Book: Как убивали партию. Показания Первого Секретаря МГК КПСС



Как убивали партию. Показания Первого Секретаря МГК КПСС

Юрий Анатольевич Прокофьев

Купить книгу "Как убивали партию. Показания Первого Секретаря МГК КПСС" Прокофьев Юрий

Как убивали партию. Показания Первого Секретаря МГК КПСС

Суд истории

Как убивали партию. Показания Первого Секретаря МГК КПСС

Название: Как убивали партию. Показания Первого Секретаря МГК КПСС

Автор: Прокофьев Юрий

Издательство: Эксмо, Алгоритм

Страниц: 240

Год: 2011

Формат: fb2

АННОТАЦИЯ

Если бы не предательство высшего руководства партии, прежде всего М.Горбачева, КПСС могла бы выстоять в борьбе с "демократами" и сохранить СССР. В книге впервые приводятся многие неизвестные подробности о ликвидации СССР и КПСС руками самой партийной верхушки.

Юрий Прокофьев

Как убивали партию. Показания Первого Секретаря МГК КПСС

Вместо предисловия

Сегодня стало модным чернить прошлое. Видимо, потому, что в нынешней российской жизни особо хвалиться нечем. Находятся ловкачи, пытающиеся переписать историю.

Получается так, что у нас вроде и нет прошлого. Все будто началось с «колбасной революции» 1991 года. Даже Вторую мировую войну вроде бы выиграли без нас американцы и англичане. Ничего у нас нет за спиной. Пустота. Порвалась связь времен.

Разрушается не только экономика, но и культура, наша память, наша история. Делается это сознательно, чтобы на Руси остались одни Иваны, не помнящие родства.

На мой взгляд, некоторые негативные явления в нашем обществе принимают характер национального бедствия. Прежде всего это коррупция. Сейчас много и справедливо говорят и пишут о коррупционности московских властей, в первую очередь мэра Лужкова, который восемнадцать лет был полным хозяином города, в центре внимания СМИ и его жена. Примеры приводятся ужасающие.

Но ведь это стало возможным не в одночасье! Ездят ведь по Москве и президент, и премьер, и разве они не видели, как год за годом уродуется Москва? Как все сложнее и сложнее становится жить в ней простому человеку? И почему закрывали глаза на то, какими методами обогащается Батурина? Не могу поверить, что спецслужбы об этом не докладывали, ведь речь идет не о простом предпринимателе, а о тандеме, одной из составляющих которого является мэр столицы России. Видимо, есть еще какаято подоплека, послужившая поводом для отставки Лужкова. Дай бог, чтобы я ошибался. Но в свою ошибку я поверю только в том случае, если вслед за Лужковым будут освобождены и другие высокопоставленные чиновники, замеченные в коррупции.

Почему ставлю на первый план коррупцию? Да потому, что коррупция и то, что в стране практически нет настоящих хозяев, пекущихся в первую очередь не о своем благосостоянии, а о стране, народе, определяют все наши беды.

Везде так называемые «успешные менеджеры», главной заботой которых является минимизация расходов и максимизация прибыли, причем не в последнюю очередь своей.

В высшем руководстве страны практически нет профессионалов, вот и руководит сельским хозяйством человек, большую часть жизни проработавший медиком, а здравоохранением – финансист.

О неспособности власти предвидеть и предотвращать бедствия, подобные трагедиям жаркого лета 2010 года, говорит беспомощность и безразличие, проявленные в этой ситуации многими власть предержащими.

О какой заботе о народе можно говорить, если в кризисные 2008–2009 годы число долларовых миллиардеров в России выросло вдвое, в то время как по европейским стандартам пятнадцать процентов населения нашей страны – это нищие и еще семьдесят пять – бедные.

Нельзя не сказать и о следующем. Вызывает беспокойство факт определенного заигрывания с США, разговоры о возможности вступления России в НАТО, вера в то, что «заграница нам поможет».

Не напоминает ли поведение нашего руководства в какойто степени поведение Горбачева, под сладкую музыку Запада угробившего великую державу?

Тогда развалился Союз, сейчас может распасться Россия.

Я не придерживаюсь взгляда людей, считающих «что история учит тому, что ничему не учит». Надо хорошо знать свое прошлое, чтобы правильно оценивать настоящее и видеть будущее.

Хочу надеяться, что моя книга поможет в этом ее читателю.

Ю. Прокофьев Москва, октябрь 2010 года.

Вступление. Последний первый секретарь

Было это через год после событий девяносто первого. Один историк, очень вежливый и очень настойчивый, просил меня о встрече. Хотел, чтобы я рассказал: испугался ли, когда стал безработным, не собирался ли паче чаянья наложить на себя руки? Ведь было мне в ту пору пятьдесят с лишним лет.

Я отказался от встречи. Тогда время для таких бесед еще не созрело. Да и поймут ли там, в Стране восходящего солнца (историк был японцем) нашу российскую грусть? Он изучал жизнь самураев и, как выяснилось, хотел сравнить поведение в критических ситуациях самураев и функционеров КПСС после запрета коммунистической партии.

Моменту, когда я очутился не у дел, предшествовали столь грандиозные события, происходившие в стране, что мое собственное положение не представлялось чрезмерно драматичным.

Правда, прошедший год не был для меня безмятежным: бесконечные допросы, обыски дома и в рабочем кабинете, необходимость информировать обо всех моих выездах из Москвы.

Но вот я свободен… Сняты все обвинения и обязательства. Новые знакомые спрашивают осторожно: «Так это вы – последний секретарь?» – «Да, я. Последний первый секретарь Московского горкома партии»…

Мысль написать непредвзято о прошлом возникла у меня несколько позже. Думал, это надо сделать по свежим следам, пока еще душа сохраняет эмоции того времени. Но поток мемуарной литературы, обрушившийся на читателей после 1991 года, остановил меня. Уж очень она была далека от правды, слишком насыщена стремлением обелить себя и очернить других.

В воспоминаниях таких авторов я предстаю поразному. Чего стоит, например, вранье Гавриила Попова в его так называемых исторических хрониках (видимо, Шекспир навеял)! В этом сочинении я выгляжу неким инфернальным персонажем. Прямо Ричард III, только не хромой и не горбатый. По его версии, всякий разговор по телефону с руководством мэрии я всегда заканчивал словами: «Вы об этом пожалеете. И очень скоро». Передергивать Г. Попов всегда умел. Мастер!

Зачастую писали люди, которые не были непосредственными участниками событий и, как правило, искажали их суть.

Я понял также, что без исследования достаточно широкой полосы жизни нашего общества, анализа прошлой деятельности Коммунистической партии трудно объективно оценить события конца восьмидесятых – начала девяностых годов прошлого века, разобраться в них.

Мне повезло. Во второй половине 1996 года мной заинтересовались в РЦХДНИ – Российском центре хранения документов новейшей истории (ныне Российский государственный архив социальнополитической истории – РГАСПИ). Я безмерно благодарен сотруднице архива Галине Андреевне Юдинковой, которая из месяца в месяц четыре года вела записи бесед со мной, позволившие мне непредвзято, как мне кажется, рассказать о себе, о моей партийной и советской работе, более четко определить свое отношение к людям и событиям, участником которых я был.

Как «ушли» В.В. Гришина

Я работал в горкоме партии при трех первых секретарях Московского горкома КПСС – Гришине, Ельцине и Зайкове.

Вначале расскажу о Викторе Васильевиче Гришине. Он пришел первым секретарем Московского горкома партии в 1967 году, а я в марте 1968 года – инструктором горкома.

История все расставит на свои места. Очень многое из того, что делалось после ухода Гришина, запланировано при нем. И реконструкция Московской кольцевой дороги, и реконструкция центра города. Практически тогда приступили к работам на Сретенке, но все провалилось изза перемены ситуации в стране.

При нем было запланировано и строительство Северной ТЭЦ. Как бы ни боролись против нее, все равно она нужна, чтобы обеспечить теплом огромную часть города.

С чего начал Гришин? Наверное, с того, что ему было ближе по ВЦСПС, – с создания плодоовощных баз в Москве и зон отдыха. Он на это мобилизовал весь аппарат.

Виктор Васильевич был очень жесткий, требовательный. Может быть, даже чрезмерно жесток и требователен по отношению к людям. Работал много: гдето с восьми утра до десяти вечера.

Он никогда не работал на публику. Всячески пытался принизить свою роль в публикациях о нем, описаниях какихто достижений. Я думаю, поэтому он и работал в Политбюро более 20 лет. Никогда не выдвигался на передний план, всегда старался быть в тени. Мудрый был человек.

Но по отношению к партийному аппарату был, повторяю, очень жесткий, очень требовательный. Представление об этом может дать такой эпизод.

Както заведующий орготделом МГК, бывший первый секретарь райкома Сергей Михайлович Коломин в восторге сказал: «Вы знаете, как нами доволен Виктор Васильевич? Он даже впервые назвал меня по имени и отчеству».

Обычно же Гришин первое время обращался к сотруднику только по фамилии.

Помню, я работал заместителем заведующего орготделом, Виктор Васильевич болел – инфаркт. Готовился пленум горкома партии, и я принимал участие в написании доклада. Както утром зашел в лифт вместе с помощником Гришина Новожиловым и по наивности спросил: «Как здоровье Виктора Васильевича?» А он мне так суровоподозрительно: «А почему вас это должно интересовать? Вы только зам. зав. отделом…» Я стушевался: «Готовлю пленум. Меня это интересует по деловым соображениям», – хотел я неумело выкрутиться. – «Тем более не должно вас это интересовать», – отрезал Новожилов и вышел. Я остался в лифте как оплеванный…

Другой пример. Должен был приехать Янош Кадар. Тогда вообще организовывались пышные встречи, а тут особый случай: у венгерского руководителя с Брежневым были не очень хорошие отношения, поэтому Леонид Ильич позвонил Гришину и попросил, чтобы встреча состоялась как можно масштабнее и торжественнее.

Как отвечающему в горкоме за массовые мероприятия, мне тогда пришлось все это организовывать и докладывать Гришину. Присутствовали и секретари горкома партии, начальники Управления внутренних дел, КГБ. Во время доклада рядом со мной сидел Леонид Иванович Греков, второй секретарь горкома. Я так волновался, что, когда к Гришину повернулся, заехал Грекову локтем в голову.

Кончилось совещание, меня отпустили, а Греков еще задержался в кабинете – чтото там обсуждали. Я потом звоню ему: «Леонид Иванович, извините, пожалуйста, что задел вас. Я так волновался…» А он мне: «Ты один раз, а я каждый день иду к нему с таким чувством». Это не было рисовкой со стороны Грекова. Он человек способный, энергичный, сам – жесткий и властолюбивый.

Вот такой была атмосфера, в которой приходилось работать людям – от инструктора до секретаря горкома. А это было ойойой какое расстояние! Никакого товарищеского братства, товарищеского общения не было – жесткая дисциплина, строгая иерархия.

Гришина и министры боялись, не только рядовые работники горкома партии! Может быть, это плохо, но, во всяком случае, шло на пользу дела в Москве.

* * *

Однако об одной стороне его работы как руководителя я был невысокого мнения. Конечно, чтобы «удержаться в ситуации», в Политбюро – все он делал правильно. Но при нем было (может быть, сознательно, может быть, нет) очень большое количество заседаний, совещаний с длительными, нудными докладами. Причем, если с докладом выступал другой секретарь горкома, Виктор Васильевич выступал с заключением, которое было равно докладу и практически повторяло его содержание.

Както собрал нас второй секретарь Греков и заявил, что надо оживлять работу. Я ему предложил сократить число всяких заседаний и совещаний, дать людям возможность практически работать.

Греков вздохнул:

– Ну иди и скажи об этом Гришину.

Я спрашиваю:

– А в чем дело?

– Да я пытался, но Виктор Васильевич убежден, что чем активнее и больше работает бюро горкома, тем активнее работают все.

Я считаю, это было большой ошибкой. От огромного количества заседаний положение дел, естественно, не улучшалось. Нужна была практическая работа.

Думаю, он это делал, чтобы показать, как напряженно работает партийное руководство города: каждую неделю заседало бюро, проводилось заседание секретариата горкома. Ко всем заседаниям приходилось готовить документы, материалы и справки. Бюрократии было много.

Если говорить еще об одном недостатке, который, на мой взгляд, очень серьезно сказался на Москве, то надо отметить его нелюбовь к кадровым перемещениям. Первые секретари райкомов работали по 10–12 лет. Может быть, такую стабильность можно объяснить тем, что это были его выдвиженцы: он к ним привыкал, им доверял. Я же на личном опыте убедился, что шесть лет – предел работы на этой должности.

Но было и много хорошего в том же кадровом вопросе. У Гришина был свой особый подход к кадрам, особая метода проверки сотрудника, к которому он присматривался и с которым собирался работать.

Когда я был только секретарем райкома партии, прежде чем предложить мне стать зав. отделом, Гришин взял меня с собой в командировку в Югославию. Мы были там неделю, и он имел возможность практически наблюдать, как я веду себя на встречах, приемах, в общении с людьми и т. д. И лишь после этого принял окончательное решение. Тоже, в общемто, хорошая проверка кадров: не только по работе, но и в быту, и в такой достаточно сложной ситуации.

Но в Югославии я был поражен другим: Гришин выступал без бумажки, в лучшем случае – по тезисам! В Москве же все доклады и выступления – лишь строго по заранее подготовленному тексту, который ему писали помощники. Я думаю, это происходило потому, что все руководство партии, и прежде всего Брежнев, выступало только по написанному тексту и Гришин не хотел выделяться.

В Югославии (я сам в этом убедился!) даже в такой ответственной аудитории, какой была встреча с активом в Белграде, при достаточно большом количестве людей он выступал без шпаргалки, свободно, раскованно. Тезисы у него были, но он, казалось, о них забыл. То же и на небольших встречах – на заводах, в парткомах выступал с «белого листа», причем аргументированно, интересно, живо, и это звучало намного убедительнее, чем в его московских речах.

В последние годы работы в горкоме Гришин сильно изменился. Он стал больше доверять людям, вероятно потому, что почти все, кто работал с ним, были выдвинуты Виктором Васильевичем, или при его участии, или с его согласия.

Да и возраст, конечно, сказался. Некоторые люди с годами становятся более раздражительными, а он, наоборот, помягчал. Может быть, внуки сыграли в этом свою роль…



* * *

Всякое бывало за время работы в горкоме. Были и интриги, и довольно серьезные. Например, первая половина работы в горкоме у меня была спокойная, если вообще работу там можно назвать спокойной. А потом началась травля Гришина, нажим на него. Хотя я знаю, что именно по распоряжению самого Виктора Васильевича, еще при Андропове, КГБ и Управление МВД серьезно занялись проверкой торговли в Москве. Большинство хищений были вскрыты московскими, а не центральными правоохранительными органами. Тем не менее Гришина стали обвинять в коррумпированности, в поддержке торгашей.

Тогда был арестован управляющий Главторгом Москвы Трегубов. Я до сих пор не уверен в его виновности, потому что ни денег, ни доказательств не нашли. Подарки получал, это так. Время было жестокое. Помню, как посадили заведующую райторготделом Гагаринского района. Дали восемь лет, потом, правда, скостили. Она призналась, что получила подарки на день рождения – флакон духов «Красная Москва» и коробку конфет. А потом и подписалась, что получила эти подарки. Ее посадили за «взяточничество». Тогда сажали и тех, кто был действительно виновен, и тех, кто брал всего лишь подарки.

Я думаю, Трегубов понадобился как фигура, которая могла бы дискредитировать Гришина. Какойнибудь директор универмага для этой роли явно не годился. А вот глава всей торговли города, депутат Верховного совета, член горкома партии, награжденный шестью или семью орденами (!), он много лет проработал в московской торговле, вот такая фигура могла скомпрометировать и первого секретаря горкома партии.

Трегубова не реабилитировали. Он вышел через 12 лет. У него дома нашли драгоценности на 12–15 тысяч рублей. Для человека, который всю жизнь проработал не просто в торговле, а на руководящих должностях и получал большую зарплату как начальник главка Мосгорисполкома, это не так много.

Конечно, в известной степени Трегубов был виноват, потому что воровство в торговле имело место. Особенно там, где был дефицит. Трегубов же был руководителем, и оправдаться ему трудно…

Проблем с торговлей у райкомов партии, горкома вообще было много. Сама экономическая ситуация порождала там негативные явления. К тому же работа не престижная. Особо народ туда не шел. Ну а тех, кто соглашался идти в торговлю по комсомольскому набору и работал честно, сажали сами работники торговли.

Скажем, ты директор маленького магазина и не воруешь. Не делишься. Тебе на ночь привозят котлеты. Заметьте, летним вечером, когда на улице 30 градусов жары, а у тебя нет холодильной камеры. Продать их ты не можешь. Отказаться не имеешь права, так как тебе их привезли по разнарядке. Ты доказываешь, что хранить их негде, просишь привезти утром. Все впустую, спорить бесполезно.

Котлеты за ночь протухли. Человек должен за протухшие котлеты заплатить из своего кармана, а большинство из своего кармана достать ничего не могли. Тогда человек начинает изобретать какието «усушки, утруски».

На этом «виновного» накрывали и отправляли в места не столь отдаленные. Так, например, поступили с двумя комсомольцами, которых мы направляли на работу в торговлю. Спасти их было просто невозможно, ибо имелись налицо документально подтвержденные «факты обмана государства». Хотя всем было ясно, что их просто «подставили».

Строительство – тоже опасное дело. Как, например, окончательно «ушли» Гришина? Сначала обвинения шли по торговле, потом в «Советской России» появилась большая статья о недостатках строительства в Москве. Речь шла о приписках и воровстве. Приписки действительно были. Сдавали дома, к сожалению, не полностью достроенные. Конечно, не без крыш, как писали для красного словца, – такого не было. Но недоделки случались, даже лифты иногда не работали.

Статья была явно направлена против Виктора Васильевича Гришина. Он вернулся из отпуска, собрал несколько человек посоветоваться: что делать. Вздохнул: «Я вижу, что идет нажим на меня. Боюсь, это отразится на городской партийной организации. Может быть, мне уйти самому?»

Потом он со мной отдельно разговаривал, высказывал свои сомнения. Но мы оба, понимая, что пришлют когото чужого, не москвича, сочли его уход нецелесообразным. Решили, что надо бороться и доказывать свою правоту. Гришин в отставку не подал. Тогда Горбачев сам его вызвал и предложил «уйти на покой».

Последние годы жизни Виктор Васильевич Гришин очень нуждался. Он умер в собесе при оформлении пенсии. Факты эти общеизвестны…

* * *

Был в ходу лозунг «Партия – наш рулевой». Красивая, громкая и не совсем точная фраза. Чего рулить? Работать надо. Партия в те времена – орган управления государством, структура управления. Развалили партию, сломали структуру.

Чем, к примеру, занимался первый секретарь горкома партии? Помимо идеологии – чисто хозяйственными делами. Вопросы строительства в Москве, обеспечения теплом, водоснабжения, торговли – ничто не должно было уходить от его внимания. Он нес ответственность за выполнение городскими промышленными, научными, транспортными организациями народнохозяйственных планов. Он отвечал за нормальную жизнь людей города.

Все планы развития метрополитена, строительства транспортных развязок в городе, реконструкции вокзалов, строительства новых типов детских садов с бассейнами, школ нового образца обсуждались и утверждались именно у первого секретаря горкома. Кстати, строительство Крылатского началось полностью под контролем Гришина. Это его детище – экспериментальный район, опыт которого он собирался потом распространить на всю Москву.

Точно так же было, когда пришел Ельцин. Но с меньшим успехом, поскольку он большое внимание уделял чисто театральным приемам для личной популяризации. Причем делал это классически ловко, надо отдать ему в этом должное.

Был такой случай. Борис Николаевич обещал посетить предприятия торговли и общественного питания. Есть на Профсоюзной улице ряд домов Совмина, которые в народе метко окрестили «Царским селом» или «Ондатровым заповедником». А рядом стояли первые пятиэтажки, которые стали ветхими и пришли в негодность. И вот во дворе одной из этих пятиэтажек открыли кооперативное кафе. К приезду Ельцина там все вымыли, вычистили, поставили кругом охрану, ГАИ. Жители пятиэтажек поняли, что приедет какойто большой начальник.

Когда Ельцин подъехал, его, вместо осмотра этого кафе, буквально схватили за полу пиджака и повели по подвалам, чердакам и квартирам, где жить уже было невозможно.

Как Ельцин обыграл этот факт? Всю ночь они вместе с Полтораниным писали статью в «Московскую правду». Она была опубликована на следующий день. Смысл статьи был такой: какой замечательный у нас первый секретарь горкома партии! Он не побоялся приехать в район пятиэтажек, он прошел с жителями по чердакам и подвалам. То есть довольнотаки неловкую ситуацию превратили в победу. И тут же раздавались наказания – снимались с работы, и тут же намечались планы. Большой такой разворот был с восхвалениями Ельцину за эту поездку. Но я ведь точно знал, что планировалась не экскурсия по пятиэтажкам, а осмотр кооперативного кафе!..

Под руководством Ельцина

Ельцин пришел работать в Московский горком партии в конце 1985 года. Впервые я увидел его на пленуме, где он избирался. Там Ельцин просто поздоровался со мной. Он держался очень скованно, напряженно, вероятно, думал, что его московская организация не изберет своим секретарем: ведь он не был членом горкома. Но избрали единогласно. Это тогда было в порядке вещей: кого рекомендует Политбюро ЦК, того и избирали секретарем горкома.

Ельцин приступил к работе. Три дня он не имел со мной никакого общения, хотя заведующий орготделом МГК – не последнее лицо в организации.

На четвертый день утром раздается телефонный звонок: «Прокофьев, почему люди приходят так поздно на работу?» Звонок был гдето без четверти десять – половина десятого. Я говорю: «Борис Николаевич, а рабочий день еще не начался». – «Как так «не начался»?» Я объяснил, что в свое время Хрущев распорядился, чтобы горком начинал работу с десяти утра, с тем чтобы вечером члены горкома работали подольше и могли принимать население. Но я всегда приезжал к девяти, чтобы познакомиться с письмами, подготовить дела.

Ельцин был недоволен таким положением и добился, чтобы работу начинать в девять часов утра, и мы стали работать с девяти. Такое было у меня с ним первое деловое знакомство.

Через некоторое время опять звонок по телефону с замечаниями – не помню, по какому поводу. И тогда я ему сказал: «Борис Николаевич, вы можете предъявлять ко мне претензии только в том случае, если выскажете свои требования. Я работник аппарата. Моя задача: работать на первых секретарей горкома партии. Я знаком с требованиями руководства. Насколько я знаю, эти требования удовлетворяю. Скажите свои требования, и тогда можете предъявлять мне свои претензии».

В то время он такие разговоры воспринимал нормально, и если с ним говорили откровенно, то и воспринимал это более позитивно, чем когда хитрили, изворачивались: он, как дикий зверь, чувствовал неточность, не ту тональность и был всегда настороже. Даже если медлишь с ответом, он сразу: «А что ты так долго думаешь?» Бывало, отвечал: «Борис Николаевич, лучше дать точный ответ, чем непродуманный». Если на его вопрос, кого назначить на тот или иной пост, называешь фамилию сразу, на следующий же день человека назначают. Если говоришь, что надо подумать, думать начинает он сам: назначать или нет. Так мы с ним работали.

Предстояла городская партийная конференция. Готовили ее в жестких условиях: с восьми утра до часудвух ночи. Часто приходилось работать вместе с ним. Потом перешли на нормальный режим работы. Словом, понимание было.

Однако в середине февраля 1986 года состоялся неприятный разговор: он обвинил меня в мягкотелости по отношению к кадрам и сказал, что надо более активно проводить замену московских работников. Я ответил, что могу быть жестким, но жестоким не был и никогда не буду. Он стал оправдываться, говорил, что он тоже не жестокий человек. Окончилось тем, что, когда начали разбираться с кандидатурами на заместителя председателя исполкома, секретаря исполкома и другими, на все кандидатуры, предложенные мной, он согласился, а по секретарю уперся, говоря: «Вот видишь, не дорабатываешь, нет у тебя кандидатуры». Тогда я сказал: «Ну давайте я пойду туда!» Он обещал подумать.

Через два дня, 20 февраля, у меня был день рождения. Мы сидели в семейном кругу. Позвонил Ельцин, поздравил и сказал: «Я подумал и, видимо, отпущу тебя на работу в Московский Совет, тем более что там нужно партийное влияние: Сайкин пришел с завода, партийного опыта у него нет никакого».

Этот разговор состоялся в пятницу. А в понедельник на совещании секретарей горкома Ельцин объявил, что будет рекомендовать меня на переход в Моссовет.

Вот так я и стал секретарем исполкома Моссовета. Это была, я считаю, первая властная ступенька в моей деятельности – я стал комиссаром при Валерии Тимофеевиче Сайкине. Он был очень неплохой хозяйственник, но не знал ни структуры городского хозяйства, ни порядка работы в партийных и советских органах. Мне приходилось ему помогать, и я думаю, что не погрешу, если скажу, что мы с ним достаточно дружно трудились.

* * *

Ельцина модно сейчас ругать. Но я постараюсь быть объективным. Что мне тогда в нем нравилось? У него была очень цепкая память, он все цифры, фамилии, факты запоминал быстро, держал в памяти, анализировал и всегда этим пользовался. Подчас сознательно подставляя человека под удар.

Например, назначал человека и тут же начинал его экзаменовать, гонять по цифрам. Онто эти цифры уже знал наизусть, а человек за две недели не успевал все изучить и попадал в тяжелое положение, которое подчас заканчивалось его снятием.

Ельцин хорошо улавливал настроение аудитории и умел быстро перестроиться по ходу выступления. Если понимал, что аудитория его не поддерживает, тут же менял ход мыслей. Он улавливал настроение, я еще раз повторюсь, какимто звериным чутьем, и я думаю, что он больше и действовал на уровне чутья, чем какихто расчетов и знаний.

Еще, что было характерно для него в то время – он не страшился авторитетов. В то время, как мне казалось, принимая какиелибо решения, а он мог принять и неординарные решения, Ельцин не считался с тем, кто и как на это посмотрит «сверху». Он искал и находил выходы из ситуаций, которые обычным, накатанным путем нельзя было решить. На это он действительно был способен. Вот это, по моему мнению, было в нем положительным.

Но меня многое в нем коробило. Ему важно было – и это видно было невооруженным глазом! – всеобщее восхваление, благоговение перед ним. Это уже в то время проявилось достаточно четко. Отдельного человека он не видел. Отдельные люди его не интересовали. Их судьбы, хороший ли, плохой человек, его не трогали. Он спокойно перешагивал через них и шел дальше.

Это имело отношение не только к партийному активу, хозяйственникам, но и к тем письмам, жалобам и заявлениям, которые шли к нему от простых людей. Ельцина это практически не интересовало. А вот завладеть вниманием масс, эффектно выступить, чтобы об этом потом пошла широкая молва, было для него самым важным. С самого начала он использовал популизм как средство для укрепления своего авторитета. Вот это я считаю для партийного руководителя, для политика в моем понимании – резко отрицательным качеством.

Я мог бы продемонстрировать на отдельных примерах, как он обращался с партийными кадрами. Тогда многих надо было действительно заменять. Но люди не были виноваты, что их выдвинули руководителями и они занимают не свое место. Ельцин же их обвинял в том, что они сознательно вредили, называл врагами перестройки. И все это достаточно громогласно.

Был такой случай с секретарем Ленинградского райкома партии Шахмановым: Ельцин поставил вопрос о его освобождении от работы, а райком не освободил. Все работники горкома были брошены в район – собирать компрометирующие материалы на Шахманова, для того чтобы убедить директоров, сломать их. И опять райком не освободил Шахманова.

Тогда Ельцин пошел на таран – Бюро МГК партии, под его нажимом, объявило, что пленум Ленинградского райкома партии «еще не созрел, чтобы принимать самостоятельные решения», и поэтому Бюро МГК партии своей волей освобождает Шахманова от занимаемой должности.

Примерно такая же история случилась с Графовым, секретарем Тимирязевского райкома партии. Он был неплохой хозяйственник, а как секретарь райкома ни в политике, ни в кадрах не разбирался. Потом Графов работал заведующим бюро технической инвентаризации города и неплохо справлялся. Каждому человеку нужно быть на своем месте. Но дело преподнесли таким образом, что человек якобы сознательно вредил перестроечным моментам, и с этой мотивировкой его освобождали от работы.

Еще что было характерно для Ельцина: когда он врал, то верил в свою ложь. В этом была разница между ним и Горбачевым. Тот врал сознательно. Ельцин же, если лгал, то с глубоким убеждением, что говорит правду. И поэтому аудитория ему верила. Когда он заявлял, что «ляжет на рельсы», это была не просто фраза – в тот момент он и сам был, видимо, убежден, что так сделает, и эта вера внушалась аудитории. В этом был успех его выступлений на митингах. Вера в свою ложь порождала сопричастность окружающих.

* * *

В московской городской партийной организации, как и во всей стране, люди ждали и хотели перемен. Поэтому приход Ельцина с его достаточно четкими позициями, с его резкой оценкой существующего положения в стране, с предложениями по изменению ситуации, по видению дальнейшего развития страны, Москвы – был воспринят с симпатией. Другое дело, что сделать это было невозможно: построить можно только то и в том объеме, на что есть деньги. Но его обещания вселяли надежду.

Люди верили, что в Москве будут перемены, а Москва, в свою очередь, станет влиять на страну. Поэтому конференция московской партийной организации, когда Ельцина уже избирали в состав горкома партии и избирали на съезд делегатом, проголосовала за него единогласно. А ведь в зале сидели человек 15–18 из тех, кого он снял с работы!

Я сказал ему тогда: «Борис Николаевич, вы видите зрелость московской партийной организации? Сидит тот же Болотин, еще люди, которых освободили от работы, тот же Роганов – они все равно проголосовали за вас, потому что верят в необходимость изменения ситуации в стране, верят в вас. Поэтому вы только должны опереться на городскую партийную организацию, и все будет нормально».

Но Ельцин пошел по другому, характерному для него пути: он был не созидатель, а человек, который все разрушает только для того, чтобы самому возвыситься над теми, кого он принижал, ставил на колени. И он все время находился в состоянии борьбы.

До самого конца пребывания у власти он не менял своих методов: Коржакова снял, Барсукова выгнал. Да и когда он был секретарем обкома партии в Свердловске, то за десять лет сменил четыре (!) состава бюро, исполкома Совета. И в Москве работал так же. А перед народом выступал как борец за его права.



Например, назначил он одного человека начальником Главного управления торговли и на заседании партийной группы Моссовета предложил: в течение двух недель наладить торговлю в Москве. Проголосовали, хотя каждому было ясно, что за такой срок эта работа невыполнима.

Через две недели, естественно, положение дел оставалось прежним. Бюро горкома принимает постановление о снятии этого человека с работы как «не справившегося» и как «не оправдавшего доверия партийной группы Моссовета». Все это печатается крупным шрифтом в «Московской правде», и население воспринимает это как борьбу Ельцина за его интересы.

В экономике Ельцин совершенно не разбирался. Почему я это заметил? В течение восьми лет я работал секретарем райкома партии и курировал промышленность и строительство. Кроме того, я кандидат экономических наук, и мне было понятно, каков уровень его знаний. Цифры он хорошо знал, а в экономических процессах разбирался слабо, даже не на уровне первокурсника. Знал, может быть, производительность труда, но не больше.

Кстати, этим страдал и Горбачев. Ну, скажем, такой пример. В начале 1991 года он вдруг заявляет: «Юрий, ты знаешь, вот все говорят: рынок, рынок, разгосударствление предприятий. Ведь, оказывается, во Франции, в Финляндии большинство предприятий являются государственными!»

Я говорю: «Михаил Сергеевич, а вы что, не знали?» И называю: во Франции 30 % государственных предприятий. Крупнейшее предприятие «Рено» – государственное. Есть даже такая поговорка: «Как живет «Рено», так живет и Франция».

Привел еще сведения: в Финляндии – 35 %, в Австрии – 40 % государственных предприятий. И земля в большей части европейских государств не является частной собственностью. Назвал ему данные по Голландии, Израилю.

У меня сложилось впечатление, что Горбачев не просто подыгрывал мне, хотя подобное у него бывало довольно часто. Он искренне удивился новому для себя знанию. Он этого просто не знал…

* * *

Вернемся к Ельцину. Я все думаю: почему Лигачев, видя методы Бориса Николаевича в Свердловске, так усиленно рекомендовал его в Москву? У Егора Кузьмича зачастую возникала странная симпатия к людям, которые этого не заслуживали, и этих людей он начинал двигать. В Томске была даже такая поговорка: «Вот идет ходячая ошибка Лигачева». Это говорили подчас люди, которые никакого отношения к политике не имели.

Заместитель заведующего орготделом ЦК КПСС Евгений Зотович Разумов, мудрый человек, который проработал много лет, решая кадровые вопросы, трижды выступал против предложения Лигачева по Ельцину: и когда того предлагали секретарем Московского горкома, и когда – секретарем ЦК.

Я знаю, по крайней мере, три «ходячие ошибки» Лигачева: Ельцина – его выдвиженца, Травкина он предложил и Коротича в «Огонек» посадил. Вот почему я отношусь к Егору Кузьмичу неоднозначно.

В этой связи хочу привести пример по Москве. Я работаю в Московском Совете. Лигачев как секретарь ЦК курирует идеологию. Наши строительные, проектные организации срочно планируют типографии, находятся площадки, средства. Сайкин ругается матерно: у Москвы нет денег на это. Но Лигачев «давит», и средства находятся. Развертывается строительство в Чертанове и в других местах, начинает строиться комплекс «Московской правды».

Потом ко мне приходит Ресин, начальник Главмосстроя, и говорит: «Юрий Анатольевич, я больше типографии строить не буду. Я переключаюсь на строительство предприятий пищевой промышленности». – «В чем дело? Почему?» – «Вы что, газет не читаете? Лигачева с идеологии на сельское хозяйство перевели. Теперь будет давить, чтобы строились пищевые предприятия».

И действительно, Егор Кузьмич забыл про типографии – строились, не строились – и начал «душить» строителей и Сайкина совершенствованием и реконструкцией предприятий пищевой промышленности.

Такое впечатление, что он даже в столбик не считал, из чего складывается бюджет города и откуда берутся средства. Он «курирует», у него есть власть, и он давит, чтобы это направление развивалось.

Вероятно, я отношусь к Лигачеву предвзято, но уверен, что он довольнотаки большой вред нанес: ведь Егор Кузьмич выдвигал и Горбачева. Если бы не его поддержка, вряд ли бы так гладко прошло избрание Михаила Сергеевича. И обработку всех секретарей обкомов в его пользу проводил тоже Лигачев.

Чем же отплатил ему Горбачев? Егор Кузьмич выступает на Политбюро со своим мнением, тот его вполуха слушает, а потом говорит: «А, Егор, у тебя всегда своя точка зрения. Высказался и сиди». И тот садился. Никакого развития дальше его предложения не получали. Горбачев знал, с кем имел дело.

* * *

Действия Ельцина в качестве первого секретаря МГК партии вызвали, в конце концов, резко негативное к нему отношение. Терпение коммунистов Москвы лопнуло.

Это почувствовал и сам Ельцин. 12 сентября 1987 года он написал письмо Горбачеву с просьбой освободить его от занимаемой должности.

Горбачев отказался принять Ельцина, и тогда тот предпринял попытку самоубийства: ножницами, которыми режут бумагу, он пырнул себя.

Вопрос о снятии Ельцина решался 11 ноября того же 1987 года на пленуме Московского горкома партии и стал неожиданностью для самого Михаила Сергеевича, настолько резко отрицательно выступали члены горкома против Ельцина. Мнение было почти единодушным. Только ректор МВТУ Елисеев оказался в оппозиции.

Это единодушие стало неожиданностью и для самого Ельцина. Он, ошеломленный, весь почернел и уже не мог ничего говорить…

Ельцин был снят с поста первого секретаря МГК, а позже, 17 февраля 1988 года, выведен из состава Политбюро ЦК КПСС.

Горбачев предложил ему пост заместителя председателя Госстроя, и Ельцин сразу же согласился.

Мое выдвижение. Почему Горбачев был против?

Первым секретарем МГК стал Лев Николаевич Зайков. Очень хороший человек и крепкий хозяйственник. Герой Социалистического Труда, он был очень неплохим директором завода в Ленинграде. В Москве, в сущности, тоже работал как хозяйственник.

Зайков успел за короткий срок (до ноября 1989 года) сделать достаточно много для города, по крайней мере, гораздо больше, чем Ельцин, – и по строительству метрополитена, и по реконструкции заводов. Линия метрополитена, что ведет в Митино и Бутово, «пробита» усилиями Льва Николаевича; реконструкция многих предприятий и определенные льготы, которые Совмин дал предприятиям легкой промышленности Москвы, – все это тоже было решено Зайковым.

Но беда в том, что Лев Николаевич Зайков пришел работать первым секретарем горкома партии в Москве уже в тот период, когда назрела необходимость заниматься политическими вопросами. Зайков же уходил от них и истово продолжал заниматься хозяйственными делами.

Дело в том, что Зайков не был оратором. Выступать без бумаг совсем не мог, и речи ему писали помощники. Лев Николаевич боялся незнакомой аудитории. На собрания на предприятия Лев Николаевич посылал меня или других секретарей. Сам же предпочитал ездить по хозяйственным делам.

Он, например, очень боялся встреч с пропагандистами. У него была только одна встреча, и та – в горкоме партии в небольшом зале заседаний пленумов. На подобные встречи пропагандистов, которые могли задавать сложные вопросы, в районах «отсеивали».

Но обстановка в Москве резко накалялась, требовала постоянного реагирования на острые ситуации. Надо было идти на открытые выступления, отвечать на вопросы, подчас самые неприятные. Он этого делать не мог. И не хотел.

И тогда в ЦК появилась проблема: Москве нужен новый первый секретарь горкома партии.

Разумов пригласил меня в ЦК, и я назвал кандидатуры партийцев, которые могли бы заменить Льва Николаевича Зайкова. Кстати, моя точка зрения совпала с предложениями и самого Зайкова: он назвал те же фамилии.

Но когда Горбачев пришел советоваться перед пленумом горкома с секретарями райкомов партии и назвал все эти предложенные кандидатуры, они не были поддержаны. Секретари выдвинули своих кандидатов: либо Лукьянов, либо Примаков, а если Горбачев их не отпустит – тогда Прокофьев.

Горбачев от моей кандидатуры пытался их отговорить, но секретари стояли на своем: хватит нам пришлых! Нужны москвичи или люди, которые хорошо известны стране и долгое время проработали в Москве, по существу стали москвичами. Предложенные же Горбачевым кандидатуры только дватри года проработали в столице на партийной работе. С этим Горбачев и ушел.

Через несколько часов был назначен пленум горкома, и я спустился вниз встречать Генерального секретаря. Когда мы в лифте поднялись на пятый этаж, где должно было состояться бюро горкома, он попросил меня взять самоотвод.

На пленуме еще раз секретари горкома повторили свои кандидатуры: Лукьянов, Примаков и Прокофьев. Горбачев категорически не согласился отпустить ни первого, ни второго и предложил подумать о другой кандидатуре. Секретари опять предложили меня.

Я не в прямой форме брал самоотвод. Сказал, что благодарю за доверие, но еще раз прошу товарищей взвесить, стоит ли меня избирать. Ведь секретарем Московского горкома партии всегда были или кандидаты, или члены Политбюро, а я даже не член ЦК. Это создаст дополнительные трудности, так как управлять столичной партийной организацией, не обладая властными полномочиями, будет чрезвычайно сложно.

Этот довод принят не был. Но для того чтобы выборы были альтернативными, как того требовало время, нужен был еще один претендент. Выдвинули кандидатуру секретаря Калининского райкома партии Рудакова, и я ему благодарен за то, что он не взял самоотвод. Подавляющим большинством избрали меня, за него подали голоса пять или шесть человек. Вот таким образом я был избран первым секретарем Московского горкома партии.

* * *

Почему Горбачев был против меня? Могу лишь предположить, тем более что знакомство и первые встречи складывались у нас подоброму.

1984 год. Генеральный секретарь ЦК КПСС К. У. Черненко был болен. Проходило собрание в Кремле в зале пленумов. Собрался очень узкий круг людей, и вместо Черненко с заявлением от его имени должен был выступить Виктор Васильевич Гришин.

Я должен был сидеть в президиуме рядом с Гришиным как первый секретарь райкома партии, а Андрей Андреевич Громыко – рядом с Горбачевым. И вот, когда мы выходили на сцену, Громыко резко отодвинул меня плечом, рванулся изо всех сил вперед и уселся рядом с Гришиным. Я, честно говоря, заметался, не зная, куда сесть. Смотрю: место свободное рядом с Горбачевым, я и сел рядом.

Ну а поскольку сидели вместе, разговорились, и тогда я выяснил, что он жил в Стромынском общежитии, и мы с ним на Яузе регистрировали наши браки, ходили в кинотеатр «Орион», а иногда – в один и тот же ресторан «Звездочка». Он обещал приехать ко мне в Куйбышевский район. Вот такой был разговор.

Потом, когда избирали Ельцина, Михаил Сергеевич тоже приходил. Он меня вспомнил: «А я тебя знаю, мы встречались». Видно, он хотел продемонстрировать Ельцину, что многих знает. И пошла у нас беседа, достаточно живая, благожелательная и интересная.

Это позже я убедился, что он человек неискренний и коварный. Когда в 1989 году готовились к первым выборам на альтернативной основе – избирался Верховный Совет народных депутатов СССР – я в разговоре с Зайковым сказал: «Не могу понять. Раньше все вопросы решал ЦК партии: готовил предложения, проекты законов, а Верховный Совет только их рассматривал, одобрял или не одобрял. Теперь Верховный Совет будет работать на постоянной основе, а ЦК – нет. Значит, депутаты Верховного Совета станут разрабатывать проекты законодательных актов, выносить их на съезды народных избранников. Как сложатся взаимоотношения между ЦК и Верховным Советом?»

Зайков недоуменно посмотрел на меня и сказал: «А мы это на Политбюро и не обсуждали». Я говорю: «Как не обсуждали? Ведь фактически это новая структура. Где теперь место ЦК, где место Верховного Совета? Какие теперь взаимоотношения между ними, какая последовательность в принятии законов?» Он снова: «Мы об этом не разговаривали».

Зайков рассказал Горбачеву о моих сомнениях. Горбачев очень рассердился и высказал крайнее недовольство тем, что ставятся такие вопросы, уверял, что в ЦК все продумано, ничего меняться не будет. В общем, как всегда, навел туману.

После выборов в Верховный Совет народных депутатов СССР, когда партия потерпела фактически поражение, готовилась передовая в «Правде» по их итогам. Там была примерно такая фраза: «…народ не избрал депутатами большое количество партийных руководителей, потому что они догматики, консерваторы» и т. п. Достаточно резкая формулировка.

Но былото совершенно иначе! Когда готовили выборы, орготдел и отдел пропаганды и агитации ЦК запрещали партийным органам вмешиваться в подготовку выборов, мотивируя тем, что «у нас одна партия и наш народ сознательный».

В итоге силы, которые выступали с антисоветских, антикоммунистических позиций, открыто вели активную пропаганду и агитацию, а партийным органам вести агитацию за своих кандидатов было практически запрещено. Я сказал тогда Зайкову: «Если такая формулировка появится в «Правде», я выступлю на страницах московской печати с отповедью, потому что это не соответствует действительности и дискредитирует партию».

С моего согласия эти соображения также были переданы Михаилу Сергеевичу. Видимо, поэтому та резкая формулировка и не появилась. Все было сказано в более мягких тонах, что мыде «понесли поражение, потому что мало поработали с народом».

И вот наступает 22 апреля – день рождения Владимира Ильича Ленина. Выход президиума торжественного собрания проходил так: первую часть президиума, членов Политбюро ЦК, как всегда, вводил Генеральный секретарь ЦК партии; одновременно двигалась остальная часть президиума: министры, маршалы, представители трудящихся. Эту вторую часть всегда выводил второй секретарь МГК партии.

И получилось так, что Горбачев выводит свою часть, а я – свою, и мы встречаемся с ним перед дверьми, ведущими на сцену Дворца съездов. Он ко мне подходит и говорит: «Здорово, Прокофьев. Ну что, испугался выборов? Подумаешь, там когото не избрали, и ты уже в панику ударился!»

Я думаю, эти два момента, о которых я разговаривал с Зайковым, насторожили Горбачева, и он не захотел, чтобы меня избирали первым секретарем горкома. Если, будучи вторым секретарем, которому вообще по тем временам не положено было голос подавать, я возражаю, то чего можно ждать от меня в будущем?

Как развалили партию

Я работал секретарем горкома в необычное время. То, что делал я, не характерно для моих предшественников. У них были совершенно другие условия.

Страна и партия с необычайной быстротой катились под уклон. Необходимы были реформы, пересмотр экономической политики. Но пошли по другому пути: и страну, и партию стали «ломать через колено». Все ли было случайно? Не было ли какихлибо сил, конкретных людей, способствующих этому?

Уверен, что помимо объективных причин налицо и сознательный подрыв авторитета партии, и ее развал, желание доказать, что она не имеет особого влияния и мало на что способна, а главное, не может реформироваться.

Может быть, и был период, когда Горбачев считал, что нужно проводить экономические реформы и преобразования в обществе с помощью партии. Однако, не сумев вообще эффективно проводить реформы, он пришел к мысли о необходимости разрушить партию, считая, что именно она мешает их проведению.

На чем основана моя точка зрения? В декабре 1987 года на пленуме ЦК партии, где стояли вопросы партийного строительства, часть членов ЦК говорила о необходимости реорганизации партии. Горбачев в своем докладе, отвечая им и полемизируя, кажется, с тем же Ельциным, заявил, что мы проводим реформирование общества и только одна из его структур должна оставаться незыблемой – такой структурой, по его словам, являлась партия.

Шло самое начало перестройки. Заявление Горбачева давало основание предполагать, что первоначально он собирался проводить реформы с помощью партии и опираясь на нее.

Но затем экономические реформы, которые предлагалось провести, не пошли. Более того, они имели обратный эффект: стал снижаться объем производства, ухудшался жизненный уровень людей. Горбачев начал искать виновного.

В «Правде» появилась статья Татьяны Смолич, резко выступавшей против партийного аппарата – этого, по ее определению, «болота», того среднего звена, которое якобы тормозит перестройку. Эта статья, естественно, не могла появиться без ведома руководства партии и лично Горбачева.

Самое страшное было то, что Горбачев, говоря о необходимости демократизировать общество, не демократизировал партию. Партия, самые широкие слои партийцев стремились к ее демократизации, но препоныто ставило само руководство! Если и появлялись какието демократические новшества, то только под большим давлением снизу, когда уже обострялось противостояние между низами и верхами и когда Горбачев чувствовал, что дальше «держать и не пущать» нельзя.

А может быть, он специально создавал такую напряженность, чтобы посеять рознь между низами и верхушкой партии? Это в конечном итоге и привело к ее развалу…

* * *

В то время самая политизированная часть общества, за редким исключением, находилась в партии. Партия была одна, а взгляды ее членов разные – от либеральнодемократических и социалдемократических до ортодоксальнокоммунистических. В результате в партии в начале 1990 года образовались две платформы: «Демократическая платформа в КПСС» и «Марксистская платформа в КПСС».

Этим попытался воспользоваться Горбачев. Неожиданно он выходит на заседание Политбюро с очень жестким письмом в адрес Демплатформы и вносит предложение провести перерегистрацию коммунистов, а затем всех, кто принадлежит к Демплатформе, исключить из КПСС. Письмо предполагалось опубликовать в прессе.

Я тогда еще не был членом Политбюро ЦК. В Политбюро в ту пору входили Председатель Совмина СССР, Председатель КГБ, министр обороны и другие руководители партии и государства. Меня в Политбюро ввели 14 июля 1990 года на первом пленуме ЦК после XXVIII съезда партии, где меня избрали в состав Центрального Комитета.

Зная уже, какую линию проводит Горбачев, я понял, что в письме заложена провокация, а реализация горбачевского предложения приведет к расколу партии.

Мы собрались с секретарями горкома партии, потом с секретарями райкомов партии и решили: считать принятие такого письма ПБ ЦК партии нецелесообразным, так как это приведет к расколу партии, чего в данной ситуации нельзя допустить. Пришли к выводу, что надо поддерживать различные платформы в партии, но не создавать отдельных организационных структур. Могут быть различные точки зрения – инакомыслие в партии нельзя исключать, но до определенных, естественно, пределов.

Мы подготовили такое письмо от имени бюро горкома и секретарей райкомов, и в тот же вечер я его отдал Горбачеву. Возможно, поступили возражения и от других организаций. По крайней мере, Политбюро ЦК КПСС не приняло предложений Горбачева, и перерегистрации не было.

В Москве известен единственный случай исключения из партии в связи с членством в Демплатформе – Игоря Чубайса, брата Анатолия Чубайса. Его из членов КПСС исключил Краснопресненский райком партии. Он тогда преподавал философию в одном из творческих институтов. Единственный случай на 1 млн. 200 тысяч членов московской городской парторганизации.

Таким образом, сорвалась попытка раскола партии условно на две части – Демократическую платформу, на базе которой предполагалось создать партию социалдемократического типа, и партию ортодоксальных марксистов.

За первым заходом последовал второй – создание Движения демократических реформ, куда вошли Шеварднадзе, А. Яковлев, Вольский и другие. ДДР было создано в мае 1991 года, а осенью предполагалось на его базе создать партию. Эта партия должна была предъявить требования на часть имущества КПСС. Однако движение широкой поддержки в партии и обществе не получило.

* * *

Здесь уместно повести особый разговор о роли А. Н. Яковлева.

В 1987 году по Москве ходило письмо «Остановите Яковлева!». Пришло оно и в Моссовет на имя Сайкина. Сайкин тогда спросил: «Что будем делать?» Я посоветовал отдать его первому секретарю горкома партии Ельцину.

По моим сведениям, такое же письмо получили все члены Политбюро и многие руководители в Москве и в стране. Там утверждалось, что Яковлев – американский агент, что он был завербован американской разведкой, когда учился в Колумбийском университете. Будучи послом в Канаде, он уже работал на две разведки – на нашу и на американскую.

Говорилось, что Горбачев попал под его влияние еще во время своей поездки в Канаду и сейчас всячески двигает его. Яковлев, предупреждали далее в письме, рвется к власти: был заведующим отделом ЦК, теперь – секретарь ЦК, и если станет членом Политбюро – это будет трагедией для страны. Яковлева необходимо остановить! Это проамерикански настроенный человек, а проще – агент влияния Америки.

Три четверти письма были написаны достаточно убедительно и, как мне показалось, не предвзято. А формулировки же последней его части отдавали установками общества «Память». Там уже пахло не патриотизмом, а шовинизмом.

Потом вышла статья в газете «Московский строитель». В ней поместили фотографию выпускников Колумбийского университета, где крестиками помечены Яковлев и Калугин.

К такому выводу подталкивали и выступления А. Яковлева на встрече с молодыми членами партии на XXVIII съезде КПСС и в Прибалтике, и полное бездействие (а точнее – противодействие!) Идеологического отдела ЦК, когда по существу все средства массовой информации работали против партии. А ведь именно А.Н. Яковлев возглавлял этот участок работы…

У меня была беседа по этому поводу с Крючковым. Он сказал, что у него есть абсолютно точные сведения о том, что Яковлев и Калугин завербованы. Это сказано было еще задолго до событий 1991 года и появления двухтомника мемуаров Крючкова «Личное дело».

* * *

Но было бы неверным сваливать ответственность за все происходящее только на отдельные личности или на иностранные разведки.

Это началось с конца 1989 года. До того времени экономика у нас развивалась. Люди еще жили надеждами. Они поверили в перестройку, поверили, что перемены приведут к лучшему.

Но перемены привели к худшему, практически – к обнищанию народа. А народто воспитывался у нас с чувством собственного достоинства, а эти бесконечные очереди и многое другое людей просто унижали.

Поэтому, говоря о рабочем классе (это к вопросу о том, почему партия разваливалась), следует учитывать, что партия фактически лишилась поддержки со стороны более пяти млн. рабочихкоммунистов. Ведь рабочие составляли на тот момент 44 % КПСС. Да и объективно поддержки не могло быть, потому что невозможно объяснить рабочему человеку, отчего ситуация ухудшается, – ведь нет войны или какихто других объективных причин! Лозунги одни, а в реальности происходит другое.

Рабочий класс относился в это время к партии отрицательно. Я состоял в то время на партийном учете на заводе – было принято решение, чтобы секретари Московского горкома стали на партийный учет на какомнибудь предприятии. Я выбрал Электрозавод им. Куйбышева в районе, где работал, где меня хорошо знали. И все равно мне было там очень тяжело, потому что я не просто состоял на партучете завода, а в цеховой организации. Присутствовал на собраниях, где всякое приходилось мне слышать – там с должностью не считались.

В начале 90х годов с резкой критикой выступали даже партийные активисты. Они говорили: «Как я буду агитировать за свою партию, если ввели этот идиотский антиалкогольный закон, который привел к спекуляции, самогоноварению, к унижению людей? Как объяснить, что большинство товаров можно достать либо в магазинах по талонам, либо выстояв громадную очередь? А многих необходимых товаров вообще нет. Чем это объяснить, что семьдесят с лишним лет советской власти партия у руководства, а жизнь не улучшается, только резко ухудшается?» Отвечать на такие вопросы было нечего, кроме признания фактов.

Если говорить о технической интеллигенции, то здесь были свои сложности. Вот, скажем, в Куйбышевском районе (я беру конкретный пример, а это один к одному для любого другого учреждения) был мощный научноисследовательский институт дальней радиосвязи, занимающийся радарами.

Принимается постановление партии и правительства о какомто новом изделии. Под это постановление записывается увеличение штатного расписания, строительство жилого дома и т. д. Да и категория предприятия зависела от числа работающих: чем число больше, тем больше получал директор.

Это было и в других научноисследовательских институтах и на заводах. Не от объема выпускаемой продукции, ее значимости, а в первую очередь от численности рабочих зависела категория. Поэтому все хотели увеличить количество сотрудников.

Разрабатывается какаято новая программа, открыли новую лабораторию, новый отдел. А старыето не закрываются, хотя прежняя тематика уже не нужна, она не развивается и фактически закрыта, а люди остались. Они ходят на работу, но делом не занимаются – вяжут кофты, читают книжки. Так образовывался разрыв между потенциалом людей, их реальной работой и зарплатой. Все это вызывало недовольство.

Впоследствии коллективы многих научных учреждений Москвы, в первую очередь оборонки, стали базовыми для работы Межрегиональной депутатской группы, во главе которой стояли Афанасьев, Попов, Сахаров, Ельцин и другие «демократы».

Вызывал недовольство и жесткий контроль над средствами массовой информации, за работой творческой интеллигенции. Да, контроль в ряде случаев был совершенно не обоснованный, вызванный только личными симпатиями и антипатиями, и это не могло не вызывать нарекания. Ну а что мы видим сейчас? При не менее жестком контроле над информационными программами, где буквально дозируется и взвешивается каждая фраза, во всем остальном в погоне за долей рейтинга телекомпании готовы показывать что угодно: пропаганду насилия и культа денег, порнографию. Все стремятся к материальной выгоде, и мало кто думает о будущем нации.

* * *

Недовольство и непонимание было по поводу приема в партию по разнарядке. Сейчас трудно объяснить нормальному человеку, почему, прежде чем удовлетворить заявление врача о приеме в партию, надо было сначала принять водителя «Скорой» или истопника этого медицинского учреждения как представителя рабочего класса (даже если они не изъявляли желания или были просто недостойны того). И так – в каждом учреждении. Это был полнейший идиотизм, но так было.

Меня критиковали несколько раз за то, что мы принимали в партию людей старше 45 лет. А почему принимали? Потому что человек профессионально вырос, надо его двигать, к примеру, на должность директора завода или начальника крупного цеха, а он беспартийный и его назначение не пропускают. Значит, приходится принимать его в партию для того, чтобы рос человек. И обвинять таких людей в карьеризме просто несправедливо: чтобы заниматься любимым делом и расти, нужно было обязательно стать членом партии.

Раньше при Сталине, к примеру, маршал Советского Союза Говоров был беспартийным. И были директора крупных заводов, ведущие конструкторы беспартийными. Туполев в партии не состоял. И ничего – им доверяли, и работали люди на благо Родины!

Многих возмущала и процедура выпуска за границу, когда на комиссиях задавались дурацкие вопросы, эти и подобные им действия рождали негативное отношение к райкомам и к партии вообще.

Негативно воспринималось вмешательство парткомов в личную жизнь. Жаловались жены. Даже мужья стали писать жалобы на жен, и я несколько таких писем получил. Помню одно послание: жена была председателем месткома, все время ездила на всякие семинары, в пионерские лагеря и т. п., забросила своего ребенка. Муж подозревал ее в измене и написал жалобу в горком партии: мол, призовите жену к порядку.

И еще: партийные руководители высшего звена, начиная от обкомов партии и выше, пользовались значительными привилегиями. И они за них ох как держались! Это можно отнести особенно к секретарям обкомов и к членам Политбюро. Не потому, что они получали большую зарплату. Они прекрасно понимали: уйди они с этой должности, сколько бы денег ни заработали, таких привилегий иметь не будут. Я имею в виду дачи, распределители, санатории и все прочее.

Во многих регионах этих привилегий было даже значительно больше, чем в Москве. Коегде процветало самое настоящее байство. Поэтому секретари областных комитетов партии хотя и были недовольны Горбачевым и за его спиной критиковали и ворчали в кулуарах, но стоило тому только прикрикнуть – а он умел это делать! – все сразу замолкали.

Но все эти проблемы были решаемы, если бы руководство партии пошло на реформирование самой КПСС, как и следовало это сделать.

И, наконец, главное. Я уверен, что если бы партия состояла из политически убежденных людей, политических бойцов, то она бы не рухнула, даже если бы ей изменила «верхушка». Но КПСС, сформированная в последние годы по разнарядке и достигшая к 1990 году более 19 млн. (!) членов и кандидатов в члены КПСС, в значительной ее части состояла из случайных пассивных и равнодушных людей – инертной массы, а не бойцов. А подчас и из безыдейных и даже врагов самой партии, говорящих одно, думающих другое и делающих третье…

* * *

При всех недостатках, часть которых я назвал и которые в большинстве своем были решаемы безусловно (!), разрушение структуры управления государством оказалось гибельным. Можно критиковать КПСС, хаять ее, но в такой огромной стране ее существование было единственной возможностью проникнуть в каждую ячейку: в бригаду на заводе и дойти до каждого колхозника и до каждого человека, поскольку практически везде были члены партии.

Сила партии как органа государственного управления была в том, что все было подчинено выполнению ее решений. Наверху принимались решения, потом они дублировались применительно к местным условиям, и затем выполнение этих решений организовывалось всеми органами партии, вплоть до мельчайших ее ячеек.

Но в этом была ее слабость. Когда руководство предало партию, рухнула вся структура, потому что организации среднего и низшего звена не были приучены работать самостоятельно, а лишь выполняли вышестоящие указания. В целом уже после XIX партийной конференции лета 1988 года, о которой речь пойдет ниже, и особенно после отмены на III съезде народных депутатов СССР в марте 1990 года 6й статьи Конституции, в которой закреплялась руководящая роль КПСС, ситуация складывалась таким образом, что партия должна была (обязана была!) превратиться из органа управления государством в чисто политическую организацию. Но она не сумела это сделать.

И когда партию отстранили от руководства государственными и хозяйственными делами и все легло на плечи не подготовленных к этому Советов, партия, так и не сумевшая стать политической организацией, в одночасье рухнула.

Я считаю это одной из основных причин развала партии…

Потом был август 1991 года, и партию запретили. Затем она возродилась, но под иным названием. Случилось это уже в другой стране, и была другая партия…

Как развалили страну

О развале страны пишут и говорят очень много. Иногда объективно анализируя события, а чаще ищут виновных, старательно сваливая друг на друга.

Я постараюсь не перепевать многажды сказанное, просто расскажу о том, чему был свидетелем, о своем восприятии событий в то время и, конечно, о некотором их осмыслении с позиций сегодняшнего дня.

Как и многие, я ждал перемен и как мог способствовал тому, чтобы они пришли. Но перемены наступили стремительно, а результаты превзошли все ожидания. В худшую сторону. Появился катастрофический дефицит. Нельзя было купить обыкновенной еды, в огромных очередях ломали ребра, людей увозили с инфарктами. Исчезла одежда, даже нижнее белье – носки, трусы, майки – нельзя было приобрести.

В Москве, как и в других городах и республиках, ввели талоны. Началась дикая спекуляция. Исчезли винноводочные и табачные изделия. В наших традициях отмечать вином праздники и горе. Поэтому, когда были свадьбы или похороны, запасались запиской или справкой, что ктото родился или умер, и тогда в магазине отпускали водку или вино.

Почему это происходило? Повторяю, точный ответ до сих пор не найден. Но коечто могу предположить. Мы действовали по принципу Мичурина: не надо ждать милостей от природы, взять их – наша задача. Независимо от того, соответствует ли это экономическим законам. Для любого общественного строя экономические законы обязательны, будь то социалистический или капиталистический – неважно. Первым из руководителей об этом напомнил Ю.В. Андропов.

Говорят, что тезис «Экономика должна быть экономной» появился как результат случайной опечатки, а потом его превратили в лозунг. Не знаю, это анекдот или действительно так было. Но экономическое положение страны становилось все тяжелее, ситуация зачастую не поддавалась трезвому анализу.

Меня иногда спрашивают: «А Москва не могла обеспечить себя продовольствием? Его обязательно нужно было везти, например, из Рязани?» Отвечаю: обязательно.

Московская область не обеспечивала Москву необходимым количеством продовольственных товаров. Москва и Московская область – это регион, в котором проживало 16 миллионов человек. Производительность сельскохозяйственной продукции, номенклатура ее в Московской области были недостаточны для того, чтобы обеспечить Москву целиком. Поэтому продовольствие везли из Смоленска, Рязани, Поволжья. Да и приезжих, которые «отоваривались» в Москве, было дватри миллиона летом, а зимой каждый день приезжало порядка 1 млн. 200 тысяч человек. Так что реформирование экономики было необходимо.

У нас существовала, по определению экономистов, очень тяжелая экономическая структура. Машиностроение и оборонный комплекс составляли 75 % от объема производства, а производство товаров для потребления – 25 %. Это, в сущности, экономика военного времени.

Если брать развитые страны с высоким уровнем жизни, то там либо 50 % на 50 %, либо обратная пропорция – 75 % товаров народного потребления и 25 % – машиностроение и оборонка. Там был высокий уровень жизни. Я имею в виду европейские и североамериканские страны.

Требовались структурные изменения экономики. Но для изменения структуры нужны деньги. Нельзя на заводе, который выпускает ракеты, производить швейные машинки или керогазы. Для этого нужно совсем другое оборудование, другая технология. Да и в ряде случаев просто невыгодно применять высокую технологию в этих целях.

Очень мешала секретность, закрытость оборонных отраслей. У нас конверсия понималась так: вместо самолетов выпускать раскладушки и чайники. В Америке конверсия была иной. Там конверсия – это передача новейших технологий, разработанных в оборонном комплексе, для производства товаров массового пользования. Надо было менять нашу утяжеленную структуру промышленности и совершенно подругому проводить конверсию. Но, повторяю, для этого требовались время и деньги. В один мах все не сделаешь.

* * *

Я приведу пример. Плодоовощные базы – обыкновенные слова, окрашенные в ту пору в крайне негативную эмоциональную окраску. В Ленинградском районе (район авиационный – генеральными конструкторами там были Микоян, Яковлев, Ильюшин) возмущались тем, что их сотрудников привлекают для работы на плодоовощных базах. Тогда секретарь райкома партии сказал им: «Ну, пожалуйста, мужики, приезжайте, посмотрите, разработайте технологию. Оборудование поставьте, и мы не будем привлекать ваших людей».

Оказалось, что разработать оборудование для хранения и переработки овощной продукции для авиационных предприятий не менее сложно, чем делать самолеты. А почему? Потому, что все к этому относились как к пустяку. А это далеко не пустяк – производство высококачественных товаров народного потребления: нужны специальная технология, специальное оборудование, опытнейшие специалисты, для того чтобы все это сделать.

В смысле производства товаров народного потребления Москва ни от кого не зависела. И обувь, и одежда, и предметы длительного пользования (холодильники, радиотехника) – все это производилось в городе в достаточном количестве, чтобы обеспечить москвичей. В большой степени вывозилось. Перерабатывающих предприятий пищевой промышленности тоже более или менее достаточно. Их число можно было увеличить без труда.

Но сельскохозяйственная продукция завозилась либо изза рубежа, либо из других районов страны. В Москве на асфальте ни коров нельзя пасти, ни картошку выращивать. Московская область не удовлетворяла полностью запросы населения, может быть, потому, что плохо работали в самой Московской области. Были неурожайные годы, когда приходилось закупать картофель в Польше, Германии. Все это изза плохого ведения хозяйства.

Хотя я потом этим вопросом интересовался, изучал его, например, в Голландии. Когда у них дожди, армию тоже привлекают к уборке урожая, даже на частные фермы, так как и фермер не может спасти картошку. Были случаи, когда картофель полностью убирался армией.

Надо признать: у нас существовала неправильная система заготовки продукции сельского хозяйства для Москвы. В столице были построены большие плодоовощные базы. Во всем мире делается подругому: хранится продукция на месте ее производства, а в город завозится по мере ее потребления. Тогда не нужно массы людей, огромного количества транспорта одновременно.

Мы попытались это сделать – стали строить базы в Московской области. Но если эти базы были не под контролем Москвы, то к весне, когда надо было завозить капусту или картошку в столицу, их уже там не было: все раскупали за зиму. Кстати, многие селяне приезжали в Москву из подмосковных районов за морковью, картошкой, потому что проще было купить в магазине, нежели вырастить и хранить. И хранилища, и перерабатывающая промышленность резко отставали, их нужно было развивать. Москва попрежнему оставалась зависимой от других регионов.

Сейчас столица в значительной мере освобождена от российской зависимости – хлынул поток товаров изза рубежа. Но при этом Москва стала заложницей наших отношений с Западом. Если перекроются эти каналы, в Москве начнется голод, потому что существовавшие ранее каналы связи с регионами обрублены.

Регионы начинают производить продукции столько, сколько нужно им самим, без расчета на поставки в Москву. Строят у себя перерабатывающие заводы, продают у себя же эту продукцию. Вряд ли они уже вернутся. Их только директивным или экономическим путем можно вернуть. А что значит экономическим путем? Значит, цены на продукты питания надо резко повышать.

Наша ошибка в те времена заключалась в том, что нефтедоллары, которые мы получали, пускались не на развитие собственной перерабатывающей промышленности, а на закупку продовольствия и товаров за рубежом. Временно выходили из положения и вновь попадали в зависимость, не развивая свое производство.

* * *

Думаю, ситуация по стране не намного отличалась от положения в Москве.

Кризис наступал и на предприятиях, и в научноисследовательских институтах. В Зеленограде, к примеру, начались волнения. Я приехал туда и спросил: «Вы можете мне объяснить толком, что здесь происходит?» Мне ответили: «Достаточно высокий интеллектуальный уровень и малая востребованность его». Люди были не удовлетворены ни зарплатой, ни тем, что могут делать больше, но не делают.

Безмерно были раздуты штаты на предприятиях и в оборонной промышленности, в первую очередь в научноконструкторских и проектноконструкторских бюро, которые работали не только на оборонку, но и на саму отрасль, так как многие отраслевые институты представляли собой придатки министерств. Там увеличивались штаты, а люди работали не на науку в данной отрасли, а на документацию министерства.

Конечно, это влияло разлагающим образом на определенную категорию людей. И не случайно основной поддержкой «Дем. России» и того же Ельцина в Москве выступили оборонные предприятия и научноисследовательские и проектные институты.

Свою роль сыграла и достаточно «мудрая» политика Ельцина. Когда его сняли с должности первого секретаря горкома и перевели в Госстрой, он там курировал науку. В открытой печати приводился такой пример: директор одного НИИ Госстроя получил за год премию в размере шестидесяти месячных окладов. Все это делалось с подачи Ельцина – так он покупал своих сторонников!

И поэтому, если проанализировать доверенных лиц Ельцина на выборах, можно заметить, что команды, которые с ним везде ездили и создавали ажиотажную атмосферу на встречах с избирателями, в основном состояли из сотрудников НИИ Госстроя СССР.

Сравнивая советское время и нынешнее, можно с полной уверенностью констатировать, что техническая интеллигенция на оборонных предприятиях, научные кадры находятся сейчас в самом плачевном состоянии. В Куйбышевском районе есть очень крупное предприятие оборонного характера. Именовалось оно в те времена «почтовый ящик 765», а попросту его называли «Геофизикой». Раньше там было около шести тысяч работающих, а в конце 90х – половина.

Я одно время состоял на партийном учете в том самом коллективе, который активно выступал против меня, где говорили, что я такойсякой, партократ, когда я, секретарь горкома партии, баллотировался в депутаты.

Они же одни из первых потом поняли, что натворили, потому что у них, извините, не работала даже канализация на предприятии и нечем было заплатить за ее починку. Стоял вагончик во дворе, и три тысячи оставшихся работников пользовались этим вагончиком. Они на собственной шее познали «прелести» демократического правления.

Там работала Лариса Крапивина, зам. секретаря парткома, которая везде, где только можно, выступала на партконференциях, критикуя партократов, привилегии и прочее. Я ее както встретил в 1993 году на улице, и она мне говорит: «Юрий Анатольевич, знаете, чем я сейчас занимаюсь? У нас женщины на предприятии получают 1600 рублей (а это были копейки). В совхозе «Фаустово», над которым мы шефствовали и куда вы «гоняли» нас на уборку урожая, мы закупаем сейчас по дешевке продукцию и торгуем ею около «Геофизики», для того чтобы выручку отдать женщинам в вычислительном центре, где я работаю». Я в ответ говорю: «Вот ты боролась, чтобы интересы людей защищать. Теперь имеешь такую возможность. Поработай хотя бы таким образом». Промолчала. Ничего не сказала.

* * *

Но вернемся к 1989 году. Обстановка тогда действительно была сложная. Для меня самым главным в ту пору было свои мысли (а я считал, что реформы надо проводить в стране и в экономике, и в государственном устройстве, и в самой партии) довести до коммунистов, до населения. Поэтому значительную часть моей работы в качестве секретаря горкома партии занимала политическая тема. При этом в полном объеме оставались прежние заботы о состоянии хозяйства в городе.

А решать хозяйственные вопросы стало значительно сложнее, поскольку председателем Моссовета был избран Гавриил Попов, и он уже тяжело воспринимал любые попытки горкома партии помочь ему в решении хозяйственных дел. Поэтому все вопросы приходилось решать в обход него, непосредственно обращаясь к коммунистам – руководителям тех или иных подразделений.

Но и непосредственное общение не всегда давало результаты. Был председателем исполкома, потом первым секретарем райкома партии Рудаков. При Попове он сменил Ю.М. Лужкова на посту заместителя Председателя Исполкома Моссовета, отвечающего за снабжение города овощами.

Плохо было тогда. Сами ездили картошку копать. Пригласили его на бюро горкома. Он не захотел приходить. Ему сказали: «Ты коммунист. Мы тебя приглашаем не как руководителя подразделения хозяйства, а как коммуниста. Приди и расскажи, что ты делаешь для того, чтобы москвичи были в этом году с овощами».

Он пришел и выступил примерно так: «Вы тут семьдесят лет все разваливали, а теперь требуете, чтобы я работал».

Достаточно быстро поставили его на место. Я потом с Поповым разговаривал на эту тему. Вскоре и он пришел к выводу, что Рудакову не стоит занимать этот пост. Надо было работать, а не заниматься демагогией.

У меня было тричетыре встречи в неделю с трудовыми коллективами – обсуждали хозяйственные и политические вопросы. Ездил на предприятия оборонной промышленности, в воинские организации, в академии, а в основном на заводы – в самые разные коллективы. Старался выбрать, чтобы или коллектив был побольше, или где складывалась сложная ситуация.

Встречи проходили таким образом. Обычно выступление на 30–35 минут, а потом одиндва часа ответы на вопросы людей. Вопросы были жесткие. Тем не менее удавалось склонять людей на свою сторону во время этих встреч.

Особенно сложно приходилось, когда Совет Министров СССР принял постановление о частичном повышении цен. Резко поднялись цены в столовых, за проезд на железнодорожном транспорте.

Я выступал против этого, но меня не поддержали. Я звонил Горбачеву, говорил, что нельзя повышать цены, особенно на детские товары, доказывал, что у нас иной менталитет, чем в других странах: у нас товары для детей дешевле, чем для взрослых, а в мире наоборот: детские товары дороже. Считают, что взрослый может долго ходить в одном костюме – размер его не меняется, а ребенок растет, и хочешь не хочешь, а ему надо покупать одежду и обувь. Но Горбачев отрезал: «Что ты тут демагогией занимаешься? Во всем мире так, а почему у нас должно быть подругому?»

Безусловно, я понимал, что цены нужно повышать, но повышать не рывком, а постепенно приводить в соответствие. Я внимательно изучал работы лауреата Нобелевской премии Леонтьева. Этот американский экономист русского происхождения давал советы, что нам надо делать. Советовал не проводить шоковую терапию, как сделали Гайдар или Павлов, а постепенно приводить цены в соответствие с себестоимостью и с реальной потребительской стоимостью товаров. И делать это постепенно, в плановом порядке. Только после этого проводить денежную и ценовую реформу в стране.

А начали сразу с резкого повышения цен, которое ударило по трудящимся: цены возросли в два раза – на детскую одежду, в два или три раза – в столовых общепита и на проезд в пригородном железнодорожном транспорте.

То же – в заводских столовых. Я пришел на Электрозавод для разговора с людьми. Вопросы задавались суровые. Завод стоит рядом с платформой «Электрозаводская» Казанской железной дороги. Многие рабочие живут за городом. Что же у них остается от зарплаты, для того чтобы жить, да еще после дорогого обеда в заводской столовой?

Отвечать на такие вопросы было очень тяжело и непросто. Рабочие говорили: «Ты секретарь горкома, ты член Политбюро, почему ты не отстаиваешь наши интересы?»

* * *

В это время в Москве все увеличивался поток так называемых лимитчиков. Ходили разговоры, что, мол, один Ельцин боролся с их притоком. Это не так.

Нужны ли были Москве лимитчики, руководствовались ли здесь политическими мотивами или это была политика брать на грязную работу людей со стороны? Мне трудно сказать, что послужило первоисточником этого явления, поскольку, когда решался вопрос о лимитчиках и создавались условия для их привлечения в Москву, я был еще внизу партийной лестницы и не общался с теми людьми, которые принимали решения. Я работал тогда в райкоме.

Могу лишь предположить. Думаю, это была политика не самого Гришина. Москва являлась столицей Советского Союза, культурным, научнотехническим и управленческим центром. Соответственно кадры (а прописка в Москве была лимитирована) перекачивались в развивающиеся науку, культуру, в структуру управления. Работа в этих сферах была и более престижной, более высокооплачиваемой, более чистой, требующей высокого уровня образования. В Москве этот уровень был достигнут. И, соответственно, все меньше и меньше людей оставалось для работы на промышленных предприятиях, в сфере обслуживания.

В столице проводилась реконструкция промышленности. Если бы было принято решение, что Москва, как любая столица мира, является только научным, управленческим, культурным, но не промышленным центром, тогда не было бы нужды в лимитчиках. Но ктото гдето на какомто уровне принял решение, что Москва должна быть и промышленным центром. И проводилась реконструкция предприятий для их расширения.

Скажем, было очень много споров, в том числе и в горкоме партии, о заводе «Серп и молот». Нужно ли иметь почти в центре Москвы крупный металлургический завод? Леонид Александрович Борисов, секретарь горкома партии по промышленности, отстаивал точку зрения, что его надо сократить до уровня завода по производству метизов, то есть винтов, гаек, болтов, шурупов и всего прочего, необходимого для московской промышленности, но не развивать как металлургический завод.

Виктор Васильевич Гришин поставил вопрос так: «Серп и молот» – это сердце крупного района Москвы, есть гужоновские традиции. А мы их уничтожим? Завод надо реконструировать, создавать новые цеха, чтобы делать высококачественные стали.

Победила точка зрения Гришина. Создали гигант металлургии в центре Москвы.

То же с ЗИЛом, который претерпел несколько реконструкций. Пытались модернизировать АЗЛК. Подобное происходило с очень многими предприятиями. И все эти доделкипеределки приводили не к сокращению, а к увеличению численности рабочих. Строились цеха по производству новых видов изделий, увеличивалось производство продукции. Для этого требовалось все больше рабочих, строителей. А поскольку собственные трудовые ресурсы города были исчерпаны, появилась проблема лимитчиков.

То, что не было принято решение о Москве как только об административном, культурном и научнотехническом центре страны, было, на мой взгляд, ошибкой.

* * *

Лимитчикам надо было гдето жить. Предоставить всем квартиры было невозможно, начали строить общежития. А что такое общежитие, рассказывать не нужно. Отношения людей между собой, отношение к помещению, где они живут, – с этим тоже все ясно.

Предприятия были ограничены в средствах, поэтому общежития старались делать как можно скромнее. Совсем немного общежитий были квартирного типа, но в каждой из этих квартир жило несколько семей. Так рождались коммунальные квартиры, создавались общежития коридорного типа. Жили, конечно, там люди разные.

Вопрос жилья – это была первая проблема. В Москве он всегда стоял остро. Когда секретарем горкома партии был Николай Григорьевич Егорычев, занимались реконструкцией промышленности, строительством. Именно при нем в хрущевские времена в массовом порядке стали строить пятиэтажки, получившие в народе название «хрущобы». Как бы их ни критиковали, но они давали выход из создавшегося положения. Это было много лучше подвалов и бараков.

И еще – надо прямо сказать – люди, которые имели глубокие корни, хорошие связи у себя дома, за редким исключением в Москву не ехали. А приезжали (не в обиду будет сказано) перекатиполе, те, у кого не было определенных занятий.

Конечно, часть из них прибывала с определенными амбициями: возможность жить в культурном центре страны, пойти дальше учиться, возможность роста. Таких было немало, но по отношению к основной массе лимитчиков они составляли незначительное число. В основном же это были те, кто гдето не прижился и подался в Москву за длинным рублем и «красивой жизнью».

Мы беседовали в общежитиях Волгоградского и Люблинского районов с парнями и девушками. Многие из них дальше завода и общежития нигде не бывали. Основное развлечение – гулянки, выпивки. Ни на Красную площадь, ни в театры, ни в музеи (а билеты не были тогда такими дорогими) они не ходили, Москву представляли себе довольно слабо. Завод – общежитие, общежитие – завод. Вот и все. Многие из них не учились и не стремились к этому. Это тоже создавало проблему: их общекультурный и моральный уровень были довольно низкими.

Высококвалифицированные кадры редко приезжали в Москву. Преимущественно это были люди с низкой квалификацией, низким образованием. Они шли на тяжелые работы, на малоквалифицированный труд, а это, соответственно, определяло их поведение в обществе.

Была еще одна проблема, которую породил уже Ельцин. Когда произошло объединение Вьетнама, обострилась проблема безработицы в этой объединенной стране, и Вьетнам начал направлять своих граждан в социалистические страны на разные тяжелые работы. Пытались направлять и в Советский Союз, но Москва не принимала. Гришин и Зайков были против лимитчиков по одной простой причине: практика показала, что из Вьетнама ехала не лучшая часть населения.

Я в Болгарии беседовал по этому поводу с руководителями. Приезжие вьетнамцы, жаловались они, плохо работали, ленились, занимались спекуляций, проституцией. Поскольку страна только что освободилась от колониального ига, из ЮгоВосточной Азии привозили большое количество заболеваний.

Москве удалось на какоето время остановить поток вьетнамцев, мотивируя тем, что есть проблема с лимитчиками. Но ханойские руководители настаивали, чтобы Москва их принимала. Приезжал секретарь горкома Коммунистической партии Вьетнама в Москву, и Ельцин дал согласие на привлечение ограниченного числа вьетнамцев. И тогда, помню, Сайкин, ругаясь, искал помещение им под общежитие. Распределяли прибывших по предприятиям легкой промышленности, на ЗИЛ. Так в Москве и появились вьетнамцы.

Поэтому говорить, что Ельцин выступал против лимитчиков, нельзя, хотя у него было прозвище «последний лимитчик Москвы», так как сам он, как известно, не москвич.

Широкий поток так называемых «гастарбайтеров» из стран СНГ и дальнего зарубежья делает эту проблему крайне актуальной и в наше время.

* * *

Заявив «перестройку и ускорение», мы ввязались в драку, не имея программы, и все пошло путем проб и ошибок. У народа были большие ожидания. Перестройку люди встретили с огромным энтузиазмом – поверили, что жить станет лучше. Активно хотели в ней участвовать. Те, кто никогда не думал вступать в партию, стали подавать заявления. Но конкретные действия со стороны руководства партии и правительства не только не привели к повышению жизненного уровня, но и значительно его понизили.

К 1989 году начался спад производства (а никакой цельной программы все еще не появилось!). Было к тому времени издано 12 совместных постановлений ЦК и Совмина СССР по реорганизации экономики, но все они, подобно введению одновременно левостороннего и правостороннего движения в одном городе, привели к хаосу, неразберихе и сокращению объема производства.

Этих постановлений была целая группа: по дальнейшему совершенствованию работы промышленности, о социалистическом предприятии, о кооперации и другие.

Приведу лишь один пример – Закон «О кооперации». О значении этого шага както высказался «политтехнолог» Глеб Павловский: «Революция в СССР (этим термином он обозначает контрреволюционный переворот 1991–1993 годов) финансировалась из государственного бюджета, в основном через систему кооперативов. Именно в кооперативной среде, в которую без значительных изменений перешла предшествующая ей неформальная среда, возникает механизм обналичивания безналичных денег. В этой системе могут возникнуть сообщества, через которые постоянно текут наличные деньги, скапливаясь в определенных местах. В 1980е годы на кооперативы не распространялись отношения права».

Перед принятием закона «О кооперации» велись горячие споры, какая кооперация нам нужна – производственная или торговопосредническая. Приоритет отдали последней, которая, в сущности, создала основу класса новых капиталистов.

Москва выступала против. У нас тогда было создано примерно 80 % производственнообслуживающих кооперативов, в том числе и торговых, и только порядка 15 % посреднических, торговозакупочных.

Но «новые русские» быстро сообразили, как легче делать деньги. Через год после того, как был принят этот закон, ситуация изменилась. В Москве производственных кооперативов, которые производили хоть какието товары и оказывали услуги, осталось 15–20 %, а 80 % стали чисто посредническими, которые из денег делали деньги.

Еще. Не был учтен опыт венгерских товарищей, которые предупреждали, что ни в коем случае нельзя на действующих предприятиях организовывать кооперативы, потому что идет перекачка безналичных государственных денег в наличные.

У нас все сделали наоборот. И что получилось? Скажем, поликлиника до 6 часов вечера работает как государственное предприятие, а после 7 вечера до 23 часов – на этом же государственном оборудовании – как частное. Или на предприятии создавался цех по выпуску дополнительной продукции, но он уже был кооперативным. Естественно, бюджетные деньги тратились на покупку оборудования, оснащения и т. д. Или просто отмывались…

И о комсомоле. Его курировал секретарь ЦК КПСС Е.К. Лигачев. Научнотехническое творчество молодежи с его подачи было превращено в особую кооперацию, освобожденную от государственных налогов. Сколько же породил комсомол в этот период молодых волчат капитализма! В том числе Мишу Ходорковского. Они там получали определенный опыт, имели возможность много ездить за рубеж – учиться капитализму.

Не меньший вред нанесло постановление «О социалистическом предприятии». Оно позволило повышать рентабельность не за счет снижения себестоимости изготовления продукции, а за счет повышения ее стоимости. Пришьют к платью какойнибудь бантик и резко повышают его цену.

* * *

Говоря о развале экономики, нельзя умолчать о забастовках, в первую очередь шахтеров. Тут ничего нового придумано не было. Если взять в качестве примера хотя бы Англию, то все волнения там начинались с шахтеров. У них ведь самые тяжелые условия труда из всех существовавших в то время профессий, большая неустроенность в бытовом плане.

То же самое и у нас. Шахтерские поселки возникали далеко от больших городов, в них почти не развивалась инфраструктура. На многих наших шахтах и баньто приличных не было, я уж не говорю о хороших кинотеатрах, дорогах, магазинах.

И, кроме того, на шахты, особенно северные, шли работать люди после заключения, для того чтобы тяжким трудом заработать на все, что они потеряли за время «отсидки». И в Кузбассе, и в Воркуте эта категория людей составляла достаточно большую прослойку среди шахтеров.

Именно с ними в 1989–1990 годах проводилась большая работа по организации забастовок. Руководители наших шахтерских профсоюзов неоднократно вылетали в США на обучение к американским профсоюзным лидерам. В свою очередь, представители американских АФТКПП посещали Воркуту и Кузбасс. В Воркуту вылетали даже сотрудники американского посольства, один раз – сам посол, очень опытный разведчик. В Кузбасс ездил Ельцин.

Руководителем партийной организации Кузбасса был В. Бакатин. Может быть, это не имеет отношения к экономике, но когда Бакатин выступал на XIX партконференции, то его там чуть не освистали, потому что он закончил свое выступление восхвалением Горбачева, а уже тогда такие речи не приветствовались. Потом Бакатин возглавлял МВД СССР. Кстати, по материалам НИИ МВД, в организации забастовок в Кузбассе значительную роль сыграли местные органы милиции. Они сыграли двоякую роль. Положительную в том, что там всетаки кровь не пролилась, отрицательную – они выступали в роли главных организаторов выступлений шахтеров. Один из сотрудников НИИ МВД из отдела чрезвычайных ситуаций мне рассказывал, что он был у Бакатина, когда пришел шахтер, Герой Социалистического Труда, и сказал: «Вадим, мы уже больше не можем бастовать». А Бакатин ответил: «Надо!»

* * *

Искусственно создавались постоянные дефициты. Вдруг исчез с прилавков сахар. Придраться вроде не к чему: на Кубе неурожай сахарного тростника, недопоставки. Но разве это было неожиданностью? Разве нельзя было заблаговременно закупить сахар в других странах?

Потом одновременно, якобы под давлением экологов, закрываются все предприятия, которые производят моющие средства. А как без них? Естественно, недовольство огромное. Одновременно ставят «на профилактический ремонт» летом все московские и все ленинградские фабрики по производству табачных изделий. Какая была необходимость в июле – августе закрывать одновременно все табачные фабрики? Больно вспоминать, что творилось тогда в Москве.

А как подрубили у нас птицеводство, самое передовое в мире? Тоже якобы под давлением экологов. Решением Министерства биотехнологии три или четыре завода по производству биологических добавок для питания птицы одновременно были закрыты. Точка удара была выбрана так, что сразу рухнуло все птицеводство.

Таких решений было принято достаточно много. В своей книге Николай Иванович Рыжков утверждает, что выступал против подобных решений, но Горбачев жестко, своей властью заставлял его подчиняться. Мне рассказывал Зайков о таких случаях, происходивших на заседаниях Политбюро: Рыжков выступал против, доказывал, но Горбачев его «додавливал», хотя сам в экономике не мог разобраться так хорошо, как Николай Иванович.

С самого начала у меня было мнение, что не все так ладно, как говорится с трибуны, и я не раз высказывал свои сомнения Горбачеву, спрашивал его, почему нет конкретной программы перестройки, без нее непонятно, какое общество мы строим. Никакого вразумительного ответа я не получал.

Такая точка зрения была не только у оппозиции Горбачеву. Я допытывался у Попова: «Гавриил Харитонович, ты мне скажи, к чему стремишься: капиталистическое общество строить, социалистическое реформировать?» И получил ответ: «Будем строить, а что получится, там поглядим».

* * *

Однажды мне позвонил Горбачев и сказал: «Я ухожу в отпуск (он всегда уходил в отпуск в августе), а тут Попов приходил с предложениями по реорганизации структуры городского управления. Ты встреться с ним и Яковлевым Александром Николаевичем, поговори, а потом дашь оценку».

Я встретился с Яковлевым заранее. Напросился на полчаса раньше, чтобы выяснить его настроение, позицию. Ходили вокруг да около, выясняли взаимные точки зрения, и очень осторожно Яковлев меня агитировал за капиталистический способ развития на примитивных примерах виденного им в Канаде, когда он там был послом: как ремонтировали дорогу около посольства, еще чтото там делали, и все быстро, добросовестно и качественно.

Я сказал, что Закон «О кооперации» был принят умышленно для того, чтобы развалить существующую экономику, и это был только первый этап, ибо кооператорам дали значительно больше преимуществ, чем было у госпредприятий. Говорил, что начался период первоначального накопления капитала. Словом, дал понять, что догадываюсь, к чему идет дело. После этого Александр Николаевич перестал со мной откровенничать.

Пришел Попов, стал рассказывать о своем видении системы управления городом. Стало ясно: он побывал в Париже и взял один к одному систему управления столицей Франции, но не учел одного момента, а это принципиально.

Как в Париже все происходит? Там у мэрии нет никаких подведомственных предприятий и служб, подчиненных городу. Они нанимают фирмы. Одни фирмы занимаются очисткой города, другие – теплоснабжением. С ними заключаются договоры. Хорошо выполняют – хорошо. Плохо выполняют – значит нанимают другую фирму.

А в Москве все службы подчинены Моссовету. И отказаться от услуг одной службы и взять другую он не может. Моссовет отвечает за ее работу, он ее финансирует, ею командует и распоряжается ее деятельностью. Попов понятия не имел о том, что пытался перенять, он даже не осознавал существующую ситуацию.

Я понял, что Гавриил Харитонович, уже год пробыв Председателем Моссовета, очень плохо себе представлял структуру управления городом, не вник даже в то, какие есть в городе службы и какое между ними взаимодействие. Он больше занимался политикой как сопредседатель Межрегиональной группы. Поэтому он в хозяйственные вопросы вникал мало.

И вторая задача, которую Попов себе ставил – он это мне сам недвусмысленно сказал: изменив структуру города, он пытался разрушить районные партийные организации, потому что административная структура города соответствовала политической структуре.

«Ну, Юрий Анатольевич, – спросил он, – когда будем районные комитеты партии ликвидировать?» Я ответил: «Мы не будем райкомы ликвидировать. Другое дело, что мы будем оставаться в рамках ваших административных образований и, может быть, какиенибудь советы секретарей райкомов над этим создадим. Но ломать структуру не станем».

Часа два продолжалась беседа у Яковлева. Потом Попов ушел, а меня Александр Николаевич попросил задержаться. Сказал задумчиво: «Вот видишь, с Поповым можно нормально работать. Он прислушивается к нашей точке зрения. Так что давай, контактируй с ним более плотно».

* * *

Когда Горбачев вернулся из отпуска, я ему доложил о выполненном поручении. Рассказал все подробно, высказал свои соображения по поводу неправомерности такой реорганизации города, когда население ставилось в сложное положение: девять округов – значит девять управлений милиции, загсы и прочее. Все становилось значительно сложнее. Нужно было делать подругому, более тщательно продумать. Кстати, именно таким путем в дальнейшем и пошли.

Я сказал тогда, что у меня сложилось впечатление, что Попов Александру Николаевичу Яковлеву значительно ближе, чем Прокофьев. На это Горбачев ответил: «Ты знаешь, у меня впечатление, что у него в голове такие мысли, которые он даже мне боится высказать». То есть он со мной, как я теперь понимаю, просто заигрывал и хотел както дистанцироваться от Яковлева. Но в действительности все было далеко не так.

А позиция такая была выбрана потому, что они скрывали свои истинные намерения и не хотели говорить о той идее, которая ими руководила. На самом деле шла самая обычная капитализация нашего общества. Шла она под прикрытием лозунгов: вначале – «Больше социализма – больше демократии», потом – «социалистический рынок», потом – просто «рыночные отношения», которые привели к первоначальному накоплению капитала, формированию криминальной экономики.

В 1990–1991 годах народ был доведен до такого состояния, что обывателю стало наплевать на то, какой у нас будет общественный строй. Важно было обеспечить семью едой, одеждой, обеспечить нормальное человеческое существование. Идеи уже никакой не было. Говорить о какихто идеалах при резком падении жизненного уровня, при стагнации производства стало невозможно. В результате горбачевской перестройки довели людей до той грани, когда им стало наплевать на любые идеалы. Важно было лишь выжить. Таков итог деятельности Горбачева и тех людей, которые стояли у руководства экономикой нашей станы. Это результат их совместных усилий.

В то время постоянный долг Советского Союза составлял примерно 22–25 млрд. в год. Это абсолютно нормально при населении в 250 млн. человек. Был текущий долг, который регулярно оплачивался процентами и погашался. Но с 1985 по 1990 год, за пять лет, внешний долг подскочил до 85 млрд. У нас ничего значительного типа БАМа за это время не было построено, была свернута космическая программа…

Мой маленький внук, когда просил игрушку, а ему отвечали, что денег нет, интересовался: «Деда, а куда деньги деются?» Вот и я спрашиваю: «Куда деньги деются?» 60 млрд. долларов – куда они пошли, куда делись?! Даже на строительство дачи в Форосе или шести особняков под Москвой, на бриллианты для жены столько потратить невозможно.

Кто их присвоил, те знают, куда они делись. Это крупная экономическая диверсия. Такие суммы вроде бы получены страной! Но зарплата у людей не повышалась, жизненный уровень, наоборот, снижался.

* * *

К великому моему сожалению, говорить о том, как страна катилась в пропасть, можно долго. И о том, как рвались межреспубликанские связи, и о загадочной пропаже золотого фонда СССР, и о том, что демократизация в нашем обществе была невозможна без демократизации партии.

Можно анализировать злосчастные реформы, которые вели к подрыву экономики СССР. И национальный вопрос, что был пущен на самотек и приобрел чудовищные, уродливые формы дикого национализма. Многое было подорвано нашей политикой в духовной жизни и экономике.

Нельзя забывать и специфическую заинтересованность Запада. Я никогда никому не поверю, что, скажем, руководство США или руководство транснациональных корпораций, руководители мирового капитала заинтересованы, чтобы мы хорошо жили. Ничего подобного! Они заинтересованы в том, чтобы как можно больше выкачать из России. И делают это!..

Помимо внутренних причин, приведших к кризису социальнополитической и экономической систем Советского Союза, значительное влияние на развитие негативных тенденций оказали внешние факторы.

Прикрываясь лозунгами «борьбы с коммунизмом» и «советской угрозой», агрессивные силы Запада, и в первую очередь США, поставили своей целью ослабление, территориальное разделение и впоследствии уничтожение Советского Союза.

Не надеясь победить СССР в открытом военном столкновении, США и их союзники организовали против нашей страны информационную агрессию. В зарубежных средствах массовой информации дискредитировались система Советов, политика КПСС, фальсифицировалась история, предавались осмеянию традиционные духовные ценности государствообразующего русского народа.

Антисоветскими силами активно поддерживались сепаратистские радикальнонационалистические движения в Прибалтике и на Западной Украине, на Кавказе и в Средней Азии.

Роковым шагом руководства КПСС и Советского государства стало вовлечение Советского Союза в качественно новый виток гонки вооружений в ответ на военные программы, развернутые администрацией президента США Р. Рейгана. В результате этого экономика нашей страны стала фактически функционировать в режиме военного времени. Наряду с этим под давлением США ряд нефтедобывающих государств увеличили добычу углеводородного сырья, что привело к его значительному удешевлению на мировом рынке и серьезно ослабило экономику Советского Союза.

Руководство СССР во главе с Горбачевым не смогло адекватно ответить на новые вызовы. Этому в значительной степени способствовало открытое предательство национальных интересов отдельными представителями партийнохозяйственной номенклатуры СССР. Целенаправленная информационная кампания западных и ряда отечественных СМИ, нарастающий социальноэкономический кризис, рост межнациональных конфликтов лишили руководство СССР общественной поддержки, предопределили исход событий августа 1991 года. Неспособность союзных органов власти противостоять радикальным демократам в центре и националсепаратистам в республиках вскоре привела к развалу Советского Союза.

Власти предержащие

Почему я решил рассказать о людях, с которыми мне пришлось работать, будучи членом Политбюро? Потому что от их характеров, поступков в значительной мере зависела судьба нашей страны, история Родины. О Горбачеве, Ельцине, Зайкове, Яковлеве я уже упоминал. Теперь о других.

Назарбаев Нурсултан Абишевич. Впервые я обратил на него внимание на одном из пленумов ЦК КПСС – он был тогда председателем Совмина республики Казахстан и выступал с резкой критикой правительства Рыжкова. Выступал с позиции защиты интересов Казахстана. Мне показалось это выступление очень деловым, конкретным и смелым. Но сидевший рядом со мной товарищ из Казахстана заметил: «Зря восхищаешься. Если этот человек придет к власти, то вы еще пожалеете, что поддерживали его». Я спросил: «Почему?» Он ответил: «У него два стержня – властолюбие и национализм».

Я не помню, чтобы Назарбаев когданибудь выступал с националистических позиций. Это объясняется тем, что значительная часть населения Казахстана – русские, украинцы, немцы, евреи, а казахов всего было около 40 %. Ими был заселен в основном Южный Казахстан. Сам Назарбаев – выходец из Северного Казахстана и большой поддержкой в Южном Казахстане не пользовался. Поэтому он вынужден был играть роль «интернационалиста» и выступать с этих позиций. Но однажды секретарь СНГ Иван Коротченя сказал мне: «Все, что делает Назарбаев, все делается со знаком «наоборот». Говоря о необходимости интеграции, он после Беловежской Пущи делает все для того, чтобы эта интеграция не состоялась».

Вспоминаю, что Назарбаев вначале был очень внимателен к другим членам Политбюро, прислушивался к их мнению, вел себя потоварищески. Но потом его позиции все больше и больше сближались с позицией Горбачева, и он стал резко выступать против тех людей, которые не поддерживали Михаила Сергеевича по тем или иным вопросам.

Затем стало в нем проявляться чванство, зазнайство. Наверное, потому, что Горбачев его все время поддерживал. Он брал Назарбаева в поездки, обращался к нему на заседаниях Политбюро по имени – Нурсултан. Я думаю, тогда в нем и проявились эти качества – заносчивость и властолюбие. Тогда же была написана книга «Нурсултан Назарбаев без правых и левых» – это было его кредо, так он определял свой собственный путь. От коммунистических, социалистических идеалов он уходил полностью.

Словом, это властолюбивый человек, достаточно грамотный для того, чтобы руководить государством, но в силу своего характера, тщеславия поставивший Казахстан в очень сложное экономическое положение, на грань политических и национальных противоречий. Я считаю, что Назарбаев сыграл отрицательную роль в той ситуации, которая складывалась в 1990–1991 годах, поддерживая Горбачева. Они и собирались вместе – Горбачев, Ельцин, Назарбаев и решали многие вопросы за спиной остальных членов Политбюро.

* * *

Алиева Гейдара Алиевича (а точнее – его полное имя Гейдар Али Рза оглы) я знал мало. Алиева очень серьезно обидел Горбачев. Тогда пошли беспочвенные обвинения в его уклонении от службы в армии, появились дискредитирующие статьи. Его вывели из состава Политбюро и хотя сделали первым заместителем Председателя Совета Министров СССР, всем было понятно, что это понижение в должности.

Я разговаривал с железнодорожниками, с транспортниками (он их курировал) – все в один голос говорили, что для человека, который до этого всерьез не занимался этой отраслью, он был на высоте: быстро схватывал суть вопроса и принимал правильные решения.

Московские хозяйственники, сталкивавшиеся с Алиевым, давали ему высокую оценку как руководителю: умение понять проблему, выслушать мнения людей, принимать необходимые, точно бьющие в цель решения. Я думаю, что его антикоммунистическая позиция объясняется в значительной мере тем, что он по существу был изгнан с олимпа и ему пришлось в Нахичевани с нуля начать возвращение к власти, а добившись ее, он никому не собирался ее отдавать.

Если говорить о его политике как президента Азербайджана, то я ее не одобряю, так как только интеграция бывших союзных республик, их совместная деятельность позволит им развиваться в дальнейшем, а не превратиться всем и каждому в отдельности в придаток или колонию крупных капиталистических стран.

Алиев играл на запасах нефти, рассчитывал на полную самостоятельность, и только то, что трубопроводы проходят через Россию, Украину, Черное море, сдерживало его от более резкой позиции в отношении России. Хотя при Алиеве через Азербайджан в Чечню пропускались потоки оружия, осуществлялись провокационные налеты «неопознанных» самолетов.

* * *

О Шеварднадзе я могу говорить только как о предателе. Вообще если говорить о людях, которые нанесли самый большой урон Советскому Союзу, его экономическому, политическому, военному потенциалу, то я бы выделил трех человек – Горбачева, Яковлева и Шеварднадзе. Ельцин – это фигура второй ступени. Хоть он и выделяется, но все равно Ельцин – производное от этих трех.

Когда Шеварднадзе возглавил МИД СССР, там предательства следовали одно за другим и были, на мой взгляд, не бескорыстны. Например, одномоментный вывод советских войск из Германии. Ведь там осталось нашего имущества на 25 млрд. долларов! Затем такой же стремительный вывод войск из Венгрии. Истоки тяжелейшего положения, в котором сейчас находится наша армия, кроются в двух серьезных моментах: вопервых, в целенаправленной пропаганде против армии и, вовторых, в унизительном выводе наших войск из стран Варшавского договора, который подорвал материальную базу наших вооруженных сил. Тогда резко ухудшилось положение офицеров и солдат: офицеры остались без квартир, солдаты – без казарм, армия – без вооружения. И все это нарастало, как снежный ком. Это первое предательство, совершенное Шеварднадзе.

Следующий момент – его участие в объединении Германии, которое нанесло серьезный экономический ущерб России. Россия из страныпобедительницы оказалась в положении страны побежденной. Многие документы, наносящие явно урон России, подписывались Шеварднадзе без согласия в Политбюро или правительстве, без их ратификации Верховным Советом СССР!

И совершенно беспрецедентный факт, когда неожиданно стало известно, что большая часть шельфа Берингова моря – около 50 000 кв. километров!!! – отошла американцам по документу, который был подписан только Шеварднадзе, хотя по Конституции СССР министр иностранных дел не имеет никакого права подписывать такие документы!

Мы в Политбюро прямо поставили вопрос перед Горбачевым: «А сколько денег заплатили Шеварднадзе за подписание этого предательского документа?» Горбачев ушел от ответа, но позже выяснилось, что Шеварднадзе обговаривал с Горбачевым этот вопрос и Горбачев, будучи в США, дал устное обещание Рейгану и Бушу изменить границы Советского Союза в районе Аляски в пользу США. А ведь отданы богатейшие рыбные места! И, как предполагают геологи, там могут быть найдены нефтяные месторождения.

У меня была такая стычка с Шеварднадзе. После демонстрации на Садовой улице, организованной Гавриилом Поповым и Юрием Афанасьевым, когда демонстранты чтото выкрикивали против Шеварднадзе, проходя мимо МИДа, Шеварднадзе на пленуме ЦК налетел на меня: «Как же вы позволяете такие безобразия в центре Москвы?» Я ему: «А что вы на меня голос повышаете? Все безобразия начались с Тбилиси, а я вам никаких претензий не предъявляю!»

Он тогда очень испугался манифестации около МИДа. Я был на съезде народных депутатов, когда он заявил о своей отставке. Он говорил о том, что надвигается диктатура, грядут страшные времена, и моментально перекрасился в антикоммуниста.

Горбачев в своих воспоминаниях пишет, что, когда они были секретарями ЦК комсомола – Шеварднадзе в Грузии, а Горбачев в Ставрополье, – они както встретились на отдыхе, гуляли по берегу, и у них оказались общие взгляды на то, что дальше так жить нельзя, что надо менять обстановку в стране. Вот они вместе потом и договорились, как ее «менять». А когда не получилось и Шеварднадзе понял, что надвигается крах Советского Союза, то не захотел быть ни в правительстве, ни в руководстве. Понимал, что выгоднее очутиться в оппозиции, чтобы уже в новых условиях вернуться к власти, что он по существу и сделал в Грузии.

Многим из этих бывших деятелей я многое не могу простить. Ведь никто их за язык не тянул. На XXVI съезде Шеварднадзе произнес ужасную по масштабам лести речь, восхваляющую Брежнева. Он сравнивал его и с Кавказскими горами, и с орлом, и с восходящим солнцем. Хотелось голову спрятать под кресло от стыда, чтобы не видеть его, не слышать этого выступления. А затем наступила вот такая метаморфоза.

Я не верю, что у людей, имеющих такой жизненный опыт, может так кардинально меняться мировоззрение. Я допускаю, что может быть какаято корректировка или чтото подобное. Я ведь тоже корректирую свои взгляды и действия применительно к существующей ситуации. Но чтобы так кардинально изменилось мировоззрение – это невероятно. Не случайно, что Шеварднадзе, как и Яковлев, был в списке агентов влияния.

* * *

Ивашко Владимир Антонович был по существу вторым лицом в партии – заместитель Генерального секретаря! О мертвых плохо не говорят, но придется: это была совершенно безликая фигура. Ивашко выдвинут Горбачевым. Я его все время критиковал, но критиковал чисто подружески. Он на Cекретариате ЦК говорил: «Вот Прокофьев все время меня критикует, но я считаю, что Секретариат сейчас так же напряженно работает, как в годы Великой Отечественной войны». А судил он об этом по количеству заседаний! Но вопросыто на заседаниях Секретариата ставились пустячные, второстепенные. Решения, которые принимались, не играли никакой роли, так как принимались они в старом стиле, а 6я статья Конституции уже была отменена.

Я организовывал встречу Ивашко с секретарями райкомов партии Москвы. Произошло это так. Горбачев однажды принимал участие в подобной встрече, но после нее с секретарями райкомов города Москвы больше не встречался. Отказывался категорически, потому что тогда ему «помяли бока». На встрече выступил Валерий Павлинович Шанцев и сказал: «Михаил Сергеевич, вы в своих выступлениях говорите, что комуто это выгодно, ктото это хотел, ктото это направляет. Но кто этот «КТОТО»? Вы так говорите, а когда мы начинаем повторять ваши слова, нас спрашивают, а кто этот «КТОТО?» А мы ответить не можем. Почему вы никогда не говорите откровенно? Почему не называете фамилий? Почему не называете те партии или движения, которые работают на развал Союза, на разжигание межнациональных противоречий?» Горбачев отвечает: «Но ведь это всем известно! Об этом говорят по радио, по телевидению». Шанцев опять настойчиво повторяет: «Одно дело радио и телевидение, и другое дело – Генеральный секретарь. Он должен дать оценку. Мы должны знать его мнение, точку зрения Политбюро, ЦК». Горбачев ушел от ответа и после этого больше не приходил на встречи с секретарями райкомов партии.

И вот встреча с Ивашко. Но его выступление было настолько безлико, что ему даже не стали задавать вопросов. Послушали его украинские шуткиприбаутки, сравнения – он очень любил пересыпать ими свои выступления, порой и не к месту, – послушали, поблагодарили… И все. Такой же безликой была и его позиция в августе 1991 года.

* * *

Кроме партийных работников того времени заслуживают внимания еще две фигуры: Председатель правительства Н.И. Рыжков и Председатель Верховного Совета СССР А.И. Лукьянов.

Думаю, что у Рыжкова Николая Ивановича вершиной взлета был пост директора Уралмаша. По той информации, что я имею о его работе в Госплане и зам. министра, он честный, порядочный, добросовестный человек, но потолок – директор Уралмаша.

Когда он стал секретарем ЦК по экономическим вопросам, это назначение вызвало удивление у очень многих. Правда, его только назначили секретарем, а сам экономический отдел создали лишь через год. Это был главнокомандующий без армии.

В развале экономики страны, прошедшем под руководством Горбачева, есть и доля вины Н.И. Рыжкова. На рубль зарплаты выпускалось продукции на 13 копеек. Снижалась производительность труда, энерговооруженность. В 1991 году из базообразующих отраслей только производство электроэнергии у нас не сократилось. По всем остальным отраслям показатели шли вниз. Здесь и забастовки сыграли определенную роль, но главное – неумелое реформирование экономики, хотя Рыжков и сказал, что «вы еще вспомните это правительство».

Да, вспомнят, так как при нем были не самые худшие времена. Но то, что страну подвели к такому состоянию, когда народу стало безразлично, какой будет общественнополитический строй, когда жить в 1990–1991 годах стало невмоготу, – в этом есть вина и Н.И. Рыжкова. Павлов просто не успел чтолибо сделать, да и не смог бы.

В то же время Рыжков достаточно мужественный и честный человек. Помните его поведение в Армении? Горбачев залетел туда на денек – и все. А ведь всем занимался Рыжков. Опять это было совершенно конкретное дело, где он выступал как организатор, где не нужно быть политиком какогото глобального масштаба.

В августе 1991 года у меня была встреча с академиком Абалкиным, в то время заместителем Председателя Совета министров. Я понимал, что он провел эту встречу не самостоятельно, а по просьбе Рыжкова. Я тогда сказал, что не вижу другой перспективы для Рыжкова, кроме перехода его в оппозицию к Горбачеву.

Если бы он был настоящим политиком, ему надо было после выступления Горбачева в ноябре 1990 г. на сессии Верховного Совета СССР подавать в отставку и переходить в оппозицию к нему, и тогда, может быть, из него мог бы получиться лидер. Хотя…

После ноября на одном из заседаний Политбюро, где присутствовал и Рыжков, он подошел ко мне, и я сказал ему: «Николай Иванович, надо переходить в оппозицию и, как ни обидно, надо самому уходить». Рыжков ответил както неопределенно. У меня разговоров напрямую с ним почти не было. Он со мной общался через Л.И. Абалкина, с которым мы часто встречались то у него, то у меня в горкоме партии – согласовывали различные документы политического характера.

Рыжков, видимо, по своей натуре не лидер…

* * *

Если говорить о Лукьянове Анатолии Ивановиче, бывшем Председателе Верховного Совета СССР, то его потенциал, по моему мнению, не был до конца использован. Может быть, он слишком долго проработал в аппарате Верховного Совета СССР и ЦК КПСС. Самостоятельная работа ему представилась, когда он стал Председателем Верховного Совета СССР. Очень эрудированный, очень умный человек, блестяще разбирающийся в политике, чувствующий политику. Хорошо разбирается в людях. Но он не успел. Время прошло. Сейчас ему остается роль «серого кардинала» при руководстве КПРФ. Но мне кажется, что с ним советуются все меньше и меньше. Он уже становится символом советской власти, в какойто мере символом КПСС. Он поздно начал. Первое его выступление против Горбачева прозвучало на июльском пленуме ЦК партии в 1991 году. А так он все больше отмалчивался, хотя знаю, что самому Горбачеву он свою точку зрения высказывал.

Пятый пункт

Москва и национальный вопрос. Не надо говорить, что его в те времена не было. Выступления, конфликты были, драки по этому поводу на бытовом уровне были, а вопроса не было? И вопрос был, и национализм наблюдался. Конечно, не в таком виде, как сейчас: уродливый, злобный, смертельно опасный – катастрофически опасный.

Откуда это все пошло? От дурацкого предложения: «Берите столько суверенитета, сколько сможете»? А может быть, и мы в свое время неверно подошли к этой проблеме? Вероятно, вначале шли за событиями, проблема не была нами предусмотрена? Сколько вопросов…

В голове было четко сформулировано: у нас есть единая общность «советский народ», который живет в мире и согласии, и думать о национальных проблемах не следует.

Национальный вопрос встал остро с приходом перестройки.

Был ли национальный вопрос решен в нашей стране, занимались ли им в советское время? Безусловно, им занимались – постоянно и глубоко. Именно поэтому он не стоял так остро.

Национальный вопрос в такой многонациональной стране, как Советский Союз, конечно, существовал всегда, но он достаточно умело регулировался и решался. Именно поэтому у нас существовало – не только юридически, но и фактически – равенство всех наций и народностей, проживающих на территории нашей страны, какой бы численности эти народы ни были. Если вспомнить национальный состав нашего правительства на протяжении лет существования советской власти, Верховного Совета, руководящих органов КПСС, то это были многонациональные объединения.

Более того, специально создавался режим наибольшего благоприятствования для народов национальных республик. Например, вводились специальные квоты приема в университеты для абитуриентов из республик Средней Азии, Закавказья, по которым выделялись места в престижные, как сейчас принято говорить, учебные заведения – в Физикотехнический институт, МВТУ им. Баумана, Московский государственный университет им. Ломоносова, Государственную консерваторию и т. д.

У нас была понастоящему многонациональная культура. Ежегодно в Москве проводились фестивали культуры той или иной республики – Дни культуры Молдавской республики, Дни азербайджанской культуры и т. п., когда лучшие коллективы той или иной союзной или автономной республики – ансамбли, театры – приезжали на гастроли в Москву. В свою очередь, московские, свердловские, ростовские и другие коллективы российских городов, отдельные артисты выезжали на гастроли в национальные республики. Шел постоянный обмен достижениями культур. Именно поэтому талантливых представителей культуры и науки любого народа знали во всем Советском Союзе.

Большую объединяющую роль играл русский язык, который был государственным языком на территории всего СССР и наряду с национальными языками был широко распространен по всей стране. Именно поэтому произведения национальных ученых, поэтов и писателей имели возможность издаваться на русском языке и таким образом получали не только всероссийскую известность (имея в виду весь Советский Союз), но и в других странах мира. Ведь скажем прямо, если бы академик Амбарцумян издавал свои труды только на армянском языке, то в мире мало кто мог бы их прочитать. А они издавались на русском языке, который читался практически во всех цивилизованных странах мира, и фамилия академика Амбарцумяна стала всемирно известной.

Я уже не говорю о художниках, писателях, поэтах, книги, репродукции картин которых издавались миллионными тиражами.

Русские школы были и во всех национальных образованиях, и в них учились не только дети приехавших русских специалистов, но и дети коренного населения.

Мне рассказывал мой знакомый Сарьян Вильям Карпович (он вырос в Тбилиси, хотя сам армянин), что в русских школах, которые существовали в Грузии наряду с национальными школами, учились и армянские, и грузинские, и азербайджанские дети. Там они приобретали знание русского языка, но там же обязательно преподавались со второго класса грузинский язык, с третьего – география и история Грузии. Такой культурный и языковой обмен существовал в советское время.

Хотя, конечно, были коегде и перегибы. Я не могу назвать точно год, когда было принято это закрытое постановление, но это было в то время, когда генсеком был Л.И. Брежнев. В нем говорилось о необходимости пропорционального соблюдения представительства при выборах в местные Советы и партийные органы власти, с тем чтобы учитывался национальный состав населения той или иной республики, скажем, той же Башкирии. Там проживало значительное число и татар, и русских, и если бы в состав властных структур входили только башкиры, это была бы дискриминация и татарского, и русского населения.

Кроме этого создавалось большое количество рабочих мест для коренного населения, чтобы решить проблему занятости населения в тех же среднеазиатских республиках и в Закавказье. Там строились современные заводы и фабрики, поэтому и пришлось значительному числу русскоязычного населения перекочевать на национальные территории, чтобы не только работать, но и делиться богатым опытом русского рабочего класса. А коренным народам требовалось время, чтобы освоить новые производства, создать свой квалифицированный рабочий класс. Ведь рабочий класс там был не очень силен.

Но тут, как говорится, палка о двух концах. С одной стороны, когда строился в Ташкенте завод по производству самого современного радиооборудования, готовых кадров не было, потому значительную часть там составляли русские рабочие и инженернотехнические служащие. Узбеки, работая бок о бок с русскими, таким образом приобщались к высоким технологиям. Но, может быть, надо было больше учитывать интересы местного населения и строить такие предприятия, которые учитывали бы национальные особенности региона. На них с успехом бы работало местное население, например, предприятия перерабатывающей промышленности – текстильные, ткацкие, по выработке ковров и т. д. То есть того, что было характерно для данного народа. Может быть, вместо авиационного завода надо было построить несколько предприятий легкой, перерабатывающей промышленности. Вопросы эти решались на правительственном уровне. Я не скажу, что они всегда абсолютно правильно решались, но они решались.

* * *

К 90м годам появились совершенно новые тенденции. Поясню на примере. Когда в 1990 году я был в Узбекистане, я практически весь его проехал в течение месяца. Здесь столкнулся с недоумением людей, которым навязывали, что теперь бригадиром надо было поставить обязательно узбека, вместо хорошего русского бригадира, и только потому, что он недостаточно знает узбекский язык. Меня с удивлением спрашивали: почему они теперь должны плохо относиться к русским? Этого никогда не было! Посмотрите, говорили мне, в Ташкенте стоит памятник семье узбекского кузнеца, которая во время войны приняла 11 детей разных национальностей – и русских, и украинцев, и прибалтов – всех приютили, обогрели, и никто не спрашивал, какой национальности ребенок, – все были свои. Теперь же проблема национальности навязывалась искусственно – национальный вопрос поджигался целенаправленно.

Причем не все вопросы были хорошо изучены, не определены болевые точки. Скажем, при установлении границ между Арменией и Азербайджаном не учли ситуацию с Карабахом. Передали территорию Азербайджану, хотя большую часть населения составляли армяне. В той же Грузии есть несколько районов, которые полностью заселены и сейчас армянами.

Этими недоработками воспользовалась та часть националистически настроенной интеллигенции и та часть политиков, которые, понимая, что национальный вопрос – наиболее болезненный, хотели сыграть на этом и прийти к власти. Тем более опыт по развалу многонационального государства уже был успешно апробирован в Югославии.

Безусловно, большую роль в разжигании национализма в СССР сыграли «наши зарубежные приятели», с которыми мы сейчас так «крепко дружим».

Я в 1992 году встречался с одним югославским предпринимателем и задал ему вопрос: «Что вы делаете?» Он ответил: «Неужели вы думаете, что мы сами такое сотворили с нашей страной? Это все организовано не македонцами и не сербами, а спровоцировано «дирижерами» изза рубежа. Мы в этом участвовали как статисты».

Примером тому могут служить и все эти «бархатные» и «оранжевые» революции. Они показывают, насколько отлажена методика разжигания национальной вражды. Готовились к этому за рубежом основательно.

В начале 90х годов в Штатах была издана книга, написанная Джином Шарпом, – у меня она есть: «Мирные методы перехода от диктатуры к демократии». Там описано 198 таких методов, причем подробно – что делать с населением, что делать с чиновничеством, как поступать со средствами массовой информации, как организовывать ненасильственные митинги, забастовки и прочее. 198 – точно!

В 2004 году эта книга была издана на украинском языке – результат известен. Сейчас она издана на русском языке и есть уже в Интернете. Если проанализировать, что произошло в Грузии, на Украине, что происходило в Киргизии, – все в соответствии с этими разработками. Вся эта методика используется. Это первое.

И второе, о чем хотел бы сказать. Чтобы широко развернуть эту работу, используется сеть различных неправительственных фондов и организаций, в том числе и правозащитных. Есть такая организация в Америке, как «Фридом Хаус», есть фонд Сороса, и таких фондов можно назвать не один десяток. Они, кстати, перечисляются в письме посла США в Киргизии в Госдеп. В этом письме посол докладывает о том, как готовится переворот в Киргизии, какие фонды задействованы, как они финансируются, какие они создают организации в Киргизии. После опубликования этих материалов посольством США был заявлен протест, но если это даже написано не самим послом, а его подчиненным, то там совершенно четко описаны все действия, которые производили Соединенные Штаты и посольство США в Киргизии.

* * *

Может быть, в конце 80х годов непонимание остроты национальной проблемы происходило изза того, что в Москве руководство партии и Советов большей частью состояло из представителей коренного населения, которое никогда никакими гонениями и ущемлениями в национальном вопросе не было затронуто? Поэтому так и отнеслись к этой проблеме, не понимая, какие процессы происходили в стране.

Кроме того, у меня, да и многих руководителей, не было необходимых знаний. Когда я обратился к специальной литературе, стал изучать эту проблему, то узнал, что на всех крутых поворотах истории резко обостряется национальная проблема. Это должны были предугадать, предвидеть, предусмотреть и руководители партии, но они, видимо, как и я, были в этих вопросах недостаточно подготовлены, а ученые, во всяком случае своевременно, об этом не сказали, да их и не спрашивали.

Только конкретные события в Москве заставили обратиться к национальному вопросу, изучить ситуацию в стране, а затем уже стали работать на опережение.

Начну с небольшой статистики.

В Москве, когда я был первым секретарем горкома партии, проживало 9 миллионов человек. Называли 8900 тысяч, но было 9 миллионов. Из них 1 млн. 200 тысяч человек – лица некоренной национальности. Фактически их было значительно больше, но это официальные данные.

Пропорции такие: примерно 300 тысяч украинцев, столько же или чуть меньше татар, по 150–180 тысяч представителей Закавказья – грузин, азербайджанцев, армян. Евреев было примерно 300 тысяч, но численность их сокращалась: те, кто считал, что их родина Израиль, выезжали. Численность еврейского населения в Москве шла на убыль. Немало проживало в столице представителей Дагестана, курдов.

Вот, пожалуй, те основные национальности, которые помимо русских проживали в Москве.

Когда в 1988 году возникли проблемы чисто национального характера в Армении, Нагорном Карабахе, трагедия Сумгаита, тогда горком партии (к сожалению, только тогда!) обратил внимание на национальную проблему в Москве. Стали ее изучать.

До этого все к чему сводилось? Праздники, сабантуи в Измайловском парке проводила татарская часть населения; Пасху и Новый год около синагоги на улице Архипова (теперь она называется Большой Спасоглинищевский переулок) отмечали верующие евреи. Вот и все, если говорить о национальных особенностях, которые более или менее открыто проявлялись у нас в Москве.

Когда произошли эти страшные события, начались митинги армянской диаспоры на Армянском кладбище. Там собирались, вывешивались плакаты с фотографиями событий, происходивших в Сумгаите, в Нагорном Карабахе. Приезжали представители из тех мест. Все это поначалу не выходило за рамки кладбища и не вызывало особого беспокойства. А вот когда армяне вышли за стены кладбища и пошли к центру города, тогда в горкоме партии (секретарем в ту пору был Зайков) заволновались по поводу возможных националистических проявлений в Москве.

* * *

Но это я говорил о лицах некоренной национальности. Еще раньше проявились националпатриоты, или, я бы сказал, националшовинисты из радикального крыла общества «Память», которые проводили митинг на Манежной площади. Это тоже было проявлением национализма.

Они потребовали встречи с Ельциным. Тот вначале побоялся к ним поехать. Послал Сайкина и меня. Но руководитель общества «Память» Васильев категорически отказался разговаривать с нами и потребовал встречи с секретарем горкома партии. Мы с Сайкиным отправились к Ельцину. Ельцин позвонил Горбачеву: «Как быть?» Тот порекомендовал ему всетаки встретиться.

Но Ельцин поставил условие, что на улице он встречаться не будет – только в помещении. Мы предложили Васильеву два варианта: либо Манеж, либо актовый зал Моссовета. Тот выбрал Моссовет: Манеж рядом, зашли и все, а тут еще можно демонстрацией пройти по Тверской улице.

Их вначале было, наверное, около 500 митингующих – с лозунгами, плакатами. Когда члены этого общества шли по Тверской, поддержки им никто никакой не оказывал. Люди стояли и глазели. Стремления присоединиться к ним не было. Обычное ротозейство, так как подобное явление было тогда еще внове.

Лозунги – чисто шовинистические: часть против евреев и других нерусских, некоренных жителей Москвы; часть в защиту памятников истории, архитектуры; часть – в защиту монархического строя. Все это было необычно.

Пока демонстранты шли по Тверской к Моссовету, число их заметно сократилось, и когда они вошли, зал оказался неполным, хотя он рассчитан именно на полтысячи человек.

Собрался тогда в актовом зале народ самый разный. Были нормальные люди, стоявшие на здравых позициях. Они выступали в основном в защиту исторических и культурных памятников, то есть отстаивали те принципы, на которых «Память» и создавалась. Они пытались пойти на какието соглашения, договориться с руководством города. Но таких ораторов остальная часть, которой руководил Васильев, просто «зашикивала» – не давала выступать. Поэтому говорили в основном экстремисты.

Васильев выступил со своими требованиями, а Ельцин вел себя примерно так: «Ах, вы недовольны, что я сменил аппарат только на треть? Согласен, сменю полностью. Ах, вы требуете, чтобы приостановили стройку на Поклонной горе? Хорошо, завтра дам указание Сайкину, чтобы убрали подъемные краны». Так он сдавал одну позицию за другой. Они удалились удовлетворенные.

Когда митингующие ушли, Ельцин выглядел напуганным, очень раздраженным. И сразу набросился на Сайкина и начальника Управления внутренних дел: «Вы что, не знаете, как действовать? Устройте какуюнибудь провокацию против Васильева, чтобы он замолчал надолго»…

* * *

Обстановка стала накаляться. Рост националистических проявлений среди русской части населения, события в республиках Советского Союза, конфликты на межнациональной почве стали отражаться на Москве.

Когда армяне вышли на улицу, мы стали опасаться, что диаспора азербайджанцев сделает то же самое, и это может вызвать их столкновение. Основная задача стала – удержать эти собрания в рамках одного Армянского кладбища.

Я тогда работал секретарем исполкома Моссовета, и мне поручили перед ними выступить. Это было мое первое выступление на уличном митинге – неорганизованном и враждебном. Как мне кажется, оно прошло удачно.

Лейтмотивом моего выступления было то, что для Моссовета не имеет значения, какой национальности человек. Главное, что он является жителем Москвы, и мы беспокоимся о каждом. Кроме того, я предложил (у меня, естественно, была об этом договоренность с Сайкиным) на случай плохой погоды, дождя – а мы понимаем, говорил я, что армянам надо собираться, обмениваться мнениями, информацией о том, что происходит у них в республике, – встречаться в Доме науки и техники.

Это сразу сняло напряжение: их не разгоняют, не критикуют, идут навстречу и даже Моссовет предлагает свои услуги для того, чтобы им было удобно собираться. Напряжение было снято.

Все эти события привели к мысли: в Москве надо создавать национальнокультурные общества.

Почему еще эта мысль возникла? Вспомнили, что до войны в Москве были школы, где можно было учиться на татарском, еврейском языках. Находились они в местах компактного проживания той или иной национальности.

Мы горячо принялись за дело. Стали создаваться национальнокультурные общества, начались поиски здравомыслящих людей.

Меня к этой идее в какойто мере подтолкнула поездка в США. Там ведь тоже многонациональная страна. Правда, Советский Союз не был похож на Соединенные Штаты, так как в СССР существовали национальные территории, а там их нет – там Штаты. Конгломерат, который был в Америке, и конгломерат в Москве по ситуации – одинаковые. Но в Америке национальным группам давали возможность изучать родной язык, приобретать книги на родном языке и придерживаться своих вероисповеданий. Существовали национальнокультурные общества.

Когда я был в Америке, там праздновался так называемый День благодарения. Я присутствовал на инсценировке, где главными героями выступали Дядя Сэм, негр, и белокурая девочка (правда, индейцы и латиносы там не присутствовали), и лейтмотив был такой: кто бы ты ни был – поляк, ирландец, выходец из Африки – мы все дети великой Америки, мы все едины. В действительности в Америке различные возможности у выходцев из разных стран, даже в четвертом колене, но официальная политика воспитывает чувство патриотизма и единства нации.

В Москве мы решили в какойто мере использовать этот опыт. Одними из первых были созданы армянское и татарское общества. К 1991 году в Москве появилось около десяти национальнокультурных обществ. В двадцати школах были открыты факультативы для изучения родного языка. Были созданы белорусское и украинское общества.

* * *

Когда начали создавать еврейские общества, столкнулись с большими сложностями. Вопервых, поскольку существовал Антисионистский (еврейский же!) комитет. Вовторых, сами евреи делились на евреевортодоксов, не воспринимавших иные религии и национальности, и тех евреев, которые хотели, чтобы их дети знали язык предков, могли читать и изучать еврейскую литературу, знали национальные обычаи, но в то же время понимали и принимали весь ход развития общества и объективное сближение наций.

Конечно, не всегда, не со всеми и не сразу удавалось договориться. В частности, был такой случай.

На Большой Татарской улице в районе станции метро «Новокузнецкая» одно здание занимали курсы стенографии и машинописи МИДа СССР. А до войны там была татарская школа. Представители татарской общины приходили ко мне в Моссовет, а потом в горком партии, и я вел длительные переговоры с МИДом, чтобы переместить оттуда курсы. Мы предлагали руководству татарской общины другие помещения, но они настаивали на возвращении того, что принадлежало им ранее.

Думаю, мы бы довели дело до конца, если бы не события августа 1991 года. МИДу уже выделяли школьное здание, и курсы должны были туда переехать.

При этом решалась еще одна проблема, я считаю, позорная для Москвы: в городе была только одна библиотека, где можно было получить книги на языках народов СССР, – это Некрасовская библиотека. Даже не сама Некрасовка, а ее отделение, которое находилось во флигеле особняка, в котором Ленин когдато устраивал елку в Сокольниках: деревянный флигелек в глубине парка с очень плохими подъездными путями. Единственная библиотека на многомиллионный многонациональный город!

В Библиотеке им. Ленина, конечно, можно было почитать такие книги, но попасть туда достаточно трудно. В районах подобных библиотек не было. Вот с такой проблемой и пришлось столкнуться.

Но дело шло. На Варшавском шоссе в одном из кинотеатров открыли еврейский театр. Искали, находили помещения в различных клубах – ведомственных и профсоюзных – для национальнокультурных обществ. Готовилось их примерно 18–19, а 10 обществ уже были зарегистрированы в Моссовете и официально работали.

Так мы стали решать национальную проблему в столице – через создание национальнокультурных объединений, чтобы каждый, кто хочет, мог изучить родной язык, читать книги на родном языке и знакомиться с культурой, национальными обычаями. Чтобы люди могли собираться и общаться по своим национальным интересам.

* * *

Из всех дел, которые мы успели провести, следует отметить совместное мероприятие с Комитетом по делам религии при Совете Министров СССР. В том же Доме науки на Волхонке мы собрали около 300 человек – представителей всех конфессий Москвы: участвовала православная церковь, мусульмане, иудеи, католическая церковь и даже некоторые секты, например баптисты. Речь шла об одном: необходимо представителям всех конфессий, священнослужителям приложить большие усилия, чтобы в Москве не было межнациональных конфликтов. Чтобы это звучало в проповедях, в обращениях к прихожанам, присутствовало в действиях.

Я рассказал собравшимся о положении в Москве и обратился с призывом оказать содействие властям в разрешении чисто экономических проблем города. Речь шла о благоустройстве столицы, о содержании в порядке жилых домов, совместной борьбе с преступностью на улицах. То есть о тех проблемах, которые можно было решать общественностью города. Разговор не шел о какихлибо капитальных вложениях, строительстве: только о том, что могло сделать само население. Все это тоже входило в наши действия по погашению национальной напряженности.

Мы делали тогда что могли, что считали необходимым. Собирали в Доме политпросвещения руководителей национальных обществ, говорили о том, что должны представлять собой эти общества, каковы их задачи, действия. Высказывались люди разных национальностей, разговор шел свободный, заинтересованный.

Денег город не давал – не было запланировано. Помогали помещениями. Это решали горком партии и Моссовет. Остальное – на частные пожертвования.

Был такой представитель еврейской общины – полковник Сокол. Его трехкомнатная квартира была заставлена книгами – прекрасная библиотека на иврите. Он эту библиотеку передал безвозмездно общине для пользования. Так что было на кого опереться. Мы искали и находили таких людей.

Антиалкогольная кампания Горбачева

Говорят, Великий князь киевский Владимир Святославович не сразу решился принять христианство для своего государства. Был еще один вариант – ввести в стране ислам. Но последователи Мухаммеда не употребляли спиртное, а «веселие на Руси есть питие». Подумал Красное Солнышко и предпочел христианство.

Конечно, это шутка. Речь пойдет не о том, является ли пьянство, любовь к выпивке отличительной чертой русского человека. К слову, статистически доказано, что многие народности ублажают зеленого змия гораздо больше, чем российские люди.

Но мы так же безуспешно, как и другие страны, время от времени затеваем борьбу с алкоголем. А ведь доказано – на примере США и других стран: ужесточение законов ведет к увеличению преступности, «сухие законы» лишь усугубляют ситуацию, ведут к самогоноварению, бутлегерству, массовым отравлениям.

Был и я свидетелем и отчасти участником двух антиалкогольных кампаний. Что и говорить, любили у нас в брежневские времена пображничать и выпить в компании. Любое мероприятие районного или городского масштаба заканчивалось по большей части застольем.

Хотя это было не характерно для московской организации: Гришин категорически исключил застолья сразу после своего прихода. Но до этого подобные обычаи имели место и в Москве. Правда, в первичных организациях так оставалось и при Гришине, потому что до всех добраться не смогли. Например, заводские конференции и выборы обязательно завершались серьезными возлияниями. Это разлагающе действовало и на руководящий состав, и на подчиненных. Дисциплину приходилось подтягивать.

В период, когда Брежнев руководил страной в нерабочем состоянии, началась расхлябанность, что вело к невыполнению плановых обязательств, расцвету взяточничества, коррупции, телефонному праву. Большинство людей понимало, что это идет во вред обществу, и ждало улучшения.

Приход Юрия Владимировича Андропова на пост Генерального секретаря народ воспринял вначале осторожно: ведь он был до этого Председателем КГБ. Но потом, когда стали наводить порядок, когда практически за год у нас выросло промышленное производство почти на 3,6 %, а сельскохозяйственное – на 4 %, и все это – без какихлибо дополнительных вложений (причем это отразилось не только на цифрах, но и на прилавках), люди его политику одобрили.

Совершенно правильно, что жестко проводилась борьба с пьянством на производстве, которое тогда процветало повсеместно. Да и продавать бутылку водки человеку в рабочей одежде не следовало, если человек этот приходил со стройки во время обеденного перерыва. Правильно, что начали борьбу среди руководящих работников, когда пили, скажем, после пленумов.

Но было и другое. На местах сильно перегибали палку по выполнению решений, которые принимались «наверху», когда делали облавы в магазинах, парикмахерских, банях и кинотеатрах.

Знаю точно, что Андропов был против этих перегибов. Я был свидетелем того, как во время партийного актива (я тогда сидел в президиуме) Гришин был вызван к телефону Андроповым, и тот резко отчитал его за то, как «ловят» нарушителей дисциплины в банях и парикмахерских, при этом часто страдают командировочные.

Во все инстанции – партийные и советские – пошли жалобы трудящихся. Писали, что эти меры вообще не соответствуют Конституции (о правах человека тогда не говорили), оскорбляют достоинство людей.

* * *

С подачи Лигачева боролся с пьянством и Горбачев. Антиалкогольная кампания при Горбачеве была начата подписанием 16 мая 1985 года Указа Президиума Верховного Совета СССР «Об усилении борьбы с пьянством» и продолжалась до 1988 года. Указ был принят сразу после Дня Победы, и тогда Горбачев сказал, что ветераны пьют в последний раз.

Горбачевская борьба против алкоголизма ничего общего с действиями Андропова не имела, а лишь породила наркоманию, токсикоманию и спекуляцию.

Вначале и эта антиалкогольная кампания вроде бы велась разумно. С пониманием был воспринят запрет на проведение различных банкетов за государственный счет после проведения мероприятий, конференций, съездов. Тем более что это в ряде случаев приняло действительно безобразные формы: например, членов избирательных комиссий приходилось утром развозить по домам, так как они уже не могли передвигаться самостоятельно.

Но когда Лигачев заявил в Тбилиси, что «мы не за культурное питие, а мы вообще против употребления алкогольных напитков», то это было воспринято с непониманием и раздражением не только обычными людьми, но и на низшем и среднем партийном уровне. Сложилась ситуация, когда человек вынужден был отстаивать огромные очереди, чтобы взять бутылку сухого вина, чтобы отпраздновать свой день рождения.

В проведении этой антиалкогольной кампании большую роль сыграли два члена Политбюро: Е.К. Лигачев и М.С. Соломенцев. Первый – как один из ярых сторонников полного исключения употребления алкоголя, второй – как председатель Комитета партийного контроля.

Соломенцев присылал к нам в горком партии комиссии партийного контроля, которые издевательски выискивали, где, что, чего; подсчитывали по магазинам каждый лишний литр проданных спиртных напитков; сравнивали, в каком районе больше, в каком меньше продается спиртного на душу населения, и на этом основании (!) делали выводы о работе секретарей райкомов.

А к чему это привело? Например, секретари райкомов партии – Р. Жукова в Ждановском районе и Ф. Козырев в Краснопресненском – совсем запретили на территории своих районов продажу спиртных напитков. Получалось, что они вроде «передовики». Но население их районов хлынуло в соседние и увеличило там толпы жаждущих.

То же самое произошло, когда в центре города запретили продажу винноводочных изделий, алкоголь стали продавать только на окраинах, и там началось столпотворение. Туда же, кстати, бежал народ и из Московской области. В Первомайском районе, к примеру, было кафе «У околицы» и магазинчик под тем же названием. Там жутко что творилось!

Пик антиалкогольной борьбы в Москве пришелся на время, когда первым секретарем горкома стал Ельцин. К его чести, он не создал в горкоме общество трезвенников, хотя и одобрял действия Жуковой и Козырева. Но когда он пишет, что «схватывался по этому вопросу с Лигачевым так, что пиджаки трещали», это очень сильное преувеличение. Такого не было.

Более того, когда секретари райкомов партии ставили вопрос о том, что проводится неправильная политика и население такой политики не понимает, Ельцин отвечал, что не надо драматизировать: большие очереди, говорил он, тоже один из методов борьбы с пьянством. И если он и не выступал активно «за», то и не сопротивлялся так называемой антиалкогольной борьбе.

* * *

При Ельцине комиссии партийного контроля стали проверять и горком партии. Проходили проверки так. Прежде всего, брали сведения в милиции, которая должна была регулярно сообщать в горком, кого из руководителей задержали в нетрезвом виде. По этим спискам мы должны были принимать меры: когото исключать из партии, если человек попался не в первый раз, или объявлять взыскание.

Затем та же комиссия брала копию списков и смотрела, насколько жестко партийная организация подходила к провинившимся. Если им казалось, что приняты недостаточные, по их мнению, меры, партийный руководитель подвергался критике. Например, если директор был замечен в нетрезвом состоянии или на него написали донос и факт подтвердился, машина срабатывала неумолимо.

При этом совсем не обязательно было попадать в вытрезвитель! Просто приходило письмо незатейливого содержания: вот у нас было торжественное собрание, после которого «втихаря» в кабинете директора собралось руководство, и там были спиртные напитки. Если проверка это подтверждала (а всегда находился ктонибудь, кто «был, но не пил») и если не принимались драконовские меры против директора, вплоть до освобождения от работы, каким бы хорошим он ни был, партийные органы подвергались резкой критике. Все это порождало еще и элементарное стукачество.

Вернемся к милицейским спискам. Отслеживали по ним не только руководителей, но и рядовых коммунистов. Милиция уже тогда стала «баловаться»: человек выходит из ресторана, от него немного пахнет – стражи порядка тут как тут. Его задерживают и предлагают заплатить штраф. Тот не платит (был на дне рождения, выпил, но не пьян!). Милиционеры заталкивают его в машину, насильно вливают в него водку (даже такие случаи были!) и везут в вытрезвитель. И хотя доказать такие безобразные случаи было сложно, но это иногда удавалось, и несколько начальников вытрезвителей в Москве были сняты с работы и уволены из органов милиции за подобные действия.

Бывало и так, что стражи порядка отбирали у задержанного спиртные напитки и там же, в вытрезвителе, сами их выпивали. Такое случалось и в Куйбышевском районе.

Мы возмущались, высказывали критические замечания, но дурь торжествовала. Совершенно жесткие были по этому поводу установки, и любое критическое выступление воспринималось не просто как непонимание, а как «противоречащее общей партийной линии». Однако большинство понимало ошибочность проводимых мероприятий, и критических выступлений на совещаниях в горкоме партии было немало. Но были, конечно, и люди, которые истово следовали указаниям «сверху».

Мы вспоминаем теперь об этом с долей иронии, а тогда было не до смеха. От нас требовали жесткой реализации «линии партии». А возмущение росло.

Алкогольные запреты и в личном плане вызывали определенные неудобства. У меня это совпало с отпуском. Есть традиция – без бутылки вина ни одно семейное мероприятие не отмечается. Помню, мне, как и каждому другому, приходилось искать какието пути, чтобы купить напитки. Постоял я пару раз в километровой очереди недалеко от дома, но потом отказался. Не то чтобы я боялся, что узнать могут. Стыдно, да и просто неприятно было стоять в этих очередях. Два раза ездил я к сестре – она в Тушинском районе живет – и там отстоял. Но это потому, что был в отпуске. И опять же неудобно! А позже я просто был лишен этой возможности: винные магазины торговали с 11.00 до 19.00, а я в это время всегда на работе.

В ряде случаев эта кампания приводила к уродливым формам. Приведу такой анекдотичный случай. Приезжаю к себе в деревню. Сидит сосед, совершенно пьяный (происходит это в самый разгар антиалкогольной кампании). Он мне машет: остановись! Я машину поставил, подхожу к нему. Сосед возмущается: «Юра, о чем это в городе думают? Мы уже весь французский одеколон по семь рублей флакон выпили. Народ перешел на антистатик «Лана», люди травятся! Вы там, в городе, не придумали, как лечить?»

* * *

Я и многие мои товарищи считали, что такие действия наносят и политический вред партии. Тем более что разрушалось то, что намечалось при Андропове – тогда горком партии и Моссовет приняли решение построить в Москве тридцать пивных залов на хорошем благоустроенном культурном уровне, чтобы любой человек мог прийти туда, посидеть за столом, выпить кружку пива, закусить.

Одним словом, хотели сделать нечто подобное тому, что имелось за рубежом. И ведь начали делать! Стали строить дополнительные линии по выпуску пива, работали над тем, чтобы снизить уровень алкоголя в напитках. Но дело так и не довели до конца – не успели: пришел 1985 год, и началась эта антиалкогольная вакханалия.

Сейчас мы видим, какой катастрофический вред здоровью людей эта кампания причинила. Самогоноварение (то, что у нас было почти забыто), токсикомания и наркомания – все оттуда.

Моральный вред был нанесен огромный, и это до сих пор отзывается. Кампания не привела к сокращению потребления алкоголя, а напротив – только его увеличила, причем в искаженных формах. Авторитет партии и государства был явно подорван. Народ посмеивался над этими решениями и… продолжал спиваться.

Нанесен был и громадный экономический ущерб. Ведь около 30 % госбюджета составляли доходы государства от монополии на винноводочные изделия. Не имея или не создавая дополнительных источников финансирования, которые смягчили бы потерю от продажи алкогольных напитков, было принято крайне неуместное решение. Спад в экономике, сокращение производства тоже в определенной мере произошли от этого.

Одно из двух: либо уже совсем дураки, либо это одно из звеньев продуманной цепочки разрушения моральных, нравственных устоев в нашем обществе и подрыв экономики. Скорее – второе.

Последние съезды партии

О последних партийных форумах – XIX партконференции, Учредительном съезде КП РФ, XXVIII съезде и пленумах ЦК КПСС – теперь не говорят. Они не вошли в учебники, их не изучают в школе, о них не читают лекций в вузах. Но они были, а я их участник и думаю, что эта тема заслуживает внимания. Из песни ведь слова не выкинешь.

Уточняю: я никогда не собирался писать какието мемуары или оставлять исторические записки. То, что я пишу, это отдельные частные воспоминания того, что запало мне в память, но никак не полная картина этих партийных форумов.

Во время XIX партконференции, которая проходила с 28 июня по 1 июля 1988 года, я был секретарем исполкома Моссовета и какоголибо активного участия в ее подготовке не принимал. Был просто делегатом.

Что отличало эту конференцию? Делегаты практически не выбирались, а делегировались. Такого в истории нашей партии не было. Преподносилось это как новая демократическая форма.

Суть сводилась к следующему. Каждый регион – и это касалось всех партийных подразделений – имел определенную квоту, установленную Центральным Комитетом партии, а на самом деле – Политбюро, Секретариатом ЦК, потому что ЦК только придал легитимность этой квоте. Начиналось выдвижение кандидатур с первичных организаций.

Эти кандидатуры рассматривались на пленумах районных комитетов партии, например в Москве, и здесь происходил какойто отсев (без согласования с мнением первичной организации) и введение в список своих представителей, так как каждый район тоже имел свою квоту. Затем предложенные кандидатуры рассматривались в бюро горкома партии, потом на пленуме горкома партии, и происходили новые отсевы и дополнения. Так формировался состав делегатского корпуса.

На каждом уровне это были не выборы, а простое делегирование, достаточно многоступенчатое. Почему такую форму нельзя назвать демократической? Скажем, если бы происходило так: первичные организации выдвинули кандидатов и дальше на этой основе шло формирование, тогда это было бы действительно демократично. Но и районные комитеты партии помимо «первичек» тоже имели право выдвигать своих кандидатов. То же можно сказать и о горкомах.

Чтобы проиллюстрировать, как все происходило на самом деле, приведу пример. Первичная организация журнал «Огонек» не выдвинула своего редактора Коротича делегатом конференции, и партийная организация Свердловского района Москвы поддержала это решение. Когда же список обсуждался на бюро Московского горкома партии, под давлением ЦК, а конкретно – Горбачева, эта кандидатура была навязана пленуму горкома.

Не помогло и выступление второго секретаря Свердловского райкома партии Борцова, который выступил с резкой критикой Коротича. Он убедительно мотивировал решение первичной организации журнала и райкома партии, но пленум горкома партии под давлением и бюро, и Горбачева, присутствующего на расширенном заседании пленума, кандидатуру Коротича провел.

И таких примеров можно привести немало. Нарушения допускались и на районном уровне, и на областном, где проводились сложные маневры и протаскивание угодных руководству людей.

Точно так же получилось и с Ельциным. Московская городская партийная организация, членом которой он был, не делегировала его на партконференцию. Тогда Ельцина в самый последний момент протащили через Карелию. (Может быть, поэтому он так и возлюбил этот край?)

Во всяком случае, именно через Карельскую парторганизацию делегировали Ельцина на конференцию, хотя он никакого отношения по партийной линии к ней не имел. Могут сказать, что как заместитель Председателя Госстроя он имел отношение к любому региону страны, но ведь у нас выборы шли по партийной структуре – это декларировалось как достижение демократии, а здесь было явное нарушение. Поэтому утверждать, что состав конференции формировался демократическим путем, было бы неправильно.

Такой порядок вызвал очень много недоразумений, возмущений не только в московской организации, но и в других областях и регионах. Люди чувствовали, что это не прямые выборы, что идет преднамеренный отсев, довыборы угодных кандидатур на любом уровне, тогда как честные коммунисты, которых выдвигали на уровне «первичек», становились неугодными.

Вот так формировался делегатский корпус XIX партконференции.

* * *

Главным вопросом на конференции был вопрос о формировании Советов. По существу шел процесс «узаконивания» подготовки передачи власти от КПСС, которая в шестой статье Конституции СССР закреплялась как руководящая сила общества, – Советам, хотя об этом на конференции открыто не говорилось.

Именно эта конференция предрешила вопрос передачи власти от партии – Советам, а не изъятие шестой статьи Конституции, которое состоялось в марте 1990 года на III съезде народных депутатов СССР. Отмена статьи стала тогда чисто формальным актом.

Характерно, что на XIX партконференции ни один работник советских органов не выступил – ни одному из них не было дано слова.

Никогда – ни раньше, ни позже – я не видел Горбачева таким моторным, энергичным, собранным, как в те дни, когда он целеустремленно и жестко проводил свою линию, свою политику. Он сделал все виртуозно – надо отдать ему должное. Да и время было другое. Тогда, в 1988 году, еще не было такого противостояния Горбачеву, как это случилось позднее, не было еще понимания его роли провокатора, который разваливал то, что было создано до него. Да и экономического спада, который обрушился в 1989–1990 годах, не было. Страна еще жила по инерции, шла с тем багажом, который был накоплен в «догорбачевские» времена.

На конференции была принята программа реформ:

– политической системы власти – свободные выборы, усиление роли Советов, во главе которых рекомендовалось избирать партийных лидеров;

– конституционной реформы – создание двухуровневой представительской системы – Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР;

– утверждение поста Президента СССР.

Потом был разработан график проведения всех этих мероприятий – Горбачев провел свою линию.

Понимали ли сами делегаты, к чему ведет Горбачев? Думаю, не все и не до конца. Но звучали на конференции и достаточно зрелые выступления, в которых высказывалась тревога, что ведут они работу без какойлибо перспективы, так как не определены конечные цели перестройки, и настаивали на необходимости демократизации самой партии. Запомнилось выступление писателя Юрия Васильевича Бондарева, который сравнил партию с самолетом, который с трудом оторвался от болота, но не знает маршрута полета и места посадки.

Основное столкновение точек зрения произошло по поводу предложения Горбачева о том, что председателем Совета должен быть первый секретарь соответствующего партийного комитета – райкома или горкома. Причем это предложение было записано в категоричной форме.

Возник вопрос: а где же тогда демократия? А если население не изберет партийного руководителя в Советы? На что Горбачев ответил: «Тогда из коммунистов – членов Советов – должен избираться секретарь горкома или райкома». Получалось, что партия должна идти за Советами!

Но почему обязательное совмещение этих должностей? Против этого положения активно выступали многие, в первую очередь те коммунисты, которые затем стали членами Межрегиональной депутатской группы. А когда шло голосование, то из 1000 делегатов «против» проголосовало более 130 человек. Среди них был и я, хотя в тот момент специально снимали на камеру всех, кто поднял руки против этого предложения.

Ктото из ученых или космонавтов внес компромиссное предложение о «желательности» такого совмещения, чтобы смягчить формулировку, снять ее категоричность. Но Горбачев сумелтаки провести решение в своей редакции, хотя в большинстве случаев это решение не было впоследствии реализовано.

Зачем Горбачеву это было нужно, до сих пор остается непонятным. Думаю, он, как предусмотрительный политик, таким образом нейтрализовал оппозицию из секретарей областных и краевых комитетов партии, которые фактически лишались властных полномочий в своих регионах, заверив их, что они обязательно будут избраны председателями Советов.

Но когда в 1989 году прошли первые выборы и значительная часть секретарей партийных комитетов вообще не попала в состав выборных органов, Горбачев выступил с другим тезисом: «Народ сам знает, кого избирать, и провалились те люди, которые этого заслужили». Но об этом – чуть позже…

* * *

Второй запоминающийся момент XIX партконференции – выступление Ельцина, ответ Егора Кузьмича Лигачева и все, что было с этим связано.

В своем слове Ельцин оправдывался, говорил, что виноват перед партией поспешностью своих выступлений, просил реабилитировать его политически и дать возможность заниматься политической деятельностью, допустить к политической работе.

Я до сих пор считаю, что, поскольку его всетаки избрали делегатом от Карелии и учитывая его выступление, нужно было бы пойти ему навстречу, принять соответствующее решение. Может быть, многое в нашей стране пошло бы совершенно по другому пути.

Но поступили иначе. Видимо, говорили не только со мной, потому что пригласили на трибуну первого секретаря Пролетарского райкома партии Лукина и директора завода им. Орджоникидзе Чикирева.

Лукин выступил очень эмоционально, но совсем не доказательно. Чикирев вообще косноязычен – у него плохая речь. Из «пэтэушника» он вырос в отличного директора завода, прекрасно решал производственные и социальные вопросы, но на его ораторские способности это отнюдь не повлияло.

Чикирев говорил, что Ельцину надо отказать в его просьбе, обвинял Бориса Николаевича в доведении до самоубийства секретаря Киевского райкома партии (а это было действительно так), в попытке самоубийства секретаря Перовского райкома партии Аверченко.

Присутствующие неоднозначно восприняли эти выступления: поделились поровну – ктото поддержал, ктото отнесся резко отрицательно.

Особенно негативно зал воспринял выступление Лигачева, его знаменитую фразу «Борис, ты не прав!». А ведь Егору Кузьмичу можно было основательно подготовиться, тем более что его выступление состоялось после перерыва. Но он этим не воспользовался и выступил крайне плохо. Так можно говорить только в товарищеском кругу, но не на партийной конференции. Надо было выступить более обоснованно и без личностных обращений.

Однако на этой конференции Ельцин не получил политическую поддержку. И если говорить о дальнейшем его движении как национального, народного лидера, то надо помнить: толчком этому послужила XIX партконференция, где, вопервых, не пошли навстречу его просьбе о политической реабилитации и возвращении к политической работе непосредственно в рамках партии и, вовторых, были такие крайне неудачные выступления.

* * *

Теперь об Учредительном съезде КП РСФСР и XXVIII съезде партии. Ранее у нас было принято давать определение съездам: съезды коллективизации, индустриализации, победителей. XXVIII съезд я бы назвал «съездом начала краха». В том, что ситуация кризисная, я окончательно убедился после этого съезда.

Но вначале надо сказать об организационном Учредительном съезде Компартии Российской Федерации.

По вопросу создания КП РCФCР шла жесткая борьба между ее сторонниками и противниками. Я был и остаюсь противником.

Создание КП Российской Федерации – это конец КПСС, поскольку из единой организации Коммунистическая партия Советского Союза становится конфедерацией компартий союзных республик. И таким образом централизованное влияние прекращается. Я уже тогда понимал: то, что связывало Союз в единый, живой организм, будет разорвано, так как руководители компартий под влиянием националистических настроений, стремясь поправить ошибки Центра, обращая основное внимание на местнические интересы, будут все больше и больше занимать националистическую позицию.

Уже тогда пошел разговор о создании своих программ и уставов КП союзных республик – шло разрушение единой партийной структуры, а значит и разрушение единого союзного государства. Я об этом говорил, спорил, доказывал. К сожалению, безрезультатно.

Были и голоса «за» (и их немало), которые, выступая за создание КП РСФСР, мотивировали это тем, что Российская Федерация оказалась в самом сложном положении. Она не имеет своей партийной организации, что ставит ее в подчиненное положение.

Но тут выдвигался противовес других: если в России будет партийная организация, а это 9 млн. коммунистов, то есть более половины численности КПСС, тогда явно на любом съезде российская компартия станет играть главную роль.

Но, возражали им, надо будет придумать какието пропорции для выборов, какуюто систему для голосования, чтобы и маленькая компартия имела свой голос. И эта проблема, уверяли они, решаемая.

В общем, шла борьба. Основным доводом было следующее: надо поднимать престиж России, защищать национальные интересы страны, укреплять государственность, а для этого нужна российская коммунистическая партия…

КП РСФСР была создана. Но нет худа без добра. При всех издержках, ее образование сослужило службу, которую не предполагали ее создатели: после событий августа 1991 года, когда на Конституционном суде ей удалось дистанцироваться от КПСС, КПРФ легализировали в масштабах всей России.

* * *

Горбачев вначале был решительно против создания КП РСФСР. Может быть, это был ход с его стороны, он часто так делал. Зная уже негативное отношение к себе, выступал против чегото очень рьяно. Когда же цель была достигнута – все оппоненты выступали против него – он вдруг резко менял свою позицию на 180 градусов. Так было и здесь. Выступая категорически против создания КПРФ, он вдруг неожиданно дал согласие на ее создание.

Было создано Оргбюро ЦК КПСС по РСФСР. В него включили и меня. Затем создали комиссию по подготовке Учредительного съезда и разработке программных документов этого съезда. Подготовка пошла полным ходом.

Чем этот съезд интересен? Делегаты, избранные на Учредительный съезд Компартии РСФСР, автоматически становились и делегатами XXVIII съезда партии. Поработав на съезде КП РСФСР, они потом остались в том же зале, только перешли в новое качество – стали делегатами XXVIII съезда КПСС. Это в основном определило атмосферу съезда партии, потому что на Учредительный XXVIII съезд избирали в основном людей, настроенных против политики Горбачева, противника создания КПРФ.

Выборы проходили по партийным округам. Количество делегатов от того или иного региона определялось пропорционально численности партийных организаций региона. Партийная организация делилась на округа соответственно численности делегатов на съезд. И в этих округах первичными партийными организациями обсуждались и выдвигались кандидатуры. Потом тайным голосованием в первичных организациях избирались делегаты съезда; списки согласовывались на городской конференции. Довольно сложная процедура.

У меня в партийном округе было 25 организаций, четыре претендента – секретари первичных парторганизаций. Приходилось бывать и выступать во всех этих организациях. Я прошел в первичных организациях своего Куйбышевского района, хотя были и непростые вопросы, и голоса «против».

Горбачеву очень долго подбирали округ, который должен был быть таким, чтобы он прошел единогласно. Выбрали Фрунзенский район.

Учредительный съезд КП РСФСР начал свою работу 19 июня 1990 года.

В его повестке стояли вопросы о текущем моменте и создании КП РСФСР, о Платформе ЦК КПСС к XXVIII съезду партии, Программе и Уставе КПСС.

20 июня делегаты, проголосовав за создание КП РСФСР, стали работать как участники Учредительного съезда.

На съезде я был избран председателем редакционной комиссии. Это наложило на меня значительную ответственность, поскольку основная борьба развертывается вокруг принимающихся на съезде документов. Работать на Учредительном съезде пришлось очень тяжело. В конце концов, я пришел к выводу, что документы, которые были подготовлены, принять на съезде просто не удастся, поскольку делегаты съезда не принимали участия в их подготовке и такой организации, как КП РСФСР, до этого не существовало.

Поэтому было принято решение: программный документ на съезде не принимать, а создать комиссию из числа делегатов для разработки Программы. На текущий момент решили ограничиться провозглашением учреждения Компартии Российской Федерации.

Таким образом, Учредительный съезд на этом этапе свою работу не завершил. И не только потому, что съезд не принял программных документов, но и потому, что до конца не был сформирован и ЦК КП РСФСР. Состав ЦК был укомплектован приблизительно на 70 %.

Случилось это потому, что целый ряд организаций, в том числе и московская партийная организация, не сочли возможным без обсуждения в первичных организациях делегировать коголибо в состав ЦК, считая, что в нынешней ситуации это вызвало бы неудовлетворение первичных парторганизаций. Нас активно поддержали ленинградские коммунисты.

Было принято решение, что тем организациям, которые не были готовы делегировать в ЦК своих представителей, устроить у себя обсуждение, а затем на втором этапе съезда, осенью 1990 года, провести довыборы в ЦК.

* * *

Результаты съезда восприняли в московской партийной организации негативно. И в немалой степени потому, что первым секретарем был избран Иван Кузьмич Полозков.

То был хитрый ход, который не раз использовал Горбачев. На моей памяти он, по крайней мере, четыре раза использовал Полозкова как марионетку.

Первый раз, когда Полозков бежал через весь зал на съезде Советов и кричал про кооператив АНТ. Тогда Николая Ивановича Рыжкова назвали «плачущим большевиком» – Николай Иванович совершенно растерялся, так как все по этой операции было согласовано с Горбачевым. Ведь речь шла о продуманной акции, в результате которой можно было решить многие вопросы обеспечения населения товарами народного потребления! И вдруг главу правительства так подставляют! А Полозков «провернул свою акцию» при помощи майора КГБ, обнаружившего в Новороссийском порту девять танков под брезентом, готовых к отправке.

Второй случай произошел на этом Учредительном съезде, вернее, началось это на совещании представителей парторганизаций, которое собралось перед съездом для обсуждения кандидатур на первого секретаря КП РСФСР. Горбачев назвал кандидатуры, которые он предлагал (без согласования даже с Политбюро ЦК КПСС), – Купцова Валентина Александровича, Шенина Олега Семеновича и Лобова Олега Ивановича, не назвав Полозкова Ивана Кузьмича.

Купцов сразу же взял самоотвод. Почему он так решил, не знаю. Когда было обсуждение, его всетаки выдвинули, и за него проголосовало 400 коммунистов. На мой взгляд, это была самая хорошая кандидатура.

Против Шенина выступила представитель красноярской делегации и дала ему отрицательную характеристику, подчеркнув, что это мнение всей делегации. В результате за него проголосовало всего около 100 человек.

По Лобову была негативная точка зрения в связи с тем, что он в то время был вторым секретарем ЦК Армении; знали, что при Ельцине он работал председателем облисполкома Екатеринбурга, потом стал вторым и первым секретарем свердловской партийной организации. К тому же на съезде Лобов был не делегатом, а гостем. Коммунисты посчитали, что, если отдадут ему голоса, это будет как бы смычка партии с Ельциным.

И тут из зала прозвучала фамилия Полозкова. Иван Кузьмич сказал, что прекрасно понимает, что предложенные кандидатуры обсуждались в Политбюро. Генеральный секретарь партии также высказал свою точку зрения, не назвав его, Полозкова, в числе кандидатов, поэтому он свою кандидатуру снимает и баллотироваться не станет. И хотя его убеждали остаться в списке для тайного голосования, Иван Кузьмич решительно снял свою кандидатуру.

В списке остались Купцов, Лобов, Шенин и еще ктото – не помню.

Об этом стало известно всем участникам съезда, потому что каждый присутствовавший на этом обсуждении рассказал в своих делегациях, как проходило совещание представителей.

Когда на следующий день зачитали список, утвержденный совещанием представителей, из зала снова прозвучала фамилия Полозкова. Иван Кузьмич повторил то, что говорил накануне (его об этом просили делегаты), и зал, видя, что Горбачев вроде бы против него, включил Ивана Кузьмича в список для тайного голосования. При этом Полозков свою кандидатуру уже не снимал. А Купцов снял, хотя 400 человек проголосовали, чтобы оставить его в списке для тайного голосования. Сняли и кандидатуру Шенина.

Таким образом, в списке остались Полозков и Лобов. За кого голосовать? Конечно, в такой ситуации прошел Полозков Иван Кузьмич, получивший на несколько сот голосов больше соперника. И он стал первым секретарем КП РСФСР…

* * *

Это был второй случай, который я наблюдал в игре «Горбачев – Полозков». Третий – когда Горбачев предложил И.К. Полозкову вечером накануне голосования в Верховном Совете РСФСР выставить свою кандидатуру против Ельцина (Власов свою кандидатуру снял, тогда появился Полозков).

Иван Кузьмич сам ночью писал свое выступление, сам к нему готовился, и, может быть, не сними Власов свою кандидатуру или баллотировался бы ктото другой, не Полозков, – Ельцин бы не прошел. Как бы плохо ни относились к Полозкову, к Ельцину – не лучше: ведь он выиграл с перевесом всего в четыре голоса!

Потом Горбачев мне сказал: «Знаешь, это голосование подтасовано». Я убежден, что так оно и было. Это электронное голосование проводил бывший начальник Вычислительного центра в Верховном Совете России. Уже после 1991 года он был освобожден за различные махинации, связанные с продажей электронной техники. Некоторое время его продержали заместителем председателя Москомимущества, потом и оттуда убрали. Личность достаточно одиозная, скользкая. Я с ним сталкивался, когда уже работал в коммерческой структуре, и примерно представляю, какой это человек.

И, наконец, четвертый случай, когда на моих глазах Горбачев использовал Полозкова как марионетку. Это произошло на Внеочередном III съезде народных депутатов России, когда попытались освободить Ельцина от обязанностей Председателя Верховного Совета. Все было подготовлено.

Вдруг совершенно неожиданно для всех Полозков встал и сказал: «Ребята, давайте жить мирно, не надо голосовать против Ельцина». Это ошарашило и делегатов, и руководителей делегаций, потому что договаривались о другом. И Ельцин остался Председателем Верховного Совета РСФСР…

Никогда я не был высокого мнения о Полозкове, знал его способности и возможности – он курировал Москву в качестве заведующего сектором ЦК, и мне приходилось с ним сталкиваться. Так что я представлял себе его уровень как партийного работника.

Избрание Полозкова не давало уверенности в том, что партия будет действовать соответственно сложившимся условиям. Так и случилось.

Многие партийные организации отказались менять свои названия. Меня, например, резко критиковали за то, что у нас осталось название: Московский городской комитет КПСС. Настаивали, чтобы назывался «Московский городской комитет КПРФ».

Но мы не изменили название ни одного районного комитета партии. В ряде организаций даже обсуждался вопрос о создании московской организации. Горбачев над этим смеялся: вот, мол, Прокофьев создаст Московскую партию внутри КПСС. В каждой шутке есть доля шутки, но проводить свою линию мы, естественно, собирались.

Мои отношения с Полозковым сразу же обострились. В тот день, когда его избрали, газетчики и телевизионщики брали у меня интервью. Я сказал, что создание Компартии Российской Федерации состоялось, и объяснил, почему я был против этого. Но если большинство настаивает, сказал я, значит надо создавать. Правда, желательно было, чтобы секретарем избрали менее одиозную фигуру, чем Иван Кузьмич Полозков.

Это интервью вызвало возмущение не только Полозкова, но и многих ортодоксальных коммунистов. Меня обвинили в отсутствии чувства партийного товарищества, в отсутствии поддержки…

* * *

Однако обратимся к XXVIII съезду КПСС – последнему съезду Коммунистической партии Советского Союза.

Делегаты Учредительного съезда, как я уже писал, «перетекли» с российского съезда на этот. Соответствующие были и настроения.

Так что когда я, выступая, сказал о негативном отношении московской организации к созданию Компартии РСФСР, меня зашикали. Я трижды начинал свое выступление, и трижды в зале раздавались шум, свист. Тем не менее я начинал сначала и, в конце концов, завладел вниманием зала, а когда окончил выступление, мне даже аплодировали. Это был не шквал оваций, но всетаки. Уже никакого шиканья или чегото подобного не было.

Выступая, я говорил, что реакция зала вызвана тем, что политические процессы в Москве развиваются быстрее, чем на периферии, но нынешняя ситуация в партийных организациях столицы, говорил я, максимум через год, а то и раньше обязательно придет в областные организации. «И вам там придется, – говорил я на съезде, – столкнуться с теми же процессами, с которыми сталкиваемся мы сейчас. А ситуация состоит в следующем…» И я начал рассказывать о положении дел в Москве, о работе МГК, о своей позиции и об отношении к Центральному Комитету КПСС.

На XXVIII съезде Генеральным секретарем ЦК остался М.С. Горбачев. Его заместителем был избран В.А. Ивашко.

На съезде были приняты только некоторые изменения в Программе партии и новый Устав. Я участвовал в разработке Устава на первоначальном этапе, еще до съезда партии. Добился того, что в нем остался принцип демократического централизма, а из положения о первичных и региональных партийных организациях слово «федерация» было убрано – КПСС, судя по тексту Устава, оставалась единой партией.

Хотя и поздно, но были приняты новые обязанности члена партии: из Устава убрали тезис об обязательной борьбе с религиозными предрассудками, мотивируя тем, что жестко ограничивать свободу совести и преследовать за религиозные убеждения не годится. В этом вопросе ранее допустили серьезную ошибку: насаждение новой веры при уничтожении старой к добру привести не могло. А по существу насаждали новую веру – в коммунизм как светлое будущее человечества, борясь со старой, православной верой, которая имела более глубокие корни и тысячелетнюю историю и постулаты которой учили добру.

На этом форуме ни один документ не был принят с первого захода или с заранее подготовленными поправками к нему.

* * *

Во время работы съезда состоялись две интересные встречи. Одну из них (я на ней не присутствовал) – с молодыми коммунистами – делегатами съезда – организовал Александр Николаевич Яковлев. Он тогда сказал на встрече неосторожную фразу: «Я сейчас пишу книгу воспоминаний, и там есть такие мысли, за которые, если я их сейчас опубликую, меня на осине повесят».

Когда на следующий день на съезде он отчитывался о своей работе как члена Политбюро (а тогда ввели отчеты членов ПБ о своей деятельности), его перебили. На балконе встал громилавоенный и на весь зал закричал: «Пускай Яковлев скажет, о чем он вчера беседовал с молодыми коммунистами и за что его надо на осине повесить».

Этим военным был генерал Александр Иванович Лебедь. Он присутствовал на съезде то ли делегатом от армии, то ли в качестве гостя, так как сидел наверху, на балконе. Оттуда он без всякого микрофона и задал свой вопрос.

И Яковлеву пришлось немного повертеться на трибуне. Но он, как всегда, вывернулся.

Вторая интересная встреча, в которой я уже принимал участие, была встреча Горбачева с секретарями райкомов и горкомов партии. Это они на ней настояли, а их среди делегатов было большинство.

Собрались в зале заседаний Верховного Совета. Узкий зал (потом его перестроили), вмещавший около трех тысяч человек, был заполнен почти до отказа.

Горбачев шел на встречу очень уверенно.

Первой выступила секретарь Брестского горкома партии. Она стала задавать неудобные, неуютные Горбачеву вопросы: как мы можем объяснить жителям причины резкого падения жизненного уровня? Почему партия не оппонирует, не выступает в средствах массовой информации против так называемых демократов, которые ратуют за развал Союза, называют СССР, вслед за американцами, «империей зла», выступают против основ советской власти? Как мы можем все это объяснить?

Горбачев сразу завелся. Как только она села, начал кричать: Вы не понимаете идущих процессов перестройки!.. И далее – в таком же духе.

Тогда поднялся ктото из секретарей и решительно заявил: «Михаил Сергеевич, сложилась такая ситуация, что или вы сейчас уйдете, или мы все покинем этот зал. Вы что, не умеете подругому? Давайте начнем сначала, как будто вашей реплики на выступление секретаря Брестского горкома не было».

Горбачев, видимо, одумался. Минут пятнадцать он молол какуюто чепуху, приходил в себя. Зал отнесся к этому с пониманием. Потом пошли вопросы и ответы.

Но натянутость, напряженность сохранились. Чувствовались не просто непонимание, неприятие Горбачевым зала, а я бы даже сказал – его ненависть ко всем присутствующим, ко всему активу, который, чего таить, его не поддерживал.

И я отчетливо тогда понял, что ни актив, ни сама партия Михаилу Сергеевичу Горбачеву не нужны. Они мешают ему в реализации тех задач, которые он перед собой поставил.

XXVIII съезд партии вслед за XIX партконференцией КПСС окончательно покончил с руководящей ролью партии в нашем обществе.

Политбюро было избрано по принципу Совета секретарей, и в него не вошли руководители государства, которые действительно решают важнейшие вопросы жизни страны.

…XXVIII съезд – последний съезд моей партии.

Август 91го. ГКЧП

Приближалось событие, которое потом обозначится чмокающей аббревиатурой – ГКЧП. Уже экономика наша пришла в невиданный упадок, разваливалась партия. Появилась тьматьмущая разных деятелей типа Тюлькина и провокаторов вроде Анпилова (только не ассоциировать с Азефом и Гапоном – кишка тонка). По залу заседаний Верховного Совета СССР бродили инфернальные с виду личности, а в Моссовете лишь на официальном учете в психдиспансере состояли восемнадцать депутатов. Все больше кипятился Хасбулатов. И пошел в большой распыл Горбачев. Надо было принимать решительные меры.

Если бы мне пришлось отвечать на воображаемые вопросы анкеты, это выглядело бы примерно так: «готовил», «не участвовал». Пришла и моя пора рассказать, как было дело. Я и от следователя ничего не скрывал, но сегодня – поподробнее.

Накануне даты, когда исполнялось 50 лет с начала Великой Отечественной войны, секретарь Смоленского горкома партии Атрощенко предложил собрать совещание первых секретарей горкомов КПСС городовгероев.

16 апреля 1991 года мы собрались в Смоленске – это была его инициатива. Там решили совещание не распускать, а собираться регулярно.

Я бы не сказал, что это была групповщина, но в принципе какаято оппозиция Горбачеву начала формироваться. И он об этом знал. В Смоленске мы подготовили документ, в котором обратились к Президенту с предложением объявить день начала Великой Отечественной войны – 22 июня – Днем Памяти.

На совещании речь шла о том, что в это сложное время партийные комитеты городовгероев, которые пережили такую страшную годину и так себя геройски проявили, обращаются ко всем коммунистам, населению страны с призывом к сплочению, объединению.

* * *

После совещания состоялось собрание актива Смоленской партийной организации, меня там попросили выступить. Я минут 30 выступал и минут 40–45 отвечал на вопросы. Все это было опубликовано в газете, и по просьбе смолян дважды транслировалось по местному радиовещанию.

Таким же большим было выступление ленинградского секретаря горкома по идеологии Юрия Белова. Остальные выступали покороче – время поджимало, да и основное внимание уделялось Москве и Ленинграду.

Это было мое первое выступление вне Москвы. Коллектив незнакомый, ситуация острая. Я говорил, что перестройка сама по себе нужна, но вольно или невольно допущены ошибки при ее проведении.

Первая ошибка – недооценена роль партии. Коммунистическая партия в Советском Союзе была не только политической организацией, но и структурой управления государством. Она проникала в мельчайшие ячейки общества и обеспечивала выполнение решений руководящих органов, в том числе и правительства.

После отмены шестой статьи Конституции одновременно не было создано новой структуры управления обществом, что привело к анархии и развалу, нигилизму в отношении законов. Достаточно вспомнить слова Горбачева, что «все, что не запрещено законом, разрешено», то есть не была правильно оценена роль партии не просто как политической организации, а как структуры управления государством.

Второе. Проводившиеся реформы не были полноценными. Указы, законы, принимаемые правительством, совместные постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР привели не к укреплению, а к разрушению нашей экономики. Достаточно сказать, что в 1991 году в результате того, что перекачивались безналичные деньги в наличные, особый вред нанесли два закона: о соцпредприятии и кооперации.

Что явилось следствием принятия этих законов? На 13 копеек производства товаров – 1 рубль зарплаты. Вот причина инфляции, причина пустых полок 1991–1992 годов. Нужны были экономические реформы, но не те, которые проводились.

И третий недостаток – это увод партии от решения политических задач в стране начиная с XIX партконференции, когда партия была по существу устранена от решения этих вопросов. Даже не устранена. С ней поступили весьма хитро. Поскольку в стране не было оппозиционной партии, Горбачев провозгласил, что оппозицией должны стать средства массовой информации!

И стала партия организацией, которая все видит, все слышит, все понимает, а сказать ничего не может, поскольку ее лишили голоса. До народа она дойти просто не могла. Ни электронные СМИ, ни печать, за исключением небольшого количества газет, не были ей тогда подконтрольны.

Вот эти ошибки я и изложил перед активом.

В то же время я внес конкретные предложения по выходу из экономического кризиса, решению социальных проблем и непосредственной работе партии. В заключение сказал о задачах, которые стоят перед совещанием секретарей партийных организаций городовгероев.

Потом были вопросы, и среди них такой: а есть ли у нас замена Горбачеву? Я ответил: «Что вы знали о Горбачеве, когда выбирали его Генеральным секретарем? Только то, что он самый молодой и ведет сельское хозяйство. Знали еще чтонибудь? Нет, не знали. Так и сейчас. Наверняка есть люди, которые в случае необходимости сменят Горбачева. Такого не бывает, чтобы на данное место имелась в нашей стране только одна личность».

Потом это будет называться «смоленским выступлением» и при определенных поворотах становиться то моим обвинением, то оправданием. «Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется…»

* * *

В Москву я вернулся вечером. А уже утром мне позвонил Олег Семенович Шенин, человек насмешливый и неоднозначный, и, хохотнув, спросил: «Юра! Чего ты там, в Смоленске, наговорил? Все бегают, суетятся. Так что держись!»

Горбачеву, конечно, сразу же донесли. 22 апреля во время торжественного заседания, посвященного дню рождения В.И. Ленина, мы сидели в президиуме. Я смотрел в одну сторону, он – в другую. В зале ситуацию заметили, и Горбачев это почувствовал. Спрашивает: «Ты на концерт остаешься?» – «Да нет, домой пойду». – «Давай останемся, посмотрим».

Взял под руку, посадил рядом с собой, чтобы все это видели. Он часто проделывал подобное и с другими: когда были какието стычки, «приближал» к себе. И у Яковлева такая же манера была, чтоб показать несуществующую «близость».

Я стал рассказывать ему о работе Комиссии по подготовке введения чрезвычайного положения, которую он создал в марте.

Горбачев меня перебил: «Я знаю, чем вы тут занимаетесь. Ты лучше скажи, что ты там, в Смоленске, наговорил?» Я ответил: «Михаил Сергеевич, вот вам бы задали вопрос: есть ли вам замена? Вы как бы ответили? Что нет такой замены?»

Он смотрит на меня: «Но это же не меня, а тебя спрашивали». Я ему: «Ну я ответил, что такого не бывает, чтобы не было замены. Я же не говорил, что сразу вас завтра надо менять, но что есть достойные люди – страна огромная, талантов много, в том числе и в партийных органах. Я считаю, что я правильно ответил. Я подругому не мог ответить». Он поморщился: «Ладно, ладно. Но ты много на себя берешь».

На этом разговор и закончился. Но конфликт остался.

На апрельском пленуме ЦК КПСС 1991 года впервые открыто была высказана критика в адрес Генерального секретаря. Тогда выступил машинистжелезнодорожник из Сибирского региона. Он сравнил Горбачева с машинистом, который ведет состав на красный свет и не думает его останавливать. Многие выступающие его поддержали.

После этого Горбачев заявил, что подает в отставку. Вопрос поставили на обсуждение, но был объявлен перерыв. Далее заседало Политбюро под руководством Ивашко, и тот внес предложение: вопрос об отставке Горбачева на Пленум не выносить. К сожалению, большинство членов Политбюро проголосовало за это решение. Горбачев снял свое предложение, и Пленум не стал его обсуждать.

Михаил Сергеевич дважды такие номера выкидывал: «Вы мне не верите? Я уйду!» Говорилось это, конечно, несерьезно, так как он все делал, чтобы остаться у власти. Он понимал, что, если не будет Генеральным секретарем, не быть ему и президентом.

* * *

19 июля 1991 года появилось «Обращение секретарей комитетов КПСС городовгероев Союза ССР к коммунистам страны». Оно было опубликовано в «Московской правде».

«Совещание секретарей, – говорилось в Обращении, – выражая мнение многих парторганизаций, высказывается за созыв внеочередного съезда не позднее середины ноября текущего года. По нашему убеждению, съезд должен принять Программу КПСС, внести подсказанные практикой изменения в Устав, провести кадровое обновление руководящих органов партии. Учитывая сжатые временные рамки созыва съезда и его большую значимость, полагали бы возможным предложить избрать его делегатов районными, городскими, областными конференциями на основе выдвижения и обсуждения кандидатур в первичных парторганизациях. Считаем, что июльский Пленум ЦК КПСС должен проявить взвешенный подход к оценке ситуации в партии и ввиду отсутствия в настоящее время программного документа, то есть необходимой основы для определения принципиальных позиций, не допускать сталкивания различных ее течений, размежевания и раскола коммунистов по идейным соображениям».

Осенью мы должны были собраться в Одессе. Тревога за судьбу страны объединила нас…

Перед последним, июльским Пленумом ЦК КПСС (он проходил 25–26 июля 1991 года) состоялось заседание Политбюро, на котором Горбачев роздал текст доклада, который он должен был зачитать на пленуме. В нем содержалась резкая критика в адрес Московского горкома партии и меня – за состоявшийся накануне пленум МГК партии.

В ответ на мою защиту выступил первый секретарь ЦК Компартии Украины Станислав Гуренко и заявил: «Михаил Сергеевич, я внимательно прочитал доклад Прокофьева на пленуме МГК, и он там все правильно говорит. Критиковать Московский горком партии за то, что он высказывает свою позицию, неверно. Мы тоже считаем, что надо досрочно провести съезд партии, что нынешний состав ЦК не обеспечивает должного руководства».

Когда в нашу поддержку выступили еще два человека, Горбачев изменил позицию, и все жесткие слова из своего доклада на пленуме выбросил. Оставил только маленькую фразу о том, что Московский городской комитет КПСС своими действиями хоть и не вносит раскола, а какимто образом дискредитирует деятельность руководства партии.

Поэтому я, когда выступал на пленуме ЦК, сказал, что в первоначальном варианте доклада Михаила Сергеевича был несколько иной текст, в котором Московский городской комитет партии подвергся резкой критике. Но, несмотря на всякие купюры, мы все заявляем, что все равно стоим за то, чтобы провести досрочный съезд, и считаем, что надо ставить вопрос о руководстве партии.

Этот последний пленум ЦК КПСС мне особенно запомнился. Большинство уже понимало, что дело идет к развалу, краху общественнополитического строя страны. Все громче звучало требование о проведении осенью 1991 года внеочередного, XXIX съезда партии, смене руководства, и в первую очередь Горбачева. По моей информации, Горбачев хотел воспользоваться этой ситуацией следующим образом: если на пленуме прозвучит требование о его немедленной отставке и вопрос будет вынесен на голосование, то около сотни членов ЦК должны будут покинуть заседание и таким образом сначала расколоть ЦК, а затем и партию, проведя свой, внеочередной, съезд.

Понимая это, члены ЦК, не поддерживающие Горбачева, не стали ставить на голосование вопрос о его немедленной отставке.

* * *

Позволю себе привести часть моего выступления: «…Самые жаркие дебаты вчера на пленуме горкома партии разгорелись вокруг вопроса о нынешнем руководстве КПСС. Прямо выдвигалось требование об отставке Генерального секретаря. Такая постановка вопроса обосновывалась тяжелым ходом перестройки, усиливающимися тяготами жизни, не понятной многим политикой балансирования между различными политическими силами, все большим разрывом между первичными организациями и руководством партии.

Это все не козни партаппарата, как некоторые пытаются представить. Это, к сожалению, настроения достаточно широких партийных масс. Только в наш городской комитет в последнее время поступило около трехсот писем, различных резолюций с выражением недоверия ЦК, Политбюро, Генеральному секретарю. Даже члены горкома партии, большинство из которых – представители коллективов, выражали свое беспокойство.

Вы, Михаил Сергеевич, должны понять, что люди ждут не только решительных заявлений – их было достаточно, но, прежде всего, энергичных, последовательных действий во всех сферах жизни. Только так можно вернуть доверие коммунистов и поддержку народа. Коммунисты вправе поставить вопрос: имеет ли право нынешнее политическое руководство возглавлять партию».

Так же выступали многие другие. Повода для раскола ЦК, ухода с заседания определенной его части не было подано.

Пленум принял решение о проведении внеочередного, XXIX съезда КПСС в октябре – ноябре 1991 года.

* * *

Подготовка августовских событий 1991 года не была секретом. Знали об этом и Горбачев, и Ельцин. Однако некоторый элемент таинственности присутствовал.

Постараюсь хронологически изложить события и свои ощущения. Прошло много лет, появилось множество мемуаров. В некоторых авторы излагают свое видение, свою точку зрения. А иногда проскальзывают подтасовки, иногда и полное вранье.

События того времени – история нашей страны. История, как известно, не терпит сослагательного наклонения, но быть точной – должна. И я, как очевидец, как участник, имею право на уточнения. И это, мне кажется, моя обязанность.

Все, кто высказывает свои точки зрения по поводу ГКЧП, правы в главном: нельзя рассматривать ГКЧП только как узко направленное мероприятие. И, прежде всего, нельзя рассматривать членов ГКЧП как единое целое: это были разные люди, с разными политическими установками.

Я бы хотел начать разговор о ГКЧП с предыстории.

В марте 1991 года мы вместе с Олегом Шениным были у Ивашко по нашим внутрипартийным делам. Раздался звонок Горбачева. Он спросил у Ивашко, что тот делает. Узнав, кто у него находится, Горбачев сказал: «Бери Олега и Прокофьева и приезжайте ко мне в Кремль».

В Кремле мы прошли к Горбачеву в так называемую Ореховую комнату, которая располагалась между залом заседаний Политбюро и кабинетом Горбачева. Там уже сидели за круглым столом Лукьянов, Язов, Пуго, Догужиев (вместо Павлова – тот тогда болел). Из секретарей я заметил Семенову, Строева. Присутствовали Янаев и Болдин. Состав был весьма необычный. Это и не Политбюро, и не Секретариат, а сбор руководителей государства и партии.

Шел разговор о положении в стране. Положение было тяжелым. В марте бастовали шахтеры, останавливались в связи с этим металлургические заводы, и потери металлургического производства составляли примерно столько же, сколько страна потеряла в годы Великой Отечественной войны. Производство металла сократилось на 30 %. Я сам накануне побывал на Люблинском литейномеханическом заводе. Предприятие, которое раньше изза тяжелых условий труда, трехсменной работы испытывало недостаток рабочей силы, изза отсутствия металла перешло на одну смену, и у них оказались лишние люди. Страна стояла накануне серьезного экономического кризиса. При отсутствии топлива, главным образом угля, все это перешло бы в дальнейшем на машиностроение и т. д.

Тогда, в марте 1991 года, впервые прозвучала мысль о введении чрезвычайного положения в стране. На этом совещании Горбачев создал комиссию под руководством Геннадия Ивановича Янаева. В комиссию входили все будущие члены ГКЧП, за исключением двух человек – Тизякова и Стародубцева. Это были Янаев, Язов, Крючков, Пуго, Павлов, Шенин и Болдин. Был включен туда и я.

Мы по поручению Горбачева после совещания перешли в кабинет Янаева и там договорились, что сотрудники Крючкова, Пуго и Болдина проработают формы введения чрезвычайного положения в стране, а затем мы встретимся и обсудим, как все должно происходить.

* * *

Собиралась эта комиссия с моим присутствием еще дважды – у Янаева и Язова. В принципе предложения о том, как вводить чрезвычайное положение в стране с учетом существующей Конституции, с учетом международной практики законов, были проработаны. Группа генералов, офицеров Крючкова из идеологических подразделений даже готовила воззвание к народу, которое в августе было озвучено.

Когда проходило совещание у Язова, возник острый вопрос: Горбачев может вести дело по принципу «вперед назад», потом остановится. Как быть в таком случае? Ктото сказал, что тогда придется Янаеву брать руководство страной в свои руки. Янаев запротестовал: ни физически, ни интеллектуально он не готов исполнять обязанности президента страны, такой вариант неприемлем.

Пуго с Язовым заявили, что вводить чрезвычайное положение они согласны только при условии конституционного решения вопроса, то есть при согласии президента и по решению Верховного Совета СССР. В ином случае они участвовать во введении чрезвычайного положения не будут.

Поведение Язова, Янаева и Пуго вызвало у меня некоторое удивление. О том, что заседания проходили, Горбачев знал. Например, когда мы были у Язова, он возвращался из Японии и с борта самолета позвонил Крючкову. Тот в разговоре с Горбачевым сказал, что, выполняя его поручение, мы сейчас сидим и совещаемся.

Так что Горбачев был инициатором разработки документов о введении чрезвычайного положения в стране, и, в сущности, почти весь состав сформирован им.

В марте эти материалы были на стадии черновых документов. В конце апреля Горбачев получил все уже согласованные предложения. Тогда же он позвонил мне, советовался: положение в стране улучшается, может быть, и не надо принимать закона или постановления о введении чрезвычайного положения в стране, а принять чрезвычайные меры, ввести чрезвычайное положение в отдельных регионах и отдельных областях страны?

Я с ним согласился. Когда мы обсуждали эту проблему в марте, было совершенно ясно, что ввести чрезвычайное положение на огромной территории России никаких ни финансовых, ни административных сил не хватит. Речь может идти только о введении мер в отдельных наиболее важных отраслях промышленности, определяющих работу экономики.

Вскоре был принят окончательный документ. На основании подготовленных материалов издали Указ Президента Горбачева о порядке введения чрезвычайного положения в отдельных регионах и отраслях народного хозяйства страны. Этот указ был опубликован в мае и прошел почти незаметно. Он никак не комментировался в средствах массовой информации, и никакие действия не были проведены.

Единственное, что мне тогда запомнилось: позвонил Горбачев и, посмеиваясь, сказал: «Я вот с Ельциным согласовал этот Указ. Ельцин дал согласие и внес одну поправку: Указ вводится только на год. А нам больше одного года и не надо».

Таким образом, этот Указ был согласован и с Ельциным. Так и кончилась предыстория создания ГКЧП, разработки и подготовки всех этих материалов.

* * *

После мая политическое положение в стране вновь стало обостряться. Возникло Движение демократических реформ, была создана партия Руцкого, пошел в политическом отношении еще больший раскол в обществе.

В начале августа Горбачев улетел в отпуск. Последний раз я с ним разговаривал 4 августа. А через несколько дней мне позвонил Председатель КГБ В.А. Крючков и предложил встретиться на объекте АВС.

То, что о нем говорят, смешно. Это никакой не секретный объект, а дача КГБ. Расположена она рядом с территорией, которую занимает управление внешней разведки. Двухэтажное здание, внизу столовая, холл «с крокодилом» (муляж, конечно, который подарили Крючкову на Кубе, а он передал его сюда), комната для переговоров. На втором этаже каминный зал и дветри спальни. Во дворе беседка. Очень небольшой сад. Территория охраняемая: две зоны проезда – вначале милицейская, потом службы охраны КГБ. Таких резиденций у КГБ для различных неофициальных встреч в Москве и за городом было немало. Так что объект АВС ничего особенного не представлял.

С Крючковым пошел разговор о положении в стране, и он поинтересовался моей точкой зрения на введение чрезвычайного положения в августе. Попросил назвать людей, которые могли бы войти в состав будущего органа управления страной. Он совершенно четко сказал, что партия не должна в этом участвовать и представители партии не войдут в состав комитета: «Партия должна быть в стороне от этого дела. Это дело чисто государственное».

Я высказал два соображения. Первое. В августе не время вводить чрезвычайное положение, это самый благоприятный месяц в смысле обеспечения питанием. А в смысле политическом – месяц разрядки. Многие разъехались на каникулы, в отпуска, в Москве ни митингов, ни демонстраций, ни политических схваток. Населению будет непонятно, с какой стати вводится чрезвычайное положение? Одно дело в марте, когда останавливались заводы и экономика была на грани катастрофы, другое – когда все обстоит болееменее благополучно.

И второе. На мой взгляд, не надо создавать никакого нового органа, потому что это не предусмотрено Конституцией. Есть утвержденный Верховным Советом СССР Совет безопасности, из которого, за исключением двух человек – Бакатина и Примакова, все остальные принимали участие в осуществлении поручения Горбачева по разработке положения о введении чрезвычайного положения. Так что Комитет, или группа людей, которые занимаются вопросом введения чрезвычайного положения, сразу являются легитимными, их не надо утверждать, они уже утверждены.

Крючков засомневался в возможном поведении Горбачева: тот, как всегда, займет двойственную позицию – ни да ни нет. Я возразил. Сейчас главное не Горбачев, поскольку Михаил Сергеевич уже полностью потерял авторитет, а Ельцин. Он популярен, и народ его поддерживает. Это фигура, от которой зависит решение проблемы.

Крючков высказался примерно так: с Ельциным мы договоримся, решим эту проблему без какихлибо мер. Когда я еще раз попытался объяснить, что сейчас несвоевременно вводить чрезвычайное положение, он сообщил: «Мои аналитики того же мнения».

Через несколько лет я встречался с бывшим руководителем группы аналитиков. Он подтвердил: действительно они давали прогноз – нельзя вводить чрезвычайное положение в августе. Это нецелесообразно и поддержано не будет.

Разговор наш произошел 7 или 8 августа. Уже тогда предполагалось, что 20 августа будет подписан Союзный договор. Улетая, Горбачев пообещал вернуться к 19 августа, прервав отпуск для его подписания.

* * *

17 августа вечером мне позвонил Олег Шенин (у нас дачи были в одном поселке) и, хотя мы с ним никогда вечерами не гуляли, пригласил принять участие в прогулке. Это было часов в 10–11 вечера – довольно поздновато для рандеву. Я тогда проводил родственников на электричку, вернулся, и вскоре позвонил Олег.

Вначале он был с женой, и разговоры ни о чем важном не шли. Когда она ушла, Шенин сообщил, что сегодня произошла встреча, и было принято решение: завтра, 18 августа, лететь к Горбачеву, убеждать его в необходимости введения чрезвычайного положения.

В своих воспоминаниях Крючков пишет, что на совещании 18 августа присутствовали Плеханов, Бакланов, Шенин, Язов, Болдин, Прокофьев и он. Владимир Александрович ошибается: я 18 августа не присутствовал – не пригласили.

Кстати, то, что я не был на заседании 18 августа, меня в определенной степени спасло. Потому что привлекали к уголовной ответственности всех, кто собирался 18 вечером, а я проходил как свидетель. Если бы я был приглашен, то проходил бы как участник.

Не знаю, случайно или умышленно не позвали. Может быть, потому, что накануне я говорил Шенину, что сейчас вводить чрезвычайное положение нецелесообразно. Олег Семенович тогда возразил: «А когда?» Я ответил: «Когда наступит сложная ситуация, тогда и вводить». Он не согласился: «Тогда будет поздно. Впереди уборка урожая, подготовка к зиме – все это может дело завалить. Надо упредить и ввести чрезвычайное положение, чтобы нормально решить эти вопросы». Вот тут наши точки зрения и разошлись.

Разговор во время прогулки с Шениным стал для меня неожиданным. Когда я разговаривал с Крючковым и когда он сказал, что его аналитики тоже считают, что сейчас вводить чрезвычайное положение несвоевременно, я думал, что это отодвинется на осень, когда сложится трудная ситуация и люди поймут, для чего вводится чрезвычайное положение.

Однако в словах Шенина тоже была логика: необходимо убрать урожай, подготовиться к зиме. Но тогда не нужно было вводить танки! Причем в этой беседе не шел разговор о подписании Союзного договора. Речь шла только об экономике страны, которая катилась под уклон, и нужно остановить это сползание и нормально войти в зиму. Поэтому в разговоре не было упоминания о введении чрезвычайного положения касательно армии и комендантского часа. Тем более, я повторяю, определенная логика в словах Шенина была.

Шенин попросил, чтобы 18 августа я был на работе. Они в 13 часов улетали в Форос. Примерно в это время подъехал и я. Просидел до самого вечера. За это время было только одно событие: приезжал генерал от Крючкова и привез проект «Обращения к народу». Там я не увидел ни списка ГКЧП, ни самого названия.

Я спросил: «Что, мне надо както откликнуться?» Мне ответили, что проект прислан для информации. Такой документ готовится, и когда введут чрезвычайное положение, то его примут за основу.

Около 11 часов вечера позвонил Шенин: они вернулись из Фороса. Олег рассказал, чем окончилась встреча: раздраженный Горбачев крикнул: «Черт с вами. Действуйте как хотите!» Это совпадает с тем, что пишут в своих воспоминаниях Крючков, Медведев и остальные участники поездки к Горбачеву. Впрочем, как и сам Михаил Сергеевич. Правда, Шенин сказал, что Горбачев выразился непристойно.

Олег сообщил: сейчас готовятся материалы для публикации в СМИ, секретарь ЦК Манаенков приглашает к себе Кравченко (тот возглавлял телевидение) и исполняющего обязанности генерального директора ТАСС и я должен присутствовать на этой беседе.

Сразу же после звонка Шенина позвонил Манаенков. Я был один в горкоме партии, а Манаенков один из немногих в ЦК: когда я шел из горкома через двор в здание ЦК, светились лишь дватри окна в окнах круглосуточных дежурных. Мы с Манаенковым посидели, попили чайку. Он мне про Афганистан рассказывал.

В 2 часа ночи принесли документы, а потом подъехал Кравченко и исполняющий обязанности гендиректора ТАСС. Мы ознакомились с бумагами. Оба представителя СМИ заявили, что они передадут их в том случае, если документы попадут к ним по официальной линии – как обычно, привезет фельдсвязь от Совета Министров СССР. А просто так, из рук в руки, ни тот ни другой документы не возьмут.

Я считаю, что журналисты поступили правильно. Они ознакомились с текстами и сказали, что вызовут дикторов, чтобы в 6 часов утра вести передачи. Просили, чтобы документы были у них к 5 часам утра – и в ТАССе, и на телевидении.

Над документами работали в течение ночи. Их подвозили, вероятно, по мере готовности. Я видел лишь те, что были подготовлены заранее командой, которую создал Горбачев. Было Обращение к советскому народу, был Указ, что отменяются действия всех неконституционных органов на территории страны.

Но хотя все эти документы были подготовлены в свое время по указанию Горбачева, я был глубоко убежден, что Михаил Сергеевич постарается както отвертеться. А результаты поездки тоже предвидел: он уйдет в сторону. Ни одно крупное происшествие в стране не проходило при его участии: то ли стечение обстоятельств, то ли продуманная политика у него была разработана…

* * *

Только я вернулся от Манаенкова, как позвонил Шенин. Я отправился к нему. Очень возбужденный, он сказал, что создан ГКЧП и возглавил его Янаев. Шел пятый час утра. Когда ночью представителей СМИ знакомили с документами, это еще не было известно. Даже слово «ГКЧП» я услышал впервые.

У меня было двойственное ощущение. С одной стороны, я понимал, что раз президент уходит от наведения порядка в стране, то ктото должен взять власть в свои руки.

А с другой – я сделал вывод: раз назывался Янаев (а я помнил его весеннее заявление о том, что он ни интеллектуально, ни физически не готов возглавить страну), значит, вопрос с Горбачевым согласован. Ни Янаев, ни Язов, по моему понятию, без договоренности с Горбачевым никаких действий предпринимать не стали бы. Слишком они ему верили и были законопослушны. Поэтому большой тревоги у меня не было. Я ушел от Шенина, вернулся в горком и лег спать.

Тревога появилась лишь утром. В 8.00 утра меня разбудил Крючков. Он посоветовал позвонить Лужкову и договориться о совместных действиях, чтобы в Москве не было беспорядков.

Я в то время еще не знал, что в Москву вводятся войска. Конечно, можно было предположить, что какието меры по охране правительственных зданий будут приняты. Но что введут в таком количестве войска и бронетехнику, не ожидал.

Лужков в 8 утра был уже на работе – он никогда в это время не приезжал. Я позвонил ему и предложил встретиться.

О моих отношениях с Лужковым и особенно об этом телефонном разговоре существует столько версий, что я позволю себе отвлечься от основного повествования и внести коекакую ясность.

Знаю Лужкова давно, дважды его выдвигал. Правда, Юрий Михайлович не любит в этом признаваться, пишет, что его двигал Ельцин. На самом деле Ельцин поставил задачу сменить кадры в Моссовете. Председатель Моссовета Сайкин – бывший генеральный директор ЗИЛа, прекрасный инженер, но город и людей не знал. Ему надо было подобрать энергичную и профессиональную команду. Причем Ельцин настаивал: секретарей райкомов и горкомов партии не предлагать.

Стали думать, откуда брать кадры. Решили посмотреть среди председателей постоянных комиссий Московского совета. Лужков возглавлял комиссию по коммунальнобытовому обслуживанию, работая начальником научнотехнического управления Минхимпрома. До этого он был директором объединения «Химпромавтоматика».

Я с ним побеседовал, мне он понравился. Порекомендовал Сайкину на должность заместителя председателя исполкома. Я тогда понял, что передо мной хороший администратор. И потом – он быстро приспосабливался к любым условиям. В то время хозяйственников заставляли иметь подсобное хозяйство. А у него на предприятии были машины, с помощью которых брали анализы воды и воздуха. Так он к ним присобачил ульи. Машина стоит, пчелы летают – собирают медок. Потом машина перемещается в другую местность – рощу или луг, там берут анализы – пчелы и там собирают мед. Вот таким образом он закрыл проблему собственного подсобного хозяйства: отчитался пчелами…

* * *

Последний разговор с Лужковым состоялся утром 19 августа 1991 года, когда опубликовали обращение ГКЧП, где было сказано о ликвидации всех неконституционных органов власти. Правительство Москвы именно таким органом и было, и я понимал, к чему это может привести.

Кроме того, что связаться с Лужковым меня попросил Крючков, я имел коекакую идею. Нужно было очень быстро принять решение о преобразовании правительства в Исполнительный комитет: так было раньше. Может быть, даже не меняя людей. Тогда все остаются на местах, работают, и все приводится в соответствие с Конституцией.

Позвонил я Лужкову, попросил приехать. Он спросил: «На каком основании вы меня вызываете?» – «Я не вызываю вас. Просто хотел поговорить как коммунист с коммунистом (он в июле последний раз платил партийные взносы), обсудить, что надо предпринять, чтобы в городе был порядок». Лужков ответил, что не приедет, потому что отправляется к Ельцину.

Время было не для обид. Я резонно заметил, что это его право – советоваться с Ельциным, но попросил всетаки потом приехать ко мне. Лужков повторил: нет, не приедет.

После этого я позвонил в Моссовет Л.А. Белову – он исполнял обязанности Председателя Моссовета (Попова не было). Позвонил Б.В. Никольскому. Оба они приехали ко мне, и я их попросил убедить Лужкова принять решение трансформировать правительство Москвы в Исполком. Белов и Никольский согласились со мной, обещали переговорить с Лужковым.

Но когда Лужков вернулся от Ельцина, с ним вообще было бесполезно разговаривать. Мне позвонил Никольский, а потом Белов и сказали, что Лужков категорически против, что правительство Москвы останется, что это переворот и действия неконституционные. Сотрудничать практически отказался.

Эти мои переговоры почемуто полюбили «цитировать» иные мемуаристы. Особенно разошелся и, естественно, переврал Гавриил Попов. Я всегда считал, что он самый умный, самый хитрый, но и самый беспринципный политик.

* * *

К 10 часам утра меня вызвали на заседание Секретариата ЦК. Вел его Шенин, рассказал то, что я уже знал ночью. Стали спорить: когда собирать пленум ЦК. Большинство настаивало собрать на следующий день и определить свою позицию, а пока ограничиться телеграммами в регионы, чтобы сохранить спокойствие. В том случае, если ГКЧП будет действовать в рамках Конституции, оказывать ему всяческую поддержку. Телеграмму подписал Шенин.

Но вообще наблюдались растерянность и непонимание: что, зачем и как надо делать. Большинство членов Секретариата ЦК не участвовали в мартовских совещаниях и не были в курсе всех закулисных действий. И Шенин вел себя «чисто информативно», позицию свою конкретно не определял.

Вернулся к себе. Собрали партийный актив, членов ГК, секретарей РК партии. Я выступил в принципе в поддержку мер, которые вводились в стране, поскольку, если прочитать «Обращение к народу», любой здравомыслящий человек его поддержал бы. В конце я сказал, что если в дальнейшем действия будут осуществляться в конституционном поле, а начало вроде обнадеживает, то мы будем поддерживать, а если нет, партийная организация поддерживать не должна.

Почему я сделал такую ремарку? У меня вызывало недоумение введение совершенно необоснованно такого большого количества войск. Это прежде всего.

И еще – вроде бы частное: у Горбачева был лишь радикулит, и ссылаться на его болезнь в такое время неправомерно. Если хотели наводить порядок законным путем, надо было вести разговор о том, что президент практически самоустранился от руководства страной, в тяжелый период ушел в отпуск, отказался возвратиться в Москву, хотя к нему приезжала представительная делегация. Вот поэтому до решения сессии Верховного Совета СССР власть передается вицепрезиденту. Это было бы понятно, все было бы нормально. А здесь я увидел попытку слукавить, схитрить. Это сразу же меня насторожило.

* * *

В середине дня 19 августа стали поступать тревожные сообщения: эмиссары Моссовета разъезжают по заводам, призывают к забастовкам, к выходу на улицы, манифестациям.

Вызвало тревогу и то, что ГКЧП взял под контроль СМИ, причем довольно неуклюже закрыв все, кроме партийных изданий. Была закрыта и радиостанция «Эхо Москвы». Но приехал заместитель министра связи Иванов с автоматчиками – станцию открыли. Автоматчики встали у входа, и станция стала призывать граждан к оружию, к защите Белого дома.

И опять у меня возникли вопросы: почему такая несогласованность в действиях? Почему никаких мер не принимается?

А самую главную тревогу вызывала возможность возникновения в городе волнений. Мне сообщали, что настроения жителей Москвы разделились. Много войск – значит все может произойти. Не хотелось повторения Баку, Вильнюса и Тбилиси.

Звоню Лужкову – с ним не соединяют. Соединили с Янаевым, и я высказал ему все свои сомнения по телефону. Он предложил: «Приезжай в Кремль. Мы сейчас будем это обсуждать».

Вот так я впервые оказался на заседании ГКЧП. Сам навязался, напросился туда. Приехал. Обсуждали прессконференцию, которая будет проходить. Слушали сообщение министра иностранных дел А.А. Бессмертных о реакции за рубежом. Предлагали собрать послов, но он сказал, что все необходимые указания послам даны. Как в таких случаях делается, подтвержден внешнеполитический курс Советского Союза и нынешнего коллективного руководства.

Бессмертных вел себя очень спокойно, поделовому, как и положено дипломату в чрезвычайных ситуациях. Большинство же присутствующих пребывало в растерянности. Я не знаю, как они договаривались, но по той информации, что я имел, Ельцина на аэродроме должны были встретить Павлов и Язов, принять совместное решение, с утра ввести чрезвычайное положение и договориться о его невмешательстве.

Но утро было совсем другое. Ельцин поехал к Белому дому. Его выступление с танка. Призывы, Указы в отношении ГКЧП. Поэтому и наблюдалась растерянность, так как совсем непредвиденно обозначился фронт противостояния. Ельцин тогда уже объявил о созыве Верховного Совета РСФСР.

Решался вопрос: как быть? План по вводу чрезвычайного положения не реализовывался. По большому счету, и планато этого не существовало. Были принципы введения чрезвычайного положения: один маршрут туда, другой сюда; в такоето время тото, в такоето – это. Но даже этого ничего не сделали.

Стародубцев писал о мерах, которые следует принимать в сельском хозяйстве. Тизяков сел дорабатывать свои предложения о необходимых мерах в области промышленности и т. д. Все сидели в помещениях, выделенных для членов ГКЧП. Изыскания сводились к вопросам: что делать с Белым домом, что делать с Ельциным. А толпа у Белого дома росла…

Я уверен, что отсутствие продуманных действий со стороны ГКЧП во многом объясняется тем, что его состав не был единым целым. Я разделил бы его членов на несколько групп. Тизяков, Стародубцев, Бакланов, Язов, по моему мнению, все делали из чистых побуждений – только для того, чтобы спасти страну от той катастрофы, которая ей грозила. К ним я присоединяю и себя.

Еще группа, которая, я думаю, была в какойто мере посвящена в замыслы Горбачева: он, вероятно, хотел поднять свой авторитет и утвердить свое положение тем, что вернется в Москву на коне Спасителя демократии, поскольку влияние его стало уже практически нулевым.

И были люди, которые сами хотели, может быть, прийти к власти и решали совершенно другую задачу.

Были и те, кто, как истинные патриоты, например Варенников, поддержали ГКЧП. Они хотели спасти Родину от катастрофы.

Но я убежден, что существовали и зарубежные режиссеры. У них был четкий сценарий развала Союза, ликвидации компартии. Удобнее, чем ГКЧП, ничего быть не могло – разом со всем покончили.

* * *

Вечером 20 августа на заседании ГКЧП присутствовал маршал Ахромеев, сидел и все записывал. Были приглашены два человека, возглавлявшие группу «Союз» на съезде народных депутатов. Они совершенно четко заявили, что если ГКЧП будет действовать таким образом (не будет реальных действий в стране), Верховный Совет введение ГКЧП не поддержит.

Председатель Верховного Совета СССР Анатолий Иванович Лукьянов ни на одном заседании не присутствовал. Мне до сих пор непонятно, почему отложили на 26 августа сбор Верховного Совета СССР. Ельцин сумел за день собрать депутатов, а Лукьянов не смог? И зачем этот ненужный, необоснованный ввод такого большого количества войск? И полное бездействие по отношению к московским властям, к властям в Белом доме, к их провокационным заявлениям, возможности выступать в СМИ? Я не верю, что случайно показали выступление Ельцина на танке. Таких случайностей не бывает.

Повторяю, разные группы преследовали разные цели. Сценарий всего этого был разработан не у нас, людей попросту подталкивали. В зарубежной печати появлялись любопытные публикации, высказывания. Понимая, что Горбачев уже сходит, подкидывали мысль: а почему бы президентом не стать Крючкову? Вот Буш в Америке был директором ЦРУ. Нормально! А почему у нас нельзя?

И самое главное. Я прочитал однажды информацию, которую мне дал Крючков в июле 1991 года и с которой был ознакомлен Горбачев.

Это запись беседы одного из наших социалдемократов с Яношем Карнаи, американцем венгерского происхождения, автором книги о «венгерском пути к капитализму». Очень известный экономист. В этой беседе все было предначертано: оба строя имеют право на существование, но для того чтобы капиталистические страны держались на плаву, нужны рынки сбыта, сырьевые рынки, дешевая рабочая сила (слова – «общечеловеческие ценности», а подоплека фашистская).

Так вот, с точки зрения «общечеловеческих ценностей», Советский Союз, располагая огромными сырьевыми ресурсами, использует их неэффективно. Поэтому, с точки зрения «общечеловеческих ценностей», целесообразно их (сырьевые ресурсы) изъять и передать тем странам, которые могут их использовать эффективно.

Опять же с точки зрения «общечеловеческих ценностей», СССР обладает огромными, но недостаточно продуктивно работающими людскими ресурсами. Надо за 20–25 лет их сократить примерно на 50 млн., а остальных заставить работать на «развитые страны» (что, кстати, сейчас и осуществляется).

Говорилось, что надо расколоть Советский Союз, но не на национальные республики, а на экономические районы – сырьевой, топливный, обрабатывающий и так далее.

К сожалению, я эту «закрытую» бумагу не мог ни перепечатать, ни сохранить. Для себя набросал коечто. Но при обыске у меня многие бумаги забрали.

Когда я с ней знакомился, то набросал несколько пунктов:

– экономические преобразования: либерализация цен, приватизация, свертывание социальных программ, жесткая кредитная политика (высокие процентные ставки);

– в области политической: ликвидация КПСС, но не так, как это у нас произошло, а раскол на фракции; внедрение во главе всех фракций своих людей, которые, внешне выступая за единство комдвижения, будут делать все, чтобы оно никогда не объединилось; смена руководства армии; реорганизация КГБ – поменять генералов на полковников.

И было в беседе сказано, что все это должно произойти в течение недели и что час «ИКС» назовет Семерка.

Вот такой документ я прочитал в июле. К слову: августовские события произошли после поездки Горбачева на совещание семи ведущих капиталистических стран.

Иные считают, что «кукловодом» был сам Михаил Сергеевич. Не думаю. Горбачев был вписан, вмонтирован в эту систему точно так же, как и Ельцин. Причем, если и говорили им об их роли, то не всю правду. Горбачев потерпел поражение, потому что Запад перестал делать на него ставку. Ставка была сделана на Ельцина как на человека, который сможет продолжить разрушение Союза.

Все решали крупные международные финансовые корпорации, в чьих интересах все это происходило. Они являлись кукловодами своих правительств. Те, в свою очередь, вели наших. Все это связано с мировой экономикой.

* * *

Возвращаясь к ГКЧП, я считаю, что самым позорным был последний день его существования, когда Язов единолично принял решение вывести войска. Он собрал ночью коллегию Министерства обороны и все решил.

Трое парней попали под колеса машины, когда выводили войска, а не вводили. Если бы не этот случай, то был бы другой, третий. Обязательно.

Двадцать первого августа произошли эти трагические события. Потом, позже, когда меня допрашивали, в соседней комнате допрашивали водителей БМП. Все было сведено к дорожнотранспортному происшествию.

Как мне рассказывали, на смотровой люк БМП ктото накинул брезент, лишив водителя обзора, тот подал назад, где стоял троллейбус, и раздавил стоящего там парня. Другого, по их рассказам, застрелили: «Стрелял какойто майор не из нашей части. Стрелял, когда парень бросал бутылки с зажигательной смесью в машину». Там же сгорел водитель машины, но об этом никто не говорит.

Итак, Язов выводил войска. На заседание ГКЧП приехать отказался. Тогда все члены ГКЧП сами поехали к нему. Я находился в машине вместе с Крючковым и слышал, как он переговаривался с Лукьяновым: надо лететь в Форос к Горбачеву и просить, чтобы тот вернулся в Москву и взял власть в свои руки. Лукьянов, как я понял, соглашался.

Анатолий Иванович Лукьянов пришел только на последнее совещание в штаб ГКЧП, да и то скоропалительно. До этого, примерно числа 20 августа, у меня был с ним разговор по телефону. Он спросил: «Ты понимаешь, что происходит?» Я ответил: «Нет, не понимаю. Вижу только, что полное бездействие приведет к краху и разгрому».

Когда пришел Лукьянов, его спросили, что надо делать. Анатолий Иванович ответил: надо лететь к Горбачеву, другого выхода он не видит для того, чтобы потушить возникшее народное волнение.

Все, подумал я, с меня довольно, хватит. И заявил, что теперь четко понял: это политическая провокация, которая поставила под удар и страну, и партию, и другого выхода, кроме как застрелиться, никому из членов ГКЧП в этой ситуации не остается. И добавил, что больше не собираюсь участвовать в этом маскараде и ухожу. И сейчас же собираю секретарей райкомов партии, бюро горкома, и мы выступим с заявлением по этому поводу, объявим, что все последние события воспринимаем как политическую провокацию.

Следом за мной поднялся Шенин и сказал, что поддерживает Прокофьева. Мы спустились вместе. Поехали на моей машине. Он вошел в ЦК, я отправился в свой кабинет.

Люди уже по моему звонку были собраны. Я рассказал о ситуации, о том, что происходит, что может произойти. Было принято заявление секретарей райкомов партии и Бюро ГК партии по поводу ГКЧП. Отмечалось, что считаем его действия политической провокацией, которая ведет к негативным последствиям. Решили передать заявление через ТАСС. Но, когда туда позвонили, нам ответили, что им запретили принимать какиелибо заявления и обращения. Кто запретил – не сказали.

Текст этого заявления не сохранился. Все документы, что были в моем кабинете в горкоме партии, я оставил там. Сокращенный текст можно найти в архивах «Московской правды», так как она все же свой маленький выпуск осуществила. Понимая, что закрытие всех изданий, кроме партийных, было неправомерно, «Московская правда» из солидарности в эти дни не выходила. А тут вышла небольшой листовкой с этим обращением. Вечером по ТВ прошла передача, где совещание было показано, и я частично прокомментировал наше заявление.

* * *

Очень тяжелое впечатление осталось у меня от этих дней, от участников. Если бы это были, скажем, не обижая, Стародубцев, Тизяков, ИвановПетровСидоров, то этим людям можно было бы простить их беспомощность. Но это были Председатель КГБ, министр обороны страны, министр внутренних дел, премьерминистр страны (он, правда, самоустранился и вместо себя присылал своего зама Догужиева), член Политбюро Шенин – все руководители высшего уровня, и их поведение не поддается пониманию. Было оно если не преступное, то преступнохалатное.

Я считаю, это произошло не изза низкой квалификации, неумения. У меня дома остался листочек радиоперехвата – беседа французских журналистов с нашими товарищами по партии. Там 20 августа точно определено как конец ГКЧП. И говорилось, что если Горбачев вернется президентом, то станет карманным президентом у Ельцина. А КПСС будет разгромлена, и ее придется воссоздавать.

Французские друзья все спрогнозировали. Они проанализировали информацию не только нашу, но и западную.

Не случайно Лобов уехал на запасной пункт управления страной под Свердловском.

Не случайно в Белом доме были запасы оружия, питания, не случайно американцы наладили информацию Ельцина о передвижении войск в Москве через систему спутниковой связи.

Не случайно Лужков разговаривал со мной как человек, который знал о подлинной сути событий.

Не случайно самые близкие Горбачеву люди из Секретариата отсутствовали: Ивашко лежал в больнице, Дзасохов был в командировке, Семенова – в отпуске. Думаю, это тоже не случайно. Они только потом собрались, когда все произошло.

…Когда я вернулся к себе, еще до совещания, позвонил Крючков, потом Бакланов, еще ктото. Все они просили не делать никакого заявления. Я отказался.

Последним позвонил генерал Варенников, герой войны, очень заслуженный человек, и сказал: «Юрий Анатольевич, пожалуй, ты прав. И давай будем держаться вместе, приближаются трудные времена».

Постскриптум

Первое, что сделали после прилета Горбачева из Фороса, это закрыли даже не ЦК, а Московский горком партии. Охрана была снята, меня как секретаря ГК партии об этом никто не предупредил. Просто позвонил дежурный секретарь, а я в это время был у Купцова, и сказал: «Юрий Анатольевич, вы знаете, что вся охрана снимается?»

Тогда я попросил закрыть дверь, что выходила на Старую площадь, и всех сотрудников аппарата горкома вывели через двор ЦК на улицу Разина (Варварку), чтобы люди могли спокойно уйти. Сам я выходил позже из здания ЦК вместе с секретарем ЦК КПСС Валентином Михайловичем Фалиным, секретарем ЦК КП РСФСР В.И. Кашиным и другими сотрудниками аппарата ЦК.

Нас встретила толпа – пьяные агрессивные люди. Было много журналистов, кино– и фоторепортеров: ктото их предупредил, что мы будем выходить из здания. Меня спросили: «Как вы относитесь к происходящему?» Ответил: «Разве не видите? Это фашисты».

Сначала я уехал к родственникам, потом домой. Встретила перепуганная жена: ей позвонил какойто человек и сказал: «Все кончено. Сейчас могут начаться погромы. Уезжайте». Я предложил им покинуть Москву.

Мой сын сел за руль, я усадил в машину жену, невестку, внука, и он увез их во Владимирскую область, в деревню, в недостроенный дом своего товарища.

А я отправился к одному работнику горкома. Пару дней жил у него, и вдруг в воскресенье слышу по радио: сбежал Прокофьев, его ищут правоохранительные органы.

На следующий день я поехал в прокуратуру России. Там сказали: «Мы вас не ищем, поезжайте в городскую прокуратуру». Оказалось, не им поручено мною заниматься, а Московской прокуратуре.

В течение нескольких дней у меня были обыски. Искали документы, оружие. Не знаю почему, но искали у всех подследственных. Было неверное представление, что руководящие партийные работники имеют оружие. У меня оружия никогда не было, и вопрос об этом я не ставил.

Шли допросы. Но домой отпускали, даже не взяв подписку о невыезде. Все было проведено очень лояльно и тактично. Видимо, потому, что какихлибо документов у меня не нашли, членом ГКЧП я не был, заявлений в поддержку ГКЧП горком партии не принимал, какихто действий тоже не осуществлял. Прицепиться вроде бы было не к чему.

Задача, как я понял, стояла другая: изолировать меня и не дать мне в этот момент заниматься политической деятельностью. Поэтому допросы длились по 12 часов, практически все дневное время, захватывая вечер.

Потом Московская прокуратура приняла решение о моей невиновности: уголовное дело против меня не возбудили, свидетельские показания приняли к сведению…

Через некоторое время нам, членам МГК, удалось отстоять и занять несколько комнат бывшей парткомиссии. Мы начали приводить в порядок свои дела. Нас проверяла несколько раз комиссия по финансам, потому что искали «деньги партии», но убедились, что даже карандаша без согласия ЦК мы купить не могли. Все деньги были четко учтены: что приходило из организаций, что давал ЦК, что и как расходовалось. Месяц шла финансовая проверка. Ничего криминального не обнаружили.

В это же время сдавали документы в архив и занимались поисками работы для работников аппарата. Надо было устроить около 180 человек. Технические службы оставались на местах. Работу почти всем нашли очень быстро – ведь люди в горком партии приходили не с улицы, а с предприятий, заводов, министерств. Правда, с министерствами было сложнее. Тогда договаривались с заводами, особых проблем не было. Некоторые сами находили работу, возвращались на старые места, другим мы помогали. К ноябрю уже не было ни одного безработного сотрудника горкома партии.

* * *

А мое дело из Московской прокуратуры изъяли – его взяла Российская прокуратура. Опять было возбуждено против меня уголовное дело, и весь ноябрь меня уже там допрашивали. В конце ноября все закончилось очной ставкой с В.А. Крючковым в Матросской Тишине.

Неприятно, конечно, когда тебя допрашивают. Причем я пытался рассказать о мартовских событиях, то есть о роли самого Горбачева, но тот, кто меня допрашивал, не хотел это слушать. Даже записывать не стал.

А вот о чем говорили с Крючковым, как проходили заседания, как вел себя тотто и тотто, интересовались. Пытались поймать на какихто неувязках, сличали с протоколами моих допросов в Московской прокуратуре. Но у меня хорошая память, и я нигде не ошибался. И даже Терещенко, следователь по особо важным делам прокуратуры, спросил, не имею ли я юридического образования. Я ответил отрицательно. «Ну, может, Уголовный кодекс читали, комментарий к нему?» – «Нет, – говорю, – не читал».

Я нигде не «подставился».

Чувствовал себя неважно главным образом изза семьи. Родные мои из Владимирской области вернулись, но переживали страшно. Скажем, к 10.00 я уезжал в прокуратуру, а возвращался не раньше 20.00 вечера. Иногда мне разрешали позвонить домой и предупредить, что задерживаюсь. Иногда и позвонить не мог.

Допрашивали меня в Московской прокуратуре на Новокузнецкой – потом эта следственная группа находилась в здании ЦК КП РСФСР, 20й подъезд. Друзья иногда почемуто спрашивают: «Сидел там столько часов! Тебе хоть поесть предлагали? В буфет, например, пойти?»

Следователь уходил обедать. Меня никуда не приглашали, в буфет идти не предлагали. И я обычно сидел и ждал. Но сказать, что было какоето неуважительное отношение, я не могу. А следователь мне даже однажды сказал: «Понимаете, я в очень тяжелом положении нахожусь. Черт его знает, сегодня вас допрашиваю, а может быть, завтра придется допрашивать тех, кто давал поручение вас допрашивать». Вероятно, следователи не видели во мне преступника точно так же, как и во многих других.

Плохо было то, что я жил открыто, никто меня, конечно, не охранял. Рядом сын жил. Ему, его семье грозили: вот, мол, тут «коммуняки» живут. Выгнать их отсюда нужно!

А иногда просто приходили, проверяли, живу ли я здесь, бываю ли. Интересовались у соседей. Но это не очень часто.

А соседи относились к нам хорошо. Я одно время жил у сестры. Дом блочный, перегородки тонкие. Както соседка ей сказала: «Таня, ну чего вы от нас скрываете, что у вас живет ваш брат? Что мы, не люди, что ли?»

За мной даже машина приходила из прокуратуры – они адрес знали, только никому его не давали. Отношение было нормальное.

Иногда после допросов сын мог заехать за мной, но не всегда получалось. Поэтому ездил я на метро, ходил по улицам. И ни одного недоброжелателя не встретил. Наоборот, узнавали, подходили, поддерживали. Было и так: или безразличное отношение, или чувствуешь, что человек узнал тебя, но не хочет реагировать, или за себя боится, или из «демократов».

Только однажды был крайне неприятный случай. В 1993 году зашел я в редакцию газеты «Гласность», которая располагалась тогда, как ни странно, над приемной Президента Российской Федерации. Проходить надо было через эту приемную. И там какаято женщина, увидев меня, начала биться в истерике: «Я понимаю, почему мои вопросы не решаются, здесь опять коммуняки заседают. Вон Прокофьев ходит у президента!»

…Както шел я вечером с женой в Сокольниках. Навстречу несколько подвыпивших мужчин. Один из них неожиданно подходит ко мне, обнимает: «Князь вы наш московский…» и прочая чушь. Я думаю, что это прицепился мужик? А он мне: «Не обижайтесь, я из хороших побуждений. Я начальник гаража. Бывший военный. Просто рад видеть вас в добром здравии. Мы тут поддали немного, извините, что в таком виде. Если будет какаято потребность в транспорте, вот мой телефон. Я живу в этом доме. Всегда готов помочь». Надо сказать, что я несколько раз пользовался его помощью, естественно, за деньги: у него на базе заказывал машину, чтобы возить стройматериалы.

Другой случай был. Женщина какаято вдруг подошла и сказала, что она демократка и за Ельцина. Но она видела, как разгоняли партию, как я проходил сквозь строй у горкома. Прочитала безобразную статью в «Курантах», где даже адрес мой домашний дали – фактически наводку. Сказала, что рада меня видеть. Так получилось, что она потом неоднократно бывала у нас дома.

Врач Шкловский – довольно известный. Тоже живет у нас в районе. Сам предложил: если нужда в медицинской помощи, пожалуйста. И так очень много совсем незнакомых людей подходили, желали здоровья. И это, хоть в меньшей степени, продолжается до сих пор. Работать мне проще: куда ни прихожу, всегда встречаю поддержку и понимание. Видимо, за время работы в исполкоме и горкоме партии я обрел авторитет и то, что я делал когдато, работает на меня. Конечно, есть и противники, но чисто политические.

* * *

Вернусь к тем тревожным дням, к кульминационному моменту следствия по моему делу – свиданию с В.А. Крючковым в Матросской Тишине. Это была очная ставка. Вообще очных ставок у членов ГКЧП было мало. Они все пишут об этом в своих воспоминаниях. Даже тогда, когда они на них настаивали, ставок не проводили. Я думаю, встречу с Крючковым устроили чисто формально для того, чтобы закрыть это дело. А без очных ставок уголовное дело не получается.

…Ехали мы в «рафике»: адвокат Генрих Падва, адвокат Крючкова Юрий Иванов, мой следователь и следователь, который вел дело Крючкова. Когда подъехали к Матросской Тишине, вспомнили, что забыли выписать на меня пропуск. Я показал удостоверение депутата Моссовета и прошел в Матросскую Тишину по этому документу. Провели нас в комнату, где проходили очные ставки. Падва кудато ушел. Со мной зашли мой следователь, следователь Крючкова и его адвокат Иванов. Ждали долго, минут 25–30, пока не пришел Владимир Александрович. Были заданы два вопроса.

Первый: о нашей встрече на объекте АВС, интересовались, как она проходила. И второй вопрос: о попытке создания комитета по чрезвычайным ситуациям в Москве – Московского комитета. О первом вопросе я уже писал раньше. Примерно это и рассказал на очной ставке. Меня спрашивали при Крючкове, а он должен был или подтверждать, или опровергать. Владимир Александрович подтвердил, что так все и было.

По второму вопросу сложилась такая ситуация. Не знаю, кто, но, видимо, из группы работников, занимающихся ГКЧП, подготовили в те времена постановление о создании комитета по чрезвычайной ситуации в Москве, учитывая, что есть правительство, – то, чего я и боялся. Поскольку я занимался Москвой, мне эту бумагу и положили. Я прочитал и сказал, что нет никакой необходимости и нет возможности, так как нет человека, который мог бы возглавить этот комитет. Мне назвали фамилию Никольского. Я сообщил, что с Никольским я уже беседовал, и он отказался. В их присутствии пошел и позвонил Борису Васильевичу, спросил его при всех об этом. Он еще раз сказал, что брать на себя такую ответственность не может. В свою очередь он предложил Белова, Воронина, но эти фигуры Москве не были известны.

На постановлении, которое мне показали, было чтото от руки приписано. Я вышел в приемную и спросил секретаря, который там сидел: «Чей это почерк? Кто писал?» Секретарь ответил, что писал Владимир Александрович Крючков. Почерк был мне непонятен, и я попросил секретаря помочь прочесть. А там было написано, чтобы комитет обратил внимание на подготовку к зиме, на завоз овощей. То есть все нормальные хорошие фразы.

Вот об этом я и рассказал. Крючков был очень доволен моим добавлением. Следователь Крючкова спросил, о чем всетаки шел у меня разговор с Владимиром Александровичем: о вводе чрезвычайного положения или о принятии чрезвычайных мер. Я ответил: «Знаете, я в этих вопросах слабо разбирался и разбираюсь. Для меня что чрезвычайное положение, что чрезвычайные меры – все одно. Так что сказать точно, о чем шла речь, не могу. Возможно, о чрезвычайных мерах». Тут Иванов бросился меня целовать, видимо, я сказал то, что от меня хотели услышать.

Когда окончилась очная ставка, стали думать, как мне выходить? Впуститьто впустили, а могут не выпустить. Владимир Александрович пошутил: «А чего вам домой торопиться? У меня в камере есть свободное место. Обеды здесь почти как домашние. Пошли ко мне, пообедаем». Я ответил: «Нет, я уж лучше домой пойду, чайку попью».

Оформили мне пропуск, объяснили начальнику, как я прошел туда, и меня выпустили. Со следователем дошли до метро. Разговаривали. Я не думал, что это у меня с ним последняя встреча.

После этого меня не известили, что дело прекращено. А в общемто, его и не прекращали как уголовное дело, его и не закрывали, видимо для того, чтобы меня держать на крючке: ведь из свидетеля в обвиняемого превратить можно быстро.

Перестали вызывать меня на допросы, прекратились обыски. Но никаких официальных документов о снятии обвинений не было. Лишь в 1993 году пришла повестка, что я прохожу по делу как свидетель и что должен быть в Москве. Все это время предполагал: был бы обвиняемым, сидел бы в тюрьме. А официального сообщения, повторяю, не было. Проскользнула както публикация в прессе, где сообщалось, что «уголовное дело прекращено против всех секретарей региональных комитетов партии, кроме двух». А кто эти двое – не назвали.

Только потом, весной, была прессконференция прокурора, и ему задали вопрос обо мне и Калинине (командующем военным округом, он вводил чрезвычайное положение в Москве): почему мы не проходили по делу ГКЧП как обвиняемые и почему мы не сидим. Прокурор ответил, что Калинин выполнял свой служебный долг и что оба к ГКЧП не причастны. Но, повторяю, официально никто меня о прекращении уголовного дела не уведомлял.

* * *

Я однажды сказал Крючкову в глаза – он во многом виноват в том, что произошло в августе 1991 года. Этот человек обладал наибольшей информацией и полномочиями из всех других прочих.

Ельцин гдето в 1992 году или начале 1993 года в статье написал, что он обманул Крючкова. Видимо, была договоренность: он не будет активно выступать против ГКЧП. Не переиграл, а обманул.

Я иногда думаю: если бы не ГКЧП, каким бы был вариант? В конце октября – начале ноября 1991 года собирается внеочередной съезд партии. Горбачева генсеком не избирают. Я убежден, что съезд народных депутатов освободил бы его и от обязанностей президента. Спасло бы это ситуацию или нет, трудно сказать…

…А потом была амнистия. Я отнесся к ней, как к сделке. Почему Ельцин это сделал? Верховный Совет ликвидировал комиссию по расследованию событий 3–4 октября, а Ельцин объявил амнистию заключенным – членам ГКЧП и заключенным по октябрьскому делу. Это сделка. Если бы расследовали то, что было 3–4 октября, то сидеть бы в Матросской Тишине совсем другим людям. Абсолютно точно. Он и прикрыл это дело, выпустив узников.

Варенников в данной ситуации поступил наиболее правильно. Правда, для этого у него были основания – он не входил в состав ГКЧП. Его вина лишь в том, что он ездил в Форос к Горбачеву и был у Кравчука. Но, кстати сказать, Кравчук тогда поддерживал ГКЧП.

«Никогда над жизнью не грустите, у нее корявых много лап», – писал Есенин. Я особенно и не грустил – характер, видно, такой. Умею держать удар…

* * *

Развязка событий 1991 года – страшное и не всегда понятное дело. Убийство Пуго, Ахромеева. Я всегда говорил, что это убийство. И того и другого.

Точно так же, как не были самоубийством смерти Кручины и Павлова. Ликвидация Кручины и Павлова понятна: все денежные документы подписывает Генеральный секретарь и управляющий делами. И Кручина, и Павлов, если деньги переводились за границу, это знали. Не могли не знать. Без них это невозможно было сделать. Остается единственный живой свидетель – Горбачев. И не известно еще, по чьему указанию их убрали.

А вот Пуго… Я хорошо знал Бориса Карловича, немного был знаком с его женой. Никогда не поверю, что это самоубийство.

Пуго – последний из членов ГКЧП, кто встречался с Горбачевым. Он отдыхал в Форосе. На аэродром ехал не на санаторной машине, а на машине из гаража Горбачева.

Не исключено, что Михаил Сергеевич дал ему какието наставления, просил присоединиться к ГКЧП, помня заявления Бориса Карловича о том, что он никогда не пойдет на нарушение Конституции. Совершенно не ясно, почему он потом вдруг присоединился к ГКЧП, который не поддержан конституционно.

Пуго был у Горбачева 17 или 18 августа. Я думаю, он знал больше. А может быть, это все мои домыслы. Но я убежден, что Борис Карлович никогда бы не покончил с собой. Он был очень сильным человеком. Тем более, если бы он решился на это, застрелил бы жену, не заставил ее мучаться. Ведь она какоето время была жива. Скончалась от тяжелого ранения в больнице.

Совершенно непонятно, почему пистолет лежал у него в изголовье. Потом говорили, что это свекор поднял оружие с пола и положил на тумбочку.

А Ахромеев – маршал, военный! У негото уж точно было оружие! И он не стал бы вешаться, тем более таким диким образом – на батарее…

Было обращение Ахромеева к съезду народных депутатов, которое там, на съезде, ему не дали зачитать. Его точно не пустили на съезд. Он мог многое знать, так как был одним из ближайших помощников Горбачева по военным вопросам. Язов мог с ним чемто поделиться…

* * *

А история с моим выступлением 19 августа 1991 года на совещании партийного актива получилась вообще детективной. Пленка с выступлением исчезла. За ней долго гонялись в 1991 и в 1992 годах, чтобы меня какимто образом обвинить.

В 1994 году ее принес один человек. Он позвонил, меня дома не было. Тем не менее он пришел и отдал пленку Тамаре, моей жене. Сказал, что считал своим гражданским долгом сохранить ее. И добавил: «А теперь, когда непосредственная опасность миновала, я отдаю Юрию Анатольевичу эту пленку».

Правильно он сделал, что скрывал ее, или нет, сейчас оценить трудно. Всяко могли повернуть. Но там была такая заключительная фраза: «Если ГКЧП будет действовать в рамках Конституции, то мы станем поддерживать. Если не в рамках Конституции, тогда извините».

Когда мне расшифровали текст моего последнего публичного выступления, я прочитал его и даже изумился: а чего так долго искали пленку, зачем ее скрывали? Ничего нет там крамольного! С точки зрения сегодняшнего дня сказанное тогда мною кажется рутиной.

Но раз было по этому поводу столько шума и выступление неоднократно цитировали и верно, и неверно, стоит вкратце его привести:

«Прежде всего, почему Комитет был образован в субботу и почему было принято такое решение. Двадцатого августа должно было начаться подписание Союзного договора. С его подписанием Союз Советских Социалистических Республик прекратил бы свое существование. Речь идет даже не о том, что вместо федерации мы получили бы конфедерацию. Но если бы подписали только три республики (а так планировалось: тричетыре республики на первый раз), то оставшиеся республики, в том числе те шесть, которые не собирались подписывать договор, оставались бы в составе Союза Советских Социалистических республик.

И у нас после 20 августа образовалось бы два государства: новое – Союз Советских Суверенных Республик и старое – Союз Советских Социалистических Республик. Республики, что оставались в составе Союза Советских Социалистических, имели бы полное право собраться вместе и распустить Союз.

Несмотря на неоднократное обращение внимания, в том числе и достаточно компетентных юристов, реакции на это никакой не было. Проблемы оставались. Россия, Казахстан, Узбекистан, Таджикистан ушли бы в Союз Советских Суверенных Республик – было бы образовано новое государство, а оставшийся Союз Советских Социалистических Республик мог бы быть распущен. Это первое.

Второе. Тот проект, который пытались подписать 20 августа, не был утвержден Верховным Советом, поскольку те изменения, которые в него предлагались, внесены не были. Он не был подтвержден и Верховным Советом Российской республики, который принял решение выносить договор на подписание только после повторного рассмотрения и утверждения.

То есть опять группа людей, облеченная государственными полномочиями, пыталась вне парламента совершить подобный акт. Вот почему это произошло вчера, а не послезавтра или через неделю.

Третье. Если брать экономическую сторону вопроса, то мы шли к катастрофе. Все это знали, но мер практически никаких не принималось. Сокращение производства нефти на 60 млн. тонн, угля – на 100 млн. тонн – это в сущности нехватка энергетических ресурсов для проведения даже зимы средней степени сложности. Произошло общее падение производства – на 12 %, продуктов питания – на 14–15 %.

И падение продолжалось. Таможенные барьеры, которые разорвали все экономические связи между регионами, препятствовали поступлению продовольствия в другие республики.

Украина полностью запретила вывозить продукты со своей территории. Эстония, наоборот, повысив цены у себя, живет припеваючи, потому что все везут в Эстонию товары, чтобы там их реализовать по повышенным ценам, а эстонцы едут в окружающие регионы, чтобы покупать товары по пониженным ценам.

Несколько наших товарищей отправились в Азербайджан, с тем чтобы организовать доставку оттуда овощей. Стоимость провоза одного трейлера с фруктами 30 тысяч рублей. Взятки на постах ГАИ. Прямо конкретно называют суммы: на каком посту 5 тыс. рублей берут, на каком – 3 тыс. за провоз и т. д.

На Севере продукты питания практически завезены гдето в пределах 40 %. На Сахалине, который, к сожалению, наше телевидение так активно пропагандирует, на Камчатке уровень обеспечения продовольствием ниже, чем в годы Великой Отечественной войны. Все это видели, об этом неоднократно говорили, однако решительных мер по стабилизации в стране не проводилось.

Если взять нашу Российскую республику, при бюджете в 124 млрд. рублей дефицит – 80 млрд. По самым скромным подсчетам, дефицит российского бюджета должен составить 100–110 млрд. рублей к концу года. Это в условиях, когда раздавались всякие обещания.

Берем политическую ситуацию в стране. В первую очередь у нас в России был принят курс на свертывание всех демократических процессов. Пример – Москва. Полная ликвидация представительных, избранных народом органов власти и установление жесткой исполнительной структуры с одним только выбранным человеком во главе. И указ о департизации – это свертывание работы общественных организаций, по существу. Конечно, направлено, в первую очередь, против нашей партии, но формулировки никто не менял. В любой момент его можно повернуть против любой общественной организации.

Все моменты означали развал государства – это самое главное, потому что государство наше создавалось не только после 1917 года. Оно создавалось тысячелетиями.

В результате нарушается не только равновесие внутри нашей страны (а это могло привести и, безусловно, привело бы к югославской ситуации, поскольку сразу бы стал вопрос о границах, о разделе имущества и т. д.), это нарушает равновесие и в геополитическом масштабе.

Экономический кризис, из которого, к сожалению, несмотря на все заверения руководства страны и республики, выхода не находили.

И последнее. Свертывание процесса демократизации, которое неизбежно привело бы к авторитарной форме правления.

И по существу. Насколько я понимаю, Государственный комитет по чрезвычайному положению ставит перед собой цель не свертывание перестройки, а возврат к тем целям, которые были поставлены в 1985 году. Поэтому в Обращении есть призывы к предпринимателям, частному сектору с просьбой поддержать Комитет по чрезвычайному положению, его акции. То есть реформы будут продолжаться. Ситуацию надо рассматривать просто как замену персонального правления на коллективного руководителя.

Через десять дней – крайний срок – соберется сессия Верховного Совета СССР, которая или подтвердит, или не подтвердит – это уже сессия будет решать – полномочия этого Комитета. Или расширит его, или реорганизует – это будут уже решать депутаты. Хочу еще раз подчеркнуть, что все делается в строгом соответствии с Конституций – статья 127.3 Конституции СССР и статья 2 Закона о правовом режиме чрезвычайного положения.

Статья 127.3 предопределяет, при каких условиях вводится чрезвычайное положение и кто имеет право его вводить, а статья 2 конкретизирует порядок. Надо подчеркивать всячески, что все действия Комитета должны осуществляться в рамках Конституции и существующих законов, и при этом условии мы с вами будем их поддерживать.

Поскольку чрезвычайное положение есть чрезвычайное положение, оно, естественно, предопределяет, хотим мы или не хотим этого, определенные чрезвычайные достаточно жесткие меры».

* * *

Пленку, как известно, тогда не нашли. Следствие опросило 260 человек, присутствовавших на этой встрече. Все, кроме двух, привели по памяти мою заключительную фразу: будут действовать в рамах Конституции – поддержим, не будут – поддерживать не станем.

Были ли правы те двое, что утверждали, что я содействовал ГКЧП? Ведь я действительно говорил, что соглашения, которые будут приняты по новому Союзному договору, фактически Союз ликвидируют; говорил, что в стране надо поддерживать порядок.

28 августа 1991 года я подготовил статью в «Правду», где писал: «Я считаю, что это был политический спектакль, специально спланированный для того, чтобы подорвать партию, разрушить военнопромышленный комплекс и ослабить в значительной мере армию и правоохранительные органы. Все это было решено очень быстро, по существу – одним актом». Вот моя оценка ГКЧП и его действий, которую я тогда дал. Теперь так говорят очень многие.

Статью опубликовали только в конце октября как интервью…

* * *

В ноябре 1991 года я стал безработным. А еще 4 октября того же года я, моя жена Тамара и сын Дмитрий начали строительство собственного дома в подмосковной деревне, где ранее жила бабушка и другие родственники Тамары.

Это было время, когда строительные материалы не покупались, а добывались. И здесь помогали люди, многих из которых я ранее не знал, с другими были просто мимолетные встречи. Сруб мне собрали в совхозе «Красное Сормово» за Волгой, кирпич помог купить главный инженер кирпичного завода в Белых Столбах, когда узнал меня в длиннющей очереди. То же произошло, когда получал разрешение на провоз материалов. И таких примеров можно привести множество. Значит, работая в Москве, оставил у этих людей добрую память.

Жили, когда строили (а приезжали обычно на три дня – пятницу, субботу, воскресенье) в старом доме Тамариной бабушки. Он врос в землю в буквальном смысле слова, так как лаги сгнили и половые доски лежали прямо на земле. Из всех щелей дуло. Спали мы в свитерах, и по утрам были случаи, когда примерзший рукав приходилось отрывать от стены. После работы нас ждали «ножки Буша» и бутылка водки, а затем прогулки по морозному воздуху.

Радовались каждому купленному кирпичу, каждой прибитой доске. Дом процентов на семьдесят построили сами, только потом, приглядевшись к нам, стали помогать деревенские жители. Колодец выкопали, насос наладили, баньку соорудили. Сад подрос.

Дом, как известно, быстро не делается, особенно деревенский. То тут надо чтото прибить, то здесь подправить. Наконец, как мне казалось, мы закончили. Крепкий дом, удобный. И красивый. Осталось только наличники покрасить.

Это было жарким летом 2002 года. Уехал я утром в Москву, а вечером звонит жена: «Юра! Дом сгорел!» Слава богу, хоть все живы остались.

От тюрьмы и от сумы не зарекайся. Тюрьма меня миновала. А сума? Нельзя надеяться на случай. И стал я строить дом заново. Вот и внуки подрастают, надеюсь, тоже помогут.

А сына своего я назвал Дмитрием – в честь Дмитрия Донского, Великого князя Московского и Владимирского – честно и мужественно служившего Родине.

Мысли об этом двигали и двигают мною все это время. Я был и остаюсь патриотом своей страны. А Дмитрий Донской – это собиратель земли русской. Государственник.

Приложения

1. Документальные материалы о событиях 1989–1991 гг

Из интервью бывшего члена Политбюро ЦК КПСС А.Н. Яковлева американскому журналисту Х. Смиту (октябрь 1989 г.)

Вопрос: Когда вы вернулись из Канады домой в 1983 г., какая обстановка была в стране?

Ответ: Было ощущение чегото предгрозового, что вот наступает момент, когда люди скажут: «Все! Так дальше жить нельзя». Когда говорят, что случайно Михаила Сергеевича Горбачева избрали, вроде бы по логике, по законам геронтократии должны были другого избрать, я не склонен с этим соглашаться. Субъективно, с точки зрения тех, кто избрал, может быть, это шло против их воли. Но исторически все было логично. Даже тогдашнее руководство не могло избрать другого, не могло с точки зрения исторической логики.

Вопрос: Когда вы встретились с Горбачевым в Канаде в 1983 году, у него в голове уже была какаято концепция перестройки? Вы говорили с ним об этом или нет?

Ответ: Ясно, что эти мысли не возникли в марте 1985 г. как бы спонтанно, случайно. Я убежден и знаю, что с Михаилом Сергеевичем все это было выношено глубоко.

(Яковлев А. Муки прочтения бытия. перестройка: Надежды и реальность. М., 1991. с. 31–32).

Из воспоминаний индийского дипломата Т.Н. Кауля

Борьба за то, кто станет преемником, была короткой, но драматичной. 8 марта 1985 г. Черненко впал в коматозное состояние и был увезен в больницу. Политбюро занялось определением преемника. Из 10 его членов с правом голоса двое – Щербицкий и Воротников отсутствовали. Из оставшихся восьми членов Кунаев прибыл в Москву из Казахстана уже после смерти Черненко. Из числа семи членов с правом голоса Горбачев пользовался поддержкой Громыко, Соломенцева и, возможно, Алиева, а также Чебрикова, который хотя и был только кандидатом в члены Политбюро, имел значительное влияние. Кандидатуру Гришина отклонили. Говорят, что Гришин предложил Громыко. Будучи человеком мудрым и проницательным, Громыко взял самоотвод и активно поддержал Горбачева.

(Каульт. Н. От сталина до Горбачева и далее. М., 1991. с. 89)

Из интервью академика Л. И. Абалкина

Сегодня экономика страны находится в тяжелейшем состоянии. Такого у нас давно не было. Три удара было нанесено ей, которые она с трудом, но вынесла. Первый – Чернобыль. Он обошелся в 8 млрд. руб. – около 1,5 % национального дохода. Далее, начало нашей перестройки совпало с резким обострением ситуации на мировом рынке, с понижением цен на традиционные советские товары. За два года внешнеторговый оборот СССР сократился на 10 %. Мы начинаем лихорадочно пытаться закрыть эти бреши, экономим на кофе, на потребительских товарах. И еще. Начало пятилетки совпало с массовой борьбой с пьянством и алкоголизмом. Мера, которая была социально необходима, решалась так, как мы привыкли решать многое, – штурмом, натиском и рапортом о досрочном выполнении плана. В результате – план по сокращению продажи алкогольных напитков мы выполнили в лучших традициях – за два года.

(Аргументы и факты. 1988. № 26. с. 71)

Из выступления доктора экономических наук Н. П. Шмелева на I Съезде народных депутатов СССР

Главные причины бюджетного дефицита. Это, вопервых, абсолютно неквалифицированная акция с продажей алкогольных напитков. Вторая ошибка – это кратковременная, но очень болезненная кампания 1986 г. по борьбе с так называемыми нетрудовыми доходами, которая больно ударила по нашему сельскому хозяйству. Третья ошибка, которую мы тоже могли не совершить, была вынуждена падением цен на нефть и нашим вынужденным сокращением импорта. Но мы предпочли сокращать не импорт зерна, не импорт машин и оборудования – мы полоснули по самому необходимому – полоснули по импорту товаров народного потребления, где на рубль валюты, потраченной на импорт, бюджет имеет от 8 до 10 рублей дохода, в при должной умной комбинации структуры импорта можно этот коэффициент и еще повысить.

(I съезд народных депутатов ссср: стенографический отчет. Т. III. М., 1989. с. 51)

Из стенограммы октябрьского (1987 г.) Пленума ЦК КПСС

М.С. Горбачев : Сама жизнь начинает проверять наши идеи, планы, подходы, и методы работы. В полный голос заявят о себе, как бы обнажатся все внутренние противоречия перестройки, конфликты интересов. Надо полагать, усилится противодействие перестройке со стороны консервативных сил… До поры до времени, пока перестройка только формировалась и не затрагивала остро чьихлибо интересов, сопротивление было не так заметно. Сейчас, когда обновление жизни переведено в реальную плоскость, это сопротивление выходит наружу, приобретает осязаемую форму, откровенно тормозит развертывание процессов демократизации… Уже сейчас при какихто мелких неудачах или просчетах говорят: вот ваша демократия, чем она оборачивается, вот вам ваша реформа, вот ваш хозрасчет…

Сколько же можно, товарищи, пугать нас издержками? Они, конечно, неизбежны в любом деле, тем более в новом. Но издержки обломовщины, топтания на месте, застоя и равнодушия куда дороже, значительнее, чем те, которые возникают в процессе творческого созидания новых форм общественной жизни.

Б.Н. Ельцин , кандидат в члены политбюро, первый секретарь московского горкома КПСС: Сейчас чувствуется волнообразный характер отношения к перестройке. Сначала был сильнейший энтузиазм – подъем. И он все время шел на высоком накале и высоком подъеме… Затем, после июньского Пленума ЦК, стала вера както падать у людей, и это нас очень и очень беспокоит…

Были уроки. Уроки тяжелых, тяжелых поражений. Поражения эти складывались постепенно, они складывались благодаря тому, что не было коллегиальности, благодаря тому, что были группы, благодаря тому, что была власть партийная отдана в одниединственные руки, благодаря тому, что он, один человек, был огражден абсолютно от всякой критики.

Меня, например, очень тревожит – у нас нет еще в составе Политбюро такой обстановки, в последнее время обозначился определенный рост, я бы сказал славословия от некоторых членов Политбюро, от некоторых постоянных членов Политбюро в адрес Генерального секретаря. Считаю, что как раз вот сейчас это просто недопустимо…

Видимо, у меня не получается в работе в составе Политбюро. По разным причинам. Видимо, и опыт, и другие, может быть, и отсутствие некоторой поддержки со стороны, особенно тов. Лигачева, я бы подчеркнул, привели меня к мысли, что я перед вами должен поставить вопрос об освобождении меня от обязанностей кандидата в члены Политбюро.

М.С. Горбачев: Товарищи, я думаю, серьезное у тов. Ельцина выступление… Чтото тут у нас получается новое. Может, речь идет об отделении московской парторганизации? Или тов. Ельцин решил поставить на Пленуме вопрос о своем выходе из состава Политбюро, а первым секретарем МГК КПСС решил остаться? Получается вроде желания побороться с ЦК.

С.И. Монякин, член ЦК: Тов. Ельцин в Москве, в городской партийной организации себя не нашел… Видимо, такой быстрый взлет, скорое продвижение на работе на фоне политической незрелости и породили его сегодняшнее выступление. Сказались и личные плохие черты характера.

Ф.Т. Моргун, первый секретарь полтавского обкома КПСС : Ваше заявление, тов. Ельцин, – это заявление слабака, на которого в руководящих органах партии на одного станет меньше. И если чемто тов. Лигачев виноват, так, наверное, тогда, когда рождалась кандидатура тов. Ельцина на московскую городскую парторганизацию.

Я.П. Рябов, член ЦК КПСС: Я первый, кто тов. Ельцина заметил на работе в домостроительном комбинате г. Свердловска… Заявление Бориса Николаевича, конечно, меня тоже очень поразило и удивило… Действительно, он амбициозный, иногда бывает недоброжелательный к друзьям, к товарищам, мания величия, видимо, его никогда не покидала.

(Известия ЦК КПСС. 1989. № 2. с. 225–226; 240–241; 243–244; 249)

Из информационного сообщения о февральском (1988 г.) Пленуме ЦК КПСС

На Пленуме рассмотрены организационные вопросы… Пленум освободил т. Ельцина Б. Н. от обязанностей кандидата в члены Политбюро ЦК КПСС.

(Правда. 1988. 19 февраля)

Из стенограммы ХIХ партийной конференции (июнь – июль 1989 г.)

Б.Н. Ельцин: Щепетильный вопрос. Я хотел обратиться по вопросу политической реабилитации меня лично после октябрьского Пленума ЦК (шум в зале) . Если вы считаете, что время уже не позволяет, тогда все.

М.С. Горбачев: Борис Николаевич, говори, просят. Я думаю, товарищи, давайте мы с дела Ельцина снимем тайну.

Б. Н. Ельцин: Вы знаете, что мое выступление на октябрьском Пленуме ЦК КПСС решением Пленума было признано «политически ошибочным». Но вопросы, поднятые там, на Пленуме, неоднократно поднимались прессой, ставились коммунистами. В эти дни все эти вопросы практически звучали вот с этой трибуны и в докладе, и в выступлениях… Я считаю, что единственной моей ошибкой в выступлении было то, что я выступил не вовремя – перед 70летием Октября… Я остро переживаю случившееся и прошу конференцию отменить решение Пленума по этому вопросу. Если сочтете возможным отменить, тем самым реабилитируете меня в глазах коммунистов.

Е.К. Лигачев: В процессе принятия дискуссий сталкиваются разные точки зрения. И это замечательно. Это нормально. Но плохо, когда коммунист, член ЦК, не получив поддержку партии, апеллирует к буржуазной прессе… О таких людях говорят: никак не могут пройти мимо трибуны. Любишь же ты, Борис Николаевич, чтобы все флаги к тебе ехали.

В.А. Волков, секретарь парткома завода, г. Свердловск: Да, Ельцин очень трудный человек, у него тяжелый характер; он жесткий человек, может быть, даже жестокий… Я считаю, что ЦК партии нанес урон своему авторитету, когда не были опубликованы материалы октябрьского Пленума.

М.С. Горбачев: После того, как выступление тов. Ельцина было признано политически ошибочным, – он и сам это признал – я всетаки попросил членов ЦК: давайте не решать вопрос сейчас об освобождении его от обязанностей кандидата в члены Политбюро, поручим Политбюро рассмотреть этот вопрос. Но ситуация уже вызвала такую реакцию, что дело нельзя было составлять в таком положении. Мы рассказали обо всем на пленуме Московского горкома. Правильно товарищи сделали замечания на конференции: надо было проинформировать, сказать все, и тогда процесс не развивался бы так, как произошло.

(ХIХ Всесоюзная конференция КПСС: Стенографический отчет. Т. 2. М., 1988. с. 61–62, 88, 103, 183–184)

Из сообщения окружной избирательной комиссии Московского городского национальнотерриториального округа РСФСР по выборам народного депутата СССР

За кандидата в депутаты Ельцина Бориса Николаевича голосовало 5 118 745 избирателей, или 89,44 %. Против голосовало 512 094 избирателя, или 8,94 %.

На основании результатов голосования народным депутатом СССР по Московскому городскому национальнотерриториальному округу № 1 избран товарищ Ельцин Борис Николаевич, первый заместитель Председателя Госстроя СССР, министр СССР, член КПСС.

(Московская правда. 1989. 29 марта)

Из интервью Б. Н. Ельцина итальянской газете «Мессаджеро», 28 марта 1989 г.

Вопрос: Ваше избрание теперь, когда вы получили столько голосов, не становится ли оно проблемой?

Ответ: Почему Ельцин должен быть проблемой? Я ведь не в оппозиции. У меня есть собственные идеи, некоторые из них не совпадают, быть может, полностью с идеями Горбачева, но в смысле стратегической перспективы я с ним согласен.

Вопрос: Какой пункт вашей программы снискал наибольшую поддержку москвичей?

Ответ: Социальная справедливость, социальное равенство.

(Россия сегодня. Политический портрет в документах. М., 1992. с. 436)

Из письма Н. А. Андреевой

«Не могу поступаться принципами»

…Слишком уж много появилось такого, чего я не могу принять, с чем не могу согласиться… Взять вопрос о месте И. В. Сталина в истории нашей страны. В формулу «культа личности» насильственно втискиваются индустриализация, коллективизация, культурная революция, которые вывели нашу страну в разряд великих мировых держав. Все это ставится под сомнение… Дело дошло до того, что от «сталинистов» стали настойчиво требовать покаяния. Взахлеб расхваливаются романы и фильмы, где линчуется эпоха бури и натиска, подаваемая как «трагедия народов».

…Атаки на государство диктатуры пролетариата имеют не только политические, идеологические и нравственные причины, но и свою социальную подоплеку. Живут и здравствуют потомки свергнутых Октябрьской революцией классов… Сюда же следует отнести духовных наследников Дана и Мартова, духовных последователей Троцкого или Ягоды, обиженных социализмом потомков нэпманов, басмачей и кулаков. Именно сторонники «леволиберального социализма» формируют тенденциозную фальсификацию социализма.

(Советская Россия. 1988. 13 марта)

Из стенограммы I Съезда народных депутатов СССР (май 1989 г.)

A.А. Плотниекс, профессор, г. Рига: Видимо, депутаты союзной республики должны уже в регламенте фигурировать в какомто объединении, пусть объединении, пусть это будет объединение, пусть это будет делегация, как мы хотим, – нужно четко зафиксировать, как организуется их работа.

К.Боярс, доцент, г. Рига: Мы выдвигаем свой список представителей в Верховный Совет СССР и будем за него стоять. Потом будем менять. С какой стати я буду вмешиваться в дела Российской Федерации, определять, кто будет представлять Российскую Федерацию? Я посчитал бы это нескромным.

B.В. Ландсбергис, профессор консерватории, г. Вильнюс: Мы считаем, что не вправе вмешиваться в дела, скажем Таджикистана, по выбору его депутатов. Это внутреннее дело, задевающее суверенитет республики, не имеем мы на это морального права. Не посягаем также на суверенитет Москвы в лице ее группы делегатов. Но мы не хотим, чтобы и за нас, не зная нас, голосовали.

М.С. Горбачев, председатель съезда: Ситуация у нас, прямо скажу, кризисная. И поэтому надо определяться. По сути дела, товарищи выдвинули ультиматум: если их предложения не будут приняты, то они отказываются участвовать в голосовании, хотя все, что вносится здесь, вносится на основе Конституции.

Р.А. Медведев, писатель, г. Москва: Мы выбираем не Верховный Совет Литвы, мы выбираем Верховный Совет СССР… Поэтому мне непонятно: если мы выбираем Верховный Совет Советского Союза, то почему мы должны говорить при этом о суверенитете каждой республики, голосовать только за своих кандидатов и не голосовать за кандидатов из Таджикистана или Узбекистана?

М.С. Горбачев: Причем, я еще раз хочу подчеркнуть, мы здесь говорим о голосовании, а выдвижение – я все время это подчеркиваю – отдаем каждой республике… Надо заметить, что некоторые депутаты из Прибалтики пытаются затушевать, замаскировать стремление к сепаратизму и национальной обособленности.

A.В. Горбунов, председатель президиума Верховного совета Латвийской ССР: Сейчас нередко можно услышать: суждения о центробежных тенденциях, как самостоятельность, суверенитет, независимость, сразу же преподносятся как призыв к выходу из Союза ССР. Думаю, что здесь много недоразумений, лишней подозрительности или просто незнания. Однако трудно представить, о какой экономической самостоятельности республики может идти речь, если конституционно не будет закреплена собственность народа союзной республики на землю, ее недра, воды, леса и другое имущество, каковое создастся или находится на территории этой республики.

B.Г. Распутин, писатель, г. Иркутск: О стране. Никогда еще со времен войны ее державная прочность не подвергалась таким испытаниям и потрясениям, как сегодня. Мы, россияне, с уважением и пониманием относимся к национальным чувствам и проблемам всех без исключения народов и народностей в нашей стране. Шовинизм и слепая гордыня русских – это выдумка тех, кто играет на наших национальных чувствах, уважаемые братья. Но играет, надо сказать, очень умело. Русофобия распространилась в Прибалтике, Грузии, проникает она и в другие республики, в одни меньше, в другие больше, но заметна почти повсюду. Антисоветские лозунги соединяются с антирусскими. Эмиссары из Литвы и Эстонии едут с ними, создавая единый фронт, в Грузию. Оттуда местные агитаторы направляются в Армению и Азербайджан. Это не борьба с бюрократическим механизмом, это нечто иное. Здесь, на съезде, хорошо заметна активность прибалтийских депутатов, парламентским путем добивающихся внесения в Конституцию поправок, которые бы им позволили распрощаться с этой страной.

В.И. Яровой, директор производственного объединения, г. Рига: Все громче и стройнее звучит хор голосов, выдвигающих центру ультимативные требования по пересмотру государственного устройства страны, Союзного договора, Конституции СССР и других законодательных актов, регулирующих отношения между республиками и Союзом СССР. Даже на нашем съезде представитель делегации Литвы пытался организовать демарш при обсуждении вопроса о выборах в Верховный Совет СССР. Используя перестройку как щит, путая демократию с демагогией, все более неприкрыто и дерзко действуют многочисленные группировки и организация экстремистского толка. Объединившись под знаменем национальноосвободительного движения, они, по существу, беспрепятственно ведут массированную обработку коренного населения, стремясь посеять недоверие людей к партии, правительству, внушить неприязнь к иноязычному населению.

Г.X. Попов, доктор экономических наук: Мы предлагаем подумать о сформировании межрегиональной независимой депутатской группы и приглашаем всех товарищей депутатов, чтобы они к этой группе присоединились.

Б.Н. Ельцин, член ЦК КПСС: На состоявшемся накануне Пленуме ЦК КПСС мое предложение о реальной как бы передаче, именно на первом съезде, власти от партии Советам не получило поддержки… Широчайшие слои народных масс сегодня не вовлечены в управление государством… Не сломлена административнокомандная система, власть попрежнему принадлежит партийнобюрократическому аппарату… Намеченная программа и обещания, данные за четыре года перестройки, не выполнены…

«Земля – крестьянам!» Да, надо, наконец, реализовать на деле этот лозунг, а крестьяне сами определят формы и способы хозяйствования и управления…

Но главное – надо решить вопрос о роли и месте партии в обществе. Неотложной задачей представляется разработка и принятие закона о партии, который определил бы рамки компетенции и правомочности решений, принимаемых партийными органами. Время критическое, ждать нельзя… Для успешной реализации экономической реформы следует стабилизировать курс рубля, изъять из оборота не обеспеченные товарной массой лишние бумажные деньги…

Настоящий съезд, Конституция и партия наделили главу государства чрезвычайно широкими полномочиями. При этом просматривается тревожная ситуация: на фоне общего ухудшения экономической ситуации и обострения национальных вопросов происходит рост личного влияния и власти в руках главы государства. Эти «ножницы» могут привести к соблазну решать наши сложные проблемы силовыми методами. Мы можем вновь оказаться, сами того не заметив, в плену нового авторитарного режима, новой диктатуры.

(I съезд народных депутатов СССР. Т. I. М., 1989. С. 24, 29, 167, 168, 169; Т. 2. С. 26–27, 458, 468, 44–49)

Из интервью Б. Н. Ельцина

Б.Н. Ельцин: Неприкрытое желание сохранить в неприкосновенности шестую статью Конституции лишний раз свидетельствует о непреклонном желании патриархов сберечь свое никем не признанное «лидерство». А попытка подкормить аппарат повышением зарплаты – разве это ни о чем не говорит? Когда вы, журналист, в последний раз ели кету с лимоном? Вот видите… А для пациента спецбольницы это пища дежурная. Народу пока что предлагают лишь духовную пищу – тут ее, слава богу, невпроворот. Но трагедия в том, что вера в перестройку падает, падает вера в ее апостола Михаила Горбачева…

Вопрос: Коекто видит в Ельцине железную руку.

Б.Н. Ельцин: Об этом кричат на каждом шагу манипуляторы общественным мнением. Это жирная утка время от времени выпархивает из форточек застойных кабинетов. Сейчас обозначилось новое направление – Ельцинпопулист… Я думаю, что народ сам, без суфлеров разберется во имя чего и против чего работает «популист» Ельцин.

(Советская молодежь. Рига. 1989. 25 ноября)

Из интервью Б. Н. Ельцина

Я считаю, что в пределах Российской федерации нужно дать самостоятельность всем автономиям. А на остальной территории создать, пока условно, шесть самостоятельных русских территорий, где большинство населения – русские. И чтобы русский знал, что всетаки у него Родина есть… Я за максимальную независимость республик. Центру нужно оставить только какойто небольшой луч стратегического планирования с минимальным аппаратом.

(Советская Эстония. 1990.20 февраля).

Из статьи Н. Знаменского, заместителя заведующего отделом ЦК КПСС

В последнее время на общесоюзном уровне заявили о себе около 20 партий, а на республиканском и местном – до 100 общественнополитических организаций. Численность их рядов не велика, но это не отражает истинного влияния на людей. В ряде регионов им удалось провести своих депутатов в Верховные Советы СССР и республик, в местные Советы и даже потеснить КПСС. Практические действия партий и их лидеров часто расходятся с их собственными программными заявлениями… Интересно, что демократы уже не ставят вопрос о демократизации общественной жизни а ведут разговор о власти. Вновь поговаривают о призывах к политическим стачкам. В этом контексте прекрасно укладываются предложения Г. Попова и А. Собчака об отмене «официальных» манифестаций в честь годовщины Октября.

Похоже, что выбор сделан. Например, Н. Травкин прямо заявил, что главная цель его партии – борьба с компартией и ее идеологией до тех пор, пока партия не уйдет с политической сцены.

Представители «демпартий» и «демплатформы» разъезжают по городам и весям, призывают митинговать, бастовать, требовать, требовать от центра решения региональных и национальных проблем и т. д., других миллиардных проектов. И ни одной резолюции в пользу высокопроизводительного благосостояния.

(Рабочая трибуна. 1990. 17 октября)

Из интервью народного депутата Р. А. Медведева

У нас сейчас существуют течения, группы и организации абсолютно всех видов и направлений, которые существовали раньше в царской России, а также все оттенки западной политической мысли представлены у нас разными группировками и течениями.

Основных таких групп можно выделить четыре. Это в первую очередь экстремистсконационалистические группировки или более умеренные националистические группировки, которые очень сильны не только в союзных республиках, но и у нас, в Российской Федерации. Второе направление – это, прямо скажем, не просто демократическое, а буржуазнодемократическое, направление западническое, стремящееся построить западную капиталистическую модель демократии и рынка.

Третье направление, условно назовем его партийноконсервативное, типа группы или партии Нины Андреевой. И четвертое – это то направление, по которому в основном идет КПСС.

(Правда. 1990. 11 октября)

Из стенограммы сентябрьского (1989 г.) Пленума ЦК КПСС

М.С Горбачев: Хочу привлечь ваше внимание к тому, что стержнем предлагаемой политической платформы КПСС является подход к решению ближайших и стратегических задач советского общества на путях обновления социализма. Мы остаемся приверженными выбору, сделанному в Октябре 1917 г., социалистической идее, но уходим от догматического ее понимания, отказываемся приносить в жертву схематическим построениям реальные интересы людей. Ставим задачу шаг за шагом воплощать в жизнь принцип социальной справедливости, без малейших иллюзий и расчетов на скорое чудо. Намерены делать это, отвергая предрассудки прошлого и различные идеологические табу, используя все ценное, что есть у других обществ, в экономике и социальной сфере, политической жизни, организации производства и быта, науке и технике, культуре, духовном и интеллектуальном творчестве.

В.И. Борисов, член ЦК КПСС, посол СССР в Польше: Документ, обсуждаемый нами, в таком виде, в котором он нам представлен, вряд ли приемлем и нуждается в серьезной доработке. Его излишняя лозунговость и даже некоторая крикливость, неточность, я бы сказал, содержащихся в нем оценок прошлого и особенно настоящего, идейный эклектизм и отсутствие теоретической ясности не позволяют ему пока претендовать на роль программного документа нашей партии.

В.К. Месяц, секретарь Московского обкома КПСС: На наш взгляд, настала пора определиться и сказать, кто есть кто! Кто действительно сторонник перестройки, а кто использует гласность для реализации своих групповых, политических амбиций, борьбы за прямой захват власти.

Ю.А. Прокофьев, секретарь Московского горкома: Важны идейные позиции. Нельзя игнорировать наличие сегодня в партии многих течений, заметны стали социалдемократические тенденции, делаются заявления о создании фракций, даже об отделении от КПСС с разделением всего партийного имущества. Поэтому вопрос вопросов – определение идейной основы обновляемой партии. Политический плюрализм – не идейная всеядность. Время заигрываний прошло. Теряя идейное единство, партия теряет свою перспективу.

Г.И. Ревенко, секретарь Киевского обкома КПСС: Настало время сказать: КПСС как руководящая партия подошла к тому пределу, когда промедление, недостаточность мер дальше недопустимы, могут привести к утрате ее политического лидерства, а затем и к разрушению существующих институтов власти.

П.К. Лучинский, секретарь ЦК компартии Молдавии: Более четкую запись, мне кажется, можно сделать в проекте в отношении статьи шестой Конституции. Она оказывает коммунистам медвежью услугу, потому что навязывает людям в обществе верховенство партии, а это неизбежно вызывает протест. Вот почему не съезд народных депутатов, а именно Пленум ЦК, на наш взгляд, должен однозначно высказаться за ее исключение из Основного Закона, потому что судьбу партии должна решать прежде всего сама партия.

В.В. Козленков, секретарь парткома завода, Куйбышевская область: Вот я и хотел бы спросить у вас, уважаемые члены ЦК: куда вы рулите? Коммунисты и беспартийные спрашивают: почему при принятии того или иного решения предварительно не анализируются, не прогнозируются его последствия? А где же партийная оценка упущений, просчетов и даже развала в работе, кто понес персональное наказание? Почему мы «вешаем всех собак», извините за грубость, на покойников и ушедших на заслуженный отдых? А разве большинство из ныне здравствующих членов ЦК и Политбюро не приложило к этому руку?

Е.К. Лигачев, член Политбюро: Следует критически отнестись к попыткам узаконить фракционность в партии, использовать ее для раскола партийных рядов. Убежден, что вопрос об идейном и организационном размежевании с членами КПСС, которые своими действиями фактически поставили себя вне рамок Устава, давно назрел.

В.Г. Ануфриев, второй секретарь ЦК Компартии Казахстана: Мне кажется, что взгляд на партию сделан свысока, как с Олимпа, так сказать, панорамно, поэтому многие деятели остались неразличимыми. Так, размазаны различные уровни: первички, партийные комитеты, компартии. Задаю я себе вопрос: не превратимся ли мы в добровольное общество содействия чемуто или комуто типа общества «Трезвость», куда зовет нас товарищ Ельцин? Кулуарность, декларативность документа, где больше философии, чем практических мер, высокопартийный язык, который поймет не всякий, – более чем очевидны.

В.Т. Сайкин, член ЦК КПСС, председатель Мосгорсовета: Борьба с административнокомандной системой и с бюрократизмом используется как форма борьбы за власть, за устранение КПСС с политической арены, за установление новой власти и тоже со всеми атрибутами командноадминистративного стиля, но только насаждаемой уже новыми леворадикальными лидерами.

(Материалы Пленума ЦК КПСС, 5–7 февраля 1989 г. М., 1990. С. 11–12, 83, 81, 48, 74, 89–90, 140, 164, 182, 276)

Из интервью Б. Н. Ельцина

Вопрос: Каким образом должно измениться мышление в партии, чтобы осуществить общедемократические принципы.

Ответ: Дать возможность создать различные фракции и платформы. Вот в чем плюрализм.

Вопрос: О многопартийности. Когда и как конкретно?

Ответ: Первый этап – это создание в партии различных фракций и платформы, которые имели бы свой состав, свою организационную структуру и свое представительство во всех органах власти. Иначе произойдет раскол партии и создание новой партии.

Вопрос: На какой платформе?

Ответ: У нас есть демократическая платформа. Но дело не в названии, а в принципах, программе. У нас подготовлена декларация и положение о демократической платформе в КПСС. А если не в КПСС, то в новой партии.

(Советская Эстония. 1990.20 февраля)

Из материалов «круглого стола» о демократической платформе в КПСС

В.Лысенко, член координационного совета Демплатформы: Теперь коротко о принципиальных различиях. Главное состоит в том, что платформа КПСС базируется на концепции авангардной роли партии… Мы не согласны с этим мнением. Считаем, что, если мы хотим, чтобы перестройка была успешно доведена до логического завершения, необходимо перейти к партиям парламентского типа.

А.Черняк, член редколлегии «Правды»: Демплатформа декларирует то плохое, что сегодня есть в партии. А что же она предлагает? Ну хорошо, преобразуем мы КПСС в парламентскую партию, действующую в многопартийной системе. Что это даст? Как она будет действовать? Что это – панацея? Будут ли решены все проблемы?

В.Соргин, доктор экономических наук: Я хотел бы поговорить о свободе фракций в партии, тем более о том, что фракции, я цитирую Демплатформу, «могут стать основой для возникновения нескольких политических партий, предлагающих различные модели социализма». Здесь речь идет не об идейном плюрализме, не о свободе выражения меньшинством своего мнения, а об образовании фракций со своей внутренней организацией, фактически о многопартийности в рамках КПСС. Я думаю, что такая роскошь – многопартийность в рядах одной партии – не может себе позволить ни одна политическая партия в мире. Это будет означать ее смерть в политической борьбе.

(Правда. 1990. 3 марта)

Из стенограммы XXVIII съезда КПСС (июль 1990 г.)

А.Н. Яковлев, член Политбюро: Что же случилось с нами? Случилась беда, ибо партия идеи, революционной идеи, превратилась в партию власти. В сущности, они всегда существовали: партия служения народу и партия непрекословия, комчванства и комбарства. Именно партия идеи и начала перестройку, чтобы отвести погибель Отечества… Только обновленная, полевевшая и помолодевшая партия способна повести страну и дальше по пути серьезных преобразований. Движение это неостановимо – с партией или без нее.

Е.К. Лигачев, член Политбюро: В нашей стране есть силы, которые борются против социалистического строя, против Коммунистической партии. И действуют эти силы довольно энергично, напористо, имея сильное влияние в иных средствах массовой информации. Тому, что направлено на распад социализма в нашей стране, на подрыв партии, они аплодируют, бурно преподносят как новаторство, как настоящую перестройку. И зачастую на то, что направлено на обновление и укрепление социализма, кричат, что это действия консервативных сил… В последнее время стали поговаривать, что и с партией и без партии – независимо от этого – произойдет перестройка. Я мыслю иначе. С партией, и только с авангардной партией мы можем двигаться вперед на пути социалистического обновления. Без партии коммунистов перестройка – дело безнадежное.

Э.А. Шеварднадзе, член Политбюро: Был, есть и буду за перестройку, за Горбачева, за обновление общества, за правовое государство… Новое политическое мышление активно работает на перестройку, помогает решать задачи обновления, возрождения общества, перехода к его полной демократии… Борьбу за победу перестройки надо вести сообща. Без консолидации здоровых сил партии на платформе обновления нам не обойтись.

Ю.Д. Маслюков, член Политбюро: Практические действия ряда республик влекут, по сути дела, к распаду нашего союза. Причем в этом процессе рука об руку идут экономические проблемы и националистические вспышки, разрушающие даже элементарные условия жизни людей… Союзное государство, если оно не хочет допустить политического и экономического распада и социальных потрясений, должно располагать соответствующими структурами, вырабатывающими важнейшие стратегические решения, отражающие его интересы в области социальной, экономической и оборонной устойчивости.

Н.А. Назарбаев, президент Казахской ССР: Много тревожного в сфере идеологической работы. Ушаты грязи льются на Ленина и ленинизм, самым бессовестным образом фальсифицируются идейные основы партии. А достойного отпора дать некому. Пассивные, даже трусливые действия работников идеологического фронта во главе с членом Политбюро тов. Медведевым В. А. деморализовали партийные ряды и нанесли урон идейной убежденности советских людей… Наша позиция – это обновленный, прочный Союз, единая КПСС… Нас крайне беспокоят усиливающиеся в стране сепаратистские, центробежные тенденции… Чтобы не допустить развала Союза и партии, мы предлагаем незамедлительно решить вопрос о суверенитете республик. Если новый Союзный договор не будет принят в рамках нынешнего года, нам кажется, что судьба страны станет непредсказуемой.

В.И. Петров, секретарь горкома, Московская область: В первичных партийных организациях высказывалась серьезная критика в адрес обществоведов партии, секретарей ЦК КПСС тов. Яковлева и Медведева. Создалось впечатление, что огромный отряд ученых Академии общественных наук скрылся в окопах при первых же выступлениях молодых доцентов из Московского авиационного института и Московской высшей партийной школы.

А.А. Порутчиков, директор совхоза, Пензенская область: Что характерно? Никто из фронтов и союзов, вновь образованных партий до сегодняшнего дня не заявил, что их конечная цель – накормить страну, обуть, одеть людей, надежно защитить. До сих пор село представляется огромной дойной коровой, которая пасется гдето в туманной дали и которую надо только вовремя подоить, а сливки подать к столу. И зачем им знать, как «растут» макароны и чем пахнет хлеб, мясо и молоко.

А.А. Попов, секретарь райкома, Якутия: Отрицательно сказывается совершенно непродуманная структура местных Советов, какая была необходимость разделения законодательных и исполнительных функций местных Советов на уровне районов? Появление наряду с председателями исполкомов должностей председателей Советов привело к совмещению отдельных должностей. Сам факт такого совмещения показывает искусственность разграничения функций Совета и исполкома.

А.И. Тепленичев, секретарь парткома Новолипецкого комбината: Уверен, что переход на территориальный принцип построения КПСС приведет в буквальном смысле к ее дезорганизации и развалу… Убирать первичные парторганизации из трудовых коллективов ни в коем случае нельзя! Наоборот, нам надо подумать, как укрепить их, повысить роль, оживить, придать первичкам необходимый динамизм.

А.Ф. Пономарев, секретарь Белгородского обкома: Мне совершенно непонятно, как решение продовольственной проблемы могло выпасть из проекта Программного заявления съезда. Ничего не сказано об этом и в предложениях других политических платформ. Сегодня нас не может не тревожить упрощенное понимание сложной обстановки на селе.

М.Г. Алиев, секретарь Дагестанского обкома: До сих пор, когда уже невооруженным взглядом видно, что внутри КПСС образовались собственно две партии, две идеологии, руководящие органы КПСС хранили об этом молчание. Да и сейчас ни в политическом отчете ЦК, ни в отчетах членов Политбюро не прозвучало оценки – кто есть кто. Нет и попытки борьбы с практически уже сложившейся оппозицией, расходящейся с партией по идейным и организационным вопросам, и прежде всего по таким, как демократический централизм, территориальнопроизводственный принцип строения партии и др. Пора осознать, что есть определенный предел, за которым начинается беспринципность и мы сами открываем дорогу к власти политической оппозиции.

М.С. Горбачев, заключительное слово на XXVIII съезде КПСС: в течение этих дней здесь много и подробно говорили о том, как вести перестройку дальше, какие задачи решать в первую очередь. В итоге мы пришли к пониманию приоритетности конкретных проблем – развития деревни, решения продовольственной проблемы и заключения нового Союзного договора, улучшения положения на потребительском рынке, реализации экономических преобразований, укрепление дисциплины и порядка.

Со своей стороны хочу заверить, что в этих целях будут использованы все конституционные полномочия Президента СССР. Сорвать перестройку никому не будет позволено!

XXVIII съезд происходил отнюдь не просто, были на нем, скажем так, до последних минут и бурные дискуссии и, я бы сказал, драматические столкновения. Но в итоге он вышел на важные решения, отвечающие духу и целям перестройки.

(Правда. 1990. 14 июля)

Из интервью Б. Н. Ельцина о его выходе из КПСС

Вопрос: Скажите, Борис Николаевич, выход из КПСС не был для вас трагедией?

Ответ: Это несколько упрощенный взгляд, хотя все было не так просто. Но я считал, что Председатель Верховного Совета не может быть слугой двух господ – народа в лице парламента и партии, чьи интересы чаще всего не совпадают с народными. Председатель должен быть абсолютно независимым лицом, чтобы работать только во имя интересов избирателей.

Вопрос: Борис Николаевич, в каком случае вы можете подать в отставку?

Ответ: В случае, если народ откажет в доверии и если через три года мы не выполним программу. Для меня это последняя веха в жизни.

(Советская молодежь. Рига. 1990. 4 августа)

Из выступлений на январском (1991 г.) Пленуме ЦК КПСС

Е.Н. Махов, зам. председателя ЦКК КПСС: С удивительной легкостью порывают с партией члены горкомов, райкомов, обкомов, ЦК компартий союзных республик, даже члены ЦК КПСС, члены контрольных комиссий… Коекто, выложив партийный билет, продолжает почемуто, пусть даже формально, оставаться членом ЦК нашей партии, другой, желая, по его словам, «оправдаться перед народом», публично призывает к смене существующей общественнополитической системы и развалу партии.

Ю.А. Прокофьев, секретарь МК КПСС: То, что оппозиционные силы способны к действию, показал массовый митинг 20 января 1991 г. На нем недвусмысленно заявлялось, что пришло время открыто выступить против руководства во главе с Горбачевым, перехватить власть в центре, отказаться от социалистического выбора… Концептуальная разработка стратегической линии ведется рядом лидеров межрегиональной депутатской группы, составивших так называемый мозговой центр оппозиционных сил. Среди них депутаты Бурбулис, Богомолов, Шмелев, Попов, Собчак, Старовойтова, Волкогонов, Заславская и десяток других известных нам имен… За внешне разрозненными событиями на самом деле стоит продуманная и хорошо выстроенная логика политической борьбы.

М.Г. Алиев, секретарь Дагестанского обкома: Главный вопрос, по которому сегодня проходит водораздел между основными противостоящими силами в обществе, – это даже не борьба за власть, а характер власти, строя, системы – социалистической или капиталистической. При этом, обратите внимание, никто из «демократов» не употребляет термины «капитализм», «буржуазный строй», «буржуазная идеология»… Вместо них они лицемерно употребляют другие термины: «процветающая цивилизация» (Заславская), «иной строй» (Шаталин), 2нынешний уровень человеческой цивилизации» (Попов).

Ю.П. Белов, секретарь Ленинградского обкома: Семена профессионального антикоммунизма упали на возделанную почву и в свой час. Авторитет партии был принижен до критической отметки буржуазным образом жизни партийной олигархии… Контрреволюция была вскормлена партийной элитой, а затем и буржуазным перерождением последней. Элитарность партийной жизни – одна из причин антикоммунизма. Его лидеры, его теоретики – Афанасьевы, Поповы – в недалеком прошлом находились в услужении власть имущих. Происхождение контрреволюции отечественное, но характер ее проявления – импортный… Давно пора признать, что силы международной реакции увидели в перестройке свой шанс для реванша за поражение в Октябре 1917 г. Они не могли его упустить.

(Правда. 1991. 4 февраля)

Из выступления И. К. Полозкова на конференции общественнополитических и национальнопатриотических движений «За великую, единую Россию», март 1991 г.

Наш форум собрался в условиях опасности национальногосударственной катастрофы… Деструктивные антигосударственные и антинациональные силы начали активные действия по превращению нашей державы в сырьевой придаток транснациональных корпораций. Плюрализм в короткое время превратился в радикальнодемократический диктат, а равнение на демократию американского образца стало средством разрушения целостности СССР, чтобы затем разрушить и Россию.

Кризис охватил всю систему общественных и экономических связей, политическую жизнь, духовность. Скудеет материальное положение широких слоев населения, особенно работающих, тогда как у других категорий – теневиков и кооператоров – резко растет.

Общество мечется в агонии. И русские в своей стране коегде становятся лишними людьми. Пришло время решений и действий во имя национального спасения и сохранения государственности.

(Россия сегодня… С. 316)

Из выступлений на апрельском (1991 г.) Пленуме ЦК КПСС

А.А. Малофеев, секретарь ЦК КП Белоруссии: Чтобы помочь взорвать относительно спокойную обстановку в республике, сюда слетелись представители рухов, саюдисов и народных фронтов. Кого здесь только нет? Причем действуют беспрепятственно, призывая к любым акциям… Чем больше ведется разговоров о правовом государстве, тем глубже страна погружается в пучину произвола и анархии. Правоохранительные органы Конституции не защищают. Они смирились с тем, что есть, и все пустили на самотек.

В.С. Павлов, премьерминистр СССР: В разгаре «войны суверенитетов»… Сегодня спад производства охватил практически все его отрасли, его размеры прогрессивно нарастают… Лавинообразно распадаются хозяйственные связи… Разрушается финансовокредитная система… Только изза забастовок шахтеров прямые и косвенные потери производства в расчете на месяц превысили 4 млрд. руб. Невольно приходишь к мысли, что и сама партия утратила бдительность. Люди поверят и поддержат нас только тогда, когда воочию увидят положительные явления на потребительском рынке.

С. И. Гуренков, секретарь ЦККП Украины: Итог закономерен: все чаще ставится вопрос о доверии народа высшему государственному руководству страны. Но есть еще одна сторона дела. Все то, чего люди лишились за эти годы, что ухудшилось в их жизни, они сегодня прямо относят на счет Коммунистической партии.

И.К. Полозков, секретарь ЦК КП РСФСР: Положение чрезвычайное. Надо вводить на определенное время и чрезвычайное положение. Иного выхода нет. По крайней мере, это будет честнее, чем наблюдать, как льется кровь, голодают люди, растет преступность, разлагается общество… Да, под напором антикоммунизма, под грузом тягот и лишений партия несет потери. И не обижайтесь, Михаил Сергеевич, не нервничайте, когда вас называют одним из виновников того, что происходит, требуют отчета или ответа. Повод для этого вы дали. Многомиллионная партия, члены которой возглавляют ключевые посты в государстве, оказалась парализованной.

Н.Н. Кораблев, Ленинград: Не знаю, Михаил Сергеевич, но у меня складывается впечатление, что Пленум для вас – это всего лишь обременительный ритуал, который хочешь не хочешь, а надо проводить, хотя на вашу реальную политику он влияния не оказывает… Разрыв между партией и ее генеральным секретарем, к большому сожалению, растет катастрофически быстро.

В.П. Сапачев, машинист электровоза, Иркутск: Я считаю, руководство страны ведет страну на красный свет. Криками исходят пассажиры, а в это время машинист, как глухарь, токует: все хорошо, верной дорогой идем, товарищи. Не замечает, что с другой стороны темные людишки, пользуясь моментом, растаскивают плохо закрепленный груз, убирая с дороги честно исполнивших свой долг людей.

А.С. Ефимов, секретарь ЦК КП Узбекистана: Мы молчаливо наблюдали, как достаточно умная и злая рука, понимая, что именно партия является консолидирующей силой общества, очень умело нас с вами загоняла в окопы. Вспомните. Сначала по принципу «разделяй и властвуй» разделили ее так: вот вам партократия на самом верху и вот рядовые коммунисты. Потом опустились чуть ниже: вот это партаппаратчики, а это рядовые коммунисты. Потом опустились чуть ниже: вот это партаппаратчики, а это рядовые коммунисты. Потом ударили по прошлому, дошли до деидеологизации в партии и добрались до Ленина… А дальше, при деидеологизации – департизация, и, естественно, средства массовой информации в этой неразберихе тихо, с нашего молчаливого согласия, разошлись, кто в какие квартиры хотел.

(Правда. 1991. 27 апреля).

Из интервью кандидата в Президенты СССР В. В. Жириновского

Вопрос: Кого считаете своим главным конкурентом?

Ответ: Конечно, Бориса Николаевича, и вот почему. Чуть ли не от Сталина до Горбачева он шел по восходящей, играл в ту систему, она ему нравилась, он всеми силами ее пестовал, укреплял. Сегодня у него другая роль – теперь он всячески поносит ту систему и пытается нас уверить, что он прогрессист, что он – за новую. Но как он будет создавать новую, если он и детище, и творец прежней? Смотритека: он набрался мужества и вышел из партии! Тридцать лет состоял и посты высокие занимал, мужества не обнаруживал, а на тридцать пятом, видите ли, мужество появилось! Вот также он будет играть и с Россией, а мы опять станем прозябать.

Вопрос: Не слишком ли резка ваша оценка?

Ответ: Видите ли, объективно, своими действиями он выступает за распад Союза. Пусть все, кто хочет, выходят, будем устанавливать горизонтальные связи, образовывать новый Союз. Нового Союза не будет. Конечный исход такого прогресса – распад и гибель государства.

(Советская Россия. 1991. 6 июня)

Из интервью кандидата в Президенты СССР Н. И. Рыжкова

Вопрос: Расскажите, как вы работали на Урале с Б. Н. Ельциным. Почему на Урале получилось сотворчество, а в Первопрестольной – нет.

Ответ: Я вас разочарую. На Урале мы с ним встречались мало.

Вопрос: Тогда, пожалуйста, о сегодняшнем видении этого противостояния центру.

Ответ: Мне трудно об этом говорить. Таким людям, как он, власть нельзя доверять. Я это понял очень давно… Он не тот человек, который может разумно использовать власть. И мы теперь убедились. Он кричит сегодня на митингах про аппаратчиков, а сам аппаратчик. Когда он был честен? Он много может бед наделать, этот человек. У него нет данных для большого руководителя. Думаю, он случайный человек, который на определенной волне вышел. Но люди разберутся. Рано или поздно.

(Правда. 1991. 4 марта).

Из выступлений на Пленуме ЦК КПСС 25 июля 1991 г.

В.В. Гидаспов, секретарь Ленинградского обкома: Для того чтобы представленный проект новой Программы КПСС стал программой, содержащиеся в нем лозунги необходимо преломить через призму объективных интересов классов и социальных групп, на которые собирается опереться партия. Программа должна дать ответы на вопросы времени и послужить основой для консолидации всех сил социалистического выбора. Теперь уже очевидно, что полностью отброшены идеи XIX партконференции о том, что главное направление демократизации нашего общества и государства – восстановление в полном объеме роли и полномочий Советов народных депутатов как полновластных органов народного представительства.

А.Н. Ильин, секретарь ЦК КП РСФСР: С одной стороны, авторы говорят о системе Советов. С другой стороны, как бы не замечают то гигантское наступление, которое развернуто на пути ликвидации советской формы демократии. Во всяком случае, у нас в республике, РСФСР, под ширмой необходимости усиления исполнительной власти дело уже идет к установлению нового режима, в основе которого лежит личная диктатура. Взять тот же указ Президента РСФСР о политических партиях и массовых общественных движениях. Это наглядный пример проявления власти, опирающейся непосредственно на насилие и не связанной никакими законами.

(Правда. 1991. 27 июня)

Из выступлений на Пленуме ЦК КП РСФСР б августа 1991 г.

Ю. В. Петров, секретарь Томского обкома КПСС: В интересах преодоления социальной анархии и выхода на прямой путь капитализма в жертву приносится КПСС. Наметились два способа ее ликвидации: «цивилизованный» – через принятие соответствующей программы, где идеалы коммунистов подменяются идеалами общелиберального характера, и нецивилизованный – через антиконституционные действия по ее запрещению.

В.Н. Романов, секретарь Свердловского обкома: Недоверие Генеральному секретарю высказано на пленумах и бюро Свердловского, Североуральского, Гжевского горкомов партии и другими. Поошел Пленум ЦК КПСС. И опять никаких результатов. Постоянно слышим – процесс идет, процесс реформ пошел. Но повсюду жизнь обратная, идет безостановочный развал экономики.

И.М. Шибанов, секретарь Воронежского обкома: Союза Советских социалистических республик, за который совсем недавно проголосовали депутаты СССР, просто нет. Что страной, КПСС сегодня управляют десятки, семерки, тайные тройки и тому подобное, но только не конституционные Съезд и Верховный Совет СССР. Надо ли говорить о том, что принятые более 120 законов СССР сегодня блокированы и не работают, их просто не читают, что в стране нет фактически союзного президента. Отсюда в стране хаос, рост преступности с непредсказуемыми последствиями, самостийности, самоуправства.

В.Н. Киселев, директор совхоза, Омская область: Руководство партией и государством осуществляется узкой группой без опоры на партию и народ, но все делается от имени партии и народа. Коммунисты России должны отмежеваться от антинародной политики Генерального секретаря ЦК КПСС Горбачева… Вношу на Пленум предложение выразить недоверие Горбачеву.

В.А. Тюлькин, секретарь парткома, г. Ленинград: В партии действует, и активно, ликвидаторское, антикоммунистическое крыло, которое сначала было представлено так называемой Демократической платформой. Затем образовались разного рода модификации деформаторов.

Ю.П. Белов, секретарь Ленинградского обкома: Советская форма народовластия уже не присутствует в НовоОгаревской редакции Союзного договора, не присутствует там и приоритет общественной собственности.

К.А. Николаев, мастер механизации, г. Москва: Сегодня вопрос стоит так: быть советской власти или не быть. Надежды на новый состав властвующих структур, избранных на законных демократических альтернативных основах, не оправдались. Атрибуты капиталистического мира все увереннее входят в нашу жизнь, а вместе с ними – разделение на бедных и богатых. Ситуация вышла изпод контроля, и новые власти лишь по инерции называются Советами. Они трансформировались во власть парламентскую, префектуру, президентскую, но только не власть рабочих и крестьян.

(Советская Россия. 1991. 8 августа).

Указ вицепрезидента СССР Г. И. Янаева

В связи с невозможностью по состоянию здоровья исполнения Горбачевым Михаилом Сергеевичем своих обязанностей Президента СССР, на основании статьи 1277 Конституции СССР вступил в исполнение обязанностей Президента СССР с 19 августа 1991 года.

18 августа 1991 г.

(Правда. 1991.20 августа).

Заявление советского руководства

В целях преодоления глубокого и всестороннего кризиса, исходя из результатов всенародного референдума о сохранении СССР, руководствуясь жизненно важными интересами народов нашей Родины, всех советских людей, заявляем: ввести чрезвычайное положение в отдельных местностях СССР на срок 6 месяцев с 4 часов по московскому времени 19 августа 1991 г.

Для управления страной образовать ГКЧП в следующем составе: Бакланов О. Д. – первый заместитель председателя Совета обороны СССР, Крючков В. А. – председатель КГБ СССР, Павлов В. С. – премьерминистр СССР, Пуго В. К. – министр внутренних дел СССР, Стародубцев В. А. – председатель Крестьянского союза СССР, Тизяков А. И. – президент Ассоциации государственных предприятий и объектов промышленности, строительства, транспорта и связи, Язов Д. Т. – министр обороны СССР, Янаев Г. И. – и. о. Президента СССР.

Г. Янаев, В. Павлов, О. Бакланов.

18 августа 1991 г.

(Правда. 1991.20 августа)

Обращение к советскому народу

Начатая по инициативе М. С. Горбачева перестройка, политика реформ, задуманная как средство обеспечения динамичного развития страны и демократизации общественной жизни, в силу ряда причин зашла в тупик. На смену первоначальному энтузиазму и надеждам пришли безверие, апатия и отчаяние. Власть на всех уровнях потеряла доверие населения. Политиканство вытеснило из общественной жизни заботу о судьбе Отечества и гражданина. Насаждается злобное глумление над всеми институтами государства. Страна, по существу, стала неуправляемой.

Воспользовавшись предоставленными свободами, попирая только что появившиеся ростки демократии, возникли экстремистские силы, взявшие курс на ликвидацию Советского Союза, развал государства и захват власти любой ценой. Растоптаны результаты общенационального референдума о единстве СССР. Циничная спекуляция на национальных чувствах – лишь ширма для удовлетворения амбиций.

Кризис власти катастрофически сказался на экономике. Хаотичное стихийное скольжение к рынку вызвало взрыв эгоизма – регионального, ведомственного, группового и личного. Война законов и поощрение центробежных тенденций обернулись разрушением единого народнохозяйственного механизма, складывающегося десятилетиями. Результатом стало резкое падение уровня жизни подавляющего большинства советских людей, расцвет спекуляции и теневой экономики. Только безответственные люди могут уповать на некую помощь изза границы. Никакие подачки не решат наших проблем, спасение – в наших руках… Префектуры, мэрии и другие противозаконные структуры все больше явочным порядком подменяют собой избранные народом Советы.

(Правда. 1991. 20 августа)

Обращение к гражданам России

В ночь с 18 на 19 августа 1991 г. отстранен от власти законно избранный Президент страны.

Какими бы причинами ни оправдывалось это отстранение, мы имеем дело с правым, реакционным, антиконституционным переворотом.

При всех трудностях и тяжелейших испытаниях, переживаемых народом, демократический процесс в стране приобретает все более глубокий размах, необратимый характер. Народы России становятся хозяевами своей судьбы. Существенно ограничены бесконтрольные права неконституционных органов, включая партийные. Руководство России заняло решительную позицию по Союзному договору, стремясь к единству Советского Союза, единству России. Наша позиция по этому вопросу позволила существенно ускорить подготовку этого договора, согласовать его со всеми республиками и определить дату его подписания – 20 августа с. г. Безусловно необходимо обеспечить возможность Президенту страны Горбачеву выступить перед народом… Мы абсолютно уверены, что наши соотечественники не дадут утвердиться произволу и беззаконию… Призываем к всеобщей бессрочной забастовке.

Ельцин Б., Силаев И., Хасбулатов Р.

19 августа 1991 г. 9 утра.

(Красное или белое? Драма августа 1991 г. Факты. Гипотезы. Столкновение мнений. М., 1992. С. 73)

Указ Президента РСФСР

В связи с действиями группы лиц, объявивших себя Государственным комитетом по чрезвычайному положению, постановляю:

1. Считать объявление комитета неконституционным и квалифицировать действия его организаторов как государственный переворот, являющийся не чем иным, как государственным преступлением.

2. Все решения, принимаемые от имени так называемого комитета по чрезвычайному положению, считать незаконными и не имеющими силу на территории РСФСР. На территории Российской Федерации действует законно избранная власть в лице Президента, Верховного Совета и Председателя Совета Министров, всех государственных и местных органов власти и управления РСФСР.

3. Действия должностных лиц, исполняющих решения указанного комитета, подпадают под действие Уголовного кодекса РСФСР и подлежат преследованию по закону.

Настоящий Указ вводится в действие с момента его подписания.

Президент РСФСР Б. Ельцин

(Красное или белое… С. 73).

Обращение Президента России к солдатам и офицерам Вооруженных сил СССР, КГБ СССР, в МВД СССР

Военнослужащие! Соотечественники! Предпринята попытка государственного переворота. Отстранен от должности Президент СССР, являющийся Верховным главнокомандующим Вооруженных сил СССР. Вицепрезидент СССР, премьерминистр, председатель КГБ СССР, министр обороны и внутренних дел СССР вошли в антиконституционный орган, совершив тем самым государственную измену – тягчайшее государственное преступление.

Страна оказалась перед угрозой террора. «Порядок», который обещают нам новоявленные спасители Отечества, обернется трагедией, подавлением инакомыслия, концентрационными лагерями, ночными арестами. «Лучшая жизнь» останется пропагандистским обманом. Солдаты и офицеры России! В эти трагические для России, всей страны минуты я обращаюсь к вам. Не дайте поймать себя в сети лжи, обещаний и демагогических рассуждений о воинском долге! Не станьте слепым орудием преступной воли группы авантюристов, поправших Конституцию и законы СССР.

Солдаты! Я обращаюсь к вам. Подумайте о своих близких, друзьях, о своем народе. В тяжелый миг выбора не забудьте, что вы давали присягу на верность народу. Народу, против которого пытаются обратить ваше оружие. Можно построить трон из штыков, но долго на нем не просидишь. Возврата к прошлому нет и не будет. Дни заговорщиков сочтены.

Солдаты, офицеры и генералы! Час назад мною назначен председатель Комитета РСФСР по оборонным вопросам. Им стал ваш товарищ по оружию – генералполковник К. И. Кобец. Издан указ, согласно которому все территориальные и иные органы МВД, КГБ, Министерства обороны на территории и иные органы МВД, КГБ, Министерства обороны на территории РСФСР обязаны незамедлительно исполнять все распоряжения Президента РСФСР, КГБ РСФСР, МВД РСФСР, Госкомитета РСФСР по оборонным вопросам.

Над Россией, над всей страной сгустились тучи террора и диктатуры. Но они не могут превратиться в вечную ночь. Закон восторжествует на нашей земле и наш многострадальный народ вновь обретет свободу. Теперь уже раз и навсегда!

Солдаты! Верю, что в этот трагический час вы сумеете сделать правильный выбор. Честь и слава российского оружия не будет обагрена кровью народа.

Борис Ельцин,

Президент Российской Федерации

17 часов 10 минут.

(Красное или белое… С. 73–74)

Указ Президента РСФСР

Совершив государственный переворот, и отстранив насильственным путем от должности Президента СССР – Верховного главнокомандующего Вооруженных сил СССР, вицепрезидент СССР Янаев Г. И., премьерминистр Павлов В. С, председатель КГБ СССР Крючков В. А., министр внутренних дел СССР Пуго В. К., министр обороны СССР Язов Д. Т., председатель Крестьянского союза Стародубцев В. А., председатель Государственного комитета по обороне Бакланов О. Д., президент ассоциации промышленности, строительства и связи Тизяков А. И. и их сообщники совершили тягчайшие государственные преступления, нарушив статью Конституции 62, статьи 64, 69, 70, 70 прим, 72 Уголовного кодекса РСФСР и соответствующие статьи Основ уголовного законодательства Союза ССР и Союзных республик.

Изменив народу, Отчизне и Конституции, они поставили себя вне закона.

На основании вышеизложенного постановляю: сотрудникам органов прокуратуры, государственной безопасности, внутренних дел СССР и РСФСР, военнослужащим, осознающим свою ответственность за судьбы народа и государства, не желающим наступления диктатуры, гражданской войны, кровопролития, дается право действовать на основании Конституции и законов СССР и РСФСР.

Как Президент России от имени избравшего меня народа гарантирую вам правовую защиту и моральную поддержку. Судьба России и Союза в ваших руках.

Президент РСФСР Б. Ельцин

Москва, Кремль

19 августа 1991 г. 22 часа 30 минут

(Красное или белое… С. 78–79)

Сообщение Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР

Руководители ряда региональных органов внутренних дел сообщают о том, что в адрес некоторых учебных заведений МВД РСФСР поступил приказ заместителя министра внутренних дел РСФСР об откомандировании в Москву сотен вооруженных курсантов.

По сути дела, речь идет о создании незаконных вооруженных формирований, которые должны быть использованы в качестве инструмента силового давления на советское руководство.

Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР дал указание министру внутренних дел СССР безотлагательно провести по данному факту расследование.

Выяснилось следующее. Действительно, руководством МВД РСФСР такой приказ был дан. Исходя из него к утру 21 августа в Москву должны вступить вооруженные формирования. Никакого сомнения, что это может стать детонатором опаснейших взрывоопасных процессов в столице СССР, нет.

По поручению Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР министром внутренних дел СССР вышеназванный приказ отменен. Руководству школ категорически запрещено откомандирование курсантов.

Информация доведена до соответствующих должностных лиц.

Руководители органов внутренних дел, не выполнившие приказ министра внутренних дел, будут привлечены к строжайшей ответственности.

(Правда. 1991. 21 августа)

Требования Президента РСФСР к организаторам антиконституционного путча

Г. Янаеву, О. Бакланову, В. Крючкову,

В. Павлову, Б. Пуго, В. Стародубцеву,

А. Тизякову, Д. Язову.

Сознавая ответственность за дальнейшую судьбу Отечества, основываясь на политическом волеизъявлении граждан России, предъявляю вам следующие требования:

1. Комитету по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП) предписываю прекратить свою противоправовую антиконституционную деятельность с 22 часов 21 августа 1991 г. Все решения, принятые с момента его образования, подлежат безоговорочной отмене.

2. Комитет обязываю незамедлительно отменить все решения, препятствующие выполнению Президентом СССР М. С. Горбачевым своих конституционных обязанностей.

3. В случае невыполнения указанных требований мною будут приняты все предусмотренные законом меры для пресечения противоправовой деятельности комитета, обеспечению конституционного порядка и законности в стране.

Президент РСФСР Б. Н. Ельцин

21 августа 1991 г.

(Красное или белое… С. 84–85)

Указ Президента Союза Советских Социалистических Республик

Об отмене антиконституционных актов организаторов государственного переворота

В ночь на 19 августа группа заговорщиков захватила власть с намерением осуществить государственный переворот. Это преступление было пресечено благодаря решительным действиям руководства России, принципиальной позиции других республик, выступлениям москвичей, ленинградцев, населения других регионов в защиту демократии и конституционного порядка. Заговорщикам не удалось направить армию против народа.

Так называемый ГКЧП издал ряд актов, имевших целью установить диктаторский режим и свернуть страну с пути демократических преобразований.

Принимаются необходимые меры для ликвидации всех последствий заговора и наказания виновных.

Настоящим Указом постановляю:

1. Отменить все решения, изданные ГКЧП или отдельными его членами.

2. Отстранить всех членов ГКЧП от занимаемых постов.

3. Принять к сведению, что Генеральным прокурором возбуждено уголовное дело в отношении лиц, участвовавших в заговоре, и что следствие ведется совместно компетентными органами Союза ССР и РСФСР.

Президент Союза Советских

Социалистических Республик М. Горбачев

Москва, Кремль, 22 августа 1991 г.

(Правда. 1991. 23 августа)

При подготовке этого раздела использованы материалы сайта: historysibsuti.narod.ru

2. Статьи Ю. А. Прокофьева за последние годы

Исторические уроки гибели КПСС и СССР

В 2006 году в Китайской Народной Республике вышел в свет 8серийный учебносправочный фильм «Нужно принимать меры заблаговременно: Исторические уроки гибели КПСС». Фильм подготовлен Всекитайским обществом изучения вопросов строительства партии (КПК) и Академией общественных наук Китая, а снят теле– и киноцентром Института искусств Народноосвободительной армии Китая. Он представляет собой учебное пособие самого авторитетного уровня, подготовленное объединенными усилиями центральных научных, партийных и военных учреждений Китая.

К фильму разработан пояснительный текст, основным составителем которого по поручению ЦК КПК выступил один из видных ученых КНР, вицепрезидент Академии наук Ли Шэньмин.

Фильм и огромное внимание к нему в КНР – свидетельство того значения, какое руководство современного Китая придает изучению причин распада СССР и краха КПСС. Китайцы учатся сами и учат общество на чужих ошибках – они не собираются наступать на советские грабли. Не случайно пояснительный текст к фильму увязан с узловыми проблемами современных взаимоотношений Китая и России.

В России, к крайнему сожалению, ни этого фильма, ни монографии Ли Шэньмина на русском языке нет.

Тем большего уважения и внимания заслуживает работа главного научного сотрудника Института Дальнего Востока РАН, доктора исторических наук Ю.М. Галеновича «История КПСС и СССР в трактовке китайских ученых».

* * *

Как уже сказано, основная задача фильма и пояснений к нему – предостеречь компартию Китая, руководство страны от ошибок, допущенных КПСС и ее руководителями.

И тут не могу не сопоставить выводы китайских ученых с выводами и предостережениями, содержащимися в фильме архимандрита Тихона (Шевкунова) «Гибель Империи. Византийский урок». Есть в этих фильмах общая им обоим методологическая установка: китайская картина предостерегает общество и руководство страны от ошибок, допущенных вождями КПСС; фильм архимандрита Тихона, проводя параллель между причинами гибели Византии и современным состоянием российского общества, предостерегает руководство России, ее элиту и народ от возможного повторения Россией судьбы Византийской империи.

Продолжу сравнение. Главную причину краха КПСС и СССР китайские ученые видят в том, что произошло внутри КПСС, в советском обществе. Архимандрит Тихон спрашивает: «Так почему же стало возможным, что это величайшее в мировой истории и необычайно жизнеспособное государство с какогото момента стало утрачивать жизненные силы?» И отвечает: «Все проблемы были бы преодолены, если бы византийцы смогли победить самих себя». Замечательно верно!

Советская государственная элита, как и некогда византийская, «победить себя» оказалась не в силах. В результате были разрушены единые идеологические, нравственные скрепы, придававшие прочность многонациональному государственному зданию. Другая причина (об этом говорится и в фильме архимандрита Тихона, и в китайском фильме) – внутреннее перерождение элиты, забывшей об интересах государства и народа, погрязшей в корыстолюбии.

Подчеркивают авторы обоих фильмов и то, что значительную роль в развале имперской Византии и «имперского» СССР сыграли не только ошибки, но и откровенное предательство в рядах высшего руководства.

И в том и в другом случае к развалу приложил руку Запад, который видел и в Византии, и в Советском Союзе главное препятствие к своему мировому господству.

* * *

Вернемся, однако, к работе Ли Шэньмина. В первом разделе своего труда автор характеризует основные периоды становления СССР, «в короткий срок чудодейственно превратившегося в общепризнанное во всем мире мощное социалистическое индустриальное государство», подчеркивает роль СССР в победе над фашизмом. Дается характеристика Ленину, Сталину, Хрущеву, Брежневу, Горбачеву, показываются их сильные и слабые стороны, достижения и ошибки. Особо острой критике подвергнуты действия Хрущева и Горбачева.

Обзор Ли Шэньминем истории КПСС и СССР завершается утверждением о том, что их конец – неизбежное следствие процессов, происходивших внутри партии. Процитируем: «Когда в КПСС насчитывалось более 350 тысяч членов, она одержала победу в социалистической Октябрьской революции и взяла в свои руки власть во всей стране; когда в ней насчитывалось пять миллионов 540 тысяч членов, она возглавила народ и разгромила одно время казавшуюся непобедимой Германию, обрела немеркнущие заслуги в деле завершения Второй мировой войны. А вот когда в ней насчитывалось около 20 миллионов членов, она потеряла положение правящей партии. И когда погибла партия, погибло государство. Так где же возникла, в конце концов, проблема? А возникла она именно внутри самой КПСС». Далее говорится, что при Брежневе руководители КПСС, добившись некоторых важных и крупных успехов (в сфере промышленности, науки и техники, в военной области СССР стал сверхдержавой, соперничавшей с Соединенными Штатами), впали в самодовольство. В области внешней политики возобладала борьба за гегемонию. В результате «в высокой степени концентрированная в центре экономическая, политическая структура СССР сделала шаг по направлению к застою».

К моменту прихода Горбачева, пишут китайские ученые, «народ жаждал реформ, избавления от застоя, однако еще не уяснил и даже не успел понять подлинный смысл тех лозунгов, которые Горбачев выдвигал под именем реформ».

«Местный национализм во всех союзных республиках непрерывно нарастал, – пишут китайские авторы, характеризуя быструю деградацию советского строя, вызванную правлением Горбачева. – С каждым днем все более серьезными становились тенденции центробежного характера, партийные организации союзных республик также день ото дня все более отделялись от ЦК партии, в КПСС проявился уклон к федерализму… Внутри партии так называемые «демократы» осуществляли деятельность на раскол КПСС, распад СССР… Коммунистическая партия Советского Союза и Союз Советских Социалистических республик, блиставшие десятилетия, вот так тускло сошли с исторической сцены… Крах КПСС и развал СССР привели к тому, что Россия в развитии экономики, общества оказалась отброшена назад на десятилетия».

* * *

Во второй серии фильма «Основы теории и курса, которыми руководствовалась КПСС» китайские авторы напоминают: «Ленин отчетливо видел, что центральная задача состоит в том, чтобы от «завоевания России» перейти к «управлению Россией», подчеркивают, что главная задача власти Советов состояла не в том, чтобы «продолжать наступать на капитал с помощью красногвардейцев», не в том, чтобы продолжать осуществлять национализацию, а в том, чтобы всеми силами развивать государственный капитализм. Одновременно с этим ставилась задача обеспечить участие всего народа в учете и контроле, касавшихся производства и распределения товаров». И только Гражданская война и интервенция заставили отказаться от первоначальных планов и перейти к военному коммунизму, говорится в пояснении к фильму. И здесь же неоднократно подчеркивается авторами фильма мысль о том, что нельзя догматически подходить к этим вопросам и что социализм и рынок – понятия совместимые.

В целом положительно оценивая роль Сталина в становлении СССР как мощного государства, китайские ученые указывают и на ряд существенных недостатков в выборе им курса на определенных этапах развития общества. Они цитируют Сталина: «Мы отстаем от передовых стран на 50–100 лет. Мы должны пробежать это расстояние за 10 лет. Или мы это сделаем, или нас сомнут». И далее говорят: «Благодаря тому, что теоретические взгляды Сталина и его руководящий курс находились в тесном соответствии с реалиями международной и внутренней обстановки того времени, партия и народ очень быстро осуществляли социалистическую индустриализацию и коллективизацию сельского хозяйства… и была заложена прочная база победы в антифашистской войне и последующего стремительного экономического взлета». В то же время по мере того, как «одна за другой одерживались победы», «методы идеологического порядка» у Сталина начинали приобретать самодовлеющее значение. Так, Сталин «не принимал во внимание состояние развития производительных сил того времени».

Деятельность Хрущева, как уже сказано, оценивается китайскими учеными в целом отрицательно. «Некоторые последствия теории Хрущева «о всенародном государстве» и о «партии всего народа», – говорится в фильме, – привели к тому, что партия и народ «утратили необходимую бдительность в отношении реставрации капитализма».

Курс Брежнева подвергается критике за грубое вооруженное вмешательство во внутренние дела других государств, что «также шло вразрез с принципами марксизмаленинизма вплоть до его предательства». Кроме того, «в СССР недоставало современного понимания развития научнотехнической революции в мире, к этому всегда относились без должного внимания… Это явилось чрезвычайно важной причиной того, что экономика СССР постепенно шла к застою».

* * *

«В 1985 году Горбачев стал Генеральным секретарем ЦК КПСС и выдвинул задачу ускорения социальноэкономического развития». Однако изза его теоретической неграмотности, крайне узкого политического горизонта, примитивного понимания рыночной экономики с 1988 года стало снижаться сначала сельскохозяйственное, а затем и промышленное производство, отмечают китайские ученые.

Далее они говорят: «Перед лицом трудностей и проблем, возникших в ходе реформ, Горбачев стал искать ошибки «не в промахах собственной политики, не в совершенствовании принимаемых мер, а свел все к так называемым «препятствиям» в области политической структуры, направил острие против Коммунистической партии и основ социалистического строя».

Что ж, с этим трудно не согласиться: руководство КПК всему миру доказало, что при грамотном сочетании рынка с централизованной социалистической экономикой можно добиваться впечатляющих успехов.

Отсутствие у Горбачева вообще какихлибо теоретических и политических убеждений привело к тому, что была взращена «мощная политическая оппозиция, выступавшая против компартии и против социализма».

«Есть все основания утверждать, – говорят китайские ученые, – что последний период Горбачева – это время самого драматического состояния, самое трудное время для экономики СССР, время, когда авторитет партии упал почти до нулевой отметки. И если говорить, что экономический фактор явился непосредственной причиной распада Советского Союза, краха КПСС, то теория и практика реформ Горбачева создали для экономики СССР такие вредоносные последствия, что на нем лежит такая ответственность, от которой невозможно увернуться».

* * *

Третья серия фильма «Идеологическая работа в КПСС» в основном посвящена «горбачевскому» периоду. Приводится пример выдвижения Горбачевым на руководство идеологической работой Яковлева, «который с особой ненавистью относился к слову «социализм». Яковлев и Горбачев повернули «гласность» и «демократизацию» таким образом, что они стали исключительным достоянием тех «сил и идейных течений, которые были прозападными и выступали против советской власти, компартии и социализма». Одновременно осуществлялась жесткая «диктатура» в отношении тех, кто выступал в защиту КПСС и социализма.

«Гласность, прежде всего, повлекла за собой появление такого идейного течения, которое выражалось в так называемом «переосмыслении истории». (Замечу, что и сегодня этот метод активно применяется внешними и внутренними недругами России. Яркий пример тому – попытки переписать историю Отечественной войны.)

«Начиная с 1989 года, – говорят китайские ученые, – критика в адрес Сталина постепенно преобразовалась в критику и отрицание ленинизма и самого Ленина… При этом социалистический строй, благодаря которому было создано блестящее, целостное государство, рисовался и превращался в «тоталитаризм», в источник всевозможного зла. При поощрении официальных властей эта критика в сфере идеологии, словно смерть, захватила общество в целом».

Резко критикуют китайские специалисты советскую интеллигенцию, которая проявила себя в этот период двурушнически и откровенно предала те идеалы, которые сама же активно пропагандировала среди народа раньше. «Те, кто недавно выступал в качестве так называемых «твердых сторонников марксизма», превратились в борцов против так называемого «тоталитаризма». «Радикальное течение» в рядах советской интеллигенции стремительно расползлось. По всей стране многочисленные кафедры научного коммунизма как будто бы в одну ночь превратились в базы пропаганды западных политических учений». (Вспомним здесь мгновенное перерождение и публичное непотребство таких «профессиональных марксистовленинцев», как Геннадий Бурбулис и Юрий Афанасьев!)

«Идейное падение привело к тому, что КПСС оказалась перед лицом смертельного бедствия в 1991 году, когда основное течение в общественном мнении на все лады повторяло, что практика социализма в СССР была ошибочной, когда СМИ пачкали сплошной черной краской советскую действительность, широкие массы членов партии и народные массы всю клевету приняли за правду». Именно потому, заявляют китайские ученые, в 1991 году никто не стал на защиту коммунистической партии и социализма.

* * *

Особое внимание уделяют китайские ученые стилю работы КПСС с массами. «Вожди партии должны сливаться с рядовыми членами партии, партия должна сливаться воедино с широкими народными массами». Исключительно важно здесь, как ведет себя лидер партии. Китайские авторы подчеркивают здесь личную скромность Сталина, но в то же время отмечают, что культ его личности привел к полному отрыву верхушки партии от народа. То же относится и к Хрущеву: «Он возносился все выше и выше, занимался самоуправством, творил все что заблагорассудится… при нем разрешалось лишь славословить, он не желал слушать голоса, исходившие из масс внутри и вне партии».

Говоря о периоде Брежнева, китайские ученые отмечают, что консерватизм стал главным течением в системе идей в КПСС. «Многие из числа руководящих кадровых работников в КПСС удовлетворялись существующим положением дел, не желали перемен, не думали о продвижении вперед… стиль работы внутри партии во все большей степени характеризовался отрывом от реалий, отрывом от масс». Совершенно справедливо отмечается, что в этот период «очень многие вступали в КПСС не для того, чтобы посвятить себя делу строительства коммунизма, не ради коммунистических идеалов, а в погоне за должностью или постом чиновника… За 18 лет нахождения Брежнева у власти в СССР накопилось много экономических, политических и социальных проблем».

Характеризуя стиль работы Горбачева, китайские авторы ссылаются на воспоминания бывшего помощника Горбачева Болдина: «Горбачев у себя в кабинете часто вслух зачитывал приходившие изза рубежа оценки его деятельности, причем все это он мог читать часами подряд; время шло, и многочисленные важные документы, требовавшие решения, оставались без внимания». Комментарий китайских ученых: «Горбачев не только отбросил принцип коллегиального руководства, но и в еще большей степени оторвался от действительности, принимал политические решения, целиком полагаясь на свое субъективное мнение, оторвался от партии и народных масс… Все это привело к тому, что народ в тот момент, когда эта уже не представлявшая его коренных интересов партия оказалась на грани гибели, с полным равнодушием отнесся к ее судьбе».

* * *

Перерождение значительной части руководящих кадров партии не могло не привести к краху КПСС, утверждается в разделе «Прослойка с особыми правами внутри КПСС».

«Когда в СССР только начинали строить социализм, люди жили трудно, упорно трудились, закладывая основы, они стремились к лучшей жизни. Во времена, когда вели напряженную борьбу ради осуществления общих идеалов, не было особого стремления к привилегиям, удовлетворению частнособственнических интересов», – говорится в пояснении к фильму. Как метод предотвращения появления «прослойки с особыми правами» рассматривается смена руководящего состава. В данном случае поддерживается шаг Хрущева, по инициативе которого на XXII съезде партии было принято и закреплено в Уставе положение о ротации кадров.

«Слой с особыми правами внутри КПСС начал постепенно формироваться после прихода к власти Брежнева, и особенно в последний период его пребывания у власти. При нем фактически сформировалась система пожизненного пребывания руководителей на своих постах… Образовался отряд руководящих кадров, состоявший из одряхлевших людей. Последствия такой системы кадров привели к тому, что руководящему слою недоставало жизненных сил, а также к тому, что при этом с легкостью формировалось ядро слоя, обладавшего особыми правами, или привилегиями».

Все это закономерно привело к тому, говорят китайские ученые, что партия была отвергнута народом.

* * *

Шестой раздел пояснительного текста (соответствует шестой серии фильма) – «Организационная линия в КПСС». Приведем некоторые цитаты.

О Ленине. «При жизни Ленина внутри партии осуществлялось коллективное руководство… в партии был вождь и были руководители различного уровня, но не было слепой веры в них… Ленин полагал: в партии существует свобода обсуждения, критика и выражение несогласия. Он говорил: «Без свободы обсуждения и критики пролетариат не признает единство действия». Ленин подчеркивал необходимость выслушивания иного мнения, пусть даже оппозиции»… придавал большое значение демократии внутри партии, в том числе необходимости охраны прав любого меньшинства, Ленин в полной мере делал упор на необходимость централизма».

О Сталине. «В первое время после того, как Сталин стал генеральным секретарем партии, система демократического централизма в партии и соответствующая система контроля продолжили последовательно и довольно хорошо проводиться в жизнь»… но «после XVII съезда партии, состоявшегося в 1934 году, положение Сталина в партии стало непоколебимым, славословия в его адрес день ото дня множились. Он начал становиться чрезмерно самоуверенным и даже деспотичным… Изза этого внутри КПСС было очень трудно услышать голоса, выражавшие иное мнение».

О Хрущеве и Брежневе. «Во времена Хрущева и Брежнева, хотя формально и делался упор на «коллективное руководство», однако все ограничилось тем, что вместо правила «как сказал один человек, так и будет», перешли к правилу «как сказали несколько человек, так и будет».

О Горбачеве. «В период Горбачева отход от принципа демократического централизма привел к тому, что его форма в виде так называемой «демократии» завела в другую крайность… Чрезмерная концентрация власти в КПСС на протяжении длительного времени… привела к зловещему результату – безудержному разливу идейного течения буржуазного либерализма… к чему и стремился Горбачев».

И далее: «Ошибочная линия Горбачева в вопросе о кадрах привела к небывалой смуте в области идеологии у кадров, занимавших должности и в партии, и в правительстве, и в армии, что в сильнейшей степени подорвало авторитет партии. Партийные организации всех уровней и весь кадровый корпус в основном оказались в состоянии паралича. И когда дело дошло до этого, то уже ничто, никакие высшие силы не могли помочь КПСС».

* * *

В разделе «Группы руководителей в КПСС» китайские авторы говорят не только о Ленине и генеральных секретарях партии, но и об их окружении. В отношении Ленина утверждается только то, что в истории его можно считать образцовым вождем, деятельность остальных руководителей КПСС – Сталина, Хрущева, Брежнева, Горбачева – подвергается критическому анализу. И главный вывод: «коренная причина распада СССР – это ситуация внутри КПСС, а главная проблема для КПСС – это то, что случилось с ее руководящей группой».

Детальному разбору подвергается деятельность группы Горбачева. Ограничусь тем, что процитирую заключительный вывод: «Если политическая партия находится у власти и если внутри самой этой партии главные защитники принципов ее существования и развития превращаются в тех, кто раньше всех разрушает упомянутые принципы, и если своевременно окажется невозможным остановить их, тогда такая партия неизбежно попадет в омут страшных бед».

Убедительно показав, что основные причины развала СССР и краха КПСС кроются в положении дел внутри самой КПСС, китайские ученые заключительную серию фильма и комментарии к нему посвящают теме «Ответ КПСС на стратегию вестернизации, разложения, осуществлявшихся миром Запада».

«С самого момента рождения Советской власти, – пишут они, – враждебные ей силы Запада пытались задушить в ее колыбели, но под руководством КПСС народы Советского Союза преодолели многочисленные трудности, защитили первую в мире политическую власть народа, продолжили движение вперед по пути социализма, выдержали жестокие испытания, в том числе и в борьбе с фашистской Германией».

Видя, что Советский Союз невозможно одолеть с помощью военной силы, Запад изменил стратегию. Авторы пояснительного текста приводят пять методов этой стратегии.

Первый метод – «мирная эволюция». Этот термин первым употребил в июле 1947 г. посол США в СССР Джордж Кеннан, который предсказал, что «осуществление стратегии мирной эволюции, в конечном счете, приведет к развалу Советской власти».

«Второй метод осуществления Западом своей стратегии вестернизации, расчленения СССР, состоял в том, чтобы, используя экономику и внешнюю торговлю, техническую помощь, соблазнить и повернуть реформы в СССР в направлении развития, желательного Западу».

Третий метод состоял в использовании так называемого вопроса о «правах человека» для вмешательства во внутренние дела СССР, для поддержки реакционных сил внутри общества в Советском Союзе.

«Запустить свои руки в вопрос о национальностях в СССР, подрывать отношения между национальностями в СССР, создавать хаос внутри СССР – вот тот четвертый метод, которым пользовались США и государства Запада, осуществляя свою стратегию».

«Пятым и самым смертоносным методом, который применяли США и государства Запада, явилась всяческая поддержка оппозиционных и предательских сил внутри КПСС, всемерное содействие вскармливанию могильщиков Коммунистической партии Советского Союза и власти Советов».

Как человек, входивший в состав высшего политического руководства КПСС и СССР в 1990–1991 гг., могу сказать, что добавить к этому нечего.

* * *

«Пять методов», о которых говорят китайские ученые, имеют, с точки зрения стратегии глобальных западных центров, универсальный характер. Они с разной степенью интенсивности применяются и к современной России.

Вот что пишут китайские специалисты в отношении пятого метода. «В мае 1991 года Горбачев отправил экономиста Явлинского в США для того, чтобы тот вместе со специалистами из Гарвардского университета разработал «Гарвардский проект». В нем определялось следующее: Запад ежегодно будет оказывать помощь Советскому Союзу в сумме от 30 до 50 миллиардов американских долларов, со своей стороны, СССР осуществит «маркетизацию», «приватизацию», последовательную и полную «демократизацию» и допустит самоопределение всех национальностей и т. п. Причем эта помощь была обусловлена по принципу: «Больше реформ – больше помощи, меньше реформ – меньше помощи, нет реформ – нет и помощи». Просто и эффективно!

Естественно, что обещанная помощь была лишь приманкой. В это же самое время политические руководители США говорили своим союзникам: «Стратегические интересы США, имеющие ключевой характер, заключаются не в том, чтоб экономически помогать Москве, а в том, чтоб разрушить коммунистический строй в Советском Союзе». И это действительно так. 16 июля 1991 г. в Лондоне на встрече с руководителями «семерки» (этот институт неизменно сохраняет свой статус внутри «восьмерки») Горбачев, в соответствии с Гарвардским проектом, попросил обещанную помощь, однако «семерка» отказала. И тем не менее, действуя уже как зомби, торопя реформы в СССР в направлении, указанном Западом, Горбачев вступил «на тот путь, с которого нет возврата».

* * *

Эпилог сериала называется «Россия переосмысливает». Из него видно, что в Китае искренне полагают: русские заблудились и лишь в последние годы начинают понимать то, что с ними произошло.

«Российская нация – великая нация. Пережив более десяти лет потрясений и бедствий, в России во всех кругах общества уже начинают заниматься переосмыслением произошедшего… В самое последнее время в кругах теоретиков в России развернулась широкая дискуссия; среди них большинство критикует тот новый либерализм, который принес неисчислимые беды… Конечно, до своего возрождения России, возможно, еще придется пройти довольно длинный путь. Однако мы глубоко верим… что она ни в коем случае не будет долго пребывать в молчании».

Авторы фильма надеются, что все человечество, в том числе и Китай, извлекут уроки из «уникального негативного материала», говорящего о том, что произошло в России. На этой ноте фильм заканчивается.

Да, КПСС и СССР – это наше прошлое, которое, как и всякое прошлое, безвозвратно ушло. Но почему столь пронзительно актуально исследование китайских ученых? Почему такой резонанс в обществе вызвал фильм архимандрита Тихона?

Ответ один. Многое, о чем говорится в этих двух фильмах, совпадает с положением дел в России сегодня. Нет сегодня внятной идеологии ни у партии власти, ни у руководства страной – той идеологии, которая была бы принята народами и гражданами России, послужили бы скрепой, надежно удерживающей страну от распада. Все общество, особенно его верхние слои, пронизано коррупцией, общественность расколота.

Часть политического руководства РФ попрежнему ориентируется на Запад. Этих людей не волнуют национальные интересы России. При малейшем колебании курса они переметнутся в лагерь геополитического противника.

2008 г.

Ельцин. Смерть

Умер Борис Ельцин. У русского народа принято: об умершем – или хорошо, или ничего. Правильная традиция. Но тот поток елея, льющийся с телевизионного экрана и в радиоэфире, когда только редкие комментаторы пытаются сказать о неоднозначности этой фигуры, заставляет высказать то, что думаешь о нем.

Я не осуждаю большинство высказывающихся по поводу смерти Ельцина за их славословия. Прав Гайдар – человек, которому Ельцин позволил провести «шоковую терапию», приведшую к одномоментному обнищанию большинства русского народа. Посвоему прав и Чубайс, с позволения Бориса Николаевича создавший лохотрон ваучерной приватизации, обеспечившей переход государственной, а по существу народной собственности в руки назначенных ближайшим окружением Б.Н. олигархов. Посвоему правы многие люди, не помнящие своего родства, сделавшие карьеру на поношении отечественной истории, в том числе и такой святой для нашего народа теме, как Великая Отечественная война, ставившие знак равенства между Сталиным и Гитлером. И абсолютно правы те, кто в результате нечистоплотного присвоения национальных природных богатств, а также путем так называемых залоговых аукционов стали в 30–40 лет долларовыми миллиардерами.

И как не говорить добрые слова о Борисе Николаевиче отцу и сыну Бушам! Ведь с его помощью пала единственная противостоящая США Великая держава, открыв им путь к безраздельному мировому господству, возможность навязывать всему человечеству свое понимание демократии, свой образ жизни. А если что не так, не отвечает интересам Штатов, то можно применить и силу, растоптав международное право.

Тысячу раз прав Гельмут Коль, воздавая хвалу Борису Ельцину. Это под его руководством были выведены российские войска, выведены в чистое поле, оставив многомиллиардное имущество Германии. Многие помнят Бориса Николаевича по транслировавшимся телевидением торжественным проводам российских войск! Конечно, хорошее дело – воссоединение Германии, кто будет спорить. Только ни Горбачев, ни Ельцин не позаботились о том, чтобы это воссоединение сделало бы Германию (как в свое время Австрию) нейтральной страной, а не способствовало ее вступлению в НАТО.

* * *

Безусловно, Борис Николаевич был неординарной личностью. Безусловно, он войдет в историю. Но в чем была его неординарность? Каким он останется в истории? Всю жизнь Борис Ельцин был одержим желанием быть первым, жаждой власти. Он не был стяжателем. И та роскошь, которая окружала его, была для него только видимым атрибутом власти. Он, безусловно, харизматическая личность, обладавшая буквально звериным чутьем, необычайной интуицией, чувством настроения толпы. А главное, мне кажется, что он всегда сам верил в то, что говорил. Говорил, что проведет экономические реформы без обнищания народа, – и верил в это. Говорил, что ляжет на рельсы в случае неудачи, и был убежден, что в той или иной форме выполнит обещание. И народ верил ему – и шел за ним.

В 1986 году, после назначения Бориса Ельцина первым секретарем Московского горкома КПСС, мне несколько месяцев довелось работать с ним бок о бок по 12–14, а то и более часов в сутки. Работая затем в исполкоме Моссовета, куда он меня и направил, мне также довольно часто приходилось встречаться с Б.Н. И когда журналисты после моего избрания членом Политбюро ЦК КПСС спросили, что я хотел бы перенять от каждого из трех Первых секретарей Московского горкома партии, Гришина, Зайкова и Ельцина, с которыми я работал, то о Ельцине сказал: «Умение принимать неординарные решения и не бояться мнения руководства». И был искренен. Но сказано в Евангелии: узнаем их по плодам их. «Неординарные решения» привели к развалу Советского Союза; только «неординарностью» (хотя ошибаюсь, раньше то же сделал Пиночет) и отсутствием боязни ответственности за содеянное можно объяснить приказ Ельцина о расстреле парламента России.

Говорят, что Б.Н. не преследовал своих противников. А погибшие защитники Белого дома? Конечно, Ельцин – волевой и целеустремленный человек. Он же решился на то, на что не пошли гэкачеписты!

И не пришлось бы принимать «неординарного» решения о вводе войск в Чечню, если бы до этого не обласкали Дудаева, не оставили ему после вывода федеральных войск вооружения и боеприпасы, в том числе бронетехнику и тяжелую артиллерию. А результат – десятки тысяч погибших мирных жителей, военнослужащих, сотрудников правоохранительных органов.

* * *

Да, Борис Николаевич Ельцин войдет в историю как человек, сумевший сменить общественнополитический строй в стране, разрушить однопартийную систему, сменить вектор международных отношений, дать свободу слова.

Но какой ценой это было сделано и к чему привели эти преобразования?

Обнищание подавляющей части населения, огромный разрыв между богатыми и бедными, какого нет нигде в цивилизованном мире, ликвидация практически всех социальных завоеваний.

Уже семь лет Борис Ельцин не руководит страной, а для России все еще недосягаем уровень промышленного производства 90го года прошлого века. Страна лишена продовольственной безопасности изза бездумного развала сельского хозяйства.

И, как итог всего, – «русский крест», нависший над страной, превышение смертности над рождаемостью. Более восьми миллионов человек недосчиталась Россия за годы реформ.

И еще, и еще раз: нужны ли были стране реформы, преобразования? Безусловно, да. Но не такой ценой и не такие. Есть пример Китая, Вьетнама, где переход от директивной экономике к рыночной не ухудшил, а значительно повысил уровень жизни населения, послужил толчком к развитию промышленности, науки, сельского хозяйства.

Значит, дело не только в форме собственности и не только в том, какая экономика – плановая или рыночная. Дело в том, кто проводит реформы и с какой целью. В нашем случае – пришедшие к власти при Борисе Ельцине люди не ставили целью благо своего народа, повышение качества жизни каждого человека. У них была другая задача – сломать советскую общественнополитическую систему и лично обогатиться.

Ни национальные интересы России, ни бедственное положение ее народа их не интересовали. И, пользуясь жаждой власти Бориса Ельцина, пугая его возможностью ее потери, они многого добились в реализации своих планов, личных интересов. Часть из них, оставшись у власти, мимикрируя, продолжает свое дело.

А Россия? Что Россия? Для них она – «эта страна». Ее не жалко, только бы реализовать собственные интересы…

Закончу свои размышления следующими словами. Смерть любого человека – это трагедия. Трагедия и смерть Бориса Ельцина – прежде всего для его семьи.

2007 г.

Второй срок Путина

В феврале 2004 года, незадолго до президентских выборов в России, некое московское информационное агентство подготовило аналитическую записку о задачах второго срока президентства В.В. Путина.

Записка начиналась с утверждения о том, что хотя выборы еще не состоялись, В.В. Путин безоговорочно победил уже в первом туре. Эта победа плюс путинское конституционное большинство в Государственной Думе позволят главе государства проводить любую политику, которую он сочтет нужной, – невзирая ни на кого и ни на что.

Высказывалась также мысль, что второй срок президента Путина – это не просто очередные четыре года очередного избранного президента. Это годы определения участи огромного бездомного куска суши, на котором в недалеком прошлом располагалась тысячелетняя Империя.

Авторы записки давали жесткую оценку ситуации в России и делали вывод, что во время второго срока Путин столкнется с концентрированным вызовом истории и 2004–2008 годы не станут для него, несмотря на его беспримерную популярность, увеселительной прогулкой.

Что это за вызовы? В записке содержался их перечень. Вернемся к этому перечню и сравним его с сегодняшним положением вещей.

* * *

Вопервых, писали авторы записки 2004 года, политика Ельцина и ельциноидов привела к такому состоянию, когда России, как полноценного субъекта политики, носителя суверенной воли, уже и пока что не существует. На протяжении ряда лет территория, обозначаемая на политической карте мира как «Российская Федерация», находится под Внешним управлением. Целью Внешнего управления является полное удовлетворение стратегических требований «кредиторов» – США и транснациональных корпораций.

Вовторых, российская нация не сформировалась как народ, связанный воедино судьбой, общими целями и общим кругом врагов. Осколок постсоветского народа, населяющего территорию РФ, – это уже не нация и еще не нация. Очертания нации либо появятся на протяжении второго срока президентства В.В. Путина, либо навсегда исчезнут в глобальном тумане, ибо запас исторического времени исчерпан, утверждали авторы записки.

Втретьих, говорилось в записке, стабильность положения России абсолютно иллюзорна. Национальная инфраструктура изношена; взаимное наложение локальных инфраструктурных кризисов может в любой момент дать тяжелейшие последствия в масштабах страны. А главное – Россия переживает период тяжелой национальной депрессии, вызванной не в последнюю очередь кризисом идентификации, а депрессия и стабильность – вещи не совместные. Депрессия может привести к самоубийству, запою, в конечном итоге к застою, но никак не к поступательному развитию и спокойному существованию.

Вчетвертых, вероучение элиты 90х годов – смесь культа Молоха и позитивного социалдарвинизма – не было воспринято ни русским народом, ни другими народами бывшего СССР. Это вероучение обслуживало и обслуживает интересы Внешнего управления (кредиторов), каковыми, напомним, выступают США и транснациональные корпорации.

Впятых, Россия, несмотря на ее военноэкономическую слабость расплывчатость ее образа, остается участником мировой политики, где в последние годы набирают силы поистине тектонические процессы. И никакая стратегия развития России не может быть выстроена в абстрагировании от этих процессов.

Интересно, задавались вопросом авторы этой записки 2004 года, каково будет президенту Путину ощутить себя между молотом США и наковальней Китая? В любом случае повестка и действия российского лидера объективно определятся перефразированной кантианской террадой: Что я могу знать? Что я должен делать? На что я могу надеяться? Что такое Россия?

Последний вопрос – самый сложный. Но к нему, в конечном счете, все и сводится. И ответить на него надо в первую очередь.

Сложность положения усугубляется тем, что ко второму сроку В.В. Путин подошел с командой Внешнего управления, полностью лояльной США и транснациональным корпорациям. Коллективным Внешним управляющим России стала элита 90х годов – совместное предприятие Б.Н. Ельцина и американской администрации (с контрольным пакетом акций у последней). Был определен и гонорар за Внешнее управление – легализация собственности на Западе и возможность безмятежно существовать в «цивилизованном мире» после окончания службы.

Перед Внешним управляющим была поставлена задача – Россия должна играть роль стабильного поставщика энергоносителей. Ни ВПК, ни машиностроение в целом, ни фундаментальная наука нашей стране абсолютно не нужны, более того – вредны.

* * *

Итак, необходимость достойного ответа на вызовы делает важнейшей задачей второго срока президентства Путина прекращение Внешнего управления. Россия должна обрести национальногосударственную субъектность и, как следствие, – национальные интересы.

В аналитической записке указывались и пути выхода страны из ситуации, созданной, говоря словами самого В.В. Путина, в результате «крупнейшей геополитической катастрофы века» – распада СССР. Центральный вопрос повестки дня второго срока Путина – формулирование масштабного общенационального проекта как главного орудия формирования нации. Необходимо пробудить дремлющие силы российского народа, преодолеть его разрозненность, сплотить людей.

Для того, чтобы выйти из режима Внешнего управления страной, президенту необходимо распрощаться с элитой 90х годов, поскольку носители «философии девяностых» будут стоять на пути любой попытки национально ориентированной реформации. Смена элит – ключевая задача верховной власти.

Чтобы перевернуть страницу российской истории, на которой говорится о несуществовании России, пора признать: псевдополитические структуры (квазипартии), единственным ресурсом которых является административнофинансовая поддержка Кремля (или олигархов), с комплексом реальных проблем страны не могут взаимодействовать в принципе. Необходимо отказаться от ставки на господство политтехнологий, на фиктивные политические конструкции.

Важно выявить подлинные, набирающие силу тенденции и силы, способные эти тенденции олицетворять, так как остойчивую политическую систему можно строить только на базе самостоятельно растущих, а не на наспех скроенных и потому обреченных на смерть политических организаций.

Нельзя не выделить еще одну фундаментальную проблему. Это российская медиасреда – плод сознательных, жестких, последовательных усилий элиты девяностых по созданию информационной инфраструктуры Внешнего управления. Используя могущественную медиапаутину, она (элита девяностых) будет судорожно цепляться за жизнь, за культуру колониального проекта девяностых годов. Поэтому важнейшая задача – демократизация медиасреды. Носители старого языка должны утратить монополию на информационную власть, под демократизацией следует понимать диверсификацию, а не унификацию, открытие новых ниш, а не закупоривание старых. Но поскольку нынешняя элита по определению не будет делать инвестиций в обновление медиапространства, то бремя придется взять на себя государству.

Такова, вкратце, суть рассуждений патриотически мыслящих аналитиков, писавших в начале 2004 года о вызовах истории и ответственности Президента России, стоящего перед этими вызовами, который может предотвратить угрозу распада Российской Федерации и исчезновение ранее могучего народа.

* * *

Прошло три года второго президентского срока В.В. Путина, и можно подвести некоторые предварительные итоги.

В феврале 2007 года президент Путин очень четко выступил в Мюнхене по вопросам международной безопасности, выразив в своей речи твердое неприятие Россией диктата со стороны США. Однако для того, чтобы отвергнуть диктат извне, одной политической воли недостаточно. Недостаточно и больших запасов углеводородного сырья. Об этом красноречиво говорит пример Советского Союза, экономика которого в значительной мере была подорвана искусственно вызванным резким снижением цен на нефть.

Чтобы быть сувереном, нужно иметь соответствующую экономику (от которой зависит и оборонный потенциал страны). В настоящее время у России такой экономики нет. Все статистические данные о росте российской экономики – самообман и попытка прикрыть действительное положение вещей. А действительность такова: изношенность оборудования на большинстве предприятий составляет до 70 %, все больше ощущается дефицит квалифицированных рабочих кадров, производство живет за счет давно устаревших технологий, для промышленности в целом попрежнему недосягаем уровень ее развития в нашей стране в 1990 году! Как говорится, комментарии излишни. И это притом, что есть еще научные заделы, осталось и некоторое количество высокопрофессиональных инженерных и рабочих кадров. Есть, наконец, деньги у государства. В чем дело? А дело в том, что в реальной экономике попрежнему велико влияние Внешнего управляющего. Об этом ясно говорит, например, выступление министра финансов Кудрина по вопросам промышленной политики на заседании президиума Госсовете в Волгограде.

По истечении третьего года второго срока президентства В.В. Путина следует отметить отсутствие четкой позиции у Москвы на постсоветском пространстве. Как результат – цепь оранжевых революций, нестабильность ситуации во многих постсоветских государствах. Ведь эти государства не знают, сможет ли и захочет ли нынешняя Россия защитить их от внешних угроз. Они не знают, какую помощь готовы мы им оказать в развитии их экономики. Если так будет и дальше, эти государства обязательно уйдут из зоны российского влияния. Уйдут и Армения, и Казахстан, и Беларусь – все до одного. И это в высшей степени отвечает стремлению НАТО создать новый санитарный кордон по периметру границ РФ.

* * *

Сложно обстоит дело с формированием российской нации. Общество попрежнему расколото по целому ряду признаков: это и имущественное расслоение, которое достигло невероятных размеров и продолжает расти, это и углубление этнических разделительных линий. Ряд республик никак не могут забыть знаменитое ельцинское «берите суверенитета столько, сколько проглотите», отчего происходит медленное сползание Российской Федерации к конфедерации. Не преодолен раскол общества на «белых» и «красных». Не способствует единению общества нерегулируемая миграция, создание среди коренного населения национальных общин из числа мигрантов, живущих по собственным законам, входящим в противоречие со сложившимися веками устоями жизни русского народа. Велик разрыв между условиями и уровнем жизни людей в разных регионах. Достаточно сказать, что средняя продолжительность жизни москвича на десять лет больше, чем в целом по стране. Реальных мер по выравниванию уровня и качества жизни по регионам практически не предпринимается. Такой программы у правительства нет.

И самое главное. Многие люди не понимают, в каком обществе они живут, что их ожидает в будущем. Криминальный капитализм? Бюрократический? Олигархический? Госкапитализм? Черты всех этих формаций в российском обществе присутствуют. При каком строе мы живем и к чему идем, не понимают не только простые люди. Порой доходит до полного абсурда. Некоторые руководители пропрезидентской партии не могут сказать, какова их идеология, поскольку им, мол, не известна идеология президента.

Общество должно четко понимать, что оно собой представляет и куда идет. Нужен масштабный общенациональный проект построения в России нового общества, а существующие «нацпроекты» мелки, им катастрофически недостает масштаба, они служат для временного затыкания дыр в здравоохранении, образовании и т. д. На общенациональный проект, способный сплотить общество, вырвать его из депрессии, мобилизовать все его подспудные силы, хилые «нацпроекты» никак не тянут.

А без этого – рост безразличия, дальнейшая атомизация общества с перспективой распада государства «РФ» и исчезновения русской нации.

* * *

Что касается сокращения разрыва между богатыми и бедными, то, безусловно, кроме введения прогрессивной шкалы налогообложения, перераспределения сверхприбылей корпораций в интересах решения социальных проблем, необходимо также восстановить созидающую роль государства в деле реального подъема промышленности, восстановления села. Без этого бедность не искоренить, достойный уровень жизни народа не обеспечить!

Общенациональный проект, которого у нас нет, должен быть нацелен на совершение мощного экономического рывка, должен включать в себя восстановление обрабатывающей промышленности, в первую очередь машиностроения. Это должен быть проект, направленный не на обогащение кучки предпринимателей и их окружения, а на обеспечение достойного уровня и качества жизни всего российского народа. Только такой проект может стать действительно общенациональным Проектом с большой буквы, покончить с национальной раздробленностью и социальным разделением народа.

И вновь перед нами – не преодоленное препятствие в лице находящихся у власти внешних управляющих, прочно усевшихся на так называемом «стабилизационном фонде». Не взяв это препятствие, Россия не сможет окончательно покончить с Внешним управлением.

Говоря о проблемах, которые так и не решены, нужно отметить, что в обществе попрежнему нет идеологии, противостоящей вероучению элиты девяностых годов. Культ золотого тельца, культ Молоха и социалдарвинизм с помощью средств массовой информации процветают попрежнему.

В упоминавшейся выше аналитической записке 2004 года в качестве базовой проблемы выделялась проблема медиасреды, созданной элитой девяностых годов. Изменилось ли чтолибо за это время? Безусловно. Но только одно – СМИ либо вообще перестали критиковать президента, либо стали делать это окольными путями. Попрежнему главным делом СМИ является проповедь обогащения любым путем, пропаганда насилия, педерастии. Если верить картине, создаваемой электронными средствами массовой информации, вся наша жизнь состоит из катастроф, преступлений, извращений, трагедий. Людям методично, целенаправленно внушают, что иной жизни нет и быть не может.

* * *

Подводя предварительные итоги второго срока президентства В.В. Путина, надо еще и еще раз повторить: для того, чтобы полностью выйти из режима Внешнего управления страной, нельзя останавливаться на полпути. Необходимо решительно распрощаться с элитой девяностых, которая сейчас некоторым образом расслоилась. Те, кто остались у власти или при власти, прилагают все усилия, чтобы удержать Россию в рамках, заданных требованиями Внешнего управления, а именно: сокращение численности населения страны, дальнейшая деморализация народов, населяющих Россию, и в первую очередь русского народа, сохранение за Россией роли сырьевого придатка стран «золотого миллиарда».

2007 г.

Комментарии к сеансу связи «Разговор с Владимиром Путиным»

4 декабря 2008 г. Владимир Путин в седьмой раз провел диалог с гражданами России в прямом эфире, но теперь уже в качестве не президента, а премьерминистра и лидера партии «Единая Россия». Наверное, не стоит отделять его высказывания как главы правительства от его же заявлений как лидера «Единой России» – тем более что вопросы из регионов задавались ему из приемных партии, а отвечал Путин из зала в Гостином дворе, где «Единая Россия» проводит свои съезды. В целом получился некий симбиоз премьера и лидера правящей партии. Видимо, Путин к этому и стремился. Не являясь президентом, оставаться «лидером нации».

Аналитики высказывали разные точки зрения по поводу мотивов выступления Путина. Одни говорили, что это был «сеанс психотерапии» в целях успокоения народа по поводу кризиса, другие усмотрели здесь желание напомнить о себе и подтвердить свое положение национального лидера. Рассуждения о мотивах, на мой взгляд, вызваны тем, что до Путина главы правительства Российской Федерации подобных сеансов не проводили, да и само название сеанса связи «Разговор с Владимиром Путиным» к подобным рассуждениям подталкивало.

Большинство вопросов вращались вокруг развивающегося мирового финансовоэкономического кризиса, который не обошел и Россию. О том, что кризис не просто стучится в дверь, а принимает, несмотря на «подушку безопасности» и огромные государственные вливания в банковскую систему, широкие масштабы, говорят вопросы, заданные Путину. Людей волнуют нарастающая безработица, охватившая в первую очередь металлургическую отрасль, наполовину работающую на экспорт. А это уже десятки тысяч человек, к которым через некоторое время присоединится не меньшее число работников металлообрабатывающей отрасли.

В условиях капиталистического способа производства, когда большинство предприятий организуют свою работу за счет банковских кредитов, высокая процентная ставка (20–25 %), а в ряде случаев невозможность получить кредит приведут к свертыванию производства (в строительстве это уже происходит) и, следовательно, – к дальнейшему росту безработицы. Казалось бы, меры предпринимаются, повышается до 4900 рублей в месяц минимальная величина пособия по безработице, срок выплаты продлевается до одного года. Но это – на год, а вслед за кризисом последует депрессия, способная продлиться дватри года. Что тогда? Какие действенные меры предпримет государство, чтобы вывести из этого состояния пострадавшие предприятия и целые отрасли? Например, ту же металлургию? «Невидимая рука рынка», на которую все еще ссылаются захватившие командные высоты российские либералэкономисты, с этим не справится.

* * *

Здесь не грех вспомнить о Великой депрессии 30х годов XX века, о мерах, предпринятых в той обстановке президентом США Франклином Рузвельтом, о рекомендациях таких экономистов, как Кейнс и Гелбрэйт, которые не только не отрицали регулирующую роль государства в условиях рыночной экономики, но и, наоборот, – настойчиво говорили о необходимости государственного регулирования экономики, без чего невозможен ее поступательный рост на долгосрочную перспективу. Ими же были разработаны и рекомендованы экономические и финансовые рычаги управления экономикой, применение которых позволило капиталистическому миру длительное время развивать свою экономику без существенных спадов и стагнации. Но вот пришли к руководству экономикой неолибералы, ослабили, а в ряде случаев устранили регулирующую роль государства, в первую очередь в финансовой сфере, и результат налицо – масштабный финансовоэкономический мировой кризис, наиболее ярко проявившийся в странах с либеральной экономикой.

Скажу о некоторых особенностях возможных последствий кризиса для России. Очень многие населенные пункты в нашей стране живут за счет градообразующих предприятий. Их остановка или значительное сокращение производства неминуемо приведут к свертыванию социальной сферы – здравоохранения, образования, ЖКХ. Кто будет лечить людей, принимать роды, если медработники уйдут на пособие по безработице?

Такие проблемы в разных местах уже возникают. Тощие местные бюджеты с этими проблемами в условиях сокращения налоговых поступлений самостоятельно не справятся…

Перечисляя меры, предпринимаемые правительством по смягчению последствий безработицы, Путин назвал организацию общественных работ, связанных со строительством, развитием инфраструктуры.

Привлечение безработных к общественным, а по существу к организованным государством и властями штатов работам положительно зарекомендовало себя в период Великой депрессии в США. Однако для этого нужны не только пожелание и рекомендации, необходимы четко организованная работа, финансирование и контроль, нужны люди, отвечающие за это дело.

* * *

Говоря о кризисе, который уже пришел в Россию, нельзя исходить лишь из того, «что мировая конъюнктура изменится и у нас в стране потребуется больше металла и других товаров нашего традиционного производства». Необходимо стимулировать эту потребность, а значит – использовать экономические и финансовые рычаги для развития в стране производств, потребляющих эти товары.

Если же говорить о так называемых товарах народного потребления, то мировая практика показывает, что расширение их производства (в условиях конкуренции), а следовательно, и создание новых рабочих мест происходят только при увеличении покупательной способности населения, чего, к сожалению, в России нет. Рост заработной платы и пенсий действительно опережает темпы роста общей инфляции (официально – 12 %), но деньги тратятся населением не «в общем», а на потребительские товары, в первую очередь – продукты питания и коммунальные услуги, где инфляция достигает 20 % и более, то есть реально все прибавки инфляцией съедаются. Попрежнему значительно отстает от среднеевропейского уровня доля заработной платы в себестоимости продукции, выпускаемой на частных предприятиях, что также снижает покупательную способность населения.

Кроме того, что рост потребления способствует росту производства продукции, повышение доходов населения может приносить значительные средства в бюджет страны в виде подоходного налога, как показывает практика многих европейских стран. Особая речь – о малом и среднем бизнесе, который более гибок, чем крупные предприятия, и если, в соответствии с обещаниями премьера, ему будет оказана помощь, то он способен поддержать на плаву вступающую в кризис национальную экономику.

Но главное, что надо было сделать и, к сожалению, не было сделано ранее, – это направить максимальные усилия на развитие реального сектора экономики, в первую очередь собственной обрабатывающей промышленности, машиностроения, производства потребительских товаров. «Подушка безопасности», безусловно, нужна, и ее роль сегодня играют золотовалютные запасы страны. А вот что касается Стабилизационного, или, как его сейчас называют, Резервного фонда, то средства из него надо было бы своевременно направить на развитие собственной экономики и внутреннего рынка, но никак не на поддержку экономик чужих государств. Возможно, тогда и влияние мирового финансовоэкономического кризиса на нашу страну было бы менее значительным.

2008 г.

Некоторые замечания к антикризисной программе правительства РФ

В российских властных структурах и близких к ним кругах существует мнение, что время ворошить прошлое, искать причины возникновения финансовоэкономического кризиса прошло, надо искать и осваивать пути выхода из него. Думаю, что это неверный подход к проблеме. Чтобы победить болезнь, необходимо знать причины, ее вызвавшие.

Что лежит в основе мирового кризиса?

Прежде всего – гипертрофированное преувеличение возможностей либеральной экономической модели, применение ее без ограничений во всех сферах экономической жизни, и в первую очередь в финансовой сфере. Классическое (реально существующее в жизни) соотношение «товар – деньги – товар» подменено в либеральной модели формулой «деньги – ценные бумаги – деньги».

Недавно ушедший из жизни академик Российской академии наук Дмитрий Семенович Львов охарактеризовал мировую финансовую систему как систему, построенную по принципу казино. К сожалению, это в определенной мере относится и к российской финансовой системе.

Так же характеризует финансовые системы, сложившиеся в США и других ведущих экономиках, лауреат Нобелевской премии в области экономики американец Джозеф Стиглиц.

К чему это приводит, гражданам России хорошо известно на горьком опыте финансовых пирамид, десятками возникавших и рушившихся в России в 90х годах прошлого века.

Как ни надувай пузырь, он обязательно лопнет. И первым лопнул самый большой – финансовая система Соединенных Штатов, потянувшая за собой и другие.

Январь 2008 года, Давос… Вицепремьер и министр финансов России Алексей Кудрин заявляет, что Россия – это остров, который не затронет надвигающийся мировой кризис. Как можно было делать столь безответственные утверждения, если корпоративные долги крупных российских компаний и банков зарубежным банкам уже составляли к тому времени 560 миллиардов долларов, то есть были равны золотовалютным запасам государства?!

Как можно было заявлять такое, зная, что вся наша экономика ориентирована на экспорт, бюджет страны в значительной мере зависит от вывоза углеводородного сырья, металлов и, следовательно, от международного спроса и цен на эти продукты?! Любой здравомыслящий человек понимает, что кризис приводит к сокращению производства и соответственно к снижению спроса и цен на энергоресурсы и металл, с чем и столкнулась Россия уже к началу осени прошлого года.

Как можно было говорить, что кризис нас не затронет, если Россия импортирует 50 % продовольствия, 80 % ширпотреба и две трети лекарственных препаратов?! Произошла девальвация рубля, и все цены взлетели вверх!

Что значит такое заявление министра финансов? Полное отсутствие профессионализма? Умышленный ввод в заблуждение руководства страны и общества? Скорее всего – и то и другое. В результате неподготовленности правительства его антикризисный план был представлен Государственной Думе только в первых числах апреля 2009 года, когда кризис уже охватил ряд отраслей экономики страны.

А ведь здесь примером для нас может служить Китай. Там не дожидались, пока глобальная депрессия серьезно ударит по национальной экономике. Антикризисный план, предусматривающий выделение инвестиций на сумму 4 триллиона юаней (около 586 миллиардов долларов), был разработан руководством КНР уже к ноябрю 2008 г. Деньги были распределены между десятью проектами, основными среди которых стали строительство автомобильных дорог, возведение недорогого жилья, инвестиции в сельское хозяйство, внедрение на заводах современных технологий, восстановление районов, пострадавших от землетрясения в 2008 году, инвестиции в культуру и образование. Были понижены налоги на малый и средний бизнес, облегчена процедура выдачи кредитов коммерческими банками.

Программа правительства КНР успешно реализуется, и эксперты крупнейших международных банков уверены, что Китай станет первой страной, которая преодолеет последствия мирового финансовоэкономического кризиса.

* * *

Теперь об антикризисном плане нашей страны. Умышленно говорю – страны, а не правительства, поскольку кризис коснется практически всех, и искать пути выхода из него придется всем. План, представленный Думе 6 апреля 2009 года, – комплексный, охватывает практически все стороны жизни общества. В нем нет ни одного лишнего пункта, все положения плана соответствуют требованиям времени. Принятые в соответствии с планом меры, безусловно, смягчат последствия кризиса, ускорят выход из него.

В то же время необходимо отметить и ряд существенных недостатков представленного правительством антикризисного плана.

Первое. План составлен с большим опозданием, в связи с чем не удалось своевременно предотвратить некоторые явления (например, большие корпоративные заимствования, которые можно было минимизировать еще в предкризисный период).

Второе. Часть разделов плана, в том числе «Сохранение и развитие промышленного и технологического потенциала», «Поддержка отдельных отраслей экономики», содержат такие пункты, которые больше подошли бы для протокола о намерениях.

Быть уверенным, что запланированное будет реализовано, можно только в том случае, если четко определено: что надо сделать, какими средствами осуществлять намеченное, кто несет ответственность за реализацию, какой результат должен быть получен (в конкретных цифрах или объемах).

А как будет реализован, например, такой необходимый пункт: «В части стимулирования внутреннего спроса на продукцию российских предприятий предпринят ряд мер как по расширению государственного спроса, так и по стимулированию спроса со стороны частного сектора и населения». Немедленно хочется спросить: «Что? Где? Когда?» Планом предусматриваются очевидные действия, которые надо было предпринимать в любом случае, есть кризис или нет его, а лучше всего – за несколько лет до его начала. Тем более что средства для этого были. Имеется в виду развитие реального сектора экономики, ее диверсификация, развитие внутреннего рынка.

Наиболее конкретно составлен раздел плана «Усиление социальной защиты населения». Однако необходимо обратить внимание на следующий момент: правительство считает безработных по числу обратившихся в пункты занятости – 2,2 миллиона человек. Статистика дает другую цифру по России – 6,5 миллиона безработных; при сохранении темпов роста безработицы, а это неизбежно, уже к осени число безработных в стране может достичь 10 миллионов человек.

Планом же предусмотрено: переквалификация – 173 тысячи человек, общественные работы – 982 тысячи человек, материальная поддержка для организации своего малого бизнеса – 55 тысяч человек, адресная помощь при переезде на другое место работы – 15 тысяч человек. Это на 2009 год. Всего – один миллион двести двадцать пять тысяч человек.

Сравним: уже сейчас 6,5 миллиона безработных – трудоустройство по плану – 1,2 миллиона. Остальные – садитесь на пособие от 850 рублей до 4 тысяч 900 рублей.

Через месяцдругой должны вступить в трудовую жизнь почти миллион выпускников школ, колледжей, высших учебных заведений. Как будет решаться их судьба? Ведь именно молодые безработные становились в разные времена катализаторами социальных волнений в странах той же Европы.

Было бы резонным принять закон «О первом рабочем месте», в котором установить квоты на рабочие места для выпускников учебных заведений, вне зависимости – государственное это предприятие или частное. Существовало же такое положение в Москве, когда в зависимости от численности работающих квотировались рабочие места для инвалидов и несовершеннолетних.

* * *

Общепризнано, что в условиях кризиса возрастает регулирующая роль государства в экономике. Об этом говорится и в плане правительства России: «В кризисных условиях объективно возрастет роль государства в экономической жизни страны». К сожалению, в правительственном плане это выражается в основном во вливании денежных средств из золотовалютного запаса в ту или иную отрасль, предприятие.

Как это ни неприятно, но в стране существует практика, когда средства не доходят по назначению, оседают гдето в пути. В этой ситуации надо шире использовать другие рычаги регулирования, приемлемые для рыночной экономики. Одним из таких рычагов может быть селективная налоговая политика с различной нагрузкой на различные сектора экономики. Не выделять средства, которые могут и не дойти до конкретного адресата, отрасли, а снизить им налоговую нагрузку, чтобы они увеличили свои оборотные средства.

Антикризисный план сохраняет плоскую шкалу подоходного налога, хотя в условиях кризиса это спорно. А почему на время кризиса не ввести временные налоги?

Например: самый богатый российский министр – министр природных ресурсов. Его доход в 2008 году составил 370 миллионов рублей (по миллиону с лишним в день). Оставить господину министру природных ресурсов плоскую шкалу – 13 % на зарплату, остальной же его доход обложить повышенным налогом. Так же можно поступить и в других случаях. Сбербанк по итогам 2008 года выплатил членам правления банка по 41 миллиону рублей, Банк Москвы – по 67 миллионов. Было бы справедливым, чтоб эти доходы облагались как минимум 50 %ным налогом. В этом и многих подобных случаях (хотя бы на время кризиса!) можно обойтись и без плоской 13 % шкалы!

Правительственный план предусматривает сохранение и даже развитие промышленного и сельскохозяйственного потенциала страны. Однако при таких высоких ставках рефинансирования, когда банковские кредитные ставки достигают 25–30 %, это практически невозможно!

Если у правительства есть твердое желание реализовать антикризисный план, необходимо снизить процентную ставку, сделать кредит более доступным и производителям, и потребителям. Вот тогда можно будет говорить и о сохранении экономического потенциала, и о развитии внутреннего рынка, без чего выход из кризиса грозит растянуться на долгие годы.

Кризис беспокоит всех. Он создает обстановку неуверенности, нервозности в обществе. Поэтому необходимо широкое обсуждение антикризисного плана в различных общественных слоях, чтобы граждане России знали содержание плана, могли внести в него свои предложения, принять участие в контроле за его исполнением.

Иначе то полезное, что имеется в плане, может остаться лишь добрым пожеланием.

2009 г.

В стране нет хозяина

Конец мая текущего года. В новостях по телевизору показывают беседу премьера с министром сельского хозяйства. Путин говорит, что ожидается небывалый урожай и, чтобы его разместить, необходимо срочно реализовать запасы. Министерша согласно кивает, будет выполнено! Практически в тот же день руководитель Росгидромета на том же экране говорит, что июнь будет разный, а вот в июле ожидается сильная жара. Казалось бы, надо подготовиться к этой ситуации, ан нет. В результате сгорели не только зерновые, но и леса, деревни и люди.

Пожары. Думал обратиться к этой теме по окончании аномальной жары, чтобы не подливать масла в огонь народного негодования по поводу, мягко говоря, недостаточной активности и профессионализма власть предержащих.

Но недавние выступления некоторых из них, прозвучавшие с телевизионного экрана, не могут остаться безответными. С широкой улыбкой, на весь телевизионный экран, вышел на встречу с жителями марийского села наш президент. По его внешнему виду казалось, что не на пожар, а на праздник он прибыл, тем более что его встречали женщины в костюмах, явно заимствованных у фольклорного ансамбля.

Но главное не это. Как же так мог он сказать, что правительство, по его мнению, в общемто, не виновато в том, что беда приняла такой катастрофический характер. Сразу же вспоминается недоброй памяти бывший министр здравоохранения Зурабов, для которого главным было не здоровье нации, а минимизация государственных расходов на здравоохранение. Так у нас в стране ко всему такой подход, за исключением нефтегазового и финансового секторов!

Кто по существу ликвидировал государственную систему охраны лесов, передав ее в значительной степени частным арендаторам, для которых главное – это прибыль? Кто провел «оптимизацию» расходов на содержание противопожарных подразделений в сельских районах и малых населенных пунктах, ликвидировал на ряде государственных объектов противопожарную технику, как не профильные активы? Вот и сгорела под Коломной база ВМФ, лишенная год назад пожарной машины.

Почему Минсельхоз, которому подчинено лесное ведомство, не принял соответствующих своевременных мер по расчистке противопожарных просек, которые должны были рассекать леса по квадратам, не пропахал их по границам? Да потому что руководят у нас ведомствами не профессионалы, а так называемые «успешные менеджеры», для которых главное – это минимизация расходов, максимизация прибыли. Вот и сократили лесничества, лишили их необходимой техники, в том числе противопожарной.

И этих почему нескончаемое множество, в том числе почему к пожаротушению привлекли армию только тогда, когда уже полыхало полРоссии? Видимо, министр Сердюков просто не знал, какими возможностями обладают подведомственные ему силы, если не привлек к тушению пожаров, хотя бы в Московской области, ту инженерную технику, которая хранится на базах в этом регионе.

* * *

Становится ясным, почему МЧС не может справиться с пожарами, если послушать его руководителя Сергея Шойгу, с экрана телевизора заявившего, что надо создавать частные пожарные подразделения и на конкурсной основе привлекать их к пожаротушению. Если это не глупая шутка, то здесь уже попахивает клиникой, настолько убеждены наши либералы в том, что «невидимая» рука рынка все решит.

Но практика показала, что МЧС (я не имею в виду людей, которые мужественно, порой рискуя жизнью, работают в самых сложных ситуациях), речь идет об организации, которая способна работать только на локальных катастрофах (упал самолет, сошел с рельсов эшелон с огнеопасным содержимым, загрязнен отдельный участок реки и т. д.), активно помогать в случае чрезвычайной ситуации за рубежом, эта организация показала полную неспособность бороться и побеждать в такой катастрофической ситуации, которая сложилась в России летом текущего года. Складывается впечатление, что ни умения предвидеть такие катастрофы, бороться с ними, ни профессионализма, ни достаточного количества необходимой техники у нее нет.

Можно бесконечно показывать образцы робототехники, прекрасный самолет Бе200 (кстати, сконструированный КБ Бериева еще в советские времена), но если он только один, тогда понятно, почему за штурвал этого самолета берется премьер, почему самолеты или вертолеты, способные тушить пожар, присылают в Россию Италия, Азербайджан, Армения, Болгария.

* * *

Не лучше и поведение региональных властей. Одна из самых сложных ситуаций сложилась в Московской области. Это шесть миллионов жителей области и одиннадцать москвичей, три миллиона из которых, как минимум, имеют садоводческие участки и дачи в Московской области. А что руководство? Мэр Москвы Лужков вернулся из отпуска, когда дым в Москве уже рассеялся, и не возвращаться в Москву стало просто неприлично.

Что касается генералгубернатора Московской области Громова, то его заявление о том, что «Он готов поставить памятник провидцу, который скажет, когда это все кончится», говорит о его полной несостоятельности и беспомощности, яснее сказать просто невозможно…

В связи с этим не могу не вспомнить лето 1972 года, когда под Москвой горели торфяники. Только потянуло дымком в Москве, сразу объединились Москва, область и армия. Из Москвы на тушение торфяников были брошены поливочные машины – 600 единиц. Через военкоматы Моссовет мобилизовал на создание противопожарных полос всю возможную землеройную технику, независимо от ее ведомственной принадлежности. Армия, используя тяжелую инженерную технику, вплоть до танков, валила лес и кустарники у объектов, которым угрожал пожар.

Да, жара была меньше, чем в текущем году, но сушь была такая же, повышенная температура стояла с апреля месяца, и листва пожелтела уже в июне. Своевременная и скоординированная деятельность всех возможных сил и средств позволила не допустить той катастрофы, которая разразилась в Подмосковье сегодня. Говорю об этом со знанием дела, поскольку принимал участие в организации этой работы.

А сегодня? «Оптимизация», как казалось, «непрофильных» расходов, отсутствие чувства ответственности у руководителей различных уровней власти, неумение предвидеть развитие ситуации, непрофессионализм привели к огромным материальным и людским потерям, стали трагедией для тысяч людей. Не все и не всегда оценивается рублем, есть и другие ценности, и если забывать их, то кара неминуема.

* * *

К сожалению, то, что произошло и происходит в нашей стране, заставляет согласиться с выводами некоторых западных политиков о том, что «внутренняя и внешняя политика России полностью вытекает из задачи извлечения в краткосрочном периоде личной (преимущественно финансовой) выгоды для небольшой группы людей».

Поэтому убежден: пойдут дожди, погасят пожары и кроме мелкой сошки останутся на своих местах те высокие чиновники, которые должны нести ответственность за случившееся.

Приходится сказать, перефразируя принца Гамлета: «Да, чтото не так в государстве Российском!»

2010 г.


Купить книгу "Как убивали партию. Показания Первого Секретаря МГК КПСС" Прокофьев Юрий

home | my bookshelf | | Как убивали партию. Показания Первого Секретаря МГК КПСС |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу