Book: Корпорация 'Кольцо'



Корпорация 'Кольцо'

Александр Александрович Чубарьян

Грешники. Книга 1. Корпорация "Кольцо"

Этногенез

Корпорация 'Кольцо'

Название: Грешники. Книга 1. Корпорация "Кольцо"

Автор: Чубарьян Александр

Издательство: Популярная Литература, АСТ

Страниц: 148

Год: 2014

Формат: fb2

АННОТАЦИЯ

Каждый день в одно и то же время эти люди совершают одинаковые действия. Встречаются в одних и тех же местах, скрытно передают друг другу информацию, действуют, как хорошо законспирированная агентурная сеть. Тем не менее, они попадают в поле зрения журналиста Анатолия Орлова, давно мечтающего собрать материал для какого-нибудь сенсационного репортажа.

Александр Чубарьян

Грешники. Корпорация "Кольцо"

Глава первая. Теория заговора

Я включил видеозапись на телефоне и попросил:

– Паша, повтори еще раз, что ты мне только что сказал.

– Ты мне не веришь, – обиделся Паша. – Знаешь что, Толян? А пошел ты...

И ушел сам, хлопнув дверью.

Через несколько минут, впрочем, вернулся. И сказал:

– Ладно. Можешь мне не верить, но я тебе докажу. Пойдем. Пойдем, тут недалеко, на площади.

Мне не хотелось никуда идти. Кроме параноидальных рассказов Паши в моей жизни достаточно сюрпризов и приключений. К тому же надо мной дамокловым мечом висел гнев редактора, уже неделю ожидающего статью о догхантерах.

Но я все же пошел вместе с Пашей на площадь. При условии, что он не будет избегать объектива моего телефона и я получу от него комментарии.

– Я заметил это недели две назад, – сказал Паша, когда мы выходили из редакции.

– Что заметил, Паша? Расскажи зрителям.

– Каким еще зрителям?

Я собирался выложить запись в свой видеоблог. О чем честно предупредил Пашу, но ему было на это плевать. Паша являлся одним из немногих счастливых людей, не знавших, что такое блоги. Интернет использовал в основном для того, чтобы узнать, как приготовить пельмени, пока жена в отъезде.

– Они каждый день в определенное время совершают одни и те же действия, – сообщил мой друг, – странные действия.

– Кто они, Паша?

– Я не знаю! Но это все очень подозрительно.

Пару недель назад Паше случилось два дня подряд в одно и то же время находиться в Столешниковом переулке, рядом с часовней Рождества Богородицы. Там еще небольшие деревья, и много лавочек. И Паша обратил внимание на человека в шляпе, сидящего на лавочке в тени дерева. И на другого парня, севшего на лавочку рядом, ненадолго.

У Паши хорошая память на лица, это факт. Он заметил, что на второй день ситуация повторилась – тот же человек в шляпе сидел на лавочке, и тот же парень подсел к нему ненадолго. Паша запомнил и задумался. А через день, поддавшись своему любопытству, отправился в Столешников переулок.

И там, к своему удивлению, в то же самое время снова увидел этих людей.

На этот раз Паша был внимательнее и заметил, что тот парень, который подошел, бросил рядом с лавочкой небольшой предмет. Спустя некоторое время человек в шляпе поднял его. Как Паша выяснил позже, это была телефонная симкарта.

– Каждый день в одно и то же время Шляпник садится на лавочку. Через пятьсемь минут к Шляпнику подсаживается худой хмырь и скидывает ему симку. Когда Хмырь уходит, Шляпник поднимает симку и уходит. По дороге заряжает симку в телефон, звонит комуто, а затем ломает симку и выбрасывает.

– Каждый день?

– Как минимум, последние две недели. Я уже две недели слежу за ними. Ты даже не представляешь, сколько в этой схеме людей задействовано, и кто среди них.

– И кто же?

– Скоро сам все увидишь.

До условного времени оставался еще почти час. «Старбакс» помог скоротать время, и даже болтовня Паши меня не слишком раздражала. Он говорил о людях, за которыми успел проследить, а я думал о статье, которую должен был сдать еще вчера.

Любые тайны и загадки мне интересны, но только до тех пор, пока они не препятствуют моим финансовым интересам. И пока я не буду убежден в том, что...

– Когда ты убедишься, что я говорю правду, Толян, ты должен будешь написать об этом статью. И поделиться со мной гонораром.

Не люблю, когда ктото, кроме моего редактора, рассказывает мне, что я должен делать. Считаю, что это покушения на мои права и свободы. Кроме того, я терпеть не могу делиться с кемто своими гонорарами. В случае Паши дополнительные расходы должна оплачивать редакция.

Но рот мой был занят сэндвичем с лососем, и я не стал спорить со своим другом. А он продолжал делиться своими мыслями, а вернее – домыслами.

– Здесь явно чтото незаконное. Наркотики, или оружие. Я сначала думал, может шпионы, но на шпионов они както не очень похожи.

Вместо того, чтобы поинтересоваться у Паши, много ли он видел в своей жизни шпионов, я сделал глоток латте. Мысли мои были заняты концовкой статьи.

– Не будут ведь нормальные люди такой ерундой заниматься? Это либо преступники, либо шпионы. У меня больше нет никаких объяснений.

У меня, в отличие от Паши, было еще много версий, объясняющих Пашин рассказ. «Энкаунтер» или «Бондиана» например. Или Паша приукрасил свой рассказ вымышленными деталями. Или... илиили...

Так или иначе, мне было любопытно, и я хотел развеяться, чтобы освежить мысли.

За пять минут до условного времени мы стояли у часовни, стараясь незаметно наблюдать за указанной лавочкой. На ней сидел какойто хипстер, но вскоре он убрался, и лавочка осталась пустой.

– Сейчас туда сядет Шляпник. Ему лет тридцать пять, среднего роста, в светлой соломенной шляпе. – комментировал Паша, демонстративно став к скамейке спиной. – Будет сидеть пару минут, затем к нему подсядет такой хмырь худой, молодой. Ну что, сел? Сидит уже?

Паша специально не поворачивался, смотрел на меня. А я смотрел на скамейку. На ней действительно сейчас сидел мужчина среднего роста и среднего возраста. Только без шляпы.

Паша не выдержал и повернулся сам.

– Вот он! – шепотом воскликнул мой друг. – Шляпник! Только без шляпы почемуто. Ждем, сейчас к нему второй подсядет, такой молодой хмырь. Пару минут, не больше. Сядет, поправит штанину, и уйдет. А Шляпник потом тоже начнет штанину поправлять.

Все произошло именно так, как и сказал Паша. Точь в точь. И когда мы шли следом за Шляпником без шляпы, у меня закралось небольшое подозрение.

Которое усилилось после того, как Паша показал мне сломанную симкарту, выброшенную таинственным незнакомцем.

– У меня их уже четыре штуки. – Паша показал мне свои трофеи, собранные ранее. – Эта пятая.

Мы все еще следили за Шляпником без шляпы. Он повернул на Петровку и пошел в сторону Кузнецкого моста. Гдето по дороге, по словам Паши, он должен был сесть в черную «Ауди» без номеров, и скрыться в неизвестном направлении.

С каждым шагом мои подозрения рвались наружу все сильнее и сильнее.

– Паша, – спросил я. – А ты случайно не знаешь, как этого гражданина зовут? Этого Шляпника без шляпы.

– Что? – возмутился Паша. – Ты думаешь, я это подстроил, чтобы разыграть тебя?

Именно так я и думал. Не сказал вслух, но сделал красноречивый вид.

– Я даже не буду тебя переубеждать, – сказал Паша. – Ты сам все увидишь.

Я увидел, как Шляпник сел в черную «Ауди», припаркованную у дороги, и спокойно тронулся с места.

– Ну и что дальше? – спросил я, – садимся на твой моцик и за ним? Где он, кстати?

Я осмотрелся в поисках Пашиного мотоцикла, но мой друг помотал головой.

– Бесполезно. Потом расскажу – Паша посмотрел на часы и потянул меня в сторону Дмитровского переулка. – Пойдем. Пока мы за Шляпником ходили, тот молодой хмырь, что симку ему передавал...

Тот хмырь, пока мы ходили за незнакомцем, по словам Паши, успел зайти в магазин, выйти с банкой колы и выбросить ее в мусорник.

– Что, полную банку, не выпивая?

– Даже не открывая.

Мы прошли по переулку, дошли до угла Большой Дмитровки и Камергерского переулка. Там мы снова увидели хмыря. Он подошел к светофору, и хотя горел зеленый свет, остался стоять на тротуаре.

– Сейчас к нему подъедет ренджик черного цвета. Хмырь подойдет к машине, но садится не будет. Чтото скажет, и уйдет. А ренджик поедет дальше.

Все произошло именно так, как предсказывал Паша. Черный рейнджровер на несколько секунд притормозил на светофоре, хмырь заглянул в салон через пассажирское окно, а потом пошел прочь.

Но поразило меня не это. Рейнджровер был мне знаком.

– Я проследил за рейнджровером, – сказал Паша, торжествующе глядя на меня. – Знаешь, куда он потом едет?

– Догадываюсь. – ответил я.

– В ваш офис... – Паша осекся. – Ага! Так ты его знаешь?

– Это начальник нашей службы безопасности, – сказал я. – То есть, не нашей редакции, а всего холдинга.

– Я в четвертый раз это наблюдаю. Четыре дня, в одно и то же время. Будние, выходные... понимаешь?

Я понимал только одно. Что бы это ни было, это уже не могло быть Пашиным розыгрышем.

Глава вторая. Основной инстинкт

После нашей первой слежки, вечером того же дня, мы сидели в ирландском пабе на Белорусской. Пили пиво и обсуждали дальнейшие планы, эдакий деловой ужин.

У Паши был друг, занимавшийся какимито хакерскими делишками. Несколько дней назад Паша передал ему одну симкарту для расшифровки. За это Паша пообещал ему десять процентов от прибыли в нашем, теперь уже общем, деле.

Когда я спросил Пашу, каким образом он собирается извлекать прибыль из всего этого, то он ответил, что любым. В принципе, я всегда одобряю такую стратегию поведения.

Паша хотел, чтобы я начал следить за начальником службы безопасности. Ну а я прекрасно понимал, что слежка за человеком такого уровня ни к чему хорошему меня не приведет.

Я был категорически против. Тогда Паша заказал двести грамм виски, а потом сказал, что тактически все продумано. И стал долго объяснять, что это наш единственный шанс докопаться до правды. Что план, придуманный Пашей, ничем мне не угрожает.

По личному опыту знаю, что любой человек, придумывающий план действий, в первую очередь исходит из собственных интересов. А уже потом думает о тех, кто задействован в его плане. Это логично и это правильно. Именно поэтому я люблю придумывать планы, а не участвовать в них.

Пока Паша разглагольствовал, я думал о том, что не хочу терять работу, и тем более, получить посмертно Пулитцеровскую премию. Однако…

Двести грамм виски закончились быстрее, чем Пашин рассказ. Я попросил повторить. Официантка принесла еще двести грамм, а мой друг повторил общую идею:

– Завтра ты, Толян, сядешь в джип вашего главного охранника. На светофоре. До того, как к нему подойдет тот хмырь.

– Просто сяду? Как в такси? – язвительно спросил я. Но Паша был непроницаем.

– Представишься, скажешь, что ты сотрудник вашего холдинга. Скажешь, что тебе угрожает опасность.

– Какая опасность? – спросил я.

– Любая. С черными, например, зацепился. Или статью про нарков написал, и тебя барыги щимят. Главное, рожу испуганную сделай.

– И что дальше?

– Ничего. Тебе надо дождаться, пока хмырь подойдет. Ну а дальше по ситуации. Попроси до офиса подвезти, по дороге попытайся разговорить. Блин, Толян, кто из нас журналист, ты или я?

– Ладно, – сказал я. – Хорошо. А чем займешься ты, пока я буду рисковать своей работой, а может даже и жизнью?

– А я прослежу за тем парнем на «Ауди». В этот раз он от меня не уйдет.

Мы заказали еще какогото спиртного, и дальше говорили уже не о делах, а о смысле жизни и цели мироздания. Гдето так до полуночи.

После паба, попрощавшись с Пашей, я поехал не домой, а к Тоне. Это моя хорошая знакомая. Она меня любит и ненавидит одновременно. Сучка еще та, конечно, но у нее квартира на Мосфильмовской с шикарным видом, и я люблю оставаться у нее на ночь.

Вызвал такси, скинул смску уже из машины. Тоня ответила, что ждет.

У нее, как обычно, несмотря на поздний час, тусили гости, мне незнакомые. На этот раз – молодая пара.

Он – худощавый кретин с именем, которое я так и не смог запомнить. То ли Артемон, то ли Арлекин, то ли Арчибальд.

Она – относительно симпатичная француженка с глубоким декольте и твердой четверкой внутри. Француженка немного говорила порусски и слишком похотливо пялилась на Тоню, что дало мне повод усомниться в том, что пара – действительно пара. Дабы расставить точки над «и», я усадил Тоню на колени и зачитал всей компании пару анекдотов про пидоров. Люблю провокации, особенно когда пьян и смел.

Анекдоты не приняли, но и провокации не получилось. После вежливых улыбок Ахламон стал рассказывать о том, что недавно поменял свой Порш ДжейТи на новую модель. Когда мне надоело слушать, я сказал, что у меня был такой Порш, но я его разбил, и больше это барахло брать не собираюсь.

В принципе, я сказал правду. Просто не стал упоминать, что порш разбил, когда играл в «ГранТуризмо» на Сони плейстейшен.

А потом я почувствовал острую необходимость остаться со своей подружкой наедине. И Абырвалг стал меня раздражать своей болтовней, своим мерзким костюмчиком и айфоном.

– Ну чо, народ, будем расходиться потихоньку? – предложил я. И добавил. – Сегодня не пятница, завтра всем на работу.

Оказалось, что не всем. Оказалось, что Абдурахман сам себе начальник и имеет свободный график, француженка не работает в принципе, а Тоня слезла с моих колен и зачемто сказала, что сейчас в отпуске.

Тем не менее, намек был услышан, и после бессмысленных «ой, извините» и «да нет, что вы», парочка, наконец, убралась.

Я сразу же потащил Тоню к подоконнику. Да, именно к подоконнику, а не на кровать.

Когда я вхожу в нее, и смотрю на ночной город, мне кажется, что я трахаю всю Москву, весь этот безумный город, погрязший в похоти и разврате…

– Толик! Толик! Толян, ну ты, придурок! Да что с тобой! Руки убери, козел!

Меня привела в чувство хлесткая пощечина. Не очень сильная, но достаточно ощутимая. Я даже опешил, потому что раньше Тоня себе такого не позволяла.

– Ты что делаешь? – спросил я.

Перед глазами все плыло, я не мог понять, это от удара, или от чрезмерного опьянения.

– Это ты что делаешь? – возмущенно спросила Тоня. – Я для тебя вообще кто? Игрушка?

– Малыш, что ты такое говоришь? Иди сюда, и я…

– Руки убери, или еще получишь! Ты вообще обнаглел?

Она стала мне объяснять, что сегодня я вел себя исключительно похамски, и продолжаю это делать. Потом перешла на наши отношения в целом, стала обвинять в эгоизме. Я попытался возразить, но это закончилось тем, что она потребовала убраться из ее квартиры.

Мне пришлось объяснить, в чем дело. Намекнуть на то, что я занят важным расследованием, и мне угрожает опасность. Что мне некуда идти, что возможно, дома меня ждут. Что завтра я уйду и могу не вернуться. Но если я вернусь…

– Малыш, у меня будет сногсшибательный материал. Его поставят на первые полосы, о нем будут говорить по радио и телевидению. Понимаешь, мне сейчас нелегко. Я ведь могу потерять не только работу. Малыш, я уйду, если ты этого хочешь. Но мне некуда идти.

Она не поверила. Да и кто бы поверил в бессвязную речь пьяного журналистанеудачника, даже если бы он действительно нарыл чтото стоящее.

Но главное было в том, что она <u>хотела</u> поверить.

– Это про коррупцию? – спросила Тоня, значительно оттаяв после моего сбивчивого рассказа.

– Коррупция, наркотики, оружие, промышленный шпионаж. Ты даже не представляешь себе, сколько людей задействовано в этой схеме. – повторил я Пашины слова. – Когда я вскрою этот гнойный нарыв, я выступлю по телевидению. По Первому каналу. Я буду как Сноуден, малыш. Если меня не прикончат к этому времени.

К этому времени мне удалось мягко прижать ее к подоконнику и засунуть руки ей под майку. Она уже не сопротивлялась.

Женщины любят смелых и рисковых мужчин, даже если они хамы и эгоисты. Я смотрел на огни ночной Москвы, и видел себя, под светом софитов, в окружении репортеров и охраны. Тоня стонала, и в этом стоне я слышал крики восхищенной толпы, приветствующей своего героя. О, это было незабываемо. Я хотел бы, чтобы это продолжалось вечно. Но...

Утром я все забыл. Жуткое похмелье вытеснило из головы остатки прекрасных воспоминаний. Меня ждал унылый серый город, разевал свою пасть, чтобы сожрать и тем самым расквитаться за ночное… господи, как голова болит… жесть какая.

Я ушел, пока Тоня еще спала. Хотел ее поцеловать, но даже не смог наклониться.

В ближайшей аптеке купил разных таблеток, спасающих от похмелья. К обеду стало полегче, но здоровье все равно было подорвано.

Я не смог сдать статью. Редактор пообещал, что уволит меня, если статьи не будет к вечеру. Я сказал «да», а когда он ушел, трижды проклял его.

Тоня прислала смску о том, что хочет поговорить со мной сегодня вечером. Сразу же прислала вторую, о том, что это важно. Я ответил, что обязательно приеду. Хотя не был в этом уверен.

Начальника службы безопасности звали Егор Егорович. Я узнал это у секретарши главреда. Больше ничего про него не знала, хотя ей было известно все и про всех.

Что ж, пока мне и этого было достаточно.

С Пашей мы встретились за час до условленного времени, возле метро на Трубной. Он был на мотоцикле, собирался следить за «Ауди». Я был на автопилоте, меня мутило, и даже кофе из «Старбакса» не очень помогло.

Паша в отличие от меня был свеж, как огурчик.

– Толян, – сказал он. – У тебя такой, вид, будто тебя сегодня казнят.

– Типун тебе на язык, Паша, – ответил ему я.



Мы договорились встретиться после того, как закончим слежку за нашими объектами. И я отправился на Большую Дмитровку.

Я стал метров за десять до светофора. Подальше от дороги, чтобы не мелькать. Когда появился знакомый мне черный рейнджровер, я машинально взлохматил волосы и поспешил к машине. Пытаясь нацепить на лицо маску из неподдельного испуга.

Боковым зрением я увидел и хмыря, подходящего к светофору. Я успевал раньше него. Перегородил путь рейнджику, затем обежал, открыл пассажирскую дверь и запрыгнул в машину.

– Егор Егорович, здравствуйте! Я Анатолий Орлов, ведущий журналист «Взгляда»! Помогите! Они гонятся за мной!

Это все я выпалил на одном дыхании. Изображая неподдельный страх.

Егор Егорович спокойно посмотрел на меня, тронулся с места, проехал несколько метров и остановился.

Я, честно говоря, ожидал несколько иной реакции. Что он поинтересуется тем, что происходит. Что он хотя бы спросит, кто я и зачем сел в машину, вместо того, чтобы вызвать полицию.

Но начальник вел себя так, словно я каждый день садился к нему в машину. Словно он и не видел ничего необычного в моем поступке. Меня это, конечно, насторожило.

Хмырь подошел к салону, заглянул, посмотрел на меня.

– Он слаб, – сказал Хмырь. – Слишком тщеславен.

– Значит, станет фермером, – в тон ему ответил Егор Егорович.

Я уже понимал, что речь идет обо мне. Но не понимал, что именно они обсуждают.

– Хорошо, – ответил Хмырь. – На твое усмотрение.

Он развернулся и пошел прочь.

– Егор Егорович, я…

– Спокойно, Толик, спокойно, – почемуто печально сказал Егор Егорович, трогаясь с места. – Ты в армии служил?

– Нет, – ответил я и зачемто добавил, – Но в моем институте была военная кафедра.

– Тогда удачи тебе, Толик, – сказал Егор Егорович и протянул ко мне руку.

Я заметил перстень у него на пальце, в виде черепа зеленоватого оттенка, в обрамлении какихто колец.

Пустые глазницы черепа гипнотизировали меня, выворачивая наизнанку все мои мысли и чувства. Это длилось примерно дветри секунды.

А потом наступила темнота.

Глава третья. Код Павла Дурова

Я открыл глаза и увидел небо. Глубокое небо яркоголубого цвета, с жирными белыми облаками, лениво проплывающими надо мной.

Я лежал на спине, на земле, среди невысокой, пожухлой травы. Легкий ветерок с едва заметным запахом чегото бензинового ласково обдувал лицо, даже немного трепал волосы. Солнце, хоть и стояло почти в зените, но не жарило, а приятно грело.

И тишина. Только сбоку, гдето совсем рядом, доносился стрекот какогото насекомого, ни разу не похожего на привычных мне цикад. Впрочем, цикады, кажется, только ночью стрекочут, а сейчас было около полудня.

Идеальные условия для того, чтобы закрыть глаза и подумать о чемто хорошем, добром и великом. Наверное, я так бы и сделал.

Но я помнил одну важную вещь.

Только что я находился на Большой Дмитровке, сидел в машине. А теперь...

Я поднялся. Вернее, не поднялся, а сначала приподнял голову, чтобы осмотреться.

Какоето бескрайнее поле, с минимумом растительности, и песчанокаменистой почвой. Ни деревьев, ни строений, ни машин, ни людей.

Я панически вскочил на ноги. И первым делом отряхнулся. Это произошло машинально, потому что меня, конечно же, совершенно не волновал мой внешний вид. Меня волновало мое местонахождение. Как я очутился в этой степи, и самое главное, как мне отсюда вернуться на Большую Дмитровку, или хотя бы просто в Москву, желательно поближе к метро.

Телефон, документы, карманы… Карманы оказались пусты. Вообще ничего, даже проездной на метро забрали.

А потом я увидел источник звуков, принятых мной сначала за звуки насекомых.

Это была змея. Огромная, как мне показалось. Гораздо больше тех ужей, что ползают по лесам Подмосковья. Раза в два, или даже в три длиннее и толще. Серого цвета, со странной головой, змея свернулась в кольцо, приподняла голову и раскачивалась, часто высовывая раздвоенный язык. Хвост ее при этом дергался. Издавая эти странные звуки, кончиком, похожим на высохшую спиральную макаронину.

До этого момента я ни разу в жизни не видел гремучую змею. Но знал, что они водятся в Северной Америке, ядовиты, и у них на хвосте есть чешуйки, во время трения издающие стрекочущие…

В Северной Америке! Ёшкин кот!

Я попятился назад, осматриваясь в поисках палки. Мелкие кустарники, пучки жухлой травы. Никаких палок поблизости не было. Пришлось выковырять среднего размера булыжник, чтобы хоть както защититься от ядовитой опасности. Но к этому времени змея успокоилась и уползла прочь.

А вот я не успокоился.

Северная Америка. Ну нет. Это уж слишком. Это не Подмосковье, конечно… может быть, степи Кубани...

Я топтался на месте, оглядываясь по сторонам и пытаясь найти хоть какоето логическое объяснение происходящему.

Молодого талантливого журналиста похитил начальник службы безопасности крупного холдинга. Украл старый телефон и проездной, вывез в степь, подбросил гремучую змею, в надежде скрыть убийство как несчастный случай, но почему тогда он не сунул змею журналисту за пазуху, а если, то почему… нет! Стоп! Где я вообще нахожусь? Почему тут ничего нет вокруг до самого горизонта?! Во все стороны!

Я ущипнул себя. Старый прием, позволяющий отделить реальность от сновидений. Мне он не помог. Я не проснулся, мои туфли вместе с содержимым топтали незнакомую мне землю, и почемуто было такое ощущение, что до меня тут еще не было людей.

Самое страшное было в том, что я совершенно не понимал, куда мне идти. Со всех сторон бескрайняя степь, ни единого ориентира.

Впрочем, нет, с одной стороны я заметил какоето расплывчатое пятно на горизонте. Возможно, это была фатаморгана, оптическая иллюзия, распространенная в пустыне. Но выбор отсутствовал, и я двинул в ту сторону. Стараясь не медлить, поскольку, несмотря на шок, понимал, что без воды я здесь долго не протяну.

Наверное, мне стоило засечь время, или считать шаги – чтобы иметь хоть небольшое представление о том, какое расстояние мне пришлось пройти. Но мне было не до этого, я даже не думал о том, что этот поход продлится так долго.

Я остановился, когда понял, что темное пятно двигается мне навстречу. Просто стоял и смотрел, пытаясь понять, что это может быть.

Сначала мне показалось, что это пыльная буря, потом я стал различать фигуры людей. Да, несомненно, это были люди. Огромная толпа, сотни, может быть, даже тысячи. Целая лавина людей тягучей смолой двигалась в мою сторону.

Я шагнул к ним навстречу, не особо задумываясь над тем, кто они, и что здесь делают. Сначала пошел, с радостью и умилением. Затем побежал, крича и размахивая руками…

Несомненно, это было моей ошибкой. Когда я смог их рассмотреть, когда я понял, <u>что</u> приближается ко мне, я словно налетел на стену.

Омерзительные существа, в обрывках одежды, с гниющими язвами на теле – они были похожи на людей лишь… блин, да они вообще не были похожи на людей. Зомби из хорорфильмов, вот кем были эти существа.

Только вот для мертвецов они довольно быстро бегали. Спустя несколько секунд моего тупого стояния они уже приблизились настолько, что я почувствовал смрадную вонь. К этому времени в моих ушах уже прочно стоял гул, из сотен или тысяч глоток, кричащих чтото разное, и совсем бессвязное.

Они обступали меня с трех сторон. Задние напирали, передние спотыкались, их втаптывали следующие, и вся эта орава тянула руки, пускала слюни, стремясь именно ко мне.

Я повернулся. И побежал. Туда, откуда пришел. Уже не глядя под ноги, не боясь змей или острых камней.

Моя скорость была выше скорости толпы обезумевших созданий. Пригодилась подготовка, раньше дватри раза в неделю я бегал по утрам в парке. Но когда я остановился, чтобы передохнуть и оценить расстояние, то понял, что это не спринт, а марафон. Это надолго, и они от меня не отстанут.

Больше останавливаться мне уже не хотелось.

Сказать, что я был напуган – это ничего не сказать о моем состоянии. Но еще больше я напугался, когда понял, что уже начало темнеть. К этому времени я уже был обессилен, а темное пятно хотя и находилось довольно далеко, но уверенно приближалось.

Я бежал. Стемнело, и вместе с сумерками на меня накатила волна отчаяния. Воздух разрывал легкие, мышцы в ногах дрожали, как натянутые струны. Судорога свела икру, я взвыл – не от боли, а от страха и отчаяния, что это конец. Хотя это была всего лишь судорога, и у меня еще оставалось какоето время в запасе.

Солнце почти село. Адские создания, гнавшиеся за мной, бежали со стороны заката. Спешно растирая заклинившую ногу, я смотрел туда и видел расплывчатое пятно, напоминающую небольшой холмик на линии горизонта.

Я снова побежал, прихрамывая от болевшей мышцы, задыхаясь. Мысль была только одна – сейчас стемнеет, я потеряю ориентацию в пространстве и выбегу прямо на этих… этих...

Я снова упал. На этот раз не от судороги. А от того, что силы покинули меня, как физические, так и моральные. Я не знал, куда бежать, и что мне делать. Я бы заплакал, но сил не было даже на это.

Солнце уже село окончательно. На ночном небе стали видны первые звезды, но я никогда не умел ориентироваться по небесным светилам.

Я, конечно, не сдался так сразу. Попытался подняться. Упал. Подумал о том, что не могу больше никуда бежать. Услышал гул, он приближался очень быстро.

Я закрыл глаза. Через секунду открыл. Мне показалось, что этот гул был какимто другим. Поднял голову.

Чтото мелькнуло впереди. Какойто огонек. Через секунду свет автомобильных фар прорезал темноту. Конечно. Я не ошибся, это был звук автомобиля.

На самом деле это ничего не значило. Машина могла нести такую же угрозу, как и обезумевшие уроды, гнавшиеся за мной. Но я поднялся. За своей последней надеждой.

Яркий свет галогенок ослепил меня и я зажмурился.

– Вот он! – услышал я незнакомый женский голос. – Тормози!

Рядом со мной остановилась машина, чтото вроде маленького грузовика с обрезанным верхом и станковым пулеметом. У пулемета возился бородатый мужик в старой военной форме без знаков различия. Смотрел он не на меня, а в сторону моих преследователей, что обнадеживало.

Кроме него, в кузове стояла девушка в кустарно сшитом меховом полушубке. У нее были короткие рыжие волосы и автомат Калашникова.

– Залезай быстрее! – крикнула она, протягивая мне руку. Второй рукой она придерживала автомат.

Ну… у меня других вариантов не было.

А когда я залез в машину, и мы стартанули с места, она сказала:

– Ну ты даешь, Павел.

Я хотел сказать, что я не Павел, а Толик, но машина подскочила на ухабе, и я чуть не вывалился наружу.

– Держись, – сказал пулеметчик, показывая за поручни. – Сейчас ускорители включат.

Конечно же, я даже не успел спросить, что такое ускорители. Только успел вцепиться в поручни, как в ушах послышался протяжный вой.

В глазах стало сильно рябить. Замелькали звездочки, почемуто зеленого цвета. Прежде чем я чтото понял, мы уже ехали вдоль деревянного забора, высотой метров в пять. А еще через несколько секунд остановились перед деревянными воротами.

– Приехали, – сказала рыжая. И показала мне рукой, мол, выходи.

– Что происходит? – спросил я, не двигаясь с места. – Где мы находимся?

Пулеметчик хмыкнул, покачал головой и пробормотал чтото про сальвию.

– Это твой город, Павел, – сказала рыжая. – И не благодари за спасение. Просто будешь должен.

– Шевелись, друг, – произнес пулеметчик и похлопал меня по плечу. – Нам еще три сектора проехать надо.

Я чувствовал себя как зомби, спускаясь из машины.

– Слушайте, вы можете хотя бы объяснить…

Они меня не слушали. Едва я ступил на землю, как автомобиль сорвался с места и исчез гдето в темноте.

Я подошел к воротам, освещаемым двумя смоляными факелами. Не струганые доски, кривые бревна, и какойто гаджет с объективом и крохотным монитором, встроенный в одну из створок ворот. В самом центре.

Ноздри учуяли запах жареного мяса. Голода я не чувствовал, мне сейчас было не до еды. Но желудок заурчал, напоминая о своем существовании.

Когда я стал перед объективом, на мониторе загорелась надпись на русском языке. «Идентификация».

Через мгновение надпись сменилась следующей «Идентификация завершена. Требуется код доступа для Павел Дуров»

– Назовите свое имя, – прозвучал из невидимых динамиков чейто мужской голос.

– Анатолий Орлов, – сказал я.

– Недопустимое значение, – на этот раз голос был механический и бесполый. – Проверьте правильность ввода логина.

Я обернулся. За моей спиной была темнота, пугающая, бесконечная, и явно скрывающая в себе множество опасностей. Передо мной были двери, так же ведущие в неизвестность. Но за этими дверями пахло жареным мясом, а самое главное, там были люди.

– Назовите себя, – повторил мужской голос.

– Павел Дуров, – сказал я наугад.

Ворота скрипнули и стали открываться.

Глава четвертая. Город без названия

Ворота медленно и со скрипом закрылись за моей спиной. Лязгнул замок. Я осмотрелся.

Передо мной проходила широкая асфальтовая дорога, с рытвинами и колдобинами. Сразу за дорогой я рассмотрел небольшие постройки из дерева и листового железа. Сараи и халабуды, едваедва освещенные слабыми электрическими лампочками. Коегде вместо лампочек горели обычные факелы.

Справа от ворот стояла небольшая будка, похожая на телефонную. Возле будки дымился мангал. Рядом с ним топтался мужчина лет сорока, в рваном военном кителе, кроксах и полосатых адидасовских штанах.

На мангале ничего не было, но запах жареного мяса все еще витал в воздухе. Впрочем, еда мне сейчас была нужна меньше всего.

– Здравствуйте, Павел Дуров, – сказал мужчина, слегка склонив голову. – С возвращением.

Никакого акцента, чистейшая русская речь.

– Дайте воды, – прохрипел я, с трудом выговаривая слова.

Мужчина исчез за углом одной из построек, вскоре вернулся с фляжкой какойто мутной и теплой жидкости. Я вылакал ее почти всю, прежде чем почувствовал, что она воняет тиной. А пока я пил, мужчина сказал следующее:

– За время вашего отсутствия обучено шестнадцать ополченцев и двадцать водителей грузовиков. Наши потери за время вашего отсутствия составили шестнадцать ополченцев и двадцать грузовиков.

У него был ужасно занудный голос, похожий на бормашину или утреннюю соседскую дрель.

– Что это за место? – хрипло спросил я, возвращая фляжку.

– Провинция Великого Гарпанга, – ответил мужчина. – Город без названия.

– Это Московская область?

Мужчина удивленно посмотрел на меня:

– Кхм… Простите, а что такое Московская область?

Я бы подумал, что он издевается, но обстановка для этого была не самая подходящая. Скорее, я чувствовал себя посетителем психиатрической клиники.

– А вы кто? – спросил я.

Мужчина на мгновение смутился, потом стал по стойке смирно, щелкнул подошвами кроксов и отчеканил:

– Андрей Гумилев, мэр города без названия.

– А это что? – спросил я, обведя вокруг рукой.

– Военный гарнизон города без названия, – так же бодро ответил Гумилев.

– Что значит город без названия? – спросил я. – Это как?

Гумилев развел руками и вздохнул:

– Прежний владелец так и не придумал ему названия.

– Ах, владелец, – повторил за ним я. – Угу. Прежний. А сейчас кто владелец города?

– Вы, Павел Дуров. Вы новый владелец.

Он не шутил. Говорил серьезно, и даже с искренним почтением. Но каждый его ответ рождал кучу новых вопросов. В моей голове стал потихоньку образовываться хаос.

– Прошу прощения за то, что называю вас Павлом Дуровым, но прежний владелец часто менял имена, и это имя было последним. Если вы желаете сменить имя...

– И где старый владелец? – перебил его я.

– Не могу знать, я не слежу за внешней политикой. – ответил Гумилев. – Вероятнее всего, прежний Павел Дуров сменил имя, но возможно, просто сгинул в пустыне. Если вы хотите сменить имя…

– Я хочу понять, что тут происходит, – я шагнул вперед, посмотрел по сторонам. – Это Кубань? Это Россия?

Вокруг ни души. Город, напоминающий бразильские фавелы, казался вымершим. Только тусклые электрически лампочки и смоляные факела, коекак освещавшие улицы, бросали отблески света при дуновении ветра.

– Что это за страна? – спросил я. И заорал, не выдержав. – What country is it?!

– Простите, Павел Дуров, но я вас не понимаю, – ответил Гумилев.

Я стоял с открытым ртом и пытался сообразить, что мне делать в этой ситуации. Мысли мои прервала сирена, ее внезапный и тревожный вой, хоть и не очень громкий, заставил меня подпрыгнуть на месте.

– Приближается стадо безумцев, – произнес механический голос. – Оценочная мощность десять «ка», вожак отсутствует. Расстояние до внешнего периметра обороны пятьсот метров. Возможна угроза нападения.

Гумилев посмотрел на меня. Я посмотрел на Гумилева. Так мы стояли и глазели друг на друга, под продолжавшийся вой сирены, довольно долго. Пока голос снова не произнес:

– Расстояние до внешнего периметра обороны четыреста пятьдесят метров. Угроза нападения.

– Что происходит? – спросил я.

– Безумцы, – ответил Гумилев. – Расплодилось их последнее время. Большое стадо идет. Нападут на город.

Механический голос сообщил, что безумцы двигаются в направлении города, и расстояние между ними и нами сократилось до четырехсот метров.



Я посмотрел на ворота. Они, конечно, были большими и крепкими, для одного человека. И даже для двоих. Но не более. Трехчетырех человек достаточно, чтобы выломать забор и ворваться сюда.

А к городу приближалось большое стадо. Десять чегото там.

Я спросил, собирается ли Гумилев чтото предпринимать в связи с этим. Он ведь мэр, если я его правильно понял.

И тут выяснилось, что мэр ждет моих распоряжений. Оказывается, это я, как владелец города, должен принимать все решения о дальнейших действиях. А мэр… что мэр. Он хозяйственник.

Выбор у меня был невелик. Либо прятаться в штабе, либо использовать оборонный комплекс для защиты города.

– Достаточно отдать приказ, – подсказал Гумилев. – И город активирует оборону.

Тем временем безумцы уже приблизились на триста метров. Времени совсем не оставалось.

– Активировать оборону! – скомандовал я, не вдаваясь более в подробности.

– Доступна активация бункеров и баррикад, – услужливо сообщил Гумилев. – Рекомендую использовать баррикады.

– Активировать баррикады! – заорал я.

– Начато возведение баррикад, – сообщил механический голос. – Расчетное время готовности двадцать восемь минут, – и тут же добавил, как мне показалось, со злорадством, что расстояние сократилось до двухсот метров.

– Мы что, не успеем? – спросил я.

И стал осматриваться в поисках укрытия, потому что, как мне уже казалось, сквозь вой сирены я различал гул безумной толпы.

– Можно использовать ускорители, – сказал Гумилев. – У нас есть небольшой запас изу...

– Давайте! Конечно! – крикнул я. – Использовать ускорители!

– Баррикады построены и активированы, – сообщил механический голос.

– Желаете посмотреть, как работает оборона города? – спросил Гумилев.

– А это не опасно? – на всякий случай спросил я.

– О, нет, наших баррикад достаточно, чтобы остановить это стадо. Прошу за мной. Вас ждет незабываемое и крайне веселое зрелище.

Мы поднялись на деревянную площадку небольшой смотровой башни, возвышавшейся над стеной. По верху стены тянулась ржавая колючая проволока, ее щетину в некоторых местах украшали клочки одежды.

Отсюда должен был открываться хороший вид на пустыню, но в кромешной тьме невозможно было рассмотреть даже землю под нами, метрах в десяти.

На башне оказался прожектор. Хороший, мощный прожектор. Гумилев включил его, и пространство перед стеной стало освещенным не хуже, чем на стадионе.

Широкая дорога, ведущая к воротам, вся была усеяна жуткими конструкциями из арматуры, балок, и железных листов. Судя по всему, это и были только что построенные баррикады.

Конструкции двигались. Образовывая сначала цепи, а потом лабиринты из ограды с остро отточенными металлическими шипами, торчащими в разные стороны. Это напоминало колючую проволоку гигантских размеров.

– А кто их двигает? – спросил я.

– Город, – ответил Гумилев. – Для оборонительных войск не нужны командиры.

Я хотел задать очередной вопрос, но замер, услышав медленно нарастающий гул. Он прорывался через воющую до сих пор сирену, он приближался и он был мне знаком.

Потом я увидел безумцев. Не знаю, сколько их было, мне показалось, что всего их было не меньше тысячи. Может быть, даже и больше. Лавина из человеческих тел стремилась к воротам города, даже не пытаясь както осторожно перебраться через препятствия на пути.

Безумцы бежали по дороге, врезались в баррикады, натыкались на прутья и повисали там, бездыханными. Следующие взбирались по их телам, чтобы тоже наткнуться на шипы, повиснуть на них, подергаться и сдохнуть. И при этом они кричали – от боли, от ярости, наверное, еще от чегото.

Я не мог смотреть на такую бойню и отвернулся, едва началось это кровавое месиво. Вопли обезумевших людей, убивающих самих себя, еще долго стояли в моих ушах, даже после того, как все закончилось.

На удивление, быстро. Не знаю, может быть, минута, две… и я, очнувшись от мыслей, осознал, что стою в полной тишине. Не было слышно не единого стона, ни единого крика. Будто невидимый звукорежиссер отключил озвучку, и теперь нам предстояло немое кино.

Я повернулся, чтобы посмотреть на итог битвы, и меня едва не вывернуло наизнанку.

В свете прожектора гора трупов, висящая на штырях баррикад, выглядела ужасно. Кровь, кишки, части тел… бррр!

Тем не менее, самой первой моей мыслью было сожаление об отсутствии фотоаппарата. Такие фотографии с тэгом «18+» могли собрать немало лайков в инстаграме – это было моей второй мыслью.

И только третья мысль заставила меня опомниться и расставить приоритеты в желаниях и сожалениях.

– Вы победили! – торжественно произнес Гумилев. – Поздравляю! Не желаете ли отметить свою первую победу?

– Здесь есть телефон или интернет? – спросил я.

– Простите, – у Гумилева был такой вид, словно он не понимал, о чем я спросил. – Боюсь, что нет.

– Ладно. А карта мира или глобус есть? Ты можешь показать, где мы находимся?

– В штабе есть карта провинции, – сказал Гумилев. – Мы можем там и побеседовать, если у вас есть вопросы.

– Если у меня есть вопросы?

– Да. Может быть, вам чтото непонятно. Я могу рассказать и подсказать.

Я еще раз посмотрел на кучу тел, повисших на баррикадах. Кажется, там снова началось движение. Невидимая рука города стала раздвигать металлические сооружения в разные стороны. Шипы втягивались внутрь, тела с омерзительным чавканьем сваливались на землю, и кажется, кудато проваливались.

– …могите… – вдруг послышалось мне. Я прислушался.

– Помогите...

– Слышал? – я повернулся к Гумилеву.

– Недобитый безумец, – процедил Гумилев. – Такое иногда бывает после атак.

– Я думал, они только мычат, – сказал я.

– Вожаки стада могут произносить отдельные слова. Если мы пройдем в штаб, я смогу вам рассказать о них все, что знаю. Пожалуйста, прошу за мной.

Гумилев выключил прожектор, и почти в полной темноте мы стали спускаться со стены по скрипящей лестнице.

Мне почемуто показалось, что он торопится увести меня отсюда. Но в тот момент я не придал этому значения.

Глава пятая. Анатолий Толян

Когда мы спустились со стены и направились к постройкам, я спросил у Гумилева:

– Здесь есть еще люди, кроме нас?

– Есть несколько строителей, они с семьями живут в промышленном квартале. – Гумилев махнул рукой кудато в сторону построек. – Люди приходят, уходят. Вообще жителей немного, городто маленький, его отстраивать надо. Может, прикажете построить дом? Чем больше домов, тем больше семей. Чем больше семей, тем больше жителей в городе. Когда много жителей, в городе просыпается жизнь…

Его немного унылый и равнодушный тон внезапно вывел меня из себя. Я и так еле держался, после жуткого зрелища с безумцами, и предыдущими приключениями.

– Слушай, ты! – крикнул я, схватив Гумилева за плечо и разворачивая к себе. – Меня не интересует этот город. Я хочу понять, что происходит, как я сюда попал, и самое главное, как мне вернуться домой! Я не хочу идти ни в какой штаб! Я не хочу строить дом! Я хочу поговорить с кемто, кто сможет объяснить мне, что здесь происходит!

Я уже почти орал, я едва не сорвал голос, и мне потребовалась пауза, чтобы перевести дух. В это время Гумилев спокойно сказал:

– Поговорить здесь вы сможете только со мной.

– Как это? – спросил я, уже успокоившись. – Ты же сказал, что в городе есть жители.

– Да, жители есть, но они… как бы это сказать… вот, кстати...

Навстречу нам шли трое мужчин. Один был в грязной робе, на голове у него находилась каска с фонариком, а в руках он держал кирку. Второй тоже был в каске, в рваном комбинезоне и с толстым мотком электрического провода в руке. У третьего из одежды были только шорты и сланцы, в руке он держал топор с длинной рукоятью. Заметив нас, они прижались к стене, став по стойке смирно.

– Представители рабочего класса. – сказал Гумилев, когда мы подошли к ним. – Шахтер, электрик и лесоруб. Еще есть повар, но он сейчас на ферме, работает. А эти бездельничают, покуда шахта, станция и лесопилка не функционируют.

– Здрасьте, – сказал я, но рабочие молчали и не двигались. – Вы можете сказать, что это за город и где мы находимся? Эй! Вы меня понимаете? Do you speak english? Deutch? France? Тиньтяньхуань, вашу мать!

Рабочие напоминали каменных истуканов, смотрели перед собой и молчали.

– Бесполезно, – сказал Гумилев. – Они не разговаривают. Вообще.

– Почему? – спросил я.

– Они же рабочие. Пролетариат. Зачем им разговаривать? Их жены, дети, тоже все молчат. С самого рождения. Это не только в нашем городе, но и в других городах.

– У когонибудь из вас есть телефон? – спросил я, обращаясь к рабочим. – Вы можете позвонить в полицию? Это вообще что за страна?!

Рабочие не шевелились. Ни единого движения, никаких эмоций.

– Городу нужен карьер, – внезапно сказал Гумилев.

– Какой еще карьер? – спросил я машинально.

Гумилев чтото говорил про железо, необходимое для дальнейшего развития. О том, что работает только ферма, обеспечивая город едой, потому что это было единственное, что построил предыдущий владелец… Чтото про то, что одной едой сыт не будешь.

Но я ничего этого не слышал. Его голос шел фоном к моим мыслям, как радиоприемник в машине.

Я смотрел на перегоревшую электрическую лампочку, болтавшуюся на проводе в тусклом свете смоляного факела. И думал о том, что я нахожусь не на Кубани. И не в Северной Америке. И, может быть, самый главный вопрос даже не в том, ГДЕ я нахожусь, а в том, КОГДА я нахожусь.

Наверное, мне не скоро придется вернуться домой.

– Ладно, – кивнул я Гумилеву. – Показывай, где тут штаб.

Едва мы отошли от рабочих, те словно оттаяли, и продолжили свой путь, как ни в чем не бывало. Я несколько раз обернулся и посмотрел им вслед, прежде чем они растворились во тьме.

– На восточной окраине города есть карьер, – сказал Гумилев. – Если там построить железодобывающую станцию, то у нас появится железо. Вам достаточно лишь отдать приказ, и карьер заработает.

Если мне все равно, будет ли на восточной окраине города работать карьер, а мэр города очень этого желает, то так тому и быть, подумал я. И сказал:

– Хорошо. Приказываю включить карьер. Ну или как там…

– Начато строительство карьера, – произнес механический голос. – Расчетное время окончания строительства две минуты.

– Так быстро? – удивился я.

– Первый уровень возводится очень быстро, – ответил Гумилев и махнул в сторону одного из строений. – А вот и наш штаб.

Штаб отличался от остальных построек чуть большим размером и наличием крыльца с четырьмя ужасными ступеньками.

Ступеньки скрипели, пока мы поднимались. В такт им механический голос равнодушно сообщил об окончании строительства карьера. Когда мы уже входили внутрь, я услышал топот ног на улице и обернулся. Мимо штаба на всех парах пробежал рабочийшахтер, примерно в том направлении, откуда пришел.

– Город начал получать железо, – радостно сказал Гумилев и сделал приглашающий жест. – Пожалуйста, проходите, Павел Дуров.

Внутри нас ждали фанерные стены, коптящий светильник и ящики вместо мебели. На стене висел старенький монитор, на экране постоянно мелькали цифры и графики, но я не стал акцентировать на этом свое внимание.

– Где карта? – спросил я.

– Секунду. – Гумилев подошел к монитору, покрутил какоето колесико, на экране появилась картинка, изображавшая немного не то, что я ожидал увидеть.

Горы, леса, озера, какието строения. Ни материков, ни стран, ни городов.

– Это наш город! – Гумилев ткнул пальцем в центр монитора, в изображение небольшого домика. – А вокруг наша провинция.

– А дальше? – спросил я. – Что на юге, на севере?

– Я там не был, – ответил Гумилев.

– А где ты был? Так, ладно! Давай с самого начала.

Я сел на ближайший ящик, и начал задавать вопросы.

Сперва я попытался выяснить историю этого города. Откуда он взялся, кто построил эти сараи, почему вокруг на тысячи километров выжженная пустыня, в которой бродят спятившие люди. Гумилев ответил, что так было всегда, и так везде. В пустыне царствовал вирус бешенства, превращающий людей в обезумевших животных. Счастливчики, избежавшие столь печальной участи, объединялись, строили поселения и форты, в конце концов становившиеся городами.

Тогда я попросил его рассказать свою историю. Когда он родился, где, как сюда попал.

И тут началось самое интересное.

Всю свою жизнь, сколько себя Гумилев помнил, он прожил здесь. Убивал безумцев, обитавших в пустыне с незапамятных времен. Командовал рабочими и строителями. Выполнял распоряжения основателя и владельца города, назвавшегося сначала Мегамозгом, потом Великим Магистром, а потом Павлом Дуровым.

Прежний владелец города большую часть времени проводил вне его стен. За гарнизоном он почти не следил, и лишь благодаря Гумилеву в городе сохранились признаки жизни.

Мой собеседник ударился было в воспоминания, но я его прервал, и спросил, сколько ему лет.

Гумилев не смог ответить на этот вопрос. Он не знал, где родился, и кто были его родители. Не помнил своего детства и своей юности. У него никогда не было друзей. Сколько себя помнил, он всегда был один и всегда – в городе без названия.

История всей жизни этого немолодого мужчины выглядела так, словно однажды он проснулся в одном из сараев, и приступил к обязанностям командира гарнизона, как ни в чем не бывало.

– Ваш предшественник назначил меня мэром города, и теперь я отвечаю за строительство, добычу ресурсов...

– Подожди! – перебил я его. – Расскажи еще раз, с самого начала. У тебя были родители? Детство помнишь свое? До того, как ты проснулся в штабе.

Гумилев с нескрываемой печалью на лице мотал головой, и разводил руками. Тер виски, морщил лоб. Я не мог понять, правду он говорил, или притворялся, что ничего не помнил.

– А юность? Тоже не помнишь? Ты же не всегда был такой? Сколько тебе лет? У тебя семья была? Жена, дети...

Гримаса отчаяния внезапно исказила лицо Гумилева.

– Хватит! – заорал он, вскакивая с места. – Я не помню!

И тут же, схватившись рукой за сердце, даже не присел, а рухнул обратно, издав стон.

– Эй, эй! – обеспокоился я. – Спокойно, не умирай!

Гумилев не умер. Хотя и побледнел быстро, но так же быстро его отпустило. Он вытер рукавом пот со лба, и пробормотал:

– Простите, Павел Дуров.

– Я не… Все в порядке? – спросил я, решив не спорить пока насчет имени.

– Да. Я не должен был повышать на вас голос.

– Да ладно, – отмахнулся я. – Любой бы нервничал, если бы ничего не помнил. У вас тут кофе есть?

– Конечно. Я сейчас сделаю.

Под видом кофе Гумилев приготовил какуюто коричневую бурду. Лучше, чем ничего.

Пока пили кофе, я честно рассказал Гумилеву свою историю. Историю журналиста, оказавшегося в центре международного заговора спецслужб и наркокартелей, похищенного средь бела дня на оживленной московской улице, очнувшегося в неведомом месте, в совершенно чужом мире.

Гумилев сказал, что никогда не слышал ничего подобного. Ни про город под названием Москва, ни про улицу Большую Дмитровку. Вот только когда я упомянул о том, что работаю в редакции “Взгляда”, показалось, что он наморщил лоб, словно услышал чтото знакомое. Но… уже в следующую секунду снова помотал головой. А потом, поколебавшись, предложил:

– Может быть, вы придумаете этому городу название?

– Любое? – уточнил я.

– Чтонибудь, отвечающее вашим вкусам и идеалам.

– Москва, – предложил я. – Пусть этот город называется Москва. А провинция – Московская область.

Оказалось, что давать названия провинциям могли только владельцы провинций – по факту, владельцы самых сильных армий.

– А у нас слабая армия? – спросил я.

– У нас вообще нет армии, – ответил Гумилев и предложил мне поужинать.

Я почувствовал голод сразу после того, как он задал этот вопрос. И сказал, что да, хочу есть. Я рассчитывал на кусок жареного мяса, чей запах до сих пор помнил мой нос, но Андрей Гумилев принес мне жестяную банку с тушеными бобами. На банке был рисунок, изображающий бобы, больше там ничего не было, ни надписей, ни маркировок изготовителя.

Пока я расправлялся с бобами, Гумилев объяснил, что я стал новым владельцем города, с его постройками, стеной, и механическим голосом. И пока действуют прежние приказы, он должен называть меня Павлом Дуровым.

– Я не хочу, чтобы меня так называли, – сказал я. – Меня зовут Анатолий.

– Для смены имени необходима бабочка, – сказал механический голос.

– У меня есть одна, секундочку! – Гумилев кудато ушел, вернулся минут через пять с небольшой серебристой фигуркой крылатого насекомого. – Вот. Возьми в руку и скажи, что хочешь использовать бабочку для смены имени. Только громко.

Я взял фигурку – она оказалась прохладной на ощупь – повертел и сказал:

– Хочу использовать бабочку для смены имени.

В следующую секунду у меня в руке уже ничего не было. Пальцы сжали воздух, а серебристый предмет просто испарился в воздухе. И почти сразу же раздался механический голос:

– Как вы желаете, чтобы к вам обращались?

– Анатолий, – сказал я и тут же поправился. – Толян.

– Смена имени произошла успешно, – сказал механический голос. – Анатолий Толян зарегистрирован в качестве владельца города без названия.

– Какой еще Анатолий Толян? – возмутился я. – Просто Толян. Или Анатолий.

Механический голос молчал, а Гумилев смущенно вздохнул и сказал:

– У меня больше нет бабочек, Анатолий Толян.

– Просто Анатолий! – воскликнул я. – Или просто Толян. А, пофиг!

Бобы я уже доел. Поставил пустую банку на стол. Встал. Опершись о стол, навис над Гумилевым и твердым голосом сказал:

– Я хочу выяснить, что со мной случилось и как я тут оказался. А потом вернуться домой. Если вам чтолибо известно и вы можете оказать мне помощь, то я рекомендую сделать это сейчас.

Гумилев, нисколько не смутившись моего почти грозного вида, предположил:

– Может быть, владельцы других городов знают больше, чем я?

– Владельцы… есть еще владельцы?

– Да, в провинции много городов. Рекомендую вам построить посольство для удобной коммуникации, – подсказал Гумилев. – Ресурсы для этого есть. Вам достаточно отдать приказ…

– Приказываю! – крикнул я. – Стройте посольство!

Механический голос ответил, что строительство завершится через шесть часов. Гумилев стал рассказывать о том, что город находится в удачном месте, и поблизости есть еще места, где можно добывать ресурсы. Но...

Я чувствовал себя сильно уставшим. Глаза слипались, в тепле, после еды. Незаметно для себя я задремал, пока Гумилев чтото рассказывал, рассказывал...

Вой сирены ворвался в мой сон, как нож входит в сливочное масло. Я подскочил на месте, стал озираться, пытаясь прийти в себя и понять, где я нахожусь.

– Приближается отряд спецназовцев, город Гарпанга, – сказал механический голос. – Приблизительная мощность пятьсот «ка», ориентировочное время при… ква…

Голос именно квакнул, и заткнулся.

Я посмотрел на Гумилева.

– На ускорителях прибыли, – сказал он унылым голосом. – Нам не повезло.

– Это же спецназовцы! – воскликнул я. – Разве они нам не помогут?

В моем представлении десантные войска должны были сражаться на стороне добра.

– Нет, – ответил Гумилев. – Это мародеры.

Глава шестая. Хранители

В зале Совета альянса Хранителей стояла гнетущая тишина. Егор Егорович, начальник разведки, находился здесь уже больше часа, в полном одиночестве. Компанию ему составляли только сувениры, привозимые периодически Хранителями из командировок. Выставленные вдоль единственной свободной от голографических мониторов стены – реликты превращали эту часть зала Совета в своеобразный музей.

Меч фракийца, предводителя рабов, поднявших восстание против своих хозяев. Ритуальный бубен шамана, умеющего разговаривать с умершими. Осколок астероида, уничтожившего станцию по контролю метеоритных дождей. Шкатулка, когдато служившая китайскому императору для хранения особо ценных предметов. Голова статуиконтейнера, содержавшая в себе штамм смертельного вируса, уничтожившего треть населения Земли. Компьютерная клавиатура, принадлежавшая человеку, написавшему прототип искусственного интеллекта.

Эти, и многие другие предметы, несли в себе кусочки историй, хорошо известных Егору Егоровичу. Хранителям открыты все секреты, но в данный момент начальника разведки не интересовали сувениры, не интересовали экскурсы в историю. Он здесь находился совершенно по другому, гораздо более важному поводу.

Вот только ждать приходилось долго, а времени у Егора Егоровича совсем не было.

Почти полтора часа. Большой срок для тех, кому в сутках не хватает времени. В другой ситуации Егор Егорович уже давно покинул бы зал Совета, но эта встреча ему была нужна больше, чем тому, чьей аудиенции он дожидался.

Прохаживаясь между реликтов, Егор Егорович остановился возле картины, привезенной недавно дипломатом альянса. Портрет, написанный неизвестным художником, изображал немолодого мужчину, сидящего за столом. Перед ним стояла ваза с яблоками, в руках мужчина держал фигурку леопарда.

Эту картину Егор Егорович видел всего лишь один раз, мельком, когда был здесь в прошлый раз. Около месяца назад. Тогда ему не пришлось ждать так долго, наоборот, ждали его. В тот день, озабоченный свалившимися на него проблемами, Егор Егорович не стал рассматривать картину. Теперь же у него представилась такая возможность.

Подойдя ближе, он мысленно прикоснулся к картине, провел пальцами по шершавой поверхности.

Как и все предметы с историей, она казалась живой. Трепетала под прикосновениями, затихала под взорами, а когда оставалась одна, вспоминала свое прошлое.

Картина была написана на холсте, с помощью одного лишь угля. Об этом свидетельствовала бронзовая табличка с описанием, заботливо прикрепленная к постаменту. Так же на табличке было указано, что художник назвал картину «Леопард с яблоками», и на этом описания заканчивались.

Дипломат наверняка знал об этой картине гораздо больше, чем сказано в описании. Сюда, в зал Совета, не попадают реликтыпустышки. Надо будет при случае расспросить его о картине, подумал Егор Егорович, и протянул руку, чтобы теперь уже не мысленно, а понастоящему прикоснуться к холсту.

Двери шумно распахнулись, и он отдернул руку, поворачиваясь.

– Здравствуйте, Егор Егорович, – донеслось с порога. – Простите, что заставила вас ждать.

Двери захлопнулись, подкованные каблуки заглушили перестукивания каменных маятников.

Это было совсем не то, что ожидал увидеть и услышать Егор Егорович. Нет, он, конечно, не имел ничего против Мур, серого кардинала, помощника, а вернее, помощницы канцлера.

Но встреча должна была состояться не с ней.

Егор Егорович шагнул навстречу.

– Кажется, вы не рады меня видеть? – сказала Мур, подходя к столу и усаживаясь в кресло. Она провела рукой по подлокотнику, включилась ломаная гравитация, и кресло поднялось на высоту около полутора метров.

Теперь Мур как бы возвышалась над Егором Егоровичем, и для того, чтобы разговаривать с ней, Хранителю приходилось задирать голову.

Он, конечно, мог сесть в соседнее кресло и подняться на тот же уровень, или даже выше. Но в таком случае он сразу принимал правила игры, навязанные ему с самого начала. Поэтому Егор Егорович просто сделал вид, что не обратил на это внимания, и холодно произнес:

– У меня встреча с канцлером.

– Канцлер занят, – ответила Мур. Повела рукой, кресло проплыло по воздуху несколько метров и остановилось возле голографической карты. – Я его заменяю.

И тут же поспешила уточнить:

– На этой встрече.

– Я должен поговорить с канцлером, – упрямо повторил Егор Егорович. – Или у тебя есть полномочия отдавать приказы пропагандисту альянса?

– Боюсь, пропагандист нам не понадобится, – сказала Мур.

– Это твое решение или канцлера? – поинтересовался Егор Егорович.

И тут же понял – конечно же, так решил канцлер. Не надо было заранее, до встречи, раскрывать карты. Объяснять в десяти словах, как того требовал протокол, суть встречи.

Мур не стала отвечать на вопрос. Вместо этого она взмахнула рукой, выделяя и приближая один из участков карты.

Тот самый участок.

– Мы перекрыли доступ сюда, – сказала она, рукой очерчивая периметр внешней охраны. Маркер отмечал на карте блокпосты из союзных городов. – С юга, с запада, с севера. Осталось восточное направление, оно будет заблокировано в течение суток. Мы полагаем…

– Давайте объявим о том, что произошло, и попытаемся найти свидетелей, – сказал Егор Егорович. – Если ктото...

– Давайте вы не будете перебивать меня, и дослушаете до конца, – раздраженно бросила Мур. – Спасибо. Мы полагаем, что линза, или комплект линз, остались на одном из участков. Возможно, с остатками армии нарушителя. Эти линзы нужно найти как можно скорее, и канцлер хочет, чтобы вы лично занялись поисками.

– Как это… лично? – опешив, спросил Егор Егорович.

Он уже знал, знал ответ на этот вопрос. И воскликнул:

– Там тысячи квадратных километров! Миллионы жителей!

– Вы же начальник разведки, Егор Егорович, – Мур улыбнулась, тон ее больше походил на насмешку. – Вот координаты четырех городов, с которых вы начнете. Руководство городов – мэры, генералы, все предупреждены. Необходимые ресурсы, включая ускорители, вам будут предоставлены немедленно. Вопросы?

– Да! У меня есть вопросы! – воскликнул Егор Егорович. – Всего один. Ты что, не понимаешь, что искать линзы на таком огромном участке, это даже не иголка в стоге сена! Это...

Он запнулся на мгновение, подбирая подходящее сравнение.

– Атом во вселенной, – саркастически подсказала Мур. – Егор Егорович, не усложняйте и так достаточно сложную проблему, возникшую в том числе и по вашей вине.

Егор Егорович нахмурился.

– Эту проблему можно решить, поговорив с пропагандистом и разместив на наших ресурсах сообщение о том… можно же завуалировать сообщение… намекнуть.

– Мы уже поняли, что вы предлагаете! – Мур взмахнула рукой. – Это нельзя делать.

– Почему? – спросил Егор Егорович. – Изза изумрудных долин?

– Да, и изза долин тоже. Как только все узнают, что появилось новое месторождение, начнется паника. Войны, хаос. А нам сейчас не нужен хаос, пока мы не знаем, что здесь произошло, как это произошло, и самое главное – ждать ли нам повторения. Начинайте поиски, Егор Егорович. Чем быстрее вы найдете ответы на вопросы, тем…

– Тем что? – спросил Егор Егорович. И направил на карту перстеньдислокатор, считывая координаты городов.

– Тем раньше все закончится. Да, кстати, что там с тем парнем, заменой? Журналист, кажется?

– Ищет ответы на вопросы, – недружелюбно ответил Егор Егорович. – На свои вопросы.

– Может быть, его можно использовать для поисков ответа на наши вопросы? – предложила Мур. – Тот, кто это все провернул: с линзами, с Павлом Дуровым, и всем остальным... Может быть, он действовал не один? Может быть, ему ктото помогал?

– Я проверил всех соседей в провинции, – сказал Егор Егорович. – Там несколько мелких мародеров и фермеры, ни у кого нет таких возможностей.

– Может быть, стоит поискать помощника не за чертой города, а внутри? – сказала Мур. – Но это просто предложение, как один из вариантов. Вам, как начальнику разведки, конечно же, виднее.

Сарказм в ее голосе уже не был ничем прикрыт.

Повернувшись, Егор Егорович направился к выходу. Голос Мур настиг его у самых дверей.

– Канцлер просил передать, что когда все закончится, вас ждет магарыч.

Егор Егорович вздрогнул. Остановился, и повернулся, глядя на Мур.

– Ой, – с ехидцей сказала та, и поправила прическу. – Кажется, теперь я тоже знаю ваш секрет. Егор. Егорович.

Она помахала ему и засмеялась.

Не говоря ни слова, Егор Егорович вышел из зала Совета, а смех серого кардинала еще долго стоял у него в ушах.

Бесшумная капсула лифта неслась по секретным шахтам гиперскоростных тоннелей. На четырехмерном мониторе плавал логотип корпорации «Кольцо», производителя лифтов, гравитационных двигателей, искривителей, и прочих следов техногенного развития человеческой цивилизации.

Егор Егорович смотрел на монитор, и никак не мог избавиться от ощущения, что Мур все еще здесь, рядом с ним, издевательски смотрит на него и смеется. В какойто момент начальник разведки машинально провел рукой по монитору, и лого сменилось на меню с доступными напитками. Как ни странно, ощущение присутствия серого кардинала сразу же исчезло. Не став заказывать напитки, Егор Егорович откинулся на спинку кресла и закрыл глаза, сосредотачиваясь на дальнейших действиях.

Глава седьмая. Плюсы и минусы

Когда Гумилев сказал, что нам угрожает новая опасность в виде спецназовцевмародеров, я не представлял, насколько все серьезно.

В моем представлении среднестатистический мародер выглядел как гопникмалолетка, в кепке, с серебряной фиксой, в кедах, и с банкой Яги в руках. Они, как падальщики, слетаются в районы, терпящие бедствие, ищут слабых, чтобы отнять последнее. По законам любого военного времени мародеры подлежат расстрелу. Вот, наверное, и все, что я знал об этих отбросах общества.

Но мои представления оказались далекими от действительности, происходящей вокруг меня.

Все началось, едва мы с Гумилевым выбежали из штаба. Даже с крыльца спуститься не успели.

Сирена прекратила выть. В следующую секунду ворота разлетелись в щепки от мощного удара. Я завороженно смотрел, как в город, только что ставший моим, въезжает неведомая бронированная хрень. Размером с двадцатитонную фуру, обшитую железом со всех сторон, только на гусеницах, а не на колесах.

Эта огромная тяжелая дура довольно бодро проехала по дороге, нещадно выламывая куски асфальта, и остановилась перед штабом.

Один из бортов тяжелого транспортного средства с грохотом откинулся на землю, образовав пологий спуск. Из чрева бронированного чудовища стали выбегать люди, внешним видом мало чем отличающиеся от безумцев. Разве что движения были осмысленными, а в руках они держали автоматы. Направленные на меня и на Гумилева.

Они стали полукругом перед входом в штаб, а по мостику спустился еще один персонаж.

Одетый заметно лучше, чем его спутники, он не был вооружен. Он держал бутыль с чемто коньячного цвета, от него сильно разило спиртным, а еще он постоянно тер нос, и глаза у него были красные, словно у бешеного зверя.

– Так, так, – сказал он, спустившись по помосту. – У нас тут новый фермер. А где этот, как его… хотя, похер на самом деле.

Он сделал глоток своего пойла, рыгнул, шмыгнул носом, потом плюнул на крыльцо. Я в это время посмотрел на Гумилева, но тот изображал статую, с устремленным кудато вдаль взором, и охеренно тупой улыбкой на губах.

– Анатолий Толян, – тем временем пробормотал красноглазый и поинтересовался. – Что тут имя, а что фамилия?

– Тут нет фамилии, – сказал я. – Это имя, только в двух...

– Да похер, на самом деле, – перебил красноглазый, подходя ближе. – Имя не меняй, а то я уже в отчетах запутался. А вот городу название поменяешь. Москва… что это за название такое странное для города? Под галлюциногенами придумал или с бодуна?

Балагуря, он поднялся по ступенькам и, нарочито сильно толкнув меня плечом, направился в штаб.

Дверь открыл ногой. Вернее, не открыл, а выбил, она повисла на одной петле, а красноглазый переступил порог и заорал:

– Аттика! Аттика!

– Прошу прощения, сэр, – внезапно вмешался Гумилев. – У нас только один этаж и место для одного командира.

– Чо? – развернулся к нему красноглазый. – Чо ты сказал?

– Аттики здесь нет, сэр. – Гумилев с сожалением развел руками. – Прошу прощения. Я здесь единственный командир.

Красноглазый спустился с крыльца, снова задев меня. Посмотрел на штаб со стороны.

– Вот же дерьмо! – выругался он.

– Кто такая Аттика? – шепотом спросил я у Гумилева.

– Городской командир, – ответил тот.

Его ответ мне вообще ничего не сказал, и я хотел было задать еще вопрос, но красноглазый прервал меня.

– Эй! Заткнитесь и слушайте меня! Особенно ты, Анатолий Толян. Сначала выстроишь второй этаж для штаба. Чтобы здесь была Аттика, понял? Потом разгоняй все ресурсные точки до максимума. Вопросы?

– Ав… – в горле предательски запершило, когда я справился с хрипотой, то спросил. – А вы вообще кто?

Красноглазый улыбнулся. Очень так нехорошо улыбнулся. И сказал, растягивая улыбку:

– А я все ждал, когда ты задашь этот вопрос. Уже подумал было, что ты настолько идеальный фермер, что даже вопросы задавать не станешь. Эй, ты, сюда иди!

Последняя фраза относилась к Гумилеву. Тот покорно шагнул к красноглазому, но, видимо, недостаточно быстро. Красноглазый сам подошел к нему, секунду рассматривал его китель, поправил зачемто, а потом стал лить на него содержимое своей бутылки. На голову, на плечи, за шиворот.

Гумилев покорно молчал, только губы едва заметно шевелились. Он уже не улыбался.

– Первый раз я объясню тебе, кто я, на примере твоего командира, – сказал красноглазый, вылив на Гумилева остатки пойла и отбросив бутылку в сторону. – Постарайся запомнить, чтобы не допустить второго раза.

Он достал сигару и зажигалку. Сигару, повертев, спрятал в карман, а зажигалку поднес к Гумилеву.

Меня пробрал холодный пот. Стало так страшно, словно это я стоял на месте своего командира.

– Не надо! – вырвалось у меня.

– Я Гарпанг, – сказал красноглазый и улыбнулся. – Я хозяин всех фермеров в этой провинции. Включая тебя.

Зажигалка чиркнула, и Гарпанг шагнул в сторону, все еще не прекращая улыбаться.

Когда пламя вспыхнуло, Гумилев сорвался с места, и, сбрасывая с себя одежду, побежал к углу здания, где была насыпана куча песка. Буквально через секунду он закричал, от боли, но бежать не перестал.

Я бросился к нему на помощь.

Хотел броситься. Гарпанг шагнул мне навстречу и остановил коротким боковым. Я рухнул на землю, Гарпанг пнул меня носком ботинка в живот и сказал:

– Не знаю, кем ты его назначил, мэром, генералом, или ученым, но после моего визита его место некоторое время будет вакантно.

Лежа на земле, я смотрел, как Гумилев валялся на песке, сбивая пламя. Потом он поднялся и, стеная от боли, поспешил к сараю с красным крестом на стене.

Гарпанг тем временем раскурил сигару.

Я хотел подняться, но подкованный ботинок военного образца придавил меня к земле.

– Сначала делай штаб, – повторил Гарпанг. – Потом фермы. Если посмеешь выстроить казарму или склад, хотя бы один уровень, я расскажу тебе, что такое настоящая боль, что такое...

– Послушайте… – прохрипел я, настойчиво, но деликатно пытаясь выбраться изпод сапога. – Произошла ошибка, я сейчас вам все…

Сапог убрался с моего плеча. Я решил, что красноглазый хочет меня выслушать, и сделал движение, чтобы подняться, но оказалось, что Гарпанг убрал ногу для другой цели.

Пушечное ядро врезалось мне в челюсть. Разум рухнул во чтото темное и вязкое, похожее на смолу. Сквозь эту смолу до меня донеслись едва слышные, но гулкие слова Гарпанга:

– Нииикооогдаааа….! Не пеееребивааай! Меняяяааа…

Я лежал на боку, держась за челюсть, скорчившись, словно эмбрион. Гарпанг присел рядом со мной, схватил за волосы, рванул на себя и процедил в ухо:

– Ошибка – это когда я хочу услышать «да», а мне говорят «нет». Твою мать, как же я вас всех ненавижу, нищебродных ублюдков, не способных ни на что. Я бы вырезАл вас всех, долбаных фермеров, бесполезных червей…

Острая резкая боль пронзила щеку, и я закричал, пытаясь вырваться. Гарпанг глубже вдавил сигару, я почувствовал запах паленой плоти. Моей плоти.

Вырваться у меня получилось только потому, что Гарпанг сам оттолкнул меня. Бросил в меня почти потухшую сигару, целясь в лицо, и поднялся. Размял ладони, хрустнув пальцами, после чего сказал:

– Мне нужны ресурсы. Поэтому ты, Анатолий Толян, построишь в этом городе штаб и фермы. А сам город назовешь Гарпафарм19. И больше ни слова, пока я не захочу тебя услышать. – После чего повернулся к своей банде и заорал во всю глотку: – Парни! Город ваш!

Мародеры ответили радостным ревом из сотни глоток, и с хохотом, с улюлюканьем бросились врассыпную.

Город с населением в несколько десятков человек оказался во власти отморозков, не обремененных какимилибо законами или принципами.

Лежа на земле, держась рукой за распухающую челюсть, стараясь не касаться ожога на щеке – я наблюдал за тем, как мародеры заходили в дома. В каждый дом подряд. Вышибая двери, иногда сначала стреляя, и лишь потом заглядывая внутрь.

Из некоторых домов мародеры выходили с ящиками – мне удалось рассмотреть, что они несли консервы, и аккумуляторы, похожие на тот, что я видел на стене. Добычу бандиты грузили в бронированный грузовик – и, кажется, были не очень довольны объемом награбленного.

Потом я увидел женщину. Она бежала по улице, а за ней гнались два мародера. Она бежала быстро, и тогда один из бандитов выстрелил ей в ноги. А когда она упала, истекая кровью, и крича от боли – они подбежали, и стали срывать с нее одежду, смеясь и подбадривая друг друга.

Стреляли повсюду. Запах крови, он был таким сильным, что мой недавний ужин… в общем… я не выдержал.

Вакханалия продолжалась около часа.

Я уже не думал о том, что сейчас мне пригодился бы фотоаппарат, что я мог бы сделать снимки, достойные международных премий. Я думал только о том, что не хочу умирать. Что я готов сделать все, что угодно, лишь бы оказаться подальше от этого беспредела.

Я трясся от страха, и завидовал Гумилеву, вовремя кудато убежавшему.

– Переименуй город в Гарпафарм19, – сказал мне на прощание Гарпанг. – Я вернусь завтра, примерно в это же время.

Когда мародеры уехали, я еще долго лежал на земле, держась рукой за ушибленную челюсть. Пока ко мне не подошел Гумилев.

Его лицо было неуклюже перемотано бинтами, что выглядело больше смешно, чем печально. Впрочем, бодрости в его голосе я не услышал, да и самому мне было не до смеха.

– Вы можете переименовать город в любое время, совершенно бесплатно, – сказал Гумилев. – Достаточно только отдать приказ.

Я хотел закричать, что не хочу ничего переименовывать. Не хочу ничего строить, не хочу вообще здесь быть. Хотел крикнуть, что я хочу вернуться домой, но едва я открыл рот, как боль исказила мое сознание, и я, одним горлом, издал протяжный воющий звук.

– Надо улучшить госпиталь, – грустно сказал Гумилев. – Чтобы мы могли быстрее лечиться. Желаете отдать приказ о строительстве?

– Таааа! – промычал я, стараясь больше не шевелить челюстью.

– Улучшение госпиталя невозможно, – услужливо сообщил механический голос. – Недостаточно дерева.

– Проклятые мародеры. – Гумилев сплюнул в сторону разбитых ворот, дотронулся до повязки. Потом задумался на секунду, улыбнулся. – Кажется, проблема решена. Подождите тут.

Я никуда и не собирался идти.

Гумилев бросился к воротам, стал собирать обломки бревен и досок, и таскать их в один из сараев.

– Это склад! – крикнул он, объясняя свои действия. – Город не начнет строительство, если на складе не будет достаточно ресурсов! Сейчас, еще немного!

Перетаскав все более менее крупные доски и бревна, Гумилев закрыл ворота склада и вернулся ко мне.

– Можете отдавать приказ, – сказал он.

Я отдал приказ.

– Начато улучшение госпиталя, – произнес механический голос. – Расчетное время окончания строительства двенадцать минут.

– Пойдемте, Анатолий Толян, – сказал Гумилев и протянул мне руку, помогая подняться. – Как раз успеем дойти.

Улучшенный госпиталь оказался одноэтажной больничкой с двумя пристройками – терапевтическим и хирургическим кабинетами. Внутри ни души, ни врачей, ни медсестер, ни пациентов. В самой больничке было несколько палат с обычными и двухъярусными койками, в терапевтической обнаружился шкаф, забитый различными аптечками первой необходимости. В аптечках мы нашли ожоговую мазь для Гумилева и обезболивающие препараты для меня.

Этикетки только с названиями, без маркировок производителей. Откуда они тут взялись, Гумилев внятно объяснить не мог, а изза сильной боли в щеке и в челюсти я не мог задавать много вопросов.

Препараты меня не только обезболили. Я лежал в палате на койке, смотрел в потолок, казавшийся разноцветным, и думал о том, что каждый человек имеет право попасть в сказку. И ничего, что эта сказка страшная, главное, чтобы конец был счастливым.

У каждой сказки есть свои правила и свои законы. Надо выяснить их, принять их такими, какие они есть, а затем использовать для того, чтобы достичь своей цели. Какая у меня цель? Вернуться домой? Может быть, цель другая? Может быть, сначала надо выяснить, как я сюда попал? Есть ли другие такие, как я?

Не помню, сколько я пролежал в госпитале, глядя на меняющий цвета потолок. Помню, что когда пришел Гумилев и спросил, как я себя чувствую – я попросил у него еще обезболивающего.

Не потому что мне было больно. Просто мне понравился потолок.

Гумилев принес мне еще обезболивающего и сказал, что будет ждать меня в штабе.

Я валялся на койке, убитый транквилизаторами, и мне казалось, словно я парю гдето в облаках, почемуто зеленого цвета. Потом я заснул, и проспал, видимо, очень долго.

Проснулся на рассвете. Открыл глаза, посмотрел в потолок. Он был белым, как снег.

Долго еще лежал, вспоминая то, что случилось со мной за последние сутки. Потом встал, размялся немного, нашел рукомойник, умылся коекак. Удивительно, но челюсть, сильно распухшая вчера, сегодня уже пришла в норму и совершенно не болела. Как и щека – я посмотрел в зеркало, и не увидел на ней даже шрама от ожога.

Когда я вышел на улицу, уже рассвело. Редкие жители города были заняты тем, что очищали город от последствий визита мародеров. Смывали кровь с асфальта, чинили двери, и все это делали с таким будничным видом, словно им приходилось этим заниматься ежедневно.

Когда я пытался заговорить с горожанами, они либо отводили в стороны глаза, игнорируя меня, либо вовсе уходили прочь, не дожидаясь, пока я закончу фразу.

Сориентировавшись по указателям, я направился в сторону штаба. Мне, судя по картам, надо было пройти несколько кварталов.

Гумилев сидел на крыльце, уже без бинтов, в обгорелом и наспех залатанном кителе. Он ел тушенку из железной банки, и задумчиво смотрел на псину у забора, усердно вылизывающую свое подхвостье.

– Прежний владелец запретил использовать мясо в рационе. – сказал Гумилев, когда я подошел ближе. – Но сейчас я не мэр и формально на меня запрет не распространяется.

– Почему он не забрал этот город себе?

– Простите, что? – спросил Гумилев.

– Почему Гарпанг не остался здесь? Не оставил здесь своих людей?

– Он не может. – Гумилев, казалось, был удивлен таким вопросом.

– Почему?

– Потому что вы владелец города, – терпеливо пояснил Гумилев, облизывая ложку. – Гарпанг не может забрать у вас этот город. Он может только грабить его. И давать своим парням немного развлекаться.

Он вроде бы прекратил есть, и даже прикрыл было крышку с остатками, но передумал и снова продолжил трапезу. Выглядел он при этом спокойным и невозмутимым.

– Он чуть не убил меня, – сказал я.

– Он не сможет. Вас нельзя убить.

– Что за бред! – воскликнул я. – Они столько людей убили! Вот здесь, и там.

Я показал рукой туда, где на моих глазах бандиты Гарпанга расстреляли двух мужчин, попытавшихся оказать сопротивление.

– Ополченцы, – отмахнулся Гумилев. – Рабочие. Они смертны, да. А мы нет.

Я не мог понять, шутит он или нет. Он говорил так спокойно, словно рассказывал о прописных истинах.

Собака встала и легкой трусцой двинулась вдоль забора. Остановилась на углу, сделала метку, побрела дальше, виляя хвостом.

– Мы бессмертны? Что, и я, и ты? – удивленно спросил я.

– Ну конечно, – ответил Гумилев. – Вы же владелец города. А я ваш командир.

– Что будет, если я сейчас возьму пистолет и выстрелю тебе в голову? – спросил я.

Гумилев прекратил есть, посмотрел на меня удивленнорастерянно, и спросил:

– А зачем? Не надо в меня стрелять.

– Гипотетически, – пояснил я. – Что будет, если я гипотетически выстрелю тебе в голову?

– Разрушенные ткани регенерируются. Скорость регенерации зависит от уровня медицины и госпиталя. Но вообще все это больно и неприятно, – заметил Гумилев.

– И все? – воскликнул я. – Больно и неприятно? А если ранение смертельно?

– У нас не может быть смертельных ранений, – ответил Гумилев. – Мы же не умираем. Мы бессмертны, Анатолий Толян.

Глава восьмая. Сопротивление

Тушеное мясо и тушеные бобы готовились и упаковывались в виде консервов на городской ферме. К северовостоку от города, на самой его окраине.

Консервы были отвратительны на вкус, особенно мясные. Но после двойной дозы обезболивающего я съел обе банки.

Пока я ел, Гумилев рассказывал мне о том, как устроен город, как работают его здания. Судя по его рассказу, город походил на живое существо, умеющее разговаривать механическим голосом, и выполняющий все приказы своего владельца.

Впрочем, меня больше заботил не город, и не его здания. Когда я услышал про регенерацию любых ран, про фактически бессмертие…

Проверить, смертен ли я или нет, можно только одним способом. Но я не хотел к нему прибегать, основываясь лишь на словах человека, знакомого мне меньше суток. Всетаки, если выяснится, что он обманул, я уже не смогу ни отомстить, ни изменить.

Конечно, можно было проверить на Гумилеве. Выстрелить в него и посмотреть, правду ли он говорил или нет. В штабе я видел шкаф с оружием, можно сходить, взять винтовку, и влепить Гумилеву в спину пару зарядов. Исключительно чтобы посмотреть, как работает эта регенерация.

Но я не хотел стрелять в живого человека, тем более единственного здесь более менее вменяемого союзника. Кроме того, даже если он говорил правду в отношении себя, что, если со мной это не сработает? Ведь я не местный, может быть, у местных геном какойто особенный, но у меня ведь может быть все подругому.

Мне оставалось только надеяться на то, что это правда, потому что проверять сам себя я не собирался.

Мы еще долго сидели на крыльце штаба. Теперь уже я вел рассказ, вспоминая эпизоды из своей жизни. Гумилев слушал молча, лишь изредка вставляя фразы вроде «невероятно», «никогда раньше о таком не слышал», «даже не верится».

Не знаю, во время рассказа мне почемуто показалось… что Гумилев проявил к нему интерес, но в то же самое время старался этого не показывать. Странно он както себя вел.

Я описывал Егора Егоровича, его странный перстень с зеленоватым черепом. Рассказывал, как этот перстень оказался перед моим лицом, после чего я очутился тут, в странном месте. Как вдруг мой рассказ прервал механический голос, сказавший:

– Запрос дипломатического визита от Титивилус, город Гарпафарм13.

Я вздрогнул, ожидая очередной напасти, и спросил:

– Что это?

– Соседи по провинции, – ответил Гумилев. – Такие же фермеры, как и вы… кхм… простите, не хотел обидеть. Такие же владельцы городов.

– И что им нужно?

– Как и все соседи, хотят познакомиться. А заодно выяснить, что у вас на уме. Если не хотите сейчас с ними общаться, не отвечайте на запрос. Проигнорируйте, а ответите какнибудь потом.

И снова мне показалось, что Гумилев, хоть и старался делать равнодушное лицо, но был заинтересован в том, чтобы я проигнорировал запрос.

А я вот наоборот, очень желал пообщаться с теми, кто находился в таком же, как я положении. В надежде на то, что хоть ктото из них сможет рассказать, что же со мной случилось. И поэтому я не стал игнорировать запрос, а напротив, сказал, что готов общаться.

Глас города сообщил, что Титивилус прибудет с визитом через минуту.

Оказалось, что Титивилус – это соседка, весьма симпатичная молодая особа, коротко стриженная. Она приехала на разбитом трицикле, и чуть не перевернулась изза ямы, оставленной транспортом мародеров.

Ей было лет двадцать, не больше, она чемто походила на Тоню, только без макияжа и модных шмоток. Одета в старый камуфляжный комбез. На бедрах в потертых кобурах поковбойски болтались два пистолетаавтомата.

Говорить начали на улице. Девушка даже не стала слезать со своего трицикла, только движок заглушила.

– Привет, Анатолий Толян, – сказала она. – Ты новый раб Гарпанга?

– Можно просто Анатолий, – сказал я, стараясь сохранять спокойствие. – И я ничей не раб, я свободный человек, оказавшийся здесь...

– Ну да, конечно, – насмешливо фыркнула девушка, перебив меня. – Девятнадцатый свободный человек в провинции Гарпанга. А я тринадцатая. Тебя уже полностью нагнули? Или еще есть желание сопротивляться?

Вот это слово, «нагнули», оно выбесило меня больше, чем насмешка девушки.

– Меня никто не нагинал, – с возмущением заявил я. – Ты вообще кто такая?

– Титивилус, твоя соседка с юговостока. – Девушка поправила волосы. – Мой город раньше назывался Хронос, бывал там?

– Нет, – ответил я. – Я вообще не местный.

Я хотел было приступить к самому главному – рассказать свою историю и послушать, что Титивилус на это скажет, но она говорила так быстро, что не оставляла мне возможности чтото сказать.

– Ты с севера, что ли? Слушай, может, пригласишь меня? Или мы тут и будем разговаривать?

Я смутился, пробормотал чтото невнятное, и пригласил ее в штаб. Когда мы входили, я почувствовал сильный запах бензина или машинного масла.

– А что на севере? – спросил я, пока Гумилев делал нам кофе.

– Не знаю, говорят, там одиночек много.

– А ты откуда? – спросил я, решив пока не спешить с рассказом о себе.

– Отсюда. Я всю жизнь прожила в Хроносе, в этой провинции. Мы были свободными. Пока Гарпанг не появился. И вместо Хроноса город стал называться ГарпаФарм. Номер тринадцатый.

Гумилев принес кофе, и удалился, оставив нас вдвоем. Вернее, он хотел остаться, но Титивилус сказала, что ему нечего тут делать, и он убрался.

Девушка рассказала о том, что еще совсем недавно провинция, в которой находились наши городапоселения, была свободной и тихой территорией, где соседи жили в относительном мире и согласии. Добывали ресурсы, отстраивали города, даже занимались наукой, проводя различные исследования в лабораториях.

А потом появился Гарпанг. Он не стал распыляться на мелочи. Быстро сколотив армию, повел ее на ближайшего соседа. Раз, другой, третий. Вскоре этот сосед сменил название своего города на ферму Гарпанга. Он был первым, но не последним.

Когда жители провинции опомнились, под Гарпангом находилось уже около десятка ферм, ежедневно обираемых. Это позволяло Гарпангу обучать еще больше солдат, строить технику и даже развивать науку за счет других.

– Сила Гарпанга не в его армии. Сила его – в трусости тех, кого он грабит. Люди боятся объединиться, чтобы дать отпор беспределу. Не обижайся, что я назвала тебя рабом. По сути, так оно и есть.

При тусклом свете керосинки грязь не очень была видна, и в отблесках пламени девушка выглядела ничего так себе. Ее бы помыть, одеть правильно… кхм…

– И что ты предлагаешь? – спросил я.

– Бороться, – ответила Титивилус. – Поодиночке у нас нет шансов, но если мы станем сопротивляться вместе, ему не хватит сил, чтобы противостоять нам. Хочешь, чтобы тебя не грабили? Строй склад под землей. Прячь ресурсы в подвале, и чем глубже будет твой склад, тем больше ты сбережешь. А самое главное, тем меньше достанется Гарпангу. Ну что, ты готов к войне, Анатолий Толян?

– Просто Анатолий, – сказал я. – Тут такое дело…

Я собрался с мыслями, и рассказал Титивилус, что со мной случилось, и как я тут оказался. Девушка выслушала меня внимательно, и как мне показалось, с искренним участием.

Рассказ мой был долгим, и пока я описывал все трудности, Титивилус, вполне освоившись, сварила нам еще кофе. А еще нашла в одном из ящиков галеты, не очень вкусные, но все же съедобные.

Когда я закончил свое повествование, Титивилус выглядела задумчивой, но не удивленной. Я спросил, не кажется ли ей знакома моя история. Гостья призналась, что никогда не слышала ничего подобного. Тогда я спросил, знает ли она рыжую девушку, спасшую меня в пустыне, но Титивилус снова покачала головой.

Она сказала, что мой рассказ похож на выдумку или сон. А когда я стал убеждать ее в том, что это правда, и что это реальность, она не стала спорить, а посоветовала рассказать о своей проблеме Хранителям.

– Кто такие Хранители? – спросил я.

– Не знаю. – пожала плечами Титивилус. – Их никто не видел. Многие считают, что их не существует. Хотя я знаю тех, кто знает тех, кто видел Хранителей, и даже с ними разговаривал. В общем, если ктото и знает о том, как устроен наш мир, то это только они. Те, кто знает ответы на все вопросы.

Это, конечно, был не свет в конце тоннеля. Тем не менее, у меня появилась хоть какаято цель. Призрачная надежда.

– Ты знаешь, как их найти? – спросил я.

– Нет.

– А ты знаешь того, кто знает?

– На западе есть альянс, называется Хиппи, – сказала Титивилус. – Вроде бы ктото из их руководства знаком с Хранителем.

– Вроде бы?

– Я знаю много таких как ты, – сказала девушка. – В смысле, тех, кто хочет найти Хранителей и поговорить с ними. Все хотят получить ответы на вопросы. На разные вопросы. Желающих много. А Хранителей, судя по всему, мало. Если они вообще существуют.

Титивилус встала, и направилась к выходу.

– Эй, ты куда? – спросил я. Мнето казалось, что разговор у нас не закончен, но моя собеседница считала иначе.

– Тебе не попасть на запад, Анатолий Толян. Пока Гарпанг управляет нашей провинцией, мы его рабы. А рабам нельзя уходить от своих хозяев. Ты, конечно, сможешь сбежать, если найдешь змейку, но он тебя все равно найдет. Так что забудь про Хранителей, и займись более реальными делами.

Титивилус вышла. Я догнал ее на крыльце и спросил.

– Что мне делать?

– Строй казарму и обучай войска, – ответила Титивилус, усаживаясь на трицикл. – Если ты готов принимать бой, то мы пришлем свои войска к тебе на помощь.

– Мы? Кто это мы?

– Твои соседи. Я, Дуся и Роксалана. С ними позже познакомишься. Координаты наших городов я тебе на столе оставила.

– У меня в соседях только женщины? – не удержался я от довольной ухмылки.

– Нет, есть и мужчины, – ответила Титивилус. – Только они боятся воевать. Они не мужчины, а прирожденные рабы. Надеюсь, ты не из таких.

Она пытливо рассматривала меня. Роскошная девка с пронзительным взглядом одним своим видом вызывала у меня эмоции, как моральные, так и физиологические. Я подумал, что она определенно чемто похожа на Тоню, и если я тут задержусь, то обязательно найду способ пообщаться в более интимной обстановке.

А потом сказал ей:

– Нет. Я не из таких. Я не раб. И воевать я не боюсь. – после чего повернулся к Гумилеву. – Мы должны собирать армию.

– У нас недостаточно ресурсов, – сказал Гумилев. – Я бы рекомендовал вам начать со строительства ресурсных шахт. Поднакопить ресурсов.

– Что ты несешь? – перебила его Титивилус. – Копить ресурсы – это обрекать город на вечное рабство и разграбление! Армия – вот единственный ресурс, гарантирующий вашу свободу.

Она завела трицикл, посмотрела на меня.

– Странный какойто у тебя командир, Анатолий Толян, – сказала громко, перекрикивая шум двигателя. – Он что, после контузии?

Не дожидаясь ответа, она тронулась с места и вскоре исчезла за воротами, оставив за собой шлейф придорожной пыли.

– Для того чтобы собрать сильную армию, нам надо улучшить казарму, – заметил Гумилев.

Я смотрел, как оседала пыль на дороге, и молчал. Мне все еще казалось, что Титивилус тут, сидит на своем трицикле, и насмешливо смотрит на меня, ожидая принятия окончательного решения.

– Если мы улучшим казарму, Гарпангу это не понравится, – продолжал Гумилев. – Лучше всего временно покориться ему, и подождать, пока более в провинции не появятся более сильные армии, способные…

Стараясь быть убедительным, он говорил слишком вкрадчиво.

– Заткнись, – сказал я, неожиданно для самого себя.

– Простите?

– Заткнись, – повторил я.

Повернулся к нему – Гумилев стоял растерянный и покорный. Именно в этот момент я впервые почувствовал, что город, все эти здания, казармы, карьеры, жители, все это принадлежит мне. Я впервые почувствовал себя владельцем города.

И произнес, чеканя каждое слово.

– Мы не будем ждать и позволять себя грабить. Мы принимаем бой.

Глава девятая. Месть и возмездие

Гарпанг любил женщин. Всех женщин в провинции. Он дарил им свою любовь, даже тогда, когда они этого не хотели. Поэтому женщины сопротивлялись. Дело было не в ресурсах, что забирали мародеры при каждом своем визите. Дело было в унижении. И в желании отомстить.

Что ж, я чувствовал примерно то же самое. На моей щеке не осталось ни единого шрама, но я помнил запах паленой плоти, помнил сапог, помнил боковой, свернувший мне челюсть. Фантомная боль – так, кажется, это называется.

Я тоже хотел отомстить. Но в данном случае, речь шла не о мести, а о защите. Что было куда важнее желания отомстить.

Еще со школьной скамьи, примерно класса с четвертогопятого, я понял, как работает эта схема. Сначала тебя проверяют на прочность, затем меряют уровень прогиба, и если все это оставлять без ответа, то со временем легко можно опуститься до уровня скота. Как внешне, так и внутренне.

Я видел таких, задроченных судьбой лохов, готовых раздвинуть булки по первому щелчку своего господина. Видел в школе – их шпыняли более сильные одноклассники, а они в лучшем случае глупо улыбались, а в худшем плакали или бежали ябедничать. Видел в институте – они бегали на подсосе у более богатых студентов, терпели более изощренные издевательства и улыбались уже не смущенно, а с подобострастием. Армия, тюрьма, да в любом коллективе всегда найдутся те, кто облизнется после плевка, лишь бы это не расстроило плюющего.

Только вот я не из таких. Как я уже говорил, еще в четвертомпятом классе я понял – когда тебя унижают, когда пытаются сделать чтото, что не стали терпеть по отношению к себе, когда наседают слишком сильно, заставляя тебя дать слабину… когда плюют в лицо, или тушат об это лицо окурки...

Надо бить. Сразу. Лучше всего в нос. Чтобы до юшки, чтобы в кровь. Чтобы умылся, гад. Потому что если не сразу – то дальше будет как снежный ком. Чем дальше, тем труднее остановить процесс деградации и превращения в скота.

Гумилев рассказал, что в городе есть казарма, и при должном ее улучшении можно объявить среди населения мобилизацию. Можно собрать за короткое время небольшую армию.

Я, конечно же, сразу приказал улучшить казарму, но выяснилось, что для этого у города недостаточно ресурсов.

– У нас есть небольшой запас изумрудов, – подсказал Гумилев. – Их можно конвертировать в ресурсы, а так же ими можно рассчитаться со строителями за срочность работы.

– И в чем проблема? – спросил я.

– Проблем нет, – ответил Гумилев и странно улыбнулся.

– Ну так конвертируйте, или как там.

Казарма стала первым двухэтажным зданием среди нагромождения одноэтажных и похожих друг на друга фанерных сараев. Металлопластиковые окна, красивый козырек над входом, и несколько люминисцентных ламп, освещавших прилегающую территорию.

Второй этаж вырос у меня на глазах. Сварщики варили арматуру, плотники сколачивали доски для опалубки, тут же рядом электрики тянули проводку. Не знаю, сколько человек работало, но их было очень много, и делали они все не просто быстро, а очень быстро.

А самое главное, качественно. Не чета столичным гастарбайтерам. Ровно, красиво, я бы даже сказал, с душой. И с идеальной синхронизацией.

Закончив с казармой, строители перешли к складу. В считанные минуты превратили помещение в двухуровневый тайник, тут же показали, как он работает, спрятав туда несколько автомобильных аккумуляторов и два десятка ящиков с консервами.

Когда со строительством было покончено, и работяги убрались восвояси, я отдал приказ о всеобщей мобилизации. Механический голос подтвердил получение приказа, после чего из казармы послышался протяжный вой сирены.

Из домов стали выходить люди. Взрослое население, в основном мужчины, но были и женщины. Поток молчаливых людей стекался к казарме, там они выстраивались в несколько рядов, ожидая дальнейших указаний главнокомандующего.

То есть меня.

Черт возьми! Я быстро влез в эту шкуру. И – чего уж там скрывать – мне это понравилось.

Раньше мне не приходилось руководить людьми. Ну, если не считать двух молдаван, под видом ремонта изуродовавших мою прихожую в прошлом коду. Однако у меня был опыт публичных выступлений, со времен школьного театра – и я решил начать именно с этого.

Мне пришлось забраться на бочку с песком, чтобы лучше видеть свою армию, и чтобы армия видела меня. Поначалу я запинался, но очень скоро справился с волнением, и стал говорить уверенно, твердо, решительно – и громко.

– Враг пришел на вашу землю. Он грабит ваши дома, убивает ваших мужей, насилует жен, а детей… – тут я запнулся, пытаясь придумать чтото ужасное, и продолжил. – А детей убивает и насилует. Этот враг считает вас всех… – тут я снова запнулся, быстро поправился, и дальше уже говорил без запинки. – Этот враг считает НАС всех своими рабами. Но мы не рабы! Рабы не мы!

Моя глухонемая армия не шевелилась, и вообще никак не реагировала на пламенную речь своего вождя. Каменные истуканы, роботы.

И никакой поддержки, никакой обратной связи.

– У Гарпанга бойцы поживее будут, – процедил я в сторону стоящего рядом Гумилева.

Гумилев в ответ прошептал чтото про орла, но я не расслышал и продолжил надрывать глотку:

– Это наш город! Наша земля! И наша свобода! Так защитим же то, что принадлежит нам! Защитим от любой нечисти, вторгшейся на нашу землю!

Бесполезно. То же самое, что разговаривать с деревьями, или автомобилями. Ктото, наверное, так и делает, но я точно не из таких.

Чувствуя себя крайне глупо, я скомкал речь, не сказав и половины того, что хотел. Слез с бочки и занялся непосредственно формированием армией, следуя советам Гумилева.

Женщин я отправил в госпиталь, с тем, чтобы они набрали аптечек первой помощи и в дальнейшем выполняли роль санитаров на поле боя. Остальные облачились в форму спецназа, несколько человек расселись в два ударных автомобиля – точь в точь похожих на грузовик с пулеметом, принадлежавший моей рыжей спасительнице.

Армия сформирована, укомплектована, собрана, в общем, как сказал бы мой друг Паша, «типа готова».

– Ну что, отобьемся? – спросил я у Гумилева.

Реакция его меня разочаровала.

– Боюсь, что нет. – вздохнул Гумилев. – Впрочем, у меня нет точных разведданных о составе его войск. Вне всякого сомнения, шансы на победу у нас есть. Но эти шансы минимальны. Впрочем, у меня так же нет точных данных о численности возможного подкрепления ваших соседей. Так что, как я уже говорил, вне всякого сомнения, шансы на победу у нас есть.

Он умел быть занудным, и своим голосом вызывать такую же реакцию, как на укус лимона.

– А что будет, если мы проиграем? – спросил я.

– Город подвергнется грабежу и насилию, – равнодушно ответил Гумилев. – Гарпанг любит не только женщин. Ему нравится причинять боль. К тому же, он будет вынужден преподать вам урок, чтобы другим было неповадно нарушать...

– Подкрепление из города ГарпаФармпять. – перебил его механический голос. – Две тысячи медиков, три тысячи спецназовцев, двести ударных автомобилей, двести зенитных установок, сто бронетранспортеров. Расчетное время прибытия двадцать минут.

– Три тысячи спецназовцев! – одновременно с восхищением и благоговением воскликнул я. Потом попытался представить эту армию и растерянно пробормотал. – Только они в городе не поместятся.

– Поместятся, – ответил Гумилев. – Гарнизон города рассчитан на гораздо большее количество войск. К тому же вряд ли они станут заходить в город. Разобьют лагеря по его периметру.

Не знаю, почему мне показалось, что он расстроен. Может, изза того, что я слишком эмоционально выражал свою радость.

– Подкрепление из города ГарпаФармтринадцать, – снова вклинился в нашу беседу голос города. – Пять тысяч медиков, пять тысяч спецназовцев, пятьсот ударных автомобилей, пятьсот танков и двести вертолетов. Расчетное время прибытия девять минут.

– О! – воскликнул я. – Вот это да! Это сколько же…

Я попытался представить такую армию, и у меня аж дух захватило. Когда я поделился этим с Гумилевым, он вежливо улыбнулся и предложил мне подняться на стену.

Солнце стояло в зените, и довольно сильно припекало. Гумилев притащил откудато большой зонт из старого брезента и закрепил его между зубчатых перекладин стены, дав таким образом спасительную тень.

На горизонте я увидел темное пятно, расплывчатое. Очень похожее на то пятно безумцев, что я увидел, когда впервые попал сюда – только это пятно было гораздо больше.

– Подкрепление от Титивилус, – сказал Гумилев, показывая рукой в сторону пятна. – Войска Роксаланы приближаются с другой стороны города. Мы можем перейти по стене и посмотреть.

– Я ничего не вижу, – сказал я. – У тебя есть бинокль?

Я мог бы сказать, что бинокля у Гумилева не оказалось, но это было не так. Бинокль нашелся, только с разбитыми линзами и сломанным креплением окуляров. Я вернул его и стал смотреть в сторону пятна, облокотившись на парапет стены.

– Они уже близко, – сказал Гумилев, чувствуя мое нетерпение и волнение.

Первыми я увидел вертолеты. Маленькие точки, зависшие в воздухе над пятном, постепенно увеличивались в размерах. Сначала мухи, потом птицы, а уже потом грозные летательные аппараты, они приближались, и сердце мое стучало от возбуждения.

Следом за вертолетами я смог различить и наземный транспорт. Танки, грузовики, бронетранспортеры – двигались в несколько шеренг, приближаясь к городу огромной приливной волной.

– Сюда бы безумцев, – сказал я, едва сдерживая эмоции. – Их бы разутюжили, как катком!

– Если вы назначите меня генералом гарнизона, я смогу более эффективно распоряжаться нашими войсками и координировать действия с подкреплением, – деликатно заметил Гумилев.

– Назначаю тебя генералом, – торжественно объявил я. – Ну что ж... Теперьто мы точно отобьемся.

Гумилев почтительно склонил голову, но ничего не ответил.

Я смотрел, как вертолеты, не долетев до города несколько сотен метров, стали снижаться. Лопасти их подняли настоящую бурю из пыли, а когда она, наконец, улеглась то я смог оценить прибывшие войска, так сказать, в полном объеме.

В прошлом я не раз бывал на военных парадах. В силу своей профессии мне даже удалось один раз делать репортаж об учениях сухопутных войск. Но даже тогда мне не приходилось видеть такое большое скопление военной техники и солдат в одном месте.

Но самое главное было в том, что все они подчинялись моим приказам. МОИМ, черт возьми, приказам!

Мы спустились со стены, открыли ворота, наспех отремонтированные рабочими – и я вышел за пределы города.

Там меня ждали двое мужчин в военной форме – аккуратной, отутюженной, и явно новенькой. Один из них, с сигарой во рту, был похож на Беницио дель Торро, и вел себя если не нахально, то как минимум надменно. Он представился Карлом Макриди, и он руководил подкреплением, отправленным из города Титивилус.

Второй, совсем молодой, назвался Ростиславом Шибановым, командиром армии Роксаланы. Не знаю, почему мне показалось знакомым его имя, но я долго смотрел на него, пытаясь выстроить хоть какуюто ассоциацию воспоминаний.

Бесполезно.

Они действительно не собирались заходить в город. Разбили лагерь непосредственно перед воротами, развернули огромное количество палаток и шатров. Блокпосты, полевые кухни, все дела.

Вскоре к ним присоединилась третья армия, принадлежавшая некой Евдокии, которую все называли бабой Дусей. Армия у этой бабули была не такая большая, как у Титивилус, но все же больше той, что я собрал в своем городе. Однако самое интересное было в том, что ее армию возглавляла молодая особа, представившаяся Атикой. Смуглокожая мулатка с едва заметными африканскими корнями, и военная форма не портила, а наоборот, подчеркивала все прелести шикарной фигуры.

– Тебя Гарпанг искал, – сказал я, узнав ее имя.

Услышав это, девушка сначала покраснела, затем помрачнела и холодно сказала, что готова исполнять любые мои приказания в рамках регламента, предусмотренного правилами поведения командиров в чужих городах. Я попытался было исправить столь недружелюбную реакцию, но было поздно. По какойто причине – я примерно догадывался, по какой – Атика не любила не только Гарпанга, но и любое упоминание о нем.

Ждать оставалось недолго. Я едва успел выпить кофе в штабе, и обсудить с Гумилевым наши дальнейшие действия, как механический голос города сообщил о приближении армии Гарпанга.

Он прислал пятьсот спецназовцев и два десятка грузовиков, чтобы вывезти из города все ресурсы. Нуну.

Я стоял на стене, и отсюда прекрасно видел все, что происходило.

Войска Гарпанга приближались, и на фоне нашей, собранной из четырех городов армии, его соединения выглядели крошечной горсткой людей. Я был уверен, что они, заметив охрану города, остановятся и вернутся домой, но…

– Они не могут не выполнить приказ, – пояснил Гумилев. – Не могут вернуться, или сдаться в плен. Они будут воевать. И погибнут.

Спецназовцев Гарпанга стали расстреливать еще на подходе. Конечно, они открыли огонь в ответ, но у автоматического оружия мало шансов против танков и вертолетов.

Признаюсь, я, едва начались первые выстрелы, спрятался за ограду стены. Но тут же вылез обратно, устыдившись своего страха – так как Гумилев, стоявший рядом, вообще не отреагировал на стрельбу.

Канонада быстро стихла, механический голос сообщил о том, что мы победили.

– Да! – крикнул я, всматриваясь в пыльную завесу, повисшую над полем боя. – Мы выиграли!

– Выиграна битва, а не война, – ответил генерал моей армии. – Вероятнее всего, Гарпанг вернется.

– Думаю, это будет нескоро, – авторитетно ответил я. – Когда здесь такая оборона, какой идиот рискнет сюда сунуться. Двести вертолетов любую армию разнесут на молекулы. Ты согласен со мной?

Гумилев не успел ответить, поскольку в нашу беседу снова вмешался механический голос.

К нам приближалась новая армия Гарпанга. Войска в составе десять тысяч спецназовцев, десять тысяч медиков, десять тысяч бронетранспортеров, десять тысяч вертолетов…

Голос равнодушно перечислял состав армии, и в каждом его слове читался приговор мне. Приговор всем нам.

Ощущение было такое, словно на меня вылили ушат ледяной воды. Гдето там внизу все сжалось, я вздохнул, издав грустный всхлип, и, кажется, побледнел.

Время прибытия – восемнадцать минут.

– Может, лучше вернуться в штаб? – предложил Гумилев, заметив мое состояние.

– Мы сможем там спрятаться? – с надеждой спросил я.

– Это вряд ли, – огорчил меня генерал. – Но мы можем выпить кофе.

– Какой к черту кофе! – возопил я. – Нам надо… надо… что нам надо делать?!

– Если бы у нас была змейка, мы могли бы…

Гарпанг использовал ускорители, значительно сокращавшие время армии в пути. И начал атаку гораздо раньше заявленного времени. Над городом довольно низко пролетели похожие на треугольники самолеты. Их рев заглушил голос Гумилева, а в следующую секунду разорвалась первая сброшенная бомба. А за ней вторая, третья…

В считанные секунды все пространство вокруг наполнилось грохотом от выстрелов и взрывов. У меня чуть не лопнули перепонки и я, зажимая уши ладонями, пригибаясь, бросился к лестнице.

Не знаю, какая это была по счету бомба. Может, двадцатая, а может, сотая. Может быть, это вообще была не бомба, а какойнибудь реактивный снаряд, попавший в стену в том месте, где проходила лестница. По ней спускались мы с Гумилевым, когда ЭТО взорвалось гдето очень близко от нас.

Я пролетел несколько метров, приземлившись на асфальте. Пропахал спиной шершавую поверхность, перевернулся несколько раз и остановился, врезавшись головой в стену склада.

Гумилеву повезло меньше. Он приземлился на ржавую ограду, сверху, прямо на прутья, и более не шевелился.

Все вокруг казалось выпуклым, как при съемках камерой «гоу про». В ушах стоял равномерный гул. Стихающий постепенно, но кроме него, я ничего не слышал. Почувствовав вкус соли на губах, дотронулся до носа. Кровь лилась щедро. Я запрокинул голову вверх, зажимая ноздри, и попытался подняться.

Чтобы уйти отсюда, спрятаться гденибудь в штабе, или в госпитале. Переждать атаку.

Не успел.

Знакомый мне гусеничный броневик Гарпанга бодро преодолел разлом в стене, и остановился рядом со складом. К этому времени мне удалось справиться с нокдауном, почти полностью восстановив слух и зрение. Кровь не останавливалась, но я даже специально разжал пальцы, в надежде на то, что залитый кровью, вызову жалость своим видом.

Гарпанг вышел из броневика. Следом выбрались его бойцы. На этот раз все они были поприличнее одеты, да и амуниции у них прибавилось. Они снова окружили меня полукругом.

Пройдя мимо меня, Гарпанг подошел к складу, сам распахнул его, посмотрел на пустые полки. Затем окинул взглядом двухэтажное здание казармы. Тень от ее крыши доходила до ног мародера.

После этого повернулся ко мне. Сочувственно вздохнул, вытащил из ножен на поясе армейский мачете.

– Сначала ты расскажешь мне, кто прислал подкрепы, Анатолий Толян, – произнес он, делая первый шаг в мою сторону. – А потом наступит время возмездия.

Глава десятая. Кольцо

Все закончилось раньше, чем началось. Кольца времени вывернулись наизнанку, перекрутились бесчисленным количеством лент Мебиуса, и вернулись в прежнее положение полностью обновленными. В другом месте однажды Егору Егоровичу уже доводилось видеть нечто похожее. Девчонка с помощью одного предмета, двух клонов и линзы Темной башни зациклила несколько лет, обусловив появление на свет искусственного интеллекта. Настоящее определяется будущим и создает прошлое.

Сейчас ситуация другая, и проект, курируемый хранителями, поставлен под угрозу, а самое плохое в том, что они, хранители, до сих пор не установили причину.

Один из секретных проектов корпорации «Кольцо» занимался экспериментами в области копирования личности человека в виртуальное пространство. Копиям стирали индивидуальную память, заменяя ее многоуровневыми брейнпрограммами, позволяющими практически мгновенно адаптироваться в любом времени и пространстве – будь то Рим девятого века, Северная Америка начала третьего тысячелетия, или глубокий космос 2468го года от рождества Христова.

Егор Егорович как раз занимался поисками кандидатов, чей разум копировался для проекта. Выстроил агентурную сеть, выискивая наиболее интересных и перспективных личностей. Поэтому, в какойто мере, это была и его, начальника разведки, вина – не уследил, проморгал. Впрочем, сам Егор Егорович так не считал.

В условиях непрекращающегося соперничества копии развивались независимо друг от друга, становясь со временем самостоятельными личностями. Первоначально задачей хранителей было наблюдение за поведением копий, изучение ключевых точек, меняющих мировоззрение каждой личности, искусственное моделирование ситуаций. Но вскоре хранители пошли дальше, программируя часть копий на выполнение конкретных задач. Функционал командиров, имеющих собственное мнение, но обязанных в определенных ситуациях действовать по заранее написанному алгоритму. Некоторых, в частности, рабочих и солдат, полностью обнуляли, лишая какойлибо индивидуальности, а некоторым напротив, давали полную свободу действий, делая их владельцами городов.

Такая политика не могла долго сохранять свою упорядоченность. Всего одного сбоя оказалось достаточно для того, чтобы появилась угроза существованию проекта. Одна из копий оказалась чуть более самостоятельной. Может быть, ошибка в заложенном алгоритме, может, гдето недостаточно затерли память. Копия научилась нарушать законы, выстроенные хранителем, а еще она научилась ускользать, прежде чем хранители успевали отследить точку невозврата.

Поэтому от начальника разведки потребовалось личное участие в проекте.

В город Егор Егорович прибыл на рассвете. Уставший и не выспавшийся, даже не смог с первого раза пройти идентификацию личности.

Собрал всех командиров перед штабом, отдал первые приказы, назначив администрацию, и отправив разведку к ближайшему лагерю безумцев. Строительство в городе не требовалось, город полностью отстроен, наука соответствует уровню. Что ж, хотя бы от бытовых проблем он избавлен.

Лифт поднял Егора Егоровича на последний, десятый уровень штаба. Командирские апартаменты, спортзал, несколько технических помещений и лестница, ведущая в купол командного центра. Именно сюда, в командный центр, и направлялся Егор Егорович.

Большой круглый стол с голографической картой мира. В базе радара нет ни одной отметки, поэтому карта безжизненна, но это временно. Как только местные узнают, рядом поселился хранитель, сразу начнется реакция, к бабке не ходи.

Стены купола прозрачны, в бронированное стекло интегрированы плавающие призмы, превращавшие любой участок стекла в окуляры. При надлежащей сноровке отсюда можно увидеть все, что происходит внизу. В черте города, и за много сотен метров от стены.

Первым делом Егор Егорович затонировал восточную часть купола, пряча командный центр от лучей уже назойливого солнца. Потом подошел к барной стойке, окинул взглядом напитки, включил кофейную машину. Она мгновенно заурчала, наполняя пространство вокруг себя запахом свежемолотой «Арабики».

Пальцы выбили ритм по барной стойке. Сначала случайный, потом – напоминающий одну старую забавную мелодию.

Та тата. Тата. Татата. Та тата тата.

С чашкой дымящегося кофе Егор Егорович подошел к западной части купола и несколько минут рассматривал город, и суету, в нем проходящую.

Допил кофе, бросил грязную чашку в утилизатор, и громко произнес:

– Мастера ко мне!

Мастер явился через несколько минут. В новенькой униформе, выбритый, щелкнул каблуками. Бравый солдат, ни отнять, ни убавить.

– Рад видеть вас в добром здравии.

Не став утруждать себя приветствиями, Егор Егорович перешел к делу.

– Кто контролирует провинцию?

– Самые сильные армии у Вечных и Хиппи, – ответил Мастер. – Если желаете, могу предоставить последние разведданные.

– Мне не нужна официальная статистика, – сказал Егор Егорович. – Меня интересует, кто по факту контролирует провинцию. Да брось, Мастер, я же хранитель. Просто расскажи мне, кто и кому платит дань. И я не стану рассказывать Шибанову о том, как ты пялился на его жену, когда мы стояли перед штабом.

Мастер сначала покраснел, затем побледнел. Потом пробурчал, глядя в пол:

– Альянс СССР, военный блок. Он контролирует несколько провинций к западу от нас. Фактически, мы находимся на задворках этой империи. Здесь есть их представитель, Норманов, он регулирует всю внутреннюю политику провинции.

– И какова сейчас внутренняя политика? – спросил Егор Егорович. – Что больше всего будоражит умы местных жителей? О чем они говорят во время дипломатических встреч?

Мастер колебался.

– Простите, Егор Егорович. Я не понимаю…

– Все ты понимаешь, – оборвал его хранитель. – Сядь. Сядь, Мастер.

Мастер сел на указанное кресло.

– Кофе?

– Да, спасибо.

Сделав кофе себе и гостю, Егор Егорович сел напротив.

– Когдато давно, в другом городе, я знал другого Мастера, – сказал он задумчиво, и немного печально. – Тогда были трудные времена. Все только начиналось. Были враги, были предатели. Нас втаптывали в землю, утюжили, стирали, но мы поднимались снова и снова. Славная была война. Жаль, что ты этого не помнишь.

Мастер молча пил кофе, избегая встречаться взглядом с хранителем. Тот же продолжал.

– Сейчас другая война. Враг, противостоящий нам, невидим. Его не существует, есть только его следы, и он их тщательно маскирует. Передо мной стоит сложная задача – пойти туда, не знаю куда, и принести то, не знаю что. Но я выполню эту задачу. Выиграю войну. С твоей помощью, Мастер. Мне нужны записи всех переговоров между дипломатами местных альянсов. Их расписания – когда они спят, когда едят. Мне надо, чтобы ты поставил прослушку в каждом городе этой провинции.

Пока Егор Егорович говорил, Мастер сокрушенно качал головой. А потом произнес:

– Я не могу это сделать.

– Почему?

– Это запрещено, – сказал Мастер. – Законы хранителей…

– Я здесь хранитель! – закричал Егор Егорович, вскочив с кресла, и нависнув над съежившимся Мастером. – И пока я здесь, я буду решать, что запрещено в моем городе, а что разрешено! Встать!

Мастер поднялся, для этого ему пришлось извернуться, чтобы не зацепить хранителя. Они встретились глазами, всего лишь на секунду – и Мастер, признавая свое поражение, сразу же отвел взгляд в сторону.

– Тебе понятна задача? – уже спокойно спросил Егор Егорович.

– Да, хранитель, – ровно ответил Мастер.

– Особое внимание удели любым обсуждениям изумрудных долин. Или если они будут говорить про странные линзы.

– Что значит «странные линзы»? – спросил Мастер.

Егор Егорович развел руками.

– Я не знаю. Просто обращай внимание на все странное. – он прошелся по центру, стал возле западной части окна, и повторил. – На все странное.

Несколько минут прошло в тишине. Егор Егорович смотрел на город, еле слышно барабаня пальцами по стеклу.

Та тата. Тата. Татата. Та тата тата.

Потом очертил пальцем невидимый круг, несколько раз обвел его.

– Без начала и без конца, – произнес, ставя точку в центре круга. – Замкнутая спираль из бесконечного числа колец. У попа была собака, кусок мяса и надпись на могиле. Это знают все. Но кто знает о том, что у попа была и такса, и овчарка, и даже чертов доберман. Что одну псину он застрелил, другую задушил, а третья и вовсе погибла, когда попала под ковш экскаватора, копавшего ей могилу. Свинина, баранина, оленина – кто знает об этом? Кому это вообще надо?

Он снова замолчал, глядя на город.

Мастер не выдержал, откашлявшись, спросил:

– Простите, хранитель, я могу быть свободен?

– Нет, – ответил Егор Егорович, отвлекшись от дум. – Я еще не закончил.

Он подошел к Мастеру, став таким образом, чтобы смотреть ему в глаза. Ткнул пальцем в грудь, демонстрируя перстень хранителя. И сказал:

– Я знаю, что прослушка запрещена. Но мне очень необходимо найти врага, или то, что от него осталось. И пока я не выполню свою задачу, ни одна душа, кроме нас с тобой, не узнает об этом маленьком преступлении. Ведь так, Мастер?

– Да, хранитель, – отвечал тот.

– Я не стану тебя подставлять, – продолжил Егор Егорович. – Как только мы найдем то, что ищем, прослушка сразу же прекратится. Но если ты посмеешь хоть комунибудь, особенно другим хранителям, рассказать, или даже намекнуть о моем поручении… Я сотру тебя. Уничтожу любую память о тебе. Ты меня понял, Мастер?

– Да, хранитель.

– Лучше, если это правда, и ты действительно меня понял. Можешь идти, Мастер. А свободным тебе не быть никогда. Впрочем, как и всем нам.

Мастер повернулся, пошел к выходу.

Оставшись один, Егор Егорович прошелся по командному центру, остановился возле карты мира. Осмотрел провинции, скомандовал:

– Приватный канал с Рыжей Бестией. – И ввел координаты.

Голограмма рыжеволосой девушки появилась над картой через несколько минут. Меховой полушубок, за спиной автомат, волосы растрепаны. Все, как обычно.

– Хранитель? – Она склонила голову. – Рада снова видеть вас.

– Сколько у тебя в альянсе людей, умеющих молчать? – спросил Егор Егорович.

– Все, – не задумываясь, ответила Рыжая. И добавила. – Хотя все зависит от количества неизвестных в уравнении.

– Координаты новой изумрудной долины, – произнес хранитель. – Жирное месторождение, десятый уровень по общей шкале. Это хорошая цена?

– Неплохо, – согласилась Рыжая, заметно оживившись. – И что придется делать моим людям, кроме молчания?

– Поискать коечто. Принадлежащее моему альянсу.

– Я не должна знать, что это? – спросила Рыжая с легкой насмешкой.

– Это линза, – ответил Егор Егорович после небольшой заминки. – Или комплект линз. Они находятся гдето здесь. В моей провинции. Или рядом, в соседних. Скорее всего, в одном из лагерей безумцев.

– Не верю своим ушам! – воскликнула Рыжая. – Хранитель не знает наверняка, что ищет, и где это находится?

– Иногда наши возможности имеют границы, – признал Егор Егорович.

– И как эти линзы можно использовать? – ненавязчиво поинтересовалась Рыжая.

– Их не надо использовать. Их надо найти, и сообщить об этом мне. А если ктото поступит иначе, я спрошу не только с него, но и с тебя.

Последние слова Егор Егорович произнес, не скрывая раздражения. Но Рыжую Бестию это ничуть не смутило, и она снова спросила:

– Это както связано с тем парнем, которого мы искали полдня? Павел Дуров, кажется.

– У тебя еще много вопросов? – сердито спросил хранитель. – Я могу навестить тебя прямо сейчас, и ответить на все.

Его тон не вызывал никаких сомнений, и Рыжая покачала головой:

– Нет, спасибо. Если только вы не хотите прибыть с дипломатическим визитом.

– Я прибуду с барсуком, – пообещал Егор Егорович. – И с радостью вобью его тебе в глотку вместе с ответами на все вопросы и напоминанием об субординации.

– У меня нет вопросов, – поспешила заметить Рыжая. – Что ж, мы поищем линзы. Но это большая территория, понадобится много времени… и немного аванса.

– Я дам тебе тысячу изумрудов, – сказал Егор Егорович. – Взаймы. Вернешь, когда получишь координаты долины.

– А если мы не найдем то, что вам нужно? – спросила девушка.

– Тогда я найду новых друзей, и буду считать тебя своим самым большим разочарованием. – Хранитель провел рукой, обрывая связь с не по уровню наглой девкой.

Но, усевшись в кресло, довольно улыбнулся.

Рыжая, конечно же, не станет молчать. Разболтает все не только своему альянсу, но и союзникам. Пройдет немного времени, и все жители провинции, все владельцы городов будут знать о том, что гдето рядом появилось новое месторождение изумрудов. Самый ценный ресурс. За него кровь будет литься нескончаемыми потоками.

Неважно, что они все будут искать. Линзы, или изумрудную долину. Важно то, что они не будут сидеть на месте. Они будут проверять каждый сектор, каждый квадратный километр в округе. В этой провинции, в соседних. Слухи будут распространяться, трансформироваться в истории и легенды, привлекать к поискам новых охотников за удачей.

Конечно, будь серый кардинал посговорчивее, можно было ускорить процесс с помощью пропагандиста альянса. Но совет хранителей больше всего на свете боялся утечки информации. Паранойя у них в крови, что есть, то есть. Не мудрено, при такойто ответственности.

Про черта вспомнишь, а он тут как тут.

Голограф пискнул, раскрывая лепестки, и над столом появилась полуметровая голограмма Мур.

– Егор Егорович! – нервно позвала она. – Вы здесь?

Хранитель включил обратную связь.

– У вас есть какието новости? – спросила серый кардинал.

– Я прибыл сюда час назад, – с раздражением бросил хранитель. – Нет, черт возьми, у меня нет пока никаких новостей.

– Тогда вот вам свежая. Только что мы обнаружили еще одно месторождение изумрудов. Отправляю координаты.

Мур двинула рукой, на карте мира рядом с ее левой ногой загорелась зеленая точка.

Не так далеко от города.

– Там необходимо выставить охрану. Как можно быстрее.

– Чтонибудь еще? – с сарказмом спросил Егор Егорович.

– Я рекомендую вам поторопиться с поисками, потому что канцлер очень недоволен происходящим. Если чтото пойдет не так, ему придется вмешаться лично, вы же понимаете, что это самый нежелательный вариант. Поэтому просто поторопитесь, Эдуард Макарович. О, простите, Егор Егорович.

Мур отключилась, не став на этот раз вызывать раздражение своим надменным хихиканьем.

Если чтото пойдет не так, крайним останется Егор Егорович. Формально он уже нарушил запрет канцлера, рассказав посторонним, нехранителям, то, что должно храниться в тайне. И нарушил закон хранителей, используя командира города для сбора секретной информации.

Ничего. Семь бед – один ответ. Или лучше так: цель оправдывает средства. Когда линзы будут найдены, канцлер не посмеет высказать свое недовольство. Скорее всего, похвалит за выполненную работу. А вот КОГДА это произойдет – для кольца совершенно неважно.

Начальник разведки поднялся было с кресла, собираясь сделать еще кофе, но чтото дрогнуло под ногами, и он, потеряв равновесие, упал обратно.

Пол под ногами, стены, все затряслось. Огромный гриб, высотой с десятиэтажный штаб, вырос в центре города, осветив купол командного центра яркокровавым цветом.

Механический голос равнодушно произнес:

– Ядерная атака на город Егор1.

Глава одиннадцатая. Мегамозг

Раньше меня никогда не пытали с помощью мачете. Строго говоря, меня раньше вообще не пытали, если не считать за пытку бессмысленные школьные уроки по ОБЖ. Это, конечно, не имело ничего общего с тем уроком, что преподал мне Гарпанг.

Я сломался почти сразу. Рассказал все – кто прислал подкрепления, кто участвует в сопротивлении... Но Гарпанга не интересовали ответы. Он хотел наказать меня. И ему это удалось.

Еще долго, валяясь в госпитале, а затем, восстанавливаясь в штабе, я вспоминал адскую боль. Вспоминал, как умолял Гарпанга, и всех святых, о смерти, которая все никак не наступала.

Бессмертие – ничто. Когда есть боль, то бессмертие – не благо, а проклятие. Это, конечно, сложно понять, не побывав хотя бы в моей шкуре.

Тем не менее, я выжил, и даже не сошел с ума от пережитого. Фрагменты того урока еще долго снились мне в кошмарах, но я все же достиг своей цели. Показал, что я не мальчик для битья, не раб, не фермер. А полноправный владелец города.

Отказавшись подчиниться Гарпангу, и дав ему бой с помощью соседских войск, я не нанес ему большого ущерба. Но своим поступком я высек искру, из которой разгорелось пламя по всей провинции. Соседифермеры, порабощенные Гарпангом, один за другим стали поднимать голову. Менять названия своих городов с номерных «ГарпаФарм» на те, что были раньше. Они начали строить казармы и обучать войска. Они перестали платить дань, и тем самым существенно осложнили прежде беззаботную жизнь мародера.

Занятый разборками со своими бывшими рабами, Гарпанг уже не наведывался ко мне каждый день. Я не терял это время даром.

Развивал городскую инфраструктуру. Строил армию, скрывая ее до поры до времени от столкновений. Грабил лагеря безумцев, захватывал ресурсные шахты. Каждый день, каждый час я узнавал чтото новое, и эти знания делали меня сильнее.

Все города в этом мире не просто походили друг на друга, а совершенно не отличались. Одинаковые здания, одинаковая планировка, мебель. Даже командиры в каждом городе были те же самые. Отстроив штаб до максимально разрешенного, десятого этажа, я познакомился с Атикой, Шибановым, Карлом Макриди…

В других городах были такие же Атики, Шибановы и Гумилевы, похожие внешне как близнецы, как клоны. Разница между ними была только в накопленном опыте. Сначала мне казалось это фантасмагорией, гротеском – но очень быстро я привык.

Дни проходили один за другим. Однажды утром, проснувшись, я посмотрел в зеркало, мысленно спросил, сколько я уже здесь нахожусь – и не смог ответить даже приблизительно. Сбился со счета.

Я еще помнил Москву, редакцию «Взгляда», Большую Дмитровку, Тоню и Пашу – но все это уже казалось размытым. Насущные проблемы вытесняли воспоминания прошлого. Я, конечно, хотел вернуться домой, хотел получить ответы на вопросы, но… уже не так, как в первый день.

Все дело было в волшебных предметах, в странных магических фигурках животных. Из необычного серебристого металла, на ограниченное время дающие своим владельцам суперспособности.

Их было очень много, самых разных. Одни увеличивали производство ресурсов, другие повышали эффективность войск, третьи позволяли управлять безумцами. И был один предмет, орел, позволяющий общаться с населением. Вот этот предмет, он перевернул меня, мое сознание. Это изза него я перестал чувствовать себя изгоем, попавшим в беду, и начал подругому смотреть на окружающую меня действительность.

Первого орла мне подарила баба Дуся, приехавшая с дипломатическим визитом, пока я отлеживался в госпитале после урока Гарпанга. Бабушкабожий одуванчик куталась в шерстяную шаль с кевларовым покрытием, скрывала лицо за роговыми очками с толстыми линзами, и опиралась на клюку, вблизи оказавшуюся двенадцатизарядным дробовиком. Она приехала на старом кабриолете, а из динамиков тачки гремел музон, заглушая все вокруг на много метров. Это было радио, местное радио с неизвестно где находившейся станцией, где невидимые диджеи крутили музыку из моего родного мира.

Впрочем, главное в визите бабы Дуси было не радио. Не благодарность за помощь в сопротивлении Гарпангу. И даже не огромная финансовая помощь в виде золота – необходимого для развития науки. Дуся подарила мне несколько предметов, один из которых, орел, я использовал, когда, уже полностью оправившись от ран, поднялся на стену, и с высоты десятого этажа посмотрел на войска, стоявшие в гарнизоне города.

Спенцаз, ополчение, танкисты, летчики, артиллеристы. Снайпера, водители, механики. Рядом техника, произведенная заводскими роботами. Моя армия.

– Приветствую вас, доблестные защитники Москвы! – произнес я в микрофон, услужливо поданный Гумилевым, и мой голос, усиленный тысячеватными колонками, пронесся над площадью.

Примерно две секунды, показавшиеся мне вечностью, стояла тишина, а затем десятки тысяч глоток, сотрясая все пространство вокруг, проревели в ответ:

– Здра…! Жела…! Анато…! Толян!

Это и была точка невозврата, после которой моя жизнь разделилась на «до» и «после». В этот самый момент кожа моя покрылась мурашками, и журналиста Анатолия Орлова… не то, чтобы не стало… просто он ушел кудато, а на его место пришел могущественный военачальник Анатолий Толян, с огромной армией в подчинении.

Огромная армия – это я, конечно, условно сказал. Гарпанг, несмотря на возникшие у него проблемы, все еще владел самой сильной армией в провинции, и являлся единственной причиной, по которой Титивилус еще не пала жертвой моих чар.

– Пока Гарпанг здесь, я не могу думать ни о чем, кроме мести, – сказала она во время одного из своих визитов. – Но когда он будет повержен, я открою для тебя ворота своего города.

Я очень долго думал над двусмысленностью этой фразы, и еще больше – над тем, как достать Гарпанга.

Дело в том, что он поставил свои войска нападения в глухую оборону. Вкупе с военными предметами и с поддержкой двух генералов атака на его город становилась бессмысленной. Даже равной армией. А у Гарпанга в провинции равных по мощи не было.

Так что мне, как и остальным жителям, оставалось только накапливать силы, собирая армию, и развивая город.

Москва не сразу строилась. Соседи помогали ресурсами и рабочими, значительно сокращая время строительства. Город вырос. Отстроенный максимально, он стал огромным. Не таким, конечно, как Москва из моей прежней жизни, но все равно – настолько большим, что для перемещений из здания в здание мне понадобился транспорт.

Когда я сказал об этом Гумилеву, он предложил сделать на заводе для меня мотоцикл.

– Зачем мне мотоцикл? – удивился я. – Ни разу в жизни не ездил на мотоцикле.

– Все когдато бывает в первый раз, – уклончиво отвечал Гумилев. – На хорошем мотоцикле можно быстро ездить по перегонам. С дипломатическими визитами, или сопровождая армию. Если не понравится, вы в любой момент можете пересесть на чтото другое.

Подумав, я согласился с его словами. Следующую неделю после этого осваивал езду на двух колесах, прерываясь на восстановление в госпитале после особо неудачных поездок.

Мотоцикл мне понравился. Мне так же понравился стейк, подаваемый в штабном ресторане, расположенном на балконе девятого этажа. Мне нравилось расстреливать из снайперской винтовки безумцеводиночек, неосторожно приблизившихся к городу в тот момент, когда я находился на стене. А когда я пролетел над городом на истребителе, у меня и вовсе дыхание перехватило от восторженного страха.

Но, как я уже говорил, все эти забавы были ничем по сравнению с предметами и возможностями, которые они давали.

Барсук мог устроить небольшое землетрясение во вражеском городе. Правда, для этого надо было както попасть внутрь, что в случае с Гарпангом, например, было невозможным. Саламандра – на небольшое время накрывала город непроницаемым куполом. Бабочка меняла имя, муравей позволял вне города двигаться в полтора раза быстрее. Этих предметов было несчетное количество, я до сих пор уточнял у Гумилева их свойства, кроме орла, чье воздействие я не смог бы забыть ни при каких обстоятельствах.

Город мог производить волшебные фигурки. В ограниченном количестве, и требуя много ресурсов для производства. Но для меня желание обладать чудесными предметами было сродни наркотической зависимости, и я не жалел на это никаких средств.

Все чаще, просыпаясь рано утром, я думал не о том, как вернуться домой, а о том, где достать железа или золота, и что лучше сделать, орла или муравья.

Както раз, находясь в хранилище, я перебирал сделанные городом фигурки, и размышлял, хочу ли я сменить имя Анатолий Толян на Анатолия Орлова, или просто Анатолия. Благодаря трем бабочкам у меня была возможность трижды сменить имя, но – я склонялся к тому, что привык к Анатолию Толяну, и стоит оставить все как есть.

Рядом стоял Гумилев, в новом строгом костюме серого цвета. Освобожденный от управления городом, он стал моим помощником в решении различного рода бытовых проблем, и несколько дней назад сменил генеральскую форму на штатскую одежду. По обыкновению, он пил кофе из большой поллитровой кружки, и молча наблюдал за моими действиями.

Я взял фигурку, изображавшую броненосца, повертел между пальцев. Город своим бесполым механическим голосом услужливо поинтересовался, не хочу ли я активировать предмет. Я ответил отказом и, во избежание недоразумений, бросил обратно, на бархатную поверхность стола.

Броненосец не позволял безумцам приближаться к городу на расстоянии выстрела. Недавно я активировал точно такой же, и на неделю лишился забавы, связанной с отстрелом безумцев со стены.

– Гарпанг всегда его использует, – пробормотал я.

– Контролируемая атака безумцев – лучший способ без потерь лишить врага его армии, – глубокомысленно изрек Гумилев.

Эту фразу я от него слышал уже несколько раз. Когда я услышал ее впервые, когда узнал, как с помощью особого антидота подчинить стадо безумцев и направить на нужный город – я именно это и сделал. Построил рядом с городом загон – Гумилев назвал его концлагерем. В городской лаборатории произвел необходимое количество зловонной субстанции мутнозеленого цвета, делающей безумцев тихими и покорными. Прошвырнулся с рейдами по ближайшим лагерям, собирая большое стадо в концлагере и откармливая их вожака. А затем отправил толпу на город Гарпанга.

Не рой другому яму, так кажется. Мой недруг был надежно защищен волшебным предметом, и стадо, не дойдя до точки назначения, вернулось в концлагерь. А когда эликсир закончился, ярость безумцев выплеснулась на то, что было ближе всего – мой город.

Печальное было зрелище. Даже вспоминать не хотелось.

– Вот если бы подкоп, – вновь пробормотал я.

– Простите, что? – не понял Гумилев.

– Подкоп прорыть к Гарпангу в город, – пояснил я. – И запустить безумцев.

– В город невозможно прорыть подкоп, – сказал Гумилев. – Кажется, вы уже спрашивали об этом. И даже пробовали.

Я много о чем у него спрашивал. И много чего пробовал. Пытаясь выработать стратегию дальнейшего развития, я искал разные способы, но все мои идеи разбивались о правила, по которым существовал этот мир.

– Ты говорил, – напомнил я ему. – Что некоторые безумцы… вожаки стада… могут учить человеческую речь. Я общался с Дусей, она сказала, что за все годы, что она тут находится, она никогда не слышала ни о чем подобном.

Дуся находилась здесь дольше всех, и знала больше всех. Когда я рассказал ей свою историю, она сказала, что знакома с рыжей, спасшей меня в первый день моего появления, и попробует найти способ связаться с ней.

– Все когдато случается впервые, – уклончиво ответил Гумилев. – Но подкоп в город прорыть нельзя.

Он слишком часто в последнее время отвечал вот так, уклончиво. Я сравнивал его поведение с другими командирами… Несомненно, Гумилев среди них был самый опытный. Но еще, как мне казалось, он был самым хитрым. И не всегда говорил то, что думал.

– Как безумцы выбирают себе вожака? – задал я очередной вопрос.

– Так же как и обычные люди, – ответил Гумилев. – Подчиняются самой сильной особи.

– А орел на них действует? – спросил я, глядя на свой любимый предмет.

– Нет, – ответил Гумилев.

– А ты это проверял?

Это был риторический вопрос. Командиры не могли использовать волшебные предметы. Только владельцы городов.

Спустя несколько дней со мной связалась Титивилус. С тревогой в голосе она сообщила, что Гарпанг ищет союзников и для этого ведет переговоры с крупным альянсом.

– Времени нет, Анатолий Толян. Мы решили атаковать его немедленно. Объединимся всей провинцией. Нам понадобится и твоя армия.

– Конечно, – сказал я. – Можешь на меня рассчитывать, детка.

Гарпан хотел объединиться с такими же мародерами. Пообещал им долю со всех фермеров провинции, если ему предоставят военную помощь.

И ему оказали эту помощь. А мы… мы просто не успели. Их подкрепления заняли оборону прежде, чем первые из нас отдали приказы об атаке.

Это было наше Ватерлоо. Один за другим, все жители провинции, отправляли свои армии на город Гарпанга. И сливали их о нерушимый барьер подкреплений, присланных союзниками нашего врага.

Я был там. Отправился с одной из своих армий, чтобы лично убедиться в тщетности наших попыток. Получил контузию и осколочное ранение в плечо, и вернулся к себе на чудом уцелевшем вертолете.

В течение одних только суток мы потеряли всю накопленную мощь. А Гарпанг попрежнему оставался самым сильным жителем провинции. И теперь нас всех ждала его ярость. Его возмездие.

– Мы проиграли, – сказала мне Титивилус. – Спасибо тебе, Анатолий Толян.

– Нет, – сказал я. – Мы не проиграли. Дай мне немного времени.

У меня был один план. Дикий, до безумия.

Вожаком безумцев может стать самый сильный безумец. И стадо будет подчиняться ему. Пойдет за ним куда угодно. Что, если я возьму с собой антидот, проберусь в лагерь безумцев и убью вожака? Смогу ли я занять его место? Пойдет ли стадо за мной? Не испугается ли стадо броненосца Гарпанга? Или они разорвут меня на части, едва я приближусь к лагерю?

У меня была только одна возможность проверить это.

В принципе, я ничем не рисковал – ну, разве что, если бы план не сработал, мне пришлось бы почувствовать на себе рассказ бабы Дуси о том, как это больно, когда безумцы пожирают твою плоть.

Под покровом ночи, сев на моцик, я в одиночку покинул город и добрался до ближайшего лагеря безумцев. Маленький город из хлама, останков военной техники, стащенной сюда тварями с ближайших территорий. Даже не используя навигаторы, такие места можно найти по запаху гниющей плоти, прорезавшей воздух на сотни метров в округе.

Облив себя несколькими литрами антидота, нарезав несколько кругов по этому аду, я нашел вожака. Грязное и вонючее животное в обрывках одежды жрало человеческую ногу, а возле него, подвывая от голода, но не рискуя напасть, топтались особо голодные безумцы.

На меня никто не реагировал, несмотря на то, что в самом начале я даже вспотел от страха. Антидот сделал свое дело, и я, спокойно подойдя к вожаку, снес ему голову из армейского М1014. А потом, сдерживая отвращение, сел на труп безумца и поднял недоеденную им ногу. Держа наготове дробовик.

Безумцы не могли меня тронуть, изза антидота. Они толпились возле кучки мяса, продолжали подвывать, но когда особо рьяные приближались слишком быстро, я рычал на них, издавал яростные бессвязные звуки и пинал их ногами.

Не знаю, насколько хорошо я вжился в роль. Возможно, орел помог мне быть наиболее убедительным в демонстрации своего безумия. Но спустя час после убийства вожака копошившиеся вокруг твари стали слушать мои порыкивания. Спустя два – я уже контролировал весь лагерь. Спустя четыре часа – спасибо ускорителям – я объехал еще несколько лагерей, собирая максимально большое стадо.

Последний запас ускорителей ушел на то, чтобы сократить наш путь до города Гарпанга.

Броненосец не остановил меня. Не остановил и моих безумцев. Ворота города были снесены бесконечной волной сумасшедших и голодных тварей.

Я стоял посреди ночного города, чужого города. Среди кровавого пиршества, устроенного теми, кого привел сюда я.

Десятки, сотни тысяч безумцев заполонили улицы и здания города. Они рвали на части все живое – преимущественно, солдат, но доставалось и зданиям, и местному населению.

Их крики шипами колючей проволоки впивались в мой разум, ввергая его в безумие уже не по моей воле. Из штаба, за девятислойным бронированным окном, на меня смотрел Гарпанг и корчил гримасы в бессильной злобе. Захоти я – и безумцы снесли бы всю хваленую защиту штаба, дав мне возможность добраться до мародера. Но я не хотел. Того, что я увидел – этого было более, чем достаточно.

Утром, весь измазанный в крови, я приехал на мотоцикле к Хроносу. Титивилус встречала меня у ворот.

– Армии Гарпанга больше нет, – сказал я. Меня все еще подташнивало от запаха крови, и слова давались с трудом. – Не спрашивай меня, как, просто прими к сведению, что я сделал это.

– Тебе стоит умыться, – сказала Титивилус, пропуская меня внутрь. – А лучше, принять душ.

Спустя пару дней Гарпанг покинул провинцию. Один из волшебных предметов, змейка, позволял телепортировать город в любое место – им Гарпанг и воспользовался. Перед этим он прислал мне видеофайл с тридцатисекундным посланием. Смысл его сводился к тому, что мы еще не закончили, и в следующий раз, когда встретимся…

Когда я отправил в его город разведку, мне доложили, что на месте города сейчас просто бесплодная земля, с остатками асфальта и строительного мусора.

Мы победили. Я победил, черт возьми! На вечеринке, посвященной нашей победе – устроенной в Москве – хвалебные речи в мою честь не умолкали. Все соседи были уверены, что я подгадал момент, когда Гарпанг забыл использовать броненосца. Я не торопился их разубеждать. Кто знает, против кого мне придется использовать этот способ в следующий раз.

Спустя несколько дней ко мне заехала Дуся, и сказала, что нашла рыжую, спасшую меня. Добавив, что пообщаться лично с ней в ближайшее время не получится.

– Они сейчас заняты, – сказала она. – Ищут чтото. То ли изумрудную долину, то ли какойто лагерь безумцев, я не поняла. Но она тебя помнит, так что твой рассказ похож на правду.

– Похож? – фыркнул я.

Не обратив внимания на сарказм, бабушка добавила:

– Ей заплатили за то, чтобы она нашла тебя и доставила в город.

– Кто? – сразу же спросил я.

– Его зовут Егор Егорович, – ответила Дуся. – Знаешь такого?

Сердце забилось сильнее. Я стиснул зубы, кивнул и спросил:

– Знаешь, как его найти?

– Знаю, – ответила Дуся, и уставилась на меня дотошным диоптрическим взглядом. – У него два или три города к западу отсюда, но постоянно он находится только в одном. А ты знаешь, каким образом Гарпанг при активированном броненосце подвергся атаке безумцев?

– Знаю, – ответил я. И рассказал.

Это был долгий рассказ. Признаюсь, я немного преувеличил свою храбрость, когда описывал, как подчинял себе стадо. И немного преуменьшил кровавую бойню, устроенную мной в городе Гарпанга.

Но все равно, Дуся была впечатлена. Передавая мне координаты города Егора Егоровича, сказала, что никогда не слышала ни о чем подобном.

– Да ты просто мозг, Анатолий Толян, – сказала она с уважением.

– Мегамозг, – ответил я и ухмыльнулся, сжимая в руке бабочку.

Глава двенадцатая. Настоящее, будущее, прошлое

– Невозможно отправить запрос в город Егор1.

Другие владельцы городов называли его хранителем. Что это значит, внятно никто объяснить не мог. Вроде бы, хранители обладали дополнительными возможностями, редкими предметами, позволявшими сохранять армии почти неуязвимыми. Ни с кем или почти ни с кем не общались, занимались какимито исследованиями.

Город Егора Егоровича город постоянно подвергался атакам, в том числе и ядерным. Залетные часто предпринимали попытки обшарить его город в поисках чегонибудь ценного, но неизменно натыкались на мощную оборону и сливались.

Я тоже предпринял несколько бесплодных попыток, пытаясь обратить на себя внимание хранителя. Менял имена, как перчатки, искал нестандартные способы атаки – ничего не срабатывало.

Он был единственным, кто знал, как и зачем я здесь оказался. Знал ответы на вопросы. Но не собирался на них отвечать.

– Невозможно отправить запрос в город Егор2.

Сколько времени надо, чтобы собрать самую сильную армию в провинции?

Нет, не так.

Сколько времени надо не спать, чтобы собрать самую сильную армию в провинции?

Времени не было. Не в том смысле, что мне его не хватало. Я просто потерял ему счет. День стал для меня вспышкой стробоскопа, выстрелом танкового орудия, мгновенным рокотом победного марша, пузырьком в бокале кислого фермерского шампанского. Дипломатические визиты, вечеринки, большие и малые Советы. Незнакомые люди произносили тосты в мою честь, просили помощи, предлагали союзы.

– Невозможно отправить запрос в город Егор3.

Я нашел способ добывать изумруды без изумрудных долин. Я нашел способ блокировать действие вражеских предметов, окончательно разгромил Гарпанга, и объявил войну самому сильному альянсу, являвшемуся союзником моего врага. Я нашел способ вычислять время 0, когда у защитного купола срабатывает система перезагрузки, и мы накрыли нескольких казначеев, совершив самое крупное ограбление в истории.

Но я до сих пор не нашел способа связаться с Егором Егоровичем.

– Невозможно отправить запрос в город Егор4.

Да пошел ты, ублюдок!

Город Москва. Провинция Московская область. Владелец – Великий Магистр. Это я так себя назвал, и если сначала мне казалось это забавной шуткой, то спустя какоето время, привыкнув, я стал видеть в новом имени некий глубокий смысл.

– Гумилева ко мне!

– Вы хотели меня видеть, Великий Магистр?

– Я собираюсь устроить сегодня вечеринку на Красной площади. Скажи, чтобы накрыли столы, и разослали приглашение альянсу «Взгляд» и всем нашим союзникам.

– Да, Великий Магистр.

Ну разве это не замечательно?

Став во главе провинции, я объединил всех соседей – Титивилус, Роксалану, Дусю, Пана Жигу, Роман Иваныча, в один военный альянс. Соседей соседей, их друзей, друзей друзей. И возглавил наше объединение, назначив Титивилус серым кардиналом, моим заместителем.

Мы взяли под контроль все крупные ресурсные шахты в округе. Я получал долю с добычи наравне с остальными, однако рост моей армии был гораздо выше, чем у других. И, конечно же, это вызывало много вопросов.

– Великий Магистр, ты расскажешь мне, как у тебя получается наращивать мощь? – спрашивала у меня очередная гостья, недавно вступившая в альянс и жаждущая защиты от грабителей.

– Конечно, детка, – отвечал я, приглашая ее в штаб. – Пойдем, я расскажу тебе все, что касается мощи Великого Магистра.

Иногда мне приходилось лично проводить собеседование с кандидатами в альянс. Не со всеми, а с наиболее привлекательными.

Детка получала защиту от мародеров, а я небольшую благодарность. Ну а если ктото хотел чегото большего, я в любой момент мог изгнать недовольных.

Там, где все живут по правилам, побеждают не те, кто эти правила устанавливает. А те, кто первыми находит способ их нарушать. И ключевое слово здесь – первыми.

В моем багаже знаний уже была парадругая секретов, но я не спешил делиться ими с остальными. Даже с теми, кого я мог считать другом. Дружба – дружбой, а у двери, ведущей к успеху, должен быть один ключ.

– Дипломатический запрос от Титивилус.

– Я занят. Скажи, что меня нет в городе… игнорируй запрос! И начать производство новых линз!

У меня не хватало времени на всех. Под защитой моего альянса находилось уже около трех десятков провинций, и чужие дипломаты обивали порог моего штаба, пытаясь заключить союз лично со мной, а не с дипломатом.

И да, в моем альянсе было около трехсот владельцев городов, это был самый большой альянс из ныне существующих. Доселе никто не собирал в альянс более полутора сотен человек. А я собрал в два раза больше.

Правда, длилось это недолго.

– Альянс «Взгляд» покинули Роман Иваныч, Баба Дуся и Пан Жига. Освободилась должность пропагандиста.

– Пусть серый кардинал назначит нового. Подготовить мотоцикл, я еду в лагерь безумцев.

Когда я узнал о заговоре? Я всегда его чувствовал. С самого начала, с того момента, как моя армия стала расти, словно на дрожжах, все, кто окружал меня, насторожились. Они стали бояться, особенно, когда я расправился с парой недовольных.

В альянсе мне объявили импичмент, но переворота не случилось. В ответ я объявил чистку – это помогло, но ненадолго.

Количество шпионов и предателей росло с геометрической прогрессией. Чем больше власти, тем больше завистников. А завистники – те же самые враги, только хуже. Им не нравилось, как я поступаю с друзьями, не нравилось, что я делаю с противниками, им вообще все не нравилось.

Они шептались у меня за спиной, а затем обвиняли меня во всех смертных грехах (кроме убийства, разумеется). Мне приходилось бороться с ними, но все это только усугубляло противостояние.

– Альянс «Взгляд» покинули Роксалана, Гагарин, Староград, Беня Крик. Освободилась должность казначея.

– Пусть серый кардинал назначит нового. И хватит уже подавать мне на обед мясо! Вообще убрать его из рациона!

Я слишком много времени проводил среди безумцев, и уже не мог смотреть на отбивные и котлеты с тем же аппетитом, что раньше. Да и черт с ним, с мясом. Не мясо меня заботило, и не казначеи с пропагандистами.

Линзы, еще одно магическое устройство этого мира, позволяли искривлять время и пространство. Их действие было сильно ограничено, и я пытался расширить рамки ограничений. Эксперименты я проводил вдали от города, в лагерях безумцев. Там, маскируясь под такого же безумца, я не боялся сторонних наблюдателей и шпионов. Иногда мне приходилось находиться там слишком долго.

– Альянс «Взгляд» покинула Титивилус. Освободилась должность серого кардинала.

– Назначить серым кардиналом ту блондинку, что была здесь на прошлой неделе.

Титивилус покинула альянс одной из последних. Перед этим она закатила настоящую истерику, обвинив меня в том, что я превратился в нового Гарпанга, только еще хуже. Она сказала много лишнего, но я стерпел все ее оскорбления.

Я стерпел даже то, что мои бывшие друзья вступили в альянсы, заключившие союзы с моими врагами.

Но они начали переманивать моих сторонников, и тем самым ослабляли мой альянс. Ослабляли меня. Вынуждали принять меры. Я не должен прощать предательство.

– Запрос приватной связи от Рыжей Бестии.

– Я занят! Нет! Соединить!

Странное чувство – когда сначала ты стоишь на ступеньке ниже человека, а потом поднимаешься на ступеньку выше. Когдато Рыжая была слишком занята для разговора со мной. Теперь я делаю ей одолжение, уделяя несколько минут своего времени.

Не сразу узнал ее. Слишком много рыжих побывало в Москве за последнее время. Полушубок, растрепанные волосы, автомат.

– Великий Магистр?

– Да, – не без удовольствия ответил я.

Сидя в кресле, с бокалом вина. Не хватает домашнего халата и какогонибудь перстня с загадочной анаграммой.

– Я знала тебя под другим именем. Павел Дуров. А теперь ты Великий Магистр.

Видимо, она намекала на прошлое, когда подвезла меня до города, избавив от столкновения с безумцами. Но я не считал нужным благодарить за то, за что ей уже заплатили, и молчал, не реагируя на ее паузы.

– Говорят, ты универсальный решатель проблем. Находишь способы сделать то, чего не могут другие.

Она говорила немного томно, словно пыталась одной интонацией соблазнить меня на расстоянии. Но в моем гареме было уже достаточно подружек, чтобы западать на каждую юбку. И меня ждали дела поважнее, чем этот разговор.

– Ближе к делу, – сказал я нетерпеливо.

– Ты все еще хочешь встретиться с хранителем? – спросила Рыжая.

– Да, – ответил я, не колеблясь.

– Он ищет коечто. Комплект линз, и какоето устройство для их активации. Ничего не знаешь о подобном?

– Нет, – ответил я, вспоминая свои эксперименты в лагерях безумцев.

– Тот, кто поможет ему в поисках, наверняка удостоится аудиенции с ним. И будет щедро вознагражден.

– И почему ты мне это рассказала? – спросил я. – Хочешь заключить союз с моим альянсом? Ищешь точки соприкосновения?

– Когдато хотела, – призналась девушка. – Когда вы были самыми влиятельными.

– А сейчас? – я даже непроизвольно вытянулся. – Сейчас мы не самые влиятельные?

Рыжая посмотрела на меня, сначала удивленно, потом насмешливо. Насмешка была недолгой, но от меня не укрылась.

– Поиски затянулись, – сказала Рыжая ровным тоном. – Хранитель обеспокоен, а это всегда плохо сказывается на окружающих. Если ты действительно Великий Магистр, найди эту чертову штуковину, и я возьму тебя в долю на хорошую изумрудную долину. Может, возродишь былое могущество.

Она усмехнулась, на сей раз открыто, и первой оборвала соединение.

Эта наглая валькирия думала, что я займусь поисками в ту же секунду, как закончится разговор. Но первое, что я сделал, это швырнул в стену бокал с вином. А потом собрал совет альянса и объявил о том, что мы начинаем Большую войну.

Былое могущество? Былое? Черта с два.

Расстрельный список врагов был готов давно, и регулярно пополнялся. Кажется, не все в моем альянсе были довольны такой постановкой вопроса, но мнения несогласных меня не интересовали.

Я не стал юлить, и произнес перед советом альянса пламенную речь, суть которой сводилась к следующему: мы берем под контроль весь мир, все исследованные провинции, со всеми лагерями, шахтами и долинами. Кто не с нами, тот против нас. И пусть уходит прямо сейчас.

Никто не ушел. Ну, кроме парочки недотеп, решивших сыграть в благородных рыцарей. Они стали первыми, но не последними. Большая Война – это война из тех, что никогда не заканчиваются.

– Великий Магистр, разрешите обратиться.

– Ты уже обратился. С чего бы это ты сегодня такой официальный, Гумилев?

Он мне тоже не нравился в последнее время. То есть, думаю, он мне не понравился с самого начала. Весь такой неискренний, недоговаривал чтото, скрывал постоянно. Как будто свой игрок в чужой команде. Но в последнее время он стал особенно скрытным, и особенно назойливым.

– Согласно официальной статистике, у вас самая сильная армия во всех исследованных провинциях.

– Да, – подтвердил я. – И поэтому все они хотят меня слить! Проклятые ублюдки, нищеброды… как же я их ненавижу, этих завистливых тварей. Я справлюсь с любым из них, с десятком любых. Но не со всеми. Впрочем, это временно.

Гумилев не любил, когда я так говорил. Поэтому иной раз я специально произносил эти слова, чтобы понаблюдать за его эмоциями.

– Знаешь, Гумилев… Я тебе не доверяю. Может, тебя купили? Может, ктото нашел способ отдавать приказы командирам чужих городов? – размышлял я, глядя на него. – Ты бессмертен, но есть ли порог у твоей боли? Ты не думал о том, что боль может пробудить воспоминания?

– Я хотел бы вам показать коечто, Великий Магистр. Прежде, чем вы начнете пытать меня, взгляните сюда.

Насчет пытать Гумилева – это я, конечно, пошутил. Я не собирался его пытать, во всяком случае в данный момент.

Пока Гумилев возился с пультом, настраивая плазменную панель – я думал о том, что сначала вырежу альянсы Вечных и Неудержимых. А затем приду к Хиппи, куда вступила Титивилус, посмотрю ей в глаза и попрошу повторить все, что она сказала перед уходом. А уже после, когда Большая Война пойдет на спад, я соберу всех канцлеров, всех влиятельных владельцев за столом переговоров и прикажу им признать меня…

– Что это? – спросил я, привставая с кресла.

– Это дневник вашего предшественника. Первого владельца вашего города.

– Привет, Толян! – раздался из динамиков панели знакомый, но давно забытый голос. – Если ты меня слушаешь, значит, Гумилев решил, что ты готов узнать коечто новое о нас с тобой.

Я смотрел на панель, на своего старого друга Пашу – из той, моей прежней жизни – и шаблоны, прочно обосновавшиеся у меня в голове, рвались на части один за другим.

Глава тринадцатая. Из князи в грязи

– Ну что, Толян? Думаю, ты уже догадался, что мир, в котором ты сейчас находишься, искусственный, и находится вне земного времени и пространства. Проект, созданный корпорацией «Кольцо». Секретный проект. Матричное копирование нейронной сетки, с брейнпрограммированием и последующим трансфером сюда, на войну. В общем, мы с тобой, как и все остальные, участвуем в эксперименте. Живем по военным законам, установленным хранителями проекта. И поступаем соответственно. Но в отличие от остальных, нам удалось сохранить свою память. А значит, у нас есть шанс не только обрести свободу, но и получить коечто гораздо более ценное, чем горсть изумрудов или трешка на Большой Дмитровке. Хехе… Толян, Толян. Знаю, поначалу тебе трудно пришлось. Адаптироваться в новом мире, не зная правил, без защиты новичка, с вечно чтото недоговаривающим командиром… но это все в прошлом. Пришло время получать приз. Ты уже наверняка экспериментировал с линзами и знаешь, что они могут влиять на переменные пространства и времени. Хроноспазм, телепортация, вот это вот все. Админресурс. Часть функционала доступна всем, часть избранным, а часть – никому. Тебе, Толян, надо стать той частью, которой будут доступны все возможности линз. И тогда… тебе не понадобится армия, города, долины. Все и так будет твоим. Все, начиная от гремучей змеи в пустыне, и заканчивая городами админов, называющих себя хранителями. Подними челюсть с пола, Толян. И налей чтонибудь выпить, прежде чем я перейду к самому главному. Чтото я разболтался, но… Толян, ты не поверишь, после стольких лет одиночества мне ужасно хочется поговорить с тобой. Даже если я не смогу тебя услышать. Так вот. Насчет линз. Мне удалось объединить три линзы в одну уникальную, но я не успел провести достаточно экспериментов, чтобы разобраться с ее функционалом. Линза находится там, где любой будет сожран. Любой, кроме тебя. Лагерь безумцев, Толян. Линза, позволяющая через хроноспазм зацикливать время и делать все, что угодно, находится в лагере безумцев. А теперь слушай внимательно, и ничего не говори вслух. Тссс... Широта – это номер квартиры, в которой живет Тоня. Тихо. Молчи. Долгота – это цифры, написанные на мусоропроводе на твоем этаже. Не произноси координаты вслух, не говори никому. Помни, что здесь нет друзей, а есть только враги. И они пойдут на все, чтобы остановить тебя. Так что сделай это, Толян. Возьми мир под свой контроль. А теперь прощай, и до новых встреч. Ах, да! Гумилев! Надеюсь, ты тут. Если ты поможешь нашему общему другу достичь своей цели, он выполнит мое обещание. Покапока.

Паша помахал на прощание, экран плазменной панели погас, и в командном центре наступила тишина. Тягучая и глубокая, как дым сальвии в декоративных горшкахкурильнях.

Я перевел взгляд на Гумилева, тот поспешил ответить прежде, чем прозвучал вопрос:

– Простите, Великий Магистр. Я не должен был показывать эту запись до тех пор, пока у вас не будет самой сильной армии. За это Павел Дуров обещал вернуть память. О моей прошлой жизни.

– Он не Павел Дуров! – рассерженно бросил я. – Это Паша, мой друг! Паша… – Тут я запнулся, пытаясь вспомнить его фамилию. – Он… короче, у него другая фамилия. Где он сейчас?

– Я не знаю, – пожал Гумилев плечами. – Он ушел незадолго до того, как вы здесь появились. Предупредил о вашем появлении, и велел включить вам эту запись, когда у вас будет самая сильная армия в мире. Еще… еще он просил сдерживать вас от контактов с соседями.

– Почему?

– Он сказал, что предают только друзья, поэтому лучше, если вы будете действовать в одиночку, – ответил Гумилев. – После этого он ушел.

– Куда? – спросил я.

– Он не любил рассказывать, чем он занимается за пределами города.

У Гумилева был несколько виноватый вид. А еще он хотел, чтобы я вернул ему память, или хотя бы рассказал, что для этого надо сделать. Но я понятия не имел, как ему помочь.

Я почувствовал дикое желание разбавить сознание чемнибудь растормаживающим. Какойнибудь дикий коктейль, чтобы привести мысли в порядок.

– Запрос на дипломатический визит от Егора Егоровича, – внезапно сообщил механический голос.

– Отклонить, – бросил я автоматически, и только в следующую секунду до меня дошло, что на связь вышел тот самый неуловимый хранитель. Тем не менее, я повторил. – Отклонить. Ответь, что я свяжусь с ним позже. Приготовить мотоцикл.

Я собирался ехать в лагерь безумцев, где Паша оставил чудолинзу. Но перед этим решил задать пару вопросов Гумилеву:

– Значит, прежний владелец этого города, мой друг Паша… – начал я предложение, но закончить его не успел.

– Приближается армия Егора Егоровича, – объявил бесстрастный механический голос. – Войска в составе сто ополченцев прибудут в город через восемнадцать минут.

Столь мизерная армия вызвала у меня презрительную усмешку. Не став обращать на это внимания, я продолжил:

– …Значит, мой друг Паша находился здесь, и одновременно с этим…

Одновременно с моими словами хранитель активировал ускорители.

Сто ополченцев? Вообщето, нет. Вообщето в армии Егора Егоровича было больше войсковых соединений, чем сто ополченцев. Но механический голос ошибся, впервые за все время.

Ковровая бомбардировка превратила в пыль всю защиту Москвы, все ракетные комплексы, турели, доты, баррикады. Искусственное землетрясение обрушило здание казармы. Сто ополченцев? Артиллерия хранителя отработала так, что все мои танки и вертолеты превратились в груду металла, прежде чем успели выдвинуться со своих позиций.

Я потерял все в считанные минуты. Лишился всей армии, не просто перестав быть первым номером, а став последним из последних. Я даже выпить не успел, а бой уже закончился.

Пока спецназ совместно с бэтээрами зачищал город от остатков обороны, Егор Егорович без особого труда вошел в штаб, и поднялся на лифте в командный центр.

Я сидел за столом и слегка дрожащими руками чистил сальвию, бросая изумруднозеленые волокна листьев в бокал с армейским самогоном. Коктейль «Сон безумца», помогал снимать напряжение в стрессовых ситуациях, а именно такая сейчас и наблюдалась. По экрану планшетника ползли скупые данные о моих потерях. Чего уж скрывать, я был удивлен, и даже потрясен такой молниеносной расправой, в течение одной лишь атаки. Но – совершенно не расстроен. Армия меня уже не волновала.

Двери лифта открылись с веселым звоном колокольчика. Кованные каблуки выбили бодрую паркетную дробь, остановившись у стола.

– Великий Магистр Павел Дуров, он же Анатолий Толян, он же Анатолий Орлов, – произнес хранитель, усаживаясь в кресло напротив. – У меня к тебе только один вопрос. Ты хочешь вернуться домой? Стоять!

Окрик предназначался Гумилеву, он бочком двинулся в сторону лифта, но услышав приказ, остановился.

– Тобой я позже займусь. – Егор Егорович снова повернулся ко мне. – Итак, Анатолий Орлов? Ты хочешь вернуться домой?

Я смотрел на него, гладко выбритого, с аккуратной стрижкой, в стильном клетчатом костюме, сидящего в моем кресле с видом сделанного одолжения – смотрел, и вспоминал предыдущих посетителей. Тех, что сидели здесь, съежившись, и смотрели с надеждой и подобострастием.

Егор Егорович резко с ними контрастировал, всем своим видом показывая, что ОН здесь хозяин. Наверное, ждал от меня такого же подобострастия, только мой характер уже давно избавился от атавизмов, присущих льстецам и трусам.

– У меня к вам тоже есть вопросы. – процедил я, глядя ему в глаза.

– Вот как? – хранитель задумался на пару секунд, потом развалился в кресле, закинув ногу за ногу. – Ладно. Имеешь право знать. Давай… вопросы свои.

Тон его мне совсем не понравился. Обычно так говорят убийцы своим жертвам, и ведут примерно похоже. Типа расскажу тебе правду, и ты унесешь ее в могилу.

– Кто вы такой?

– Администратор проекта «Армагеддон», корпорация «Кольцо», – немного с ленцой ответил Егор Егорович. – Нейрокодинг и симбиоз искусственного интеллекта с человеческим разумом. Мы копируем матрицу нейронной сети мозга, и в виде аватара помещаем в заранее заданные условия. Это все, – тут он обвел рукой вокруг. – Это все – испытательный полигон проекта.

– Виртуальное пространство? – спросил я.

– Не совсем. Для симбиоза необходимы живые организмы, поэтому полигон реален. Но находится он не в твоем родном мире, а вне времени. Точка внутри кольца. Чтото вроде параллельного мира с искривленным пространством и временными циклами деньночь.

– И вы похитили меня… – начал я, но хранитель сразу же оборвал.

– Никто тебя не похищал. Здесь находится твой аватар. Временная копия, созданная, чтобы выявить один нежелательный элемент в проекте. Вирус, нарушающий стабильность системы.

– Какой еще вирус? – воскликнул я. – Какая копия? Где находится этот полигон? Как вы меня сюда отправили?

Егор Егорович покачал головой.

– Много вопросов, особенно для журналиста. Теперь моя очередь спрашивать. Итак, ты хочешь вернуться домой?

Удивительно, но я колебался с ответом. Недолго, всего лишь секунду, но колебался.

– Да.

– Не слишкомто уверенно, – заметил Егор Егорович, почемуто с недовольством. – Ну да ладно. Мне нужны координаты. После этого я верну тебя обратно и, если захочешь, мы продолжим разговор.

– Какие координаты? – спросил я.

– Толик, не придуривайся. – Хранитель вроде как шутя погрозил мне пальцем. – Ты же мегамозг. Координаты лагеря безумцев. Номер квартиры Тони, и… что там еще… цифры с мусорки. Назови мне эти цифры. Немедленно. И не провоцируй меня.

На этот раз я не спешил с ответом. Взял бокал с коктейлем, сделал сделал большой глоток, и поинтересовался:

– Допустим, ктото знает способ клонировать ядерные бомбы. И запускать их гораздо чаще, чем это принято. Ну… скажем, раз в час. Допустим, этот же ктото знает другой способ. Как отключать постядерную защиту города, давая возможность атаковать один и тот же город не раз в три дня, а с периодичностью… ну, скажем, тоже раз в час. Вопрос: каким образом владелец города и его командиры смогут покинуть госпиталь, если на первичное восстановление живого организма от ядерного удара при максимально изученной медицине требуется не менее шести часов?

Все это время, пока я говорил, лицо хранителя мрачнело, а когда я закончил и небрежно швырнул пустой бокал в мусорную корзину, Егор Егорович вздохнул. Устало, и даже немного разочарованно.

– ТоликТолик, – произнес хранитель, качая головой. – Ну зачем ты усложняешь и без того сложную конструкцию?

– Я лишь хочу сказать, что мы находимся как минимум в равных условиях. – заметил я.

А сам левой рукой провел по монитору планшетника, запуская управление супероружием.

– Нет, – покачал головой хранитель. – Не в равных. Вирус трансформирует твое сознание, убеждая в правильности твоих действий, но ты совершаешь ошибку.

– Какой еще вирус? Паша – это вирус?

– А ты что? – презрительно сощурился Егор Егорович. – Думал, что Павел Дуров – это твой друг? Это мобильный нейровирус, поразивший кроме тебя еще несколько десятков миллионов человек, и случайно попавший сюда, в наш проект. К сожалению, непонятно, что было причиной, а что следствием, но мы всеми силами стараемся не допустить распространения вируса, и если…

– Вы применили ядерное оружие в городе Егор1, – произнес механический голос, и хранитель осекся. Посмотрел на меня с недоумением, даже с разочарованием.

– И какой в этом смысл?

– Если с тобой сейчас чтото случится, – медленно произнес я, водя пальцами по интерфейсу, видимому только мне. – То ты застрянешь в своем госпитале, пока не прекратится ядерная атака, а она может не прекратиться никогда. Если я так захочу.

– Правда? – с тем же презрением спросил хранитель. – Сможешь сбросить в течение шести часов еще одну бомбу?

Я промолчал. Через несколько секунд вместо меня ответил механический голос.

– Вы применили ядерное оружие в городе Егор1.

Егор Егорович сначала опешил. Сидел некоторое время молча. Едва открыл рот – я специально подгадал момент – как его снова перебил механический голос, в третий раз сказав:

– Вы применили ядерное оружие в городе Егор1.

– Могу сделать и четвертый, – похвастался я, пока хранитель, вытащив походный планшет, смотрел на отчеты из своего города. – Могу сбрасывать на твой город ядерные бомбы тысячами в день. И как только ты вернешься, ты попадешь… проще говоря, ты не сможешь помешать мне. А теперь, прежде чем я приму решение, расскажи мне все об этом проекте. Все, что знаешь. Иначе… – я положил на стол дробовик, когдато давно подаренный Бабой Дусей. – Иначе я отправлю тебя домой, и каждую секунду перед твоими глазами будет распускаться аленький грибок.

– Помогите, – произнес Егор Егорович, тон его был задумчивым, словно он повторял чьюто фразу. И он совсем не походил на человека, нуждающегося в помощи.

– Что? – переспросил я, подумав, что ослышался.

– Ты будешь кричать «помогите», – сказал хранитель. – Когда безумцы будут жрать тебя. Но в госпитале для тебя не окажется места, а Гумилева я заменю Чарлзом Роулинсоном, и помочь тебе будет некому. Тогда все вернется на круги своя. Следующий Павел Дуров станет настоящим владельцем. А ты… Если ты сейчас не назовешь координаты, ты переживешь эту боль, но она останется с тобой навсегда.

– Что ты несешь? – поморщился я. – Просто расскажи мне об этом проекте, пока я не отправил тебя в ядерный ад.

Руку при этом я держал на дробовике.

– Ладно, – сказал Егор Егорович. – Не хочешь похорошему…

Я не заметил никакого движения с его стороны. Но стены затряслись. Сначала несильно, потом грохот увеличился. Стеклянный купол командного центра треснул, осколки стекла полетели вниз вместе с перекрытиями.

Рушился не только штаб. Весь город, все здания, казавшиеся неприступными, покрывались огромными трещинами, и разваливаясь, превращаясь в груду строительного мусора.

Я успел вдавить курок, стреляя в Егора Егоровича и отправляя его в госпиталь. Только поднял голову, и увидел, как на меня летит огромная металлическая перекладина. Кажется, я даже глаза не успел закрыть.

Тьма с густым зеленым оттенком. Удушливая, липкая, бесконечно глубокая. Она душила меня, и только боль вышвырнула меня оттуда.

Боль в каждом клетке тела.

Я должен был очнуться в госпитале. Открыть глаза и увидеть белый потолок, услышать равномерное гудение медицинских приборов, почувствовать датчики на теле…

Но вместо этого я чувствовал боль. Пучок оголенных нервов в кислоте. в кипятке. Я сам стал болью.

Безумие. Смотреть, как тебя жрут люди, похожие на зомби. Сохранять сознание, не умирать. Падать в тьму, и снова выныривать. К компании из нескольких голодных безумцев и тела, живого тела.

До города, до спасительного госпиталя, рукой подать. Несмотря на то, что ночь, виднеется стена, и остовы разрушенных зданий.

Но как кричать, когда один из безумцев вцепился в горло, а еще один отрывает мясо со щеки.

– Помогите...

Это был он, Павел Дуров. В тот день, когда я сюда попал. Атака безумцев, голос… это был Паша. Или это был я. Тьма. Боль. Прожектор, шарящий во тьме.

– Помогите...

Линза черного цвета. Лежит на земле, рядом с разбитым мотоциклом. Можно взять, но руки уже обглоданы до кости. Почему она здесь? Разве линза – не ключ ко всему? Разве не это было нужно Егору Егоровичу?

– Нет, не это.

Выстрелы из дробовика разнесли головы моим пожирателям. Боль не ушла, она не давала мне провалиться в темноту. Наверное, я кричал, но вряд ли у меня оставались легкие. И уши – как я мог слышать выстрелы, если ушей не было? Как я могу слышать, что говорит хранитель?

Не знаю. Но я его слышу.

Линза. Он искал линзу, оставленную Пашей.

– Я искал точку невозврата, – говорит хранитель, направляя в мою сторону руку с перстнем. – И я ее нашел. Круг замкнулся. Здесь и сейчас. Пора возвращаться домой, Анатолий Орлов.

Я смотрю на череп, украшавший кольцо, на круги, его обрамлявшие, на пустые глазницы. Тьма изумруднозеленого оттенка сгущается, притягивая меня к эпицентру. Боль не усиливается, потому что предел достигнут уже давно.

Давно. Недавно. Никогда.

Я корчился и кричал, сначала съежившись на сиденье рейнджровера, а потом вывалившись из машины на асфальт тротуара. Посреди Большой Дмитровки, рядом со светофором. Съежившись в эмбрион, я продолжал кричать от невыносимой боли – которой не было.

Вокруг собирались люди, ктото схватил меня, удерживая, ктото стал успокаивать, ктото дал бутылку с водой, а я вырывался, уже не крича, а завывая. Мне все еще казалось, что меня жрут безумцы, что на мне не осталось вообще ни одного кусочка мяса.

Увидел человека в форме полицейского, он чтото спрашивал, но я не слышал и не понимал его. Другие люди тоже чтото говорили, но я не мог ничего разобрать.

Зато я явственно услышал голос Егора Егоровича, обращавшегося, кажется, к полицейскому.

– Офицер, – сказал он. – Этот человек только что пытался угнать мою машину. У меня есть свидетели.

И это было последнее, что я услышал, прежде чем боль окончательно разорвала в клочья мое сознание.

Глава четырнадцатая. Где начало того конца?

Черный рейнджровер остановился в нескольких метрах от трапа, ведущего в салон реактивного бизнесджета. Оставив ключи в замке зажигания, Эдуард Макарович Кичиджиев, оперативник корпорации «Кольцо», отвечающий за безопасность проекта «Армагеддон», вышел из машины. Кивнул стоящему рядом водителю со стоянки аэродрома, посмотрел на корпоративный МС21, светящийся огнями иллюминаторов, бросил взгляд на ночное небо, и стал подниматься по дребезжащим ступенькам.

Почти шесть часов лету. Хватит, чтобы насмотреться снов на высоте десять тысяч метров. Надо выспаться, последние дни выдались тяжелые, спать приходилось урывками. Ничего. Главное, что он решил проблему. А какой ценой – не важно. Кому сейчас легко?

– Здравствуйте, Эдуард Макарович, – приветствовал его при входе стюард с бейджиком «Егор». Замялся. – Там… кхм…

Причину заминки Эдуард Макарович увидел, когда вошел в пассажирскую кабину и обнаружил там Мур. В кресле, под пледом, с чашкой чая в руке, она была похожа на сытую кошку, дремлющую у камина.

Или на гадюку, спрятавшуюся под черепом, замершую в ожидании вещего Олега.

Мур была советником шефа – руководителя проекта «Армагеддон». Отвечала за связь разработчиков с топменеджерами корпорации «Кольцо» – другими словами, курировала финансирование проекта. Личное знакомство с владельцем корпорации Андреем Гумилевым добавляло ей полномочий.

Формально Эдуард Макарович ей не подчинялся, фактически последнее время ему приходилось слишком часто менять свои планы изза этой женщины. И причин ее не любить у него было более чем достаточно.

Столь неприятный сюрприз на пару секунд вывел безопасника из равновесия, и он замешкался.

– Доброй ночи, Эдуард Макарович, – поприветствовала его Мур. – Не возражаете, если я составлю вам компанию?

– Принеси воды, – попросил Эдуард Макарович стюарда, и сел напротив незванной гостьи. – Знаешь, куда я лечу?

– Я даже знаю, что вам сейчас принесут негазированную «Арктик Рэк». – улыбнулась Мур. – Конечно же, я знаю, куда МЫ летим. Вы хотите встретиться с шефом, доложить об очередной победе и попросить допуск первого уровня ко всем инфобазам проекта. Справедливая награда за непомерные труды.

Она вела себя уверенно нахально, и в голосе звучала издевка.

Стюард принес запотевшую бутылку минералки и стакан. Сообщил, что они поедут на взлетную полосу через десять минут. В окно Эдуард Макарович смотрел на удаляющиеся огни рейнджровера, и думал о том, что ничего хорошего в этом полете не случится. Выспаться уж точно не получится.

– Вода из арктических глубинных озер, – прочитала Мур на этикетке воды. – Это реклама или вода действительно из озера?

– Понятия не имею.

– Но вы всегда пьете только эту воду, – снова продемонстрировала Мур свою осведомленность. – Для чая или кофе тоже ее используете?

– Я не пью ни чай, ни кофе, – без тени дружелюбия ответил Эдуард Макарович. – Зачем ты села в этот самолет?

– Чтобы добраться в нашу штабквартиру, как и вы. – Мур поправила плед, уютнее устраиваясь в кресле. – Это же корпоративный транспорт.

– У нас обоих достаточно возможностей, чтобы добираться в офис раздельно. Хватит игр, давай к делу.

Самолет тронулся с места, стал выруливать к взлетной полосе. Загорелось табло с ремнем безопасности, Эдуард Макарович щелкнул замком, Мур даже не пошевелилась.

– Вы не оченьто рады моей компании, – заметила она. – Хотя я на вашей стороне.

– Да? – хмыкнул оперативник. – Поэтому на последнем совете ты голосовала против всех моих предложений?

– Ваши идеи были глупы, дороги, и опасны. К тому же, для их реализации вы хотели быть руководителем направления. А в свете ваших проблем у вас вряд ли в ближайшее время появится допуск первого уровня.

– Моих проблем? – насторожился Эдуард Макарович. – Ты о чем?

Мур посмотрела на него изучающе, покачала головой, вздохнула. Она сделала все, чтобы пятидесятилетний мужчина почувствовал себя нашкодившим пятиклассником в кабинете директора.

Достала изпод пледа планшетник размером с ладонь. И спросила ледяным тоном:

– О чем вы вообще думали, когда меняли скрипты?

– Какие скрипты? – ровно спросил Эдуард Макарович.

– Скрипт Мастера, например. Вы заставили своего городского командира установить сканирующие программы в соседних городах. И тем самым изменили основные директивы не только его, но и всех остальных Мастеров. А потом удалили логи, решив, что никто об этом не узнает, а если узнают, то спишут на вирус. Вы нарушили протокол хранителей сразу по нескольким пунктам. Эдуард Макарович, вы совсем оборзели?

Пока Мур говорила, Эдуард Макарович невероятными усилиями старался не выдать эмоции, бушевавшие у него внутри. Ярость, растерянность, страх.

Нарушение протокола хранителей – серьезный проступок, но он знал, на что идет. И был уверен, что зачистил все следы. Похоже, что не все.

– Только не надо делать вид, что не понимаете, о чем я говорю, – попросила Мур. И лениво ткнула в планшетник.

– Я здесь хранитель! – послышался из динамиков гаджета знакомый голос. – И пока я здесь, я буду решать, что запрещено в моем городе, а что разрешено!

Мур снова ткнула пальцем в экран, останавливая запись. И произнесла:

– Изза ваших действий нам придется обнулить личности Мастеров во всех городах проекта. Каждому перезаписать матрицу, настроить прошивку. Вы вообще представляете, как много на это уйдет сил и средств? Во сколько это нам обойдется?

Эдуард Макарович смотрел на нее немигающим взглядом. Сжимая пальцами подлокотники кресла.

Самолет остановился в начале взлетной полосы. Замер, готовый к старту.

Выдержав паузу, Мур произнесла:

– Шеф еще не в курсе. Я должна доложить ему об этом. Возможно, мне придется упомянуть, что вы занимались поисками вирусарезидента, и спасли нас от более опасной угрозы. Или я забуду упомянуть, что вы герой, и просто передам шефу отчет главного инженера. А может быть, я напомню ему, что вы не впервые нарушаете протокол, и ставите всю нашу работу под угрозу. В общем, зависит от того, друзья мы или нет.

Самолет едва заметно дрогнул, и поехал, сначала неторопливо и размеренно, потом быстро набирая скорость. За окном замелькали огни ВПП, через мгновение стотонная масса оторвалась от земли и устремилась вверх.

Это будет долгий полет, подумал Эдуард Макарович, глядя в иллюминатор. Очень долгий полет.

Молчание затягивалось. Мур пила чай, наслаждаясь ситуацией.

– Вирус было необходимо найти прежде, чем закончится цикл. – промолвил начальник службы безопасности. – Канцлер хотел, чтобы эта проблема разрешилась как можно быстрее.

Канцлером они иногда называли шефа.

– Только не надо оправдываться, – поморщилась Мур. – В целом я на вашей стороне, но мы не можем нарушать законы, нами же установленные. Если шеф узнает об этом. – Она показала подбородком на планшетник. – Он будет в ярости.

Только через несколько секунд до Эдуарда Макаровича дошел смысл, скрытый в ключевом слове «Если». Они смотрели друг на друга, очень долго. Потом он, внутри ругая себя за малодушие, спросил:

– Чего ты хочешь?

Она ждала эту фразу, и ответила сразу, вопросом на вопрос.

– Что вы знаете о структуре «Взгляд»?

Эдуард Макарович на секунду задумался, вспоминая.

– Медиахолдинг, включающий издательство и редакцию газеты, кажется. Прикрытие для поиска новых исходников. Я там работал некоторое время с системами безопасности. Пока не перешел в «Армагеддон».

Мур вытащила из планшетника и положила на стол инфокарту. Пальцем несильно толкнула в сторону собеседника.

– Здесь структура холдинга, ключевые фигуры. Все, что вам необходимо знать.

– Зачем мне это знать? – недовольно спросил Эдуард Макарович.

– Вы попросите у шефа перевод туда. Начальником службы безопасности. А я скажу ему, что скрипт Мастера изменился в результате действия вируса.

– Нет.

– Да. Надо, чтобы вы продолжили там работу и обеспечили защиту информации. Под моим непосредственным руководством. Вам оформят допуск второго уровня, фактически, вы будете управлять холдингом, только неофициально. Как серый кардинал.

– Я не стану этим заниматься! – оборвал ее Эдуард Макарович. – Возиться с чужим кодом? Нет уж, увольте.

– А я могу, – кивнула Мур. – Вы действительно готовы уйти в отставку? Пройти корректировку памяти? Вы ведь давно вы работаете в корпорации «Кольцо». Вам уже приходилось проходить через эту процедуру?

Оперативник промолчал. Отстегнул ремень безопасности, встал и направился в уборную. Там ополоснул лицо, несколько минут просто стоял и смотрел в зеркало.

Она победила. Того компромата, что есть у Мур, достаточно для того, чтобы утопить Эдуарда Макаровича в неприятностях. А если корпоративные боссы почувствуют, что их сотрудник может превратиться в проблему, они примут меры предосторожности. И тогда корректировка памяти окажется не самой неприятной процедурой.

Слово из шести букв, вторая «и», означает полный крах всего. Фиаско не подходит, второй вариант более емко описывает ситуацию.

Из князи в грязи. Падение уже состоялось, осталось выяснить насколько все плохо. Посчитать убытки.

Вернувшись на место, он обнаружил Мур, беседующую со стюардом.

– Возьми второе имя, собери новую личность и дай ей чуть больше свободы, – говорила она наставническим тоном. – У тебя есть ник в интернете?

– Я не пользуюсь интернетом, – признался стюард. – Много работы, семья...

– А прозвище? В детстве была кличка?

– Друзья иногда называют меня Пан Жига. – Стюард заметно волновался, и явно хотел убраться подальше от влиятельных пассажиров.

– Иногда надо усыплять в себе Егора, и давать возможность пожить Пану Жиге. Понимаешь, о чем я говорю? Нельзя все время быть Егором. Эдуард Макарович, у вас все в порядке?

– Ступай, – кивнул тот стюарду и сел в кресло. – Зачем тебе это нужно? Я про холдинг.

– Совет директоров корпорации «Кольцо» готов дать добро на дополнительное финансирование нашего проекта, – ответила Мур. – Мы сможем открыть новые среды – глубокий космос, Римская империя, все что угодно. Нам понадобятся новые люди, новые нейроматрицы. Очень много новых исходников.

Мур будет управлять холдингом, поставляющим в проект сырье. И получит еще один рычаг влияния на руководство проекта. А Эдуард Макарович так и останется оперативником со вторым уровнем допуска, выполняющим распоряжения хитрой и расчетливой стервы.

– Канцлер не узнает о нарушении протокола? – хрипло спросил он и облизал пересохшие губы.

– В отчете будет указано, что скрипты Мастера изменились изза вируса, проникшего в систему. Который вы грамотно обезвредили, защитив тем самым наш проект. Это я добавлю при личной встрече с шефом. Но сначала вы попросите перевод в холдинг, и сделаете это как можно более настойчиво.

Она потянулась за кресло и достала тубус из коричневой кожи. Протянула его оперативнику.

– Что это? – спросил Эдуард Макарович.

– Подарок. Картина. Откройте, не бойтесь.

Снимая крышку тубуса, он почемуто подумал, что в тубусе будет «Леопард с яблоками», картина, виденная им в зале Совета.

Вытащил холст, свернутый в трубку. Когда развернул, то увидел, что на нем ничего нет.

– Картина называется «Чистый лист», – сказала Мур, копаясь в планшетнике.

– Не думаю, что у меня получится начать все с чистого листа, – произнес оперативник. – Если ты намекаешь на очистку памяти…

– Я намекала на то, что иногда для того, чтобы пожить новой жизнью, достаточно заняться любимым делом. Вы же любите рисовать картины?

– Их пишут, а не рисуют, – произнес оперативник и небрежно бросил холст на соседнее пустое кресло. Туда же отправился и тубус.

– Неважно, – ответила Мур, продолжая возиться с планшетником.

Эдуард Макарович сидел, полуприкрыв глаза, глядя на бесконечную тьму за иллюминатором.

Несмотря на поражение, он чувствовал какоето облегчение. Наверное, от того, что все уже позади. Все уже закончилось, пусть и не в его пользу. Начинать заново – но не с чистого листа. А помня все предшествующие события, используя накопленную информацию в будущем.

Все еще впереди.

– Я настраиваю вам новую личность, – нарушила молчание Мур. – Должность начальника службы безопасности мне кажется самой оптимальной. Какое вы хотите взять имя?

– Егор, – ответил он, не поворачиваясь. Ему было все равно.

– Просто Егор? Фамилия, отчество?

– Егоров Егор Егорович.

– Мда… – хмыкнула Мур. – Не слишком оригинально. Впрочем, тоже неважно. Уверена, что вы справитесь с задачей под любым именем.

Долгое время они сидели молча.

– Кстати, Егор Егорович, – снова нарушила молчание Мур. – Почему вы решили отправиться к шефу на самолете? Нравится летать? Чувствуете себя здесь свободным, как птица?

– Держусь подальше от людей, – ответил он с неохотой.

– Почему? Вы не любите людей?

– Не люблю? Я вас ненавижу, – устало признался Егор Егорович, и закрыл глаза, стараясь поскорее уснуть.

Глава пятнадцатая. Все тлен

Я включил видеопроигрыватель на телефоне и услышал:

– Паша, повтори еще раз, что ты мне только что сказал.

Никто не обижался, не хлопал дверью, и ничего не говорил в ответ. На экране пустое кресло, закрытая дверь, снова пустое кресло, и тишина. Вскоре я снова услышал свой голос, задающий невидимому Паше вопросы о странных людях.

Адвокат Егора Егоровича, первый раз посетивший меня, пока я сидел в «обезьяннике», сказал, что у меня, вероятно, параноидальная шизофрения. И что я, вероятно, опасен для общества. И что меня, вероятно, отправят на длительное лечение. Но всего этого я наверняка смогу избежать, если не стану придумывать небылицы. Если сразу признаюсь в том, что причиной моего неадекватного поведения на Большой Дмитровке являлось алкогольное похмелье. Адвокат сказал, что Егор Егорович заберет заявление о нападении, и забудет об этом инциденте. В надежде на то, что я не стану делать глупости и усложнять ситуацию.

Тогда я сидел, обколотый успокоительным, и мало что понимал из происходящего. Меня еще корчили фантомные боли, не столь сильные, как прежде, скорее напоминающие аллергический зуд. Я мог говорить, но слова разъезжались в буквы, и у меня не получалось сказать чтото вразумительное. Адвокат пожелал мне скорейшего выздоровления, и ушел, оставив меня наедине с кошмарами.

На следующий день я покинул полицейский участок. Заявление отозвано, дело закрыто, зарыто, замято. Адвокат, решивший все формальности, любезно подвез меня домой. А по пути витиеватыми намеками объяснил, что если я смогу справиться со своими проблемами самостоятельно, меня не придется изолировать от общества.

– Мой клиент чисто почеловечески советует вам вернуться к прежней жизни, – сказал адвокат на прощание. – И начать все с чистого листа. Это поможет вам избежать психиатрической больницы и дальнейших неприятностей.

Он отдал мне пакет с вещами, что отобрали в полицейском участке. Ключи, деньги, телефон, ремень, шнурки, проездной на метро… Больше я его не видел.

Что было потом?

Старый подъезд старой девятиэтажки. С облупившейся краской на стенах, жжеными потолками, воняющим лифтом. Дверь, тесная прихожая, убогая мебель, старый электрочайник, скрипящая кровать…

Еще совсем недавно у меня был огромный город, с многомиллионной армией. Еще совсем недавно я был готов завоевать целый мир, подчинить себе всех его жителей. Еще совсем недавно у меня было все, что только можно было пожелать. А теперь, как в детской поговорке – это было давно и неправда.

– Что ты заметил, Паша? Расскажи зрителям.

Мой единственный друг оказался нейровирусом, живущим в моем сознании. Он привел меня к одному из админов проекта «Армагеддон» для того, чтобы с моей помощью проникнуть в систему. Верил ли я этому?

Конечно же, нет. Я понимал, что они убили Пашу. Смонтировали и перезаписали видео на моем телефоне. Под видом успокоительного накачали меня псилоцинами и почти убедили в том, что я сошел с ума.

Мне казалось, что прошли месяцы, а может быть, даже и годы – но время, проведенное на полигоне «Армагеддона», уместилось в считанные секунды. Те секунды, пока я сидел в рейнджровере начальника безопасности. Как? Я не знал. Наверное, все дело было в кольце с черепом. Его пустые глазницы я чаще всего видел в своих снах.

О корпорации «Кольцо» в интернете было много информации, но никакого упоминания о проекте «Армагеддон» я не нашел.

Зато для меня стало настоящим удивлением, когда я узнал, что корпорацию возглавляет Андрей Гумилев – судя по фотографиям, почти не отличимый от командира моего города. Я смотрел на его страничку в википедии, читал скупые строки, повествующие о невероятно удачной карьере бизнесмена, и вспоминал, как отдавал ему приказы. Гдето в другом мире он подавал мне кофе, а здесь он миллиардер, и вряд ли подозревает о моем существовании.

Я стал искать упоминания о нейровирусах, и вскоре мне попалась на глаза статья, наиболее полно отвечающая на мои вопросы.

Некий программист, подписавшийся как Ник, утверждал, что в будущем произойдет сращивание искусственного интеллекта с человеческим. Появятся нейровирусы, воздействующие на разум человека точно так же, как на компьютерные программы. Они будут использовать в качестве носителя как электронные гаджеты, так и человеческий мозг. Находить огрехи в защитной системе – и перехватывать управление.

Статья так и называлась «Грешники», ее автор утверждал, что слабые духом люди будут наиболее уязвимы для подобных вирусов, и в конце пути их всегда будет ждать ад. Ад из собственных грехов.

Забавно, но в одном из абзацев – там, где описывал, как вирусы будут искать подходящих носителей – автор ссылался на мою старую статью об анонимности.

Я не то, чтобы не понимал – я не хотел понимать все это. Часть меня все еще находилась там, в «Армагеддоне», на городской стене, со снайперской винтовкой. Эта часть все еще слышала отголоски приветствия моих подданных. Рев истребителей, гул танковых двигателей. Топот марширующих солдат.

Расшатанная табуретка вместо кресла в командном центре. Безликие прохожие вместо подобострастных союзников альянса. Эти вот деньги – разноцветные бумажки без какоголибо функционала. Какоето время я часто, гуляя по серым московским улицам, заходил в ювелирные магазины и просил показать изумруды.

Днем я сходил с ума, отказываясь воспринимать реальность. Ночью меня мучила боль, грезились кошмары с безумцами. Я постепенно адаптировался к новойпрежней Москве, но процесс проходил медленно.

Из холдинга меня, конечно же, уволили. Тупой и трусливый редактор обвинил меня в том, что я не сдал вовремя статью – но ято знал, что это дело рук Егора Егоровича. Я посоветовал редактору поцеловать в задницу начальника безопасности и больше с ним не общался. Нашел новую работу. Потом еще одну.

Мне казалось невероятно унизительным комулибо подчиняться. Я был вынужден пить, просто чтобы не сойти с ума. Работодатели увольняли меня якобы за пьянство, но я понимал, что нахожусь в черном списке корпорации, и даже не пытался спорить.

Тоня тоже послала меня к черту. Или я ее. В общем, я пытался ей объяснить, но потом почувствовал нежелание оправдываться перед ней. Кто она такая, в конце концов?

Дни проходили один за другим в бессмысленной суете. Люди вокруг меня старались заработать деньги, и потратить их на вещи. Они толкались, наступали на ноги, ругались, а я думал о том, что даже небольшой части моей армии хватило бы для завоевания этого города. Этой страны. Всего этого мира. Серая биомасса, не способная ни на что, кроме трусости, вызывала у меня только презрение – и отвечала мне тем же.

Пытался ли я рассказать им, что со мной случилось? Да, и не раз. Иногда по пьяни, иногда на эмоциях. Мне никто не верил, так как никаких доказательств у меня не было.

Приближался новый год, вместе с ним среди мокрого снега и грязных улиц начала явственно прорисовываться модель одиночества. Я потерял очередную работу – издатель расторг контракт изза сроков, но я догадывался, что это корпорация «Кольцо» передает мне привет. Слишком много я болтал в последнее время.

Деньги закончились одновременно с алкоголем. Несколько раз я пытался поговорить с Тоней, и мне почти удалось вернуть наши отношения в дружескую канву. Мне так показалось. Мне показалось, что я уговорил ее встретить новый год вместе, у нее дома. И я даже написал стихи, собираясь выйти на новый романтический уровень. Писал их сердцем, длинное стихотворение, почти из десятка четверостиший, описывало мои чувства. Искренние. В тот момент я особенно чувствовал, что хочу быть рядом с ней.

Утро тридцать первого декабря началось со звонка хозяйки квартиры. Поздравить с новым годом, и поинтересоваться ситуацией с квартплатой. Беседуя с ней, я чувствовал себя фермером, вынужденным платить дань мародеру. Эта алчная тетка сообщила, что собирается искать новых квартирантов, более платежеспособных. Что ж, я стоически принял этот удар, и пожелал ей в новом году побольше изумрудов.

Позвонил Тоне. Телефон у нее был отключен, но в обед я заметил ее в скайпе и сразу же запросил видеовызов.

Она ответила, но камеру прикрыла чемто, и произнесла прежде, чем я успел выкрикнуть поздравление:

– Я же русским языком сказала тебе, чтобы ты мне больше не звонил.

Вместо поздравления я растерянно промямлил:

– А я стихи написал.

– Что? – спросила она.

– Стихи. Про нас, – и я, не дожидаясь, пока она чтото скажет, начал читать.

– На секунду представить, что снег растаял. И надолго разрушить его плен.

– Толик! – позвала меня Тоня.

– Но вернуться тебя не смогу заставить, – продолжал я.

– Толик, хватит! Прекрати.

– Ты ушла навсегда, наверное, – закончил я первое четверостишие и решил прерваться. – Тебе не нравится?

– Я выхожу замуж, – сказала она, и стихотворение сразу же потеряло смысл. Как и многое другое.

– Зачем? – спросил я, тупо пялясь в монитор. – То есть… я хочу сказать… за кого?

– За меня, друг.

«Чтото», прикрывавшее тонину камеру, убралось в сторону. С монитора на меня смотрело сытое лицо Абырвалга, Арчибальда, Ахтунга – я забыл, как его зовут.

– Не звони ей больше, она же тебя просила, и не раз.

– Я сейчас приеду, и попрошу тебя, – сказал я, не скрывая угрозы. Я был уверен, что даже без дробовика смогу справиться с ним.

– Куда ты приедешь, клоун? – отозвался Акробат. – Мы сейчас в МонтеКарло. Сиди в своей дыре и забудь про нас. С наступающим.

Соединение оборвалось, и я вдруг отчетливо понял, что навсегда.

Что было дальше? Стресс, расшатанные нервы, необходимость выпить, магазин, бутылка виски, нехватка денег, временная амнезия.

Я пришел в себя, забегая в подъезд, с бутылкой подмышкой. За мной гнался какойто кретин в форме охраны супермаркета, но спасительная подъездная дверь стала для него непреодолимой преградой. В лифте я злобно хихикал, хотя смех был скорее истеричным – и я прекрасно это понимал.

Вместо закуски использовал сигареты. Еще у меня был лед и доширак. Ничо так, гламурненько получилось.

Близился новый год. А, нет, новый год уже прошел. Я пропустил речь президента и куранты, вышел на балкон с остатками добытого вискаря и предпоследней сигаретой.

Ночной воздух трещал от мороза и петард. Небо расцветало многочисленными салютами самых разных размеров. Я сидел среди пустых коробок, старой мебели и прочего хлама, в трико в домашних тапочках. Вспоминал гораздо более грандиозные фейерверки, что устраивал наш альянс в честь побед. Вспоминал армейский самогон и многочисленные коктейли на его основе. Добавил в новогоднее небо еще одну звездочку, щелчком отправив за балкон окурок.

На секунду представил, что снег растаял. И надолго разрушил его плен. Но вернуться себя не смогу заставить.

Потому что все тлен.

Как же все невероятно безысходно.

Допил виски, бросил бутылку в коробку изпод телевизора. Протиснулся к перилам, посмотрел вниз.

У подъезда остановился мультиван, следом за ним внедорожник. Из машин вышло несколько людей, зашли в подъезд.

Новый год, все ходят в гости, поздравляют друг друга. А мой единственный друг оказался вирусом. А моя девушка – невестой богатого придурка.

Я закрыл глаза.

Можно, конечно, начать все с чистого листа. Забыть то, что было, написать новую статью, заработать денег, оплатить квартиру, написать еще одну статью. Но есть ли в этом смысл? Если все действительно тлен и вокруг одна безысходность.

В дверь позвонили. Я еще раз посмотрел вниз, на машины. Потом вернулся в квартиру.

Если это приехали по мою душу, если корпорация решила, чтобы я замолчал навсегда – так тому и быть. Бежать и прятаться я не собираюсь.

Я открыл дверь и шагнул назад. Не от страха, от удивления.

На пороге моей квартиры стоял человек, очень сильно похожий на моего командира, только чуть постарше. За его спиной маячили еще два человека, мне незнакомых.

– Анатолий Орлов? – спросил он, глядя мне в глаза.

Я кивнул, пытаясь отделить реальность от вымысла.

– Меня зовут Андрей Гумилев, – сказал мой гость. – Я президент корпорации «Кольцо». И я хочу предложить вам работу в одном из наших проектов. Вам это интересно?

По крайней мере, это не безысходно, подумал я, и снова кивнул.


home | my bookshelf | | Корпорация "Кольцо" |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 74
Средний рейтинг 4.9 из 5



Оцените эту книгу