Book: Черная дыра, или Страна, которая выбрала Януковича



Черная дыра, или Страна, которая выбрала Януковича

Татьяна Петрова

Черная дыра или страна, которая выбрала Януковича

От автора

Когда я писала свои размышления, я ни в коем случае не ставила целью очернить или унизить свою страну или свой народ. Я просто внимательно смотрела по сторонам и писала то, что видела, я беседовала с людьми и записывала то, что слышала. Но когда я дала ознакомиться со своими размышлениями близким мне людям, то все они в один голос заявили: «Это ужасно, как ты можешь такое писать?» И всегда я задавала один и тот же вопрос: «Это неправда?». «Нет, абсолютная правда», — отвечали они, — «но читать противно!» Может быть, и вам будет противно читать, но мы так живем. Оглянитесь по сторонам, посмотрите, в чем мы живем и как мы живем, послушайте, о чем мы говорим и что делаем, и вам станет противно. Противно так жить! И тогда, возможно, у вас появится сильное желание все это изменить.

Однако моя цель не показать, как противно мы живем. Моя цель — рассказать о своем видении, почему мы так живем, а также о том, что мы можем сделать, чтобы это изменить.

В первой части своей работы я попыталась обратить наше внимание на нас со стороны, на то, как мы живем и какие мы. Во второй части я предоставляю вашему вниманию свое объяснение, почему мы такие. В третьей части пытаюсь предложить свое видение, что делать, чтобы это изменить.

Работа носит спорный характер и требует обсуждения. Приглашаю всех желающих к обсуждению на моем блоге на сайте: www.imagecenter.od.ua

Я не являюсь приверженцем ни одной из политических сил, так как считаю, что все они нравственно незрелы и преследуют лишь одну цель — личные обогащение.

Глава 1. Черная дыра

«Не в упрек — а в Помощь,

не в порицание — а в Пожелание,

не в соперничество — а в Любовь…»

Владыка Сейтр.

1.1 Очевидное — невероятное

Украина сегодня это:

— слабо образованный с сомнительным прошлым Президент;

— кучка миллиардеров, к каждому из которых есть вопросы с точки зрения Закона;

— враждующие между собой парламентарии, глупые, но жадные, и поэтому перебегающие из одной группировки в другую, уверенные, что во время предать — это не предательство, а предвидение;

— нищий и бесправный украинский народ.

Вокруг разруха и нищета, просящие милостыню старушки, мужчины и женщины с пустым, потухшим взглядом, молодые люди, которым ничего не интересно. Им неинтересно учиться и неинтересно работать. С другой стороны — разбогатевшие чиновники, бессовестно грабящие свою страну. Но те и другие ничего не хотят, кроме денег. Все они изыскивают разные способы добывать деньги, обманывая друг друга.

В поисках работы и достойных заработков люди уезжают из страны на время или навсегда, женщины ищут женихов в других странах, мечтая покинуть свою нищую родину. Каждый в этой стране старается найти свой способ выжить, но все вместе они ругают власть, которая не может эффективно управлять страной. Именно ее, эту власть, народ Украины обвиняет во всем, что происходит, и от выборов к выборам выбирает новую, надеясь на то, что уж эта, новая власть, будет заботиться о своем народе, и, наконец-то, народ заживет по-европейски.

Но ничего не происходит. Власть меняется, а в стране все остается по-прежнему: разбитые дороги, неухоженные города, врачи, не умеющие лечить, учителя безразличные к детям, «гаишники» прячущиеся в кустах в надежде поймать нарушителя, чиновники, вымогающие взятки, милиция, пугающая честных людей, продажные судьи и нищий бесправный народ, ненавидящий свою страну и друг друга.

Каждый раз я задаю себе вопрос: почему это происходит? Почему Украина так не похожа на другие страны? Кто виноват? Можно ли найти такую власть, которая будет служить своему народу? Случайно ли то, что происходит в нашей стране или это закономерно?

Почему в европейских странах люди живут по-другому? Почему они выбирают других президентов и других парламентариев? Почему их чиновники служат своей стране, а не грабят ее? Почему, в отличие от моего народа, они доброжелательны, их глаза светятся радостью и они всегда готовы прийти на помощь? Они готовы отстаивать свои права, все вместе и знают, что их будущее зависит только от них самих.

На эти вопросы пытаются найти ответ экономисты и политологи. Каждый по-своему исследует ситуацию, вскрывает причины и делает прогнозы.

Однако мне видится, что попытки найти причину на уровне политики или экономики не принесут никакого результата, ибо политика и экономика — есть лишь следствие более глубоких процессов происходящих в обществе. Истинные причины того, что происходит в Украине, находятся на духовном уровне и разобраться в них можно лишь с помощью Духовных законов.

Итак, что же это за страна, которая выбрала Януковича?

Черная дыра, или Страна, которая выбрала Януковича

Для справки.

Украина самая большая страна в Европе. Она имеет очень удобное экономико-географическое положение — к ней сходятся все пути, ведущие из Азии в Европу. Наша страна более чем богата. Она богата земельными, водными ресурсами, природными ископаемыми, рекреационными зонами.

— По земельным ресурсам она превосходит все страны Европы. Ее сельхоз угодья составляют 70 % общей площади, из которых 55 % — пахотные земли, в которых доминируют черноземные почвы. В Украине сосредоточены 30 % всего мирового чернозема, причем, по своему составу украинские черноземы уникальны. Таким образом, на каждого украинца сегодня приходится 0,78 га высококачественных пахотных земель, которые должны его кормить. Много это или мало? Для сравнения: в США — 0, 63 га, в Германии — 0,15, в Великобритании — 0,12, а в Японии — 0,04. Ну что скажете? Сколько у нас должно быть хлеба, гречки, овса и т. д? В условиях сегодняшнего продовольственного кризиса мы могли бы кормить не только себя, но и другие страны, и при этом неплохо заработать. Но нет, нам не хватает и самим. А вот США лидирует на рынке зерна в Мире, да и сами не голодают, хотя у них этот показатель ниже.

— По запасам природных ресурсов Украина также занимает ведущее место в Европе, например, первое место по запасам железной и марганцевой руд, серы, каменного угля, калийной и каменной солей. На ее территории сосредоточено 95 видов сырья промышленного значения. Кроме того, есть возможность создания собственной надежной базы такого минерального сырья как золото, серебро, медь, свинец, цинк, редкоземельные металлы.

— По оценкам специалистов наши угольные месторождения содержат метан в объеме до нескольких триллионов кубометров. Однако разработать их самим не представляется возможным.

— Украина богата водными ресурсами. На ее территории Черное и Азовское моря, свыше 73 тыс. рек, 3 тыс. озер и 20 тыс. прудов. На территории нашей страны сосредоточены 84 источника минеральных вод, что составляет 60 % всех мировых запасов.

— Почти во всех областях Украины имеются рекреационные ресурсы, среди которых преобладают санаторно-курортные. В нашей стране также уникальны климатические ресурсы. Например, климат Южного берега Крыма близок к средиземноморскому, а район Карпат уникален своими альпийскими лугами.

Да, Бог не обидел неньку Украину и наградил ее реками и морями, озерами и подземными источниками, лугами и полями, горами и равнинами. Казалось бы, есть все в Украине, что бы жить и процветать. Для сравнения, в Японии нет почти никакого сырья, за исключением воды и, более 3-х четвертей земли непригодной для жизни и сельского хозяйства.

Но при этом в общемировом рейтинге качества жизни на 2011год Украина занимает 73 место и находится между Намибией и Ботсваной. По результатам исследований украинская экономика признана одной из худших в мире, ей присвоили 27 баллов из 100???

Мы, украинцы очень интересные и никому непонятные люди. Никому не понятен ход наших мыслей, наши действия, мотивации, которые движут нами при принятии решений. А сами решения доходят до абсурда. И так на каждом шагу. И так со всеми, независимо от того, кто это, просто гражданин или власть имущий.

В советские времена «наших» за километр можно было отличить от других. В норковых шубах, обвешенные золотом щеголяли наши дамы по улицам Будапешта и Берлина, где служили их мужья.

Время идет, а мы не очень изменились. Сегодня новые русские и украинцы также отличаются от европейцев. Они разъезжают по улицам Европы на самых дорогих машинах и скупают там самую дорогую недвижимость. В пьяном угаре бешеных денег, которые они тянут из своей страны, наши там так надоели, что появились отели под лозунгом «без русских».

А «просто» украинец живет очень бедно. Средняя зарплата в Украине в 2012 году около 3000 три (около 350 дол.), при этом учитель и врач получают около 2000 грн.(250 дол.), медсестра — 1200 грн. (150 дол.). Прожить на эти деньги невозможно. По подсчетам профсоюзов на 2011 г, прожиточный минимум на человека составляет 2,5 тыс. грн. Таким образом, при двух работающих родителях нереально прокормить даже одного ребенка. Украина единственная страна в Европе и одна из немногих в мире, в которой работающий человек не может себя прокормить. Но украинец не бунтует и даже не возмущается.

Мы уникальный народ, мы уникально мыслим и уникально поступаем. Нашу уникальность нельзя объяснить ни с точки зрения политики, ни с точки зрения экономики. Эта уникальность в наших головах.

О нас говорят, что украинец хочет все сразу и много, но чтобы при этом ничего не делать. Но, как бы о нас не говорили, никто не знает, какие мы на самом деле. Те, кто с нами сталкиваются, конечно, замечают, что с нами не все в порядке, но не представляют, насколько.

Почему мы так живем? Почему у нас такие города, такие улицы и дома? Почему мы ездим в таких автобусах? Почему мы так учимся и работаем? Почему у нас такая милиция? И еще много и много таких «почему», которые иллюстрируют наш менталитет, и еще раз доказывают, что умом нас не понять.

Нас называют простыми людьми. Так и говорят с экранов телевизоров: «простые люди…» Интересно, что это значит? Так и хочется спросить, а кто непростой? Это вы, сидящие у государственной кормушки не простые? А какие вы?

И еще, мы не граждане страны, не народ Украины, а население. С этого, наверное, и нужно начать.

Кто такие мы, украинцы? Мы украинцы — это население простых людей.

1.2 Наши города

В Украине много городов. Древний Киев — теперь это наша столица или Одесса — «жемчужина у моря», закарпатский Ужгород или Ялта в Крыму, старый Львов или молодой Донецк, и многие, многие другие, большие и маленькие, известные в мире и неизвестные. Все они разные, но есть общее, что объединяет наши города — это ощущение серости и безысходности, разрухи и нищеты.

Лицом каждого города в нашей стране и главным его отличием от остальных является центр или центральная улица. В остальном наши города представляют собой ничем не отличающиеся жилые массивы с хаотичными постройками, в которых живем мы. Это грязные серо-черные строения своей уродливостью похожие друг на друга: плоские текущие крыши и облупленные фасады, которые никогда не ремонтируются. Словно лихорадка, их обсыпали такие же уродливые балконы и лоджии. Из поколения в поколение, живя в тесноте и желая расширить свою жилую площадь, жители наших городов превращают эти балконы в жилые места, напоминающие большие скворечники. Мастерят эти скворечники «кто, во что горазд». У кого есть средства, стараются придать этому приличный вид, а те, у кого их нет, — своими руками и из того, что нашлось. Деревянные развалившиеся двери, ведущие в подъезд, сейчас, как правило, заменяют металлическими и закрывают на кодовые замки, чтобы ограничить попадание наркоманов и бомжей, ищущих там приют. Это всем известные пяти- и девятиэтажки — мечта советского человека, для которого после коммуналок они виделись дворцами.

Подъезды в наших домах тоже не ремонтируются. В лучшем случае, покрасят стены масленой краской к выборам, а деньги обналичат и положат себе в карман, так называемые, ЖЭКи и их руководство в мэрии.

В нашей стране всегда были проблемы с жильем еще со времен Советского Союза.

Сначала коммуналки, потом «хрущевки», которые до сих пор остались самыми распространенными в Украине. Сначала коммуналки, потом «хрущевки», которые до сих пор остались самыми распространенными в Украине. Когда-то настроил их Хрущев, чтобы расселить коммуналки, да так они и остались по сей день.

Все наши квартиры представляют собой площадь из 30 — 70 квадратных метров, разделенных на 5–7 малюсеньких помещений. В этих квартирах до сих пор умудряются жить родители, дети и даже внуки. Все вместе.

Около каждого дома стоят мусорные баки. Это грязные и вонючие пластмассовые ящики. Они вывозятся не регулярно и редко моются. Мы выбрасываем в них мусор даже тогда, когда они уже наполнены. Не глядя. Мусор ссыпается, образуя рядом мусорные кучи.

Многие наши города также представлены, так называемым, частным сектором. Это, до сих пор не снесенные, старенькие домики, которые раньше были окраиной. До них все еще не дошли руки городских властей, и теперь эти частные домики роятся посреди жилых районов, окруженные грязно- серыми высотками. Их хозяева по сей день выращивают помидоры и другие сельхоз продукты для себя и на продажу. Некоторые из этих домов покупают «новые» украинцы, и тогда на их месте вырастает целый замок. На фоне этого жилья поднимаются современные высотки. С виду они выглядят привлекательно. Однако эти постройки, имея стоимость выше европейской, отличаются качеством ниже советского.

Все эти детища трех строительных эпох не связаны никаким планом застройки города. Появился кусочек свободного места — построили дом. Удалось снести кусочек частного сектора — на его месте появился высотный дом или вилла какого-нибудь украинского нувориша, которыми, как правило, оказываются государственные служащие: судьи, прокуроры, таможенники, налоговики, и т. д. В результате застраивается все, что возможно, не считаясь ни с чем ис ни кем. Застраиваются зеленые зоны между домами, где раньше играли дети, места, где можно было бы разбить парк

В городах, имеющих давнюю историю, еще сохранены старинные постройки. Эти постройки во Львове, Одессе, Киеве и других городах имеют историческую ценность. Однако осыпаются фасады старинных зданий, которые являются архитектурными памятниками. А если берутся их восстанавливать, то лишь для того, чтобы «отмыть» бюджетные деньги. Поэтому результаты реставрации не надолго, все очень скоро возвращается на круги своя и снова требует ремонта.

В наших городах не подстригают деревья, вытоптана трава, цветы редко встретишь. Дворов у нас уже давно нет, вместо них заросшая бурьяном земля, покрытая кучей мусора. И даже, если какой-нибудь ретивый дворник попытается навести там порядок, то это невозможно, т. к. мусорных урн в наших дворах тоже нет, и прохожие избавляются от мусора как могут. Кстати, урны в наших городах редко встретишь, поэтому все мы бросаем мусор прямо себе под ноги. Нам, даже в голову не приходит, что можно по-другому. Интересно, наблюдать, как из окна дорого автомобиля вылетает коробка из-под сигарет или целлофановый кулек с остатками пищи прямо на дорогу.

Наши подъезды и лифты изуродованы творчеством нашего населения. Они находятся в таком состоянии, что, когда в них заходишь, то теряешь к себе уважение. Часто все это дополняет запах текущей в подвале канализации или происки прохожего, спасавшегося в подъезде от позора. Кстати, в связи с отсутствием уличных туалетов, этот самый позор может застать каждого из нас где угодно, и, можно считать, что нам повезло, если рядом оказался подъезд.

У нас в голове: Это нормально. Меня это устраивает.



1.3 Моя утраченная Одесса

Одесса — Южная Пальмира, в процветание которой внес определяющий вклад французский герцог де Ришелье. 9 марта 1803 года герцог де Ришелье стал градоначальником нашего города и провёл на этом посту 11 с половиной лет. В тот момент в Одессе проживало 9009 человек. Самой крупной фабрикой в городе была фабрика пудры отставного капитана французской службы мосье Пишона. На ней трудились пять человек. Граждане, не состоявшие на государственной службе, перебивались летними заработками в порту, мелкой торговлей и воровством. За время управления Ришелье население города увеличилось в четыре раза и достигло в 1813 году уже 35 тысяч человек. Вместо четырех сотен невзрачных домиков на улицах красовалось две тысячи зданий. Первый Одесский театр и первая типография, коммерческое училище и институт благородных девиц — все это создавалось и пестовалось заботами Ришелье. Сознавая, что Одесса не может существовать в голом окружении, он всячески способствует заселению ее окрестностей. Прибывающим немецким колонистам по его ходатайству безвозмездно выделялись участки земли. Так образовались Люстдорф, Большой и Малый Либенталь. Греки-огородники селились в Александровке. Результатом политики градоначальника стало появление в городе столь необходимых учреждений как коммерческий банк, биржа, променная контора, иностранные консульства и страховое общество.

Но французский герцог принес в Одессу не только благосостояние, но и дух. Дух благородства и чести. Ришелье был сторонником экономической и религиозной свободы. По воспоминаниям его современников «каждый житель

Одессы мог свободно высказать герцогу свои пожелания и претензии. Во все время до обеда, во время стола и после приходили разные люди высшего и простого класса, по делу и без дела, и всех он принимал ласково и терпеливо. А когда в 1813 году во время эпидемии чумы даже врачи пытались бежать из Одессы, он бесстрашно входил в пораженные заразой дома и утешал больных. Когда же рабочие из страха отказывались хоронить чумные трупы — сам брал лопату и рыл могилы, являя пример истинного мужества и благородства».

Так Одесса стала необыкновенным городом, не похожим на другие. Каждый дом старой Одессы — архитектурный памятник, пропитанный временами Екатерины Великой. Потемкинская лестница, которую знает весь мир, и памятник Дюку, к которому мы по традиции приходили перед выпускным сочинением, чтобы узнать тему сочинения. Приморский бульвар, откуда все любовались нашим морем и кораблями, стоящими на рейде. Расположенные в шахматном порядке аккуратные мощеные одесские улицы звенели от громко говорящих одесситов. Чего стоила одна Дерибасовская, отражавшая колорит народа, который назывался одесситы. Это был на самом деле уникальный народ. Он впитал в себя культуру многих стран. Этот народ был немножко русским, немножко греком, немножко французом, итальянцем и очень множко евреем. Одесситы каким-то особым образом сочетали в себе хитрость и честность, крикливость и желание помочь, предприимчивость и открытость. Это был веселый, доброжелательный и оптимистичный народ. В каждом из них жил одновременно Мишка Япончик и князь Воронцов, Пушкин и Бабель, Жванецкий и Утесов.

Моя Одесса — это Аркадия, желтый песок, синее море и тетя Сара, которая бегает с «битком» (кусок жаренного мяса) за своим сыном Семой по пляжу.

Моя Одесса — это Молдаванка, маленькие дворики, шумные, но дружные соседи и запах жареных бычков.

Моя Одесса — это Привоз, море фруктов, торгующиеся хозяйки и мясник дядя Миша, вытаскивающий кусок свежей свинины из-под прилавка.

Моя Одесса — это каштаны, солнце, радость, юмор, любовь к друг другу и к своему городу.

Но теперь это в прошлом. Как писал Пушкин, иных уж нет, а те — далече. Одесситы рассеялись по миру и увезли с собой ее дух. Это началось еще во время перестройки. С 1986–1990 г.г. мы с мужем жили на Дальнем Востоке, где он проходил службу, будучи офицером Советской армии. Я часто летала домой в Одессу, и с каждым разом замечала, как меняется мой город, как исчезают одни лица и на их место приходят другие, совсем непохожие на те. Мы тогда шутили, что все умные уедут, а мы останемся и будем самыми умными. Но теперь нам не смешно.

В Одессу повалил пронырливый народ из соседних деревень. Комсомольские и партийные работники крестьянского происхождения, которых прежде не было видно, вдруг проклюнулись, подняли головы и заняли прочные позиции в моем городе. Они притягивали себе подобных, выметая из Одессы ее благородный дух и заполняя ее своим хамством.

Милиция, которая всегда формировалась из малограмотных деревенских жителей, теперь стала главной опорой «отцов города». Духовно незрелые, малокультурные, не любящие Одессу и не готовые служить ей, все они рассматривают свое положение лишь как возможность подзаработать. Это не их город, им не дороги его улицы, они не бегали в детстве по его пляжам, они не читали Бабеля и знают о Пушкине лишь из школьной программы. Выросшие в нищете, теперь они мечтают только об одном — деньги любой ценой.

Захват варварами Одессы окончательно состоялся в 1996, когда кировоградский суд отменил волеизъявление одесситов, избравших своим мэром Эдуарда Гурвица, и навязал городу Руслана Боделана, партийного функционера советских времен, уроженца села Березовка, Одесской области. Изнасилованная Одесса не сопротивлялась, одесситы «голосовали ногами», продолжая уезжать из страны, и оставляя на растерзание свой родной город. Их места заняли, вышедшие «из грязи» сельские хлопцы, страдающие по этому поводу комплексом неполноценности, и желающие доказать всем, что теперь они «князи».

Черная дыра, или Страна, которая выбрала Януковича

За эти годы «хлопцам» удалось заменить дух моего города своим гнилым запахом. Они продолжают распродавать Одессу и сегодня, набивая карманы, в желании казаться важными. Они застраивают склоны над пляжной зоной, где раньше отдыхали люди, своими виллами и домами на продажу, сносят старинные здания, которые являются архитектурными памятниками, только для того, чтобы продать под ними землю. В самом центре Дерибасовской снесли старинный дом и вместо него выстроили уродливое здание из стекла и бетона, в котором разместился торговый центр. Теперь эти «хлопцы» готовятся снести Дом Руссова, известный своей историей со времен царской России.

Черная дыра, или Страна, которая выбрала Януковича

Это архитектурный памятник — дом Цаузмера, построенный в 1883 году, на улице Базарной (бывшая Кирова).

На нем висит табличка, на которой цинично и бесстыдно написано:

«Памятник архитектуры. Охраняемый № 93-ОД. За нанесения вреда карается законом».

Черная дыра, или Страна, которая выбрала Януковича

А так живет мэр Одессы Костусев. Его дом в Киеве, известно, что стоимость дома 12 млн. дол.

Черная дыра, или Страна, которая выбрала Януковича

А это его гараж на четыре автомобиля.

Теперешние «хозяева» моего города и их дети разъезжают на дорогих иномарках и живут в дорогих домах, которые называют «родовыми гнездами». Но чтобы они не надевали, на каких бы автомобилях ни ездили, в каких — бы домах не жили, в «князи» попасть им не удалось. Это о них писал Пушкин: «Осел останется ослом, хоть ты осыпь его звездами».

В Одессе безвременье. Она пропахла коррупцией, ложью и цинизмом. В Одессе нечем дышать.

У сегодняшних одесситов в голове: это не мое дело, главное, что я с этого могу иметь.

1.4 Наши дороги

Наши дороги известны как визитная карточка еще со времен дореволюционной России. Как говорят, у нас нет дорог, а есть только направления. Периодически эти дороги «ремонтируют», списывая под ремонт огромные для бюджета городов деньги. Ремонт дорог — это особая статья доходов наших чиновников. Ремонтом дорог у нас называется засыпание ям сомнительной смесью, причем, зачастую, прямо во время дождя. А через несколько месяцев от такого «ремонта» не остается и следов, кроме новых домов и дорогих иномарок у представителей городских властей и членов их семей.

Все в колдобинах, оставшиеся после Советского Союза, тротуары. На них нет и пяди ровной поверхности. Трещины, ямы большие и маленькие представляют опасность для всех, кто ходит по нашим улицам. Во время дождя ямы наполняются водой, смыкаются между собой и превращаются в целые озера, перебраться через которые бывает непросто.

Наши дороги и улицы всегда плохо освещены, а то и вовсе на них нет освещения.

С тех пор, как в нашей стране снова начали принимать у населения металлолом, и вокруг стало пропадать все металлическое, серьезную опасность представляют не только ямы, но и открытые водосточные люки. Украинцы, желая заработать, снимают крышки с водосточных люков на дорогах и тротуарах и сдают их как металлолом. Одни воруют, а другие спокойно принимают этот «лом». В городе Николаеве была просто эпидемия таких краж, по всему городу стояли открытые люки, в которые рисковал попасть каждый, кто проезжал мимо.

На наших городских дорогах нет работающих дренажных систем, которые отводят воду во время дождя с дорожного полотна, или они совсем забиты. Поэтому, когда идет сильный дождь автомобили и даже автобусы застревают посреди дороги.

Каждый раз во время дождя на обочинах городских дорог образуются моря грязной воды, и проезжающие автомобили обливают друг друга и идущего пешехода грязью с головы до ног. Таким образом, пробираясь во время дождя по тротуару и пытаясь обойти заполненные водой ямы, чтобы не провалиться, пешеходу необходимо внимательно следить за тем, чтобы не оказаться рядом с дорогой.

По таким дорогам снует городской автотранспорт — троллейбусы и автобусы, за которыми тоже никто не следит. Наши троллейбусы и трамваи выглядят, как после бомбежки. Хотя все автобусы частные, они ничем не отличаются от муниципального транспорта, кроме цены за проезд, которая всегда выше. Наши автобусы редко моют и ремонтируют по необходимости, когда те уже совсем останавливаются. Бывает за автобусом такой столб черных выхлопных газов, что, становится страшно, особенно, если ты едешь за ним на легковом автомобиле. С целью экономии в автобусах нет кондукторов, продают билеты сами водители, отвлекаясь от дороги и угрожая безопасности движения. Люди в автобусы набиваются, что называется «битком», стоя в узких проходах и качаясь из стороны в сторону. Любое резкое торможение грозит им серьезными травмами.

С точки зрения закона, все это — нарушение. Возникает вопрос, почему наши власти не запрещают использование транспорта с несоответствующим техническим состоянием? Почему не запрещают брать стоячих пассажиров на междугородных и даже на международных рейсах? Почему позволяют продавать билеты водителям во время движения, рискуя жизнью пассажиров? Ответ очень простой. А зачем?

Ведь закрывая глаза на нарушения, можно каждый раз брать за это деньги. Выгодно всем: местным властям, кто следит за работой перевозчиков, работникам ГАИ, которые следят за безопасностью движения и т. д. Страдают только «простые» люди. Но, наверное, мы мазохисты или вовсе не считаем себя людьми.

У нас в голове: Это нормально. Меня это устраивает.

1.5 Мы и автомобили

По сравнению с советскими временами в Украине становится все больше автомобилей.

К сожалению, скоростные способности автомобилей на улицах нашей страны растут быстрее, чем умственные способности их обладателей. Покупая скоростной автомобиль, украинец руководствуется желанием показать, какой он «крутой». Цель украинца выделиться, он еще не готов считать себя частью общества, а значит беспокоиться о его безопасности. Поэтому ему непонятно, зачем существует ограничение скорости, если его автомобиль может развивать высокую скорость. Борьба с недозволенной скоростью на дорогах не встретила понимания у нашего народа. «Как же так», — сокрушался один их опрошенных журналистами водитель, — «нам, что, на велосипедах ездить?».

В результате правила дорожного движения не являются для нас обязательными. Во-первых, мы их не знаем, потому что права покупаем. Купил автомобиль, хочешь ездить — купи и права. Есть у тебя деньги на автомобиль, поделись с ближним. Ближний — это работники ГАИ. В каждом городе есть свои расценки на сдачу экзаменов на право вождения. Интересно, что если ты реально знаешь правила вождения и умеешь водить, то все равно придется платить, иначе сдать экзамен редко кому удается.

Во-вторых, даже если мы знаем правила дорожного движения, то мы все равно их не соблюдаем. Мы не понимаем, зачем они, вообще, нужны.

В Украине зеленый свет для пешехода — не повод переходить улицу, т. к. красный для водителя — не повод остановиться. Перейти дорогу по пешеходному переходу тоже сложно, т. к. у нас не принято пропускать пешеходов.

На сайте Госдепартамента США появилось пособие для американцев, которые собираются путешествовать на автомобиле по Украине.

"В Украине будьте готовы столкнуться с дорожными условиями весьма отличными от Соединенных Штатов, — говорится в статье. — В целом дороги в Украине, кроме некоторых крупных городов, разбитые и не освещенные. Вам нужно все время ехать так, будто вас кто-то сейчас будет атаковать (в оригинале — defensively, то есть «оборонительно»), поскольку местные водители массово игнорируют Правила дорожного движения. Вместо того чтобы окончить курс обучения, водители часто покупают свои водительские удостоверения или вообще обходятся без оных. Автомобилисты также часто находятся в опасно агрессивном состоянии и игнорируют права пешеходов, даже если пешеходный переход четко обозначен. Если вы идете пешком, берегитесь водителей, которые едут или паркуются на тротуаре».

Сами водители на дорогах воюют друг с другом. Если ты включил поворот и хочешь перестроиться, тебя, скорее всего, не пропустят. Наоборот, автомобили в соседнем ряду постараются специально набрать скорость так, чтобы не дать тебе такую возможность. Также очень трудно тронуться — не пустят в ряд.

Мы агрессивно ведем себя на дорогах, мы обгоняем друг друга, подрезаем, мы не соблюдаем скоростной режим. Езда в городе со скоростью под сто километров для нас естественна.

Остановит гаишник, ну и что! Он тоже кушать хочет. Часто бывает, что если едешь с дозволенной скоростью 60 км/ час по второй полосе, то сзади начинают сигналить, чтобы ехал быстрее или пропустил. Особенно нагло себя ведут водители дорогих авто. Они соревнуются друг с другом, пролетая мимо с сумасшедшей скоростью и угрожая тем, кто рядом. Гаишники не всегда решаются останавливать дорогие машины. На этих автомобилях обычно особые номера, которые говорят о том, что за рулем власть имущий или его дитя. Таких останавливать бесполезно и даже опасно — можно и работы лишиться.

У нас в голове:

1. Если у меня есть машина — значит я важный и правила дорожного движения мне выполнять не обязательно.

2. Если у меня машина дороже твоей — значит я лучше тебя и мне позволено больше, чем тебе.

1.6 Наше образование

Учиться мы не любим и не хотим. Когда наш ребенок только идет в первый класс, его родители уже думают о том, как ему получить аттестат с хорошими оценками, чтобы потом он мог поступить в какое-нибудь высшее учебное заведение. Поэтому задача родителей сводится к тому, чтобы обеспечить своему ребенку эту возможность. Слава Богу, в наших школах нет ничего невозможного. Наши учителя не стараются научить, а стараются выгодно продать оценку.

Сегодня в наших школах есть два варианта дать понять родителям, что на учительскую зарплату прожить не возможно.

Вариант 1. Ребенок способный, старается, но оценки не дотягивают до «хороших». Родители не понимают, почему. «Способный, но не хочет учиться», — отвечает учительница, «надо бы подтянуть». Что делать, приходится соглашаться на дополнительные занятия, тогда уж точно все будет, «как надо». А как надо? Надо, чтобы аттестат был хороший, ведь потом поступать.

Вариант 2. Ребенок не очень способен к обучению. Трудно дается учеба. Что делать? — волнуются родители. А учительница тут как тут: «Нужно подтянуть». И опять дополнительные занятия. Теперь уже не важно, может ли ребенок освоить обучение или нет, главное, что оценку он теперь будет иметь «какую надо». А какую надо? Ту, которая отражает его реальные знания, ведь для этого оценки существуют? Нет, знания наших родителей не особо интересуют. Оценку надо такую, чтоб аттестат был хороший, ведь потом поступать.

Для решения материальных проблем школы в целом и учителей, в частности, создаются родительские комитеты, которые теперь называются попечительскими советами, и которым учитель доверяет все самое сокровенное. Они посвящены в нужды школы и осуществляют их реализацию. Сами, при этом, являясь доверенными лицами директора, могут рассчитывать на особое отношение к своему ребенку.

Пролетает год за годом, ребенок переходит из класса в класс, меняются учителя, а все остается по — старому — оценки ни каким образом не отражают знаний. Они отражают вклад родителей в улучшение материального положения учителей и содержания школы.



У нас в голове: моему ребенку нужны хорошие оценки в аттестате, и я готов за это заплатить. Его знания не имеют для меня никакого значения.

Сегодня в Украине ребенок идет в школу и оканчивает ее не для того, чтобы получить образование, а для того, чтобы потом поступать. Поступать — что это такое, известно каждому из нас. Поступать — это целое явление в умах украинцев, олицетворяющее мечту каждого украинского родителя и одновременно вселяющее ужас. Самый страшный сон наших родителей, дедушек и бабушек, начиная с первого класса, что их ребенок не поступит. Поэтому сразу после школы они стараются «засунуть» своего ребенка в любое высшее учебное заведение. Зачем? Всем ли нужен ВУЗ? Оказывается всем для того, чтобы получить диплом. Без диплома о высшем образовании мы своего ребенка не представляет. Учебное заведение выбирается родителями в зависимости от их материальных возможностей. Ребенка, как правило, не спрашивают. Есть престижные ВУЗы и они стоят дороже. В каждом заведении есть свои расценки за поступление, а также в дальнейшем за сдачу экзаменов во время сессии. Стоимость успешной сдачи сессии может доходить в престижных ВУЗах до нескольких тысяч долларов. Например, в такую сумму обходится заочное обучение тем, кто «плавает». Так у нас в Одессе называют моряков дальнего плавания. Плавает — значит, много зарабатывает. Пусть платит. Кстати, сам моряк тоже не против этого. Он ведь ничего на самом деле учить не собирается и новые знания его не очень интересуют, а диплом о высшем образовании нужен, чтобы продвинуться по службе. Приходит моряк с плавания, идет в свою академию, сдает столько долларов, сколько скажут, и получает зачетку с оценками. А потом снова в рейс. Всем хорошо — и преподавателям и студентам. Все по обоюдному согласию.

Наши студенты знают, за деньги возможно все. И мы пошли дальше. Нам теперь можно, вообще, не появляться в своем университете.

В Западной Украине выросло целое поколение детей «заробитчан». Эти молодые люди тоже выезжают на заработки за границу. Там они убирают или ухаживают за престарелыми, и, одновременно, учатся в украинском университете. Можно сказать, учатся без отрыва от производства, заочно. Настолько заочно, что «в очи не бачили» своих преподавателей, зато они знают расценки и покупают контрольные, зачеты и экзамены, а затем и диплом. Говорят, итальянцам нравится, чтобы у них убирали украинцы с дипломами.

Учитывая особую потребность украинца в наличии диплома, с каждым годом становится все больше и больше учебных заведений. Например, в советские времена в Одессе было 14 ВУЗов, а сегодня их более 30. Они плодятся и множатся на потребу страдающим от комплекса неполноценности украинцам. А преподаватели этих ВУЗов хорошо зарабатывают на психокомплексах своих соотечественников.

Несколько лет назад на одной из одесских улиц открылась сеть пивных ларьков, торговавших «живым» пивом, в качестве продавцов брали девушек только с дипломами. Что это, идиотизм или страна с высокой культурой быта?

Трудно приходится тем немногим, кто учится осознанно, потому что хочет. Не все преподаватели готовы поставить оценку без денег за реальные знания. Зато почти все готовы за деньги поставить хорошую оценку тому, кто ничего не знает и даже не ходит на занятия. Просто, в последнем случае, это будет стоить дороже.

У нас в голове: у моего ребенка должен быть диплом, иначе он будет хуже других. А знания к этому не имеют никакого отношения.

1.7 Наши дети — наше будущее…

Наши дети растут в пространстве страха и уныния, в котором находится сегодня вся наша страна. Пока политики спекулируют «мовами», наши дети не знают ни одного языка, не умеют правильно писать и говорить ни по- украински, ни по- русски.

Наши дети растут без понимания, что их любят и что они нужны своим родителям. Они видят, как живут их родители и боятся своего будущего.

Наши дети не знают, зачем им учиться, т. к. они не видят связи между знаниями и качеством жизни.

Наши дети, как и мы все, не владеют хорошими манерами. Они не знают, как себя вести, не умеют пользоваться столовыми приборами, не знают элементарных правил приличия.

Наши дети не знают, зачем им быть умным и честными, т. к. вокруг они видят коррупцию и воровство.

Наши дети знают, что, если ты обличен властью, то тебе и твоим детям все позволено, а

быть умным и честным для этого не обязательно.

Наши дети впитывают с молоком матери, что тот чего-то стоит, у кого много денег, и готовы добывать деньги любой ценой, как их родители.

У наших детей один Бог — это деньги, они растут в обществе без чести и совести и сегодня помочь им невозможно.

У наших детей в голове: тем, у кого есть деньги, позволено все, я хочу иметь много денег.

1.8 Мы — страна непрофессионалов

Работать по-настоящему мы не умели и не хотели еще с советских времен. После Октябрьской революции наша страна назвала себя государством рабочих и крестьян, и постепенно избавилась от образованных людей, профессионалов, доставшихся ей по наследству от царской России. Со временем появились собственные образованные люди, советская интеллигенция. Это были талантливые люди, создававшие духовные и интеллектуальные ценности.

Они получали удовлетворение от своего творчества и работали не ради денег. Советская интеллигенция была оплотом нарождавшейся нравственности в государстве рабочих и крестьян. Но Коммунистическая партия ее не любила. Партии были чужды эти ценности. Интеллигенция считалась несознательной еще во времена дедушки Ленина, и при советской власти ее продолжали всячески притеснять.

Однако, при этом, как ни старалось советское государство привить уважение к рабочим и крестьянам, ничего у него не получалось. Рабочие и крестьяне стеснялись своего происхождения и хотели, чтобы их дети получили диплом о высшем образовании. Им казалось, что тогда они станут интеллигенцией. Родители не хотели, чтобы дети шли на завод или работали в селе.

«Что ты себе думаешь? Ты же никуда не поступишь и пойдешь на завод», — так пугали своих детей советские папаши и мамаши. На самом деле, мамашам и папашам было очень страшно, что их дитя может пойти работать простым рабочим. Что скажут люди? Мы будем хуже других!

И это не смотря на то, что рабочим в Советском Союзе была везде дорога и почет. Зарплаты рабочих были выше, чем у профессора. В партию их принимали без ограничений, в отличие от интеллигенции. И больше того, даже уговаривали. Как рассказывал мой знакомый рабочий, позовет парторг к себе в кабинет, возьмет бутылку и уговаривает в партию вступить. А что значит быть членом Коммунистической партии, знают те, кто жил в советские времена. Если ты не член партии, ты не мог продвигаться по службе, не мог занимать руководящую должность, не мог стать старшим офицером советской армии и т. д. Короче говоря, в той нашей стране не членам партии дорога была закрыта. Поэтому в партию не принимали евреев и ограничивали интеллигенцию. Партия была фильтром для отсева тех, кого нельзя допускать к власти. Государственная политика заключалась в том, чтобы продвигать на государственные посты только рабочих и крестьян по происхождению, которыми было легко управлять, т. к. они, в силу своего развития, еще не имели своих принципов и руководствовались тем, что говорила партия и очередной генеральный секретарь. Поэтому детям из рабочих семей, как, впрочем, и крестьянам, поступить в ВУЗ было гораздо проще, чем детям из интеллигентных семей.

Для справки.

Детям из интеллигенции в советские времена поступить в институт было сложно. А евреям почти невозможно. Знаю по одесским ВУЗам, где мой отец в течение 40 лет заведовал кафедрой математики в Институте связи, теперь академии, и неоднократно был председателем вступительной комиссии. В те времена существовала официальная установка принимать только 20 % детей интеллигенции, а еврейских детей — 2 %. Для Одессы это было особенно актуально, т. к. у нас в городе тогда проживало много одесситов еврейской национальности. В связи с этим старались ограничить их поступление в институты. Как это реализовывалось? Все экзаменационные работы имели код. Однако, если работа была выполнена на «отлично», код вскрывали и не ставили заслуженную «пятерку» евреям и детям из интеллигенции. В случае с «двойкой» поступали наоборот. Если работа выполнена абитуриентом из рабочей семьи или крестьянской, то двойку не ставили. Доходило до того, что дети из еврейских семей меняли фамилии, чтобы попасть в институт, или уезжали в другие города, что бы попытаться поступить там.

Некоторые ВУЗы так рьяно старались выполнить поставленную перед ними задачу, что составляли разные варианты вступительных заданий для детей рабочих и крестьян и для детей интеллигенции. Разница состояла в том, что варианты задании, например, по математике, для детей интеллигенции отличались сложностью, в то время как варианты для детей рабочих были гораздо проще. Группы формировались соответственно происхождению.

Для того, чтобы знать социальное положение абитуриентов, в 70-е годы на экзаменационном листке ставили буквы «с» — служащий, т. е. интеллигенция, «р» — рабочий и «к» — крестьянин. На эти буквы никто не обращал внимания, но я знала, что это такое, потому что папа мне твердил: «Тебе нужно знать в сто раз лучше, что бы поступить».

Однако весь советский народ все-таки хотел стать той самой «несознательной» интеллигенцией, думая, что для этого достаточно лишь получить диплом. В ВУЗах были сумасшедшие конкурсы, что и породило, еще тогда, коррупцию при поступлении.

В результате, еще в Советском Союзе все стремились получить диплом для галочки. Все больше и больше становилось людей с дипломами, но настоящих специалистов было немного. Наши врачебные дипломы не признавались в развитых странах. Большинство инженеров после института были способны выполнять лишь работу чертежника или техника. Разрастались НИИ как грибы, но это были мыльные пузыри. Как любил говорить один мой знакомый, работавший в засекреченном НИИ, что их засекретили, чтобы американцы не узнали, на каком низком уровне мы находимся.

Советская армия — гроза империализма — на самом деле представляла собой тоже мыльный пузырь. Ее подготовка велась на опыте Великой Отечественной войны. Если американцы при помощи спутника могли видеть объект на другом конце Земли, то в нашей армии с КПП нельзя было связаться со штабом, который находился в 100 метрах, а хвост колоны батальона не мог связаться с ее головой. В учебных частях готовили механиков-водителей, а самой машины в части вообще не было. Вождению обучали в теории по рисункам и чертежам. При этом бойцам выдавали удостоверения на право вождения.

Наши офицеры были плохо образованы и практически не обучены. Это были в основном выходцы из сел или дети военных, которых папочки продвигали по службе. Они не владели военным мастерством, так как реальной боевой подготовки в частях Советской армии не было. Все сводилось к бесконечным построениям и уборке территории. Вспоминаю анекдот. «Мама, смотри, военные карту разворачивают, сейчас дорогу спрашивать будут». Могу приводить бесконечное количество примеров, т. к. будучи женой офицера, лично видела, что происходило в советской армии.

Наша армия представляла опасность лишь в том смысле, что при наличии атомного оружия и таком непрофессионализме могло случиться всякое. Этого и нужно было опасаться Европе.

Советские рабочие тоже работали без напряга. Они были в почете и могли себе это позволить. Рабочие выпивали во время работы или даже прогуливали ее. За это их слегка журили, в то время как инженера уволили бы с соответствующей характеристикой. И, действительно, избавиться от прогульщика и дебошира рабочего было очень сложно. Если уж рабочий совсем сопьется и забудет про работу, то его уговаривали написать заявление «по собственному желанию», давали блестящую характеристику, чтобы он мог поскорее устроиться на другую работу. Так выходили из положения тогдашние руководители в борьбе с пьющим рабочим классом. А пил этот класс много, в том числе и во время работы, и это считалось нормальным. Какой рабочий не любит рюмочку к обеду. Стоит на ногах — значит трезвый.

Как в анекдоте. Японская делегация посетила наш завод, и спрашивает рабочего:

— Правда говорят, что вы можете выпить бутылку водки и продолжать работать?

— Правда

— А две?

— Правда

— А три?

— Так я же работаю.

В селах работали тоже «спустя рукава». Колхозное добро разворовывалось. Все меньше и меньше становилось людей, любящих землю и способных на ней трудиться.

У основной массы советских людей не было внутренней потребности хорошо работать. Не было также и мотивации — все получали одинаково, не зависимо от своих способностей и вклада в работу. Результаты нашей работы были соответствующие. Мы смеялись: «Если вы считаете, что вы нам платите, то считайте, что мы работаем». Мне могут возразить, как же так, ведь мы создавали ракеты и строили корабли. Да, создавали и строили, но качество их, все равно, было советское.

Хочу закончить советским анекдотом. Прошу простить за не литературный язык, но из песни слов не выбросишь.

Загадка.

Вопрос. Что это такое: маленькое, жужжит, нов ж… не влазит?

Ответ. Машинка для жужжания в ж…, сделанная в СССР.

Кстати, история с поездами «HUNDAY», которые закупило наше правительство к ЕВРО-2012, подтверждает, что и сегодня в Украине ничего не изменилось. Закупили высокоскоростные поезда и пустили их по нашим трещащим доисторическим железнодорожным путям, по которым не то, что скорость развивать невозможно, но и ездить с каждым годом становиться все опаснее и опаснее. Настоящая машинка для жужжания в…

Однако в отличие от сегодняшней Украины, в Советском Союзе были «мозги» и таланты, и так как границы были закрыты, то они оставались в стране, поддерживая в ней определенный научный и культурный уровень. Коммунистическая партия внимательно следила за тем, чтобы наши ученые, актеры, музыканты не бежали из страны. Все таланты были «невыездные».


Сегодня из Украины выехать не проблема, а жить невозможно. Поэтому умственно зрелые из нее уезжают. Сначала, уехали очень способные, потом те, кто умеет работать, и, наконец, сейчас уезжают те, кто просто хочет работать, чтобы жить. В Украине, в основной своей массе, остались не просто не умеющие, но даже не желающие трудиться.

В результате, украинская армия — на смех курам. Рабочих и крестьян у нас уже нет совсем. Заводы разграблены, а в селах остались одни пенсионеры. Зато ширится и развивается индустрия поступления. Желание получить диплом о высшем образовании продолжает быть навязчивой идеей каждого украинца.

Сегодня в Украине престижно иметь диплом юриста, и при каждом ВУЗе открыт юридический факультет. Теперь все юристы: от милиционера до политика. Эти юристы не умеют грамотно писать и правильно говорить по — русски, а об украинском, я и не говорю. Получить профессиональную консультацию по юридическим вопросам у нас не возможно. Зато за деньги следователь легко закроет любое дело и освободит преступника или, наоборот, за очень большие деньги откроет дело на кого нужно.

А судьи кто? Судьи в Украине это те, у кого хватило денег заплатить за место судьи, а это очень недешево. Но платят и не жалеют, знают, что вложенные средства отобьются очень быстро.

Нужны ли в Украине адвокаты? Конечно, нужны. Кто же будет вести переговоры с судьей о том, сколько стоит нужное решение суда и передавать ему деньги. Решение суда у нас принимается на аукционной основе. Кто больше даст, тот и выиграет дело.

Моя дочь адвокат. Она оставила свою профессию, т. к. сегодня в Украине это никому не нужно. Обращаясь к ней за помощью, интересовались лишь тем, есть ли у нее знакомый судья в нужном районе города.

Наших учителей не интересуют знания учеников, а интересует, сколько эти ученики могут заплатить за оценку.

По сравнению с советскими временами сегодня в Украине не престижно быть инженером. В инженерные ВУЗы идут самые бедные. Там и поступление дешевле стоит и экзамены. Исключение составляют строительные профессии. Тут можно заработать. Если устроишься прорабом, можно хорошо заработать, украв у хозяина или государства. Сегодня, в условиях тотального желания украинцев «строиться», созданы всякого рода контролирующие организации. Если туда устроиться, то можно очень хорошо заработать на разрешительных документах. Хочешь получить разрешение на строительство — заплати, провести газ — заплати, иметь свет — заплати и т. д. Но заплати не только в кассу, но и непосредственно тому, кто разрешает, иначе все равно найдет, почему нельзя.

Очень хорошо можно заработать на составлении липовой сметы на строительство. Так у нас отмываются деньги на строительстве и ремонте в государственном секторе.

Вот такие мы врачи, инженеры, строители, учителя, офицеры. У нас нет осознанной необходимости в самореализации, мотивацией к труду являются либо страх, либо деньги, причем очень большие, за зарплату никто напрягаться не будет. Нам нужно много денег, сразу и желательно, чтобы при этом ничего не делать.

У нас в голове: работать — это значит уметь «крутиться» и добывать деньги любой ценой, а профессионализм к этому не имеет никакого отношения.

1.9 Наша медицина

Наша медицина — это боль каждого из нас. В Украине нет страховой медицины и по конституции нам гарантирована бесплатная медицина. Медицинские работники государственных медицинских учреждений получают зарплату от государства. Средняя зарплата врача, как и у большинства в стране, очень маленькая, она составляет — 2500 грн., а для среднего медицинского персонала еще меньше. Конечно, на эти деньги нельзя прожить. На целую зарплату врача можно купить один самый недорогой холодильник, или две пары сапог, или одно пальто, или диван, или месяц заправлять машину. На телевизор или компьютер одной зарплаты уже не хватит.

Но наши медики не возмущаются. Они не защищают свои интересы и не требуют от правительства повышения зарплаты. Они боятся. Но кушать-то хочется. И наши врачи нашли другой безопасный способ улучшить свое материальное положение. Пользуясь безвыходным положением больных людей, стариков и детей, которые без их помощи не могут обойтись, жизнь которых зависит от них, наши врачи переложили ответственность за свое материальное положение на их плечи, и изобрели для этого разные способы. Некоторые из врачей получают в аптеке «откат» от стоимости лекарств, которые купили по их рекомендации. Поэтому эти врачи назначают лекарства дорогие. Они это делают и не стесняются, причем, стараются назначать, как можно больше, даже, если в этом нет необходимости. Эти дорогие лекарства они рекомендуют приобретать в определенных аптеках, с которыми сотрудничают.

Есть врачи, которые находят несуществующие болезни и кормятся за счет этих людей. Известно, что наши хирурги могут делать операции, которые по показаниям нам не обязательны. С другой стороны, наши врачи не всегда в состоянии поставить правильный диагноз и лечат совсем не то. Поэтому сегодня лечиться у них бесполезно, а последнее время становится опасно. Еще в 2000 г. мой знакомый реаниматолог однажды сказал:

«Мы людей лечить уже не можем, но они еще об этом не знают». Вот прошли годы, и мы уже знаем, что нас лечить не умеют и, даже, не стараются.

Недавно я подала жалобу главврачу одной из одесских больниц по поводу вопиющей некомпетентности одного из врачей поликлиники. В ответ на это, он поделился со мной, что из всех специалистов этой поликлиники он доверил бы лечить себя и свою семью всего двум врачам. Не смотря на это, все эти бездарные «специалисты» продолжают работать и продолжают калечить нас.

Кроме того, во всех наших формально бесплатных медицинских учреждениях требуют плату за все виды «бесплатных» медицинских услуг, гарантированных нам Конституцией. На все эти услуги установлены тарифы, которые передаются из уст в уста. Необходимо платить за все исследования; за каждую введенную инъекцию, за поставленную капельницу, и т. д. Врач или санитарка, оказывая помощь, не скрывают, что ожидают вознаграждения. Официально все это наши медики цинично называют «благотворительной помощью». А мы в страхе за свое здоровье не смеем им отказать, не смотря на то, что даже за деньги не можем получить квалифицированную медицинскую помощь.

Сегодня ни для кого из нас не секрет, что наши медицинские ВУЗы выпускают таких специалистов, что доверить себя им опасно. Недавно в автобусе я познакомилась со студенткой Одесского медицинского университета. Она со мной поделилась, что очень трудно учиться. Преподаватели оговаривают стоимости экзаменов и зачетов заранее и торговля неуместна. Говорят, ничего, сейчас заплатите, зато потом все отобьете. Так, например, стоимость зачета по анатомии на тот момент составляла 50 дол, а по внутренним органам — 40. В ее группе было 30 человек, и только одна эта девушка, отказалась сдавать деньги. Она жаловалась: «У моих родителей нет таких денег. Зачем я с «Золотой медалью» окончила школу, чтобы потом так учиться». И еще удивлялась, как ее сокурсники собираются лечить людей, если они не будут знать даже анатомии. А ведь сегодняшние наши медики и не собираются нас лечить, они собираются на нас деньги зарабатывать.

У нас нет понимания, что врач — это не специальность, а миссия, определенный уровень нравственности. Чтобы быть врачом нужно, прежде всего, хотеть помогать людям, уметь сострадать, если хотите, быть способным к самопожертвованию. В царской России врачи совершали акт самопожертвования, проверяя на себе новые препараты и вакцины. Наши же рассматривают свою деятельность лишь как возможность заработать. Как правило, их не интересует даже результат, лишь бы платили.

Есть, конечно, и другие, их так немного. Низкий им поклон и благодарность за то, что и сегодня они остаются верны клятве Гиппократа.

В Украине открываются частные клиники. Эти клиники растут как грибы. В них уже современное оборудование, но настоящих специалистов там еще меньше, чем в государственных.

В нашей стране сегодня медицины практически нет. В поликлиниках нет самого необходимого: реактивов для исследований и бумаги для рентгеновских снимков. В больницах нет капельниц, одноразовых шприцов, подсовов, бинтов. Все это мы должны принести с собой, если хотим чтобы нас лечили. Мы идем на прием к гинекологу со своими перчатками и гинекологическим зеркалом. Большинство наших клиник не оснащены современным оборудованием, и люди умирают, не получив нужной помощи.

На наше лечение украинского правительство просто не выделяет средства. Зато себя не обделяет. Например, расходы на лечение, поликлиническое обслуживание и санатории для одного депутата Украины согласно бюджета-2011 равны расходам на здоровье 5130 граждан. Наши депутаты рожают своих детей и лечат их за границей.

Мы молчим, мы не требуем права на жизнь. Однажды меня спросила украинская мать: «Почему мой ребенок должен умереть только потому, что он живет в Украине?»

У наших врачей в голове:

— я получил диплом врача, чтобы зарабатывать много денег.

— хочешь жить — найдешь деньги, а где, меня не интересует.

1.10 Наша милиция

Наша милиция представлена, в основном, выходцами из села, людьми плохо образованными, с невысоким уровнем культуры. Их цель вырваться из своих сел и, наконец-то, избавиться от нищеты. При этом они ни чем не брезгуют и все средства для них хороши.

Поэтому, в отличие от всех остальных украинцев, которые до сих пор, «что охраняют, то имеют», украинская милиция охраняет тех, от кого имеет. А имеет она от всех, с кем должна вести борьбу и от кого должна защищать нас с вами.

Наша милиция имеет от проституток, которые в нашей стране все еще вне закона, но работают вполне легально. Под ее «крышей» успешно развивается детская проституция и ничего не боится. Хочешь этим заниматься — плати, иначе все будет по закону.

Недавно во Львове раскрыли преступную группировку работников милиции из Управления по борьбе с преступлениями, связанными с торговлей людьми, которые сотрудничали с сутенерами. За открытие «фирмы» сутенеры должны были заплатить милиционерам 2 тыс. дол., ежемесячный взнос — от 2–4 тыс. дол. Условиями сотрудничества сутенеры были довольны, т. к. за первый месяц была предусмотрена скидка, так сказать на развитие, на праздники — скидки в подарок, а также скидка в случае болезни. Этих милиционеров будут судить, но ведь это система.

Наша милиция имеет от продавцов наркотиков и надежно охраняет их от закона. Маленькие милиционеры охраняют маленьких наркоторговцев, которые варят всякую всячину у себя на дому. Хочешь торговать «дурью» — плати, иначе все будет по закону.

Однажды, моя дочь, увидев, как в ее подъезде молодые люди курят марихуану, пригрозила им милицией, на что один из них сказал, что он сам из райотдела, так что жаловаться некому.

Большие милиционеры защищают от закона больших наркодельцов, которые ворочают миллионами. Хочешь зарабатывать миллионы — делись, иначе все будет по закону.

Наша милиция имеет от хулиганов, если им не повезло, и они попались. Специально за такой мелочью милиция бегать не будет — нерентабельно, но если сам попался, то плати, иначе все будет по закону.

Хочешь, чтобы тебя защитили от хулигана, который мешает тебе жить — заплати и все будет по закону.

Как-то мне пришлось обратиться за помощью в милицию и попросить защиты от хулигана, который мне угрожал. Выслушав меня, следователь выставила мне счет в размере 1000 грн. «Вы же понимаете, ребята будут работать», — сказала она.

С другой стороны, в нашей милиции есть, так называемые, показатели работы. Это означает, что каждое подразделение должно в отчетный период завести столько-то уголовных дел и раскрыть столько-то преступлений. Короче говоря, плановое хозяйство. Как же выполняется план, если учесть, что наша милиция охраняет тех, на кого нужно заводить дела?

Есть разные способы. Один из них всем известный — бить подозреваемого до тех пор, пока он не сознается в том, что совершил или чего не совершал.

О другом способе я узнала, работая в рамках благотворительности в женской колонии. Одна из заключенных, девушка 18 лет, рассказала мне, за что она получила срок. Эта девушка поссорилась с матерью и ушла из дома. А кушать — то хочется, вот и посоветовала ей подруга подзаработать. Местные милиционеры по борьбе с наркотиками платили по 300 грн. тем, кто позволял на себя завести дело за употребление наркотиков, которые никогда не употреблял. Дело открывалось, план выполнялся, а потом это дело закрывалось. Так решила подзаработать и эта девушка, однако, ее дело не закрыли, как обещали, а дали ему ход. В результате она попала в колонию на 2,8 лет, а отдел по борьбе с наркотиками выполнил план.

Люди боятся нашей милиции и не хотят с ней связываться. Там круговая порука и, если надо, посадят невиновного, а отпустят убийцу. Те, кто призваны нас защищать, вселяют в нас страх.

Конечно, есть и те представители милиции, которые пришли по призванию, но таким там очень тяжело, они там чужие.

У нас в голове: у меня нет никаких прав.

1.11 Бизнес по-нашему

Еще совсем недавно считалось, что бизнеса в нашей Социалистической Родине не было, а само слово было нарицательным. Однако это совсем не так. Бизнес в Советском Союзе был очень развит. Причем виды деятельности в этом «бизнесе» были ноу-хау нашего народа и не были известны всему цивилизованному миру, до тех пор, пока их туда не привезли наши сограждане еще в первую волну послевоенной эмиграции в 70-е годы 20го века.

Бизнесмены при Советском Союзе были разные. Например, существовали, так называемые, «цеховики». Это предприимчивые люди, работающие на государственных заводах и фабриках, и организовавшие на этих фабриках выпуск продукции из сэкономленного сырья, деньги, от реализации которой, шли непосредственно им в карман. Нужно сказать, что, так как сырье было ни твое, ни мое, а наше, то экономить его никто не собирался. А они экономили, на чем хорошо зарабатывали. Это была целая подпольная индустрия, которой занималось руководящее звено предприятий, порой, совместно и с министерствами.

Следующая категория «бизнесменов» представляла собой работников торговли, которые ухищрялись делать большие деньги на своем месте. Например, при помощи пересортицы, т. е. выставляли в продажу товар более низкого качества по более высоким ценам. При тогдашнем тотальном дефиците люди расхватывали все, что продавалось, причем в огромных очередях, и были счастливы, если им доставалось. Тогда так и говорили «я достал», не «купил», а именно, «достал», а уж сортом никто не интересовался. Этим занимались заведующие магазинов совместно с торговыми базами, управлениями торговли и т. д. Непосредственно продавцам в этом «бизнесе» доставались крохи.

Но у продавцов были свои виды «бизнеса» — это продажа «из-под полы», недовес и обсчет. Не хочу сказать, что они не платили «дань» своему начальству и ОБХСС — органу МВД, который тогда контролировал всю хозяйственную деятельность, но себя не обижали.

Остановлюсь на этом поподробнее для тех, кто, по-молодости, не помнит тех времен и для тех, кто, по-старости, уже успел забыть и скучает по ним.

Так вот, в магазинах при Советском Союзе ничего не было, в буквальном смысле. Не было мяса, не было колбасы, не было сыра, не было кофе, не было одежды, которую не стыдно было надеть, не было приличной обуви, не было мыла, не было лака для ногтей, не было краски для волос, не было, не было, не было НИЧЕГО. Исключение составляла Москва, в которой все-таки что-то было, и вся страна ездила в Москву «скупаться».

Полки в магазинах были пустые. Однако периодически товар «выбрасывали». Это значит, что вдруг что-то привозили в магазин, например, колбасу, и тут же организовывалась огромная очередь из скитающихся по пустым магазинам женщин. Кто первый увидел, что «выбросили», старался занять очередь не только для себя, но и для своих родственников и знакомых. Положение осложнялось тем, что в «одни руки» не разрешалось давать больше, чем устанавливала очередь. Например, «выбросили» колбасу, но мало, как обычно всем в очереди не хватит. Очередь сзади кричит: «В одни руки не больше полкило». Вот так! Впереди возмущаться начинают, но ничего не поделаешь, приходится подчиниться, а то очередь «загрызет».

Иногда «выбрасывали» в самые неподходящие моменты нашей жизни и приходилось менять все свои планы, чтобы приобрести дефицитный товар. Мои знакомые до сих пор вспоминают, как будучи молодоженами, решили прогуляться по Дерибасовской. Лето в Одессе, красота, идут, радуются жизни. Вдруг увидели, что посреди улицы резко собирается толпа и самоорганизуется, выстраиваясь в рядочек.

«Что-то дают», — решили они. Подбежали, действительно «дают», и «дают» туалетную бумагу по 10 рулонов в руки.

Очень повезло ребятам, ведь у них две пары рук, и им «дали» 20 рулонов. Правда, прогуляться в тот день так и не удалось, но «достать» столько этой самой бумаги удовольствие дорогого стоит. Ведь в те времена «достать» ее было практически невозможно, «выбрасывали» ее редко, и простому смертному приходилось для «этой цели» пользоваться газетами. Благо этого добра было предостаточно. Тираж только одной газеты «Правда» мог удовлетворить потребности в этом деле всего нашего народа, тем более, что выписывать ее был обязан каждый коммунист, из которых состояла наша страна.

Обратили внимание, что нигде не звучит глагол «купить»? В те времена говорили: выбросили, давали, достал. То, что «давали» и «выбрасывали», как правило, было отвратительного качества. Все, что представляло интерес, с точки зрения советского человека, не «выбрасывали» и не «давали», а продавали «из-под полы» по завышенным ценам. И это уже называлось «достал».

Вспоминаю анекдот:

Идет иностранец, видит, толпа людей сбегается в кучу.

«Что случилось», — спрашивает он у своего спутника.

«Так это, наверное, что-то выбросили», — отвечает тот.

Подошел иностранец, посмотрел и говорит: «Понимаю, у нас такое тоже выбрасывают».

Особо прибыльным «бизнесом» считалась торговля разливным пивом. Любителей выпить кружку холодного пива всегда много, а самого пива в стране не хватало. Но наши, от природы предприимчивые люди, быстро сообразили, как, не увеличивая количества пива, увеличить количество его продажи. Во-первых, они наливали пива всего пол бокала, а остальное заполняли пеной. Для этого нужна была особая сноровка при наливании. Кроме того, некоторые продавцы добавляли в бочку с пивом пенящееся вещество, например, стиральный порошок, что делало наше советское пиво таким пенным.

У нас в Одессе серьезным «бизнесом» был прием бутылок. Тогда около пунктов приема бутылок каждый день выстраивались огромные очереди советских людей, желающих сдать пустые бутылки из-под молока или воды, а также разные баночки, и получить по 10–12 коп. за каждую. В результате мы выручали по 15–20 руб., а это было существенной прибавкой к семейному бюджету, если учесть, что наши зарплаты составляли 110–120 руб. Приемщики бутылок зарабатывали на том, что у тех, кто не хотел стоять в очереди, принимали бутылки с черного хода, но по более низкой цене. В результате они имели приличную прибыль.

Помню, в 90-е годы в Одессе жена одного разбогатевшего приемщика бутылок по фамилии Жовтис баллотировалась на мэра нашего города. Образование у нее было восемь классов. Слоган у нее был «Одесса-мама».

Свой «бизнес» также имели просто рабочие. И назывался он «что охраняю, то имею». Это значит, что каждый старался вынести со своего места работы то, что мог.

Рабочие конфетной фабрики уходили домой после смены с конфетами, которые тоже в то время были в дефиците. И не то, чтобы они несли конфетку своим детям, они выносили шоколад и конфеты на продажу. Или, например, рабочие колбасного завода тоже уходили с добычей, обмотанные колбасой или предварительно перебросившие ее через забор своему «компаньону по бизнесу». Таких «бизнесменов» ласково называли «несуны». И, так как в наших магазинах ничего не было, все мы с удовольствием пользовались их услугами, когда они приходили прямо к нам на работу и приносили шоколад, колбасу, мыло, стиральный порошок и все что получалось «унести».

Колхозники «несли» с полей нашей Социалистической Родины овощи, фрукты, арбузы. Да что там колхозники, каждый мог за умеренную плату сторожу вынести с этих самых полей и садов сколько угодно.

Позже всех «бизнесом» стала заниматься интеллигенция. Не сообразила сразу, как и что. Правда, еще дедушка Ленин говорил, что интеллигенция самая несознательная часть общества. Так и получилось: унести нечего, обвесить некого, потом только учителя догадались, что можно за хорошую оценку деньги брать, раз всем хороший аттестат хочется. А там и преподаватели в ВУЗах сообразили, чего без денег экзамены принимать нечего, тут и врачи прозрели, нечего бесплатно выздоравливать.

Тогдашние чиновники и правоохранительные органы были предтече нынешней налоговой службы. Они разработали свои ставки «налогообложения» и взимали «налоги» за право нашего народа заниматься «предпринимательской деятельностью» в установленных ими размерах.

Короче говоря, весь народ включился в «предпринимательскую» деятельность еще задолго до того, как началась Перестройка. И к капитализму мы подошли подготовленные многолетним опытом ведения «бизнеса» каждый на своем месте.

Пришли новые времена. Перестройка сменила застой, людям разрешили говорить то, что хотят и делать то, что хотят. А хотели советские люди к тому времени только одного: денег, чем больше, тем лучше и любым способом. За 70 лет советской власти дети и внуки тех, кто был «ничем», так и не стали «всем». Равенство и Братство сделало их равными в невозможности жить достойно и братьями по несчастью.

Перестройка открыла новые возможности, возможность иметь не наше, а свое собственное, не государственное, а мое. И советский народ начал расправляться с государственной собственностью так же рьяно, как в начале века с частной, превращая, всеми правдами и неправдами, НАШЕ в МОЕ. Теперь советский бизнес «что охраняю, то имею» получил новый виток. Началась «прихватизация». Кто что охранял, тот то и «прихватизировал». Приватизировали все, что можно: заводы, фабрики, магазины, рестораны, шахты и т. д. Приватизировали на рабочий коллектив, а потом успешно избавлялись от этого коллектива, и директора совместно с партийными руководителями становились безраздельными собственниками бывшей общенародной собственности.

Особые возможности появились у партийных и комсомольских руководителей высшего звена, которые имели доступ к деньгам партии. Они- то и стали с помощью этих денег первыми олигархами в нашей стране. Но получить за бесценок завод или шахту еще не означает стать бизнесменом. Для этого нужны, как минимум, определенные умственные способности и профессиональные знания. Система отбора при советской власти на руководящие посты была такова, что там оказывались не очень грамотные, но очень безнравственные представители общества. Поэтому во главе всего в советской стране стояли беспринципные, плохо образованные, способные, если нужно, предать кого угодно, люди, называвшие себя честью и совестью народа. Им все и досталось. Однако у них хватило ума лишь на то, чтобы распродать все, что им досталось или выдавить из уже выдохнувшихся предприятий остатки и перекачать деньги в зарубежные банки.

В результате в Украине не осталось ни промышленности, ни даже торгового флота, но зато в этой нищей стране появились одни из самых богатых людей мира, которые продолжают обогащаться, грабя собственный народ.

Интересно, что наш народ не особо возмущается происходящему. Украинцам, конечно, не нравится, что у кого-то часы по 50 тыс. евро и дома за миллионы, что их дети учатся и живут за границей и ездят на дорогих автомобилях. Но не нравится все это не потому, что воровство противно правилам и чести нашего народа, а потому что завидно, что у кого-то есть, у меня нет, а мне ведь тоже очень хочется, но украсть столько не получается.

Мы не тратим время зря и не выходим на улицу, как в других странах, не бастуем и не поднимаем восстания, не защищаем свои права и не требуем выполнения законов, а стараемся каждый на своем месте так «крутиться», чтобы «выкрутить» как можно больше денег. Наши учителя не учат, врачи не лечат, юристы не защищают закон, рабочие вообще исчезли как профессия. Вся страна торгует собой, кто как может, воруя и вымогая друг у друга.

В желании заработать мы не брезгуем ничем. У нас появляются новые виды «бизнеса», цель которых «надуть» своего соотечественника. Например, в середине 90-х с помощью дистрибьюторской сети, началась торговала кастрюлями и сковородками торговой марки «Цептор». Не знаю, известна ли эта марка за рубежом, а у нас это был хит. Эти кастрюли позиционировались как особенные, сделанные из какого-то дорогого металла, и стоили они по тысячи и более долларов за набор, в который входило 3–4 изделия.

Дистрибьюторы проводили, так называемые, презентации на дому и в рабочих коллективах. Там они готовили пищу и угощали нас, чтобы каждый лично мог оценить чудотворное влияние этих кастрюль на наше здоровье. В результате, при зарплате, в те времена, в 40–50 дол, мы горели желанием купить кастрюли за тысячу. Редко кому удавалось выложить такую сумму сразу. Поэтому кастрюли продавались в кредит. Кредит заключался в том, что мы сначала должны были выплатить деньги, потом нам давали кастрюли. Таким образом, люди целый год отдавали деньги мошенникам, чтобы через год получить долгожданную кухонную утварь. Есть ли еще где-нибудь в мире такие кредиты и кастрюли по таким ценам? А у нас есть. Интересно, что нас все это не смущало, мы верили, что покупали здоровье.

Еще один интересный «бизнес» начал развиваться в те времена и существует до сих пор. Это бизнес собирания милостыни. «Бизнесмены» находили инвалидов, с явными увечьями, и расставляли по городу. Особенно много их стояло перед светофорами, прямо посреди дороги. Когда машины останавливались, инвалиды начинали ходить или ездить на инвалидных колясках между ними, демонстрируя свои увечья и прося милостыню. Водителям было их жалко и многие им подавали.

Для этих же целей использовали матерей с детьми, причем дети могли быть чужие. Родные матери их отдавали за деньги работникам этого «предприятия» на прокат.

Учитывая, сколько автомобилей проезжало в течение дня, можно только предположить заработок хозяев. Сами инвалиды получали копейки.

У нас в голове: деньги — самое главное в жизни и не важно, как они достались.

1.12 Инвесторы по-нашему

Желание нашего народа получать деньги и при этом ничего не делать требует консультации психиатра. Поэтому в самом начале Перестройки, еще при Советском Союзе, появилась первая финансовая пирамида МММ. 11 млн моих сограждан, желающих «на шару» получать деньги, обманул мошенник Мавродий. Пирамиду раскрыли,

Мавродия посадили, но, когда он вышел, то продолжил свое дело и в 2010 г. создал новый «МММ», в котором гарантировал доход уже 40 % в месяц. И туда снова повалили желающие получать невиданную прибыль. Через год количество добровольных вкладчиков в Украине насчитывало уже 32 млн. Пирамида продержалась не долго и развалилась в 2012. Но взять Мавродия не за что, наученный опытом, он составил договор, по которому вкладчики дарят свои деньги «МММ».

В 90-е годы следом за пирамидами стали появляться, так называемые, элитные Бизнес-клубы. Хочу рассказать о них подробнее. Чтобы вступить в такой клуб ты должен был добровольно внести назначенную сумму денег. В том клубе, куда приглашали меня, требовалось внести 2,4 тыс. дол.

Затем нужно было найти еще трех человек среди своих знакомых, которые тоже внесут такие же суммы. Взнос третьего возвращается тебе. Предполагалось, что каждый из приведенных тобой также приведет по три человека, которые, в свою очередь, сдадут в клуб по 2,4 тыс дол. и ты получишь со второго уровня 2*2.4=4,8 тыс. дол, с 3-го уровня ты получаешь уже 3*2.4=7,2 тыс дол. и т. д. И так будет продолжаться до бесконечности, а ты будешь богатеть и богатеть. Вот это возможности! Во-первых, ты не просто так, а целый член элитного Бизнес-клуба, а во-вторых, ничего не делай, только за денежками в клуб приходи.

Меня тоже пыталась пригласить в этот, так называемый, клуб одна моя знакомая. На что я у нее спросила, нет ли на моем лице признаков дебильности, если она делает мне такое предложение? «Ну, что ты», — цинично ответила она, — «в нашей стране не всех дураков война убила, мы будем одними из первых и успеем сорвать куш». Потом я встречала тех дураков, которых война не убила, среди своих знакомых. Они тщетно пытались найти кого-нибудь, чтобы бы вернуть свои деньги обратно.

В последние годы хитом мошенников стали инвестиционные компании. С 2005 г. в Украине начался строительный бум. Вся страна покрылась стройками. В городах поднимались современные высотки. Стоимость квартир еще раз доказывала, что наш народ нуждается в помощи психиатра. Так, например, в Одессе стоимость одного метра жилья в новом доме составляла от 1 тыс до 2,5 тыс. дол, а в Киеве до 4,5 тыс. Таким образом, в Одессе квартира в 70 кв. м, в зависимости от района, оценивалась от 120 до 250 тыс., а то и более, если дома позиционировались как особо престижные. Но не подумайте, что в этих квартирах уже можно жить, это были голые стены. Провести свет, выполнить отделочные работы, поставить сантехнику необходимо было самим, потратив, по существующим у нас ценам, еще десятки тысяч долларов.

Несмотря на это, наш народ, средняя зарплата которого составляла 250 дол, ринулся покупать квартиры. Схема покупки была следующая. Строительные мошенники придумали заключать договоры с желающими купить квартиру в новом доме таким образом, что эти самые покупатели становились инвесторами стройки. Они сами вкладывали свои деньги в строительство своего дома и сами несли ответственность за его постройку. «Мы сами хозяева», — говорили они. Для того чтобы вложить деньги наши «инвесторы» брали долларовые кредиты в банке под сумасшедшие проценты, которые составляли от 10 до 13 % годовых в долларах, при этом закладывая свои старые квартиры. Договоры банками были составлены так, что банк имел право в одностороннем порядке изменить проценты по кредиту.

Надо сказать, что у нас, украинцев, есть такая особенность, мы никогда не пользуемся помощью юристов при подписании договоров и никогда не читаем то, что подписываем. Мы считаем, что те, кто составляют договоры, знают лучше нас и нам нечего вмешиваться. Поэтому на этот пункт мы не обратили внимания. В результате, когда начался кризис и доллар поднялся на 80 %, то наши банки при этом еще и увеличили проценты на кредиты. Но это еще не все. Когда пришел кризис, стройки заморозились, люди потеряли деньги, вложенные в квартиры, но остались должны банку до сих пор. А спросить не с кого — они же сами хозяева. Строительные компании, собрав деньги горе-инвесторов, остались не подсудны.

В те же времена, для тех, кому не нужны квартиры, а есть кое-какие денежки, придумали другой проект инвестиций. Проект заключался в создании, так называемых, кредитных союзов. Деньги на добровольных началах сдавались в эти союзы. По договору, сдававшие тоже назывались инвесторами. Кредитный союз обязывался ежегодно выдавать «инвесторам» дивиденды в размере 30 и более процентов от вложенных средств.

Эти кредитные союзы состояли в основном из пенсионеров, которые, продав в свое время дачу или квартиру, имели несколько десятков тысяч долларов «на черный день». Неслыханная удача опьянила наших бабушек и дедушек: ничего не делай, а твои сбережения удваиваются каждые три года. Самым первым «инвесторам» удалось на этом заработать, и они делились этой радостью со своими знакомыми. Те, сдавали свои деньги и тоже становились «инвесторами». Любому здравомыслящему человеку было понятно, что получать такие проценты долго невозможно, что это самая настоящая финансовая пирамида. Но они не слышали голоса разума. Когда мой муж поделился своими опасениями с одной нашей знакомой пожилой дамой, она возмутилась: «Ну, что ты! Мы же хозяева!». Очень скоро это «хозяйство» рухнуло, оставив наших «хозяев» ни с чем. И тогда эти хозяева стали требовать от государства, чтобы оно вернуло им деньги. Бабушки и дедушки под руководством тех же мошенников, которые и организовали эти союзы, выходили на улицу с требование вернуть деньги.

Как говорил герой любимого нами к/ф «Брильянтовая рука», если человек идиот, то это надолго. Но, как показывает опыт нашей страны, это навсегда!

Сегодня обманутые «инвесторы» и сочувствующие им не перестают поносить мошенников, которые обманывали и продолжают обманывать наш доверчивый народ.

Хочу предложить другую точку зрения. Мир так устроен, что сначала должны быть те, кто готов быть обманутым, по причине умственной незрелости и неумению думать. Когда накапливается критическая масса таких людей, то появляются те, кто приводит в исполнение их готовность быть обманутыми. Другими словами, коллективное сознание умственно незрелых и безграмотных людей рождает мошенников. А не наоборот! В обществе с другим уровнем сознания это невозможно. Другой уровень сознания предполагает другой уровень интеллекта и, соответственно, правовой грамотности. Он предполагает понимание, что из ничего что-то не бывает.

У нас в голове: хочу иметь много денег и ничего не делать.

1.13 Наша церковь

Еще недавно в нашей стране никто не верил в Бога. Это не разрешалось. Коммунистическая партия и Ленинский комсомол внимательно следил за тем, чтобы в их рядах не было верующих. Верующих обсуждали на школьных собраниях, клеймили позором, не принимали в ВУЗы и не брали на престижную работу. В результате люди скрывали посещение церкви, втайне крестили детей, боялись носить нательные крестики. Ради справедливости нужно признать, что исключение составляла Западная Украина, которая не смирилась с тем, что нужно отказаться от Бога. Не смотря на то, что советская власть терроризировала ее народ, преследовала священников и верующих, они продолжали искренне верить. Но наступили новые времена. Все разрешили! Разрешили иметь частную собственность, заниматься бизнесом и… верить. Тогда толпы постсоветских людей, еще вчера клеймившие позором верующих, повалили в церковь. Стало модным крестить детей и креститься самим. Модно отмечать религиозные праздники. Особенно нам понравилось, что в эти праздники «птица гнездо не вьет, девица косу не плетет». Мы поняли это так, что нельзя работать, и что, якобы, если ты работаешь в религиозный праздник, то это — грех и Бог тебя накажет. Этим прониклись на государственном уровне, и дошло до того, что, если религиозный праздник приходится на воскресение, а как правило, это всегда так, то в понедельник во всей стране официально объявляется выходной. Так искупают свою вину перед Богом бывшие коммунисты, которые и сейчас у власти, только уже под лозунгами других партий.

Черная дыра, или Страна, которая выбрала Януковича

Весь наш народ так полюбил Бога и повалил в церковь, что служители церкви поняли, грех этим не воспользоваться и поставили посещение церкви на коммерческую основу. Теперь они вышли из подполья, перестроились и стали успешными предпринимателями. Теперь они предпринимают все, чтобы, как можно больше заработать на Вере. Они поставили торговые точки прямо в храмах, где продают свечи, иконки и другую церковную утварь, разработали прайсы, что по чем и вывесили их там же, чтобы все знали, сколько стоит крестить младенца, сколько венчание, сколько — отпевание и т. д.

Появились модные церкви, храмы — бренды. В них совершать обряды стало престижным. Туда приходит больше людей и цены там, соответственно, выше. Стали организовываться коммерческие паломнические туры по монастырям, священным местам. Священники стали богатеть, разъезжать на дорогих автомобилях. Сегодня наша церковь — доходный бизнес.

Почувствовав вкус денег, наша церковь стала заниматься политикой. Священники пропагандируют своим прихожанам ту или иную политическую силу. Более того, некоторые из них теперь сами участвуют в выборах и становятся депутатами.

Остались и те, кто истинно верит и не торгует верой, но таких меньшинство.

У нас в голове: надо ходить в церковь, иначе Бог накажет.

1.14 Как нас обслуживают

Вы бываете у нас в магазинах? Видите кислые физиономии наших продавцов, которым и без нас тошно, а тут еще мы? Наши продавцы запросто могут сказать вам: «Вы что, не видите, что я занята?», — разбирая что-то на витрине. Ни тени улыбки, ни заинтересованности в вас, вы не увидите на лице наших продавцов, официантов, парикмахеров и т. д. Они не рады вас видеть, они не хотят вас обслуживать, им все равно, придете ли вы еще раз к ним. Они сами не уверены, что останутся здесь до завтра. Их здесь ничего не держит. Они столько зарабатывают, что едва хватает на скудную еду.

И никакой перспективы. Свою копеечную зарплату они получают по-черному, они не имеют больничных и отпусков, они ни от чего не защищены.

Попробуйте позвонить в какую-нибудь нашу службу: в электросети или водоканал, газовую службу или поликлинику. Попробуйте выяснить, почему отключили свет или записаться на прием. В лучшем случае, в ответ вы услышите недовольный голос тетки средних лет, которой мы со своими звонками «до чертиков» надоели. Надоели, потому что ей надоела, вообще, ее жизнь. Она не умеет и не хочет отвечать по телефону, она не умеет и не хочет вежливо разговаривать, она сидит на этой работе, потому что никуда больше не берут. А не берут ее, потому, что она ничего не умеет и ничего не хочет.

Мы воспринимаем все это спокойно. Мы к этому привыкли, мы не считаем себя достойными другого отношения, мы не требуем уважения к себе, мы не знаем, как положено, на самом деле, себя вести тем, кто нас обслуживает. Мы думаем, спасибо, что, вообще, с нами разговаривают.

У нас в голове: это нормально, я тоже так же себя веду.

1.15 Какие у нас цены

Каждый образованный человек представляет себе, как формируется цена на товар или услугу. Подчитывается себестоимость, добавляются все прочие расходы, с учетом прибыли, и получается цена. Если товар пользуется спросом, цена может расти до тех пор, пока товар покупается. Если товар не продается с нужной скоростью, т. е. спрос на него ниже предложения, то цена должна падать. При этом, чтобы товар или услуга продавались, обязательно учитывается покупательная способность населения.

Но, когда я вижу наши цены и сравниваю их с нашими зарплатами, то у меня не складываются пазлы. У нас и здесь разруха в головах. В нашей стране цены просто назначаются в зависимости от того, сколько продавцу нужно денег. Вернее сказать, сколько ему необходимо в это время денег для жизни. Если продавец привык жить на широкую ногу или у него финансовые трудности, то цена может быть заоблачная. Он назначает цену и ждет, когда найдется тот, кто купит. Если товар не продается, цена все равно, как правило, не меняется, она незыблема. Как правило, наши цены не отражают спрос на товар или услугу, не отображают качество товара, а отражают потребность продавца в деньгах.

В результате: — на среднюю зарплату украинца (250 — 300 евро) можно купить -50 кг мяса или дунайской сельди, или 2–3 пары обуви, или 8 недорогих свитеров, или 1 самый простой холодильник, или 1 самую простую стиральную машинку, или 3 микроволновых печи, или 10 самых дешевых билета на приезжую эстраду, или 0,5 современного телевизора, или 1 недорогой диван, или 0,5 спальной кровати, или 1 бочку бензина и т. д. (цены даны средние)

Возникает вопрос, как, вообще, возможно жить в Украине? А ведь живем! И, что самое интересное, не жалуемся. Украинцу не приходит в голову, что может быть по-другому. Украинец твердо знает, что, если «столько просят», то нужно столько и отдать. Украинец не знает, что такое дорого или дешево, и тужится, отказывая себе во всем, чтобы купить необходимое. Украинец не голосует ногами, он не привык к качественным товарам, зато твердо уверен, что чем товар дороже, тем лучше. Для нас цена — самый главный знак качества.

Используя этот психокомплекс, наши торговцы закупают товар доллар за мешок, открывают магазин, называют его бутиком итальянской одежды или салоном испанской сантехники, и продают там самый обычный товар по заоблачным ценам, которые итальянцам и испанцам не снились. Например, унитаз за 1,5 тыс. долларов, или банальную кофточку за 300евро. А простоватые украинцы несут туда свои денежки, иногда последние, и радуются, что теперь будет чем похвастаться, перед знакомыми. Зато, найти качественную вещь у нас достаточно сложно.

Вспоминаю случай из жизни. Это было еще в 90-е, когда весь наш народ начал торговать. Одна моя знакомая учительница, не получая за свою работу в школе зарплату, решила по воскресениям торговать на толчке. Это у нас называется быть реализатором. Так вот она взялась реализовывать кроссовки. Хозяин установил на них цену тридцать долларов. Это и сейчас по нашим зарплатам немалые деньги, а тогда это были очень большие, и учительница-реализатор выразила сомнение, что найдутся покупатели на такие дорогие кроссовки. На что хозяин ответил: «Слушай, был бы товар, а кого трахнуть всегда найдется».

Вот так и трахают нас до сих пор. А мы рады стараться, мы гордимся, что удалось купить дорогую вещь. Для нас это означает, что я «крутой». А говорить: «Это дорого», нам стыдно, могут подумать, что я бедный.

Опять анекдот.

Спрашивает девушка у своей подруги, почем она купила свое платье.

«Пятьдесят долларов отдала», — отвечает та.

«Вот, дуреха, там за углом точно такое за пятьсот».

Захожу недавно в магазин обуви. Стоят коротенькие кожаные сапожки китайского производства.

Оказалось, что их цена 1800 грн, т. е. 180 евро.

— Почему такие дорогие? — спрашиваю.

— Так это же не дорого, — удивились девушки-продавцы.

— Как же недорого? Это почти ваша месячная зарплата.

— Ну, если по зарплате…, - отвечают.

Мы не привыкли соразмерять цены со своими зарплатами.

Поэтому продавцы уверены, никуда не денутся — купят. Вот так и живем.

— Почему ты столько отдал, ведь это же дорого? — спрашиваю.

— Сегодня так просят, — отвечает

Вот тебе и цена сформировалась.

Все это, наверное, пришло к нам из Советского Союза.

Там цена назначалась и не менялась. Мы не привыкли к тому, что цены отражают соотношение спроса и предложения. Тогда был лишь спрос на все! И не было ни какого предложения. В советские времена был тотальный дефицит. Тогда было не до цен, лишь бы «достать». Нас не удивляло, что телевизор или холодильник стоили по три зарплаты инженера или учителя, лишь бы найти, где купить.

Сегодня уже нет дефицита, а чтобы купить современный телевизор зарплаты учителя все равно не хватает.

В связи с чемпионатом по футболу «Евро 2012», который проходил и в Украине, всему миру стало известно о том, какая разруха в наших головах. Наши невменяемые рестораторы, собственники гостиниц и другие предприниматели, представляющие сферу услуг, решили, что настал их звездный час. В желании разбогатеть за две недели, они установили такие цены, что из всех футбольных команд только две решились остановиться в Украине, остальные предпочли Польшу. Что касается болельщиков, то они тоже не спешили воспользоваться нашими услугами и платить за наш убогий сервис такие цены. Стоимость проживания в отелях Украины на период Евро поднялись от 3-30 раз. Так, например, в Харькове в одной из гостиниц апартаменты на четверых, которые можно снять за 400 грн., на период ЕВРО стоили 12600. Цена выросла в 31 раз. Это по-украински! Мы до сих пор уверены, что там, за рубежом живут одни миллионеры. Нам кажется, что у них столько денег, что им ничего не стоит заплатить за один день в нашей гостинице тысячи долларов. До сих пор, когда мы видим иностранцев, у нас чешутся руки, и наш мозг начинает напряженно работать, пытаясь сообразить, как бы этого иностранца облапошить. Это касается не только конкретных украинцев, но и глуповатой украинской власти, которой тоже кажется, что она очень хитрая.

У наших продавцов в голове: как бы мало вкладывать, да много получать.

1.16 Наши брачные агентства

В Украине, как и в других странах, есть одинокие женщины и мужчины. Совсем недавно появились брачные агентства, которые обещают найти партнера. В эти агентства, как правило, обращаются женщины, желающие выйти замуж не за украинца. Таким образом, все агентства перестроились на поиск зарубежных женихов для украинских женщин. Доверчивые женщины заполняют анкеты, сдают свои фотографии в надежде найти мужа. Но все безрезультатно. Ими никто не интересуется.

Недавно одна моя знакомая журналистка, заподозрив неладное, решила сама провести расследование. С этой целью она обратилась в брачное агентство. Сразу насторожило то, что фотографии женщин должны проходить фотошоп, иначе не принимали. В результате оказалось, что агентство и не собирается искать «женихов». Агентству интересно с помощью этих женщин выманить побольше денег у зарубежных женихов. Агентства сами ведут переписку от имени девушек и берут приличные деньги с «женихов» за право переписываться. Они заказывают от имени девушек цветы и подарки. «Женихи» переводят деньги агентству и оно, якобы, покупает то, что необходимо. Желающие девушки могут сотрудничать с агентством и получать процент от денег, которые с их помощью выманили.

И этот бизнес, как и большинство других в нашей стране сводится к банальному мошенничеству.

У нас в голове: деньги нужно и можно зарабатывать на всем.

1.17 Наши кладбища

В советские времена не было частной собственности. Это считалось одним из главных достижений коммунистов. Все не твое, не мое, а наше. Однако это достижение противоречило потребности человека иметь что-то свое, на которое никто не может посягнуть. При Советском Союзе даже наши квартиры нам не принадлежали. Не смотря на то, что в них проживали поколение за поколением, квартиры считались государственными, и если ты там не прописан, то тебя могли выгнать оттуда в любой момент.

У советского человека было только одно место, на которое никто не мог претендовать — это место было только его, это было место на кладбище. Кусочек земли, на котором захоронен кто-то из близких, принадлежал семье навсегда. Может быть поэтому, зная своих соотечественников и желая защитить свои единственные владения от посягательств, советский человек ограждал могилу и прилежащий к ней кусочек земли высоким забором.

Такой забор мы называем оградкой. Еще нет памятника, только, только захоронили, но уже вырос забор, определяющий границы землевладений. В нем есть калитка, которая закрывается на замок, чтобы туда никто не забрался, чтобы не украл памятник и не разрушил могилу. Внутри располагается обеденный стол и скамейки для живых членов семьи, чтобы можно было посидеть спокойно всей семьей в поминальный день.

В нашем регионе поминальный день отмечают в первое воскресенье после пасхи, он считается большим праздником и называется проводами. В этот день устраиваются настоящие гуляния на кладбище. В Одессе нарядные люди семьями стекаются к могилам своих родственников, накрывают там столы, едят и пьют целый день. Праздник достигает таких масштабов, что власти вынуждены перекрывать дороги в районе кладбищ и пускать специальные автобусы, которые будут доставлять горожан к месту гуляний.

Идут годы, но все остается по-прежнему. Земля на наших кладбищах разделена на множество малюсеньких участков за высокими заборами. Эти хаотично поставленные разнообразные заборы настолько прижимаются друг к другу, что порой невозможно между ними протиснуться. Так как асфальтирована только центральная аллея, то чтобы пробраться к могилам, нужны резиновые сапоги. Рядом с могилами вырастают кучи мусора. В мусорную кучу часто превращаются старые могилы, за которыми никто не следит. В таком случае «соседи», убирая свои участки, сносят мусор прямо на них. Это никого не смущает, важно, чтобы за своим забором было все в порядке.

И еще, наши кладбища — это демонстрация материального благополучия. Каждый старается сделать памятник лучше и дороже, чем у соседа, что б ни сказали…

У нас в голове: мое место на кладбище должно быть лучше, чем у других, и его нужно охранять.

1.18 Благотворительность по — нашему

Все мы знаем, что такое благотворительность. Благотворительность — это бескорыстное оказание помощи тем, кто в ней нуждается. Благотворительность широко распространена в духовно развитых обществах. Там помогают детям, инвалидам, спонсируют науку и искусство. В Украине такое тоже есть. Благотворительность по-украински тоже бескорыстно оказывает помощь тем, кто в ней нуждается. А у нас в такой помощи нуждаются чиновники и власть имущие.

По-настоящему благотворительная деятельность в Украине слабо развита. Наши благотворительные фонды открываются, как правило, для того, чтобы «отмыть» бюджетные деньги. Под видом благотворительной деятельности украинские чиновники переводят большие суммы бюджетных денег в соответствующий фонд, который открывается по договоренности с ними, а затем делят эти деньги между собой. Такие фонды открываются под очередные выборы, чтобы собрать деньги на них, или прямо под деньги, чтобы их обналичить. Таким же образом деньги из международных благотворительных организаций перетекают прямо в карманы наших чиновников.

Если же осуществляется реальные благотворительные акции, то для того, чтобы реальному благотворительному фонду получить на них средства, нужно «откатить» половину, атои больше, тому чиновнику, кто эти средства выделяет.

В результате, у нас очень бедные детские дома и дома престарелых, невыносимые условия жизни в тюрьмах, бездомные дети не получают помощи. Жизнь инвалидов в Украине — сущий ад. Эти категории людей наша власть просто использует. Она вспоминает о них в «судьбоносные» моменты своей жизни — перед выборами. И тогда, под вспышки фотокамер заангажированых журналистов, какой-нибудь кандидат в депутаты со своей свитой приходит в детский дом и приносит детям конфеты или даже телевизор. Эту небывалую щедрость тиражируют за его же деньги по всем СМИ. Так наша власть использует сирот и инвалидов, чтобы еще больше набить карманы.

А что мы? Мы сострадаем бездомным детям или инвалидам? Мы думаем о тех стариках, которым нужна помощь? В большинстве своем — нет или только на словах. Нам не до того — самим бы суметь прокормить себя и своих детей. В нашем обществе не развито сострадание и милосердие. Мы не готовы заступиться за обездоленного. Мы не готовы оказать помощь нуждающемуся.

В марте 2013 в Киеве был сильный снегопад, со слов руководителей города, выпало около сорока миллионов тонн снега. Настоящее стихийное бедствие. В течение двух суток стоял транспорт, люди не могли добраться до дома, в магазинах не хватало продуктов. В это время многие жители города, вместо того, чтобы бескорыстно помогать друг другу, решили на этом подзаработать. В результате, цена на хлеб выросла с 4-х до 20 грн. За аренду лопаты брали по 250 грн, за помощь в раскопке машины — 50 грн, а таксисты просили по 1000 грн, чтобы отвезти застрявших в аэропорту людей в город.

Сегодня мы не готовы даже к пониманию, что такое благотворительность на самом деле. Благотворительность — это воплощенное сострадание, сострадание в действии. Но мы еще не доросли до этого нравственного уровня. Недавно наш благотворительный фонд обратился к одной из сетей одесских супермаркетов с просьбой помочь продуктами питания и средствами гигиены заключенным женщинам, у которых утеряна связь с близкими на свободе. На что один из представителей администрации меня спросил: «Почему вы к нам обращаетесь? Вы думаете, что у нас есть лишнее? Мы же торгуем». Вот так, они торгуют и лишнего у них нет!

Летом 2011 г. Госдепартамент США в качестве благотворительной помощи отправил для украинских детских домов два контейнера с обувью. За то, чтобы растаможить эту благотворительную помощь, украинская таможня потребовала с Госдепартамента 7 тыс. долларов. Таким образом, контейнеры в течение 2-х месяцев простояли на таможне, в результате чего, тому же Госдепартаменту наша таможня выставила еще и штрафные санкции.

Этот случай не вызвал широкий общественный резонанс. Наши СМИ не взорвались от возмущения, журналисты вскользь коснулись случившегося. Нашим журналистам это не очень интересно, они не увидели в этом ничего удивительного, так, обычная новость. С другой стороны, случившееся не заинтересовало и украинскую общественность. Нашу общественность больше интересуют низкопробные криминальные новости, которыми заполнены экраны телевизоров.

Равнодушие к тем, кто рядом и желание использовать каждого, кто встречается на нашем пути с целью собственного обогащения — вот наш принцип.

Но по ком звонит колокол? Он звонит по тебе. И, кажется, уже дозвонился.

У нас в голове: почему я должен кому-то помогать, пусть каждый думает о себе.

1.19 Наши журналисты

Журналист- это не профессия, журналист — это состояние души. Журналистом не может стать каждый, кто умеет писать тексты или даже имеет литературные способности. Для журналиста не достаточно иметь поставленную речь, дикторский голос или запоминающуюся внешность. Журналист — это пробужденная совесть, неравнодушие и мужество. Журналист — это факел, который освещает темные места нашей жизни. Он идет туда, где темно, без страха, и своим светом освещает темноту. Он идет туда, где светло и там становится еще светлее. А все остальное потом. И уж на самом последнем месте для журналиста — желание заработать. Ибо нет ничего опаснее продажного журналиста. Торговать своим телом куда пристойнее, чем правдой и свободой слова.

Настоящих журналистов у нас единицы, и я благодарю их, но их голос — глас вопиющего в пустыне. У нас есть дикторы, ведущие, писаки, даже талантливые, но это не журналисты. Спящая совесть и страх потерять зарплату превратил их в послушных слуг власти. На потребу власть имущим они льют с экранов телевизоров всякую чушь, которую те хотят слышать, ведут себя так, как те хотят видеть и позволяют с собой обращаться так, как те пожелают. Наши журналисты тоже боятся, боятся не угодить хозяину и потерять работу.

Из наших новостей уже давно нельзя узнать правду, зато на нашем телевидении есть такое шоу, которое называется «Светская жизнь». Не знаю, от желания выслужиться или просто хорошо заработать, ведущая пиарит нашу власть имущию братву. Сытые и довольные жизнью физиономии, не стесняясь, рассказывают, сколько тысяч стоит его костюм или ее сумочка, какая и где у них недвижимость, как в Каннах отдыхают их дети. У меня нет вопросов к этому «свету», о нем уже много сказано, но как нужно любить деньги и не любить свой народ, что бы демонстрировать этот «пир во время чумы» на всю нашу нищую страну. Но это уже вопрос нравственности журналиста.

Недавно благотворительный фонд «Поддержка дискриминированных групп», президентом которого я являюсь, инициировал общественное движение «Навстречу».

Цель движения, привлечь внимание нашего общества к тому, что у нас существуют группы людей, которые не принимаются обществом. К таким группам относятся инвалиды, бывшие заключенные и др. Мы нетерпимо относимся даже к тем, у кого иной цвет кожи. Движения «Навстречу» намерено содействовать формированию в нашем обществе таких нравственных качеств как сострадание, прощение и толерантного отношения друг другу. Для этого нам понадобилась помощь СМИ. С просьбой о помощи я обратилась к генеральному директору одного из одесских телевизионных каналов. На что он мне ответил: «Нас это не интересует». Возникает вопрос, а что их интересует? А их интересует коммерческая реклама и заказные передачи, на которых за деньги льют грязь друг на друга наши, с позволения сказать, политические деятели. Их интересует только то, за что хорошо платят.

Может, кто-нибудь из наших журналистов возразит мне: «Я не такой!». Но тогда, где ты?

У наших журналистов в голове: я буду делать и говорить все, за что мне будут платить, больше ничего меня не интересует.

1.20 Мы и закон

В Украине тоже есть законы. Но к нашей жизни они не имеют никакого отношения. Законы сами по себе, а мы, украинцы тоже сами по себе.

Нашей Конституцией гарантировано бесплатное образование. В жизни — за обучение мы платим везде. В школах дирекция централизованно и на обязательной основе, прикрываясь попечительским советом, собирает деньги с каждого ученика на ремонт, на классные нужды и т. д. Мы платим, нам и в голову не приходит отказать. Боимся.

В государственных университетах количество бюджетных мест все время уменьшается, а вместо них появляются коммерческие. Нам в голову не приходит поинтересоваться, куда девается бесплатное образование, гарантированное Конституцией. Боимся.

Нашей конституцией гарантировано бесплатное лечение. Везде лечат за деньги. Никто из нас не посмеет потребовать бесплатную медицинскую помощь. Боимся.

По закону об автомобильном транспорте, автобусы не имеют права перевозить пассажиров не обеспеченных сидячими местами. Мы ездим стоя в набитых автобусах, рискуя своим здоровьем, и счастливы, что удалось «влезть». Никому даже в голову не приходит пожаловаться. Боимся.

По закону положено городским властям расчищать тротуары от снега и льда во избежание травматизма. Местные власти этим не занимаются, в результате, мы катимся по льду, падаем, ломаем руки и ноги. Но мы не требуем от власти выполнения своих обязанностей. Боимся.

У нас предусматривается уголовная ответственность за невыплату заработной платы. Зарплаты не выплачиваются, но мы не подаем в суд. Мы не жалуемся, что нам не дают положенный по закону отпуск, что не можем уйти на больничный, что работаем по-черному в собственной стране. Мы боимся.

Наконец-то, у нас появился закон «О защите животных от жестокого обращения», который предполагает гуманное отношение к животным, в том числе и бродячим. Но бродячих собак продолжают отлавливать и жестоко убивать. Местные власти не желают тратить средства на содержание приютов, лучше эти средства «отмыть» и в карман себе положить.

Так, например, в одном из городов Одесской области, местные власти заключили договор с частной фирмой на отлов и уничтожение собак. За каждые уши, предъявленные в доказательство выполненной работы, исполнитель получал 400 грн. Защитники животных в течение нескольких лет пытаются добиться исполнения закона, но пока безрезультатно. Но самое печальное, что их не поддерживает народ. Большинство считают, что бродячих собак нужно уничтожать. Они их боятся.

И, наконец, нам гарантировано право свободы слова. Но все СМИ контролируются властью. Что происходит в стране, мы узнаем из интернета. Мы не возмущаемся. Боимся.

Можно продолжать и продолжать, т. к. в нашей стране ни один закон н исполняется. А мы не жалуемся. Мы боимся.

В результате Украина — страна преступников и беспредела. Все у нас, от продавца в киоске до государственного деятеля, преступают закон. Продавец в киоске подставляет свой товар, обманывая хозяина; строитель ворует стройматериалы; производитель, желая сэкономить, не выдерживает технологию; торговец продает некачественный товар по цене качественного; коммунальные хозяйства требуют плату за неоказаные услуги; чиновники требуют деньги за свою работу; контролирующие органы берут взятки за то, чтобы скрыть нарушения; врачи, учителя, милиция власть — все мы, каждый на своем месте думаем, что украсть, как украсть или как и кого заставить нам заплатить. В результате мы все обманываем друг друга. Нам нельзя доверять, мы не выполняем своих обязательств - и нам не стыдно, у нас не говорит совесть, потому, что у нас ее просто нет.

В Украине есть органы, которые должны следить за исполнением закона. Например, прокуратура. Но она этим не занимается. Не для того у нас прокурорами становятся, чтобы мы по праву лечились бесплатно, учились бесплатно, получали заработанные деньги, чтобы нас защищала милиция и т. д. Прокурорами у нас становятся, чтобы найти и проверить того с кого есть, что взять. Причем на всех уровнях. Поэтому в нашей нищей стране прокуроры живут в роскошных домах, ездят на роскошных автомобилях, имеют недвижимость, в том числе, и за рубежом.

В Украине есть один действующий закон, которого мы все придерживаемся: Закон 1. Законы Украины не подлежат исполнению.

Можно искать причину случившегося в личности Виктора Януковича, его смотрящих, в неуемных аппетитах обворовывающих свою страну чиновников.

На самом деле это лишь следствие того, какие мы.

У нас в голове: нам законы не нужны

Глава 2. Мы не похожи на других. Какие мы?

Первым твоим законом должно быть уважение к себе самому.

Пифагор.

2.1 Мы вышли из Советского Союза

Чего же нам не хватает, и чем мы отличаемся от других? Нашему народу в целом и каждому из нас в отдельности не хватает уважения к себе, и этим мы отличаемся от других. У нас, как и у всех постсоветских людей, отсутствует чувство собственного достоинства.

Достоинство — это особое нравственное качество человека. Оно формирует, давно забытые в нашем обществе, понятия совести и чести, отличающие людей, стоящих высоко на лестнице духовной эволюции.

Достоинство превращает доброту в щедрость и великодушие, жалость в милосердие и сострадание, помощь в бескорыстный дар. Без достоинства деятельность превращается в суету, уверенность в самоуверенность и нахальство, благодарность в зависимость, а требовательность в придирчивость и мелочность.

Достоинство самодостаточно, ему не требуется признание и демонстрация своей важности. Достоинство свободно от обид и претензий. Достоинство превращает «простого» человека в человека благородного.

В нашей стране благородных людей мало. Еще в начале прошлого века Октябрьская революция избавила страну от благородства, чести и совести, которые имели место в царской России. Затем, в течение почти столетья коммунистическая партия убивала, ссылала в лагеря, выгоняла из страны тех, кто мог стать примером благородства.

В результате, после революции получили возможность «быть главными» интеллектуально и культурно незрелые люди, отличающиеся рабской психологией. Они воспользовались своими правами так, как смогли, соответственно их незрелым пониманиям. Из всего, что они слышали от своих вождей, их вялая рассудочная деятельность смогла выделить следующие моменты:

1. Что теперь они стали всем;

2. Что кругом много врагов, которые хотят лишить их этого всего;

3. Что их враги — это те, кто воспитан и образован;

4. Что, если обнаружил врага, то нужно немедленно донести на него и уничтожить;

Исходя из такого понимания своей роли, эти простые и незамысловатые, по своему внутреннему устройству люди, начали истреблять сначала тех, кто эту революцию возглавил, потом тех, кто выделялся своим образованием и уже поэтому представлял опасность, а потом и друг друга.

Не чувствуя себя достойными быть теми, ради кого все это делается и стремясь подсознательно к поклонению, они придумали некий абстрактный символ — коммунистическую партию, которая стала их идолом, которой они поклонялись и во имя которой они уничтожали наиболее развитую часть своего народа и себя самих.

В результате в Советском Союзе была выращена «новая общность людей» с психологией раба, без чести и достоинства. Они не требовали к себе уважения, всего боялись. Одни из них слепо верили во все, чему учила «родная Коммунистическая партия», другие, более развитые, сомневались, но боялись в этом признаться. Помню анекдот того времени:

Приходит человек в поликлинику и спрашивает:

— Есть ли у вас врач ухо-глаз? А то у меня что-то не в порядке. Я вижу одно, а слышу — другое.

Чтобы мы не узнали, как плохо живем и как живут в других странах, у нас специально глушили зарубежные радиостанции, такие как «Голос Америки», «Свободная Европа» и др, вещавшие на русском языке и желавшие рассказать правду о нас.

Передовая часть интеллигенции все-таки пыталась расслышать, что говорит «вражеский» голос, но большинству советских людей это было даже не нужно. По своему недомыслию они свято верили, что мировой империализм угнетает и эксплуатирует свой народ, а мы живем припеваючи.

Чтобы советские люди не видели, как они живут на самом деле, нам не разрешали выезжать за границу. А если все-таки выпускали, то проверяли на уровне КГБ, нет ли родственников за границей, чтобы мы там не остались. Поехать в туристические поездки советскому человеку было очень сложно, особенно интеллигенции, которая умела думать. Если удавалось, то мы были обязаны ходить только группами. В каждой группе обязательно был человек, который должен был следить за своими соотечественниками, слушать, что они говорят, с кем общаются, а потом докладывать в соответствующие органы.

Все это советские люди воспринимали совершенно нормально. Они не считали, что это унижает их человеческое достоинство, ибо этого достоинства у них не было.

Его у нас нет и сейчас. Сегодня многие украинцы с тоской вспоминают Союз, рассказывают своим детям, как им тогда хорошо жилось.

Достоинство рождает в человеке уважение к себе и делает его свободным. А наш народ себя не уважает, считает, что от него ничего не может зависеть. Более того, он не считает себя достойным другой жизни. Наш народ и жизнь, которой он живет, соответствуют друг другу. Корневая программа украинца — я - простой человек, от меня ничего не зависит.

Отлично иллюстрирует отношение к себе моего соотечественника старый всем известный советский анекдот.

Профсоюзное собрание. Выступает профорг:

— Товарищи, поступило предложение завтра всем повеситься.

Поднимается рука.

— Чего тебе, Иванов?

— Хочу спросить, Иван Иванович, веревку и мыло с собой приносить или профсоюз выдаст?

На самом деле, это не смешной анекдот. Это реальность, которая имеет место и сейчас в моей стране. Мы такие. Потому мы так бедно живем, потому нас обирают чиновники, потому у нас такая власть, потому она безнаказанно ворует и те, кто должен нам служить, превратили в слуг весь народ. Причина в нас самих, в ощущении своей ничтожности.

Отсутствие у человека самоуважения соответственно приводит к ощущению, что сам по себе ты ничего не значишь, и ничего собой не представляешь. Поэтому советский человек старался приобрести значимость при помощи внешних объектов, ярлыков. Сложно было выделиться в те времена, и таким ярлыком, делавшим тебя человеком, было тогда золото и бриллианты. Бижутерию никто не признавал, она считалась чем-то недостойным. В условиях тотального дефицита, отсутствия одежды, мыла, зубной пасты, и всего прочего, золота, как ни странно, в продаже было достаточно. Наши женщины любили на себе носить много золотых украшений. Огромные золотые перстни и золотые зубные коронки придавали значимость моим соотечественникам в собственных глазах и отличали их от всех остальных жителей цивилизованного мира. Наши женщины стояли в длинных очередях за пакетами с костями, которые назывались суповыми наборами, ожидали своей очереди за синими курицами, висели на подножках переполненного общественного транспорта, утюжили неровные мостовые, увешанные золотыми цепочками и украшенные крупными перстнями. Часто на женской руке вместе с парой золотых перстней красовался номер очереди за колбасой, нарисованный синей пастой.

Помню, если ты себя уважаешь, считалось обязательным иметь золотое обручальное кольцо весом в десять граммов. И мы имели!

Еще, мечтали наши женщины о бриллиантах, правда, в отличие от золота, как ни хотелось, но позволить их себе могла не каждая. А те, кому повезло, пусть даже осколочек в перстеньке, также толкались в очередях и кричали: «Давать по одной паре в одни руки» и бежали за троллейбусами, но уже в бриллиантах. Счастливчики!

В течение семидесяти лет наш народ жил в нищете, изолированный от всего цивилизованного мира. Иностранцы для нас были в диковинку. Мы преклонялись перед ними. Преклонялись, потому, что они были красиво одеты, потому, что у них были хорошие сигареты, потому, что у них было все то, чего у нас никогда не было, и, наконец, потому что у них были жвачки. О, жвачки — это что-то недосягаемое, мечта каждого советского ребенка. Я выросла в Одессе, городе торгового флота. Моряки привозили из плавания импортные вещи, причем самые дешевые, которые их жены «сбывали» на толчке или через знакомых по домам. У нас эти вещи стоили очень дорого, сложно было их покупать тем, кто жил на одну зарплату, но мы все равно умудрялись «достать» «фирменную» кофточку, джинсы или… жвачки.

Нищета, отсутствие всяких возможностей, с одной стороны, и выравнивание всех под одну гребенку, с другой, породили в нас комплекс неполноценности. Помните, «мой адрес ни дом и не улица, мой адрес Советский Союз»? Или «не личное главное, а сводки рабочего дня»? Это слова из популярной в те времена и любимой песни.

Вот так мы воспитывались, не было в нашем лексиконе «Я». Не знали мы, что это значит, просто «Я». И потому старались выделиться при помощи ярлыков. «Я сам по себе ничего не значу, зато у меня есть фирменные джинсы или сигареты», — так мы понимали свою значимость.

Сегодня мы больше знаем и больше хотим, чтобы чувствовать себя важным. Мы по-прежнему хотим золото и бриллианты. Но к этому добавилось многое другое. Теперь мы хотим автомобили, да не простые, чтобы было удобно передвигаться, а только премиум-класса. Интересно, что таких автомобилей на улицах нашей нищей страны вполне хватает. Нищая Украина на 4-ом месте в Европе по количеству джипов. Украинские чиновники ездят на машинах, которые в Европе редко встретишь. Однажды, моя дочь со своим приятелем из Италии прогуливались по Ришельевской. Вдруг показался автомобиль марки Мазоратти. Шокированный итальянец закричал: «Мафия, мафия!» На ту беду, показались еще две. Тут бедный молодой человек совсем потерял дар речи.

При коррупции, которая является основным методом работы государственного аппарата Украины на всех уровнях, наш чиновник может позволить себе любой автомобиль. Достаточно посмотреть какие авто стоят у налоговой полиции, при их копеечной зарплате, или на каких разъезжают таможенники, которые тоже получают всего лишь несколько сот долларов или прокуроры. Это для нас естественно, нас это не удивляет, а только вызывает зависть. И многие из нас были бы не против оказаться на их месте.

Но как же быть тем, у которых нет возможности брать такие взятки, а без дорогих машин они себя чувствуют жалкими? Тут кто как может, так и выкручивается. Некоторые берут кредит в банке и превращают свою жизнь в долговую тюрьму. Некоторым родители покупают новую иномарку, продав в селе кусок земли. И тогда разъезжает наш «крутой мен» по городу на дорогой машине, с трудом накопив на бензин, а сам живет в селе, с туалетом на улице.

Очень интересно наблюдать, как счастливые обладатели «Бентли» приехали на нем в супермаркет за колбасой. Или как жители двухкомнатной квартиры в пятиэтажке покупают новенький навороченный «Инфинити».

Те «ущербные» украинцы, которые ни сами, ни их родители не могут осилить дорогие автомобили, любят себя потешить пусть двадцатилетним, но Мерседесом. Чтобы, когда их спросили: «Какая у тебя машина?», — они могли с гордостью ответить: «У меня — Мерседес!».

При этом мы плохо воспитаны и мало культурны. Мы не знаем где и как себя вести, мы понятия не имеем, что такое этикет и, более того, не желаем этого знать. Зато, мы громко говорим, ругаемся матом и используем мат просто для связки слов, и нас это не смущает. Недавно я ехала в автобусе, и рядом со мной стоял молодой человек и говорил по мобильному телефону. Через каждое слово он матерился для связки. Я спросила его, не мог бы он не ругаться. На что он мне ответил: «Не могу! О, вообще, учите своих детей». Весь автобус тупо молчал, и только одна пожилая женщина прошептала мне на ухо: «Не трогайте его, а то он вас обругает».

Народ с чувством собственного достоинства твердо знает, что власть должна служить ему, а не он власти. Такой народ живет в Европе. И если этому народу что-нибудь не нравится, то он выходит на улицы и протестует, протестует против законов, которые ухудшают его жизнь, против правительства, которое не справляется со своей работой. Для него правительство это не правители, не цари, как мы о них привыкли думать, а всего лишь, нанятые на работу люди. А что делают с работниками, которые воруют? Их увольняют и отдают под суд. Так нужно поступать и с чиновниками. А мы смотрим на чиновников снизу вверх, не смеем у них требовать, боимся им перечить. Мы приклоняемся перед ними, унижаемся, готовы сделать все, что угодно, лишь бы они нам не отказали. Мы готовы заплатить столько, сколько они нам прикажут, за работу, которую они должны выполнять, и еще при этом не забываем сто раз подобострастным тоном сказать: «Спасибо».

С другой стороны, мы вступаем с чиновниками в сговор, если нам нужно получить какую-нибудь выгоду. В 1986 г., когда случилась авария на Чернобыльской АЭС, люди, пострадавшие от аварии, получили пожизненные льготы. Эти льготы нашему народу показались очень привлекательными и те, кто не был даже рядом с Чернобылем, с помощью чиновников за деньги делали себе удостоверения чернобыльцев, чтобы пользоваться этими льготами. Моему мужу предлагали сделать такое удостоверение за 200 долларов. То же самое до сих пор происходит с участниками боевых действий, а именно, участниками ВОВ и войны в Афганистане, которым тоже положены льготы и потому с каждым годом их становится все больше и больше.

Мы не умеем одеваться. Для нас хорошо одеваться — значит дорого. Мы стремимся произвести на окружающих впечатление при помощи дорогих вещей. Однако, на наших богатых, но малокультурных женщинах их дорогие туалеты выглядят безвкусно. Желая поразить роскошью, они поражают вульгарностью. Стремясь привлечь внимание к своим ногам, наши девушки нелепо выглядят в шортах среди зимы или в юбках переходящих в трусики среди лета.

Мы не считаем нужным знать правила поведения за столом, уметь пользоваться ножом и вилкой. Мы не рассматриваем застолье как возможность пообщаться, для нас застолье — это возможность вкусно и много поесть и выпить. Мы до сих пор не наелись, потому что у нас нет других интересов. У нас принято, чтобы было много спиртного и стол ломился от всякой всячины, осилив которую, никто уже не в состоянии общаться и, отвалившись от стола, те, кто еще стоит на ногах, медленно расходятся по домам.

В наших ресторанах стоит дым коромыслом и громко играет примитивная музыка, под которую выплясывают полупьяные украинцы. Несмотря на то, что должны быть залы для некурящих, найти их не просто. Одна ресторатор на мой вопрос, почему у нее везде курят, заявила, что если запретить курить, то к ней не будут ходить.

В результате цивилизованный человек смотрит на нас, как на дикаря с долларами. В Европе уже появились отели «без русских». Так себя рекламируют отели в желании привлечь больше клиентов из цивилизованных стран.

2.2 Умом нас не понять

В начале двухтысячных, насмотревшись сериалов, мы вдруг осознали, что хотим жить в собственных домах. И мы ринулись из своих пятиэтажек и девятиэтажек покупать землю и строить дома. Так начался строительный бум в Украине. Все, у кого была хоть какая-нибудь возможность «строиться», начали строительство своего дома. Если раньше у нас строили маленькие дачные домики, чтобы отдохнуть летом за городом, то теперь, насмотревшись бразильских сериалов, каждый старался построить не дом, и целую виллу. У тех, кто «сидел» на государственных деньгах, стали расти дома невиданных размеров и архитектурных решений. Это были дома в готическом стиле, с башнями и колонами. Если площадь среднего американского или канадского дома составляет 120–150 кв. м, то украинец просто не мог себе представить, как можно «ютиться» в таком домике. Как в том анекдоте:

Заходит новый украинец во дворец к английской королеве, оглядывается по сторонам и говорит: «Бедненько, но чистенько».

В нашей стране стало престижным строить дом не меньше, чем на 500–600 кв.м.

Каждый «уважающий» себя украинец мечтал именно о таком доме. Стоимость такого строительства по украинским ценам составляла от 500 тыс. долларов. Строили дома для себя и на продажу. И продавали такие дома запросто, при помощи обыкновенных объявлений. Совершенно нормальным было увидеть по телевизору объявления о продаже дома в полмиллиона или миллион долларов, как будто речь шла о велосипеде или котенке. В нищей стране, где средняя зарплата никогда не превышала 350 дол, успешно продавались дома по 500 тыс. дол. и более. Их покупали. Покупали, в основном, чиновники или представители криминальных структур, что у нас, в принципе, одно и то же. Покупали за наличные в одночасье. Просто предпринимателю, который зарабатывал своим трудом, это было не под силу, чем бы он ни занимался.

Таким образом, жить в собственном доме стало для каждого из нас делом чести.

Поэтому те, у кого не было собственных сотен тысяч долларов, начали закладывать свои квартиры и брать кредиты под невиданные проценты от 9- 12 % годовых, причем, в валюте, т. к. в гривнах проценты были еще выше. В 2007 г. в мире наступил кризис, а в нашей стране — коллапс.

Сегодня около Одессы стоят кладбища брошенных недостроенных домов, которые невозможно достроить, а также достроенных, которые невозможно содержать. Люди пытаются их продать, но дураков становиться все меньше, а может быть, просто у дураков уже нет таких денег.

Еще одна особенность нашего менталитета — это всенародная народная любовь к брендам. Для моего соотечественника не существуют торговые марки, кроме брендовых. Это касается не только автомобилей, о которых мы уже говорили, но и любых других товаров и услуг. Если телевизор, то это должен «SONY», и, не смотря на то, что такой же по качеству телевизор «LG», стоит на 40 % дешевле, украинец купит его только от безысходности. Если соковыжималка, то «KENWOOD», а не какой-нибудь «САТУРН».

Если духи, то «GUCCI» или «LANCOME», не иначе. Эти психокомплексы использовались еще в советские времена нашими подпольными бизнесменами, которые выпускали у себя в подполье джинсы фирмы «LEE» и «WRANGLER», ланкомовскую тушь, кофточки от Версачи, духи от «GUCCI» и т. д. В те времена все бренды производились на Малой Арнаутской, назывались «фирма» и сбывались на одесском толчке по сумасшедшим ценам. Так называемые, «фирменные» кофточки стоили полторы зарплаты учителя, инженера или врача, джинсы — две или три зарплаты, в зависимости от «фирмы», духи — одну. Для справки, зарплата учителя, врача или инженера равнялась ста двадцати советским рублям.

Сегодня, когда этих брендовё вокруг нас море, мы хотим иметь больше, чем у другого, дороже, чем у другого. Это позволяет нам чувствовать себя «крутыми». Сегодня нас не интересует, насколько человек честный, профессиональный, добрый, интересный, трудолюбивый, достойный, нас интересует, насколько он «крутой». И мы уважаем его за это. Сегодня мы сами не стремимся быть честными, профессиональными, интересными, добрыми, трудолюбивыми, достойными, мы стремимся стать «круче», «круче», чем другие. И уважаем себя за это.

Чтобы удовлетворить наши потребности в брендах, у нас появились бутики. Толком мы не знаем, что это такое, но уверены, что это «круто», а потому, стараемся, хоть что-нибудь в них приобрести. Цены там космические. И когда спрашиваешь у продавца, почему кофточка или туфли стоят триста, атои пятьсот евро, то она отвечает: «Это же Италия, посмотрите на фирму». И невдомек ей, что в самой Италии цены совсем другие.

Украинцы, закаленные ценами равными их зарплатам, и глазом не моргнут, услышав, что за «крутую» вещь нужно отдать все, что они заработали за месяц, атои два.

Наверное, во всем мире для человека играют роль ярлыки. Но для украинцев ярлыки — это что-то большее, это необходимое условие для того чтобы уважать себя и считать себя достойным уважения. Ярлыки — это оценка, чего ты стоишь. К ярлыкам также относится количество денег, которое у тебя есть, и не важно, как ты их заработал. Все мы, украинцы, все еще хотим иметь золото, бриллианты, натуральные дорогие шубы, дорогие автомобили, бытовую технику и одежду брендовых марок. Так, как нам кажется, мы можем приобщиться к Европе и почувствовать себя «крутыми». Недавно у нас появился свой собственный украинский бренд под названием ЕВРО. Теперь у нас есть евроокна, евродвери, евромех в женских сапожках, евроремонт и, даже, евросекондхэнд. Если у тебя есть это «ЕВРО», то ты настоящий «крутой». А быть «крутым» мечта каждого украинца. Жаль только, что у нас нет евроума, евросовести и евротрудолюбия.

Дети тех, кто был ничем, выросшие при советском тотальном дефиците, сегодня видят смысл своей жизни в деньгах. Желание комфорта приобрело у нас извращенный характер — не вещи для нас, а мы для вещей. Мы предпочли бы потерять руку, чем поцарапать свой автомобиль. Приглашая гостей, мы требуем снять обувь, чтобы они не запачкали и не испортили наш пол.

Вспоминается интересный случай, когда меня пригласили к моему старому знакомому, бывшему работнику ОБХСС, который вовремя уволился, но успел построить трехуровневый дом на Французском бульваре. Нас пригласили как бы на новоселье, и гости были соответственно одеты. Гостей встречали в зимнем саду и… там нам предложили снять свою обувь и надеть тапочки с зайчиками. Представляете, как чувствует себя женщина в нарядном костюме и в тапочках с зайчиками. Тем ни менее, все надели «сменную обувь», как в школе. Вот уже и собственный дорогой дом есть, а сознание как было, так и осталось прежним — сознанием бедняка.

Наверное, это сознание и есть причина таких парадоксов. Почему мы, имея доходы в десять раз меньшие, чем в Европе, стремимся к дорогим машинам, к огромным домам, ко всему самому, самому, чего не имеет средний европеец? Почему мы «из кожи вон лезим», чтобы все это получить? Почему, если мы этого не имеем, то считаем себя неудачниками?

2.3 Разруха в наших головах

1. Чиновник всегда прав, ему все позволено, закон на его стороне. Его надо бояться и задабривать, а то он может мне навредить.

Мне нужно было поменять заграничный паспорт. В Одессе за эту операцию требовали 700 грн. На самом деле его стоимость в Украине на тот момент составляла около 350 грн. Когда до меня дошла очередь в ОВИРе, я отказалась платить больше, чем положено. Со мной не спорили, а просто забрали две квитанции. В результате, я оплатила 350грн. Мой разговор слышали все стоящие в очереди, но никто из них не последовал моему примеру и продолжали платить по 700грн. Я поинтересовалась, почему они готовы заплатить в два раза больше, чем полагается. Оказалось, люди боялись, что если они откажутся платить чиновникам столько, сколько с них требуют, то те им могут отказать в выдачи паспорта. «

С ними (сотрудниками ОВИРа) лучше не связываться. Себе дороже», — говорили они.

У нас животный страх перед чиновниками. Мы боимся попасть в немилость к чиновнику, боимся, что, если будем возмущаться, то он может нам навредить. Как навредить? Найти причину и не выдать паспорт. Мы верим, что те все могут и боимся их.

2. Ко всему нужно привыкать и терпеть.

Недавно по телевидению в новостях показывали репортаж, который касался очередного повышения цен на бензин. При сегодняшней стоимости бензина нашей средней зарплаты не хватает «прокормить» даже машину в течение месяца, не говоря уже о семье.

Журналист спрашивает молодого человека:

«Что вы думаете по поводу очередного повышения цен на бензин?»

«Ну что», — отвечает молодой человек, «Когда подняли до 10грн. было вначале трудно, но потом привыкли, привыкнем и теперь. Раз надо, значит надо, потерпим».

Вот так, не нужно ничего менять, нужно привыкать и терпеть. Все, как в коммунистические времена. Но тогда мы ничего не видели и не знали, как мы плохо живем, а сегодня знаем, есть с кем сравнивать. Но мы не изменились: веревки с собой приносить или профсоюз выдаст?

3. Против начальства идти нельзя, а то будет хуже.

В 90-е годы в нашей стране не выплачивали зарплаты. Я в то время работала в школе. Мы, учителя, не получали зарплату в течение восьми месяцев, но продолжали работать. Затем поступило распоряжение управления образования нашего города работать и по субботам, т. к. зимой школу закроют, чтобы сэкономить на отоплении. Причем, никого не спрашивали, просто приказали. Это уже было слишком, мало того, что не платят, а тут еще и одного выходного дня лишают. Тогда мы решили устроить забастовку. Так как я была профоргом, то мне и пришлось этим заниматься. Я отнеслась к порученному мне делу серьезно, и вскоре все необходимые формальности были соблюдены, и наша школа могла совершенно законно начать бастовать. Но не тут-то было. Узнав об этом, к нам в школу срочно приехала заведующая управлением образования нашего района, собрала всех учителей и поговорила «по душам». В результате чего, наш коллектив отказался от проведения забастовки. Но самое интересное другое, все учителя дружно написали заявления с просьбой разрешить им работать по субботам. Эти заявления нужны были для того, чтобы районное начальство не обвинили в том, что оно нарушает закон, заставляя работать в субботу. Получилось, что учителя сами попросили, и те просто разрешили, пошли, так сказать, навстречу коллективу. Так и продолжали наши учителя работать без денег, да еще и по субботам.

В тот же день я сняла с себя полномочия профсоюзного лидера и по окончании учебного года ушла из школы на свои хлеба. У меня не было обиды на моих коллег, но уважать их я уже не могла.

4. Наше молчание можно купить за бутылку.

Несколько лет назад мы построили дом и переехали жить за город, можно сказать, в село. На село это уже мало похоже, разве что частные дома вокруг, правда, очень бедные и неухоженные. Не желая платить за вывоз мусора, местные власти решили убрать в селе все мусорные баки. В связи с отсутствием мусорных баков, люди стали сносить мусор на площадку, к ставку, который прежде считался минеральным источником. Находится этот ставок в метрах пятидесяти от администрации села на центральной улице Ленина, и, буквально, прилегает к детскому санаторию. В результате, около санатория образовалась мусорная свалка. Это приняло угрожающий характер, т. к. близилось лето, и возникала опасность инфекционных заболеваний. Ни сельские власти, ни дирекция санатория никак не реагировали на происходящее до тех пор, пока я не написала областному начальству. И тогда, чтобы поймать*сешогей*ганов и оштрафовать, дабы другим неповадно было, глава администрации поставил дворника Васю дежурить у мусорки «денно и нощно». Дворник Вася послушно дежурил, но, застав нарушителя на месте преступления, не выдавал его на растерзанье властям, а брал с него бутылку, за молчание.

5. Как бы ничего не делать и деньги получать.

Недавно в Одесской области произошел такой случай. На улице среди белого дня подошли к пенсионерке С. двое молодых людей и представились работниками банка. Они рассказали, что их банк дает по вкладам 30 %. И сейчас проходит акция, которая заключается в том, что не требуется сдавать деньги в банк, а можно прямо сейчас и здесь отдать им деньги и сразу же получить эту сумму обратно плюс 30 %.

Пенсионерка С. живо заинтересовалась «выгодным» предложением. Тут к ним подошла еще одна пожилая женщина и поведала, что она уже воспользовалась этой акцией и, отдав молодым людям тысячу гривней, тут же получила тысячу триста. Пенсионерку С. это окончательно убедило в том, что ей несказанно повезло. Она побежала домой, вынесла десять тысяч гривней и отдала их «работникам банка», которые немедленно скрылись.

Оказалось, что это случай не единственный и меня попросили написать в газету комментарий, к чему приводит правовая безграмотность. Я написала, однако, суть моего комментария сводилась к тому, что причина этого кроется в умственной недоразвитости потерпевших и к правовой неграмотности не имеет никакого отношения.

6. У каждого из нас своя цена.

В нашу культуру прочно вошло и закрепилось такое понятие как «мажоры». Мажоры — что это такое? Или кто это такие? Мажоры — это VIP дети, живущие в роскоши и позволяющие себе абсолютно все, что заблагорассудится. Мажоры — это много алкоголя и большая скорость, аварии и погибшие в них, папы, приезжающие на помощь, и полная безнаказанность за содеянные преступления.

Вот только один из многочисленных эпизодов, ставших достоянием общественности.

В сентябре 2008 г. в Симферополе 25-летняя водитель мотоцикла Анна Мишуткина погибла в результате столкновения ее мотоцикла "Сузуки" с автомобилем "Бентли", которым управлял сын депутата Симферопольского горсовета Виталий Файнгольд.

По словам очевидцев, Бентли ехал со скоростью около 200 км/час. Файнгольд возместил моральный ущерб в размере 500 тыс. грн. дочери погибшей мотоциклистки, которую суд признал потерпевшей по делу. Отцу погибшей мотоциклистки Александру Гоппе сын депутата возместил лишь 125 тыс. грн. из 500 тыс. три, которые требовались. В ноябре 2009 году Файнгольда признали виновным и приговорили к двум годам содержания условно, однако прокуратура добилась отмены Верховным Судом приговора и пересмотра этого дела. В результате 12 сентября 2011 г. судья Железнодорожного райсуда Симферополя Оксана Корогодина признала невиновным Виталия Файнгольда, сбившего насмерть мотоциклистку.

Мы знаем об этом, но возмущает ли нас это? Выходим ли мы на улицы? Требуем ли справедливого наказания, чтоб другим неповадно было? Нет!

Недавно имел место прецедент. Одного нашего мажора все-таки осудили на 6 лет за то, что в результате ДТП он лишил жизни 3-х человек. Это был некий Дмитрий Рудь из Днепропетровска. Причем, обвинитель еще и добился увеличения срока заключения. Однако, родственники погибших, получив материальную компенсацию за смерть своих близких, высказались против увеличения этого срока убийце своих родных. Вот так!

Мы не возмущаемся. Мы не требуем справедливого наказания преступникам. Мы берем деньги, для нас большие, в качестве морального ущерба за искалеченных и погибших родных людей и успокаиваемся: «Претензий от потерпевшей стороны нет». Родных, все равно не вернешь, а денежки-то приличные, думаем мы, зарабатывая на своем горе, торгуя смертью своих близких.

Поэтому этим мажорам все дозволено. Поэтому они ничего не боятся. Они знают, что у них всегда хватит денег нас купить. И у каждого из нас своя цена.

7. Воровать — это не стыдно.

На днях у меня состоялся случайный разговор с мужчиной лет шестидесяти. Оказалось, что он родом из Енакиево, земляк сегодняшнего Президента. Мужчина, назовем его Иван, ругал теперешнюю власть, как, кстати, и предыдущую. Вспоминал, как было хорошо при Советском Союзе.

Потом разговор зашел о том, как живут в других странах. Иван поведал мне, что несколько лет назад попал он по работе в Голландию. Его удивлению не было предела, когда он сталкивался с местными жителями. Приведу два случая из жизни нашего Ивана в Голландии.

Случай первый. Автомобильные стоянки в Голландии оборудованы чековыми аппаратами. Когда человек подъезжает к стоянке, он нажимает кнопку автомата и получает чек, на котором указано время прибытия. А когда он выезжает, то предъявляет этот чек, и платит соответственно тому, сколько простоял на стоянке. Увидев это, наш Иван тут же сообразил что к чему, и предложил голландцу, с которым он приехал, следующую комбинацию: за десять минут до выезда взять новый чек, старый выбросить, таким образом, им придется заплатить всего за эти десять минут, а не за целый день, который они простояли. Голландец, рассказывает наш Иван, подумал и говорит: «Нельзя», а Иван: «Почему?». «Просто нельзя и все», — ответил тот и закончил на этом разговор.

Еще один случай произошел с нашим находчивым Иваном в голландском супермаркете. У них покупатели сами взвешивают товар, и при выходе их никто не проверяет, а берут деньги соответственно пробитому чеку. «Взвесил я апельсины, а после этого добавил в кулек еще два раза по столько. Выхожу, никто меня не проверил. А мой партнер на те же деньги купил в три раза меньше меня. Вот так!» — похвастался мне Иван из Енакиево.

8. Зачем нам нужны туалеты в автобусах, если есть кусты.

Раньше мы никогда не видели в нашей стране автобусов с туалетами, и даже не знали про их существование. Обычно, по необходимости, водитель останавливает автобус, люди выходят — и под кустики. Мы все к этому привыкли, мы другого не знаем и нам другого не нужно.

В последнее время на междугородних и международных рейсах появились автобусы с туалетами. Но эти туалеты не открывают, а продолжают использовать кустики по дороге.

Стюарды не хотят их открывать, потому, что им не хочется их убирать. А на международных рейсах водители используют туалеты как дополнительные места для перевозки контрабандного груза, что является их дополнительным заработком.

Этот факт никого из нас не удивляет. Мы не возмущаемся, не требуем открыть туалеты, а продолжаем пользоваться кустиками.

9. Спасибо и за это.

Кстати, о туалетах. В наших общественных туалетах нет в кабинках туалетной бумаги. С целью на ней сэкономить, один рулон туалетной бумаги вешают прямо на входе рядом с кассой, которая продает «билеты» в эти самые туалеты. Поэтому каждый из нас при покупке билета у всех на глазах должен запастись и туалетной бумагой, быстренько прикинув, сколько ее на этот раз ему понадобится.

10. Хорошо, если на работе есть, что украсть.

Одна молодая девушка похвасталась мне, что ее отец, наконец-то, нашел работу. Его взяли на работу поваром. «Это же очень хорошо», — радуется девушка, «теперь он будет приносить домой не только зарплату, но и продукты».

11. Как бы из казны деньги украсть.

Чтобы мы могли смотреть более качественное телевидение, недавно в нашей стране оцифровали несколько обычных украинских каналов. Оцифровали и закодировали. Возникает вопрос, зачем кодировать обычные каналы? Оказывается, есть зачем. На этом наши чиновники решили хорошо подзаработать к очередным выборам.

Во-первых, теперь те, кто хочет смотреть цифровое телевидение должны купить декодер за 500 грн, что значительно дороже его реальной стоимости. Во-вторых, наша заботливая власть решила бесплатно раздавать эти приборы незащищенным слоям населения, для чего выделила приличную сумму денег. Понятно, что нашим «незащищенным слоям» эти декодеры не нужны, т. к. по бедности они имеют телевизоры, которые не могут принимать цифровой сигнал даже с декодером. Зато под эти декодеры чиновники «отмоют» немалую кучку денег. И для этого они, как обычно, использует инвалидов, и, так называемых, детей войны.

Кстати, о «детях войны». Это категория людей, которые родились во время войны. Чем они заслужили льготы на всю жизнь, неизвестно. Однако, желая получить их голоса, в свое время социалист Морозов придумал для них этот особый статус. Жалко, что нет внуков войны, которые родились у этих детей после войны. Думаю, что это еще впереди.

2.4 Наши политики не такие, как у других

        

Черная дыра, или Страна, которая выбрала Януковича
   
Черная дыра, или Страна, которая выбрала Януковича

Политика — это сложная наука, и не каждый ее может осилить. Это наука, при помощи которой управляют страной на всех уровнях. Политик — это серьезная профессия, это тот, кому народ доверяет и делегирует право защищать свои интересы. Политик — это тот, кто заслужил это доверие, т. к. нравственно дорос до такого уровня, когда интересы своего народа ставит выше собственных. Место работы политиков — это государственные посты разного уровня, на которых они применяют свои знания законотворчества и умения эти законы защищать. Но, в первую очередь, политики должны сами следовать этим законам. И тогда твоя страна будет процветать. В европейских странах так и есть, кроме того, в них существуют законы, которые сводят к минимуму возможность пробраться на государственные посты мошенникам и прохиндеям, желающим решить свои собственные вопросы при помощи власти.

Этого нельзя сказать о развивающихся странах, в которых есть место вождям, авантюристам и просто жуликам, которые, используя популистскую риторику, пробираются к власти с целью обогатиться за счет собственного народа.

На самом деле, каков народ, такие у него и политики. Еще Бисмарк заметил, что каждый народ достоин своих правителей. Другими словами, скажи мне, кого ты выбрал и я скажу, какой ты.

Каких же политиков достойны мы?

Дедушка Ленин когда-то сказал, что «каждая кухарка может управлять государством». Только вдумайтесь в эту фразу! Глупее трудно придумать. Весь гениальный ум вождя всех времен и народов в этой фразе. Хотя, возможно, его гений и заключался в том, что бы окружить себя «кухарками», на фоне которых ему удавалось бы умно выглядеть.

Из «кухарок» и состоял Верховный Совет СССР и все остальные Советы в те времена. Эдакие «бревна с руками». Руки им нужны были для того, чтобы единогласно голосовать и бурно аплодировать своим коммунистическим вождям. Доярки, чабаны, учителя, рабочие, врачи, кого только не было в высшем органе управления нашей страны. А не было профессионалов, способных эффективно работать, развивать экономику и политику. Профессионалы и, вообще по-настоящему образованные люди, именовались в советской стране «врагами народа» и представляли опасность для власти рабочих и крестьян. После Октябрьской революции им пришлось эмигрировать или быть расстрелянными. А их места заняли шариковы и швондоры.

Однако наш народ, не смотря ни на что, рожал ученые умы, но их считали враждебными элементами, им продолжала не доверять народная власть и не допускала к управлению. Зато, благодаря им в СССР развивалась наука, достижения которой, к сожалению, использовались, в основном, в военной промышленности. В результате, огромная страна превратилась в «Верхнюю Вольту с ракетами», как ее называли на Западе.

В 90-е годы ветер Перестройки сдул из страны тех немногих, кто был способен думать, хотел жить и работать честно. Несмотря на новые времена, они не смогли сдвинуть страну на цивилизованные рельсы и, разуверившись, покинули ее.

Сегодня независимая Украина гордо несет эстафету дедушки Ленина. Правда, украинские политики уже не те «кухарки», что были в прошлом.

Во-первых, этим «кухаркам» уже не нужны руки, чтобы голосовать, т. к. на заседания Верховной Рады они приходят редко. Хватает всего нескольких «дежурных» рук, чтобы нажать кнопки при голосовании. И аплодировать уже некому, каждый из них сам себе вождь. Зато нью — кухаркам нужны руки, чтобы загребать народное добро. И еще нужны огромные «кишени» без дна, в которые это добро складывать.

Во-вторых, эти «кухарки», будучи, по-сути, теми же бревнами, уже с дипломами юристов, экономистов, и многие из них даже именуют себя профессорами. Благо в нашей стране можно купить любой диплом и очень просто стать профессором, были бы деньги.

Мой отец — профессор, еще из тех, которым не доверяли политику, но позволяли заниматься наукой. Я выросла среди научной интеллигенции, я помню глаза этих людей.

В этих глазах отражался не только ум, но совесть и честь. Это были те немногие, которые задыхались в советском безвременье и с надеждой приветствовали Перестройку. А потом, разочаровавшись, уехали, кто куда. Кто — в США, а кто — в Израиль. Моего отца приглашали остаться в Штатах, но он не захотел. Наша семья, почему-то, до сих пор не покинула страну.

Помню такой советский анекдот, он, наверное, про нас.

Сидит кротенок в норке со своей мамой кротихой и спрашивает ее:

— Мама, почему мы здесь живем? У нас в норке так холодно, сыро и темно, а там, наверху — тепло и солнышко светит?

— Ты прав, сынок, — отвечает мама-кротиха, — там, наверху, тепло и солнышко светит, а у нас в норке холодно, сыро и темно, но ведь это наша Родина.

Но все меньше и меньше становиться людей, которые хотят жить в сырости и в темноте. Все больше становится желающих погреться на солнышке. В отличие от Советского Союза, сегодня это реально и люди продолжают покидать Украину без сожаления. Уезжают, как правило, лучшие, те, кто хотят и могут просто честно работать и достойно жить на заработанные деньги.

Однако вернемся к нашим парламентариям или политикам — так они себя, кажется, называют? И еще они себя именуют «элитой», и в этом им усиленно помогают наши проплаченные журналисты. Как только я вижу эту «элиту», так сразу вспоминаю Булгаковского Шарикова, когда тот пришел в костюме и галстуке с работы, где они «давили, давили, давили кошек, пока всех не передавили».

Итак, что же такое наша власть? И кто в нее идет? Власть в Украине — это самый прибыльный бизнес, конечно, если воровство можно назвать бизнесом. Идут во власть наши политики только за деньгами, причем на всех уровнях. Чем выше уровень, тем больше денег.

Наши политические «бизнесмены» используют свое положение для того, чтобы превратить государственные деньги в свои собственные. Существуют известные и опробованные схемы.

Например, строительство — это Клондайк для воровства. Под него можно «отмыть» миллиарды. Фишка сегодняшней власти — ЕВРО-12. Если бы их не было, то нужно было бы их придумать, так они пришлись по вкусу нашим власть имущим. Под строительство и реконструкцию дорог, аэропортов, стадионов и других объектов неоправданно, под дутые сметы выделялись огромные государственные средства, которые потом успешно отмывались и вывозились из страны. Вот откуда у наших, так называемых, парламентариев с каждым годом увеличивается состояние

Не менее прибыльный «парламентский бизнес» — это лоббирование своих интересов в парламенте и получение государственных заказов под свои предприятия.

Для «бедных» парламентариев можно хорошо заработать на перебегании из одной фракции в другую.

То же самое происходит и на местном уровне. Например, в 2011 г. для реконструкции харьковского метро мэрия города закупила скамейки, ни много, ни мало, по 65 тыс. грн. каждая. А в 2012, по данным СМИ, госуправление делами президента закупило малину по 625 грн. за килограмм.

Интересно, не то, что чиновники воруют, они для того и пришли во власть, чтобы воровать. Интересно то, что мы им это позволяем. А позволяем потому, что хорошо их понимаем, сами на своем уровне делаем тоже, и не видим в этом ничего плохого.

Регулярно выделяемые средства для ремонтов домов, замены труб ит. д., тоже идут прямо в карман городским чиновникам. А в наших домах в лучшем случае покрасят масляной краской советского образца стены в подъездах, дай ток выборам. Мы это знаем и молчим. Более того, мы платим за неоказанные услуги. Мы платим за отопление, при котором замерзаем, за воду, которая не пригодна для питья, за газ, который настолько разбавлен, что чайник еле-еле закипает. Цены на все это растут, нам уже нечем платить и на нас подают в суд. А мы не требуем, чтобы проверили температуру в наших домах, качество нашей воды, качество газа и дали заключение, должны ли мы за все это, вообще, платить.

Банальный ремонт какой-нибудь школы или любого другого государственного учреждения требует «отката» чиновникам, которые выделили деньги на этот ремонт. На ремонт выделяются средства с учетом того, чтобы «всем было хорошо». Одна беда, на сам ремонт, как правило, почти ничего не остается.

Вот откуда у местных чиновников такие дома, такие машины, такие счета в банках. Вот почему они готовы заплатить любые деньги, что бы попасть во власть. Время идет, а мы живем все хуже и хуже, а они — все лучше и лучше.

Помните, «каждая кухарка может управлять государством»? Вот и управляют наши «кухарки» как могут, а могут они высасывать, как пылесос, наши с вами деньги из нашего с вами бюджета в свой карман — кишеню без дна.

Мы все это знаем, но молчим. Молчим, потому что нас, если честно, это не возмущает. Потому что каждый из нас в глубине души их понимает, а если и ругает, то только из зависти, и если бы сам был на их месте, то поступил бы также. А пока, на своем месте каждый из нас старается так «крутиться», чтобы и ему чего-нибудь от этого «пирога» досталось.

У нас в голове: почему у них есть, а у меня нет, я тоже хочу.

2.5 Кого и как мы выбираем

Мы выбираем часто и кого попало. Настолько «кого попало», что возникает вопрос, откуда оно берется и как оно туда могло попасть. Ответ: берется оно из нас, по нашему образу и подобию, и могло попасть туда с нашей помощью и за деньги, которые у нас же и украло.

Наши предвыборные технологии отличаются от всех имеющихся в мире. Их можно назвать «технологии для дураков». Не хочется называть себя дураками, но если бы мы были умными, то не были бы такими бедными.

Как только стартует предвыборная кампания, откуда не возьмись, появляются желающие сделать нашу жизнь радостной и счастливой. Все они просто возмущены тем, как живут «простые люди», возмущены тем, до чего предыдущая власть довела страну. При этом их ни сколько не смущает, что почти все они и есть эта самая прошлая власть. Перед каждыми выборами у наших кандидатов в депутаты случается амнезия, и они напрочь забывают, кто они такие, им кажется, что мы их не знаем и видим впервые. Без зазрения совести они поливают грязью друг друга и дают заведомо ложные обещания.

Их обещания доходят до абсурда. Так, например, на президентских выборах в 2010 г, кандидат в президенты Виктор Янукович договорился до того, что, если победит, то повысит минимальные пенсии почти в два раза «уже сегодня» и, при этом, пообещал устроить налоговые каникулы для малого бизнеса на пять лет. В любой развитой стране такое заявление вызвало бы, по крайней мере, недоумение, и, конечно, никто бы в это не поверил. А наши на полном серьезе и с радостью рассуждали о том, как всем станет хорошо «прямо сегодня». И его таки выбрали.

Экономическая и правовая неграмотность нашего народа приводит к тому, что не каждый способен сообразить, откуда возьмутся деньги на повышение пенсии, если не будут поступать налоги в казну. «Простой» украинец вообще не понимает, что такое налог и для чего он нужен, поэтому изо всех сил старается его не платить. Кроме того, он не понимает, что такое государственная казна, откуда берутся деньги в эту казну и какая ему от нее выгода,

Зато, не смотря на все это, наш народ очень хорошо соображает, что на выборах можно тоже заработать. Зарабатывают все, кто как может. От телевидения на рекламе до простых людей, которые за деньги стоят на митингах, за деньги протестуют и требуют. Зарабатывают члены избирательных комиссий, которым платят за то, чтобы все было, «как надо». И еще, мы используем выборы, чтобы выпросить что-нибудь у властей. Например, починить канализацию, поставить новую дверь в подъезде, сделать детскую площадку, т. е. все то, что они и так обязаны делать, но не делают. Но никто из нас не связывает выборы с качеством нашей жизни.

Мы, действительно, не понимаем, что такое выборы и для чего они нужны. В истории нашего государства никогда не было опыта свободных выборов. В царской России никого не выбирали, а при Союзе выборы были формальными. Наш менталитет, основанный на рабской психологии, не позволяет людям понять, что власть — это не начальники, а те, кого народ нанимает на работу управлять государством и, кстати, платит им за это свои деньги, также как и продавцу в магазине платит его хозяин. Украинцы, в большинстве своем, до сих пор боятся власти и рассматривают ее как начальника, которому они должны подчиняться.

Украинец называет себя «простым человеком», «населением», от которого не только ничего не зависит, но и не должно зависеть, ибо он «человек маленький» и того не достоин.

Результаты выборов почти никого не возмущают. Те немногие, кто себя уважает, продолжают уезжать из страны.

У нас в голове: от меня ничего не зависит, они все равно сделают как им надо.

2.6 Кого мы привели к власти в 2010 г

Наш Президент сегодня.

Сегодня Президент Украины — Виктор Янукович. Он работает чиновником 15 лет. В 1996 г. Янукович был заместителем главы Донецкой областной администрации, через год стал губернатором Донецкой области. С мая 1999 по март 2001 г. г совмещал должность губернатора и председателя Донецкого областного совета. В ноябре 2002 г. назначен премьер-министром Украины. До государственной службы он был рабочим, директором автобазы, занимал должность замдиректора по материально-техническому снабжению Донецкого государственного производственного объединения (ПО) угольной промышленности, затем стал директором ПО «Донбасстрансремонт», после чего был назначен генеральным директором Донецкого территориально-производственного объединения автотранспорта. Вот коротко о трудовой биографии Виктора Януковича.

Как видно из биографии, Янукович в течение своей жизни работал только на государственных предприятиях, а затем состоял на государственной службе. Это означает, что всю свою жизнь Виктор Янукович жил на одну зарплату, и на нее содержал свою семью: жену и двух сыновей. Как известно, на наши зарплаты не разбогатеешь, какие бы они не были. У нас в Одессе есть такое пожелание врагам: «Чтоб ты жил на одну зарплату».

Словом теперешний президент ничем от нас не отличался, работал, как все и зарабатывал, как все. Никогда не занимался бизнесом и никаких побочных доходов у государственного служащего быть не могло.

Однако, очевидное — невероятно. Сегодня у семьи Януковича есть собственные дома, самолеты и вертолеты, которые они арендуют за огромные деньги, собственный банк, и т. д.

Сам Виктор Федорович живет в «скромном» домике в Межгорье. По оценке одного из архитекторов, сметная стоимость этого дома в стиле «сталинского барокко» — 10 млн. долларов. В ванне главы государства — золотой смеситель в форме лебедя, краны позолоченные, с крупными кристаллами Swarovski. Да, не жалко, пусть будет золотой смеситель, парень ведь вышел из нищеты, так что хочется ему почувствовать себя важным. Но откуда деньги на все это у государственного служащего, который бизнесом не занимался и жил всю жизнь на одну зарплату?

Виктор Федорович объясняет, что для того чтобы купить такую дорогую дачу в Межгорье, пришлось продать свою недвижимость в Донецке. А откуда взялось столько недвижимости у государственного служащего, который бизнесом не занимался и жил всю жизнь на одну зарплату?

Интересно, что сыновья Януковича, мальчики, которые жили на одну зарплату своего папы служащего, сегодня очень богатые люди. Например, состояние старшего сына Александра Януковича на 2011 год оценивалось в 130 млн. долларов. Он входит в сотню самых богатых людей Украины. А пареньку — то всего 38 лет. Где ж он успел все это заработать? Давайте сообразим. Александр — врач стоматолог. Родился в 1973 г. Значит, окончил школу, где-то в 91–92. Как минимум 6 лет учился на врача. Таким образом, он должен был окончить институт в году 97. А через 6 лет после окончания, в 2003, он уже бизнесмен, а не врач. Да такой успешный, что успел заработать на собственный автопарк, состоящий из четырех машин общей стоимостью около 350 тыс. дол. Как это у него получилось, отец помочь не мог, ведь отец государственный служащий, бизнесом не занимался, жил на одну зарплату.

Откуда такие деньги у Януковича и его детей? А как живут ваши дети?

Для справки.

Состояние семьи теперешнего президента США — Барака Обама, как следует из опубликованных в апреле 2011 администрацией США сведений, на 2010 год оценивается в 4 млн. дол. Основной доход Обамы — гонорары за публикацию его книг.


Николай Азаров — премьер-министр Украины. Получает жалование, как и другие государственные служащие. Однако лишь задекларированная собственность премьера Азарова составляет 5,2 млн. долларов. Конечно, по сравнению со своими соратниками, он не богат. Но все равно, интересно, где мог Николай Янович заработать эти миллионы. Книги писать ему вряд ли удается, т. к. судя по тому с каким трудом он осваивает украинский, к языкам у Николая Яновича явно нет способностей.

Заглянем в его биографию. Г-н Азаров, инженер геолог-геофизик. Работал начальником участка, главным инженером, заведующим лаборатории, а затем и отделом НИИ. С 1984 по 1995 г.г. Николай Янович заместитель директора и директор Украинского государственного НИИ горной геологии в г. Донецке. С 1990 г. стал заниматься политикой. В 1995 был избран в Верховную Раду Украины 2-го созыва. С 1996-2002 занимал должность главы налоговой администрации Украины. И до сих пор так и работает государственным служащим.

Согласно трудовой биографии Николая Азарова, ни каким бизнесом он никогда не занимался, а всю жизнь получал государственное жалование. Интересно, откуда у государственного служащего может быть такое состояние?


А какое у вас состояние, бывшие инженеры, ученые, директора НИИ?

Александр Ефремов — член Партии регионов в Верховной Раде. С одной стороны, Александр Сергеевич — ум, честь и совесть правящей партии и патриот Украины. А с другой — один их самых богатых людей Луганщины. Его задекларированное состояние составляет 290 млн. долларов.

И снова мне интересно, откуда в нашей стране, можно сказать еще недавно коммунистической, вырастают миллионеры. Может быть, г-н Ефремов занимался бизнесом и заработал их. Скажем, колбасу производил или хлеб выращивал. Взял в аренду завод или землю, трудился со всей своей семьей, и потихоньку, потихоньку, разбогател.

От семейного подряда — к крупному бизнесу. Так бывает.

Однако карьера Ефремова совсем не связана с бизнесом. По профессии он инженер-технолог, а по призванию, видимо, комсомольский работник, потому что по профессии он никогда не работал, а сразу после армии пошел в комсомольские работники, где с 19871991 г. г дослужился до первого секретаря Ворошиловградского горкома комсомола. Наверное, хорошо за Советскую власть агитировал. А оттуда сразу в заместители начальника цеха Ворошиловградского станкостроительного завода, ни дня не работая инженером. Ох, уж эти комсомольские вожаки, талантливые вы наши. Потом Ефремов — директор предприятия «Мега Лтд» в Луганске, председатель правления коммерческого банка «Укркоммунбанк», заместитель губернатора Луганской области, глава администрации Луганской области, президент регионального управления союза промышленников Украины, и. наконец-то, народный депутат Украины.

Как видно из трудовой биографии Александр Сергеевич очень разносторонний человек. Настолько разносторонний, что сначала был на стороне коммунистов и воспитывал нашу молодежь в коммунистическом духе, а это значит, в борьбе с частной собственностью и капитализмом. А потом вдруг сам стал капиталистом. Только, интересно, откуда у Ефремова взялся капитал? Ведь судя по биографии, он жил на зарплату. А какие у нас зарплаты, мы знаем, откуда же у Ефремова миллионное состояние?


А что вы написали бы в своей декларации?

Сергей Тигипко — еще одно явление нашего политикума. Эдакий бравый солдат Швейк, грудь колесом, комсомольская нахрапистость. «Украинский финансовый и политический деятель», — так о нем пишется в Википедии. Состояние этого деятеля оценивается на 2011 год в 780 млн. долларов. Интересно, где в нашей стране сын пасечника и медсестры мог заработать миллионы? Может Сергей Леонидович наш украинский Билл Гейтс, компьютерный гений? Может быть, он один из первых предпринимателей, и сколотил свое состояние тяжелым трудом?

Давайте заглянем в его биографию: 30 лет назад в 1982 г. Сергей Тигибко окончил институт и стал инженером — металлургом, вернее получил диплом инженера-металлурга. Подозреваю, что на этот факультет было поступить проще, чем на другие, знаний особых не требовалось, да и крестьянское происхождение помогло. По специальности не работал ни одного дня, а пошел сразу в армию, где прослужил 2 года. После армии тоже не стал работать инженером, а решил, что в свои 24 года он уже готов воспитывать молодежь и устроился заместителем директора по учебно-воспитательной части Днепропетровского механико-металлургического техникума. Надо сказать, что в советские времена, армия была плацдармом для таких прыжков в сторону от работы, которые продемонстрировал в дальнейшем Сергей Леонидович. Интересно, какой воспитатель из 24-летнего молодого человека, который к тому же еще ни дня нигде не работал. Ему бы самому учиться и учиться, а он уже воспитатель. С 1986–1991 г.г. Сергей Тигипко, уже заведующий отделом пропаганды и агитации Днепропетровского обкома комсомола, а потом и его первый секретарь.

Всем известно, чем занимались в советские времена комсомольские вожаки. Они жили припеваючи, демонстрируя веру в коммунистические идеалы и помогая Коммунистической Партии дурачить наш народ, Они боролись со всякими проявлениями чуждой нашему советскому обществу морали, а именно, желанием заработать побольше денег, желанием иметь материальные блага. Клеймили позором капиталистов, всяких промышленников и банкиров, которые эксплуатировали свой народ, и частную собственность, которая была корнем зла. Предполагалось, что сами комсомольские вожди кристально честные и должны служить примером остальной советской молодежи.

Но наступил 1991 г. и наш комсомолец, этот ум, честь и совесть, начинает заниматься банковским делом. С 1992 г. он становится главой известного нам Приватбанка, вокруг которого сформировалась финансово-промышленная группа «Приват», владевшая значительными активами в металлургической, нефтяной отраслях и в СМИ.

Возникает сразу несколько вопросов.

Вопрос первый. Как можно из кресла пропагандиста коммунистических идей, человеку, который толком нигде не работал и никакой профессией не владеет сразу стать, ни кем-нибудь, а банкиром. Это, наверное по- ленински, кто был ничем, тот станет всем. Надо полагать, что молодой Тигипко, поднаторев в воспитании, почувствовал силы заняться финансами.

Вопрос второй. Как человек, который так ненавидел капиталистов, что дослужился до целого секретаря обкома комсомола, сразу перестроился, и пошел в эти самые капиталисты?

Вопрос третий. А откуда денежки на банк, на активы? Не из нашего ли комсомольского кошелька?

С 1994 г. наш банкир уже не просто банкир, а внештатный консультант у президента Кучмы. Очевидно, за два года он так преуспел в банковском деле, что решил поделиться опытом. Смешно сказать, но с тех пор, наш банкир-комсомолец то государственный служащий, то политический деятель. «Как видно из его послужного списка», — читаем о нем в Википедии, «Тигипко больше года редко выдерживал на должности в государственной службе. Обычно он действует по такому трафарету: с помпой приход реформатора, затем конфликты с руководителем, и освобождение от занимаемой должности — мешают работать».

Перед выборами 2010 г. он, как обычно, выплыл из небытия и опять в роли реформатора, но теперь уже замахнулся, ни больше, ни меньше, на должность президента. В этой связи интересен не сам Сергей Леонидович, хитрый сельский парнишка без принципов и морали, а реакция нашего народа на него. Его встретили, как спасителя. За него голосовала думающая часть народа. А о чем она думала? Она думала, что он КТО? Выбирать в президенты и не поинтересоваться, каков жизненный путь претендента? В чем он профессионал? В конце концов, честный ли он человек или политический аферист? Возник ниоткуда, в очередной раз, как птица Феникс, покрасовался в ролике, и вот он — наш спаситель.

На самом деле, Сергей Тигибко не наш спаситель, а спаситель и умножитель своих миллионов. И пришел он во власть для того, чтобы еще увеличить свое состояние, как и Янукович, Ефремов, Азаров, и многие другие, которых мы с вами выбрали. И ему это удалось.

Можно приводить много примеров о том, какое состояние имеют политические деятели Украины. Все они очень богатые люди, несмотря на то, что вышли из Советского Союза, как и мы с вами. Но, когда выходили, они, в отличие от нас, не забыли кое-что с собой прихватить. А теперь успешно это приумножают.

В марте 2012 г. В Брюсселе руководитель Департамента медиа-программ Института Горшенина Ксения Василенко в своем докладе на тему «Большой украинский бизнес и правительство Украины» заявила, что «нынешнее украинское правительство — кабинет премьер-министра Николая Азарова — одно в своем роде, где большинство занимают не профессиональные политики, но очень богатые люди, которые держат власть сейчас».

По данным института Горшенина, из 16 членов украинского правительства правительства, пятеро являются официальными миллионерами — Андрей Клюев, Борис Колесников, Сергей Тигипко, Юрий Бойко и Николай Присяжнюк. Виктор Балога и Николай Злочевский стараются не обнародовать свои доходы, но стало известно, что они также являются миллионерами. Министры выработали определенную тактику, все свое имущество они регистрируют на своих детей, жен, родственников. В итоге при проверке выяснить точный доход не возможно. Например, Азаров и Александр Лавринович регистрируют все на сыновей, а Дмитрий Табачник — на родного брата.

Интересно, что чем беднее становится страна, тем богаче становятся они. Например, за период финансового кризиса, когда практически разорилось малое и среднее предпринимательство, и наш народ окончательно обнищал, по данным института Горшенина состояние первого вице-премьера Клюева только за 2010 год выросло более чем на полмиллиарда долларов, а состояние вице-премьера Тигипко — на 223,6 млн долларов. А известный украинский миллиардер Ахметов увеличил свое состояние в пять раз, ив 2011 г. стал самым богатым человеком не только в Украине, ной в России.

Для справки.

Состояние вице-президента США составляет 250 тыс дол. Сюда входят счета в банке, ценные бумаги, участие в инвестиционных схемах. Причем вице-президент является еще и должником, т. к. выплачивает кредит за дом, и гасит другие кредиты.

Самый богатый сенатор США (от штата Массачусетс) Джон Керри имеет на 2009 г. состояние в 167,5 млн. долларов, причем, основную часть состояния составляет наследство его жены. Это выглядит просто смешно по сравнению с состояниями наших бывших комсомольцев.

2.7 Что мы по этому поводу думаем?

В нашей стране коллапс. Страна стремительно разрушается. Разруха везде: на земле и под землей, на воде и в небе. Причем, с каждым годом становится все хуже и хуже. В это же время, другие страны, в том числе, вышедшие из социалистического лагеря, несмотря на трудности, уверенно набирают обороты. Это не может не волновать всех нас. Уже двадцать лет мы говорим и размышляем над этим. Каждый на своем уровне старается найти этому причины.

«Простой» украинец считает, что причины во власти. Это она ворует, обирает народ. Она не наводит порядок в стране. Мы спорим друг с другом, за кого голосовать, кто лучше и честнее. Нам кажется, что вот сейчас придут другие, и мы заживем. Но двадцать лет одни политики сменяют других, а честных людей и профессионалов так и не прибавляется.

Экономисты, претендуя на профессионализм, пошли дальше. Зная законы в развитых странах, они со знанием дела заявляют о том, что у нас неэффективные законы. Экономисты считают, что достаточно изменить законодательство и начнет развиваться наша экономика. Однако есть ли такой закон, который может запретить плеваться и сморкаться прямо на улице, мочиться под деревом, разрисовывать стены в подъездах, писать ругательства в лифтах, выбрасывать мусор из окон? А может быть есть закон, который заставит ремонтировать транспорт, убирать улицы, сажать цветы и ухаживать за деревьями? Или, который заставит нас не воровать? Двадцать лет законы меняются и принимаются новые, но они не работают в нашей стране.

Политологи со своей стороны много и громко рассуждают о соотношении сил в политике. Сравнивая политику развитых стран с нашей, они анализируют внутренние и внешнеполитические процессы в нашей стране и заявляют о том, как должно быть, чтобы мы стали цивилизованной страной. Но уже двадцать лет самостоятельной Украине, а становится все хуже и хуже.

Не желая мириться с тем, что происходит, мы думаем, что делать. Но для того, чтобы узнать, что делать, нужно сначала понять, почему у нас так.

Почему в Украине не приходят во власть честные и профессиональные люди?

Почему в Украине не работают законы?

Почему в Украине неэффективная внутренняя и внешняя политика?

В то время как наши политики цинично называют наш народ «мудрым», наверное, имея в виду, что он правильно делает, выбирая их, политологи наиболее близко подошли к разгадке украинского феномена, хотя до конца пазлы так и не сложили и противоречат сами себе. С одной стороны, они начали соображать, что что-то не то, именно, с нашим народом, с нами самими. Так, например Валерий Чалый, заместитель генерального директора центра Розумкова, в интервью газете «2000» в статье «Продаем будущее за стакан малины» называет наше общество «общество с низкими запросами, которое можно купить».

Он говорит, что «выбор многих соотечественников является неосознанным. Он не опирается ни на знания о партии, ни на сведения о деятельности ее членов. Многие проголосуют за подачки- люди считают, что за продуктовый набор, пакет сахара можно продать свой голос». Г-н Чалый называет эту ситуацию «холопским отношением к своей судьбе».

И в этой же статье он предлагает «сделать открытые списки и вернуть пропорциональную систему, чтобы человек голосовал не за название, а за конкретное лицо». А зачем это все опять менять, если, по его словам, выбор людей не опирается ни на знания о партии, ни на сведения о деятельности ее членов, и они все равно проголосуют за продуктовый набор? Где логика???

Однако у меня возникает ряд вопросов:

Почему у нашего общества низкие запросы?

Почему нас можно купить?

Почему у нас холопское отношение к своей судьбе?

И на что способно такое общество???

При этом г-ну В. Чалому кажется, что он видит решение проблемы. Он заявляет: «Прежде всего, нужна экономическая политика, ведущая к возрастанию экономически самостоятельной части общества».

Интересно, откуда она возьмется, эта экономическая политика, и почему ее не было до сих пор???

Далее г-н Чалый предлагает организовать государственное финансирование партий, которые претендуют на представительство в парламенте. Ему кажется, что «это очевидный шаг». Только этого нам и не хватало. Можно себе представить, сколько еще денег утечет из нашего с вами бюджета в их карман, если предпринять этот «очевидный» шаг.

Аналогичный взгляд на происходящее в стране и его причины у известного украинского политолога Дмитрия Выдрина. В интервью той же газете «2000» в статье «Стране нужен новый политический класс» он констатирует: «Сегодня успешным политиком становится тот, кто не ведает стыда и без колебаний преступает нравственные нормы, поскольку общество ценит неприкрытый цинизм, фальшивый блеск, легкий успех, внешние признаки богатства.».

И тут же он считает, что «нужно, чтобы существовал общественный запрос на подлинность, искренность, честность готовность отстаивать свои идеалы и нравственные принципы».

Интересно, откуда возьмется этот запрос???

Может быть общество, «которое ценит неприкрытый цинизм, фальшивый блеск, легкий успех…», сформирует запрос на искренность, честность и нравственные принципы?

И еще, по мнению г-на Выдрина, необходимо «создание новых общественных структур. В рамках этих структур будет идти обмен идеями, в них будут появляться новые люди, возникать новые социальные проекты. В результате. общество получит, наконец, возможность перейти на более высокую ступень развития».

Интересно, откуда возьмутся эти структуры??? Кто будет их создавать?

Не те ли политики, «кто не ведает стыда и преступает нравственные нормы»? Или «общество с холопским отношением к своей судьбе», общество, «которое можно купить»?

Господа политологи, что за каша в ваших головах? Нужно создать, нужно сформировать. А почему до сих пор это не сделано? Почему до сих пор нет эффективных законов, нет эффективной политики? Потому что сказать «нужно» не достаточно. Как минимум должны быть те, кто в состоянии это сделать.

Все это похоже на ситуацию, когда жена говорит мужу, который не хочет работать: «Дорогой, нам есть нечего. Что делать?». А он ей отвечает: «Прежде всего, нужно чтобы были деньги». Мудрый ответ.

Пришло время, когда, размышляя над тем, что происходит, мы начинаем понимать, что причина в нас самих, что наше общество не похоже на общество развитых странах. Причем не только наш политикум режет глаз цивилизованному человеку, но и сам народ, в своем большинстве, демонстрирует нравственную и интеллектуальную незрелость, следствием которой является Черная дыра, в которую мы превратили свою страну.

Причины нашей незрелости лежат не на поверхности. Для того чтобы объяснить особенности развития нашего народа необходимо обратиться к истории развития человечества в целом и цели человеческого существования с точки зрения метафизики.

2.8 И снова выборы в Верховную Раду 2012

Недавно состоялись выборы в Верховную Раду. Эти выборы прошли под лозунгом «Победила гречка». Кандидаты в депутаты, исчерпавшие свои возможности в местных советах и теперь рвущиеся в Верховный, предвкушая будущие возможности, в этот раз расщедрились не только на гречку. У нас в Одессе раздавали зонтики, за которыми одесситы устроили бойню, как в советские времена: «В одни руки больше одного не давать», ставили около домов своих избирателей скамейки со своей фотографией на них, моей сестре персонально принесли детскую ванночку для новорожденного, т. к. у нее родился внук. За два месяца до выборов в Одессу прибыл «самовыдвиженец» Давид Жвания, как я его называю, позор грузинского народа. Он выдвинул свою кандидатуру в Одесской области. До того времени наши крестьяне слыхом ни слыхивали такую фамилию. Чтобы познакомиться и подружиться с народом Жвания раздавал велосипеды, школьную форму и прочее. Этого было достаточно чтобы народ его избрал в Верховную Раду. После чего этот «независимый» кандидат заявил, что будет вступать во фракцию Партию Регионов. Цинично обманув своих избирателей, Жвания достиг цели.

Эти выборы реально ничего не изменили, но еще раз показали:

1. Наш народ продается, и нечего пенять на тех, кто подкупает. Пока на это будет общественный запрос, ничего изменить не удастся.

2. Все новое — это хорошо забытое старое. Так как под лозунгами новых, так называемых третьих сил, пришли все те же, перебежавшие туда из старых, исчерпавших себя.

3. До сих пор наш народ уверен, что «каждая кухарка может управлять государством». На этих выборах, как никогда, хлынули в верховную власть спортсмены, журналисты, «хозяйственники» и т. д. Не хочу никого обидеть, но для того чтобы заниматься законотворчеством, не достаточно уметь отлично боксировать или играть в футбол, нужно, как минимум, разбираться в экономике.

4. Те, кто у власти продолжают строить свою политику на лжи, и изыскивают для этого разные возможности.

В результате в новой Верховной Раде целые династии президент Янукович со своим сыном А.Януковичем, премьер-министр Азаров со своим сыном А.Азаровым, глава МЧС В.Балога со своим братом П.Балога и двоюродным братом В.Петевка, секретарь СНБО А.Клюев со своим братом С.Клюевом, глава таможенной службы И.Колетник с двоюродной сестрой О.Колетник, лидер ВО «Свобода» О. Тягнибок со своим братом А. Тягнибоком, Владелец шахты Е. Звягильский с мужем дочери В. Вечерко, и т. д. Помните, как у Высоцкого: приходите с семьями, друзьями и знакомыми, мы славно там разместимся и славно отдохнем. Вот так и у нас в Раде.

Выборы 2012, как и все предыдущие, еще раз проявили большинство из нас как незрелое «население» без чести и достоинства, с полным отсутствием гражданской позиции. А это означает, что мы еще не готовы противостоять коррупции и воровству, нищете и беззаконию. Это означает, что пока, у нас нет духовных ресурсов для изменения нашей жизни. И никакие законы нам не помогут!

Глава 3. Почему нас можно купить?

3.1 Человек — существо духовное

Почему нас можно купить? Над этим вопросом безрезультатно размышляют все больше и больше украинцев, да и не украинцев тоже. Однако ответ на этот вопрос нельзя найти в плоскости материального Мира, на него не ответит современная психология. Ответ на вопрос «Почему мы такие?» находится в смысле человеческого существования как духовного существа. Давайте попробуем разобраться в этом и понять, почему мы так отличаемся от большинства своих цивилизованных современников.

Энергии третьего тысячелетия способствуют пробуждению человечества и необходимости осознания себя. Размышляя над смыслом жизни, все большему количеству людей становится ясно, что наша жизнь — это не просто родиться, учиться, зарабатывать деньги и окружать себя материальными благами. Думающему человеку трудно предположить, что мы рождаемся, чтобы прожить 80 лет и уйти в небытие. Очевидно, что наше рождение преследует какую-то другую более важную цель. Наступила эпоха, когда каждому из нас жизненно необходимо осознать, кем на самом деле он является и в чем истинный смысл его жизни. Без этого понимания сегодня невозможно продуктивное развитие общества и человечества в целом. Те понимания, которые существовали до сих пор, привели мир к кризисам на всех уровнях, от экономических до глобальных катастроф.

Действительно, кто же мы такие и какова истинная цель нашего рождения? Ответ на этот вопрос выходит за рамки материализма и лежит в плоскости метафизического представления о Мире, одним из основных законов которого является «Закон об эволюции души».

Пришло время понять, что человек — это не то, что он видит в зеркале, в зеркале он видит свое тело. На самом деле человек — это духовное разумное существо, рожденное в высших сферах. А его тело — это лишь одеяние, построенное из материи. Духовная существо облекается в материю для того, чтобы спуститься на Землю и пройти там человеческий опыт. В этом смысле слова Христа: «Ваша обитель на небесах» имеет буквальный смысл. Наше тело — это инструмент для жизни в материальном мире и не имеет смысла отождествлять себя с телом, а также цель своей жизни с желаниями тела.

Согласно «Закону эволюции души», мы как духовные существа приходим на Землю, чтобы, вступая во взаимоотношения с людьми, ситуациями, объектами, приобрести опыт, который поможет нам раскрыть свои потенциальные духовные способности, т. е. прибрести высокие нравственные качества. Можно сказать, научиться быть честными, добрыми, справедливыми, великодушными, сострадающими, милосердными, способным к самопожертвованию, умеющими прощать, любящими и т. д. А также чтобы приобрести совесть, ибо совесть не дается нам от природы, это результат нашего опыта.

Человеческий ребенок приходит в школу, чтобы научиться писать, читать, получать знания, и стать умным; научиться бегать, прыгать и стать сильным; научиться работать руками и стать ловким. Начиная с первого класса, он переходит из класса в класс. В каждом следующем классе, используя предыдущие знания, ребенок обучается новому, пока не закончит школу.

Духовное существо в качестве человека также приходит в школу Жизни на Земле, где оно обучается духовным знаниям в течение многих жизней. Каждая жизнь — это духовный класс. Таким образом, от жизни к жизни мы развиваемся как духовные существа до тех пор, пока не обучимся высоким нравственным качествам и станем совершенным человеком. Тогда нам не нужно будет возвращаться на Землю, т. к. наше сознание будет готово к сверхчеловеческой эволюции. Этот «университет» уже находится в высших сферах.

Наша жизнь на Земле называется воплощением. А наши жизни — перевоплощениями.

Для каждой новой жизни человеку готовится новое тело, в соответствии с его теперешним развитием, как в каждый новый класс мама покупает нам новую форму, соответствующего размера. Каждую новую жизнь мы воплощаемся в новой семье, стране и т. д, аналогично тому, как в каждом новом классе у нас появляются новые предметы и учителя, чтобы мы могли углублять свои знания.

Не вдаваясь в подробности, скажу, что усвоение материала, которое мы получаем в течение земной жизни, происходит по ту сторону смерти. Там, при помощи наслаждения мы усваиваем свои продуктивные мысли, чувства и поступки, и при помощи страданий понимаем, сделанные нами ошибки.

Человеческим душам приходится много трудиться на Земле, чтобы пройти сложный путь от человека «дикого» до совершенного. Мы были всякими. Прежде чем понять, что такое совесть, мы совершали бесчестные поступки, прежде чем научиться проявлять доброту, мы были жестокими, чтобы стать сострадающими нам приходилось самим страдать. Ибо нельзя познать честь, не познав предательство, нельзя познать доброту, не познав жестокость, невозможно испытывать сострадание, не испытав боль. Для этого мы воплощаемся множество раз в разных телах, в разные эпохи и в разных странах. С каждой жизнью мы приобретаем все новые и новые способности, от способности просто накормить себя до способности пожертвовать собой ради другой жизни. Из жизни в жизнь наш дух развивается от незрелого детского, через пробужденный до божественного. Соответственно развивается наш интеллект от примитивного, почти животного до совершенного.

Но наши души не одновременно пришли трудиться на Землю, в эту школу Жизни. Кто-то раньше принял это решение, а кто-то позже. Кто-то уже продвинулся по лестнице эволюции, а кто-то еще только пошел в подготовительный класс. Исходя из «Закона эволюции души», мы всегда были разные и у нас всегда были разные способности и возможности. Один из нас, соответственно своему уровню, был еще не способен к пониманию самых простых истин, его детскому уму было сложно осваивать даже простые знания, а другой уже делал научные открытия или писал великолепную музыку. Один еще отличался сумасбродством, и только наказание могло его остановить, а другой проявлял великодушие и дружелюбие по природе своей души, а не от страха перед наказанием.

3.2 Сословия и их роль в развитии общества

Естественно, что такие разные души должны воплощаться в разных социальных условиях, во благо их развитию, так же, как и ребенок должен учиться в классе, соответствующем его развитию. Для этого во всех странах существовало сословное устройство общества.

Еще со времен Платона население каждого государства условно делилось на группы людей, которые назывались сословиями. Сословия — это социальные группы, занимающие определенное положение в иерархической структуре общества. Каждое сословие обладало определенными правами и обязанностями, закрепленными в обычае или законе и передаваемыми по наследству. При сословной организации общества положение каждого человека находилось в строгой зависимости от его сословной принадлежности. Сословие строго определяло род его занятий, круг общения, диктовало определенный кодекс поведения и даже предписывало, какую одежду он может носить. При сословной организации движение человека по вертикали сводилась к минимуму. Человек рождался и умирал в том же звании, в котором пребывали его предки, а также оставлял сословие по наследству своим детям. В рамках одной жизни переход с одной общественной ступеньки на другую возможен был только в пределах своего сословия.

Это происходило не случайно и имело определенный смысл. Смысл заключался в том, что с помощью сословий калибровались воплощенные души по степени их духовной зрелости и, соответственно, по их способностям. Сословные законы и обычаи препятствовали попаданию воплощенной души в условия, несоответствующие ее природе. Служа Закону эволюции, сословная организация общества позволяла каждой душе занимать в обществе место по своим возможностям, а значит, максимально способствовала как ее развитию, так и развитию общества в целом. В результате каждая душа, из воплощения в воплощение, поднимаясь по лестнице эволюции, переходила с одной ступеньки на другую, перемещаясь, соответственно, в другое сословие. Одновременно развивалось человечество, изменялась социальная структура общества и сословные законы. В каждом государстве в соответствии с уровнем развития народа, эти законы менялись по-разному. На начало XX века в Российской империи сформировалось четыре основных сословия: дворянство, духовенство, городское население, сельское население, каждое из которых, объединяло людей в соответствии с их нравственностью, умственными способностями и возможностями.

Эти сословия имели свои подклассы. Так, например, «городское население» подразделялось на: почетных граждан, купцов, цеховых мастеров, мещан и мелких собственников.

Свод законов Российской Империи определял положение каждого сословия, их права и обязанности. Эти законы учитывали уровень развития представителей каждой социальной группы, ибо одинаково требовать, или делегировать одинаковые права людям с разным уровнем духовного развития, то же самое, что позволить младенцу наравне со взрослым управлять автомобилем. Такое равноправие не принесло бы пользу ни младенцу, ни обществу, а стало бы для них губительным.

Основную часть «городского населения» в царской России составляли мещане. По закону мещане подлежали рекрутированию, могли подвергаться телесным наказаниям и не имели права поступать на госслужбу. С банальной точки зрения это может показаться произволом царской власти, угнетением простого народа. Так, кажется, выражались идейные вдохновители Октябрьской революции. А если рассмотреть с точки зрения духовной эволюции, то такой закон во благо и самим мещанам и всему обществу.

Умственный и нравственный потенциал мещан не позволял им осознать необходимость беспрекословно подчиняться приказам в армии. Они не были готовы к пониманию связи между беспрекословным подчинением командиру, боеспособностью армии и безопасностью Отечества. Поэтому добиться этого подчинения у людей такого уровня можно было только с помощью страха перед наказанием. Страх перед наказанием заставлял этих солдат выполнять приказы. С другой стороны, офицерами в царской армии были дворяне. Дворянское сословье представляло собой воплощение зрелых душ, имеющих значительный духовный опыт. Эти люди, как правило, демонстрировали способность не просто подчиняться, но и способность к самопожертвованию во имя Отечества. Им не нужны были наказания, что бы выполнять свой долг, любовь к Родине было естественным состоянием их души.

Почему по закону мещане не имели права поступать на госслужбу? Это была дискриминация или вынужденные меры для того чтобы государство качественно выполняло свои функции?

Государственные посты в царской России позволялось занимать более развитым социальным группам. Это были «почетные граждане» или дворяне. Эти социальные группы объединяли людей с более высокой духовной организацией, нравственный уровень которых был готов к осознанному пониманию долга, а их умственный уровень — к качественному выполнению своих обязанностей.

Представители творческой интеллигенции: преподаватели и юристы тоже были дворянами. И это разумно. Чтобы быть преподавателем не достаточно знать какой-либо предмет. Доверить воспитание молодого поколения можно только тем, кто с молоком матери впитал понятие чести и совести, кто способен сердцем видеть, слышать и чувствовать красоту, чьи нравственные качества вызывают уважение и желание подражать. С другой стороны, быть юристом — не значит изучить законы. Позволить вершить закон можно людям, освоившим справедливость и благородство как качество души, людям, для которых честь дороже жизни. Такими были представители дворянского сословия.

Самым незрелым сословием, с точки зрения духовного развития, в царской России было сословие «сельское население». Оно было самое многочисленное и составляло 80 % всего населения страны. По природе души, крестьяне, еще не были способны к самостоятельным суждениям и нуждались в руководстве. Предназначение их души сводилось к освоению способности к послушанию, честному труду на хозяина. Поэтому у основной массы крестьян мотивацией к честному труду и послушанию был только страх.

Наказания воспринимались ими естественно, и, более того, были им полезны. Как писал Пушкин:

Люди холопского звания

Сущие псы, иногда,

Чем тяжелей наказание,

Тем им милей господа

Хотя уже появлялись и те, кто проявлял инициативу, осознанно стремился к труду с целью создания комфорта для своей семьи. Это были зажиточные крестьяне, впоследствии, их назовут кулаками. Однако интеллектуальный уровень и тех и других еще не предполагал стремления к знаниям, а нравственный был лишен понимания долга, чести, достоинства и благородства. Поэтому сословие «сельские жители» в царской России было лишено политических прав. Позволить участие в политической жизни страны столь молодым душам, да еще в таком количестве, означало нарушить нормальное функционирование общества, что и произошло после 1917 г.

Такая структура общества царской России соответствовала низкому уровню развития ее народа в целом. Поэтому, как ни старался Петр 1, Россия уже тогда отставала от своих соседей по Европе. Старания Петра не могли привести к желаемому результату потому, что народ России — молодой народ, и как ступенька на лестнице эволюции стоял ниже своих европейских соседей, которые прошли этот период развития раньше. Соответственно, души, воплощаемые в русском народе, были менее зрелые. Естественные для европейцев нравственные ценности были России пока чужды. Духовный климат в России, не смотря на любовь к Родине, вынуждал русскую творческую интеллигенцию жить за ее пределами.

Строгая зависимость от сословной принадлежности определяла не только род занятий, но и круг общения, а также возможность заключения браков. Это закономерно обусловлено тем, что продуктивное общение и семейные отношения должны быть объединены общим интеллектуальным и духовным уровнями.

Изучение истории развития человечества, а также сегодняшних событий, в отрыве от основного закона нашей жизни — Закона эволюции души, приводит к ошибочным умозаключениям, основанным на предположении, что все люди, живущие в данной стране, в данный исторический период, изначально имеют одинаковые способности. Это предположение, с одной стороны, объясняет социальное неравенство угнетением власть имущих своего народа. С другой стороны, позволяет считать справедливым изменение такого положения вещей при помощи восстаний и революций. Однако исторический опыт показывает, что ни одно восстание или революция не привели к желаемому результату вследствие подавления их существующим государственным аппаратом или ревизионистскими мерами самих революционеров (вспомним Парижскую Коммуну). Это объясняется тем, что структура общества и сложившиеся в обществе отношения всегда объективны и не зависят от чьего либо желания или не желания. С точки зрения Закона эволюции души, структура общества определяется природой человеческих душ, которые составляют данное общество. Соответственно, иерархия в обществе отражает иерархию в уровне развития этих душ. Это объективно для каждого исторического периода. Социальная структура, существующая в обществе в каждый исторический период, является наиболее эффективной для человеческой эволюции данного периода и нельзя пытаться ее изменить при помощи силы.

Возникает вопрос, почему, несмотря на это, в истории человечества возникают восстания и революции? Таким образом манифестируют себя наши эго, проявляя свой бунтарский характер и защищая наши человеческие интересы. Несмотря на то, что восстания и революции, как правило, подавлялись, это был серьезный вклад в повышение самосознания каждого человека и общества в целом. В процессе мятежей маятник общественных отношений раскачивался, а затем снова возвращался в положение равновесия. При этом накопленная кинетическая энергия восстаний переходила в потенциальную энергию развития общества. В этом смысле мятежи продуктивны.

3.3 Не дай Бог из ивана в пана

Вернемся к России 20-го века. Нищая неграмотная страна, бесправный народ. Передовая часть российской интеллигенции, живя во Франции или в Швейцарии, видела там совсем другой народ — более грамотный, с более высоким уровнем культуры и соответственно с другими правами. Сравнивая свою страну и Европу и не учитывая разницу в природе души этих людей, они считали, что наш народ и европейцы равны по своим способностям, а нищета и бесправное положение российского народа связано с царской властью. Им казалось, что достаточно свергнуть царя, как народ России станет таким же, как в Европе. Им казалось, что тогда исчезнет хамство, что наш народ станет грамотным и культурным, начнет так же честно и добросовестно трудиться, как французы или англичане, и соответственно заживут. Им казалось, что появятся дороги и исчезнут дураки. Российская интеллигенция того времени, ратуя за построение новой России, не понимала, что, свергнув царя и уничтожив аристократию, которые служили своему народу нравственным примером, они лишат свою страну возможности духовного роста.

В результате, произошло то, что произошло. В октябре 17-го политические авантюристы, называвшие себя коммунистами, во главе с дедушкой Лениным и с помощью денег Германии, свергли царя, захватили власть, отменили сословия и своей волей сделали всех равными.

Физически уничтожив носителей духовности, власть насильно захватили духовно незрелые представители общества — класс рабочих и крестьян, установив свой кодекс поведения, который отражал умственный и нравственный потенциал этих людей.

Они избавили нашу страну от вековой культуры, запретили Цветаеву, Пастернака, Гумилева, Ахматову и других, в результате чего наш теперешний Президент путает Ахматову с Ахметовым. И принесли свою «культуру» — сморкаться, закрыв одну ноздрю, и воровать, мочиться под деревом, как собачки, и ругаться матом, не убирать улицы и подъезды и не иметь общественных туалетов.

Опять анекдот советских времен.

Заходит старушка в Елисеевский гастроном и говорит, показывая на пустой прилавок:

— Вот тут лежала икра красная, а тут — черная. А вот тут, — показывает на стенку над прилавком, висел портрет царя-батюшки. И кому это все мешало?

А мешало это шариковым и швондерам, которые до основания все разрушили и потом все разрушенное заменили портретами дедушки Ленина, в т. ч. икру черную, икру красную и портрет царя-батюшки.

Кодекс поведения этих людей стал основой нового государства, государства рабочих и крестьян — Советского Союза. Это очень хорошо показано Булгаковым в его «Собачьем сердце». В течение 70 лет наш народ жил за непреодолимым забором, оградившись от всего мира. В результате несколько поколений незрелых человеческих душ варились в собственном соку, затормозив свое развитие, в то время как западное общество продолжало идти вперед.

Сначала в течение тридцати лет мы преклонялись перед тираном Сталином, помогая ему уничтожать себя. Затем, страна переходила из рук в руки от одного недоученного и малокультурного лидера коммунистической партии к другому. Взаимоотношения в обществе строились на страхе перед коммунистической партией и «мнением общественности». Этот страх сдерживал истинные проявления народа. Поэтому за время правления коммунистов самосознание народа выросло незначительно.

Видимость доброжелательных отношений в обществе рассеялась, когда пришла Перестройка, избавила всех от страха перед партией и общественным мнением и позволила «новой исторической общности людей — советскому народу» проявить свою истинную природу. В результате чего, более нахрапистые, которым не был присущ стыд — бывшие комсомольские и партийные деятели, возглавили Перестройку и прорвались во власть. Не дав никому опомниться, они «прихватизировали» все народное добро. А теперь эти политические шулеры называют себя «элитой». А другие, более простоватые и бесхитростные так и остались «простыми людьми». Но итеи другие до сих пор не научились честно работать и доброжелательно относиться друг к другу, не освоили честь и достоинство, не приобрели способность быть благородными и великодушными.

Если рассматривать сегодняшнюю социальную структуру нашего общества, то она изменилась по сравнению с царской Россией. Мы потеряли дворянское сословие, которое было носителями духовности, мы потеряли духовенство, носителей веры. Сегодня наше общество представлено двумя социальными группами:

— сельским населением, многим из которых, в силу их развития, и сейчас нельзя доверить полноправное участие в политической жизни

и

— городским населением, верхняя ступенька которого, соответствующая «почетным гражданам», почти покинула страну.

Остались мелкие собственники и рабочие люди, мещане, цеховые мастера и купцы.

Вот такая иерархия общества в сегодняшней Украине. В царской России юристами и преподавателями были дворяне. А кто у нас преподаватели и юристы? Купцы не допускались к государственной службе, в отношении мещан по закону разрешались телесные наказания, чтобы их дисциплинировать, крестьяне не имели право участвовать в политической жизни. Это не потому, что кто-то хуже, а кто-то лучше. Просто эти люди еще не достаточно зрелы духовно, они еще не освоили те способности, которые бы позволили им продуктивно справляться с этими задачами. А сегодня в Украине они представляют и власть и бизнес.

Проведя анализ, то можно заметить, что многие наши депутаты выходцы из села, крестьяне, и в первом поколении живут в городе. С точки зрения закона эволюции души, жизненная задача крестьянства научиться наживать добро. Поэтому, чем бы крестьянин ни занимался, он всегда будет подсознательно стремиться к накоплению. А если учесть, что нравственные основы у крестьянина еще не сильны, то он не будет стесняться в средствах для реализации своей цели, что у нас и происходит. И это объективно. Управлять государством должна интеллигенция, которая является интеллектом нации. Получить диплом — не значит стать интеллигенцией, ей надо родиться. Как говорил Луначарский, интеллигентом можно стать только в третьем поколении.

Европейские страны тоже изменили свою социальную структуру. Их общество стало тоже более однородно, только, в отличие от нас, за счет уменьшения незрелых слоев и увеличения развитой его части. Сегодня духовно незрелая часть европейского сообщества представлена в основном эмигрантами. Кстати говоря, рост эмиграции в Европу тоже обусловлен законом эволюции души. Пришло время этим душам расти. Стремление душ к росту на определенном этапе развития осознается человеком как желание лучше жить.

Вот они и двинули из Африки в Европу за лучшей жизнью. Желание лучше жить является лишь стимулом к развитию, а не самоцелью.

Западная Украина, которая присоединилась к нам только после войны и не прошла чистилище красного террора, до сих пор отличается от остальной части Украины по культурному и нравственному уровню в лучшую сторону.

Помню еще в советские времена, я приехала на родину к мужу в Ужгород и была удивлена, что в гастрономе, в отличие от того, к чему я привыкла у себя в Одессе, прилавок и касса находились в разных концах магазина, а выход был между ними. Не смотря на это, не стояли вертушки, и никто не заглядывал тебе в сумку перед выходом. Мне также было удивительно, что даже пожилые люди, видя, что я выхожу из магазина, старались пропустить, а не толкали, всем своим видом давая понять, что они старше меня, а это значит, что я должна уступить им дорогу, как это делали в моем городе. Дело в том, что по этикету необходимо пропустить тех, кто выходит, и к возрасту это не имеет никакого отношения.

Таким образом, все, что происходит в нашей стране, хоть и печально, но закономерно. Вот они корни коррупции — инстинктивное желание обогащаться, при низком уровне сознания. Никакими законами не решить эту проблему до тех пор, пока к власти не придут люди с другой духовной организацией и, соответственно, с другими жизненными задачами. А именно, задачей — служения своему народу, защита его интересов.

Но эти люди не упадут к нам с неба. Они должны родиться в нашей стране. Сегодня мы плохо образованы, у нас низкий уровень культуры, мы хотим только денег. Мы не имеем чести и не демонстрируем честности. Соответственно, себе подобных мы делегируем в органы власти. Наша власть на всех уровнях всего лишь наше зеркальное отражение. Это себя мы видим, когда смотрим на них.

Если мы хотим жить по-другому, так как живут в европейских странах, то для этого недостаточно назвать свой ремонт евроремонтом. Нам необходимо стать другими. Нам необходимо самим стать честными, и тогда мы будем выбирать только честных; стать трудолюбивыми, и тогда мы будем выбирать тех, кто приходит во власть трудиться; стать милосердными, и тогда мы будем выбирать тех, кто будет заботиться о сиротах и инвалидах; самим перестать воровать, и тогда мы будем выбирать тех, кто не будет обворовывать нас с вами.

А пока мы такие, какие есть, то и выбираем бесчестных, непрофессиональных, полуграмотных мошенников, основным инстинктом которых, является тупое наживание добра.

Какие мы — такая у нас и власть. Иначе не может быть. Мы с ними одной крови.

3.4 Роль эмоционального состояния общества в его развитии

Человек каждый настоящий момент находится в определенном эмоциональном состоянии, назовем это настроением. Наше настроение условно можно разделить на позитивное и негативное. Состояние страха, обиды, вины, горя и др. являются негативными. Они разрушающе действуют на самого человека и на то, что его окружает. Когда человек находится в одном из таких настроений, то у него ничего не ладится, все валиться из рук, он плохо себя чувствует, создает конфликтные ситуации и т. д. Говорят, пришла беда — отворяй ворота. В данном случае дело не в самой беде, а в отношении к ней. Если пришла беда, и человек впал в какое-то негативное состояние, например, горя или гнева, то это состояние притянет к нему следующую беду. А если он отнесся ко всему философски и не стал отчаиваться, верит и надеется на лучшее, то ворота открывать не придется.

Интерес, энтузиазм, веселье, радость, любовь относятся к позитивному настроению. Такое настроение соответствует высоким энергетическим вибрациям, которые излучает человек, и способствует его здоровью и успеху. Недаром говорят, что час смеха — год жизни. Во время смеха излучается позитивная энергия, которая очищает пространство от негатива, как на уровне физического тела, так и на тонком плане. Повышается иммунитет человека и, соответственно, происходит лечение. Говорят, что все болезни от нервов. На самом деле все болезни от плохого настроения. А расстроенные нервы лишь следствие такого настроения.

В течение дня мы попадаем в разные ситуации, и настроение у нас меняется. Когда нас что-то испугает, то мы в страхе, когда злит — тов гневе. Это нормально, если мы способны быстро восстанавливать хорошее настроение.

Однако если человек переживает по каждому поводу, то он находится в хроническом страхе. Мы знаем людей, которые всегда жалуются — они в хроническом горе. А другие, чтобы ни случилось, всегда веселы, не падают духом, им интересно жить. Первые, как правило, неудачники по жизни, а вторые — успешные. Можно однозначно утверждать, что от того, какое у нас настроение, зависит, будет ли наша жизнь счастливой или несчастной.

Как и отдельный человек, общество в целом также характеризуется своим настроением. Если критическая масса членов этого общества позитивно относятся к жизни, то можно сказать, что само общество тоже позитивно и наоборот. Соответственно, успех в развитии общества, в том числе и экономическом, существенно зависит от настроения общества.

В Украине большинство людей находятся в негативном эмоциональном состоянии. Это страх и горе, вина и обида и т. д. Мы думаем:

«я — простой человек и от меня ничего не зависит», «лучше промолчать, а то будет хуже», «начальству виднее» и т. д.

Такие мысли порождают страх. С одной стороны, мы боимся лишиться работы, боимся, что поднимутся цены, что не проживем на свои зарплаты и пенсии, что не за что учить детей. С другой — мы боимся заявить, что с нами так нельзя, что мы достойны лучшей жизни, потребовать, чтобы исполнялись законы, чтобы чиновники нам служили.

Мы также уверены:

«я — это то, что я имею, и чем больше я буду иметь, тем больше меня будут ценить»,

«я должен быть лучше других, для этого у меня должно быть больше, чем у других»,

«если у меня будет недостаточно денег, то я буду хуже других».

Эти мысли порождают зависть, обиду и гнев, требуют материального обогащения любой ценой и превращают жизнь в борьбу.

Мы боимся всего. Мы боимся заболеть, быть ограбленными, даже если нечего грабить. Мы постоянно жалуемся на жизнь, на власть, на транспорт, на соседа. Мы всем не довольны и обвиняем всех в своих бедах. Нам обидно, что с нами это происходит, но мы ничего не делаем, чтобы хоть что-нибудь изменить. Более того, мы ничего менять не собираемся, просто, так проявляется наше настроение.

Сегодня в Украине растет заболеваемость туберкулезом, по СПИДу мы на первом месте в Европе, у нас умирают дети на уроках физкультуры. Причина плохого состояния здоровья нашего народа — это его настроение. Пока мы будем жить в страхе и горе, никакая современная медицина нам не сможет помочь.

Дело в том, что каждому настроению соответствует свой энергетический потенциал. У плохого настроения этот потенциал низкий. Люди в страхе, горе, вине, обиде не могут быть здоровыми, не способны к продуктивным действиям. Для этого у них не хватает энергии, т. к. негативные эмоции действуют разрушающе.

Самое энергоемкое из негативных состояний — это гнев. В состоянии гнева человек и общество уже способны к действиям. Однако до этого состояния нашему народу нужно, во-первых, еще расти. Во-вторых, когда настроение общества поднимается до гнева и у народа появляется сила протестовать, такой протест, как правило, разрушительный.

Позитивные эмоции имеют высокий энергетический потенциал, общество в таком настроении способно продуктивно развиваться.

Можно утверждать, что духовное состояние общества и его настроение находятся в прямой зависимости. Чем более развито общество, тем более зрелы его понимания, тем более позитивно оно мыслит, тем, соответственно, лучше его настроение.

Во время великой депрессии в США родилось «американское» кино — кинофильмы всегда со счастливым концом, с «хэппи енд». Это не случайно, это была государственная политика, таким образом власть старалась поднять настроение в обществе во время кризиса. Это была своеобразная терапия. Американское правительство действовало сознательно, поощряя такой кинематограф, потому что оно понимало, что развитие экономики тесно связано с настроением американцев.

Сегодня в нашей стране эфир, напротив, забит негативом. Все телевизионные каналы на потребу нам выискивают, кого и где убили, кого и где ограбили, вместо кинокомедий идут кровавые бандитские сериалы. В наших сериалах даже милые с виду женщины оказываются изощренными злодейками. Все это усиливает негативные эмоции, наполняющие страну, и формирует программу «жить страшно, никому нельзя доверять», поддерживая, тем самым, негативное настроение народа. Наши СМИ интуитивно понимают, что именно такая информация востребована нашим обществом, но не понимают, как этим они его разрушают. Получается замкнутый круг, с одной стороны духовное состояние нашего народа порождает страх, горе, обиду, с другой — народ в таком негативном состоянии не способен ничего изменить.

3.5 Духовная карта мира

Итак, согласно теории духовной эволюции, каждый из нас стоит на разных ступенях духовного развития. Именно потому мы все такие разные. Одни еще до конца не поняли,

что воровать — это плохо, другие еще не научились сострадать и отличаются жестокостью. А есть те, которые умеют любить, умеют быть благодарными, умеют прощать. Все эти качества не совсем воспитываются в семье. Мы уже рождаемся с готовностью в той или иной степени проявлять доброту или жестокость, любовь или ненависть, жадность или щедрость. Поэтому страна, в которой мы рождаемся, тоже не случайна, а такая, которая соответствует нам и в наибольшей степени может способствовать нашему духовному развитию. Как правило, люди с более зрелым духом рождаются в более развитых странах.

Человечество — это единый организм. Как и отдельный человек, оно развивается, продвигаясь по лестнице эволюции. Человечество представлено разными народами. Каждый народ имеет свой уровень духовного развития. Уровень развития народа определяется уровнем развития большинства его индивидуумов.

Таким образом, все человечество состоит из народов разного уровня духовного развития. Есть народы, которые еще ходят в духовные ясли или в детский садик и народы, которые уже обучаются в школе, причем в разных классах

Понятно, что нравственные понимания этих народов отличаются друг от друга.

Например, племена живут по своим законам и имеют свои понимания. С одной стороны, у них уже есть понимание, что нужно кормить своих детей. С другой стороны, у них также есть понимание, что можно убивать друг друга и даже съедать побежденного чтобы накормить детей. У представителей этого уровня дух едва намечен, и такие понимания соответствуют их этике. Попав в цивилизованное общество, такому человеку будет трудно в нем выжить, т. к. у него нет для этого ни интеллектуальных, ни духовных ресурсов.

В этом смысле очень повезло индейцам в США, которым в свое время создали благоприятные условия выживания согласно их возможностям. Благодаря резервациям индейцы постепенно интегрируют в цивилизованное общество. И не повезло нашим якутам, нанайцам и другим народам, которые стараниями коммунистов попали из первобытнообщинного строя в социалистический. Они не выдержали нагрузки, спились и как народ практически перестали существовать.

Вывод: племена, как сообщество, демонстрируют отсутствие экономических отношений и элементарного самосознания.

Народы большей части Африки более продвинуты духом — они уже не едят себе подобных. Но, в своем большинстве, у них еще нет понимания, что надо учиться и честно трудиться. Они не готовы честно трудиться даже во благо себе. Африканцы нуждаются в хозяине, которого нужно бояться. Для этих незрелых душ страх является мотивацией к труду. Но вместе с этим, они еще не нуждаются в комфорте и не стремятся к обогащению. Основная масса этих народов довольствуется реализацией минимальных потребностей в еде, одежде и комфорте.

Вывод: такое общество отличается низким уровнем экономического и культурного развития. И даже, если бы Обама или другой американский президент стал во главе Папуа Новая Гвинея, то никакие его прогрессивные законы не смогли бы превратить ее народ в американское общество.

Однако, эмигрируя в развитое общество, в Европу или США, и видя их уровень жизни, африканцы начинают проявлять стремление к комфорту и, соответственно, желание обогащаться. Но, не имея, осознанной необходимости трудиться, они часто выбирают преступный путь. Этим объясняется тот факт, что преступность в европейских странах формируется, в основном, за счет такого рода эмигрантов.

В это же время, европейские народы демонстрируют зрелую природу души. Им соответствует понимание необходимости честно работать, делиться и помогать друг другу.

Европейцы не только способны честно трудиться себе во благо, но и во благо обществу в целом. «Богатые» делятся с «бедными», поддерживают социальные программы и благотворительные фонды, благодаря которым достойно живут не только собственные инвалиды и сироты, но и иммигранты из развивающихся стран. В Европе не увидишь на улицах нищих бездомных детей и бродячих собак. Это общество высокой духовной культуры, они обладают, прежде всего, достоинством, а также, такими нравственными качествами как сострадание, милосердии, великодушие, благородство души. Они в большинстве своем дружелюбно относятся ко всему, что их окружает, оказывая помощь тем странам, которые в ней нуждаются. Европейцы дружелюбно относятся к эмигрантам из африканских и других стран, несмотря на все трудности, которые возникают в связи с их прибытием. Более того, существуют разнообразные социальные программы, которые призваны помочь этим людям устроиться в незнакомой стране. В этом европейские народы видят свой демократический выбор и интернациональный долг.

Таким образом, европейское сообщество в своей основе — это люди со зрелой душой, освоившие уроки достоинства и благородства. Они осознают и понимают свою ценность не зависимо от количества денег, марки машины и статуса. Это приводит к внутреннему покою, уверенности, интересу к жизни и любви к себе. Их министры спокойно пересаживаются на велосипеды, чтобы сэкономить на бензине и сохранить окружающую среду, и не чувствуют себя при этом ущербными.

Вывод: европейские государства отличаются развитой экономикой и развитым гражданским обществом, провозглашающим и реализующим демократические ценности.

Из всего этого следует:

— что все мы находимся на разных ступеньках лестницы духовной эволюции и нельзя целыми народами переступать через ступеньки;

— каждой ступеньке соответствует свой духовный и интеллектуальный уровень народа, а также соответствующее экономическое и культурное развитие;

— каждый народ на своей ступеньке может создать только то, что может, то, что по силам его интеллекту и духу;

— развитие экономики и демократии нельзя обеспечить никакими законами. Все это есть лишь следствие уровня духовного развития народа.

3.6 Нужны ли Украине демократические ценности? Или демократия по-украински

Не так давно мы еще не знали, как живут в других странах, и нам это было очень интересно. Каждого иностранца мы воспринимали как инопланетянина, как какое-то высшее существо, достойное поклонения. Сегодня мы увидели, как живет Европа и другие развитые страны. Что мы поняли из того, что увидели, что нам понравилось и что бы нам хотелось иметь у себя? Мы поняли, что там у них много долларов или евро. Нам это понравилось, и это мы хотели бы иметь у себя. Я имею в виду, каждый у себя в кармане и чем больше, тем лучше.

Единственная ценность для современного украинца — это деньги. Деньги — вот чего нам хочется больше всего. А жить мы можем в грязных городах, ходить по разрушенным улицам, плевать и сморкаться прямо на ходу, материться просто для связки слов — нам это не мешает. Нам бы только денег, да побольше, вот тогда мы заживем!

Мы не увидели и не поняли, что в Европе, да и не только, больше и лучше нас работают. Мы не увидели и не поняли, что у них другой уровень культуры, на несколько порядков выше нашего. Мы не увидели и не поняли, что они уважают себя и друг друга. Мы не увидели и не поняли, что они свободны. Они свободные люди!

На самом деле, что такое свобода подавляющему большинству украинцев, вообще, не понятно. Украинец думает, что если он не в тюрьме, то, значит, он свободен.

У украинца нет понимания духовной свободы и необходимости в ней. Украинец не понимает, что такое свобода слова. Ему не понятно, зачем это нужно, если за это не платят. Украинец готов говорить все, что ему прикажут, лишь бы платили.

Сегодня приоритеты Запада не суверенитет страны, а демократические ценности. Запад хочет расширить свое влияние в этом смысле на Украину и остальное постсоветское пространство. Однако усилия Запада напрасны, так как наши народы не готовы к пониманию этого, и внешняя политика наших государств, в т. ч. Украины, все еще сводится к государственному суверенитету.

Заблуждение Запада в том, что, по их мнению, все народы, живущие в настоящее время в Европе готовы к одним и тем же пониманиям. Европейское сообщество призывает украинскую власть придерживаться европейских ценностей и сделать демократический выбор. Очевидно, что наша власть не спешит делать этот выбор. В отношениях с Европой ее интересует только собственные новые возможности. Это не случайно, ведь наша власть появилась не на пустом месте, она плоть от плоти нашего народа. А нашему народу не нужна демократия, он не знает, что это такое и с чем ее едят. От большинства украинцев можно услышать, что мы нужны Западу, как рабы, как полигон для его интересов. Нам еще не понятно бескорыстие. Мы сами во всем усматриваем выгоду и подозреваем в ней других. Мы еще не говорим на языке демократии и не понимаем, чего от нас хочет Запад. Украинец не только не нуждается в свободе, но и боится ее, так как в этом случае придется нести ответственность за свои решения. А он, по природе своей души, требует подчинения, ему комфортно, когда кто-либо берет ответственность за его жизнь на себя. Поэтому мы тоскуем по Советскому Союзу, где не было никаких свобод, ни свободы слова, ни свободы совести, ни свободы вероисповедания и т. д. Но зато была уверенность в завтрашнем дне, что означало: мы позаботимся, чтобы ты не умер с голода и имел тот минимум, который позволит тебе выжить. Нашей незрелой душе этого достаточно, ибо пока наш духовный уровень — это хлебом единым.

Те же немногие люди, которым этого не достаточно, чья душа требует свобод, кто готов к свободе как способу жизни, покидают страну. В Украине остаются те представители нашего народа, кто не способен нести ответственность за свою жизнь, кто видит свое благополучие за счет благополучия других, для кого цель оправдывает средства. Сегодня менталитету украинца чужды демократические ценности и европейский образ жизни. В основе нашего менталитета лежит психология раба, который не достоин уважения, с которым хозяин может делать, что хочет. А хозяином украинец считает любого, кто наделен властью.

Противоречие состоит в том, что, будучи неспособными принять европейский образ жизни, мы ориентированы на максимальные потребительские стандарты. В результате коррупция и воровство стали естественным способом обогащения для всего народа, каждого на своем месте. Это не только не осуждается, но и приветствуется. У нас даже есть такой чин «уважаемый человек» — это значит чиновник-коррупционер, занимающий высокое положение.

Украинский народ вышел из советского. Конечно, в 80-е годы прошлого столетья это был уже не тот народ, что в 20-е. Он был гораздо более образован и культурен. Однако, в отличие от европейцев, такие качества, как честь, достоинство, благородство, наш народ пока не освоил. Те немногие лучшие из нас, которые стояли у истоков Перестройки, желая свободы, не были поняты народом. Народ их не поддержал, и такие имена, как Сахаров, которого можно назвать честью и совестью нашей эпохи, неизвестны в нашей стране. Его нравственные идеалы нам чужды до сих пор, т. к. украинский народ еще не пришел к осознанию, что достоин жить по-другому, не научился отстаивать свои права. Он не готов к пониманию, что у него, вообще, есть какие-то права. Он все еще ощущает себя незначительным и бесправным.

Ошибочно считать, что можно выбрать демократический путь. Демократия — это не путь, демократия — это состояние души, это уровень развития народа, которому необходима свобода. Для представителей такого общества свобода — это среда существования. Без свободы он, как рыба на суше, погибнет.

Для нашего народа сегодня мотивацией к действию является страх. Чтобы уважать, нам нужно бояться. Только страх и угроза наказания может заставить нас быть честными, трудолюбивыми, дисциплинированными. Поэтому сегодня мы не готовы ни к свободе, ни к демократии.

3.7 Каждому свое

Итак, сословное строение общества не случайно. Каждое сословие отражает природу души людей, составляющих его, и имеет собственную задачу. Эта задача обусловлена интеллектуальным и духовным уровнем этих людей и не может быть перенесена на другое сословие. Таким образом, общество — это единый сложный организм и для того чтобы оно было полноценным и нормально функционировало, необходимо, что бы в нем каждый был на своем месте.

Позволю себе привести пример, который проиллюстрирует мое видение того, что мы имеем сегодня в нашем обществе. Представим себе тело человека. Оно состоит из разных по своему функциональному назначению и виду частей. У тела есть голова, которая призвана управлять всеми другими частями и контролировать их работу. Есть сердце — духовный центр, оно отвечает за снабжение кровью всего организма. Есть ноги, которые отвечают за передвижение, или руки, которые обеспечивают взаимодействие тела с окружающим миром. Все эти части важны, но их роль в жизнедеятельности тела различна. Так, например, если без рук или ног тело все равно будет жить, хотя возможности его будут ограничены, то без головы или сердца жизнедеятельность невозможна, какие бы не были крепкие руки или ноги.

Можно ли себе представить тело человека, состоящее только из рук или ног? При всем уважении к нашим ногам, сколько бы ног не выросло вместо головы, они будут делать то, что им положено и никогда не смогут заменить голову. Если предположить, что тело выживет, то это будет бестолковое тело, которое не будет видеть и понимать, что делать и куда оно идет, и можно только себе представить, каких дел это безголовое тело натворит. Никакую помощь оказать этому телу невозможно, потому что оно не способно даже ее услышать. В безголовом теле руки не ведают, что творят, а ноги — куда идут. А что, если и вместо сердца ноги?

Наше общество сегодня такое же безголовое и бессердечное. У нас почти не осталось настоящей интеллигенции, которая является головой народа и представляет его интеллект. Наши служители церкви, которые должны быть сердцем и совестью, превратили храмы в торговые палатки, а религию в бизнес. Крестьяне, рабочие, люди, способные быть мелкими собственниками или купцами, получив дипломы, подались в бизнесмены, юристы, преподаватели, инженеры, врачи, государственные служащие всех рангов и, даже, священники. И теперь у нас некому выращивать хлеб, трудиться у станка или заниматься ремеслом, зато бестолковых юристов, преподавателей, чиновников и т. д. пруд пруди. Вытеснили шустрые ноги и крепкие руки с кулаками тех, кто принес бы на этих местах реальную пользу, и сами заняли их места. Поэтому мы топчемся на месте, т. к. не знаем, куда идти, что и как делать, кулаками машем, сотрясая воздух и разрушая все вокруг. Да еще, наши руки загребущие все, к чему прикоснутся, к себе в карманы тащат.

Вот такая ситуация сегодня у нас в стране. Наше общество без головы и без сердца. Оно не ведает, что творит.

Поэтому у нас текущие крыши и облупленные фасады, поэтому стены в наших подъездах расписаны грязью. Поэтому усыпаны мусором до безобразия уродливые бетонные лестницы, а из подвалов тянет нечистотами, которые стекают из прогнивших труб. Поэтому мусоропровод, как правило, не работает и служит не людям, а крысам. Поэтому, если мы идем по улице и едим конфету, то обертку бросаем прямо под ноги. Поэтому для нас естественно плевать семечки, бросать окурки там, где стоим, и выбрасывать мусор из окна автомобиля. Поэтому мы воруем у государства и хозяина, и только страх быть наказанным может нас остановить. Поэтому у нас не работают законы. Поэтому наши чиновники — воры и взяточники снизу доверху, поэтому у нас нет правосудия и образования. Поэтому у нас такая власть.

Возможно, теперь Валерий Чалый не будет удивляться, что «выбор многих соотечественников является неосознанным. Он не опирается ни на знания о партии, ни на сведения о деятельности ее членов. Многие проголосуют за подачки- люди считают, что за продуктовый набор, пакет сахара можно продать свой голос».

А Дмитрий Выдрин найдет закономерным тот факт, что «сегодня успешным политиком становится тот, кто не ведает стыда и без колебаний преступает нравственные нормы, поскольку общество ценит неприкрытый цинизм, фальшивый блеск, легкий успех, внешние признаки богатства».

Более того, теперь этим господам должно стать совершенно ясно, что при таком уровне зрелости нашего народа, нет смысла говорить ни о «создании новых общественных структур» или «новых политических отношений», ни о формировании «новых запросов общества».

Таким образом, можно сделать вывод, что все происходящее в стране объективно обусловлено духовной организацией большинства представителей украинского народа. Высокий экономический и культурный уровень нам не грозит, ибо он пока не соответствует природе нашей души. И никакими законами и изменениями в организации государственной власти продвинуть наш народ по пути развития невозможно, до тех пор, пока ни созреет для этого наш дух. Пока мы не научимся быть честными, трудолюбивыми, справедливыми, благородными, великодушными, пока в нас ни проснется совесть, пока мы ни вырастим в себе достоинство и ни научимся себя уважать. Это путь не легкий, но нам нужно его пройти, иначе изменить нашу жизнь невозможно. Так же, как невозможно при помощи революционных технологий вырастить урожай хлеба за неделю. Всему свое время. Зерно должно прорасти, потом вырасти, потом заколоситься и только потом созреть. Это ни плохо, ни хорошо. Просто мы еще такие. Такая природа нашей души нашего сегодняшнего воплощения.

Глава 4. Где же выход???

4.1 На что мы способны

Нищета, безработица, отсутствие всяких социальных гарантий для народа, с одной стороны, и воровство, коррупция, позволяющие вести роскошную жизнь чиновникам, с другой, не устраивает нас. Наша власть не только не эффективна, но зачастую ее действия противоречат государственным интересам. В результате, по опросам института Горшенина недовольных сегодняшним курсом за последний год увеличилось и доходит до 60–70 %. Но правительство на месте и никуда не собирается уходить. Европейских политиков удивляет эта ситуация. Они не понимают, как страна в своем большинстве недовольная властью может сидеть и ждать. Ошибка европейских политиков заключается в том, что они рассматривают ситуацию в нашей стране с точки зрения своих зрелых пониманий.

Наши же политологи видят проблему по-другому. Например, Валерий Чалый, на умозаключения которого я неоднократно ссылалась, считает, что «люди смирились со своим положением, что их загнали в гетто своего огорода., где человек боится пойти против интересов правящей партии, не зависимо от того, как эта партия называется». Не соглашусь! Народ никуда невозможно загнать, каждый народ сам решает свою судьбу. При накоплении в народе критической массы, исповедующих то или иное мировоззрение, рождается лидер, который претворяет чаяния масс в реальность. Это закон метафизики. Разве Гитлер загнал свой народ в национал-социализм и заставил исповедовать фашистскую идеологию? Нет. Тогда немецкий народ в своем большинстве был согласен с такой идеологией, а с несогласным меньшинством разобрались при помощи того же большинства. Разве Сталин загнал наш народ в «культ личности»? Нет. Большинство ему верили и помогали расправляться с теми, кто хоть сколько, даже своим происхождением, мог угрожать существующему строю. Разве был возможен Гитлер или Сталин в Великобритании или США? Нет. А почему? Потому что менталитет этих народов другой. А что такое менталитет? Это ментальные установки, которые, в свою очередь, являются следствием духовного уровня развития данного народа. Каждый народ рождает своих героев.

Так вот и наш народ никто никуда не загоняет. Наше общество сегодня находится на таком уровне развития, который объективно не позволяет народу продуктивно участвовать в политической жизни в силу своей незрелости. Наш уровень развития не позволяет нам сформировать устойчивую гражданскую позицию. Мы пока способны проанализировать только, как мне лично живется, хорошо ли я живу или плохо, нравится мне такая жизнь или нет. У нас нет еще понимания «мы». Каждый из нас думает о том, как удовлетворить свои собственные простейшие потребности: в еде, безопасности, и комфорте.

В то время как человек более зрелый способен понять, что нельзя создать отдельно взятый свой собственный комфорт и безопасность в отрыве от развития общества в целом. Он способен проанализировать зависимость между развитием общества и собственным комфортом, благосостоянием общества и собственным благосостоянием. Так формируется гражданская позиция. В сферу интересов гражданина входит положение своей страны, своего народа. Но для этого нужна определенная умственная и нравственная зрелость.

Мы сегодня не такие. Украинская пословица: «Моя хата с краю, ничего не знаю» отражает наше духовное состояние. И не стоит от нас ожидать активной политической позиции, свойственной гражданскому обществу. Ожидать этого, значить затягивать процесс нашего развития. Равно как, вместо того, чтобы обучать первоклассника, отправить его сразу в одиннадцатый класс на выпускные экзамены и на полном серьезе ожидать, что первоклассник справится с заданием. А, увидев, что он не справляется, размышлять над тем, кто его отвлекает и мешает справиться.

Я понимаю, неприятно думать, что мы менее развиты, чем кто-то. Что мы чего-то не в состояние понять и сделать. Но это так. Это ни хорошо, ни плохо. Те, кто сегодня впереди нас, когда-то были такими, как мы, но прошли этот этап. Настанет время, и мы вырастим. Но над собой нужно работать, а не закрывать глаза и думать, что нас никто не видит, как это делают дети.

Я призываю моих соотечественников, которые задумываются над тем, почему мы хотим как лучше, а получается, как всегда, понять, что на самом деле с нами происходит. А также, имеет смысл это понять и европейскому сообществу, которое пытается говорить с Украиной на своем языке, а не получается. И чем быстрее все мы найдем в себе мужество признаться в причине происходящего, тем больше шансов у нас начать двигаться вперед.

4.2 Для того чтобы что-то изменить, необходим рост сознания

Если мы решимся признать, что все наши беды лежат в плоскости нашего развития, а жадная власть и плохие законы только следствие этого развития, то тогда можно рассматривать возможные пути решения существующих проблем. На мой взгляд, пути решения лежат внутри самого общества при соответствующей помощи извне. Многим может показаться, что предложенные ниже пожелания — это какая-то ерунда, лежащая в воспитательной плоскости, а необходимы координальные перемены. Так вот хочу заверить, что это и есть координальные перемены, координальней которых не бывает, потому что эти перемены должны произойти в нашем сознании. Но, одновременно с этим, как вы заметите, это и самые трудно выполнимые задачи. Трудные, потому что придется самим приложить усилия, а не возмущаться и ждать, когда кто-нибудь, наконец, придет и решит все наши проблемы. Трудные, потому что нужно перестать бояться и дать возможность чести и достоинству манифестировать себя. Трудные, потому что нужно проявить мужество, чтобы перестать быть такими как все. Но у нас нет выбора.

Какие я вижу возможности способствовать росту сознания нашего народа.

Какие шаги нам нужно предпринять самим?

1). Для справки. По данным статистики в 2012 году желающих среди молодежи навсегда покинуть Украину увеличилось в 30 раз. Известно, что уезжают лучшие, те, кто уверен в себе и в своих способностях.

Хочу начать с того, что с точки зрения законов метафизики, которые пришло время учитывать в нашей жизни, мы не случайно рождаемся в той или иной стране. Мы воплощаемся в том народе, задачи духовной эволюции которого тесно переплетаются с нашими индивидуальными задачами. Другими словами, наша карма и карма нашего народа тесно связаны между собой. Это означает, что у каждого из нас есть своя миссия по отношению к своему народу и что, как правило, в лоне именно этого народа мы наилучшим образом сможем выполнить свое предназначение.

Таким образом, становиться ясно, что в поисках материальных благ не всегда имеет смысл покидать свою страну. Хотя, кажется, что в благополучной стране мы заживем лучше и сможем реализовать потребности своего тела, надо помнить, что наша жизнь не заканчивается с физической смертью, а унести туда нажитое нам не удастся. Зато удастся унести те духовные качества, которые мы приобрели в течение жизни. И за которыми, кстати, мы сюда и пришли. Помните, как в к/ф «Москва слезам не вериг»: «Чтобы стать женой генерала, нужно выйти замуж за лейтенанта». Так и тут, чтобы жить в богатой стране, нужно помочь ей стать таковой.

Вывод 1. Тем, кто понимает, о чем я пишу, необходимо осознать ответственность перед собой и своей страной не только с точки зрения сегодняшней жизни.

2). В основе нашего общества лежат деструктивные понятия, которые соответствуют уровню сознания большинства нашего народа.

Например:

1. Чиновник всегда прав, ему все позволено, закон на его стороне.

2. Ко всему нужно привыкать и терпеть.

3. Против власти идти нельзя, а то будет хуже.

4 Я — человек маленький, от меня ничего не зависит.

5. Как бы ничего не делать и деньги получать.

6. Хорошо, если на работе есть, что украсть.

9. Как бы из казны деньги украсть.

10. Чем у меня больше денег, тем меня будут больше уважать, и др.

Однако многим из нас эти понимания уже не близки и противоречат нашим нравственным принципам. Но, из-за страха или чтобы не выделяться, мы придерживаемся правила: «с волками жить, по- волчьи выть», и живем «как все». Мы даем взятки, мы продолжаем преклоняться перед чиновниками, не смеем потребовать достойного к себе отношения ни в малом, ни в большом, а предпочитаем терпеть. Позволяем себе зарабатывать нечестным путем, если случается такая возможность. Подобная жизненная позиция действует разрушительно не только на общество, но, прежде всего, на самого человека. Если человек уже духовно вырос из этих незрелых пониманий, то у него иная мера ответственности перед Миром (Богом) и, соответственно, с него иной спрос, в отличие от его незрелого соотечественника, которому это прощается. Нельзя идти против своих внутренних законов, это наказуемо Миром.

Так же, как, например, с ребенка до 14 лет еще нет спроса за уголовные преступление, в связи с его незрелостью, а после 14 он уже несет наказания в виде лишения свободы и попадает в колонию.

Более того, тем, кто уже готов к новым этическим нормам, нужно прикладывать усилия с целью формирования этих этических норм в обществе. Например, если в нашей стране кто-то разъезжает на дорогом автомобиле, то совсем не значит, что он успешный деловой человек, а, скорее всего, это ворующий чиновник. Или, если кто-то имеет огромный дом, напоминающий дворец, то этот кто-то, не английский пэр, а какой-нибудь наш депутат или прокурор, разбогатевший за счет взяточничества и воровства из казны.

Следовательно, что не имеет смысла смотреть на них завистливым взглядом и мечтать попасть на их место. Напротив, нужно создавать общественное мнение, осуждающее такое поведение, чтобы эти люди не ощущали себя хозяевами жизни, а чувствовали себя просто воришками, несмотря на машины и дома. В цивилизованных странах, люди, зарабатывающие нечестным путем, не принимаются приличным обществом, сколько бы у них не было денег. Особенно важно эти понимания внедрять в сознание наших детей, ценности которых сегодня смещены и, к сожалению, далеки от духовных.

Вывод 2. Каждый из нас должен жить в рамках своих этических норм и не имеет права их нарушать.

3). Многие наши зрелые соотечественники стараются быть на высоте и сами не опускаются до незрелых действий, но не вмешиваются, если видят, что кто-то ведет себя недостойно. Например, не делают замечание, когда видят, как плюют семечки на улице, не требуют у соответствующих органов убирать и ремонтировать подъезды, хотя платят за это деньги. Они не требуют исполнения законов, стесняются настоять, чтобы открыли туалеты в автобусах. Сами не занимаются вымогательством, но боятся указать, учителю или врачу, на то, что у нас образование и лечение бесплатные. А если не поможет, то привлечь к этому внимание отдела образования или здравоохранения, как это сделали бы граждане цивилизованных стран, которым не стыдно привлечь к ответственности нарушителя закона, а наоборот, они считают это своим гражданским долгом. И в нашей стране те, кому противно смотреть на то, что происходит, не должны молчать и проходить мимо, из-за страха выглядеть нелепо или показаться «жалобщиком» в глазах тех, кто бессовестно нарушает закон, зная, что из-за нашей неуверенности в себе, ему ничего не грозит.

Каждый, кто считает себя достойным жить в другой Украине, обязан реагировать на незрелые действия соотечественников от малого до большого, как учитель, который не пропускает ошибки учеников, обращая, тем самым, внимание на то, как должно быть. Хотя сегодня у нас не формализованы сословные отношения, наше общество представлено разными сословиями. Как было показано выше, в большинстве своем наш народ незрел, но среди нас есть те, кто готов быть примером. Это, прежде всего, вы, кто читает эти строки. Нужно всегда помнить, что люди не равны по своим умственным и нравственным возможностям и те, кто ругаются, плюются, нарушают законы, требуют вашего духовного руководства. Услышав, что ругаться неприлично, кто-то из них сразу поймет вас и будет следить за собой, кто-то, даже если он и нагрубит вам в ответ, со временем изменит свое поведение, если будет слышать настойчивые замечания. Те, кто нарушают закон, из-за страха быть наказанными будут вынуждены меняться. Но никогда ваше неравнодушие не будет напрасным. Как говорил Лев Толстой: «Делай, что должен и будет, как будет». Каждый из нас, кто уже готов, должен делать, что должен. Это и есть гражданская позиция.

Вывод 3. Никогда не проходите мимо того, с чем вы не согласны. Вы не имеете права бояться или, просто, лениться быть неравнодушным, по природе своей души.

Вот зерна нового сознания, за которыми мы должны ухаживать в своей душе и сеять их в нашем обществе. Там, где есть плодородная почва, они прорастут и дадут плоды. Как говорит Библия: «Имеющий уши да услышит».

Сегодня же на поле нашего сознания произрастает бурьян. А мы пытаемся применять современные методы выращивания урожая в виде разных законов, переформатирования власти и т. д. Тем самым, мы только укрепляем жизнестойкость этого бурьяна и повышаем его урожайность. А если мы хотим вырастить хлеб, то прежде всего, нужно посеять пшеницу.

И опять анекдот.

Каждый день ходил бедный человек в церковь и с утра до вечера неистово молился, прося Бога послать ему богатство. Но Бог никак ему его не посылал. Однажды, когда он снова пришел и стал на колени, чтобы обратиться к Богу, то услышал голос с небес: «Ну, купи, хотя бы, лотерейный билет!»

Предложенные шаги являются фундаментом для дальнейших действий. Однако, как говорят математики, это необходимые, но недостаточные условия. Нам в решении этих задач также нужна помощь.

Какая помощь нам нужна?

1). В первую очередь нам нужна помощь украинских диаспор, которые очень интересуются событиями в Украине, но, к сожалению, пока не проявляются в нашей жизни. Свое внимание они, в основном, уделяют сохранению традиций украинской культуры, не понимая, что в нашей стране становится все меньше и меньше носителей культуры вообще. Они ратуют за украинский язык, а большинство из нас уже не знают никакого языка. Но, уяснив для себя реальную ситуацию в Украине, они смогут оказать реальную помощь, в которой мы так нуждаемся.

Прежде всего, я вижу эту помощь в миссионерском движении, которое призвано привнести в нашу страну культуру, начиная от культуры поведения до политической.

Как я это вижу. Я вижу создание по Украине сети свободных культурнообразовательных заведений силами украинских диаспор, в которых будут работать только сами миссионеры, как носители культуры и нравственности. Причем, эти заведения должны охватить желающих во всех возрастных категориях и, в первую очередь, нашу молодежь, формируя в их сознании ментальные установки и духовные традиции, без которых не мыслимо цивилизованное общество. Таким образом эти заведения смогут помогать нашим школам, которые пока далеки от этих пониманий.

Я также вижу цель миссионерства в юридической поддержке «пересичного» гражданина, с тем, чтобы защитить его от произвола нашего судопроизводства. Возможность заставить работать закон поможет украинцу почувствовать уважение к себе, что очень важно, а так же позволит ему посмотреть на наших следователей, прокуроров, судей и т. д, как на слуг закона, а не его хозяев, что тоже будет способствовать пробуждению достоинства нашего народа. Я уверена, что это вызовет цепную реакцию в росте самосознания украинского народа и в формировании гражданского общества в целом.

Вывод 4. Чтобы сформировать гражданское общество нам нужна помощь извне. В этом нам могут помочь украинские диаспоры.

2). Нам также нужна помощь Европы и США. Уже несколько лет рассматривается вопрос о нашем присоединении к Европе. С моей точки зрения мы еще не готовы стать полноправными членами Евросоюза. И, как это не обидно, до сих пор актуальна поговорка: «Пусти Дуньку в Европу». Однако со стороны стран, которые являются гарантами демократических ценностей в мире, я вижу необходимость научиться разговаривать с нами на нашем языке. Я имею в виду применение соответствующих санкций к украинским чиновникам всех уровней, которые замечены в коррупционных действиях, а также предусмотреть невозможность вывоза ими денег за рубеж в оффшорные зоны. Это серьезно бы повлияло на сознание нашего общества, формируя понимания, что деньги любой ценой — это не путь, и что честным быть — престижно.

Вывод 5. Чтобы обуздать нашу коррумпированную власть, а также обновить свои понимания, что хорошо, что плохо, нам нужна помощь цивилизованного сообщества.

3). Нам нужна помощь цивилизованного сообщества в экономике. Для этого, прежде всего, нужно перестать давать нам кредиты, которые «отмываются» и перекочевывают в карманы наших чиновников. Необходимо, чтобы цивилизованный бизнес, не боясь быть ограбленным, решился прийти в Украину. Причем, со своими специалистами. Тогда вместе с бизнесом развитые страны смогут принести в Украину свой уровень культуры, свое отношение друг к другу, свое умение и желание честно трудиться. Мы сможем увидеть современные предприятия, которые оснащены современным оборудованием и используют новые технологии, сможем почувствовать связь между вложенным трудом и полученной зарплатой, а также научимся другим отношениям между людьми. Такая духовная интервенция будет способствовать поднятию интеллектуального, профессионального и культурного уровня нашего народа и, как следствие, экономического потенциала страны. С другой стороны приход иностранного капитала вынудит наших нуворишей вкладывать средства в свои предприятия, а не вывозить их из страны, создавать украинским гражданам достойные условия труда и платить им достойную зарплату. На мой взгляд, предложенные шаги помогут существенно повысить уровень духовности нашего общества и изменить его менталитет.

И только на фоне роста сознания можно будет говорить о том, что нужно предпринять в экономике и политике, и какие нам нужны законы. Ибо Сознание определяет Бытие. И говорить об экономике и политике нужно не между собой, ибо еще не скоро мы созреем для самостоятельных действий в этих направлениях.

4). Нам нужно говорить с цивилизованным сообществом и просить их о помощи в восстановлении нашей экономики и создании «Плана восстановления экономики Украины», как это сделала Европа после Второй мировой войны. Благодаря плану Маршалла, разработанного США для Европы, 17 европейских стран (в том числе и Западная Германия) быстро восстановили свою разрушенную войной экономику. И нам имеет смысл выбрать такой путь.

Вот так я вижу свою страну. Так вижу причины происходящего в ней. Но я уверена, выход есть. Потому что не бывает безвыходных ситуаций. Мир развивается, и мы должны развиваться вместе с ним. Это объективно, таков закон эволюции. А если этого не происходит, нужно разобраться, почему, и выбрать правильный путь.

А сегодня я благодарю тех моих соотечественников, кто остался верен себе и честен перед людьми, кто не потерял совесть в погоне за долларами, кто, несмотря ни на что, сохранил достоинство и освещает духовный мрак нашей страны своим светом. Благодарю вас и низкий вам поклон за мужество жить в этой стране.

С Верой, Надеждой и Любовью я обращаюсь к Вам с просьбой любить и простить всех и каждого в этой стране, ибо они, как дети, не ведают, что творят. И пусть тот, кто идет впереди, задаст себе вопрос:

«Чем я могу помочь моему народу? Что могу сделать и делаю для него?».



home | my bookshelf | | Черная дыра, или Страна, которая выбрала Януковича |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 15
Средний рейтинг 4.8 из 5



Оцените эту книгу