Book: Витязи-клоны



Витязи-клоны

Рыбаченко Олег Павлович

Витязи-клоны

Витязи-клоны

Название: Витязи-клоны

Автор: Рыбаченко Олег

Издательство: Самиздат

Страниц: 421

Год: 2013

Формат: fb2

АННОТАЦИЯ

Созданные сумасшедшим ученым, сверхлюди попадают во времена нашествия на Русь Батыя! Начинается великая битва, на стороне суперпопаданцев - наука и сверхспособности, со стороны орды магия, духи и языческие боги!

   

  От автора.

Краткое описание Романа

  Исламские террористы захватывают ядерное оружие, и наведя на Москву и основные города смертоносные боеголовки, шантажируют Великую Россию. Казалось, что уже нет силы способной отвести от виска Родины пистолет с взведенным атомным курком. Но в запасе Российских спецслужб есть сильный джокер - мульти-клоны совершенные машины смерти. Созданные гениальным, но сумасшедшим профессором эти витязи превосходят все природные аналоги и легко справляются с террористами. В США встревожены растущим могуществом России. Используя подкупленных генералов, а также обманув больного шизофренией "Русского Франкенштейна", американский спецназ проникает на сверхсекретную базу. Попытка захвата мульти-клонов терпит неудачу, сотни бойцов "Коммандос" убиты чудо-витязями, правда безумный профессор похищен. Чтобы замести следы агенты ЦРУ взрывают атомную бомбу. Вместо того чтоб испарится в ядерной геенне мульти-клоны пронзают пространство и время - попадая в древнюю Русь: времена нашествия Бату-хана. Их перемещение сбивает обычный порядок вещей во вселенной.

  Спящий вулкан пробудился, колдовские силы клокочущей лавой выплеснулись на поверхность. Теперь белым ангелам - так простой русский народ нарек мульти-клонов, предстоит сражаться не только с монголо-татарскими ордами, но и с потусторонними силами: магами, вампирами, драконами, нежитью и даже c богами.

  КНИГА ПЕРВАЯ

  ПАСЬЯНС СМЕРТИ

  Вновь беда нависла - смерть рекою,

  Хлынула монгольская орда!

  От пожаров, крови, слез и горя,

  Корчится великая страна!

  

  Но нет духа русского сильнее,

  Из руин себя мы возродим!

  Русский воин меч возьми скорее,

  Выстоим и снова победим!

  

  Русь открыла нациям планеты,

  В космос путь, к неведомым мирам!

  Героизма подвиги воспеты,

  Что бы смыть навечно смерти шрам!

  

  Мы должны сражаться за Россию,

  В прошлом или в будущих веках!

  Нет на свете участи счастливей,

  Родины огонь зажечь в сердцах!

   ПРОЛОГ

  Над колоссальным замком носились ужасающие многоцветные чудовища, время от времени из огромных пастей вырывались клубы неистового пламени. Высоченные купола вонзались в небо заостренными черепами, а над ними господствовало страшное светило: дающее мертвый, иссушающий свет. Вдали в сиреневом тумане мерцали обугленные деревья, острые закрученные колючки, торчали прямо из-под обожженной земли. Скользкие черви копошились в багровых гноящихся ранах, оставленных на покрытой лишаями поверхности. Ветер гонял по покореженному полю останки человеческих костей, цепляя их за искривленные иголки. Казалось сам воздух пропитан страданием, во мраке ухал филин, скрипели зубами шакалы. Разорвав плоть Земли вылезла костяная рука, окровавленные пальцы словно терзали пустоту, послышался визг и плач младенца, чья-то душа провалилась в преисподнюю.

  Внутри самой высокой башни, тем не менее царила веселая атмосфера, звучала оглушающая каскадная музыка, а за широченным размерами в стадион Лужники столом трое величественных исполинов резались в Червонный пасьянс. Беспросветные тени колебались в зловещем пламени, а сами карты ложились на стол с громовым грохотом.

  Кроваво-пенистое вино широкими потоками вливалось в глубокие глотки:

  -Ты проиграла Кали, твоя восьмерочка бита!

  Дива-монстр была абсолютно черная, лишь клыкастый рот оставался ало-красным, напоминая колючие бутоны из раздавленных роз. Громила засмеялась, от потоков оглушающего хохота затряслись стены и, выдавая тревожную песнь, задребезжали причудливо выгнутые решетчатые окна:

  -Нет, это ты проиграл Вий. Твоя карта убита! Ты будешь, насажен на кий!

  Подобие циклопического пня прохрипело:

  -Невозможно у меня, был козырнейший туз!

  -Ты глуп, голова твоя дутый арбуз! А у нас смена козыря в колоде.

  -Как смена!

  -А так, пенюга! Как в покере вроде!

  Третья угловатая тень заколыхалась. Омерзительное подобие скелета пришло в движение, костлявые руки достали увесистый томагавк:

  -Вот наш аргумент!

  Вий подобрался и тряхнул кореньями, поднялась чернильная пыль:

  -Подловили момент! Сговорились, хотите вдвоем прикарманить все золото.

  Истощенный громила вытащил новое оружие, отливающую льдом секиру:

  -Твоя туша на части расколота! Да настал момент просветления. Ты предал силы тьмы, не понявши учения! Талисман величайших ты спрятал под бездною мрака. "Сердце Ярилы" сокрыло свой свет. Люди теперь потеряли вкус страха. За это попранье закона, трухлявый ты дашь нам ответ!

  Кораподобная кожа заискрилась, в руках у Вия появился горящий золотом стебель колоска, быстро выросший в целый веер длиннющих кладенецов:

  -Мой ответ нет! Ни тебе Кощеюшка, не этой иноземной крали, злой Кали ничего не достанется!

  Секиры костистого гиганта стали разваливаться на части, превращаясь в подобие пропеллера из уродливых многоглавых кобр:

  -Ты скажи, почему мухомор! Мой топор, как и прежде остер! И в бою разлетишься трухлявая задница! Моя черная магия коброй пожрет твою плевую силу!

  -Нет Кощеюшка бес, гонор твой до небес, ты устелешь собою могилу! Потому я закрыл, не хотел, чтоб дебил, по коварному врезал мне в спину. Что хотите, творите, но не дам погубить я народ, населяющий Русь. Я не только злой дух, я о благе пекусь, сохранитель народа славянского. Вашей тьмы не боюсь, под позор не согнусь, не терплю обращения хамского!

  Порождение ада Кали подняла шесть своих длиннющих рук, в каждой руке сверкало по граненому алмазному кинжалу:

  -Ты калеченый гном! Будет полный разгром! Твоя глупость пенек безграничная, мы сильнее тебя, и жестоко любя, скрутим, словно слепого котенка.

  Кинжалы пришли в движение и вот это уже не лезвия извергают молнии, а громадные стальные птицы с разящим оперением, сминающим в мясорубку окружающее пространство. Устрашающие сыны преисподней - демоны огненных стихий: стали вылетать из блистающих клинков. Поначалу меленькие как мухи, они стремительно увеличивались в размерах:

  -Какой котенок! Я не ребенок! Потише твари! Мяу! Мяв!

  Огромный как динозавр кот-Баюн, внезапно материализовался в воздухе и с диким визгом прыгнул на злобную богиню. Казалось, ревут тысячи тигров, его громадная как ковш экскаватора, фиолетово-огненная лапа располосовала эбонитовую кожу, оставив багровые полосы. В ответ кинжалы прошили иссиня-черную шерсть взъерошенного животного, а бронированные стервятники испустили тучу острых стрел. Послышался писк:

  -Что вы делаете! Это грозит нам забвением.

  Вий бросился разнимать схлестнувшуюся пару. Кощей, словно только и ждал этого, всадив со всего размаху топорище в трухлявую спину царя гномов. Проскрипел - голос напоминал, трущиеся, не смазанные шестеренки:

  -Ну, а тебе окабанением! Славные выйдут с Вия дрова!

  Кали тут же добавила:

  -Сжарим жаркое из Баюна!

  В тот же момент тяжелые капли крови отделились от пробитой шерсти кошачьего царя и неожиданным грохотом, словно тысячами громов, обрушились на мраморную поверхность пола:

  -Свершилось!

  Прохрипел, рассыпающийся в прах Вий...

  -Ты пень трухлявый о чем! Что у тебя зашилось?

  Кощей зловеще хихикнул:

  -В рожу дай кирпичом! По преданию если кровь смертного окропит помещение ...

  -Мы все равно ведь бессмертны! Не будет бессмертным забвения!

  Хмыкнула Кали. Кот стонал и корчился весь буквально усеянный иглами, эдакий комический ежик. Страшный грохот прервал богиню, казалось, что стены и окружающие предметы растворились в оглушающем пламени. Все затряслось и стало проваливаться в преисподнюю. Падение сопровождал тысячетрубный голос:

  -Вы в наглом гневе попрали закон! Сами, сковав себя в вечном пленении! В мраке кромешном ваш мир заключен! Цепью укутались злобные гении! Вся ваша власть над реальностью мира закончилась! В этом вы сами божки виноваты! В гневе и злобе стояли настойчиво! Ну, а теперь получите расплату!

  На место где стоял грандиозный замок, рассекали отдающий падалью воздух крылатые монстры, опустилась тьма, она накрыла все с такой стремительностью, словно внезапно пропал свет во время трансляции блокбастера в кинотеатре. И лишь одинокая карта с червовым тузом продолжала вяло порхать, оживляя мрачное бездонное пространство.

  . ГЛАВА Љ 1

  Седых времен связующая нить,

  Ткань, из которой сотканы века!

  Способна острою иглой пронзить,

  Мысль человека - добрая рука!

  -Я передаю вам последние условия! Наши требования непоколебимы, мы воины Великого Аллаха требуем, чтобы все неверные Российские войска убрались с исконно-исламских территорий! Иначе я приведу в действие ядерное оружие и вся эта семиглавая столица неверных - город всемирного разврата Москва, обратиться в радиоактивный пепел!

  Министр федеральной безопасности сохранял видимость хладнокровия, и лишь сдвинутая на лоб фуражка, выдавала сильное волнение. Через закрытый канал правительственной связи он вел прямые переговоры с Президентом Великой России. Сквозь трехмерную голограмму было видно крупное волевое лицо Российского лидера. Президент прогрохотал, низким басом:

  -Хотя, разумеется, не о каких уступках не может быть и речи, вступите с ними в переговоры и потяните время. Операция по нейтрализации боевиков конечно же готовится? Или наши орлы клюют манку?

  Министр сдул, стекающую по кончику носа капельку пота, ответил:

  -Да ваше высокопревосходительство! Мы разрабатываем все возможные варианты, но у нас пока слишком мало информации, для решительного штурма.

  Президент затянулся гаванской сигарой, внешне моложавый и энергичный лидер, таким образом, подавлял сильнейшее волнение:

  -Генерал как вы могли допустить такое безобразие! Террористы в самом центре столицы грозят ядерной бомбой!

  Похожий на испуганного медведя генерал армии съежился и рефлекторно еще ниже опустил козырек:

  -Это предательство! Надо подчистить наши ряды!

  -В твоем ведомстве опять предательство и какая у тебя команда?!

  -Я думаю кроты в МВД, сотрудники там продажнее.

  -С ними мы еще разберемся! За свое ведомство отвечаешь ты!

  Плохой признак если внешне интеллигентный лидер переходит на ты - значит одними погонами не отделаешься.

  -Мы сделаем все от нас зависящее, я уже дал приказ об эвакуации в пределах садового кольца!

  Президент резко оборвал:

  -Это уже дело МЧС. Твоя задача в течение суток без жертв и разрушений решить проблему террористов. Иначе пойдешь под суд вместе с подельниками. И подними немедленно фуражку, я хочу видеть твои крысиные глаза.

  В волнении глава МФБ слишком резко дернул фуражку, и она слетела с крупной, лысеющей головы:

  -Вот это символично так и полетят ваши "котелки", как бильярдные шары, попавшие под кий.

  Хоть и страшно, но лучше все же попросить:

  -Господин великий президент, одних суток мало, ведь если рванет, это же тридцать четыре мегатонны...

  Президент пустил клубок лилового дыма, через трехмерную проекцию казалось, что кольцо попало в лицо:

  -А какие мы несем убытки за каждый час напряжения и неопределенности, котировки всех Российских компаний рушатся. Форсируй, используй все или наручники тебя ждут!

  Последние слова уже гремели густым, раскатистым басом, словно гремел гром. Крупный лидер России показал кулак:

  -Действуй Леня! И запомни - лучше один раз ударить, чем сто раз сказать!

  Уже спокойным тоном произнес вождь Великой страны. Кулак разжался и, выдавив хищную улыбку, президент прощально махнул рукой.

  "Вот черт". Подумал про себя Леонид Орловский, а ведь еще десять лет назад был моим прямым подчиненным. - "И как такое стало возможным". Ладно, теперь надо вылетать к месту событий, это всего лишь пять километров от Лубянки.

  Генерал-полковник Воронцов - глава антитеррористического центра прибыл почти одновременно, силовики расположились в здании коммерческой связи. Отряд исламских террористов располагался почти напротив Кремля, в здании недавно построенного, но не еще доделанного министерства военно-космических сил. Новый президент вполне справедливо считал, что будущее принадлежит той нации, что как можно быстрее освоит бескрайние космические просторы. Вот террористы и воспользовались строительством, прихватили заложников и самое главное прибегли к термоядерному шантажу.

  Генерал-полковник был, подтянут и собран, его колючий бульдожий взгляд казалось, лазером просверливал дыры в тех местах, куда бросал свой взор глава супер-отделения:

  -Отряд противника великоват - сто двадцать фанатичных душманов, у них есть противохимическая защита, и серьезная боевая подготовка.

  -Верно Аман, но ведь у нас такие ресурсы.

  -Да есть козыри - это дело всего двух минут, для нашего спецназа!

  Аман Стальевич невесело ухмыльнулся ослепительной кавказкой улыбкой:

  -А для поворота ключа и ядерного взрыва достаточно двух секунд и тогда в центре столицы самой могучей страны мира будет величайший котлован, не поддающийся застройке сто лет.

  -А газы?! Или лучи.

  Аман тряхнул головой, и воспроизвел строгий отрицательный жест правой рукой:

  -Нет, лучи не сработают, у них слишком простой детонатор, а ультразвук может и вовсе взрыв спровоцировать. Даже ультро-газы не сразу пробивают анти-химическую защиту, террористы оснащены по последнему слову техники, у них есть новейшие индикаторы и антидот.

  Тем временем диверсанты с государственным масштабом продолжали сыпать словами. Их главарь Олимар Барагай "черный скорпион" визгливым голосом ржавой пилы озвучивал угрозы, трясся жирным, покрытым клочьями рыжей бороды подбородком, из щербатого рта капала слюна.

  Все высокопарные слова - точнее фанатичный бред Стальевич пропускал мимо ушей, и лишь на концовке заострил свое внимание:

  -Ты слышал, он хочет, чтобы в это здание прибыли журналисты из исламской Медео - кампании Алько-Дажария. А именно Садам Херим и Сульдия Ихора.

  -Он уже второй раз это повторяет. Передай ему - эти известные киллер-папарацци уже в пути.

  -Ну, правильно, а далее они, конечно, запишут торжественную речь на фоне термоядерных ракет и ключа с детонатором.

  -Я понял, хочешь, заменить их своими сотрудниками. Я уже думал об этом, но ведь этот зал с мега-детонатором обшит толстым титаном, в нем более тридцати пяти вооруженных матерых бойцов и два наших агента слишком мало, да еще наверняка их просветят рентгеном на предмет наличия оружия.

  Генерал-полковник включил ноутбук, на экране возникла проекция и план захваченного террористами помещения. Боевики были расположены таким что образовывали двенадцати угольную звезду. Нейтрализовать их всех сразу было практически невозможно:

  -Вот что это крупнейший риск, и поэтому беру всю полноту ответственности на себя. В ход мы пустим и используем проект под названием "Новый Богатырь".

  -Тот самый?!

  -Да! Вот и готовые воины.

  Словно из-под железобетона материализовались кошмарные привидения, настолько стремительно выпорхнула пара бойцов в черных бесформенных балахонах с обнаженными саблями:

  -Опять театральщина, почему они одеты как ниндзя?!

  -Это камуфляж, они способны принимать любой облик.

  И действительно полыхнула яркая вспышка, заставляющая прижмуриться, и перед ними возникли солдаты в стандартном армейском обмундировании, на солнце блеснули штыки автоматов. Еще вспышка: воины застыли в молочном кимоно и в атакующих позах, замерев как влитые статуи, на высоких бамбуковых палках. Леонид Орловский посмотрел на них повнимательней. Если брать в расчет внешний эффект, то получились не особенно убедительные воины, он представлял их вроде громадных "качков" из "Суперкомандо". А тут какие-то подростки на вид лет по тринадцать - четырнадцать с неестественно правильными лицами, красота манекенов, а неподвижность роботов лишенных смазки.

  -Это что за детский сад, нашел себе богатырей! Интересно, сколько им лет?

  -А как вы думаете?

  -По пятнадцать!

  Аман засмеялся, его крупные ноздри раздулись:

  -Да нет же, столько им в принципе не может быть! Всего по пять лет, мы их совсем недавно смогли вывести.

  -Так это и есть мульти-клоны!

  -Те самые, наша гордость, самый амбициозный проект по созданию людей будущего!

  Леониду стало весело, этот проект был настолько засекречен, что даже он глава МФБ, последний раз видел данные объекты в детских кибер-люльках.

  -Красивый цирк, пускай отомрут!

  -Это еще не все. Модификация!

  Генералу Орловскому показалось, что он сходит с ума, на месте мульти-клоновых детей возникли клубы дыма и тут же две до боли отвратительные и знакомые фигуры проявились как карточка в негативе. Садам Охрим и Сульдия Ихора скалили свои смуглые, восточные с характерным прищуром глаз лица. Машинальное отработанное движение пистолета, палец нажимает на крючок и словно проваливается в пустоту. Генерал замирает, тело кажется отключенным. Звучит арабская речь:



  -Что неверный пес! Порождение Иблиса будет, низвергнуто в прах, дикие шакалы растерзают смрадную плоть.

  Сульдия изящным движением пальца ломает штык-нож, ее голос, не смотря на кошачью мягкость, стальной лапой терзает внутренности:

  -Это еще мелочь по сравнению с теми вечными муками, на которые будут обречены враги Аллаха. Невозможно представить на протяжении миллиардов лет, будет сгорать, и отваливаться его cсмрадная плоть, пожираемая неистовым пламенем, а черви прогрызут черепную коробку, высасывая мозги...

  Хитрый смешок прерывает речь:

  -Все солдаты хватит, вы угробите генерала армии. Ну, как они убедительны?

  Глава МФБ с трудом ворочал языком, ему хотелось закатить оплеуху своему заму, но он не чувствовал своих рук:

  -Это что за бред? Предатель!

  -Мы служим Великой России!

  Две небольшие смуглые руки замерли в пионерском салюте:

  -Вольно! Извини это демонстрация, а ты я вижу, усомнился в научном проекте. Да эти дети - новые машины смерти, террористы не успеют среагировать, на их удар, это быстрее броска кобры.

  -Согласен. Эти продукты генной инженерии убедительны на вид, а как же...

  "Уж лучше упреждать, чем упрежденным быть" - Аман рефлекторно ответил:

  -Все есть и акцент, и манера речи. Вызовите командира.

  Снова незаметное движение почти неуловимого хитрого фокусника и с него словно спали стальные пруты:

  -Все! Не слова более, даю согласие на штурм!

  "Журналисты" прихватив камеры, и неподражаемо четко копируя манеру передвижения подмененных особей, направились к захваченному военно-космическому центру. Детонатор с термо-зарядом располагался в громадном титановом глобусе, мастерски вкрапленном в семигранное сооружение, по замыслу конструкторов, искусственный земной шар должен был время, от времени поднимаясь в воздух, плавно парить над просторами Москвы. Маленькая Луна обязана сопровождать вращение нового иллюзорного и вместе с тем реального тела. Подсвеченные лазером, выращенные в лабораториях, но от этого еще более чистые ярчайшие - рубины, сапфиры, изумруды, агаты, топазы и прочие камни демонстрировали карту со всеми странами, где самое большое и почетное место занимала Великая Российская империя. Но видимо были и не довольные этой гегемонией, похоже, что псевдорелигиозные фанатики решили при любом исходе взорвать себя, и это обращение было лишь заключительным жестом.

  На входе боевики просветили их рентгеном и металло-детектором, радикально-исламские бойцы очень опытные - понимали, что от спецслужб можно всего ожидать. К счастью Садам и Сульдия одного с ними роста, а все остальное результат усиленной подготовки и невероятных способностей.

  -А ты знаешь Аман, они могут вырасти?

  Робко спросил министр, Аман сделал вид что удивился:

  -Кто? Они да, им всего пять лет, и конечно далеко до предела!

  -Я имею в виду пять метров роста.

  -Зачем? Это только мешает, динозавры вымерли оттого, что не могли подкрасться не заметно. Запомни - У каждой зубастой пасти есть свой намордник!

  -И дантист!

  Генералы дружно хихикнули. Аман добродушно оскалился.

  -Сейчас начнется прямая трансляция, сиди и смотри документальный блокбастер.

  Главарь моджахедов был неровно выбрит, из кривого подбородка торчали рыжие волосики, с тараканьими усами и безумным взглядом. Говорил он отчетливо и громко руки дрожали, вероятно, террорист вколол приличную порцию "дури".

  -Вы подлые преступные шакалы, кровавые отморозки. Ваше племя подобно адской саранче выпущенной из бездны заполнила, и затоптало все наши земли. Священная земля Аллаха попрана вашим военным сапогом, а на месте наших селений стоят ваши базы. Мы изгнали США, а теперь пришли вы со своими гигантами-авианосцами и атомными самолетами, но близок ваш конец. Вот видите этот ключик, такой небольшой в пол ладони, и шахида готового повернуть его. Так трепещите презренные, я поворачиваю его.

  Смуглая волосатая лапа легла на ключ и предумышленно медленно, наслаждаясь эффектом, повернула его.

  Генерал Леонид помимо воли затрясся, посиневшие губы прошептали:

  -Мы даже не успеем сбежать.

  Оскаленная рожа перекосилась, смех буйно помешанного разорвал зловещую тишину:

  -Что засцали! Осталось всего два миллиметра, и я пройду их. Да пускай мои гости покинут это место, без огорчения, у вас еще будет шанс умереть шахидами.

  Сделав легкий поклон на арабский маневр, псевдожурналисты двинулись к выходу. Внезапный рев смертельно раненой гиены прервал движение:

  -Где ключ! Он у...

  Автоматные очереди прорезали помещение, юные суперспецназовцы вырвав у террористов автоматы, открыли огонь на поражение. Боевики среагировали почти моментально, сказывалась матерая выучка, но все равно уже было поздно, из безумной башки полоумного главаря вылетели остатки мозгов. Рванули гранаты, маленькие спецназовцы были слишком быстры и сильны, они хватали моджахедов, подбрасывали словно теннисные мячики, сталкивали их лбами. Использовали террористов как живые щиты, забирали и применяли их же оружие, кидали гранаты, перемещаясь, моментально меняли позицию. Конечно, и бандиты лихорадочно огрызались, но мульти-клоновые бойцы умудрились взорвать дымовые шашки, отнятые у боевиков. А в дыму, таким универсальным солдатам как они, воевать несравнимо легче, они прекрасно видят и в инфракрасном диапазоне. Перед их глазами как в замедленном кино мелькают розовато-коричневые, слегка размытые силуэты, меткие выстрелы и точные удары отключают потерявших человеческое обличие, густо увешенных оружием монстров. Вот следует еще удар, тело террориста переломано, мясо разбито и две части отлетели в разные стороны. Заодно и сбив сражавшихся по бокам бандитов.

  Бой оказался коротким, внутри зала находилось всего тридцать девять моджахедов, это на двоих суперсолдат - дело пятнадцати секунд. А остальные были забиты или пленены штурмовыми отрядами, тоже минута и тридцать секунд - не больше. Мульти-клоны действовали хладнокровно, как биороботы и все же мальчик-терминатор не удержался и машинально обшарил карманы Олимар Барогая. Почему, да была и такая инструкция, правда потом все надо сдать в МФБ. Девочка напарница погрозила пальчиком поверженному главарю:

  -Как не велик кулак, наручники все равно налезут! Не надейся ты умрешь не сразу - вечность в муках грешника удел!

  Атаман террористов был без сознания, но еще жив. Впереди были допросы и суд. Мульти-клоны гуськом покинули поле битвы, почти сразу их запихнули в черный "воронок" - подобие увеличенного с реактивными установками гусеничного танка и спешно вывезли за пределы столицы. Понятно, никто не должен особенно папарацци, узнать лишнего. Министр пробормотал:

  -Не поверишь, но мне жаль этих детей, ведь они ключевые герои, а мы вместо награды везем их в изоляцию, практически в тюрьму.

  Аман отмахнулся привычным жестом:

  -Пустое это все! Это уже не люди, а синтетические монстры. А президент их наградит секретной медалью или орденом.

  Дальнейшие события протекали почти рутинно, кое-кого наградили, а Амана Стальевича Воронцова даже повысили в звании. Теперь в чине генерала-армии он стал предельно близок к президенту. А это значит, что вот-вот наступит час, когда самое влиятельное из силовых ведомств - Министерство федеральной безопасности перейдет под его управление. По этому, когда секретным звонком он был вызван к президенту для личной встречи, это его лишь слегка обрадовало.

  Глава государства встретил сановника в вызывающе роскошном кабинете с искусно перемешанными стилями - скрещенные мечи, борющиеся тигры, парящие над солнцем орлы. На высоте в полсотни метров медленно вращалась диковинная люстра, выполненная в форме Земного шара обрамленного двенадцатью знаками зодиака. В каждом созвездии звезды состояли из мастерски подобранных драгоценных камней. При этом казалось, что кентавр выпускает стрелы, сказочный лев бьет хвостом по бокам, а телец сверкающий ярче золота, загребает копытом. Эффект от композиции, особенно в темноте был ошеломляющим, волшебное непередаваемое словами зрелище. Новый правитель обладал хорошим вкусом и любил планетарные масштабы. Президент был в строгом полувоенном костюме с единственной золотой звездой на груди. Что можно сказать о нем как правителе - не злой, ни добрый, не жестокий, ни милосердный просто честолюбивый прагматик, лишь иногда выплескивающий эмоции. Главное - Россия при нем достигла невиданного ранее могущества, от полюса до полюса околоземную орбиту бороздят "космоносцы", сверхдержава имеет базы почти во всех странах мира, и лишь США пытаются оспорить первенство империи. В некогда могучем полутора миллиардном желтокожем Рикитае, идет гражданская война, олигархи хотят покончить с всесильной компартией. Ну это даже хорошо, исчезла угроза Сибири, со стороны поднебесной империи, тем более нужно перевооружить армию, а самое слабое звено новой техники сам человек! Без лишних церемоний глава государства приступил к делу:

  -Меня давно интересует наш сверхсекретный проект "Новый богатырь". О чем говорят последние исследования?

  -Вы и сами видели наимудрейший, эффективность мульти-клоновых особей превзошла все самые смелые ожидания.

  -Это впечатляет! Но сколько стоил нам это проект.

  -Примерно в 5 миллиардов золотых рублей!

  Президент с притворным изумлением воскликнул:

  -Что ты говоришь, целых два с половиной супертяжелых атомных авианосца!

  -Ну, это вся программа и с учетом косвенных расходов, кроме того, в ходе исследований удалось сделать ряд научных открытий и получить большое количество ингредиентов полезных как в военной сфере, так и в народном хозяйстве.

  Глава полумира кивнул:

  -Скупой платит дважды, для нас это семечки. Ты знаешь, в свое время Сталин сказал - для коммунизма нам нужен другой народ. И вот уже тогда мы были заняты поиском и исследованиями по улучшению рода человеческого.

  -Да о великий! Люди они так несовершенны!

  -А вот теперь нам удалось достигнуть конкретных результатов. Мульти-клоны сильны и быстры, а как на счет ума?

  Стальевич сделал характерный жест рукой, робот на пружинистых колесиках аккуратно и грациозно подскочил к генералу, и на кибер-подносе тут же возникла целая дюжина многоцветных стаканов.

  -Пейте будущий министр. Аман выпил залпом и его голос зазвучал по лисьему заискивающе и мягко:

  -Ваша мудрость не знает границ. Разумеется, их интеллект очень сильный, они помнят всю информацию, что была сброшена в их мозги, считают быстрее компьютера, и имеют хорошие творческие задатки.

  -Я знаю, и все же их мало, где остальные бойцы! Я хочу целый полк, лучше дивизию подобных им славных воинов.

  -Увы, владыка, очень сложна пока технология их создания, каждый подобный боец будет стоить как супербомбардировщик "Мамонт", если не больше. Может через пару-тройку лет, технологии отшлифуются, и неизбежные расходы упадут до приемлемого уровня.

  Президент сделал жест - в стиле добрячка "Арни".

  -Аса бистра! Зачем платить там, где можно получить бесплатно.

  Аман растерялся, похоже на розыгрыш:

  -Я не знаю как великий, но ваша мудрость неизмерима, куда уж мне.

  -С помощью света и пара! Не понял? Пара у нас уже есть. Осталось вырубить свет!

  -Все понял великий, значит, пускай спарятся, а свет мы вырубим. Насколько я сообразил, это метафора, каждый момент творения новой расы будет зафиксирован на кибер-видео.

  -Они уже созрели? Какова их репродуктивность?

  Генерал сразу взял под козырек:

  -Пока не известно! Но мы все это выясним!

  -Когда будет получен однозначно положительный результат тогда!

  Петр Фехтовальщик сделал неопределенный жест, возможно намекая, что с двухполярностью мира будет покончено. Генерал МФБ все же робко спросил:

  -А не боитесь ли вы, что если они смогут эффективно размножаться, то наш нынешний человеческий вид просто вымрет, не выдержав конкуренции?

  -Туда ему и дорога! Слабый должен уступить сильному!

  Президент произнес это таким решительным тоном, что не понятно шутит или говорит в серьез.

  Покинув величественный дворец, Аман Стальевич взялся за доскональное изучение проекта. Разобраться во всех этих формулах и "многотонных" трудах дело непосильное даже для генерала-армии, что же практика всегда интересней и надежней теории. Был отдан категорический приказ, все подготовить для проведения нового эксперимента - спаривания мульти-клонов, результаты будут положены на стол президенту.

  Резидент УНБ - управления национальной безопасности - отдел "Против России" Арнольд де Капор передавал личное поручение своему помощнику Вольтеру Гранту. Суть состояло в том, чтобы заставить главного "крота" в МФБ генерал Павла Опорку перейти к более решительным мерам:

  -Сам президент США заинтересовался этим новым проектом задуманным русскими. И его приказ очень прост по форме и труден по содержанию - любой ценой помешать реализации данной программы создания сверхчеловеков.

  Невысокий помощник шефа формально лишь мелкий коммерсант все же не удержался от вопроса:

  -Может лучше собрать все сведенья и самим реализовывать подобное?

  -Нет, наш президент Леви Говард не хочет, он излишне религиозен и считает мульти-клонов, монстрами, создание которых само по себе богохульство. Как сказано в Библии с болью будешь рождать своих детей! Да и законы США, запрещающие клонирование и мульти-клонирование никто не отменял. Заплатите бешеную сумму, но главное похороните проект по созданию суперлюдей, любой ценой!

  Дальнейшие инструкции следовало передать с помощью кибер-шифра; Российскому генерал-полковнику. Предатель разуметься вступил в активный торг:

  -Вы насколько я понял, предлагаете мне убить мульти-клонов?

  -Да убить и желательно не только их, но и создателя.

  -Вы что окосели? Я даже не имею к ним серьезного доступа, а вы мне предлагаете физическое устранение.

  Щупленький секретарь нажал на кнопку, включив карманный компьютер, по объемному монитору побежали цифры и внешне хаотическое нагромождение букв:

  -Вы стремительно получите конкретный доступ, скоро будут осуществлять экспериментальное спаривание этих монстров. Поэтому вас куратора медицинского отдела МФБ непременно подключат...

  -Логично, а раз так, то с вас десять миллионов долларов и не медля!

  -Получишь половину сейчас, вторую после выполнения задания.

  Генерал Павел Опорка ожидал торга, а просьбу удовлетворили столь быстро, что он сразу почувствовал себя ограбленным, почему он не запросил побольше, например миллионов так тридцать. Впрочем, не все потеряно.

  -Эта сумма только за устранение этих двоих любимчиков, за остальные образцы должна быть отдельная плата. И имейте в виду второй раз, у нас не будет такой возможности.

  -Почему так недальновиден? Скоро наши, да и твои возможности значительно вырастут.

  -Это как?!

  -А как ты думаешь, президент ищет повод убрать нынешнего министр МФБ, кто его заменит. Аман Воронцов вроде как претендент номер один, но ведь если клоны погибнут, то он и станет козлом отпущения. Ну а ты почти наверняка возглавишь главную спецслужбу страны.

  -Президент ему этот прокол не простит, но у меня слишком много конкурентов.

  -Не бойся, мы тебе поможем, наши прекрасно знают какие надо предпринять ходы для протаскивания наверх нужной нам кандидатуры.

  -И все же необходимо предусмотреть и дублирующий вариант.

  -И это мы предусмотрели, американские спецслужбы действуют все активнее. Заметь сейчас в России мусульман, больше чем православных, а доминирует во власти православная верхушка. И процент исламского населения будет расти, и расти, пока этот глиняный колосс не долбанет изнутри, разуметься с нашей помощью.

  Генерал-предатель и сам не однократно читал похожие доклады, даже анализировал вместе с коллегами подобные варианты.

  -Наш президент прагматик, он может и ислам принять, во всяком случае, религия всего лишь инструмент большой политики. Как говорил правитель: для атеиста все религии хороши - потому что Бога нет! А пустота самый мягкий деспот!

  -Тогда возмутятся и восстанут православные, всякую ситуацию, можно провернуть с максимальной выгодой. Да и еще, ты можешь достать нам автора, того профессора...

  -Этого "Франкенштейна" двадцать первого века? Он сумасшедший, клинический шизик.

  -Ну, а ты что думал, нормальный человек не может быть таким гениальным, во всяком случае, он нам пригодится.

  -Только после выполнение задания номер один. Все сразу, не бывает!

  Связь прервалась, но через час возобновилась:

  -Ситуация изменилась кардинальным образом. От тебя требуется только вызвать Амана Стальевича, на объект 75-Ф.

  Павел вздрогнул, этот подземный город был самым охраняемым в системе МФБ:

  -Вы хотите, но там ведь...

  -Да! Нанесем удар именно там где сумасшедший профессор. Хорошо иметь дело с психами. Скоро вся эта база превратиться в Ад.



  Генерал-полковник кивнул. В голове всплыло личное дело Александра Имперского.

  Еще в раннем детстве ему был поставлен диагноз параноидальнная шизофрения. И это на фоне непостижимо феноменальной одаренности. Александр мог решить задачу не посильную академикам, взломать через Интернет код в ЦБ и Пентагоне, сокрушая вирусами миллионы компьютеров и одновременно - объявлять себя Микки Маусом, скакать через голову, воображая суперниндзей черепашкой или Фрейде Крюгером. В возрасте десяти лет в полутюремной психушке: помешанный вундеркинд умудрился устроить настоящее восстание, нагло захватив, в заложники плечистых санитаров. Там он объявил себя императором космической империи и из таких же, как он чокнутых детей сформировал мега-вселенскую гвардию. Затем умудрился из подручных материалов соорудить искусственные ноги инвалиду, нарекая его Дартом Вейдером! Он требовал связи с Российским президентом и дюжину боевых межгалактических звездолетов для войны с "Транс-плутониками", грозя в противном случае взорвать термо-преоновую бомбы сделанную из презерватива наполненного водой. В конце концов, был штурм, и бойцы спецназа наткнулись на проволоку под током от самодельной электростанции. А дети "шизики" и дебилы дрались как подлинные черти, иглы из водяных пистолетов пробивали титановое бронежилеты, а газовые огнеметы жарили ОМОН живьем. Закаленные солдаты подались назад, в ход пришлось пустить паралитический газ. После чего бой был продолжен с новой силой, даже пришлось открыть огонь на поражение. Сердца солдат разрывались на части когда падали пронзенные пулями больные дитятки. В дальнейшем выяснилось, что чокнутый гений Имперцев всадил им самодельный допинг и вследствие этого был только один смертельный исход, зато некоторые недужные ребята стали полноценными членами общества. Сам главарь едва не улетел, используя наподобие веерного вертолета сооруженного из поломанного кондиционера. Данные подвиги не прошли без внимания спецслужб. Супершизогением занялись опытные психологи, и хоть с трудом, но все же удалось запрячь его сумасшедшую энергию в государственную науку. Мозг Александра от рождения был гипертрофирован, тяжелая форма болезни резко увеличила проницаемость сосудов, электромагнитную активность и скорость обмена информации, заодно дала дар подключать к работе практически все отделы головного мозга. То же самое происходит в мозгах и других шизиков, нейроны в их мозгах разгоняются как процессор в компе. Живой компьютер от избытка импульсов "глючит" и перегорает - воистину горе от ума! Тут фактически аналогичный процесс только врожденная аномалия мозга позволила слегка адаптировать избыток биоволн. Много открытий совершил этот "компьютер-Гитлер", но и проблем причинял не мало, Да и не хватало Александру усидчивости, слишком за многие вопросы он брался решать сразу. Правда, проект "Новый богатырь" был успешно реализован, прочие ученые лишь проедали казенные гроши.

  Павел не привык гадать, что задумали Янки. Тем более ему повезло Аман Воронцов, и сам решил посетить объект, видимо, прежде чем проводить спаривание хотел проконсультироваться с "Супершизиком". Снова запищал комп-сигнал, срочный вызов резидента:

  -Слушай внимательно. Сейчас внутри базы начнется мясорубка. Ты не лезь, береги себя - твоя хата с краю. Наши люди все за тебя сделают.

  -А как?

  Генерал-полковник не удержался:

  -Вы что сможете атаковать базу? Она практически неуязвима, новейшие радары, средства ПВО - СС-1000, это целый укрепрайон!

  Переводчик заверещал, в писке послышалась ирония:

  -База практически неприступна извне, но почти беззащитна внутри. Я же говорил: хорошо иметь дело с "шизиками"

  -Что! Как? - Тут его озарило. - Чокнутый Сашка сам откроет вам двери?!

  -Точно, он сам вышел на связь миновав все кордоны! Мы внушили ему что, мы лучшие друзья и хотим помочь ему стать всемогущим императором на всей планете, а затем и вселенной. Этот парень давно с нами в контакте, а то, что он создал - это настоящая революция в десантировании. Хватит информации, сиди и жди!

  По длинному подземному коридору бесшумно скользили две бледные тени. Мульти-клоны перемещались кошачьим шагом, еще не зная какой приказ передаст им высшее начальство. Аман Стальевич приветливо встретил их, на восточном лице сияла белозубая улыбка:

  -Салам Алейкум. У меня для вас новость, президент приказал присвоить вам офицерские звания и дать новые имена. Начнем с мужчины.

  -Ты будешь по имени Иван. Банально - зато символизирует Россию. Фамилия Леопардов, звучит не совсем по-русски, но ведь ты не похож на медведя, а леопард очень красивый и грациозный зверь. А теперь имя даме. Ты Азазель, полагаю, такое имя символизирует и ангела и демона, Восток и Запад. Фамилия - Пантера. Не мне судить, но думаю, что ты слишком светлая для этого зверя.

  -Есть пантеры альбиносы.

  Вежливым голосом самка мульти-клон положила конец подобию монолога:

  -Задание будем выполнять здесь?!

  Вставил новоиспеченный Иван:

  -Нет, есть специальный зал. И вас сначала отведут к "Сашке Франкенштейну".

  -Жаргон не уместен. Прервала белоснежная Пантера. - У него из людей - самый высокий уровень интеллекта.

  "А вдруг эти "дети" и впрямь сговорятся с "отцом". Мелькнуло в голове генерала. Какой ужас - планета под пятой рукотворных монстров во главе с "супершизиком"". Продолжить мысль не удалось, узкий коридор прорезали автоматные очереди, генерал армии подлетел и опал вниз лопнувшим мешком. Казалось, что это из решета хлещет багровая кровь, настолько густо летели пули. В отличие от человека мульти-клоны среагировали моментально, рухнули на железобетон, избежав поражения. Но огонь все усиливался, приходилась постоянно дергаться, стремительно перемещаясь, что бы избежать попаданий. Леопардову удалось вытащить тяжелый пистолет Амана Стальевича. Пули ложились точно в цель, поражая максимально уязвимые места в боекостюмах. Естественно у главы антитеррористического центра было лучшее оружие, и многослойные бронебойные патроны с урановым сердечником. Пантера овладела вторым орудием и присоединилась к напарнику. Вскоре практически весь пол завалили трупы, но бронебойные патроны также подошли к концу.

  -Черт. Посмотри Пантера больно. Меня зацепило.

  Азазель скользнула взглядом, кимоно было пробито, из плеча вяло сочилась кровь.

  -Сейчас она застынет, у нас все быстро заживет, без следа.

  -Да, но пули с урановым сердечником, они могут вызвать заражение.

  -Ну и что. Радиация нам не страшна, да и Уран слишком слабый элемент.

  -А эксперимент по спариванию?

  -Сначала надо выжить.

  Мульти-клоны понимали, что в узком коридоре шансы на выживание невелики. А врагов еще ой как много. Поэтому они неслись с огромной скоростью, прямо навстречу противнику. Несколько касательных попаданий даже не замедлили движения. Вот лежат сваленные валом трупы бойцов американского "командо". Прячешься за ними, хватаешь их же оружие и строчишь, каждый выстрел это свежеиспеченный прах. Мульти-клоны не люди, они не могут промахнуться. Коридор весь завален трупами, зашипел ядовитый газ, но это тоже не так страшно ведь их восприимчивость и стойкость не чета человеческой. Часок другой можно и не дышать, а вот противнику попасть в цель, когда все в клубах "Зарина"-789, гораздо сложнее. Положив первый отряд, мульти-клоны рванули в исследовательское отделение. Интуиция подсказала, главной целью нападавших будет супергений Александр. Время от времени на пути вставали все новые и новые группы натасканных бойцов, но уже было полегче, маневра побольше, да и оружие на руках не дремало. Главное это береги голову, все остальное без труда восстановится, но если разлетятся мозги...

  Вот это они знают точно - громадный зал со сломанной титановой дверью кабинет "Русского Франкенштейна". Это целый крытый стадион с многомиллионным оборудованием. Судя по разгрому, здесь словно прокатились танки. Но почему словно? Как титановые вошки ползут по покореженному оплавленному покрытию родимые машины быстрого реагирования - "Фаланга-3"

  -Армия США! Как всегда влезли американцы!

  -Да это "штатники". Лео, вруби предельную скорость.

  Фамилию конечно лучше упростить. Пантера была права, долбанули осколочные снаряды. На сей раз, ранения были серьезные, даже двигаться стало труднее. Но и целей стало поменьше, а гранаты мульти-клоны успели прихватить у боевиков "Командо" и "Орлан-Галактик". Первые восемь танков, загорелись рождественскими свечками. Да! Это был не форт на гусеницах типа "Амбрас-2100", бой вели машинки полегче и послабее, но зато выплевывают раскаленную смерть из авиационных орудий, так густо, что окружающее пространство напоминает сплошной раскоканный хрусталь. Лишь бешеная скорость и феноменальная реакция может спасти искусственных воинов. Трупов убитых американских боевиков вполне достаточно. Хорошие противотанковые гранаты входят в традиционный набор отборного натовского спецназовца. Так что витязи-клоны свирепствуют, и еще двенадцать шипастых "кастрюль", застыли грудами изувеченного металла:

  -Это вам не конфетки, загорелись танкетки. Прими Янки расплату, получи в бок гранату!

  Патера изящной ножкой подбросила кумулятивный заряд, со снайперской точностью поразив цель. Она по-прежнему стремительна, хотя одна рука была почти перебита, висела на коже, вторая с трудом двигалась, да полуголые ноги были в ужасающих рваных дырах. Леопардов выглядел не лучше, в довершение ко всему красивое лицо было почти пополам рассечено осколком. Тем не менее он очень ловко ликвидировал еще одни танк, другая машина получив удар перевернулась. Но очередь из крупнокалиберного пулемета угодила в босую ступню клона-подростка. Удар довольно болезненный, пробило грубую кожу, выступила оранжевая кровь:

  -Еда из свинца переваривается с трудом, где профессор? Достал нас дурдом! Янки агрессор!

  Даже говорить было трудно, голос дрожал:

  -Я думаю...

  Клоны рванули в разные стороны, в лицо ударило сонным и отравляющим газом. Тоже вроде пустяк, но неприятно жжет глубокие раны, снижая процент кислорода в крови. Металл горел, синим пламенем, смешиваясь с Зарином и Ипритом, создавая адскую дымовуху, терзающую чувствительные ноздри:

  -Я нашла их!

  Проорала Азазель. Леопардов рванулся, по дороге замочив еще троих военных. И вот в этот момент, Патера прыгнула. Она ясно видела, как громилы уносили подобие белого кокона.

  Уже в прыжке мульти-клоновая Амазонка выгнула покалеченные руки, рубанув свой коронный прием - ассиметричную шестеренку, как мерцающий тусклым светом проем погас. Стало темно, словно в Марианском желобе:

  -Куда они делись!

  Самка мульти-клон замерла, пытаясь осознать увиденное. Подскочивший боец Леопардов захлопал глазами.

  -Ничего не понимаю. Это вопреки логике.

  -Я думаю новая техника. Послушай радиосигнал.

  В голове пропиликало:

  -Операция прошла успешно русский "Франкенштейн" у нас. Мульти-клоны убиты!

  Ответный голос был гораздо глуше, звучал мало разборчиво:

  -Заметите следы.

  В ответ последовал щелчок, сверхяркая вспышка света залила все помещение. Этого и следовало ожидать атомная бомба, и впрямь скроет все отпечатки, и будет трудно доказать очередное преступление против России совершенное Соединенными Штатами Америки!

  . ГЛАВА Љ 2

  После долгой суровой зимы солнце, наконец, раскрыло бирюзовые врата и ослепительным светом затопило все еще белоснежную долину бескрайнего Перуного бора. Несмотря на пышные жемчужные сугробы, чувствовалось ласкательно-свежее дыханье весны. Старший тиун Великого князя Владимиро-Суздальского - Торопка Петух в сопровождении дюжины роскошно убранных ратников, отправился за очередным, уже мартовским сбором традиционной дани. Край не был беден, но подати платил с натугой. Тем более что честолюбивый владыка Георгий Всеволодович готовясь к решающей схватке за Киевский престол, значительно увеличил без того немалые сборы. Великий князь даже хотел нанять двадцать-тридцать тысяч кипчаков, более известных как половцы. Небольшой отряд решительно выступил. Кованные железом ворота со скрипом раскрылись. Прозвучал горн, двигалась колона хорошо вооруженных бойцов, на сытых конях. Грозные каменные стены престольного града Владимира остались далеко позади, отряды разбредались по селам, волочились ширококолейные телеги с могучими лошадьми. Воины были полухмельны и веселы, правда вскоре мажорное настроение резко ухудшилось, повозка застряла в размягченном снегу. Не в меру горячий тиун стеганул плетью, с такой яростью подхлестнул коней - что плохо пригнанное колесо соскочило с режущим ухо скрипом. Тем самым окончательно испортив настроение рьяного княжеского служаки. Отправив гонца в ближайшую деревню за помощью. Торопка, искал козла отпущения, жертву, на которой можно было бы вымесить скопившуюся злость. Поэтому слова дружинника:

  -Смотрите вои, - какие странные следы.

  Оказались подобием небесной манны, для истерзанной гневом души:

  -Чьи следы?

  Молодой ратник указал на слегка осевшие сугробы. На мягком ставшим подобным пластилину снеге, четко отпечаталась две пары следов босых ножек. Судя по глубине и размерам, это были почти детские отпечатки.

  -Ничего особенного, рваной босоты тут хватает.

  -Не в этом дело тиун, посмотри повнимательней, видишь тут мягкий глубокий сугроб, а следы легки словно заячьи, даже малые дети должны были поглубже в снежок провалиться.

  Действительно следы были хоть четкими, но неглубокими, даже по бархатным метровым сугробам они прошлись поверхностным рисунком.

  Торопка растерялся:

  -Что это нечисть: лешие, бесы, домовые.

  -Явная нежить Тиун, не даром колесо со совсем новой телеги соскочило. Лихо Одноглазое навела порчу, вот оно с лешим и пустилось в бега.

  Вставил свое слово пожилой воин с посеребренной кольчугой, судя по богатому седлу, это был матерый видавший виды ратник. Древнерусские бойцы дружно наложили на себя крестное знамение, а он трижды перекрестил отпечаток, тревожно посматривая на снежок, не исчезнет ли след нечистого. Старший тиун, он же сотник, хоть и молод, но крайне нахрапист и упрям:

  -Ну, а где копыта, или следы хвоста, а может от крестного знамения, отпечатки испарились как сизый туман. Что застыли, хватит, торчать на снегу, олухи вот лучше пойдем по следу и выловим этих беглых огольцов, заодно и выясним, почему в мягкий студень они не ввалились. Послышался смешок:

  - Насадим чертика на копье!

  Хотя красивые кованые кони с трудом пропахивали липучие сугробы, спорить ни кто не стал. Воем самим было любопытно и что впереди ждет под кровом небес в пекло путь: человек или бес. Ехать пришлось целый час, мучая коней, ломая еловые ветви. Белоснежный скакун сотника стали покрываться пеной. Торопка, хотел уже дать приказ развернуться, как бредущие вдали две светлые едва заметные тени, привлекли его внимание. Впереди, в белоснежном кимоно неспешном шагом шествовали те, чей след был взят с яростью цепной собаки. Ратники подхлестнув скакунов подъехали к ним, взяв огольцов в полукольцо. Действительно ничего бесовского, на вид противники как подростки лет тринадцати, максимум четырнадцати. Не совсем обычные какие-то матово-бледные, короткие огненно-светлые волосы неестественно ярко блистают на мартовском солнце. Одежда также искриться, словно надраенная зеркальная поверхность. Шествующие ребята развернулись, на идеально правильных лицах зажглись улыбки, казалось, что рот осветился маленькими электрическими лампочками:

  -Свят, свят, свят, иже херувимы.

  Все кроме тиуна повалились с коней, яростно крестясь и лишь Торопка, не смотрел на них не скрывая своей настороженности. Иван Леопардов и Азазель Пантера также с интересом уставились на своих преследователей. Такая странная у них театральная одежда, камуфляж не армейский, а характерный для древних руссичей 12-13 века. Лица у солдат бородатые, это тоже не по уставу, оружие холодное, не ярко блестят кольчуги и довольно приличные, сытые, уставшие кони. Мульти-клоны привыкли мыслить рационально, а тут нет логики, зачем современной армии, использовать малоэффективное вооружение характерное для начала эпохи среднего средневековья. Азазель также растерялась, но все же решилась сделать самый внешне простой и логичный вывод:

  -Вы потрясающе играете, древних русских витязей, ваше искусство достойно награды. И все же мы должные связаться с нашим командованием, позвоните в МФБ, номер 123, и предайте им наши координаты. Заранее спасибо.

  Воины окаменели, "ангелы" выражались чересчур мудрено, правда, на то они небожители, что их язык был непонятен простым смертным. Торопка, заколебался, из их речи ясно, что они просят помощь, но зачем херувимам нужны их жалкие копья. Или это демоны, ибо сказано, что и сатана принимает облик ангела света. Внимательный глаз заметил несколько дырочек на кимоно, странно, очень подозрительно это, слуги Бога не могут ходить дырявом:

  -А ну-ка перекреститесь, если вы слуги божьи.

  Мульти-клоны еще не научились врать:

  -Зачем вам это нужно? Это же просто движение рук! Мы слуги государства, и лишь относительно можно сказать служим Богу.

  Тиун подобрался, ратники заволновались:

  -Крестное знамение это не движение рук, вы хоть православные?

  Мульти-клоны автоматически ответили:

  -Нет, мы вне любой религии, мы даже не знаем, если у нас душа. Неизвестна эта информация современной науке.

  Торопка, сохранил хладнокровие, а вот воины еще крепче задрожали, услыхав подобное богохульство:

  -Вязать демонов, там, в пыточном приказе разберутся с этими чертяками. Нет души - значит это бесы.

  Арканы захлестнули ребятам шеи, подскочившие воины, принялись вязать руки:

  -Не сопротивляйтесь огольцы, вам хуже будет.

  Кричали ратники, потуже затягивая веревки:

  -Крепкие хлопцы, видать хорошие холопы будут для князя. Жалко таких казнить. Добавил дородный ратоборец в серебряных латах с позолоченным шлемом, осторожно потрогав стальные мускулы мульти-клонов. Видимо Азазель со своей угловатой мускулистой фигурой и короткой офицерской стрижкой больше походила на мальчика, чем на девочку, да и плечи у нее были широковаты. Они были похожи как братья, почти близнецы с холодными глазами и ледяной улыбкой. Оба мульти-клона пребывали в раздумье, мысли носились по голове со скорость экспериментального фотонного процессора. Никогда еще им не приходилось принимать самостоятельных решений, они привыкли лишь выполнять приказы вышестоящего командования. А оно сейчас не доступно, а в этой ситуации инструкции гласили, подчинятся законной власти, и искать связи с командованием. Но тут не законная власть, а ряженые сумасшедшие, которых нельзя убивать без приказа. Азазель решила нарушить молчание:

  -Ты самец, значит ведущий в паре, как мы теперь поступим?

  Леопардов еще не принял решение, но решил все же ответить:

  -Мы не должны, убивать людей, особенно Россиян, а это хотя больные и не совсем полезные государству, но все же граждане нашей страны, и наш долг защищать их, оберегая от увечий.

  -Так значит не сопротивляться?

  -Сумасшедших не рекомендуется раздражать, мы можем только защищать свои жизни, и не давать использовать себя в преступных целях - инструкция Љ 1843.

  -Чего вы там бормочите колдуны?

  Торопка не удержав соблазна, сильно ткнул копьем в плечо. Леопардов покачнулся, крепкая несгораемая ткань кимоно выдержала каленое острие, а кости мульти-клона мощнее человеческих. Старший тиун, детина справный, он, то ожидал, что мальчуган зароется носом в сугроб. И вот следующий удар он вложил всю свою медвежью силу. Иван не стал уклонять, лишь слегка сдвинул корпус, древнерусский громила полетел с коня. Уже в полете супермальчик успел подхватить Торопку, разорвав лыковые веревки. Затем отчаянно отбивающийся тиун был посажен на своего возбужденного вороного коня. Все произошло настолько быстро, что остальные дружинники растерялись, и поразявив рты, глупо уставились на белоснежных детей. Азазель также легко освободилась, стальными пальцами порвав аркан способный удержать бешеного жеребца и отвесив вежливый поклон, пустилась бежать:

  -Ты куда?!

  -Так надо, Ванюша передислоцируйся, иначе не обойдемся без смертоубийства.

  Звучит логично, это не позорное отступление, а тактический маневр во избежание жертв среди мирного, слегка окосевшего населения. И все же надо справить, дорогу.

  -Граждане, где ваш ближайший населенный пункт?

  -Град Владимир там.

  Махнул рукой самый догадливый витязь. Тиун оборвал своего ратника, хлопнув ладонью по его лицу, гнусаво провопил:

  -Догнать их! Мечи наголо, рубить демонов!

  Ну, куда там, "демоны" несутся так быстро, что даже на ровном стадионе коням их не догнать не то, что по пышным сугробам.

  Не сдержав восхищения, ратники загалдели:

  -Вот белые черти, нам бы таких огольцов в войско.

  - Правда трусоваты!

  - Чего!

  -Спасаются бегством!

  -А что голые пятки лихо блестят, кажется, вот-вот и унесутся соколики в небо!

  Тиун еще долго ворчал и машинально как заведенный крестился. Бывает так, когда бесов руками гоняют, вот и легче становиться.

  Оказавшись почти впервые в жизни за пределами учебного центра, ребята вели себя наивно, восприняв жест буквально, как абсолютно точное направление они, как и следовало ожидать, пронеслись мимо престольного города. Правда, на небольшое село, промахав этак верст пятьдесят, они все же умудрились наскочить. Посреди деревни работящие мужики расчищали сугробы, и земля уже успела обнажиться, даже показалось подобие первой робкой травы. Босоногая детвора носилась по освобожденной от снега земле, радостно смеясь и смело шлепая в студеные лужи, вздымая каскады грязно-изумрудных брызг. Некоторые из детей активно рубились грубо обструганными палками и обломанными ветками, видимо играя в войну:

  -А неплохо для нормальных людей двигаются, немного поставить им технику и можно будет создать мощную армию.

  -Армию, дерущуюся на мечах формировать нелогично, положат солдат прилично! Один автомат, двадцать рожков и нету полка, а лучше танк, рычаг повернула рука, и шмяк!

  -А может быть стратегический гравитолет?

  -Полный в психушку улет, фантастика на втором этаже. Мы созданы, не яйца стеречь Фаберже!

  -Да надо проанализировать ситуацию, не впадая в прострацию!

  Последние события после ядерного взрыва воспринимались как похмельный сон, в глазах искрило, ощущения - полный дурдом, словно пришило. Конечно, кровь они с себя сразу смыли, а те места в кимоно, где были рассечения от снарядов, слепили, выдавив пальцами клейкую кору. После чего поели свежей хвои, и уснули на пару часов, вообще-то спать мульти-клонам необязательно, мозг отдыхает частями, как у кашалота. Рациональнее всего было полностью восстановиться и не пугать своими ранами Российских граждан, а это вроде свои русские вот только... Во время бега Иван и Азазель слегка испачкались грязью и не особенно выделялись, среди сотен голоногих, белоголовых ребят носящихся между справных и крепких домов. Дул теплый ветер и после долгой зимы местным огольцам было приятно пошлепать босыми ногами по лужам, и чуть теплой, обнаженной от снега земле. Вид у ребят веселый, диалект славянский, хотя просторечий - словно деревенский. Все же не похоже это на современные селения, одежда явно не та, выговор не тот хоть и похож, антенн не заметно, машин не видно, нет никаких стандартных разметок, дорожных знаков, обязательных даже в глухих хуторах, хотя есть гладкие кони и упитанные коровы. Резной терем посреди села и деревянная, высокая церковь с позолоченным куполом придают ландшафту веселого колорита.

  -Азазель или можно я тебя буду звать Аза. Ты посмотри, какая тут голытьба и примитив, мы смотрели хроники, это или средние века, или...

  -Хочешь сказать, что в России могут быть столь отсталые хутора.

  -Посмотри на солнце, мы же в европейской части нашей страны, да у нас даже в Сибири такой дыры нет, и весны тогда когда нас ядерным зарядом рвануло, не было.

  -Ну, тогда мой процессор, тоже заклинил, что говорит логика?

  -Разум и логика говорят, что это невозможно.

  Представьте компьютеры за непосильной работой, как они гудят, вот и эти новые ангелы мульти-клоны зависли, обдумывая информацию. Солнце тем временем закрылось тучами, подул студеный ветер, удивительно резко похолодало. Детвора спешно переоделась в лапти и валенки, огольцы стали набрасывать тулупчики. Как быстро может измениться погода в начале весны, вот прямо на глазах лужи покрылись тонкой ледяной паутинкой. Леопардов с интересом разломал ногой быстро нарастающую ледяную корку, прочертив ступней, канал среди льда. Затем, продолжая крушить природный хрусталь, нарисовал пятиконечную звездочку и принялся выводить сложный орнамент. Чем-то это напоминает ледокол, по большому счету им всего по пять лет и тоже хочется проиграться. Пантера присоединилась к художеству, пытаясь изобразить подобие двуглавого орла. Получалось не плохо, вот видны крылья, выступают головы. Пальчики босых ног работают ловко, проявляя нечеловеческую гибкость:

  -Эй, вы чего шастаете по льду голоногие, хотите простыть?

  Аккуратно одетый юноша в сафьяновых сапогах и в дорогом кафтане лукаво подмигнул им. Он уже давно наблюдал за витязями-клонами.

  Азазель Пантера, решительно мотнув светлой головой, отвергла нелепое предположение:

  -Мы не простываем, понятно человек!

  -Да ну, вы уже взрослые хлопцы, зачем витязям детинеть, скоро вас может быть, запишут в дружину.

  Иван оскалился, и начал хихикать, он уже почти все понял. Паренек звонким голосом произнес:

  -А вы, видать, юродивые, и от того у вас такая странная одежда.

  -Нет, мы не юродивые, у нас высочайший уровень интеллекта.

  Со смешком ответила Азазель, ей очень хотелось подколоть субъекта:

  -В данный момент у нас просто возникли проблемы, слушай юноша, где у вас центр информации?

  -Чаво?!?

  Отрок вытаращил глаза, непонятные слова смахивали на заклинания.

  -Хорошо кто у вас самый умный, мудрый, знающий.

  -Вам нужен чаровник.

  "А роскошно одетый паренек молодец, даже не подал вида что ошарашен" в унисон подумали мульти-клоны:

  -Хоть ведьма!

  Юноша перекрестился, затем хитро подмигнул:

  -Я младший сын князя Романа. И мне не положено общаться с такими оборванцами как вы. Или такими как баба-Яга, это так местную колдунью называют, но все ее знают и посещают.

  -Давай координаты!

  -Говорите по человечески! Идите туда.

  Отрок ткнул пальцем вправо:

  -Хватит жестов, ты нас проводишь, а иначе.

  Пантера Азазель махнула рукой, ударив ладошкой в бревно, крепкий дуб с грохотом разлетелся на щепки, обломок обжег княжичу лицо.

  -Это русское карате, хочешь такое на голове.

  -Не надо! Я все сделаю! Я ваш друг - меня зовут Иван.

  -Приятное совпадение, а теперь хватит базарить, веди нас.

  Княжич взял за уздечку жеребца и неспешным шагом двинулся в сторону густого бора. Азазель взяла его за руку:

  -Ты слишком медленный княжич, давай садись на коня и скачи галопом к бабе-Яге.

  -Мой конь слишком резв, его отец арабский скакун - вы просто отстанете!

  -За нас не волнуйся, уже кого-кого, а кобылу мы обскачем, чай не самолет, живая тварь.

  -Не верю!

  -Ну, давай на перегонки Фома.

  Княжич хлестнул жеребца и рванул по дороге, Леопардов и Пантера, оправдывая свои данные личным указом президента фамилии, не отставали ни на шаг. Иван даже время от времени хлестко лупил ладонью коня в круп, заставляя несчастное животное нестись сломя голову. Наконец заносчивый сын князя сдался и сбавил темп:

  -Пожалейте гнедого он уже в мыле.

  -А чего ты хотел, нет границ нашей силе! И что у нас ноги похуже конских копыт, конечности лучше гепарда, сей зверь будет лихо зарыт! Биоинженерия! Суперкавалерия!

  -Это что такое?

  -Вроде магии, колдовства, волшебства.

  Княжич с улыбкой перекрестился. Ребятня свернула на проселочную дорогу, знаменитая колдунья жила у черта на куличках.

  Пантера с веселым юмором произнесла:

  -Вот скоро мы и увидим избушку на курьих ножках.

  Леопардов внезапно замер, слух мульти-клона уловил подозрительные звуки:

  -Слышите, тут совсем рядом, находиться большой отряд лихих людей. Речь такая паскудная, вроде изломанной тюркской.

  -Да слышу.

  Азазель приподняла головку, насторожившись, словно немецкая овчарка:

  -Я ничего не чую, а что тут есть рати ворогов?

  Растерянно промямлил ошарашенный сын князя:

  -И не услышишь, это мульти-комбинация генов, когда слух и нюх, и зрение превосходят лучшие природные аналоги. Пойдем, посмотрим что там.

  Княжич потянулся, было за ними:

  -А ты еще маленький, спешься и держись в хвосте.

  -Это почему, я сын великого князя?

  -Лучше не высовывайся, стрелой снимут, да и нас раньше времени засветишь.

  Неслышными тенями ребята прошмыгнули к разбойничьему лагерю, при этом они старались не оставлять следов на начавших твердеть и покрываться ледяной коркой сугробах. Лагерь был небольшой, примерно на двести воинов, висел походный бунчук звучала паскудная полупьяная речь.

  -Это что-то смешанное с тюркским, современным татарским, китайским, и кипчакским наречием с трудом можно разобрать содержание.

  Еле слышно шепнула Пантера:

  -Что ты думала, это уже иной мир, но смысл речи понятен. Хотят вволю пограбить, да нельзя. Вот посмотри внимательно, вот тот с монголоидными чертами лица в волчьей шкуре и серебряным венком видимо командир. И он говорит, что приказ грозного правителя запрещает грабить села, и что они должны спеленав ведьму срочно мчаться в ставку Субудай-Багатура.

  Чуть погромче, но по-прежнему тихим тоном произнес Леопардов.

  -Все ясно, вернее еще хуже, не ужели и впрямь эпоха Золотой Орды, мы переместились во времени.

  -Фантастика! Это невозможно, разве что у нас нервный срыв и ловим глюки.

  -А кто такие "глюки", черти что ли!?

  Непокорный княжич вновь сунул любопытную головку:

  -Бесы преисподней, не увидишь воли! Пригнись!

  Азазель схватила за воротник и резко рванула мальчишку вниз, но было уже поздно, часовой затрубил в рог, весь лагерь встрепенулся в боевом порыве.

  Тут монголы, похватав тяжелые луки, открыли огонь по тем кустам, где должен был находиться неосторожный княжич. Впрочем, Иван и Азазель уже пришли в движение, и дикими скачками залетели в кучу монгольских воинов. Пара ударов и монголы разлетаются в стороны, а в руках боевых мульти-клонов смертельным огоньком засверкали захваченные у монголов острейшие сабли. Оба бойца действовали со всей стремительностью, рубя татарский отряд, не давая врагам собраться и организовать отпор. Главное оружие это скорость, опередить врага и снять ударом голову. Прежде кто мог подумать, что такие упражнения пригодятся в реальном бою, когда ты, используя две сабли, ноги, голову, локти и колени сражаешься с большим количеством хорошо вооруженных и закаленных в битвах противников. Остается лишь разгоняться и на неуловимой для врагов скорости, сочетая ультрасовременную и древнюю технику наносить удары, разя и убивая. Резкий нырок и десяток стрел пролетает поверху, а безжалостные мечи срубают сразу четверых монголов. Затем еще прыжки, от одновременного удара неуловимых двух пар ног, четыре нукера подлетают в воздух, и со сломанными челюстями валяться замертво. И снова движение, рубящая мельница, и сразу пять снесенных голов пробивают корку потускневшего снега. Кровь извергается "водопадом", оба ратника необычайно быстры и яростными прыжками перепрыгивают супостатов, успевая на ходу, срубить по две, а то и по три головы. Вот сабля в руках Ивана лопается, и мальчик всаживает обломанный клинок в горло противнику, и тут же уже из мертвых рук недруга берет другое оружие, продолжая мясорубку. Рядом летят редкие стрелы, все эти неистовые скоки сбивают прицел, а ряды лучников косят острые сабли. Азазель с целью разнообразия хватает колчан и начинает метать длинные с закаленными стальными наконечниками стрелы в озверевшую орду. Если хорошо швырнуть этот заостренный предмет, да еще попасть в горло или в глаз, то лук излишен. Ведь метаешь быстрее, чем стреляешь, натягивая тетиву. Леопардов всадил головой с монгольского сотника, раскроив ему черепок. И опять яростные взмахи, и падающие обезображенные трупы. Главарь монголов яростно трясет золотым соколом, и призывает бога войны Сульдэ. Увернувшись от очередного обросшего воина, Пантера сломала нападавшему руку и, вырвав кинжал, с силой запустила в татарского главаря. Острие вошло в самый центр узкого как у гориллы наполовину скошенного лба.

  -Горе, горе. Мурда-хан убит!

  Монголы бросают оружие, и пускаются наутек, как они напоминают трусливое стадо драных овец, у которых хищные волки растерзали слабого пастуха. Некоторые в растерянности бросили даже коней, несясь пешком. Вошедшие в боевой раж мульти-клоны настигают их, как капусту рубя волосатых ратников. Резвый княжич, пришпорив коня и выхватив меч, обрушился на бегущих нукеров. Впервые в жизни появилась возможность оросить клинок вражьей кровью, кто из настоящих воинов упустит такой поворотный момент своей жизни. Монголы потрясены и несколько бойцов разрублено без особых усилий. Но вот один из всадников рослый кряжистый нукер повернул коня и со всей силой обрушился на княжича. Тяжелая сабля с такой силой рубанула по мечу, что посыпались искры, юноша покачнулся, едва удержав в кладенец в руках. Монгол наседал с яростью, это был опытный воин, прошедший обширный Хорезм и неисчислимый Китай, еще неокрепший, слишком юный княжич с трудом отражал бешеные удары. Тем временем другой нукер, размотал аркан, с обезьяньей ловкостью захлестнул петлю на шее желторотого витязя. Резкий рывок и ты летишь с коня, а второй монгол бьет рукоятью сверху. Звучит ужасно изломанная тюркская речь:

  -Даже сын князя вступил в брань, но был повержен. В полон его, иначе Субудай не простит нам.

  Тем не менее, увести княжича не удается, с быстротой молнии Пантера настигает их, рубя как щенков, опытный нукер сумел лишь выставить стальной блок, и тут же был срезан обходным ударом. Затем яростная дева, бросила взор на поверженного сына князя, дышит, значит, будет жить! И ни слова более, лишь яростное преследование уцелевших врагов. Возможно, что они смогли бы убить всех, ни кому не дав шанса, но в разгар преследования Леопардов нарвался на щуплого дедка в монгольской одежде и с золотыми позументами.

  На шее этого шамана блистал талисман в форме огненного скорпиона, он произнес заклинание на ломаной тарабарщине, а затем вполне отчетливо добавил по-русски.

  -Ты мелкое ничтожество, изыди русин в тартар! Да поразит тебя адское пламя!

  Сверху тут же ударила молния, Леопардов успел уклониться, а затем рубанул колдуна мечом. Удар пришелся в туловище, слегка надрубив кожу.

  Шаман захохотал, его громовое ржание потрясло кроны деревьев:

  -Мой талисман в храненье держит жизнь

  И в нападенье яростном силен!

  Не может смертный муж меня убить,

  И червь, который женщиной рожден!

  Его прервал звонкий, режущий уши голос:

  -Я не телесный муж,

  И женщиной не рождена!

  Страх перед сталью чужд,

  И мать моя Российская страна!

  Азазель скакнула через кроны деревьев. Колдун издал неистовый вой, прямо на глазах превращаясь в дикого зверя. Когда храбрая амазонка подлетела к нему, это уже был громадный как мамонт волк. Он успел издать рык, прежде чем быстрые клинки полоснули по шее, шерсть и толстая кожа оказались на редкость податливыми, громадная голова отлетела, словно была сделана из масла мастерски срезанного острейшей бритвой. Из обезглавленного тела исполинского оборотня повалил густой дым, затем оболочка стала пустой, лопнув подобно воздушному шару. Чудовище испарилось, лишь терпкие смоляные пятна оставались мерцать фиолетово-зеленым цветом на жемчужной поверхности, все еще плотного покрытого ледяной коркой снега. Две сабли срубившие монстра тут же раскалились докрасна, и полились искристой лавой. Хоть мульти-клоны не столь чувствительны к высоким температурам как обычные люди, Пантера все же опустила обожженные ладони в снежок. Густой парок, поднятый расплавленным металлом, оставил иней на голых ветвях. Потрясенные пришельцы из будущего застыли, стараясь переварить увиденное, случившееся выходило за все рамки общепринятых физических законов, и абсолютно логичный ум искусственно созданных существ отказывался это принять. Раздумье могло надолго затянуться, переставьте два зависших компьютера выполняющих одну и ту же задачу, причем не имеющую решения в рамках существующей вселенной. Поверженный княжич сумел прийти в себя, хотя новые друзья и пугали своей нечеловеческой силой и ловкостью, их несомненная принадлежность к русскому народу и самоотверженность вызывали чувство глубокого доверия. Вот только почему они так неподвижны, может быть, молятся? Юноша робко произнес:

  -Мои друзья храбрейшие из витязей, я понимаю вашу любовь и ревность в молитве, но скоро стемнеет и не лучше ли, осмотрев брошенную татарами добычу, повернуть в славный город Владимир.

  Живые статуи очнулись, что же в них заложен разумный прагматизм, если проблема не имеет научного объяснения, прими ее как факт, и поступай разумно по обстоятельствам. Пантера воспроизвела выразительный жест:

  -Осмотрим трофеи!

  Лагерь монголов был не особенно велик, а захваченная добыча оказалась относительно скромной. Лишь движение чего-то связанного тела привлекло более пристальное внимание. Леопардов разрезал сотканные из буйволинных жил веревки, освободив косматую полуголую женщину. Внешне довольно симпатичная, на вид вряд ли более тридцати лет она, тем не менее производила диковатое впечатление, может быть из-за густой черной как у добротной кобылы гривы или из-за узких почти монгольских глаз. Молодая женщина спешно натянула, на красивые, точеные ножки, алые сафьяновые сапожки и запрыгала, видимо пытаясь, согреться, и размять затекшие конечности.

  Леопардов не сдержал иронии:

   -Ничего себе трофеи! Воплощенье страшной феи.

  Княжич слегка растерялся:

  -Это кто? Ты баба-Яга!? Или вы ее дочь?!

  Женщина на мгновение прервала пляс, уставившись кошачьими глазами:

  -Это ты Володя! Что я теперь так плохо выгляжу, что ты узнать меня не в силах?

  -Да нет что ты. Дюже гарно!

  -Он хочет сказать классно, на все сто!

  Леопардов ожил, и улыбнулся, нет, не так как автомат по-американски, а как живой человек:

  -А почему Володя, разве его имя Владимир?

  -Да именно Владимир, это младший сын Великого князя Владимиро-Суздальского Георгия Всеволодовича. А вы кто такие будете?

  Вопрос конечно интересный, а как ответить?! Клоны махнули руками:

  -Вам все равно не понять, можете считать нас демонами.

  Молодая баба-Яга засмеялась коротеньким серебристым смешком:

  -Нет, наречься демонами нельзя, тут хотя и нет инквизиции, но костер для вас найдется.

  Пантера подпрыгнула, к ведьме уставившись в раз покрасневшими глазами:

  -А откуда ты знаешь про инквизицию!? Ведь это эпоха, времен феодальной раздробленности? И вокруг нас Киевская Русь?

  -Эх, девочка, это очень долго объяснять, я ведьма значит ведаю. Вернее круто изменилось все в этом мире.

  -Год-то сейчас, какой!?

  Чуть ли не рявкнул Леопардов:

  -6745 от сотворения мира!

  -Или 1237 год. Все ясно! Как раз попали в историю!

  -Ничего не ясно, что мы здесь делаем в дремучей трясине веков? Пускай ведьма все объяснит.

  Симпатичная Баба-Яга, очаровательно улыбнулась, крупные как у лошадки зубы, были белее снега. Ничего общего с образом сказочной костяной ноги, в изображении Миньяра, и голосок такой юный и завораживающий:

  -Поедемте ко мне в дом гости дорогие. Я вас медом угощу, отдохнете красавчики с дороги!

  Княжич робко запротестовал:

  -Мой тятенька спросит, где я столько времени болтался, надо вернуться засветло.

  -Ой, папка младенчика выдерет! Ты не ребенок, чай отболтаешься! Я и сама толком еще не разобралась.

  Ведьма небрежным махом руки подправила дикие косы:

  -Я-то отболтаюсь, но ведь есть еще и Архимандрит, а он повелел сжигать колдунов и ведьмарок.

  -До сих пор обходилось, даже многие из священников ко мне ходят.

  -Но теперь ты уже другая. Стала моложе, а это знак того, что твоя душа продана дьяволу.

  Баба-Яга хитро подмигнула и произнесла лукавым тоном:

  -Да верно я помолодела, и теперь попы будут меня навещать гораздо чаще. И мой доход вырастет!

  Леопардов и Пантера дружно покачали головами:

  -Нет у нас исходных данных для сравнения!

  -Чует мое сердце, не просто так вы здесь появились. Есть такая древняя сказка об двух белых воинах, что явятся на Русь в час суровый.

  -Все может быть, ведь это год нашествия Батыя на Русь.

  Ведьма и княжич неспешной рысцой ехали на роскошных конях, пара мульти-клонов маршировала строевым шагов, не переходя впрочем, на бег. Наконец они выехали на опушку - Ягиня крикнула.

  -Ну, вот моя хата! Пришли!

  -А-А-А!

  Владимир от удивления с грохотаньем хлопнулся со вставшего на дыбы гнедого.

  По средине залитой солнцем поляны располагалась просторная на вид свежесрубленная изба с красной кирпичной трубой. В самом низу внешне обыденного сооружения загребали снежок, две толстые как дубовое бревно куриные ноги. Такие в прочем крупные и когтистые были конечности, что больше смахивали на лапу дракона. Леопардов произнес удивленным тоном:

  -Что скажешь Пантера?!

  Девушка-клон ответил, в каждом звуке ее голоса звучало отчаяние:

  -Град чудес не имеет предела! И чего ты еще брат хотел! Психбольница наш горький удел! Видимо белая горячка бывает не только у слабых людей!

  -А других у тебя нет, свежее идей?!

  

  

  . ГЛАВА Љ 3

  По некогда блистательному, а затем безжалостно раздавленному монгольским сапогом среднеазиатскому Сыгнаку носились взбешенные всадники, с дико зачесанными косами. У некоторых сабли уже успели обагриться кровью. Верблюжьи караваны столпились на узких переулках, жители были торопливы, всем своим видом проявляя крайнюю нервозность. Уже во всю разносились слухи о грандиозном походе на Запад затеянному монголо-татарской империей.

  Толпившийся народ сразу расступался в стороны, как только появлялись угрюмые нукеры. Неподвижные, или оскаленные злобой грязные лица, крепкие с кривыми иглами ногайки в руках, раздающие удары направо и налево. Монголы нарочно натравливали своих нечесаных коней на людей, затаптывая тех кто не успел убраться, затем они соскакивали с лошадей и безжалостно обирали жертву, продолжая избивать и варварски издеваться над беспомощными людьми. Вот девицу в лохмотьях поволокли на аркане, на ходу сорвали рубище и не стесняясь на ходу удовлетворяли свою животную похоть. Схватили полуголого мальчишку, сунув босые ноги огольца в костер, наслаждаясь криками. Смугленький мальчик поджаривался заживо, а нукеры смеялись, на ходу выкалывая кинжалами ребенку глаза. И похожие картины были практически на каждой улочке, причем монголам мало убить, а непременно нужно помучить жертву, насладиться ее страданиями. Никогда эти исчадия ада не давали свободно вздохнуть, разогнуть сгорбленные под непосильным игом спины, а сейчас захватчиков было особенно много, целыми тысячами, шумящими ордами они скапливались на базарной площади, развернувшись подобием неровного полумесяца перед дворцом Тангкут-хана. Надменный внук Чингисхана построил себе роскошное высоченное сооружение, похоронив в фундаменте не одну тысячу невольников. В толстые стены окружающие дворец были вмурованы кости ранее убитых людей и особенно много черепов, считалось, что это придаст особую крепость строению. Воины стали станом и бесцеремонно разобрали ближайшие дома, поубивав жителей и расхватав все съестное, распалили костры. Ночью они, надравшись до поросячьего визга, орали непристойные песни, исполняя дикие скачущие пляски в зловещем свете адского пламени. Это были пока еще передовые части из тургаудов - личных гвардейцев-телохранителей одиннадцати царевичей, а остальная неисчислимая орда должна была подойти чуть позже. Слухи об этом вызвали страшную панику, память о чудовищном нашествии Чингисхана была еще слишком свежа. Безжалостный огненный смерч пронесся в ту пору по городам, пожирая все живое и способное двигаться. Монголы избивали всех мужчин кроме ценных ремесленников, насиловали и угоняли женщин, резали детей, лишь некоторых самых лучших и крепких забирали себе. Однако живучий способный приспособится ко всему здесь люд. Кажется, все выжгли, а нет, вылезли человечки из гор, болот, щелей, и отстроились заново. А многие купцы стали еще богаче, пристроившись собирать налоги и приторговывать награбленным. Как грибы после дождя похорошели шикарные дома, расцвели пышные сады. Вновь были отстроены красочные мечети, а на высоких минаретах звонкоголосые азачи заливались певучими голосами, призывая к молитве усердных правоверных. Все-таки быстро меняются времена - теперь даже многие монголы стали посещать исламские храмы, подгоняя плетьми недостаточно богомольных прихожан. Ныне выполняя грозные приказы ханов, население собирало дань, еду, кумыс, коней, и прочее: целые тысячи тяжело нагруженных коней и верблюдов, кованных железом повозок прибывали с подношениями, плотно забив мосты через реку Сейнхур.

  Самый страшный и зловещий полководец Чингиз-хана, Субудай-Багатур прибыл в окружении своего "бешеного" покрывшего себя лихой славой тумена. Десять тысяч отборных воинов со всех стран и народов составляло его личную гвардию. Из них коренных монголов от силы треть, остальные прибились разбойными стаями: самые отчаянные и удалые люди, всех континентов и рас, есть даже несколько негров, нагловатых мускулистых качков достойных журнала "Плейбой" или "Галактика". Пара самураев из Японии. Лихих бойцов с мечами катана, орудиями способными служить своим хозяевам сотни лет!

  Непосредственно великого полководца окружали три сотни всадников. На белоснежных конях и в белых одеждах, на угольно-вороных и разуметься в черном платье, и огненно-гнедых слегка подкрашенных кровью жеребцах; скакали отливающие алым цветом могучие тургауды. Посередине на крупном ломовом скакуне восседал здоровенный ужасающий батыр, с изуродованным лицом, разбитой рукой и горящим взглядом. Непобедимый полководец сжег три китайские столицы, и великолепный Самарканд, разбил урусов и кипчаков на Калке, лично покорив - тридцать пять народов. А сейчас этот страшный тигр в обличии человека кипел, адской злобой, единственный глаз искрил и горел беспощадным ожесточением. Его поручение, было зарезано, и как позорно провалено - погиб вернейший слуга двоюродный племяш Артоха и его личный шаман, великий колдун Нуруху. В диком озлоблении он приказ сломать хребты уцелевшим, бежавшим с поля боя монголам, и бросить их еще живыми в пасти голодным псам. Как это тревожно, два стремительных мангуса в белом, как молнии прошли и выкосили целый отряд отборных бойцов. Каждый из которых стоил пятерых, некоторых Судубай-Багатур, знал лично, храбрых и честных, не знающих жалости. Не даром сама великая шаманка Керинкей-Задан, предсказала в видении, что два белых воина из земли урусов занесут мечи над священным монгольским ханством. А поможет им в этом уруская шаманка Ягиня из земель Владимирских. Вот он и отдал приказ связать русскую ведьмачку и доставить ее в стан. Пытки и угрозы заставят ее стать союзницей или мучительно умереть - китайские палачи знают бесчисленное множество истязаний. Даже у бывалых нукеров вставили волосы дыбом, когда совершались ритуальные пытки. Судубай задумчив: прикидывает и та и этак. И что же теперь, когда неисчислимое войско монголов уже двинулось на Запад, сбываются зловещие предсказания. Дикий гул оравы и внешне радостные крики отвлекают от мыслей, толпа знатнейших вельмож Сыгнака и окрестных селений - имамы, кадии и богатейшие купцы приготовили знатные подарки, навалив ими целые возы. Тут и золото и свертки дорогих тканей, лучшие кони согнанные со всех окрестностей. Субудай просто махнул рукой - нукеры грузите и забираете. Имам, правда, попытался выступить с изысканной речью, кланяясь и с трудом удерживаясь на гладком скакуне:

  -О величайший из величайших, храбрейший из храбрейших, отраженье сил потрясающих звезды!

  Грозному полководцу была противна эта велеречивая лесть. Он круто повернул коня и щелкнув плетью, по жирному лицу, свалив имама с коня, рванув от этого пышного, по-скотски покорного стада. Послушный конь помчал его на север прочь от душного города, в просторную степь с сочными весенними лугами. Субудая с трудом догнали векиль и несколько знатных ханов. Задыхаясь, они кричали наперебой:

  -Приструни коня! Не торопись, о великий!.. Правитель области Тангкут-хан и наследник Верховного каган Гуюк-хан, приказывают тебе: спешно прибыть во дворец для важного совещания.

  Субудай развернул коня, сопровождающие его ратники грозно ощетинились копьями и острыми сверкающими на солнце саблями. Огненный глаз заприметил имама, неудачно затесавшегося в среду монголов:

  -А это пес что здесь делает?! Ему ли передавать волю монгольских правителей!

  Имам побледнел и тут же грохнулся с коня, старясь поцеловать запачканное в грязи копыто:

  -Нет, уже поздно! Повелеваю сломать хребет и повесить за ноги. Пускай все, видят непреклонность нашей железной власти. И кровавая демонстрация силы в отношении десятка купцов, уже по вашему выбору.

  С какой радостью монгольские воины бросились выполнять приказ, одноглазого бандита. Сам Субудай-Багатур продолжал семенить по степи, ломовой иноходец не убавлял, но и не прибавлял шага:

  -А я говорю, пока Багатур не поедет! Надо встречу провести с шаманом великим. Поняли?!

  Ханы надменно завизжали:

  -Кто важнее великий сатрап Чингиз-хана или колдун, потрясающий бубном!

  -Петух, которого я должен покормить, важнее всех их! Может быть, вы вместо него закукарекаете!

  Субудай прохрипел, но его голос казался раскатом грома. Вельможи в страхе отпрянули. Тряхнув поводом и пришпорив подкрашенного под кровь коня, одноглазый батыр поскакал галопом, отряд едва поспевал за ним, земля дрожала от ударов золотых подков.

  Девочка лет десяти перебегая дорогу, подвернула ножку. Ее бесцеремонно растоптали, посредине образовалась кровавая дорожка из переломанных косточек, растерзанной плоти ребенка. Она постепенно бледнела и исчезла. Кто-то из монголов буркнул:

  - Вот мы растопчем ничтожных урусов! Оскверним их жен!

  В открытой степи, вблизи реки Сеймур "бешеный" тумен остановился. Там уже находился громадный лагерь, с могучим самым лучшим во всем монгольском войске отрядом "непобедимых". Этот десятитысячный тумен подчинялся непосредственно джихангиру - покорителю вселенной великому кагану Бату-хану! Сам джихангир еще не прибыл, а в его высоченной устланной роскошными коврами юрте уже приготовили знатное угощение. Девять острейших золотых с алмазными наконечниками пик на острие шатра символизировали направление будущих ударов монгольской армии. Пара уссурийских тигров, любимых животных Чингисхана - рычали и били хвостами, покрытые серебряной броней тургауды бросали зверям куски сочного мяса. Багатур вошел в просторную юрту. Главный шаман монгольского войска Бэки уже восседал в захваченном у китайского богдыхана кресле из черной редчайшей слоновой кости, в обрамлении золота и крупного жемчуга. Бронзовый большущий котел был, набит вареным мясом, и здоровенный паукообразный колдун, бесцеремонно запускал когтистую руку. Его чрезмерно развитая челюсть придавала лицу крокодилье выражение, а меленькие глазки излучали холодный отблеск бездонной преисподней:

  -Ты как всегда голоден Бэки, и я вижу готов съесть свинью ради набивки мамона!

  Колдун прошипел ядовитой змеей, с характерной для шаманов манерой не к месту рифмовать слова:

  -Нет у меня для прокорма трона! К месту пришлась бы в Европе корона! Я сейчас голоден, мой очаг холоден! В страстном влеченье сожрал бы слона! Писк дикий в кишках сводит с ума! Толстый кабан - зверь диковиной силы. Поднимет труп из могилы! Магия требует мощи великой. Чтоб пробудить вал энергии дикой! И пропитанье огромных расходов, а не набрать мне скуднейших доходов!

  Судубай-Багатур, с трудом дослушал тираду до конца. В его низком похожем на рык медведя голосе, слышалось нетерпение:

  -Я не жалею еды. Нам постоянно подносят жратву, все покоренные нации, выжженной нами земли, гонят табуны и повозки с хлебами, но вот где результаты?

  Шаман оскалился, острые клыки на бугристом лице выперлись:

  -Иногда для победы нужны и затраты! Спешка вреднейший бойца искуситель, будут скоре, чем миг повелитель. Сам бог войны величайший Сульдэ дал мне новейшие силы...

  Субудай хитро усмехнулся, перебил болтуна:

  -Силы сразить целую армию, без мечей и пылающих стрел - манишь толстяк хитрый, хилый! Ишь ты, чего захотел!

  -Не смейся над магией, страшное оружие приготовлено мною. Смотри о великий, как я всех урою!

  Бэки сделал пару раскосых жестов, крупный золоченый в ржавых пятнах индюк выполз на ковер. Колдун звучно провыл:

  -Субудай! Денег дай! Покорми птицу золотом, сыпь щедрее из кошеля! Колдовство мое стоит дорого и дешевле никак нельзя!

  Великий полководец развязал кошель и, не глядя, сыпанул золотым градом:

  -Смотри колдун, если что получишь в шею! А из него сварим суп и накормим твое ненасытное брюхо. А затем кинжалами вырежем из мамона шамана все золото.

  Шаман не удосужил ответом. Индейский петух бесцеремонно как просо проглатывал монеты, с каждым склеванным золотым он возрастал в размерах, когда последняя монетка пропала в его бездонном клюве, сия птица размерами напоминала крупного верблюда.

  Субудай оторопел, за свою долгую жизнь они видел всякое, но такое:

  -Вай юли! Дзе, дзе, дзе! Ты потряс меня, как вымахал кукареку. Знатная птица!

  -Да это наше новое оружие! Сильней чем доводы досужие!

  Внезапно грозный монгол захохотал заливистым как лай крупного пса смехом:

  -Маленькая птаха петух будит все войско, а этот видимо перебудит все страны до последнего моря.

  Беки возразил его голос неожиданно стал тонок, как писк комарика:

  -Нет, десница Непобедимого! Этот зверь не из края родимого! Птицы Индии жаркой, неспособны как жалко! Голосисто орать, как ревет, потеряв сына мать, или глупая баба от горя! Но вот если волшебная тварь зашипит, рухнут стены больших крепостей, будет враг в прах разбит, не отбросит вестей, не оставит обломков костей!

  Одноглазый полководец скрипнул клыками:

  -Пора испытать птичку!

  Колдун отрицательно повел кудлатой головой с девятью заплетенными косами:

  -Мало золота! Надо бросить еще, тогда будет - силища молота! Не жалей денег ты Багатур - из разрушенных городов мы еще потрясем горы злата. Груды женских навалим фигур, выстроим в поле - резные палаты!

  -Я скормлю тебе хоть воз, золота с каменьями, но два белых мангуста должны быть быстро убиты!

  Индюк важной походкой выполз из юрты, испуганные монголы подались в разные стороны. Громадная птица была спокойной и даже сонной, вяло, перебирая крыльями, она вперевалочку брела по лагерю, шугая нукеров. Вот только груженый золотом воз привлек ее внимание, раз крылья вспорхнули, а клюв погрузился в мешки. Золото полилось в широченную глотку. И без того крупный зверь стал расти снежным комом, вот он уже как слон, затем жадно чавкая монстр закончив с возом, стал выше центральной монгольской юрты. Громадная птаха встала, надувшись, как вздыбленный пернатый диплодок.

  Страх напал на моголов, и все же не все струхнули, несколько лучников открыли стрельбу, стремясь в первую очередь поразить холодно-мертвые глаза диковиной птицы:

  -Стойте! Я запрещаю!

  С опозданием рявкнул Субудай, но было уже поздно, длинная с каленым наконечником стрела попала в петушиное око, от выстрела посыпались искры:

  -Что вы крысячие мангусы наделали!

  Завопил в отчаянии шаман Бэки, даже забыв о навязчивой рифме:

  -Ложись непобедимый!

  -Всем лечь! - успел скомандовать Багатур. Моментально раздувшись, индюк исторгнулся истошным криком, по ушам словно ударили каскады громов, ураганная волна пронеслась по земле, подняв в небо тысячи шатров и юрт. Дисциплинированные монголы в основной массе успели повалиться на землю, кто зазевался или не услышал приказа, те умчались вместе со стремительным ураганом. Как дико выли и корчились нукеры, попав в порыв адского ветра уносящего в преисподнюю. Туши коней и людей моментально разрывались, тысячник наскочил на копье своего подчиненного и был прошит им на сквозь, дергаясь и перебирая лапками как жук. Уцелевшие ратники лежали неподвижно как Египетские мумии, потрясенные ударом стихий, они мучительно долго приходили в себя. А тем временем гребенчатый монстр, хлопнув крыльями, сделал неуклюжую попытку взлететь. Явно это задача была не по силам его хлипким крыльям, трепыхнувшись, исполинский индюк засеменил по степи. Видимо "летучий индеец" решил пересечь все азимуты и прочесать меридианы в поисках отравленного золота. Субудай был помят и трудом пришел в себя, тяжело поднявшись с сырой травы. Единственный глаз горел ненавистью, прожигая окружающих, он диким ястребам выслеживал колдуна. Верховный шаман даже не предпринимал попыток скрыться, наоборот маленькие глазенки зыкали надменно и гордо. Бэки подмигнул и скрестил на увесистом животе грязные когтистые руки. Субудай грозно проорал захлебываясь от гнева:

  -Собака, облезлый шакал! Я прикажу содрать с тебя живого шкуру и разодрать ее на бубен, а твой череп пойдет на урускую игру в городки.

  Бэки с внешним почтением ответил:

  -Чем я прогневал тебя, ведь новое оружие работает безупречно. Все урусов и прочих трусов похоронит навечно!

  Одноглазый барс взревел, заскрежетав зубами:

  -Ты распугал коней, еще до битвы располовинил войско, и еще смеешь издеваться. Нукеры взять его! Ноги к затылку!

  Громоздкие волосатые в перьях воины бросились, было к шаману, пытаясь скрутить отчаянно сопротивляющегося волшебника. Да силен был колдун, явно пытался сотворить боевое заклинание, пара нукеров загорелась, и с диким воем покатилась по придавленной копытами лужайке, еще троих сильно поранило невидимыми мечами. Но могучие тургауды опасались Субудая гораздо сильней чем колдовских штучек Бэки. Вот он имидж кровавого повелителя. Шамана все же спеленали, хорошенько намяв жирные бока и врезав палицей по большущей голове, оглушили громилу:

  -Прав был Чингиз-хан нельзя магией подменять клинок и острые стрелы. Я еще придумаю для тебя особую казнь. А пока в железа его.

  Подбежал задымленный в язвах подневольный кузнец, его оборванные в ожогах помощники спешно несли уже готовые толстые, способные удержать слона цепи. Шаману связали рот, вставив между зубов конскую кость, любое бормотание даже связанного зверя смертельно опасно. Субудаю помогли взобраться на коня, молодец гнедой не испугался, остальные табуны подались в бега, их еще долго придется ловить, а часть коней вознеслась в поднебесье вместе с всадниками.

  Пока колдуна волокли в специально отрытый зиндан-колодец, на горизонте показалось два всадника. Это монголы, один из числа ханов звавших Субудая, другой знаменитый Векиль, оба ужасно расцарапанные в пыли, порванная одежда покрыта свежей кровью. Подскочив, оба всадника рухнули ниц, они истошно выли, царапая лица:

  -О великий Субудай-Багатур, чей лик будет славен в веках.

  Одноглазый полководец грубо оборвал гонцов:

  -По делу воркуйте драные вороны.

  -Рухнул дворец верховного барсака Тангкут-хана. Великий хан наместник и единородный сын наследник Верховного кагана Гуюк - погребены под его обломками.

  Радостная улыбка на мгновение осветила сумеречное чело Субудая, а затем вновь погасла, сделав изуродованное лицо - мрачней грозовой тучи:

  -Всем седлать скакунов, согнать местных жителей и стремительно разобрать завалы.

  Часть войска останется здесь и отловит коней. Вы слыхали нукеры, постараемся спасти чингиздов, и побыстрее.

  Когда гонцы и почти все воины стремительной стаей устремились Сыгнаку, Субудай неспешно подъехал к зиндану. Его вновь распирал нервно-веселый смех:

  -Хоть одно доброе дело сделал ты, избавив нас от двух самых ярых врагов Гуюка и Тангкут-хана. Теперь у тебя есть шанс спасти свою шкуру от натягивания на бубны пляшущих цыган. Ей ты седой нукер, вытащи ему кляп.

  Кряжистый пожилой монгол спустился по пеньковой веревке, с трудом выдернув заплесневелую кость из клыкастого рта верховного шамана:

  -Я не желал смерти чингиздов!

  Еле слышно прохрипел колдун:

  -Знаю, даже если они останутся, живы, я все равно помилую тебя. Твой громадный петух здорово клюнул в задницу чванливого Гуюк-хана, и неразумного брата Батыя Тангкута. Свалим все на летучих мангусов, и дело с концом.

  Голос шамана окреп:

  -Ты как всегда мудр и достоин звания джихангира! Повелитель всего поднебесного мира!

  Субудай одернул чародея:

  -Не болтай лишнего. Скажи лучше, где скрывается большой пернатый мангус.

  Колдун звякнул цепями:

  -Бродит в степи, не сдержать на цепи.

  -Сотвори заклинание и направь его против двух лилейных мангусов. Пусть съест их, заодно сотрем в пыль города злых урусов.

  Шаман прерывисто задышал, цепи зазвенели, переливаясь похоронными звуками:

  -Я голоден и хочу есть. Сварите мне, свежую похлебку из крупного быка, и я соберу силы для новых титанических заклинаний.

  Одноглазый барс поморщился, затем с лукавой ухмылкой подколол чародея:

  -А понос не проймет тебя, похоже, ты хочешь добить нас с помощью газовой атаки. Сначала индийский петух сделал Ку-каре-ке, а затем и ты испортишь мне воздух. Ладно! Раскуйте, и сварите ему котел жратвы из павшей конины, пускай подавиться! Да колдун, не надеться ли у тебя еще подобной птицы.

  Шаман ответил не сразу, дождался снятия кандалов, а то кто его Одноглазого Барса знает:

  -Нет, увы, эта птица в бою уникальна. Равных нет ей - в подлунных мирах и астральных! И не из Индии я зверь-птицу привез, нет не найти там подобное тело и рост. Есть держава настолько от нас далека, надо плыть до края всей вселенной, чтоб в тумане увидеть ее берега, той страны расцветающей в славе нетленной. Там и множатся схожие с этим пернатые злые уроды, черт его знает какой мангусовой породы!

  Субудай сжал увесистый кулак, его голос был подобен реву льва:

  -И мы там будем! Выстроим могучие корабли и переплывем бушующие океаны - сквозь шторм, лед и пламя! Скоро весь мир ляжет под нас, сломаем затылки всем непокорным. Да и еще! Мне в предел надоели твои завыванья, будешь дальше гнусавить, получишь страданья!

  . ГЛАВА Љ 4

  Ведьма первая нарушила молчание, хотя была поражена не меньше ребят:

  -Вот Володенька и дальние неведомые пришельцы, вы видите чудо!

  -Проросла избенка, ножки проломились, вырастет девчонка, перья оперились!

  Неуклюжей шуткой княжич Владимир попытался скрыть растерянность. Леопардов прочертил пальцем круг:

  -Вполне соответствует, древнеславянскому эпосу. Баба-Яга курьи ножки, симбиоз исполинской курицы и дома, сочетание живой органики и упорядоченной неорганической структуры!

  -Верно Иван, еще возможен интегральный регресс с вырастанием костяной ноги. Да будут разбиты враги!

  Вставила Пантера Азазель.

  Молодая "Баба-Яга" передернулась:

  -Не стоит гости вертеть словами, незнакомые словеса способны сложиться в заклинание и привести...

  -Знаем, к непредсказуемым последствиям. Но ведь это бред, баба-Яга, курьи ножки - все это игра воображения. Даже если мы и сместились во времени, то не должны влететь в сказку.

  Ягиня всплеснула белыми ручками:

  -Давайте зайдем в избу, поедим, помоемся, а там может быть, и разберемся. Я и сама ничегошеньки не понимаю.

  Хата внутри оказалась просторнее, чем снаружи, чистая, аккуратная, дубовые лавки, стол из черного дерева, и занятные предметы явно гадательного назначения. На потолке висело подобие глобуса, с необычным рисунком сказочных континентов.

  Поели быстро, причем мульти-клоны поначалу скромно отказывались:

  -Зачем вам тратить на нас ценную еду, достаточно простой древесной коры, и поленьев.

  Княжич не удержался и прыснул, густо наваренный борщ пролился, а белоснежный лебедь шевельнул крыльями. Жареная птица впрочем, не взлетела, хотя даже это уже никого не удивило.

  -Вот это зайцы-короеды! Хотя нет, это святые иже хиже херувимы!

  Сейчас мы с ними полетаем.

  И попытался повертеть растопыренными руками, имитируя птичий полет.

  Ведьма отмахнулась:

  -Ты уже взрослый отрок, дружинник и разве тебя не учили что это богохульство.

  Княжич из веселого смеха явно впадал в истеричный гнев:

  -Кто бы говорил, ты колдунья, служанка Ада! Ибо сказано в писании, колдунов, волшебников, ведьм - бросить в озеро огненное.

  -Тогда и тебя, и всех кто пользуется услугами чародеев, гадателей, надлежит смертию казнить.

  Осторожный, но звонкий шлепок по столу прервал перебранку:

  -Нам некогда, пустые антимонии разводить. Это лишь тупой базар, им не откроешь дверь Сезам.

  Тут же поправился Леопардов, стараясь избегать непонятных слов:

  -Это не антимонии, софистика - предполагает дискуссию на отвлеченные темы, здесь же речь идет об насущных проблемах связанных со спасением души.

  Пантера слега приподнялась, их знания о прошлой эпохе были ограничены чисто военной и около военной тематикой. Да и вообще так мало с той далекой поры осталось надежных свидетельств и документов, что невозможно смоделировать точную модель туманного прошлого:

  -Нас интересует, наша судьба, вернее дальнейшие шаги здесь на Земле. Волшебница объясни нам, как мы сюда попали и что нам делать?

  Помолодевшая баба-яга вместо ответа достала золотое блюдечко, и положило на него блистающее серебристо-атласным светом яблочко. Середина блюдечка засветилась, вспыхнув, словно экран телевизора, только изображение было туманным. Даже генетически улучшенные глаза мульти-клонов ничего не могли разглядеть за мерцающей пеленой. Закончив, колдунья отвела свои глубокие искрящие смесью зеленовато-голубого света очи:

  -Сбывается пророчество! Хотите знать правду, или часть правды?

  -Всю правду!

  Дружно в один голос воскликнули ребята:

  -Мир изменился, вы пришельцы из будущего пробили дыру в пространстве и теперь магия во все возрастающей силе, сначала ручейком, а затем бурным потоком безбрежного океана захлестнет наше время.

  -Вот, наконец, понятные слова! Хочешь сказать, что наше перемещение из будущего в прошлое само противоречит законам природы, оно так сместило все параметры в этой вселенной, что-то, то, что люди называют волшебством, вышло из параллельной реальности.

  Баба-Яга мотнула золотисто-рыжими волосами, пораженная словами, вырвавшимися из уст Пантеры:

  -Не говорила, и не знаю я сего! Вы не люди, может так оно и есть или не так. Теперь этот мир уже не тот, будущее будет другим. Мне не дано знать тайны бытия, во всяком случае, сейчас.

  -Как мы переместились?

  Ведьма достала крупную колоду гадательных карт. Ловкое движение и в ее руке возникли четыре червовых туза. Мульти-клоны ловили все на лету:

  -Значит, червовый туз, взятый нами на память у террористов, перенес нас сюда.

  Леопардов прыснул в кулак:

  -А я-то думал, что мы открыли новый способ перемещения, используя энергию ядерного взрыва!

  Последнюю фразу Ягиня пропустила мимо ушей:

  -Верно дети! Вернее белые рыцари, а более я вам пока ничего не скажу.

  -И не надо!

  Звонко рявкнула Пантера. Леопардов закончил, кушать, рывком поднялся со стола.

  -У нас теперь появился шанс! Осуществить то о чем я мечтал целый год.

  Пантера подбросила персик, и пока он летел, успела задать вопрос:

  -О чем ты мечтал?!

  И янтарный персик попал прямо в раскрытый рот с белоснежными, но пожалуй слишком крупными зубами.

  -Спасти от хана Батыя Русь. Разгромить монголов.

  -А мы оказывается, способны мечтать. Твоя идея?

  -Поступить на службу Владимиро-Суздальскому князю.

  -Мой отец согласиться: вы спасли мне жизнь, вернее свободу, а это ценнее жизни.

  С улыбкой вставил княжич.

  Азазель оправдывая свою фамилию, непринужденно и легко перепрыгнула через обеденный стол и снисходительно потрепала родовитого мальчишку по щеке. Тот факт, что первоначально княжич называл отцом князя Романа, был сознательно проигнорирован. Ее голос звучал соловьиной трелью:

  -Нам нужна полная власть и свобода, как в формировании армии так и в распоряжении казной. В противном случае древняя Русь столкнется с такими проблемами не имеющими претендента в истории.

  Баба-яга спрятала блюдечко в шкафчик из лилового дерева:

  -Курочка по зернышку клюет! Решайте с князем сами!

  -А что и решим, а теперь по коням!

  Дружно крикнули бравые мульти-клоны.

  Пантера добавила:

  - Я еще ни разу на скакунах не ездила, слишком уж они медлительные!

  Леопардов рассмеялся:

  - Зато красотой пленительные!

  

  Три всадника уже в весенних сумерках въехали в славный стольный град Владимир. Город был неплох, просторен и средневеково роскошен, хотя и не выдерживал сравнения с Киевом, а для людей двадцать первого века напоминал смесь деревни и открытых музеев. Иван Леопардов, отметил про себя довольно высокие стены, глубокий ров, правда, во многих местах засыпанный мусором. Сами улицы были прямы и чисто выметены. Дома стройные примерно половина каменые, многие с красивым резным узором. Обилие недавно настроенных церквей, со звучными колоколами и приличный высотой в сорок пять метров золотоглавый массивный собор из белого камня. Мульти-клон чисто автоматически рассчитывал варианты возможного штурма древнерусского города, примерное число защитников, длину штурмовых лестниц, устойчивость стен против таранов, катапульт, гаубиц, реактивной артиллерии, вакуумных бомб. Почти также думала и Пантера, в частности если собор господствующая точка в городе, то почему вместо креста на куполе не расположить пулеметную вышку. Крест большой и пара снайперов на нем вполне удержится или даже лучше его снять, установив вращающеюся платформу с четырьмя автоматическими пушками. Искусственных детей можно понять, все чему их учили - это искусство убивать или готовиться к войне. Леопардов провел пальцем по рукоятке сабли и произнес:

  -Тут можно создать глубокоэшелонированную оборону, вот только дома деревянные убрать, они как горючие гробы.

  Пантера оскалилась:

  -Ничего страшного, асбестом и или циротоном бревна помажем, и любой лютый жар нам не страшен. Захлебнется в голодной темнице, асбест пламя-пожар не боится!

  Княжич Владимир поинтересовался:

  -Вы владеете заговором от огня?

  -Да можно это и так это назвать. Большая война скоро будет, вы что о монголо-татарах разве еще не слыхивали.

  -О Чингизе! Да это страшный воин, говорят, покорил полмира, но и мой отец тоже неслабый боец! Даст отпор - крепок русский топор!

  Княжич рубанул мечом по воздуху, демонстрируя гибкость кисти, затем произнес спокойным тоном:

  -Вот и дворец князя.

  Детинец произвел впечатление, крепость в крепости, город в городе. Гранитные шлифованные стены со вставными бойницами, искусно выложенные башни теремов. Золотые маковки на верхушке причудливо отливались в умирающих лучах заходящего солнца. Во дворец княжича не пустили. Пышно одетые воины оказались крупнее и построже чем у ворот. Там стражники сразу узнали княжича и пропустили, два сопровождающих отрока также не вызвали подозрение. Иван и Азазель переоделись в богатые наряды, у разбитого отряда хватало добычи, и даже прихватили по мешку с дорогими подарками. Легенда простая, они иноземные ратники-купцы, владеющие невиданной силой. Быстро темнело, витязи потянули вино из фляг. Сын князя поморщился и дернул плечами от холода. Чтобы прервать затянувшееся молчание, он тихо произнес:

  -Люблю легенды, особенно об Илье Муромце. От такой сильный, что может один воткнуть кол в Землю другой в небо и перевернуть...

  -Вселенную! Вздернуть вверх тормашками Землю и тогда воевать не приодеться "татарва" полетит в тартарары!

  Перебил слегка подвыпивший Леопардов.

  Азазель высунула розовенький язычок, и кто учил юмору этого биоробота.

  Владимир не удержался от хохота, даже щит уронил, бронза со звонким грохотом лягнулась об булыжники. Послышались взволнованные голоса, дюжина дружинников вынырнула из-за мглы, нестройным кольцом окружив не в меру развеселившуюся тройку:

  -Чего раскричались неоперенные петушки, не даете почивать стольному граду Владимиру.

  Княжич попытался отшутится:

  -В бою иль походе петух важней сокола, будит криком своим весь стан ратный, подавая пример службы верной.

  Рослые закованные в тяжелые кольчуги ратники остыли и дружелюбно похлопали Владимира по плечу:

  -Ладно, дуйте петушки, не сломайте гребешки!

  Княжич заулыбался, а вот мульти-клоны наоборот нахмурились, особенно Леопардов, ведь петух это страшное оскорбление. Вот, правда, вкладывают ли древнерусские экспонаты в слова именно тот смертельно обидный смысл? Может быть, они не отдают отчета? Убивать своих нельзя! Леопардов нарочито зевая спросил:

  -Ты знаешь кто такой петух?!

  -Это птица, что будит по утрам и еще задиристый человек или храбрый воин.

  Быстро дополнил фразу догадливый княжич:

  -Это слово в наше время обозначало, что человек имеет...

  "Вот не хотелось при несовершеннолетнем говорить всякие гадости".

  -Проблемы с сексом или с девушками.

  Владимир улыбнулся свежее смазливое лицо, растянулось в улыбке:

  -У меня нет проблем с сексом!

  Пантера заскочила в разговор:

  -Ты хоть знаешь что такое секс?

  -По-гречески секс - половой акт!

  Сын великого князя ответил рефлекторно, словно студент на экзамене:

  -Теперь понял факт!?

  -Да, вот как раз я вам и хотел предложить заночевать у хороших девушек. Такие ядерные бабы, оживят мертвеца, хотя разве петух плохо топчет кур!?

  Если бы меня сравнили бы с петушком, особенно дамы я был бы на седьмом небе от счастья!

  Здесь мульти-клоны как говорят "зависли", почему в их мире петух символ агрессии и сексуальной мощи значит диаметрально противоположное!?? Как не перебирай память не найдешь нужной инструкции и подсказки.

  -Не логично! Может это человеческий парадокс!?

  -Логично, парадоксальность считается у греков признаком большого ума, и искусства софистики именно это предусматривает высказываться: максимально парадоксально.

  Княжич Владимир произнес все это с видом ученика прилежно выучившего урок.

  Время было позднее и дальнейшее изощрение в софистике и казуистике было неуместным. Домик, где жили легкие девушки, был каменным, аккуратным со статуями амурчиков. Улицы города, были чисты и даже кое-где горели фонари. Мысль о сексе с людьми, была довольно противоречивой. Инструкции категорически запрещали мульти-клонам любые виды секса с человеческими телами. Исключение - если прикажет высшее командование! Однако теперь правила изменились, запретный плод сладок и так хочется неизведанного. Приняли их радушно, толстая хозяйка притона, даже отказалась брать с княжича плату:

  -Да мы бы сами тебе заплатили, для нас честь, что ты ясное солнышко посещаешь нашу любовную обитель.

  -Платить мне не надо, пускай моих друзей обслужат по высшей форме.

  -Конечно князь. Себе кого возьмешь.

  Княжич весело подмигнул:

  -Елену.

  -Добра, а эти хлопцы кого? Они здесь впервые хай, выбирают.

  Иван не удержался от глупого вопроса.

  -Тут у вас секс?!

  -Чего!

  Толстая тетка и пара смазливых прислужниц вылупила зеницы. Не всем дано знать греческий язык:

  -Половой акт!

  -Ась, акт, а полы мы вымываем, там все чисто, блестит! Раздевайтесь, не бойтесь князья, тут у нас не воруют.

  Иван скинул одежду, а вот Пантера растерялась, она все-таки девушка:

  -Раздевайтесь и вы. Да и веники еловые прихватите.

  Иван сдвинул удивленные брови:

  -Зачем веники?

  -Зачем? Бить, себя будете, или вас или вы ее!

  Леопардов проревел:

  -Что это - садомазохистский аттракцион? У вас конкретные извращения!

  Азазель надулась и тяжело задышала, стоило нелегких усилий сдерживать смех, сочащийся из всех щелей:

  -А чего ты сходишься, говори!

  Пантера замахала головой, стоит только раскрыть рот, как дикий рогат, вырвется наружу. Она просто дикой ланью выскочила на улицу:

  -А куда убежал ваш товарищ?

  Слегка растерянный княжич мотнул головой:

  -По нужде Марфа. Огонь уже горит?

  -Да кипяток приготовлен.

  Леопардов машинально скинул одежду, то, что происходило, напоминало сумасшедший дом, а сумасшедшим лучше не перечить.

  -Неужели вам нравиться кипяток?

  -Да особенно пар, наддающий жар. Вы видимо издалека, хотите поддать крепока?!

  Мульти-клон предпочел промолчать. В следующей комнате было уже жарковато, мраморная плита покрылась парными пупырышками. На резной дубовой скамье сидели три обнаженные девушки, рядом стояли тазы с дубовыми и еловыми вениками. Владимир сразу загорелся, а вот Иван смотрел на них с видом профессора рассматривающего бабочек. Фигуры уже довольно развитые, крепкие, грудастые, мясистые, но не чрезмерно. Почти фотомодельнные телки - пышноволосые масть рыжая, черная и русая. Они тоже с интересом рассматривали новичка. Несомненно, Иван Леопардов по-своему был очень красив. Скульптурная фигура с глубокой мышечной прорисовкой, острые бицепсы, стальные проволоки жил под бледной почти зеркальной кожей. Мульти-клон весь был какой-то литой, словно из жидкой стали, холодный и подвижный.

  -Это ангел!

  Одна из девушек едва слышно шепнула подруге. Княжич распахнул следующую дверцу, дунуло крепким горячим ветром. В полумраке зловеще мерцали крашеные ступеньки, их было семь от нижней темно-синей, до верхней красной. А жар стоял не шуточный. Владимир с трудом добрался до верхней полки, раскаленные потоки обживали кожу, последовавшие за ними девушки и вовсе не смогли забраться на красную скамью и, вскрикнув, примостились на зеленой скамейке, жалобно вопя:

  -Княжич, княжич спускайся к нам.

  Приглашение было с радостью принято, кожа у юнака и так изрядно покраснела. Мульти-клоновый Иван в свою очередь забрался наверх и по-прежнему жемчужно-молочный, как ни в чем небывало смотрел на то, как княжича лупцевали дубовыми вениками.

  Видимо им это нравилось, девушки тем временем зазывали Леопардова к себе, но Иван проявлял спартанскую твердость:

  -Садомазохизм это извращение, а нам нельзя поощрять нездоровые инстинкты.

  -Я не знаю слова садомазохизм, но ты такой бледный, отдубась лучше себя веником еловым или дай побить тебя нам, и ты поймешь, что значит подлинное блаженство.

  Веселым тоном произнес Владимир:

  -Сами себя бейте, раз вас от этого тащит. А я себя лупцевать не буду.

  Обнаженные раскрасневшиеся барышни завопили:

  -Он не знает, наших обычаев, несчастный немец!

  Почему немец? Но не половец, это точно, он слишком алебастровый для азиата. Княжич командует.

  -Ну-ка дружинники устройте ему хорошую взбучку. Пусть получит елкой немец, покраснеет словно перец!

  Дюжина полуголых мужиков с пышными еловыми розгами и медными тазами ворвалась в помещение. Видимо они парились в соседней сауне и уже знали о пришествии в парную княжьего сына. Ну, а попарить это святое дело, особенно против воли.

  Иван сразу утратил холодность, видя прущую на себя свору полупьяных ратников:

  -Педерасты! Садисты! Получайте!

  Один удар и сразу два бойца летят вверх тормашками. Остальные издают боевой клич, и напрасно, следует вертушка и один взмах ноги валит троих громил. Это потрясающе, тем более что ратники неплохо владея приемами кулачного боя, совершено, незнакомы с ударной техникой ног. Для разнообразия Леопардов все-таки всадил кулаком в ближайшее рыло, а локтем задвинул в медный таз. Тазик прогнулся, стоящий за ним воин со звоном завалился в глубокий нокаут. Остальные ратники настолько опешили, что мульти-клон даже не стал их бить, просто чиркнул пальцем по нервным узлам, и они замерли как манекены. Все движения нового терминатора столь быстры что, Владимир только успел прокричать:

  -Не сопротивляйся Иван!

  И сразу пришлось добавить:

  -Ну, ты! Что ты наделал, это же... Слова застряли в горле.

  В прочем Иван был догадлив, мудр задним числом:

  -Так это была русская баня, а нагие девушки зачем?!

  -Ту уже достаточно взрослый, что самому понимать зачем. Для красоты! Чтобы сквозь пар воплотились мечты!

  С трудом разлепил губы ошарашенный княжич, и с трудом переводя дыхание, добавил:

  -Как теперь ты будешь служить моему отцу, он не простит убийство отборных дружинников?

  -Не волнуйся, они все живы.

  Мульти-клон соскочил с верхней полки, и легко как набитые ватой мешки погрузил в коридор выведенных из строя ратников:

  -Они сейчас очнуться, а синяки и шрамы лишь украшают мужчин. Да, я переборщил, значит именно так, выглядит легендарная древнерусская баня.

  -Почему древнерусская, ах да! Ты ведь оттуда! Иностранец! Мой отец не любит немцев, назови себя французом или англичанином. Именно так! Ты из Британии, они ведь тоже бледные, и позови напарницу, надо привести дружинников в порядок.

  -Я уже пришла!

  Пантера прыгнула и рукой шлепнула воина по лицу, тот сразу открыл глаза, глупо вылупив зенки:

  -Что уставился! По-моему круто! Вот еще один аргумент взять нас на службу! Если твой отец не хочет, то есть еще и могучий Киевский князь, ему тоже нужны терминаторы!

  Владимир судорожно схватил за руку Пантеру:

  -Я уговорю своего отца, вернее сначала поговорю со своей матушкой Агафьей, она, то его сумеет убедить!

  -Тогда с Богом!

  Дружно прогремели клоны!

  И тут же рассмеялись, в программе обучения любая религия считалась камуфляжем, аутотренингом, пропагандистским ходом. И интересно если у мульти-клонов душа?! И куда он полетит - сквозь трении в пекло!?

  Князь Георгий Всеволодович Суздальский был, высок, широкоплеч, в меру дороден и потянут. Окладистая полуседая борода украшала могучую грудь, взгляд темных строгих глаз из-под черных бровей пронизывал насквозь, внушая благоверный трепет. В народе говорили что "он хозяин крепкий и прижимистый, не дающий поблажки и слабости!" Когда он отправлялся по княжеству, никто не мог отвертеться от дани и подарков, даже с хитрых иноземных купцов сдиралась солидная пошлина. Естественно такой князь ко всему подходил чисто практически. С одной стороны слухи о походе мунгалов на Запад тревожили князя, а с другой он уже подсчитывал все возможные прибыли. Новая война позволяла в случае успеха подмять под себя окрестных князей и соседнее Булгарское княжество. Конечно, не помешает усилить армию, пригласив наемников. Когда его младший сын Владимир рассказал про своих белоснежных спасителей, он не поверил. И лишь когда верные люди, посетили место побоища, и принесли богатые трофеи, князь помаленьку оттаял. Да таких воинов следовало прилично вознаградить, не в ущерб, разумеется, себе. Ох, и любил же князь покрасоваться, играя роль самодержавного владыки. Усевшись на золоченом в камушках кресле, зачитал указ о награждении собольими шубами и парчовыми платьями спасителей сына и о принятии их на дружинную службу. Мульти-клоны приняли дары более чем прохладно, на одежду они привыкли смотреть как на почти неизбежное зло, для них она не функциональная, только стесняет движение в бою. А служба, службе рознь. Как особь мужского пола Иван начал первым:

  -Мы вам благодарны, Великий князь, но в просторах нашей Родины не любят длинных халатов и сладкой еды. Мы явились к тебе, что бы послужить для защиты священной Руси!

  Леопардов поднял вверх крепкий кулак:

  -Наши знания будут лучше использованы, если ты назначишь нас воеводами Владимиро-Суздальского войска и полной властью. Тогда мы сформируем непобедимую армию, способную зарыть в землю любого врага!

  Великий князь грозно сдвинул очи, и подчеркнуто громко рявкнул, демонстрируя силу легких:

  -Какая, не слыханная дерзость, такое требовать от Великого князя. Никому неизвестные сопляки хотят подменить собой княжескую рать! Не бывать этому!

  И со всего размаху с грохотом - топ крупной золотой подковой, прибитой серебряными гвоздями на сафьяновый сапог. Бояре одобрительно загалдели. Княжич Владимир осмелился вставить слово:

  -Я думаю тятя, что лучше их никто сможет обучить войско!

  Георгий, набрав в грудь воздуха, постарался усилить крик:

  -Ты еще молод, что бы мне перечить! Если бы ты на моем стояльце посидел, то многому научился, и многое бы понял! Богом указано мне сынку править и судить людей! А если что и на дыбу!

  Глас у Георгия ничего: громовой, сильный на поле боя далеко слышно. Но на мульти-клонов это не произвело впечатления, при желании можно легко обезглавить князя и скрыться. Азазель проговорила спокойным мурлыкающим тоном:

  -Ни кто не покушается на священную власть Великого князя! Мы лишь хотим помочь ему стать самым великим из всех царей на Земле! А сила царя в его армии, обучив армию, выковав новое оружие, мы возродим величие России на веки и веки! Под знаменем Величайшего - Первого русского царя будет создана, грандиозная империя, объединены все славянские народы!

  Это был сильный ход. Конечно, давно с раннего детства мечтал князь об подлинно царской короне. Подмять под себя всю Русь и наречься первым самодержавным владыкой. Конечно эти неведомые воины, может, и могут помочь ему в осуществлении великой мечты, но вот так сразу отступить, нет!

  -А вы сами умеете драться?! Не видал я вас в бою, а посему нет вам веры!

  Иван сделал решительный шаг:

  -Испытай нас! Мы готовы сразить со зверем или человеком.

  Князь, конечно, ожидал, что они сами вызовутся. Что же пора использовать задиристых голубков:

  -Есть у нас два богатыря, Ратибор и Евпатий Коловрат. Справитесь с ними, поверю, что вы сильные воины, а нет, кулаками в шею вытолкаем, если голова уцелеет!

  Георгий засмеялся, одобрительно загалдели бояре, мульти-клоны демонстрируют непреклонную стальную решительность:

  -С любым человеком или зверем!

   И вот трубит рог, на ристалище спешно собирается народ, всем охота посмотреть на диковинное зрелище. Мульти-клоны равнодушно смотрели, на уменьшенное подобие древнеримского Колизея, на многочисленных закованных в броню ратников, на плечистых лучников, дородных в золоте бояр. Народ тут был крепок, гораздо могучее и посвежее; чем в теперешней России. Видимо физическая работа и здоровая пища, лучше современных лекарств и дорогостоящего оборудования. Молодежи и детей очень много, высокая рождаемость, плодовитое славянское племя - не изобрели еще такой гадости как аборты, презервативы! Одеты все более менее прилично, не смотря на солнце многие в собольих или медвежьих шубах.

  Даже смешно дорогая соболья шубенка на мужике в лыковых лаптях и драных штанах. Даже Иван обратил внимание:

  -У них хорошая экология, если соболей можно ловить голыми руками.

  -Согласна, воздух тут чудесный, если сжижать в баллоны: можно продавать за большие деньги.

  Леопардов произнес скептическим тоном:

  -У нас?! Слишком дорогостоящая транспортировка сквозь пространство и время - Экономика должна быть экономной!

  -Логический алогизм, полный нигилизм.

  - Не глупи!

  - Мы застоялись пора в бой, а вот и поединщики.

  Ивану стало смешно:

  -Притащились большие шкафы.

  Пантера лукаво подмигнула:

  -Что скалишься дровосек? Приступим к лесозаготовке!

  Ратибор монах-витязь и князь Евпатий были и впрямь огромны, косая сажень в плечах сильны и искусны в ратном деле. Богатыри уже ставшие живой легендой, рвущие подковы, рубящие сотнями враждебных кочевников-половцев. И чего греха таить позор это, но во время междоусобицы, когда еще молодой князь Георгий Всеволодович осадил Рязань, не мало суздальских воев пало под грозными секирами этих гигантов. Сам князь получил отметину в той злосчастной осаде. Теперь у князя появилась возможность реваншироватся. Ратибор и Евпатий растерянно всматривались в своих поединщиков, казалось, что их словно нарочно унизили.

  Двум более чем двухметровым богатырям противостояли подростки, почти дети. На две головы ниже, и в три раза легче сих исполинов:

  -Издеваешься князь, кого ты против нас - хлипких младенцев выставил! Не к лицу тебе такая насмешка!

  Прогремел Евпатий. Великий князь не сдержался, загрохотав во все горло:

  -Не хвались, едучи на рать, а хвались, едучи с рати! Они вас порубят! Труби сигнал к бою!

  Прозвучал зычный горн, низким громом ударил колокол. Леопардов и Пантера решили не тянуть резину или играть на публику. Хотя это не по Голливудски, сценарий требовала пропустить несколько ударов, сделать вид что плывешь и вырвать победу в последний момент, но не кино снимаем! Резкий разбег и молниеносные удары, вес не имеет значения, главное скорость и точность. Если метко попасть в чувствительные нервные точки, то уже никакая сила не поможет. Бывалым ратникам Евпатию и Ратибору показалось, что лицо подул ураган, и уже потемнело в глазах, сильно тряхнуло, их могучие тела утратили опору. И уже нет рук и нет ног, ты летишь вниз, и полет кажется удивительно длинным. Могучее тело валиться с оглушительным грохотом, но ты его не слышишь, не чувствуешь боли, язык онемел и лишь глаза, остаются открыты. Ты конвульсивно пытаешься закрыть их что бы ни зреть позор - нет, даже это тебе не под силу.

  Все случилось настолько быстро, что зрители увидели лишь падение, а затем сказочные бойцы стали на грудь поверженным противникам, вскинув вверх руки:

  -Победа! Нокаут!

  Иван и Азазель ожидали криков в стиле древнего Рима - добей или привычного театрального жеста, палец вверх помиловать, палец вниз заколоть. Этого не было. Наоборот подбежавшие воины, стали спешно приводить в себя поверженных витязей, лили в рот крепкую медовуху, терли щеки редькой. Сам князь скомандовал:

  -Лежачего не бьют! Вот повержены соколики, нашими кречетами в бою честном, в битве равной. И теперь град Рязань и дань всю, и недоимку, исправно нам выплатит. А вы что орлята приуныли, я свое слово держу, доказали вы что способны к войне и службе ратной. Назначаю вас перводружинниками при моем сыне Владимире в его малой дружине, и быть по сему.

  Леопардов решительно махнул головой:

  -Не то князь! Что нам сотня ратников, когда татар налетит числом в сотни тысяч, как пылинка в стогу сена сгорят наши и ваши войска.

  -Да сколько можно перечить!

  Князь буквально сорвался в гнев, но чрезвычайным усилием воли сохранил видимость спокойствия. Оставив пышное кресло, двинулся к большому собору:

  -Настал молитвы час! Потом черед казнить!

  Голос звучал по театральному низко и громко:

  -Князь видно педераст! Его пора убить! Иначе нас предаст! Подрежет жизни нить!

  Тихо, еле слышно прошептал Иван, когда-то он краем уха подслушал, что педераст самое грязное ругательство и страшное оскорбление для мужчины.

  Пантера добавила:

  - Вельможа явно недалек! Его слова как залп в висок!

  Вот князь и замер у входа в собор, картинно встал на узкий шерманский ковер, отставив ногу, заложив левую руку за золотой пояс, а правой густо нанизанной самоцветными перстнями десницей, истово совершал крестное знамение. Да внушительно смотрелся хозяин - молящиеся дивились его величественным движениям, любовались, как он степенно отправлял вьющееся полуседые волосы, скрепленные золотым в алмазах венком, откидывая их назад.

  Леопардов и Пантера крестились чисто машинально, чтобы не выделяться из толпы. Не хватало еще очередной мясорубки на религиозной почве. И в этот момент они услышали, то, что не под силу услышать в таком шуме никому кроме мульти-клонов, звук натягиваемой тетивы. Рефлекторное напряжение в руках зажаты кинжалы. Следует выстрел, характерное дребезжание и полет, для людей почти неуловимый, а для продуктов генной инженерии замедленный и отчетливый. Стрела видна как на ладони длиной в полтора аршина, на солнце мерцает алмазный наконечник, покрытый изумрудными бисеринками яда. Меткий стрелок направил ее прямо в сердце Великого князя, и даже посеребренная кольчуга бессильна против отравленного жала. Два кинжала брошены с нечеловеческой силой, и они летят с опережением, стремясь подсечь зловещею траекторию. Промах на миллиметр и... Но нет промаха, два кинжала точно пробили стрелу, пригвоздив ее к дубовому брусу собора:

  -Хватайте киллера!

  Иван первый бросается в ту сторону, откуда вылетела разящая смерть. Стреляющий нукер успевает, еще раз натянут тетиву, и послать стрелу в мульти-клона. Леопардов ловит ее рукой, и с силой метает заряд в средневекового террориста. Наемный убийца пригвожден намертво, глаза горят как жаркие уголья, в руках мелькает кинжал, но для Ивана это так детская игрушка, меньше чем швейная игла. Удар и жилистое тело обвисло. Пантера тем временем прыгает к князю, и как самолетный пропеллер вращает мечом, демонстрируя готовность отбить любую атаку. Георгий не сразу понял в чем дело, а когда понял, то не вольно прослезился. Княгиня Агафья высокая и стройная несмотря на наличие уже четырех детей, бросилась на шею мужу:

  -Ты жив мой князюшка! На силу тебя уберегли! Где выродок, покушавшийся на государя нашего.

  -Вот он!

  Громовой голос заложил уши, даже удивительно, что такой небольшой пацан может так оглушительно кричать. Леопардов на вытянутой руке держал массивного монгола:

  -Вот еще одно напоминание, об грозящей туче! Нам-то в назидание, кары неминучей!

  Княгиня всплеснула руками и с мольбой обратилась к князю:

  -Это ангел! Это два херувима посланные защитить Русь! Муже, выполни любую их просьбу!

  Великий князь с трудом отстранил княгиню, теперь, когда эти странные жемчужно-бледные подростки спасли ему жизнь, он уже не мог упрямиться. И все же отступать надо с честью:

  -Благодарствую вам, вы спасли мне жизнь, а посему, слушай мою волю. Назначаю вас воеводами, порубежных земель и сел, с полной мощью оснащать и обучать войска. Рати своей вам не дам, наберете сами, селян от работы не отрывать, оброк и дань собирать справно, все обязательства соблюдать в срок и точно!

  Витязи-клоны обратились хором:

  -И повели князь, что бы мы могли все требовать, для оснащения армии от твоих бояр.

  Князь поморщился, но выдавил из себя:

  -Все, но в пределах разумного! Я вам поручил великую честь, собирать для меня полки! А остальное суть не ваше дело!

  Георгий Всеволодович повернулся широкой спиной, подтянув расшитый самоцветами пояс, и так оказал слишком много доверия к юным иноземцам.

  . ГЛАВА Љ 5

  На берегу Итиля - современное название реки Волга, на высоком холме, Субудай-Багатур собрал всех своих тысячников и сотников на торжественное моление страшному богу войны Сульдэ. Тридцать три туркмена под общим командованием джихангира Батыя приближались к самой могучей реке в Европе. Вот и потребовал не в меру разжиревший шаман Бэки принести щедрую жертву монгольскому "Марсу". Только человеческая кровь по-настоящему способна ублажить злого бога, поэтому помимо быков зарезали и растерзали немало рабов и местной голытьбы. Утверждение джихангира - "Верховного главнокомандующего всех вселенских армий" прошло не без проблем - злобный Гуюк-хан, вместе с группой царевичей попытался перечить и со злобной руганью махая саблей, атаковал Бату-хана. Особенно яростен был сын Чингисхана Кюлькан-хан, громадный богатырь на голову выше остальных царевичей, ударом пудового кулака он завалил Батыя и вцепился скользкими клешнями в горло. С большим трудом "Бешеные гвардейцы" Субудая разняли ханов. Верный Арапша крепко приложил, Кюлькана дубовой окованной сталью палицей, окровавленного хана унесли, но через полчаса самый младший сын Небесного правителя ожил, и свара продолжилась с новой силой. После этого эпизода у Бату задергалось верхнее веко, а ночевать грозный джихангир предпочитал в бронированной колеснице. У Субудая - мнительного одноглазого душегубца давно была такая карета, кованная закаленным железом с дюжиной лучников, на шестерке сменных ломовых лошадей. Ехать на ней неудобно все кишки вытрясает, зато, когда спишь, наступает непередаваемое ощущение полного покоя и безопасности. Если кто посмеет приблизиться к колеснице, один залп и потенциальный убийца как дикобраз утыкан отравленными стрелами. Можно было, и убить Кюлькана, но он помнил клятву, данную самому Чингиз-хану, оберегать всех чингизидов - потомков Священного Правителя. Авторитет Священного Потрясателя Вселенной - был абсолютно непререкаем. По этому, когда по его приказу зачитали завещание, подписанное величайшим полководцем всех времен и народов, скрепленное личной и единственной драконого-тигровой пайцзой, все тридцать три тумена - "в каждом тумене десять тысяч солдат, а всего 330 тысяч" пали, а зачем ликующим ревом приветствовали нового покорителя вселенной. Тысячи коров, баранов и многие тысячи пленных были принесены в жертву, целая кровавая река залила долину. Достав золотой шлем, по преданию носимый самим Александром Македонским, Бату зачерпнул жертвенную кровь и одним жадным залпом выпил ее. Вытерев рот Батый всадил кинжал в живот пленнице, отсек груди и рявкнул во всю глотку:

  - Слава Чингисхану! После чего была пьяная оргия с огнем и убийствами. Китайские мастера устроили фейерверк, особенно красиво смотрелись густо намазанные фосфором головы казненных. Да зол и тщеславен Бату-хан, не отнять у него волчьей хватки, но слишком уж он буен в хмеле. Не знает меры, в крепком питье и распутстве - легкомысленно пренебрегая заветами Великого деда.

  Вот как вчера помнит он тот день, когда четырех сыновей Джучи - Орду, Бату, Шейбани и Тангкут привели в величавый шатер Чингиз-хана. И вот он Священный Потрясатель Вселенной загадал им одну загадку.

  -Великий Македонский царь Искендер покорил половину вселенной, другую половину покорил Я! Вам вопрос, что вы будете покорять, если все места уже захвачены без вас?

  Дети замерли, напряженно расчесывая лбы и лишь восьмилетний Бату резво вскочив и размахивая миниатюрной саблей визгливым тоном прокричал:

  -Я вторгнусь во владения Искандера, разобью его войско, залью кровью все его земли, а затем велю сломать хребет главному супротивнику монголов. Поубиваю всех и тогда вся вселенная рухнет под копыта моего коня!

  -Вот подлинные слова не сопливого мальчика, а крепкого мужа. Повелеваю -

  да будет закреплено сие навечно, джихангиром - завоевателем вселенной, военачальником будущего похода к последнему морю назначается Бату-хан. Ему и потомкам его на веки веков переходят все земли от ледяного океана, каменного пояса, до Самарканда и далее на запад вплоть до последнего моря! Правой рукой при нем, да будет мой верный лучший нукер Субудай, коего Бату надлежит во всем слушать.

  И вот теперь на белом коне грозно восседает, Бату-хан хоть и невысокий, но представительный и плотный с орлиным носом, хищным оскалом. В Китае Бату любил ударами ноги подбрасывать отрубленные головы, а на шеях пленных проверять остроту клинка, и вот теперь он ждет лишь повода для того, что бы пустить чужую кровь:

  -Что задумал этот бесноватый Бэки, бог хочет крови?

  -Да повелитель.

  Джихангир набычился, еще молодая кровь бьет в голову, самому хочется давить, жечь, кромсать:

  -Как жаль еще далеко, до земель урусов.

  -Если считать, то по прямой стезе конских переходов дней двадцать. А если учесть что войско большое, и нужно обеспечить всех водой и едой то следует удвоить или утроить число.

  -Я полагаю на Русь пойти летом, сочные травы накормят коней, а наши воины подожгут бескрайние урусуткие леса, докатив волной до Новгорода.

  Субудай отрицательно мотнул белой кудлатой с проплешинами головой:

  -Нет, не то Бату. Летом на Суздале болота и топи, да и урусам будет легко в камышах и лесах отсидеться. Главные силы должны ударить поздней осенью и по зиме резвым маршем дойти до Новгорода, сильный мороз превратит землю в камень. Ну, а затем, повернув и спалив Смоленск, мы разгромим главный град урусов Кивамень - по утруски Киев и с неведомой ранее добычей вернемся в свои сочные степи.

  Батый согласно кивнул:

  -Хорошо, от холода уруская кровь застынет, а мы растопим ее горящими стрелами. Но еще, где лучше построить столицу, моей империи?

  -Думаю Бату лучше на Итиле, поближе к излучине Дона - здесь все торговые пути сходятся.

  Джихангир всадил острый клинок в пышный ковер:

  -Так тому и быть! Но вот Котян-хан ведет себя скверно, как дранный шакал затаился и не шлет своих воинов в мою армию. Посему повелеваю идти на старую столицу уже мертвого народа Хазар, град Итиль-сарай и перебить всех непокорных кипчаков в гадюшнике сем. Страх и ужас должен царить в землях поволжских и прочих, что бы покорство намертво было вбито копытами в пустые черепа. А брату моему младшему Шейбани и старшому Орду - приказ покорить Булгарское царство и выкосить всех непослушливых священной воле монголов. Поворачивай к югу, обагрим Каспий кровью!

  Тем времен верховный шаман Бэке продолжал изливаться, его голос то переходил на волчий вой, то на медвежий рык, то на рев тяжело раненого слона. Беснующийся колдун, тем не менее, навеял приятные воспоминания - воспоминания немеркнущей славы Субудая. Тот знаменитый победный пир после битвы на Калке, когда связанные князья лежали под лавками, а ханы ели пили и даже пьяно испражнялись на поверженных врагов. Знатные урусы погибали медленно, со стонами, дубовые плохо обструганные доски терзали тела, а шаман все носился и орал, макакой прыгая по столам:

  -И на небе и земле,

  Выше всех господь Сульдэ,

  Битва грозная течет,

  Смерти нужен круглый счет!

  Всех урусов задави,

  Затопчи князей в грязи,

  Тем, кто проливает кровь!

  Даст Сульдэ; почет любовь!

  До сих пор приятно вспоминать стоны пленных, так как одних ратников для достойной жертвы было мало, решено было зарезать несколько тысяч невольников. В основном это плененные рязанцы, женщины, дети. Их кромсали аккуратно, начиная с живота, вскрывали груди, ломали ноги. На детей специально положили тяжелые оглобли и доски, усевшись сверху. Все три монгольских тумена справляли грандиозный сабантуй, наслаждаясь криками и стонами, заглушаемыми непристойными песнями. Похоже, что бог войны был доволен кровавой оргией, а вот нынешний полководец нет, ему и этого мало!

  Поход к Итиль-сараю, проходил по уже покоренным землям и, тем не менее повинуясь приказу нового великого воителя монголы сжигали все на своем пути, а мужское население вырезали под корень. Столица некогда могучего каганата, была окружена мощной крепостной стеной, правда местами серьезно поврежденной и половину засыпанным рвом. Жители Итиль-сарая, выслали послов со слезными просьбами помиловать город, и отделаться щедрой данью. Бату-хан был непреклонен:

  -Передайте всем жителям и хану Кануну, сыну шакала Котяна что, я вас всех уничтожу, и не будет пощады народу непокорному. А с тех, кто сдастся без борьбы, сдеру живьем кожу, натяну на боевые барабаны и шамански бубны. Ибо ни кто не смеет мне перечить. Сломать хребты послам и бросить на корм собакам!

  Незадачливым посланцам сокрушили спины, бросили тела к стенам, что бы защитники впрямую наблюдали и тряслись от страха. А на сам град Итиль обрушились тяжелые валуны и зажигательные снаряды. Отдельные катапульты были настолько огромны, что их метательные приспособления возвышались как сосны в небе, а ковшом можно вычерпать пруд. Долго такую "бандуру" заряжать зато если выстрели, целый каменный дом сокрушит, сплющит в лепешку. Батый был хмур, унизительным жестом которым кличут собаку, он подозвал верховного шамана Бэке. Яростно взревел:

  -Ты Бяка, облезлая собака, обещал извести всех уруских богатырей! Особенно двух белых мангусов, явившихся из преисподней. И где их головы, наши лазутчики доложили, что они уже поступили на службу урусутскому князю Глебу.

  Не в меру разъевшийся Бэке, подпрыгнул вверх и завис над землею, затем плавно опустился, голос стал замогильным:

  -Им не уйти от смерти, ибо сила нашего бога прибывает как вода водопада. Победим, поверьте, бросим в пламя ада!

  Бату с плохо скрытым волнением посмотрел волосатого колдуна, но не пристало покорителю вселенной показывать страх. Если этот старый мангус нашлет порчу или пошлет молнию, то остальные воины могут принять это за знак гнева великого Сульдэ, а его джихангира пепел развеют по ветру.

  -Ты мой слуга, и должен подчиняться тому, кого сам священный правитель телесное воплощение высшего бога нарек покорять все страны и народы.

  Шаман молитвенно скрестил руки:

  -Я покорен тебе Бату-хан, покоритель народов и стран. И в знаке лояльности братской любви - дарую коня. Ни кто жеребцу преисподней зари - не ровня!

  Из-под земли поднялись густые сизые кубы дыма, запахло палеными трупами, горящей серой. Затем дымок приобрел кроваво-багровый оттенок. Кроваво-огненное облако погустело, и вот из бесформенной структуры низвергнулись волны слившиеся силуэт. Да это был действительно конь.

  Но каков жеребец, огромный в два раза больше слона, огненно-рыжий с громадной крокодильей пастью. Копыта размерами в батырский щит с такой силой рубанули по земле, что она качнулась под ногами. Конь, было, заржал, и от его ржания заложило в ушах, а потоки буйного ветра едва не свалили джихангира. Небрежным жестом шаман успокоил пламенного скакуна:

  -Вот он конь, то самый конь, на котором ездит грандиозный и невидимый бог Сульдэ, самый великий из создателей на Небе и на Земле! Он несет тебе удачу и бескрайнюю победу. Попадет враг под раздачу, на костях я в Киев въеду! Завоевав девять тысяч держав и народов!

  Батый перебил - шаман явно стал заговариваться:

  -Что же! Это настоящий конь, достойный великого всадника. Сегодня ночью я объявляю штурм древнейшего города. Позвать ко мне Пэту!

  Массивный высокорослый рыцарь в розовом расшитом золотом плаще со свастикой из алмазов, явился бесшумной тенью, даже копыта его вороного коня были обернуты мягким шелком.

  -Ты говорил, что Итиль был основан еще императором Рэмов.

  Рыцарь-тамплиер с придыхание произнес, сверкнув свастикой:

  -Да великим Римом, и божественным правителем, что выше всех императоров. Еще при Августе началось строительство северного форпоста, подпирающего восток империи Румов.

  -А теперь я отломаю хвосты. Верно, ли также что уруский коназд Святослав брал штурмом сию крепость?

  Пэта принуждено засмеялся, рыжая бородка затряслась, пальцы в изумрудных и рубиновых перстнях словно играли на пианино:

  -Был, здесь сей князь, народа варварского полуурус, наполовину викинг. Почти как Искендер прошагал он полмира.

  -Что, почему я этого не знаю?!

  -А потому каган, что кончил он жизнь свою на острие меча половецкого, и из его черепа вырезали кубок, покрыв златом кость.

  -Иди Пэта, я еще послушаю историю, о князе сем. И повеление найти этот кубок, я хочу из него пить вино ярости.

  - Приложим все силы повелитель! - Рослый рыцарь поклонился. Он испытывал трепет перед всесильным монголом, способным запустить кривые когти в любую точку мира!

  Древний град готовился к обороне. Итиль-сарай считался неофициальной столицей всего бескрайнего кипчакского каганата. Конечно, формально гордые половцы признали монгольскую власть, но на Калке сражалась едва ли десятая часть кипчакских племен. Что бы стало с Субудаем и Джебэ-ханом, если бы на них рухнула вся трехсот тысячная половецкая рать, сгорели бы тридцать тысяч монголов как огарок сальной свечи. Молодой хан Канун, самый буйный и непокорный сын Котяна, собрав тридцать тысяч ратников, засел за высокими и толстыми стенами степной столицы. На душе у хана скреблись шакалы, ясно было, что мощные пороки татар пробьют стены и 330 тысячное войско зальет огнем и кровью все улицы древнейшего города. Имам Али Мохамад, тем не менее, убеждал хана, что лучшим способом, будет все же защита столицы до последнего моджахеда:

  -Если удастся затянуть осаду, то порабощенные кипчакские племена, а также покоренные, но не сломленные правоверные всех времен и народов подымут мятеж и покончат с царством Иблиса, нечистым Батыгой!

  -Да будет так! Однако мулла, их намного больше чем нас. Чем мы ответим несметной вражеской стае?

  -И на них у нас найдется достойный ответ!

  Имам оскалился, смуглое арабское лицо заблестело. Коричневые руки муллы погладили выполненный в форме полумесяца талисман:

  -Спустись со мною в подвалы дворца кагана Хазарского, и невольников с едой прихвати. Там на татар - приготовлен тартар!

  Дворец великого кагана неоднократно за всю свою тысячелетнюю историю разрушался и восстанавливался. Уже несколько раз менялась и форма и композиция величественного сооружения, но обширный подвал и мрачное подземелье оставались неизменными со времен великого Августа. Хотя нет, дополнительных подземных ходов нарыли изрядно. В самом центре подземелья, находилась глубокая яма, из которой клубился игристый дымок:

  -Будь почтителен хан, здесь живет сам царь дивов!

  Ответный крик напоминал скрежет замогильный костей, рев растерзанного мамонта, и раздавленного Кинг-Конга. Туман развеялся, и из подземелья показалась лохматая, клыкастая голова. Обезьяноподобный шестирукий субъект ростом примерно в десять с лишним сажень прорычал:

  -Прибыло мясо!

  Али Мохамад рухнул на колени, и распростер руки.

  -О великий владыка, царь всех дивов, велика беда пришла на земли правоверных.

  Демон заревел, казалось, подуло песчаным торнадо:

  -Беда! Навсегда! Я люблю беду, мощью всей отведу! Я готов разнести в прах кагана! А за этим ты, окропил в кровь цвет! Оседлали коня, вызвал грешник меня, потревоживши сон великана!

  Хан подал знак, полсотни невольников, поставили золотые и серебряные подносы с едой. Канун поклонился в знак подчинения:

  -О величайший с дивов! Прими наши скромные дары!

  Див уже не слушал, резкий рывок и громадная туша грохнулась, давя полуголых рабов. Челюсти "тираннозавра" пришли в движение, пожирая еду вместе с подносами, жадно кромсая и заглатывая самих невольников. Имам окосел от страха и с проворством пугливой лани выскочил из подземелья, молодой хан остался стоять, хоть, и страшен див, но не будет сын великого кагана кипчаков бежать от косматого монстра. Обнажив фамильный меч из легендарной магической стали, Канун величаво произнес:

  -Хоть ты и царь дивов, но я не падаю пред тобою на колени. И если надлежит принять смерть я приму ее как истинный шахид, в яростной сече с врагом!

  Див не обращая внимания, спешно затолкал в рот все еще визжащих наполовину раздавленных невольников. Затем серое лицо чудовища побагровело, див, резво подскочив, долбанул башкой в потолок, от удара посыпались гранитные плиты. Затем монстр закашлялся, отчаянно стремясь дотянуться одной из своих шести лап до широченной спины:

  -Что порождение шайтана, поднос в горле застрял?

  Див неразборчиво рявкнул в ответ, и с силой брякнулся спиною оземь. Казалось дворец, тряхнуло землетрясением, но удар возымел действие и покореженный серебряный поднос вылетел из широченной пасти. Адское порождение смачно срыгнуло, наполнив просторный зал вонью и дымом. Хан Канун закашлял. Двери в зал распахнулись: целый отряд кипчакских воинов влетел в залу. В хвосте плелся имам, яростно теребя талисман и бормоча заклинания. Он видимо пытался подчинить не в меру распоясавшегося дива. Видимо что-то сработало, и дикий зверь подпрыгнул, изогнувшись, замерев в позе вздыбленного кота. Хан отер со лба пот:

  -Ну и царь потустороннего мрака! Просто смесь шайтана и барса!

  У Али Мохамада тряслись руки, с трудов уняв дрожь в голосе, имам проревел:

  -Нет силы во вселенной, способной противостоять верному правоверному:

  -Что же! Как говорит древняя мудрость, не суди о фонтане, не испив из него воды!

  Хан отряхнул пыль, прилипшую к роскошному халату, капли крови испортили заморскую парчу, но разве пролитая кровь не украшает батыра?!

  -Теперь прикажи царю, что бы он вывел сюда - всю армию дивов и джинов. Пускай силы Иблиса, сотрут его порождение Бату с диким войском.

  Смуглый имам побледнел:

  -Винюсь, я ошибся хан, не царя дивов вызвал мой талисман.

  -А кто это!

  -Всего лишь Большой школит, обезьяно-див, даже не из числа бесовской знати.

  Хан сдвинул грозные брови:

  -Ты шайтан, что мнит себя волшебником, может, вызовешь настоящего царя.

  Имам отчаянно замотал головой, бородка тряслась:

  -Не стоит о великий. Да поможет нам Аллах, хоть с этим монстром справиться.

  -Тогда брось его против самого хана Батыги, пусть монголы подавятся кровью!

  Имам сотворил сложные пассы, громадный див взревел и с диким воем устремился к дверям. Не успевшие отскочить в сторону воины были сметены звериной тушей.

  Оставляя глубокие густо окрашенные кровью следы, вздыбленный динозавр устремился к городской стене.

  Монголы, тем временем пошли на приступ, тридцать туменов под гул тысяч барабанов ринулись на штурм. Из катапульт и баллист в город полетели тяжелые камни, зажигательные снаряды, тысячи, десятки тысяч стрел. Тяжелый камень попал диву в голову, а котелок с подожженной смолой со снайперской точностью угодил в здоровенный свинячий пятак. Такого чудовищного визгу, кипчакам и монголам еще не приходилось слышать. Даже закаленные монгольские кони, испугавшись, рева неудержимой лавиной ринулись от стен. Яростная живая скала, перепрыгнув через стену, принялась топтать замешкавшихся нукеров. Его движения были стремительны, многотонное тело плющило и убивало, легко как скорлупу сминая хрупкие тела татарских воинов. Зверь рвал и кромсал все, более сатанея от пролитой крови, и вот перебирая шестью когтистыми конечностями, исполинский монстр устремился к монгольскому лагерю.

  Бату-хан как принято выдающемуся полководцу-джихангиру с высоченного холма наблюдал за схваткой. Враг казался обреченным, но появление дива спутало все карты:

  -Субудай, ты видишь, проклятые кипчаки запустили в бой громадного мангуса.

  Одноглазый монгол, вяло шевельнул указательным песцом:

  -Будет работа нашим шаманам. Прикажи Бэки...

  Бату-хан проорал:

  -Бэки, порожденье лианового попугая! Испепели гада!

  Верховный шаман подскочил к Бату-хану, его массивное туловище то расширялось, то сжималось. Колдун извергнулся традиционным воем, копируя то волка, то медведя.

  В дива тем временем летели тучи стрел, нукеры старались насадить порождение преисподней на копья или спеленать арканами. Однако див был слишком силен, а его узкие красные с вертикальными зрачками глаза, оставались неуязвимыми для закаленных стрел. Бэки попытался выпустить пару огненных пульсаров, но видимо мастерства не хватило. Жалкое подобие огненных шаров попало по своим же войскам. Повторная попытка привела к тому, что жгучие сгустки бесовской энергии устремились назад, стремясь подобно бумерангу поразить незадачливого колдуна. Шаман, вскочив на гнедого коня, и всадив взмыленные бока шпоры, попытался уйти от расплаты. Пульсары не отставали, к счастью личные телохранители Бату-хана, успели открыть огонь, от попадания полутора аршинных стрел шары детонировали. Взрыв опалил жирный зад Бэки, проплавил золоченую кольчугу, досталось и жеребцу, ожоги и ранения получили стоящие рядом монголы. Обожженный верховный шаман был уже не на что неспособен, визжа, как опросная свинья, татарский колдун рухнул в Итиль, вода запенилась. Батый засмеялся, какое забавное зрелище - свежевание закопченной свинины:

  -Дзе-Дзе-Дзе! Каков колдун такова и магия. Когда битва закончиться, всыпать ему тридцать плетей!

  Нукеры радостно подхватили пожелание хана, судя по полным энтузиазма лицам, они были готовы прямо сейчас привести приговор в действие.

  Неугомонный див, продолжая крушить, ломать всех на кровавом пути, внезапно изменил поведение. Видимо великому имаму удалось, прочитав верное заклинание и дать громиле более четкую установку. Поменяв направление див, устремился к холму, где за битвой продолжал наблюдать Бату-хан:

  -Смотри Субудай их шаманы натравили, на нас вонючего мангуса. "Непобедимые" прошейте в решето порождение преисподней.

  Отборные тургауды, выставили копья, создав непроницаемую стену. Див тем не менее яростным прыжком перепрыгнул зловещий стальной лес и в громовом падении смял роскошный шатер предводителя монголов. Батый махнул острой саблей, рубанув по длиннющей шерсти, и вдруг неожиданно для себя самого устремился в бегство. Хотя надменная гордость покорителя вселенной и протестовала, тело отказывалась повиноваться разуму, и ноги сами несли галопом всех меры напыщенного хана. Однако не дано смертному убежать от дива, когтистая лапа схватила джихангира, сдавив ребра.

  Батый посинел, сломанный палаш вывалился из ослабевших рук. Громадная еще внушительней, чем у кашалота пасть раскрылась, обдав кагана удушающим зловонием, тускло сверкнули метровые зубы. Как овечий хвост дернулась мысль - "Верховный правитель, я ухожу к тебе, так и не покорив ни единой столицы!" Еще секунда и его перекусит кипчакский мангус, какой у него громадный мохнатый язык, успел подумать Батый. Сознание помутилось, и дальнейшее он вспоминал как кошмарный сон. Монстр замер, затем осторожно отпустил джихангира на обильно орошенную кровью траву. Словно сквозь толстую стену слышны заклинания:

  -Чукара, Мотара, Вэха!

  Как грозная вестница Ада стоит перед мохнатым великаном высоченная отливающая мертвым светом косматая старуха. Делает диковинные пассы и шепчет заклинания. Даже жарко становиться, воздух, словно раскаляется от ее слов. Затем ведьма делает резкое движение, разворачивая дива. Вот казалось такой громадный исполинский зверь подхватывается воздушным потоком и уже его стотонная туша как перышко несется к широченным, окованным железом вратам Итиль-града. Один сокрушительный удар и ворота слетели вместе с защитниками и стенами. Взбесившийся див, продолжал носиться по улочкам древнего города, давя и сжирая, проглатывая целиком всех кто, мог двигаться. Ликующие вопли охватили все монгольское войско, великий бог Сульдэ подчинил мятежного мангуса, и теперь все темные духи на стороне монголов. И уже не ведая страха, нукеры идут на приступ, рубя и калеча всех на своем обильно смазанном кровью пути. Город еще не взят, кипят упорные бои, а уже идут повальные грабежи и убийства. Женщин валят прямо, на горячие булыжники мостовых и улиц зверски насилуют, насытившись, отрубают конечности, отрезают груди. На всякий случай всем пленным жителям даже грудным малюткам вспарывают животы, вдруг кто из них проглотил драгоценность. Жестокий приказ джихангира - никого не щадить, убивать младенцев, женщин и лишь самых знатных вельмож брать в плен, чтобы их смерть не была слишком легкой. Последним из зданий пал древнейший дворец, хан Канун сражался до конца. Его литая из закаленной дамасской стали сабля, порубила немало свирепых нукеров. Отборные воины с трудом скрутили батыра арканами из конских волос. А вот Имама пришлось поискать, нукеры обшарили все подвалы. Лишь спустя два часа его нашли в громадном котле, уже наполненном свежими бараньими тушами. Пленных привели, представив к грозным очам джихангиру.

  Батый, тем временем выпив изрядную порцию черного кумысу, пришел в себя. Его прозорливый взгляд приобрел наглость, острые желтые зубы оскалились. Как приятно видеть поверженного и униженного врага:

  -Дзе-дзе, сын непокорного хана Котяна! Ты заслуживаешь мучительной смерти, казним тебя по нашему обычаю. Сломайте хребет и живого бросьте на растерзание голодным псам!

   Канун отчаянно дернулся, рванувшись к Батыю, пара нукеров отлетела от резкого толчка. Остальные повалили связанного хана, принявшись неистово избивать.

  -Стойте мои кречеты! Он не должен умереть слишком быстро, не достоин.

  Захлебываясь кровью кипчак прохрипел:

  -Ты собака, хуже Шайтана.

  -Ну, это его последние слова, ведь с переломанным позвоночником не шевельнуть языком. А насчет шайтана, то я гораздо хуже и злее! Для вас я воплощение жестокости и смерти.

  Поверженному хану сломали хребет, эту работу выполнили четыре палача-великана. Затем на грозные очи правителя доставили имама:

  -Ты прятался в котле, значит и смерть, примешь в котле. Зажарьте его посмевшего спустить на покорителя вселенной злобного дива. И не забудьте добавить дохлых псов, пускай его жарят на свином сале, прекрасная будет пища из непокорных кипчакских ханов.

  Как не молил имам о пощаде, пусть смерь, но без осквернения нечистыми животными, душа навечно попадет в ад. Но легче разжалобить камень. Батый тем временем жестко продолжил:

  -Приведите сюда уцелевших девок, пускай оплакивают участь несчастного Итиля, я так люблю слышать вопли и слезы.

  Джихангир расслабившись и удобно развалившись в парчовом кресле, с наслаждением слушал дикие вопли поджаренного имама. К нему привели оголенных оборванных женщин, перепуганные девицы жалостно выли, и стыдливо закрывая наготу руками, пытались что-то спеть. С помощью плетей монголы заставили их танцевать и кричать пожалобней. Затем что бы разнообразить зрелище Субудай приказал, рассыпать по земле угольки. Несчастные девушки становились на них босыми ногами и, обжигаясь, дико повизгивали, прыгая и дергаясь стройными ножками в неистовом танце. Такое зрелище пришлось по душе Батыю:

  -Дзе-Дзе-Дзе! Я не буду их убивать, после пляски раздам их самым отличившимся воинам. А теперь сдерите с остальных пленных кожу, изготовим новые боевые барабаны и седла для коней. Разделим добычу побежденных врагов. И еще - обильно напоите кровью огненного коня, на котором ездит сам бог Сульдэ.

  -Дай ему великий и человечьего мяса. Давно дожидался он славного часа!

  Прошептала стоящая рядом шаманка:

  -Да пускай крепко поест, а тебя великая волшебница я не забуду. Жалую тебе косяк коней и звание верховного шамана. Бэки зашейте в звериные шкуры и сбросьте к псам, он не на что не способен.

  -Ты не прав будущий повелитель вселенной, сотрясающий мир своей силой нетленной.

  - Меньше в рифму пой, это утомляет! - Прорычал Бату-Хан.

  Задан, заговорила глухим, слегка шипящим тоном:

  -Он способен на многое, но слишком долго сей муж, не практиковал настоящую магию. Силы духов войны, могучее волшебство лишь не давно посетило наш мир, но придет время и магия всецело завладеет вселенной.

  Бату отмахнулся:

  -Магия ничего не стоит без крепкого монгольского меча, из закаленной дамасской стали. Лишь стрелы, копья, сабли и пороки - способны сокрушить врагов Сульдэ, и не помогут трусам даже боги, лишь сила будет править на Земле!

  Ведунья энергично возразила, ее голос окреп и приобрел звонкость:

  -Ты бог-батыр, меча неизмерима сила, восторжествует, на планете сей, ведь магия игрой своей открыла, что быть тебе всех выше королей. Но знай, Батый, что волшебства искусство способно совладать с любой ордой, и если див привел все войско в чувство, сумеешь ли ты сладить с сатаной!?!

  Бату-хан отмахнулся и, демонстрируя презрение, повернулся спиной:

  -Хватит пугать меня мангусами, мы плоть войны не рождены трусами! И где теперь этот див!?

  -Где он и был, развязавшись с застольем, сгинул во мраке глухом преисподней!

  Он магией Таврической разбужен, но, а тебе Батый он разве нужен?

  -Обрыдни мне его тупые завыванья. Хочу отдать его на растерзанье!

  И пришпорив коня, джихангир удалился.

  Новоявленная верховная шаманка, причмокнула языком:

  -Быть тебе дутый кречет, под нами, наша страшная мощь не кончается,

   будем править как боги мирами, наше время уже возвращается!

  

  

  . ГЛАВА Љ 6

  Со свойственной лишь мульти-клонам сверхчеловеческой энергией Леопардов и Пантера приступили к организации военно-трудовых лагерей. Предполагалось, используя программу форсированного обучения сформировать новые войска. В первую очередь были организованы натаскиваемые группы из детей с пяти лет, до отроков лет двадцати, предполагалось, что они получат все необходимые боевые навыки без отрыва от земли и производства. Был введен почти круглосуточный цикл обучения, в ночное время активно использовались каты с огнем, прохождение полосы препятствий, форсированные марш-броски по пням и болотам при свете бледной луны. Вот и сейчас при лучах яркого солнца Иван Леопардов проводил боевые занятия. На расчищенном поле собралось свыше тысячи учеников. Построенные в шеренги - впереди самые маленькие, далее повыше и постарше, они синхронно разучивали удары и боевые приемы. В генетически модифицированных мозгах мульти-клонов хранились тысячи различных боевых курсов и обучающих программ вечного искусства убивать. Старший сын князя Георгия Всеволодовича, Всеволод Георгиевич с удивлением всматривался в странные, и как ему казалось бесовские движения бойцов. Наследник был рослый малый, почти зеркально похожий своего отца в юности. Он величаво подъехал в сопровождении дюжины роскошно одетых ратников:

  -Чудные у вас приемы, ногами машут, словно в них вселились чертяки!

  Леопардов показав очередное движение подпрыгнул вверх, и сделав пятикратное сальто опустился рядом с князем:

  -В бою воин обязан быть сильнее дьявола, быстрее черта! Его меч, должен сверкать молнией, а поражать как рой метеоритов.

  -Метеориты, это кто - вид нечистой силы?

  Ивану не привыкать к пещерному скудоумию:

  -Это громадные камни, которые подобно бешеным пчелам носятся по бескрайним просторам космоса! При попадании такого камешка, весь стольный град Киев провалиться сквозь землю, оставив в земной коре громадную зияющую воронку.

  -Чур, меня! Вот ты такие ужасы рассказываешь, а у нас самое настоящее горе.

  -Что приключилось упырь на заборе, сломанная переносица, самка на шею просится?!

  Всеволод откинул вздорный вихор, не смотря на неуклюжую попытку клона сострить, этот крупный молодец быстро утратил веселость.

  -Завелся три дня тому назад, в лесах Муромских соловей-разбойник! Самый настоящий. Давно такой напаси не было, последнего ирода порубил сам Илья Муромец, при Великом князе Владимире Красное солнышко.

  -Ну, так убейте его. У вас, что мало войска?!

  Леопардов уже предвидел, что его собираются отправить ловить фасмогорическое чудовище. А у него и Пантеры рассчитана каждая минута, надо подготовить для начала, хотя бы один боеспособный десятитысячный легион.

  Молодой князь замялся:

  -Мы бы его и сами изловили, но гигантский змей Горыныч вместе с ним промышляет. Наши воины как увидели его, так и подались в бега, обломались стальные рога. А ведь еще и свист такой, что уши на изнанку выворачивает:

  -Змей Горыныч вам в мозги острый кол заколачивает! Да у страха глаза велики! Зря вы дулись петухи!

  -Да вот истинный крест, размерами гад сей в сто сажень, как присвистнет...

  Леопардов резво отмахнулся:

  -Молоко скиснет! Я уже слышал его, то-то удивился, какие у вас громкие петухи завелись! Ладно, к черту пустой базар, видимо от сердца придется отнимать драгоценное время.

  Всеволод потерял часть уверенности, мульти-клон как бы вышибал мозги учеными словами:

  -Даже пустой базар не следует отдавать нечистому, людям пригодится торговое место. Если службу ты выправишь честно, мы тебя щедро вознаградим, целый пуд золота ссыплем и медаль дадим.

  Мульти-клон стукнул кулаком в дуб, дерево треснуло;

  -Два пуда золота, и новые средства для формирования корпуса!

  Князь кивнул головой в знак согласия. Тем временем учения продолжались. Пантера вот уж непристойная баба, иноземка одним словом, полуголая в одном кимоно продолжала показывать ударные приемы. Конечно, обучали здесь и искусству владеть мечом, и стрелять из луков, метать кинжалы и какие-то непонятные заостренные кружочки. Забавно смотреть как совсем маленькие мальчики и даже девчонки не щадя босых ножек, со всего размаху лупят в деревья. От ударов осыпается кора, некоторые стволы покрылись трещинами, лица у ребят в синяках, ноги и руки в страшных ссадинах и ушибах, скидок не делают никому. Гоняют детей до полного изнеможения, в течение многих часов и как они еще живы. А из некоторых ребят, вот ужас торчат из рук и ног иголки, вот изуверство. Одной девочке даже проткнули нос и уши, отчего она выглядит страшно. Двоих детей безжалостно порют, видимо в чем-то провинились ребята. То, что обучают таких маленьких сосунков это не удивительно, ему самому в четыре года вручили меч и копье. Удивляет, как все дружно занимаются, и как такие младенцы держат дисциплину, ведь в его дружине даже матерые ратники нередко путают приказы и ломают строй. Правда, у Данилы Галицкого, вроде уже появились такие вот стройные когорты, взятые с византийского образца. В принципе этому никто особо не удивился, цена иноземному войску велика и всем хочется овладеть тайнами боевых искусств:

  -Я вижу строгое послушание, они как шестеренки в механизме!

  Всеволод не упустил вставить ученое слово, добавил:

  -Как вам это удается?

  -После узнаешь, или вступи в нашу армию, прими присягу.

  Князь предпочел отмолчаться. Тем временем Леопардов вызвал к себе юного мальчика Марка Соколича, произнес на распев:

  -Хотя ты сын простого землепашца, великий ратный талант я в тебе ощущаю. Ты способный мальчик, очень быстро осваиваешь каты и приемы новейшей борьбы. Будешь моим оруженосцем, на сборы полчаса, мне лично кроме оружия ничего не надо!

  -Я тоже обойдусь копьем, мечом и твоим сказочным луком.

  Всеволод только качнул башкой, соболья шапка едва не слетела с вихрастой головы:

  -У вас что, настоящее волшебство завелось?

  Вместо ответа Марк достал с виду небольшой арбалет, и с быстротой дикой кошки вложил стрелу, выстрелил, а затем вновь вложил стрелку:

  -Соколик выбей тавро!

  Мальчик, сделав резвое движение, вложив сразу три стрелы. Выстрел, зачем еще залп, и еще!

  Двенадцать стрел, воткнулись в дубовый ствол настолько точно, что образовалась правильная эмблема:

  -Видишь он очень одаренный курсант, через три года, я сделаю из него витязя-батыра!

  Услышав подобную похвальбу, Марк издал воинственный клич:

  -Кияя!

  И разбежавшись со всего размаху, всадил ногой в утыканный стрелами дуб. Дерево тряхнуло, слетела пыль, а воинствующий мальчик, охнув, рухнул на еще свежую весеннюю траву. Судя по тому как он схватился за голую пятку ему было очень больно, но юный поклонник Брюса Ли сдержал крик.

  Леопардов рассмеялся:

  -Да это круто! Удар Брута! Орлята учатся летать, с дивана прямо на кровать!

  Сорванец наконец выдавил застрявший в пятке наконечник стрелы, и прихрамывая с виноватым видом поплелся к мульти-клоновому вождю.

  Князь Всеволод хлопнул в ладоши, не сдержав смеха:

  -Твои соколики уже научились ведьмарским заклинаниям, теперь им предстоит научиться вызывать вихри, махая ногами.

  Леопардов почувствовал издевку:

  -Это синкретическое искусство, собранное из всех видов единоборств Востока и Запада. А тебе предлагаю сойтись с Марком в рукопашной схватке, не трусь князь.

  -Я не буду драться с простолюдином, да еще малолетним огольцом. Вот пускай мой дружинник большой Павел с ним сразиться.

  Громадный телохранитель князя, соскочил с вороного коня, отбросив меч в сторону, и аккуратно положив щит. Он не спорил с князем, просто стал в стойку, подняв пудовые кулаки.

  -Помни Соколик уроки Леопарда!- Добавил наставник.

  Марк резво нырнул вниз, и точным ударом ноги поразил противника в пах. Однако в тот же момент и сам получил зверский тычок в лицо. Конечно, от такого удара мог окочуриться и бык, оба поединщика завались в нокаут:

  -Ничья Лео! Твой как ты сказал, "курсант" молодец. Ему хоть пятнадцать весен натикало?!

  -Нет, пока еще только неполных двенадцать, но это даже лучше. Чем раньше начнешь обучение, тем большего результата ты достигнешь в реальном бою. А теперь откачайте сего отрока, видимо я поеду один.

  В глубине души Леопардов был даже рад, что не придется брать с собой обузу. Впрочем и слово поеду, было сказано лишь для князя. Ну, зачем конь, если у самого ноги намного быстрее лошадиных копыт, прихватил оружие и рысцой по пыльной дороге. Во время пути накатились воспоминания.

  Ему не очень хотелось это припоминать, но Марк сам обратил на себя внимание, причем выставив в невыгодном свете самонадеянного мульти-клона. Когда к нему пришли ювелир и каменотес, вернее сначала притопал ювелир. Сей буржуй грохнулся на свежую весеннюю траву и принялся орать, воздевая костлявые в дорогих перстнях руки:

  -О великий и мудрый воевода! Я разорен злодейской шайкой.

  Момент проситель выбрал не самый удачный, только что набрали новичков, и была дорога каждая минута. Леопардов хотел дать ногой по роже, но сдержался:

  -Говори, но будь краток.

  Тот продолжал выть, пытаясь поцеловать запыленные ноги мульти-клона:

  -Каменотесу, я дал драгоценный самоцвет, привезенный с самого Каменного пояса, а он присвоил себе.

  -Допросим и его!

  Леопардов продолжал занятия, когда привели крепкого детину, он лишь скользнул по нему взглядом. На вид вроде честный мужик. Каменотес, слегка поклонился, в его бороде мелькнула усмешка:

  -Клянусь, я отдал ему камень! Вот тебе истинный крест!

  Последовало размашистое движение:

  -А теперь пускай он перекреститься.

  Мульти-клон отрицательно тряхнул головой:

  -Это ничего не доказывает! Свидетели есть?!

  -Мы все четверо готовы засвидетельствовать!

  И толпы вышло четверо мужиков. Первый булочник, второй рыбак, третий охотник, четвертый профессиональный ратоборец. Вся четверка вежливо поклонилась, люди смотрели прямо, не отводя взгляда:

  -Подтверждаете его слова!?!

  Рявкнул Леопардов преувеличенно грозно сдвинул брови:

  -Да! Подтверждаем!

  Ювелир застонал, яростно царапая лицо и посыпая сорванными травинками голову. Затем вскочил, что-то прошептал мульти-клону на ухо. Взгляд Леопардова разом прояснился, розовые губы растянулись в жемчужной улыбке:

  -Курсанты, разведите свидетелей по отдельным удаленным друг от друга хатам. И дайте им по куску свежей глины, завтра с утра будет суд возобновлен, а пока продолжать занятия.

  -Есть! Товарищ воевода!

  -Да и пускай вылепят, точную копию самоцвета переданного ювелиру.

  Наутро, когда принесли кусочки - первый напоминал булку, второй рыбку, третий белку, четвертый подобие щита:

  -Все ясно! Каменотеса на кол, свидетелей повесить, имущество конфисковать в пользу казны. Суд окончен!

  Стража схватила пятерых работяг-крепышей, ошарашенные мужики не сопротивлялись, толпа недовольно шумела, но никто не смел, перечить юному скорому на расправу воеводе. И лишь бедно одетый светловолосый мальчик, посмел крикнуть и, не обращая внимания на выставленные копья рвануть к Леопардову:

  -Не трогайте их, они честные люди!

  Ловкость, с которой он увернулся от стражи и мастерский удар ногой в висок, заваливший взрослого ратника, впечатлили Мульти-клона. Он сам сделал шаг на встречу, храбрый оголец рухнул к ногам:

  -Встань! Почему дитя ты их считаешь не виновными? Ведь они даже в глаза не видели самоцвета.

  -А потому князь.

  Леопардов не стал поправлять, ребенок и так волновался, голосочек дрожал:

  -Я и сам не лицезрел в глаза самоцвета, но зато видел как вот этот упырь.

  Пальчик уткнулся в сторону толстомордого ювелира - получил назад черный кожаный кисет с камнем. Да с драгоценным камнем, он слегка развернул его и в отверстии кисета сверкнул фиолетово-розовый свет.

  Ювелир рявкнул:

  -Этот щенок врет! Я его не видел.

  -Я спрятался под стол, накрытый лиловой скатертью. А он еще сказал - "сдается мне, ты слегка поцарапал самоцвет, забыл наш уговор никому никогда не показывать камень достойный царей. Вот она трещина".

  Ювелир побледнел, а затем покраснел:

  -А затем, когда каменотес хотел достать и посмотреть самоцвет на свету, он как заорет - "Вот мужичина, деревенщина, даже шуток не понимает!".

  -Он выгораживает своего дядьку!

  -Хватит, допросим их отдельно, проведем следственный эксперимент. Если показания совпадут то, осиновый кол ждет тебя. Лавку обыскать, заглянуть во все щели.

  Богатей задрожал, пал к ногам и, противно целуясь, едва не откусил палец:

  -Не губи! Не надо, я пошутил. Хотел просто изведать твою мудрость о великий повелитель, а самоцвет дарю тебе.

  Леопардов небрежно ткнул стопой мошенника в морду, так пинают паскудную собаку:

  -Испытание прошло успешно, а за взятку добавочная пытка и кол! Все имущество конфисковать, половина уйдет на оснащение армии, половину надо будет с умом использовать на пользу бедным.

  Залитого кровью, был сломан нос, и потерявшего сознание ювелира унесли. Неслышной кошкой - сила привычки, подкралась Пантера:

  -Ну, как тебе понравилась роль судьи?

  -Такой царит острый цейтнот, нет времени проводить стандартные следственные мероприятия.

  -А ты поступи как я. Напиши свод уголовно-процессуальных правил, раздай местным судьям. Царь не может думать о каждом - царь должен думать о важном!

  -Отлично, напишу ночью! А теперь посмотри на этого мальчика, если бы он случайно не оказался под столом, пятерка невиновных людей лишились бы жизни.

  Марк улыбнулся, ровные здоровые зубки блеснули на солнце:

  -Я там не случайно оказался. Вернее меня там вообще не было.

  Пантера ласково провела ребенка по русым волосам, Леопардов спокойно спросил:

  -А как ты узнал, что произнес ювелир?

  -А что еще мог произнести этот ростовщик-торгаш. От него все село и окрестности натерпелись, одним словом пархатый жид. И конечно за камень любого удавит, а вообще такие самоцветы всегда хранят - либо в бархатных кисетах или в футлярах.

  -Чудесно, как с ним поступим Пантера?

  -По справедливости! За ум и находчивость наградим - произведем в тысячники. А за обман накажем!

  -Сто палок, если после экзекуции встанет и добежит до той.

  Леопардов ткнул пальцем вдаль - церквушки, получит звание детского тысячника.

  -А нет, значит, слаб, не достоин!

  Пока колотили, Марк Соколич дрожал и вертелся вьюном, особенно чувствительны были удары палками по голым пяткам. Огрубевшие ступни, ребенок с ранней весны до поздней осени бегал босой, посинели, выступило несколько капелек крови, треснула кожа. Боясь витязей-клонов палачи старались со всех сил. Но мальчик сумел сдержать крики, подняться и на носочках добежать до церквушки, бессильно свалившись у порога.

  Во время марафонской пробежки можно вспомнить недавнее прошлое, Леопардов почти пожалел, что подверг пацана, столь строгому испытанию - хотя это только на пользу! Мульти-клон берег время, и гнал почти в полную прыть. Шедшие по воду бабы, видели лишь клубы пыли, а когда появился сам бегун бросились врассыпную. Одна из самых толстых дивах налетела на треснутое дерево и, застряв в нем, подняла истошный визг:

  -Помогите, отпустите черт! Душит леший!

  Иван Леопардов все же развернулся и одним ударом ноги освободил ополоумевшую бабу. Вырвавшись на свободу, она понеслась галопом и завопила как бешеная корова, казалось, что режут целое стадо. Утешать ошалевших истеричек нет времени, да и желания.

  Иван, добавив шагу, скрылся за ближайшим холмом. Пыль тут же осела, а когда, продолжая, реветь конопатая толстуха, также скрылась за густыми кронами цветущего леса, из-под кочки выполз низенький зеленовато-лиловый мужичок. Почесав шишковидный нос, дедок нахмурился:

  -Это не человек, люди так не бегают. Видимо кто-то из наших, но кто... Леший его знает!

  -Так ты и есть леший, как черт несется малец пеший. Лешак глуп, забыл сам себя, совсем одурел склеротик корявый.

  Мужик повернулся, ветвистые пальцы сжались в кулак:

  -А ты пасть захлопни кикимора, чушь мелешь зря! Давно показалась на белый свет дивный, ярый?

  Ядовито-зеленое существо икнуло, затем исчезло под кочкой. Мутный голос из-под болотистого грунта побулькал:

  -Силу великую белого воина, кожей своею - я ощущаю! Гибель всему миру нашему вольному, сердцем дрожа - предвещаю!

  -Скоро сказка сказывается, да не скоро интрига завязывается, поглядим, чья еще возьмет, кто дивный клад в лесу найдет!

  Леший хитро подмигнул и тут же сгинул, словно его и не было.

  Чтобы не пугать людей, и срезать путь Леопардов свернул в лес и сменив ритм побежал бесшумной поступью росомахи. Его сверхострый слух, уже различал, отдалено раскатистое какуреканье. А вот слышен звук послабее, но тоже весьма зловещий, вроде разбойничьего свиста. Тут Леопардов слегка призадумался, ведь этот петух и впрямь, судя по звуку огромен, мечом такого монстра не перерубишь. Правда, кладенцы у него великолепны, каждый длиной в сажень, выкованы по секретным древнерусским рецептам, усиленными ультро-современными знаниями. Вняв советам ведьмы, он даже посеребрил мечи и мог без всякого страха ввязываться в битву с любой ордой вырвавшейся из преисподнего мрака. А вот и противники, петуха вернее многократно увеличенного индюка видать за много верст. Да очень он огромен, ну рост даже не сто сажень, а сто и еще полсотни наберется. Вот соловушки не видно замуровался в листве, разбойник он на то и разбойник что бы сидеть в засаде, выслеживая поживу. Такой раздутый в ком индюк, глупее, чем пустой бурдюк. Сначала надо завалить соловушку, найти не проблема от разбойника несет перегаром, а нос у мульти-клона круче, чем у ищейки, а сиплое дыхание, как его не пытался затаить поднаторевший в грабеже соловушка, выдает расположение. Двигайся бесшумно, словно кошка на охоте, так что бы даже натренированное ухо не услышало шороха. Это только на словах легко, а попробуй в лесу, где полно сучков, шишек, опавших иголок пройти бесшумно. Стараясь ступать легче тени, Иван уловил в вдалеке легкое человеческое дыхание, а где-то из глубокой земли легчайшим испарением исходил тяжеленный трупный запашок. Дыхание соловушки слегка сбилось с ритма, каким-то сверхчутьем почувствовал его присутствие гад. Хорошо, что цель рядом, рванул и прыжок. Уже в полете мульти-клон увидел уродливо толстое лицо, человек с совиным клювом и паучьим туловищем. Хотя это невероятно, этот монстр успел засвистеть, ультразвуковые волны пребольно ударили по ушам. Затем в лицо пальнуло раскаленным ураганом, словно внезапно на пути пришла в движение лава из невидимого глазом, но от этого еще более грозного вулкана. Неведомая сила отбросила Леопардова назад, но не даром у него сверхчеловеческая реакция, один меч успел рубануть по лицу, другой по толстенным когтистым ногам. Нечистое создание было почти разрублено пополам, полетели осколки клюва, из обугленных конечностей полилась чернильно-коричневая кровь. Видимо она была очень ядовитой, деревья задымились, листочки на них буквально на глазах пожелтели и, свернувшись в трубочки, опали. Свиста уже не было, полумертвый монстр мог издавать лишь дикие хрипы и стоны. Иван хотел, было добить соловушку, но передумал, возможно, если его допросить всплывет интересная информация. А вот и великан индюк, судя по поваленным деревьям, голосок громкий. Леопардов на ходу срубил ствол молодого толстого дубка и, подхватив бревнышко, оббежал грозную птицу, ловко запрыгнув на хвост. На такой исполинский веер сразу могло въехать двенадцать рядов колесниц.

  Индюк вновь раскрыл клюв, казалось, надуваются титанические каждый в гору мехи, не теряя времени, Иван вскарабкался на гребень и запрыгнул в птичью пасть. Потоки воздуха едва не затянули его в необъемный зоб куриного великана. Как и ожидал Леопардов, глотка Индюка была не особенно широкой. Подковырнув язык, витязь-клон отсек его мечом, а затем, двигаясь в темпе ускоренной киносъемки, запихнул бревно в месте с толстым обрубком в дыхательное отверстие петушиного мастодонта. Громадная птица икнула, Леопардов соскочил с оперения. Это казалось невероятным, но такое огромное существо продолжало расти, раздуваясь мыльным гиперпузырем. Хоть для мульти-клона страх и неведом, Леопардов невольно зажмурился, и рухнул на землю, стараясь зарыться поглубже в грунт. Вот-вот может рвануть, словно при ядерном взрыве. Гигант продолжал раздуваться, закрыв собою солнце, его видимо видели за многие сотни верст. И вот, наконец, колоссальный дирижабль с вычурным гребнем оторвался от поверхности и подхваченный ветром помчался в неизвестном направлении. Леопардов выбрался из-под травы, запах трупов стал гораздо сильнее. Необычное зрелище возможное только в сказке, шарик диаметров в две версты улетает в небеса, да еще невероятно высоко в стратосферу, это уже в никакие физические законы не лезет:

  -Это уже бред, ведь физика везде одинакова.

  Леопардов потер виски, и тут же почувствовал страшный удар, в грудь поваливший витязя-клона на смятую травку. Прямо в воздухе возник вихрь, и крупный седоватый человечек материализовался в слегка продымленной атмосфере:

  -Отлично, юноша, прекрасно! Я не думал, что смертный одолеет злого духа Чиха-кукарекова. Ну, а соловей-разбойник так левак наемник, будущий покойник.

  Дедок испустил внушительный пульсар, небольшой взрыв и на месте покалеченного соловушки горстка пепла. Легкий щелчок пальцами, появилась маленькая тучка, она зависла над пеплом и мелкий моросящий дождик, смыл ненужные останки пернатого бандита. Подул свежий ветерок, чаровник хитро подмигнул:

  -Вот и платить не надо наемничку! Да пускай лучше его родня заплатит за магическую кремацию.

  Леопардов изобразил презрительный жест:

  -В рот тебе радиацию! Да ты мерзкое чудовище, абсолютный подонок, радуешься смерти...

  -Чей ты сам раб, кому служишь? Что ли ты не знаешь что наемник не друг, а лишь инструмент и инструмент прожорливый, непослушный, способный ядовитым кинжалом пронзить спину.

  -Мне нецелесообразно терять время на споры, оставить разговоры. Сдавайся или умри!

  Леопардов прыгнул, распрямившись, словно туго сжатая пружина и рубанул старика в голову. Однако мечи словно наткнулись на силовое поле, со звоном отскочив от невидимой поверхности. Седой похожий на крупный одуванчик колдун рассмеялся ледяным могильным смехом:

  -Да я видел многих дураков. Даже вашего Илью Муромца застал, но таких мудаков вижу впервые, вместо мозгов яйца крутые. Хотя бы имя спросил, прежде чем кидаться, чтоб не обломатся!

  Витязь-клон, он же Леопардов почувствовался себя идиотом, или скорее учеником, не усвоившим простейший урок:

  -Ну ладно, как твое имя чернокнижник?

  -Я великий Итиль-Газук, величайший ведун Поволжья и Урала.

  -Кто?

  -А ты глуп, ухом глух, хоть тело как гном амбала! Ведь ты должен знать историю, хотя бы ту, что связана с войной. Что уставился? Дурак дурной!

  Леопардов вздрогнул, такое ощущение, что этот энергичный старик, в вычурной самоцветной тюбетейке знает слишком, сверхъестественно много о нем. Газук, по преданию один из самых сильный и авторитетных чародеев Поволжья, был приближен и возвышен Субудаем и Бату-ханом. Другие детали не известны, да и вся эпоха туманна, уже трудно провести грань между вымыслом и реальностью, легендой и летописью, сказкой и былью:

  -Я вижу, ты уже понял все! Ты зловещее отродье - порождение безумных волшебников и магов далекого будущего! Зачем влетел во время мое! Ну, посмотрим, оправдаешь ли ты надежды своих создателей.

  На тебя нашлю полки карателей!

  Вокруг колдуна возникло ослепительное сияние, оно переливалось все цветами радуги.

  -Вили-кили, Храп, Хрупали! Появитесь вурдалаки - из пучины ада встали! Упырей несметны силы, покажитесь из могилы.

  Земля затряслась словно в землетрясении, чудовищные монстры раздирая траву выпрыгивали на поверхность. Их дикие скачки ломали деревья, крупные вурдалаки, рвали зубами и когтями кору и ветви. Трупный смрад стал невыносимым, казалось, беснующая толпа могла убить одним зловонием. Леопардов впрочем, сохранял немыслимое для людей хладнокровие. Во-первых, страх мульти-клонам неведом, не заложили его создатели, а вот осторожность и животное сосание под ложечкой не одно и тоже, а во-вторых, супер-витязь уже прикинул примерный расклад сил и наметил план боя. Ну что с того, что их упырей и вурдалаков две тысячи. Оружия у них нет, только клыки и когти, а плоть особенно упырей очень легко подается ударам закаленной, посеребренной стали. И вот он уже в движении, только стремительность, может спасти его. Машешь как мельница, рубишь словно мясорубка, правда, упыри могут, завалить массой. Но и тут есть выход, это скорость, постоянное движение, прыжки чтобы не дать противнику, захлестнуть тебя смрадной кровавой волной. Сколько льется ужасающе зловонной крови, словно на землю выливается азотная кислота, деревья дымятся и буквально испаряются. Трава обратилась в пепел и ее не видно, а липкая чернильная субстанция обжигает босые ноги. В прочем сапоги бы уже давно сгорели, только жаль добро переводить, а внешне нежная кожа у рукотворных витязей, такая прочная, что даже носорог удавится от жадности. Вот только слишком липкая масса кровь этой нежити, это слегка мешает. Правда и упыри в ней увязают, а вурдалаки и вовсе окосели. Газук бормочет заклинания, видимо пытается уничтожить оружие. Кладенцы краснеют, раскаляются, правда эффект от их ударов еще более возрастает. Конечно, больно, однако Леопардов не обращает внимания, даже если оголяться обугленные кости, он будет рубить, кромсать, снимать кровавую стружку с бешеной нечисти, специально собранной на этом участке исконно-русской земли. Запах паленого мяса упырей омерзителен, словно смесь подожженной вулканизированной резины и давно нестиранных портянок вымоченных в скипидаре, а нос мульти-клонов очень чувствителен и никак не удается его отключить. Что бы хоть как-то подавить омерзительную вонь, Леопардов со всего размаха врезал рукоятью кладенца, в свой полугреческий нос. Хороший нос за неделю кулак чует, такое облегчение: болевой шок слегка притупляет восприятие. Мульти-клон добавляет реактивного разгона, правда дышать тяжелее, но есть еще и рот. Быстрее, быстрее, а то... Уже появились царапины и порезы, но, слава богу, эти твари не намного шустрее обычных людей. Да и еще светло - последний день мая, упырь от солнца может упреть, и видимо колдун не ожидал от Леопардова прыти гепардовой. Газук продолжал завывания, тряску скрюченными пальцами, его войско стремительно редело, любая человеческая армия при таких больших потерях давно обратилась бы в бегство. Наконец чародей замер и членораздельно проорал:

  -Все надоело! Вентилятор заело! Бросай мечи щенок, иль я тебя испепелю.

  -Чурбан тебе в висок, я гада разрублю!

  Подхватив отрубленную, когтистую лапу вурдалака Леопардов запустил ею в колдуна. На сей раз, защита не сработала, видимо вурдалак был свой и точный бросок разбил чародею лицо:

  -Получи фашист гранату, спой на память серенаду!

  Газук и впрямь запел, и его завывающий голос был подобен смертоносному ветру Серроко:

  

   В коре подземной, где бушует ада пламя,

  Лик неизменный неиспорченный веками!

   Вам не понять, не выразить словами,

  Какие мысли порождает смерти знамя!

  

  А чувства эти ужаса долина,

  Где веет ветер грозных перемен!

  Нет, не бывает целой мира середина,

  Присыпана горой кровавых тел!

  

  Короче плоть мертвее камня станет,

  Застынет в венах льдиной, выкипев, вся кровь!

  Уже разить не сможет - меч закаленной стали,

  Погаснут чувства - отгорит любовь!

  

  Пока чародей пел, Леопардов отчаянно пытался развить успех, швыряя в колдуна массивные отрубленные конечности. Однако на сей раз, ничего не срабатывало, видимо колдун умудрился изменить параметры магической защиты. Когда заунывная песнь кончилась, воздух изрядно погустел, меч, словно наткнулся на бронированное покрытие, вернее бронестекло сдавило со всех сторон. Да ты себя ощущаешь - словно мушка в янтаре, не рукой, ни ногой. А что остальные монстры - упыри и вурдалаки, а их словно тоже залило гипсом. Вот только что носились родимые, визжали, кусались, и нет их, словно сгинули. Правда, несколько упырей превратилось в каменные статуи:

  -Хорошо сработало, в коконе замотано. Злобный клон окаменел, нас избавил от проблем. Теперь можно и Субудаем связаться, старый хрыч перестанет лягаться.

  "Почему окаменел, я все вижу и слышу": подумал Леопардов. Правда, не шевельнуться, словно полный паралич и лишь глаза сохраняют способность двигаться.

  Газук хлопнул в ладони, и они оказались в подземной пещере, густо уставленной свечами и магическими светящимися рожками. Могучий колдун важно уселся в золоченое выполненное в форме императорского трона кресло. Словно сквозь стену в помещение прошел еще один человек. Он был высок ростом, широкоплеч в богатом, но изрядно изношенном убранстве. Чем-то он напоминал гордого волка посаженого на цепь:

  -Явился князь бывший Рязанский по имени Глеб. Что приуныл хвостик ханский, грызешь черствый хлеб? Можешь сказать своему Субудаю - один из белесых мангусов пленен. Если то надо его растерзаю, или вкрутую поджарю огнем! Пускай золототигровую пайцзу картузник, готовит сейчас же на русские земли.

  Князь гордо выпрямился:

  -Я не слуга Субудаю, а равный союзник и твой грубый тон не приемлю.

  Леопардов глянул предателю князю в лицо. Большой нос с горбинкой придавал ему хищное выражение, из-под густых бровей горели темные, глубоко сидящие глаза, в густых волосах видна проседь.

  "Вроде есть в нем и ум и воля, и как же он, знатный князь опустился до роли бандитской татарской шестерки". Сказать бы в лицо, да язык онемел:

  -Не досуг мне твой статус обсуждать, я привык и знатных побеждать! Ты хорошо потрудился князь, на деньгу - получи!

  Газук расстегнул кошель и, не глядя, сыпанул Глебу полную горсть золота:

  -Ну, теперь ты доволен? Молчи! И будь скромен!

  -Маловато чародей, может, добавишь...

  -Злодей! Гробовщик добавит.

  Проси деньги у Субудая. Доля предателя злая!

  Князь хотел, было швырнуть блестящего лимонного цвета динары на пол, но соблазнительная тяжесть золота сковала руки крепче стальных оков:

  -Это мало, мы еще на земле урусов, путь до орды далек. Дай хоть на дорогу.

  Газук оскалился.

  -Кулаком в висок! Ты просто жалкий вымогатель, добавит кнутом тебе истязатель! Я тебе ничего не дам, а что касается орды, я туда тебя сам заброшу вместе с твоим ворованным конем, пространство и время мы разорвем.

  Седой чародей пробормотал залихватское заклинание, и князь Глеб Владимировский в мгновение ока исчез унесенный едва заметным вихрем.

  -Наконец я избавился от липучки, а что делать с тобой, разбросать может в кучки! Перенести тебя к Батыю или...

  Газук тяжело зевнул, глаза сверкнули вялой злобой. Крупный колдун вдруг стал ниже ростом, сгорбившись:

  -Я так устал, никогда еще я не сбрасывал столько магической энергии. Зря я переместил этого ордынского холуя. Все ухожу спать, сон черного лотоса вернет мне силы.

  "Лучший отдых тебе с червями могилы!" Подумал безмолвный Леопардов. Должно быть, уловив в глазах плененного витязя-клона гнев и надежду, Газук широко зевая, добавил:

  -Не надейся, я установлю сильнейшую защиту, ты не сбежишь. Не спасешь свою жизнь. Заодно упыри, покараулят все входы и выходы. В прочем произнесу я одно заклинание, так на одни сутки. Не один сильный ратник на пять верст сюда не сунется.

  Чародей пробормотал заклинания, и уже пошатываясь, побрел в соседнюю комнату. Гигантская изумрудно-рубиновая лиса, выползла на середину зала легла возле окаменевшего Леопардова. Судя режущему глаз студеному фиолетовому свечению, колдун и впрямь установил нешуточную защиту.

  

  . ГЛАВА Љ 7

  Молодая баба Яга и Азазель Пантера, напряженно замерев, стояли возле мутно-зеленоватой преграды, снаружи она выглядела них именно так.

  -Вот, он магический барьер созданный чудовищным волшебником Газуком. Любой по-настоящему сильный воин или ратник зависнет и погибнет в таком тумане.

  -А если камень, чтоб вышибить из ставень!

  Пантера, с силой метнула булыжник, не встретив сопротивления, камешек сбил довольно увесистую ветку. Видимо удар не прошел зря, вякнул чей-то заунывный голос, ржавая хрипота:

  -Зря ты потревожила упырей, вздорная девчонка.

  Пантера звонко прозвенела колючим голоском:

  -А ты старуха, лет за семьдесят, одна "мокруха" тебе красит взгляд!

  Ягиня смутилась, ее слишком гладкое для старушки лицо покрылось цветом спелой вишни:

  -А твое место в детском садике, ты так и не научилась такту.

  -Зачем такт солдатам, вежливость нужна лишь для дезинформации противника.

  Дерзко ответила Патера, затем продолжила подчеркнуто спокойным тоном:

  -Вот чем сотрясать в пустую воздух, лучше наколдуй проход в силовом поле, пока мы тут стоим и разводим антимонии, с Леопардова сдирают шкуру.

  -Это не силовое поле, а как тебе объяснить...

  Пантера не стала слушать, а, став на четвереньки, принялась рыть землю, ее руки мелькали как винт скоростного катера:

  -Ты чего делаешь?

  -Элементарно рою подкоп, пройдем под низом смертельного фона.

  Ягиня достала амулет, и что-то прошептала, вспыхнул слабенький красный луч:

  -Не получиться, эта магия контролирует и глубины подземелья.

  -Да пропади вы пропадом со своей магией, сейчас не первое апреля, я тебе Яга не верю!

  Пантера, размахивая посеребренными мечами, с разбегу прыгнула в мутно-ядовитую субстанцию.

  -Остановись безумная!

  Уже было поздно, пролетев барьер, Азазель глухо шмякнулась, врезавшись в мохнатое тело вурдалака, а еще осеребренные мечи срезали двоих упырей неудачников. Хотя видимо мохнатые в бородавках монстры не просто так несли караул, подобная дерзость парализовала их волю. Притаившееся в засаде свора припустилась в бега с такой прытью, что когтистые лапы по обламывались, а часть покалеченных упырей, завыла с такой силой, что видавшие виды ночные совы сорвались с насиженных мест. Сама Пантера замерла, и слегка скрючилась, замерев застывшим гипсом, лишь ее светлая коса зловеще люминесцировала, шевелясь потревоженной змейкой. Видимо испуганные исчадья ада подняли нешуточный гвалт, раз сам великий чародей Газук поднялся с магического ложа, так и не досмотрев до конца сон черного лотоса. Одуванчикоподобный чародей был взбешен, облако на котором он набирал высоту, почернело, в воздухе сильно запахло озоном. Однако, увидев поверженное тело, колдун исторгнулся радостным смехом:

  -Хо, Хо, Хо - я так и знал, что вас не придется заманивать, магии мощь расстраивать! Сами ко мне сунетесь, от злых клыков раздуетесь! Вот сестра два готова - лежит как мертвая, не надо гроба! Ну, Бату-хан щедро заплатит и за такую тушу, в аду будут чертики мучить душу!

  Энергичная с растрепанной гривой "Баба Ева", смело подскочила к заминированному барьеру, с отчаянным вызовом продемонстрировав фигу:

  -Ты просто глуп! Бату тебя казнит, как только ты ему станешь, не нужен.

  Газук блеснув в лунном свете, вновь испустил ехидный смешок:

  -Нет, ты ошибаешься Ягиня, такой чародей как я нужен всегда и везде, магии власть безгранична - на небе и на Земле! А когда обрету абсолютную силу - Батыгу живьем закопаю в могилу! Чингисхана империя рухнет под стальные копыта, а Русь ваша будет разбита! А теперь вурдалаки, выпейте кровь, быстрее пейте, пока не остыла!

  Косматые чудовища с энтузиазмом ринулись выполнять приказ, молодая баба-Яга попыталась выпустить подобие магического кристалла, но матерый чародей небрежным кивком отбил атаку:

  -Коль нету силы, не прекословь, и перестань скалить белое рыло! - Колдун перевернулся в воздухе, выпустил огненную восьмерку, пробив в земле внушительную яму.

  - Ты уже взрослая женщина, а деревенщина! Ничего не умеешь, как снежок поседеешь! И знаешь девочка почему?

  -Сейчас услышу очередную гадость.

  Газук, на мгновение сбился с рифмы:

  -Правильно мыслишь! Ведьма должна творить зло и иметь целую кучу любовников, без извращений и групповых оргий не будет силы. Может я тебе, и подгоню, так по старой дружбе хорошую "групповуху" с рогатыми порождениями тьмы, а пока отдохни.

  Вялое движение тонких с длинными ногтями пальцев, и здоровенные колючие корни окутали Ягиню:

  -Какая ты слабая, ничего сейчас мои "упырики" тебя насытят. Эй, вы чего возитесь.

  Обычно упыри слегка туги на ухо и тяжелы на язык:

  -Очень уж эта белая ведьма жесткая, клыки вязнут, зубы сводит.

  Действительно упругая твердая кожа не желала подаваться натиску саблезубых монстров:

  -Ай, Вай, Вай сейчас я ее размягчу, камень в песок размолочу! Подпалим девочку. Порвем "целочку"!

  В руках злого мага вспыхнул огненный шар, затем последовал бросок, не предупрежденные вурдалаки, попав под огонь, завизжали еще более дурными голосами. От удара пошел легкий дымок, и такая на вид мертвая холодная Пантера вскочила, словно ошпаренная крутым кипятком:

  -Смерть фашисту!

  Разъяренный мульти-клон способен на чудеса, каскад резких прыжков и удар меча рассекает чернильное облако. Лишь инстинктивное дерганье позволяет Газуку избежать смерти, и все же кладенец разбивает сафьяновый сапог. Из-под парчовых вышитых золотом шаровар появляется копыто и обрубок хвоста:

  -Есть! Попала: один - ноль в мою пользу, счет открыт. Искры бьют из-под копыт!

  От поражения волшебных пульсаров еще недавно бледная как мел кожа стала багрово-атласной, глаза Пантеры светились безумием. Колдун также утратил хладнокровие, испустив в ответ целый каскад боевых переливающих всеми цветами радуги жгучих шариков и путину молний. Большая часть боевых магических зарядов пришлась в незадачливых слуг пожароопасного чародея, вурдалаки и упыри при попадании обращались в пепел. В дикой ярости Пантера сохраняла быстроту реакции, с легкостью уклоняясь от бешеных практически неуправляемых залпов. Попытки достать колдуна в прыжке не увенчались успехом, облако реагировало быстрее чем сам Газук, то уходило в бок, то набирало высоту. Воительница ругнулась:

  -Почему клоны не летают как птицы, разве человек хуже синицы! Не доработали нас создатели, может, спешили чрезмерно мечтатели!

  Что бы замедлить движение или сбить маневренного противника Пантера выгребала камни и выламывала сучья, с силой пушечного залпа метая их во врага. Но опытный маг Газук успел установить надежную силовую защиту, и не оставался в долгу:

  -Ты рукотворным естеством - я потусторонним колдовством. Хватит тебе куражиться чудо Франкенштейна, вряд ли в тебе окажешься интеллект Эйнштейна!

  Колдун вновь прочел заунывное заклинание, невидимое и самонаводящегося толка. Азазель почувствовала как ее руки и ноги тяжелеют, такое ощущение, что она движется сначала в воде, затем в густом желе быстро застывающим в непробиваемый железобетон:

  -Видишь Ягиня, ты не княгиня, диво что злобно, ты не способно!

  Ягиня и впрямь казалась ошарашенной, ее сочные арбузные губы побледнели, а уста машинально шептали скрытое заклинание:

  -Ой, не смеши меня, я же чую магию. Твой потенциал в данный момент настолько слаб, что я могу раздавить тебя пальцем. Карлик и Баобаб, не умчать тебе зайцем! И как тебе, такой неумехе: удалось вернуть себе юность?

  В тебе нет уменья - одна дурость!

  -Это потому что я в первую очередь училась искусству созидать, лечить, умножать, а ты с младенчества мечтал о разрушении. С желторотых лет губить и убивать было твоей страстью!

  -Вай, бедная девушка, невинная овечка, пурпурное сердечко! Не бойся крошка, я тебя не убью, и любовь твою куплю. Всего лишь заберу в свой обширный гарем, и не будет у страсти проблем. А сейчас стань нагой, откровенною бабой-Ягой!

  Вся одежда на Ягине исчезла, лишь девятигранный магический талисман остался висеть между двумя крупными персиками, упругих янтарных грудей. Слышался противный голосок, словно драли барана:

  -Как ты прекрасна моя дама в теле, жаль, что еще не в борделе! О публичные дома Нью-Йорка, Парижа, Шанхая! Но ты не поймешь, краса молодая, ведь ты не способна смотреть сквозь столетья, века! Внешность богини, а ум дурака! Отдай талисман, окажи магу честь. Это такая крутая магической линии вещь, слишком тяжка для твоей статью лебедя шеи, или ты хочешь, чтоб тело твое монстры съели!

  -Нет, это фамильная ценность, хватит молоть колдун мерзость! И уж получше кошмарная смерть, чем твое жало терпеть!

  Ягиня гордо выпрямилась, расправив соблазнительный бюст, нет ничего глупее обнаженной женщины, пытающейся прикрыться ладонями:

  -Смерть, так смерть и без тебя я найду красивых девушек, стыдливых не трепаных "целушек". А твой скелетик украсит мне спальню, тела плоть пройдет наковальню. Думаю я, что он тоже не лишен изящества форм, ведь красота не бывает без смелых реформ!

  В ладонях седого сатира загорелись миниатюрные вулканы, глаза адова мага превратились в бездонные воронки. Голая кожа, красивой обнаженной ведьмачки, прямо на глазах начала покрываться уродливыми волдырями. Боль была ужасной, и не выдержав мук Ягиня скрючилась словно червяк под копытами лошади.

  -Еще несколько кратких мгновений, и на веки веков будет славен мой яростный гений. Твои кишки как пыль разлетятся по пням и деревьям, я преподам урок всем уруским ...

  -Не будет, по-твоему, сатана!

  Звонкий мальчишеский голос, заставил колдуна вздрогнуть. Громадный фиолетово-пурпурный волк вылетел из-за ветвей, сумрачного леса. На спине волчары сидел, светловолосый, босоногий мальчишка в белом кимоно, увешенный диковинным арсеналом:

  -Соколич, беги...

  Еле слышно прошептала добрая, полумертвая ведьма:

  -Русские борцы в боях не отступают, наши рати нечисть в битве побеждают! - Ответил юный витязь.

  В ярости чернокнижник запустил целой гроздью огненных пульсаров, пурпурный волк, ловко ушел из-под удара, огненные шары летят по прямой траектории, от них можно просто увернуться. Газук попытался сменить тактику, ударив, пускай и видимыми, но самонаводящимися зарядами. Несколько огненных цветков расцвело, над головой волшебника и они хищными змеями ринулись на мальчика с волком. Однако в момент запуска чародей, слегка раскрылся, и Марк Соколич воспользовавшись моментом, пустил три каленые серебряные стелы. Одна стрела попала в живот колдуну, а две остальные в огненные цветки. Попадание вызвало детонацию, зловещие растения взорвались, обдав огоньком окружающие предметы. Видимо Газука совсем ослепило, молнии били, куда попало, круша отчаянно пытающихся выбраться на поверхность упырей. Пантера почти не могла двигаться, одна из молний пребольно обожгла бок, пробив огнестойкое кимоно, пропалив до костей. Однако шоковый заряд, оживил полузастывшие конечности, и пускай с трудом Азазель вновь обрела способность к движению. Ее полнозвучный, звонкий голос прогремел, распугивая немногочисленных, уцелевших вурдалаков:

  -Пора спеленать громовержца!

  Газук продолжал закручивать огненный вихрь, однако острое зрение Пантеры уже могло разглядеть истеричное дрожание длиннющих пальцев, коричневые капли тяжелого пота, залившие махровое лицо черного чародея:

  -Он слабеет! Закружите его.

  Пурпурный волк ускорил движение, легко уклоняясь от постепенно увядающих молний. Однако защитное поле по-прежнему отражало все стрелы и удары, а чудодей продолжал зазывания.

  Стыдливо прикрыв наготу, Ягиня пыталась настроить талисман и отключить магическую защиту, но Газук бросая пульсары, заставлял перемещаться, не давая сосредоточиться. А из леса, судя по гулу, перли собранные видимо чуть ли не со всей Европы мерзкие смердящие твари. Движения Пантеры были все еще слишком замедленны и беснующая рать захлестнула, пораженного мульти-клона. Но если Пантера и не очень интересовала упырей, другая физиология делала ее малосъедобной, полнокровная красавица Ягиня была вполне соблазнительной приманкой. Не имея большого опыта практической магии, баба-Яга вяло искрила, лишь слегка царапая и шпаря оголодавшую нежить. Зловонные мохначи уже вцепились в нее, кривые клыки полоснули по нежной и без того поцарапанной коже. Марк Соколич перекрестившись, резко спикировал вниз. Разбросав упырей, пурпурный волк забросил Ягиню на широкую спину и взмыл в небо. Газук вновь долбанул молниями, опалив израненное в глубоких ссадинах тело доброй волшебницы, Соколичу тоже досталось, прожгло руку, алая кровь окрасила домотканое, начавшее тлеть кимоно. Мальчик вскрикнул с трудом сохраняя выдержку:

  -У меня в колчане кончаются стрелы, нам долго не продержаться!

  -Он прав - прогремел глубокий низкий голос,- через пол часа рассвет и я вынужден буду, положить коней чуду! Умчаться стрелой в параллельный магический мир, где наши предки справляют - блистательный пир!

  -Что же делать, неужели конец и наши кости разнесут порождение тьмы.

  Газук видимо услышал слова, его противнейший голос загремел как тысяча охрипших громов:

  -Да вам конец - смертный венец! Вы совершенно побеждены - в тлен обратились ваши мечты! И не сможет никто подойти к вам в подмогу - одолеть непролазно дорогу! Ибо эта земля не доступна бойцам - сосунок отправляйся в могилу к отцам!

  -А вот ты и неправ!

  Внизу раздался звонкий, заливистый свист, его тут же подхватили:

  -Смотри Ягиня вступили в бой наши! Злобный колдун, гнить тебе у параши!

  И впрямь сотни совсем маленьких мальчишек и даже девчонок по двое и трое на конях, въезжали на поле. В руках они держали самодельные луки, и на ходу вели удивительно точный огонь. Почти загнанные кони были в мыле, шатались, но бойцы, не смотря на малый возраст, сидели как литые:

  -Вот видишь, приспела в сраженье подмога - пора обуздать самозваного "бога"! Ведь каждый, пенек в лесу знает - что наша братва в беде не бросает!

  Ягиня совсем растерялась:

  -Это невозможно, тут не могут пройти воины, или это новая магия.

  -Никакой магии сестра! Все гораздо проще, это заклинание парализует и убивает всех взрослых ратников и даже подросших ребят, но для мелких "шкетов", оно не предусмотрено. Наоборот, с его помощью легко воровать детвору, они беззащитны без взрослых людей.

  -Вот почему здесь бойцы только из младшей группы!

  Упыри обычно большой храбростью не отличаются, вернее у них нет мозгов и они подобны стаду. Вот когда скачут сотни коней, и серебристым дождем сыплют стрелы - это доходит. Потеряв всякое подобие организованности, громадная стая обратилась в повальное бегство. Стрелы хотя и легкие деревянные были вымочены в серебряном растворе, а если стрелу посеребрить, то для упыря она смертельна в независимости от размера, веса или быстроты полета. Оставив за собой целое поле уродливых трупов, мини-витязи, галдя и радостно восклицая, открыли огонь по парящему чародею. Газук слегка растерялся и отреагировал с опозданием, сотни стрел уже терзали магическую в форме прозрачного яйца защиту, поглощая львиную долю волшебной энергии. На престарелого колдуна навалилась усталость, а огромное количество зарядов буквально перегревало яйцо, раскаляя внутреннюю температуру. Волшебник попытался, было покинуть зону обстрела, но пурпурный волк, изобразив мертвую петлю, со всего размаху таранил облако. От удара Газука перевернуло вверх тормашками, и он едва не врезался в землю. Теперь поток стрел стал еще гуще, дети почувствовали азарт охотников, расстреливая сотни самодельных колчанов. Жар внутри магического пузыря все нарастал, уже стала облазить кожа, и не выдержав невыносимых мук, Газук истерично задергал руками, ломая длинные коготки. Волшебное прикрытие лопнуло, а сам чернокнижник в мгновение ока обернулся ужом и попытался зарыться в землю. Но не тут-то было, его сразу словили, вцепившись дюжиной рук. Глава младшей группы Семен Залихватский, растолкал остальных ребят и, схватив магического ужака за хвост и начал раскручивать. Подлетевший Соколич вывал ужа-ведуна и заодно всадил крепкую оплеуху не в меру ретивому сорванцу:

  -Не истязай животных! Даже козлов потных! Давай Ягиня его расколдуй.

  -Да расколдуй, в него крепче подуй - добавил Пурпурный волк, оскалив пасть с острейшими, алмазными зубами, его глубокий выразительный голос успокаивал, внушая доверие.

  -Я сам продиктую тебе заклинание, у тебя получится, не надо в думах мучится! Тем более он уже всю свою силу в бою исчерпал, так в прочем и надо дебилу. Не на того хряк бодливый напал!

  Ягиня спешно повторяла заклинание, и впрямь пятнистый уж увеличился в размерах и перед всеми предстал до боли знакомый слегка обгоревший Газук:

  -Вернулся пернатый, жид драный пархатый!

  Прозвенел ручейком оживший голос Пантеры:

  Маленькие глазки колдуна покраснели, взгляд осоловел.

  -Только дернись макака, будет разорвана "срака"!

  Вставил слово Соколич, несмотря на ранения, мальчик был весел, скалился и даже явно не дорубавшись размахивал наточенным палашом. Голос у чародея хрипел, но даже сквозь смертельную усталость ощущались остатки достоинства:

  -И как тебе не стыдно носить имя Азазель и быть антисемиткой, я пожалуюсь в отдел межнациональный связей.

  Марк Соколич показал кукиш. Ядовито просипел:

  -Ты как козел вонюч и грязен!

  Чудодей заделал угрожающее движение, Пантера закатила звучную оплеуху:

  -Только попробуй шевельнуть мизинцем, говори обезьяна, где Леопардов, и как его расколдовать?

  -Сами вы знаете, хватит пытать.

  Покусанная упырями кожа страшно чесалась, от клыков остались болезные отметины, Азазель была рада, сорвать на ком ни будь злобу:

  -А он заговорил о пытках. Давно пора, обломать "бобра". С чего мы начнем, будем мучить вдвоем.

  Пантера, конечно, имела обширные познания в области дознания, но так хотелось поиграть на нервах. Окрыленный Марк впрочем, воспринял новую игру с энтузиазмом:

  -Его надо согнуть, скрутить вот так, а затем всадить ногой в пятак!

  Как надо согнуть лютого мага, малец продемонстрировал на недавно выкованном витязями-клонами палаше, уперев рукоять в живот, он согнул ее обеими руками:

  -Сильней дави, прижми до земли.

  Подсказала Пантера, мальчик сдавил посильнее, выгнув палаш дугой, но тут лезвие выскользнуло из потных пальцев, пребольно врезав Соколича по носу:

  -А-А-А!

  Отчаянный рев и тут же в ответ яростный хохот сотен детей, буквально надрывающих животы над незадачливым воякой. Из разбитого в гнилой помидор носа потекла багровая юшка, слезы не произвольно выступили из глаз. Как обидно особенно если мелюзга еще младше тебя надрывается от смеха. Не смеялась лишь Пантера, ей было жаль мальчика-героя, который так вот в силу неловкости превратился в посмешище. Надо отвлечь внимание детей, переведя его да другую плоскость:

  -А ты молодец, показал прекрасный образец, физического воздействия ударного действия.

  Смех стал еще громче, тогда Азазель сама взяла в руки саблю-палаш и придавив голову колдуну, стала отсчитывать фофаны.

  -За маманю саечку!

  Сильные пальцы легко сгибают булатный палаш, лезвие разгибается со звоном и следует хлесткий удар по лбу. Колдун дергается, но Патера прочно привязала чародея пеньковым арканом. Ее пальцы играют с закаленной по секретным рецептам сталью, словно с мягким пластилином:

  -За папаню саечку, а за Лео бью пятак, голоси несчастный в такт!

  Палаш вибрирует, воспроизведя некую похожесть на музыку, время от времени прерываемое воплями связанного волшебника. Чтобы не портить впечатления, Пантера сунула в рот Газуку здоровенную шишку:

  -Тебе нравиться, сейчас подберу нужную мелодию. Эй вы, малышня, молекулы, анну перестаньте гоготать, а то я вас с помощью межпространственного транклюнтатора дезинтегрирую!

  Последняя фраза подействовала как заклинание, детишки сразу смолкли, усевшись в медитационные позы. Они уже не раз пробовали на своих спинах и пятках жесткие меры воздействия, светловолосой Пантеры. Доброго демона с лицом злого ангела:

  -Не плохо, а теперь слушайте!

  Продолжая ритмично терзать чернокнижника, мульти-клон принялась декларировать. Закаленная сабля, вибрируя, воссоздавала подобие музыкального произведения:

  Ребенком грезил он в гнилой реке родимой,

  О власти мировой, боец непобедимый!

  

  В своей империи под знаменем орла,

  Как будто наколовшись героином!

  Он сделал мир покорным и единым,

  Вскружила голову заздравная хвала!

  

  Твои слова полны угроз растущих,

  Горят с накачкой ядреной лучом!

  Из лап когтистых извергались тучи,

  И яростно разят стальным мечом!

  

  Ты перестал любить Россию-мать,

  Связался с богомерзким Субудаем!

  А значит, будет гада убивать,

  На части супостата растерзаем!

  

  Каждое слово сопровождалось звучными шлепками по разбитому в кровь многострадальному лицу. Полнозвучный голос "Рукотворной Амазонки", напоминал перезвон серебряных колокольчиков. Песня скользила по верхушкам деревьев, сгоняя многочисленных ворон.

  Твоя гордыня осушила реки,

  Плачевен, оказался результат!

  Ты попадешь туда, где пашут зеки,

  Иди скорее нечестивый в Ад!

  

  Пантера замерла, застыв в живописной позе, видимо ожидая аплодисментов, но в те древние времена видно еще не знали или забыли об этом древнегреческом обычае. Девушка хотела было, приказать малышам взять в руки прутья и по очереди начать хлестать друг друга, по босым ножкам. Но знакомый, удивительно чистый и звонкий голос прервал размышления:

  -Это не плохо для начала Аза, но ты слишком груба, да и между куплетами полная разбалансировка! Словно они намешаны из разных песен.

  Прекратив истязания, Пантера прыгнула на встречу говорившему. Проревела с показной свирепостью:

  -Вот еще критик нашелся, словно ты знаком с поэзией?!

  Ответ последовал незамедлительно:

  -Я знаю армейские марши всех стран и народов, друзей и уродов!

  -Оно и видно, что уродов. Ладно конец - всем делам венец! А может, станцуем, ведь публика ждет!

  -А может, покажешь, как кошка сосет, ну раскрывай рот!

  -А ну, ко признайся, на что намекаешь урод!

  Юные воители рассмеялись над шуткой. Пантера пальцами босой ножки поймала толстого жука, закину в рот и с удовольствием проглотила. В насекомых много витаминов. Юноша и девушка пожали друг другу руки, слегка наклонили светлые головы. Программа заложенная в мульти-клонах не предусматривает перебранки и ссоры. Леопардов произнес покачивая бицепсом правой руки:

  -Все сестра полный притык, закончим гонящие пыль разговоры! Как не силен человечий язык, не перемелет он горы!

  Пантера отмахнулась, встало голой пяткой на острие палаша, прошлась по нему изящно танцуя. Ее ноженьки поражали своей атлетической красотой. На голых икрах переливались проволоки мышц. Воительница ткнула пальцем, спросив сжав кулачок:

  -Ладно, а это что за рулон, у тебя на плечах?

  -Я вижу, горит огонь страсти в очах. А это шкура гигантской лисицы, с которой пришлось нам, сразится!

  -О какой чудный диковинный цвет, он сумасшедший как лунный рассвет!

  -Магия цвет изменила, ведь волшебство это грозная сила!

  Хрустальный как перезвон весенних сосулек голос встрял в пересуд:

  -Хватит, уже достали рифмами! Нахватались у Газука, не голоса ни слуха! У бездарного рифмоплета...

  Слегка растрепанная в длинном полупрозрачном балахоне Ягиня подошла к ним. Ее лебединая поступь стала уверенней, а ожоги заживлялись на глазах.

  - Лучше все помыслы выложить цифрами, это достойно почета!

  Оживший Леопардов не удержался от прикола. Ведьмочка продолжала базар, серьезным тоном не реагируя на провокации.

  -Нам всем предстоит, многому научится! Сегодняшние события показали что мечи, и копья и даже ваша скорость, беспомощны против хорошей магии.

  Витязи дружно воскликнули:

  -Вывод!

  Ягиня с важным видом, словно сделала фундаментальное открытие произнесла:

  -Необходимо овладеть элементарными магическими приемами.

  Пантера и Леопардов переглянулись, "компы" в головах врубились на предельную частоту. Теория магия это "деза", - факт - магия это сила!

  Решение прагматизм: если факты на сто процентов противоречат программе или теории значит, программа или теория устарела.

  -Мы согласны! Но надо что бы курсы, не отнимали у нас много времени. Хотя, разве много надо времени для чтения заклинаний?!

  -Не в механическом сотрясении воздуха или пасах дело, если бы все так было просто, то от колдунов и ведьм не было прохода. Да и сейчас пошла другая магия - невозможно объяснить рационально нерациональное.

  -И не надо, учи нас только тому, что можешь и знаешь в форсированном темпе.

  Ведьмочка оглянулась, несколько детей все же получили ранения, кроме того, многие серьезно обожгли в ядовитой крови упырей босенькие ножки. Марк Соколич и вовсе был тяжело, почти смертельно ранен и не чувствовал боли лишь благодаря заклинаниям.

  -У меня нету, дара убивать, но зато есть дар подымать! Лучше лечить, чем калечить!

  Леопардов ткнул воительницу кулаком в плечо:

  -Вот видишь, Пантера у нас появился свой собственный походный госпиталь.

  -Это никогда не помешает, а ты знаешь, если только понимаешь! Их кровь может быть опасной, грозя мукой ужасной!

  Витязь-клон согласился, потирая пяткой колено:

  -Не исключено даже я ощущал ожоги, а у людей в отличие от нас тела крайне непрочные.

  -Да эти люди и их дети весьма маломощные. Надеюсь, обойдется без ампутации, вот лучше решим, что с этим Газуком делать. Оживет гнида и снова начнет безобразничать.

  Пантера вытерла палаш, затем взяла в руки ветки:

  -Надо агрессивно мага допросить, плоть поджечь, чтоб начал голосить!

  Ветки от трения раскрошились, посыпались искры. Азазель выкинула обломки выбрала породу покрепче, энергично потерла и на сей раз, огонь не заставил себя долго ждать.

  Газук яростно бился и мычал, напрягая одряхлевшие мышцы, он явно хотел порвать веревки:

  -Бесполезно, смотри, как бы кожа не облезла.

  Леопардов подсказал:

  -Да хоть кляп ему вытащи, да не бойся у меня реакция круче кошачьей, один взмах и конец этой жизни собачьей!

  Взгляд колдуна стал умоляющим. Пантера колебалась, а если чародей с неведомым потенциалом все сумеет наслать проклятие или нанести магический удар. У хорошего шулера всегда найдется джокер, а этот парень лихо режет черный покер!

  -Ладно, была, не была!

  Азазель машинально перекрестилась, из памяти выплыли, просмотренные документальные хроники, где такое же крестное знамение налагали на себя идущие в атаку бойцы.

  Освобожденный от кляпа рот хотел, было извергнуть заварочное ругательство, но стальной взгляд двух пар изумрудно-васильковых глаз, отбил весь боевой пыл. Газук взмолился:

  -Я вас научу своему ремеслу, в обмен на жизнь и свободу!

  -Нет, я ему скоро всю челюсть снесу!

  Подскочивший Марк Соколич шлепнул Газука по губам:

  -Пора положить предел словесному хороводу!

  

  . ГЛАВА Љ 8

  Три монгольских тумена под командованием брата Батыя Шейбани-хана ворвались Булгарское царство. Монголы проносились по городам и селам как раскаленная лава, зловещее торнадо смерти. Шли постоянные повальные грабежи, насилия, изуверские казни. Как и следовало ожидать, основные силы Булгарского царя отступили в хорошо укрепленную Бухару. Это город напоминал тюбетейку на бритой башке, довольно высокие стены господствовали над возвышенностью. Молодой надменный хан Шейбани взобрался на самый большой холм, но даже на возвышенности ему не хватало высоты. Слишком уж высокое самомнение!

  -Эй, ленивые собаки, оседлайте плетьми невольников, пускай возведут для меня высокую башню.

  Повинуясь грозному приказу брата великого джихангира, монголы согнали многие тысячи ремесленников, не жалели кнута и палок. Кололи тех кто отставал копьями, а то подносили факелы к голым спинам. Подобные изуверские приемы дали эффект и спустя сутки башня была готова.

  Свежеиспеченный полководец, хищным взором всматривался, в узкие Бухарские улочки. Плотоядный взгляд отмечал ширину стен, глубину рва, приблизительное число защитников. Похотливые очи жадно всматривались в золотые купола православных церквей и роскошные белокаменные дома богатеев. Для того чтобы лучше видеть Шейбани достал изумруд, отраженные в его гранях девушки казались особенно красивыми и свежими. Хан облизнулся приятно заныло в паху и он прищурившись, приблизил камень к глазам. Изображение стало более крупным - многочисленные разряженные ратники сновали по улочкам, булгарские витязи помимо воли вызывали тревогу:

  -Судя по всему, эти глупые булгары собрали сюда все свое войско и многих простых людей. Что скажешь Бурундай?

  Уже немолодой могол с крысиным лицом голодной и лютой женщины, злобно ответил:

  -К сожалению не весь простой люд схоронился в этой ловушке, многие булгары нашли приют себе в землях урусов.

  -И наверняка погрузили свой скарб и казну.

  Бурундай скривился, кривой рот стал еще безобразнее:

  -Бухара град торговый многие купцы, прикрыв свои лавки, вместе с товаром бежали в Суздальские земли.

  Шейбани подбросил вверх украшенный каменьями кинжал, лезвие воткнулось в деревянные перила. Хан со злобой произнес:

  -Так, так и как я понял Бурундай, князь урусов Георгий Всеволод приютил беглецов. Не бывать сему сраму! Бери тумен и скачи за купцами, хватай их, волочи на арканах, терзая и избивая вместе женами и детьми.

  Монгол проскрежетал зубами:

  -А Бухара царевич?

  Брат Батыя сделал презрительный жест, выдернув кинжал:

  -Двух туменов достаточно, для осады, пороки и катапульты уже сгружают с плотов, когда ты вернешься, будет главный штурм. Кровь булгар и башкир заполнит сырую землю.

  Шейбани разрезал воздух саблей - значит вперед в атаку.

  Тумен Бурундая, полководца прозванного за хитрость и скорость "борзым лисом" устремился на запад. Хотя приказа вторгаться в уруские земли и не было, почему бы и не провести разведку боем, заодно и прихватить богатую добычу. Многоопытный Бурундай участвовал еще в первом китайском походе, вид крови и зверски насилуемых женщин возбуждал в нем похоть. Особенно когда китаянками пробивали крюком лоно, вешали потом на перекладины и еще живых раскачивали избивая плетьми. Теперь тоже самое творили, только с преимущественно светловолосыми или рыжими людьми. А это пожалуй еще приятнее. По дороге монголы разграбили селение Листва, небольшой детинец был взят после кровопролитного штурма. Пленных не брали, с тех, кто уцелел, живьем содрали кожу, а оголенные тела посыпали солью. Бурундай дико смеялся, глядя на мучительные конвульсии умирающих людей. В городке было много мирного населения, в том числе беглые женщины с детьми. Всех особей женского пола построили в колонну, раздели, затем на глазах у детворы принялись насиловать в извращенных садистских формах. Бурундай начал первый, удовлетворив животную похоть, кайфуя от стонов и криков, он принялся срубать детям головы:

  -Вот посмотрите славные батыры, я могу одним взмахом отсечь три головы.

  -А я, о светлоокий хан, целых пять и не только младенцев с их цыплячьими шейками, а бойцов постарше с бычьими шеями.

  Бромовым басом прогремел Закахер-хан, настоящий богатырь способный одним ударом пудового кулака завалить матерого верблюда. Бурундай поднес факел в девочке, которую волокли на аркане. Ее светлые кудряшки вспыхнули, послышался истошный детский крик:

  -Это слишком легкая смерть для них, надо растянуть удовольствие!

  Монголы резвись во всю, давая волю животным инстинктам. Лучше пропустить все гнусные подробности сатанинских оргий, сексуальных извращений осуществляемых под традиционное завывание пьяных шаманов. Надравшись в стельку: благо в детинце находился солидный склад из заморских вин, плюс еще традиционный ершик из арзы и кумыса: монголы завалились в мертвый сон. Немногочисленные караульные вяло всматривались во мглу. Знойная июльская ночь, тяжелые винные пары и уверенность что им ничего не угрожает, расслабляли сторожевых нукеров, не замечавших нависшего меча возмездия. Переодетые и густо вымазанные в грязи бойцы Белой армии, не заметно подползали к спящему лагерю. Впереди двигались самые опытные и способные воины во главе с Леопардовым, по правую руку бесшумной тенью следовала напарница Пантера. Вместе с ними двигались витязи старшей группы и полсотни опытных дружинников. Мульти-клоны решились на дерзкий бросок, к Бухаре не поставив в известность Великого князя. И так понятно, не разрешит, скажет это чужая проблема. А князю от этого только прибыль, ведь беженцы это новые подданные, новые налоги или просто рабы. Не отсохнет у него мамон, откормленный на людском горе. И сам князь мечтал расширить свои земли за счет Булгарского царства. Не редко Георгий Всеволодович подтрунивал над громким титулом поволжского правителя:

  -Что за царь такой коли земли у него, шиш и пол шиша, все царство можно сокрыть в лесах и болотах Суздальских.

  Леопардов бросает тоненький восьмигранный кружочек - сделанный из закаленной стали с краями поострее бритвы. Попадание точно в горло, нукер даже вскрикнуть не успел, кружочек как бумеранг вернулся назад, витязь клон чмокнув облизал губы. Можно конечно самому всех часовых повырубить, но ведь и воинам особенно юным и очень юным надо дать возможность проявить себя.

  Пантера бесшумна как тень, ни одного лишнего движения, чуть касается головы с рогатым шлемом и хрясть шея часовой мертв. Соколич вырубает незадачливого караульного точным выстрелов в глаз, остальные также не сидят, сложа руки. В атаку идет не весь тумен, а только самые надежные и обученные, но все равно не мало среди атакующих и маленьких мальчиков. Есть и девочки, их меньше, но Пантера настаивала, что бы всех было поровну.

  -В идеале каждый славянин в независимости от пола и сословия: должен от рождения и до смерти быть вечным солдатом и в совершенстве владеть оружием, искусством убивать!

  Леопардов срубив мечом ветвь, решительно ответил:

  -В идеале так и будет, а пока мы должны быть реалистами, пошлем самых лучших солдат. А сильный мальчик побьет сильную девочку!

  Пантера ответила:

  - Но тебе меня не победить! Не дерьмо лепить!

  Мульти-клон на лету срезал падающий лист:

  -Нечего оскорблять друг друга, у нас один враг монголо-татары и их чародеи! Также необходимо срочно выбить у князя согласие на формирование еще пяти туменов. Врагом по данным разведки, тьма!

  Пантера ответила с сарказмом:

  -Да он так и рад расстараться, у нас и на этот едва время есть, можно порваться, на ежика сесть!

  -Жаль, что наши создатели не заложили в нас способность, размножатся делением.

  Леопардов хитро подмигнул. Пантера возразила:

  - Прогрессу все под силу! Нет барьера которого не смогла бы взять наука!

  Юный воитель вкрадчиво спросил:

  -А по человечески?

  Пантера махнула головой:

  -Не получится!

  -Может, попробуем, мы уже полнозрелые особи.

  -Мало того, что мы сами влезли в этот мир, да еще загрузим сюда наших детей. Мы ведь еще можем вернуться в свое время, а дети нет!

  -С каких это пор ты стала такой сентиментальной?

  Пантера предпочла отмолчаться, ее длинные изящные пальчики босых ножек, во мгновение ока, задушили монгольского часового.

  Теперь большинство бойцов впервые прольет кровь. Повинуясь приказу, белогвардейцы атакуют без криков и шума. Кто нарушит приказ убьет на месте сама Пантера. Идет резня, четыре тысячи бойцов движутся с согласованностью муравьев. К сожалению, на все на сто процентов гладко пройти не может, и татары успевают поднять запоздалый шум. Леопардов и Пантера яростно машут мечами, а маленькие воины стреляют из миниатюрных луков с отравленными стрелами. Конечно, в открытом бою, дети ничего не стоят против массивных взрослых ратников, но в уличных да еще ночных сражениях малый рост дает немалые преимущества. Во-первых, легко маскироваться, во-вторых, на малой дистанции небольшая смоченная мощнейшим токсином стрела эффективнее громоздких луков. Даже сморкатые малолетки, уже неплохо овладели искусством быстрой стрельбы. Монголы были изрядно пьяны, кроме того, табуны оказались стремительным маневром отрезаны, а что такой нукер без коня. Бой с самого начало шел как односторонне избиение, особенно паника, усилилась, когда Леопардов отсек голову монгольскому великану Закахеру, а что толку в его росте и двадцатипудовом весе. Даже меча не успел поднять исполин, а как не толста бычья шея, против булатного кладенца, да еще из легированной стали ей не устоять. Сам Леопардов закалял по специальной методике используя древние и современные знания. А вот с Бурундаем случилась накладка, под шумок, монгол сумел скрыться, правда, потеряв половину уха. Почти весть тумен более восьми тысяч нукеров был уничтожен, русских погибло чуть больше сотни. Оставив поле брани, и Белый легион под руководство княжича Владимира, разумеется этот юноша не мог пропустить ратное развлечение, Леопардов и Пантера устремились к монгольскому стану. Расчет мульти-клонов был прост, они бегают быстрее татарских коней значит, смогут ударить внезапно, нанеся монголам огромные потери. Ведь и ежу понятно, что повторно застать ордынцев в врасплох нереально, а четыре тысячи, это меньше чем двадцать тысяч. Тем более, почти все бойцы дети или подростки, в лучшем случае придется прикрывать отход, посадив ребят на коней захваченных у монголов. Интересно бежать, вот так босиком в одном камуфляже и с целым арсеналом в самотканом рюкзаке. Витязи-клоны выкладывались как кони на коронных забегах, стремясь успеть к монгольскому лагерю до рассвета. Увы, июльская ночь слишком коротка, и вот уже робкое солнце освещает покрасневшие лица бегущих бойцов. Добежав галопом до передовых застав, Леопардов и Пантера остановились, залезли на дуб и, поедая листву, принялись обсуждать план дальнейших ударов. Первым начал самец Леопардов:

  -Я предлагаю, завалить пару монголов, загримировать лица и проникнуть в стан. Затем убить верховного главнокомандующего, устроить панику и уйти на диван.

  Пантера ответила с нескрываемой иронией.

  -Гениально! Все так просто и идеально!

  -Это же классика, азы большой науки, эффект фантастика, без лишней муки! Простые решения всегда самые эффективные, будут у них разрушения - самые агрессивные!

  Последние слова Леопардов произнес чуть громче, чем следовало. Человек, конечно, не услышит, а вот собака. Крупный сторожевой пес среагировал на подозрительные звуки, его хозяин крепкий кряжистый монгол натянул поводья и дал знак разъезду. В прочем это ему не сильно помогло, острая чакра срезала не в меру любопытный нос громадного пса, и рикошетив, отсекла мужское достоинство нукеру, этот бедняга собирался справить нужду, только что слез в коня.

  Едва татарин успел поднести рог ко рту чакры пронзили луженную глотку. Монголов было всего лишь десять, а значит дело двух секунд. Десять брошенных тоненьких заостренных шестеренок, десять трупов, а затем витязи-клоны еще умудрились, соскочив с дерева подобрать брошенные чакры.

  -Нукеров много, оружие следует беречь.

  Едва слышно и скорее для себя произнес Леопардов. И все же придется делать большой крюк, гибель разъезда не пройдет не замеченной, быть большой облаве. Во время стремительного броска по деревьям Пантера обратила внимание, на огромный не в меру дуплистый дуб, с необычайно крупными листьями:

  -Видишь царь-дерево.

  Леопардов иронически пожал плечами:

  -Ну и что с этого!

  -Газук говорил, что здесь скрыта немалая сила.

  -Нашла, кому верить, да он скорее нас в ловушку завлечет, врага заманить ну, а средства не в счет.

  -Да нет он же поклялся высшей магической клятвой, сам пурпурный волк подсказал нам такую формулировку, что не оставил злодею лазеек.

  Юный воитель все еще сомневался:

  -А ты уверена, что этот зверь-мутант такой все знающий.

  -Нет, но ведь и Ягиня солидарна с ним.

  -Конечно, это авторитет, зверек неизвестной породы и ведьма недоучка, назовем ее Шапокляк после косметического зала, только крокодила нам не достает. Полный комплект и в полет!

  Пантера удивилась:

  -И где ты этот детсадовский мультик просмотрел?

  -На "компе" где еще, через Интернет залез в какую-то детскую студию.

  -Хвалю, так значит зеленого Гену тебе надо, а может лучше кого-то пострашнее - Кинг-Конга, Фрейде Крюгера, Штрека.

  Патера беззвучно засмеялась:

  -А чего скалишься, если герои фольклора и эпоса стали реальностью, то почему не материализоваться и киногероям!

  -Да жди, придут они маршевым строем! Время я думаю не то, материализуются лишь те в кого народ верит. Вот эльфов мы, например, еще не видели, не наш иноземный эпос.

  Леопардов был настроен скептически:

  -А домовые, плоть от плоти наши, а где ты их видала?

  -Сначала поешь каши, и скинь с глаз покрывало! Ты где ночуешь дурень!?

  -Ну, ты меня достала, к кому коза ревнуешь!

  -Да никому, ведь ревность дурное это чувство людей неполноценных, они слабы на разум, их даже жалко бедных! Люби, кого ты хочешь, нам СПИД не угрожает.

  -Да наша плоть стерильна, вампир не заражает! И пусть в болоте сгинут бациллы злого СПИДа, к нам не пристанет вирус чумного паразита!

  Разговор проходил в неслышном для людей ультразвуковом диапазоне и занял всего несколько секунд. Леопардов, подскочив к дуплу, метнул туда чакру. В ответ раздался приглушенный вздох:

  -Что за лихие разбойники свалились на мою голову! Вы теперь покойники, ну натайте в сторону!

  -Кто ты зверь чудовище, в дубе мощном прячешься? Нам отдай сокровище, или не наплачешься.

  Вот уже дурацкая привычка, когда кто ни будь, начинает говорить в рифму мульти-клонов так и тянет поддержать неумелое рифмоплетство, проявляя жлобство:

  -Ах, вы два белых примата, хочется вам получить даром власть. Будет приматам расплата, буду я вас мучить всласть.

  -А вот это уже оскорбленье, ты же не знаешь, наш шрифт в ДеэНКа, за это придет тебе мщенье - окрестит тебя крепко героя рука!

  Леопардов первым прыгнул в дупло, правда, при этом рьяно размахивая крест на крест кладенцами. Видимо дух оказался трусливым, испустив визг, бородатенький дедок с красной бородой и длинными как у сома усами, пулей вылетел из дупла. Голосок стал тоненьким, бабьим:

  -Чур, меня демоны мрачного ада, пламя кошмарное будет вам радо!

  Прежде чем моложавый дедушка сделал пас, Леопардов врезал по руке, прижав к горлу лезвие меча:

  -И даже не думай, прежде чем успеют шевельнуться в заклинании губы, лезвие чик...

  -Я надеюсь на чудо...

  Еле слышно прошептал дедок, огненно-красная борода посерела:

  -Я не привык! Повторят приказанье два раза. Руки к ушам неподвижно - замри-ка зараза!

  Пантера аккуратно ощупала карманы и сняла амулеты:

  -Он относительно чистый, будешь колоться нечистый.

  Усатенький дедок отошел от страха и попытался с острить:

  -Нету мне мочи с вами бороться, видно придет на щепки колоться.

  -Но не дури.

  Пантера сделала осторожный замах, в ее руке блеснула самодельная зажигалка:

  -Знай, что тебе не сокрыться в грязи. А если еще ты не понял, корча надувшись ферзя, то знай усатый "Афоня" - мы в пепел спалим тебя.

  Дедок похоже приходил в себя:

  -Все, я ведь неконченый в дупель дурак, и за гроши не подаришь пятак!

  Леопардов не удержался от легкой оплеухи:

  -И перестань говорить в рифму, я заметил, когда хотят затуманить смысл, то начинают говорить стихами. Поэтому только прозой Нострадамус доморощенный. Ты кто!

  Мужичек встал в позу положив руки на пояс:

  -Я есть Барыга, волхв и гном, магия мига под любым углом!

  На сей раз, оплеуха была поувесистей, от удара выбило челюсть:

  -Так теперь вопрос, что ты конкретно знаешь о монголах и их планах?

  С трудом, шевеля выбитой челюстью гном прокартавил:

  -Их тут три тумена, главный командир брат Батыя Шейбани.

  Строгий окрик Пантеры:

  -Как нам их лучше одолеть?

  -Я не воин, вам лучше знать!

  Леопардов предложил, энергично пожевывая листики дуба:

  -Что же он нам не нужен, лучше мы его убьем, ноги привяжем и разорвем.

  Пантера на полном серьезе поддержала инициативу:

  -Нету нам смысла мучить резину, лишний свидетель нам даром не нужен.

  -Врежет коварно Барыга, нам в спину, после как жаба ускачет по лужам!

  Леопардов хихикнул и слегка надавил, дедок прохрипел.

  -Не надо я вам дам меч Ильи Муромца. Он сделает вас непобедимыми!

  Клоны дружно произнесли:

  -Вот это уже ближе к теме, веди нас к артефакту - максимально быстро.

  Барыга был все же крупноват для гнома и нарочито натужно кряхтел, забираясь в дупло. Мульти-клоны легко пролезли в отверстие, конечно, наивно было полагать, что именно в дубле находится легендарный меч, но в этом мире лучше ничему не удивляться. Дупло оказалось на редкость глубоким, настоящий туннель, по которому пришлось ползти. Впрочем во время тренировок, витязям-клонам приходилось даже проползать по канализационной трубе наполненной фекалиями. Конечно противно, зато получен бесценный опыт диверсий. Они при желании могли замочить президента России, не смотря на десятки тысяч охранников. Так как большой гномик, явно тормозил движение опытных бойцов, ребята подхватили Барыгу за руки и ноги и потащили на себе.

  -Не надо, белые воины, я сам доползу.

  Юные воители возразили:

  -Ну, уж нет, у нас каждая секунда на счету. Вот ты лучше скажи, каков он знаменитый меч Ильи Муромца и верны ли легенды о нем?

  Барыга запинаясь, стал мурлыкать, произнося не совсем внятно:

  -Меч Ильи как сказать длиной чуть меньше сажени, широк в два вершка, такой на первый взгляд простой богатырский кладенец. Но вот в бою он вырастает, махнешь направо улица, налево переулок. Под Черниговом Илья Муромец один срубил сорок тысяч, четыре тумена ратников, разве с простым оружием такой подвиг под силу.

  -Магия в мече значит.

  -Верно, волшебная сила, чтобы врагов всех поразила!

  Почувствовав угрожающее движение "гном" добавил.

  -Сила в мече, не простая еще Святогор носил его, он способен и до малого кинжала уменьшится, и до версты вырасти, разрезая скалы.

  Пантера заметила:

  -Интересно, а ты сам маг?

  -Да маг, конечно маг.

  -А почему, нас не слушаются заклинания, в чем секрет?

  -Не могу объяснить словами, если можно прочту вам стихами.

  -Нет, будут опять округлые уходы от прямых ответов, вот придем на место поговорим.

  Неожиданно, тьма кончилась, потоки яркого света ослепили витязей-клонов.

  В туже минуту, сверху упала тяжелая в колючках, мастерски выкованная из стали сеть.

  -Попались птенчики!

  Прощебетал паскудный татарский голос.

  Абсолютная реакция спасла мульти-клонов, резкие удары из оточенных кладенцов разрубили искусно сплетенную сеточку. Леопардов и Пантера подпрыгнули вверх, избегая многочисленных стрел и летящих арканов. Татар было как минимум пятьсот, в основном из числа отборных воинов или тысячников. Острейшие стрелы длинной до полутора аршинов, прошивали практически все пространство. Хотя мечи и вращались со скорость пропеллеров, исполняя прием "Стрекоза" - все стрелы даже они не в состоянии сбить. В течение двух секунд, храбрые витязи получили несколько серьезных ранений. Единственное спасение было в скорости, подобно урагану смерти, воины будущего, ворвались в монгольские ряды. Отборные нукеры буквально живыми окровавленными снопами ложились под вращающиеся косы-кладенцы. Когда в тебя попадает, стрела способная с дистанции в двести шагов пробить тяжелые рыцарские латы, даже упругая дубленая кожа мульти-клонов уступает, каленой стали. Но выдающиеся продукты генной инженерии, способны локализовать боль, остановить истечение крови в поврежденных местах, продолжать движение, даже когда обычный человек был бы завален в тяжелый нокаут. Вытаскивая на ходу стрелы, Пантера и Леопардов продолжали смертоносную пантомиму, ломая ударами более тонкую и менее искусную татарскую сталь. Куски разрубленного мяса летели, как опилки от электропилы. Хан Шейбани был охвачен животным ужасом, могучие витязи-клоны прорубая стальной лес неумолимо приближались к нему. Охваченный паникой родной брат джихангира, бросил меч, обратившись в бегство, на ходу сей бесславный вояка отчаянно вопил:

  -Барыга, Барыга! Дам мешок золота, только останови их ты старый "шишах".

  Большой гном Барыга и без этого отчаянно вертел руками, стараясь состряпать волшебство. Из широкой груди усатого гнома надсадно хрипело насильно выдираемое заклинание:

  -Охреке, суббеду, налегке! Абердэ, согнало, сделай шаг, Помоги бог великий Сульдэ, стань батыр как покорный ишак!

  После последнего слога, ударило сильнейшим раскатом грома, полыхнуло зловещим заревом, пронеслись огненно-розовые вихри. На мгновение все поле заволокло искристым туманом, а когда мутный свет развеялся, на месте кровавой битвы копошилось визгливое стадо ишаков. Разноцветные ослы отчаянно ревели, на их фоне особенно выделялся грязно-коричневый ишак, с роскошной золотой цепью на шее, на цепи болталось золотая голова уссурийского тигра, с горящими рубиновыми глазами. Этот осёл ревел громче всех, и через рев с трудом можно было разобрать картавые монгольские ругательства. Общий смысл в том, что сексуальный маньяк гном Барыга, попортил всех коз, коров и самое ужасное лошадей. Сам незадачливый колдун пребывал в растерянности, стараясь разглядеть, тех на кого он и должен был навести ударные чары. В прочем, что у него может "глюки", от удивления зенки вылезли, два белоснежных единорога, пронеслись стремительным ураганом, на пути хорошенько врезав копытами царственному ишаку Шейбани. От страшного удара, осёл пролетел десяток шагов и врезался в роскошный вышитый парчой и золотом шатер. Развернувшись, единороги, бешеным почти не уловимым на глаз галопом устремись к Барыге. Гном едва успел прошептать краткое заклинание и, извернувшись ужом, юркнул под пенек. Однако так просто от взбешенных клонов уйти невозможно, в ярости копыта Пантеры бьют в трухлявый пенек, а Леопардов разглядывая землю, успевает прищемить ужу тонкий скользкий хвост. Почти на рефлексе следует удар оточенным рогом, нечеловеческим усилием уж смещается, острие лишь слегка вспарывает кожу, затем следует еще один удар и вновь колдуну удается, извернуться и, потеряв почти половину туловища уйти в глубину. Не смотря на отчаянную работу всеми восьмью копытами настигнуть Барыгу не удалось, хотя яростными ударами сохранившие диковинную силу сказочные звери и сумели вырыть целый котлован. Тем временем монгольские воины обложили всю поляну, отчаянно пытаясь собрать сумасшедших ишаков. Но когда эти животные попытались заговорить человеческими словами, началась бешеная паника, и в бывших нукеров полетели каленые стрелы:

  -Нам уже недостать злого мерзкого гнома!

  Со злостью прошептал Леопардов:

  -В преисподнюю ушло порождение Содома!

  Продолжила Пантера:

  -Мое предложение поскачем на всех парусах к Ягине!

  Воительница подколола:

  -А может лучше в конюшню к княгине! Она давно хотела обзавестись единорогами!

  -А пока пускай мужа почувствует рогами!

  Однако не место и время острить и понимая, что дорога каждая минута, превращенные клоны устремились в прорыв. Скорость их передвижения была колоссальной, на руку играло также и то, что монгольские нукеры прекратили стрельбу, пытаясь живьем захватить ценную добычу. Так как меч-кладенец в копытах не удержишь, пришлось основную ставку сделать на броски и удары острейшим природным оружием. И это было эффективно, тем более что монголо-татары мешали друг другу, отчаянно дрались, стремясь заполучить трофей, да и войско оказалось обезглавленным, основные ордынские командиры, став ослами, пришли в свое естественное животное состояние. Ловко увиливая от сотен мешающих глупо сталкивающихся арканов, Леопардов и Пантера вырвались на оперативный простор. Правда несколько раз их шеи захлестывала петля, но резкие рывки либо рвали лассо, либо сбрасывали седоков. И все же в какой-то момент удача казалось, отвернулась от витязей-единорогов, Пантеру захлестнула сразу дюжина арканов, и ее белоснежную грацию накрыла гора вонючих монгольских тел. Развернувшись Леопардов, обрушился на противников разрывая тела, и подбрасывая нукеров вверх:

  -Уходи Лео, так они и тебя заарканят.

  -Русский парень сестру не оставит!

  Поддев рогом одного из немногих уцелевших тысячников, Леопардов с силой подбросив вельможного монгола вверх. Здоровенный батыр с распоротым брюхом врезался в свои ряды и сбил троих всадников. Тем временем Пантера отчаянным сверхусилием низвергла повисших на ней монголов, разрезав рогом, часть арканов рванулась с места. Некоторые их монгольских всадников вылетели из седел, Леопардов рубящим движением помог Пантере стряхнуть остальные арканы, и два распрекрасных сказочных коня рванули по залитому кровь лугу. В этот момент прозвучал сигнал тревоги, но большинство нукеров его игнорировали, продолжая бессмысленную погоню, за стремительно удаляющимися единорогами. А ведь напрасно, воспользовавшись явной сумятицей охватившей монгольский лагерь, царь Булгар Еримук предпринял смелую вылазку, бросив в атаку все свое войско. И не прогадал, обезглавленные войска это уже не войска, а корм для ворон. Булгары были сильны и атаковали с безудержным напором. Они двигались четырьмя отдельными отрядами. Сильный и рослый Еримук возглавил самый крупный из них. Он рубил врагов большой саблей из дамасской стали подаренной самим багдадским халифом. Вот один из тысячников потерял уродливую башку с гнилыми, но крупными зубами. Ловко маневрируя два отряда перемалывали ряды монголов, а еще двое зашли в тыл. Паника усилилась, нукеры падали, из-за плотного строя и отсутствия командиров не могли эффективно применить главный козырь - стрелы. Лишь один богатырь Мурад попробовал собрать лучших воинов, организовать сопротивление. Он был могуч с неистовой яростью бросаясь на врагов. Булгары не выдержав подались назад, казалось перелом близок. В этот момент послышался тонкий писк и тонкая стрела вонзилась прямо в горло. Бычья шея окрасилась кровью, громадная туша полетела вниз. Из-за стальных шеренг выглянуло красивое девичье лицо, глаза мстительно сверкнули. Монголы подались назад, катапульта угодила по своим рядам, опалив нукеров горящей смолой. Обгоревшие лошади переворачивались истерично били копытами, затаптывая сбитых всадников, еще немного и катапульты были захвачены, решительным ударом. Чаша весов резко качнулась в пользу булгар. Они дрались за правое дело, за свою землю и родная земля давала силы. Битва вскоре переросла в избиение, а затем в резню и преследование жалких остатков еще недавно могучей грозной армии. Лишь отдельные сотни пытались оказать подобие сопротивление, но и они стремительно истаяли как льдинки на солнце. Паскуднее всех было в тот день хану Шейбани, особенно когда с него содрали золототигровую пайцзу, а после хорошенько врезами кнутом. Затем "Царского" ишака запрягли в тяжеленную телегу, и подгоняя крепкими ударами загнали в город. От страха перед разоблачением и еще более страшными муками брат Батыя забыл человеческие слова и лишь нечленораздельно ревел.

  -Иа, Иа! Иаааа!

  Тем времен неутомимые единороги Пантера и Леопардов продолжали нарезать километры, приближаясь к исконно-русской земле:

  -Как ты думаешь Пантера, главный каган сейчас счастлив, волоча ослиное ярмо?

  -А как ты был бы счастлив, под уздечкой или на цепи?

  Воитель ставший животным гордо произнес, стукая копытами:

  -Я не рожден покорною овечкой, и не привык свиньей сидеть в грязи!

  Пантера быстро продолжила, с со свойственным языку бойцов мульти-клонов изяществом:

  -Однако четыре изящных как лани ноги, не к месту заложены нашим создателем!

  - Верю, поможет нам силушка бабы-Яги, если не стала Ягиня предателем!

  . ГЛАВА Љ 9

  Две смуглые бесшумные тени, плавно скользили по кронам деревьев. Где-то там далеко в отдалении слышалось, ржание разгоряченных коней, бряцанье оружием, еле слышные звуки дребезжащей тетивы. Судя по шуму всадников, было, как минимум несколько сотен и они явно были нацелены на серьезную схватку.

  -Я думаю Полкан это не на нас, не такие мы важные птицы, чтобы за нами в такую даль неслась целая рать.

  -Может быть и так Турган, но не мешало плотнее замаскироваться в могучих дубовых ветвях, хотя если у них есть собаки, такое укрытие нас не спасет.

  О том, что может их ожидать в случае поимки, не хотелось и думать.

  Полкан или как его нарекли при крещении Петр, не без содрогания вспоминал тот день, когда в их село ворвались разъяренные мохнатые люди с жирными как у злых ведьм лицами, узкими глазами и крючковатыми носами. Страшные мугланы, по сравнению с ними прежние кипчакские или половецкие набеги казались детской забавой. Убив и изнасиловав всех, кого они только смогли застать в селе, бандиты спешно разграбили нехитрый селянский скарб, особенно жадно примериваясь к роскошным мехам. Его тоже едва не убили, но командир "мугланнов", приказал захватить и пленных. Участь последних такова, что в пору завидовать мертвым. Так как он Полкан был еще мальчиком, его просто запихнули в мешок, предварительно отключив сознанье крепкой дубиной. Что стало с его родителями, ребенок не видел, может быть, им повезло, и они успели уйти, а может быть и ...

  Когда "мугланы" так называли в селе новых захватчиков монголов, уселись на привал, устроив мерзкий сабантуй, с его отчаянно ноющей головы сняли колючую мешковину. Предводитель монголов сотник Канулабай, издевательски подмигнул пленному огольцу.

  -От такого удара, ты не умер, значит, крепкий будет воин. Может усыновить тебя?

  И вот страшный "мугнал" протянул грязную, липкую не отмытую от крови лапу, что бы погладить Полкана по светлой головке. Но тут малец и проявил характер, цапнул бандита зубами. Укус был болезнен, верзила охнул, нукеры взмахнули, было, саблями, но повелительный жест остановил их.

  -Нет, это мальчика я выпорю сам. А убивать не надо, пускай до полных краев изопьет чашу рабства.

  Канулабай бил тяжелой плетью семихвосткой, так что маленький Петр потерял сознание, дальнейшие воспоминания были смутны. Более, менее отчетливо вспоминался грязный зловонный трюм, куда сгрузили большое количество детей, и мальчиков и девочек поместив к ним словно издеваясь голодных лисят. Лисята кусались, подобно крысам терзая кожу, а некоторым даже отгрызли конечности. В отчаянии Петр и некоторые мальчишки покрепче устроили мини-облаву и, не смотря на категорический запрет, голыми руками передушили назойливых животных. Наказание было страшным, их всех мальчиков и даже не причастных к "зачистке" девочек безжалостно пороли вымоченными в морской воде колючими прутьями, а затем окровавленных и нагих оставили, жариться на солнцепеке. Двадцать детей умерло сразу, еще двадцать чуть позже, до порта довезли менее половины. Множество кораблей, высокие красочные минареты, могучие слоны поражали воображение четко отпечатавшись в памяти. Особенно запомнился эпизод когда слон по ошибке раздавил женщину, кровавое месиво еще долго плыло перед глазами. В порту их слегка откормили, для придания товарного вида намазали дешевым маслом и выставили на торг. Для того, что бы торговля шла веселее, самых крепких невольников заставляли подымать тяжелые камни. Полкан с удовольствием принял участие в этом аттракционе, и легко поднял вдвое больше своего веса, поразив покупателей. Когда он сказал что ему идет девятая весна, то есть только восемь лет ему не поверили, и все же купили. Так он был не по годам силен, его отправили на строительство большой от Исшагана до Басры дороги. Путь был крайне тяжел, их было свыше трехсот человек, в том числе около сотни детей и подростков. Вот тогда он и познакомился с Турганом, их приковали общей цепью и, хотя они были самыми младшими в группе, грузили их не меньше чем остальных. Впереди каравана и сзади гордо шествовали верблюды с монгольской охраной. Переход был - болезненно ужасаюсь, острые камни и раскаленный песок под босыми ногами, тяжелая поклажа и натирающие конечности и шею цепи, удары плетью. Вдобавок скудное питание и мучительная терзающая внутренности нехватка воды. На первом же оазисе, несмотря на категоричный запрет, мальчики бросили поклажу и, гремя цепями, завалились в прохладный ручеек. Никогда в жизни Полкан не испытывал такого блаженства, обожженные ступни сразу утихли, да и почерневшей, но еще с непривычки саднящей от пустынного солнца коже стало намного легче. Из ручья их выгоняли ударами остро заточенных копий, а после зверски выпороли, избивая колючими цепочками, после густо посыпали свежие раны солью. Это было очень больно, когда на разъеденные язвы падают солнечные лучи. В этих условиях даже хорошо, что руки скованы в колодке железом, расчесанные раны могли воспалиться, вызвав общее заражение крови. Естественно, что в таких бесчеловечных условиях до места добралось меньше сотни невольников, а их детей выжило только двадцать. Затем пять лет монотонного ада, боль во всех мышцах от хронической усталости. Спазмы в животе от недоедания, распухший язык мучительная жажда от обезвоживания. Каждый день плети, побои работа от зари, до зари страшный солнцепек в полдень и леденящий особенно зимой ночной холод. Спали под открытым небом за железной оградой, что бы было теплее, они в стиле пустынных ящериц зарывались в песок. И трупы, трупы товарищей умирающих каждый день, пустынные шакалы довольно выли, получив очередную порцию. Мало кто дожил до конца стройки, а они с Турганом выжили, окрепли и даже сохранили все зубы. Когда спустя пять лет, строительство дороги закончилось, немногих выживших вымыли, построили в шеренгу и вывели на торг - что бы окончательно решить незавидную участь. В этот момент базар и посетил половецкий хан Баяндер. По команде надсмотрщика рабы подняли тяжелые камни. Хан был не тороплив, потягивал охлажденный кумыс и с большим интересом рассматривал голоногих ясырок танцовщиц, надзиратели щелкали сыромятным кнутом по обнаженным золотисто-смуглым телам, подхлестывая движения. Намазанные маслом круглые груди невольниц, крепкие бедра, точеные с налипшим песком ножки заманчиво блестят на солнце. Рабыни как змейки изгибаются в танце, приковывают взгляд, половецкий сановник на остальной товар не обращает внимания. Практически все невольники в измождении уронили свой груз, а Петр и Турган продолжали стоять в напряженных позах, держа над головой тяжеленные валуны. Наконец хан бросил на них небрежный взор и кивнул пальцем.

  -Кутума, возьми из их рук камешки и принеси мне.

  Крупный араб вырвал, было, валуны из рук Петра и Тургана и тут же уронил один на грудь, другой на песок едва не отдавил себе ногу.

  -Они слишком тяжелые повелитель, я лучше снесу их по одному.

  -Вот как, а эти батыры их держали над головой. У вас еще нет даже усов, сколько вам лет юноши.

  -Нам обоим идет четырнадцатая весна.

  -Вай, а вы сильны как мангусы, и рост уже не мал. Вай крепкие мальчики, а такие на вид худющие и чем вы их держите, колдовство?

  Они и впрямь были очень сухие, но жилистые, с выступающими венами. В прочем, вкалывая по шестнадцать-семнадцать часов на солнцепеке, не один раб жирок не нагуляет, обгоревшая на солнце почти угольная кожа по-особому оттеняет глубокие плитки рельефного пресса, острые пучки стальных мышц. Красивы, но при этом суровы, как спартанцы, мальчишечьи серьезные, но в них нет злобы, улыбаются, добро скалясь белыми крупными зубами. Пока Баяндер присматривался к невольникам, песок внезапно раздался, и крупная рептилия высунула хищную ужасающую пасть с тремя рядами зубов. Половецкий хан даже не успел испугаться, крупный валун, ловко брошенный Турганом, поразил хвост, а Петром голову омерзительной твари. Попадание вызвало небольшой взрыв, а когда пыль развеялась, на месте бесовского наваждения остались лишь кровавые ядовито-фиолетовые брызги.

  -Шайтан! Это воплощение смерти.

  Еле слышно промямлил хан.

  - Вы мощные джигиты! Быть вам у моего сердца!

   Далее все пошло как в сказке, их приняли в тумен сформированный ханом Баяндером, вручили добротных коней и справное оружие. Хан присоединил свою армию уже после взятия Батыем Итиля, по этому на его золотой пайцзе красовался всего лишь золотой сокол.

  А что было далее? Все просто - история стара как мир: доброта наказуема! Отказались убить безоружных пленных, насиловать и грабить женщин, срезая перстни вместе с пальцами, выдирая серьги с ушами. А не достаточно крепких детей, разбивать головами о пни или бросать в огонь. Вот их самих подвесили на позорных столбах, аккуратно, чтобы не покалечить пробили руки гвоздями. Видимо хан еще не забыл, как ему спасли жизнь, и рассчитывал, что после пыток вздорные мальчуганы примут правила суровой военной игры. И все же монголы их недооценили, с трудом, но им удалось бежать, постепенно испытывая при этом страшную боль, расшатав и вырвав гвозди. Минуло несколько суток, теперь они пешком, кони от истощения пали, пробираются на Русь. Оборванный кипчак Турган прошептал Петру на ухо. - Все же не следовало нам брать, яхонтный перстень. Чувствую Полкан, не просто так он лежал под столбами.

  -Я тоже так думаю, но нельзя на свою родину возвращаться без дувану.

  -У тебя хоть есть родина, а у нас мугланы сожгли все аулы, вырезав непокорных, я клянусь, что буду вечно сражаться с эти детьми Иблиса!

  Гомон "Детей Иблиса", стал гораздо громче, монголы, изменив тактику, принялись крутиться вокруг дуба, явно окружая дерево, и хотя у них и не было собак, согласованность их действий была такова, словно они точно знали, где искать беглецов и, создавая кольцо, им как бы отрезают путь к отступлению. И вот послышалась заунывная песнь и стук бубна:

  -Яростно хлещет в вулкане огонь

  Тень Чингисхана встает над землей!

  Размалеванный в шкурах чародей дико визжит и трясет бубном. Голос словно из-под толщи мутной, болотной воды:

  Кровь раскрашен хмурый закат

  Пест указует - спрятался гад!

  Дико подпрыгнув, шаман выкинул длинный когтистый палец, указав на дерево, причем острие пальца оказалось направленным прямо на беглецов. Монгольские воины, словно по команде устремились на штурм, а часть нукеров натянула тетивы. Петр и Турган выхватили сабли, хотя ясно, что против такой силы их булавочные уколы не преграда. Нукеры резво вскочили на толстый дубовый ствол, однако сам факт, что им пришлось ползти по коре, затруднил атаку. Взмахнув саблями, беглецы мощными ударами разрубили первых двух наиболее ретивых нападавших. Последовал бросок из дюжины арканов, одна самая удачная петля захлестнула шею Полкана, массивный нукер резко натянул веревку. Лицо Петра посинело, и лишь удар сабли Тургана спал юного батыра от удушения. Меткие монгольские лучники, дали прицельный залп, целя в конечности, хотя Турган и Петр ловко сместились, одна из стрел пробила половецкому юноше руку, а Петру ногу, да еще и пригвоздив бедолагу к дубу. Точный бросок аркана захлестнул раненую руку Тургана, но на сей раз, четко сработал Петр. Он не только отсек веревку, но и умудрился выдернуть из ноги полутора саженую стрелу, ответным броском прошибив нукеру глаз.

  Колдун пронзительно провыл.

  Их не убейте вы сразу

  Спешка бойцу не к лицу!

  И повинуйтесь приказу

  Верьте шаману отцу!

  Опытные монголы, стремясь избежать потерь, принялись рубить ствол, а часть воинов заняла соседние деревья, что бы дать уйти по ветвям.

  -Если мы попадем в плен Турган, то сдиранием живьем кожи на большие шаманские бубны дело не ограничится!

  -Понятно брат, тогда помолимся Аллаху или Христу и примем достойную смерть! Истина в том, что смерть в отличие от женщины всегда, верна, а жизнь сплошная измена!

  Произнеся краткую молитву, юноши с разбегу запрыгнули на соседнее дерево, и вовремя подрубленный дуб рухнул, свалив с коней трех преждевременно расслабившихся монголов. Как не старались мальчишки, им пришлось туго, отборные воины в кольчугах были неплохо обучены и их кривые ятаганы разили наповал. И, тем не менее, еще четыре трупа свалились с ветвей, прежде чем монголы захлестнули свои арканы. Оба юноши были тяжело поранены, правда, монголы их щадили, видимо готовя более мучительную казнь. Мальчиков раздели донага и привязали к спешно вырубленному самодельному жертвеннику. Чернокнижник, надев на руку перстень, приступил к ритуалу. Его острейший ножик коснулся голой еще гладкой и безволосой груди Петра, аккуратным движением слуга преисподней нацарапал кружок и исходящие лучи. Чародей нахмурился, рассечение от острой монгольской сабли портило рисунок, затем он проделал то же самое Турганом.

  -Словно с аллигатора снимется с вас кожа...

  -С силой терминатора будет бита рожа!

  Резкий бросок отбросил шамана, выскочившие на поле белоснежные единороги распороли веревки связывающие пленников. Стоящие в оцеплении монголы были поражены и не сопротивлялись, а вдруг это вызванные шаманом боги? Слишком стремительно они ворвались и сумели проскакать бесшумно, обрушившись как снежный ком наголову.

  -Ты сдери с него кольцо!

  Прошептал Турган.

  -Отобью ему яйцо!

  Взвизгнув Леопардов, прыгнул на чаровника, но тот уже успел потереть перстень пальцем. И все же острый как нож рог поддел волосатую, когтистую руку, кольцо взлетело вверх, а Пантера ловко его подцепила. Ее голос журчал игривым ручейком.

  -Ты долбанула нечистого варвара ловко, нет, не пройдет у шамана уловка!

  Леопардов слегка растерялся, хотел обидеться, ему показалось, что к нему обратились в женском роде, в прочем раскатистый рев прервал все мысли. На поле с грохотом выскочило чудовище, подобие смеси двуглавого волка, пираньи и кобры, размерами с хорошего слона. Развернувшись Леопардов, подцепил острием шамана, и с силой швырнул злого колдуна в раскрытую пасть. Тот пролетел как тряпичная кукла, только успев ойкнуть. Челюсти монстра вытянулись, став втрое больше чем у бегемота, волшебник был перекушен, причем тело целиком исчезло во рту, и лишь голова откатилась откушенная полуметровыми зубами. Даже видавшие виды нукеры пришли в ужас, громадный язык огненным гейзером вылился из бездонной глубины, подхватив все еще дергающеюся с зевающим ртом голову.

  Хлоп и голова исчезла в пасти, монстр издал такой ужасающе пронзительный рев, что у большинства воинов лопнули барабанные перепонки, из ушей и носа полилась кровь, а испуганные кони сорвались с места в галоп, сбрасывая окосевших всадников. Единороги и оба юноши в момент дикого крика открыли рты, избежав поражающего воздействия. Затем Леопардов исполнил резкий прыжок с разворота, всадив копытами в раскрытую пасть. Хоть они и стали животными, но скорость и реакция по-прежнему многократно превышала человеческую. Чудовище впрочем, не осталось в долгу, уйдя в яростный прыжок, но прирожденный мульти-клоновый воин сумел нырнуть вниз, полоснув острым, как бритва рогом по мохнатому пузу. Удар был хорош, полилась кровь, но чудовище не замедлило хода. С бешеным исступлением дикий зверь совершал яростные прыжки, не смотря точные попадания, монстр не терпел ущерба, поврежденная кожа затягивалась прямо на глазах. Пантера тоже не стояла на месте, соединив усилия, они синхронно ударили рогами в багрово-огненные глаза магического зверя. Удар на мгновение ослепил противника, но лишь на мгновение, в следующий миг глаза вновь вспыхнули, извергаемое ими неукротимое пламя выпаливало все внутренности. Отбросив единорогов взмахами могучих лап, чудовище схватило одного из поверженных монголов, подбросило вверх, целиком заглотнув волосатого в тяжелых латах нукера. Практически сразу и без того не малый зверь вырос в размерах.

  -Смотри, он поглощает биомассу, и растет.

  -Пусть он лучше отсосет!

  Монстр попытался проглотить Петра, но юноша успел уйти, вскочив на спину Пантере. Турган сделал то же самое, хотя Леопардов и не сопротивлялся, но скорость его упала, движения стали осторожнее, а вдруг человечек слетит.

  -Не волнуйся, я с детства укрощал коней, сам Субудай это видел, он тогда меня, правда, не узнал!

  -Вот и дай под глаз фингал!

  -Может лучше нам уйти, широки в лесу пути, ведь как только расцветет, эта тварь сама отойдет!

  Пантера уже сама поняла, что так просто этого гада не убить, а ведь они уже не могут так стремительно уклонятся, имея на себе довольно крупных юношей. Да и усталость постепенно накапливалась, а порождение ада было неутомимым как "Энерджайзер". Чудовище и впрямь, почувствовав свободу, принялась глотать упавших с коней многочисленных нукеров. С каждой новой жертвой, его размеры возросли вот оно уже как динозавр. Так как Пантера уже понеслась с поля битвы, то и Леопардову временная "передислокация" не в "падлу". Однако исчадие преисподней, слишком быстро покончило с доброй сотней поверженных монголов и, не видя иной добычи, понеслась за единорогами. Видимо съеденная плоть придала титанические силы, и дикий монстр, неся быстрее самого мощного гоночного автомобиля. И вот уже раздается его смрадное дыхание, деревья ломаются как спички, трехметровые зубы лязгают за спиной. Громадная в пять, раз больше чем у кашалота пасть раскрывается, огненный язык выскакивает стремительной анакондой, раз бац, он схватил Петра за талию. Даже удар саблей не помог, клинок прошел сквозь плоть языка, словно это была голограмма. Правда, голограмма неспособна, поднять человека. А тут язык не только поднял юношу, но, еще резко удлинившись, опутал туловище Пантеры. Это уже конец еще мгновение и они исчезнут в кромешной бездне исполинской пасти. Уже в отчаянии, Леопардов совершил невероятный прыжок, ударив копытами в челюсть чудовища, однако теперь подобный удар, такому гиганту, что слону дробинка. От страшного толчка, мульти-клон отлетел на полсотни шагов, едва не свалив отчаянного уплетывающего монгола. Судя по богатому убранству, всадник щеголял в сверкающих под лунным светом латах, это был знатный ордынский вельможа, как минимум тысячник. И уже движимый инстинктом уничтожения, Леопардов поддел титулованного хана рогом, и с точностью профессионального баскетболиста забросил его в пасть. Чудовище, не жуя, проглотило хана, язык тем временем взвился в воздух, на десять метров подняв Пантеру и Полкана. Турган не смотря на всю сноровку, слетел со спины мульти-клона, и чудовищная лапа, гигантского зверя отринула его. Тело юноши врезалось в дерево, а перстень, он его все же снял с рога Пантеры и одел на палец, слетел и был тут же на лету умело, поддет рогом Леопардова. Должно быть, это движение не прошло мимо монстра, Пантера и Петр, упали на Землю, а язычок рванулся к Леопардову. Но Леопардов успел развернуться, уйдя от огневой удавки. Громадный зверь раскрыл еще шире пасть, из оскаленной пещеры вывалилась целая дюжина отростков. Они резко удлинились и двигались настолько стремительно, что даже феноменальная реакция оказалась бесполезной. И вот сначала один, затем вся дюжина языков, спеленали единорога. Еще секунда и пасть раскрылась, распахнув громадные ковши. Для мульти-клона особенно в стрессовом состоянии время идет крайне медленно, в голове проносятся целые стада торнадо отчаянных мыслей и кипящих эмоций. Вот они громадные клыки, успели сомкнутся, над головой, а одно из копыт, попало между зубами. Какие они острые перерубают плоть, а ты даже, не чувствуешь боли, тебя засасывает гигантским пылесосом, отчаянно дрыгая ногами медузой скользишь по широченной глотке, проваливаясь в желудок. Как ужасающе смердит в нутре, а глубине плещется кислота, сатанинское зелье покруче "царской водки". Единорог с тихим плеском упал в смертоносный органический рассол, белая кожа горит и облазит, плоть размягчается, опадают куски мяса, и вот проступают, косточки. В животе не темно, люминесцирует тусклый, лилово-сиреневый свет, все видно и положение от этого кажется еще более зловещим. Еще чуть-чуть и кислота дойдет до сердца, и он провалится - куда? Если у мульти-клона душа? Попадет ли он в АД, РАЙ! Или куда еще? А может у них нет загробного будущего, как с расплавленным компьютером, чик и нет машины, что осталось, выбрасывают на свалку. Их программа обучения велит - борись до конца за жизнь и не дает никаких инструкций посмертного поведения! Неожиданно по брюху чудовища прокатились конвульсии, кислота яростно вспенилась обжигающим потоком, еще раз обдав мордочку единорога. Тут случилось то чего в принципе не может быть, запрограммированный на борьбу до последнего нервного импульса безжалостный и несгибаемый мульти-клон Леопардов потерял сознание.

  . ГЛАВА Љ 10

  Почему Марк Соколич решил, оторваться от своего отряда и рвануть на поиски Леопардова и Пантеры, трудно объяснить. Многие в "Белой армии" любили и практически все уважали белых херувимов. Часто даже вопреки крайней суровости царившей в военно-трудовых лагерях. Суровые изнурительные тренировки, сочетались с не менее тяжелыми работами на поле и в лесу, в строительстве засек и даже в закладывании нового города. Хотя он уже привык получать удары, но даже в этот момент тупо ноют сбитые костяшки рук, выбитые пальцы ног, а на лице красуются здоровенные синяки. Спарринги проводят в полную силу, в условиях предельно приближенных к боевым действиям. Губы опухли, тяжело глотать, еще хорошо что зубам удалось уцелеть в гладиаторских поединках, а ребра оказались покрепче палок. Словно дыбе терзали растянутые связки, и зачем нужно такое мучительное иезуитство, привязав веревки раздвигать ноги в стороны, рискуя порвать себя. После чего каждый шаг дается с болью, а сумасшедшего бега разрываются легкие, барабаном бьется сердце. Предельно натруженные мышцы особенно сильно болели в первые дни и недели тренировок, мальчишки и девчонки терпели адские страдания, но не прерывали занятий, никто не хотел показать себя слабаком. Конечно, он и большинство ребят втянулось, хотя интенсивность нагрузки и тренировок все возрастает. Кроме того белые ангелы использую иглы, они перед сном колют их в разные участки тела. Кроме того учат всаживать эти орудия пытки ребят, показывая рисунки с точками. Перед этим иглы смазывают различными снадобьями, которые готовят эти непостижимо могучие и быстрые витязи. От уколов буквально разрывает, но затем о чудо усталость проходит и мышцы укрепляются. Кроме того ангелы используют непонятное колдовство что называю ток, он бьет и искрит, ужасная пытка, но чувствуешь себя после такой зарядки совершенно иным человек. Нет за белых ангелов он готов отдать жизнь и ему святое дело Руси отнюдь не до пня. Собрав силы, сейчас Марк, ведомый астральным чутьем, одиноким волком несется по лесу, ломая сухие ветви, разбрасывая колючие шишки. Вот вдали слышится вой и крики, мальчик рефлекторно спрятался за дерево, он не дрогнет, только коня куда деть? Впрочем, рев все приближался, и испуганная лошадь встала на дыбы, легко сбросив не слишком умелого седока. От крепкого шлепка об землю Соколич ушибся, сознание помутнело и развернувшуюся перед ним битву, он наблюдал как пьяный ежик в сиреневом тумане. Лишь когда чудовище, проглотило белого единорога, силы мальчика пробудились, резко вскочив и натянув лук - простое отработанное движение. Тетива в зубах правая рука распрямляется, левая укладывает заряд, и сразу две стрелы летят в монстра. Одна попадает в глаз, другая пролетает мимо. Чудовище ревет так оглушительно, что ветер пригибает к траве вековые деревья, почва под ногами трясется. Из ушей потекла кровь, и казалось, померкли все звуки. Дикий монстр резко вырос в размерах и вдруг опал, последовал небольшой хлопок, словно лопнул надувной шарик. Пасть чудовища раскрылась, и из нее вылетел полупереваренный единорог Леопардов, останки зверя еще раз встрепенулись и опали как каркас у надувной куклы.

  Первая минута прошла в молчании. Затем Соколич радостно размахивая луком, вылетел на лужайку.

  -Это я его победил! Я злодея поразил! О мой лук и верный глаз, я тебя гривастый спас!

  Витязи-юноши ничего не слышали, а вот Пантера сохранила слух, да и по губам вполне можно прочесть.

  -Хороший был выстрел, но все же я думаю, не он сработал.

  -А кто!

  Леопардов успел прийти в себя, все же биоинженерия продолжала действовать и в этом теле.

  -Тот знатный монгол в серебряных доспехах. Бесы не любят, поглощать серебро!

  Вместо ответа Леопардов попытался встать, но ноги превратились в обломки костей, даже ребра частично обнажились, а морда напоминала откопанную из-под пепла реликвию. Только один рог по-прежнему торчал гордо и непреклонно!

  -Ты явно повредился, ну что же придется тебя нести на спине.

  Дальнейшие сборы, отняли немного времени. Монголы в основном поразбежались, дикий ужас гнал их не один десяток верст. Обратный путь был спокоен, Леопардов усиленно жевал траву и ветви деревьев, мясо и кости нарастали почти со сказочной быстротой. Все бы ничего и лишь Марк Соколич доставал наивными вопросами.

  -Если вы такие великие воины и чародеи, то почему сами не снимите заклятие дубового гнома?

  Пантера терпеливо отвечала.

  -Во-первых, мы не чародеи, а во-вторых, эти невиданные трансформации находятся за пределами науки и материального мира, мы просто не знаем, как решить столь сложную беспрецедентную проблему.

  Поняв от силы лишь половину, Марк задал встречный вопрос.

  -Вы уже практически восстановились, каким образом без колдовства у вас так быстро наросло мясо.

  -У нас просто ускоренный процесс регенерации, лучше, чем у гидр, когда нас создавали, в ДНК были включены практически все полезные качественные характеристики фауны и даже флоры. Чудеса генной инженерии, когда каждый атом работает на одну цель!

  Как не странно, но Соколич понял большую часть фразы, все же он не последний дебил и смысл многих фраз при растолковании становится понятен даже пещерному человеку.

  Закончив процесс восстановления Леопардов, соскочил со спины, и довольно резвым аллюром засеменил к Владимиру. Лучи летнего солнца играли в изумрудной листве, дурманящий запах ромашек и огнезарного мака кружил голову, природа расцветала, пышная трава мягким бархатом пробивалась сквозь булыжники. Переливистые трели соловьев услаждали слух. Вдали уже сверкали золотые купола Владимировских церквей. Петр, однако, не разделял оптимизма.

  -Если мы въедем в город, и вы еще заговорите, такая возникнет паника. Предлагаю сначала заехать к бабе-Яге. Вы говорили она добрая патриотка-волшебница, так пускай вернет вам прежний облик!

  -Не было бы ничего проще, но мы уже были, проехали место ее постоянной дисклокации, и не нашли даже следов куриных когтей.

  Леопардов и сам был до крайности встревожен. Пантера резво вставила.

  -Судя по запаху, она уже давно телепортировалась или эта курья изба умеет летать.

  В разговор вступил Соколич.

  -А зачем нам Ягиня, лучше зайдем в ближайшую церковь и попросим у Батюшки снять бесовское заклятие!

  Пантера отрицательно мотнула головой.

  -Православный священник может и испугаться, я не знаю даже, как на нас подействует святая вода и серебряный крест.

  Леопардов махнул роскошным хвостом и промолвил.

  -Ну не убьет, мы же не демоны ада, если нас крест не спасет, значит...

  -Туда тебе надо! То есть в ад! Не трогай церковь это святое, она для людей, а мы лишь биомашины.

  Леопардов хотел, было возразить, вроде того, что попросить помощь у священника не грех, при вести пару строк писания вроде - "Просите, и дано будет вам". Однако рогатую лошадиную голову посетила идея.

  -Ратибор! Воин, монах и священник, он нам поможет!

  Найти Ратибора оказалось проще, если Ягиня сгинула словно кикимора, то могучего священника знали все. Он был своего его древнерусским знахарем и отказывал в просьбе даже беднякам. По виду единорог тот же только чрезмерно красивый конь, правда, с одним рогом, но если надеть на башку подобие кокарды или шлема, то его и не видно. Не далеко от мужского монастыря, где и обитал Ратибор, находилась сыскная застава. В ней особо рьяно следили за беглыми и шпионами. Тиун Торопка цепким взглядом всматривался в подозрительных ездоков. Три всадника и впрямь были слишком заметны. Кони у них даже не княжеские, а царские, на головах пышное убранство, а сами всадники. Один оголец босенький, исцарапанный, в изорванном белом кимоно. Ну, это все известные голодранцы из белого тумена, а вот двое других более крупных парней тоже оборванцы в дырявом с пятнами крови татарском платье и с монгольским оружием. Один на вид вроде русый крепкий, не смотря на худобу славянин, а другой черноволосый и курчавый сильно смахивает на красавца половца, хотя за столетия войн руссичи и кипчаки сильно перемешались.

  -А ну спешится!

  Грозно рявкнул тиун.

  -Отвечайте, чьи вы холопы!

  Соколич оказался самым "сообразительным". Достав серебряную пластинку со знаком тысячника, надменно произнес.

  -Да как ты смеешь, жалкий тиун, задерживать государевых людей, вернейших слуг великого князя, али хочешь на дыбе повисеть.

  Будь на месте Соколича взрослый муж или хотя бы роскошно одетый юноша это сработало, а так ну кто на тебя орет - жалкий сосунок в лохмотьях.

  -Взять их, и подвал для дальнейшего допроса. Тоже мне нашлись начальники!

  Полкан и Турган не сопротивлялись, а вот Марк продолжал орать. Несколько дружинников полоснули плетьми мальчика, затем сбросили на землю врезав копьем по ногам.

  -Пороть бесноватого!

  Яростно скомандовал Торопка.

  Пышное убранство с Пантеры слетело, бич зацепил рог.

  -А это что такое. Демоны! Демоны!

  Тиун вытаращил глаза и завопил в стиле малохольного писаря Ивана Грозного из знаменитого комедийного фильма. Хотя Леопардов и не смотрел советский блокбастер "Иван Васильевич меняет профессию", но вид уже знакомого Торопки был настолько комичен, что хотелось нагнать дополнительного страху.

  -Слушай низкий мерзкий клоп, я из ада изошел, ты получишь рогом в лоб, твой конец червяк пришел!

  И заржал единорог ржанием богатырским. У дружинников кровь застыла в венах. А надменный тиун Торопка, мешком рухнул в обморок, от падения поднялась пыль.

  -Да Лео ты гигант, тебе в детский сад...

  -Что хочешь сказать это смешно, да нет, иначе пришлось бы их зверски убить, а это грешно!

  -Умерь или жить! А с этими, что будем делать?

  И впрямь монастырский колокол отозвался, как тысяча громов. Привычные к оружию монахи, бегут за толстые высоченные стены.

  -Вот батюшка и Юрьев день! Теперь нам туда путь заказан.

  -Ну почему, поскакали, нам ли боятся рабов божьих.

  Соколич и тут вставил слово, мульти-клоны замерли их мозги вновь пришли в движение, просчитывая варианты. Впрочем, появление группы крепких в добротных кольчугах витязей-монахов положило конец колебаниям.

  -Скажи Соколич, что мы заколдованные люди и попроси помощи.

  Прошептал Леопардов.

  Марк Соколич пал на колени, Полкан и Турган, последовали его примеру. Пантера в прочем оживилась, в числе монахов маячила на редкость крупная фигура Ратибора. Вот только как его приветствовать, начнешь орать, так он тебя и рубанет мечом, хотя... Нетерпеливый Леопардов, все самцы одинаковы, закричал пронзительным голосом.

  -Привет Ратибор!

  Монахи растерялись, изрядно опешив, часть из них принялась лихорадочно креститься, к чести Ратибора, старший монах не утратил хладнокровия. Подойдя поближе, он протянул безоружную руку. Леопардов принял неуклюжую стойку, сев на хвост.

  -Не можем подать копыта, хотя держи "пять".

  Могучий монах, пожал протянутую конечность, и осенил себя крестным знамением.

  -Вы, наверное, заколдованные люди?

  Ратибор произнес это скорее утвердительно, чем вопросительно.

  -Да ты прав, мудрый старик. И мы хотим помощи. Дрались татарвой, теперь рог дугой!

  -И вы кто, может быть те, кого называют белыми херувимами?

  -И здесь твоя проницательность не дала сбоя!

  Ратибор посмотрел подобревшим, слегка грустным взглядом.

  -Я не колдун. Я слуга самого великого Царя царей, Господа господствующих, Иисуса Христа!

  Витязи-клоны разом закричали, их голоса напоминали ржание лошадей.

  -Но мы не можем эффективно защищать Русь и обучать войска в таком зверином виде.

  -Всевышний Бог всякому дает по вере.

  -Я не согласен!

  Резко прервал Леопардов.

  -Я много видел и знаю, как верующие люди страдают и мучаются на всей земле. Вера это всего лишь иллюзия!

  Ратибор спокойно ответил.

  -Тогда и ваше воплощение в единорогов тоже иллюзия, вы же не верили в магию. А ведь если есть тень, значит, есть и свет, если есть Ад, значит, есть и Рай.

  -А почему тогда на Земле нет справедливости?

  Ратибор со вздохом перекрестился, его низкий голос звучал печально.

  -Это последствия грехопадения человека, да и слишком силен Бог, если бы он сразу навел бы порядок, то у нас не было бы возможности показать свою любовь и веру. Да и нельзя оценить, сладость не зная горечи, понять блаженство - не познав страданий. Я знаю, что вы пока не готовы принять христианство, и признать Христа Господом и Спасителем, но Русь Православная страна. Молитесь в храмах, соблюдайте посты и церковные каноны, любите Бога.

  -Я не знаю, стоит отвлекать на молитвы, когда у нас время рассчитано по секундам! Может все это лишь бесполезное сотрясение воздухи и самовнушение! Где истина? Верю только фактам!

  Хмуро ответила Пантера. Влезать в церковную дискуссию ей не хотелось.

  -Я прошу либо помощи, или мы опять поскакали, найдем помощь в ином месте.

  Ратибор расправил плечи и с силой произнес.

  -Нет лучше веры, чем вера во Христа! Барыга еще не вошел в свою полную бесовскую силу, мы помолимся за вас неразумные братья и к рассвету все злые чары спадут. Надеюсь потом вы примете у нас крещение!

  Мульти-клоны дружно замотали головами.

  -Нет! Не целесообразно, на этой планете много вер, чтобы объединить человечество надо уважать каждую религию. Да и не понимаю я Христианства, ну как можно подставлять вторую щеку для удара. Зло от потакания только наглеет.

  Воин-монах вновь перекрестился и возвел очи к небу, его голос стал насыщенным и певучим.

  -Придет время, и вы поймете, что нет веры чище и лучше Христианства. Что Библия - это высший свет. А пока чада знайте, сатана во многих обличиях от Сульдэ и до Кали, Иблиса и прочих имен и лиц, получил огромную власть. Пришли времена великих испытаний, для всех народов матушки Земли. Вы готовы к смертельной борьбе со злом и защите русского народа?

  -Конечно! Витязи-клоны пропели звонкими голосами:

  Русь все страны мира защищала

  От нашествий адской саранчи!

  И своею грудью прикрывала

  Все народы матушки Земли!

  Мы открыли нациям планеты

  К звездам путь - рви выше облаков!

  Героизма подвиги воспеты

  Чтоб стереть угар кошмарных снов!

  Аминь! В этом мы едины! В боях непобедимы!

  Дружно закончили витязи-клоны.

  

  Даже в страшном ночном кошмаре не мог себе представить, что он внук Чингисхана гордый Шейбани будет влачить жалкое ярмо ишака. Когда вместо рук у тебя копыта, шею натирает жесткое ярмо, а беспощадный кнут постоянно тревожит и без того израненную спину. Поскольку его словили с золотой эмблемой в форме тигра, к нему прилепилась кличка полосатый ишак. А значит, усиленные побои, тяжеленная поклажа, и гнилая солома. А тут еще кто-то из монголов проговорился об его царском происхождении, и он стал предметом насмешек и издевательств всей Бухары. Особенно доставали безжалостные дети, то камнями закидают, то кнутом хлестнут, а на плевки уже и не обращаешь внимания. Особенно было досадно, когда подошел роскошно одетый сын местного царька.

  -Так это и есть, внук чванливого "Чингиза" - Шейбани. Шейбани - достоин бани!

  Проверещал малец, радуясь своей складной выдумке. Затем сделал вид, что хочет погладить. Брат Батыя не стал отстраняться, хоть неприятно ощущать чужую ладонь на голове, но если лягнешь - живьем сдерут шкуру.

  -Ты хороший ишак, подарю тебе кишлак.

  И вот он внезапно почувствовал такой дикий ожог под хвостом, что не смог сдержать рев. Боль была ужасающей, сорвав с места тяжеленный воз Шейбани понеся по узеньким улочкам Бухары. Первой жертвой, наезда взбесившегося ишака стал склад горшечной продукции, глиняные горшки полились градом, поранив и без того разодранные бока брата Батыя. И все же даже это доставило радость, убыток горшечнику, досадил таки булгарам. И вот уже преднамеренно разогнавшись в галоп, Шейбани таранит тяжело груженую телегу. Мощнейший удар, груженая повозка летит вверх тормашками, а сам ишак камикадзе всей своей тушей погружается в навозную жижу. Навоз совсем свеженький, горячий и не только смердит, да еще каленым железом жжет рассаженную кожу. Не сдержавшись: Шейбани целых два часа ревел, извергал потоки самых грязных и изощренных монгольских ругательств. Весь город сбежался смотреть, на то, как извалялся в дерьме знаменитый монгольский полководец. Такое унижение, хоть вешайся, и лишь мысль о том, что веревка даст лишний повод для измывательств, остановила Шейбани-хана от рокового шага. Однако, теперь судя по звуку и на него, наконец, снизошло благословение ока Сульдэ. Судя по тревожному набату, к Бухаре подступил сам брат великий джихангир Бату-хан.

  Батый пребывал в самом отвратительном расположении духа. Монголов снова разбили и унизили, и что обидно в ничтожного ишака превратили его родного брата.

  -Я еще не придумал казни для Барыги, но если его поймаем, то изуверски истязаем! Моя жестокость останется в веках! Я буду писать историю кровью, выводя буквы ударами клинка, строчки шеренгами копий, а заглавные литеры рисунками стрел! И весь мир будет залит океанами крови, а из черепов своих врагов я возведу пирамиды в семь раз выше египетских!

  Шаман Бэки яростно приплясывал, его завывания с каждым днем становились все громче и истеричнее. После падения Итиля и жестокой расправы учиненной монголами, кипчаки сильно устрашились, ужасаясь, трепеща перед страшными карами, они десятками тысяч прибывали в армию Батыя. В течение короткого времени джихангир сформировал, еще десять туменов. Там образом к Бухаре подошло четырехсоттысячное войско. Монголо-татар было двадцать раз больше чем защитников собравшихся в стенах древнего города. По Волге на массивных судах подвезли здоровенные катапульты, многоствольные баллисты, и мощнейшие тараны. Свежесрубленные корабли, сильно просели едва, не касаясь днищем илистого дна, полноводной реки. Десятки тысяч пригнанных рабов-бурлаков надрываясь в неистовом напряжении, тащили неподъемный груз. Всадники безжалостно лупили невольников плетьми, а тем, кто выбивался из сил, разрезали животы и ломали хребты, одичавшие псы и разжиревшие шакалы, доедали поверженных калек и павших рабов. Субудай с удовольствием наблюдал, как струятся многочисленные багряные ручейки, что бы легче было вытаскивать метательные машины, настилы под ними вымазали смесью крови и человеческого жира.

  Через искусно вырезанную золотую заказанную в Багдаде трубу Булгарский царь Еримук с тревогой наблюдал за приготовлениями неисчислимой монгольской рати.

  Татарские всадники с разбегу подлетали к стенам, пуская целые тучи длинных пропитанных зажженной смолою стрел, казалось, что налетает стальной в огненных волнах циклон. Хотя воины и прятались за широкими щитами и бойницами, при такой ковровой бомбардировке попадания неизбежны. Потери защитников все возрастали, помогающие защитникам женщины все чаще вытаскивали раненых.

  -Я думаю, мы обречены, может лучше сдаться на милость победителя.

  Робко просифонил дородный с широкой рыжей бородой боярин. Несмотря на жару, он был одет в соболиную шубу и парчу, жирное лицо под высокой бобровой шапкой заливал соленый пот.

  -Не умную речь, брат ведешь, не и не может быть милости у вурдалаков ордынских! За правое дело, во имя спасителя господа Христа надлежит умереть нам!

  Спокойным глубоким голосом изрек Православный митрополит Бухарский Ефистафий.

  -Я бы предпочел победить! Ибо мудрость предков гласит - на Бога надейся, а меч заточи!

  Булгарский царь Еримук крепкий детина, сорока лет небрежным движением поправил забрало. Царь нервничал, но сохранял полное внешнее спокойствие. А ведь свежа еще память, лет так пятнадцать назад осаждали Бухару ханы Субудай и Джебэ. Однако сильно потрепанные на Калке русскими войсками монголы не смогли взять Бухару, а во время дерзкой вылазки и вовсе были биты, позорно бежав, потеряв часть обоза. А вот недавно сам брат Батыя Шейбани был отлупцован и пленен. Размышления были грубо прерваны, из выкатившейся громадной катапульты вылетел крупный в две тонны весом валун, страшный удар поразил башню. Даже здесь на колокольни задрожал пол, настолько чувствительно было сотрясение.

  -Царь, батюшка родимый разве ты не видишь, пора слать послов и молить о пощаде.

  Еримук отмахнулся и дал приказ, лить кипящую смолу, на самых дерзких нукеров. В ответ в город вновь полетели тяжелые камни. Этим дело не ограничилось, в ход пошли бочки с зажигательной смесью. Каждое попадание вызывало пожары и взрывы, деревянные хибары горели как пучки соломы, каменные строения раскалялись и крошились. Несколько попаданий обрушило Православный храм, золотой купол сначала треснул, а затем, обвалившись, подгреб под себя несколько сотен отчаянно молящихся людей. Пожар быстро охватил весь город, к счастью в самом детинце были внушительные подземелья и тысячи беженцев нашли там приют.

  Батый хмуро наблюдал за пожаром. Ему в голову пришла мысль, что все ценности этого града сгорят в огне, что быстрая смерть в пожаре не достаточно мучительна и месть за брата будет неполной. Сама по себе мысль, что его ближайший родич может вот так и погибнуть в бесноватом пламени, даже не пришла в голову. Впрочем, после такого унижения лучше и его и не видеть.

  Чудовищные валуны, извергаемые из многоглавых механических драконов изготовленных по китайским чертежам, уже разрушили значительную часть двойной стены.

  -Все, конец! Я повелеваю! На штурм и пускай монголы не спешат убивать тех, кто попал в плен, их муки будут ужасающи!

  Субудай добавил.

  -Кто приведет к нам живого царька Еримука, получит тысячу динаров!

  Буро-рыжая река из ощетинившихся сталью и бронзой монголо-татар не преодолимым приливом потекла к пролому. Злая шаманка Керинкей-Задан, выпустила из скрюченных рук черный куб, взлетев в воздух, он разбух, и негромко взорвавшись, обратился в громадную стаю лиловато-сизых ворон.

  -Воины крыльями рьяно машите, мышку-царька вы отыщите!

  Нет, вам не скрыться, в щель на земле! Кровь будет литься, слава Сульдэ!

  Переодевшись в простые воинские доспехи, Булгарский царь врубился в монгольский строй. Он уже понимал, что проиграл и хотел только одного, погибнуть в бою, умереть, держа в руках окровавленный меч, ощущая вокруг себя движение преданных воинов и сраженных врагов. Слышится храп и запах горячих коней, мелькают омерзительные монгольские рожи. Между ними проносятся и кипчаки, на фоне уродливых узкоглазых полу старушечьих лиц монгольской расы - эти традиционные враги православных выглядят милыми и человечными. Обходя кипчаков, царь врубился в ряды "Непобедимого" тумена. Закованные в броню массивные нукеры навалились на Еримука. Меч сломан и в руках царя, остро заточенная секира. Ярость, боль, кровь десятков тысяч убитых плывут перед глазами Булгарского князя. Он уже ничего не видит вокруг густой багровый туман, разрываемый зловещими тенями. Могучие удары секиры крушат, железный лес, разбрызгивая ядовитую кровь. Царь почти сошел с ума, на выезде он видел целые горки из детских и женских трупов. Одна из обгоревших девочек повернула к нему лицо и в ее изувеченном покрытом волдырями личике, он узнал свою младшую дочь Марфу. Бешенство дает волшебные силы, и самые могучие воины ложатся словно трава. Физиономия рассечена, кольчуга пробита, точат из живота стрелы, а рука продолжает подыматься и опускаться, разя противников. Угольно-черный ворон, посланный шаманкой, выцедил добычу и резко спикировал вниз, уже на рефлексе царь отклонился и рубанул мечом наглую птицу. Но остальные стервятники заметили жертву, поисковое заклинание сработало. И вот тысячи ворон сошлись в одну точку, образовав подобие птеродактиля. Сей крылатый монстр, вытянув дюжину острейших лап, и подхватил полумертвого царя Еримука. Поднятые исполинскими крыльями воздушные вихри посбивали на землю не одну сотню всадников.

  -Добыча схвачена мой повелитель, наш пленник знатен!

  Прогнусавил Бэки, протянув волосатую руку.

  -Тебе заплачено! Дурной целитель и вымогатель!

  Бату-хан уже с трудом терпел некогда любимого верховного шамана.

  Булгары сражались отчаянно, даже женщины и малолетки подбирали оружие мужей и отцов, бросаясь на безжалостных насильников. Но как остановить прилив из раскаленной магмы, как сдержать торнадо из железа и похотливой плоти. Последним пал детинец, здесь монголам пришлось повозится. С большим трудом удалось прошибить стену, катапульты и тараны были громоздки, и было очень трудно их провезти по граду, залитому палящим заревом. Но вот нашлась подлая мразь из высшего руководства, боярин Седоткин тот самый, что уговаривал Еримука сдать город, указал монголам подземный ход. Проникнув вовнутрь, нукеры продолжили насилие и бесчинства. Слышался стук щитов и копий, звон клинков и сабель, крики убиваемых, стоны тяжело раненых. Битва в бесчисленных подземных переходах кипела еще целые сутки. Не одна сотня татар так и сгинула в подземельях, в узких коридорах и в хитрых ловушках. Джихангир грозно распорядился.

  -Я повелеваю найти всех родственников князя. У нас будет славный пир! Разрушим мерзкий старый мир!

  Глаза Бату-хана загорелись сладострастным безумием.

  -Только одно меня страшит, когда я срублю голову последнего врага, мне некого будет убивать!

  . ГЛАВА Љ 11

  По случаю очередной победы монголы устроили знатное пиршество, до этого момента был спешно исполнен ритуал по сжиганию трупов воинов павших при штурме Бухары. Мертвых тел оказалось значительно больше, чем предполагалось в начале, поэтому костер оказался внушительным, для лучшего горения в него подсыпали серу и нефть. Затем началась самое приятное для Батыя действие, ритуал приема священной добычи и наказания пленников. Одна пятая часть трофеев шла джихангиру, еще одна пятая великому кагану всех монголов Угедэю, а остальную делили между воинами. Самое интересное это живая добыча. В развалинах все же смогли отыскать покрытого волдырями, в облезлой шкуре родного брата Батыя Шейбани-хана. Как жалок был едва переставляющий ноги ишак с опаленной веревкой в место хвоста. Его расколдовали тайно, чтобы не позорить кровь Чингизидов. Официально было объявлено, что брат Батыя попал в плен и был заключен в пыточные подвалы. Не смотря на лечебные и бодрящие заклинания, хан Шейбани чувствовал себя плохо. Его ожоги были смазаны жиром и маслом, а в качестве обезболивающего использовали крепкий черный кумыс. Эта жидкость, разлитая в миске горела при зажигании, синим пламенем. Первым на расправу привели Булгарского царя, не смотря на ранения, на нем висели тяжелые цепи, голый пленник еле держался, лишь уколы заточенных копий не давали ему свалится. Бату-хан надсадно прохрипел.

  -Ты мерзкий мангус. Ничтожный червяк, посмел унизить моего брата! Твоя казнь будет ужасной. Мы запрем тебя в подземелье, и каждую ночь палач будет вырывать у тебя по одному зубу, и вытягивать по жилке. Ну, а в саму камеру мои воины будут справлять большую и малую нужду! И так будет, пока ты не издохнешь в муках.

  Еримук поднял заплывшее от побоев с воспаленным синюшным шрамом лицо. Его опухшие глаза, вернее глаз из-за рассечения брови левое око закрылось, выражали презрение и ненависть. Можно было подумать, что это не он стоит скованным пленником перед Батыем, а наоборот это он пленил грозного джихангира.

  -Твои глаза источают дерзость. Выколоть свиные зенки!

  Не заметным жестом Субудай остановил нукеров.

  -Не сейчас повелитель, иначе он не увидит забавного зрелища.

  Следующей пленницей была, молодая лет двадцати девушка, недавно взятая в жены царица Ангелина.

  Она был совершенно обнаженной, всю одежду дорогое, шитое золотом, жемчугом и алмазами платье, золоченые в драгоценных каменьях туфельки, украшения и серьги сорвали жестокие грабители, побросав в общую груду. Ее саму не изнасиловали только потому, что узнали жену царя, а значит, по обычаю она принадлежит джихангиру.

  Бату-хан ткнул в пленницу покрытый запекшейся кровью палец.

  -Какая она статная, груди это такие огромные жемчужины с вкрапленными розами из рубинов, а волосы пышней гривы моего коня. Эй, потанцуй конский хвост для меня!

  Ангелина дрогнула, ее лицо горела со стыда, а две руки и ослепительно светлые золотые волосы безуспешно пытались сокрыть наготу, где уж танцевать.

  -Давай красотка не задерживай, или ты хочешь, что бы я отдал тебя воинам - их четыреста тысяч. Ты просто лопнешь как раздавленная слоном жаба.

  После таких слов, пленная царица пошатнулась, лицо стало бледнее мела. Охнув, она завалилась в обморок. Стоящие наготове опытные нукеры тут же облили нагое трясущееся тело, заранее приготовленным серебряным ведром со студеной водой. Когда Ангелина очнулась, тысячник вновь повторил приказ. Дрожа от страха, голая, униженная царица принялась исполнять местный народный танец. Ее движения были как у куклы, грудь дрожала от страха и стыда, стройные изящные ножки заплетались, трава была стоптанной копытами, слегка липкой и скользкой от пролитой крови.

  -Веселей, веселей, помогите ей!

  Стоящие по бокам нукеры хлестнули плетьми, вздрогнув и вскрикнув от боли, царица поскакала гораздо быстрее.

  -Вот это уже лучше! Вращай резвее бедрами, ох просто кобылица. А что у нас на десерт?

  Вперед вытолкали еще одну нагую невольницу. На вид ей было лет пятнадцать-шестнадцать, черные волосы были коротко острижены, а на лице красовались синяки и две глубокие царапины.

  -О да это огонь баба. Где откопали!?

  Стоя по правую руку тысячник прогнусавил.

  -Да вот бою завалили, она сражалась как бешенная кошка. Мы думали, что это юноша, в которого вселилась тысяча мангусов и лишь крепкий удар булатной сабли, разрубив кольчугу, обнажил ее смачную грудь.

  -А где славный воин, заваливший красотку.

  -Его эта тигрица и зарезала. Он ею овладел, и она его кинжалом в пах!

  -И правильно сделала, не чего брать чужой трах!

  Бату-хан зыкнул со злобой.

  -Успел гад испортить девственность, как жаль! Придется посадить нукера на кол!

  Тысячник выдавил улыбочку, он уже принимал участие в разграблении пяти гаремов и знал толк в насилии.

  -Нет, я думаю, не успел, вернее она уже не праздна!

  -А понимаю, горячая кровь, судя по смуглой коже ее мать, женщина с востока. Наверное, знаешь эротику дивного танца, исполни, зажги пыл мучительной страсти! Меня покори, джихангир в твоей власти!

  Любаша презрительно и нарочито громко фыркнула.

  -Я не буду отплясывать круги перед убийцей и людоедом! Ты зверь, палач!

  Бату хлопнул в ладоши.

  -Повесьте ее на крюк, зацепите за ребра, пускай поймет что, значит, дерзить джихангиру.

  Субудай вновь вмешался, только он один имел официальное право, закрепленное сами Чингисханом спорить и направлять Батыя.

  -Лучше пускай наш шаман покажет свое умение. Ты Бэки говорил, можешь заставить пуститься в пляс даже мертвого, так поработай над этой девчонкой.

  Бэки радостно заулыбался, его клыки в последнее время прибавили в длине и стали заметно острее, ногти обрели что-то общее с тигром.

  -С таким удовольствием я окажу эту честь, ах такая красотка, хочу ее съесть.

  Пара простых пасов и у ног Любаши закружились струйки дыма. Вот они коснулись ее голых ножек. Девчонка кричит от резкой нечеловеческой боли, и ее конечности сами приходят в движения.

  -Вот так, я сам могу задавить ритм танца.

  -Так пускай, и другие пленницы потанцуют, люблю массовые пляски и сабантуи.

  Бэки пробурчал череду сложных заклинаний и сотни лучших, обнаженных пленниц пустились в пляс. Батый с интересом наблюдал за магическими телодвижениями. Тела многих пленниц были покрыты синяками и царапинами. Большинство уже успело, подвергнуться групповому надругательству, и видимо им было очень больно. Видно страшное напряжение фигуристых станов, золотистая кожа блестит от пота, по пышным щечкам стекают жемчужные слезинки. Как это приятно, причинять боль другому человеку - особенно женщинам. Что бы было удобнее, джихангир смотрел на ясырок с помощью трофейной увеличительной трубы.

  -Чудесно! Вот эта дикарка так похожа на мою любимую жену Юлдуз, беру ее в свой гарем!

  Любаша обладала острым слухом, в глазах мелькнуло подобие радости, вот тогда может быть и появится возможность рассчитаться с гнусным палачом. За день до монгольского штурма, она уединилась с юным ратником Алексеем.

  -Хотя мы и не женаты, завтра сюда придут эти косматые порождения преисподней, и мы уже никогда не увидим рассвета. Я хочу подарить тебе свою невинность!

  -Это грех, познать женщину вне брака! Я не хочу погибнуть, нарушив закон Христа!

  -Так пускай нас, тайно повенчают!

  Далее все было элементарно, конечно простой русский ратник не пара царевне и венчание прошло без родительского благословения. Священник впрочем все понимал и не стал возражать:

  - Любовь между мужчиной и женщиной священна!

  А затем была страстная ночь, даже не верилось, что можно испытать такое блаженство, а еще глупые подруги пугали ее неизбежной страшной болью. Вот сейчас самая что не наесть реальная боль, огненные кобры вращают хищные головы, и скалят изогнутые зубы. Любое прикосновение жжет сильнее адского пламени, заставляя скакать в сумасшедшем ритме.

  Бату-хан еще долго мог наслаждаться красочным зрелищем, нагие вспотевшие тела обольстительно блистали на солнце, дрожа от усталости. Рубиновые кувшинки грудей колыхались, бедра заманчиво вращались, но его брат Шейбани, робко прошептал на ухо.

  -Надо решить судьбу и мужчин.

  Батый с трудом оторвался, едва сдержал руку от удара, ну его брат сволочь лишает удовольствия.

  -Что ты хочешь?

  -Вон стоит сын, нечестивого Булгарского царя. Отдай его мне.

  -Ладно, бери, хотя, по-моему, ты был равнодушен к мальчикам.

  Громадный и жирный как вепрь хан Орду, прохрипел ленивым низким голосом.

  -Вручи лучше его мне!

  -Нет, только мне! У меня с этим щенком давние счеты.

  -Так это он тебе подсыпал...

  Бату-хан рассмеялся почти беззвучным смехом. Шейбани густо покраснел, эта история, его унижений в ослином теле, неужели все войско узнает об этом.

  -Не по этому. Надо наказать мятежного царька, терзая его сына.

  -А что это идея!

  Сунул язык надменный Бэке, оторвавшись от внушительного куска конины.

  -Он легкий, подвесим мальчика за ребрышки и на крючок. Он умрет не сразу, а потом мы его еще живого поджарим, посыплем перцем, разрежем и съедим.

  -Нет!

  Взвыл Шейбани.

  -Ну, тогда, съедим сырым, мясо свежее у него, хорошо парня есть молодым...

  -Не, не получишь ты клыкастый ничего! Брат подари мне его! Я его хочу истязать год или два, как что бы он каждый день молил о смерти. Он должен сторицей заплатить за мои униженья.

  Батый небрежно кивнул.

  -Он твой! Делай с ним что хочешь!

  Яростный оскал озарил хмурое лицо Шейбани. Хан в веселом азарте хлестнул мальчугана золоченой в алмазах плетью.

  -Я буду придумывать для тебя самые страшные способы истязаний.

  -Начальник палачей тебе поможет, не счесть его о муках знаний!

  Решив братскую проблему, Батый продолжал пожирать похотливым взглядом занятное зрелище, малозаметные многоцветные струйки дыма причиняли прыгающим женщинам мучительные страдания. Многие из них уже были на грани физического истощения, царица Ангелина то и дело вскрикивала, ее восхитительная грудь судорожно вздымалась, плоский живот проваливался, задыхаясь от напряжения.

  -Дзе, Дзе, Дзе великолепно, но уже скучно, пускай добавят пения. А ты шаман расцвети нам что-то новенькое.

  Вместо Бэки ответила явная фаворитка Керинкей-Задан.

  -Прикажи нукерам сыпать им под ножки уголь раскаленный, будь Бату к ним строгим, сердцем закаленным.

  Подобная мысль пришлась по душе Бату-хану, но это уже было.

  -Наколдуйте мне лучше кактусы с огненными иглами.

  Джихангир уже хотел, было сделать повелительный жест, как внезапно помрачнело небо. И не так как темнит грозовая туча, а словно вся армия монголо-татар оказалась на дне глубокой пещеры. Бэки первый понял, в чем дело, его хриплый голос протяжно заскулил.

  -Свет поднебесный разом потух, в небе маячит дутый петух.

  И впрямь огромная птица раздулась до пяти верст в ширину, смотрясь устрашающим пугалом. Лучники не слушая команды, открыли стрельбу, часть стрел, не долетев до исполина, упала вниз, а часть отскочила от упругого оперенья. Темники дают команды и уже громадные катапульты разворачивают мраморные глыбы.

  Субудай хрипло произнес.

  -Может не стоит, это чучело совсем безобидно.

  -Нет! Кто посмел напугать монгольское войско, должен быть жестоко наказан. Всадите в него всеми пороками.

  Могучие машины, изготовленные самыми лучшими конструкторами из числа пленных китайцев, обрушили тяжеленные валуны и длинные остро заточенные кованые железом бревна-стрелы. Громадная птица отразила заряды с силой упругого мячика, часть камней и горящих бочек рубала по монгольским войскам, сея смерть и панику. Упавших с коней затаптывали свои же табуны, несколько осколков попало и стоящих рядом с Бату-ханом. Верные телохранители закрыли джихангира и верного Субудай-Багатура щитами, а вот шаману Бэки вечному неудачнику снова не повезло, разлитая сера опалила морду, а острый чугунный осколок прошил жирный зад. Бесноватый колдун ревел, визжал, катался, извиваясь - как вьюн на сковородке.

  -Да окуните его в воду! Этот урод...

  Бату-хана хотел, было подняться, но острый ножичек больно царапнул горло. Джихангир попытался вырваться, выхватив из-за пояса нож, но крепкие пальцы стальными щипцами сдавили кисть, отравленный кинжал выпал.

  -Если ты хоть чуть-чуть дернешься, тебя ждет Ад!

  Голос, произносивший эти слова, был чист, звучал мелодично на родном наречии Чингисхана. Батый попытался разглядеть захватившего его, но твердые руки не давали голове сдвинутся. Пара телохранителей уже осело на землю, истекая кровью. Невысокий человечек в платье монгольского темника, приставил ятаган к горлу Субудая, таким образом, сразу два предводителя оказались в заложниках. Еще ни разу в жизни Батый не испытывал такого страха, всякое у него случалось, но ощущение острейшей бритвы у сонной артерии, это уже слишком. Нечеловечески сильные пальцы терзают мышцы. Страшная догадка осеняет джихангира.

  -Вы те самые?

  Ком подступил к горлу, слова застряли в глотке. Шаманка Керинкей-Задан первая оценила обстановку.

  -Они сами наглухо захлопнулись в нашей ловушке. Убейте их!

  Тысячи "непобедимых" воинов ощетинились луками, еще одна секунда и все пространство будет пропахано стрелами.

  -Заткнись, ты безумная старуха!

  Перекрывая гул всего войска, провизжал Бату-хан.

  -Вы не можете, стрелять в своего джихангира!

  Людские волны опали, луки опустились, сабли неохотно вошли в ножны.

  -Вот уже лучше Бату. Прикажи им всем сложить оружие.

  Батый поморщился.

  -А если твои войска нападут на нашу армию.

  -К сожалению, здесь нет наших войск.

  Джихангир было, прибодрился, но острие ножа расцарапало кожу, алая кровь оросила клинок.

  -Для того, что бы убить тебя, и твоего подельника достаточно нас двоих.

  -Сложите оружие в кучу.

  Леопардов одной рукой слегка приподнял Батыя, он это сделал специально, что бы показать хану его полную беспомощность.

  -А теперь пусть развяжут и раскуют всех пленных.

  -Выполняйте! Я повелеваю!

  В глубине души Батый не особенно расстроился, раз диктуют условия, значит, не будут убивать, а что с того, что освободят пленных, выпустят ясырь? Нукеры в два счета догонят. Главное самому остаться в живых!

  Тех, кто был связан, развязали, закованных расковали. Обнаженные женщины шатались, но стыд был сильнее, не выдержав, они бросились к громадной пирамиде из сваленной одежды. Нету мочи терпеть похотливые взгляды сотен тысяч немытых окровавленных рож. Лишь Ангелина нашла в себе силы подбежать к Батыю. Обычно спокойная и мягкая царица ударила его кулаком в лицо, затем кинулась на Бэки. Ярость придала ей мощи, не обращая внимания на наготу она не щадя голых ног била шаманов.

  -Можешь их убить, а вы не смейте сопротивляться. Гнусные садисты!

  Рявкнула Пантера.

  -Прикажи выдать им коней, повозки и награбленную добычу.

  Спокойным тоном приказал Леопардов.

  -Вам все равно все не увезти!

  -Что надо то увезем!

  Приказы пленного джихангира выполнялись не охотно, но быстро. И Леопардов и Пантера понимали, что пленные должны как можно быстрее покинуть стан противника, найдя пристанище в Суздальско-Владимировском княжестве. Ангелина выдохлась, и впала в полусонное состояние.

  Батый морщился, глаз опух, и он продолжал лихорадочно искать способ побега. Если реально, то одна надежда на магию. Но вот эти гадкие шаманы, молчат, надулись, лишь Бэки иногда, что-то шепчет, Керинкей-Задан на ухо. Жаль, что они отделались лишь синяками, скоты! Хотя Батый и не может это услышать, мульти-клоны смогли различить слова.

  -Давайте разнесем врагов, шарами как огонь крутыми! Не тратя лишних слов, не будем мы дурными! Пара попаданий и они испарятся, больше не будут мангусы сражаться! И если нет, то погибнут Бату с Субудаем, а злых мангусов войска растерзают! Вождь Гуюк-хан нас осыплет всем золотом мира, будет обязан короною нам джихангира!

  Леопардов хотел, было прыснуть, но сдержался.

  -Бату, твои шаманы готовят измену. Прикажи связать их, и заткнуть рты кляпом. Тебе спокойней будет!

  Батый слегка опешил, но и ему не нравились колдуны.

  -Я повелеваю! Связать чародеев намертво!

  Шаманы попробовали дернуться, видимо, верховная чародейка Задан даже успела что-то чирикнуть, но удар по голове отключил старуху. Несколько монголов завалилось, и они яростно корчились, раздирая лицо и одежду.

  -Завшивели твои воины, давно пора им устроить хорошую баньку, ну-ка пусть спляшут бойцы под балалайку.

  Несколько тысячников сначала вяло, а после пронзительного окрика Леопардова, резво принялись отскакивать дикий народный танец.

  -А я люблю лезгинку.

  Вставила Пантера.

  -Если не умеете, научим, не хотите, заставим! Тень Чингисхана прославим!

  Монголы продолжали исполнять дикие скачки, и вот в пляс пустилось все войско. А тем временем колонна пленных, покинула монгольский лагерь и вскоре скрылась в лесу.

  -Я думаю, тысячники Турган и Полкан позаботятся об них. У нас хватит сил для того, что бы отбить мелкую банду. А вот что нам делать с тобой?

  Чутье подсказывало, что его могут и убить. Леопардов и Пантера, в самом деле, обдумали и такой вариант, гибель двух главных военачальников ордынского войска может вызвать, не шуточную грызню за власть. Правда была бы армия, а генералы найдутся, но все же? А если за одно убить и остальных монгольских царевичей, главных командиров, то тогда весь этот сброд, распылится, словно саранча под тропическим ливнем.

  -Прикажи, чтобы все царевичи Чингизиды и темники собрались, перед шатром.

  Лоб джихангира покрылся испариной.

  -Они меня не послушают, они догадаются! Не надо!

  -Может быть надо!

  Батый лихорадочно искал путь к спасению, может, подойдет блеф попроще?

  -Отпустите меня и Субудая. Я клянусь, что не пойду на Русь, никогда не пойду, отведу неисчислимые полчища за Волгу.

  Леопардов пожал плечами.

  -Язык без костей, коль поверить тебе, не собрать нам лаптей!

  -Надо верить, я и все мое войско будут клясться самой высшей клятвой монгола. Мы поклянемся во имя небесного властителя и бога Сульдэ!

  -И принцы тоже дадут клятву!

  Пантера недоверчиво сверкнула глазами.

  -Да все поклянутся!

  Леопардов призадумался, ситуация была полусказочная, инструкции молчали. Вернее нельзя доверять клятвам врага. Но что еще делать - убить Батыя, а затем уйти в прорыв. Может даже не удастся им прорваться сквозь такую армаду, мечей, копий, луков. А если скрепить клятву магией, ведь Батый боится смерти.

  -Подождем до полуночи!

  Закат был уже близок, что бы убить время Пантера и Леопардов заставляли Бату-хана отдавать нукерам издевательские приказы. Они еще посыпали головы пеплом, ложились и подымались, били лбами об землю, хрюкали. Вскоре стемнело, и наступила короткая летняя ночь.

  Леопардов шепотом произнес сложную абракадабру призывных заклинаний.

  Послышался гул, и вот удивительно быстро сработало, в стан забежал Пурпурный волк. Нукеры в ужасе отпрянули от зловещего монстра.

  -Ты звал меня мой друг.

  -Да я воспользовался правом, давно мы тебя не вызывали. Мне нужна такая волшебная формула клятвы, что бы нарушение оной влекло немедленную смерть.

  -Хорошо я дам тебе это заклинание. Слушай внимательно и заставь повторить всю армию.

  Далее волк с умным видом стал воспроизводить слова, внешне смахивающие на откровенную тарабарщину.

  После того как все ритуалы были исполнены, дивный зверь мелькнул хвостом и исчез.

  -Он ушел по-английски, не попрощавшись. Что Батый теперь ты свободен, но строй войско в шеренги и на восток. Видишь, уже заря занимается, это символично, разбредетесь назад по юртам.

  Дрожа от напряжения, Батый отдавал приказы, а вот Субудай сидел словно идол, не реагируя на обстановку. Когда монголы, наконец, построились, и под музыку развернув строй, грязновато-серыми потоками устремились в сторону южно-уральских степей. Субудай разлепил губы.

  -Вы изрядно погостили у нас, раз с нас была взята клятва, то вам ничего не угрожает. Откушайте с нами в прощальном пире и если хотите, возьмите подарки и с добрыми чувствами в свои хаты!

  Леопардов кивнул головой Пантере.

  -Он прав, мы может и попировать. Тем более что отраву мы учуем. Именно не надейся Субудай, у нас сильное круче волчьего чутье. А что подарков, то я думаю для князя, жены и его сыновей можно приготовить гостинцев.

  -А лично для вас?

  Сладким голосом произнес Одноглазый Барс.

  -Двух самых резвых коней по нашему выбору!

  Батый вмешался.

  -Надеюсь, что огненно-рыжего коня, на котором ездит сам наш бог вы не...

  -Я думаю, людоед нам не нужен. Кормите его и далее трупами, только своими, не русскими.

  Батый продолжал отдавать распоряжения с покорность полоненного раба.

  Все же природный ум и врожденное коварство подсказывали, что Субудай что-то затеял. Иначе, зачем пир, и так его трясет от страха, близость к ангелам смерти выматывает и сгрызает душу. Пиршество проходило в огромном шатре, устланном тигровыми и львиными шкурами. Гостям накладывали самые лучшие блюда в золотых обрамленных самоцветами тарелках. Все было очень торжественно, их принимали как равных самому Верховному кагану всех монголов. Леопардову даже вручили золототигровую пайцзу, а Азазель Пантере такую же, но уже в форме сокола.

  -Нет ей надо тоже золототигровую.

  -Она же женщина, а у нас бабы вообще не бывают полководцами, хотя есть исключения. Ладно дайте и ей золотую голову разъяренного тигра, она сильный воин.

  Мульти-клоны не очень понимали, как можно получать удовольствие от еды. Для них самые изысканные яства были просто смесью калорий и витаминов. Снедь была вкусна, разнообразна, экзотична, тут видимо поработали и китайские повара. Гусеница в тесте и с медом, саранча с сахаром, бабочки в золотой фольге, фаршированные ананасами и дынями собаки, павлин с бананами и лимонным гарниром и прочая роскошно-вычурная экзотика. Леопардов ел немного, но попробовал всего, яд не ощущался, хотя кто даст гарантию, может тут особая отрава. Но вот, правда, они внимательно прислушивались к татарам, если Субудай дал приказ отравить то... Еще есть вариант - жесты, или кодированные слова.

  -Дайте нашим гостям испить их кубка бессмертной славы. Только те в ком течет кровь небесного правителя, может пить из него.

  Обрамленный драгоценными камнями кубок сильно смахивал на череп. Первыми пили гости, затем Батый и его братья, остальные царевичи так и не решились, приблизиться к белым мангусам.

  -Подарки уже готовы!

  Прорычал забежавший темник.

  -Что же отправьте их под охраной, а мы пока задержимся здесь!

  Обоз на добрых конях и в сопровождении монгольской охраны отправился в путь.

  Пир тем временем продолжался, произносились тосты, особенно старался сам Батый. Вина были дорогие, кумыс был очень крепок, все монголы сильно захмелели, что касается витязей-клонов, то Леопардов и Пантера пропускали алкоголь как воду. Так даже и плохо, сидишь, напрягшись, и все ждешь коварного удара в открытую спину. Спьяну языки развязались, слышались заунывные песни, глупые базары, пошлые шутки. Леопардова и Пантеру, тем не менее, никто не задевал, они сидели на полу, застыв двумя ледяными глыбами, своей отчужденностью внушая страх даже тем мозгам, что уже изрядно одурманены в винных парах. Лишь один хан Орду искоса присматривался к Леопардову. Почему-то смазливые мальчики вызывали у хана сильное возбуждение, гораздо более мощное, чем пригожие девочки. Помня священную Ясу: запрещающую ложится мужчине с мужчиной, старейшина рода Джучи не предавался Содомскому греху открыто, но ведь всегда есть лазейки, особенно когда дело касается бесправных рабов. Продукт человеческой биоинженерии был ослепительно красив, своим видом заставляя сохнуть женские сердца и мокнуть понятно что... Орду не выдержал, присев поближе начал призывно на арабский маневр напевать романсы, воспевающие неземную красу царственного юноши. Леопардов терпел, на Востоке поэтически воспевать красоту мужчины или юноши вполне естественно, вспомним хотя бы сказки Шахразады. Но вот когда громадный и пьяный Орду полез целоваться, Леопардов так сильно сдавил пальцами руку и нос, что тучный хан вскричал от боли.

  -О лучезарный, великий, подобный прекрасной жемчужной луне, зачем ты светлоокий и дикий, ломаешь персты грубо мне?

  -А тебе что надо мохнатая баба, думаешь, я не увижу твоих наглых глаз, нет ты не хан - а большой педераст!

  Никто не обратил особого внимания на перепалку. Часть ханов уже клевало носом.

  -Я не знаю, о чем ты говоришь, о великий султан, затмевающий солнце. Я все для тебя сделаю, хочешь, подарю косяк коней. А хочешь целую яму золота.

  -Зачем, я золото могу и в бою взять. Вот может ты, что о магии знаешь?

  Орду пьяно икнул, в магии он соображал очень туго.

  -Может быть, я попрошу, и нам нальют из великого кубка?

  Тут Леопардова мелькнула шальная мысль. "А что если это и есть легендарная Чаша святого Грааля. Похожа на череп, но ведь в Православии есть и такой символ".

  -Ты знаешь, откуда взялась эта чаша, которую вы зовете великим кубком?

  Орду снова икнул, а затем промычал.

  -Это я знаю! Вырезано из черепа вашего князя Святослава!

  Леопардов вспомнил легенду, хотя уже здесь в древней Руси ему приходилось выслушивать не одну версию гибели сего славного воина.

  -Понятно, подари кубок нам!

  -Не могу дать такую великую ценность, чашу может подарить только мой брат!

  Язык у хана Орду окончательно заплелся и толстый как бегемот брат Батыя завалился, посапывая свиным носом.

  -Мешок в отключке, не помнит о взбучке.

  Леопардов решительно подошел к Батыю. В принципе можно поступить гораздо проще, всех их тут порубить, а кубок? По звуку примерно можно определить его местонахождение, мульти-клон отчетливо слышал звяканье ключей, хлопок тяжелой крышки, а есть еще и запах. Может быть их лучше убить, это конечно подло, но разве они не заслужили смерти, каждый по миллиону раз!!!

  -Не стоит марать наши мечи об мерзкую кровь. Все равно они сейчас безопасней дождевых червей.

  Угадав мысли Леопардова, встряла Пантера.

  -А если они снимут заклятие и оглодавшая саранча, ощетинившись саблями, неисчислимыми ордами вторгнется в наши земли!

  -Я думаю, не имея возможности ударить по нам, эти шакалы сами перегрызут себе глотки, а если нет, то к этому времени мы будем готовы к войне с любым противником.

  -Но не со мной!

  В конец окосевший Батый выдернул саблю и замахнулся. В глазах у хана двоилось, и рубящий удар прошел мимо, даже не пришлось уклонятся. Пантера в свою очередь, не привыкла оставлять агрессию без последствий, удар ногой в пах отключил неуклюжего нападавшего. Прочие ханы взвизгнули - неслыханная дерзость, избивают джихангира. Вероятно, даже пара простых воинов могла, порубить в капусту, эту осоловевшую студенистую свору, а уж для таких классных воинов это семечки. Все же и Пантера и Леопардов сумели сдержать эмоции, и ограничились серией ударов и подсечек. Лишь один тысячник был убит, а Шейбани сломали все ребра.

  -Извини за легкий массажик, но нечего людоедство поощрять!

  Пантера рассмеялась, сделав тройное сальто, в прыжке таранила рослого тургауда-телохранителя, из-за рта монгола вылетела кровавая пена, и послышался хруст пробитой груди. Леопардов ударом ноги с разворота сломал другому охраннику шею, рогатый шлем, слетев с обломанной головы, пробил шелковую материю шатра и, зацепившись острейшими шипами, завис. Подхватив серебристые мечи Леопардов, сделав мельницу, и снеся еще четырех монголов, ворвался в складскую комнату. Пантера в свою очередь развернулась, и встретила целым каскадом разящих ударов, всбешеную свору одержимых тургаудов. Леопардов привычным движением попробовал взломать замок, кинжал лопнул, брызги расплавленного металла обожгли руки.

  -А ящик то с секретом, словно там внутри ядерный реактор!

  -Это магия Лео! Хватай сундук на плечи, и понеслись диким ястребом.

  Многочисленные воины давили своей массой, и даже все их умение было бессильным против такого напора.

  -ЕС! Нас не съест КПСС, не закрыться до утра, мы прорвемся опера!

  Леопардов швырнул небольшую самодельную гранату. Мощный взрыв разметал монголов, громадный шатер рухнул как подкошенный, во все стороны полетели останки разбитых оплавленных доспехов, и дымящегося мяса. Даже сами мульти-клоны слегка обгорели от крепкого заряда. Подхватив тяжеленный ящик, Леопардов помчался во всю прыть, было еще темно и громкий взрыв, разбудил лагерь, вызвав серьезную панику. Нукеры метались как куры в горящем курятнике, беспорядочно пускали стрелы, многие, решив, что на лагерь напали, пытались построиться, а кое-кто под шумок дезертировал, подхватив часть добычи, прокинул лагерь. Меняя друг друга, Леопардов и Пантера, смогли пробежать приличное расстояние, нагнав, наконец, обоз с подарками. Управляли обозом Турган и размалеванный Марк, еще дюжина нукеров не в счет, это дело трех секунд и двенадцати взмахов, по шесть на каждого или по три на руку. Если бы стояли монголы поближе можно и секундой обойтись.

  -Класс, я не устаю поражаться такому мастерству. Это спецназ! Всех врагов с тэквандо разорву!

  Марк Соколич уже успел нахвататься современных выражений, и совал их с поводом и без повода.

  -Волшебство! Научите и меня!

  Робко вставил смугловатый Турган.

  -Такими как мы стать вам...

  Леопардов хотел сказать, вам не дано, но передумал. Как знать может в будущем, когда у них будет больше свободного времени, они займутся биоинженерией и сумеют переделать весь человеческий род.

  -Мы научим вас всему, что вам нужно! Никаких поблажек, никаких бумажек!

  -А причем здесь бумага?

  Удивилась Пантера. Леопардов тут же нашелся.

  -Это антоним стали, сталь символ силы - бумага символ слабости.

  -Слышите волчий вой!

  -Ну и что! Уже рассветает, волки из ада нам не страшны! Если вертфвольф и восстанет, будет порублен дитя Сатаны!

  -Нет, это не оборотни, это гораздо опаснее.

  -То даже прекраснее - сеча будет ужаснее!

  Вой становился все громче и громче, ревели уже многие сотни глоток.

  

  

  . . ГЛАВА Љ 12

  Тысячи, десятки тысяч оскаленных морд, волосатых зверей обложили небольшой обоз. Поджарые тела, сваленные клочки шерсти говорили о том, что волки, вероятно, отмотали не одну сотню миль, что бы сойтись здесь в этом месте.

  -Явно использовали ультразвук, Пантера здесь пахнет нано-технологиями.

  На Лео обращать внимание, что на малого дитятку. А вот Марк слегка запсиховал.

  -Их много, они растерзают и нас и наших коней.

  -Тут есть пара самых быстрых жеребцов, спасибо за сильный подарок сделанный ханом. А мы с Лео прорвемся, зверей обрежут кладенцы из суперсплава, уникальное оружие - древние секреты и нано-технологии.

  Пантера уже просчитывала возможные варианты сражения. Главное это скорость и атака тогда, эти монстры не смогут воспользоваться численным преимуществом и завалить дурной массой. Как ужасно и дико горят глаза у волков, это напоминает мерцание миллионов болотных огоньков, а из зубастых пастей капает голодная слюна. Тяжелый трупный запах неисчислимых полчищ из потных туш забивает кувалдой ноздри. Даже Тургану страшно, если эти "херувимы" за счет сверхчеловеческой скорости и смогут уйти, то ему и Марку остались жить считанные секунды. И все же громадная волчья орда стоит, замерев, и не торопится бросаться в лавинообразную атаку.

  -И чего они ждут?

  -Я думаю Лео прибытия главаря!

  -Тогда можешь считать уже мертвой их королеву.

  Листья ветвистых деревьев тревожно пошелестели, послышался почти бесшумный глухой топот, словно динозавр в исполинских калошах. Волки подались в стороны, сделав широченный проход. Возникший пурпурный силуэт был до боли знакомым, только оскаленная морда казалась не привычно злой, словно зверю только что без наркоза вырвали зуб.

  -Вот наш друг снова пришел на выручку.

  -А ты уверен. Может, думаешь, что в сказку попал!

  -Не остроумно Пантера, ведь ты не гетера! Сейчас он их всех разведет, только зыкнет и хвостом въя...

  Нежданный рев прервал диалог.

  -Хватит ничтожные черви букашки, я вас сожру отбивные барашки.

  -Хорошая шутка, в лесу незабудка. Баран снедь крутая, во рту отбивная.

  Пурпурный зверь содрогнулся, шерсть пошла волнами, громадная пасть раскрылась, алмазной россыпью сверкнули крупные зубы.

  -Настал час расплаты суровой, кровавой! Вперед мои волки, задавим оравой!

  Серое море пришло в синхронное движение, они двигались как единое целое, словно великан всколыхнул чашу, залитую ртутью. Леопардов понял, что это не шутка и сразу метнул заранее приготовленную чакру. Остренький кружочек прострочил зверя, и впился в голову матерого волка, покорно плетущегося ссади. И никакой реакции. Пантера совершила дикий прыжок, вложив всю силу, ее мечи пронзили тело Пурпурного зверя, затем по инерции она сама влетела во внутрь это монстра.

  -Лео это туман!

  -Нет, это голограмма, я уже сразу понял.

  -Магический фантом!

  Еле слышно прошептал Турган. Пантера услышала, ее слух само совершенство.

  -Он есть наваждение, насылаемое колдунами. А как на счет клятвы, мы же не проверили...

  -Вот, а я что говорил, надо было убить Батыя. Хотя я бросил гранату, может, сработало.

  Волки вновь замерли, главная их цель витязи-клоны исчезла с поля зрения, оказавшись внутри Пурпурного шефа.

  -Заметь, они не реагируют на остальных, на лицо явное зомбирование. Турган и Марк выводите обоз, они вас не тронут.

  Турган понимающе кивнул, а вот Соколич заупрямился.

  -Я вас не брошу, если уж умирать то вместе, если спасаться, то моя жизнь ничто без вас...

  -Хватит, да вы нас только стесняете. Вы как гири на ногах, заботится надо как о малых детях!

  Турган слегка ткнул в плечо не понятливого Марка и, наконец, обоз тронулся с места. Фантом видимо был не особенно умен и действуя по заранее заложенной программе, лишь повторял.

  -Атакуйте белых мангусов все массой!

  А волки их и не видели, что касается запаха, то мульти-клоны вообще очень слабо пахнут, а перед визитом в стан Батыя они и вовсе вымазались подавителем ароматов. Естественно все технология была заранее изученная в спецпрограммах, что в них только не загрузили, вот только нет информации, как бороться с магическими иллюзиями.

  -А что он дурак, так и будет стоять.

  Фантом сместился, но и клоны не стояли на месте. Боязни не было, в принципе даже само чувство страха не доступно для понимания, тех, кто мыслит в стиле компьютера.

  -Давай потанцуй - "волчара".

  Фантом несколько раз перемещался, виляя из стороны в сторону. Затем внезапно рванул вверх. Леопардов досадно ругнулся.

  -Ну почему клоны не летают как птицы. Клянусь когда вернусь, дам своему создателю хорошего пендаля под зад.

  Пантера хихикнула словно веером взмахнув мечом отгоняя воздушную волну.

  -Да ты маркиз де Сад! Он и так говорят сумасшедший. Да и где он сейчас? В США??

  -Американцы дорого заплатят за это, а что до Александра Имперцева, то нормальный человек и не сумел бы придумать такой ходячий ужас - тебя!

  Пантера хотела ругнуться, в стиле что, мол, Лео часть полового органа, но волки помешали. В прочем так даже забавно прыгаешь на их хребты, и как на многоуровневом хали-гали, оттолкнулся от упругих хребтов, приземлился, рубанул мечом и снова вверх.

  -Красивый у нас аттракцион получается. Все-таки Пантера как хорошо, что я не родился человеком, никакие тренировки не позволят таким от рождения несовершенным телам выкидывать невообразимые трюки.

  -В цирке, есть такой жанр эквилибристика. Там циркачи делали что-то подобное.

  -Жалкое подобие на свое надгробие! Может еще такой примитив, как скейтбольнную доску вспомнишь.

  Выкинув очередной скачок-вираж Леопардов "приволчился", мохнатая спина приятно щекотала голую пятку, Пантера огрызнулась.

  -Помнишь гонку на воздушных досках, как ты искупался в бассейне.

  -Это виноваты инструкторы, не правильно рассчитали коэффициент натяжения. А вообще спины уже кончаются. Убежим сразу или еще по нарезаем кругов.

  -Я думаю, хватит следующее упражнение спринт. Сто километров выжмешь!

  Леопардов рассмеялся столь нелепому вопросу.

  -Мы выжимал и больше, до ста и более миль в час и это не предел.

  -Конечно, ладно еще круг и погоним их в противоположную сторону.

  -Точнее.

  Пантера нахмурилась, она то думала, что Лео умнее и сам догадается.

  -В сторону монгольского стана.

  -Понятно волки голодные им тоже надо есть.

  -Зато свободные и сохраняют честь!

  Бег был умеренно-быстрым, надо не дать волкам сильно отстать и потерять с виду добычу. Уже почти расцвело, и столь огромная стая казалась особенно зловещей, восходящие лучи предавали грязно-серым шкурам кровавый оттенок. Передовые разъезды моголов попробовали, было начать отстрел, но шедшая лавина просто подгребла их под себя. Тем, кто бросился бежать, было не многим лучше, большинство из них было настигнуто живым потокам. Нукеров рвали, пожирая на ходу, а то и просто разбрасывали останки тел. Лишь у самого стана хищников встретил густейших град стрел, стройная стена копий и сабель. И все же яростная рубка длилась не один час, унеся не одну тысячу жизней.

  -Ты знаешь, если бы я была человеком, то меня бы загрызла совесть. Столько жертв и крови по нашей вине.

  Леопардов качнул головой, стряхивая кровавые капли и прилипшую шерсть.

  -Причем здесь совесть, мы защищаем свою Родину! Пускай, защищаем в прошлом, но именно ту нацию, что нас создала. Это стратегия - столкнул врагов лбами, а сам в сторонку.

  Пантера плюхнулась в ручеёк.

  -Все равно грязно, я не понимаю, но почему-то уже не могу равнодушно смотреть на трупы и реки крови.

  -Это иллюзорное самовнушение, и подумай логически, те воины, которых монстры загрызут здесь, уже не смогут грабить, убивать, насиловать там на Руси. Видела Бухару? Хочешь, что бы такой стала Рязань, Владимир, Киев, Москва!

  -Во!

  Пантера сделала не приличным по человеческим меркам жест.

  -Чертос два! В попу три кола!

  Смех пусть и нервный позволил разрядить обстановку. Дальнейший путь был относительно спокоен, настолько безмятежен, что Леопардов предложил сделать еще один крюк и вернуться к монгольскому лагерю.

  -Не плохо было бы им подстричь бороды. Тем более что они сами виноваты, кинули нас с клятвой.

  -Они могли и не знать. Найти бы этого колдуна, я бы его.

  -Хватит, найдем, вот вернемся и давай продолжим готовить нашу команду, а то!

  Я знаю!

  Плохо когда ты один как сноб

  Ты одинок, а врагов легион!

  Даже слона может скушать клоп

  Если клопов не один миллион!

  -А пока сделаем петлю Нестерова, напоим клинки кровью!

  

  В военном лагере, как и следовало, ожидать кипели занятия, большинство ребят настолько втянулось в тренеровачнный ритм, что они уже ощущали явный дискомфорт, если занятия прерывались хотя бы на день! Ударные темпы подготовки все нарастали, балансируя на грани человеческих возможностей. Практиковался форсированный бег, когда за курсантами гнались голодные волки и марш-броски с утяжеленной амуницией, а самые одаренные детишки уже научились прыгать по подвешенным тонким бревнам, пуская при этом стрелы. Для повышения боевого духа, "курсанты" регулярно пели бравурные марши, учились печатать шаг в фаланге. Мульти-клоны практически не спали, приступив к формированию второго тумена, срочно строились новые кузницы, спешно ковалось оружие. Если бы не жестокий цейтнот то можно было бы и сельскохозяйственным инвентарем заняться, а пока максимум это попытка внедрить трехполье и малосущественные мелочи. Одним из шедевров программы обучения стал новый механический тренажер. Одним из первых его должен был опробовать Марк Соколич. Казалось мальчишку ни чем не удивишь, но даже он оторопел увидев подобное механическое чудовище. Леопардов лично настраивал стального монстра.

  -Что приуныл Марк, тебе как особо одаренному предстоит первому опробовать на себе этот тренажер, потом его испытают и на остальных ребятах. Запомни твоя задача как можно чаще наносить удары, сюда, сюда и верхнюю часть имитируя человеческое тело.

  Мульти-клон красной краской нарисовал куда надо бить.

  -Все просто, но не забывай, резко вылетает цепь на уровне плеч, со вторым оборотом уже другая цепь с иглами бьет по коленам, а третья в живот. Не будешь пригибаться или прыгать, превратит в отбивную. А вот видишь мечи, они наносят колющие и режущие удары, последовательность можно менять, пока будет самая простая. Кинжалы помельче и не столь страшны, в основном колют, правда два из них бьют с боку и наискосок, один вылетает сверху вниз. Марк ты лицезришь булаву самое коварное оружие, она вращается и способна сломать тебе ребра, шипы выдвижные для начала спрятаны вовнутрь. Ну, а длинные обоюдоострые топоры, движутся по спирали. Трезубец с наконечником, брызгает кислотой, самый непредсказуемый в этом чуде. Тут еще есть несколько копий и нунчаки, маловато конечно, но пока с вас я думаю достаточно. Затем по мере роста мастерства будем добавлять новые более совершенные орудия смерти. Особенно тебе понравится огнемет.

  Соколич выглядел растерянным.

  -Он и так очень страшен. А огнемет, это что?

  Леопардов подмигнул.

  -Вроде сказочного змея Горыныча, скоро увидишь.

  Марк невольно вздрогнул всматриваясь в монстра.

  -Тут я установил коробку передач и двенадцать режимов скорости, начнем с первого будем прогонять по нему самых лучших воинов. Для остальных русские кузнецы изготовят тренажеры попроще. Ну ты готов?

  Марк вздрогнул.

  -Может сначала ты, о великий ангел.

  Леопардов кивнул, его помощник включил тренажер.

  -Давай по быстрее, это для меня легкая забава.

  Искусственный монстр вздрогнул и завертелся вокруг оси. Лезвия мечей и кинжалов замелькали с безжалостной и непоколебимой уверенностью. Цепи рассекали воздух с визгом, топор скрежетал, исполняя как казалось Марку замогильную песню.

  Скорость вращения все нарастала, гул становился сильнее. Казалась что к тренажеру не проскочит даже муха. Но Леопардов подхватив два меча, легко ушел от цепей и нунчаков, отбил мечи и нанес дюжину едва заметных ударов по отмеченным краской целям.

  Через какое-то мгновение по тому месту где он находился, ударили громадный топор и прошлись копья. Сделал "волну" трезубец. Двигаясь с грациозной стремительностью Леопардов повторил атаку, но уже в другой последовательности нанося удары по смертельным точкам предполагаемого противника. Затем совершив десятикратное сальто, вылетел из поражаемой зоны.

  -Вот так! Ни чего сложного, теперь ты!

  Марк выглядел растерянным и Леопардов прикрикнул.

  -Выбирай оружие!

  Соколич выбрал те самые мечи, что были у Леопардова здраво рассудив что белому ангелу виднее. Тренажер чуть замедлился, но казался по-прежнему очень грозным.

  Марк отчаянно разминался, мысленно прокручивая сложные движения машины смерти, когда чудовище заметно замедлилось, он решился.

  -Что же я теперь смогу.

  Наконец разогрев мышцы Соколич вошел в круг атаки. Ему было страшновато, при всей своей тренированности, ловкости и проворстве он долго не мог прорваться сквозь стальной лес и мельтешащие злым блеском лезвия, то и дело отскакивая назад. Затем Марк подпрыгнул, проскочив мимо цепей сумел достать краем меча обведенную краской смертельную точку.

  Затем он отбил меч, но потерял равновесие, синхронность была нарушена, от тяжелого топора пришлось отбиваться двумя мечами. Краем глаза Соколич успел засечь цепь, однако подпрыгнул с большим опозданием, получил колючий шлепок по босым ногам. А следующий удар булавой в грудь отбросил на пять метров. Марк тут же вскочил, в ярости размахивая мечами, ринулся вперед. Злость придала силы и скорости и мальчик успел два раза хорошенько врезать противнику, прежде чем ему перепало сначала от нунчака, а затем и от меча. Прожег кимоно трезубец, ошпарив кожу. Закапала кровь и Соколич отскочил обратно, пошатываясь и морщась от боли.

  -Для начала не плохо, но следи за защитой, ты быстро научишься крушить манекены. Да и мечи выбери потяжелее, этими слишком трудно отбивать удары.

  Марк тяжело вздохнул.

  -Вам хорошо говорить учитель, для вас любые мечи легки, а вот попробуй имея человеческие руки, помахать увесистым оружием.

  Леопардов презрительно махнул ладонью.

  -У тебя не по возрасту крепкие мышцы и кости. Меч я вижу тебе ничего не сломал, ожоги от трезубца пустяки, так что приучайся к серьезному оружию. А пока продолжать тренировки самостоятельно.

  - Это настоящее пекло! Но я пройду его! Это мой долг! - Простонал мальчишка, почесывая сбитую ногу.

  - Слушай ты!- Мульти-клон обратился к помощнику. - Увеличь скорость, спустя два часа к тебе подойдут хлопцы, вот для них можешь скорость уменьшить. А ты сокол меня извини не могу я тебе одному уделять столько внимания.

  Адская тренировка продолжилась. Марк тренировался стиснув зубы, смахивая пот застилающий глаза и не обращая внимания на раны покрывающие тело все более замысловатым узором. Когда пару часов подошли другие мальчики стало чуть полегче, а скорость тренажера слегка снизилась. Но этим ребятам тоже доставалось под орехи, они были в крови, а тренировка продолжалась до позднего вечера. Леопардов так и не появился, у мульти-клона и без того было полно срочных дел.

  Тем не менее, еще и приходилось отвлекаться на вызовы к Великому князю, главное часто без особой нужды, только что бы потешить тщеславие надменного борова. Поручив Азазель Пантере обучение "рекрутов" Леопардов галопом помчался к своему правителю, естественно бегом, время дорого, а кони слишком уж медлительны. Бежал мульти-клон легко почти не вздымая пыли, он вполне мог поспорить с соколом. И все же, как не спешил Леопардов, его острейший слух уловил странные слова и звуки. Развернувшись, пробежав пару верст, он увидел странную колонну. Ощетинившись грозно копьями, закованные в броню воины гнали целую веретеницу изможденных людей. В основном это были страшно ободранные в женщины и дети, на арканах, в гнетущих колодках безжалостно избиваемые палачами. Картина поразила Леопардова своей неожиданностью - неужели монголы уже успели вторгнуться, и углубится в русские земли. Мечи, он никогда не расставался с ними, сверкнули в руках, нукеров не больше сотни, он справится. Заточенные кладенцы яростно отплясывают смесь мельницы и тройных восьмерок, комбинацию, выкашивающую любую зловредную рать. В самый последний момент руку удалось сдержать, Леопардов узнал командира.

  -Княжа, Всеволод! Что это такое!

  От резкого крика шарахнулись кони, у князя заложило в ушах. С трудом стременив коня, княжич подчеркнуто спокойно изрек.

  -Зачем ты отрок белокрылый так грозно воздымаешь глаз, ты чуть коня не свел в могилу, уж не петух ты на сей раз!

  Большая часть воинов не принужденно захохотала, лишь некоторые из тех кто не понаслышке знал чудовищную мощь Леопардова предпочли отмолчаться.

  -Я с тобой шутить, не намерен князь. Почему ты руссичей мучаешь. А вы бесстыжие воины и тиуны, ведь это наши люди, православные братья по крови, а вы их на аркан и плетьми.

  Многие из воинов смутились и, отвернувшись, покраснели. Да и сам князь Всеволод растерялся, трудно поверить, что, возможно, такое, но реальность ужасна.

  -Приказ Великого князя Георгия Всеволодовича. В отместку за предыдущие набеги и грабежи мы совершили налет, на вражеские села, забрав хлеб, скот, имущество и законный ясырь - пленных. Око за око, зуб за зуб!

  Леопардов отрицательно махнул головой.

  -Месть говоришь, а набег сделала дружина смоленского князя или разбойники?

  -Дружина князя Лео и еще в придачу разбойники.

  -Надо было разобраться с помощью переговоров.

  -Нет смысла, будут все отрицать. Мы это смоленского вепря знаем. Может быть, уже на следующей весне осадим Смоленск и включим те земли в наши владения.

  -Вот-вот армия монголов ударит, а вы все еще о местных разборках и обидах думаете. Мне до вакуума кто виноват и кто прав, всех пленных отпустить, а имущество вернуть.

  Всеволод растерялся, с одной стороны он не на шутку испугался гнева, того, кого считали ангелом или чертом, а с другой.

  -Нельзя так! Великий князь со всех нас живьем шкуру спустит. Тем паче, что большая удача улыбнулась нам, самого любимого сына по имени Ярополк мы спеленали. Теперь у нас есть тиски, что бы жестко держать его за горло.

  Всеволод небрежно указал рукой на пленного юношу. Леопардов внимательно осмотрел пленника, русая голова и руки мальчишки были зажаты в тяжеленной колодке, с массивными железными замками. Судя по весу, колодница весила килограмм сорок, если не больше. Определяя по тому, как изнеможенны пленные, их гнали верст - триста не меньше. Сын смоленского князя был совершено нагим, ему не оставили даже набедренной повязки видимо стараясь таким образом унизить княжеское достоинство, на голом теле видны следы и царапины от множества плетей, на лице синяки, голубые глаза с набитыми фингалами осоловели от усталости. Но как только Леопардов заглянул в них, повнимательней, они сверкнули огнем, а затем приобрели осмысленное выражение, пленный оголец даже подмигнул, опухшие губы растянулись в улыбке.

  -Он крепкий парень, я беру над ним шефство.

  Увидав поглупевшее лицо князя, витязь-клон продолжил.

  -Я забираю его в свою Белую армию, будет тысячником над смоленскими ребятами.

  Леопардов повысил тон.

  -Понял! И все больше никаких дискуссий. А остальные будут жить в нашем лагере, хорошие люди и нам нужны. Да не бойся ты князь, так оно лучше и подданных добавится, благо земли у нас не намеренно, только паши, собирай кулеши, и русские люди страдать не будут.

  -А ежели измена?

  Робко промямлил Всеволод.

  -Не будет измены! Мы все дети одного народа и одной веры и служить они будут народу и Богу! Не мне и не князю, а всей Великой Руси. Я сам поговорю с Георгием, он хоть и высокомерен сверх всякой меры, но очень умен и ради общего дела сумеет усмирить свою гордыню.

  Резким неуловимым для глаз ударом Леопардов разбил дубовую колодку. Юноша был почти одного с ним роста, даже чуть выше: на вид лет пятнадцать, а на деле видимо меньше, просто порода такая рослая и справная. Даже не смотря на голод и побои видны крепкие мускулы, глубокие плитки пресса, рельефные хорошо выступающие сухожилия.

  -Теперь ты наш брат! Все люди братья, но не все друзья и соратники! Клянись своей верой и верой отцов, что будешь верно, служить нашей единой Великой Родине!

  Хотя затекшие руки едва шевелились, а покрасневшая шея застыла, словно по-прежнему зажатая колодкой. Ярополк перекрестился и торжественным трагическим тоном произнес.

  -Клянусь! Верно, служить...

  -Великой России!

  Услужливо и вместе с тем дерзко подсказал Леопардов.

  -Правильно именно России, вполне точное определение новой империи, которая возникнет в ближайшие, нет, не века - в считанные годы!

  Промолвила возникшая словно тень Пантера. Затем метнула в дерево дротик, проткнув порхающую бабочку.

  -А ты откуда взялась, твое дело корпус.

  -Ты не поверишь, но до меня дошел слух, что пленили сына Смоленского князя. И я решила освободить Ярополка.

  -Точно слух!

  -А что ты глух! Не совсем конечно слух, тиун прихвастнул! Мол, как они хорошо могут и без нас воевать! Ну, я об его голову стул, а потом под кровать. А после бегом сюда как рысь!

  -Ты опоздала, быстрее мчись!

  Ярополк все еще не мог отправиться от потрясения сначала плен, побитая палицей голова ноет, саднит здоровенная шишка, а потом внезапное освобождение. Ты ощущаешь себя как длинноухий, залезший в крысиную нору, продрогший, искусанный грызунами. Наконец, после долгих мытарств заяц полумертвый вырвался из смертельных тисков и тебя вновь пронзает боль. Изможденное тело прижимается к колючей траве, дрожишь ослепленный потоками горячего солнца, прикрывая мохнатыми лапами воспаленные косые глаза. Но руки уже привычно тянутся к мечу и Ярополк, не отдавая отчета, подходит к повозке рефлекторно берет в руки меч. Пальцы окоченели, и оружие выскальзывает, острие пробивает сырую землю. Пронзенный грунт охает и приходит в движение. Бах и плотненький мужичек с сиреневой бородкой выскальзывает из пробитой щели. Тут же следует крепкий удар в голый живот Ярополка, попытка повторить подобное с Леопардовым кончается виртуозно исполненным мульти-клоном болевым приемом с последующим удушением.

  -Да я, я не хотел...

  --Потому и ушел в беспредел!

  Мужичек слегка подергался и обмяк. Сын Смоленского князя с трудом поднялся, на рельефном животе красовался здоровенный синяк. Леопардов ожидал, что сейчас Ярополк схватит меч и постарается отомстить нападавшему. Реакция оказалась диаметрально противоположно. Слегка поклонившись, княжич сложил руки.

  -Прости меня Лешак! Без злого умысла я выронил меч, мои пальцы застыли.

  -Вот глупая речь!

  Леший сердито дернул головой и попытался вырваться, захват усилился, и он снова обмяк.

  -Так ты леший! Ну, Кама грядеши!

  Пантера залилась не громким мелодичным смехом, скаля крупные зубки.

  -Интересно испытать на тебе серебряный клинок. Или может быть шило в висок?

  Лешака забила мелкая дрожь.

  -О белоснежная фея спрячь свой серебряный нож, ты не словила злодея, духа с болотца не трожь.

  -Ну, а подавшись соблазну, чирк и в трясине кишки! Ну, признавайся зараза, где твои скрылись дружки!

  -Все расскажу, не робея, все мы едина семья!

  -Врать и младенец сумет, хватит тупого вранья.

  Леопардов сдавил руку так, что послышался хруст.

  -Хватит, заливается соловьем, а не-то зажарим и убьем! Бэки его нанял, это все монгольские интриги признавайся, ты следил?

  - Я не конченый дебил.

  -А это уже откуда, что за чудо! И запах такой знакомый, нет, не новый.

  Пантера приложила серебренный кинжальчик к тщедушной груди.

  -Все скажу.

  -Говори, по нормальному, без куплетов не на "девичнике".

  Леший хотел, было перекреститься, но передумал, он еще и сам не решил можно ему это или нельзя.

  -Я не шпионю на Бэки или Бату-хана. Все дело в том, что вы, придя в наш мир, многое изменили. Теперь вся нежить в силе!

  Уловив недобрый огонь в глазах Пантеры, леший продолжил слегка заплетающимся языком.

  -Мы не знаем, кто вы, но зато знаем, что вы открыли путь, между мирами изменив законы в этой части вселенной! Вот и мне поручили наши духи понаблюдать за вами. А то ходят всякие слухи, не передать чудь словами. Извините, у нас принято говорить в рифму.

  -Это почему!

  -И сам не пойму! Может потому что заклинания в куплетах, лучше до цели доходят или пророчества лишь в рифмах на ум нам приходят!

  -Если у тебя нет больше полезной информации.

  -Есть окажу вам честь. Я знаю, где искать меч Ильи Муромца!

  Леопардов не успел открыть рот, как послышался тревожный сигнал. Пантера толкнула под руку.

  -Ты идиот базаришь с ним, а нас уже полчаса окружают. Я примчалась не даром, вас тут всех порубают!

  -Да я уже давно это слышал, думаешь, почему мы сюда повернули. Но вот кто нас предает, ведь без опытного проводника в густой лес чужой отряд не просочится в слепую.

  -Есть пара бояр изменщиков подлых!

  -Кто!

  От громкого звука Леший вжал голову.

  -Те кровей благородных. Не хочу говорить, я не клялся служить, ведь их зверски убьют.

  -Да, конечно, пощады не будет. Недостойны, предатели жить, сколько можно им гнусно грешить, на куски мои руки скотов разорвут!

  -Это ваши дела! Мое дело вода! Мое тело вода!

  Леший вдруг стал прозрачным и брызг ушел с головой в землю. Ярополк все время хранил молчание, а затем пал к земле и зашептал.

  -Ну, ты чего, боишься его?

  Нагой да еще измазанный в свежей грязи княжич просипел.

  -Лешак не враг нам! А вы может так настроить против нас всех лесных духов.

  -Ладно, учтем местные факторы и менталитет. Ибо семь бед и один лишь ответ! Татар всего пара тысяч, разве это число! Что ратники рубанем или вам драться слабо!

  -Рубанем.

  Послышались нестройные голоса. Все-таки врагов в десять раз больше. Витязь-клон звонко крикнул.

  -Пленным мужчинам и женщинам раздать орудие это сравняет шансы.

  Никто не спорил, все даже князь Всеволод приняли над собой командование белых херувимов. Ярополк вылил на себя ведро воды и попытался вскочить на коня.

  Стоящая рядом девица вскрикнула.

  -Прикрой срам княжич.

  -Да прими во внимания предрассудки людей!

  Пантера оскалилась, глаза заиграли.

  -Хотя так ты мне больше по нраву. Классно устроим забаву!

   Вдруг она почувствовала большое непонятное желание древнейший инстинкт, в голове пронеся шторм, накрыло цунами и... Почему-то захотелось повалить голого смазливого юнца и поскакать на нем необузданной лошадью. Внутри загорелось пламя страсти и лишь усилием воли удалось подавить развратное желание. Нельзя что о ней думали как о шлюхе!

  -Ну что разомнемся. Сарынь на кичку! Леопардов галопом помчался в сторону монголов, выбирая то место, где примостился опытный темник. Видимо нукеры не ожидали встретить здесь легендарных бледных мангусов, лучники открыли огонь с опозданием, витязи-клоны уже успели врубиться в ряды. Темник Урбанах был убит одним из первых, голова отлетела на десять сажень, дальнейшая схватка переросла в резню.

  -Отличный бифштекс получился из хана! Хотя лысоватая вышла путана!

  Пантера испустила, преувеличено громкий хохот, звучащий ужасающим кощунством на фоне кровавой брани.

  -Я пойду собирать мухоморов справа, а ты Аза подрезай поганых слева!

  Четыре тяжелых меча да еще в руках биотерминаторов, это сила. Пантера исполняет прием каракатица - две ноги с разворота сносят челюсти косматой паре, а кладенцы совершают "Бабочку" срубив за секунду четверых, седьмой нукер был сражен косичкой, заплетенная в волосы игла точно вонзилась в глаз. Леопардов повторяет комбинацию в место косы, используя зажатую в зубах цепь. Эффект превосходит все ожидания, сразу восемь вояк, с грохотом завалились "отдыхать". Слышится дружный вопль.

  -Мангусы! Мангусы! Бледная смерть!

  Собака помнит палку, а эти снежные монстры унизили самого джихангира и еще более страшного Субудай-Багатура. И не мечи в руках: ледяные молнии - каждый взмах это смерть, разрубленный труп.

  Большинство монгольских воинов предпочло бегство сражению, а самые храбрые сложили буйные головы. Здесь в основном были грабители-отморозки, не о драке думали, а гребануть добро, трахнуть бабу и в кусты. И все же человек тридцать из числа русских дружинников полегли в этой стычке. Особенно опасны татарские стрелы, кольчуга против них что бумага и бьют монголы довольно метко, правда, этот отряд почти целиком из кипчаков, по этому и сопротивление относительно слабое, луки в основном легкие. Ранение получил и Ярополк, стрела пробила ногу и возилась в конский бок. Пантера бесцеремонно выдернула стрелу и, приложившись к крупу, отсосала конскую кровь, затем тоже самое проделала и с голенью княжича. Ярополк напрасно пытался отбиться.

  -Не бойся, я не кусаюсь. Вернее кусаюсь, но тебя не съем. Надо просто высосать заразу и возможно яд, кроме того, моя слюна целебна.

  -А она не врет. У нас действительно такой организм и искусственно сконструированный метаболизм, что происходит тотальная регенерация.

  Вставил Леопардов, его уверенный тон успокоил Ярополка, хотя прикосновения прохладного тела страшно возбуждали, может подсознательно, Пантера передавала собственное возбуждение на телепатическом уровне.

  -Ну не будешь ты с ним вот при всех.

  -А когда? Великий князь заждался.

  Леопардов понимающе подмигнул.

  -Позже в корпусе ты его всему научишь.

  Пантера слегка скривилась.

  -А ты не ревнуешь.

  -Ведь ревность это чувство людей не полноценных, нам не нужны психозы людишек глупых, бедных!

  -Ладно, беги к князю, меня он пока не хочет, а прослежу за порядком. Поехали, малыш я научу тебя любить Родину!

  Не выдержав, Пантера вновь присосалась к ране.

  -Нет, ты вампир, вернее упыриха.

  Леопардов жестами отогнал остальных воинов и за волосы оторвал ненасытную Пантеру, хорошенько при этом врезав по лицу. Помутневшие глаза прояснились.

  -У тебя я вижу проблемы. Ты видимо хочешь его убить?

  -Нет! Парень извини! Пыталась я стерильной сделать кровь, и этот опыт крест, клянусь не повториться!

  -С ума можно сойти! С тобой иметь любовь, уж лучше под арест, иль сразу застрелиться!

  

  -

  . ГЛАВА Љ 13

  Великий князь Георгий Всеволодович в месте со своим воеводой Иваном Леопардовым решил самолично навестить кузнецов.

  -Я знаю Лео, что ты новое оружие создаешь. Ходит много слухов, самых невероятных как в сказке.

  -Есть такое княже. Без новых технологий нам не одолеть неисчислимых татарских полчищ.

  Рослый князь на голову возвышался на Леопардовым, дул прохладный осенний ветерок, крушились желтеющие листья. Стремясь придать себе как можно более царственный вид, Георгий нацепил горностаевую шубу и золотую в самоцветах цепь. В таком наряде посещать дышащие жаром кузницы было делом, мягко говоря, дурным, но разве "великий" слушает советов или страдает от избытка скромности.

  Проехав на роскошной шестерке, князь остановился рядом с оружейной улицей. Многочисленные слуги и служанки помогли вельможе выползти из кареты. Леопардов презрительно фыркнул, до чего же сей древнерусский сановник стал ленив и чванлив. Щелкнув каблуками, ради уважения к князю можно надеть и стесняющие сафьяновые сапоги Леопардов последовал к ряду черных кузниц. Изнутри доносился грохот черных молотов, трубы подобно драконам извергали клубы багрового дыма. Громадные печи сильно раскалились особенно новенькие, построенные по чертежам витязей-клонов, с использование различных ноу-хау, снопы огненных искр, крутились неистовыми вихрями, уносясь в покрытое осенними тучами небо.

  В кузницах во всю кипела работа. Кузнецы склонившись к наковальням передвигали большими щипцами раскаленные до бела железные полосы и постукивая молоточками указывали молотобойцам куда ударить. Каждый богатырский удар вызывал содрогание, уже готовые мечи были аккуратно сложены, блестя оточенными лезвиями.

  -Неплохо надраено словно зеркало.

  Леопардов согнул дугой меч, зачем выпрямил, послышался тихий звон.

  -Сейчас, сейчас дорогой гость! Крикнул один из молотобойцев.

  -Вот сварю два куска железа, хотя не хватает его, уже все запоры отодрали!

  -Это кто, ты мой племяш Василька? Почему в кузнице, как простой холоп?!

  За князя заступился ближайший кузнец.

  -Наш князь сильный мастер, все умеет!

  -Сейчас сам помоюсь, и поговорим князь. И ты будь здрав воевода!

  Князь Василька спешно вылил на себя большое ведро, скинул прожженный передник и подошел к Георгию Всеволодовичу. При свете горна был хорошо виден статный богатырь, высокий широкоплечий с красивым и грозным лицом, царского сокола.

  Князья обнялись и трижды поцеловались. Леопардов тем временем взял голыми руками раскаленное железо, помяв его пальцами, и со злостью запустил в наковальню.

  -Опять не точные пропорции. Василька и прочие вы, что по-русски не понимаете.

  Василька слегка растерялся, затем, улыбнувшись, полез с поцелуями.

  -Ты мал, годами мудр, силен и быстр как горный барс.

  Мульти-клон небрежно как солому отбросил тяжелые руки.

  -Не надо поцелуев, у нас это не принято. А вот здесь я задержусь и все тщательно проверю, если найду саботаж, то поубиваю без всякой жалости.

  Да и еще я полагаю, что новое оружие лучше всего под большим секретом делать в нашем новом городке. Образцы надеюсь готовы, или кому-то придется ребра ломать, и башку оторвать!

  Василька слегка растерялся.

  -Не знаю как сказать, и да и нет! У вас есть секретный город?

  -Да мы его уже стром, там будет тайная база для будущей большой войны с монголами и для иных вероятных конфликтов. Война естественное состояние человека.

  -Может, лучше обсудим это за столиком и едой Лео!

  -Нет, всю ночь будем здесь работать. А потом я заберу отсюда часть кузнецов. Мелкие отряды монголов лишь прощупывают нашу оборону, вот-вот ударят главные силы.

  По последним данным целых три тумена спешно прибыли из степей Монголии. Враг силен как никогда, и нам продеться напрячь все силы, отдать всю свою кровь капля за каплей, чтобы свернуть шею ранее неведомому противнику!

  Не теряя даром, время, еще не закончив фразу Леопардов, взялся за работу. Раскатав тонкий стальной лист, он его аккуратно свернул в трубочки, затем принялся выполнять более сложные неуловимые для простых глаз манипуляции. Слуги сняли с князя дорогую шубу, поставили дубовые кресла и принесли угощения. Миниатюрный военный совет, таким образом, совмещался форсированной подготовкой к отражению агрессии.

  -Я знаю этих степняков, они редко оседают в наших городах. Постоят под стенами пограбят села и ускачут в свое логово, может не стоит так надрываться. Строить всех под одно копье, и вступать в сговор с неведомыми силами.

  Начал князь Георгиевич.

  -Это уже пройденный этап, наивные расчеты. Я видел и сожженную Бухару - не спасли ее крепкие стены. Слышал о Самарканде, Итиле и многих других городах, нет, монголы готовы осесть на века и они не остановятся, пока не достигнут цели. Или пока мы их не положим в могилы! А наша сила не мощь сатаны, а величие науки и новой ранее не испытанной техники!

  Разговаривая Леопардов не на секунду, не прерывал ударный труд. Скинув стесняющие сапожки мульти-клон даже ноги, пустил в ход, демонстрируя цирковую ловкость.

  -Он прав, я дрался с ними на Калке, мне тогда было всего пятнадцать, и я уже тогда понял что особый враг. Мугланы не кипчаки, они строят всемирную империю, и это будет более чем обычная война, здесь речь идет о выживании нации!

  Василий даже сжал кулаки, что бы придать больше убедительности своим словам.

  -Империя вроде Римлян? Как они осядут, если им по нраву лишь степи?!

  Великий князь не хотел соглашаться, хотя мог и сам мог понять бессмысленность свого утверждения.

  -Так же как в Китае, Хорезме, Афганистане. Ни что не вечно под луной, и часть кочевников оседает в начисто сожженных городах, а вместо юрт и кибиток построят крепости и дворцы! Оставим, пустую дискуссию, лучше обсудим стратегию тотальной войны. А война будет всеобщей, костлявым крылом коснется каждой семьи.

  Отбросив неуклюжие щипцы, Леопардов подровнял листик пальцами босых ног, даже йоги способны на это - нет особого секрета.

  Князь Георгий вытер пот и хлебнул слабоалкогольного квасу с медом.

  -Полагаю лучше всего отсидеться за высокими толстыми стенами больших городов.

  В открытом поле мы просто поляжем под неисчислимыми ордами.

  Василий энергично возразил.

  -Кто атакует тот и побеждает. Надо собрать все рати и размолотить вражеские полчища.

  -А какие у вас силы? Давайте с этого и начнем.

  Продолжая говорить, Леопардов закончил первый образец и бросил его в воду.

  -Вместе с добровольцами и посадом, пеших и конных наберется с тысяч двадцать, тридцать. А еще два тумена в стадии обучения.

  Произнеся фразу князь Георгий нахмурился. Леопардов вновь вступил в разговор.

  -Татар значит четыреста-четыреста пятьдесят тысяч. Но мои двадцать тысяч бойцов это тоже немалая сила.

  Князь Василий скептически качнул головой.

  -Четыре пятых белых тумена это малорослые огольцы. Может со временем они, и станут сильными воинами, но сейчас это просто...

  Леопардов бесцеремонно прервал князя, в последнее время мульти-клон заметно добавил в смелости.

  -Не прав ты князь. Да дети и даже подростки не обладают достаточной мышечной массой в открытой рубке и их можно сломать стальным накатом. Но в ночных вылазках, в уличных боях они реальная сила.

  Леопардов говорил горячо и убежденно.

  -На ближней дистанции или при ударе из засады, маленькие воины могут использовать небольшие улучшенные луки с отравленными стрелами и кое-что получше, чем луки, или арбалеты. В нужное время и в правильном месте, белая армия сработает не хуже княжеской рати.

  Да и в рукопашных боях, многие из бойцов особенно первого белого тумена могут дать фору вашим ратникам. Подростки закалены как сталь, и упруги как мячик, которым я учил играть ваших солдат.

  -Может, проверим на практике. А игра забавная, веселая, одобряю!

  Василий даже приподнялся. Леопардов наоборот слегка растерялся. Ведь это только в кино, маленький мальчик, позанимавшись месяц у гуру, пачками крушит врагов, рубя целое войско. В реальной жизни несколько месяцев даже изуверских тренировок, и стимуляции нервных окончаний, не сделают из детей и подростков непобедимых суперменов.

  -Маленький ребенок как чистый лист бумаги, это его отличает от замаранного жизнью взрослого человека. В каждой личности мы аккуратно выводим свой роман свою поэму. Придет еще время, и они продемонстрируют свои способности, а пока предлагаю. Создать партизанские диверсионные группы и скрытые базы в лесах. Ускорить строительство секретного города для форсированного сбора всех сил и необходимо добиться помощи от всех остальных князей.

  -Дождешься, они только рады будут нашему разорению!

  Георгий досадно хлопнул по столу.

  -Вина, принесите крепкого вина. И ты Лео тоже выпей с нами, ибо как говорили древние греки и истина в вине!

  -Отдай честь с нами старине!

  Подхватил Василька.

  -Думаете, заливши глаза, вам море покажется по колено, а татары, словно тараканы.

  -Ты еще слишком юн ангелок, давно ли ходил под горшок! - Грубо сострил князь, ударив себя пальцем по горлу.

  -Мне не надо так часто сидеть на параше, если надо за вас я могу, приложиться к хмельной пьяной чаше!

  После выпивки разговор оживился. Особенно был любопытен князь Василька.

  -Вот я не пойму, что за заумные чертежи каких-то стальных змеев Горынычей нарисовал, сей ученый муж.

  Леопардов пил, не хмелея, тем не менее, во всем теле чувствовалось приятное тепло.

  -Это танки, истребители, бомбардировщики, пусковые установки. Новейшие и устаревшие виды вооружений, но вот я думаю не для ваших кривых рук все эти чудеса.

  -Да задал ты нам работенку, княжич, то есть извини воевода. Из железа такого Чудо-Юдо сделать трудно, а у нас каждый кузнец на счету. А вот плотничать, это мы можем. Выйди князь, то есть воевода и посмотри на творение мастеров наших. Все одним топором, ни гроздей и ни как их...

  -Болтов, гаек, винтов - вот голову вам подкрутить не мешало. Топорный манекен, для выставки ВДНХ. С крыльями или без, бац-бац и куски разлетелись по кустам.

  Леопардов покрутил пальцем у виска. Великий князь, не поняв жеста, самолично влил вина в крупный кубок.

  -Это не просто вино, это столетняя медовуха, кто мужик тот все выпьет.

  -Дайте мне, да не в ухо! Песок в горло сыплет!

  Маленькое существо возникло в воздухе и едва успело уйти от рефлекторного рубящего движения полупьяного мульти-клона. Леопардов, конечно, умел гасить и рассеивать хмельные пары, но ударить, и лишь затем разобраться это уже на уровне генетики.

  -А что за чертики!

  Вино видимо оказалось крепким.

  -Я кузнечный домовой, обходите стороной!

  В руках у косматого существа с красной бородкой мелькнул многоствольный "пулеметик".

  --Еще один, шаг и я вас.

  -Расцелую! Садись к нам хранитель кузни, гостем будешь!

  Василька протянул дружескую руку.

  -Наливай чашу до краев.

  -Нет в рот вам сто...

  Молниеносным броском Леопардов вырвал оружие и отвесил крепкую оплеуху. Звон от пощечины был настолько звучным, что перекрыл равномерных стук молотков.

  -Нечего выражаться похабник матом.

  Кузнечный дух с трудом прохрипел, шевеля выбитой челюстью.

  -Не надо так крепко ухватом! Я не хотел вашу честь оскорбить, и не противно вам маленьких бить!

  -Так что ты нам хотел в рот сунуть?

  -Лакомство гномов и домовых, сто воробьев и отбивных!

  Князья загоготали, они до конца не поняли суть шутки. Еще не все современные ругательства вошли в обиход, тем более что львиная доля нынешнего - современного мата досталась в наследство от... Монголо-татар.

  Домовой или может быть "кузневой", пил как заправский пьяница, часть медовухи пролилась на бороду и коричневые штанишки. Леопардов тянул не спеша, напиток был чудный сладкий, крепкий и очень приятный на вкус. "Надо выпытать рецепт, эта секретная технология утеряна". Обычно для витязя-клона все равно, что есть и пить, Леопардов предпочитал древесную кору, и готовить не надо, в ней много калорий и витаминов. Особенно полезен дуб, сам ствол довольно вкусен, а какие цельные соки в молодых дубках. Сосна похуже много смолы, может вызвать несварение и неприятный запах, хороша еще каша березовая, а в качестве приправы ель и ольха.

  -Как хорошо прилечь на травку и что-то вкусное умять, устроить в бане "перепарку" и девок молодых позвать, четыре штуки или пять!

  Завыл пьяным голосом "кузневой". Князья подхватили, в голове слегка заискрило и чтобы подавить нарастающий хмель, Леопардов отломил кусок дубового стола, разжевав твердое дерево. Опьянение улетучилось, силы вернулись, и Леопардов подхватил не в меру распоясавшихся князей, выволок их на свежий воздух. Великий князь уже спал на ходу, отключившись от реальности. Кузнечный дух, пошатываясь, плелся за ними, кривые ноги выписывали кренделя. Вот только взгляд не понравился мульти-клону, как-то слишком искусственно он косит.

  -Вот посмотри маленький княже, на наши проделки.

  -Где, ты имеешь в виду.

  -Скинете покрывало! Мы накрыли, чтобы дождик не покоробил.

  Слуги проворно скинули внушительный выделанный из бараньих шкур чехол.

  Леопардов едва не вскрикнул от удивления. Танк Т-130 в своей полной устрашающей красе возвышался перед ними. Четыре широченные в липучках, этакие родные до боли знакомые гусеницы, три ствола, выкрашенная в пятнистую зеленку башня. Такой натуральный макет словно и впрямь эту машину аннигиляции телепортировали из будущего.

  -Класс и это дерево воплотило формации!

  -Это дуб, самые крепкие столетние дубки.

  -В сочетании с кленом - живо подсказал сиволапый плотник, топор ходуном ходил в мозолистых руках, казалось еще чуть-чуть и он заговорит человеческим голосом.

  Леопардов вскочил на корпус и попытался отодрать с люка крышку. Вдетая в корпус она поддалась с трудом, отдирая Леопардов по инерции кульнулся с башки. Реакция кошки позволила, приземлиться на ноги, что бы скрыть промах мульти-клон сотворил тройное сальто и за одно прихватил лежащую на крыше саблю.

  -Красота, техника паленого кота. А вы думаете, сможет эта махина ехать.

  Василика задорно подмигнул.

  -Конь, сдвинет ломовой конь, да он и не слишком тяжелый.

  Леопардов запрыгнул в отверстие, деревянный танк был пустотелым, с искусно выдолбленными нарами для двух членов экипажа. Бойцы в новом танке располагались лежа, а кибернетика обеспечивала обзор на все 360 градусов.

  Вот бы эту да в наше время, электромагнитные пушки, и индуктивные пулеметы смели все монгольское войско. В эпохе мульти-клонов даже лазеры имеются, правда, больше для ослепления противника, а в новейших моделях они могут перехватывать снаряды. Правда, не на все сто процентов, но где тут найти заряд, разогнанный до 10000 метров в секунду. В темноте лежишь как калека недоделанный, пора вылезать. Слышится чей-то скрип, словно царапает собака, и деревянный макет приходит в движение. Леопардов высунул голову, все ясно видимо могучему князю Василько силушку не куда девать, слегка приподнял танк и поволок как медведь колоду.

  -Может лучше в плуг или в культиватор. Я могу вам выковать новую улучшенную модель, поле проборонуешь, будет хлеб.

  -А ты княжич, чего говорил, не едет танк, мы его вот так легко тащим, хватит смотреть, ты тоже сильный.

  -Ну, хорошо, раз дурак силен, то и мы сможем.

  Леопардов выпрыгнул и застопорил движение макета, затем так резко дернул за гусеницу, что Василий загремел в осеннюю лужицу. Когда богатырь вылез, широкие глаза налились злобой, а прилипший к носу желтый листик придал ситуации дополнительный комизм.

  -Ты дите, белый черт!

  Из носа забулькала мутная водица, листик поднялся. Леопардов не стал выслушивать ругательный монолог, а просто отключил, чиркнул пальцем князя по бычьей шее. Даже не удар, а вроде мягкого поглаживания.

  -Отнесите князя, он устал и пускай выспится, а ты что задумал?!

  "Кузневой" скреб пальцами и бормотал заклинание, увидев как в руке мульти-клона, сверкнул меч, громоподобный субъект пробормотал.

  -Я всего лишь хочу покурить мира трубку, нет и мыслей затеять кровавую рубку.

  -Из табака или мухоморов?

  -Из бледных поганок и помидоров!

  И все же для простого духа кузни слишком уж он информирован, откуда знает про томаты, растущие на американском континенте. Быстрое движение в сочетание с обманным жестом и мужичек схвачен за шкирку, серебристый кинжал приставлен к горлу.

  -Я тебя раскрыл, признавайся, кто тебя послал.

  Осеребренное лезвие не приятно жжет горло, и очевидно, что для этого психа резануть что плюнуть.

  -Не надо меня тиранить, я не буду лукавить. Послал меня маг Барыга, среди домовых не последняя фига. И велел он к тебе присмотреть и в доверье тихонько втереться.

  -Ну, а цели, какие он ставит?

  "Кузневой" хрипло громыхнул.

  -Он на веки Россию прославит!

  Ножик у горла шевельнулся, закапала кровь.

  -Я не вру о великий батыр, подарю, коль смогу целый мир! После ссоры с Ордой хочет дружбы с тобой. Бесснежное славя величество, ты один ведь не сможь, порубать тучи вошь, ведь несметное бесов количество.

  -Пускай сам явится, и перестань картаво рифмовать, в ушах трещит!

  -Пока нельзя, трудно и опасно, но если теперь мы друзья то это...

  -Опасно!

  Рявкнул мульти-клон, от грозного возгласа заложило все ухи. Затем Леопардов сообразил, что перегнул палку, ему предлагают союз и дружбу, а он разорался.

  -Отлично, тогда скрепим сделку письмом.

  -И преломим хлеба, белый ангел друг мой навсегда!

  От внезапно налетевших винных паров "кузневого" зашатало и начало рвать.

  -Закусывать надо алкаш. А на вид больше сотни не дашь!

  Как соблазнительно блестит лакированная броня танка, пахнет крепким дубом и терпким кленом. Один из пулеметов не совсем, правда, ровный видная свежая стружка, его то можно и съесть.

  -Потом переделаем! А тут человека выручать надо!

  Первый кусок себе, второй насильно запихнут в рот "Человечку", видимо сочетание меда и клена, порождает дачу дуба! "Кузневой" становится фиолетовым и слегка искристым - провисает мешком гнилой картошки.

  -Теперь ему нужен энергичный массажик!

  Леопардов выломил из кузницы здоровенное бревно, от встряски она, покачнувшись, осела.

  -Баня, русская баня, словите крутой кайф на полке, ох вздрючу тебя дядя Ваня! Хорошие будут наколки!

  . ГЛАВА Љ 14

  Хан Батый внимательно всматривался в мрачноватый покрытый тучами горизонт. Там куда заходит солнце, туда, где кончается земля, устремлены все взгляды и помыслы джихангира. В высокой свежесрубленной башни виден весь громадный монгольский лагерь. Каждый день сюда прибывают все новые и новые тысячи нукеров со всех концов земли. Есть даже рыцари-крестоносцы, приглашенные верным слугой Пэтой, нанятые за деньги литовцы и венгры, шведы, англичане, поляки, даже один знатный рыцарь с многочисленными кнехтами из далекой земли франков. Кастильские латники в отливающих медью доспехах. Их флаги красиво расписывают необъятный лагерь, густо обложенный разъездами, конными дозорами, сворами заранее натасканных собак. Бату-хан присел на свернутую кучу бархатных персидских ковров. Погладил золотой в алмазах колчан с тремя красными стрелами, усыпанный самоцветами лук и изогнутый трехгранный меч. Хотя на это дивное оружие и не падал свет, оно ярко мерцало, переливаясь колдовским терзающим глаза светом. Небрежным жестом руки джихангир пригласил факиха сесть. Хаджи Рахим поцеловал пышный щекочущий ноздри ковер и, оставаясь на коленях, приготовился записывать, все что услышит, или что прикажет Великий!

  Слова Бату-хана лились глухим шепотом, временами трудно было разобрать ритм и смысл сказанной фразы.

  -Записывай, раб только когда я сделаю жест.

  Джихангир нарочито грозно сдвинул брови, Хаджи Рахим был из немногих, кто пользовался доверием подозрительного хана.

  -Слушай смуглый Рахим, с малых лет я не ведаю страха, а теперь нету сил, белый бес мне вселил - дрожь в чресла и с дурного числа мне мерещится плаха!

  -Успокойся Каган, покоритель всех стран! Ведь не дремлют и крепко шаманы - охраняют твой благостный стан. Что бы богдыхан, порубил и пожег руссов бравых!

  Спокойный слог слегка успокоил Батыя. В небе крутились хищные заколдованные кречеты, специально заговоренные адской парой - Бэки и Керинкей-Задан: для предупреждения о движении двоих мангусов.

  Не смотря на все целительные заклятия, по-прежнему саднит царапина на горле, как близко была рядом смерть. Стальные пальцы оставили глубокие синяки, ныли кости, а набег волков заставил соорудить новый громадный костер из павших воинов.

  -Впереди урусы. Их много, но это лесной медвежий народ, разбитый на множество племен и князей. Их князья ненавидят друг друга, уруская армия это растопыренная пятерня, которую легко обломать ударом секиры. Вырезав непокорных, я посажу баскаков и заставлю собирать дань для прокорма моего неисчислимого войска. Никогда еще монголы не собирали такую армию, почти втрое меньшим числом мы покорили Хорезм, впятеро меньшим количеством империю Цинь в Китае. Земли урусов это как сизый туман под копытами жеребца. Мы должны на всем скаку пролететь их, ворваться в Европу и там пролив безбрежные реки крови завершить свой поход, смыв в последнем море пену с коней!

  -Так оно и будет великий каган!

  Бату подошел к висящему золотому двух роговому шлему. Этот шлем принадлежал самому Александру Македонскому, из-за тяжести сего предмета джихангир надевал его редко, считалось, что этот фетиш приносит удачу. Через подобие подзорной тубы Батый осматривал многочисленные шатры, видимо армию все же придется разделить, на почти миллион коней у многих воинов два-три коня не хватит прокорма даже в самой сочной степи. А вот едет и Субудай-Багатур, его бояться и перед ним трепещут даже больше, чем перед Батыем. Вечно угрюмый Субудай замечет все непорядки, даже кривые седла, тихо скажет несколько слов, и несутся сломя голову всадники, правого и виноватого тащат, слышны рев, стоны и отчаянные крики.

  Бату-хану нет дела до мелких непорядков. Его пылающий взор, как луч света блуждает поверх людей. Помыслы заняты великими планами, он любит говорить о будущем, о лихих боях. Но эти две почти детские, светлые как снег рожи, скалят сверкающие алмазами, крупные зубы, так навязчиво мерцают перед глазами, что сбивают все мысли и путают слова.

  -Я силен как никогда! Наша армия способна смести любую человеческую преграду, но как победить двух белых мангусов извлеченных урускими шаманами из мрачной бездны. Помоги извести Леопарда и Пантеру, и я дам тебе во владение громадную область или целый воз золота.

  -Твоя щедрость великий каган потрясает! Но я, к сожалению не колдун, а лишь писарь и немного ученый. Не могу я, применив магию доставить их к тебе.

  Батый дернул головой, золотой шлем соскользнул с покатого лба, закрыв узкие пылающие очи. В ярости джихангир отшвырнул шлем и рявкнул.

  -Ты даже не можешь посоветовать мне!

  Рахим вздрогнул, в гневе Батый может приказать сломать хребет и бросить к голодным псам.

  -Мой совет о великий каган прост - надо нанять самых лучших восточных магов. Они построят хитрую ловушку и завлекут туда белых мангусов. И не надо их бояться джихангир это всего лишь дети, только чуть сильнее и сообразительней обычных людей.

  Бату-хан взорвался.

  -А ты гнусный шакал, хочешь сказать, что я их боюсь. Повесить его вниз башкой, пускай голову, зальет кровь и она просветлеет.

  Мощный нукеры схватили Хаджи Рахима и, намертво связав ноги, скинули факиха в низ.

  -Вот так пускай все монгольское войско его видит, будет знать, как оскорблять "Потрясателя вселенной"!

  Батый очень хотел, что бы этот титул принадлежал ему. Сделав жест, и запрыгнув в мастерски выточенную из сандалового дерева люльку, великий каган спустился вниз на этом своеобразном подобии лифта. Золотые цепи тихо позвякивали, пушистый прохладный ветерок обдувал разгоряченное лицо хана.

  В походе это диковинное сооружение разбирают, перевозят частями, а затем вновь собирают в том случае если полководцу мало обычного холма или на лесистой равнине.

  Настигнув Субудая, Батый мягко уводит старого полководца в сторону. Кони переходят в спокойный шаг, беседа течет непринужденно.

  -Люблю я смотреть как на закат, особенно когда умирает солнце. Тогда небо окрашивается в багрово-кровавые тона, мои любимые цвета - крови и пожаров. Это веселит сердце, радует взгляд.

  -Это хорошо когда льется кровь твоих врагов.

  Субудай лениво зевнул.

  -Но ее лучше ощутить на клинке, чем в мечтах любуясь закатом. Уже осень, вот-вот рухнут первые снежинки.

  -Вот именно! Задан обещала привести сюда могучего эфиопского колдуна! Он установит нам нужную погоду, и мы сотрем в ледяной пепел все города поганых урусов.

  -Может быть, Бату следует все же прислушаться к советам Хаджи, десяток- другой крепких дивов или ифритов стоят целого войска.

  Батый гневно стегнул нагайкой роскошного коня.

  -Это не те слова! Разве великий Небесный правитель использовал дивов и джинов, штурмуя восточные города. У нас хватит сил самим сломать хребет вонючим урусам. Навестим шаманов, посмотрим, какого Горыныча они привели.

  В громадном шатре было душно от запаха вареного мяса и пролитой крови. Липкие лужицы плескались прямо на коврах. Прихрамывающий Субудай поскользнулся и лишь поддержка двух бычьего телосложения тургаудов спасла от падения выдающегося полководца.

  -Хуже псов, даже яки свиньи так себя не ведут.

  Батый наоборот развеселился.

  -Кровь лучшее украшение любого ковра.

  Шаманы находились в центральном отделении громадной юрты. Горело несколько костров, кипел котел, лежали, как попало разбросанные кости, куски порванного мяса. Рядом с самым большим костром сидело черное чудовище, отдаленно смахивающее на толстую гориллу. Оно откусило кусок белой ноги, громадная как у бегемота пасть призывно раскрылась. Ножка была женской, черный монстр быстро затолкал остатки в рот, судорожно глотнул, выкатив громадные глаза.

  -О великий джихангир, под тобой трепещет мир!

  Сладкозвучно залепетал Бэки.

  -Это и есть ваш великий колдун!?

  Чудовище напряглось, вертикальные зрачки желтых глаз расширились.

  -Да великий он ветры задул, и теперь будет вихрь ужасный. Отправляйся в поход, завтра снег заметет все войска и долины уруские, и падут города...

  Батый хлестнул шамана золоченой в камушках плетью, граненые алмазы пребольно впились в кожу.

  -Мне не нужен снег, мороз должен сковать все болота великороссов. А снежок только мешает коням. А ты волосатая ведьма Задан, тоже видимо хочешь ханской ласки.

  Увесистый бич развернулся, засвистев подобно семиглавой кобре. Шаманка слегка дернула рукой, и колючая плетка проросла розами.

  -Да как смеешь!

  Батый выхватил кривой меч и попытался рубануть мерзкую колдунью. В следующую секунду каган в ужасе одернул руки, лезвие превратилось в самого натурального питона. Удав очень быстро рос в размерах, бывалые телохранители затряслись от страха, боясь вступить в рубку. Керинкей-Задан хихикнула, питон лопнул, разошелся воздушными шариками. Один из охранников рубанул многоцветный пузырь, последовал хлопок, некое подобие конфетти обдало ханов, и огромный тургауд моментально уменьшился в размерах, покрылся перьями.

  -Да святиться имя великого хана! Улетела птица под крыло пахана!

  Очаровательный попугайчик чирикнул, дернул крылышками и вылетел через верхнее отверстие.

  -Да куда ты несчастная птаха, скоро грянет пурга, не спасет и папаха!

  Шаманка задорно хихикнула, Батый растерялся, вдруг он почувствовал себя совсем голым и беззащитным. Впрочем, Керинкей-Задан сама поняла, что перешла все границы, бухнулась на колени и поползла джихангиру. Плеть и меч тут же вернулись в нормальный вид.

  -Прости нас великий властитель всех стран и народов!

  -Казню вас всех троих!

  Батый провел потной ладонью по горлу. Шаманка взвизгнула, целуя джихангиру липкие руки и роскошную плеть.

  -Ох, не надо! Помнишь охранные талисманы, что вручила я тебе и Субудаю.

  -Да помню мошенница.

  -Они утратят силу, если ты убьешь нас! И помни, каждый месяц ты должен приносить великому богу Сульдэ, девяносто девять коней и девяносто девять быков иначе талисманы потеряют магическую силу.

  -Думаешь? Но мои нукеры защищают не хуже магии.

  -Против людей нет им равных, но против белых мангусов тебя спасет только черная магия.

  Керинкей-Задан даже перестала рифмовать, она сама сильно страшилась белых херувимов.

  -Я может быть вас и помилую, если вы обеспечите нужную погоду.

  -Я хочу крови!

  Внезапно разлепил челюсть черный "бегемот".

  -Я тоже!

  Взвинченный Батый аж подпрыгнул от гнева.

  -Я живьем выдеру вам, да вам всем кишки, и на них же повешу вниз головой.

  -А может лучше за горло.

  -Слишком быстро. Главное не смерть, а мучения.

  -Он что людоед?

  Спокойно пробурчал Субудай, демонстративно зевнув. Когда "раненый барс" лениво пропускает слова сквозь губы, Бату-хан всегда успокаивается.

  -Крови и мяса то не вопрос, я буду делать лютый мороз.

  Продолжало булькать чудовище.

  -Кол получи крыса жирная в нос! Делай, что тебе приказали тогда и нажрешься в волю ненасытный мангус.

  Громадный колдун поднялся, он на две головы возвышался над Батыем, здоровенное как у бегемота черное пузо раздулась, а рот раскрылся. С трудом джихангир устоял на ногах, не подав испуганного вида, лишь рука легла на рукоять султанского меча.

  Черный шаман заголосил, та музыка что он извлекал из горла, была не понятная тарабарщина и рев кастрированного слона. И все же чувствовался ритм, крупные ладони захлопали по увесистому мамону, успешно заменяя бубен.

  -Уку тора Махагуру загара!

  Толстенные щеки раздулись, послышалось дребезжание ржавой пилы.

  -Вай смотри Бату - работает!

  Прохрипел Субудай. Потянуло ледяным ветерком, повалил снежок, кровавые лужи затянулись ледяной коркой.

  -Нет Сульдэ мощнее краше, склонит мир к копытам нашим!

  Подхватил завывание Бэки.

  -Сокрушим вселенские миры, порубав в песок врагов орды!

  Затевай кровавый пир, Чингисханский бравый сын!

  Поток снега стал намного гуще, и внезапно полуголый похожий на демона дикарь перестал читать замысловатую манту, а взвизгнув, ринулся из шатра. Стоящие на стреме телохранители были сбиты, черный колдун извергал из себя целые водопады ругательств.

  Батый в сопровождение охраны выбежал за ним. На свежем воздухе во всю светило солнце и не было даже признаков снега.

  -Проклятый черный мангус. Опрокинул великих, вяжите его голову к пяткам.

  Нукеры бросились на дикаря, стремясь завалить тумба-юмбу. Однако черный шаман оказался крепким орешком, размахивая длинными руками, он умудрился располосовать длинными киптями скулу рослому сотнику Терпулину. В ответ монголы всадили ему пару копий в живот.

  -Не смейте его убивать только живым.

  Прикрикнул джихангир. Пробитый колдун извивался, цапался, и даже извернувшись, сумел откусить нукеру кисть. Монгольский воин завыл.

  -О великие боги, я не смогу натянуть тетиву лука.

  -Для сабли и одной руки хватит.

  Резко оборвал Батый. И пнул песцом в черного чародея.

  -В железа его, закуйте цепями, в глухую колодку.

  -Может лучше пускай, цепи будут серебряными. Он ведь и оборотнем может стать.

  В полголоса прошептал Субудай.

  -В серебро его и в глотку залейте металла. И кого эти козлы наняли. Может скормить их тигру. Хотя нет, вот боевые слоны: услужил Угедэй, они убивают медленно и гораздо болезненней.

  Батый указал дюжину слоников. Крупные мастодонты в доспехах с вращающимися башнями на спине впечатляли.

  -Хорошая помощь пришла нам из орды, с такими силами побьем урусов, без магии и гнусных колдунов.

  Бату-хан расслаблено рассмеялся, представляя, как грозные слоники протопчутся по русским городам и селам. Особенно интересно будут смотреться, стоптанные трупики, сплющенное в смятых доспехах мясо, когда такая громила станет на ратника. Пущенная стрела прервала размышления, выстрел едва не пробил голову, и лишь небольшой куполообразный шлем спас Батыя. Несмотря на то, что стрела соскользнула со стальной поверхности, полутора аршинный заряд здорово тряхнул Джихангира.

  -Измена, спасай кагана!

  Повинуясь приказу Субудая, тургауды закрыли владыку и почти насильно увели в шатер. Тем временем прозвучал сигнал тревоги.

  -Вай я хуже барана. Увлекшись дурными спорами, не сообщил о главном.

  -Это ты о чем.

  Батый свирепо поморщился, как минимум будет шишка.

  -О том! Великий каган повелитель всех монголов прислал сюда три тумена, вместе со слонами. И за одно вручил золототигровую пайцзу, отдав их под командование своему сыну.

  -Гуюк-хану, этому крикливому петуху.

  -Да, а теперь он, воспользовавшись тем что, шаманы стоят на отшибе лагеря, решил атаковать нас.

  -И убить! Я сам обращусь к воинам, они не посмеют поднять руку на джихангира!

  Батый рванул к выходу, Субудай проявив не дюжую силу, удержал хана.

  -Не стоит следующий выстрел может быть удачливей. Тут у нас есть шаманы, вот пускай подымут ветер и дым, острой стрелой мы вылетим отсюда.

  Бэки и Керинкей-Задан слегка растерялись, боязно встревать в распрю ханов.

  -Может это недоразумение повелитель, я лично поговорю с командиром.

  Робко начал колдун Бэки.

  -Твой язык, это язык бабы, а не воина. Хотя иди сын шайтана.

  За время походов не грех и некоторые ругательства перенять. Бэки поспешил выскочить за пределы шатра, с Бату-ханом всего охранная сотня, да еще полсотни нукеров выделенных для охраны шаманов. Можно конечно попытаться ударить боевым заклинанием, но три тумена и тысячи стрел это слишком серьезно. Зачем тебе надо, глупо сложить голову за Батыя. Гуюк-хан обещал еще большую власть и большие деньги, может пора сменить джихангира. Задан в свою очередь, лихорадочно исполняла боевой танец и собирала силы. Великий хан Субудай по-прежнему внешне спокойный и величавый, уселся на свернутый ковер, накрылся медвежьей шубой. Напустил толстый "нигер" морозу, аж самого черномазого прихватило.

  Надменный Гуюк-хан, напыжившись горным орлом, с карикатурным величием восседал на слоне. Его пухлый живот был, перетянут парчовым поясом, за которым имелся отравленный китайский кинжал с нефритовой рукоятью и стреляющим лезвием. Синий шелковый чепан был, затянут большими рубиновыми пуговицами. А драгоценностей на наследном кагане было навешено столько, что хватило бы на десять новогодних елок и дюжину еврейских ювелирных лавок. Появление верховного шамана Гуюк встретил с презрительной улыбкой. Взгляд стал подозрительным и змеиным.

  -А ну-ка копья к горлу и держите его подальше. Пускай колдун подымет повыше руки, знаю давно я его штучки.

  Могучие воины взяли Бэки на мушку, может Бату-хан, послал его как убийцу.

  -И зачем ты приперся сюда?

  По грозному тону сразу понятно переговоров, не будет.

  -Я пришел, что бы служить тебе о величайший владыка - джихангир!

  -Тогда присягни, поцелуй мой сапог в знак повиновения.

  Наследник великого верховного кагана протянул сафьяновый в камушках сапожок. Из-за тщеславного стремления казаться по выше Гуюк носил высоченные золотые каблуки. Ходить было не удобно, зато в них он был значительно выше Батыя и почти вровень с широкоплечим верзилой Кюлькан-ханом.

  Выполнив с лисьей улыбкой ритуал, Бэки льстиво произнес.

  -Я жду ваших повелений сын неба! Повелитель вселенной и поднебесных миров! Будь во веки веков велик и здоров!

  Гуюк слегка растерялся, затем в голове мелькнула хитрая мысль.

  -Докажи свою лояльность. Можешь ли ты воспроизвести то, что все увидят и чего в тоже время не будет?

  -Надо убить десять черных быков, выпустив тьму из пещерных оков. Не потерпит колдовство контузию, из тумана я создам иллюзию.

  -Тогда колдуй побыстрее, это должен быть страшный мангус, внушающий ужас!

  Гениально просто, и есть на кого гибель джихангира списать и лишнее развлечение.

  Быков зарубили кривыми саблями, валили аккуратно, так что бы головы продолжали торчать из массивных тел. Бэки окунул кисть в кровавый ручек, и прочертил круг, затем уродистый шаман принялся отплясывать танец. Загорелся огонь, повалил густой дым и вот последовало извержение - пламенная вспышка, над воском зависла исполинская фигура трехголовая малпа. Шесть когтистых рук пришли в движение, рев из оскаленных пастей был настолько ужасен, что из ушей людей и коней полились ручейки крови. Каждая голова издавала свой собственный неповторимый диапазон звуков, злой чародей Бэки пришел в неописуемый восторг.

  -Мой ласковый и нежный зверь, я так люблю тебя, поверь! Мой ласковый и нежный зверь.

  Каждый шаг чудовища сопровождался таким грохотом, что дрожала земля, а чаша с драгоценным кумысом опрокинулась на одежду Гуюк-хана. Не обращая внимания, шаман продолжал дотанцовывать сумасшедшее подобие дикарской пляски, завывая песню.

  -Твой лучистый взгляд извергает свет! Знай любви такой в вселенной просто нет! Твой шажок гроза, а слова удар, лишь моя слеза, оценит божий дар!

  Мой ласковый и нежный зверь! Я так люблю давить людей!

  Гуюк-хан попытался достать колдуна плетью, но ноги на высоких каблуках подкосились и лишь верные телохранители удержали наследного принца от падения. Такие грозные на вид ханы, а на ногах стоять не умеют. Эффект от появления чудовища оказался скорее обратным ожидаемому, испуганные кони разбегались, часть монголов была сброшена и потоптана, а остальные осыпали стрелами трехголового Кинг-Конга. Это и в самом деле была иллюзия и стрелы, и камни катапульт пролетали, не встречая препятствия, некоторые из числа самых отважных нукеров смогли выровнять коней, поскакали на монстра. Такое ощущение будто они врезались в облако, обдало влагой и стук лбами, искры из глаз, а в ушах поют райские птички.

  -Вперед атакуйте, там, в шатре сидит главный колдун вызвавший мангуса. Разверните катапульты и снесите обиталище тьмы.

  Приказ, отданный Гуюк-ханом, был тут же подхвачен, и многочисленные нукеры ринулись к катапультам, а кавалерия рванула к шатру.

  -Близится час моего триумфа!

  Наследный каган загоготал так, что даже на мгновение перекрыл рев иллюзорного монстра. Затем смех перешел в мучительную икоту, что бы подавить дикие спазмы Гуюк-хан влил в себя громадный золотой айяк крепкого айрана. И без того мутный полупьяный взор великого хана затуманился, а в глазах начало троится. В уши полился шум, подобный звукам прибоя, и Гуюк уже не слышал, как дико завыл Бэки, указывая на линию на поле и как вновь, заколебались и пришли в движение ряды монголов. Усилием воли Чингизид заставил себя раскрыть глаза и уставился на линию горизонта.

  Картина наблюдаемая наследным каганом, напоминала алкогольный психоз, над лагерем появились черные вихри которые затем обернулись в иссиня-угольных монстров. Эти чудовища были даже больше трехглавой иллюзии, в отличие о коней большинство воинов не испугалось новоявленных исполинских паразитов и, размахивая мечами, налетала на них. В ответ громилы просто разбрасывали нукеров, удары когтистых ног заставляли лететь на многие сотни метров. Монстры загоготали, хохот напоминал хрюканье миллиона свиней, и преднамеренно принялись загребать монгольскую кавалерию лапами. Особенно забавным показалось хватать коней и людей громадными руками и швырять друг другу, в лицо искореженные тела. Издали могло показаться, что чудовища подобно маленьким детям играют в "пырскалку". Так как живыми кидаться интереснее громилы пустились вдогонку за убегающей кавалерией. Даже ветераны прошедшие вместе с Чингисханом все войны, не могли подавить животный ужас, охвативший сердца и сводящий животы. Монголы удирали, проявляя не дюжую прыть. Но внешне неуклюжие звери, были проворнее мартышек. Особую радость у них вызвали слоны, на сей раз они, не стали их разбивать, а просто пустили по кругу, ловко перекидывая и стараясь словить ногами. Бэки даже присвистнул от восторга.

  -Новое развлечение для монгольского населения, это не слабый тупой "слонофол", новый монгольский "трахбол"!

  Бедные слоники каково им было выписывать рискованные кульбиты, рискуя в любой момент врезаться в землю. Вот одному не повезло, он пролетел мимо и со смаком долбанулся в валун, разбившись громадной лягушкой. Монстры замерли, затем самый большущий из них указал на дальний шатер и жестами предложил побросать на опережение. Первой жертвой "трахбола" стал самый крупный походный дворец, по традиции там располагался джихангир его свита и жены. После того как цель была поражена самое громадное чудовище: по-видимому, главарь начал слаживать в кучу катапульты и тараны, сооружая своеобразную пирамиду. Когда стройка была закончена, посредством воя и жестов было сделано следующее предложение, кто первый разобьет пирамиду галопом прокатиться на своих соратниках, подгоняя свежесорванным дубком. Громилы энергично закивали в знак согласия, но вроде не громкий шершавый голос прервал развлечение - "Трахбол чудовищ".

  -Хватит, мои хорошенькие детки! Вы хоть и крохи должны есть конфетки. Зачем вам эта старая кровь, мне здесь в предел надоело...

  Бэки проорал не своим голосом.

  -Шалишь черный вновь! А как же удовольствие, верните нам снежок.

  Освобожденный колдун взлетел на шею самого большого "Кинг-Конга".

  -Твои гнилые кости, я покраду в мешок!

  Африканский колдун смачно плюнул.

  -Хочешь мороза! Получишь с избытком!

  Бэки не желал сдаваться!

  -То не угроза! Отдай нам убытки!

  Черные ифриты уже подымались в воздух, вздымая вихри. Уже из-за туч африканский колдун прокричал, так что поднялась пыль.

  -Снежный мангус прогрызет тебе пасть!

  -Да чтоб тебе черная гадость упасть!

  Тут же среагировал Бэки. Вместо него продолжил Гуюк-хан.

  -Красиво, в душе исцелилась рана, надеюсь, забрали и хана Бату!

  -Наверно в навоз затоптали и хана, ведь полный каюк - получился шатру! Все смяли, разбили у стана Батыя!

  Гуюк пьяно икнул, коленки подогнулись, наследный каган завалился в тяжелый сон. Уже в полубреду пухлые губы прошептали.

  -Смотри - если жив Ы-Ы-Ы-Ы-Я!

  . ГЛАВА Љ 15

  Первый удар неисчислимой орды, должна была принять на себя Рязань. Туда и направлялся стольный воевода Иван Леопардов, его сопровождал Марк Соколич. Хотя в глубине души мульти-клон и понимал что способный, но легкомысленный оголец лишь стесняет в движении. Ну, а до чего медлительные кони, может лучше посадить Сокола себе на шею и бегом, по времени он выиграет.

  -Мне жалко коней, они и так в мыле. Давай слезай, пробежимся.

  Соколич себя чувствовал слегка разбитым, еще бы жесткое седло натерло заднее место, и естественно мини-витязь не стал возражать. Скинув сапоги, он рванул по каменистой дороге, тонкая корка льда уже успела растаять, и от каждого шага взлетают маленькие фонтанчики прозрачных брызг.

  -Быстрей, быстрей!

  Конечно, попробуй угнаться за ангелом. Стараешься из-за всех сил, выжимаешь все соки из организма, а он лишь издевательски насмехается.

  -Не можешь взлететь соколик!

  Когда несешься со всех сил, начинает накатываться усталость, сначала вялыми волнами потом уже сильной тряской, вот-вот и столь бешеный темп порождает шторм. Марк не снижает темп, он пытается войти в состояние транса, когда ни почем любые нагрузки. Легче всего его вызвать уколами с лекарственной смесью, или когда по тебе проходит волшебный ток, из элементов которые витязи-клоны зовут гальваническими. Уже по опыту он знает, что вот-вот и станет намного легче, прорвет второе дыхание, лопнет чагучий нарыв, сковавший легкие. Леопардов притворно хмурится, для человека Соколич очень неплох, но пока даже добрый конь его сделает. Начинает темнеть, уже поздняя осень становиться хмуро и холодно. Марк несколько раз пребольно цеплял коряги и попадал ногами на острые камни, но продолжал игнорировать мелкие ссадины. Когда, наконец, он по настоящему зацепился, падение было серьезным, голова врезалась трухлявую колоду. Леопардов не удержался от сарказма.

  -Явно ты не Джедай! Если загремел не плач, а встань!

  После падения нелегко встать, голова трещит, а усталость набегает девятым валом.

  -А может, передохнем?

  Дрожащими руками Марк отряхивает иглы, и прогнившую кору, на морде видны свежие царапины.

  Мульти-клон и сам видит, сдох напарник.

  -Ладно! Марафонскую дистанцию ты уже пробежал, мастерский норматив с лихвой перевыполнил. Садись мне на плечи, час и мы в Рязани, а то может еще стража не пустит, если задержимся.

  Марк попытался возразить.

  -Может, заночуем в селе? Я эти места знаю, заодно земляков навестим.

  -Зачем терять время?

  -Это не потеря, ночью все равно ничего ценного князья не увидят. Не даром говорят утро вечера мудренее, а заодно узнаем, что думает народ.

  Последнее предложение было резонным.

  -Тогда мы простые крестьяне. Но мордочку все же умой, а то ссадины загноятся.

  Мальчишка Соколич бежал по мокрому подобию сугроба босой и в домотканом изрядно продырявленном кимоно. В таком нищенском виде и вошел оголец в деревню, после форсированной пробежки воздух казался почти горячим. Леопардов и вовсе не чувствовал холода, для мульти-клона любая одежда лишь обуза, ее одеваешь из-за условностей. Только чудные лощеные кони могли выдать знатное происхождение, но разве проблема их стреножить и аккуратно запрятать. Вопреки опасениям уже в первой избе им открыли дверь и пригласили на ночлег. Как раз густо повалил почти первый в этом году по настоящему жгучий снег, а Соколича начала пробивать мелкая дрожь. Открыл дверь крепкий мужик с длиной черной бородой. Его взгляд не выражал удивления, скорее это была досада.

  -Ох! Опять привалило вас сиротинушек! Ну! Э-эх заходите, в такую погоду и простудится не долго.

  -Ну почему снег сухой, а мы довольно закаленные, хотя этому соколику еще работать и работать!

  Еще молодая, но уже с проседью в рыжих волосах женщина, увидев их, всплеснула руками.

  -Бедные огольцы, как вас не поморозило?!

  Леопардов скаля белоснежные зубы ответил.

  -Это не реально. Еды нам не надо, я ем кору, а этот пацан недавно обедал.

  -Как не надо, что я скопидомец, какой! Вот стряхни лучше снег с головы. И говорите, каких земель будете.

  Соколич отряхнул снежок и робко вступил в разговор.

  -Мы из земель Владимирских, посланы на службу великим князем Всеволодом.

  Мужичек прыснул со свету.

  -О знатнейшие слуги, ты видимо тысячник, а это ваш воевода!

  -Так оно есть, я тысячник, а это командир-воевода двух туменов!

  -Ну! Ну! Обеднело Суздальское государство, князь я своему воеводе даже лаптей не справил.

  -А нам и не надо! Мне сапоги только мешают, а кто ты сам такой любопытный?

  Мужик потерял на мгновение веселость, а затем выдавил улыбку.

  -Я Дикорос, мужик-пахарь, охотник, плотник.

  -А может и волхв!

  Леопардов бросил наугад, да и не совсем это пустая мысль, уж больно глаза у Дикороса сильные и глубокие.

  -Может и волхв, дай, посмотрю на тебя повнимательней. Сдается мне, что ты не такой юродивый.

  Пытливый взгляд впился в лицо. Красивый оголец, правда, слишком бледный как слоновая кость, взгляд, по крайней мере, сейчас чистый детский, даже наивный. Вот только зрачки то, вертикальные, то нормальные где-то в глубине пылает огонек, а семицветная радужная оболочка вращается и спиралеобразно меняет палитру.

  -Ты не прост парень! Так значит ты воевода? Свиделись мы с тобой Лео! Великий богатырь хоть с виду оголец!

  -Точно колдун, верим!

  Леопардов ужасно обрадовался, в последнее время Ягиня сгинула в неизвестность. Избушка на курьих ножках тоже смоталась, один из леших правда дал показания, но такие туманные и бредовые, что...

  -Я мечтал найти колдуна!

  Дикорос грустно присвистнул.

  -Хочешь, что бы я тебя научил магии?

  Мульти-клон кивнул.

  -Да и как можно быстрее.

  -Трудная эта задача и запомни! Раз и навсегда запомни волхв это не колдун.

  Леопардов не смог скрыть иронию.

  -Что в лоб, что по лбу! Как разница!

  -Есть разница, колдун служит тьме или использует злых адских духов. Чернокнижник даже творящий доброе дело, окунут серой смердящей и аурой злобной.

  -И Ягиня тоже?

  -Не понять этого тебе, объясню позже, но нет в нас силы бесовской. Даже в писании сказано, что рожденного Иисуса первыми признали волхвы.

  -Я прагматик, нам надо защищать свою Родину, а теологией займемся в мирное время, дорога каждая секунда.

  -Все что смогу, то и сделаю. Пускай отдохнет Соколич, может ты, и так обойдешься железная лапа, но он человек.

  Мульти-клон слегка сжал столовый прибор. Железная вилка выгнулась.

  -Вот за что не люблю людей, у них самые слабые детеныши, даже примитивная малпа гораздо жизнеспособнее.

  Волхв хитро подмигнул.

  -Обезьяна? Простое и монолитное всегда прочнее!

  Мужик поскреб пальцами бороду, спрятав усмешку.

  -Расскажи мне о своем мире. Я ведь немного волшебник, должен хоть что-то знать о вас, тогда и обучить будет легче. Ведь когда ты читал заклинания, хоть одна травка шевельнулась?

  -Если очень громко, то листья осыпались.

  Мужик с трудом удержал смешок.

  -Но ты понял, что это не магия, а громкий звук. Соколич уже клюет носом, уложи Огневичка огольца в люльку. А ты расскажешь нам, о грядущих веках?

  -Я тоже хочу послушать!

  Тонкой мышкой пропищал голосок. Маленькое существо выбежало, на ковер.

  -Домовой Гриша! Это Леопард! Не стесняйся, он верный и надежный! Начинай!

  Пышно-русая голова домовенка кивнула. Почему-то светлые волосы расслабляющее действуют на мульти-клонов, может стереотипы, а может в пику угольным монгольским гривам.

  Леопардов решил не перечить, секрет атомной бомбы старик не поймет, будь он хоть трижды волхвом. Один вопрос все же лезет на язык.

  -Огневичка тоже колдунья?

  Мужик погрустнел.

  -Не совсем, просто несчастная вдова. Почти совсем юной она была, когда лихие люди увели в рабство пятерых ее детей, их продали Булгарам, а те арабам. Мужа бросили на костер, спалили заживо. Она чуть не сошла с ума, но попала ко мне. Вот уже несколько лет она со мной - многому научилась, познает магическое искусство, очень хочет найти и покарать своих обидчиков. Любит огонь посему, и нарекли ее Огневичкой.

  -Хорошо начнем по порядку.

  Беседа длилась целую ночь. Дикорос постоянно выспрашивал и требовал уточнений, Леопардов проявлял терпение, как проявляют его по отношению к умственно отсталым детям, а для мульти-клона все люди были умственно малоразвитыми, может быть лишь за исключением их сумасшедшего создателя. Когда краткий курс ликбеза закончился, Леопардов вместе Соколичем покинули деревню, правда, волхв почти насильно увязался за ними. А тут еще и жена - она жила в отдельной хате вскочила на коня и бросилась Дикоросу на шею. Вопли и причитания не добавили оптимизма.

  -Бедные наши головушки! На кого вы нас оставляете! На кого нас покидаете!

  Волхв одной рукой поднял с земли Анастасию.

  -Чего разревелась! Почитай через день я хожу на матерого медведя, и одним ножом и рогатиной, а тут у нас целая армия под боком. А вот этот хлопец.

  Дикорос указал на Леопардова, мальчишка-клон гордо выпрямил стан.

  - Есть ангел херувим, посланный Богом для защиты народа русского.

  Что началось после таких слов. Со всей деревни как испуганные овцы сбежались: бабы, ребятишки, крупные мужики. И все в ноги, так лезут, хотят коснуться, поцеловать ангела.

  -Исцели нас! Дай денег, дай хлеба! Верни молодость!

  Со всех сторон карабкаются, ревут, а разбираться не досуг. И преувеличенно громко Леопардов рявкнул.

  -А сами вы положите на сердце руку и спросите - достойны ли божьей благодати! Ибо все согрешили и лишены славы Всевышнего Бога. Ты изменил жене! Ты каждый день сквернословишь! А ты пьянь даже перекреститься не умеешь! А главное вот-вот сюда прилетит адская саранча в лице мугланнов, а где ваше оружие. Я повелеваю всем вам собрать скарб, отправить женщин и детей на реку Мологу, мы о них позаботимся, а самим острить рогатины, ковать мечи, идти под защиту Рязанских стен. Кто выживет, получит все что просит, а кто погибнет, получит сторицей, радуясь вечно в царствии небесном!

  Крики одобрения, снова рев и клятвы.

  -Надо поднять все села и деревни, в Суздальско-Владимирском княжестве уже построенные многочисленные засеки и тут их надо возводить. Обскачем ближайшие села и в Рязань!

  Воспользовавшись суматохой юная дочь Дикороса Вешнявка пробралась в сарай. Двухлетний жеребец жевал душистое сено. Она обняла коня за шею и прощебетала.

  -Остались мы с тобой Гнедушка сиротами. Увидим ли наших родителей, и добрых ангелов? Или сгинут они в поле чистом, и растащит ворон белые косточки.

  Гнедой покачал головой и мягкими губами хватал за Вешнявку за плечо, губы впились в золотистые косы.

  -Ты согласен со мной! А хоть и баба умею держать саблю, поступлю отроком в дружину славного князя Рязанского.

  В глазах дивчины засверкали молнии, и кинжал одним взмахом срезал тяжелые русые косы.

  Еще до полудня Лео с двумя спутниками достиг погоста Ярустово, на большой дороге из Мурова в Рязань. Потемневшая печь-"однодневка", когда-то в один день выстроенная всем миром, была окружена густо теснившимися крестами кладбища. Между могилами толпились мужики с вилами, копьями и бердышами. Если бы ехали в ночное время, это смотрелось бы ужасающе. Выкрики и народный гул были слышны на многие версты. Над пятитысячной толпой тревожно гудели набатным звоном громадные бронзовые колокола. Вокруг церковного холма извивался ручей, берега засыпало снегом, но проточная вода еще не успела замерзнуть и зловеще чернела между свежими сугробами. Здесь у воды расположился пестрый табор. Около двух сотен людей, одетых не типично для Руси: мужчины в украшенных красными лентами шапках, женщины в ярких цветных шабунах, желтых и зеленых платках, дети, полуголые в отрепьях, - жались и шумели возле костров.

  Прохожие останавливались возле табора, к ним подбегали босоногие дрожащие от холода ребятенки, протягивая голые грязные от золы руки, подползали потрепанные женщины. Исхудавшие люди скулили.

  -Хлебца! Кушай надо! Наших булгар... Татары всех резать и жечь.

  Сердобольные мужики давали куски хлеба, а некоторые даже дарили спешно сплетенные лапти и полушубки.

  -Грядут морозы, помрете вы тут.

  -Опять булгары, сколько их прибежало. Что за беда постигла Поволжье!

  Леопардов дико зыкнул.

  -Наш князь принял всех беглых булгар, большинство уже пристроилось, работая и торгуя на благо государства! Надо и с этими разобраться, каждый человек, меч, лук и копье на счету!

  На ступенях внушительной церкви показался старый священник в лиловой рясе из грубой крашеной холстины с изящно нашитыми крестами. Двумя руками церковный служитель подымал внушительный серебряный крест, благословляя воинственно настроенную толпу. Дребезжащий голос тревожною скрипкой отдавался в сердцах многочисленных слушателей.

  -Доспевайте Православные! Идут на Русь ратные вои, мугланы-табунщики, воеводство держат безбожному хану Батыге! Рать вражья идет от Дикого поля, стан их соглядали на реке Воронеже!

  Леопардов развернулся, уставившись на волхва.

  -Они уже практически рядом, хорошо еще князь Рязанский догадался послать лазутчиков. А сама Рязань готова ли к брани?

  -Я думаю лучше посмотреть на их лица и плотно сжатые кулаки.

  Тихо прошептал Дикорос. Священник продолжал выкрикивать, с каждым словом голос становился громче и мощнее.

  -Услышал отец наш Рязанский князь Юрий Ингваревич, по то, что на рубеже земель русских стал Батыга, не милосердный и льстивый хан табунский. Тогда послал наш князь гонцов по всему белу свету и братьям своим. В Муром, в Коломну, в Красный бор. Сыны своего Федора в Зарайск, другого сына Всеволода в Пронск. А главный посол в стольный град Киев! И все князья ответили что идут со многими ратниками на подмогу, не оставят священной земли русской, будут биться плечом к плечу!

  Толпа зашумела, по ней прошла волна.

  -Дай бог! - прошептал Дикорос.

  -На счет Киева есть у меня сомнения, хотя это уже другой мир и боеспособная Киевская рать способна изменить баланс сил в регионе.

  Соколич простонал.

  -Лео говори по нашему! Я и то тебя с трудом понимаю.

  Леопардов резко ответил.

  -Книги читать надо, в школе учиться.

  Сзади шушукались мужики, кто-то прошелестел.

  -А может поп запугивает нас, хочет содрать очередную подачку.

  В толпе возникло движение, шептуну дали в нос. Потекла юшка.

  -Молчал бы уж нехристь, батюшка дело говорит.

  -Доспевайте, собирайтесь православные! Постоим, твердо за землю русскую, за веру крепкую - священник впал в исступление - защитим святой край от косматых бесов преисподней, все от мала до велика, вступайте большой полк великого князя Юрия Ингваревича.

  -Это уже перебор, на Руси только два великих князя Владимирский и Киевский - мульти-клон сделал, было, шаг вперед, но мощный волхв повис на руке.

  -Не время затевать свару, титул не имеет значения!

  Спокойные слова Дикороса успокоили Леопардова, и впрямь не стоит провоцировать драку, кто муже князь Владимирский и так чересчур, надменен.

  В толпе послышались возгласы.

  -Где собираться? Кто поведет?

  Воинственный священник ответил:

  -Сейчас вам мудрое слово скажет дружинник князя Рязанского, славный витязь Евпатий Коловрат!

  Аккуратно поставив крест, служитель церкви засунул замершие ладони в широкие рукава.

  На паперть вбежал высоченный воин в крупнозернистой кольчуге, начищенный до блеска стальной шлем ярко блестел на солнце. Вооружение ратника было богатым и двуручный меч, и две сабли, секира, метальные кинжалы с золоченым луком. Грозный воин свирепо фыркнул, стоящие рядом мужики отшатнулись. Затем лицо осветила улыбка, князь подчеркнуто вежливо поклонился на три стороны.

  -Бью вам челом, крепкие ратники, медвежьи охотники, волкодавы и пахари. Дайте мне слово сказать.

  -Говори Евпатий, слушаем!

  -Но будь краток!

  Звонко прикрикнул Леопардов.

  -Знаю я кто такие, косматые демоны, табунщики-татары! Своими глазами видел их, своими руками ломал им хребты! Да и мне они оставили не мало рубцов на груди. Вот эта стальная шапка и это сабля в самоцветах, были сняты с побитого князя татарского!

  Громадная толпа дружным хором взревела.

  -Да будет славен на веки народный князь наш Евпатий Коловрат!

  -Двенадцать лет тому назад - свежа еще об этой буре память народная. Ходил я сквозь степи обширные, вместе с братьями Ростовскими против орды монголо-татарской. Далеко мы прошли, вышли к морю синему, у прозрачных вод бурной Калки столкнулись с великой татарской ратью. Хитры на обман монголы, сильны в стрельбе, но нестойки в сече. Чуть придави их, подадутся назад с заманом и скоплением.

  -Обманная тактика у них в крови Евпатий!

  Леопардов уже не имел терпения, да сверхострые уши услыхали тревожный гул.

  -Вели трубить всем сбор, свернете на боковую дорогу, и через лесок. Что уставился, не узнаешь, забыл, как я тебя завалил!

  Евпатий сразу узнал, не такая внешность у Леопардова, чтобы быстро забыть, но не нахмурился, как ожидал Лео, а наоборот расцвел в самой искренней улыбке.

  -Я рад видеть такого славного витязя, русского батыра сумевшего свалить меня с коня. Много наслышаны от твоих подвигах.

  Князь развернулся и прокричал толпу.

  -К нам явился посланник и избавитель, лучший ратник земли русской Лео белый ангел!

  Не все знали Леопардова и Пантеру в лицо, но о них уже слагали легенды, раздувая и без того фантастические победы и титанические битвы. Хотя не Пирровы ли у них Виктории?! Монголы сильны как никогда.

  -Повинуйтесь ему крепче, чем мне.

  -Хватит! Следуйте за мной, крупный развед-отряд с помощью проводника предателя проник на нашу территорию, будет жестокая сеча, и не все увидят рассвет завтрашнего дня!

  Спешно вооруженные, нестройные колонны мужиков с рогатинами и дубьем, могли одолеть татар, лишь устроив засаду и сцепившись с врагом в ближнем бою. Леопардов учел это, карту местности он уже давно составил. Учитывая, что орде желательно не заметно проскочить как можно глубже в просторы Руси, решил сыграть в рискованный спектакль.

  -Стройтесь в колонны, бейте в барабаны, в трещотки, стучите в дубины, разверните все знамена и любые тряпки кои можно принять за знамена и двигайтесь распевая песни, не жалея луженых глоток. Пускай татары думают, что это целая армия, что нас двадцать тысяч. Избегая столкновения, они залетят в болото, там мы их и прикончим.

  Евпатий попытался возразить.

  -У них проводник, он не даст им сгинуть в трясине.

  -А это я беру на себя! Болото занесено снежком, но не сковано холодами, а маршрут отхода через трясину для непосвященного самый естественный.

  -Добро! Я верю тебе белый ангел.

  -Ты знаешь, это может быть кощунство. Я не ангел и не демон, хотя не человек.

  -Кто?

  -Не знаю! Трудно сказать кто! Главное слуга русского народа!

  Дальнейший разговор не имел смысла. Поручив командование Евпатию, мульти-клон рванул в расположение монгольских войск, в одно из щупалец ядовитого паука запустившего лапы в священное русское тело. Пяти тысячный отряд состоял из отборных нукеров, примерно половина воинов была в железных доспехах, луки тяжелые с длинными стрелами. Принять татарский облик, дело не сложной техники, кожа желтеет, узятся глаза, ну а одежды татарской ну них и так не меряно.

  Подскочив мугланам и показав трофейную пайцзу с золотым соколом Леопардов на чистейшем монгольском наречии прокричал.

  -Мудрое слово - срочное дело!

  Наш повелитель Бату мудрый хан!

  Дал приказанье - воюйте умело,

  будет прославлен в боях Чингисхан!

  Войско урусов висит на хвосте,

  ратей нагнали - угроза везде!

  В битву с урусом не стоит входить,

  с тыла внезапно должны их разбить!

  Леопардов заливался высоким голосом, припевая донесение на маневр монгольских былинных песен. Темник Хунрук-хан расслабился, он опасался более серьезной угрозы. После "трахбола" устроенного ифритами татары стали особенно нервными.

  -Хорошо поешь юноша. Вот тебе! Лови!

  Хан достал кусок запыленного сахара и швырнул мульти-клону. Чтобы не вызвать подозрения Леопардов засунул в рот приторное подобие леденца. Теперь уже проще, проводник был на виду. Одет вполне роскошно, вышитая золотом парча, бархат, высокая бобровая шапка. Никак боярин Григорий Свинофил. Развелось предателей, как собак. Первоначально Лео хотел убить его без затей, иглу в висок и никто и не заметит, бах и душа мертва, понеслась в пекло! Однако на сей раз, нет этого гада надо схватить живьем и после пыток на кол! И все же надо по аккуратней обездвижить толстопузого. Леопардов словно случайно обронил монету, с быстротой ласки сиганул с коня и сунул руку в сугроб. Затем вновь вскочил и, заставив проплясать гнедого, пронесся мимо предателя. Боярский конь рванул в сторону, вельможа с трудом удержал на голове высокую шапку. Вдали гулко прозвучал сигнал тревоги. Хунрук-хан скомандовал.

  -Тихо уходим, аккуратно заметите следы вениками. Хотя нет быстрее в движение, мы легко оторвемся от их толстых коней.

  Григорий Свинофил аккуратно подъехал к хану.

  -Тут надо быть осторожнее, давай я...

  Лицо боярина перекосилась, послышался ужасный визг, болотная гадюка обвила чело Свинофила. Тот дернулся, и зловещая змейка снова всадила в боярский нос ядовитые зубы. Харя моментально посинела и распухла, а рев перемежающийся со всхлипами встревожил коней. Хунрук выхватил саблю и приноровился снести голову, как чья-то стальная рука остановила разящую сталь.

  -Не стоит марать клинок об такую мразь. Пусть мерзкий предатель урус сдохнет в мучениях. Собаке собачья смерть.

  Молодецки прозвенел Леопардов. Темник весело оскалился.

  -Хорошо сказано! Ты кто!

  -Я племянник Субудая - нареченный - Арки "Рубящий сокол".

  -Я сообщу о тебе Батыю и твоему дяде.

  -Приказ джихангира священен. Я сам лично проведу вам мимо уруских полков, для разящего удара в их откормленные зады.

  Хунрук махнул саблей, срубив на ходу еловую ветвь. Леопардов, срубив три шишки, покинул их в воздух и тремя неуловимыми легкими взмахами разрубил каждую из них на восемь частей. Сделал он это исходя из чистого лихачества, показать татарину удаль молодецкую.

  -Вот это батыр! Теперь урусам точно конец!

  Присвистнули нукеры.

  -Гнать коней галопом!

  -Нестись буйным ветром!

  Повторил Хунрук-хан.

  Монголы ринулись как голодные псы, сорвавшиеся с цепи. От ударов копыт снег разлетался в разные стороны, дрожали припорошенные ели. Казалось, что ничто не способно остановить подобную лавину. Легкий Леопардов, на небольшом жеребце, ловко скакал от кочки к кочке, а вот более тяжелые бронированные монголы первыми провалились в покрытую тонкой коркой трясину. Не сразу ордынцы сообразили, что попались в ловушку, озверевшая стая продолжала, ломиться сквозь губительную топь. И лишь когда счет утопившихся воев пошел на сотни, а огненно-рыжий конь Хунрук-хана провалился по самые уши, так что сам хан едва выполз, уцепившись за драную колючую ветвь.

  -Предатель измена!

  Заверещал разом охрипший срывающийся голос, запоздало прозревшего темника.

  -Какая измена! Я никогда и не присягал джихангиру, поганому Батыге!

  Верю что нашу святую свободу

  Хищный клинок не сумеет попрать!

  Верно, служу я Российскому роду

  В бездну затопчем монгольскую рать!

  Ударив плашмя хана - лишний язык не помешает, Леопардов ринулся в рубку. Два меча, так и мелькали, словно винты в двухлопастном вертолете. Так как конь только мешал, стесняя движения, мульти-клон рубился пешим, при этом прыгая выше, быстрее и круче реального леопарда. В трясине монголы не могли использовать, свое численное преимущество, а растущие на болоте сосны затрудняли использование стрел. Но все равно, это главное оружие монголов было предельно опасным. Уже несколько раз в него попадало, даже скорость и куверты не спасают когда стрел такое неисчислимое множество. Зато и ты не остаешься в долгу, мечи рубят свирепые котелки, железные доспехи. Взмахи удары молний - сразу несколько волосатых голов разлетаются, и падают в присыпанную снегом топь. На ходу Леопардов вытаскивает стрелы, некоторые вблизи способны пробить даже его упругую лощеную кожу, королевского мастодонта. Боль легко локализуется, а мышцы продолжают яростно сокращаться. Подмога близка и многочисленные русские ратники настигают ордынцев. Привычные к болотам, дома и стены помогают, могучие мужики сажают нукеров на рогатины, бьют дубьем. Чтобы лишить татар главного преимущества, догадливые крестьяне зажгли гнилую солому, "дымоуха" такая, что в двух шагах ничего не видно, рубиться можно, а стрелять только в слепую. Острые косы ловко подрезают скакунам животы, часть коней еще не успела завязнуть их приходиться "стреножить" самим. Болото багровеет от пролитой крови, под ногами бурчит, пузырятся ядовитые испарения. Пятитысячный отряд, пол тумена тает как льдинка, потеряв командиров, остатки орды пытаются спастись бегством, но не сильно разгонишься в серой топи. Наконец уцелевшие нукеры, побросали луки и сабли отчаянно вопя о пощаде.

  -Пленных поведем в Рязань, пусть судит народ!

  Зычно гаркнул Леопардов. В одном из мест еще кипела схватка, небольшой отряд монголов сумел выбраться на твердую поверхность и теперь отчаянно рубился с наседающими мужиками. Среди взрослых крестьян, яростно сражались и пришлые пацаны. Мульти-клон обратил внимание, что мальчики были полуголые и густо вымазаны сажей. Видимо зола помогала согреваться в мороз, черно-багровые следы от босеньких ступней причудливо разрисовали сугробы. Булгарские огольцы дрались с диким ожесточением, многие из них осиротели, видели, как звероподобные мугланы зверски насиловали матерей и сестер. Один из пареньков, видимо командир подскочил к роскошно одетому хану и, увернувшись от кривой сабли, рубанул по ноге. Хан заорал и потерял равновесие, грохнувшись в окровавленный сугроб, следующий удар поразил сонную артерию, брызнул черно-кровавый фонтанчик.

  -Великолепно!

  Не выдержав Леопардов, с диким визгом вступил в схватку, мульти-клонавая газонокосилка быстро подровняла косматые монгольские головы.

  -Выкорчевка сорняков закончена! Пленным пока сохранить жизни. Ей вы булгарские вои, подойдите сюда.

  Потрепанные пацаны подбежали, машинально выстроившись в подобие шеренги, трое из них имели ранения средней тяжести, а еще пятеро включая главаря легкие царапины.

  -Как звать тебя батыр!?

  -Великполк! А православное имя Фома!

  Взгляд у отрока был смелым, но не наглым, он смотрел с уважением на легендарного витязя. Леопардов обратил внимание что, несмотря на выпирающие ребра и драные подштанники, заменяющие одежду, паренек почти неуловимо смахивает на Булгарского царя.

  -Ты принц?

  -Почти, не с того боку!

  -Секс дело серьезное, маме, надо знать на какой бок ложиться, а то был бы царь, а подучился псарь.

  Пацаны порскнули, оценив юмор, а принц-бастард нахмурился.

  -Не пристало посланнику неба шутить с такими вещами.

  -Скорее не неба, а времени.

  Леопардов, весело подмигнув, подпрыгнул вверх, совершив высокое семикратное сальто, и вновь опустился на снег.

  -Виражи времени, они так загадочны и не предсказуемы. Отвянь Фома! Будь веселей, гони злые мысли, терзающие сердце!

  "Принц" хмуро буркнул.

  -Видел бы ты, наше горе! Посланник веков!

  -Я видел, кто как ты думаешь, разгромил Бурундая и взбудоражил весь лагерь злобного Шейбани?

  А у тебя еще будет возможность напоить клинки ядовитой монгольской кровь. Беру тебя в свою белую армию в звании тысячника, будешь командовать смелыми булгарами.

  Великполк кивнул головой. Стоящий неподалеку мужичок съязвил.

  -Я то думал что Булгары, только торговать и мошенничать умеют. Дерут три шкуры, обманывают, спекулянты-хапуги. А как ходят в яловых и сафьяновых сапогах выпендриваясь сверх всякой меры. Вот теперь и вам пришло горе, стали вы босотой паленой.

  "Нищий царевич" сверкнул глазами.

  -Уж лучше ходить босиком, чем в ваших лаптях! Возьми саблю, и выясним отношения.

  Леопардов резко оборвал.

  -Хватит, мало нам крови, теперь вы воины единой державы миритесь или я вас сам помирю.

  Меч совершил дюжину оборотов в секунду, это подействовало.

  -Только без поцелуев!

  Взмолился Великполк.

  -Достаточно рукопожатия! Приказ новый даю вам - да любите друг друга.

  Леопардов бросил взор покрытое трупами поле, вновь пошел снег, занося разрубленные тела. Почему-то возникла мысль об вишнево-клубничном мороженом. Кровь на снегу, как это красиво, можно нарисовать картину или выложить самоцветную мозаику. Он сам лично ее вылепит, когда закончиться эта война, земля станет раем для художников и скульпторов.

  -Как это ужасно!

  Послышался знакомый голос. Дикорос был хмур и не радовался победе.

  -Что ужасно? Все прекрасно! Мы победили, монголов разбили!

  Волхв нахмурился сильнее, став мрачнее бездны.

  -Самое страшное то, что тот, кого вся Русь считает посланником небес, лишен малейшей жалости и сострадания.

  -А это зачем - пустые эмоции только мешают. Наши создатели сделали нас живыми терминаторами, для нас смерть арифметика и статистика.

  -Вот это и чудовищно!

  Волхв ловко скрутил самокрутку и закурил приторно пахнущую травку. Леопардов заносчиво резким тоном спросил.

  -А ты что телепат?

  Дикорос проигнорировал вопрос.

  

  . ГЛАВА Љ 16

  КРОВАВОЕ КОЛДОСТВО!

  Тяжелый полнозвучный колокол с самого утра созывал народ на вече. В тихом морозном воздухе носились густые тягучие звуки, казалось, они проникали сквозь самые толстые стены, буравили душу, сеяли тревогу. Даже с окрестных сел, была слышна призывная колокольная музыка, люди поспешно хватали армяки и порубки, дубины и рогатины. Тысячи мужиков, подростков из числа зажиточных и перекатной голи неслись на сбор.

  -Слышишь как "вечник" выбивается - зычно помурлыкал зажиточный мужик Артемид. - Опять жди свары!

  -Я тоже пойду на вече!

  Нарочито низким голосом прогнусавил сынок Иван.

  -Тебе рано Ваня и это не детская забава, такие сборища порой орошаются кровью покруче бранной сечи.

  -Знаю я не маленький.

  Сынок и впрямь был не по годам высок и крепок.

  -Ладно, у тебя кулак скоро меня завалит, порвали бегом в Рязань, главное береги в драке зубы!

  Старая Рязань была засыпана серебряным снежком, тучи развеялись, и она казалось сказочным отливающим жемчугом градом. На высоких земляных валах вокруг города, продолжала кипеть работа, спешно укреплялись башни, ров заметно углубили. Крепость и стоящий внутри детинец готовили к серьезной обороне.

  О мугланах уже знали все, а саму Рязань - стольный град принялись укреплять еще с весны, после визита таинственного белого ангела. С тех пор все это обросло легендами и мифами, Батыгу считали подобием Везельвула, а Леопардова и Пантеру народная молва возвела в Архангельское достоинство. Все еще помнили, как лет двадцать назад сошлись две армии Рязанская и Суздальская. Рубка была страшной, река Липшица окрасилась в мутно-розовый цвет, и ради чего поругались два князя, из-за кречета стрелой раненого! Двадцать тысяч с обеих сторон, по урону почитай почти Калка полегла из-за княжеской дурости.

  Площадь на Сокольей горе, возле Фортьяного столпа как обычно в базарные дни была заставлена крестьянскими возами. Первоначально торг шел как всегда, но к полудню людское море смыло заставленные снедью и утварью телеги. Даже удивительно, что собралось столько народу, посад, крестьяне, ратные люди все стремились, приблизиться к паперти соборной церкви Успенья Богородицы, где выступали на вече князья с княжичами.

  Артемид умудрился протиснуться к самой паперти, два дюжих молодца уже выдохлись, и сынок с радостью подскочил к десятипудовому языку.

  -Я вам помогу, я сильный!

  Бронзовый язык пришел в движение, удары стали чаще, а звуки тревожнее.

  -Ты не сильно выкладывайся отрок.

  Иронично подмигнул кряжистый напарник.

  -Запреешь.

  -Да пошел ты!

  После бойкого перезвона мелких колоколов из церкви выбежал служка с заплетенной косичкой, он махнул красным платком. Взрослый детина сразу оставил колокол, а юный Иван, как и принято, в сказке про дурачка стал раскачивать язычок с еще большим усердием.

  -Да прекрати ты дурак!

  Матерый воин схватил за язык, но Ваня видимо решил, что от зловредности, и всадил кулаком в пах. Тот отскочил и дико завизжал, в кулачной забаве нет равного Ване! По крайней мере, в селе. Наблюдавший за этим тиун, хлестнул дерзкого огольца нагайкой, тот и на него ринулся с кулаками. Стоящий с боку ратник успел подставить подножку, недоросль растянулся, копье кольнуло в бок.

  Тиун коротко приказал

  -На цепь в холодную. После вину разберем.

  -Отпустите его! Он только с виду большой, а сам дитя малое не разумное.

  Артемид встал на колени.

  -А ты кто!

  -Я батя сего огольца!

  -Ну, вот батя! Взять и его в холодную! А будешь реветь сто плетей!

  Обоих увели по дороге, хорошенько натолкав в шею. А толпа еще более потеснилась, если такой народный сполох значит татарин уже близко!?

  Из церкви с протяжным пением вышел хор певчих. За ними двигалась дюжина дьяков-ревунов с дымящимися кадилами. Затем торжественно выплыли десять священников в золотых ризах серебряными в камушках крестами, дряхлый епископ слегка прихрамывал двое крепких послушников поддерживали церковного главу.

  Вслед за священниками из роскошной церкви вышел князь Рязанский Юрий Ингваревич. Красный плащ, накинутый на широкие плечи, был обильно расшит жемчугами и драгоценными камнями. Полсотни лихих дружинников с обнаженными мечами, в серебряных латах охраняли князя, отталкивая народ. За ним появилась жена, великая княгиня Агриппина Ростислава, снохи, жены сыновей и бояре, и прочая свита. Все в вызывающе роскошных нарядах - золоте и парче, сытые ухоженные выстроились вдоль паперти, в том месте, где обычно побираются нищие. Сам князь занял место в специально отстроенном каменном возвышении, тут была высланная бархатом скамейка, на случай если вече слишком уж затянется. В передних рядах выстроились старосты, многие в медвежьих и собольих шубах, вид преувеличено смиренный. Народ, сняв шапки, низко кланяется князю. Начал самый старший из старост. После не в меру затянувшегося велеречивого вступления последовал конкретный вопрос.

  -Позволь мне спрос держать! Зачем собрал вече, чего надобно от народа Рязанского?

  Согласно древнему обычаю князь трижды поклонился затихшей толпе.

  -Слушайте православные - заговорил он усталым, потухшим голосом - По важному делу собрал я вас. Нависла беда над нами, надо нам вместе одной волей, одним сердцем одолеть судьбинушку лютую.

  -Говори князь, а мы рассудим - из густой толпы послышались резвые голоса.

  -Уже давно, с весны, из дикого поля приходили вести не добрые, что среди половецких ханов идет распря великая. Что бьются половецкие полки с народом неведомым, пришедшим из далека, из-за реки Волги и пояса каменного.

  Народ это злобен и силен, побил половецких ханов, погнал из кочевий, по всему дикому полю от края и до края ограбил, обратил селения в прах и пепел.

  -Знаем! Знаем! Новый народец объявился! На рогатины мугланнов!

  -Самых знатных ханов потеснили пришельцы, сломали, кого скормили живьем собакам, а остальных сделали конюхами!

  -Мы не кипчаки, не половцы! Не согнемся под игом поганым!

  Крикуны ревели. Князь продолжал, благодаря хорошей акустике, слова отчетливо разрезали морозный воздух.

  -Зовется этот народ мугланы или татары, на реке Воронеже стоят станом. Небольшими, но лютыми отрядами щупают наши заставы, видимо, не миновать войне. Прислали послов грубых и наглых - про все выспрашивают, разное выпытывают, и все хотят знать - два мужа и одна бабища страшная.

  -Да на кол их!

  Надсадно кричали одни, другие им возражали.

  -Нет, послов нельзя трогать, примем по-христиански!

  -Давай их сюда, посмотрим на муглан!

  -Да мы хотим видеть, столько слухов о них, и хоть одного татарина живьем!

  Вече бурлило, раздавались противоречивые возгласы.

  Князь открыл, было, рот, как оглушающее звонкий голос перекрыл толпу.

  -Увидите еще их очень скоро в цепях!

  Непокорное людское море разом затихло, князь рухнул на скамейку.

  -Ты!

  -Я обещал что буду!

  Леопардов гордо расправил плечи, мальчишка-клон пальцами босых ног скрутил в трубочку оброненную медную монету, щелчком отправив ее выше княжеского терема. Стоящий рядом мужик в валенках перекрестился:

  - Свят! Свят! Свят!

  -Давно я не был в Рязани, вижу, не теряли вы даром время!

  Мульти-клон сделал искусственную паузу. Народ с любопытством разглядывал живую легенду. Несмотря на более чем скромный наряд Иван Леопардов и впрямь был похож на херувима, белоснежное кимоно искрилось в лучах заходящего солнца, волосы блестели как серебряная фольга. Нечеловеческая быстрота движений дополняла картину. Мульти-клон развернулся к князю, он напоминал ласку альбиноса, нависшую над павлином.

  -Работы идут, но чересчур вяло, план обороны до конца не реализован. У меня слишком мало времени, чтобы и у вас лично контролировать подготовку к тотальной войне.

  Князь походил на пристыженного школьника.

  -Мы воевода стараемся, но ведь нельзя отрывать мужиков от пашни.

  -Сейчас выпал снег и нет пашни, мужики свободны, а если промедлите, ваш хлеб уйдет на прокорм монгольским коням. Остаются считанные дни, и страшный удар обрушится на наши города. Вторая стена должна быть немедленно достроена, мобилизуйте всех, кто может ходить и держать лопату. И толстопузых бояр тоже и этих откормленных послушников.

  Палец ткнул в здоровенных отроков поддерживающих епископа.

  -Все будут работать. Еще я слышал, что новый налог ввели связи с войной. Это правильно, но почему дерут только с простого народа, когда богатенькие "буратины" прохолождаются.

  Вече одобрительно зашумело.

  -Правильно говорит посланец неба! Хватит жиреть боярам!

  -Довольно драть три шкуры с трудового народа, пускай знать потрясет свою мошну, раскроет амбары, даст ключи от лавок!

  Бояре попытались протестовать, но народное море ревело все громче.

  -Что морды ворочаете, делиться надо. Ибо сказал Всевышний Бог - раздай все богатства твои и следуй за мной, и ты будешь иметь сокровища на небесной тверди. И еще сказано Спасителем приобретайте друзей богатством не праведным, чтобы они свидетельствовали за вас на небесах, а иначе будете гореть в Аду как жидовский богач! А по сему голосуем, за введение полновесного военного налога на знать, купечество и боярство.

  Толпа дружно подхватила, вверх полетели шапки, заколыхались вилы и дубинки.

  -Правильно! Делиться надо! Грабь грабителей!

  -Издай распоряжение князь и все бояре должны подписаться на святое дело - оборону отечества. Ну, а придут татары, лишитесь и мамонов и скарба. И знайте, даже измена вам не поможет. Свинофил проклятый изменник, скручен и его ждет пыточный подвал. Что побледнели, кто еще пытался сговориться за спиною народа и князя?!

  Бояре зажались от страха, взгляд мульти-клона стал гораздо строже, напоминая лик ангела в Судный день.

  -Ни кто о великий! Мы все отдадим!

  Загалдел разодетый в парчу и злато улей.

  -Отлично, кто изменник будет допытано, а колья уже приготовлены.

  -Это беглый князь Глеб, засылает лазутчиков.

  Пролепетал богато одетый боярин. Леопардов оскалился.

  -Глеб будет казнен! А теперь слушай вече, вот-вот прибудет обоз с новым оружием, нужно срочно сформировать отряды. В Суздальском княжестве моя ратная сестра Азазель Пантера продолжает готовить Белую армию, здесь я лично возглавлю оборону!

  Народ дружно загудел.

  -Правильно! Верно! Пускай небесный ангел ведет нас!

  -И быть по сему!

  Рослый князь поднялся, гордо выпрямил стан.

  -Зачитывайте указ, великого князя Юрию Ингваревича. Назначаю Ивана Леопардова первым воеводой над Рязанским войском и наделяю его полной мощью - полной мощью казнить и миловать!

  Тысячи глоток хором закричали.

  -Утверждаем! Утверждаем! Веди ты нас на ратный бой!

  Когда шум утих, князь тихо произнес.

  -А что с татарскими послами, нам делать?

  Леопардов зловеще фыркнул, рявкнув неожиданно низким голосом.

  -Приведи их сюда! Пускай народ посмотрит на этих обезьян! А там....

  -Дружинники приведите татарских посланцев.

  Голос князя стал зычным, к нему вернулась энергия. Скинул проблему обороны на белого мальчика и можно расслабиться.

  -Охраняйте послов и не чините им обиды! Все-таки это послы могучего татарского царя Батыги Джучиевича!

  Отборные дружинники с почетом проводили послов и привели их на высокий помост в близи вечевого колокола. Послов было трое: первый старик в меховой горностаевой шапке, повязанный красным атласом. Другой громила богатырь в шитом золоте кафтане и четырьмя саблями на поясе. Что не совсем обычное чувствовалось в этом воине - непропорционально широкие плечи и выступающие скулы, властный горящий огнем взгляд. Он посматривал на толпу с ленивым выражением сытого льва, прекрасно знающего, что стоит ему зевнуть, и бедные овцы падут ниц. Третий посол выглядел еще более экстравагантным. Это была старая женщина с рябым лицом и бегающим безумным взглядом, на плечах полинявшая львиная шкура, на голове - высокий в иглах дикобраза колпак. На поясе висели крокодильи зубы, тигриные когти, морские ракушки, тонкие кинжалы, большой круглый бубен, разрисованный черепами и звездами. Ни на мгновение она не оставалась спокойной, все время оглядывалась кругом, словно что-то искала, брызгая слюной, бормотала в полголоса странные в водящие в дрожь слова.

  -Это злая ведьма-чародейка, видать хочет наслать на нас порчу.

  По толпе прошло волнение, некоторые из числа суеверных тут же подались назад.

  Князь приказал ближнему думному боярину.

  -Спроси вежливо у гостей наших знатных, зачем прибыли в наш стольный город.

  -С ними переводчик прибыл.

  Толмач мягко разговаривал с послами и в полголоса передавал ответы думному боярину. Вельможа, с трудом скрывая страх, объяснялся толпе.

  -Они говорят, что царь Батыга князь князей и царь царей во всей вселенной от края и до края. Все народы покорились его деду, зажавшему их в стальную десницу. Один взмах пальца, тьма тем воинов садиться на коней, рассекая супротивников. И вы должны все покориться, царю великому Батыю Джучиевичу, а если не будете бить челом, вам будет хуже, чем половцам. Они всего лишь стали пастухами и конюхами, а с вас сдерут живьем шкуру, мясо присыплют солью и злые псы разорвут плоть на части.

  -Хвастает он, не допустим! - бояре зашумели.

  -Не боимся мы силы грозной - рязанский князь не подал вида - Пускай не лается, объяснят толком, что им от нас надо!

  Боярин обратился к переводчику, а тот к послам. Молодой монгол говорил резко, и громко топал ногой, и даже достал увесистую саблю.

  -Не прогневи князь, велико их бесстыдство!

  Язык у боярина вновь стал заплетаться.

  -Они требуют, дани неотступной десятины во всем: в князьях, людях, и в конях, злате и в красных девицах самых лучших.

  Последние слова вызвали шум народного моря. Боярин втихаря шепнул на ухо князю.

  -Толмач это купец Булгарский, он давно уже Батыге прислуживает, говорил мне, что тот, кто великому кагану, верно, служит, живет и богатеет лучше, чем при прежних князьях.

  Князя аж дернуло, голос приобрел твердость.

  -Вот ты это Леопарду скажешь.

  Леопардов в прочем и так все слышал, двоих послов он уже узнал. Грозная шаманка Керинкей-Задан, и монгольский темник Хусакол, а вот молодой хан не знаком. Старая колдунья тоже чувствовала присутствие заклятого врага. Батый был страшно рассержен, во время атаки черных ифритов она позорно бежала, бросив своего джихангира. Не объяснишь же ему, что в случае колдовской атаки началась бы большая магическая война между монгольскими и африканскими колдунами.

  Молодой хан продолжал орать угрозы. Людское море волновалось все сильней, барометр падал стремительным домкратом. Князь поднял руку, шум смолк.

  -Когда нас не будет, возьмете все!

  Толпа тут же взорвалась.

  -Гони их! На виселицу! На кол!

  Молодой посланник не выдержал и по-русски проорал, перекрывая самых резвых крикунов.

  -Это вам всем торчать на кольях! Вся Рязань будет окружена частоколом с распятыми русскими, ваши шкуры пойдут на барабаны и седла, а кости на подковы коней, ваших детей заживо сожрут голодные псы.

  Народ заревел, дружинники напряглись из-за всех сил, стараясь сдержать людской напор.

  -Где Евпатий?! Он умеет говорить с толпой! Где белый Леопард, ведь какой срам будет, если убьют посланцев.

  -Уже скачет Евпатий, смотри, явился, не запылился.

  И впрямь появление крупного князя было встречено с ликованием. Евпатий был весь в липкой татарской крови, конь, обильно покрытый пеной, еле держался под могучим всадником. Вот он и рысцой проехал по стихийно образовавшемуся людскому коридору.

  -Прости народ Рязанский, опоздал я!

  -Нет, в самый раз! Уже хотели порвать посланников Батыя Джучиевича, не дай покрыть позором град стольный.

  Несмотря на усталость, после скачки и боя Евпатий легко поднялся на вечевой помост и помахал великой толпе руками. Затем заговорил, спокойно, но его низкий голос долетал до крайних рядов.

  -Слушай меня народ Рязанский, народ мудрый и гордый! Это раньше враги наши и завистники назвали нас деревенщиной, а теперь Рязань зовется стольным градом. А для города великого нужно обхождение вежливое, не как у мужиков, а с улыбкой.

  Крупный татарин грубо оборвал Евпатия.

  -Хватит брехать о вежливости пес уруский. И на тебя кол уже приготовлен, поедешь с нами в цепях.

  Толпа зашумела, громадный молодой монгол рявкнул, перекрывая гул.

  -И еще вы должны немедленно, выдать Леопардова и Пантеру, эти мангусы должны быть доставлены или в цепях и намордниках, или еще лучше по частям.

  Евпатий Коловрат сохранил хладнокровие.

  -Не можем мы их выдать, ибо они на службе у великого князя Владимиро-Суздальского. И дань выплатить не можем, есть у нас хозяин повыше. Отвезем мы вас на шестерке, к великому князю Суздальскому и пусть Георгий Всеволодович и решает. Скажет свое слово веское - отдавать ли десятого мужика, девицу, коня или повременить.

  Молодой посол не утихал.

  -Что! А вы сами?! С него Суздальского мы тоже три шкуры спустим, почему шакал драный приютил Еримука? Царя беглого, бунтаря дерзкого.

  -Вот у него и спросите.

  Евпатий понимал, главное любой ценой выиграть время.

  -Главное ведь покорность и послушание, если мы своих князей не будем слушать, то, как послушаем ваших?

  Хан продолжал орать, захлебываясь от гнева.

  -Мы вам уши поотрезаем! Вас непокорных опустим в овраги глубокие, живьем скормим крысам.

  Игнорируя угрозы, Евпатий низко поклонился, его спокойствие передалось толпе.

  -А сейчас светлый князь Юрий Ингваревич просит дорогих гостей в свою горницу отведать хлеба, соли, пирогов и калачей.

  Несколько слуг вынесли дымящийся пирог. Молодой посол стал еще злее, он получил установку любой ценой спровоцировать вече, вызвать свару, что бы дать удобный предлог для вторжения. Конечно, повод и не нужен, даже если урусы и примут все условия, хан все равно ударит, на жадное полумиллионное войско даже десятины не хватит. Война это хорошо, ему хочется жечь и убивать.

  -Хлебом, солью послов не умилостивишь.

  Хан рубанул шашкой, удар был хорош, одним махом слетела пара голов. Слуги были еще совсем юными отроками, мать одного из них вскрикнула и упала в обморок.

  -Вот наш ответ, то же самое будет вам всем. Все заберем, сдерем живьем шкуру, вытянув жилы!

  Толпа заревела. Амулет на шее шаманки загорелся кроваво-красным огоньком. Ведьма перестала, беспомощно дергается, остановилась, подпрыгнула, длинный крючковатый палей указал в сторону сруба, громкий как карканье тысячи ворон голос проскрипел.

  -Хватит скользить по зубам. Белый мангус зарылся вон там!

  В руке злой колдуньи зажегся огненный шар, не дожидаясь броска мульти-клон, снарядом вылетел на помост. Огненный пульсар был разбит точным броском кинжала, а посеребренный меч ударил шаманку по шее. Клинок завис буквально в вершке, словно наткнувшись на силовое поле. Задан издевательски усмехнулась.

  -Сталь против магии бессильна

  Клинок слабее мокрой ваты!

  Каким бы не был воин сильным

  Не избежать ему расплаты!

  Колдунья почувствовала прилив сил и эмоций, несколько огненных пузырей полетело в сторону мульти-клона. Леопардов уклонился, но один из пульсаров попал в вечевой сруб, другой поразил в толпу и мульти-клон едва успел метнуть кинжал. Огневой пузырь лопнул, завыли раненные. Молодой монгол тем времен выхватил две шашки, ринулся, стремясь смолоть белого "херувима". Леопардов с радостью принял вызов. Его противник был не по-человечески силен и ловок, в скорости он немногим уступал мульти-клону, кто тому же огненные сюрпризы могучей шаманки не давали сосредоточиться.

  -Тебе капут, кончилось время - белый мангус! Разлетится темя, как спелый арбуз!

  Мульти-клон парировал удар, врезал в ответ.

  -А так ты из этих! Тоже защитный амулет надел?

  -Я тебя и без него сделаю.

  Удар слегка разрубил ткань кимоно, царапнув кожу.

  Леопардов словно проснулся, сонное выражение исчезло, сменившись яростью зверя. Злая волшебница тем временем рубанула самонаводящимися зарядами, а на толпу напустила заклинание, туман аспида. Многие из мужиков увидели своры змей и завопили от укусов, лишь самые стойкие попытались достать злодейку-чародейку. Задан взлетела закрутив воздух, долбанула молниями, и все же усилия отважных ратников не пропали даром. Мульти-клон сумел сосредоточиться, и провел девяти серийную комбинацию, специально разработанную, на случай если придется сражать с равным по силе противником. А что все возможно, в США тоже велись аналогичные разработки. Не исключено что когда ни будь, уже ученые мульти-клоны смогут разработать самим себе такую сногсшибательную замену, что людям не постичь ее природы, может даже из гиперплазмы, будут созданы новые сверх-супер-ультра-гипер-мульти-человеки!?!? Меч скользнул вдоль кривой сабли отсек кисть, а далее проходит следующая комбинация. Используя ставшую относительно уязвимой правую сторону, отсекаешь сначала ногу, а затем сделав мечом тройную восьмерку сносишь голову. Обезглавленное тело рухнуло на каменную кладку, и Леопардов переключился на шаманку, третий посол не обладал особыми способностями, и его уже скрутили русские ратники. Колдунья, продолжала искриться, исступленно долбанув в густое человеческое скопление несколько здоровенных огненных шаров, ведьма сосредоточилась на мульти-клоне. Раз пульсаром в него не попасть, значит нужно сменить оружие. Сверху возникла багровая туча, сверкнула молния, и полился серебристый дождик. Капли падали, обжигая людей, большая часть воинов, ринулась в дома и подвалы, остальные спешно закрывали лицо и руки, пытаясь достать шаманку, стрелами или даже метая каменья и копья. Вокруг дикой ведьмы тускло мерцает синеватый пузырь, при попадании в него материальных предметов, ярко вспыхивают радужные розовые волны.

  -Ничтожные урусы, пора вас посечь, подлые трусы вас надобно сжечь!

  Чародейка зарокотала так, что задрожали дома, ливень усилился, кислота стала прожигать гораздо сильнее. Большинство ратников, не выдержав боли, бросилось в рассыпную. Возникла давка, возы сгрудились, телега с посудой накренилась, и горшки с тарелками обрушивались на половину ослепших людей. Шаманка неистово выла, казалось, кастрируют целое стадо ишаков.

  -Смерть на вас урусы!

  Похоронный марш!

  В ад идите трусы,

  человечий фарш!

  Кислота ощущалась довольно болезненно, даже такой прочной как пластик мульти-клоновской кожей, кимоно слегка обуглилось. Леопардов все же пытался, достать шаманку, и взять если не силой, то измором. Внезапно жгучие капли перестали течь, а начали застывать в тягучую липкую массу. Движения мульти-клона замедлились, чем немедленно воспользовалась лютая колдунья Задан. Огненные пульсары извергались горным потоком, Леопардов с трудом увернулся, и все же попал под один из огненных шариков. Удар обжег грудь, спалил кожу и часть мяса, ноющая боль пронзила тело. Ведьма обрадовалась из кривых пальцев, засверкали молнии, мульти-клона вновь зацепило, заряд пробил до мозга, заставив подергаться в мучительной конвульсии. Каким-то не постижимым чудом, Леопардов избежал попаданий от целой дюжины шаров. Волшебница Керинкей-Задан, спикировала, пламенные пульсары ударили вблизи, в момент нанесения массового удара колдунья слегка раскрылась и феноменальная реакция мульти-клона сработала, острейший клинок едва не снес голову, лишь амулет сумел ослабить удар. Желтая дряблая щека шаманки окрасилась кровью, взвизгнув, чернокнижница тут же набрала высоту. Выпущенные шары, повредили руку и оголили часть ребер. Как не приятно чувствовать, как заживо горит твоя плоть, ощущать запах искусственного тела, смесь горящих покрышек, расплавленного металла и жареной баранины. Леопардов зашатался, ноги завязли в липучке. Задан развернувшись, полоснула огнем. Ужасающая боль пронзила все тело, даже огнеупорные волосы загорелись, мечи в руках просто стекли ручейками огненно-жидкой сталью. Человеческая плоть уже давно бы сдалась, обратившись в пепел, но биоинженерия не даром воплотила в мульти-клонах все лучшее, что есть в различных формах живой материи. Но даже такая стойкость не в силах справиться с поражающей магической мощью, эквивалентной дюжине тяжелых армейских огнеметов. Уже почти ничего ни видя Леопардов, ощутил возле себя движение. Случилось то - чего он меньше всего ожидал, одряхлевший епископ, взяв в руки тяжелый серебряный крест, заслонил полумертвого мульти-клона. Пламя коснулось креста, и было отброшено назад, адская ведьма взвизгнула, едва не взорвавшись от своего же бесовского огня, с трудом выровняла полет. Ее голос напоминал гром тысячи труб, правда, эти духовые инструменты изрядно заржавели.

  -Русский шаман, мерзкий глупец, зря ты бросаешь вызов великому богу.

  Будет удар, страшный конец, сила небес мне на подмогу!

  Священник смело ответил, голос приобрел звучность.

  Воины тьмы верно сильны

  Зло правит миром, не зная числа!

  Но вам сыны сатаны

  Не сломать мощь Христа!

  Изошедшая от Задан молния, вновь вернулась обратно. Гарпия, однако, не сдавалась. Отсоединив от пояса, он бросила на землю горсть крокодильих зубов. Уже в полете зубья стремительно росли, превращаясь в чудовищ.

  Чародейка проверещала.

  -Семя ужасные всходы дает!

  Вам неудачникам гибель придет!

  Громилы с крокодильими головами, ринулись к Леопардову. Митрополит попытался, было прикрыться крестом, однако чудовище с когтистой лапой вырвало распятие.

  -Сожрите их живьем, не торопясь, терзая плоть. Напрасно думал ты урус молясь, что защитит тебя господь!

  У Леопардова не было оружия, он с большим трудом держался на обугленных конечностях. А эти монстры, дыхнув смрадным дыханием, раскрыли хищные пасти с тремя рядами кривых, ядовитых зубов.

  -Держись Лео! Дерись врагом смело!

  Низкий и вместе с тем звонкий голос прервал голодные завывания чудовищ.

  -Дикорос - ты почти опоздал!

  -Нет, храбрый рос меч возьми, прими дар!

  Волхв швырнул два блещущих кладенца. Леопардов с трудом подхватил их, оголенные пальцы скользили, полу сожженные ноги шатались словно протезы, но стоило только покрепче взять рукоять, как тело влилась новая непостижимая сила. Словно разом исцелились шрамы и раны, а мышцы ввели суперусилитель. Раз поворот "ключа" и пропеллер вновь завертелся, от человекоподобных крокодилов полетели куски. Глупые порожденья тьмы даже не пытались бежать, они тыркали, дергались, делали жалкую попытку подпрыгнуть и тут ложились скошенной травой. Задан, попыталась вновь запустить огненными шарами, но насей, раз попав под мечи, шарики, отскочив, разнесли лишь случайно уцелевших крокодилов-мутантов. Шаманка покрылась багровыми пятнами.

  -Ты Дикорос! До меня не дорос!

  Огненные шарики полетели в сторону волхва, но, едва приблизившись, погасли, словно попав в воду.

  Дикорос, сделав знак, слегка оторвался от земли. Мегера в ответ загрохотала, ударив молнией, затем кинула бивни слона.

  -Руби их с налету!

  Скомандовал Дикорос. Леопардов автоматически выполнил команду, правда два бивня все же попали на площадь. Возникшие мастодонты раздавили дюжину возов, но на сей раз, столь сильно чудовища не разгулялись. Мульти-клон вошел в состояние боевого транса и не чувствовал боли, а мышцы в основном уцелели. Как не толста у монстров кожа, меч не фольга, удар клинка и откатилась битая рожа. Клыки у магических мутантов побольше бивней мамонтов, потом можно и будет вырезать из них что-то хорошее - сувенирчик на память.

  Волшебница продолжала атаковать, но ее удары становились все менее убедительными, она явно устала. Волхв, тоже не смотря на внешнее спокойствие, с трудом сдерживал колоссальную магическую мощь. По стекающему по лбу поту, Леопардов понял, что Дикорос на грани истощения. Подняв мечи смерти мульти-клон прокричал.

  -Эй ты пугало, а со мной тебе слабо.

  Керинкей-Задан развернулась, и по инерции запустила шарами. Мульти-клон на лету срубил пульсары.

  -Безобидный детский фейерверк, ты только можешь смешить народ. Пугалом, рванным тебе в огород!

  Шаманка ударила вихрем, Леопардова вместе со снегом подняло в воздух, и уже в полете, он швырнул в ведьму меч, удар заставил заискрить защиту. Затем второй, кладенцы отскочили, мульти-клон извернулся умудрившись подхватить их на лету. Видно отражение подобных ударов стоило слишком больших затрат волшебной энергии, Задан начала корчиться. Леопардов продолжал бросать мечи, правильно рассчитывая траекторию, можно многократно использовать и это оружие в стиле австралийского бумеранга.

  Волхв ожил и усилил атаки, ведьма побагровела, затем рожа стала темно-фиолетовой напряжение превышало все видимые пределы.

  -Она вот-вот лопнет! Дави ее Дик! Дави!

  Леопардов был прав, из ноздрей шаманки повалил дым, и последний раз выпустив жалкое подобие пульсара, чародейка махнула конечностями. Проследовал небольшой взрыв, легкая вспышка и на месте где парила колдунья осталась лишь стайка разноцветных пузырей.

  -Красиво. Наши дети такие запускают! Ведьма ушла на мыло!

  -Если бы так было! Увы, Лео, не кончено дело!

  Дикорос страшно устал, лукавый взгляд потух, и волхва зашатало, и он уселся на отломанное колесо.

  -Она телепортировалась. Заклинание перемещения! Так ведь?

  Дикорос с трудом ответил.

  -Да вроде этого, но ничего, она как минимум две недели или месяц будет отлеживаться в коматозном состоянии.

  -Я восстанавливаюсь быстрее. Эй, княже! Послы транклюнтировались, еда нужна мне. Хотя под боком повозка дубовая, зубы целы и так сойдет. Да и ту попробуй, дуб на вкус лучше шербета.

  Волхв пробормотал.

  -Жаль язык не отпалися.

  Леопардов рассмеялся.

  -А ты изменился.

  -В чем!

  -Говоришь не в рифму!

  -Это необязательно! Хотя и рифмы слог звучит назидательно!

  Мульти-клон тут же выдал экспромт.

  Бей напрямую без утайки

  Давно нет веры словесам!

  Стихи должны стрелять как танки

  Бить супостата по чреслам!

  -Только танки не ешь, я тебя прошу, раненым и контуженым нужна строгая диета!

  Волхв судорожно схватился за живот, его просто сводило от хохота.

  

  . ГЛАВА Љ 17

  Неукротимая всепожирающая монголо-татарская река, текла на север тем путем, что позже протоптанный систематическими крымскими набегами стал навыться Калмиуским шляхом. Благодаря водоразделу между Доном и Донцем дорога была легкой, не приходилось переправляться через многоводные реки. Мягкий снежок застопорил степь, в оврагах быстро выросли, увесистые сугробы. Бурьянами и репейниками с трудом насыщали прожорливое пламя костров. Хотя мульти-клоны и посылали лазутчиков для поджигания степи, это не принесло эффекта. Осень выдалась слишком дождливой, не исключено даже что не обошлось без враждебной магии, увядшая трава - готовый корм для коней лежала повсюду, слегка прибитая затяжными ливнями.

  Вели татарскую рать половецкие следопыты, набившие изрядный нюх за столетия войн с урусами.

  Новость о гибели передового пятитысячного отряда, а также магическая битва учиненная в Рязани разъярили Батыя. Опять урусы и эти белые исчадия русской преисподней встали у него на пути, лишь предупреждения опытных в набегах кипчаков об опасных Рязанско-Суздальских болотах слегка сдерживали пыл джихангира. Войско постепенно растекалось, охватывая все большую территорию. Татары шли отдельными отрядами, родами, коленами и тысячными скоплениями коней, монгольский многоголовый кречет все более раскидывал колющие крылья. Между племенами и отрядами все большее обострялось соперничество, тем более что Бату издал указ строго отсеивать чужаков. Пара в дупель пьяных всадников отстала, случайно затесавшись в чужой лагерь. Их встретили насмешливые возгласы и удары острых копий.

  -Ой-ка! Откуда бродяги, шатуны взялись. Отчет сюда на снег.

  -Из числа Джузаинцев мы!

  Одного из монголов стошнило, отчет был весьма красноречив. Строгие всадники также были полупьяны, непривычный студеный мороз заставлял ведрами вливать в глотки арзу и крепкий кумыс.

  -Вы недоразвитые олухи не способные найти плеть за поясом. А теперь по вашим спинам пройдется кнут.

  Всадников повалили и принялись истязать, били столь рьяно, что те отключились, а затем их так и отставили лежать окровавленными на морозе. Вскоре снежок закрыл окоченевшие трупы.

  Каждый отряд через гонцов поддерживал связь джихангиром и его императорским советником Субудаем. Формально командование ордынскими частями было разделено между царевичами, фактически ими руководили опытные военные советники, отобранные одноглазым воителем. Царевичи проводили время беззаботно, охотились с борзыми и соколами, бесшабашно пьянствовали или сутками пропадали в походных гаремах. Согласно обычаю каждый крупный военачальник мог взять с собой семь лучших жен и это, не считая пленных ясырок. Батый страшно рассвирепел когда узнал о разрушении личного гаремного шатра с семью жемчужинами. В гневе джихангир приказал сломать хребет ничем неповинному арабскому евнуху. Затем выяснилось, что все жены Батыя живы, джихангир оттаял. Особенно Бату-хан обрадовался, когда привели ему любимую кыпчакскую "принцессу" Юлдуз. Эту деву с магическими глазами называли царевной, хотя Батый прекрасно знал, что она из простого народа. Однако сколько сказок и легенд знала его новая царевна, вскоре даже монгольские жены отошли на второй план. Хан пребывал в растерянности, ему хотелось, что бы Юлдуз погадала ему. Изящная царственная особа раскрыла зеркальные карты. Рубины и черный жемчуг обрамляли колоду дивным рисунком.

  -Ждут тебя муже большие победы, и будет имя твое прославлено, пылая ярче солнца, слава твоя взлетит в бескрайнее поднебесье орлом - наравне со священным правителем. Но есть два мангуса, под белой звездой рожденных, кои и будут помехой во всех деяниях твоих.

  -Я знаю!

  Бату-хан хлопнул в ладони.

  -Как мне их победить?

  Юлдуз подмигнула, и ее личико озарила улыбка, рубины на картах блеснули рассеянным светом.

  -А зачем побеждать их?! Предложи им лучшие места в своем войске, сделай их равными царевичам и они охотно присоединяться к твоему победному походу. Ибо они чужие для всех людей во вселенной и им все равно где и с кем воевать!

  Джихангир гневно сверкнул очами.

  -Никогда им не быть в моем войске, я лучше положу тьму тем воинов, чем позволю стать сынам шайтана под мою правую руку. Уходи Юлдуз, на сегодня я не хочу тебя видеть, и мне не нужны твои сладкозвучные сказки!

  "Принцесса" собрав карты, удалилась. Бату-хан выпил чашку крепкого кумыса и вышел из шатра.

  Заметно морозило, а большинство воинов шло налегке без юрт. Спят как лесные зайцы на сырой в снегу земле в близи пасущихся коней, палят костры, обдирая всю степь. У многих по два и три коня, это главная ценность, конь не то, что человек - это шалопутное двуногое создание. Нет жеребец главный помощник и друг монгола, почти старший брат. Слуги звенят цепями, готовят обед джихангиру и многочисленной свите. Рядом плетутся стада верблюдов, они выносливей коней на них и грузят юрты, припасы питания. Все, даже китайский звездочет говорят об угрозе исходящей от этих фактически огольцов вылезших из неоткуда. Китайский звездочет даже назвал созвездие кентавра, откуда и явились сие пришельцы. Ну, ничего скоро его клинок досыта упьется уруской кровью. Воины уже голодают, в принципе они сами должны заботиться о еде, грабя проезжаемые селения. Это даже хорошо - будут злее, быстрее рванут по степи, к городам!

  Тумен хана Баядера вырвался, расположился впереди основной армии. Он и должен следить за урусами, осматривать дозоры, ловить языков, оберегать армию от внезапных ударов. Сегодня утром опять принесли тревожную весть, четыре сотни отважных нукеров налетели на засаду и все погибли. Местность в ничейной полосе очень опасная, отлогие холмы, редкие дубовые рощи, земля иссечена оврагами и буераками, жди засады урусов.

  -Я повелеваю - громко обратился джихангир - зачистить всю близлежащую сторону пустите всю армию, обшарьте кустарники и овраги. Там наверняка есть лазутчики их надо поймать и повергнуть пыткам.

  Тут еще и Субудай занедужился, за многими назойливыми мелочами приходиться следить самому.

  В гневе Бату-хан кричит.

  -Хан Баяндер должен прислать "языка", даю сутки, если не будет пойманного лазутчика, я лишу его должности темника. Он будет, как драный пес на аркане плестись в хвосте моего войска!

  Приказ джихангира вызвал сильнейший гнев хана, размахивая плетью темник бранил тысяцких - "бин-баши", тысячники вызывали и еще более рьяно бранили сотников - "юз-баши", а сотники свирепствовали над десятскими - "он-баши". И чем ниже рангом руководитель, чем громче он старается проорать, да еще полоснуть плеткой по подчиненным. Начальник сотни Тюляг-Бирген раньше был личным сокольничим у Гуюк-хана, а затем за провинность был переведен простым сотником к кипчакам. Как яростно он бесновался, одной плетки показалось мало, выхватил палаш, да и рубанул по близи стоящему кипчаку.

  -Крысиное племя! Вот вам, захлебнетесь кровью!

  Новый взмах и попытка зарубить одного из четырех братьев Бури-бая. Рослый кипчак увернулся, а зам и сам обнажил клинок. Тюляг-Бирген в ярости обрушил палаш, но Бури - парировал удар, а затем хитрым круговым движением выбил из рук сотника саблю. Тот выхватил кинжал и попытался заколоть Бури-бая. Однако крепко сложенный половец-кипчак заломил бесноватому сотнику руку. Кинжал выпал, но выбежавший из шатра старший брат Демир подобрал его и сунул в руку Тюляг-Биргену.

  -И ты успокойся брательник, он все же наш начальник.

  -Жилы живьем вытяну! - пробормотал монгол, но затем справился с гневом, взял себя в руки.

  -Вас двое, знаю вашу четверку, сыновья Назара. Шишка от ели не далеко падает, ваш брат Турган изменник и вор. Вас всех давно следовало казнить, но я пощажу вас ведь вы лихие джигиты.

  Сотник перевел дух и приложился к фляге с кумысом, затем продолжил более уверенным тоном.

  -Будьте храбры как степные волки, скрытны как ящерицы в пустыне, прятчесть в лесу как в сене иголки, новый приказ нам пришел от Батыя! В глубь обороны врага поскачите, брюхом к земле как змея под оврагом, руса живьем, на аркан захватите, и кляп ему в рот и сюда все разом.

  Старший Демир отвечал с раскладом.

  -Будет за то нам с тебя награда. Жизнью рискнуть не хотим мы даром, в пасть злым волкам нам и даром не надо.

  -Хан Баядер вас сам наградит. Вы без того виноваты за брата! Да приведите себя в чистый вид! Вы дикари, а не армия. Гады!

  Несмотря на грубость монгола Демир обратился вежливо.

  -Гадко? Выдай нам по тулупу, у самого три тюка отнятых в кипчакском селении, а мы мерзнем.

  -Так вам и надо. Горе побежденным, победите урусов сдерите с них шубы, с женщин кольца и станете богаче, чем раньше. Ладно, если вы "языка" приведете, дам вам по тулупу. Поскачет вся сотня, кому повезет из вас еще и по динару получит.

  Тюляг-Бирген перевел дух.

  -Но если вернетесь с пустыми руками, я вас подвешу на крюк за ребра, а остальные в сотне получат по сто ударов плеткой. И пленный должен быть невредимым, не полудохлым, или мы вас так отделаем, что вы сами станете полутрупами! Скачите и ветер в спину, всемогущий бог Сульдэ вам в подмогу.

  -Да поможет нам Аллах!

  Дружно выкрикнули братья. Сотник скривился, с трудом сдерживая гнев. Ну, как это можно верить, что Аллах выше бога Сульдэ, если правоверные побеждены монголами!

  Сотня неслась быстрым соколом, вот они миновали долину покойников, заброшенную заставу. Ручей хотя и замерз, но лед еще не окреп и провалился под копытами, потому и пришлось ехать в объезд. Первая Рязанская деревня оказалась пустынной, узнав о приближении монголов, жители ушли на север. На месте былой стоянки был навален навоз. В селе осталась только одна тощая старуха в полуразвалистой землянке. Когда татары пришли перекусить и выпить, она подошла к костру и подобрала объедки. Хотя бабка и старалась быть тише мыши, ее окликнули.

  -Кто ты карга! - строго спросил половецкий проводник.

  -Ясырка. Родом из Рязани. Сыновья мои пали на Калке, дочери умерли во время мора, и осталась я одна и даже смерть шарахается и не дает упокоить гноящиеся раны.

  Тюляг-Бирген поморщился, мороз усилился, противно заныли зубы. Даже степь в землях урусов иная, в сугробах мерещатся зловещие тени, кажется, что вокруг снуют злобные мангусы. Воздух словно отравлен, холод терзает раскаленными щипцами нос, вспомнилась древняя легенда, как не достаточно верные и смелые монголы проваливаются в преисподнюю, где их души обречены на жуткие муки.

  Землянки куда они первоначально сунулись, были сырые, просевшие, не смотря на мороз, ползают мокрицы и сороконожки. Ночевать калимо, разжигать костер нельзя, разведка дело суровое. Хан забрался в самую чистую землянку и залег на полу разваленную печь перед этим они приказал допросить старуху. Точнее подвергнуть жестоким истязаниям, может даже не столько чтобы хоть что-то узнать, а развлечься видом чужой боли. Допрос кончился смертью, и видимо бабка была только рада концу мучений.

  -Все хватит, вы должны сняться и рвануть на север, я и мулла Абдул - останемся здесь.

  Мулла на вид ревностный Магометанин развлекал монгольского сотника арабскими сказками. Особенно интересны рассказы, про лукавого Иблиса, губившего правоверных и развращающего жен. Рассказы о гулях, вампирах, высасывающих кровь и могучих и очень капризных джинах, то зверски истязающих людей, то дарующих неслыханные богатства. Особенно интересен рассказ - про волшебную лампу Алладина, вот он бы ею потешился, сам бы стал властелином мира.

  -Убог этот Алладин, скуден и слабоумен, я бы с таким джином завоевал бы всю вселенную!

  -Конечно - поддакнул мулла.

  -Ибо ты сын славного монгольского народа! Вы рождены повелевать прочими слабаками и трусами!

  Монгол залил себе в глотку крепкой арзы, слегка поперхнувшись обтер рот.

  -Слушай Абдул, достань мне эту лампу.

  Мулла вздрогнул.

  -Как? Если было возможно, я бы сам ее воспользовался.

  Сотник хитро прищурился.

  -Может ты трус или тебя пугают переходы. Если ты знаешь эту историю, то должен знать и ее продолжение.

  -Увы, это только сказка!

  Мулла беспомощно развел руками.

  -Не верю, когда сотня вернется, я прикажу тебя пытать, у нас даже прихвачены нужные причиндалы.

  -Но если бы это было правдой, то уже многие батыры пустились бы на поиск и нашли волшебную лампу. Кто откажется от несметных сокровищ и неограниченной власти.

  Звучало логично, но Тюляг-Бирген не привык уступать.

  -Ты вроде немного колдун.

  Абдул-Расулл усмехнулся.

  -Кое-что умею.

  -Хорошо, составь поисковый заговор. Наши шаманы это так делают: пишешь или рисуешь на пергаменте название или контур той вещи кою хочешь найти, а затем они вызывают духа и он дает ответы.

  -Опасное это дело, ибо духи Иблиса, могут завести в преисподнюю.

  -Ну, ты и трусишка, а потому и бойся, трясись драным зайцам, а я храбрый монгол хочу все знать. Может потому и не нашли лампу с великим джином что считали подобное сказкой?

  Мулла пролепетал.

  -Я попытаюсь повелитель, но нужна кровавая жертва.

  -Будет, все будет, не хитри мулла. Думаешь, твой сан или охранная пайцза тебя защитит, удар в спину и все спишем на урусов.

  -Нет, я не трушу о великий, но правила колдовства постоянны и рутины. И если ты хочешь чего-то достать то надо постараться.

  Послышался шум, и топот копыт.

  -Наконец-то кого-то привели, Баяндер, а может и сам джихангир, будут довольны.

  После магического сражения воины спешно убирали трупы и смывали кровь. Часть домов обгорела, многие простые мужики, и княжеские воины получили ожоги и раны, были ослепшие от кислот и шаров. Из полуобгоревших шаровар убитого монгола торчал густоватый, длинный, на половину львиный, на половину ишачий хвост. Дикорос плюнул в сторону и перекрестился.

  -Времена наступают тяжелые вот, и лезет на Русь всякая нечисть. Я пока займусь раненым епископом, а ты Иван Леопард больше ешь, сам исцелишь свои раны.

  Иван Леопардов действительно быстро восстанавливался, в регенерации мульти-клоны не уступают гидре, только гораздо быстрее, из-за необычайной активности стволовых клеток.

  Тем не менее, голубиное послание о тяжелом ранении белого воеводы попало в руки Пантере, и самка мульти-клон оставив боевую дальнейшую подготовку на своих заместителей стремительным марш-броском, то есть бегом достигла Рязани. Город ударным темпами готовился к обороне, а бойцы из спешно сформированного ополчения, лихорадочно обучались владению новым оружием. Помощь Пантеры была весьма кстати, одному не разовраться, да и Евпатий ускакал за подмогой в Чернигов. В первую очередь Леопардов распорядился эвакуировать всех сельских жителей на север или на худой конец в Рязань.

  -У нас есть шансы удержать стольный город, а, захлебнувшись под Рязанью, монголы, может быть, и не рискнут на очередной удар по Владимиру.

  Так говорил Леопардов. Его слова да Богу в уши, но самой Пантере не очень-то верилось. На допросе плененный хан поначалу молчал, но когда его растянули на дыбе, показал что монгольского войска примерно в пятьсот тысяч, а точной цифры не знает даже сам джихангир. В стан постоянно прибывают новые воины, практически со всей Азии и а привлеченные посулами наемники прутся даже из Европы и Ливии. Пантера впрочем не унывала.

  -Да враг сильный, и очень многочисленный, но в этом и его слабость. Долго стоять на месте такая орда не может. Кончится и корм для коней и пища людям, а значит, если мы продержимся, хотя бы больше двух недель Батыю придется снять осаду.

  Леопардов присвистнул.

  -Он пойдет тогда на Владимир!

  -Отлично ударим в тыл!

  Забористо ответила Пантера.

  -Бату-хан не рискнет, распылять войска, но все же часть его войска ударит и по Колыме.

  -Тем лучше!

  И снежная амазонка ледяным голосом рассмеялась. Чтобы выиграть время, и максимально задержать монголов Леопардов собрал летучий отборный отряд - Белый легион и выступил в сторону гигантской армии. Соотношение сил: мышь против слона, хотя если есть умение, то и слона можно загнать на пальму. Многие воины, даже из числа малолетних подростков уже достигли немалого мастерства во владении оружием. И вообще население древней Руси было гораздо здоровее и физически сильнее, чем в современной России. Особенно выделялись, дети из-за высокой рождаемости их было очень много, и они казались гораздо старше, крупнее своих лет и более сообразительными чем нынешние российские потомки. Видимо свежий воздух, физическая нагрузка и отсутствие не нужных знаний, школ и зловредной химии пошли на пользу. Ну различные травы, минеральные вещества, стимуляция током, аутотерапия, различные виды массажей, и даже прижигание нервных точек давало куда больший эффект чем для современников мульти-клонов. Мальчики и девочки крепли прямо на глазах, белые херувимы в мельчайших подробностях помнили все приему спецвойск, и системы подготовки различных государств. А жесткости тренерам не откажешь, поэтому и рождалось новое чудо, суперармия где простой мальчишка стоил дюжины взрослых. На прощание Леопардов сказал Пантере.

  -Ты знаешь, как они быстро овладевают техникой рукопашного боя, что инструктора из современного мира окажись на нашем месте, были бы на седьмом небе от счастья. Вот сейчас ты в этом убедишься на практике.

  После стремительного броска на юг, тысячных полк серьезно углубился в Дикое поле. Рязань передовой оплот русской земли со всеми ее тревогами и сумятицей осталась далеко позади. Сзади за ними увязался конный отряд под начальством Всеволода Пронского, его всадники растянулись длинной вереницей. Леопардов потребовал от Всеволода отойти на север.

  -Твой отряд не имеет специфической разведывательно-диверсионной подготовки и лишь сковывает наши движения.

  Князь обиделся.

  -Это опытные ратники, не то, что твои огольцы.

  -Да ну, а ты забыл, кто первый разбил Бурундая, положив целый тумен. Я командир, отойди, нужен, будешь, позову. Запомни набор световых сигналов.

  Свой отряд Леопардов разделил на две части. Кругом тянулась пустынная безбрежная равнина, занесенная снегом. Кое-где по отлогим холмам мелькали кусты осины с еще не облетевшими красными листьями. Кое-где прорывался черными шеренгами дубняк. В белых халатах, воины совершено сливались с пейзажем, а сало крупных хищных кошек отпугивало собак. В первой же стычке, засада удалась на славу, потерь не было, врагов полегло четыре сотни, и за одно прихватили нескольких "языков". Затем удар повторили, ядро монгольского войска остановилось, видимо татары всерьез испугались. Леопардов предполагал, что противник пошлет разведотряды, а значит надо упредить врага, сделать то чего он меньше всего ожидает. Марк Соколич бодро скакал на вороном жеребце, захваченном у монголов.

  Прошлая сеча прошла успешно, большая часть нукеров полегла под отравленными стрелами, и он едва успел окровавить саблю. Бойцы стреляли дружно, каждый индивидуально выбирал себе жертву, используя вбитый на изнурительных учениях шахматный и змеевидный порядок. Кроме того Леопардов показал им новое оружие, типа толстой трубочки с рукояткой с диковинным названием пистолет. Стреляло оно отравленными иглами, дальность не велика, и броню не пробьет, зато какая скорострельность, если атаковать внезапно то...

  Но ему это не по нраву, очень хочется порубиться в рукопашной схватке, в затяжном поединке показать свое умение. Татары не вызывали даже подобия страха, лишь азарт и выпуск адреналина в кровь, это чем-то напоминало медвежью охоту. Вроде огромный особенно для детского восприятия зверь, а как увидишь его все мысли только о том, чтобы не ушел. Леопардов это белый неуязвимый ангел, так инструкторов юных бойцов.

  "Татарин такой же, как и вы, слабый человечишка, только умеет гораздо меньше. Во время битвы он любит орать, но вопит благим матом, потому что боится и, выпятив глаза, прет вперед от страха. Ты поступай с ним как с бешеным псом, на копье или саблей". Было оружие и по экзотичней: например подобие обычных молотильных цепей с четырьмя режущими гранями - "нунчаки", кинжал со стреляющими лезвиями, веер с целым каскадом прыгающих лезвий, сапоги с иглами-пружинами и многое другое. Увы, из-за нехватки времени, в основном приходилось воевать и проходить обучение с традиционным оружием. Обойдя передовые дозоры монголов, тщательно заметя следы, бойцы белого легиона, под покровом ночи подошли к основному монгольскому лагерю. Дерзкий план предполагал, внезапную атаку. Ударить следовало под утро, когда наиболее крепок сон, да и пурга должна достичь своего апогея. В таком бою численное преимущество уже не будет иметь значения, а отряд успеет уйти.

  Леопардов как всегда босиком и в одном молочном кимоно бесшумным призраком проскользнул к татарскому лагерю. О недавней магической схватке, напоминает лишь короткая щетинка светлых волос, из-за нее мульти-клон кажется лысым и злобным. Хотя часовых много, один у людей это всегда бывает, отходит в сторонку, что бы справить большую нужду. Неуловимый взмах меча и нукер зарублен, полминуты, и белый ангел уже неотличимый от незадачливого часового проникает в лагерь. Все должно пройти как по нотам, врагов надо убить как можно больше, а остальные воины пока должны спать, копить силы. Юные ратники углубились в сугроб, раскинув легкие белые палатки, дыма от огня не видно, сверху натянута марля с угольком. Можно пройти весть лагерь и ничего не заметить. Марку не спиться, крепкий мальчик еще слишком свеж, а перспектива большого сражения ужасно заводит, хочется бегать и прыгать.

  В голову лезет, недавняя беседа еще, когда они шли рядом с отрядом князя Всеволода. Вот там он и встретил крупного как буйвола мужика Ваулу Мордовина. Сей мужик хоть и велик как дуб, но и невероятно глуп. Увидев стадо сайдаков - "диких коз" он начал приплясывать от восторга, а громадные грабли-ладони захлопали, так что ах кони шарахнулись, скинув сложенные тулупы, оружие и съестные припасы.

  -Да ты окосел!

  Яростно заорал на него тощий, длинный как жердь - Звякала. Дуб-Ваула, так прозывали мужичка, громко ответил.

  -А ну-ка Звяка, у тебя ноги длинные поймай-ка вон того козла за хвост!

  -Вот ты и погоняйся за ним такая громила, один шаг в сажень.

  -Да я тяжеленный, еще землетрясение устрою, давай лучше ты.

  -Да будет вам!

  Лихарь Кудрях на черном коне, прикрикнул на мужиков.

  -Вы видимо зажрались силу девать некуда! Вот побегите-ка за сайдаком. Оба!

  -Это не дело! Вот у тебя конь, вот и поскачи!

  -На коне любой дурак сможет, а вот пеше и голыми руками, только великому витязю такой подвиг под силу.

  Марк ткнул кулаком в бок уже клевавшего носом напарника. Тот вяло отмахнулся.

  -Ты хоть тысячник, но совесть знай, вождь отдал приказ спать.

  Соколич покачал головой.

  -Ты и спи! А вот давайте поспорим, что я пеше и голыми руками изловлю степного козла.

  Уже задремавший Василий вскочил.

  -Что прямо сейчас?!

  -Да еще, до сигнала к бою.

  -Врет он!

  Ставил свое слово другой мальчишка.

  -Во-первых, их еще найти надо, а во-вторых, голыми руками их могут словить только наши белые ангелы.

  -А я поймаю!

  Соколич напряг рельефный бицепс, блеснули сухие жилы.

  -Не верим!

  Весь десяток проснулся, мальчишки засуетились.

  -Давай заклад!

  У Марка мелькнула, было, мысль, что его чересчур, уж занесло, но отступить, значит прослыть трусом.

  -Если я выиграю, вы мне всю свою добычу, что будет в следующем бою отдадите. Если вы, то я вам.

  -Мало! Нас ведь десять!

  -И жалование тысячника, на год вперед!

  -По рукам.

  Сразу десять рук протянулось к нему, накрыв кулак ладонями, и их пришлось разбить.

  -Ну, огольцы! Держитесь!

  Марк скинул легкие скользкие доспехи, и так босоногий голышом в одних шортиках рванул по ночному снегу. Видимо хотелось лишний раз показать крутизну, за одно и добавить в скорости.

  -Подожди и мечи оставь, ведь голыми руками.

  -Ладно!

  Конечно, зачем ему лишний вес, а теперь быстренько на север. Соколич с младенчества выделялся и силой, ловкостью и скоростью не даром мульти-клоны обратили на него столь пристальное внимание. Но вот жажда авантюр и поведение клоуна, глупая удаль так и кипела в этом мальчишке. Что для деревенского паренька снег, практически все руссичи голышом окунались в прорубь особенно после бани и, не ведая страха, носились по снегу. Главное постоянно двигаться, многие босые хлопцы и девчата бегали зимой на многие версты, перебегая от деревни к деревне. Мороз, однако, усилился, пурга постепенно разрасталась, а сайдаков словно и не было. Как собака различать следы он не умеет, а носиться можно всю ночь. В отчаянии Марк все кружил и кружил, затем решил рвануть на то место, где сайдаков видели в последний раз.

  Вот так и то и дело проваливаясь в глубокий снег, он и пропахал много верст. Уже начала бить дрожь, навалилась усталость, а от козлят ни копытца. Вот тут-то он и услышал заунывный тягучий крик. Так иногда кричит в лесу сова или леший! А другой грубый вой послышался в ответ. Может это волки? Хорошо поймать волка, чтобы не слишком над ним смеялись. Или это монгольские лазутчики подают друг другу весть, скрытно пробираясь в темноте? Привести живого татарина - это даже лучше чем волк или козел! Хоть пурга и усилилась, все же острое зрение Соколича даже сквозь метель различает стебельки сухого репейника. Да примяты они как-то странно, такие следы характерны для людей. Вот и в впереди что-то качнулось, чувствуется движение. Подкрадемся поближе. Вот тень продирается сквозь заросли, показалась голова. Силуэт приподнялся, повернулся, осмотрелся и снова залег в сугроб. Конечно это татарин, что делать? Подойти поближе, ударить в шею кулаком, а затем взвалить тело на плечи. Да лагеря далеко, тяжело таскать взрослого нукера, но у монгола наверняка есть конь. Соколич сигает неслышной змейкой, более крупный татарин, словно воробышек, чуть привстает. Марк уже занес кулачок для удара, как сильные руки схватили его сзади.

  -Я поймал руса! Кролик в сети!

  -Что-то он слишком мал и не похож на воя!

  Уже с другого боку раздается сиплый голос. Хотя Соколич и выглядит лет на двенадцать-тринадцать, но силы и сноровки ему не занимать. Резко рванув вниз, заодно ударив держащего его нукера, голой пяткой под коленку мальчик выскользнул из железных объятий. Татарин от неожиданности пошатнулся, Соколич молниеносным движением выхватил саблю и на лету рубанул стоящего справа нукера. Тот завалился, а мальчуган с разворота всадил ногу в шлем вынырнувшего слева косматого ратника. И как он пропустил такую засаду, видимо мороз отморозил мозги, сузив сознание до одной жертвы. Нукеры налетели со всех сторон, махали кривыми мечами, пытались накинуть аркан. Соколич, дико взревел, рубился как бешеный койот, подпрыгнув, он, вновь долбанул ногами в шлем, но слегка смазал удар. Полуотмороженные пальцы пронзило болью. Один из нукеров сумел достать его кулаком, в глазах заискрило, во рту почувствовался соленый металлический привкус. Не смотря на сильное потрясение, мальчик успел нырнуть и подрубить обидчику ноги. Татарин рухнул, на лету Соколич подхватил вторую саблю и тут же провел мельницу. Еще одна голова упала на сугроб. Вероятно, следовало воспользоваться пургой и бежать, но Соколич не хотел останавливаться. В ярости он бросался на монгольских солдат, постоянно прыгая и вертясь волчком, не давая, навалились толпой или прицельно бросить на шею пеньковый аркан. Вот еще один труп, дергается в конвульсиях, а лассо пролетает, мимо попадая в своего же нукера. Хлопчик проводит удар локтем в челюсть, летят осколки от гнилых зубов, затем следует обманная восьмерка, тройная бабочка и снова ловкой подсечкой почти скошена голова. Но полуокоченевшие пальцы скользили, и очередной воин выбил саблю из мальчишеских рук, а затем последовал удар в грудак - Соколич подкосился. В отчаянии он ударил противника головой в живот, но наткнулся на железный листок. Послышался звон от столкновения и музыка в голове от сильного потрясения. Воин слегка согнулся от толчка, мальчик умудрился врезать в пах подскочившему сзади нукеру, но следующий ответный удар кулаком был слишком силен и резок. Снежное поле, злые багровые лица татар закружились в штопорном вихре, а затем рухнули в низ, земля врезала в лицо.

  -Наконец шайтан отключился! Молодец Демир.

  -Опыт! Я еще на Калке воевал.

  -И много убил урусов?

  -К сожалению мало, только пятерых. Не урусов - монголов!

  -Потише брат. А то вместо награды получим.

  Половец выразительно провел ладонью по горлу.

  -Какая может быть награда, за одного голого мальчишку семеро убитых и три калеки. Нет Бури, ждать нам бури!

  -Может быть, сведенья получение от этого мальчика перекроют потери. Жаль огольца, наш сотник зверь, да и другие монголы не лучше!

  Соколича связывают и укладывают на круп коня, один из всадников не выдерживает, этот оголец зарубил родного брата и со всего замаха хлещет мальчонку плетью. Демир оттаскивает разъяренного татарина.

  -Не велика честь, избивать связанного ребенка.

  -Вот если бы твоего брата прикончили?!

  Татарин злобно оскалился. Могучий кипчак подымает кулак.

  -Я потерял из-за монголов двух братьев и трех сестер. А ты ведь тоже из половцев?

  -Как и ты, у нас в сотне только десять монголов.

  Демир прокричал в степь.

  -Я верю Аллах нас не оставит и мы снова обретем свободу!

  

  . ГЛАВА Љ 18

  Искусно закамуфлированный под воина-монгола Леопардов шествовал по лагерю с уверенным видом чрезвычайного посла. Небрежно перешагнув через пьяных нукеров, мульти-клон заскочил в шатер тысячного Арамаха. Стоящему на посту караульному, мульти-клон показал золотую пайцзу с соколом. Даже убивать не пришлось, а вот Арамаха в интересах дела надо ликвидировать. Так это просто небрежный тычок пальцем в шею, монгол умер, не успев испугаться. Одежда легкий грим, скопировать речь и акцент могут даже люди, а для мульти-клона это семечки. Выйдя из шатра Леопардов, скомандовал - именно эта тысяча охраняла подход к лагерю с северной стороны.

  -Приказ джихангира, всем - идите на юг, и лечь спать! Скоро битва и вы все должны быть посвежее!

  Приказ так приказ. Приказы вышестоящих не обсуждаются, а выполняются. Целая тысяча дозорных солдат разбрелась по кострам или если повезло по юртам. Да конечно, бесшумно столько часовых даже при их виртуозной спецподготовке снять не возможно. Тем более что все бойцы младше двадцати, а половине нет и пятнадцати. Теперь он дождется пика пурги и даст сигнал с помощью синего и розового света. План и роли уже распределены, монголов заколют с помощью ядовитых игл, вырежут все юрты. Жаль, что нет под рукой большой армии, тогда завоевательный поход Бату-хана прервался бы в самом начале. А может снять часовых и с южной точки, но лагерь слишком велик и это уже не будет иметь значения. Юные спецназовцы дружно выступили, они были почти невидимы, ступали наподобие лыж. Хоть и пьяны в дупель монгольские солдаты, но если они закричат, весь лагерь превратится в улей. Первоначально операция развивалась успешно, бесшумные пистолетики выстреливали сильнодействующим ядом, этот самодельный токсин был изготовлен по самым современным рецептам. Смерть очень быстрая, без боли и стонов, пятен или других побочных эффектов, нукеры умирают во сне с улыбками на устах. Но чем ближе к центру лагеря, чем гуще от юрт и лежбищ. Особенно мешают кони, их сотни тысяч и хотя лагерь и привык к их постоянному ржанию, все же если слишком забьются...

  Леопардов старается успокоить коней, произнося слова-коды, часть звуков мульти-клон издает в ультразвуковом диапазоне. Это помогает, но лишь от части, небольшая часть животных все равно возбуждается. Да и люди, ну не могут сразу полмиллиона спать как убитые, некоторые и по нужде хотят сходить, у кого и бессонница. Короче дикий крик, запоздало прерванный ядовитой иголкой и хоть и не тотчас, но весь лагерь поднялся на дыбы. И все же беспощадная резня продолжалась, монголы с большим опозданием сообразили, откуда опасность и в густой пурге продолжали нести огромные потери. Мальчишки и девчонки, бросались на нукеров, наносили удары руками и ногами, с привязанным острием. Ребятня очень подвижная, действует слажено, а монголы, не привычные к подобной марене боя, особенно когда бьют хорошо растянутыми ногами теряются и отступают. Тут уже и дети сильны, точный удар отравленной иглой в пах и взрослый воин заваливается как куль. Но и среди отборного отряда росли жертвы, понимая, что время работает против них, витязь-клон скомандовал ретираду. Тактический отход или передислокация - логичен и целесообразен, если уже исчерпана эффективная атака, то зачем рубиться далее, можно бездумно сложить свою армию. Сам Леопардов продолжал рубиться, в условиях паники это было практически безопасно. Часть его бойцов также уже на ходу переоделось в монгольскую одежду. Тут в голову мульти-клону пришла шальная мысль. Подражая всем знакомому голосу джихангира и Субудая - Леопардов закричал.

  -Восстали кипчаки! Восстали кипчаки! Бей их, убить всех кипчаков!

  После таких слов началась не шуточная междоусобица. Тем более что монголы постоянно издевались над половцами, унижая порабощенный народ, нагло обделяя в добыче. Не может быть согласия между рабом и господином, волком и псом. И массовые жертвы неизбежны, Леопардов не даром был тонким психологом. Он кричал голосом кыпчакских ханов.

  - Бей монголов! Повесить неверного джихангира! - Кипчаки подхватывали, скуля на все лады. - Убей, задави! Да поможет Аллах!

   Батый и сам не сразу сообразил, в чем дело и бесновался, дико орал, лупил всех плетью. Более опытный Субудай понял, что это провокация, но не смог сразу восстановить порядок. Проблем добавил и Гуюк-хан, в ярости наследный каган-император приказал трем своим туменам ударить по центру лагеря, вновь рассчитывая в суматохе зарубить своего главного соперника. В общей сумятице Леопардов сумел пробраться к Батыю. Вокруг джихангира сомкнулась бронированная тысяча самых лучших монгольских воинов. Они прикрыли Бату-хана щитами, наглухо закрыв своего командира, но гордый внук Чингисхана расталкивал "Бессмертных" и постоянно дергался, выкрикивая приказы. "Если убить верховного главнокомандующего, то девяносто пяти случаях из ста противник понесет существенный ущерб" вспомнились слова в инструкции. Выстрел мульти-клона точен, но срабатывает магическая защита, над головой джихангира вспыхивает подобие пурпурно-розового нимба. Повторные попытки вызывают, аналогичный эффект, кажется, что его завернули в мерцающий кокон. Леопардов ныряет и зарывается в снежок. Хотя Бату-хан и отдает распоряжения толку от них, что от рева раненого козла. Вот Субудай спокоен, его капитально прикрыли, но можно на худой конец использовать бомбу. Очень много в них закачено информации, об смертоносных технологиях. Взрывчатку в двадцать пять раз более мощную, чем порох можно сварить из самых простых и распространенных минералов с небольшой добавкой органики. Пока они с Пантерой производят взрывчатку сами, не хватало отдать секрет такого оружия жестоким монголам, но в будущем...

  Бросок получился сильным и точным, около сотни отборных нукеров разлетелась на дымящиеся осколки, а еще вдвое большее количество было серьезно поранено. Ужасное и занимательное зрелище оторванных конечностей и изуродованных тел, только один человек сам Субудай-Багатур сидит на вороном коне невредимый, подчеркнуто спокойный, лишь копыта разбрасывают окровавленное мясо. А ведь правая десница джихангира, а ранее самого Великого Чингисхана был почти в эпицентре падения ручной бомбы. Паника еще больше усилилась, но монголы не даром завоевали полмира, хоть с трудом темники берут ситуацию под контроль. Леопардов продолжает рубиться, но понимает, что скоро даже ему придется сыграть ретираду. Вот уже колдун Бэки проснулся и видно как взлетел толстый боров над лагерем, слышится рев тигра. Видимо шаман, шлет поисковые заклинания, стремясь натравить опасного зверя. "Что же лучше упреждать, чем упрежденным быть, уж лучше побеждать, чем в страхе отходить". Мульти-клон, бросается в сторону, откуда раздается рев. Тигр и впрямь огромен, но полупрозрачен, видимо не до конца колдовал над ним шаман-халтурщик. Леопардов понимал, что рубить фантома, что стрелять в голограмму. Но вот логика подсказывала, привидение вещественно. Мульти-клон решил проверить догадку на практике, схватил отрубленную кисть и кинул в широкую пасть. Зверь жадно проглотил добычу, облизнув шершавым языком морду. Вполне материален гад! Как это согласовать с современной физикой?

  В голове мелькнули мысли из чего сделан, сей субъект ведь голограмма не может пожирать реальные и живые объекты, а плоть так не просвечивает?! Хотя если учесть, что вода прозрачна и составляющие тело элементы тоже - как тут не вспомнить халат невидимку. Монголы также замечают и шарахаются от саблезубого монстра, как зайцы разбегаясь в стороны.

  Леопардов не стал медлить, тигр явно почуял запах и вероятно зашагал в его направлении. "У меня два кладенца, и оба из легенд один Добрыни Никитича, другой Алеши Поповича, такое оружие разнесет любого монстра". Мульти-клон прыгнул, изобразив в полете восьмерку, рубанул четырех граненой "мельницей". Вопреки ожиданиям мечи словно прошли через воздух, а вот лапа чудовища успела зацепить мульти-клона. Когти были острее алмазов, трофейная монгольская шуба лопнула, заалели царапины.

  -Помогите! Мангус напал на лагерь!

  Это лучший способ усилить панику, нервы у ордынцев и так напряжены.

  Монгольские воины обрушили на тигра тучу стрел. Клыкастое чудовище, однако, не реагировало на выстрелы, зато рвануло за Леопардовым, легко словно привидение, проходя сквозь татарские ряды. Мульти-клон бросился бежать, однако вскоре понял, что в отличие от живого тигра магический фантом быстрее черта. Лишь реакция и сверхчеловеческая ловкость позволяли до поры до времени избегать гнусных лап. Однако все время вести не может, тулуп и одежда уже разлетелись в клочья, а голое тело покрылось ранами и язвами. Да еще и татары переключили на него свой железно-перьевой огонь. Тысячи стрел летели так густо, что от них нельзя было увернуться. Леопардов вновь рванул с предельность скоростью, нукеры, не смотря на пургу, неслись сквозь сугробы, утаптывая снег. Мульти-клон преднамеренно завернул на юг, петляя, словно раненый гепард. Тигр не отставал, но ему не хватало реакции, чтобы сомкнуть смертоносные метровые клыки. По пути Леопардов подхватил не в меру ретивого нукера и бросил в громадную пасть. Чудовище без проблем проглотило косматого татарина. Вспомнив предыдущий бой мульти-клон, вновь рванул к лагерю. Возле тюков с добычей стояло лишь несколько нукеров, подрубив их Леопардов, подскочил к тяжело груженым тюкам и рванул первый попавшийся. Тигр не среагировал на золотую посуду, мульти-клон по весу определив серебро, вновь швырнул во врага. Снова никакой реакции, только настойчивая попытка достать упрямого витязя. Тогда Леопардов схватил громадное серебряное блюдо и, согнув, завернул в него еще живого татарина. На сей раз, монстр жадно проглотил добычу, и с новым азартом продолжил погоню.

  -Значит, серебро его не берет! Что же делать?!

  Бой становился все более выматывающим, даже у мульти-клонов может возникнуть подобие усталости. Леопардов пускал в ход все, что попадалось под руку, даже содранные с булгарских храмов кресты и опять никакой реакции. Дальнейшее пребывание на складе награбленной добычи было чревато гибелью. Где лучше спрятать лист - в лесу, а камень на берегу. А человека, или даже мульти-клона в густом лагере. На ходу, переодевшись, Леопардов спрятался под тюки и форсированным темпом прорыл нору, в сугробе войдя в обширную соседнюю юрту. Затем он вышел, набычившись знатным татарским ханом. Тигр временно потерял его с виду, но явно не надолго. Мульти-клон направился в сторону громадного шатра джихангира. Паника в лагере еще не улеглась, и он рассчитывал пробраться к Батыю. По пути, он уже без проблем вычислил темника, а что сложного, если слух в пятьдесят раз лучше человеческого. Удар, смена одежды, монголы народ не слишком рослый, главное сходство фигуры, а лицо не имеет значения. Судя по разговору, Батый имеет гарем, а что если захватить жен в заложницы? Не красиво, но - прекрасно все то, что к победе ведет, взять вверх над врагом ну, а средства не в счет! Сам Бату-хан конечно не упустил бы такой возможности. Изобразив раболепную поспешность Леопардов, подлетел к громадному почти как Московский цирк-шапито гаремному переносному шатру-дворцу. Подняв пайцзу, мульти-клон произнес.

  -Личный приказ джихангира! Я должен не медленно доставить к нему Юлдуз и еще ту жену, на которую среагирует талисман.

  Леопардов указал пальцем, на амулет, снятый с убитого темника. Это сработало, и замаскированный витязь влетел в шатер. Как и положено походному дворцу тут было много комнат. Приятное благоухание обдувало лицо, зразу чувствовались восточные духи, сладостные курения. Приятно вдыхать божественный аромат, особенно после вонючих монгольских тел, а нюх солдата мульти-клона лучше волчьего. Такое амбре не только ласкает нос, но и возбуждает страсть. Скинув не очень чистое пропотевшее монгольское тряпье Леопардов, почтительно зашел в густо увешенную коврами комнату, и галантно скрестил руки. Любимая ханша Батыя кипчашка Юлдуз приняла витязя за раба и при этом вежливо улыбнулась.

  -Ты видимо новенький может быть из урусов. Подыми глаза! Какой красивый юноша, только зря тебя обрили. У тебя были такие чудные светлые волосы.

  Леопардов почувствовал могучий прилив страсти и нечеловечески сильного желания, словно в венах началось извержение тысячей вулканов. В последнее время у него и впрямь увеличилось либидо и жажда женской ласки. Но как он тот, кого почитают белым ангелом, может предаться человеческому разврату, поддаться голосу низменной плоти? Еще чудо, что Пантера не прокололась со Смоленским княжичем, тоже нашлась Жана Дарк. Но здесь в монгольском стане, когда вокруг тебя сотни тысяч врагов, а перед тобой стоит любимая жена твоего самого злостного противника, создавшего угрозу всей русской нации. Ситуация потрясает своей необычностью, страсть и возбуждение превышают порог самоконтроля.

  -Нежнее розы лепестков

  И крепче стали ратной!

  Любовь чудесней лучших снов

  Звездой сверкает яркой!

  -Я пришел обмыть твои ножки красавица.

  Юлдуз покраснела, не смотря на то, что Леопардов, подогнул одно колено, вид у него был самый восторженно-агрессивный. Мускулы колыхались как морская рябь, а таких глубоких и изящных плиточек пресса и изящной прорисовки остальных мышц, не было даже в трофейных древнегреческих статуях, многочисленные порезы и царапины лишь усиливали эффект. Ханша повернула огромное зеркало, мульти-клон поняв, что ей нужно одним искусным дуновением зажег дополнительные свечи.

  -Да ты колдун, только один Бэки так умеет. Я вижу, ты не раб скажи кто - ты?

  -Это труп, уродливое красное мясо!

  Прогремел замогильный голос, громадные клыки блеснули, саблезубый тигр распахнул занавески, чудовищная пасть монстра раскрылась. Юлдуз вскрикнула и потеряла сознание, Леопардов машинально подхватил ее. В правой руке мульти-клона сверкнул меч, а левую он схватил зеркало, автоматически прикрыв внезапно ставшей любимой девушку. Тигроподобный фантом проревел, так что шатер слегка приподнялся в воздух и прыгнул. Леопардов повернул зеркало-щит, уже на лету оскаленная бешенная морда саблезубого тигра исказилась. Затем зверь застыл в воздухе, зависнув на расстоянии в пол аршина. Такое ощущение, что сработал режим стоп-кадр. Изображение начало расплываться, казалось, что его стирает невидимая мокрая тряпка.

  -Ты не любишь зеркал. Можно было и раньше догадаться, ведь я слышал, что есть виды нечисти, что бояться своего отражения или что ангелам нельзя смотреться в зеркало.

  Леопардов тряхнул ханшу.

  -Юлдуз очнись, этого зверя больше нет.

  Остатки изображение постепенно исчезали, а умелые пощечины и надавливания мульти-клона пробудили бы и покойника.

  -Ты убил его!

  Ханша нервно брякнула алмазными сережками.

  -Нет, дезинтегрировал!

  -О диковинный батыр я скажу о тебе своему мужу и тебе будет сама высокая награда.

  Леопардов скривился - его распирал дикий смех, лишь усилие воли позволило сдержать себя.

  -Я думаю, награда будет тебе! Твоего Батыя хватит удар, когда он узнает, с кем сейчас общается его жена.

  Кипчашка недоверчиво скривила пышные как бутоны тюльпанов губки.

  -И кто так сильно может испугать самого джихангира?!

  Мульти-клон погладил блестящий не тускнеющий от крови меч.

  -А кого больше всех боится Батый, чей нож оставил кагану шрам немытой шее.

  -Не правда Бату-хан моется, я приучила его к омовениям. Ты как я поняла и есть тот страшный белый мангус, снежный шайтан, поражающий монголов.

  Леопардов не удивился, хотя девочка и молодец, не испугалась, того чтим именем, монголки пугают своих детей. Ну, разве девушка что понравилась мульти-клону может его бояться? Ведь он чудо обаяния.

  -А как ты уйдешь, белый рыцарь, снежный барс? Ведь наш шатер обложила целая армия.

  -Ты прикажи им удалиться.

  Юлдуз грустно тряхнула черными кудряшками, звякнули жемчужные в крупных рубинах подвески.

  -Не послушают они меня! Я даже не монголка!

  -Тогда тем хуже для них! Я пройду по трупам!

  Ханша вздрогнула, она казалась такой нежной и хрупкой.

  -И ты не боишься тысяч стрел, копий и мечей! Вы на тебе и так нет живого места.

  -Пустяки раны уже закрылись, ты их даже не сразу заметила. А страх, это чувство самых глупых и неполноценных людей. Мы те, кто не ведает страха.

  -Я могу провести тебя как служанку. Если надеть парик, то ты такой милый и славный сойдешь за девочку!

  Леопардов скрестил над головой два обнаженных легендарных меча. Его взгляд горел, дикий блеск глубоких глаз привел Юлдуз в ужас.

  -Я не унижусь, что бы как гей или Керенский бежать в женском платье. Пурга еще сильна, а их слишком много, их стрелы будут сталкиваться, сбивая друг друга.

  Ханша неожиданно для себя, подскочила и поцеловала юного витязя. Какой он холодный словно мраморная статуя. В ответ Леопардов заключил Юлдуз в объятия, его уста моментально нагрелись и сладострастно впились в бархатные губы. Никогда еще ханше не доводилось испытывать такого блаженства. Когда он оторвался, она была готова разреветься.

  -Не уходи!

  -Я иду, я пройду сквозь железо и кровь! Позабыв сколький, грязный и низменный страх!

  Юлдуз ответила в такт.

  - Да прибудет с тобой мир, свет, счастье, любовь! Да поможет тебе всемогущий Аллах!

  Мульти-клон решительно шагнул к выходу.

  

  Среди холодной ночи половецкий проводник Сентяк рассказывал о набегах кипчаков на уруские земли. Явно привирая, он расписывал несусветные подвиги, конный налет на Рязань, яростные стычки с русской ратью. - Я лично завалит такого огромного как медведь уруса. Копье у него толщиной с руку, а рука как круп у добротного коня. Затем пленил уруского князя, вот посмотрите этот кусок кожи, я вырезал с его спины. -Засунь его себе в... Монгол сотворил неприличный жест, джигиты лежащие вокруг костра рассмеялись, многие были пьяны или дремали. Мороз усиливался, колючая снежная пыль проникала сквозь щели, и засыпала лежащих нукеров. Из сотни здесь остались только коренные монголы и несколько наемных арабов. Сотник по уши закутался в медвежью шубу. Машинально потягивая перегонный обжигающий кумыс. Он немигающим взглядом смотрел на прыгающие по кривым веткам огоньки костра, кажется это белки и лисы носятся между стволами. Сырой воздух делал мороз еще более непереносимым. Издалека донесся дребезжащий вой волка, знакомый сигнал!

  -Вон и тени появились! - прошептал громадный джигит: земляк и правая рука Тюляг-Биргена.

  -Пускай десять воев залягут в засаду!- сотник поспешно дотянул крепкий кумыс, разминая плечи. Затем резко вскочил с ног готовый в любой момент, запрыгнуть на круп вороного коня. Их слишком мало для серьезной битвы. Ответный вой успокоил Тюляг-Биргена.

  -Свои и с добычей!- сразу стало веселей на душе, скорей в монгольский стан.

  С заснеженного бугра спускались усталые всадники. По-видимому, возвращались, получив не малую трепку. Пленный был намертво прикручен к седлу, за ним следила целая дюжина нукеров. Еще трое воинов лежали и бредили.

  -Ноги, где мои ноги! Огонь адский, огонь прожигает меня, выпаривая внутренности! Воды остудить пламя! Где моя рука!

  Раздавались их жалобные стоны. Сотник сжал кулаки и зарычал со злобой.

  -Или добейте их! Или пускай замолкнут! Вот кипчаки слабаки не могут уметь достойно!

  -Один из них чистокровный монгол.

  Храбро вставил Демир.

  -От кого поведешь от того и наберешься. А ну-ка развяжите пленника, а то его и не видно, одни голые пятки торчат.

  Знакомая четверка братьев сняла добычу с седла и сорвала лишние веревки. Тюляг нахмурился. Пленный был мальчишкой со светлыми, как кудель волосами, в одних коротких порках, и лишь напряженные мускулы и жилы были не по годам выпуклы и рельефны, что говорило о не дюжей силе.

  -Оголец! Щенок, которого едва оторвали от сучки. Кого вы притащили - вшивые обезьяны! Тоже мне пленный, молоко на губах не обсохло! Монгол нервно дернул саблей.

  -Ну, врите дальше, на вас налетел разъезд урусов и покалечил троих.

  -Нет десятерых, остальные семеро мертвы.

  Прохрипел рослый кипчак.

  Сотник подскочил, в глазах мелькнул ужас.

  -Так они может, скачут сюда?!

  Страх надменного монгола развеселил брата Бури.

  -Да некому скакать вот он разъезд пред тобой стоит.

  Взгляд монгола приобрел выражение придавленной гадюки.

  -Он семерых!?!

  Пленник хотя пришел в себя, на голове зияла увесистая шишка, стоял не подвижно. Загорелая кожа уже начала синеть от холода, покрываясь инеем, а рельефный пресс напрягался. Соколич силился порвать пеньковые веревки. При последних словах его лицо просияло, и он дерзко подмигнул, сотник растерялся.

  Рука с плетью опустилась. Раненных сгрузили, положив на связные шубы. Подбежал мулла, опустившись рядом с изувеченным нукером, Абдул-Расул строго проговорил.

  -А ну говори и повторяй что "Бог и царь царей! Слава Аллаху! Молись, ибо душа уже покидает тело!

  -Ты что не сможешь их исцелить?

  Мулла беспомощно развел руками.

  -Я необучен искусству врачевания.

  -Тогда я избавлю их от страданий. И отойди от монгола, у нас своя вера!

  Сотник Тюляг-Бирген потупился, мысли были темнее ночи. Десять отборных нукеров за одного уруского огольца. И что за дьявольский народ, если такой мальчик, на вид лет тринадцать не больше так лихо воюет, а как тогда бьются взрослые?!?

  Бури-бай, кратко описал маленькую битву. Сотник слушал в пол уха, губы кривилась.

  -Нет, если мы приедем в лагерь, вы все должны дружно показать, что урусов было не менее тысячи, тогда и один пленник не станет для нас позором.

  Демир пожал широченными плечами.

  -Нам и самим не ловко, целой сотней на одного сопляка. Но это необычный урус, я участвовал во многих набегах и знаю все их тамошние навыки.

  -Кто сей мангус!

  -Видимо из Белого легиона! Говорят, его воины подобны шайтанам. Дай нам по тулупу за "языка".

  Сотник кивнул и сощурился.

  -Хочешь шубу?! А за что! Те, кто умер, полетят в армию Великого Небесного правителя. Ибо война есть насущная потребность всякого живого человека и мертвого тоже. Там они будут покорять небесные миры, а вот вам!

  Монгол сжал кулак, продемонстрировав кукиш.

  -Да и почему вы обобрали пленного раньше времени! Содрали сапоги, шубу, он должен быть нормальным, а не обмороженным. Так он подохнет до рассвета!

  Демин смутился.

  -Мы ничего не брали! Он и был такой, голый! Мангусы не чувствую холода!

  Тюляг-Бирген оскалил кривую рожу.

  -Может быть! Как на счет огонька. Пока пурга не затихнет гнать коней нет смысла, добросим его. Готовьте дыбу. Вы уруский знаете?

  -Да все мы его знаем понемногу.

  Зашумели кипчаки. Как всегда за всех ответ держал Демир.

  -А мы четыре брата и Сентяк хорошо знаем. Наша мать русская ясырка, потом приняла ислам, а этот орел греб на русских галерах, а потом прислуживал попам.

  Джигиты рассмеялись.

  -А навоз он не возил, из-под коней не выгребал!?

  Сотник, когда соорудили нукеры дыбу, достал колючую семи хвостовую плеть. И сразу ударил ребенка по голой мускулистой спине. Пунцовые полосы вздулись на посиневшей в пупырышках коже.

  -Замерз урус, вот мы тебя и отогреем.

  Допрос проходил скупо. Тюляг был очень зол и хотел вымесить накопленный гнев. Марк Соколич либо молчал, либо дерзил.

  -Наш командир щекотал горло кинжалом вашему хану, а тебе отрежет кое-что пониже. Вы все здесь найдете могилу, вороны склюют ваши трупы.

  Когда мальчика вздернули на дыбу и прокрутили связные сзади руки, ему не было особо больно, на тренировках приходилась и покруче выкручиваться, растягивая связки. Удары плеткой также не впечатлили, на спаррингах они лупились в полную силу, используя и палки и железные цепи и тяжелые нунчаки. Проводили и специальную набивку тела, ударных конечностей, все бока, руки и ноги были сиреневые, а на мальчишеской физиономии до сих пор видные следы от многочисленных не до конца сошедших синяков, на коже многочисленные едва заметные точки от уколов. Понимая, что молчание и демонстративное пренебрежение к мукам раздражает мучителей, Соколич оскалился, изобразил блаженную улыбку. Монгол гаркнул во всю глотку.

  -А как на счет огонька! Почувствуй запах шашлыка!

  Об бушующее пламя, как приятно поджаривать пленных, особенно красивых женщин, это так возбуждает. Смазливый мальчик чуть хуже, но тоже для начала сойдет. Горящая головня слегка поджарила мускулистые бачки, а затем "ласково" пощекотала оголенные розовеющие на морозе пятки. Чтобы скрыть боль Соколич рассмеялся и попробовал петь. Правда, песня скорее напоминала крик чем мелодию, палач усмехнулся, распалил костер посильнее. В ход пошел раскаленный прут, монгол был опытным истязателем, ребенок дико задергался, даже дубовая колодка затрещала, песня стала совсем истеричной и истошной. Тюляг усилил пытку, но от слишком сильного тычка в пресс прут согнулся, пришлось кинуть его в снег. Железо зашипело, а палач стал отламывать ветви, в нем загорелся азарт. Впервые испытал подобное ощущение монгол во время штурма афганского Герата, когда вот также скрутил целую связку из промасленных факелов, он не обращая внимания на стрелы и камни, подскочил к обшитой железом двери и швырнул зажигательную "бомбу". Здесь похожие чувства и главное для себя безопасно, беспомощная жертва отчаянно дергается, а ты балдеешь, потягивая арзу и жаря "шашлык". Внезапно болевой шок превысил критический порог, светлая головка мальчишки вяло качнулась и упала на бок.

  -Хватит!

  Демир вырвал целый горящий веник из рук монгольского палача.

  -Он же так откинуться может! И имей совесть это еще ребенок!

  Сотник оскалился и злорадно захохотал.

  -Вас побил ребенок! Ладно, отведем его к хану Баяндеру, но позже, как только стихнет пурга! А ты мулла оботри его кумысом, пускай отойдет.

  Бесчувственного мальчика унесли, связав и завернув в шубы, положив поближе к огню. Мулла влил рот Марку черного кумысу, Соколич поперхнулся закашляв. Сознание вернулось, и в месте с ним вернулась и боль.

  -Пить! - прошептали посиневшие губы.

  -Я дам, пей!

  Абдул-Расул сунул к напухшим губам флягу.

  -Расскажи мне о своем военном начальнике.

  Боль постепенно затихала, крепкий кумыс согревал измученные чресла, стало заметно

  легче.

  Соколичу вдруг очень захотелось рассказать об своих и чужих подвигах. Слова полились полноводной медовой рекой. Впервые познав действие крепкого почти в градус водки напитка, мальчик, забыл про скрученные за спиной руки, намертво привязанные к обожженным лодыжкам. Про саднящую от рассечений и волдырей кожу в которую в довершение всех горестей впивались мохнатые веревки. Несколько джигитов внимательно слушали, Соколич говорил на родном для них кипчакском языке, мулла записывал, черкая лоскутки с заклинаниями. Демир обратил внимание на эпизод с появлением Полкана и Тургана.

  -А это колечко и впрямь не простое. Говорят его, носил сам небесный правитель Чингисхан, а до него Великий Хорезм-шах! А вот Бэки считал, что с его помощью можно вызвать джинов!

  -Не всякая легенда, правда.

  Абдул-Расул продолжил расспросы, ведь пленника вот-вот уведут и впереди его будет ждать мучительная кончина. Прошло много времени. Костер, в котором лежали большие жерди, стал угасать, красочные огоньки искрились, ночь отступила рассвету. Мороз спал, и изможденные нукеры повалились в тяжелый сон. Лишь один неутомимый мулла продолжал допрос, уже зевая, он, спрашивал через силу, а Соколич отвечал не в впопад, городя всякую чушь.

  -Да было это! Леопардов взял и ударил Батыгу! Приставил нож к горлу хана и заставил джихангира обмыть копыта наших коней!

  -Как коней?

  Абдул нервно задергался.

  -А так долгогривых! Верь моему слову, ты шестерка ордынская!

  -Да что-то сильно разболтался. Оголец-птенец, не дощипанный!

  Прозвучал до боли знакомый голос. Мулла выхватил ятаган, но был обезоружен точным ударом. Соколич находясь в пьяном бреду, и сам не заметил, что лагерь давно окружен, а спящие нукеры крепко связаны. Абдул-Расула скрутили, силуэт командира расплывался, в хмельных глазах троилось. Но вот это, судя по всему белогривый Полкан, а вот следующий черноволосый Турган. Или нет! За последние месяцы и без того рослые парни добавили по два вершка, и выглядели просто терминаторами.

  -Я вижу, ты Турган вырос и пошел на повышение.

  Прохрипел связанный Демир. Кипчак оглянулся, и уставился.

  -Да это ты браток и Бури с тобой!

  -И еще, двое братанов здесь. Один Мусук отсутствует. Он самый юный после тебя, он сумел выслужиться перед Батыем и не хочет водиться с нами.

  -И как такое вышло?

  -Во время переправы было покушение на Бату-хана, и он в месте с Арапшой прикрыл джихангира. Теперь Мусук сотник и нас откровенно не замечает.

  -Мы пятеро дети одной матери. А он приблудный от беглой монголки, не ровня нам.

  Турган, грозно тряхнул черными кудрями, его красивое с орлиным носом лицо приобрело решительное выражение.

  -Обратного пути уже нет! Монголы ломают хребты своим бывшим напарникам, попавшим в плен, особенно если они не из коренной орды! Присоединяйтесь к нам! Я тысячник и дам вам по сотне!

  Демир кивнул головой.

  -Мы все вместе обсудим и если примем решение, то поклянемся в верности на Коране.

  -А Бату-хану вы тоже клялись на Коране?!

  -Нет! Это была обычная присяга. А что нам оставалось делать, либо беспросветное унизительное рабство, либо присоединяйся к войску и покоряй иные народы.

  Турган встал гордую позу, расправив не по возрасту массивные плечи.

  -Великий Леопард сказал! Что когда мы - Белая Армия завоюем вселенную, прекратятся войны, распри, голод, мор. Разовьется наука, расцветет искусство - счастье и благоденствие охватит всю землю.

  -Мы тоже верим, что настанет всемирное счастье - как учит священный Коран!

  -Аллах Акбар!

  . ГЛАВА Љ 19

  Грозные вести о наступлении татарских полчищ, вызвали сумятицу в голове князя Феодора. С одной стороны родной отец повелел во всем подчиняться Леопардову и Пантере. С другой, не было ли все это приступом минутной слабости желанием спихнуть на другого, неисчислимые проблемы, навалившиеся тяжелой лавиной. Не хотелось наследному князю быть покорной марионеткой в руках невесть, откуда взявшихся иноземных подростков.

  Молодой, но уже вполне рассудительный князь переговорил и с боярами, и с прибывшими с разных концов князьями и воеводами, не побрезговал и простой чернью, забившей всю площадь. Мужики, ратники, знатные люди и даже ядреные бабы били себя в грудь и клялись стоять крепко, драться насмерть. Причем чем беднее человек, тем громче он орет и проявляет воинского пыла! Кому война, а кому мать родная! Но устоят ли неотесанные орды крестьян с рогатинами против полумиллионной армии, уж больно неравные силы. На Киев и Чернигов надежды мало, хорошо еще, что Белый легион прибыл из Суздаля. Эти ребята благородные витязи, а вот сам великий князь Георгий и остальные суздальские бояре будут только рады, если Рязань ослабнет. Но ведь и белые ангелы, могут переделать свободную Рязань в подневольную Суздальскую вотчину, тем более что уж больно сильно верит им простой люд особенно те, кто помладше. И бродят тревожные слухи, что все богатства боярские заберут и поровну раздадут черни. Не нет уж, не бывать этому!

  Пришла весточка, что и к надменному Владимирскому князю пожаловали послы. А что они сулили Георгию Всеволодовичу, каких козней ожидать неведомо. Может вот-вот и Белый легион покинет Рязанские земли?

  Беглые половецкие ханы, рассказывали, что у мугланнов нет жалости, и что слова и даже клятвы с богами они не держат. Сына половецкого кагана Котяна, что покорился великому хану Батыю лихого Сакмана, ободрали как барана и заставили работать конюхом. Многих знатных батыров привязали к коням и разорвали на части. Немногочисленных пленных урусов из числа схваченных купцов пытали, а затем поддев за ребра повесили на крюки, так они и болтались горемычные целыми сутками, на глазах превращаясь в окровавленные ледышки. Сам Батый издал приказ вырезать всех мужчин урусов, доросших до тележной оси, а собственность и скарб выгрести дочиста. Хотя ужасов рассказывали много, князь Федор Юрьевич не имел страха. Вот он решил поехать в стан, хана Батыя. Страшный риск, так раньше он ходил на лютого зверя. Но - "Нету силы - нужен ум!"

  Правда, на счет ума, то...

  Уже все было готово к отъезду, обо всем между собой князья договорились. Подарки собирали всем скопом, хорошенько потрясли мамоны. Собрали целый караван даров, навьючили на коней, погрузили в повозки. Нагрузили и снеди, и меда и много чего другого, даже кованые железом телеги прогибались под телячьими и свиными тушами.

  -Ничего с мужика потом три шкуры сдерем! Зато откупимся.

  Шептались толстопузые сановники. Что бы подольстись царевичам, князь Федор отобрал одиннадцать самых лучших рослых жеребцов с пышными хвостами, шелковистыми вьющимися гривами. Коней помыли отборным арабским мылом, вымочив гривы в медовом квасе, и по монгольскому обычаю заплели, перевили разноцветными лентами. Еще один конь был отобран, для главного полководца Батыя Субудай-Багатура - императорского темника.

  Князь влез на огненно-рыжего коня, добытого в битве с половецким ханом. Рядом присели князь Ижеславский и четыре хитроумных думских боярина. Охрана также немалая - отборные витязи. Федор нервничает и не столько татар боится, сколько Пантеру ведь с ней подобный челночный вояж не согласован, а уж характер у нее. Сама лично осмотрела караулы, и сломала шеи трем спящим сторожам. Боярина уличенного в казнокрадстве подбросила вверх, живьем выдернув ноги, а затем по ее приказу холопы повесили вниз головой княжеского казначея, проходящие мимо плевались и издевались. Толпа всегда рада, когда вешают богатеньких "буратин", что означает слово "буратино", он не ведает, но в устах этих демонов с телами подростков, непостижимой силой и реакцией, видимо что-то страшное. Лично голыми руками ломает кости и убивает непокорных, ленивый, или осмаливающихся дерзить. Остальных, не взирая на знатность, заставила строить укрепления наравне с простой чернью. На работы мобилизовала буквально всех, детей едва способных держать лопату, женщин, стариков, духовенство. Одновременно шло иступленное обучение ополченцев. Кузни работали круглые сутки, все пришло в дикое движение. По этому, когда думный дьяк крикнул.

  -А вот и гостья долгожданная!

  Федор едва не слетел с коня, машинально втянув голову в плечи, ему всюду мерещилась тень Пантеры. В конце площади, из-за угла дома вылетело несколько всадников. Во весь мах, вздымая снежную пыль, помчались они к резному крыльцу. Нарядные дружинники схватили под узды серого в яблоках иноходца. С него легко спрыгнула молодая женщина в горностаевом полушубке и в зеленом в золоте кафтане с соболиным отворотом. С первого взгляда ее можно было принять за юношу - сапоги у нее высокие сафьяновые, и подпоясана ремнем с коротким мечом, но радостный смех и румяное лицо с карими глазами всем знакомы. Ну, кто не знает юную жену, заморскую греческую царевну Евпрасию. Сразу отлегло от сердца, значит, еще не вернулась Пантера с дальних дозоров.

  Царевна быстрая как лань, подбежала к князю, и бросилась на могучую шею.

  -Все боялась, что не захвачу тебя сокол мой сизокрылый. Всю дорогу мчалась к тебе Федя, меняя лошадей. Зачем уезжаешь?

  Феодор, обняв за плечи Евпрасию, поднялся на крыльцо. Степенная княгиня-мать вышла на встречу, обняв невесту. Обе женщины залились слезами, не добрые предчувствия терзали душу.

  -Успокойся, Евпрасеюшка не воевать еду, а о крепком мире договариваться с Батыем. Одарим щедро и ублажим великого хана, опытные советники мне присоветовали, проявить мудрость и сдержанность. Слово сильней меча! А где наш Ванятка?

  -Едет сзади в возке. А я уже не могла ждать помчалась диким ветром.

  -Ну и девчонка бегаешь как заяц-русак!

  Вставила старая княгиня.

  -Вот за то тебя и люблю! Знаю, что ты готова со мной и на охоту, и в поле.

  -И в горе тоже! Я заяц? Вот Пантера она зайцев голыми руками ловит, не один конь с ней не сравниться.

  Федор сделал глупое лицо.

  -На то она и ангел. Там у возвышенных и сказано - обернись быстрее молнии.

  Княгиня расцвела.

  -Она такая славная просто святая, отказывалась от роскошных яств, ела кору, а еду раздавал голодным детям. Когда конь сломал ногу, взвалила себе на плечи, и хотя ей было тяжело, бежала бегом с брыкающей ношей. Она блаженная святая дева, никогда не спит: день, и ночь хлопочет о ратном деле. Знает ли наш ангел об том, куда ты собрался?

  -Да знает! Я стал бы от нее скрывать!

  Федор помимо воли покраснел, ему вдруг стало стыдно за дурные мысли в отношении, тех, кто все силы прилагал для спасения народа русского, заодно разумеется и князей. Рязанский наследник приблизил к себе юное розовое лицо с блестящими янтарными глазами и поцеловал побледневшие губы. Затем бережно отнял цепляющиеся руки и мигнул бабушке. Та сзади обняла Евпраксию. Молодая княгиня расстегнула полушубок. - Постой, Феодор! Возьми с собой мое заветное жемчужное ожерелье из Царьграда. Подарите его любимой ханше Батыя Юлдуз, может быть она, успокоит яростного мужа. Да еще возьми мое благословение. Я была бы куда спокойнее, если бы с тобой поехала Азазель или ее названый брат Иван Леопардов.

  Девушка сняла с шеи золотой круглый образок на серебряной цепочке. Федор скинул шапку и надел на себя цепочку. Поцеловал Евпраксию и, стуча подковами красных сапог, сбежал с крыльца, подскочив к нетерпеливо перебирающего ногами скакуну. Нога встала в стремя как чья-то стальная рука схватила за левую руку. - Далеко собрался князь! Знакомый голос вызвал болезные спазмы в желудке. Зато плачущая Евпраксия, разом успокоилась, янтарные глазки засияли от радости. - Святая Азазель! Ты явилась в трудный час! Снежная Амазонка со смехом ответила. - Да, явилась, не запылилась, снег отряхнула, татар тысяч пять рубанула! Федор как малый ребенок, вылезший из пеленок! Ни на минуту нельзя отлучится, чуть за порог беда в дверь стучится!

  Босой ноженькой Азазель Пантера загребла снежок и пустила колючую сугробную пыль в лицо князя. Евпраксия восприняла подобную грубость как воплощение не бывалой божьей благодати. Пав на колени она попыталась поцеловать мраморную ножку, ледяной леди. - Аккуратней девочка, можешь простудиться. - Да я готова всю зиму проходить босая, что бы быть похожей на вас. Вы святая! Мульти-клон отрицательно мотнула ослепительной шевелюрой, пожала статными плечами. - Я хожу так деточка не в силу святости, просто сапоги мешают мне быстро бегать, да и рвутся проклятые. Ты сама видела, что конь мне обуза, а мороз не помеха. А вот вы люди слабы, медлительны, отсталый вид живой материи. Можешь, конечно, попробовать закалятся, подкачаться, но без биоинженерии, такой как я, ты не станешь. Я лучше пока с твоим мужем разберусь. Пантера с легкость опрокинула возок. Свежемороженые туши покатились по обледенелым булыжникам. - Войско Батыя голодает, и ты его видно решил подкормить? Интересно - будут ли, есть свинину мусульмане? - Если совсем припрет, слопают. Пленные кипчаки ели свиное мясо и облизывались - машинально ответил князь. - Отлично. Ну, а вы зачем собрались, изменой хотите купить себе жизни? - Нет! Федор снял шапку, вытер пот - хотим прочного мира! Дадим дары великие! Поговорим с врагом ласково по-хорошему, и отойдет от нас рать неисчислимая. Пантера покрутила пальцем у виска. - И ты думаешь, что этими подарочками ты прокормишь полмиллиона жадных нукеров, алчущих боевиков: тьма тем которых собралось почти со всей планеты. А слова введут Батыгу в легкий транс, и джихангир запоет соловьем. Да ты наивное дитятко. Запомни раз и навсегда - лучше один раз рубануть, чем сто раз прокукарекать! Со стороны девочки мульти-клона не совсем этично сравнивать князя с ребенком, когда самой от рода нет и шести лет, но власть опьяняет. - Посольство отменяется, а пока чтобы не скучали вот вам график, тренировки, учения, работа! Князь Федор не хотел сдаваться. - Мы еще не готовы к большой битве. Надо выиграть время. - Мой напарник, названый брат Леопардов задержит Батыя лучше роскошных даров, серией щедрых ударов!

  -Ярослав Мудрый говорил. Мудрое слово крепче булатной стали!

  -Хорошо говорил, только где мудрость. Вас казнят, дары заберут, а припасы сожрет армия Бату-хана! А что! Повод для расправы найдут всегда, тогда зачем тебе даром гибнуть! У тебя Федя - разум медведя! Федор совсем растерялся. Аргументы у мульти-клона железные, да и не только ее. Нашедшие в Рязани приют половцы, с арабами не раз приводили примеры вероломного коварства монголов. В частности тридцать тысяч моджахедов и родной дядя Хорезм-шаха Тугай-хан, добровольно перешли на сторону монголов и были перебиты, а Тугаю сломали хребет, еще живого бросив на пожирание голодным псам, ужасающая смерть для правоверного. Пантера, тем временем прошагав по присыпанной снегом мостовой, вновь поддела ногой свиную тушку, затем слегка под футболила мороженую свинью, ловко подкидывая ногой, не давая ей завалиться в сугроб, ее белая стопа невероятно изгибалась, а длинные пальцы играли, князь даже почувствовал прилив желания. Какие точеные ножки у ангела, смертельная красота. Азазель разогнавший десять раз прокрутилась в прыжке, приземлившись на шпагат. Внезапная мысль озарила ее, глазки сверкнули.

  -Эй вы, бездельники. Чего застыли, давайте быстрее сложите в возок свиные туши для монгольской армии.

  Воины тут же ринулись исполнять приказание Пантеры.

  -Я думаю лучше отправить туда ряженых. Ты нам здесь пригодишься князь!

  Федор придал взгляду волевое выражение.

  -Нет, я поеду сам. И пусть лучше погибну, чем кто ни будь, из потомков скажет, что он мог избежать войны, но и его трусость погубила мир!

  -Меньше князей, больше порядка. Ладно, езжай, каган получит свою свинью!

  Пантера недобро сверкнула глазами. Затем ее лицо обрело спокойное выражение, увидев, что белый ангел смягчился, один из самых молодых безбородых воинов, робко приблизился к Пантере. Поклонившись и молитвенно сложив руки, отрок обратился. - Великая воительница, святая дева. Впереди нас ждут смертельные схватки с коварным врагом. Благослови нас, обдай освященным снежком - И нас тоже, подхватили богато разряженные воины.

  -С удовольствием. Стойте спокойно снеговики!

  Мульти-клон широкими ладонями с радостью метала снежки, подняла настоящую пургу. Ратники подбегали и даже становились на колени, стараясь получить свою порцию ледяной "благодати".

  -Со шланга было бы круче, обдать вас всей кучей! Ладно, на сегодня хватит с вас благословений. Они не помогут трусу, тому, у кого сердце зайца. Только смелый витязь, только храбрый воин сможет выжить и победить! Сражайтесь с врагами России, деритесь яростно, не отступая, не отдавая врагу даже микрона территории. Ибо каждый ваш шаг назад, это изуродованные трупы ваших матерей, поруганные тела ваших жены, обугленные косточки ваших детей, заживо сожженные в кинутых хатах. Пусть ваши клинки будут остры, рука станет твердой, сердце горячим, а воля непоколебимой! Воины дружно проорали. - Клянемся! Клянемся! Клянемся! Торжественный момент нарушили чьи-то всхлипывания. Пантера развернулась. - Не плач Еврасинюшка. Мой названый брат Лео надеюсь, позаботиться о твоем упрямом муже! А мы будем вместе готовиться к обороне!

  Белый легион без боя пленил татарскую сотню, затем размеренной рысью двинулся на север. Хотя потери и были ничтожны, особенно на фоне ущерба нанесенного монгольской армии, всех воев беспокоила судьба невесть куда сгинувшего Леопардова. Искалеченный тяжелыми пытками Соколич был погружен на мягкую повозку, в пути изрядно поддатый мальчишка провалился в тяжелый сон. Ему снилось тиканье и движение состава, словно его сковали и погрузили в бронированный поезд. Ощущение неведомое для средневековых времен, стук и спиралеобразное движение с каждым шагов опускаемое все ниже и ниже в недра земли. Звучит противный голосок.

  -Конечная остановка. Огненная геенна круг первый!

  Слышится визг и шум копыт, в железную каморку вваливается целая куча рогатых чертей с искристыми копытцами. Они грубо заламывают руки и волокут мальчика по узкому коридору. С верху летят капельки раскаленной магмы. Они падают на кожу, каждая капля кажется живой с оскаленной смеющейся рожей, впиваясь клещами в плоть, вызывая страшное страдание. Затем бьют по голове, Соколич падает, и его бесцеремонно поддевают на двенадцати лопастный якорь, и волокут по острым камням, сдирая кожу. Вскоре дорога наполняется зловеще сверкающими огоньками. Боль просто ужасающая, ребра и хребет выворачивает, каждый вздох причиняет невыносимое мучение. Вот его дотащили до некоего подобия цирковой арены, и поставили прямо. Жгучие угольки пребольно изводят голые конечности, горят чувствительные пятки. Черти куражатся, бьют ребенка со всего размаха железными в звездочках цепями. Слышится тонкий комариный писк, терзающий уши.

  -Прием в ад! Сдача экзаменов! Урок первый, набивка конечностей.

  Цепи становиться раскаленными, страшные удары сотрясают тело. Мощное потрясение буквально раскалывает черепушку, затем пламенное железо вонзается в связки. Как это больно, кости сверлят тупым сверлом и с каждым движением боль нарастает. С верху льется пенистый кипяток: расплавленное масло, разъедающая жидкость выпаривает глаза. По скользким лужицам, плескаются громадные шестиглавые крысы с колючими крыльями. Острейшие зубы впиваются в тело, трещат прогрызаемые кости, слышится зуд исполинских насекомых, уродливые кровососы всаживают ядовитые жала в черепную коробку, виски надуваться, кажется, вот-вот лопнут. А огненно-красный крокодил, с кривыми, ядовито-зелеными зубами, перекусывает мальчика пополам, трещат сокрушенные кости хребта. Соколич кричит от невыносимой боли и просыпается. Хмельные пары уже давно развеялись, и наступает тяжеленный отходняк. Все тело трясет от холода, ожоги мучительно ноют, вернее, страшно изводят нервные клетки. Не выдержав, мальчишка срывается с носилок и окунает обожженные ступни в ледяной снег. Саднящие волдыри слегка притихают, зато начинает трясти от стужи. Товарищи пытаются удержать мальчика, но тот отбрыкивается. - Успокойся Марк. Сейчас станет легче, ляг, отдохни. - Тебе легко говорить! Вас бы так припалили! Козлы! Соколич отчаянно отмахивается, сильно горят сожженные бока, как это больно когда треть кожи обуглено огоньком. Особенно страшно гудят опаленные пятки, страдание судорожно дергает конечности, в довершение всех бед разболелась лихим бодуном многострадальная голова. Отходняк берет свое, даже не известно, что страшнее похмелье, наступившее впервые в жизни, или последствия пыток. Марк уже не в силах сдержать стоны и вой, контроль над собой полностью утрачен и если бы в этот момент татарин предложил бы предательство в обмен на прекращение страданий - не исключено что Соколич мог и не выдержать искушения.

  -Дайте ему медовухи, тогда полегчает.

  Предложил тысячник по прозвищу Белка. Полкан навалившись, попытался влить крепкий мед в горло, но расстроенный желудок не принял алкоголь. Бедного Марка перекосило, он весь, тряся, и корчился, кротом стараясь зарыться в снег, хотя и уцелевшая кожа и без того стала фиолетовой.

  -Скрутить надо парня. И завернуть в теплое, а то откинет копыта.

  -А если ему дубинкой по голове, что бы отключился.

  Посоветовал командир самой младшей группы.

  -Лучше врезать тебе!

  Угрюмо прорычал Полкан.

  -Тут есть лекарь - мулла, вот он пусть и полечит. А этого сотника может, прямо сейчас и поджарим. Око за Око, Зуб за Зуб!

  Выволокли полупьяного муллу, тот попытался отвертеться.

  -Я есть человек служащий Аллаху, врачевание не по моей части!

  -Да врет он!

  Рявкнул кипчак Демир.

  -Он у нас все деньги вымогал. Обещал исцелить все раны, отогнать злых духов, заговорить от стрел. Давай лечи, вон целые списки заклинаний, или иглы тебе под ногти, ребята накалят.

  Абдул-Расул начал бормотать что-то невразумительное. Затем проверещал.

  -Я могу вылечить его, если он примет Ислам.

  Пускай повторит трижды - Нет бога кроме Аллаха и Магомед пророк его.

  -Замолчи бесстыжие твои глаза! Нельзя никому навязывать свою веру!

  Кипчак Буги-бай, сжал увесистый кулак, грубо сунув мулле под нос.

  -Исцели его, а потом сердце само подскажет мальчишке, принимать ли ему святую веру пророка Мухаммеда, или хранит верность Христу!

  Мулла скрепя сердце согласился, руки у него тряслись, ведь в искусстве врачевания он был полным нулем, в медресе он больше интересовался поисками кладов или... Ну, нет, у него способностей лечить, хоть убей.

  Став над Соколичем, мулла начал невразумительно бормотать, шатаясь и дергая головой, на толстой шее.

  --А может пора прекратить издевательство! Оттащите муллу!

  Негромкий голос, порази всех. Тут же уныние сменилось ликование.

  -Лео белый ангел вернулся!

  Иван Леопардов и впрямь возник, словно чертик из табакерки. Как всегда мульти-клон подходил к лагерю настолько бесшумно, что его замечали только когда, он сам начинал говорить.

  -Мы знали, ты бессмертен!

  От последних слов Леопардов содрогнулся. Вид у него менее всего говорил о бессмертии. От изрубленного и исколотого кимоно не осталось даже лохмотьев. Кожа как ежик была утыкана стрелами, порезами и даже ожогами, изукрашена, пожалуй: даже сильнее чем у Соколича. Правда, отличие от человека, все эти шрамы с каждой минутой бледнели и становились тоньше. Скоро они исчезнут и мульти-клоновская кожа, опять станет гладкой и лощеной.

  -Где тебя так попалило!

  С удивлением вставил богатырски сложенный Полкан.

  -Это ваш - джихангир?! Я думал он старше и больше!

  Неподдельным изумлением пробасил Демир. Мульти-клон небрежно ответил.

  -Это пустяки, Беки баловался огненными шарами, несколько сотен монголов зажарились заживо. А насчет молодости, то я даже младше чем выгляжу. Ты из пленных половцев или кипчаков?!

  -Это мой родной брат!

  Достойно произнес Турган.

  -Хочешь поступить мне на службу?!

  -Мы уже зачислились!

  Дружно гаркнули братья.

  -Отлично! Принесите присягу на Коране, а займусь Соколом.

  Леопардов достал аптечку, и принялся лечить измученного Соколича. Мальчик, увидев командира, сразу перестал стонать, глаза засияли от радости.

  -Ты явился Лео!

  -Да конечно! Ожоги не сильно глубокие, до следующей битвы заживут. Побегаешь за сайдаками! А вы тоже ишаки, у вас же есть аптечки, забыли, как лечат ожоги. За это вам назначаю марш-бросок пятьдесят километров и без коней! - Леопардов уколом пару раз Соколича в шею, немного помассировал за ушами. - Будем стимулировать регенерацию!

  - Вот и не больно совсем! - Шепнул мальчик. - Ты Лео чудо! Круче архангела Михаила!

  - Если победим врага, то может и будет мне чем гордиться. А пока похвальба только расслабляет и лишает нужной стойкости. Постоянно учиться нужно не только вам, но и мне. Я знаю что ничего не знаю! - Скромно произнес витязь-клон.

  Турган философски заметил:

  - Скромность сестра мудрости, хвастовство губит разум!

  Рязанского посольства был нелегким, намело сугробы, и обоз пребывал в движении уже четвертый день. По пути встречались сторожевые заставы, и небольшие обзорные башенки. На четвертый день князь поставил шатер, до этого он спал на земле у костра, подстелив медвежью шубу. Бдительная охрана несла караул. Небольшие разъезды татар проникали все глубже, и дерзость монголов все возрастала. На последней русской заставе ему рассказали о недавней, кровавой стычке, где полегли целые тысячи монголо-татар. Показали также и пленных сотника Тюляг-Биргена, десяток коренных монголов и муллу Абдул-Расула. Белый легион, разумеется, продолжил движение, ожидая удобного момента для нанесения очередного удара.

  Мулла тем времен вел хитрые беседы, с русскими ратниками осторожно пытаясь склонить к Исламу. Воины вели себя сдержано, а Абдул не особенно напирал, вследствие чего обходилось без конфликтов. Помимо военнопленных, на заставе находился и серьезно пострадавший Марк Соколич. Правда, он уже заметно окреп, раны и ожоги заживали как на собаке и вздорный мальчишка, не смотря на письменный приказ Леопардова, уже навострил лыжи. Конечно, хочется повоевать, порубить эту нечисть. Тюляг-Бирген был крепко допрошен, не знающий жалости мульти-клон сполна воздал изуверскому монгольскому сотнику. Князь с удивлением зачитывал сведения о монгольской армии. Затем произнес.

  -Соколич настоящий орел! Жалую ему шубу соболью с княжеского плеча. Молодец этот малец, если бы все наши воины были бы такими!

  -Да и не хуже есть!

  Вставил бородатый богатырски сложенный ратник.

  -Мы эти носатых косоглазых чертей в бараний рог скрутим!

  -Оголец! Ребенок уложил десять ратников! Когда тебе было двенадцать ты, сколько мог положить?

  Высоченный детина почесал затылок и прогнусавил.

  -Вероятно, десятерых нет, но с тремя вполне справился! А может под горячую руку, уложил бы и пять!

  -Хвастун! Ничего скоро порубимся!

  Молвил князь. Послышался звон, острая стела вонзилась возле уха.

  -Что такое!?

  -Налет! Вот и посмотри княже в натуре, сколько я на сегодня завалю мугланов!

  Громила, еще не видя противника, ринулся в бой. Мугланы видя, что урусов немного, яростно атаковали, несколько стрел отлетело от бронированного богатыря. Князь едва увернулся, одна стрела попала напротив сердца, но кольчуга выдержала, лишь прогнулась чешуйка. Федот суеверно перекрестил это место. Богатые обозы были слишком большим соблазном, сотни озверевших, давно не мытых заросших нукеров ринулись в атаку. Причем большая часть налетела обозы. Притаившиеся на телегах русские воины встретили врага меткими выстрелами из луков, а затем и добрыми ударами мечей и секир. Надо сказать, щиты у татар были послабее, сабли часто ломались, столкнувшись с увесистым боевым топором. И все же будь монгольские мародеры поорганизованнее, русским пришлось бы очень туго. Отборные ратники сомкнули ряды, построившись в подобие каре. Таким образом, каждый воин прикрывал плечом и мечом другого ратника, рубя заносчивого противника. Внезапно волосатая петля аркана обвила князю шею. Татарин был рослый и крепкий, резкое дерганье рукой едва не оторвало голову, Федор упал, над головой сверкнула, кривая сабля. Князь машинально шепнул молитву, как размашистый удар секирой снес высоченного противника.

  -Вот, а ты говорил десятерых!

  Богатырь ухмыльнулся с бородку.

  -Как твое имя!

  -Балдак!

  -Быть тебе тиуном молодец!

  Балдак со всего размаху перерубил ретивого монгола, от сильного тычка верхняя половина нукера пролетела десяток шагов, а ноги целиком зарылись в сугробы.

  -А где твой смертоносный оголец! Небось, за печку спрятался.

  -Балда ты Балдак! Он я думаю рубиться покруче тебя.

  Марк Соколич и впрямь, услышав шум битвы, почти сразу же соскочил постели. Татары пускали саженые стрелы, и не известно где безопаснее внутри или снаружи. Выхватив два игольчатых пистолета, парнишка, не одеваясь, ринулся в густую толпу стрелявших монголов, снежок приятно холодил едва зажившие ступни. Видимо босоногий, почти безоружный мальчик, вычурный пистолетик мало напоминал знакомое татарам вооружение, не казался опасным или даже заслуживающим внимания. Побежав Соколич, нажал на собачку и аккуратно повел оружием. Ядовитые иглы скосили два ряда, прежде чем монголы переключила на пацана внимание. Несколько из них попыталось схватить мальчонку руками, но тяга волосатых рук, стоила протяжки ног. Запоздалые выстрелы, заставили Соколича совершить акробатический кульбит, едва увернувшись от стрел. Уже с разворота он расстрелял последние заряды, почти каждая игла находила себе жертву. Монголы шарахнули стрелами и мальчик едва успел, резво вращаясь уйти по настил. Пара касательных ранений, небольшая плата - монголов полегло больше сотни. Оружие будущего несмотря на простоту поражало своей эффективностью. Марк тем временем успел подхватить настоящий лук и поразить еще четырех, татары слегка растерялись. Затем послышался характерный крик, нукеры оголтелой стаей ринулись в атаку. Несколько русских воинов, уже ждали и обрушились с секирами. Соколич же успел подхватить мечи, и ринулся в гущу врагов. В ближнем бою да еще без коней монголы заметно пожиже урусов. Тактика Белого легионера, прыжки, удары ногами и вовсе способна выбить в буквальном смысле любого матерого бойца. Каждый удар особенно ногой отдается болью, но не останавливает маленького витязя, лишь увеличивает его ярость. Схватка затягивается, татары одолевают числом, а на Марка то и дело пытаются набросить аркан. Соколичу пока удавалось уходить, но число ран постоянно возрастало, порезы хоть и не глубоки, ослабляют недавно травмированный организм. Один из нукеров, видимо самый сильный и ловкий умудрился выбить меч, а другой закинул петлю на ногу. Марк успел ударить татарина по яйцам, но и сам получил по голове. Сознание замутилось, а острый клинок коснулся горла. Надрывный голос прохрипел.

  -Что щенок попался! Будем драть твою шкуру.

  -Давай его лучше в огонь, некогда тащить ясырь.

  Два крепких монгола подхватили мальчишку и уже хотели швырнуть в горящую хату. Марк брыкался из-за всех сил, ему снова врезали, причем по затылку и очень сильно. Сознание еще где-то теплиться, но тело не слушается команд. Неужели вот так в расцвете лет, на заре жизни уйти, заживо сгорая не в силах даже подать крик. Марк почувствовал падение, грубые вонючие руки исчезли, слышится свист меча. Звук необычный, только один витязь вернее два, моли вращать кладенцы с такой нечеловеческой, непостижимой быстротой. - Я знал, что ты Лео нас не покинешь! Так захотелось крикнуть эти слова во все горло, но посиневшие губы лишь слегка шевельнулись. Прошло несколько минут, и звуки мясорубки затихли, стало полегче и Марк с трудом перевернулся, на голый живот, снег успокаивал ноющие раны. Было видно множество трупов, татарских сотни, русских с десяток.

  -Я здесь Лео.

  Негромко, но отчетливо прошептал мальчишка.

  -Уже вышел из гроге.

  Голос раздавался издалека.

  -Что?

  -Ладно, потом объясню, попытайся встать и оденься теплее. Ты еще не наш, можешь простудиться.

  -От закалки не простудишься!

  Весело огрызнулся Марк.

  -Когда закаляешься, надо двигаться, а ты лежишь пластом! А ну бегом марш. Рявкнул Леопардов. С трудом Соколич поднялся, его кружило, но с каждым шагом становилось все легче и легче. Мульти-клон оказался рядом, как всегда бесшумно и неожиданно. - Я думаю, ты понимаешь. Мы не бросаем людей, особенно тех, кто нам доверяет. - Я всегда тебе верил

  Марк по-пионерски скинул руку.

  -С князем ты не пойдешь. Будешь со мной. Ты этого не знаешь, но в летописи об этом говориться.

  -Об вас?

  -Нет, о злом вероломстве Батыя. Легче приручить тигра, чем перевоспитать тирана - крыса не подается дрессировке!

  Леопардов подошел княжескому обозу. Князь широко улыбнулся, мульти-клон обнял Федора.

  -Я беру над тобой шефство! Да поможет нам Всевышний Бог!

  . ГЛАВА Љ 20

  После того как Белый легион, отборная ударная часть Белой армии огненным катком прокатился по монгольскому лагерю, Батый впал в ставшее традиционным неистовство. Было казнено больше тысячи дозорных, и даже несколько темников.

  После суровой расправы Бату слегка успокоился, перегруппировал армию и, спустившись вниз по реке Воронеже, стал огромным лагерем среди дубовой рощи. Место было удобное: с тыла замершая река, по краям поля, саму рощу целиком поглотил исполинский лагерь. Тут, даже зимой хватало травы для не прихотливых татарских коней. Первоначально Батый хотел всеми силами устремиться к Рязани, но хладнокровный Субудай успокоил разгоряченного джихангира.

  -Еще слишком хрупок лед на болотах, он проломиться, когда по нему проедут баллисты и катапульты. Да и часть войск под командование чингизидов отстала.

  -У нас и так хватит сил, чего мы ждем?

  -Я думаю, что белый мангус не выдержит и попытается повторить удар, вот тогда мы его и уничтожим. Урусы сильный и многочисленный народ, но у них нет своего Чингисхана, способного сплотить раздробленные племена. Объединить ручейки в грозный единый поток способный смести иные нации. Великий князь Итиль- Аттила ведь тоже был из рода урусов, и он собрал ранее размельченных славян, волной могучего прибоя сокрушив Вечный Рим.

  -Я уже слышал сказки и про Олега с его заговоренным конем и Святослава прошедшего всю Волгу, Крым и земли Болгарские. Любой народ может породить своего Чингисхана, но далеко не в каждом столетии! А еще реже рождаться властители, способные передать свою миссию потомкам! Где теперь бескрайняя империя великого Македонского царя?! Остались лишь сказки и легенды! Субудай продолжал размеренным тоном. - Вот они тоже при наличии сильного вожака могут объединиться и поломать нам хребты. Особенно если царями над ними станет порождение силы потустороннего мира, то чья ловкость и сила далеко за пределами человеческих возможностей. Но не надо впадать в отчаяние, уничтожив двух кипенных мангусов, в первую очередь мужа, мы лишим урусов последней надежды. - Да будет так! Слава Сульдэ! Воины, тем не менее, тряслись от нетерпения. Многим казалось, что на уруских землях они вволю откормятся и набьют мошну. Каждый простой ратник мечтал стать ханом и получить под начало тысячу рабов и большое поместье. А также влекут стройные и крепкие уруские женщины, красивые чаще светловолосые, с упругими, большими грудями, широкими бедрами, мускулистыми ногами. Работящие и рожающие как правило здоровых детей, терпящие побои и голод желанные для любого воина, самая сладкая добыча.

  Однако многие особенно кипчаки боялись урусов, они не понаслышке знали, что урусы народ сильный и злобный, упорный как скала, стойкий как закаленная сталь. Особый страх вызывали кошмарные белые духи, каждый называл их по-своему. Шайтаны, гули, бесы, мангусы их боялись больше чем сто отборных туменов, за их голову сам джихангир обещал отдать во владение целое княжество и десять двадцатипудовых бочек с золотом. Прибытие посольства урусов пришлось не кстати. Батый уже хотел отдать приказ казнить посольство, а главного посланника молодого князя Федора разорвать на части. С трудом Субудай отговорил джихангира. - Они ни куда не уйдут. Попробуем разведать урусов, выпытать их планы.

  - Лучше всего с этим справиться китайский палач, но так и быть сравним добровольные показания, и вырванный стон под пыткой! Джихангир ударил кулаком по золотой чаше, вино опрокинулось забрызгав шитую изумрудами и жемчугом скатерть.

  Великий каган Бату-хан сообщил через векиля, что он занят государственными заботами и примет коназда Федора спустя несколько дней. Внешне посольству было оказано подобие почета. Их окружила мощная стража, из числа "бешеных" боевиков Субудая. Изглодавшие монголы сразу полезли на штурм обоза, хватая все подряд. В ответ гвардейцы Субудая дали пару точных залпов, уложив полсотни "голодных". Порядок был восстановлен, на берегу раскинулись шатры, один большущий с золотой маковкой князя, и четыре помельче, но тоже богатые и с красочным орнаментом. Батый дождался и внимательно расспросил, своего посланца сына Субудай-Багатура, Урянх-Кадана. Тот только что вернулся из Владимира, а по дороге заглянул и в Рязань. - Это крепкие города, настоящие крепости, трудно овладеть ими. Потребуется много изнурительных приступов, что бы проломить высокие толстые стены. Урусы лихорадочно усиливают оборону, в Рязани строят вторую стену, во Владимире уже построили, приступили к третьей линии. Ходят слухи о страшном оружии, которое создали посланцы неба, так урусы называют снежных мангусов. А сам ничтожный князь Владимирский выдать злых мангусов отказался. Подарки прислал скромные, сильно он наглый, считает Батыя не господином, а равным себе. Бату-хан оскалил пасть, расправил усыпанную алмазами плетку. - Когда с него сдерут живьем шкуру, я натяну ее на большой барабан! А потом заставлю его жену обнаженной станцевать под ударные звуки, лично подхлестывая колючей плетью по голым ногам. Шаманы будут отбивать лихой драйв, а умирающий князь, подыхая, будет слушать победную музыку. Вот тогда наши клинки и подровняют урусам мохнатые бороды и косматые головы.

  - Они будут стоять насмерть.

  -Ты помнишь Бухару, Самарканд?

  -Да, о великий!

  -Разве Рязань больше Самарканда?!

  -Нет, один гарнизон Самарканда был больше количества люда во всем Рязанском княжестве! Бату залился колючим смехом.

  -Вот как, Верблюд раздавит муравья!

  Хан приказал доставить подарки, привезенные урусами, а съестные припасы раздать воинам.

  Могучие русские ратники привели двенадцать сказочно прекрасных коней с налитыми кровью глазами. Самый нарядный блестящий вороной жеребец, кованный золотом, в дорогих самоцветах, выложенных в форме васильков и роз ярко блистающих на солнце, был подведен к Бату-хану. Да и другие кони мало, в чем уступали в великолепном убранстве. На повозках громоздились тысячи шуб, связки лучших отборных мехов, соболя, лисы, горностаи, медведи, особенно ценился белый мех и даже уссурийские тигры. Несли также драгоценности, блюда, мечи, чашки, кубки, украшения для жен и многое другое.

  Батый равнодушно смотрел на дары, особенно на драгоценности.

  -Я от китайцев получал и более роскошные и искусно сделанные подарки. И мало пригнали урусы золота, а серебро металл низкой пробы.

  Меха вызвали гораздо больше энтузиазма, особенно понравилась джихангиру шуба из уссурийского тигра альбиноса. - Это получше, когда мы придем в их дома, все по вытрясаем - сдерем шкуры звериные и людские! Но конечно ничто не сравниться с радостью монгола увидевшего прекрасных коней. Двенадцать жеребцов один великолепнее другого. Кони высокие широкозадые, с волнистыми гривами и пышными хвостами. Бату-хан с трудом залез на отбрыкивающегося вороного, могучие конюхи с трудом сдерживали богатырского жеребца. - У урусов тоже есть хорошие кони - прекрасно будет за что воевать! Хан рассмеялся, обнажив острые как у шакала зубы. Джихангир принимал послов на громадном золотом в крупных искусно выложенных камушках троне, некогда принадлежавшему китайскому богдыхану. На голову Батый надел шлем Александра Македонского с большущим в куриное яйцо алмазом, одежда была подчеркнуто роскошной. Не вполне доверяя охранным заклинаниям, великий каган натянул тяжелую Дамасскую кольчугу. По левую руку сели семь жен, они уже успели нацепить на себя уруские подарки. По правую сторону сели ханы и военноначальники, а у ног расположился громадный барс.

  Молодой князь Федор был чуть выше среднего роста, статен с широкими плечами. Держался прямо, смотрел гордо в глаза огромным грозным тургаудам, обнажившим золоченые с рубиновыми рукоятями ятаганы. За ним шло шестеро человек свиты и четыре советника-боярина, оружие у послов естественно отобрали. Внезапно в шатре погас свет, русские посланцы остановились, острые с алмазными наконечниками копья уперлись им в грудь. "Вот и конец пришел нам"- подумал князь - "был бы хотя бы кинжал". Совершенно неожиданно заиграла глубокая музыка, такую чудесную мелодию Федор слышал только один раз, в Киевско-Печерской лавре. Над престолом джихангира вспыхнули диковинно подсвеченные всеми цветами радуги огни, под гирляндами из рубинов, сапфиров, изумрудов, топазов, алмазов загорались виртуозно сделанные газовые рожки. Они мерцали и качались морскими волнами, складываясь в калейдоскопическую мозаику - самые лучшие китайские мастера потрудились над этим творением. Урусы смотрели как завороженные, любуясь волшебной игрой света, сказочными переливами из драгоценных камней, казалось что расцветали цветы, что парят в небе птицы, плещется бурный поток водопада. Когда музыка смолка, в шатре зажегся свет, а каменья на троне слегка потускнели. Князь Федор делал шаг вперед и, поклонившись до земли, произнес. - Царствуй века, царь великий, владыка и вождь народа татарского! Бату-хан изобразил ледяное молчание, зачем жестом, подзывающим собаку, поманил Рязанского князя Глеба Владимировича.

  -Этот медвежонок как мне кланяется? Кто я ему!?!

  Нагнувшись, Глеб произнес.

  -Князь Феодор Юрьевич! Ты не видишь что перед тобой самый великий царь во вселенной! Уже пол мира от Большущего Океана, до Египта лежат под ним и под его дедом Чингисханом! На колени, и пади лицом наземь. Предатель оскалил зубы, на нем был новый парчовый кафтан, а на шее сверкала золотая пайцза с эмблемой хищного сокола. Субудай посоветовал повысить перебежчика, что бы таким путем подтолкнуть к измене и других уруских князей. Князь Федор взвыл. - Иуда! Убил всех своих братьев, а теперь прислуживаешь монголам. Ваш царь не Бог, и мы не падем на колени. Боярин сзади прошептал. - Не заводись княже. Мы же приехали творить мир, а не войну. Ради земли русской смири гордыню и пади на колени. И опытный дипломат думский дьяк Иосиф Ярвахир рухнул ниц, за ним пали и другие бояре. Скрепя сердце Федор подчинился. - Прими владыка от нас личный дар князя Юрия! Послышалось движение, и в шатер заполз виртуозно смастеренный золотой павлин, его оперение блистало драгоценными каменьями, особенно ярко переливался густо усыпанный алмазами и прочими самоцветами хвост. Птица шагала чинными шагами, поворачивая крылья, хвост то сходился, то расходился веером. Взгляд Батыя смягчился.

  -Дзе, Дзе, Дзе! Гарно сделано, это ваши мастера постарались?

  -Дозволь слово молвить.

  Робко прошептал князь Глеб. Бату-хан жестом разрешил говорить.

  -Сей павлин, был захвачен уруским князем Олегом при штурме Царьграда. Есть еще один павлин и трон Византийского Базилика, императора Римлян.

  Джихангир вскочил грозно сверкнув очами.

  -И вы ничтожества привезли мне лишь обломок трона!

  -Трон в Киеве хан!

  С улыбкой ответили бояре. Батый стукнул кулаком.

  -Киев будет под нами, превратится в груду развалин. Вся вселенная поклонилась моему деду, Священному воителю. По всему свету пронес он, дикий ураган своего ужаса, пустив кровь многим сотням тысяч непокорных! А вы урусы еще смеете спорить с нами, ваш род будет как пыль под копытами, развеетесь как пепел. Нет вам спасения, или вы думаете, что у вас есть хоть малейшая возможность избежать страшной кары?

  Феодор спокойно произнес.

  -Я почитаю твоего великого деда, и тебя, его внука как великих воинов. Желаю вам благоденствия на тысячу тысяч лет. Но зачем тебе богатому и сильному нужны наши нищие земли! У вас степь - у нас лес, может лучше, будем добрыми соседями?

  Глеб ответил за кагана.

  -Ворон не сосед и не товарищ кречету! И как ты отвечаешь непобедимому полководцу.

  Субудай кивнул кривым с длинным ногтем пальцем, князь сразу притих. Немного сонным голосом прославленный полководец пропел на корявом подобии русского языка.

  -На небе единое солнце сияет!

  Планетою правит единый каган!

  Ведь сила всегда на Земле побеждает!

  В монгольской удавке народы всех стран!

  Пади на колени, плати дань кагану,

  В молитвах как бога его почитай!

  Тогда тебя резать неверный не стану,

  Где ад полыхал, расцветет дивный рай!

  Батый резко прервал одноглазого барса, хлестнув князя Глеба драгоценной плетью.

  -Хватит с ними гуторить слишком много чести. Лучше поедим, с богами вместе! А место этим псам у свиного корыта!

  Вошедший баурши пал наземь, прохрипел.

  -Обед готов! О лучезарный владыка разреши внести блюда!

  -Неси! - Бату нахмурился, он уже принял решение.

  Гости стояли не подвижно.

  -Может им ноги отрубить! Разрешаю опуститься, только садитесь подальше, смердят урусы хуже навоза.

  Князь Ижеславский прошептал.

  -Потерпим ради земли русской! Надо договорится, ибо легко начать войну, трудно решить дело миром.

  Более молодой князь Муромский полушепотам произнес.

  -Видимо, живыми нам уже не вернуться! Сядем, и посмотри какова честь татарская.

  Рязанский князь вяло произнес.

  -Половцы обычно дают блюдо по порядку и рангу. У них есть свои правила. Тушу разрезают на двадцать четыре части. - А почетным гостям нарезают лучшие куски. Тихо промолвил князь Ижеславский. Нарядные слуги, в основном китайцы входили парами и вносили яства. Громадное золотое в камушках блюдо поставили Батыю, золотое, но без камушков Субудаю, а остальным ханам серебряные блюда. С послами поступили проще, как и приказал Джихангир, притащили свиные корыта, с дурно пахнущими отходами. Послы поняли, что делается это, умышлено, возможно, монголы только и ждут повода напасть и расправиться с ними.

  Князь Глеб ел из одного блюда с другим приспешником-наемником монголов "рыцарем" Пэтой. Обычно темники на таких приемах получали одно блюдо на двоих. Князь-предатель не удержался от "прикола".

  -А вы чего не принимаете угощение! Оскорбляете владыку вселенной!

  Князь Пронский ответил.

  -Мы помним половецкую пословицу! Иди на пир, поев с сытым брюхом!

  -Половцы наши данники! Вы подражаете пастухам!

  Сидящие сзади ханы хищно захихикали.

  - Вот запряжем вас князей в воз, и как всадим плетьми, будете выть и визжать словно свинья!

  Громовой голос прервал перепалку:

  -Всем налить чаши!

  Батый поднялся, и грозно прокричал в серебряный рог:

  -Я сам произнесу тосты.

  Налили всем, в том числе и послам, неожиданно подав золотые кубки.

  -Тост первый: пусть все полягут урусы как кузнечики под слоном!

  Ханы дружно выпили.

  -Да будут они стерты в порошок, обращены в пепел, втоптаны копытами в конский навоз!

  Крики одобрения сопровождали и этот тост. Князья неподвижно сидели, слегка захмелевший Батый указал на них пальцем. - Вас надо одеть в женское платье, и дать в руки бубен, ибо вы не воины, а ядреные бабы.

  Громадный Пэта вставил.

  -У этого князя Федота, уж больно ладная бабенка, греческая принцесса. Сладкая как дыня, яркая как звезда в вышине!

  Добавив еще кубок, джихангир прошипел.

  -Я повелеваю урускому князю немедля скакать за своей женой. Пусть нагая дива потанцует для меня. Усладит мой взор, споет серенаду.

  Князь уже с трудом сдерживал гнев.

  -Это не недостойный поступок, для русского воина! Я не отдам ее тебе, не позволю вырвать из груди свое сердце!

  Жены джихангира вздрогнули, младшая, и любимая ханша Юлдуз вполголоса произнесла.

  -Это настоящий джигит. Он не трус, отпусти его с миром Бату!

  Батый захохотал ледяным смехом.

  -Отпустить, я их отпускаю! А может, быть выпьете за погибель народа уруского?

  -Нет!

  Князь поклонился.

  -Мы могли бы стать верными друзьями, но быть рабами-колодниками никогда!

  Уж лучше умереть с мечом достойно

  Чем под копытом доживать свой век

  Я не ишак, гонимый плетью в стойло

  А русский православный человек!

  -Решит меч! Прочь отсюда!

  Джихангир небрежно махнул рукой. Рязанский князь встретился взором с младшей женой кагана, она сочувственно подмигнула покрашенным взглядом печальных длинных ресниц. Федор гордо расправил спину. Партера как всегда права, ягненок никогда не договориться с волком.

  -Собаки! Драные медведи! Перебить их всех. Князя оставьте живым, он должен увидеть, как мы надругаемся над его женой, а затем медленно издохнет на заостренном осиновом колу.

  Субудай прокричал приказ. Послышался конский топот и звон мечей. Бату-хан замер, в напряжении, ожидая увидеть поверженного врага. Мощный грохот прозвучал как тысяча громов, взрывная волна смяла шатер, разбросав охрану. Послышался вой контуженых и крики раненых. Бату-хан с трудом выбрался из-под обломков, охранное заклинание вновь сработало, позволив избежать повреждений, но вот от хмеля магия защитить не в силах. В глазах джихангира троилось. Более трезвый Субудай прихрамывая, выскочил на свежак. Зычным почти громовым голосом, слышимым даже в крайних концах лагеря скомандовал.

  -"Бешеные" атакуйте лагерь, рубите урусов. "Непобедимые" держите оборону.

  Остальные давите врага, осыпайте стрелами, но не сильно бейте выборочно, урусов всего три сотни.

  Последствия от точного попадания самодельной бомбы, были ужасны, валялись сотни искореженных трупов и еще больше растерзанных раненых. Из-за того, что целый тумен стоял, сгруппировавшись, потери оказались устрашающе велики. Князь Федот и сам понял, что его единственный шанс - это, пользуясь потрясением прорываться по замершей реке.

  -За мной соколы уходим с боем. Сохраняйте строй.

  Несколько сотен монголов ринулось наперерез, кони скользили по льду, но, похоже, мороз уже успел на мертво сковать подвижные воды. Часть татарского войска налетела на покинутый лагерь. Многие нукеры, не слушая приказов, ринулись хапать, остатки былой роскоши, часть особенно из числа "Бешеных" открыла прицельный огонь.

  -Бей по коням! Смерть от стрелы слишком легка! Сломаем хребты!

  Скачущие по льду монголы сшиблись с княжеской ратью. Их было гораздо больше, и они вполне могли задавить урусов числом, тем более что это были в основном отборные татарские бойцы. Федор почти сразу, был ранен, голова закружилась. И вот сквозь багровый туман, он увидел, как сотни вражеских нукеров валяться на лед. Лучники, палившие по татарам практически невидимы в уже глубоких прибрежных сугробах, видно лишь их смертоносное воздействие.

  -Быстрее на берег, вот-вот лопнет лед.

  Знакомый голос Леопардова развеивает туман, и князь с дружиной мчится к спасительной тверди. Татары все лезут и лезут, павшие кони, поврежденные всадники заваливаю устье реки, создавая подобие живых или точнее трупных монументов. Как и следовало ожидать, на льду появились трещины, затем разрывы и под влиянием все возрастающих нагрузок ставшая багрово-коричневой корка рухнула. Нукеров впрочем, так много, что не исключено что с помощью павших коней и воинов они способны создать переход - завалив реку трупами. Часть монголов уже перебралась на берег. Мульти-клон первым бросился в мясорубку, так приятно когда клинки, с космической скоростью поражают плоть нечестивых стервятников.

  -Белый черт!

  Батый уже успел нахвататься русских словечек.

  -Ледяной клинок, он здесь?

  -Да он здесь.

  Субудай-Багатур оскалил желтые зубы.

  -Я это предвидел Бату! "Непобедимые" и "буйные" и еще тьма воинов ударит с флангов, и окружит всю белую банду.

  -Так атакуй не медля.

  Расстреляв пистолетные заряды, солдаты белого легионы организовано отходили, а с монгольского лагеря продолжали густым роем продолжали лететь стрелы. Часть из них попала в незащищенную спину своих же воев, увеличивая жертвы. Тем временем десятки тысяч нукеров живой рекой налетели с флангов. Мульти-клон прекрасно видел движение ощетинившегося сталью прибоя, но лишь веселая улыбка озаряла мальчишеское лицо.

  -В клещи, сдавите уруское горло клещами! - Орал во всю дурную мощь Бату-хан. Леопардов отлично слышал даже слова сказанные шепотом, а это визг...

  -Похоже, ты защемил пальцы Батый!

  В этот момент часть монголов провалилась в занесенный сугробами овраг, сотни конских и человеческих тел завалили щель, остальные проскакали сверху, не замедляя шага. Леопардов подал знак. На пути татар внезапно натянулась колючая проволока, налетевшие на не нее кони и всадники прокалывались нанизанными ядовитыми иглами, мчавшиеся сзади затаптывали поверженных. Мульти-клон усмехнулся, поднялся второй, ряд проволоки, затем третий. Тысячи коней и людей падали и ревели от боли, но не на секунду не останавливали движения. В оставленном княжеском лагере прогромыхало, рванула заложенная взрывчатка с игольчатой начинкой, причем иглы также были смазаны огненно-устойчивым ядом. Монгольские мародеры, дико ревели, корчились, махали саблями, в горячке срубая своих же нукеров. Яд действовал не так быстро как пистолетный, но зато убивал гораздо болезненней. Тем временем уцелевшие монголы, уже подлетели к отряду, большинство даже забыло о тяжелых луках, так им хотелось порубить урусов саблями.

  -Что же настала пора применить "Аленький цветочек".

  Леопардов махнул рукой. Словно из-под земли ударили огненные струи. Неистовое пламя вырвалось на многие десятки сажень, обрушившись, на неисчислимую орду.

  -Газовая горенка сработала. Молодец Пантера и русские мастера - успели вовремя.

  Огнеметы лупили на славу, сидящие внутри бойцы, были надежно прикрыты обтекаемой, в отдельных местах прозрачной броней. Поражающие орудия били до ста сажень, передние конные ряды смешались и были тут же сбиты, следующими гребнями. Часть всадников имела копья, опаленные лошади, с обгоревшими нукерами насаживались на ужасное подобие вертела. Монголов было слишком много, даже огонь не мог сразу остановить такую лавину. Огнеметчики отходили, использую, вставные лыжи и разуметься добротных коней, во избежание попаданий в скакунов из луков, использовали длинные веревки, и спрессованные из специальной особо прочной бумаги пластины. Искусные наездники, следили за тем, чтобы тросы не запутались, а огненная отдача по реактивному принципу облегчала ход пламенных самоходок. Движение татар все равно замедлилось, жар сильно пугал жеребцов, и передние тысячи рвались назад, любой ценой стараясь вырвать из огненной геенны.

  -Пламя преисподней. Ты Архангел! Назови свое имя!

  Князь, неуклюже балансируя на крупе лошади попытаться стать, а точнее сесть на колени. Мульти-клон широко улыбаясь одной рукой поднял с седла упитанного мужика. Подобное раболепие выглядело комично.

  -Прекрасно исполнен рискованный номер! И ты видно хочешь, людей рассмешить! От смеха Батыга сорвался и помер!

  И сразу добавил серьезным тоном.

  -Не надо, пред Богом столь нагло грешить! Даже писание не велит поклоняться Архангелам, а я... Не человек, но как тебе объяснить. Наука это.

  Князь густо покраснел, губы пролепетали.

  -Это чудо! Даже греческий огонь так не бьет.

  Леопардов усмехнулся.

  -А что греки боги! Помог ли он им, когда князь Олег прибил щит к вратам Царьграда?

  Федор усмехнулся.

  -Нет!

  -Да! Это так просто, легкие фракции нефти, сера, фосфор, коробит, чуть-чуть селитры с центробежным нагнетателем и подогревом. Жаль пока это все наши аленькие цветочки. Если бы таких тысячу, то можно завоевать весь мир!

  Бой продолжался, монголы вели беспорядочный неприцельный обстрел, но жертв к сожалению все равно хватало. Даже улучшенная броня не давала гарантии, особенно против тяжелых стрел. Правда, огонь, густой дым от горящих трупов, мешал прицельности, а передние ряды и вовсе превратились в живую кашу. Тем не менее, лавина, постепенно наплывала. Леопардов ощутил легкое беспокойство, запас горючего у огнеметов не беспределен, а когда он кончиться...

  За себя, конечно, волноваться нет смысла, да и легион на классных конях уже оторвался и наверняка уйдет погони. Люди князя, не так уж ценны, а вот сами машины жалко, а если плененные монголами китайские мастера раскроют секреты и воспроизведут что-то подобное? Китайцы мастера копировать, от телевизоров, до танков, а война с равным оружием не сулит ничего хорошего. На стороне у противника магия и численный перевес!

  -Извини князь! Я опять иду на риск. Но не могу иначе. А ты беги не опоздай к раздаче!

  Мульти клон рванул к огнеметам. Татары уже почти касались саблями, слепящей поверхности рукотворных драконов. Леопардов, подскочив и ловко уклоняясь от стрел, открыл огонь, поражая врага отравленными играми. Иглы летели почти с пулеметной частотой, и почти каждая игла находила свою жертву. Разрядив запалы, мульти-клон пустил в ход мечи. Легендарное оружие рубило отлично, вражеская сталь разлеталась как сосульки от лома. Но враги все перли, а раны и порезы нарастали, на Леопардове была подвижная броня, но и она не панацея всем смертоносным напастям. Огонек также явно потускнел. Вот-вот и кончиться огненная вода. Правда есть еще порох, вернее гораздо более совершенный третилин в пороховницах. Простая взрывчатка из азбучных компонентов в двадцать шесть раз сильнее, чем стандартный черный порох, ее можно производит даже при этой средневековой отсталости, используя элементарные технологии.

  Не дожидаясь команды, Соколич первым выстрелил из ручной изрядно усовершенствованной катапульты. Хотя все сделано вовремя, но дисциплина должна соблюдаться, будет потом ему взбучка. "Бомбошки" обрушились огненным накатом на обезумевшую орду. И все же надо отдать должное ордынской храбрости, нести такие потери и продолжать переть на рожон. Взрывы смешали ряды, перепугав, даже находившихся далеко от эпицентра коней, но не смогли полностью остановить погоню. Татары ревели, истошно выли, корчились посеченные осколками, лихорадочно не целясь стреляли, но не останавливали преследования. Пришлось разрядить практически весь заряд, что бы слегка оторваться. Русские кони уже начали уставать, но и татарам пришлось не сладко. Громадный богатырь Балдак заметно отстал, даже его ломовой конь, изнемогал под двенадцатипудовой тушей. Но витязь не терял присутствия духа.

  -Это парни из железа, хотя и ржавого! Я пойду один, а вы лучше разделитесь! Хотя это жуть, смотри что за чудо!

  Из тумана выплыли холмы, на одном из них замер исполин. Даже мульти-клон поразился размерам стоящего на пригорке мужика с кованной палицей. Скачущий сзади русский ратник произнес.

  -Я его знаю! Это Ваула-дуб Мордвин. Силы даже больше чем у меня, а вот мозгов!

  Балдак рассмеялся, и ткнул в великана пальцем.

  -Вот я тоже балбес, тут же целая армия Всеволода Пронского, и еще ополченцы. И чую, есть еще и наши Суздальские. Ты Балда Балдак, силы сравнялись, порубимся, у меня не иссяк запал, интеллект на высоте!

  Леопардов покрутил пальцем у виска.

  -Знаю тебя давно, тоже не гений! Мог бы и сам предусмотреть прикрытие отхода!

  Заклятая подруга Пантера выросла фантомом, выпрыгнув из-под сугроба.

  -Может, ты и права, но какая средневековая армия способна устоять перед бомбами и огнеметами.

  -Та, что перед нами!

  На монголов вновь, обрушились начиненные иглами, острыми предметами "бомбошки", и стрелы. Запасы