Book: Бухтик из тихой заводи



Бухтик из тихой заводи

Наваждение (Вместо предисловия)

Электричка вынырнула из-за поворота и плавно остановилась у перрона. Из переднего вагона вышли две женщины и огляделись по сторонам.

На перроне было пустынно. Только в зале ожиданий виднелись пассажиры да у дверей багажного отделения о чём-то разговаривали железнодорожники. Чуть дальше, за станцией, начинался лес. Неширокая песчаная дорога рассекала его надвое. Она вела к детскому лесному санаторию.

Постояв немного, женщины подняли дорожные сумки и пошли по этой дороге. Сначала они шли молча, потом одна из них сказала:

— Мы с вами, кажется, встречались.

— И я вас помню. Вы приезжали к мальчику, чернявому такому. Его, если не ошибаюсь, Серёжей зовут?

— Верно. Вы его знаете? — удивилась Серёжина мама.

— Мне о нём Оля писала, моя дочь. Наши дети очень дружны.

— Вот как. — Серёжина мама вынула из сумки зонтик, потому что начал накрапывать мелкий дождь. — Я рада с вами познакомиться.

— Я тоже. Ваш Серёжа очень помог Оле.

Идти, разговаривая, куда приятнее, чем просто идти и молчать: дорога кажется ближе и легче.

— И чем же он помог? — спросила Серёжина мама.

— Пока не знаю. Оля обещала мне рассказать при встрече. — Олина мама переложила сумку в другую руку.

— Да, скоро увидимся и обо всём поговорим. А завтра я увезу Серёжу домой.

За кустами кто-то насмешливо хмыкнул. Но обе мамы были так увлечены разговором, что не обратили на это ровно никакого внимания.

— Скоро я наконец смогу обнять свою дочь, — говорила Олина мама. — Знаете, она у меня всегда была немного болезненной… А теперь, после гибели отца… и говорить не приходится… Сейчас будет поляна, поросшая ежевикой, а за ней — санаторий.

И верно: впереди была поляна. Только вместо детского санатория за ней виднелась… железнодорожная станция, которую они только что покинули.

Мамы растерянно переглянулись.

— Быть этого не может! — наконец сказала Олина мама. — Мы ведь с вами шли всё прямо и прямо. Мы никуда не сворачивали, верно?

— И всё же вышли к станции. Наверное, слишком заговорились и не заметили, что повернули обратно.

Они снова двинулись по дороге, ведущей к лесному санаторию. Но теперь уже не разговаривали, а внимательно смотрели по сторонам.

Результат был тот же. Через некоторое время они снова очутились на железнодорожной станции.

— Ничего не понимаю, — сказала Серёжина мама. — Ведь я сколько раз здесь была!

Она остановила проходившего мимо железнодорожника и спросила:

— Скажите, пожалуйста, как нам пройти к детскому санаторию?

— Идите прямо и прямо, — ответил железнодорожник и показал на дорогу, по которой они уже два раза прошли. — И никуда не сворачивайте.

— Но мы, видите ли, всё время возвращаемся назад, — Олина мама была в отчаянии. — Может, здесь ведутся ремонтные работы или есть другая дорога?

Железнодорожник недоверчиво оглядел женщин. Он, наверное, подумал, что над ним подшучивают.

— Никакие работы здесь не ведутся, — сухо ответил он. — И дорога к санаторию только одна — вот эта.

Железнодорожник ещё раз показал на дорогу и ушёл.

Теперь мамы шли осторожно и останавливались чуть ли не на каждом шагу.

— Боюсь, что мы снова выйдем к электричке, — почему-то шёпотом произнесла Олина мама.

На этот раз она ошиблась, потому что железнодорожной станции видно не было. Но легче от этого не стало, так как дорога вдруг начала раздваиваться.

— Вот и верь после этого железнодорожникам… — вконец расстроилась мама Серёжи.

— Кажется, к санаторию нужно идти в эту сторону, — предположила Олина мама и показала направо.

— А мне кажется, что нужно идти налево, — неуверенно возразила мама Серёжи.

Они поспорили и пошли по разным дорогам.

Но вскоре мамы встретились снова. Оказалось, что они шли навстречу друг другу по круговой дороге.

— Не знаю даже, что и подумать, — сказала Олина мама. — Прямо наваждение какое-то!

— Колдовство, — поддержала её мама Серёжи. — Что же нам теперь делать?

И вдруг она услышала за спиной чей-то голос.

Вздрогнув, она оглянулась. Но вокруг никого не было.

— Вы что-нибудь слышали? — прерывающимся голосом спросила она Олину маму.

— Я? Нет… Ой, посмотрите сюда!

Прямо перед ними возвышался дуб с большим дуплом. И в этом дупле сидела странная птица и рассматривала их немигающими круглыми глазами. Её острый крючковатый клюв непрестанно открывался и закрывался. Казалось, птица хотела что-то сказать, но в последний миг передумывала.

— Филин… — прошептала Олина мама. — Значит, мы с вами зашли в самую глухомань. Я слышала, что филины живут только вдали от людей.

Словно соглашаясь с ней, филин кивнул и жутко захохотал. Затем взмахнул крыльями и медленно полетел между деревьями.

Дождь перестал. Но на землю опустился такой густой туман, что нельзя было увидеть даже пальцы вытянутой руки.

А в это время Серёжа с Олей стояли у дороги и не сводили с неё глаз.

— Электричка давно ушла, а мамы всё нет, — дрогнувшим голосом произнесла Оля. — Наверное, с ней что-то случилось.

— Да ты не волнуйся, — сказал Серёжа, хотя сам волновался не меньше. — Никуда она не денется.

— Тебе легко так говорить, — возразила Оля и вдруг всхлипнула. — Я же хорошо знаю свою маму! Она у меня такая рассеянная, с ней всегда что-то случается!

— Но и моя мама тоже должна приехать…

— Значит, что-то случилось с обеими.

Оля не могла удержаться от слёз.

— Не плачь, — упавшим голосом успокаивал Серёжа. — Ты вот что… пойди оденься, и мы сами отправимся им навстречу.

Оля кивнула и пошла к санаторию. И в эту минуту на опушке леса показался Бухтик. Его лицо сияло от радости.

— Ура-а! — завопил он, сообщая новость. — Вы не уедете, вы оста… — Но вдруг голос его осекся, и он спросил: — Серёжа, почему у тебя такое лицо? Что-нибудь случилось, да?

— Случилось, — сказал Серёжа. — Бухтик! Что ты ещё натворил?

— Ничего. Это всё Даваня придумал.

— Может быть, — согласился Серёжа. — Но подговорил его ты. Разве я не прав?

Бухтик искоса взглянул на Серёжу и наклонил голову.

— Я его почти не уговаривал, — не сдавался он. — Это Даваня сам подговорился.

— Нет такого слова — «подговорился».

— Почему нет?

Беда с этим Бухтиком! То он хочет узнать, как врач Николай Владимирович определяет болезни. То требует рассказать об устройстве телевизора — он собирается построить его у себя в заводи. То объясняй ему, почему в русском языке нет такого слова — «подговорился»… А теперь вот эта история с мамами.

— Бухтик, не хитри. Что вы с ними сделали?

— В лес завели. Они поплутают немного, испугаются — и уедут домой. А вы здесь останетесь. Вы же хотели здесь остаться, правда?

— Бухтик, — сказал Серёжа, — я с тобой серьёзно говорю. Если сейчас не появятся наши мамы, я тебя знать не хочу!

Бухтик внимательно посмотрел на Серёжу.

— Вот как… — сказал он. — А как же наша дружба?

— Послушай, Бухтик… — начал было Серёжа.

Но Бухтик уже повернулся к нему спиной и медленно пошёл к лесу.

Обе мамы давно промокли насквозь и теперь дрожали от холода.

— Только бы встретить людей, — стуча зубами, жалобно произнесла Олина мама. — Только бы людей встретить!

— Или выйти на другую дорогу, — поддержала её мама Серёжи. — Хоть на самую захудалую. А уж она выведет нас куда-нибудь.

— А туман, кажется, начал рассеиваться. Видите, стало светлее?

— Вижу, — отозвалась Серёжина мама и вдруг остановилась: — А вот и тропинка!

И они быстро пошли по ней.

Скоро тропинка сделала крутой поворот и выбежала на поляну. Перед ними стояло несколько зданий с большими, светлыми окнами.

— Да это же наш санаторий! — воскликнула Серёжина мама.

Навстречу, держась за руки, уже спешили Серёжа и Оля.

— Мамочка, ты приехала! — закричала Оля. — Наконец-то ты приехала!

— Если бы ты только знала, что с нами приключилось в дороге! — говорила Олина мама, обнимая дочь.

— Вот видишь! — Оля повернулась к Серёже. — Разве я не права? С моей мамой вечно что-то случается!

А неподалёку от людей, за кустом ежевики, притаился Бухтик.

— Они уедут… — в отчаянии прошептал он. — Теперь-то они наверняка уедут. А я… тогда меня всё равно что и не будет на свете…

Оля Нечаева

— Чуть не забыл, — сказал папа и снова склонился над сумкой. — Я же тебе подарок привёз!

И вот на ладони у Оли странная пушистая игрушка.

Сначала Оля подумала, что это Чебурашка. Но ведь у Чебурашки должны быть большие уши, правда? И большие глаза. А у этой — то ли уши, то ли маленькие рожки. И глаза у игрушки были другими, и губы сложились так, словно она вот-вот скажет: «Бу-бу-бу…» А на лице сияла такая озорная улыбка, что Оля не выдержала и прижала папин подарок к щеке.

— Тебе нравится? — спросил папа.

— Очень, — ответила Оля. — Большое спасибо.

— И как же ты думаешь её назвать?

— Бухтик!

— Неплохое имя…

Папа ещё немного посидел рядом, потом поцеловал Олю и поднялся.

— Выздоравливай быстрее, — сказал он и вышел из палаты.

Больше Оля папу не видела. Он не вернулся из полёта…

И Бухтик был последним его подарком дочери.

Это была самая молчаливая девочка во всём санатории.

В столовой она сидела напротив Серёжи. Вяло ковыряла вилкой, нехотя пила компот и первой уходила.

Другие девочки с таинственным видом шептались о чём-то, пересмеивались, а Оля молчала. Другие девочки с любопытством посматривали на Витю Капустина. Все в санатории уже знали, что в школьном драмкружке он играл самые главные роли… От этих взглядов Витя становился гордым и важным, как индюк.

Только одна Оля не посмотрела на него ни разу. Будто такой знаменитости вообще не существовало на свете. И, оскорблённый таким невниманием, Витя однажды сказал:

— Подумаешь… Воображала. И чего это ты, Серёжа, с неё прямо глаз не сводишь?

— Не твоё дело, — ответил Серёжа и почувствовал, что краснеет.

Серёжа ловил себя на том, что всё время думает об этой девочке с грустными глазами. Он ни разу не видел, чтобы Оля улыбнулась. А однажды заметил, как Оля тихо плакала… Ему очень хотелось хоть чем-нибудь ей помочь или хотя бы развеселить. Но как это сделать?

Несколько раз он собирался заговорить с Олей. Но она каждый раз проходила мимо, даже не взглянув на него. Он усаживался на скамейке против её окна, но Оля и этого не замечала.

Тогда Серёжа решился на последний, отчаянный шаг. Он написал записку. «Оля, не нужно так грустить, — говорилось в ней. — Рядом с тобой друзья, которые всегда готовы помочь».

И подписал:

«Тот, кто сидит напротив».

Записку он украдкой положил сегодня утром в карман Олиной курточки.

На обед Серёжа пришёл одним из первых. Долго ел борщ, потом второе, ещё дольше пил компот. А сам не сводил взгляда с пустого Олиного стула. Он даже не заметил, что Витя Капустин подсыпал в компот немного соли.

Серёжа ждал ответа.

Но ответа он так и не дождался. Оля на обед не пришла.

Не явилась она и на ужин.

Давно на душе у Серёжи не было так тяжело, как в этот день. Даже неунывающий Витя Капустин и тот заметил что-то неладное.

— Что с тобой? — спросил он виноватым голосом. — Обиделся на меня, да?

— За что?

— За то, что я тебе соли в компот насыпал.

— Соли? — удивился Серёжа. Он и не обратил внимания.

Витя немного подумал, затем предложил:

— Можешь и мне насыпать. Хоть целую столовую ложку.

— Не хочу.

Но Витя не отступал.

— Серый, пойдём сегодня вечером на заседание драмкружка, а? — сказал он. — Сегодня там будут старосту выбирать.

— Не хочу, — отозвался Серёжа. — Отстань.

Витя обиделся и ушёл. А Серёжа сел в коридоре на подоконник и стал наблюдать за дверями Олиной палаты.

Несколько раз по коридору торопливо прошла тётя Клава. И каждый раз она скрывалась в изоляторе, который находился сразу же за Олиной палатой.

Немного погодя в изолятор пришёл Николай Владимирович. Всегда разговорчивый и насмешливый, на этот раз он только мельком взглянул на Серёжу. Николай Владимирович был чем-то очень встревожен.

Но Серёжу больше интересовал не изолятор, а двери Олиной палаты. Оттуда же, как назло, никто не выходил.

Тогда он перебрался во двор и занял своё привычное место на скамейке.



Спасти человека

Олю пришлось временно перевести в изолятор.

Она, казалось, не замечала ничего, что делается вокруг. Отсутствующим взглядом смотрела на всех, сжимая в ладони игрушку. И это её состояние было опаснее всего.

— Можешь положить игрушку на тумбочку, — сказал Николай Владимирович. — Никто её не тронет.

Но Оля в ответ только покачала головой. Наверное, очень дорожила она этой игрушкой, раз не хотела ни на минуту расстаться с ней.

— Я такой никогда не видел. Как его зовут?

— Бухтик, — сказала Оля, и глаза её потеплели.

Николай Владимирович отошёл к окну.

На скамейке во дворе сидел Серёжа Войников из шестой палаты. Тот самый, что настороженным взглядом следил за врачом в коридоре. Сейчас он смотрел на окна комнаты, в которой жила Оля.

Да, болезнь Нечаевой тревожила не только врача.

На землю уже опустились сумерки, а Оля всё не показывалась.

Тогда Серёжа придумал вот что.

Прямо перед окнами рос огромный клён. Если на него влезть, то можно, наверное, увидеть, что делается в Олиной палате. Конечно, нехорошо подглядывать, но другого выхода Серёжа просто не находил.

За столом, тесно прижавшись друг к дружке, сидели три девочки. Они о чём-то тихо переговаривались, и лица у них были испуганные. Оли в палате не было.

«Да где же это она? — в отчаянии подумал Серёжа. — Неужели уехала домой?»

Он начал было спускаться на землю. Но взглянул на соседнее окно и изо всех сил сжал ветку дерева.

Боком к окну сидела тётя Клава, и её всегда строгое лицо жалобно морщилось. В углу изолятора, возле стола, стоял Николай Владимирович и спешно готовил шприц для укола.

А на кровати лежала Оля. Глаза её были закрыты, и дышала она так часто, словно ей не хватало воздуха.

Серёжа медленно сполз с дерева и снова сел на скамейку.

Вот оно, оказывается, что — Оле плохо. Очень плохо…

От клуба долетел звонкий смех. Весело перемигивались над головой первые звёзды. Где-то далеко, словно в другой стране, послышался бодрый голос электрички. Тихо вокруг, спокойно. Только рядом, всего в нескольких шагах, мучается самая хорошая девочка на свете. И как ей помочь — неизвестно…

— Подвинься немного, — неожиданно услышал Серёжа.

Николай Владимирович сел рядом. Он посмотрел на луну, поднимающуюся над лесом, на освещённые окна санатория. Потом спросил:

— Ты давно знаешь Олю Нечаеву?

— Нет, — честно признался Серёжа. — Что с ней?

— Вот об этом я и хочу поговорить с тобой. Давай вместе поможем ей. Я, кажется, уже придумал…

В палату Серёжа вернулся за несколько минут до отбоя.

— Где ты ходишь? — спросил товарища Витя Капустин. И, не дождавшись ответа, радостно сообщил, что его почти единогласно избрали старостой драматического кружка. Воздержался один только Васька Никуличев из двенадцатой палаты. Не иначе как сам хотел стать старостой. А ещё они решили поставить «Сказку о попе и его работнике Балде», которую написал Александр Сергеевич Пушкин.

— Я буду играть работника Балду, — с гордостью сказал Витя. — А попа будет играть Васька. — И Витя рассмеялся: — Знаешь, что делает Балда с попом в конце сказки?

— Даёт три щелчка, — нехотя ответил Серёжа.

— Да ещё каких! — И Витя рассмеялся снова. — Ох и попрыгает у меня этот Никуличев!.. А ты что делал сегодня?

— Послушай, Витя… — медленно начал Серёжа. — Нужно спасти одного человека.

— Спасти? — переспросил Витя. — Какого человека?

— Очень хорошего, — пояснил Серёжа. И твёрдо добавил: — Самого лучшего.

Проснулся он среди ночи. Несколько секунд полежал с открытыми глазами, соображая, где же он находится. Потом соскочил с постели и побежал к окну.

В окне изолятора всё ещё горел свет, и на занавеске виднелась сгорбленная тень Николая Владимировича…

Шорох за окном

Серёжа показал на игрушку и сказал:

— Она очень похожа на Бухтика.

— Это и есть Бухтик! — удивилась Оля.

— Похожа, — повторил мальчик, — как две капли воды. Только настоящий Бухтик куда больше!

У Оли широко раскрылись глаза. Она даже привстала на постели.

— А разве существует настоящий Бухтик?

— Конечно, — ответил Серёжа. — Ещё как существует!

— Ну расскажи о нём, — неуверенно попросила Оля.

— Хорошо… Только я начну с самого начала…

…Неизвестно, что делалось в остальном мире, но над лесным санаторием дождь шёл второй день подряд. Он шёл и шёл, неторопливый, однообразный и такой скучный, что, наверное, и самому себе уже опротивел.

Витя Капустин раздобыл где-то зеркало и старательно привешивал его на стену.

— Тебе помочь? — спросил Серёжа.

Книжка, которую он принёс из библиотеки, казалась ему такой же скучной, как этот дождь за окном.

— Сам справлюсь, — ответил Витя. — Сейчас я его выровняю — и готово.

— Зачем оно тебе?

— Увидишь, — загадочно пообещал Витя.

Серёжа закрыл книжку и подошёл к окну.

Лесной санаторий был построен совсем недавно. Даже запах тёсаных брёвен ещё не выветрился. Стоял этот санаторий в очень красивом месте — неподалёку от реки, в самой чаще леса. Здесь, можно сказать, ещё не ступала человеческая нога. Если, конечно, не считать строителей, охотников да лесничих… И кто же, как не ребята, новосёлы, должны выяснить, какая рыба водится в здешней реке и какие звери бродят по лесу?

Но сразу же после приезда погода испортилась: дождь, ветер, лужи — и теперь, хочешь не хочешь, приходится сидеть в надоевшей комнате.

Серёжа вздохнул так тяжело, что разбудил муху, мирно дремавшую на оконном стекле.

Муха взлетела и, недовольно пожужжав над Серёжей, опустилась ему на нос. Наверное, решила спросонья, что лучшего места не найти. Серёжа поморщил нос от щекотки и взмахнул рукой. Но отвязаться от мухи было не так-то просто.

— Вот приставала! — с досадой проворчал Серёжа.

А муха как ни в чём не бывало села на стриженую голову Вити Капустина. Рассерженный Серёжа схватил полотенце и приказал другу:

— Вить, не двигайся! Я её сейчас…

Витя поспешно мотнул головой. Кому же охота ни за что ни про что схлопотать по шее?

— Отстань от меня! — сказал он. — Разве не видишь, что я занят?

Витя и вправду был занят серьёзным делом. Он уселся перед зеркалом и самому себе строил рожи.

— Эх, ты, — с сожалением протянул Серёжа. — Такая возможность была…

— Тоже мне, нашёл чем заниматься, — неодобрительно бросил Витя. — Лучше посмотри, какое выражение у меня на лице. Как ты думаешь, похоже оно на испуганное?

Он открыл рот и сделал такие большие глаза, словно нечаянно уселся на ежа.

— Похоже, — подумав, согласился Серёжа.

— То-то же, — удовлетворённо произнёс Витя. Затем он поджал губы и выпятил грудь. — А сейчас какое у меня выражение?

Серёжа внимательно присмотрелся к товарищу.

— Глупое, — решил он.

— Сам ты глупый, — обиделся Витя. — Это у меня было воинственное выражение лица… А сейчас я сделаю гордый вид.

В эту минуту за дверями послышались грузные, шаркающие шаги, и ворчливый голос няни, тёти Клавы:

— Всем принимать витамины! Да не вздумайте обманывать, сама буду проверять!

В том, что тётя Клава это сделает, Серёжа не сомневался. Вчера она, например, проверяла, принимает ли витамины двенадцатая палата. И Ваське Никуличеву так досталось, что тот согласен был проглотить хоть двойную порцию витаминов.

Серёжа протянул руку к тумбочке, где лежали таблетки.

Витя Капустин, не меняя гордого выражения, тоже взял таблетку. Но принимать её не стал.

— Гордым людям это совершенно ни к чему, — заявил он и выбросил таблетку в форточку.

Серёжа в нерешительности задумался. Нет, Витя всё же неправ. Они приехали сюда не только отдыхать, но и лечиться.

С другой же стороны…

Он осторожно лизнул таблетку. Сверху она вроде бы ничего, принимать можно, но внутри такая кислая, что после этого даже рыбий жир кажется сладким сиропом. И почему это все лекарства такие невкусные?

И Серёжина таблетка тоже полетела за окно.

В комнате быстро темнело. В лесном санатории начали зажигаться огни. В том крыле, где жили девочки, послышался дружный смех.

«Весело им», — с завистью подумал Серёжа и подошёл к выключателю.

Вите уже надоело сидеть перед зеркалом и корчить самому себе зверские рожи. Он потянулся и сказал:

— Пойдём посмотрим телевизор?

— Ну его! — ответил Серёжа. — Ничего хорошего сегодня нет, я программу читал. Давай лучше сыграем в «морской бой».

— Давай, — согласился Витя.

Когда ожесточённая морская битва стала подходить к концу, за окном послышался невнятный шорох.

— Что там? — поднял голову Витя.

Ребята прислушались. Шорох повторился.

— Наверное, кошка, — предположил Серёжа, не отрываясь от тетрадки.

— Вот я ей пошуршу! — сказал Витя. Он только что потопил последний вражеский эсминец и был настроен очень воинственно.

Серёжа не ответил. Он думал над своим ходом. И где этот хитрый Витя спрятал два торпедных катера? Может, они в этом углу?

— А-а! — послышалось вдруг за спиной.

Серёжа быстро оглянулся.

Витя Капустин замер посреди комнаты, готовый задать стрекача. На его лице очень хорошо, почти замечательно изобразилось испуганное выражение.

— Там… там… — бормотал он, показывая на окно. — Там кто-то есть!

Серёжа прижался к стеклу лбом.

— Видишь? — спросил Витя.

— Нет. Выключи свет!

И сразу же увидел Серёжа странную лохматую фигуру. Шлёпая по лужам, кто-то бежал через двор к реке, на мгновенье оглянулся, и Серёжа вздрогнул, увидев свет жёлтых, горящих глаз…

— Это был Бухтик? — спросила Оля.

— Да. Потом я узнал, что не один он живёт в заводи.

— В заводи?

— Да. И в лесу тоже.

— И в лесу… — повторила Оля. — Ты мне и обо всех расскажешь?

— Если тебе интересно…

— Конечно, мне будет интересно! — сказала Оля, и впервые на её лице появилась улыбка. Улыбка!

Хозяин тихой заводи

В подводной норе, вход в которую закрывали густые водоросли, что-то зашевелилось и громко вздохнуло:

— О-хо-хо! — И ещё раз: — Охохонюшки!

Это проснулся хозяин лесной заводи Барбула.

Едва раскрыв глаза, он почувствовал себя неважно. Чего-то не хватало старому, а чего — он и сам понять не мог.

Может, кто-то ночью проник в его жилище и утащил какие-нибудь драгоценности?

Барбула поднялся и насторожённо огляделся. Все драгоценности были на месте.

Старое ведро без ручки — вот оно.

Сапог с отвалившейся подмёткой тоже был цел.

Кровать… Барбула подпрыгнул на постели, и пружины под ним жалобно заскрипели. Он улыбнулся: его пружинная кровать, единственная в заводи, тоже была тут. Правда, люди, которые выбросили её в реку, поговаривали, будто это и не кровать вовсе, а старое, ни на что уже не годное шофёрское сиденье. Но что эти люди понимают? Вот если бы они жили под водой — тогда небось по-другому заговорили бы!

Взгляд Барбулы остановился на стопке этикеток от консервных банок. И какие же красивые заморские рыбы нарисованы на них!.. В детстве Барбула мечтал превратиться в одну из таких рыб и отправиться в плавание по морям и океанам. Но с тех пор прошло уже невесть сколько времени, а он как был, так и остался обыкновенным водяным. И только этикетки напоминают ему о давней мечте.

«Постой-постой, — подумал Барбула. — А где же зеркало?»

Обломком старого зеркала водяной гордился ещё больше, чем этикетками. Он прямо глаз с него не сводил. Обычно, проснувшись, принимался внимательно разглядывать в зеркале своё отражение.

Но как ни старался сегодня Барбула, а ничего, кроме расплывшейся головы, похожей на сморщенную дыню, рассмотреть не мог. Дыня эта была приставлена к большой круглой тыкве бледно-зелёного цвета.

Странно…

Барбула вертел зеркало так и этак, но тыква продолжала оставаться тыквой, а дыня — дыней. И он догадался протереть зеркало пучком мягких водорослей.

Ну вот, теперь, кажется, всё в порядке. На Барбулу приветливо взглянуло его собственное ненаглядное лицо. Конечно, для постороннего глаза оно, как и прежде, больше всего походило на сморщенную дыню, только теперь на ней ухмылялся широкий, почти лягушачий, рот. Из-под густых синих бровей сияли два круглых зелёных зрачка.

На дыне топорщился широкий приплюснутый нос, который напоминал фиолетовый нарост на дереве. Верхнюю губу подпирали два рыжих кривых клыка.

«А я ещё ничего, вполне симпатичный, — с удовольствием подумал он. — Может, и не писаный красавец, но очень даже пригож…»

Барбула любовно прислонил зеркало к дырявому сапогу. И тут вдруг понял, что же именно его тревожило.

Недавно в больших белых домах, которые стояли неподалёку от его заводи, поселились дети. И никто из жителей заводи и леса не знал, надолго ли они поселились и что собираются делать. Пришлось послать на разведку своего сына Бухтика. Ушёл Бухтик вчера, хмурым дождливым утром, которое водяным было больше всего по сердцу. В солнечные-то дни они и носа не могли высунуть из воды: жаркий, сухой воздух был гибельным для них.

Но прошло и утро, и вечер, и ночь прошла, а сын всё не возвращался.

«Неужели с ним что-то стряслось?» — с ужасом подумал Барбула и поспешно выбрался из жилища. Во что бы то ни стало нужно разыскать Бухтика. Во что бы то ни стало!

«Я могу быть видимым!»

Отталкиваясь от илистого дна, Барбула плыл против течения. Он хотел как можно быстрее добраться до жилища сына и узнать, возвратился ли тот домой.

«Лишь бы был жив, — с тревогой думал водяной. — Лишь бы жив остался!»

Но у первого же поворота, недалеко от детского сада рыбёшек-мальков, он остановился.

К детскому саду, куда вход взрослым рыбам был строго-настрого запрещён, осторожно подкрадывалась Зубатка, старая щука-злодейка. Заметив, что один малёк оторвался от товарищей, она замерла перед броском, и её глаза хищно вспыхнули.

— Зубатка, стой! — крикнул Барбула. — Ты что это задумала?

Услышав грозный голос водяного, щука вздрогнула и угодливо изогнулась.

— Я ничего не задумала, честное щучье, ничего, — скороговоркой ответила она. — Я всего лишь в гости плыву. К вашей старшей дочери, Омаше…

— Ты мне не крути хвостом, — оборвал её Барбула. — Будто забыла, где живёт Омаша? Тебе что — закон не писан?

— Писан, писан! — затараторила Зубатка. — Да только горе у меня: так заболел передний зуб, так уж заныл — даже глаза стали плохо видеть от боли. Вот и заплыла по ошибке не туда. Спасибо, что вовремя остановили меня. А то бы и вовсе заблудилась.

— Смотри у меня! — пригрозил Барбула. — Если ещё хоть раз увижу тебя здесь, не только передний, но и все остальные зубы заболят. А ну марш отсюда!

Довольная, что так легко отделалась, Зубатка вильнула хвостом и скрылась в подводных зарослях.

А Барбула сразу же забыл о ней. Из головы не выходил Бухтик.

Ничего не скажешь, хороший у него сын — весёлый, любопытный, а уж выдумщик! Недаром по всей реке о нём ходит слава как об изобретателе, равных которому в подводной стране ещё не было.

Вот совсем недавно Бухтик, например, изобрёл подводный телефон. Подсмотрел у людей, которые строили дома, и изобрёл. И начал прокладывать первую телефонную линию от своего жилища к отцовскому… Всё было бы хорошо, если бы об этом не узнала старшая дочь Барбулы, Омаша. А узнав, подняла такой крик, что, оглушённые причитаниями, Барбула с сыном поскорее перенесли второй аппарат в её комнату. И с тех пор телефон у Бухтика трезвонит днём и ночью, не давая ни минуты покоя бедному изобретателю. Дошло до того, что Бухтик уходил ночевать к отцу…

Когда Барбула наконец добрался до жилища сына, солнце стояло высоко над заводью.

— Эгей, Бухтик! — крикнул отец. — Ты у себя?

Никто не откликнулся.

Обычно с раннего утра до позднего вечера в Бухтиковом жилище слышалось шипение, свист и другие непривычные для подводного жителя звуки. Но сейчас там стояла такая тишина, что у Барбулы замерло всё внутри. Неужели с сыном и вправду что-то произошло?

Он перебрался через ограду, сложенную из камней, и заглянул в окно. Внутри было темно, и разглядеть ничего не удалось.

Барбула обошёл вокруг дома и постучал в двери.

Молчание.

Барбула хотел было стукнуть кулаком, чтобы вышло погромче, но вовремя вспомнил, что произошло прошлым летом. Тогда он тоже постучал кулаком, и в ответ раздался такой взрыв, что о нём и теперь не хотелось вспоминать.

«А вдруг сегодня случится то же самое?» — подумал Барбула и прошептал заклинание, которое хоть и редко, но помогало ему избежать разных опасностей:

Реви, гори, да меня не тронь.

Ни лютый зверь, ни шальной огонь!

Двери вдруг вздрогнули и начали отворяться сами. На всякий случай Барбула отскочил в сторону и припал к илистому дну.

Но взрыва на этот раз не последовало.

Хозяин заводи осторожно поднял голову и увидел сына. Бухтик сидел на чурбаке у самого порога и, подперев подбородок ладонью, смотрел прямо перед собой. Так было всегда, когда он думал о чём-то важном.



Барбула с облегчением вздохнул: Бухтик жив и напрасно он так волновался.

— Ты где пропадал столько времени? — спросил хозяин заводи.

Бухтик перевёл взгляд на отца.

— Там, где ты наказывал. Проходи, садись.

Но заходить Барбула не спешил.

— Мне и здесь хорошо, — ответил он. — Надоели твои вечные взрывы и хлопки.

— Сейчас мне не до взрывов… — вздохнул Бухтик. — У меня сейчас есть дела поважнее.

— Что это за дела? — насторожился Барбула.

— Да так, мысли всякие…

Мыслей Бухтика Барбула не боялся. Во всяком случае, он знал, что они не обжигают и не взрываются.

Хозяин заводи вошёл в жилище и уселся рядом с сыном.

— Ну, рассказывай, что ты там выходил, — потребовал он. — Надолго приехали эти дети?

— Надолго, — ответил Бухтик.

— Вот как… А что они будут делать?

— Они здесь будут лечиться.

— Лечиться? — недоверчиво переспросил Барбула. — Только и всего?

— Еще они будут отдыхать, — ответил Бухтик.

— Ну, это не страшно, — заметил Барбула. — Пусть отдыхают себе на здоровье… А ещё что ты видел? Есть там что-нибудь стоящее?

— Ещё бы… — задумчиво произнёс Бухтик. — Что тебя интересует?

— Всё. Сапоги, например. Такие, как у меня. Есть там такие?

— Таких нет, — сказал Бухтик.

— То-то же, — Барбула довольно ухмыльнулся.

— Сапоги там только целые, — продолжал Бухтик, и лицо у Барбулы вытянулось от огорчения. — Ещё там есть тапочки, туфли, сандалии…

— А этикетки там есть? — перебил отец.

— Сколько угодно. На свалке валяются. Вместе с консервными банками.

— А зеркало там есть?

— В каждой комнате, — ответил Бухтик. — А комнат там видимо-невидимо.

Поражённый, Барбула долго молчал.

— Везёт же людям, — наконец сказал он с завистью. — Жаль, что мне не дано ходить по суше. Я бы сам всё рассмотрел… Почему бы тебе, Бухтик, не придумать что-нибудь этакое… скажем, суходых? Чтобы я и в жару мог дышать на суше.

— Я подумаю, — пообещал Бухтик. — Только не сейчас. Потом когда-нибудь.

— Почему потом? — обиделся Барбула.

— Сейчас у меня другое в голове. Понимаешь… — Бухтик замялся. — Кажется, я могу быть видимым!

Барбула рассмеялся.

— Вот так удивил! — сказал он. — Да тебя и так любая рыбёшка за версту видит!

— Нет, ты меня не понял. Я для людей могу быть видимым.

Улыбка медленно сползла с лица водяного.

— Для людей?

— Ну да! Ведь что получается? Мы видим друг друга везде и всегда. Верно?

— Верно, — согласился Барбула.

— А люди — нет. Люди видят только то, что отбрасывает тень.

— Постой… Ты что же — хочешь сказать, что у тебя появилась тень? Ну, знаешь… До сих пор в нашем роду таких, чтобы их люди видели, не водилось.

— А я вот взял и завёлся, — задумчиво возразил Бухтик. — Только не могу понять, как это случилось.

— Тебя люди и вправду видели? — недоверчиво спросил Барбула.

Бухтик кивнул.

— Понимаешь, подхожу я к одному окну, чтобы посмотреть, что там внутри делается. Постоял под окном, послушал, о чём говорят, да и заглянул в комнату. А посреди комнаты мальчик стоит, его зовут Витя, и смотрит мне в глаза. Потом как закричит: «А-а!» — и пальцем на меня показывает! Я подумал сначала, что он испугался кого-то другого. Оглянулся — и вдруг вижу, что у меня появилась тень! А отчего она появилась, до сих пор не знаю.

— Может… ты что-нибудь съел? — нерешительно предположил Барбула.

— Ничего я не ел, — подумав, ответил Бухтик. — Разве… Там был ещё один мальчик, Серёжа. Так он выбросил в окно какой-то белый кружочек. А я его поймал на лету и попробовал. Может, с этого всё и началось?

— Всё может быть, — согласился Барбула. — А ну-ка выйдем во двор!

— Зачем?

— Чтобы узнать, есть ли у тебя тень.

Бухтик остановился на освещённом пригорке, и Барбула обошёл вокруг сына. Тени не было.

— Показалось тебе всё, — сказал Барбула и облегчённо вздохнул.

— Ничего не показалось, — упрямо возразил Бухтик.

От кого произошел человек

Поседевшая от времени Квакуша, которую все в заводи называли Премудрой, сидела на рыжей кочке. Вокруг неё нетерпеливо толкались внуки и правнуки — числом не менее сорока. Все, как один, были наряжены в золотисто-зелёные рубашки и брючки.

Так уж издавна повелось, что каждое погожее утро вокруг своей бабушки Квакуши собиралось многочисленное потомство. А собравшись, начинало просить, чтобы Квакуша рассказала какую-нибудь историю из своей долгой и полной приключениями жизни.

Ещё бы! То, что пережила бабушка Квакуша, в их тихой заводи не довелось пережить никому. Даже водяному Барбуле.

Старые лягушки поговаривали, будто в молодости Квакуша Премудрая была писаной красавицей. Посмотреть на её красоту приплывали женихи из самых отдалённых болот. Наверное, слухи о ней дошли и до людей, потому что в один прекрасный день возле заводи появился красивый молодой царевич. На царевиче были кремовые шорты и ослепительно белая рубаха с закатанными рукавами. Царевич хитростью выманил доверчивую красавицу на берег и увёз в своё государство. Там он поселил её в прозрачном тереме, который люди называли аквариумом.

Долго, очень долго жила Квакуша в этом тереме. Каждое утро приходил к ней слуга и подавал изысканные кушанья и самую чистую воду. И поговорить было с кем — рядом с ней жило не меньше сотни таких же красавиц.

Всё было бы хорошо, если бы не злая мачеха царевича, которую называли Лаборантом. Она до того возненавидела Квакушу, что однажды решила отдать её для какого-то Опыта. Только чудом Квакуше удалось вырваться из рук злой царицы и отыскать дорогу домой.

А о том, сколько раз ей удавалось перехитрить зоркую длинноногую Цаплю или беспощадного Ужа, об этом в заводи ходили целые легенды.

Квакуша Премудрая слегка проквакшлялась и ещё раз оглядела потомство.

— Ну так вот, детки, слушайте, что я скажу, — начала она. — Однажды утром я сидела на кочке. И вдруг, откуда ни возьмись, прилетела серебряная стрела и упала прямо передо мной.

— А что было дальше? — подпрыгнув от нетерпения, спросил один лягушонок. — Это была человеческая стрела, да?

Другие лягушата зашикали на него.

Но Квакуша Премудрая прервала свой рассказ и насторожилась. Она первой услышала непонятный топот, который, приближаясь, становился всё громче.

— Потом доскажу, — поспешно произнесла она. — А сейчас прячьтесь кто куда!

Описав широкую дугу, Квакуша Премудрая первой шлёпнулась в заводь. Многочисленное потомство с готовностью последовало за своей бабушкой.

Словно крупный град прошёлся по заводи. И снова всё замерло.

Через мгновение из-за кустов показались два мальчика с разрисованными лицами. Они внимательно рассматривали всё, что попадалось им на глаза.

— Эти мальчики называются свирепыми индейцами, — тихо квакнула бабушка своему потомству.

Так как в этих краях индейцы не водились, лягушата с изумлением вытаращились на них.

Неподалёку от того места, где прятались внуки и правнуки Квакуши Премудрой, «индейцы» остановились.

Вода была чистой и прозрачной, словно школьные окна перед началом учебного года. Среди тёмно-зелёных листьев ослепительно сияли, будто маленькие солнца, белые и жёлтые кувшинки. Над камышом поднимались розовые струи пара. За спиной у «индейцев» мерно и спокойно, словно живое существо, вздыхал лес.

— Ну как, Серёжа, хорошее место? — спросил «индеец», бежавший первым. — Я здесь буду репетировать «Сказку о попе и о работнике его Балде». Тихо, и никто не будет мешать.

— Место неплохое, — согласился «индеец» Серёжа и потрогал ногой воду. — Тёплая… Искупаемся, Вить?

— А ещё я приду сюда с удочкой, — сказал Витя. — Ты видел, какие у меня чудесные рыболовные крючки?

— Ты их мне уже сто раз показывал.

Неподалёку от ребят склонилась над водой старая ива. Одна из её веток протянулась далеко над заводью, и зоркий глаз Капустина сразу же оценил это.

— Чем не вышка для прыжков? — воскликнул он. — Чур, я первый!

Серёжа посмотрел на корни старой ивы. Они были подмыты водой. Недолго, видно, осталось жить дереву.

«Надо бы укрепить эти корни, — подумал он. — Землей засыпать. И тогда ива ещё сто лет простоит».

Его дедушка жил в селе. И Серёжа, когда приезжал к нему в гости, с удовольствием возился в саду.

А Витя уже стоял на ветке.

— Смотри, как я сейчас прыгну! Ласточкой, понял?

Но ласточка Вите не удалась. Он шлёпнулся о воду животом, точь-в-точь как лягушка.

Когда после Витиного приводнения улеглось громкое эхо, Квакуша спросила:

— Теперь знаете, от кого произошёл человек?

Лягушата смущённо переглянулись. Этого они не знали.

— Человек произошёл от земноводных, — пояснила Квакуша. — Короче говоря, от нас с вами.

— Почему? — недоверчиво квакнул самый рослый лягушонок.

— Ты видел, как прыгнул этот мальчик? — спросила Квакуша Премудрая. — Он прыгнул точь-в-точь как мы, лягушки!

Больше Витя с ветки не прыгал. Он сидел на берегу и растирал покрасневший живот.

— А у тебя неплохо получается, — похвалил он Серёжу, когда тот вынырнул из воды.

— Так я же занимался в секции по прыжкам в воду.

— Да? — удивился Витя. Чудак этот Серёжа! Занимается в секции — и ни слова об этом. Будь Витя на его месте — о прыжках в воду давно знал бы весь санаторий!

— Зато я, Серый, умею быстро плавать. У меня дядя моряк, он показал мне один способ, баттерфляй называется. А ты каким способом плаваешь?

— Вольным.

Витя обрадовался: вот сейчас он покажет, как нужно плавать! Подумаешь, какой-то там вольный стиль! Это же всё равно, что никакого.

— Давай наперегонки, — предложил он. — До тех кувшинок и обратно.

Не дожидаясь согласия, Витя провёл на самом краю берега жирную черту. Подождав, пока Серёжа станет рядом, скомандовал:

— Раз, два… три!

И… сразу же отстал. Баттерфляй ему явно не помог.

К тому же появились водоросли, и плыть стало гораздо тяжелее. Но сдаваться первым никто не хотел, и пловцы, круша буро-зелёную колышущуюся стену, с усилием прокладывали себе путь к кувшинкам. За мальчиками оставалась широкая чистая дорожка с вырванными водорослями по краям.

Наказание

Барбула сидел за корягой, занесённой илом, и поджидал ненасытную Зубатку. Несмотря на предупреждение, она снова и снова подкрадывалась к садику мальков, и хозяин заводи решил поймать злодейку на месте преступления.

Вокруг весело шныряли мальки, успокоенные присутствием своего главного защитника. Но вдруг они встрепенулись и нырнули в заросли.

По реке стремительно плыла старшая дочь Барбулы Омаша. Увидев отца, она ещё издали закричала:

— Сидишь, да?

— Сижу, — ответил Барбула и насторожился: Омаша просто так не появлялась, её приход всегда сопровождался неприятностями.

— Отдыхаешь, да? — снова спросила Омаша и вдруг заголосила: — А меня, разнесчастную, лучше бы рыбаки опутали своими сетями, чем терпеть такое! Лучше бы мне, бедной, очутиться на суше в самый солнцепёк! Ой, горькая моя судьбина, обижают меня, несчастную, все, кому не лень!

«Тебя обидишь, как же!» — с сомнением подумал Барбула и спросил:

— Что с тобой? Что-нибудь случилось?

— Ах, ты даже не знаешь ничего! Тогда, может, тебе известно, почему замолчал телефон?

— Телефон? — переспросил Барбула. — А почему он замолчал?

— Потому что ты во всём виноват!

— Я? — изумился Барбула. — Да успокойся ты, говори толком…

Он очень не любил, когда на него кричали. Плохо приходилось тому, кто повышал на него голос. Одной только Омаше это проходило безнаказанно, перед ней все в заводи отступали. К тому же она была его дочерью. А с детьми всегда нужно говорить спокойно и ласково.

— Конечно, ты! — продолжала кричать Омаша. — Кто позволяет им делать всё, что угодно? «Купайтесь, мальчики, где вам только вздумается! Ломайте, детки, всё, что вам под руку попадёт!»

— О каких детях ты говоришь?

— Как о каких? О тех, которые приехали лечиться.

— Но я их даже не видел как следует…

— Ах, не видел! Тогда хоть послушай, что они вытворяют. И где — в моём подводном огороде! Сначала с твоей ивы прыгали, а потом в огород ворвались…

— С ивы? — ужаснулся Барбула и подпрыгнул на месте.

С этой ивой была связана вся его жизнь. Так уж повелось у водяных жителей: они выбирали себе дерево и росли вместе с ним. И если ива упадёт — Барбула тотчас распрощается с жизнью. Ива Барбулы была старой, корни


Отсутствуют страницы 31, 32


шенное место. — Это совершенно новый стиль. И называется он спасительным.

— Очень быстрый стиль, — сказал Серёжа.

— Слабо кусали, надо было сильней, — заявила Омаша возвращающимся хвостовёртам. — Ну ничего, это ещё не всё… — Потом она повернулась к Бухтику и спросила: — Можешь починить свой телефон?

— Он не мой, — возразил Бухтик. — Он твой. Мы же недавно говорили об этом.

— Вот как… — Омаша на мгновение задумалась. — А кто его выдумал — я или ты? — спросила она.

— Ну, я, — признал Бухтик.

— Вот видишь? Значит, ты его и чинить должен.

Бухтик вздохнул и нехотя начал связывать обрывки толстых водорослей.

«Хочу море морщить…»

На следующее утро Барбула с сыном приводили в порядок огород Омаши и Чары. Об этом их попросила Омаша. Самой же Омаши с ними не было: она чуть свет уплыла по своим делам к Зубатке.

Не было и Чары. Она не могла оставить без присмотра родники, которыми питалась река.

— Работаем всё да работаем, — недовольно ворчал Бухтик. — Моё оно, что ли? А тот, кому нужно работать, по гостям плавает.

— Перестань, Бухтик, — сказал Барбула. — Она твоя сестра. А просьбу сестры надо выполнять.

— Я и выполняю…

Бухтик разогнулся и покачал головой: работы ещё предстояло очень много. Случайно взглянув на берег, он увидел Витю Капустина, приближающегося к заводи.

— Смотри, отец, к нам снова гости!

Барбула недовольно нахмурил брови.

— Опять что-нибудь натворит… Мало ему других мест.

Хозяин заводи подозвал к себе Кусикову стражу, поплыл к берегу и затаился под оголённым корнем старой ивы: он решил сразу же, как только Витя бросится в воду, выпустить в атаку храбрецов хвостовёртов.

Бухтик присел рядом с отцом.

Но Витя Капустин и не думал лезть в заводь. Он пришёл репетировать. С собой Витя принёс книжку и кусок старой верёвки, которую выпросил у дяди Кости, слесаря санатория.

Он размотал верёвку, присел на траву и, заглядывая в книжку, забормотал про себя:

— Кручу я, значит, верёвку, а Бес вылезает и спрашивает… Я ему отвечаю… потом снова… и ещё… Так, понятно. — И он поднялся: — А теперь — громко и с выражением!

Словно плетью, хлестнул Капустин концом верёвки по воде и суровым голосом начал:

Да вот верёвкой хочу море морщить, да вас, проклятое племя, корчить…

Ни жив ни мертв затаился Барбула в своём укрытии. Верёвка зловеще описывала круги по воде, почти касаясь головы хозяина заводи.

А храброй Кусиковой стражи и след давно простыл.

— Что с ним? — улучив минуту, шёпотом спросил Барбула у сына. — Чего он так ругается?

— За вчерашнее, наверное.

— Тсс… Снова начал!

Наконец Витя окончил репетицию. Он смотал верёвку, поднял книгу и, бросив на заводь последний грозный взгляд, ушёл.

Барбула долго сидел молча. Потом с большой тревогой в голосе произнёс:

— Кажется, он что-то затеял.

— Может быть, — согласился Бухтик. — Не мешало бы снова пойти на разведку!

— И это нужно сделать немедленно! А вдруг нам всем грозит смертельная опасность?

Бухтик посмотрел на небо. Солнца не было видно за тучами. Но дождь уже кончился.

— Может, попросить лешего Даваню? — предложил Бухтик.

Барбула покачал головой.

— Он пошёл в соседний лес, и неизвестно, когда возвратится. Может, скоро, а может, и через неделю.

— Значит, пойду я, — задумчиво произнёс Бухтик. — Больше некому.

— Может, как-нибудь обойдётся? — с надеждой произнёс Барбула.

— А если нет? — возразил Бухтик. — Кстати, я видел там несколько луж. Хорошо, если они не высохли!

Он обождал, пока солнце скроется за самой большой тучей, и выскочил на берег.

Знакомство

Серёжа сидел на скамейке и думал, чем бы заняться.

Было то чудесное время между утренней прохладой и предобеденной жарой, когда солнечные лучи уже достаточно теплы, а в прохладную тень совсем не хочется. В такое время лучше всего погонять мяч, побегать наперегонки или просто побродить по луговой траве… Но Серёжа только что вышел из рентгеновского кабинета и ещё не решил, какое из этих приятных дел ему больше по душе.

Солнце припекало всё сильней, и Серёжа расстегнул ворот рубахи. Конечно, неплохо бы сейчас искупаться, но бежать одному к реке не хотелось, а в душевую не попадёшь — там возился слесарь дядя Костя. До Серёжи явственно доносились частые удары, звяканье железа, шум воды, вытекающей из крана.

Потом тётя Клава ударила в колокол. Это означало, что все должны принимать лекарство.

Серёжа вытащил из кармана пузырёк, вытряхнул одну таблетку на ладонь. Но таблетка неожиданно проскользнула между пальцами и покатилась по дорожке. Пришлось забросить её подальше в кусты, чтобы она никому, в особенности строгой тёте Клаве, не мозолила глаза.

— Вот теперь всё в порядке, — послышался из душевой довольный голос дяди Кости. Звяканье прекратилось, вода перестала шуметь — наверное, дядя Костя закрыл краны и ушёл.

«Пойти, что ли, почитать книжку? — подумал Серёжа. — Да, это, пожалуй, будет лучше всего».

И в эту самую минуту сзади него, в кустах, послышался тихий шёпот:

— Серёжа!

Серёжа прислушался. Может, ему показалось?

Шёпот повторился. Кто бы там мог быть?

Серёжа поднялся и раздвинул ветви жёлтой акации. И чуть не вскрикнул от изумления.

Прямо перед ним сидел непонятный пришелец, тот самый, который мелькнул за окном тогда, дождливым вечером. Лохматый, как медвежонок, тёмное лицо… Схватившись руками за горло, словно его что-то душило, незнакомец неотрывно глядел на мальчика.

Серёжа невольно отступил назад. Но тут же остановился.

«Может, это какой-то шутник из драмкружка?» — подумал он.

— Ты на репетицию не опоздаешь? — спросил Серёжа.

— На какую репетицию? Ой-ой-ой… Воды, Серёжа!.. — В этом крике была невыносимая боль.

Наверное, незнакомцу и вправду очень плохо.

— Воды…

«У него солнечный удар», — решил Серёжа.

Он оглянулся, собираясь позвать кого-нибудь на помощь, и тут его взгляд остановился на открытом окне душевой.

— Давай сюда! — скомандовал Серёжа.

У пришельца уже не было сил, чтобы вскарабкаться на подоконник, и Серёжа подсадил его. Он оказался тяжёлым, да и ростом не намного меньше самого Серёжи.

— Но здесь же нет никакой воды! — оглядываясь, хрипло произнёс странный гость.

— Как это нет?

Одним рывком Серёжа взобрался на подоконник, затем спрыгнул на пол и открыл кран.

— Вот ви…

Договорить он не успел. Словно смерч пронёсся мимо Серёжи, отбросив его в сторону. А странное существо уже подставляло под тугие струи воды мохнатые плечи, руки, запрокидывало голову и, захлёбываясь, всё пило и пило.

— Ты бы хоть разделся, — отряхиваясь от брызг, летевших во все стороны, сказал Серёжа. — Кто же в одежде купается?

— В какой одежде? Нет у меня никакой одежды.

«Прикидывается, — подумал Серёжа. — Или так в роль вошёл, что и выйти не может».

Но тут он увидел такое, что на голове у него зашевелились волосы. Вместо нормальных человеческих ступней у этого были… копытца. Значит…

Значит, это не была репетиция.

Знакомство продолжается

А незнакомец уже протягивал руку.

— Меня зовут Бухтик Барахтиков Барбула. Барбула — мой отец, он в здешней речке хозяин. А Барахтиков — моё прозвище. В детстве я плавал не бесшумно, как все наши, а барахтался так, что только брызги летели… А тебя зовут Серёжей.

Бухтик улыбнулся мальчику такой доверчивой улыбкой, что страх, который только что охватил Серёжу, бесследно исчез.

— Откуда ты меня знаешь?

— А я к вам заглядывал в один хороший дождливый вечер.

— Помню, — сказал Серёжа.

— Ну вот. А ещё я видел вас в заводи…

Неожиданно улыбчивое лицо Бухтика посерьёзнело, и он сказал:

— Я ведь не просто так пришёл, Серёжа. Я пришёл узнать, какая опасность нам угрожает.

— О какой опасности ты говоришь?

Когда Бухтик рассказал о приходе Вити Капустина и о верёвке, которой тот мутил воду, Серёжа захохотал так, что у него даже слёзы побежали из глаз.

— Что с тобой? — встревожился Бухтик. — Ты плачешь или ты смеёшься?

— Бухтик, да ведь это игра всё! — еле выговорил Серёжа.

— Игра? Значит, никакой опасности нет?

— Её и не было!

— Вот здорово! — обрадовался Бухтик. И тут же попросил Серёжу: — Пожалуйста, ударь меня.

— Зачем?

— Затем, что я виноват перед тобой. Вот ты меня только что от смерти спас и опасность отвёл, а я вчера даже пальцем не шевельнул в защиту, когда Кусикова стража напала на вас.

— Это когда мы в заводи купались? Подумаешь, нам ничуточки не было больно!

— Так я тебе и поверил, — искоса взглянул Бухтик на Серёжу.

— Честное слово! Разве что самую капельку… Слушай, Бухтик, как ты становишься… — Серёжа замялся.

— Как я становлюсь видимым? Это ты хотел спросить?

Серёжа кивнул головой.

— Очень просто! Что там у тебя за трубочка в кармане?

— Эта? Витамины.

— Ну вот. Я беру одну штучку, проглатываю её — и всё в порядке! Только вот не знаю, надолго ли это.

Бухтик снова стал под душ и начал приглядываться к многочисленным трубам и кранам.

— Что это? — спросил он.

— Водопровод, — пояснил Серёжа.

— Ага, — кивнул Бухтик, — понимаю. По этим трубам проводят воду… Ну как, быстро я во всём разбираюсь?

— Быстро, — согласился Серёжа.

— Это потому, что я изобретатель, — сказал Бухтик. — Равного мне в нашей речке нет. А ты чем занимаешься?

— Пока ничем, — смущённо ответил Серёжа. — Я пока учусь.

— Гм, учишься… А ещё что делаешь?

— Ещё книги читаю. Стихи всякие.

— Стихи? — переспросил Бухтик. — А какие стихи?

Серёжа немного подумал и начал:

Люблю грозу в начале мая,

Когда весенний первый гром…

Раскрыв рот, Бухтик смотрел на Серёжу не отрываясь. Он даже плескаться перестал.

— Ух ты! — восхищённо выдохнул он, когда Серёжа прочитал стихотворение до конца. — А ещё знаешь?

— Знаю. Только не могу сейчас припомнить.

— Ты обязательно припомни, — попросил Бухтик. — А эти стихи, что ты мне прочитал, я завтра же переведу для наших. Ну, послезавтра.

— И много их, этих ваших?

— Хватает, — ответил Бухтик. — Одна только Омаша чего стоит.

Внезапно в душевой потемнело. Бухтик подбежал к окну и радостно улыбнулся.

— Снова появились тучи, — сказал он. — Теперь можно бежать домой: отец волнуется, наверное. А на солнцепёке я, Серёжа, и десяти шагов не сделаю. Да ты же сам всё видел.

— А если солнце застанет тебя на пути домой? — встревоженно спросил Серёжа. — Что тогда будет?

— Очень плохо будет, — признался Бухтик.

— Мы сделаем так: сейчас я намочу полотенце, ты набросишь его себе на голову — и никакое солнце тебе не помешает добраться домой. Только подожди немного!

Серёжа вихрем влетел в палату. Полотенце — вот оно! Нет, пожалуй, маловато. А вот это, наверное, подойдёт.

Он хотел уже выйти, как вдруг за дверями послышались тяжёлые шаркающие шаги.

Когда они немного удалились, Серёжа чуть-чуть приоткрыл дверь и посмотрел в щёлку.

По коридору шла тётя Клава. Возле душевой она остановилась и прислушалась. Потом громко постучала:

— Есть там кто-нибудь?

И, не получив ответа, проворчала:

— Снова забыли воду закрыть…

И взялась за дверную ручку.

У Серёжи похолодело внутри. Сейчас тётя Клава увидит, кто там купается — и с ней такое случится! Такое… Просто может в обморок упасть. Ведь не всякий, увидев Бухтика, сумеет остаться спокойным! Или ещё хуже — такой крик поднимется, что оглохнуть можно!

Но никакого крика не было. Двери душевой открылись снова, и в коридоре показалась тётя Клава.

Серёжа вздохнул с облегчением — она была цела и невредима.

Но тётя Клава вышла не одна. Она крепко держала за ухо упирающегося Бухтика.

— Пустите меня! — сердито требовал Бухтик. — Пустите, а то хуже будет!

— Сейчас узнаем, кому будет хуже, — отвечала тётя Клава. — Сейчас мы с Николаем Владимировичем узнаем, из какой ты палаты! Ишь, пугалом принарядился! А если бы кто-нибудь из детей увидел тебя? Думаешь, приятно ему встретить такое страшилище?

— Пустите меня, — уже жалобно просил Бухтик. — Я больше не буду!

— Так я тебе и поверю, — отвечала тётя Клава, не отпуская Бухтика.

И вдруг Серёжа увидел, что Бухтик начал растворяться в воздухе. Сначала растаяли руки. Потом растворилось лохматое туловище, голова…

Только ноги продолжали послушно идти за тётей Клавой.

Но через секунду исчезли и они.

— Попался — так сумей и ответ держать, — говорила между тем тётя Клава. — Понятно тебе?

Она оглянулась, чтобы удостовериться, понятно ли Бухтику. И глаза её стали круглыми, как блюдца, а руки бессильно опустились.

— Ч-что… что такое? — запинаясь, произнесла она. — Куда же он девался?

И, ежесекундно оглядываясь на то место, где только что был Бухтик, поражённая няня быстро засеменила в кабинет Николая Владимировича и скрылась за углом коридора.

Серёжа вытряхнул на ладонь одну таблетку. Она зашевелилась, поплыла по воздуху, и через секунду перед Серёжей стоял озадаченный Бухтик.

— Чего это она? — спросил он. — Я же ничего не сделал!

— За мной!

Серёжа втащил нового товарища в душевую, намочил полотенце и набросил Бухтику на голову.

— Быстрее, Бухтик! Беги, а то она сейчас вернётся!

Дважды повторять не пришлось. Бухтик проворно перепрыгнул через подоконник, и уже с улицы до Серёжи донеслось:

— Я ещё приду! Мы ещё увидимся, Серёжа!

Старые друзья

С тех пор как исчез Бухтик, хозяин заводи не находил себе места. Он плавал вдоль берега, ежеминутно выглядывая из воды, чтобы посмотреть, не возвращается ли его сын.

И снова плавал, плавал…

— Если с ним что-нибудь случится, — бормотал он, — я никогда не прощу себе этого… Ведь всё началось из-за меня. Эх, и зачем я напустил тогда на детей Кусикову стражу?

— Ну чего ты так убиваешься? — не выдержала старая ива, когда Барбула в сотый раз проплывал мимо неё. — Теперь ничего уже не поделаешь. Остаётся только ждать.

Ива заговаривала с хозяином заводи, когда они оставались наедине. При посторонних ива всегда молчала.

Барбула присел рядом с ней. Искоса взглянул на корни, видневшиеся над поверхностью воды, и вздохнул. Подводные корни он укрепил как мог, а вот эти… Даже Бухтик не знал, как их укрепить, даже старый друг, хозяин здешних лесов, Даваня не умел этого.

— Легко тебе говорить — не убивайся, — сказал Барбула. — Ведь он единственный мой сын!.. Эх, и приспичило же Даване податься в такое время в соседний лес! Эх…

Он всегда говорил «эх», когда ему было очень плохо.

— Нужно надеяться на лучшее, — сказала ива.

И в это время с берега донеслось:

— Эгей, Барбула, ку-ку!

И немного погодя:

— Мяу!

Когда Даваня хотел свидеться со своим другом, он кричал на разные голоса.

Барбула вздрогнул и посмотрел на одинокое дерево, стоявшее поодаль, выше по течению. Обычно они встречались у этого дерева. Несомненно, звуки доносились оттуда.

— Он пришёл! — вскрикнул Барбула. — Пришёл! — И хозяин заводи стремглав бросился на зов своего закадычного друга.

А Даваня уже разошёлся вовсю.

— Ку-ку, мяу, гав-гав! — нетерпеливо звал он Барбулу голосами всех известных ему птиц и зверей. — Пс-с-с…

Очень уж легко усваивал Даваня всё, что ему приходилось видеть или слышать. Недавно он даже похвастал перед Барбулой, что скоро, очень скоро выучится читать. Он будто бы подобрал в лесу интересную книгу с картинками. Осталось только разобрать, что там написано.

— Я здесь, Даваня! — вынырнув под деревом, произнёс Барбула. — Где же это ты ходишь?

Но хозяин леса ни отвечать, ни показываться не спешил. Вместо своего друга Барбула увидел только сучок, скользящий, словно паук, по стволу к самой нижней ветке.

Поравнявшись с веткой, сучок застыл и начал быстро расти. Сначала из него показались четыре маленьких сучка. Нижние росли гораздо быстрее верхних. Это были прыткие Даванины ноги.

«Ловко, ох и ловко у него всё получается! — с восхищением подумал Барбула, следя за стремительным превращением приятеля. — И где только он научился этому?»

Сам Барбула так и не выучился никаким превращениям. Разве что, изрядно попыхтев, превращался в такие лохматые и бесформенные водоросли, каких не увидишь ни в одной заводи мира.

Между тем у сучка стали прорезываться сухонькие плечи, жилистая шея, и, наконец, появилась морщинистая голова с хитро улыбающимися глазками.

— А вот и я, — сказал Даваня и присел было на ветке. Но сразу же вскочил и обежал вокруг ствола.

Барбула поневоле улыбнулся: таков уж был его приятель. Никто еще не мог похвастаться, что хотя бы минуту видел хозяина леса неподвижным.

— Вот и я, — повторил Даваня, появившись с другой стороны. — Если бы ты знал, сколько у меня новостей! Да что это с тобой? Неужели ты мне не рад?

— Тебе я всегда рад, — ответил Барбула. — Слушай, ты мне друг?

Даваня попрыгал на одной ноге, затем на другой.

— Ну, друг…

— Тогда нужно немедленно бежать в сано… санаторий! Нужно узнать, не случилось ли чего с Бухтиком.

— А разве он там?

— Там. И уже давно пора бы ему вернуться.

— А зачем он туда пошёл?

— Э, да ты же ничего не знаешь! — наконец сообразил Барбула.

Выслушав новость, Даваня несколько секунд сидел в неподвижности. Затем воскликнул: «Оп-ля!» — и ловко перескочил на другую ветку.

— Я сейчас же иду в санаторий. Вот только в каком обличье покажусь я перед тамошними детьми? А ну, Барбула, закрой глаза. Только, чур, не подглядывать!

Барбула крепко зажмурился. А когда снова открыл глаза, Давани на дереве не было. Только на рыжем песчаном обрыве одиноко расцветал пышный цветок.

Барбула покрутил головой во все стороны. Не найдя нигде друга, спросил:

— Ты куда делся?

— Здесь я, здесь, — прошелестел цветок. — Вот он я!

Цветок тут же плавно поднялся в воздух и стал бабочкой. А когда он подлетел к ветке, на которой недавно сидел Даваня, это был уже не цветок и не бабочка, а самый настоящий филин.

— Можно стать оленем или волком, — заворочав глазами, сказал филин. — Можно напустить туману в глаза… Нет, лучше всего, наверное, стать скромным цветком. Тогда никто из детей не обратит на меня никакого внимания и я смогу узнать всё, что нужно… Будь здоров, Барбула, и не волнуйся. Всё будет в порядке!

Филин плавно оторвался от ветки и бесшумно полетел в сторону лесного санатория.

Достигнув опушки, Даваня присел на дерево, чтобы немного осмотреться и решить, как быть дальше. И тут он увидел Бухтика, который со всех ног бежал от санатория к реке. Его голова была замотана полотенцем, и сын Барбулы больше всего походил на медвежонка, у которого заболели зубы.

— Постой! — крикнул Даваня, когда Бухтик поравнялся с ним. — Что это ты напялил на голову?

Но Бухтик только махнул рукой и помчался дальше.

— Странно… — озадаченно пробормотал Даваня. — И всё же… И всё же я должен побывать там!

Убегающий цветок

Наверное, это путешествие окончилось бы для Давани благополучно, если бы не Витя Капустин и его соперник по драмкружку Васёк Никуличев. Они как раз возвращались с репетиции и от нечего делать спорили, кто больше знает разных загадочных случаев.

— А ещё есть «летающие блюдца», — говорил Васёк.

— Пхе! — презрительно отозвался Витя. — Об этом сейчас каждой курице известно… А я вот своими глазами видел фотографию следов снежного человека.

— Этих следов я тебе могу сделать сколько хочешь, — не сдавался Васёк. — А знаешь ли ты, что в Англии скоро поймают доисторическое чудовище?

— В озере Лох-Несс, — уточнил Витя. — И назовут его Васей Никуличевым.

— Как дам! — сказал Васёк.

— А известно ли тебе, что цветы такие же живые существа, как я и ты?

Этого Васёк не знал и потому промолчал.

— Врёшь, — подумав, сказал он.

— Вот и не вру. Я тебе даже журнал могу показать, где написано об этом… Понимаешь, недавно в одной стране учёные решили узнать, могут ли цветы что-нибудь чувствовать или нет. Они выбрали самый красивый цветок и начали над ним проводить опыт. Одни учёные поливали этот цветок, рыхлили землю вокруг, удаляли увядшие листья. У других была иная задача: они кололи цветок иголками. И вот все стали замечать, что когда к цветку подходили учёные, ухаживающие за ним, цветок прямо-таки расцветал. А когда подходили те, которые кололи его, цветок сразу же съёживался… Ну, что ты на это скажешь?

Витя пожал плечами.

— Надо бы проверить, — сказал он.

Долго им искать не пришлось. Чуть в сторонке от тропинки рос одинокий цветок. Он так и просился, чтобы над ним провели опыт.

— Что-то я этого цветка раньше не видел, — заметил Витя.

Васе тоже показалось, что этого цветка не было, когда они шли на репетицию. Однако вслух он сказал:

— Мало ли чего ты не видел. Пошли за вёдрами!

Ребята наперегонки помчались к зданию. Через минуту, пыхтя, они с полными вёдрами возвращались обратно.

Вода двумя ручьями полилась на цветок. Вылив полведра, Витя спросил:

— Ты ничего не видишь?

— Нет, — сказал Васёк. — Чепуха всё это.

— Давай лить ещё!

Опорожнив вёдра, они присели на корточки и стали пристально наблюдать за цветком.

В эту минуту налетел ветер, и цветок еле заметно покачнулся.

— Видел? Он благодарит нас, — торжествующе заметил Витя Капустин. — А я тебе что говорил!

На этот раз Васёк промолчал. Но когда ветер налетел снова, он взволнованно прошептал:

— Кажется, цветок потянулся ко мне.

И склонился ещё ниже, чтобы окончательно убедиться в этом.

— Подумаешь, к нему! — оскорбился Витя. — И отодвинься, а то ещё придавишь!

И толкнул Никуличева в плечо. Тот, потеряв равновесие, полетел вверх тормашками. Но тут же вскочил:

— Чего толкаешься? Думаешь, я не могу, да?

Через мгновение оба исследователя, сцепившись в драке и забыв об опыте, покатились по земле. Наконец Васёк прочно уселся сверху и спросил:

— Ну как, будешь ещё толкаться?

— Пусти, — сердито сказал Витя. — Я же это сделал для того, чтобы ты не примял цветок.

Вспомнив о цветке, Васёк поспешно вскочил и оглянулся.

Но цветка не было. Только небольшая лужица блестела на солнце. На всякий случай ребята подняли вёдра и посмотрели под ними. Не найдя ничего и там, оторопело уставились друг на друга.

— Куда же это он делся? — спросил Васёк.

А в это самое время одинокий и красивый цветок со всех ног (если только у цветов бывают ноги) улепётывал в лес, подальше от санатория. Остановился он только в глухомани и сразу же превратился в Даваню.

— Вот так история, — ошарашенно пробормотал Даваня, ощупывая бока и стряхивая с себя капли воды. — Ну погодите, я вам… — Но тут же поправился: — Нет, ничего я им не сделаю. Они же не со зла, они для моего здоровья старались. — И он расхохотался: — Они думали, что я самый настоящий цветок! Нет, зря волнуется Барбула. Я встречу детей с большим гостеприимством.

У родника

Лесная речушка начиналась из крошечного родничка.

Тоненьким звенящим ручьём торопливо бежала она по весёлым цветущим полянам, с разбега ныряла под замшелые камни и старые поваленные деревья. И снова, беззаботно журча, торопилась всё дальше и дальше на юг.

Выбежав из родного леса, речушка встречалась с другими такими же речушками и ручейками и становилась глубокой и полноводной рекой, по которой стрелой проносились белоснежные «Ракеты» или с пыхтением проползали трудолюбивые баржи.

И всё же эта великая река начиналась из крошечного родничка, затерянного в самой глубине лесной чащи.

А возле этого родничка с раннего утра старательно трудилась Чара. Она подбирала со дна куски коры, камушки, старые листья. Это была её работа.

Чара приплывала сюда каждое утро. Без неё родничок уж давно засорился бы, заглохли, может быть, не стало бы тогда большой и могучей реки…

Вода в роднике всегда была холодная, прямо-таки ледяная, и пальцы у Чары замерзали очень быстро. Поэтому она часто выходила на берег и прикладывала ладошки к камням, уже прогревшимся под лучами летнего солнца.

Затем снова возвращалась к родничку.

Вместе с Чарой за родником должна была приглядывать и её старшая сестра Омаша. Но Омаша и сама уже не могла припомнить, когда она работала в последний раз.

— Здесь и одной делать нечего, — обычно говорила она младшей сестре и, сладко зевая, ложилась на лужайке перед родником или же надолго уходила по каким-то своим делам.

Вот и сегодня Омаша тоже ушла. Она сказала, что её ждёт не дождётся щука Зубатка.

— Что ж из того, что она охотится на мальков, — сказала Омаша. — Зато с ней весело.

И всё-таки Чара редко работала в одиночестве. Часто к ней приплывал Бухтик, иногда забегал Даваня… А сейчас на кочке перед родником сидела Квакуша Премудрая.

— Ловкие у тебя руки, — хвалила она Чару. — Быстрые, заботливые. — И, подумав, добавила: — И душа у тебя добрая. Не то что у Омаши.

— Откуда ты знаешь, у кого какая душа? — не отрываясь от работы, спросила Чара.

Квакуша Премудрая в задумчивости пожевала губами.

— Это всякому видно. Особенно в праздник полнолуния. Многие водяные жители так и светятся изнутри. Точь-в-точь как этот родник. А у Омаши словно камень темнеет в груди. Значит, у неё злая душа, чёрная. И нет в ней ни жалости, ни сочувствия.

— Ты ошибаешься, — возразила Чара. — Сестра не делает ничего плохого.

Квакуша снова пожевала губами.

— Из-за доверчивости ты не замечаешь, что её побаиваются все, кто живёт в заводи, — наконец ответила она. — Даже Барбула, отец твой, и тот остерегается спорить с ней. А уж мы, лягушки и рыбы, просто дрожим, когда она проплывает мимо. Разбойница она, вот кто. Ни одной икринки не пропустит. Если и не съест, так растопчет.

Внезапно Квакуша Премудрая подняла голову и стала прислушиваться.

— Возвращается твоя сестра, — квакнула она и прыгнула в воду. — Поплыву-ка я лучше к своим внучатам. Видеть её не хочу.

Квакуша, как всегда, не ошибалась: не успела Чара выпрямиться, как из-за поворота показалась Омаша. Что она умела хорошо делать — так это плавать.

— Посмотри, что я раздобыла! — ещё издали закричала она. — Вот, видишь? Правда, прелесть?

На Омашином пальце красовалось кольцо с блестящим синим камушком.

— Это очень ценная вещь, — похвасталась Омаша. — Кто-то из людей уронил её в воду, а Зубатка нашла и подарила мне. А я ей за это…

Зубатка просила, чтобы Омаша сообщала ей, куда и на какое время отправляется Барбула. А уж она, Зубатка, знает, чем заняться в отсутствие хозяина заводи: она сразу же поплывёт к садику мальков… Но нет, Чаре они об этом не скажут!

— В общем, это подарок, — как можно небрежнее произнесла старшая сестра. — А ещё Зубатка обещала мне подарить блестящую белую палочку. Краска для ресниц называется. Её тоже уронили в воду… Стоит только подвести глаза, и ты мгновенно становишься настоящей красавицей! Я ей за это… В общем, это тоже подарок.

Омаша ещё раз полюбовалась кольцом. Затем придирчиво осмотрела родник и перевела взгляд на солнце.

— Пожалуй, пора нам с тобой кончать работу, — решила она. — А то скоро задохнёмся от жары.

Но совершенно не было похоже, чтобы она задыхалась от жары.

Старшая сестра первой вошла в воду и поплыла вниз по течению. Плыла она так быстро, что уставшая Чара еле поспевала за ней.

— Покажу подарок Бухтику, — говорила Омаша. — И отцу покажу. Пусть полюбуются, что дарят мне совершенно посторонние существа! Пусть полюбуются…

На одном из поворотов речушка замедлила свой бег, и показалась заводь, где жили водяные. Мелкие волны неслышно тыкались в мягкие песчаные берега. Над глубиной чуть покачивались кувшинки, и Омаша направилась туда.

Под этими кувшинками, на светлом, чистом пригорке, стоял домик сестёр.

Вокруг заводи было тихо и спокойно. Всё будто уснуло. Даже вечно неугомонные листья осин и те окунулись в неподвижную и сладкую полдневную дрёму.

На берегу, в той стороне, где стояла старая ива, прогуливалось несколько ребятишек. Увидев их, Омаша поморщилась.

— Не нравятся мне эти дети, — сказала она. — Одни неприятности от них! Да и Зубатка тоже так говорит. А тех двоих, что забрались в мой огород, я прямо-таки ненавижу… Ух, попадись они мне!..

И на мгновение лицо у неё стало таким, что Чара невольно вздрогнула. Оно напоминало выражение щучьей морды, настигающей добычу.

Неожиданно со стороны рыбьего садика послышался многоголосый писк мальков.

— Что там ещё? — недовольно спросила Омаша. — Никогда из-за этих писков не отдохнёшь спокойно!

— Кажется, что-то случилось с Зубаткой, — прислушавшись, ответила Чара. — Слышишь, как они кричат: «Зубатка… так ей и надо…»?

— О, моя блестящая палочка для ресниц! — вскрикнула Омаша и бросилась в ту сторону, где пищали мальки.

— Серёжа, а ты видел Чару или Омашу? — перебила вдруг Оля. — Как бы хотелось посмотреть на них.

— Я знаком только с Бухтиком, — ответил Серёжа. — А сестёр можно увидеть только в полнолуние. Бухтик говорит, что…

— Серёжа, подожди, сначала про Зубатку…

Рыболовы

Барбула уже целый час сидел перед зеркалом и любовался собственным отражением. Очень хорошее было отражение у хозяина заводи и, главное, ужас какое прыткое! Не успеешь показать ему язык, как оно в ответ тут же высовывало свой. Не успеешь улыбнуться — а у отражения уже рот до ушей растягивался от смеха.

Век бы любовался им!

Потому Барбула не сразу услышал какой-то стук и возню у дверей.

— Кто там ещё? — спросил он.

— Это мы, карасики, — пропищало несколько тоненьких голосков. — Спасите нас!

Барбула поспешно прислонил зеркало к старому сапогу и вышел из жилища.

На мгновение он зажмурился от яркого солнечного света, пронизывающего заводь до дна. А когда снова открыл глаза, то увидел, что на лужайке перед его домом собралась целая толпа перепуганных мальков.

— Что случилось? — спросил он. — Снова Зубатка приплыла?

— Нет, — пропищал самый маленький из собравшихся. — Но это страшнее Зубатки! Так и дёргается, так и извивается! Может, оно тоже хочет поймать нас?

— Сейчас посмотрим, — коротко ответил Барбула.

По дороге мальки наперебой рассказывали ему о том, что на берегу уселись двое людей и начали забрасывать в воду извивающиеся чудовища на ниточках. У них, мальков, прямо душа ушла в хвостики, когда они увидели это. Барбула заторопился. Он-то сразу понял, зачем пришли сюда люди и как называются те извивающиеся чудовища.

«Не могли себе выбрать другого места, — с досадой подумал Барбула о рыболовах, — хотя бы там, где живёт Зубатка… Только мальков распугают…»

Но, увидев сидящих на берегу Серёжу и Витю, хозяин заводи хитро улыбнулся. Что же, тем лучше — сейчас он докажет им, что не только люди умеют играть в разные игры.

«Сейчас я рассчитаюсь за верёвку», — обрадовался он и даже руки потёр от предстоящего удовольствия.

Возле рыболовных крючков уже собрались все мальки заводи. Они с опаской жались к камышам и не сводили круглых глазёнок с чудовищ, которые на самом деле были безобидными дождевыми червями. Перед мальками, горделиво расправив плавники, остановился карась постарше.

— Эх, вы, — свысока проговорил он, — мелюзга зелёная. Тоже мне, нашли, кого бояться!

Совсем недавно этот карасик был таким же мальком, как и все, что собрались здесь. И поэтому он смотрел сейчас на своих младших братиков и сестричек, как первоклассник на приготовишек.

— Сколько морей и океанов я переплыл — даже не сосчитать! — безудержно хвастал он, хотя ни разу не покидал маленькую речушку. — В каких только бурях я не бывал!

Малыши, на минуту забыв о чудовищах, восхищёнными глазами смотрели на старшего братца.

— Я даже с Зубаткой однажды чуть не подрался! — врал карасик дальше. — А это мне — тьфу! Смотрите, как я сейчас разделаюсь с этими вашими чудовищами!

— Стой! — крикнул Барбула, но было уже поздно. Карасик бросился на червячка…

Удочку слегка дёрнуло.

— Клюёт! — завопил Витя. — Тяни!

Серёжа поспешно дёрнул удилище.

Описав в воздухе серебристую дугу, рядом с ним на траву шлёпнулся небольшой карасик величиной с мизинец.

— Вот так акула! — насмешливо проговорил Витя, хотя в душе позавидовал своему товарищу. — Я бы из-за неё и дёргать не стал.

— У тебя и такой нет, — ответил Серёжа и снова забросил удочку в реку.

От неожиданности мальки оцепенели. Куда же девался братец?

Пока они раздумывали над этим, снова появился крючок с червячком. Но карасика на нём уже не было.

— Дяденька Барбула, вы не знаете, куда исчез наш братец? — наперебой запищали мальки.

— Может, он гоняется за другими чудовищами?

— Он у нас очень-очень храбрый, правда?

— Мы тоже будем такими, верно?

— Ваш братец глупый хвастунишка, а не храбрец, — ответил Барбула. — Сейчас он поплатился за то, что убегал с моих уроков.

Неподалёку от собравшихся слегка шевельнулись водоросли, и показалась хищная пасть Зубатки. Горящие глаза злодейки не могли оторваться от червячков, извивающихся на крючке…

— Я уже говорил вам, что люди очень любят лакомиться рыбой, — продолжал Барбула, не замечая Зубатки. — Вот и пускаются на всякие хитрости. Насаживают, например, на острый крючок что-нибудь вкусное и забрасывают в воду. И глупыши, вроде вашего братца, обязательно попадаются на эту приманку. Смотрите, что сейчас получится…

Барбула поднял со дна веточку и толкнул извивающегося червячка. Тот покачнулся, и…

— Клюёт! — крикнул Серёжа. — Тяни!

Витя с силой дёрнул удочку. Но на крючке, кроме червячка, ничего не было.

— Зачем кричать? — проворчал Витя. — Надо было дать ей вцепиться… Эх, такая рыба была, такая рыба! Чуть удочку из рук не вырвала.

Барбула ухмыльнулся, глядя на разочарованное лицо Вити Капустина.

— Вот видите, — сказал он малькам, после того как крючок Вити снова опустился в воду. — Стоит червячку только покачнуться — и рыболовы моментально вытаскивают его на берег. Если вам очень уж хочется полакомиться, нужно осторожно откусывать приманку маленькими кусочками… Ну-ка, ты и ты, — Барбула указал на двух мальков, — сделайте так, как я вас только что учил.

Подталкивая друг друга, мальки робко приблизились к крючкам и откусили по крошечному кусочку.

Крючки не шелохнулись. Вместо этого всколыхнулись водоросли за спиной Барбулы. Но сейчас все смотрели только на крючки.

— Молодцы, — похвалил Барбула мальков. — Итак, вы убедились, что из любого положения можно найти выход. Однако нужно всегда соблюдать осторожность. Да, главное — осторожность! Повторите, что я сказал.

— Главное — осторожность, — хором ответили мальки.

— Ещё раз…

— Главное — осторожность!

— А теперь, — сказал Барбула, — можете полакомиться этими вкусными червячками.

И тут Зубатка не выдержала.

— Нет, это моё! — закричала она и метнулась из зарослей. — Моё!..

От сильного рывка удочка чуть не вылетела из Витиных рук.

— Клюёт! — завопил Витя. — Серёжа, помоги!

Через минуту на траве, щёлкая острыми, как бритва, зубами, прыгала огромная щука и косила на друзей злыми глазами.

— Вот это да! — восторженно выдохнул Витя.

Навстречу рыболовам высыпал почти весь санаторий. Даже Оля, которой уже разрешили подниматься с постели, подошла к окну.

А Витя, надувшись от гордости, медленно шествовал по двору со щукой в руках.

Когда Серёжа через полчаса заглянул к Оле, она спросила:

— Это Зубатка?

— Она, — ответил Серёжа. — Правда, здоровая?

— Очень, — сказала Оля. — Теперь в заводи будет спокойно. — Помолчав, добавила: — И всё же, мне кажется, Витя немного… воображала.

Серёжа улыбнулся: когда-то Витя говорил об Оле то же самбе.

— Ты ошибаешься, — сказал он. — Я тебе потом всё-всё объясню.

Бухтик переводит стихи

Как всегда, Бухтика дома не было.

Барбула присел на камень, лежащий возле порога, и стал ждать сына.

Он сидел и любовался подводной жизнью, которую охранял он, старый Барбула.

В водорослях играли в прятки неугомонные солнечные зайчики. По поверхности воды лихо скользили жуки-плавунцы. Во все стороны с деловитым видом сновали паучки, личинки и прочая, милая сердцу, мелюзга.

Выставив из ила хвостики, неторопливо и основательно завтракали будущие караси.

«Это же чудо, а не жизнь», — с умилением подумал Барбула, чувствуя, что и ему не мешало бы позавтракать. Пусть и второй раз, но какое это имеет значение, когда у тебя на душе светло и прекрасно!

Он сладко потянулся и хотел было присоединиться к карасикам. Но неожиданно закачались заросли перед домиком, и во двор вошёл Бухтик. Едва взглянув на него, Барбула сразу понял: опять что-то произошло.

Бухтик шёл слегка раскачиваясь, его губы шевелились, а полузакрытые глаза, казалось, ничего не видели перед собой.

«Уж не заболел ли мой сын?» — с тревогой подумал хозяин заводи и посторонился, потому что Бухтик шёл прямо на него. И всё-таки Бухтик столкнулся. Правда, не с отцом, а со стеной собственного жилища. Стена пошатнулась, а Бухтик, потирая лоб, в изумлении уставился на неё, соображая, откуда она взялась.

Бухтик ошибался, когда говорил, что со стихами, прочитанными Серёжей, жители заводи познакомятся на следующий же день. Дело в том, что Бухтик старался сделать так, чтобы стихи эти выглядели не только как человеческие, но и ещё как водяные.

И поэтому срочно пришлось изобрести перевод.

При этом Бухтик рассуждал примерно так: «Чтобы человеческие стихи получились водяными, нужно разобраться, чем люди отличаются от водяных жителей. Здесь, я думаю, никаких сложностей нет. У людей, например, есть тень, а у водяных, наоборот, тени нет. Люди живут на суше, а мы, водяные, наоборот, в воде. Отсюда выходит, что и стихи у нас должны быть наоборотными. По-моему, нужно идти этим путём, и никаким больше…»

Так Бухтик и шёл, размышляя, и неизвестно, куда бы он зашёл, если бы не стена собственного дома.

Барбула осторожно кашлянул, обращая на себя внимание, и сказал:

— Здравствуй, сынок. Может, будет лучше, если ты ляжешь в постель?

Бухтик вздрогнул от неожиданности и только теперь заметил отца.

— Зачем в постель? — спросил он. — Что мне там делать?

— Как что? Полежишь, отдохнёшь, — сказал Барбула и объяснил: — Ты очень плохо выглядишь.

— Я выгляжу нормально, — возразил Бухтик. — Просто… просто тебе этого не понять.

Он неопределённо пошевелил пальцами и закончил:

— Я стихи сочинял. Знаешь, что это такое?

Барбула с облегчением вздохнул, и подводная жизнь снова показалась ему полной очарования.

— Почему же не знаю? — возразил он. — Не я ли тебя учил всяким прибауткам и заклинаниям?

— Подожди, отец! Это совсем другое! — остановил его Бухтик. — Серёжа позавчера прочёл такие стихи, такие стихи! Я их перевёл с человеческого языка. Хочешь послушать?

— Ну-ну, — заинтересованно произнёс Барбула.

Бухтик провёл рукой по лбу, наверное вспоминая стихи. Затем снова прикрыл глаза и пошевелил губами. Внезапно он сделал большой шаг к отцу и громко сказал:

— Я — ам!

Барбула отпрянул в сторону.

«Он ненормальный! — мелькнула ужасающая мысль. — Сейчас кусаться начнёт!»

Но голос Бухтика уже звучал тихо и задушевно:

— Яам елачан в узорг юлбюл…

После этих слов он открыл глаза и довольно посмотрел на отца.

— Ну как, тебе очень понравилось? — поинтересовался он. — Правда же, это замечательный перевод на наш водяной язык? Одно только «юлбюл» чего стоит! Так и слышится падение дождевых капель в реку: буль-буль!

Барбула с тревогой посмотрел на сына.

— Слушай, Бухтик, — осторожно начал он, — я верю, что ты совершенно здоров. И всё же тебе нужно лечь в постель. Наверное, ты где-то вывихнул свой язык.

— Как это? — не понял Бухтик.

— Не знаю как, но вывихнул. Ну подумай сам: разве может нормальный язык произнести то, что я только что слышал?

— Ничего ты не понял, — огорчённо произнёс Бухтик. — Это же мой перевод, понимаешь? Я его сам изобрёл. Нужно только прочитать с конца до начала, и тогда каждому станет понятно, о чём идёт речь.

Барбула наморщил лоб и с усилием прошептал так, как советовал сын. Внезапно он просиял, словно на его лицо упал солнечный зайчик, и от восторга так шлёпнул Бухтика по спине, что изобретатель перевода еле устоял на ногах.

— Так это же чудесно! — вскрикнул он. — Это же просто замечательно! Не понимаю только, зачем тебе понадобилось их выворачивать?

— Я их не выворачивал, — возразил Бухтик. — Я их перевёл.

— Вот именно. Такие стихи и перевести! Эх, Бухтик, Бухтик… Перевести такие стихи! — сокрушался водяной. — «Люблю грозу в начале мая…» Это же о нас, понимаешь? Ведь мы когда просыпаемся? В мае. А что нас будит — помнишь?

— Первый весенний гром, — тихо ответил Бухтик.

— Ну вот видишь, хоть теперь начал что-то понимать. А то какой-то «юлбюл» выдумал… — Барбула задумался. — Твой Серёжа ещё знает какие-нибудь стихи?

— Он много стихов знает, — с гордостью за нового товарища ответил Бухтик.

— Много, говоришь… — Барбула проводил взглядом малька, спешившего мимо них. — Я давно хотел у тебя спросить вот о чём… Как ты думаешь, обижается ещё Серёжа на меня или нет?

— За то, что ты хвостовёртов на него напустил? — догадался Бухтик. — Нет, он об этом уже и забыл.

Взгляд у Барбулы прояснился.

— Ты вот что… Пригласи его когда-нибудь сюда, к заводи, — попросил он. — Ужасно хочется ещё послушать такие стихи… «Люблю грозу в начале мая…» Эх, Бухтик… Ты хоть читал их кому-нибудь?

Бухтик опустил голову.

— Читал, — нехотя признался он. — Чаре и Омаше читал. Свой перевод.

— И что же они тебе сказали?

Бухтик опустил голову ещё ниже.

— Ничего они мне не сказали…

— Почему? — поинтересовался Барбула.

— Потому что они разбежались кто куда. Только я их и видел…

Грибные учения

Посреди лесной чащи стоял кряжистый дуб. Точь-в-точь такой же, как десятки других дубов. Вот только по утрам в его листве не пели птицы.

Дело в том, что в стволе этого дуба образовалось большое дупло. А в том дупле жил хозяин леса Даваня. И он очень не любил, когда его ни свет ни заря будили по пустякам.

Вот и сейчас, хотя солнце уже поднялось над рекой, Даваня всё ещё спал на мягкой подстилке из перьев и сухого мха. Длинные его руки застыли на ступнях. Ноги Давани имели скверную привычку двигаться во сне. И если их не придерживать, им ничего не стоило унести сонного хозяина далеко от дупла. Такое случалось уже не раз.

В дупле было тихо, тепло, и Даване снилось, будто он стал орлом и парит высоко над лесом, высматривая неполадки.

Внезапно на самом интересном месте послышался громкий стук. Даваня вздрогнул и приоткрыл глаза. Первым делом он посмотрел на ноги.

С ногами было всё в порядке.

Значит, подозрительный стук доносился снаружи.

— Интересно, кому это не спится в такую рань? — проворчал Даваня и выглянул из дупла.

На соседнем дереве сидел его связной, Дятел, и выбивал по стволу чёткую дробь крепким клювом.

— Тише не можешь? — зевнув, спросил Даваня.

— Нельзя тише, — ответил Дятел и стукнул так, что, наверное, у самого зазвенело в ушах. — Иначе не все грибы услышат.

— Зачем им слышать?

— Как зачем? — от удивления Дятел даже оторвался от работы. — Ты же сам назначил на сегодня грибной сбор!

— Ах да, — вспомнил Даваня и смутился. — Это я… это я для проверки спросил.

Он ещё раз зевнул и скрылся в дупле. Но приятные орлиные сны уже улетели. Вместо них появились всякие невесёлые мысли.

Тяжело приходилось сейчас хозяину леса, очень тяжело. Он один, а лес вон какой большой и неухоженный. Разве можно в нём управиться одному?

Раньше было легче, Даване помогали его дочери. То дупло приберут, то выдернут сорняки вокруг саженцев.

Но недавно на весеннем межлесном смотре художественной самодеятельности его дочери заняли первое место. Их наградили туристической поездкой в горные леса Карпат. И вернутся они только глубокой осенью.

Даваня, конечно же, очень гордился своими способными дочерьми, но от этого легче ему не становилось.

Вот только сегодня, например, он должен выполнить кучу разных дел. Сначала обойти весь лес и посмотреть, всё ли в нём спокойно. Потом заглянуть к Барбуле. А там, глядишь, появятся туристы, и нужно проследить, чтобы они не оставили после себя непотушенных костров.

Но в первую очередь надо провести грибной сбор.

Вчера Даваня побывал в детском санатории и случайно узнал, что на днях состоится всеобщий поход за грибами. Так что необходимо подготовиться к приёму гостей.

Даваня ещё немного поворочался в постели, затем, делая зарядку, подрыгал ногами и спустился на землю.

Лесная поляна, где хозяин леса всегда назначал грибной сбор, уже начала заполняться.

Первыми, конечно, собрались длинноногие опёнки. Одни, постарше, вели неторопливые разговоры о последних лесных новостях, другие, помоложе, играли в кучу малу. Самый старый опёнок сидел в сторонке и просматривал «Лесную газету».

Увидев Даваню, он вежливо поклонился и сообщил:

— Ворона накаркала сухую, солнечную погоду. На неделю вперёд. Наверное, вы об этом уже читали?

— Ещё нет, — ответив на поклон, сказал Даваня. — Некогда даже присесть, не то что газеты читать.

— Оно конечно… — сочувственно покачал старый опёнок головой. — Так я вам скажу: завтра будет дождь.

И снова углубился в газету.

Следом за опятами прибежали любопытные лисички. За ними, опираясь на сухие прутики, притопали во главе своих семейств важные старички-боровички. Подталкивая друг друга, сбежались шумные рыжики и упитанные маслята. Последними, лихо сдвинув набекрень ярко-красные в белый горошек беретики, не спеша подошли самовлюблённые мухоморы.

Даваня, подождав, пока затихнут шумные приветствия, влез на пенёк посреди поляны и спросил:

— Все собрались?

Грибы завертели шляпками, пересчитывая друг друга.

— Все, — наконец ответили они.

— Тогда лесной сбор объявляется открытым, — сказал Даваня и хлопнул в ладоши. — Вам уже, наверное, известно, что в наш лес приехали отдыхать ребята…

— Я их видел! — восторженно закричал маленький маслёнок, который только вчера появился на свет. — Такие быстрые, на четырёх ногах и с маленькими рожками. Один из них даже языком меня полизал.

Грибы снисходительно захихикали.

— Это не они, — стал объяснять ему старый опёнок. — Ты, наверное, перепутал оленьих детей с человеческими.

— Ничего я не перепутал! — обиженно возразил маслёнок, и его голос потонул в громком смехе.

Даже Даваня и тот улыбнулся, но тут же его лицо стало снова серьёзным.

— Тихо, тихо! — сказал он. — Так вот: есть сведения, что эти дети не сегодня завтра затеют игру под названием «Поход за грибами». Что вы будете делать?

— Выйдем им навстречу! — закричали опёнки помоложе. — Выйдем все, как один!

— Ну, это неинтересно, — поморщился Даваня. — Дети придут искать вас, а не рвать, как траву. Искать, понимаете?

— А, понимаем, — догадались опёнки. — С ними нужно играть в прятки?

— Правильно, — сказал Даваня. — Поэтому приказываю немедленно приготовиться к грибным учениям. Называются они «Спрячься-покажись».

Даваня обвёл глазами грибное сборище, набрал побольше воздуха в грудь и крикнул:

— Спрячься!

Грибы исчезли так быстро, словно их никогда и не было на поляне. Остался один только маленький маслёнок. Он размечтался о встрече с детьми и задумался о том, чем эти дети отличаются от оленят, поэтому не расслышал команды. И теперь маслёнок в растерянности водил туда-сюда блестящей головкой, стараясь понять, куда же подевались его братья.

— Покажись!

В мгновение ока вся поляна покрылась разноцветными грибными шляпками.

— Спрячься!

Грибы быстро и с удовольствием выполняли команды хозяина леса. Только зазевавшийся маслёнок делал всё наоборот: он прятался, когда все показывались, и выскакивал из травы, когда на поляне никого уже не было. Пришлось Даване слезть с пня и собственноручно спрятать его под сосной. Только после этого гриб сообразил, что к чему.

Витя роняет ручку…

К вечеру появились низкие тёмные тучи и начал накрапывать мелкий дождь.

— Хорошо, — сказал Серёжа. Раз идёт дождь — значит, снова появится Бухтик.

— Что хорошего? — не понял Витя. — Скука одна, и больше ничего.

Серёжа ничего не ответил. Он открыл окно и положил на подоконник таблетку. Затем повернул ключ в двери: если постучится тётя Клава, Бухтик успеет выскочить.

Вот, кажется, и всё. Теперь осталось только ждать.

Серёжа сел за стол, посмотрел на товарища и улыбнулся. Ох и удивится, наверное, Витя, когда увидит, что за странный гость заявится к ним!

— Чего радуешься? — хмуро поинтересовался Витя. — Зачем двери закрыл?

— Узнаешь, — загадочно произнёс Серёжа. — Погоди немного.

У Вити было очень плохое настроение. Дело в том, что через неделю должен состояться спектакль, а роль бесёнка исполнять некому. Может, попросить Серёжу?

В это время за окном послышался шорох. Витя нехотя поднял глаза, и…

На подоконнике сидел улыбающийся Бухтик.

— Здравствуй, Серёжа, — сказал он. — Вашей тёти Клавы не будет?

— Она сразу не войдёт, — успокоил его Серёжа. — Я двери закрыл.

— Тогда ещё раз здравствуй, — сказал Бухтик и спрыгнул на пол. — Ты меня ждал?

— Здравствуй, — ответил Серёжа. — Конечно, ждал! Вить, посмотри только, кто к нам пришёл!

Но Вити не было.

— Куда же он делся? — удивился Серёжа. — Он ведь только что сидел здесь. Может, в коридор выскочил?

Но дверь была закрыта. Ключ по-прежнему торчал в замочной скважине.

— Кого ты ищешь? — спросил Бухтик.

— Товарища ищу, — ответил Серёжа. — Никак не могу понять, куда он делся.

— Может, он стал невидимкой? — предположил Бухтик.

— Это Витя стал невидимкой? — с сомнением произнёс Серёжа. — Да он такой же невидимка, как и я!

Но что ни говори, Вити в комнате не было, и объяснить, куда исчез его товарищ, Серёжа не мог. Похоже, что Витя и вправду стал невидимкой.

Только как ему это удалось?

— Смотри, дрожит, — неожиданно сказал Бухтик.

— Что дрожит?

— Кровать дрожит.

И Бухтик показал на Витину кровать.

Но Бухтик выразился неточно. «Дрожит» — это было совсем не то слово. Витина кровать не дрожала — она прямо-таки ходила ходуном! Словно ни с того ни с сего её схватила жесточайшая лихорадка. Подпрыгивали даже блестящие никелированные ножки.

— Витя, ты там? — спросил Серёжа. — Чего ты туда залез?

Витя не ответил. Но кровать уже дрожала не так заметно.

— Вылезай, — сказал Серёжа. — Я тебя познакомлю с Бухтиком. Не бойся, он совсем не страшный.

Витя медленно выполз из-под кровати и, ни на кого не глядя, принялся отряхивать запылённые брюки.

— А я и н-не б-боюсь, — возразил он. — Откуд-да ты взял, будто я испугался? Просто я туда… ручку уронил. Вот и полез за ней.

Витя наконец покончил с брюками и опасливо посмотрел на странного пришельца. А разглядев его как следует, рассердился на себя необыкновенно. И с чего это он так испугался? Ничего страшного в нём нет, обыкновенный мальчишка, загримированный только. А разве ему самому не приходилось гримироваться? Ого, ещё как! Порой даже мама не узнавала.

— Пхе, — приходя в себя, фыркнул Витя. — Тоже мне, загримировался под… — Витя на мгновение задумался, — под чёрта и думает, что все его станут бояться!

— Под какого чёрта? — спросил Бухтик. — Зачем мне гримироваться? Я только что из заводи прибежал.

— Витя, он правду говорит, — поддержал Серёжа Бухтика. — Он не гримировался, он такой и есть.

— Так я вам и поверю, — сказал Витя и сделал самое презрительное выражение, на которое только был способен. — А чем ты это можешь доказать?

— Чем?

Бухтик задумался.

— Хочешь, допрыгну до потолка? — предложил он. — И не просто так, а ногой достану!

— А ну достань!

Бухтик подпрыгнул, ловко перевернулся в воздухе, и на потолке остался чёткий след.

— Ух ты! — вырвалось у Вити, но он тут же поправился: — Ну и что? Это ещё ни о чём не говорит. Таким штукам и в цирке можно научиться… А ещё что ты можешь?

— Он может выпить сколько хочешь воды, — сказал Серёжа. — Я сам видел.

— Это я всегда могу, — охотно согласился Бухтик. И не успел никто и глазом моргнуть, как стоящий на столе графин с водой оказался пустым.

— Подумаешь, какой-то графин, — не сдавался Витя. — Я, если захочу, могу и два выпить. Особенно в жару.

Серёжа и Бухтик переглянулись: ну как ему доказать, что это не розыгрыш?

— Ещё я могу стать невидимкой, — сказал Бухтик.

— Так возьми и стань.

Бухтик уставился на свою тень, отбрасываемую лампочкой. Так он простоял целую минуту, а может, и больше. Наконец вздохнул и развёл руками:

— Сейчас не получается. Таблетка мешает.

— Ха, ему таблетка мешает! — торжествующе воскликнул Витя. — А ещё что тебе мешает?

Витя был в восторге. Ему казалось, что он уже вывел на чистую воду этого самозванца. Он осмелел до того, что щёлкнул Бухтика по еле заметным рожкам.

— Может, тебе эти рога мешают? — язвительно спросил он. — Или хвост? Смотри, какой он у тебя длинный! Давай-ка я его укорочу немного…

И дёрнул Бухтика за хвост.

— Ай! — взвился Бухтик.

А через мгновение Витя, беспомощно дрыгая ногами, болтался в воздухе.

— Я ж тебе… — зарычал Бухтик. — Я ж не знаю, что тебе сделаю за это…

— Отпусти меня! — вопил перепуганный Витя. — Верю тебе, верю! Я больше не буду!

— Бухтик, не надо! — Серёжа вцепился ему в руку. — Витя ведь нечаянно. Он не думал…

— Не думал?

Бухтик осторожно опустил Витю на пол.

— Ладно, — сказал он. — Только не трогай больше. Вот если бы я тебя дёрнул за хвост, что бы ты делал тогда?

— Ничего, — улыбнулся Серёжа. — У него нет хвоста.

— Нет? — переспросил Бухтик. — Ну, тогда за нос.

— Не надо! — поспешно произнёс Витя и прикрыл нос ладонью.

«Хочешь стать артистом?»

Бухтик сел за стол и, подперев голову руками, взглянул на Серёжу.

— Мой отец Барбула передаёт тебе большое спасибо за стихи, — сказал он.

— Ты их перевёл, да? На свой язык?

— Гм-гм… — неопределённо ответил Бухтик. Разговаривать на эту тему ему не хотелось. — В общем, мой отец просил, чтобы ты ещё что-нибудь вспомнил… Хотя бы примерно такие…

Бухтик наморщил лоб и медленно начал:

Люблю я заводь каждо лето,

Когда кукуют птички где-то…

Ещё больше наморщив лоб, он окончил:

И рада вся моя душа,

Что не кукуют в камышах!

После этого с гордостью посмотрел на Серёжу.

— Вот какие это стихи! — сказал он. — Я их сам придумал. Целую ночь не спал… Можешь прочитать что-нибудь похожее?

Серёжа рассмеялся и покачал головой.

— Какие же это стихи? — возразил он. — Нет, это очень плохие стихи!

Лицо Бухтика разочарованно вытянулось.

— Вот как… — сказал он. — Очень плохие, да? Ты уверен в этом?

— Уверен, — ответил Серёжа. — Каждый мальчишка скажет тебе то же самое.

Бухтик в огорчении почесал затылок.

— Ладно, я тебе верю… Тогда вспомни что-нибудь другое. Только поторопись, а то отец мне уже проходу не даёт! Всё спрашивает: когда же придёт Серёжа и прочитает стихи?

— Будут вам стихи, — твёрдо пообещал Серёжа. — Обязательно будут!.. Только читать их буду не я.

— Не ты? А кто?

— Один… одна девочка, Оля. Правда, она сейчас болеет, но через два дня ей разрешат выйти на улицу. Вот тогда мы и придём с ней к заводи.

Бухтик кивнул головой.

— Ладно, подождём.

А Витя, почёсывая бока, сидел в сторонке и с опаской поглядывал на Бухтика. Он всё ещё был уверен в том, что этот гость — переодетый мальчишка. Ну и что из того, что хвост не оторвался? Просто он был очень хорошо приклеен. Или пришит. Только и всего.

И вдруг Вите в голову пришла неожиданная мысль. А что, если…

— Послушай, Бухтик… — начал он.

— Ну? — Бухтик повернул к нему лицо. — Слушаю.

— Я… хотел тебя спросить… Хочешь стать артистом?

— Это ещё зачем?

— Как зачем? Ведь артисты самые знаменитые люди! Все их знают, аплодируют им…

— Неправда, — возразил Бухтик. — Самые знаменитые люди — изобретатели. Такие, как я. Они изобретают. Потом — поэты. Я об этом узнал из ящика с картинками… как его…

— Из телевизора, — подсказал Серёжа.

— Ну да… Я смотрел передачи через окно, пока не познакомился с Серёжей.

«Ох и притворяется!» — с восхищением подумал Витя.

— Но и артисты тоже известны всем, — продолжал он настаивать.

— Это правда, Серёжа? — спросил Бухтик.

— Правда.

— Тогда не знаю… — нерешительно произнёс Бухтик. Но было видно, что ему уже очень хотелось быть артистом.

— Как же он будет играть людей? — спросил Серёжа. — Он же… Он ведь Бухтик!

«Сговорились, — окончательно решил Витя. — Ладно, пусть думают, что я им верю…»

— А ему и не нужно играть людей, — ответил он. — Зачем ему их играть? Он будет бесёнком в «Сказке о попе и о работнике его Балде». Понятно?

— А-а, — сказал Серёжа. — Что ж, это ты неплохо придумал!

В это время кто-то постучал в дверь, и послышался голос Николая Владимировича:

— Чего вы там заперлись? Испугались чего-то?

— Ничего мы не боимся! — крикнул Витя. И не успел Бухтик выскочить из-за стола, как он уже открыл двери.

— Э-э, да у вас тут целая компания! — сказал Николай Владимирович.

— Это Бухтик, — начал Витя. — Он…

— Можешь не продолжать, — перебил его Николай Владимирович и внимательно посмотрел на Бухтика. — Если не ошибаюсь, это персонаж из вашего будущего спектакля. Верно?

— Верно, — сказал Витя. — Откуда вы знаете?

Николай Владимирович улыбнулся.

— Я всё знаю, — сказал он. — Я знаю даже то, что ты вчера бегал на железнодорожную станцию. Сколько порций мороженого съел?

— Две, — ответил Витя и потупил глаза.

— Вот видишь… Ты, кажется, охрип. Ну-ка подойди ко мне… Скажи: «А».

— А-а, — начал Витя, и глаза у него полезли на лоб.

Бухтик исчезал с поразительной быстротой. Только что он был, как и все, а теперь от него оставалась одна лишь туманная тень. Потом исчезла и она.

— Мэ-э, — промычал поражённый Витя.

Серёжа, украдкой взглянув на Николая Владимировича, быстро вытряхнул таблетку и положил на край стола. Таблетка исчезла в мгновение ока, и перед Витей снова как ни в чём не бывало сидел ухмыляющийся Бухтик.

— Бэ-э…

— Я просил тебя сказать только «А», — укоризненно заметил Николай Владимирович. — А ты мне весь алфавит называешь.

— Бу-у… — и Витя показал пальцем на лохматого гостя. — Б-бухтик!

Только теперь он поверил!

— Ну и что же, что Бухтик? — спросил Николай Владимирович. — Я с ним уже познакомился… Э-э, друг Капустин, да у тебя с пульсом что-то неладно! — вдруг встревожился он. — Придётся принять вот это лекарство и немедленно лечь в постель!

— Это потому… — пытался объяснить Витя.

— Немедленно, — строго повторил Николай Владимирович.

Вите пришлось лечь в постель.

Выздоровление

Сегодня Николай Владимирович впервые за много дней разрешил Оле выйти на улицу.

И конечно же, рядом с ней был Серёжа.

Выглядела Оля ещё не совсем здоровой, но глаза девочки с любопытством бегали по сторонам, а на лице время от времени появлялась такая улыбка, что Серёже стало казаться, будто сегодня какой-то особый, праздничный день. А болезнь… Николай Владимирович, выпроваживая их на улицу, сказал:

— Забудь о болезни, Оля. Главное для тебя сейчас солнце, воздух и… — он задумался, подбирая нужное слово.

— Вода, — поспешно подсказал Серёжа.

— Нет, — возразил Николай Владимирович. — Об этом пока рано думать. А вот прогулки, приключения — то, что тебе сейчас надо.

Серёжа обрадовался: уж чем-чем, а приключениями Оля будет обеспечена! Уж он постарается.

А тётя Клава, поправив воротник Олиного платья, сказала:

— Только не очень увлекайся, — и, скосив глаза на Серёжу, добавила: — И не вздумай гоняться с ним наперегонки.

Было понятно, кого тётя Клава имела в виду. Но Серёжа даже не подумал обижаться.

И вот они идут по колени в мягкой траве под необыкновенно синим небом, в перелеске весело поют птицы, кузнечики выпрыгивают из-под ног, и речка впереди сияет так ослепительно, как не сияла ещё никогда.

Наверное, потому, что рядом шла Оля.

— Хорошо как! — щурясь от солнечных лучей, проговорила она. — Даже голова кружится.

— Хорошо, — охотно согласился Серёжа. — Но лучше бы — пошёл дождь. Я бы тогда познакомил тебя с Бухтиком.

Оля замедлила шаги.

— Серёжа… — как-то неуверенно произнесла она. — Это правда, что Витя, когда увидел Бухтика, с перепугу залез под кровать?

— Зачем же мне тебя обманывать? — обиделся Серёжа.

— Понимаешь… если это так, то… вы, мальчишки, более храбрые, и всё-таки Витя под кровать полез… Что же тогда делать мне, я же девочка!

— Ты что — боишься? — удивился Серёжа.

— Не то чтобы очень, но…

Оля оглянулась. Прекрасные здесь места, она об этом уже написала маме. Таинственные, загадочные…

На полпути к заводи, окружённый цветочной клумбой, стоял бетонированный колодец. Из него качали воду для санатория. Оля приподняла крышку и заглянула внутрь.

— Темно как, — сказала она. — А Бухтик может сюда нырнуть?

— Конечно, может! — воскликнул Серёжа. — Он куда хочешь нырнёт, была бы только вода…

И тут ему в голову пришла такая мысль, что он стукнул себя ладонью по лбу. И почему она не пришла раньше? Бухтик жаловался, что ему очень тяжело добираться до санатория — нет ни одной лужи на пути.

«Да, ни одной лужи, — подумал Серёжа. — Зато есть колодец, а в нём сколько хочешь воды!»

Они миновали берёзовый перелесок и очутились в редком осиннике, подступающем к излучине реки. Отсюда заводь была видна как на ладони.

— Вон там, в противоположном конце, живёт Барбула, — сказал Серёжа.

— А Бухтик где живёт? — спросила Оля.

— Чуть ближе, — ответил Серёжа. — А во-он там, где начинается болото, есть поляна. Там в последнее полнолуние лета, в августе, перед тем как заснуть на зиму, обитатели заводи собираются на свой праздник. В эту ночь они становятся видимыми для людей. Но не для всех, а только для самых смелых. Так сказал Бухтик. Правда, сам он ещё на празднике никогда не был. Мал ещё, не берут.

Оля задумалась.

— Наверное, это очень красиво, когда они танцуют.

— Наверное, — согласился Серёжа. — Особенно Чара. А их дом стоит под кувшинками, возле старой ивы, видишь?

— Это ива Барбулы? — спросила Оля. — Подойдём поближе.

Она долго рассматривала обнажённые корни старого дерева. Затем укоризненно произнесла:

— Как тебе не стыдно, Серёжа! Надо бы давно укрепить эти корни. Ты же сам рассказывал, что случится, если ива упадёт на землю, неужели забыл?

— Я не забыл, — виновато сказал Серёжа. — Просто совершенно не было времени.

— Я понимаю, — ответила Оля. — Это из-за меня, верно? — Помолчав, она добавила: — Я сегодня нашла в кармане курточки одну записку…

Серёжа почувствовал, как у него вспыхнули щёки. Сейчас Оля упрекнёт его или, того хуже, засмеётся…

Но Оля сказала просто:

— Давай вместе укреплять корни, ладно?

— Ну конечно! — воскликнул Серёжа и с облегчением вздохнул.

Они быстро сбегали к дяде Косте за лопатами и принялись засыпать корни землёй.

— Теперь она долго будет стоять, — говорила Оля.

— Сто лет простоит, — подтвердил Серёжа.

Неожиданно у них за спиной послышалось:

— Вот вы где!

Лопата выскользнула из Олиных рук. Оля застыла, не смея оглянуться.

Но это был не Бухтик, а Витя Капустин. Он подобрал упавшую лопату и стал рядом с Серёжей.

— Жарко, — пожаловался он. И тут же похвастался: — А спектакль получается что надо. Ох и попляшет же у меня этот Бухтик!

— Зачем ему плясать? — спросила Оля.

— Затем, что так говорится в сказке. Ты же читала её?

— Читала, — ответила Оля и замолчала. Почему-то ей стало жаль Бухтика.

«Нечистой силе» посчастливилось

В лесном санатории начали происходить загадочные случаи.

В самых укромных уголках раздавались вдруг громкие крики: то содрогающий воздух возглас выпи, то мрачное карканье ворона. И всякий раз тётя Клава, вздрагивая, хваталась за швабру и бормотала:

— Прямо-таки нечистая сила! И откуда она только взялась на мою голову?

Затем странные крики начали всё чаще доноситься из палаты, где жили Витя Капустин и Серёжа Войников. А время от времени оттуда слышалось такое разудалое уханье филина, что вздрагивала не только тётя Клава. Даже оконные стёкла и те тоненько дребезжали от страха.

А через день уханье и крики уже доносились изо всех палат, где жили мальчишки. Правда, стоило только тёте Клаве появиться на пороге, как всё мгновенно утихало и на тётю Клаву смотрели невинные ребячьи лица.

Затем всё начиналось сначала.

Ещё через день для девочек наступили тяжёлые времена. Вдруг ни с того ни с сего в палату с треском врывался и принимался бегать вокруг стола загадочный огонёк. То кто-то стучался в двери и объявлял, что он Бармалей. То поднимали шумную возню мыльницы в шкафчиках…

Кеды маленькой Наташи Гаврилюк дважды, без посторонней помощи, вскарабкивались на высокий конёк санаторного корпуса. Доставало их оттуда всё девчоночье отделение. На третью ночь кеды влезли на верхушку огромного клёна.

Наконец самая решительная из девочек, Тамара Назарко, захотела выяснить, кто же это покашливает в коридоре… То, что она увидела, запомнилось ей, наверное, на всю жизнь.

А увидела она игрушечную карету, запряжённую тройкой мышей. Мыши были наряжены в белые чепчики и такие же белые платьица. И бежали они не хуже самых быстрых коней.

Заметив Тамару, тройка лихо повернула к ней. И только в последнюю минуту девочка успела захлопнуть двери.

Понятно, что после этого девочки уже не решались поодиночке выходить в коридор.

Но легче от этого не стало. Вскоре во дворе под окнами повадились прогуливаться непонятные существа в белом. Существа эти громко вздыхали и говорили нудными замогильными голосами:

— Мы привидения! Пустите нас!

Девочки испуганно взвизгивали и прятали головы под подушки.

Тётя Клава, выведенная из себя, однажды устроила засаду и чуть было не поймала одно из привидений. Но тому каким-то чудом удалось вырваться.

Ничего удивительного не было в том, что при каждом шорохе девочки дрожали как осиновые листочки. И понятно, почему они начали стороной обходить старую ель, стоявшую за футбольным полем.

Эта ель была похожа на десятки и тысячи других елей, однако на одной из её веток висела дощечка с корявой надписью, которая всё объясняла.

На дощечке было написано:

Здеся живот

Нечиста сила

Витя с Серёжей потратили целый час на это объявление. Они очень старались сделать как можно больше ошибок. Пусть все видят, что под елью сидят не ученики четвёртого класса, а самая настоящая нечистая сила, которая и школы не видела!

Тётя Клава, впервые увидев эту дощечку, всплеснула руками и хотела было сорвать её, а заодно и заглянуть под еловые лапы, чтобы познакомиться с нечистой силой поближе. Но подоспевший Николай Владимирович сказал, что этого делать как раз и не следует.

— Но почему же не следует? — возмутилась тётя Клава. — Таких шкодников свет ещё не видывал! А ведь здесь живут дети, которым нужен покой и отдых.

— У нас нет никаких больных, — решительно возразил Николай Владимирович. — Запомните это. И если дети играют в свои игры — нам с вами только радоваться надо этому. Лишь больные дети не проказничают и не играют.

Таким образом, «нечистой силе» посчастливилось. И вот под еловыми лапами опять сидели Серёжа и Бухтик, который мгновение назад стал видимым.

Рядом с Серёжей лежал пакет, завёрнутый в газету.

— Отец места себе не находит от радости, — сказал Бухтик. — Как увидел укреплённые корни, словно малёк стал резвиться… А Омаша тоже себе места не находит. Только от злости. Она никак не может простить вам гибели своей подруги Зубатки. И грозится отомстить. Видишь, что получается… — И Бухтик вздохнул. — Кроме того, с суходыхом не ладится. Как его сделать, я уже знаю, да вот не из чего делать…

— Подумаем вместе, — произнёс Серёжа. — Если что, дядя Костя поможет. У него всё есть.

— Спасибо тебе, — просветлело лицо Бухтика. — Но когда же вы с Олей придёте читать стихи? Мне в заводи уже проходу не дают из-за вас.

— Сегодня после обеда, — пообещал Серёжа. — Мы будем у ольхи. Знаешь, на самом берегу стоит? Да ты мне сам её показывал.

— Наконец-то! — обрадовался Бухтик. — Значит, можно объявлять сбор?

— Можешь, — разрешил Серёжа. — Но сначала мы пойдём к колодцу…

— Что это?

— Заводь такая, — объяснил Серёжа. — Крохотная, но глубокая. Как раз посередине между твоим жилищем и санаторием. Пойдем, посмотришь, подходит ли тебе. И вот это возьми с собой. — Серёжа протянул другу завёрнутый в газету пакет.

— Что здесь?

— Пижама и полотенце, — сказал Серёжа и улыбнулся. — Тебе на новоселье.

«У лукоморья дуб зеленый…»

Бухтик стремительно плыл по заводи.

— Быстрее собирайтесь! — кричал он. — Оля и Серёжа уже пришли! Собирайтесь быстрее!

Первым явился хозяин заводи. И всё же не удержался, ещё раз завернул к старой иве.

— Это надо же! — растроганно пробормотал он. — Чужие, совершенно чужие дети, а что сделали!

— Быстрей, отец! — крикнул Бухтик. — Они пришли!

Барбула подплыл к сыну и сел на самое удобное место, на камень, заросший подводным мхом. Он любовно уставился на Олю с Серёжей.

Но их было плохо видно: мешал небольшой кустик лозняка, стоявший над самой водой.

— Неплохо было бы передвинуть этот кустик в сторону, — заметил Барбула.

— А ещё лучше — перенести в сторону камень, на котором ты сидишь, — ухмыльнувшись, сказал сын.

Барбула немного подумал.

— И правда, — наконец согласился он.

Хозяин заводи поднатужился и перенёс камень на другое место.

— Вот теперь хорошо, — удовлетворённо заметил он.

Затем подплыла Квакуша Премудрая.

Последними явились Чара с Омашей. Чара время от времени дышала на пальцы — они всё ещё не отошли от холодной родниковой воды.

— Кажется, я её где-то видела, — сказала Чара, взглянув на Олю. — Вот только не припомню где.

— Ты видела её вчера, — напомнил Бухтик. — Они с Серёжей укрепляли корни.

— Нет, я её видела гораздо раньше.

Похоже, что и Барбуле пришла в голову та же мысль. Несколько раз он внимательно поглядывал то на Олю, сидящую на берегу, то на собственную дочь. И вдруг воскликнул:

— Да вы же похожи! Вы же как две капли воды!

— Я давно это заметила, — вмешалась Квакуша.

— Они и характером похожи, отец, — сказал Бухтик. — Помнишь, как Оля укрепляла корни твоей ивы? Так же заботливо, как Чара ухаживает за родником.

Одна только Омаша не участвовала в разговоре. Не отрываясь смотрела она на детей и думала: «Вот попадитесь мне ночью. Надо заманить их в полнолуние на поляну для танцев».

— Все собрались? — спросил Бухтик и хлопнул в ладоши: — Даю сигнал!

Оля сидела на берегу, вздрагивая при каждом шорохе.

— Они уже смотрят на нас? — шёпотом спросила она.

— Они всё время на нас смотрят, — ответил Серёжа. — Но ты не бойся. Считай, что мы здесь одни.

— Я стараюсь не бояться, — дрожащим голосом сказала девочка.

Возле камышей с громким всплеском вскинулась рыба.

— Это сигнал, — понял Серёжа. — Можно начинать!

У лукоморья дуб зелёный… —

донеслось до заводи.

Златая цепь на дубе том:

И днём и ночью кот учёный

Всё ходит по цепи кругом…

И все, кто слушал Олю, представили себе этот дуб. На краю непроходимого леса, куда даже ворон не залетает, стоит он, непоколебимый и могучий. Ни один листик не шевельнётся в его густой кроне… А где-то неподалёку глухо ударяет в берег тяжёлая океанская волна.

Там чудеса: там леший бродит,

Русалка на ветвях сидит…

— Правильно, — прошептала Чара. — Леший — это Дава…

Но Барбула приложил палец к губам, и маленькая русалка замолчала.

А Оля читала дальше:

И тридцать витязей прекрасных

Чредой из вод выходят ясных,

И с ними дядька их морской…

И снова увидели все дремучую чащу. Слышался скрип гальки под мерными, медленными шагами морских витязей… Где-то в глухомани раздавался дикий, неистовый хохот филина. И хохот этот предупреждал о том, что скоро здесь пролетит ступа с Бабою Ягой. А вот и сама Баба Яга — костлявая, с растрёпанными патлами… Куда спешит она? Кому несёт беду?

Уже давно отзвучал голос Оли. Уже давно дети поднялись и ушли, а водяные жители всё ещё молчали, поражённые тем, что они услышали.

Наконец хозяин заводи прокашлялся и торжественным голосом произнёс:

— Отныне я, хозяин всех здешних мест, наказываю заводь эту называть Лукоморьем. А ольху, возле которой сидела Оля, — именовать дубом зелёным…

— Не может ольха быть дубом… — вмешался Бухтик.

— Не перебивать! — прогремел властный голос хозяина заводи. — Как я сказал, так тому и быть!.. А тебе, Бухтик, ещё одно задание: узнай у Серёжи адрес дядьки морского и напиши ему письмо от моего имени. Так, мол, и так, здравствуй, дядька морской! Шлёт тебе братский привет речной дядька Барбула. Ну, и так далее… Оказывается, у меня братья есть, — довольно заметил он и, повернувшись к сыну, строго окончил: — Только чтобы без всяких твоих переводов было, понятно?

— Понятно, — сказал Бухтик.

Когда водяные жители начали расходиться по домам, к брату подплыла Омаша.

— Ты не мог бы пригласить детей на праздник полнолуния? — спросила она. — Ну хотя бы одного Серёжу.

— Да, Серёжу надо позвать.

— Ты мне обещаешь?

— Обещаю, — сказал Бухтик.

О, если бы он мог хотя бы на минуту задуматься о странном предложении Омаши! Тогда бы он многое понял и, наверное, заранее отвёл бы опасность, нависшую над Серёжей.

Цветы для Оли

Неизвестно, был Бухтик видимым в ту тёмную ночь или нет. Ведь в ночном мраке его лицо всё равно не удалось бы рассмотреть. И казалось, что от реки к санаторию сама собой движется светлая пижама. Она остановилась под Олиным окном, и на подоконник легли цветы.

Эти цветы просила передать Чара.

— За чудесные стихи, — сказала она. — И за иву, и за… всё.

Барбула тоже предложил выбрать для Оли что-нибудь из своих драгоценностей.

— Можешь даже зеркало ей подарить, — сказал он. — Мне ничего не жалко для неё.

Но Бухтик отцовского подарка не взял.

— У них зеркал хватает, — объяснил он и, заметив, как огорчённо вытянулось лицо хозяина заводи, поспешил добавить: — Кроме того, им больше нравятся разные добрые слова.

— Какие?

— «Спасибо», например…

— Тогда передай Оле целый мешок моих «спасибо», — сказал Барбула. Затем он немного подумал и расщедрился окончательно: — Или даже два. Не забудешь?

— Я постараюсь, — пообещал Бухтик.

Это было несколько минут назад.

Светлая пижама ещё немного постояла под Олиным окном. Затем неслышно поплыла обратно к реке.

Но до речки она не добралась. Поравнявшись с колодцем, пижама остановилась, и голос Бухтика задумчиво произнёс:

— Может, здесь заночевать?.. А почему бы и нет?

После этого пижама перевесилась через бетонированный сруб и исчезла…

На дне колодца было очень тихо. Так тихо, что даже в ушах звенело.

Бухтик улёгся на мягкие водоросли, которые заранее принёс из реки, укрылся Серёжиным полотенцем и удовлетворённо вздохнул.

Высоко над ним дрожала одинокая звезда.

«Наверное, от холода, — решил он. — Что ж, сама виновата. Не надо было забираться в такую даль…»

А вот он, Бухтик, ни в какую даль забираться не намерен. Ему и здесь неплохо. Отец, Чара, чудесный друг Серёжа — чего ещё желать? Даже два дома есть у него!

— Хорошая жизнь, — вполголоса произнёс Бухтик. — Замечательная!

Он повернулся к стенке и через минуту уже тихо посапывал.

«Спаситель ты мой!»

Наутро первыми всполошились повара.

— Вода что-то не идёт, — сообщили они дяде Косте. — А нам завтрак надо готовить.

— Сейчас узнаем, в чём дело, — ответил он и скрылся за дверями водокачки.

Здесь его разыскала тётя Клава.

— Умываться нечем, — произнесла она с порога. — А дети уже начали просыпаться.

Дядя Костя не отвечал: ему было некогда. Он лихорадочно возился с насосом.

— Так будет вода или нет? — помолчав немного, спросила тётя Клава.

— Будет, — отозвался дядя Костя и мрачно добавил: — Только неизвестно когда…

— Как это — неизвестно? — переспросила тётя Клава, покраснев от гнева. — Зачем ты сюда поставлен?

— А что я могу сделать? Смотри, что получается!

Дядя Костя нажал на одну из кнопок. Насос натужно загудел, словно автомобиль, взбирающийся на крутую гору. Дядя Костя поспешно выключил его.

— Вот видишь — с насосом в порядке. Всё дело в колодце. Может, там родник иссяк или фильтры засорились. Нужно в колодец лезть, вот что. А кто это сделает — ты, что ли?

— И полезу, если нужно, — решительно ответила тётя Клава и направилась к колодцу.

Но, внимательно оглядев бетонный сруб, тётя Клава поостыла. Ширина сруба явно для неё не подходила. К тому же колодец показался ей таким глубоким, что она поспешно отодвинулась.

— Не знаю, кто сюда полезет, но только чтобы вода была немедленно, — сказала она. — Какой же ты специалист, если из-за тебя дети мучаются!

Дядя Костя разобиделся вконец.

— А я-то здесь при чём? — спросил он. — Я сделал всё, что мог. Но я всего лишь слесарь. А здесь без водолаза не управишься.

— Знать ничего не хочу, — отрезала тётя Клава, удаляясь от водокачки. — Чтобы вода была!

— Да слышу, слышу, — проворчал дядя Костя.

Конечно, дядя Костя сделал всё, что мог сделать. Осталось только полезть в колодец и проверить, не засорились ли фильтры. Без напарника, который опустил бы дядю Костю в колодец, а затем вытащил оттуда, не обойтись. К тому же нужно лезть в глубокую и холодную воду, а дядя Костя даже плавать как следует не умел.

Он присел на сруб злополучного колодца и загрустил.

— Вода нужна! — крикнула с крыльца тётя Клава. — Чего же ты сидишь?

— С завтраком опаздываем! — дружно поддержали её повара.

Но дядя Костя только рукой махнул и загрустил ещё больше.

За этой сценой с интересом наблюдала тройка друзей, только что собравшихся под елью.

— Пойдем посмотрим, что там случилось, — предложил Серёжа. — Может, сломалось что-то?

— И я с вами, — поспешно отозвался Бухтик.

Они направились к дяде Косте, и Витя спросил:

— Что-нибудь сломалось, да?

— Фильтр, наверное, засорился, — угрюмо ответил слесарь.

Дядя Костя был настолько расстроен, что не обратил на Бухтика ни малейшего внимания.

— Всем вода нужна, — продолжал ворчать дядя Костя. — А вот утону я или нет, это никого не интересует.

Бухтик тем временем склонился над колодцем. И вдруг, словно его подтолкнули, исчез в тёмной дыре. Через мгновение послышался громкий всплеск.

Дядя Костя вскочил как ошпаренный.

— Мальчик! — нагнувшись над срубом, позвал он Бухтика. — Ты живой, мальчик?

Никто ему не ответил. Только мелкой рябью дрожала внизу далёкая тёмная вода.

И тогда дядя Костя решил, что всё пропало. Он схватился руками за голову и ринулся к водокачке.

— А-а! Мальчик! — кричал он. — Караул, спасите!

И непонятно было, кого нужно спасать: Бухтика или же самого дядю Костю.

На крик слесаря уже спешила встревоженная тётя Клава.

Когда дядя Костя снова появился на пороге водокачки с верёвкой в руках, Бухтик сидел на срубе и протягивал Серёже скомканную мокрую пижаму, полотенце и клочок водорослей.

— Я не знал, что там фильтр, — смущённо объяснил он.

— Теперь всё понятно, — сказал Серёжа и поспешно, чтобы никто не увидел, забросил пижаму и полотенце подальше в кусты.

А дядя Костя кинулся к Бухтику и сжал его в своих крепких объятиях.

— Мальчик, ты живой! — счастливо бормотал он. — Зачем только тебя понесло туда? — снова разволновался он.

От радости дядя Костя никак не мог разжать свои объятия.

— Серёжа, спасай меня! Ой, спасай же меня!

Серёжа храбро бросился на помощь. Но вышло ещё хуже — дядя Костя заодно прихватил и его.

— Да пустите же нас! — изо всех сил отбивался Серёжа. — Вы лучше насос включите!

Дядя Костя удивлённо посмотрел на него и опустил руки.

— Зачем? — спросил он уныло. — Я же его только что включал.

— Попробуйте ещё раз, — посоветовал Витя.

Пожав плечами, дядя Костя зашёл в здание водокачки и нажал на кнопку.

Насос сразу же заработал мощно и ровно.

— Кт-то это сделал? — спросил дядя Костя, заикаясь от изумления.

— Бухтик, — ответил Серёжа и показал на приятеля. — Это он фильтры прочистил.

— Он? — переспросил дядя Костя и широко раскинул руки. — Спаситель ты мой!

Бухтик проворно отскочил в сторону, спасаясь от благодарностей.

Спектакль

— Не хочется мне идти на этот спектакль, — сказала Оля. — Жалко мне его.

— Кого? Бухтика?

Серёжа задумался. И вправду, не очень завидная роль была у Бухтика. Он всё время должен был попадать в неловкое положение.

— Но это же только по сказке, — нерешительно произнёс он.

— Всё равно, — ответила Оля.

— Ладно, — сказал Серёжа. — Я ему передам, чтобы он не очень-то всех слушался.

Оля повеселела и начала собираться быстрей.

Когда они пришли, зал был уже заполнен. Весь санаторий знал, что роль бесёнка будет играть необыкновенно способный мальчик, которого, кстати, никто так и не видел.

— Прямо тебе вылитый бесёнок, — говорила своей подруге белокурая Наташа Гаврилюк, кеды которой очень любили путешествовать самостоятельно. — А уж до чего отчаянный! Ты слышала, как он прыгнул в колодец?

— Слышала, — отвечала подруга.

Пришли не только дети, но и взрослые. Около входной двери примостился дядя Костя, неподалёку от сцены сидели Николай Владимирович и тётя Клава. Они немного подвинулись, освобождая место для Оли.

— А ты? — спросила она Серёжу. — Где ты сядешь?

— Я к Бухтику пойду, — переглянувшись с Николаем Владимировичем, сказал Серёжа. — Мне кое-что нужно ему сказать…

Оля понимающе кивнула головой, и Серёжа исчез за дверью, ведущей на сцену.

Наконец раздвинулся занавес, и зрители увидели перед собой небольшое озеро с заливчиком. Заливчиком служила обыкновенная ванна, но никто не обратил на это внимания. Куда интереснее было то, что в заливчике кто-то жил.

Над краем заливчика-ванны изредка показывалась чёрная спина.

А в другом конце сцены поп — Никуличев нанимал на службу работника Балду. Поп важно прохаживался, выпятив живот, и в зале послышались первые смешки: сразу было видно, что попу и в голову не приходило, чем должна окончиться сказка.

Выторговав себе три щелка, Балда управился по хозяйству, а потом подошёл к ванне-заливчику и обрывком верёвки начал мутить воду. Тотчас же на сцену выпрыгнуло лохматое существо.

— Бесёнок! — восторженно пропищала Наташа Гаврилюк и захлопала в ладоши. — Ой, какой славный!

Бухтик, отряхнувшись от воды, подошёл к краю сцены и вежливо поклонился.

— Потом будешь кланяться, — послышался нетерпеливый шёпот Капустина. — А сейчас играть нужно!

И они начали играть. Ох, что это была за игра! О ней в санатории рассказывают до сих пор.

Сначала Балда — Витя принёс из-за кулис маленького зайчонка и предложил Бухтику пробежаться с ним наперегонки. Но Бухтик только рассмеялся и ответил совсем не по сказке:

— С ним? Наперегонки? Нет, не буду!

— Почему? — спросил Витя.

Услышав слова Бухтика, он настолько растерялся, что тоже заговорил не по сказке.

— Потому, что это кролик, а не заяц. А кролики бегать не умеют.

Витя беспомощно оглянулся по сторонам.

— Но где же я тебе возьму зайца? — спросил он.

— Да, сейчас уже поздно думать об этом, — согласился Бухтик. — Ладно, попробуем сделать что-нибудь и с кроликом. Они хоть и не такие быстрые, зато очень сообразительные. Верно я говорю? — обратился он к кролику.

Тот пошевелил ушами и кивнул. В зале послышались аплодисменты.

— Что ты будешь с ним делать? — спросил Витя, бледнея от ужаса.

Провал, полный провал!

— Не бойся, что-нибудь да придумаем, — успокоил его Бухтик. — Хотя бы сделаем из одного кролика двух. Оп-ля!

И он ловко вытащил из-под Витиной куртки второго кролика.

— Эх, Балда ты, Балда, — укоризненно заметил он Вите. — Думаешь, мы в заводи такие тёмные, что и не слышали ничего? Нет, если уж играть, так честно!

— Верно, сынок, — поддержал его дядя Костя.

Из-за кулис высунулась фигура попа — Никуличева. По его лицу было видно, что он несказанно рад тому, в каком глупом положении оказался Балда.

Бухтик поставил кроликов на пол, и они важно запрыгали со сцены.

— Вот теперь попробуем наперегонки, — сказал он и скомандовал: — Раз, два… три!

И конечно же, ошеломлённый Витя проиграл.

Зал шумно веселился и хлопал в ладоши.

— Браво, победитель! — кричала Наташа Гаврилюк.

И только один мальчик в больших роговых очках ехидно улыбался.

— Это не по сказке, — громко говорил он соседям. — Этот бесёнок совсем не читал сказки!

Но его сразу же перебил десяток возмущённых голосов:

— Ну и что же, что не по сказке?

— Если тебе неинтересно, можешь уходить!

Но мальчик в очках только плотнее вжался в кресло.

А победитель снова подошёл к краю сцены и начал раскланиваться. Откуда-то в его руках взялся букетик цветов, и он разделил его поровну между Олей и Наташей Гаврилюк.

Затем, повернувшись к потерявшему дар речи Вите — Балде, потребовал:

— Теперь давай выводи свою лошадь!

Такой лошади, наверное, ещё ни видел никто из людей. И совсем не потому, что она была немного похожа на бегемота, а немного — на корову.

И уж вовсе не потому, что на передних ногах лошади красовались белые нарядные кеды с широкой чёрной полоской, а на задних — синие тапочки.

Дело в том, что это была самая рассеянная и непутёвая лошадь в мире.

Едва она появилась из-за кулис и заржала, у неё сразу же развязался шнурок на левой передней ноге. Задние ноги наступили на него — и лошадь во всю длину растянулась на полу. Некоторое время она лежала неподвижно, соображая, что же случилось с ней, затем поднялась на ноги и начала озабоченно почёсывать шею задней ногой.

— Да шевелись же, кляча несчастная! — прошипел разъярённый Витя Капустин.

— Сам ты кляча! — огрызнулась лошадь утробным голосом. — Кто же думал, что здесь так темно!

И она затопала к краю сцены.

— Возьми её на плечи, сделай три шага и падай, — шептал Витя Бухтику.

— Чего ты мне подсказываешь? — на весь зал обиделся бесёнок. — Как-нибудь и сам с ней управлюсь.

Бухтик схватил лошадь за хвост. И сделал это очень вовремя, потому что из-за своей непутёвости лошадь чуть было не шагнула со сцены прямо в первый ряд. Прямо туда, где сидела тётя Клава.

— Стой! — скомандовал Бухтик. — Не двигайся, сейчас я тебя поднимать буду!

Он подлез под живот лошади, поднатужился — и она повисла на его плечах, болтая кедами и тапочками.

— Ух ты, какая силища! — послышался из зала восторженный голос. — Это ж надо — лошадь поднять!

С лошадью на плечах Бухтик поклонился. Затем ещё раз поднатужился и медленно, словно штангу, выжал лошадь над головой.

И здесь лошадь снова показала всю свою непутёвость. Ей бы спокойно дождаться, пока Бухтик не опустит её на пол. Но вместо этого она неожиданно начала дрыгать ногами. Лошадь изо всех сил старалась вырваться из цепких рук бесёнка.

Но сделать это было не так-то просто.

— Пусти, — наконец взмолилась лошадь и внезапно захихикала: — Хи-хи-хи! Ой, да пусти же, щекотно!

Бухтик поспешно опустил лошадь на пол, и она, не переставая глупо хихикать, боком унеслась за кулисы.

Витя Капустин стоял в углу сцены и, глядя на этот кошмар, мечтал как можно скорее провалиться сквозь землю.

Спектакля больше не существовало. И зал уже не аплодировал, а плакал, корчась от хохота. Николай Владимирович вытирал глаза платком. Даже поп — Васёк Никуличев, который по сказке должен был умирать со страху перед щелками Балды, — и тот извивался со смеху так, что совсем не обратил внимания на шелобаны, которыми дрожащей рукой угостил его Витя.

А Бухтик стоял на краю сцены и кланялся. Его тёмное лицо сияло от удовольствия.

«Вот он какой! — улыбалась Оля. — Как похож на моего Бухтика!» — и она потёрла ладошки, заболевшие от аплодисментов.

Поход за грибами

Наконец-то и грибы дождались своего часа.

Несколько минут назад над лесом пролетела сорока. Она громко стрекотала о том, что со стороны лесного санатория приближаются десятки мальчишек и девчонок с лукошками в руках. Услышав долгожданную новость, грибы начали поспешно прихорашиваться. А хозяин леса без устали носился между деревьями и напоминал:

— Не толпиться, стойте поодиночке! Что же это за игра будет, если через минуту у них наполнятся лукошки?

Конечно же, слухи о грибном походе коснулись и ушей Барбулы. И хозяин заводи вместе со своими детьми заспешил к речной излучине, туда, где деревья стояли гораздо реже, а значит, и видно было гораздо лучше.

Остановились они в глубокой колдобине, в тени ольховой рощицы. Отсюда хорошо было видно, как бегает по лесу Даваня и даёт последние напутствия своему грибному воинству.

— Ишь вырядился-то! — пробормотал Барбула. — Чистый фазан!

Он завидовал другу лютой завистью. За то, что не к нему, а к Даване пришли дети с лукошками. За то, что у Давани припасено для детей во-он сколько грибов, а у него, Барбулы, кроме воды, и вовсе нет ничего стоящего. Наконец, за то, что он не может, как его друг, бегать по суше и давать налево и направо разные указания.

— Когда же ты суходых придумаешь? — укоризненно заметил Барбула, повернув голову к сыну.

— Уже скоро, — ответил сын. — Обожди немного… Видишь, идут Серёжа с Олей? За ними Васёк Никуличев, Наташа Гаврилюк… Видишь?

— Вижу, — отозвался Барбула. — Не мешай.

Раньше хозяин заводи думал, что его дочери, особенно Чара, самые красивые во всём свете. Но теперь он убедился, что даже Чара ничем не отличалась от девочек. Вот мальчишки — другое дело! Далеко, очень далеко им до Бухтика. Ни у одного из них не было такого вёрткого хвостика и блестящих, твёрдых рожек.

А его сын сидел рядом и не догадывался даже, какой он красивый.

— Смотри на Васю Никуличева… Вот разбойник! — говорил он. — Всё бы ему футболить — мячи, консервные банки или настоящие грибы.

Рядом с ними Чара кричала горлинкой:

— Даваня, самые лучшие грибы — Оле! Ну пожалуйста…

Хозяин леса успокоительно махнул рукой и, подождав, когда Оля чуть отойдёт в сторонку, скомандовал на птичьем языке:

— Самые лучшие — покажись!

Оля замерла. Прямо перед ней стоял крупный гриб боровик. Затем подберёзовик, подосиновик, лисички — все крупные, как на подбор. Но особенно красовался своей шляпкой маслёнок. Это был тот самый маслёнок, который перепутал детей с оленятами. Но как он вырос за это время! Теперь это был настоящий король среди маслят.

Хозяину леса не хотелось, чтобы говорили, будто у него есть любимчики. Нет, все гости для него одинаковы! А Оля… Так о ней же просили его друзья, ничего здесь не сделаешь.

Оля осторожно сорвала маслёнок и потянулась к боровику.

— Смотрите, что я нашла! — закричала она.

Даваня поспешно приказал:

— Прячьтесь!

Первым к Оле подбежал Васёк Никуличев.

— Вот это гриб так гриб! — завистливо сказал он. — Ого! Это не маслёнок, это целый маслёнище!.. А у меня всё мелочь попадается, — окончил он и презрительно копнул ногой выводок молоденьких лисичек. — Вот эта… и эта… и эта…

— Нельзя же так делать! — заволновался Барбула. — Даваня, да намекни же ему, что это нехорошо! — закуковал он.

И Даваня намекнул. Он согнул нижнюю ветку и, дождавшись, когда Васёк подойдёт поближе, отпустил её. Ветка, выпрямившись, двинула Никуличева с такой силой, что тот подскочил как ужаленный.

Неожиданно над деревьями пролетела сорока. Она тревожно стрекотала:

— Мальчик заблудился! Ему угрожает опасность — он идёт в сторону топи!

Даваня вздрогнул от этого стрекота и со всех ног бросился к болоту.

Помочь заблудившемуся было его первейшей обязанностью.

Странный волк

А Витя и не подозревал, что заблудился. Он просто хотел уйти подальше в лес, чтобы никого не видеть и не слышать.

Витя очень переживал провал спектакля.

В санатории только и разговоров, что о проделках Бухтика. Пойдёшь в столовую, а там тебя вместе с компотом угощают разговорами о спектакле. Уйдёшь на речку — там полсанатория изображает из себя водяных. С досады завернёшь на стадион, а там местные силачи, пыхтя, поднимают друг друга на плечах.

Даже о непутёвой лошади и то говорили.

А вот о лучшем артисте Капустине никто и словом не обмолвился. Все словно язык проглотили. И Серёжа тоже хорош: вместо того чтобы успокоить друга, отвлечь его от мрачных мыслей, занят только своим Бухтиком да Олей.

«Разве это жизнь? — мрачно раздумывал Витя. — Нет, лучше уж лечь где-нибудь в лесу и умереть…»

И Витя огляделся вокруг, прикидывая, где бы удобнее это сделать. И только тогда он понял, что заблудился.

Лес вокруг него был совершенно незнакомый. Редкие деревья, чахлые кустарники, какая-то острая трава…

Он повернул в ту сторону, где, как ему казалось, находился санаторий. И сразу же чуть не провалился в колдобину, наполненную коричневатой жижей.

За колдобиной начинались камыши.

Витя в растерянности остановился. Что-то он раньше не встречал этих камышей. Неужели это и есть то болото, о котором в санатории рассказывали столько страшного? Будто даже лоси, забравшись в него, не могли выйти обратно.

— Ау-у! — в страхе закричал Витя.

«Ишь как разаукался! — думал Даваня, поспешно продираясь через кусты. — Э-э, да это же Витя, один из друзей Бухтика!»

Друзья Бухтика были и его друзьями. А друга, как известно, в беде оставлять нельзя.

Правда, Даваня тут же вспомнил, как Витя и Васёк плеснули на него по ведру холодной воды.

«Что ж, я тебя спасу, — подумал Даваня и ехидно улыбнулся, — но только ты у меня подрожишь немного…»

А Витя уже охрип от крика.

— Люди-и, где вы! — звал он на помощь. — Серёжа-а!

Только он замолчал, как сзади послышался шорох. Витя живо повернулся…

И замер от ужаса.

Перед ним стоял волк.

Вите не раз приходилось видеть волков в зоопарке. Облезлые, с поджарыми хвостами, они уныло бегали из угла в угол в своих тесных клетках. И конечно же, ни в какое сравнение не шли с великаном, возникшим сейчас перед ним.

А великан этот не отрываясь смотрел на Капустина и облизывался, показывая блестящие острые клыки. Наверное, только что пообедал… А может, представляет себе, как он это сделает через минуту.

Волк лениво потянулся, зевнул, показав огромную пасть, и Витя почувствовал, как его душа медленно уходит в пятки. Там ей было гораздо уютнее.

«А что, если притвориться мёртвым и упасть? — мелькнула спасительная мысль. — Кажется, волки мёртвых не трогают…»

И Витя как подкошенный повалился на землю, лицом в мох. Сделать это не составляло никакого труда, потому что ноги всё равно уже не держали его.

Вдруг он вспомнил, что ошибся. Это медведи не трогают мёртвых… А волки — те наоборот…

Ему казалось, будто он лежит целую вечность. Вокруг стояла такая тишина, что было слышно, как бьётся его собственное сердце.

Какой-то сучок больно давил в бок.

«Может, волк уже ушёл? — с надеждой подумал Витя. — Ведь бывает же, что волки людей не трогают? Я сам читал об этом…»

Но волк уходить не собирался. Он сидел на прежнем месте и, склонив набок голову, внимательно смотрел на мальчика. Вите показалось даже, что волк улыбнулся. И слегка зашевелил хвостом. Точь-в-точь как собака, увидевшая хозяина.

«А может, он ручной?» — робко подумал Витя. И эта мысль немного приободрила его, хотя душа всё ещё отсиживалась в пятках.

— Волчик, волчик, ты хороший, верно? — дрожащим голосом произнёс Витя. — Ты меня не тронешь?

Но волк, видимо, думал иначе. Он поднялся, и его верхняя губа угрожающе зашевелилась.

Витя пронзительно вскрикнул и, бросив лукошко, помчался куда глаза глядят.

Он всё бежал и бежал, а волк, казалось, играл с ним — он показывался то с одной, то с другой стороны, и всякий раз Витя бросался в противоположную. Откуда же мальчику было знать, что этот волк направлял его по верному пути?

Потом волк вдруг перестал появляться, но Витя был уверен, что он всё ещё гонится за ним.

Неожиданно между деревьями показались Серёжа с Олей.

— Ты куда бежишь? — спросил Серёжа. — И где твои грибы?

— Т-там, — заикаясь, начал Витя. — Он за мной…

— Что там? — не понял Серёжа. — Что за тобой?

Витя оглянулся. Но сзади никого не было.

— Волк за мной гнался, — пояснил он, немного успокаиваясь. — Ужас какой большой волк!

— Сейчас посмотрим, какой здесь волк, — недоверчиво произнёс Серёжа и направился в ту сторону, откуда прибежал Витя. За первым же кустом он наклонился и поднял Витино лукошко, полное отборных грибов.

— Но я… — начал Витя. Он хотел сказать, что это лукошко бросил далеко отсюда, когда спасался от волка. И что оно было тогда совершенно пустое.

Но ничего не сказал. Он только смотрел на лукошко и думал, что ему приснился какой-то очень странный сон.

В полнолуние

Спали птицы в лесу. Спали звери и рыбы.

Погрузился во мрак и лесной санаторий. Светилось окно только в каморке ночного сторожа.

«Наверное, и Оля спит», — подумал Серёжа, в последний раз оглянувшись на неясно белеющий корпус санатория.

Серёжа направлялся к поляне, над которой уже поднималась полная луна.

— Так хотелось бы посмотреть на праздник, — призналась Оля. — Но только я ни за что не смогу пойти туда ночью. Я просто умру от страха. — И она посмотрела на Серёжу широко открытыми глазами. — А ты не боишься? Может, не надо идти туда?

По правде говоря, Серёжа тоже думал об этом. Но неожиданно для себя сказал:

— А чего там бояться? Если хочешь, я один пойду и потом обо всём тебе расскажу.

Оля взглянула на него с глубоким уважением.

— Ты храбрый человек, Серёжа, — сказала она. — Ты самый-самый смелый из всех!

И понятно, что после этих слов Серёжа пошёл бы хоть на край света, а не то что на какую-то поляну. Да, он просто должен побывать там! О, после этих слов…

И как Оля ни отговаривала его, Серёжа настоял на своём.

По небу плыла огромная белая луна. Под ногами громко, как выстрелы, потрескивали сухие ветки.

И Бухтика сегодня нет. С ним, конечно, было бы куда спокойнее. Но Бухтик сказал, что сопровождать Серёжу не имеет права. Он ещё мал.

Серёжа остановился возле кустов, за которыми была видна поляна. Чуть дальше мерцала серебристая поверхность заводи. Вода отражала полную яркую луну, редкие кучевые облака и маленькие блёстки далёких звёзд. Изредка вскрикивали сонные птицы, и тогда вздрагивали заросли лозняка и по заливу пробегали лёгкие волны.

Вдруг из воды вышли две белые фигуры: одна побольше, вторая — маленькая. Плавно они прошли на середину поляны и остановились.

Всё вокруг застыло. Даже лёгкий полуночный ветер и тот затих.

Словно крыльями, взмахнув руками, сёстры начали свой танец. Они неслышно скользили над остывающей землёй, и даже трава не шевелилась под их ногами. Медленно, словно пушинки, опускались они на землю. И снова взлетали над поляной. Чару он узнал. Она действительно немного была похожа на Олю.

Легко танцевала Омаша. Но Чара была ещё невесомей. Она, казалось, совсем не касалась земли. Это было как волшебство.

Одна из сестёр уже скрылась в воде, а другая стала отдаляться к лесу. И он, словно зачарованный, вышел из-за кустов и последовал за ней. Порой ему чудилось, будто всё происходит не наяву, а в каком-то светлом и радостном сне… Эти облака, эта загадочно мерцающая луна, эти белые фигуры, взлетающие над землёй…

Серёже казалось, что стоит только оттолкнуться — и он так же плавно и невесомо поднимется в воздух.

Вдруг ноги его провалились в пустоту. Он еле успел ухватиться за какой-то чахлый кустик.

И в ту же минуту всё изменилось. Омаша повернулась к нему, и в её глазах сверкнула злоба. Послышался торжествующий смех — и она, словно подхваченная ветром, исчезла. Рядом испуганно и громко заквакала лягушка.

А Серёжа медленно начал погружаться в холодную трясину…

Внезапно Оля проснулась. Ей показалось, будто кто-то окликнул её. Она села на кровати и начала прислушиваться. Нет, только показалось. Вокруг стояла тишина, заполненная далёкой трескотнёй цикад. Огромный круг луны стоял высоко в небе.

Оля взглянула на часики, подаренные мамой на день рождения: стрелка показывала ровно на полночь.

«Может, Серёжа уже вернулся?» — подумала она и посмотрела на Серёжино окно.

Нет, он ещё не вернулся — окно было приоткрыто. А они договаривались, что Серёжа закроет его, когда вернётся…

Тогда она уселась на подоконнике и стала ждать.

Оля всматривалась в тревожную, таинственную полутьму, освещённую призрачным лунным светом, и чувствовала, как её всё больше и больше охватывает какое-то беспокойство. Идти через колючие кусты, вздрагивая от каждого шороха, пробираться через перелесок, где за каждым деревом, кажется, кто-то ожидает тебя… Бр-р…

Нет, она ни за что не согласилась бы пойти ночью в лес! Да что там ночью — она и днём опасается туда ходить одна.

«Бедный, милый и храбрый Серёжа, — грустно подумала Оля. — Если бы ты только знал, какая я трусиха, ты бы, наверное, не дружил со мной…»

И вдруг ей почудилось, будто возле реки кто-то закричал. Оля распахнула окно и стала прислушиваться. Нет, это был не Серёжин голос. Это кричала лягушка. И кричала она так, что у Оли между лопаток пробежал мороз.

И тут она заметила на опушке, освещенной луной, тёмную точку. Точка эта с каждой секундой увеличивалась, и скоро Оля узнала Бухтика.

Да, это был Бухтик. Только что его разбудил отчаянный крик Квакуши Премудрой, и Бухтик сразу же догадался, что его другу угрожает смертельная опасность. Он хотел было побежать к нему на выручку, но вовремя опомнился: в ночь полнолуния перед Омашиным колдовством не устоял бы и десяток водяных жителей. Только перед человеком колдовство отступило бы.

И поэтому Бухтик бежал к санаторию так, как не бегал ещё ни разу в жизни. Хорошо, что вчера он выпросил у Серёжи впрок одну таблетку и спрятал её под ивой!

Он вбежал во двор и остановился: все окна были тёмные. И только в одном виднелась голова девочки…

Оля и опомниться не успела, как перед ней выросла лохматая фигура Бухтика.

— Серёжа в опасности! — задыхаясь от быстрого бега, сказал он. — Нужно его спасти!

— Где он? — спросила Оля.

— Там, в болоте… Омаша заманила его в болото, и он…

— Идём! — твёрдо сказала Оля и спрыгнула с подоконника.

Серёжа медленно погружался в трясину.

А рядом всё так же надрывалась от крика большая лягушка.

Больше никого не было.

Несколько раз он пытался выбраться из трясины, но чахлый кустик, за который он случайно уцепился, не мог выдержать тяжести Серёжиного тела. Хрупкие ветки ломались под руками, корни трещали всё сильней.

Серёжа тоскливо смотрел на синее, усеянное звёздами небо, на деревья, темнеющие поодаль, на большой упругий куст лозняка, стоявший за этим, чахлым. Эх, дотянуться бы до него!

Но до того куста ему уже не дотянуться. И никогда больше не увидит он этих звёзд…

Внезапно лягушка замолчала и повернулась к лесу. В ту же минуту Серёжа услышал чьи-то быстрые шаги и звонкий голос Оли:

— Мы здесь, Серёжа! Мы идём!

Суд

— Да, это я потребовала суда, — сказала Омаша. — Нужно наказать виновных!

— Виновных я накажу, — согласился Барбула. — Но сначала выслушаю всех.

— Кого здесь выслушивать? — перебила Омаша. — Чару? Так она ещё маленькая. Может, Бухтика? Так это же он во всём виноват!

— Всех выслушаю, — твёрдо ответил хозяин заводи. — Я судья. А судья должен выслушать всех.

— Тогда выслушай сначала меня, — потребовала Омаша.

— Хорошо, — согласился Барбула.

— Что говорит закон водяных жителей? Он говорит, что в полнолуние никто не должен вмешиваться в дела русалок. Но Бухтик его нарушил…

— Я не мог иначе поступить, — сказал Бухтик. — Серёжа мой друг.

— Верно, — подтвердил Барбула. — Плохо, очень плохо ты, Омаша, поступила. Друзья Бухтика — наши друзья. Это тоже закон.

— Да какие они друзья? — зло возразила Омаша. — Разве друзья станут уничтожать мой огород? Разве друзья станут вытаскивать на сушу мою лучшую подругу? Нет, они мои враги! А есть ещё один закон: мои враги — ваши враги. Но Бухтик и этот закон нарушил: он помогает моим врагам!

— Мм-да… — нерешительно произнёс хозяин заводи.

Ему было очень тяжело. Не впервые спорили между собой Омаша и Бухтик, но никогда ещё дело не доходило до суда. И он, хозяин заводи, должен был немедленно что-то решать. А решение, как ни крути, было только одно: нужно кого-то сурово наказать. Но ведь перед ним его собственные дети!

И сердце Барбулы прямо-таки разрывалось от боли.

— Может, помиритесь? — помолчав, предложил он.

— Никогда! — воскликнула Омаша. — Я ему этого не прощу.

— Нет, — так же твёрдо ответил Бухтик. — Она напала на моего друга.

А Чара молчала.

— Ну что ж… — грустно произнёс Барбула. — Тогда, Омаша, говори, чего требуешь.

— С этого бы и начинал, — сказала Омаша. — Я требую, чтобы в этой заводи мне никто не мешал. Я хочу, чтобы дети из санатория были сурово наказаны.

— Не слишком ли многого ты хочешь? — рассердился Бухтик. — Учти, что своих друзей я в обиду не дам!

Но Омаша, будто и не слыша его, продолжала:

— Ещё я требую, чтобы Бухтик не мешал мне, когда я буду их наказывать.

— Этого ты никогда не дождёшься! — воскликнул Бухтик.

— Ах так! Тогда я требую, чтобы он немедленно ушёл в изгнание! Пусть живёт в самом глухом болоте! Один!

Воцарилась долгая тишина. Одиночество считалось в заводи самым страшным наказанием.

— Это твоё последнее слово? — наконец проговорил Барбула.

— Да, — отрезала Омаша. — Я требую, чтобы он сейчас же покинул заводь!

Барбула вздрогнул. Ссоры ссорами, но он себе и представить не мог, что когда-нибудь придётся разлучиться с сыном.

— Но… всё же, Омаша, подумай… Это же твой брат.

— Я требую!

Барбула перевёл тоскливый взгляд на сына.

— Ты что скажешь, Бухтик?

— Я не жалею, что так поступил, — ответил Бухтик. — Я всегда буду помогать друзьям.

— Гм-м… А что скажешь ты, Чара?

У Чары дрожали губы. Она еле сдерживалась, чтобы не разрыдаться.

— Жалко Бухтика… И детей… — сказала она. — Они спасли ему жизнь, там, в санатории. И корни укрепили.

— Вот-вот, — оживился Барбула. — А стихи кто нам читал?

— Поэтому я хочу, чтобы Омаша взяла свои слова обратно. А ещё — чтобы пообещала не трогать детей…

— Нет, — сказала Омаша.

— Тогда… тогда я тоже уйду.

— Ну и уходи на здоровье! — фыркнула Омаша. — А мы с отцом вдвоём останемся. Думаешь, мы будем скучать, если уйдёшь? Нисколько! Верно, отец?

Барбула не отвечал. Он думал. И от этих дум голова у него вот-вот готова была разорваться на части.

«Чара, Бухтик… Да что же это? Как же без них? — горевал хозяин заводи. — Неужели ничего нельзя сделать?»

Наконец Барбула поднял голову и обвёл взглядом своих детей.

— Да, сделать ничего нельзя, — сказал он. — Нужно кого-то изгнать. Но в изгнание пойдёт не Бухтик, а ты!

И Барбула указал на Омашу.

Суходых

После того как Омаша ушла в изгнание, Барбула совсем занемог. Правда, дочь поселилась не так далеко, в соседней речушке, и Барбула пообещал, что если она исправится, то может вернуться обратно. Всё же он жалел свою дочь, хотя и знал, что поступил правильно.

Хозяин заводи шёл по дну речушки и ворчал на весь мир: на мальков, которые вечно путаются под ногами, на вязкое дно, на солнце, которое стало слишком поздно всходить и рано ложиться…

Барбула хотел было поворчать и на самого себя, но в это время увидел дом Бухтика и удивлённо остановился: из окон и дверей дома во все стороны разлетались целые снопы воздушных пузырей.

Плохого настроения как не бывало. Вместо него появилось здоровое любопытство. И было оно настолько сильным, что солидный хозяин заводи, словно какой-нибудь малёк, перескочил через изгородь и протиснул голову в узкое окошко. И вот что он увидел.

Известный изобретатель сидел на чурбане среди комнаты и держал во рту сразу две длинные гибкие трубки. Из одной трубки он втягивал воду и выдыхал её во вторую. Лицо его при этом прямо-таки сияло от удовольствия.

Эти трубки тянулись из ящичка, который был прикреплён к спине известного изобретателя.

— Что с тобой? — удивлённо спросил Барбула. — С чего это ты рассиялся?

Бухтик не ответил. Он только кивнул, приглашая отца в дом. Он всё никак не мог надышаться. Даже глаза закрыл от блаженства.

— Да что с тобой? — снова спросил Барбула. — Может, ты… Может, я чем-нибудь могу помочь?

Наконец Бухтик вынул трубки изо рта.

— Ничем ты уже мне не поможешь, — сказал он.

Барбула не на шутку встревожился.

— Почему не смогу? Я для тебя всё…

— Нет, не поможешь, — с удовольствием повторил Бухтик. — Потому, что я сам всё сделал… Правда, помогали мне дядя Костя и Серёжа. — Он показал на трубки с ящичком и добавил: — Это мое самое значительное изобретение. Уверен, что оно перевернёт жизнь в заводи с ног на голову.

— Не надо переворачивать, — поспешно произнёс хозяин заводи. — Здесь пока и без того неплохо. Ты лучше скажи, что это за штука и для чего она.

Бухтик хитро взглянул на отца и спросил:

— Неужели не узнаёшь?

Барбула принялся внимательно осматривать последнее изобретение Бухтика. Оно и вправду было на что-то похоже. Трубки были похожи на обыкновенные резиновые трубки, ящичек тоже ничем не отличался от других ящичков, которые Барбуле иногда приходилось встречать в речке.

— Нет, не узнаю, — признал хозяин заводи.

— Помнишь, как ты просил меня сделать такое изобретение, чтобы можно было в любую жару дышать на суше? — пришёл Бухтик на помощь отцу. — Ну, так я сделал.

У Барбулы даже дыхание остановилось:

— Неужто суходых?

Бухтик кивнул:

— Он самый.

Барбула ещё раз внимательно осмотрел ящичек и трубки. Даже понюхал их зачем-то.

— Спасибо тебе, — сказал он и замялся: — Вот только… безопасный ли он? Надёжный ли?

— Конечно! Как и всё, что я делал раньше.

— Вот это меня и тревожит, — заметил Барбула. — Изобретаешь ты, а страдаю от этого я.

— Ты что же — не веришь мне? — обиделся Бухтик. — А ну пошли на берег!

Они поплыли к лознякам. Барбула взглянул на небо и недовольно поморщился: на нём не было ни одного облачка. В такие дни нормальные водяные жители даже нос не высовывают из воды.

— И мы будем ходить по суше? — недоверчиво спросил он сына. — Посмотри, как печёт солнце!

— Меня это ни капельки не волнует, — ответил Бухтик, забирая в рот трубки. — Видишь, через эту трубку я вдыхаю влажный воздух, а через эту — выдыхаю.

— И долго так можешь дышать?

— Сколько угодно! Была бы только вода в ящике.

Сказав это, Бухтик поправил на спине ящик, ещё раз вдохнул-выдохнул и бесстрашно вышел на солнцепёк.

Хозяин заводи со страхом и завистью следил за сыном: неужто можно ходить по такой жарище? Сам водяной свалился бы на первом же шагу… А Бухтику хоть бы что — знай прогуливается, словно по дну заводи!

— Эй, Бухтик, не слишком-то разгуливай! — не выдержал он наконец. — Я тоже хочу попробовать!

Бухтик вернулся в заводь, снял снаряжение и, заменив воду в ящике, нацепил его на спину отца. Затем отступил на несколько шагов, внимательно осмотрел Барбулу и с сомнением покачал головой.

— Пожалуй, этот ящичек для тебя маловат, — решил он. — Тебе целая цистерна нужна. Ну да ладно, сойдёт для начала.

Ободрённый этими словами, хозяин заводи с опаской вышел на берег и сделал первый шаг… Затем второй.

«Хоть и жарко, но жить можно, — подумал он. — Главное — я дышу на суше!»

Пятый шаг, десятый…

Внезапно Барбула остановился, нелепо взмахнул руками и опрометью кинулся к заводи.

— В чём дело? — спросил обеспокоенный Бухтик. — Испугался, что ли?

Барбула не отвечал. Вытолкнув трубки изо рта, он жадно глотал воду.

— Если бы только испугался! — отдышавшись наконец, произнёс он. — Если бы только! Я чуть было не скончался, вот в чём дело!

Бухтик принялся торопливо рыться в суходыхе.

— Сейчас разберёмся, — озабоченно бормотал он. — Сейчас. Наверное, что-то случилось с подачей воды… Ага, вот оно что! — и Бухтик показал отцу пучок водорослей. — Они в трубки набились. Но это не страшно — можно установить фильтр. Такой, как в колодце у дяди Кости.

Барбула задумался.

— Фильтр, говоришь… А не лучше ли набирать в суходых только чистую воду?

Бухтик, ошеломлённый таким предложением, вытаращил глаза на отца.

— А ведь и верно, — произнёс он. — Да ты, оказывается, тоже мог бы стать неплохим изобретателем!

— Такое скажешь… — смущённо улыбнулся Барбула.

А про себя подумал, что стать изобретателем не так уж и трудно. Нужно только соображать, что к чему.

Сокровенное желание

День был тихий и немного пасмурный. Как раз подходящий для того, чтобы старые друзья могли встретиться.

Непоседливый Даваня, как всегда, оживлённо ёрзал на прибрежной коряге. Он не отрывал восхищённого взгляда от Барбулы. Не так уж часто приходится видеть хозяина речных глубин, носящегося по суше.

— Во бегает! — вскрикивал Даваня. — Во даёт! Куда моим зайцам!

И Барбула, польщённый такими словами, прибавил шагу.

— А у тебя как идут дела? — спросил Даваня Бухтика. — Как там Витя, мой знакомый, поживает? Хотелось бы снова встретиться с ним, да времени никак не выберу.

— Хорошо поживает, — нехотя ответил Бухтик.

Даваня внимательно посмотрел на Бухтика.

— Скучный ты сегодня, — сказал он. — Случилось что-нибудь?

— Пока нет… Но скоро случится.

— А что именно? — насторожился леший.

— Серёжа с Олей скоро уедут… Мамы их увезут.

Даваня на мгновение задумался. Затем воскликнул:

— Пусть только попробуют! Я им такого тумана в глаза напущу — ни в жизнь до санатория не доберутся!

Бухтик немного утешился.

«Почему бы не сделать так, как говорит Даваня? — подумал он. — Мамы походят по лесу — и обратно уедут. А Серёжа с Олей останутся…»

Барбуле наконец надоело бегать по берегу, и он нырнул в заводь.

— Фу-у, устал, — довольно сказал он, сбрасывая снаряжение и высунув голову из воды. — Ну, видел, какой я молодец?

— Видел, — ответил Даваня, с интересом разглядывая суходых. — Но мне всё же кажется, что молодец всё-таки Бухтик, а не ты. Ишь, чего придумал!

И он осторожно погладил ящичек.

— Молодец, да не совсем, — проворчал Барбула, искоса поглядывая на сына. — Вот когда он придумает, как мне стать видимым для детей — о, тогда он будет самым первым молодцом в заводи!

— Отец, я уже устал, — сказал Бухтик. — Сколько же можно придумывать? Я уже забыл, когда в последний раз был в санатории.

— Ты там был вчера, — напомнил Даваня. — Я своими глазами видел, как вы с Серёжей шушукались под елью.

— Он устал, — передразнил Барбула. — А может, я тоже хочу пойти в санаторий! Может, я тоже хочу показаться детям!

Даваня задумчиво попрыгал на коряге.

— Было бы замечательно, если бы ты стал видимым, — сказал он. — Тогда бы мы с тобой вдвоём заявились в санаторий и устроили бы там такой концерт! Я бы стал волком, а ты — самим собой. Вот бы нам обрадовались!

— И ещё как обрадовались бы! — мечтательно произнёс Барбула, вспомнив, каким красавцем он выглядит в зеркале.

Даване неожиданно пришла в голову такая блестящая мысль, что он чуть не свалился с коряги.

— Может быть, после концерта мы им так понравимся, что они попросят нас остаться с ними навсегда. И вот кем бы мы стали тогда, а? Я, например, только лесничим хочу быть. А ты, Бухтик?

— Я стал бы…

Бухтик задумался. Ему сейчас очень хотелось построить большую подводную лодку и показывать всем людям, как хорошо у них в заводи. А может, изобрести машину, которая сама бы расчищала водоросли? Или лучше — надувать спасательные круги для детей? Сиди себе на берегу и надувай. Искупался — и снова сиди надувай! А может…

— Нет, не могу придумать, — наконец признался он.

— Эх, ты, — укоризненно заметил Даваня. — У людей же столько интересного!

— Поэтому и не могу придумать… Может быть… так и останусь изобретателем.

— А я хотел бы стать водопроводом, — сказал Барбула. — И давать воду всем, кто в ней нуждается. Хочу — цветам, хочу — себе…

— Ты хотел сказать водопроводчиком, — поправил Бухтик отца.

— Нет, водопроводом, — решительно возразил Барбула. — Кто даёт воду: водопроводчик или водопровод? То-то же! — Даваня ещё раз погладил ящичек с трубками.

— Слышал? — спросил он. — Так что, Бухтик, давай не ленись, думай!

Когда ты нужен

Приближалась осень. Птицы стали собираться в стаи — скоро они улетят в тёплые страны. Пожелтевшие листья неслышно срывались с веток и, покачиваясь, опускались в воду залива. Затем неспешно плыли по течению на юг — туда же, куда собирались и птичьи стаи.

Один только ящик с трубками, разбивая лиственный ковёр, упрямо плыл против течения.

— Это тренируется мой отец, — пояснил Бухтик друзьям и помахал ящику рукой. — Следующей весной он хочет побывать в санатории. Ему не терпится посмотреть на водопровод.

Из-за тяжёлых тёмных туч показалось солнце. Оно светило так же ярко, как и летом, но грело уже гораздо слабее. Через минуту оно спряталось снова.

— А почему только весной? — поёжившись от порыва холодного ветра, спросил Серёжа. — Почему не сейчас?

— Он не привык к суходыху, — ответил Бухтик. — Да и некогда ему сейчас: нужно готовиться ко сну. Осенью мы засыпаем… — Бухтик вздохнул: — Целую зиму будем спать. Целую долгую зиму.

Оля сидела рядом с Серёжей и задумчиво перебирала коричневые качалки камыша. Этот подарок маленькой русалки ей только что передал Бухтик.

— Я так и не познакомилась с Чарой, — грустно сказала она. — Мне очень жаль…

— Чара тоже об этом жалеет, — отозвался Бухтик. — Но что поделаешь…

Залив медленно пересекала большая лягушка. Движения её были такими вялыми, что казалось, она засыпала на ходу.

Лягушка остановилась неподалёку от ребят и пошевелила некрасивым широким ртом.

— Квакуша говорит, что пришла попрощаться с вами, — перевёл Бухтик. — Она тоже готовится к зиме.

— До свидания, Квакуша, — сказала Оля. — Приятных тебе зимних снов.

— И спасибо тебе за помощь, — добавил Серёжа.

Квакуша ещё немного посмотрела на них и так же медленно поплыла обратно.

…Где-то за перелеском послышались громкие голоса.

— Нас зовут, — сказала Оля и поднялась. — Пора прощаться и нам.

Бухтик вздрогнул и, не отрывая взгляда от заводи, жёлтой от опавших листьев, сказал:

— Ну вот, вы уедете, а я… Меня всё равно что и не будет на свете…

— Не надо так говорить, Бухтик, — попросила Оля. — Не надо, а то я заплачу…

— И вправду, Бухтик, не надо так говорить. Мы навсегда запомним это лето. — Серёжа крепко сжал плечо своего верного друга. — А на будущий год я обязательно приеду сюда, и мы снова будем вместе.

— И я приеду, — сказала Оля.

— Если бы ты только знал, Бухтик, как нам будет не хватать тебя, — добавил Серёжа.

Бухтик внимательно посмотрел на лица друзей, и впервые за весь день его глаза немного повеселели.

— Хорошо как, — сказал он. — Хорошо жить, когда знаешь, что ты кому-то нужен.

И это, конечно, было правдой.

…Когда мамы вместе с Николаем Владимировичем вышли к заводи, на берегу сидели только Серёжа и Оля. Николай Владимирович посмотрел на девочку и довольно улыбнулся. Она не была похожа на ту Олю Нечаеву, которая прибыла в санаторий два месяца назад. И её нынешняя грусть уже не напоминала прежнего отчаяния.

«Молодец Серёжа, молодец Бухтик, — подумал врач. — И что бы я делал без них…»

— Чего запечалились? — спросила Серёжина мама и тут же догадалась: — Понимаю. Вам не хочется расставаться со всем этим… — И она посмотрела на желтеющий лес, притихшую заводь и куда-то совсем далеко, где осеннее небо сливалось с землёю.

— Да, места здесь чудесные, — согласилась Олина мама. — Вот только я до сих пор не пойму, как это мы ухитрились заблудиться вчера.

— Мамочка, я тебе потом всё объясню, — сказала Оля и погладила маленькую лохматую игрушку, на тёмной мордашке которой светилась озорная улыбка…


home | my bookshelf | | Бухтик из тихой заводи |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу