Book: Четыре голоса Тьмы



Дмитрий Напольских

Четыре голоса Тьмы

Название: Четыре голоса Тьмы

Автор: Дмитрий Напольских

Издательство: Самиздат

Страниц: 223

Год: 2009

Формат: fb2

АННОТАЦИЯ

Маг Воды Людвиг Крор (по прозвищу Синий) и его сестра чародейка Огня Лейла Крор (более известная как Красная) разными путями идут к общей цели. Выслеживая адептов Тьмы и пробуя познать ее напрямую, они стремятся понять, что она есть и что толкает людей в ее объятья.

Напольских Дмитрий

Четыре голоса Тьмы

Глава 1. Стена Тьмы

Теневое море, недалеко от острова Дороттайн,

бригантина "Луч света".

1-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

Ураган гонит корабль во Тьму.

Исполинская черная Стена равнодушно вздымается всего в трех милях от нашей бригантины, попавшей в объятья мощнейшего шторма. Заднюю мачту "Луча света" снесло резким порывом ветра два часа назад, им же оборвало остатки парусов на передней. В трюме, конечно, лежат запасные паруса, но необходимо хотя бы легкое затишье, чтобы матросы могли их поставить. Да даже и с полной оснасткой шансов вырваться из шторма нет.

— Магический ветерок? — спросил нас капитан Грег Коллойн шесть часов назад, когда ураган только появился на горизонте. — Нынче не сезон, а облака клубятся слишком уж нехорошо, словно на нас нацеливаются. И потемнело очень резко.

Трипкат Солоби, пожилой маг Воздуха, прищурился и внимательно поглядел на черные тучи. Я был с ним едва знаком, но он так же, как и я, плыл на остров Дороттайн. А в пути, как старший по возрасту и рангу, исполнял и обязанности главного корабельного мага.

— Хм. Занятный ураган. А что скажет мой молодой коллега? — Трипкат посмотрел на меня. — Людвиг, вам надо набираться опыта, хотя ураганы больше по части Воздуха, а не Воды. Что скажете?

Я покрепче сжал посох и произнес заклинание Видения. Мир вокруг преобразился, запылал новыми красками, показывающими нити и клубки магических связей. Затем резко сощурил глаза. Чем меньше площадь зрения, тем выше плотность заклинания и можно заглянуть глубже в суть мира.

Корабль тускло светился синим. Бригантина принадлежала Совету Магов, и мои опытные собратья по стихии наложили на неё несколько простых, но эффективных в плавании заклинаний. По крайней мере, днище бригантины не обрастало ракушками, которые увеличивали осадку и уменьшали скорость корабля.

Ярче всего пылал магический компас, он ориентировался по пяти основным магическим центрам мира — включая, разумеется, и город магов Лакрис — и подчас был точнее своего магнитного коллеги. Но не всегда, поэтому они обычно использовались в паре.

Я посмотрел на запад. Где-то далеко-далеко вдали смазанной радугой светилась аура Лакриса, который мы покинули неделю назад. Сам город пропал из виду уже через несколько часов, но его мощная магическая эманация преследовала нас все время путешествия. Великий город, что ни говори.

И только привыкнув к изменившемуся миру, я рискнул повернуться на восток, где вдалеке вздымалась черная стена Тьмы, и откуда на нас надвигался этот неожиданный шторм. Если резко посмотреть на мощный источник магии, то можно и ослепнуть. Поэтому заклинание Видения в Лакрисе разрешено использовать лишь архимагам, для остальных оно слишком опасно.

Только подготовка спасла мне глаза. Черная вспышка резанула по ним, брызнули слезы. Я моментально отвернулся, дыхание сбилось, руки дрожали. Солоби положил мне на голову руки и мягко зашептал несложные лечащие и успокаивающие заклинания. Я потихоньку пришел в себя. Капитан, нервно оглядываясь на ураган, переминался с ноги на ногу. Седовласый морской волк сильно нервничал.

— Людвиг, как ты? — вопрос старого мага прозвучал по-отечески мягко.

Но потом Трипкат вспомнил о деле, и в голосе прорезались командирские нотки.

— Что ты успел заметить?

— Ураган, несомненно, магический, но не слишком мощный. А вот эманации от Стены заметно сильнее, чем нам рассказывали в Академии.

Я посмотрел на Трипката.

— Да, — признал Солоби. — В последние месяцы Тьма активизировалась, эманации заметно усилились. Но не до такой степени, чтобы вызвать столь резкую реакцию у одного из лучших выпускников Академии. Ты правильно подготовился, а до Стены больше пятидесяти миль. Было что-то ещё?

Капитан заметно насторожился. Он явно тоже что-то почувствовал, хотя и не был магом. Без развитой интуиции плавать в столь опасном районе сродни самоубийству.

Я отозвал старшего коллегу к левому борту. Капитан проводил нас взглядом и пошел отдавать приказы. К шторму, особенно магическому, лучше подготовиться заранее.

— Взгляд, — сказал я. — Я почувствовал взгляд. Тьма смотрела на нас. Или что-то из Тьмы. Причем во взгляде этом было что-то такое… что-то… — я запутался в словах и мыслях, — что-то…

Но Трипкат Солоби меня уже не слушал. Он задумчиво жевал седой ус.

— Взгляд? Хм, любопытно. Хм, — на его блестящей лысине выступили бусинки пота. — Что-то такое мне говорили перед отплытием на остров. Да и сейчас я тоже вроде бы чуток ощутил этот взгляд. Тьма меняется, Людвиг. Не думаю, что эти изменения к лучшему, не думаю. Меня потому и вызвали, что я специалист в области необычных явлений и странных артефактов.

— А не хотите сами взглянуть на это "необычное явление"? Если подольше подготовиться, не щурить глаза и смотреть боковым зрением, то тяжелых последствий быть не должно.

— Не выйдет, Людвиг. В магическом смысле правого глаза у меня нет, я его выжег во время работы с одним, хм, занятным артефактом. А левый серьезно повредил. Потому я и попросил тебя изучить этот ураган, не хотелось еще сильнее волновать нашего капитана. Тем, что у него неполноценный корабельный маг. Но ураган в любом случае — моя забота. А со взглядом будем разбираться потом, как до острова доберемся. Уточни параметры урагана, мне надо подготовиться.

Я подробно рассказал про магическую силу урагана и "связки", то есть те области, вокруг которых заклинаниями были собраны и волшебным образом закручены потоки ветра. Если разбить "связки", то ураган рассыплется еще на подходе к кораблю. Теорию я знал хорошо, но на практике воздушные заклинания у меня, разумеется, не получались. Сильное сродство с водной стихией давало о себе знать. Так что помочь коллеге я бы не смог, только бы помешал. А Трипкат Солоби — опытный маг Воздуха, наверняка очень опытный.

Я убеждал себя в этом, глядя как он пробирается на нос корабля мимо суетящихся матросов. Они крепили груз, убирали в трюм все лишнее и подвязывали паруса, чтобы их не порвало во время урагана. Маги магами, а корабль должен быть готов ко всему. Капитан отлично подготовил бригантину к урагану. Но это не помогло. Впрочем, это была не его вина, а с Трипкатом Солоби мне больше поговорить так и не удалось… Нас накрыл ураган.

Теневое море погрузилось по тьму.

— Магистр, что нам делать? — наверно в сотый раз спрашивает меня капитан Грег Коллойн.

Я не отвечаю. Он и не ждет моего ответа, он ждет Чуда. А в моем лице обращается ко всем Высшим Силам, которые только могут услышать его мольбы о помощи. Еще он беспрерывно молится Единому и уже принес в жертву древнему и полузабытому богу морей Поммитесу золотой браслет и корабельный магический компас. Не помогло.

Подозреваю, что и матроса, который якобы выпал за борт час назад, тоже кому-то пожертвовали. Как бы не самой Тьме. Перед тем, как ко мне подошел капитан и сказал, что нас стало на одного меньше, у правого борта была продолжительная возня. Не помогло.

Я давно не отвечаю капитану, это бесполезно. За несколько часов, что корабль провел в этом странном урагане, он сильно сдал. Капитан окончательно поседел, а в глазах появился безумный блеск. Вернее в одном глазу, в левом. Правый совсем заплыл от удара, которым я пытался привести Грега Коллойна в чувство. Посох мага можно использовать как увесистую дубинку. И в отличие от большинства моих коллег, которые за время обучения в Академии стали редкостными задохликами, я сохраняю неплохую физическую форму. Магия магией, а хороший удар в глаз подчас гораздо эффективнее.

Не в этом случае. Капитан стал относиться ко мне с гораздо большим уважением, но толку от этого было немного. Теперь он называет меня магистром, хотя я всего-навсего адепт третьей ступени. Для недавнего выпускника Академии это очень даже хорошо, но что значат все эти регалии перед лицом Тьмы? Здесь и Совет в полном составе наверняка оказался бы бессилен.

За время урагана нас стало заметно меньше. Один матрос выпал за борт, будем считать, что капитан не врет. Один выбросился сам. Еще двоих сдуло ветром с мачты у меня на глазах. Они пытались спасти остатки парусов и поплотнее подтянуть их к реям.

Два часа назад боцман в компании кока и трех матросов спустил на воду лодку. "Корабль проклят!" — заявил напоследок он, этот здоровенный мужик сорока лет, сплошь покрытый татуировками. И побледневшим от ужаса пальцем указал на меня: "Во всем виноваты маги!". И последним из кучки беглецов спустился в шлюпку. Больше мы их не видели.

Капитан не вмешался. Остался он в стороне и потом, когда спустя полчаса после бегства боцмана трое матросов попытались вытащить на палубу и выкинуть за борт Трипката Солоби. Леденящие душу вопли проигравшего свой бой мага пугали суеверных матросов не меньше самого урагана, яростно гнавшего нас во Тьму. В результате один из матросов отправился в лазарет со сломанными ребрами, а двое, бормоча проклятия, вернулись к своим обязанностям.

После чего я перетащил мага Воздуха в капитанскую каюту и запер его на ключ. К сожалению, я не мог ему больше ничем помочь. Он перестал биться и кричать, а лишь, слегка улыбаясь, смотрел в потолок. Похоже, он видел там что-то приятное. Я ему немного завидовал.

Потом я вновь вернулся на палубу и занял свое место на носу. Матросы до сих пор испуганно косятся на меня и что-то бормочут сквозь зубы. К счастью, они не знают, что ураган своей исполинской колдовской мощью задавил мои магические силы. Если они навалятся на меня всей кучей, то одним посохом я не отобьюсь.

Но больше они меня не беспокоят. Лишь капитан постоянно подходит ко мне со своим неизменным вопросом. Я улыбаюсь и не отвечаю. У меня свой бой.

"Почему? Почему?! Почему?!! Почему ты не спас меня?", — тело Кролло, пронзенное десятком тонких деревянных кольев, бешено извивается. Кровь хлещет из ран, искаженный гримасой рот извергает новые и новые обвинения. "Я любил тебя! Я верил тебе! Где ты был, когда меня мучили и убивали? Где ты был, хозяин?!".

Когда видение появилось в первый раз, это было весьма неожиданно. При жизни мой щенок Кролло, как и любая другая собака, разговаривать не умел.

Не удивлюсь, если всем другим моим коллегам по этому злосчастному плаванию привиделось что-то подобное. Из-за урагана, пусть даже и магического, так быстро с ума не сходят. Но в моем случае неизвестный маг (или сама Тьма? Намеренно? Или это следствие усилившихся эманаций? Множество безответных вопросов!) просчитался. Жуткая смерть любимца, так потрясшая меня в шестилетнем возрасте, за прошедшие годы успела забыться. К тому же в Академии учили сопротивляться таким иллюзиям.

Больше меня пугает давящая мощь урагана и Тьма, до которой остается меньше двух миль. Впрочем, Тьма пугает скорее абстрактно, к страху примешивается и определенное научное любопытство. Поговаривают, что раньше Совет Магов отправлял экспедиции прямо во Тьму. И иногда они как будто возвращались. Других подробностей мне узнать так и не удалось, хотя расспрашивал я активно и в библиотеке Академии пробыл достаточно много времени.

А ураган просто давит своей мощью, сминает мою магическую защиту, оказавшуюся слишком жалкой, и выдавливает остатки силы. Кажется, еще чуть-чуть и меня расплющит, я буду биться в агонии и, брызгая слюной, кататься по палубе. Как несчастный Трипкат, вновь дико завывший в капитанской каюте. Резко набравшийся сил ураган буквально расплющил опытного и сильного мага Воздуха, решившегося вступить с ним в бой. Меня же он давит постепенно. Постоянно кажется, что вот он — конец. Меня сломает и вывернет наизнанку. И распятый щенок на фоне таких перспектив иногда воспринимается, как приятное разнообразие. Но где-то на донышке остается что-то, что помогает мне выстоять в неравном бою с ураганом.

Я старательно удерживаю простенькое заклинание света. Это выпивает остатки сил, но любопытство сильнее опасности. Не хочется вплывать во Тьму в полной темноте. А крохотный желтый шарик освещает наш путь ярдов на двадцать вперед.

По моим расчетам, наступает время заката. Но после того, как ураган подхватил нас и понес во Тьму, мы плывем словно в ночи. И сейчас лишь легкое багровое зарево на западе говорит о том, что день заканчивается. До следующего нам не дотянуть. От Стены нас отделяет последняя миля.

Корабль резко вздрагивает. Веревка, что крепит бочки с пресной водой, которую "Луч света" везет на Дороттайн, лопается. Бочки катятся за борт, увлекая за собой очередного матроса. Который уже? Я сбился со счету.

Я вновь смотрю на блеклое закатное зарево. Последний закат в моей жизни. Почему-то меня это не трогает. Внезапно потухший шарик расстраивает меня заметно сильнее. Ураган вновь идет в наступление, выдавливая из меня последние крохи сил. Что ж, придется умирать в темноте.

Яркая вспышка на западе обжигает глаза, отвыкшие от света, и озаряет безрадостную картину попавшего в шторм корабля. Поломанные мачты, разорванные паруса, пробитые бочками ограждения. И очередной труп. Еще один матрос бросился на нож, предпочтя немедленную смерть неизвестности. Или же убегая от неведомых мне кошмаров.

Впрочем, на разрушения и мертвые тела никто не смотрит. Немногочисленные взгляды устремлены на запад, где полыхает уже целая сеть молний, и откуда доносятся отзвуки мощнейшей магии. Похоже, что к нам идет помощь.

Давление урагана слабнет, ветер ревет тише, и я чувствую, что снова могу творить заклинания. Издав последний вопль, исчезает распятый Кролло.

Крупный камень в посохе начинает медленно разгораться синим пламенем, и я принимаюсь за дело. Я заставляю воду у носа с левого борта стать более жидкой, а избыток перебрасываю на правую сторону корабля. Заметно ослабевший ветер по-прежнему гонит нас прямо к Стене Тьмы, но теперь, выбирая путь наименьшего сопротивления, корабль начинает заворачивать влево по гигантской дуге.

— Капитан! — рявкаю я, не оглядываясь. — Капитан!

За спиной кто-то появляется.

— Господин маг, капитан… ммм… не в состоянии выполнять сейчас свои обязанности, — раздается мальчишеский голос. — Да и остальные тоже.

— А ты кто?

— Юнга Джеркис, господин маг! Что необходимо сделать?

— Иди за руль, Джеркис. Поверни его влево. Так сильно, как только возможно, чтобы мы не перевернулись. Мы возвращаемся.

К тому времени как ураган стихает окончательно, мы успеваем описать огромную дугу, и теперь Стена находится справа от нас. В сотне ярдов. Еще немного — и мы бы оказались там. Корабль окончательно теряет ход и застывает на месте. Толкать его в корму водным потоком у меня уже нет сил. Да и Тьма, получившая по носу и оттого слегка присмиревшая, может вмешаться в любой момент.

Я поворачиваюсь и осматриваю палубу. Разыгравшийся в полную силу закат ярко освещает ее. Капитана придавило бочкой к мачте, из его рта течет тонкая струйка крови. Я сразу понимаю, что он мертв. Больше никого на палубе нет.

Лишь юнга Джеркис кидается с правого борта ракушками. Он вытащил дюжину живых устриц из бочки с водой на камбузе — Трипкат Солоби был их большим любителем — и теперь швыряет в сторону Тьмы. Ракушки прыгают по воде, но до Стены далековато. Кинуть больше, чем на пятьдесят футов, у него не получается. Джеркис что-то недовольно бурчит и кидает снова.

Я подхожу к нему, беру одну устрицу и швыряю ее. Я успеваю насчитать тридцать два прыжка, потом она достигает Стены и исчезает за ней.

Юнга поворачивается ко мне, его глаза сверкают искренним восторгом:

— А вы молодец, господин маг!

— В детстве я любил кидать камушки на озере. Хороший замах, точный расчет. И никакой магии.

Остальное время в ожидании наших спасителей мы проводим молча.

Теневое море, недалеко от острова Дороттайн,

бригантина "Рассветная леди".

1-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

— Что произошло?

— Как Трипкат Солоби?

Вопросы мы задали одновременно и теперь смотрели друг на друга. Попутно я изучал корабль, на котором оказался. Стремительные и маневренные бригантины явно очень популярны в Теневом море. "Рассветная леди" смотрится немного изящнее "Луча света", а так между ними много общего. Прямые паруса на фок-мачте и косые на гроте, вытянутый стройный корпус. Красивые корабли. Даже в полуразрушенном "Луче" есть своя прелесть.

Что уж говорить о "Леди". Архимаг Воздуха Шресто Подогайн, член Совета магов и главный кандидат на роль его следующего главы, вряд ли бы выбрал себе посредственный корабль.

Архимаг первым нарушил затянувшееся молчание.

— Трипкат очень плох. Сознание помутилось, как маг он выжат досуха. Жизнь сохранить мы ему сможем, но вот всё остальное… Мои лекари дают неблагоприятный прогноз. Так что же произошло? — в голосе Подогайна прорезалось нетерпение.



— Что будет с кораблем? — спросил я, игнорируя вопрос архимага и глядя на останки "Луча света".

На палубе снова было пусто. Прибывшие с Подогайном маги внимательно изучили и зафиксировали магические последствия столкновения бригантины с ураганом. Тела матросов и капитана по-прежнему лежали на палубе.

Архимаг сдержал негодование. Он не привык отвечать на вопросы адептов.

— Затопим. Ни перетаскивать груз, ни тем более тащить корабль за собой на буксире времени нет. Слишком близко, — он кивнул в сторону Стены. Её черная громадина вздымалась все в той же сотне ярдов. — Повезло, что хоть кто-то уцелел. Две недели назад мы не успели.

— Тела?

— Будет общая могила. Они моряки, а море есть море, пусть даже и рядом со Стеной. К тому же, как показывает опыт, где-то через полчаса здесь будет ураган помощнее. Небольшой по площади и короткий по времени, но очень сильный. То ли побочный эффект, то ли ответный удар Тьмы, — новый кивок в сторону Стены. — Несмотря на сотни лет изучения, мы знаем о ней еще слишком мало. В любом случае, надо отсюда убираться. Расходовать понапрасну силы моих магов я не позволю.

Стоящий неподалеку маг Воды произнес заклинание Водного молота. Послышался треск, и бригантина, набирая воду пробоиной в днище, стремительно ушла на дно.

— Какая здесь глубина, господин архимаг? — спросил я, вспоминая про нормы этикета.

— Не знаю. Может миля, может две. Может, вообще дна тут нет! Это имеет значение, господин адепт?

— Наверно нет. Хотя кто знает… Как вы нас обнаружили?

— Корабли стали пропадать месяца два назад. С этого времени мы ввели патрулирование. Вам повезло, что я оказался недалеко и сразу направил свой корабль вам на помощь. Этот ураган был самым мощным из всех. Пришлось изрядно повозиться. Боюсь, что мои менее опытные коллеги не сумели бы вас оттуда вытащить.

— Благодарю за спасение, господин архимаг, — я склонил голову.

— Так как он вас поймал?

— Мы заметили ураган после полудня. Он приближался очень быстро, и капитан решил встретить его, а не пытаться уйти. Трипкат Солоби должен был справиться со штормом. Должен был, господин архимаг, но не справился. Хотя и сделал все что мог.

— Да, это большая потеря для Совета, — тихо проговорил Подогайн. — Я знал его больше пятидесяти лет. Можно сказать, что мы были друзьями. Продолжайте, Людвиг. Вас ведь так зовут?

— Да, господин архимаг.

— Хорошо, значит, я буду вас так называть, если вы не возражаете.

Я не возражал. Неужели Солоби был членом Совета? Интересная информация. Но где же тогда его свита? Или он был одиноким архимагом, выполняющим важные поручения? Странно, но возможно. Тогда понятно, почему я никогда не слышал о нем.

Тьма зашевелилась, и Совет собрал на Дороттайне значительные силы. Среди них могли оказаться и неизвестные мне маги самых высоких рангов. Вроде специалиста по редким артефактам Трипката Солоби.

— Изначально ураган был весьма обычным для магического явления такого рода, — я продолжил рассказ, — но потом он резко усилился. К сожалению, Трипкат Солоби проиграл. Мы едва успели спасти ему жизнь. Я успел остановить волну, которая должна была его смыть. Это все, что я смог для него сделать, господин архимаг, — я виновато склонил голову.

— Не вините себя, Людвиг. Многим не удалось бы и этого. Эти ураганы Тьмы, да, так мы их называем, способны задавить магические способности и очень сильного чародея. Вы молодец, что смогли сделать хоть что-то. Продолжайте.

— Вы правы, господин архимаг, колдовать в урагане было практически невозможно. Мне едва удавалось удерживать заклинание света, не хотелось, знаете ли, вплывать во Тьму в полной темноте.

Взгляд архимага неожиданно стал очень внимательным, он словно увидел меня впервые. Я в ответ оглядел его еще раз. Высокий, выше меня на голову, стройный пожилой мужчина. Волосы, несмотря на почтенный возраст, еще сохраняют изначальный рыжий цвет, хотя седых прядей тоже с избытком. Очень цепкий и властный взгляд серых глаз наверняка заставляет трепетать многих. Меня же такими штучками пронять сложно. Я всегда смотрю в глаза собеседнику. Похоже, что архимагу это понравилось.

— Продолжайте, Людвиг, — в голосе Подогайна прозвучало гораздо больше уважения, чем прежде.

Я закончил рассказ. Поведал архимагу про то, как гибли матросы, как сходил с ума капитан. Подогайн лишь равнодушно покивал головой, для него в моем описании не было ничего нового и интересного. Он слегка оживился, когда я заговорил про видения, но ненадолго. Завершил я рассказ упоминанием про Джеркиса.

— Да, интересный паренек, — соглашается архимаг. — Мы за ним обязательно присмотрим. А может и пристроим в Академию, если обнаружатся хоть какие-то магические способности. Только вот с ним пока не удалось поговорить. Он больше отмалчивается. Наверно, от переживаний. А сейчас отдохните. На остров мы прибудем на рассвете. Вы ведь еще не бывали на Дороттайне?

— Нет, господин архимаг.

— Тогда я распоряжусь, чтобы вас разбудили, когда мы будем подплывать к острову. Вам наверняка понравится.

Подогайн подозвал матроса, который отвел меня в каюту. Заснул я моментально. Ночь прошла, к счастью, без снов.

Теневое море, недалеко от острова Дороттайн,

бригантина "Рассветная леди".

2-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

Проснулся я самостоятельно. За два часа до рассвета. Прошелся по кораблю и немного осмотрелся. Внутри "Рассветной леди" отличий от погибшего "Луча света" было гораздо больше, чем снаружи. Ценное серебряное дерево, привозимое с дальних западных островов, золотая отделка, шелка и бархат. На столь маленьком судне подобная роскошь смотрелась, на мой вкус, несколько вычурно и вульгарно, но не мне осуждать вкусы архимага.

Господа маги, во главе с самим Шресто Подогайном, изволили спать. Об этом мне рассказал юнга "Рассветной леди" по имени Корсон. В отличие от Джеркиса, он мне совершенно не понравился. Стройный и крепкий темноволосый паренек с потухшим взглядом. Похоже, что радости от своей работы он не получал. Однако он отвел меня на камбузе, где я, наконец, поел. Накормить меня ужином вчера вечером не успели, и проснулся я скорее от голода, чем от чего-то другого.

Где поместили юнгу с "Луча", его местный коллега не знал, а шарить по каютам в поисках Джеркиса мне не хотелось. Вместо этого я поднялся на палубу и стал ждать рассвет.

Предутренняя прохлада обжигала. Насквозь промокший во время урагана плащ я снял еще вечером, и теперь он валялся в каюте. Свою работу он, к счастью, выполнил прекрасно. Камзол и штаны совершенно не пострадали. Остальные же вещи я забыл забрать с "Луча". Мне было совершенно не до этого, да и ничего важного там не осталось.

Не люблю таскать с собой много ненужного хлама. Это сильно отличает меня от любимой сестренки, которая просто обожает разнообразные наряды и побрякушки. Именно поэтому она работает городским магом в Эрине, а я отправился на край света. Она мне так и сказала: "Синий, я бы отправилась с тобой, меня ведь тоже звали на Дороттайн, но боюсь, что ни один корабль не сможет перевезти мой гардероб".

Семейный портрет, как и другие, в самом деле, ценные вещи, был у меня с собой. Оригинал хранится у старого друга семьи магистра Воздуха Варласа Кринтира, у нас же — карманные миниатюры. Искусно выполненные на бумаге и покрытые защитным составом, которому не страшна вода.

Я вытащил свою копию из внутреннего кармана камзола, развернул и подошел к масляному фонарю на борту корабля. На портрете я самый маленький, мне всего двенадцать. Именно тогда, десять лет назад, наша семья собиралась вместе в последний раз. Потом нас пораскидало по всему миру.

Отец умер. Мать постоянно пропадает в экспедициях на северный край мира, куда она каждый год отправляется, чтобы изучать примитивную магию и культуру тамошних народов. Северные варвары ей всегда были ближе родной семьи. Семья отвечала ей тем же. Кроме отца, который до самой смерти любил ее искренне и самозабвенно, невзирая на постоянные экспедиции и достаточно холодное отношение к нему.

Родители на портрете в центре. Между ними — рыжая копна веселья и оптимизма. Моя старшая сестра — Красная. Ее девиз: "Рыжих много, Красная — одна!". Именно с ее подачи мы стали называть друг друга по цветам. Она — Красная, я — Синий, отец — Серый. Прозвище ему не нравилось, но сестренка сумела сделать так, что все окружающие звали отца только Серым. У нее такие штуки всегда получались прекрасно. Настоящее ее имя — Лейла, но даже преподаватели в Академии называли ее Красной. Такая вот у меня сестренка. Дипломированный маг Огня, адепт четвертой ступени. Сестренка… Она старше меня на четыре года, но, тем не менее, мне до сих пор сложно воспринимать ее как взрослого человека.

Я на портрете справа от отца, его рука лежит у меня на плече. Людвиг Крор двенадцати лет от роду довольно высок и крепок, серые глаза упрямо смотрят исподлобья, черные волосы аккуратно подстрижены. Говорят, что я с тех пор не слишком изменился, но внутренне я не могу считать паренька с портрета собой. Что-то мешает мне. Да, на мне синяя рубашка и серые штаны. Именно за любовь к синему цвету, сестра и наградила меня таким прозвищем. Потом оно очень удачно легло на магическую специализацию и пристало ко мне достаточно прочно. Но, к счастью, только в узком кругу друзей и родственников.

В семье Кроров магами были все. Но цельной династии не сложилось. Нас постоянно бросало в разные стороны. Отец был магом Воздуха, однако весьма посредственным, мать (Лейла называет ее Бурой) занималась Землей, я — Водой, сестра стала адептом Огня. А наш старший брат…

У Лейлы на семейном портрете слева от матери прожженная дыра. У меня же Локрид на месте. Тогда ему было двадцать семь. Среднее телосложение, невыразительное лицо и очень выразительное прозвище, которым наградила его Красная. Темный. Раньше она иногда шутила, что это было первое произнесенное ей слово. Но потом резко перестала. Года три назад.

Я сложил семейный портрет в карман и оглядел хмурые воды Теневого моря, рассекаемые стремительно летящей по волнам бригантиной.

И занялся зарядкой. Приятно захрустели затекшие суставы. Жаль, что у бригантины палуба небольшая. Вокруг суетились матросы, поднялись наверх проснувшиеся маги, так что упражнения с посохом пришлось отложить. И места мало, да и среди магов занятия боевыми искусствами, пусть и просто для поддержания приличной формы, не особо одобряются. На меня и так посматривали с чрезмерным любопытством.

Маги подходили ко мне, вежливо приветствовали, интересовались здоровьем, но, к счастью, не лезли с вопросами. Так продолжалось недолго. Вскоре на палубу поднялся невысокий полный мужчина в синей мантии и с соответствующим жезлом. Состихийник. На шее у него висел синий же сапфировый глаз. Магистр Воды.

— Коллега, — обратился он ко мне, и сразу взял быка за рога, — доброго вам утра. Как я вижу, со здоровьем физическим и душевным у вас все в порядке. Меня зовут Ногодил Джереби. Можно с вами поговорить? Вы меня заинтриговали.

Голос у него был приятный — насыщенный мягкий баритон. У большинства моих знакомых магов голоса достаточно жесткие и резкие, подчас это сильно действует мне на нервы. А уж пьяные песнопения моих сокурсников несколько раз выводили меня из себя.

Ногодил искренне и тепло улыбался и всячески показывал мне свое расположение, но столь настырное внимание неожиданно вызвало у меня резкое раздражение.

— Доброго утра, господин магистр! Я в порядке! А все рассказал я вчера вечером господину архимагу!

С этими словами я отвернулся и стал высматривать в утренней дымке цель нашего путешествия — остров Дороттайн. За спиной воцарилась тишина, но ненадолго. Руки Ногодила легли мне на пояс и мягко развернули к магистру лицом. Он по-прежнему приветливо улыбался.

— Видимо, я слегка поторопился с некоторыми выводами, Людвиг. Да, Шресто передал нам вчера разговор с тобой. Мы с интересом обсудили новые факты. Новые и интересные факты, да. И про ураган, и про видения, и про матросов, и про беднягу Трипката. Я немного знал старину Солоби и очень его уважал. Я рад, что ты выжил, ты хороший парень, мне про тебя немало рассказывали. Хорошего. Но сейчас речь не об этом. Шресто попросил меня присмотреть за тобой. Ничего, что я с тобой на ты? Я тут со всеми на ты. По-другому я не могу. И говорю много, да. Есть такое, — он многозначительно кивнул. — Да, есть, каюсь.

Ногодил вызывал симпатию. Мне даже стало немного совестно за свою резкость, но я решил не извиняться. У меня было право на такую реакцию. К тому же не все в его словах мне понравилось.

— Присмотреть за мной, господин магистр? Господин архимаг считает, что я нуждаюсь в присмотре?

Ногодил закивал.

— Нет. Скорее, я опять не так выразился. Я должен помочь тебе обжиться на Дороттайне, рассказать о нашей работе, о том, чем тебе предстоит заниматься. Ты ведь не на курорт приехал, мой мальчик?

Укор прозвучал мягко, но достиг цели. Я скрежетнул зубами.

— Нет, господин магистр. Я готов немедленно приступить к своим обязанностям, в чем бы они ни состояли. Именно для этого я и плыву на остров.

— Молодец! Ты, как я вижу, боевой парень. Нам тут такие нужны, да, — Ногодил улыбнулся. Разрешения обращаться ко мне на ты я ему не давал, но это его совершенно не смутило.

— Я участвовал в походе на Диммир, господин магистр. Бросок через пустыню и захват столицы, — про Академию я благоразумно умолчал. — В крупных сражениях мне участвовать не давали, но боевого опыта я набрался. Так что есть основания!

— Да, Людвиг. Старина Кригги, то есть архимаг Кригг Парваль, дал тебе отличные рекомендации, да. Отличные. Именно поэтому твою просьбу и удовлетворили. Сейчас многие пытаются попасть на Дороттайн, очень многие. Кому-то интересно исследовать Тьму, да, это очень любопытное занятие, кому-то хочется с ней повоевать, кто-то хочет помелькать перед глазами архимагов — нынче тут половина Совета, и можно сделать отличную карьеру. Если мы, конечно, переживем ближайший месяц, — Ногодил нервно и несколько натянуто усмехнулся. А потом захохотал совершенно искренне, — я же тебя наверняка запутал, Людвиг. У меня это отлично получается. Верно, мой мальчик?

Магистр хитро мне подмигнул. Не знаю, какой из Ногодила Джереби маг, но человек он очень милый и обаятельный. Разочаровать его, однако, было очень приятно.

— Нет, господин магистр. Я понял, что вы хотите сказать. Дороттайн в настоящее время предоставляет молодым магам максимальные возможности для самореализации. Во всех отношениях. Но в силу ограниченности размеров острова, сюда приглашают лишь лучших. Поэтому здесь собралась половина архимагов из Совета. Единственное, чего не может дать Дороттайн — это гарантии безопасности. Критический срок — месяц. Срок чего, господин магистр?

— Срок определенности, Людвиг, срок определенности, — лицо магистра приобрело серьезное выражение. — Да, можешь называть меня Ногодилом, думаю, мы сработаемся.

Он снова внимательно оглядел меня.

— Ты почему в камзоле и штанах? Где твоя мантия? Не подумай, что я формалист, но многие старики из Совета предпочитают, чтобы молодые маги из Совета ходили, как положено, а не во всяких новомодных штучках.

Мне стало смешно. По словам модницы-Красной, мой синий камзол устарел лет на десять, а штаны такого покроя, как у меня, носят только в дикой-дикой северной глуши. Куда бы и меня сослать не мешало, чтобы я не позорил своим видом ее, мою элегантную и утонченную сестренку.

Я старательно сделал серьезное лицо.

— Господин магистр, на мне одежда для путешествий, удобная и ноская. По прибытию на остров я, конечно, собирался переодеться в свою мантию, но, к сожалению, она осталась на "Рассветном луче". С другими моими вещами. Боюсь, что до неё сейчас не меньше мили. И это только вниз.

— Думаю, мы сможем подобрать тебе что-нибудь подходящее. Наверняка кто-то из молодых магов захватил и запасную. Или на острове поищем. На складах там много всякого собралось, да.

— У меня широкая кость, господин магистр, — он посмотрел на меня укоризненно, — простите, Ногодил. А большинство моих коллег, насколько я помню по Академии, отличаются излишне худощавым телосложением. И вряд ли на острове найдется швея, чтобы перешить мантию по моей мерке. Там же и так места мало.

— Маги не все помещаются, тут уж не до рукодельниц. Мда, придется пока тебе походить так, да, — магистр впервые выглядел смущенным, — потом мы что-нибудь придумаем. Обязательно. И ты будешь выглядеть, как должно. Обязательно.

Я улыбнулся.

— Обязательно, Ногодил.

Как порой мало надо для того, чтобы забыть о пережитых ужасах. Потерявший рассудок маг, обезумевшие матросы, распятый давным-давно щенок, магический ураган Тьмы и сама Тьма, до которой оставалась сотня футов, внезапно стали чем-то далеким. Ногодил отлично умел поднять настроение и взбодрить.

— Людвиг, у тебя же наверняка тоже есть вопросы ко мне. Про остров, про нашу работу на нем, про Тьму, в конце концов. Да, мой мальчик?



Об острове и Тьме я и так знал немало. Перерыл библиотеку Академии, порасспрашивал тех магов, которые успели побывать на Дороттайне.

Тьма в нашем мире была всегда. Никто точно не знает, что есть Тьма. То ли необходимая часть мира, то ли случайная червоточина на его теле, то ли ошибка или умысел неведомого создателя. Третьей версии — про Творца — придерживаются, в основном, те, кто верит во множественность миров.

Наш мир то ли избран для особого служения, то ли проклят за неведомые грехи, то ли создатель творил его первым и поэтому получилось не очень, то ли, наоборот, последним, и появление Тьмы стало следствием его усталости. Хотя как может устать Сила, сотворяющая миры?

Среди них же, впрочем, есть и сторонники первого подхода. Миров много, а Тьма во всех них — одна. И именно Тьма связывает миры в единое целое, не дает им разлететься в бесконечности. Некоторые апологеты данной концепции доходят даже до того, что объявляют Тьму матерью всех миров и поклоняются ей. За ними, конечно, присматривают, но обычно это достаточно безобидные и немногочисленные культы. В отличие от обычных темных, которые служат Тьме более конкретно. Когда же они перерастают во что-то большее, то вмешивается Совет магов. И Инквизиция, если Совет считает, что опасность слишком серьезная.

Сторонники случайности не придумывают новых сущностей. Есть наш мир, существуют ли остальные — нам неведомо. И в силу каких-то причин в нашем мире появилась Тьма. А могла и не появиться. Это как кинуть монетку.

Есть и другой подход — чисто практический. Тьма есть. Это факт. Воздействия Тьмы приводят, как правило, к негативным последствиям. Это факт. Как минимум, с точки зрения любого здравомыслящего человека. Значит, необходимо бороться, во-первых, с этими последствиями, а, во-вторых, и с самой Тьмой. Но сначала нужно ее познать. Чтобы знать, куда ее бить. Или не бить, если в этом нет смысла. Я, понятное дело, придерживаюсь данной концепции. Она разумна и не плодит излишних сущностей, которые то ли есть, то ли нет.

Кроме нас есть и другие "практики". Они считают, что Тьму надо познать и использовать. Или просто использовать, не познавая. Так сказать, "втемную". Обычно в результате оказывается, что именно Тьма использует их в качестве своих орудий, а не наоборот. Но подобные глупцы не переводятся. Их и называют темными. Как моего брата. Вот с ними Совет магов и, тем более, инквизиторы не церемонятся.

Изначально Тьма занимала лишь крохотный островок в Багровом море, но около пяти тысяч лет назад она рывком прошла по пятьсот миль во все стороны и накрыла не только Багровое море, но и все его побережье. Достигшие высочайшего культурного и магического расцвета города-номы древней Нурии перестали существовать. Они слишком верили в свою магическую мощь и потому не ожидали, что наступление Тьмы будет таким быстрым и всесокрушающим.

Мир лишился подлинного светоча цивилизации и опустился во мрак Первых темных веков. Лишь спустя три тысячи лет на континенте Эвория город Лилдом начал активную экспансию, неся покоренным народам горечь поражения и сладость высокой культуры. Магия, наука и искусство активно развивались в Лилдомской империи. Сенат начал активно поглядывать за океан, грозные легионы, поддерживаемые сотнями искусных магов, подошли к самой границе Тьмы, мирно дремлющей на ложе Багрового моря.

И Тьма снова содрогнулась, поглотив с одной стороны всю Лилдомскую империю с сотнями городов, десятками легионов и тысячами магов, а с другой — бесчисленное множество населенных дикарями мелких островков в Туманном океане. Похоже, что Тьма может расширяться только во все стороны сразу. И теперь она занимает практически ровно половину мира. Лишь северные дикари, которых так упорно изучает мама, продолжают верить, что наш мир плоский. На то они и дикари.

Пятьсот лет мир освещала огнем высокой культуры Лилдомская империя, после ее падения начались Вторые темные века. Очередная тысяча лет варварства и дикости, столь любезных моей маме.

И вот, полтысячи лет назад великий город Лакрис, вернее, на тот момент не великий город, а небольшой прыщ на дальней оконечности королевства Диммир, начал новую волну культурного и магического возрождения. Прогнившее насквозь королевство, управляемое вырождавшейся династией и десятками алчных феодалов вскоре рассыпалось на куски, которые постепенно попали под влияние Лакриса и его Совета магов. Маги несли погрязшим в дикости и невежестве герцогствам и графствам культуру, медицину, канализацию и развитое сельское хозяйство.

С начала возвышения Лакриса отсчитываются и годы в нашем календаре, который давно стал применяться во всех цивилизованных странах.

Впрочем, это официальная версия истории. Я читал и другие манускрипты, в которых Совет магов не выглядит столь благородно. Но к его чести стоит отметить, что до прямой военной экспансии Лакрис никогда не докатывался. Он просто монополизировал магию и вынудил весь остальной мир платить за нее. Кто не хотел, те не платили.

И некоторые жили неплохо, как, например, торговые города Полуденного моря, объединившиеся в Союз и разжиревшие на обирании чернокожих обитателей южного берега. Подчас они завистливо косились в сторону Лакриса, но состоящие на службе торговцев наемники отнюдь не стремились лезть под молнии и огненные стрелы магов.

Порой встречались и маги-самоучки, но до уровня выпускников Академии они дотягивали редко. Потому-то Лакрис и остается вот уже триста лет, по сути, единственным магическим, а вместе с тем и культурным центром мира. Опасное сочетание, очень опасное. Впрочем, предсказания о скором новом прорыве Тьмы и гибели Лакриса звучали постоянно на протяжении всей его истории.

Разумеется, такие закономерности в движениях Тьмы не ускользнули от внимательного взора магов, и появилась соответствующая теория — теория Ответа. Согласно которой Тьма есть начало абсолютно пассивное, и она лишь реагирует на действия людей. Когда магические возмущения достигают высокого уровня, она расширяется так, чтобы поглотить источник этих эманаций. Как слизняки в катакомбах под Лакрисом. Они спокойно висят на мокрых стенах и потолках, но если рядом оставить факел, то они сползутся и задавят его своими тушами. Половина погибнет, но остальные вновь будут жить в блаженной темноте.

— Ногодил, в теории и истории Тьмы я разбираюсь неплохо. Благо, я несколько раз заменял преподавателя Зео Шваддера и читал соответствующие обзорные лекции для младших курсов Академии. Так что я неплохо знаком с наиболее популярными теориями Тьмы и с ее историей, официальной историей, — я демонстративно подчеркнул интонацией последние два слова.

Магистр Воды понимающе улыбнулся.

— Я в тебе и не сомневался, мой мальчик. Ты далеко пойдешь, если тебя не сожрет Тьма, — он захохотал. — Извини, Людвиг. Шутки у нас тут однообразные, да. Тень Стены либо сводит с ума, либо… сводит с ума, — на этот раз Ногодил говорил абсолютно серьезно.

— Я постараюсь стать приятным исключением, Ногодил. Очень постараюсь. А теперь мне хотелось бы услышать о самом острове.

Разумеется, я многое знал о Дороттайне, но мне хотелось услышать, что знает и думает об острове его обитатель.

Обитатель же снова улыбнулся и развернул меня лицом к носу корабля. Я успел заметить, что на палубу уже поднялся архимаг Шресто Подогайн. Вид у него был усталый и крайне недовольный.

А у меня под ухом зазвучал радостный голос Ногодила Джереби.

— Людвиг, зачем тебе мои рассказы? Поговорить об острове мы еще успеем. Ты лучше смотри! Смотри на него! Вот же он! Вот! Остров Дороттайн, наша маленькая могилка!

Туман рассеялся, утро вступало в свои права. Рассветное солнце озарило цель нашего путешествия — остров Дороттайн.

Глава 2. Некромант

Сфера Лакриса, окрестности Эрина,

гора Апаротонак.

2-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

После полуночи прошло три часа, а они все не выходили.

Я догрызала ноготь на левом мизинце и тихонечко ныла.

— Гарл, миленький, ну где же они? Где? За это время можно двадцать кошек Тьме пожертвовать, а не одну. А, Гарл? Может они поняли, что мы здесь и теперь уничтожают следы и готовятся к обороне? А мы тут сидим и на луну глядим. Я так скоро и выть на нее начну. И на вторую тоже. Она уже вылезла, Гарл. А это значит, что уже три ночи. Ритуал они начали в полночь, как и положено у этих по голове стукнутых темных, и до сих пор продолжают, похоже. Или уже перепились и оргию устроили. Все разумнее, чем кошек во славу Тьмы резать. Тьма-то она умная, такими подачками не питается. Правильно, Гарл, да? А может, они…

В этот момент они, наконец, появились. Пять теней выбрались из узкого лаза, ведущего в потаенную пещеру под горой Апаротонак. Жуткое названьице, конечно. И место подходящее. И люди. Темные балахоны, надвинутые на лицо капюшоны — обычные культисты. Таких сейчас развелось множество, в основном — совершенно безобидные ребята. Этих бы так и не трогали, но до городских магов Эрина дошли слухи, что они взялись за кошек, а это уже серьезно.

С кошки много силы не получишь, но первый успех, первый ответ Тьмы на жертву может подтолкнуть культистов и к следующему шагу. А наша задача состоит в том, чтобы его не допустить. Поэтому главный городской маг Эрина, магистр Воздуха Сигурд Цизи коротко приказал: "Пора брать". Он вообще немногословный мужчина. Мне такие даже нравятся, поговорить я и сама могу, а вот помолчать…

Сейчас его мощный голос разнесся над поляной.

— Стоять! Именем Совета магов!

Два адепта первой ступени подсветили поляну шаровой молнией и огненным шаром. Больше ни на что эти неудачники не годились. Их и отправили к нам из Академии скорее из жалости. Не сразу же по деревням гнать, может, что-то дельное вдруг получится.

Шаровая молния светила хорошо и висела очень удачно, а вот огненный шар забрался высоковато и постоянно мерцал. Эх, коллега-коллега, не видать тебе второй ступени. А красивой девушки так тем более, морда прыщавая, а еще и ко мне подкатывал. Ха!

Пойманные с поличным культисты засуетились и забегали по поляне. Двое рванули в нашу сторону, надеясь скрыться в кустах. Наивные. От нас с Гарлом еще никто не уходил.

— Гарл, вперед! Возьми для меня этих двоих!

Огромный волкодав легко перемахнул через кусты. Двести фунтов мышц, шерсти, когтей и зубов. И нежности. Но нежность — это только для меня. Для таких, как эти ребята, — только когти и зубы.

На ярко освещенной поляне — адепт Воздуха подпитал шаровую молнию энергией, и теперь она отдувалась и за себя, и за своего красного шарообразного собрата — появились новые герои. Из кустов с другой стороны выбрался Сигурд Цизи и три городских стражника с алебардами. Кто-то же должен был вязать и конвоировать культистов в Эрин. Еще четыре стражника, два юных мага и один опытный адепт Воды четвертой ступени по имени Фозер Ерикен остались в резерве. Сигурд не любил неожиданностей. Особенно неприятных.

Гарл свою работу выполнил прекрасно. Культисты были свалены друг на друга, а волкодав лежал сверху и время от времени угрожающе порыкивал. Развлекался, в общем.

Тройка культистов, оставшаяся в центре поляны, не двигалась.

— Лечь на землю! — скомандовал Цизи.

Гарл одобрительно зарычал. Мощный и уверенный голос Сигурда ему всегда нравился.

Культисты не двигались. Наконец, средняя фигура шагнула вперед. Две другие, стоявшие справа и слева от нее, повалились на землю.

Стоп… трое. И двоих взял Гарл. Всего пятеро. А вчерашним вечером в пещеру вошли четверо.

— Сигурд! Осторожно! С ними кто-то еще!

Фигура в балахоне откинула капюшон. Головы под ним не было. На ее месте темнело невнятное пятно. От фигуры дохнуло могильным холодом и всеми прочими прелестями, которыми несет от творений высшей темной магии. Тень!

Сигурд не успел совсем чуть-чуть. Приготовленная для почти безобидных культистов молния оказалось слишком слабой, тень легко отбила ее. И нанесла ответный удар. Вторая молния почти сорвалась с рук мага, когда ему в грудь, пробивая защитные чары, ударил темный сгусток. Сигурд резко пошатнулся. Полуготовая молния расплелась в руках мага, и его фигуру опалила яркая вспышка.

Моя огненная сеть лишь опалила балахон тени. Ранив Сигурда Цизи, — я искренне надеялась, что маг выживет, — она рванулась к нашему резерву. Три стражника упали на траву. Тень выпила их, как раньше двух культистов. В отличие от мага, у стражников никаких шансов не было.

Фозер сработал добротно. В отличие от нас с Сигурдом, оставивших неудобные посохи, свой он притащил с собой и теперь располагал полной магической мощью. Сила у него была, но выдумки не хватило.

Две дюжины ледяных болтов порвали бы в клочья любого, но тень легко проскочила между ними. Добычей заклинания стал лишь ее черный балахон. Его сорвало окончательно, и теперь по поляне, уворачиваясь от нового залпа ледяных кристаллов, носилось невнятное темное пятно. Мой огненный недоколлега не придумал ничего лучше, чем швыряться по тени огненными стрелами. Толку от них было меньше, чем ото льда, мощный поток которого хотя бы не давал тени приблизиться к магам.

Воздушник поступил хитрее. Он пустил целую сеть слабеньких молний. Тень рванулась напрямую через нее, пробила сеть, но на секунду в ней замешкалась. К тому же вспышка в месте прорыва прекрасно ее подсветила. Отличная мишень!

Маг швырнул в тень молнию, но я успела раньше. Прочная огненная плеть захлестнула тень и стала обматываться вокруг нее. А на конец плети я прилепила мощный огненный шар. Шанса увернуться от него у тени не было. Поляну вновь осветила яркая вспышка. Листва на ближайших кустах сгорела полностью.

Опытный Фозер успел выставить водный заслон и прикрыть себя и ребят. И теперь над поляной вздымались клубы горячего пара. Могильные ощущения, вызванные тенью, пропали. Все кончилось.

Выскочив из кустов не хуже Гарла, я подбежала к лежащему на земле Сигурду. Волосы у него обгорели, как и вся одежда, но он все еще дышал, кривя губы от боли.

— Сигурд! Как ты? Сигурд!

— Все хорошо, Лейла, все хорошо, Красная… Ты молодец, молодец… Так держать… Я всегда знал, что ты у меня молодец… — на этом его дыхание прервалось. Сигурд Цизи умер у меня на руках.

Умер… Он умер… Я яростно затрясла его тело, не веря, что такое могло произойти.

— Живи! Сигурд, живи! Ты нужен нам! Ты нужен мне! Нужен, нужен… нужен…

Когда я заплакала, в спину мне ткнулась мохнатая морда. Гарл пришел, чтобы поддержать меня. Чувство долга заставило меня повернуться. Все правильно, Гарл пришел ко мне только после того, как выжившие стражники скрутили уцелевших культистов.

— Гарл, умничка, один ты все сделал правильно, — я еще раз обняла верного и понимающего пса и встала.

Надо было продолжать расследование. Слезы могут и подождать. Если дело до них дойдет. Мокрые глаза — не в характере Красной. Особенно, если ее ждет работа.

Фозер Ерикен стоял над местом гибели тени. Он посмотрел на меня.

— Госпожа адептесса, после прямого удара сытой тени не выживают. А она вложила в атаку силы, выпитые у двух здоровых мужчин. Да и своих у нее было с избытком.

— Я знаю Фозер, знаю, — с первого дня в Эрине я игнорировала его попытки разговаривать со мной официально.

В ответ он не обращал внимания на просьбы называть меня Красной. Еще две-три недели, и он бы сломался. Так рано или поздно происходило со всеми. Не то чтобы я не любила свою фамилию или имя. Но мое прозвище — это нечто большее, чем имя, которым наградили меня родители. Это моя суть. Рыжих много, Красная — одна!

Сигурд протянул полмесяца, а потом стал называть меня этим прозвищем. Сигурд… Я крепко впилась зубами в нижнюю губу.

— Госпожа адептесса, — Фозер немножко замешкался, а потом произошло невозможное, — Лейла, — старый формалист обратился ко мне по имени, — я понимаю ваше состояние и могу закончить обследование места происшествия в одиночку.

— Нет, я в порядке, Фозер. Спасибо. Спасибо за все.

— Терять коллег всегда тяжело, Лейла. Особенно в первый раз. Я помню, как было мне тяжело, когда…

— Я в порядке, Фозер, — оборвала я его воспоминания. — Лучше скажи мне, откуда у этих занюханных культистов взялась тень?

— Понятия не имею. Но непременно выясню, Лейла. Сначала обследуем магический след тени и трупы… — Фозер бросил быстрый взгляд на лежащего на земле Сигурда и поправился, — тела погибших. Затем допросим выживших. Из всех нас именно этим двум ребяткам повезло больше всего. И от тени успели вовремя отбежать и весь бой провели в безопасности, под теплым брюхом твоего пса. Больше им так везти не будет. Уж я-то постараюсь.

Через два часа на месте боя стало тесно. Фозер вызвал подмогу из города. Поляну оцепили стражники, прибавилось и магов. Пришлось даже вытащить из постели отставного некроманта. Дело было по его профилю. Диллан Заратайн давно отошел от темных искусствам, покаялся, пообещал сотрудничать с Советом магов и получил помилование.

В особо тяжких преступлениях он замечен не был. У Заратайна оказались неплохие природные задатки для подобной магии, начинал заниматься некромантией он из чистого любопытства. Потом понадобились деньги на лечение матери, и он стал ездить и предлагать свои услуги по окраинам цивилизованных земель, подальше от бдительного ока Лакриса. В основном поднимал зомби для тяжелых работ подальше от посторонних глаз — на шахтах и рубке леса. К тому времени, как он вернулся с деньгами, мать уже умерла, и он попытался ее оживить. Глупая затея, он сам прекрасно это понимал, но все равно попробовал.

На этом его и накрыли. Ритуал он попытался провести в городе, наловил кошек и начал их резать. Скрыть свои чары от городских магов он не смог, зато умудрился улизнуть, когда они пришли его брать. К счастью, обошлось без жертв. Тело матери на всякий случай вывезли в другой город и похоронили там, чтобы он опять его не нашел и не попробовал довести ритуал до конца. А Заратайн вновь ушел в ставшую привычной глушь и жил там несколько лет, практикуясь в темных искусствах. Потом его потянуло обратно к цивилизации, и он сдался Совету.

Теперь он уважаемый таксидермист, женат, трое детей. Сделанные им чучела настолько похожи на живых зверей, что городским магам несколько раз пришлось проверять их по жалобам жителей. Тем казалось, что мертвые звери на них смотрят. Все проверки показывали одно и тоже: никакой магии, а лишь высочайшее качество работы. Отставной некромант нашел себе занятие по душе.

За старое он брался только по просьбе городских магов. Это входило в условия помилования. По-моему, некроманту даже нравилось, что его бывшие враги обращались к нему за помощью.

— Ничего не могу поделать, господа маги, — Диллан Заратайн развел руками, — вы же знаете, чем я раньше занимался. Зомби одни, поднять-упокоить, а тут тень. Совершенно не мой уровень.

— Господин Заратайн, — я располагающе улыбнулась бывшему некроманту, он сразу подтянул живот и выкатил грудь, — до нас недавно дошли… ммм… определенные слухи о том, что вы некоторое время, достаточно давно правда, пробыли на территории некоего государства, ныне уже, к счастью, несуществующего, где в то время, когда вы почтили его своим присутствием, активно практиковались темные искусства. Разумеется, мы этим слухам не поверили, ведь вы наверняка, когда сдавались властям и рассказывали о своей деятельности в области темной магии, поведали абсолютно обо всем. Ибо это выступало основным условием вашего помилования. Признание и раскаяние. Ведь так, господин Заратайн?

Некромант побледнел и отступил на шаг. Однако быстро пришел в себя.

— Разумеется, это только нелепые слухи, моя госпожа. Как же здесь жарко! — он торопливо смахнул выступивший на лбу пот. — Я, конечно, слабо разбираюсь в области высшей некромантии, вернее, вообще в ней не разбираюсь! Но ради вас я готов попробовать. Когда я занимался зомби, у меня иногда возникали некоторые идеи, глобальные обобщения, которые я могу попробовать применить и к данному случаю. Если вы позволите…

— Позволяю, господин Заратайн. Примените свои… зомбиные обобщения. Нам очень интересно ваше бесценное мнение.

Бывший некромант поклонился — получилось очень некуртуазно — и торопливо принялся за работу.

— Да, господин Заратайн…

Он резко повернулся, вымученно улыбаясь.

— Городские маги Эрина выше нелепых слухов. Я на вас рассчитываю.

— Почему я ничего не слышал о том, что наш некромант побывал в Диммире? Когда к нам поступили эти сведения? — мой водянистый коллега Ерикен выглядел искренне удивленным и даже слегка возмущенным.

— Пять минут назад. И не нам, а мне. Интуиция, мой дорогой Фозер, — ему было так интересно, что он никак не отреагировал на мою фамильярность, — наш милый некромант слишком любопытный субъект. Он просто не мог избежать такого соблазна, как приобщение, разумеется, чисто теоретическое, к высшей некромантии. Моя интуиция подкинула мне эту идею, а дальше я смотрела на реакцию Заратайна. Он выдал себя с головой. Эх вы, мужчины, — небрежно бросила я и пошла за некромантом. Не сомневаюсь, что во взгляде Фозера помимо обычной отстраненности появилось и искреннее восхищение.

Диллан Заратайн сначала подошел к телу Сигурда. Опустился рядом с ним на колени и застыл, словно к чему-то прислушиваясь. Затем осторожно приподнял веки мертвого мага и осмотрел зрачки. Одобрительно поцокал и резко ударил мертвого Сигурда по левому уху. Потом еще раз и еще. Голова городского мага замоталась, мертвые зрачки закружились в безумном танце. Маг словно обводил невидящим взором место своей гибели.

Я рванулась к телу начальника, но некромант остановил меня движением руки. Я послушалась. Его действия не выглядели надругательством над телом, и мы сами попросили его помочь нам. Я впилась зубами в нижнюю губу и смотрела, как Заратайн все более внимательно изучает бегающие зрачки, продолжая наносить удары. Наконец он повернулся ко мне. Казалось, что некромант постарел лет на пять, таким усталым он выглядел. К нам подошел Фозер, он тоже хотел услышать выводы Заратайна.

— Все в порядке, — сказал тот таким спокойным голосом, будто речь шла об осмотре дохлой кошки, — господину магистру в посмертии ничего не угрожает. Щиты не смогли спасти ему жизнь, но душу его они защитили. Он не восстанет ни зомби, ни призраком, можно его хоронить, как обычно. А вот остальных погибших, — Заратайн показал на тела культистов и стражников, которые теперь лежали рядом, — придется сжечь. Тень их, как у нас говорится, не только убила, но и оплодотворила. Поместила в них зародыши Тьмы. И если тела не уничтожить сейчас, то… — он многозначительно развел руками, — вам все равно придется уничтожить их потом, когда они восстанут в виде зомби.

Я сдержала рвущееся проклятие. Кому-то предстоит очень неприятный разговор с родственниками погибших стражников. Надеюсь, что не мне. Эрин небольшой город, и взгляды у местных жителей весьма патриархальные. Если человека не похоронить в семейном склепе или хотя бы на городском кладбище, то это ляжет позорным пятном на всю семью на несколько поколений.

А вина магов (в первую очередь, Сигурда, которому, по словам некроманта, очень "повезло") в их гибели несомненна. Нам очень повезет, если удастся решить вопрос деньгами. Пусть и очень большими.

— Господин Заратайн, а можно ли как-нибудь… ммм… удалить из тел эти самые зародыши Тьмы? — некромант отрицательно помотал головой. — Не в рамках договора, а за отдельную плату? — я пустила в ход свой последний аргумент. Ну, почти последний. Соблазнять старого некроманта мне совершенно не хотелось, да и вряд ли бы это сработало.

— Исключено, госпожа Крор, — Заратайн встал и теперь смотрел мне в глаза, — ни по договору, ни за отдельную плату. Никак. Это настолько выше моего уровня, что какие бы слухи до вас еще не доходили, они ни мне, ни вам не помогут. Только огонь. Как я понимаю, Огонь как раз по вашей части.

— Я еще проконсультируюсь по этому вопросу с другими специалистами, господин Заратайн. Если у них будет другое мнение…

— Как вам будет угодно, госпожа адептесса. Трупы отсюда можно убрать, что вы с ними сделаете — не моя забота. Свое слово я сказал.

Заратайн развернулся и пошел к месту гибели тени. В правой руке у меня сам собой зародился огненный шарик. Легкое движение кисти и… Усилием воли я подавила это желание, шарик пропал. После успеха с интуитивным озарением о поездке некроманта в Диммир, я полагала, что тот у меня в руках. Я ошиблась.

Что ж. Будет мне уроком. То ли не все мужчины на самом деле одинаковы, то ли некроманты не мужчины. Решать эту логическую задачку прямо сейчас мне не хотелось. Надо будет при встрече подкинуть брату, Синий большой любитель таких игр.

Некромант тем временем собрал разбросанные по поляне обрывки балахона тени и внимательно их изучал. Похоже, он сумел обнаружить что-то интересное.

— Госпожа Крор, я думаю, что стражников и младших магов можно отсюда убрать. Работы для них тут больше нет, а лишние глаза будут нам только мешать.

— Хорошо, господин Заратайн.

Я высмотрела среди стражников их командира — капитана Гаррена Тилби — и подошла к нему. Он, как обычно, смотрел на меня восхищенным взглядом. Я же в обгоревшей кожаной куртке чувствовала себя несколько неуютно. Меня слегка опалило вспышкой от собственного огненного шара.

Хорошо, что собранные в пучок волосы не пострадали. Я слишком живо представила радость своих сокурсниц-соперниц из Академии. Они бы быстро переименовали меня из Красной в Лысую. Последние три курса половина моих однокурсниц по факультету Огня красила волосы в рыжий цвет. Они якобы подражали выбранной стихии. Ну-ну. Им это все равно не помогало. Ни в магии, ни в борьбе за внимание парней. Только завидовать и могли, стервы крашеные!

Капитан стражи неожиданно отпрянул в кусты, видимо его испугало выражение моего лица. Мне пришлось вытаскивать его оттуда.

— Извини, Гарр. Еще не отошла от боя. Эти культисты подложили нам изрядную свинью. Ну кто мог такого от них ожидать?

— Конечно, никто, Красная! Вы сделали все, что могли! Жаль твоего начальника. За последние три года мы с магистром Цизи хорошо сработались. Нам будет его очень не хватать, — Тилби выглядел очень расстроенным.

Еще бы! Сигурд не раз спасал репутацию городской стражи, которая постоянно упускала опасных преступников. А однажды вытащил из смертельно опасной переделки и самого капитана.

— И твоих ребят тоже жаль. У них были семьи?

— Что? Ах да, их тоже жаль, Красная, — спохватился Гаррен, залюбовавшийся моим лицом, — очень жаль. Хорошие были ребята!

Для капитана все хорошие. Тоже он говорил и про своего лейтенанта Барка Хорматера, которого мы накрыли на торговле запрещенными артефактами. Долгие месяцы он пользовался доверчивостью начальника.

— Семьи-то у них были, Гарр?

— Нет, Красная. Все ребята молодые, никто еще не женился. А Дорти так вообще сирота.

Замечательно. Никогда не думала, что такие новости меня порадуют.

— Твои стражники отлично поработали, можно их отпустить, они наверняка нужны и в других местах. Да и ты, я уверена, тоже, — я улыбнулась капитану.

Он покраснел.

— Ты тоже возвращаешься в город, Красная? Может, зайдем в таверну и помянем Сигурда и моих ребят?

У капитана Гаррена Тилби два выдающихся качества — наивность и упертость. В отношениях со мной он очень ярко их проявлял. Мальчик наивно полагал себя неотразимым и постоянно пытался сводить меня в таверну. Или прогуляться. Или на бал в городскую ратушу. Или в театр.

И это при том, что самому "мальчику" уже тридцать и у него есть невеста. Хорошая девушка из хорошей семьи, которую он после моего появления в Эрине полгода назад совершенно забросил. Иногда я себя ненавижу. Ну, так, самую малость.

— Нет, Гарр, мне придется еще немного поработать. Надо провести еще несколько рутинных магических исследований. Ничего особенного, но это займет несколько часов. Так что вы идите. И тела погибших заберите с собой. Но, тут такое дело, Гарр. Отнесите их пока в городской морг, нам надо будет их еще немного изучить. На всякий случай. Мало ли что. С этими некромантскими тварями всего можно ожидать.

Тилби побледнел. Некромантии он откровенно побаивался. Сложно его за это осуждать.

— Ч-что-то опасное, К-красная?

— Вряд ли, Гарр. Обычная предосторожность, — я снова улыбнулась ему. Он сразу успокоился. — К тому же с вами пойдет Фозер Ерикен и еще два наших адепта первой ступени. Адепт четвертой ступени Ерикен — а он очень опытный маг — проведет необходимые исследования и скажет, когда можно будет забрать тела.

Пускай Фозер теперь выкручивается. Ранг у нас одинаковый, но он, как более опытный, должен исполнять обязанности Сигурда пока к нам не пришлют кого-нибудь на замену. Ни я, ни Фозер для должности главного городского мага рангами не вышли. К тому же Фозер более щепетильно относится к… ммм… некоторым областям магии и может помешать Заратайну в его изысканиях.

Я же твердо вознамерилась выяснить, как провинциальные культисты, которые и зомби наверняка близко не видели, смогли призвать такую сильную сущность, как тень. Сигурд погиб, а мстить за него было некому. Не двум же перепуганным мальчишкам, которые сами чудом уцелели и теперь утверждают, что ничего не помнят с того момента, как вошли в пещеру. И ведь не врут поганцы, на самом деле не помнят!

— Хорошо, Красная! — Тилби отсалютовал мне мечом. — Будет исполнено! В лучшем виде. Надеюсь, скоро увидимся, Красная.

Он подмигнул мне и пошел собирать своих людей. Гаррену нравится называть меня Красной. Капитан все надеется, что я придумаю и ему прозвище. Он полагает, что это сблизит нас. Наивный. Прозвище я придумала ему давно, но не говорить же капитану городской стражи, что я мысленно зову его Барраном.

Вскоре стражники покинули поляну у подножия Апаротонака. До чего же все-таки идиотское название! Они забрали арестованных культистов и трупы. Вместе с ними ушли и маги. Прыщавый огневик попытался мне рассказать о своем, несомненно, выдающемся вкладе в победу над тенью. Но Фозер молча взял его за шкирку и поволок за собой. Надолго он у нас не задержится.

Ерикен был недоволен. Не знаю даже, чем больше. Тем ли, что ему придется объясняться с Тилби, а потом и с родственниками стражников и культистов насчет тел погибших, если их таки придется сжигать. Или тем, что я фактически отстранила его от дальнейшего расследования гибели нашего общего начальника. Или же тем, что вообще ввязалась в сомнительные игры с темной магией. Не знаю. Фозер очень закрытый человек, поэтому у него пока нет даже прозвища.

Чем-то он похож на моего младшего братишку. Но Синий более талантливый маг, умнее и образованнее, хотя тоже редкостный зануда. Надеюсь, что к сорока годам он не станет таким же, как Фозер. Очень надеюсь. Иначе мне придется его убить. Шутка.

На поляне мы остались втроем: Диллан Заратайн, я и Гарл. Мой верный пес поступил умнее всех и, пока мы занимались расследованием, преспокойно выспался. Теперь он лежал под кустом и, щурясь из-за лучей восходящего солнца, смотрел на нас. На поляну он предусмотрительно не выходил. Умница.

— Господин Заратайн?

Некромант заметно приосанился, плечи распрямились, глаза смотрели жестко и прямо. Теперь он выглядел не как провинциальный чучельник, обремененный семьей и пятью дюжинами прожитых лет, а как настоящий темный маг, повелитель жизни и смерти.

Я искренне пожалела о том, что оставила свой посох в Эрине, в башне, где размещались городские маги. Раньше нам не приходилось сталкиваться здесь с чем-то по-настоящему серьезным и опасным, и это расслабило нас. И стоило жизни Сигурду Цизи.

Если бы Фозер не захватил свой громоздкий и неудобный посох, то кто знает, чем бы закончилась битва на поляне. Тень убила бы и магов и стражников, а потом, усилившись от их смерти, прикончила бы и меня. И выживших культистов. И Гарла. Хотя если кто и имел хоть какие-то шансы выжить в таком случае, то это мой умный волкодав. Если бы решил бросить свою хозяйку, конечно. То есть погибли бы все.

Кто бы точно не попал в такую ситуацию, так это мой занудный братик. Синий никогда не расстается с двумя вещами: посохом и семейным портретом. Но к его чести стоит отметить, что он самолично обтесал свою корягу сразу после церемонии посвящения. В результате мой младший брат потерял немного в уровне концентрации магической энергии и в точности фокусировки заклинаний, ну и, разумеется, в глазах консервативно настроенных магов. Зато посох стал пригоден к более-менее удобному регулярному использованию.

Синий несколько раз участвовал в полушуточных дуэлях с другими студентами Академии. И пока его соперники возились со своими неповоротливыми дубинами, он одним стремительно брошенным заклинанием выигрывал поединок. А если оппонент ему не нравился, мог и посохом надавать по ребрам. "Примитивно, но эффективно", — приговаривал он при этом. Дикарь, в общем. Не тех варваров мамочка изучает. Ох, не тех.

А вот кто бы точно опростоволосился, так это папочка. Серый без посоха как маг был ноль. Да и как отец тоже. Что с посохом, что без него. Но с посохом он хотя бы смотрелся солидно. Не очень стыдно было с ним по улице идти. Посох, однако, он вечно где-то забывал. То дома, то у друзей, то в торговых лавках. Потом посыльные вместе с изрядными счетами за накупленное им бесполезное барахло приносили и отцовскую корягу. Приходилось доплачивать.

Разумеется, приличной карьеры он сделать не сумел. Ни в военной, ни в научной сфере. Так до конца жизни и остался адептом третьей ступени. Работал он, в основном, на более успешных магов. Тем было приятно иметь коллегу в услужении. Обычно Серый применял свои немногочисленные способности в воздушной магии в качестве садовника. Ну там тучки подогнать или отогнать, вредителей сдуть с цветочков или сорняки выжечь. Одно время он устроился в оранжерею Академии, но потом случайно сжег какое-то очень ценное растение и его оттуда выкинули.

Впрочем, главным делом своей жизни он считал поэзию. Или даже так — Поэзию. И терроризировал меня и Синего посредственными виршами, что называется, с младых ногтей. Братишка быстро привык к подобной экзекуции, размышлял во время пытки о чем-то своем, а потом даже делал Серому какие-то критические замечания по стихам. Того это приводило в дикий восторг. Моя же натура требовала активности, я постоянно взрывалась, устраивала скандалы. Серый переживал, а потом приходил ко мне с новыми творениями, в которых воспевал красоту поэзии и важность приобщения к культуре.

Хитрюга Синий в это время гулял с приятелями, читал или занимался какими-то малопонятными опытами в подвале. Оттуда потом тянуло тухлыми яйцами и в ужасе разбегались тараканы. Что только добавляло мне головной боли.

Бурая же, хоть и окончила Академию и числилась адептом Земли второй ступени, но магию не признавала совершенно. Предпочитала копаться в старых захоронениях и выяснять у дряхлых полуслепых шаманов местные варианты древней поэмы о Гугыгурхе-Воителе и Змее-Призыгыгыше, поглотителе солнца и двух лун. В таких важных делах магический посох был лишь помехой, поэтому он сначала валялся дома, а потом Бурая тайно продала его в портовом квартале каким-то канийцам. Ей надо было купить снаряжение для очередной экспедиции на север, которую отказался оплачивать Университет языков и культур. В кои веки нашлись там умные люди.

Я же от природы очень сильный маг. Нам, огневикам, это свойственно в большей степени, чем остальным. Воздушники без посохов мало на что способны, слишком "тонкая" им стихия досталась. Нам же любые артефакты нужны только для очень мощных заклинаний. Даже с голыми руками я могу выйти на бой с адептом любой стихии, кроме Огня, конечно, до пятой ступени точно. И победить. Сколько бы посохов у моего соперника ни было.

Но сейчас я опасалась безоружного старого некроманта, чьи способности ограничены поднятием примитивных зомби. И я искренне надеялась, что мои слова о том, что с высшей некромантией Заратайн знаком только теоретически, окажутся правдой.

— Господин Заратайн?

Мой голос прозвучал твердо, и некромант немного сник. Он почувствовал, что на меня сложно воздействовать таким образом.

— Госпожа Крор, зовите меня лучше по имени. К формальностям, если вам так будет угодно, лучше вернуться потом.

— Договорились, Диллан. Зовите меня тогда Лейлой или Красной. На ваш выбор.

— Лучше Лейлой. Боюсь, что я уже вырос из игр в прозвища. Хотя с детишками иногда, случается, и играю, — некромант улыбнулся, на секунду превратившись в добропорядочного и заботливого отца семейства. Но только на секунду.

Гарл нетерпеливо рыкнул из-под куста. Ему явно надоело лежать на одном месте, а покинуть меня в такой момент и отправиться на прогулку он, конечно, не мог. Заратайн не вызывал у него доверия. Некромант это прекрасно чувствовал.

— Умный у вас пес, Лейла.

— И очень опасный, Диллан. Для моих врагов, конечно, — я улыбнулась, слегка обнажая зубы. Долгие тренировки перед зеркалом дали прекрасный результат. Мастера смерти передернуло, и он отступил на шаг назад.

— Ну что ж, приступим, Лейла. Но сначала маленькая предосторожность, — Заратайн сделал несколько пассов руками и зашептал заклинание. Гарл угрожающе зарычал.

— Спокойно, Гарл. Я в безопасности!

Пес имел на этот счет свое мнение. Он уже не лежал под кустом, а застыл в угрожающей позе на краю поляны. Чтобы добраться до некроманта, ему теперь хватит и пары секунд.

Заратайн закончил заклинание и, медленно поворачиваясь, посмотрел во все стороны. А потом резким движением руки завершил волшебство. Гарл сразу успокоился.

— Что ж, Лейла, все нормально. В пределах трехсот ярдов, кроме нас троих, здесь нет ни одного существа крупнее белки. Лишние свидетели были бы совсем некстати. Можно начинать.

Он показал мне обрывки балахона.

— Тень древняя, Лейла. Очень древняя. Культисты, если бы у них даже были такие силы и возможности, смогли бы создать только новую тень. В теории это довольно просто. Необходима очень ровная поверхность и источник света. Масляная лампа или факел размешаются так, чтобы тень от человека, выбранного в качество жертвы, отбрасывалась на эту поверхность. На данном этапе ритуала необходимо добиться максимального соответствия, — некромант сделал паузу и повторил, — максимального соответствия между человеком и контуром его тени. Никаких искажений от колеблющегося пламени факела, никаких посторонних теней.

Я не понимала, зачем он говорит мне все это. Теперь ему будет не отделаться шутками про "зомбиные обобщения", если я решу сдать его Совету магов. Или Инквизиции, что гораздо хуже. Некромант скрыл от дознавателей немалую часть своей очень насыщенной жизни.

Заратайн говорил и менялся. Он словно вытаскивал из глубины свою подлинную сущность. Сущность темного мага. Смывал с нее накопившиеся за годы спокойной жизни мещанские отложения.

— Когда соответствие установлено, — неожиданная лекция по высшей некромантии продолжалась, — темный маг "сшивает" человека с его тенью. Устанавливает связи между сердцем человека, печенью, почками, крупными сосудами и теми местами на отброшенной тени, которым они соответствуют. Дальше начинается собственно темная магия.

Заратайн принюхался к обрывкам балахона и жадно вдохнул. Ноздри его резко расширились, зрачки глаз, наоборот, уменьшились.

— Некромант начинает пытку, самую изуверскую пытку, на которую только он способен. Сложность состоит в том, что жертва не должна даже самую малость шелохнуться, ведь соответствие нельзя нарушать. Нельзя также и серьезно калечить человека, так как при этом его тень изменится по сравнению с той, что была в начале ритуала. О, это должна быть поистине искуснейшая и изощреннейшая пытка. Подлинная вершина темной магии!

Некромант замолчал. Он явно ждал моих вопросов. И я не смогла их сдержать.

— Зачем же нужна эта замечательная пытка, Диллан?

— Посредством страшных мучений темный маг перекачивает энергию жертвы в ее тень. Чем искуснее маг, тем больше он сможет передать энергии и тем сильнее будет созданная тень. Но любой ритуал заканчивается одним и тем же. Когда маг понимает, что не может перекачать больше энергии, он разрывают связь между жертвой и тенью. Ударом в сердце. Жертва умирает, тень окончательно отделяется от нее и начинает служить некроманту. До самой его смерти, а после становится дикой тенью, которая охотится на всех без разбора, стремясь продлить свое бессмысленное существование.

— Значит, — я на секунду задумалась, анализируя слова Заратайна, — мы столкнулись с дикой тенью? Ты же сказал, что она очень древняя.

Я замолчала, уже понимая, что некромант не ответит на мой вопрос утвердительно. Иначе ни к чему была бы столь длинная лекция. Он мог бы сказать об этом сразу. А сейчас Заратайн говорил все это не столько для меня, сколько для себя. Словно не веря в ответ, который у него получился. Мне стало тревожно.

— Я хотел бы сказать "да", очень хотел бы, Лейла. На этом бы история и закончилась. Тень уничтожена. Приманившие ее на свою голову культисты частью мертвы, частью арестованы. А мертвых уже не вернешь. Да, мне было тяжело признать это когда-то, но я признал. Мертвых не вернешь.

— Так что же с этой тенью, Диллан?

— Она до сих пор служила своему создателю. А это очень древняя тень, Лейла, очень древняя.

Он замолчал, а я попыталась прикинуть, сколько веков вкладывает Заратайн в понятие "очень древняя". И где можно найти некроманта, протянувшего на свете столько лет. Теперь у меня появилась возможность, пусть и эфемерная, отомстить за Сигурда. Вопрос о возрасте тени я задать не успела, так как Заратайн неожиданно продолжил.

— Но самое странное, Лейла, вовсе не в этом. Есть одна вещь, которая совершенно не укладывается у меня в голове. Человек, — некромант печально усмехнулся, — ну пусть будет человек, хотя вряд ли его или ее до сих пор можно так называть… Человек, отбросивший эту тень, жив!

Заратайн походил на человека, узревшего, как солнце останавливается в небесах и начинает движение в обратную сторону.

— И весь ритуал он провел на себе сам.

Меня эта история, конечно, не оставила равнодушной, но никакого потрясения основ не произошло. Ибо основ в области некромантии я отродясь не имела. Вернее, я, конечно, знала некоторые заклинания и базовые принципы борьбы с зомби и прочей нежитью, но ритуалы создания нам никто никогда не описывал.

— И что же это значит в нашем случае, Диллан?

— Кроме того, что он сам обрек себя на самые страшные и изуверские мучения, которые только можно вообразить?

— Да, Диллан, да! Кроме этого! — я почувствовала во рту вкус крови.

Своей крови. Я даже не заметила, как прокусила губу. Я уже была готова сорваться и искать этого безумного чародея. Может я и не столь изощренна в пытках и мучениях, как опытный некромант, но множество неприятных ощущений перед смертью я смогу ему обеспечить. Стихия Огня предоставляет для этого обширные возможности.

Я сказала свое "да" так громко, что Гарл сразу подскочил и яростно зарычал, а капелька крови сорвалась с моих губ и попала на лицо Заратайна. Он неторопливо слизал её языком, причмокнул и ответил на собственный вопрос.

— Я не знаю, Красная. Могу лишь предположить, что данная тень была гораздо слабее, чем если бы ритуал был проведен полностью и закончился смертью жертвы. Мощь тени в таком случае я даже не могу себе представить. С другой стороны, этот неизвестный маг наверняка получил абсолютный контроль над своей тенью. Связи не разорваны, а значит, он мог чувствовать все то, что ощущает она и управлять тенью напрямую. Обычно же некромант отдает тени приказы, которые та выполняет самостоятельно.

Что ж, вина неизвестного мага была очевидной. Он создал тень и управлял ею. Оставалось его найти.

— Диллан, я хочу знать, где он обитает. Ты слышишь, Диллан?

Некромант завороженно смотрел на мою окровавленную губу и молчал.

— Если между ним и тенью до самого конца оставалась связь, то по ней мы сможем найти его? Так?

Заратайн с трудом отвел взгляд в сторону.

— Кровь… Мне нужна будет твоя кровь, Красная. Немного. У тебя необычная кровь. И тогда я смогу провести нужный ритуал.

— Хорошо, Диллан. Ты ее получишь. Столько, сколько надо. Когда ты сможешь начать?

— Прямо сейчас, Красная.

Некромант вытащил из кармана короткий обсидиановый нож и начал рисовать на том месте, где мой огненный шар уничтожил тень, сложную многоугольную фигуру.

Я отошла в сторону. Сейчас я могла только помешать Заратайну. Ко мне подошел Гарл и ткнулся теплой волосатой мордой мне в колено. Я посмотрела на своего верного пса. В его взгляде не было ни обычного спокойствия, ни боевой ярости. В глазах Гарла застыл самый обыкновенный человеческий страх. Страх за меня.

Глава 3. Остров Дороттайн

Теневое море, остров Дороттайн,

бригантина "Рассветная леди".

2-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

Остров Дороттайн мало кого смог бы впечатлить. Разве только пресловутых маминых северных дикарей. Которые в жизни не видели даже обыкновенного деревянного дома. Но это на первый, немагический взгляд.

Я прошептал слова заклинания, выполнил необходимую подготовку и словно увидел совершенно другой остров. Остров, выплывающий на нас из волшебной сказки. Основательно выполненная, а потому приземистая и тяжеловесная, центральная башня засияла всеми цветами радуги. Скопившиеся у пирсов корабли засверкали синевой наложенных водных заклинаний. Даже сам воздух острова переливался сложнейшей магической вязью.

Красные, синие, голубые и зеленые огоньки выдавали размещенные в башнях мощнейшие артефакты и лучших магов Лакриса, которые ныне собрались на этом волшебном острове. Но в отличие от самого города магов на все это великолепие можно смотреть безбоязненно. В Лакрисе сама почва пропитана многовековой магией, здесь же…

— Да, такой вот контраст, — пробормотал у меня под ухом Ногодил, он тоже смотрел на остров магическим взглядом.

И короткой командой прервал заклинание. Я сделал тоже.

— Мы могли бы создать прекраснейшее место на свете, Людвиг! Взметнувшиеся в небо изящные каменные шпили! Переходы и арки в сотнях ярдов над землей! Благородный гранит набережных! Огромные оранжереи с редчайшими и прекраснейшими цветами! Статуи и фонтаны! Огненные гейзеры! И даже маленький вулкан!

Магистр Воды воодушевился и перешел на крик. Остальные маги не обращали на него внимания, видимо уже привыкли. А вот матросы смотрели на Ногодила с неподдельным интересом.

— А вместо этого! Что вместо этого, Людвиг? Я отвечу тебе сам, мой юный друг! Вместо этого мы получили деревянное убожество! Почему же?

— Так ведь надежнее, да?

Магистр сник.

— Да, так надежнее и безопаснее. Безопасное уродство для нас приятнее подлинной, пусть и рискованной, красоты.

— Если бы остров строили по твоему проекту, Ногодил, то потратили бы уйму времени и сил. И вся эта красота пошла бы на дно после первого же урагана Тьмы. А нынешний Дороттайн продержался полвека, и если мы его таки потеряем, то сделать и притащить сюда новый будет делом трех-четырех месяцев.

— Ты прав, Людвиг, ты прав. — Ногодил снова воодушевился и воскликнул, — но как было бы прекрасно!

На него никто не обратил внимания, "Рассветная леди" подошла к пирсу.

Остров Дороттайн, превосходящий ныне по количеству магов высоких рангов даже сам Лакрис, не содержал в себе ни капли волшебства. Все великолепие, открывшиеся моему магическому взору, было наносным, внешним. Убери отсюда магов, артефакты, зачарованные корабли — и на острове не останется ни грана магии.

Таким он и был задуман. Глубина Теневого моря рядом со Стеной превышает милю, ближайшие природные острова — Теневые — находятся в двух тысячах миль к югу. Да и их от Тьмы отделяет не меньше трех сотен миль. Население там — полудикие воинственные дикари с очень сильной и необычной магией. Создавать там аванпост для изучения Тьмы было бы крайне рискованно и малоэффективно.

А познавать её было необходимо. Набравшийся сил Лакрис начал посылать экспедиции в Теневое море двести лет назад. На кораблях. Корабли гибли — попадали в шторма, природные и магические, сталкивались с ужасными морскими чудищами, а порой и просто пропадали по непонятным причинам. Вместе с экипажами, лучшими магами и ценными артефактами. Что было очень накладно для Совета магов.

И тогда возникла идея создать остров рядом со Стеной. Было множество проектов. Авторы одного из них, маги Земли, предлагали поднять остров со дна морского. Такой опыт у них уже был. Когда Лакрис разросся и перестал вмешаться в естественную котловину на берегу моря, кудесники земной стихии создали перешеек между городом и крупным островом Хрити, что находился в двух милях от берега. Теперь именно там располагаются основные корпуса Академии, дворец, где собирается Совет, и порт для принадлежащих архимагам кораблей.

Но одно дело поднимать дно с пятидесяти ярдов и совсем другое — с мили. Или с двух. Замеры глубины постоянно давали разные результаты. А иногда дно и вовсе не удавалось обнаружить. Так что этот проект был отклонен Советом.

Как и многие другие. Воздушники предлагали создать летающий остров, адепты Воды — заморозить часть Теневого моря и на получившейся льдине построить небольшой городок. Эти проекты имели один главный недостаток — они требовали постоянной магической поддержки. Огневики же ничего не предлагали. Их дело больше разрушение, чем созидание.

В итоге Совет магов одобрил другой проект. Проект, предложенный гильдией плотников Лакриса. И по сути своей остров Дороттайн представляет собой гигантский треугольный плот, одним концом направленный в сторону Стены. Длина каждой стороны — тысяча ярдов.

Остров создали к северу от Лакриса, на берегу Теневого моря. Там, где огромный лес Роннор спускается к самому берегу. Из тысяч огромных стволов состоит плоть Дороттайна. Каждый из них выдолблен изнутри, а пустоты вновь запечатаны. В три слоя лежат стволы, покрытые алхимическим лаком, оберегающим их от гнили и разложения в воде.

Когда остров был создан, на него поставили множество парусов, и адепты Воздуха наполнили их ветром. А маги Воды заставили волны нести Дороттайн к Стене. Совместными усилиями они доставили остров на его нынешнее место в пяти милях от Тьмы.

Здесь остров закрепили. От нижней части Дороттайна в глубину Теневого моря опустили сотни цепей, к каждой из которых прикован огромный гранитный блок. До дна они, конечно, не достают. Длина цепей порядка сотни ярдов, но эти "якоря" позволяют острову сохранять местоположение, несмотря на сотни перенесенных ураганов. Лишь изредка магам приходится возвращать его на прежнее место.

Маги активно участвовали в создании острова, но в самом Дороттайне магии нет. Иначе пришлось бы либо создавать мощнейшие артефакты, либо постоянно отвлекать десятки магов. Совет счел это неразумным. Появление ураганов Тьмы, подавляющих магию, подтвердило мудрость архимагов.

Особенности строения острова определили и специфику его архитектуры — приземистой и деревянной. Каменные строения чрезмерно бы утяжелили Дороттайн и могли бы проломить его достаточно хрупкую плоть, а высокие здания выступили бы своего рода парусами, помогающими ветрам передвигать остров.

— Как ты можешь видеть, Людвиг, порт располагает на западной стороне острова. Или, как принято у нас говорить, на ближней. Да, на ближней. На ближней к нашему ненаглядному Лакрису, — уточнил Ногодил, улыбаясь. — На дальней же стороне, поближе к Тьме, находятся наблюдательные посты и размещены основные артефакты. Там иногда бывает жарко. Тьма она ведь не дремлет, да. Порой очень даже не дремлет.

— Почему тут так много старых кораблей? — я указал на длинный ряд потрепанных каравелл и галеонов, пришвартованных в северной части порта.

— А, это улица Младших, Людвиг. Скорее всего, и тебе придется там пожить, да. Совет выкупил у лакрисских купцов, канийцев и даже у Торгового союза — через третьи руки, разумеется, — уйму старых кораблей. Места на острове уже не хватает, а господа архимаги привыкли жить с большим комфортом. А кто бы отказался от удобств, мой мальчик? — магистр подмигнул мне. — Так что магам рангом пониже приходится ютиться на этих вот старых скорлупках, да. Ничего, там довольно безопасно, да и к вечной качке можно привыкнуть, — Ногодил расхохотался. Сам он, похоже, обитал в другом месте.

Бригантина подошла к пирсу и пришвартовалась. Маги неторопливо стали покидать судно. Однако уходить вглубь острова они не торопились.

— Не спеши, Людвиг, — сказал Ногодил, когда я собрался на берег.

К нам подошел Шресто Подогайн. Архимаг был одет в совершенно обычную непритязательную голубую мантию. А вчерашним вечером он щеголял в пышных одеяниях, украшенных золотым шитьем и драгоценностями. Посох, однако, был все тот же.

Маги редко отказываются от привычного оружия. Даже в пользу более удобного, красивого и дорогого. Чтобы полностью раскрыть магический потенциал, необходимо буквально сродниться со своим посохом, на что порой уходят годы. За это время зеленый выпускник Академии может подняться до магистра или даже архимага, но от изначальных посохов отказываются редко. Особенно воздушники, которые очень сильно от них зависят. Многие маги, достигая высоких рангов, меняют даже имена. Но не посохи.

— Людвиг, как вы себя чувствуете? — обратился архимаг ко мне, небрежным кивком отметив на продолжительное и витиеватое приветствие Ногодила. Магистра тут, похоже, мало во что ставили.

— Очень хорошо, господин, архимаг, — я поклонился. — Еще раз благодарю вас за спасение. И за то, что доставили меня к цели моего путешествия.

— Надеюсь, вам тут понравится. Хотя в последние месяцы на острове стало тесновато. Нам пришлось переселить практически всех адептов ниже пятой ступени на корабли. Может, это и не совсем справедливо, но что поделать? Наращивать размер острова или делать второй такой же мы пока не можем. Все силы брошены на другое.

Архимаг не уточнил, на что именно, но темная Стена на горизонте смотрелась красноречивее любых слов.

— Зато выселение на корабли способствует росту амбиций молодежи, — Ногодил тихонько засмеялся. Похоже, присутствие архимага его сковывало. — На Дороттайне магический ранг значит больше, чем в Лакрисе. Чем выше ранг, тем меньше качает твое жилище во время сильного ветра, да. И спать удобнее.

Магистр зажмурился. Удобная постель значила для него очень много.

— Я на острове старший по рангу, — сказал архимаг, — но наслаждаться комфортом у меня долго не получится. Завтра утром мы снова отправляемся в патрулирование. Ногодила я заберу с собой, Людвиг. Магистр, у вас будут сутки, чтобы объяснить молодому коллеге, что здесь да как. Управитесь?

— Конечно, господин архимаг. Обязательно, да. Вы же меня знаете! — воскликнул Ногодил возмущенно.

— Знаю. Потому и спрашиваю.

Ногодил покраснел и запыхтел. Но архимаг уже смотрел мимо него на остров. Шпиль на главной башне ярко сверкал на солнце. В пределах видимости это была единственная металлическая конструкция.

— Господин архимаг, а к чему эти постоянные патрулирования? — задал я мучивший меня вопрос.

— А что не так, господин адепт? Предлагаете принести наши корабли в жертву Тьме? — голос Подогайн прозвучал неожиданно резко. — У вас есть другие предложения?

— Пожалуй, даже не предложения, господин архимаг. Я просто вспомнил кое-что. Во время похода на Диммир мы проходили через пустыню. Бесконечные пески, огромные барханы… Ну, вы наверняка представляете себе пустыню, господин архимаг?

— Представляю, господин адепт. К чему вы это? — Подогайн казался заинтересованным.

— И через эту пустыню пролегают торговые пути. Они связывают Диммир, кочевые племена Великой степи, города Торгового союза. Товары по пустыне перевозят на верблюдах. Ну, это как лошадь, только с одним или двумя горбами. Очень выносливая в пустынных условиях. И вечно плюется, — вспоминать об это было неприятно. — Так вот, если послать через пустыню одного верблюда с погонщиком, то он вряд ли дойдет до цели. Или заплутает, или попадет в лапы к разбойникам. К тому же, его могут захватить и другие торговцы. Они друг с другом не церемонятся.

— И что же они делают? Товары-то надо как-то переправлять через пустыню. Ведь так?

— Конечно, господин магистр. Вы уловили самую суть, — сказал я очень уважительно. — Поэтому торговцы объединяют верблюдов в караваны. Примерно по пятьдесят-семьдесят. Некоторые верблюды везут запасы воды для погонщиков и своих тяжело нагруженных ценными товарами собратьев. С караваном идет охрана, способная отбиться от банды разбойников, и проводники, знающие пути через пустыню. Такой караван имеет гораздо больше шансов дойти до цели, чем одинокий верблюд. И если мы применим этот многовековой опыт пустыни к нашей ситуации на море, то…

Я сделал паузу. Подогайн задумался. К счастью, он стоял к Джереби спиной и не видел, что Ногодила буквально распирает от смеха. Лицо магистра покраснело, так крепко он зажимал рукой рот.

Пауза затянулась. Наконец, архимаг продолжил мою мысль.

— Да, мы можем собирать корабли в Лакрисе. И отправлять сюда караванами по восемь-десять судов. С каждым караваном можно посылать архимага, специалиста в воздушной стихии, для борьбы с ураганами. При помощи обычных корабельных магов он наверняка сможет отбиться от любого шторма, который только сможет создать Тьма. Сейчас мы вынуждены отправлять в патрули магов Воды, а иногда и Огня. К сожалению, они справляются гораздо хуже. Особенно ваши коллеги, Людвиг.

Мимоходом оскорбив моих состихийников, Подогайн вновь посмотрел на берег.

— Сейчас мне уже пора. Скоро начнется заседание Совета, под моим председательством, разумеется. Сейчас здесь собралась большая часть архимагов. Спасибо, Людвиг. Я обязательно предложу эту идею на Совете. Уверен, она будет одобрена. Ближайшие полмесяца нам еще придется выходить в море и спасать от ураганов корабли, уже вышедшие из Лакриса. Но идея отличная, странно, что я раньше не додумался. Хотя, возможно, и несколько запоздалая, — архимаг скривил губы в неумелой улыбке. — Но моим коллегам она понравится. Счастливого пребывания на острове.

Архимаг неторопливо спустился по трапу и прошествовал к центру острова. Терпеливо дожидавшиеся его на пристани маги свиты разноцветной кучкой пошли за ним. Я заметил, что синих мантий среди них не было, лишь голубые, красные и зеленые. Похоже, что Подогайн не любил магов Воды. А Ногодила брал с собой только по необходимости.

Когда архимаг покинул корабль, магистр, наконец, смог просмеяться. Хохотал он так долго, сильно и смачно, что вызвал переполох среди экипажей соседних кораблей. Матросы еще немало смотрели в нашу сторону, тыкали пальцами и что-то обсуждали.

Наконец, он устал.

— А ты молодчина, Людвиг, молодчина. Ту же самую идею с караванами только при мне предлагали Шрестику раза два. Нет, три раза, да. И каждый раз он ее с возмущением отвергал. Это был тот еще цирк! Да! Я помню, как одного огневика он порывом ветра выкинул за борт! Когда того выловили, он попытался высушить себя заклинанием и вместе с водой испарил половину одежду!

Ногодил снова захохотал. Но его нынешний смех был лишь жалким подобием предыдущего.

— Ведь мысль насчет патрулирования Шресто сам выдумал и провел через Совет. Ради ее воплощения пришлось оторвать от работы половину архимагов, да. И идею с караванами воспринимал, как личную обиду. Да, он очень обидчивый, наш Шрестик, очень, да. А ты очень ловко провернул эту затею, Людвиг, — Ногодил похлопал меня по плечу. Рука у него оказалось тяжелой, — теперь Шрестик наверняка выдаст эту идею за свою. И парой недоброжелателей в Совете у него станет меньше. Ну да ладно, да. Главное, что маги будут заниматься делом, а корабли добираться до острова. Ведь так? Молодец, мой мальчик. Ловко ты!

— Понимаешь, Ногодил, в Академии был у меня один преподаватель. Звали его Лупих Озорн и вел у нас курс про магические травы. Стоит ли говорить, что студенты называли его Лопухом?

— Не стоит, Людвиг, не стоит, — прокашлял Ногодил. Он уже устал смеяться. Видимо, я мог этим тоже гордиться.

— Лекции он читал по собственным трактатам и требовал, чтобы мы всегда отвечали ему только по ним. А ошибок, серьезных и не очень, там была у него уйма. Но если кто-то начинал с ним спорить, ссылаясь на другие работы или собственный опыт, то Лопух выходил из себя, кидался чернильницей и ставил низкие баллы. Нести ему во время ответов его же ахинею я не мог, поэтому приходилось объясняться такими вот окольными путями, чтобы мою мысль он принимал за свою.

Я улыбнулся, вспоминая невообразимо запутанные логические конструкции, к которым мне порой приходилось прибегать.

— В результате я стал его любимцем, он постоянно ставил меня в пример, а по окончанию курса написал ректору Академии письмо, в котором безмерно меня восхвалил. Ректор Лидос Отон даже вызвал меня, читал мне письмо вслух и хохотал от восторга.

— Я знаю старину Лиди, — кивнул Ногодил, — выжать из него смех так же просто, как воду из камня.

— Но Лопух на этом не остановился. Он отправил Совету магов письмо, в котором потребовал — потребовал от Совета магов! — чтобы мне после окончания учебы присвоили ранг магистра! Он сам мне об этом сказал. И гордился этим. Я не знаю, читал ли там кто-то его письмо, или оно так и застряло где-нибудь в канцелярии. Но в том, что меня сразу сделали адептом третьей ступени, наверняка есть и его немалый вклад. Обычно же Академия выпускает только студентов первых двух ступеней и очень редко присваивает кому-то третью. В моем выпуске на двести человек нас таких было трое.

— Я думаю, ты и без этого заслужил третью ступень, мой мальчик, да! А за участие в походе на Диммир тебе могли бы дать и четвертую. Но пожадничали, пожадничали. Или решили, что ты пока слишком молод, архимаги ревниво относятся к подрастающим талантам, — Ногодил театрально развел руками, выражая безмерное сожаление по этому поводу. — Но я уверен, что на Дороттайне ты обязательно отличишься. А теперь пойдем, Людвиг, мы и так задержались на корабле, да. Капитан на нас и так косо поглядывает. Видимо хочет отправить нас отсюда поскорее и напиться. Плавать на одном корабле с нашим ненаглядным Шрестиком то еще удовольствие, да. Пусть отдохнет от него денек.

Ногодил подмигнул капитану, тот плюнул отвернулся. Юнга Корсон принес из каюты мой насквозь просоленный плащ, и мы, наконец, сошли на берег Дороттайна. Долгая дорога на остров завершилась.

Теневое море, остров Дороттайн.

2-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

— Добро пожаловать! — произнес Ногодил, когда наши ноги коснулись пристани. — Как впечатления?

— Пока непривычно. После корабельной качки кажется, что мы сейчас на твердой земле.

— Почти, Людвиг, почти. Остров закреплен основательно, но и он немного колышется на волнах. Прислушайся.

Я прислушался. Разумеется, речь шла не об ушах. Я ощутил воду подо мной. Мертвую воду Теневого моря. Здесь, у самой Стены, не было ни рыбы, ни мелких рачков, ни другой многообразной морской жизни. Вода подо мной плавно колыхалась. Набегала новая волна и слегка приподнимала весь остров, затем он медленно опускался вниз. А потом приходила новая волна. И так из года в год, из века в век…

Меня захлестнуло ощущением мощи этого неторопливого бега воды. Колоссальная энергия, заключенная в неподъемной морской толще, могла бы уничтожить весь наш мир. Напором цунами смести с суши все живое, обратить острова и континенты в морское дно. И лишь пики высочайших гор мира возвышались бы над бесконечной океанской гладью.

Ногодил смотрел на меня мудрым и понимающим взглядом. Он чувствовал, что нельзя тревожить мага, ощутившего сродство со своей стихией.

Я медленно приходил в себя, видение безграничного морского мира — мира без Тьмы, ибо Великий Океан смыл бы ее, жалкую соперницу! — ушло. Подо мной вновь была вода — могучая, равнодушная стихия. И не нашлось пока мага, способного в полной мере использовать ее исполинскую нерастраченную мощь. Не нашлось. К счастью.

— Порт тянется вдоль всего берега острова, да, — Ногодилу надоело молчать. — Мы находимся в центре. Здесь швартуются корабли архимагов, да. Самое лучшее место. Отсюда идет прямая дорога к центру острова и Башне. Где они обитают и заседают. Они — это архимаги, да. На севере от нас — улица Младших. Ну, я тебе о ней уже говорил, — он показал на длинный ряд старых кораблей. — Ты там будешь жить, пока рангом не выйдешь, да. А уж когда выйдешь, — магистр усмехнулся. — Когда выйдешь тогда и посмотрим, да. Обязательно.

Я показал на два корабля, стоявшие в самом конце улицы Младших. Они совершенно не походили на пузатые каравеллы и галеоны. Низкие вытянутые корпуса, одинокая мачта с прямоугольным парусом и весла, торчащие из борта по всей длине судна.

— Это боевые галеры из Перота, Людвиг. Тамошний тан прислал им нам в помощь. На случай, если придется сражаться с тварями Тьмы. Он так и выразился — с тварями Тьмы, — Ногодил улыбнулся. — Можно подумать, что эти твари когда-нибудь рискнут вылезти из глубин моря и напасть на остров. Но перотцы нам особо не мешают. На берег сходят редко, сидят все больше на своих галерах. Припасы им раз в месяц привозят с родины. Так что никаких проблем с ними нет, да. Временами они выходят в море и устраивают там маневры. Наворачивают круги вокруг острова, да. Стреляют куда-то из луков и баллист, а иногда так вообще сцепляются в абордаже. Вот это бывает даже весело, да.

О Пероте я знал немного. Небольшая прибрежная страна к северу от Лесных баронств за рекой Идр. Перотцы по сути своей те же варвары, которых изучает моя мама. Но не совсем дикие. Когда королевство Диммир расползлось на полконтинента, его граница проходила как раз по Идру. Так что часть северных варваров вкусила прелестей цивилизации. Какой-то воинственный вожак, используя оружие, выменянное у Диммира за моржовые клыки и китовый жир, подчинил несколько племен и принял титул тана.

Потом диммирцы пожалели о том, что продали варварам оружие. Те стали постоянно ходить с набегами вдоль всего побережья, добираясь почти до Лакриса. Но королевство распалось, Совет магов набрал силу, и перотцев приструнили. Лишь иногда они устраивали стычки с лесными баронами. Те отвечали набегами. Война шла вялая и никому особо не мешала.

Нынешний тан славился любопытством и любовью к искусствам и магии. Он завел у себя театр, выпросил у Лакриса пару магов для придворных нужд и, по слухам, сам в тайне обучался простейшим заклинаниям. С минимальным успехом.

Так что надо полагать, перотцы на Дороттайне не столько готовились к боям с "тварями Тьмы", сколько описывали для своего любопытного тана происходящее на острове. Маги им вряд ли мешали, никаких важных тайн варварам все равно не узнать, а их воины славятся выучкой и стойкостью в бою. В походе на Диммир они тоже участвовали. Сам я их в бою не видел, но слышал про них многое. Так что хорошие отношения с Перотом и его чрезмерно любопытным таном Совету нужны.

— На юге находится грузовой порт, — Ногодил продолжал рассказывать, — туда приходят корабли с припасами из Лакриса и Кании. И склады там, да. Там же высаживаются на берег и маги рангом пониже. Твоя бригантина пришвартовалась бы там, если бы доплыла. Жаль корабль и экипаж. И Трипката Солоби в особенности.

— Где его разместят? — судьба искалеченного в бою с ураганом мага была мне небезразлична.

— На острове есть лечебница. Его положат туда, а если не смогут вылечить, к чему дело и идет, честно говоря, — проговорил невесело Ногодил, — то Трипката отправят в Лакрис. Там шансов на благоприятный исход будет больше. Гораздо больше… надеюсь.

Ногодил погрустнел. Мысли о печальной участи Солоби привели его в уныние.

— Мне надо идти туда? — я показал на улицу Младших.

— Да, — сказал Ногодил, все еще погруженный в печальные мысли. Через мгновение он встрепенулся. — То есть нет! То есть, если бы у тебя были вещи, то мы бы сначала пошли туда и оставили бы их. Но так мы можем сразу пойти в Башню и уладить кое-какие формальности.

— Что за формальности? — мысль о заполнении бумажек не вызвала у меня ни малейшего восторга.

— Ну, должен же Совет знать, кто прибывает на остров. Где кто размещается, чтобы можно было быстро найти. Магов надо кормить, значит надо распределять продукты со складов, магов надо отправлять на дежурства. У нас тут много наблюдательных постов и лабораторий. Представь, что бы было, если бы сотни магов бесконтрольно шатались по нашему небольшому острову? Баррррдак! — раскатисто закончил Ногодил свою тираду.

— А меня куда отправят? Чем я буду тут заниматься? — я надеялся, что мне быстро найдут применение. Перспектива безвылазно просидеть на корабле несколько месяцев меня не прельщала. — Архимаг Подогайн, кажется, просил объяснить мне мои обязанности.

— А, это… Шрестик вообще много чего болтает. Хотя и не так много, как я, — Ногодил хохотнул. — Это не мне решать. Я тебя поселю, расскажу, что у нас где и как, а через пару дней тебя вызовет один из архимагов и решит, что ты будешь делать. Лодырничать тут никому не позволяют, да. Ну кроме всяких там… — неопределенно закончил речь магистр.

Тем временем мы пошли по главной улице острова по направлению к Башне. Людей вокруг было немного, а те, кто попадался нам на встречу, были одеты в разноцветные мантии. Мои камзол и штаны многим бросались в глаза, на меня косились.

Пару раз я видел знакомых по Академии, они закончили ее еще два года назад. Один меня не заметил и вошел в какой-то дом. Второй приветливо мне кивнул, шагнул навстречу, увидел Ногодила и, махнув на прощание рукой, удалился восвояси. Магистра здесь знали многие.

Он постоянно к кому-то подходил, перекидывался парой фраз, с кем-то обнимался, а одну магичку даже хлопнул пониже спины. Та вскрикнула и шутливо погрозила ему пальцем.

— Дома на этой улице предназначены для высокоранговых магов, — сообщил мне Ногодил после очередного короткого разговора с неким магистром Огня. — Не для архимагов, конечно, но и не для адептов младших ступеней, которых благодетели из Совета обрекли на вечную морскую болезнь, да. Вам, молодежь, еще повезло, что на острове нет ни одной таверны. Ты наверняка заметил, что в море вокруг Дороттайна нет никакой живности, так что обычное для юных магов утреннее кормление рыб после вечерней попойки прошло бы всуе. Ха-ха! — магистр посмотрел на меня задумчиво. — Тебе не смешно, мой юный друг?

— Да, Ногодил, не смешно. Я и сам не пью, а потому пьяные маги — да и не только они — меня сильно раздражают. И мне было совершенно не смешно, когда моего соседа по комнате в Академии вырвало на нужную мне книгу прямо перед экзаменом. Впрочем, когда я взял посох и вежливо объяснил ему, что кормить вместо рыб чужие книги нехорошо, ему стало тоже не смешно. А поначалу он так хохотал, так хохотал…

— Ты страшный человек, Людвиг, — пробормотал Ногодил, отстраняясь от меня, — страшный. Почти как Подогайн.

— Сосед, видимо, тоже так решил, так что через два дня снял жилье в городе и оставил меня в комнате одного. До конца курса ко мне так никого и не подселили. Вот было время, а!

— Наверняка хорошее было время, — согласился магистр, — когда я учился в Академии, то мы жили по четыре человека в комнате. И чтобы спокойно привести де… то есть почитать книжку надо было очень постараться и сплавить куда-то всех соседей, да. Хотя время все равно было неплохое. Очень неплохое, — Ногодил мечтательно закатил глаза.

— А почему здесь нет таверн? Да и лавок я тоже не вижу. Только однообразные деревянные дома, больше похожие на бараки…

— Да все потому же, Людвиг, потому же, да. Места мало, дерево для постройки домов везти далековато. К тому же архимаги — а наш Шрестик в особенности — полагают, что аскетичные условия жизни закаляют характер и заставляют больше времени проводить на дежурствах и постах. Ну кому захочется возвращать в такой клоповник, да? Хотя клопов тут, конечно, нету, но от этого не сильно легче. А сами архимаги, — Ногодил понизил голос, — видимо считают, что характеры у них и так ого-го какие закаленные, а работают они больше некуда. Так что в развлечениях они отказывают себе редко, да.

— А где мне покупать еду? Да и мантию новую надо будет раздобыть! — я пустил в ход последний аргумент.

— Нигде. Все запасы хранятся на складах. На каждый дом, ну или корабль, раз в неделю выделяют продукты. Съешь быстрее — сиди и голодай, — магистр горестно вздохнул. Видимо, у него был печальный опыт. — Если тебе нужна новая мантия или сапоги, то ты идешь к распорядителю на склад. Объясняешь, что и зачем тебе надо. Заполняешь нужные бумаги, — Ногодил заскрипел зубами, — и через неделю ты, возможно, получишь то, что тебе надо, да.

— Мда, — я задумался. — Мне это напомнило нелепую теорию некоего диммирского философа.

— Наргса? — Ногодил мне заговорщицки подмигнул.

— Ага.

— Говорят, что наш Шрестик, а именно он тут всем заправляет, его тайный поклонник. Только тсссс…

Сестренке здесь бы точно не понравилось. Похоже, что в плане покупок и развлечений Дороттайн — самое унылое место в мире. Если, конечно, не считать забавой изучение Тьмы и борьбу с ее ураганами и чудовищами. Впрочем, эти самые чудовища были больше персонажами слухов и легенд, нежели реальной угрозой.

Что ж, даже в такой ситуации были свои плюсы. Если теперь кто-то спросит, почему у меня нет положенной мантии, я скажу, что написал на нее заявку. И пока мне одежду не выдали. Горестно вздохну и обругаю местную бюрократию.

— Ходят слухи, что Шрестик собирается полностью перестроить Дороттайн. Сделать его квадратным и поделить улицами на равные части. Застроить абсолютно одинаковыми домами и заставить всех магов, сюда прибывающих, носить одинаковую одежду. Различия будут только в цвете, да. Также отменить все украшения и увеселения. И чтобы маги ели, жили и работали группами по восемь человек.

— Почему по восемь?

— Ему это число нравится, — Ногодил улыбнулся. — Для него это главный аргумент. К счастью, глава Совета пока не он. Но это вопрос времени. Если через месяц мы не окажемся во Тьме, то погрязнем в серости. К вящему восторгу архимага.

— А как же "Леди"? Я такого роскошного судна в жизни не видел! Да и одеяния, как у архимага, мало кто может себе позволить! Где же тут серость и аскетизм?

— А "Леди", мой юный друг, это маленькая слабость господина архимага. Приятное исключение, дозволенное только ему — борцу за всеобщее благо. И ему очень не понравится, если кто-то узнает его скромную тайну, обошедшуюся Совету в триста тысяч золотых дриргенов. Очень не понравится, Людвиг. Ты понимаешь меня? — спросил Ногодил серьезно. Очень серьезно. Неожиданно серьезно для столь веселого и беззаботного человека.

— Что это значит, Ногодил? — спросил я резко. Магистр отвел взгляд в сторону и сделал шаг назад. Я подошел к нему, взял за плечи и тряхнул.

— Что это значит?!

— Это значит, Людвиг, это значит… — прошептал Ногодил, глотая ртом воздух, как вытащенная на берег умелым рыбаком селедка. — Людвиг, мальчик мой, если говорить честно…

— А со мной так и надо! И можно без мальчиков.

— Ну, хорошо, Людвиг. В общем-то, это главное, что я должен был донести до тебя. Чтобы ты молчал о том, что видел на "Леди". Борьба за пост главы Совета вступает в решающую фазу — Щекир Годозайн умирает, бедняга — и господину архимагу не нужны… нелепые слухи, да. Он стремится реформировать Совет, изменить отношение магов к себе и людям. Мы слишком зазнались, мы погрязли в роскоши, мы оторвались от народа, мы забыли свои корни, мы должны измениться… — речитативом забормотал магистр Воды Ногодил Джереби.

Я снова его тряхнул.

— Ты мне сразу понравился, Людвиг. Поэтому я так тянул с этим. Я сразу понял, что это тебе не понравится.

— И вы оказались правы, господин магистр, совершенно правы. И все эти усмешки над господином архимагом… К чему они были, господин магистр? — при каждом "господине" Джереби все глубже вжимал голову в плечи.

— Между вами сразу проскочило что-то такое. Не неприязнь, не вражда, но что-то очень близкое к этому, да. Вы сами могли этого не заметить, но я чутко ощущаю отношения между людьми. Шутками над господином архимагом, которого я, разумеется, безмерно уважаю, я хотел расположить тебя к себе. Мы бы стали друзьями и потом ты, я думаю, с радостью выполнил бы маленькую просьбу своего нового друга. Ведь так, Людвиг?

— Пожалуй, — признавать правоту маленького толстого ничтожества было неприятно. Зато стало понятно, почему остальные маги так сторонились его. Скользкий тип.

— Но ты оказался слишком умен и принципиален, да. Слишком. Чем вызвал у меня еще большую симпатию. Я хотел оттянуть разговор как можно дальше, но ты сам вынудил меня сказать тебе это сейчас. Сам!

"Слишком умен и принципиален", значит. Моя сестра сказала бы просто — "зануда".

Магистр Джереби вызывал у меня теперь стойкое отвращение, но я все также крепко держал его за плечи. Хотелось отшвырнуть его подальше, но картинка у меня не складывалась.

— Зачем же архимагу вообще понадобилось нас спасать, Джереби?

— Он… он… — говорливый магистр запинался как самый тупой студент Академии на последнем экзамене.

— Что он?

— Он и не хотел вас спасать, — выговорил Джереби и затих, всхлипывая.

Я снова тряхнул его.

— Продолжай!

— Он пошел на помощь с таким расчетом, чтобы немного не успеть. Совсем чуть-чуть, да. Этот рискованный маневр помог бы ему повысить популярность среди некоторых членов Совета, которые считают его… чрезмерно осторожным, — Джереби с трудом подобрал подходящие слова.

— Проще говоря, он трус, ваш дорогой архимаг, да?

— Он не ожидал, что корабль остановится рядом с Тьмой. И тем более не думал, что кто-то выживет. Раньше… никто не выживал. Даже если корабль удавалось найти. А потом… он уже ничего не мог с вами поделать. Трипкат Солоби — уважаемый маг и хороший приятель Подогайна. А тебя видели слишком многие. Свита верна архимагу. Верна, но… до определенного предела. Поэтому он поручил мне присмотреть за тобой, Людвиг. Вот.

Джереби опустил голову. На магистра неприятно было смотреть — он потерял весь свой лоск и обаяние. И теперь я обнимал пожилого небритого мужчину. Проходящие мимо маги косились на нашу странную пару. Но пока нам никто не мешал.

— Проследить, значит, чтобы я не сболтнул чего лишнего, — процедил я сквозь зубы. — О маленьком секрете господина архимага. И что же теперь ты расскажешь своему хозяину? Когда вернешься на корабль, и он спросит, как ты выполнил его деликатное поручение?

— Я скажу ему правду, Людвиг. Что я предупредил тебя о том, что "Леди" — это секрет архимага. А ты произвел на меня впечатление умного и дальновидного молодого человека, да. Который не захочет связываться с архимагом и будущим главой Совета. И разве я не прав? — Джереби снова улыбался. Несколько печально, но торжествующе.

— Возможно, — я и сам пока не знал ответ на его вопрос.

— Господин архимаг — великий и принципиальный человек, могущественный волшебник, но… Людвиг, ты и сам наверняка заметил, что он ценит только собственное мнение. Или чужое, которое он может выдать за свое. Великим людям позволены маленькие слабости, которые только выделяют их подлинно сильные стороны.

Я промолчал. Подогайн не произвел на меня впечатления великого человека. А что касается магического могущества… Прорыв сквозь ураган выглядел весьма впечатляюще, пусть и был, как теперь выяснилось, скорее театральной постановкой. Да и сам ранг архимага говорит о многом. А вот в магистры нынче берут всякое отребье!

— И что мы теперь будем делать? — тихо спросил Джереби.

— Мы — ничего. А я буду заниматься тем, ради чего сюда и приехал. Исследовать Тьму, а если понадобиться — то и бороться с ней. Ты можешь убираться, дальше я сам разберусь, — я отпустил магистра.

— Канцелярия находится в Башне, Людвиг. Вход справа от главного. И еще, — Джереби немного помолчал. — Завтра "Рассветная леди" опять уходит в море. И вернется через неделю. Я надеюсь, что к этому времени ты немного отойдешь, мы сможем поговорить и все образуется. Ты мне действительно симпатичен, Людвиг.

— Убирайся.

— Хорошо, хорошо.

Магистр развернулся и пошел в сторону порта. Я немного посмотрел ему вслед. К счастью, он так и не обернулся.

Я пошел к Башне, разбираться со всеми формальностями. Настроение было подавленным, все мысли крутились вокруг событий последних суток. И что-то не давало мне покоя. Наконец, я понял, что это. И резко остановился, сжимая посох. Юнга Джеркис!

Я развернулся. Магистра Воды не было видно, похоже, что он куда-то свернул. И тогда я побежал в сторону порта. Мне было плевать, как смотрят на меня разряженные в разноцветные мантии маги.

Глава 4. Инквизитор

Сфера Лакриса, окрестности Эрина,

гора Апаротонак.

2-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

Звезда у некроманта получилась на загляденье. Даже мой занудный братик надолго задумался бы прежде, чем дать ей подходящее название. Впрочем, термины меня не волновали. Меня интересовала лишь эффективность. А уж сколько для этого Заратайну пришлось накарябать углов — два или пятнадцать — дело десятое.

К тому же я помнила слова Верро Урриса, преподававшего нам в Академии курс по борьбе с некромантами и их творениями. По его мнению, некромантия — самая консервативная сфера магии. Еще бы! Некроманты работают тайно, образование толковое получают редко, а любая ошибка запросто может привести к гибели. Поэтому они бесконечно воспроизводят одно и то же. Те же заклинания, почерпнутые из запрещенных древних трактатов, те же геометрические извращения, необходимые им для каждого второго, если не первого, ритуала.

Я бы не смогла заниматься некромантией — слишком нудно и однообразно. А вот мой братишка — запросто. И наверняка достиг бы на этом поприще выдающихся успехов. Синий он такой, он бы досконально разобрался, что значит каждая загогулина, отсеял бы каждый ненужный штрих.

И в результате, вместо пятнадцатилучевой звезды, нарисованной Заратайном, у него получилась бы, ну, максимум, семилучевая. Или даже эллипс. Но зато с идеально рассчитанными полуосями и фокусами. Синий у меня не только умен и зануден, но и ленив. Поэтому он делает только то, что надо в конкретной ситуации. Темные же обычно рисуют то, что рисовали и тысячу лет назад. А уж из каких соображений некромант, первым придумавший какое-то заклинание, нарисовал именно эту загогулину, а не любую другую, он и сам не скажет. Даже если его поднять из мертвых и спросить.

Впрочем, если Заратайну нравится ползать по земле, то это его дело. Лично меня созерцание некоей части его тела, которую не принято называть в приличном обществе, утомило через пять минут. Ничего симпатичного в ней давно не было, а колыхалась она слишком однообразно. Следить за руками некроманта было интереснее. Чем я и занималась, сидя под дубом на краю поляны в компании с Гарлом. И запивала галеты водой из фляжки.

Пес порыкивал на некроманта и урчал животом на меня, но я ничего не могла поделать. Запас еды у меня был небольшой, на долгую вылазку я не рассчитывала. Наконец, он не выдержал и убежал вглубь леса. Вернулся Гарл минут через десять, весь мокрый, довольный, и сразу полез обниматься. Разумеется, у него ничего не вышло. Мокнуть я не собиралась, хватит и обгорелой одежды.

Некромант закончил свой нелегкий труд. С хрустом разогнув спину, он осмотрел результат двадцатиминутного рисования и, кажется, остался доволен. Затем Заратайн разложил в нескольких местах фигуры обрывки балахона тени и подозвал меня.

— Красная, мне нужна твоя кровь, — он опять жадно сглотнул.

— Хорошо, Диллан.

Губа у меня зажила. Поэтому я вытащила из сапога нож с длинным тонким лезвием, на секунду задумалась и сделала надрез на левом запястье. Обильно выступила кровь. Заратайн зачарованно смотрел на ранку. Интересно, а он случаем не вампир? Прищурившись, я посмотрела на поднявшееся довольно высоко солнце. Вряд ли.

— Куда капать?

Мы с Заратайном обошли его творение. Моя кровь понадобилась восемь раз — в пяти углах и трех местах пересечения линий внутри фигуры. В четырех случаях кровь попала на обрывки балахона. Я зачем-то запоминала совершенно ненужные мне цифры. От волнения?

Некромант попросил немножко крови для себя. Но не выпил, как я мысленно предположила. Он начертил ей у себя на лбу восьмилучевой крест.

— Спасибо, Красная. У тебя особенная кровь, из нее можно получить уйму энергии. Любой вампир бы мечтал получить тебя на обед, — да, умеют же некоторые делать дамам комплименты. — Но в случае такой встречи я бы поставил на тебя, Красная.

Что ж, этот комплимент был получше, и я улыбнулась. А потом достала из внутреннего кармана белый шелковый платок с вышитыми орхидеями — как у любой истинной леди у меня был с собой десяток — и крепко перевязала запястье. Носовой платок — удивительно универсальная вещь. Особенно если побрызгать на него не духами, а, к примеру, эликсиром для заживления ран. С потрясающим ароматом жасмина. Эликсир стоил очень дорого, но мне его преподнес один мой поклонник, который имел несчастье встретить меня в алхимической лавке в Лакрисе.

Потом Юзтог попытался накормить меня обедом в шикарном ресторане, но я отвязалась от него. У парня не было ни единого шанса, а он и так на меня изрядно потратился. И не зря. Я его вспоминала каждый раз, когда использовала эликсир. А обед что? Я бы забыла его имя еще до десерта.

Некромант тем временем начал ритуал. Зазвучали слова заклинания. Разумеется, на древнем и неизвестном мне языке. Наверняка из словесной формы заклинания, как и из геометрической, можно было бы выкинуть большую часть. И получилось бы что-то в духе детского стишка на четыре строчки.

Например:

О темные силы!

Ко мне вы придите.

О темные силы!

К цели путь укажите.

И эффект был бы наверняка тот же, если не лучше. Но вся солидность исчезла бы. А без таинственности и внешнего лоска некромантия превратилась бы в примитивное трупооживление. Которым она, по сути, и является. Потеряла бы половину своей привлекательности, и у Инквизиции стало бы вдвое меньше работы по борьбе с темными культами.

Настроение у меня, несмотря на ночные события и гибель Сигурда, было приподнятое и беззаботное. Я не из тех женщин, что рыдают на могилах. Я поставила перед собой цель. И в данной ситуации мне оставалось ждать конца ритуала. Чтобы знать, куда мне идти за необычным темным магом, создавшим собственную тень.

Беззаботность беззаботностью, но я привела в порядок защитные заклинания. Зрение и слух обострились. И теперь я морщилась каждый раз, когда некромант произносил очередное слово с многочисленными шипящими. Также я приготовила огненную сеть и три мощные стрелы. На первое время этого должно было хватить. Поддержание большего количества заклинаний отняло бы у меня слишком много сил.

Гарла я отправила чуть в сторону, чтобы он мне не мешал. Боюсь, если что-то пойдет не так, то в магическом бою он мне не помощник. Главное, самой его случайно не зацепить.

Своим заклинанием некромант окончательно обрезал обратный путь к мирной жизни. Сжег все мосты, ведущие к сытому мещанству. Совет зафиксирует место проведения столь серьезного темного ритуала. И довольно скоро здесь будут ребята из Инквизиции — профессиональные борцы с некромантами и нежитью. Не чета обычным городским магам. Как скоро — зависит от того, рискнут ли они применять камни телепортации или будут добираться обычным путем.

Камни были редкостью, переносили только одного человека и давали погрешность в милю. После использования камень рассыпался. Они применялись только в самых экстренных случаях. Обычно, когда надо было вытащить кого-нибудь из пекла. В любом случае, оправдаться у некроманта шансов не будет. Никакие сказочки про многолетнее сидение в лесах ему уже не помогут. Что ж, такова страшная сила любопытства. Порой по убойной мощности оно превосходит даже красоту.

Ритуал между тем перешел в новую стадию. Обрывки ткани поднялись в воздух и заколыхались словно бы на ветру. Капли моей крови вспыхнули. Что ж, это гораздо лучше, чем просто лежать на земле или грязных тряпках.

Заратайн повысил голос и заговорил быстрее. Огоньки, обрывки обычные и горящие задвигались в сложном танце. Так продолжалось две минуты, потом тряпки снова опустились на землю.

Некромант вышел из центра фигуры и стал изучать получившийся узор. Кажется, ритуал завершился.

— Так, что же у нас получилось, — пробормотал Заратайн, разглядывая лежащие куски ткани. — Так, так, так… Вроде бы это Диммир, что совершенно неудивительно. А вот если конкретнее… хм… — некромант наклонился, — кажется это… неужели Karra Tronogo?

И в этот момент обрывки балахона снова вспыхнули. Все до единого, даже те, на которых не было моей крови. Пламя рвануло ввысь на десяток футов. Некромант попятился, нелепо моргая обожженными ресницами. Гарл зарычал в бессильной ярости. Он опять не мог ничего сделать.

— Диллан, что это?! — в правой руке у меня начала появляться огненная сеть, а в левой — стрела. Но не швыряться же огнем в языки пламени!

— Кажется, в дело вмешался наш неизвестный маг, — Заратайн стоял в окружении огненных гейзеров, но это его совершенно не смущало. — Он использует связи с тенью, чтобы передать энергию.

— Он оживляет тень?! — перспектива новой схватки с ней меня не радовала. В первый раз нам скорее повезло.

— Нет, — ответил некромант, глядя в сторону Эрина, — энергия идет дальше. К телам, которые тень оплодотворила. Процесс оживления зомби начался.

Пять зомби против полутора десятков стражников и трех магов. Расклад не в пользу последних.

— Сделай же что-нибудь! — пассивность некроманта выводила меня из себя.

— Я делаю, — коротко ответил он. Языки пламени резко уменьшились. — Я могу замедлить передачу энергии, но полностью мне ее пока не перекрыть. Понимаешь, Красная?

Я понимала. Он останется здесь и будет делать все, что в его силах. А мне надо спешить на помощь своим товарищам. Разговор о Karra Tronogo откладывался на потом.

Стражники и маги ушли час назад. Столько же занимает путь до города. Но это быстрым шагом. С телами и арестованными культистами они идут вдвое медленнее. Значит, они где-то на полпути в Эрину. Бегом я смогу настигнуть их минут через десять.

Некромант продолжал бороться с языками пламени, которые снова попытались вырасти.

Я подозвала Гарла.

— Вперед, мой мальчик. Мы должны бежать очень быстро.

И мы побежали.

Сфера Лакриса, окрестности Эрина,

Эринский лес.

2-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

Чтобы настигнуть отряд нам хватило восьми минут. Но мы опоздали.

Ушли они не так далеко, как я думала. Похоже на то, что они решили остановиться на поляне и передохнуть. Эта заросшая травой и цветами ровная площадка, окруженная со всех сторон здровенными дубами, и стала местом трагедии.

Вперемешку лежали тела двенадцати стражников — остальные, похоже, успели удрать — и двух пленных культистов. Эти были связаны, потому шансов выжить у них не было. Тело воздушника я заметила в ветвях дуба. Он взлетел на сук, чтобы оттуда обстреливать зомби заклинаниями. Маг рассчитывал, что будет там в безопасности. Но метко брошенный кем-то из мертвяков камень размозжил ему череп.

Одного врага маг успел забрать с собой. Он снес ему молнией голову, остальное довершили алебарды стражников. Изрубленные остатки еще шевелились, но сделать уже ничего не могли. Еще одного зомби убил Фозер, он разорвал его тело пучком ледяных болтов. Но, похоже, проморгал другого ожившего мертвеца, который мощным ударом в спину пробил ему грудную клетку.

Посередине поляны на коленях стоял прыщавый адепт огня. Он пытался вымолить у мертвецов жизнь. Дурак. Уже на моих глаза один из трех уцелевших зомби резким ударом снес ему голову. Тело так и осталось стоять на коленях.

Теперь победившие зомби намеревались пообедать. Один мертвец, судя по обрывкам формы — бывший стражник, склонился над телом Гаррена. Но тут же отлетел на десяток футов. Огненная стрела ударила ему в грудь, сразу запахло горелым мясом.

Остальные зомби — оба культисты — двинулись ко мне с разных сторон. В клещи, значит, решили взять Красную! Ну, попробуйте.

Третий, получивший огненную стрелу, копошился на земле. Скоро он встанет, и дела станут совсем плохи. Зомби гораздо медленнее человека, но о бегстве я не думала. Оставить тела товарищей на поругание этим тварям? Ну уж нет!

— Гарл, лево! — пес послушно занял позицию на краю поляны. Шерсть у него вздыбилась, он рычал и рыл землю лапой. Скоро, мой милый, скоро…

Я стояла неподвижно. Зомби подошли ближе. До меня им оставалось футов тридцать, между ними теперь оказалось всего шесть. Достаточно.

— Гарл, взять!

Яростный рык пса разорвал застоявшуюся тишину поляну. Битва началась.

Двухсотфунтовый комок мяса, шерсти и клыков в прыжке врезался в левого от меня зомби. Гарл вцепился в мертвеца, и они вместе полетели на второго зомби и сбили того с ног. Ловкий волкодав оказался, разумеется, сверху и принялся рвать восставшего к новой жизни культиста мощными острыми клыками. Зомби пришел в себя, рука взметнулась вверх, но попытка оказалась неудачной. Заметив угрозу, пес отпрыгнул в сторону. И теперь кружился вокруг двух поверженных зомби, выбирая момент для новой атаки. Третий мертвец поднялся на ноги и теперь шел на помощь соратникам. Пора было с ними кончать.

— Гарл, назад!

Пес недовольно посмотрел на меня, но снова занял свое место на краю поляны. Я швырнула огненную сеть. Она накрыла обоих зомби. Запах горелого мяса резко усилился, от тел пошел черный дым.

Я вытянула руку вперед, выкрикнула слова заклинания и резко сжала пальцы в кулак. Повинуясь моей воле, сеть начала сжиматься. Огненные волокна с трудом, но резали изменившуюся по приказу неизвестного некроманта плоть. Его счет передо мной раздулся до немыслимого предела.

Минус два! Сеть закончила свою работу, тела зомби развалились на части. Они продолжали сильно гореть и вонять, но уже не двигались.

Третий мертвец подошел к двум своим поверженным собратьям, на секунду замешкался и двинулся в обход. Гарл рыкнул и приготовился к новому прыжку. Нет, мой милый, твоя работа закончена.

Зомби был слишком близко к горящим телам. Повинуясь моему заклинанию, пламя выбросило огненные жгуты, обвившиеся вокруг рук и ног неупокоенного. Он рванулся вперед, но тщетно.

Я подошла к нему вплотную и, глядя в мертвые глаза, прошептала:

— Привет хозяину. Он — следующий.

Усилила щит от огня и в упор всадила в зомби две оставшиеся стрелы. Обгорелые ошметки разлетелись по всей поляне. Моего славного бесстрашного Гарла вырвало. Никогда не думала, что собаки на такое способны…

Я обошла место побоища. Живых не было. Безголовый изрубленный зомби продолжал вяло шевелиться. Сил, чтобы его сжечь, у меня не осталось. Я достала платок из красного атласа и бросила его на изуродованное тело. Щелкнула пальцами. Алхимическая пропитка платка ярко вспыхнуло. Огонь радостно накинулся на неупокоенного. Скоро от трупа останется только пепел.

Я подошла к телу Фозера. Прощай, мой милый зануда. Семьи у него не было, так что через пару лет о нем мало кто вспомнит. Посмотрела на труп воздушника, застрявший в ветвях дуба. Розори. Я с трудом вспомнила его имя. Мальчик был с выдумкой и мог далеко пойти. Интересно, за какие грехи его выпустили из Академии всего-навсего с первой ступенью? Уже не важно.

Обезглавленное тело огневика продолжало стоять на коленях посреди поляны. Он получил только то, что заслужил. Хочешь разговаривать с нежитью — иди в некроманты. И не позорь Огонь своими жалкими потугами стать великим магом.

Гаррен Тилби лежал на спине. Распахнутые так же широко, как и при жизни, голубые глаза смотрели в равнодушное голубое небо. Один цвет — а такая разная сущность. Я прикрыла ему глаза и вернулась к Фозеру.

Порывшись в его порванной и окровавленной мантии, я вытащила короткий цилиндр. Открутила крышку, внутри был крохотный прозрачный камень. Камень связи. Он был настроен на другой такой же, расположенный в нашей эринской башне. В городе оставался мой последний живой коллега — адепт Земли четвертой ступени Ярс Дифрин. Я стукнула по камню ногтем, он засветился.

— Ярс, ты меня слышишь? Ярс?

— Да, Красная, слышу! — раздался взволнованный голос мага.

Обычно спокойный Ярс был встревожен не на шутку. Впрочем, о смерти Сигурда он уже знал. Именно адепт Земли послал нам в помощь стражников и вытащил ночью из постели Диллана Заратайна.

Я молчала, не зная с чего начать разговор.

— Красная, что у вас происходит? Наблюдательные кристаллы вновь зафиксировали резкую магическую активность. И у горы Апал… — он сбился, — тьфу, Апаротонак! И на полпути к городу. Красная, что происходит?

— Ярс… все остальные… они мертвы. Может, только двум-трем стражникам удалось сбежать.

— А наши, Красная? Как наши?

— Они все, Ярс, — я обвела взглядом тела своих мертвых коллег.

— Что случилось, Красная? Кто их убил?

— Зомби, Ярс. Запроси помощь из соседних городов. И… — я замешкалась. — И сообщи в Лакрис, пусть присылают инквизиторов.

— Принято, Красная. Ты сама-то как?

— Я нормально, Ярс, нормально… — щелкнув ногтем по кристаллу, я выключила его.

Я сделала все, что могла. Инквизиторы перетряхнут весь город, разыщут уцелевших культистов и выбьют из них все, что те знают или хотя бы догадываются. Может, тень они сотворили и не сами, но как-то же они спутались с неизвестным некромантом, создавшим и приславшим ее.

Мне надо было возвращаться к Заратайну. Некроманту придется бежать из города до прихода инквизиторов, иначе ему придется плохо, очень плохо. А мне еще предстояло у него узнать, что такое Karra Tronogo.

— Гарл! — пес встрепенулся. Он успел вытереть морду о траву и теперь бродил среди трупов, обнюхивая знакомые тела. — Гарл, мы возвращаемся обратно к горе.

Волкодав зарычал, он не хотел больше встречаться с некромантом. Но когда я побежала, послушно пристроился рядом.

Обратный путь занял у нас двенадцать минут. Необходимости в чрезмерной спешке у нас не было, да и усталость брала свое.

На поляне, рассматривая нарисованную на земле звезду, бродил человек. Но это был не Заратайн. Черный плащ с капюшоном, в левой руке посох с рубиновым навершием, в правой — длинный меч. Значит, инквизиция не пожалела камень телепортации…

Я вышла из кустов на край поляны. Человек обернулся ко мне и сбросил капюшон. Теперь на меня смотрели до боли знакомые серые глаза. Для него эта встреча оказалась неожиданностью. Но он всегда отличался хорошей выдержкой.

— Госпожа Крор, кто это сделал? — инквизитор показал мечом на звезду Заратайна.

— Я не знаю, — ответила я.

И улыбнулась ему самой яркой и обворожительной улыбкой, на какую только была способна в нынешних обстоятельствах. Получилось не очень натурально. Раньше я улыбалась ему гораздо искреннее.

Сфера Лакриса, Эрин,

Башня городских магов.

2-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

Кабинет Сигурда располагался на втором этаже башни магов Эрина. Высокие арки окон, обитые орешником стены, солидная дубовая мебель. Здесь он обычно принимал посетителей и устраивал совещания. Здесь же, примерно сутки назад, он объявил нам, что пора брать зарвавшихся культистов.

Теперь в этом кабинете владычествовал инквизитор. Магистр Огня Джефар Стамли молча бродил из угла в угол, меряя комнату широкими шагами. Он ждал. И вскоре дождался.

Дверь приоткрылась, и в комнату зашел Ярс Дифрин.

— Господин магистр, госпожа адептесса, — вежливо поклонился нам маг Земли.

— Ну? — грубовато отреагировал Стамли. Я встала и сделала реверанс. Как истинная леди.

— Разрешите сообщить? — сегодня Ярс был сама вежливость.

В Академию он попал из деревни, проезжий волшебник заметил в сыне пастуха способности к магии Земли и забрал с собой. Но сегодня несостоявшийся козопас пустил в ход весь свой небольшой запас хороших манер. Он тянул время. Для меня. И я тянула время. Для Заратайна. Вот так сын пастуха помогал скрыться некроманту. Жизнь воистину странная штука.

Каждая минута имела значение. Когда мы с инквизитором добрались, наконец, до города — я сделала вид, что подвернула ногу, и очень натурально хромала — то я заметила в толпе Заратайна. Некромант зачем-то вернулся в Эрин. Вряд ли чтобы вытащить меня из лап инквизитора, хотя это был бы очень красивый поступок. Пусть и глупый. Скорее он собирал вещи в дальнюю дорогу и прощался с семьей.

Заметив меня с инквизитором, он махнул мне и скрылся в толпе. В руке некроманта я заметила дорожный мешок. Стамли насторожился — у всех инквизиторов очень хорошее чутье — но тут я запнулась, и ему пришлось подхватывать меня на руки. Затем он остановил повозку. Так что до башни мы добрались очень быстро. Попытавшись снова поговорить со мной — я всю дорогу молчала — он вызвал Дифрина и потребовал послать запрос в Лакрис.

Ярс, умничка, сразу понял, что торопиться с исполнением приказа инквизитора не стоит. Уверена, что по лестнице он спускался ну очень медленно. А сообщение из Лакриса просил повторить не меньше десяти раз, ссылаясь на помехи в связи. Рискуя, между прочим, своим будущим и магической карьерой.

Мы оба — и я и Стамли — точно знали, что содержится в сообщении, с которым к нам пришел Ярс, но необходимо было соблюсти все формальности.

— Говори же! — Стамли медленно выходил из себя. Раньше он вел себя гораздо вежливее.

— Сообщение из Лакриса, господин магистр. Адресовано вам и госпоже адептессе.

— От кого? — спросила я Ярса, изображая сильное любопытство. — Я сегодня не жду никаких известий. Или в сообщении есть что-то про моего брата? Он добрался до Дороттайна?

— Хватит! — Стамли сильно ударил кулаком по столу. Чернильница опрокинулась и залила какие-то бумаги. Бумаги Сигурда. Я тоже начала закипать.

— Господин магистр, прошу вас не портить собственность эринских городских магов!

— О, заговорила! Так чего же ты… вы раньше молчали? — он попытался продавить меня тяжелым немигающим взглядом. Не вышло, и он снова повернулся к Дифрину.

— Что в сообщении?

— Сообщение от архимага Огня Торна Логмотуса, господин магистр! — торжественно объявил Ярс.

На пальцах Стамли загорелись крохотные огоньки. Игра зашла слишком далеко. Ну что ж, надеюсь, я дала Заратайну достаточно времени. Рисковать ради некроманта товарищем я не собиралась.

— Спасибо, Ярс. Что в сообщении? Господину магистру явно не терпится об этом узнать.

— Господин архимаг сообщает, что он разрешает инквизитору магистру Огня Джефару Стамли допросить адептессу Огня четвертой ступени Лейлу Крор. И приказывает последней оказывать всяческое содействие оному инквизитору, — Ярс на одном дыхании оттарабанил послание архимага и вышел. Напряжение в комнате резко спало.

— Ну вот, госпожа адептесса. Необходимые формальности улажены и теперь вы обязаны отвечать на мои вопросы. Или вы хотите и дальше молчать? — он нежно погладил пальцами браслет на левой руке.

— Нет, господин магистр. Я готова ответить на любые ваши вопросы, касающиеся сферы деятельности Инквизиции.

Стамли удовлетворенно кивнул. Инквизиторы имели широкие полномочия, но Совет магов не хотел, чтобы созданная для борьбы с некромантами структура захватила слишком много власти. Поэтому для того, чтобы допросить волшебника, инквизитор должен был получить согласие от одного из архимагов соответствующей стихии.

Без такого согласия инквизитор мог только временно арестовать мага. Но зато после… После открывались очень широкие возможности. Если маг продолжал молчать, то инквизитор получал право использовать браслет подчинения. Такие были не у всех, но Стамли за те четыре года, что мы не виделись, поднялся в Инквизиции очень высоко.

— Госпожа адептесса, ну, так кто это сделал?

— Что именно, господин магистр? Ваши вопросы очень неконкретны! Я что, должна угадывать ваши потаенные мысли? — я обрушила на инквизитора шквал вопросов.

Кажется, он уже начал жалеть, что я решила заговорить.

Из Стамли наверняка получился отличный инквизитор. Огневики чаще других магов идут бороться с некромантами и нежитью, а Стамли маг очень хороший. Хотя и слишком зависимый от своего посоха. Стать магистром в тридцать четыре года мало кому удавалось. У него замечательная реакция и отличная физическая форма. В Инквизиции это очень ценят, так как привыкли полагаться не только на магию, но и на обычное оружие.

Одно время Синий всерьез думал о том, чтобы пойти в Инквизицию, но там очень жесткая дисциплина, а среди инквизиторов сплошные фанатики. Пример Стамли лишний раз это подтверждал.

Так что неудивительно, что он успел так далеко продвинуться. Помогла в этом, конечно, и война с Диммиром. Инквизиция отправилась в поход на темных магов чуть ли не в полном составе. Вернулось же не больше половины.

Но у Стамли есть один серьезный недостаток, незаметный на поле боя. Он косноязычен. Ему сложно четко выразить свою мысль, а со мной в словесных играх мало кто сравнится.

Он это прекрасно помнил, а потому вопрос, который он мне задал после минутного раздумья, был очень хорош.

— Кто нарисовал многолучевую звезду на поляне, где мы сегодня встретились, госпожа адептесса?

— Диллан Заратайн, бывший некромант, помилован Советом магов двадцать семь лет назад. С согласия и по приказу Совета помогает городским магам Эрина в расследовании преступлений, связанных с темной магией. Так, например, два года назад он серьезно помог…

— Достаточно, госпожа адептесса. Спасибо за ответ.

Жаль, заболтать его в этот раз не получилось. Стамли вышел за дверь и вскоре вернулся.

— Скоро сюда этого молодчика живо доставят. И вот тогда он мне все обо всем расскажет. Всенепременно!

Похоже, что работа в Инквизиции плохо повлияла на разум Стамли, который и раньше не был слишком острым и проницательным. И что же я в нем раньше находила? Смазливую мордашку, широкие плечи и высокий магический ранг?

Мне стало противно. Хорошо, что четыре года назад, когда он в своей косноязычной манере сделал мне предложение, я отказала ему. Как раз после этого Стамли и пошел в Инквизицию. Это был неожиданный шаг. Он сумел удивить всех своих знакомых.

— Скоро прибудут еще инквизиторы, — заявил магистр. — Мы быстро тут со всем разберемся. И с некромантами, и с их покрывателями.

Корявое слово резануло мне слух, но больше меня насторожило другое. Похоже, Стамли решил припомнить старое и свести со мной счеты. Или он так рьяно относится к своим инквизиторским обязанностям? Вряд ли он сможет сделать мне серьезную пакость, но вот надолго задержать в Эрине — запросто. Или даже отправит меня в Лакрис. В таком случае потеря двух-трех недель мне обеспечена.

Надо было как-то выкручиваться.

— Господин магистр, я со вчерашнего вечера была на задании. Я понимаю, что поспать мне не удастся, но можно ли мне хотя бы поесть и привести себя в порядок? — на мне оставалась все та же обгорелая одежда, забрызганная кровью зомби.

— Нет, госпожа адептесса. В интересах нашего расследования, я не могу отпустить вас… куда-нибудь отсюда, — ответил магистр, с трудом подбирая слова.

О Высшие силы! Что же сделали с ним в Инквизиции? Раньше он был таким милым и доброжелательным мальчиком, пусть и слегка туповатым. А теперь…

— Господин магистр, я очень хочу есть! Или вы решили морить меня голодом?

Он задумался.

— Нет, госпожа адептесса. Пока у меня нет оснований применять к вам пытку голодом… или иным образом. А если вы так хотите есть, то…

Стамли выглянул в коридор. И коротко что-то приказал.

— Я распорядился доставить еду. Мы будем есть. Здесь.

Он уселся на кресло Сигурда и стал смотреть в потолок. Со двора раздавалось невнятное рычание. Я оставила там Гарла. Надеюсь, Ярс догадался его покормить.

Еду нам принесли через двадцать минут. В комнату в сопровождении незнакомого мне мага Воды — видимо из подкрепления, вызванного Ярсом, — зашел слуга из ближайшей таверны. Он принес большой поднос, плотно заставленный тарелками, блюдцами и кружками.

— Господа маги, приятного аппетита вам. Когда доедите, кликните меня, посуду бы мне забрать.

— Не стоит, — сказал магистр. — Я куплю еду вместе с посудой. Этого хватит?

Парень ловко поймал два золотых кругляшка. Дриргены! Стамли заплатил раз в десять больше реальной стоимости еды и тарелок. Разумеется, слуга был доволен. И хозяину положенное отдаст, и себя не забудет.

— Благодарю вас, господин маг. Приятного аппетита вам, — слуга с поклоном исчез. С ним ушел и маг.

— Не люблю, когда всякие там копошатся под ногами, — пробормотал им в след Стамли. — А теперь — есть! — возвестил он и приступил к трапезе.

Раньше мне нравилось смотреть, как он ест. Тот, старый Стамли аккуратно отрезал небольшие кусочки, добавлял разные соусы и смаковал богато представленные в тавернах Лакриса деликатесы. Инквизитор же, лишь по нелепому совпадению носящий то же имя и то же лицо, ел, чтобы наесться. Он откусывал большие куски, жадно жевал и обильно запивал еду пивом. Бедный мой мальчик… что же с тобой сотворили?

Мне стало противно. Я взяла с края подноса тарелку с тушеными овощами, кружку яблочного морса и маленькое пирожное с вишенкой.

— Да, — удовлетворенно возвестил Стамли по окончании трапезы. — Во время похода на Диммир мы и не такую гадость ели. Эта еще очень ничего.

— Приятного аппетита, господин магистр, — запоздало сказала я.

Он промолчал, вытер руки о бумаги, лежащие на столе Сигурда, и удовлетворенно затих. Лишь изредка он поглядывал на дверь, ожидая, когда же введут Заратайна.

А я все думала о том, что же могло так сильно изменить его. Инквизиция? Но я видела и других инквизиторов. Среди них много фанатиков, но даже они произвели на меня впечатление разумных людей. Война? Но Синий тоже был на войне и вернулся, почти не изменившись. Он стал лишь немного взрослее и опытнее. Здесь было что-то еще. Что-то такое, что я не могла пока уловить.

Наконец, дверь снова открылась. Магистр сразу вскочил на ноги, я настороженно напряглась. Неужели некромант попался? Но это был не Заратайн. В кабинет Сигурда вошел адепт Воздуха пятой ступени Рикор Хромли из соседнего города Перегана. Мы несколько раз встречались. По делу о контрабанде волшебных животных.

— Красная, ты как всегда прекрасно выглядишь, — он поклонился мне, старательно не замечая ожоги и следы крови на моей одежде.

— Рада видеть тебя, Рикор. Пришли к нам на помощь?

— Да, Красная. Ярс Дифрин сообщил нам о трагедии, и мы сразу же прибыли. Пришлось скакать на этих проклятых лошадях. Кайс и Родгер сейчас работают на месте битвы с зомби. Бойня получилась жуткая, я сожалею, Красная…

— Где некромант, господин адепт? Или я за кем вас, по-вашему, посылал? — вмешался в наш милый разговор Стамли.

— Сожалею, господин магистр. Выполняя вашу просьбу — ведь вы же не мой начальник, так? — я прибыл к дому, где обитал оный господин Заратайн. Мне открыла его жена и сказала, что ее муж отдыхает после тяжелой работы и никого не принимает. Тогда я проверил дом магией и обнаружил, что в здании нет ни одного мужчины подходящего возраста. Я снова постучал. Женщина сказала мне, что господин Заратайн ушел по делам. И только после долгого разговора она призналась мне, что муж утром вернулся домой, быстро собрал вещи и убежал, даже не попрощавшись с детьми. Затем она заплакала и отдала мне письмо, предназначенное, однако, присутствующей здесь госпоже Крор. На нем так и написано: "Красной", — Хромли показал конверт.

— Я забираю его, господин адепт. Эта важная улика, — Стамли выхватил из его рук конверт, на котором большими красными буквами было начертано мое прозвище. — И я недоволен вашей работой. Из-за вашей неповоротливости мы потеряли времени… множество. Соберите всех магов и организуйте поиски! А я пока почитаю, что некромант написал своей сообщнице…

Стамли склонился над письмом, Хромли сделал первый шаг к двери.

— Рикор, неужели вы оставите меня наедине с этим чудовищем?! Вы же настоящий мужчина!

Оба мага выглядели растерянными. Такого обвинения не выдержало даже железное хладнокровие инквизитора.

— Что за… — начал магистр, но я не дала ему закончить.

— Это я должна спросить тебя! Что за грязные намеки ты делал, а?!

— Я не думаю, что инквизитор… — попытался вмешаться смущенный Хромли.

— А я уверена! Когда-то я отвергла его, а теперь он решил наверстать упущенное! Грязный ублюдок!

Я подскочила к Стамли, влепила пощечину и вырвала письмо.

— Рикор, спасите меня от него!

— Я… не…

— Вы же мужчина! А если этот негодяй вломится в ваш дом и захочет сделать с вашей женой… Нет, пусть все это слышат! — я схватила стоящую на столе увесистую статуэтку и швырнула в окно. Стекло с грохотом разлетелось. — И захочет сделать с вашей женой… — я добавила несколько крепких матросских выражений.

Хромли покраснел, а Стамли изумленно застыл на месте, похоже он и не подозревал, что такое возможно.

— Ну, так что вы сделаете, Рикор?! Будете мямлить или даже свечку инквизитору подержите? Отвечайте! Есть ли здесь хоть один настоящий мужчина, который защитит оскорбленную девушку?!

Я выхватила из кармана, мимоходом отправив туда письмо, тончайший шелковый платок. Смахнув им несуществующую слезу, я огляделась. Во дворе началась какая-то беготня, рычал Гарл, услышавший мой голос. Рикор схватился за сердце, Стамли понемножку приходил в себя. В комнату ворвались двое магов: Ярс и еще один, мне незнакомый.

Я указала на них пальцем.

— Вот те герои, которые спасут меня от тебя, грязный ублюдок!

Герои испуганно попятились. Но мой жест свое дело сделал, магистр выхватил меч и пошел прямо на них, в левой руке у него загорелся огненный шар. Я запрыгнула на стол и растянула над собой платок.

— А если не помогут они, то я поскачу в Лакрис! И глава Инквизиции призовет тебя к ответу, извращенец!

Маги исчезли за дверью, которую тут же вынес поток пламени. Магистр решил не церемониться. Он резко развернулся и сделал стремительный выпад мечом. Но меня на столе уже не было. Платок нес меня через разбитое окно на улицу.

— Схватить отродье Тьмы! — раздался дикий вопль Стамли.

Дыра в стекле оказалась слишком маленькой, я вся исцарапалась оставшимися в раме осколками. Но главное — порвался платок. И я полетела вниз с высоты второго этажа. Только бы не повредить ноги!

Вместо мощеного камнем двора я уткнулась во что-то мягкое и рычащее. Мой верный волкодав подстраховал меня.

— Бежим, Гарл, бежим!

Мы рванулись через двор к воротам. Попадавшиеся на пути люди испуганно шарахались в стороны. Из разбитого окна за мной рванулся огненный бич и слепо зашарил по двору, сбивая бочки и подвернувшихся людей.

— Схватить пособницу некроманта! — приказ инквизитора перекрыл даже вопли людей, попавших под его заклинание.

Что ж, после устроенного только что спектакля вряд ли найдется много желающих отправиться за мной в погоню. А если и найдутся, вряд ли они будут усердствовать…

Мы с Гарлом выскочили за ворота и побежали к западной окраине Эрина. Там, в конюшне Горбатого Клотта, всегда наготове стоял конь, предназначенный для срочных разъездов городских магов. Эта идея принадлежала Сигурду и не раз помогала сэкономить драгоценные минуты. Обычно же мы передвигались пешком, лошади не любят запах магии.

Я ворвалась в конюшню.

— Дядюшка Клотт, срочное задание! Вопрос жизни и смерти! Где наш конь?!

Не дожидаясь ответа, я подбежала к ближайшему стойлу. Наш жеребец всегда стоял на самом лучшем месте. Сегодня это был Жерар, стремительный, но несколько норовистый. Что ж, сойдет. Я вскочила в седло, быстро проверила сумки с припасами. Все на месте. Горбатый Клотт тщательно исполнял свои обязательства. А маги платили щедро.

Я уже выезжала из конюшни, когда он, наконец, пришел в себя.

— Удачи тебе, Красная, удачи!

Это были последние слова, которые я услышала в Эрине. Они мне понравились.

Из города я выехала по западной дороге и поскакала в сторону Лакриса. Пусть думают, что я и в самом деле помчалась туда. Чтобы пожаловаться на Стамли. Я вполне была способна на такой поступок, и он это знал.

По мощеному камнем тракту мы мчались целый час. Иссиня-черный Жерар сверкал глазами, вышибал подковами искры и расталкивал всех, кто попадался нам по пути. Гарл рычал и прыгал по телегам. Я продолжала кричать про извращенцев-инквизиторов, на которых в Лакрисе найдут управу. Вместе мы являли незабываемое зрелище. Я надеюсь.

Когда народа на тракте стало меньше, мы незаметно свернули на север. Еще через два часа мы въехали под тенистые своды Роннора. Там я устроила привал. Жерар готов был скакать дальше, но бедняга Гарл совсем выдохся. Да и день уже клонился к концу, надо было поспать. Вторую ночь без сна я бы не выдержала.

Я достала письмо некроманта. Разорвала конверт и вытащила из него две бумажки. На одной было собственно письмо, написанное мелким и стремительным почерком:

"Красная!

Наступают тяжелые времена, но я уверен, что мое письмо непременно тебя найдет.

Жаль, что наше знакомство продлилось столь недолго. Твое прозвище хорошо подходит тебе. Надеюсь, зомби не доставили тебе слишком много забот. Я сделал все, что мог. Мне повезло, что инквизитор появился в двухстах ярдах от меня, я его почувствовал и успел незаметно скрыться. Наступает новый старый этап моей жизни.

Что касается нашего единственного общего дела, смотри карту.

С уважением и восхищением, Диллан Заратайн".

Мне думается, что если бы некромант добавил к подписи "магистр темных искусств", то он не слишком погрешил против истины.

Своим письмом Заратайн подписал мне смертный приговор. Если бы Стамли успел его прочитать… Теперь у него есть только сам факт того, что некромант обращался с письмом ко мне. И обвинения в домогательствах, о которых нынче наверняка судачит весь город. Не самый страшный для меня вариант. Вряд ли стоит опасаться серьезной погони. Заратайн с точки зрения Инквизиции явно более крупная рыба.

Я развернула второй листок. Да, это была небрежно набросанная от руки карта Диммира. В одном месте стояла жирная точка и стояла надпись "Karra Tronogo". И перевод в скобках — "Чертог Темных".

Припасы у меня с собой были, но лезть в Диммир, пусть и разгромленный во время недавней экспедиции Совета, без подготовки — чистой воды самоубийство. Поэтому мне предстояло совершить один неприятный, но необходимый визит.

Но это не сегодня. Я расседлала и стреножила Жерара. Затем бросила кусок мяса Гарлу и насторожила защитные заклинания. А после улеглась спать, прижавшись к теплому боку пса.

Мои подруги-соперницы наверняка бы удивились, увидев меня, всегда такую элегантную и изысканную, в столь непотребном виде. Удивились и обрадовались. Мысль об их злорадной радости меня нисколько не расстроила. Что ж, времена меняются. И люди тоже.

А уж как бы удивился мой братишка! С мыслями о Синем я и уснула. Думать о мертвом Сигурде было слишком больно.

Глава 5. Улица Младших

Теневое море, остров Дороттайн,

Башня.

2-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

На пристань я ворвался стремительно. Кажется, мне что-то кричали вслед, но я не обратил внимания. Я подбежал к пришвартованной бригантине.

На борт меня не пустили. Дежурный матрос после моих долгих уговоров позвал капитана. Тот был пьян. С трудом ворочая языком, он сказал, что никаких Джеркисов у него на судне нет. Ему хватает и собственного юнги, от которого никакого толку. И другие бездельники на корабле не нужны. Капитан сделал могучий глоток из бутыли с вином и ушел обратно.

Так. Мы с магистром Джереби — я не мог больше называть его Ногодилом — на корабле прибыли довольно долго. Остальные маги ушли раньше, но Джеркиса я в их компании не заметил. Сейчас его на "Леди" нет, похоже, что капитан не соврал. Так куда же он делся?

Выбор у меня был небольшой. То ли бегать по незнакомому острову и искать юнгу, то ли ворваться на корабль и выбить из капитана все, что он знает. Скрипя зубами, я попросил матроса позвать Джереби.

— Господин магистр на корабль не возвращался, — ответил тот хрипловатым голосом.

— Где я могу его найти? — Джереби оставался последней ниточкой, связывающей меня с Джеркисом. Не допрашивать же лично господина архимага?

— У него есть жилье где-то на острове, — пожал плечами матрос, — где оно, я не знаю.

И эта ниточка оборвалась. Остров, конечно, небольшой. Но шансов наткнуться на Джереби при случайном блуждании было немного. Вот если бы здесь были таверны, то задача сильно бы упростилась.

Придется отложить поиск юнги на потом. Надеюсь, что с ним ничего не случилось. А если и случилось, то я вряд ли мог что-то изменить.

Я повернулся и вновь пошел к Башне. Косых взглядов стало гораздо больше. Только прибыв на остров, я уже серьезно подпортил себе репутацию. Ну и плевать.

Башня Дороттайна заметно возвышалась над всеми другими сооружениями острова. Она представляла собой солидное трехэтажное круглое строение (разумеется, деревянное), собственно башня поднималась над этим основанием еще на пять этажей. Видимо, там сейчас и заседали архимаги.

Вспомнив слова Джереби, я пошел не к главному входу, а чуть в сторону — в канцелярию. Зайдя внутрь, я очутился в просторной хорошо освещенной комнате. Длинный коридор уходил куда-то вглубь здания, связывая канцелярию с другими помещениями Башни.

Я подошел к ближайшему столу, за которым сидела молодая волшебница в зеленой мантии. Судя по всему, адепт Земли третьей ступени. Похоже, что на острове из немагов были только матросы.

— Добрый день, я только сегодня прибыл на остров и хотел бы уладить все необходимые формальности.

— Добрый день, меня зовут Сильва — она внимательно оглядела мою одежду. — Вы матрос? Обратитесь к кому-нибудь в порту. Как вы вообще сюда попали?

Я показал посох.

— Я маг. Но, к сожалению, — я был почти искренен, — моя мантия находится сейчас на дне морском.

— О! Так это вас спас архимаг Подогайн? Какой ужас! Ой! Я хотела сказать, что произошла ужасная трагедия! Но я рада, что вы спаслись.

— Так вы уже обо всем знаете? — я был неприятно поражен. Даже на острове магов слухи расползались очень быстро.

— Конечно! В канцелярию недавно заглянул Лирк Кропоталог — это воздушник из свиты архимага, несмотря на странное имя, очень милый старичок — и рассказал нам с девочками эту трагическую историю. Правда, девочки?

Две девушки, сидящие за соседними столами, кивнули.

— О, это такая ужасная трагедия! — сказала одна из них приятным голосом. Адепт Воздуха второй ступени, быстро определил я. Лица всех трех показались мне знакомыми, возможно, я видел их в Академии. А мне говорили, что молодым магам сложно попасть на остров!

Видимо, смазливая мордашка значит больше, чем талант и способности. Нескольким моим молодым перспективным коллегам по стихии отказали. Им, похоже, предпочли девушек. Впрочем… я еще раз внимательно оглядел всех трех. Симпатичной я бы назвал только Сильву, так что ее правильно посадили поближе к входу. А адептесса Огня второй ступени из дальнего угла была откровенно страшненькой.

— Да, это ужасная трагедия, — я решил подыграть им, — я еще сильно переживаю по моим погибшим товарищам. Поэтому хотел бы закончить все формальности как можно быстрее.

— Конечно, конечно, — Сильва распахнула огромный журнал и взяла в руки перо. — Лирк говорил, что вы проявили себя как настоящий герой, до последнего удерживая корабль на самом краю Тьмы! Так как вас зовут?

— Людвиг Крор.

— Стихия, ранг?

— Вода, адепт третьей ступени.

— О! Давненько к нам не прибывали водные новички. К тому же со столь низким рангом. Я не хочу сказать этим ничего плохого… ммм… — она посмотрела на запись в журнале, — Людвиг.

— Почему же, Сильва? Мы же в море? Как тут можно обойтись без магов Воды?

— Ну, архимаг Подогайн считает, что от вас даже в море мало проку. Не обижайтесь… ммм… Людвиг. Я всего лишь передаю его слова. Поэтому он предпочитает приглашать на остров магов других стихий.

— Таких, как вы? — я оглядел девушек. Ни одна из них не производила впечатления серьезного мага. Отстающими в Академии они, наверняка, тоже не были, но… Если Тьма вдруг выкинет что-то серьезное, они станут только обузой.

— Да, таких как мы, а не каких-то зазнавшихся водников! — громко сказала из своего дальнего угла огневичка. — А тебя я помню! Ты сломал нос моему парню своим посохом. А потом долго говорил что-то выспренно и заумно! Тебе бы только показать свою круть, а он меня потом бросил!

Некрасивая магичка громко высморкалась в платок и уткнулась в какие-то бумаги. Историю эту я помнил смутно. Говорил, скорее всего, про важность не только магического, но и физического развития. Соперником моим тогда был какой-то худосочный воздушник, и мой удар, похоже, не только сломал ему нос, но и основательно улучшил зрение.

— Вот-вот, — подтвердила слова коллеги Сильва, — вам бы только свою круть показать, — но смотрела она на меня теперь с большим интересом.

— А другие идеи архимага вы тоже разделяете? Ну, там насчет единообразия в одежде, или чтобы ввосьмером есть, спать и работать?

— Конечно! Вот посмотри на нас. Мы одеты в мантии одинакового покроя, на нас нет ни украшений, ни косметики. И что, мы выглядим от этого хуже?

В ответ я булькнул что-то невнятное, сдержать смех и язвительные замечания было очень сложно.

— Что?! — дружно воскликнули все три девушки.

— Прошу прощения, милые дамы, — сказал я спокойным голосом, — я опять вспомнил ужасы, недавно мной пережитые. Предложения господина архимага мне очень интересны и я с радостью обсужу их с вами потом, но сейчас я хотел бы отдохнуть. Где я могу это сделать, Сильва?

— До жилья мы скоро дойдем, Людвиг, — кивнула девушку, снова заглядывая в журнал. — На каком корабле вы к нам прибыли?

— Из Лакриса я выплыл на бригантине "Луч света", а на остров прибыл на бригантине "Рассветная леди".

— Хм, и как же мне это записать? — Сильва задумалась. Ситуация была необычная.

— Напишите через косую черту оба корабля, — предложил я.

— Зазнайка занудная! — прошипела из своего угла огневичка.

— Разумно, — просияла Сильва. И старательно выводя буквы, написала оба названия. — А теперь возьмите это, — она протянула мне какую-то разноцветную бумажку.

— Что это?

— Этот купон дает вам право получить на складе подходящую мантию, а так же еще ряд нужных вещей. У вас ведь ничего с собой нет?

— Да, все ушло на дно вместе с "Лучом", — подтвердил я. — Спасибо, Сильва.

— Это все, что я могу для вас сделать, Людвиг, — улыбка у нее была очень приятная.

Огневичка из своего угла снова что-то прошипела, к счастью, слов я не разобрал.

— А вот с жильем не все так просто, — грустно сообщила Сильва, — я могу вас разместить только на улице Младших. Да и то где-нибудь на "Старой каракатице" или "Канийском развратнике". Там, конечно, тесно и неудобно, но зато много ваших собратьев по стихии.

— Чтоб вас всех следующий шторм потопил, — вновь раздался голос огневички, обиженной и природой и мной.

Утонувший водный маг — это нонсенс, но просветить ее на эту тему я не успел.

— Я думаю, наш юный герой заслуживает более подходящего места! — неожиданно в наш разговор ворвался громкий сочный бас.

Девушки вскочили. Я обернулся. И сразу узнал обладателя голоса. Передо мной стоял архимаг Воды Кригг Парваль. Он командовал нашим отрядом в диммирской походе. Я, конечно, был больше на вторых ролях, но зато в полной мере смог оценить магическую мощь и талант архимага. Похоже, что он появился из глубины Башни. Но только когда? И что успел услышать?

— Добрый день, господин архимаг, — сказали мы дружно. Голос огневички дрожал, она боялась разноса. Но Парваль не собирался препираться с ней.

— Я только что с заседания Совета, — возвестил архимаг. — Мой коллега, Шресто Подогайн, подробно рассказал нам о своей операции по спасению попавшего в шторм Тьмы "Луча света". И в конце особо отметил как героизм присутствующего здесь адепта Воды, так и его проницательность. Именно после разговора с Людвигом Крором господину архимагу пришла в голову светлая и оригинальная мысль — отправлять из Лакриса корабли не поодиночке, а караванами. С солидным магическим прикрытием. Решение, разумеется, было сразу принято.

Архимаг укоризненно обвел взглядом девушек и остановился на Сильве.

— А вы, значит, хотите отправить его на "Каракатицу"?

Та торопливо пролистала журнал.

— Я могу предложить место на "Буром ленивце". Там достаточно просторно. Но среди соседей в основном адепты Земли. К сожалению, для того чтобы жить на самом острове, Людвиг рангом не вышел.

— Я думаю, что "Ленивец" меня вполне устроит, — сказал я.

Что-то мне подсказывало, что сама Сильва именно там и живет. Не самый страшный вариант, однозначно. Но у архимага уже появились на меня какие-то планы.

— У меня есть идея получше. Людвиг Крор, согласен ли ты на время оставить свой путь мага и пойти по моему пути?

Сильва ойкнула. Да, не часто архимаг предлагает адепту третьей ступени вступить в свою свиту. Каждому, даже самому могучему магу, нужны соратники и помощники. А еще ученики, которым он сможет передать свои знания и опыт. Архимаг не обязан собирать свиту, и может оставаться один хоть до конца жизни.

Но в таком случае ему придется отказаться от мысли о власти. Чтобы стать членом Совета, архимаг должен иметь не меньше восьми преданных сторонников, решивших разделить с ним его путь. Не отсюда ли взялась идея Подогайна насчет того, чтобы все делать ввосьмером?

Причем в свите должны быть представлены все стихии. Не меньше, чем на уровне магистра. Таким образом, каждый архимаг, входящий в Совет, выступает не только от собственного лица или от имени своей стихии, но защищает интересы всех магов. Как минимум, в теории.

Молчание затягивалось и становилось неприличным. Ну что ж, от таких предложений, пусть и столь неожиданных, не отказываются.

— Согласен, господин архимаг, — я склонил голову.

Сильва захлопала в ладоши. Затем выскочила из-за стола и поцеловала меня в щеку.

— Поздравляю, Людвиг! Это замечательно!

— Вот и хорошо, — сказал Парваль. — Теперь тебе выделят место в Башне, недалеко от меня. Освойся, осмотрись, а вечером заходи ко мне. Обсудим твое, то есть теперь уже наше, будущее.

Архимаг ушел обратно вглубь Башни, а в канцелярии ощутимо запахло горелым. Раздосадованная огневичка со злости подожгла какие-то документы на столе. И теперь безуспешно пыталась их потушить. Я вмешался. Облако тумана опустилось на бумаги, и огонь погас. Документы даже не промокли.

— Спасибо, — буркнула она, шмыгая носом. — У меня были бы большие проблемы. Меня Далной зовут.

— Людвиг, — снова представился я.

— Как бы я хотела тоже жить в Башне! — воскликнула Сильва. — Во время шторма или тумана ходить по улицам очень противно. Отвратительное место!

— Тогда зачем же ты приехала на Дороттайн?

Сильва замялась. В разговор вмешалась Дална.

— Она племянница Шресто Подогайна. Когда дядя предложил ей приехать на остров, Сильва не смогла отказаться.

— Почему же ты живешь на корабле?

— Потому что господин архимаг справедлив! — снова влезла огневичка. — Он не заводит себе любимчиков, как некоторые другие!

— На корабле мне даже нравится, — сказал, наконец, Сильва. — На "Ленивце" собралась хорошая компания. А здесь только старые архимаги, погруженные в свои важные дела, и их свита. Молодежи толком и нету. Скучно наверняка…

— Надеюсь, я здесь не заскучаю.

— Ты уж постарайся, — Сильва снова улыбалась. — А если вдруг станет тоскливо, приходи ко… — она осеклась и быстро посмотрела на коллег. — Приходи к нам, на улицу Младших. У нас всегда весело. Хотя и вечно качает. Но к этому быстро привыкаешь.

— Надеюсь, ты теперь не зазнаешься еще больше, — пробормотала Дална. — Хотя куда уж сильнее. Из-за вас, водников, всех магов и считают наглыми и заносчивыми.

— Не слушай ее, она всегда чем-то недовольна, — сказала Сильва, изучая записи в журнале. — Архимаг Парваль прибыл сюда с малой свитой в четыре человека, — я сразу вспомнил толпу в двадцать магов, которая следовала за Подогайном, — двое живут вместе, а тебя мы подселим к третьему. Он магистр Огня. Надеюсь, вы поладите.

— А как же четвертый?

— Четвертая, — поправила меня девушка. — Хелена Охкис, адептесса Воды пятой ступени, живет в… — она огляделась по сторонам и понизила голос, — в покоях архимага. Мы редко ее видим. Хелена появляется с Парвалем только тогда, когда ему необходима малая свита. Обычно на заседаниях Совета. А в остальное время…

— Понятно, — кивнул я.

С этим все было ясно. У каждого архимага, похоже, есть своя маленькая тайна. Только скрывают они ее по-разному. Я опять вспомнил свиту Подогайна, в которую входили только мужчины. Племянница, как выяснилось, у архимага имеется, а вот есть ли у него дети?

Сильва сделала запись в журнале. А потом объяснила мне, где находится моя комната, как пройти к ближайшему складу и где можно поесть. Мы мило поболтали еще немного. Я пожалел, что не попал на "Ленивца". Мне пора было уходить.

— Удачи на острове, Людвиг, надеюсь, мы еще увидимся!

— Спасибо, Сильва. Я тоже надеюсь.

Дална громко высморкалась.

Я вышел из Башни. На улице ярко светило солнце. Даже Стена не могла испортить настроение. Она угрожающе темнела на горизонте, но выглядела довольно мирно.

Никто не знал, какой она высоты. Издалека казалось, что она не больше полумили, да и лучи рассветного солнца легко проходили над ней. Но попытки заглянуть через Стену всегда заканчивались неудачей. Ничто не могло подняться выше ее уровня. Тьма хорошо хранит свои тайны.

Теневое море, остров Дороттайн,

северная часть порта.

2-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

Я снова пришел в порт. "Рассветной Леди" на месте уже не было. Похоже, архимаг уплыл сразу после заседания Совета. Странно, ведь он собирался в море только завтра утром. Я вспомнил пьяного капитана. Бедняга. Ему наверняка пришлось очень быстро протрезветь.

Значит и магистр Джереби исчез с острова минимум на неделю. И про Джеркиса я еще не скоро смогу хоть что-то узнать.

Мне надо было идти на юг, там, как мне объяснила Сильва, располагались склады. Но я сначала двинулся на север, к улице Младших. На "Каракатице" и "Развратнике" жили маги Воды, и я рассчитывал встретить там знакомых.

По дороге я наткнулся на капитана "Леди". С потерянным видом насквозь промокший моряк сидел на какой-то бочке. Похоже, что протрезветь ему не удалось, и Подогайн, не вникая в подробности и не слушая оправданий, вышвырнул его за борт. Решительность архимага заслуживала определенного уважения. Но и капитана было немного жаль.

Мне пришлось пройти почти через весь порт. Корабли, выделенные адептам моей стихии, были пришвартованы в самом конце улицы Младших. И производили гнетущее впечатление — старые, с оборванными парусами, глубоко просевшие в воду.

Я окинул суда магическим зрением. В трюме было по несколько крупных дыр, и лишь заклинания удерживали воду снаружи ветхих корпусов, не давая ей прорваться внутрь и утащить корабли на дно. По пристани никто не гулял, и я не видел, есть ли кто на палубе.

Немного подождав, я решил подняться на борт и пошел к трапу "Канийского развратника".

— Эй, матросик! Не хочешь поразвлечься? — раздался у меня за спиной высокий и даже немного писклявый голос.

От изумления я так и застыл. Неужели и на острове магов есть портовые проститутки?

— Ну, так что?

Я медленно обернулся, выставив зачем-то перед собой посох.

Передо мной стояли два парня. Один — высокий и широкоплечий блондин лет двадцати шести с честным и мужественным лицом. Второй был рыжеволос, худ и невысок ростом. На вид он казался моим ровесником. Глядя на меня, он ехидно улыбался. Несмотря на столь разительную разницу в сложении и чертах лица, было в них что-то общее. Братья, сразу подумалось мне.

Одеты они были в кожаные доспехи, усиленные роговыми пластинами. Босые ноги уверенно стояли на пристани, а на поясе у каждого висели ножны. Пустые, к счастью.

— Я не матрос, вы ошиблись, — сказал я, показывая посох. — Я маг!

— Вижу, вижу, — протянул маленький. — Магичок-слабачок. А сзади выглядел приличным человеком. Матросы хоть не столь трусливы, как маги. Но зато как ты подпрыгнул, когда я к тебе обратился! — он засмеялся.

Голос его звучал вполне нормально, хоть и несколько высоковато. Очевидно, до этого он пытался меня разыграть. Вот только зачем?

— Меня зовут Людвиг Крор, адепт Воды третьей ступени, — я решил представиться официально. Может тогда разговор пойдет более серьезно.

— Лю-ю-ю-юдвиг! — завыл маленький неожиданно громко. — Я бы и собаку так не назвал.

— Меня зовут Брайан, — вступил в разговор широкоплечий, — а это мой младший брат Седрик. Седрик, — заявил он все тем же серьезным тоном, — позор нашего древнего и славного рода Борго.

Несмотря на серьезное выражение лица, глаза Брайна улыбались. И я тоже решил вступить в эту игру.

— Уверен, что род Борго настолько древен и славен, что… столь незначительный позор не в состоянии запятнать его гордого имени.

— Несомненно, — подтвердил Брайан, — не способен. Хотя он и очень старается.

— Спелись, — недовольно пробормотал Седрик. И снова обратил внимание на меня. — Поговорить-то вы, маги, горазды! А вот для всего остального кишка тонка. Нечего ведь возразить?

— Не связывайся с ним, Людвиг! — раздался сверху знакомый голос.

Я повернулся. У нас уже успели появиться зрители. Десяток магов в синих мантиях стоял у борта "Развратника". Одним из них был Нессор Зокки — адепт Воды второй ступени и мой хороший знакомый по Академии. Он окончил ее на два года раньше меня.

— Это перотские варвары. Они тут нам вроде как помогают, но на самом деле этот вот ходит по пристани и постоянно всех задирает. Он хоть и маленький, но успел передраться с половиной наших и с кучей матросов еще. И почти всех изрядно отколотил.

— Величие варвара определяется силой его духа, а не размерами тела! — выкрикнул Седрик. — А ты, Лю-ю-юдвиг, — он ткнул в меня пальцем, — очередной трусливый маг.

— И как же ты предпочитаешь драться?

— Я оставляю это на усмотрение противников, — он презрительно усмехнулся. — Это еще никому не помогло. Ну, главное чтоб без магии, — уточнил он напоследок.

— Хорошо, я буду с тобой драться…

— Не надо, Людвиг! — крикнул мне Нессор.

Я взвесил в руке посох. Другой такой же мне не найти, да и жалко. Я посмотрел вверх. Шлюпки на "Развратнике" еще сохранились.

— И какое же оружие ты выберешь? Большинство пыталось драться со мной голыми руками. Вот дурачье! Они думали, что если я маленький, то слабый. Ха!

— Нессор, будь другом, принеси мне два весла из той шлюпки!

Вскоре маг спустился на пристань с двумя шестифутовыми веслами. Я отдал Нессору посох и взял одно из них. Баланс, конечно, оставлял желать лучшего, но драться можно.

Седрик выглядел озадаченным.

— Ты хочешь драться на… веслах?

— Да. Или бесстрашный варвар струсил?

Брайан улыбнулся. Седрик вскипел.

— Нет! Я никого и ничего не боюсь! — он выхватил у Нессора второе весло. — Будем драться на веслах!

Зрителей набралось уже три десятка. И новые все подходили. Среди них были и маги, и варвары с пришвартованных неподалеку галер.

Брайан расчистил для нас в толпе подходящих размеров площадку. Похоже, это было его привычное занятие.

— Начинайте! — сказал он.

И мы начали. Я перехватил весло двумя руками посередине, теперь я мог драться обоими его концами. Как и привычным посохом. Седрик же, похоже, впервые имел дело с подобным оружием. Которое, к тому же, превышало его рост.

Двигался варвар стремительно, делая обманные движения и ложные выпады. Несомненно, Седрик был бы опасным соперником при любом другом выборе оружия. Но громоздкое весло сковывало его движения.

Он схватил его за рукоять, как двуручный меч, и, размахивая лопастью весла, ринулся в атаку. Я уклонился от его неопасного из-за слишком широкого замаха удара, и стукнул пролетевшее мимо весло своим. Седрик с трудом удержал внезапно рванувшееся из рук оружие и теперь ошалело стоял, глядя то на меня, то на весло.

Надо было этим пользоваться. Теперь атаковал я. Он попытался парировать мой удар. Я отбил его неуклюжую попытку нижней частью своего весла, проскочил мимо и со всей силы врезал ему по затылку лопастью. Ойкнув, Седрик повалился на пристань.

Брайан мгновенно подскочил к брату, склонился над ним и облегченно вздохнул:

— Он в порядке. Скоро очнется. А вот огромный синяк на затылке долго будет ему уроком. Честная и чистая победа, Людвиг, — он поклонился мне, закинул брата на плечо и понес его на галеру.

Через несколько шагов он обернулся.

— Ты преподал моему брату хороший урок. От имени рода Борго я благодарю тебя. Приходи к нам в любое время, за помощью или просто в гости. Мы будем рады тебе.

И он пошел дальше. Остальные варвары потянулись за ним.

— Спасибо тебе, Брайан из рода Борго! — только и успел я крикнуть ему. Меня уже со всех сторон облепили радостные маги. Они кричали и поздравляли меня с победой. Хорошо, что хоть не пытались качать на руках. С их-то физической подготовкой это было для меня чревато.

Радостно галдящая толпа втащила меня на корабль.

Теневое море, остров Дороттайн,

порт, галеон "Старый развратник".

2-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

Для столь крупного судна палуба у галеона оказалась маленькой. Я вспомнил, что и у канийцев и в портах Торгового союза пошлину берут за площадь палубы, и купцы стремятся максимально ее уменьшить. Потому галеоны и получаются такими пузатыми.

Так что мы отправились в кормовую надстройку. Она, кажется, называется ютом. Здесь было что-то вроде общего зала. Окна распахнуты настежь, столы сдвинуты. На некоторых остались недоигранные партии в пристл и хород. Народа набилось много, похоже, к водным магам с "Развратника" присоединись состихийники с "Каракатицы" и со всей улицы Младших.

Фигурки и карты немедленно сбросили на пол, и на столах появились бочонки с пивом, наверняка паршивым, караваи черствого хлеба и куски сушеного мяса.

Все как в старые добрые студенческие годы. Все это вызвало у меня отвращение. Но меня уже усадили и поднесли пенящуюся кружку, от которой отчетливо несло кислятиной.

— За твою победу, Людвиг! — выкрикнул радостный Нессор. — Ты его шикарно отделал, этого коротышку!

Я твердо отодвинул кружку.

— Нессор, ты же знаешь, что я не пью ни пива, ни вина.

— Ну, за победу же можно немного! Правда, ребята?

Маги, разумеется, заорали "да" и стали чокаться кружками. На пол полетели хлопья пены.

— Нет! — громко сказал я и вышвырнул кружку в распахнутое окно. Прости меня, Теневое море!

Стало тихо. Все смотрели на меня. Видимо, ждали продолжения. Ну ладно.

— Мы — маги Воды! — я поднялся. — Ведь так? И зачем же нам пить всякую мерзость? Которая, к тому же, оскверняет самую суть нашей стихии? Пусть вино и пиво пьют все остальные! Нам не нужна эта гадость!

— А что же нам пить, Людвиг? — спросила стройная невысокая девушка с грустными зелеными глазами.

— Видимо, воду! — крикнул кто-то из глубины и сразу заржал. Его поддержали, но как-то вяло. И не все. Девушка все смотрела на меня.

— Да, воду!

— Ты, видно, записался в сторонники Подогайна? — издевательски спросил все тот же голос.

— Может, мы бы и пили воду, Людвиг, — сказал Нессор, — но всю воду на остров привозят с континента. По дороге она часто портится, а нам выделяют самую плохую ее часть. Мы ее подправляем немножко, но даже после этого пить эту воду очень неприятно.

Я подошел к распахнутому окну и широким жестом указал на бесконечный простор Теневого моря.

— Маги! Зачем вам вода с континента? У вас же тут целый океан!

Тишина стояла мертвая, даже ехидный голос не нашел, что сказать. Я же продолжал действовать по наитию, надеясь, что не творю несусветную глупость. Сложил ладони ложечкой и усилием воли вырвал из морской глади небольшой водяной шарик. Он послушно взлетел ввысь, опустился в мои ладони и снова растекся.

Я развернулся к коллегам и сделал жадный глоток. Волна наслаждения прокатилась по всему телу, унося с собой усталость и тревоги.

— Потрясающе, — только и смог выдохнуть я. — Кто еще хочет попробовать?

Ко мне подошла все та же грустная зеленоглазка и робко спросила:

— Можно мне?

— Конечно.

Я опустил ладони с водой пониже, чтобы ей было удобнее пить. Она осторожно сделала маленький глоток. Потом еще один и еще. Она подняла на меня удивленные глаза и прошептала:

— Это очень… вкусно, Людвиг.

Она обернулась к молчащим магам.

— Ребята, это потрясающе вкусно!

— Но как же так? — ошарашено посмотрел на меня Нессор. — Морская вода ведь соленая и горькая!

Я стряхнул на пол остатки воды и показал всем свои руки. Они были покрыты белым налетом.

— Вот она, ваша соленость и горькость!

Я дунул, и кристаллики морской соли разлетелись по залу. Кто-то громко чихнул.

— Людвиг, ты научишь нас этому заклинанию? — спросил Нессор. — Почему нам не показали его в Академии?

— Потому что нет никакого заклинания, Нессор. Надо просто почувствовать стихию, ощутить свое родство с ней. И захотеть — сильно захотеть! — очистить ее от всего наносного и ненужного. Чем больше вы будете вливать в себя всякой мерзости, тем сложнее вам будет это сродство ощутить.

Маги внимали мне, словно пророку. Хотя слова про сродство мага со стихией им твердили все время обучения, но для большинства они так и остались пустым звуком.

— Не обязательно брать морскую воду! Можно использовать любую тухлятину! Даже это ваше прокисшее пиво! Но от него будет слишком много отходов.

Разумеется, остальные тоже захотели проделать это маленькое чудо. Но выяснилось, что далеко не всем под силу поднять воду из моря наверх, поэтому мы веселой гурьбой высыпали на палубу.

Во многом Подогайн все-таки прав. От таких магов Воды толку немного. Но и большинство молодых магов других стихий тоже мало на что годятся. Их бы отправить куда-нибудь лет на десять, чтобы поработали. Или хотя бы на войну. Там учатся быстро. Я вспомнил Перта Уирри, Длока Голшона и остальных. Вспомнил всех тех, кто не вернулся из похода на Диммир.

Мои коллеги развлекались. Зачерпывали воду ладонями и пытались её очистить. Кто-то сосредоточенно на нее смотрел, кто-то кричал и умолял, кто-то вспоминал более и менее подходящие заклинания. А я подходил ко всем по очереди, пробовал, морщился и пытался помочь. Получалось по-разному, но в целом не блестяще.

Лучше всего вышло у зеленоглазой магички, я уже знал, что ее зовут Магна и она адепт второй ступени. Она обучалась не в Академии, а дома. Ее отец оказался не только хорошим магом, но и способным преподавателем. Так что когда он в этом году привез ее в Лакрис, Магна без особых проблем сдала экзамены экстерном. И стала полноправным магом.

Такое домашнее обучение часто практиковалось магами, дети которых выказывали склонность к той же стихии, что и родители. И те брались самолично воспитать из чада талантливого волшебника. Обычно получалось не очень. Подобные детки либо с трудом сдавали на первую ступень, либо год-два доучивались в Академии.

Но от первого результата Магны мне все равно стало плохо. Во второй раз получилось гораздо лучше. Она была на верном пути.

Веселье продолжалось часа полтора. Все промокли насквозь и пошли есть. Время-то уже было послеобеденное.

Я очистил полгаллона морской воды, на большее у меня не было сил. К счастью, этого хватило. Маги пили воду маленькими глоточками, она отлично утоляла жажду. К пиву так никто не притронулся. Замечательно.

Потом пели песни, вспоминали годы учебы, мне наперебой рассказывали истории из жизни на Дороттайне. С тех пор, как Тьма начала проявлять активность, на остров зачастили архимаги со свитами, магистры и адепты высоких ступеней. Так что молодых магов, прибывших сюда сразу после Академии, постепенно оттерли на второй план.

Их лишили мест на наблюдательных пунктах и в лабораториях, запретили путаться под ногами старших коллег. А в довершение всего выселили на пригнанные с континента старые лоханки. Вывозить их в Лакрис никто не торопился, видимо на случай, если они вдруг понадобятся. Так что дни они проводили в безделии и однообразных развлечениях.

Из их слов выходило, что и мне предстояла такая же судьба. Уже темнело, так что мне пришлось их разочаровать.

— Все было замечательно, друзья! Мне уже пора идти, но я к вам непременно еще вернусь!

— Куда это ты, Людвиг? — искренне удивился Нессор. — Тебя разве не поселили с нами на "Развратнике" или "Каракатице"?

— Нет, Нессор.

— А, ты сумел обаять девушек в канцелярии, и они тебя поселили на корыто получше? — маг понимающе улыбнулся. — Ну, так идти в любом случае недалеко. Или лучше так, Людвиг! Перебирайся ты к нам. У нас хоть и дует изо всех щелей, и качает постоянно, зато весело очень!

Маги стали наперебой уговаривать меня остаться с ними.

— Нет, ребята. Я бы и рад, но сегодня архимаг Кригг Парваль пригласил меня к себе в свиту. Так что жить я буду в Башне.

Мне снова удалось изумить коллег. Но на этот раз к удивлению на многих лицах добавилась и зависть. Их можно было понять. Многие торчали здесь уже года по два-три. Их лишили возможности заниматься любимым делом, сослали на старые корабли, поили протухшей водой и прокисшим пивом. И тут появился я. И сразу получил все то, о чем они могли только мечтать.

Первым опомнился Нессор. Он горячо обнял меня.

— Поздравляю, Людвиг! Я всегда знал, что ты далеко пойдешь! Молодчина!

Потом подошла Магна.

— Поздравляю, Людвиг, уверена, что ты это заслужил. Не забывай нас, мы всегда рады тебя здесь видеть, — и она крепко пожала мне руку своей маленькой горячей ладошкой.

Меня поздравили и остальные. Мне даже пришлось еще раз проделать "чудо преображения воды в воду" — так его окрестил Нессор — чтобы мы смогли "обмыть" мой успех. Проводы растянулись еще на полчаса.

И, разумеется, они пошли меня провожать. Не все, конечно. Человек семь, среди которых были и Нессор, и Магна.

Теневое море, остров Дороттайн,

южная часть порта.

2-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

Сначала мы пошли в южную часть порта, где мне надо было получить мантию и все прочее. Я бы с удовольствием уклонился от сомнительной радости выглядеть, как добропорядочный маг. Но теперь я состоял в свите Парваля, так что придется соответствовать. Мой внешний вид перестал быть только моей заботой.

Оставаться самым эпатажно одетым магом на острове мне предстояло еще очень недолго. Вот сестренка удивится, когда узнает, что я шокировал тут окружающих экстравагантностью в одежде. Надо бы письмо ей написать при случае. Корабли в Лакрис уходили регулярно. Необходимости в караванах не было, так как ураганы Тьмы не нападали на суда, идущие в обратном направлении.

Дружной гурьбой мы ввалились на склад и разбудили очень недовольного мага Земли, который тут всем заправлял. Количество волшебников на единицу площади превышала на Дороттайне все мыслимые пределы.

Пожилой адепт третьей ступени мрачно посмотрел на выданную мне в канцелярии бумажку. И забавно перекатываясь на коротких ножках, удалился в темную глубину склада.

Ждали мы его минут десять. Он неожиданно — несмотря на изрядное брюшко — появился с другой стороны и небрежно кинул мне мешок с вещами.

— Носки, нижнее и постельное белье, полотенце, бритва, зубной порошок и прочий необходимый хлам, — расписал он мне содержимое мешка. — Будешь проверять?

— Нет, — рыться в темноте в носках и бритвах мне не хотелось.

— Твое дело. А вот синих мантий нужного размера нет. Завоза не было давно, а нового скоро ждать не приходится. Не до того. Твои-то коллеги все больше худосочные, на них мантии и остались. Прилично сложенные маги только среди земных попадаются. И ты вот приперся. На мою голову. Возьмешь зеленую?

Я развернул протянутый им сверток.

— Великовата для меня будет. И цвет не тот.

— Ушьешь! Уменьшить — не увеличить. Большого умения не надо. И ленточки синие повяжешь, чтоб знали, что ты водный. Да и какая тебе разница? Тебе ж все равно в трюме сидеть. А так хоть на приличного человека будешь похож. Ну как, берешь?

— Нет, еще поискать попробую, — рассказывать ему, что я буду обитать аж в Башне, я не собирался.

— Ну, как знаешь. Если у меня нет — ни у кого нет. Все равно ко мне придешь. Голубую можно было бы перекрасить. Но воздушники еще худосочнее водников. Или могу кусок ткани синей дать. За недельку сошьешь себе вполне приличную мантию. Всяко лучше, чем как эти, — он указал на пришедших со мной магов, — пить и буянить. Профессию опять-таки освоишь. Будет с чего кормиться, когда вас, водных, из магов попрут.

Перспектива получалась невеселая, но я не унывал. Я рассчитывал, что помимо этого склада, на острове есть и другие. Получше. Я же, как-никак, теперь в свите Парваля. А сами-то архимаги явно не здесь одеваются.

В конце концов, можно будет попросить прислать мне мантию из Лакриса. И пусть обвиняют в типичном для водных магов снобизме сколько угодно. Лучше уж это, чем шить синюю мантию, перекрашивать голубую или обвязывать ленточками зеленую. Пусть на меня косятся, а не смеются.

Мы попрощались и вышли на пристань. Мои сопровождающие выглядели подавленно, слова адепта Земли сильно подпортили им настроение. Мы неторопливо пошли на север.

У пристани для кораблей архимагов нам предстояло расстаться. Мне надо было идти в Башню на разговор к Парвалю, а ребятам — возвращаться на корабль. И снова бесцельно тратить свое время на всякую ерунду.

Мы отошли от склада ярдов на двести, когда я резко остановился. Я словно почувствовал внизу, в мрачных глубинах Теневого моря, что-то очень знакомое. Знакомое и опасное… Я резко закрыл глаза, и попытался почувствовать, что же затаилось там. И тут перед моим лицом пролетела молния.

Яркая вспышка ударила мне по глазам даже сквозь веки. Раздался громкий треск — молния попала в стоящий у причала бриг. Он загорелся.

— Лежать! — крикнул я, но моя команда не имела смысла. Временно ослепшие маги и так повалились на пристань.

За бочками мелькнула тень с посохом. Неизвестный маг начал творить новое заклинание. Я метнулся в сторону, уходя подальше от своих товарищей. Я был твердо уверен, что маг охотится на меня, и не хотел подвергать их большему риску.

Из темноты вылетела вторая молния, я легко отбил ее водным заслоном. Но это был отвлекающий маневр. Остальную мощь маг вложил в сеть молний, которая окружила меня полукольцом и медленно сжималась. Я знал, что воздушник сейчас напрягает все силы. Он стремится ускорить движение молний, но выбранное им заклинание было очень неповоротливым. Зато надежным.

Мне оставалось последнее. Мой водной молот ударил по пристани снизу, бочки зашатались и попадали. Одна зацепила мага и он "потерял" заклинание. Сеть вспыхнула и растаяла в воздухе, опалив мне волосы и брови.

Я рванулся к придавленному бочкой магу. Он пытался вылезти из-под нее, но медленно, слишком медленно. Мои ледяные болты успели раньше. Один впился в бочку, второй пролетел мимо, но зато третий попал в грудь воздушнику. Он в последний раз дернулся и затих, на мантии выступило огромное темное пятно.

Слегка пошатываясь и моргая полуослепшими глазами, я медленно пошел к моим поверженным товарищам. Вокруг раздавались крики, к нам спешила подмога.

И в этот момент новая вспышка прилетела откуда-то слева. Значит, их было двое… Это была последняя мысль, которая успела промелькнуть у меня в голове. Впрочем, она уже не имела никакого значения.

Глава 6. Граф

Роннорский лес.

3-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

Роннор впечатлял. Исполинские дубы вздымались к небу огромными шершавыми колоннами. Кабанье семейство проводило меня равнодушными взглядами из зарослей боярышника. Пару раз нам навстречу выходили волки, но Гарл рычал, вспоминая изначальное предназначение своей породы, и серые хищники предпочитали убираться с нашего пути.

Я не знала точной дороги к цели, поэтому мы просто двигались на север по узкой тропинке, зажатой между темными дубовыми стенами. Тишина Роннора обманчива. Здесь водятся не только лесные хищники, но и множество опасных двуногих тварей — людей.

Роннорская лесная вольница не знает никаких запретов и ограничений. Бароны — настоящие и самопровозглашенные — творят любые непотребства по своему произволу. Среди них, по слухам, попадаются и приличные люди, некоторые даже искренне верят в Единого, но таких явно немного. Так что надо быть настороже.

Все же, когда нам попалось небольшое озеро, я рискнула помыться. Отдраила обожженные кожаные одеяния, отмыла их от запекшихся остатков зомби и сразу же высушила. Хорошо быть магом Огня. Даже без посоха я способна на очень многое. Посох, как и все мои остальные вещи, в том числе и великолепный гардероб, остался в Эрине.

Припасов у меня с собой примерно на неделю, но в кожаных седельных сумках Жерара не хватало главного — денег. А путешествие мне предстояло дальнее. Через весь континент.

Я сняла с Жерара сумки и загнала коня в озеро, чтобы тот тоже освежился. И сама залезла в приятную прохладную воду. Она успокаивала. Я с наслаждением вымыла грязные и спутавшиеся волосы. Страшно подумать, за кого меня принимали путники на тракте!

Оставшийся на страже Гарл неожиданно зарычал. Он почуял кого-то чужого. И это был не лесной зверь — с такой опасностью волкодав справился бы и сам.

Чуткий нюх Гарла не подвел меня и на этот раз. К тому времени, как на берег вышли трое, я успела одеться. И даже по-быстрому высушила волосы. Они нагрелись и потрескивали. Вредно, конечно, но я хотела встретить опасность при полном параде.

— Замечательный конь, — сказал правый, опытным взглядом оглядывая Жерара. На левом плече у незваного гостя лежал двуручный меч. Сам же он был одет в кольчугу мелкого плетения с кожаным подкольчужником. Шесть с половиной футов — на глаз оценила я его рост.

— Опасный пес, — произнес левый, выставляя в сторону Гарла семифутовое копье. Чертами лица и могучим сложением он сильно напоминал правого. Отличался лишь цвет волос: рыжий вместо черного. Одежда была такой же. На спинах обоих братьев — а кем они еще могли быть? — я приметила арбалеты. Опасные ребята.

— И прекрасная дама, — добавил средний. И тут же подвел итог, — все, как я люблю!

Сложения он был стройного, роста среднего, черты лица, на мой вкус, мелковаты. Выделялся лишь крупный нос. На ином лице он смотрелся бы нормально, но на этом возвышался, как могучий дуб над жалким кустарником. Кольчуга у него была полегче, чем у братьев, но лучше украшенная, на поясе — длинный меч. Столь тонкий и изящный, что казался скорее игрушкой, чем настоящим оружием. За спиной — лук. В этой троице он явно был главным.

Средний нагнулся и сорвал ромашку. Протянул ее в мою сторону и поклонился.

— Рад нашему знакомству, миледи. Имею честь представиться — граф Орно де Лазаль! Позволите ли вы узнать благородному дворянину ваше имя, о прекрасная лесная незнакомка?

Я не позволила.

— И что же граф делает на землях лесных баронов? Объезжает чужие владения? Да к тому же со столь незначительной свитой?

Де Лазаль замялся.

— Господин граф сам выбирает, с кем ему путешествовать! — вмешался в наш разговор правый.

— Да! — согласился с братом левый. — Господин граф посчитал нас достойными, чтобы сопровождать его. И мы выполним свой долг лучше, чем любая толпа разряженных придворных.

— Не сомневаюсь, друзья мои, — де Лазаль милостиво улыбнулся стражам. — Я… сам выбрал их для своего трудного и опасного путешествия.

— И куда же направляется господин граф неприметными лесными тропами? — я уверенно перехватила нить разговора. Де Лазаль даже не пикнул.

— О! Мы движемся туда, куда ведет меня судьба! — граф улыбался. Похоже, он был доволен, что получилось ответить стихами. Ну почти стихами. Чем-то он мне напомнил незабвенного папочку…

Если у де Лазаля и были в отношении меня какие-то амурные намерения, то теперь он мог смело о них забыть.

— На север, — перевел слова графа правый.

— В монастырь святого Камня, — уточнил левый.

— Да, — подтвердил граф. — Во исполнение воли родителя, пославшего меня, я отправился в сей нелегкий поход и оставил свои владения, расположенные далеко на западе.

— Миль двести, — подсчитал правый.

— И скорее на юго-запад, — через пару мгновений дополнил брата левый.

Мои предположения подтвердились. Граф был родом из Срединных герцогств, скорее всего сынок какого-нибудь из тамошних владык. Когда-нибудь он сядет на трон своего папочки и станет очередным примером неразумности династического принципа передачи власти. Но суровая жизнь вскоре расставит все по своим местам — его либо прирежут в постели, либо подстрелят на охоте, либо отравят на пиру.

Я попыталась припомнить лекции по землеописанию. Двести миль — значит герцогство не так уж и далеко от сферы Лакриса, но и не самое ближнее. Юго-запад… это получается уже граница Великой степи.

— Орлис? — предположила я.

— Точно! — граф был в восторг. — Я вижу, что вы не только прекрасны, но и блестяще образованы! Позволите ли вы благородному дворянину сопроводить вас до ближайшего безопасного места? У этих мест плохая репутация, миледи.

— Господин граф, мы идем на север, — напомнил сюзерену правый.

— В монастырь святого Камня, — уточнил левый.

— Я думаю, мы можем сделать небольшой крюк? Ведь, правда, а? — граф умоляюще оглядел стражей. Похоже, они не только защищали его, но и не направляли на путь истинный.

— В этом нет необходимости, господин граф, — пора было заканчивать этот балаган. — Во-первых, я сама иду на север…

— Великолепно! — радостно воскликнул граф.

— А во-вторых, я не нуждаюсь в вашей защите! Я маг!

— Да быть не может! — де Лазаль был искренне удивлен.

— У магов есть посохи, — сказал правый.

— И свита, — добавил левый.

— Я сама выбираю, с кем мне путешествовать! Мне достаточно Гарла. А огненному магу посох почти не нужен.

Он по-прежнему не верили. Я пробормотала пару слов — и это было не заклинание.

— Ну что ж…

Из моего рукава на землю выскользнула огненная змейка, стремительно поднялась по ноге графа, добралась до шеи и обвилась вокруг нее. Запахло горелым. И страхом.

Охранники двинулись ко мне. Гарл свирепо зарычал. Змейка распалась пеплом.

— Это… потрясающе! — граф был в полном восторге.

Стражи остановились.

— Достаточно? Или мне надо сжечь пол-леса, чтобы вы мне поверили?

— Достаточно, — дружно ответили все трое.

— Тогда свободны!

Уходить они не торопились.

— Тем не менее, миледи, я предлагаю вам свой меч! — граф был настойчив.

— Даже магу может понадобиться помощь. Места здесь опасные, — разумно заявил правый.

— Да и нам помощь мага пригодится. Так будет лучше для всех нас, — практично дополнил брата левый.

— У меня есть лошадь! Одна я доберусь гораздо быстрее. А где ваши лошади, господин граф?

— Нуууу… — да Лазаль густо покраснел.

— Он их проиграл, — выдал сюзерена правый.

— Поставил против жареного поросенка в таверне три дня назад, — уточнил левый.

— Против жареного поросенка?! — я была потрясена. До такого разгильдяйства не докатывался даже Серый!

— Да что вы понимаете в благородном азарте игры? — искренне возмутился де Лазаль. — Поросенок так вкусно пах, а скотина-трактирщик заявил, что он приготовлен для каких-то канийских купцов! Никакого уважения к дворянам! Мне должно было повезти!

— Лучше бы вы поросенка у них перекупили. За двойную цену канийцы и родную мать продадут!

— Нууу… — опять смущенно протянул граф.

— У нас не было денег. Неделю назад господин граф проиграл все золото, — сказал правый.

— Осталось лишь несколько медяков, — левый выразительно похлопал себя по поясу.

— И вы так просто отдали своих боевых коней?

— Слово дворянина священно, — высокопарно заявил граф.

— Их было больше, — сказал правый.

— Трактирщик вызвал городскую стражу, — пояснил левый.

Бедный Орлис… Его ждет печальное будущее. Феодальная система обречена. Если, конечно, в дело не вмешаются нож, стрела и яд.

— В любом случае, факт остается фактом! У вас нет лошадей, а у меня есть!

— Уже нет, — грустно произнес правый.

— Хороший был конь, — печально добавил левый.

Я резко обернулась. За время нашего разговора Жерар переплыл озеро. Он выбрался на противоположный берег, весело заржал напоследок и умчался в лес. Конь оказался умнее меня, он сумел отделаться от де Лазаля.

— Теперь вы тоже без коня, миледи, — граф очаровательно улыбнулся. — И мы пойдем вместе.

Правый закинул на свободное плечо седельные сумки, оставшиеся от предателя-Жерара, и вся троица зашагала обратно в лес.

Я подозвала Гарла и пошла вслед за ними.

Роннорский лес.

7-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

За последние дни я узнала об Орно де Лазале почти все. Граф говорил не переставая, изредка в его беспорядочную речь вмешивались стражи и "уточняли" его слова. Зачастую эти уточнения меняли смысл произнесенного де Лазалем на прямо противоположный.

Стражи и в самом деле оказались братьями-близнецами. Брюнета звали Гийомом, он был старше рыжего Луи на пять минут, а потому всегда занимал место справа от сюзерена и говорил первым. Младшему же оставалось прикрывать левое плечо де Лазаля и уточнять слова брата, "уточняющие", в свою очередь, высказывания самого графа.

Я быстро привыкла к такому двойному переводу. К сожалению, когда граф читал стихи собственного сочинения, братья не вмешивались. А получилось бы наверняка забавно. Сами по себе стихи были преисполнены пафоса, шаблонных образов и кривых рифм.

Нос у Орно, кстати, оказался фамильным и передавался из поколения в поколение вот уже триста лет. Граф им безумно гордился. Аристократы порой похожи на детей, они готовы гордиться любой глупостью, которая досталась им от предков. Будь то нос, фамильная бородавка, бесполезная ржавая железяка или разваливающийся на части и продуваемый всеми ветрами родовой замок. Однажды я видела аристократа, который гордился фамильным сифилисом.

К счастью для Орлиса, Орно был младшим сыном герцога Франсуа. Так что скорая катастрофа стране не грозила. Старый герцог отдал сыну небольшое поместье на севере страны — подальше от воинственных степняков — где тот предавался радостям высокой культуры.

Устраивал балы, собирал музыкантов и поэтов и даже устроил театр, в котором ставил пьесы собственного сочинения. Примерно через год поместье было разорено полностью.

Тут как раз началась война с Диммиром. Юный Орно, который уже не мог оплачивать пребывание у себя в поместье всяким творческим дармоедам, попросился в бой. Отец отказал и отправил на войну обоих старших сыновей. К счастью для герцогства, они выжили. Один, Антуан, уже вернулся домой, второй, Филипп, остался в оккупированном Диммире и занимался отловом уцелевших некромантов.

Всю войну юный граф просидел под бдительным отцовским оком. Старших могли и убить, а за шалопаем Орно нужно было хорошенько присматривать. Десятки благородных предков, развешанных по тронному залу, не простили бы старому герцогу гибель династии.

Потом война завершилась, одновременно Орно закончил свой титанический труд. Он написал тридцать семь баллад о сражениях, в которых сам никакого участия не принимал. И даже близко не подходил к местам боев.

Граф попытался прочитать баллады отцу, тот стал неделями пропадать на охоте. Благородные предки в тронном зале терпели стойко, но картины оказались слишком неблагодарными слушателями. Тогда Орно принялся терзать своими виршами несчастных придворных.

Мучиться им пришлось недолго, вскоре возвратился Антуан и необходимость в младшем сыне резко уменьшилась. Но перед герцогом остро встал вопрос о том, что делать с Орно дальше.

Опытный политик нашел блестящий выход из ситуации. Он отправил сына в паломничество. Дал ему двух хороших воинов, лошадей, отсыпал немного золота, наградил отеческим благословением и выставил за ворота родового замка.

И для герцогства облегчение, и жрецам Единого приятно. Герцог как раз собирался одолжиться у них на крупную сумму.

Сам Орно был искренне уверен, что родитель раскаялся в том, что не пустил сына на войну. И теперь давал ему возможность проявить "доблесть и геройство" в трудном и опасном паломничестве. А заодно и обрести вдохновение. Граф уже сочинил несколько баллад: "Об отважном и благородном неизвестном рыцаре" (разумеется, о себе), "Об ужасной кончине жадного трактирщика и подлых купчишек" (о случае в таверне, поросенок не упоминался) и "О встрече с прекрасной лесной незнакомкой" (разумеется, обо мне).

Остальные пятнадцать до сих пор находились в работе. Время от времени он читал из них отрывки. Луи и Гийом переносили пытку стоически, прямо как Синий вирши Серого. Но папочка никогда не был таким настойчивым. Мне ж оставалось только терпеть и горько жалеть о том, что я не одна.

Впрочем, уже через четыре дня после встречи у озера незваные спутники мне пригодились. Наша тропинка влилась в достаточно широкую и хоженую дорогу, за одним из поворотов которой нас встретили.

Их было полторы дюжины. Крепкие, заросшие и давно немытые мужики, вооруженные дубинками, мечами и луками. Рассчитывая на свое превосходство, они решили встретить нас в открытую. Главарь объявил себя "бароном Гурсом Кромби" и за право прохода "по его землям" потребовал отдать "золото, оружие и бабу". То есть меня.

Благородное сердце графа не выдержало, и де Лазаль попытался вызвать "барона" на дуэль за "честь дамы". Но не успел…

"Дама" самолично снесла грубияну голову огненной стрелой. Разбойники бросились в атаку, и началась заварушка.

Граф показал себя неожиданно хорошим фехтовальщиком. Он стремительно выхватил меч и, прежде чем запнулся за корень и упал, успел убить одного разбойника и серьезно ранил второго. Братья записали на свой общий счет пятерых.

Остальные достались нам с Гарлом. Волкодав был разочарован, он успел взять только троих. Уйти не удалось никому.

Потом благородного графа долго рвало — он первый раз в жизни убил человека — а я вытряхивала из волос пепел. Огненный шар оказался слишком мощным и буквально испарил одного из разбойников.

Стражи сначала держали сюзерена, а потом, когда он закончил, обыскали трупы. Из полезного удалось обнаружить кучу медных монет, грубо намалеванную карту местности и несколько полосок сушеного мяса.

Деньги попытался заграбастать Орно, но Луи успел раньше, и его пояс заметно потяжелел. Потом братья кормили мясом Гарла, гладили его и расчесывали густую черную шерсть. Они были в восторге.

Я разобралась с картой, ночью определила наше положение по звездам и наутро мы двинулись к монастырю святого Камня кратчайшим путем.

Роннорский лес.

8-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

Но дойти до него нам не дали. На этот раз на нас не полезли толпой, просто в дуб, мимо которого мы как раз проходили, вонзилась дюжина стрел и десяток арбалетных болтов.

Серьезное предупреждение, прекрасно показывающее как многочисленность, так и отличную выучку новой группы разбойников. Или дружины очередного барона, что в этом лесу не имело принципиальной разницы.

— Стоять! — раздался громкий голос.

— Да стоим мы уже! — крикнула я в ответ.

Последовало короткое замешательство.

— Кто вы, вошедшие на землю барона Денри де…

— Да видели мы тут одного барона! — я решительно прервала говорившего. — Надоели вы мне уже! Кровопийцы и убийцы один почище другого! Одного отправили на тот свет, так нате вам! Новый вылез!

Наступила тишина. Граф смотрел на меня, открыв рот. Луи и Гийом изготовились к бою. Явно последнему и безнадежному. А я уже не могла остановиться. На меня, что называется, накатило.

— Что, ваша светлость? Или как вас там величают ваши вшивые разбойнички? Да по мне хоть сам король! Тоже захотелось золота, оружия и бабу?! Ну, так будь мужчиной и возьми все это сам! Хватит прятаться в кустах!

Любой разбойник бы уже выскочил из леса со своей шайкой. Вожаки бандитов отличаются крайне болезненным самолюбием. В подобной среде малейшая слабость — настоящая или мнимая, но показанная остальным — может оказаться последней.

Моей надежде не суждено было воплотиться в жизнь. Барон то ли оказался слишком умен, то ли твердо верил в устойчивость своего главенствующего положения в шайке. Он сделал то, на что я никак не рассчитывала. Он расхохотался.

— Я сам так несколько раз вызывал на бой вожаков местных разбойников, — заявил он, просмеявшись. — Они прямо, как дети. А за Гурса Кромби я хотел бы вам сказать спасибо. Этот подонок был мне как кость поперек горла.

— С кем имеем честь беседовать? — вопросил граф, вмешиваясь в наш милый разговор. — Меня зовут граф Орно де Лазаль и я хотел бы знать имя следующего мерзавца, которого я отправлю на тот свет!

— Орно? — голос-из-кустов очень сильно удивился. — Орно де Лазаль из Орлиса?

— Да! — гордо ответил граф, довольный тем, что его имя было известно даже в таком захолустье.

— Орно! Дружище! Вот чего не ожидал, так не ожидал! Опустить луки и арбалеты! Я выхожу!

Барон оказался крепким мужчиной лет за тридцать. Высокий и широкоплечий он возвышался даже над Гийомом и Луи. Тем забавнее было смотреть за тем, как этот великан обнимался с невысоким и хрупким графом. Следом за вожаком вышли и его воины. Две дюжины крепких, опрятно одетых, чисто выбритых и отлично вооруженных мужчин. Приятный контраст по сравнению с шайкой Кромби.

— Денри де Рильдо, виконт, — представил нам барона де Лазаль.

И на секунду замялся, о чем-то усиленно думая.

— Денри, ты чего это бароном стал?

— Здесь так принято Орно. Все бароны, все равны. Если кто высунется, на того сразу все соседи налетят и укоротят на голову. За наглость. Так что пока я барон, а потом, — де Рильдо усмехнулся, — могу и королем стать. Смотря, как дела пойдут. Ты-то как сюда попал?

— Мой почтенный родитель отправил меня в святое паломничество! — напыщенно ответил граф.

— Аааа… — понимающе протянул то ли барон, то ли виконт, — таки выпер, значит, из дома. Ну, к этому давно дело шло.

— Не выпер, а отправил в паломничество! Святое! — де Лазаль искренне возмутился дерзким предположением.

— Ну, паломничество так паломничество, — согласился барон. — Ты балладами да поэмами все балуешься?

— Вдохновение посещает меня постоянно, — смиренно признался граф.

— Вот и отлично! Будете моими гостями! С меня еда да выпивка, а с тебя, милейший Орно, высокая поэзия. Идет?

Я была потрясена до глубины души. Этот бароновиконт и в самом деле хотел послушать вирши графа!

Мы пошли с отрядом де Рильдо. От столь вежливого и настойчивого приглашения в гости отказываться не стоило. К тому же Гарлу он сразу понравился.

Роннорский лес,

Замок барона де Рильдо.

8-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

Замок барона оказался солидным деревянным фортом, стоящим на берегу крупного озера. В центре ярдов на двадцать возвышалась башня, на ней постоянно дежурили лучники, и развевалось знамя. Желтый вепрь весело скакал по зеленому полотнищу.

— В общем-то, в его роду вепря полагается располагать на серебряном поле, — пояснил де Лазаль, — но Денри — бастард. Поэтому он цвет и сменил.

По дороге граф успел нам рассказать историю своего друга. Денри де Рильдо оказался внебрачным ребенком доролтского герцога. Других сыновей у того не было, а рождение очередной дочки неизменно приводило к продолжительному запою.

Денри же с детства отличался силой, смелостью и умом, поэтому из всех своих многочисленных бастардов герцог признал только его. Наделил сына обширным феодом в южной части владений, что на самой границе с Орлисом. И прочил в будущем на свое место. Через несколько лет герцог преставился.

Но на столь лакомый кусок сползлись и другие претенденты. Двоюродные племянники умершего герцога собрали в соседних Борбе и Игдене — пообещав тамошним властителям за помощь изрядный кусок своих будущей земель — небольшие армии и вторглись в Доролт.

Союзников у будущего герцога не оказалось, ему даже не дали формально вступить во владение землями отца. Кому-то претило его низкое происхождение, кто-то завидовал его выдающимся личным качествам, а кто-то просто захотел погреть руки на чужом несчастье.

Де Рильдо отбивался отчаянно. Он лично повел в бой свою дружину и в кровопролитной битве разбил армию одного из претендентов на корону, а самого родственничка одолел в поединке и укоротил на голову. Но второй оказался хитрее, стремительным рывком он захватил оставшуюся без защиты столицу, быстро короновался и уже как доролтский герцог потребовал у соседей помощь для борьбы с "мятежником". В оплату он опять же предложил родовые земли. Соседи с радостью откликнулись на призыв "законного" правителя.

Виконт продержался полгода, один раз ему удалось даже дойти до столицы, но штурм провалился, и ему пришлось бежать на юг, в Орлис. Там он какое-то время прожил в поместье у де Лазаля, но примерно месяцев шесть назад исчез вместе со своими верными людьми. И выплыл уже в Ронноре. Бароном.

Устроился он здесь неплохо. Дружина насчитывала уже сотню копий, что по местным меркам очень немало. К тому же, кого попало он к себе не брал, так что его небольшая армия стала в здешних лесах грозной силой. Он поначалу захватил небольшой замок на краю леса, а потом начал продвигаться вглубь, присоединяя новые земли то силой, то уговорами.

Похоже, он отказался от борьбы за отцовское наследие и решил сделать себе новое герцогство. Собственным мечом. Впрочем, Роннор тянулся далеко на запад и граничил, в том числе, и с Доролтом. Так что не удивлюсь, если однажды воины де Рильдо выйдут из леса и помогут ему получить то, что принадлежит ему по праву. Сам же он в ответ на мои вопросы лишь таинственно улыбался и отмалчивался.

А вечером устроил для нас пир. Получилось весьма внушительно.

К счастью, женщин оказалось с избытком. Нет, я не против мужского внимания, но сотня нетрезвых мужиков — это уже слишком. Я предпочитаю более утонченное и интеллектуальное общение. Жаль только, что на это мало кто способен. Может, воины у бывшего виконта, ныне барона, а в будущем герцога или короля отважные и благородные, но им куда больше подходят кухарки и прислуга из трактиров.

В начале пира я устроила небольшое огненное представление для наших гостеприимных хозяев. После него вожделеющих взглядов прибавилось. Но подойти ко мне никто так и не рискнул. Хорошо быть огненным магом.

Вино лилось рекой, от зажаренного целиком зверья ломились столы, разгоряченные дружинники радостно отплясывали дикие танцы вместе со своими дамами крайне сомнительного благородства. А я спокойно сидела за столом, пила воду, ела фазаньи крылышки и кормила сидящего у ног Гарла.

От простонародных развлечений меня всегда воротило. Граф же получал истинное удовольствие, что отнюдь не поднимало его в моих глазах.

Кульминацией вечера стали его стихи. Барон взгромоздил друга на бочку, и довольный граф больше часа терзал слушателей своими виршами. А тем даже понравилось! То ли от избытка выпитого, то ли от того, что перед ними был граф, они радостно улюлюкали и стучали о стол мисками. Особенный восторг вызвала свежесочиненная поэма "Лесной король", посвященная понятно кому.

Роннорский лес,

Замок барона де Рильдо.

9-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

Наутро я встала достаточно рано. Перепившиеся вчера барон и граф крепко спали. Так же как и все остальное население замка. Относительно трезвыми мне удалось обнаружить только Гийома и Луи. Героически борясь с похмельем и зевотой, они охраняли дверь перед комнатой графа.

Объевшегося Гарла я встретила во дворе. Он выбрался из-под стола и неспешно подбежал ко мне. Морда пса лоснилась от жира. Я потрепала его по голове.

— И тебя надо тоже отмыть, мой милый. Но только где?

Двор форта напоминал место битвы, тела дружинников валялись на столах, под столами и друг на друге. Я отбросила одно такое тело и обнаружила под ним служанку. Она-то мне и была нужна.

Двумя хлесткими пощечинами я привела ее в чувство. Девушка — хотя откуда в этом лесном притоне девушки? — открыла глаза и, устало моргая, посмотрела на меня малоосмысленным взглядом. Я щелкнула ее по носу. Это сразу привело служанку в чувство.

— Я хочу помыться! Понимаешь? Помыться! Где я могу это сделать?

— На озере, — еле слышно пробормотала та и снова заснула.

Чтобы выйти из замка мне пришлось растолкать спящего у ворот стража. Густо заросшее тростником озеро оказалось совсем рядом. Я оглянулась на форт. Воины на верхушки башни мирно спали, прислонившись к деревянному парапету. Хорошо, пялиться, значит, не будут. Лезть далеко в камыши мне не хотелось.

Гарл радостно прыгнул в озеро. Он был весел и доволен, как игривый щенок. Но я его понимала. Мне тоже хотелось смыть с себя накопившуюся грязь.

Я начала раздеваться, когда почувствовала на себе чей-то взгляд. Я резко оглянулась. С башни и стены замка на меня никто не смотрел. Тогда откуда же?

Внезапно зашевелился тростник, я развернулась и увидела, что оттуда выходят воины в кожаной броне, с луками и мечами. Недоброжелатели барона решили свести с ним счеты! Момент они выбрали удачный!

Стражи на башне все еще мирно спали, когда разорвавшийся рядом небольшой огненный шар привел их в чувство. Они ошалело переглянулись, затем посмотрели вниз и увидели, как из тростника в сторону замка движется крупный вооруженный отряд с несколькими таранами. Звуки рога разорвали утреннюю тишину.

Разбойники, поняв, что их обнаружили, громко закричали и побежали быстрее. Никогда не понимала военной романтики. Вооруженные толпы бегают туда-сюда и режут друг друга во имя малоосмысленных целей.

Три бандита отделились от общей группы и направились ко мне. Луки они убрали и взяли в руки мечи. Живьем решили взять Красную!

Когда в их сторону полетел огненный шар, они очень удивились. Но шар прошел мимо. Не хотелось размениваться на мелочь, с которой справится и Гарл.

Огненная вспышка разметала десяток бандитов в разные стороны. Основной отряд на мгновение замер, но главари тут же снова погнали солдат на штурм замка. В ворота ударил первый таран. Они зашатались. На стенах появились первые защитники. Но нападающие подготовились основательно, ливнем стрел они заставили дружинников де Рильдо снова попрятаться.

Гарл добрался до троицы. Он с наскока смел одного и сбил с ног второго. Третий успел взмахнуть мечом, но волкодав ушел от удара разбойника и вцепился тому в руку. Солдат закричал. Я заткнула его огненной стрелой. Гарл закончил остальное.

Под мощными ударами таранов ворота шатались все сильнее. Предчувствуя скорый успех, разбойники налегли на них, громко подбадривая друг друга. Крики радости сменились воплями ужаса. Тараны в их руках вспыхнули.

Но сдаваться они не собиралась. Разметав толпу перепуганных соратников, к воротам подбежал здоровенный воин с огромным боевым молотом. Страшный удар заставил содрогнуться весь замок и выбил несколько толстенных дубовых досок. Разбойник взмахнул молотом еще три раза и вошел в образовавшуюся дыру. За ним в форт ворвались остальные. Раздался звон металла. Там их встретили защитники.

— Держаться! — раздался над замком громоподобный голос де Рильдо. — Эти трусливые выродки собрались с половины леса! Убьем их — и лес наш!

Бой завязался жаркий. Нападавшие не рассчитывали на столь сильный отпор, а потому поначалу их выдавили из ворот. Но воин с молотом, издав яростный боевой крик, снова рванулся в бой. За ним последовали остальные.

Про меня все забыли. Это было даже немного обидно…

Я подошла к трупам трех разбойников. Взяла лук и вытащила из колчана стрелу. Достала зеленый батистовый платок и намотала его на древко. Наложила стрелу на лук и натянула тетиву. Лучник из меня плохой, но тут особая точность была без надобности.

Платок на стреле вспыхнул зеленым пламенем, и я отпустила тетиву. Задние ряды разбойников завопили от ужаса. Стрела воткнулась в чью-то широкую спину, и во все стороны разлетелись крохотные зеленые огоньки. Они прожигали все, на что попадали — железо, дерево и человеческую плоть.

Натиск нападавших сразу ослаб. Поняв, что в тылу что-то не так, ворвавшиеся в замок разбойники стали медленно отступать. Последним из дыры вылез воин с молотом. И его самого, и его оружие густо покрывала кровь. Чужая кровь.

Барон де Рильдо решил не отсиживаться. Он лично вывел дружинников в поле, в общей куче я заметила и Луи с Гийомом. А где же граф? На стенах появились стрелки. Уже первые залпы привели нападавших в замешательство. Наступил тот переломный момент, когда один крик может решить исход битвы.

Кто-то рявкнет "Вперед!" — и вся толпа дружно побежит на врага. Кто-то завопит "Бежим!" — и солдаты, затаптывая друг друга, побегут назад. Здоровяк с молотом прекрасно это понимал, он взметнул к небесам свое страшное оружие, заорал "Вперед!" и повел разбойников в атаку.

За ним никто не пошел. Воин удивленно развернулся и ошеломленно проводил взглядом драпающих соратников. Вот так! Подчас три огненные стрелы, выпущенные в нужный момент, способны перечеркнуть привычную логику войны.

Воин растерянно застыл на месте. И в этот момент до него добрался Гарл. Волкодав бросился воину в ноги и сбил его на землю. Боевой молот бессильно упал рядом с хозяином, на которого навалились подбежавшие воины де Рильдо. Вскоре подошел сам барон, он посмотрел в лицо поверженному врагу и удовлетворенно хмыкнул.

Затем уважительно потрепал Гарла. Тот доброжелательно рыкнул, но сразу же отбежал ко мне. Мы подошли к барону вместе.

— Великолепный пес, — похвалил Гарла бывший виконт. — И хозяйка тоже отличилась. Этого связать и утащить в башню!

Определив судьбу пленника, барон двинулся обратно в замок. Я пошла следом, о ванне придется пока забыть. Луи и Гийом зашагали рядом, братья восторженно смотрели на Гарла. Это было немного обидно. Пес, конечно, великолепный, но и хозяйка тоже ничего! Ведь так?

Мы собрались в главном зале замка. Несмотря на громкое название, он не отличался выдающимися размерами. Потому вчера пир шел прямо во дворе.

Вскоре к нам присоединился заспанный граф. Он спустился по лестнице, обвел мутным взглядом покрытых кровью стражей, одетого в доспех и вооруженного хозяина, взлохмаченного Гарла, да так и застыл. Чтобы сформулировать вопрос ему понадобилась целая минута.

— Что-то… случилось?

Барон засмеялся первым. От его мощного хохота затряслась люстра. К хозяину присоединились и все остальные. Граф обиженно надулся.

Узнав о том, что проспал нападение на замок, он расстроился еще сильнее и направился на место сражения. Де Лазаль намеревался по свежим следам написать поэму о сей выдающейся битве. Луи и Гийом вышли за сюзереном.

Барон разогнал с поручениями своих помощников. Надо было организовать преследование беглецов, обыскать трупы, допросить пленников, добить тяжелораненых и позаботиться о тех, кого еще можно вернуть в строй. Гарл заскучал и убежал во двор.

Мы остались наедине. Де Рильдо, наконец, отложил огромный полутораручный меч, которым он легко ворочал одной правой.

— Спасибо, — хозяин мне уважительно кивнул. — Без твоей помощи нам бы пришлось худо. Зато теперь… Насчет половины леса я, конечно, погорячился, но изрядный кусок я смогу захватить без особых проблем. А твой пес взял моего самого опасного врага — барона Крума Доролби. Этот достойный мерзавец был здесь моим главным соперником. Он тоже собирался объединить лес. Под своей властью. Теперь он запоет по-другому!

Де Рильдо снова засмеялся. Он был безмерно доволен. Барон вытащил из стоявшего у стены шкафа огромную бутыль вина и протянул ее в мою сторону.

— Думаю, это стоит отметить! — сказал он и ошеломленно застыл.

В могучей руке осталось лишь горлышко. Бутылка разлетелась вдребезги, во все стороны брызнули оплавленные осколки стекла и капли вина. Де Рильдо сразу промок.

— Барон! Вы так ничего не поняли?! Ваша страсть к вину сегодня едва не убила вас! Сколько вы потеряли?

— Человек семнадцать, — пробормотал тот, все еще сжимая в руке горлышко от бутылки. — В том числе пятеро из моей доролтской дружины. Их будет некем заменить.

— А если бы не я, то вы потеряли бы все! Солдат, жизнь и надежду на возвращение домой. Понимаете?

— Да, — ответил барон.

Он выбросил горлышко, которое разлетелось, ударившись о стол. Барон грузно опустился на крепко сколоченный дубовый стул. Тот затрещал под тяжестью хозяина замка. Де Рильдо закрыл лицо ладонью, он выглядел подавленным.

— Сомерта я знал с детства, — сказал, наконец, барон. — Мы вместе росли, а потом я взял его к себе в дружину. А сегодня этот ублюдок Доролби прикончил Сомерта своим жутким молотом. Кажется, меня забрызгало ошметками его мозга…

Барон поднялся. Подошел к шкафу с вином, схватил его огромными ручищами, раскачал и обрушил на пол. На ковер сразу натекла огромная темная лужа. Бывший виконт с размаху пнул шкаф здоровенным сапогом и повернулся ко мне.

— Все равно не поможет! Скоро меня снова потянет, и никто меня остановить не сможет!

— Выбирайте, барон. Либо вино, либо власть. Что вам дороже?

Он немного подумал и снова ударил поверженный шкаф. Тот загремел осколками битых бутылок. Де Рильдо внимательно посмотрел на меня.

— А вот ты смогла бы. Да и маг мне бы пригодился. Оставайся! Вместе мы покорим весь лес, а потом… кто знает! Если захочешь — станешь герцогиней! Или королевой!

Я засмеялась. Такой большой и такой глупый. Лакрис на его делишки будет смотреть сквозь пальцы только до поры до времени. А если у барона появится маг, то Совет не сможет не вмешаться. Архимаги внимательно следят за балансом. Хотя… если я не буду использовать магию… Я оглядела де Рильдо. Нет, я не хотела быть его герцогиней. Или даже королевой.

Барон обиженно засопел. Он не привык к тому, чтобы над ним смеялись.

— Да любая другая сразу бы согласилась!

— Вот поэтому вы, барон, предлагаете это мне. А не любой другой.

— Так почему же? Неужели дело в… Орно?

Давненько меня так не веселили. Я посмотрела на де Рильдо с интересом.

— А что будет, если я скажу "да"?

— Придушу рифмоплета собственными руками! — ответил барон вполне серьезно и снова пнул многострадальный шкаф. Да, власть для него значила очень много. Такой переступит даже через труп друга. Если у него вообще есть друзья.

— В этом нет необходимости. Орно… граф де Лазаль тоже не в моем вкусе. Он — другая крайность.

— Ну, хоть так, — сказал бывший виконт и будущий герцог облегченно. Уступить графу было бы для него очень неприятно. — Так почему же?

— У меня есть цель, к которой я иду. А этот ваш лес — всего лишь крохотная часть моего пути. Так что придется вам справляться самому. Сможете — быть вам королем. А если нет… Что ж, через пять лет о вас никто не вспомнит. Это ваш путь и ваш выбор, барон.

— Да, — он медленно кивнул. — Это мой путь и мой выбор. Спасибо.

— Пожалуйста, барон. Это все, что я могу для вас сделать.

— Я собираюсь поговорить с Доролби. Составишь мне компанию? Как-никак он твоя добыча, его взял твой пес.

— Не думаю, что мне стоит появляться с вами. Лакрис не любит, когда маги вмешиваются в такие игры.

— Не волнуйся, — барон неприятно усмехнулся. — Он никому ничего не расскажет.

— Но он моя добыча!

— Он мой враг и он в моем замке, — отрезал де Рильдо. — Идешь?

— Хорошо, барон. Иду.

Подземелья располагались прямо под башней. Замок был слишком мал, чтобы делать для узников отдельную тюрьму. Да и сами подземелья особого впечатления не произвели. Мы спустились футов на пятнадцать вниз по винтовой лестнице, и перед нами оказался небольшой коридор с тремя камерами. Две были пусты.

— Пленники надолго тут не задерживаются, — сказал барон, освещая подземелье факелом. — Мы не в герцогствах. Там после хорошей битвы для знатных пленников может не хватить и нескольких подземелий. Приходится держать на конюшне, пока о выкупе с родичами не договоришься. А здесь…

— И что же здесь, барон?

— Здесь пленники живут пока не расскажут все, что знают. Или пока не присягнут мне на верность.

— И вы верите этим клятвам?

— Нет, конечно, — де Рильдо осклабился. — Потому в бой я посылаю таких в первых рядах.

Крума Доролби приковали кандалами к стене в самой дальней камере. Но даже в таком незавидном положении он производил внушительное впечатление. Он был на полголовы выше даже здоровенного де Рильдо и шире в плечах. Да, если такой вложит свою исполинскую силу в удар молота, то не спасут никакие доспехи.

Доролби осмотрел нас заплывшими глазами — похоже, его основательно отмутузили — и искривил разбитые губы. Улыбка получилась неожиданно приятной.

— Порадоваться пришел, Рильдо? И бабу свою приволок? Ну, давайте, глумитесь!

— Я пришел посмотреть на самого опасного врага, с которым меня сводила судьба в этих лесах, — откликнулся барон. — А к этой леди относись поуважительнее. Как-никак она уничтожила половину твоей шайки. И это ее пес сбил тебя с ног.

— Знатная псина, — похвалил Гарла Доролби. — А ты, значит, завел себе мага, Рильдо? Впрочем, неважно. Жаль, что я не добрался до тебя со своим молотом. Давно мечтал посмотреть, как выглядит белая кость и голубая кровь.

Он хрипло засмеялся. Бывший виконт захохотал вместе со своим врагом. Замечательная парочка.

— Ты мне нравишься, Доролби. Даже жаль, что мне придется тебя убить. Но ничего, я повешу твой молот на самом видном месте. На память.

— Хоть на этом спасибо. Молот когда-то обошелся мне очень дорого. Я даже рад, что он достался тебе, а не какому-нибудь другому выродку.

Да, они стоили друг друга.

— Барон, а вам обязательно его убивать?

— Конечно, — ответил де Рильдо удивленно. — Он же мой враг!

— А вы собрались захватить лес в одиночку? В таком деле вам наверняка будут нужны помощники. Кажется, в герцогствах они называются вассалами.

Несостоявшийся герцог задумчиво засопел. Его закованный в кандалы враг засмеялся.

— Ты думаешь, он поверит моим клятвам?

— Конечно!

Я посмотрела в глаза Доролби. Он продержался секунд тридцать, затем отвернулся и негромко выругался. Я вытянула ладонь, на ней вспыхнуло пламя.

— Это Огонь Истины, — громко объявила я и наклонилась к прикованному разбойнику.

Тот нервно дернулся, его лоб покрылся испариной. Я поднесла руку с огнем к груди Доролби и резким движением вдавила в нее пламя. Он закричал, сразу запахло горелым, тело разбойника выгнулось от боли. Де Рильдо в ужасе отшатнулся и зашептал молитву Единому.

Я выпрямилась и оглядела обоих. Вид у них был потрясенный и испуганный. Самое то.

— Теперь Огонь Истины горит в твоей груди, Крум Доролби. Если ты сейчас дашь клятву, а потом нарушишь ее, то он пожрет твое сердце. Барон, теперь вы рискнете?

— Барон не может стать вассалом барона, — вдруг сказал лежащий разбойник.

— Он прав, — подтвердил бывший виконт.

Неожиданное препятствие!

— Значит, мне придется опять стать виконтом, — сказал де Рильдо, немного подумав. — А лучше сразу герцогом. Тогда препятствий не останется. Барон Крум Доролби! Согласен ли ты…

Присяга прошла как по маслу. Даже несмотря на то, что будущий вассал был закован в кандалы в подземелье будущего сюзерена. Зато потом де Рильдо, теперь уже герцог, собственноручно отомкнул замки на цепях своего первого роннорского вассала. Бывшие враги крепко обнялись.

Трепещи, Роннор! Кажется, я породила двуглавое чудовище, которое пожрет извечную лесную вольницу.

Во двор замка мы вышли втроем. И в кои-то веки на меня никто не пялился. Все смотрели на Доролби, которого уже никто не надеялся увидеть живым. Сидящий на бочке лучник удивленно разинул рот. Мощный удар барона сбросил его на землю.

— Встать! — зычно объявил Доролби. — Когда входит герцог де Рильдо, надлежит вставать!

Потрясенные воины поднялись на ноги. Раненых поддерживали товарищи.

— Барон Крум Доролби отныне мой верный вассал! — представил воинам бывшего врага новоявленный герцог.

Солдаты закричали. Сначала вяло, а потом все громче и громче.

— Слава герцогу де Рильдо! Слава барону Доролби! Слава герцогу де Рильдо!

Под овацию, устроенную воинами, герцог и барон удалились в башню. Им надлежало подготовить план по захвату леса. Граф де Лазаль, вдохновленный размахом затеи, тоже изъявил желание присягнуть герцогу, но верные стражи сумели оттащить его от дверей башни.

Мы уже собрались в путь, когда во дворе замка вновь появился герцог, сопровождаемый свежеиспеченным вассалом. Граф к этому времени уже поутих и решил ограничиться новой балладой.

Де Лазаль на прощание обнялся с другом и пожелал ему всяческих успехов. Де Рильдо вновь предложил мне остаться, но уже как-то вяло. После того, что произошло в подземелье, он стал меня откровенно побаиваться. Что ж, тем лучше.

Герцог поблагодарил нас за помощь и дал провожатых, которые довели нас до края его владений. А оттуда было уже рукой подать до монастыря.

Интересно, а что будет, когда первый страх пройдет, и герцог с бароном поймут, что мой Огонь Истины не имеет к оной истине никакого отношения?

В любом случае, Роннорскому лесу предстояло пережить веселенькое время. Нас же ждал монастырь Святого Камня.

Глава 7. Дом для гостей

Диммир,

6 месяцев назад.

Пустыня мне совершенно не понравилась. Днем — страшная жара, а ночью температура резко опускалась, и зубы стучали от холода. Нашим же проводникам все было нипочем. Они уверенно вели наш отряд к неведомой для меня цели.

Шли мы по утрам и вечерам, устраивая отдых днем, когда солнце начинало жарить слишком сильно. Проводники не давали нам спать по ночам дольше четырех часов, прохладное время стоило использовать более разумно.

Непривычный режим многих выбивал из колеи, но мы стискивали зубы и шли дальше. Приказ Совета надлежало выполнить.

Основные силы шли на Диммир гораздо севернее. Там, где по границе Великой степи и Срединных герцогств вел на запад отличный, вымощенный камнем тракт. Он был построен еще в те времена, когда королевство Диммир занимало полконтинента и не было пристанищем темных магов, зажатым между горами, пустыней и Торговым союзом.

Купеческие города надежно отрезали остатки некогда великой страны от Полуденного моря и монополизировали всю торговлю с Диммиром. Королевство остро нуждалось в еде, а Торговый союз — в железе и магии, пусть и темной. Их сближение было неизбежным.

Это и стало сигналом тревоги для Лакриса.

Несколько веков Союз и города канийской конфедерации отчаянно боролись за доминирование на Полуденном море. За контроль над обещающей огромные барыши торговлей с южным берегом. У Союза были лучшие корабли, за спиной канийцев — магическая мощь Лакриса. Долгое время на море сохранялся баланс. Но недавно равновесие было нарушено…

Так гласила официальная версия, озвученная Советом магов. Истинное положение дел было гораздо более сложным и запутанным.

Распад Диммира продолжался более ста лет и закончился появлением множества мелких государств. Они сражались друг с другом, но для защиты от возможного внешнего вторжения объединились в зыбкие коалиции.

Так, торговые города на западной части северного побережья Полуденного моря образовали Торговый союз. Их коллеги-соперники по другую сторону Великой степи создали Канийскую конфедерацию. Она занимала и значительную часть побережья Теневого моря, доходя до Лакриса.

Великая степь, некогда большой кровью покоренная диммирскими королями, снова зажила вольной жизнью. Бесчисленные кочевые племена постоянно резались друг с другом за скот и пастбища. Порой они рисковали нападать и на оседлых соседей, но вскоре те, при поддержке лакрисских магов, отбили у степняков всякое желание ходить в набеги.

Севернее расположились Срединные герцогства. Связанные бесчисленными связями кровного родства и кровной вражды, они то объединялись, то снова делились на части. Проливались реки крови, а общее количество этих достаточно крупных образований постоянно менялось от десяти до пятнадцати.

Дальше начинался великий лес Роннор. Он тянулся от побережья Теневого моря на востоке до предгорий Каменного хребта на западе. На севере же он плавно переходил в тундру, заселенную варварами. Большой вклад в изучение нравов, истории и культуры которых внесла моя мама.

В лесу стычки не прекращались ни на минуту. Бесчисленные бароны выводили дружины на узкие лесные тропы и дрались за возведенные на крупных прогалинах и берегах озер небольшие деревянные крепостицы. Иногда их сжигали, но почти сразу отстраивали вновь.

К западу от Срединных герцогств и Великой степи, к северу от земель Торгового союза, прижатое к южным и восточным отрогам Каменного хребта доживало свой срок королевство Диммир. Но под некогда гордым именем осталась только пыль былой славы. Короли вырождающейся династии продолжали именовать себя "владыками Полумира", но над их жалкими потугами просто смеялись.

Какое-то влияние Диммиру удавалось сохранять потому, что бежавшая на восток королевская семья предусмотрительно захватила с собой высших иерархов церкви Единого. Так что религиозный центр мира, пусть и формально, долгое время располагался именно там.

Это хрупкое равновесие развалилось сто лет назад. Причинами тому послужили два события, произошедшие на противоположных концах цивилизованного мира.

На востоке Лакрис начал создавать Сферу, присоединяя к себе — строго добровольно и только после выполнения множества условий! — соседние города и государства. Архимаги в Совете до сих пор спорят о необходимости такого шага, но факт остается фактом. За последние сто лет Сфера Лакриса вобрала в себя несколько десятков канийских городов, наверно столько же лесных баронств и три достаточно крупных герцогства. А очередь из желающих стать частью Сферы так и не уменьшилась. Лакрис обещал стабильность, защиту от внешнего вторжения и внутреннего произвола, радость приобщения к благам высокой культуры и могущественной магии. И выполнял свои обещания.

На западе диммирский король внезапно вырезал всех жрецов Единого и объявил себя помазанником Тьмы. Он разрешил практиковать издревле запрещенные темные искусства и вскоре вторгся в Срединные герцогства, дабы "вернуть исконные земли королевства". Очередной "владыка Полумира" продвинулся недалеко. Его армия была разбита в крупном сражении в Гриите, а новоявленные "адепты Тьмы" попросту разбежались, когда в дело вмешались лакрисские маги.

На юге крупный отряд диммирцев перешел пустыню и обложил один из городов Торгового союза. Купцы воевать своими руками отказались, потрясли мошной и навели на врагов несколько кочевых племен из Великой степи. Вышло дешево и эффективно. Номады гнали диммирцев несколько десятков миль и вырезали чуть ли не подчистую.

На этом история закончилась. Герцоги, возмещая понесенные убытки, при поддержке Лакриса провели несколько карательных операций в приграничных диммирских землях, а затем усилили заслоны на границе и снова занялись внутренними распрями. Малонаселенные и скудные земли королевства их слабо интересовали.

Диммир притих, зализывая раны, и откатился на периферию большой политики. Потеряв статус религиозного центра — "темного" короля прокляли все крупные общины церкви Единого — он потерял последний способ влияния на внешний мир.

О Диммире забыли, но несколько лет назад он снова напомнил на себе.

За прошедшие десятилетия темные маги королевства набрались сил, восстановили древние знания и создали мощную иерархическую структуру. Короли стали марионетками в руках созданного некромантами Ордена Тьмы.

Диммир и Торговый союз тайно вступили в коалицию. При поддержке темных магов купцы стали теснить на Полуденном море извечных канийских соперников. С южного берега в города Торгового Союза и далее в Диммир хлынул поток золота, пряностей и темнокожих рабов. Купцы приковывали их к веслам на боевых галерах, что резко усилило морскую мощь Союза. В Диммире рабов использовали в шахтах Каменного хребта — как при жизни, так и после смерти — и для темных ритуалов.

Совет магов решил не дожидаться возрождения военной мощи Диммира и объявил всеобщий поход. Жрецы Единого, магов плохо переносившие, на этот раз полностью поддержали их решение.

Основу кавалерии объединенной армии составили рыцарские дружины герцогов, лесные бароны прислали лучников и легкую пехоту, а из канийских городов пришли копейщики и арбалетчики. Пришлось нанять несколько тысяч степняков, слабо дисциплинированных, но стремительных в атаке и фланговых обходах. Лакрис, разумеется, прислал магов. Армию возглавил лично глава Совета магов, престарелый, но все еще бодрый в свои сто пятьдесят лет, архимаг Земли Щекир Годозайн.

На Полуденном море канийский флот получил приказ атаковать все корабли Торгового союза. Надлежало прервать торговлю с южным берегом и, таким образом, пресечь поставки еды, золота и рабов в Диммир. В помощь канийцам отправили большую группу магов Воды, Воздуха и Огня.

Из-за отбытия большей части архимагов на войну с Диммиром Лакрис и Дороттайн передали в практически единоличное управление Шресто Подогайну. Архимаг Воздуха на запад совершенно не рвался, хотя и был самым ярым сторонником войны с Диммиром. Так что его стали называть трусом. Сначала за глаза.

Основные силы объединенной армии — армии Света, как ее громко нарекли жрецы Единого — должны были вторгнуться в Диммир на севере со стороны Гриита, смять пограничную стражу и двинуться на захват столицы. Диммирскую скверну надлежало выжечь окончательно.

К этому моменту я только закончил Академию, получил высокую третью ступень и попросил отправить меня на войну с Диммиром. Изначально я собирался сразу же уехать на Дороттайн, но остров и Тьма никуда бы не делись, а война с Диммиром тоже была войной против Тьмы. Только более вещественной и конкретной. Прежде чем приступить к теоретическим изысканиям, я хотел попробовать её на зуб.

Мою просьбу удовлетворили. Но отправили не в герцогства, где собирались основные силы, а на юго-восток. Там, на границе Кании и Великой степи архимаг Воды Кригг Парваль собирал отряд для особой миссии.

Цель мне, разумеется, не сказали. О ней поначалу вообще мало кто знал, архимаг умел хранить секреты.

Когда я прибыл в нужное место — городок Розволг находился на самом краю огромного степного моря — отряд был почти сформирован. Три десятка опытных магов — в основном Воды и Земли — сотня конных лучников, сотня арбалетчиков и две сотни копейщиков. Парваль, к моему удивлению, отправился в поход без свиты. Не захотел рисковать верными людьми?

Мы уже свернули лагерь и готовились выступить в поход, когда к нам присоединился отряд из десятка инквизиторов. В неизменных плащах и с мечами вдобавок к посохам. В борьбе с темными магами они были незаменимы, но мало кто испытал радость, увидев, как они пристроились в самый хвост нашей походной колонны. Мало кто любил этих фанатиков. Зато отстающих у нас никогда не было.

Великую степь мы пересекли на лошадях. Канийские пехотинцы приучены к верховой езде, поэтому весь переход занял около трех недель. Степные князьки не решились нападать на столь сильный отряд, не раз мы натыкались на брошенные в спешке стойбища. Оставалось надеяться, что в Диммире не прознают о нашем походе.

На границе степи и пустыни нас ждала сотня верблюдов, нагруженных необходимыми припасами и водой. Наши агенты в Торговом союзе смогли незаметно собрать нужный нам для перехода через пустыню караван. Обошлось это Совету магов не так уж и дорого. К этому времени канийцы серьезно потеснили Торговый союз на Полуденном море, поток грузов с южного берега превратился в тоненький ручеек, и цены на верблюдов резко упали.

Мы оставили лишних лошадей, у нас не было воды, чтобы поить их всех. И взяли с собой лишь сотню, необходимую для конных лучников. Инквизиторы также предпочли сохранить своих животных.

Ожидаемого многими отдыха не было. Мы сразу двинулись в пустыню. Наши проводники из местных племен работали не только за золото. Что в Диммире, что в Торговом союзе их не считали за людей, постоянно устраивали на них охоту и уводили в рабство. У детей пустыни долгая память на обиды. Они радовались любой возможности отплатить своим врагам.

Через неделю мы перешли незримую границу Диммира. Пустынные племена опасались пересекать ее, все источники были отравлены, и можно было наткнуться на диммирские патрули. С обычными солдатами дети пустыни могли бы справиться, но против темных магов ничего поделать не могли.

Толку от проводников стало немного. Да, они помогали нам избегать песчаных ловушек и оберегали во время отдыха наш лагерь от змей и скорпионов, но вел нас теперь Парваль. Он постоянно сверялся с древней картой, высчитывал что-то по звездам и твердо указывал направление нашего следующего перехода.

Патрулей, к счастью, не было. Королевство оттянуло все силы на север. По моим расчетам, примерно в это время наша главная армия должна была перейти границу Диммира.

Я поначалу недоумевал, зачем в пустыне нужно столько магов Воды. Но вскоре после пересечения диммирской границы я получил первый ответ на свой вопрос. У нас был с собой ограниченный запас воды, который постепенно таял. Ведь приходилось поить четыреста пятьдесят человек, сотню лошадей и сотню верблюдов.

Время от времени мы выходили к заброшенным источникам. Но воду в них отравили диммирцы. Нас было семнадцать — магов Воды различного ранга — и все мы до измождения работали, очищая оскверненную воду от яда. Мы поили ей лошадей и верблюдов, людям все-таки старались давать воду из взятых с собой запасов.

К концу третьей недели пустынного похода я получил и второй ответ.

Последний отравленный источник мы прошли два дня назад, а солнце, казалось, светило еще ярче. Кожаные ремни лопались от жары, пало несколько лошадей, люди держались из последних сил. Но самое главное, к концу подходили наши запасы воды.

Мы обсуждали возможность очистки конской мочи — собирать ее мы начали на прошлом привале в опустевшие бурдюки — когда я резко остановился. Я не сразу смог поверить своим ощущениям. Это было невозможно! Но я рискнул подойти к Парвалю.

— Господин архимаг, возможно, я очень сильно ошибаюсь, но я чувствую… — я замялся.

— Говорите, господин адепт, — Парваль был сильно истощен переходом, но держался бодро.

— Я чувствую большое количество воды, господин архимаг.

— Где? Вы уверены? — глаза Парваля заблестели.

— Нет, не уверен. А вы чувствуете?

Парваль ответил отрицательно, остановил караван и собрал всех магов Воды. Больше никто ничего не чувствовал.

— Направление, адепт?

Я задумался и показал рукой на север. А наш караван вторые сутки шел строго на запад.

Архимаг достал потертую карту и принялся ее внимательно изучать. Наконец, он пробормотал: "Невозможно, мы не могли так промахнуться!" и снова посмотрел на меня. На этот раз недоверчиво.

— Подробнее, адепт! Что вы чувствуете?

Я погрузился в свои ощущения.

— Ммм… большое… соленое, — я нервно облизнул пересохшие губы, — и мертвое…

— Сходится, — задумчиво произнес архимаг и сложил карту. — Поворачиваем на север!

Через два часа Парваль подошел ко мне.

— Вы были правы, адепт. Теперь я тоже чувствую. Не зря мне рекомендовал вас один мой знакомый из Академии. У вас отличное сродство со стихией. Ну что ж, цель нашего путешествия уже рядом, поздравляю.

— А что это за цель, господин архимаг? — я, наконец, рискнул спросить об этом главу экспедиции напрямую.

— Всему свое время, юноша, — Парваль улыбался. — Одно обещаю твердо: скучно не будет.

Вскоре мы закончили вечерний переход и разбили лагерь. Солдаты повалились спать, а Парваль собрал их командиров и всех магов на совещание.

— Поздравляю, друзья! — начал он свою речь. — Наш долгий и изнурительный переход подходит к концу. Уже завтра мы выполним то, ради чего Совет обрек нас на этот переход через пустыню. Или умрем. Как вы понимаете, обратной дороги для нас нет, а диммирцы пленных если и берут, то с очень… специфическими целями.

Мы прекрасно это понимали. Архимаг продолжил.

— Сто лет назад мы совершили большую ошибку. Мы сломили военную мощь Диммира, разогнали его магов, но не сделали главного. Мы не вырвали эту заразу с корнем, и она вновь расцвела пышным цветом. Что, по-вашему, составляет основу магической мощи Лакриса?

— Совет! — предположил мой сосед, адепт Земли пятой ступени.

— Нет. Еще варианты?

— Академия, — сказал я.

— Верно, адепт. Без Академии, без организованной подготовки молодых магов, Совет стал бы кучкой пожилых магов, прячущих друг от друга свои секреты. Академия позволяет передать накопленный опыт десяткам и сотням юных волшебников. Мы отбираем лучших из лучших, невзирая на происхождение, их обучают наши лучшие маги. Вот она — основа магической мощи Лакриса.

Парваль оглядел нас. Маги внимательно его слушали, а командиры нашей пехоты и конницы откровенно скучали.

— Диммир усвоил урок. Примерно пятьдесят лет назад они создали свою Академию. Они даже не стали долго думать над названием и именуют ее Академией Тьмы. Диммирцы скопировали структуру нашей Академии — у них тоже есть стихийные факультеты. Они лишь добавили факультет Тьмы. За прошедшие годы их Академия выпустила множество магов. Боюсь, что вполне сравнимых по силе с нашими. Все их маги, в первую очередь, некроманты. Но у каждого есть дополнительная стихийная специализации. Это делает их вдвойне опасными. Поэтому мы должны уничтожить Академию Тьмы. Такую цель поставил перед нами Совет магов.

Важностью задачи прониклись даже командиры канийских отрядов.

— Господин архимаг, а хватит ли у нас сил для штурма? — пожилой магистр Земли не на шутку разволновался. — Я представил штурм Академии в Лакрисе… Такими силами я бы не рискнул атаковать ее.

— К счастью, их Академия поменьше нашей. И у нас есть надежная информация о том, что в ней происходит. Диммирцы сделали то же самое, что сделали бы и мы на их месте. Они отослали на север студентов старшего курса и часть преподавателей. Сейчас в Академии остались лишь младшие курсы и некоторые учителя. Наших сил должно хватить.

— Нам придется убивать детей?! — эта мысль привела магистра Земли в ужас.

— Они дети Тьмы! — громко сказал один из инквизиторов. — Они сами обрекли себя на смерть.

— Для решения столь… — архимаг замялся, — специфической задачи с нами и идут наши соратники из Инквизиции.

— Каждый убитый здесь щенок Тьмы, означает сотню спасенных жизней в будущем! — отчеканил инквизитор. — Мы выполним свой долг.

— Наша задача, — архимаг вернул себе инициативу, — уничтожить охрану Академии и обеспечить прорыв инквизиторов. А потом — уничтожить здание Академии. И тогда, даже если наши основные силы не достигнут успеха на севере, магическая мощь Диммира будет надолго подорвана.

— Ну почему же нельзя заняться Академией потом, когда мы уничтожим армию Диммира? Может кого-то из этих ребят еще можно спасти? — магистр Земли никак не мог успокоиться.

— Потом будет поздно, — на этот раз я опередил инквизитора. — Они разбегутся по всей стране. На их отлов могут уйти годы. А сейчас у нас есть возможность уничтожить всех разом.

— Дело говоришь, парень! — похвала инквизитора меня не порадовала.

Архимаг вытащил план Академии и окрестностей. Откуда он у него? Неужели Совет сумел заслать туда своего агента? Надеюсь, он успеет покинуть ее до нашей атаки. Вряд ли инквизиторы будут прислушиваться к предсмертным крикам темных…

Парваль подробно объяснил каждому его задачу. Мне полагалось находиться рядом с ним и стараться не мешать. Свое основное предназначение я уже выполнил, а в серьезном магическом бою толка от адепта третьей ступени будет немного.

Этой ночью нам отвели на сон только три часа. Еще затемно мы осторожно двинулись вперед. Когда с вершины очередного бархана наши разведчики увидели впереди огромное соленое озеро, архимаг приказал остановить колонну. Солдатам раздали остатки воды. Затем они выстроились в боевой порядок. Впервые за несколько недель конные лучники оседлали своих лошадей.

С первыми лучами солнца мы двинулись на штурм.

Академия располагалась в древнем замке на самом берегу озера. С таким резервуаром силы маги Воды смогут неплохо развернуться. Я почувствовал в глубине озера какое-то движение и сразу посмотрел на Парваля. Заметил ли?

Архимаг, сжав посох, творил сложное заклинание. Он создавал водных големов. Удара со стороны озера темные вряд ли ожидают.

Нам оставалось пройти еще полмили, когда нас, наконец, заметили. Война шла где-то далеко на севере, здесь же темные чувствовали себя в полной безопасности. К тому же магистр Воздуха Уоно Холи создала нам отличное прикрытие. Издалека мы казались медленно наползающей пыльной бурей. В Академии к таким наверняка давно привыкли.

К нам навстречу высыпало две сотни зомби. Похоже, что охрану столь важного места некроманты не доверили обычным воинам. Тем лучше. Убивать людей мне не хотелось. На стенах появились фигурки магов. В нас полетели первые молнии и огненные шары.

Мы пока не отвечали, прикрывая, в основном, наступающую пехоту. И копейщики, и арбалетчики наступали рассыпным строем. Это помогало уменьшить потери.

Зомби были неплохие. В доспехах, с мечами и щитами они являли собой грозную силу. А некроманты со стен дополнительно подпитывали их энергией. Нашей пехоте придется ой как несладко!

Но магистр предусмотрел и это. Конные лучники обогнули неспешно наступающих зомби и закружили под стенами Академии, засыпая магов стрелами. Несколько некромантов упало, остальные спрятались за зубцами. Теперь им стало не до зомби.

Арбалетчики несколько раз разрядили свое оружие в наступающих мертвяков. Специально зазубренные болты пробивали доспехи и рвали плоть, сметая руки, ноги и головы.

Зомби приближались. Стрелки сделали последний залп, и отошли за спины копейщиков, которые быстро выстроились в плотную линию. Первый удар длинных копий был страшен. Зомби отбросило назад, но они не ведали страха. Завязался ожесточенный бой.

Арбалетчики выдвинулись на фланги и в упор расстреливали мертвяков.

И в этот момент из озера показались водяные големы. Я насчитал полтора десятка существ разного размера. Как раз по числу наших магов, которые сейчас направляли их на зомби. К сожалению, мне такое пока было не под силу. Да и остальным тоже. Големов создал архимаг, остальные лишь управляли ими. Но не я. Я лишь наблюдал за происходящим

Исполинскими каплями големы стремительно покатились по песку к месту сражения. Некроманты со стен продолжали обстреливать нас молниями. Неожиданно одна из них пробила щиты и попала в мага, стоящего на краю нашей линии. Он погиб мгновенно. Его голем стал рассыпаться.

Я мысленно рванулся к нему, вновь стягивая расползающуюся воду в единое целое. Голем слегка уменьшился, но выстоял. И я послал его за остальными, которые уже врубились в тыл зомби. Замелькали ледяные пилы и копья, рубящие и рвущие плоть мертвяков. Взбодрившиеся пехотинцы налегли на зомби с фронта.

Через несколько минут големы растеклись по песку — архимаг устал поддерживать заклинание — но свое дело они сделали. Копейщикам оставалось добить немногочисленных уцелевших зомби.

В этот момент свое веское слово сказали маги Земли. Они с самого начала боя вместе творили какое-то сложное заклинание — их стихия требует длительной и обстоятельной подготовки. Малейшая ошибка — и вместе с врагами вызванное землетрясение может перебить и половину своих.

Стены замка зашатались, но древняя, усиленная магией кладка поддалась не сразу. Понадобилось несколько минут, чтобы стена в одном месте рухнула, и образовался широкий пролом. К нему сразу подъехали инквизиторы.

Я видел, как плакал чувствительный магистр Земли, когда они ворвались внутрь. Бойня продолжалась два часа. До нас доносились крики умирающих, в окнах замка мелькали белые и красные вспышки, с грохотом рухнула одна из башен.

Мы так и не узнали, что там произошло. Но когда все стихло из замка вышел только один инквизитор. Он уронил посох с рубиновым навершием, с отвращением отбросил окровавленный меч, упал на колени и заплакал.

— Все кончено, — пробормотал он сквозь слезы. — Все погибли.

В замок вошел Парваль. Через час бледный и потрясенный архимаг вернулся к нам.

— Все, — подтвердил он. — Наша миссия выполнена.

И по-отечески погладил плачущего инквизитора по голове.

За следующие два дня маги Земли мощными толчками развалили замок на тысячу каменных кусков. А созданная их водными коллегами огромная волна смыла обломки в озеро. Академия Тьмы перестала существовать.

Похоронив погибших, мы двинулись на север. Места здесь были обжитые, и мы смогли, наконец, вволю напиться воды.

Наши основные силы в генеральном сражении разбили армию Диммира (а там были далеко не одни зомби!) и теперь гнали ее остатки на юг. Вскоре мы соединились и двинулись на столицу.

Укрепления Грельира выглядели очень внушительно. Их штурм стоил бы нам большой крови. Но защищать их было некому. Созданные за годы кропотливого труда зомби были уничтожены. Темные маги тоже — инквизиторы отлично знали свое дело. А живые солдаты совершенно не стремились умереть за "помазанника Тьмы".

Когда наши войска изготовились к первому штурму, осажденные подняли белый флаг и открыли ворота. История королевства Диммир завершилась окончательно.

Да, вскоре я узнал имя плачущего инквизитора. Джефар Стамли. Его звали Джефар Стамли.

Это имя показалось мне смутно знакомым.

Теневое море, остров Дороттайн,

Лечебница.

6-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

Несколько ночей я провел в полузабытьи, я что-то кричал, перед моим внутренним взором вновь проходили события диммирского похода. Вскоре мне стало лучше.

Я открыл глаза и сразу увидел сидящего рядом с моей кроватью Парваля. Архимаг внимательно смотрел на меня. Он явно ждал, когда я приду в себя.

— Рад, что ты очнулся, Людвиг, — сказал Парваль с искренним облегчением в голосе.

— Вы… — горло пересохло.

— Нет, Людвиг, я пришел буквально полчаса назад. Меня позвал лекарь Дгоро Твик. Он здесь главный. Я просил его известить меня, когда к тебе можно будет прийти. Я ненадолго. Дгоро просил тебя особо не беспокоить.

Архимаг взял со столика рядом с кроватью кружку и протянул мне. Я жадно выпил вкусную, обжигающе свежую воду. То что надо!

— Сам готовил, — сказал Парваль, улыбаясь. — Как ты себя чувствуешь?

— Их было двое? — задал я вопрос, мучивший меня в те короткие периоды, когда я выныривал из забытья.

— Нет, Людвиг, трое. Этих неизвестных убийц было трое.

— А кто третий? — я был удивлен. — Один — воздушник, которого я… — вспоминать об убийстве мага было неприятно. — Другой — который меня. Господин архимаг, как мне удалось выжить?

— Кто-то из твоих друзей успел поставить водный заслон. Не очень сильный, но его хватило, чтобы ослабить молнию. Тебе повезло, Людвиг, ты отделался легкими ожогами и сотрясением. Не волнуйся, ожоги Дгоро уже вылечил. У него есть шикарная мазь.

— Кто это был? Кто спас мне жизнь?

— Они и сами не знают, Людвиг. Молния ослепила и контузила их. Возможно, кто-то из них создал заслон рефлекторно, а сейчас уже и не помнит. Меня больше интересует вот что, Людвиг, — архимаг смотрел на меня очень серьезно, — как тебе удалось избежать первой молнии? Мне сказали, что ты резко остановился, и она пролетела буквально в ярде от тебя.

— Господин архимаг, я… — я замолчал, вспоминая свои ощущения в тот момент, — я почувствовал что-то в воде под пристанью. Мне это показалось знакомым и… очень опасным. Я остановился и попытался изучить это…

— Очень интересно, — задумчиво проговорил архимаг. — То, что должно было погубить тебя, на деле спасло тебе жизнь.

— Что это было?

— Водный молот. Да, Людвиг, среди убийц был наш собрат по стихии. Он заранее подготовил водный молот страшной силы. Видимо, это было их последнее оружие. Заклинание такой мощи убило бы всех твоих друзей, а они, эти неизвестные таинственные убийцы, похоже, не стремились к лишним жертвам. Потому и кидались в тебя молниями.

— Почему я не помню удар молота, господин архимаг?

— Ты был уже без сознания. После того как ты убил одного воздушника и получил молнию от второго, наш неизвестный коллега оказался перед выбором. И он то ли решил, что ты погиб, то ли просто предпочел замести следы. В общем, в пристани сейчас здоровенная дыра футов в двадцать. Тело убитого воздушника так и не нашли. Наверно, оно теперь на дне морском.

— Значит, вы не смогли выяснить, кто это был, господин архимаг? — разочарованно протянул я.

— Во-первых, Людвиг, теперь ты можешь называть меня не "господин архимаг", а "старший". Ты же теперь в моей свите. А во-вторых, да, мы не смогли это выяснить, — сказал Парваль подчеркнуто разочарованно. И постучал себя пальцем по уху. Он явно не доверял стенам лечебницы.

— Очень жаль, старший.

— Главное, что ты выжил, Людвиг. Ведь так?

— Конечно, старший, а как остальные?

— С ними все в порядке. Лекари осмотрели их и отправили на корабль. Да, кстати, Людвиг. К тебе приходили посетители, но Дгоро их, разумеется, не пустил. Они просили передать тебе вот это, — маг протянул мне два увесистых синих свертка.

Я развернул первый. Он оказался мантией мага Воды. Классический покрой, очень качественный материал. И размер подходящий. Я провел по мантии рукой — замечательная ткань! Почти не пачкается, не стесняет движений, хорошо дышит. Я посмотрел на Парваля. На архимаге была точно такая же мантия…

Из одеяния выпала небольшая записка. Я развернул ее. Крупными аккуратно выведенными буквами там было написано следующее:

"Милый Людвиг!

Оказывается, у племянницы члена Совета есть свои преимущества!

Я выяснила, что, помимо обычного склада для адептов, на острове есть и другой. Для магистров и архимагов. Там мне и удалось достать эту мантию. Надеюсь, тебе понравится. Только не удивляйся, если тебя станут в ней принимать за магистра или кого повыше. Но я уверена, скоро ты заслужишь право носить эту мантию.

Выздоравливай! Ты настоящий герой!

С искренним восхищением,

Сильва.

P.S. Дална тоже желает тебе здоровья".

Я развернул второй сверток. Предчувствие не обмануло меня — там была вторая синяя мантия. Ткань похуже, покрой попроще, зато она, как будто, была сделана специально по моей фигуре. Там тоже была записка, написанная мелкий и стремительный почерком.

"Людвиг!

Все ребята с "Каракатицы" и "Развратника" желают тебе выздоровления!

Я снова побывала на складе и взяла отрез синей ткани, который предлагал тебе тот адепт Земли. Я бы хотела сама сшить для тебя мантию, но, увы, мои способности к рукоделию более чем сомнительны.

Поэтому я попросила свою подругу. Она адепт Земли и очень хорошая швея. Надеюсь, мантия тебе понравится.

Выздоравливай! Мы все тебя ждем!

Магна.

P.S. Где-то тут был Нессор, но он уже убежал".

Я растерянно сидел на кровати с двумя мантиями в руках.

— На твоем месте, Людвиг, — архимаг улыбался, — я бы не торопился выходить из лечебницы. Но учти, через три дня я хочу видеть тебя у себя. За это время Дгоро обещал поставить тебя на ноги. Выздоравливай, Людвиг.

С этими словами Парваль вышел. Вместо него появился лекарь Дгоро Твик. Он осмотрел меня, задал мне множество вопросов о самочувствии, а потом принес зеркальце, чтобы я мог оценить эффективность его мази от ожогов. Как выяснилось, он делал ее сам из каких-то южных трав и очень ей гордился.

Причем совершенно заслуженно. Я придирчиво изучил свое лицо. Бледное, с кругами под глазами и обожженными бровями. Зато — никаких следов от ожогов.

Я поблагодарил лекаря и попросил его найти для меня Нессора. К счастью, мой приятель как раз снова пришел в лечебницу, чтобы узнать о моем самочувствии.

Мы коротко переговорили. Затем Нессор ушел и вернулся через час с куском синей материи, ножницами, нитками и прочими швейными принадлежностями.

За следующие три дня я исколол себе все пальцы и получил кучу нагоняев от лекаря. Однако Дгоро Твик быстро вошел в мое положение и даже несколько раз очень помог мне советами по кройке и шитью. Лекарь гораздо чаще латал людей, но и в одежде разбирался неплохо. Он же предложил мне украсить мантию шитьем, чтобы она сильнее отличалась от подарка Магны. Дгоро принес откуда-то золотые нитки и лично вышил на мантии несколько причудливых узоров.

"Подарок сестры", присланный мне "буквально на днях из Лакриса", вышел на загляденье.

Теневое море, остров Дороттайн,

Лечебница.

9-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

Лекарь Дгоро Твик обследовал меня в последний раз и решил, что теперь я окончательно здоров.

И я, наконец, задал ему вопрос, который давно не давал мне покоя.

— Дгоро, — лекарь просил всех пациентов называть его имени. Так, по его мнению, в лечебнице создавалась домашняя атмосфера, способствующая быстрому исцелению больных. — Как Трипкат Солоби? Он же в вашей… гостит у вас?

— Да, — лекарь выглядел подавленно. — Он гостит у нас, — Дгоро избегал любых упоминаний о лечебнице и предпочитал считать ее домом для гостей, нуждающихся в особом уходе. — И всю неделю лежит в комнате для самых тяжелых. Случай очень сложный. Боюсь, мы мало чем можем ему помочь. Я видел страшные раны, полученные в сражениях с тварями Тьмы. Я лечил и магические повреждения — твой случай оказался достаточно легким. Я сталкивался с такими изощренными заклинаниями, которые выворачивали тело жертвы наизнанку, так что приходилось собирать человека заново. Но тут… боюсь, я бессилен. Повреждения разума лечить очень сложно. Я бы лучше отправил его в Лакрис. Но если он снова окажется на корабле, ему может стать гораздо хуже.

— А можно мне навестить его? Мы ведь плыли на Дороттайн вместе. И я видел… последние минуты его… его… — я не сразу подобрал нужные слова, — его нормальной жизни.

— Хорошо, Людвиг, — лекарь колебался недолго. — Думаю, короткий визит ему не повредит.

И Дгоро повел меня к Солоби.

Лечебница располагалась в небольшом двухэтажном здании в центре Дороттайна. Из окон своей палаты я видел Башню. До нее было ярдов сто.

Мы спустились на первый этаж, и пошли по узкому коридору. Вскоре он уперся в деревянную дверь с большим стеклом.

— Тяжелые больные часто не любят, когда в комнате с ними есть кто-то еще, — пояснил Дгоро, — а наблюдать за ними как-то надо. Как наш гость, Лоррог? — спросил лекарь молодого коллегу, дежурившего у двери палаты.

— Все также, Дгоро, — ответил тот, вставая. — Есть лишь небольшие улучшения. Мы сумели накормить его куриным бульоном. В этот раз он выпил его больше, чем пролил.

— Мы ненадолго, — сказал Дгоро, открывая передо мной дверь палаты.

Нигде маг не чувствует себя таким слабым и немощным, как в лечебнице. Даже вдвойне немощным. С одной стороны, пребывая здесь в качества пациента, из могучего волшебника, повелевающего огнем, ветрами, волнами, землетрясениями и молниями, он превращается в жалкую обузу. Он слаб и бессилен, неспособен не то что колдовать, но и зачастую самостоятельно есть или справлять естественные нужды.

С другой стороны, даже оказываясь по иную сторону болезни или раны, он тоже мало на что способен. Нет, он все также может создавать ураганы и останавливать цунами, метать во врагов огненные шары и ледяные болты. Но вот чем-то помочь своему раненому коллеге или другу…

Мы повелеваем стихиями, но человеческое тело устроено гораздо более тонко. Маг может вывернуть его наизнанку, сломать в сотне мест, смешать внутренности в одну бесформенную кучу, но не в состоянии ничего исправить. Наши методы слишком грубы, чтобы лезть с ними в столь хрупкий и чувствительный механизм. А что уж говорить о человеческом сознании?

Да, иногда небольшие познания в магии могут помочь лекарю в работе. Водный маг может остановить кровотечение. Что есть кровь, как не подкрашенная вода? Адепт Огня способен прижечь рану и не допустить заражения. Воздушник — вдохнуть живительный воздух в легкие, когда сам человек уже не может дышать.

Но, обретая чувствительность к своей стихии, маг перестает ощущать другого человека. Сначала телесно, а потом и эмоционально. Такова плата за магию. Потому самые лучшие лекари получаются из тех, у кого нет ни малейшей склонности к волшебству.

Дгоро как раз из таких. Он согласился оставить спокойную практику в Эгре, что на канийском побережье теплого и безмятежного Полуденного моря. Передал привычных и понятных пациентов с их милыми артритами и катарактами оседлым коллегам и отправился на Дороттайн. Остров у самой границы Тьмы.

На мой взгляд, теперь Солоби выглядел получше. Когда его на руках осторожно вынесли с "Рассветной Леди", он был очень бледен, постоянно метался и беспрерывно бормотал себе что-то под нос на непонятном языке.

Сейчас же маг Воздуха выглядел спокойно и умиротворенно. Он даже как будто набрал немного веса с момента нашей последней встречи. Я сказал об этом Дгоро.

— Плохо, — заявил в ответ лекарь. — Тело выздоравливает, но разум все так же болен. Они должны идти вместе, но у нашего гостя их пути разошлись. Когда разум и тело связаны, мы можем действовать на первый посредством второго. А в нашем случае мы этой возможности лишены.

Лекарь прошелся по комнате, подошел к Солоби и осторожно оттянул левое веко.

— Его тело может прожить еще несколько десятилетий, но если разум будет все так же плутать в потемках, то… — Дгоро закончил изучать глаз мага. — То это будет не жизнь, а бессмысленное существование водоросли.

— Значит, шансов нет?

— Шансы всегда есть, Людвиг. У нас хорошие ле… люди, отличные отвары и мази. Мы сделаем все возможное. Я уже попросил привести мне несколько редких канийских трав для нового средства. Маги сообщили об этом в Лакрис… по этим вашим… кристаллам. Но пока травы найдут и доставят, пройдет какое-то время. Надежда еще есть…

Солоби беспокойно зашевелился, и лекарь замолчал. Мы тихонько вышли из палаты. Я вернулся в свою комнату и собрал свои вещи.

Надел "подарок сестры", взял две другие мантии, любимый камзол со штанами и посох. Интересно, а куда делся мешок с вещами, который мне дал адепт Земли на складе?

Как бы то ни было, но теперь я был обладателем одного из самых больших и модных гардеробов на острове. После архимага Подогайна, конечно. Но тот носил свои роскошные наряды только на "Леди". Сестренка бы точно удивилась такому преображению своего занудного брата.

Я поблагодарил Дгоро за лечение, пообещал ему не появляться больше в "доме для гостей" в качестве "гостя" и вышел на улицу.

Я твердо намеревался пройти сотню ярдов до Башни и поговорить, наконец, с Парвалем о "наших" делах. Казалось, уже ничто не может мне помешать…

Глава 8. Настоятель

Роннорский лес,

монастырь Святого Камня.

9-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

В Сфере Лакриса жрецов Единого недолюбливают. И вовсе не потому, что маги поклоняются стихиям. Наоборот, мы никому не поклоняемся и не видим смысла в том, чтобы ползать перед кем-то на коленях или приносить жертвы. Жрецы называют это гордыней, мы — элементарной практичностью. Хочешь, чтобы что-то было сделано? Сделай это сам. Или попроси друга. Или найми специалиста. Взывать к Высшим силам бессмысленно.

На самом деле, это не совсем так. Некоторые жрецы Единого владеют своей особой магией. Возможно, их награждает Единый за особые успехи в служении себе. Возможно, это изначальные способности жрецов, которые постепенно раскрываются во время бесчисленных ритуалов.

Как бы активно Лакрис ни выступал за прогресс, но мы по-прежнему делим магию на водную, огненную, воздушную и земляную. И темные искусства, ядром которых является некромантия. Не исключено, что при таком делении мы что-то упускаем, что-то важное. Вроде магии жрецов Единого.

На мой взгляд, это упущение несущественно. Волшебство магов гораздо мощнее. И это еще одна причина неприязни. Люди, особенно простые и недалекие обыватели, проще всего внушаются яркими фокусами. А в яркости жрецы магам проигрывают.

Если в одной местности обитают и жрец, и маг, то между ними почти неизбежно начинается противостояние. Соперничество за Чудо. За то, кто будет дурить головы доверчивым поселянам и к кому пойдут люди со своими бедами и надеждами. В Сфере Лакриса, а, особенно, в самом городе, обитают самые могучие маги. На их фоне любой жрец покажется серой мышкой, а жрецы этого ой как не любят. И начинаются обвинения и проклятия.

Поэтому одним из негласных условий, на которых страна или город может войти в Сферу Лакриса, является отсутствие действующих крупных храмов Единого. Совету не нужны волнения на собственной земле.

И количество желающих войти в Сферу не убывает. К тому же, чем ближе к Лакрису, тем у населения выше уровень культуры и образования. И соответственно, ниже потребность в религии.

Многие люди в Сфере продолжают искренне верить в Единого, но делают это больше для себя. А если возникает проблема, которую не могут решить сами, то с ней они идут к магу. Или к лекарю. Или к сапожнику. Но не к жрецу.

Война с Диммиром на время сблизила позиции магов и жрецов, объединившихся против королевства темных магов, но вряд ли эта идиллия продлится долго.

Как бы то ни было, сейчас и мне, и графу Орно де Лазалю надо было попасть в монастырь Святого Камня. Благодаря помощи людей новоявленного герцога нам удалось выйти к нужному месту уже к вечеру.

Братья присвистнули и приготовили оружие, граф застыл с открытым ртом, я сплела две огненные стрелы. И только умница Гарл презрительно рыкнул и спокойно побежал вперед.

Он опять оказался прав. С момента атаки на монастырь прошло не меньше недели.

Это было удивительно. Обычно храмы и монастыри Единого считаются нейтральной территорией, во время войн в них прячутся женщины и дети, и солдаты не рискуют вступать на священные земли с обнаженным оружием.

Монастырь Святого Камня издревле располагался в Ронноре, но никогда ни местные бароны, ни прочие лесные разбойники не дерзали атаковать его. Наоборот, часто они приходили в монастырь для покаяния, а многие, уже на закате лет, откладывали в сторону окровавленные мечи и становились монахами.

Сейчас же монастырь стал жертвой нападения. Магического нападения. Стена была пробита в двух местах, колокольня обуглилась, в куполе главного храма зияла огромная дыра.

Трудолюбивые монахи занимались ремонтом. На нас поглядывали косо, но не трогали. Мы прошли мимо огромной дыры — я определила, что ее пробили огненным шаром — к воротам монастыря. Они сохранились в неизменности.

Там нам преградили дорогу монахи.

— Маг да не войдет в монастырь Единого! — возвестил один из них, видимо, привратник.

Отсутствие посоха его несколько ни смутило.

— Эта волшебница сопровождает меня, графа Орно де Лазаля! А потому…

— Нет, — твердо заявил монах. — В монастырь Святого Камня магам хода нет.

От возмущения граф покраснел.

— Если господину графу угодно, — привратник и не подумал поклониться, — то он вместе со своей свитой может пройти внутрь. И воспользоваться нашим гостеприимством. Но без магов.

— Мне пока не надо внутрь, — вмешалась я в этот бесполезный спор. — Мне надо увидеть настоятеля. Итир Ихрио все еще возглавляет данную общину?

— Да, — ответил монах. — И, надеюсь, будет возглавлять еще много лет. Я уже послал за ним. У настоятеля много дел, но минутку найти он сможет. Господин граф, вы желаете войти?

— Нет! Я дождусь настоятеля и поговорю с ним! — де Лазаль гордо выпятил фамильный нос.

Настоятель появился через десять минут. Высокий, худой и чисто выбритый. По внешности было сложно определить его возраст, но сейчас он выглядел усталым и изможденным.

Орно, Гийом и Луи склонились перед ним, и Ихрио благословил их. Потом посмотрел на меня.

— Кажется, мы знакомы…

— Отец настоятель! — перебил его нетерпеливый Орно. — Я граф де Лазаль…

— Сын орлисского герцога? — уточнил Ихрио.

— Да.

— Рад приветствовать вас, господин граф. Ваша семья славится набожностью и благочестием. С какой целью вы прибыли в нашу скромную обитель?

— Я совершаю паломничество по святым местам и хотел бы…

— Хорошо, господин граф. Я с удовольствием приму ваш дар. Наша обитель сейчас как никогда нуждается в средствах, а орлисские герцоги отличаются щедростью.

— Мой… дар? — граф был в замешательстве. — Отец не сказал мне, что… Я готов послужить святой обители своим мечом! — пылко закончил он, выхватывая оружие.

— Уберите, — настоятель поморщился. — И не размахивайте в святом месте оружием. Нам бы сейчас больше пригодилась лопата.

Граф покраснел и затих. Стражи молча стояли за его спиной. А что им было сказать? Наверняка пожертвования должны были делаться из проигранного де Лазалем золота.

— Господин граф, наверняка вы очень устали с дороги, — голос Ихрио прозвучал мягко. — Вам лучше пройти в монастырь, помолиться и отдохнуть. А потом мы поговорим с вами.

Орно покорно кивнул.

— Брат Имдгрид проводит вас, господин граф.

Де Лазаль и его стражи проследовали вслед за монахом.

Настоятель вновь посмотрел на меня.

— Маги у нас редкие гости. До недавнего времени. Ваше лицо кажется мне знакомым, — он прищурился, вспоминая. — Да, три года назад вы были здесь. Лейла Крор?

— Да, отец Ихрио. Я снова пришла поговорить со своим братом.

— Сожалею, — он покачал головой. — Это невозможно.

— Почему? Я проделала долгий и опасный путь ради этой встречи!

— Сожалею, — снова повторил настоятель. — Думаю… Да, один раз мы сделали для вас исключение. Думаю, нам лучше войти внутрь.

Привратник недовольно поморщился, но посторонился. У жрецов жесткая иерархия, так что за эту вольность ему наверняка придется отбывать строгое покаяние. Но судьба монаха меня не интересовала.

Локрид… Я давно не вспоминала про старшего брата. Синий знал, что я выжгла Темного со своей копии-миниатюры нашего семейного портрета. Но и мой всезнайка-братец не ведал, что это произошло три года назад, после моего первого посещения Монастыря Святого Камня. До этого я надеялась… я верила… До того злополучного визита я была дурой.

Локрид — первенец, он родился в то время, когда мать еще интересовалась семьей. С самого юного возраста она таскала его в свои экспедиции. Тогда она увлекалась не только севером. Она рылась в древних захоронениях на Теневых островах, изучала старые храмы на южном берегу Полуденного моря.

Может, именно там Локрид попал под влияние Тьмы. Склепы, могилы, а Теневые острова — так вообще самый близкий к Стене клочок твердой земли. А может что-то такое было в нем с самого рождения. Не знаю.

Когда спустя одиннадцать лет после него родилась я, он уже был очень странным ребенком. Очень молчаливый и замкнутый, он сидел в своей комнате, рисовал непонятные фигуры и играл в странные игры. Он словно не заметил, что в семье стало на одного человека больше. Единственной радостью для него были поездки с матерью на очередные раскопки.

Потом появился Людвиг, мать совсем охладела к семье и перестала брать Локрида с собой в экспедиции. Он замкнулся окончательно. Вскоре Локрида отправили в Академию, у него были небольшие способности к магии Земли. В доме сразу стало легче дышать.

Учился в Академии Локрид плохо, друзьями не обзавелся, часто пропадал куда-то на несколько дней. Преподаватели на него жаловались, но отец сделать с ним ничего не мог, а мать в свои редкие визиты домой предпочитала заниматься другими делами.

Жил он при Академии. Дома, за все время обучения, он появился только однажды. Ему был уже двадцать один год, и он решил нас навестить. Локрид постоянно сидел в своей старой комнате и ни с кем не разговаривал. Через три дня у Людвига пропал Кролло, его любимый щенок. Наутро Локрид ушел, а вечером Синий нашел своего любимца. В кустах на заднем дворе. Щенок был распят десятком тонких колышков.

Потом мы узнали, что Локрид спутался с очередным культом Тьмы и стал там одним из лидеров. Они проводили ритуалы в окрестных лесах, приносили в жертву животных и пытались оживлять мертвецов. На этом их и накрыли.

Получилось очень похоже на то, что вышло у нас с культистами. Брали их городские маги. А у Локрида, помимо слабеньких способностей к магии Земли, оказался мощный талант некроманта. Он зазомбировал половину культистов и бросил на магов. Произошла бойня, во время которой ему удалось уйти.

За ним послали Инквизицию. Поиски, длившиеся несколько месяцев, результатов почти не дали. В итоге инквизиторы обнаружили след Локрида и шли по нему до Диммира. Мой старший братик бежал к своим темным собратьям.

Много лет мы про него ничего не слышали. Да и не хотелось, честно говоря.

Но три года назад мне сообщили, что он нашелся. Его схватили в Игдене — это небольшое северо-восточное герцогство у самых границ Роннорского леса. В тот год Совету удалось выявить целую сеть диммирских агентов, они действовали в Срединных герцогствах и Кании. Одним из них оказался мой брат.

Ему еще повезло. Большинство попало в руки инквизиторов и почти сразу отправилось на свидание с Тьмой. Локрида схватили жрецы Единого. Они не стали убивать его, а тайно отправили в отдаленный лесной монастырь. Монастырь Святого Камня. Но долго хранить это в секрете они не смогли.

Я примчалась в монастырь одновременно с инквизиторами. Тогда мне не пришлось продираться через лес, со стороны герцогств к нему ведет хорошая дорога.

Инквизиторы потребовали выдать темного мага им на расправу. Настоятель отказался. "Равновесие нарушено", — сказал им Ихрио. — "Эта заблудшая душа останется у нас и будет жить". Штурмовать монастырь они тогда не решились. Убедившись, что Локрид не вырвется, они уехали обратно.

Тогда не решились… Сейчас мы с Ихрио шли по заваленному обломками двору монастыря. Перед нами вздымался храм обители. Помимо пробитого купола, огромная дыра располагалась прямо на месте входа. Кто-то очень хотел попасть внутрь.

— Инквизиторы? — спросила я Ихрио.

— Нет, — ответил настоятель. — Эти ударили тайно, сделали свое дело и ушли. Инквизиторы бы не скрывались.

Это точно. Инквизиторы свою работу делают напоказ. Они бы пришли днем и устроили показательную казнь. Джефар Стамли с этим бы отлично справился.

— А кто тогда?

— Мы не знаем, кто это был. Но цель у них была та же. Ваш брат мертв.

Я не заплакала, нет. Я лишь стиснула нижнюю губу зубами. От обиды. Я так рвалась сюда, рассчитывала, что смогу вытащить из Локрида что-то про Диммир или даже про Karra Tronogo. А он…

— Когда это случилось? — мой голос прозвучал раздраженно.

— Десять дней назад. Они напали ночью. Пробили стену в нескольких местах, ворвались в монастырь. Мы поначалу решили, что им нужна наша главная реликвия — Святой Камень, они ведь сразу выбили ворота храма, но…

— Да, я помню, где вы держали Локрида.

Конечно, я помнила. Тогда мы вошли в храм — неслыханное дело для мага! — и настоятель провел меня вглубь здания. Мы прошли мимо комнаты, где хранился Святой Камень, а потом Ихрио повел меня вниз. Там находилась узкая каменная келья, в которой они держали моего брата.

Мутно светили чадящие факелы, прикованное цепями тело Локрида извивалось и кричало. Да, тело. Тело принадлежало моему брату, а вот все остальное… От него несло смертью и разложением, и оно говорило, говорило, говорило…

Про сладость убийства, про необоримую мощь Тьмы, про немертвые армии Диммира, про скорое крушение церкви Единого, про гибель Лакриса… и про Karra Tronogo… про Чертог Темных.

Сейчас я корила себя за то, что не дослушала его слова. Но тогда я с трудом смогла выдержать пару минут. Я выскочила из здания и заплакала.

За мной вышел отец-настоятель. Он утешал меня, говоря, что надежда на спасение души Локрида есть. Что вся братия будет молиться за него, что Святой Камень, находящийся прямо над кельей, непременно окажет свое благотворное влияние на душу и разум моего брата.

Потом от Ихрио раз в полгода приходили письма. Состояние Локрида не менялось. Но у меня уже не было брата. Возвратившись из монастыря, я выжгла его с семейного портрета.

— Вы уверены, что он точно… мертв? С этими темными никогда точно сказать нельзя.

— Уверен. Мы внимательно обследовали тело, его убили очень… основательно. Никаких шансов. К тому же мы сразу сожгли труп. На всякий случай.

— А можно мне посмотреть на его последнее пристанище?

— Хорошо, — настоятель ответил немного недовольным голосом.

Он повел меня вглубь храма. На что я рассчитывала? Не знаю.

Стены коридора обуглились. Мы спустились вниз. Келья была вся залита кровью. Мне стало плохо. Настоятель поддержал за плечо меня.

— Его убивали жестоко… Я не хотел бы описывать подробности.

— Спасибо, — выдохнула я. — Скажите, он ведь постоянно что-то говорил. Вы… случаем… не делали записей?

— Нет, — отрезал Ихрио. — Мы даже не слушали его слова. Мы слушали его душу. Ему было очень больно, но Тьма в сердце оказалась слишком сильна. Хотя возможно еще год или два… Но что теперь гадать.

Мы постояли еще немного. Я обдумывала, что делать дальше. Тащиться через все герцогства до Диммира, а там искать таинственного мага в не менее таинственном Чертоге Темных? Это просто глупо.

Но возвращаться в Сферу Лакриса было еще глупее. Инквизиция теперь от меня не отстанет. Даже если им не удастся доказать мой сговор с Заратайном — а он, несомненно, имел место — моя жизнь пойдет под откос. О карьере можно забыть, репутация будет безнадежно загублена.

И тут во мне заговорил профессиональный интерес городского мага, пусть уже, увы, и явно бывшего.

Я незаметно сотворила заклинание Видения и осмотрела место преступления. На стенах остались следы применения мощных боевых заклинаний: Огонь, Воздух, Вода. Почти полный комплект. Магов при этом было не менее семи, но возможно, что кто-то просто остался в резерве или предпочел не оставлять следов.

На том месте, где раньше был прикован Локрид, я увидела темный магический туман, но он постепенно рассеивался и никакой угрозы не представлял. Удовлетворив свое любопытство, я посмотрела вверх.

И резко опустила заслезившиеся глаза вниз. Яркая вспышка обожгла их. Больно было даже моргать.

— Вы посмотрели на Святой камень магическим взором? — прозвучал у меня под ухом недовольный голос настоятеля.

— Простите, отец Ихрио. Я не хотела смотреть вверх…

— Понятно, госпожа Крор, — голос монаха смягчился. — Надеюсь с вами все в порядке?

— Спасибо, да. Я успела вовремя отвести глаза.

— Хорошо. Все могло закончиться и хуже. Как с тем магом… — настоятель резко замолчал.

— С кем, отец Ихрио? — его маленькая оговорка меня заинтриговала. Я улыбнулась настоятелю. — Какие у вас были дела с магами? Неужели у монахов есть страшные тайны?

— Не страшные. Но если мои собратья узнают об этом, то по голове меня не погладят. А уж если проведает Конклав…

— Отец Ихрио, мне вряд ли еще доведется пообщаться с вашими коллегами. А если такое и произойдет, то я, разумеется, не раскрою вашу маленькую тайну.

— Хорошо, госпожа Крор, — настоятель сдался. — Месяца три назад у нас в монастыре гостил маг. Он хотел исследовать Святой Камень и… привез богатый вклад. А монастырь нуждался в ремонте главного храма… — он грустно улыбнулся. — Сейчас же нам придется отстраивать половину монастыря заново. К нам приезжает все меньше паломников, а те, кто приезжает… Зачастую они прибывают с пустыми руками, как этот ваш граф.

— А что же с тем магом? Как прошло исследование?

— Оно почти и не началось. Он долго готовился, произнес заклинание, зажмурил глаза, а когда посмотрел на камень, то закричал, что ослеп и упал на пол. Обычное зрение мы ему смогли сохранить, а вот с магическим… С магическим взором ему пришлось расстаться навсегда.

— Отец Ихрио, а как же звали столь любознательного мага?

— Я думаю, что могу вам это сказать. Он показался мне неплохим человеком, к тому же опытным исследователем артефактов. Его имя Трипкат Солоби. Маг Воздуха. Вы слышали о нем?

— Нет, отец Ихрио, — я была искренне разочарована.

— Он как-то сказал, что с деньгами для вклада ему помог архимаг Шресто Подогайн, — припомнил настоятель. — А уж о нем-то слышали даже мы, монахи, в дремучих Роннорских лесах.

Разговаривая, мы поднялись наверх и теперь стояли неподалеку от святилища с Камнем.

— Да, — согласилась я. — Архимаг он очень занятный. Особенно его взгляды насчет переустройства общества магов. Серость и уравниловка, — я поморщилась. — Маг-наргсист — это очень необычно!

— Позволю себе с вами не согласиться, госпожа Крор, — настоятель отчего-то засмущался. — Понимаете… в монастыре богатая библиотека — к счастью она не пострадала — там есть и сочинения святых отцов, и философские трактаты. Нам иногда преподносят в дар книги.

— Так почему же вы смущаетесь, отец Ихрио? Многие монастыри не только владеют богатыми библиотеками, но и занимаются переписыванием книг. Достойное занятие.

— Как вы наверняка знаете, у нас в монастыре братия не совсем обычная… Но вы все равно правы, стыдиться тут нечего.

— Так в чем же я не права?

— Понимаете, имя Наргса сейчас на слуху, многие читают его трактаты, осуждающие… хм… якобы имеющую место эксплуатацию магами немагов. Но мало кто в его трудах разбирается. А Наргс предрекает ожесточенную борьбу между двумя этими группами, в результате которой маги будут уничтожены. С исторической неизбежностью. Как, впрочем, и мы, жрецы Единого. В этом заключается ядро его концепции. Поэтому магу быть наргсистом — сродни самоубийству. Наргс родился, как все знают, в Диммире. Но мало кому известно, что он вынужден был оттуда бежать, что и неудивительно, и умер лет тридцать назад в герцогствах. Правитель Борба стал последователем Наргса и выгнал со своих земель всех магов и жрецов…

— А вот эту историю я уже слышала. Предприимчивые соседи тут же этим воспользовались, отобрали у старого маразматика половину страны, а самого укоротили на голову…

— Да покоится его душа в мире, — вставил отец Ихрио.

— Наследник, к счастью, оказался не в родителя. Вернул все на место, а потом отвоевал захваченное, а заодно прихватил кой-чего у воинственных соседей. В качестве компенсации.

— Примерно так, да.

— Теперь мне тоже кажется, что Подогайн наргсистом быть не может.

— Именно, — подтвердил настоятель. — По-моему, взгляды архимага имеют более древнее основание. В частности, я могу припомнить трактат Гамзанеллы, который, лет за триста до Наргса, описал некое идеальное, на его взгляд, общество, подозрительно похожее на цель вашего архимага. То же полное уравнение всех. Одинаковая одежда, одинаковое жилье, никакой роскоши и знати. В своем трактате "Остров Солнца" он подробно рассматривает…

Судя по всему, говорить о древних трактатах настоятель мог бесконечно. Пожалуй, пришло время его прервать. Я вспомнила одну любопытную деталь.

— Прошу прощения, отец Ихрио. Когда я посмотрела на Камень магическим взором, то успела заметить одну странность.

— В чем дело, госпожа Крор? — насторожился настоятель.

— Мне показалось, что Святой камень светился не равномерно, а с одной стороны у него словно было темное пятно. Небольшое, но оно пульсировало и росло.

Настоятель тревожно поглядел на меня. Затем задумался, что-то припоминая.

— Пожалуй, вы правы. В последние месяцы мы, монахи, стали ощущать, что что-то не так. В самом монастыре начался разлад, окрестные разбойники перестали приходить на покаяния, а теперь и вот это нападение…

— А раньше на монастырь нападали? — я задала вопрос, ответ на который знала и сама.

— Нет! Никогда! — сразу ответил настоятель. — Неужели это кара Единого за то, что мы не уберегли вашего брата? — потрясенно спросил, обращаясь скорее к небесам, чем ко мне. — Хотя… хотя, конечно, нет. Это началось гораздо раньше.

— После визита мага?

— Пожалуй, уж не думаете ли вы, что он сознательно осквернил святыню?! — настоятель ошеломленно и подозрительно посмотрел на меня.

— Возможно, он действовал со Святым камнем не как со святыней, а как с обычным защитным артефактом. За что и поплатился. Но кое-что ему, похоже, удалось. Он ослабил чары камня. И чем дальше, тем слабее они будут. Темное пятно разрастается, отец Ихрио.

— Как бы ни противно мне было признавать Святой камень магическим артефактом, пусть и отчасти, но вы правы. Необходимо что-то делать. Я прикажу братьям вдвое больше молиться Единому, а сам буду возносить в три раза больше молитв. Уверен, что совместными усилиями мы очистим камень от этой магической скверны, — настоятель выглядел очень довольным найденным решением.

— Я не сомневаюсь, что ваше искреннее желание и молитвы смогут очистить камень рано или поздно, — я говорила это буквально со скрежетом зубовным. Очень хотелось назвать настоятеля "ослом".

— Разумеется, смогут, — отмел все подозрения настоятель.

— Но это может занять достаточно много времени. К тому же братья занимаются восстановлением монастыря.

— Придется меньше спать. Во славу Единого братья с радостью пойдут на эту жертву.

— Мне кажется, что то, что испортил один маг, сможет поправить другой. Я бы могла попро… снять скверну с Камня, — не стоило показывать настоятелю, что я сама не была уверена в исходе дела.

— А вам-то зачем это? — настороженно спросил монах.

— Мне это интересно. И вы столь любезно ко мне отнеслись. К тому же вы столько лет заботились о моем брате, — в ход пошли самые бредовые аргументы.

Чем больше наберется причин, тем серьезнее ко мне отнесется настоятель. А мне очень хотелось поработать со Святым камнем. Он чем-то настойчиво привлекал меня. Можно считать это женской интуицией.

— И еще, отец Ихрио. Я бы хотела, чтобы очищение Святого камня вы рассматривали как вклад графа де Лазаля в ваш монастырь. Он потом со мной сочтется.

Я не стала добавлять, что с радостью отделаюсь от графа при первом же удобном случае. Настоятель глубоко задумался, похоже, он оценил серьезность моих намерений.

— Хорошо, госпожа Крор. В случае успеха я буду считать это вкладом господина графа. Когда бы вы хотели приступить?

— Прямо сейчас, отец Ихрио.

Я развернулась и пошла в святилище, где меня — я была уверена, что именно меня! — дожидался Святой камень. Настоятель поспешил следом.

Я вошла в святилище. Святой камень — глыба необработанного известняка размером с человеческую голову — лежал на массивном гранитном постаменте. Вокруг Святого камня разместилась куча булыжников разного размера.

По легенде именно с этим камнем Единый воплотился в нашем мире, и камень символизировал самую суть его учения. Единый проповедовал, что неважно, какого человек происхождения и каков он внешне. Он может быть подобен такому вот булыжнику, но главное — бессмертная душа, заключенная пусть и в столь неказистом теле.

Об этом говорили и рассыпанные вокруг булыжники. Даже Святой камень не должен слишком выделаться, ведь, по сути, он такой же, как и все остальные. Суть сутью, но человеческя гордыня все-таки вознесла его на возвышение.

В каждом храме и монастыре Единого был подобный камень, но никто уже не знал, где же находится настоящий. Если он вообще сохранился. Но местный пользовался таким уважением и почетом, что дал имя целому монастырю.

Что ж, внешний осмотр я провела, теперь надо приступать к более тонкой работе. Я вытащила из кармана фиолетовый бархатный носовой платок. Ткань была толстая, но я все равно несколько раз сложила его. Получилась длинная лента, которой я завязала глаза.

Я не видела настоятеля, но о том, что он очень удивился, догадаться было несложно.

— Этот платок пропитан эссенцией, которая поглощает магические эманации. Он защитит мои глаза.

— Все равно, будь осторожней, я буду молиться за тебя, — прошептал в ответ настоятель и зашептал под нос первую молитву.

Я приступила к изучению камня. Вызвала заклинание Видения и проделала все необходимые подготовительные процедуры. Несмотря на защитный платок. С артефактами такой силы лишних предосторожностей не бывает.

Только после этого я решилась посмотреть на Святой камень. Его свет по-прежнему обжигал, но терпеть было можно. Платок начал постепенно истончаться, каждый слой материи мог поглотить только определенное количество поступаемой энергии. Так что придется поторопиться. Когда прогорит последний слой, мои глаза будут беззащитны.

Мои первые наблюдения оказались неверны. Черного пятна на камне не было. Магическая аура перестала соответствовать материальному носителю. Проще говоря, Трипкат Солоби успел сделать в ней дырку — не знаю уж, чем и как — и аура начала расползаться. Чем дальше — тем больше. Рано или поздно она совершенно сползет с камня, как драный носок с ноги, и… И все. Чтобы это "все" ни значило.

В теории задача выглядела элементарно. Надлежало "натянуть" ауру на камень и "зашить" ее. Я занялась ее воплощением в жизнь.

Магическая структура во многом оказалась родственна огненной стихии, что серьезно облегчало задачу. Я ощутила края ауры и развела пальцы правой руки. Теперь они совпадали с контурами дыры. В Академии нас такому не учили, и сейчас я вспоминала слова Заратайна.

Соответствие установлено, теперь надо протянуть связи между пальцами и аурой камня. С мизинцем и безымянным получилось быстро и просто. Пришлось повозиться со средним. Я с трудом подобрала нужную точку и установила связь.

Каждый следующий палец давался все сложнее. Из-за неправильной формы камня, мне пришлось очень сильно отогнуть указательный, и теперь он постоянно подрагивал, пытаясь вернуться обратно. Я заскрежетала зубами, но мне удалось заставить его стоять на месте. Есть связь!

Теперь большой… Мои силы уходили на поддержание четырех контактов, так что долго не получалось установить пятую связь. Мне не хватало концентрации. Я заставила себя выкинуть из головы посторонние мысли и думать только о камне и пальцах. Получилось!

Я перевела дыхание и начала сдвигать пальцы. Каждая доля дюйма давалась с трудом, казалось, что страшное напряжение вот-вот вывернет пальцы из суставов, но я сжимала зубы и вновь заставляла их двигаться. Аура постепенно начала наползать на камень.

Наконец, пальцы сошлись. Мне захотелось выругаться. Между ними оставался крохотный зазор! Я вдавила подушечки пальцев друг в друга, но крохотную дырочку закрыть так и не удалось. Если оставить все вот так, то аура снова начнет расползаться. Что же делать?

Я раздраженно вцепилась зубами в нижнюю губу. Задумалась. И проделала тоже самое еще раз. Но теперь я прокусила ее до крови. Сознательно. Красная капелька покатилась вниз, я подставила под нее сведенную невероятным напряжением правую руку.

Потянулись долгие мгновения. Капелька крови соскользнула с губы и упала точно в место соединения пальцев. Святой камень вспыхнул и засиял мощным ровным светом. Но он больше не обжигал меня. Древний и могучий артефакт признал меня "своей".

Напряжение в пальцах ослабло, и я наслаждением разогнула их и помахала затекшей рукой. Потом сняла повязку с глаз. Святой камень мне больше ничем не угрожал, да и у платка почти прогорел последний защитный слой. Теперь это просто тряпка. Я вытерла им пот со лба.

Что ж, дело сделано. Теперь я начала изучать сам камень. Он послушно и даже будто доброжелательно отреагировал на мои действия, открывая свои тайны. Неужели соскучился по женской руке? Жрецы-то сплошь мужчины.

Я проникала глубже, распутывая сложное переплетение магических линий. Становилось все любопытственнее и любопытственнее. Наконец, я наткнулась на нечто знакомое.

— Отец Ихрио, неужто Святой камень можно использовать для связи и телепортации? — изумленно спросила я.

— Вполне возможно, — спокойно согласился настоятель. — По легендам, в те времена, когда королевство Диммир еще было в полном расцвете, жрецы Единого могли общаться друг с другом на огромном расстоянии и даже перемещаться между храмами. Но потом разразилась междоусобица, правящая династия бежала на запад, захватив с собой высших иерархов церкви, и этот секрет был утерян. Сейчас мы на это уже не способны, — с грустью закончил он.

Я продолжила изучение Камня. Если он и вправду способен переместить меня в другой храм Единого, то… Я не знала, где в Диммире находится ближайший к Karra Tronogo неразграбленный Орденом Тьмы храм, но проскочить через большинство герцогств я смогу наверняка.

Скоро я разобралась с принципами работы Камня. Я теперь знала, что надо сделать для перемещения, но я сама была на это не способна. Моему возмущению не было предела.

— Отец Ихрио! Камнем может воспользоваться только мужчина? И только девственник?!

— Пожалуй, — настоятель задумался. — Высшие жрецы Единого испокон веков строго блюдут обет безбрачия. Возможно, именно для того, чтобы использовать силу Камня, — похоже, он уже смирился с тем, что его святыня — магический артефакт.

— И где же мне теперь достать девственника?! — я громко выкрикнула вопрос и сразу поняла его неуместность. Я находилась в монастыре!

Поэтому моему разочарованию не было предела, когда в ответ на мою просьбу о помощи в перемещении, настоятель ответил смущенным отказом.

— Боюсь, что мы ничем не сможем вам помочь, — ответил он, покраснев.

— Почему? Ведь все монахи дают обет безбрачия? Неужели… — я припомнила сразу все слухи о разврате в святых обителях.

— Нет-нет, госпожа Крор! — отмел мои невысказанные подозрения настоятель. — Все братья дали обет и истово его блюдут! Но, как вы наверно понимаете, если человек до вступления в ряды святых братьев был уже не… не был уже… ну вы понимаете, да? — я понимала, — то никакие обеты не смогут восстановить то, чего нет. Да?

— Да, отец Ихрио. Но не может быть такого, чтобы все…

— Боюсь, что может. Мы находимся в Роннорских лесах, и часто местные разбойники раскаиваются в прегрешениях и принимают постриг.

— Да, я, конечно, слышала, что у вас в монастыре много бывших бандитов. Но я всегда думала, что слухи преувеличивают…

— Нет, — мягко поправил меня настоятель. — Это тот редкий случай, когда слухи преуменьшают. В монастыре Святого камня все, я повторяю, все монахи — бывшие разбойники. В этом наша особенность. А жизнь в местных лесах не располагает к сохранению целомудрия.

— Отец Ихрио, неужто даже вы? — я была по-настоящему потрясена. Ну, монахи — еще ладно, но чтобы отец настоятель, искренне интересующийся трудами древних философов… нет, такого просто не может быть!

— Да, — спокойно ответил монах. — Еще лет двадцать назад я был известен под именем барона Горка Кровавого и наводил ужас на половину леса. Я даже не учился в семинарии. Может, поэтому я отношусь ко многим нашим правилам слишком… вольно. Но эта часть моей жизни теперь далеко в прошлом. Я раскаялся, принес положенные обеты, и после долгих лет истового служения Единому братия выбрала меня настоятелем. Конклаву пришлось подтвердить это решение. Так что ни я, ни мои братья, уже не смогут вам ничем помочь. Мне искренне жаль.

Я так и осталась стоять перед Камнем. Выход был прямо у меня перед носом, но я не могла им воспользоваться. Что ж, придется завтра утром идти в ближайшую деревню и искать там девственника. А до ближайшей деревни отсюда дней пять пути пешком, не меньше.

Вбежавший в храм монах, разрушил и эти мои зыбкие надежды.

— Отец настоятель! У ворот монастыря инквизитор!

— Вы объяснили ему, что Локрида Темного больше нет в живых?

— Да, отец настоятель. Он… искренне порадовался этому… но сказал, что пришел не за ним, а за нашей гостьей. Он назвал ее отродьем Тьмы и потребовал выдачи.

— Как его зовут? — спросила я монаха.

Тот сразу подтвердил мои опасения.

— Он назвался Джефаром Стамли, инквизитором и магистром Огня. Он сказал, что встал на ваш след, госпожа, и вам теперь от него не скрыться. Так же как и вашим сообщникам.

Так, дело приняло крайне неприятный оборот. Не знаю, как Стамли меня выследил, но он уже записал в мои подельники графа и братьев. А может, и весь монастырь. С него станется.

— Поначалу он выхватил меч, грозил нам посохом и кричал, что пойдет на штурм монастыря и выжжет это гнездо Тьмы очищающим огнем…

— Думаю, Конклав был прав, — пробормотал настоятель, — когда много веков назад запретил создавать особый орден для борьбы с еретиками и прислужниками Тьмы… Надеюсь, братья не пострадали?

— Нет, отец настоятель. Инквизитор создал огненный шар и собирался метнуть его в братьев — те были готовы умереть, но не пустить его в монастырь — но потом вдруг одумался. И сказал, что будет ждать столько, сколько потребуется, но свое получит.

Мы с настоятелем переглянулись. Инквизитора остановил очищенный мной Святой Камень. Еще минутная задержка и… Монахи-разбойники не смогли бы оказать Стамли серьезного сопротивления.

— Благодарю вас, госпожа Крор, — настоятель поклонился. — Вы можете оставаться столько, сколько потребуется. Инквизитор вас не получит.

— Я бы и рада, отец Ихрио, но… — я снова посмотрела на Святой камень.

Мне в голову пришла безумная идея, но почему бы и не попробовать? Если не выйдет, то мне, похоже, придется остаться в монастыре и завести ребенка, чтобы отсюда выбраться. Стамли не отступится, я твердо это знала, вскоре сюда набегут еще инквизиторы, и монастырь окажется в глухой осаде.

Я выскользнула из храма и сразу увидела Орно де Лазаля. Граф, размахивая мечом, мчался к воротам. В лучах заходящего солнца он смотрелся даже угрожающе. Не иначе, как прознал про инквизитора и решил с ним сразиться. За воинственным аристократом бежали верные стражи, но Луи и Гийом явно не успевали за своим сюзереном.

Пришлось вмешаться мне. Меч в руке графа резко нагрелся. Де Лазаль отбросил его и остановился, потираю обожженную руку. Он был потрясен предательством верного оружия. Но не кидать же в дурака огненную стрелу?

Стражи тут же настигли графа, повалили его на землю и скрутили. Отношение к особе дворянских кровей, конечно, неуважительное. Но главную задачу — сохранить жизнь непутевому младшему сыну орлисского герцога — они выполнили.

Орно извивался в крепких руках охранников и кричал, что он и без оружия разорвет проклятого инквизитора. Тут к месту схватки подоспела я и сразу задала графу очень интересующий меня вопрос. От изумления он замер, и Гийом сразу же связал его руки ремнем и поднял сюзерена на ноги. Стражи обнаружили, что стоят теперь не за теми плечами, и сразу поменялись местами. Все стало на свои места. Вернее, все встали.

Я повторила свой вопрос.

— Вы девственник, господин граф?

— Ну… вы понимаете, — смущенно проговорил он, густо краснея.

— Да, — ответил правый страж де Лазаля. Левый промолчал, уточнять тут было нечего.

— Нет! — возмущенно закричал граф. — Один раз… ну почти… то есть вроде как нет, но и да… тоже!

— Дочка одного трактирщика, — пояснил правый. — На пять лет старше, на две головы выше и раза в три тяжелее господина графа.

— Еле отбили, — подвел итог главному романтическому приключению сюзерена левый.

— Я потом написал поэму! — гордо воскликнул граф.

— Про юную прекрасную принцессу, — раскрыл сюжет правый.

— И в конце все умерли, — добавил левый.

— Девственниками, — неожиданно пояснили они вместе и недовольно переглянулись.

— А сами-то? — накинулся на стражей де Лазаль.

— Двадцать три, — подсчитал правый.

— Пятьдесят семь, — левый думал гораздо дольше, зато обошел брата с большим отрывом. — И возможно еще раза три-четыре. Я точно не помню.

— Я берегу свою честь для достойной девушки! — заявил граф.

При этом он так смотрел на меня, что братьям даже не пришлось ничего комментировать. Что ж, граф был мне нужен, так что придется его терпеть. Он тут явно единственный девственник на ближайшие миль двадцать.

А мой милый Гарл уже гонял по двору какую-то местную собачонку. Если монахам повезет, то скоро у них появятся замечательные щенки. У меня были еще смутные подозрения насчет Стамли. Но не идти же к инквизитору за помощью?

— Так сложно найти в наше время столь благородного и добродетельного человека, господин граф, — я притворно вздохнула. — Мне повезло, что я встретила вас.

— Наше везение глубоко взаимно, — граф приосанился, насколько ему позволяли связанные руки.

— Мне нужна ваша помощь, господин граф.

— Зовите меня Орно, миледи!

— Хорошо, Орно, мне нужна твоя помощь.

— Что я должен сделать? Кого порубить на мелкие кусочки? Этого гнусного инквизитора? Так это я быстро! Только меч получше найду, — он недовольно посмотрел на лежащий на земле клинок.

— В этом нет необходимость, Орно. Ты должен будешь опустить руки на Святой камень, все остальное я сделаю сама. И мы сразу перенесемся отсюда.

— Мы… перенесемся… — мечтательно повторил граф.

— Куда это? — настороженно спросил правый страж.

— Господину графу надлежит совершить паломничество по святым местам! — твердо произнес левый.

— Это и будет паломничеством. Мы перенесемся в другой храм Единого, на западе отсюда, — я не уточнила, насколько далеко. — Вы существенно сократите время пути, и к тому же мы все проскочим мимо инквизитора.

— Но мы не закончили дела здесь, — неуверенно сказал правый.

— Мы не сделали монастырю положенный дар, — пояснил левый.

— Я позаботилась об этом. Я… кое-что сделала для настоятеля, и он счел возможным рассматривать мою помощь, как вклад господина графа.

— Великолепно! — крикнул де Лазаль. — Значит, мы переносимся.

Братья немного посовещались. Дар монастырю сделан, как проскользнуть мимо инквизитора они не знали, а оставаться здесь дальше — приносить лишние неприятности монахам. Инквизиторы перед воротами вряд ли будут способствовать притоку паломников.

— Мы согласны, — высказал общее мнение правый.

— Когда начинаем? — спросил левый.

— Прямо сейчас. Лучше не терять время. Кто знает этого инквизитора… Возьмет и полезет на штурм.

Я подозвала Гарла, волкодав разочарованно оставил свою даму и подбежал ко мне. Он отдохнул, монахи его покормили, и теперь пес был готов к новым приключениям.

Мы вошли в храм. Настоятель подготовился к нашему убытию. Он принес мешок с провизией на неделю. При виде пса в святом месте он поморщился, но промолчал.

Мы сгрудились вокруг Святого камня.

— Спасибо вам за помощь, госпожа Крор, — сказал на прощание настоятель. — Удачи вам. И да благословит вас Единый!

— Спасибо, отец Ихрио. Я уверена, что инквизитор сразу оставит обитель, как только мы перенесемся. Уверена, вы скоро ее восстановите. Орно, ты готов?

— Да, — восторженно ответил граф и положил руки на Святой камень.

Я сделала то же самое. Камень засверкал. Он признал в графе девственника. Я облегченно выдохнула. Теперь надо было не дать ему все испортить. Перед моим внутренним взглядом развернулась карта континента. На ней яркими точками светились места, где были храмы со Святыми камнями.

Больше всего их было в герцогствах, а вот в Кании и баронствах — я отыскала наш монастырь в Роннорском лесу — гораздо меньше. Несколько святынь находилось в Великой степи, в городах Торгового союза — даже несмотря на сговор с темными! — и на землях северных варваров. Миссионеры побывали и на южном побережье Полуденного моря. Там сияла пара огоньков.

На карте оказалось лишь одно темное пятно. Я впилась зубами в нижнюю губу. Конечно, этим пятном был Диммир. За время гонений на церковь Единого некроманты уничтожили все тамошние святыни.

Значит, придется добираться до Чертога Темных из герцогств. В Торговом союзе вряд ли обрадуются лакрисской волшебнице. Я выбрала подходящую точку позападнее. И в этот момент меня толкнул де Лазаль.

— А что это там, в Каменном хребте? Еле-еле светится, — взволнованно прошептал он мне в ухо.

Я присмотрелась. Точно, на южном отроге Каменного хребта горел слабенький, еле заметный огонек. Я его проморгала, а ведь он… я вспомнила карты Заратайна… находился не так далеко от Karra Tronogo!

Но почему он так слабо светится? Остальные-то сияют очень ярко! Стоит ли риск сэкономленных недель? К тому же в герцогствах мы сможем лучше подготовиться к тяжелому походу.

Я старательно взвешивала все за и против. Но нетерпеливый и любопытный граф захотел разглядеть точку поближе, он склонился ниже и вытянул палец. В этот момент нас закрутил сияющий вихрь. Прежде чем он унес нас из монастыря Святого камня, я успела дать графу основательную оплеуху.

Глава 9. Кабинет архимага

Теневое море, остров Дороттайн,

подпольная таверна.

9-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

Подозрительно знакомый силуэт метнулся в небольшой переулок. Я побежал за ним. Ворох лишней одежды мешал мне, но я все равно оказался быстрее. Вскоре я припер магистра Джереби к стенке. Погоня продолжалась несколько минут, но он успел запыхаться и теперь обливался потом.

— Опять решил за мной присмотреть, а? — от негодования я начал тыкать старшему по рангу магу.

Джереби сглотнул. Нарушения этикета он даже не заметил.

— Людвиг, мальчик мой…

— Я тебе не мальчик! Что тебе от меня надо?

— Я лишь хотел убедиться, что ты выздоровел. Я… виноват перед тобой, — в голосе магистра слышалось искреннее раскаяние.

— Ну, еще бы. Так значит ты… — я, наконец, вспомнил о нормах приличия. — Так, значит, вы, господин магистр, только вернулись на остров и сразу решили осведомиться о моем здоровье?

Джереби отвел глаза.

— Ну… можно и так сказать, да. Ты как, Людвиг?

— Замечательно! Стараниями лекаря Дгоро Твика я абсолютно здоров!

— Да, Дгоро — отличный лекарь, — согласился со мной Джереби. — Тут многие обязаны ему жизнями.

— Так вот, господин магистр, я совершенно здоров и абсолютно не нуждаюсь в вашем присмотре! Можете заниматься своими делами!

— Людвиг… я тут подумал… Я хотел извиниться за то, что тогда… вводил тебя в заблуждение… да. Я знаю одно место, — он понизил голос и огляделся. — Таверн-то на острове нету, но в паре мест подают неплохое вино. Что скажешь, мой мальчик?

— Господин магистр! Так вы, оказывается, вдвойне… — я запнулся.

Не называть же магистра своей стихии в лицо "мразью"? Мы помолчали. Я отдышался и успокоился.

— Так, значит, вы, господин магистр, не только устраиваете надругательства над своей стихией, но и нарушаете установления архимага, которому служите?

— Понимаешь, Людвиг… — Джереби вжал голову в плечи, — тут не все так просто. Хотя чего уж там, — он обреченно махнул рукой, — да, нарушаю. Работать на Подогайна — это тебе не цветочки поливать. Постоянное напряжение, нервы на пределе, вечные унижения… Надо же как-то расслабляться, да. Я слышал о твоих фокусах с морской водой. Это все замечательно, но я сам так не могу, да…

— Тогда почему же вы не оставите Подогайна? Вы же можете выйти из его свиты?

— Могу, — согласился магистр. — Но без архимага я… никто. Понимаешь, Людвиг? Никто! Ему я обязан всем, что у меня есть. Даже рангом магистра, да. Я долгое время прозябал на самых задворках магического сообщества, пока не пришел Подогайн и не вытащил меня оттуда. Это был мой последний шанс, да. Я не мог его упустить! Я слышал, что ты теперь в свите Парваля. Поздравляю, мой мальчик. Надеюсь, ты успеешь этому порадоваться…

Похоже, Джереби уже знал обо всем, что со мной произошло за время его отсутствия. Какой-то у него ко мне нездоровый интерес. Мне захотелось развернуться и уйти, но я так и не задал ему главный вопрос. Теперь он не отвертится.

— Господин магистр, я хотел бы узнать у вас одну вещь. Что же стало с тем юнгой с "Луча"? Кажется… его звали Джейкиз.

Я старался говорить как можно равнодушнее и даже исказил имя юнги, но Джереби меня сразу раскусил. Магистр очень хорошо разбирался в людях. Он торжествующе улыбнулся.

— Я вижу, что судьба этого мальчика тебя очень интересует, Людвиг. Думаю, нам стоит прогуляться до той таве… до того места, о котором я тебе говорил, да. Там мы и поговорим о… Джеркисе. Идет?

Магистр фактически взял меня за горло. Мне нужна была эта информация. Юнга спас мне жизнь на "Луче", если бы не он, то, несмотря на все мои старания, мы бы не успели вовремя остановиться. Я должен был узнать, что с ним стало. И помочь ему, как он помог мне. Если это в моих силах…

— Пошли.

— И зови меня опять Ногодилом, мой мальчик.

Мы свернули в какую-то щель между домами и пошли в сторону порта. Даже у острова магов оказалась своя темная изнанка. Возможно, что архимаг Подогайн не так уж и не прав со своими планами переустройства.

Вскоре Джереби остановился у задней двери обычного двухэтажного дома и постучал. Два быстрых удара, три коротких, три быстрых. Я запомнил комбинацию. Могла и пригодиться.

За дверью раздался шорох, кто-то смотрел на нас через глазок. Наконец, дверь открылась, и нас пустили внутрь. Пожилой привратник кивнул магистру, как старому знакомому, и с любопытством оглядел меня. С ворохом одежды подмышкой я выглядел, как бродячий торговец.

Привратник, разумеется, тоже был магом. Вода, адепт четвертой ступени. Очередной позор моей стихии. Как и Джереби, который явно был здесь завсегдатаем.

— Конфо, — обратился он к состихийнику. — Нам понадобится отдельный кабинет. И путь туда принесут, — магистр замялся и посмотрел на меня, — графин воды.

— Господин, — похоже, называть клиентов по именам тут было не принято, — но мы не подаем воду. Вино, пиво и многое другое. На любой, пусть даже самый взыскательный вкус…

— За не менее… взыскательную сумму, — вставил магистр.

— Но не воду, — как ни в чем не бывало закончил привратник.

— Конфо… Пусть нам принесут воду, а заплачу я, как за вино. Только подешевле! — строго уточнил Джереби.

— Хорошо, господин, — такой вариант привратника устроил.

Конфо провел нас на второй этаж, там мы прошли мимо трех дверей, из-за которых раздавались голоса. Следующая комната оказалась нашей. Привратник зажег масляную лампу и оставил нас со словами:

— Ваш заказ скоро будет, господа.

Через пять минут юная адептесса Земли принесла нам на подносе графин с водой и две кружки.

Когда она вышла, магистр понюхал воду в графине и недовольно сморщился.

— Подванивает. А заплачу я за эту воду, как за вполне приличное игденское, которое тут стоит, как лучшее канийское. И это за тухлятину! Грабеж чистой воды! — магистр расхохотался, довольный каламбуром.

Я тоже понюхал воду. Запашок был, хотя и не очень страшный. Мы в диммирской пустыне пили воду и похуже. Не всегда было время и силы, чтобы приводить ее в порядок.

— Кстати, о чистой воде, мой мальчик. Можешь проделать с ней то же самое, что и с морской?

Я смерил взглядом графин, в нем было три пинты воды.

— Много, — сказал я и отлил часть в одну из кружек.

Сконцентрировался, ощутил сродство со своей стихией, было неприятно использовать способности для столь… сомнительной цели. Но магистр знал то, что мне было нужно.

Вскоре на дно начал выпадать серый осадок. Я отлил часть воды в другую кружку и пододвинул ее к себе. Магистру сойдет и та, что с осадком. Он тут и не такую гадость наверняка пил.

Джереби пару минут с любопытством разглядывал воду, понюхал ее, потом засунул в кружку палец и лизнул его. Наконец, он решился сделать маленький глоток.

И не смог оторваться. Он закончил пить только тогда, когда в рот потек осадок. Магистр выплюнул его на стол. Лицо его выглядело просветленным. Разгладились даже некоторые морщины.

— Потрясающе! — выдохнул он. — Такой свежей, вкусной и бодрящей воды я еще никогда… Да что там воды! Я такого никогда не пил, да! Людвиг, можно еще немножко? И в этот раз без осадка, мой мальчик.

Я проигнорировал протянутую магистром кружку и отхлебнул из своей. На корабле вода получилась у меня получше.

— Сначала я хотел бы узнать о судьбе юнги.

— Понимаешь, Людвиг, — протянул магистр смущенно. Он так неуклюже поставил кружку на стол, что она упала на бок и покатилась. Я остановил ее у самого края.

— Ногодил, — сказал я проникновенно. — Если ты наврал мне, чтобы затащить сюда, то я сейчас встану, выйду и никогда — ты слышишь, Ногодил? — больше никогда не заговорю с тобой.

— Людвиг, я не стал бы тебе врать! — ответил Джереби возмущенно.

Я скептически поднял бровь, и магистр уточнил:

— То есть, я хотел сказать, врать еще больше, да. Вот так я хотел сказать.

— Так что же ты знаешь о юнге?

— Эта информация покажется тебе… эээ… странной. Даже Подогайн был очень удивлен.

— Ну, так говори, Ногодил. Главное, говори правду. А что с ней делать, я сам разберусь.

— Хорошо, Людвиг. Как ты знаешь, мы не рассчитывали найти кого-то живым. Если бы архимаг знал, что на судне находится Трипкат, то, возможно, и поторопился бы, да. Знаешь ли, их многое связывало…

— Переходи к юнге, Ногодил.

— Ну, так вот. Когда "Леди" подошла к "Лучу" выяснилось, что на корабле есть выжившие. Ну, то есть ты, Трипкат и юнга. Архимаг не хотел, чтобы кто-то узнал его маленькую тайну. Насчет "Леди", да. Но и развернуться и уплыть он тоже уже не мог. Вас видели слишком многие. С Трипкатом все было ясно. Маг серьезно пострадал, повредился рассудком, да. Но даже если бы Трипкат был в норме, то Шресто это ничем бы не грозило. Они старые приятели, да.

Джереби перевел дыхание, умоляюще посмотрел на меня и снова протянул кружку.

— Продолжай.

Взгляд магистр стал умоляющим, но я был непреклонен. Джереби отхлебнул прямо из графина, поморщился и продолжил.

— Ты произвел на архимага впечатление разумного человека. Подогайн плохо разбирается в людях, да. И он поручил тебя мне, чтобы я, значит, объяснил тебе, что тут к чему. Главной проблемой был юнга. Мальчишке вряд ли бы удалось объяснить, что такое секрет и как его хранить, да.

— И как же господин архимаг решил эту… проблему? — я почувствовал, что закипаю.

— Ну, — замялся магистр. — Поначалу юнгу заперли в трюме, там есть несколько подходящих маленьких помещений. А когда архимаг решил, что с ним делать… — Джереби нервно сглотнул и посмотрел на меня.

— Можешь не уточнять, я понял, что задумал твой драгоценный архимаг.

— Хорошо, — он облегченно вздохнул. — То есть плохо. То есть уже не важно. Да, не важно. В общем, в тот самый момент выяснилось, что юнги в трюме нет.

— Как нет?!

— Архимаг задал нам тот же вопрос, да. Он не любит подобные неожиданности, очень не любит. И приказал обыскать корабль. Ты в это время уже крепко спал. Юнгу так и не нашли.

— Это все?

— Нет, Людвиг, — Джереби снова отхлебнул из графина. — Архимаг воспользовался кристаллом… У него с собой уйма кристаллов. И для связи, и для телепортации. Он приказал кому-то из своих людей в Лакрисе выяснить насчет этого юнги. Тот отправился в порт, и к утру Подогайн получил ответ. Ответ, который ему не понравился совершенно.

— Что за ответ? — казалось, что Ногодил нарочно испытывает мое терпение.

— Архимагу сообщили, что в порту о Джеркисе никто никогда не слышал. А в списках членов экипажа "Луча Света" на это плавание юнги вообще не было, да. Ни Джеркиса, ни какого другого.

Он замолчал. Мне тоже нечего было сказать. Я очистил нам еще немного воды. Кружку с осадком Джереби взял безропотно. Я потихоньку пил из своей и думал.

Что же я знал о Джеркисе? За время недельного плавания я его ни разу не видел. Честно говоря, меня тогда нисколько не волновало, есть на "Луче" юнга или нет. Он мог попадаться мне на глаза, но мне было не до этого. Большую часть плавания я провел в каюте вместе с Трипкатом Солоби, которого, как и меня, слегка мутило от постоянной качки.

Мы играли в пристл и изредка о чем-то говорили. Еду приносил кок, иногда заходил капитан — узнать, как у нас дела и довольны ли мы плаванием. На палубу мы выбрались только под конец путешествия, когда на горизонте уже замаячил ураган Тьмы.

Так кто же такой Джеркис? Как и когда он попал на "Луч"? Как и куда исчез с "Леди"? Множество безответных вопросов. Я раздраженно скрипнул зубами.

Впрочем, ситуации были и положительные стороны. Такой шустрый паренек сам мог о себе позаботиться и явно не нуждался в моей помощи. Как и я не нуждался в присмотре со стороны Джереби.

— Благодарю вас, господин магистр.

— Людвиг, мы еще увидимся? — во взгляде Джереби светилась надежда.

— Только если у тебя будет для меня важная информация. О Джеркисе.

С этими словами я собрал вещи, взял посох и вышел из комнаты.

— Я сам бы хотел узнать о нем побольше, — услышал я за спиной голос магистра.

Выпуская меня на улицу, привратник пожелал мне удачи и предложил приходить еще.

Вот уж вряд ли.

Теневое море, остров Дороттайн,

Башня.

9-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

Некоторое время я колебался. Я мог войти в Башню как через главные ворота, так и через канцелярию. Немного подумав, я выбрал второй путь. Бегать от девушек было бы недостойно для члена свиты архимага.

— Аааааа, — недовольно протянула Сильва, едва я вошел внутрь. — Ты все-таки предпочел ее мантию? А я, дура, старалась…

— Привет, — сказал я, оглядывая помещение. Все три девушки были на месте. Никто мне не ответил. — Рад вас всех видеть. Сильва, ты о чем?

— О мантии я, о мантии, Людвиг.

— А что с моей мантией? По-моему, отличная мантия, подарок сестры, между прочим. Ее сегодня утром доставили на остров вместе с почтой. Спасибо тебе за твой подарок, Сильва. Мантия замечательная, но подарок от сестры — это подарок от сестры. Родственников надо уважать, особенно старших.

Прокол был исключен. Я специально уточнил у лекаря насчет кораблей. В Дороттайн утром пришло три судна, один из них привез письма и посылки с континента.

Сильва сильно удивилась. Она подскочила ко мне и стала рассматривать мою одежду.

— Да, Горла шила мантию попроще, — признала, наконец, она. — Горла — это волшебница с "Ленивца", мы соседки. Неделю назад к ней пришла эта твоя… состихийница. И попросила сшить для тебя мантию.

— Подарок от… моих состихийников мне тоже понравился. Надеюсь, они не обидятся, когда увидят на мне мантию, присланную сестрой.

— Извини, Людвиг. Очень рада, что ты выздоровел! — Сильва обняла меня и поцеловала в щечку. — Когда я услышала о нападении на пристани, то сильно за тебя переживала. Но ты у меня умничка!

Моя сестра с ней бы не согласилась. Красная искренне и, отчасти, справедливо считала меня занудой. Но я не хотел разочаровывать Сильву.

— Привет, Людвиг, — неожиданно буркнула из своего угла Дална. — Я тоже рада, что ты в порядке.

— Спасибо, Дална. Рад, что у вас тут все хорошо. Сильва, — я аккуратно отлепил от себя девушку, — надеюсь, у тебя не было из-за мантии неприятностей с дядей?

— Не волнуйся, Людвиг, — она улыбнулась. — Он пока не знает о мантии. Утром он сообщил на остров, что задержится в море еще на два-три дня. Он поджидает большой караван из Лакриса.

— Как на два-три дня? — ошеломленно переспросил я. — Он же уплывал на неделю… Ведь так?

— Ага, — согласилась Сильва. — Он уплыл в тот же день, когда привез тебя на остров. Ко мне он даже поздороваться не пришел! — девушка обиженно надула губки. — А вернется еще через несколько дней. У архимагов всегда так. Куча непонятных дел, а на родную племянницу времени нет. Не то, чтобы я обижалась, но так тянется столько времени, сколько я себя помню…

Я вполуха слушал про детские обиды Сильвы. Как родственники-маги обращали на маленькую девочку мало внимания, занимаясь своими важными волшебными делами. Обычная история в магических семьях. Гораздо больше везет тем детям, которые появляются у обычных родителей, а затем, если у них обнаруживается талант, поступают в Академию.

Дети детьми, а Джереби, похоже, опять мне наврал. Стоп! Я вспомнил наш разговор. Он и не говорил, что уплывал с архимагом. Это предположил я, а он только не стал отрицать. Сам виноват! Что же магистр делал тут столько времени?

Я погасил первый порыв — бежать обратно в подпольную таверну и вытрясти из Джереби нужную информацию — и решил отложить выяснение на потом. Общения с магистром мне на сегодня хватило. К тому же надлежало, наконец, поговорить с архимагом Парвалем.

— … и тогда я спросила его, где обещанная кукла. А он сказал, что опять забыл, у него была важная встреча с каким-то паршивым герцогом. Я полночи плакала в подушку.

Сильва замолчала и недовольно посмотрела на меня. Ее губки надулись и некрасиво искривились.

— Людвиг, ты меня не слушаешь! Прямо как мой дядя! Он тоже постоянно думает о чем-то своем, когда я с ним разговариваю! Все, я на тебя обиделась!

Сильва удалилась за свой стол и уткнулась в журнал с записями.

— Дорогу до комнаты найдешь сам. Я тебе уже объясняла. Мне надо сделать важные выписки к следующему Совету.

Я так и стоял посреди канцелярии. Извиняться я не собирался, так как вроде как было не за что, а ничего другого она сейчас слушать не будет.

Ситуацию спасла Дална. Недовольно бурча, огневичка вылезла из своего угла.

— Пойдем. Тут такие переходы, что кто угодно заблудится. А мне все равно надо бы пройтись и размяться.

Она повела меня в коридор, из которого неделю назад в канцелярию вошел архимаг Парваль. Переходы оказались самыми обыкновенными, я и сам смог бы добраться до комнаты.

Когда мы дошли до двери, Дална посмотрела на меня — синие глаза оказались неожиданно умными и красивыми.

— Не связывайся с ней, Людвиг, оно того не стоит. Сильва до сих пор ребенок. Испорченный и обиженный на весь мир ребенок. После того как ты ушел, она побежала искать Подогайна. И рассказала ему, что Парваль взял тебя в свиту. Она все надеется, что дядя начнет ему замечать. Но тому все безразлично, кроме собственных идей, — сказала она, развернулась и убежала обратно.

Я зашел в комнату. Там никого не было. Мой сосед пока отсутствовал. О его существовании говорила лишь куча разных вещей, наваленная прямо на одной из кроватей. На второй лежал мешок, выданный мне на складе вечно брюзжащим адептом Земли.

В комнате было тесновато. Две кровати, окно, выходящее в сторону порта, несколько крючков на стене, пара тумбочек, в углу — умывальник с зеркальцем. И это для свиты архимага? Не хотелось и думать, в каких условиях на острове жили все остальные.

Я вспомнил предостережение Далны, надутые губки Сильвы и решительно сунул подарок племянницы архимага в тумбочку. Пусть пока там полежит.

Затем вытащил из мешка бритву и убрал с лица наросшую за неделю щетину. Теперь я выглядел более-менее пристойно. Можно идти к Парвалю.

Покои архимага располагались неподалеку. Я постучал в дверь.

— Заходите, — раздался резкий незнакомый голос.

Я вошел. Напротив входа на диване расположился худой, высокий и лысый маг в красной мантии. Он нервно сжимал и разжимал пальцы. На меня огневик посматривал с тревогой.

— Да?

— Меня зовут Людвиг Крор. Адепт Воды третьей ступени. Я к архимагу Парвалю.

— А, понятно, — волшебник немного расслабился. — Архимаг говорил о тебе. Ты ведь новый член свиты. Поздравляю.

Он порывисто встал, резко подошел ко мне и крепко сжал руку, глядя прямо в глаза. В глубине зеленых зрачков я увидел легкий отсвет того пламени, который горит в душе каждого истинного мага Огня. У моей сестры похожие глаза.

Так мы простояли несколько минут. Не знаю, что увидел он в моих глазах, но огневик явно остался доволен. Он хлопнул меня по плечу.

— А ты молодец! И хватка хорошая, и взгляд держишь. Сгодишься. Ах да, меня зовут Його. Просто Його. Магистр Огня. Мог бы стать архимагом, но слишком много политики и прочей грязи. Потому я в свите Парваля. Политикой занимается он, а я более интересными вещами. Ну, ты понимаешь.

— Господин Його…

— Можно просто Його. Формальности убивают время. А время подчас убивает нас. А я не хочу умирать. Убивать гораздо интереснее.

— Його, мы теперь, получается, соседи по комнате?

— Ах да, соседи. Но я сплю здесь, на пороге архимага. Часа по два в сутки. Да и то, если больше нечем заняться. Мне не нужны удобные кровати. А вещи — хлам. Мне не нужен ни посох, ни что-то другое. Я лучше ходил бы голым, но архимаг попросил меня надеть мантию. Вещи — это тоже формальность.

— А формальности убивают… — проговорил я негромко.

— Да, убивают. Ты быстро учишься. Даже архимаг спорит со мной, а ты нет. Это плохо. Спорь и задавай вопросы. Так ты лучше познаешь истину и быстрее придешь к ней.

— А если я уже пришел к истине, а ты только в пути? — самоуверенность огневика меня раззадорила. — Тогда ты должен спорить со мной и задавать мне вопросы. Ты же за все время ничего не спросил у меня. Ты не хочешь пройти в истине?

Його замолк и погрузился в размышления.

— Архимаг у себя? Я могу пройти к нему?

Магистр молча показал мне на дверь. Я прошел в следующую комнату. Она была гораздо просторнее и светлее, чем та, которую я делил с огневиком. Вернее, как сейчас выяснилось, занимал единолично.

Это был кабинет архимага, в центре стоял огромный стол, заваленный бумагами, на стенах были развешаны карты и клетки с птицами. На противоположной стене виднелась еще одна дверь — за ней, похоже, располагалась спальня. Где-то там была и Хелена… Архимаг вряд ли будет нас знакомить.

Когда я зашел, Парваль кормил канарейку.

— Проходи, Людвиг. Я ждал тебя.

Я подошел к архимагу.

— У каждого из нас свои причуды, — сказал он. — Мы слишком далеко отрываемся от остальных людей, да и от простых магов тоже. И нам необходимо что-то, что будет давать ощущение реальности. Птицы — великолепные создания природы, Людвиг. Ну ладно, хватит тебе есть, — обратился архимаг к канарейке и отошел от клетки.

Он взял со стола маленький бронзовый молоточек и ударил им в небольшой гонг. Звонкий металлический звук потонул в птичьих криках. Я едва не оглох.

— Потерпи, Людвиг! — громко сказал мне в ухо архимаг.

Прошло несколько минут. Я был уверен, что птицы шумели так же громко, но звуки больше не вызывали у меня желания заткнуть уши.

— Это замечательные птицы, — усмехнулся архимаг. — Их крики не только не дают подслушать нас обычным способом, но и разрушают любое заклинание, которое для этого попытаются использовать. Теперь мы сможем нормально поговорить.

— Хорошо, старший.

— Я должен извиниться перед тобой, Людвиг, — архимаг прошелся по комнате. — Принимая тебя в свиту, я подвергнул тебя слишком большой опасности. Я рад, что ты выжил. Очень рад. Прости меня, Людвиг.

— За что мне прощать вас, старший? Вы сделали мне предложение, но принял я его сам. Это мое решение, за которое я готов отвечать перед кем угодно.

— Тогда я расскажу тебе, что тут произошло.

Парваль сел в кресло за столом и указал мне на стул. Когда я на нем расположился, он продолжил.

— На остров ты попал благодаря мне. Подогайн не хотел пускать сюда больше адептов Воды, но я настоял. Ты очень хорошо показал себя в Диммире. Я был уверен, что ты и здесь сможешь проявить себя. В отличие от большинства твоих коллег, с которыми ты пообщался на улице Младших. Но я не собирался брать тебя в свиту, Людвиг.

— Что же случилось, старший? Что заставило вас изменить свое мнение?

— Обстоятельства, Людвиг, обстоятельства. Как же я ненавижу это слово! Как ты знаешь, архимаг, чтобы входить в Совет, обязан иметь свиту из восьми человек. У кого-то она раздувается чуть ли не до полусотни, как у Подогайна, кто-то ограничивается необходимым минимумом. У меня было девять помощников, девять, на случай… на случай возможного несчастного… хм… случая. И он произошел.

Парваль тяжко вздохнул и достал из кармана стопку миниатюр. На них были искусно выполненные портреты мужчин и женщин. Магов. В уголке стоял значок стихии и ранг.

— Мои помощники, бывшие и нынешние, — пояснил архимаг.

Он помешал миниатюры как карточную колоду и одним движением выложил их на стол картинками вниз. Затем вроде бы наугад вытащил две "карты" и пододвинул их ко мне.

— Я рос сиротой, Людвиг. Долгие годы перебирался из одного канийского порта в другой, воровал, дрался, играл в карты. Потом один адепт Воды, которого я обыграл в карты и оставил даже без мантии, обнаружил у меня магические способности. И передо мной встал выбор: пойти в Академию и сделаться магом или оставить все как есть и стать величайшим карточным шулером. К сожалению, я выбрал первое.

— Почему к сожалению, старший? — я с интересом смотрел на разложенные передо мной портретами вниз искусные миниатюры.

— Если бы я стал шулером, то лет через пять, самое большее — через десять, меня убили бы в каком-нибудь грязном кабаке. И мне не пришлось бы хоронить своих товарищей. Переверни левую карту.

Я послушно перевернул. С миниатюры на меня смотрела красивая темноволосая женщина в синей мантии. Портрет был перечеркнут крест-накрест.

— Кайла Гороти, — представил мне ее Парваль. — Адепт Воды седьмой ступени. До ранга магистра ей оставался всего шаг. Несчастный случай, упала с лошади в Кании, хотя наездницей она была великолепной. Для магов это редкость. Переверни вторую.

На другом портрете был изображен усатый пожилой маг в красном одеянии. Он тоже был зачеркнут.

— Познакомься, Людвиг, это Грофус Пик. Магистр Огня. Этого просто убили. Но поскольку дело происходило в Диммире, то его смерть свалили на уцелевших после разгрома Ордена Тьмы некромантов.

— Вы уверены, что это не может быть совпадением, старший?

— Абсолютно! У меня было девять помощников. Четверых, необходимую малую свиту, я взял с собой на Дороттайн, остальные пятеро выполняли мои задания на континенте. Двое из них погибли в один день, на разных концах материка. И уже на следующий день после этого, на том самом заседании Совета, которое прошло неделю назад, Шресто Подогайн поднял вопрос о лишении меня статуса члена Совета. Совпадение?

— Вряд ли, старший, — согласился я с магистром.

— Вопрос был почти решен, но Шресто решил сначала похвастаться своим геройством, чтобы еще сильнее уязвить меня. Он произнес твое имя. Я счел тебя подходящей кандидатурой. Я покинул заседание и пошел в канцелярию. К счастью, ты уже был там. Тем же вечером тебя попытались убить. Прости меня, Людвиг.

— Если бы я снова стоял перед этим выбором, то мое решение не изменилось бы, старший, — сказал я слова, которые архимаг очень хотел услышать.

— Спасибо, Людвиг, — он улыбнулся и отвел довольный взгляд в сторону.

— Скажите, старший, а я уже есть в вашей… колоде?

— Конечно. Я нарисовал портрет в тот же вечер. К счастью, мне не пришлось его зачеркивать. Это был бы очень неприятный рекорд.

— А можно мне посмотреть?

— Нет, Людвиг, — отрезал Парваль. — Я ставлю на карте не формальный магический ранг, присвоенный Советом, а реальную волшебную силу. Как я ее вижу. Тебе пока рано видеть твою карту. Ты хочешь спросить что-то еще?

— Да, старший. Шресто Подогайн. За что он нас так не любит?

— Не знаю, — архимаг нервно постучал пальцами по столу. — И меня это пугает. Было бы проще, если бы причина ненависти плавала на поверхности. Тогда мы смогли бы что-то сделать: привести контраргументы, если основания для нее серьезные, либо просто высмеять архимага, если он сводит какие-то старые счеты. А так его позиция неуязвима. И во многом поэтому пользуется столь широкой поддержкой. Неприязнь Подогайна к нам кажется многим обоснованной и объективной, хотя никто и не знает подлинных причин. Меня это сильно тревожит…

— А его проекты преобразований, старший? Чего же он в самом деле хочет и почему у него так много сторонников? Ведь его взгляды несколько необычны для мага.

— Ты прав. И в этом мы виноваты сами. Лакрис начал играть слишком большую роль в мире, разрослась Сфера. Не всем это понравилось. Многие маги хотят вернуться к истокам — заниматься исследованиями, готовить учеников, вести более простую и понятную жизнь. Экспансия вовне утомила их. Они устали воевать, устали по воле Совета ехать на другой конец континента, устали торчать на Дороттайне под боком у Тьмы. Совет тщательно это скрывает, но в деле изучения Тьмы мы потерпели крах. За все время существования острова мы не смогли узнать о ней ничего нового. Но Совет боится признать, что столь масштабный и расточительный проект завершился пшиком. Но многие уже понимают это. Потому-то идеи Подогайна увлекли их. Он смог предложить что-то новое.

— Но как он сам дошел до столь необычных взглядов?

— Если тебя интересуют источники, то это — трактаты некоторых диммирских философов. Диммир — страна не только некромантов, но и мыслителей. А если то, что заставило архимага воспринять написанное столь близко, то тут дело в его стихии. Воздух — Великий Уравнитель, Людвиг. В этом он близок Тьме. Об этом мало кто помнит, но в Лилдомской империи воздушники считались наполовину некромантами. И носили серые мантии.

— А теперь голубые, — пробормотал я, вспоминая прозвище, данное Красной нашему отцу. Оно, как всегда, оказалось очень метким.

— Да, теперь голубые, — согласился архимаг. — Нам давно надо пора пересмотреть подходы к магии. Мы пытаемся приравнять друг к другу несопоставимые вещи.

— Вы про стихии?

— Да. Я несколько десятилетий общаюсь с алхимиками, как бы косо не смотрели на них наши коллеги с устаревшими взглядами. И пару лет назад они показали мне интересный опыт. Сначала они откачали из большой стеклянной колбы весь воздух.

— Как?!

— Насосом. И закрыли горлышко.

— Неужели такое возможно?! Что же там осталось? — потрясенно спросил я.

— Не знаю. Хотя, может, они уже придумали этому названию. Я тоже сначала не поверил. Тогда Зиггурт То… хотя нет… пусть будет просто Зиггурт… Так вот, один алхимик посадил в колбу поменьше — гораздо меньше, но с горлышком такой же ширины — мышь. Потом он перевернул ее и приставил к большой колбе. И открыл перегородку. Мышь упала. И через некоторое время задохнулась. Воздуха там не было. Алхимики создали пространство, в котором не оказалось ни одной из стихий. Абсолютно пустое пространство. Это был первый вывод Зиггурта — так называемые стихии присутствуют не везде.

— Потрясающе, — прошептал я.

— Да, Людвиг, именно так. Потом таким же вот образом Зиггурт отправил в колбу немного воды. Та, разумеется, разлилась по дну. Затем высыпал песок и камни, те попадали в воду. Она слегка помутнела, а в стороны полетели брызги. После пришла очередь Огня. Його создал небольшой язычок пламени. Его сбросили в колбу, и он сразу погас. Это был следующий вывод алхимиков: Огню для существования нужен Воздух. Його этим, конечно, возмутился. Какое-то время он провел с лаборатории и вместе с алхимиками получил несколько интересных результатов. Возможно, кое-что ты сможешь увидеть.

— А что же с Воздухом?

— Ах да. Воздух. Следующую колбу Зиггурт наполнил воздухом. Вернее, он подкрасил его дымом, чтобы даже маги других стихий смогли бы разглядеть происходящее. Он соединил две колбы, и через некоторое время дым равномерно распределился по всему пространству. В отличие от Воды и Земли, сохранивших неповторимость и уникальность объема и формы, Воздух расползся до однородного состояния. Потому-то древние и назвали его Великим Уравнителем. А Подогайн всего лишь выступил выразителем своей стихии. Серость и однообразие — в этом сущность Воздуха, Людвиг.

— Но эта серость нужна для того, чтобы горел Огонь — самая яркая, во всех смыслах, стихия…

— Да, поэтому нам надо основательно пересмотреть наши взгляды на магию. Разделение на стихии полезно практически, но что-то мы при этом упускаем, что-то очень важно. А теперь нам надо поговорить о твоем будущем.

— Да, старший. Каковы мои обязанности?

— Если ты спрашиваешь как обычный адепт Воды третьего уровня, то почти никаких. Молодым магам сейчас нечего делать на Дороттайне. Им разрешается иногда приходить в лаборатории и на дозорные вышки, чтобы посмотреть, как работают старшие коллеги. Но не слишком часто, чтобы не отвлекать их от важных, но совершенно бесполезных дел, — архимаг грустно усмехнулся. — А если же ты спрашиваешь, как член моей свиты…

— Я спрашиваю, как член вашей свиты, старший.

— Хорошо. Тогда у меня есть для тебя задание. Оно сильно не соответствует твоему формальному рангу, поэтому я не могу приказать тебе. Но для его выполнения нужен не столько высокий ранг, сколько сильное сродство со стихией.

— Я хотел бы услышать об этом задании.

— Как ты знаешь, остров закреплен на месте сотнями якорей. За прошедшую неделю их стало на пять десятков меньше. Казалось бы — это мелочь. Но если они продолжат пропадать, то нам придется тратить слишком много сил на удержание острова на месте.

— Что с ними случилось, старший?

— Мы вытащили обрывки цепей. Кто-то или что-то там, под Дороттайном, перегрызает сталь толщиной в руку, Людвиг. Мы должны это остановить.

Меня передернуло. Я представил зубы, способные на это. А потом тварь, у которой в пасти растут такие клыки. Зрелище получилось устрашающее.

— Было бы лучше, если бы экспедицию организовал Совет, но без Подогайна собрать заседание не удастся. А время терять нельзя. Мы несколько дней лили в море яд, но это не помогло. Посылали водных големов, но они оказались бессильны. Поэтому я решил отправить туда людей.

— Что я должен буду сделать?

— Надо спуститься под остров, выследить тварь и убить ее. Задача очень сложная. Ведь дышать под водой невозможно. Даже магам.

— Можно использовать гибкий шланг, — предложил я.

— Но если тварь перегрызет его, ты погибнешь очень быстро, Людвиг. Мы нашли другой способ, более изящный. Опять-таки с помощью алхимиков. Вторая проблема оказалась более серьезной — под водой нельзя использовать посохи. Так бы я отправился туда сам, но боюсь, что без посоха я… — архимаг красноречиво развел руками.

— А без посохов способны эффективно сражаться только огневики, — подвел я неутешительный итог. — Но толку от них под водой не будет.

— Ты прав и неправ одновременно, Людвиг. Во-первых, да, у огненных магов сродство со стихией самое сильное. И посох им не столь необходим, как всем остальным. Но подобный талант встречается и у других. Например, у тебя. К тому же ты молод, у тебя хорошая физическая форма и быстрая реакция. Под водой это очень важно, Людвиг.

— А во-вторых, старший?

— Во-вторых, у тебя будет напарник. И как раз огневик. Його. Он не совсем обычный маг. Ты сам это скоро увидишь. Тварь появляется ночью, так что погружение вы начнете этим вечером. К счастью, вода здесь теплая.

— Мне понадобиться оружие, старший.

— Оружие? — Парваль искренне удивился. — Зачем магу оружие?

— Я предпочитаю не полагаться на одну только магию. Тем более под водой. Никто не знает, как там все получится.

— Я… ммм… даже не знаю, где тут можно найти подходящее оружие, — я впервые увидел, как архимаг растерялся.

— Оружие я найду сам, старший. Догадываюсь, где его можно достать.

— Хорошо, Людвиг, делай, как знаешь. Тут я тебе не советчик. Приходи за час до заката в грузовую часть порта. Надеюсь, с тобой ничего не произойдет. За тобой будут негласно присматривать. Надеюсь, ты не против?

Я хотел возмутиться, но Парваль был прав. Во второй раз убийцы могут сработать лучше. Если второй раз будет.

— А что с Подогайном, старший? Неужели вы простите ему гибель соратников?

— Нет, Людвиг. Но сейчас не время сводить с ним счеты. Мы должны сохранить единство Совета, боюсь, что нынешнему главе жить осталось недолго. Щекир Годозайн совсем плох. Поэтому распри между архимагами неприемлемы, — Парваль резко сжал кулаки, — даже если некоторые из нас считают иначе. Ты можешь идти, Людвиг. До вечера.

Архимаг повторно стукнул молоточком по гонгу. Птицы одновременно замолкли. Я вздохнул с облегчением и вышел.

Його встретил меня недовольным взглядом:

— Ты не можешь претендовать на истину! — заявил он. — Ты всего-навсего мальчишка, который не видел настоящей жизни!

— Возраст — это формальный признак, — с ходу ответил я. — А формальности убивают, Його. До вечера.

Теневое море, остров Дороттайн,

северная часть порта.

9-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

Когда я появился в северной части порта, меня сразу попытались зазвать на "Развратника". Ребята искренне были ради меня видеть живым и здоровым, но сначала я собирался разобраться с делами. Пообещав обязательно зайти, я прошел дальше. Туда, где стояли перотские галеры.

Двух представителей древнего и славного рода Борго я нашел сразу. Седрик и Брайан упражнялись на мечах в окружении десятка других варваров. Могучий Брайан уверенно теснил младшего брата. Спокойно отбивал его редкие ответные выпады мощными ударами, после которых Седрик с трудом удерживал в руке оружие.

У меня на глазах Брайан прижал Седрика к краю пристани и сильным ударом опрокинул брата в море. Тот вынырнул, отплевывая воду, и закричал:

— Так нечестно! Я увидел Людвига и хотел его поприветствовать, а ты подло воспользовался этим! Это ты позор нашего рода, а не я!

— Людвиг здесь? — Брайан обернулся ко мне и улыбнулся. — Рад ви…

В этот момент Седрик буквально вылетел из воды и одним прыжком оказался на спине брата. Могучий Брайан зашатался, пытаясь удержать равновесие. Но не сумел. Братья вместе свалились в теплую воду Теневого моря.

— Ничья! — закричал довольный Седрик.

— Ничья, — согласился с ним Брайан, улыбаясь.

Вскоре мокрые братья выбрались на пристань и подошли ко мне.

— Рад видеть тебя в добром здравии, Людвиг, — сказал старший, крепко пожимая мне руку.

— Ты видел, как я завалил этого кабана, а? — младший не мог не похвастаться своим успехом. — Он почти победил, но маленькая военная хитрость выправила положение!

— Честная победа, — признал Брайан. — В бою нельзя расслабляться. Пока враг еще жив.

— Рад видеть вас обоих, это был замечательный бой. Вы оба показали себя с лучшей стороны. Ты, Брайан, силу и выучку, а ты, Седрик, ловкость и хитрость. Вы отлично дополняете друг друга.

— Ну, это было скорее развлечение, — ответил смущенный похвалой Брайан. — В настоящих боях я почти не участвовал.

— Не красней, братец. Людвиг прав, мы отличная команда. Скоро весь род Борго будет гордиться нами!

— Непременно, — подтвердил я.

— Спасибо на добром слове, — Брайан насухо вытер меч поданной кем-то тряпкой. — Зашел нас проведать? Или тебя привели какие-то важные магические дела?

— И то, и другое. Мне захотелось навестить достойных членов славного и древнего рода. К тому же на острове магов вы единственные, кто хорошо разбирается в оружии.

— Еще как хорошо! — Седрик горел желанием мне помочь. — Какое оружие тебя интересует? Мы тебе мигом посоветуем.

— Мой брат хорошо разбирается в стрелковом оружии, — подтвердил слова Седрика Брайан. — Он отменный лучник. Я же больше понимаю в мечах, копьях и топорах. Что тебе нужно?

— Моя просьба может показаться вам неожиданной. Мне необходимо оружие для… подводного боя.

— Я слышал, что у магов какие-то неприятности под водой. Так, значит, они решили послать тебя? — Брайан смерил меня внимательным взглядом. — Хороший выбор. Остальные маги там, — он показал вниз, — мало на что сгодятся. Снимай свою нелепую мантию, мы тебя снарядим в лучшем виде.

— Хоть на бой, хоть на похороны! — оптимистично добавил Седрик.

Подбор снаряжения для подводной экспедиции занял у них минут тридцать. В результате я перестал походить на мага и стал похож на одного из варваров. Братья остались довольны.

— Ты неплохо смотришься, — сказал Брайан.

— Ага, — подтвердил Седрик. — Теперь ты совершенно не похож на всех этих трусливых магов. Настоящий перотец!

Я же чувствовал себя неуютно. На мне был легкий кожаный доспех с подкладкой из рыбьей кожи. По словам Брайана, такой доспех не пропускал воду, не размокал и к тому же неплохо защищал. Я прошелся по пристани, потом пробежался, сделал несколько приседаний. Доспех сидел как влитой и ничуть не сковывал движения.

Потом я разделил с варварами трапезу. После еды братья продолжили собирать меня на подводную битву.

Из оружия Брайан нацепил на меня длинный кинжал, потому что "всегда пригодится", и маленькую, но увесистую булаву, которая, как он заверил меня, "вырубит даже крупную акулу". Если та, конечно, окажется достаточно глупа, чтобы попасть под ее удар.

Но основным оружием для борьбы с таинственной подводной тварью, ежели дело дойдет до рукопашной, должно было стать шестифутовое копье с двумя длинными стальными зубьями. Брайан назвал его "острогой" и заявил, что с таким можно выходить даже на небольшого кита.

Я ему, конечно, не поверил. Но он проигнорировал мои сомнения и заставил меня потренироваться в метании остроги. К ее древку была привязана длинная веревка, которую Брайан прикрепил к моему левому запястью. И после каждого броска я с ее помощью вытягивал острогу из воды. Наконец, Брайан остался доволен моими навыками.

— У тебя неплохо выходит, — сказал он после окончания продолжительной тренировки. — Ты справишься.

— Спасибо, Брайан. Но я надеюсь, что до этой штуки, — я потряс острогой, — не дойдет. Мы все-таки маги, а не рыбаки.

— Будет мешать — выкинешь, — утешил меня перотец.

Он помог мне закрепить острогу на спине, потом братья дружно пожелали мне "хорошей охоты". На этом мы расстались, и я пошел на юг.

К счастью, я вовремя опомнился. Не стоило щеголять на глазах у магов в таком виде. Находчивый Брайан нацепил мне на голову шлем, и мы втроем — к нам, конечно, присоединился и Седрик — зашагали по пристани. Трое перотцев захотели прогуляться. Только и всего.

У "Развратника" я ненадолго задержался и посмотрел на палубу. Там стояла Магна. Наши глаза встретились, и она сразу узнала меня, несмотря на весь маскарад. Магна помахала мне рукой, на глазах выступили слезы. "Удачи", — неслышно прошептали ее губы.

"Я скоро вернусь", — так же безмолвно ответил ей я. И мы пошли дальше.

Теневое море, остров Дороттайн,

южная часть порта.

9-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

На место сбора я пришел вовремя, но оказался последним. Парваль, Його и незнакомый мне воздушник в ранге магистра что-то сосредоточенно обсуждали.

Парваль представил мне мага Воздуха. Его звали Кришт Оршон, и он тоже входил в свиту архимага.

Увидев мое облачение, Його расхохотался. Парваль тоже весьма удивился.

— Основательно, — пробормотал он и повел нас вглубь порта.

Мы миновали несколько складов и вошли в ярко освещенное здание, в центре которого — прямо в основании острова — был вырублен бассейн.

— Через это отверстие вы спуститесь под воду, а потом вернетесь, — сказал магистр. — Мы опустим в воду фонари, чтобы вы легко могли найти это место. Кришт, подготовь юношу.

Воздушник достал из мешка шматок прозрачного жира. Желеобразная субстанция противно колыхалась.

— Концентрированный воздух, — пояснил он. — Мы только недавно научились его получать. Да и то благодаря алхимикам. Я залью его в твои легкие и активирую нужное заклинание. После чего воздух начнет выделяться, и ты сможешь им дышать. К тому же он не даст воде попасть вовнутрь. Выдыхать будешь, как обычно, во внешнем направлении он прекрасно проницаем.

Меня передернуло. Заполнять легкие какой-то сомнительной слизью мне не хотелось.

— А Його тоже будет дышать таким образом?

— Нет! — огневик радостно улыбнулся.

— У Його есть свои способы, — туманно пояснил архимаг. — Кстати, Його, можешь начинать.

Огневик подошел к бассейну и разделся. Его худая спина слабо светилась в темноте, он спустился по лестнице в воду, глубоко вдохнул и погрузился с головой. Бассейн озарила яркая вспышка. Я подбежал к краю, посмотрел вниз и потрясенно застыл. Його горел под водой!

— Как такое возможно?!

— Я пообщался с алхимиками, — произнес Кришт Оршон, вставая рядом со мной. — Они считают, что Його разлагает воду на две ее основные составляющие. Одна из них — эта та часть воздуха, которой мы собственно дышим. Причем она получается настолько чистой, что любой другой выжег бы себе легкие после одного вдоха. Но не Його.

— Это еще раз говорит о том, что стихии не абсолютны, — вставил Парваль.

— А вторая составляющая? — нетерпеливо спросил я Оршона. Я был потрясен. Как, оказывается, я мало знал о своей стихии!

— Она как раз и горит вокруг тела Його. Любого другого такое пламя сожгло бы за мгновение, но у магистра невероятное сродство с огнем.

— Його превосходно дышит под водой и у него отличный огненный щит! Старший, зачем же нужен я?

— Його хорошо защищен, — согласился со мной Парваль. — Но ему нечем атаковать. Любое его заклинание потухнет в воде. Поэтому нужен ты. Його найдет тварь и отвлечет ее на себя, а ты нанесешь удар. Лучше использовать ледяные болты — просто и надежно. Надеюсь, до этих твоих сомнительных железяк дело не дойдет.

Оршон протянул мне небольшую стеклянную коробочку, в которой ярко горел магический огонек.

— Держи фонарь. Его хватит часов на восемь. Это чтобы ты не тратил собственные силы на освещение моря. Они тебе пригодятся. Ты готов?

— Да.

Магистр вставил мне в дыхательное горло тонкую трубку с воронкой и стал вдавливать в нее сжатый воздух. Обжигающе холодные и отвратительно склизкие куски потекли ко мне в легкие. Я начал задыхаться, на лице выступили капельки пота.

Оршон быстро произнес слова заклинания, и мне сразу полегчало. Дышать было непривычно и тяжело, но вскоре я привык.

— Ты молодец, Людвиг, — похвалил меня архимаг. — Я бы так… — он брезгливо поморщился, — не смог.

Я попытался ответить ему, но не смог издать ни звука.

Оршон прекратил мои жалкие потуги.

— Побочный эффект, — сказал он. — Пока воздух не кончится или я не прекращу заклинание, разговаривать ты не сможешь. С Його будешь общаться жестами. Надеюсь, вы поймете друг друга.

Я спустился в бассейн. Погрузиться в воду целиком и сделать первый вдох было очень трудно, но я, наконец, решился. Дышать под водой оказалось даже легче и приятнее, чем на поверхности.

Я помахал Парвалю и Оршону рукой.

— Мы будем ждать вас здесь столько, сколько понадобится. Удачи! — архимаг заметно нервничал.

— Удачи! — присоединился к словам Парваля магистр Оршон. Он выглядел более спокойным.

Я погрузился в воду и поплыл на свет Його.

Глава 10. Отшельник

Лакрис,

4 года назад.

Подготовка к экзаменам отнимала уйму времени. Я забросила все остальные дела. Обидно было отказываться от морских прогулок по Теневому морю и от поездки в Канию. Я давно собиралась посетить знаменитый карнавал в Гозре — мне про него рассказывали много интересного — но в этом году он совпал с выпускными испытаниями в Академии.

Поэтому, скрипя сердцем, я отклонила приглашение одного своего давнего и очень симпатичного поклонника. Пожалуй, я могла даже назвать его другом. После того как я дала ему от ворот поворот на прошлогоднем балу в Академии, он перестал ко мне приставать. И общаться мы начали чисто по-дружески. Меня это вполне устраивало. А поездку я бы оплатила и сама.

После смерти Серого несколько месяцев назад, мы продали наш дом в Лакрисе, рассчитались с многочисленными долгами дорогого папочки, а оставшиеся деньги поровну разделили между собой. Бурая сразу после похорон уехала в очередную экспедицию на север, смерть мужа ее нисколько не огорчила.

Я понемножку тратила деньги на обновки и поездки. Они подходили к концу, но я рассчитывала после выпуска из Академии найти неплохую работу. Мне уже поступило несколько любопытных предложений. Что сделал со своими деньгами Синий, я не знала. Скорее всего, решил приберечь до окончания Академии. Он успешно завершил первый курс, получал стипендию Совета магов и не слишком нуждался в средствах.

Продать дом мы решили вместе. Семья давно перестала собираться там, а содержать двухэтажный особняк было накладно. Единственную вещь, которая нас объединяла — общий портрет — мы отдали на хранение старому другу семьи магистру Воздуха Варласу Кринтиру. Он же посоветовал нам художника, который сделал с картины три миниатюрные копии. Мне, Синему и Бурой.

В Академии нынче было пустынно. Обычные экзамены уже закончились, и студенты разъехались по домам. Братик укатил в Канию, там у какого-то его приятеля было поместье на берегу озера. Они собирались отдохнуть и попрактиковаться в магии. Но на мои экзамены Синий обещал вернуться. В отличие от Бурой, которая намеревалась провести на севере не меньше года. Или пока не кончатся оставшиеся от продажи дома деньги.

За теорию я не волновалась. С нас, огневиков, ее не слишком требуют. Большинство моих состихийников, если говорить начистоту, не отличается выдающимися интеллектуальными способностями. Мне с ними откровенно скучно, а на всех экзаменах я на их фоне выгляжу очень умной. Синего это всегда забавляло.

Теория — это, в первую очередь, к магам Земли. Их заклинания требуют тщательной подготовки и долгих расчетов, а не силы воли и готовности к мгновенной импровизации. Занудней только некромантия, но в Лакрисе она всегда была под запретом. Мертвяками пусть в Диммире занимаются.

Я сидела в своей комнате и читала трактаты, но не те, в которых приводятся громоздкие схемы и формулы, а более прикладного характера. Как правильно распределить энергию, чтобы хватило на максимальное количество огненных стрел, как рассчитать примерную траекторию шара, чтобы можно было попасть точно в цель из укрытия, как быстрее выставить щит нужной силы. Иногда голова начинала болеть от избытка информации. Но я утешала себя тем, что большинство моих состихийников не сможет даже прочитать то, что я умудрилась понять.

Потом я шла на пустырь на берегу моря, отведенный Академией для таких вот занятий студентов, и применяла эти знания на практике. Метала стрелы и шары, плела огненные сети, ну, и развлекалась по-разному со своей стихией. Особенно забавно было запускать языки пламени к самой кромке воды. Там обычно собирались студенты в синих мантиях. Их очень удивляли огоньки, выпрыгивающие, как будто, из моря.

Я достаточно быстро поняла, что посох мне особо не нужен. Он, конечно, помогал концентрировать энергию, но только поначалу. Потом навык отрабатывался, заклинания получались сами собой и неудобная деревяшка только мешала.

Теорию я сдала достаточно просто и даже заслужила похвалу от декана Итриса Кардо. Оставалась практика.

За три дня до экзамена я снова появилась на пустыре. Обычно там находилась парочка преподавателей. Они следили, чтобы студенты не покалечили себя или друг друга, и помогали советами.

Но сегодня никого из учителей я там не увидела. А мне как раз нужна была подсказка. Я не знала, как можно изменить размер ячейки огненной сети после ее создания. Я пыталась несколько раз, но заклинание то разваливалось полностью, то сеть превращалась в сплошную огненную пелену.

Я еще раз оглядела пустырь. Преподавателей не было, десяток студентов отрабатывал самые простые заклинания. Получалось у ребят не очень, так что за советами к ним обращаться не стоило.

На самом краю я заметила незнакомого мага в красной мантии. На виде ему можно было дать лет тридцать. Уже не студент, но и среди преподавателей я такого не видела. Видимо, относительно недавний выпускник. Решил посмотреть на подрастающую смену. Или так, мимо проходил. Что ж, в любом случае, он мог знать ответ на мой вопрос. Я подправила прическу и пошла к нему.

Он сразу засмущался и пробормотал в ответ что-то невнятное. Но я настаивала, я это хорошо умею, и маг согласился помочь. Вместе мы разобрались с сетью, я поблагодарила его и ушла, даже не узнав имени огневика. Впрочем, я успела отметить его симпатичное лицо и хорошую фигуру. На фоне всех прочих худосочных и физически неразвитых магов он выделялся в лучшую сторону. Внешность, конечно, это еще не все, но очень приятно, когда на человека можно смотреть без отвращения. А уж если он сразу вызывает симпатию…

Следующие два дня прошли также. Я изучала трактаты, шла на пустырь, а если что-то не получалось, то просила совета у все того же мага. К этому времени я уже знала, что он появился неделю назад. Приходит каждый день и смотрит. Смотрит на меня. Кто мне об этом сказал? Не сам огневик, конечно. Он, как и в первый раз, давал мне короткие, но очень полезные советы.

Экзамен я сдала блестяще. Даже скупой на похвалы ректор Академии Лидос Отон весьма многословно отметил, как уверенно и красиво я прошла испытания. Декан Итрис Кардо заявил, что он гордится мной и твердо уверен в моих блестящих перспективах. А Хлой Орженс, мой старый милый Хлой, столько сил потративший на мое обучение, тихо плакал от счастья и гордости за меня.

Если я и преувеличиваю, то совсем немного.

После экзаменов мы, разумеется, пошли в лучший трактир Лакриса. Все вместе, и даже те двое, которые умудрились завалиться. Им теперь предстояло отучиться еще год на последнем курсе и попробовать пройти испытания снова. Что ж, им тоже было за что выпить.

Думаю, праздник получился бы у нас отменный, но я неожиданно вспомнила про огневика, который так много помогал мне. Я отстала от нашей компании и пошла на пустырь. Там никого не было. Я уже собралась уходить, как вдруг заметила его на другой стороне. Я подошла к нему и сделала то, чего никогда раньше не совершала.

Да, я, Лейла Красная, сама предложила парню пойти на свидание!

И мне даже пришлось его уговаривать! Он смущался и придумывал какие-то невнятные отговорки. Но я твердо решила, что должна отблагодарить его. Так что я взяла дело в свои хрупкие женские руки и потащила его прогуляться по берегу моря. На открытое сопротивление он не решился…

Так и начался самый необычный роман в моей жизни. Я видела, что нравлюсь ему, но всю инициативу мне пришлось брать на себя. Мы гуляли по берегу моря, посетили музей и оранжерею Академии — там я безуспешно попыталась выяснить какое же растение сжег в свое время Серый.

Мы даже несколько раз устраивали конные прогулки, что для магов, в общем-то, необычно. Лошади нас очень не любят. Но выяснилось, что Джефар, а именно так звали моего избранника — Джефар Стамли, умеет обращаться с лошадьми гораздо лучше, чем с людьми. Меня это даже немного обидело.

Он окончил Академию семь лет назад, долгое время работал в герцогствах — там всегда были нужны толковые маги. Но недавно решил вернуться в Лакрис и стать преподавателем, а на пустырь пришел, чтобы посмотреть на нынешних студентов. И засмотрелся…

В Академию его так и не взяли. Да, он был прекрасным огневиком-практиком, но вот донести до людей свои мысли мог с трудом. Если мне еще удавалось как-то понять его, то остальным…

Джефар оказался неплохим парнем — красивый, неглупый, хотя и гением тоже не назовешь, очень воспитанный и аккуратный, но общаться с людьми получалось у него плохо. Он сильно переживал из-за крушения своих планов. Я, как могла, утешала его.

Мы стали проводить вместе все свободное время, а его теперь было изрядно. Я даже на время отложила в сторону свои планы на жизнь, хотя деньги, оставшиеся от продажи семейного дома, закончились, и надо было искать новый источник дохода. Синий выручил меня, но так долго продолжаться не могло.

Отношения с Джефаром зависли между дружбой и чем-то большим. Какое-то время я подождала инициативы с его стороны, но ожидание затянулось. Так что мне снова пришлось брать все в свои руки. И тут я с удивлением обнаружила, что Джефар совершенно не умеет целоваться…

Стоит ли говорить, что я была поражена? Я встречала разных людей, а с некоторыми даже встречалась. У многих молодых магов проблемы в отношениях с противоположным полом. Какую нормальную девушку заинтересуют эти тощие и занудные мальчишки, погруженные в толстые трактаты по теории магии?

Ответ, на мой взгляд, очевиден.

Джефар таковым не был. Равно как и Синий. Да, братец, конечно, страшный зануда, но даже это отпугивало не всех. А слухи по Академии расходятся очень быстро… Особенно, если эти слухи интересны Красной.

Мой избранник долго мялся, но потом рассказал про жесткие порядки в своей семье. Стамли происходили из Лонерии — это канийский аванпост на южном берегу Полуденного моря. Нравы там очень строгие. И хотя предки Джефара перебрались сначала в Гозру, а потом и в Лакрис, пару веков назад, но его дед — нынешний глава рода — требовал обязательного соблюдения древних традиций. Особенно в "развратном", по его словам, Лакрисе.

Потому-то Джефар и оказался столь неопытен. Меня сие известие привело в уныние. Учить его целоваться — это еще ладно. А вот все остальное… Для этого мне пришлось бы выйти за него замуж! И наверняка по какому-нибудь нелепому лонерийскому обряду.

Я решила подумать о нашем будущем. Прекратила наши встречи и поселилась у подруги. Мы болтали, гуляли, обсуждали последние сплетни — все как в старые добрые времена. Но попутно я размышляла о Джефаре. Надо было что-то решать.

На пятый день ему удалось удивить меня…

Страшный ливень обрушился на Лакрис еще ночью. До этого целый месяц стояла сильная жара, и отвечающие за погоду маги решили, видимо, пропустить очередную тучу, наползающую с Теневого моря. Та радостно воспользовалась предоставленной свободой и превратила улицы города в реки.

Шайла — моя подруга — отсутствовала. Она ушла в гости к дяде и должна была появиться не раньше вечера. Я сидела на подоконнике и смотрела на дождь. Зрелище увлекло меня даже несмотря на чуждость разбушевавшейся за окном стихии. Стук в дверь прозвучал неожиданно.

Я спрыгнула с подоконника и пошла вниз. Гостей я не ждала, и Шайла не говорила мне, что кто-то собирался прийти. Да и кто вообще выходит из дома в такую погоду? Разве что водники. Подходящая обстановка для приобщения к стихии. Я представила Синего, бегающего в мантии и с посохом по лужам. Зрелище получилось забавное. Я сразу успокоилась.

За дверью стоял паренек лет шестнадцати. Шикарная ливрея с золотыми галунами промокла насквозь, но выглядел он молодцом. В Лакрисскую курьерскую службу кого попало не берут. Он уточнил мое имя, отдал конверт и снова вышел под ливень. Смелый парень.

Письмо оказалось от Джефара… И наверняка обошлось ему в изрядную сумму. Отличная беленая бумага, золотое тиснение, ярко-красные чернила. Но главное, на конверте не было адреса, только мое имя. Я же не сказала ему, где буду жить. Значит, Джефар пришел в курьерскую службу и попросил доставить письмо человеку, чье местонахождение он не знал. Дорогая услуга. Редкий маг способен эффективно применить заклинание Поиска в Лакрисе. Здесь уйма помех и искажений от многочисленных артефактов и волшебников.

Интересно, ради чего Джефар так потратился? В любом случае, такое внимание с его стороны было неожиданным, а потому очень приятным. Я вскрыла конверт и прочитала письмо.

"Красная!

Приду вечером, в день получения тобой письма.

Джефар".

Я рассмеялась. Он использовал курьера, чтобы найти меня. Неплохая идея. Все это играло в его пользу. Вечером, так вечером. Оставалось только дождаться. Я снова поднялась наверх и расположилась на подоконнике.

Ливень слегка ослабел, и я увидела непонятное темное пятно, копошащееся у дома напротив. Я присмотрелась. В этот момент ударила молния и ярко осветила улицу. Я разглядела щенка, он куда-то полз, упрямо преодолевая очередную лужу.

Я выскочила под вновь усилившийся ливень. Моментально промокла, едва не поскользнулась, но успела перехватить щенка до того, как он свернул за угол. Он рычал и отбивался, я с трудом сумела взять его на руки. И тут он неожиданно совершенно успокоился и лизнул мое лицо теплым шершавым языком.

Я засмеялась и закружилась с мохнатым черным комком в руках. Следующие полчаса мы, абсолютно счастливые, просто танцевали под дождем, озаряемые вспышками молний. Редкие прохожие шарахались в стороны, и даже страшно представить, что подумали обо мне соседи Шайлы. Затем я спохватилась и понесла щенка в дом.

Сначала я высушила его. Я, конечно, была уже дипломированным адептом Огня третьей ступени, но в столь деликатном деле предпочла менее опасные способы. Я насухо вытерла свое маленькое мохнатое чудо полотенцем и напоила теплым молоком.

Щенок мне попался довольно крупный — волкодав, как-никак! — но, как мне показалось, очень юный. В собаках я разбираюсь не очень хорошо, и навскидку дала ему примерно месяц. И кто же выкинул на улице такую прелесть? Или же он сам сбежал от хозяев? Значит, они его недостойны, и даже если будут искать щенка, то я им его не отдам. Все! Красная так решила!

Сухой и сытый щенок сразу уснул у меня на руках. Я расположилась в кресле перед камином и простеньким заклинанием зажгла заранее выложенные в очаге дрова. Так мы и просидели несколько часов, а потом пришел Джефар…

Я совсем забыла о нем, и не успела привести себя в порядок. К тому же я не поела! Можно было заставить его прождать под дверью хотя бы полчаса, этого времени мне бы хватило с лихвой. И я точно знаю, что многие мои подруги так бы и сделали, но я другая. Я Красная!

Я открыла дверь со щенком на руках, он спал так крепко и сладко, что я не решилась его перекладывать даже на собственную кровать.

Джефар поздоровался и зашел в дом. Шикарный букет из трех десятков роз горел в его руках. Языки пламени нежно обволакивали ярко-алые бутоны. Щенок сразу проснулся и прижался ко мне. Огненные цветы ему не понравились.

Магу же не приглянулся пес, Джефар поглядел на него с любопытством и неудовольствием. Он явно рассчитывал, что мы будем одни.

— Рад тебя видеть, Красная.

— И я тоже, Джефар. Твой визит стал некоторой неожиданностью, но я тебе очень рада.

— Я много думал о нас, много. Потом поговорил с дедом. Он понял меня. Он, наконец, смирился с тем, что Лакрис — не Лонерия. Поэтому… — Джефар запнулся.

Он и так произнес достаточно длинную речь без заминок. Я решила помочь ему.

— Да? Что же сказал твой дед?

— Он… он благословил меня… Я не буду говорить долго, у меня это плохо… — Джефар опустился на одно колено.

Бутоны на розах задвигались и стали медленно раскрываться. Языки пламени заколыхались в красивом и завораживающем танце. Я поняла, что Джефар скажет дальше…

— Красная… Лейла Крор, ты станешь моей женой?

Меня и раньше звали замуж, но никогда это не происходило столь красиво и… наивно. Поклонники задаривали меня подарками, большинство из которых я сразу же отправляла обратно или раздавала подругам. Да, я люблю изящные вещи, но у меня есть свой, особенный вкус, на который сложно подобрать подарок. Редко кому удавалось угадать. Но горящие розы… Такого еще не было.

В музее Академии, на корабле, на заросшем до горизонта цветами лугу… Я мысленно перебирала места, где мне предлагали руку и сердце. Но вот чтобы так, на пороге чужого дома… Да, такое было в первый раз.

Глаза Джефара смотрели на меня с любовью и надеждой. В них не сверкали отблески ума и не горели огоньки юмора — всем этим природа его обделила — но сколько же в них было искренности! Чистой, яркой и завораживающей искренности!

А пламенеющие цветы все продолжали раскрываться. Танец огня гипнотизировал, звал меня вперед, к новой, непривычной, но такой счастливой жизни. И впервые я была готова сказать…

— Нет, — ответила я, делая шаг назад.

Щенок перестал испуганно прижиматься к моей груди. Теперь он рвался вперед, рыча на огненный букет и пытаясь дотянуться до него короткими еще клыками и когтями. Я вовремя успела отойти, иначе он бы обжегся. А мой ответ? Отступая от стоящего на одном колене Джефара, я не могла сказать ничего другого.

Языки пламени поникли, обнажая сильно размокшие под дождем розы. Щенок на моих руках зарычал торжествующе. Он победил. Страшные огненные цветы погасли, сраженные его могучим напором. Больше он уже никогда и ничего не боялся…

А победила ли я? Не знаю. Я смотрела в спину уходящего Джефара и думала об этом. Щенок теплой мохнатой мордой снова прижался к моей груди. И я закрыла дверь. Я не хотела, чтобы он простудился.

Через несколько дней я услышала, что Джефар Стамли — подающий большие надежды адепт Огня — стал инквизитором. Это была очередная сплетня, принесенная Шайлой с богатых на слухи и пересуды улиц Лакриса. Новость прозвучала между известием об очередном магическом поединке с участием Синего и свежей сплетней о том, что некий Ногодил Джереби из свиты архимага Шресто Подогайна стал магистром Воды совершенно незаслуженно. Разумеется, в такой компании она прошла совершенно незаметно.

Шайла по моей просьбе рассказывала все известные ей подробности о новой дуэли моего братика. Юный варвар снова поставил сопернику несколько синяков своим посохом. Гарл завозился у моих ног, его сильно заинтересовала история о "дяде Людвиге".

Почему Гарл? Не знаю. Я же Красная. Огонь не объясняет, огонь обжигает…

Диммир, Каменный Хребет,

неизвестная пещера.

9-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

Мы повалились друг на друга в полной темноте. Мне повезло, я оказалась сверху. А откуда-то снизу яростно шипел придавленный верными стражами граф.

Я поднялась на ноги первой, затем вскочили братья. Они изготовили оружие к бою, но в такой темноте скорее бы поубивали друг друга. Последним поднялся на ноги граф. Он вытащил меч и куда-то им настойчиво тыкал.

— Осторожнее с оружием! — прикрикнула я на воинственных спутников. — Сейчас будет светло.

Я зажгла небольшой огненный шар, он осветил нас блеклым красноватым светом. Не стоило творить в незнакомом месте слишком сильные заклинания и выдавать себя. Мало ли кто тут обитает.

Но в небольшой пещере мы оказались одни. За нашей спиной в небольшой природной нише лежал Святой камень, над головой нарастали огромные сталактиты. Снизу им навстречу вздымались сталагмиты. В некоторых местах они слились в единое целое, и теперь по каменным колоннам стекали капельки воды. В пещере было холодно и влажно.

К счастью, выход оказался рядом. Мы выбрались из пещеры и оказались на склоне одной из гор Каменного хребта. Воздух снаружи оказался сухим и теплым. Далеко внизу простиралась огромная каменистая пустошь, освещенная красноватыми лучами заходящего за хребет солнца.

Здесь, в тысячах миль к западу Роннорского леса, до наступления ночи у нас было в запасе еще часа два. Но это только в теории. Я посмотрела вверх. Скоро исполинская громада Каменного хребта окончательно закроет от нас солнце, и мы останемся в полной темноте.

— Надо поискать место для ночлега, — сказала я спутникам.

— Надо, — согласился граф и выразительно зевнул.

Мы удалились от пещеры ярдов на двести, и нам подвернулась небольшая ровная площадка, спрятанная от посторонних глаз двумя крупными валунами. Подходящее место. Там мы и расположились.

Я запалила небольшой огонек для обогрева. Ночью могло стать прохладно. Граф сладко зевнул, свернулся калачиком на большом теплом плаще одного из своих верных воинов и сразу уснул. Второй плащ достался мне.

На страже остался Луи, Гийом должен был сменить его после полуночи. Я насторожила пару охранных заклинаний и задремала. Приятно, все-таки, когда есть кому поберечь твой сон. А Гарл тоже заслужил хороший отдых.

Диммир, Каменный Хребет.

9-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

Я проснулась часа за два до рассвета и сразу отправила спать полусонного Гийома. Граф сладко посапывал, завернувшись в плащ, Луи растянулся прямо на земле. Он улыбался, похоже, ему снилось что-то приятное. Я же все никак не могла отогнать мысли о Сигурде. Что ж, самое время. До логова таинственного темного мага оставалось не больше шестидесяти миль на юг.

Я выглянула между камнями. На пустоши не было видно ни одного огонька. Смутное зарево далеко на севере выдавало извергающийся вулкан. Я даже отсюда чувствовала его исполинскую силу. Это хорошо, лишняя поддержка мне не помешает. Вот только чем дальше на юг, тем меньше от него толка.

Граница гор и равнины — подходящее место для магов Земли и Воздуха. Нам, огневикам, здесь не очень комфортно. А что уж говорить про водных магов, таких как мой брат? Подходящее место для них — морское побережье, а лучше — корабли или плавучий остров, вроде Дороттайна.

Интересно, как он там? Наверняка Синему хорошо в окружении родной стихии. Меня же вода всегда пугала, вернее не пугала, а скорее отталкивала своей чужеродностью. Мне бы на Дороттайне пришлось несладко, это точно. Так что остановила меня отнюдь не необходимость перетаскивать мой обширный гардероб, как полагал мой занудный братец.

А если бы все-таки поехала — могла бы стать уже адептом пятой ступени. И ко мне стали бы приглядываться архимаги. Конечно, в свиту бы сразу не позвали, но зато потом… какие перспективы!

Мне стало смешно. Перед лицом гор, неба и пустыни мысли о карьере казались жалкими и никчемными

Я устроилась поудобнее, и стала ждать рассвет.

Он пришел со стороны Лакриса — иное было бы чудом! — и протянул длинные когти-лучи через всю каменистую пустошь. Даже теперь я не могла разглядеть хоть что-нибудь на востоке. Казалось, что равнина уходила в бесконечность. Я с трудом припомнила ее название — Серая пустыня. Подходящее название для столь унылого места.

Пустыня — в которой не было ни одной нормальной песчинки! — тянулась вдоль всего южного отрога Каменного хребта. А там, в сотнях миль отсюда, сливалась со Знойными песками — исполинской пустыней, уходящей далеко на восток. Впрочем, длинный песчаный "язык" шел и на запад — по границе Диммира и Торгового союза до самой Великой степи.

Население Диммира ютилось на малоплодородной высохшей равнине между песками, каменной пустошью и горами — жалкие наследники великого королевства. Я пожалела этих несчастных. Самую малость. Люди и от меньших горестей обращались ко Тьме. Что их нисколько не извиняет.

Но теперь не осталось даже и памяти о былом величии. Армия разбита, столица захвачена, возгордившиеся некроманты частью убиты, частью разбежались, и теперь за ними охотятся инквизиторы. А от всего этого — от тяжелой подготовки к великой войне до позора и горестей оккупации — страдают в большей степени обычные люди.

В этот момент я заметила фигурку, поднимающуюся к входу в пещеру. Черный балахон, надвинутый на глаза капюшон. Я резко сощурила глаза, приглядываясь.

За спиной сладко потянулся проснувшийся граф.

— Всем доброго утра! — звонко пожелал он. — Как же хо…

Горсть песка пресекла его словоизлияния. Отплевываясь, он обиженно посмотрел на меня. Я поднесла палец к губам. Граф затих. Неслышно поднялись братья. Завозился Гарл.

Фигурка возле пещеры тревожно огляделась, пожала плечами и скрылась внутри.

— Кто-то вошел в пещеру, — объяснила я по-прежнему недовольному графу. — Мы в Диммире, а он был в черном балахоне.

— Темный? — испуганно выдохнул де Лазаль.

— Возможно, надо проверить. Иду я и Гарл. Против мага лучше всего сработает маг, — пресекла я попытки графа погеройстововать. — А пес меня прикроет. Присматривайте за входом. Вдруг кто-то еще появится.

Я подозвала Гарла, и мы стали пробираться к пещере. Вместе было бы спокойнее, но мои "герои" могли и прихлопнуть темного. А я хотела взять его живым. Чтобы немного побеседовать о некоем месте.

Первым делом я осмотрела следы. Отпечатки босых ног уходили вниз и на юг — похоже, там у темного было убежище. Гарл принюхался и… спокойно улегся на землю. Никакой опасности он не почуял.

Возможно, пес и прав, но я рисковать не собиралась. Приготовив слабенькую огненную сеть — чтобы не убить, а только скрутить противника — я заглянула внутрь. И остолбенела.

Мой "темный" стоял на коленях перед Святым камнем и истово молился.

Гарл презрительно рыкнул, он не любил святош. Фигура в капюшоне резко вскочила на ноги.

— Кто здесь? Именем Единого, кто здесь? — раздался дребезжащий старческий голос.

Я бесстрашно выступила на свет.

— Меня зовут Лейла Крор. Я не причиню вам вреда.

— В-вы… — от испуга он заикался. — В-вы в-ведь не из т-т-темных? Не из м-магов?

— Нет, — ответила я на его первый вопрос.

— Хвала Единому! — воскликнул старец и, снова опустившись на колени, вернулся к прерванной молитве.

Я подозвала графа и братьев. У входа в пещеру нам пришлось прождать еще час, именно столько простоял старец на коленях перед Святым камнем.

Затем он вышел и попросил нас следовать за ним.

— Идите за мной, у меня тут неподалеку скромное жилище.

По дороге старик рассказал, что зовут его Дигрик и он отшельник в местных горах. Ни полного имени, ни возраста он уже не помнил.

Его жилище оказалось крохотной пещеркой, а скорее — просто щелью в скале. Там он спал и хранил запасы пищи — коренья и похожие на фасоль зерна. Он перетирал их между камнями и варил похлебку на огне из высохшей травы и кустов.

— Раньше я жил в часовне, — так называл он пещеру с камнем, — но там холодно и влажно. Мои старые кости стало постоянно ломить, и я подыскал себе место посуше. Но теперь приходится три раза в день ходить туда и обратно. Для молитвы.

Вознесение молитв Единому оказалось смыслом всей жизни отшельника. Он сказал, что обычно его бдения возле камня продолжаются по два-три часа кряду, но ради нас он утром их существенно сократил.

Мы расположились перед входом в пещеру. Я зажгла магический огонек, Гийом поставил на него котелок и сварил замечательную похлебку из продуктов настоятеля. Благо, неподалеку оказался ручеек.

Поначалу, поняв, что я маг, отшельник перепугался. Но потом убедился, что к темным искусствам я отношения не имею, и успокоился.

— Места здесь дикие и малонаселенные, — рассказывал он нам, прихлебывая ароматный мясной бульон. — Людей здесь нету, лишь изредка проходит отряд солдат с некромантом. Видимо, границу бдят. Но до старика им дела нет. Хотя и они уже здесь давно не появляются. Уж не война ли приключилась?

— Война, Дигрик, — ответила я. — Полгода как Лакрис в союзе с герцогствами и Канией разбил армию Диммира и захватил Грельир. Темного Ордена больше нет, скоро отловят последних некромантов, и можно будет вздохнуть спокойнее.

— Хвала Единому! А я ведь помню, как все начиналось. Когда король Лумбур Второй поднял гвардию против храмов Единого и повелел поклоняться Тьме. Тьфу на него!

— Да ведь это же было… — изумленно воскликнул Орно.

— Не мешай рассказывать, — резко осадила я графа. — Продолжайте, Дигрик.

— Ну, значит, поднял он гвардию. Лумбур это проклятый. Армия-то за ним вся не пошла, раскололась. Кто за был, а кто против. Но за него маги темные повылазили из своих дыр. Так что худо нам пришлось, честным служителям Единого. В то время я юным послушником был при храме Единого в Грельире. Лет пятнадцати отроду…

А отшельник-то оказался гораздо старше, чем мне вначале подумалось! С тех времен минуло около века, так что ему нынче глубоко за сотню. Неплохо он тут устроился на воде и кореньях!

— И полезли они, Тьмы прислужники, на храм наш. Настоятель-то вышел и сумел образумить некоторых, но другие набросились на него, убили и ворвались в храм. Резню и грабеж учинили страшные. Храм-то у нас древний, большой и богатый. Не то что часовенка моя убогая. Подозвал меня к себе жрец старший и сказал, что, мол, надо святыню главную — Камень наш — спасти от поругания. Святотатцы к этому времени успели уже храм запалить.

На глазах старика выступили слезы, он глубоко переживал события тех страшных дней. Я подала ему кружку с водой, он жадно отхлебнул.

— Пробрались мы со жрецом в святилище, забрали Камень и по тайному ходу бежать хотели. Жрец-то все секреты знал храмовые. Но не успел он, стрелой его убили Тьмы прислужники, я Камень-то забрал и по ходу ушел. А он нет, он там остался. Долго пришлось под землей идти. Выбрался я наверх уже за городом. Обернулся — Единый спаси и сохрани! — а Грельир-то весь в огне! А мне наказ исполнять надо. Я ж послушником был. Вот и побрел через всю страну с Камнем. Много ужасов навидался страшных, не погиб едва. Потом перешел через пустошь эту проклятую, нашел пещерку свою, да и сделал из нее часовенку. Сохранил я Камень святой, как мне жрец наказал. И с тех пор молюсь я на него ежедневно да еженощно, на Камень-то. А Единый мне свои благословения посылает. То корешок вкусный, то еще что.

Отшельник явно гордился своим поступком, к концу рассказа его голос окреп, а сам старец заметно распрямил спину.

А я думала, до чего же странная штука жизнь. Как порой много зависит от поступка одного человека, который сто лет назад честно выполнил свой долг. Не струсил, не погиб, а прошел сотни миль по стране, охваченной мятежом темных магов во главе с королем, и исполнил наказ жреца. Для того… для того… неужто только для того, чтобы я смогла перенестись сюда?

Стало понятно, почему огонек этот на карте светился еле видно. Крохотная часовня, не освященная, как положено, и одинокий отшельник, ежедневно, а порой и еженощно, проводящий часы в молитвенных бдениях перед Святым камнем.

Я бы так точно не смогла, да и Синий тоже. Несмотря на все его упрямство и усидчивость. Сбежали бы в большой мир, бросили бы все на произвол судьбы. А Дигрик остался. Сто лет на краю света. На воде, кореньях и вере в Единого…

Де Лазаля история отшельника проняла крепко. Граф сидел на булыжнике, болтал ногами и бормотал себе под нос. Сочинял очередную балладу. Ему наше приключение нравилось — столько пищи для вдохновения! Он уже успел пообещать нам поэтические опусы про "гнусного инквизитора", "тайную часовню" и про "добродетельного аристократа", конечно. Надеюсь, мне не придется услышать эти сомнительной красоты и ценности вирши. Даже у Серого стихи иногда получались получше.

Луи бродил вокруг лагеря — он был на страже, где-то там бегал и Гарл. Гийом чистил оружие и доспехи. Братья искоса поглядывали на меня. Скоро они начнут задавать мне вопросы. Много вопросов. У меня свой путь, а у них свой. И я существенно спутала им планы. Не без участия пальчика их драгоценного графа, разумеется.

Я наклонилась к отшельнику и негромко спросила:

— Дигрик, ты не слышал про некое место в окрестностях? Называется оно Karra Tronogo.

— Не до того мне, чтобы по окрестным горам лазить, — отрезал отшельник. — Мне молиться надобно. По четыре раза в день. Меня сюда Единый ради того и привел, чтобы часовню устроить и молитвы возносить. Говорить мне здесь не с кем, а за едой я не более, чем на пару часов, в стороны отходил.

И здесь пусто! Значит, придется идти наобум, полагаясь на магическую силу и женскую интуицию. Не впервой.

Вскоре отшельник собрался в часовню. Часов на шесть, как он сказал. Пока туда да обратно, да и за утро домолиться надо будет часа два.

Когда Дигрик скрылся, ко мне подошли братья. Они стащили недовольного графа с его камня и заняли свои места по краям от него. Феодальную иерархию они блюли четко. Даже самостоятельно начать разговор они не рискнули. Братья стояли и ждали первого слова сюзерена, которое бы они могли "дополнить" и "уточнить" до нужного им смысла.

Граф обиженно молчал, так что мне пришлось брать инициативу в свои руки.

— Прошу прощения, мне надо привести себя в порядок.

С этими словами я вытащила из внутреннего кармана темно-зеленый платок, украшенный золотой вышивкой. Настоящее произведение искусства! Я развернула его и сильно дунула. Зеленая пыль полетела в сторону графа и его стражей. Они дружно осели на земли.

Я аккуратно положила их на плащи. Чуть-чуть постояла над ними, а затем положила платок на лицо графу. Так надежнее. Вся троица должна была проспать часов восемь, но я не хотела рисковать. Если граф проснется раньше своих стражей, то наверняка попробует меня найти. А так ему безопасней выйдет, да и прощальный подарок от дамы утешит его романтическую натуру.

Затем решительно отстегнула с графского пояса небольшой кинжал, в самый раз для женской руки. Одним стилетом я могла не обойтись, а кинжалом можно и мясо резать. Да и графу будет приятно сделать мне прощальный подарок. Пусть и во сне.

Проснувшиеся стражи разбудят своего сюзерена и силой — я не сомневалась, что он потребует сначала отыскать меня — потащат на восток. Там и сейчас рыщут отряды магов и герцогов, среди которых и брат де Лазаля. Неожиданное место для семейной встречи, конечно. Но тут они пусть сами разбираются.

Я порылась в сумке настоятеля и набрала себе провизии на дорогу. Взяла сушеное мясо, галету, наполнила флагу водой. Потом не выдержала и вытащила два крупных яблока. Еще одно отнесла в пещеру отшельника, чтобы его де Лазаль от огорчения не слопал. А старик пусть порадуется.

Перед уходом я снова подошла к графу, наклонилась, приподняла платок и поцеловала его в губы. Он словно почувствовал мой поцелуй сквозь сон, покраснел и заулыбался. Следов, конечно, не останется. Помада у меня давно стерлась. А скорее съелась. Постоянные покусывания губ не прошли даром. Глупая детская привычка.

Шестьдесят миль мы должны были преодолеть дня за три. С таким расчетом я и взяла еды. Что будет после, я не знала, да меня это и не волновало. Дойти бы до Чертога Темных, перемолвиться с его обитателем, а там… А там видно будет.

Верный Гарл уже ждал меня с южной стороны лагеря. В зубах у него болтался пойманный тушканчик. Волкодав тоже запасся в дорогу. Да, с таким другом, защитником и кормильцем я не пропаду.

На душе сразу полегчало, я даже стала напевать весьма фривольную песенку, которая одно время была популярна среди магической молодежи. Гарл зарычал, едва не уронив задушенного тушканчика. Волкодав не разделял моего увлечения музыкой и полагал, что у меня нет голоса.

Таким вот песенно-рыкающим дуэтом мы весело двинулись на юг. Если бы несчастный тушканчик мог издавать хоть какие-то звуки, то из нас получилось бы замечательное трио.

Глава 11. Пучина

Теневое море, остров Дороттайн,

под основанием острова.

9-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

Його меня заждался. Когда я очутился в воде рядом с ним, он нетерпеливо махнул мне и поплыл. Я двинулся за ним, яркий свет слепил мне глаза.

Маг остановился и развел руки примерно на ярд. Затем показал мне десять пальцев. Посмотрел на меня, я кивнул, что понял. Мы поплыли дальше, теперь я держался от Його на небольшой дистанции. Вскоре я начал понемногу уставать.

Я остановился передохнуть. Огневик заметил, что я отстал и недовольно посмотрел на меня. Затем стремительной вспышкой пронесся вокруг меня по спирали. Я насчитал шесть витков и сбился. Да, скорость Його впечатляла.

Мне бы так… Я сфокусировался на воде вокруг, она словно зашевелилась и немного разошлась в сторону. Я сделал два гребка, движения дались мне неожиданно легко. Вода расступалась передо мной. Плыть стало гораздо легче. Потом я "попросил" стихию подталкивать меня сзади. Я по-прежнему двигался медленнее Його, но разница уже не была столь разительной.

Огневик удовлетворенно улыбнулся. С трудом видимая сквозь пылающий кокон улыбка выглядела весьма зловеще.

Теперь мы словно не плыли, а летели под водой. Його мелькал вокруг стремительным стрижом, я же "порхал" более солидно и вальяжно. Примерно как голубь. Плыть теперь было гораздо легче, я чувствовал, что смогу пробыть под несколько часов или даже дней. Пока не кончится концентрированный воздух в легких.

Мы оказались уже под восточным краем острова. Огромный треугольник-Дороттайн выставил в сторону Тьмы один из своих концов. Наверху в этой части острова я еще не был. Надеюсь, успеется.

И именно отсюда тварь Тьмы начала перегрызать цепи. Я подплыл к одному такому обрывку. Стальная цепь толщиной в руку была порвана, словно обычная веревка. Я осторожно провел рукой по месту разрыва — размеры зубов твари впечатляли. К тому же сталь была явно не простой — обычная-то давно бы проржавела — она слегка отливала красным. Похоже, маги и алхимики при выплавке цепей неплохо поработали.

Вместе мы выбрали одну из целых цепей, к которой снизу был присоединен гранитный блок. Поближе к Стене. И заняли свои позиции. Його кружил внизу, я же затаился ярдах в сорока выше огневика и погасил фонарь. Огневик должен был привлечь внимание твари и подсветить ее для меня, а я — нанести по ней удар. Я начал плести необходимые заклинания.

К сожалению, нам пришлось разделиться, но ярко пылающий маг выдал бы мою засаду с головой. Так мы показывали твари свои намерения, но я верил, что огневик сможет постоять хотя бы за себя, и надеялся, что чудище меня не почует. В темноте я стал бы его легкой жертвой. И Парвалю пришлось бы перечеркивать очередную карту.

Архимаг сказал мне, чтобы я готовил ледяные болты. Я так и сделал. Прочие заклинания были бы либо бесполезными — вроде ледяной сети, которую тварь бы быстро прорвала — либо слишком сложными для меня. Ни создать водного голема, ни полностью заморозить пласт воды нужного объема, чтобы вместить в него чудище размером с крупную акулу, я не мог.

Вскоре я был готов к бою. Огневик все также "порхал" внизу. Врага нам пришлось ждать два часа.

Темная тень появилась с востока и стремительно метнулась к Його. Огневик заметил ее в последний момент, но успел огненным росчерком выскользнуть у твари из-под носа. Они закружились в странном смертельно опасном для мага танце.

Його засиял еще ярче. И я увидел своего врага более отчетливо. Длина больше пятнадцати ярдов, огромная уродливая голова, гигантские плавники. В принципе, ничего особенного. Заготовленные ледяные болты помчались в сторону чудища. Вода, повинуясь моей воле, плавно подправляла их стремительный полет. Промахнуться было невозможно.

Тем не менее, тварь уцелела. Ледяные росчерки, которые должны были пробить ее череп и вонзиться в мозг, внезапно разлетелись кучей мелких льдинок. Под водой словно пошел снег. Тварь ударом хвоста смела растерявшегося Його.

Сияние мага резко померкло, и он неуклюжими рывками поплыл на запад. Магистр Огня бежал с поля боя. Что ж, разумно, не мог не признать я правоту мага. Мы оказались бессильны. Його не может больше ничего для меня сделать, и он выбирает жизнь. Свою жизнь.

Свет исчезает. В Теневое море приходит ночь. Чудище поворачивается ко мне. Оно явно чует меня в темноте, и я зажигаю волшебный фонарик. Мы смотрим друг на друга. Магический огонек ярко освещает тварь. Если бы я мог кричать, то отчаянным воплем порвал бы себе горло…

Под кожей твари, которая раньше была обычной, пусть и крупной акулой, извиваются то ли огромные черви, то ли человеческие тела.

Один из комков катиться к уродливой морде, кожа лопается. Из места разрыва выплывают хлопья гноя, и на меня смотрит лицо капитана "Луча света" Грега Коллойна.

— Здравствуй, маг, — раздается у меня в голове его голос. — Не ожидал?

Тварь застывает на месте, огромные рыбьи глаза закрываются. Похоже, что тело теперь контролирует мертвый моряк. Или не мертвый?

— Боишься, да? — он наслаждается моим ужасом и замешательством. — Ничего, скоро я дам волю этой крошке, и она отыграется на тебе за все. Вы, маги, затащили мой корабль в это проклятое море! Вы обрекли меня и мою команду на смерть! А потом бросили наши тела на поживу Тьме!

— Я не хотел этого, капитан! — я пытаюсь мысленно ответить Коллойну.

Безуспешно. Он то ли не слышит, то ли не слушает. Это не имеет значения. Капитан продолжает свои излияния, похоже, он давно готовил эту гневную тираду и теперь с наслаждением выплескивает ее из себя. Я начинаю снимать со спины острогу. Вот только как я всажу ее в тварь, для которой ледяные болты оказались обычным конфетти?

— А что Тьма, маг? Тьма оказалась гораздо милосерднее тебя и твоих собратьев! Она подарила нам жизнь, пусть такую омерзительную, но жизнь. Согласны, ребята?

Моряки под акульей кожей дружно шевелятся, там ползают омерзительные бугры человеческих тел.

— Да, капитан, — невнятными голосами откликается верная команда.

— Тьма подарила нам жизнь, — повторяет голос Коллойна в моей голове. — А мы отдали ей нашу ненависть к магам. Ненависть, которая сделала бесполезными твои жалкие заклинания. Ты бессилен, маг, и сейчас ты умрешь!

— Не трогай его, он хороший! — неожиданно раздается звонкий мальчишеский голос. Джеркис!

Мне с трудом удается разглядеть в глубине знакомый силуэт. Тварь отвлекается.

Острога уже у меня в руках. Я вкладываю оставшиеся силы в заклинание ледяного болта. Но нет, я не собираюсь тратить его попусту! Появившийся лед облекает древко остроги. Магическое и обычное оружие становятся одним целым.

Тварь замечает опасность и бросается на меня. Но я уже закончил, и навстречу чудищу рвется из моих рук жуткий симбиоз магии, дерева и стали.

Двумя острыми зубами острога впивается в тело твари. Туда, откуда на меня смотрит лицо капитана. Ледяной хвост рассыпается бессильными снежинками, но сталь делает свое дело. Острога входит глубоко, Коллойн издает жуткий вопль, акульи глаза чудища раскрываются, но в них только страх и обреченность.

Страшная инерция все еще несет тварь ко мне. Я ухожу в сторону, выхватываю булаву и бью проносящуюся мимо акулу по голове. Столкновение выбивает оружие и едва не выворачивает мне руку. Удар плавника отбрасывает меня назад.

Оглушенная тварь продолжает свой последний полет. Вверх. Вскоре раздается глухой удар. Чудище Тьмы достигло основания острова.

Я ощупываю место удара, на кожаном доспехе остались глубокие царапины. Если бы не броня, то тварь напоследок располосовала бы меня на десяток частей. А так я отделаюсь только жутким синяком.

Я смотрю вниз. Юнга машет мне рукой.

— Ты молодец, маг, — говорит Джеркис. — И передай ему, что я его простил.

С этими словами паренек снова исчезает. Я вытаскиваю кинжал и плыву вверх. Предстоит еще много работы.

Теневое море, остров Дороттайн,

южная часть порта.

10-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

Возвратился я глубоко за полночь. Несколько часов я кинжалом потрошил тело твари. И теперь за мной длинной цепочкой тянулись тела моряков с "Луча". Снова мертвые и молчащие. Я извлек их из чудовищной туши и связал бечевой от остроги. Мрачная кавалькада медленно следовала за мной.

Я устал, и только поддержка стихии помогла мне добраться до нужного места. К счастью, огни еще горели, и вскоре я вынырнул в бассейне. Маги ждали меня. Они сразу кинулись ко мне, но я самостоятельно выбрался и молча начал вытягивать из воды окровавленные тела.

Побледневший архимаг и два потрясенных магистра присоединились ко мне, и в восемь рук работа пошла быстрее. Когда последний труп оказался на поверхности, я устало сел на край бассейна. Ко мне подошел Оршон, произнес заклинание и сильно ударил кулаком по спине. Я закашлялся, в воду полетели остатки концентрированного воздуха. Теперь я могу говорить.

— Старший, эти тела надо отправить на континент и похоронить.

— Хорошо, Людвиг, — безропотно согласился архимаг.

— Я думаю, ты тоже владеешь истиной, — серьезным голосом признал Його. И подвел итог, — значит, все остальные должны задавать вопросы нам обоим. И спорить тоже с обоими.

Этот компромисс мне не понравился, но я не хотел с ним спорить.

— Как ты, Його? — спросил я огневика. Он кутался в мантию, но все равно мелко дрожал и выглядел очень бледным.

— Хорошо…

— Он едва не погиб, — проговорил архимаг. — Його с трудом добрался до нас и потерял сознание. Мы еле привели его в чувство. Но он нам так ничего не рассказал.

— Я сказал им, что нужно дождаться тебя. Я знал, что ты выберешься. Прости меня, — заносчивый магистр выглядел очень смущенным.

— Ничего, Його, ты все сделал правильно.

Я накинул на промокший и изорванный доспех поднесенную Оршоном мантию и подробно рассказал о том, что произошло под островом. Потом мне пришлось рассказать про Джеркиса. Заслышав про Ногодила, Парваль брезгливо поморщился.

— Подлец и мерзавец, но обаятельный, — кратко охарактеризовал он личность Джереби. — Как маг он тянет на адепта на пятой ступени, не больше. Но Подогайну нужен был в свиту магистр Воды, чтобы без амбиций и готовый на разные грязные делишки. Он вытащил Джереби из какой-то дыры и сделал из него магистра. Теперь тот выполняет для архимага разные деликатные поручения. Будь с ним поосторожнее, Людвиг.

— Хорошо, старший. А что вы скажете про историю с юнгой?

— Не знаю, Людвиг. Не знаю. Я попрошу своих людей в Лакрисе проверить все еще раз, но не думаю, что они что-то найдут. У Подогайна хорошие ищейки, если и они ничего не обнаружили, то… И кого Джеркису и за что прощать, я совершенно не представляю.

Я посмотрел на бледного и дрожащего Його.

— Старший, с ним точно будет все в порядке?

— Вряд ли, Людвиг. О нет, не волнуйся! — тут же поправился архимаг. — Со здоровьем у него все отлично и так и останется. Но вот остальное… Он столкнулся с тварью Тьмы и бежал от нее. Да, это было правильно, но даже правильное решение может нас очень сильно изменить.

Мы разместились на деревянных бочках, Оршон массировал замерзшего огневика. Архимаг посмотрел на меня.

— Людвиг, ты помнишь плачущего инквизитора у ворот Академии Тьмы?

— Конечно, старший. Такое зрелище редко увидишь.

— Не ерничай, Людвиг, — строго произнес Парваль. — Я был внутри. Да, я был внутри, и то, что я там обнаружил… поистине потрясло меня. Я прожил на свете много лет, но с таким столкнулся впервые.

— И это изменило вас?

— Нет, Людвиг, не меня. Хотя и меня тоже, конечно. Я думаю, стоит рассказать об этом с начала. Я пробыл в Академии целый час и за это время, как мне кажется, восстановил полную картину произошедшего. Сам инквизитор Стамли отказался говорить об этом. Я его понимаю.

Мы придвинулись ближе к архимагу. Он продолжил.

— Как ты помнишь, — Парваль по-прежнему обращался ко мне одному, — инквизиторы ворвались в здание сквозь пробитую магами Земли брешь. Сопротивления они не встретили. Студенты Академии — а по сути обычные дети, ведь самых старших там уже не было — не смогли ничего сделать против инквизиторов. Те согнали всех в помещение столовой.

— И убили всех, старший? Тогда почему уцелел только один Стамли? — теперь я был твердо уверен, что слышал это имя и раньше. Но вот где?

— Они должны были убить всех. В этом заключался их долг, с их точки зрения это было бы правильно. Но инквизиторы захотели большего, они возжелали узнать, почему дети встали на сторону Тьмы, они задумали выбить из них искреннее раскаяние в этом выборе. Они начали их пытать.

Архимаг опустил глаза вниз.

— Я никогда не забуду их истерзанные тела. Инквизиторы сотворили с ними такое, от чего тошно станет и самому беспощадному некроманту. Они задавали вопросы, но ответы им, похоже, не нравились и они продолжали спрашивать. Это длилось до тех пор, пока один из инквизиторов не решил, что они перешли некую грань.

— Это был Стамли?

— Да, это был Стамли. Тогда он решил, что мучить детей неправильно. Не знаю, пытался ли он сначала убедить в этом других словами… не знаю… Все инквизиторы так и остались лежать в том зале. Я осмотрел их тела, на них были следы от меча. Его меча. Тогда он сделал правильный выбор.

— А потом, старший? — я понизил голос до шепота. — И что стало с темны… с детьми?

— А потом он снова сделал правильный выбор, Людвиг. Он убил их всех. Быстро и безболезненно. Ведь он был инквизитором и исполнял свой долг. А потом он вышел из Академии и заплакал. И это тоже было правильно, ведь он должен был оплакать и своих собратьев, преступивших черту человечности, и детей, предавшихся Тьме.

Некоторое время мы просидели в тишине.

— Что же затем стало с ним? Он уже не инквизитор?

— Почему же, Людвиг? — искренне удивился архимаг. — Ведь он все сделал правильно, в Инквизиции это очень ценят. Архимаг Огня Одгор Нурултан, глава сего почтенного ведомства, был, конечно, крайне недоволен гибелью своих лучших людей. А он отправил с нами самых лучших, это было очень важное задание. Но что он мог сделать? Одгор провел расследование и пришел к выводу, что Стамли все сделал правильно. Ну и что ему еще оставалось в такой ситуации? Он наградил Стамли и приблизил к себе. Теперь тот — один из лучших инквизиторов. И он до сих пор все делает правильно, ну или почти все. Но счастлив ли он от этого? Когда я видел месяц назад в Лакрисе, он был глубоко несчастным человеком.

— Зачем вы рассказали нам об этом, старший?

— Понимаешь, Людвиг. Многие считают, что мы меняемся, когда делаем ошибки, когда у нас что-то не получается, когда мы вынуждены что-то с собой сделать, чтобы достичь целей. Но это не так. Когда мы все делаем правильно, мы тоже меняемся. Порой эти изменения гораздо значительней, но мы не всегда готовы их принять. Ты как, Його?

Огневик отчаянно пытался разжать губы и ответить Парвалю, но не мог. Он боролся с собственным ртом, пытаясь что-то выдавить из себя. Наконец, Його не выдержал страшного напряжения, глаза мага закатились и он свалился на дощатый настил.

— Не готов, — с искренней грустью в голосе заключил архимаг и достал колоду.

Меня затрясло. А ведь поначалу я считал Парваля милым и добрым стариком, пусть и очень могущественным магом. Теперь же я с ужасом во взгляде следил, как архимаг подошел к бассейну и опустил палец в воду. Жидкость мгновенно почернела. Парваль неторопливо выбрал нужную карту и ленивыми мазками, словно занимался чем-то неважным, перечеркнул ее крест-накрест.

Он все сделал правильно. И он готов был принять последствия своего выбора. Таковы законы мира высокой магии. На беднягу Його, скрючившегося на полу, он даже не смотрел. Его взгляд был направлен на меня, в руке Парваль по-прежнему держал колоду.

Губы сразу пересохли, а язык словно налился свинцом.

— Я… я… принимаю…

Боль в груди резко усилилась, голова закружилась, ноги стали ватными. Но меня это не волновало. Я смотрел на архимага, тот медленно, очень медленно, убрал колоду и кивнул, принимая мой ответ.

Когда я, теряя сознание, падал на настил к Його, на меня обрушилась волна счастья.

Теневое море, остров Дороттайн,

Лечебница.

13-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

Когда я очнулся в лечебнице, то первым, что я увидел, оказался укоризненный взгляд Дгоро Твика.

— Прости меня, Дгоро, — прошептал я. — Я не хотел.

— Знаю, Людвиг. К счастью, на этот раз твои раны не столь тяжелы, так что пробудешь ты у меня в гостях гораздо меньше. Возможно, что уже сегодня ты покинешь нас.

— Спасибо, Дгоро. А… сколько я уже здесь?

— Три дня. У тебя ушиб груди, два треснутых ребра, утомление и переохлаждение. Сейчас ты уже в порядке. Пока ты спал, мы о тебе позаботились. Отвары, мази и сонное зелье. Во сне восстановление идет быстрее. Опять-таки, надеюсь, что больше тебе не потребуются наши комнаты.

— Как Його? — я вспомнил про потерявшего сознание мага. — Он тоже здесь?

— Да, — Дгоро поджал губы. — Он гостит у нас. Его комната рядом с комнатой Трипката Солоби.

Я откинулся на кровать. Они такие разные, но вот теперь оказались вместе.

— И как… они? — интересоваться судьбой одного Його было бы предательством.

— Трипкат ест все больше и набирается сил, но разум по-прежнему не спешит за телом. У Його пока одинаково плохо и с тем, и с другим. А я все жду те канийские травы, которые, быть может, помогут им. Плохо, когда ты ничем не способен облегчить страдания гостей, очень плохо.

— Уверен, ты делаешь все, что в твоих силах, Дгоро, — я попытался утешить лекаря. Он казался бледным и подавленным.

Лекарь промолчал. Я снова задумался о событиях той ночи. Архимаг поступил правильно, ему нужны люди, на которых он может положиться. А это в первую очередь те, кто готов принять самого себя. Його допустил ошибку не под водой, там он все сделал верно, а уже на поверхности. И теперь расплачивался за нее. Его помутненный после битвы и бегства от твари Тьмы разум не выдержал новой нагрузки.

— Дгоро, ответь мне на один вопрос. Допустим, что у тебя повредился какой-то инструмент, например, скальпель. Погнулся или даже сломался. Что ты с ним сделаешь?

— Отнесу мастеру, — не раздумывая, ответил лекарь. — У нас в Кании множество кузнецов занимается такой тонкой работой. Поэтому наши инструменты, не только лекарские, самые лучшие. А скальпель… — Дгоро вытащил его из кармана и задумчиво повертел. — Скальпель для лекаря больше, чем инструмент. Это продолжение руки. Это как еще один палец, позволяющий ему спасать жизни.

Лекарь убрал скальпель обратно. Похоже, что эти размышления отвлекли его от печальных мыслей. Воодушевляясь, он продолжил:

— У меня есть множество других, более примитивных инструментов. Например, пила для костей. Если сломается такая пила, то я выброшу ее и возьму новую. Главное, чтобы она была острой и с удобной рукояткой. А скальпель — дело другое. Сложно выбрать скальпель, который идеально подходит к твоей руке. И если один из моих сломается — а у меня их несколько, разного веса, длины, заточки, для разных операций — то я постараюсь сначала починить его. А если уж не получится, то придется подбирать новый.

— Спасибо, Дгоро, — я откинулся на подушку.

Скальпель. Казалась бы простая железяка, которую очень просто поменять на новую. Это проще, чем ремонтировать, гораздо проще. Заменить человека гораздо сложнее. Но и "починить" его после серьезной "поломки" вроде тех, которые пережили Трипкат Солоби и Його, тоже гораздо труднее.

Парваль даже не попытался. Я попытался проникнуть в замыслы архимага, в ход его рассуждений, но не смог. Значит, огневик для Парваля, даже несмотря на свои уникальные качества, оказался всего лишь "пилой для костей". Инструментом нужным, но вполне заменимым. А кто же тогда я? "Скальпель" или "пила"? Что сделает архимаг, если и я "сломаюсь"? Перечеркнет мою карту или попробует помочь, либо хотя бы решит подождать? Я не знал ответа на эти вопросы.

— Спасибо, Людвиг, — прервал мои печальные размышления Дгоро. — Ты вселил в меня надежду. Да, я могу помочь не всем. Мне придется ждать долгие дни и недели, пока привезут так нужные мне канийские травы. Но у меня есть другие инструменты и другие гости, которым я могу хоть чем-то помочь. Мне нельзя находиться в унынии, я должен возрождать у гостей жажду жизни. И, кстати, о гостях. Для тебя опять есть подарки. И опять-таки от девушек. Жаль, что ты проводишь столько времени у меня, а не с ними, — Дгоро бодро мне подмигнул. Он попытался пробудить у меня жажду жизни. Я улыбнулся в ответ.

— Спасибо. А что за подарки?

Дгоро протянул мне два свертка, пожелал здоровья и вышел. Его ждали другие "гости".

Я развернул первый. В нем лежал крупный кусок гранита и записка. Даже не читая ее, я понял, кто преподнес мне такой дар. Я не знаю, что у магов Земли символизирует гранит, но содержание записки не вызывало двусмысленных толкований. На клочке бумаги был изображен маг, перечеркнутый аж четырьмя линиями. Очень красноречиво и очень по-детски. Так, пожалуй, оно и к лучшему.

Во втором свертке оказался сплетенный из синего бисера браслетик. Я был уверен, что на этот раз она не обращалась ни к кому за помощью, а сделала его сама. В короткой записке была написано следующее:

"Выздоравливай, Людвиг!

Мы тебя ждем!

Магна, Нессор…"

Всего я насчитал четыре дюжины подписей. Похоже, под пожеланием отметились все мои состихийники с Улицы Младших. Я сразу нацепил браслет на левую руку. Он был как раз под цвет мантии.

Вернее, был бы, если бы она была на мне. Но аккуратно сложенная мантия — "подарок сестры" — лежала на табуретке. Я встал и прошелся по комнате. Немного болела грудь. Я сделал небольшую зарядку — тело слушалось меня превосходно.

Один из служителей принес мне обед. Я съел ароматный мясной суп, гречневую кашу с тушеной свининой и запил все двумя стаканами воды. Теперь я чувствовал себя превосходно.

Я оделся в мантию и разыскал Дгоро. Лекарь посмотрел на меня и признал здоровым. Я поинтересовался оружием и доспехом, все ж таки стоило вернуть варварам то, что осталось. Но Дгоро заявил, что они все выкинули. Он бы не потерпел оружие в своем доме для гостей.

Вновь поблагодарив лекаря и пообещав не возвращаться, я вышел на улицу. Свежий морской воздух приятно бодрил, а теплые солнечные лучи наполняли душу какой-то необъяснимой радостью.

Я собирался пойти в порт, увидеться с Магной и другими водными магами с Улицы Младших, поблагодарить варваров за снаряжение и рассказать о подводном бое с тварью Тьмы, но на улицах Дороттайна творилось что-то странное.

Такого количества магов я тут еще не видел, они о чем-то переговаривались, отчаянно жестикулируя и поглядывая в сторону Башни. Небольшие группы, состоящие из магистров и адептов старших ступеней, двигались в ее сторону. Там что-то происходило. Я решил пойти туда. Надо было заглянуть и к архимагу. Раз он меня не вычеркнул из своей колоды, значит, ему будет важно узнать, что я здоров.

На входе в Башню возник даже небольшой затор. Но мне удалось пробиться внутрь достаточно быстро, заслужив несколько надменных и презрительных взглядов со стороны высокоранговых магов. Первым делом я заскочил в свою комнату. Вещи Його пропали, теперь его кровать использовалась кем-то по назначению — помятое одеяло было откинуто в сторону. Но нового соседа в комнате не обнаружилось.

Я побрился, умылся и привел себя в порядок. Затем переоделся в мантию, подаренную Магной, поправил браслет и пошел к покоям архимага.

Перед дверью в комнаты Парваля я обнаружил две группки магов по пять-шесть человек. Они выглядели весьма недовольными и походили на чьи-то свиты, оставленные почему-то за дверью.

Я поздоровался с ними, прошел мимо и зашел в приемную. Там было тесно. Я узнал только Кришта Оршона. Еще двоих магистров — Огня и Земли — и трех адептов седьмой ступени — Огня, Земли и Воздуха — я видел впервые.

— Здравствуй, Людвиг, — поприветствовал меня Оршон. — Рад, что ты выздоровел. Ты как раз вовремя. Архимаг уже собирался за тобой посылать. — Он повернулся к другим магам и представил меня. — Это Людвиг Крор, адепт Воды третьей ступени. Но не обращайте на это внимания. Его реальные способности намного выше его нынешнего ранга.

Маги представились. Магистра Земли звали Тиккигиниром Ошхо, он прибыл на остров вместе с Парвалем, Оршоном, Хеленой и Його. Просто я раньше его не видел. Остальные — магистр Огня Зоркос Сидлег и адепты Олрис Локопор, Линсет Норви и Долвин Итирайт — прибыли на Дороттайн позавчера утром.

— Старший давно к ним приглядывался, — сказал Оршон, — и когда до него дошла весть о гибели Кайлы Гороти и Грофуса Пика, то он попросил всех четверых прибыть на остров. Что они и сделали так быстро, как только смогли. Теперь они тоже в свите архимага.

Мы пожали друг другу руки. Выяснилось, что два адепта немного знакомы с моей сестрой, один из них при упоминании Лейлы очень сильно покраснел. Видимо он входил в многочисленные ряды ее поклонников.

Потом я крепко сжал жилистую руку магистра Огня и долго смотрел в его зеленые с красноватым отливом глаза. Стоило догадаться об этом раньше. Парваль вряд ли бы так сразу вычеркнул Його, если бы не рассчитывал на скорое прибытие достойной замены.

На небольшом столике стояли пиалы с чаем и тарелки с пирожными и бутербродами. Маги угощались, я тоже взял пиалу и, отхлебывая мелкими глотками зеленый чай, посмотрел на дверь, ведущую в кабинет Парваля. Оттуда раздавался громкий птичий щебет. У архимага была важная беседа.

— Что тут за столпотворение? — спросил я Оршона. — В башне не протолкнуться от магов.

— Как, ты не знаешь? — воздушник посмотрел на меня удивленно.

— Я последние три дня провел в лечебнице. А Дгоро старательно оберегает гостей от важных новостей. Он считает, что излишнее возбуждение мешает выздоровлению.

— Два дня назад умер Щекир Годозайн, — ответил на мой вопрос Сидлег. — Предстоят выборы нового главы Совета магов. Сегодня и здесь.

— На Дороттайне? Разве Совет заседает не в Лакрисе?

— На острове сейчас двенадцать членов Совета из пятнадцати. Этого достаточно. Еще один в Диммире и двое в Лакрисе. Если кто-то из кандидатов наберет сегодня восемь голосов, то мнение остальных можно будет не учитывать. А время сейчас такое, что без главы Совету нельзя.

Я вспомнил про две свиты, стоящие перед покоями Парваля.

— Значит, трое там, — я кивнул на дверь кабинета. — А где остальные?

— Архимаг Земли Рикод Олби слишком стар для таких игр, — сказал Оршон. — Он решил самоустраниться от политики. И на голосовании воздержится.

— А остальные — это Подогайн и его сторонники?

— Да, — раздраженно произнес Сидлег. — Некоторые примкнули только недавно, твое спасение создало ему образ героя, а некоторые инициативы показали, что не так уперт, как о нем думали раньше. И пара колеблющихся членов Совета встала на сторону Подогайна. Так что боюсь, решение уже принято. Заседание станет формальностью. Но наш архимаг с союзниками попробует навязать ему бой.

— Да, Людвиг, — произнес Оршон. — Ты тоже идешь на заседание. Вместе со мной, Тиккигиниром Ошхо, — воздушник произнес его имя, ни разу не запнувшись, — и Зоркосом Сидлегом. Зал здесь небольшой, поэтому архимаги берут малые свиты.

— Но разве в малую свиту входят не одни магистры?

— Это правило только для других стихий, свою стихию архимаг представляет сам. Поэтому ранг четвертого члена малой свиты может быть любым, лишь бы стихия была как у архимага, — пояснил Ошхо. — Так что ты имеешь право там быть. До заседания еще час, так что нам, друзья, надо получше подкрепиться.

Магистры налегли на бутерброды, адепты старались не отставать от старших коллег. Я задумчиво съел небольшое пирожное.

Теневое море, остров Дороттайн,

Башня, зал Совета.

13-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

Главный зал Башни не был предназначен для полноценных заседаний Совета. Максимум, для небольших совещаний нескольких архимагов с помощниками. Сейчас же сюда набилось шестьдесят человек.

Стоя у стены, я оглядывал полный людей зал и радовался предусмотрительности инициаторов сегодняшнего заседания. Если бы они не решили ограничиться малыми свитами архимагов, то здесь была бы настоящая давка. У одного Подогайна на острове две дюжины членов свиты. Архимагам разрешили взять минимально возможное число помощников. Без свидетелей заседание не могло бы стать официальным. Очередная защита от келейного сговора архимагов.

Впрочем, изначально места не хватило даже для всех архимагов. Круглый стол в центре зала оказался слишком мал. К нему приставили еще один — поменьше. Вокруг столов разместились разномастные кресла. Последнее из двенадцати втащили в зал уже после моего прихода.

Членам свит тех архимагов, которые пришли пораньше, повезло гораздо больше, чем нам. Они сидели на стоящих у стены стульях и скамьях. Нам же пришлось стоять. Только Оршон успел занять пустующее место на краю скамьи. Его соседи не очень ему обрадовались. Они принадлежали к сторонникам Подогайна.

Парваль засовещался с соратниками по "тройке" — я неоднократно успел услышать это слово, так называли архимага воды и его немногочисленных союзников — а потому пришел только к самому началу заседания. В противовес ему "восьмерка" во главе с Подогайном прибыла заблаговременно и заняла лучшие места.

Так что Парвалю и его соратникам пришлось сесть за приставной столик. Сам архимаг оказался как раз напротив Подогайна, одетого, как и всегда вне "Леди", подчеркнуто скромно. За спиной архимага я заметил Джереби. Магистр выглядел подавленным и усталым. Завидев меня, он улыбнулся затравленной улыбкой. Я сразу отвернулся.

Линия раздела между "тройкой" и "восьмеркой" пролегала очень четко — по границе двух столов. Между двумя противоборствующими группами архимагов оказался лишь "нейтральный" Рикод Олби. Как старейшему члену Совета ему и пришлось открывать заседание.

— Сколько лет Олби? — шепотом спросил я стоявшего рядом незнакомого магистра Огня.

Тот недовольно поморщился, но все-таки снизошел до ответа.

— Сто шестьдесят семь. Он старше даже покойного Годозайна, — сказал он, прикладывая палец к губам.

Подобные шепотки раздавались по всему небольшому залу, так что, когда Олби начал свою речь, его никто не услышал. Старейший архимаг говорил очень негромко.

— Тихо! — одновременно рявкнули Парваль и Подогайн.

И тут же недовольно переглянулись. Соперники неожиданно оказались заодно. Но своего они добились — замолчали сторонники обоих. Олби, казалось, не заметил происходящего и продолжал речь, лишь слегка повысив голос.

— … печальное известие. Я знал Щекира Годозайна много лет. Больше сотни. И новость о его неожиданной и преждевременной смерти — да, он тяжело болел, но такие люди всегда уходят слишком рано! — стала для меня настоящим ударом. Щекир Годозайн был отличным магом, но не только магом Земли, хотя своей стихией он овладел в совершенстве. Он был подлинным магом с большой буквы. И все мы будем помнить об этом выдающемся человеке. И великолепном маге.

Раздались жидкие аплодисменты. Олби замолчал, примерно минуту собирался с мыслями и продолжил.

— И сегодня мы собрались здесь, на Дороттайне, чтобы выбрать его преемника. Щекир Годозайн много сил вложил в этот остров, он верил, что Дороттайн необходим для противодействия Тьме, для ее познания. И очень символично, что именно здесь, впервые за пределами Лакриса, будет выбран глава Совета, который продолжит дело всей его жизни. Я прошу господ архимагов, желающих занять эту почетную и ответственную должность, встать и объявить об это во всеуслышанье.

Парваль встал сразу.

— Я желаю занять место главы Совета!

Олби посмотрел на него недовольно, очевидно, осуждая такую прыть. По залу пронесся вал шепотков, осуждающих "зазнавшихся водников". Я сжал губы, похоже, что первый раунд Парваль проиграет. Но это не имеет никакого значения, так что возможно архимаг решил просто ускорить тщательно отрепетированный сторонниками Подогайна спектакль. Если тот сейчас не встанет, то лишится возможности претендовать на желанное место.

Но Подогайн не торопился объявлять о своем стремлении возглавить Совет. И лишь когда его сторонники начали дружно скандировать "Подогайн! Подогайн!", архимаг, наконец, встал.

— Я, архимаг Воздуха Шресто Подогайн, член Совета, уважая волю множества архимагов, магистров и адептов, как присутствующих здесь, так и не попавших на это заседание, признавая выдающиеся заслуги покойного главы Совета архимага Земли Щекира Годозайна, предлагаю свою недостойную кандидатуру на должность главы Совета в это нелегкое для всех нас время.

В ответ на его тщательно подготовленную речь зал взорвался восторженными криками. Даже старик Олби посмотрел на него благосклонно. Неужели "восьмерка" превращается в "девятку"?

— Если желающих больше нет, то я прошу кандидатов рассказать о том, что они станут делать, заняв пост главы Совета. Совет должен узнать ваши намерения прежде, чем начнется голосование. Архимаг Воды Кригг Парваль?

— Вы знаете меня много лет. А я знаю вас. Все уже решено, не буду понапрасну тратить ваше и свое время. Надеюсь, мой соперник поступит так же, — с этими словами Парваль сел. Он явно стремился максимально подпортить Подогайну радость от неизбежной победы.

— Хорошо. Совет выслушал вас, Архимаг Воды Кригг Парваль. Архимаг Воздуха Шресто Подогайн?

— Архимаг Парваль во многом прав, — я видел, как лицо старшего перекосилось от такого заявления Подогайна. — Нет, я, конечно, не согласен с его нелепыми домыслами о том, будто столь важное заседание Совета является фарсом, о нет. Но он прав в том, что вы все — и коллеги-архимаги, и присутствующие здесь магистры и адепты — прекрасно знаете и меня, и его. Много лет я усердно трудился во имя процветания нашего прекрасного Лакриса. Так что если вы посчитаете меня достойным столь высокой чести, то я расскажу вам о своих планах уже после голосования. Если же нет, то они не будут иметь никакого значения. Благодарю за предоставленное слово, архимаг Олби. Благодарю за внимание, уважаемые коллеги.

Подогайн сел. Он слишком долго шел к креслу главы Совета, чтобы оступиться на последнем шаге. Все варианты архимаг тщательно подготовил и отрепетировал. И сейчас пожинал плоды своего усердия. "Нейтральный" Олби явно склонялся в его сторону.

На Парваля было страшно смотреть. Он понимал, что все его выпады отбиты. И теперь в глазах присутствующих он выглядел не как уважаемый и достойный архимаг среди равных членов Совета, а как… как обыкновенный портовый шулер, пойманный с тузом в рукаве.

Зря он в это дело впутался. За долгие годы в Совете Парваль так и не научился выступать и овладевать вниманием и умами аудитории. На его фоне Подогайн выглядел более чем достойно. У меня даже появилась нелепая мысль, что Парваль играет на своего соперника. Но тот в этом не нуждался. Шресто Подогайн уверенно шел к своему неизбежному триумфу.

Триумф получился более чем впечатляющим. За Парваля — три голоса, за Подогайна — восемь. И один член Совета воздержался. Им оказался сам Подогайн, он скромно отказался голосовать за себя. Вместо него это сделал Олби. Он же первым и поздравил нового главу Совета. Престарелый архимаг даже прослезился, объявляя о победе Подогайна. Воздушник сумел покорить его сердце и разум.

Я видел, как крепко вцепился в подлокотники Парваль, он даже привстал, собираясь покинуть зал заседания. Но потом сел обратно. Он не хотел сбегать с поля боя, даже потеряв всякую надежду на хоть какой-то успех.

Отгремели аплодисменты и поздравления. Теперь Подогайну впервые предстояло выступить в качестве главы Совета. Его глаза сияли, когда он снова поднялся.

— Коллеги! Друзья! Благодарю вас за оказанное мне доверие. Я его непременно оправдаю. Я уважаю все, сделанное своим предшественником, но наступили новые времена и нужны новые решения. То, что двенадцать из пятнадцати членов Совета собрались на Дороттайне в то самое время, когда в Диммире еще не уничтожен до конца Орден Тьмы, а некромантские отродья появляются даже в Сфере Лакриса и убивают наших лучших магов, говорит о многом. Это ошибка!

В зале воцарилась абсолютная тишина. Даже многие сторонников Подогайна не знали о его планах и сейчас были потрясены до глубины души. Я заметил на многих лицах растерянность. Еще бы! Ведь архимаг сейчас назвал ошибкой дело, которому многие отдали всю свою жизнь. Я посмотрел на Джереби, его лицо не изменилось. Он знал.

— Да, это ошибка, друзья мои! — повторил в тишине Подогайн. — И пришло время признать это. Пока мы теряли здесь корабли и артефакты, пока мы отправляли сюда самых опытных магов и лучших выпускников Академии, Тьма свила гнездо у нас за спиной. Не так давно в Эрине, а это под самым боком у Лакриса — нашего Лакриса, коллеги! — культисты призвали тень. Эта тварь убила отличного мага, магистра Воздуха Сигурда Цизи. И что, по-вашему, сделала его помощница?

Архимаг обвел присутствующих горящим взглядом. Негодование Подогайна было совершенно искренним. Он не врал и не подтасовывал факты. Это пугало.

— Она спуталась с некромантом! Обратилась за помощью к слуге Тьмы. Инквизиторы успели вмешаться, но, вместо того, чтобы предаться в руки правосудия и раскаяться, она бежала. Ее ищут и непременно поймают. Я вам это обещаю!

Интересно, кто же это так сглупил и связался с некромантом под боком у инквизиторов?

— Из-за чрезмерной увлеченности Дороттайном мы упустили и Диммир. Мы позволили Ордену Тьмы и его прихвостням набрать силу. Они вступили в коалицию с Торговым Союзом и начали угрожать нашим союзникам-канийцам, еще немного — и они бы атаковали герцогства. Вы помните, как колебался Совет, принимая решение о предупредительном вторжении в Диммир? И это я настоял на том, чтобы выжечь это гнездо Тьмы раз и навсегда. И мне удалось убедить Совет в необходимости нанести удар по Академии Тьмы, откуда по всему континенту стали расползаться некроманты. Многие возражали, да…

Подогайн посмотрел на Парваля, тот вжался в кресло. Неужели Парваль был против атаки на Академию, но его заставили возглавить посланный на нее отряд? Что ж, он блестяще справился с задачей, против которой выступал…

— Нас слишком пугает Стена Тьмы. Мы боимся прорыва. Но надо отринуть страх. Чтобы справиться с Тьмой мы должны не сидеть под ее боком, а бороться с ее слугами, где бы они себя ни проявляли. Это лучший способ противостоять Тьме! Поэтому первым моим решением — трудным, но необходимым! — в качестве главы Совета станет, — он обвел притихших магов властным взглядом, — закрытие Дороттайна!

Рикод Олби схватился за сердце и обмяк в кресле. Но это мало кто заметил. Маги восторженно приветствовали первое решение своего нового лидера. Многие устали сидеть на отдаленном острове, они хотели большего простора для своих действий. И Подогайн пообещал дать им его.

— Мы начнем вывозить с острова людей и артефакты прямо сегодня. Тьма опутала континент, и нам нельзя терять ни минуты. Мы должны будем добить остатки Ордена Тьмы в Диммире! Разобраться с их прихвостнями в Торговом Союзе! Выловить темных магов, засевших в герцогствах, баронствах, канийских городах и у самого нашего порога, в Сфере Лакриса! Вперед, маги, нас ждут великие дела!

Закончив речь, он встал и в окружении своих соратников вышел из зала. У двери опять возникла давка, кто-то прижал меня к стене, я почувствовал на правой ладони чьи-то пальцы. Два быстрых удара, три коротких, три быстрых. Передо мной мелькнула спина Джереби, он хотел увидеться со мной в подпольной таверне.

Потерявшего сознание Олби вынесла на руках его свита. За столом остались трое. Парваль и его соратники. Вскоре два архимага встали и вышли, не попрощавшись. А Парваль продолжал сидеть, впиваясь руками в подлокотники. В комнате нас теперь было пятеро. В молчании мы провели несколько долгих минут.

Наконец, архимаг устало встал. Он выглядел совершенно подавленным и очень бледным. Шатаясь, он пошел к выходу.

— Идемте, нам надо собирать вещи. Скоро мы уплываем.

Оршон пристроился справа от Парваля, я слева. Мы помогли архимагу дойти до его покоев, провели через приемную и кабинет. В спальне к нам сразу подбежала женщина в синей мантии. Хелена Охкис, понял я сразу. Ей было лет под сорок, но выглядела она еще очень неплохо.

Мы положили архимага на кровать. Хелена поместила его голову себе на колени и начала вливать в рот Парваля розовую жидкость из деревянного флакона. Бледность стала медленно сползать с его лица. Что ж, архимаг оказался в надежных руках. Мы были уже не нужны.

И тут я заметил, что у Парваля выпала из мантии часть карт. Миниатюры рассыпались по полу, когда мы укладывали его. Я быстро нашел взглядом себя и застыл, не веря своим глазам. Оршон взял меня за руку и потащил к двери.

Когда мы выходили из комнаты, за нашей спиной раздался усталый голос Парваля.

— А ведь он тоже все делает правильно…

Мы плотно закрыли за собой дверь.

Глава 12. Адептус

Диммир, Серая пустыня.

10-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

Из лагеря отшельника мы выступили втроем: я, Гарл и тушканчик в его зубах. Но вскоре — после обеда — наше веселое трио вновь сократилось до дуэта. Волкодав забегал вокруг, но больше ничем съедобным разжиться ему так и не удалось. Хорошо еще, что он смог попить из какой-то старой лужи, тратить воду из фляжки я собиралась экономно.

Идти по склону Каменного хребта были неудобно, поэтому вскоре мы спустились к его подножию и зашагали по Серой пустыне. Здесь двигаться стало попроще, но мы сразу покрылись тонким слоем серой пыли. И мои рыжие волосы, и черная шерсть Гарла изменили свой первоначальный цвет на какую-то белесую муть. Хорошо еще, что у меня не было с собой зеркала.

Унылое однообразие Серой пустыни разбавляли лишь изредка попадающиеся кусты и покрытая все той же неизменной пылью трава. На редкость негостеприимное местечко. Ни плодородной земли на равнине, ни полезных руд в этом отроге Каменного хребта — неудивительно, что здесь редко ступала нога человека. Ну, кроме отшельника и неизвестных строителей и обитателей Karra Tronogo.

Если, конечно, этот Чертог Темных в самом деле кто-нибудь строил. Может, это такая же пещера, как и та, из которой сделал свою часовню Дигрик? Слишком много вопросов. Проще было дойти и посмотреть на все своими глазами, чем вот так ломать голову.

К вечеру мы подошли к крохотному ручейку, который с трудом сползал со склонов хребта и сразу же исчезал в сухой земле. Около воды росла даже кое-какая трава, из которой Гарл умудрился выудить очередную жертву. Второй тушканчик оказался заметно крупнее первого. Поэтому мы его разделили между собой. Поджаренное на магическом огне мясо оказалось очень неплохим на вкус, хоть и суховатым. К концу ужина я решила, что в этом месте можно нормально жить.

Затем мы снова поднялись в горы и на ровной площадке устроили лагерь. Ночью стало холодно, так что вскоре мы с Гарлом лежали, плотно прижавшись друг к другу.

И некоторые еще спрашивают меня, почему я до сих пор не замужем.

Диммир, Серая пустыня.

11-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

Наутро мне даже удалось умыться. Но после моих водных процедур ручей пересох окончательно.

Мы позавтракали, снова спустились на равнину, и мои утренние труды сразу пошли насмарку. Я покрылась толстым слоем пыли.

Тело мы нашли примерно через час. Вернее, нашел его Гарл. Он зарычал и побежал вверх по склону. Там, в пятидесяти ярдах от нас в неглубокой расщелине лежал труп.

Я вытащила его из ямы и осмотрела худое изможденное мужское тело. При жизни он был достаточно молод и, кажется, даже красив. По двухдневному посеревшему от пыли трупу сложно судить о внешности человека. В спине я обнаружила отверстие от стрелы. Похоже, убийцы отчаянно нуждались во всем, раз вытащили из тела стрелу и сняли с него даже исподнее.

Это говорило и о том, что среди убийц не было темных магов. Для любого, пусть и паршивого, некроманта даже самый завалящий труп в такой местности — на вес золота. Многие не остановились бы и перед убийством своих соратников.

Новость была одновременно и хорошей, и плохой. Хорошо, что мне не придется столкнуться с темными магами, плохо, что мне вряд ли удастся выведать у убийц хоть что-то про Karra Tronogo.

Скорее всего, они самые обычные дезертиры, убегающие от рыскающих по стране отрядов оккупационных войск. Только вот убитый парень совершенно не походил на воина. Кто же он тогда?

Я решила не забивать себе голову ненужными размышлениями. засунула труп обратно в расщелину и закидала сверху камнями. На случай, если появятся падальщики.

На лагерь убийц мы с Гарлом наткнулись часа через два. После страшной находки мы оставили равнину, на которой нас можно было увидеть издалека, и пошли по горам. Это оказалось хорошей идеей, так как убийцы засели в узкой расщелине, и шансов заметить их первыми со стороны Серой пустыни у нас было мало.

Мое предположение насчет дезертиров оказалось верным. В лагере я насчитала десяток вояк, неплохо вооруженных и подготовленных. Они чистили оружие, о чем-то болтали, готовили на костре похлебку. Двое сошлись в тренировочном поединке.

Я собралась уже подняться повыше, обойти лагерь и двинуться дальше к своей цели, как вдруг один из дезертиров зашел за каменную глыбу и вытолкнул оттуда худого паренька в темной мантии. Тот вылетел на середину лагеря и упал на землю, остальные воины оставили свои дела и дружно захохотали.

Юноше дали полежать недолго. Выкинувший его из-за камня дезертир натянул веревку, привязанную к шее парня, и заставил того подняться. Похоже, что веселье только начиналось. Гарл сердито зарычал.

— Спокойно, мой мальчик, — я погладила пса по голове. — Спокойно. Согласна, это с их стороны редкостное скотство, но это не наше дело, Гарл. Нам надо идти дальше.

Волкодав со мной не согласился, он снова рыкнул и потянул меня вниз. В его поведении были свои резоны. Парень наверняка темный маг, а, значит, может что-то знать про Karra Tronogo, да и вообще ориентироваться в местной ситуации. Влезать в Чертог Темных наобум мне очень не хотелось.

Я приготовилась ждать до вечера, уселась поудобнее и достала яблоко, чтобы перекусить. Поняв, что мы пока никуда не идем, Гарл успокоился и устроился рядом.

Шоу внизу продолжалось. Темного заставляли метаться по всей площадке, падать и снова подниматься. Немудреные у солдатни развлечения. До меня ясно доносился смех дезертиров, громкий и очень искренний.

Парень налетел на одного из солдат, тот собирался оттолкнуть его, но вдруг неожиданно осел к ногам некроманта. У того в руках виднелся окровавленный кинжал, он выхватил его из-за пояса дезертира. Смех резко стих. Воины выхватили мечи.

— Сейчас его будут убивать, Гарл, — прошептала я псу, готовя заклинания к бою. — Вперед, Гарл! Снуки, заходи слева! Одвард, бери их справа!

С этим криком я метнула вниз первый огненный шар. Дезертиры испуганно заметались, они решили, что их окружают со всех сторон. Темный воспользовался суматохой и ткнул кинжалом в бок еще одного. Шар ударился в каменную глыбу, в стороны растеклись волны пламени. Минус двое — подвела я итог своего первого удара, еще одному серьезно обожгло бок, но он устоял на ногах.

В суматоху ворвался Гарл, он сразу снес одного, сбил с ног второго и бросился на третьего. Повалившиеся наземь солдаты стали легкой мишенью для моих огненных стрел. Минимум энергии — максимум точности и эффекта. Солдаты разбежались по всей расщелине, и швыряться огненными шарами было бы очень расточительно. Даже несмотря на то, что извергающийся далеко на севере вулкан мне здорово помогал.

Темного прижали к скале, он отчаянно отбивался кинжалом, но два опытных воина должны были располосовать его за минуту. Одного поджарила я, второго сбил с ног Гарл и мощный укусом вырвал ему глотку. Темный присел к телу и запустил руку в рану. Решил набраться силенок. Нервы у некромантов явно покрепче, чем у всяких там аристократов.

Умница Гарл рыкнул и отогнал парня от трупа. Правильно, слишком сильный некромант мне не нужен. Оставшаяся троица дезертиров попыталась скрыться в пустыне. Дураки! Кто же убегает от мага по открытой местности? Поплатились за свою глупость они очень быстро.

Бой закончился, и я спустилась в опустевший лагерь. Следы побоища впечатляли — трупы обычные, трупы обугленные и обгоревшие камни.

Некромант, крепко сжимая кинжал, стоял у скалы. Против Гарла жалкая железка ему не поможет. Страха в глазах темного я не заметила. Держался он неплохо, хотя и выглядел голодным и изможденным.

— Еще трое ушли в разведку, — сказал темный. — Они вернутся часа через два.

Голос звучал устало, но в нем чувствовалась спокойствие и уверенность.

— Если они не дураки, то не вернуться, — я показала на дымящиеся у выхода из расщелины тела. — Против мага они побояться выйти.

— Пожалуй, — согласился темный и облизнул пересохшие губы. — Мы так и будем дальше разговаривать? — он показал взглядом на Гарла.

— Ничего не имею против, я не слишком доверяю некромантам.

— Но тем не менее спасла меня.

— Спасла, — глупо было отрицать очевидное. — Я в этих местах впервые и хотела бы послушать знающего человека. Хотя если ты ничего не знаешь, то… ты будешь мне уже не нужен.

Некромант нервно сглотнул и дернулся в сторону. Гарл зарычал, и тот снова застыл на месте. Теперь он не выглядел столь самоуверенно.

— Брось свою игрушку, она раздражает пса.

Кинжал сразу упал на землю, нервировать волкодава темный не хотел. Разумный парень. Значит, с ним можно иметь дело.

— Где твои помощники? — спросил некромант, оглядываясь по сторонам.

— Они мне не понадобились, — я решила блефовать дальше. — Поэтому пока посидят на своих местах. Заодно и посмотрят по сторонам, вдруг твои дружки захотят вернуться.

— Они мне не дружки! — крикнул некромант, попадаясь на немудреную провокацию. — Они захватили меня в плен. И моего друга тоже. Но Пгизхонтан сумел от них сбежать. Надеюсь, он…

— Нет, — грубо оборвала я наивные мечты. — К северу отсюда я… мы нашли в расщелине свежий труп молодого парня. Выглядел примерно как ты, только блондин, голый и с дыркой от стрелы в спине.

— Да, это наверняка он… — подавленно произнес темный.

— Мы присыпали тело камнями.

— Спасибо…

— Как вы попались к ним в руки? Стоп… сначала скажи, кто ты и как тебя зовут.

— Мое имя Горкохиил.

— И это все?

— Да, у нас в Диммире принято иметь одно только имя, но зато имя у каждого — уникально и неповторимо.

— Поэтому они такие длинные и труднопроизносимые?

— Да это разве длинные? — темный нервно усмехнулся. — К тому же меня можно звать просто — Горк.

— Хорошо, Горк. Я так тебя и буду звать.

— А…

— А мое имя тебя волновать не должно. Тебе надо думать о том, чтобы не разочаровать меня своими ответами!

— Хорошо. Я готов отвечать!

— Ты невнимателен, Горк. Я задала тебе два вопроса, а ты ответил только на первый.

Гарл зарычал и шагнул к темному. Тот в ужасе вжался в стену.

— А какой вто… Вспомнил! Я вспомнил! Кто я такой?

— Да, Горк, ты делаешь успехи. А теперь отвечай.

— Я адептус Воздуха второй ступени.

— Ты… кто?! — ответ темного ошеломил меня. — Ты же некромант!

Моя реакция сильно напугала Горка и встревожила Гарла. Волкодав шагнул вперед и оскалил клыки.

— Гарл, стой! — я немного пришла в себя. — Горк, как это понимать?

— Да, я некромант, — пробормотал он, косясь на клыки пса. — Но у меня есть дополнительный уклон в стихийную магию. В Воздух, в котором я достиг уровня адептуса второй ступени. Этот ранг присвоили сразу после окончания Академии Тьмы.

Я присвистнула. Вовремя мы прижали Диммир, ох, как вовремя! Они слизали у нас все, вплоть до названий магических рангов. Да и эта двойная специализация…

— Сколько у вас ступеней адептов… адептусов? — я решила окончательно разобраться. — И кто идет после?

— Семь ступеней, а после — магиструсы и архимагусы.

Я расхохоталась, теперь оба — и Гарл, и Горк — смотрели на меня растерянно.

— А какой у тебя ранг, как у некроманта?

— У нас… ммм… не принято присваивать темный ранг. Это личное дело каждого мага. Но два некроманта при встрече сразу увидят, кто из них сильнее.

— И много ли ты встречал тех, кто был слабее тебя?

— Мало… — Горк замялся, — очень мало… Темные искусства давались мне с большим трудом.

Его слова совпали и с моими наблюдениями. Опасности Горк не представлял никакой. Как некромант он был крайне слаб, а то, что он еще воздушник второй ступени… Так без посоха он вообще никуда не годился. Дезертиров темный порезал скорее от страха и желания жить, чем от большого умения и смелости. Меня это устраивало.

Я приказала Гарлу оставить Горка в покое и подошла к котлу, в котором солдаты готовили себе обед. Варево ароматно пахло. Что ж, значит сегодня получится поесть горяченького. Я подозвала темного. С мисками похлебки мы устроились в тени скалы, верный Гарл остался на страже. На случай, если дружки убитых дезертиров окажутся достаточно глупыми, чтобы вернуться.

Живописно разбросанные вокруг трупы совершенно не портили наш аппетит. Я уже успела привыкнуть к мертвецам, а Горк в своей Академии, хоть и не сумел выучиться на толкового некроманта, привык находиться в компании трупов. В том числе и двигающихся. Так что мирно лежащие мертвецы его тоже не беспокоили.

Горк жадно набросился на еду и сразу же залил мантию жирным бульоном. Но он словно не заметил этого и не остановился, пока не опустошил тарелку окончательно. После этого он утер рот полой грязной мантии и блаженно заулыбался. Чем-то он напомнил мне и большинство наших, лакрисских, магов. Такой же худой и неуклюжий.

— Они кормили меня только размоченными сухарями, — пожаловался Горк на поймавших его дезертиров.

— Как ты вообще к ним попал?

— На самом деле это очень долгая история…

— Рассказывай. Мне любопытно, как у вас тут что.

— Нас с Пгизом выпустили из Академии Тьмы в этом году. Вернее, мы учились на старшем курсе, но началась война, и нам по-быстрому провели экзамены. Экзамены оказались скорее пустой формальностью, после них нам всем присвоили ранг адептусов второй ступени. Видимо, для того, чтобы придать нам бодрости духа. На самом-то деле многие и на первую не тянули.

Я понимающе хмыкнула. Значит, не только у нас Академия выпускает непонятно кого. Я отхлебнула воды из глиняной кружки и с трудом отгрызла кусок сухаря. И продолжила слушать Горка.

— Нас отправили на север. Нас — это выпускников и часть преподавателей. Через две недели нас догнала весть, что на Академию напал ваш отряд и уничтожил ее до основания, — Горк печально вздохнул. — Годы там были не самым худшим временем в моей жизни. Всяко лучше, чем батрачить на полях в самую жару за еду. В Академии кормили гораздо лучше, да!

Темный воодушевился и засунул в рот сухарь, предусмотрительно размоченный в воде. Воспоминания о еде были явно самыми светлыми в его короткой жизни. Если человек идет в некроманты только для того, чтобы вкусно или хотя бы сытно поесть… Неудивительно, что мы разбили диммирцев наголову.

— А вот в походе, если честно, кормили нас отвратительно, — грустно продолжил Горк. — Недоваренная пшеничная похлебка, подгорелые каши, мясо, содранное не иначе как с самых старых зомби…

— Что же было дальше? — история полуголодного некроманта неожиданно меня увлекла.

— Мы пришли к столице, но в сам Грельир нас не пустили. А разместили на окраине, и мы прекрасно видели многочисленные пожары, которыми был охвачен город. Нам объяснили, что это многочисленные верные короне подданные приносят жертвы на алтарях Тьмы. Во имя победы в войне с Лакрисом, конечно. Но потом просочились и другие слухи… Более правдоподобные.

Горк перевел дух и сделал еще глоток.

— В городе началось восстание. Орден Тьмы, устами короля, разумеется, потребовал от жителей добровольно выдать всех старых и больных. Для немедленного зомбирования и отправки на войну. Гвардейцы стали хватать на улицах всех подряд и тащить на алтари Тьмы. Горожане возмутились таким произволом и начали бунт. Про нас совершенно забыли, еду нам пришлось искать на окрестных полях. Я так плохо не питался, даже когда работал батраком у местного некроманта. Хозяин хорошо кормил нас, а раз в неделю нам давали мясо…

— А что же бунт? — я отвлекла Горка от гастрономических переживаний.

— Город горел неделю. За это время бунт худо-бедно удалось задавить. Но королю пришлось отменить свой декрет. Напуганный восстанием Орден Тьмы не рискнул использовать для зомбирования даже трупы погибших горожан, не то, что живых. Король забрал гвардию, некромантов, бросил на произвол судьбы с таким трудом принужденную к повиновению столицу и уехал на север. Чтобы самолично возглавить армию. Больше я о нем ничего не слышал.

— Его убили во время одного из сражений. Кажется, отличился кто-то из инквизиторов, — припомнила я рассказы о гибели диммирского монарха.

— Жуткие ребятки, — поежился Горк. — К этому времени вспомнили и про нас. Нас, наконец, накормили и объединили с зомби, пригнанными из каких-то дальних шахт, и собранными по всем границам солдатами. От одного из них я и услышал про эти места. Далекие и безлюдные. Перед нами выступил какой-то напыщенный магиструс. Он долго и невнятно бормотал что-то насчет нашего долга и призывал отдать хотя бы одну жизнь за короля, Орден Тьмы и родину, которая уже стонет под ногами вражеских солдат. Стоит ли говорить, что наибольший прилив энтузиазма его речь вызвала у зомби?

— Не стоит, — кивнула я.

Со слов Горка выходило, что Диммир был полуразложившимся королевством, с самодуром-монархом и напыщенными слабосильными некромантами во главе. А отнюдь не великой и мрачной Цитаделью Тьмы, как описывал нам врага Совет магов. Что-то тут не так…

— Речь магиструс так и не закончил, внезапно он свалился с возвышения прямо в нашу толпу. Его вытащили, погрузили на карету и увезли. Мне потом говорили, что магиструс был вусмерть пьяный. После столь сомнительного напутствия нас сразу же погнали на север. Там как раз намечалась грандиозная бойня. По дороге началось повальное дезертирство. Многие не хотели умирать за короля и уж тем более за Орден Тьмы. А родина? Ну, родина она на то и родина. Простит как-нибудь непутевых сыновей. И тогда кому-то из наших командиров пришла в голову блестящая идея…

Горка передернуло от неприятных воспоминаний. Великая война с Тьмой превращалась в его изложении в какой-то нелепый фарс.

— На редкость блестящая идея, — повторил адептус и продолжил рассказ. — Нас приковали к этим шахтным зомби. По двое к каждому мертвяку. Им-то без разницы куда идти и что делать. Вот они и тащили нас на север. У магов отобрали посохи и свалили на одну из обозных телег. Вскоре до нас дошла весть, что наша армия разбита наголову. Навстречу стали попадаться первые беглецы, они кричали о необоримой мощи врага, могучих магах и, разумеется, ужасных инквизиторах. Наши славные командиры запаниковали, развернули коней и тоже драпанули на юг. Расковать нас никто не удосужился…

В голосе Горка зазвучала детская обида. И вот с таким врагом мы воевали?

— Никто даже не потрудился отдать зомби другой приказ. Проклятые мертвяки продолжили тащить нас на север, навстречу беглецам, наступающему врагу и неминуемой гибели. К счастью, я оказался прикован к одному зомби вместе с Пгизом, а он как некромант посильнее меня. Даже без посоха. Так что примерно через час после бегства начальства нам удалось свернуть нашего зомби с дороги. Мы уронили его в канаву и там маленьким ножичком — я прятал его в сапоге — отрезали ему руки, к которым были прикованы наши кандалы. Когда мы уходили, он пытался ползти на север, все еще исполняя приказ. И вот так, с цепями на руках, мы и побрели обратно на юг. Нашли брошенный обоз и забрали свои посохи. Сразу избавились от цепей. Там нас и настигли вражеские… то есть ваши… разведчики. Пгиз сказал им… что… — адептус замялся.

— Что он им сказал?!

— Что он агент Совета Магов, — пролепетал Горк, — и выполнял задание в Академии…

— Что было дальше?

— Командир разведчиков заявил, что ему плевать на всех и всяческих агентов, а за каждого убитого некроманта ему платят золотом. Завязался бой… Я смог убить двоих! — гордо заявил адептус.

— Да ну? — непроизвольно вырвался у меня скептический вопрос.

— Да, двоих, — повторил Горк. — У меня же был с собой посох. Еще двоих убил Пгиз, остальные разбежались. Нам стало ясно, что убегать на юг уже поздно. Мы же были пешком, а на конях нас бы настигли очень быстро. Тогда мы спрятали посохи и мантии в лесу и почти нагишом пришли в одну деревеньку. И стали там ходить по дворам и предлагать себя в качестве батраков. За еду и крышу над головой. На нас, конечно, смотрели подозрительно и отказывали. Наконец, один крестьянин согласился. У него было большое хозяйство, а сыновей забрали на войну, так что рук не хватало. У него мы и пересидели несколько месяцев. Проходящие войска крестьян не трогали, только грабили немного, куда уж без этого, и шли дальше, на столицу.

Адептус замолчал и посмотрел на меня все еще голодными глазами, его живот жалобно забурчал. Я протянула ему полоску сушеного мяса, он жадно впился в нее зубами.

— Потом к крестьянину вернулся один из сыновей, и он сразу урезал нам кормежку вдвое. Мы попробовали возмутиться, но он пригрозил, что выдаст магам и получит за нас, неблагодарных, золотом. Той же ночью мы бежали, прихватив с собой немного еды. Потом забрали посохи и мантии из леса — не пропадать же добру — и двинулись на запад. То есть вот сюда. Добраться удалось почти без приключений и какое-то время мы мирно тут жили, наслаждаясь покоем. Есть, правда, тут почти нечего… Но два дня назад нас захватил отряд дезертиров. Они тоже драпали на запад. Пгизу удалось бежать и…

— Дальше я знаю, да, — остановила я адептуса. — Ты мне другое скажи. Зачем вы вообще им понадобились? Прибили бы вас — и дело с концом.

— Главный их говорил, что они идут дальше на юг. Он слышал, что там есть место, где можно пересидеть беспокойное время. И ему как раз нужен был некромант. А то мало ли кто или что там попадется…

— Что это за место? — от возбуждения я вскочила на ноги. — Что это за место, Горк?!

— Кажется… я точно не…

— Ну! — поторопила я замявшегося некроманта.

— Что-то вроде… Керро…

— Karra?

— Точно! Именно это слово.

— А что дальше?

— Ммм… вроде бы Трепаго… я не уверен…

— Tronogo?

— Да! А откуда ты знаешь? — Горк смотрел на меня удивленно.

Я готова была расцеловать его грязную физиономию, но сдержалась.

— Он говорил, где именно это место находится?

— У него была карта, он ее иногда доставал и…

Я его уже не слушала. Вскоре на одном из трупов я нашла карту. Она немного подгорела, но все равно находилась в приличном состоянии. Я сверила карту с той, которая была в письме Заратайна. Да, несомненно, они указывали на одно и тоже место. Но карта дезертира оказалась более подробной. Я определила наше местоположение по ориентирам. До Чертога Темных было всего сорок миль.

Проходящий мимо Горк внезапно застыл. Он нашел свой посох и производил с ним более солидное впечатление. Прямо как Серый.

— Этот человек умер… — сказал темный тихо.

— Что?! — я оторвалась от карт и недоуменно посмотрела на адептуса. — Я знаю, что умер, я сама убила его!

— Этот человек умер… — повторил он. — Они оба умерли. И тот, который нарисовал вторую карту, тоже. Он умер в то самое мгновение, как ты достала его карту. Я почувствовал это сразу. От бумаги разит смертью…

— Как ты смог это ощутить?! Ты же бездарный некромант! — я закричала на Горка, но мне стало страшно. Очень страшно.

— С посохом я сильнее. Написал это письмо темный, я сразу почуял собрата. А ты крепко связана с ним. Очень крепко, — адептус посмотрел на меня пронзительным взглядом. — Очень крепко, — он принюхался к бумажке в моей руке. — Кровью. Твоей кровью.

Я отшатнулась. Да что все эти некроманты находят в моей крови?!

— Горк, милый, я хочу знать, как это произошло! Очень хочу! Как он умер? Горк, милый, пожалуйста…

Адептус застыл с открытым ртом. Популярностью у девушек он пользовался вряд ли, а устоять против моих чар шансов у него не было. Я закрыла его рот рукой.

— Как? Сможешь?

Он задумался и потеребил посох.

— Я могу попробовать. Мне понадобится эта карта. Боюсь, что ее придется уничтожить во время ритуала, на более тонкую работу я не способен.

— Хорошо, Горк, — карта была мне уже не нужна, а на память о Заратайне у меня останется его записка. — Что еще?

Я совсем не удивилась, когда услышала его ответ.

— Кровь. Твоя кровь.

Я снова участвовала в темном ритуале. Но на этот раз не как зритель, пусть и очень заинтересованный. Гарл, как всегда, недовольно рыкнул, но послушно занял свое место на страже. Он должен был уберечь нас от неприятных неожиданностей.

Горк поставил меня в центр пентаграммы. Фигура получилась корявая, но адептуса это не беспокоило.

— Он умер только что, связь между вами сильная, а кровь… Кровь потрясающая, — он нервно облизнулся.

Мне пришлось закапать кровью всю карту. Еще немного Горк втер в линии пентаграммы. Теперь я стояла в центре нарисованной собственной кровью звезды, сжимая окровавленную бумажку.

— Ты маг Огня, так что ритуал упрощается, — произнес адептус, отходя в сторону. — Зажги карту и смотри в пламя.

Я так и сделала. Бумага в моей руке загорелась, кровь зашипела и забрызгала по сторонам, а я вглядывалась в пламя. Передо мной мелькали смутные образы, постепенно они облекались плотью, пока, наконец…

Герцогство Сохо.

11-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

Диллан Заратайн шел с торговым обозом на север. Он присоединился к нему неделю назад и теперь бодро шагал среди повозок и людей. Некромант мог бы идти и один, но это было опасно даже для него. Справа вздымались вековые дубы Роннора, а там, по слухам, завелся очередной барон, возомнивший себя властелином всего леса.

Он активно взялся за покорение Роннора и вырезал уже не один десяток разбойничьих шаек. За это купцы были ему очень благодарны. Но, почуяв силу, он стал выходить и на тракт, нападая на проходящие мимо караваны. Герцог как раз воевал на западной границе и ему было не до возни с какими-то там разбойниками. Для одинокого путника, пусть и некроманта, путешествие могло закончиться печально.

Потому Заратайн и предпочел скорости безопасность. Он заплатил золотом, и один из купцов разрешил ему идти рядом со своими повозками и даже положить на них вещи. Некромант отказался, немудреный скарб он предпочитал нести в собственных руках. Подчас торговцы оказывались опаснее разбойников.

Заратайн шел бодро. Он снова чувствовал себя молодым. Когда-то он примерно так же в первый раз пробирался на север. И ему все было ново и интересно. А потом он вернулся в Сферу Лакриса, покаялся перед Советом магов, оброс семьей, солидным делом и мещанским жирком.

Он был рад, что ему удалось оставить все это за спиной. Жена, когда-то привлекшая его своей красотой и умом, постарела и поглупела, дети выросли, обыденность существования раздражала. Он оставил семье все — деньги, мастерскую и лавку.

У некроманта начиналась новая жизнь, и он хотел войти в нее налегке.

Караван вполз на перекресток. Идущий на север тракт пересекала мощенная камнем поперечная дорога. Она начиналась далеко на западе — чуть ли не от самого Диммира — и тянулась через все герцогства на восток. До самого Роннора. И даже дальше. Дорога заканчивалась в монастыре Святого Камня.

Со стороны леса на ней показался всадник. Черный плащ и наброшенный на голову капюшон, к седлу беспощадно погоняемого коня пристегнуты меч и посох мага Огня. Увидев инквизитора, торговцы стали расчищать перекресток. Но не успели.

Инквизитор стремительно промчался сквозь караван, сметая людей и опрокидывая повозки. В след понеслись сдавленные ругательства. Инквизитор резко осадил коня и в полной тишине развернул его обратно. Торговцы в ужасе попадали на колени. Но его заинтересовали не они.

Инквизитор отбросил капюшон и посмотрел прямо на Заратайна. Некромант узнал его сразу. Я тоже. Джефар Стамли, обманутый и взбешенный, мчался на запад. Неведомо как, но он снова встал на мой след.

Инквизитор спешился и выхватил меч. Заратайн не побежал. Он знал, что это бесполезно. Некромант стоял и с любопытством смотрел в глаза приближающейся смерти.

— Темный! Я нашел тебя!

Мощный удар рукоятью меча разбил Заратайну лицо и опрокинул некроманта на землю. Ударом сапога Стамли пробил ему грудную клетку. Заратайн умирал, он знал это, обломок ребра пробил ему сердце. Но он продолжал смотреть в глаза инквизитора.

Тот отбросил меч, схватил некроманта за грудки и подтянул к себе.

— Ее я тоже найду! Ни одно отродье Тьмы не уйдет от меня! Слышишь Темный?! — Стамли выкрикнул эти слова в побледневшее от потери крови лицо некроманта.

И в этот момент Заратайн ударил его обсидиановым кинжалом. В сердце. На лице инквизитора отразилось удивление. Он не мог поверить, что поверженный некромант нанес ему смертельный удар.

Заратайн улыбнулся.

Их глаза закрылись одновременно.

Диммир, Серая пустыня.

11-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

Пламя на моей руке догорело. Налетевший порыв ветра унес оставшийся от бумаги пепел.

Да, это я убила его. Останься я в монастыре еще ненадолго, и Заратайн ушел бы на север живым. И начал бы свою новую жизнь, к которой он так стремился. А я… я убила их обоих.

На меня смотрели две пары глаз. Я впилась в нижнюю губу зубами. Снова до крови. Теперь я Красная не только по цвету волос и своей сущности. На мне кровь Заратайна. И Стамли. Такие разные люди, но смерть объединила и, надеюсь, примирила некроманта и инквизитора.

— Спасибо, Горк… Это было очень важно для меня.

Я взяла себя в руки, до цели мне оставалось совсем немного. Оплакивать погибших буду потом.

Я обыскала остальные трупы. Ничего интересного. Немного монет, написанные корявым почерком письма, нюхательный табак, фляги с вином и пивом. Основные запасы еды и воды находились в нескольких больших мешках. От них уже плохо попахивало. Я решила обойтись своими запасами.

— Горк, ты чем дальше заниматься собираешься?

— Не знаю, — адептус пожал плечами. — Пгиз погиб, в этих местах мне оставаться больше не хочется. Я бы дошел до того места с дезертирами, а там… там бы они меня, наверно, убили. Так что никаких планов у меня нету.

— Горк, я тоже иду в то место, в Karra Tronogo. Не хочешь составить мне компанию?

— А почему бы и нет. Не самый плохой вариант, — некромант улыбнулся.

— Хорошо. Меня зовут Лейла, но ты можешь называть меня Красной.

— Договорились, Красная. Подожди чуть-чуть.

Горк в придачу к посоху вооружился коротким мечом. Неужели он умеет им пользоваться? Мы уже собирались уходить, но тут он не выдержал и подбежал к мешкам с едой. Темный распотрошил их, старательно обнюхал все продукты, выбрал самые свежие и сложил их в один мешок.

Он сгибался под его тяжестью, но казался при этом абсолютно счастливым. Горк улыбался почерневшими зубами и даже напевал себе что-то под нос. К моему удивлению, голос у адептуса оказался приятный. Даже привередливый Гарл почти не возмущался.

Наш путь на юг продолжился. За остаток дня мы прошли еще миль пятнадцать. Некромант, обзаведшийся кожаным "горбом", шагал очень бодро. Мысль о сытном ужине приятно грела ему душу и придавала ногам силы.

Отбросив воспоминания о погибшем Заратайне, я снова задумалась над рассказом его молодого коллеги. Великая война казалась мне теперь не просто фарсом, а грандиозной и, на первый взгляд, бессмысленной бойней. В которой полегли в основном отнюдь не злобные и коварные мастера темной магии, а обыкновенные мальчишки. С высоты моих двадцати шести лет Горк казался мне ребенком.

Я посмотрела на него. Он умудрился на ходу вытащить из сумки кусок сушеной говядины и теперь с абсолютно счастливым видом жевал его. Рядом с ним шел Гарл, и некромант на ходу кормил его, отрывая небольшие кусочки мяса.

Со всего континента были стянуты войска, собраны лучшие волшебники, хотя для того, чтобы сбросить прогнивший диммирский режим хватило бы полусотни хороших магов. Надо было не пожалеть камней телепортации и забросить отряд прямо Грельир!

Раз Совету удалось внедрить агента даже в Академию Тьмы, то столица вражеского королевства наверняка была наводнена шпионами. Которые исправно сообщали о решениях монарха, о настроениях горожан, о силе Ордена Тьмы, которая обернулась в итоге обыкновенным пшиком.

Несколько архимагов, десятка два магистров, адепты высоких ступеней. Даже не инквизиторы, нет, фанатики-убийцы устроили бы очередную бессмысленную бойню. Этого бы хватило, чтобы уничтожить главарей Ордена, разогнать гвардию и захватить короля. Горожане вряд ли были бы очень счастливы, оказавшись внезапно под властью Совета магов, но и защищать короля-живодера с его некромантами тоже бы не полезли.

А потом можно ввести войска. Ровно столько, сколько нужно, а не огромную прожорливую армию, которая объела и разграбила и без того нищую и полуголодную страну. Я остановилась, набросала на земле карту Диммира и стрелочками обозначила движение отрядов.

Во-первых, смести пограничные заслоны. Заслышав о низвержении монарха, обычные солдаты не станут особо сопротивляться, а на зомби можно бросить инквизиторов. Они друг друга стоят.

Во-вторых, стремительным броском ввести в столицу крупный конный отряд и организовать подвоз продуктов из окрестных деревень, чтобы избежать голодного бунта. Заодно отловить уцелевших некромантов и придворных.

В-третьих, захватить Академию, но не устраивать бойню, нет. А разобраться, кто и почему пошел в прислужники Тьмы. Идейных сторонников придется казнить, а остальных можно частью отпустить по домам, а самых талантливых отправить в нашу Академию. Там им и мозги вправили бы, и к делу пристроили.

Я раздраженно стерла рисунок и пошла дальше. Возможно, мой план не идеален, но почему же из всех возможных вариантов выбрали самый топорный и кровавый? Почему? Кто-то из архимагов не наигрался в детстве в солдатиков?

Покорить-то Диммир покорили, но что теперь? Оккупационные отряды продолжают разорять страну, призвать к порядку познавших вкус победы герцогов и баронов теперь вряд ли удастся. Такая у них психология: захватил — должен пограбить. Именно, что не "можешь", а "должен"! Аристократы, чтоб их…

Я вспомнила графа де Лазаля. Несмотря на всю свою детскость и наивность, он показался мне теперь гораздо милее, чем его более взрослые и практичные собратья.

Я с трудом выкинула из головы все эти ненужные сейчас мысли. Надо было сосредоточиться на цели. Дойти до Чертога Темных и…

Иногда инстинкт мага оказывается быстрее его мысли. Пущенная в меня стрела вспыхнула в воздухе и рассыпалась пеплом. А вот Горку не повезло. Стрела попала ему в грудь и пробила легкое. На губах адептуса сразу выступили кровавые пузыри.

Я посмотрела вверх. Их было трое. Ушедшие в дозор дезертиры пустились в погоню за теми, кто убил их товарищей. Дураки!

— Гарл! — подозвала я пса, но он уже мчался вверх по склону.

Солдаты переключились на него, но волкодав так стремительно прыгал по камням, что они не могли толком прицелиться. Огненные стрелы смели двоих. Последний развернулся и побежал вверх. Его настиг Гарл.

Я бросилась к лежащему на земле некроманту.

— Горк! Держись! — из раны в груди струилась кровь.

Вырвать стрелу? Но как? Я никогда не сталкивалась с такими ранами. Да и с другими тоже…

— Нет, — тихо сказал он. — Мне уже ничего не поможет. Агония продлится еще полчаса — я хорошо это чувствую — но изменить ничего нельзя…

— Горк… что же я могу для тебя сделать? Я… не смогу так просто сидеть и ждать… да и уйти не смогу!

К нам подошел Гарл, он ткнулся мордой в плечо некроманта. Тот улыбнулся.

— Знаешь, Красная, когда-то давным-давно… когда мои родители были еще живы и мы жили в маленьком уютном домике… — Горк закашлялся. Полетели кровавые брызги.

— Что, Горк?

— Отец… он был писарем… и рассказывал мне постоянно разные истории… Мы сидели на веранде и… А мама… мама готовила нам замечательный суп… и выносила нам его на веранду… И мы ели его все вместе… очень простой, но он всегда мне нравился… очень…

Я его уже не слушала. Я вытряхнула из мешка Горка все содержимое и нашла маленький котелок. Вылила в него почти всю воду из фляжки. Искать дрова тоже было некогда, поэтому я поставила котелок прямо на землю. Вокруг него вспыхнуло магическое пламя. Вода сразу закипела.

— Горк, что класть туда первым?

Некромант называл мне ингредиенты, я находила их в общей куче, резала и бросала в котел. Голос Горка становился тише.

— Все, готов, — сказал темный, и я вздрогнула от неожиданности. — Суп готов, а не я.

Некромант улыбнулся своей немудреной шутке. Я нашла ложку, зачерпнула немного супа и долго дула, чтобы тот остыл. Затем я поднесла ложку ко рту Горка, тот с трудом раздвинул губы, я влила туда суп. Он причмокнул.

— Отлично, прямо как у мамы. Ты тоже поешь, получилось очень вкусно, а мне больше не надо… Спасибо, Красная…

Он смотрел на меня с благодарностью, но я по глазам видела, что адептус хочет попросить меня еще о чем-то, но никак не решается.

Я порезала палец и провела им по губам Горка. Он вновь улыбнулся. Дыхание его постепенно сошло на нет. На моих руках умер еще один хороший человек. Или даже друг.

Суп я разделила на двоих с Гарлом. Он и в самом деле оказался очень вкусным. Рецепт навечно отпечатался у меня в памяти.

Затем я донесла тело Горка — оно оказалось почти невесомым — до ближайшей расщелины. В могилу я положила посох. Я долго думала, класть ли туда еще и еду. Некроманту было бы приятно, я в этом не сомневалась, но она могла привлечь хищников.

Я забросала тело камнями. Мы с Гарлом снова остались вдвоем.

И зашагали быстрее. Все-таки Горк со своим мешком здорово тормозил нас.

Как же много погибло людей, с которыми сводила меня судьба в последнее время! Фозер и два адепта первой ступени, Гаррен и его стражники, Заратайн, Стамли, Горк. Локрид, к которому я не успела.

Но началось все с Сигурда Цизи. Ну почему же он пошел на культистов без посоха? Почему? Он же знал, что воздушники так сильно нуждаются в его поддержке. Это нам, огневикам, позволено колдовать без посоха. Так уж мы устроены.

Ведь Фозер предупреждал его. Педантичный и осторожный Фозер не раз достаточно резко говорил начальнику, чтобы тот взял с собой посох. Но Сигурд только отмахивался. А Фозер все удивлялся такой легкомысленности магистра. Ведь раньше Сигурд никогда не расставался со своим главным оружием…

Стоп. Раньше… До того как в Эрине появилась я, главный маг города всегда брал свой посох. Но вот пришла я, самоуверенная огневичка, способная творить заклинания хоть голыми руками. И он все чаще начал оставлять его в башне.

Ох, Сигурд, глупый-глупый Сигурд… Ты хотел доказать, что не хуже меня? Что ты — магистр Воздуха! — способен справиться со своим делом и без помощи посоха? Или ты просто хотел… хотел произвести на меня впечатление? А потому вел себя столь необдуманно и безрассудно? Как и любой мальчишка, пытающийся привлечь внимание девочки, которая ему приглянулась.

Ох, Сигурд… Моя бедная нижняя губа снова пострадала от моих же зубов. Значит, и тебя тоже погубила я. Смертельный удар нанесла тебе тень таинственного древнего некроманта, но именно я сделала этот удар возможным. Если бы у тебя был посох, ты бы размазал тень по всей поляне. Наверняка. Ведь ты был очень опытным и сильным магом. Но у тебя его не было… Твой посох остался в Башне.

Я села на подвернувшийся камень и заплакала. Гарл, мой верный и мудрый волкодав, снова уткнулся мне в бок своей теплой мохнатой мордой.

Глава 13. За Стеной

Теневое море, остров Дороттайн,

подпольная таверна.

13-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

Джереби уже ждал меня.

Я отправился в таверну сразу, как вышел из покоев архимага, но он сумел меня опередить. Я постучал в дверь, привратник, услышав знакомую комбинацию ударов, открыл сразу и, не говоря ни слова, повел меня на второй этаж. В таверне было настоящее столпотворение. Кто-то отмечал отъезд с Дороттайна, кто-то, наоборот, оплакивал свою жизнь и карьеру. Многие прожили на острове долгие годы и, кроме изучения Тьмы, были мало на что способны. Перспектива отправиться на войну с ее порождениями их откровенно пугала.

Магистр сидел в том же самом кабинете, где мы разговаривали в первый раз, перед ним стоял графин с водой. В руке он сжимал кружку, смотрел в нее и что-то бормотал себе под нос. Он принюхался к ее содержимому, немного отхлебнул и тут же сплюнул прямо на стол.

— Не получается, — недовольно сказал магистр и выплеснул воду на пол.

Теперь он смотрел на меня. Жуткие мешки под глазами, страшная бледность и безумный блеск во взоре. Парваль по сравнению с ним выглядел бодрячком.

— Отмечаете, господин магистр? Вы ведь знали все с самого начала, так? Все, почти все были потрясены, но у вас даже легкого удивления на лице не было!

— Ты о чем, Людвиг? А, о речи Шрестика? Ну, так чего мне ее слушать, половина — точно моя работа. Сам-то он красноречием не отличается. А у меня были мысли и поважнее, — меланхолично закончил Джереби, налил в кружку воды из графина и протянул мне. — Пожалуйста, мой мальчик, уважь друга Ногодила.

Я выбил кружку из его руки, она ударилась о стену и разлетелась, меня забрызгало с ног до головы. Но мне было плевать.

— Чего тебе от меня надо, Ногодил? Почему ты ко мне прицепился? Задание Подогайна ты выполнил, я так никому про "Леди" и не рассказал. Я что, напомнил тебе погибшего брата, сына, друга, любовника? Просвети же меня, наконец!

Мой эмоциональный выплеск произвел на него заметное впечатление. Он оживился и посмотрел на меня с интересом.

— Неплохо, очень неплохо. Но ты переоцениваешь себя, мой мальчик. Ты отличный парень, да. И мне было бы очень приятно, если бы у меня был такой брат, сын, друг или… хм… друг. Но дело не в тебе, Людвиг. Да, не в тебе.

— А в ком же? — магистр опять сумел меня заинтриговать.

Джереби не ответил. Он налил воды в оставшуюся кружку и пододвинул ее ко мне. Затем вытащил из-под стола еще одну, пробормотал: "Так и знал, что она пригодится", — и выжидательно посмотрел на меня.

Я сел напротив, взял кружку и очистил в ней воду. Джереби поставил рядом вторую. Я отлил в нее часть воды, поставил свою кружку на стол и посмотрел на магистра. Тот хмыкнул и выбрал кружку с осадком. Он сделал большой глоток и улыбнулся. Левый глаз задергался, выдавая сильное напряжение.

— Я слушаю, Ногодил.

— Я никогда не был женат, Людвиг, но однажды в одном из канийских городов у меня родился сын. Да, сын, и не смотри на меня так. Не имеет значения, как это вышло и кто его мать. Был ли он ошибкой или плодом любви? Не знаю, Людвиг. Да, не знаю. Прошло столько лет, а я до сих пор не знаю. Я редко видел его. Одно время я хотел забрать его к себе в Лакрис, но к несчастью у мальчика открылся магический дар. Почему к несчастью? Потому что это был дар к водной магии. Да, к водной. А я уже был в свите Подогайна. Ты же знаешь, как он относится к водным?

— Знаю, Ногодил.

Мы выпили, у Джереби задергалась левая рука. Он убрал ее под стол.

— Выбирая между сыном и архимагом, я выбрал архимага. Мальчик рос, однажды у него погиб любимый котенок. Мать хотела выбросить труп, да. Но он так переживал, что она не решилась силой отрывать ребенка от еще теплого тела друга. Наутро ребенок снова играл со своим любимцем.

Я опрокинул кружку себе на мантию.

— Да, мой сын оказался некромантом. Сильным природным некромантом. Он захотел, чтобы котенок ожил, и тот ожил. И наутро выглядел как живой. Почти. Он даже не пах, да. Замечательный зомби. Мать перепугалась и сообщила мне. Я предложил им уехать подальше от людных мест и переслал денег. Они так и сделали. Но однажды меня вызвал Подогайн. У него отличные ищейки, да, они узнали все, и архимаг потребовал, чтобы я сам отдал ребенка инквизиторам. Это должно было искупить мою вину, ведь я пытался скрыть его.

Магистр посмотрел в закопченный потолок. Из соседнего кабинета доносилась веселая песня.

— Я снова выбирал между сыном и архимагом. И снова выбрал Подогайна. Я пошел к инквизиторам, да. Меня принял магистр Огня, некий Джефар Стамли. Я рассказал ему обо всем, а потом мы вместе поехали туда, где скрывался мой сын, да. Мать кричала и сопротивлялась. Она не хотела отдавать ребенка инквизитору, но я убедил ее, что так будет лучше. Что инквизиторы позаботятся о нем, что помогут ему отринуть Тьму и стать нормальным ребенком. А потом и нормальным магом. Стамли стоял рядом и ничего не говорил. Я убедил ее, да. И инквизитор забрал моего сына с собой. С тех пор прошло три месяца.

Магистр протянул мне пустую кружку. Я сделал вторую порцию. На этот раз я оставил кружку с осадком себе. Джереби благодарно кивнул.

— И вот две неделе назад я… мне показалось, что я снова увидел своего сына. На "Луче", с тобой. Он спас тебя, а потом бесследно исчез с "Леди", перепугав Подогайна, да. Конечно, это не мог быть мой сын… это был знак. Знак мне, что ты отмечен, что я должен о тебе позаботиться, присмотреть за тобой, да. То же самое мне приказал и архимаг. Мне даже не пришлось выбирать. Но, видимо, я оказался слишком навязчивым, да. И мы расстались. И я подумал, что не было никакого знака, а лишь какое-то нелепое совпадение. Но потом… Ты помнишь, как тебя хотели убить?

— Да, — ответил я, удивленный резкой переменой темы.

— Нас было трое. Я и два воздушника, их имена уже не умеют значения. Архимаг был в ярости, когда узнал, что Парваль взял тебя в свиту и лишил Подогайна возможности выкинуть себя из Совета. Потому-то он и уплыл так стремительно, да. Хотел быть подальше, когда все произойдет. Чтобы чего не подумали. И послал нас.

— Как я выжил?

— Тебя спасла какая-то девчонка. Ты убил Хло… впрочем, это не важно… но прозевал удар второго. Она лежала на земле, но каким-то образом успела выставить заслон. И спасла тебя. У меня на такой случай был заготовлен водный молот… Потом я сообщил Подогайну, что решил, будто ты погиб, и предпочел замести следы, да. Затем я встретил тебя у лечебницы, мы поговорили о Джеркисе, но я так и не смог понять, отмечен ты или нет. Я был в сомнениях, я не знал, что делать. И сегодняшней ночью я, наконец, понял, — глаза магистра озарились фанатичным огнем.

— Как звали твоего сына, Ногодил? — слова с трудом выходили из моего рта. — Как звали твоего сына?!

— Его звали Нортоном…

Я облегченно выдохнул и могучим глотком осушил кружку.

— Меня долгое время это смущало, Людвиг. Но этой ночью я, наконец, понял все. Я — Ногодил Джереби. Мать моего сына зовут Сибелла Флекис. А что получается, если сложить наши фамилии вместе, Людвиг?

— Джеркис… — я почувствовал, что и мои руки задрожали.

— Вот такая вот история… — теперь Ногодил сидел с потухшим взглядом.

— Я снова встречался с ним. Под островом. Он снова помог мне. И попросил передать… передать ему, что он простил его… Он простил тебя, Ногодил, простил.

Магистр заплакал…

Прошло пять минут. Все еще всхлипывая, он посмотрел на меня.

— Спасибо, Людвиг.

— У тебя очень хороший сын, Ногодил.

— Был сын, Людвиг, был. Если он может возвращаться… оттуда… то значит, он умер не так давно. Он умирал, а я служил человеку, обрекшему его на смерть. Теперь я знаю, что делать. Слишком часто я выбирал архимага. Пришло время сделать иной выбор, да…

— Откуда может возвращаться? — я ничего не понимал.

— Из Тьмы, Людвиг, из Тьмы. Ах, да, ты ведь ничего не знаешь. Подогайн задумал грандиозное. Он решил не размениваться на мелочи, да.

— А что он задумал? Грандиозную бойню темных и всех, кто подвернется под руку, на континенте и во всем мире? Грандиозный проект по переделке Лакриса в однообразную серость с одинаковыми мантиями и домами? Грандиозную травлю водных магов и остальных любителей синего цвета? За что он так ненавидит нас?

Ногодил нервно захихикал.

— Мелковато мыслишь, Людвиг, мелковато. Не тот масштаб для господина архимага, ох, не тот. Его замыслы гораздо грандиознее. А что касается ненависти Подогайна к магам в синих мантиях…

— Да, Ногодил! Почему? Ему в юности кто-то из водников дорогу перешел или девушку отбил? Или у него водобоязнь?

— Не угадал, — ответил магистр серьезно. — На вас, вернее, на нас, ему совершенно плевать. Что на водников, что на огневиков, что на рыбаков или крестьян, да. На всех. Ему все безразличны, ну, разве что, кроме собственных идей и, отчасти, темных. А ненависть… Ненависть архимаг придумал сам. Чтобы казаться более… человечным.

— Зачем?

— Вот ты бы поддержал совершенно равнодушного и бесчувственного человека? Хотя… — магистр прищурился. — Ты бы мог и поддержать, да. Но слишком многих это отталкивает. И поэтому архимаг придумал себе ненависть. Ненависть изображать проще, чем любовь, да. А водники… нам просто не повезло. То ли монетка не так легла, то ли карта… И у Подогайна появилась единственная вполне человеческая черта. Так что не будет он устраивать травлю магов Воды, не будет. У архимага планы помасштабнее…

— Ну, так что же он задумал?! — Джереби своей уклончивостью опять выводил меня из себя.

— Он задумал Великое Очищение всего мира, мой юный друг. Когда я впервые узнал о его планах, я был потрясен, да. Во многом этой безумной идеей архимаг и увлек меня когда-то.

— Что за идея? Хватит тянуть, Ногодил!

Но магистр не торопился раскрывать все карты.

— Я лучше начну с самого начала, Людвиг. Так тебе проще будет осознать величие и безумие Подогайна. Его всегда интересовала и увлекала Тьмы… Нет-нет, Людвиг, не смотри так на меня, мой мальчик… Шресто — не некромант, а темных он искренне ненавидит. Считает их дураками, ведь они служат Тьме вместо того, чтобы ее использовать.

— Если он полагает, что может ее применить в своих целях, то он такой же дурак, как и они!

— Нет, совсем нет. У него просто не было выбора, его грандиозные замыслы требовали грандиозного инструмента. Он долго искал его, а потом его взгляд устремился в сторону Тьмы. Только она соответствовала по масштабу планам Подогайна. Пятьдесят лет назад архимаг — впрочем, он тогда еще не был архимагом, — вошел во Тьму. И вернулся…

Когда магистр закончил свой рассказ, графин был давно пуст, а я потрясен до глубины души. Замыслы архимага и в самом деле впечатляли. В этом Ногодил не ошибся.

За стеной опять раздались громкие крики и пьяные голоса затянули веселую песню. Сторонники Подогайна отмечали его успех. Они еще не знали, что их ждет в ближайшем будущем.

— И что же мы можем сделать? — я растерянно спросил Ногодила. — Может, стоит рассказать Парвалю?

— Думаю, это бессмысленно, да. Парваль сломлен. Он сам виноват, своим поведением на Совете он оттолкнул последних союзников. Голосовавшие за него архимаги сразу после заседания перебежали к Подогайну. О Парвале стоит забыть. Он уже ни на что не способен, да. Порвали нашего Парваля, — магистр хихикнул.

— Молчал бы, Ногодел! — вскипел я из-за неуместного каламбура.

— Меня и похуже называют, да, — меланхолично произнес Джереби. — И Ногоделом, и Многоделом, и Многопилом и Нагадилом. И что самое обидное — во всех прозвищах есть изрядная толика правды. Но сейчас не в этом суть, да. Парваля можно смело скинуть с доски.

— А кто же тогда способен хоть что-то сделать?

— Ты, — Ногодил посмотрел мне в глаза. Он, и в самом деле, верил, что я смогу что-то изменить.

Я же был в этом совершенно не уверен.

— Если даже от архимага нет толка, то что же сможет сделать обычный адепт?

— Ты не прав, Людвиг. Ты смог колдовать в урагане Тьмы, это раз, — магистр загнул один палец. — Ты разговаривал с тварью Тьмы, это два. Тебя выбрал мой сын, это три. Ты связан с Тьмой, также как и Подогайн. А может даже сильнее. В этом вы похожи, да. Значит, ты тоже можешь войти во Тьму. И выйти из нее.

Я молча смотрел в пустую чашку. Войти во Тьму. И выйти. Как все, оказывается, просто.

— И что же мне там делать?

— Не знаю, — честно признался магистр. — Архимаг был там, узнал многое о Тьме — наверняка старый прохиндей не обо всем потом рассказывал — и, возможно, даже заключил что-то вроде союза, да. Я не знаю. Но я уверен, что ты сможешь выяснить что-то еще. Поговорить, убедить… Я не знаю.

— А если я не вернусь оттуда, Ногодил?

— Это уже не важно, Людвиг. Сегодня… завтра… через год…

— Я попробую. Я войду во Тьму и посмотрю, что можно сделать.

— Для начала тебе придется добраться до нее. Подогайн запретил посылать к Стене корабли, они все нужны ему для вывоза с острова людей.

— Я знаю, где найти корабль. Надеюсь, они помогут мне еще раз. Ты пойдешь со мной?

— Нет. Какой там от меня толк? Я пойду к Подогайну, надо подготовить для него парочку сюрпризов. Да, сюрпризов. Слишком много крови на его руках, пришло время расплаты. Когда… если ты снова встретишься с Джеркисом — пусть будет Джеркисом, раз ему так нравится — скажи ему, что папа… папа любит его.

— Хорошо, Ногодил.

Магистр вышел. Я же немного задержался, обдумывая все услышанное. Похоже, что у меня нет другого выбора. Единственное верное решение — войти во Тьму. А там… действовать по обстоятельствам.

Я вышел из кабинета и зашагал к лестнице. Неожиданно прямо передо мной распахнулась дверь, из нее высунулся немолодой уже адепт Огня. Он был пьян.

— Эй! Кто там есть?! Нам еще лучшего канийского! Быстро! — заорал маг дурным голосом.

Я собирался пройти мимо, но он посмотрел на меня и сразу узнал.

— Ты же этот! Точно, ты шавка Парваля! Как твой хозяин, а? Еще не окочурился в своей конуре? — маг противно захихикал.

Из комнаты за его спиной раздался громкий смех. Там сидело человек десять, все они были пьяны и визгливо хохотали.

— Топить надо этих водников! — выкрикнул кто-то.

Немудреная шутка сторонникам Подогайна понравилась и вызвала новый взрыв смеха. Стоявший передо мной адепт еле держался на ногах от хохота. Ну и не только.

Удара посохом в лицо он явно не ожидал.

Мой толчок отбросил мага в глубину комнаты. Смех сразу стих. Я вошел вслед за ним и аккуратно притворил дверь. Посохи маги свалили в угол комнаты. Замечательно. Я поудобнее перехватил свой и двинулся вперед.

Это было глупо. По-детски бессмысленно и жестоко. А потому восхитительно. Они даже не пытались сопротивляться. Четыре огневика могли бы остановить меня даже без посохов. Но вино и страх парализовали их волю.

Закончилось все быстро, очень быстро. Пришлось повозиться только с одним воздушником, который забился под лавку и никак не хотел вылезать. Но вскоре и он присоединился к своим лежащим без сознания товарищам.

Я с наслаждением сломал о коленку их посохи и вышел. Когда я закрывал за собой дверь, я был уже совершенно спокоен. Тьма? Ну, пусть будет Тьма.

На первом этаже царил настоящий бедлам. Дверь была распахнута настежь, через нее потоком шли все новые маги. Изредка кто-то, придерживаясь за стенку, выползал наружу. Поминки по Дороттайну шли полным ходом.

Я выбрал переулок, ведущий в сторону порта и пошел по нему. Неожиданно дорогу мне преградили два мага — огневик и воздушник.

— Так-так, водник, и откуда же ты идешь? — поинтересовался у меня худой и высокий адепт Огня.

— В порт, — ответил я честно. — Из Башни.

Маг скептически хмыкнул. Его низкорослый напарник встал на цыпочки и принюхался.

— Он чист, Отторн. Гуляй отсюда, парень. Скоро здесь будет жарко.

И они пошли дальше. Я обернулся. К подпольной таверне из всех переулков выходили такие же пары магов, некоторые толкали перед собой пьяных коллег. Облава — а что это еще могло быть? — шла по всем правилам.

К входу в таверну подошла плотная разноцветная группа, во главе которой я заметил Подогайна. Привратник попытался закрыть дверь, но не успел. Огненный шар унес его вглубь здания. Следом за ним в дом затолкали отловленных нетрезвых магов. Одного огневика пришлось тащить на руках. Его неуклюже раскачали и закинули внутрь. Только после этого дверь закрыли. И для надежности приперли воздушным щитом. Из таверны раздались невнятные ругательства и громкий стук. Кто-то пытался вырваться.

Архимаг шагнул вперед и поднял посох. Пласт воздуха над таверной закружился, постепенно ускоряясь и сжимаясь. Резкие порывы ветра пронеслись по всем переулкам. Помощники Подогайна выставили воздушные щиты. Ветер стих.

Подогайн начал медленно опускать посох. Гигантская мясорубка заработала.

Сдавленный и разогнанный до ураганной скорости воздух резал не хуже стальных ножей. Во все стороны полетели деревянные щепки, осколки стекла, глиняные черепки и куски человеческой плоти. Они бессильно бились о щиты и отскакивали обратно.

Кто-то попробовал сопротивляться. Из окна вылетело несколько огненных стрел. Щиты выдержали. Через мгновение из таверны раздался дикий крик. Заклинание архимага добралось до смельчака.

Все было кончено буквально за пару минут. Притон перестал существовать. Но архимаг не остановился, и вскоре в острове появилась идеально круглая дыра. Весь мусор посыпался в море.

Что ж, в выдумке Подогайну не откажешь. Красиво, быстро и очень аккуратно. Ювелирная работа.

И в бесчеловечности тоже. Ну, или в справедливости, как кому угодно. Большинство магов в таверне были сторонниками архимага. Но они посмели нарушить его правила. И Подогайн покарал их. Быстро, жестоко и совершенно беспристрастно.

Я горько усмехнулся. Похоже, что тем магам, которых я отдубасил, я оказал добрую услугу. Когда заклинание архимага добралось до их тел, они пребывали в блаженном беспамятстве.

Я пошел в порт.

Теневое море, остров Дороттайн,

порт.

13-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

В порту я увидел настоящее столпотворение. Половины старых кораблей на улице Младших уже не было. Вместо них там пришвартовались невесть откуда взявшиеся и вполне новые каравеллы. Еще дюжине места не хватило. Они виднелись невдалеке.

У меня на глазах один из старых галеонов пошел ко дну, его место сразу заняли две каравеллы. Матросы перебросили на пристань трап и сразу стали заносить по нему какие-то тюки, бочки и ящики.

Подогайн решил не тянуть и, похоже, собирался вывезти Дороттайн в течение одного дня. Размах операции внушал уважение. Он стремился претворить свое решение в жизнь до того, как остальные архимаги задумаются и начнут вставлять ему палки в колеса. Пока же на лицах попадающихся навстречу магов я видел только растерянность и покорность. И это они еще про таверну не знают!

Мимо меня пролетел огромный ящик, его левитировали два воздушника.

— Сколько еще раз придется сходить? — устало спросил один другого.

— Думаю, в десять уложимся, — ответил второй. — Артефакты на наблюдательных пунктах уже забрали, а из лабораторий вытащим только самое важное. И все. Прощай, Дороттайн.

— Прощай, Дороттайн, — повторил первый. — Нам еще повезло. Охрисошу достались тяжелораненые из лечебницы. Он их левитирует, а они слюни пускают. Вокруг бегает лекарь и подтирает. Скорее бы все это кончилось.

Никакой тоски в их голосах не было. Одна усталость и надежда на скорое завершение работы.

Я представил летящие по воздуху тела Його и Солоби, и меня передернуло от отвращения. От отвращения к Подогайну, который все это затеял. Мог бы потратить два камня телепортации и сразу отправить их в Лакрис! Я снова вспомнил таверну, человечности от архимага ждать не приходилось.

На пристани я обнаружил толпу молодых магов. Их недавно согнали с кораблей, и теперь они растерянно бродили по всему порту. Некоторые не успели забрать свои вещи.

— У меня лучшая мантия на корабле осталась, — жаловалась одна адептесса Земли другой. — Я ее постирала и повесила. А когда нас стали сгонять, то я все остальное собрала, а ее забыла! Не могу же я в Лакрисе в этом старье показаться!

— Ничего, — утешала ее подруга. — Мы такой толпой там вылезем, что ты со своей драной мантией затеряешься. Никто и не заметит. Я тут нескольких видела в одном исподнем. Они видимо спали и сразу выскочили.

Мне навстречу попался Нессор Зокки. Я сразу схватил состихийника за рукав.

— Нессор, что здесь творится? Откуда все эти корабли?

— Привет, Людвиг! — радостно крикнул он и обнял меня. — Рад тебя видеть. Все наши где-то тут рядом.

— Привет. Так что творится-то?

— А ты где был в последние несколько часов? Все еще в лечебнице? — удивился Нессор.

— На Совете магов. С Парвалем.

— Солидно, — уважительно протянул адепт Воды. — Жаль, что он проиграл. По мне так всяко лучше, чем Подогайн. А корабли появились здесь сразу после начала Совета. Похоже, Подогайн притащил сюда половину канийского флота. Он был твердо уверен в своей победе. На них сразу стали грузить какие-то ящики со складов. А потом нас начали сгонять с кораблей. Мы еле вещи успели собрать, как их на дно пустили. Ух! Скоро я буду спать на твердой земле! И кровать подо мной шататься не будет! — Нессор был в восторге.

— Так ты рад что ли?

— Конечно! Я ж не любимчик архимагов, — он задорно подмигнул мне. — Мне тут порядком наскучило. На корабле-то торчать. На континенте к делу нормальному пристроят. Я же маг, а не крыса корабельная, — Нессор засмеялся.

Да, для большинства моих сверстников новость об оставлении острова стала поводом для радости. Их можно понять, к чему-то серьезному их здесь давно не подпускали, а сидеть на кораблях и бездельничать всем уже надоело. Будь я на их месте, я бы тоже только обрадовался. Но я был на своем.

— Людвиг! Я так рада! — из толпы появилась Магна и неожиданно прыгнула мне на шею.

Я подхватил ее на руки, и мы сделали вместе несколько оборотов. Народ сразу шарахнулся в сторону. Когда мы остановились, меня окружили остальные состихийники. Я видел вокруг счастливые лица. Их даже не волновало, что Совет нынче возглавляет столь рьяный водоненавистник. И интересовало, как Подогайн сумел так хорошо подготовиться к "внезапной" смерти бывшего главы Совета. Главное, что он дал им свободу и надежду на более интересное будущее.

— Спасибо вам, ребята! Мне было приятно знать, что вы со мной. Магна, спасибо за подарок, — я показал ей браслет на руке. — Он великолепен.

— Людвиг, — отвлек меня Нессор, — нас скоро обещали погрузить на каравеллу и отправить в Лакрис. Одними из первых. Молодежь сразу отправляют, чтобы под ногами на пристани не мешались. Ты с нами поплывешь или со своим архимагом?

— Я… — я не знал, что ответить. О возвращении в Лакрис я даже не думал. Из Тьмы бы выбраться.

— Давай с нами, у нас веселее! — предложил Нессор. Остальные поддержали его.

— У меня тут еще дела, ребята. Так что я потом как-нибудь выберусь. Увидимся в Лакрисе! Счастливого пути!

Я начал торопливо пробираться через толпу.

— Людвиг, береги себя! — раздался за спиной напряженный голос Магны. Кажется, она что-то почувствовала. — Мы будем ждать тебя в Лакрисе!

Путь в северную часть порта занял у меня минут десять. Мне приходилось продираться через толпу магов, на дороге постоянно оказывались матросы. Они тащили на корабли бесчисленные ящики, бочки и мешки.

Архимаг стремился закончить на острове дела как можно быстрее. Чтобы… чтобы… я не знал, зачем он так торопился.

У перотских галер я словно попал на островок тишины и спокойствия. Они и так были готовы отправиться в путь в любой момент. К счастью для меня, они еще не уплыли.

Братьев из рода Борго я увидел сразу. Они, как всегда, гуляли по пристани. И теперь с интересом наблюдали за происходящим в порту столпотворением.

— Брайан! Седрик! Рад вас видеть! — я поприветствовал братьев. Пока я продирался сквозь толпу, у меня сбилось дыхание. Постоянный "отдых" у Дгоро давал о себе знать.

— Привет, Людвиг! Рад, что у тебя все получилось! — радостно воскликнул младший из братьев.

— Привет, — пробормотал старший, наблюдая за тем, как с трудом расходятся у причала две каравеллы. — Вечно у вас, магов, какой-то бардак творится. С чем пришел на этот раз? Попрощаться перед отплытием?

— Я бы с радостью зашел просто с вами поговорить, но я опять по делу. Мне нужно к капитану.

— Так он же не знает! — Седрик захохотал.

— Древний и славный род Борго управляет Перотом уже сотню лет, — сказал Брайан. — Вас в Академии ничему не учат?

Мне стало стыдно, но я не мог вспомнить, где я был во время лекции по землеописанию, в которой нам рассказывали про Перот. Я знал об этом государстве немало, но правящая династия как-то ускользнула от моего внимания.

— Так значит… — только и смог смущенно пробормотать я.

— Да, — ответил старший из братьев. — Происходящее на Дороттайне так заинтересовало тана Гелдона, что он отправил на остров двух сыновей. Я капитан "Сердца зари", а Седрик командует на "Оке зверя".

— Не верь ему, Людвиг, — обиженно протянул младший. — На самом деле это он всем заправляет. Я без его разрешения ни один приказ отдать не могу.

— Ну, я же старший, — коротко ответил Брайан.

— Говори, Людвиг! Чем сможем, тем поможем. Особенно, если дело интересное будет, — Седрик прямо горел от нетерпения. Он тоже засиделся на острове.

Я сбивчиво изложил им свою просьбу. Седрик потрясенно уставился на меня. Брайан, почесал в затылке и коротко сказал.

— Хорошо.

— Ты так просто соглашаешься на такое опасное дело? — я был поражен.

— Ну да, — просто ответил Брайан. — Да и для нас оно будет не очень опасным, я уже все продумал.

Я пошел к ближайшей галере.

— Не торопись, Людвиг, — остановил меня Брайан. — Тебя, похоже, захватила суета твоих собратьев. Ни к чему хорошему это не приведет. Твоим архимагам вряд ли понравится, если мы сейчас отчалим и у всех на глазах поплывем к Стене.

Перотец был прав. Подогайну это очень не понравится.

— Поэтому мы сейчас неторопливо соберемся и поплывем на запад.

— Но…

— Людвиг, я уже все продумал, верь мне.

— Хорошо, Брайан.

А что мне еще оставалось? Только верить.

Теневое море, недалеко от острова Дороттайн,

галера "Сердце зари".

13-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

Мы выплыли где-то через час. К этому времени гавань острова уже покинули корабли с большинством магов. На остальные еще продолжали что-то грузить.

Галеры на веслах отошли от пирса, варвары распустили паруса и сильный ветер понес нас на северо-запад. По направлению к Пероту.

Когда Дороттайн скрылся из виду, мы разделились. Седрик поупирался, но доводы брата оказались весомей. Нельзя рисковать обеими галерами и всеми людьми. Поэтому Брайан оставил у себя лишь необходимых гребцов. Остальные перешли на корабль брата, и "Око зверя" отправилось домой.

Седрик предлагал оставить его галеру неподалеку, чтобы в случае опасности прийти на подмогу, но Брайан настоял на своем. Неизвестно, как Тьма отреагирует на вторжение. Если из-за Стены выйдет очередной ураган, то домой не вернется никто. Отцу это совершенно не понравится.

Младший из братьев тепло попрощался со мной и пригласил в гости. Я пообещал, что приеду при ближайшей возможности. На этом мы и расстались.

"Сердце зари" развернулось обратно на восток. Через полтора часа мы подошли к Стене. Вблизи она выглядела очень внушительно. Идеально черная поверхность Стены вздымалось из самых глубин Теневого моря и уходила, казалось, на бесконечную высоту.

За время плавания на нос галеры прибили длинную доску, по ней я и должен был войти во Тьму. Брайан не хотел рисковать кораблем и заводить его за Стену. А таран… ну, без тарана добраться до дома можно. А с оторванным — ну а вдруг? — носом не удастся доползти даже до покинутого Дороттайна.

Брайан приказал очистить нос корабля. Он крепко пожал мне руку и пожелал удачи. Варвары осторожными гребками завели доску во Тьму. Теперь казалось, что кусок дерева торчит из монолитной стены. Галера немного подалась назад, доска оказалась целой. Я облегченно вздохнул. Но то было бездушное дерево…

Перотцы повторили маневр. Я оставил на палубе ненужный посох и поднялся на доску. Мне оставалось сделать последний шаг.

— Мы сможем держать галеру на месте несколько часов. Ты даже не почувствуешь качки, — непрошибаемый Брайан нервно усмехнулся. — Возвращайся, Людвиг.

— Вернусь, — пообещал я.

И шагнул вперед.

Тьма.

13-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

Небольшой шаг, и я словно пропадаю, исчезаю, растворяюсь во Тьме. Меня разбрасывает по бесконечности, мои мысли словно расползаются по целому миру, мое тело испаряется. Я ничего не вижу, не слышу, не ощущаю.

Я с трудом собираю разлетевшиеся фрагменты того, что обычно называют личностью — мысли, чувства, воспоминания и желания. Я вновь склеиваю их в единое целое, которое, собственно, и является Людвигом Крором. Я снова становлюсь собой. Но не физически.

Здесь, во Тьме, моего тела словно не существует. Нет ни рук, ни ног, ни глаз. Я даже не могу сказать, где находится то, что я называю своим "Я". "Высоко", "близко", "справа", "сверху" — все эти слова сразу потеряли смысл. И это кажется нормальным. И даже замечательным.

— Ты молодец, брат, — раздается у меня в голове знакомый голос. Как же я давно его не слышал! — Многих размазывает сразу. Здесь сложно сохранить свою личность. Даже на несколько мгновений. Тьма объединяет всех, смешивает в единый и безликий хор. А ты собрал себя быстро, очень быстро. И даже ничего не потерял. Я знал, что так и будет, брат. Я верил в тебя. Добро пожаловать, я заждался тебя.

— Здравствуй, Локрид. Так значит, ты теперь голос Тьмы?

— Да, брат, да! Я говорю от имени Тьмы! Но я больше, чем голос. Я та часть Тьмы, которая поведет ее на штурм остального мира…

— Об этом я и пришел поговорить…

Но Локрид не слушает меня. Его голос все усиливается и усиливается, в нем появляются истерические нотки.

— Я та часть, которая сметет с лица земли жалких магов с их ничтожным Лакрисом! Которая уничтожит все то, что оскверняет моря и континенты. Которая истребит мириады презренных тварей, гордо именуемых людьми! Я та часть, которая приведет к окончательному и бесповоротному триумфу Тьмы!

— Локрид, потише, прошу тебя, — от воплей брата у меня заболела… нет, не голова, а все мое сознание, вся личность сразу.

— Брат, я не кричу! Это лишь жалкий шепот от голоса самой Тьмы! Если бы ты услышал ее, ты бы потерял себя и окончательно растворился в ней!

— Я не хочу растворяться. И не хочу, чтобы Тьма захватила наш мир. Для этого я и пришел сюда.

— Ты похож на муравья, желающего остановить цунами, брат. Тьма набрала силу, твои маги отлично постарались, они сделали Тьму сильнее, чем когда бы то ни было. И она не может оставаться на месте! Ее мощь превысила все пределы! И скоро она двинется на мир, сокрушая все на своем пути!

Я не знаю, о чем мне дальше говорить с этим безумцем. Что я могу пообещать ему, как угрожать или убеждать. Он одержим Тьмой.

— А ты смешон, брат! Ты пытаешься остановить то, что правит миром, что является первоосновой всего, что лежит в глубине сущего. Как же смешны стихийные маги! Гордые повелители воды, воздуха, земли и огня! Жалкие и трусливые твари, ползающие по поверхности океана подлинной силы! Стихии — это самое грубое и примитивное в магии!

Я вспоминаю рассказ архимага об алхимическом опыте со стихиями и свою карту из колоды Парваля. На искусно выполненной миниатюре он нарисовал значки всех стихий. И жирный знак вопроса — там, где у остальных стоял магический ранг. Архимаг так и не смог оценить меня…

Так что мой старший брат не говорит ничего нового, но его истеричные крики выводят меня из себя.

— С чего ты взял, Локрид? Ты превозносишь только то, что знаешь. Что ты понимаешь в стихийной магии? Из тебя вышел бы только жалкий адепт Земли!

— О, ты решил вступиться за гордых магов стихий, брат? Вы даже не знаете сами, чем так восхищаетесь! Все ваши стихии состоят из мельчайших частичек! Те — из еще более мелких! Они и определяют сущность стихий! Но это еще не конец. Дальше, брат, дальше лежит великая пустота. И этой пустотой правит Тьма! Кто владеет Тьмой, или тот, кем владеет Тьма, что суть одно и тоже, — тот владеет миром!

Я вспоминаю, как Його разлагал воду на ее составляющие. После этого она потеряла свою изначальную сущность, став, одновременно, и воздухом, и огнем.

— Но почему в основе лежит Тьма, Локрид? Ведь были же маги, которые века назад утверждали, что в основе всего эфир. Незримая и неощутимая сущность. Или Тьма и есть эфир?

Локрид замолкает. Как же приятно побыть немного в тишине!

— Бездари! — восклицает, наконец, он. — Дураки! Недоучки!

— Тебе больше нечего возразить?

— Есть, брат! Ты думаешь, что твое сродство с водой — это природный дар?

— Да, — коротко отвечаю я.

— Нет, брат, нет! Ты думаешь, что это я темный? Нет! Я лишь жалкое отражение Тьмы, и скоро я растворюсь в ней, как исчезли тысячи до меня. Но ты, брат, ты… Ты ближе ко Тьме, чем когда-либо бывал я. Ты — часть ее, а она часть тебя! Ты мог бы повелевать всеми стихиями, если бы захотел, но ты выбрал только одну. Ты растратил великий дар впустую! Но ты еще можешь все изменить! Прими себя, прими Тьму в себе!

— Ты обезумел, Локрид, Тьма похитила твой разум. И мой, раз я пытаюсь тебя в чем-то убедить!

— Ты же ничего не знаешь, брат, ничего. И пытаешься судить меня. Ты думаешь, что это я воплощение Тьмы? Нет, брат, я сразу ощутил свою ущербность, — Локрид начинает быстро шептать, словно боясь, что кто-то услышит и остановит его. — Я неполноценен, ограничен, убог. Я остро ощутил это, когда мать взяла меня на Теневые острова. Мне было три года и меня сразу потянуло к Стене. Тьма влекла меня брат, но я не ощущал себя частью ее. Лишь жалким попутчиком, грязью на сапоге. Я долгое время пытался понять, почему это так, за что я наказан. И мне это удалось, брат, удалось. Оказалось, что я не наказан, а избран. Избран, чтобы ввести в мир истинных детей Тьмы. Тебя, брат, тебя и твою сестру.

Потрясение лишает меня дара речи, я не могу ответить, не могу крикнуть этому безумцу, что он бредит. Я лишь слушаю его слова.

— Мать не хотела больше детей, беременность и воспитание отвлекали ее от экспедиций. Отец тоже, он считал, что его удел — высокая поэзия. Жалкий рифмоплет! Они не хотели тебя и Лейлу. Но я захотел этого, брат, ибо я осознал свое предназначение. Мне было десять, когда я взялся за дело. Я воровал и собирал травы, варил зелья и подмешивал их в еду и питье родителей. Наконец, мои труды увенчались успехом. Мать забеременела. Я возликовал. Я думал, что сделал достаточно. Но я упустил нужный момент. Когда я приступил ко второй части плана — ритуалам и заклинаниям — было уже поздно. Я упустил момент, что ж, в десять лет многие совершают ошибки. Когда родилась Лейла, я был разочарован. Все мои усилия смогли лишь изменить ее кровь, она напиталась невиданной силой.

Неожиданно Локрид начинает хохотать.

— Лейле повезло, что в Лакрисе не практикуют некромантию. Ее кровь — сильнейшая основа для любого темного ритуала. Такой я напитал ее мощью. Но не Тьмой, брат, не Тьмой. К твоему созданию я готовился гораздо основательнее…

— Ты… — дар речи, наконец, возвращается ко мне, — ты… создал меня?

— Да, брат. Отец дал семя, мать выносила тебя, но мой вклад был больше, гораздо больше. Я стал старше и опытнее, я глубже проник в глубины Тьмы и многое понял. Тьма не статична, она вибрирует и изменяется. Ее приливы и отливы незаметны, но ощутимы. Я выбрал момент твоего зачатия, нужными зельями я заставил родителей сделать это. Они не хотели, брат, как же они не хотели тебя! Мне пришлось их заставить. А потом, брат, все девять месяцев, что мать носила тебя, я был рядом, я заботился о тебе больше, чем она. Незримой тенью я скользил вокруг. Я уверен, что вы меня даже не замечали. Думали, что старший брат вечно сидит у себя в комнате. А я не спал ночами, ел редко и мало, все время и силы уходили на ритуалы и зелья. Когда ты родился, я был одновременно рад и разочарован. Мне удалось сделать Тьму твоей сущностью, но я не смог заставить ее пробудиться. Многие годы я бился над этой задачей. И наконец, я вернулся домой и свершил последний ритуал…

— Кролло, — шепчу я.

— Да, Кролло! Ты же знал это с самого начала. Знал, что это сделал я, но не хотел верить. Это был мой дар тебе, дар, который довершил начатое мной. Ты можешь разговаривать с созданиями Тьмы, ты можешь входить во Тьму. Ты — часть Тьмы, брат! Прими это!

— Кролло, — повторяю я. — Я видел Кролло, когда ураган гнал мой корабль во Тьму. Это… был ты?

— Да, брат! — Локрид ликует. — Ты же все понимаешь! Я был тем ураганом, на своих крыльях я нес тебя в объятья Тьмы! А Кролло, твой милый Кролло — о, как же он кричал, когда я распинал его! — был путеводным маяком. Маяком, зовущим во Тьму! Звездой, указующей путь!

— Но у тебя ничего не вышло, — констатирую я.

Тишина затягивается на долгие мгновения.

— Ты сопротивлялся, брат. Но не это помешало мне. Я… Прости меня, брат, ненависть к врагу оказалась сильнее любви к тебе. Ненависть к магу, что надменно решил противостоять урагану Тьмы. Я узнал его, сразу узнал. Именно он обрек меня на смерть и муки. Он открыл врата тем, кто убил меня. Это была мучительная смерть. Страшная и мучительная. И я решил отомстить, брат. Смерть за Стеной Тьмы оказалась бы для него слишком легкой. Я сам хотел свершить кару. Я сломал его, а потом… потом я увлекся. И ты смог уйти тогда. Но сейчас ты пришел, брат. Сам пришел ко мне. Ты принял свою сущность, брат!

— Ты забыл еще кое о ком, Локрид. Мне помогали. Причем, помогали неоднократно. И помогали из Тьмы. Джеркис! — громко зову я. — Джеркис!

— Привет, маг, — отзывается звонкий мальчишеский голос. — Я рад, что ты до сих пор жив. Ты хороший.

— Твой отец просил передать тебе, что он любит тебя.

— Я знаю. Он тоже хороший. Но он слабый, поэтому и отдал меня тому инквизитору. Скажи ему, что я мучился недолго. Поначалу про меня будто вообще забыли, а когда взялись… то я мучился недолго. Он, этот инквизитор, слишком привык иметь дело со взрослыми.

— Я передам это твоему отцу, Джеркис. Он будет… рад. Ты слышал наш разговор?

— Да, маг. Мне нравится Тьма, здесь интересно. Но иногда она надоедает, и я иду играть за Стену, в тот, прежний мир. Мне там тоже нравится. Я не хочу, чтобы везде была Тьма. Это скучно. И я не хочу, чтобы папа умер. Немногие, кроме тебя, смогут пережить приход Тьмы.

— Локрид, ты слышал? Это голос против твоего голоса.

— Этот голос не имеет значения! — пренебрежительно откликается тот. — За моей спиной стоят тысячи душ, отдавших жизни за служение Тьме. Все они требуют отмщения, брат! И оно свершится! А теперь выбирай, ты с нами или против нас? Выбирай, Людвиг Крор!

— Крор? — удивленно переспрашивает незнакомый мужской голос. — В последнее время мне везет на Кроров. С одной я познакомился незадолго до своей смерти и даже помогал ей. Очень интересная, красивая и целеустремленная девушка. Еще один встретил меня здесь. А теперь еще и ты. Чудная у вас семья!

— Кто ты? Ты говоришь о моей сестре?

— Да, о Лейле Крор, о Красной. Надеюсь, с ней все хорошо. Я Диллан Заратайн, некромант. Я долгие годы служил Тьме, но не думал, что когда-нибудь в самом деле здесь окажусь. Я тут побеседовал с Джеркисом, он отличный парень, и выяснил, что нас отправил во Тьму один и тот же инквизитор. Это даже забавно. Казалось бы, он вместе со своими собратьями делает одно общее дело, но какой разный результат! Они, фактически, толкают Тьму на прорыв, на вторжение, а он старательно сводит их старания на нет. Если бы сюда не попал сначала Джеркис, а потом и я, то Тьма бы уже завладела всем миром. Как же чудно он устроен!

— Эти усилия тщетны! — восклицает Локрид. — Вторжение Тьмы и коренное изменение мира неизбежно! Я поведу Тьму вперед! Я промчусь по…

— Тут я с вами поспорю, коллега, — словоохотливый некромант перебивает моего брата. — Несмотря на усиление вашей агрессивной шайки, вы не одни решаете тут все. Есть и другие голоса. Джеркис высказался против, и я тоже не в восторге от вашей бредовой идеи. Мне нравится мир по обе стороны от Стены. Только попав сюда, я понял, какие интересные возможности открывает Тьма для изучения себя и того, что вокруг. Не стоит ломать весь мир в угоду собственной натуре. Тьма не есть разрушение. Тьма — стабильность и познание. Лучше изучать, чем ломать. Это гораздо интереснее.

— Да ничего подобного, — недовольно бормочет Локрид. Заратайн умело сбил с него всю спесь.

— В очередной раз не соглашусь! Вот взять вашего брата. Да, в основе его сущности лежит Тьма. Вы все сделали великолепно! Я искренне восхищаюсь вашим замыслом и его реализацией. И зря вы считаете, что с Лейлой у вас ничего не вышло. Результат потрясающий! Невероятная кровь! Да и сама девушка тоже. Но с братом у вас вышло еще лучше. Он часть Тьмы, но и Тьма часть его. Казалось бы, что он обречен на повторение вашей судьбы. Только более масштабное и удачливое. Но нет! А все почему? А все потому, что кроме сущности в человеке есть еще и воля. Я как раз собираюсь заняться этим вопросом. Мир разрушать рано! Таково мое мнение. Так что вы в меньшинстве!

— Это не имеет значения! — вновь восклицает Локрид, но уже не столь уверенно. — Пусть вас больше, но мой голос звучит громче. Маги хорошо постарались, чтобы именно мы стали сильнее. Наша мощь необорима! Наша сила безмерна! Наша власть незыблема!

— Но есть же еще один голос, Локрид. Ты забыл о нем?

— Никто уже давно не слышал четвертый голос Тьмы, — мгновенно и пренебрежительно откликается Локрид. — Подлинная мудрость не в почете среди нынешних некромантов. Некому говорить этим голосом. Так что все решено, брат. Жаль, что ты выбрал не ту сторону, жаль. Но…

— Есть! — раздается безмерно усталый старческий голос. Он мощно грохочет, перекрывая все остальные. — Теперь есть. И я говорю — НЕТ!

Отчаянный вопль Локрида затихает вдали. Он понимает, что проиграл. На этот раз.

— Ты часть Тьмы, Людвиг Крор, — обращается ко мне четвертый голос. — И Тьма всегда будет ждать тебя. Но ты сам решишь, когда прийти сюда. Если ты выберешь именно этот путь. А теперь прощай. Тьма останется на месте. Так решили три голоса. Да будет так!

— Да будет так! — уверенно подтверждает сказанное Заратайн.

— Да будет так! — звонко восклицает Джеркис.

Я делаю шаг назад.

Глава 14. Хозяин теней

Диммир, Серая пустыня.

13-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

После смерти Горка мы с Гарлом пошли очень быстро. Усталость помогала мне не думать. Весь следующий день я провела словно в тумане. Ноги сами шагали вперед, вокруг вертелся волкодав, иногда он подбегал и ласково терся мохнатым боком.

Вскоре мы перешли невидимую черту, за которой я перестала чувствовать полыхающий на севере вулкан. Жаль. Теперь придется полагаться только на свои силы. Как и всегда. Ну и на волкодава, конечно.

Незаменимый Гарл выбрал нам место для ночлега. Я устало рухнула на землю. Пес подставил мне теплый и уютный бок. Уснула я мгновенно.

На следующее утро я почувствовала себя гораздо лучше. Мы должны были скоро дойти до Чертога Темных, и это подстегнуло меня. Цель маячила буквально на горизонте, если сейчас допустить ошибку или расслабиться, то все пойдет прахом. И темные ритуалы, и бегство от инквизитора и графа, и многочисленные смерти… Смерти людей, которые встречались на моем пути. Надеюсь, герцог и настоятель еще живы…

Мы снова ушли с просматриваемой издалека равнины и забрались в горы. Скорость сразу упала, идти стало тяжелее, зато так было безопаснее, да и обзор увеличился. Ближе к обеду я заметила у подножия гор развалины — то ли храмовый комплекс, то ли дворец. Неужели это и есть Karra Tronogo? Почему-то мне казалось, что Чертог Темных — это пещера. Ну да ладно. Не самое страшное заблуждение.

Я оглядела несколько разрушенных зданий — гранит и мрамор, колонны, постаменты статуй. Совершенно не похоже на нынешнюю архитектуру. То ли в Диммире придерживались древних традиций, то ли это место и в самом деле очень старое.

Нам пришлось потратить еще два часа, чтобы подойти поближе. Мы все также шли по горам, спускаться на равнину было пока рано. Я объявила последний привал. Мы доели остатки запасов, у меня осталось лишь немного воды — она могла пригодиться и в развалинах. Что ж, если они окажутся пустышкой, то мне придется умереть от голода. Или положиться на охотничьи таланты Гарла.

Но вряд ли даже он сможет здесь хоть кого-то поймать. Над Karra Tronogo висела сильная темная аура. Я осмотрела ее магическим зрением. Но даже с помощью заклинания не смогла проникнуть вглубь храмового — я решила, что это все-таки храм — комплекса. Темная пелена закрывала его полностью. Любое живое создание в ужасе побежит отсюда. Только очень сильный маг, особенно некромант, сможет даже просто подойти поближе. У тех дезертиров не было бы ни единого шанса. Пусть и при помощи Горка.

Я пригляделась и обнаружила, что пелена неоднородна. В нескольких местах ее словно пробили, и теперь к центру Чертога Темных тянулись узкие коридоры. Мгла постепенно затягивала их, но они пока оставались чистыми. Значит, кто-то побывал тут совсем недавно. И очистил путь. Я вонзила зубы в нижнюю губу.

Что бы это значило? Кто-то уже добрался до "моего" темного? Или, наоборот, он сделал этот выход для себя или своей тени? Если ей был вообще нужен такой выход. Отступать мне некуда. Остается пойти и проверить.

Я съела последнее яблоко — оно оказалось довольно сочным. Умылась, потратив еще несколько глотков из фляги, и мы вместе с Гарлом зашагали к развалинам. Волкодав заметно нервничал. Свалявшаяся шерсть вздыбилась, оглядывался он затравленно. Мрачное местечко, согласна.

— Потерпи, мой милый, — я потрепала Гарла по голове. — Еще немного и… И все.

Пса это, разумеется, не успокоило.

Диммир, Серая пустыня,

развалины.

13-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

Мы подошли к границе темной пелены. Обычным зрениям она была не видна, но именно здесь Гарл предпринял последнюю попытку меня остановить — он вцепился в штанину и потащил назад, к горам. Я высвободилась. В чем-то пес был прав. Ему там делать точно нечего.

— Гарл, жди здесь, — приказала я ему. — Если я скоро не вернусь — уходи.

Разумеется, он не мог понять столь сложную команду. А если и смог, то вряд ли ее выполнит. Я представила Гарла, который несколько дней сидит на этом самом месте и ждет меня. Дни переходят в недели, и вскоре мертвое тело пса ветер заносит серой пылью. Жуткое зрелище.

Но изменить я уже ничего не могла. Я нашла ближайший коридор и пошла по нему. Гарл за спиной отчаянно заскулил.

Защита была сработана мастерски — это я сразу поняла. Пелена отгоняла случайных гостей, а для тех, кто всерьез решился покуситься на спокойствие этого места, были заготовлены магические ловушки.

К счастью, кто-то уже прошел здесь и обезвредил их. И сделал это недавно. Выбоины от молний на стенах казались очень свежими, так же как и копоть от огненных шаров и стрел. Так кто же здесь был?

Скоро я нашла ответ на свой вопрос. Обледенелое тело в красной мантии лежало на животе. Кристаллики льда уже посерели от накопившейся на них пыли, но таять не торопились. Заклинание Живого льда? Наши водные маги слышали о нем только в легендах.

Дело приняло неожиданный оборот. Орден Тьмы скопировал лакрисскую систему подготовки и даже магические ранги, но в одежде некроманты по-прежнему предпочитали черный цвет. Так неужели это…

Меня забила мелкая дрожь. Переворачивать тело было страшно, но необходимо. Но как? Живой лед — коварная штука, он не только очень долго не таял, но и мог перекинуться на новую жертву. Я огляделась.

Невдалеке валялся посох огневика. Лед его не тронул. Я подняла его и оглядела. Посох как посох. Обычное оружие выпускника лакрисской Академии. Но обнаружить его здесь было очень странно. Насколько я знала, после разгрома диммирской армии и Ордена, большую часть магов перебросили на Дороттайн, чтобы изучить, а при необходимости и сдержать, резко зашевелившуюся Тьму.

Те же, кто остался в покоренной стране, занимались поддержкой оккупационных войск и отловом уцелевших некромантов. А здесь, похоже, побывала целая экспедиция. Причем не из низкоранговых адептов. Я бы сама через такую защиту вряд ли пробилась. Да и этот вот тоже не смог…

Я взяла посох и аккуратно поддела труп. Живой лед перекинулся на дерево и заскользил в моей руке. Я налегла, перевернула тело и сразу отбросила посох в сторону. И застыла, словно Живой лед добрался и до меня. Я знала этого мага. С трудом сдерживая крик, я сделала шаг назад. Хотелось бежать, но я взяла себя в руки.

— Рыжих много, Красная — одна! — прошептала я себе под нос. — Не раскисай!

Немного придя в себя, я снова подошла к трупу. Да, никаких сомнений.

На земле лежал магистр Огня Хлой Орженс, мой преподаватель в Академии. Я была ему многим обязана. Это он научил меня всему и помог освоиться с моей силой.

А теперь я видела его обледенелый труп. Его бросили, не удосужившись даже вытащить тело и похоронить, как полагается. Ублюдки!

В том, что он был не один, я была абсолютно уверена. К центру Чертога Темных вело несколько дорожек. Видимо, маги пытались найти лучший путь. Повезло не всем. Хлой Орженс так и не смог закончить свое последнее дело.

Пелена передо мной колыхалась — серая и плотная. Я оказалась в тупике. Может, вернуться и выбрать другой путь к центру? А если там очередной труп? Неужели это Академия организовала столь опасную экспедицию?

Нет. Я припомнила последние слухи. Примерно через год после моего выпуска из Академии Хлой Орженс тоже расстался с ней. Кажется, его пригласил в свиту кто-то из архимагов. Но кто же? Я не смогла вспомнить.

Я прикинула — до центра развалин осталось ярдов пятнадцать, магистру не хватило самой малости, чтобы дойти. Значит, я завершу его путь.

Оглядев серую муть магическим зрением, я обнаружила темное пульсирующее пятно. От него повеяло холодом. Живой лед ждал следующую жертву. Больше ничего опасного я не углядела. Так, какие-то молнии и огненные стрелы. Ерунда. Но как же пройти мимо льда?

Он бросался только на теплую и живую цель, так что некромант мог бы запросто провести здесь хоть сотню зомби. Которых порвали бы в клочья молнии. Защита была хорошо продумана. Но я не темная. Значит, надо придумать что-то другое.

Я прикусила губу, выступила кровь. Кровь! Которая так приглянулась некромантам.

Когда-то я побеждала во всех соревнованиях по плевкам в длину среди окрестных ребятишек. Надеюсь, навыки еще не потеряны.

Я могла бы гордиться таким плевком, но пока мне было не до этого. Окровавленная слюна пролетела ярдов восемь, и на нее тут же устремился комок Живого льда. Я пролетела мимо, увернулась от двух молний, поднырнула под одну огненную стрелу и в падении расщепила заклинанием вторую.

Я упала на колени, оцарапала их, но это не омрачило моей радости. Я прорвалась! Центр развалин был основательно расчищен от серой пелены, так что ловушки остались позади.

Зато здесь меня ждали трое. Разноцветные мантии, посохи. Все как полагается. Высокоранговые адепты Огня, Земли и Воздуха. Они мне не обрадовались.

Первым успел огневик. Его шар ушел в пустоту, так как я успела откатиться в сторону. Отбиваясь огненными стрелами — кажется, одна задела мага Земли — я опять оказалась во мгле и спряталась за обломком стены. В него сразу же ударила молния. Это вступил в дело воздушник.

Кажется, предстоял затяжной магический бой. Я осмотрелась и ойкнула. В пяти ярдах от меня искрился обломок Живого льда, который я выманила на свою кровь. Теперь он твердо вознамерился меня достать. Он покатился ко мне.

Я плюнула поверх комка. Он среагировал мгновенно — подпрыгнул и достал слюну в воздухе. Следующий плевок вынудил его подняться еще выше. В семь плевков я заставила его пролететь надо мной. Он рухнул с другой стороны стены. Оттуда послышались крики. Адептам знакомство с Живым льдом не понравилось. Ну да ничего, их общение продолжалось недолго.

Неожиданно из-за стены полыхнула вспышка, волна жара прокатилась во все стороны. Страшная мощь заклинания потрясла меня. Кто-то не пожалел сил и испарил Живой лед. Скорее всего, вместе с несчастными адептами.

— Выходи, — раздался спокойный уверенный голос. — Следующим ударом я раскалю эту стену, и ты зажаришься.

— Хорошо, господин декан!

Таким людям, как Итрис Кардо, не отказывают. Он давно мог бы стать архимагом, но не хотел лезть в политику и дела Совета, а потому предпочел оставаться магистром и руководить факультетом Огня. Так неужели это все-таки затея Академии?

Я вышла из-за стены. Руки я развела далеко в стороны — самая неудобная поза для колдовства. И знак покорности. Кардо — высокий и седовласый — стоял в окружении десятка других магов. Я увидела, как лица некоторых вытягиваются от удивления. Что ж, я всегда была очень популярна.

— Добрый день, господин декан! Разве вы не рады меня видеть? Как-никак перед вами ваша лучшая выпускница!

— Ты всегда была несносной девчонкой, Красная, — пробормотал Кардо, радости в его голосе я не услышала. — Ты уже четыре года, как не моя ученица, а я шесть месяцев, как не декан. Так что прекрати этот фарс, прошу тебя.

— Значит, это не затея Академии?

— Нет, Красная. Свяжите ее, — приказал он двум магам, — только будьте осторожнее. Она очень опасна, хоть и без посоха.

— Так кто же это придумал, а, господин уже-не-декан?

— Не твое дело! — недовольно прикрикнул Кардо.

Мне резко заломили руки, в такой позе тоже особо не поколдуешь. Неловкими движениями маги связывали меня веревкой. Но меня это не волновало.

— Хлой Орженс был вашим другом! А вы бросили его тело! Как же так?!

— Живой лед слишком опасен. Мы не хотели терять еще людей. Даже мне с трудом удалось с ним справиться! Так что оставь свое негодование, девочка! Ты только что убила троих!

— Тремя трусливыми ублюдками меньше, — пробормотала ее, оглядывая место боя. Да, в адепта Земли попала моя стрела, двух остальных убил то ли Живой лед, то ли сам Кардо. По обгорелым трупам нельзя было определить точно.

Я оглядела стоящих рядом с огневиком магов. Красные, зеленые и голубые мантии. Так. Неужели…

— Господин уже-не-декан, с этим Живым льдом прекрасно бы справился любой хороший маг Воды. Даже мой братишка!

— Господин архимаг не нуждается в жалких водниках! — выкрикнул один из воздушников.

Кардо сжал губы, он понимал справедливость моего упрека. Но ничего изменить не смог бы. Потому что…

— Так, значит, вы теперь служите Подогайну, да? И его бредовые идеи для вас дороже жизней друзей?

Магистр быстро подошел ко мне и ударил по лицу.

— Молчи! — выкрикнул он. — Ты ничего не…

Он посмотрел на окровавленную ладонь, затем на мой разбитый нос.

— Прости, Красная, я…

— В кармане, платок, последний, — пробормотала я потрясенно. Реакция Кардо стала для меня неожиданностью.

Магистр вытащил тонкий белый батистовый платок. Он неуклюже вытер им кровь с моего лица. И так и застыл с покрасневшей тряпкой в руке. Кардо не знал, что делать с платком дальше.

— Можете выкинуть. Или на память оставить.

Кардо выбрал первое, окровавленная ткань упала на землю. Со своей задачей она справилась. Ведь это был самый обыкновенный платок…

— К чему такие нежности, Кардо? — к огневику подошел высокий и нескладный магистр Воздуха. — Нам же все равно придется ее…

Он не закончил фразу. Все и так было ясно.

— Аздор, что с ней делать, будет решать Подогайн, когда прибудет, — Кардо явно не хотел брать на себя мою смерть.

— Она убила троих наших и, главное, узнала, что мы здесь. Зачем нам ждать архимага?

— Это будет решать архимаг! — жестко отрезал экс-декан. — А пока я здесь главный. Очень советую об этом не забывать!

— Хорошо, — пошел на попятную воздушник. — Но куда мы ее пока засунем?

— Посидит внизу, с нашим… гостеприимным хозяином. Там от нее неприятностей не будет. Увести ее!

И меня ввели в разрушенный храм.

Диммир, Серая пустыня,

Karra Tronogo.

13-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

Идти пришлось достаточно долго. Сначала мы спустились вниз и прошли через несколько залов. Затем мы оказались под храмом в какой-то темной пещере, явно природного характера. Похоже, я была права. Пещеру ярко освещали факелы. На противоположной стене, на вбитых в камень металлических штырях, висел человек в темной мантии.

Я сразу поняла, кто это. Древний некромант, зловещий темный маг, чья тень убила Сигурда, а зомби — Фозера, Гаррена, двух адептов и полтора десятка стражников.

Мой смертельный враг был распят на стене Темного Чертога. Я оглядела штыри — они казались древними, очень древними. Маг поднял голову и посмотрел на меня из-под капюшона.

— Я тебя знаю, — прошептал он еле слышно. — Это ты убила мою тень.

К нему подошел маг в красной мантии и ударил в грудь, выбивая воздух из легких.

— Заткнись, старик!

— Это ты убила мою тень, — повторил темный. Голос прозвучал неожиданно ясно. Я ожидала, что огневик снова ударит некроманта, но он, казалось, ничего не заметил.

— Они не слышат. Они слепцы и глупцы, — темный рассмеялся. — А ты слышишь. Твоя кровь слышит. И ты сможешь даже ответить мне. Если захочешь.

— Кто ты? — спросила я.

— Неплохо. Но ты двигаешь губами. Это привлекает слишком много внимания. Попробуй еще раз.

— Кто ты?!

— Не кричи так, девочка. Но уже лучше, да. Теперь говорят только твои глаза, но это не страшно. Эти, — он показала взглядом на стражей, — все равно ничего не заметят.

Меня подвели к вбитому в стену крюку и привязали к нему. Вывернутые руки сильно болели. Со мной не церемонились. После этого маги разбрелись по своим делам. В пещере остались четверо. И я. И старый некромант.

— Кто ты? — спросила я в третий раз.

— Раньше у меня была тысяча имен, — темный усмехнулся. — Большинство мне дали враги, некоторые — друзья, а несколько я придумал сам. Какое тебе назвать?

— Самое первое!

— Хороший ответ, — оценил некромант. — Я давно уже им не пользовался и даже почти забыл. Родители нарекли меня Дриготом. Да, ты можешь звать меня именно так. Дригот. Когда-то это имя мне очень нравилось.

— Дригот, ты сказал, что узнал меня?

— Да. Ведь именно ты убила мою тень. Я запомнил тебя, сразу понял, что ты попробуешь отомстить. Есть в тебе что-то такое. И это не только твоя кровь. Крови мало, нужен еще и характер. У тебя он есть. Поздравляю, ты меня нашла. И что же дальше? — спросил некромант с искренним любопытством.

— Темный, ты… я тебя… — я запуталась.

И в самом деле, что и, главное, как мне теперь с ним сделать? Мы оба пленники приспешников Подогайна. И жить мне осталось только до его прибытия. Архимаг, насколько я знала, очень не любит, когда кто-то мешает его планам.

— Темный, — повторил некромант. — Ты думаешь, что Тьма это непременно зло? Тьма — это та цель, к которой можно пройти разными путями. И у каждого он свой.

— Я знаю, — сказала я, вспоминая Заратайна и Горка, но Дригот не обратил на мои слова никакого внимания.

— Да и цели, на самом-то деле, различаются. Ибо Тьма сама неоднородна, в ней есть несколько потоков, частей, голосов — можно называть по-разному — которые отличаются друг от друга и подчас могут вступать в спор. Я не знаю — даже я не знаю! — чем была та, Изначальная Тьма в Багровом море, но теперь Тьма лишь слепок с нашего мира. И глупо рассматривать ее как самодовлеющую и тем более злую сущность. Тьма — это наш ребенок, мы породили и вырастили его. Но не смогли принять и воспитать.

Похоже, некромант соскучился по слушателям. Особенно по тем, которые не могли до него дотянуться. Но неожиданная лекция меня заинтересовала.

— Наш ребенок? Ты называешь Тьму дитем?

— Да! Не обязательно это человеческое дитя. Может, это волчонок, которого подобрали в лесу и выкормили. Он вырос и стал не нужен. Его попытались выгнать обратно в лес, и тут в нем взыграла его звериная сущность. Хотя почему звериная? Как и самый обычный человек, волк не захотел оставлять свой новый дом. Он привык к нему, и когда его вилами погнали к воротам, он извернулся и…

— Зачем же мы выкормили Тьму? И чем?

— Мы выкормили ее собственными жизнями. Мы сделали Тьму могущественнее, а потом сами же прельстились ее мощью. Мне кажется, это бесконечный процесс. Я не знаю, кто начал его. Но с тех пор Тьма стала гораздо сильнее, и все больше людей потянулось на ее зов. А чем больше в мире темных, тем сильнее Тьма. Вернее, становится сильнее, после их смерти. Ведь темные после смерти попадают именно туда, во Тьму, умножая ее мощь. И рано или поздно может прийти время, когда сила Тьмы не станет вмешаться в ее границы и вырвется вовне.

Я задумалась. Некроманты после смерти попадают во Тьму. В последнее время она стала так резко набирать силу, что на Дороттайн перебросили почти всех магов. Даже отсюда, из только что покоренного Диммира. В котором было истреблено огромное количество темных. Так значит… значит…

— Диммир! — выдохнула я. — Грандиозная бойня для некромантов…

— Да, — подтвердил Дригот. — Невероятное жертвоприношение Тьме.

— Инквизиция?

— Тоже. В последние годы у меня создалось впечатление, что кто-то специально убивает темных, чтобы усилить Тьму. Я ощущал, как растет ее мощь, как ей становится тесно в ее границах. А потом ко мне пришли эти, — некромант взглядом показал на магов, — и я сразу понял, что это они. Вернее не они, а их главный.

— Шресто Подогайн?

— Да, именно он. Он сильный и умный маг. Мои темные собратья много веков пытались пробиться ко мне. Не на помощь, нет. Они стремились получить мою силу и знания. А Подогайн смог. Быстро и с совсем небольшими потерями, — я поморщилась, вспомнив тело Хлоя Орженса. — Архимаг одержим безумной идеей и ни перед чем не остановится, он вознамерился устроить грандиозное очищение мира.

— Зачем?

— Он считает, что мир несовершенен. Мы разговаривали достаточно долго. Подогайн рассказал про свои попытки социальных преобразований — всеобщее равенство и прочий бред. Мы даже вместе над этим посмеялись. Вернее, смеялся я, а Подогайн пару раз что-то там проскрипел. Даже зомби хохочут естественней. Потом он сказал, что понял свою былую наивность. Людей так просто не исправить. Их слишком много, и они слишком привыкли к обыденной неправильной жизни. Поэтому необходимо уничтожить старый мир и на его обломках построить новый.

— И ты… ты согласился ему помочь?

Дригот захохотал. Да так, что затряслось даже его распятое тело. И только когда маги стали на него подозрительно поглядывать, взял себя в руки.

— Девочка, твоя наивность меня умиляет. Так ты решила, что этот твой архимаг пришел ко мне за помощью? Оторвал меня от, несомненно, важных темных дел и предложил вдвоем уничтожить мир? А потом вместо благодарности распял?

— Ну… вроде так… — мне стало стыдно.

— Я вишу здесь многие века. С тех самых пор, как легионы Лилдомской империи уничтожили мои темные армии. Да, когда-то я правил большей частью этого континента. Но гордыня погубила меня. Я стал поглядывать за океан, где как раз набирала силу империя. Они разбили меня и взяли в плен. Их маги оказались достаточно умны, чтобы не убивать меня и не усиливать таким образом Тьму. Их последователи забыли об этом, и Тьма поглотила империю. А я… я остался здесь…

Я потрясенно молчала. Второй прорыв Тьмы произошел больше полутора тысяч лет назад.

— Так все это время ты висел здесь?

— Да, все время. Но большую часть времени я провел в наведенном на меня лилдомскими магами сне, пробуждаясь лишь в те моменты, когда Тьма начинала набирать силу, и здешние запоры ослабевали. Подогайн разбудил меня окончательно. Он сильно рассчитывал на меня, готовил мне роль последней искупительной жертвы, после которой Тьма должна была обрушиться на мир. О, как же он оказался разочарован!

— Почему? Твоя сила уменьшилась за долгие века и Тьму тобой не накормишь?

— Нет, моя сила осталась при мне. И если теперь дать мне волю, я могу перевернуть этот мир вверх ногами… Армии тупых зомби? Чепуха! За прошедшие века я придумал столько новых сущностей! И если их выпустить в мир, то меня уже никто не остановит… Но я уже не хочу этого. За долгие веки я сильно изменился, мне было сложно принять это, очень сложно. Но я увидел Подогайна — о! когда-то я сильно походил на него! — и осознал, что я уже другой. Да, другой.

— И поэтому он не убил тебя?

— Да. Теперь моя мощь оказалась бы на другой чаше весов. Тьма стала бы сильнее, но прорыва бы не было.

— Почему же?

— Потому что Тьма она… разная. В ней можно выделить четыре голоса, потока, личности… их можно называть по-разному. Один голос — голос ребенка, который далек от взрослых забот, его цель — игра, и ему нужен мир как… как песочница. Второй же — подросток, который стремится доказать что-то миру, подчинить его себе, изменить в угоду своим желаниям и идеалам. Да, когда-то я тоже был таким, а Подогайн — до сих пор такой вот подросток, несмотря на почтенный — по вашим меркам, конечно — возраст и все регалии. Он воюет против несовершенства мира, и не придумал ничего лучше, как спустить на него Тьму. Типичная позиция для подростка.

— А остальные… голоса?

— Третий — это взрослый, его интересует внешний мир, но он готов воспринимать его во всем многообразии. И не пытается изменить то, что изменить нельзя. Его цель — познание, он хочет разобраться во всем, проникнуть в самую глубь, но не ломать. Ломать ему уже не интересно. Это слишком примитивно. А четвертый голос — голос старца, уставшего от всего. Он хочет покоя. Покой… какое прекрасное слово…

В голосе Дриготе прозвучала безмерная усталость. Он жаждал покоя, но ему мешали достичь его.

— А как же тень? — резко спросила я некроманта. — Это не вяжется с покоем и отходом от мира! Или все опять свалишь на Подогайна?

— Да, — ответил темный. — Не вяжется, ты права. Это был последний шанс. Последний шанс для меня стать таким же, каким я был раньше. Последний шанс для архимага получить столь желанную жертву. Подогайн снял часть моих оков — он невероятно изобретателен и талантлив, как и я когда-то — и я послал свою тень в мир. Он… мы надеялись, что она будет убивать, убивать много и разнообразно. И я, связанный с тенью самыми прочными узами на свете, тоже почувствую на губах вкус крови, вдохновлюсь бессмысленной жестокостью, а в душе моей вновь разгорится жажда. Жажда, утолить которую смогут лишь человеческие жизни…

— План провалился?

— Это был хороший план. И он мог сработать. Должен был. Я бы удовлетворил свою ностальгию по временам бурной молодости, а Подогайн получил бы необходимую жертву, чтобы спустить Тьму на мир. Меня жизнь уже не волнует. Я устал от нее. И это был последний шанс как-то ее оживить… Но к сожалению, на культистов, которым я перекинул свою тень, устроили засаду. Вы устроили.

— И почти все погибли… — прошептала я.

— Да. Я в этом виноват и не буду перекладывать ответственность на Подогайна. У него и собственных грехов хватает. Даже страшно подумать, сколько темных он отправил во Тьму во имя исполнения своей странной цели. А сколько при этом было невинных жертв, так вообще подсчитать невозможно. Да, я когда-то очень походил на него, очень.

— Так почему же вы не попробовали еще? Тени кончились?!

— Не в этом дело даже. Когда наш план провалился, Подогайн был в ярости. И смотрелся просто жалко. Я… я не хотел снова стать таким. Я слишком стар, и я устал от всего.

— И что теперь с нами будет?

— Кажется, Подогайн должен появиться сегодня. Я не знаю, что он задумал насчет меня, но вот с тобой я могу начинать прощаться. Ты и сама это понимаешь.

— Да, понимаю, — призналась я.

Дригот был совершенно прав. Спорить тут не о чем. Только вот Гарла жалко. Не повезло ему с хозяйкой. И сама в ловушку угодила, и его на смерть обрекла. Даже если он решит уйти, то куда ему деваться? В незнакомой-то стране.

Тем временем в пещере стало тесно. В нее постепенно набивались маги. Итрис Кардо пришел одним из последних и старательно не смотрел на меня. Другие, из тех, кто меня хоть немного знал, тоже старательно отводили глаза. Да и все остальные тоже не выглядели очень довольными.

Одно дело убить, пусть даже и в угоду Тьме, старого некроманта, а совсем другое — прикончить молодую красивую девушку, которую ты когда-то учил в Академии. Шресто Подогайн не будет переживать из-за таких мыслей, лично он со мной знаком не был, да если бы и был… Он целую страну бросил на алтарь Тьмы. Во имя своих целей он и не только через мой труп перешагнет. А через тысячи. И даже не запнется.

Маги продолжали бродить по пещере, но взгляды стали более напряженными. Что-то шло не так. Еще через двадцать минут не выдержал уже знакомый мне Аздор.

— Кардо, где архимаг? Он должен был телепортироваться полчаса назад! С Дороттайном же закончили!

— Не знаю, — прошипел в ответ Кардо. — Архимаг всегда появлялся вовремя.

— Он телепортируется прямо сюда?! — я не смогла сдержать удивления. — Это же смертельно опасно! Телепортация дает огромную погрешность!

Меня проигнорировали. Вместо магов мне ответил некромант. Его голос снова зазвучал в моей голове.

— Да, он появляется прямо здесь. У него совершенно особенный камень, не знаю, откуда такой и как работает. Даже я всегда пользовался самыми обычными. И однажды оказался по другую сторону стены своего города, который осадили враги. Это было забавно. Весьма забавно. Но они веселились недолго.

— Но как?

— Подогайн умница, хоть и совершенно безумен. Его камень наводится по камням связи. Это очень удобно. Если бы у меня был такой…

— Тем дольше я проживу.

Маги тем временем попытались найти архимага. Но связаться с самим Подогайном по камню связи не получилось, а с Дороттайна кто-то из помощников ответил, что архимаг отбыл по важным делам около получаса назад.

Растерявшиеся маги продолжали бродить по пещере. Они не знали, что им делать дальше.

— Без Подогайна они ни на что не способны, — сказал Дригот. — Маги среди них есть неплохие, например, Кардо, но вот принимать решения… Архимаг подбирает себе исполнителей. И он тоже плохо разбирается в людях. Как и я в свое время. За что и поплатился. И он когда-нибудь поплатится, — некромант неожиданно рассмеялся.

Разброд среди магов достиг апогея. Даже Кардо, который во время учебы вызывал у меня уважение и почтение — что мало кому удавалось — выглядел теперь потерянным.

И потому когда в пещеру ворвался запыхавшийся адепт Огня, все взоры сразу устремились на него. Молодой маг не сразу смог заговорить, он с трудом отдышался и посмотрел потрясенным взглядом на Кардо.

— Господин магистр, случилось… я не могу в это поверить!

— Что случилось, Шолби? Отвечай!

— Я… я был наверху с еще парой ребят… ну, вместо тех, кого сегодня… того… и вдруг…

— Что вдруг? Не тяни! У нас множество важных дел.

Важных? Бессмысленное ожидание архимага — важное дело? Ха!

— Над нами появилась темная точка, и начала быстро падать…

— Кто-то атаковал нас?

— Нет, господин магистр, нет… Темная точка оказалась человеком. Он… он упал на землю. Мы подбежали…

— И?

— Тело оказалось жутко изувеченным, но мне… нам кажется, что это архимаг…

— Что?! — Кардо сразу побледнел. — Не может быть!

— Мы не были уверены, а потому сразу вернулись… и принесли тело…

— Где оно?

— Наверху. И ребята там остались…

Толпа магов разом бросилась в коридор. Принесшего дурную весть адепта сбили с ног и немного потоптали. В моей голове раздался хохот некроманта.

— Дригот. Ты… знал?

— Я почувствовал, что невдалеке кто-то умер. Но не ожидал, что это сам Подогайн. Похоже, кто-то подпортил ему камень. А может и посох, раз он не смог левитировать или хотя бы смягчить удар. Другой причины я не вижу. Раньше он всегда появлялся прямо здесь. Какая нелепая смерть, — темный опять засмеялся.

— И что теперь будет? Меня… нас отпустят?

— Это вряд ли, девочка моя. Они убедятся, что это архимаг, а потом вернутся нас убивать. Мы слишком много знаем. Хотя нет, меня они убить побояться, так что я останусь здесь еще на несколько веков. А вот тебя… Тебя не спасет ни твоя молодость, ни твоя красота. Господа маги будут слишком озабочены собственными жизнями. А после они разбегутся. Среди них нет лидера, способного занять место Подогайна.

— И что же делать? — я чуть ли не впервые чувствовала себя такой растерянной.

Я посмотрела на некроманта с надеждой. Он улыбнулся мне. Ткань мантии на его груди шевельнулась. Интересно, это все та же мантия, в которой его тут оставили? Или Подогайн распорядился одеть обнаженного некроманта?

Из черных складок на пол вывалилась черное пятно. Тень! — поняла я сразу. Только вот какая-то маленькая и скособоченная.

— Это мой ключ во Тьму, в покой, — проговорил некромант, наблюдая, как тень заковыляла ко мне. — Многие веки я собирался закончить свою жизнь, но так и не решился убить себя собственным созданием. Когда-то я начал ритуал, страшный ритуал, который должен был дать мне целую армию теней, но я струсил. Я испугался боли и мучений, и у меня получилась только одна тень, одна нормальная тень, которой теперь уже нет. И вот этот маленький уродец, который все время моего заточения составлял мне компанию. Мне удалось скрыть его от лилдомских магов.

Тень подобралась ко мне и зашла за спину. Скоро я поняла, что свободна. Я стряхнула с затекших рук обрывки веревки. Сделала несколько пассов руками. Что ж, теперь я готова дорого продать свою жизнь.

— Не торопись умирать, — сказал некромант, улыбаясь. — Подойди ко мне. У меня есть к тебе последняя просьба.

Чего-то такого я от него и ожидала.

— И тебе нужна моя кровь?

Темный засмеялся.

— Нет! Если бы я хотел драться сам, то она бы мне очень пригодилась. Но я устал, я жажду тишины и покоя. Мне пора во Тьму. Она заждалась меня. Я стану ее голосом и скажу свое веское слово. Тьма не двинется на мир, его рано уничтожать или преобразовывать. Он и так неплох. У тебя есть оружие?

Я вытащила из сапога кинжал графа. Маги даже не обыскали меня. Все-таки мы иногда слишком полагаемся на заклинания.

Дригот оглядел клинок и поморщился.

— Не самое благородное оружие для завершения ритуала, ну да ладно.

— Ритуала? Я думала ты просто…

— И брошу тебя на растерзание подручным Подогайна? О нет, ты хорошая девочка. А теперь убей меня, вонзи мне кинжал в сердце.

Что ж, Дригот окажется третьим некромантом, который отправится во Тьму после встречи со мной. Достойная компания для Заратайна и Горка. Хотя адептус на их фоне, конечно, выглядит слабовато…

Я посмотрела темному в глаза. И прочитала в них усталость. Да, он, в самом деле, жаждал покоя. Я подняла кинжал и ударила некроманта в грудь.

Дригот улыбнулся, на губах выступила кровь.

— Неплохой удар, — похвалил меня он. — Сам бы я так не смог… А теперь отойди. Ритуал должен завершиться.

Я сделала несколько шагов в сторону. Тело некроманта потемнело и расплылось. От него отделилась первая тень, затем вторая, третья… Дригот дрожал и метался, но штыри крепко держали его распластанное по стене пещеры тело. Наконец, все закончилось. Теней оказалось больше трех дюжин. Я сбилась со счета.

— А теперь спрячься в дальний угол… — еле слышно прозвучал у меня в голове голос некроманта. — Выставь свой самый сильный щит… и не двигайся… Это не твой бой… Спасибо… Иди… Они уже здесь…

Я отбежала в угол и обернулась. В пещеру ворвались маги во главе с Кардо. Их намерения не вызывали сомнений. Навстречу двинулись тени. Я упала на колени и выставила огненный щит. Только бы выдержал!

И начался бой. Самый страшный магический бой, который я когда-либо видела. Стены пещеры содрогались, мой щит проминался от случайных ударов. Еще чуть-чуть и меня бы расплющило им, но он выдержал.

По пещере метались неясные тени, разноцветные сполохи слепили меня даже сквозь щит. Несколько раз я услышала крики умирающих магов. Тени погибали молча.

Когда бой кончился, и пещера погрузилась в тишину, я отбросила щит и с трудом встала на ноги. Меня всю трясло. Пещера погрузилась во тьму. Горящих факелов не осталось. Я еле-еле зажгла небольшой огонек и обошла побоище.

Обугленные стены, разорванные на части тела магов, засыпанный каменной крошкой пол и, конечно, никаких следов погибших теней. Их сможет отыскать только опытный некромант. Неужели никто не выжил?

У самого входа раздался громкий стон. Я подошла туда. Итрис Кардо до последнего пытался не выпустить теней из пещеры. И преуспел. Я оглядела побледневшее лицо бывшего декана. Когда он увидел меня, его глаза округлились от удивления. Он не ожидал, что я выживу.

— Вы собирались убить меня, господин магистр?

Он пробормотал что-то невнятное. Я опустилась рядом с ним на колени, посмотрела прямо в глаза и повторила вопрос. Кардо попробовал отвернуться, но я не позволила. И повторила вопрос в третий раз. Я до последнего надеялась, что он соврет.

Но магистр оказался слишком честным человеком Он глубоко вздохнул и ответил одним словом.

— Да.

Я молча поднялась с колен и пошла к распятому некроманту. Он был мертв и мой кинжал ему теперь без надобности. Я вырвала оружие из груди Дригота и вернулась обратно.

Кардо нисколько не удивился, когда кинжал вошел прямо в сердце.

Пора отсюда выбираться. Гарл наверняка заждался меня. Опираясь о стены, я медленно заковыляла наверх. Прошла по коридору, миновала три зала и бессильно зашипела, когда попала в четвертый. В другом конце я увидела двух магов. Вниз ушли не все!

— Эй, что там произошло? — крикнул мне молодой огневик.

— Это же пленница, которая убила кучу наших, — буркнул ему пожилой воздушник.

Они приготовили посохи к бою. И тут же осели на пол. За секунду до этого я услышала, как щелкнули замки арбалетов, а еще через секунду вырвался из прохода и помчался ко мне маленький черный ураган.

— Гарл! — только успела выкрикнуть я, как волкодав сбил меня с ног и начал облизывать лицо.

Я обняла его мохнатую морду и поцеловала. Он был весь в пыли. Ну, да ладно. Сама-то не лучше. И поцеловала его еще раз. Гарл довольно зарычал.

Затем ко мне подошли Луи и Гийом, успевшие перезарядить арбалеты. Они внимательно оглядывались по сторонам, высматривая новую опасность. Граф, опустив взгляд, ковылял за ними следом.

— Там больше никого нет, — сказала я братьям.

— Хорошо, — откликнулись они дружно.

Так же одновременно они разрядили арбалеты и закинули их за спину. Потом они заняли свои места рядом с сюзереном и подвели ко мне пунцового графа, который все также прятал глаза.

— Рада видеть вас, господин граф, — искренне поприветствовала я де Лазаля. — Как вижу, вы все-таки решили последовать за мной. И оказались очень кстати. Спасибо!

— Ну… вроде как… да… рад видеть вас… да… — сконфужено проблеял граф.

— После вашего исчезновения господин граф немного всплакнул и приказал идти на восток, домой. А про вас обещал написать две поэмы и балладу, — объяснил смущение сюзерена правый страж.

— Так что нам пришлось тащить его на юг силой, — добавил его брат.

— Но почему?! — слова братьев потрясли меня. — Я думала, что вы обрадуетесь, когда я уйду, и сами поведете его домой!

— Видите ли, миледи, — граф шмыгнул носом, но глаза не поднял, — вы оставили мне свой платок и забрали мой кинжал…

— Так вы пришли за какой-то железякой?!

— Нет! — де Лазаль испуганно подался назад.

Граф умоляюще посмотрел на стражей, те молчали. Он глубоко вздохнул.

— Видите ли… у нас, в герцогствах, такой вот обмен подарками означает… означает…

— И что же он означает, господин граф?!

— Помолвку, — выговорил, наконец, де Лазаль. И снова шмыгнул носом.

— Господин граф отказался выкинуть ваш платок, — недовольно произнес Гийом. — Таким образом, он признал помолвку.

— А благородный дворянин не может бросить невесту в беде. И мы пошли по вашим следам, — добавил Луи.

— Это был беспримерный по героизму поход, — граф забормотал себе под нос обычный патетический бред.

Но меня больше интересовали слова братьев.

— Мы два раза натыкались на места боев, — добавил в рассказ сюзерена конкретики Гийом. — А потом дошли до этих развалин. Жуткое место.

— Жуткое, — подтвердил слова брата Луи. — Мы, честно говоря, не полезли бы сюда, даже за господином графом. Но тут к нам подбежал Гарл. И потребовал, чтобы мы пошли за ним. Он провел нас внутрь очень запутанным путем и рычал, когда мы сходили с его маршрута.

Я потрепала Гарла по голове. Он у меня умница!

— Я… буду рад назвать вас своей женой… — граф, наконец, соизволил поднять на меня взгляд. Глаза де Лазаля выглядели смущенными, заплаканными, но очень довольными.

— Мы немедленно отправляемся в Орлис, — обрадовал меня Гийом.

— Свадьба состоится через неделю после прибытия, — добавил мне радости Луи.

— Я думаю, что нам надо сначала выбраться отсюда! — пресекла я всяческие разговоры о предстоящем браке, в который я вступать совершенно не собиралась.

Возражений не последовало, и мы пошли наверх.

Тело Подогайна лежало у самого входа. Да, опознать архимага было непросто. Рядом лежали трупы двух адептов с торчащими из спины арбалетными болтами. Братья неплохо тут поработали.

Преодолев отвращение, я забралась к архимагу под мантию. И вскоре вытащила его необычный камень телепортации.

И сразу узнала его. Он оказался частью Святого камня. Кто-то — а может и сам Подогайн — отколол кусочек от священной реликвии, перетянул на него всю ауру, а потом "зашил". Замечательная идея! И совершенно очевидная. Зачем таскать с собой здоровый булыжник, раз его свойства определяются только аурой?

Синий бы оценил столь прагматичный подход. А вот как архимаг научился наводить на камни связи? Успею еще разобраться.

Магическим зрением я внимательно изучила камень и обнаружила небольшой дефект. Кто-то изменил точность переноса, так что архимага закинуло так высоко, что шансов выжить у него не было. А если еще и над посохом поработал… Я продолжила осмотр и выяснила, что Подогайн настроил камень на возвращение на Дороттайн. Я попробовала разобраться, как можно изменить место назначения, но не преуспела. К тому же…

Я расхохоталась. На артефакт архимага действовали те же ограничения, что и на Святой камень жрецов. Да… неудивительно, что Подогайна потянуло на столь странные идеи!

На самом-то деле это было не смешно, так как я сама бы не смогла воспользоваться камнем. Но и оставаться мне не хотелось. Братья всерьез намеревались доставить графа с невестой домой, и чем раньше я исчезну, тем будет лучше.

С другой стороны, меня смущала погрешность при перемещении, убившая архимага. Но Дороттайн — остров, так что шанс упасть в воду — очень велик. А плаваю я неплохо. Ну или, в крайнем случае, огненным щитом можно затормозить падение даже на сам остров. Или придется пробивать в нем дыру, чтобы упасть-таки в воду. Шансы на благоприятный исход получались неплохие.

Я посмотрела на графа. Он быстро освоился с ролью жениха и послал мне воздушный поцелуй. Это и решило дело.

Я подошла к нему.

— Господин граф, можно вас на секундочку?

— Конечно, моя леди! — он сразу подскочил ко мне.

— Раз уж мы теперь жених и невеста, — жеманно проговорила я, а потом стремительно поцеловала графа.

От удивления де Лазаль немного ошалел. Что ж, это-то мне и надо. Когда я дотронулась камнем до его руки, тот немного засветился. Я сделала два шага назад, крепко обняла Гарла и помахала остающейся троице на прощанье рукой.

Братья сразу метнулись ко мне, а их сюзерен растерянно помахал мне в ответ. Он пока ничего не понял.

Теневое море, недалеко от острова Дороттайн.

13-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

Перемещение прошло безо всяких приключений. Просто внезапно в ста ярдах подо мной и Гарлом оказалось Теневое море. Прежде, чем упасть в него, я заметила невдалеке остров. До Дороттайна было не больше мили.

Что ж, это будет легкая разминка.

Вот Синий удивится!

Эпилог

Теневое море, недалеко от острова Дороттайн,

галера "Сердце зари".

13-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л.

Мощными гребками варвары бросали вперед смертоносное тело галеры. Бронзовый таран резал податливые воды Теневого моря. Стена Тьмы за спиной не вызывала былого страха, теперь она надолго застынет на своем нынешнем месте. Не будет прорыва, и Тьма не воцарится на новых землях, не скроет весь мир под непроницаемой пеленой.

Но варвары гребли молча. Не было ни веселых боевых песен, ни привычных криков и шуток, которыми они обычно подбадривали друг друга в плавании. Они вжались в скамьи, быстро и ловко орудуя тяжелыми веслами. Бесстрашные в бою перотцы сейчас боялись.

Причиной их страха был человек в синей мантии, стоящий на носу галеры. Он задумчиво смотрел на приближающийся остров. В руке он сжимал песок, обычный песок со дна Теневого моря. Да, только что он сделал невозможное. Он дотянулся до недостижимых глубин и вырвал из них добычу, о которой мечтал бы любой маг Земли.

Сначала вырвал, а потом заставил Теневое море донести горсть песка до поверхности. Вода послушно облепила каждую песчинку, и, повинуясь воле заклинателя, увлекла наверх. Это оказалось очень простым делом. Маг был разочарован.

Он знал, что способен теперь на большее, на гораздо большее. Поднять корабль над морем и понести его к острову? Легко! Обрушить на Дороттайн цунами или шторм, по сравнению с которым ураганы Тьмы покажутся детскими забавами? Запросто! Испепелить остров или заставить гранитные камни, прикованные цепями к основанию исполинского деревянного плота, утащить его на дно морское? Нет ничего проще!

Власть и могущество свалились на него неожиданно, но не опьянили его, нет. Маг знал, что он сможет сделать с таким могуществом, множество планов появилось в его голове. Но все они требовали одного — отказаться от прежней жизни.

Неожиданно — для варваров, но не для мага — рядом с галерой в воду упали два существа. Человек и собака. Он узнал их сразу.

— Вытащить, — сказал маг.

Перотцы резко затормозили набравшую хороший ход галеру и развернулись назад. Вскоре на палубу выбрался огромный волкодав. Он рыкнул на варваров и с любопытством посмотрел на мага. Пес узнал его.

Следом на галере объявилась высокая рыжеволосая девушка. Она увидела мага и с криком "Синий!" бросилась к нему.

И резко остановилась, встретив его безразличный взгляд. Он еще не решил.

Маг задумчиво потер руки и наткнулся на сплетенный из бисера браслет на левой. Он сразу вспомнил глаза той, которая сделала его.

Маг вновь посмотрел на девушку, стоявшую на палубе. Да, ему было ради кого оставаться человеком.

Он шагнул ей навстречу.

— Красная!

Казань, сентябрь-октябрь 2009.


home | my bookshelf | | Четыре голоса Тьмы |     цвет текста