Book: Я хочу в школу!



Я хочу в школу!

Андрей Жвалевский, Евгения Пастернак

Я хочу в школу!

Купить книгу "Я хочу в школу!" Жвалевский Андрей + Пастернак Евгения

От авторов

Я хочу в школу!

Мы давно хотели сказать большое спасибо нашим учителям и очень рады, что такой повод представился.

Лучший способ сказать спасибо — написать книгу.

Дорогие учителя!

Те, кто вопреки всему не растерял умение слышать, те, кто в перерывах между внеклассными мероприятиями и заполнением бумажек, еще способен преподавать, те, для кого «педагогика» — это не название давно забытого предмета, сданного в вузе, а жизнь…

Дорогие! Спасибо вам за то, что вы есть! Спасибо вам за то, что вы делаете!

И когда вы в очередной раз подумаете: «Уволюсь! Нет больше сил!», пожалуйста, возьмите в руки эту книжку. Мы бы очень хотели, чтобы она помогла вам остаться в школе. Потому что на вас вся надежда…


Я хочу в школу!

Первая четверть

Я хочу в школу!

— Предлагаю убить Анечку! — вдруг сказал Женька.

Сказал тихо, но горячее обсуждение сразу же оборвалось. Женька просто так говорить не стал бы. Анечка охнула и прикрыла ладошкой рот. Она во все свои огромнющие глаза смотрела снизу вверх на Женьку, не веря, что он вот так просто…

— А что? — задумчиво согласился Ворон, ссутулившись больше обычного. — Вполне может быть. Анечка обычно трещит как сорока, а сейчас молча сидит… Ее мочить нужно.

У Анечки задрожали нижняя губа и оба хвостика.

— И рот ладонью прикрывает. Признак вранья…

Предполагаемая жертва мелко-мелко заморгала. Это был нехороший знак. Щуплая восьмилетняя Анечка умела плакать, как профессиональный клоун — фонтанами. Кошка вскочила с места:

— Ты офонарел! Анечка — честный человек, ясно?! Скажите им, Впалыч!

Впалыч никак не отреагировал, развалившись в кресле-«груше», мягком и бесформенном. Трупы, разбросанные по ковру, тоже молчали. Давились от смеха, но молчали.

— Хорошо, — Женька пригладил волосы, хотя особой нужды в этом не было. — А кого тогда?

— А Ворона! — Кошка стала тыкать в новую жертву, чуть не выкалывая ей глаз. — Что-то он быстро согласился на Анечку!

— Я согласился? — обиделся Ворон. — Я просто…

— Просто тебе все равно, кого убивать! — Юлька-Кошка, казалось, сейчас задушит Ворона, хотя он на две головы выше. — Ты — мафия!

Галдеж возобновился с новой силой, но Ворон так и не отбился. За него проголосовали все, кроме Молчуна. Он поднял руку за Женьку.

— Дураки вы все, — пробурчал Ворон, переворачивая карту.

Это был червовый валет. Даже не дожидаясь появления метки «честного человека», Кошка, Анечка и Женька победно завопили. От толпы трупов к ним присоединился Димка.

— Осталось три мафии и три честных, — бесстрастно прокомментировал Впалыч. — По условиям игры это означает победу мафии.

— Нечестно! — убитый в первом же туре лидер Ежей наконец дал себе выговориться. — Вы, Виктор Павлович, специально выдали карты мафии Птицам! Они слетанные! Если бы вы нашей группе дали мафию, мы бы тоже всех раскатали!

Впалыч не стал спорить.

— Ага, — сказал он, — я решил показать вам, как трудно справиться с командой хорошо подготовленных манипуляторов. Группа «Птицы» справилась с задачей… на «восьмерку».

— А чего на «восьмерку»?! — Кошке хотелось полного триумфа. — Мы кратчайшим путем шли!

Виктор Павлович покачал головой.

— Во-первых, давайте успокоимся… Анализ нужно проводить как?

— На холодную голову, — неохотно согласилась Кошка и даже выполнила три дыхательных упражнения, которым их обучили на физре.

На большее ее не хватило, потому что Анечка решила собезьянничать и принялась пародировать Кошку. Естественно, Кошка покатилась со смеху, погналась за Анечкой, та спряталась за Женьку, как за скалу…

Словом, к анализу удалось приступить только минут через десять.

— Итак, продолжим, — заявил Впалыч, как будто ничего не случилось.

Он, кстати, все десять минут суматохи преспокойно читал ридер.

— Я бы поставил «десятку», если бы вы не потеряли Дмитрия…

— Так это же элементарно! — Кошка никак не могла успокоиться. — Я же его специально сдала! У меня сразу авторитет до неба!

Впалыч сдвинул брови. Кошка прикусила язык.

— А как было бы идеально? — учитель психологии повернулся к Женьке.

Лидер группы «Птицы» по обыкновению ответил не сразу. Достал расческу, повертел ее в руках, спрятал.

— В идеале мы должны были создать атмосферу общей подозрительности. Если бы никто никому не верил… — он задумался на мгновение и поправился: — Если бы все друг друга боялись, то никто бы не был адекватен. Вот тогда в мутной воде…

Договорить он не успел — грянул звонок. Впалыч вылез из кресла, давая понять, что урок закончен. Остальным тоже пришлось подниматься с ковра, только Анечка заканючила:

— Да ну ее, эту перемену! Давайте еще поговорим!..

Однако учитель покачал головой:

— Звонок на перемену вы уже пропустили. Это на следующий урок…

— Упс, — Женька озабоченно глянул на часы. — Пернатые, у нас предзащита проекта!

Птицы вылетели из класса, словно и на самом деле обладали крыльями. Остальные тоже потянулись в коридор, но неторопливо, обсуждая, как ловко Кошка подставила своего же. У большинства групп была литература, а туда чего спешить? Сел в коридоре с книжкой — и читай.

Последним шел Молчун, маленький, стриженный почти под ноль, но при этом неуловимо монументальный.

— Артем! — остановил его Виктор Павлович.

Молчун послушно остановился.

— Ты когда понял, кто мафия?

— В первом, — тихо ответил мальчик.

— В первом туре? А почему молчал? Почему не отстаивал свою точку зрения?

Молчун пожал одним плечом. Впалыч терпеливо ждал. Когда он подобрал этого чернявого паренька на улице, тот вообще не разговаривал. Да и теперь для него две фразы подряд оставались событием. Если не подвигом.

— Я голосовал, — наконец родил Молчун вторую фразу, выбрав на этом дневной лимит болтовни.

Впалыч понимающе кивнул. Молчун вздохнул и пошел к выходу. Его ждало индивидуальное по инглишу. Добрейшая Алла Терентьевна пока просто крутила ему диснеевские фильмы в оригинале да иногда просила что-нибудь написать на английском. Поэтому Молчун инглиш, кажется, любил.


Я хочу в школу!

Вопль: «Едуууут!» взорвал коридор школы. Он не разрушил тишину, нет. В этих коридорах никогда не было абсолютной, гулкой тишины стандартного учебного заведения. Но после этого крика коридор забурлил, закипел и стал выплескивать самых активных на крыльцо, а потом и во дворик. А там уже выгружались из автобуса такие красивые, такие загоревшие…

— Ну вы и негры! — не выдержала Анечка, разглядывая приехавших.

— Ничего, мы помоемся, и это пройдет, — отмахнулся старшеклассник, вытаскивая из автобуса огромный рюкзак.

— А фотки, когда будут фотки? — заскулила Аня.

— Дайте хоть поесть, — засмеялся физрук, выгружая снаряжение. — Мы две ночи практически не спали, рейс задержали очень сильно. Да и последнюю ночь в горах было… не очень комфортно.

— Пал Иванович, зато фотки получились, — хмыкнул старшеклассник.

— В жизни больше не куплюсь на проект под названием «Выживание в горах», — заявил физрук, зевая.

— А в пустыне? — полюбопытствовала Анечка.

Все вокруг захихикали, а Пал Иванович сделал вид, что обдумывает ее предложение.

— В пустыне ладно, — решил он, — хоть согреемся.

— А вот и нет! — горячо заявила Анюта. — В пустыне ночью…

Дима потащил Аню в школу.

— Пойдем! Женька убьет, мы и так опаздываем.

Они влетели в кабинет и наткнулись на суровый взгляд руководителя группы.

— Жень, — Анечка изобразила свой коронный прием, «брови домиком», — ты нас наругаешь?

Женя прикусил губу, чтобы не рассмеяться, но демонстративно постучал ногтем по стеклу наручных часов.

— Там с Эльбруса вернулись! — сообщила Аня. — Фотки привезли! И Пал Иванович обещал меня в пустыню с собой взять…

Женя понял, что сейчас точно улыбнется, и перебил:

— У нас предзащита проекта. Сегодня мы должны выявить все слабые места нашей защиты. Понять, за что могут зацепиться наши оппоненты, предусмотреть их вопросы и приготовить свои ответы. Давайте посмотрим презентацию так, как будто видим ее первый раз.

Экран, который заменял доску, ожил, и появилось изображение Икара, летящего на зрителя. За Икаром тянулся ряд букв, которые выстроились в вопрос: «Почему человек произошел от птицы?»

— А вам не кажется, что вы сразу подставляетесь?

Группа «Птицы» как по команде повернулась к самой дальней парте. Там, подперев подбородок рукой, сидела Ольга Петровна, учительница биологии.

— Разве правильно начинать защиту с вопроса? Такое впечатление, что вы сами не уверены в правоте этого утверждения.

— Это правильный вопрос! — тут же отозвалась Кошка. — Мы же не спрашиваем, правда ли, что человек произошел от птицы, мы спрашиваем «почему». То есть уверены в том, что правы, и хотим разъяснить это всем окружающим.

— Хорошо, убедила, — улыбнулась Ольга Петровна, — просто я не люблю вопросы в названиях. Потом вас каждый будет попрекать, что вы на него не ответили.

— Мы ответим! — уверенно сказал Женя. — Обещаю.

Презентация катилась, Ольга Петровна реагировала хорошо. Где-то смеялась, где-то хмурилась, что-то черкала у себя в блокнотике.

— В целом неплохая работа, — сказала она. — Дырки есть, конечно… Особенно все, что касается строения скелета, притянуто за уши. Я б на вашем месте вообще про это ничего не говорила, это ваше самое слабое место.

— Но если совсем ничего не говорить — вступил Дима, поправляя очки, — все поймут, что мы не хотим говорить на эту тему, и нас завалят.

— Зато теория о том, почему и как пропало оперение — просто блеск! — продолжила Ольга Петровна.

Анечка счастливо покраснела.

— Она настолько остроумна, что ее не хочется критиковать, хочется сразу в нее поверить!

— Просто это правда! — радостно сообщила Аня, и все засмеялись.

— Ладно, я от всей души буду желать вам завтра победы, но не думайте, что будет легко.

— Да мы и не думаем! — отозвался Женя.

— Хотя лично мне гораздо приятнее поверить в то, что человек произошел от птицы, чем от рыбы или от растения, — добавила учительница. — Кстати, обычного голосования не будет.

— А что будет? — спросила Кошка.

— Вам будут начисляться баллы. Сначала на презентацию, потом за ответы на вопросы. Для зачета нужно не меньше 50 баллов. А еще будут учитываться все ваши вопросы, которые вы зададите командам-противникам.

— Не противникам, — серьезно поправила Аня, — а командам, предоставляющим альтернативную точку зрения.

Ольга Петровна кивнула и продолжила:

— А за агрессию и переход на личности будут начисляться штрафные баллы.

Кошка потупилась и принялась разглядывать пол.

— Летите на обед, Птицы, — улыбнулась Ольга Петровна, — уже почти три часа. И постарайтесь не наиграться сегодня до полусмерти в футбол, как перед предыдущей защитой.

Птицы захихикали и убежали.


Я хочу в школу!

Беда пришла, откуда не ждали.

Ждали ее с задней парты, на которой расположился проверяющий из РОНО — лысоватый толстячок с заранее недовольным видом. По опыту и ученики «нашумевшей» школы № 34, и ее учителя знали, что люди со стороны очень тревожно относятся ко всему, что происходит в этих стенах. Чужих раздражало: отсутствие привычных «параллелей» и наличие вместо них странных разновозрастных «групп»; оценки, которые ставились только в качестве поощрения; вольное обращение с учебным планом и утвержденной министерством программой; даже то, что ученики обращаются к педагогам по имени, а то и по кличкам.

Но толстячок оказался безвредным. Когда он увидел тему дебатов — «От кого на самом деле произошел человек», — то замер, удивленно задрав брови к лысине. И чем больше слушал, тем выше поднимались брови, хотя это противоречило всем нормам физиологии и стандартам пластической хирургии.

К третьей защите («Человек разумный еще не произошел») брови гостя добрались почти до макушки и застряли там — зато за ними потянулись уголки губ. «Птицы» защищались последними. Их представитель РОНО встречал радостной улыбкой и нетерпеливым выражением лица: «Ну, удивите и вы меня чем-нибудь!». Похоже, толстячку в его детстве очень не хватало вот таких сумасшедших посиделок, на которых пятиклашки с умным видом доказывают выпускникам, что направленные вниз ноздри — еще не доказательство водного происхождения человека. И что самое удивительное — выпускники не отвешивают наглой мелюзге «леща», а на полном серьезе отвечают: «При всем уважении к вашему ошибочному мнению…»

Словом, проверяющего оставалось только добить, и Птицы горели желанием это сделать. Они не ограничились иллюстрированным докладом и моделированием в «3D Мах». Целый месяц они готовили механическую модель эволюции птицы в человека. Это должно было произвести сногсшибательное и зубодробительное впечатление: с размахивающей крыльями птицы сначала слетает все оперение (которое держится на тщательно рассчитанном слое клея), затем деформируются кости (Димка весь месяц колдовал над телескопическими трубами), выпрямляется походка (тут сработает металл с термопамятью) и преобразится череп (единственный этап, на котором вмешивался человек — Кошка, мгновенно меняющая одну черепушку на другую).

И все это произошло! Все перья облетели, ни одно не «примерзло»! «Кости» без единого скрипа преобразовались в «человеческие»! Термопамять сработала всего с двухсекундной задержкой! А маневр с заменой черепов вышел у Кошки прямо-таки виртуозно.

В этот момент, хотя это и не было принято на дебатах, все захлопали. Даже проверяющий. Или нет, он, кажется, и начал… Впрочем, неважно. Таких оваций школьный зал не слышал — разве что во время юбилея директора.

Только Молчун не хлопал. Он тихо подошел к макету и попытался что-то с ним сделать. Не получилось. Молчун исподлобья посмотрел на «Птиц», но те сейчас мало что соображали, только краснели, пыхтели и с трудом сдерживали улыбки.

Тогда Молчун подошел к доске и принялся рисовать. Один за другим зрители переставали хлопать, удивленно уставившись на фигурку у доски. Когда Молчун закончил чертеж, в зале царила полная тишина.

— А что случилось, Михаил Александрович? — шепотом спросил проверяющий у сидевшего рядом директора.

Тот ответил громко, для всех:

— Артем только что нашел критическую нестыковку в вашей гипотезе. Большой палец…

Зал нестройно, но явственно ахнул.

— Я извиняюсь, — человек из РОНО чувствовал себя, как Иван-дурак на съезде Эйнштейнов, — но причем тут палец?

И Михаил Александрович растолковал — уже вполголоса, только для проверяющего — что отстоящий большой палец есть определяющий атрибут Homo habilis и вообще всего отряда Homo. И что у птиц большой палец никак не мог стать отстоящим. А если мог, то в проекте этот момент упущен…

У доски тем временем кипела битва. На Птиц наседали. Птицы отбивались как звери, но силы были неравны. Дельфины разобрали скелет птицечеловека по косточкам (и в прямом смысле, и в переносном). Хомо Футурисы засомневались в скорости трансформации черепа. Динозавры требовали археологических доказательств… Молчун скромно уселся за парту и молчал, уткнувшись в свой планшет.

Птицы оказались единственной командой, которая провалила защиту, недобрав всего пару баллов. Проверяющий подошел к ним и искренне сказал:

— Вы молодцы! Мне очень понравилось!

— Ага, «молодцы», — буркнула Кошка. — Это несправедливо! У нас не хуже был, чем у всех!

— И что теперь? — инспектор почему-то чувствовал себя виноватым. — Снизят оценку за четверть?

— Да причем тут оценки! — Юля мотнула головой так, что хвост чуть не хлестнул ее по щекам. — Опозорились же!

— Но проект переделаем… — вздохнул Женька. — Если захотим.

— А если не захотите?

Птицы посмотрели на проверяющего, как на человека с ограниченными умственными возможностями.

— Тогда не переделаем, — терпеливо объяснил лидер группы.

— Но мы переделаем! — пообещал Димка, протирая стекла очков, которые запотели во время бурных дебатов. — А то стыдно же…

Кошка глухо зарычала. Проверяющий растерялся и хотел погладить ее по голове, но в последний момент передумал и погладил Анечку. А потом зачем-то пожал руку мрачному Жене. Окончательно смутившись, толстячок пробормотал нечто невнятное и торопливо ушел…

А на следующий день пришла настоящая беда.

День не задался с самого начала, даже у вечно спокойной Настеньки (учительницы русского языка) все валилось из рук.

А когда она решила «посмотреть вдаль» — то есть заглянуть в словарь Даля — и потянула его с полки, то… все содержимое книжного шкафа вывалилось ей под ноги.



— Говорили мы вам, давайте пользоваться интернет-словарями, — бурчала Кошка, откапывая из-под толстых томов учительницу.

— Интернет-словари у вас и дома есть. Они хороши, когда нужно срочно что-то глянуть. А мы с вами учимся, мы можем себе позволить… пока…

Настенька запнулась и опустила глаза.

— Что значит «пока»? — спросил Женя.

Учительница махнула рукой.

— Нет уж, — встала в позу Кошка, — раз уж начали говорить — договаривайте.

— У вас собрание после моего урока, там все и узнаете, — вздохнула Настенька и быстро надела очки на подозрительно влажные глаза.

От нехорошего предчувствия ни у кого даже слов не нашлось, чтоб друг друга подбодрить.


Я хочу в школу!

Школьный зал, битком набитый народом, молчал. Ученики школы № 34 пытались осознать то, что только что сообщил их любимый директор.

— Вы же знаете, как мне дорога наша школа. Я постараюсь сделать все, что от меня зависит, чтобы ее сохранить. Но в данный момент обстоятельства складываются так, что…

— Что с нами будет? — не выдержала Кошка.

— Ничего страшного, — улыбнулся директор, — вы просто немного поучитесь в обычной школе. Точнее, в нескольких школах: 45-й, 33-й, 7-й…

Зал опять замер. У кого-то тихо пиликнул телефон, приняв сообщение, и это показалось чуть ли не ревом музыки из колонок.

— Поймите, у меня просто нет другого выхода, — тихо сказал Михаил Александрович, — вы же знаете, наша программа не совсем согласуется… Если эта проверка несколько дней будет наблюдать наши занятия, то… А так мы тихо закроем школу на ремонт, я пообещаю им, что после ремонта мы начнем внедрять все ценные указания.

— Это вчерашний толстяк виноват? — хмуро спросил Дима.

Директор сделал неопределенный жест рукой.

— Но ведь ему понравилось! — воскликнула Анечка. — Он же улыбался! И подошел к нам после защиты.

— А может, он вас просто пожалел? Проект-то вы провалили! — ехидно поинтересовался Ворон.

Все, как по команде обернулись на Молчуна-Артема, который сидел, уставившись в окно.

— Да нет, не может быть, — примирительно сказал Дима, — просто совпадение…

— Дорогие мои! — перебил его директор. — Давайте не будем искать виноватых! У вас впереди неделя каникул, а потом четверть в новой обстановке. Я очень надеюсь, что у вас хватит ума воспринять все происходящее правильно и по возможности вынести для себя как можно больше полезного из этой ситуации. Лично я верю в то, что Новый год мы будем встречать здесь. Все вместе.

— А на каникулах нам что делать? — спросил Дима.

— Отдыхать, — развел руками Михаил Александрович.

— От чего отдыхать?

— Как отдыхать?

— Да что мы дома не видели?!

— Тихо! — повысил голос директор. — С завтрашнего дня школа закрыта на ремонт! Постарайтесь за сегодня привыкнуть к этой мысли.

И собрание бы на этом и закончилось, если бы не истошный крик Ани.

— А фотографии с Эльбруса! Нам что, их теперь целую четверть ждать?!

Трехчасовой рассказ участников похода с подробным фотоотчетом немного скрасил всем минуты расставания.

А потом… Выгребали и паковали личные вещи, которые скопились в школе, обсуждали, делились планами. Настроение у всех было боевое.

— Подумаешь, чутка в обычной школе поучиться, — успокаивал себя и окружающих Дима. — Остальные там одиннадцать лет учатся — и ничего. Живы.

— Да! — подхватил оптимистичный тон разговора Женя (даже перетаскивая ящики он умудрялся не помять и не испачкать неизменный черный пиджак). — Это может быть интересно. Зато мы точно будем знать, каково им там. А потом вернемся к себе…

— Да, а потом вернемся и будем ценить, как нам тут здорово! Да, Анечка? — бодро отрапортовала Кошка.

Аня не ответила. Аня сидела на модели вечного двигателя и изо всех сил старалась не хлюпать носом.

— Ань, не плачь! Ведь ничего же страшного…

— Я буду по вам скучаааааать, — прорыдала Анюта.

Старшие Птицы потрясенно посмотрели друг на друга. Они даже не подумали о том, что их разлучат.

— Но мы же будем встречаться. Наверное. На переменах. Да? — предположил Дима.

Остальные неуверенно переглянулись. Они не очень представляли себе порядки в других школах.

— Надо у Ворона спросить, — сообразил Дима, — он к нам после третьего класса пришел, он должен помнить, как там все устроено.

Оказалось, что Ворон и еще шестеро таких же, как он, «перебежчиков», уже давно собрались в холле и рассказывали всем желающим о порядках в обычной школе. Их слушали с интересом. Старались не расстраиваться и не перебивать.


Я хочу в школу!

Осенние каникулы

Я хочу в школу!

Кошка не умела просыпаться по утрам. Ее будил будильник. И каждое утро его звон вызывал у Кошки одну и ту же цепочку чувств: «Неееееет! — Сейчас как грохну об стену! — Ой! Я же все пропущу!». Обычно вся цепочка занимала секунд тридцать, после чего Кошка с бодрым мявом подпрыгивала на кровати и принималась метаться по комнате, кидая вещи в рюкзак.

Но сегодня будильник не прозвенел. Кошка даже не сразу поняла, что произошло: она лежит с открытыми глазами и таращится в потолок, по которому шастают здоровенные солнечные зайцы. Даже, наверное, солнечные слоны. Это с балкона. Мама рамы моет. Мама моет раму. Кошка такое видела однажды. В книге со смешным названием «Букварь». У них в школе букварей не было…

Кошка испуганно перекатилась на бок. Часы показывали половину десятого.

— Мааам! — завопила Кошка, и это очень напомнило клич боевого мартовского кота.

— Почему не разбудили? — продолжила она, по пути в ванную стягивая пижаму.

— Хотите, чтобы дочь осталась тупым неучем?! — это уже из ванной.

— Шатрапы и дешпоты! — сквозь зубную щетку.

— Я везде опоздала! — в улыбающееся мамино лицо.

— Куда ты опоздала? — мама подхватила полотенце, которое дочь по обыкновению собиралась оставить на стиралке.

— Всюду! Где мои джинсы?

— Где вчера оставила.

Маме пришлось посторониться. Дочь у нее вышла мелкая, но юркая. Набрав скорость, Кошка могла проломить нетолстую стену — и однажды проломила, когда у нее не получалась заковыристая задачка по физике. Гипсокартон заменили за пару часов, ногу лечили месяц.

— Юлька! Да куда ты собралась? — из кухни выскочил папа, такой же мелкий и юркий, как дочь.

В их семье только мама была основательная и неторопливая.

— Каникулы же! — напомнил папа пролетающему мимо него существу.

Существо одновременно натягивало куртку, завязывало шнурки и жевало котлету. В таком состоянии говорить невозможно. Но существо смогло:

— У оуу!

Родители Кошки умели дешифровать фразы, состоящие из одних гласных. В данном случае дочь имела в виду: «Ну и что, что каникулы? Я все равно пойду в школу, потому что у нас там куча дел, мы хотим переделать заваленный проект, а еще начать новый, а еще олимпиады скоро начнутся, и кабинет химии давно собирались перестроить в стиле алхимической лаборатории, так что отвалите и не мешайте мне развлекаться!»

— В какую школу? — вздохнула мама. — Она же на ремонте…

Кошка от неожиданности чуть не врезалась в дверь и разом проглотила котлету.

— А… ну да… Точно… И чего теперь?

— Не знаю, — ответил папа, — черт, на встречу опаздываю!

Кошка с завистью посмотрела вслед. У папы было дело. Ему было куда спешить…

— Доченька, — мама мягко потянула Кошку на кухню, — а давай мы хоть раз в жизни нормально позавтракаем! Ты ведь даже в выходные, даже в каникулы — все на ходу. Поэтому и худая такая…

Кошка не сопротивлялась. Она только позвонила Димке, но тот коротко ответил, что сидит в кино, и отключился.


Я хочу в школу!

— Дурында ты, Анька! — старший брат валялся на диване с пультом от телевизора в руках.

Он наслаждался свободой, то есть жал на кнопку переключения каналов с такой скоростью, что Анечке казалось — она смотрит какой-то бесконечный и беззвучный клип.

— Сам дурында! — Анечка даже запустила в брата подушкой, но не попала. — А у меня в «Кенгуру» сто двадцать баллов, понял?!

Брат не стал ничего швырять в ответ. Каникулы, родаки свалили — чего напрягаться? Если бы еще шнур от монитора не спрятали — вообще бы лафа была. Но и так, с телеком, тоже нормально.

— Ты дурында, — ласково объяснил брат, — потому что кайфа от каникул не понимаешь. Это ж каникулы! В школу ходить не надо! Уроков делать не надо! Можно ничего не читать две недели!

— Тоска, — согласно вздохнула Анечка. — Я думать хочу! Я задачку хочу! Новую!

Брат сначала хмыкнул, а потом встрепенулся.

— Ладно, убедила, ты гений!

Анечка на всякий случай стала пятиться к двери. Такое начало предвещало беду. Но брат сегодня прямо излучал добродушие.

— А хочешь задачку? Сложную!

Анечка замерла. Она еще верила в человечество (вообще) и в исправление брата (в частности).

— По математике? — осторожно уточнила она. — По физике? Химии?

— По этой… логике! Как думаешь, куда шнур от монитора спрятали?

Анечка задумалась, вспоминая недавнюю лекцию по ТРИЗ.

— Так… — произнесла она с уморительной серьезностью. — Задача: спрятать от тебя шнур…

— Найти шнур! — встрял брат, который перестал терзать пульт и с надеждой смотрел на сестру.

От этой вундердевочки (как ее звал папа) можно было всего ожидать.

— Чтобы найти шнур, нужно решить обратную задачу, — надула губки Анечка. — И вообще, не мешай…

Брат замер.

Телевизор показывал что-то забавное из жизни макак.


Я хочу в школу!

Молчун аккуратно доел вкусную фасоль, вытер хлебом подливку — и только потом помыл тарелку. У входа в комнату приемной матери он остановился на пару секунд, пошевелил губами, репетируя, постучал.

— Спасибо, тетя Оля, все было очень вкусно, — сказал он слегка сипло.

Он всегда сипел, когда произносил первые за день слова. Приемная мама знала, но все равно обеспокоилась:

— Артемка, ты простыл?

Молчун покачал головой. Тетя Оля заглянула на кухню.

— Опять посуду вымыл, — огорчилась она. — Зачем? Я же весь день дома!

Молчун постарался улыбнуться. Мол, все нормально, мне даже приятно. Как всегда в таких случаях, тетя Оля расстроилась и крепко его обняла. Так было даже удобнее: когда утыкаешься в человека, не обязательно изображать улыбку. Подержав Молчуна в охапке, она немного застеснялась и предложила:

— А хочешь, я тебе компьютер включу?

Компьютер купили еще летом, когда директор зашел рассказать о талантах Артема, о том, что ему нужно общаться побольше — если не словами, то хотя бы по интернету. В лучшем интернет-магазине сразу же заказали лучший ноутбук с таким здоровенным экраном, что его можно использовать вместо телевизора.

Приемные родители очень гордились своим подарком, поэтому Молчун не просто кивнул, а закивал часто-часто, как птица трясогузка. Тетя Оля очень обрадовалась и собственноручно включила ноутбук. Молчун улыбнулся (получилось почти нормально) и сел за клавиатуру. Почти минуту он сидел неподвижно — тетя Оля решила, что он стесняется, и тактично ушла к себе дочитывать толстую книжку в суперобложке.

Но Молчун не стеснялся, он просто составлял оптимальный план. Когда план улегся в голове, Молчун открыл «Скайп» и принялся быстро-быстро набирать…


Я хочу в школу!

Женя сидел перед монитором. Он не умел вот так работать над статьями — с утра, на свежую (но пустую) голову, не поругавшись с Кошкой, не утешив слезливую Анечку, не ткнув Димку в пару-тройку огрехов в проекте… Самое противное, что Женька прекрасно понимал, что именно писать, тема была плевая: «Перспективные преимущества квантовых компьютеров». Да и изложить ее можно попроще, для читателей глянцевого журнальчика…

Но слова упорно не хотели выстраиваться в нужном порядке. Он уже трижды начинал и трижды стирал первую фразу.

Женя вытер пыль с монитора, рассортировал диски, и так лежащие почти в идеальном порядке. Проверил почту. На школьном сайте по-прежнему висело огромное объявление «У нас каникулы» с грустным смайликом. Женя был администратором местного форума и с удовольствием бы сейчас разрулил пару конфликтов и удалил пару троллей, но… В виртуальной жизни школы тоже была тишина.

И тут звякнул «Скайп». Женька радостно развернул окно — и увидел объемистое, на весь монитор, сообщение. Оно начиналось словами:

«Это Молчун. Простите, что спровоцировал провал вашего проекта. Кажется, я знаю, как все поправить…»


Я хочу в школу!

К обеду Кошка окончательно озверела. Она и в привычной обстановке обладала нечеловеческой реакцией и энергией (за что, собственно и стала Кошкой), а в атмосфере ничегонеделания инстинкты окончательно взяли верх над разумом. Больше всего она была похожа на пантеру, которая мечется по клетке.

Юлька уже пропылесосила квартиру и трижды сгоняла в магазин. Успела прочитать пол-интернета и пробежаться по всем ста каналам телевидения. Даже проглотила тридцать страниц из «Войны и мира». Больше, по совету учительницы литературы, Кошка не читала, потому что великое произведение начинало ее ужасно раздражать. Уж больно не соответствовал ритм повествования ее собственному, личному ритму.

В два часа с большим трудом удалось дозвониться до Димки:

— Слушай, что ты делаешь? Я уже извелась!

— А ты отдыхай, — посоветовал Дима.

— С ума сошел! — взорвалась Кошка. — Я все утро отдыхаю, устала.

— Ну хочешь, приходи ко мне, только у меня гости…

Кошка рванула к двери быстрее, чем он успел договорить.


Я хочу в школу!

Женя поймал себя на том, что уже написал в «Скайпе» целое произведение, объемом втрое больше, чем нужная ему статья. Но остановиться не мог. Молчун предлагал всё новые варианты развития событий и проигрывал разные ситуации борьбы с всевозможными комиссиями. Переписываться с ним было интересно, очень похоже на новый проект по психологии, когда нужно учесть все возможные реакции разных участников события, а потом еще и убедить их всех поступить именно так, как надо именно тебе.

В процессе обсуждения Женя понял главное — их школу не закроют. Просто не смогут закрыть. Потому что если уж они вдвоем с Молчуном в состоянии разработать план спасения, то что уж говорить о том, что будет, если этим займется вся школа.

Вместе они смогут свернуть небольшие горы, вроде Карпат! А то и большие, вроде Памира.


Я хочу в школу!

Кошка с Димой наматывали третий круг по стадиону.

— Да нормальные они! — объяснял Дима. — Просто любят в компьютер поиграть.

— Поиграть? — съязвила Кошка. — Мы два часа у тебя просидели, и за это время они ни слова не сказали ни о чем, кроме всяких монстров и способов убийства.

Дима только руками развел.

Мол, что делать, родственников не выбирают. Двоюродные братья приехали к нему на каникулы и все время, когда им не давали играть, обсуждали то, как они поиграли, или то, как они сейчас будут играть.

— Дим, как мы будем в обычной школе, а? — жалобно спросила Юлька. — У меня за семь лет первый раз каникулы. То есть я первый раз здесь, дома, и в школу не пошла. Я так извелась за этот день… Я уже соскучилась.

— Это ненадолго! — уверенно сказал Дима и поправил очки. — Пойдем отсюда.

К стадиону приближалась не очень трезвая и очень буйная компания.

— Я их не боюсь! — тут же с вызовом ответила Кошка.

— Ты от скуки хочешь нарваться на неприятности? — парировал Дима.

— А может, я познакомиться хочу, — с вызовом сказала Юля, — может, это мои будущие одноклассники!

И от этой мысли Кошке стало тошно.

— Пойдем Анечку навестим! — сказала она и, не дожидаясь Диминого согласия, направилась в сторону Аниного дома.


Я хочу в школу!

— Урра! — Анечка повисла на Кошке, и той пришлось с кряхтением пересадить радостного ребенка на Димку.

— А что мы будем делать? А мы в школу пойдем? Там уже отремонтировали, да? Пошли в школу, а то тут скучно! Степка, — Аня обиженно кивнула на брата, — одну головоломку придумал, а когда я шнур нашла, то за комп сел и пропал… А мы проект будем делать, да? Новый или старый? Или оба сразу?

Все это Анечка выпалила на одном дыхании — она давно молчала, надо же было наконец выговориться! А заодно, от полноты чувств, надо было одной рукой дергать Кошку за рукав, а другой Димку — за воротник. Димка, уж на что человек терпеливый, не выдержал, поставил Анечку на пол.

— В школу мы не пойдем, — начал он рассудительно, — там закрыто пока…

— Но проект можно и у меня дома делать! — Анечка вертелась на месте, пытаясь удержать в поле зрения сразу обоих гостей. — Только что делать будем?

Кошка уже нажимала кнопку быстрого набора.

— Женьк! — скомандовала она. — Нам нужно чем-то заняться! Или я за себя не отвечаю! Я ни за кого не отвечаю! Это дурдом, а не каникулы!..

Вдруг Кошка замерла на полуслове — и даже, для полноты эффекта, с полуоткрытым ртом.



— Что? Кто? Класс! Ага… Ага… У тебя соберемся? Ладно, тогда двигай к Анечке!

Кошка положила трубку и сообщила:

— Будем переделывать заваленный проект! Анька, у тебя какая комната самая большая?


Я хочу в школу!

Анины родители были людьми простыми. Папа менеджерил в офисе, мама делала стрижки. Больше всего в жизни они любили вечера после рабочего дня. Даже не выходные, которые заполнены еженедельной суетой: готовка, мелкий ремонт, уборка, поход по магазинам, визиты к родственникам. В понедельник вечером все это исключалось — даже еду предпочитали полуфабрикатно-разогретую. Все для того, чтобы с чувством выполненного долга плюхнуться на диван и посмотреть свежую серию любимого сериала, заботливо скаченного главой семейства по офисной безлимитке. Пицца (или суши), пиво (или вино), ароматный чай (без вариантов)…

Но сегодня их ждал сюрприз. Неприятный.

Посреди гостиной, которую они с легкой руки бабушки звали «большой комнатой» или «залом», располагалась мастерская. Куча причудливо разложенных палочек-прутиков-пружинок. Чертеж, вызывающий воспоминание о Леонардо да Винчи. И пятеро детей, которые глядели на все это стеклянными глазами.

В полной тишине.

Папа даже не стал отчитывать старшего сына, который так заигрался, что не успел отключить компьютер и спрятать на место шнур.

— Чего это они? — шепотом спросил он у Степки.

— Не знаю, — тихо ответил тот. — Уже полчаса так тупят..

Родители подождали немного, но дождались лишь того, что самый старший — долговязый аккуратист Женя — обнаружил их существование и даже кивнул. Впрочем, смотрел он при этом все равно в пол, так что полноценного приветствия не получилось. Папа вежливо кивнул в ответ и увел семейство на кухню. Анечку пытались выманить, но она с таким остервенением черкала в блокноте, что ничего не заметила.

Ужинали впервые за несколько лет на кухне. Там не было телевизора, и потому пришлось разговаривать. Вернее, для начала помолчать, сосредоточенно жуя и придумывая тему для беседы.

— Ну, как у тебя в салоне? — первым очнулся папа. — Все ругаешься со своей… этой… Макаровой?

— Да она уволилась еще неделю назад! Я же тебе говорила!

Папа хмуро кивнул и принялся за пиццу. Чтобы загладить неловкость, слово взяла мама:

— А у тебя как?

— Да все так же…

Еще пять минут прошли в тягостном молчании. За столом явно кого-то не хватало. То ли доктора Хауса, то ли Декстера. Наконец родители одновременно вспомнили о Степке, хотя тот сидел тише мыши, даже вилкой о тарелку старался не звякать.

— Ну, — поинтересовался глава семейства, — как четверть закончил?

Сын сделал очень равнодушное лицо и забубнил:

— Все нормально, по информатике даже четверка, остальное… тоже более-менее…

— Стоп! — папа педагогически строго сдвинул брови и даже отложил надкушенный кусок пиццы. — У тебя же по русскому три с минусом! Я же тебя компьютера лишил! Ты почему?..

Но серьезному разговору так и не суждено было состояться. Сначала из зала донесся слаженный торжествующий вопль, в котором можно было разобрать:

— Ваще!

— Точно!

— Молчун рулит!

И:

— Анечка, ты гений!

Семейство на кухне вздрогнуло и замерло, опасаясь обрушения потолка. Но все обошлось явлением Анечки на кухню.

— Мам-пап! Мы все придумали! — Анечка мигом оказалась в шкафу с продуктовыми запасами. — Молчун придумал! И я немножко!

Макароны и прочая бакалея вылетали из шкафчика, как будто в нем трудился безумный норный зверь барсук.

— Там надо РОС сделать, понятно? Распределенную обратную связь!

Анечка вынырнула из шкафа.

— Мам! А где у нас крахмал?

Мама вздохнула, сняла пакет с верхней полки и отдала радостной дочери.

— Круто! А что это, пицца? Спасибо!

И неистовый ребенок исчез с пакетом крахмала в одной руке и коробкой пиццы — в другой.

Какое-то время оставшиеся без ужина члены семейства молча созерцали бакалейный развал на полу кухни. Потом папа задумчиво объявил:

— Я им скажу, чтобы больше у нас не собирались… Жене скажу. Он самый адекватный… Кажется…

Мама кивнула:

— А я сварю чего-нибудь… Макароны… раз уж достали…


Я хочу в школу!

За неделю Птицы и примкнувший к ним Молчун по очереди пытались работать у всех по очереди. Только Молчун к себе не пригласил, а когда Кошка в лоб потребовала предоставить жилплощадь для подготовки проекта, только покачал головой.

Дольше всех — три дня — продержалась Женькина мама, но потом из рейса приехал отчим-дальнобойщик… Словом, в субботу они попытались работать во дворе, на старом доминошном столе.

Но пошел дождь, и вообще погода совершенно не располагала к нахождению на свежем воздухе.

Понедельника ждали с огромным нетерпением.

Скорее бы в школу!

Уже хоть в какую…


Я хочу в школу!

Вторая четверть

Я хочу в школу!

Анечка ужасно волновалась.

Подскочила на час раньше, чем обычно, принялась повторять математику. Женя ей когда-то давно объяснял тригонометрию, а она все никак не могла запомнить, где у угла синус, а где косинус. Вернее, какой катет нужно поделить на гипотенузу, чтоб получить желаемое.

А вдруг, у нее именно про это спросят? Говорят, в обычных школах могут вызвать к доске и начать задавать самые разные вопросы…

В школу заходили все вместе. Это Женя придумал. Встретились на крыльце, а потом Женька развел всех по раздевалкам. Кошке с Димкой хорошо, они в один класс попали, в 8 «Г», Молчуна определили в 5 «А», Женька тоже попал в «А» класс, но в 10. Анечку записали в 3 «Б».

Женя довел ее до двери в кабинет, легонько щелкнул по носу для поддержки, буркнул:

— Если что — звони…

И ушел. Аня смотрела ему вслед и видела, что Женя очень волнуется. Он сутулился, озирался, сумку перекидывал с одного плеча на другое. Анечка побежала за ним, схватила за руку, прижалась:

— Женечка, ты не переживай, все будет хорошо! Ты у нас самый-самый лучший! Мы тебя в обиду не дадим!

Женя даже сумку уронил от неожиданности.

— Спасибо, — сказал он.

Серьезно сказал, без капли улыбки. Аня поняла бы, если б он вздумал над ней смеяться. Но в этот момент Жене, их большому Жене, их лидеру, их опоре действительно очень нужна была поддержка.

Ане стало неуютно. Она поплелась в класс, волоча за собой сумку и по дороге разглядывая учеников. Внешне они мало отличались от тех, кто попадался в коридорах 34-й школы. Кучковались, хихикали, обсуждали что-то, спорили… Разве что мата звучало непривычно много, но, гуляя по городу, и не такого наслушаешься. Аня давно привыкла пропускать «плохие» слова мимо ушей.

Непохожести начались со звонком. Как только он зазвенел, все тут же рванули в класс и уселись за парты.

Аня топталась у входа, никто не обращал на нее внимания, а она не очень представляла себе, что нужно делать.

Но заминка была совсем короткой, потому что в класс вошла учительница. Дети, как дрессированные собачки, вскочили за партами и застыли по стойке «смирно». Аня, так и не успев ничего сообразить, просто стояла в проходе и с неприличным любопытством разглядывала будущих одноклассников. Они были на удивление одинаковыми…

— Садитесь! — сказала учительница, а Аня переключилась на нее.

Пожилая… Лет сорок… Но выглядит бодро, спина безупречно прямая, волосы уложены, ногти накрашены… Увидела бы на улице, приняла бы за эту… как они называются… бюрократку. Такие сидят в чистых кабинетах, решают важные задачи и улыбаются… Вот так же улыбаются… Ртом. А глаза…

— Ты, вероятно, Сивцова?

Аня кивнула.

— У нас свободно только одно место, класс переполнен. Садись. Четвертая парта среднего ряда. Алехин, ты будешь сидеть с Сивцовой.

— Меня зовут Аня.

Аня улыбнулась. Она вспомнила, что нужно улыбаться, если хочешь расположить людей к себе.

Учительница тоже улыбнулась в ответ. Но при этом сверкнула глазами и с нажимом сказала:

— У нас уже есть две Ани, Сивцова. Садись.

Аня села на место. В ступоре.

Первый урок она так и провела в ступоре, просто потому что ее отточенные на поиск логики мозги таки не поняли, что происходит. Весь класс по очереди выходил к доске и читал одно и то же стихотворение. Причем часть просто тарабанила текст, а остальные читали с совершенно одинаковыми интонациями. После декламации учительница объявляла оценку. Она была тем выше, чем быстрее был прочитан стих. За каждую паузу снижался балл.

— Вы что, на скорость стихи читаете? — спросила Аня у соседа по парте, но он на нее так шикнул, что Аня чуть со стула не упала.

На пятнадцатом рассказе Аня уже знала стих наизусть. А в классе было двадцать восемь человек…


Я хочу в школу!

Математичка Кошке и Димке поначалу понравилась. Конкретная такая дама, не рассусоливала, сразу дала самостоятельную, «чтобы проверить, что у вас в мозгах после каникул осталось». Написала два варианта на доске и дала двадцать минут.

Димка писал долго и старательно, боялся, что его как-то не так поймут. Кошка на одном дыхании решила свой вариант, посмотрела на часы… и решила второй. Чего без дела сидеть? И все равно закончила задолго до дедлайна.

Принялась рассматривать одноклассников — пусть всего четверть, но с ними придется жить.

Девчонки были разные, но какие-то… неинтересные.

Зато среди мальчишек кое-кто сразу привлек ее внимание. Он сидел в соседнем ряду с задумчивым видом, перечитывая написанное. Похоже, он тоже решил самостоятельную раньше срока. У него был очень необычный профиль. Что-то знакомое, но не из этой жизни. Кошка устроила ревизию в голове и отыскала нужное — Александр Македонский по прозвищу Великий! Именно такой, строгий и мужественный подбородок, короткий прямой нос, губы чуть-чуть надутые — но это его не портило.

Кошка вдруг смутилась. Ей показалось, что она слишком пристально смотрит на красавчика, поэтому опустила глаза и принялась бездумно что-то чертить на своем листочке. Но не забывала и коситься на «Македонского».

— Рябцева! — раздалось у Кошки над ухом. — Ты уже все решила?

Кошка чуть не подпрыгнула на месте.

— Ага, — сказала она и сунула учительнице свои листики.

«Смотри, — мысленно обратилась она к обладателю гордого профиля, — вот я какая умница! Быстрее всех решила!»

— Но это не твой вариант! — сообщила математичка, ознакомившись с содержимым верхнего листика.

— А я оба решила!

«Ну посмотри на меня! Быстрее всех, да еще два варианта!»

Учительница переложила листочки.

— Рябцева! Ты издеваешься?!

Кошка с трудом оторвала взгляд от «Македонского» и перевела его на математичку. Та гневно протягивала ей листик с самостоятельной.

Поверх решения был нарисован мужественный профиль человека в эллинском шлеме.

— Э-э-э… — попыталась оправдаться Кошка. — Но ведь решение можно разобрать…

Учительница сжала губы с такой силой, как будто пыталась навсегда их склеить. И действительно, несколько минут она молчала. Молчал и класс, оторвавшись от примеров — интересно же, что будет с новенькой!

— Единица! — наконец процедила математичка.

Кошка даже вскочила.

— Как единица! Я все решила! Целых два варианта! Ни одной ошибки!..

И тут произошло то, чего Кошка ожидать никак не могла. Учительница почти без замаха, но оглушительно треснула указкой по столу. Кошка так и замерла с открытым ртом, на полуслове.

— Рябцева! — видимо, губы у математички все-таки немного склеились, потому что говорила она с трудом, почти не открывая рта. — Рябцева… Во-первых, ты решила не свой вариант…

Кошка набрала воздух, чтобы возмутиться, но снова, как гарпун, мелькнула указка, и оглушительный треск не оставил места для Кошкиных слов.

— Во-вторых, вот это… — учительница потрясла портретом грека на фоне формул, — просто насмешка над педагогом и над предметом!

И она с неописуемым удовольствием разорвала листик пополам. Еще пополам. Еще…

Кошка выдохнула и вдруг успокоилась.

— А по-моему, — сказала она ровным тоном, — вы просто плохой педагог… и несправедливый.

В наступившей неживой тишине она гордо взяла рюкзак и вышла из класса, аккуратно притворив за собой дверь.


Я хочу в школу!

У Жени первым уроком была история.

Он спокойно нашел свой класс, до звонка понаблюдал за всеми со стороны. Странно было видеть так много ровесников в одном школьном коридоре. Девчонки казались ему гораздо взрослее, чем в 34-й школе. Да и с кем ему было сравнивать? Среди лидеров групп было несколько его ровесниц, но все они — девчонки свои в доску. И не такие раскрашенные, это уж точно. На мгновение новые одноклассницы показались настолько взрослыми, что захотелось обратиться к ним на вы. Женя сделал пару дыхательных упражнений, а со звонком вошел в класс. Улыбка его была открытой и светлой, голос спокойный и твердый.

— Привет! Я новенький.

Двадцать пар глаз впилось в него, пытаясь отсканировать. Все взгляды отскакивали от Жениного добродушия. Он физически чувствовал, как все эти люди пытаются понять, что у него внутри, и изо всех сил держал броню.

— Симпатичный… — томно произнесла блондинка с третьей парты.

Класс захихикал.

Держать броню!

— Ты тоже, — спокойно ответил Женя, глядя ей прямо в глаза.

Блондинка сначала пыталась изобразить томный взгляд, но под действием Жениной улыбки стушевалась, опустила голову…

— О-о-о-о! Старкина прям засмущалась! — захихикал пацан с последней парты.

В этот момент дверь класса хлопнула, вошел учитель.

— Садись ко мне! — дернули Женю справа.

Он опустился за парту и через мгновение рассмотрел свою соседку. Девушка. Красивая. Взгляд хороший. Темные волосы до плеч, белая блузка, простенький, но притягивающий взгляд кулончик…

— Итак, у нас сегодня первый урок после каникул. Поскольку я уверен, что историей вы не занимались, то выбирайте жертву. Жертва будет отвечать, а мы с вами будем повторять пройденное.

Женя посмотрел на учителя. Тот ему сразу понравился. Говорит тихо, но уверен, что его слушают. Значит, уважают. Высокий. Худой. Лет пятьдесят, наверное.

Одноклассники сидели очень тихо, многие уткнулись глазами в парты, а парнишка с последней парты практически распластался на стуле.

— А о чем вы будете спрашивать? — спросил Женя.

Учитель с интересом посмотрел на него.

— Новенький? Из соседней школы?

Женя кивнул.

— Первая мировая война.

Женя улыбнулся.

— Интересная тема.

— Вот и отвечай, — буркнул кто-то сзади.

— Хорошо, — сказал Женя.

По выжидательному взгляду учителя он понял, что должен сделать что-то еще.

— Я должен встать? — спросил он. — Выйти к доске?

Класс зашумел то ли удивленно, то ли возмущенно, но учитель только приподнял бровь.

— Да, я слышал, у вас в школе интересные правила. Но если тебе не сложно, выйди к доске. Нам так привычнее.

— Конечно, — легко согласился Женя, — мне не сложно.

Он вышел к доске и замер в ожидании.

— Назови мне причины, по которым началась Первая Мировая война.

— Давайте я начну с того, что в тот момент, когда она началась, еще никто не знал, что она Первая мировая, — начал Женя, — тогда она называлась «германской», «империалистической», а потом, когда стало понятно, что в нее втягивается весь мир, «великой»…

Эту тему Женя знал очень хорошо. В прошлом году они делали потрясающий проект, всей школой играли в солдатиков. Группы создавали армии стран, участвующих в Великой войне. Делали куклы, шили им костюмы, разбирались в оружии. А заодно пытались понять мотивы воюющих сторон.

Их главной задачей было разобраться в том, что заставляет людей рушить мир вокруг себя? Что движет теми, кто ради власти и денег готов уничтожить миллионы жизней?

Защиты проектов как таковой не было, но неделю всю школу лихорадило. Каждый день собирались в зале, сидели там часами, ругались, мирились, плакали, смеялись… Смотрели фотографии и кинохронику, читали мемуары и обсуждали книги. Было очень интересно. Хотя и очень больно.

Женя пытался фильтровать, говорить только о самом необходимом, но его то и дело «заносило»… Учитель стоял у него за спиной и молчал, а оглянуться, чтобы посмотреть на его выражение лица, было неудобно. А класс слушал.

Звонок ударил по ушам.

— Ну что ж, — сказал историк, — у меня больше нет вопросов. А у вас?

Послышалось нестройное: «Неее».

— Оценка «отлично». К следующему уроку повторить параграф 8. Но готовьтесь к новой теме. Свободны.

Учитель стремительно вышел, а Женя подошел к парте и столкнулся со своей соседкой.

— Да ты просто спаситель, — улыбнулась она, — за весь урок больше никого не спросили.

— Я ненадолго, — ответил Женя, — на четверть.

— Значит, надо тебя использовать на полную катушку!

Девушка неожиданно взлохматила Женькину прическу. Он смущенно попытался пригладить волосы, но соседка перехватила руку:

— Да ты что! Так лучше! Кстати, я Вика.

Она уверенно взяла Женю за локоть.

— Пойдем. У нас математика. А у Злыдни вроде ПМС, так что мало не покажется…


Я хочу в школу!

Молчуна весь день колотило. Он все время представлял, как его вызывают к доске, заставляют отвечать, а он…

Но обошлось. Учителя с пониманием отнеслись к тихому новенькому. Даже, пожалуй, остались довольны — он не кричал, не шептался с соседом (то есть соседкой) по парте, слушал внимательно и смотрел робко. Хороший мальчик. А на русском учительница даже похвалила его за хороший почерк. Молчуну было приятно, но немного странно. То есть почерк у него действительно был на загляденье (он гораздо чаще писал, чем говорил), но хвалить за это? Какая разница, как человек пишет? Главное — что!

Хотя содержание написанного оценивать было глупо. Молчун, как и весь класс, старательно записывал все, сказанное учителем. Это тоже было немного странно, но, подумав, Молчун согласился, что это правильная методика. Она позволяет концентрироваться на мысли. Напишешь — поневоле запомнишь. Он бы, правда, не заставлял фиксировать слова буквально (при творческой переработке, когда через себя пропускаешь, знания еще лучше усваиваются), но и этому можно было найти разумное объяснение. Например, понятно же, что народу в классе много, а уровень у всех разный. Поэтому нужно ориентироваться на самых слабых.

В общем, первый день проходил совсем не так катастрофически, как он опасался. К последнему уроку Молчун позволил себе даже расслабиться. И зря.

Он совсем забыл, что в школе есть не только учителя, но и ученики. Одноклассники пока приглядывались к нему. На первой перемене один шустрый и остроносый подкатил с глупыми вопросами: «А ты кто? Как зовут? В какие игры играешь?», но после первого же хмурого взгляда отвалил в сторону.

Зато после уроков Молчуна поджидали. Он спешил в скверик возле школы — после уроков Птицы договорились там встретиться (а Молчун уже стал вроде как Птицей). Но за углом напоролся на троих. Остроносый стоял посредине, двое крепких одинаковых пацана — строго симметрично за его плечами.

— Ну че, поговорим?

Молчун не хотел ни с кем разговаривать. И драться не хотел. Драться ему было никак нельзя. Он хотел побыстрее встретиться со своими. Поэтому развернулся… и уперся в живот еще одного, повыше и покрепче остальных.

— Это мой двоюродный брат! — услышал Молчун. — Он в седьмом классе!

Молчун уже не надеялся, что удастся уйти просто так, но повернулся к остроносому. «Пусть поиздеваются, — подумал он отстраненно, — лишь бы недолго. И драться не буду… Нельзя…»

— Звать как? — спросил заводила.

Не дождавшись ответа, он сделал большие глаза:

— Твоя моя не понимай? Чурка, что ли?

И добавил громко, как глухому:

— Звать как? Я — Александр! А ты?

Молчун прикрыл глаза, чтобы было проще, и старательно проговорил:

— Меня зовут Артем.

— А чего это мы глазки прикрываем? Боимся, да?

«Зря я это сделал, — запоздало подумал Молчун. — Они как шакалы, на слабого бросаются».

Он открыл глаза. Александр смотрел с брезгливой насмешкой, как будто Молчун уже валяется у его ног и просит пощады.

— Ладно, бить не буду, — смилостивился он.

Но Молчун не расслабился. Такие просто так не отпускают.

— Бить не буду… — вожак сделал вид, что задумался, — если станешь на колени и скажешь: «Дядя, прости дебила!»

«Не буду драться, — подумал Молчун. — Нельзя драться».

Может, и обошлось бы, если бы не заговорили остальные:

— Да он реально дебил…

— …Головой уронетый…

— …Папа алкаш…

— …Мама в психушке…

Они говорили по очереди, но Молчуну казалось, что он слышит одного человека. Тупого, злого и трусливого.

— …да они в тридцать четвертой все дебилоиды…

И Молчун ударил. Не в эти наглые симметричные рожи, а по голени самому опасному, который все это время стоял сзади. А потом коленом в живот с разворота. Семиклассник ухнул на колени с жалобным стоном, а Молчун уже развернулся к остальным и ударил еще раз. По острому носу главаря, так, чтобы сразу брызнула кровь. Шакалы очень боятся своей крови. И теряются, лишившись вожака.

Это Молчун знал не из занятий по биологии и не из книжек — из личного опыта. Поэтому больше никого не бил. Торопливо закрыл глаза, чтобы не видеть крови, и сказал тихо-тихо:

— Еще раз… сломаю руку…


Я хочу в школу!

Молчун очень боялся, что опоздает, но, к его облегчению, на скамейке обнаружились только Кошка с Димой да поникшая Анечка. Точнее, одна Анечка — Кошка металась вокруг скамейки, как ужаленная тигрица, а Димка стоял рядом, отслеживая ее метания беспомощным взглядом.

— Молчун! Ты представляешь! — Кошка набросилась на вновь прибывшего, как ужаленная тигрица на Айболита. — Они родителей в школу вызывают! Я два варианта решила! Два! Без ошибок! Скажи, Димка!

— Без ошибок, — покорно вздохнул Димка.

— А она! Эта… Эта…

— Молчун, — неожиданно перебила ее Анечка, — а ты умеешь стихи наизусть рассказывать?

Молчун отрицательно покачал головой.

— Вот и я говорю — зачем? — тихо сказала Аня. — Нет, я рассказала, конечно. Я его столько раз послушала, что теперь никогда не забуду. Но зачем?

К скамейке подлетел запыхавшийся Женя. У него, единственного из всех, вид был довольный.

— Чего раскисли, пернатые? — преувеличенно бодро спросил он.

— У тебя математичка кто? — мрачно спросил Дима.

— Злыдня, — ответил Женя. — А что, у вас тоже?

Выслушав эмоциональный ответ Кошки, Женя понимающе закивал.

— Так вот в чем дело… У меня был второй урок, она влетела, злющая как ведьма. Увидела меня, новенького, и сразу к доске. Я ей задач десять решил. А она потом заявила, что все неправильно, и поставила тройку. Похоже, просто не поняла решения. Ну, мне-то все равно, что она там поставит, мы ведь тут временно.

— Точно! — встрепенулась Кошка. — Мы тут временно, и мне тоже все равно!

При этом она со всей силы ударила сумкой о ближайшее дерево. С дерева посыпались уцелевшие желтые листья.

— Жень, а вы стихи наизусть рассказывали? — спросила Аня, которая так и продолжала висеть на своей волне.

— Нет, — улыбнулся Женя, — на литературе мы обсуждали Достоевского.

— И что?

— Да странно как-то… Я только заикнулся, что «Преступление и наказание» мне понравилось меньше «Братьев Карамазовых», но меня прервали на полуслове. Представляете, у них есть такая книжка «Критика», причем у всех одна. И они друг другу рассказывают, что там прочитали.

— Зачем? — спросила Аня.

— Чтоб запомнить, — объяснил Молчун. — Память. Проблемы.

— Ты думаешь, у них с памятью проблемы? — встрепенулась Аня. — Тогда понятно… Так вот зачем они стихи рассказывают!

Найдя логическое объяснение происходящему, Анечка заметно повеселела.

— Слушайте, а где они набрали целую школу детей, у которых проблемы с памятью?

— Бывает хуже, — тихо сказал Молчун.

— Послушайте, — сказал Женя, — давайте не драматизировать. Ничего страшного не происходит, нам нужно продержаться не так долго. Улыбаемся, ни с кем не ссоримся. В конце концов, можем считать это новым проектом: «Выживание в обычной школе».

Аня окончательно расслабилась, а Молчун за спиной потер разбитый кулак.

— Кстати, все не так страшно, — продолжил Женя. — У меня нормальные одноклассники.

— Просто все отморозки уже ушли после 9 класса, — сказал Дима, — тебе больше всех повезло. Ань, а как у тебя?

— Не знаю, — пожала плечами Аня. — Все боятся Анастасию Львовну. На уроках сидят, не дышат.

Аня продемонстрировала как они сидят, сложив руки на воображаемую парту и изо всех сил вытянув вверх шею.

— А я за урок так уставала сидеть, что на переменках не было сил знакомиться.

— А ты познакомься, — предложил Женя, думая о своем, — вот увидишь, они хорошие.

Темные волосы, улыбка, белая блузка, кулончик…

Женя даже головой тряхнул, чтоб морок рассеялся…

— Слушайте, — сказала Кошка, которая моментально проскочила путь от ярости до энтузиазма, — раз у нас новый проект, надо составить план!..


Я хочу в школу!

Домой добрались только к вечеру. Как только Женя произнес волшебное слово «проект», все стало на свои места. Ну да, это всего лишь проект! Мало ли какие проекты бывают! Летом, например, вся школа тренировалась в выживании на болотах (в Беларусь специально ездили) — и ничего. Птицы тогда дольше всех продержались. Не то чтобы это был конкурс, но все равно приятно. А до этого было «Невербальное общение», когда целую неделю надо было общаться без слов (Молчун подозревал, что Впалыч придумал этот проект специально для него). И еще проекты: «Постройка вечного двигателя», «Найди ошибку в энциклопедии», «День без электричества»…

А тут всего лишь «Выживание в обычной школе».

План проекта «Выживание в обычной школе»

(выдержки)

Целью проекта является выживание в школьной среде с минимальными психологическими издержками. И чтобы никто не дразнился. Сверхзадача — выход на лидирующие позиции. И убедить учителей, что у нас хорошая память и что нас не надо заставлять все учить наизусть.

Этапы:

Сбор и обработка информации о поведении одноклассников. Цель: выработка приемов социальной мимикрии (не выделяться).

Социализация. Цель: установление дружеских связей с одноклассниками; или хотя бы нейтральных; или хотя бы чтобы не лезли.

Выявление недостатков школьной системы (один мы уже знаем — зубрежка). Цель: выработка плана оптимизации школы, а то мы за месяц с ума сойдем.

Параллельно: зарабатывание авторитета. Мы умные, хорошие, всем помогаем. Цель: получение рычагов для оптимизации школы. А то пока нас никто слушать не будет.

Оптимизация школьной системы, чтобы хоть чуть-чуть пододвинуть ее к нормальной (нашей) школе. И чтобы не заучивали все наизусть. Цель: сделать мир лучше…

По каждому пункту спорили до посинения, Женьке все время приходилось напоминать о правилах полемики: без оскорблений, без риторики, без провокаций. Но какая, скажите, может быть правильная полемика между фонтанирующей Кошкой и Молчуном, который свои аргументы строчит на планшете? Да, он на виртуальной клавиатуре наловчился стучать, как голодный дятел, но что толку в его складном тексте, если за эти полминуты Кошка успела поменять свою точку зрения раз пять? А еще Анечка, которая требует писать простым понятным языком. И Димка, который пытается всех между собой согласовать. Да и Женька хорош — возьмет, да и зависнет посреди разговора…

А дома обнаружилась неприятная вещь: оказывается, надо делать домашнее задание. То есть на уроках это, конечно, говорили, и Птицы, конечно, записывали — но тут же забывали. Видимо, предчувствуя это, завуч обзвонила всех родителей и предупредила, очень вежливо и официально: «Проконтролируйте, будьте любезны».

Пришлось заниматься странным: читать какие-то куски из учебника, решать задачи (абсолютно такие же, как и на уроках) и — к отчаянию Анечки — учить стихи наизусть. Хорошо еще, что часть заданий можно было отложить на завтра-послезавтра. Но все равно спать все легли поздно, с тяжелой головой и тяжелыми мыслями. Только у Жени мысли были светлые и какие-то газированные. Даже не мысли, а так, воспоминания… Улыбка, блузка, волосы… Он проворочался до полуночи и уснул только после того, как устроил себе сеанс глубокого аутотренинга.


Я хочу в школу!

План проекта Женька распечатал и раздал каждому перед уроками. Кошка хмыкнула:

— Ты что, думаешь, у нас тоже проблемы с памятью?

Но практика показала, что Женька прав. Сосредоточиться на выживании не удавалось. Все время приходилось выполнять загадочные в своей бессмысленности действия. Например, Кошка с Димой на первом же уроке угодили на физкультуру. Кошка по привычке пыталась найти беговую дорожку — в своей школе она много бегала. Пока не выбегает лишние силы, ничем другим заниматься не может. Но тут Димка поймал ее буквально за шиворот.

— Наблюдать! — прошипел он в ухо. — Мимикрия.

Кошка взяла себя в руки и принялась наблюдать.

Сначала всех построили. Причем девчонки норовили сбиться в кучу, а мальчишки чуть не подрались, кто где должен стоять по росту. Потом физрук с оригинальным именем Иван Иванович отправил всех бежать три круга по стадиону. Зачем для этого нужно было строиться? Бежать пришлось медленно. Очень медленно. Кошка от темперамента пыталась хотя бы высоко подпрыгивать на каждом шаге, но в толкучке только всем мешала и, наступив на ноги нескольким одноклассницам, вынуждена была смириться. То есть Димка повис у нее чуть не на плечах, чтобы смирить. Пару раз это стоило ему слетевших очков — хорошо еще, никто на них не наступил.

После того как три вялых круга остались позади, физрук снова всех построил (на сей раз чуть быстрее), заставил рассчитаться на первый-второй и устроил забеги на время. Это называлось «прием нормативов». Все бежали без особого удовольствия. Иван Иванович дежурно щелкал секундомером и только вздыхал.

Кошка, которая уже ни в чем не была уверена, тихонько спросила у Димки:

— Слушай, а бежать надо опять как все? Или можно в полную силу?

Димка задумался и после некоторой внутренней борьбы решил:

— Давай в полную.

Кошка дала. Иван Иванович не поверил секундомеру и заставил повторить забег. Димка запаниковал и начал делать подруге страшные глаза («Беги медленно! Тут, оказывается, нельзя быстро!»), но Кошке уже все надоело, и она опять пробежала стометровку от души.

— Вот! — обрадовался физрук. — Вот кто будет у нас за школу бегать! Ты где занималась?

— В школе.

— В ДЮСШ? В ДЮСШОР?

— Да нет. В обычной. В тридцать четвертой…

— В обычной… — радость Ивана Ивановича как-то потускнела. — Но все равно, пока за нас побегаешь.

Димка, чтобы не высовываться, пробежал нос в нос со своим напарником. Кто ж знал, что напарник — чемпион школы…


Я хочу в школу!

Ночью Анечке снились кошмары.

Во сне к ней приходила учительница, и уже от одного ее присутствия становилось жутко. Аня пыталась убежать, но, по законам жанра, ноги становились ватными и приклеивались к полу.

За завтраком Аня вяло ковыряла кашу.

— Что-то ты в школу не бежишь? — язвительно спросил брат.

— Я учительницу боюсь, — буркнула Аня.

— Орет?

— Нет.

— Так чего ее бояться?

— Она холодная, — сказала Аня.

— В смысле?

— Она всех заморозила…

— Да ну тебя!

Брат схватил бутерброд и ушел его есть за компьютер, а Анечка продолжила размазывать кашу по тарелке. Она чувствовала, что с этой учительницей что-то не так.

— Я разберусь, — сообщила Аня каше, — я выживу. И это… микримирую.

Уже перед первым уроком Аня пошла знакомиться. Это было легко и совсем не страшно. Одноклассники быстро шли на контакт, называли свои имена и клички, хихикали и подкалывали друг друга. В общем, вели себя абсолютно нормально.

Но время шло, урок неумолимо приближался. Лица делались все суровее, движения замедлялись. По звонку одноклассники окончательно одеревенели и опять стали одинаковыми, как будто их на одном заводе клепали. И на Аню стал наползать удушливый страх.

«А ведь это не мой страх, — сообразила она. — Это их страх! Просто все боятся, а мне это передается!»

Как только Аня поняла, что страх не ее, стало легче, и она попыталась успокоиться и просто наблюдать.

Анастасия Львовна вошла. Все вскочили по стойке смирно. Она улыбалась.

Аня поняла, что учительница все время улыбается. Постоянно. Не повышает голоса. Не говорит ничего плохого.

Но откуда тогда страх, который после фразы «Проверим домашнее задание!» сгустился так, что воздух можно было топором рубить?

Все открыли тетрадки и положили их на край стола. Учительница медленно шла по рядам и делала пометки в блокноте. Аня тоже положила на край стола свою тетрадку.

— Что это? — спросила Анастасия Львовна и слегка подняла бровь.

— Я старалась, — улыбнулась Аня.

— Слово «задача» пишется в центре строки. После решения нужно отступать три клеточки и только потом писать ответ. «Ответ» должен быть с большой буквы, и после него ставится двоеточие. Как ты училась, если не знаешь таких простых вещей?

Аня растерялась.

— Но ведь решение правильное!

— К завтрашнему уроку пять раз перепишешь это задание.

— Зачем? — ужаснулась Аня.

Все это время Анастасия Львовна что-то бодро строчила в блокноте.

— Я много слышала про 34-ю школу, — сказала она, — но не думала, что все настолько… Ладно, ты не виновата.

Учительница улыбнулась, Аня поежилась.

— Через месяц я сделаю из тебя человека, — пообещала Анастасия Львовна. — А сегодня останешься после уроков.

Интересно, Ане показалось, или ее сосед по парте действительно нервно дернулся?


Я хочу в школу!

Учительница литературы Евдокия Матвеевна была старенькая и вся сморщенная, как печеная картошка. Молчуну захотелось ее потрогать — ему казалось, что она и на ощупь теплая. Он даже запах печеной картошки почувствовал, мягкий и сладковатый, от которого сразу набегала слюна и урчало в животе.

Но трогать учительницу было нельзя, это он знал точно. Он и сам не любил, когда его трогали. Поэтому Молчун стоял у доски и разглядывал ее.

— Ты что, — искренне огорчилась Евдокия Матвеевна, — не выучил? Ну, ничего, давай сначала прочитаем.

Евдокия Матвеевна открыла учебник на нужном месте. Молчун честно пробежал стихотворение глазами, захлопнул книгу и вернул ее учительнице. В классе захихикали.

— Так не пойдет, — старушка огорчилась, и Молчуну стало стыдно.

«Наверное, я слишком быстро читаю. Она не поверила». Но дело оказалось в другом.

— Надо читать вслух, — Евдокия Матвеевна снова протянула учебник Молчуну.

У него даже в глазах защипало. Ну почему все время вслух? Не нравится ему говорить вслух. Рот вообще нельзя открывать. Мама, когда была жива, всегда говорила: «Когда зеваешь, прикрывай рот, а то душа вылетит». А потом, когда она болела, очень кричала. В самом конце, перед тем как… Отчим не вызывал скорую, пьяно орал, чтобы она не придуривалась, Молчуна, который полез к телефону, отшвырнул в сторону, телефонный провод с мясом вырвал. Мама очень кричала. У нее душа была большая, она с трудом выходила через рот.

Нет, Молчун не хотел говорить. Он повернулся к доске, взял мел и принялся писать. Спиной чувствовал, что его буравят удивленные взгляды, но не остановился, пока не дописал стихотворение до конца.

Евдокия Матвеевна выглядела уже не такой огорченной.

— Вот видишь, ты все помнишь! А теперь давай вслух.

Молчун опустил голову. Он был готов стоять так до конца урока. Или весь день.

— Ладно, — вздохнула учительница, что-то вписывая в его дневник, — садись. Четыре с минусом.

За последней партой обиженно хмыкнул остроносый (собственно, нос у него был уже не острый, а сливообразный). Молчун, глядя строго перед собой, получил дневник и сел на место.


Я хочу в школу!

Женька поймал себя на том, что ему даже на перемене хочется снова оказаться за партой, чтобы чувствовать плечом присутствие Вики. Чтобы постоянно держать в поле зрения ее каштановую челку и странные губы — вот-вот засмеются или заплачут?

Вика, казалось, все прекрасно понимает и поддразнивает. Она то болтала с Женькой всю перемену, то вдруг становилась печальной посреди урока, то «случайно» касалась своим коленом Женькиной ноги под партой, то необъяснимо обижалась и так отодвигалась от соседа, что чуть не падала в проход. От этого голова еще больше шла кругом.

И внимание постоянно расслаивалось, он то и дело терял нить рассуждений учителя, а однажды на прямой вопрос: «О чем ты думаешь, Кудрявцев?» честно ответил:

— О тайнах физиогномистики и поведенческих аберрациях.

Казус случился на химии. Все посмеялись, Женька реабилитировался у доски, но все равно получил четверку — за невнимательность. И самое главное — он никак не мог следовать плану проекта. Одновременно слушать учителя, следить за Викой, да еще и присматриваться к одноклассникам было выше человеческих сил.


Я хочу в школу!

— Слушай, — Кошка сосредоточенно стучала рюкзаком по всем встречным кустам, — чего они взъелись на меня?!

Димка, который шел сбоку и немного сзади, не переспросил, кто «они» и что значит «взъелись». «Они» — это одноклассники, а «взъелись» — это подколки и наезды. Димка даже готов был объяснить, что Юля сама виновата: демонстрирует всем, какая она умная и ловкая. Одноклассникам ведь обидно, они не виноваты, что не такие крутые, как Кошка. Можно было бы им и подыграть. Вот Димка сразу сориентировался: после своего слишком быстрого забега ни разу не выкладывался на сто процентов. И контрольные решал быстро, но не бежал сдавать первым, как Кошка, а тянул почти до звонка.

Он все это собирался мягко и осторожно растолковать Кошке, но не успел.

— Да и фиг с ними! — заявила она. — Нам тут недолго осталось! Кстати, я, чтобы не отупеть совсем, сборник олимпиадных задач скачала. Там есть одна, тебе понравится!..


Я хочу в школу!

Как ни странно, после уроков с Аней не случилось ничего страшного. Анастасия Львовна показала ей, как правильно оформляются задачи. Аня быстро все запомнила. Ей даже понравилось. Оформлению заданий в 34-й школе уделяли мало внимания, и вот сейчас Аня подумала, что, наверное, зря. Тетрадка выглядела очень красиво.

Учительница похвалила ее, и Аня совсем расслабилась.

— А у тебя есть братья или сестры? — спросила Анна Львовна.

— Есть!

Аня с готовностью рассказала про брата-балбеса, про маму и папу. Про то, кто кем работает. Про то, что родители у нее совсем не строгие и даже брата не сильно ругают, хотя их часто вызывают в школу.

— Папа говорит, что он сам был лоботрясом! — хихикнула Аня.

Анастасия Львовна слушала внимательно и доброжелательно.

— Какая у вас хорошая семья, — сказала она ровным голосом.

— Да, хорошая, — кивнула Аня.

Но ей почему-то показалось, что учительница этим недовольна…

— А давайте вы мне еще что-нибудь расскажете, а? — попросила Аня. — А то эти задачи ужас до чего легкие, и вообще мне на уроках страшно скучно!

Улыбка Анастасии Львовны стала похожа на оскал, Аня ойкнула.

— Ты сначала это запомни! — сказала учительница. — И тебе еще пять раз вчерашнее задание нужно переписать.

— Зачем? — изумилась Аня. — Я же все поняла!

— Потому что должен быть порядок! Во всем. Понятно?

Аня ничего не поняла, но на всякий случай кивнула.

— Ты свободна на сегодня, — Анастасия Львовна махнула рукой в сторону двери.

— Да я вообще-то всегда свободна, — буркнула Аня, выйдя из класса.

Что-то у нее не связывалось в голове…


Я хочу в школу!

Дима продолжал мимикрировать. На физике он решил оба варианта контрольной и второй отдал соседке по парте. Она не поверила своим глазам от счастья и шепнула ему на ухо:

— Я только три задачи перепишу. Иначе точно запалюсь. Он и так не поверит, что это я решала.

«Он» — учитель физики, Борис Семенович Фельдман, стоял и смотрел в окно. Он все время во время контрольной стоял и смотрел в окно.

— Да списывайте сколько хотите, — говорил он, усмехаясь. — Кто знает, тот знает, а кто не знает, тот и спишет с ошибками.

Но в этот раз ему не дали постоять спокойно. Кошка свалилась со стула.

Пока класс давился со смеху, а Юля поднималась и отряхивалась, Борис Семенович подошел к ней, быстро пробежал глазами листок с контрольной.

— Понятно, — сказал он, — идем со мной.

— Ну конечно, давайте меня опять к директору потащим, — зашипела Кошка.

Две перемены назад она уже имела один разговор в приемной о том, что «ученикам школы нельзя самовольно покидать классы во время занятий».

Но Борис Семенович довел только до учительского стола, отодвинул стул и мотнул головой:

— Садись.

Юля села.

Он протянул ей задачник.

— Задачи 123, 134 и 145. Чтоб тебе не скучно было.

Юля открыла книгу. О! Это было гораздо интереснее!

Борис Семенович медленно прошел по классу, дошел до Димы, взял его листок, сказал:

— Понятно. Иди к столу. Присоединяйся.

Потом он заглянул в тетрадку к Диминой соседке.

— Что означает вот эта «лямбда»? — спросил Борис Семенович.

— Где? — захлопала глазами девушка. — Вот эта? Она означает… Она означает…

— Понятно, — сказал учитель, — попытка не засчитывается. Пересядь на первый вариант.

— Так нечестно! — обиделась девушка.

— Если ты списывала и хоть чуть-чуть понимала, что пишешь, решить первый вариант тебе будет совершенно не сложно. Так что все честно. А времени еще более чем достаточно. Эй, вы там, за столом! Тихо!

Это Дима с Юлькой увлеклись и по привычке начали делать задание вместе.

После физики счастливая Юлька показала учителю две решенные задачи.

— Хорошо, — сказал он, — третью решишь дома.

— Да уже почти решила, только вот здесь у меня не сходится!

Кошка чуть ли не силком заставила учителя рассуждать про теплоемкость, а в это время Дима тихонько подсунул своей соседке свой листок с решенным первым вариантом.

— Спасибо! — шепнула она. — Ты супер! Не то что некоторые!

И поморщилась, глядя на Кошку.


Я хочу в школу!

Женька безнадежно опаздывал. Второй раз подряд, что на него совсем не было похоже. Птицы и Молчун успели обсудить результаты первого дня проекта, даже набросать что-то вроде отчета «Повадки одноклассников», а лидера группы все не было. Кошка не выдержала и позвонила.

Момент она выбрала не просто неудачный, а самый неудачный. Женя готовился поцеловать Вику. Не то чтобы специально готовился, но так все как-то само сложилось. Сначала у соседки по парте поломался каблук, и ее пришлось провожать до дому — не мог же мужчина бросить на произвол судьбы отчаянно прихрамывающую девушку. Он довел до дверей, уже совсем собирался распрощаться и убежать к своим, но тут Вика пожаловалась, что у нее в компе интернет отрубился — а ей срочно нужно пообщаться с мамой, которая как раз на конференции в Ганновере. Мама — это святое. Да и поломка оказалась пустяковой, просто настройки сбились. Пока Женька восстанавливал, благодарная Вика чай с печеньками принесла. Печеньки сама пекла, отказываться неудобно, еще обидится…

Словом, сидит Женя на диване, Вика напротив. Музычка, как специально, такая приятная. Коленка, как бы случайно, из-под юбки торчит. И все близко-близко…

А тут Кошка звонит!

Надо отдать должное Жене — он сдержался. Не обругал Кошку, не бросил трубку, не ограничился злым: «Я перезвоню». Выслушал, сцепив зубы, и пообещал прийти, как только сможет.

Когда он положил трубку, Вика сидела уже не рядом, а почему-то на дальнем краю дивана. И колено не торчало.

— Извини, — сказал Женька. — Это Кошка… Там наши собрались, меня ждут.

— Ну так иди, — Вика говорила совершенно спокойно, но Женька сразу почувствовал себя подлецом, который наплевал человеку в душу.

— Мне надо, правда.

— Я понимаю.

— Мы еще вчера договаривались.

— Иди, ты уже опаздываешь.

— Я не могу не пойти!

Вика встала и с очаровательной улыбкой двинулась к двери. А Женька брел за ней и все объяснял, что его ждут, у них проект, а он лидер и не может не прийти. Вика кивала и улыбалась.


Я хочу в школу!

Женька пришел злой и рассеянный.

Кошка кинулась жаловаться на жизнь. Мало того, что эта психоматичка ведет у них математику, так она еще и их классная, оказывается…

Злыдня заперла их в классе и устроила промывку мозгов под названием «классный час».

— У нее ПМС, это пройдет… — рассеянно ответил Женя.

— Что у нее? — хором спросили Кошка и Дима.

Женя ответить не успел, Кошка перебила:

— Это откуда у тебя такие познания, а?

— Одноклассница одна рассказала. Вика.

Женя старался произнести это имя как можно более равнодушно, но под пристальным взглядом Кошки не смог расслабиться.

— Вика… — хмыкнула Юлька. — Ну-ну…

Женя попытался перевести стрелки.

— А как у Анечки дела? Что-то Анюта молчит, даже странно.

Аня действительно вела себя неестественно. Сидела тихонько, смотрела в одну точку.

— Голова очень болит, — пожаловалась она. — Мне ночью опять снилось… Ой, Молчун идет!

Все обернулись. Молчун шел быстро, утирая с лица грязь.

— Подрался? — отрывисто спросил Женя.

— Упал, — лаконично ответил Молчун.

На лице у него было написано большими буквами: «Не лезьте, сам разберусь!»

Тут Жене пришла эсэмэска, и он впал в блаженный ступор, Анечке стало совсем плохо, к тому же она замерзла…

Птицы разлетелись по домам, так ни о чем и не поговорив.


Я хочу в школу!

Аня делала успехи. За неделю она научилась правильно оформлять все задачи и пару раз удостоилась похвалы Анастасии Львовны.

Но похвалы были странные. Казенные. И как будто сквозь зубы. Как Анастасии Львовне удавалось одновременно цедить слова сквозь зубы и широко улыбаться, Аня не понимала.

Аня очень уставала. Просто ужасно уставала. Уже через два урока неподвижного сидения начинало стучать в висках. В кабинете было душно, а окна открывать разрешали только на переменках. Аня вспомнила, как ждала физкультуры, чтобы немного побегать и размяться, и, увидев, что класс строится, расплакалась.

Она не хотела плакать. Оно само. Слезы брызнули в тот момент, когда Анечка поняла — побегать не дадут. Ей так хотелось рвануть навстречу ветру… А вместо этого пришлось идти в душный зал и смотреть, как все одноклассники по очереди пытаются пролезть пару метров по канату.

Причину слез объяснила тем, что прищемила себе палец. Ее даже пожалели.

В этот же день Анастасия Львовна опять оставила ее после уроков.

— Ты отвратительно написала тест по «Человеку и миру», — приторно вздохнула учительница, — неправильно ответила на все вопросы.

— Как? — Анечка даже подпрыгнула. — Там же все было просто.

Учительница молча положила перед Аней листок, полностью исчерканный красной ручкой.

Аня непонимающе уставилась в свои ответы.

— Скажи мне, девочка, ты когда последний раз открывала учебник? — ласково спросила учительница.

— Вчера! — честно сказала Аня. — Только я его читать не стала.

— Почему? — поинтересовалась Анастасия Львовна.

— Да он для маленьких! — сказала Аня. — Я чуть не заснула. Жалко стало время на него тратить.

Учительница смотрела на Аню, не мигая. А Аня опять уткнулась в свой листик.

— Анастасия Львовна, я не понимаю, что здесь неправильно! Вопрос: «Занятия первобытный людей». Я написала, что это охота, рыбалка, домашнее хозяйство и рисование.

— Рисование это не занятие! — отрезала учительница. — И в учебнике нет никакого домашнего хозяйства. Там четко все расписано. Занятия первобытных людей — охота, рыболовство, собирательство и хранение огня!

Перечисляя занятия, Анастасия Львовна уверенно загибала пальцы.

— Но рисунки же есть! — удивилась Аня. — Значит, рисование тоже было!

— Не все первобытные люди рисовали!

— Тогда вопрос сформулирован неправильно! — сообщила Аня. — Тогда нужно было написать «основные занятия первобытных людей».

Улыбка у учительницы слетела с лица. Но Аня, совершенно не понимая, что происходит сейчас внутри у педагога, продолжила:

— И вот тут, «орудия труда железного века», я написала, что это нож и топор. А вы мне вписали еще и меч и щит. Но меч и щит — это не орудия труда, это оружие!

Анастасия Львовна впервые в своей педагогической практике треснула кулаком по столу. Аня подпрыгнула.

— Что случилось? — испуганно спросила она.

Учительница с трудом взяла себя в руки.

— Я не знаю, как вас там учили, в этой хваленой тридцать четвертой школе, но я вижу, что твои познания крайне малы и…

— Да что вы! — махнула рукой Аня. — Я очень много знаю про древних людей! Хотите, расскажу?

— Я хочу, чтоб ты мне отвечала. На вопросы. Мои. Четко поставленные.

Аня встретилась взглядом с учительницей и поняла, что та в бешенстве. Анечка никогда не встречалась так близко с человеком, от которого исходит неприкрытая ненависть. Она испугалась.

— Ан-нн-настасия Львовна, вы не-не волнуйтесь, — начала говорить Аня.

— Если вашу школу закроют, — прошипела Анастасия Львовна, — то это будет самое правильное решение.

— Нет, нет, что вы! — воскликнула Аня. — Ее не закроют! Не могут закрыть!

Вдруг учительница взяла себя в руки и почти нежно спросила:

— Ты так любишь свою школу?

— Да, очень! — честно ответила Аня.

— И ты хочешь туда вернуться?

— Больше всего на свете! — выпалила девочка, вжимаясь в спинку стула.

Анастасия Львовна улыбнулась и стала похожа на сытого удава.

— Но ты же понимаешь, что должна стараться. Если у тебя здесь будут плохие оценки, то обратно могут и не взять.

— Не может…

— Еще как может, — перебила учительница. — Скажут, что даже с обычной программой не справляешься, куда уж тебе в тридцать четвертую.

Номер школы Анастасия Львовна выделила издевательской интонацией.

У Ани голова пошла кругом. С одной стороны — бред. А с другой… А вдруг правда? Аня вспотела от тревоги.

— Что я должна сделать? — спросила она.

— Учиться, дорогая. Не задавать глупых вопросов. Читать учебник.

Анастасия Львовна встала и потрепала Аню по плечу.

— Завтра перепишешь тест. И не переживай, мы с тобой поладим.

Девочка выходила из кабинета на подгибающихся от страха ногах. Кинулась звонить Впалычу. Недоступен…


Я хочу в школу!

Впервые Птицы поругались в конце ноября, когда на дворе стояла самая мерзкая пора — уже даже и не осень, но и не зима. Слякоть, стылость, сырой ветер и низкие облака. Все выглядели подавленными, а Молчун молчал угрюмее обычного. Анечка осунулась и даже заболела, чего с ней не случалось очень давно. Кошка рычала на Димку, благо тот постоянно был под рукой, а Димке отказывало его безграничное терпение, и он начал огрызаться.

На этом фоне светившийся от неземного счастья Женька смотрелся неуместно. О чем Кошка однажды ему и заявила, когда собрались в продуваемой всеми ветрами беседке:

— Съешь лимон, лидер! Смотреть на тебя противно!

Женька дернулся, но еще пытался перевести разговор в шутку.

— Это я заради оптимизма и во славу проекта!

Никто его веселья не поддержал, только Кошка еще больше завелась:

— Заради Викуленьки своей, а не для проекта! Ты о ней только и думаешь!

Женька не случайно стал лидером, когда-то Впалыч рассмотрел в нем умение душить конфликты в зародыше — и Женя задушил бы, если бы Димка вдруг не пропел противным голосом:

— Нас на ба-а-а-а-бу променя-а-а-ал!

Это прозвучало очень обидно в устах человека, который вечно всех мирил.

И Женька не пожелал эту обиду терпеть.

— За собой лучше смотрите! Я уже неделю отчеты жду! Где отчеты? Тормоза!

Тут взорвались все разом — кроме Молчуна, который только набычился. Кошка орала, что с таким лидером группа годится только дворы подметать. Женька, как ему казалось, внушительно (на самом деле визгливо) требовал выполнения плана. Димка рычал, что оба придурки психованные. Неизвестно, чем бы это кончилось, если бы не Ворон.

Он шел мимо с парочкой одноклассников и вид имел самый счастливый.

— О! Птички раскудахтались!

Спорящие ощетинились. Теперь у них был общий враг.

— Вали отсюда!

— Урод!

— Не лезь!

Крикнули все сразу, и получилась неразборчивая брань. Но Ворон только ухмыльнулся пошире и махнул своим попутчикам:

— Пошли, пацаны. Эти лохи жизни не поняли!

Фраза прозвучала так дико и фальшиво даже для Ворона, что Птицы не нашлись, что сказать. Стояли и провожали его нехорошими взглядами. От их взглядов Ворон, по идее, должен был задымиться — но не задымился, ушел, весело болтая о новой компьютерной игрушке.

Зато успокоились. Женька даже умудрился сказать совершенно спокойным (теперь уже действительно внушительным) тоном:

— А вот человек уже социализировался. Интересно как?

Помолчали.

— Будет следующее… задание, — то ли спросил, то ли объявил Молчун.

Женька кивнул.


Я хочу в школу!

Выяснить тайну Ворона оказалось проще простого — он манипулировал одноклассниками.

Думать его успели научить в 34-й школе, а система уроков и заданий еще не выветрилась из его головы. Ворон сразу стал лучшим в классе почти по всем предметам. И у него хватило соображения (психологию не зря учил!) не задаваться, а радостно делиться с товарищами. Сначала со всеми. Потом выборочно. Когда соседка по парте прикола ради спрятала его мобилку — наказал, оставил без контрольной. За нее пыталась вступиться лучшая подруга — подсунул ей домашку по математике с тремя ошибками.

Через две недели весь класс знал — с новеньким лучше дружить. Даже те, кому он не очень нравился, не высовывались, потому что самые сильные (и по диалектике самые тупые) в классе были с Вороном в отличных отношениях. Девчонки, пошушукавшись, определили его в красавчики и выбрали объектом коллективного обожания. Этому не помешала даже грузность и сутулость новенького. Впрочем, тут всех быстро отшила соседка по парте — та самая, которую он наказал за пропажу мобильника. В точном соответствии с женской логикой восхитилась его мужеством и суровостью. Ворон не возражал, стал считаться ее «парнем», что не мешало ему улыбаться остальным одноклассницам.

Всю эту информацию добыли буквально за день по разным каналам и теперь не знали, что с ней делать. Повторять методы Ворона было противно. Не удалось найти даже «рациональное зерно», на чем так настаивал Женька.

Ситуацию с Вороном обсуждали у Анечки дома, чтобы заодно подбодрить заболевшего товарища. Подбодрить удалось не слишком — Анечка за весь вечер ни слова не сказала. Димка подколол на прощание:

— Класс! У нас теперь два Молчуна.

Получилось не смешно, потому что и Аня, и Молчун отреагировали одинаково: сжали губы и исподлобья уставились на Димку.


Я хочу в школу!

Молчуну приходилось все сложнее. После первой драки он надеялся, что от него отстанут. Так и было поначалу. Почти неделю, пока заживал нос Александра, Молчуна обходили стороной. Вернее, изредка к нему подкатывал то один, то второй, то вдруг сразу три одноклассницы позвали на день рождения — Молчун так и не понял к кому, — но все заканчивалось одинаково: он отворачивался к стене и терпеливо ждал звонка на урок.

Отстали.

Зато банда остроносого Сашки постепенно осмелела, и однажды после уроков Молчуна отловили в парке и устроили темную по всем правилам — куртку на голову, двое повисли на руках, остальные лупят. Самое обидное, что можно было отбиться, держали сильно, но неумело, столкнуть лбами — и весь разговор. Однако Молчун не отбивался. Он стоял и повторял про себя два заклинания: «Не падать!» и «Драться нельзя!». Не упал и не сорвался.

После этого он научился выбирать маршруты и отрываться от хвоста. В людных местах его не трогали, только нагло тыкали пальцем и орали:

— Дебил! Калека!

Однажды чуть не поймали у подъезда — захлопнул дверь перед самым носом, потом долго стоял возле почтовых ящиков, слушал их издевательские комментарии и заставлял себя успокоиться. Надо было успокоиться.

Но рано или поздно они его подкараулят, это было ясно. И тогда надо будет снова не упасть и не сорваться.

Второй проблемой оказалась Евдокия Матвеевна. Она сама была бабушкой, очень гордилась своими внуками-отличниками и за «бедного мальчика» взялась с энтузиазмом бодрой наседки. Евдокия Матвеевна давно была на пенсии, часы брала, чтобы не затосковать дома — а энергии хватало. Она занималась с Молчуном после уроков (он охотно соглашался, это позволяло обманывать остроносого), водила его в лингафонный кабинет, где ставила аудиокниги, даже познакомилась с родителями. Узнав, что родители приемные, еще больше растрогалась и вцепилась в Молчуна мертвой хваткой.

Скоро он понял, что Евдокия Матвеевна со своей заботой гораздо опаснее обидчиков. От нее нельзя было спрятаться в подъезде. Она так и сяк пыталась его разговорить.

— Ты ведь неглупый мальчик, — переживала учительница, — все правильно пишешь. И очень аккуратно. Но надо говорить, понимаешь?

Молчун покорно кивал, хотя и врал при этом. Он не понимал, для чего нужно непременно разговаривать? Слова — просто акустические колебания. То ли дело запись. Она остается надолго, а то и навсегда. На нее всегда можно сослаться. Написать — дело ответственное, не то что сболтнуть.

И вообще…


Я хочу в школу!

Кошка второй день ревела в подушку. Как только ложилась, как только ее все оставляли в покое, она давала себе волю на полную катушку.

Ладно Злыдня, она пусть хоть удавится, осталось всего две недели до конца четверти, две недели можно и потерпеть. Все равно все контрольные Юля решала быстрее всех в классе. Пусть за них ей стравили сплошные тройки. Пусть. Из-за этого не стоило расстраиваться.

Юлю очень обидело, что родители встали на сторону Злыдни. Один раз папа в школу сходил, второй раз пошла мама. А потом они в ультимативной форме сказали, что больше никаких вызовов себя в школу не потерпят. Что не для того они Юльку растили, чтобы после работы еще час слушать про то, какая она у них отвратительная.

— Но я-то тут причем? — возмутилась Кошка. — Это Злыдня ко мне цепляется, а не я к ней.

— Значит так, — сказал папа. — Это твои проблемы. И сделай так, чтобы твои проблемы не касались меня. Я тебе не рассказываю про свою работу? Не рассказываю. Вот и ты сделай так, чтобы я про твою школу ничего не знал.

— А ты расскажи про свою работу, — сказала Юля. — Я послушаю.

Папа поморщился и отмахнулся.

Но и это было бы еще не катастрофой. Если бы не класс… Димка в коллектив вписался. Он даже в кино с ними ходил. Потом Кошке рассказал, что ему поставили условие, что он может пойти, только если придет без Юльки.

Димка не предатель. Он сначала позвонил Юле, спросил, хочет ли она в кино. Она не хотела. Он с чистой совестью пошел с одноклассниками.

Девчонки звонили по вечерам Димке, звали его на дни рождения. Пацаны тягали его играть в футбол. Он вошел в сборную школы по футболу и перезнакомился со всеми спортсменами. Юльку звали в женскую команду. Но в тот день она просто ужасно разругалась со Злыдней и со злости послала всех…

— Не буду я бегать за вашу долбаную школу!!!

Больше не звали. Не напрашиваться же самой?

Димка кругом хороший… Димка кругом замечательный…

Чем больше его ставили Юле в пример, тем больше он ее раздражал. Ее вообще последнее время все раздражали.

Накрашенные одноклассницы — дуры и выпендрежницы. Ненакрашенные — серые мышки и зубрилки.

Пацаны… Пацаны маленькие. Просто маленькие. Говорить с ними решительно не о чем. И главное, они совершенно не понимают, что Элька, это крашенное чучело, эта кукла с пустой головешкой, эта манипуляторша, совершенно не стоит того, чтоб так за ней увиваться.

Вчера пришла. Королева. Андрей ее у подъезда ждал, портфельчик поднес. Толик домашку принес, а Денис… Денис прям в классе взял ее на руки и донес до своего места.

— Будешь со мной сидеть, понятно?

Кошка сидела одна. С Димой не разрешили, а остальные… Пошли они… На самом деле они ей не нужны. Этот Денис… Ну что в нем особенного? Подумаешь, дылда! Да, все безмозглые курицы влюбляются в высоких брюнетов. И Элька, когда он нес ее на руках, хлопала глазами, как безмозглая курица.

«Я бы не хлопала глазами, — подумала Кошка, — я бы улыбнулась и сказала что-нибудь смешное. Такое, чтоб сразу было понятно, что я не курица. Я — не такая, как все! И он бы меня оценил не за крашеные волосы и накладные ресницы. Он бы меня понял. Мы бы разговаривали, гуляли, в кино бы ходили… Я б его с Птицами познакомила…»

Тут Юлька зарыдала в подушку с утроенной силой.

С Птицами ей стало невыносимо тяжело общаться. Женька ходит такой…

Думает о Вике, говорит о Вике. Если его не заткнуть. В школе ходит за ней как привязанный.

А Вика эта… Она что-то крутит. Даже Анечка это заметила. А ей можно доверять, она людей чувствует. Правда, Аня последнее время совершенно на себя не похожа, но про Вику сразу сказала, что она ведьма. Причем злая.

Женька отшутиться пытался, сказал, что Анечка сказок начиталась. А Аня ему так серьезно:

— Женя, сказки кончились. Ты что, не понял еще?

— Сказки только начинаются! — сообщил оптимистичный Женя.

А Аня сразу ушла. У нее голова разболелась. У нее последнее время всегда болит голова.


Я хочу в школу!

Димка каждое утро заставлял себя вставать и идти умываться. Он никак не мог к этому привыкнуть. Раньше, в прошлой жизни, тоже было тяжело проснуться, но как только продерешь глаза и вспомнишь, что сегодня тебя ждет масса интересного, сразу становится интересно жить.

То есть становилось — в прошедшем времени. В настоящем времени приходилось уговаривать себя: «Ничего, это скоро закончится. И вообще, надо выполнять проект». Дима, чуть ли не единственный из всех Птиц, вел дневник, писал отчеты (которые Женька все никак не находил времени проверить), а главное — честно пытался влиться в коллектив. У него получалось. Димка никогда не был конфликтным.

Это было по-своему интересно: гонять с одноклассниками в футбол, переписываться в чате по поводу новых «Трансформеров» и даже смываться с уроков. Но вот именно «по-своему». Димка все время напоминал себе: «Это интересно. Это прикольно. Надо радоваться», — и старательно радовался.

Но каждый вечер, ничего не говоря остальным, он обзванивал учителей своей настоящей школы. Мобильники не отвечали. По нескольким домашним, которые удалось раздобыть, строгие жены отвечали: «Муж в командировке… Вернется не скоро, что передать?» Димка ничего не просил передавать — что тут передашь? Это надо глаза в глаза рассказывать, иначе не объяснишь.

Вернее, иначе не поймешь сам. Димка больше всего мечтал пообщаться с Впалычем — вот кто мог выслушать тебя так, что моментально во всем разберешься. С Птицами разговор не получался, Кошка злилась, Анечка и Молчун синхронно молчали, а Женька уверял, что всё зашибись и жизнь прекрасна.

Отчаявшись, Димка подкатил к школьному психологу и педагогу-организатору в одном лице — Вере Васильевне, которая только-только обзавелась дипломом и, кажется, сама этому не слишком верила. Верочка (отчество постоянно терялось) казалась самой открытой и понятливой. Но и она никак не могла уразуметь, чего же хочет странный очкастый восьмиклассник. Да и как Верочка могла понять, если сразу перебивала?

— Тебе мало нагрузки? — удивилась она после первых же слов Димки. — Нужны дополнительные занятия?

— Да причем тут занятия, — вздыхал он. — Просто, понимаете, у нас были не уроки, а проекты…

— Факультативы? У нас в школе много факультативов! И кружки есть! И даже школьный музей.

— Причем тут музей? — Димка чувствовал раздражение, но старался держать себя в руках. — То есть музей — это прекрасно, но мне нравится руками что-то делать…

— А в Дворце молодежи есть чудесный кружок авиамоделирования! Там можно сделать прекрасную кордовую модель самолета!

Слова «кордовая модель» психолог произнесла с таким придыханием, что становилось понятно — это ее детская мечта. Димка не удержался и спросил:

— А вы сами туда ходили?

Вера Васильевна почему-то обиделась:

— Я же девочка! То есть женщина… То есть тогда была девочка! А девочки должны шить и танцевать! И вообще, Антонов, не отвлекай меня ерундой! Разберись, чего хочешь — тогда и приходи!

Пытался Димка пообщаться и с физиком, но тот остановил его сразу, как только понял, что речь пойдет не о его предмете, а о проблемах общепедагогических.

— У тебя классная есть? — и тут же сам ответил. — Есть. Школьный психолог есть? Есть! Вот к ним и иди. А если система образования не нравится, так это к товарищу министру.

Единственным, кто все-таки выслушал Димку, оказался, как ни странно, физрук Иван Иванович. Слушал он качественно, почти как Впалыч, кивал и поддакивал, но вывод сделал странный:

— Ты это… не бери в голову. Оно тебе надо? Так уж все устроено… Ты лучше к матчу готовься. В субботу с пятой школой в футзал играем, не забыл?

И Димка решил сосредоточиться на социальной мимикрии.


Я хочу в школу!

С социальной мимикрией не у всех получалось. Кошка делала все как будто назло. Хотя почему «как будто»? Димка был уверен, что она специально хамит учителям, одергивает и поправляет их, грызется с одноклассниками… А больше всего Димку раздражало, что в последнее время Кошка увивалась вокруг красавчика Дениса.

Сначала, когда Юлька стала тыкать учителей в их ошибки, класс ее поддерживал. И англичанку она таки умудрилась зашугать до такой степени, что теперь бедная девочка-учительница рот открыть боялась.

Номер не прошел только с физиком. Борис Семенович мгновенно поставил Юльку на место, и на его уроках Кошка была тише воды, ниже травы. Не вышел номер и со Злыдней. Как правило, она на первой же минуте выгоняла Кошку из класса, и дальше урок проходил как обычно.

Но вскоре Юлька стала перегибать. Откровенное издевательство над учителями раздражало даже тех, кто их всегда ненавидел. На последнем уроке вся группа встала на защиту англичанки.

Кошка не давала спуску никому. Ее уже не просто не любили. Ее ненавидели. Ненавидели, но боялись.

Крепкая и верткая, Юля легко могла уделать любого физически. Имея острый ум и прекрасно подвешенный язык, могла уделать любого морально. И она уделывала. Безжалостно, язвительно, метко и больно.

Самое интересное, что самого Дениса Кошка не трогала. Собственно, только внимательный Дима заметил, на ком сосредоточено ее пристальное внимание. Потому что Кошка доставала всех, кто к Денису приближался.

Эльке она при всем классе посоветовала пихать в лифчик поменьше поролона.

Карине порекомендовала перекраситься в блондинку:

— Твоим волосам все равно, хуже они уже не станут. Зато с первого взгляда будет понятно, чего ждать от твоих мозгов.

Пацаны перестали с ней связываться после того, как она вырубила четверых. На спор. То есть она с ними поспорила, что уложит всех четверых.

Димка пытался вмешаться, даже предупредил одноклассников, что Юльку лучше не цеплять. Она не него нехорошо зыркнула, но промолчала. Пацаны не вняли голосу рассудка, и потом ошарашенно валялись на матах, слабо соображая, что случилось и почему мир вдруг перевернулся.

Надо ли говорить, что все четверо были лучшими друзьями Дениса.

Денису давали списать, Юлька тут же находила в задании ошибку. Дениса звали в кино, Кошка рассказывала сюжет.

Дашка однажды принесла билеты на концерт новомодной группы.

— Это эти? — спросила Юлька.

И напела. При всей неприязни к ней, класс просто рухнул от смеха. Димка Кошкой откровенно любовался. Какая она все-таки! Умница, красавица и вообще…

Только в этот момент Юлька ловила взгляд другого…

Димка попытался поговорить с Кошкой. Собрался с духом, проводил после уроков до дому, снял очки и высказал все, что думал:

— Если тебе нравится Денис, то не нужно так изводить всех одноклассников…

— Что?! — возмутилась Юлька, — Мне?! Нравится?! Этот пустоголовый мешок с мышцами?! Этот красавчег?! Этот…

Юлька перебирала эпитеты, глаза у нее сияли.

Дима пробормотал:

— Все понятно…

И ушел. Ему действительно все стало безнадежно понятно.


Я хочу в школу!

Сегодня плохой день.

Аня поняла это сразу же, как только открыла глаза. Обычно голова начинала болеть после второго урока, а сегодня в висках стучало уже с утра.

— Аня, ты не заболела? — спросила мама.

Аня пожала плечами.

— Тогда быстрее доедай и иди. Опоздаешь.

Аня ковырялась в каше и мысленно перебирала предстоящие уроки. Математика. С ней уже разобрались. Литература. Трудно. Очень трудно отвечать так, как надо. Хоть Аня уже привыкла, что нельзя выходить за пределы того, что написано в учебнике, все равно при ответе срывалась. Анастасия Львовна хмурилась. Аню окатывало ужасом. Самое противное, что другие дети в классе могли готовиться и по другим книгам. Они читали доклады, они приносили энциклопедии. Но при этом они все равно говорили то, что нужно. То, что правильно. У Ани не получалось. И Аня уже поверила в то, что она выродок. Не такая, как все. Третий урок — пение. Это передышка. А вот четвертый — «Человек и мир». Самое страшное. Пытка. Может, Аня и выродок, но она не дура! И серьезно повторять то, что написано в этом «учебнике», было выше ее сил.

— Я не хочу в школу… — шепотом сказала Аня, и в кашу полились слезы.

— Что?! — хором спросили мама и папа.

И только брат заржал:

— О! Наконец-то сеструха стала нормальным ребенком!

— Я НЕ ХОЧУ В ШКОЛУ!!! — зарыдала Аня. — Я не могу больше! Я не пойду туда! Я не могу!!!

Мама очень испугалась. В таком состоянии Аня была первый раз в жизни. Ее напоили валерьянкой и уложили спать.

Знакомый врач посоветовал выяснить причину стресса, посидеть пару дней дома и побольше бывать на свежем воздухе.

Причина стресса выяснилась быстро. Анастасия Львовна сама перезвонила после второго урока. Выслушала маму, поцокала языком и сказала, что ожидала чего-то подобного.

— Девочка совершенно не подготовлена к нормальному рабочему процессу, — объяснила она. — Эти новомодные методики 34-й школы… Я всегда говорила, что дети, которые по ним учатся, не социализированы. Поэтому ей сейчас так трудно. Нормальные первоклассники прошли этот путь три года назад, и им было легче, ведь тогда я делала для них поблажки. А сейчас у меня третий класс, я не могу работать только с Анной. Хотя девочка она, безусловно, очень умная.

— И что же делать? — спросила мама.

— Ждать. Пусть пару дней посидит дома. Отдохнет. А потом мы продолжим работу.

Когда мама положила трубку, Аня, бледнее простыни, вышла в коридор.

— Это она звонила?

— Кто?

— Ан-н-настасия Львовна?

— Да.

— И что она сказала?

— Сказала, что тебе трудно, что ты не социализирована. И что в вашей школе были странные методики. Аня, ты точно хочешь туда вернуться? В старую школу?

Глаза у Ани немедленно налились слезами.

— Она сказала, что я могу туда не вернуться? Да? Она так сказала?

— Нет, но…

— Я буду стараться! Я же все выучила! Скажи ей, скажи ей, мама! Я прямо сейчас пойду в школу и все отвечу! Только не оставляйте меня с ней навсегда! Мама! Не оставляй меня там!!!

Аню опять уложили в постель, и тема школы была закрыта на два дня.

Девочка пила травяные настои, а по вечерам они с мамой гуляли. Просто наматывали круги по району, дышали свежим воздухом и успокаивались. Хотя Аня и так была спокойней некуда, как будто из нее всё выкачали. Ожила она только один раз, увидев впереди себя влюбленную парочку. Они тоже не спеша шли, обняв друг друга, девушка непрерывно смеялась и подставляла губы для поцелуев.

— Это ж Вика! — узнала девушку Аня и побежала к ним. — Женя!

Вика дернулась, и быстро потащила молодого человека за собой, во дворы.

Аня остановилась в недоумении.


Я хочу в школу!

Уже в самом конце четверти, когда наступили самые короткие дни, а того хуже — самые длинные ночи, Евдокия Матвеевна занималась с Молчуном допоздна. Она придумала (а может быть, вычитала где-то) новый педагогический прием приучения проблемного ученика к устной речи.

— Не хочешь говорить — не говори. Просто артикулируй. Знаешь, что такое «артикулировать»?

Молчун кивнул.

— Ну давай. Прочитай мне, пожалуйста, стихотворение из учебника. Любое. Не вслух, а только губами.

Молчун поморщился — он же только что объяснил, что знает, как артикулировать, зачем объяснять, как маленькому? Но подчинился, усердно принялся шевелить губами. Это оказалось тупым, изматывающим занятием. И главное — бессмысленным.

Оно настолько его вымотало, что Молчун забыл об осторожности. Не осмотрел двор школы перед выходом, не попросил учительницу проводить его — видеть ее уже не мог. И прямо возле крыльца наткнулся на засаду. Остроносый и его дружки так истосковались по драке, что даже не стали размениваться на ритуальный раунд подначек и оскорблений — сразу бросились, все скопом.

Молчун не был готов, и потому его тело среагировало быстрее, чем голова. Руки швырнули в ближайшего нападающего рюкзак, туловище развернулось, чтобы за спиной никого не было, ноги отбросили тело в сторону, заставив врагов столкнуться между собой. А потом резкий (чтобы не поднялся!) удар-двоечка, как учили ребята на вокзале — в голень и в голову. Бесхитростно, без всяких понтов. Три «двоечки» подряд. Трое упали, один бросился бежать.

На этом надо было остановиться, схватить рюкзак и бежать самому. Но тело уже командовало, голова потеряла управление. Даже зрение, кажется, отключилось, как всегда бывало с Молчуном в такие минуты. Или память?

Когда он очнулся, трое нападавших извивались в сугробе. Сугробы были неправильные, темные. Молчун знал, что это от крови. Он успел порадоваться, что все-таки шевелятся, значит, живы. А потом схватил рюкзак и побежал.

Во второй раз он пришел в себя от того, что его кто-то спрашивал:

— Мальчик! Ты зачем звонишь? Видишь же, что никого дома нет?

Молчун отдернул руку от домофона. Он стоял перед подъездной дверью Впалыча. Домофон мигал цифрой Впалычевой квартиры и безнадежно пищал.

— Ты весь в крови! — встревожился человек рядом. — Ты упал?!

Молчун судорожно помотал головой и быстро, пока не начались новые вопросы, зашагал от подъезда. Туда, где потемнее. Он даже не понял, кто его расспрашивал: женщина? мужчина? молодой? старый?

Возле своего подъезда он старательно оттер с кулаков кровь снегом. Лица не видел, но на всякий случай растер и его. Конечно, завтра родители все равно узнают, но не сегодня.


Я хочу в школу!

Птицы перестали собираться после уроков. Некому стало собираться.

Аня болела, Молчун находился во временной изоляции. Птицы знали, что опять случился приступ, пытались с ним поговорить, но телефон был отключен и домой к нему никого не пускали.

Женя находился на своей волне, а Кошка нападала на него, как дикая пантера. А после того, как она… нелицеприятно отозвалась о Вике, Женя замер на секунду, а затем деревянным голосом объявил, что группа «Птицы» временно распускается. Встал, собрал вещи и ушел.

Тут Дима не выдержал. Видно, он долго терпел и теперь высказал Юле все, что он думает по поводу ее выходок, ее характера и ее отношения к друзьям.

Юлька запустила ему в голову сумкой, развернулась и ушла.

Больше они не разговаривали.

Аня встретила Кошку случайно, в магазине. Обрадовалась ей, как родной. Потребовала новостей.

Юля была немногословна. Сказала, что Женя от них совсем отбился, что все время проводит со своей новой любовью.

— А я их видела! — сказала Аня. — Только они почему-то спрятались. Вика его сразу утащила, как только меня заметила.

— Это когда было? — машинально спросила Юля. Просто так спросила, надо же было разговор поддержать.

— Вчера, в шесть. Мы с мамой гуляли…

— Ага, — машинально сказала Кошка, а потом включился мозг, — только не в шесть. В шесть мы были в парке. Мы там… разговаривали.

— Не может быть! Было 17–55, я на часы посмотрела.

— Да нет, ты путаешь! В это время Женя точно был в парке! Мне мама звонила, вот посмотри…

Кошка полезла в телефон.

— В 17–58 был звонок. Я его сбросила. Потому что я как раз с Женей… общалась.

Кошка и Аня уставились друг на друга.

— Это точно был Женя? — спросила Юля.

— Это точно была Вика! — сказала Аня. — И они точно целовались.

— Ага, — сказала Кошка.

И потом еще раз:

— Ага… — и спросила: — ты покажешь мне, где ты их встретила?

Аня кивнула.


Я хочу в школу!

— Дура! Это ж надо какая дура! — не унималась Кошка, сидя на качелях во дворе и просматривая видео на телефоне.

Видео они сняли только что. Но лучше бы не снимали.

— Если уж у тебя два парня, то зачем гулять с ними в одном районе! А я Женьке говорила, что у нее мозгов меньше чем у страуса!

— Что мы теперь будем делать? — спросила Аня.

— Как что? — удивилась Юля. — Сейчас пойдем к Жене и все это ему покажем.

— Ему же будет больно! — воскликнула Аня.

— Конечно! — сказала Юля. — А ведь ему говорили! Предупреждали! Нечего связываться со всякими!

Кошка чуть не приплясывала на месте от предвкушения расплаты.

— Прямо сейчас и пойдем!


Я хочу в школу!

Аня не смогла поднять глаза на Женю.

Он сначала вообще не понимал, зачем ему показывают это видео. Сидел на диване и еще и шутил. Потом Вика с тем, вторым, начала целоваться.

Кошка торжествующе зашипела, а Женя так дернулся… Как будто ему ножом по пальцу полоснули.

Аня расплакалась, прижалась к Жене, выдернула у него из рук телефон.

— Женечка, не смотри дальше, — взмолилась она, — не надо.

— А зачем вы мне это принесли? — придушенно спросил он.

— А чтоб знал! — зашипела Кошка. — Чтоб старых друзей слушал!

— Это я виновата, — ревела Аня, — это я гуляла и их увидела. Я думала, это ты… А это не ты… Жень, ты все равно самый лучший! Ты самый-самый! Мы тебя любим! Жееееень…

Женя машинально гладил Аню по голове.

— Ты не виновата, — сказал он мрачно, — это я виноват.

— Нет, что ты! Ты не виноват! Это Вика…

— Вика хорошая, — сказал Женя, — она заслуживает счастья.

— Ты что, с ума сошел? — вскинулась Кошка. — Да она гуляла у тебя под носом!

— Значит, ей так было лучше, — сказал Женя, — значит, я не смог дать ей то, что нужно…

— Ты говоришь, как придурок из любовного романа! — заявила Юля.

— А я и есть. Придурок. Из романа, — сказал Женя.


Я хочу в школу!

Женя не знал, как себя вести.

Он сидел в школе, смотрел на Викины волосы, на ее улыбку. К концу второго урока он почти уверился в том, что вчерашнее видео приснилось в страшном сне.

И он спросил у нее, просто чтобы убедиться — ничего не было. Чтобы она рассказала ему, что это не она, что у нее есть сестра-близнец…

— Вика, а где ты была вчера в шесть вечера?

— Я?

Женя рад бы был ничего не замечать. Но занятия по психологии не прошли даром, все мелочи отмечались в голове автоматически.

Она испугалась, глаза расширились. Потом опустила голову.

— А что?

Отвечает вопросом на вопрос, глаза смотрят в сторону.

— Мне показалось, я видел тебя на улице.

— Где?

Руки потянулись к краю блузки, стали нервно теребить ткань.

Женю накрыло холодом. Вика — мафия… Больно-то как…

У него не было сил выяснять отношения, он просто встал и ушел. Вика бросилась следом, догнала на лестнице.

— Куда же ты? Сейчас контрольная по физике! Ты обещал…

Она выглядела беззащитной и растерянной. У Жени все внутри сжималось, когда он смотрел на нее. Если бы она позволила, зацеловал бы до смерти. Как тот… На видео…

Женя сжал зубы и почти бегом вылетел из школы. Сиганул через турникет, ушел домой как был, в пиджаке и туфлях. По снегу.

Он не чувствовал холода, он вообще ничего не чувствовал.


Я хочу в школу!

Димка очень хотел собрать всех Птиц, как раньше. Чтобы все сидели на ковре и пили чай. И чтобы Молчун тоже был, ковырялся в своем планшете. И тогда Димка встал бы, протер очки и сказал: «Птицы! Что вы, с ума посходили? Нам же еще учиться всем вместе! Мы же скоро вернемся в свою, нормальную, школу!»

Он понимал, что дома, в родной тридцать четвертой, все наладится. Впалыч выслушает всех вместе и каждого в отдельности. Появится новый, совершенно потрясный проект (Анечка, например, вдруг ляпнет: «А сколько нужно эльфу нектара для нормальной жизни?»). Все уйдут с головой в работу — и всё станет, как раньше. Как положено. Но почему-то казалось, что надо разобраться сегодня, сейчас. Без Впалыча и родных стен. Это по-честному.

Димка почти уже начинал собирать Птиц, брал трубку, открывал адресную книгу… Но первой в списке шла Кошка. Она, конечно, не могла быть первой по алфавиту, и Дима специально вписал ее с двумя «а» в начале — «ааКошка». Он чаще всех ей звонил, она и в быстром наборе была на цифре 2 (единица по умолчанию автоответчик). Но сейчас Димка смотрел на «ааКошку» — и понимал, что никого он не соберет. Потому что все будет не так. Женька и слушать не станет. Анечка выслушает, но ничего не скажет. Молчуна вообще не отпустят никуда.

А Кошка начнет спорить, но не так, как при обсуждении проекта — когда от ее наездов и наскоков Димка только бодрился. Она начнет бить по больному, врать и передергивать. Если вообще придет.

Если вообще кто-нибудь придет.

Димка отложил телефон и уткнулся в учебник, где очень скучно и напыщенно рассказывалось о любви Пушкина и Натальи Гончаровой. И сразу вспомнилась поездка в Питер, экскурсия в домик Пушкина на Мойке, где им целый час рассказывали про смерть поэта. Почему-то исключительно про смерть, про последние дни, панихиду, похороны. Впечатлительная Анечка тогда вышла из музея с глазами, полными слез. Какая-то сердобольная тетенька испуганно спросила у Ани: «Девочка, что случилось?» И Анечка дрожащим голосом сообщила: «Пушкин умер!»

Кошка тогда так хохотала, что Димке пришлось ее отпаивать водой с газом, а Кошка пила, хохотала и икала…

Димка понял, что бессмысленно улыбается, глядя мимо учебника. Он спохватился, прогнал улыбку — надо было делать уроки.


Я хочу в школу!

Будильник сначала был выключен, а при повторном срабатывании отправился в стену, от соприкосновения с которой замолк навсегда. Женька не хотел идти ни в какую школу. Он решил заболеть. Просачковать. Не пойти — и все! Все четвертные у него уже проставлены, а видеть эту лживую физиономию… Женька спохватывался: это не Вика виновата, это он что-то не так сделал. Она просто не хотела ему говорить, боялась обидеть.

Женька перевернулся на другой бок, свернулся калачиком и накрылся одеялом. Когда-то давным-давно он так прятался от грозы у бабушки в доме.

Мама заходила пару раз, тихонько звала, но будить не стала. Ее всегда подтянутый и собранный сын забыл куртку в школе, не помнил, обедал ли он, да еще и будильниками швыряется. Наверное, мама даже заподозрила, что тут замешана девочка. Трудно сказать — у Женьки была очень тактичная мама. После трех робких попыток напомнить сыну о школе она плотно прикрыла дверь и дала ему уснуть.

Сон получился смутный и неприятный, Женька его не запомнил. Может быть, из-за способа, которым его из сна выдернули.

— Вставай, медведь, весну проспишь! — заорали над ухом и для убедительности ударили сверху подушкой.

Женька подскочил на кровати. Это была Кошка — кто же еще. И что самое интересное, это была та самая Кошка, с которой они могли моря переплыть и горы своротить (и однажды своротили — после неудачного моделирования сдвижки тектонических плит).

Кошка искрила энергией и хаотически перемещалась по комнате. В углу, чтобы не мешать перемещениям, терпеливо блестел очками Димка.

— Вставай, говорю! — не унималась Кошка. — Пролежни будут!

Женька вопросительно посмотрел на Димку как на более адекватного.

— Впалыч звонил, — пояснил тот. — Через час собрание в актовом зале. В нашем актовом зале!


Я хочу в школу!

Чувство было такое, как будто все вернулись с полярных экспедиций — народ шумел, бурлил и хлопал друг друга по спинам. Хотя все это время учились рядом, в соседних школах, но… Нет, это была другая планета. Много других планет, между которыми, конечно, существует межгалактическая связь, но это не то. И вообще, в командировке хорошо, а дома лучше.

Директор и Впалыч пришли вместе. По их лицам ничего было невозможно прочитать, и это сильно остудило пыл находящихся в зале. Они ждали радости, моря эмоций и праздничного фейерверка.

— Дорогие ребята! — начал Впалыч.

После чего встал, сел и, сцепив руки, уставился в стол.

Зал замер.

— Знаете, — тихо сказал Впалыч, — я два дня эту речь репетировал. Я ж психолог… Ну вы в курсе…

Такой тишины, какая воцарилась после этих слов, в этом зале не было никогда.

— Я все продумал. Я знаю, в какой последовательности вам нужно преподносить новости. Я консультировался…

Впалыч поднялся и прошел вперед.

— А сейчас я стою перед вами и понимаю, что все это сработает, конечно, но нам всем от этого не будет легче.

— Что? — выдохнула Лиза.

Высокая пятнадцатилетняя блондинка, лидер группы «Цветы», сидела в первом ряду и изо всех сил старалась не заплакать.

— Мне очень больно — сказал Впалыч, — но я вынужден вас огорчить. Нашей школы больше не будет.

— Нет! — пронеслось по залу.

А потом все заговорили разом. Кричали, что этого не может быть, что надо бороться, что нельзя сдаваться…

Анечка плакала, сидя на последнем ряду.

— Тихо! — сказал Михаил Александрович.

Все затихли.

— Родные вы мои… — сказал директор, — неужели вы думаете, что мы не боролись? Мы провели в министерстве всю четверть, мы не вылезали из кабинетов. Мы просили и умоляли. Мы предоставляли цифры и отчеты. Мы даже пытались взятку дать…

— Не взяли? — удивился Дима.

— Не хватило, — мрачно пошутил Впалыч.

— Простите нас, — сказал директор, — мы не смогли спасти нашу школу. Приказ о расформировании уже подписан, и подписан на таком уровне, что ничто нас не спасет…

— А мы? — дрожащим голосом спросил кто-то из мелких.

— А вы останетесь там, где провели эту четверть.

А Впалыч добавил:

— Но если у кого-то совсем не сложилось, то вы можете перейти в любую другую школу города. Это ваше право.

Анечка зарыдала, и ее кинулись утешать. И в это время с заднего ряда поднялся Ворон.

— Ну и хорошо! — заявил он. — Все равно это не школа была, а бардак. Я б здесь по-любому не остался.

Он махнул рукой и направился к двери. За ним поднялось и вышло еще несколько человек.

Пару секунд ушло на осознание того, что произошло.

— А что будет с вами? — спросил Женя.

Директор нервно дернулся.

— Какая разница? — отмахнулся он. — Главное вас пристроить…

И тут взвыла Кошка.

До этого она сидела молча, сцепив руки в замок и покачиваясь на стуле.

— Вы… вы…

Кошка вскочила.

— Вы хоть понимаете, что вы сделали?

От ярости Кошка проглатывала половину слов, но смысл был понятен.

— Лучше б я не знала, что так бывает! Если б мы с самого начала учились, как все… Мы бы были, как они! Мы б не знали, что бывает по-другому! Мы бы шли в школу, как на каторгу! Мы бы умели матом ругаться! Вы нас убили, понимаете, да? Мы ж теперь пушечное мясо!

Женя подошел к ней и хотел ей что-то сказать.

— Не трогай меня! — заорала Юля. — Не трогайте меня все!!!

Ее колотило. Кошка бросилась к двери и уже оттуда заорала:

— Я ненавижу вас!!! Я всех ненавижу!!!

После громового раската хлопнувшей двери Впалыч сказал нарочито спокойным голосом:

— Это хорошо, что она все высказала…


Я хочу в школу!

Зимние каникулы

Я хочу в школу!

Обычно на зимних каникулах 34-я школа отрывалась. Каждая группа готовила что-то свое — даже не проект, а «злостное хулиганство», как в притворном ужасе заявлял Михаил Александрович. В предновогодние дни не щадили никого. На любого учителя (что уж говорить об учениках) могла напасть банда снежных орков или снежный человек трех метров роста. Причем орки были в исключительно натурально выглядящих (хоть и искусственных) шкурах, а снежный человек оказывался составлен из пяти-шести «хулиганов». Жертву немедленно утаскивали в логово, купали в снегу или заточали в снежный каземат.

Впрочем, сидели в плену недолго — очень скоро раздавалось гиканье каких-нибудь снежных гномов или треск снегобитной машины, после которого темница разваливалась на кусочки, а «негодяи» отступали, оставляя пленных. Тех опять-таки заковывали в ледяные кандалы — и снова начинался штурм. Никаких долговременных союзов между «кланами» не наблюдалось, просто группа узнавала, что кого-то пленили, и бросалась на выручку.

Когда Кошка пересказывала эти битвы родителям, те только качали головой и иногда говорили:

— Так сидела бы дома, раз там так опасно.

Кошка глупые реплики игнорировала и продолжала, не снижая темпа, рассказывать, как Птицы сначала взяли в плен Цветов, а потом отбивали их у Ежей.

Когда менее темпераментному Димке задавали вопрос: «А зачем вы так над собой издеваетесь?», он добросовестно отвечал:

— Так интересно же! Весело!

— Весело, — бурчала Димина мама. — Позаболеваете все…

Бурчала для порядку, потому как на зимних каникулах в 34-й школе не болел никто и никогда. Весной и осенью — случалось, но кто станет болеть в самую веселую пору?

Новогоднее дерево наряжали все вместе, моментально забыв, кто кого брал в плен. Дерево редко оказывалось елкой, обычно это были дубы, липы, кипарисы или даже пальмы. Однажды удалось вырастить к Новому году роскошный бамбук.

Украшения подбирали под дерево. Например, пальму обвешивали бананами и кокосами собственного изготовления, с секретами. Дед Мороз и Снегурочка под елкой плясали папуасские танцы и требовали того же от остальных…

…Но 34-й школы больше не существовало. Бывшим ее питомцам пришлось идти на банальные школьные «огоньки» с танцами, во время которых мальчишкам полагалось подпирать стены, а девчонкам приплясывать в узком кругу. Кошка даже не пыталась туда ходить, чтобы не прибить кого-нибудь. Анечка заболела окончательно, Молчун оставался под домашним арестом. Так что «веселиться» отправились только Женька и Дима — каждый со своим классом.

Женька — просто чтобы доказать всем (во главе с собой), что он мужественно перенес утрату. Димка продолжал осваиваться.

И если Женька не выдержал, сбежал на пятой минуте «веселья», то Димка даже получил кайф. Он вспомнил уроки хореографии, снял очки и отжег такой джайв с девчонками, что это напоминало те самые папуасские пляски. Пацаны смотрели неодобрительно, зато одноклассницы разве что не визжали от восторга. А когда пошел медляк, разошедшийся Дима стал напротив Алены и выдал первоклассную румбу. «Танец любви» оказал неожиданное действие — Алена вдруг покраснела, обозвала Димку дураком и убежала из зала.

Димка удивился, но его быстро отвлекли.

— Слышь, танцор! — позвал его лохматый двоечник Колюня. — Пошли поговорим.

«Ну вот, — расстроился Димка, — сейчас драться полезет». Но пошел.

Пока дошли до пустой и темной рекреации на третьем этаже, он уже составил план, как разрядить конфликт, однако Колюня драться не собирался.

— Клево пляшешь, — сказал он с суровостью римлянина, одобряющего победу гладиатора. — На!

И, воровато оглянувшись, протянул Димке маленькую плоскую бутылку. Димка понюхал. Пахло резко. «Ладно, — подумал он, — это тоже способ наладить отношения».

Димка хлебнул. В бутылке скрывался густой коричневый напиток. Если бы Дима имел опыт пития, он бы определил, что это виски, причем весьма крепкий. Но опыта такого не имелось, а вкус оказался не столь противным, поэтому он отпил еще, прежде чем вернуть бутылочку владельцу.

— Ого! — сказал Колюня с уважением. — Круто.

Они выпили еще по чуть-чуть. Это и спасло Димку.

Если бы не добавил, вернулся бы на вечеринку веселый и бесшабашный. Ему было бы весело. Какое-то время. Пока классная не заметила бы. Но последний глоток поверг Диму в состояние сонное и тупое. Веселиться не захотелось. Захотелось домой, в постельку, что Димка и осуществил немедленно. Как он заходил в раздевалку и надевал куртку, помнил смутно. Как попал домой, не помнил вообще.

Утром Дима не смог открыть глаза.

Хорошо, что каникулы начались, иначе бы он не отвертелся от вызова врача. А тот бы сразу понял, что это не «грипп, которым все в классе болеют», во что поверила мама, а банальное похмелье.

Припомнив все истории из жизни, которым щедро делились родители с друзьями, а также классическую и современную литературу, Дима с трудом добрел до холодильника и, не обнаружив там ни маринованных грибочков, ни рассола, залпом выпил литр кефира. Лучше не стало. Он завалился спать.

Вечером его разбудил звонок Колюни. Согласившись с тем, что вечерок вчера был «ого-го» и они «дали», Дима отключил трубку и обнаружил у себя десяток непрочитанных сообщений. Все от девчонок.

Впечатленные вчерашними танцами, они наперебой зазывали его кто куда, а те, кто поскромнее, просто просили объяснить домашнее задание. Прямо сейчас. На зимних каникулах.

Димка улыбнулся. Минут пять поразмышлял на тему, а не сходить ли с девушкой в кино. Позвонил Кошке. Выяснил, что она недоступна. В кино идти сразу расхотелось.


Я хочу в школу!

Кошка в это время сидела дома и сосредоточенно швыряла дротики в стену.

Был у нее такой метод принятия решений. Сидишь, кидаешь и ни о чем не думаешь. Вернее, даешь возможность мозгу расслабиться, чтобы соображалка отключилась, а мысли вспыхивали в голове отдельными словами.

Как только попадаешь дротиком в «десятку», тут же пытаешься поймать пролетевшее слово за хвост. Слова запоминаешь. А потом додумываешь, что это значит.

Сегодня получился такой набор: «училась», «главное», «человек».

Кошка написала слова на бумажке, покрутила по-всякому и вышло: «Я училась быть главным человеком».

Юля задумалась.

Мама, пришедшая с работы, застала ее в виде зомби, неподвижно смотрящего в стену.

— Юль, что ты решила со школой? — аккуратно спросила мама. — Останешься в этой или будешь переходить в другую?

— Самураи не сдаются, — загробным голосом произнесла Юля.

— Что?!

— Мне нужно вернуться в карате, чтоб поддерживать форму. И еще мне нужно…

Тут Кошкин взгляд просветлел, она спустилась с небес на землю.

— Ой, мам, мне столько всего нужно! — сказала она.

— Я не поняла со школой, — уточнила мама.

— Я училась быть главной! — сказала Юля.

— И что? — встревожилась мама.

— И я стану главной! — сообщила Кошка, зарываясь в компьютер, и добавила себе под нос. — Чего бы это ни стоило…


Я хочу в школу!

У Анечки было странное чувство.

С одной стороны, огромная потеря — потеря школы — не вмещалась в голову. Школу было жалко. И Аня еще никогда столько не плакала. Но с другой стороны, у Ани в душе росло странное чувство свободы.

До этого она больше всего на свете боялась, что Анастасия Львовна не отпустит Аню в 34-ю школу. И вот самое страшно сбылось. В родную школу Аня не попадет.

Теперь не нужно бояться! Теперь можно наплевать на то, что написано в учебнике, говорить, что думаешь, писать, как хочешь. Можно не дрожать над домашним заданием, можно не зубрить на перемене…

Впервые за несколько недель у Ани не болела голова.

Она даже решила собрать всех Птиц. Просто так, попрощаться. Понятно, что никаких Птиц уже не будет, раз школа умерла. Но попрощаться надо же. И Анечка принялась всех обзванивать, приглашать в гости вечером 31 декабря. Не поздно, часов в семь вечера. Никто не отказался, хотя и не обрадовался. Труднее всего вышло с Молчуном. Его родители долго сомневались, просили перезвонить, сто раз переспросили, кто еще будет, снова брали паузу… В конце концов Анечка позвала и их тоже, только тогда добро было получено.

Начиналось все вяло. Разлили детского шампанского, подняли тост за уходящий год. Анин брат быстро выпил, быстро съел, что было в тарелке, быстро сбежал («Пап! Праздник же! Я чуть-чуть поиграю!»). Взрослые пытались разговорить школьников, но добились только односложных ответов на прямые вопросы. Над столом нависло вязкое молчание.

Потом неожиданно подал голос Молчун:

— За нашу школу. Не чокаясь.

Снова выпили. Молча. Приемный отец Молчуна даже засомневался — детское ли шампанское? Обычно с такими лицами водку пьют в суровой мужской компании. Попробовал, успокоился. Дети стали есть салат и обмениваться школьными новостями, которые и без того были всем известны. Взрослые заскучали и ушли общаться на кухню.

И тут речь зашла о танцевальном подвиге Димки.

— Да они тут все деревянные, — пожал он плечами, хотя самолюбие довольно заурчало, подставляя бока солнышку общего внимания. — Пришла бы Кошка, мы бы с ней вдвоем такой улет устроили! Да, Юль?

— Я и устрою! — непонятно почему окрысилась Кошка. — Только без тебя, одна.

Все уткнулись в тарелки, и только Анечка, которую такое веселье не устраивало, спросила:

— А помните танцевальный марафон?

Все заулыбались, даже Кошка. Они тогда посменно танцевали семь часов подряд — на двадцать минут больше второго места.

— Цветы слишком дергались, — сказал Женька. — А у нас Димка классно нагрузку рассчитал.

— А помните, — подхватила Кошка, — как на раскопки ездили! Женька тогда настоящую берестяную грамоту откопал!

— Ага, — засмеялась Анечка, — донос одного купца на другого! Что он мзду боярину дает, да не в руки, а через жену!..

Через час взрослые, которые под разговор открыли бутылочку вина, прислушивались к взрывам хохота из гостиной.

— Я уж отвыкать стала, — вздохнула Анина мама. — Раньше часто так собирались, смеялись…

…Когда пришло время расходиться, отец Молчуна отвел в сторонку Женьку и тихонько попросил:

— А вы можете… как раньше? Вместе проекты делать? И Артема с собой брать? Он с вами прямо оживает… У него проблемы, вы же знаете…

Женька, которого смутило это «вы», не смог сказать правду.

— Мы постараемся. Вот Новый год встретим, там еще неделя каникул…

Но до начала третьей четверти никто из Птиц ни разу не позвонил другому. Только Димка иногда бродил под Кошкиными окнами и пытался понять, почему по шторам в ее комнате скачет резкая тень. Ему казалось, что Кошка в отчаянии мечется по квартире. Но она не металась. Она скачала курс самозащиты без оружия и все свободное время тренировалась. Ей нужно было стать главной.


Я хочу в школу!

Третья четверть

Я хочу в школу!

В первый день третьей четверти Кошка встала ни свет ни заря. Пришла в школу заранее, уселась на свое место и стала ждать.

Класс наполнялся постепенно, но основная масса народу пришла за пять минут до звонка. Первым уроком была математика, и никто на нее не спешил. На Юльку косились — на каникулах она коротко подстриглась и теперь выглядела непривычно.

Как только зазвенел звонок и в класс вошла Злыдня, Кошка встала со своего места и вышла к доске.

Класс замер, предчувствуя недоброе.

Кошка же обвела всех присутствующих ясным взглядом и произнесла речь:

— Я хочу извиниться перед вами, — начала она, — перед вами, Елена Ивановна, и перед всеми… Я отвратительно себя вела всю вторую четверть. Я нервничала и всех задирала. Простите меня, пожалуйста. Я больше не буду. Нашей школы больше нет, я хочу остаться в вашем классе. Если вы не против.

— Против! — зашипели девчонки с последней парты.

А Злыдня, которая уже собиралась, как обычно, выгнать из класса наглую девчонку, не знала, что делать.

— Вы не против? — еще раз спросила Юля, на этот раз глядя прямо в глаза Дениса.

Тот ошарашенно кивнул. Кошкин взгляд вообще тяжело было выдержать. Так же вынужденно кивнула Эля.

— Спасибо, — улыбнулась Кошка, — я очень рада.

— Садись… Юля… — голосом сомнамбулы произнесла Злыдня.

Урок покатился как обычно, Кошка сидело тихо, пару раз поднимала руку, отвечала и садилась на место. Она не хамила, не грубила и никого не подкалывала. И единственным, которого это совсем не радовало, был Дима. Ему было страшно.

— Что ты задумала? — спросил он на перемене, остановив Юльку в коридоре.

— Ничего, — пожала она плечами. — Хочу влиться в коллектив. Я много накосячила, теперь буду исправляться.

— Кошка…

— Не называй меня так! — она по привычке мотнула головой, но хвоста уже не было, жест получился неестественным. — У меня имя есть.

Дима остолбенел. Кошка гордо удалилась, а Дима утвердился в худших подозрениях.

Он решил следить за Юлькой. Но она ничего плохого не делала. На переменах тихо сидела, если к ней обращались с просьбой или вопросом — отвечала.

Вечный троечник Антон набрался смелости и попросил у нее списать домашку по физике.

— Да пожалуйста! — Юля протянула ему тетрадку. — Но если хочешь, я тебе объясню.

— Хочу! — сказал Антон, недоверчиво косясь на Кошку.

Юля взяла чистый лист бумаги и спокойно начала рисовать. Тело, катящееся с горы, все силы, которые действуют на тело… Объяснять Юлька умела и любила.

Влетевший в класс Борис Семенович застал Юлю и Антона склонившимися над рисунком и оживленно обсуждающими проблемы силы трения.

— Домашнее задание списываешь? — спросил физик.

— Ой, — сказал Антон.

Он увлекся и домашку списать забыл.

Физик заглянул в листок, исписанный Юлькиной рукой.

— Если ты сейчас сам решишь вторую задачу, я тебе поставлю пятерку. Иди к доске.

Антон вышел. Оглянулся. У него и тройка-то по физике была редкостью, а уж пятерка могла только присниться, да и то по ошибке.

Но Юлька так энергично махала ему рукой и так лучезарно улыбалась, что Антон решил попробовать. Он нарисовал гору, нарисовал брусок, который съезжает с горы… Только один раз он ошибся, в знаке силы трения, но Юлька энергично замахала головой и знаками показала, что плюс нужно исправить на минус.

Борис Семенович не вмешивался. Он, как обычно, стоял спиной к классу и смотрел в окно.

Когда он повернулся, у доски стоял мокрый от усердия Антон и дописывал ответ.

— Садись! Четыре. Авансом. Возражения есть?

— Нет, Борис Семенович.

— Отлично. А теперь новая тема.

Антон уселся на место и счастливо сказал Юле:

— Спасибо!

Юля скромно кивнула.

На физкультуре сдавали очередные нормативы. Эля была звезда. Она занималась в хореографической студии и все шпагаты с мостиками выполняла со скучающим видом человека, которого заставляют терять его драгоценное время. К удивлению Димы, Кошка не смогла сесть на поперечный шпагат, а мостик делала из положения лежа.

Эля прошла мимо Кошки с видом царицы и спросила:

— У тебя же вроде спина ничего такая, гибкая. Ты что, не можешь на мостик нормально встать?

— Я боюсь, — сказала Юля.

Дима чуть со скамейки не упал. Боится? Вниз головой с моста не боится! Двойное сальто не боится!

— У меня голова кружиться начинает.

— А ты вниз не смотри, смотри вверх.

— Да? — спросила с сомнением Юля.

А Эля уже клюнула. Она показала, как делать правильно. Потом предложила помочь. Сначала Кошка хваталась за ее руку, но раза с пятого у нее получилось.

Димка, сцепив зубы, смотрел на то, как Кошка горячо благодарит Элю за помощь.

— Театр по тебе плачет, — прошипел он сквозь зубы. — Драмы и комедии!

— Ты о чем? — спросила Юля и удивленно захлопала ресницами.


Я хочу в школу!

Вокруг Молчуна с первого же урока образовался вакуум. Безвоздушное пространство. Никто его не задирал, никто не приставал с вопросами. Никто, кажется, не смотрел в его сторону. Но спиной Молчун чувствовал взгляды: злые и опасливые.

Молчуну было на это все наплевать с высокой-высокой колокольни. Он даже сидел и представлял себе эту колокольню — с маковкой-луковицей, но почему-то наклоненную, как Пизанская башня. Очнулся только когда его тронули за плечо.

— Пивоваров! Ты что, не слышишь?

Молчуну пришлось напрячься, чтобы сконцентрироваться. Над ним стоял молодой парень, практикант, поэтому Молчун не сразу сообразил, на каком он уроке. Посмотрел на доску. Математика.

— Можешь решить этот пример? — практикант нетерпеливо ткнул пальцем в доску.

Молчун всмотрелся в цифры и буквы, нанизанные плюсами и минусами в ниточку уравнения. Он мог. Это было легко. Надо только немного подумать.

Молчун поднялся и шагнул к доске. Решение было простое. Изящное. Он это чувствовал, но никак не мог поймать за хвост. Чтобы выиграть время, взял мел и медленно-медленно понес руку вверх. Но практикант был молодой и горячий.

— Все понятно, — обиженно сказал он, — садись, два!

Молчун разозлился — не на учителя-холерика, а на свое тугоумие. И злость как будто порвала пелену перед глазами, решение впрыгнуло в голову само. Вернее, оно там было, просто все время пряталось. Молчун принялся писать. Злость отступала, и держать фокус становилось все труднее, поэтому он сузил мир до размеров кусочка доски, по которой плясал мел. Практикант говорил что-то, но отвлекаться было нельзя — капризное решение могло в любую секунду опять нырнуть в кучу ленивых мыслей. Поэтому Молчун дописал до конца, положил мел и только после этого впустил в себя слова молодого учителя.

— …все замечательно, только это не квадратное уравнение! Обычное линейное! Все гораздо проще, понимаешь?

Практикант тыкал в одну из цифр, как будто в кнопку ракетной пусковой установки.

Молчун сузил глаза, чтобы навести резкость. Точно: двойка, нарисованная нетерпеливой рукой математика, чуть прыгнула вверх. Это была просто двойка, а не вторая степень. Молчун опустил голову.

— Но, — продолжал бодрый практикант, — с другой стороны… решил-то ты правильно… Хотя это не по программе… Ладно, ставлю пять, но в следующий раз будь внимательнее.

У Молчуна не осталось сил даже кивнуть. Он с трудом добрел до своего места и упал на стул. Все гудело, как будто после штурма горы. Он почти не почувствовал, как в спину ударила жеваная бумажка. Наверное, это был остроносый Александр. Или кто-то из его шестерок. Оборачиваться и выяснять не осталось сил, да и не хотелось.

Молчун прикрыл глаза. «Надо попросить врача, — подумал он, — чтобы дозу успокоительного уменьшил. Я так совсем отупею…»


Я хочу в школу!

Все каникулы Женя сознательно избегал одноклассников, как впрочем, и Птиц. Зато воплотил в жизнь давнюю мечту родителей — вместе покататься с гор. Карпаты ему понравились, поляки оказались людьми вполне милыми, а их язык — почти понятным. На слух ничего не разберешь, но читать Женька научился довольно сносно, корни были родные, славянские. За все каникулы он ни разу не вспомнил Вику, и у него созрело твердое убеждение, что дурь из головы вылетела.

«Я же умный! — уверял себя Женя. — Я все знаю о психологии и методах манипулирования людьми… Ну не все, но достаточно, чтобы понять: Вика мной крутила. А теперь не будет крутить. Теперь я все понимаю. Теперь я не поддамся!»

Но первый же день в школе разрушил эту иллюзию. Вика никуда не выветрилась. Она сидела рядом, живая и теплая — Женька отодвигался чуть не в проход, но все равно ощущал ее мягкое, домашнее тепло. И улыбалась она все так же. И голову запрокидывала по-прежнему, как будто специально выставляя напоказ длинную гладкую шею.

Краешком ума Женька все еще понимал, что не «как будто», а именно «специально» ему демонстрировали изгиб шеи, но этот краешек ума отчаянно вопил в абсолютной пустоте Женькиной головы. Мысли все испарялись, и можно было только любоваться.

На переменах он брал себя в руки и думал о холодном душе. За неимением оного бегал в туалет и подолгу держал ладони под ледяной струей. Немного помогало. Первые пять минут урока он держался, а потом начинал невольно коситься, отвлекался…

Чтобы продержаться подольше, стал тянуть руку и проситься к доске — там было полегче.

Самое плохое в этом всем было молчание Вики. Она болтала с кем угодно о чем угодно, даже во время урока шепталась с подругами через проход — но Женя не удостоился услышать в свой адрес хотя бы междометия.

Домой он пошел вкруговую, через парк. Быстро шел, почти бежал, чтобы утрясти мысли. Ему нужен был совет. Ему нужен был Впалыч. Но телефон учителя снова не отвечал, и тогда Женька постарался раздвоиться.

Вот он — обычный десятиклассник обычной школы, который влюбился по уши в соседку по парте. И вот он — психолог со стажем Виктор Павлович.

«Что делать? — спросил десятиклассник. — Я думаю только о ней! Но я ей не нужен! Я не должен думать — а все равно думаю…»

«Не должен о ней? — вопросом на вопрос ответил психолог. — А о ком должен? Или о чем?»

«Об учебе…» — даже в мыслях это прозвучало неубедительно.

«Допустим. А еще?»

«Не знаю… Нужно что-то еще. Что-то очень важное!»

«Ты прав. Что-то важное. Но не только для тебя. Еще для кого-то».

Десятиклассник наморщил лоб и предположил:

«Индивидуальный проект?»

«Не в названии дело. Назови как хочешь. Пусть проект. Но в чем он заключается?»

«Что-то важное для другого… Что-то для другого…»

И вдруг Женька остановился, как будто ударился обо что-то.

— Молчун! — сказал он вслух. — Его отец просил, чтобы я ему помог!

Воображаемый психолог одобрительно кивнул.


Я хочу в школу!

Прошла неделя, и Кошка стала лучшей подругой Эли. Она не влилась в ее «свиту», но была все время рядом.

Когда Эля позвала ее в кино (собиралось идти шесть девчонок), отмахнулась:

— Да ну. Глупо женским табором в кино ходить. Ты выглядишь с ними как воспиталка с детским садиком. К тому же тебя за ними не видно!

На следующий день Эля пришла в новой блузке. Девчонки квохтали вокруг, рассказывали, как они вчера эту блузку выбирали, восхищались Элей, которая стала неземной красавицей. Кошка только бровь подняла и прошла мимо.

— Тебе не нравится? — спросила Эля.

— Да ей никогда ничего не нравится! — возмутилась Алка.

— Что ты ее вообще спрашиваешь! — поддакнула Анжела.

Кошка усмехнулась.

А на следующий день принесла Эле распечатку с описанием женских цветотипов.

— И что ты хочешь этим сказать? — недоуменно спросила Эля.

— А то, что этот цвет — единственный, который тебе категорически нельзя носить.

Эля погрузилась в чтение. И чем дальше читала, тем больше возмущалась.

— Послушай, но почему? Мы же вместе выбирали!

— Понимаешь, Эля, у женщин есть такая особенность. Они всегда советуют подруге то, что ей не идет. Не со зла. Просто они так устроены, — объяснила Кошка.

— А ты?

— А я не женщина, — отрезала Юля.

— Ты лесби? — испуганно спросила Эля.

— Нет.

И тут Кошка выдала заранее сочиненную историю о своей несчастной любви. О том, как Он был старше и опытнее. Как она влюбилась в него до потери сознания. О том, как им было вместе хорошо. А потом его забрали на войну, и вот уже год от него ни слуху ни духу… И спросить не у кого, потому что связь их была тайная.

— А почему на войну? А почему тайная?

— Он боец. Владеет всеми восточными единоборствами. Он меня и научил… Пока было тихо, он преподавал. А когда понадобился — забрали. А тайна, потому что я несовершеннолетняя. Его просто посадят, если узнают. Мы думали подождать до моих шестнадцати, а сейчас я даже не знаю, увижу ли его когда-нибудь…

Эля слушала, затаив дыхание.

— Поэтому мне все эти женские штучки глубоко пофиг! — сказала Кошка. — Делить мне с вами нечего, соблазнять некого. Я умерла внутри. Выгорела. Дотла.

Кошка внимательно следила за Элей, чтоб не переборщить с пафосом. Но это было невозможно. Эля как губка впитала всю историю целиком и заглотила бы еще и попытку самоубийства, двух тайно рожденных детей и убитую жену.

Кошка даже слезу пустила, а Эля тут же кинулась ее обнимать.

— Бедная… — прошептала она. — А мы думали, ты просто стерва!

«И правильно думали!» — отметила про себя Юля.

Кошка не стала брать с Эли слово, что та никому не расскажет. Зачем зря человека напрягать?

И на следующий день в школе она уже точно знала, что теперь все в курсе ее «тайны».

А тем временем начали проявляться первые результаты Юлиной «работы». Эля стала сторониться девчонок в классе. Отказалась идти с ними в кафе, на переменах старалась посидеть в сторонке.

А потом к Юле подошла Алка и спросила, правда ли то, что ей рассказала Эля.

— Конечно, правда, — улыбнулась Кошка. — Эля и про вас только правду рассказывает.

— Э-э-э-э… — зависла Алка. — А что, Эля про нас тебе рассказывает?

— Ну конечно! — обрадовалась Кошка. — Мне же интересно!

Она наклонилась к уху Алки и принялась увлеченно шептать.

Если бы она видела, как на нее смотрит Димка, то поежилась бы. Но Кошка не видела, она была занята.


Я хочу в школу!

Анечка сидела в классе и смотрела в окно. Ей было ужасно скучно. Она пыталась занять себя хоть чем-то, но Анастасия Львовна все время мешала. Книжку забрала, рисовать запретила, телефон выключила. Теперь Аня просто смотрела в окно и пыталась найти в проплывающих мимо облаках предметы, у которых первые буквы, последовательно, по алфавиту. Она уже дошла до «Колеса» и «Кастрюли», когда услышала очередной окрик:

— Сивцова!

Аня не понимала, что она тут делает и за что ее так мучают. Страха не было. То есть только у нее страха не было, вокруг все продолжали бояться. Только на Аню это перестало действовать.

— Сивцова, ты слышала, что я сказала?

— Нет.

— Почему?

— Мне неинтересно.

Анастасия Львовна улыбалась. Ее губы были натянуты до предела.

— Может быть, ты расскажешь интереснее?

— Давайте! — Аня немедленно оживилась, глаза заблестели. — Давайте расскажу! У нас как раз перед каникулами группа с Эльбруса приехала, они такие фотографии показывали…

— Сядь, Сивцова! — перебила ее учительница. — Мне бы хотелось встретиться с твоими родителями.

— Пожалуйста, — пожала плечами Аня и опять уставилась в окно.

Л… Вон плывет Лошадь, а вот Луна…

На перемене к Ане подошел мальчик Ваня. Он сидел на последней парте и на уроках вообще не подавал признаков жизни.

— Ты зачем про Эльбрус наврала? — спросил он.

— Я не наврала! — возмутилась Аня. — Хочешь, завтра фотки принесу?

— Надо у Анастасии Львовны спросить, — серьезно сказал Ваня.

— Зачем? Я их тебе на перемене покажу.

— А вдруг нельзя?

— Что нельзя?

— Вдруг она не хочет, чтобы мы смотрели эти фотографии.

Ане показалась, что она играет в какую-то игру и никак не может понять правила. Все происходящее кажется абсолютным маразмом. Но она чувствовала, что этот маразм подчиняется своей логике, нужно только ее понять…

— А дома эти фотографии смотреть можно? — спросила Аня.

Ваня задумался.

— Дома, наверное, можно, — сказал он.

— Тогда приходи, — обрадовалась Аня.


Я хочу в школу!

Женька расхаживал по комнате, Молчун с дивана за ним следил, как кот за слишком крупной крысой — внимательно и осторожно.

— У тебя проблема с устной речью, — Женя чувствовал себя выступающим на семинаре, — хотя ты прекрасно излагаешь мысли письменно.

Женька остановился и добавил от души:

— Правда, классно излагаешь. Я в твоем возрасте так не умел. Да и никто не умеет.

Он снова зашагал от окна к двери и назад. Молчун сопровождал его одними глазами, не поворачивая голову.

— И говорить, в принципе, можешь. Только не хочешь. Это психологическая проблема… Большая проблема, раз даже Впалыч ее с ходу не решил… Ладно, и я пытаться не буду. Но!

Женька поднял вверх указательный палец и стал в этот момент похожим на очень умного человека. Во всяком случае, так ему самому показалось. Женька смутился и торопливо опустил палец. С мысли, впрочем, не сбился.

— Как говорит доктор Хаус, «если болезнь нельзя вылечить, ее можно купировать»!

Молчун шевельнул губами, что соответствовало широкой улыбке обычного человека. Сериал про доктора-наркомана он любил. Наверное, потому, что доктор был умный и несчастный, как и сам Молчун. Женька заметил это и вдохновился.

— Не хочешь говорить, — продолжал он с напором, — не говори. Но ведь можно сделать вид, что ты говоришь!

Молчун вспомнил мучения, которым его подвергала добрая Евдокия Матвеевна, и нахмурился.

— Артикуляция? — осторожно спросил он.

— Артикуляция? — удивился Женька и автоматически пригладил волосы. — Хм… Это идея… Хотя нет, не идея это, а глупость!

Молчун неслышно вздохнул с облегчением.

— Давай решать задачу пошагово, — Женька чувствовал прилив вдохновения, хотя идея была придумана давно, теперь он ее просто излагал. — В два этапа. Сначала ты пишешь, а потом читаешь. Вслух. Ты ведь можешь почитать вслух?

Молчун подумал и кивнул. Читать вслух он тоже ненавидел, но это ведь легче, чем говорить. Наверное.

— Супер! — Женьке все нравилось. — Конечно, это не полноценный разговор, но все-таки! По крайней мере, остальным будет проще тебя воспринимать. Давай прямо сейчас попробуем.

Женька кивнул на включенный компьютер. Молчун послушно пересел за клавиатуру, задумался.

— Пиши все, что в голову придет! А потом зачитаешь.

Женька даже отвернулся к окну, чтобы не отвлекать — хотя мог бы этого и не делать. Писать Молчун мог даже в переполненной комнате, когда пять человек заглядывают через плечо. Он почти сразу принялся молотить по клавиатуре. Женька стоял и смотрел в темноту. Время было не позднее — час семейных ужинов и просмотра любимого сериала. Или футбола. Хотя зимой ведь в футбол не играют? Значит, хоккея. Женьке вдруг стало интересно — может, начать за кого-нибудь болеть? Или лучше самому заняться спортом? К физкультуре в 34-й школе всегда относились серьезно, да и тренировали профессионалы (как только их заманили?). Женька вполне мог бы стать отличным бегуном. А лучше биатлонистом: на лыжах он всегда первенство школы брал, да и в тире не последним был. Да, биатлонистом лучше, их все знают и любят. Женька мог бы даже завоевать какую-нибудь медаль. Например, олимпийскую — а что? Плох тот спортсмен, который не хочет стать олимпийцем. То есть олимпиоником, олимпийцы — это боги. И тогда Вика увидит его в новостях…

— Готово! — сказал Молчун.

Женька с трудом вынырнул назад. Оборачиваться не стал, чтобы Молчун не заметил мечтательного выражения его лица.

— Читай!

— «Жень, давай, я про тебя напишу, — с трудом начал Молчун. — Ты пришел мне помочь, спасибо тебе за это. Мне это очень нужно…»

Молчун споткнулся и засопел.

— Давай-давай! — подбодрил его Женька. — Хорошо же получается! Ты главное не вдумывайся в текст. Просто читай и все!

Он услышал тяжелый вздох, покашливание и, наконец, сдавленный голос:

— «Хотя я не очень понимаю, зачем вообще говорить. Писать — это более ответственный и сложный процесс…»

Молчун говорил все медленнее и с все большим усилием. Он то и дело замолкал, и тогда приходилось его снова подбадривать и хвалить. Только к концу он, кажется, смог нащупать простой для себя тон — мерный и безжизненный.

— «Ты, пожалуйста, приходи ко мне еще. Один я не справлюсь. Хотя я понимаю, что для тебя важен не я… Ты просто хочешь быть хорошим, чтобы пережить предательство Вики…»

У Женьки внутри все похолодело и сжалось.

— «…а еще лучше — чтобы она заметила, какой ты хороший…»

Женя рывком развернулся к Молчуну.

— Ты! — сказал он сквозь зубы. — Заткнись! Это не твое дело, понял?! Мне на нее вообще плевать! Я для него стараюсь, а он лезет, куда не просят!

К своему ужасу, Женька понял, что перешел на визгливый базарный тон, но не мог сдержаться. Он бы и хуже вещей наговорил, если бы Молчун вдруг не просипел:

— Не надо… Или я тебя ударю…

Это была не угроза и даже не предупреждение. Молчун испугался. И Женьке стало страшно — он никогда не видел Молчуна таким. Впалыч предупреждал, но это всегда казалось перестраховкой: «Помните, что Артем не выносит грубого давления, может сорваться».

Неизвестно, подслушивала ли тетя Оля или она почуяла что-то неладное по Женькиному крику, но через секунду дверь в комнату распахнулась, впуская стремительную женщину.

— Артемка, — тихим голосом сказала она, — вот таблеточка, выпей, пожалуйста!

Молчун сидел, сведенный одной большой судорогой. Женька понял, что нужно срочно уходить.

По лестнице он почти бежал, успокаивая себя: «Сейчас Молчун выпьет таблетку, отойдет… а потом я с ним поговорю. Например, завтра».


Я хочу в школу!

Юля сидела на кровати и смотрела на себя в зеркало.

Вчера тренер по карате сказал, что она перегибает. Что это всего лишь спорт. И нельзя с помощью спорта решать свои внутренние проблемы.

Юлька, естественно, фыркнула презрительно, что, мол, нет у нее никаких проблем.

А какие проблемы?

Эля практически пляшет под ее дудку. Все остальные «овцы», то есть одноклассницы, в отсутствие вожака немедленно перегрызлись и разошлись. Пацаны считают Юльку своим парнем. Особенно после того, как она показала им пару приемов, а потом дала себя побороть.

Наивные как дети, честное слово!

Только Дима…

Да, пожалуй, Дима — это проблема. Он вчера догнал в парке и высказал все, что думает по поводу ее методов.

— Нормальные методы! — тут же взъелась Кошка. — Если они на это покупаются, значит, так им и надо!

— Ты думаешь, я не вижу, чего ты добиваешься? — заорал Дима. — Тебе Денис нужен, и ты идешь по головам. Тебе не стыдно? Тебе перед Впалычем не стыдно?

Кошка со всей дури влепила ему оплеуху — так, что очки полетели в сугроб. Дима даже не закрылся. Стоял, смотрел на нее, а на щеке наливалось красное пятно.

— Тебе стало легче? — спросил он.

Юлю затрясло. Она чувствовала себя сволочью, поднявшей руку на друга, но этот друг лез не в свое дело…

Так и не решив, что делать, Кошка развернулась и убежала.

На следующий день Дима пришел в класс с глубоким фиолетовым синяком на скуле. И без очков. Каждый раз, глядя на него, Кошка испытывала противные угрызения совести. Рука у нее была тяжелая.

Девчонки квохтали вокруг Димы, Алена смотрела на его скулу такими несчастными глазами, что Дима от смущения взбрыкнул и ей нахамил. Но Алена, вместо того чтоб обидеться, начала увиваться вокруг него с тройной энергией:

— А тебе без очков лучше! У тебя такие глаза красивые! Почему ты линзы не носишь?

Кошка молча подошла, отодвинула Алену и протянула Диме желтый маскирующий карандаш. В глаза ему она смотреть не могла и руки у нее дрожали.

— Ты его специально с собой взяла? — сцепив зубы, спросил Дима.

— Нет. Случайно в сумке завалялся.

Воздух между ними искрил.

Но тут опять влезла Алена, которая отодвинула Юлю и пропела Диме:

— Сегодня такой фильм в «Москве» идет… А ты, наверное, не видел еще…

Дима не видел. И видеть не хотел.

Но дальше — хуже, к ним подошел Денис и сказал:

— Да, супер-фильм! Мы с Элей идем сегодня, пошли с нами!

Кошка так поспешно кивнула, что Диме стало больно. Лучше б она еще раз ему по роже съездила, чем смотреть, как она кивает этому красавчику!

— Вот видишь, все идут! — заныла Алена. — Давай и мы пойдем!

«Чего это она с ним так по-хозяйски обращается?» — подумала Юля.

«Как меня все достало!» — подумал Дима.

«Какой он мужественный!» — подумала Алена, глядя на Димин синяк.

А Денис подумал, что это, оказывается, очень удобно, когда девчонка соглашается пойти в кино, не ломаясь и не выпендриваясь. И ее не надо полчаса уговаривать.


Я хочу в школу!

Аня встретила Ваню у магазина, потому что он боялся заблудиться.

— Да тут же все рядом, чего бояться! Мы в прошлом году через весь город ездили, когда олимпиада по физике была!

— А зачем тебе?

— Что?

— Олимпиада. Я вот ни за что ни на какие факультативы не пойду, — сказал Ваня.

— Да вы ж не знаете ничего! — возмутилась Аня. — Людям по десять лет, а они не могут корень из числа извлечь!

— А зачем мне корень? — пожал плечами Ваня. — А у тебя компьютер есть?

— Есть.

— Хорошо.

Придя в гости, Ваня тут же уселся к компьютеру и собирался во что-нибудь поиграть.

Аня возмутилась:

— Ты зачем ко мне пришел?

— Ну… В гости…

— Так давай общаться! Очень мне интересно смотреть, ка ты монстров гоняешь! Брата мне мало!

Пока Ваня недоумевал, Аня перехватила инициативу и начала показывать обещанные фотографии.

Ваня смотрел молча, а потом выдал:

— Да ну. Я таких фоток тоже могу скачать!

Аня обиделась и полезла в свой школьный архив.

— Смотри, вот Пал Саныч, видишь? Он у нас физкультуру вел! А вот он в горах! А вот мы первого сентября…

— А где твой класс?

— У нас не было классов, — вздохнула Аня, — были группы. Вот Женя, он был старший, это Кошка и Дима, а это я…

— А что вы проходили? — удивился Ваня.

— Мы не проходили, мы делали проекты. Придумывали темы, а потом защищали.

— А кто вам разрешал?

— Что?

— Ну, темы вам кто разрешал? Откуда вы знали, что эту тему можно придумать?

— Я не знаю, — растерялась Аня. — Мы просто придумывали их, и все.

— Так нельзя! — сказал Ваня.

— Почему?

— Нельзя потому что. Мало ли, что тебе захочется! А надо не играть, а учиться.

— Так можно же и играть. И учиться, — попыталась оправдаться Аня.

— Учиться должно быть трудно! — сообщил Ваня.

— Кто тебе такую глупость сказал? — воскликнула Аня.

— Это не глупость! Анастасия Львовна всегда так говорит. И мама.

— Учиться не должно быть трудно! — взвилась Аня. — Учиться должно быть интересно!

— Фигня! — заявил Ваня. — Так не бывает! Давай поиграем во что-нибудь, а то я домой пойду. Я еще не играл сегодня.


Я хочу в школу!

Димка и Женя позвонили друг другу одновременно. Так случается. Димка бродил по парку, Женька валялся дома на диване — и вдруг оба схватили телефоны и нажали кнопку быстрого вызова.

— Надо встретиться, — сказал Димка, даже не поздоровавшись.

— И поговорить, — согласился Женька.

— И найти Впалыча.

— А то он трубку не берет.

— Через полчаса у его подъезда.

И они синхронно отключились, синхронно сунули телефоны в карман и синхронно подумали: «Так… Это я ему звонил или он мне?».

И к подъезду любимого учителя подошли минута в минуту. Сейчас они были похожи на братьев-близнецов, которых разлучили в детстве: оба худые, сосредоточенные, глаза чуть не светятся в темноте от работы мысли. А один моложе только потому, что его сунули в ракету и отправили покататься вокруг Галактики на субсветовой скорости. Парадокс близнецов.

Это был такой специальный день, когда все происходит само собой. Поэтому Димка с Женей не успели даже потянуться к кнопке домофона, как дверь открылась и из нее вышел Впалыч.

Тоже худой, сосредоточенный и с горящими глазами. Не то чтобы третий брат-близнец — скорее, отец или искусственно состаренный клон.

Пару секунд они стояли и смотрели друг на друга.

— На ловца и звери, — наконец сказал Впалыч. — Пошли.

В прихожей, увешанной фотографиями (Виктор Павлович и разные известные люди в обнимку на фоне гор, Эйфелевой башни, пирамид, болота, тундры…) мальчишек прорвало. Они говорили почти одновременно, удивительным образом не мешая друг другу. Получалась поэма, в которой слились все трагедии мира. Кошка съехала с катушек, когда Молчун избил одноклассников, а Женька его не понял, но Кошка ведь манипулирует людьми, Молчуна пичкают чем-то, ее надо срочно спасать от себя самой, Женька во всем виноват, он не справился, а Кошка все время пялится на этого дылду.

Впалыч серьезно кивал, слушая этот сбивчивый рассказ, — и умудрился заварить травяной чай, нарезать штрудель и усадить гостей за стол. Все молча.

Когда Женя и Димка стали выдыхаться, Впалыч кивнул на чашки:

— Это мелисса. Сам собирал в экологически чистых местах.

Напиток оказался горьковатым и горячим, но не злым. Они все втроем немного посидели, смакуя аромат и вкус. Мелисса успокаивала.

— Да, ребята, — сказал Виктор Павлович, — у вас проблема, и серьезная.

— У нас разные проблемы… — попытался возмутиться Дима, но был остановлен поднятой ладонью Впалыча.

— Проблема одна, — повторил психолог. — Вы слишком… тепличные.

— Тепличные?! — теперь настала очередь удивляться Жене. — Да мы в лесу без продуктов месяц можем жить! В горы ходим! Под водой без воздуха по три минуты…

— Это да, — кивнул Впалыч. — Этому мы вас научили. Натаскали. А вот жить в реальном обществе забыли научить. И эта проблема стала общей. Из-за нее…

И он стал рассказывать, почти так же сбивчиво и безнадежно, как только что говорили «близнецы» Женька и Дима. О том, что на школу постоянно давили, требовали «вернуть в лоно» и «прекратить издеваться над детьми». О поддержке сверху, которая становилась все слабее и слабее, пока не прекратилась совсем. О том, как весь педсостав в ноябре внезапно командировали в Новосибирск для участия в каком-то невнятном семинаре «Инновационные технологии в образовании».

— А мы тут каким боком? — не выдержал Женька.

— Вы тем самым боком, которым все вышло, — неуклюже скаламбурил Впалыч. — Как только вы оказались в обычных школах, оказалось, что вы совершенно к ним не приспособлены…

— Потому что школы идиотические, — буркнул Дима.

Виктор Павлович ремарку из зала тактично проигнорировал.

— Показатели успеваемости, — это словосочетание Впалыч произнес с горькой иронией, — рухнули ниже плинтуса. С поведением беда. Не у всех такая большая, как у Артема, но все-таки. Поэтому нам грозятся запретить преподавать.

Женька и Димка смотрели на учителя во все глаза. Если таким, как Виктор Палыч и Михаил Александрович, нельзя учить детей, то кому тогда можно? Злыдне?

— Кстати, — Впалыч буднично допил остывший чай, — нам с вами даже общаться нельзя. Кое-кто заявил, что мы вас настраиваем против «нормальных школьных порядков». Если о нашем разговоре узнают… мне будет плохо. Хотя хуже некуда.

«Близнецы» только кивнули — синхронно, как они все делали сегодня.

А Виктор Павлович вдруг добавил с болью в голосе:

— А школу нашу снесут…


Я хочу в школу!

— Не могут они снести! — Анечка крепко сжала кулаки. — Не имеют права! Это наша школа! Мы там деревья сажали!

Димка и Женька только вздохнули. На сей раз не синхронно, а каждый сам по себе. Тот унисон, который привел их к дверям Виктора Павловича, куда-то исчез.

— Я их не пущу! — Аня потрясла кулачком, и выглядело это совсем не смешно. — Я… я… я наручниками себя прикую к крыльцу.

Крыльцо у 34-й школы было роскошное, обнесенное кованым забором. Ковали его выпускники — каждый год по одному пролету. Поэтому забор был, во-первых, незавершенным, во-вторых, по замечанию учительницы изобразительных искусств, «упоительно эклектичным». Зверушки соседствовали с абстрактными многоугольниками, а их сменяли цветочки-рюшечки и что-то уж вовсе несовместное с ковкой — анимешные рожицы.

Да что крыльцо — сама школа была особенной. Располагалась она не в типовом здании, которые плодили в советских проектных институтах, а в столетней усадьбе. Вернее, усадьба составляла только ядро, центр притяжения, вокруг которого толпились пристройки — учебные корпуса, бассейн, мастерские (под которыми в земле прятался классный тир, подаривший стране олимпийского призера по пулевой стрельбе). В «старом корпусе» классов не было — только кабинеты директора, завучей и некоторых учителей, а еще актовый зал и огроменная библиотека. Самое поразительное заключалось в том, что старые и новые здания не мешали друг другу, а как будто дополняли в той самой «упоительной эклектике».

В холле «старого корпуса» висела большая фотография, сделанная с вертолета (проект «Не касаясь земли»). На фото «старый корпус» напоминал редкую жемчужину, зажатую в светлое серебро оправы новых зданий.

И эту всю красоту собирались уничтожить.

— Мы не дадим, — мягко сказал Женя. — Мы что-нибудь придумаем.


Я хочу в школу!

Звонок от Алены прогремел неожиданно.

— Димочка, ты не забыл, что мы сегодня идем в кино?

— Забыл, — честно ответил Дима.

После того, что он узнал от Впалыча, ему было абсолютно не до кино.

— Напомина-а-аю, — ласково пропела Алена.

— Ой, Ален, ты знаешь… — начал говорить Дима, а потом вспомнил, что в кино будет Кошка, до которой Птицы так и не смогли дозвониться, и закончил совершенно не так, как собирался. — Хорошо, спасибо, приду.

— Жду, жду, жду… — промурлыкала Алена.

Дима раздраженно отключился, буркнул невнятно, что ему нужно идти, чтоб поговорить с Кошкой, и ушел.

Женя остался обзванивать всех руководителей групп из 34-й школы. Он твердо решил все исправить. Анечка тихо сидела рядом. У нее опять появилась надежда, и она боялась ее спугнуть.

Поход в кино был ужасен. Алена достала. Она не дала Диме сказать Юльке не слова, восхитилась его новыми контактными линзами и потащила внутрь. Более того, выяснилось, что билеты у них в дальнем конце зала.

— Других не было…

Алена честно захлопала глазами, а Дима, глядя на пустые ряды, бессильно злился.

Эля, Денис и Юлька сидели чуть впереди, сбоку. И Дима большую часть фильма гипнотизировал Кошкин затылок и думал о том, как бы ей все побыстрее рассказать.

К концу сеанса нервы у Димы натянулись до предела. Он рванул к выходу, чтобы успеть перехватить Кошку, но потерял ее в толпе. Кроме того, Алена повисла на нем, как… как Анечка, когда ей не хотелось уходить из школы.

— Дима-а-а, — капризным голосом пропела Алена, — ну куда ты так летишь, у меня каблуки-и-и. Иди помедленнее. Ой, я мороженого хочу! Димочка, вон мороженое, мое любимое! Давай купим, а?

Дима пытался высмотреть Кошку, но на улице уже темнело и разглядеть что-то было невозможно.

— Ой, сообщение, — Алена полезла в сумочку. — Это от Эли. Она пишет, чтобы мы их не ждали.

Дима видел, что Алена врет. И злился, хоть и понимал, почему она врет. Это ему даже льстило.

Если бы это было занятие у Впалыча, он бы быстро разложил все по полочкам, разобрался в ситуации и повернул бы ее так, чтобы злости не было. Но то занятие, а то…

Стоп!

Дима в прямом смысле слова чуть не врезался в стенку. Так вот что имел в виду Впалыч, когда говорил, что они «тепличные»! Зачем нужны занятия, если в жизни свои знания применить не можешь?!

Его учили, учили… Лучшие учителя его учили! А он… Он хочет сорвать злость на девочке, которой нравится. Она ведь не виновата в том, что Кошка слетела с катушек. И он сам с ней в кино пошел, мог и отказаться.

Злость отступала. Дима еще раз огляделся по сторонам. Возле кинотеатра оставалось немного народу. Ни Кошки, ни Эли с Денисом не наблюдалось.

— Пошли мороженое есть! — сказал Дима Алене, решив махнуть на все рукой и отложить серьезные разговоры на завтра. — Мороженое — оно полезно. Для работы мозга.

— Ты и так очень умный! — сказала Алена.

Дима хмыкнул.

Банально до ужаса. Но все равно приятно.


Я хочу в школу!

Денис был не в духе с самого начала.

И Юля его прекрасно понимала, ведь Эля решила продемонстрировать, какой у нее парень. Дрессированный.

Кошка ее к этому совсем чуть-чуть подтолкнула, самую капельку. Когда вчера заговорили о пацанах, Юлька невзначай обмолвилась, что все они эгоисты и думают только о себе. А по-настоящему ухаживать может только взрослый, уверенный в себе мужчина.

Эля, у которой не было в загашнике взрослого мужчины, немедленно решила доказать Юле, что у нее парень не хуже.

Сначала Денис держался. Мужественно сбегал за билетами, принес воды. Потом сходил за конфетами. Потом еще раз принес воды, потому что эта была с газами, а надо было брать без.

Юлька с интересом наблюдала, как Денис медленно и верно закипает. Но дойти до кондиции он не успел, начался сеанс.

Первую половину фильма все было ничего. А потом Эля решила, что ей хочется попкорна. Тут терпение Дениса лопнуло, и он рявкнул что-то малоприличное.

Эля надулась. Кошка затаилась.

Дальше была просто филигранная работа.

Нужно было успеть шепнуть Эле, что «не обращай внимания, он такой же, как все». Это худшее оскорбление, у Эли ничего не могло быть «как у всех». Сочувственно похлопать Дениса по руке — совершенно по-мужски похлопать, типа «держись, друг» — и сбежать. Якобы в туалет.

Результат был предсказуем.

Кошка из-за угла наблюдала за тем, как Эля с Денисом разругиваются. Потом Эля развернулась и ушла.

Тут Кошке в поле зрения попались Дима с Аленой. Неприятно кольнуло, как по-хозяйски Алена схватила Димку, но отвлекаться было нельзя. Нужно было успеть дойти до Дениса до того, как он решит догнать Элю.

— Ой, а где Эля? — невинно поинтересовалась Кошка.

— Ушла, — буркнул Денис.

— Не расстраивайся! — утешила его Юля. — Покапризничает и вернется.

Она огляделась по сторонам, вдохнула прохладный воздух.

— Эх, жаль, я думала, мы погуляем после кино. Такая погода хорошая!

— Так давай погуляем!

— Ой, нет, что ты! Тебя же Элька потом съест!

— Я сам решаю, с кем мне гулять и когда!

Кошка улыбнулась. Денис и не подозревал о том, что давно уже ничего не решает.

— Хорошо, — кротко согласилась Юля, — тогда пошли.

Через три часа они целовались в парке, в беседке. Кошка была счастлива. У нее все получилось.

И теперь ей становилось смертельно скучно.


Я хочу в школу!

Молчун тренировался. В школу ходить было нельзя («Пока нельзя», — утешала его тетя Оля), учителя согласились оценивать его знания по письменным работам. Это было классно, но долго так продолжаться не могло. Поэтому Молчун тренировался по методу, который предложил Женя.

Это оказалось почти так же трудно, как говорить, но «почти» — это не «точно так же». Он помнил из восточных сказок, что последняя соломинка может переломить спину верблюду, и надеялся, что достаточно эту соломинку снять, чтобы верблюд перестал шататься от усталости и пошел вперед.

Молчун писал небольшие заготовки и сначала произносил их в одиночестве. Приемные родители, которые все время подслушивали, начали нервничать — нанятый психотерапевт говорил, что психически нормальный человек сам с собой разговаривать не может. Поэтому Молчуну пришлось хитрить: текст он учил наизусть, проговаривая мысленно, а затем, чтобы попрактиковаться, зачитывал приемным родителям по памяти. Тут важно было зазубрить слова, не вдумываясь в смысл, так было проще всего. Через неделю он мог поддерживать даже несложный разговор на тему школы, здоровья и погоды — для этого достаточно было заготовить десяток вариантов фраз. Опекуны Молчуна были счастливы, но с психотерапевтом этот номер не прошел. Хитрый доктор сразу стал задавать неожиданные вопросы, на которые у пациента были заготовлены всего два варианта: «Не знаю» и «Может быть». Но мозголом все равно был доволен и после бесед с Молчуном по часу пил с родителями чай, объясняя, как важно правильно подобрать антидепрессанты.

Он и не подозревал, что Молчун давным-давно наловчился прятать таблетки за щекой, а затем выплевывать их в унитаз. От лекарств он становился тупее, а ему нужно было иметь ясную голову.

Следующая проблема заключалась в одноклассниках. Молчун отлично понимал их — они дети, которым нравится дразнить и унижать тех, кто не такой. Даже если он сильнее их. «Они не виноваты, — повторял он про себя, — они маленькие». О том, что он их ровесник, Молчун не думал.

Но он не обольщался — весь этот аутотренинг разлетится, как только его достанут.

Пораскинув мозгами, Молчун родил решение. Временное, но надежное. Он написал небольшую речь, тщательно отредактировал ее (не дай бог больше никого обидеть!) и заготовил несколько фраз для поддержания разговора. Зазубрил все и взялся за телефон. После небольшого колебания выбрал все-таки Женю.

— Привет! — выдал он заученный текст. — Мне нужна твоя помощь…


Я хочу в школу!

Димке было так плохо от всех этих Кошкиных выкрутасов, что на вопрос Колюни: «Придешь?» он сначала ответил:

— Ага.

И только потом уточнил:

— Куда?

— Да у меня в субботу флэт пустой, я же говорил!

— А… ну да, точно! — фальшиво обрадовался Димка, хотя в упор не помнил ни про какой флэт. — А кто из девчонок будет?

— Никто! Чисто мужская компания, — он наклонился к Диме, и тот явно почувствовал запах табака. — Буханем!

— А есть что? — Димка старался бодриться. — Или купить надо?

— Все уже куплено! У меня в пять!

Димка не хотел бухать. Ему вообще не очень улыбалось провести вечер в компании с Колюней и его дружками. Но отказать он не мог — зачем обижать людей? Вон Кошка как всех против себя настроила… а потом принялась манипулировать. Тут настроение у Димки так испортилось, что он даже подумал: «А вот бухану!»

Правда, к субботе эта дурная мысль выветрилась совершенно. Весь вечер Димка посвятил тому, чтобы «бухать», не бухая. Колюня разлил по рюмкам «вискарь» из огромной пузатой бутыли и зорко следил, чтобы первую выпили все, но дальше пошло легче. Пару рюмок Дима тайком опрокинул в горшок с каким-то фикусом. Одну удалось незаметно подменить на пустую. А когда Колюня становился особенно настойчивым, Димка набирал полный рот виски, но не глотал — выжидал пару минут и уходил в туалет, где с омерзением выплевывал противную жидкость.

Но все равно к концу вечера в голове шумело и гудело. Это оказалось даже приятным. Димка решил: «А ну и пусть!» и последние две рюмки маханул честно. Даже без запивона, что очень понравилось Колюне.

— Во! — похвастался он друзьям. — Хоть отличник, а мужик! Димон, дай пять!

Димон дал пять и обнаружил у себя в руке прикуренную сигарету. Затянулся, закашлялся, получил по спине. «А круто! — подумал он. — Круто!»

Домой он шел весело и бодро. «Я молодец! — радовался Дима про себя. — Вон сколько выпил, а все равно трезвый!» Вдруг захотелось позвонить Кошке и сказать, какая она дура. Или нет — сказать, что она может на него рассчитывать. Он же всегда с ней! Он же друг! Не то что всякие Денисы!

Как назло, мобильник разрядился, но Димку это не расстроило. Он остановил парня в спортивном костюме поверх, кажется, другого спортивного костюма и строго спросил:

— Мобила есть?

Парень, хоть и был на две головы выше, растерянно помотал головой.

— А если найду? — сдвинул брови Димка.

Парень, как загипнотизированный, достал из недр спортивного костюма трубку и опасливо протянул ее Диме.

Дима величаво кивнул и принялся набирать номер, который он помнил назубок. Но, видимо, где-то промазал, потому что в трубке раздался незнакомый женский голос:

— Алло?

— Мне Кошку! — рявкнул Дима. — То есть Юлю!

— Нет тут ни кошек, ни Юль!

— А если найду? — спросил Димка и рассмеялся собственной шутке.

— Я тебя сейчас сама найду, пьянь подзаборная! Быдло! Гопник! Все, милиция уже к тебе выехала! Алкаш!

Димка посмотрел на умолкшую трубку и с ужасом понял, что неизвестная женщина была права. Он совершенно пьян. В дрезину. Димка повертел головой, но парня в двух спортивных костюмах рядом не оказалось. Дима почему-то разозлился на него и отшвырнул трубку подальше.

Возле самого дома он немного протрезвел — ровно настолько, чтобы засунуть голову в сугроб и дождаться, пока в ней не установится относительная ясность. Затем поднялся к себе на этаж и тихонько открыл дверь. Родители сидели на кухне и громко обсуждали каких-то родственников. Димка на цыпочках прокрался к себе в комнату.

Последнее, что он подумал, засыпая: «Хорошо, хоть до Кошки не дозвонился…»


Я хочу в школу!

В школу Молчун шагал под двойной охраной: приемный отец с одной стороны, Женька с другой. Одноклассники наверняка уже заметили и тыкают в спину пальцами: «Как первоклашку ведут! Дефективный!». Ерунда. Не надо думать об этом. И вообще, они не виноваты, они еще маленькие.

Евдокия Матвеевна вышла встречать на крыльцо школы (еще один повод для подколок и презрения — ну и плевать).

— Привет, Артемка, — сказала она, старательно улыбаясь. — Мы без тебя соскучились.

Улыбка у нее вышла приторно-милая, она задевала круче ехидных смешков одноклассников. Так разговаривают с калеками и умственно отсталыми. Но Молчун был готов и даже ответил:

— Доброе утро, Евдокия Матвеевна! Мне уже гораздо лучше, и я могу учиться с остальными ребятами.

Услышав голос своего проблемного ученика, Евдокия Матвеевна так и застыла с открытым ртом. Особенно ее поразило слово «ребята», она даже вздрогнула (а может быть, икнула).

— Ладно, — сказала она растерянно, — пойдем… к ребятам.

В класс она ввела Молчуна за руку. В спину откровенно хихикали, а пару раз и кинули чем-то. Молчун постарался не дергаться. Он уже выработал линию защиты: каждый урок начинал с того, что тянул руку. Когда вызывали, барабанил наизусть вызубренный параграф, получал какие-то оценки и садился на место.

После этого можно было думать над задачей, которую поставил Женька — как спасти 34-ю школу. Хотя бы здание.

На первом уроке, под аккомпанемент голосов одноклассников, которые пересказывали параграф учебника, Молчун думал: зачем вообще спасать здание? Это просто дом, набор кирпичей. Иррационально.

Но уже на втором уроке (монотонное решение одних и тех же примеров) внутренне согласился с Женькой и остальными. Школу надо было отстоять во что бы то ни стало. Если ее снесут — все, надежды нет. А если они победят… Пусть маленькая, но надежда.

На географии («Кто готов перечислить мне все столицы европейских стран?») Молчун перебирал способы. Всякие акции протеста он отмел сразу — никто не примет всерьез школьников, которые, например, устроили голодовку. Еще и накормят насильно — они дети, они не имеют права наносить вред своему здоровью. То ли дело взрослые…

Можно было еще писать всякие письма, но и в их эффективность верилось слабо. На истории («Записываем основные даты, которые я буду спрашивать на следующем уроке!») он тайком под партой влез со своего коммуникатора в Сеть и попытался найти примеры, когда письма протеста что-то изменили. Не нашел. Чтобы письмо получило хоть какой-то резонанс, его должны были подписать или тысяч десять людей, или какие-нибудь випы. Да и то дело ограничивалось болтовней по поводу.

На английском («Неправильные глаголы спрошу у каждого!») возникла идея привлечь телевидение и прочие СМИ. Что-то в этой идее было… Молчун катал ее по голове, но так и не придумал, как заманить к себе телевизионщиков. Подумаешь, школу закрывают! Вот если бы кто-то погиб… Молчун испуганно отогнал последнюю мысль подальше. Но зарубку про СМИ сделал.

Надо было обратить на себя внимание, но как? Молчун чувствовал, что ответ есть, и очень простой, но не мог его отловить…

А потом на перемене увидел Кошку — и все стало на свои места. Кошка шла по коридору на руках. Видно, заранее придумала, потому что надела в школу не юбку, а штаны. Все на нее смотрели и угорали от смеха.

Молчун бросился к Кошке, радостно повторяя:

— Флешмоб! Флешмоб!

Она явно не была готова, шлепнулась на попу, мягко перекатилась:

— Молчун! Ты сдурел?!

Он еще раз растерянно повторил:

— Флешмоб…

Кошка покрутила пальцем у виска и сердито поднялась. У Молчуна не было времени составить и выучить текст, он чуть не расплакался, но все-таки выдал:

— Школу. Спасти. Внимание. Флешмоб.

— Какую школу? — не поняла Кошка.

— Нашу, тридцать четвертую, — ответил из-за спины Молчуна Димка. — Ее сносить собираются.

— А мне почему не сказали?! — взвилась Кошка.

— А ты, Юля, — едко ответил Дима, — все время занята чем-то.

И повернулся к Молчуну:

— Так что там про флешмоб?

Молчун полез в рюкзак за планшетом.


Я хочу в школу!

Дима говорил долго и горячо. Это была самая эмоциональная его речь за время существования Птиц.

Он говорил о том, что их преподаватели разрабатывали уникальные методики и возились с ними по двенадцать часов в сутки вовсе не для того, чтобы, попав в соседнюю школу, они все забыли.

— Мы должны были стать лидерами, а стали аутсайдерами. Мы поссорились, разругались… Получается, что нас учили зря?

— Не зря! — вскинулась Кошка.

— Да уж, — завелся Дима, — ты у нас преуспела! Если раньше наш класс был худо-бедно, но коллективом, то сейчас это сборище сплетников. Все друг друга подозревают, все друг на друга наговаривают… Вместо того, чтобы…

— Наш класс? — переспросила Кошка. — Ты сказал «наш класс»?

Дима смутился.

А Молчун встал и молча пожал Диме руку.

На Кошкино счастье, инициативу перехватил Женя. Он сказал, что план следующий:

— Сверхзадача — привлечь СМИ. Серьезные, типа телевидения. Начнем шуметь, обратим внимание властей. Не дураки же там сидят! Не позволят уникальную школу завалить!

Молчун тихонько вздохнул. У него был некоторый опыт прямого контакта с властями в лице участкового и инспекторов по работе с несовершеннолетними. Но он оказался единственным, кто усомнился, остальные радостно закивали. Ведь там, наверху, просто не знают, какую жемчужину хотят выбросить на помойку!

Женя продолжал:

— Но сейчас идти на ТВ глупо. К нашему мнению никто не прислушается, даже в школе…

— Авторитетом у одноклассников не пользуемся, — подтвердил Димка, — учителя нас не любят. По крайней мере, большинство…

— Значит, цель у нас пока такая: обратить на себя внимание. Показать, что мы вместе и мы — сила. Самый простой и безболезненный способ — флешмоб. На большой перемене, между третьим и четвертым уроками, собираемся в холле второго этажа и… что делаем?

— Танцуем! — подскочила Кошка.

— Это было бы здорово, но танец нужно подготовить. Займешься?

— Да, конечно.

— Я с тобой! Я с тобой! — закричала Анечка.

— Отлично, — сказал Женя, — хорошо бы человек пятнадцать привлечь. Сами обзвоните?

— Сами! Сами! — запрыгала Анечка, счастливая от того, что опять появилось дело.

— А пока, — продолжил Женя, — нужно что-то простое, не требующее репетиций.

Молчун захлопал.

Женя манерно поклонился.

Молчун мотнул головой, мол, не в этом смысле.

Женя смутился и принялся приглаживать ладонью шевелюру.

— Хлопать репетировать не надо, — сказал Молчун. — Громко и весело.

Аня немедленно захлопала и затопала.

— Ну вот и договорились, — сказал Женя, — завтра в 11–20 в холле второго этажа начинаем хлопать. Потом расходимся. На вопросы не отвечаем, сохраняем загадочный вид. Послезавтра хлопаем и топаем. У кого будут идеи на дальнейшие флешмобы — говорите.

— Становимся роботами!

— Чистим зубы!

— Садимся на пол!

— Включаем одну и ту же песню!

— Прыгаем!

Женя еле успевал записывать.

— А через неделю — танец, — сказал он. — Только это должен быть не просто танец, а ВАУ. Чтоб ожидания оправдались.

— Других не держим, — ухмыльнулась Юля, — а некоторые и так уже звезды дискотек… Полкласса по нему сохнет.

Дима хотел съязвить в ответ, но посмотрел на Кошку и понял, что не надо. Она не хотела его обидеть. И еще он увидел, что Юлькины глаза потеплели, как будто оттаяли после долгой зимы.

— Будет вам такое ВАУ! — сказал Дима. — Даже ВАУ-ВАУ! Мы же вместе — сила! Да, Кошка? То есть Юля…

— Кошка! — сказала Юлька. — Помните, что Кошка — Птица гордая, не пнешь — не полетит!

Давно уже Птицы так не хохотали. С прошлого года…


Я хочу в школу!

Сначала никто ничего не понял. Ну, стоит малявка какая-то и в ладоши хлопает. В ладушки, наверное, играет. Но из другого конца коридора ее вдруг поддержал элегантный старшеклассник. И не просто поддержал — двинулся навстречу, бодро аплодируя. И еще двое… И еще один — такой странный пацан, которого вся параллель побаивается. Хлопают, сходятся — и все это с непроницаемыми лицами, как будто ничего не происходит. Кто-то даже присоединился, похлопал, но тут же смущенно опустил руки («Чего это я?»). Зато за это время кто-то из девчонок пару раз подхлопнул. А потом малявки все разом сообразили, что это же прикольно — взять и поплескать в ладошки. От них шум получился такой, что еще пару минут перемены — и вся школа рукоплескала бы. Но, как только прозвенел звонок, зачинщики всего этого действа резко прекратили аплодировать, церемонно поклонились друг другу и разошлись по классам.

После этого школа только и говорила, что о флешмобе. Даже на уроках, что очень не нравилось учителям, особенно Злыдне. Алена из-под парты послала Димке СМС: «Круто-круто-круто! Это ты придумал?». Димке на секунде захотелось ответить утвердительно, но он поборол гордыню и ответил честно: «Мы вместе». Алена не поверила — или притворилась, что не поверила. На перемене принялась тормошить:

— Но это же ты, да? Идея твоя?

Глаза сияют, во взгляде восхищение и надежда. Димке пришлось трижды повторить про себя: «Грубая лесть. Мною манипулируют», чтобы не соврать или не ответить обтекаемо (что тоже было бы вариантом вранья).

— Про хлопки Молчун придумал… Артем Пивоваров из 5 «А».

Алена слегка приутихла.

— Тот самый… — она перешла на шепот, — который одноклассника убил?

— Не убил, — Дима постарался говорить безразлично, — а просто отлупил. А вообще Молчун… Артем у нас гений. Только странный.

— А ты скромный, — не сдавалась Алена. — Ты из скромности все так говоришь…

Она дожала все-таки Димку до того, что он взял на себя часть славы за флешмоб — а именно за финальные поклоны (это действительно он придумал).

— Я так и думала! Это самое клевое было! Так прикольно, вообще! А завтра тоже будете хлопать?..


Я хочу в школу!

Но назавтра не просто хлопали — еще и топали. Отбивали ритм «We will rock you» руками и ногами. Школьники отрывались по полной. Теперь стесняющихся было совсем немного.

Потом был день «роботов». В организаторы взяли еще пару человек из других групп бывшей 34-й. Это было сюрпризом: все следили на большой перемене за Женькой, Анечкой, Молчуном, Кошкой и Димой, а начали флешмоб две девчонки из Цветов. Они внезапно застыли на секунду, неестественно согнув руки в локтях, затем дернулись и, утробно загудев, протянули руки. Зрители принялись дергать друг друга за рукав и тыкать пальцем:

— Смотри! Вон!

Тут же к «роботам» подключились еще пару новичков, а потом и Птицы. Самое сложное было сохранять невозмутимый вид. Анечка пару раз не выдерживала и хваталась за живот. Но, отхохотав, снова включалась в игру. Кошка однажды была на грани срыва — но ничего, обошлось. Лучше всех держался Молчун. Он, казалось, действительно приводился в движение сервомоторами, которые иногда сбоили, и тогда голова поворачивалась судорожно, рывками, а руки вдруг начинали мелко вибрировать прежде чем сдвинуться на пару миллиметров.

Зеваки пытались присоединиться, но быть роботом оказалось не так-то просто. Большинство просто кривлялись и дергались, только у единиц получалось что-то похожее.

Правда, с Молчуном чуть было не случилась неприятность: в разгар флешмоба перед носом вдруг появился его остроносый обидчик. Женька, который держался в двух шагах, напрягся, готовый при первых признаках опасности броситься — не на Александра, а на Молчуна, но обошлось. Пацан так противно и неоригинально корчил рожи и высовывал язык, что это не могло никого обидеть. Более того, когда он выдохся, Молчун неожиданно произнес утробным безжизненным голосом:

— Низшая форма жизни, — и резко повернулся всем корпусом, давая понять, что роботам всякие придурки неинтересны.

Зрители грохнули. Александру оставалось только растерянно моргать в спину Молчуну.

Это был успех!

Его не могла испортить даже перекошенная физиономия Злыдни, которая маячила в конце коридора. Но в тот раз учительница ничего не сказала. Возможно, потому, что в двух шагах от нее хохотали физик и физрук. А может быть, побоялась услышать «низшая форма жизни» в свой адрес.


Я хочу в школу!

Кошка остервенело готовилась к танцу.

— Мы на чемпионат мира едем? — спросила у нее после трехчасовой репетиции «цветочная» Лиза.

Она валялась под станком в хореографическом зале колледжа, где преподавала ее мама. Мама и выдала им ключи.

— Все должно быть супер! — упрямо буркнула Кошка.

— Все и так супер! — сказала Лиза.

— Но еще не безупречно, — отрезала Юля.

Она прекрасно понимала, что все уже ждут флешмобов, и каждый раз они должны быть все интереснее и изобретательнее.

Посмотрев на измученных танцами партнеров, Кошка смягчилась.

— Ладно, давайте вполноги. Просто проходим под музыку. И главное, внимательнее следите, кто и когда вступает. Каждое новое вступление должно быть ВАУ! Димка, ты — супер! Но не расслабляйся.

Дима только усмехнулся. Так похвалить может только Кошка. Между делом, походя, как будто ничего важного не сказала, просто: «Димка, ты — супер!»…

— А я супер? — спросила Аня.

— Нет, — серьезно ответила Кошка.

Секунду любовалась на то, как вытягивается Анечкино лицо, и добавила:

— Ты — звезда. Все, давайте начинать. На счет «три» я включаю музыку. И-раз. И-два. И-три!

…В день танца-флешмоба она так нервничала, как не случалось ни на одной предзащите. Что-то было в этом танце символичное. Как будто она должна завоевать вражескую территорию.

После третьего урока рекреация второго этажа гудела, сюда уже привычно стекались любопытные ученики, чтобы посмотреть, что сегодня придумают «эти».

А «эти» подозрительно не спешили. Более того, никого из «этих» в рекреации не наблюдалось. Время тянулось медленно, самые нетерпеливые были уже готовы уйти, но тут в дверном проеме показалась Кошка.

Она вытянула руки вверх и этим нехитрым движением уже смогла привлечь всеобщее внимание, потом выпрямилась, заполнив собой весь проем.

А на третий счет включилась музыка.

Кошка вообще танцевала отлично, а сейчас она еще и очень старалась. Ее движения завораживали, она двигалась по коридору — и перед ней все расступались.

— Ой, их трое!

Никто не заметил момент, когда к Кошке присоединились еще и Лиза со Светой.

— Вау!

— Вау!

Танец незаметно для всех обрастал участниками. Вот стоят три девчонки — смотрят и даже пытаются снимать, а через секунду — раз! Уже танцуют!

Анечка примчалась из коридора с криком:

— А что здесь такое?

Влезла в середину, посмотрела на Юлю, подумала…

И влилась в общий рисунок.

Каждого вновь вступившего народ встречал овациями. Многие снимали видео, стоя на подоконниках.

Ну и финал… В финале выходил Димка, и они с Кошкой зажигали. Это был не просто танец, это было то самое ВАУ, о котором потом еще месяц говорила вся школа. Потому что одно дело увидеть такое по телевизору, и совсем другое — вот так, у себя в школе, на перемене.

Кошка отрывалась. Димка страховал. Кошка могла крутить с ним самые невероятные сальто, потому что точно знала — Дима поймает. А Дима ни с кем другим не мог танцевать вот так, на полную катушку, потому что от Кошки шел ток, и этот ток его подпитывал круче любых аплодисментов.

А потом они разлетелись в разные стороны на максимуме музыки, и… Все кончилось. Только что в коридоре гремела музыка и отплясывали двадцать человек, и вдруг — тишина, и участники разошлись по своим делам.

Правда, тишина продлилась только секунду, школьный коридор превратился в спортзал сумасшедшего дома. Одноклассники рванули к участникам флешмоба, чтобы просто постоять рядом, потрогать, продемонстрировать, что они причастны. Видео уже начало кочевать с мобильника на мобильник.

— А ты этого снял? А я снял! С самого начала!

— Ух ты, круть! А я зато вон тех девчонок угадал и их снимал!

До звонка оставалось еще несколько минут, но тут в коридоре появилась Злыдня, и ее вид не предвещал ничего хорошего.

— Что? — завизжала она. — Что вы тут устроили? А ну слезли с подоконников!

Коридор загудел.

— А что такого… А почему нельзя?

— Это школа, а не балаган!

— У нас перемена!

Злыдня шваркнула журналом по стене. От резкого звука все, как обычно, затихли.

— Перемена дана для того, чтоб подготовиться к уроку. Антонова! Ты отвечаешь первая! Кузнецов — второй! А остальной класс пишет контрольную. И дневники на стол — всем «неуды» по поведению.

— За что? — пронеслось по коридору.

— Это школа, а не балаган!

И бормоча под нос «Я вам покажу, что такое порядок», Злыдня удалилась в учительскую.

А вечером Птицы сидели во дворе дома Жени, хохотали, пересматривали видео, хвалили друг друга. Принимали сообщения от одноклассников, хвастались, гордились. Строили планы на ближайшие флешмобы. Напланировали еще на неделю всяких штук, а потом договорились потихоньку подбираться к сути проблемы.


Я хочу в школу!

Юля последнее время все чаще раздражалась.

Одноклассницы лезли к ней «дружить», но она чувствовала, что ее на самом деле не любят, просто боятся с ней ссориться. Это бесило.

Разговоры у девушек были все ненастоящие. Листать модные журналы или сидеть в кафе с томным видом Кошке было смертельно скучно. Обсуждать по двадцать пятому разу подробности очередной лав-стори (кто на кого КАК посмотрел и что при этом сказал) тошно. Других интересов у одноклассниц не было. Или они тщательно скрывались, потому что быть умной в 8 «Г» было немодно, модно было быть крутой и выглядеть на восемнадцать.

Ужасно бесил Денис. Он, как рыба-прилипала, все время таскался рядом. Заколебал звонками и эсэмэсками. Ну поцеловались и поцеловались, с кем не бывает? Это что, повод ее изводить до скончания века?

А больше всего бесила Эля. Первое время она вела себя с Кошкой как ни в чем не бывало, потом заподозрила неладное и принялась приставать с идиотскими вопросами. Ну, Кошка ей все и вывалила. Все-все…

Сначала Эля слушала с интересом, потом пошла красными пятнами. Кошка продолжала рассказывать со смелостью камикадзе. Эля слушала. Про то, как сама повелась на Юлины манипуляции, про то, как отдалилась от подруг.

— Да ты не переживай, — махнула рукой Кошка, — это не дружба. Это стая. Они найдут нового вожака и пойдут за ним.

Эля, сузив глаза, слушала про то, как Кошка лихо развела ее в кино, и даже про то, как Юля потом целовалась с Денисом в парке.

— Если б я знала, как он меня задолбает, я б с ним не связывалась, — призналась Юля.

Она прекрасно видела, что Эле очень неприятно выслушивать все это, но остановиться не могла. Эля раздражала, ее хотелось укусить побольнее.


Я хочу в школу!

Назавтра, придя после второго урока в холл второго этажа, школьники обнаружили, что коридор перекрыт столами, в центре устанавливается экран, а Злыдня прогоняет всех с прохода.

— Здесь будет проходить семинар. Освободите коридор!

Отличницы блеклого вида переминались с ноги на ногу внутри огороженной зоны предполагаемого семинара и растерянно хлопали глазами.

— Что стоите? — рыкнула Злыдня. — Запускайте ролик!

На большом экране появилось изображение 33-й школы и из всех углов кадра начал хитроумным образом выкручиваться текст про показатели успеваемости, поступаемости и прочие нудные подробности.

Пришедшие поглядеть на флешмоб попытались сбежать, но были остановлены дежурными учителями и превращены в зрителей.

Флешмобщики растерялись. Они попытались скоординироваться, но времени не хватило. К тому же в этот день все было придумано так, что быстро перенести все действо в другое место было крайне сложно.

Прозвенел звонок на урок, флешмоб не состоялся.


Я хочу в школу!

На следующей перемене Птицы снова собрались на втором этаже. Экран висел грозным предупреждением: никаких флешмобов! Столы стояли, как противотанковые ежи, а вдалеке сторожевой башней маячила Злыдня.

— Эта Злыдня просто доктор Зло! — мрачно сказал Женя. — Я раньше думал, что в жизни таких не бывает, они живут только в плохих фильмах.

— Жизнь еще хуже, — ответил Дима. — Все время какая-то фигня происходит, и никакого хеппи-энда…

— Тогда давай вспомним, как в кино побеждают доктора Зло, — продолжил Женя.

— Он сам лопается от злости, — сказал Дима, — особенно в мультиках. И черная туча расползается по экрану.

— Итак, — громко сообщил Женя всем присутствующим, — на повестке дня вопрос. Как сделать так, чтоб Злыдня лопнула от злости?

— Разозлить ее до смерти! — нашлась Анечка.

— Мы на правильном пути, — мрачно сказал Дима, — только она скорее нас из школы вышибет, чем лопнет.

— Ее, кстати, все ненавидят, не только мы, — сказал Женя. — Просто остальные думают, что ничего не могут изменить, вот и терпят.

— А ведь это мысль! — вскинулся Дима. — Нужно объединиться! Всех она из школы не вышибет!

Он и не думал, что повод для объединения представится так быстро.

Шестым уроком состоялся классный час.

Злыдня зашла в класс и заперла за собой дверь. Потом она рассказала, что преподает в этой школе уже много лет и еще никогда не находились отморозки, позволявшие себе до такой степени не уважать людей, которые тут работают. Что в то время, когда другие в поте лица трудятся, чтобы обеспечить безопасность и повысить успеваемость, эти пришедшие извне и совершенно беспринципные молодые люди…

— О чем это она? — не выдержала Кошка.

Она спросила шепотом у соседки по парте, но Злыдня услышала.

— Рябцева! Антонов! Встать! — взревела она. — Я не позволю вам позорить мой класс! Я не позволю вам своими танцульками устраивать балаган!

Димка понял, что сейчас Кошка ответит. Так ответит, что ее выгонят не только из школы, но из всей системы образования. С волчьим билетом. Поэтому за четверть секунды до Кошки сказал сам:

— Да чего вы привязались с этим «балаганом»? Чуть что — сразу «балаган»!

Очень спокойно сказал, даже дружелюбно, но Злыдня словно поперхнулась его словами. Слова были возмутительными, но тон таким располагающим… Пользуясь замешательством, Димка развил мысль:

— Есть же множество синонимов: «цирк», «шапито», «вертеп»… в крайнем случае «бардак».

Злыдня вздрогнула, выходя из оцепенения:

— «Бардак»?! Ты смеешь сравнивать школу с публичным домом?!!

Но воздуха она набрала слишком мало, последние слова на выдохе звучали змеиным шипом. Злыдне пришлось срочно заглатывать еще воздух, и Дима успел объяснить:

— Ни в коем случае! В публичном доме, как мне кажется, должен быть образцовый порядок, а «бардак»… да это всего лишь «стакан» по-турецки! Точнее, традиционный стакан в виде тюльпана, из которого пьют чай.

Злыдня замотала головой: этот сволочной ученик совсем ее запутал. Вместо того чтобы грубить, оправдываться или отмалчиваться (так должны вести себя нормальные дети!), он нес какую-то ахинею про турецкие стаканы. Впрочем, неважно. Все бредни учитель обязан пресекать. Жесточайше.

— Молчать! — рявкнула учительница так, что у самой уши заложило.

Не замолчать было трудно.

— Я вам тут не позволю! — Злыдня решила закрепить успех. — Устроили тут… балаган!

Слово словно само слетело с ее языка — и вызвало лавину придушенного смеха. Это уж не лезло ни в какие ворота педагогики! Злыдня резко развернулась и ткнула пальцем в ближайшую хихикающую голову:

— Ты! Двойка! Дневник на стол!

Только тут она поняла, что тычет в красавчика Дениса… Меньше всего классной хотелось начинать репрессии с него, но — отступать было нельзя ни при каких условиях. Или они ее боятся, или класс станет неуправляемым.

Класс пока боялся поэтому резко затих. Денис позволил себе только пожать плечом и чуть резче, чем нужно, хлопнуть дневник на учительский стол.

— Злая вы… и слабая, — вдруг сказала Кошка.

Димка никогда не слышал от нее такого тона — спокойного и умиротворенного. Даже Злыдня завертела головой, пытаясь понять, кто с ней разговаривает. Не эта же вечно буянящая девчонка! А Кошка продолжила:

— Вы нас просто боитесь. Вот и отыгрываетесь на тех, кто под руку попался. Нам-то вы ничего не сделаете.

«Сделает, — подумал Димка. — Ох, Кошка, она нам может такого наделать!» Но внешне остался спокойным и подтвердил слова подруги вежливой улыбкой. Злыдня не верила своим глазам. Над ней насмехались! Причем так тонко, что она не понимала, в чем насмешка!

А Кошка ощущала вселенскую безмятежность. Да, конечно, эта выжившая из ума старуха может испортить жизнь. А может, и наоборот, навсегда исчезнуть из Кошкиной биографии. «Точка бифуркации, — подумал примерно о том же Дима. — Сейчас любой камешек может вызвать лавину. И сойти она может по любому склону».

И Дима решился. Он встал и сам понес дневник на стол:

— И мне двойку, — спокойно сказал он, — я ведь тоже смеялся.

Следом подскочила Алена. Она и сама не понимала, зачем это делает, но встала и с милой улыбкой положила свой дневник поверх Димкиного:

— И мне, пожалуйста, двойку.

А за Аленой вскочили подружки:

— Да… И мне, пожалуйста… И мне…

Злыдня растерянно моргала, а стопка дневников на ее столе все росла. Все до единого отметились вежливым: «И мне, пожалуйста, двойку». Это оказалось самым убийственным — вежливость. Наверное, надо было просто наорать на них, швырнуть дневник в лицо и потребовать прекратить бала… Нет, не балаган… а… ералаш! В крайнем случае, отоварить только первых, самых смелых, а над остальными просто посмеяться.

Но Злыдня уже плохо соображала, что делает. Она в ярости ставила и ставила «пары» всем — одну в дневник, другую в журнал…

…На следующем уроке десятый класс, в котором учился Женька, в полном составе попросил «одвоячить» их. За плохое поведение. И следующий класс тоже…

…В этот день Злыдня установила мировой рекорд: 93 двойки в четырех классах.


Я хочу в школу!

Елена Ивановна Кочеткова — заслуженный учитель математики с тридцатилетним стажем — пылая праведным гневом, собиралась домой.

Когда к ней в кабинет заглянула какая-то молоденькая учительница (всех их не упомнишь) и попросила зайти к директору, Елена Ивановна только поправила прическу и подкрасила губы. Да, в школе проблема. И эту проблему нужно решить. Им с директором есть о чем поговорить.

Елена Ивановна заперла кабинет и, гордо подняв голову, прошествовала по школьным коридорам. В школе было пусто. Кочеткова любила, когда в школе пусто — никто не мельтешит, не носится под ногами и не мешает разрастающемуся в душе чувству собственности. Это моя школа. Я тут работаю. Я тут хозяйка.

Поколения детей приходили и уходили, а Кочеткова оставалась. Она знала, что за глаза ее зовут «Злыдней», но не сильно переживала по этому поводу. Хороший педагог — строгий педагог. А строгих педагогов современные инфантильные детишки не любят. По мнению Кочетковой поколение выросло совершенно гнилое, гиблое. Нет в них стержня, нет основ, нет фундамента. Один только интернет на уме со всеми вытекающими из него мерзостями.

Кочеткова дошла до директорской двери и, не глядя на секретаршу, вошла в кабинет. Она не привыкла спрашивать разрешения у всяких девиц непотребного вида. В старые времена за такую юбку быстро из школы выгнали бы, пошла бы зарабатывать другим способом.

Директор, Павел Сергеевич, разговаривал по телефону.

При виде Злыдни… то есть Елены Ивановны он поморщился. Ее привычка заходить в кабинет без стука и предупреждения раздражала.

Елена Ивановна по-царски махнула рукой. Она видела, что директор недоволен и прекрасно понимала почему — какой-то навязчивый тип звонит и отвлекает Павла Сергеевича от разговора с ней. У этих молодых совершенно нет чувства такта и чувства меры!

Пока директор договаривал, Елена Ивановна так глубоко погрузилась в изучение шкафа с книгами по педагогике, что чуть не пропустила окончание телефонного разговора. Среагировала уже на обращение к себе.

— Елена Ивановна, я хотел с вами поговорить по поводу сегодняшнего инцидента.

— Да, я с вами согласна, это безобразие, и это нужно немедленно прекращать.

— Елена Ивановна, я надеюсь, вы понимаете, что все двойки, которые вы сегодня поставили, придется убрать?

— Что?!

Кочеткова захлебнулась словами. Уж этого-то она делать точно не собиралась.

— Убрать? — визгливо спросила она. — Павел Сергеевич, вы шутите, я надеюсь?

— Елена Ивановна, вы за сегодня вывели нас, наверное, на последнее место в районе по успеваемости. А нам это абсолютно не нужно. У нас и так проблем по горло.

— Я не буду ничего убирать! — гордо заявила Елена Ивановна. — Я — педагог. А педагог должен быть последовательным. Если мы все начнем передумывать, отменять… Эти дети и так уже разболтаны и разбалованы, они устроили из школы балаг… вертеп с танцульками!

Кочеткова опять перешла на визг.

— Я с этим боролась, борюсь и буду бороться! Я не допущу! Пока я здесь, в школе будет порядок!

Павел Сергеевич молча перебирал бумажки у себя на столе. Когда Кочеткова прервалась, он продолжил:

— Елена Ивановна, сегодняшние двойки из журналов вам придется убрать. Это не обсуждается.

Кочеткова шумно втянула в себя воздух, потом спикировала на стул, схватила ручку, первый попавшийся лист бумаги и стала выводить каллиграфическим почерком: «Прошу уволить меня по собственному желанию…». Закончив, она размашисто расписалась и гордо посмотрела на директора.

— Или они — или я! — сказала учительница и, гордо подняв голову, вышла из кабинета.

«Посмотрим, где он посреди учебного года математика найдет, — шипела она себе под нос. — Прибежит в понедельник, будет уговаривать, упрашивать. А я еще подумаю! Двойки убрать! Распоясались совсем!»

Директор в бессильной злобе смотрел на захлопнувшуюся дверь и думал совершенно непедагогичные вещи.


Я хочу в школу!

Злыдня, вылетая из школы, чуть не сшибла Женю, который вернулся за зонтиком. Он успел отскочить, но в самый последний момент. Учительница бешеным метеором пронеслась мимо него с перекошенным лицом и скрылась в направлении автобусной остановки.

Женя помедлил секунду, посмотрел, ни гонится ли за ней кто-нибудь, потом аккуратно вошел в школу.

Зонтик лежал там, где он его и оставил, в коридоре, на подоконнике, напротив учительской.

— Что, опять что-то замышляете?

Женя вздрогнул и оглянулся.

К нему обращалась директорская секретарша, голубоглазая Таня.

— Нет, я просто за зонтиком зашел.

Таня улыбнулась.

— Видела я вчера ваши танцы. Здорово! Вы занимались где-то?

— Нас в школе учили, — объяснил Женя, — у нас было два хореографа. И акробатика была для желающих.

— А Кочеткова опять заявление написала. Из-за вас, — неожиданно поменяла тему Таня.

— Что? — не понял Женя.

— Кочеткова. Написала по собственному желанию. Она всегда так делает, когда с директором ругается.

— И почему ее до сих пор не отпустили? — тактично спросил Женя.

— А как ее отпустить? Кто на ее место пойдет? У нее нагрузка почти две ставки, классное руководство. И вообще, сейчас середина учебного года, а математиков в городе не хватает.

У Жени в голове вспыхнуло. Он даже Таню за руку схватил от неожиданности.

— Послушайте, а если мы найдем математика, ее уволят?

Таня задумалась.

— Может, и уволят. Она ж всех достала. Злыдня и есть Злыдня. Только это нужно быстро решать, если она в понедельник выйдет на работу, то свое заявление сразу порвет. Так что учителя нужно найти за выходные.

— Я сегодня найду! — сообщил Женя и чуть ли не побежал к выходу.

— Зонтик! — крикнула вслед Таня.

Женя вернулся, схватил зонтик, уже говоря по телефону.

— Димка, звони всем нашим, встречаемся через десять минут!


Я хочу в школу!

«Всем нашим» удалось дозвониться не всем — Анечка отключила телефон, потому что ей нужно было умно подумать. Она часто так делала, когда проблема оказывалась сложная и с ходу не решалась. «Просто загрузите проблему в голову, — советовал Впалыч, — и переключитесь на что-нибудь другое. Или поспите. Сходите в кино. Мозг — штука умная, умнее человека, он без вашего участия быстрее разберется». Иногда так и получалось. Но иногда Анечка не могла пустить процесс на самотек, садилась за стол, набирала полный рот леденцов и упиралась взглядом в стенку.

Она вообще была очень неправильная с точки зрения психологов. Однажды Впалыч собрал целый консилиум, чтобы разобраться с ее психотипом. Половина тестов уверенно относила Аню к логикам-интровертам, половина — к этикам-экстровертам. Перекрестный допрос только усугубил кашу в головах психологов. В конце концов, один из профессоров взмолился:

— Девочка, скажи сама — кто ты?

На что девочка ответила, не моргнув глазом:

— Я Аня!

Отсмеявшись, специалисты в шутку завели разговор о введении нового психологического типа «Анечка»: с пластичными свойствами, которые проявляются в зависимости от решаемой задачи. Потом проскочило слово «исследование», потом — «диссертация» и «постоянное наблюдение в клинических условиях». Впалыч быстренько свернул разговор и отправил коллег по их институтам. Ему никак не улыбалось превратить Аню в подопытного кролика.

Но ей на следующий день сказал:

— Вот потому ты такая умная!

Аня тогда почти удивилась (сама она себя считала совершенно обычной), но не успела — надо было срочно придумывать концепт для проекта: «Можно ли представить невозможное?».

Но теперь она вспомнила это «ты такая умная» — оно внушало надежду. Ведь Ане предстояло решить очень мудреную задачу: как спасти одноклассников от улыбчивой, но ядовитой, как гюрза, Анастасии Львовны? Во-первых, надо со всеми подружиться, стать своей. Но как? Ответ она получила на пятой минуте размышлений, но он ей так не понравился, что Анечка упорно пыталась придумать что-нибудь другое.

Через час она сдалась. Решение было только одно — надо разделить интересы тех, кто учится рядом с ней. То есть играть в компьютерные игры, смотреть их фильмы и читать их журналы. Еще куча времени ушла на обзвон: «Привет! А ты в какую игрушку играешь? А кино какое смотришь? Да мне просто скучно…» Одноклассники (и особенно одноклассницы) не ограничивались простым перечислением названий, они тут же начинали пересказывать сюжеты в лицах, зачитывать фрагменты из любимых журналов и запускать по телефону «крутые треки». Впрочем, когда речь заходила о чем-нибудь компьютерном — играх или сайтах — мальчишки оказывались даже болтливее девчонок. Аня пыталась поговорить с братом, но тот сразу переходил на безумный сленг. Стоило переспросить хоть слово — раздражался и обзывал дурой. Анечка решила подойти к задаче системно…

…Уже поздним вечером она, сжимая в руке список, зашла в гостиную. Родители жевали под бубнеж телека.

— Мне нужно это! — сообщила Анечка, вручая список папе.

И отправилась спать с чувством перевыполненного долга. А папа читал список и принимал все более озадаченный вид.

— Что это? — забеспокоилась мама.

— Не знаю, — признался папа. — Но на закачку поставлю.


Я хочу в школу!

А остальные Птицы в компании с Молчуном лихорадочно трезвонили в домофон Впалыча.

Влетели в квартиру взъерошенные, возбужденные, заговорили все разом. Но при виде психолога вспомнили их занятия, попытались успокоиться, собраться с мыслями и изложить новости спокойно и по порядку.

Слово дали Жене.

— Виктор Павлович, в 33-й школе работает учительница математики, ее зовут Елена Ивановна, но все называют ее Злыдня.

— Потому что она Злыдня и есть! — встряла Кошка.

Дима придержал ее за руку. И держал все время, пока Женя старался кратко пересказать всю историю их отношений со Злыдней, включая последние флешмобы, ее попытки их прекратить, а также почти сотню двоек, которые она выставила накануне.

— И вот, представляете, она написала заявление об уходе! Она-то уверена в том, что никуда не уйдет, но если на ее место придет кто-то другой, то директор сможет ее уволить!

Впалыч слушал внимательно.

— И? — спросил он.

— Виктор Павлович, вы же можете преподавать! Вы сами говорили, что по первому диплому вы учитель математики! А нашей школы все равно пока больше нет.

Впалыч растерялся. Это был, наверное, первый случай на их памяти, когда он не сразу нашелся с ответом. Он встал, пригладил волосы, подошел к окну.

— Виктор Павлович, пожалуйста! — сказал Дима. — Мы опять будем вместе!

Впалыч криво улыбнулся и сел в кресло.

— Ребят, — сказал он, — понимаете… Одно дело работать в 34-й школе, вы сами понимаете, что у нас там были несколько другие условия. Другое дело — в обычной. У меня три высших образования, я совершенно не готов идти и объяснять теорему Пифагора балбесам, которым это не нужно.

— Но там же мы! — сказал Дима. — Нам-то это нужно!

— Мне не дадут работать только с вами. На меня навесят еще пять классов, классное руководство и заставят заполнять кучу бумажек. Я буду 80 процентов своего рабочего времени тратить на заполнение формуляров и выяснение отношений с директором, и только 20 процентов на общение с детьми. Причем из этих 20 процентов эффективными будут только 20 процентов. Остальное время уйдет в полный пшик.

— Но почему? — не выдержала Кошка. — У нас физик есть, он хороший. И у него даже уроки интересные.

— И историк! — добавил Женя.

— Возможно, — сказал Впалыч. — Но они, наверное, уже привыкли к этой системе. А я себя в ней не представляю.

— Но… Но… Но если ничего не менять, то ничего не изменится! — воскликнула Кошка. — Вы нам сами говорили, что если что-то не нравится, не нужно ждать, что оно изменится само. Нужно идти и переделывать!

— Да, говорил, — подтвердил Впалыч, — у меня была возможность работать вне системы — я работал. А ввязываться сейчас, в середине года, в расшатывание устоев… Ребят, хватит того, что у меня жена — врач в обычной больнице. И двое детей. Если еще и я сяду на бюджетную зарплату, то нам есть будет нечего.

Птицы подавленно молчали. Даже Кошка. В квартире было зябко, все сидели, кутались, прятали друг от друга глаза. Впалыч еще что-то объяснял, но его уже не слушали, очень хотели уйти, но все никак не находили предлог. Мучились, пока Молчун не наплевал на все приличия, просто встал и вышел, не попрощавшись.

Впалыч вздрогнул от щелчка входной двери, а Птицы воспользовались моментом и выскочили следом за Молчуном.

На улице вздохнули свободнее.

— Может, по объявлению математика поискать? — предложил Дима.

— А ты уверен, что это будет не вторая Злыдня? — спросил Женя.

— Уверен. Другой такой больше нет.

— Я вот подумал, — сказал Женя, устраиваясь на детской карусели во дворе, — мы и правда, какие-то не социализированные.

— Это почему? — возмутилась Кошка.

— Да потому что! Сколько лет наша школа существовала?

— Десять… или двенадцать даже… а что?

— А то, что у нас было все — поездки, учителя, оборудование! И ни разу у нас не возник вопрос, откуда деньги! Наверное, зарплаты у учителей там были не маленькие, раз они с нами так возились.

— Они не за деньги с нами возились! — возмутилась Юля.

— Не за деньги, — подтвердил Женя. — Но деньги позволяли им жить и заниматься любимым делом. А вот откуда они брались, интересно?

— Вроде бы гранты какие-то, — вспомнил Дима. — Или фонды?

— Все, не могу больше сидеть! — вскочила Юля. — Я пошла на тренировку. Или я за себя не отвечаю!

А Женя с Димой еще долго сидели на карусели, думая каждый о своем.


Я хочу в школу!

Когда Эля позвала Диму в кино, он не заподозрил ничего необычного. Ему часто звонили и звали. Звонил кто-то один, а потом выяснялось, что в кино идет почти весь класс.

— И где все? — спросил Дима, подбежав к кинотеатру.

— А нет никого. Мы с тобой вдвоем, — спокойно ответила Эля.

— Зачем? — невежливо удивился Дима.

— А может, ты мне нравишься, — усмехнулась Эля.

— Неправда, — серьезно сказал Дима.

— Да ну тебя! — засмеялась Эля. — Пойдем скорее, сеанс через пять минут!

Сначала Дима держался настороженно. Но Эля вела себя нейтрально, глазки не строила, гадостей не говорила и провокаций не устраивала. Поэтому Дима быстро расслабился и даже с удовольствием болтал о всяких посторонних вещах.

— И все-таки, — спросил он после сеанса, — зачем ты меня позвала?

— А кого? — вздохнула Эля. — Денис меня бросил… Ты, кстати, знаешь, что у них роман с Юлей?

Дима постарался безразлично мотнуть головой.

— Вот и я не знала, — вздохнула Эля. — А вчера она мне рассказала. Представляешь, они первый раз поцеловались после того, как мы в прошлый раз в кино ходили. Во-о-он там, в парке. Странно, что ты не знаешь, я думала, что вы друзья.

— Мы друзья! — сказал Дима. — Но мы не отчитываемся друг перед другом в своих… похождениях.

— Понятно, — кивнула Эля. — А мне раньше казалось, что Юля тебе нравится.

— Нет! — горячо ответил Дима.

Слишком горячо…


Я хочу в школу!

На следующий день была суббота. Анечка уже привыкла, что бывают выходные, когда не нужно идти в школу (да и неохота, если честно). Она даже научилась получать удовольствие от валяния в постели. Но, в отличие от брата, хватало ее всего на пару минут, после чего она подрывалась и шла, например, на кухню помогать маме делать голубцы. И хотя помощь заключалась большей частью в уничтожении хрустящих кочерыжек, мама все равно была довольна, что дочка интересуется делами кухонными, а не своими странными «проектами».

Впрочем, сегодня Ане предстояло дело посерьезнее кочерыжек. Умывшись (но пижаму так и не переодев), она уселась за компьютер с твердым намерением проникнуться духом своего 3 «А».

С музыкой разобралась в два счета — вся она состояла из бодрых ударных плюс незатейливая мелодия на четыре четверти. Со словами дело обстояло еще проще: они были не важны и в голове не задерживались совсем, хотя исполнители мужественно повторяли каждую строчку раз по восемь.

Компьютерные игрушки поначалу даже понравились, особенно заставки — там то летали космические истребители, то рубились мечами невиданные страшилища, то плясали забавные скелетики. Но сами игры разочаровали. Уже на втором-третьем уровне Анечка вычисляла алгоритм, который ведет к победе, — а остальное было делом реакции и тренировки пальцев. Тоска.

Тогда она взялась смотреть на компьютере рекомендованный почти всеми одноклассниками сериал про какую-то таинственную школу…

…Через полчаса Аню растолкал брат:

— Чего разлеглась! Если не играешь, дай другим! А то дрыхнет тут…

Пришлось звонить Ване.

— Вань! — сказала Анечка вместо «доброго утра». — Вы точно все это смотрите?

Ваня, который, в отличие от Ани, собирался в законный выходной продрыхнуть до обеда, промычал что-то удивленное.

— Ну вот эти все сериалы! Это же тоска! И кино, которое ты хвалил… про инопланетян… нет, про вампиров… Ну, в общем, все они — тоска же!

Ваня почему-то обиделся, как будто обругали его собственное творчество.

— Ничего не тоска! — заявил он. — А если ты такая умная — так сама сняла бы…

Тут в голове Анечки щелкнул «реактивный экстраверт», который рождал идеи, выслушивая бред окружающих.

— Умница! — обрадовалась она. — Точно! Давай сами снимем кино! Про нас! Сами играть будем!

Ваня, который как раз собирался бросить трубку, опешил:

— В смысле?

— Ну кино! Только не про вампиров, а про нас! Или мы можем сражаться с вампирами, а они…

— Э! — Ваня проснулся окончательно. — Да как мы снимем? А камеры? А эти… ну что еще там должно быть?

— В школьном телецентре возьмем!

И тут Анечка вспомнила, что речь не о родной 34-й.

— Слушай, — испуганно спросила она, — в вашей… нашей школе же есть телецентр?

— Счас узнаю, — пообещал Ванечка. — У меня мама в родительском комитете…

Аня услышала в трубке громогласное «Ма-а-а-а-ам!» и недовольное: «Что ты орешь?! Подойди, спроси нормально!». Потом голоса стали неразборчивыми, и Анечка чуть на месте не прыгала от нетерпения.

— Нет, — наконец сообщил Ваня, — у нас только радиоцентр есть, но им давно никто не занимается. Так мама сказала.

— Радиоцентр, — пробормотала Анечка. — Это хорошо…

Теперь в ее голове пыхтел от натуги сенсорик-интраверт, но работать ему не дали. Ванечка (раз уж разбудили!) решил сам позадавать вопросы:

— Слышь, а ты в «Остров скелетов» играла?

— Ага, — ответила Аня, стараясь побыстрее закончить разговор.

— До какого уровня дошла?

— До десятого.

— Ух ты! А я на девятом застрял! А как там акулу загасить?

Пришлось Ане терпеливо учить Ванечку, как максимально эффективно проходить «Остров скелетов», в который ее собеседник резался уже полгода.

А мысль о радиоцентре все это время крутилась где-то в районе затылка…


Я хочу в школу!

В понедельник Кошка с трудом заставила себя проснуться. Два дня подряд она убивалась на тренировках, чтобы прийти домой и упасть. И не думать.

Она постаралась полностью выбросить из головы разговор со Впалычем. При воспоминании о нем становилось муторно.

У подъезда Кошку ждал Денис. Он молча шел рядом с видом телохранителя, хотя Кошка с ним даже не поздоровалась. Злая она была с утра.

На входе в школу на Юлю напала Анечка, которая начала тараторить про заброшенную школьную радиоточку и то, что ее нужно немедленно открыть. Кошка слушала вполуха, зато Денис неожиданно предложил помочь достать ключи.

— А что мне за это будет? — спросил он, заигрывая с Анечкой и косясь на Юлю.

— Я тебя поцелую! — радостно сообщила Аня.

Кошка только зубами скрипнула, но и этого было достаточно, чтобы Денис пообещал все устроить.

Юля довела Аню до ее класса, даже зашла с ней внутрь. Что-то неприятно сверлило ее, пока она стояла у класса Анюты, но она никак не могла понять что. «Надо с Аней про ее учительницу поговорить», — подумала она, вздохнула и отправилась на математику. К Злыдне. Звонок уже прозвенел, Кошка из последних сил тянула время.

«Сейчас я опоздаю, она меня выгонит, и мне не надо будет там сидеть», — подумала она. Потом у нее мелькнула мысль вообще не идти на первый урок. Мысль показалась ей такой заманчивой, что она застыла посреди коридора, но нарвалась на взгляд дежурного учителя и поняла, что бежать нужно было раньше. Сейчас уже поздно.

Завибрировал телефон, пришло сообщение от Димы, состоящее из строчки восклицательных знаков. Юля поняла, что Злыдня устроила что-то особенное, и открывала дверь в кабинет с самыми плохими предчувствиями.

— Ну что ты стоишь в дверях? Садись, не отвлекай внимание!

У доски стоял Впалыч.


Я хочу в школу!

Они все собрались на перемене, чтобы убедиться в реальности Впалыча — не только Птицы, но каждый, кто учился в 34-й. Даже Ворон, который, правда, быстро свалил с уксусным видом. Стояли, слушали, ходили табуном, оттирали друг друга, чтобы оказаться поближе. Анечка схватила любимого учителя за руку и от переполнявшего ее неизъяснимого восторга прыгала на двух ногах и визжала, пока находчивый Молчун не сунул ей в рот огромный, с кулак, чупа-чупс. Визг прекратился, прыжки нет.

Виктора Павловича все это очень быстро привело в тусклое расположение духа, и он вежливо попросил:

— Ребят, давайте после уроков встретимся. Вернее, — он повернулся к Юле с Димкой, — после классного часа.

Кошке захотелось от радости ударить кого-нибудь по голове или еще по какому хрупкому месту. Впалыч еще и классным у них будет! Жизнь налаживается!

Но классный час начался с неожиданного заявления.

— Возможно, я стану вашим классным руководителем, — сообщил Виктор Павлович, сидя в любимой своей расслабленной позе «Уставший Пушкин». — Буду ли? Зависит от того, как мы договоримся.

Кошка вскочила:

— Договоримся! Обязательно! Соглашайтесь!

— Спасибо, — Впалыч шевельнул головой, — но я все-таки оглашу условия договора. Итак… Я готов стать вашим классным, но не собираюсь тратить время на всякие планы, журналы, проверки тетрадок. Этим всем займетесь вы.

Димка покосился на одноклассников. Все сидели с видом карасей, которым бабахнули по голове веслом. «Все-таки умеет он привлечь внимание слушателей!» — гордо подумал Дима. Виктор Павлович тем временем продолжал, лениво листая собранные на уроке тетрадки.

— В частности… Ведение журнала собираюсь поручить… Алене. Согласна?

Алена не сразу среагировала — учителя редко называли ее по имени. Она робко кивнула.

— А за это, — улыбнулся Впалыч, — плюс балл к любой оценке… кроме пятерки, естественно.

Класс завистливо зашумел. Алена боялась поверить в свое счастье. Как она ни зубрила, выше четверки в четверти не получала. Ниже, правда, тоже не получала… но на балл выше… да за такое она готова весь учебник от руки переписать!

— Далее, — продолжил уже почти классный руководитель. — Составление планов… Денис!

Денис от неожиданности встал.

— Ты сиди, сиди, мы же не на уроке, — мягко улыбнулся Впалыч. — Напишешь мне программку для автоматического составления планов на урок? Материал я дам, но его придется вводить вручную.

Денис, осторожно усаживаясь на место, неопределенно пожал плечом.

— Написать-то можно…

Кошка бросила на Дениса ревнивый взгляд — она и не подозревала, что этот красавчик еще и программирует.

— Понимаю, — сказал Виктор Павлович, — у тебя и так пятерка по математике. Как насчет освобождения от домашней работы? До конца года, как минимум!

Кто бы на месте Дениса не кивнул? Правда, он сделал это позорно поспешно, так что пришлось срочно надевать на лицо равнодушную ухмылку.

Также бодро Впалыч разбросал по ученикам остальную рутину, и каждый за нагрузку получил «плюшку» — вплоть до разрешения пропускать один урок из трех. Только Димка и Кошка получили задание (проверка самостоятельных и контрольных) безо всякой компенсации.

Но они и не напрашивались. Теперь у них был лучший в мире классный руководитель!

На выходе из школы Виктора Павловича снова обступили, причем место Димки и Юли непосредственно у тела Впалыча на сей раз никто не оспаривал. Пользуясь этим, Димка спросил:

— А почему вы Алену на журнал посадили?

— Аккуратный почерк, — пожал плечами учитель. — Старательная, но застряла в хорошистках. Станет отличницей — пусть сначала липовой — поверит в себя, раскроется…

— А Дениса? — вмешалась Кошка. — Как вы догадались, что он программист?

— Тоже по почерку, — рассмеялся Впалыч. — Как курица лапой… Представляю, как он мучается, когда домашку выполняет. А еще все решения оформлены блочно, как будто везде операторные скобки расставлены…

Остальные персоналии обсудить не удалось. Протиснувшийся вьюном Молчун вдруг спросил:

— А деньги… на нашу школу… они откуда?

И тут Виктора Павловича будто выключили. Он посмотрел куда-то поверх голов окруживших его учеников и произнес голосом дипломата, который читает ноту протеста:

— Вопросы финансирования 34-й школы я обсуждать не могу.


Я хочу в школу!

Счастье от того, что в школе появился Впалыч, выбило из головы Птиц все остальные мысли.

Юля вприпрыжку неслась по коридору.

— Девочка! Девочка!

Она даже не сразу поняла, что обращаются к ней.

— Что?

— А что, ваших представлений больше не будет?

Две пятиклашки, сами испугавшиеся своей смелости, смотрели на Кошку большими и восторженными глазами.

«Ой, про флешмоб забыли!» — испугалась Кошка, а вслух уверенно сказала:

— Конечно, будут. А вам нравится?

— Ой, нам очень нравится! А она вот тоже танцами занимается.

Та, которая имелась в виду, немедленно покраснела и ткнула локтем подругу.

— Да? — заинтересовалась Кошка. — Хочешь с нами?

— Да!!! — заорала танцорша.

— Только ты знаешь, — зашептала девочка, — наша классная тоже очень против. Она вчера нам говорила, что был педсовет, и что ваша Злыдня настояла, чтобы всех, кто танцует, из школы выгнали. А всем, кто смотрит, чтоб «неуды» по поведению.

— Злыдня уволилась, — сказала Кошка.

Девочки посмотрели на нее недоверчиво.

— Не может быть! — сказали они хором. — Мы ее недавно видели.

Кошка занервничала.

— Она к директору шла, — добавила пятиклашка.


Я хочу в школу!

Елена Ивановна с утра собралась на работу и села ждать звонка.

Обычно ей звонили уже часов в девять и приглашали к директору. Понятно, что он не будет разбрасываться бесценными педагогическими кадрами и заявление не подпишет. У него нет другого выхода.

Елена Ивановна даже придумала, что делать с двойками. Убирать, понятно, нельзя, но можно их закрыть результатами самостоятельных. Если дать штук пять подряд, то сразу убьешь двух зайцев. И детей приструнишь, и оценок выставишь побольше.

В одиннадцать часов Елена Ивановна проверила телефонную линию. В двенадцать сама позвонила в школу, представилась родительницей, попросила соединить с директором. Трубку потом бросила, но выяснила, что он на месте.

В час дня Кочеткова поняла, что нужно спасать положение. Уже пять уроков эти лодыри и бездари вместо ее уроков просиживают штаны и наслаждаются жизнью. Это безобразие необходимо прекратить!

И Елена Ивановна отправилась в школу.

Когда директор протянул ей бумажку со словами: «Расчет — в конце месяца», — она вообще не поняла, о чем речь.

Кочеткова ждала извинений, просьб, на худой конец выяснения отношений. В конце концов, все это происходило не в первый раз. Но Павел Сергеевич уткнулся в компьютер и не подавал больше никаких признаков жизни.

Тогда Елена Ивановна решила посмотреть, что же за бумажку подсунул ей директор, и, увидев свое заявление, немедленно разорвала его.

— Я подумала и решила, что бесчеловечно оставлять вас. Хотя, конечно, работать в таких условиях…

— Елена Ивановна, это была копия вашего заявления, — перебил ее директор, — оригинал лежит в сейфе, подписанный и заверенный. К счастью, мне даже не нужно просить вас отработать две недели, так что с сегодняшнего дня вы, наконец, совершенно свободны и можете заслуженно отдыхать.

Кочеткова бушевала час.

Сначала она в ярости орала, что не позволит просто так выгнать ее из школы. Директор напомнил ей про то, что она сама написала заявление. Потом Кочеткова кричала, что не позволит абы кому прийти не ее место. Павел Сергеевич начал монотонно перечислять все достижения и заслуги Впалыча, включая учеников — победителей международных олимпиад.

Кочеткова язвительно комментировала, обзывая дипломы «купленными», олимпиады «проплаченными», а самого Впалыча — выскочкой и пронырой.

— Вы же понимаете, что ему нельзя доверить детей! — констатировала она.

— Елена Ивановна, мы очень ценим то, что вы сделали для нашей школы, но с сегодняшнего дня у нас работает другой преподаватель…

Кочеткова резко сменила тактику. Теперь она давила на жалость.

— Вот так взять и выгнать старого человека! — рыдала она. — Подло воспользовались! Я буду жаловаться! Вы еще пожалеете!

Таня предупредительно принесла стакан воды расплакавшейся Елене Ивановне, но та выплеснула его на Таню.

— Довели школу! Не думала я, что доживу до такого! Полуголые девицы шатаются по коридорам, а настоящих, преданных делу учителей, выгоняют взашей. Мы за вас… А вы… И это вся благодарность…

Павел Сергеевич держался из последних сил.

— Мы вам очень благодарны, — сказал он сквозь зубы.

Потом взял портфель и сбежал в министерство.

— Я буду жаловаться! — неслось вслед по школьному коридору. — Я этого так не оставлю!


Я хочу в школу!

Впалыч, а теперь Виктор Павлович, начал урок. Для начала он поднял руку вверх.

Класс замолчал. От неожиданности.

— Вот в такой атмосфере мы сможем работать, — сказал Впалыч. — Говорить громче я не буду. Заставлять себя слушать тем более. Кому не интересно, садитесь назад и молча занимайтесь любым другим делом. Если будете мешать, сразу получаете самостоятельную работу. Я посмотрел ваш учебник. Честно говорю, по этому материалу я работать не могу. Поэтому мы делаем так: я вам буду начитывать лекции. Пять лекций, потом проверочная работа. И сразу договариваемся — тратить свое время на то, чтобы вас контролировать, я не собираюсь. Мне совершенно все равно, записываете вы за мной или нет. Меня интересуют только ваши знания, каким путем вы их получаете — это ваше личное дело. А сейчас я хочу проверить ваш уровень. Оценки никуда ставить не буду, я просто должен понять, с какого уровня мне начинать читать материал.

Впалыч раздал листочки.

— Все задачи простые, но нестандартные. Все варианты разные.

Глядя на задачи, класс взвыл.

— Мы такого не решали!

— Это не по программе!

— Мы не проходили!

Виктор Павлович ухмыльнулся.

— Все проходили. Нужно только немного подумать. Довольно сложно начать, но вы потом привыкнете. Думать — это вообще хорошая привычка.

Через пятнадцать минут Кошка и Дима собрали работы, а Впалыч провел разбор всех задач. Горячо хвалил тех, кто решил. Показал несколько способов решения каждой, а в конце урока сказал:

— Все лучше, чем я думал. Мы с вами сработаемся.

Кошка с Димой были в восторге. Наконец-то математика стала привычной — веселой, интересной и захватывающей. Отличница Марина кривила губы:

— И зачем он нам все это рассказывает? Дурацкие задачи!

Кошка тихонечко залезла в ее листик — он был пуст. Отличница Марина не решила ни одной Впалычевой задачи! Только Кошка хотела поделиться своим открытием с Димой, как ее копошение под партой заметила Элька.

— Слушай, а ведь листики с самостоялками остались у Рябцевой, — заявила она на весь класс. — Мы же можем сейчас быстренько все переписать! Гони сюда бумажки!

Кошка спала с лица.

— Нет! Нет! — испугалась она.

— А чего это нет? — прищурилась Эля. — Ты что, жаловаться побежишь?

— Я никому не позволю обманывать Впалыча, — тихо сказала Юля.

— Ой, ой, ой! — заявила Эля. — Не позволит она! Я уже с Аленой договорилась, она мне в журнал пятерку по физике поставит. Да?

Кошка с ужасом посмотрела на Алену. Та неуверенно кивнула.

— Вы что? — заорала Кошка. — Так нельзя! Дим, скажи им!

Дима напряженно думал.

— И что это самый Впалыч нам сделает? Что вы так его боитесь, а? — продолжала нападать Эля.

— Мы не его боимся, — тихо сказал Дима, — мы боимся потерять его доверие. Мы и так уже облажались по полной программе.

— Если вы его так боитесь, то чем он лучше Злыдни?

— Дура! — не выдержала Кошка, и, чтоб никого не убить, вылетела из класса.


Я хочу в школу!

Молчун с отвращением думал.

То есть вообще-то он обожал это занятие и не бросал его никогда. Даже в самые тяжелые моменты, когда не хватало самого главного — еды, тепла и книг — радость от думания не мог отнять никто. Молчун забивался в темный изгиб труб теплотрассы, или на чердак, или просто отправлялся бродить по улицам — и думал в свое удовольствие. Не всегда это были мысли о чем-то насущном: где переночевать, как пробраться на свалку незамеченным, где раздобыть одежду. Чаще Молчун размышлял о всяком странном. Например, о том, что не прочь бы попасть в камеру-одиночку. Он слышал, как другие рассказывали истории об этой страшной камере, читал «Графа Монте-Кристо», но никак не мог взять в толк — чего это все так боятся этого спокойного, надежного места? Никто не мешает думать. Никто не отбирает еду, наоборот — сами ее приносят. В таких условиях можно надуматься всласть. Молчун даже представлял, как он туда попадет, в эту заветную одиночку. Всякие убийства и зверства он совершать не собирался — но хотел возглавить мятеж. Неудачный, само собой (иначе это не мятеж, а революция), но внушительный. Время от времени Молчуна вызывали бы хмурые офицеры для допросов, но он только молчал бы и презрительно улыбался. А в свободное время думал бы и читал. Уж книги-то должны быть в приличной тюрьме!

Или, наоборот, воображал себя Президентом. В мечтах Президент Молчун мгновенно наводил порядок в стране, все начинало работать само собой, без его участия, и все освободившееся время можно было сидеть в президентской библиотеке. Не обязательно читать! Можно сидеть над раскрытой книгой и думать…

В общем, обычно Молчун получал кайф от раздумий, но на сей раз предмет размышлений был обидным — Молчун корил себя за то, что ни разу не задумался о финансах родной школы. Слишком резким был переход, слишком много всего обрушилось на него: родители, нормальное жилье, горячая еда хоть целый день и самое удивительное — дети, которые не издевались и не дразнились. Гораздо интереснее оказалось думать о полете на Марс и законах синергетики, чем о каких-то деньгах.

А ведь он-то мог догадаться, что все не так просто! Все эти полеты на вертолетах, погружения с аквалангом, огромные лаборатории и мастерские — всё стоило денег. Точнее, деньжищ. Откуда они?

Впалыч не ответил, но Молчун успел перехватить взгляд, направленный на Ворона. Значит, финансы и этот неприятный тип были как-то связаны. Молчуну удалось даже натравить на Ворона Женьку, тот устроил допрос с пристрастием, но Ворон только крутил пальцем у виска и неизобретательно обзывал Женьку с Молчуном психами. Молчун смотрел очень внимательно, но не заметил у Ворона и следов вранья. И все-таки он имел какое-то отношение к финансированию родной 34-й.

Молчун два дня пытался раскусить эту задачку. Его не смущало отсутствие фактов. Вон, древние греки без всяких фактов до атомов додумались! И пришел к выводу, что тут замешан отец Ворона. Молчун когда-то видел их вместе. Ворон смотрел на отца без особого дружелюбия, хотя тот явно пытался его задобрить — все вытаскивал и вытаскивал из машины яркие коробки. А потом Ворон что-то недовольно сказал — и папочка принялся торопливо загружать коробки назад. Последним он погрузил сына и торжественно уехал. Машина у него была такая… представительская, что на ней можно было уехать только торжественно.

Тогда Молчун выбросил эту встречу из головы — он осваивал 3D-моделирование, и лишняя информация не помещалась. Но теперь сообразил: во-первых, у папы Ворона есть деньги; во-вторых, живет он не с сыном (иначе зачем тащить подарки к школе?).

Мог такой папа стать спонсором школы? Вполне. Может быть, не единственным? Молчун напряг память, но никого больше с богатыми родителями не вспомнил. Он отправил письма всем Птицам, но и они никаких олигархов не припомнили. Женька даже написал, что, кажется, в школу принципиально отбирали детей из семей не слишком богатых. Это еще больше утвердило Молчуна в его подозрениях. Он целый учебный день посвятил составлению и заучиванию речи — благо, теперь к нему ни ученики, ни учителя не лезли.

А на большой перемене отловил Впалыча и вывалил на него заготовленный спич:

— Виктор Павлович! Я пришел к выводу, что 34-ю школу финансирует отец Никиты Воронько…

— Ого! — неожиданно обрадовался учитель. — Ты монологами начал говорить.

Молчун с ужасом понял, что сбился. Он закрыл глаза, но продолжение ускользало. Тогда он начал с начала:

— Виктор Павлович! Я пришел к выводу…

— А-а-а, — разочарованно протянул Впалыч. — Так ты выучил наизусть… Но все равно, это прогресс… Знаешь, а это вообще интересный ход. Речевые навыки тренируются. Попробуй еще песни!

Молчун удивился. Виктор Павлович пояснил:

— Когда поёшь, приходится следовать за темпом. Внимание переключается, надо за мелодией следить. В твоем случае должно очень помочь…

Так они проговорили до звонка. Вернее, говорил только Впалыч, вопросы собеседника он угадывал по мимике. Молчун ушел, полный надежд — если так пойдет дальше, скоро он сможет говорить, как все!

И только потом сообразил, что хитрый Впалыч ушел от ответа.


Я хочу в школу!

Счастливая Кошка бежала по школе. Жизнь налаживалась. Класс гудел и обсуждал нового классного руководителя, а Юле обсуждать было нечего. Она точно знала, что теперь все будет хорошо! Она даже не треснула Дениса под дых, когда он схватил ее за локоть.

— У меня есть ключ от радиоузла, — сказал он.

И, окрыленный успехом, сжал ее руку.

Кошка поморщилась, но любопытство пересилило. Руку она выдрала, однако пошла за Денисом.

Радиоузел оказался за дверью со старым амбарным замком. Судя по заржавевшему виду, его не открывали уже лет десять. Денис долго возился с ключом, наконец с большим трудом провернул его, и дверь открылась.

В заваленной вещами каморке даже не перегорела лампочка. Но она была здесь, похоже, самым ценным предметом.

— О-о-о-о! — выдохнул Денис. — Музей антикварной техники?

— Что это? — спросила Юля, тыкая пальцем в большой чемодан.

— Магнитофон. Бобинный, — ответил Денис. — Отец до сих пор такой в гараже хранит.

Он добрался до пульта и с интересом щелкал кнопками.

— Работает, — хмыкнул он. — Нужно только проверить, есть ли динамики в коридорах. А сюда, к микрофону, можно и компьютер поставить, чтобы звук транслировать.

— Отлично! — воскликнула Кошка. — Следующий флешмоб замутим сразу на нескольких площадках! И пора уже звонить на телек, пусть приезжают снимать. Пошли отсюда!

Но Денис никуда уходить не собирался, он с хитрым видом рассматривал потолок, а потом, всплеснув руками, заявил:

— Ключ потерялся! И вообще, кто-то обещал меня поцеловать.

— Анечка обещала, — отрезала Юля. — Если не откроешь, я выломаю дверь.

Но Денис угрозе не внял, он сдул пыль со стола и уселся на него, всем своим видом демонстрируя, что никуда уходить не собирается.

— Ну что ты за человек такой, а? — спросил он вкрадчивым голосом. — Сколько можно за тобой бегать?

— А не нужно за мной бегать! — отчеканила Кошка. — Был бы поумнее, давно бы это понял!

— Вот только не надо меня динамить! — сузил глаза Денис. — Поломалась — и хватит!

Он вдруг интимно наклонился к ней и сказал голосом, явно подслушанным в каком-то дешевом сериале:

— Иди сюда, детка, тебе понравится.

Кошка рухнула. Буквально. Схватилась за живот, упала на стул и принялась хохотать — до слез, до истерики. У Дениса, наверное, был уморительный видок, но Юля не могла его оценить, потому что глаза слезились от смеха. А когда она наконец вернула способность смотреть и видеть, то обнаружила, что осталась в радиорубке одна.

Похихикав еще немного, Кошка принялась изучать антикварную технику.

— Так… Ага… Это почти как в плеере… А это чего? — Юля не глядя нажала кнопку быстрого набора. — Дим! Ты мне нужен!.. Никаких «занят», быстро сюда…


Я хочу в школу!

Местный телеканал откликнулся быстро. Позитивная новость про школьное самоуправление еще никому не мешала. Дети веселые, танцуют хорошо, картинка обещает быть красивой.

Телевизионщики приехали к школе в назначенный день, легко перешагнув через вахтершу, которая честно пыталась «не пущать», а потом рванула напрямую к директору — предупредить о горе, свалившемся на их голову.

Директор вышел сначала из себя, а потом из кабинета. Минут двадцать ему понадобилось на то, чтобы сообразить, что телевидение приехало не из-за происков злых родителей, не из-за санэпидемстанции, и вообще, что оно приехало не ругать.

Еще полчаса директор потратил, чтобы объяснить журналистам, что снимать у них в школе не нужно. Потому что… Да потому что лучше не высовываться — это директор знал точно. За все годы службы в системе он уверился в одном — пусть лучше о тебе никто не знает. Иначе тут же выясняется, что ты делаешь что-то не то и не так.

— Флешмобы? Какие флешмобы? Да ничего особенного в них нет. Да они уже прекратились, — директор изо всех сил юлил, пытаясь убедить журналистов покинуть пределы школы. — Это совершенно не то, что стоит показывать по телевизору.

Макушка директора потела, руки дрожали.

Грянул звонок, началась перемена. Дети, увидев, камеру, столпились вокруг съемочной группы.

— Скажите, а вам нравятся флешмобы, которые проходят у вас в школе? — спросила шустрая журналистка.

— Да!!! — заорали все вокруг. — Сейчас начнется! Вон там, в рекреации! Пойдемте, мы вас проводим!

Директор только в отчаянии сжал кулаки.

В этот раз музыка грянула отовсюду. Танец начался сразу на нескольких этажах, в него было втянуто много народу, а финальной точкой стало сооружение живой цепочки, которая замкнулась, пройдя через все этажи школы. Даже некоторые учителя встали в цепочку.

Телеканал взял интервью у Кошки, Димы и Жени, все они рассказали, что они ученики 34-й школы, что у них была замечательная школа и что это именно она их сделала такими, какие они есть.

Сюжет получился отличный! Веселый, динамичный, яркий. А главное, позитивный!

Редактор местного телеканала осталась страшно довольна и немедленно поставила сюжет в вечерние новости. Правда, с номером школы дети от волнения напутали. Школа-то у них 33-я!

Поэтому интервью с участниками флешмоба подрезали, зато оставили много восторгов зрителей. А в небольшом авторском тексте рассказали о том, как важно уметь поддержать детскую инициативу и как здорово, что дети с этими самыми инициативами выступают.


Я хочу в школу!

— Надо потребовать опровержение! — Кошка порывалась сделать это прямо сейчас, причем в грубой форме, с порывами до рукоприкладства.

— А что опровергать-то? — вздохнул Женя.

— Они вырезали, что мы из 34-й школы! Вся слава досталась 33-й!

— Юль, — Дима дернул Кошку за рукав.

— Я не Юля! Я Кошка!

«Ты не Кошка, а пантера!» — хотел сказать Димка, но решил, что получится слишком романтически. Поэтому просто стал перечислять:

— Они честно показали флешмоб. Несколько фраз из интервью. Фамилии не перепутаны. А самое главное — все происходило где?

— Неважно! — Кошка решила отыграться на Женькиной диванной подушке, и теперь в воздухе клубилась пыль. — Мы же им сказали…

— В школе номер 33, — ответил на свой же вопрос Димка. — Так что опровергать тут нечего.

— Но ведь они могли оставить про 34-ю, — жалобно сказала Анечка.

— Могли, — кивнул Димка. — Но не обязаны. Имеют полное право. Скажи, Жень!

Женька вздрогнул, приходя в себя. Честно говоря, сейчас голова у него была забита другим. То есть другой. Вика третий день ходила какая-то… в себя погруженная так, что только макушка торчит. Он сто раз повторял себе, что не его это дело, но все равно не мог не думать о Вике. А вдруг она заболела? А вдруг еще не поздно вмешаться и принять меры? Или она переживает разрыв со своим… этим… и сейчас думает о самоубийстве? Самый простой способ — подойти и спросить — сейчас никак не подходил, оставалось только догадываться. И это отнимало всё время и все силы.

Поэтому вопрос Димки застал Женьку врасплох.

— А? Что?

— Я говорю, что телевидение…

— Скандал, — вдруг произнес Молчун.

Кошка даже перестала терзать подушку.

— В смысле? — уточнил Димка.

— Телевидение, — развернул мысль Молчун. — Скандал.

Женька поскреб лоб.

— Это мысль… Телевидению нужен скандал. Тогда они могут целую историю раздуть. И не на местном канале, а на каком-нибудь типа НТВ…

— Где же мы скандал возьмем? — удивилась Анечка.

— А чего его искать? — взвилась Кошка. — Такую школу закрыли! Это что, не скандал?!

А Молчун подумал: «Надо будет у телевизионщиков еще кое-что выведать». И по возвращении домой сел писать короткую, но выразительную речь.


Я хочу в школу!

Первый визит на телевидение прошел, можно сказать, удачно. Сначала, правда, их приняли прохладно: «Ребят, вас только что показали, мы так часто не можем одну тему полоскать». Но потом, когда продюсер понял, о чем речь, глаза у него разгорелись и чуть не слюна закапала.

— Отлично! — заявил он. — Это то, что надо! Перекосы в реформе образования! Передовой опыт душат! Дети не могут получать качественные знания! Я этот сюжет на НТВ продам!

Кошка двинула Димку локтем: «Я же говорила!». Димка кивнул, хотя про НТВ говорила не она, а Женька. Записав все нужные данные, продюсер лично проводил их к выходу, пообещав связаться в ближайшее время. Молчун в общем экстазе не успел даже произнести заготовленную речь.

Однако «ближайшее время» наступило только через три дня. Да и разговор вышел нерадостный. Продюсер позвонил Женьке и коротко сообщил:

— Мы об этом говорить не будем. И на другие каналы не ходите — не возьмут.

На уточняющие вопросы ответил короткими гудками.

Молчуну пришлось подкарауливать продюсера у входа в телецентр. Он заступил дорогу и строго произнес:

— Вы меня помните?

Продюсер поморщил лоб — и вспомнил.

— Но я же все уже рассказал твоим друзьям.

— Я по другому поводу, — Молчун мысленно пробежал сочиненный (и слегка скорректированный) текст и начал. — У меня есть все основания полагать, что закрытие 34-й школы как-то связано с ее финансированием…

Продюсер слушал с удивлением, переходящим в испуг. Этот пацаненок не мог говорить так разумно. Совершенно взрослые рассуждения никак не вязались с его мальчишеской прической и ростом — по пузо продюсеру. А когда Молчун закончил («Я буду очень благодарен за любую информацию по этому поводу»), захотелось потрясти головой, прогоняя наваждение.

— Э-э-э… Мальчик… То есть. Как тебя зовут?

«Мальчик» отчего-то выдержал паузу и только потом ответил:

— Артем.

— Артем. Хорошо. Так вот, Артем… Я не могу рассказать тебе все, что знаю. Дело решали на самом верху…

«Что я несу! — думал продюсер. — Ему же лет восемь! Что он знает о “самом верхе”?!» Но остановиться не мог.

— Очень серьезные люди дали понять, что тема закрыта. И поднимать ее — себе дороже. Понимаешь?

Артем кивнул.

— Вот и молодец… А теперь извини…

Но странный мальчишка не собирался уходить с дороги. Вместо этого он извлек из кармана две тысячные купюры.

— Что это? — не понял продюсер.

— Плата за информацию. Если мало… найду еще. Потом.

И тут продюсеру вдруг стало безумно смешно. «Это просто пацан! Он и говорил небось с чужих слов. Заучил — а я и повелся!». Захотелось даже хихикать, но Артем не разделял веселья собеседника. Он смотрел взглядом кобры — спокойно и уверенно. Смеяться расхотелось так же внезапно, как и захотелось.

— Ладно, — вздохнул продюсер. — Расскажу все, что знаю. Только уговор: не болтать!

На мгновение ему показалось, что теперь уже Артем рассмеется, но только на мгновение. Мальчик четко, по-кадетски, кивнул. Продюсер достал из кармана блокнот и быстро набросал на нем несколько слов.

— Все финансировал вот этот человек, — прокомментировал он, вручая листок Артему. — Но теперь у него большие проблемы. Какие — не знаю и знать не хочу. Но человека проверяли очень серьезно. А школу просто заодно решили прикрыть. Финансовые какие-то нарушения там придумали. Вот такая история. Но если что — на меня не ссылайся.

Тут он вдруг спохватился и выхватил листок из рук странного мальчика.

— Запомнил фамилию?

Артем кивнул — на сей раз медленно и торжественно.

— Хорошо, — продюсер порвал записку и сунул обрывки в карман. — От греха подальше. А теперь пропусти, пожалуйста, меня люди ждут.

Мальчик отошел в сторону, продолжая держать купюры, словно это были билеты в кино. Продюсер наконец рассмеялся — но нервным смехом — отодвинул руку и торопливо скрылся в дверях.

«Так я и знал! — ликовал Молчун про себя. — Так я и знал!»


Я хочу в школу!

Директор школы рвал и метал. Перед вечерними новостями Павел Сергеевич съел упаковку валидола и еще долго, даже после сюжета, не мог унять сердцебиение.

Ему звонили учителя и коллеги, поздравляли, но он давно был директором школы и знал: ничего хорошего ему эта нежданная слава не принесет.

И точно. Не успел он прийти на работу на следующее утро, как позвонили из управления образования, медовым голосом поздравили с сюжетом и пригласили зайти.

Павел Сергеевич потянулся за таблеткой. «Зайти» обычно значило как минимум часовую промывку мозгов. А до пенсии ему еще пять лет. И если его сейчас «попросят» с должности, то что делать дальше?

— Таня! — рявкнул он в селектор. — Зайди!

Таня влетела в кабинет, приветливо улыбаясь.

— Павел Сергеевич, вы вчера по телевизору так импозантно смотрелись…

— Кто дал им ключ от радиорубки? — перебил директор секретаршу.

— Что?

— Откуда у этих… Флеш… мобильщиков ключ от радиоточки, я спрашиваю?

Таня растерялась.

— Понятия не имею, — сказала она. — Ей уже лет сто не пользовались, я даже не знаю, где этот ключ…

— Почему бардак в школе? — рявкнул директор.

Вот чего ему так не хватало со вчерашнего дня — как следует наорать на кого-нибудь.

— Почему в школу шляются все кому не лень? Кто позвонил на телевидение? Кто пустил их в школу? Почему любой может проникнуть в радиорубку? И когда ты будешь одеваться соответственно твоей должности, а не как девица легкого поведения?!

У Тани задрожали губы.

— Я уже месяц в этом костюме хожу, и вы мне ничего не говори…

— А теперь говорю! Ключ — мне! Зачинщиков — найти! Мобы эти прекратить!

— Но…

— Педсовет сегодня в три! Объявить всем! Свободна!

Таня вылетела из кабинета и натолкнулась на делегацию учительниц, которые шли поздравить своего директора с телепремьерой.

— Педсовет в три! — хлюпнула носом Таня. — А сейчас не заходите — убьет.


Я хочу в школу!

Поскольку на переменах можно было сбегать к Жене или к Кошке, жизнь Ани стала проще. Круга три по школе навернешь, можно и урок пережить. А еще очень пригодились уроки йоги. Сидишь, медитируешь… Аня быстро вычислила — главное сидеть тихо. Пока не высовываешься — тебя не трогают. Оценки плохие — да ерунда эти оценки! Главное, что Анастасия Львовна отстала. Даже перестала индивидуально заниматься.

Анечка теперь на уроках развлекалась тем, что придумывала истории про своих одноклассников.

Вот, например, Дима. Он большой, сильный и заторможенный. Аня придумала, что он заколдованный бегемот. Его похитили из семейства королевских бегемотов, и он вынужден сидеть тут в облике человека, а в это время его родной стране нужна помощь. Потому что охотники убили его отца, и некому взойти на престол…

— Анна Сильванович! К доске!

Уф… Пронесло!

А вот, например, Полина. Она такая тонкая, бледная, почти прозрачная. Глаза огромные, вполлица, волосы такие белые, что даже на волосы не похожи. Похожи на пряжу. Ее наверняка укусил ядовитый паук. Такие водятся только в самых дальних уголках Земли, но кто-то привез его, нечаянно, в кармане, в наш город и выпустил. А укус этого паука действует так — из человека постепенно начинают вытекать все краски…

— Открыли дневники и записали домашнее задание!

Аня легко делала два дела одновременно, поэтому дневник открыла и начала записывать туда номера примеров, не прерывая свою историю.

Так вот, Полину нужно срочно спасать, потому что еще пару лет, и она превратится в прозрачную тень, а может быть, и исчезнет совсем! А спасти ее может только…

Прозвенел звонок, но класс не шелохнулся. Все зашевелились только после того, как Анастасия Львовна сказала: «Урок окончен!»

И сама вышла из класса.

А Аня задумалась. Чем больше она смотрела на Полину, тем больше понимала, что человека действительно нужно спасать. Ручки-палочки, ножки-палочки, кожа прозрачная. Аня не выдержала и подошла к ней.

— Полина!

Девочка подняла глаза.

— Да?

— Полин, а ты ешь когда-нибудь?

Девочка нахмурилась.

— Ем. И побольше тебя! — отрезала она. — Отстань!

— Не, я ж не хотела обидеть, — замычала Аня. — Просто ты такая прозрачная вся, что страшно.

— А ты не бойся. Я сильная!

Полина вдруг согнула в локте руку, и Аня увидела отчетливо вздувшийся мускул.

— Мне нужно быть здоровой! — с нажимом сказала Полина.

Аня с уважением посмотрела на бицепс и согнула свою руку. У нее такого не было. Ноги сильные, бегать она могла хоть сутки, не останавливаясь, а руками ей никогда не приходило в голову заниматься.

— Круто! — выдохнула Аня. — Давай дружить!

Полина повела плечом, и Аня решила, что это значит «да». А поскольку Аня была человек дела, и раз уж она решила дружить, то, значит, нужно дружить немедленно. В этот же день после уроков она напросилась к Полине в гости.


Я хочу в школу!

— Ма-ам! — крикнула Полина, открыв дверь. — Мы пришли!

Из кухни к девочкам вышла… большая Полина. Аня даже головой мотнула от неожиданности.

— Ой, как вы похожи! — сказала она.

А потом засмеялась и извинилась:

— То есть я хотела сказать «здравствуйте». Но вы так похожи! Вам, наверное, все так говорят, да?

Полинина мама улыбнулась, как будто засветилась изнутри. Она совсем не выглядела истощенной, как Полина. Она была нежной и светлой. Хрупкой и очень красивой.

— Пойдемте, я вас котлетами накормлю, — сказала она и скрылась на кухне.

Девочки быстро помыли руки и побежали к столу.

Котлеты были очень вкусные. И картошка разваливалась, когда в нее втыкалась вилка. И соленые огурцы вкусно хрустели на зубах.

Полина уплетала третью котлету, а ее мама Катя смотрела на нее и улыбалась. Аня тоже улыбалась, глядя на них, но больше одной котлеты в нее не влезло.

— Как хорошо, Аня, что ты к нам зашла, а то Полине скучно. В садике ребята их группы так дружили, а как в школу пошли, все заняты, играть вместе перестали. Жалко.

— А мы в школе очень дружили, — вздохнула Аня, — мы и сейчас дружим. Только учимся в разных классах.

— Приходи к нам, мы всегда рады. Правда, Полик?

Полик сосредоточенно кивнул. Полик доедал третью булочку.

— Куда в тебя лезет? — изумилась Аня.

Тетя Катя расхохоталась.

— Ой, не спрашивай!

— А Антон, между прочим, ест еще больше! — огрызнулась Полина.

— Антону четырнадцать лет и он мальчик, — улыбнулась мама. — Но ты кушай, кушай. Я тебе еще положу.

Дома у Полины было очень красиво. В центре детской, на столе, стоял большой компьютер, а в зале висел огромный, во всю стену, телевизор.

Правда, и то и другое Аня проигнорировала, зато сразу заметила стеллаж с игрушками.

— Это мальчиковые, — отмахнулась Полина.

— А посмотреть можно? — спросила Аня.

Полина неопределенно пожала плечом, и Аня опять решила, что это значит «да».

— Ух ты! — воскликнула она, когда разобралась, что творится на полке Антона. — Это же сплошные сокровища! А у моего брата ничего нет, только компьютер…

Когда Полинин брат пришел из школы, он застал удивительную картину. Из его магнитных конструкторов была построена маленькая Эйфелева башня. Его набор «Юный физик» был аккуратно разложен на столе, и над ним колдовала Аня. Полина и Полинина мама (которая уже превратилась в теть Катю) стояли рядом и приплясывали от нетерпения.

— Ну? Ну? — спрашивала Полина. — Полетит? Не полетит? Полетел!!!

Антон истуканом встал в центре комнаты.

— Ой, ничего, что мы взяли? — быстро спросила Полина.

— Да ладно, — неуверенно сказал брат, — я все равно с этим никогда не буду… А что это у тебя?

— Ой, Аня все-все знает! — заговорила Полина. — Мы уже с ней и вулкан сделали, и электричество добыли, и…

— В космос еще не летали? — спросил Антон.

— В космос дорого, — подала голос Аня.

— А-а-а-а-а-а! — заорал Антон, уворачиваясь от чего-то, летевшего прямо в лицо.

— Ха-ха-ха! — упала на пол Полина.

Бумеранг послушно вернулся в руки Ани.

— Да ну вас! — крикнул брат. А потом скинул с плеча сумку и спросил: — А как вы это сделали?

Когда Аня уходила, теть Катя насовала ей с собой целую гору конфет и просила приходить еще.

— Я так рада, что вы подружились! Даже Антон целый вечер к компьютеру не подходил!

— А Полина теперь совсем на вас похожа. Тоже светится изнутри, — сказала Аня. — А в школе она тухлая. То есть тусклая.

Теть Катя с интересом посмотрела на Аню. Даже рот открыла, чтобы что-то спросить, но не стала.


Я хочу в школу!

Педсовет, назначенный на три часа, обещал быть горячим.

Еще до его начала две учительницы математики стали наседать на Впалыча и комментировать его методы работы.

— Вы что, серьезно доверили им выставлять оценки в журнал? Да они вам такого навыставляют, что вам мало не покажется! И что вы будете с этим делать?

— Ничего, — улыбнулся Впалыч.

— Как ничего? — обомлела одна из математичек.

— А какая мне разница, что стоит в журнале? Моя задача — научить их математике. Я научу.

— Это как? — учительница даже головой дернула на нервной почве.

— Математику невозможно вызубрить, это не стих, — улыбнулся Впалыч. — Или ты понимаешь, или не понимаешь. Моя задача — научить их понимать. Правильно?

Слушательницы неуверенно кивнули.

— Ну вот. Я уверен, что к концу четверти ни у кого из них проблем с пониманием предмета не будет. Поэтому пусть себе ставят, что хотят.

— Но… Но… Но получится, что лодырь может получить точно такую же оценку, как умник? Это же несправедливо!

— Да? — удивился Впалыч. — А что ж тут несправедливого? Тот, кто учится, имеет знания, он много умеет. Тот, кто не учится, ничего не умеет. И какая разница, что у него при этом стоит в журнале?

Выражение лица оппонентов Впалыча не предвещало ничего хорошего, и еще неизвестно, чем бы закончился их разговор, если бы не пришел директор.

Он начал с места в карьер.

— Сюжет по телевидению, это, конечно, интересно. Может быть, вам даже покажется, что это хорошо. Но я хочу, чтоб вы понимали, что я совершенно не разделяю этой радости. Сегодня они звонят на телевидение, завтра начнут выкладывать видео в этом, как его…

— Интернете, — бесстрастно подсказал Впалыч.

— Нет, — раздраженно отмахнулся Павел Сергеевич, — в этом… утюбе. Давайте мы как-нибудь обойдемся без неожиданностей. Хотят танцевать — ладно, пусть танцуют. Но! — Директор выждал паузу. — После уроков и в специально отведенных для этого местах. И еще у меня вопрос: кто им дал ключ от радиорубки? А?

Учительницы стали прятать глаза.

— Насколько я знаю, — опять подал голос Впалыч, — этот ключ много лет валялся в бывшей вожатской. Никому не нужный. И радиорубка, кстати, не работала.

— И как же они ею воспользовались? — спросила молоденькая учительница русского языка.

— Починили, — улыбнулся Впалыч.

— Вот вы, Виктор Павлович, может быть, тогда займетесь тем, что разберетесь с этими мобильщиками… флеш? Тем более что там заводилы — ваши, так сказать, питомцы.

— Боже упаси, — развел руками Впалыч, — у вас в школе есть прекрасный педагог-организатор. Кто я такой, чтобы отбирать у нее работу?

Верочка Васильевна зарделась, как майская роза, и принялась усиленно черкать в блокнотике.

Директор раздраженно откинул ручку.

— Хорошо. Мне все равно, кто будет этим заниматься.

Впалыч встал:

— Если я правильно понял поставленную задачу, вам нужно, чтобы вы были в курсе всех событий, которые происходят в школе. И основная претензия к вам со стороны вашего непосредственного руководства была в том, что сюжет по телевизору был с ними не согласован, так?

Впалыч говорил безупречно вежливо, выделяя слова «вы» и «ваше», как будто они написаны с большой буквы. Но выглядело это такой несусветной наглостью, что половина учительниц в ужасе открыли рты, а вторая половина нервно захихикали.

Павел Сергеевич посмотрел в честные глаза Впалыча. Он не знал, что сказать, поэтому молча кивнул.

— Большое спасибо за ответ, — улыбнулся Впалыч, — а теперь извините, я вынужден уйти, у меня совершенно неотложные дела.

Впалыч вышел.

У бедных учительниц перехватило дыхание. Уйти с педсовета! Как?!

Директор только крякнул и неожиданно произнес:

— Раз мы всё так быстро выяснили, то все свободны. Кстати, не забудьте про конкурс самодеятельности! И Впалычу… э-э-э… Виктору Павловичу передайте! Никогда раньше педсовет не длился меньше двух часов!


Я хочу в школу!

Впалыч поступил, как обычно поступал в 34-й школе, когда нужно было что-то сделать, — собрал учеников и объявил:

— Через две недели — конкурс художественной самодеятельности. Если хотите, можете подготовиться и выступить. Возможно, даже выиграть. А мне пора домой.

И ушел.

— Так что, — спросила в пространство Алена, — нам тоже можно уйти?

— А чего? — искренне удивился Колюня. — Тут сидеть и тупить? Пять минут выждем, чтобы на классного не нарваться… — он вдруг перебил сам себя и озабоченно повернулся к Диме. — Или он спецом сделал вид, что свалил? А сам у входа будет пасти?

— Нет! — хором ответили Дима и Кошка, а Дима пояснил:

— Виктор Павлович такой фигней не занимается.

— Супер!

Колюня, а за ним еще несколько человек похватали рюкзаки и выкатились из класса. Кое-кто из девчонок тоже поднялся, нерешительно поглядывая на дверь.

— А что за конкурс-то? — спросила Кошка.

— Самодеятельности, — пояснила Эля. — Стишки-песни. Сценку можно сыграть. Победителей в театр ведут…

— Да все равно «бэшки» победят, — хмыкнул Денис.

— Ага… У них две девчонки в театральной студии…

— И поют они классно.

— Да, не светит нам ничего…

Кошке стало обидно. Она не привыкла так быстро сдаваться. Даже если речь шла о таком странном мероприятии со стишками-песнями.

— Все нам светит! Мы такое замутим! Видели наши флешмобы?! Так вот — в сто раз круче будет! Дим, помнишь Париж?

Алена захлопала глазами, восхищенно глядя на соседа по парте.

— Вы в Париже были всем классом?

— У нас не классы, — терпеливо ответит Дима, — а группы… были. И в Париж мы не ездили, а реконструировали… играли в Париж. Кафе, музеи, «Мулен Руж»…

Тут он запнулся и посмотрел на хитро ухмыляющуюся Кошку.

— Ты думаешь?..

— Уверена! Так, народ! Будем делать мюзикл!

— Ну-ну, флаг вам в руки! — сказал Денис и демонстративно ушел.


Я хочу в школу!

С Вороном Молчун решил поговорить сам, без Птиц.

Во-первых, у него сложилось устойчивое ощущение, что вопрос: «Откуда брались деньги на 34-ю школу?» никого больше не интересует. Только его, Молчуна. И только он, Молчун разгадал эту загадку.

Во-вторых, после разговора с продюсером у него словно открылось второе дыхание. Он сам, без помощи, сумел не просто поговорить с посторонним человеком, но и получить информацию! Может быть, только Молчун и смог бы эту информацию выведать! Очень хотелось закрепить успех.

В-третьих, проблема оказалась деликатной. Ворон явно не знал ничего о папиных делах. А Молчун уже кое о чем догадывался. И пока не собирался делиться с остальными.

После уроков он подкараулил Ворона и попросил, неотрывно глядя в глаза:

— Мне нужно поговорить с твоим отцом.

У Ворона на лице отразились одновременно удивление, презрение, а также желание развернуться и уйти. Но и на него немигающий взгляд Молчуна произвел гипнотическое действие.

— А зачем он тебе?

— Поговорить.

— Поговорить?! — Ворон расплылся в ухмылке. — Ты? Говорить? Может, скажешь еще, «поболтать»?

Молчун продолжал молчать. Уж что-что, а это он делать умел. Молчал и гипнотизировал. Ворон перестал хихикать.

— Да пошел ты, — просто сказал он, но пошел почему-то сам.

Молчун проводил его взглядом (который оказался не таким уж гипнотическим) и подумал: «Ладно, пойдем длинным путем»…

Длинный путь оказался довольно коротким: у метро жуликоватый тип неопределенного возраста, весь помятый, продал диск с телефонными и адресными базами — и уже через четверть часа Молчун знал, где найти Ворона-старшего. Пораскинув мозгами, решил обойтись без звонков, просто подкараулить, как продюсера.

И ему сразу же повезло — Петр Сергеевич Воронько (Ворон-старший) выходил из офиса в тот самый момент, когда Молчун до этого офиса добрался. Дальше, правда, пошло тяжелее. Только он попытался сунуться к папе Ворона, как его с двух сторон прихватили телохранители. С виду они были не так чтобы внушительными, но пальцы показались сделанными из какого-то сверхпрочного сплава. И глаза… Молчун вдруг испугался. Люди с такими глазами могли запросто свернуть голову.

Однако в планы Петра Сергеевича детоубийство не входило.

— Ты кто? — спросил он не слишком приветливо.

— Артем. Мы с вашим сыном учимся вместе. И раньше учились.

Воронько разом осунулся и махнул рукой охранникам. Те отошли — впрочем, оставаясь между своим хозяином и подозрительным собеседником.

— И как он там?

Этого вопроса Молчун не ожидал. «Он что, совсем с сыном не общается?»

— Хорошо. Но у меня вопрос… по поводу школы… тридцать четвертой…

Лицо у Петра Сергеевича стало кислым, как будто он только что раскусил орех, а тот — гнилой.

— Уже детей подсылают… — пробормотал он и добавил уже четко и внятно. — Передай, что я все рассказал следователю! Учителя ни при чем! Все финансовые нарушения беру на себя!

И он двинулся к машине, не утруждая себя прощанием. Охранники тут же оказались на своих местах: один спереди, второй сзади, кося глазом на потенциальную угрозу, которая стояла и хлопала глазами.


Я хочу в школу!

Мюзикл делали гангстерский, так что даже дезертировавший Колюня с товарищами через день присоединились к репетициям — уж очень прикольно все выглядело. А когда Дима предложил поставить настоящую драку в «подпольном баре», просто пришли в восторг. Особо понравился Колюне момент, где он разбивает о голову противника бутылку виски. Противника — красавца фэбээровца — играл Денис, и он забеспокоился.

— Спокойно, — объяснял Дима, — бутылку нужно специально подготовить: сунуть сперва под горячую воду, а потом под холодную. Она треснет, но не до конца, издалека видно не будет.

— Только бить нужно умеючи! — встряла Юля. — А то у нас Димка Женьке чуть скальп не снял!

Денис тревожно сглотнул и сердито глянул на Кошку. Говорить ничего не стал — он с ней вообще старался не общаться.

Дима поморщился:

— Просто рука дрогнула, я осколком по Женькиной голове протянул… Там крови не очень много было… И вообще, Юль, иди канканом занимайся!

Уже через неделю стало ясно, что получится нечто феерическое.

— Мы всех порвем! — сто раз на дню повторяла впечатлительная Алена. — Никто ничего похожего не придумает! Да, Дима?

Кошка, которая слышала это, почему-то хмурилась, а потом вдруг стала опаздывать на репетиции. Димка пытался выяснить, что за саботаж, но Юлька только отмахивалась, а потом и совсем перестала приходить.

Эля сказала:

— Ну и ладно. Дима не хуже нее танец поставит.

Это звучало не как лесть, а как констатация факта. Дима попробовал. И с удовольствием признал, что у него получается лучше, чем у Юли. Он не ругался, не выходил из себя, когда кто-нибудь сбивался. Не ехидничал и не гонял до седьмого пота. Зато убрал несколько слишком сложных элементов, и канкан стал просто загляденье.

— Молодец ты, — сказала Эля после одной из последних репетиций. — А Юля твоя… У нее, наверное, другие, более интересные дела.

Надо было бы, конечно, вступиться за Кошку. Но Димка промолчал.


Я хочу в школу!

«Не буду смотреть!» — твердо, по-мужски, решил Женька, когда в сто пятьдесят первый раз покосился на Вику. Она сидела в соседнем ряду, на парту сзади, так что приходилось каждый раз смотреть через плечо. Вика, конечно, замечала, но почему-то злилась.

«Не буду подходить!» — еще решительнее заявил себе Женя, но ноги совершили предательский маневр и сами собой подвели его к Вике на большой перемене.

«Ладно, — смирился с очевидным Женька, — подошел, но говорить ничего не буду!»

Решение продержалось примерно полторы секунды — пока он не заметил слезинку на кончике ресницы у Вики. Ресницы были шикарные, пушистые (хотя, кажется, сегодня не накрашенные), и слезинка смотрелась на них неуместно. Только поэтому он спросил:

— Случилось что-то?

Вика сжала губы и помотала головой. Даже дураку было понятно, что ей хочется все рассказать, надо только попросить хорошенько, но Женька сейчас был тупее дурака. Слишком близко оказался около Вики. Его интеллекта хватило только на то чтобы пробормотать: «А, ну ладно…» и отойти в сторону.


Я хочу в школу!

На конкурсе по жребию класс Димы и Юли выступал первым, а вечные соперники «бэшки» — последними.

— Жаль, — сказала Эля, — лучше бы нас последними поставили. После нашего канкана их стишки вообще отстойно слушаться будут!

Кошка ничего не сказала, но Диме почему-то показалось, что она очень довольна жеребьевкой.

Мюзикл потряс всех. Первые пару минут зал сидел, не понимая: что это за такая самодеятельность. Но драка, которую Дима поставил вторым номером, быстро всех раскачала. Заранее заготовленная бутылка в руке Колюни эффектно раскололась на голове «гангстера» Дениса (к счастью, обошлось без царапин). «Гангстер» рухнул как подкошенный. Зал ахнул. Вера Васильевна рванулась к сцене, но ее перехватил Виктор Павлович. Когда под шквал аплодисментов «гангстер» встал и раскланялся, Верочка выдохнула и без сил опустилась на свое место.

Дальше пошло как по маслу. Десять минут, отведенные на выступление, пролетели на одном дыхании, а после канкана девчонок долго не отпускали со сцены — хлопали и свистели. Даже директор хлопал с удовольствием. (Правда, быстро спохватился и торопливо принял привычный строгий вид.)

Эля вытащила на поклон упирающегося Диму:

— Давай кланяйся! Ты же танец поставил!

И никто не обратил внимания на Кошку, которая под шумок улизнула.

Потом долго подметали сцену от осколков бутылки, успокаивали разбушевавшихся зрителей, смотрели унылые выступления «В» и «А»-классов… Оставалось дождаться такого же скучного позора «бэшек», чтобы объявить победителей.

И тут вдруг погас свет. Весь. Зал испуганно затих. В темноте раздался нервный голос Веры Васильевны:

— Что такое? Немедленно включите…

Включили. Но не весь свет, а только один фонарь на авансцене. Фонарь был красный, и в его лучах особенно жутко смотрелась фигура в черном балахоне с широкой вампирской улыбкой.

В зале раздался придушенный девчоночий визг. Вампир, не обращая внимания, оскалился еще больше… и запел.

Это была самая настоящая опера. Пусть за всех героев пели пара девчонок за сценой, все равно зрелище получилось захватывающее. И смешное. Когда на сцену вытащили королеву вампиров, искусно загримированную под Злыдню, пришлось притормозить выступление — так хохотали зрители.

В отличие от мюзикла «Г»-класса, в опере обнаружился сюжет. Простенький, но захватывающий: королева вампиров пытается выпить всю кровь из людей, а несколько охотников на вампиров ей мешают. И в конце, само собой, побеждают.

Грохот оваций в конце оперы вышел даже погромче, чем после канкана.

И на сцену на сей раз вытащили упирающуюся Юлю…

— Предательница! — зашипела Элька. — Как она могла?!


Я хочу в школу!

Как только Юлю отпустили со сцены, она кинулась к Диме.

— Ну как? — спросила она, счастливо улыбаясь.

Дима хмуро молчал.

— Я тебе не говорила, хотела сюрприз сделать, — засмеялась Юля. — Мы на карате ходим вместе с девчонкой-«бэшкой». Она мне пожаловалась, что у них совсем нет идей, и я решила помочь. Я к ним пришла на репетицию, а нас как прорвало! А потом я посмотрела, что ты даже лучше меня справляешься с мюзиклом, и решила, что пусть будут две хорошие постановки, а не одна. Тебе понравилось, скажи, тебе понравилось?

Дима, хоть и злился, не мог сдержать улыбки. Он давно не видел Кошку в таком замечательном настроении.

— Понравилось, — честно сказал Дима. — Только вот наши, похоже, обиделись.

— На обиженных воду возят! — бодро заявила Юля. — Как обиделись, так и разобидятся.

— Но их же тоже можно понять, они так мечтали выиграть, — заступился за одноклассников Дима.

— Дим, хоть ты меня не смеши! — заявила Кошка, вмиг став серьезной. — Это даже соревнованиями назвать нельзя! Какая разница, кто победил? Главное, было весело!

— Не знаю, — вздохнул Дима, — трудно будет в этом убедить одноклассников…

— Да плевать мне на них! — вскипела Кошка. — Я что, должна у них разрешения спрашивать?

— Разрешение не разрешение, но хотя бы мне ты могла сказать… — начал Дима.

— Я хотела сделать тебе сюрприз! — перебила его Юля. — Тьфу, вот взял и испортил настроение.

Кошка насупилась. Дима молчал, глядя в окно. Потом у него завибрировал телефон, он пробормотал, что его ждут, и поспешно ушел.

Юля демонстративно пожала плечом и отправилась домой. Идти отмечать победу с «бэшками» ей расхотелось.


Я хочу в школу!

Аня теперь частенько приходила к Полине. Один раз даже взяла с собой Ваню, но ей не понравилось. Ваня с Антоном уселись за комп и просидели там четыре часа, а Полина стала нудеть и ходить вокруг мальчишек, требуя, чтобы ее тоже пустили поиграть.

Однажды Аня застала дома Полининого папу. Он был огромный, плечистый и рыжий. Теть Катя рядом с ним выглядела Дюймовочкой. Он очень смешно опекал свою жену, подавал ей чай и отправил спать после обеда.

Теть Катя посмеялась, но спать пошла. А Дядь Дима тут же принялся шикать на детей, чтобы они не мешали маме отдыхать.

Полина отнеслась к этому очень серьезно. Достала набор с бусинками и принялась сосредоточенно нанизывать их на нитку.

— Нужно, чтобы тихо было, — сказала она, — маму нельзя беспокоить.

В этот момент Полина опять превратилась в Полину школьную — тихую, незаметную, бесцветную, с вечной печатью грусти на лице.

Аня задумалась. Теть Катя не производила впечатления человека, которого нужно спасать.

— А что с мамой? — тихо спросила она у Полины.

У той задрожали губы.

У Ани внутри тут же все завибрировало: так было всегда, когда она чувствовала, что сейчас узнает что-то очень важное.

— Мне нельзя ее волновать, — тихо сказала Полина, — ведь тогда она может… может…

У Полины так дрожали губы, что говорить дальше она не могла. Слово «умереть» Аня не услышала, она прочитала его по губам.

— Почему? — спросила она.

— Потому что…

— А тебе кто это сказал?

Полина долго смотрела в стенку. Так долго, что Аня начала подпрыгивать на месте. Ей хотелось тряхануть Полину за плечи, чтоб выбить из ее головы эту чудовищную глупость. Ведь понятно же, что теть Катя умереть не может!

— Анастасия Львовна, — выдавила из себя Полина, а дальше зашептала, захлебываясь словами. — Она сказала, что нужно сидеть тихо, а то мама расстроится. Она сказала, что мама такая худая, болеет, наверное… Она сказала, что очень переживает за мою маму, и что, если я буду плохо себя вести, маме придется сказать, и мама может… Я тихо сижу! Я без мамы не выдержу-у-у-у-у…

Полина легонько всхлипнула и продолжила нанизывать свои бусинки, а у Ани в голове образовался воздушный шарик. Она чуяла сердцем, что все происходящее неправильно, но не понимала, что ей теперь с этим всем делать. Нужно было посоветоваться…


Я хочу в школу!

Впалыча Аня встретила на пороге школы. На нем уже висела Кошка, но Аня пролезла между ними, отодвинула Юлю, дернула Впалыча за штаны и сосредоточено заявила ему в живот:

— Надо поговорить!

Говорить она начала сразу же, и за десять минут вывалили все, что знала про Полину.

Впалыч молчал. Потом он присел на корточки и спросил:

— Тебе нравится Анастасия Львовна?

Аню затрясло от волнения. Слишком долго она держала в себе свое отношение к учительнице.

— Она холодная, как жаба. Она ведьма. Она всех заморозила.

— Она кричит на вас? — спросила Кошка.

— Нет. Она улыбается. Вот так.

Аня растянула губы в улыбке.

— А глаза у нее ледяные. А еще она говорила, что не отпустит меня обратно в 34-ю школу, если я буду плохо учиться! Впалыч, я так боялась, что аж заболела! Теперь-то уже все равно, а тогда мне было очень страшно!

— А теперь не страшно? — спросил Впалыч.

— Теперь все равно, — вздохнула Аня, — теперь я сижу и сказки сочиняю. В голове. Писать она мне не дает. И я сразу поняла, что Полину укусил ядовитый паук и из нее цвет вытекает. Ей помочь надо. Впалыч, ты поможешь?

— «Вы», — автоматически поправил Впалыч. — Называй меня здесь на вы, пожалуйста, не надо смущать других. Конечно, помогу, Анюта, иди на урок.

Аня убежала, а Кошка испуганно смотрела на белые пальцы Впалыча, сжимавшие зонтик. Учитель проследил за взглядом Юли и ослабил хватку.

— Ты видела ее учительницу? — спросил он.

Юля мотнула головой.

— Я была у нее в классе. Они там правда отмороженные все.

Впалыч нервно дернулся и пробормотал себе под нос:

— Ох, не хотел же я ввязываться…


Я хочу в школу!

Из школы Аня шла с Ваней. Полина спешила в музыкальную школу, а Ане спешить было некуда.

Ваня вываливал на нее все тонкости очередной «стрелялки», а Аня витала в облаках.

— А тут как раз на меня такой монстр выскакивает! И я ему раз! И гранату в башку! А он такой раз! И валяется!

— Вань, а если на тебя в жизни монстр нападет, ты испугаешься? — спросила Аня.

— А чего пугаться? — удивился Ваня. — Я ему раз! И гранатой!

— А где гранату возьмешь?

Ваня задумался, а потом заявил:

— Монстров в жизни не бывает!

— А если на тебя медведь нападет? — не унималась Аня.

— Медведей тоже в жизни не бывает! — отрезал Ваня.

— Как это? — опешила Анечка.

— Медведи бывают в цирке и зоопарке. Там они дрессированные. А в жизни медведей не бывает, — уперся Ваня.

— А откуда они в цирк попадают? — спросила Аня.

Ваня начал строить гримасы и скакать, как бешенная обезьяна. Аня уже давно вычислила, что он так поступает всегда, когда ему нечего сказать. Переждав приступ, Аня продолжила:

— Вань, а ты в лесу когда-нибудь был?

— А что я там забыл, в лесу? — фыркнул Ваня. — Там только комары и какашки.

— Ты там был?

— Не, мне мама говорила, — уверенно сказал Ваня.

— А я была в настоящей тайге… — задумчиво сказала Аня. — Мы ночевали на кордоне у лесника. Там так красиво… И медведей мы видели, но только издалека. Близко к ним страшно подходить, нас не пустили. А лесник нам рассказывал, что весной медведи приходят к самой избушке и чешутся об нее. И избушка трясется! А зато мы видели лисенка! Он был такой смешной, и сразу спрятался в норке. А его мама принесла ему мышку. Мышку было жалко, но ведь лисенку тоже надо кушать. А если бы наша школа не закрылась, в следующем году меня взяли бы в пустыню…

— Ме-е-е-е! — заявил Ваня и состроил рожу. — Бе-бе-бе-е-е-е-е!

— В пустыню не всех берут, там техника безопасности суровая. Прививки нужно сделать и у аллерголога провериться. И врачей с собой нужно целых два. Но я бы все равно поехала! Потому что мне кажется, что я там родилась. В пустыне.

— Гы-ы-ы-ы! Бу-э-э-э-э-э!

Ваня дернул Аню за сумку и толкнул ее по направлению к луже.

— Тебя бы не взяли, — вздохнула Аня, — ты еще маленький.

— А ты что, большая сильно? Сколько тебе лет?

— Восемь с половиной.

— А мне восемь и десять месяцев, поняла! Малявка! Бе-е-е-е-е-е! Гы-ы-ы-ы!

Аня вздохнула.

— А ты знаешь, что делать, если встретишь змею?

— Хватать ее за хвост и шарах об пол! И шарах! И шарах!

Ваня для убедительности несколько раз шарахнул об дорожку сумкой. На снег посыпались ручки и тетрадки, покусанное яблоко примерно недельной давности и кошелек.

Ваня все это затолкал обратно в сумку вперемешку с мокрым снегом. Аня попыталась его остановить, но он был неумолим.

— Да чем там! Мама новую сумку купит, тетрадки вообще пофиг, так им и надо, тоже мне ценность… Ты, малая, не бойся. От змеи я тебя спасу. Кого ты там еще боишься?

— Анастасию Львовну, — вздохнула Анечка. — От нее спасешь?

Ваня чуть не упал. Глаза у него забегали, и он принялся выгребать снег из сумки.

— А чего спасать? Она это… Ее надо любить. Я ее люблю!

— Но она же…

— Нет! Нет! — перебил ее Ваня. — Ее только любить! Я люблю! Нельзя! Нет!

И Ваня бегом умчался к своему подъезду.


Я хочу в школу!

Женька встретил Вику без подготовки. Они столкнулись. Не так, как пишут в романах: «Они столкнулись нос к носу», что означает просто «Увидели друг друга вплотную» — Женька действительно чуть не снес Вику с ног, резко завернув за угол. Дальше все пошло само собой.

Вика ойкнула и чуть не упала.

Женька инстинктивно поймал ее, но сам потерял равновесие.

Вика завизжала.

Они в обнимку шмякнулись в мокрый сугроб.

Женька перестал соображать и вместо заготовленной речи выдал буквально следующее:

— Вика! Я тебя люблю! А тебя так колбасит! Ты чего, а?!

У Вики от потрясения тоже выбило предохранители, и она выпалила:

— Женька! Мне так плохо! Мать убьет, а я без него не хочу! Я оставить хочу! А как же теперь? Я и сказать не могу никому! Что ты молчишь?! И вообще, подними меня, мне лежать в снегу нельзя теперь!

Женька торопливо принялся вытаскивать себя и Вику из снега. В голове у него вертелась стая вопросов, но он задал самый глупый:

— А почему в снегу-то нельзя?

— Я беременна!

Женька чуть снова не уронил Вику в сугроб.


Я хочу в школу!

…Воронько-старший нашел Молчуна через два дня. Пришел к нему домой, оставил телохранителей пить чай с родителями, а сам уединился с Артемом в комнате. Долго внимательно рассматривал его, сказал непонятно:

— А я думал, ты казачок засланный.

И добавил:

— Рассказывай, чего хотел.

Молчун рассказал, как мог, полно:

— Вы деньги давали. На школу. Теперь не даете. Почему?

— Школу жалко? — вздохнул Петр Сергеевич. — И мне жалко. Я знаешь в какой учился? В сельской. Учителя у нас хорошие были, только у них своих забот хватало: огород, дрова на зиму, коня под картошку.

«Конь под картошкой» вызвал у Молчуна в голове картинку селедки под шубой — любимое блюдо приемных родителей. Но он даже не улыбнулся, понимал — человек важное рассказывает.

— Я когда начал деньги зарабатывать, — продолжал папа Ворона, — сразу начал помогать детдомам, школам, особенно сельским… А потом понял — толку ноль. Ну, купят они компьютер с цветным принтером, так его или учитель информатики домой утащит, или будут какие-нибудь открытки дурацкие к восьмому марта печатать.

Воронько даже скривился — видимо, вспомнил особо мерзкую открытку.

— Тогда я решил создать школу будущего. Нашел классных педагогов… Не сам, конечно, помощники мои нашли. Учителя собрались, начали мне чего-то рассказывать. Я ничего не понял, — Петр Сергеевич честно рассмеялся. — Но сказал: «Вот вам деньги, делайте, что считаете нужным». И они сделали!

Папа Ворона замолчал надолго. Так надолго, что даже Молчун не выдержал:

— Тридцать четвертую?

— Да. Тридцать четвертую. Но недавно… неважно почему, но начали меня трясти. Совсем за другое, но и тридцать четвертую школу припомнили. Заявили, что я деньги через нее отмывал… Эти… — Воронько хотел сказать какое-то страшное слово, но сдержался, — следователи сказали, что половину ваших учителей сажать надо. Пришлось взять все на себя. Так что извини, Артем, больше я школу содержать не буду.

Они немного помолчали.

— Зачем? — тихо спросил Молчун.

Как ни странно, Петр Сергеевич понял вопрос полностью: «Зачем вы вообще влезли в эту авантюру со школой? Неужели только из-за мечты?».

— Из-за Никиты… сына. Я так хотел, чтобы хоть он в нормальной школе поучился. Его мама мне сначала вообще не позволяла с сыном видеться. А потом я ее много лет уговаривал отдать Никиту в тридцать четвертую. Уговорил… А тут… такое дело…

Они снова помолчали, но не тяжело, а даже как будто доверительно.

— Вас посадят? — спросил Молчун.

Он вдруг почувствовал, что с этим человеком говорить почему-то проще, чем с другими.

— Да, — ответил тот. — Так обидно.


Я хочу в школу!

На этот раз Птиц собрал Дима.

— Нужно посоветоваться! — лаконично сообщал он.

Советоваться сели в пиццерии. Там было тепло, не орала музыка и можно было усесться за отгороженный от всех столик. Женька опаздывал, решили начинать без него.

Заказали две большие пиццы, и, пока ждали заказ, Дима быстренько рассказал проблему.

— Впалыч думает, что будет честно. Ну, оценки в журнал будут выставляться правильные и самостоятельные мы будем проверять. А если кто-то захочет его обмануть? Что нам делать? Если мы пожалуемся Впалычу, то мы шестерки? А если не пожалуемся? Дать им обмануть Впалыча? Он столько поручений раздал, не можем же мы с Кошкой всех проверять?

За столом воцарилась томительная пауза.

— Давайте рассуждать логично, — тихо сказала Аня.

И тут все облегченно рассмеялись. Вернулись их, птичье время, когда они все вместе корпели над решением одной и той же задачи.

— Давайте! — радостно подхватила Кошка.

Ей тяжело далось начало встречи. Дима хоть и рассказывал про их общую проблему, старался не смотреть в сторону Кошки и все время отводил глаза, натыкаясь на ее взгляд.

— Впалыч пришел в школу, чтобы научить нас математике, правильно? — спросил Дима.

— Ага, — поддакнула Аня. — Значит, главное для него, чтобы все математику знали. Логично?

У Кошки округлились глаза.

— Послушайте! Да ведь все элементарно! Если человек хочет исправить свою оценку, то он приходит ко мне или к Диме, мы объясняем, чего он не понял, и человек переписывает работу. Главное, чтоб он умел решать задачи, да?

— Так вот почему Впалыч нам с тобой доверил работы проверять! — воскликнул Дима. — Он уверен, что мы сможем все объяснить!

— А мы сможем? — заволновалась Кошка.

— Значит, сможем! — уверенно сказал Дима.

Он наконец-то посмотрел Юле в глаза, и у нее сразу отлегло от сердца. Не сердится.

Птицы накинулись на подоспевшую пиццу с чувством выполненного долга.

— Ох, ребят, я так соскучилась! — сказала Кошка. — И чего мы так давно не собирались?

— Социализировались, — вздохнула Анечка.

Все расхохотались, но тут слово взял Молчун. Медленно и скупо, он рассказал все, что узнал про финансирование 34-й школы.

— И что нам теперь с этим знанием делать? — спросила Кошка.

— Школы не будет, — сказал Молчун, — денег нет. Если спасать, то дом. Здание. Чтоб не снесли. Жалко.

— Как же мы ее спасем? — вздохнула Кошка. — Пикет устроим? Опять журналистов звать?

Птицы пригорюнились. Устраивать пикет никому не хотелось. Да и в журналистов они теперь не верили. Подошел Женька, ему в двух словах пересказали ситуацию, но он тоже ничего предложить не смог. Он вообще никак не мог сосредоточиться.

— А почему ее снесут? — спросила Аня.

— Потому что дураки! — ответила Кошка и толкнула Женьку в бок. — Жень, объясни!

Женя поморгал, собираясь с мыслями, и начал объяснять:

— Потому что здание старое, художественной ценности не представляет. А земля дорогая, в центре города. Сад огромный, на этом месте можно целый многоэтажный дом построить, и квартиры продать за большие деньги…

— Опять деньги, — вздохнула Аня. — А если у здания была бы ценность?

— Тогда можно было бы обратиться в министерство культуры, доказать, что дом нельзя сносить, потому что… потому что… Что?

Женя прервался на полуслове, потому что увидел, как синхронно загорелись глаза у Ани и Кошки.

— Нашли!

— В подвале!

— Грамоту!

— Дарственную!

— Тут жил Пушкин!

— Нет, архитектор!

— Знаменитый!

— В интернет!

— Бумагу состарить.

— Чернила…

Женя, который никак не мог сосредоточиться на общей проблеме, обиделся:

— Я один ничего не понимаю, да?

— Надо доказать, что здание представляет ценность, — впилась Жене в руку Кошка. — Мы сделаем грамоту или дарственную, которая подтвердит, что дом, например, построен знаменитым архитектором, и его не снесут.

— Но это же подделка! — ахнул Женя. — Нас раскроют!

— Значит, нужно сделать так, чтобы не раскрыли, — твердо сказал Дима.

Птицы быстренько набросали на бумажке план подделки старинной грамоты и разошлись по домам. Искать информацию в интернете.


Я хочу в школу!

Женька и Молчун шли по парку.

— Знаешь, Артем, — сказал Женька, — я никому не могу про это сказать. А тебе могу.

Молчун серьезно кивнул.

— У меня проблема, — Женька вдруг начал говорить молчуновскими рублеными фразами. — Девушка беременна. Не от меня. Я ее люблю. Она меня нет. Что делать?

Они прошли еще десяток метров, Молчун не отвечал, внимательно наклонив голову. Он ждал продолжения.

— То есть я знаю, как надо правильно, — чуть не плача сказал Женя. — Но это… неправильно! Так нельзя! Потому что… это неправда! А не сделать… тоже не могу! Я до конца жизни себе не прощу. Понимаешь?

— Не все, — признался Молчун после паузы. — Главное — понял.

Женька повернул голову к Артему и так и шел перекособочившись, потому что собеседник никак не мог начать говорить. Готовил длинную тираду. В голове набирал текст, редактировал, учил…

— Ты знаешь, как правильно, — наконец произнес Молчун. — Но боишься. Страх — плохо. От страха глупеют. Перестань бояться. Тогда поймешь.

В Женьке вдруг вспыхнула ярость.

— Ага, ерунда какая! Взять и перестать бояться! Может, научишь, как это? — Женька понимал, что обижает Молчуна зря, но остановиться не мог. — Ты же у нас умненький! Вундеркиндик! Слово — золото!

Но Молчун и не собирался обижаться. Он серьезно кивнул:

— Скрытая агрессия. Лучше, чем страх. Но все равно плохо.

Они еще долго шли вместе. Женька — потому что надо было извиниться, а он не мог собраться с мыслями. А Молчун — потому что ему было приятно идти рядом пусть не с папой, но со старшим братом. Почти.

— Извини, — наконец сказал Женька. — Напало что-то.

— Да, — ответил Молчун. — Еще девиз. На твоем щите. Помнишь?

Женька торопливо кивнул, хотя девиза, хоть убей, вспомнить не мог. Помнил турнир. Как мастерили доспехи. Как спорили, из чего делать копье, чтобы жюри пропустило. Как Анечка гордилась своей ролью Прекрасной дамы, а Кошка сцепилась с Димкой за право стать оруженосцем — и, как всегда, победила. А вот девиз выветрился из памяти.

— Спасибо, — сказал Женька, — я понял.

Дома первым делом откопал на антресолях щит. На нем зубастыми готическими буквами было написано: «Делай что должно — и будь что будет!»


Я хочу в школу!

Весь вечер Юля провела, пытаясь разобраться в тонкостях химии. Бумага, чернила — все это оказалось довольно сложно.

Окончательно запутавшись в терминах, она набрала номер Алены. Та собиралась поступать в медицинский и химию знала блестяще.

— Ален, привет, мы тут такой проект замутили, нам нужен толковый химик, помоги, пожалуйста… Не поняла…

В ухо запищали короткие гудки. Кошка нажала «повтор» и протараторила снова:

— Ален, привет, мы тут… Да что ж такое!

Связь опять прервалась.

Третий раз телефон не отвечал.

«Где ее носит, что связи нет…» — раздраженно пробурчала Кошка и набрала Димин номер.

— Дим, слушай, давай Алену попросим помочь с химией, — с места в карьер начала Кошка.

— Юль, я на тренировке, — сказал Дима и отключился.

Юля вздохнула. Но ее внутренняя сущность требовала решить проблему немедленно, ей приспичило дозвониться до Алены, и ждать она не могла.

— Эля? Привет! А ты не знаешь, как мне выловить Алену?

Пока Кошка вываливала на Элю информацию, ее собеседница напряженно молчала.

— Ты меня слушаешь? — не выдержала Кошка.

— Да. Хотя…

Эля сделала такую многозначительную паузу, что Юля наконец-то сообразила, что что-то не так.

— Что опять? — раздраженно спросила она.

— Дело в том, Юлечка, что ты нас предала. И мы решили с тобой не разговаривать.

— Что? — изумилась Кошка.

— А вот то, — сказала Эля. — Я пыталась разрулить ситуацию, но все настроены против.

— Ну-ну, посмотрю я на вас на контрольной по математике, — съязвила Юля.

— У нас Дима есть, — отрезала Эля.

— Но Дима же не может…

Противный холодок пополз у Юли по спине.

— Дима же меня знает! Он…

— У Димы с Аленой все серьезно, — сказала Эля. — Он так старался, чтоб мы выиграли. Ради нее старался, понимаешь? Ейбыло важно выиграть у «бэшек», это старая история, рассказывать не хочу. А ты ему такую свинью подложила, даже не знаю, как он тебя простит.

— Он не сердится! — уверенно сказала Кошка.

— Ну…. — протянула Эля. — Тебе он, может, и так говорит.

…В школу Юля пришла в растрепанных чувствах. Поймала себя на том, что не хочет идти в класс, и под надуманным предлогом завернула в кабинет Впалыча. Ей повезло, он был один.

Не зная, как выйти на больную тему, начала издалека.

— Виктор Павлович, а вам понравился концерт?

— Да, очень, — улыбнулся классный руководитель. — Только мне показалось, что «наши» не очень обрадовались опере.

— Дураки, — буркнула Юля и уставилась в окно.

Впалыч посмотрел на напряженную Юлину спину и неожиданно заговорил совсем о другом.

— Слушай, а ты знаешь, что у Оли фантастические музыкальные способности? Я уже договорился на прослушивание, помнишь, к нам в 34-ю приезжал дирижер…

— Не помню, — буркнула Юля. — У меня с музыкой не складывалось.

— А ты обратила внимание на Илью? Он самый тихий в классе, а на самом деле очень мощный лидер. Помнишь, у нас был семинар по лидерству на эту тему? На нем-то ты точно была.

— Была. А Илья — ботан. Сидит и зубрит, головы не поднимает.

— Понятно… А ты не заметила, что у Эли великолепное художественное чутье? — продолжил Впалыч.

Кошка подпрыгнула на месте.

— У Эльки? — возмутилась Кошка. — Да у нее чутье только на сплетни! Они целыми вечерами сидят и пацанов обсуждают! А пацаны говорят только о том, где бы покурить втихаря!

— Кстати о покурить… — ухмыльнулся классный. — Помнишь, как я вас застукал два года назад?

Кошка покраснела, но взгляд не опустила.

— Вы же сами тогда сказали, что желание все попробовать — это нормально. Главное — сделать правильный вывод.

Впалыч кивнул. Кошка смутилась.

— Я попробовала, мне не понравилось. Я свой выбор сделала.

Тут Юля задумалась, но ненадолго.

— Я понимаю, что вы мне хотите сказать. Типа каждый имеет право на ошибку, да?

— Юля, это прописные истины, мне с тобой даже неудобно об этом говорить, — улыбнулся Виктор Павлович.

— Но я же вижу, что вы мне хотите что-то сказать! — воскликнула Юля.

— Можешь не идти на первый урок, — сказал Впалыч и уткнулся в журнал. — Я скажу, что ты мне помогала.

Юля зашвырнула сумку на последнюю парту, а сама уселась на первую. Рядом с учителем.

— Да, я не хочу туда идти! — с вызовом сказала она. — Да, у меня с ними плохие отношения! Да, я не вписалась в коллектив!

— Юля, знаешь, ты пока не готова воспринять то, что я хочу тебе сказать, — спокойно сказал Впалыч.

— Почему? А вы попробуйте.

Виктор Павлович опять вздохнул.

— О’кей. Знаешь, очень просто быть идеальным в отсутствие соблазнов. Очень легко вести уроки, когда тебя окружают идеально замотивированные дети. И только теперь я понимаю, что искусство в педагогике начинается как раз тогда, когда тебя не хотят слушать.

Юля сидела очень тихо, положив голову на руки, и смотрела на Впалыча широко раскрытыми глазами.

— И быть лидером в группе, когда все прошли почти вузовский курс психологии, легко. Все обучены себя вести, все определили свои психотипы, знают много умных слов. Знают, когда нужно уйти, а когда промолчать. Опять же общее дело, которое нужно сделать, сближает. А вот быть лидером среди обычных людей…

— Легко! — перебила Юля. — Они как овцы, на все ведутся!

Впалыч глянул на часы и сказал:

— Юль, мне срочно нужно подготовить самостоятельные для девятого класса. Помоги.

Следующие полчаса Юля составляла варианты самостоятельных. Она поняла, что Впалыч не просто так прервал разговор, но спросить, почему, побоялась.

На второй урок Кошка пришла с гордо поднятой головой. С Димой столкнулась прямо в дверях.

— Ты на меня не сердишься? — выпалила она.

— Нет, — улыбнулся Дима, — я на тебя не сержусь.

— И ты вчера был на тренировке?

Дима кивнул.

Юля расслабилась. На остальных ей было наплевать.


Я хочу в школу!

В кабинет химии Птиц пустили, но реактивов выдали всего ничего и все какую-то ерунду: дистиллированную воду, пару красителей, медный купорос и маленький кусочек калия. К счастью, Димка предвидел такой поворот и прихватил из дому все необходимое.

Сначала нужно было составить чернила. Анечка каким-то чудом уговорила теть Катю (которая работала биологом) притащить из лаборатории чернильных орешков. Димка выставил пузырек с правильным купоросом (железным, не медным!). Осталось только смешать с клеем. Это вызвало продолжительный спор. Дима утверждал, что клей должен быть тоже аутентичным (Димка кайфовал от этого слова), потому что иначе зачем огород городить? Кошка орала, что и силикатный сойдет, кто там будет особо принюхиваться? Женька сидел, обхватив голову руками, отвечая на просьбы Анечки («Ну сделай что-нибудь!») коротко: «Сейчас… Погоди». И только Молчун стянул орешки и купорос, повозился с ними, добавил к смеси эпоксидки — и получилось сносно. Чернила вели себя странно: писали довольно бледно, но, высыхая, постепенно чернели.

Кошка результат одобрила, Димка смирился.

Дима был не очень доволен происходящим. Он читал в интернете про то, как состарить бумагу, и морщился.

— Это все несерьезно, — бурчал он, — нас раскроют. Нам нужно нормальное оборудование… Нам нужны серьезные специалисты… Нам нужны…

Тут Димка задумался.

— Слушайте, давайте общий сход объявим! Пусть все, кто хочет, из 34-й школы, приходят и помогут. Вдруг, у кого-то родители…

— Умеют документы подделывать? — перебила Диму Аня.

— Не надо всех звать, — поморщилась Кошка, — растреплют. Давайте только лидеров групп соберем. Мне кажется, был проект по истории нашей школы. Только я не помню у кого.

— А соберемся в пиццерии! — радостно заявила Аня. — Ну что вы так на меня смотрите? Там просто думается хорошо! Ну и вкусно…


Я хочу в школу!

Официанты уже привыкли к странным школьникам, которые сдвигают столы и с загадочным видом, чуть не сталкиваясь лбами, шепчутся, иногда срываясь на крик. Но вели они себя прилично, заказывали достаточно, поэтому никаких претензий к ним не было. Столы сдвинули, принесли недостающие стулья, горку тарелок и столовых приборов, а также пару пачек сока и стаканы.

Школьники подождали, пока отойдут лишние уши, и Женя, на правах старшего, рассказал лидерам остальных групп все, что удалось выяснить о судьбе 34-й школы.

— То есть картина получается такая, — решил резюмировать Женин рассказ Саша, лидер Динозавров, — у школы было финансирование, была «крыша». Деньги кончились, крыша улетела. Поэтому и проверки сразу, и программа не соответствует…

— Мы думаем, что не в этом дело, — перебила его Кошка, — а в том, что здание стоит в центре города, сад очень много места занимает. Как только улетела «крыша», тут же нашлись охотники построить здесь что-нибудь. Дома или торговый центр.

Тут принесли пиццу, и школьники принялись молча жевать. И думать.

— У нас был проект по истории школы, — сказал Сергей, лидер Дельфинов, — но там не за что зацепиться. Фундамент у здания 18 века, но сам дом в 19 веке перестраивался. Последняя хозяйка усадьбы Анна Ордынцева ничем не примечательна. Про нее вообще никто ничего не знает, портрет не сохранился. Даже неизвестно, где она похоронена и похоронена ли вообще.

— Как это? — спросила Анечка.

— У Ордынцевых было пятеро детей. Анна средняя дочь, у нее два старших брата и две младшие сестры. В Петербурге у них были родственники, и Ордынцевы отправляли дочерей на сезон туда, чтоб выдать замуж. Обе сестры Анны это благополучно сделали и остались жить в Питере [1], а братья стали военными и тоже где-то жили… Не помню где, да это и неважно. А Анна так и не вышла замуж.

— Жаль, портрет не сохранился, — задумчиво сказала Кошка.

— Думаешь, она была некрасивая? — спросила Аня.

— Думаю, она была не такая как все, — отрезала Юля.

— Так вот, — продолжил Сергей, — после смерти родителей Анна осталась в усадьбе одна. И она поехала к сестрам в Питер. И не вернулась.

— Там осталась? — спросил Женя.

— Да в том-то и дело, что неизвестно. Она уехала, и с тех пор про нее не было никаких вестей. Завещание она не оставила, никаких распоряжений прислуге не давала. Через несколько лет после того, как она уехала, тут появился сын одной из ее сестер. Оказалось, что в Питер она не приезжала, а родные беспокоятся, что от сестры нет никаких вестей.

— Погибла по дороге?

— Возможно, — пожал плечами Сергей. — Прошло несколько лет, и никто не нашел никаких следов. В усадьбу еще пару раз приезжали дети сестры и даже жили тут недолго. Наверное, тогда и забрали отсюда все документы и портреты. Если они были.

— А потом?

— После революции здесь сделали школу. И она вполне успешно просуществовала до середины двадцатого века, а потом дом пришел в негодность и школу закрыли. Усадьба стояла заброшенная, пока спонсор не выкупил ее и не сделал из нее нашу 34-ю школу. Поэтому, кстати, дом особой исторической ценности не представляет. Фундамент настоящий, и даже внешний вид здания сохранен, но всё перестраивалось. Там, где спортзалы, были каретные сараи, а там, где бассейн, флигель для прислуги. Только сад настоящий, подлинный. Старым деревьям больше ста лет, мы проверяли.

— Эх, — вздохнул Женя, — вот если бы в этом доме жил Костевич [2]… Или хотя бы бывал…

— Ага, и устраивал там тайные декабристские сходки, — хихикнула Аня.

— Про Костевича мы делали проект, — подала голос «цветочная» Лиза, — про него известно всё и даже больше. Мы в его доме-музее проторчали почти месяц, всё хотели найти какую-нибудь сенсацию, да так и не смогли. Зато сохранилось много его личных вещей, писем, бумаг. Даже пачка чистой именной бумаги в хранилище есть, так что если от его имени нужно письмо написать, так это не проблема, — хмыкнула Лиза.

— Он когда в Сибирь попал? — спросил Женя.

— Как все, в 1825 году, был приговорен к каторге на пятнадцать лет и вечному поселению в Сибири. За ним поехала жена. Она вроде сначала в Европу отправилась, а потом неожиданно оказалась в Сибири. А, кстати, — вспомнила Лиза, — единственная загадка, которая есть у исследователей жизни Костевича. В церковной книге, в Иркутске, сохранилась запись о браке между С. А. Костевичем и Анной с неразборчивой фамилией.

— Когда? — спросила Кошка.

— Аж в 1860 году.

— Так он уже старенький был совсем!

— Да, он через год умер. Но странно то, что наследников у него не было и других Костевичей в Иркутске тоже не было. В конце концов решили, что могла быть и заезжая свадьба…

— С Анной? — спросила Аня. И добавила страшным шепотом: — ВСЁ СХОДИТСЯ!

У нее было такое лицо… Птицы уже знали, что когда Аня такая, она может изобрести все, включая вечный двигатель.

— Это наша Анна приехала к нему в Иркутск, — сообщила Анечка.

Школьники некоторое время переваривали информацию.

— Зачем? — спросил Дима.

— Любовь, — мечтательно ответила Аня.

Женя встрепенулся.

— Послушайте, — сказал он, — и правда, все сходится! А на ком был женат Костевич?

— На Татьяне Мироновой, — ответила Лиза. — Про нее в девичестве мало что известно, да и после свадьбы она больше по балам ездила, чем хозяйством занималась. Красивая была очень. А вот в Сибири она круто изменилась, работала много, школу открыла.

— Аня права, это была не она! — заявил Женя. — Костевич женился на красотке…

— На богатой красотке, — перебила его Лиза.

— Тем более! — обрадовался Женя. — Он женился на богатой красотке, и, значит, он ее не любил.

— Нормально! — возмутилась Юля.

Женя отмахнулся.

— А была у него любовь. Тайная. Любовь всей жизни. Анна Ордынцева. Она его, естественно, тоже очень любила, поэтому и не вышла замуж в Питере, как сестры, а вернулась сюда, чтобы быть с ним рядом.

— И когда она узнала, что его сослали в Сибирь, то поехала следом! — выкрикнула Анечка.

— Нифига себе, — пробормотала Лиза. — Точно! А жена в Европу уехала. Зачем ей муж-декабрист?

— А Анна представилась в Сибири его женой.

— А обвенчали их, когда стало известно, что жена Костевича умерла, — сказал Женя.

— А как стало известно?

— Письмо получил, — сказала Лиза, — от дальнего родственника. Кстати, в это время в Иркутске губернатором был уже Муравьев, он вполне мог знать про обман, но покрывал его.

— Ох, не знаю, — недовольно сморщил нос Димка. — Как-то все… бездоказательно, на голой логике.

— Так мы для чего тут собрались?! — Кошка даже привстала над столом. — Чтобы эти доказательства добыть!

— Или сделать, — добавил Молчун, притаившийся в углу.


Я хочу в школу!

Теперь, когда с помощью Цветов удалось добыть настоящую бумагу декабриста Костевича (правда, всего один лист), проблем с подделкой стало меньше. Но совсем они не исчезли. Нужно было написать собственно письмо.

Долго спорили о том, что это за письмо должно быть. Кошка требовала кучу писем обо всем, «чем больше, тем лучше». Димка настаивал на деловом послании, Женя — на трагическом признании в любви, Анечка ныла, чтобы быстрее начинали работать. Молчун сидел в интернете — изучал аналоги.

Решили, что письмо будет и любовное, и деловое одновременно. Написанное Костевичем уже из ссылки… нет, с каторги. Хотя нет, с каторги нельзя, они там были без права отвечать на корреспонденцию. Получать могли, а отвечать — только когда выходили на поселение. Значит, из ссылки.

— И пусть он просит ее приехать! — настаивала Кошка.

— Куда? — возмущался Димка. — В Сибирь? Он что, садист?

Даже романтически настроенный Женька решил, что это перебор. Компромисс получился такой: в письме декабрист упрашивает свою любимую не ехать. То есть раньше она ему написала, что приедет, а он в ужасе отвечает: «Ни за что! Зачем тебе губить молодость!?» А всю необходимую информацию можно пораскидать по тексту: про жену, которая с легким сердцем свалила в Париж; про жен декабристов, которые уже приехали и начали обживаться.

Но это все так, в общих словах, нужен был стиль. Тут пригодилась Молчунова усидчивость. За полчаса он наковырял в Сети столько документов и писем, что изучали их до ночи — и потом еще дома.

И еще несколько дней писали само письмо, взяв за основу переписку декабриста Нарышкина с его женой. Спорили над каждым словом. Больше всего грызлись Кошка с Димкой. Дима, человек консервативный, собирался скопировать какое-нибудь нарышкинское письмо один к одному. Кошка требовала максимального разнообразия и вообще писать в стихах. И хорошо бы на французском!

Кошка с Димкой разругались до поросячьего визга, и за дело взялись Женя с Анечкой под суровым контролем Молчуна.

В результате получилось вот что:

«Иркутск

20-го апр.

Друг мой возлюбленный, Аннушка, обнимаю тебя от всей души; сопровождаю тебя и думаю сердечною и усердною молитвою. Завтра я отправляюсь в поселение, успел все уложить и теперь совсем наготове. Помолись за меня, друг мой, и благослови, так как я тебя благословляю от всей души!

Благодарю тебя, друг мой, за отрадную твою любовь, которая для меня так много и в стольких отношениях благодетельна, и благодарю за тебя Господа. Однако молю оставить свое намерение отправиться сюда, вслед супругам иных моих товарищей! Господь свидетель, что их обстоятельства совсем не сходны с нашими. И то, что Татьяна Ивановна от меня отреклась и предпочла веселие Парижа моему обществу и тяготам здешней жизни, не дает оснований, голубушка моя, тебе ехать сюда под именем моей супруги. Ведь нас тут знает всякий из нашего круга! Не гневи Господа, не понуждай меня становиться клятвопреступником!

Надеюсь, что все твои родные здоровы, всем домочадцам кланяюсь. Также Отцу Иоанну и Дм. Ивановичу, желая ему выздоровления. — Не забудь Машеньке сделать от меня подарок — а Улиньке качелья, взамен которых прошу мне чаще писать.

Я же буду нетерпеливо ожидать твоих писем — в них будет моя отрада!

Аннушка, друг души моей, целую твои ручки и ножки — нежно обнимаю вместе с дорогими братьями и сестрами, поручаю вас хранению Спасителя нашего и Пресв. Богородицы — в храме Ее помолитесь о скором нашем соединении.

А затею свою с переездом ко мне под видом супруги — забудь, молю на коленях!

Любящий тебя С. Костевич»

Получился типичный компромисс: Дима уверял, что любой текстолог с полпинка разоблачит их подделку, Кошка возмущалась по поводу строк, вставленных из оригиналов без изменений, Женьке письмо казалось недостаточно душевным, а Анечка удивлялась, зачем так часто поминать бога и непонятных людей.

И только Молчун тихонько выводил — для тренировки пока на обычной бумаге — каллиграфические строки, не забывая расставлять «яти» и «еры».

Все прекрасно понимали, что попытка одна. Потому что лист бумаги один.

Нужно написать письмо чисто, красиво и желательно одним махом. При этом почерк должен быть неотличим от почерка Костевича.

Молчун тренировался целыми днями. Всем остальным делать было нечего, они могли только стоять над душой, в сотый раз перепроверять детали письма или слоняться из угла в угол.

Анечка опять выпала из школьной жизни. На уроках уходила в себя, после школы сразу неслась встречаться со «своими».

Через неделю после уроков ее за руку схватила Полина.

— Ты куда пропала? — спросила она. — Мама все время про тебя спрашивает.

— Да я тут… мы тут… заняты, короче.

— Опять флешмоб готовите?

— Ну да… Типа того…

— Хорошо вам… А мне без тебя ску-у-у-учно, — Полина вытянула губы трубочкой и закатила глаза, — Антон весь день в компьютере, мама на рабо-о-о-оте.

В голове у Ани щелкнуло и начал складываться пазл: «им скучно», «компьютер», «флешмоб». Нужно придумать занятие, которое вытащит ребят из компьютера, но такое, чтоб им не было скучно. Пазл сложился!

— Полин, ты знаешь, что такое квест? — спросила Аня, подпрыгивая от нетерпения.

— Игра, — пожала плечами Полина. — Компьютерная.

— Не обязательно компьютерная. В настоящий квест ты никогда не играла?

— В компьютере настоящий! — уверенно ответила девочка.

— Нет, в компьютере… Ай, долго объяснять. Короче, ты что хочешь: играть или готовить?

— Что готовить?

— Да квест!!! — Аня начала заводиться, она не привыкла к такой непонятливости.

— Я ничего не хочу! Мне скучно! — заявила Полина.

— Да потому и скучно, что ничего не хочешь! — выпалила Аня. — Пойдем со мной!

— Куда?

— С нормальными людьми тебя познакомлю, — буркнула Аня, взяла Полину за руку и потащила на слет Птиц.


Я хочу в школу!

Идею устроить квест на местности Птицы восприняли радостно — все лучше, чем простаивать.

Полина сидела тихо и широко раскрытыми глазами смотрела на то, как Кошка расчерчивает лист бумаги, расписывая этапы игры.

— Предлагаю совместить с флешмобом! — сказала она. — После второго урока вешаем в рекреации загадку, сначала нужно что-нибудь простое.

— Давай карту! — предложила Аня. — А на ней отметим точку, куда нужно прийти. Например, столовую.

— Отлично! И пишем пароль. А в столовой договоримся с поварами, чтобы они по паролю отдали следующую записку.

— А в записке — ассоциативный ряд! И он указывает на школьное крыльцо!

— Нет, — задумчиво сказала Юля, — давайте мы крыльцо оставим на последний этап. У меня есть классная идея танца на ступеньках.

Квест рождался на глазах у изумленной Полины, она растерянно переводила глаза с одного на другого, не в силах угнаться за их мыслями.

— Ну что, будешь помогать готовить? — спросила Аня, когда вся игра была прописана и расчерчена на бумаге.

— А вы разрешение спросили? — робко спросила Полина.

Кошка фыркнула. Потом задумалась.

— Еще не хватало разрешение спрашивать! — сказала она по инерции, но у нее уже складывался план.


Я хочу в школу!

— Виктор Павлович! — чинно обратилась Юля к классному, заглянув в кабинет и увидев, что он не один. — Можно с вами поговорить?

Впалыч кивнул. Педагог-организатор изрядно его утомила, и он с удовольствием переключился.

— Виктор Павлович, мы хотим сделать еще один флешмоб.

Юля покосилась на Веру Васильевну, которая недовольно поджала губы.

— Юль, мы на педсовете договорились, что руководство флешмобами возьмет на себя Вера Васильевна.

— Руководство? — оторопела Кошка.

— Видите, Вера Васильевна, — обратился Впалыч к собеседнице, — нужно придумать тему для мероприятия.

— Мероприятия? — вырвалось у Кошки.

Впалыч едва заметно подмигнул Юле, и она изо всех сил постаралась понять, что хочет от нее классный руководитель.

Вера Васильевна молчала. Впалыч вздохнул.

— Наверное, это так утомительно — каждый год придумывать мероприятия к праздникам, да? — спросил он у нее.

Вера Васильевна вымученно кивнула.

— Скоро 23-е февраля, — выдавила она из себя.

Впалыч выразительно посмотрел на Юлю.

— Вы хотите сказать… — медленно начала она.

— Вера Васильевна предложила отличную тему для флешмоба, — спокойно продолжил Впалыч.

До Кошки наконец-то дошло, что надо говорить.

— Точно! Мы придумали квест. Это будет как будто военная игра. А потом танец на крыльце, мы его тоже можем сделать военным, есть классная песня и костюмы мы найдем — камуфляж. Спасибо, Виктор…

Впалыч выразительно мотнул головой в сторону педагога организатора.

— Спасибо, Вера Васильевна, — засмеялась Юля, — вы нам очень-очень помогли!

Кошка развернулась, чтобы уйти, Впалыч встал, чтобы проводить ее до двери.

— Не переигрывай! — сказал он тихо. — Зато ваш флешмоб теперь будет стоять в плане мероприятий и к вам не будет никаких претензий. Только не забывайте, что Вера Васильевна ваш руководитель, поэтому иногда приходите к ней за советом.

Кошка прыснула и убежала. И первый, к кому она по привычке кинулась, был Дима:

— Так! Срочно обзванивай одноклассниц, у меня к ним дело!

Но Димка среагировал странно. Вместо того, чтобы быстренько достать телефон и начать обзвон, он тяжело вздохнул и посмотрел на Юлю как-то… жалостливо.

— Давай-давай, — съязвила Кошка, — по тебе полкласса сохнет! Должна же от тебя быть какая-то польза!

Дима проигнорировал комплимент, терпеливо пояснил:

— Проблема не во мне, а в тебе.

— У меня одна проблема — ты тормоз! Ты им объясни, что мне нужно…

— Они не захотят тебе помогать, — перебил Кошку Дима. — Они тебя еще не простили.

— За что? За тот дурацкий конкурс? — Юля искренне таращилась на Димку.

Он не шутил.

— Ладно, — разозлилась Кошка, — обойдусь без них.

— Но я помогу! — торопливо добавил Дима.

— Ты мне не нужен! Тут девчонки нужны!

Провожая взглядом Юлю, которая чуть не вприпрыжку неслась по улице, Димка про себя решил: «Попробую поговорить! Вдруг они уже успокоились».


Я хочу в школу!

Но «они» не успокоились. Ни Алена, которая сразу набычилась, услышав про Кошку, ни меланхоличная Оля, ни поджавшая губы Эля.

— Девчонки! — Дима старался быть предельно обаятельным. — Просто Юлька… она такая по жизни! Она даже не поняла, что всех обидела!

— Мы заметили, — пробурчала Оля.

— Да, — покивала головой Эля, — Юля вообще иногда мало думает об окружающих.

Алена красноречиво промолчала.

— Ну пожалуйста! — забыв все психологические премудрости, взмолился Дима.

— Хорошо! — неожиданно легко согласилась Эля.

Все, включая Диму, посмотрели на нее удивленно.

— Конечно, мы поможем… — Эля выдержала микропаузу, — если это нужно лично тебе. Это ведь тебе личнонужно, да, Дима?

Димка почувствовал подвох и неуверенно кивнул.

— Это даже трогательно, — тонко улыбнулась Эля, — что ты так переживаешь за свою девушку.

Алена пошла багровыми пятнами. Димка меньше всего хотел кого-нибудь обидеть, поэтому принялся торопливо объяснять:

— Она не моя девушка! Просто друг! Я за друга переживаю… У меня вообще девушки нет.

Тут Дима получил увесистый тычок в плечо, Алена отвернулась, а Эля сделала страшные глаза.

Секунду Дима соображал, что от него хотят. Когда до него дошло, что Алена претендует на звание «девушки», ему сначала стало смешно, а потом страшно. Подумаешь, в кино один раз сходили… С другой стороны, что ему жалко сделать человеку приятное? Вон как она расстроилась! От Димы же не убудет, если он слегка приврет.

— Ален, я просто думал, что ты не хочешь афишировать наши отношения, — сказал Дима.

— Что? — вскинулась Алена, а потом порывисто схватила Диму за руку, и быстро, пока он не передумал, сказала. — Нет, я хочу!

Дима обнял Алену за плечи и завис. Что делать дальше, он не знал, но вовремя вспомнил, зачем, собственно, решил поговорить с девчонками.

— Так я не понял, вы поможете Кошке? — спросил он.

Девчонки опять сделали скучные лица, а Алена капризно заявила:

— Ну что ты с ней носишься, а? Она же нас всех ненавидит!

— Нет, что вы, она не ненавидит, она просто…

— Дим, давай лучше сходим куда-нибудь, — перебила его Эля.

И когда все послушно потянулись к выходу, слегка тормознула его и прошипела на ухо:

— Ну что ты лезешь со своей Рябцевой? Ты что, не видишь, Алене это неприятно!

Дима скосил глаз на сияющую Алену. Ее сейчас могло расстроить только прямое попадание метеорита в голову.

— Или никакая она тебе не девушка, и ты ее просто пожалел? — продолжила Эля.

— Нет, конечно! — как можно увереннее сказал Дима.

Расстроить сейчас Алену было выше его сил.


Я хочу в школу!

Несколько раз Женька пытался изловить Вику и поговорить с ней серьезно. Но никак не получалось: Вика все время была в окружении подруг, даже домой ходила в их сопровождении. К удивлению и даже возмущению Жени, она как будто не переживала по поводу своего отчаянного положения, выглядела, как обычно, и только иногда лихорадочный блеск в глазах ее выдавал. Или Женьке казалось?

Немного пораскинув мозгами, он пришел к выводу, что Вика права. Это защитная реакция психики. Чего зря нервничать? Теперь нужно думать о ребенке, о том, чтобы ему не навредить. А всякие эти рыдания и истерики, конечно, повредят. О будущем, о том, как она теперь будет жить, Вика, похоже, и не задумывалась. И правильно. Думать за нее должен мужчина. Отца ребенка Женька мысленно списал со счета. Не было никакого отца. То есть был, но где-то далеко, вне досягаемости.

Значит, вся ответственность должна лечь на Женины плечи.

Это был самый спорный поворот в рассуждениях, логика тут явно хромала на все четыре ноги (или сколько там ног у логики?), но Женькина огромная совесть утверждала, что все правильно.

Поговорить с Птицами Женька не мог — разговор с Молчуном показал, как трудно кому-то что-то объяснить. Даже то, что самому понятно, как дважды два. В крайнем случае, как дважды семь. Пришлось припасть к проверенному (хотя и ненадежному) источнику информации — к интернету.

На запрос «беременность у школьниц» Google выдал почти два миллиона ответов. Женька почитал немного, запутался и стал уточнять формулировку. Как-то незаметно кривая дорожка гиперссылок вывела его на аборты у несовершеннолетних. И уж совсем непонятно зачем он щелкнул на видео…

…Через полчаса Женьке стало так тошно, что он с трудом нашел силы, чтобы вырубить комп и доползти до дивана. После чего проспал четырнадцать часов подряд.


Я хочу в школу!

Сначала Полине было очень тяжело. Например, ей говорят: «Рисуй карту!» И никаких подробностей. Какого цвета, какого размера, как рисовать, как разукрашивать. Полина впадала в ступор и боялась взять в руки карандаш. Но постепенно, через пару дней, она втянулась в компанию этих странных школьников. Она даже осмеливалась иногда вставить свое мнение в обсуждение, а когда ее выслушали и сделали так, как она предложила, ее гордости не было предела.

А потом Кошка предложила ей поучаствовать в танце. Правда, для того, чтоб ее отпускали на репетиции, Юле пришлось прийти домой к Полине, поговорить с ее мамой, клятвенно пообещать ей, что домой ее будет провожать она лично, и что Полина каждый час своего отсутствия будет отзваниваться. Но в целом теть Катя была довольна:

— Все лучше, чем дома сидеть, — сказала она.

23-го февраля школа сошла с ума. Флешмобов давно не было и их уже не особенно ждали. Поэтому когда после третьего урока в окно коридора второго этажа влетела стрела с запиской, там начался настоящий переполох.

Стрелу схватили, развернули, рассмотрели карту. Самые смелые побежали в столовую и кинулись к прилавку с паролем:

— У вас есть трехметровые лыжи?

Столовая замерла.

— В полночь приходите! — ответила, давясь от смеха, одна из поваров и протянула записку.

Толпа, бегающая по коридорам, росла с угрожающей скоростью. И к концу большой перемены на крыльцо вывалилось полшколы, потому что последним заданием было привести с собой всех знакомых представителей мужского пола. И тут началось.

Из-за всех сугробов на крыльцо полез спецназ, сбацал бодрый рэп под ремикс «You are in the army now» и в конце расстрелял всех хлопушками с криками: «Поздравляем!»

Впалыч лично вывел на крыльцо директора, и его тоже обсыпали из хлопушки к общей радости окружающих школьников.

— Вот молодец Вера Васильевна, — сказал Впалыч. — Вот что значит молодой специалист. Вот это поздравление! Весело! Современно! Правда, Павел Сергеевич?

Директор рассмеялся.

— Хитрый вы человек, Виктор Павлович…


Я хочу в школу!

Зная характер Злыдни, можно было предположить, что она просто так не уйдет. Но когда она появилась на пороге школы, ведя за собой комиссию из городского отдела образования, школьная администрация поняла, насколько они ее недооценивали.

Начала она с того, что вломилась прямо на урок Виктора Павловича.

— Вот! — заявила Елена Ивановна. — Этот, с позволения сказать, педагог сменил меня! Учителя со стажем, с репутацией! У меня, как вы помните, грамота есть от министерства! А у вас, любезный Виктор Павлович, какие заслуги?

Впалыч, который так и остался сидеть в любимой позе вразвалочку, невозмутимо ответил:

— Три диплома, все с отличием. Восемнадцать статей в американских журналах, семь — во французских и… простите, не помню сколько в российских. Далее…

По мере того, как Впалыч перечислял все свои лауреатства и места работы, лицо у Злыдни вытягивалось даже не в длину, а по диагонали. К тому моменту, как он добрался до преподавания в Гарварде, казалось, что у Елены Ивановны вздулись два флюса: один слева вверху, второй справа внизу. Члены комиссии (три дамы в одинаковых костюмах и двое мужчин с усталыми глазами), напротив, поскучнели. Они совсем не понимали, что тут делают. Но молчали — репутация у Злыдни была, тут она не соврала. И эта репутация говорила, что лучше Елену Ивановну без нужды не злить.

Закончив перечисление — причем Впалыч вовсе не хвастался, просто констатировал — он поинтересовался:

— А теперь мы можем вернуться к уроку?

Злыдня величественно — насколько позволяло деформированное лицо — кивнула и уселась за последнюю парту. Остальным членам комиссии пришлось последовать ее примеру, но за партами мест хватило не всем, поэтому двое мужчин с усталыми глазами пристроились у двери.

Впалыч пожал плечом и скосил глаза в журнал:

— Так… отвечать пойдет…

— Рогова! — торопливо встряла Елена Ивановна.

Элька вздрогнула и просительно-вопросительно посмотрела на Виктора Павловича. Тот кивнул. Эля обреченно поднялась и двинулась к доске, стараясь идти как можно медленнее.

— А решать она будет задачу, — заполнил паузу Впалыч, — номер… номер… который нам подскажет Елена Ивановна!

Злыдня, которая уже успела отобрать у Димки учебник и бешено искала в нем пример позаковыристее, недовольно поджала губы.

— На ваш выбор, Виктор Павлович!

Впалыч, не глядя, ткнул в страницу учебника и показал Эльке. Та кивнула с облегчением и начала быстро писать на доске. Димка захлопал глазами и зашептал Кошке, перегнувшись через парту, стараясь не обращать внимания на ревнивый взгляд Алены:

— Слушай, это тот самый пример, который я ей позавчера разжевывал!

— Повезло! — отозвалась Юля.

— Или он специально?..

— Антонов! Рябцева! — гаркнули сзади. — Урок идет!

Элька тем временем бодро стучала мелом, пока не дошла до того самого места, где буксовала накануне. Замерла, закрыла глаза, принялась шевелить губами… Наконец решилась и продолжила.

Перепутав при этом плюс с минусом.

— Ошибка! Ошибка! — торжествующе завопила Злыдня.

— Совершенно верно, — согласился Впалыч. — Если я правильно помню методические указания, за подобную ошибку полагается снижение оценки на балл. Я не перепутал, уважаемые проверяющие?

Уважаемые проверяющие согласно кивнули.

— Садись, Рогова, четыре!

Эля, не веря своему счастью, на ватных ногах вернулась за парту. Виктор Павлович черканул в журнале, всмотрелся в него, перевернул страницу…

— Кстати, Рогова, поздравляю, первая четверка в этом году. Раньше-то сплошные тройки… с вкраплением двоек… Молодец.

Кошка не удержалась и обернулась. Теперь лицо у Злыдни было не только перекошенным, но и пятнисто-багровым…


Я хочу в школу!

Анечка стояла возле школы. Ждала Полину. Ее после уроков притормозила Анастасия Львовна, и Аня предполагала, что добром это не кончится. Еще ни один разговор наедине с учительницей не кончался добром.

Аня не удивилась, когда Полина вышла из школы зареванная и, не глядя на Аню, побежала домой.

Аня догнала подругу.

— Полин, что случилось?

— Отстань!

Слезы брызнули во все стороны, Полина рукавом вытерла глаза и побежала вдвое быстрее.

Аня больше ни о чем не спрашивала, просто шла за Полиной.

— Не приходи ко мне больше! Никогда! — крикнула Полина у входа в квартиру и хлопнула дверью.

Аня замерла у входа, замешкалась. Пару минут не могла решить, что делать, а потом собралась с духом и позвонила.

Дверь открыла теть Катя.

— Вы поссорились? — спросила она.

Аня помотала головой.

— Нет.

В коридор вылетела Полина.

— Мама, я с ней не дружу! Мама, я с ней больше не буду ничего делать!

— Почему? — вырвалось у Ани.

— Потому что! — закричала Полина. — Уходи!

Теть Катя в полном недоумении переводила взгляд с одной девочки на другую. Потом решительно взяла Аню за руку и повела на кухню.

— А ну, пойдем! — сказала она. — Пойдем-пойдем! Сейчас вы вместе мне все спокойно расскажете.

— Нет! — завизжала Полина.

— Ань, может быть, ты мне расскажешь, что случилось? — спросила теть Катя.

— Я сама не понимаю, — вздохнула Аня, — все было нормально. Потом Анастасия Львовна оставила Полину после уроков, и с тех пор она со мной не разговаривает.

— Поль, что тебе сказала учительница?

— Ничего! Я вообще с ней не говорила!

Полю трясло. Теть Катя хмурилась. Потом она взяла телефон и ушла в другую комнату. Вернулась через десять минут, нахмуренная еще больше.

— Я ничего не понимаю, — сказала она. — Анастасия Львовна просила меня оградить Полину от твоего влияния. Она сказала, что ты в школе на плохом счету, что связалась с непонятной сектой и пытаешься втянуть туда Полину. И что 23-го февраля вы устроили чуть ли не погромы…

— Мама, — заплакала Полина, — я больше не буду-у-у-у…

Теть Катя налила три чашки чаю, поставила на стол пирожки, обняла зареванную Полину и попросила Аню:

— Расскажи мне все.

Аня вздохнула и начала рассказ.

Пирожки кончились, чай остыл, а Аня все рассказывала и рассказывала. Про свою школу, про то, как ей было плохо во второй четверти, про то, что Анастасия Львовна — ведьма, и про флешмобы, и про Впалыча, который пришел и всех спасет.

Теть Катя хмурилась все больше.

— Надо бы познакомиться с этой Анастасией Львовной, — задумчиво сказала она.

— А вы ее не видели? — удивилась Аня.

— Я к Антону на собрания хожу, а Дима к Ане. Я видела ее пару раз, мне показалось, что приятная женщина, улыбается…

— Улыбается! — взвилась Аня. — Она, как змея, улыбается!

Полина вздрогнула.

— Нельзя так говорить! — воскликнула она.

— Я не понимаю, — пожала плечами теть Катя, — у нее прекрасные показатели, дисциплина хорошая. Мы когда в школу шли, нам все ее рекомендовали. Говорили, самый сильный педагог в параллели. Да и дети ее любят…

— Нет, — воскликнула Аня, — ее не любят. Ее боятся!


Я хочу в школу!

С каждым днем Диме все труднее было балансировать между Кошкой и одноклассницами. А еще масла в огонь подливал Денис. Кошку он по-прежнему сторонился, но Димку доставал постоянно:

— Эй, шестерка рябцевская!

Или, если ему случалось видеть, как Дима куда-то торопится:

— Вон, побежал! Юлечка за пивом послала?

Дима не реагировал никак, хотя внутри все закипало. Наверное, потому, что в последнее время Кошка не использовала его даже как мальчика на побегушках.

Юля вообще вела себя как ни в чем не бывало и совершенно не ценила его усилий по предотвращению в классе войны.

Она не замечала косых взглядов в свою сторону, она не видела девчоночьих поджатых губ. Она просто выключилась из жизни класса. С воодушевлением готовила концерт с десятиклассниками и «бэшками», вошла в сборную города по карате и решила участвовать в турнире юных физиков от местного Дворца молодежи. Ее жизнь била ключом.

— И долго ты еще будешь ей позволять об себя ноги вытирать? — спросила как-то Эля у Димы.

— Я не позволяю, — буркнул Дима.

— Ну-ну, — многозначительно сказала Эля. — Я не знаю, почему ты это терпишь, но всем видно, что Рябцева на тебя плевать хотела.

Дима только зубами скрипнул. Они с Кошкой действительно катастрофически отдалялись друг от друга.

— Кстати, с Денисом они расстались, — продолжила Эля. — У нее теперь новая любовь. Ты в курсе?

— Это не мое дело, — уверенно сказал Дима.

Очень уверено сказал. С нажимом. Не его дело, с кем там гуляет Кошка. У нее своя жизнь. У него своя. У него девушка, у нее парень. Это нормально.

— Вроде бы какой-то каратист, — продолжила Эля. — Неужели она тебе совсем ничего не рассказывала?

— Совсем. Ничего, — раздельно ответил Дима.

Спокойно ответил. Без эмоций.

— Странно, — пропела Эля, — а девчонки из «Б» класса говорят, что она только о нем и говорит целыми днями, что у них прям такая романтика, такая романтика. А на каникулах они собираются…

— Хватит! — рявкнул Дима. — Мне нет никакого дела до ее личной жизни! Понятно?!

— Конечно, понятно, — сказала Эля. — Это просто очевидно, — съязвила она, — тебе нет никакого дела до того, с кем и как она целуется…

Дима невежливо развернулся и ушел. Он долго бродил по улице и злился. Ему, конечно, глубоко наплевать на то, с кем гуляет Кошка, это понятно. Но почему он, ее друг, узнает что-то про нее от совершенно постороннего человека? Это же обидно! И нормально, что это обидно! Но с другой стороны, их всегда учили, что обида — это личная проблема того, кто обижается. Значит, нужно пойти к Юле и спокойно поговорить. Сказать, Юля, так, мол, и так, мне обидно, что я про тебя ничего не знаю, ведь я твой друг…

Дима репетировал речь до двери Юлькиной квартиры. И как только она открыла, выпалил:

— Нам надо поговорить!

Юля не удивилась, спокойно пропустила его в комнату, уселась на стул верхом и тут же перешла к делу.

— Ну? И долго ты еще будешь с ними возиться?

— С кем? — опешил Дима.

— Да с этими, одноклеточными.

— Ты о ком?

Юля выразительно посмотрела на Диму — мол, неужели не понимаешь, — но все-таки пояснила.

— Об одноклассничках.

Дима завис. Разговор получался странный.

— Ты их злишь, а сама не замечаешь, а они… — Дима попытался объяснить, но тут Кошка расхохоталась.

Она хохотала долго и смачно. Искренне и весело. И чем больше она смеялась, тем мрачнее становился Дима.

— Ты делаешь это специально?! Ты специально всех игноришь?! — прошипел он, когда Юля немного успокоилась.

— Конечно. Это же бесит их больше всего.

— А я? Я же за тебя переживаю! Почему ты мне ничего не сказала? — возмутился Дима.

— А зачем? Ты же с ними. Значит, ты такой же, как они, — закричала Кошка, — ты или Алене своей все растреплешь, или еще кому-нибудь! У тебя же теперь все вокруг кореша! С одними ты бухаешь, с другими куришь! С кем ни поговоришь, все только про тебя и говорят! Прям звезда школы. А я не пью, не курю, мне тебе рассказать нечего.

— А как же твой дружок-каратист? — не выдержал Дима. — Про него тоже нечего рассказать?

— Какой дружок-каратист? Что за бред?!

Дима так разозлился, что даже не нашел, что ответить. Он второй раз за день мрачно подскочил и ушел.


Я хочу в школу!

Отсутствия Молчуна на поздравлении никто не заметил, даже Птицы. Это его полностью устраивало. Он сбежал домой пораньше и заперся в своей комнате. Надо сосредоточиться, чтобы никто не вошел невовремя, не спугнул, не заставил поставить кляксу.

Потом он надел наушники и поставил любимую музыку — классику в рок-обработке. Родители наверняка удивились бы, если б подслушали. Но они не подслушивали. После недавних бурных событий они даже как будто опасались лишний раз его теребить. И отлично.

Молчун посидел полчаса с закрытыми глазами, потом взял перо и провел последнюю репетицию на обычном листе бумаги. За неделю он выучил письмо не просто дословно — побуквенно, знал, где какую завитушку вывести. Поэтому рука двигалась сама, а Молчун думал о разных посторонних вещах. О Птицах, которые приняли его тихо и спокойно, без настороженных взглядов. Впалыч привел этого странного пацанчика в школу — значит, пацанчик того стоит.

Еще Молчун думал об одноклассниках. Он сам себе казался гораздо взрослее их всех. Если честно, он и был гораздо взрослее. Не по дате рождения, а по тому, что творилось внутри. И все равно время от времени они его выводили из себя. Или почти выводили.

Думал он и о том, что говорить все-таки придется. Особенно на уроках. Так положено. Так нужно по программе. Значит, придется приспособиться.

Рука с пером (настоящим гусиным!) плавно скользила по бумаге. Очень уютное ощущение. Перо поскрипывало, как никогда не скрипит гелевая или шариковая ручка. Время от времени нужно опускать его в чернильницу — и точно отмерянным движением стряхивать лишние чернила.

И вдруг Молчун взял да и вывел на бумаге: «Мне не страшно говорить вслух». Подумал и зачеркнул «не». Нахмурился, макнул перо в чернильницу и написал еще раз, покрупнее: «Мне страшно говорить вслух». Полюбовался результатом — рука сама рассыпала завитушки по буквам «е», «с», «а», «ь», «у». А потом с неизъяснимым наслаждением смял бумажку, порвал и даже подумал сжечь — но не стал, просто выбросил.

После этого пододвинул к себе драгоценный листок подлинной бумаги далекого XIX века и, почти не задумываясь, небрежной рукой написал письмо от начала до конца. Вышло даже на его строгий взгляд почти идеально. Посыпал песком — имитировать так имитировать — и оставил сушиться. Но перед приходом взрослых аккуратно сложил листок вчетверо и спрятал.


Я хочу в школу!

Женькины родители очень кстати укатили на юбилей к смоленской бабе Нине. Ей стукнуло то ли семьдесят, то ли девяносто — Женька в своем затуманенном состоянии никак не мог сообразить. Мама наготовила целый холодильник всего и двадцать раз повторила, чтобы Женя не забывал завтракать и не водил компании.

— Что ты его грузишь? — не выдержал отец. — Все будет нормально! Евгений у нас взрослый парень!

Родители даже и не представляли себе, до чего Женька взрослый.

Когда они уехали, он извлек из чехла парадный костюм — черный, с высоким воротником-стоечкой. Костюм был хорош тем, что к нему не полагался ни галстук, ни бабочка (Женя терпеть не мог удавок на шее). Больше всего костюм напоминал френч, что полностью устраивало Женю. Правда, надевать его довелось пока всего лишь однажды — на свадьбу малознакомой двоюродной сестры из города с ускользающим названием. То ли Хотимск, то ли Меринск, а может, Мошинск.

Женька долго и тщательно водил по костюму утюгом, удивляясь, почему матовая ткань не отглаживается. Потом включил утюг в розетку — дело пошло быстрее. Еще меньше времени ушло на рубашку и чистку туфель.

Женька оделся, осмотрел себя со всех сторон и начал думать: а не купить ли по дороге цветы? Повод вроде торжественный, но обстоятельства…

Наконец он признался себе, что тянет время, накинул куртку и вышел из дому.

На улице думал только об одном: куртка короткая, спортивная, пиджак из-под нее нелепо торчит. В Викин подъезд проник удачно, без лишних звонков (домофон не работал). У самых дверей все-таки снял неуместную куртку и позвонил.

Те две секунды, пока дверь не открывали, Женька малодушно упрашивал кого-то: «Пусть их не будет дома! Пусть не сегодня!»

Но дома были все: и папа Вики, и мама. Правда, на фоне парадно одетого Жени Викины родители в своем домашнем смотрелись странно. Особенно папа: в тренировочном костюме времен Ельцина.

— Ой, ты кто? — спросил простодушный папа.

— Я… мы с Викторией учимся вместе.

— Да! — мама сделала стойку. — Вика не говорила, что у них учатся такие… элегантные молодые люди! Только ее сейчас нет…

— А я к вам… У меня серьезный разговор.

Если бы последующую сцену удалось снять скрытой камерой, она точно получила бы «Оскар» за актерскую игру первого и второго планов.

Когда Женя заявил, что просит руку Виктории… э-э-э…

(«Эдуардовны…» — «Да, спасибо, просто волнуюсь»)

…руку Виктории Эдуардовны, на первый план вышла мама. На ее лице произошел целый танец эмоций, которые не сменяли друг друга, а причудливо смешивались: счастье с удивлением, растерянность с гордостью, ликование со страхом.

Папа с его выпученными глазами мог претендовать только на второй план. А точнее — на роль декораций.

Зато когда Женя перешел к обещанию заботиться о ребенке и твердой решимости не допустить аборта, мама свалила в тень и старалась не отсвечивать.

Потому что на первый план вышел… нет, обрушился папа.

Каким-то чудом он удержался в рамках цензурной лексики, но интонации, с которыми Викин отец произносил «козел», «переспал» и «придушу» — интонации сделали бы честь любому слесарю. Причем слесарю, который пришел за зарплатой и выяснил, что она задерживается на неопределенный срок.

Женька старательно держал бесстрастное лицо и тупо повторял: «Это мой ребенок, у него должен быть отец…»

Тогда Викин папа высказался в том смысле, что сейчас некоторых аистов он отправит полетать с балкона, и держать лицо стало тяжело. Женя еще раз порадовался, что к «френчу» галстук не полагается. Иначе все закончилось бы очень быстро, а так отцу Вики пришлось душить отца собственного внука голыми руками. Мама визжала и пыталась оторвать руки мужа от Женькиного горла. Из визга было непонятно, чего она боится больше: что потенциального зятя убьют или что мужа за это посадят. Возможно, и того и другого.

Тут уж выдержка Женьке отказала окончательно, и он резким движением, как учили на уроках по самообороне, сорвал руки со своего горла.

— Ты еще сопротивляться будешь, козлина! — взревел Викин папа и схватил первое, что попалось под руку.

Это была ваза. Индийская. Металлическая. По виду — очень тяжелая. С узким горлышком, что облегчало использование ее в качестве оружия.

Женька дрогнул, сделал шаг назад… и тут его больно стукнули по затылку.

Уже падая, Женька услышал Викин голос:

— Ой! Это кто?.. Пап! Ты чего?!

…В чувство Женю приводили даже не оплеухами — скорее зуботычинами. «Это папа вазой, что ли?» — вяло подумал Женька и открыл глаза.

Били его не вазой, а рукой. И не папа, а сама Вика.

— Ты что, кретин, наплел! Нет у меня ребенка! И не было! Тем более от тебя! Просто задержка была, ясно?! Придурок!!!


Я хочу в школу!

— Пошли, Димон, пыхнем, — позвал Колюня.

Дима еще ни разу не начинал день с сигареты, но тут, не задумываясь, развернулся и пошел.

В школу идти не хотелось. Настроение было отвратительное. Дима даже не обратил внимания на то, что за углом, где обычно смолили два-три человека, собрался почти весь класс.

Ему дали сигарету, он втянул в себя едкий дым, закашлялся.

«Какая мерзость! — пронеслось в голове. — Зачем я это делаю?»

Он с отвращением выбросил окурок и развернулся, чтобы уйти.

— Да ты не кони, Димон, Рябцеву мы обломаем, — улыбнулся Денис.

— Что? — переспросил Дима.

— Ты же с нами, да? — нежно пропела в другое ухо Эля.

— Димочка, мы так тебя любим! — нежно прижалась к его плечу Алена.

— Хорошо, что ты к нам в класс попал!

— А Рябцеву эту мы научим себя вести!

— А не нравится, пусть валит, откуда пришла!

— Она бы свалила, но некуда идти, — криво ухмыльнулся Дима.

— А это ее проблемы! — заявила Эля. — Ты ей так и скажи!

— Я боюсь, она меня не послушает, — отмахнулся Дима.

— Да? — Эля почему-то обрадовалась. — Вот и хорошо!

Алена кинулась к Диме на шею, и его сердце немножко оттаяло.

«Не буду говорить им, что про Кошку они не правы! — решил Дима. — Зачем зря людей обижать!»

А где-то возле затылка шевельнулась подленькая задняя мысль: а может быть, не так уж все неправы по поводу Юли?


Я хочу в школу!

— Все готово! — заявил Молчун и часто задышал в трубку.

Женя с большим трудом сообразил, что речь идет о грамоте. Последние события начисто выбили у него из головы все, что не касалось нерожденных детей и металлических ваз.

— И что? — спросил Женя.

— Через час принесу. Журналистов надо звать. Но если ты не можешь, то я сам.

У Женя появился огромный соблазн. С трудом он заставил себя отбросить мысль о том, что он сейчас останется дома и будет лежать на спасительном диване, завернувшись в плед, а в это время Птицы со всем сами разберутся. И какая вообще разница, будет ли существовать дальше 34-я школа? Какая ему разница, что будет дальше, ведь его собственная жизнь разбита. И дальнейшее существование вообще не имеет смысла.

— Женя? — спросил Молчун.

— Встречаемся через час, — прошептал Женя.

Откашлялся. Посмотрел на себя в зеркало.

— Встречаемся через час, — повторил он вполне твердо и четко. — Действуем по плану.

— Хорошо, — сказал Молчун и отключился.

А Женя строевым шагом отправился в душ.

План был разработан давно и в мельчайших подробностях. Здание 34-й школы охранялось, но без фанатизма и знакомыми сторожами. Впалыч договорился с ними, и его пускали туда в библиотеку и в бывший кабинет. А последнее время сторож стал и бывших учеников тихонечко пускать в помещение.

Библиотека школы располагалась в подвале и, кроме новых учебников, содержала еще и исторический фонд — то, что осталось от хозяйки усадьбы. И именно там, в шкатулке с двойным дном бывшие ученики 34-й школы «случайно наткнулись на исторический документ чрезвычайной важности»…


Я хочу в школу!

Бедный директор 33-й школы чуть не упал со стула, когда в утренних новостях опять увидел своих учеников.

Дима и Женя чуть не рвали друг у друга микрофон и бойко рассказывали о какой-то сенсационной находке. Потом пошел комментарий специалистов. Сначала директор музея Костевича подтвердила подлинность бумаги и почерк, очень похожий на почерк Костевича. Очень похожий.

Потом журналистка с восторженным лицом рассказывала потрясающую историю любви и героизм некой Анны Ордынцевой, которая прославила бы наш город, если бы…

Павел Сергеевич потряс головой. Он никак не мог уловить смысл, пытался сообразить, что опять натворили эти неугомонные питомцы Впалыча. И главное, чем это аукнется ему лично и всей 33-й школе.

На работу Павел Сергеевич шел с тяжелым сердцем. И не зря.

Школа гудела, как осиное гнездо, со всех сторон только и слышались обрывки разговоров про телевизор и расследование. Таня вскочила по стойке «смирно», когда директор вошел в приемную.

— А я вам чай приготовила! — бодро отрапортовала она.

На секретарше красовался темно-синий костюм с юбкой до пола, в руке она комкала салфетку, которой только что лихорадочно стирала косметику. На лице остались черные разводы, и больше всего она походила на перепуганного вусмерть десантника.

— Зайди, — буркнул Павел Сергеевич.

Секретарша зашла, стараясь не стучать каблуками.

— Что случилось? Кратко и емко.

Таня, сообразив, что в этот раз орать на нее не будут, выдохнула и начала рассказ:

— Вчера Антонов и Кудрявцев в библиотеке 34-й школы нашли уникальное письмо. Его написал Костевич Анне Ордынцевой — хозяйке усадьбы. И из письма получается, что Анна поехала с ним в Сибирь под именем его жены.

— И все? — с облегчением спросил директор.

— Ну да.

— И почему такой шум?

— Ну как… Получается, что у нас в городе жила настоящая жена декабриста! И еще получается, что этот дом сносить нельзя, он — историческая ценность. Вот журналисты и схватились.

— Ладно, — директор одним глотком выпил чай, — декабристы — это… прилично. Вроде бы скандала быть не должно.

Таня старательно закивала.

— И умойся ты, — совсем уже миролюбиво сказал директор. — А потом можешь накраситься. Чуть-чуть, без фанатизма!

Секретарша чуть не расплакалась от благодарности, но ограничилась писклявым «спасибо».


Я хочу в школу!

Шум получился на славу. Жена декабриста, да еще любимого местными историками Костевича, — это круче любого флэшмоба. Женька легкомысленно дал свой телефон в качестве контактного, и сто раз потом пожалел. Мобильник верещал не переставая, звонили и из бульварных газет, и из научных изданий, с радио, от имени каких-то интернет-сообществ. Особенно доставала суматошная тетенька из Фонда Костевича (оказалось, есть в городе и такой). Она настаивала, чтобы бесценную находку передали в Фонд, где идеальные условия хранения и отличные специалисты, в частности сама суматошная тетка.

— Да мы тут причем? — охрипшим голосом отвечал Женька. — Это вам в музей надо обращаться, письмо там…

— А я обращалась! Но они бюрократы и крючкотворы! Вы их попросите, хорошо? Я за вами сейчас заеду! Куда заехать?

— У меня школа!

— А я отпрошу! У кого отпросить?

— Не нужно ни у кого отпрашивать! Я все равно не поеду…

— Дело в деньгах, да? Вы не волнуйтесь, наследники Костевича живут в Париже, они хорошо финансируют наш фонд…

К вечеру Женька малодушно отключил телефон, но энтузиастка каким-то образом раздобыла номер Анечки. И тут нашла свою погибель. Птицы как раз обсуждали, как быть дальше, как теперь заставить не сносить школу, когда тетка дозвонилась до Ани.

Это было похоже на тушение пожара встречным палом — это когда на стену огня пускается встречный огненный вал. Огонь сталкивается с огнем — и пожар выдыхается.

Первые две минуты Анечка внимательно слушала, а потом, видимо, собеседница сделала паузу.

— Так вы из Фонда Костевича! — затараторила Аня. — Это здорово! Вы-то нам и нужны! Понимаете, нашу школу хотят снести, а теперь ее сносить нельзя, раз там жена Костевича жила, правда…

Потом какое-то время они звучали параллельно: воодушевленная Аня и пулеметный голос в трубке. Потом голос замолчал, и было слышно только Аню. А потом раздались короткие гудки.

Но, ко всеобщему удивлению, энтузиастка Фонда Костевича оказалась не только балаболкой, но и человеком дела. На следующий день перед зданием 34-й школы уже шумел пикет из бодрых, хотя и бледных людей. Перед собой они держали плакат: «Не дадим убить историю!». Среди пикетирующих выделялась маленькая рыжеволосая женщина, которую Женька даже издали узнал по голосу. Подойти поздороваться, как предложила ехидная Кошка, он наотрез отказался, но признал:

— Теперь точно не снесут.

У всей этой истории оказался еще один побочный, но полезный для Жени эффект: у него напрочь вылетела из головы Вика.


Я хочу в школу!

Птицы, словно настоящие представители «оперённых, теплокровных, яйцекладущих позвоночных», не ходили, а летали. Парили и порхали. Даже Молчун вдруг поймал себя на том, что почти не задумывается, перед тем как ответить на самый неожиданный вопрос. За Анечкой, как привязанная, ходила Полина и требовала новых развлечений — Аня к взаимному удовольствию их придумывала. Скоро и другие подтянулись, наслушавшись восторженных Полининых рассказов. Димку звали покурить за школу старшеклассники, где обсуждали с ним свои «взрослые» проблемы. Дима старательно изображал курение взатяжку, чтоб не обижать пацанов. Женька, который вдруг понял, что может смотреть на Вику без сердечного еканья, огляделся — и наткнулся на застенчивый взгляд Оли Старкиной. Той самой, что при первом появлении новенького пыталась засмущать его, да засмущалась сама. Улыбнулся и пригласил на концерт. Старкина вспыхнула так, как умеют только натуральные блондинки, — и кивнула. Краем глаза Женька отметил, как поджала губы Вика, но не почувствовал даже торжества мести.

Кошка с Димой практически не общались. С самого начала они договорились, что самостоятельные проверяют по очереди. Однажды Кошка свою очередь пропустила — и Димка, чтобы не подводить Впалыча, отработал за нее. Юля потом сообразила, позвонила Диме, даже извинилась. Дима ответил сквозь зубы. Но вскоре снова пришлось работать Диме — Юля уехала на соревнования. Следующую самостоятельную Кошка честно упаковала в рюкзак, поклялась себе, что уж точно проверит, — но тут пришлось отвлечься на добычу гелия, от которого становится такой прикольный голос…

В общем, когда Впалыч на следующем уроке попросил самостоятельные, у Кошки екнуло под ложечкой. Почему-то она сразу не призналась, полезла в рюкзак… и вытащила стопку работ с выставленными оценками! Димка все-таки подстраховал. «Всё! — поклялась себе Юля. — Теперь до конца четверти буду сама самостоялки проверять!» И с облегчением протянула стопку Виктору Павловичу.

Тот взял, бегло пролистал. Затем принялся переворачивать листики более внимательно. Лицо его оставалось бесстрастным. Кошка занервничала.

— Результаты объявлю завтра, — наконец произнес Впалыч. — А сейчас записывайте новую тему…

Весь урок Кошка буравила Димку взглядом, но он не реагировал. Когда прозвенел звонок на перемену, Виктор Павлович небрежным жестом отпустил класс и попросил:

— Юля и Дима, задержитесь, пожалуйста.

Кто-то из любопытствующих пытался понаблюдать, но Впалыч лишних выставил из класса одним коротким взглядом.

— Если вы решили делегировать полномочия, — сухо сказал он, когда они остались втроем, — то подбирайте людей… ну хотя бы грамотных, что ли.

Он сунул Диме и Кошке под нос один из листиков. Пример был решен явно неправильно, но ни одной пометки не было. А под работой стояло размашистая пятерка. Потом показал еще один листок — там верное решение было почеркано красным и красовалась тройка. И еще несколько работ, одну за другой. Димка молчал, только косился на Кошку. Та, естественно, быстро сорвалась:

— Что ты смотришь! Ты специально! Чтобы подставить! А просто сказать не мог?!

У Димки отвалилась челюсть.

— Что сказать? — холодно осведомился Впалыч.

— Да я пару раз свою очередь пропустила! Димке пришлось за меня проверять! Вот он и отомстил…

— Да не мстил я! — возмутился Дима. — Ты же сама забрала самостоятельную! В рюкзак положила! Я когда-нибудь по твоим вещам без спросу лазил?

Юля закусила губу.

— Но если не ты…

— Конечно, не я! Но если тебе некогда, так бы и сказала! Лучше я сам буду проверять, чем потом…

Впалыч предостерегающе поднял руку.

— Стоп! У нас был договор. Я на вас рассчитывал…

— Я все исправлю!

Кошка выхватила у учителя из рук листочки. Они разлетелись по полу, пришлось собирать их в четыре руки с Димкой. Все это время в классе висела тишина, как будто глубоко под водой. Когда листы были кое-как собраны, Впалыч сказал чуть теплее:

— Не подводите меня больше, ладно?

…Уже в коридоре Кошка позволила себе сделать то, чего ей хотелось последние пять минут — обрушила на стенку серию ударов из всех единоборств, которые знала. Даже привычные к ее штучкам одноклассники удивленно хлопали глазами. Когда Юля выдохлась, она тихо сказала:

— Все равно узнаю кто…


Я хочу в школу!

Павел Сергеевич писал отчет о «мерах, принятых по созданию предпосылок по улучшению отдельных негативных моментов, связанных с последней школьной реформой». Отчет не требовал от него умственной концентрации, слова привычно сливались в обычную трудночитаемую бюрократическую вязь. Поэтому внешний мир прорвался через плотно закрытую дверь.

— Директор занят, он не сможет вас принять!

Павел Сергеевич прислушался.

Неразборчивый шум. А потом снова крик Тани:

— Да нет же! Приемный день — среда!

Судя по громкости, отважная секретарша загораживала собой дверь в кабинет.

Шум усилился, неразборчивое бубнение перешло в рычание. Потом раздался хлопок, Павел Сергеевич вскочил навстречу распахнувшейся двери.

— Она несовершеннолетняя! — проорал директору в лицо посетитель. — Вы тут у меня все сядете, понятно?!

— Понятно, — сказал Павел Сергеевич и указал посетителю на стул.

— Я этого Кудрявцева с лестницы спустил и еще раз спущу! Я ему оторву! Я ему всё оторву!

Мужчина плюхнулся на стул.

— Я требую, чтоб его исключили из школы! — заявил он.

— Кого?

— Кудрявцева!

— За что?

— Он кобель! Он мою дочь… Она всегда была тихой девочкой, он совратил ее! А теперь…

— Он тоже несовершеннолетний.

— А с ребенком мне что делать? — заорал Викин отец.

Павел Сергеевич пригорюнился. Это была уже третья беременность школьницы за последний год. И он подозревал, что знает далеко не всё.

— Вопрос о сохранении ребенка не входит в компетенцию школьных педагогов.

— Ах, не входит? — взвился Викин отец. — Вы обязаны их воспитывать! А вы не воспитываете, а развращаете! Мы в их годы еще в игрушки играли, а не детей делали! И учтите, я этого так не оставлю!

Оскорбленный отец вылетел из кабинета, хлопнув дверью.


Я хочу в школу!

— Я директор школы! Директор! Я не гинеколог, не поп и не судья! В конце концов, у них всех есть родители!

— Да, Павел Сергеевич, — кивнула Таня.

— Что мне делать? Лично ходить и проверять, где они ночуют?

— Нет, Павел Сергеевич!

— Так они и днем все прекрасно успеют. Моя б воля, я б половину этих девиц еще год назад отправил замуж, им что физика, что химия, хорошо, если учебники различают…

— Различают, Павел Сергеевич.

Директор смерил секретаршу тяжелым взглядом и только сейчас заметил папку, которую она нервно прижимала к груди.

— Что это у тебя? — спросил он, мучаясь тяжелыми предчувствиями.

— Это направление на обследование. Евдокия Матвеевна начала оформлять документы на Артема Пивоварова. О переводе в спецшколу.

— Это после того, как он…

— Избил своих одноклассников.

— Но вроде бы все наладилось?

— Да, наладилось. Но документы-то она уже отправила. Вот и пришло направление. Но она еще раньше начала его оформлять, у него с речью проблемы, она говорит, что сама не справляется, а там специалисты, они помогут.

Павел Сергеевич тяжело вздохнул. Он прекрасно понимал, что спецшкола — это конец для нормального ребенка. И только Евдокия Матвеевна со своими розовыми очками может сохранять какие-то иллюзии. Какие специалисты? Кому помогут?

Он пролистал личное дело Артема и ужаснулся. Усыновленный. Проблемы с речью. Бывший ученик 34-й школы. Победитель городской олимпиады по информатики для 9 классов.

— Послушай, какая может быть спецшкола? Он в каком классе?

— В пятом.

— В пятом? А олимпиада для девятых? Городская?!

Таня только развела руками.


Я хочу в школу!

Юля сидела в кабинете математики и проверяла самостоятельные. Проверяла очень внимательно, тщательно прописывая каждую букву — ничего страшнее, чем потерять расположение Впалыча, для нее по-прежнему не существовало.

Когда открылась входная дверь и в кабинет просочилась Эля, Кошка не заподозрила ничего плохого. Мало ли, забыла что-то…

— Ты одна? — мило спросила Эля.

— Нет, меня много, — попыталась пошутить Кошка.

— Я вообще-то про Диму спрашиваю, — уточнила Эля.

— Я ему не пастух, — огрызнулась Кошка.

— Это хорошо, — Эля вошла, но дверь не закрыла.

Юле сразу стало кисло, разговаривать не было ни малейшего желания. А Эля тем временем махнула головой, и из-за двери показалась вся Элина свита.

— Шла бы ты из нашего класса по-хорошему, Юлечка.

— С какой это радости я должна уходить?

Свита загалдела:

— А с такой! Нечего тут из себя королеву строить!

— Пришла тут!

— Коза!

— Ладно, если вы не против — я пойду, — сказала Кошка, не желая ввязываться в разборки.

Но как только она дошла до двери, ей преградили дорогу.

— Что? — искренне удивилась Кошка. — Я вас официально предупреждаю, у меня пояс по карате…

— Ирка, бей! — закричала Эля.

Юля одновременно отпрыгнула в сторону, краем глаза отмечая, что Ира со всей дури замахивается и неумело лупит кулаком Эльке по скуле.

— А-а-а-а-а! — закричала Эля и закрыла лицо руками.

Пока Юлька пыталась вникнуть в происходящее, дверь кабинета распахнулась, и в нее ворвалась очередная Элина подружка, которая тянула за собой дежурного учителя.

— Что у вас тут происходит? — рявкнул физрук.

Эля рыдала, хромала и прикрывала скулу руками. По лицу растекались черные подтеки туши.

— Ай, меня тошнит, — прокричала она. — У меня голова кружится!

Учитель ни на шутку испугался, подскочил к Эле, начал заглядывать ей в глаза и махать двумя пальцами у нее перед глазами.

— Эля, сколько пальцев?

— Три… Два… Не знаю… — прорыдала Эля. — Меня тошни-и-и-ит.

Кошка только растерянно моргала.


Я хочу в школу!

Весь урок Анечка не отвлекалась, не считала ворон и вообще вела себя подозрительно идеально — сидела и аккуратно писала. Большой педагогический опыт Анастасии Львовны подсказывал, что дело тут нечисто. Когда проблемный ребенок вдруг перевоспитывается, жди шкоды.

И опыт не подвел. Когда прозвенел звонок, Аня вдруг вытянула руку и, не дожидаясь реакции учительницы, вскочила с места.

— Анастасия Львовна! Можно с вами поговорить?

— Конечно, — учительница предупреждающе улыбнулась. — Все свободны…

— Нет, — перебил проблемный ребенок, — я при всех хочу поговорить!

И снова, не дожидаясь разрешения, вышла к доске. Анастасия Львовна лихорадочно соображала. Конечно, следовало настоять на своем, но если она начнет воспитывать девочку при всем классе… Нет, этого педагогический опыт не одобрял. Воспитательный процесс — дело тонкое, можно сказать интимное. Поэтому учительница доброжелательно кивнула, показав, что все делается с ее разрешения. Учитель контролирует ситуацию.

— Вы все время улыбаетесь, — сообщила Аня, — а сама просто злая. Вы нас пугаете…

— Достаточно, — звякнула металлом в голосе учительница. — Все свободны…

Дети озадаченно принялись вставать с мест, но наглая девочка вела себя просто вызывающе.

— Вы что, боитесь меня? — прямо спросила Аня. — Боитесь при всех со мной говорить? Да сидите вы!

Те, кто успел встать, послушно сели.

— Не боюсь, конечно! Просто есть вещи, которые… — Анастасия Львовна спохватилась («Она заставила меня оправдываться!») и закончила совсем ледяным тоном: — Аня, останься, а остальным пора на перемену.

Класс уже не понимал, что делать, — то ли уходить, то ли послушать, чем закончится.

— Вот опять запугиваете! — и Анечка отвернулась от учительницы к одноклассникам. — Она меня знаете чем сначала пугала? Что меня назад в мою школу не возьмут…

— Аня! — повысила голос Анастасия Львовна.

— А Полину она напугала, — Аня говорила так, как будто никакой учительницы рядом не было, — что из-за нее мама умрет. А твоя мама, Полина, никогда не умрет, ясно! Она даже не болеет. Просто худенькая. Как и ты…

— Сивцова, замолчи! — учительница уже кричала.

— Она все врет! — продолжала Аня спокойно и даже весело. — И про тебя, Ванечка, и про то, что Анжелу ремнем бить будут…

Анастасия Львовна схватила обнаглевшую девчонку за плечо и тряханула. Но Анечку это почему-то только обрадовало:

— Видите! Она меня боится! Значит, она не страшная! Она трусиха и вру…

И тут Анастасия Львовна тряханула снова — теперь уже в полную силу. Голова Анечки мотнулась, и девочка закашлялась.

Пользуясь этим, Анастасия Львовна схватила ее за руку и потащила из кабинета. Одноклассники провожали их обалдевшими взглядами. Все это время Анастасия Львовна не переставала улыбаться.


Я хочу в школу!

Директор буравил Кошку сумрачным взглядом.

— Я ее не била! — Юля и не думала отводить глаза. — Это ее прилипалы…

«Прилипалы», которые толпились рядом (стараясь, впрочем, держаться от Кошки подальше), загомонили:

— Она все врет!

— Она сама!

— Да Рябцева все время руки распускает!

— Она Элю давно ненавидит.

— Я ее не била… — повторила Кошка таким тоном, что стало понятно: Элю она, может, и не била, но вот кое-кому сейчас точно прилетит.

Стайка одноклассниц отодвинулась еще дальше.

«Вот только драки восьмиклассниц в кабинете мне не хватало для полного комплекта», — подумал директор и сказал, как мог, спокойно и внушительно:

— Так! Все, кроме Рябцевой, вышли!

Девчонки с явным облегчением освободили помещение. Кошка проводила их нехорошим взглядом.

— Рябцева… — устало произнес Павел Сергеевич.

— Я ее не била…

— Не перебивай! Сейчас Рогову обследуют. Если у нее что-то серьезное, отправлю тебя на комиссию по делам несовершеннолетних. Если поднимешь руку на кого-то еще — отправлю на комиссию. В общем, сиди тихо, Рябцева, если не хочешь неприятностей. Ясно?

Кошка серьезно кивнула. Как взрослая.

— Иди.

У самой двери Юля остановилась и еще раз повторила:

— Павел Сергеевич! Если бы я ее ударила, я бы так и сказала. Но я не била. Честно.

Оставшись один, директор вдруг подумал, что он почему-то этой взбалмошной Рябцевой верит больше, чем всем остальным. Но драка была! Даже если не она ее устроила, то явно из-за нее! А это в любом раскладе безобразие.

Директор отхлебнул остывший чай с мятой. В последнее время секретарша ему только такой и делала — для успокоения нервов.


Я хочу в школу!

Анастасия Львовна тащила Аню по коридорам, как огромный ледокол маленькую баржу. Ее улыбка, как тяжелый нос ледокола — льдины, раздвигала в стороны всех встречных. Анечка все еще пыталась откашляться, но на ходу не получалось. Наконец учительница завела Анечку в учительскую, в которой только физик Борис Семенович флегматично жевал разведенную в кипятке лапшу. Анастасия Львовна на секунду замешкалась — не попросить ли его выйти — но не стала. За время буксирования Анечки из класса она немного пришла в себя.

Дождавшись, когда Аня откашляется, Анастасия Львовна почти ласково спросила:

— Аня, кто тебя надоумил на это… выступление?

— Никто, я сама!

— Понятно… Твои «старшие товарищи», — учительница сочувственно покивала головой. — Видимо, придется позаботиться о том, чтобы вы больше не общались!

— Как «не общались»! Вы не имеете права! Так нельзя!

— Можно. Раз уж они так плохо на тебя влияют…

Анастасия Львовна чувствовала себя все лучше. «Вот он, рычажок, на который надо надавить, чтобы непослушный ребенок стал нормальным! Вот чего боится наша правдолюбка!»

— Так что, Анечка, с сегодняшнего дня можешь позабыть о своих друзьях из старших классов!

«Уже и рот кривит — сейчас разрыдается. Это ничего. Она поплачет — а я утешу. И, так и быть, отсрочу наказание. Я же не зверь…»

Но из рта Анечки вместо рева вдруг раздался заливистый смех:

— Я поняла! Я поняла! Вы меня опять запугиваете! Только я вас не боюсь, понятно! И никто больше бояться не будет! Потому что детей любить надо, а не пугать.

Борис Семенович за своим столом философски хмыкнул, с легким шумом втягивая в себя последнюю макаронину. Анастасия Львовна прищурилась, стараясь изо всех сил не показать, как она злится. «Всыпать бы этой мерзавке ремня, — думала она, внешне изображая Мудрость и Сожаление. — Чтобы завопила. Чтобы до конца жизни…»


Я хочу в школу!

Весенние каникулы

Я хочу в школу!

У постели Эли собралось человек десять. Она лежала вся такая печальная, а на скуле красовался синяк.

Дима положил на тумбочку пакет с апельсинами и присоединился к одноклассникам.

— Ну как? — жалобно спросил кто-то из девчонок. — Болит?

— Да не очень, — призналась Эля. — Голова кружится.

Дима внимательно разглядывал Элю. Выглядела она вполне свежей. Поверх одеяла лежала рука с ярким маникюром. Да и синяк был почти незаметным. Когда Кошка ему врезала в начале года, у него вся скула была синяя.

— Тебя когда выпишут? — спросила Алена.

— Не скоро. Им нужно кучу документов оформить, у меня же сотрясение мозга! — гордо произнесла Эля и добавила шепотом: — Сигареты кто-нибудь принес?

Девчонки быстро передали ей пачку, и больная сунула ее под подушку.

— Тебе нельзя! — вырвалось у Димы.

Эля пренебрежительно улыбнулась.

— Тебя ж тошнит! — опять удивился Дима.

— Это меня от еды тошнит, а от сигарет не очень, — объяснила Эля.

— Зато теперь Рябцеву точно вышибут! — радостно сообщила Алена. — Будет знать!

Дима поморщился.

— Интересно, что на нее нашло? — пробормотал он.

Эля вскинулась на кровати.

— Она психованная!

Дима промолчал. Странно спорить с человеком, который болен.

Он пытался вчера поговорить с Кошкой, выяснить, что случилось. Позвонил, спросил, за что она Элю треснула. Кошка ответила устало-устало:

— Да не била я ее, Димка. Честно.

— Но все же говорят…

— Ты кому больше веришь, — Юля по-прежнему говорила медленно, словно через силу, — каким-то «всем» или мне?

Тогда он промолчал, и через секунду в трубке раздались короткие гудки. Димка и сейчас сомневался. С одной стороны, не стала бы ему Кошка врать. С другой — Элька в больнице. В больницу просто так не положат. Ее же осматривали, установили сотрясение мозга… Но что-то свеженькая она для сотрясения мозга. Однажды Птицы две недели помогали в хирургическом отделении, Димка там не видел таких цветущих больных с черепно-мозговой травмой…

Из оцепенения Димку вывела Алена, которая трясла его за рукав:

— Я говорю: пусть спасибо скажет, что в суд на нее не подали! Скажи!

Димка неопределенно пожал плечом. И тут в комнату вошла красивая, стройная, очень властная дама в белом халате. Росту она была небольшого, но почему-то сразу захотелось встать, и желательно — по стойке «смирно». Многие так и сделали. Девчонки приветствовали вошедшую тихим шелестом:

— Здравствуйте, Ирина Ивановна…

А Алена шепнула Диме на ухо:

— Это Элькина родная тетя. Такая шикарная!

А Элька улыбнулась радостно-ненатуральной улыбкой Барби:

— А ко мне одноклассники пришли!

Дама покровительственно кивнула:

— Я очень рада за тебя. Но как заведующая отделением…

Дама укоризненно покачала головой и постучала по стеклу изящных наручных часиков.

У Димы в голове перещелкнуло. Тетя-врач… Свеженькая Элька… Кошка, которая Диме никогда не соврет… Все сложилось!

Ему показалось, что он снова играет в «Мафию» и точно вычислил соперников. Осталось стравить их между собой.

— Ирина Ивановна! — сказал он голосом почти трагическим. — Скажите Эле, что это ей вредно!

И ловко, как фокусник — платок из рукава, извлек из-под подушки сигареты. В таких случаях говорят: «Это произвело эффект разорвавшейся бомбы». Причем бомба была бесшумная и парализующего действия. Никто не шевелился и, кажется, не дышал. Наконец Ирина Ивановна выдавила из себя:

— Эльвира…

Это оказалось похожим на змеиный шип, хотя в слове «Эльвира» Дима раньше не замечал ни одной шипящей или хотя бы свистящей. Но он не собирался сейчас заниматься фонетическим анализом. Он сказал еще заботливее:

— А ведь у нее сотрясение…

— Какое сотрясение! — рявкнула Элина тетя. — У нее даже синяк нарисован! Пришла, клянчить начала: «Хочу в больнице полежать! Мне так нужно, чтобы меня пожалели…» У меня палаты на вес золота, а ты!..

Димка никогда не видел Эльку такой раздавленной. Даже не пытаясь возразить или хотя бы разреветься, она лихорадочно терла лицо наволочкой. Лиловая краска не столько стиралась, сколько размазывалась по ее лицу, превращая Элю в персонажа Хеллоуина. Остальные не могли оторвать от этого зрелища остекленевших взглядов.

— Говорит: «Я так устала от школы!» — теперь Ирина Ивановна обращалась исключительно к Диме. — Говорит: «Тетенька, любимая! Я тебя так мало вижу, напиши мне сотрясение, хотя в больнице у тебя полежу!»…

Она задохнулась от возмущения, и Дима добил, уже не изображая тревоги и сочувствия:

— Она не ради вас, Ирина Ивановна. Она хотела, чтобы моего друга… Юлю Рябцеву из школы выгнали. А может, и в колонию посадили.

Элина тетя сжала кулаки и сказала неожиданно спокойно:

— Прошу всех покинуть палату…

Вот теперь Димке стало по-настоящему жаль Эльку. Но он ничего не сказал, вышел первым.

В коридоре, не обращая внимания на одноклассников, которые буравили его возмущенными взглядами, на Алену, которая говорила ему что-то обидное, Димка достал мобильник и нажал кнопку 2 быстрого вызова:

— Кошка! Элька все подстроила!.. Да тут вообще детектив… Ты где? Сейчас буду!


Я хочу в школу!

Павел Сергеевич сидел и наслаждался видом молчащего телефона.

Все-таки каникулы — хорошее время. На работу ходишь, бумажки строчишь, но нет главной проблемы — детей. Директор улыбнулся, вспомнив старый анекдот: «Работать пожарным хорошо: форма, зарплата, коллектив. Но как пожар — так хоть увольняйся!»

На каникулах никакого «пожара», никаких двоечников, хулиганов, и главное — никаких изобретательных воспитанников 34-й школы, которые только и думают, как привлечь к школе ненужное внимание. А сами то одноклассниц избивают, то детей делают, то разговаривать не хотят, как все нормальные дети.

Хотя, конечно, жизнь у них интересная, у этих ненормальных. Все время что-то придумывают. Павел Сергеевич поймал себя на том, что завидует своим самым беспокойным ученикам. Если бы ему в его школьные годы попалась такая компания, он обязательно к ней прибился бы. Можно было бы…

Директор сердито осадил себя и мысленно отчитал за глупости. Нет этих баламутов — и хорошо. Хоть не звонит никто каждые пять минут.

Стоило об этом подумать, как телефон требовательно звякнул.

Павел Сергеевич взял трубку…

— Ну что, теперь вы ответите за все!

Директор решил, что это шутка или человек ошибся номером. Но голос не дал ему опомниться.

— Подделка эта ваша грамота! — радостно сообщила трубка. — И это уже известно на самом высоком уровне! Я лично позаботилась о том, чтобы в управлении образования узнали о том, чем школьники занимаются вместо уроков.

— Как подделка? — не понял директор. — По всем каналом же рассказали…

— Журналисты ничего не понимают! Что сказали, то и повторили! А в серьезном институте подтвердили мои опасения.

— А вы кто? — не выдержал Павел Сергеевич.

— Я — совесть! — пафосно заявила трубка, и Павел Сергеевич узнал голос Злыдни.

— Елена Ивановна, зачем вы… — начал спрашивать он.

— Потому что справедливость должна победить! — перебила Кочеткова и с чувством выполненного долга отключилась.

То, что творилось дальше, Павел Сергеевич до пенсии будет вспоминать как страшный сон. Все возможные и невозможные шишки посыпались на его лысеющую голову. Звонили журналисты, звонили из управления, звонили из фонда. Все они, не стесняясь, высказывали все, что думают по поводу подрастающего поколения, того, что школа должна воспитывать, и что директор лично обязан обеспечивать досуг, чтобы не оставалось времени и места для дури в голове.

В промежутке между звонками Павел Сергеевич успел только высунуть голову в приемную и сообщить Тане, что он желает видеть «ЭТИХ» у себя в кабинете. Найти их дома, на улице, на даче — и с родителями к нему! Вид у него был такой, что Таня сразу побежала за Впалычем.

— Он их убьет… — прошептала она, вцепившись в руку математика и размазывая по лицу слезы. — Я его таким вообще никогда не видела. Им одним туда нельзя!

Впалыч коротко кивнул.

— Ребят пока не трогай. Буду через пять минут.

Таня побежала обратно к кабинету.


Я хочу в школу!

Виктор Павлович — блестящий психолог с многолетним стажем — сидел напротив директора школы и изо всех сил старался не злиться. Из потока, вылившегося на его голову, он понял многое. Во-первых, Злыдня смогла доказать, что найденная грамота — подделка. Для Впалыча это не было неожиданностью, он был практически уверен в том, что грамота — это очередной «проект» его подопечных. Во-вторых, новость уже подхватили, еще немного — и про подделку раструбят по всем каналам: с новостями в городе напряженка, а журналистов хлебом не корми, дай кого-нибудь разоблачить. В-третьих, всех собак за эту подделку собираются повесить на директора, поскольку грубый подлог совершили его ученики.

— Павел Сергеевич, а вы любите свою школу? — спросил Впалыч.

— Что? — директор замер на полуслове.

— Если бы ученики хотели спасти вашу школу, вы бы тоже на них злились?

— Спасти? Школу?! Не смешите меня!

— А зачем они все это, по-вашему, затеяли?

— Знаете что, дорогой Виктор Павлович, у меня нет времени разбираться со всем, что творят ваши гениальные воспитанники! Я знаю, что без вас мы жили спокойно, а как они появились, у меня бесконечные, слышите, просто бесконечные проблемы! Вы что думаете, мне заняться больше нечем? Через неделю санстанция, потом министерская проверка, потом… Потом еще что-нибудь придумают! Мне без «ваших» забот хватало выше головы!

Впалыч грустно улыбнулся.

Директор взвился.

— Только не надо мне рассказывать про то, что дети — это наша главная ценность, и другие прописные истины педагогики. Вы б бумажек с мое позаполняли! И на совещаниях посидели бы… С мое…

Павел Семенович с раздражением отбросил в сторону ручку, которую теребил в руках.

— Ну что у них за способность создавать себе проблемы, а? Кто просил Кудрявцева лезть к родителям этой… красотки. Зачем ему это было нужно?

Впалыч опять выразительно пожал плечами.

— Честь прекрасной дамы решил защитить? Там уже давно защищать нечего. Начитались романов и устраивают себе проблемы на ровном месте. Наивные они у вас. Не приспособленные к жизни.

— А может, это жизнь к ним не приспособлена? — спросил Впалыч.


Я хочу в школу!

Птицы сидели во дворе на жердочке. Выглядели они уставшими и потрепанными. Уж больно странный голос был у Впалыча, когда он их обзванивал.

Виктор Павлович вышел к ним и с трудом подавил в себе порыв обнять.

— Ругаться будете? — спросил Дима.

— А есть за что?

— Нет, — твердо ответила Кошка.

Хотя под сердитым взглядом Димки тут же смутилась и быстро опустила глаза.

— То есть меня есть за что… Я сама виновата. Во всем. Не надо было мне всех злить…

— Меня отправят в спецшколу? — спросил Артем.

— Мне нельзя будет с нашими разговаривать? — испугалась Анечка.

— Вы зачем письмо подделали, аферисты? — устало произнес Впалыч, опускаясь на жердочку рядом с подопечными.

Никто не стал спорить, только Кошка буркнула:

— А я говорила, что нужно над текстом еще поработать…

— Да текст как раз подозрения не вызвал.

— А что? — удивился Женя. — Бумага настоящая, чернила сделали по старому рецепту, писали гусиным пером…

Виктор Павлович хмыкнул:

— Там тоже не дураки сидят. Проверили, насколько чернила впитались.

— Поторопились, — огорчился Дима. — Надо было пару недель выдержать.

— Ага! — взвилась Кошка. — Да за это время на месте нашей школы уже руины были бы!

— Можно было в печи, — Молчун полез за планшетом. — Искусственно состарить…

Впалыч тяжело вздохнул:

— Не ту проблему решаете, пернатые. Вас чуть ли не из школы гнать хотят за ваши художества.

— Ну и ладно! — мотнула головой Кошка. — Мы и в другой школе устроим!

— Это если вас возьмут всех вместе в одну школу. Что, с учетом обстоятельств, вряд ли.

Все снова поникли. Теперь они действительно напоминали стаю грустных разномастных птиц: взъерошенный воробушек Аня, настороженный дрозд Молчун, аккуратный голубь Димка, нервная трясогузка Юля и печальный гусь Женька.

— Не выгонят! — вдруг заявила Кошка. — Знаете, как нас на карате учили? «Падая — нападай!»

«Стая» встрепенулась. Они уже были готовы ввязаться в новую авантюру.

«А может, — подумал Впалыч, — не такие уж они у меня неприспособленные?»


Я хочу в школу!

Колюня с парой приятелей подловили Димку возле самого подъезда:

— Ну что, стукач, пойдем выйдем!

Димке стало смешно.

— Так мы уже вышли!

— Юморист, да? Шутник? — Колюня заводил себя в полном соответствии с дворовым этикетом. — Сейчас ты у меня пошутишь…

Но Димке было не до этикета, он спешил к своим — надо было утрясти последние детали завтрашнего серьезного разговора.

— Колюнь, — сказал он мягко, — я на тебя стучал? Или на твоих… братьев по разуму?

— На меня — нет… И чё? На Эльку стучал…

— А ты, значит, ее рыцарь? Парень? Бойфренд?

Колюня смутился. Он, конечно, был за «понятия», но признать себя Элькиным бойфрендом ну никак не мог. Да и не хотел.

— Причем тут?.. Раз настучал — значит, стукач! А со стукачами…

— Твоя Элька, — ровным голосом продолжал Димка, — стерва и сволочь. Она Юльку подставила, хотела, чтобы ее из школы выгнали. Или ментам сдали.

Колюня сглотнул и заморгал. Он не любил людей, которые кого-нибудь сдают ментам.

— Вот и получается, что Элька за что боролась, то и получила.

Колюня замотал головой. Он явно запутался.

— Ну смотри, — Димка перешел на язык примеров, — вот если я тебе в глаз дам, ты ответишь?

— Я тебе так отвечу!..

— Вот видишь! На удар надо отвечать ударом. На подставу — подставой. Все честно!

Это окончательно замутило неизобретательный мозг Колюни. Он беспомощно оглянулся на секундантов, но те вообще не понимали, что тут происходит.

— Ладно, — сдался Колюня после мучительной внутренней борьбы, — живи пока. Но чтоб не стучал, понял?

— Не буду, — пообещал Дима. — И бухать с вами больше не буду… То есть вообще бухать не буду. И курить. Это как какашки жевать.

— Ты чего? — Колюня смотрел на Димку как в первый раз. — Прикольно же…

— Ага. Вон, возле гастронома каждое утро собираются такие… прикольные. Чирики сшибают на пиво. Извините, мужики, у меня реально важное дело.

И Дима ушел, не отказав себе в удовольствии на прощание пожать неживую, как у манекена, ладонь Колюни.


Я хочу в школу!

Хотя мероприятие называлось «расширенное заседание научного совета музея», больше всего оно напоминало выездную сессию инквизиции. Два года назад Птицы ее изображали, но тогда они были в роли судей, очень повеселились, добиваясь от Ворона признания того, что Земля плоская. В шкуре подсудимых это оказалось не так весело.

Кроме самих сотрудников музея за длинным столом сидели несколько чиновников районного масштаба, задумчивые женщины из РОНО, несчастный Павел Семенович и торжествующая Злыдня. Виктор Павлович тоже расположился за столом, но так отдельно, что Птицы не поняли, входит он в комиссию или нет. Человек пять журналисток с диктофонами наперевес и два свирепого вида фотографа готовились выжать этот информационный повод досуха. Телеоператор с важным видом водил камерой, словно гранатометом.

Председатель — директор музея, похожий на одуванчик-переросток, — все чего-то или кого-то ждал, но потом махнул рукой и сказал:

— Ладно, давайте начинать. Суть, я думаю, все знают?

Злыдня тут же вскочила с намерением высказаться, но один из районных начальников солидно уронил:

— Ваше мнение, Елена Ивановна, нам хорошо известно.

Злыдня на удивление покорно опустилась на место. Наверное, это был важный начальник.

— Чтобы не тянуть кота за хвост, — он повернулся к виновникам переполоха, — давайте сразу послушаем ребят. Что вы скажете в свое оправдание?

Птицы переглянулись. Не от растерянности — роли были распределены заранее — а просто зябко было вот так стоять шеренгой перед внимательными, как пулеметы, взрослыми.

Начал Женька, сурово и даже как будто с упреком:

— Да, мы признаем, что подделали это письмо. Потому что иначе вы нас и слушать не стали бы!

«Падая — нападай!» — с удовлетворением подумала Юля.

А Женька продолжил. Он говорил про то, что закрытие школы никого не волнует, то ли дело флешмоб или фальсификация исторических документов. Про уникальную школу, в которую хотелось ходить, а ее прикрыли за какие-то бумажные нестыковки. Про то, что опыт 34-й школы даже не изучает никто, хотя такого, может быть, ни в одной стране мира нет.

Про «ни одну страну мира» чиновникам и дамам из РОНО понравилось.

Потом вступила Кошка:

— Понимаете, мы за школу что угодно сделать можем, хоть подделать письмо, хоть убить!

— Это она в переносном… — попытался уточнить Дима, но Юлю уже несло.

— Она нам как дом была, как семья, ясно?! Мы туда каждое утро хотели! Вот ваши дети хотят в школу по утрам?

Лица членов комиссии затуманились. Каждый вспоминал своих детей… да и свое детство. «Хочу в школу»? Нет, такого они припомнить не могли.

Кошка развивала успех, объясняя, как здорово было в 34-й и как здорово может быть в каждой школе. Тут, правда, заранее согласованный порядок выступления поломался. И Димка, и Анечка, и даже Женька то и дело встревали в Юлин спич, приводя примеры, от которых даже у старых опытных педагогов загорались глаза.

Впалыч не знал, радоваться такому выверту или не очень. Конечно, сейчас члены комиссии слушают, раскрыв рот, но что будет, когда Кошка и остальные выдохнутся? К счастью, очень вовремя в зале появился последний член расширенного ученого совета. Это был очень целеустремленный старичок в потрепанном, но стильном джинсовом костюме. Он вошел безо всяких «здравствуйте, извините за опоздание» и начал говорить, не дожидаясь окончания очередной тирады Кошки.

— Это очень профессионально! Очень! Что вы мне про детей рассказываете? Откуда у детей такие навыки!

Даже Кошку такое энергичное выступление смутило, она поперхнулась и закашлялась.

— Это Лев Аристархович, наш эксперт, — пояснил директор музея. — Мы ему показали работу школьников…

— Каких школьников?! — похоже, Лев Аристархович наплевательски относился ко всем церемониям и условностям. — Это высокопрофессиональная работа! Если бы ваш музей не имел счастья сотрудничать со мной…

Тут Юля справилась с кашлем и решила, что перебивать невежливых взрослых — вежливо.

— Это сделали мы, понятно? Вот этими самыми руками!

И в доказательство она подняла и потрясла в воздухе рукой Молчуна. Тетеньки из РОНО посмотрели с одобрением: руки были чисто вымытые и с идеально подстриженными ногтями.

Однако одному из чиновников, наконец, пришла в голову мысль прекратить это явное отклонение от регламента.

— Ну-ка, дети, — приказал он, — выйдите за дверь!

Птицы не успели даже дернуться, когда их остановил окрик профессора:

— Стоять!

Чиновник попытался возмутиться:

— Мы узнали от них все необходимое!

— Узнали? — рыкнул на него Лев Аристархович. — Вот и идите сами! Или сидите! Короче, не мешайте!

Чиновник поперхнулся и деревянно сел. Профессор повернулся к «подследственным».

— Своими руками? И как именно вы «своими руками» получили чернила?!

— Мы изучили несколько вариантов. И взяли наиболее распространенный в то время в России.

К изумлению Птиц, это произнес Молчун. Впрочем, он и сам удивился, но решил не задумываться пока над этим и продолжил:

— Основной ингредиент — чернильный орех…


Я хочу в школу!

Под надзором комиссии Молчун выводил письмо. Благо, помнил он его наизусть, столько раз переписывал, что был уверен — не забудет до конца жизни.

Комиссия молчала. Тетеньки из РОНО опасливо косились на чиновников. Чиновники делали вид, что в регламенте появились изменения, которые заставляют их молча сносить все это безобразие.

— Ручкой не то, почерк не совпадает, — сказал Молчун, — надо пером.

— Ладно, ладно, — махнул рукой Лев Аристархович, — верю! Хотя с трудом, честно говоря… Но откуда вы выкопали всю эту историю с Анной? Кто вам подсказал?

— Никто нам не подсказывал, — устало вздохнула Аня, — мы ее сами придумали. Понимаете?

И она потрясла ладошкой перед носом у профессора.

— Как? — еще больше удивился тот.

— Головой! Боже, как же вы профессором стали, если вы такой непонятливый!

— Не смей хамить старшим! — взвилась Злыдня.

Лев Аристархович поморщился, уселся на стул верхом, причем спиной к комиссии и лицом к Птицам, и с наслаждением произнес:

— Рассказывайте!

В следующие несколько минут он доказал, что профессором стал совершенно заслуженно. Птицы заговорили разом. Анечка кричала и подпрыгивала, Кошка тараторила со скоростью бешенного пулемета, Дима несколько раз пытался начать историю с самого начала, Молчун вставлял отдельные слова то в речь Анечки, то Димы, а Женя старался коротко резюмировать сказанное. Лев Аристархович все понял. Глаза его сияли.

— Вас ждет большое будущее, — сообщил профессор, — коллеги.

— Ага, ждет, — печально сказала Аня, — если из школы не выгонят.

Тут Аристарх Платонович вспомнил о мрачной комиссии, которая сидела у него за спиной и отчаянно скучала, давно не понимая, что здесь происходит. Он обернулся, пробежал взглядом по людям. Выражение лица у него стразу стало уксусное, он быстро оценил свои шансы до них докричаться. Потом он перевел глаза в сторону камеры…

— Заявление для прессы! — громко сказал профессор.


Я хочу в школу!

— Не, не зря он профессор, надо будет извиниться, — шепнула Анечка Жене, глядя как Аристарх Платонович общается с журналисткой.

Слова «сенсация», «уникально», «беспрецедентно» повторялись в его заявлении через слово. В целом, о чем речь, было непонятно, но создавалось ощущение чего-то скандального.

— Это высочайший уровень копирования исторических документов, — (тут даже Впалыч хмыкнул), — это блестящее владение историческим материалом, это уникальное логическое мышление вкупе с общей эрудированностью и творческим подходом…

— Это он про нас? — шепнула Кошка.

Дима ткнул ее в бок: «Не сглазь!»

— Эти ребята обладают бесценным даром для науки — они не зашорены. Они выдвигают головокружительные гипотезы, они не боятся показаться смешными. Только так и становятся настоящими учеными! И я, не задумываясь, возьму к себе в команду любого из этих школьников.

— Подождите, подождите, — замотала головой журналистка, — так письмо не подделка?

— Понимаете, дорогая девушка, история, которую придумали эти замечательные ребята, абсолютна правдоподобна. Вот лично я, профессор и доктор наук, не возьмусь сейчас сходу ее опровергнуть. Анечка, ты в каком классе?

— В третьем, — пискнула Аня.

— Вот вы в третьем классе могли бы придумать историю, в которую поверит доктор наук? — с напором поинтересовался Аристарх Платонович у камеры, которая его снимала.

— Н-нет, — ошарашенно ответила журналистка.

А оператор уже показывал крупным планом огромные Анечкины глаза.

— И все-таки, зачем вы придумали эту историю? — спросила у девочки журналистка.

— Мы хотели спасти свою школу, — пылко сказала Аня.

И заплакала. Просто потому что слишком много эмоций свалилось на ее бедную голову.

Собственно, дальше можно было ничего не снимать и ничего не говорить. Эти огромные, полные слез глаза попали на все новостные сайты.


Я хочу в школу!

«Дети сделали профессора!»

«Они просто хотели спасти школу!»

«История одной любви…»

«Все подробности личной жизни Костевича!»

Женя морщился, но продолжал читать заголовки.

С одной стороны, шумиха была неприятна, но с другой стороны она решила многие проблемы.

Самое главное — Молчун. Он полчаса рассказывал Аристарху Платоновичу про то, как именно составлялось письмо, а потом подошла дамочка из РОНО и поинтересовалась тот ли это мальчик, которого отправляют на комиссию для перевода в спецшколу.

— Это правильно! — обрадовался профессор. — Непременно с техническим уклоном! Лучше химическим…

— Не с тем уклоном, — перебила дамочка. — В спецшколу для детей с ограниченными возможностями…

Бедный Аристарх Платонович на минуту потерял дар речи, только прохрипел:

— У него ограниченные возможности?! Тогда все ваше РОНО надо в интернат…

— Видите ли, — перебил его Артем, — я испытываю некоторые проблемы, когда выражаю свои мысли с помощью устной речи.

— Что? — переспросила ошарашенная дамочка.

— Мне трудно говорить, — объяснил Молчун. — Особенно долго и развернуто.

Дамочка пошла красными пятнами, повернулась к Злыдне и поинтересовалась:

— Вы издеваетесь?

Дальше разговор шел только между ними и состоял из приглушенного шипения, а закончился он громким воплем Злыдни.

— Он псих! — заорала она. — А психам не место в школе!

И тут вступил Павел Сергеевич. Громким басом он перекрыл срывающийся в истерику фальцет бывшей учительницы математики.

— Я вас попрошу не оскорблять учеников моей школы, — твердо сказал директор. — Если они заслуживают наказания, я их сам накажу.

Злыдня не поверила своим ушам, глазам и чувству реальности. Павел Сергеевич, который в присутствии начальства либо оправдывался, либо обещал выполнить очередное задание РОНО, вел себя совершенно по-хамски. Елена Ивановна даже обвела глазами присутствующих — где спрятался привычный зашуганный директор 33-й школы? Но Павел Сергеевич и не думал прятаться.

— Если возражений нет, — он поднялся со стула, — я прямо сейчас отправлюсь с ними в свой кабинет и разберусь.

Чиновники и начальственные дамы в замешательстве переглянулись. Надо было бы поставить директора на место, но не перед телекамерами же. Главный районный начальник не зря носил свой дорогой костюм. Он величественно кивнул и сказал, как резолюцию поставил:

— Под вашу ответственность.


Я хочу в школу!

Уже в своем кабинете Павел Сергеевич наконец дал волю чувствам. Впалыча он сразу отправил домой («Пусть сами за свои художества отвечают») и всыпал от души всем за всё чохом: за споры с учителями, несанкционированные флешмобы, драки с одноклассниками (Молчун даже не моргнул) и одноклассницами (Юля собиралась было возразить, но Димка одернул: «Потом!»)… Отвел душу и проворчал:

— Все свободны! Кудрявцев, останься!

Когда Птицы, ободряюще подмигивая Женьке, вытолкались в коридор, Павел Сергеевич почти мирно спросил:

— Кудрявцев… Вам что, в 34-й школе не читали лекции о… хм… семье и браке? Не учили использовать… защитные средства?

Женька изумленно смотрел на Павла Сергеевича. А тот, в порыве озорства, открыл ящик стола, доверху набитый презервативами, зачерпнул горсть и протянул Жене:

— Держи! И больше не залетай!

Женя автоматически сунул подарок в карман и пробормотал:

— Да я и не залетаю…

— А эта… Вика твоя? Ее отец мне тут целую трагедию разыграл. Мол, ты к нему пришел, просил руки дочери, которая в интересном положении, — тут в голосе директора зазвучала надежда. — Или он соврал?

— Да! То есть нет… То есть… У нас с Викой ничего не было, но она сказала, что… у нее ребенок будет…

— От тебя?!

— Нет… от кого-то другого. А я тогда решил, что как она одна? Вот и пошел просить руки… А она оказалась не беременная…

У Женьки пылали щеки. Теперь, когда он рассказывал историю своего сватовства вслух, понимал, как по-идиотски она выглядит со стороны.

Павел Сергеевич подпер рукой голову и произнес с неизбывной тоской:

— Какие вы все придурки в вашей 34-й. Гении — а придурки.

И вдруг улыбнулся чему-то своему.

— Хотя знаешь, я ведь примерно так на своей супруге и женился. И ничего. Душа в душу. Двое детей, — директор перехватил удивленный Женькин взгляд и строго добавил. — Только это на втором курсе университета было, а не в десятом классе! Все, свободен.

Женька хотел было уже идти, но вспомнил о подарке и торопливо выложил его на стол директору. Не удержался и спросил:

— А зачем вам столько?

— Да это акцию проводили, — устало ответил тот. — «Стоп-спид». Надо было среди старшеклассников раздать, но знаю я, чем все кончилось бы… Надувать бы начали, воду наливать… Слушай, Кудрявцев, иди уже, а?

Когда дверь за Женей закрылась, Павел Сергеевич подумал: «Скорее бы четверть началась. С этими каникулами до инфаркта недалеко».


Я хочу в школу!

А на следующий день Женьке позвонила безумная дама из фонда Костевича:

— Евгений! Очень хорошо, что вы взяли трубку! Это было гениально! Это был флешмоб, да?! Отличная идея! Вы так хотели привлечь внимание к проблемам исторического наследия? Браво! Я уже кинула клич по нашим активистам, мы собираемся устроить костюмированную свадьбу Костевича и Анны! Вы приглашены! Хотя знаете что? Вы это все и организуете! У вас есть симпатичная девушка? Вот она пусть будет Анной! А Костевичем — вы! Вот у меня перед глазами его карандашный портрет… да вы с ним одно лицо! Ну, что вы молчите?

— Здравствуйте, — только и смог выдавить из себя Женька.

— Вот и отлично! — завтра жду вас с друзьями в 11–00 в нашем музее. Дорогу найдете? Хотя что я говорю! Наш музей ведь переехал в здание вашей бывшей школы! До встречи, не опаздывайте.

Из всего это сумбура Женька понял только то, что их старую школу теперь точно не снесут.

Чтобы выветрить трескотню энергичной дамы, он отправился погулять, благо погодка стояла солнечная, хотя и прохладная. И почти сразу увидел Вику. Она брела вдоль дома с видом сомнамбулы. Женька подавил искушение нырнуть назад в подъезд и окликнул:

— Вик! Привет!

Она вздрогнула, словно очнулась, и повертела головой:

— Ой… А чего я сюда забрела? Привет!

— Задумалась, наверное.

— Ага…

Теперь Женька должен был спросить «О чем?», но не спросил. Он был занят — с интересом рассматривал Викино лицо. Левый профиль, которым она к нему все время сидела. И солнце так красиво подсвечивает. И весна. И не цепляет. Совсем.

Пауза слишком затянулась, и Вике пришлось брать инициативу в свои руки.

— Я о тебе думала. Ты вообще… молодец. Взял и пошел к моим родителям.

Женя улыбнулся.

— Руку попросил, — продолжила Вика. — Очень благородно.

— Да глупо, — наконец подал голос Женька, — хоть и благородно. Я же в тебя тогда был влюблен.

Вика вздрогнула. «Был влюблен» прозвучало просто и без надрыва. Был — а теперь нет. Она даже обижаться не стала, опустила голову и пошла домой. Женька смотрел ей вслед и любовался: «Она красивая. Фигура. Ноги… А чего это она в юбке и с голыми ногами? Вроде не по погоде. И ноги синие… Сколько ж она тут меня поджидала?»

Очень захотелось догнать, утешить, сказать что-нибудь приятное, но Женька не стал. Он чувствовал себя легко и свободно, как на той городской олимпиаде, когда полчаса мурыжил последнюю задачу — и вдруг нашел решение. Он еще тогда подумал: «Как просто! Что ж я, дубина, сразу не догадался!?»


Я хочу в школу!

Дама из фонда Костевича была, как обычно, излишне оптимистична. В здание школы музей так быстро не мог переехать, но вся ее бешеная энергия была направлена в этом направлении.

— А все-таки жаль школу, — вздохнула Кошка.

Птицы сидели в кабинете у Впалыча и пили чай с плюшками.

— Главное, Воронько не посадят, — сказал Дима.

Все они час назад вернулись с открытого заседания суда по делу спонсора их бывшей школы. Доказывали, что никаких денег через школу никто не отмывал.

— Мне выдали деньги перед поездкой, я их и тратил, — оправдывался учитель физкультуры, — а как я вам за них отчитаюсь, если у меня половина трат наличкой и мимо кассы? То сторожу заплати, то за кемпинг, то спасателям. Как они мне чек в горах выдадут? А последние деньги мы оставили леснику на корм медведям.

— Каким медведям? — не выдержал судья.

— Большим таким, — развел руками физрук, — бурым. Там заповедник, а год голодный. А они вымирают.

— Но зачем?! — изумился судья.

— Дети попросили… — пожал плечами физрук. — Они такие красавцы — эти медведи. Мы в бинокль за ними наблюдали.

Учительница биологии Ольга Петровна честно притащила с собой кучу чеков, но никак не могла с ними разобраться.

— Вот это, кажется, мы опарышей покупали…

— Опарышей? — судью передернуло.

— Ну да, для опытов по генетике… Нет! Это не опарыши! Это бамбук! Мы тогда замеряли скорость роста и даже устроили чемпионат… А вот качественный корм для морских свинок только на рынке нашли, поэтому без чеков, но зато вот фотографии. Это Нюша, она почти килограмм весила, пришлось разрабатывать специальную диету и комплекс физических упражнений. Вот, смотрите!

Еще больше запутывал картину главный обвиняемый гражданин Воронько. На все вопросы судьи он монотонно отвечал:

— Учителя ни при чем. Это все моя вина…

Адвокат весь на мыло изошел, дергал своего подопечного за рукав, пытался влезть с уточняющими комментариями — и допрыгался до того, что в середине процесса Воронько прилюдно заявил, что будет защищать себя сам. Впрочем, линия защиты у него не поменялась, он по-прежнему твердил: «Это все я».

Бедный судья не рад был, что ему попалось это дело. Судить группу энтузиастов с горящими глазами, которые вместо показаний периодически срываются на рассказы то о путешествиях, то о чудо-приборах, то о мировых чемпионатах, то о книгах, которые выписывались из-за границы для индивидуальных проектов пятиклассников, было невозможно. По закону все должны были отвечать. За разгильдяйство же нужно отвечать! Но, во-первых, уголовным делом тут и не пахло, во-вторых, по-человечески осудить их было нельзя. И вся судейская команда понимала, что весь свой опыт им придется потратить на то, чтобы максимально смягчить приговор.

— Ну почему? Почему вы не нашли нормального опытного бухгалтера? — с тоской спросил судья у Воронько.

— Потому что в сказках нет такого персонажа, — вздохнул спонсор, — а я хотел сказку. А все эти опытные бухгалтеры такие зануды…

Словом, когда в перерыве судье позвонили из мэрии и намекнули, чтобы он не очень-то лютовал («Там дети вон какие самоотверженные, за школу горой. По федеральному каналу показывали, вы в курсе?»), он с неизъяснимым облегчением пообещал, что приговор будет максимально мягким. Вплоть до отсутствия состава преступления.


Я хочу в школу!

Когда Воронько выходил из зала суда, по его лицу было понятно, что он сам не верит в произошедшее. Какой-то смешной штраф за все его художества? Но прийти в себя не дали налетевшие репортеры:

— Как вы расцениваете результат?

— Будете ли подавать апелляцию?

— Правда ли, что вы купили судье остров в Эгейском море?

— Кто ваш покровитель в Кремле?

Бывший подсудимый уже собирался коротко и от души объяснить «креветкам пера», что не собирается выслушивать их безумные вопросы и тем более отвечать на них, но осекся. За частоколом микрофонов он заметил лицо сына. Воронько-младший смотрел на него… как-то странно. Раньше у него такой задумчивости в глазах не наблюдалось.

Раздвинув толпу, Петр Сергеевич молча ухватил Никиту и поволок к машине. Камеры защелкали, как клювы стервятников.

Уже в салоне Воронько-старший сказал:

— Извини, что пришлось тащить. Заклевали бы… Тебя домой?

Никита кивнул, не сводя с отца странного взгляда. Тот занервничал:

— А ты вообще чего тут? Решил приговор послушать?

— Не только. Я на всех заседаниях был… кроме первого.

Петр Сергеевич вздохнул:

— Да, опозорил я тебя… Извини… Просто, понимаешь…

— Понимаю, — неожиданно перебил его сын. — Ты крут.

Воронько-старший закашлялся от неожиданности.

— Понимаешь, пап, — сказал Никита, — я думал, ты жлоб. Подставляешь всех и кидаешь. А ты всех вытаскивал.

— Так я же… — сквозь кашль просипел отец, — правда, сам виноват… всех втянул… А надо было над ними экономиста поставить…

— Ага, — усмехнулся сын, — и тогда был бы нам и Памир, и Париж, и лаборатория, как в МГУ…

Петр Сергеевич уже смеялся сквозь кашель.

— Точно…

— Короче… я, типа… тобой горжусь…

Воронько-старший был даже доволен, что никак не может справиться с кашлем, потому что не понимал, как нужно отвечать в таких случаях. А Никита уже и сам злился на себя и вдруг с чувством принялся колотить отца по спине. Колотил долго, и Петр Сергеевич взмолился:

— Все! Все! Прошло!

Они молчали до самого дома Ворона, глядя в противоположные окна машины. Напоследок отец спросил:

— А чего ты вообще решил на суд пойти?

Никита пожал одним плечом и вылез из машины, не попрощавшись. Не хотелось рассказывать, как однажды к нему заявился этот стремный пятиклашка Артем и строго сказал: «Ты должен быть на суде. Твой отец ведет себя… правильно. Я бы хотел такого отца». После чего ушел, не обращая внимания на злые крики Ворона в спину. Как будто знал — придет, никуда не денется.


Я хочу в школу!

Женька с Молчуном шли по улице и ели леденцы. Петушков на палочке. Очень вкусных, малиновых.

— Говорят, — сказал Женька, — раньше только такие и были. Никаких тебе чупа-чупсов или сникерсов.

Молчун кивнул.

— А теперь мало кто их вкус знает. Жалко.

Молчун согласно вздохнул.

— Слушай! — загорелся Женька. — А давай накупим леденцов и начнем всем детям дарить! Просто так, в честь хорошего настроения!

Молчун полез за кошельком, но вдруг замер. Женька проследил его взгляд.

Возле скамейки рыдал карапуз лет пяти. Его утешала, присев на корточки, бабушка. Сидела она спиной к Женьке и Молчуну, но по голосу было понятно: бабушка добрая, прямо из сказки.

— Егорушка, ну-ну-ну… Не больно же совсем! Только кожу чуть-чуть поцарапал!

Егорушка протестующе взвыл и сунул бабушке в лицо свою ладошку, на которой с трудом можно было различить микроскопическую ссадину.

— Сейчас кровь пойдё-о-о-от!

— Не пойдет, солнышко. Мы сейчас домой вернемся, я зеленочкой смажу…

— Щипать будет!

— А я подую!

Егорушка посопел, не нашел новых поводов для огорчения и принялся выть просто так, по прежнему поводу.

Молчун решительно подошел к карапузу и вручил ему своего петушка. Егорушка схватил леденец без размышлений, а вот бабушка встрепенулась:

— Ой, маленький мой, тебе же нельзя, у тебя же аллергия выскочит!

Женька хотел успокоить, объяснить, что петушок натуральный, почти без красителей, но тут бабушка повернулась к ним, и слова застряли в горле.

Это была Злыдня. Женька и Молчун только что не зажмурились от ужаса.

Но Елена Ивановна хоть и смотрела на них, видела только Егорушку:

— Спасибо вам, детки… — и она снова повернулась к внуку. — Егорушка, давай вернем…

Егорушка только слегка сдвинул брови, но этого оказалось достаточно.

— Хорошо-хорошо! Только давай договоримся: маме не скажем, ладно? Мама наругает меня…

Молчун и Женя осторожно, чуть ли не на цыпочках, отошли. Впрочем, Злыдня, гроза школ и управлений образования, даже не заметила этого.

Завернув за угол Женька только головой помотал, приходя в себя. А Молчун предложил:

— Давай купим леденцов. Раздавать будем всем. И детям, и бабушкам.


Я хочу в школу!

Кошка стояла перед дверью Элиной квартиры уже минут двадцать. Переминалась с ноги на ногу и отчаянно трусила. Она не боялась сигануть с пятиметровой вышки в шесть лет, она вышла на ковер против чемпионки мира по карате, она осталась одна на необитаемом острове на три дня. Тогда было не страшно. А сейчас к горлу подкатывался противный комок, как только она подносила руку к звонку.

И если бы не соседка, которая вышла из соседней квартиры, Юлька бы проторчала там еще неделю. Как минимум.

— Девочка, ты сюда?

— Да, — вздохнула Юля.

И, пока не передумала, позвонила в дверь.

Звонок отозвался у нее в позвоночнике. Дверь открыла Элька. Под пристальным взглядом соседки она придала лицу нейтральное выражение и махнула рукой, мол, заходи. И только когда они оказались в квартире зашипела:

— Зачем ты приперлась?

— Я пришла извиниться.

— Не верю. Ты врешь! Ты все время врешь!

— Да, — тихо сказала Кошка.

Элька подозрительно уставилась на Юлю.

— Я не хотела… — начала та, поняла, как по-детски это звучит, и поправилась. — То есть хотела… Уф-ф-ф…

Эля хлопала глазами. Кошка решила начать заново.

— Я же умею манипулировать. Нас учили. Я главной стать хотела… но не для себя! Понимаешь, я хотела стать главной, чтобы вы все… чтобы вас повести к добру.

— Куда? — Эля уже не знала, верить ли своим ушам.

— К добру… — Кошка почувствовала, что краснеет.

От смущения она, наверное, сорвалась бы и наговорила кучу гадостей, но Элька вдруг фыркнула, прикрыв рот рукой:

— К добру! Ну ты вообще!.. Ну ты…

Юля смотрела на хохочущую Эльку и вдруг вспомнила, как сама когда-то хохотала над Денисом. А он стоял с таким лицом… которое, наверное, сейчас было у нее самой. То есть и на душе у него было так же противно, как и у нее сейчас? Кошка опустила глаза и с трудом закончила:

— Сволочь я была.

Элька перестала хохотать так же резко, как и начала:

— Почему «была»?

— Да… наверное… Но я пришла, чтоб сказать тебе, что сделаю все, чтоб исправить…

— Тогда сделай так, чтоб я тебя больше никогда не видела. О’кей?

Юля дернулась, затравленно кивнула и вылетела из квартиры.


Я хочу в школу!

Аня поглощала очередную булочку, испеченную теть Катей.

— Ешь, ешь, — смеялась Полина. — Мама еще ишпечет!

— Кушай, кушай, — улыбался дядь Дима. — Революционерка наша.

— Я не революционерка! А — Аня! — облизываясь, заявила Анюта.

— Если б ты слышала, что про тебя говорили на родительском собрании, — вздохнула теть Катя. — Надо было мне давно к вашей Анастасии Львовне присмотреться. Просто удивительно, каких она страхов навыдумывала!

— Ага! — подтвердила Анечка. — Одному мальчику она сказала, что всем расскажет, что он описался в первом классе. А одной девочке, что ее будут бить ремнем… Но с чего она взяла, что вы можете…

Тут Аня сбилась, чтобы не произносить страшное слово «умереть».

— Наверное, это я виноват, — вздохнул дядя Дима, — Я на первом же собрании попросил ее Катю не беспокоить, и, если что, звонить сразу мне. А чтобы не задавали лишних вопросов, сказал, что тебе волноваться нельзя.

— Твоя б воля, ты бы меня в целлофан завернул, — буркнула тетя Катя.

— И как мы теперь будем учиться? — притворно вздохнула Аня. — Никто теперь не боится, родители возмущаются…

— Уходит Анастасия Львовна! — радостно заявила тетя Катя. — Она нам на собрании сказала, что ее давно звали куда-то на повышение, а она все боялась детей оставить. А теперь ей поступило такое предложение, от которого она не может отказаться.

— Понятно, — вздохнула Аня, — сбежала. Теперь она будет не детей, а учителей пугать.

А потом подумала и добавила:

— Жа-а-алко…

— Чего тебе жалко? — удивилась Полина.

— Не чего, а кого! Мне учителей жалко. Их же защитить некому!


Я хочу в школу!

Дима первый раз в жизни видел плачущую Кошку. Он бестолково топтался рядом, не зная, с какой стороны подойти, не зная, что делать и что сказать.

А она ревела, как маленькая, вытирая слезы ладошками.

— Я понимаю, я это заслужила, я должна уйти раз обещала. И я уйду. Тут рядом школа есть, я туда переведусь.

Тут Юля прерывисто вздохнула.

— Только там не будет Впалыча, и опять будут все чужие. И Жени не будет, и Анечки, и тебя… Как же я без вас? Как же я без тебя?

Диме хватило секунды на то, чтобы чуть не утонуть в Кошкиных слезах. Его руки сами собой обняли, прижали, сердце тут же ухнуло и остановилось. «Сейчас убьет!» — молнией пронеслось в голове.

Но Кошка и не думала никого убивать. Она самозабвенно ревела, уткнувшись лицом в Димкин свитер.

— Если ты уйдешь, я уйду с тобой, — тихо сказал Дима. — Как же я без тебя?

Кошка на секунду замерла у Димки в руках, а потом зарыдала с новой силой.

— Какая же я ду-у-у-ра, — провыла она.

А Дима только прижал ее к себе покрепче. Он был совершенно, безусловно и неприлично счастлив.

Четвертая четверть

Я хочу в школу!

Анечка вскочила с кровати и начала судорожно собираться.

— Мааам, — закричала она, — где мои колготки?!

— На стуле.

— А! Вот они! А где мой завтрак?

— На столе.

— А! Нашла! А где моя куртка?

— Не нужна тебе куртка, теплынь на улице! И куда ты так несешься, тебе до первого урока еще час.

— Какой час, у нас последний звонок на носу! Нам еще репетировать и репетировать. И мне еще к олимпиаде готовиться и у нас турнир по шашкам в начальной школе! Короче, дай мне быстрее яблоко, я побежала.

— Аня, а ну сядь быстро! Поешь как человек!!!

— МАМА! Я ХОЧУ В ШКОЛУ!!!

Постскриптум

Я хочу в школу!

События, описанные нами в книгах, имеют обыкновение сбываться. Мы не специально, так само получается. После «Время всегда хорошее» изобрели телефоны, которые сворачиваются в трубочку. После «Гимназии № 13» в одноименной минской гимназии завелся большой кот, а после «Москвеста» в Москве появился памятник голубям.

Мы клянемся, что этот памятник придумали вместе с трогательной историей про голубей и понятия не имели о его существовании. А уж о том, что он стоит во дворе той самой церкви, мы и представить себе не могли… До сих пор с трудом верим в его существование, несмотря на то, что сходили, сфотографировались с ним. С ними. С голубями.

Так вот, «Я хочу в школу!» мы писали с тайной целью. Мы подумали: раз наши книги сбываются, то и эта сбудется. И наши дети будут просыпаться с утра и бежать в школу, как на праздник. И учиться им будет интересно.

А пока мы этого ждем, вокруг книги уже начали происходить настоящие чудеса. Наша тест-читательница Катя Садова (а тест-читатели — это такие специальные читатели, которые читают книгу в рукописи) принесла нам письмо Анны Ордынцевой Сергею Костевичу.

Она все сделала так, как описано в книге.

И мы совершенно не удивимся, если выяснится, что жена одного из декабристов на самом деле не жена ему…

Хотя… Наверное, для одной книги чудес будет многовато. Пусть лучше наши дети будут хотеть в школу! Это наше самое заветное авторское заветное желание.

Евгения Пастернак и Андрей Жвалевский

Текст письма:

Милый друг мой, Сереженька, благодарю тебя всем сердцем своим и душой за заботу твою обо мне и моих любимых родственниках. Молюсь за дорогу твою трудную в край далекий, пусть будет она доброй и безгорестной, благословляю тебя всей душой своей любящей! Дай Бог, чтобы добрался ты без нашествий сил злых, живым и невредимым. С тех пор как держу письмо твое в руках своих, радости моей конца нет. Слава и благодарение Господу за тебя, Сереженька Афанасьевич! Однако я не могу совершить то, о чем ты меня просишь, друг мой сердешный! Всемогущий людей создавал добрыми и самоотверженными, значит Господь одобрит деяние мое, и не посчитает тебя клятвопреступником. Я благодарю тебя за все старания твои, но молю — не совершай глупостей разнообразных, ведь я уже в дороге, и препятствовать этому или нет — решит лишь Господь Бог!

Любящая тебя А. Ордынцева

F. A. Q. (часто задаваемые вопросы)

Я хочу в школу!

Рукопись этой книги (как и прочие наши рукописи) прошла через горнило обсуждения нашими любимыми тест-читателями. Некоторые их замечания мы учли, некоторые проигнорировали, но кое-что придется пояснить отдельно.

В каком городе дело происходит?В любом городе России. Скорее всего, это не Москва и не Питер. Точнее сказать не можем, потому что не знаем.

Как отбирали детей в 34-ю школу?Вопрос не кажется нам принципиальным, но раз народ интересуется, попробуем ответить. Точная процедура нам неизвестна, но можем предположить, что педагоги 34-й школы обходили окрестные учебные заведения и занимались «охотой за головами». Они, наверное, заходили прямо во время уроков, слушали и наблюдали. Выбирали не отличников, а самых неординарно мыслящих. Старались «выудить» кандидатов помоложе, первоклассников. А может быть, начинали еще раньше, с детских садов и всяких развивающих курсов. Кого-то, как Молчуна, находили прямо на улице. Кто-то, как Ворон, приходил в 34-ю школу после нескольких лет учебы в школе «обычной».

Что это за убийство Анечки в самом начале книги?Наши герои играли в «Мафию» — психологическую ролевую игру, в которую сейчас играют и по телевизору, и в компаниях, и в школах. Суть состоит в том, что среди честных людей заводятся несколько мафиози (тайком, чтобы честные ни о чем не догадались). А затем все вместе решают, кого убить… Ой нет, так еще непонятнее. В общем, найдите в интернете правила этой увлекательной игры — и попробуйте в нее поиграть.

Где Анечка нашла провод от монитора?Для многих тест-читателей школьного возраста этот вопрос стал чуть ли не главным. Давайте рассуждать логично. Провода от детей прячут обычно кто? Родители. Значит, они должны выбирать места, в которые (как считают взрослые) дети заглянут в последнюю очередь. Что это за место? Подумайте сами, куда вам меньше всего хочется забраться. Книжная полка? Аптечка? Папины инструменты? Мамина косметика? Вот там и ищите!

Существовал ли декабрист Костевич?В истории с декабристами мы намешали реальных персонажей с вымышленными. Например, в Иркутске действительно был губернатором Николай Николаевич Муравьев, а вот Ордынцевы и Костевич — плод нашей фантазии. Хотя в последнее время наши фантазии все чаще воплощаются в реальность.

За что судили Воронько-старшего?Папа Ворона оказался под судом вовсе не из-за истории с 34-й школы. У него есть более серьезный бизнес (не важно, какой именно), с которым и возникли проблемы. Что-то с налогами или финансовые нарушения. Из-за своего бизнеса Петр Сергеевич и попал в такую сложную ситуацию. А школа… школу просто добавили «до кучи». Якобы с ее помощью Воронько-старший отмывал деньги.

Что такое ПМС?Женский организм живет, подчиняясь месячному циклу. И бывает так, что у женщины раз в месяц на пару дней необоснованно портится настроение. Это явление называется ПМС — предменструальный синдром.

Что означают психологические термины, встречающиеся в книге?Например, Молчун говорит Жене: «Скрытая агрессия. Лучше, чем страх. Но все равно плохо». Это он имеет в виду не просто «агрессию» и «страх», а особые состояния человека — эмоциональные тона. Существует шкала эмоциональных тонов, названная по имени психолога, ее составившего, — шкала Хаббарда.


Я хочу в школу!

Вы можете находиться в любом из этих тонов, проскакивая от одного к другому. Главное, чтоб ваш хронический тон был выше 2.0. Потому что настоящая жизнь начинается выше этого тона.

А еще время от времени упоминаются «психотипы». Это тоже из психологии, точнее из соционики. Считается, что каждый человек относится к одному из шестнадцати психологических типов. Перечислять их все не будем, кому интересно — почитайте в интернете. Главное, запомните: нет психотипов «хороших» или «плохих», есть сочетающиеся между собой и не сочетающиеся. Некоторые натуры с гибкой психикой (например, Анечка) могут легко менять свой психотип в зависимости от обстоятельств.

А вообще, психология — очень интересная и полезная наука. Не случайно в 34-й школе ей уделяли так много внимания.

Примечания

1

Внучка одной из сестер, Мария, вышла замуж за Морозова. Почитать про нее вы можете в «Правдивой истории Деда Мороза».

2

Костевич Сергей Афанасьевич. Декабрист. Объект гордости жителей города, в котором происходит действие. Полностью выдуманный персонаж.


Купить книгу "Я хочу в школу!" Жвалевский Андрей + Пастернак Евгения

home | my bookshelf | | Я хочу в школу! |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 78
Средний рейтинг 4.6 из 5



Оцените эту книгу