нащался новейшими Bf 109E вместо устаревших Bf 109В. Дивизион базировался в Нордхольце, командо­вал дивизионом гауптман Генрих Зеелигер (Seeliger), прежний командир 6.(J)/186. Еще один "польский" дивизион - JGr. 101 майора Райнхардта, также вошел в состав JG 1. Дивизион был полностью оснащен Bf 109Е, одна эскадрилья дивизиона базировалась на острове Зильт, а две эскадрильи - у Ноймюнстера поблизости от Гамбурга.

Кроме того, под начало Шумахера поступи­ли разрозненные подразделения ZG 26, находившего­ся в то время на переоснащении Bf 110, а также 10.(N)/JG 26 обер-лейтенанта Иоганнеса Штайнхоффа (Steinhoff). Последняя часть представляла собой одну из полуавтономных эскадрилий ночных истребите­лей, в спешном порядке сформированных с началом войны и оснащенных устаревающими Bf 109C и D.

Вот такими силами располагало люфтваффе в районе побережья Северного моря, когда в декабре 1939 года командование RAF решило возобновить налеты на территорию Германии. 3 декабря был совершен первый налет, во время которого Гюнтер Шпехт лишился своего глаза. 24 "Веллингтона" нанесли бомбовый удар по Гельголанду и без потерь воз­вратились на базу. Этот налет только упрочил мнение английского коман­дования, считавшего, что истребители противника не в состоянии эффектив­но бороться с большими группами бомбардировщиков, идущих в плот­ном строю без сопровождения своих истребителей. Следующий налет, имел место 11 дней спустя. Целью англий­ских бомбовозов стал легкий крейсер кригсмарине "Нюрнберг", который пытался добраться до базы после того как получил торпеду с английской подводной лодки. На этот раз события разворачивались совсем по другому сценарию.

Радар "Freya" засек приближение большого скопления английских самолетов. По тревоге подня­лись все истребительные части, находящиеся в рас­поряжении Шумахера. Численное превосходство немцев оказалось двенадцатикратным! Истребители из II./JG 77, привычные к капризам погоды в при­брежном районе, первыми обнаружили противника несмотря на сильную облачность. Двенадцать "Веллингтонов" из 99-й эскадрильи RAF понесли тяжелые потери. Немцы записали на свой счет девять воздушных побед, причем гауптман Альфред фон Лоевский (von Loijewski), фельдфебель Эрвин Заваллиш (Sawallisch) и будущий кавалер Рыцарского Кре­ста и ас унтер-офицер Герберт Куча (Kutscha) каждый заявили о двух сбитых самолетах. Потери немцев составили только один самолет лейтенанта Фридриха Браукмайера (Braukmeier). В действительности нем­цам удалось сбить только пять "Веллингтонов", еще шесть бомбардировщиков получили столь тяжелые повреждения, что разбились при посадке. Кроме Bf 109 из II./JG 77 в бою участвовали Bf 110 из 2./ZG 26.

Но даже после очевидного разгрома, руко­водство RAF пыталось оправдать потери всем, чем только можно, но не деятельностью немецких истре­бителей. Англичане пытались объяснить потери при­цельным огнем немецкой зенитной артиллерии (которая в действительности не сбила ни одного са­молета), выливанием топлива из пробитых бензоба­ков и плохими погодными условиями. Но чтобы анг­личане не придумывали в оправдание своей беспоч­венной доктрины, это был явный успех отряда Шу­махера. Вскоре ZG 26 был переброшен на другой участок, а отряд Шумахера усилили I./ZG 76 гауптмана Райнике (Reinicke). Теперь штаб JG 1 распола­гал возможностью не только перехватывать бомбар­дировщики противника, но и активно преследовать их. Наступил звездный час истребителей Bf 110.

Утром в понедельник 18 декабря было ясно и безоблачно. В отличие от предыдущей недели ви­димость была отличной. При такой погоде штаб JG 1 мог ожидать чего угодно, но не налета англичан. Вот почему, когда радар "Freya" в Вангерооге засек приближение бомбардировщиков, никто этому сразу не поверил. На этот раз отлаженная система связи, соз­данная оберст-лейтенантом Шумахером, дала сбой. В добавок многих командиров дивизионов не оказалось на месте. Все это замедлило ответные меры немецкой стороны.

Единственным отрядом истребителей, под­нявшимся в воздух вовремя, оказалась шестерка Bf 109D из 10.(N)/ JG 26 обер-лейтенанта Штайнхоффа и дежурное звено (Alarmrotte) одной из эскадрилий JGr. 101, базировавшейся в Неймюнстере.

Не встречая никакого сопротивления 22 "Веллингтона" прошли не нарушая строй над Вильгельмсхафеном на высоте 4000 метров. Но все немец­кие корабли или стояли в доках или у причалов, по­этому англичане не решились бомбить назначенные цели.

Первые потери англичане понесли от загра­дительного огня береговой зенитной артиллерии. Штайнхофф и фельдфебель Вилли Сцуггар (Szuggar) также сбили по одному "Веллингтону". Тем временем подоспели самолеты из II./JG 77 и I./ZG 76 (поднятые слишком поздно, истребители из II.(J)/186 прилетели, когда уже все было кончено). Через 30 минут воз­душного боя англичане рассыпали строй и стали по­одиночке или маленькими группами уходить назад, вдоль Восточно-Фризского архипелага. Обладавшие большим запасом горючего Bf 110 начали преследо­вание. Последний "Веллингтон" был сбит лейтенан­том Юлленбеком (Uellenbeck) из 2./ZG 76 в районе голландского острова Амеланд - в 150 км от Вильгельмсхафена.

Всего пилоты Шумахера объявили о том, что на этот раз они сбили не меньше 38 бомбарди­ровщиков противника. 15 записали на свой счет лет­чики из I./ZG 76, 14 - II./JG 77 (2 воздушные победы заявил фельдфебель Ганс Троицш, который получил ранение в этом бою), 6 - 10.(N)/JG 26, 2 - JGr. 101,1-сам Шумахер. В добавок Шумахер участвовал в пре­следовании английских самолетов, вместе с пилотами из звена Штайнхоффа:

"Я был одним из последних, поднявшихся в воздух. Другие эскадрильи уже были на пути к цели. Итак, я влез в кабину моего 109-го и охота началась. Видимость была превосходной - с высоты 1000 метров обзор достигал 50-60 км. Я взял курс на взрывы зенитных снарядов, которые отлично показывали положение противника. Небо уже было прочерчено столбами дыма от сбитых самолетов: черные столбы означали попадание в двигатель, белые - попадание в бензобак. Было видно, что в небе разыгралась жест­кая битва.

Внезапно я заметил двух англичан, шедших на высоте 2000 метров. Я немедленно их атаковал, но безрезультатно. Один из англичан резко снизился, до 1000 метров и даже ниже, но мой самолет все равно был быстрее. Пожалуй даже слишком быстрым, по­скольку на втором заходе я также проскочил мимо, не успев толком прицелится. Я перекрыл дроссель и, с третьей попытки сел на хвост бомбардировщика, открыл огонь. Все было кончено за один миг - англи­чанин потерял управление и рухнул на землю.

В этот момент второй английский бомбар­дировщик открыл прицельный огонь по мне. Я зало­жил вираж и вдруг обнаружил, что мой самолет серь­езно поврежден. Указатель уровня топлива резко пошел к нулю, а кабина заполнилась резким запахом авиационного бензина. Я рывком открыл форточку, поскольку голова моя сразу закружилась от ядовитых испарений. Когда я продышался и снова смог сооб­ражать, то оказалось, что мой самолет идет всего в 600-700 метрах над поверхностью воды. С пробитым бензобаком я направился на аэродром. Приземлиться мне удалось на последних каплях топлива. Так я пе­режил самые счастливые минуты моей жизни. Почти каждый самолет, заходивший на посадку, покачивал крыльями, показывая, что вылет оказался результа­тивным."

Разбор сражения уменьшил число сбитых самолетов более чем на десять. Немногие пилоты смогли похвастаться столь же очевидными доказа­тельствами своего успеха, что командир полка - чер­ные обломки английского бомбардировщика были отчетливо видны несколько дней, прежде чем их за­тянуло песком на отмели Ватта возле острова Спикерог.

Но и 26 сбитых бомбардировщика ценой ги­бели двух пилотов и ранением нескольких других было отличным результатом. О "Битве в небе над Немецкой бухтой" долго трубила немецкая пресса и журналы кинохроники. Пропагандистская шумиха также объяснялась необходимостью смягчить удар, вызванный затоплением карманного линкора "Граф Шпее" днем раньше. Сообразительный Шумахер не растерялся и смог нажить политический капитал на отказе системы связи, приведшей к тому, что II.(J)/186 не смог принять участие в бое. Когда Шу­махера и шесть его наиболее удачливых пилотов Ге­ринг (Goering) вызвал в Берлин для участия в пресс-конференции, Шумахер дал понять многочисленным немецким и нейтральным журналистам, что был на­столько уверен в своих силах, что не посчитал нуж­ным бросать в бой все самолеты и оставил в резерве целую эскадрилью!

На другом берегу Северного моря после подсчета потерь настроение было не столь празднич­ным. Из 22 "Веллингтонов" 11 было сбито на участке от Вандероге до Амеланда, а остальные позже упали в воду не дотянув до суши. Еще шесть самолетов разбилось или совершило вынужденную посадку на территории Англии из-за полученных повреждений.


Авиационные части, оснащенные самолетами Bf 109, базировавшиеся в Центральной и Юго-западной Германии (по состоянию на 01.09.39)

Luftflottenkommando 2 (Braunschweig)
  База Тип Общее число самоле­тов / число боеспособ­ных самолетов
Luftgaukommando VI (Munster)
Stab JG 26 Oberst Eduard Ritter von Schleich Odendorf Bf109E 3-2
I./JG 26 Maj Gotthard Hand rick Odendorf Bf109E 44-43
U./JG 26 Hptm Herwig Knbppel Bonninghardt Bf109E 38-38
1./JG 52 Hptm Dietrich Graf von Pfeil- und-Ellguth Bonn-Hangelar Bf109E 48-38
II./ZG 26 Maj Friedrich Vollbracht Wcrl Bf 109D 48-45
1 l.(N)/LG 2 Obit Bascilla Koln-Ostheim Bf 109D 9-9
    Итого: 190-175
Luftflottenkommando 3 (Roth, Nuremberg)
5. Fliegerdivision (Gersthofen, Augsburg)
JGr. 152 (I./ZG 52) Hptm Lessmann Biblis Bf 109D 48-45
6. Fliegerdivision (Frankfurt-auf-Main)
JGr. 176 (II./ZG 76) Hptm Schmidt-Coste Gablingen Bf109D 50-42
Luftgaukommando VII (Munchen)
I./JG 51 Hptm Ernst Freiherr von Berg Eutingen Bf 109E 46-32
I./JG 71 Maj Kramer Frbstenfeldbrbck Bf 109D 34-34
Luftgaukommando XII (Wiesbaden)
Stab JG 53 Oberst Hans Klein Wiesbaden-Erbenheim Bf 109E 3-3
I./JG 53 Hptm Lothar von Janson Kirchberg Bf 109E 46-38
II./JG 53 Hptm Gunther von Maltzahn Mannheim-Sandhofen Bf 109E 44-38 
Luftgaukommando XIII (Nuremberg)
I./JG 70 Maj Kithil Herzogenaurach Bf 109D 50-21
    Итого: 321-253

Но последствия "Битвы в небе над Немец­кой бухтой" оказались еще более значимы, чем непо­средственные потери. Англичане полностью прекра­тили дневные налеты. На всем протяжении войны английские бомбардировщики совершали налеты на Германию только под покровом темноты.

Для Шумахера же настала пора вынужден­ного бездействия. На протяжении пяти последующих месяцев вся добыча его пилотов составила несколько английских разведывательных самолетов. Первый разведчик был сбит 27 декабря самим Шумахером в районе острова Вангерооге. В середине февраля 1940 года унтер-офицер Куча сбил второй разведчик. 27 февраля обер-лейтенант Йагнни (Jahnny) сбил третье­го англичанина - это был первый самолет, сбитый летчиками из II.(J)/186 на Западном фронте.

Следующие два месяца ознаменовались по­бедой над "Хемпденом", устанавливавшим мины у острова Зильт. Этот самолет был сбит в ночь с 25 на 26 апреля обер-фельдфебелем Германом Фёрстером (Forster) из IV.(N)/JG 2. Так была открыта новая стра­ница в истории люфтваффе. IV.(N)/JG 2 был сформирован 15 февраля из трех существовавших к тому времени отдельных эскадрилий ночных истребите­лей: 10.(N)/JG 2, 10.(N)/JG 26 и ll.(NJ)/ LG 2. Поэто­му "Хемпден", сбитый Фёрстером, по-видимому ока­зался первым английским бомбардировщиком, сби­тым ночной истребительной авиацией Германии.

Спустя две недели после этого события, летчикам Шумахера пришлось на время оставить оборону побережья Германии и приняли участие во вторжение в Голландию.

Патрулирование “Западного Вала”

Хотя вдоль франко-германской границы зи­мой 1939/40 года не было столь ожесточенных воз­душных баталий, как это имело место на побережье Германии, активность авиации в этом районе был неизмеримо выше, чем активность наземных родов войск. И не вина летчиков в том, что этот период получил название "странной войны" или "зицкрига".


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Звено, состоящее из четырех самолетов было предложено Вернером Мельдерсом еще в Испании. Такое построение давало большое тактическое преимущество немцам в начальный период Второй Мировой войны.


Пехота с обеих сторон надежно укрылась в блинда­жах оборонительных линий (линии Мажино и линии Зигфрида или Западного вала) и первое время ни немцы ни французы не пытались нарушить устраи­вающий всех status quo. Основные события развора­чивались не на земле, а в воздухе. Все восемь месяцев позиционной войны нарастало напряжение воздуш­ных сражений. Обе стороны старались оградить свое воздушное пространство. И если сначала истребители перехватывали одиночные разведывательные самоле­ты, то к концу этого периода истребителям пришлось иметь дело с крупными отрядами бомбардировщиков.

В отличие от сравнительно немногочислен­ных и стабильных по составу дивизионов, прикры­вающих Германию с севера, истребительные части вдоль Западного вала стремительно набирали чис­ленность, получая одно пополнение за другим. На Западный фронт направили не только львиную долю частей, завершивших участие в польской кампании, но и несколько внутренних воздушных флотов, после того, как фашистское руководство убедилось в том, что союзники не собираются бомбить объекты в глу­бине территории Германии. Кроме того, полным хо­дом шло формирование новых дивизионов, которые должны были войти в состав тех истребительных полков, которые пока имели только по два дивизиона.

Именно одному из только что сформиро­ванных дивизионов повезло одержать первую победу на Западном фронте. Первые несколько дней войны ни французы ни англичане не проявляли никаких признаков активности. Тем временем на фронт при­был II./JG 52. Этот дивизион был сформирован на базе 11 ./JG 72 в Бёблингене под руководством гауптмана Ганса-Гюнтера Корнацкого (Kornatzki), который позднее прославит свое имя разработкой штурмовой тактики Fw 190, оказавшей столь сильное влияние на успех противовоздушной обороны Рейха.

8 сентября звено (Rotte - пара самолетов) Bf 109D из II./JG 52 патрулировало воздушное про­странство в районе Рейна. В ходе полета немецкие пилоты обнаружили французский разведывательный "Мюро 115", который явно интересовался мостом у Келя. Немцы немедленно атаковали противника и со второго захода очередь, пущенная лейтенантом Пау­лем Гутбродом (Gutbrod) привела к тому, что француз взорвался в воздухе. Гутброд получил Железный крест 2-го класса, но сам погиб 1 июня 1940 года во время атаки наземных сил французской армии у Бельваля в Арденнах.

Несколькими часами раньше на соседнем участке фронта севернее Карлсруэ произошла стычка I между самолетами люфтваффе и Агтйе de Г Air. Чет­верка (по немецкой терминологии Schwarm) Bf 109E из I./JG 53 попыталась завязать бой с шестью фран­цузскими самолетами "Кертисс Н-75А Хок". Сраже­ние завершилось боевой ничьей, ни одна из сторон не потеряла ни одного самолета, хотя Bf 109 командира I звена получил серьезное повреждение двигателя. Пытаясь совершить вынужденную посадку поблизо­сти от Вёльферсвайля, пилот получил легкое ранение, поскольку его самолет "дал козла" на рыхлом грунте и при скорости 120 км/ч опрокинулся кабиной вниз. Три здоровенных арбайтера с местной фермы попы­тались перевернуть самолет, но не смогли этого сде­лать, и обер-лейтенант Вернер Мёльдерс, лучший пи­лот легиона "Кондор", имевший к тому времени на счету уже 14 сбитых самолетов противника продол­жал болтаться вниз головой внутри тесной кабины своего истребителя. Только при помощи отряда зенитчиков Мёльдерс сумел выбраться из ловушки. Это приключение стоило ему смещения позвоночника и несколько дней обер-лейтенант пролежал не вставая.

На следующий день оберфельдфебель Валь­тер Гриммлинг (Grimmling) из 1./JG 53 открыл сезон охоты на французские разведчики типа "Блох", сбив один "Блох 131". Еще один "Блох 131" сбили летчики из JG 52. А два "Блоха 200" стали первыми жертвами JGr. 152.

На протяжении последующих недель и ме­сяцев все истребительные части, дислоцированные вдоль Западного вала, будь то только что сформиро­ванные дивизионы, или дивизионы, существовавшие уже пять лет, прошли боевое крещение, одержали первые победы и понесли первые потери. В этот пе­риод начали свою карьеру более десятка будущих асов. Многие из них в последствии перешагнут от­метку в 100 сбитых самолетов, а один перевалит за 200.

Но один из пилотов, начавший подсчет сби­тых им французских самолетов, к тому времени уже был достаточно известен и имел на счету четыре воз­душные победы, одержанные им еще в Испании. Обер-лейтенант Рольф Пингель (Pingel), командир 2./JG 53 сбил 10 сентября разведчик "Мюро" после чего получил должность командира I./JG 26. В даль­нейшем Пингель добавил к своему счету еще 21 са­молет противника, прежде чем был подбит и совер­шил вынужденную посадку 10 июля 1941 года в рай­оне Дувра. Вместе с Пинглем в руки союзников попал почти неповрежденный экземпляр новейшего истре­бителя люфтваффе Bf 109F-1.

20 сентября бывший ас легиона "Кондор" смог расквитаться за свое неудачное начало. Залечив ранения, Вернер Мёльдерс сбил один французский "Кертисс Н-75А" из двух, сбитых в тот день. RAF также понесли в тот день потери - два "Фейри Баттлз" из 88-й эскадрильи RAF не смогли уйти от несколь­ких Bf 109D из JGr. 152. Спустя четыре дня еще один пилот JGr. 152 и будущий ас лейтенант Хартманн Грассер (Crasser) сбил английский "Хок" - это был первый из 103 самолетов, сбитых Трассером за всю войну.

25 сентября фельдфебель Хайнц Бер (Вег), который закончит войну в чине оберст-лейтенанта, имея на счету 220 воздушных побед и летая на реактивном Me 262, сбил еще один из вездесущих фран­цузских "Хоков".

30 сентября произошел один из самых ожес­точенных воздушных боев, в котором участвовали машины из I. и II./JG 53. К вечеру этого дня пилоты "туз пик" заявили о 13 воздушных победах, потеряв при этом четыре самолета. Среди своих достижений они отмечали полный разгром отряда в пять "Фейри Баттлз" из 150-й эскадрильи RAF. Среди отличив­шихся был командир II./JG 53. гауптман Гюнтер фон Мальтцан (von Maltzahn), а также Вольфганг Липперт (Lippert) и Йозеф Вурмхеллер (Wurmheller) - все трое будущие Expert'ы.

Весь октябрь на фронте царило относитель­ное спокойствие - обе стороны накапливали силы. В это время в люфтваффе было сформировано несколь­ко новых истребительных дивизионов, а часть уже существовавших дивизионов перебросили со спокой­ных участков фронта на самый горячий сектор - от южной точки Люксембурга вдоль Саара до Карлсруэ.

Здесь проходила северная часть франко-германской границы, ограниченная с севера Герцог­ством Люксембург. Этот район немцы называют Dreilendereck (букв, "угол трех государств"). Еще дальше к северу враждующие стороны разделялись нейтральной Голландией. Поэтому участок южнее "угла" был самым коротким путем для разведыва­тельных самолетов союзников, пытавшихся разузнать немецкие секреты, в том числе и положение в Руре -сердце германской промышленности. Однако пилоты из JG 53 надежно перекрыли этот воздушный кори­дор, и многие разведывательные полеты союзников заканчивались не успев толком начаться. Лишь не­многие самолеты союзников проскальзывали через густую сеть, поэтому пилоты из истребительных пол­ков 2-го воздушного флота (сначала JG 26, а затем JG 27, JG 51, JG 54), расположенных вокруг Кёльна, скучали без дела до мая 1940 года.


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Гауптман Вернер Мельдерс рассказывает о своем бое с «Бленхеймом» 30 октября 1940: «В составе 9-й эскадрильи я вылетел патрулировать в район Битбург- Мерц и г. Около 11 часов я заметил активность зенитчиков в районе Трира. Вскоре я увидел англичанина и приблизился к нему на полсотни метров. Его кормовая установка молчала и, подлетев еще ближе, я открыл огонь. Из левого двигателя «Бленхейма» показалась белая дымная струйка, которая быстро переросла в клубы черного маслянистого дыма. Самолет охватило пламя. Летчик пытался выброситься с парашютом, но его купол, похоже, также загорелся.» На нижней фотографии изображены обломки этого «Бленхейма».

Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Только одна эскадрилья из II./JG 52 оказа­лась в непосредственной близости от фронта, В то время как дивизион располагался в тихом Беблингене, высшее командование люфтваффе решило пере­садить одну эскадрилью дивизиона с Bf 109 на би­планы Heinkel He 51, чтобы использовать эскадрилью для ночного дежурства. По чистой случайности два командира эскадрилий в II./JG 52 были однофамиль­цами. Обер-лейтенант Хайнц Шуман (Schumann) ко­мандовал 4./JG 52, а обер-лейтенант Август Вильгельм Шуман (откликавшийся также на прозвища "Свен" и "Rabatz") возглавлял 5./JG 52. Чтобы различать обеих Шуманов, первого звали "Длинный Шуман", а второ­го "Короткий Шуман". Именно эскадрилью "Короткого Шумана" было решено переоснастить. Шуман сильно протестовал против этого, в результа­те его эскадрилья осталась при своих Bf 109. Тем не менее в 5./JG 52 прибыла дюжина Не 51. На протяже­нии нескольких недель эскадрилья находилась в ис­ключительном положении: днем пилоты летали на Bf 109, а ночью пересаживались на Не 51! Спустя неко­торое время весь дивизион перебросили под Лахен-Шпайердорф, и старые бипланы пришлось сдать.

В октябре 1939 года был сформирован но­вый дивизион - III./JG 53, во главе которого стал уже совсем оправившийся после ранения Вернер Мельдерс. Как и сентябрь, октябрь завершился большой дракой. 30 октября тройка "Бленхеймов I" из 18-й эскадрильи RAF отправились на разведку с аэродрома в Меце. Однако ни одному самолету так и не удалось добраться до цели. Первый "Бленхейм" перехватили пилоты из III./JG 53, патрулировавшие район Трира. Первую победу нового дивизиона и вторую победу в войне одержал Вернер Мельдерс. Второй разведчик добрался до Оснабрюка, но здесь его поймала в пере­крестье прицела пара Bf 109 из I./JG 21. Этот дивизи­он всего три недели назад прибыл на Запад из Поль­ши и за это время уже успел сменить Bf 109D на бо­лее новые Bf 109E. Победу записал на свой счет лей­тенант Хайнц Ланге, будущий ас и кавалер Рыцарского креста. Ланге закончит войну в должности коман­дира JG 51 - истребительного полка, получившего имя Мёльдерса.

6 ноября лейтенант Макс Штотц из I./JG 76 - еще один участник польской кампании и будущий ас, успевший сбить 189 самолетов противника, преж­де чем в 1943 году погибнуть на Восточном фронте -сбил под Франкфуртом свой первый самолет, кото­рым оказался "Бленхейм I" из 57-й эскадрильи RAF. Но в этот же день на Западном фронте произошло самое крупное воздушное сражение, из всех, что про­исходили до сих пор. Этот бой дорого обошелся люфтваффе. Майор Ханнес Гентцен поднялся с аэро­дрома в Лахен-Шпайердорфе во главе 27 Bf 109D из JGr. 102 и повел свой отряд патрулировать воздушное пространство над Сааром. Там немцы повстречали девять французских "Хоков Н-75А" из GC П/5, со­провождавших разведчик "Потез 63". Общего боя не получилось - сражение распалось на несколько инди­видуальных поединков, в которых было сбито четыре немецкие машины. В числе погибших оказались два командира эскадрилий - обер-лейтенант фон Роон и обер-лейтенант Келлнер-Штайнметц. Еще четыре "Мессершмитта" совершили вынужденную посадку, один пилот был ранен. Потери французов составили всего один Н-75А, который записал на свой счет ко­мандир дивизиона. Но этот сомнительный успех не уберег Гентцена от вызова в Берлин "на ковер" объ­яснять, по какой причине его дивизион потерял в одном бою четверть личного состава и треть парка машин. Гентцену удалось отвертеться, заявив, что Bf 109D, так хорошо себя показавшие в польской кам­пании, безнадежно уступают стремительным Н-75А. Спустя несколько дней дивизион перебросили на более спокойный участок фронта. Там начался уже давно ожидаемый переход дивизиона с Bf 109 на Bf 110. Свою девятую победу - очередной Н-75А - Гент­цен одержал 7 апреля 1940 года над Аргонном, уже летая на двухмоторном "церштёрере". Таким образом Гентцен смог обойти Вернера Мёльдерса. Но девятая победа стала для Гентцена последней. 26 мая 1940 года Гентцен погиб. В тот день англичане предпри­няли неожиданный рейд на базу I./ZG 2 в Нефшато. Гентцен немедленно сел в самолет для отражения налета. Вторым членом экипажа был дивизионный адъютант. Однако при взлете Bf 110 зацепил хвостом за деревья стоявшие на кромке взлет­ного поля и рухнул. Оба летчика мгновенно погибли.

На следующий день после провала JGr. 102, то есть 7 ноября, свои первые победы одержали два других будущих аса люфтваффе - лей­тенант Иоахим Мюнхеберг (Muncheberg) из III./JG 26 сбил "Бленхейм I" из 57-й эскадрильи RAF над Рейном севернее Кёльна, и гауптман Вольф-Дитрих Вильке (Wilcke), командир одной из эскадрилий III./JG 53, разделавшийся с "Потезом 637" над Сааром. Начав счет своим побе­дам в один день, оба пилота и дальше шли "ноздря в ноздрю". Оба получили Мечи к Дубовым листьям, сбили бо­лее ста самолетов (Мюнхеберг 135, Вильке 162), были назначены на должность команди­ра полка (Мюнхеберг в JG 77, Вильке в JG 3) и оба погибли в бою. Мюнхеберг был сбит английскими "Спитфайрами" в Северной Африке 23 марта 1943 года, а Вильке - американскими "Мустангами" над Рейхом ровно год спустя - 23 марта 1944 года.

22 ноября еще одна пара будущих асов и ка­валеров Дубовых листьев одержала свою первую победу. Первый, обер-лейтенант Герман-Фридрих Йоппин (Joppien) из I./JG 2, сбил "Моран-Сольнье М.406", однако и сам был сбит в этом бою, но уцелел и смог довести свой счет до 69 побед, прежде чем погибнуть в России в августе 1941 года. Второй, лей­тенант Гельмут Вик (Wick) из I./JG 2, сбил Н-75А из GC П/4. I./JG 2 долго и бесцельно патрулировал небо над Берлином, прежде чем дивизион был наконец переброшен поближе к фронту в Франкфурт-Ребшток.


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

JGr. 102 была перевооружена самолетами Bf 110С и переименована в I./ZG 2. На одном us них и погиб командир группы гауптман Хапнес Гентцен 26 мая 1940 г.


За один год 24-летний Гельмут Вик сделал головокружительную карьеру с должности командира звена из 3-й эскадрильи на должность командира JG 2 "Richthofen". Вик описал свою первую победу в жур­нале люфтваффе "Der Adler". Сражение проходило над линией фортификационных сооружений:

"Поскольку французы не часто залетали на нашу территорию, я и мой ведомый решили сами наведаться к ним. Попутный восточный ветер помо­гал нам в этом. Возле Нанси я внезапно заметил большую группу самолетов, шедших на высоте 6000 метров. Мгновенно сообразив, что это самолеты про­тивника, мы начали кружить. Два самолета отдели­лись от общей группы и резко снижаясь направились к нам. Теперь я смог определить тип самолетов - это были истребители "Кертисс".

Тогда мы снизились и начали ожидать, пока французы догонят нас. Один из французов сел мне на хвост и я начал набирать высоту, пытаясь оторваться. Я до сих пор отлично помню красно-бело-синие кон­центрические круги на французском самолете. Сна­чала француз действовал сломя голову, паля в мою сторону изо всего бортового оружия. Скажу вам, что это довольно неприятное ощущение - чувствовать себя на мушке.

Неожиданно "для француза я переложил штурвал, начал пикировать и, воспользовавшись пре­восходством в скорости, легко ушел от преследовате­ля. Когда мой противник исчез вдалеке, я посмотрел влево в поисках других самолетов, но никого не обнаружил. Когда же я гля­нул вправо, то сначала не поверил сво­им глазам. Прямо на меня неслись четыре самолета с радиальными двига­телями, и каждый стрелял в мою сто­рону. В голове у меня промелькнула глупая мысль: "Они что, собираются меня сбить?"

Но это была секундная сла­бость. Что, опять удирать от врага? Нет! Настало время нанести ответный удар. Один из самолетов противника начал снижаться. Сжав зубы я перело­жил штурвал, нажал на педаль и начал правый вираж, чтобы атаковать приближающийся французский самолет.

К тому времени как я выпол­нил разворот, первый самолет уже открыл огонь. Второй истребитель французов шел вслед за первым. Я пошел в атаку на первого. Это был страшный момент, когда я видел прямо передо мной стволы, изрыгающий огонь. Однако мы находились слишком близко друг от друга, чтобы вести прицель­ный огонь. Французы пролетели надо мной и я ока­зался нос к носу с третьим самолетом.

Я слегка подправил прицел и когда самолет противника оказался точно в центре нажал на гашет­ку. Все происходило как на занятиях в летной школе. Очередь, пущенная мною, попала точно в цель, вы­рвав несколько кусков обшивки истребителя. Оба ведомых сбитого француза развернулись и отлетели в сторону.

Четвертый французский самолет также об­стрелял меня, но все мимо. Тем временем два отле­тевших самолета продолжали набирать высоту. Я последовал их примеру. Топлива у меня оставалось ровно столько, чтобы дотянуть до аэродрома. Мой ведомый, который тоже вернулся на базу в целости и сохранности, потерял меня в общей сутолоке боя после первого же моего маневра."

В конце своего рассказа Вик признался, что этого боя вполне вероятно могло и не быть. Дело в том, что незадолго перед вылетом истребитель Вика был вымыт, и на высоте обшивка самолета стала об­растать льдом. Поэтому пилот колебался, а не возвра­титься ли ему назад. Вообще, в тот год зима была морозная и снежная, часто стояла нелетная погода.

Именно в тот период произошло первое столкновение немецких и английских истребителей. 22 декабря самолеты из III./JG 53 сопровождали пару разведывательных "Дорнье" Do 17. Группа летела вдоль Саара, когда далеко внизу показались три анг­лийских истребителя. Устремившись вниз, Мёльдерс сбил левого англичанина с первой попытки. Спустя секунду, правого англичанина сбил командир 8./JG 53 обер-лейтенант Ганс фон Хан (Hahn) - еще один бу­дущий кавалер Рыцарского креста. Оба истребителя, которых первоначально немцы приняли за MS.406 начали падать вниз, оставляя за собой хвосты дыма и пламени. В действительности, это были "Харрикейны I" из 73-й эскадрильи RAP. Оба пилота - сержанты Дж.Уинн (Winn) и Р.Перри (Perry) - сразу погибли, прошитые пулями немецких пулеметов.

Хотя в первые недели нового года погода оставляла желать лучшего, 10 января 1940 года пило­ту одного из самых южных дивизионов, дислоциро­ванном в верхнем Рейне, удалось сбить самолет, про­должив, таким образом, путь к вершинам славы. К тому времени обер-лейтенант Райнхард Зайлер (Seller) уже имел на счету девять побед, одержанных им в Испании. Перед началом войны Зайлер служил в I./JG 70. После начала боевых действий на западе, дивизи­он переименовали в I./JG 54 и перебросили в Ойтинген. Тем временем Зайлер занял пост командира 1 ./JG 54. Летя во главе звена из своей эскадрильи Зайлер сбил низколетящий "Потез 63", возвращавшийся с разведывательного полета в районе Фрайбурга. Са­молет упал менее чем в километре от швейцарской границы, к северо-востоку от Базеля.


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Находясь в тени своего более именитого однофамильца (см. «Асы FW 190 на Восточном фронте») Ганс фон Хан для эмблемы своего самолета использовал игру слов своего имени, ведь «Hahn» – по-немецки значит «петух».


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Будущие «эксперты» лейтенант Эрих Хохаген (в центре) и оберлейтенанат Иозеф Фезе (справа) свотографированы рядом с пленным британским пилотом Сесилом Мильне. Его «спитфайр» был сбит оберфельдфебелем Ильнером 21 апреля 1940 г. Позже англичанин вспоминал: «Шесть мессершмиттов сели мне на хвост, по я не замечал их, так как был занят фоторазведкой. Ведущий всадил снаряд в двигатель моего самолета и тот сразу же заглох. Планируя, я пытался дотянуть до своих, но не смог, и сев в одной из деревень, был сразу же арестован.


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Bf 109E-1 адъютанта I./JG 51 оберлейтенанта Йозефа Приллера, сентябрь 1939


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Bf 109Е фельдфебеля Гейнца Вера из 1./ JG 51, сентябрь 1940


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Bf 109Е комэска 5./ JG 51 гауптмана Хорста Тицена, август 1940


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Bf 109Е командира I./ JG 52 гауптмана Вольфганага Эвальда, сентябрь 1940


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Bf 109Е лейтенанта Ганса Бертеля из 2./ JG 52, Бонн, октябрь 1939


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Bf 109Е командира I./ JG 53 гауптмана Ганса-Карла Маера, сентябрь 1940


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Bf 109Е командира III./ JG 53 гауптмана Вернера Мельдерса, март 1940


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Bf 109Е командира III./ JG 53 гауптмана Гарро Хардера, август 1940


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Bf 109E-3 унтерофицера Стефана Литьенса из 4./ JG 53, октябрь 1935


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Bf 109Е комэска 7./ JG 53 оберлейтенанта Вольфа-Дитриха Вильке, октябрь 1939


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Bf 109Е-4 комэска 4./ JG 54 оберлейтенанта Ганса Филиппа, октябрь 1940


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Bf 109Е-4 лейтенанта Эрвина Лейкафа из 8./ JG 54, сентябрь 1 940


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Bf 109Е-1 комэска 2./ JG 77 гауптмана Ханнеса Траутлофта, сентябрь 1939


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Bf 109Е фельдфебеля Роберта Менге из 5./ JG 77, август 1940


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Bf 109Е комэска 6./ JG 77 оберлейтенанта Вильгельма Морица, сентябрь 1940


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Bf 109Е фельдфебеля Альфреда Хельда, из 6./ JG 77, сентябрь 1939


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Bf 109E-3 командира JG 1 подполковника Карла Шуммахера, весна 1940


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Bf 109Е-4 комэска 1 ./JG 1 гауптмана Вильгельма Бальтазара, май 1940


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Bf 109Е-4 командира I./JG 2 «Richthofen» гауптмана Гельмута Вика, октябрь 1940


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Bf 109Е-4 командира I./ JG 3 гауптмана Ганса фон Хана, Коломберт, август 1940


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Bf 109Е командира III./ JG 2 майора Эрика Микса, Франция, май 1940


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Bf 109Е-4 комэска 7./ JG 2 оберлейтенанта Вернера Макхольда, Франция,сентябрь 1940


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Bf 109Е-4 командира III./ JG 3 гауптмана Вильгельма Бальтазара, август 1940


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Bf 109Е-4 адъютанта II./ JG 3 оберлейтенанта Франца фон Верра, Самюр, август 1940


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Bf 109E-4 командира I./ JG 20 гауптмана Ханнеса Траутлофта, март 1940


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Bf 109E-4/N командира JG 26 подполковника Адольфа Галланда, декабрь 1940


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Bf 109Е комэска 2./ JG 26 оберлейтенанта Фрица Лозигейта, март 1940


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Bf 109Е-4 комэска 9./' JG 26 оберлейтенанта Герхарда Чопеля, август 1940


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Bf 109D комэска 10.(N)/ JG 26 оберлейтенанта Йоханса Стейнхоффа, декабрь 1939


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Bf 109Е лейтенанта Йозефа Бургенса из 2./ JG 26, Одендорф, сентябрь 1939


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Bf 109Е-4 командира II./ JG 27 гауптмана Вольфганага Липперта, Сентябрь 1940


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Bf 109Е-1 комэска 2./ JG 27 оберлейтенанта Герда Фрамма, январь 1940


К концу третьей недели марта погода улуч­шилась и активность на фронте заметно возросла. Наступление хорошей погоды немцы отметили оче­редной воздушной победой. На этот раз жертвой Bf 109Е из I./JG 26 стал английский разведывательный "Спитфайр" №3069 из отряда фоторазведки (Photographic Development Unit - PDU). Самолет был сбит 22 марта у самой голландской границы южнее Арнема.

Спустя четыре дня старые враги встрети­лись опять. III./JG 53 и 73-я эскадрилья RAF здорово помяли друг другу бока. В результате боя три немец­ких Bf 109 совершили вынужденную посадку в рай­оне Трира, а английскому пилоту Э.Дж. "Кобберу" Кейну (Kain) (будущему английскому асу) пришлось прыгать с парашютом, после того как фельдфебель Вайгельт (Weigelt) всадил в "Харрикейн" англичани­на смертельный заряд свинца. Мёльдерс также сбил самолет. Это была шестая победа гауптмана во 2-й Мировой войне. Следует заметить, что Мёльдерс опять неверно определил тип сбитого им самолета. Хотя он утверждал, что сбил очередной MS.406, в действительности его жертвой стал "Харрикейн" Н. "Фанни" Ортона (еще одного будущего английского аса). Впрочем, англичанин смог дотянуть до базы на полуживом самолете.

В последний день марта пилоты из II./JG 53 занимались охотой на MS.406. Группу французских истребителей этого типа немецкие летчики застали врасплох, что стоило союзникам шести машин. В этом бою свою вторую победу одержал командир дивизиона "Генри" Мальтцан, а сразу три победы записал на свой счет будущий ас люфтваффе, а пока обычный лейтенант, Герхард Михальский (Michalski). Обер-лейтенант Хайнц Бретнютц (Bretnbtz) также сбил один самолет, хотя неверно посчитав истреби­тель за бомбардировщик типа "Веллингтон".

2 апреля Мёльдерс сбил еще один "Харрикейн", пилотированный взводным офицером С.Д. "Пасси" Пальмером (Palmer) из 1-й эскадрильи RAF. 20 апреля Мёльдерс не дал уйти Н-75А. Также 20 апреля по самолету сбили два бывших аса легиона "Кондор" - обер-лейтенант Отто "Оч" Бертрам (Bertram) из I./JG 2 (8 побед в Испании) и гауптман Хорст "Якоб" Титцен (Tietzen), командир 5./JG 51 (7 побед в Испании). Бертрам сбил Н-75А в районе Саарбрюкена, а Титцен - "Блох 174" к юго-западу от Страсбурга. Вечером того же дня оберфельдфебель Вилли Шмале (Schmale) из IV.(N)/JG 2 сбил над Дармштадтом "Фейри Баттлз" из 218-й эскадрильи RAF. Этот англичанин стал последним самолетом этого типа, потерянным во время "странной войны" и первым самолетом, сбитым ночной истребительной авиацией люфтваффе. Спустя пять дней после этого Фёрстер собьет свой "Хемпден" над Зильтом, а пер­вая официально признанная победа ночной авиации будет зарегистрирована лишь три месяца спустя, и принадлежать она будет все тому же Фёрстеру. Летая на Bf 109 в составе III./NJG 1 Фёрстер собьет над Гельголандом ранним утром 9 июля 1940 года анг­лийский "Уитли".

21 апреля летящий на большой высоте "Спитфайр" №3071 из PDU был перехвачен к югу от Штуттгарта шестеркой Bf 109E из II./JG 51. Немцы зашли англичанину с задней полусферы, поэтому английский пилот обнаружил преследование когда уже было поздно. Несколькими очередями, немцы повредили двигатель "Спитфайра", летчик выпрыг­нул с парашютом и был взят в плен. Хотя среди шес­ти преследователей были будущие асы - обер-лейтенант Йозеф "Йошко" Фёцё (Fuzu) и лейтенант Эрих Хохаген (Hohagen) (одержавшие во время войны 27 и 55 воздушных побед), "Спитфайр" записали на счет оберфельдфебеля Иоганна Илльнера (Illner). 5 ноября Илльнер будет сбит над Эссексом и попадет в плен к англичанам, успев к тому времени одержать всего 7 побед.

23 апреля Вернер Мёльдерс сбил девятый самолет противника - последний свой самолет за "странную войну". Жертвой аса стал сержант С.Н.С. Кемпбелл (Campbell) из 73-й эскадрильи RAF. В тот же день 73-я эскадрилья не досчиталась еще одного пилота. После этой победы люфтваффе в значитель­ной степени умерило свою деятельность на Западном фронте - началась подготовка к наступлению.

О том, что "странная война" 1939/40 года была "странной" только на земле, но не в воздухе, говорит число сбитых самолетов. На счету немецких истребителей 160 самолетов союзников, из них 73 сбили пилоты из JG 53, прикрывавшие Саар, самый горячий участок Западного фронта. Если польская кампания дала люфтваффе Гентцена, оборона побе­режья - Шумахера, то в воздушных боях над "Западным валом" прославил себя новый ас - Вернер Мёльдерс.

Скандинавская интермедия

Прежде чем начать активные боевые дейст­вия на западе, Гитлер решил обеспечить безопасность на северном фланге и 9 апреля 1940 года начались бои в Норвегии. Кроме того, оккупировав Норвегию, Германия обретала не только новые территории, но и защищала транспортный путь, по которому в Рейх поступала железная руда из Швеции. Железную руду доставляли в Нарвик, откуда морем перевозили в Германию. Союзники направили в Норвегию экспе­диционный корпус, который должен был перекрыть этот путь.

Из-за значительных расстояний, в кампании основную роль играли двухмоторные Bf ПО, обла­давшие большим запасом хода. Именно тяжелые ис­требители сопровождали транспортные Ju 52 с десан­том на борту. Оснащенный Bf 109, II./JG 77, до тех пор патрулировавший воздушное пространство над Немецкой бухтой, в несколько приемов перебросили из Хусума в Аальборг и Эсбйерг в Дании. Затем ди­визион, возглавляемый гауптманом Карлом Хенчелем (Hentschel), 11 апреля совершил короткий перелет через Скагеррак и приземлился на маленьком граж­данском аэродроме в Кристианзанд-Кьевик. Этот аэродром был первой точкой маршрута немецких войск от столицы Норвегии Осло до городка Тромсё за Северным полярным кругом.

Прибыв в Норвегию, пилоты Хенчеля обна­ружили, что здесь им будет больше работы, чем в Германии. Уже в первый день 5-я и 6-я эскадрильи вылетели на перехват группы английских самолетов -12 "Хемпденов" из 44-й и 50-й эскадрильи RAF, шедших бомбить немецкие военные корабли, нахо­дившиеся в бухте Кристианзанда. В течение 15 минут Bf 109 сбили половину английских бомбардировщи­ков. Два "Хемпдена" сбил фельдфебель Роберт Менге (Menge). Однако англичане тоже были не лыком ши­ты. Бомбардировщики оказали достойный отпор и сбили пять немецких истребителей. Погибло четыре немецких пилота, а пятый получил ранения. Спустя несколько минут звено немецких истребителей сбило "Гудзон" берегового командования из 233-й эскадри­льи.


Авиационные части, оснащенные самолетами Bf 109, участвовавшие в норвежской кампании (по состоянию на 09.04.40)

  База Тип Общее число самоле­тов / число боеспособ­ных самолетов
X Fliegerkorps (Hamburg)
II./JG 77 Hptm Karl Hentschel Husum Bf109E 37-29

II./JG 77 обеспечивал прикрытие с воздуха южной и западной береговой линии Норвегии. Чтобы прикрыть столь растянутый фронт, отдельные эскад­рильи дивизиона были распределены по нескольким небольшим аэродромам. Эти аэродромы были очень скудно оснащены. Особенно остро сказывалась не­хватка приборов раннего оповещения. В отличие от побережья Северного моря, вдоль которого стояла густая цепь радиолокационных станций, береговая линия Норвегии представляла собой настежь раскры­тую дверь. Самолеты постоянно вели патрулирова­ние. Вдоль берега находились наземные наблюдате­ли, но как показала практика, наземные наблюдатели часто слишком поздно засекали противника или ука­зывали неверное направление. Например, однажды наземный наблюдатель сообщил, что в районе Ставангера на высоте 4000 идет группа английских бом­бардировщиков. Звено Bf 109 отправилось на пере­хват, но выяснилось, что англичане шли на высоте всего 200 метров.

Но воздух над Норвегией кишел английски­ми самолетами, действовавшими в одиночку или большими группами, выполняющими разведку или бомбометание, поэтому даже несмотря на частые ошибки в целеуказании пилоты II./JG 77 постоянно вели воздушные бои, нанося противнику все большие и большие потери. 15 апреля пилоты Хенчеля сбили пару "Гудзонов", а спустя девять дней - два ''Локхида" и "Бленхейм". 30 апреля 110-я эскадрилья RAF не досчиталась еще двух "Бленхеймов". Пило­том одного из сбитых английских самолетов был командир эскадрильи К.С. Доран (Doran), который участвовал в первом налете англичан на Шиллингхерн 4 сентября 1939 года.

Из всего экипажа "Бленхейма" удалось спа­стись лишь самому Дорану, который попал в плен. Однако лейтенант Хайнц Демес (Demes) из 3./JG 77, сбивший самолет Дорана, спустя всего три часа сам был сбит и погиб при попытке атаковать пару анг­лийских "Веллингтонов". Bf 109, на котором летал Демес, в последний раз видели падающим вертикаль­но вниз. Однако ведомый Демеса - оберфельдфебель Эрвин Заваллиш (Sawallisch) сумел сбить один из "Веллингтонов". Это была его третья победа, две первые он одержал 14 декабря над Германской бух­той.

Вместе с II./JG 77 вдоль всего берега от Кристианзанда до Тронхейма были разбросаны Bf 109С и D из ll.(N)/JG 2. Эти устаревшие машины прибыли в Тронхейм из Аальборна в начале мая. Вскоре выяснилось, что скорость "старичков" явно недостаточна, чтобы успешно перехватывать цели при столь растянутых оборонных порядках. Хотя в мае в Норвегии ночи уже довольно светлые, ночные истребители не одержали сколько-нибудь значитель­ных побед, но понесли ощутимые потери. 21 мая эс­кадрилью сконцентрировали в Кристианзанде, а за­тем отправили обратно в Германию.

Поскольку внимание всех было приковано к блицкригу, катящемуся по территории Франции и Нидерландов, пилоты из II./JG 77 действовали в усло­виях почти полной изоляции. Поскольку основные бои разгорелись в районе Нарвика, самолеты из II./JG 77 никак не могли повлиять на ход боев, поскольку Нарвик лежал на самой границе радиуса действия Bf 109. Действительно, запасов топлива Bf 109 хватало лишь на дорогу до Нарвика и обратно, оставляя всего пятиминутный запас.

Тем не менее на свет появился опрометчи­вый план, по которому планировалось вместе с пер­вой волной десанта отправить к Нарвику отряд Bf 109 с тем, чтобы истребители, оставаясь в воздухе до последней капли бензина, расчистили небо от само­летов противника. К большому облегчению для пило­тов из II./JG 77 этот план вскоре был отвергнут.

Находясь в стороне от двух горячих точек -Нарвика на севере и Голландии на юге - II./JG 77 в мае имел немного работы. За весь месяц пилотам удалось сбить пару "Гудзонов" и один "Бленхейм". 7 июня король Норвегии Хаакон и норвежское прави­тельство эвакуировались морем в Великобританию. Спустя три дня капитулировали остатки норвежской армии и боевые действия на суше прекратились. Нор­вежская кампания не дала люфтваффе ни одного аса -самый результативный пилот II./JG 77 - фельдфебель Роберт Менге 30 мая сбил только свой третий само­лет.

Однако победа на суше не означала прекра­щения войны в воздухе. Напротив. Самолеты RAF предпринимали отчаянные попытки перерезать мор­ские коммуникации, проходящие вдоль побережья Норвегии, а также охотились за кораблями кригсмарине, нашедшими убежище в гаванях и фьордах. 11 июня звено из 4./JG 77 перехватило дюжину "Гудзонов" из 269-й эскадрильи RAF, шедших бом­бить поврежденный линкор "Шарнхорст", стоявший в Тронхейме, и сбило два английских бомбардиров­щика.

13 июня объединенные силы RAF и Fleet Air Arm (морской авиации) предприняли новую, более массированную атаку на "Шарнхорст". Предвари­тельно англичане провели налет на аэродром Тронхейм-Веренс, но нанесенный ущерб оказался микро­скопическим, а всполошенные немцы подняли в воз­дух свои истребители. Эти истребители (Bf 109 из 4./JG 77, а также Bf 110 из Zerstyrerytqfftl) перехвати­ли 14 пикирующих бомбардировщиков "Скуа" из 800-й и 803-й эскадрильи FAA, стартовавших с палу­бы авианосца "Арк Ройял" ("Ark Royal").

Неповоротливые "Скуа", несущие бомбы в перегруз, оказались легкой добычей для немецких пилотов. Семь английских самолетов было тут же сбито, из них пять сбили летчики из 4./JG 77. Два самолета сбил фельдфебель Роберт Менге, доведя таким образом свой счет до пяти побед и став первым асом в Норвегии. Оберфельдфебель Заваллиш также сбил свой пятый самолет, но только второй в небе Норвегии.

Доблестная, но катастрофическая по своим последствиям для англичан операция, оказалась без­результатной. Единственная бомба, попавшая в не­мецкий линкор, не взорвалась. Этот налет стал лебе­диной песней пикирующих бомбардировщиков типа "Скуа", которые оказались слишком легкой целью для истребителей противника. Немцы также пройдут этот урок, когда попробуют применить пикировщики Ju 87 в "Битве за Англию".

Пока морская авиация англичан зализывала свои раны, RAF предпринял новое наступление. 15 июня 233-я эскадрилья потеряла три "Гудзона" в рай­оне Ставангера. Двоих из трех англичан записал на свой счет обер-фельдфебель Антон "Тони" Хакль (Hackl), будущий ас, награжденный Дубовыми Листь­ями, сбивший 192 самолета и завершивший войну в должности командира JG 11. Следующей жертвой Хакля стал "Бьюфорт" из 42-й эскадрильи, который в составе группы из девяти самолетов этого типа пы­тался нанести удар по вышедшему в море "Шарнхорсту". Еще три "Бьюфорта" в тот день сбили к северу от Бергена. Среди отличившихся были не­утомимый Менге и лейтенант Хорст Карганико (Carganico), который сбил свой первый самолет из 60.

21 июня первую победу в Норвегии одержа­ли пилоты из II.(J)/186. Обер-лейтенант Ганс Шоппер (Schopper) заявил о том, что ему удалось сбить "Сандерленд", хотя в действительности английский самолет только получил повреждения. Дивизион при­был в Норвегию в начале июня прямо из-под Дюн­керка. Возглавлял дивизион по-прежнему гауптман Генрих Зеелигер. II.(J)/186 прикрывал береговую линию Норвегии на участке от Осло до Тронхейма. Пилоты дивизиона редко встречали противника, и только спустя месяц после того, как Ганс Шоппер повредил английский самолет, обер-лейтенант Лоренц Вебер (Weber) сбил большую летающую лодку из 204-й эскадрильи RAF. Однако на базу Вебер не вер­нулся, вероятно его самолет также был поврежден в бою и упал в море.

Пока дивизион восемь недель скучал в Нор­вегии, стало окончательно ясно, что окончание работ на единственном авианосце кригсмарине "Граф Цеп­пелин" откладывается на неопределенный срок. По­этому II.(J)/186, преобразованный в 1938 году в диви­зион палубной авиации, было решено влить в состав

JG 77. Уже будучи III./JG 77, дивизион Зеелигера был переброшен из Норвегии в район Берлина. Здесь пи­лотов ожидало неприятное известие - их дивизион планировалось переоснастить трофейными Н-75А! Только 7-я эскадрилья дивизиона подверглась таком) унижению, к счастью продлившемуся всего шесть недель. Когда последний Н-75А передали в летную школу из груди все пилотов дивизиона вырвался та­кой вздох облегчения, которым наверное можно было наполнить все заградительные аэростаты над Берли­ном! Позже JG 77 повторит "номер с переодеванием", когда II./JG 77 будет переоснащен итальянскими "Мекки С.205", на короткий период участия в италь­янской кампании. На сколько известно JG 77 был единственным истребительным полком люфтваффе, летавшим на двух различных типах иностранных самолетов.

Тем временем, II./JG 77 продолжал нести охрану побережья Норвегии, то и дело сбивая "Бленхеймы" и "Гудзоны". Но самого крупного успе­ха дивизион достиг не над Норвегией, а над Данией. 12 августа 5./JG 77 перебросили из Норвегии обратно в Аальборг. Следующий день вошел в историю люф­тваффе под названием "Adlertag" - "День орла". В этот день немцы совершили массированный налет на аэродромы в Англии - это была кульминация Битвы за Англию.

Но 13 августа в небе висели не только не­мецкие бомбардировщики. Два звена "Бленхеймов" -12 машин - из 82-й эскадрильи RAF поднялись с базы в Норидже и направились бомбить аэродром в Аальборге на севере Ютландского полуострова. Один бомбардировщик повернул назад с полпути из-за возникших неполадок с топливной системой, а ос­тавшиеся одиннадцать машин продолжили полет в северо-восточном направлении. Из-за навигационной ошибки англичане несколько задержались с выходом на цель, поэтому у немцев было достаточно времени, чтобы подготовить горячую встречу. Над аэродромом кружили две четверки из 5./JG 77. Пять "Бленхеймов" было сбито над аэродромом. Остальные шесть машин разлетелись веером и начали в одиночку уходить назад. Истребители бросились в преследование. По­сле боя немецкие пилоты заявили пятнадцать побед (напомним, самолетов было только одиннадцать), четыре самолета над аэродромом сбил фельдфебель Менге.

II./JG 77 провел на севере еще три месяца. За это время было сбито 15 или 16 самолетов, глав­ным образом "Бленхеймов" и "Гудзонов". Первого "Бленхейма" свалил 27 августа к югу от Ставангера лейтенант Генрих Зетц (Setz). До своей гибели над Аббевилем в марте 1943 года Зетц собьет 137 само­летов противника, станет кавалером Дубовых листьев и займет должность командира I./JG 27.

Тем временем в дивизионе сменился коман­дир. Гауптман Карл Хенчель занял место майора Гар­ри фон Бюлов-Боткампа, в то время как майор с по­вышением был переведен на должность командира JG 2 "Richthofen". Однако вскоре Хенчель попал в опалу. В сентябре делегация командиров эскадрилий в обход непосредственного командира обратилась прямо в штаб люфтваффе с просьбой сменить командира. И Хентчель был отстранен от командования, несмотря на то, что обвинял своих подчиненных в мятеже и грозил их всех отдать под трибунал. В середине ноября 1940 года руководство II./JG 77 взял на себя гауптман Франц-Хайнц Ланге. Вместе с новым ко­мандиром дивизион был переброшен во Францию на крайний запад Европы - в Брест.

Во время своего пребывания в Норвегии и Дании дивизион сбил 79 самолетов, потеряв при этом шестерых пилотов. Из 79 побед 13 записал на свой счет фельдфебель Роберт Менге, который оказался самым результативным пилотов в этой кампании (еще 4 победы Менге одержал в Испании). Вскоре Менге перевели в JG 26, где он летал ведомым у оберст-лейтенанта Адольфа Галланда - но об этом позже.


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Bf 109Е из I./JG 1 делят летное поле со штурмовиками Hs 123 гауптмана Вейса из II./LG 2

Классический блицкриг

Если в Норвегии сражался только один ди­визион, то для вторжения во Францию были собраны практически все части люфтваффе, оснащенные од­номоторными истребителями. Отсутствовали только II./JG 77 с двумя приданными эскадрильями, который находился в Скандинавии, а также Stab и II./JG 3, которые прикрывали Берлин.

Всего вдоль "Западного вала" было собрано 27 дивизионов, разделенные примерно пополам меж­ду 2-м и 3-м воздушными флотами. Действия диви­зионов контролировались девятью штабами, причем не всегда дивизионы подчинялись штабам своего полка.

В кампании участвовало более 1000 пило­тов, причем многие из них сбили более пяти самоле­тов противника и получили таким образом право на­зываться асами. Многие из этих пилотов в последст­вии достигли таких результатов, о каких в то время не могли и мечтать. Ограниченный объем этой книги не позволяет перечислить на ее страницах все фамилии.

Но во французскую кампанию будущие "великие" уже ясно выделились из общей массы.

Французская кампания состояла из двух этапов, носящих условные названия "Gelb" и "Rot" ("желтый" и "красный"). Этап "Gelb" начался с про­рыва немецкой армии через территорию Нидерландов и Бельгии. Целью операции было не дать английско­му экспедиционному корпусу и французским вой­скам, расположенным на севере страны, прийти на помощь Голландии. Поскольку объединенные войска союзников занимали подготовленные позиции, нем­цы нанесли основной удар в обход главных сил про­тивника и, прорвав оборону, направили свой танко­вый клин к северу. Таким образом Нидерланды и значительные англо-французские силы оказались отрезаны и были уничтожены, прежде чем началось осуществление плана "Rot". В рамках этого плана вермахт форсировал Сомму и нанес удар в сердце Франции.

Подобный ход боевых действий объясняет почему дивизионы, входившие в состав 2-го Воздуш­ного флота и дислоцированные на севере, участвова­ли в основном в первом этапе компании. Особенно много работы выпало на долю Stab JG 27, возглав­ляемый оберст-лейтенантом Максом Ибелем (Ibel). Дивизионы, подчиненные штабу входили в состав VII. Fliegerkorps и вместе с Юнкерсами, Дорнье и Хеншелями участвовали в прорыве приграничных оборонительных линий Нидерландов и Бельгии.

9 мая 1940 года в 21.55 штаб Luftflotte 2 на­правил во все части шифрованную радиограмму сле­дующего содержания: "Обеспечить выполнение в 5.35". В действительности, еще за 25 минут до назна­ченного срока первые транспортные Ju 52 с парашютистами на борту, пересекли границу Рейха в районе Аахена. В первый день кампании истребители из JG 27 занимались, главным образом, сопровождением трехмоторных Ju 52, сновавших через границу туда-сюда, доставляя с аэродромов вокруг Кёльна к наме­ченным точкам в районе Альберт канала все новые и новые отряды парашютистов.


Авиационные части, оснащенные самолетами Bf 109Е, участвовавшие во французской кампании (по состоянию на 10.05.40)

Luftflottenkommando 2 (Nord - Munster)
  База Общее число самоле­тов / число боеспособ­ных самолетов
VII. Fliegerkorps (Grevenbroich)
Stab JG 27 Oberstlt Max Ibel Munchen-Gladbach 4-4
I./JG 27 Hptm Helmut Riegel Munchen-Gladbach 39-28
I./JG I Hptm Joachim Schlichting Gymnich 46-24
I./JG 21 Hptm Fritz Werner Ultsch Munchen-Gladbach 46-34
Jagdfuhrer (Jafu) “Deutsche Bucht” (Jever)
Stab JG 1 Oberstlt Carl Schumacher Jever 4-4
II.(J)/TrGr. 186 Hptm Heinrich Seeliger Wangerooge 48-35
I.(J)/LG 2 Hptm Ilanns Trubenbach Wyck (Fohr) 32-22
II./JG 2 Hptm Wolfgang Schellmann Nordholz 47-35
IV.(N)/JG 2’ Hptm Albert Blumensaat Hopsten 31-30
Jafu 2 (Dortmund)
Stab JG 26 Maj Hans Hugo Witt Dortmund 4-3
II./JG 26 Hptm Herwig Knuppel Dortmund 47-36
III./JG 26 Maj Ernst Freiherr von Berg Essen-Mbhlheim 42-32
III./JG 3 Hptm Walter Kienitz Hopsten 37-25
Stab JG 51 Oberst Theo Osterkamp Bunninghardt 4-3
I./JG 51 Hptm Hans-Heinrich Brustellin Krefeld 47-38
I./JG 20 Hptm Hannes Trautloft Bonninghardt 48-36
I./JG 26 Hptm Gotthardt Handrick Bonninghardt 44-35
II./JG 27 Hptm Werner Andres Bonninghardt 43-33
  Итого: 613-447
Luftflottenkommando 3 (Sud - Bad Orb)
I. Fliegerkorps (Koln)
Stab JG 77 Oberstlt Eitel Roebiger von Manteuffel Peppenhoven 4-3
I./JG 77 Hptm Johannes Janke Odendorf 46-28
I./JG 3 Hptm Gunther Lutzow Vogelsang 48-38
V. Fliegerkorps (Gersthofen)
Stab JG 52 Maj Merhart von Bcrnegg Mannheim-Sandhofe 3-3
I./JG 52 Hptm Siegfried von Eschwege Lachen-Atezerdorf 46-33
II./JG 52 Hptm Hans Gunther von Kornatzki Speyer 42-28
Stab JG 54 Maj Martin Mettig Boblingen 4-4
I./JG 54 Hptm Hubertus von Bonin Boblingen 42-27
II./JG 54 Hptm Gunther Matthes Boblingen 42-30
Jafu 3 (Wiesbaden)
Stab JG 2 Oberstlt Harrz von Bulow-Bothkamp Frankfurt-Rebstock 4-4
l./JG 2 Hptm Roth Frankfurt-Rebstock 45-33
III./JG 2 Hptm Dr. Erich Mix Frankfurt-Rebstock 46-39
I./JG 76 Oberstlt Richard Kraut Ober-Olm 46-39
Stab JG 53 Oberstlt Hans-Jurgen von Cramon- Taubadel Wiesbaden-Erbenheim 46-33
I./JG 53 Hptm Lothar von Janson Wiesbaden-Erbenheim 45-37
II./JG 53 Hptm Gunther von Maltzahn W iesbaden-Erbenheim 45-37
III./JG 53 Hptm Werner Molders Wiesbaden-Erbenheim 44-33
III./JG 52 Hptm Wolf Heinrich von Houwald Mannheim-Sandhofen 48-39
    Итого: 601-427

Первым достиг успеха гауптман Ульч (Ultsch) из I./JG 21, сбивший одинокий биплан бель­гийских ВВС (в донесении Ульч упоминал "Файерфлай", но вероятнее всего это был "Фокс"), патрулировавший воздушное пространство севернее Маастрихта. В тот же день к списку сбитых самоле­тов были добавлены четыре бельгийских "Гладиатора", один из "Гладиаторов" на счету лейте­нанта Ганса-Эккехарда Боба (Bob), будущего аса, сбившего за всю войну 59 самолетов противника и летавшем на реактивном Me 262 в рядах JV 44 гене­рал-лейтенанта Адольфа Галланда.

11 мая покончив с сопровождением транс­портных самолетов, истребители отправились в "свободную охоту" западнее Маастрихта. Немцам противостояли самолеты бельгийских, голландских и франко-английских ВВС. В этот день успех сопутст­вовал атакующей стороне. По первому своему само­лету сбили такие будущие асы, как Францискет (Franzisket), Хомут (Homuth) и Редлих (Redlich) - все со временем получат Рыцарские кресты. Трех "Гладиаторов" и один французский "Моран" сбил гауптман Вильгельм Балтазар (Balthasar) из I./JG 1 (на его счету уже было семь самолетов, сбитых в Испа­нии).

На следующий день самолеты RAF пред­приняли самоубийственный налет на Маастрихт, пы­таясь разбомбить городские мосты. Все пять англий­ских самолетов из 12-й эскадрильи RAF были сбиты зенитным огнем и истребителями из I./JG.27. 12 мая I./JG 1 сбил семь "Бленхеймов" из 139-й эскадрильи RAF (в числе сбитых оказался самолет, совершивший первый вылет к Вильгельмсхафену 3 сентября 1939 года). Затем пилоты того же дивизиона уничтожили на аэродроме Диет шестнадцать бельгийских машин. Кроме того, истребители из I./JG 21 и I./JG 27 заявили восемь воздушных побед над "Харрикейнами".

Два самолета союзников сбили истребители штаба Макса Ибеля. Вместе с командиром полка вы­летели адъютант и технический офицер. Адъютантом Ибеля был ни кто иной как гауптман Адольф Галланд - самый известный ас люфтваффе, сохраняющий свою известность и по сей день. Галланд начал свою карьеру в Испании, где летал на Не 51, выполняя, главным образом, роль не истребителя, а штурмови­ка. После Испании Галланд продолжил "работу по специальности" и сражался в Польше в рядах диви­зиона, оснащенного штурмовиками Hs 123.

После боев в Польше Галланда направили на медосмотр. Хотя внешне он производил впечатле­ние цветущего человека, выяснилось, что ”три года участия в боевых действиях, а также, и это главное, огромная нагрузка, из-за работы с глуповатым и раз­дражительным Германом Герингом, привели к тому, что Галланд перенес приступ ревматизма. Медкомис­сия вынесла свое заключение: "Запрещено летать на самолетах с отрытой кабиной".

Таким образом Галланд оказался 12 мая за штурвалом Bf 109E на высоте 4000 метров в семи километрах к западу от Льежа. Внезапно появилось восемь "Харрикейнов", которые шли на 1000 метров ниже. Не совладав с собой, Галланд открыл огонь с максимальной дистанции. Тем не менее ему удалось сбить один из самолетов противника. Остальные раз­вернулись и попытались уйти. Галланд снова атако­вал неприятеля и сбил второй самолет.

Первым из сбитых "Харрикейнов" управлял сержант Френк Хауэлл (Howell) из 87-й эскадрильи RAF. Вот как он описал этот бой: "Немец зашел со стороны солнца, имея при этом преимущество в вы­соте, поэтому мы не видели его до последней секун­ды. Внезапно раздался треск и кабина моего самолета заполнилась пороховыми газами."

А вот как сам Галланд рассказывал об этом бое: "Сбить первый самолет для меня оказалось пус­тячным делом. На моей стороне была удача и техни­ческое превосходство. Однако для успеха мало иметь только отличный истребитель - в кабину также следу­ет посадить отличного пилота".

Второй сбитый "Харрикейн" пилотировал канадец Джек Кемпбелл (Campbell), погибший в этом бою. В тот же день Галланд сбил свой третий само­лет, на этот раз в районе Тирлемона. Ведомый Гал­ланда - Густав Рёдель (Rodel), тот самый Рёдель, ко­торый открыл счет I./JG 21 в первый день польской кампании, сбил четвертый самолет. Галланд долго считал, что сбитые им "Харрикейны" принадлежали бельгийским ВВС, но как показали исследования, практически все немногочисленные бельгийские "Харрикейны" были уничтожены на аэродромах в первые часы войны.

Если дивизионы, подчиненные Ибелю, пер­вые дни кампании вели непрерывные бои, то два ис­требительных полка, подчиненных Jafu 2, тоже не сидели без дела. Летя во главе передовой группы Ju 52, пилоты из JG 26 сбили 10 мая пять голландских истребителей. Потери полка составили один самолет, пилот которого выпрыгнул с парашютом и присоеди­нился к отряду десантников.

На следующий день пилоты из II./JG 26 и III./JG 26 завязали бой над территорией Бельгии с французскими Н-75А, сбили шесть машин и повреди­ли еще несколько. 13 мая пилоты из JG 26 сбили по­следние голландские самолеты и впервые встретились с англичанами. Обер-лейтенант Карл Эббигхаузен (Ebbighausen) из 4./JG 26 сбил возле Дордрехта по­следний голландский средний бомбардировщик Фоккер T-V, вместе с сопровождавшими его двухмотор­ными истребителями G-Ia.S-я эскадрилья 26-го полка оказалась еще более удачливой, записав на свой бое­вой счет шесть английских "Дефиантов" из 264-й эскадрильи RAF и одного "Спитфайра" из 66-й эс­кадрильи. Потери 5./JG 26 составили одного человека -  на базу не вернулся лейтенант Карл Боррис, чей Bf 109 был сбит ответным огнем англичан. 10 мая Боррис находился в Берлине, где занимался на курсах химзащиты. Узнав о начале боевых действий, Боррис бросил все, целую ночь гнал на своем автомобиле и ранним утром прибыл в расположение части. После того, как самолет Борриса получил порцию свинца с дистанции 70 метров, пилоту пришлось прыгать с парашютом, а потом несколько дней он выбирался к своим. Боррис остался верен своему полку на протя­жении всей войны и закончил ее в должности коман­дира I./JG 26, имея на счету 43 победы.

Другим полком, входившим в состав Jafu 2, -  Jagdgeschwader 51 командовал оберст (полковник) Тео Остеркамп (Osterkamp) - ветеран 1-й Мировой войны, имевший на своем счету 32 самолета против­ника, сбитых им в период с 1914 по 1918 годы. За свои успехи   Остеркамп   был   награжден   орденом "Pour le Merite" и возглавил первую истребительную школу люфтваффе. "Дядя Тео" пользовался большой популярностью. Назначение Остеркампа на пост ко­мандира JG 51 ознаменовалось двумя печальными событиями. На третий день после назначения один из самолетов из I./JG 51 разбился в катастрофе, унеся с собой жизни нескольких школьников. Это происше­ствие стоило должности командиру дивизиона, майо­ру фон Бергу (von Berg), которого перевели в III./JG 26. 2 февраля полк лишился командира 2-го дивизио­на, майора Эрнста Бургаллера (Burgaller), который разбился вместе со своим истребителем в районе озе­ра Констанц. Как полагали, причиной катастрофы стала поломка механизма регулировки шага винта.

А когда молодые пилоты Остеркампа с гор­достью доложили о том, что им удалось сбить "двухмоторный разведчик-бомбардировщик неиз­вестного типа" (который в действительности оказался Фокке-Вульфом Fw 58 "Вайе", принадлежавшем ок­ружному Jagdfliegerfurer'у, которого, к счастью, в тот раз не было на борту самолета) анекдоты об Остеркампе распространились по всему люфтваффе и вы­зывали всеобщее веселье. "Мы конечно знали, что "Дядя Тео" очень честолюбив, но не думали, что он начнет сбивать все, что находится в воздухе, лишь бы увеличить свой послужной список", - шутили пилоты.

10 мая в 5.40 все четыре дивизиона истреби­телей, подчиненные Остеркампу, встретились над Везером и направились к голландским аэродромам, чтобы нанести удар прежде чем появятся транспорт­ные Ju 52 с десантом. Старый летчик лично вел свой полк. Однако удача опять изменила ему. Аэродромы вокруг Эйндховена, по которым он должен был на­нести удар, оказались пустынны. Затем Остеркамп участвовал в воздушном прикрытии высадки десанта в районе Роттердама и Гааги, но и здесь ему не уда­лось сбить ни одного самолета.


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Сбитый самолет Дитриха Робицша на голландском аэродроме Де Коой. Личная надпись пилота на фюзеляже – «Der Alte», что значит «старик».


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Гауптман Карл Боррис прослужил в JG 26 с 1940 по 1945 год. Последние два года войны он был командиром дивизиона I./JG 26.


И только 11 мая, в день когда видимость была почти нулевая, а облачность прижимала самоле­ты к земле, фортуна наконец улыбнулась незадачли­вому ветерану. Остеркамп заявил о том, что ему уда­лось сбить шесть голландских двухмоторных истре­бителей "Фоккер G-Ia", атаковавших колонну вермах­та, двигавшуюся по шоссе Арнем-Амстердам:

"Мой самолет легко пронзил слой облаков, лежавших внизу. Видимость была нулевой. Повину­ясь шестому чувству, я посмотрел налево вниз и уви­дел, как там что-то мелькнуло и исчезло, затем снова появилось на секунду. Я слегка перекрыл дроссель и снизился. Теперь я шел почти над самой землей. На фоне неба я отчетливо разглядел его. Я летел, едва не задевая крылом верхушки деревьев. Самолет против­ника находился прямо передо мной в какой-то тысяче метров. Дьявольщина! Он шел на полной скорости. Я до отказа открыл дроссель - и за ним. Очевидно, он меня не видел и шел себе по прямой на высоте метров 200. Я постепенно сокращал дистанцию. От волнения меня прошиб пот, да так, что конденсат выпал на стеклах моих солнцезащитных очков.

Теперь я ясно видел силуэт двухмоторного голландского самолета. Мой самолет находился сзади и чуть ниже. Я слегка задрал нос моего истребителя и голландец заполнил все поле зрения моего прицела. Я нажал все четыре гашетки. Какое-то время я видел только куски обшивки, отлетающие от самолета. Гол­ландец завалился назад и рухнул вниз как комета. Mein Gott! Сбитый самолет пролетел так близко, что опалил огнем мой истребитель. Я сделал круг. У жи­вой изгороди возле дороги валялась куча обломков, более мелкие части разлетелись во все стороны - там валялось шасси, там двигатель, там куски крыльев и фюзеляжа. Мне вспомнился случай, произошедший со мной на прошлой войне. Однажды я вернувшись на базу, насчитал 68 пробоин в обшивке моего аэро­плана. Тогда я поставил на каждую пробоину заплату из брезента, обвел их кружком и поставил у каждого дату. И все. А этот самолет рухнул вниз из-за одного попадания. Мы стреляли из пушек по воробьям!"

По воробьям или нет, но на мундире Остеркампа вскоре появился Железный крест 2-го класса.

Операции, проведенные люфтваффе на се­верном фланге - на побережье Голландии, известны хуже всего. На этом участке с первого дня кампании сражались асы из "Германской бухты" Карла Шу­махера. Уже 10 мая пилоты из II.(J)/186 заявили о победе над восемью "Фоккерами D-XXI". Один из "Фоккеров" на счету оберфельдфебеля Курта "Кудделя" Уббена (Ubben) - будущего эксперта, сбившего 110 самолетов и награжденного Дубовыми листьями. Два "Фоккера" сбил унтер-офицер Герберт Кайзер (Kaiser) из 5-й эскадрильи. В отличие от Уб­бена, Кайзер пройдет всю войну, и закончит ее кава­лером Рыцарского креста, имея на счету 68 побед и летая в составе JV 44 на реактивном Me 262. Кайзер так охарактеризовал своих противников: "моноплан с неубирающимся шасси, уступающий нашим Bf 109E примерно 75 км/ч скорости, не представляет для нас сколько-нибудь сложной проблемы".

Однако командир эскадрильи, обер-лейтенант Дитрих Робицш (Robitzsch), наверное, придер­живался иного мнения. Его самолет был сбит в той самой свалке с D-XXI над голландским аэродромом Де Коой. Робицш посадил свою поврежденную ма­шину прямо посреди голландского аэродрома. Для обер-лейтенанта война длилась всего пять минут. За­тем последовал плен - пять лет провел Робицш в Ка­наде. Вот тебе и "...не представляет для нас сколько-нибудь сложной проблемы"!


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Bf 109Е из II./ 53 на одном из аэродромов во Франции, май 1940 г. На переднем плане – по-видимому, останки бельгийского Фэйри «Фокс».


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Командир II./JG 53 гауптман Гейнц Бретниц в кабине своего самолета. Хорошо видны Рыцарский Крест пилота, спасательный жилет и желтый нашлемник, позволявший быстро заметить севшего на вынужденную посадку летчика.


Тем временем англо-французские сухопут­ные войска увязли в боях не территории Голландии. Теперь самое время было ударить танковым клином в тыл группировки союзников. На участке фронта, кон­тролируемым 3-м Воздушным флотом, первые два дня царило относительное затишье. 12 мая второй пилот из JG 53 достиг планки в пять воздушных по­бед. Это был обер-лейтенант Хайнц Бретнютц (Bretnbtz), командир 6./JG 53, сбивший около полудня "Потез 63". В тот же день лейтенант Гюнтер Ралль (Rail) из 8./JG 52 сбил свой первый самолет - Н-75А. За всю войну Ралль собьет 275 самолетов противника и станет третьим по результативности пилотом люф­тваффе.

13 мая семь танковых дивизий из Группы армий "А" прошли "непроходимые" Арденны и форсировали Мёз (Маас). Французы немедленно начали переброску в этот район 9-й Армии. Чтобы сковать действия наступающих, пока шло разворачивание войск, английские бомбардировочные эскадрильи постарались во что бы то ни стало разрушить мосты на Мёзе и в районе Седана. Немецкие истребители, в свою очередь, также постарались во что бы то ни стало предотвратить разрушение мостов, по которым танки должны были выйти на равнины Пикардии и затем нанести удар в сторону Ла-Манша. Поэтому следующие 24 часа остались в фольклоре люфтваффе как "День Истребителей".

Главную роль в "Дне Истребителей" сыграл JG 53. На счету пилотов из I./JG 53 13 английских истребителей из 33, потерянных англичанами в тот день, и 10 из 14 "Бленхеймов". Летчики из III./JG 53 Вернера Мёльдерса в тот день занимались свободной охотой, сбив при этом семь истребителей противника, причем сам Мёльдерс сбил свой десятый самолет. Всего полк в тот день сбил 43 самолета противника.

Не удивительно, что именно над Седаном сбили свои первые или одни из первых самолетов многие будущие асы люфтваффе. Можно назвать такие имена как Франц Гётц (Gutz) и Вольфганг Тон­не (Tonne). К списку следует добавить командира 1./JG 53, обер-лейтенанта Ганса-Карла Майера (Mayer). К 14 мая на счету Майера уже было восемь побед, одержанных им в Испании, и три победы, за­писанные им уже во 2-й Мировой войне. 14 мая Майер сбил двух "Баттлз", двух "Бленхеймов" и одного "Харрикейна" - пять самолетов в один день!

В течение 14 мая 3-й воздушный флот со­вершил 814 самолето-вылетов в район Седана. Берега Мёза были усеяны обломками 89 самолетов союзни­ков. Из 71 бомбардировщика RAF, участвовавших в операции, 40 не вернулось на базу - таких тяжелых потерь Королевские военно-воздушные силы еще не несли. Ранним утром 15 мая французский премьер-министр Поль Рейно (Reynaud) позвонил в Лондон. "Мы разбиты", - сказал Рейно новому английскому премьеру - Уинстону Черчиллю (Churchill), - "битва за Седан проиграна." Всего через несколько дней немецкие танки вышли к побережью Ла-Манша.

Поскольку основные силы английской авиа­ции во Франции были уничтожены, а французские ВВС находились в состоянии полнейшего расстрой­ства, стремительному рывку танкового клина на север уже ничто не могло помешать. Немецкие истребители принялись "набирать очки", стремясь перегнать друг друга. Вернер Мёльдерс пока шел впереди, упрочив свое положение 15 мая, сбив свой одиннадцатый са­молет, одного из трех "Харрикейнов" сбитых самоле­тами штабного звена III./JG 53.


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Один из противников немецких асов – разбитый французский MS. 406


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Немецкие пилоты на вечеринке, посвященной награждению Мельдерса «Рыцарским Крестом».


Однако список асов люфтваффе продолжал пополняться все новыми и новыми фамилиями. 15 мая одержал пятую победу гауптман Гюнтер Лютцов (Lutzow) (сбитый Лютцовом самолет стал 50-й побе­дой его I./JG 3). Спустя 24 часа, Адольф Галланд из JG 27 сбил "Спитфайр" в районе Лилля. 16 мая во Франции появился новый истребительный полк - JG 26, который вместе со всеми другими частями 2-го воздушного флота был переброшен западнее, после того, как 14 мая капитулировала Голландия.

Но наступление к побережью Английского канала не обошлось без жертв. 18 мая в бою с фран­цузскими Н-75А был сбит самолет командира 7./JG 53, обер-лейтенанта Вольфа-Дитриха Вильке. Самому Вильке удалось выпрыгнуть с парашютом. На сле­дующий день над Лиллем был сбит командир II./JG 26, гауптман Гервиг Кнюппель (Knuppel). 21 мая еще один ветеран 1-й Мировой войны, командир 1II./JG 2, гауптман д-р Эрих Микс (Mix) был сбит французски­ми истребителями типа "Моран" и совершил вынуж­денную посадку на территории противника. Скрыва­ясь днем и двигаясь ночью, Микс через два дня вы­шел в расположение своей части и в ходе последую­щих боев сбил 13 самолетов противника (еще 3 побе­ды Микс одержал во время 1-й Мировой войны).

Так все и шло - с одной стороны удлинялся послужной список пилотов, с другой стороны рос список потерь - погибших и попавших в плен пило­тов. Однако в памяти пилотов, участвовавших в этом броске на север остались не воздушные схватки, а непрерывное лихорадочное перебазирование с одного изрытого воронками аэродрома с неподготовленной взлетной полосой, на другой. Все это - в тщетной попытке поспеть за далеко ушедшими вперед назем­ными войсками. Такую ситуацию невозможно было предусмотреть заранее, ни на одних маневрах подоб­ная тактика не отрабатывалась. И почти у каждого пилота осталось что рассказать о горячих деньках в мае-июне 1940 года.

Например, один из пилотов из JG 2 был по­слан далеко вперед, чтобы разведать аэродром в рай­оне Шарлевиля, куда мог бы перебазироваться полк. Такой аэродром был найден, но пока шла подготовка к переброске, аэродром заняли более проворные ис­требители из JG 27. Затем пилот направился к Синьи-ле-Пети, где его предупредили, что леса вокруг кишат разрозненными отрядами французов. Летчик взял с собой десяток солдат и организовал прочесывание леса на краю аэродрома. В результате он и его това­рищи взяли в плен командира корпуса, трех дивизи­онных генералов и 200 солдат французских колони­альных войск. Осмотрительность - лучшее качество доблести. Отправив пленных в тыл, одиннадцать че­ловек сняли с одного из разбитых "Потезов" пару пулеметов и забаррикадировались на ночь на верхнем этаже одного из зданий. Тем временем, на первом этаже этого здания все шло своим чередом - здесь располагались местный бар и бордель! А вот пилоты из I.(J)/LG 2 впали в другую крайность - некоторое время они квартировались в женском монастыре.

Вскоре выяснилось, что аэродром, перехва­ченный летчиками из JG 27, не самое лучшее приоб­ретение. Аэродром находился в радиусе действия французской артиллерии, поэтому снабжение аэро­дрома оказалось делом очень не простым. Оказав­шись без топлива, летчики из JG 27 начали "раскулачивать" все машины, залетавшие к ним. Слу­чись какому самолету приземлиться в Шарлевиле, его бензобаки немедленно опорожнялись. Гостю остав­ляли ровно столько бензина, чтобы он мог дотянуть до следующего аэродрома. Этой процедуры не уда­лось избежать даже транспортному Ju 52, принадле­жавшему к авиационному звену самого фюрера!

В еще более сложной ситуации оказались пилоты из JG 77, базировавшегося в районе Эскармэ. Им на какое-то время пришлось стать пехотинцами и с оружием в руках отбивать атаку более 400 француз­ских солдат. Можно привести сколько угодно приме­ров, когда Bf 109 садились и взлетали среди куч ме­таллолома и разбитых самолетов, заросших травой высотою более одного метра. Один из пилотов, захо­дя на посадку заметил, что на посадочной полосе стоят вешки с красными флажками. Кроме того, уви­дев приземляющийся самолет, аэродромная бригада открыла интенсивную пальбу из ракетниц. Решив, что флажки и ракеты указывают на безопасный маршрут, летчик приземлился. Лишь чудом он проскочил мимо штабеля неразорвавшихся бомб, на который указыва­ли и флажки и ракеты.

Несмотря на неразбериху на земле, война в воздухе шла равномерно и без неожиданностей. Пи­лоты одерживали все новые и новые победы. 20 мая Вернер Мельдерс сбил 13-й самолет. Как обычно, с идентификацией самолета, сбитого Мёльдерсом, вы­шла полная неразбериха. Хотя часто случалось, что в горячке боя пилоты путали похожие силуэты "Харрикейнов" и Н-75А, но Мёльдерс заявил победу над Виккерсом "Уэлсли", силуэт которого невозмож­но спутать ни с каким другим. Однако в тот день анг­личане потеряли только один "Фейри Баттлз". Может быть Мёльдерс сбил "Уэлсли", летевший через Фран­цию в Восточную Африку?

22 мая англичане эвакуировали свои само­леты с территории Франции. Операция "Gelb" всту­пила в заключительную фазу. На протяжении сле­дующих дней пилоты из JG 27 прикрывали действия Bf 110 в районе Ла-Манша, сбив при этом 18 самоле­тов противника. 3 самолета сбил гауптман Балтазар, а 2 - лейтенант Францискет. Потери полка составили 4 самолета. Спустя три дня Балтазар сбил над Кале три "Спитфайра". 2./JG 2 была переброшена под Кале 26 мая. Эскадрилья прикрывала группу пикирующих бомбардировщиков, бомбивших укрепления порта. Около 20 "Спитфайров" из 19-й и 65-й эскадрилий RAF попытались помешать немцам, однако потеряв пять машин англичане были вынуждены ретировать­ся.

К югу от Амьена Вернер Мёльдерс сбил двух Н-75А, а на следующее утро довел свой счет до 20 побед. Спустя два дня он был представлен к Ры­царскому кресту став первым летчиком-истребителем, награжденным этим орденом. По слу­чаю награждения Мёльдерса на базе III./JG 53 в Ло (около Ла-Сельв) устроили праздник.

Утром 28 мая капитулировала Бельгия, а Англия завершила эвакуацию своих войск с конти­нента. Участники обороны Дюнкерка часто упрекают английских летчиков в том, что последние дни "...RAF нигде не было видно". Однако число самоле­тов, сбитых немецкими истребителями в это время возле Дюнкерка говорит о несправедливости подоб­ных обвинений.

28  мая три дивизиона JG 26 сбили 15 анг­лийских истребителей, в том числе 6 "Спитфайров" записали на свой счет летчики из I./JG 26 (командир -майор Хандрик (Handrick)) после боя непосредствен­но над участком побережья, где шла эвакуация. 6 "Харрикейнов" были сбиты пилотами из III./JG 26 возле Остенде. На следующий день Адольф Галланд приземлился на аэродроме Сент-По (самолет Галланда был весь забрызган маслом) и сообщил, что ему удалось сбить "Бленхейм", который рухнул в море (в действительности, этот "Бленхейм" из 21-й эскадри­льи смог дотянуть до базы и сесть там на брюхо).

29 мая самолеты люфтваффе сбили 65 (!) самолетов союзников. 10 самолетов сбили пилоты из I.(J)/LG 2 - 8 "Харрикейнов" над Дюнкерком и пару MS.406 в районе Сент-Квентина. Один самолет запи­сал   на   свой   счет   будущий    ас    истребительно-штурмовой авиации лейтенант Фридрих-Вильгельм Штракельян (Strakeljahn).  Также с одной победой завершил этот день обер-лейтенант Герберт Илефельд (Ihlefeld)  -  будущий  кавалер  Мечей.   Французский "Моран" оказался одним из 130 самолетов, сбитых Илефельдом за всю войну.

Многие пилоты - как уже известные нам, так и упоминаемые впервые - одержали в небе Дюнкерка по несколько побед. Остеркамп, Приллер и Ёзау (все из JG 51) сбили по три самолета противника. Иоахим Мюнхеберг, Gruppen-Adjutant III./JG 26 сбил четыре самолета - все 31 мая. 1 июня пилоты из JG 27 сбили двух "Веллингтонов" и шесть "Спитфайров". Один "Веллингтон" на счету фельдфебеля Заваллиша, а один "Спитфайр" - на счету Адольфа Галланда (11-я победа).

Эвакуация гарнизона Дюнкерка была за­вершена 3 июня. К этому времени основные события разворачивались южнее. Планом операции "Rot" пре­дусматривалось совершение массированного авиана­лета на Париж - операция "Paula". Налет был совер­шен как раз 3 июня, во время налета произошло одно из самых грандиозных воздушных сражений за всю кампанию.

JG 53, который непосредственно не участ­вовал в боях у Дюнкерка, заявил 11 побед. Из них две - 22-я и 23-я (Н-75А и "Спитфайр" или, что вероят­нее, "Девуатин D.520") - на счету Вернера Мельдерса. Адольф Галланд также одержал победу - его 12-й жертвой стал "Моран MS.406", сбитый к северу от столицы Франции. I.(J)/LG 2 и II./JG 2 также участво­вали в налете на Париж, сбив 6 и 12 самолетов, соот­ветственно.

5 июня, в первый день операции "Rot", слу­чилось то, чего никто не мог предположить. Днем Вернер Мёльдерс сбил над Компьеном два самолета -истребитель "Блох 152" и "Потез 63". После обеда Мёльдерс поднялся в воздух во второй раз. На этот раз гауптману повстречалась шестерка французских истребителей. Вместе с Мёльдерсом, истребителей противника заметили пилоты из другой эскадрильи. Они тоже атаковали французов, но открыли огонь слишком рано и только всполошили неприятеля. Позднее Мёльдерс так описывал произошедшие за тем события:

"Я минутку понаблюдал ход сражения, а за­тем сам атаковал ближайшего ко мне "Морана", ко­торого безрезультатно "пасли" три наших "Мессершмитта". Вскоре мне удалось поймать само­лет противника на прицел, но уверенного выстрела я сделать еще не мог - француз постоянно маневриро­вал. Внезапно "Моран" резко взял вверх, пролетел надо мной и снова показался уже с другой стороны и ниже меня. Donnerwetter! Француз открыл ответный огонь.

Я заложил вираж и ушел в солнце. Француз, по-видимому, потерял меня, так как развернулся в противоположную сторону и скрылся из виду. Надо мной пара "Мессершмиттов" продолжала преследо­вание последнего "Морана".

Я глянул вверх и назад. Небо кишело "Мессершмиттами". Я шел на высоте 800 метров. Внезапно раздался грохот и искры рассыпались по кабине моего самолета. Дроссель разлетелся на куски, а штурвал провалился вперед. Я начал падать верти­кально вниз. Нужно выбираться наружу, иначе ко­нец...

Я рванул рычаг аварийного отстрела фона­ря. Мой верный самолет еще пару секунд продержал­ся горизонтально, позволяя мне отцепить ремни и выбраться из кабины. Все!"

Пока Мёльдерс болтался на стропах пара­шюта, его противник лейтенант Помье-Лераг (Pomier-Layragues) из GC II/7 успел сбить еще один "Мессершмитт", прежде чем и сам был сбит. Так и не удалось определить, кто же сбил Помье-Лерага, поскольку все летчики из III./JG 53 в том бою сбитые самолеты определили как "Мораны". В действитель­ности это были новейшие французские истребители "Девуатин D.520" - без сомнения лучшие француз­ские машины в то время. Мёльдерс опять все перепу­тал.

Мёльдерс вышел из игры, и его место быст­ро заняли более молодые пилоты. JG 27, действовав­ший к северо-востоку от Парижа, сбил 5 июня не менее 22 самолетов противника. Пять из них при­шлись на долю гауптмана Вильгельма Балтазара. Спустя девять дней командир 7./JG 27 стал вторым летчиком-истребителем люфтваффе, награжденным Рыцарским крестом. К тому времени на счету гаупт­мана было уже 23 воздушные победы. Хотя это было на две победы меньше, чем числилось за Мёльдерсом, если принять во внимание 13 самолетов, уничтожен­ных Балтазаром на земле, он стал самым результа­тивным пилотом люфтваффе на западе.

Хотя ВВС Франции понесли ужасающие по­тери в первые три недели войны, силы противника все еще были не сломлены. Французские и англий­ские самолеты продолжали оказывать немцам сопро­тивление.

Например, 13 июня имела место вспышка активности союзников. Летчики из JG 27 заявили 23 победы, в том числе пилоты из I./JG 27 сбили шесть самолетов типа "Баттлз", атаковавших немецкие тан­ки в районе Монмирэ-Провинс к востоку от Парижа. Но исход кампании уже был предрешен. 13 июня обер-лейтенант Вальтер Ёзау сбил под Амио послед­ний французский бомбардировщик, записанный на счет JG 51. За два до этого JG 53 завершил свою дея­тельность во Франции, сбив пять самолетов. Два из этой пятерки были MS.406, сбитые гауптманом Рольфом Пингелем - это была его пятая и шестая победы. Другие будущие кавалеры Рыцарского креста - Гюнтер Зеегер (Seeger) из JG 2, а также Альфред Хекман (Heckmann) и Георг Шентке (Schentke) из JG 3 открыли свой боевой счет именно в начале июня.

Частям вермахта удалось прорвать линию Мажино только 15 июня под Саарбрюкеном. Через неделю в Компьене было подписано перемирие, а самолеты из JG 26 и JG 53 обеспечивали символиче­ское воздушное прикрытие этой процедуры. 25 июня в 00.35 обе стороны прекратили огонь.

К этому времени большинство истребитель­ных частей люфтваффе вернулось в Рейх на отдых и пополнение. Геринг не спешил начинать налеты на Англию, позволив своим пилотам в полной мере вку­сить торжество победы. Только один полк - JG 51 оберега Остеркампа - был переброшен на север к Па-де-Кале. Таким образом ребята "дядюшки Тео" нача­ли новую страницу в истории люфтваффе. Битва за Францию завершилась, начиналась Битва за Англию.


Авиационные части, оснащенные самолетами Bf 109Е, участвовавшие в Битве за Англию (по состоянию на 13.08.40)

Luftflottenkommando 2 (Bruxelles)
    База Общее число самоле­тов / число боеспо­собных самолетов
II. Fliegerkorps (Ghent)
Erpr.Gr.210 Hptm Walter Rubensdorl'fer Calais-Marck 10-9
Jagdjliegerfbhrer 2 (Wissant)
Stab JG 3 Oberslt Carl Vieck Wierre-au-Bois 3-3
I./JG 3 Hptm Gunther Lutzow Grandvi Iters 33-32
II./JG 3 Hptm Erich von Selle Samer 29-22
III./JG 3 Hptm Walter Kienitz Desvres, Le Touquet 29-29
Stab JG 26 Maj Gotthardt Handrick Audembert 4-4
I./JG 26 Hptm Kurt Fischer Audembert 38-34
II./JG 26 Hptm Karl Ebbighausen Marquise-Est 39-35
III./JG 26 Maj Adolf Galland Caffiers 40-38
Stab JG 51 Maj Werner Mulders Wissant 4-4
I./JG 51 Hptm Hans-Henrich Brustellin Pihen (Calais) 32-32
II./JG 51 (I./JG 71) Hptm Gunther Matthes Marquise-Ouest 33-33
III./JG 51 (I./JG 20) Hptm Hanncs Trautloft St. Omer-Clairmarais 32-30
Stab JG 52 Maj Merhart von Bernegg Coquelles 2-1
I./JG 51 Hptm Siegfried von Eschwege Coquelles 40-33
II./JG 51 Hptm Hans-Gunther von Komatzki Peuplingues 39-32
(III./JG 52 Hptm Alexander von Winterfeld Zerbst 31-11)
I.(J)/LG 2 Hptm Hanns Trubenbach Calais-Marck 36-33
Stab JG 54 Maj Martin Mettig Campagne-les-Guines 4-2
I./JG 54 (I./JG 70) Hptm Hubertus von Bonin Guines 34-24
II./JG 54 (I./JG 76) Hptm Helmut Bode Hermel ingen 36-32
III./JG 54 (I./JG 21) Hptm Fritz Werner Ultsch Guines-Sud 42-40
    Итого: 590-513
Luftflottenkommando 3 (Paris)
VIII. Fliegerkorps (Deauville)
II.(Schl.)/LG 2 Maj Otto Weiss Boblingen 39-31
Jagdfliegerfuhrer 3 (Deauville)
Stab JG 2 Oberst Harry von Bulow-Bothkamp Beaumont-le-Roger 3-3
I./JG 2 Hptm Hennig Strumpell Beaumont-le-Roger 34-32
II./JG 2 Hptm Wolfgang Schellmann Beaumont-le-Roger 36-28
III./JG 2 Maj Dr Erich Mix Le Havre 32-28
Stab JG 27 Oberstlt Max Ibel Cherbourg-Ouest 5-4
I./JG 27 Hptm Eduard Neumann Plumetot 37-32
II./JG 27 Hptm Werner Anders Crepon 40-32
III./JG 27 Hptm Joachim Schlichting Areques 39-32
Stab JG 53 Maj Hans-Jurgen von Cramon-Taubadel Cherbourg 6-6
I./JG 53 Hptm Albert Blumensaat Rennes, Guernsey 39-37
II./JG 53 Hptm Gunther von Maltzahn Dinan, Guernsey 38-34
III./JG 53 Hptm Wolf-Dietrich Wilcke Brest, Sempy 38-35
    Итого: 386-334
Оснащен истребителями-бомбардировщиками Bf 109E-7.

Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Эмблема 8./JG 51 в виде красной изогнувшейся кошки была очень похожа на свою черную сестру из 4./JG 52. Командир 8./JG 51 оберлейтенант Иоханнес Стейнхоф окончил войну, имя на своем счету 176 побед. Он был серьезно травмирован во время неудачного взлета на Me 262 18 апреля 1945 г.

Битва за Англию и после

Операция "Adlertag" повторилась снова. Практически все боеспособные одномоторные истре­бители люфтваффе участвовали в налете на побере­жье Великобритании. И снова JG 77 остался в тылу. Все три дивизиона этого полка были разбросаны по берегу Северного моря и прикрывали Германию и Скандинавию. Однако еще до конца 1940 года два из этих трех дивизионов также окажутся во Франции.

Таким образом, единственными боеспособ­ными Bf 109, не участвовавшими в Битве за Англию, были четыре машины из штабного звена Карла Шу­махера и ночные истребители Bf 109D и Bf 109E из III./NJG 1, базировавшегося в районе Кёльн-Остхайм. Разумеется, такие силы не могли защитить все побе­режье Германии, поэтому для этой роли по возмож­ности привлекались различные истребительные части или направляющиеся во Францию или возвращаю­щиеся в Рейх.

Ход Битвы за Англию уже не раз описан в литературе, поэтому здесь мы не станем повторяться, а будем отслеживать карьеру уже знакомых нам пи­лотов. Кроме того, во время Битвы за Англию про­явили себя многие будущие асы, которые прежде оставались в тени. С другой стороны, Битва за Анг­лию стоила люфтваффе многих уже прославившихся пилотов, среди погибших были даже кавалеры Ры­царского креста.

Перерыв в четыре недели между завершени­ем боев на континенте и начала Битвы за Англию, немцы потратили на реорганизацию довольно бес­толковой и беспорядочной структуры люфтваффе. Разбросанные по разным штабам дивизионы теперь были сведены вместе (см. таблицу).

После капитуляции Франции многие сбитые немецкие пилоты были освобождены из плена и воз­вратились в свои части. В плену оставались только те пилоты, что были сбиты в первые дни кампании над Голландией, поскольку их союзники успели вывезти в Англию (многих затем переправили в Канаду). Те же пилоты, что были сбиты во время операции "Rot", остались на континенте и были освобождены. Среди освобожденных были Вольф-Дитрих Вильке и Вернер Мёльдерс.

Мёльдерс написал своим однополчанам длинное письмо, в котором он описывал свое пребы­вание в плену, а также свои впечатления от встречи с Эрнстом Удетом (Udet), начальником Управления снабжения люфтваффе, который пригласил Мёльдерса заняться перегонкой трофейных "Харрикейнов" и "Спитфайров" в испытательный центр люфтваффе в Рехлине:

"Харрикейн" - это летающая баржа с уби­рающимся шасси. Хотя "Харрикейн" хорошо летает, устойчив на вираже, по своим боевым характеристи­кам безнадежно уступает нашим Bf 109 - руль на­правления ходит тяжело, самолет вяло слушается элеронов. Взлет и посадка на "Харрикейне" - детская забава.

"Спитфайр" - истребитель бо­лее высокого класса. Он хорошо слуша­ется руля, легок, маневрен и практиче­ски не уступает в летных характеристи­ках нашим Bf 109. Однако воздушный бой вести на "Спитфайре" сущее муче­ние. При резком переходе в пикирова­ние, двигатель на несколько секунд ос­тается без топлива. Пропеллер самолета имеет два фиксированных шага (взлет и рабочий), поэтому бой с постоянным маневрированием по вертикали не по­зволяет "Спитфайру" развить полную мощность".

Хотя большинство истреби­тельных частей было отведено в Рейх, над Ла-Маншем не затихали воздушные бои. I.(J)/LG 2 гауптмана Ганса Трюбенаха (Trubenach) был первым дивизио­ном, "перекинувшим мостик" от Битвы за Францию к Битве за Англию. После заключения перемирия дивизион вместо того, чтобы вернуться на родину в семьдесят два часа был переброшен к Па-де-Кале и был подчинен штабу JG 51.

Вовремя получив пополнение, дивизион смог перехватить группу английских бомбардиров­щиков, совершавших первый после капитуляции Франции налет. 30 июня девять "Бленхеймов" из 107-й эскадрильи RAF отправились бомбить аэродром Мервиль. Пилоты из I.(J)/LG 2 перехватили англичан и сбили три бомбардировщика. Две машины записал на свой счет обер-лейтенант Герберт Илефельд, а одну -  оберфельдфебель Эрвин Клаузен (Clausen). Но анг­личане сумели оказать отпор и сбили самолет унтер-офицера Раухута (Rauhut). Через два дня немцы наве­дались на противоположный берег пролива и лейте­нант Гайссхардт (Geicchardt) сбил над Кентом два "Харрикейна" из 32-й эскадрильи RAF (оба англий­ских  самолета  разбились,   совершая   вынужденную посадку). Потери люфтваффе составили один самолет -  на базу не вернулся унтер-офицер Густав Шиллер (Schiller).

На протяжении июля четыре дивизиона оберста Тео Остеркампа были единственными истребительными частями люфтваффе, обеспечивавшими воздушное прикрытие немецких бомбардировщиков и пикировщиков, наносивших бомбовые удары по побережью Англии и английским кораблям. За эти четыре недели немецкие истребители постоянно сталкивались с истребителями RAF, поэтому у пило­тов оставалось только две возможности - научиться хорошо летать или быть сбитым. Например, из десяти пилотов, потерянных JG 51 в июне, пятеро были сби­ты прежде чем сами успели сбить хотя бы один само­лет противника, а пятеро остальных имели в общей сложности всего 11 побед. Эта особенность сохрани­лась и дальше. С июля 1940 по июнь 1941, когда полк был переброшен на восток, JG 51 потерял 100 пило­тов. Более половины из этих пилотов не сбило ни одного самолета, а остальные 35 не достигли рубежа 5 побед. Шел самый настоящий жестокий "естественный отбор". Таким образом, если молодой пилот сумел выполнить несколько боевых вылетов, его шансы уцелеть резко возрастали.

Тем временем "эксперты" продолжали одерживать победы. 10 июля III:/JG 51 вместе с Bf 110 из I./ZG 26 сопровождали группу немецких бом­бардировщиков Do 17, летевших бомбить Дувр. При первом появлении английских истребителей Bf 110 немедленно сформировали совершенно бесполезный "оборонительный круг" (броня "железнобоких" уже не раз трещала по швам), оставив Bf 109 защищать бомбардировщики. В ходе боя обер-лейтенант Валь­тер Ёзау, командир 7./JG 51, сбил два самолета про­тивника - это была его первая победа в Битве за Анг­лию. Спустя три дня оберст Остеркамп сбил свой шестой и последний в войне самолет. По сообщению полковника, его жертвой был "Спитфайр", но вероят­нее всего, ему удалось сбить одного из двух "Харрикейнов" (56-я эскадрилья), потерянных англи­чанами в этом районе.


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Комэск 6./JG 51 оберлейтенант Иозеф Приллер инструктирует своих подчиненных перед вылетом. Крайний справа – Герберт Хупперц – был посмертно награжден Дубовыми Листьями после его гибели в бою с Р-47 над Нормандлией. К тому времени он был командиром дивизиона III./JG 2.


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Адольф Галланд осматривает свой истребитель. Напряженный вид техников говорит о том, что не все увиденное его устраивает. Галланд носит трофейные британские «летные штаны Ирвина», III./JG 26, Адамберт, 1940 г.


19 июля пилоты из III./JG 51 перехватили эскадрилью "Дефиантов", внезапно показавшихся в районе Фолкстоуна. Зайдя снизу и сзади, чтобы бор­товые стрелки английских самолетов не могли от­крыть огонь, пилоты гауптмана Траутлофта меньше чем за минуту сбили четыре английских самолета. Еще два англичанина получили тяжелые поврежде­ния и не смогли дотянуть до базы.

К этому времени на побережье Ла-Манша начали постепенно прибывать новые истребительные части. Однако никто палец об палец не ударил, чтобы хоть как-то подготовить место для размещения при­бывающих частей. В лучшем случае дивизионы на­правлялись в районы, где имелись более-менее под­ходящие для взлета и посадки участки земли. Напри­мер, III./JG 3 (командир - гауптман Кинитц (Kienitz)) базировался на футбольном поле городка Девр (в районе Кале). III./JG 54 (командир - гауптман Ульч), перебазировавшийся из Голландии во Францию, так­же расположился возле Кале - на пастбище к северу от Гина. Это пастбище было так сильно изрыто копы­тами животных, что взлет и посадка представляли не меньшую опасность для пилотов, чем боевой вылет.

Еще одному дивизиону пришлось сжать це­лое пшеничное поле, чтобы оборудовать там взлетно-посадочную полосу. Когда дивизион своим ходом прибыл к этому полю, одному из пилотов пришлось в слепую садиться прямо в пшеницу высотой полтора метра. Осторожно он пошел на посадку. Пропеллер его самолета выкосил узкую полосу жнивья. Когда улеглась пыль остальные самолеты по очереди при­землились, стараясь держаться колеи, проложенной первым истребителем. Взлететь самолеты уже не могли - пришлось раскатывать по полю, приминая хлеба. Когда на следующий день прибыли остальные самолеты JG 2, аэродром в Бомон-ле-Рожер был уже готов. На этом аэродроме полк базировался на про­тяжении следующих четырех лет.

Другой частью,  входившей в состав  3-го воздушного флота, был I./JG 27. Из Бремена дивизион перебрался в нормандский город Плюмето. Едва дивизион прибыл на новую базу - погиб командир дивизиона. 20 июля над Дувром гауптман Ригель (Riegel) был сбит.

III./JG 52 тоже быстро потерял своего ко­мандира. 24 июля спустя два дня после того, как ди­визион перебазировался из под Берлина в Кале-Кокель, гауптман Вольф-Дитрих фон Хоувальд (Houwald) и два командира эскадрилий погибли в схватке со "Спитфайрами" из 610-й эскадрильи RAF над Кентом. Место Хоувальда пустовало неделю, а вот новые командиры эскадрилий были назначены незамедлительно. Один из новых командиров погиб на следующий день - его сбили те же "Спитфайры" из 610-й эскадрильи над Фолкстоуном, а вот второй командир - обер-лейтенант Гюнтер Ралль - уцелел и стал третьим по результативности истребителем люфтваффе. Однако потери, понесенные дивизионом, заставили командование люфтваффе отвести эту часть в тыл еще до конца месяца.

III./JG 26 тоже находился над Кентом 24 июля, незадолго то того, как 610-я эскадрилья потрепала III./JG 52. III./JG 26 тоже имел нового командира, поскольку преж­ний командир - майор фон Берг, переведенный сюда из I./JG 51 после катастрофы одного из самолетов, показал свою полную несостоятель­ность как боевой командир. Поэтому место фон Берга в начале июня за­нял адъютант JG 27, гауптман Адольф Галланд. Во время первого вылета JG 26, Галланд сбил "Спитфайр" из 54-й эскадрильи взводного офицера Дж.Лю "Джонни" Аллена, кавалера Креста за летные заслуги, имевшего на сче­ту восемь побед. Немцы потеряли двух пилотов - эти потери вызвали протрезвление у фашистов.

Адольф Галланд вступил в Битву за Англию. А что же грозный Вернер Мёльдерс, неужели он будет отсиживаться в тылу? Конечно нет! Вскоре оберст Остеркамп получил повышение и был назначен коман­диром Jagdfliegerfuhrer 2, а место "дядюшки Тео" занял ни кто иной как Мёльдерс. "Дядюшка" еще с 1 -и Мировой войны проникся уважени­ем к английским летчикам и всегда называл их "лордами". Но все пре­достережения Остеркампа о том, что не следует недооценивать противни­ка по ту сторону Английского кана­ла пропали впустую.

28 июля Мёльдерс во главе подразделений из I./JG 51 и II./JG 51 отправился выполнять боевое зада­ние над Англией. В районе Дувра немцы встретили отряд "Спитфайров" из 74-й эскадрильи и в бою потеряли три машины, а еще три самолета получили серьезные повреждения. Самолет самого Мёльдерса также оказался прошит от кока винта до хвостового стабилизатора меткой очередью, пущен­ной командиром эскадрильи "Сейлором" Мэленом (Malan), кавалером Креста за летные заслуги (в то время на счету Мэлена было 6 побед, а к концу войны он доведет свой боевой счет до 34). Раненный Мёль­дерс довел свою машину до берега Франции и почти рухнул на землю в районе Виссана. Пришлось "Дядюшке Тео" снова взять на себя управление своим любимым полком, пока лучший ас люфтваффе «зализывал раны».

1 августа к Рыцарскому кресту был пред­ставлен Адольф Галланд. К этому времени на счету аса было уже 17 воздушных побед. В первую неделю августа командование RAF провело несколько удач­ных бомбардировочных операций, в результате кото­рых удалось нанести ощутимые потери II./JG 27 и II./JG 54.

8 августа люфтваффе опять недосчиталось многих машин. В тот день пилоты из JG 27 сопрово­ждали большую группу пикирующих бомбардиров­щиков к острову Уайт. Во время операции был сбит командир II./JG 27 гауптман Вернер Андерс (Anders), но его вытащила из воды великолепно организован­ная служба спасения люфтваффе. Несмотря на все усилия командира дивизиона, англичанам удалось сбить несколько "штук", а многие из уцелевших ма­шин получили серьезные повреждения. Это был пер­вый из последовавшей череды случай, когда во время массированного дневного налета некогда непобеди­мая пикирующая авиация люфтваффе понесла ощу­тимые потери. Потери росли с ужасающей быстротой и вскоре немцы отказались от использования Ju 87 в Битве за Англию. Части, оснащенные Bf 110, выле­тевшие 8 августа на сопровождение бомбардировщи­ков, также понесли потери. Вскоре стало ясно, что Bf 110 - "покорители Польши" сами нуждаются в при­крытии одномоторных истребителей!


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Группа офицеров: справа – Вернер Мельдерс -уже командир JG 51, слева – гауптман Вальтер Оесау – командир III./JG 51, в центре в кожаном пальто – ас 1-й Мировой войны «дядюшка Тео» Остеркампф.


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Первые три кавалера Рыцарского Креста из JG 26 (слева направо): Шепфель, Галланд и Мюнхеберг


11 и 12 августа немцы потеряли 16 Bf 109. Одним из погибших 12 августа был командир III./JG 53 Гарро Гардер (Harder), сбитый во время воздушно­го боя над островом Уайт. В тот день Гардер успел одержать свою 11-ю и 12-ю победы. Тело гауптмана волны выбросили на берег в районе Дьеппа месяц спустя. Младший брат Гарро - Юрген - в память о брате все самолеты, на которых ему приходилось летать называл “Harrо". В 1945 году Юрген тоже погиб, как и третий брат Гардер. В то же время свои первые победы одержали будущие кавалеры Рыцар­ского креста: 11 августа отличился Альфред Раух (Rauch) из II./JG 51, а 12 августа - Эрих Шмидт (Schmidt) из III./JG 53.

Когда после нескольких задержек 13 августа началась операция "Adlertag". Операция началась несколько неуверенно. В последнюю минуту испор­тилась погода и многие части получили отбой, мно­гие но не все. Затем погода прояснилась и до конца дня бомбардировщики люфтваффе произвели почти 500 самолето-вылетов, а истребители - в два раза больше.

Боевые потери среди одномоторных истре­бителей были сравнительно невелики, 13 августа не вернулось на базу только пятеро пилотов. Однако ограниченный запас топлива у Bf 109 привел к до­полнительным потерям. II./JG 26 (командир - гауптман Карл Эббингхаузен) потерял семь истребителей, которые задержавшись с возвращением рухнули в воду, недотянув до берега, а еще пять машин не смог­ли добраться до аэродрома, летчикам пришлось са­диться на брюхо на первую же попавшуюся площадку.


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

22 августа майор Адольф Галланд был назначен командиром полка JG 26. На снимке слева он описывает механику вылет, из которого только что вернулся, справа он заснят со своей знаменитой сигарой.


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Командир I./JG 53 гауптман Карл-Ганс Майер погиб во время перегона безоружного Bf 109Е 17 октября 1940 г.


Так продолжалось четыре недели, пока 15 сентября не наступила развязка - "День Битвы за Бри­танию". За этот месяц было потеряно или повреждено почти 400 Bf 109 - что равнозначно трем полнокров­ным истребительным полкам. С другой стороны, напряженность боев позволяла асам стремительно на­бирать очки. На следующий день после "Дня орла" Галланд, Мюнхеберг и Шёпфель (Schupfel) одержали еще по одной победе, а спустя еще день Галланд до­бавил к своему послужному списку три следующие победы.

Вторая половина августа дала возможность новым пилотам сделать первые шаги в карьере. 15 августа свой первый самолет сбил Отто Шульц (Schultz) из II./JG 27, а 18 августа счет открыл Карл "Чарли" Виллиус (Willius) из III./JG 51.

24 августа на побережье Ла-Манша сбил свой первый самолет - "Спитфайр" - Ханс-Иоахим Марсель (Marceille). Этот длинноволосый молодой берлинец, привыкший вести богемный образ жизни, и не проявляющий должного уважения к командирам, сначала служил в I.(J)/LG 2, а затем в II./JG 52. В на­чале 1941 года Марсель попадет в I./JG 27 и вместе со всем дивизионом отправится в Северную Африку, где полностью раскроет свой талант летчика-истребителя.

В августе 1940 года многие пилоты стали кавалерами Рыцарского креста. Один пилот - гауптман Хорст Титцен (Tietzen), командир 5./JG 51 - был впервые в практике люфтваффе награжден посмерт­но. Он был представлен к Рыцарскому кресту на вто­рой день после того, как его самолет сбили над усть­ем Темзы английские "Харрикейны". вероятно, эта победа на счету английского аса, командира эскадри­льи Питера Таунсенда (Townsend) из 85-й эскадрильи (11 побед).


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Сбитый над Англией Bf 109Е-3 унтерофицера Хорста Переца bp 4./JG 26. На киле самолета имеются пять отметок о победах, которые остались от прежнего «хозяина» самолета командира 4./JG 26 гауптмана Карла Эбенхаузена. Этот «Мессершмитт» был отправлен в Канаду и США для пропагандистских целей и вернулся в Британию только 20 лет спустя.


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Унтерофицер Келлер обходит свой Bf 109, поврежденный в недавнем бою.


Тем временем пилоты продолжали одержи­вать индивидуальные и коллективные победы - 18 августа за две минуты Герхард Шёпфель сбил четыре "Харрикейна" из 501-й эскадрильи. Вот как описыва­ет последние моменты перед боем сам Шёпфель: "Внезапно я заметил эскадрилью "Харрикейнов", шедших ниже меня. Самолеты использовали тактику, характерную для англичан в этот период - они плотно держались тройками и набирали высоту по спирали."

24 августа Гюнтер Лютцов сбил пару "Дефиантов", а 25  августа Гельмут Вик одержал свою 19-ю и 20-ю победы (в этот день пилоты из JG 2 сбили 250-й с начала войны самолет противника).  Тем не менее последнее наступление люфтваффе не привело к об­надеживающим   результатам.   Постепенно   "старая гвардия" начала уступать места молодым пилотам. В конце августа Адольф Галланд и Ханнес Траутлофт были назначены командирами JG 26 и JG 54, соответ­ственно.

Вверяя "юнцам" столь ответственные посты, Герман Геринг позаботился о том, чтобы полностью лишить их всякой инициативы. О "свободной охоте" для расчистки пути бомбардировщикам пришлось забыть. Теперь пилотам приходилось тесно прижи­маться к бомбардировщикам на всем протяжении маршрута. Например, 1 сентября 18 Не 111, летевших бомбить доки в Тилбери, сопровождали истребители из трех Jagdgeschwadern.

Несмотря на ограничения, все новые и но­вые пилоты одерживали свои первые победы. Напри­мер, во время рейда на Тилбери по самолету сбили Альфред Гриславский (Grislawski) из JG 52 (133 по­беды) и Вернер Штумпф (Stumpf) из JG.53. Спустя три дня унтер-офицер Курт Бюлиген (Buhligen) из JG 2 также одержал свою первую победу. Бюлинген про­служит в JG 2 всю войну и станет десятым, и послед­ним, командиром этого полка, сбив за это время 112 самолетов противника.

Но были и потери. 5 сентября адъютант II./JG 3 обер-лейтенант Франц фон Верра (von Werra) совершил вынужденную посадку на территории Анг­лии. К тому времени фон Верра уже сбил восемь са­молетов противника. В числе многих пленных немец­ких пилотов фон Верра был переправлен в Канаду. Там ему удалось бежать и чудом добраться до Герма­нии. Вернувшись на родину фон Верра снова присту­пил к полетам. На следующий день изменила удача командиру III./JG 27 гауптману Иоахиму Шлихтингу (Schlichting), который был вместе с тремя другими пилотами из JG 27 сбит над Англией и попал в плен. В декабре Шлихтинга наградят Рыцарским крестом "за отличное выполнение заданий по сопровождению бомбардировщиков, которые он выполнял не забо­тясь о своих личных успехах". Дело в том. что на счету Шлихтинга было всего три сбитых самолета.

Весь сентябрь немцы продолжали нести по­тери в людях и самолетах. Только в "День Битвы за Британию" на базу не вернулось 19 Bf 109. Но "старики" - Мёльдерс и Галланд - продолжали сби­вать самолеты противника. 21 и 25 сентября, соответ­ственно, они получили к своим Рыцарским крестам Дубовые листья, после того как перевалили за рубеж 40 побед. Обоим пилотам дали несколько дней отпус­ка, чтобы те могли отпраздновать свое достижение. Пока Галланд отсутствовал, его обязанности испол­нял командир I./JG 26, гауптман Рольф Пингель. Од­нако Пингелю это обернулось последствиями - 28 сентября "Харрикейны" из 238-й эскадрильи RAF сбили его над Ла-Маншем. Пингелю удалось привод­ниться, а. спустя несколько часов гауптмана вытащи­ли из воды. Услышав об этом происшествии, Галланд заметил: "Я всего на денек отлучился поохотиться в Восточной Пруссии, а этот прямолинейный Пингель тут же дал себя сбить!"

30 сентября истребительные дивизионы по­несли самые тяжелые потери за всю "Битву за Анг­лию" - назад не вернулось 28 Bf 109. А через два дня Геринг подсыпал соли в еще свежие раны. Приказом Рейхсмаршала авиации треть из всех истребитель­ных полков, дислоцированных вдоль побережья Ла-Манша, переоснащалась истребителями-бомбардировщиками.

Пока Мёльдерс и Галланд соперничали друг с другом в районе Па-де-Кале и юго-восточной Анг­лии, дальше к западу вставала звезда Гельмута Вика. К этому времени Вик уже стал кавалером Рыцарского креста и с должности командира 3./JG 2 поднялся до уровня командира I./JG 2. Самым удачным днем для Вика стало 5 октября, когда он сбил в районе острова Уайт три "Харрикейна" из 607-й эскадрильи, а затем в тот же день во время второго вылета сбил еще пару (вероятно из 238-й эскадрильи). Таким образом на счету у Вика значилось 42 победы, что принесло ему звание майора и Дубовые листья.

9 октября Вернер Мёльдерс отправился на задание в кабине одного из трех предсерийных Bf 109F-0, поступивших в его полк для проведения по­левых испытаний. В первом же полете стало очевид­но превосходство в летных качествах нового самоле­та над прежними "Эмилями" (Bf 109E). Штабное звено Мёльдерса состояло из четырех пилотов. По­скольку новых "Фридрихов" прислали только три, четвертому пилоту - гауптману Гансу Асмусу (Asmus) пришлось лететь на Bf 109E Мёльдерса. Поскольку старая машина не могла равняться с новыми, Асмус отстал и его перехватили "Харрикейны" из 501-й эскадрильи. "Эмиль" был сбит и Асмус всю войну провел в плену.

"Битва за Англию" неуклонно шла к финалу. Операция "See Lewe" ("Морской лев") - вторжение в Англию была отменена 12 октября. Спустя пять дней кавалер Рыцарского креста, командир I./JG 53, гаупт­ман Ганс-Карл Майер погиб при необычных обстоя­тельствах. Официально было объявлено, что Майер погиб при испытательном полете. В действительно­сти же он перегонял безоружный и недоукомплекто­ванный Bf 109E-7, направленный в их часть для по­полнения парка машин. На самолете Майера не было ни радио ни спасательной шлюпки, поэтому невоз­можно установить, что же произошло. По-видимому, самолет Майера перехватили "Спитфайры" из 603-й эскадрильи. Тело Майера море выбросило на берег Кента 27 октября.

28 октября ночной истребитель Bf 110 из III./NJG 1 разбился на территории Шлезвиг-Гольштейна. Экипаж самолета погиб, в том числе и унтер-офицер Карл Бертрам, брат адъютанта I./JG 27 Ганса Бертрама, сбитого над Суссексом 30 сентября. Семья Бертрамов настояла на том, чтобы последний уцелевший брат - гауптман Отто Бертрам, командир III./JG 2, участник боев в Испании - прекратил боевые полеты.


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Bf 109Е Адольфа Галланда с обозначениями 60 побед. Преет, апрель 1941 г. На заднем плане виднеется его новый Bf 109F-0.


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Гаупптап Вик (справа) и командир JG 2 майор Вольфганг Шеллман



Несмотря на то, что напряженность боев резко уменьшилась, список кавалеров Рыцарского креста продолжал пополняться все новыми и новыми фамилиями. Но тройка Мёльдерс-Галланд-Вик про­должала идти с отрывом от основной группы. 22 ок­тября Мёльдерс сбил 50-й самолет, Галланд повторил это достижение через девять дней. К 28 ноября на их счету значилось 54 и 52 победы, соответственно, и на короткое время они затмили собой всех остальных.

В середине ноября штабсфельдфебель Виллингер сбил самолет, который стал 500-й жертвой летчиков из JG 2. 20 октября майор Вик - новый ко­мандир JG 2 сбил 54-й самолет. Назначение Вика на этот пост объяснялось не только тем, что он был при­рожденным летчиком-истребителем, но и тем, что Вик обладал врожденными задатками руководителя. В 25-летнем Вике сочетались внимание к подчинен­ным, как у Мёльдерса, с прямолинейностью Галланда. Когда Геринг спросил Вика, что ему нужно для ус­пешного ведения войны, тот ответил: "Эскадрилью "Спитфайров", герр Рейхсмаршал!" Меньше известен более ранний случай, когда Вик еще командовал эс­кадрильей. Его эскадрилью посетил с проверкой ко­мандующий 3-м Воздушным флотом, генерал-фельдмаршал Гуго Шперрле (Sperrle). Как и положе­но генералам, проводящим инспекцию, Шперрле начал выговаривать Вику, что его механики слишком неряшливо выглядят. В ответ Вик заявил генералу: "Мои механики день и ночь ремонтируют истребите­ли и выполняют более важные дела, чем подстрижка волос!"

Но побыть командиром Вику удалось не­долго. 28 ноября, совершив один вылет и сбив само­лет противника в районе острова Уайт, Вик вернулся на базу чтобы дозаправить самолет и пополнить бое­комплект. После полудня Вик снова вылетел во главе своего штабного звена, чтобы заняться своим люби­мым делом - охотой за наземными целями к югу от Солента. Во время полета немцы повстречали эскад­рилью "Спитфайров". Командир полка и его ведо­мый, обер-лейтенант Рудольф Пфланц (Pflanz) устре­мились в атаку и спустя секунду 56-й самолет Вика загорелся и начал падать. Выйдя из пике, Вик набрал высоту и зашел на новую атаку. Пилот "Спитфайра", лейтенант Джон "Коки" Дандас (Dundas) из 609-й эскадрильи, кавалер Креста за летные заслуги, одер­жавший за время Битвы за Англию 16 побед, инстинктивно нажал на гашетку. Пущенная почти нау­гад очередь смертельно ранила рябой "Мессершмитт". Вик включил аварийный сброс фо­наря и выпрыгнул с парашютом. Одинокий парашют, постепенно снижаясь, смещался в юго-западном на­правлении. Несмотря на интенсивные поиски всех спасательных служб, лучшего истребителя люфтваф­фе найти не удалось. Впрочем Дандас разделил судь­бу Вика - спустя несколько секунд Пфланц сбил "Спитфайр" английского аса.

Гибелью Вика, по существу, завершилась "Битва за Англию". В декабре погода испортилась и полевые аэродромы, на которых базировалась истре­бительная авиация люфтваффе, раскисли от дождей. Поэтому многие дивизионы отправили на зимние квартиры в глубь континента. На протяжении всей зимы истребительные части по очереди отводили в Рейх на пополнение и отдых. Этим обстоятельством не преминули воспользоваться англичане.

10 января 1941 года шесть "Бленхеймов" в сопровождении истребителей из одиннадцати эскад­рилий совершили рейд на противоположный берег Ла-Манша. Колесо истории сделало полный оборот и теперь роли поменялись: англичане начали наступать, немцы - обороняться. Воспользовавшись активно­стью англичан, немецкие пилоты продолжили наби­рать очки. 10 января по одному самолету сбили бу­дущие кавалеры Рыцарского креста Ганс фон Хан (Hahn) и Георг Михалек (Michalek) - оба из JG 3. 5 февраля в районе Сент-Омера Вальтер Ёзау одержал свою 40-ю победу, которая принесла ему Дубовые листья. Но дни "Эмилей" на Западном фронте были уже сочтены.

Bf 109E оставались на службе в районе Ла-Манша до лета 1941 года, а в составе JG 1, базиро­вавшейся в Голландии, еще дольше. Эти самолеты участвовали в Балканской кампании, а также откры­вали военные действия в России и в Северной Афри­ке. Но на западе их число неуклонно сокращалось, поскольку из Рейха начали прибывать истребитель­ные части, оснащенные новыми Bf 109F. К середине 1941 года у "Эмилей" уже не оставалось шансов на победу над Ла-Маншем, поскольку Королевские во­енно-воздушные силы получили новые "Спитфайры V". Однако не истребители, а зенитный огонь анг­лийских эсминцев сбил 9 июня самолет командира 7./JG 2, гауптмана Вернера Махольда (Machold), ко­торый вел истребители-бомбардировщики из своей эскадрильи в атаку на английский конвой у Портлен­да.

Гибелью оберфельдфебеля Роберта Менге -лучшего летчика норвежской кампании и ведомого Адольфа Галланда, имевшего на счету 18 побед -логично завершить рассказ о первых асах Bf 109. Менге был сбит 14 июня возле Маркиза командиром эскадрильи Джеми Ранкиным (Rankin) из 92-й эскад­рильи (22 победы) при попытке перехватить очеред­ной отряд английских бомбардировщиков, сопровож­даемых истребителями.

Что случилось с остальными асами первых лет войны? Гентцен, Вик и Менге погибли. Вскоре за ними последовали Мёльдерс и Балтазар. Только Шу­махер и Галланд встретили конец войны - Шумахер за столом в штабе, а Галланд - в кабине реактивного Me 262.


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Bf 109E фельдфебеля ГАНСА Тройча из 6./ JG 77, декабрь 1939


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Bf 109D гауптмана Ханнеса Генцена из Jagdgruppe 102 (I/ZG 2), октябрь 1939


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Bf 109Е фельдфебеля Курта Уббена из 6./TrGr. 186, март 1940


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Bf 109Е командира l.(J)/LG 2 оберлейтенанта Герберта Ильфильда, сентябрь 1940


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Майор Вернер Мельдерс – командир полка JG 51, Виссант, сентябрь 1940


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Майор Адольф Галланд – командир полка JG 26, Аденберт, октябрь 1940


Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Гауптман Гюнтер Лютцов – командир дивизиона I./JG 3, октябрь 1940



home | my bookshelf | | Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41 |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу