Book: Блаватская и тайная доктрина



Блаватская и тайная доктрина

БЛАВАТСКАЯ И ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

Введение

Если бы это небольшое эссе о Е.П. Блаватской и «Тайной Доктрине» не было опубликовано, все изучающие метафизику и мистицизм понесли бы реальный ущерб.

Макс Гендель, христианский мистик, отдаёт должное Елене Блаватской, восточному оккультисту. Он не обращает внимания на небольшие различия, разделяющие Запад и Восток, и восхищается великой мудростью, которой изобилует Азия, богато насыщающая поля мировой мысли. Велик тот ум, который радуется величию других умов. Дань памяти и работе Блаватской, и её Учителям со стороны Макса Генделя – это действительно замечательный жест для нашего мира, скупого, увы, на такие добрые порывы.

Мы живём по нормам критики и осуждения, мало уважая труды других. Секты и вероучения возводят стены вокруг себя, и только героические души, в которых действительно пробуждено духовное восприятие, могут возвыситься над этими мнимыми ограничениями. Вернитесь мысленно к книгам, которые вы прочли, и вспомните, как редко какой-либо писатель хорошо отзывался о другом. Всякий человек, непреклонный в своих собственных убеждениях, невысоко ценит мнения других. В этом мире есть много учителей, обучающих словами, но только немногие учат благородным примером великодушных поступков.

В своём учебнике христианской метафизики «Космоконцепция розенкрейцеров» Макс Гендель ссылается на Е.П. Блаватскую, как на «преданную ученицу Восточных Учителей», и в том же параграфе он пишет о её великой книге «Тайная Доктрина», как о «непревзойдённой работе». Относясь с глубоким уважением к духовным ценностям, Макс Гендель демонстрирует высшую степень своей компетентности, признавая фундаментальное достоинство труда Е.П. Блаватской. Христианский мистик раскрывается здесь как подлинный ученик восточного оккультизма. Его краткое изложение «Тайной Доктрины» в последней части этой книги показывает удивительно глубокое понимание монументальных духовных традиций Азии. В нескольких лаконичных и простых словах г-н Гендель резюмировал космогенезис, формирование мира, и антропогенезис, формирование человека. И розенкрейцеры, и теософы, если они действительно подлинные ученики оккультных наук, извлекут пользу из анализа этого резюме.

Рукопись данной книги следует рассматривать как первое литературное достижение Макса Генделя. Она была началом заслуживающей внимания метафизической литературы, посвящённой применению мистического идеализма к существующим проблемам мучительно страдающего человечества. В ней было написано, что «первые станут последними». Эта небольшая книга донесла в печать лишь остаток неопубликованной рукописи Макса Генделя. Первоначально рукопись состояла из записей двух лекций, прочитанных перед Теософским Обществом в Лос-Анджелесе. За годы, ушедшие на подготовку этих лекций, Макс Гендель значительно повысил свой уровень мистического знания и по праву заслужил признание как выдающийся христианский мистик Америки. Однако его почтение и уважение Блаватской со временем никоим образом не изменилось, и до дня своей смерти он всегда отзывался о ней словами высочайшего восхищения. Это было заслугой книг Блаватской, из которых Макс Гендель получил первое в своей жизни знание оккультных наук. Он считал благодарность главным законом оккультизма, и его чистая душа хранила до конца замечательный дух благодарности за вдохновение и обучение, полученные им из «Тайной Доктрины».

И г-жа Блаватская, и г-н Гендель посвятили свои жизни служению человечеству. Каждая из них была посвящена распространению духовного знания. Они были награждены, по большей части, неблагодарностью, гонением и непониманием. Они страдали от лживости друзей и усвоили, каким жестоким может быть мир к тем, кто стремится наставлять и улучшать его. Только руководитель духовного движения может представить себе, какой тяжёлой может быть ответственность лидера. Елена Блаватская уже перешла в невидимый мир, когда Макс Гендель начал своё служение. Они никогда не встречались на физическом плане. Однако, отрицая личное знакомство с великим Восточным оккультизмом, Макс Гендель пришёл к пониманию Блаватской через годы подобного же служения тем же высшим идеалам. Он пришёл к её пониманию, как может только мистик, и его высокая оценка её верности и её терпения была тем более глубока из-за несчастий, которые он претерпевал сам.

Как Е.П. Блаватская, так и Макс Гендель отдали свои жизни замечательному служению духовным нуждам расы. Они одинаково рано сошли в могилы, разбитые ответственностью и преследованием. Каждый оставил, как наследие будущему поколению, метафизическую литературу, которая переживёт превратности судьбы.

Истинные цели мистицизма – увековечить, объяснить и применить идеализм расы. Человек обращается к религии за руководством, поддержкой и утешением. Мы хотим, чтобы религия стояла за нами, когда мы стараемся жить честно.

Нам нужно знать, что где-то есть сплочённая группа людей, которые придерживаются духовных ценностей в разрушающемся материальном мире. Все мы ищем вдохновения. Мы жаждем идеалов. Мы желаем достойной цели, объединяющей нашу деятельность. Мы желаем установить в этой юдоли слёз духовную систему, которая возвысится над повседневностью. Мы хотим прийти к жизни, признающей наши духовные организации как оазисы в пустыне материализма.

Цивилизация претерпевает муки великого периода преобразований. Человек, как никогда прежде в истории, ищет решение неотложных и серьёзных проблем. Церковь и государство в равной степени осознают, что они могут объединиться, когда известный им мир уходит в забвение.

Во всех частях цивилизованного мира есть мужчины и женщины, преданные мистическому объяснению жизни. Эти мужчины и женщины следуют кодексу духовной этики, имеющей в своей основе два великих принципа: Отцовство Бога и Братство Человека. Учащиеся, по большей части, организованы в различные группы, большие и малые, с целью самосовершенствования и социального прогресса. Такие группы можно подразделить на два типа: первые, чьё вдохновение, по существу, христианское; и вторые, по сути дела, восточные. Хотя эти группы разделены, основные цели, к которым они стремятся, идентичны для всех просвещённых религиозных движений, поскольку их главная цель и намерение – возрождение человека и человечества.

Макс Гендель был пионером в христианской мистике, а Блаватская была пионером в восточном оккультизме. Оба создали системы мышления, которые распространились по всему, нищему духом, человечеству. Они оставили не только свои организации, но и семена, посеянные ими в сердцах людей, впоследствии проросшие и принесшие плоды во многих частях мира, где были созданы в том же ключе другие организации. По этой причине существует значительная группа мистиков и оккультистов в Америке, и их число увеличивается с каждым днём за счёт искренних мужчин и женщин, чьи сердца и умы нуждаются в некоем разумном объяснении изменений, происходящих в обществе.

Почти всем ученикам оккультных наук в Америке известна работа, которую выполнили Елена Блаватская и Макс Гендель. Жизни этих двух религиозных основателей являются постоянным примером для ещё больших духовных усилий и бескорыстной отдачи. Когда мы восхищаемся этими великими лидерами, у нас возникает желание продолжить их работу посредством интеллектуального увековечивания их доктрин нашими словами и делами. Во время же великой мировой войны метафизики упустили возможность внести свой постоянный вклад в расу из-за внутренних разногласий и споров. Организации, призванные бескорыстно служить человечеству, вместо этого растрачивали впустую свою энергию на бесполезные прения по личным вопросам, не имеющим практически никакого значения.

Наш нынешний кризис намного важнее мировой войны. Весь цивилизованный мир бедствует на фоне эгоизма и коррупции. Имеются новые возможности по применению духовных методов для решения материальных проблем. Долг всех духовно просвещённых людей – забыть все разногласия, пожертвовать всеми личными амбициями и подтвердить свою приверженность великим идеалам, внедрять которые в жизнь призывали их ордена и общества.

Во время великого бума, непосредственно предшествовавшего нынешнему экономическому кризису, даже мистические организации были поражены бациллами обогащения, потребления и личных амбиций. Личности затмили принципы, тогда и организации, и индивидуумы отступили от простых истин, являющихся основами разумной жизни. Затем последовал крах. Материальные ценности были сброшены в бездонные глубины, подобно свинцу. Амбиции были развеяны ветром, и расе пришлось столкнуться с проблемами, которые можно решить только путём переоценки духовных ценностей и обращения людей и организаций к принципам просвещения и истины.

Представьте, что именно в этот день Е.П. Блаватская, львица Теософского Общества, возвратилась из Аменти[1] мудрецов и потребовала должного отчёта от Общества, ею основанного. Кто бы смог, стоя перед нею, честно сказать: «Любимая учительница, мы приложили все усилия, мы так же верны тебе и Учителям, о которых ты говорила»? Сколько их могло бы сказать: «Мы были честными, добрыми, справедливыми и беспристрастными; мы неуклонно следовали мудрости, которую ты дала нам; мы распространяли твоё послание; мы читали твои книги; самое главное, мы остались, как ты просила нас, вне пагубных разделений и альянсов»? Многие ли могли бы сказать: «Вот твоё Общество, такое же чистое, каким ты его нам передала»? Смогли бы теософы сделать это или же были бы смущены, будучи не в состоянии взглянуть в большие, ясные и грустные глаза первого и величайшего теософа? Могла бы г-жа Блаватская, прогуливаясь по коридорам Адьяра, обратиться к тем, кто представляет её в двадцатом веке, и сказать: «Хорошо поработали, добрые и верные слуги»? Если она не могла бы сказать так, то почему? Потому что они помнили её имя, но позабыли её работу? Или, потому что безвольные и мелочные мужчины и женщины настолько забыли великие ценности, что сами себе воздвигли державу на руинах идеалов? Теософы всего мира, ещё раз посвятите себя благороднейшей душе, которая была среди вас, чьим трудом достигнуто ваше богатство, чьим идеалом была ваша цель и чья бескорыстная жертва заложена в основание вашей организации.

Представьте в том же духе, как Макс Гендель вернулся бы на поля своих земных трудов и в простом габардине ходил бы среди своих последователей. Предположим, он сказал бы: «Братья и сёстры, любите ли вы друг друга? Я засадил розами сад добродетели; хорошо ли вы заботились о нём? Моё имя на ваших устах, но есть ли в сердцах ваших мой труд? Правдивы ли вы друг перед другом? Трудились ли вы бескорыстно и самозабвенно? Возлюбили вы нашего Отца Небесного, который любит вас так же, как всех людей?» Как бы розенкрейцеры ответили ему? Могли бы они сказать: «Любимый Брат, наше постоянное вдохновение, мы выполняли твои дела в смирении и кротости. Не было ни гордости среди нас, ни эгоизма, ни корысти, ни мелких амбиций, по большому счёту. Вот данное нам тобою Братство. Мы можем возвратить его в красоте, в чистоте, в единстве святой цели, каким ты его создал. Здесь нет ни капельки, ни чуточки церемонности; мы едины не в мелких вещах, но в великих делах. За пятнадцать лет с момента твоего ухода в великую жизнь мы стремились исполнять твою работу. Мы, мужчины и женщины, в которых нет никакого лукавства, как ты и требовал». Были бы эти слова правдой? Если нет, то почему так могло случиться? Действительно ли человек слишком слаб для продолжения хорошей работы? Или его мелочность так велика, а величие настолько мало?

Если нам приходится стыдиться, когда наши лидеры возвращаются к нам, и мы вынуждены осознавать, что мы подвели их, то давайте же вновь подтвердим нашу приверженность им. Пусть дух Е.П. Блаватской возродится в сердце каждого теософа, а дух Макса Генделя снова заживёт в сердце каждого розенкрейцера. Когда придёт их время, а оно приходит, мистики и оккультисты всего мира смогут пожать друг другу руки, протянутые через пропасть их разногласий, объединить свои цели и стать армией духовного восстановления, идущей, как пророки древности, в авангарде прогресса.

Мэнли П. Холл

1933 г.



Глава I

"Тайная Доктрина" – одна из самых замечательных книг в мире. Я понимаю, насколько задача – адекватно передать идею учений, содержащихся под её обложкой, – превышает мои скромные возможности. У неё есть история, но история специфическая, интересная для тех изучающих, кои из её богатых хранилищ стремятся извлечь мудрость, которая, по словам апостола, как пища, пригодная только для окрепшего организма[2]. Как начиналась работа, и при каких обстоятельствах происходило написание – это тема моей книги. Я попытаюсь, как можно проще, обрисовать план, согласно которому строилась работа по передаче доктрины. Особенность задачи такова, что я должен воспользоваться теософской литературой, а именно, "Листами старого дневника" полковника Олкотта, "Воспоминаниями" графини Вахтмейстер, самой "Тайной Доктриной" и другими работами.

Прежде всего, нам нужно понять, что г-жа Блаватская, или, как она любила, чтобы её называли, Е.П.Б., была, по её собственным словам, лишь компилятором книги. За нею стояли истинные учителя, хранители вековой Сокровенной Мудрости, научившие её оккультным истинам, которые она передавала в своих сочинениях. У неё было тройственное дарование, чрезвычайно подходившее для выполнения её задачи. Во-первых, она была в состоянии усвоить то необычное знание, которое давалось ей. Во-вторых, она была достойным вестником Учителей. В-третьих, у неё была изумительная способность к изложению глубоких восточных метафизических идей в форме, понятной западному уму, с целью их проверки и для сравнения восточной мудрости с западной наукой. Она также заслуживает огромного уважения за её моральное бесстрашие в представлении миру идей и теорий, полностью расходившихся с материалистической наукой. Однако многое из этого учения было с тех пор наукой подтверждено.

Глава II

Человечество всегда преследовало, мучило и убивало тех, чьи мысли опережали эпоху. Это подтверждает судьба Коперника, которого лишь естественная смерть спасла от участи, постигшей через полвека Бруно. Галилео не оставляли в покое всю его жизнь, и, в конце концов, он, состарившийся, немощный и сломленный духом, вынужден был на коленях отречься от своих взглядов, расходившихся с представлениями его времени. Ту же самую судьбу разделили множество других. Тем не менее, семена истины, рождённой этими людьми, не только не погибли, но росли и росли, пока однажды мир не осознал, что когда-то отвергнутое, как ересь, стало повсеместным представлением. Драма подошла к своему эпилогу, когда Торвальдсен[3] увековечил в мраморе Николая Коперника, а статуя Джордано Бруно была установлена на том самом месте, где монахи-фанатики плясали от радости вокруг его погребального костра, когда сжигали гения во имя "всего святого".

Как мы знаем из истории Запада, когда-то людей осуждали за христианство. Когда же христианство укрепилось, оно пыталось задавить науку, которая тогда была, как неопытный юнец. Однако наука, становясь всё сильнее и сильнее, постепенно вынудила церковь занять теперешнюю примирительную позицию. После этого мир начал медленно погружаться в состояние безбожия. Всё, что не могло быть взвешено или измерено, не признавалось. Каждый человек, посмевший заявить о существовании чего-либо сверхфизического, сразу объявлялся обманщиком. Наука и религия соревновались друг с другом в своих усилиях нагромоздить как можно больше оскорблений на таких людей, постоянно дискредитируя их.

Не забывая о предшествующем, мы сможем лучше представить себе огромное моральное бесстрашие Е.П.Б. и понять, почему это бесстрашие составило одну из характеристик её как вестника Учителей.

В той же самой материалистической позиции мира тех дней нужно искать мотивы использования феноменов. Многие толковые люди искренне сожалели, что данная часть работы была выполнена Обществом, но Е.П.Б. всегда утверждала, что вначале эти действия были абсолютно необходимы. Она изменила своё мнение в её последние годы, когда сам Учитель сказал, что феномены в Европе были скорее помехой, а не помощью "Тайной Доктрине", и что было бы лучше давать только философию.

В 1884 году у лидеров Теософского Общества сложилось мнение, что настало время для пересмотра и расширения первой книги г-жи Блаватской "Разоблачённая Изида", и что она должна переписать её с T. Субба Роу в качестве соредактора. В течение всего года они собирали материал. Затем полковник Олкотт и г-н Купер-Оукли разработали план, и было объявлено, что работа будет издана в двадцати частях, приблизительно по семьдесят семь страниц каждая. Но 8 января 1885 года Учитель Е.П.Б сообщил ей о новой структуре "Тайной Доктрины", и в итоге, от первоначального плана отказались.

Вскоре болезнь сердца, от которой страдала г-жа Блаватская, стала настолько серьёзной, что её врач, д-р Мэри Шарлич, настояла на её отъезде из Индии. Следуя рекомендации врача, Е.П.Б. покинула весной 1885 года Адьяр, место на земле, которое она любила больше всего. Затем мы видим её в маленькой недорогой гостинице на северном склоне Везувия. Комната – почти без мебели, с каменным полом. Через оконные и дверные щели дует холодный ветер, усугубляющий ревматизм бедной "Старой Леди", работающей за расшатанным неудобным столом. Она – вдалеке от друзей, одна в незнакомой стране, язык жителей которой ей непонятен, больная, раздражённая несправедливостью со стороны тех, кому она оказала поддержку. Вот при таких неблагоприятных обстоятельствах начиналась работа над "Тайной Доктриной".

Осенью 1885 года она приехала в старинный немецкий город Вюрцбург. Это название ассоциируется с Мартином Лютером, суровым и неустрашимым реформатором, поклявшимся здесь бороться с римско-католическими священниками, хотя и под городскими крышами скрывались злые люди.

Но он был не более непреклонным и решительным, чем этот новый реформатор, с непоколебимым упорством, несмотря на болезнь и враждебную критику, изо дня в день трудившаяся за своим столом, позабыв о беззаботности и комфорте.

Глава III

Спустя некоторое время после прибытия г-жи Блаватской в Вюрцбург, к ней присоединилась графиня Вахтмейстер, которая преданно и с любовью помогала ей в этой великой работе. Множество посетителей стали причиной, заставившей Е.П.Б. сообщить в письме другу, что город становится философской Мединой. Продолжая, она пишет:

«Я дошла только до середины первой части, но через месяц отправлю вам первые шесть разделов. Я беру из „Изиды“ только факты, отбрасывая всё, что было в форме трактатов, нападки на христианство и науку – короче говоря, весь бесполезный материал и всё, что уже неинтересно. Только мифы, символы и догматы, объяснённые с эзотерической точки зрения. Это на самом деле полностью новое произведение. Циклы объясняются с оккультных позиций».

Её понимание проблем философии, расовых истоков, фундаментальных основ религий и ключей к древним символам было феноменальным; и всё же оно не было результатом научного исследования, потому что ни один учёный никогда не был таким эксцентричным и беспокойным. Она никогда не обучалась профессии литератора. Она писала в состоянии творческого подъёма, и мысли, как метеоры, вспыхивали в её голове. Перед её умственным взором картины часто вырисовывались и пропадали, описанные лишь наполовину. Слишком частое употребление круглых скобок делает её суждения чрезмерно длинными. Подобно Шекспиру и другим гениям, она брала материал там, где находила его, составляя затем из него мозаику, отмеченную печатью её индивидуальности с сотканной вокруг неё золотой тканью её собственных высоких способностей.

В одном из своих писем она объявила, что текст вводных стансов, формирующих первую тему в архаическом описании – космогенезис, готов. «Но вот, - продолжает она, – как отослать  его в Адьяр? Представьте, что он потеряется! Я не помню ни одного слова из него, и мы бы остались в дураках! Хорошо, *** прочитал его дважды и начал в третий раз. Он не нашёл, что нужно править английский, и сказал, что поражён его гигантской глубиной и силой, подтверждающими эзотеризм Библии и её непрерывные параллели с Ведами и брахманами. Всё же, это более значительно, чем „Изида“, которую вы правили, а Уайлдер поддержал. Теперь я совсем одна со своим креслом, чернильницей и немногими книгами. Примерно за четыре часа я написала весь раздел и введение для целого станса (около сорока страниц), не заглядывая ни в одну из книг. ПРОСТО СЛУШАЯ – просто слушая».

Сможем ли мы понять, что это означает? Она просто записывала  то, что было передано ей, используя своё яснослышание, о котором уже давно знали полковник Олкотт и другие, поскольку ещё раньше ежедневно наблюдали за тем, что она делала. Здесь содержится ответ клеветникам, обвинявшим её в плагиате. Я убеждён, что никогда не было ни одного случая, чтобы она умышленно присвоила чужие сочинения. Однако она могла духовно извлекать их – или напрямую, или опосредованно – из великого хранилища человеческих мыслей и продуктов ментальной деятельности, акаши, где они неразделимы, как капли воды в океане, а творцы своих личных мыслей затерялись в бесконечном Разуме, кроме разве что наиболее продвинутых интеллектов, сосчитать которые, впрочем, никак не легче, чем те же капли в океане или песчинки на его берегах.

В декабре 1886 года полковник Олкотт получил [рукопись] первого тома "Тайной Доктрины" для проверки вместе с Т. Субба Роу, но г-н [Субба] Роу отказался от участия, сказав, что если бы он присоединился, то должен был бы всё переписать, поскольку в тексте было очень много ошибок. Это было не более чем проявлением раздражительности, но оно дало определённый эффект, поскольку, когда о его замечании сообщили Е.П.Б., она очень обеспокоилась. Она вновь принялась за работу, тщательно пересматривая рукопись, чтобы исправить ошибки, допущенные по небрежности; позднее, с помощью друзей, в частности, Арчибальда и Бертрама Кийтли, книга была отредактирована и подготовлена к публикации.

Она всегда стремилась замечать свои ошибки, чтобы сразу же их исправить. Ошибки чаще встречались в тех текстах, что не были телепатически продиктованы её Учителями. Нередко она безжалостно уничтожала дефектные страницы. Часто по распоряжению Учителя она отправляла в огонь старательно подготовленные и переписанные материалы, к великому огорчению её друзей. Графиня Вахтмейстер рассказала, как однажды, войдя в кабинет г-жи Блаватской, она увидела, что весь пол был усыпан исписанными листами рукописи. На её вопрос об этом Е.П.Б. ответила: «Я двенадцать  раз пыталась написать эту страницу правильно, и каждый раз Учитель говорил, что это неверно! Я думаю, что сойду с ума, переписывая её столько раз, но оставьте меня; я не остановлюсь, пока не закончу с ней, даже если просижу всю ночь». Графиня принесла ей чашку кофе для поддержки, и затем оставила её добиваться выполнения поставленной задачи.

Через час г-жа Блаватская позвала её и сказала, что свою задачу она выполнила. Затраты энергии были невероятно велики, по сравнению с результатом, как это часто имело место, когда она раздражалась. Это видно из её ответа на вопрос графини, как она может делать ошибки в записывании даваемого ей материала. Она ответила: «Хорошо, видите ли, это выглядит следующим образом. Я создаю перед собою нечто, что я могу описать как своего рода вакуум в воздухе, и фиксирую свой взгляд и свою волю на нём, и вскоре сцена за сценой проходят передо мною, как последовательные картины диорамы; или, если мне нужна ссылка или информация из какой-нибудь книги, я сосредоточенно фиксирую свой ум, и появляется астральный двойник этой книги, и я беру из него то, что мне нужно. Чем свободнее мой ум от рассеянности и обиды, тем легче я могу сделать это; но сегодня, из-за неприятностей, связанных с полученным утром письмом, я не могла как следует сконцентрироваться, и каждая моя попытка процитировать отрывки оканчивалась неудачей. Однако Учитель говорит, что теперь всё в порядке».

Е.П.Б. часто просила своих друзей в разных странах мира проверить цитаты из книг, которые можно было найти в библиотеках этих стран. Так, ей нужно было проверить пассаж из книги, существующей лишь в одном экземпляре, который был в библиотеке Ватикана. Аналогично, своего друга в Лондоне она просила проверить цитату из некоего документа, хранившегося в Британском Музее. Нужно отметить, однако, что ей была нужна только ПРОВЕРКА. Содержание у неё уже было.

Г-жа Блаватская утверждала, что она была лишь рупором Учителей, потому что её перо, слова и поступки направлялись ими. Это заявление было высмеяно, а сама она была охарактеризована как мошенница и самозванка. Однако существуют определённые неопровержимые факты, которые могут быть учтены теми, кто пожелает сформировать справедливое и непредубеждённое мнение. Когда она писала "Тайную Доктрину", у неё была в наличии лишь горстка обычных книг. Такие источники, возможно, использовались, но они немного могли помочь ей. Таким образом, мы не можем объяснить экстраординарный уровень эрудиции автора "Тайной Доктрины". Большую часть времени, когда шла работа над книгой, она была за сотни миль от какой-либо подходящей библиотеки. Если бы у неё были средства для оплаты поездок от библиотеки к библиотеке, она всё равно была бы не в состоянии самостоятельно отыскать пассажи, которые пытались использовать, чтобы обвинить её в плагиате. Она никогда не говорила, что сама открыла знание, чтобы дать его миру. Она утверждала, что это знание пришло из отдалённого прошлого, и что оно имеется в каждом священном писании и в каждой философии.

Замысел "Тайной Доктрины" состоял в том, чтобы, ссылаясь на любое священное писание любой религии, на книги многих авторов, показать идентичность учений и доказать древность обсуждаемого предмета. Новизна книги заключается не в ХАРАКТЕРЕ её фактов или идей, поскольку их нетрудно найти в работах различных востоковедов и в давно существующих многочисленных священных книгах. Её новизна в том, что Е.П.Б. выбрала из всех источников факты, совместно формирующие единую убедительную концепцию эволюции Вселенной и человека, представляющую собой логически последовательный синтез целостной космогонии. Она заслуживает квалификации величайшего Учителя всех времён, потому что у неё были реальные знания, а не просто книжная учёность. У неё было то, что позволило ей собрать из множества книг во многих местах истины, составившие, после их гармоничного объединения, одно великое целое. У неё была путеводная нить, позволившая ей с безошибочной точностью следовать через лабиринт, показывая, что каждый отдельный материал содержит в себе возможность превращения в самостоятельную доктрину.

Её работа тем более необычна потому, что она выполнила её, не будучи учёным: не имея соответствующего образования, которое в какой-то степени помогало бы комбинировать материал. Она сделала то, что не сделал бы ни один востоковед со всей своей учёностью, и что не сделали бы все востоковеды вместе, со всем их знанием восточных языков и их исследованиями литературы Востока. Ни один из них не смог бы из материала с подобным разноцветьем синтезировать такую важную работу. Ни один из них не был в состоянии из того хаоса создать космос – но русская женщина с невысоким уровнем образования сделала это. Не будучи учёным и не претендуя на это звание, она где-то получила знания, которые позволили ей выполнить то, что не сделал бы никто другой: ни учёный, ни дилетант. Где-то же она получила то, что позволило ей преобразовать хаос в систему и выполнить работу, которая даёт нам понимание Вселенной и человека. Она говорила, что это было не её. Она часто говорила о своей собственной нехватке знания и упоминала ТЕХ, кто обучал её. Это переносит нас к другой части нападений, которым подвергалась г-жа Блаватская, или скорее, её Учителя, существование которых было расценено как миф.

Эрудиция и способности, от которых она сама отказывается, не привлекают её врагов. Иногда они говорят, что её знание плохо систематизировано, что она ужасно распределила свой материал, что её слог туманный, запутанный, внутренне противоречивый. Но они свободно допускают, что она обладала экстраординарным фондом сведений, имеющих отношение к необычным темам и малопонятной философии. Если она была мошенницей, зачем ей понадобилась такая глупость, как изобретение несуществующих Учителей? Почему она сделала их творцами своей эрудиции, в результате став объектом для оскорблений и злословия, в то время как была возможность заработать уважение, не говоря уже о деньгах, действуя более простым и лёгким способом: объявив себя единственным автором? Можно ли предположить что-либо более нелепое для русской женщины благородного происхождения, жены высокопоставленного лица, чем гоняться по миру за воображаемыми Учителями, приобрести массу неопределённых знаний, заплатив за это собственной болью и страданиями, отказаться от авторства, приписав его несуществующим персонам, столкнуться с клеветой и оскорблениями вместо того, чтобы идти общепринятым путём, возможно, имея при этом богатство и почёт? C любой, разумной, точки зрения, единственный надёжный вывод – Е.П.Б. говорила правду, когда утверждала, что её знание было получено от Учителей Мудрости.



Для образов книг из астрального света был замечен любопытный факт – иногда текст казался перевёрнутым, как отражённый в зеркале. После небольшой тренировки можно было легко читать слова, поскольку контекст и общий смысл предотвращали ошибки, но чтение чисел вызывало затруднение. Иногда г-жа Блаватская забывала изменять их, что приводило к неприятностям и раздражению и её самой, и других. Например, если она обращалась к другу с просьбой проверить цитату на странице 341 определённой книги, мог прийти ответ, что цитата не найдена, или что в книге нет такого количества страниц. Причина была в том, что Е.П.Б. забывала перевернуть число. Если взять тот же самый случай, то должно было быть 143 вместо 341. Через некоторое время её корреспонденты поняли это и стали исправлять такие ошибки сами.

Другим примечательным обстоятельством, связанным с работой над "Тайной Доктриной" было то, что когда г-же Блаватской нужна была определённая информация по какому-либо вопросу, она всегда получала её некоторым образом: или в письме от друга, в газете или в журнале, или по ходу случайного чтения книг. Это происходило настолько часто и уместно, что не могло быть объяснено простым совпадением. Когда это было возможно, она использовала обычные методы, чтобы не истощать свои способности. В ранние дни [Теософского] Общества она не была столь благоразумна, и позднее ей пришлось испытать последствия этого.

Однажды ей пришло заманчивое предложение – за приличное ежегодное вознаграждение писать для российских газет. Она могла бы писать на любую тему, по своему выбору, включая оккультизм. Можно было обеспечить себе комфорт и беззаботность на оставшиеся годы жизни. Было бы вполне достаточно двух часов ежедневной работы, чтобы удовлетворить все требования работодателя. Но она сказала: «Чтобы писать такую книгу как „Тайная Доктрина“, я должна все свои мысли направлять на поддерживание контакта с [ментальным] током. Это непросто для старого, изношенного и больного тела, и было бы невозможно каждый раз менять [ментальный] ток от „Тайной Доктрины“ к газетной работе и обратно. У меня больше нет энергии, которую раньше давали мне. Слишком много её было израсходовано на демонстрацию феноменов». Когда её спросили, почему она делала эти вещи, если знала, что тратит впустую свою силу, и было бы лучше, если бы никакие феномены не были связаны с её работой, она ответила: «Потому что люди постоянно беспокоили меня. И всё время было: „о, сделайте материализацию этого“ или „разрешите мне послушать астральные колокольчики“ и так далее; и потом, мне не нравилось разочаровывать людей, таким образом, я внимала их просьбам. Теперь я должна страдать из-за этого, и к тому же, когда Общество было создано, это было необходимо для привлечения людей, а феномены помогали этому наиболее эффективно».

Значит, при условии, что феномены были необходимы, зло заключалось в том, что когда они выполнили своё назначение, от них было трудно избавиться. Все, вновь прибывающие, жаждали удовлетворения своего любопытства, а если разочаровывались, то уходили глубоко возмущённые и негодующие, готовые осудить их как мошенничество. Так, из-за своего беспокойства о благополучии Общества, бедная Е.П.Б. продолжала работу, зная, что она тратит свою жизненность. Таким образом, она буквально отдавала свою кровь на благо организации.

После того, как Общество достаточно окрепло, появилась возможность обеспечить себе беззаботность и комфорт до конца жизни. Можем ли мы понять, что это означало? Представьте себе г-жу Блаватскую в её маленькой тёмной квартирке с одной спальней, которую она поделила с графиней Вахтмейстер. В том неприметном старом немецком городе она была фактически изгнанницей среди чужих, незнакомых людей. Здесь она трудилась за своим столом по двенадцать-четырнадцать часов в день, часто оказываясь в стеснённых обстоятельствах. И вот приходит предложение от газеты. Она может писать о чём угодно, что ей понравится, получая за это плату, намного превышающую пределы желаемого, и всего за два часа в день. По-видимому, это очень маленькая трата времени; но Е.П.Б. знала лучше. Она знала, что она не сможет писать для газеты и одновременно работать над "Тайной Доктриной". Без сожаления она пишет письмо, в котором отклоняет предложение, расширив, таким образом, длинный список жертв, которые она уже принесла на алтарь Общества и человечества.

Из Вюрцбурга г-жа Блаватская переехала в Эльберфельд, где она остановилась у г-жи Гебхард. Кажется, здесь немного было сделано для "Тайной Доктрины" из-за того, что она упала и вывихнула себе лодыжку. Её добрые друзья преданно ухаживали за ней, но восстановление, похоже, шло медленно. Послали за её сестрой и племянницей, и с ними она поехала в Остенде, откуда написала графине Вахтмейстер:

«Да, я постараюсь снова вернуться к работе над „Тайной доктриной“, но это тяжело. Я очень слаба, и чувствую себя неблагодарной. Но ведь это потому, что благодарность, в соответствии с древним символизмом, располагается в пятках человека, и как можно ожидать её от меня, когда я свои ноги потеряла?» Позже она написала: «Мои бедные ноги расстаются с моим телом. Я теперь такая же безногая, каким может быть любой элементал, и я не знаю ни души в Остенде. Здесь нет ни одного русского, кроме меня, а я предпочла бы стать турчанкой и вернуться в Индию. Но я не могу, так как у меня нет ни ног, ни репутации, согласно бесславным обвинениям О.П.И.»[4].

Позднее графиня Вахтмейстер снова присоединилась к Е.П.Б. У них было много посетителей из Англии, Германии и Франции – Остенде был недалеко от этих стран. Г-жа Блаватская писала стабильно, хотя её здоровье было очень слабо, и она часто раздражалась, как свидетельствует следующее извлечение из одного из её писем, в котором она говорит: «Поскольку иезуитство, ложь и лицемерие безраздельно властвуют в этом мире, а я не служу и не могу служить ни одному из них, и поэтому, очевидно, я обречена. Потому что я устала от жизни и борьбы с этим сизифовым камнем, от вечного труда данаид, и потому что мне не позволено избавиться от этих мучений и уйти на покой; потому что, права я или нет, меня сделают неправой; поскольку я – лишняя на этой земле, я обречена».

Это настроение, вероятно, было следствием крайне слабого здоровья, состояние которого вскоре стало критическим, когда у неё началась болезнь почек. Бельгийский врач сказал, что она долго не проживёт, и графиня в отчаянии телеграфировала д-ру Эштону Эллису, одному из лондонских членов Теософского Общества, который немедленно приехал в Остенде. Но и он вселил надежды не больше, чем бельгийский доктор. Оба были единодушны в том, что им неизвестно, чтобы кто-либо долго оставался в живых в таком состоянии.

Казалось, что "Тайная Доктрина" не будет закончена – в крайнем случае, это сделает не Е.П.Б. Взволнованны и печальны были сердца тех, кто окружал её. Горе графини Вахтмейстер было настолько невыносимым, что она упала в обморок. Она пришла в себя и продолжила своё дежурство у кровати больной. Однажды утром, после короткого сна, она очень удивилась, увидев, что г-жа Блаватская сидит в кровати и спокойно смотрит на неё.

«Графиня, подойдите ко мне!»

Графиня повиновалась, спросив: «Что произошло, Е.П.Б.? Вы выглядите совсем иначе».

Она ответила: «Да. Учитель был здесь. Он предоставил мне выбор – что я могла бы умереть и быть свободной, если пожелаю, или продолжить жить и закончить „Тайную доктрину“. Он рассказал мне, как велики будут мои страдания и какая ужасная жизнь предстоит мне в Англии (так как я должна поехать туда); но когда я подумала о тех учениках, которых мне разрешат обучить некоторым вещам, и о Теософском Обществе, которому я уже отдала всё самое дорогое, я согласилась на жертву».

Тогда она потребовала себе завтрак и, к удивлению и радости своих друзей, встала и вышла в гостиную, где позже она приняла адвоката и американского консула, который приехал, чтобы надзирать за составлением её завещания. Можно вообразить, как изменилось выражение их лиц, когда вместо умирающей женщины, они нашли г-жу Блаватскую, сидящую в своём кресле и, по-видимому, в неплохом состоянии здоровья. Таким образом, в очередной раз призрак смерти был отправлен прочь, а Е.П.Б. получила ещё одно возвращение жизненных сил.

Следующими посетителями были д-р Арчибальд Кийтли и г-н Бертрам Кийтли, которые доставили г-же Блаватской настоятельные приглашения в Лондон. В конце концов, она согласилась. Графиня отбыла из Остенде в Швецию, и вскоре Е.П.Б. отправилась в Лондон, где совместно с Кийтли она заняла небольшой дом под названием Мэйкот. Здесь была закончена рукопись "Тайной Доктрины". Это была кипа высотой в три фута, когда Кийтли забрали её для исправления синтаксиса, пунктуации и правописания. Кийтли нашли, что в построении текста имеется определённая неупорядоченность, и обрисовали в общих чертах план перестановки, который г-жа Блаватская одобрила. Тогда вся рукопись была перепечатана на машинке.

Непосредственно перед окончанием этой работы Е.П.Б. и её друзья переехали на Лэнсдаун Роуд 17, в Ноттинг-Хилле, где к ним присоединились графиня Вахтмейстер и другие, и там был основан главный Штаб.

Первоначально была договорённость, что печатать "Тайную Доктрину" будет г-н Джордж Рэдвэй, издатель журнала "Люцифер", основанного Е.П.Б. незадолго до этого (который позднее назвали "Теософическим Обозрением"). Но, поскольку его предложения не были удовлетворительными в финансовом отношении, друг г-жи Блаватской предложил необходимые деньги, и был снят офис на Дьюк Стрит с целью получения Теософским Обществом максимальной прибыли от издания её сочинений.

О дальнейшей истории "Тайной Доктрины" можно рассказать немного, хотя потребовалось несколько месяцев тяжёлой работы, прежде чем она была подготовлена к печати. Е.П.Б. прочитала и выправила два набора гранок, затем целых страниц и, наконец, просмотрела в печатных листах, поправляя, добавляя и изменяя до самого последнего момента, так что в итоге счёт типографии за одни только исправления составил 1500 долларов.

Такова история "Тайной Доктрины", история, которая, как и сама книга, стала предметом насмешек множества людей, несмотря на подтверждение её подлинности многими людьми с нормальным рассудком и безупречными биографиями. Как и в случае с Коперником и другими, однажды мир проснётся и обнаружит, что эта, многократно оскорблённая, женщина была права. Воздвигнут ли ей памятник? Кто знает? Будет это или нет, факт остаётся фактом: и сама "Тайная Доктрина", и чувство симпатии к её автору, возникающее в каждом изучающем, которому она помогла, есть памятник более прочный, чем из мрамора или бронзы. Потому что, хотя Учителя и были фактическими авторами книги, давайте не будем забывать о рвении и преданности Е.П.Б., которые так превосходно квалифицировали её как их инструмент; а без её рвения и преданности мы не могли бы сегодня обладать величайшей из современных работ по оккультизму – "Тайной Доктриной".

Глава IV

Мы проследили историю "Тайной Доктрины" с момента, когда Учитель Е.П.Б. дал ей план, и до того, как она была напечатана и ушла в мир. Теперь изучим план, по которому она была создана, и попытаемся бегло ознакомиться с учением, содержащимся в её нескольких томах.

Когда мы рассматриваем круг тем, затронутых в этой работе, – круг, ограниченный только Вселенной, – сразу выясняется, насколько фрагментарным будет любой её конспект. Содержание "Тайной Доктрины" нельзя изложить ни в одной лекции, ни в сотне лекций, даже если такой курс будет вести самый опытный и подготовленный комментатор. Эта книга – богатейшее месторождение, изобилующее бесценными алмазами оккультного знания. Интуиция и упорство – вот кайло и лопата, настойчивое применение которых позволит нам сделаться обладателями этих драгоценностей. Истина, добытая своими собственными руками, остаётся у нас и после того, как мы забываем дюжину прочих истин, объяснённых нам другими. Поэтому, если мы сможем своими силами разобраться в "Тайной Доктрине", это будет для нас значительно полезнее любого чужого объяснения учений, содержащихся под её обложкой.

Поверхностное чтение демонстрирует нам мощные способы смущения ума, поскольку перед нами в непрерывной фантасмагории проносятся демоны и дэвы, дхиан-чоханы и кумары, юги и циклы, сатиры и факиры, адепты и алхимики, Ману и монады. Чтобы оценить "Тайную Доктрину", её нужно изучить. Как Тезей, ступивший в лабиринт острова Крит, чтобы сразиться с Минотавром, следовал за нитью Ариадны, таким же образом изучающий должен закрепить свой ум на одном предмете, смело погружаясь в лабиринт, чтобы бороться с Минотавром невежества. Если он проявит упорство, крепко удерживая золотую нить интуиции, то убедится, что добыл бесценную жемчужину знания предмета; и своим тяжёлым трудом он сделает её частью себя – такое богатство никогда не будет утеряно. Таким образом, он может провести дни, изучая мелкий вопрос, но когда он поймёт этот вопрос, то убедится, что время было проведено с пользой. Когда, наконец, он извлечёт из "Тайной Доктрины" столько информации, сколько позволяют его способности, в его уме зародится понимание истины. Я не могу описать ликование, охватившее меня, когда та истина впервые предстала передо мною, и как я размышлял о ней и восторгался ею, поскольку я видел, что она во всём соответствовала фундаментальным доктринам. Следует напомнить, что работа, которую мы рассматриваем, ни в коем случае не является всей эзотерической философией, которой владеют Учителя Мудрости, но лишь небольшим фрагментом её основных принципов. Учение "Тайной Доктрины", несмотря на то, что оно фрагментарное и неполное, не принадлежит индусской, зороастрийской, халдейской или египетской религиям; оно не принадлежит только лишь буддизму, исламу, иудаизму или христианству. Книга содержит квинтэссенцию их всех. Происходящие из того же самого источника, все они, разложенные на свои первоначальные элементы, из которых развилась и материализовалась каждая тайна и догма, присутствуют в этих томах. Цель книги: показать, что природа – не случайное скопление атомов; определить человеку его законное место в схеме Вселенной; спасти от деградации архаические истины, являющиеся основанием всех религий; раскрыть, хотя бы в некоторой степени, фундаментальное единство, из которого все религии появились, и, наконец, показать, что к оккультной стороне природы наука современной цивилизации никогда не обращалась.

Когда архитектор начинает строить современный небоскрёб, он сначала готовит прочное основание; на нём он закрепляет массивные стальные балки, формирующие скелет здания. Затем этот скелет покрывается стенами и перекрытиями из бетона, терракоты и других материалов. Система паровых труб, подобно артериям, доставляет тепло в каждую комнату. Его нервная система – сложная сеть электрических и телефонных проводов, в то время как в основании работает паровая машина, приводя в движение электрический генератор. В результате имеем органическую целостность пульсирующей жизни.

В чём-то подобной этому была методика Учителей Мудрости, построивших монументальную структуру оккультного знания, которую мы рассматриваем. Мусульманский автор говорит: «В день великого Воскресения грехи Ка`бах будут прощены за пыль разрушенных ими христианских храмов». Профессор Макс Мюллер отвечает: «Грехи ислама имеют так же мало значения, как и пыль христианства. В день Воскресения и христиане, и магометане увидят всю тщету своих религиозных доктрин. На земле люди ведут религиозные сражения, на небе же они увидят, что есть лишь одна истинная религия».

Другими словами: «Нет религии выше истины». На этом основании истины Учителя Мудрости возвели скелетную структуру "Книги Дзиан", древнего манускрипта на сензаре, вокруг которого было собрано всё истинное и доброе, что есть во всех мировых религиях, зацементированное затем оккультным знанием и украшенное древними символами и мифами. Они стали более красивыми, будучи очищены от шелухи материализма, которая веками закрывала их. Результат – масса необычной философии, имеющейся в "Тайной Доктрине". Могут спросить: где же артерии паровых труб, нервная система электрических проводов, паровой двигатель и электрический генератор, оживляющие здание? Изучающий должен добавить их сам, сделав частью себя и взяв в свою собственную жизнь. И в зависимости от того, как он это сделает, будет складываться для него его жизнь.

"Тайная Доктрина" устанавливает три фундаментальных постулата. Первый – существование вездесущего, вечного, безграничного и неизменного Принципа, о котором какие-либо рассуждения невозможны, так как он выше человеческого понимания, и любая попытка его определения или его уподобления чему-либо может привести только к его умалению. Он – за пределами мышления, невыразимый словами и немыслимый. Эта Бытийность (Be-ness) символизируется в "Тайной Доктрине" двумя аспектами: с одной стороны, Абсолютным Абстрактным Пространством, представляющим изначальную субъективность – единственную вещь, которую никакой человеческий ум не может исключить из какого-либо представления или представить отдельно. С другой стороны, Абсолютным Абстрактным Движением, представляющим необусловленное сознание. Об этом последнем аспекте также говорят, как о Великом Дыхании, Единой Реальности. Абсолют есть область абсолютного сознания, или та квинтэссенция, которая вне какого-либо отношения к обусловленному существованию, и сознательное существование которой есть обусловленный символ; но как только мы отступаем мысленно от этого абсолютного отрицания (для нас), появляется двойственность из противопоставления Духа (или Сознания) и Материи.

Дух и Материю следует представлять не как независимые реалии, а как символы, или аспекты, Абсолюта, составляющие основу обусловленного существования, субъективного или объективного. Если рассматривать эту метафизическую триаду как корень, из которого исходит всё проявление, то Великое Дыхание принимает характер предкосмической мыслеосновы. Это источник силы и всякого индивидуального сознания, и он обеспечивает руководящий интеллект в грандиозной схеме космической эволюции. С другой стороны, предкосмическая корневая субстанция, как аспект Абсолюта, составляет основу всех объективных планов природы.

Проявленная Вселенная исполнена двойственности, которая является самой сутью её проявленного существования. Но так же, как противоположные полюса субъекта и объекта, духа и материи, являются всего лишь аспектами Всеобъемлющего Единства, в котором они синтезируются, так и в проявленной Вселенной есть то, что связывает дух с материей, субъект с объектом. Это нечто – неизвестное в настоящее время западной мысли – восточные оккультисты называют "фохат". Это "мост", посредством которого идеи, существующие в божественной мысли, запечатлеваются в космической субстанции.

Таким образом, от духа, или космической мыслеосновы, происходит наше сознание; от космической субстанции берут начало те несколько проводников, в которых это сознание индивидуализировано; в то время как фохат, в своих различных проявлениях, реализует таинственную связь между духом и материей, являясь принципом, оживляющим каждый атом.

Второй фундаментальный постулат "Тайной Доктрины" есть существование вечности в целом как безграничного плана, являющегося периодической ареной бесчисленных вселенных, которые непрестанно проявляются и исчезают. Этот постулат утверждает абсолютную универсальность закона периодичности, приливов и отливов, нарастания и убывания, которые физическая наука наблюдает и описывает во всех областях природы. Повсеместное чередование, например, дня и ночи, бодрствования и сна, жизни и смерти, фактически настолько распространено, настолько абсолютно и универсально, что легко увидеть в нём один из фундаментальных законов Вселенной.

Третий и последний из основных постулатов "Тайной Доктрины" есть фундаментальная идентичность всех душ с вселенской Сверхдушой, которая сама является аспектом Неведомого Корня, и обязательное странствование каждой души через цикл воплощения. Эти души, или искры, есть Сыновья, пребывающие извечно, с начала творения, в сердце Отца. Они должны стать совершенными через страдание. Каждая душа, действительно, равна Отцу в отношении своей божественности, но ниже Отца в отношении своей зрелости, и каждая должна погружаться в материю, чтобы оплатить все способности, доступные ей. Покидая пределы статичности Логоса, душа отлетает в слабости, чтобы набраться силы; у неё есть все божественные способности всеведения и вездесущности на своём собственном плане, но она бессознательна на всех других планах. Слава души должна быть завуалирована ослепляющей её материей, чтобы, набрав опыт, она могла стать всеведущей и вездесущей НА ВСЕХ ПЛАНАХ, реагирующей на все божественные вибрации, в дополнение к тому, что она имела только на высшем плане. Основная доктрина сокровенной мудрости не допускает привилегий или особых дарований для человека, кроме завоёванных его собственной душой через длинный ряд метемпсихоза и перевоплощений.

Таковы основные концепции, на которые опирается "Тайная Доктрина". Здесь не место защищать или доказывать их обоснованность и терять время на демонстрацию их фактического содержания – всё-таки очень часто под вводящей в заблуждение маской – во всех системах мысли, или философии, достойной этого имени. Если изучающий получил ясное понимание их и осознал свет, который они проливают на каждую проблему жизни, то для него они не нуждаются в дальнейших доказательствах.

История космической эволюции, прослеженная в стансах из "Книги Дзиан", может быть расценена как абстрактная алгебраическая формула этой эволюции. Следовательно, изучающий не должен искать в них отображения всех стадий и трансформаций, имеющих место между началом вселенской эволюции и нашей настоящей стадией. Подобное изложение было бы столь же невозможно, как и непонятно людям, неспособным уяснить даже природу плана существования, ближайшего к их собственному. Поэтому стансы и дают абстрактную формулу, применимую ко всей эволюции, будь то эволюция нашей крошечной Земли, эволюция цепи планет, в которую входит наша Земля, эволюция Солнечной системы, к которой относится эта цепь, и так далее, в восходящем порядке, пока ум не истощится в усилии понять.

Семь стансов первого тома представляют собой семь членов абстрактной формулы, к которой они относятся, и они описывают семь больших этапов эволюционного процесса, называемых в индусской философии семью творениями, а в Библии – днями сотворения.

Станс № 1 описывает состояние Абсолютного Единства во время перерыва между космическими проявлениями и перед первым трепетом пробуждающегося проявления. Краткое размышление показывает, насколько трудно описать такое состояние. Оно не может обладать ни одним из определённых атрибутов, которые служат для описания объектов в положительных терминах, так как это состояние Абсолютности само по себе. Следовательно, представить такое состояние можно только отрицаниями всех самых абстрактных атрибутов, которые человек скорее чувствует, чем представляет как самые отдалённые пределы своих познавательных способностей. Станс сообщает нам, что:

«Извечная родительница, закутанная в свои, всегда невидимые, одеяния, вновь дремала на протяжении семи вечностей. Времени не было, поскольку оно покоилось во сне в бесконечном лоне продолжительности. Вселенского ума не было, поскольку не было Ах-Хи[5], чтобы вместить его. Не было семи путей к блаженству. Не было великих причин страдания, поскольку не было никого, чтобы породить их и запутаться в них. Одна лишь тьма заполняла безграничное Всё, поскольку отец, мать и сын были вновь единством, и сын ещё не пробудился для нового колеса и своего странствования на нём. Семь величайших властителей и семь истин прекратили бытие, и Вселенная, необходимости сын, была погружена в Паранирвану [Абсолют], чтобы быть выдохнутой тем, что есть и чего в то же время нет. Было Ничто. Причины существования исчезли; бывшее видимое и сущее невидимое покоилось в вечном небытии – едином бытии. Лишь единая форма существования, безграничная, бесконечная, беспричинная, простиралась в лишённом сновидений сне; и жизнь бессознательно вибрировала в вездесущем пространстве в течение Все-присутствия, что ощущается открытым оком Дангмы[6]».

Станс № 2 описывает стадию, которая для западного ума почти идентична первой, поскольку для объяснения различия потребовался бы особый трактат. Уяснение того, что он содержит, возможно только через интуицию и высшие способности изучающего. Нужно всегда помнить, что все стансы больше обращены к духовным способностям, чем к физическому мозгу:

«Где были Строители, лучезарные Сыны манвантарической  Зари? *** Создатели формы из не-формы – корень мира? *** Где было безмолвие? Где были уши, чтобы ощутить его? Нет, не было ни безмолвия, ни звука; ничего, кроме непрестанного вечного дыхания, не ведающего себя. Час ещё не пробил; луч ещё не проник в Зародыш; Матрипадма [Мать-Лотос] ещё не набухла. *** Вселенная всё ещё была сокрыта в Божественной мысли и в Божественном лоне».

Станс № 3 описывает новое пробуждение Вселенной к деятельности после отдыха. Он изображает выявление монад из их состояния поглощения в Единстве. Так начинается самая ранняя и высочайшая стадия формирования миров. Термин "монада" может относиться и к обширнейшей солнечной системе, и к мельчайшему атому. Станс говорит:

«Последняя вибрация седьмой вечности пробегает через бесконечность. Мать разбухает, расширяясь изнутри наружу, как зародыш лотоса. Вибрация распространяется, касаясь своим стремительным крылом всей Вселенной и зародыша, пребывающего во тьме, тьме, что дышит над дремлющими водами жизни. Тьма излучает свет, и свет бросает единый луч в глубь матери. Луч пронзает девственное яйцо, луч вызывает трепет девственного яйца, и роняет невечный зародыш, который уплотняется в мировое яйцо. *** Отец-мать прядёт ткань, прикрепив верхний конец к духу, свету единой тьмы, а нижний – к её тёмному краю, материи; и эта ткань есть Вселенная, сотканная из двух субстанций, собранных в одну. *** Она расширяется, когда дыхание огня над нею; она сжимается, когда дыхание матери касается её. Тогда сыны отделяются и рассеиваются, чтобы возвратиться в лоно своей матери в конце великого дня, и снова стать едиными с нею***».

Станс № 4 показывает дифференциацию зародыша Вселенной в семеричную иерархию сознательных Божественных Сил, представляющую собой активное проявление единой высочайшей энергии. Это основатели, формирователи, и, в конечном счете, создатели всей проявленной Вселенной, в том единственном смысле слова "создатель", который постижим разумом. Они оживляют и направляют её. Это разумные существа, которые регулируют и контролируют эволюцию, воплощая в себе те проявления единого Закона, которые мы знаем как Законы Природы. Эту стадию эволюции называют в мифологии Творением Богов, но это не творение богов в том смысле, в котором "творение" вообще понимается на Западе, но как новое пробуждение деятельности Существ, которые приобрели свои сверхчеловеческие интеллекты в предшествующих вселенных.

Станс № 5: «Исконные Семь, Изначальные Семь Дыханий  Дракона Мудрости, порождают, в свою очередь, из своих Священных Закрученных Дыханий Огненный Вихрь».

Станс описывает процесс формирования миров: сначала рассеянная космическая материя, затем огненный вихрь – первая стадия в формировании туманности. Эта туманность уплотняется и, пройдя через различные преобразования, образует, в зависимости от обстоятельств, солнечную систему, планетарную цепь или отдельную планету.

Станс № 6 показывает последующие стадии формирования такого мира, и доводит его эволюцию до четвёртого периода, соответствующего времени, в которое мы теперь живём.

«*** Он создаёт их по образу старших колёс, размещая их в Нерушимых Центрах. Как же создаёт их Фохат? Он собирает огненную пыль. Он создаёт огненные шары, проносится через них и вокруг них, вселяя туда жизнь, затем приводит их в движение; некоторые в одном направлении, некоторые – в другом. Если они холодные, он делает их горячими. Если – сухие, он делает их влажными. Если они светятся, он обдувает и охлаждает их. Так работает Фохат от одних сумерек до других, в течение Семи Вечностей. *** Вычисли, лану, если желаешь узнать точный возраст малого колеса. Его четвёртая спица – наша мать. Достигни четвёртого „плода“ четвёртого пути знания, что приводит к Нирване, и ты постигнешь, потому что увидишь».

Станс № 7: «Вглядись в начало ощущающей бесформенной жизни. *** Единый луч умножает меньшие лучи. Жизнь предшествует форме, и жизнь переживает последний атом формы. Через бесчисленные лучи возобновляется Единый луч жизни, проходя как нить через многие жемчужины. *** Искра спускается из пламени на тончайшей нити Фохата. Она проходит по семи Мирам Майи. Она задерживается в первом и становится металлом и камнем; проходит во второй – созерцай растение; растение совершает круги через семь изменений и становится священным животным. Из сочетания их свойств создан Ману, мыслитель».

Седьмой станс продолжает историю, прослеживая схождение жизни вниз до появления человека, заканчивая на этом описание космической эволюции, согласно первому тому.

В качестве наглядного резюме учения "Тайной Доктрины" о космогонии системы миров, к которой мы принадлежим, видимо, наилучшим будет то, что дано в древнем комментарии "Книги Дзиан". «Восемь домов построила Мать [Пространство]. Восемь домов для своих восьми Божественных сынов [планет]; четыре больших и четыре малых. Восемь блистающих солнц, соответственно их возрасту и достоинствам. Бал-и-лу (Марртанда) [солнце нашей солнечной системы] остался недоволен, хотя дом его был самым большим. Он начал (совершать) то, что делают огромные слоны. Он втянул (вдохнул) в своё чрево жизненный эфир братьев. Он хотел поглотить их. Большие были далеко, на окраине их королевства [планетарной системы]. Они не были задеты (ограблены) и смеялись. „Твори своё наихудшее, Владыка, ты не достанешь нас“, – сказали они. Но меньшие плакали. Они пожаловались Матери. Она сослала Бал-и-лу в центр своего королевства, откуда он не мог сдвинуться. (С тех пор) он (только) наблюдает и угрожает. Он преследует их, медленно оборачиваясь вокруг себя, они же стремительно увёртываются от него. И он только издали следит за направлением, в котором его братья шествуют по пути, окружающем их дома»[7].

Я хотел бы знать, есть ли где-нибудь более простое и более наглядное описание, чем это. Современная астрономия тоже объясняет это явление, хотя в некоторых пунктах по-другому. Оккультная доктрина отклоняет гипотезу (связанную с небулярной теорией), согласно которой, семь больших планет выделились из центральной массы солнца – по крайней мере, нашего видимого солнца. Первое уплотнение космической материи имело место вокруг центрального ядра, солнца-прародителя, но согласно оккультному учению, солнце просто отделилось раньше остальных, уплотнившись, как вращающаяся масса, и приходится им старшим братом, а не отцом.

Каждая из этих семи планет, в свою очередь, снова связана с шестью другими планетами. Такую группу называют планетарной цепью. Каждая из этих цепей есть поле эволюции для определённого числа монад, или душ. Есть дальнейшие подразделения, но нас они не должны интересовать здесь.

Эволюция монад проходит через ряд проявлений на одной или нескольких цепях, и как Земля является четвёртой и наиболее материальной планетой из семи глобусов, представляющих поле уникальной системы эволюции, так и вся эта цепь миров занимает то же самое место в большей схеме, к которой она относится; то есть, импульс жизни, проходящий теперь через нынешний период эволюции, имел своё начало, предшествующее этому. Было три таких периода эволюции перед этим, и будет ещё три после того, как закончится теперешний, прежде чем объективное проявление ещё раз возвратится в лоно Бесконечности на период отдыха.

Наша собственная маленькая Земля и её человеческие обитатели будут рассмотрены во втором томе "Тайной Доктрины". Следует иметь в виду, что это ни в коем случае не простая задача, как можно было бы предположить, рассматривая картины, представляющие историю творения в некоторых старинных соборах Европы. Там Бог представлен наподобие Нюрнбергского игрушечника, развешивающего планеты на небосводе, или сидящим, скрестив ноги, на столе, рядом с большими ножницами, и шьющим кожаные одежды для Адама и Евы.

Мы понимаем также, что геологическое строение Земли не может быть объяснено ни шестидневной, ни какой-либо иной теорией творения, поскольку, если Бог создал мир таким образом, как в них формулируется, то мы должны также предположить, что он соединял отложения пород, сохранял между ними окаменелости, выкапывал долины, которые, как предполагают, были сделаны ледниками, и оставлял следы эрозии для Своей собственной славы и для мистификации людей.

"Тайная Доктрина" учит, что огненный туман, который, в конечном счёте, уплотнился в то, что является теперь нашей Землёй, первоначально охватывал область, настолько большую, что даже окутывал Луну. Последняя был так разогрета, что размягчилась до состояния грязи; её вода и воздух превратились в пар, и когда огненный туман сгустился, её атмосфера и вода последовали к новому центру. Когда Земля достаточно охладилась, окутывающий огненный туман сгустился в нашу существующую воду и воздух, и ещё до того, как волна жизни перешла на Землю с Марса в ходе нынешнего круга, Земля охладилась так, что вода стала лишь тёплой. Приблизительно в это время появился первый из четырёх больших континентов, предположительно существовавших на Земле до её теперешней топографии, – в регионе, известном сейчас, как Арктика.

Глава V

Прежде чем идти дальше, необходимо понять центральное положение нашей Земли в плане всей эволюции. Во время предшествующих трёх с половиной кругов, монады всё больше погружались в материю. На Земле в нашем нынешнем круге низшая точка материальности была достигнута всеми царствами в середине четвёртой расы. Мы, когда были в пятой подрасе четвёртой коренной расы, только начали медленно подниматься из материи. Мы – блудные сыновья, которые, чтобы набраться опыта, ушли в отдалённую страну, углубившись столь далеко, насколько могли, и сейчас возвращаемся домой, к нашему Отцу, отправившему нас за Интеллектом, а теперь встречающему нас, чтобы проводить к нашему собственному духовному дому.

Общий план человеческой эволюции на глобусе, вкратце, – семь отдельных коренных рас, предназначенных для развития определённого принципа или чувства. Таким образом, четыре расы, которые предшествовали нам, развили слух, осязание, зрение и вкус. Мы развили обоняние. Шестая и седьмая коренные расы должны развить астральное и ментальное ясновидение соответственно. Они также разовьют духовность. Мы развиваем интеллект; наши предшественники развивали желание. Каждая из этих семи коренных рас подразделяется на семь подрас, и они снова делятся. Развитие каждой коренной расы проходит под руководством специального учителя, великой духовной сущности, воплощающейся в той расе в качестве правителя и законодателя.

Каждая коренная раса эволюционирует на своём собственном континенте, который по завершении эволюции разрушается поочерёдно водой и огнём. Эти континенты имели множество архаичных названий, но, во избежание путаницы, "Тайная Доктрина" использовала названия, уже известные западным читателям. Первый континент называется Несокрушимая Священная Страна. Причина для выбора этого названия: этот континент единственный, чья судьба должна продлиться в течение всего нашего пребывания в этой цепи глобусов. Она была колыбелью первого человека и будет жилищем последнего божественного смертного (Чхая), как хранилище семени будущего человечества.

На этой священной земле, в центре её, есть гора Меру, основание которой находится в гималайской цепи; от пика священной горы, формирующей земную ось, идёт непрерывное излияние магнетического тока, который распространяется по всему земному шару и втекает на Южном полюсе. Отсюда он идёт в Священный Город Шамбалу (сердце Земли) в пустыне Гоби, где очищается Учителями Великой Белой Ложи и отправляется назад к горе Меру на Северном полюсе. Вокруг священной горы, наподобие листьев лотоса, есть семь выступов. На них родились семь подклассов первой коренной расы. "Книга Дзиан" говорит: «Великие Чоханы [Владыки] позвали воздушнотелых Владык Луны. „Породите людей, людей вашей природы. Дайте им внутренние формы. Она же [Земля] построит внешние оболочки. Муже-женщинами будут они“. *** Они [лунные боги] пошли, каждый в выделенную ему землю: семеро их, каждый в свой надел».

Относительно антропогенезиса, "Тайная Доктрина" учит:

(1) об одновременной эволюции семи человеческих групп в семи различных частях нашей планеты;

(2) о рождении астрального тела перед физическим; последнее формируется по образцу астрального тела;

(3) о предшествовании человека в этом круге [млекопитающим] животным, включая обезьян. Последнее учение соответствует второму рассказу о творении в Библии, а также другим книгам.

В Несокрушимой Священной Стране Владыки лунной цепи создали первую расу; это были большие, тёмные, эфирные существа, плавающие туда и сюда. Можно спросить, почему их называют людьми? По той же причине, по которой человеческий утробный плод называют человеком, несмотря на то, что в течение первых восьми недель он неотличим от эмбриона собаки. Способ размножения этих существ заключался в отбрасывании их астрального двойника, худшего по своим свойствам, в сравнении с родителем. Это позволяет объяснить различие уровней человеческой природы, поскольку такие низшие существа были одушевлены двойниками. Эта раса не вымерла, но слилась со второй расой. Последняя, после того как её тип был окончательно установлен, была переведена на континент, названный в "Тайной Доктрине" Гипербореей, чьи полуострова простирались от Северного полюса на юг и на запад. В эпоху Гомера греки говорили о ней, как о счастливой земле, лежащей вне досягаемости Борея, бога зимы и ураганов; это была идеальная страна, где ночи короткие, а дни длинные.

На этом континенте жили люди второй расы, одушевляемые вторым великим воинством монад, прибывшим из лунной цепи. Хотя в целом у них была человеческая форма, представители этой расы выглядели как гигантские желеобразные существа, плавающие по поверхности Земли в направлениях, определяемых случайностью их желаний. Черты лица были неопределёнными, потому что они не имели ни глаз, ни ушей, ни рта. У них было два центра силы: так называемый третий глаз (который позднее стал шишковидной железой) отвечал за поступление впечатлений, за управление же отвечал орган, позднее развившийся в селезёнку. Они были потенциально двуполыми и воспроизводили свой вид в той же самой манере, что и первая раса. Люди второй расы были бескостными, и этим объясняется тот факт, что геологи не нашли окаменелостей в трёх низших отложениях пород.

Во времена поздней мезозойской эры вода отступила, и появилась суша в областях, теперь занимаемых Индией, Китаем, Австралией, Африкой, Тихим океаном и Северной Европой. Это был обширный континент Лемурия, на котором существовала великая лемурийская раса во главе со своим Учителем. Лемурийцы были первой расой, получившей интеллект.

Способ размножения менялся три раза во время этого периода. Говорит "Книга Дзиан": «Тогда вторая [раса] развила Рождённых из яйца, третью. *** Яйцо будущей расы, человека-лебедя поздней третьей. Сначала муже-женщина, затем мужчина и женщина». Сегодня эмбриология учит, что человек рождается из яйца; что на третьем месяце зародыш двуполый; когда один половой орган становится доминирующим, другой сохраняется как рудимент, но никогда не исчезает. Тело человека третьей коренной расы стало более твёрдым, и его форма менялась, пока он не превратился в гиганта, ростом от двенадцати до пятнадцати футов, с тёмной жёлто-коричневой кожей, длинной нижней челюстью, плоским лицом, широко расставленными глазами, головой, скошенной вверх и назад. У него не было лба; волосы были короткие, затылок голый, вероятно, для лучшего функционирования третьего глаза. Руки и ноги были намного длиннее (по сравнению с телом), чем у нас. Его пятки были вывернуты, так что он мог, не разворачиваясь, начинать двигаться назад. Конечно, он был не слишком привлекательным созданием. Мы можем только посочувствовать душам, занимавшим такие тела, и понять их отказы [от воплощения].

Во время этой эпохи появились животные, и у них разделение на два пола произошло перед человеком. До этого человек оставался (как отражено в "Книге Дзиан") "пустой, бессознательной  тенью". И вот настало время принять ему бесценный дар ума. Чтобы это произошло, в воплощение спустились три класса душ.

Первыми были Владыки Венеры, не принадлежащей к нашей планетарной цепи. Они прибыли на нашу Землю (их приёмное дитя), как великие учителя, чтобы руководить младенческим человечеством и обучать нас. Мы должны благодарить их за то, что продвинулись теперь на один круг дальше, по сравнению с тем, чего мы достигли бы самостоятельно. Эти Владыки основали Великую Белую Ложу, существующую с тех пор, откуда были посланы все великие Учителя человечества. Первоначально Ложа предназначалась для Владык Венеры, ещё не достигших высоких степеней посвящения, но не для развивающегося человечества, веками не имевшего никого, кто был бы достаточно квалифицирован, чтобы ступить на путь посвящения.

Другие два класса описываются как Сыны Мудрости и Сыны Тьмы. Из них Сыны Тьмы отказались творить. Те, кто ступил на путь, стали мудрецами; на тех, кто не порождал, было наложено проклятие. Они родились в четвёртом страдании и стали причиной страдания.

Так появилась часть человечества, оставшаяся узкоголовой и бессмысленной. О них "Книга Дзиан" говорит: «И не имевшие искр взяли себе самок огромных животных. От них они породили немые расы. Немыми были и они сами. Но развязался их язык. Язык же их потомства остался безмолвным. Монстров породили они. Расу согбенных рыжеволосых монстров, ходивших на четвереньках. Немую расу, неспособную поведать о сраме. Увидев это, Лха [духи, Сыны Мудрости], кто не создал людей, рыдали, говоря: „Аманаса [бессмысленные] осквернили наши будущие обиталища. Это – Карма [возмездие]. Будем обитать в других. Будем учить их лучшему, чтобы не случилось худшего“. *** Тогда все люди были наделены Манасом [умом]».

Некоторые из людей четвёртой расы, у которых, однако, был ум, сделали то же самое – и в этом состоит объяснение "Тайной доктрины" относительно антропоидов. Они не наши предки – как предполагают эволюционисты – но ответвление человеческого рода. Сейчас они – единственные животные Земли, которые разовьют человеческие астральные формы в седьмой коренной расе, и определённо станут людьми в пятом круге.

Имеется ещё один класс, одно подразделение которого воплощалось в конце третьего круга, а другое – в начале четвёртого. Они продвинулись слишком далеко в лунной цепи, чтобы воплощаться в земной цепи во время первых стадий, поэтому впервые вошли в воплощение на более поздних стадиях. Они – последние монады, населявшие лунную цепь.

От седьмой подрасы третьей расы Учитель, который был поставлен развивать следующую четвёртую расу, выбрал тех, кто должен был сформировать ядро. Он привёл их к великой базе человечества – Несокрушимой Священной Стране – где разделил их, как сказано в "Книге Дзиан", двое по два, в семи зонах, и внедрил в их формы потенциальные качества для развития в следующих расах. Тем временем великий катаклизм раздробил континент, и незадолго до начала третичного периода Лемурия исчезла. Вместо неё поднялся четвёртый континент – Атлантида, предназначенная для цивилизации, которая во многих отношениях превосходила нашу собственную. Её правителями были божественные короли-жрецы. Это был действительно Золотой Век, поскольку алхимия использовалась для производства золота, применявшегося для украшения домов и строений и в художественных целях. Сверхфизические способности были обычным делом.

Когда божественные кормчие провели эксперимент по передаче штурвала, чтобы проверить, сможет ли человек сам управлять судном человечества, всё изменилось. «Тогда Четвёртая [раса] возгордилась. Мы – цари, было сказано, мы – боги. Они взяли себе жён, прекрасных внешне. Жён от не имевших ума, узкоголовых. Они породили монстров. Злых демонов, мужчин и женщин. *** Построили они храмы для человеческого тела. Стали поклоняться мужчине и женщине. Закрылся тогда третий глаз. Они построили огромные города. *** Они возвели огромные изваяния девяти ятей высотой, по размеру своему. Внутренние огни разрушили землю их отцов. Вода угрожала четвёртой. Нахлынули первые великие воды. Они поглотили семь больших островов». Такова история деградации, которой подвергся класс, названный в книге Владыками Тьмы, или Тёмного Лика, в отличие от Сынов Мудрости, или Владык Блистающего Лика. "Тайная Доктрина" безыскусно повествует:

«И печалился „Великий Царь Блистающего Лика“, правитель всех Желтоликих, видя грехи Темноликих. Послал он свои воздушные корабли (виманы) ко всем своим братьям-правителям (руководителям других наций и племён) со словами: „Готовьтесь, поднимайтесь, последователи Благого Закона, переправляйтесь через землю, пока суха она. Грядут Владыки бури. Их колесницы приближаются к земле. Лишь ночь и два дня осталось жить Владыкам Тёмного Лика (колдунам) на этой терпеливой земле. Обречена она, и они низвергнутся вместе с ней. Низшие владыки Огней (гномы и огненные элементалы) готовят свои волшебные агниястры (магическое огненное оружие). *** Они сведущи в Аштар (Видья, высшее магическое знание). Поднимайтесь и используйте свои (свои магические способности для противодействия магии колдунов). Пусть каждый Владыка Блистающего Лика (адепт Белой Магии) завладеет виманой каждого Владыки Тёмного Лика, да не спасётся ни один (колдун) с его помощью от вод, избегнув жезла Четырёх (кармических божеств), и да не спасёт грешников своих (последователей, или народ). Пусть каждый Желтоликий наведёт сон от себя (зачарует?) на каждого Темноликого. Пусть даже они (колдуны) избегнут боли и страдания. Пусть каждый человек, верный Солнечным Богам, свяжет (парализует) каждого человека, последователя лунных богов, чтобы он не смог избежать судьбы своей. *** Час пробил, идёт чёрная ночь“. И т. д., и т. п.» Воды нахлынули и охватили долины от одного края земли до другого. Так погибла Атлантида, и возникло предание о потопе.

Из пятой подрасы четвёртой коренной расы, прасемитов, Святой Вайвасвата, Учитель нашей пятой коренной расы, выбрал семьи, которые должны были стать предками будущей расы. Учитель привёл их в регион, лежащий к северу от Несокрушимой Священной Страны, где он с неослабным вниманием прививал им потенциальные качества нашего существующего человечества. Через несколько веков, он привёл их на юг Центральной Азии, которая поднялась вместо обречённой Атлантиды. Все континенты уже приняли современный облик. Из Центральной Азии перемещения продолжились. Первая подраса, арийская, ушла на юг, в Индию. Вторая, арийско-семитская, населила Аравию и Сирию. Третья, иранская, во главе с Заратустрой мигрировала в Персию. Четвёртая, кельтская, во главе с Орфеем обосновалась в Греции, Италии, Франции, Ирландии, Шотландии и Англии. Пятая, тевтонская, заняла Центральную Европу.

Что говорит "Тайная Доктрина" о будущем? Регион, известный теперь, как Северная Америка, будет уничтожен огнём. На его месте возникнет новый континент, который станет домом духовных людей. Это будет шестая коренная раса, ядро которой разовьётся прямо здесь, под звёздами и полосами[8]. В той расе будет восстановлена функция гипофиза и шишковидной железы, которые бездействовали, начиная с периода деградации четвёртой расы. Эти две железы – не просто мозолистые бородавки, содержащие песок, как говорит наука, но два очень важных, временно не функционирующих, органа. Они – ключи к духовным мирам, которые в той расе откроются для всего человечества. Гранулы, содержащиеся в них, отсутствуют у детей до семи лет и у врождённых идиотов. У слабоумных людей их очень мало. Эта раса будет муже-женской, и симпатическая нервная система разовьётся во второй спинной мозг. Они будут красивыми, духовными и могущественными людьми. Однако и эта раса со своим континентом тоже исчезнет, уступив место седьмой и последней из наших коренных рас.

Люди этой последней расы поселятся на земле к югу от нас и достигнут там уровня, превышающего любое наше понимание. Ментальным ясновидением будут обладать все; два спинных мозга сольются в один, и человек станет бесполым. И настанет время, когда волна жизни ещё раз покинет нашу Землю, чтобы покорять другие миры.

Таков потрясающий замысел, в котором мы задействованы, обрисованный в общих чертах в первом и втором томах "Тайной Доктрины". Третий том состоит из коллекции работ, опубликованных после смерти автора. С течением времени постепенно подтверждается истинность заявлений "Тайной Доктрины". Вместе с эрудицией изучающих её углубляется их восхищение великим учителем. За исключением немногих и незначительных деталей, всё, что можно найти в пространной литературе современного оккультизма, уже имелось в "Тайной Доктрине" с момента её публикации. Предложенная в ней система мышления и познания не только заставляет трудиться наши умы и души, но и мудро направляет нас на путь спасения.


Пер. с англ.[9] С. Зелинского

ПРИМЕЧАНИЯ

1

Аменти — царство египетского бога Озириса, прим. пер.

2

Апостол Павел говорит, что тех, кто был "ещё не в силах", он питал молоком, "а не твёрдою пищею" (см. 1 Кор. 3:2). — Прим. пер.

3

Торвальдсен Бертель (1770—1844) — датский скульптор, прим. пер.

4

О.П.И. — Общество Психических Исследований.

5

Ах-Хи — Небесные Существа, прим. пер.

6

Око Дангмы — внутренний духовный глаз провидца, третий глаз.

7

«Солнце всегда вращается вокруг своей оси в том же самом направлении, в котором планеты обращаются по своим орбитам», — учит нас астрономия.

8

Под звёздами и полосами — в США, прим. пер.

9

Использовалась ранее выполненная работа переводчиков оккультной литературы. Искренне признателен. — Прим. пер.


home | my bookshelf | | Блаватская и тайная доктрина |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 3.3 из 5



Оцените эту книгу