Book: Тридесятые сказки, или Вот такие пирожки



Тридесятые сказки, или Вот такие пирожки

Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Все книги автора

Эта же книга в других форматах


Приятного чтения!




Аркадий Шер

Тридесятые сказки, или Вот такие пирожки

Любимой дочке Леночке посвящается

Тридесятые сказки, или Вот такие пирожки

История первая. Авоська парень добрый


Тридесятые сказки, или Вот такие пирожки

На берегу Волшебного озера в маленькой лесной сторожке жили лесник Игнат и его жена Пелагея.

Жили дружно, душа в душу и, как говорится, хоть и в тесноте, да не в обиде.

В доме всё самое необходимое, во дворе целый зоопарк домашних животных, даже транспорт у них был — именной велосипед — подарок Игнату от главного лесничего за многолетний и добросовестный труд.

Телевизора вот только у них не было. Да и то потому, что смотреть его было некогда.

Игнат день и ночь охранял лес и его обитателей от браконьеров, на Пелагее же — всё домашнее хозяйство: скотину накормить, обед приготовить, постирушку устроить. И то, и сё надо сделать, и пятое, и десятое и за любое дело бралась Пелагея с радостью. Но больше всего на свете любила она стряпать пирожки. Готовит, бывало, и приговаривает:

— Не красна изба углами, а красна пирогами!

Пирожки получались такие вкусные, что пальчики оближешь.

Однажды Игнат после очередной порции пирожков говорит жене:

— Тебя не Пелагея, а Пирогея надо называть!

— Да хоть горшком назови, только в печку не ставь! — засмеялась она в ответ.

Впрочем, прозвище это к Пелагее не пристало.

А вот Игнат, высокий старик с седыми усами и зычным голосом, имел прозвище Красная Шапочка. Так его прозвали за то, что он и зимой, и летом носил красную лыжную шапочку, чтобы в лесу его было видно издалека. Ну, а голос его и так за версту было слышно.

Браконьеры боялись Красной Шапочки, как волки красных флажков, и старались не встречаться с ним на лесной тропе. Звери же, наоборот, в случае опасности спешили к нему под защиту.

Игнат приносил в дом больных зверюшек, а Пелагея лечила их отварами разных целебных трав и, конечно же, своими пирожками потчевала.

— Кушайте на здоровье, мои дорогие, — приговаривала она, — быстрее поправитесь.

Хотя дед Игнат охранял лес много лет, ружья у него сроду не было. Зато был волшебный посох, доставшийся ему от прапрадеда, который тоже был лесником. Игнат пользовался посохом в очень редких случаях и называл его не иначе как палочка-выручалочка с ограниченной волшебностью.

Как и положено в сказке, у деда Игната и бабушки Пелагеи была любимая внучка Машенька. Жила она со своими родителями в деревне, за лесом. Частенько всей семьёй наведывались они к дедушке и бабушке на знаменитые пирожки.

Но однажды, перед самым Новым годом, Машенька заболела. Пелагея и говорит деду:

— Завтра Новый год. Я напеку пирожков, соберём новогодние подарки, а ты отнеси их в деревню Машеньке и её друзьям. К твоему возвращению я приберу горницу, наряжу ёлку и приготовлю праздничный ужин.

Так и сделали. Пелагея испекла целую корзинку пирожков с грибами и ягодами. Дед достал из чулана большой мешок, украшенный цветными заплатками, и свой посох. Дотронулся им до пустого мешка, и мешок мгновенно наполнился детскими игрушками. Было такое впечатление, что дедушка Игнат только что вернулся из московского магазина «Детский мир». В мешке было всё: от погремушек до электронных игрушек, — это для Машиных друзей, а для самой Машеньки её мечта — кукла Барби в джинсах с прибамбасами.

Бабушка Пелагея поставила корзинку с пирожками в мешок и завязала красивой ленточкой. От мешка на всю округу разносился очень аппетитный запах.

А в это время по этой самой округе бродил голодный Волк. Ни бабушки, ни дедушки у него не было, некому было испечь ему пирожков. Короче говоря, был он круглым сиротой. И скитался в лесу по сугробам в поисках хоть какой-нибудь пищи.

Так вот. Надел дед Игнат тулуп, валенки, большие красные рукавицы, которые ему связала Пелагея, и сразу стал похож на Деда Мороза. Вышел во двор, встал на лыжи, взвалил на плечо мешок с подарками и только взял в руки свой посох, как на крыльцо вышла Пелагея и говорит ему:

— Будь осторожен! В лесу голодный Волк, говорят, завёлся. А ты сам знаешь: когда голодный Волк «заведётся», он такого может натворить, что ни в сказке сказать, ни пером описать.

— Нам не страшен серый волк! — весело крикнул новоиспечённый Дед Мороз, оттолкнулся посохом — только его Пелагея и видела! На снегу осталась лыжня, а в морозном воздухе весело засверкали снежинки, вкусно пахнущие праздничными пирожками.

Дед Игнат легко и быстро скользил по снегу вдоль Волшебного озера, когда услыхал жалобный волчий вой. Он остановился и увидел очень знакомую картину. Посреди замёрзшего озера сидит одинокий Волк, хвост которого крепко-накрепко вмёрз в прорубь.

«Да-а-а! — подумал дед. — Не зря существует пословица: умный учится на чужих ошибках, а дурак на своих. Уж сколько поколений людей и зверей выросли на сказках о глупом волке, а история опять повторяется».

Почуяв запах пирожков, голодный Волк перестал выть и жалобными глазами уставился на Деда Мороза с большим, вкусно пахнущим мешком на плече.

— Ой!!! — воскликнул Волк. — Я тебя узнал! Ты не Дед Мороз, ты Красная Шапочка. А я зверюшка, попавшая в беду. Помоги мне!

— Меньше всего ты похож на зверюшку, попавшую в беду, — рассмеялся Игнат. Подошёл он к Волку поближе и спрашивает: — Ты что, русские народные сказки никогда не читал, что ли?!

— Читал, — говорит Волк. — Только вот на авось понадеялся.

— Авоська парень добрый: или выручит, или выучит, — резонно заметил Игнат. — Видать, решил он тебя выучить! — А про себя Игнат подумал: «Не такой уж дурак этот Волк, раз книжки читает. Права Пелагея! С ним надо держать ухо востро!»

— Твоё счастье, — говорит он Волку, — что я мимо проходил.

Волк радостно завилял хвостом, но никто этого не заметил. И только любопытные рыбёшки поднялись из глубины поближе к проруби посмотреть: кто это там полощет серую мочалку? А Игнат, сделав многозначительную паузу, продолжал:

— Но только ты освободишь себя сам!

Он потёр рукой посох, что-то прошептал, и посох превратился в коловорот. Игнат просверлил лунку во льду и со словами «Без снасти только блох ловить» дал Волку зимнюю удочку.

— Вот тебе мой новогодний подарок, а остальное всё зависит от тебя самого.

Тридесятые сказки, или Вот такие пирожки

Сказав так, превратил он коловорот снова в посох, взвалил на плечо мешок и продолжил свой путь. Надо было обязательно успеть до наступления Нового года с подарками в деревню и вернуться домой встречать Новый год вместе с Пелагеей.

И уже издалека, обернувшись, дед Игнат крикнул Волку:

— Без труда не вытащишь и рыбку из пруда!

Оставшись в одиночестве, голодный Волк долго не мог прийти в себя после встречи с Красной Шапочкой. Он глубоко вдыхал морозный воздух, насыщенный ароматом пирожков. Но голод не тётка, и Волк наконец вспомнил про удочку.

Опустил леску с крючком в лунку и стал ждать. Но рыбки почему-то не спешили хвататься за крючок. Они весёлой стайкой плескались вокруг волчьего хвоста, и каждая норовила за него дёрнуть.

Всё произошло быстро, как в сказке. Из лунки появилась голова Щуки и, выплюнув рыболовный крючок, вежливо попросила:

— Отпусти меня, Волк, пожалуйста.

И ведь не взмолилась, как в других сказках, а так спокойно говорит!

— Выполню, — говорит, — любые твои четыре желания. Скажи только: «По щучьему велению, по моему хотению!» И твоё желание тут же исполнится.

Сказала и исчезла в лунке, будто её и не было.

— А почему именно четыре желания?! — крикнул ей вдогонку Волк, но его вопрос остался без ответа.

«Странно! — подумал он. — Обычно в сказках три желания загадывают. Должно быть, четвёртое желание запасное». И, мечтательно закатив глаза, Волк стал думать: чего же ему захотеть в первую очередь? Думал он, думал и тут вспомнил, зачем он вообще пришёл на озеро.

— По щучьему велению, по моему хотению. Хочу много рыбы… — неуверенно произнёс он.

И мгновенно перед ним появилась большая куча рыбы, поблёскивая чешуёй в лучах заходящего солнца. Это были те самые рыбки, которые только что дёргали его за хвост, и их многочисленные родственники в придачу. Но рыба была от Волка на таком расстоянии, что он никак не мог до неё дотянуться. Видит око, да зуб неймёт! И у него сразу же возникло второе желание — поскорее добраться до рыбы.

— По щучьему велению, по моему хотению! Волчий хвост, освободись из ледового плена!

И тотчас Волк оказался в холодной воде, потому что весь лёд на озере растаял. От неожиданности Волк чуть не захлебнулся. Забыв о рыбе, изо всех сил шлёпая всеми четырьмя лапами по воде, поплыл он к спасительному берегу. А рыба, из кучи превратившись в большую стаю, сопровождала его. Рыбки, которые постарше и посмелее, высоко выпрыгивали из воды перед самым носом барахтающегося Волка, как бы говоря ему: «Попробуй поймай меня!» Но бедняга Волк ничего этого не замечал. Единственной его целью было поскорее добраться до берега.

Как только он оказался на берегу, озеро снова покрылось толстым слоем льда. Срывающимся от усталости голосом Волк сказал:

— Правду говорил Красная Шапочка, что без труда не вылезешь из пруда!

И тут же почувствовал, что его мокрая шерсть тоже покрывается льдом. Не успел Волк опомниться, как стал походить на ледяную скульптуру. Стуча от холода зубами, он из последних сил, что есть мочи заорал во всю глотку:

— По щучьему велению, по моему хотению! Хочу согреться!

Эхо подхватило его последние слова. «Согреться… огреться… греться…» — звучало все тише и тише в морозном воздухе. И тут же перед Волком, словно из-под земли, выросла настоящая, хорошо натопленная русская печка. Как стеклянный робот, еле-еле передвигая лапами и громко хрустя своим ледяным панцирем, взобрался Волк на печку — тёплый островок среди морозного зимнего леса. И только сейчас он заметил, что за ним что-то тянется. А это его удочка, которая, зацепившись крючком за мокрую шерсть своего хозяина, вместе с ним благополучно выбралась на берег.

«Видать, судьба!» — решил Волк, смотал удочку и положил её рядом с собой. Он задремал, но, как только закрыл глаза, перед ним возник большой мешок, наполненный вкусно пахнущими пирожками. Он открыл глаза — мешок исчез! Волк снова закрыл глаза и с ужасом увидел, как Дед Мороз, по прозвищу Красная Шапочка, стремительно уносит этот мешок в неизвестном направлении. Он начал лихорадочно соображать: как догнать этот злополучный мешок? И вот когда мешок совсем скрылся в лесной чаще, Волк вспомнил, что у него осталось ещё одно — то самое, заветное четвёртое желание, которое должно помочь ему наконец-то вдоволь наесться этих толстеньких, вкусненьких, румяненьких пирожков. Однако для этого, как минимум, надо было догнать Красную Шапочку. А как это сделать, если тот, отталкиваясь своим волшебным посохом, мчался на лыжах, как скорый поезд?

Поднялся Волк на печке во весь свой волчий рост и завопил:

— По щучьему велению, по моему хотению! Догони, печка, Красную Шапочку с мешком!

Печка и догнала. До мешка уже рукой можно было достать, но она вдруг остановилась как вкопанная. Ведь Волк просил её только догнать.

— Дурная голова ногам покоя не даёт, — буркнула себе под нос печка и исчезла. Ну как сквозь землю провалилась!

Вот так, из-за собственной глупости, Волк лишил себя последней возможности полакомиться пирожками. Но попытка не пытка, и он решил продолжить погоню.



История вторая. Дружки и пирожки

Лежа в сугробе, Волк нащупал под собой удочку. В отчаянии взмахнул ею, как спиннингом, и зацепил крючком вожделенный мешок. Леска начала быстро сматываться с катушки, но мешок был уже на крючке у Волка, в прямом смысле этого слова. Изо всех сил держал он обеими лапами удочку, чтобы и на этот раз не упустить своё счастье!

Пока леска разматывалась, Волк судорожно соображал, что же делать дальше?! Вдруг леска натянулась, и его потащило по снегу со скоростью курьерского поезда, потому что именно с такой скоростью бежал на лыжах дед Игнат с мешком на плечах.

Волк вскочил на задние лапы и заскользил среди деревьев, как на водных лыжах.

Было время ещё что-то придумать. Мысли в голове мелькали быстрее, чем деревья перед глазами! Внезапно он остановился.

«Наверное, Красная Шапочка устал и бросил свой мешок», — предположил Волк. Воодушевлённый своим предположением, он побежал, быстро наматывая леску обратно на катушку своей удочки. Бежал и думал: «Не зря говорит пословица, что волка ноги кормят». Он уже ощущал вкус пирожков, как вдруг леска вывела его на поляну, посреди которой стояла избушка на курьих ножках.

Тридесятые сказки, или Вот такие пирожки

Волк остановился и огляделся. Никакого мешка не было видно. Вокруг стоял молчаливый, погружённый в вечерние сумерки лес, смутно белели огромные сугробы. В сгущающихся сумерках Волк едва разглядел леску, тянущуюся прямо к двери избушки. У него радостно забилось сердце. «Так вот куда так торопился Красная Шапочка со своим мешком! В гости к Бабе-Яге! — решил Волк. — Теперь уж этот мешок от меня никуда не уйдёт, если, конечно, они не съедят все пирожки».

Волк заторопился. А ведь известно: поспешишь — людей насмешишь.

— Избушка, избушка, повернись к лесу задом, ко мне передом, — быстренько прошептал Волк. (Зачем он это сказал, он и сам не знал.).

Заскрипела избушка и послушно повернулась.

Тут же в окошке показались два браконьера с ружьями и начали палить из всех четырёх стволов. Ошалевший от страха, Волк нырнул головой в сугроб и понял, что влип в неприятную историю: сугроб оказался медвежьей берлогой. К счастью, медведь так крепко спал, что даже выстрелы его не разбудили.

Тогда Волк, не высовываясь из берлоги, стал осторожно наматывать леску на катушку. Леска натянулась, раздался скрип, и избушка стала поворачиваться в обратную сторону. Волк выглянул из своего укрытия. Избушка снова стояла к нему передом… и мёртвая тишина.

Любопытство пересилило страх, и Волк в два прыжка оказался возле двери. Он принюхался. Пирожками не пахло, но он всё-таки решил постучать.

— Кто там? — послышался скрипучий голос.

— Это я, Волчище — серый хвостище! А ты кто?

— А я Баба-Яга, костяная нога! Заходи, гостем будешь!

— Как же я войду, если дверь закрыта?

— А ты дёрни за лесочку, она и откроется.

Волк так и сделал. Дверь открылась, и он ввалился в избу. Быстро огляделся в надежде обнаружить мешок с пирожками.

— Почему у тебя такие большие глаза? — послышался из тёмного угла голос Бабы-Яги.

— Потому, что у страха глаза велики! А я сегодня такого страху натерпелся, что даже тебе, Баба-Яга, не пожелаю. Короче говоря, не спрашивай, почему у меня такие большие зубы. Лучше спроси, зачем они мне? Если я второй день голодный хожу!

— Жаль дружка, да нет пирожка. — С этими словами вышла Баба-Яга из своего тёмного угла и подошла к полузамёрзшему окошку. — Посмотрим прогноз погоды на сегодня — тридцать первое декабря. Значит, так: снег лежит, мороз стоит, ночь опускается, метель поднимается. Красота, кто понимает! Знаешь что, Волк. Не отпущу я тебя. Будем вместе встречать Новый год.

— Нет! Нет! — засуетился Волк. — Я обязательно должен догнать эти пирожки!

— Что это за пирожки такие, что их обязательно догонять надо? — удивлённо воскликнула Баба-Яга. — Я сейчас таких пирожков напеку, что сами в рот прыгать будут.

Тут же замесила она тесто в своей ступе, чтобы побольше пирожков получилось. А пока тесто подходило, достала из сундука красную в белый горошек рубаху и подала Волку: приоденься, мол, к новогоднему столу.

Волк как увидел красную рубаху, от страха под печку забился и дрожит.

— Что с тобой, гостюшко? — встрепенулась Баба-Яга. — Неужто замёрз?

— Ты что, не знаешь, что волки всего красного боятся?

— А почему? Ты что, трус, что ли?

— Да нет, не трус, но я боюсь! Короче говоря, все волки боятся, и я с ними заодно.

— Ну, ладно, вылезай, а то у меня тесто убежит.

Волк как услыхал, что тесто убежит, из-под печки выскочил, рубаху напялил и встал возле двери, широко расставив лапы в стороны.

Тридесятые сказки, или Вот такие пирожки

— Что с тобой, гостюшко? — удивилась Баба-Яга.

— Ну, ты же сказала, что сейчас тесто убежит. Вот я и встал, чтобы оно не убежало. А то придётся его догонять, а у меня уже никаких сил не осталось, ни моральных, ни физических.

Так Волк и остался в гостях у Бабы-Яги, тем более что уже запахло праздничным ужином.

Долго ли, коротко ли, напекла Баба-Яга пирожков. Мно-о-о-о-го получилось. Лежат они, начинённые флорой и фауной, в огромной миске посреди праздничного стола, такие пышные, тёплые, румяные и совершенно беззащитные. У Волка губа не дура, язык не лопатка: знает, что горько, что сладко. Набросился он на пирожки и начал уплетать их не жуя, с такой быстротой, что казалось, они сами ему в рот прыгают. При этом он приговаривал:

— Пузо лопнет, наплевать, под рубахой не видать!

Наконец его живот стал напоминать тот большой мешок, набитый пирожками, который тащил Красная Шапочка. Волк отодвинулся от стола и блаженно потянулся.

«Ну вот, червячка заморил, теперь и спеть не грех», — подумал он и затянул свою любимую. У волка всегда одна песенка.

Тридесятые сказки, или Вот такие пирожки

На звуки его песни прибежали уже знакомые нам браконьеры с ружьями наперевес. (Они снимали у Бабы-Яги на время охотничьего сезона заднюю половину избушки, но так как охотничий сезон у них длился круглый год, то жили они у неё постоянно.).

Увидев посреди стола румяные, пышущие жаром пирожки и празднично одетого Волка рядом с Бабой-Ягой, они стрелять не стали и дали ему возможность допеть начатую песню до конца.

Были бы пирожки, будут и дружки. Забыв о своих ружьях, браконьеры стоя аплодировали Волку. И не успели они опомниться, как Баба-Яга превратила их из браконьеров в своих гостей, усадив за стол рядом с Волком. Такое бывает только в сказках. Особенно браконьеры развеселились, когда Волк напомнил им об их первой встрече. Больше всего они радовались тому, что сегодня впервые за много лет оба промахнулись в такого замечательного Волка!

Насытившись пирожками, браконьеры совсем подобрели. Старший из них и говорит, с оттенком лёгкой грусти:

— А теперь мы хотим повиниться перед вами за ужасный поступок, который мы сегодня совершили. Пёс у нас был, звали его Пиф-Паф. Здорово помогал нам охотиться. Однако старый стал, шибко мешать начал. Решили мы от него избавиться. Отвели в лес, привязали к дереву и оставили на съедение волкам!

От такой ужасной истории у всех на глазах навернулись слёзы. Смахнув покатившуюся было слезу, Волк вдруг сказал:

— Постойте! Кто же, кроме меня, мог его съесть-то?! Я же за последние сутки первый раз поел. А кроме меня, в округе ни одного волка нет!

— Значит, никто его не ел! — успокоила всех Баба-Яга.

Присутствующие, облегчённо вздохнув, продолжили весёлое застолье.

Ровно в полночь в добром согласии встретили они Новый год. И тут Баба-Яга возьми да скажи, что один знакомый Дед Мороз, проходя на лыжах мимо избушки, зашёл поздравить её с наступающим Новым годом и оставил для Волка какую-то записку. Волк, дескать, обязательно за ней зайдёт. Нацепил её на рыболовный крючок, чтобы не потерялась, и куда-то положил.

— А вот куда положил, убей не помню! — сказала Баба-Яга.

Когда Волк услыхал о рыболовном крючке, сразу вспомнил о своей удочке. Он взял её в лапы и начал крутить катушку.

— Сейчас мы её быстренько найдём!

Леска кончилась, а крючка не видать. Стало быть, и никакой записки. Волк поднял удивлённые глаза на Бабу-Ягу.

Холодок пробежал у него по спине. Баба-Яга исчезла! Исчезла избушка на курьих ножках вместе со своими обитателями. Даже запаха пирожков не осталось.

Волк огляделся. Он был совершенно один. Вокруг стоял усыпанный сверкающим снегом величавый лес. Светила огромная луна, было тихо и очень красиво. Не зря люди говорят: сколько волка ни корми, он всё в лес смотрит. И ведь есть на что посмотреть!

Волк глубоко вдохнул морозный воздух, пригладил красную рубаху в белый горошек и от избытка чувств, глядя на луну, затянул свою любимую волчью песню:

— У-у-о-оу…

Вдруг он осекся. Удивлённо оглядел себя. Попробовал на зуб рукава рубахи и пробормотал:

— Главное, что я есть, а остальное, может, есть… а можно и не есть.

Тридесятые сказки, или Вот такие пирожки

История третья. Пиф-Паф

Случилось это в первый день Нового года.

Вечерело. Дед Игнат сидел возле печи и смотрел на прыгающие по поленьям огоньки. Они то разгорались, то затухали, то, щёлкнув искрами, разлетались в разные стороны.

Бабушка Пелагея собирала ужин на стол. Ждали, когда закипит самовар. Не отрывая глаз от огня, Игнат не спеша рассказывал ей о том, как по дороге в деревню встретил Волка.

— Малый не дурак! А и дурак немалый! Пришлось немного поучить его уму-разуму, — усмехнулся дед. — И читать умеет, бестия…

Неожиданно раздался слабый стук в дверь.

— Кто там? — спросил Игнат.

— Пиф-Паф! — раздалось со двора.

Игнат вскочил с лавки и распахнул дверь. На пороге, кутаясь в собственные уши, весь заиндевелый, стоял, еле держась на ногах, старый лохматый пёс.

Тридесятые сказки, или Вот такие пирожки

— Кто стрелял? — строго спросил Игнат.

— Никто не стрелял, это у меня кличка такая — Пиф-Паф, — смущённо произнёс пришелец, громко стуча зубами от холода.

— Что привело тебя ко мне? — впуская вконец замёрзшего пса в избу, поинтересовался Игнат.

— Пришёл с повинной! — понуря голову, сказал пёс и, обессиленный, свалился возле печки.

Пелагея, было, засуетилась, но, к счастью, никаких лекарств не понадобилось. Гостю достаточно было согреться и обсохнуть.

Самовар вскипел, и все сели за стол ужинать. Тут и Пиф-Пафу довелось отведать знаменитых пирожков бабушки Пелагеи.

После ужина Игнат с гостем остались сидеть за столом. Пришло время поговорить.

Лесника Игната, по прозвищу Красная Шапочка, в лесу знали все, поэтому рассказывать о себе начал гость.

Старый пёс откашлялся и заговорил хриплым голосом:

— Родился я в деревне. Отца-матери не знал. Братьёв-щенят подобрали добрые люди. Оставшись совсем один, бегал с бродячими собаками. Лаял громче всех, поэтому меня выбрали вожаком. Однажды на меня обратили внимание двое охотников: один худой и длинный, другой толстый и короткий. Оба из соседней деревни Пыжи. Стали они меня подкармливать и приручать. Потом один из них забрал к себе домой и дал мне кличку Пиф-Паф. Научил всяким мудрёным словам: «фас», «тубо», «апорт», ещё каким-то, которых я уже и не помню. Наконец взяли они меня на охоту. Я должен был напасть на след лося или, например, кабана и лаять до тех пор, пока эти двое не придут и не убьют их. Мясо они продавали на базаре, а мне доставались одни косточки.

Игнат слушал не перебивая. Пиф-Паф продолжал:

— Я всегда им добросовестно помогал. Как состарился и поумнел, понял, что охотники эти — браконьеры и служить им я больше не буду. Стал я предупреждать своих диких собратьев об опасности, наводил хозяев на ложный след или громко лаял, как говорится, под руку, чтобы они промахнулись. В конце концов отвели меня в лес, привязали к дереву и оставили на съедение волкам. Но мне удалось перегрызть верёвку, и вот я здесь. Прошу учесть моё чистосердечное признание!

Немного помолчав, дед Игнат веско сказал:

— Дело ясное! Обойдёмся без протокола. Жить останешься у меня. Вместе будем охранять лес от браконьеров. — И со словами «Утро вечера мудренее» кряхтя улёгся спать на лавку, а Пиф-Паф уютно устроился под лавкой.

Утром Игнат проснулся в хорошем настроении.

— Доброе утро, дружок! — улыбаясь сказал он Пиф-Пафу.

— Вот так его и назови, — раздался с печки голос Пелагеи. — А то — Пиф-Паф! Пиф-Паф! Стрельба какая-то бесконечная получается.

— Я согласен. Назовём его Дружком.


Всю зиму Дружок привыкал к своим новым обязанностям. Теперь он должен был находить браконьеров по следу и лаять до тех пор, пока не подоспеет Игнат. А уж он-то знает, что с ними делать дальше!

К весне Красная Шапочка со своим Дружком навели в лесу такой порядок, что все его обитатели могли спокойно до глубокой ночи гулять, не опасаясь за свою жизнь (кроме, конечно, сезона охоты).

Весна — время такое, что всем хочется погулять подольше. Вот и молодой Петух с Курицей решили прогуляться после захода солнца. Да не учли, что и Лисе тоже хочется подольше погулять, а при случае и полакомиться тем, кто в лапы попадётся.

Сидят они на заборе, гуляют.

Подкралась к ним незаметно Лиса, хвать обоих в охапку и бежать. Курица от испуга онемела, а Петух как заорёт во всё своё петушиное горло:

Миленький Дружок,

Родименький браток!

Уносит нас Лиса

В дремучие леса,

За Кудыкину гору,

В свою нору.

Ногами топочет,

Нас съесть хочет!

Дружок в это время спокойно спал в избе под лавкой. Вдруг слышит сквозь сон, издалека крик Петуха. Выскочил он во двор, чует — лисьим духом пахнет, а куда бежать, не знает. Слышит — по лесу эхо разносит:

…Кудыкину гору,

…свою нору.

…топочет,

…съесть хочет…

Понял Дружок, куда бежать надо. Ведь он в этом лесу знал каждую тропинку. Бросился пёс в погоню за воровкой Лисой.

Бежит Лиса, хвостом след заметает. Тяжела у неё ноша. А тут ещё Курица опомнилась и давай кудахтать:

Отвечай, Лиса, зараз,

Куд-куда несёшь ты нас!

Ты за жизнь мою и Пети

Перед обществом в ответе!

Стыдно стало Лисе перед обществом, и она тут же решила оправдаться:

Честнее нет меня в лесу!

Я в гости вас к себе несу,

Горячим чаем угощу,

Домой обоих отпущу!

Устала Лиса. Села на пенёк отдохнуть, дух перевести. Подул ветерок и донёс до лисьих ушей собачий лай. Вскочила она как ошпаренная и припустилась бежать. Бежала, бежала да шмыг под пенёк в нору. Сидит, еле дышит. А Дружок уже тут как тут. Затаил дыхание, прислушался. Слышит голос Лисы:

— Теперь давайте разберёмся с каждым в отдельности!

Лиса хитро посмотрела в сторону пленников. В норе воцарилась гробовая тишина. Петух и Курица замерли в ожидании самого ужасного. Дружок возле норы лихорадочно думал: что бы предпринять для их спасения?!

И в этот напряжённый момент раздался ехидный голос Лисы:

— Задние лапки, что вы делали?

— Мы бежали!

— А передние, что делали?

— Добычу держали!

— Ну, а глазки куда смотрели?

— Мы дружно впялились в дорогу, чтоб ты не подвернула ногу!

Потом отчитались ушки, носик, и наконец Лиса спрашивает:

— А ты, хвост-прохвост, что делал?

— Следы заметал! — грубо ответил обиженный хвост.

— Плохо мёл, раз Дружка к норе привёл! Вон из моего дома!

Тридесятые сказки, или Вот такие пирожки

И Лиса высунула хвост наружу. «Такое только в сказке может случиться», — подумал Дружок, хватаясь за лисий хвост. Вытащил он Лису из норы и заставил её отнести Петуха с Курицей обратно бабушке Пелагее. Лиса как узнала, что залезла во двор к Красной Шапочке, долго извинялась перед Дружком и просила не говорить своему хозяину о случившемся. Сказала, что никогда это не повторится, и убралась восвояси.

Но не верь вору, что божится, он и кнута не боится. Решил Дружок смастерить себе во дворе конуру и охранять Пелагеев двор от непрошеных гостей.

А охранять было кого. Тут и корова с телятами, и свинья с поросятами, и коза с козлятами, и гуси с гусятами, и куры с цыплятами, и ещё крольчиха с крольчатами, а уж Петуху-красавцу вообще личная охрана нужна.

Курица, конечно, по секрету всему свету раскудахтала об истории с Лисой. Поэтому, когда Дружок сообщил своим хозяевам о том, что хочет построить себе сторожевое жилище, его поддержали и хозяева, и все обитатели — двора.

На следующий день напилил Дружок досок. Игнат дал ему гвозди и молоток. До вечера трудился он не покладая рук. Конура получилась на славу. Пелагея принесла из чулана старое лоскутное одеяло, и ей аж самой захотелось полежать в таком уютном домике. Со смехом она попыталась залезть внутрь, но ничего у неё из этого не получилось.

Стемнело. Во дворе стало совсем тихо. Только соловьиные трели долго не давали Дружку уснуть на новом месте.

Вдруг чуткое собачье ухо уловило чей-то голосок.

— Терем-теремок, кто в тереме живёт?

— Это я Пёс-Барбос! — почему-то не раздумывая, соврал Дружок. — А вы кто?

— Мы маленькие блошки,

Гуляли по дорожке,

У нас устали ножки,

Пустите отдохнуть!

Займём мы места мало,

Кусочек одеяла!

— Заходите! Вместе веселее спать будет! — Говоря эти слова, Дружок и не предполагал, насколько веселее ему будет спать! Как только он задремал, сразу понял, как был неправ, проявив своё гостеприимство. Но гость не кость, за дверь не выкинешь.

Набросились на задремавшего хозяина гости и начали его кусать, как и положено блохам. Полночи Дружок чесался, потом не выдержал, выскочил на улицу и залез в дождевую бочку с водой.

Тут же все гости гурьбой оказались у него на носу. Дружок стал увещевать их:

— Вот что, друзья, погостили, пора и честь знать.



Не помогло.

Тогда вконец расстроенный пёс набрал в грудь как можно больше воздуха и погрузился с головой в воду.

Вынырнув, он не обнаружил ни одной блошки. Ускакали, даже не поблагодарив его за гостеприимство.

Утром, когда дед Игнат вышел на крыльцо, он увидел взъерошенного Дружка, сидящего в бочке с водой.

— Ты что, водные процедуры после зарядки принимаешь? — удивлённо поинтересовался хозяин.

— Да я полночи зарядку делал. Никак от непрошеных гостей отбиться не мог.

— Зачем же ты их в конуру пустил?

— А я думал, что они устали и крепко спать будут.

— К доброте, друг ситный, ещё и мозги прикладывать надо! — вытаскивая из бочки насквозь промокшего и продрогшего пса, сказал дед Игнат.

— Чтоб я их ещё когда-нибудь пустил… — зарёкся Дружок.

Плотно позавтракав после бессонной ночи, Дружок как подкошенный рухнул спать под лавку возле печки и проспал до вечера. А вечером, не открывая глаз, залез в свою уютную конуру и проспал там до самого утра! Во как гости допекли…


Незаметно подкралось лето. Красная Шапочка и Дружок целыми днями пропадали в лесу. Игнат следил за порядком, а Дружок, не теряя времени даром, научился искать грибы по запаху и собирал их со скоростью грибоуборочного комбайна. Правда, все подряд, и поганки тоже. Особенно ему нравились красные с белыми пятнышками мухоморы. Но Пелагея быстро научила смышлёного пса отличать съедобные грибы от несъедобных.

Однажды, во время очередного сбора грибов, Дружок заметил под кустом огромный, красный в белый горошек мухомор. Такого он ещё никогда не встречал и решил рассмотреть его поближе. Но как только он стал к этому мухомору приближаться, тот зашевелился, и из-за куста вышел самый обыкновенный Волк, только одетый в красную рубаху в белый горошек.

Дружок сделал охотничью стойку и замер. А Волк так спокойно и миролюбиво спрашивает:

— Чего это ты здесь делаешь?

— Грибы собираю, — не меняя стойки, невозмутимо ответил пёс.

— Это же не твоё собачье дело! — удивился Волк. — Тебе охотиться надо или, на худой конец, охранять чего-нибудь. А ты…

— А что я? Я своё отохотился! — присаживаясь на пенёк, с гордостью сказал бывший гроза лесных обитателей.

Волк понимающе кивнул и присел рядышком на траву. А Дружок, почувствовав, что его собираются внимательно слушать, начал свой рассказ:

— Родился я в деревне. Отца-матери не знал…

И он слово в слово стал пересказывать свою историю, которую поведал Игнату. Как только Дружок дошёл до того момента, когда ему дали кличку Пиф-Паф, Волк насторожился. Ну, а когда заговорил о том, как браконьеры привязали его к дереву и оставили на съедение волкам, у Волка появились слёзы умиления.

Он понял, что перед ним тот самый Пиф-Паф, про которого рассказывали браконьеры в новогоднюю ночь за столом у Бабы-Яги.

— Я так рад, что ты живой! — растроганно произнёс Волк. — А твои старые хозяева сожалеют о том, что так нехорошо поступили с тобой…

И тут на Дружка навалилась такая тоска по родной деревне, что спасу нет. Чтобы скрыть минутную слабость, бывалый охотник опустил голову. А когда он её поднял, то никакого Волка возле него не было. Даже трава в том месте, где он сидел, не была примята. Только огромный красный мухомор в белый горошек по-прежнему стоял на своём месте, будто дразня своей яркой шляпкой.

— Пиф-Паф! Ой-ёй-ёй! Где же ты, мой дом родной? — пробормотал Дружок, встал, взял корзины с грибами и медленно побрёл домой — к своим новым хозяевам.

Весь день чувство неуёмной тоски по родной деревне преследовало его.

Наконец, к вечеру, когда ностальгия камнем навалилась на его собачью душу, он не выдержал и обратился к Игнату с просьбой:

— Отпусти, хозяин, навестить родные места!

— Нет проблем! — ответил Игнат.

Тридесятые сказки, или Вот такие пирожки

История четвертая. Ностальгия

На следующий день собрала Пелагея котомку с пирожками, а Игнат вывел ему свой именной велосипед. Сел Дружок на него и запылил по лесной дороге. Жмёт на все педали, торопится. За ним пыль столбом поднимается и толстым слоем ложится на окружающую природу. Любопытные зверюшки, выскакивая посмотреть, что это там такое клубится на дороге, тут же начинают громко чихать. В общем, началась настоящая эпидемия чиха! Кругом ап-чхи, а посредине Дружок на именном велосипеде! Доволь — ны-ы-ы-й!

Тридесятые сказки, или Вот такие пирожки

Ещё бы не быть ему довольным, если вокруг столько шума и пыли, а он едет на встречу со своей молодостью! Праздник, да и только! От радости родилась у него песенка:

Я на велике качу,

Кручу-верчу педали!

Если шёл бы я пешком,

Было б очень долго!

Ля — ля-ля, ля-ля-ля,

Очень, очень долго!

Песенка получилась не очень складная, но зато она ещё больше подняла ему настроение. Дружок радовался, что успеет в деревню до захода солнца. Но не говори гоп, пока не перепрыгнешь! В жизни, а тем более в сказке всякое может случиться.

Несётся он по пересечённой местности, как заправский велосипедист. Только деревья и кусты мелькают. Закружилась у него от этого голова. Остановился на поляне, слез с велосипеда и прилег на травку отдохнуть. Закрыл глаза, но всё равно перед ним ещё некоторое время мелькали разные породы деревьев и кустарников. Наконец всё остановилось и успокоилось. Слышно стало, как в траве стрекочут кузнечики.

И только Дружок начал медленно проваливаться в неглубокий сон, как до его слуха донёсся какой-то шуршаще-скрипящий знакомый звук. Он вскочил и увидел, что на именном Игнатовом велосипеде по поляне, как по арене цирка, кругами ездит Медвежонок!

— А ну слезай! Сломаешь! — тявкнул Дружок.

Медвежонок заревел и стал слезать с велосипеда. На его рёв из кустов выскочила Медведица.

— Ой, велосипед! — воскликнула она. — Всю жизнь мечтала прокатиться!

Бедный велосипед заскрипел под её тяжестью. И она стала круг за кругом накручивать по поляне. Рёв восторга стоял над лесом. Рама у велосипеда погнулась, а колёса начали делать восьмёрку. В это время с жутким треском из леса вывалился огромный Медведище.

Дружок от страха не смел даже пошевелиться. Медведь подошёл к нему и говорит:

— Извини, друг! Это у нас наследственное! Многие наши родственники были цирковыми артистами.

К великому ужасу Дружка, он попросил Медведицу слезть с велосипеда и сам взгромоздился на него.

Остальное выглядело так: сначала под Медведем от велосипеда отвалился руль, потом колёса из восьмёрки превратились в девятку, а рама наполовину ушла в землю.

Расстроенный Медведь отошёл в сторону от небольшой кучки железа, которая недавно называлась велосипедом.

— Ещё раз извини, друг! Не повезло мне! А так хотелось прокатиться! — И медведи гурьбой, возбуждённо лопоча на своём медвежьем языке, удалились в лесную чащу.

Всё произошло на глазах остолбеневшего Дружка. Поэтому вопрос «Кто сидел на моём велосипеде и сломал его?» отпал сам собой.

Закручинился Дружок. Как теперь Игнату в глаза смотреть будет? Что дальше делать?

Вдруг слышит, словно из-под земли, чей-то голос:

— Вижу, попал ты в неприятную историю!

Наклонился Дружок, смотрит: прямо под ногами кучка земли вспучилась. Вылез из неё старый Крот и говорит:

— Не переживай! Не такое видывали. Сейчас поглядим, как нам выкрутиться из этой истории.

— И обязательно — с честью! — срывающимся от волнения голосом добавил Дружок.

— Есть у тебя с собой что-нибудь вкусненькое? — спросил Кр от.

— Есть! Вот — пирожки с мясом, с грибами и с капустой. Бабушка Пелагея в дорогу испекла.

— Очень хорошо! Для начала потребуется пирожок с капустой.

Дружок развязал котомку, достал несколько пирожков и, надкусив их, отобрал один с капустой. Пирожки так вкусно пахли, что Крот не выдержал и говорит:

— Я так много слыхал о пирожках бабушки Пелагеи! Дай мне хоть на старости лет попробовать, а! — И он с нескрываемым удовольствием съел пирожок с грибами…

— А с капустой я отдам знакомой Мышке, — начал объяснять Крот. — Она съест тесто, а капусту отдаст своей знакомой Козе. Коза съест капусту и даст своему хозяину молока, а хозяин у неё винодел-самодел. Он даст поллитровочку винца для Никиты-кузнеца. А Никита-кузнец на все руки молодец! Он тебе велосипед и отремонтирует.

Крот потихоньку свистнул, и, откуда ни возьмись, появилась Мышка. Он отдал ей пирожок с капустой, что-то сказал на ушко, и она с быстротой молнии вместе с пирожком исчезла из виду.

Тридесятые сказки, или Вот такие пирожки

— А как я найду Никиту-кузнеца?

— Да по звуку! Как услышишь удары молота по наковальне, так и иди на этот звук, пока он не приведёт тебя в кузницу. — С этими словами Крот исчез в своей норе.

— Ну, а где же я возьму бутылочку винца для этого молодца? — растерянно спросил сам себя Дружок.

— Не беспокойся! Всё будет вовремя! — прозвучал из-под земли глухой голос Крота.

Дружок взвалил на плечи обломки велосипеда и побрёл в сторону леса, куда недавно шмыгнула Мышка. Вскоре он услыхал далёкий мелодичный перезвон.

— Во! Кузница! — и пошёл напрямик, не разбирая дороги.

Самое главное — не сбиться с направления! Для пущей надёжности он потянул носом и уловил запах калёного железа. Теперь Дружок слушал и нюхал, нюхал и слушал, и сбить его с выбранного направления было невозможно ничем.

Вскоре деревья начали редеть, и сквозь них он увидел небольшой хуторок с кузницей. «Так вот что так пахло и звенело», — глядя на маленький сарайчик, подумал Дружок.

Неожиданно наступила тишина. Дверь в кузницу была открыта, и первое, что он увидел, была бутылка красного вина, стоящая прямо на наковальне. Сам Никита раздувал кузнечные мехи. Завидев гостя, он пробасил:

— Ну, наконец-то! Что там у тебя случилось?

— Вот… в-велосипед… — Дружок положил на пол груду металлолома. — Надо починить! — неуверенно сказал он.

— Сделаем! Один момент! Подожди на улице.

Выйдя на свежий воздух, Дружок сел на травку и решил перекусить. Из кузницы снова послышался перестук молотка. И не успел наш путешественник прожевать пятый пирожок, как в дверях с велосипедом в руках появился улыбающийся Никита. У Дружка от удивления челюсть отвисла. «То ли я медленно ел, то ли кузнец быстро работал?..» — подумал он.

— Пасть-то закрой, а то ворона влетит! — смеясь сказал кузнец. — Забирай свой драндулет и катись на все четыре стороны!

— А мне на все четыре не надо, мне бы в одну сторону без приключений доехать! — сказал Дружок, со всех сторон осматривая велосипед. Вид, конечно, не тот, но памятная надпись сохранилась: «Игнату Игнатовичу за доблестный труд!»

Дружок угостил Никиту-кузнеца пирожками, сел на велосипед и поехал на родину.

Он уже ничему не удивлялся. Сказка она и есть сказка. Теперь, чтобы успеть в деревню до захода солнца, дорогу надо было сокращать до минимума, а скорость увеличивать до максимума. И Дружок, привстав в седле, ринулся на своём железном коне через лес напрямик, оставляя на кустах клочки собственной шерсти.

В родную деревню он въехал слегка общипанный, но счастливый. День ещё стоял, но солнце уже садилось.

— И всё-таки я успел! — прокричал Дружок. И тут же эхом отозвался чей-то знакомый лай. «А куда это я успел?» — оглядываясь по сторонам, спросил он сам себя.

От его и без того малой родины не осталось почти ничего. Родная деревня Обломовка будто вся вымерла. Покосившиеся избы. Окна заколочены крест-накрест досками. Всё это наводило тоску. И только три-четыре двора вроде были обитаемы.

Дружок медленно ехал на велосипеде по пустынной улице в надежде встретить хоть кого-нибудь из старых знакомых.

— Пиф-Паф! Ты ли это?! — Кто-то из подворотни подал голос. — Целый и невредимый!

С этими словами через дырку в заборе вылез потрёпанный старый пёс. Дружок, отвыкший от своей старой клички, почувствовал себя не в своей тарелке. Тем более рядом с именным велосипедом! Пёс подошёл поближе, и они обнюхались.

— Пустобрёх! — воскликнул Дружок, и они обнялись.

Друзья уютно устроились под забором, как в старые добрые времена, и начались воспоминания. Не успело солнце скрыться за горизонтом, а Дружок уже успел объяснить, что он теперь не Пиф-Паф, а Дружок. Что с прошлым покончено. И что его хозяин Красная Шапочка иногда даёт ему свой именной велосипед для дальних поездок. И вообще у него всё хорошо.

— Ну, а теперь ты расскажи, что случилось с нашей Обломовкой?

— Помнишь, раньше у каждого жителя Обломовки была своя мечта? — начал Пустобрёх. — Каждый, лёжа на печи или на лавке, мог спокойно её мечтать! Так все и делали. Целыми днями, с утра до вечера лежали и мечтали. Мечтатели!.. Захарка мечтал на Луну слетать или хотя бы в Москву съездить. Федька — хоромы двухэтажные отстроить. Кузьма мечтал, чтобы море Чёрное через Обломовку протекало. Ну, а Данила с детства мечтал жениться на дочке какого-нибудь заморского царя! Но мечтой сыт не будешь. Так и разъехались кто куда. Осталось всех жителей — три собаки, кот да два старых козла. Так вот и живём. Что посеем, то и пожнём. — Пустобрёх помолчал и, уставившись в звёздное небо, спросил: — Может, самоварчик поставить?

— Чай пить — не дрова рубить, — подхватил идею Дружок и полез в котомку за пирожками.

Тридесятые сказки, или Вот такие пирожки

Чаепитие получилось на славу. До самого утра вспоминали друзья свою молодость. Когда же солнце позолотило белоснежные, похожие на клочки ваты облака, Дружок лихо вскочил на велосипед и был таков.

Только он выехал за пределы Обломовки, сразу стал думать: что же он расскажет Игнату о своих приключениях? Ему и невдомёк было, что сплетница Сорока уж давно все новости Игнату на хвосте принесла.

Мина два раза в одну и ту же воронку не падает, и потому Дружок благополучно миновал место встречи с медведями. Когда же он выехал на знакомую дорогу и всё вокруг снова запылило, зачихало, зашумело, он вновь почувствовал себя победителем многодневной велогонки. И ноги его заработали, как вентилятор. «Как-то встретят меня Игнат и Пелагея?»

Впереди показалась сторожка лесника. «Ну что же я всё-таки скажу Игнату?! — волновался он. И вдруг прекрасная мысль пришла ему в голову: — Скажу, что велосипед его с честью выдержал все испытания! Думаю, ему приятно будет это услышать».

Перед самым домом Дружок слез с боевого коня, обтёр его от пыли и на руках внёс во двор, где уже ждали Игнат и Пелагея.

— Ну наконец-то вернулся! — улыбаясь сказала Пелагея.

И только Дружок открыл рот для торжественной речи, Игнат почесал его за ухом и сказал:

— Не надо слов, не надо оправданий! Я всё знаю! Самое главное, что надпись «За доблестный труд» сохранилась как новенькая.

У Дружка будто камень с души свалился. «Конечно, хозяин пошутил. Вовсе не надпись главное, и даже не велосипед. Самое главное, что меня любят, что я нужен!»

Вечером, сидя у самовара, Дружок подробно рассказывал о своей поездке в родную Обломовку и о том, какое разочарование его там ожидало. А когда он как следует напился чаю с пирожками, ему очень захотелось поделиться своими мыслями о родине.

— По-моему, — начал он, — малая родина — это место, где тебя ждут, любят и кормят. И чем лучше тебя кормят, тем лучше родина.

— Родину надо любить, охранять и защищать! — добавил Игнат.

— Значит, моя родина — Пелагеев двор! — заключил Дружок.


Беседуя до поздней ночи, они и не подозревали, что ожидает их завтра.

Тридесятые сказки, или Вот такие пирожки

История пятая. Тяжела карьера брауоньера

То время, пока у Красной Шапочки отсутствовал велосипед, браконьеры решили использовать для увеличения своего поголовья. В деревне Верхние Плавники они познакомились с неудачником-рыболовом по фамилии Мормышкин. (В этих Плавниках полдеревни были Мормышкины.) И взялись научить его всяким браконьерским премудростям, чтоб появился у них «спец по рыбной ловле». И они могли бы браконьерничать не только на суше, но и на воде.

Утро выдалось по-настоящему рыбное. Над Волшебным озером медленно плыли белоснежные облака. Мало того, что они плыли, они еще были похожи на разных рыб. Вот проплывает облако-карась, за ним огромное облако-щука, которое вскоре превращается в стайку мелких облачков-пескарей. Но вот подул прохладный утренний ветерок, и стайка исчезла. Растаяла. Не успел с неба исчезнуть последний пескарик, как на берегу появился «спец по рыбной ловле».

Мужичок, похожий на пересохшую воблу, с удочками в руках и рюкзаком за плечами шёл медленно, озираясь по сторонам, хотя на берегу в такую рань ещё никого не было.

Именно сегодня он должен стать браконьером! Зачем и почему именно сегодня, он не знал. Зато прекрасно знал, как это делается.

Он сел на песок и стал развязывать рюкзак. Развязав его, спец осторожно достал оттуда брусок динамита, похожий на большой кусок хозяйственного мыла, и здоровенный, видавший виды будильник. Связал их верёвкой вместе и долго любовался на своё изобретение. Получилось взрывное устройство с часовым механизмом.

Тридесятые сказки, или Вот такие пирожки

Довольный собою, он начал заводить будильник на всю пружину, мурлыча себе под нос только что сочинённую песенку:

Я у озера сижу

И будильник завожу,

Ща рыбёшки наужу,

Всех в округе разбужу!

За всем происходящим с высокого дерева наблюдала вездесущая Сорока. «Неужели никто не может помешать этому плюгавенькому мужичонке совершить такое безобразие? — подумала она. — Махну-ка я за Красной Шапочкой! Уж он быстро во всём разберётся!»

И Сорока опрометью полетела к лесниковой сторожке.

Тем временем спец не спеша развел небольшой костёр и повесил над ним котелок с водой для ухи. Как только вода начала закипать, он посмотрел на будильник, который показывал время без пяти минут семь.

Пора!

Через пять минут будет свеженькая рыбёшка!

Он поставил время взрыва на семь часов, размахнулся и закинул свою браконьерскую снасть в озеро. И сразу из рыболова-неудачника превратился в злостного браконьера.

Не прошло и минуты, как потемнело Волшебное озеро, вздыбило воды свои, и из пучины вынырнул хозяин озера Водяной с огромной шишкой на лбу. В руках он держал громко тикающее взрывное устройство.

— Ты чего, старче! Совсем с ума спятил? — держась за шишку, пробасил он.

— Да нет! Вот решил немножко рыбки на завтрак наглушить, — смущённо пролепетал браконьеришка.

— «Наглушить, наглушить…» Она и так немая, а ты её ещё и глухой сделать решил? Мне и без того поговорить не с кем!

— Счастливый ты! А моя жена своей болтовнёй совсем меня замучила, — пожаловался мужичок.

— Вот её и глуши! А рыбки ничего плохого тебе не сделали! — С этими словами Водяной бросил взрывное устройство обратно браконьеру, а сам углубился в родную стихию.

Горе-браконьер, поймав своё изобретение, посмотрел на будильник. До взрыва оставалась одна минута!!! На размышление не было времени, и он швырнул устройство в ближайшие кусты.

Что произошло потом, он уже не видел и не слышал. Зажмурив глаза и заткнув уши, как страус, сунул голову в песок и замер.

А произошло вот что. Раздался взрыв негодования! Из кустов выскочил дед Игнат со здоровенной шишкой на лбу и с вещественным доказательством в руках.

— Ах ты щучий хвост!! — закричал он. — Чуть не убил своим будильником!

В два прыжка лесник оказался рядом с нарушителем.

— Так! Теперь нужны понятые!

Он свистнул, и на берег выскочил его помощник Дружок. Игнат постукал «страуса» по торчащей из песка задней части туловища. Тот вздрогнул всем телом и резко выпрямился. Увидев перед собой Красную Шапочку с будильником в руках, он от испуга ткнулся головой обратно в песок. Игнат не смог сдержать улыбки и опять постукал его по тому же месту.

Тридесятые сказки, или Вот такие пирожки

— Тик-так! Уже пять минут восьмого, пора вставать, — сказал он.

Бедолага медленно выпрямился, испуганно поглядывая на будильник.

— Не бойся, не взорвётся. Твоё счастье, что не получилось у тебя взрывное устройство. Кстати, ты кто таков?! — принимая суровый вид, спросил лесник.

— Гражданин Красная Шапочка! Я не местный. Ваших законов не знаю. Простите меня, дурака.

— Дуракам закон не писан, если писан, то не читан, если читан, то не понят, если понят, то не так! — проговорил скороговоркой Игнат.

Сделав паузу, блюститель порядка продолжил:

— За две шишки ты ответишь по месту жительства, как за мелкое хулиганство, а самоделку твою я сдам в музей областного «Рыболовного общества». Этого добра там пруд пруди. Забирай свой рюкзак и сматывай удочки! Чтобы я тебя с такими изобретениями в моём лесу больше не видел!

Игнат со своим Дружком, довольные проделанной работой, сели на велосипед, который ждал их в кустах, и уехали.

Ну, а Мормышкин (а это был именно он) не солоно хлебавши, под свист и гогот обитателей леса, собравшихся на месте происшествия, смотал свои удочки, повесил на плечо опустевший рюкзак и, сгорбившись от стыда, отправился восвояси.

Только он в лес вошёл, глядь — поперёк тропинки учителя его — браконьеры стоят! И нехорошими словами встречают.

— Бредень ты дырявый, — говорят, — мормышка несчастная, не оправдал ты наше доверие. Будем тебя перепрофилировать!

Не ожидал рыболов такого поворота событий. А тут ещё слово какое-то непонятное — «перепрофилировать». Испугался! Руки-ноги затряслись от страха. Шагу сделать не может.

Взяли браконьеры своего ученика под белы рученьки и повели в свою деревню Пыжи — переделывать из рыболова в охотника.

Идут не торопясь, беседуют. Остановились в соседней деревне возле двора знакомого фермера.

Видят, хозяин в поте лица трудится, а рядом на завалинке сидят его сыновья и семечки лузгают.

— Отдохни, Иван! Работа не волк, в лес не убежит! — дружно прокричали труженики ружья и капкана.

— А если убежит? — возразил Иван.

— В лесу пусть нам лучше не попадается! — рассмеялись браконьеры.

Немного помолчав, один из них кивнул в сторону лоботрясов на завалинке:

— Зачем тебе эти лодыри? Толку от них как от козла молока. Отдай их нам, мы из них настоящих охотников сделаем.

— Нет уж! Пусть лучше семечки грызут! Нам и вас двоих много.

— Хочешь не хочешь, а нас теперь трое, — злорадно сказал толстый.

— Не буду я третьим! — вдруг ощетинился Мормышкин. — Гусь свинье не товарищ. — И, не попрощавшись, побрёл он в свои родные Плавники.

— Ты, что ли, гусь?! — крикнули ему вдогонку браконьеры. — Да ты ни рыба ни мясо! — И они зашагали в свои Пыжи.

Тридесятые сказки, или Вот такие пирожки

История шестая. Ленинвому лениться лень

В деревне под названием Трудоголики жил отставной военный по имени Иван. С раннего утра до позднего вечера трудился он рук не покладая, да так, что и о судьбе своей некогда ему было подумать. Судьба же появилась нежданно-негаданно из соседней деревни Обломовки вместе со своими двумя сыновьями.

Красивая Прасковья пришлась по душе одинокому фермеру. Иван тоже понравился ей, и вскоре они поженились. Когда же у них родился ещё один сын, Иван был на седьмом небе. Теперь-то у него будет достаточно помощников! Нарекли они младшенького в честь отца тоже Иваном.

Время летело быстро. Дети росли как на дрожжах. Старший Тарас и средний Митька выросли выше своего отчима, но лентяи-и-и, каких свет не видывал! Все дни напролёт у телевизора штаны просиживают. В помощь родителям палец о палец не ударят.

Тридесятые сказки, или Вот такие пирожки

Деревенские прозвали старшего Тарас-лоботряс, а среднего Митяй-лентяй. Младший — маленький да удаленький, весь в отца. Но только попал под влияние старших братьев. Дурные-то примеры заразительны.

В общем, никакой помощи отцу от сыновей нету.

Да и перед соседями за таких сыновей стыдно. В конце концов кончилось терпение у Ивана-старшего.

Однажды вечером, когда детей с трудом оторвали от телевизора и уложили спать, Иван и говорит жене:

— Я круглые сутки работаю. У тебя тоже забот полон рот. А они палец о палец не ударят. Не буду я больше этих тунеядцев кормить! Отведу в лес и оставлю. Пусть узнают, почём фунт лиха!

Жена расплакалась: «Хоть и бездельники, но ведь родны-ы-ы-е!» Но не посмела ослушаться мужа.

Самый маленький лоботрясик, насмотревшись перед сном ужастиков, долго не мог заснуть и слышал весь разговор родителей с начала до конца. Парень был не робкого десятка. Решил он, не поднимая паники, геройски спасти своих старших братьев.

Весь следующий день набивала мать продуктами и тёплыми вещами три больших рюкзака, чтобы, не дай Бог, дети её не проголодались и не замёрзли одни в осеннем лесу. Самому маленькому сыночку положила побольше конфеток в разноцветных блестящих обёртках.

К вечеру сборы были закончены. Старший Иван завязал свой доверху загруженный рюкзак и поставил его возле двери.

— Отбой! Завтра все дружно идём в туристический поход в лес. Вопросов не задавать! Всем спать! Утром рано вставать! — по-военному отчеканил он.

Как только дети улеглись спать, сел Иван за стол и стал обдумывать маршрут завтрашнего похода. Прасковья, всплакнув украдкой, забылась тревожным сном.

Ранним утром невыспавшаяся компания молодых бездельников толпилась возле крыльца. Чтобы мероприятие не сорвалось, Иван быстро напялил на каждого по рюкзаку, построил всех по росту и зашагал по деревне во главе группы к лесу.

Мать долго махала платочком вслед уходящим. Что теперь будет с её любименькими лоботрясиками?!

Как только путешественники оказались за околицей, взошло солнце. Оно осветило огромный осенний лес во всей его красе! Иван прибавил шагу. Младший Иванушка едва поспевал за отцом и своими длинноногими братьями. Ему стало казаться, что лес сам идёт им навстречу с распростёртыми объятиями.

Очутившись в лесной чаще, первым делом он достал конфетку, развернул её и сунул в рот. Блестящий фантик прикрепил на торчащую веточку и побежал догонять старших. И так Иванушка делал до тех пор, пока отец не скомандовал остановиться на привал, чтобы немного перекусить и отдохнуть. Тарас и Митяй с жадностью набросились на свои рюкзаки. Уж очень любили они покушать. А младшенький с хитрой улыбочкой наблюдал, с какой быстротой они уплетали приготовленные мамой бутерброды.

Отец удивился:

— А ты, сынок, чего не кушаешь? Поешь, и рюкзак легче станет: как говорят, лучше в себя, чем на себя.

— Не хочется мне что-то есть. Предчувствие у меня какое-то, — держа за щекой последнюю конфету, многозначительно ответил Иванушка.

Немного отдохнув и оставив после себя большую кучу мусора, путешественники тронулись дальше. Вдруг отец остановился, скинул рюкзак на землю и говорит:

— Тарас остаётся за старшего, а я пойду вперёд разведаю дорогу, — и исчез в лесной чаще.

Сгустились сумерки, а отца всё не было. И тут младшии братишка рассказал старшим о том, какой разговор между родителями он слышал прошлой ночью. Тарас с Митяем не испугались, но очень расстроились, что не смогут сегодня посмотреть телевизор. Иванушка радостно объяснил братьям свой план спасения. Но при этом очень сокрушался, что мама маловато положила ему в рюкзак конфет. А они были такие вкусные, что их хватило только до первого привала.

Несмотря ни на что, решили братья искать дорогу домой, пока не стемнеет. Они бродили до поздней ночи, но так и не нашли ни одного фантика. Зато ещё больше заблудились. К тому же им пришлось тащить за собой отцовский рюкзак, почему-то доверху набитый плотницко-столярными инструментами и скобяными изделиями.

Окончательно выбившись из сил, братья как подкошенные рухнули на траву и уснули беспробудным сном.

Рано утром они проснулись от холода. Открыв глаза, с удивлением обнаружили, что с ног до головы покрыты инеем. Надо было срочно разводить костёр, чтобы согреться и попить чайку. Но кто будет этим заниматься? Мамки нет, и папки нет. Просить некого. Что делать?

— Тараса отец назначил старшим, пусть он и разводит костёр! — сказал посиневший от холода Митяй.

Но не менее посиневший Тарас ответил:

— Я и без назначения старший. Значит, вы оба должны мне подчиняться. Самый младший, быстро за дровами! А ты, Митяй, быстро готовь завтрак!

Иванушка быстро принёс охапку сырых веток. Митяй быстро извёл на них коробку спичек. А Тарас хоть и командовал изо всех сил, но тщетно. Ветки не горели!

Тридесятые сказки, или Вот такие пирожки

Оставшись без костра и горячего чая, братья съели всухомятку бутерброды и какой-то суп гороховый в пакетике. Но легче им от этого не стало. Легче стало только рюкзакам, которые ещё немного похудели.

Тарас скомандовал:

— Подъём!

И они снова двинулись в путь — на поиски обратной дороги домой. А очередная куча мусора осталась одиноко лежать на полянке. Слегка помахивая на осеннем ветру пустыми пакетиками из-под горохового супа вслед уходящим. Как бы прощаясь.

К полудню в лесу значительно потеплело. Золотые листья шурша падали на разогретую землю.

— Привал! — уставшим голосом пролепетал Тарас.

Едва прозвучала команда, братья-туристы, как осенние листочки, повалились на эту самую землю и тут же захрапели.

Снился им родной дом с телевизором, мешок семечек и мама, зовущая их обедать.

Проснулись они все одновременно от голода. Безо всякой команды Иванушка начал быстро собирать хворост. Митяй побежал искать воду. Тарас скоренько вбил рогульки, чтобы повесить над костром котелок.

Тем временем Митяй метался по лесу в поисках воды. Ни речки, ни даже лужи нигде не было. Наконец он наткнулся на кабаньи следы, заполненные дождевой водой. Только он наклонился, чтобы набрать в котелок воды, слышит чей-то голос:

— Не пей, Митяй! Поросёночком станешь!

«Ну, — думает Митяй, — это мне с голодухи показалось». Набрал из копытечка воды в котелок и бегом к братьям.

Костёр уже пылал вовсю. Митяй повесил над ним котелок и, когда вода закипела, засыпал в неё грибной суп из пакетиков. Горячий воздух над костром дрожал и был насквозь пропитан запахом грибов. На этот запах прибежал старый Еж со своей семьёй. Пушистая рыжая Белочка прискакала посмотреть: откуда идёт такой вкусный запах?

Пока Тарас, Митяй и Иванушка доставали из рюкзаков миски-ложки, суп уже был готов. Через мгновение ложки так застучали по мискам, что их перезвон заставил Ежа с семьёй и Белочку заткнуть уши.

Братья с таким аппетитом уплетали суп, что не заметили, как стали чавкать и хрюкать. У них появилось желание бросить ложки и хлебать прямо из мисок. Все трое стали на четвереньки и попробовали это сделать…

Когда же они посмотрели друг на друга, их охватил ужас.

На каждого смотрели два поросёнка!!!

Поднялся такой визг, что за версту было слышно. Поросята в отчаянии метались из стороны в сторону. Но что они могли поделать?

На их счастье, как раз недалеко от того места обходил свои владения лесник Красная Шапочка. Уж он-то всегда знал, что делать!

Игнат и его верный пёс Дружок вышли на поляну, и их взору открылась такая картина. Возле догорающего костра бегают и визжат три поросёнка. Рядом зверята спокойно уписывают какую-то еду из раскрытых рюкзаков.

Увидев лесника, поросята бросились к нему. Игнат ничуть не удивился, услышав человеческую речь. Ведь в его волшебном лесу все умеют разговаривать.

Несчастные наперебой стали рассказывать, что случилось с ними за последние два дня, а в конце жалобно попросили о помощи.

Внимательно выслушав историю до конца и осмотревшись вокруг, Игнат сказал:

— Во-первых, я теперь точно знаю, кто так насвинячил в лесу! Во-вторых, помочь себе вы можете только сами! Для начала вы должны построить дом, который укроет вас от непогоды и спасёт от местного Волка. Ну, а потом очистите лес от мусора, который набросали.

И лесник со своим помощником так же быстро исчезли, как и появились.

Оставшись одни, поросята обнаружили, что их рюкзаки пусты. Полным оказался только рюкзак с инструментами и скобяными изделиями. Но это их даже обрадовало, потому что теперь они знали, что с этим делать.

— Командовать строительством буду я! — сказал поросёнок по имени Иванушка. — Поросёнок Тарас пилит деревья! Поросёнок Митяй делает из них брёвна! Я буду рубить избу. Закончить надо как можно быстрее, пока не пожаловал к нам Волк!

И братья дружно взялись за работу.

Тридесятые сказки, или Вот такие пирожки

Забыв о лени, поросята трудились до седьмого пота. К вечеру брёвна были готовы. Рядом лежала куча камней и глины для печки.

Весь следующий день кипела и бурлила работа. Откуда только взялись силы и умение! К следующему вечеру изба была уже практически готова. Оставалось только навесить дубовую дверь с крепким засовом и сложить печку. Поросята так торопились, что совсем забыли о еде. Зато ночевали они уже в новой избе!

На завтрак они ели яблоки, которые на своих иголках принесли им Еж с Ежихой, и орешки, принесённые Белочкой.

Печка получилась на славу! А дверь — не откроет даже самый лютый зверь! Поросята радовались, как дети, как вдруг в дверь кто-то постучал.

— Кто там? — спросил поросёнок Иванушка.

— Да вот пришёл заказать такую же избушку! — послышался из-за двери голос Волка.

— Мы тебе не верим! — хором ответили поросята. И как Волк их ни уговаривал, они не отворили ему дверь.

Тогда Волк изо всех сил начал дуть. Чуть не лопнул от натуги. Даже голова закружилась. Избушка стояла как каменная! Тогда Волк залез на крышу и через трубу крикнул поросятам:

— Прекрасную избу построили, ребята!!!

Он спрыгнул на землю и поспешил к Красной Шапочке доложить о результатах экспертизы.

Игнат пообещал Волку, что когда ребята-поросята вернутся домой, эта изба станет его собственностью.

Поросятам самим очень нравилось в новом доме. Но вот жалко, телевизора нет! Да и по родителям соскучились.

Теперь надо было выполнить второй наказ лесника. Собрать весь мусор, оставленный ими в лесу.

В погожий денёк взяли они с собой самодельную тачку и отправились на уборку мусора. Вызвалась помогать им местная Сорока. Она летела впереди и указывала направление. Так незаметно, продвигаясь от кучки к кучке, поросята набрали целую тачку мусора. И вдруг… младший поросёнок заметил, что впереди что-то блеснуло на ветке! Он не поверил своим глазам, когда увидел знакомый фантик! Затем второй, третий… Не чуя под собой ног, бросился бежать поросёнок Иванушка по тропинке, которую они сами проложили, входя в лес несколько дней назад. Старшие братцы, громыхая тачкой, едва поспевали за ним. Добежав до края леса, они остановились на опушке и увидели невдалеке родную деревню.

Горько им стало оттого, что возвращаются домой в таком виде. Стали слёзы лить.

Подлетела к ним Сорока, села на ветку и говорит:

— Не плачьте, дорогие мои поросята! Я вам помогу. Есть один способ проверенный. Надо вам всем вместе изо всех сил завизжать и быстрее собственного визга оказаться дома. Добежите — ваше счастье! А если нет, останетесь поросятами. — Сказала и улетела.

Вытерли они слёзы, набрали побольше воздуха и завизжали так, что шишки с ёлок посыпались. Припустились сломя голову к дому и не заметили впопыхах, как снова превратились в мальчишек!

У калитки встретили их со слезами радости родители. И когда отец с матерью обняли своих детей, донёсся со стороны леса громкий поросячий визг.

Вот как домой бежали — быстрее звука!

Оказывается, если очень захотеть, можно сделать невозможное.


Родители всю оставшуюся жизнь гордились своими трудолюбивыми детьми. Ну, а телевизор смотрели всей семьёй, и только в свободное время.


Но ведь вот какая штука. Другой и рад бы гордиться своими детьми, да не получается!

История седьмая. Петя-Петушок

В деревне Поленово с незапамятных времён жили мастера резьбы по дереву. Разного дарования был люд. Одни вырезали домашнюю утварь, другие резьбой украшали избы, третьи делали игрушки.

Тридесятые сказки, или Вот такие пирожки

Жил в деревне одинокий старик. Мастер деревянной скульптуры. Звали его дедушка Семён. Детей у него не было. Всю свою жизнь отдал он любимому делу. До самой старости трудился не покладая рук. Благо, лес был рядом, и недостатка в дереве у местных мастеров не было. Удивительной трудоспособностью Семёна был поражён местный поэт-самоучка дед Степан, который посвятил ему такое восторженное четверостишье:

О! Сколько деревяшек, ё-моё,

Извёл Семён на творчество своё!

Наверно, больше раза в полтора,

Чем вместе остальные скульптора!

И действительно, весьма плодовитый был старичок. К тому же добрейшей души человек. Много раздарил он своих восхитительных работ, но всё равно изба его буквально была завалена, как он говорил, любимыми «деревяшками». А кроме этих деревяшек, у него, пожалуй, ничего и не было. Только верстак, на котором он работал и ел, да печка, на которой спал.

Старел дедушка Семён, и всё тоскливее становилось его одиночество. Сидел он как-то у верстака, пил чай и размышлял о своём житье-бытье. И вдруг в его седой голове мелькнула необычная мысль! Я, мол, конечно не папа Карло, но почему бы и мне не попробовать? Или у меня мастерства и таланта меньше!

Взял он топор, пилу и пошёл к леснику Игнату. Давно они знали друг друга. Вся деревня ходила к леснику за разрешением спилить дерево для своих работ. Рассказал Семён Игнату о своей задумке и попросил помочь найти для этого подходящее дерево.

Игнат внимательно выслушал старого Мастера. Потом взял свой посох, который называл палочкой-выручалочкой, и пошли они в лесную чащу, подбирать подходящее для такого важного дела дерево. Идут, смотрят по сторонам. Игнат потихоньку постукивает по стволам своим посохом и прислушивается.

Внезапно дерево, по которому постучал лесник, издало какой-то необычный звук. Игнат остановился и сказал: «Это!» Дед Семён срубил ЭТО дерево. Выбрал на его стволе место без сучка и задоринки и аккуратно выпилил небольшое полено.

Придя домой, он положил полено на верстак и стал его внимательно рассматривать со всех сторон. В общем — то, полено как полено. «И что такого особенного нашёл в нём Игнат?» — подумал дед Семён, и ему ужасно захотелось немедленно приступить к работе. Но Мастер знал, что, прежде чем начать работу, полену надо обязательно дать время высохнуть. Иначе изделие может сильно потрескаться.

Он ободрал большим стругом всю кору с полена, замазал торцы варом и положил его на чердак сохнуть.

Зима свалилась на деревню неожиданно, как снег на голову. В ноябре выпал пробный снег, а в декабре повалил так, будто в небесной канцелярии кто-то враз просыпал снег, заготовленный на всю зиму.

Деревенские детишки радостно резвились на заснеженной горе, не обращая внимания на мороз. Потирая замёрзшие носы и уши, с криком и визгом играли в снежки. Ну и, конечно же, создавали снежные скульптуры. Попросту говоря, снежных баб.

— Пора! — вслух произнёс дед Семён и достал из ящика верстака хорошо заточенный инструмент. Надев чисто постиранный фартук, он взял в руки долгожданное полено. Оно показалось ему достаточно толстым, и пришлось его разрубить на две части. Одну часть Мастер положил себе на колени, а другую под верстак. (Хороший материал всегда может пригодиться.)

Дед Семён сосредоточенно сопел, вырезая из полена фигурку маленького человечка. Искоса поглядывая в полузамёрзшее окно на резвящихся детей, он думал о том, как назовёт своего деревянного внука…

Всю ночь без сна и отдыха трудился Мастер. Человечек получился симпатичный. Дед взял его на руки и прижал к груди. Тотчас он почувствовал, как внутри «деревяшки» что-то застучало, напоминая стук сердца! Деревянные ручки обняли его за шею, и кто-то тихо произнёс:

— Де-е-душка…

Дед Семён не поверил своим ушам! Но в следующее мгновение он осознал случившееся и, подняв высоко над головой своё создание, закричал:

— По-лу-чи-лось!

Счастливому дедушке сразу захотелось показать всем своего внучонка. Однако на дворе стояла зима.

«Надо во что-то одеть малыша», — чисто по-человечески подумал Семён.

Немного погодя одежда была готова. От старого валенка дед отрезал голенище, проделал в нём два отверстия для рук и получилась замечательная безрукавочка. На голову вместо шапки надел красную рукавицу. И мальчик сразу стал похож на молодого петушка.

Тридесятые сказки, или Вот такие пирожки

— Будешь у меня Петя-Петушок, — улыбнулся дед.

На следующий день вся деревня уже знала, что у деда Семёна появился внучок по имени Петя-Петушок.

Деревенские ребятишки с радостью приняли необычного мальчишку в свою компанию, а взрослые были рады за деда Семёна, который будет теперь не так одинок.

Все дни дед с внуком проводили вместе. Они уже не мыслили себя друг без друга. Петя-Петушок ходил за дедом как привязанный. Когда дедушка работал, внук садился рядом на верстак и внимательно следил за каждым движением его рук. Когда дедушка готовил обед, внук уже сидел на печи и сверху наблюдал за тем, что он кладёт в кастрюлю. Пете-Петушку всегда было интересно: из чего же получается такая вкусная еда?

Однажды дед говорит:

— Нынче на рыбалку пойдём. Рыбки на уху наловим.

Взял он удочку, коловорот, корзинку для рыбы, и отправились они с внуком на речку.

Зима уже заканчивалась, а потому лёд на речке набух, почернел и кое-где подтаял. Старик шёл к тому месту, где обычно ловилась рыбка покрупнее.

— Дедуль, а что такое рыбалка? — еле поспевая за дедом, спросил Петя-Петушок.

— Сейчас увидишь, — тяжело дыша от быстрой ходьбы, ответил дед.

Вдруг лёд под Семёном треснул, и он моментально оказался в воде. Не раздумывая, внук бросился в полынью спасать любимого дедушку! К счастью, Петя — Петушок был деревянный и поэтому хорошо плавал. Он поднырнул под деда и подталкивал его до тех пор, пока тот не выкарабкался на лёд.

Устало опустившись на колени, дед Семён, сопя и кряхтя, стал вылавливать из воды корзинку и удочку (коловорот утонул).

«Так вот, что такое рыбалка», — с грустью подумал внучок, глядя на сгорбленную фигуру насквозь промокшего деда.

— А где же рыбка? — тихо спросил он.

Дед ничего не ответил. Молча встал и, оставляя за собой мокрые следы, быстро зашагал к дому. Внучок, так и не поняв, что такое рыбалка, последовал за ним.

Дома, лёжа на печке, дед Семён долго не мог согреться. Старость не младость! Старик простудился и заболел.

Петя-Петушок ни на минуту не оставлял больного одного. Он поил его чаем с малиной и мёдом. Теперь уже внук кормил обедом своего любимого дедушку. Но дедушке становилось всё хуже и хуже.

К тому же кончились дрова, заготовленные на зиму. И когда в конце концов сгорело в печи последнее полено, дед велел топить печку своими «деревяшками».

Два дня уговаривал внучок деда не делать этого, а на третий Петя-Петушок решился ради любимого дедушки на отчаянный шаг.

Когда дед уснул, он подошёл к остывающей печи и открыл тяжёлую чугунную дверцу.

Проснулся дед в хорошем настроении. В доме было тепло, и чувствовал он себя значительно лучше. Свесив босые ноги с печи, он позвал внука. Но ему никто не ответил. Он позвал снова, и опять тишина. Волнуясь, Семён спустился с печки и наступил на что-то мягкое.

На полу, возле открытой дверцы печи, лежала красная рукавица и голенище от старого валенка с двумя дырочками для рук! А внутри ярким пламенем бушевал огонь, хотя горящих дров не было видно.

Осиротевший дедушка Семён горько заплакал. Он понял всё, и горе его было безутешно. Но не успел он проплакать и пяти минут, как услыхал доносившийся из-под верстака чей-то голосок:

— Не печалься, дедушка Семён! Горе на двоих — полгоря, радость на двоих — две радости. Буду я тебя любить не меньше брата своего!

Бросился Семён к верстаку, а под ним лежит полполена и пищит:

— Горе — что море: не переплыть, не выплакать.

Схватил его дед! Изо всех сил прижал к груди и тотчас почувствовал, как внутри полена что-то стучит в такт его сердцу!

Растроганный старый Мастер дрожащими от волнения руками взял свой рабочий инструмент…

Когда работа была закончена, дед Семён залез на печку и крепко уснул. Проснулся оттого, что кто-то трепал его за нос.

— Дедуль! Выпей чайку с малинкой, — услыхал он тоненький голосок.

История восьмая. Чур, я первая!

К лету Семён окончательно оправился от болезни. «Надо сходить к Игнату, своё детище показать», — подумал он.

Выбрал прекрасный солнечный денёк, нарядил внука, себя привёл в порядок. Посадил внука на закорки, и отправились они в гости.

Подходя к сторожке лесника, ещё издали услыхали весёлый шум и гам.

— Ну! Видать, Машенька к деду с бабушкой в гости наведалась, — сказал Семён, усмехнувшись. — Ох и штучка Игнатова внучка! Как появится — всех на рога поставит! Сейчас я тебя с ней познакомлю, — сказал он внуку. — Научит она тебя уму-разуму.

Машенька с самодельным хлыстом в руке стояла посреди двора, как на арене цирка. А перед ней «стояли на рогах» корова с телёнком и коза с козлёнком. Получилась пирамида, на вершину которой взлетел роскошный петух.

Тридесятые сказки, или Вот такие пирожки

За представлением из своей конуры с грустью наблюдал Дружок. Уж очень сожалел старый пёс, что нет у него рогов. «Но зато Машенька научила меня свободно ходить на задних лапах!» — успокоил он свою душу.

Машенька взяла обруч от бочки — алле-ап! — петух пролетел через него и благополучно приземлился.

Пирамида, немного покачавшись, рассыпалась.

Игнат и Пелагея, сидя на завалинке, весело смеялись и дружно хлопали в ладоши. Захлопали и Семён с внуком, входя во двор.

Хозяева только сейчас заметили гостей и поднялись им навстречу.

— Ой! Смотри, Машенька, кто к нам приехал на дедушке! — всплеснула руками Пелагея.

Поздоровавшись, Семён опустил внука на землю.

— Знакомьтесь, мой Вася.

— Чур, я первая! — закричала Машенька и подбежала к гостям.

От смущения у Васи запылали щёки. Показалось даже, что запахло дымом. Маша протянула ему руку и, с интересом рассматривая деревянного мальчика, произнесла:

— Маша!

Вася восхищённо смотрел на неё широко открытыми голубыми глазами и молчал.

— Оч-ч-ень приятно! — чуть заикаясь от волнения, наконец сказал он и пожал Машину руку.

— Вот и познакомились! — улыбнулся дед Семён и добавил: — Вы тут поиграйте, а я пойду с хозяевами погутарю.

И пока старики беседовали о житье-бытье, Машенька рассказала своему новому другу, что на будущий год она пойдёт в школу! Что из одной картошины вырастет много, если её закопать в землю! Что цыплята вылупляются из яйца! Что завтра с утра она пойдёт за грибами! И ешё много чего могла бы она рассказать, но тут на крыльцо вышел дед Семён и позвал внука.

Машенька и Вася быстренько поклялись друг другу в вечной дружбе и попрощались. Дедушка взял внучонка за руку, и они пошли домой.

Оказавшись дома, Вася сразу же решил проверить, правду ли говорила его подружка. «Раз из одной картошины может вырасти много картошин, значит, из одного яйца вырастет много цыплят!» — подумал он. Достал потихоньку от деда из погреба одно яйцо и закопал его на огороде. «Вот обрадуется дедушка, когда я принесу ему целую охапку цыплят».

И принялся ждать.

А Машенька, простившись с другом, вернулась к своим рогатым артистам, которые всё это время спокойно пощипывали травку. Теперь ей предстояло разучивать с ними колыбельную: «Спи, моя радость, усни…» На их родном языке!

И вот под занавес уходящего дня зазвучала эта песенка:

Бе-бе, му, бе-бе, му-му.

Му-бе, му-му-бе, му-му.

Бе-му, бе-бе-му, бе-бе,

Ме-бе, му-ме-бе, бе-ме…

И в такт нежной мелодии кучка мошкары толклась в вечернем воздухе, будто на танцплощадке.

Машенька, уставшая, но довольная, присела на ступеньки крыльца и тут же задремала. Дед Игнат взял её на руки и отнёс в дом, а бабушка Пелагея уложила спать.

На следующее утро, когда в доме все ещё спали, взяла Машенька корзинку и отправилась в лес за грибами. Сторожевой пёс Дружок дрыхнул в своей конуре, как говорится, без задних ног. Машенька знала, что он большой любитель собирать грибы, но ей жалко было его будить. Стараясь не скрипнуть калиткой, вышла со двора. Настроение было прекрасное. Поправив панамку, она вприпрыжку поскакала по тропинке в лес.

Оказавшись в лесной чаще, она огляделась по сторонам. «Куда попрятались эти лесные красавчики?» — не успела подумать она, как увидела притаившийся в траве грибок.

— Чур, я первая! — закричала она по привычке, хотя вокруг никого не было.

— А я втор-р-ой! — раздался чей-то рычащий голос за её спиной.

Машенька обернулась. На полянке стоял Волк в красной рубахе в белый горошек.

— Здравствуй, Белая Шапочка! Чего это ты здесь делаешь в такую рань? — обратился он к Машеньке.

Тридесятые сказки, или Вот такие пирожки

— Ранняя птичка носок прочищает, а поздняя глазки продирает, — без тени смущения ответила девочка. — Я-то грибы собираю, а вот ты что здесь делаешь?

— А я тоже ранняя птичка. Ищу, чем бы зубки прочистить, — потирая огромные лапы, сказал Волк.

— Тогда давай сделаем так. Кто первый мою корзинку полную грибов наберёт, тот первый и отнесёт её бабушке. Согласен?

— Согласен, согласен, — кивнул Волк. — А где твоя бабушка живёт?

— В избушке на берегу Волшебного озера.

— Тогда я побежал! — заторопился Волк.

— Нет! Ты сначала грибов набери, — напомнила Машенька.

И Волк как угорелый стал метаться по поляне.

Машенька с трудом успевала за ним со своей корзинкой.

Когда корзинка наполнилась грибами, Волк, не говоря ни слова, выхватил её из Машенькиных рук и бросился бежать.

Он бежал, а в голове у него была только одна мысль: «Вот сейчас я и прочищу зубки… бабушкой с грибами!»

А Машенька налегке, вприпрыжку направилась к дому. Впервые она добровольно позволила себя опередить. Потому что знала, чем всё это закончится.

Волк, прибежав на берег Волшебного озера, почувствовал знакомый запах. «Пирожки!» — промелькнуло у него в голове, и он инстинктивно прибавил шагу.

Но как только он очутился у калитки дома, одиноко стоящего на берегу, то понял: опять влип в историю. Но отступать было поздно, всё равно догонят!

Во дворе, возле конуры, потягиваясь и продирая глаза, сидел его старый знакомый.

— Доброе утро! — заискивающе сказал Волк.

— Батюшки! Кого к нам занесло! Какими судьбами? — воскликнул Дружок.

— Вот, грибочков… принёс…

На крыльцо вышла бабушка Пелагея. Увидев Волка со знакомой корзинкой, она испуганно спросила:

— А где же моя внучка Машенька?!

— Щас придёт! Короче говоря, я помог ей тяжёлую корзинку донести! — смело соврал Волк.

— Тогда заходи. Гостем будешь. — И Пелагея впустила Волка в избу.

Когда тот вошёл и поставил корзинку с грибами на стол, Игнат строго потребовал:

— Говори честно: что тебя привело в мой дом в столь ранний час?

Волк лихорадочно стал придумывать причину. И на своё счастье, быстро придумал:

— Ты обещал отдать мне дом, который поросята построили?

— Обещал! Я от своих слов никогда не отказываюсь!

— Короче говоря, я за этим и пришёл, — опять соврал Волк. (И соврал довольно удачно.)

Разговор принял деловой характер.

— Мы, волки, недаром считаемся санитарами леса. А какой может быть санитар без лазарета? Вот у меня и назрела необходимость в хорошем помещении. Буду лечить лесных зверюшек.

— Постой, — возразила Пелагея, — ведь мы уже оказываем всем зверюшкам медицинскую помощь!

Волк, не ожидавший возражений, на мгновение задумался.

— Ну-у! Короче говоря, одна голова хорошо, а две лучше. А если сюда прибавить ещё и четыре мои быстрые лапы, то получится медицинский персонал плюс «скорая помощь». Ты, Пелагея, будешь лечить ухо, брюхо, горло, нос, а я буду хирургом. Зубы у меня острые! Нервы крепкие!

На том и порешили.

Тем временем Машенька добралась до дома.

— А вот и я! — впрыгивая во двор, весело сообщила она. — Как тут мой помощничек? Не надорвался ли?

— Всё нормально! — подмигнул ей Дружок. — С дедом беседует.

В окошко выглянула бабушка Пелагея:

— Самовар поспел! Быстро мыть руки и к столу!

— Чур, я первая! — И Машенька, обогнав старого пса, бросилась к умывальнику.

— Ну и ладно! Я уже умывался… На прошлой неделе, — невозмутимо сказал Дружок.

Впервые Волк оказался за одним столом с Красной Шапочкой и его домочадцами.

Когда же Пелагея подала на стол пирожки, Волк всплеснул лапами:

— Вот мы и встретились, мои долгожданные!

И не успела Машенька прокричать: «Чур, я первая!» — Волк уже проглотил несколько штук. После того, как пирожки оказались у него в животе, он набросился на бабушку Пелагею со словами восторга:

— Ты вкуснее, чем Баба-Яга, готовишь пирожки! Не зря я за ними так долго гонялся!

Тридесятые сказки, или Вот такие пирожки

И он рассказал историю своей погони за пирожками.

Машенька первая закончила завтракать. Прихватив со стола несколько пирожков, она выскочила во двор. Залезла на забор, чтобы оттуда было лучше видно всех участников представления: сегодня первой в мире дрессировщице предстояло научить кроликов стоять на ушах. Это надо было успеть к следующему приходу ее нового друга Васечки.

Волк, поблагодарив хозяев за радушный приём, отправился осматривать свой дом.

Дружок разлёгся на солнышке и опять заснул безмятежным сном.

Бабушка Пелагея начала ежеутренний обход своего хозяйства, а дед Игнат пошёл подколоть немного дровишек.

В общем, жизнь вошла в привычное русло и потекла…

История девятая. Последняя охота

Нарушено это течение жизни было неожиданно скоро. Двое неизвестных в масках (один худой и высокий, другой низенький и толстый) незаметно подкрались с подветренной стороны и, набросив на Машеньку мешок, понесли её в неизвестном направлении.

«Ан нет! — сказала тёмным силам Матушка-Природа. — Нет вам места на земле, в небесах и на море!»

Бегут похитители с мешком по лесу, а ветки их цепляют, корни деревьев подножки ставят! Худо им!

Тридесятые сказки, или Вот такие пирожки

Похитители, по всему видать, были оч-чень умные. Чтобы запутать следы, мешок тащили поочерёдно, то тонкий, то толстый. Потом наоборот, сначала толстый, а потом тонкий. При этом оба были абсолютно уверены, что их никто и никогда не найдёт!

Машенька сидела в мешке тихо. Очень любила она опасности и старалась не сорвать намечающееся приключение. Главное, что пирожки были у неё с собой. Умереть с голоду она не боялась, а всё остальное её даже забавляло.

Как обычно, Пелагея накормила всю живность, Игнат наколол дров на целый месяц. И тут они оба обратили внимание, что во дворе как-то необычно тихо.

Бабушка позвала внучку — нет ответа. Дед позвал внучку — нет ответа. Забегали Пелагея и Игнат по двору. Заглядывают во все закоулки. Нет Машеньки! Только кролики сбились в пушистую кучку и шевелят ушами. Проснулся и Дружок. Не поймёт спросонок, что случилось. А когда понял, что проспал Машеньку, сильно огорчился.

— Я, — говорит, — её проспал, я её и отыщу! И даже знаю, кто мог её похитить!

Вдруг видит Игнат: на заборе, где Машенька недавно сидела, записка висит. Взял он её и прочёл следующее:

Красной Шапочке! Лично.

Внучка у нас. Завтра начинаем большую охоту!

Закрой глаза и заткни уши!

Доброжелатели

Понял Игнат, чьих рук это дело. Но сильно тревожиться не стал. Уж очень хорошо знал он свою внучку и беспокоился больше за похитителей.

А Сорока уже постаралась. Весь лесной народ оповестила о похищении Машеньки и предстоящей большой охоте. Засуетились звери от мала до велика. Волк спешно стал готовить лазарет. «Кто его знает? Большая охота — значит, возможны травмы среди лесных обитателей».

Написал и повесил над дверью вывеску: «Лазарет».

На всякий случай протопил печку и уселся у окна в ожидании пациентов.

Зверюшки с любопытством разглядывали новый дом с непонятной надписью над дверью, но, увидев в окне Волка, близко подходить не решались. И только любопытная Сорока не выдержала, подлетела к окну, села на открытую ставню и спрашивает:

— А что это такое — «лазарет»?

— Лазарет — это красивое слово! Короче говоря, оно означает — военная больница, — пояснил Волк.

— А почему военная?

— А потому что стреляют!

— А ты чего тут делаешь? — поинтересовалась неугомонная Сорока.

— Дежурю!.. Короче говоря, караулю больных и пострадавших зверюшек.

Между тем через пень-колоду добрались похитители до избушки на курьих ножках и говорят:

— Избушка, избушка! Стань к лесу передом, а к нам задом!

Избушка повернулась, и они влезли через окно в своё жилище. Сняли маски и развязали мешок.

Как только Машенька увидела своих похитителей, сразу узнала в них браконьеров из соседней деревни, толстого Мукотю и худого Шомпола.

— Сиди тихо, а то Баба-Яга услышит и съест! — постарались браконьеры напугать Машеньку. Но не тут-то было!

Вылезла Игнатова внучка-штучка из мешка и сразу к окошку. Глядь, возле избушки ступа Бабы-Яги стоит.

С криком «Чур, я первая!» выпрыгнула Машенька в окошко. Вскочила в ступу и давай без ограничения скорости по окрестности гонять!

— Ну всё! Улетела наша заложница, — расстроились похитители.

А тут ещё Баба-Яга выскочила и давай шуметь:

— Кто посмел в моей ступе кататься?!

Затормозила Машенька перед её длинным носом, выпрыгнула из ступы и говорит:

— Кто смел, тот и посмел! Здрасьте, Бабушка-Яга!

— Здравствуй, деточка! Откуда ты такая взялась?!

— А меня в пыльном мешке в гости принесли! — ответила Машенька и побежала осматривать избушку на курьих ножках. Уж очень она её заинтересовала. «Такие огромные ноги и почти без движения стоят. Зря пропадают!» — обходя кругом избушку, думала она.

Баба-Яга бросила вопросительный взгляд на своих квартирантов, которые высунулись из окна почти по пояс. Те молча пожали плечами. Им не хотелось раскрывать ей свои планы.

— Так получилось, — сказал Шомпол, и они оба полезли на полати, намереваясь немного отдохнуть перед завтрашней охотой.

Ничего не понимающая Баба-Яга села в ступу и полетела в соседнюю деревню, на базар.

Пока браконьеры спали, Машенька успела сделать очень много. Сначала она нашла все боеприпасы, запасённые ими на год. Потом сбегала на поляну и что-то принесла за пазухой. После этого очень старательно что-то долго мастерила в уголке.

Наконец, довольная, с узелком в руках потихоньку вылезла в окно. А через несколько минут…

Браконьеры вскочили как ошпаренные! Вокруг стоял страшный грохот.

Бум! Трах! Тарарах-тах-тах! — понесло по-над лесом раскатистое эхо. Избушка даже икнула от неожиданности. Да так икнула, что Мукотя с Шомполом вылетели через окошко на улицу.

Тридесятые сказки, или Вот такие пирожки

Когда они очухались, пред ними предстала такая картина: посреди поляны горит небольшой костерок. Поодаль стоит огромный пень, за которым спряталась Машенька. И бросает она из своего укрытия в этот костерок их боеприпасы. То кучкой, то по штучке!

Очертя голову бросились Мукотя и Шомпол в избу. Схватили свои патронташи с патронами и напялили на себя. Для сохранности. Хоть что-то осталось, и то хорошо.

На шум и дым примчалась Баба-Яга. Сходу приказала браконьерам:

— Уберите девчонку, или я её съем вместе с вами!

Постояльцы стали уговаривать её, что это только до завтрашнего утра. Завтра во второй половине дня всё будет нормально.

Баба-Яга на все их уговоры махнула рукой и решила действовать самолично.

— Я сама разберусь с этой пигалицей! — С этими словами она подлетела к Машеньке. — Ишь чего удумала! С петардами баловаться!

Машенька, чувствуя свою правоту, оправдываться не собиралась. Она забралась на пень, руки в боки и говорит:

— А маленьких детей тоже есть нельзя!

— А я их и не ем!

— Но ты же сама только что грозилась съесть меня!

— Это я так, для красного словца. А со спичками и тем более с петардами всё равно детям играть не разрешается. И всё!

— А это не петарды, а патроны, — пояснила Машенька.

— Ну ты даёшь! — только и смогла вымолвить Баба-Яга.

— Я не хочу, чтобы они зверюшек убивали. И вообще, — заключила Машенька, — нечего браконьерам делать в нашем лесу!

«Ишь ты, пигалица! Раскомандовалась!» — подумала старуха. А вслух сказала:

— Эдак ты и меня, чего доброго, из леса вытуришь…

— Нет, ты добрая, оставайся.

— И на том спасибо, — усмехнулась Баба-Яга.


За всей этой кутерьмой внимательно следила избушка на курьих ножках. Девчонка ей очень понравилась.

Машенька подошла к ней со словами:

— Ну, а ты чего стоишь без дела? Давай я тебя хоть танцевать научу.

— С удовольствием! — вдруг сказала избушка. — А то за столько лет ноги затекать начали.

И первая в мире дрессировщица впервые в истории сказок научила избушку на курьих ножках танцевать танец маленьких лебедей. Правда, при этом некоторое неудобство испытали те, кто находился внутри избушки.

Баба-Яга обошлась парой синяков. А Мукотя с Шомполом получили лёгкое сотрясение мозга.

После такого приобретения им стало казаться, что делают они что-то не то. Лесникова внучка уже довела их до потрясения и сотрясения, а они до сих пор даже не знают: как там Красная Шапочка? Закрыл глаза на их дела или нет?

Машенька, напротив, осталась очень довольна результатом своих трудов. И с удовольствием скакала вместе с избушкой.

День уже клонился к вечеру, когда она, уставшая, села под деревом отдохнуть.

Вдруг сзади кто-то позвал её по имени. Она оглянулась и заметила в кустах знакомый чёрный нос и длинные мохнатые уши. Это был Дружок!

Машенька подскочила к нему и обняла за шею своего друга. Тот лизнул её в щёчку и предложил немедленно бежать.

Но Машенька домой не торопилась. Она подробно рассказала, как решила наказать браконьеров за их козни. И попросила Дружка сказать лесным жителям, чтобы они завтра утром пришли на поляну возле избушки Бабы-Яги.

— А теперь — действуй! И обязательно передай привет дедушке с бабушкой, пусть они не волнуются!

Наутро произошло событие, которое потрясло весь лес.

Возмущённые звери с самодельными плакатами собрались на лесной поляне.

Самый большой плакат держали Медведь с Медведицей. На нём красовался лозунг:

ЛЕС — НАШЕ ОБЩЕЕ БОГАТСТВО!

Выделялся в своей красной рубахе и Волк. Он держал над головой носилки, на которых зелёнкой вкривь и вкось было выведено:

ЛЕС — НАШЕ ЗДОРОВЬЕ!

А впереди всех скакал Зайчонок и выкрикивал:

— ДОЛОЙ БЛАКОНЬЕЛОВ!

— Вот это и есть настоящая большая охота! Все, кто нам нужен, в наличии! — сказал Мукотя. И приказал Шомполу зарядить ружья.

Тридесятые сказки, или Вот такие пирожки

Как только в очередной раз раздались крики: «Долой! Долой!», разозлённые браконьеры подскочили к окну и открыли беспорядочную пальбу.

От неожиданности все замерли. Но в следующее мгновение крики «ура!» потрясли избушку и окрестности.

Из стволов браконьерских ружей, как салют, вылетали яркие разноцветные лепестки луговых цветов!

Браконьеры просто оцепенели.

— Больше никогда в жизни не возьму в руки ружьё! — придя в себя, поклялся Мукотя.

— Это конец, — прошептал Шомпол.

И как бы в подтверждение его слов избушка зашаталась и стала подпрыгивать. Браконьеры начали летать из стороны в сторону и стукаться обо все углы.

Оказывается, это избушка, поддавшись общему настроению, пустилась в пляс. Собравшиеся аплодировали ей.

Опозоренные браконьеры, побросав свои ружья, выпрыгнули из избушки и сквозь ликующую и улюлюкающую толпу бросились бежать куда глаза глядят.

Машенька, сидя у деда на руках, радостно хлопала в ладоши. Бабушка Пелагея не могла нарадоваться на свою любимую внучку. Одна только Б аба-Яга, сидящая на пороге своей избушки, не знала, радоваться ей или горевать? Волк подошёл к ней и спрашивает:

— Ну что, бабуля, осиротела, без квартирантов осталась?

— Ба-а! Знакомая рубаха!.. — вскинулась Баба-Яга. — Слушай, нашлась-таки твоя записка, на крючке которая… У Мышки отобрала.

И Баба-Яга вынесла потрёпанный листок бумаги, на котором поблёскивал рыболовный крючок.

Дрожа от любопытства и нетерпения, Волк взял записку и прочитал:

Дружище Волк!

Всё, что с тобой произошло — выдумка одного художника. На самом деле ничего этого не было! Извини, все претензии — к автору.

С приветом Красная Шапочка

— Не понял? — растерянно произнёс Волк.

Его аж в жар бросило от прочитанного. Он огляделся.

Он был совершенно один. Вокруг стоял огромный Сказочный лес, светило солнце, по голубому небосклону плыли кучевые облака, щебетали птички…

Красотища!

— Короче говоря, избушка на курьих ножках, Баба-Яга и всё такое-прочее, может быть, и выдумка. В конце концов сказка. Ну, а Пелагеевы пирожки — это что, тоже выдумка?! — возмутился Волк. — Не — е-ет! Этого я не вынесу!

Он одёрнул рубаху и решительно отправился предъявлять свои претензии автору.

— Кстати! А как же рубаха?! — спохватился он. — Значит, всё-таки что-то бы-ы-ло…

Тридесятые сказки, или Вот такие пирожки

Тридесятые сказки, или Вот такие пирожки

Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Оставить отзыв о книге

Все книги автора


home | my bookshelf | | Тридесятые сказки, или Вот такие пирожки |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 3.5 из 5



Оцените эту книгу