Book: Деловой роман



Деловой роман

Пола Сангер

Деловой роман

1

— Мистер Сазерленд.

Пожилой мужчина, сидевший в кресле с журналом в руках, поднял голову.

— Да?

— Доктор примет вас. Следуйте, пожалуйста, за мной.

Они вышли из приемной, поднялись на лифте на четвертый этаж и, пройдя по коридору, остановились перед одним из кабинетов. Женщина нажала на кнопку и, не дожидаясь ответа, открыла дверь.

— Мистер Сазерленд, сэр, — сказала она.

— Пусть войдет, — отозвался сухой, надтреснутый голос.

Кабинет был небольшим и, видимо, вполне соответствовал характеру занимавшего его человека: белые холодные стены и потолок, чересчур яркий и резкий свет, бьющий сразу с трех сторон, однотонный линолеум на полу. Из мебели — письменный стол, на котором лежала одна-единственная папка, два высоких книжных шкафа, забитых бумагами, и три стула. В такой аскетичной обстановке работал едва ли не лучший специалист штата по злокачественным опухолям.

— Садитесь, мистер Сазерленд. — Доктор, высокий, худощавый, с абсолютно лысым черепом и неожиданно густыми, кустистыми бровями над серо-голубыми глазами, кивком указал на стул.

Посетитель сел.

— Я нужна вам, доктор? — осведомилась женщина.

— Нет, спасибо.

Когда дверь за ней закрылась, доктор повернулся к человеку, которого видел во второй раз в жизни.

— Итак, мистер Сазерленд, я пригласил вас, чтобы ознакомить с результатами анализов и медицинским заключением. — Он открыл папку. — Вы слушаете?

— Извините, доктор. — Мистер Сазерленд покачал головой. — Меня не интересует вся эта белиберда, половину из которой я не пойму. Скажите, сколько мне осталось.

Хозяин кабинета помолчал, оценивающе посмотрел на своего визави и кивнул.

— Что ж. Вы имеете на это право. Без операции вы протянете не более полутора лет.

— Каковы шансы на успех операции?

— Тридцать к семидесяти, не в вашу пользу.

— Вы позволите мне взять месяц на раздумье?

— Не больше.


Вернувшись к себе, Патрик Сазерленд вызвал секретаршу.

— Моника, сегодня же отправьте письмо, которое я просил вас подготовить на прошлой неделе.

— В Детройт, мистеру Берджессу?

— Да.

Роскошь и блеск давно уже перестали быть ему в диковинку. Он знал им цену, знал, что зачастую за ними нет ничего, кроме денег, самодовольства и глупости, как знал, впрочем, и то, что самодовольство и глупость нередко обходятся без роскоши и блеска.

Здесь, в приемной, хватало и роскоши — например, прекрасные картины на стенах, одна из которых явно работы Брака, — и блеска — достаточно взглянуть на крашеные столы и стулья, — но помимо них здесь присутствовало и кое-что еще, то, что Фрэнсис Берджесс ценил превыше всего: стиль. Разумеется, стиль дизайнера, но ведь за все платил Патрик Сазерленд, владелец крупнейшей в штате строительной компании «Сазерленд Билдинг». То, что увидел Фрэнсис, свидетельствовало о наличии у хозяина фирмы вкуса.

Секретарша, миловидная женщина средних лет в элегантном сером костюме, положила трубку телефона и вопросительно посмотрела на посетителя.

— Я могу вам чем-то помочь, сэр?

Он отвел взгляд от картины — и все-таки это Брак! — и утвердительно кивнул.

— Да, моя фамилия Берджесс, Фрэнсис Берджесс. Мне назначено.

— Минутку, мистер Берджесс… — Женщина пробежала взглядом по листку, лежавшему слева от нее, и улыбнулась. — Да, вам назначено на двенадцать. Мистер Сазерленд только что справлялся, пришли ли вы. Думаю, он вас ждет. — Она поднялась, прошла по тонкому, с геометрическим узором ковру к двери, ведущей в кабинет, и, постучав, открыла ее. — Извините, сэр, к вам мистер Фрэнсис Берджесс. Вы…

— Да-да, Моника, проводите его, — донесся из глубины кабинета приятный, слегка раскатистый баритон.

Секретарша отступила от двери.

— Прошу вас.

— Спасибо. — Фрэнсис поправил галстук — кстати, тоже с геометрическим узором — и вошел в кабинет человека, оплатившего его перелет из Детройта в Хьюстон.

Мужчина за массивным письменным столом не поднялся Фрэнсису навстречу, а лишь кивком указал на кресло, в котором запросто могли бы уместиться двое.

— Садитесь, как долетели? Где остановились? — спросил Патрик Сазерленд, снимая очки в тонкой металлической оправе. — Вы ведь прибыли вчера?

— Спасибо, сэр. — Фрэнсис погрузился в кресло и тут же пожалел о том, что поступил так опрометчиво — ноги едва доставали до пола, а встать можно было, наверное, только с посторонней помощью. — Долетел хорошо. Остановился в «Холидей Инн».

Хозяин кабинета кивнул, внимательно и даже, как показалось Фрэнсису, оценивающе разглядывая гостя. В свою очередь и последний не без интереса смотрел на человека, сделавшего ему заманчивое предложение. Патрику Сазерленду было около шестидесяти: плотный, довольно высокий, с седыми висками. Он казался немного усталым, но серые глаза излучали энергию, а глубокие складки, залегшие у уголков рта, выдавали недюжинную силу воли.

— Давайте без формальностей. — Сазерленд встал. — Называйте меня Патриком, если, конечно, вам не мешает разница в возрасте. Хорошо?

Берджесс тоже поднялся, хотя и довольно неуклюже, смущенно улыбнулся и пожал протянутую руку.

— О'кей, Патрик.

Они снова сели.

— Прежде, чем мы перейдем к сути дела, Фрэнсис, хочу попросить вас кое о чем. — Патрик открыл папку, достал из нее листок и пододвинул через стол гостю. — Посмотрите и выскажите свое мнение.

Фрэнсис взял в руки листок. На нем был изображен план небольшого двухэтажного особняка с высокими окнами, колоннами и башенками.

— Ваш проект?

Патрик усмехнулся.

— Это то, что желает получить мой клиент.

— Мне трудно о чем-то судить, не представляя всей картины. Вы понимаете это не хуже меня, Патрик.

Хозяин кабинета передал ему папку.

— Здесь фотографии и вся планировка. Мне нужно ваше заключение. — Он поднялся из-за стола. — Я вернусь через четверть часа.

Оставшись один, Фрэнсис Берджесс принялся за работу. Пяти минут ему хватило на то, чтобы просмотреть материалы и сделать вывод: проект никуда не годится. Особняк, будь он построен, совершенно не вписывался бы в ландшафт, а его внутренняя планировка полностью отрицала принцип рациональности.

Взяв чистый лист, Фрэнсис посмотрел на часы — в его распоряжении оставалось восемь минут.

Когда Патрик вернулся, его гость сидел в кресле, папка лежала на столе.

— Закончили?

— Да.

Еще через три минуты Патрик Сазерленд, изучив предложение Фрэнсиса, снял очки и посмотрел на своего гостя.

— Вы считаете, что вам удастся убедить клиента в преимуществах вашего проекта?

Фрэнсис пожал плечами.

— Обычно мне это удается. Разумеется, нужно изготовить макет и составить смету.

На столе зазвонил телефон, но тут же умолк — по-видимому, трубку взяла секретарша.

— Итак? — Фрэнсис устроился поудобнее, кресло начинало ему нравится. — Я прошел тест?

— Тест?

— Ну да, это ведь было что-то вроде проверки? Мои предложения оправдали ваши затраты на билет?

Сазерленд молча положил листок в папку. Ну вот, подумал Фрэнсис, я все испортил, надо было такое ляпнуть! Я знаю этого человека не более получаса, а уже позволил себе легкомыслие. Нашел время для шуток…

— Я бы не стал тратить деньги на билет, если бы хотел только убедиться в ваших способностях, — заговорил наконец Патрик. — Мнение о вас я составил раньше. — Он вздохнул. — Вот что, давайте сходим куда-нибудь, выпьем и поговорим.

Они вышли в приемную.

— Моника, я ухожу на ланч, вернусь не позже трех. Если позвонит Коннорс, перенесите встречу на завтра.

Секретарша едва заметно кивнула.

— Сэр, звонила ваша дочь и…

Патрик поднял руку.

— Моника, Шеннон знает, что я занят.

Скоростной лифт быстро доставил их на первый этаж. Фрэнсис предполагал, что Патрик Сазерленд повезет его в какой-нибудь элитарный клуб, ведь именно клубы лучшее место для ловли клиентов, однако Патрик предложил Фрэнсису пройтись. Через десять минут они вошли в бар, интерьер которого был точь-в-точь как в фильмах о ковбоях.

— Атмосфера здесь, конечно, на любителя, но кормят хорошо, цены вполне умеренные, и официанты не поджимают губы, если заказываешь всего лишь кружку пива, — сообщил Патрик. — Я частенько заглядываю сюда и пока не обнаружил явных недостатков, которые перевесили бы очевидные достоинства. Что будете пить, Фрэнсис?

— Холодный чай с лимоном.

Патрик удивленно вскинул брови.

— Уверены, что не хотите пива? Или чего-то покрепче?

Фрэнсис пожал плечами.

— Я не алкоголик и не трезвенник, если вы это имеете в виду, Патрик. Но в данных обстоятельствах мне хотелось бы сохранить ясную голову.

К его удивлению, Патрик одобрительно кивнул.

— Не такая уж плохая идея. — Он жестом подозвал официантку и попросил два холодных чая с лимоном. — Здесь нам никто не помешает, а обсудить надо многое. Вам, понятно, не терпится узнать, зачем я пригласил вас сюда, да еще попросил не распространяться об этом.

— Признаюсь, для меня загадка и то, и другое, — сухо ответил Фрэнсис.

Официантка принесла чай и, поинтересовавшись, не будет ли других пожеланий, удалилась.

— Вы талантливый архитектор, Фрэнсис, к тому же молоды и честолюбивы.

— Спасибо, Патрик. Но…

Патрик поднял руку.

— Я внимательно слежу за всеми, кто проявил себя в этой области за последние три-пять лет, так вот: вы в тройке лучших.

Фрэнсис усмехнулся.

— Приятно, что вы меня вообще заметили.

— Возможно, и не заметил бы, если бы вы не приняли участие в конкурсе в Оклахоме два года назад, а в прошлом году не выполнили заказ в Милуоки. Не очень-то много за два года, а, Фрэнсис? Над чем еще вы работали? Проектировали муниципальное строительство или строили воздушные замки? — Патрик подался к молчавшему Фрэнсису. — Пока вы там, Фрэнсис, у вас нет будущего. Работа в «Норт Корпорейшн» не для такого человека, как вы. У них нет денег, нет возможностей и, главное, нет желания выйти на новый уровень. Они не дадут вам взлететь.

Как будто я сам этого не знаю, подумал Фрэнсис, но сказал другое:

— У меня нет оснований жаловаться на моих нынешних хозяев.

— Разумеется, нет. — Патрик пожал плечами. — Я знаю вашего босса, Гринуотера. Честный, добросовестный парень, но ему не хватает фантазии. Бизнес начал его отец, а Джейк вошел в дело после того, как умер его старший брат. Гринуотеры пытаются удержать все в своих руках, но только вредят и бизнесу, и себе. — Он вздохнул. — К сожалению, самые сильные руки рано или поздно слабеют.

— Я не хотел бы обсуждать мистера Гринуотера, — сказал Фрэнсис, — учитывая, что платит мне все-таки он. Кусать руку, из которой принимаешь хлеб…

— Да, можете не продолжать, Фрэнсис, — пробормотал Патрик. — Мне говорили, что вы не из тех, кто хихикает за спиной у босса. Что ж, ситуация с «Норт Корпорейшн» известна нам обоим, а потому не будем к ней возвращаться. Поговорим лучше о вас. Вы хотите до конца жизни возиться в песочнице, напевая одну и ту же песенку?

Сравнение было, пожалуй, несколько обидное и для «Норт Корпорейшн», и для Фрэнсиса, но он не мог не признать, что и сам оценивает ситуацию примерно так же.

— Если вы ставите вопрос именно так, то, конечно, ответ может быть только отрицательным. Разумеется, я с удовольствием занялся бы работой более разнообразной. Но, видите ли, Патрик, выполнять посторонние заказы, оставаясь под крышей «Норт Корпорейшн»…

Патрик не дал ему закончить.

— Тогда почему бы вам не уйти на вольные хлеба?

— Вы имеете в виду, открыть свою фирму? Патрик, вам же прекрасно известно, что без надежной финансовой базы и сети клиентов начать собственный бизнес в нашей профессии практически невозможно. Даже у вас ничего не получилось бы без той основы, которую заложил ваш отец.

Патрик Сазерленд усмехнулся.

— Вижу, с домашним заданием вы справились.

— Кто же не слышал о «Сазерленд Билдинг»? Но за двадцать пять лет многое изменилось, и начинать с нуля — это все равно что пытаться выиграть автогонки на велосипеде.

— Но вы все же думали о том, чтобы перебраться в высшую лигу?

— Конечно.

— Амбиции — это хорошо. — Патрик подлил себе чаю из запотевшего стеклянного кувшина. — Вы побывали сегодня в моей компании. Какие впечатления?

— По-моему, организовано все отлично, хотя я прошел лишь по двум этажам и многого не видел. А почему вы спрашиваете?

— Вы хотели бы иметь такое дело?

Черт возьми, подумал Фрэнсис, что за игру затеял этот человек? Мы с ним едва знакомы!

— Извините, Патрик, я не вполне понимаю, что вы имеете в виду.

— Я хочу знать, — с ноткой нетерпения повторил Патрик, — хотите ли вы иметь такое дело, управлять такой компанией, как «Сазерленд Билдинг»? Владеть ею.

Фрэнсис посмотрел на него, как на сумасшедшего. О чем вообще идет речь? Его собеседник не производил впечатления потерявшего рассудок маразматика. Но тогда к чему эти бессмысленные вопросы? Фрэнсис вздохнул и, стараясь не выдать раздражения, заговорил тоном взрослого, объясняющего ребенку, почему луну нельзя повесить на рождественскую елку:

— У меня нет денег, чтобы начать свой бизнес, а уж о том, чтобы купить такую компанию, как ваша, нечего и мечтать. Даже если бы у меня были поручители, ни один банк никогда не пошел бы…

— Мой бизнес не продается, — сказал Патрик.

— Тогда о чем речь? — Фрэнсис покачал головой. — Патрик, не обижайтесь, но я никак не пойму, к чему вы клоните.

— Я предлагаю вам мою компанию. Не целиком, но по меньшей мере то, что касается проектирования. У вас будет полная свобода и отличные перспективы. Разумеется, есть кое-какие условия. Желаете послушать?

— Да.



2

— Вам что-нибудь принести?

Фрэнсис вздрогнул и бросил взгляд на часы. Прошло уже полчаса, как Патрик Сазерленд оставил его одного, и все это время Фрэнсис думал об одном и том же. Пожалуй, пора решать. Он посмотрел на официантку.

— Я немного перекусил бы. Какой-нибудь овощной салат и… запеченную рыбу. Да, и бокал белого вина.

— Мистер Берджесс?

Задумавшийся Фрэнсис поднял голову, ожидая увидеть официантку. Наверное, дочь Сазерленда позвонила и попросила передать, что не придет. Так было бы удобнее для всех. В конце концов она же не отвечает за своего спятившего папашу!

Но молодая женщина, стоявшая у столика, не была официанткой. На ней был льняной светло-зеленый костюм, облегавший соблазнительную фигуру и не скрывавший ни крутых бедер, ни высокой, в меру полной груди. Серо-голубые глаза, решительный подбородок, чуть вздернутый носик и волосы цвета меда.

— Я Шеннон Сазерленд. Меня прислал отец.

Фрэнсис молчал, тупо глядя на дочь владельца «Сазерленд Билдинг». Она — дочь Патрика? Вообще-то он даже не думал о ней, как о женщине. Потому что все его мысли занимала компания. Но уж конечно ему и в голову не приходило, что дочь Патрика может оказаться прямо-таки ошеломительной красавицей.

— Он хотел, чтобы мы с вами кое-что обсудили, — продолжала Шеннон, не дождавшись ответа.

Только теперь Фрэнсис сообразил, что до сих пор сидит, и поспешно вскочил.

— Э-э-э… значит, вы Шеннон? — спросил он и тут же вспомнил, что она уже представилась. — Извините, я немного…

— Вы, наверное, впервые в Техасе, да? — Шеннон смотрела ему в глаза, и Фрэнсис подумал, что дочь, пожалуй, пошла в отца — такая же энергичная, решительная. — Не возражаете, если я сяду за ваш столик?

Не дожидаясь ответа, она выдвинула стул, и Фрэнсис снова огорченно подумал, что не успевает быть джентльменом.

Он сел, чувствуя себя полным болваном. Если бы только знать… Пока Шеннон заказывала мороженое и кофе, Фрэнсис напряженно обдумывал стратегию предстоящего разговора.

То, что она пришла, вовсе не означает, что она согласна. Возможно, ее приход сюда объясняется простой вежливостью. Нельзя исключать и того, что ей вообще ничего не известно о планах ее отца.

— Насколько я понимаю, беседа по душам уже состоялась, — проронила Шеннон.

— Да, Патрик сделал мне несколько интересных предложений, — согласился Фрэнсис и осекся. Будь осторожнее в выборе слов, приятель, предостерег он себя. — То есть… Послушайте, я не знаю, в курсе ли вы того, о чем шла речь, но…

Шеннон сделала глоток кофе.

— У отца нет от меня секретов.

— Они могли появиться в последнее время.

Шеннон вздохнула.

— Я знаю, что он подумывает об отставке, но не хочет продавать бизнес кому попало. Папа еще в прошлом году сказал, что подыскивает молодого перспективного архитектора, который разделял бы его идеи и мог взвалить на плечи ответственность за будущее компании.

— А вы? — Фрэнсис поймал себя на том, что именно этот вопрос крутится у него в голове последние четверть часа. — Почему бы вам не взвалить эту самую ответственность на свои плечи?

Шеннон развела руками.

— К сожалению, архитектура меня не очень интересует. Я, конечно, могу отличить плохой проект от хорошего, но не более того. Наверное, мне просто не достался этот ген.

— Похоже, вы относитесь к такому упущению природы довольно спокойно.

— У меня было время, чтобы привыкнуть к мысли о том, что мои таланты лежат в другой области. Отец в общем-то тоже свыкся с таким положением дел и, надо отдать ему должное, не пытался меня переделать.

— Но ведь вы тоже работаете в компании?

— Да.

— И вас не смущает перспектива появления во главе ее совершенно постороннего человека?

— Разумеется, смущает. Я ведь заинтересована в успехе «Сазерленд Билдинг», потому что работаю в юридическом отделе компании. Конечно, подчиняться чужаку будет нелегко. Но я согласна с отцом: лучше человек со стороны, чем слияние с одним из конкурентов и потеря независимости. — Она подняла голову и посмотрела Фрэнсису в глаза. — Если отец считает вас достойной сменой, я готова подчиниться его выбору.

Фрэнсис потер подбородок.

— Если вы говорите серьезно, то, значит, не знаете всех деталей его плана.

Он допил вино. Пить, наверное, не стоило, но что еще делать, если ситуация так резко изменилась? Тут не помешало бы и кое-что покрепче. Его собеседница, напротив, совершенно не нервничала.

— Вы, вероятно, имеете в виду его пожелание, чтобы я вышла замуж за будущего хозяина «Сазерленд Билдинг»?

Фрэнсис оторопело взглянул на нее.

— Так вы и об этом знаете?

По ее губам скользнула улыбка.

— Повторяю, у папы нет от меня тайн.

— Да… И что, вы не возражаете? Это же деспотизм, средневековье какое-то!

Шеннон покачала головой.

— У него есть на то свои причины. Видите ли, папин брак тоже был устроен его родителями, и, по-моему, он никогда об этом не сожалел. Естественно, что, думая о будущем компании, папа решил не отказываться от проверенного способа. Деловое партнерство, как вы, надеюсь, понимаете, имеет определенные недостатки, тогда как брак для бизнеса гораздо надежнее. Чужак, становящийся членом семьи посредством брака, перестает быть чужаком. Я не смогу вытолкать вас за дверь, если вы мне чем-то не понравитесь, но и вы не сможете прибрать к рукам фирму и выкинуть меня из дела.

— Но… может быть, ваш отец не слышал, но есть такая вещь, как развод.

В ее красивых глазах мелькнуло сожаление.

— Позвольте объяснить вам кое-что. По мнению моего отца, брак, устроенный ради достижения благих и обоюдовыгодных целей, брак, заключенный по взаимному согласию сторон, чьи суждения не искажены эмоциями, имеет все основания сохраниться. И я вполне разделяю эту точку зрения.

— Боже, да вы просто Снежная Королева… — пробормотал Фрэнсис и тут же прикусил язык, кляня себя за очередной ляп.

Что-то блеснуло в глазах молодой женщины может быть, слезы? — и она отвернулась к окну. Фрэнсис стиснул кулаки: вот и показал, какие они там, на севере, джентльмены.

— Вам следует понять, что папа думает не только о ближайшем будущем. Партнерство не способно дать наследника, а брак…

Да, Шеннон Сазерленд была настроена серьезно и не собиралась шутить, но это лишь свидетельствовало о том, что и она, и ее папаша живут в каком-то другом мире.

— И вам не кажется, что ваш отец немного… того?

— Думаю, то, чего папа не знает, ему не повредит, — холодно сказала молодая женщина.

— Другими словами, — медленно произнес Фрэнсис, — вы планируете фиктивный брак, о чем ваш отец не догадывается.

Она кивнула.

— Вы правильно поняли.

— Почему?

Ее взгляд ушел в сторону.

— Хотите знать, почему я не хочу… э-э-э… не хочу…

— Нет, меня не интересует, почему вы не хотите спать со мной. Я хочу понять, зачем вам нужен фиктивный брак.

Он видел, как побелели костяшки пальцев, державших чашку, но голос Шеннон остался спокойным и ровным.

— Думаю, вас это не касается. Скажу так: у меня есть основания считать, что обручальное кольцо оградит меня от ненужного внимания.

Ах ты, дурочка, подумал Фрэнсис, кого же ты обманываешь? При твоей красоте мужчин не остановит никакое кольцо.

Другое дело, что тот, кто увидит под роскошной, интригующей внешностью превратившуюся в ледник душу, вероятнее всего уйдет — и уже не вернется. Хотя такая женщина вряд ли останется когда-нибудь без мужского внимания.

— Кажется, я понимаю, — мягко сказал Фрэнсис. — Если вы беременны или опасаетесь, что забеременели…

Шеннон резко выпрямилась, и ему показалось, что сейчас ее самообладание лопнет и она запустит в него чашкой. Ее щеки порозовели, губы задрожали, глаза полыхнули холодным пламенем, и все же Фрэнсис едва удержался, чтобы не улыбнуться. Оказывается, ледник не так уж и прочен.

— Вы ошиблись, — высокомерно бросила Шеннон.

— Вот и хорошо. Вообще-то я о детях не думал, но если уж и сажать на шею пару паршивцев, то желательно своих.

— Об этом можете не беспокоиться, я не собираюсь сажать вам на шею никаких, как вы выразились, паршивцев. — Презрение звенело в ее голосе, как кубики льда в стакане.

— А вы, похоже, вполне уверены, что я готов согласиться на ваш безумный план.

— С вашей стороны отказаться было бы глупо. Стать наследником Патрика Сазерленда — это отличная возможность проявить талант и обеспечить себе достойную жизнь. Такой шанс выпадает раз в жизни.

— Интересно, что сделает ваш отец, если я все же откажусь… — задумчиво проронил Фрэнсис.

Шеннон пожала плечами.

— Пойдет дальше по списку.

— По списку? — встрепенулся Фрэнсис. — О каком списке вы говорите?

И тут его осенило. В разговоре Патрик Сазерленд не только упомянул о том, что он, Фрэнсис Берджесс, талантливый архитектор, но и сказал, что включил его в какую-то тройку лучших. Так, значит, он лишь один из списка, состоящего как минимум из трех фамилий.

Словно в ответ на его мысли, Шеннон кивнула.

— Да, существует список кандидатов. Но это естественно. Вы не единственный одаренный человек, работающий в этой области. Страна у нас большая, а папа не из тех людей, кто, как говорится, складывает все яйца в одну корзину.

— На каком же месте в этом списке я?

— Точно не знаю, — равнодушно проронила она.

— Понятно. В детали он вас не посвятил.

— Верно. Но, возможно, вам станет легче, если я скажу, что вы первый, с кем он попросил меня встретиться.

Итак, если в списке кто-то и стоял выше, он — или они — не прошли устроенного Патриком экзамена.

— Спасибо. Я вырос в своих глазах.

— Что ж, теперь, когда отец сделал выбор, ваше место в списке уже не имеет никакого значения. Любой…

— Не могу с вами согласиться, — перебил ее Фрэнсис. — Я ведь получаю не только прекрасную возможность реализовать свои способности, но и проблему в виде жены.

Шеннон покраснела.

— Хочу сразу предупредить, что общение будет сведено к минимуму. — Впервые за время разговора ее голос звучал неуверенно. — Хотя, думаю, жить нам придется вместе.

— Да, полагаю, Патрик заметит, если мы станем приезжать на работу из разных мест.

— Но договориться можно всегда, мы же разумные люди.

— Конечно.

— А возможные неудобства это пустяки по сравнению с выигрышем, согласны?

Да, он был согласен. Брак по расчету… Сделка… Можно придумать еще с десяток названий тому, что они собираются сделать, но в конце концов в жизни всегда приходится выбирать, за что-то платить, чем-то жертвовать. Отвергнув предложение Патрика Сазерленда, он уже никогда не сможет расправить крылья, реализовать мечты, раскрыть талант. Сидеть до конца жизни в песочнице, лепя одинаковые домики и сожалея о растраченных впустую годах, — нет, это не для него.

Фрэнсис посмотрел на Шеннон — она спокойно ждала его ответа — и понял, что сделает шаг вперед, в новое будущее, не только ради «Сазерленд Билдинг», но и ради нее.

— Что ж, — сказал он, — давайте выпьем и обсудим нашу свадьбу.

— Только не шампанское. — Она улыбнулась. — Раз уж вы теперь техасец, то попробуем местного вина.

Впрочем, планировать, как оказалось, было почти нечего, и Шеннон сразу дала это понять.

— Я не собираюсь играть в какие-либо дурацкие игры с переодеванием, толпой гостей, девочками с цветами и прочей мишурой, — заявила она безапелляционно. — Ничего этого не будет, как не будет и…

— Иллюзий, — вставил Фрэнсис.

Шеннон впервые внимательно посмотрела на того, кого отец выбрал ей в мужья. В целом этот Фрэнсис Берджесс производил неплохое впечатление. По крайней мере, не вызывал антипатии. Выше среднего роста, широкоплечий, с черными, вьющимися на концах волосами… Полные чувственные губы и неожиданно тяжелый подбородок с ямочкой… карие, с золотистыми пятнышками глаза… уверенный взгляд…

Без иллюзий… Да, именно это он должен понять. Понять и не обижаться.

— Чего еще я буду лишен? — с невинным видом спросил Фрэнсис. — Первого вальса?

Она услышала в его голосе не обиду, а скорее удивление. Боже, какие странные создания, мужчины! Неужели можно всерьез верить, будто пределом желаний каждой молодой женщины является именно вот эта усложненная дурацкими деталями свадебная церемония?

— Вас это беспокоит?

— Нет. — Он равнодушно пожал плечами. — Не беспокоит и не удивляет.

Еще бы! Глядя на своего будущего мужа, Шеннон все больше проникалась уверенностью, что при необходимости он согласится на любые ее условия. В конце концов свадьба — это всего один день, а «Сазерленд Билдинг» — навсегда.

— Вот и хорошо. Венчания тоже не будет. — Она твердо смотрела ему в глаза, ожидая реакции, но Фрэнсис просто кивнул. Наверное, и он понимал, что в данных обстоятельствах слова брачного обещания звучали бы фальшиво и лицемерно. Конечно, многие их не поймут, но пусть мир думает, что хочет. — И, разумеется, никакого списка гостей в сотни имен. Если ваши родители захотят узнать, в чем дело, я им объясню, а если они…

— Мои родители не доставят вам проблем, — спокойно перебила ее Фрэнсис, — они погибли восемь лет назад.

Шеннон запнулась и вспыхнула от злости на саму себя.

— Извините. Извините, Фрэнсис. Меня порой заносит, и тогда кому-то приходится…

— Вам не за что извиняться, вы же не знали. — Он не смотрел на нее, покачивая бокалом. — И раз уж мы заговорили о том, без чего можно обойтись, то как насчет кольца? — Он многозначительно посмотрел на ее левую руку, лежавшую на клетчатой скатерти, и Шеннон понадобилась вся выдержка, чтобы не поддаться импульсу и не убрать ее под стол.

— Меня вполне устроит что-нибудь простенькое.

Фрэнсис нахмурился.

— Простенькое? Дочь Патрика Сазерленда заслуживает самого лучшего. Ваши знакомые…

— Хорошо, решите это сами.

— Вы полагаетесь на мой вкус?

— И на вашу сдержанность.

— Бриллиант, сапфир или изумруд?

— Ни то, ни другое, ни третье. Простое золотое кольцо.

Некоторое время Фрэнсис молча смотрел на нее, потом кивнул.

— Что ж, по-моему, картина начинает проясняться. Проще, сдержаннее, скромнее…

— Вот и хорошо. Если мы поймем друг друга сейчас, то, надеюсь, недоразумений не возникнет и в будущем.

Фрэнсис улыбнулся и поднял бокал.

— За понимание.

Шеннон протянула руку к своему бокалу и с удовольствием отметила, что пальцы совсем не дрожат.

3

Шеннон едва успела положить трубку телефона, как в кабинет вошел отец. Он заходил уже в четвертый или в пятый раз, находя для каждого визита какой-то совершенно смехотворный повод.

— Ты просмотрела проект договора с Беном Традделом?

— Да, папа.

— И что?

— Все в порядке. Его устраивают предлагаемые нами сроки.

Патрик Сазерленд нервно взглянул на часы.

— А тебе не кажется…

— Я знаю, из-за чего ты волнуешься, но никаких оснований для беспокойства не вижу.

— Понимаешь, милая, Фрэнсис…

— Его самолет прибывает через полтора часа. До аэропорта не больше получаса. Конечно, если ты хочешь встретить мистера Берджесса лично, я с удовольствием уступлю тебе.

Патрик покачал головой.

— Нет, милая, это должна сделать ты, и, по-моему, опоздание недопустимо.

Шеннон сделала глубокий вдох и задержала дыхание, считая до десяти. На счете «семь» ее прорвало.

— Папа, Фрэнсис взрослый человек! Машина заказана, шофер все знает и отвезет его прямиком в отель. Это на случай, если я опоздаю. Что тебя не устраивает?

Патрик пожал плечами.

— Сам не знаю. Просто волнуюсь. Понимаешь, в его жизни происходят большие перемены. Он от многого отказался и…

— Уверена, жертвы того стоят, — съязвила Шеннон.

— Нужно сделать так, чтобы мальчик не пожалел о своем решении.

— Что ты предлагаешь? Чтобы я встретила его у трапа и бросилась ему на шею? Кому это надо, папа? Сейчас семидесятые годы, и мы в Америке, где время, если тебе это еще неизвестно, деньги.

— Я хочу, чтобы ты не просто встретила его, но и помогла устроиться, поговорила, познакомила с городом.

— У меня и на работе дел хватает. — Она сделала выразительный жест в сторону пухлой папки с бумагами.

— Это неправильно, моя дорогая. Вы не виделись почти полтора месяца. Впрочем, — Патрик Сазерленд повернулся и направился к двери, — если у тебя нет времени, чтобы встретить жениха…

Шеннон обреченно вздохнула и встала из-за стола.

— Я его встречу. Более того, поеду прямо сейчас.

До прибытия рейса из Детройта оставалось еще около получаса, и Шеннон решила провести время где-нибудь подальше от зала ожидания, чтобы у Фрэнсиса не создалось впечатления, будто она ждет его, сгорая от нетерпения.

Заняться было нечем, и, как всегда бывает в таких случаях, в голову полезли самые разные мысли. Шеннон давно сделала для себя печальное открытие: размышления — опасный вид деятельности. Полтора месяца назад Фрэнсис улетел в Детройт, и с тех пор она старалась не вспоминать о нем. Мысль о том, что через неделю ей предстоит выйти замуж за совершенно чужого человека, практически незнакомца, сводила ее с ума.



Конечно, можно было убеждать себя, что Фрэнсис не совсем уж и незнакомец, они разговаривали по телефону несколько раз, точнее четыре. Но если быть честной до конца, то надо признать и то, что они всего лишь перебросились парой фраз, да и звонил отец, а она всего лишь брала трубку, чтобы произнести две-три ничего не значащие фразы. Фрэнсис тоже не проявлял инициативы.

Впрочем, отсутствие у жениха и невесты интереса друг к другу ничего не меняло. Хотя до свадьбы оставалось еще несколько дней, все бумаги были уже подготовлены.

До последнего времени у Шеннон в глубине души теплилась надежда на то, что Фрэнсис Берджесс изменит свое решение и отступит.

Теперь надеяться было не на что. Фрэнсис своего не упустит и, если понадобится, женится на гремучей змее, чтобы прибрать к рукам завидный бизнес.

Что касается самой Шеннон, то она приняла решение три месяца назад, когда отец впервые обмолвился о своем плане, задолго до знакомства с Фрэнсисом Берджессом. Учитывая, что ей было абсолютно все равно за кого выходить замуж, то почему бы не порадовать по крайней мере того единственного близкого человека, кто еще оставался у нее? Тогда же она сказала отцу, что полностью доверится его мнению. Наверное, кого-то и удивила бы такая слепая и даже безрассудная вера дочери в мудрость отца в столь щекотливом вопросе, но Шеннон знала: на кого бы ни указал перст главы компании «Сазерленд Билдинг», его выбор не может быть более несчастлив, чем тот, который сделало ее сердце.

Джейсон…

Шеннон редко позволяла себе вспоминать о Джейсоне Крамере, это было примерно то же самое, что сыпать соль на открытую рану. Боль перестала быть постоянной, она ушла вглубь, затаилась, но могла вырваться в любой момент, при одном лишь напоминании об утрате, полоснуть по сердцу неожиданно, без предупреждения, не дав собраться и приготовиться. Так случилось и сегодня…

И все же теперь стало легче. Со временем, уверяла себя Шеннон, боль потеряет остроту, притупится и просто осядет на сердце, превратится в нечто привычное, как шрам от пореза, как тучка на небе, закрывшая солнце. Притупится, но не уйдет. Жаль только, осознание того, что она приняла верное решение, почему-то не утешало.

Из зала прибытия хлынула толпа людей — приземлился самолет из Нью-Йорка. Мимо нее, смеясь и оживленно переговариваясь, прошла пара: парень обнимал девушку, которая еще две минуты назад сидела рядом с Шеннон.

Она взглянула на табло и снова, в сотый или, может быть, в тысячный раз повторила заклинание: я поступила правильно.

Джейсон…

Женщина не может перестать любить мужчину только потому, что он недосягаем. Любовь не перекроешь, как воду в кране, скорее ее можно сравнить с пробившимся из-под земли источником, остановить который нельзя. Остается лишь ждать, когда он иссякнет. Ждать, жаждая припасть к нему губами.

Ее сердце принадлежало только ему, в ее душе не было места для других, и Шеннон знала, что будет любить Джейсона всегда. А если ее любовь умрет, то после нее останется лишь пепел, выжженная земля, бесплодная пустыня, не способная дать жизнь новому чувству. Она смирилась с этим, но не собиралась демонстрировать всем свое отчаяние и сопровождать демонстрацию пояснениями.

Даже отец не знал всего. В такой ситуации довольно трудно рассказывать каждому приглашающему тебя на обед мужчине, что твое сердце отдано другому.

Вообще-то именно повышенное внимание мужчин подтолкнуло Шеннон согласиться с планом отца. После разрыва с Джейсоном она вдруг стала замечать, что эти вечно выискивающие добычу особи вьются вокруг нее, как пчелы над цветами. Почему? Шеннон не находила ответа на этот вопрос, но довольно быстро сообразила, что единственный способ оградить себя от назойливых ухаживаний — это спрятаться под защиту брака.

Кольцо на пальце, как она надеялась, покажет всем заинтересованным представителям так называемого сильного пола, что перед ними женщина, не стремящаяся ни к кратковременной связи, ни к бурному роману. С кольцом на пальце она могла вести себя естественно, не боясь при этом, что естественность будет воспринята кем-то как флирт.

Конечно, оставался еще сам Фрэнсис Берджесс, ее будущий муж. Судя по первому знакомству, он идеально подходил для отведенной ему роли. Они заключили сделку, которая удовлетворяла интересы трех сторон, не требуя при этом чрезмерно больших жертв ни от одной. Разумеется, наибольшие дивиденды доставались Фрэнсису, но и компания приобретала перспективного архитектора и потенциального лидера, а Патрик Сазерленд — преемника.

Не менее важным было и то обстоятельство, что никто не питал в отношении предстоящего брака никаких иллюзий. Даже ее отец понимал, что надеяться на любовь с первого взгляда между людьми, заключившими деловое соглашение, не приходится. Конечно, со временем его постигнет разочарование, когда он увидит, что его далеко идущий план получить наследника не срабатывает, но тут уж ничего не поделаешь, ведь даже самые романтичные пары не всегда способны дать потомство.

В общем, сказала себе Шеннон, все устраивается наилучшим образом. А нервозность — явление вполне естественное для женщины, собирающейся сделать столь важный шаг. Ни о каких сомнениях не может быть и речи. Единственное, о чем стоило сожалеть, это о том, что она не смогла убедить отца уладить все формальности уже сегодня. Какой смысл тянуть время?

Очередной поток пассажиров заполнил зал, но Шеннон не обращала на них внимания, наблюдая за мужчиной в синем форменном костюме с приколотой к пиджаку табличкой. Шофер, встречающий Фрэнсиса. Может быть, взять и уехать? О Фрэнсисе позаботятся, его отвезут в отель, а отцу можно сказать, что она просто разминулась с женихом в аэропорту. Даже если…

Какой-то человек с «дипломатом» в руке остановился перед ней, заслонив водителя, и ей пришлось наклониться.

— Шеннон?

Она вздрогнула, услышав собственное имя, произнесенное голосом человека, который просто не мог здесь находиться. Неужели это… Джейсон?

— Да, милая. — Джейсон стоял перед ней и немного растерянно улыбался. — Откуда ты узнала? Позвонила в офис? Ну конечно, никто, кроме секретарши, не знал, что я прилетаю сегодня. Как ты догадалась связаться с ней? Я так рад!

Шеннон покачала головой, но не смогла отвести взгляд от того, мыслями о ком начинался и заканчивался каждый день.

— Я не смел и надеяться. — Голос его дрогнул. — Господи, как же я по тебе соскучился! Нет-нет, дорогая, я пытался забыть тебя, как мы и договаривались, но ничего не получается. Жизнь превратилась в пытку. Каждый день, каждый час, каждая минута. Думаю о тебе, мечтаю о тебе, хочу тебя. И ты… ты ведь тоже не можешь забыть меня, да? Иначе ты не пришла бы сегодня сюда, чтобы встретить меня. — Теперь в его голосе послышались триумфальные нотки. — Ну же, Шен, скажи то, что я хочу услышать. Скажи, что передумала, что мы снова будем вместе.

Если бы от этого что-то изменилось… — подумала она тоскливо. Если бы только дело было во мне…

— Извини, Джейсон. — Шеннон вздохнула и собрала в кулак всю свою волю, чтобы произнести: — Я встречаю не тебя.

Если его уверенность и поколебалась, то не более чем на мгновение. В следующую секунду он уже оправился от удара, а на губах появилась прежняя улыбка.

— Не может быть. Конечно, ты встречаешь меня. Что еще тебе делать в аэропорту, ведь ты же никуда не летишь. — Он протянул руку к ее плечу. — Не надо обманывать себя, Шен. Нам не жить друг без друга.

Боль вернулась. Все те аргументы, с помощью которых она оправдывала принятое решение, отступили вдруг на второй план, потеряли свою убедительность. Голос Джейсона тронул замолкшие было струны, и они зазвучали с прежней мощью, пробуждая чувства, сопротивляться которым у Шеннон не было ни сил, ни желания. Может быть, она поступила опрометчиво, отказавшись от того, что объединяло их в последние месяцы, что стало смыслом жизни. Может быть, у них еще есть шанс…

— Милая… — начал было Джейсон, наклоняясь, чтобы заглянуть в ее глаза.

Нет, твердо сказала себе Шеннон. Мое решение было единственно верным, потому что основывалось на логике и здравом смысле. Я проверила его болью утраты и отчаянием одиночества. Возвращаться назад было бы безумием.

Но как убедить в этом Джейсона?

Шеннон поднялась, еще не зная, что сказать, но понимая, что нужно прекратить этот бессмысленный, тяжелый разговор. Избегая встречаться с Джейсоном взглядом, она сделала вид, что выискивает кого-то в толпе пассажиров, и вдруг наткнулась на знакомое лицо. Фрэнсис?

Конечно, это был он. В джинсах и в джемпере. С переброшенным через руку плащом, слегка растрепанный, Фрэнсис Берджесс поглядывал по сторонам и явно не замечал ни Шеннон, ни водителя с табличкой, на которой значилось его имя.

Она облегченно вздохнула и, отстранив замершего в недоумении Джейсона, поспешила навстречу Фрэнсису.

Последний лишь удивленно вскинул брови, когда Шеннон бросилась ему на грудь и прошептала:

— Поцелуй меня.

Фрэнсис опустил на пол портфель, обнял невесту и ответил на просьбу так, как и подобает уверенному в своих правах жениху.

Вот человек, на которого, похоже, можно положиться при необходимости, подумала она. Ни вопросов, ни колебаний — решительность и быстрота.

Поцелуй — горячий, долгий и глубокий — мог бы принадлежать любовнику, не испытывающему ни малейших сомнений относительно того, что его ласки будут приняты. Шеннон почувствовала, что земля уходит из-под ног, причем не только в переносном, но и в буквальном смысле.

Интересно, подумала она, как это все выглядит со стороны? Шеннон осторожно оглянулась через плечо. Джейсона на прежнем месте уже не было.

— Если ты ищешь парня, с которым разговаривала, то он только что ушел, — бесстрастно заметил Фрэнсис. — Похоже, ему не очень понравилась твоя пылкость. Полагаю, спектакль и был на это рассчитан, да?

Он говорил и держался так невозмутимо, так спокойно, словно всего лишь чмокнул ее в щеку. Его рука по-прежнему лежала на талии Шеннон.

— Спасибо, я вполне способна обойтись без вашей помощи, — холодно сказала она, отодвигаясь.

Фрэнсис тут же убрал руку и, наклонившись, поднял свой видавший виды портфель.

— Ты не собираешься рассказать, из-за чего разыграна эта маленькая сцена?

Нет, едва не отрезала Шеннон, но успела прикусить язык, поняв, что дать какое-то объяснение все же необходимо.

— Это просто… — Она замялась. — Это просто один знакомый, который не должен знать о нашей… нашей…

— О нашем соглашении, — подсказал Фрэнсис. — Понятно, а то я уже немного забеспокоился. Нам ведь так или иначе придется поддерживать определенный имидж семейной пары. У тебя сегодня получилось вполне убедительно. Тот факт, что мы будем жить вместе, возможно, успокоит на какое-то время Патрика, но как быть с другими? Например, с этим вот…

Он, очевидно, хотел услышать имя, но Шеннон сделала вид, что не поняла намек.

— Вопрос действительно важный, и мы обязательно все обсудим. — Она помахала водителю, который в ответ приложил два пальца к козырьку форменной фуражки. — У тебя много вещей?

Они подошли к багажной ленте. Фрэнсис указал на два чемодана из искусственной кожи.

— Это все? — удивилась Шеннон, делая знак водителю. — Ты и впрямь путешествуешь налегке.

— Кое-что прибудет позже, — ответил Фрэнсис, подталкивая ее к выходу.

Его пальцы обжигали сквозь тонкую ткань блузки, но Шеннон приказала себе не обращать на это внимания. В конце концов в прикосновении Фрэнсиса нет ничего необычного, а ее сверхчувствительность объясняется простой нервозностью.

Надо поскорее забыть о поцелуе и взять себя в руки.

— Ах да, конечно. Я совсем забыла, что давала тебе адрес. Впрочем, если что-то понадобится, уверена — в отеле можно купить все.

— В отеле?

— Да, отец снял для тебя номер в «Шератоне». — Она почувствовала, как вспыхнули щеки. — Он подумал, что было бы не совсем правильно, если бы ты поселился у меня до свадьбы, а в его квартире даже комнаты для гостей нет. Не сомневаюсь, что в отеле тебе будет намного удобнее и…

— Полностью с тобой согласен.

— Это всего на несколько дней, до свадьбы. — Шеннон перевела дыхание. — Кстати, о свадьбе… Должна тебя предупредить кое о чем.

Фрэнсис галантно открыл дверцу «кадиллака» и помог Шеннон, после чего и сам устроился рядом, на упругом кожаном сиденье.

— О чем же?

— Видишь ли, я считаю, что разумнее было бы устроить все сегодня, во второй половине дня, но отец взял дело в свои руки и настоял на несколько более позднем сроке.

Фрэнсис усмехнулся.

— Так мы все же сыграем еще один спектакль? И где же? В церкви?

— Нет, слава Богу, в этом отношении он оказался довольно сговорчивым. Однако отец считает, что если на церемонии будем только мы, то люди этого не поймут и подумают, будто нам есть что скрывать. В общем, он настаивает на нескольких гостях и небольшом приеме.

Фрэнсис молчал, и она озадаченно посмотрела на него.

— Дело обстоит не совсем так, — наконец сказал он. — Я очень признателен Патрику за то, что он взял ответственность на себя, но настойчивость проявил все же я. Хотя ему моя идея, похоже, пришлась по вкусу.

Вот так новость! Шеннон повернулась к Фрэнсису, но «кадиллак» тронулся с места, и ее качнуло. Фрэнсис слегка приобнял Шеннон, но она отпрянула от него как от прокаженного.

— Что ты хочешь этим сказать? Почему ты настаивал?

— Не паникуй. Мне не больше твоего хочется терзать свой слух свадебными маршами.

— Тогда почему…

— Неужели непонятно? У людей может сложиться впечатление, что нам стыдно появляться вместе на публике.

— Так все дело только в этом? Ну, пожалуй, ты прав. И все же свадьбу можно было устроить сегодня.

— А на мой взгляд, нам обоим неплохо получить отсрочку на несколько дней перед тем, как совершить непоправимый шаг. Вдруг окажется, что у нас психологическая несовместимость.

— Не смеши меня! — фыркнула Шеннон. — Для тебя пути назад нет. Ради «Сазерленд Билдинг» любой готов обниматься со скунсом. Кстати, об объятиях…

— Минутку, — перебил ее Фрэнсис, — попробую угадать. Ты хочешь убедиться, что я не воспринял разыгранную тобой сцену в аэропорту как некоего рода приглашение.

А он еще и сообразительный, с облегчением подумала она.

— Вот именно. По-моему, ты хорошо разобрался в ситуации, но лишнее напоминание не помешает.

— Согласен и полагаю, что никаких проблем в будущем возникнуть не должно. Мы сможем заранее отрепетировать несколько представлений для самых разных ситуаций и договориться о системе подачи сигналов.

У перекрестка «кадиллак» остановился, и водитель, обернувшись, спросил:

— Прошу извинить, мисс. Едем в «Шератон» или будут другие инструкции?

Боже, они уже в городе! Шеннон и не заметила, как пролетело время.

— Да, едем в «Шератон». — Она взглянула на Фрэнсиса. — Отец предложил, чтобы я показала тебе город, а потом мы могли бы пообедать. Ему почему-то кажется, что нам нужно побыть наедине.

— Я здесь ни при чем.

— Поверь, предложение исходило не от меня, но раз уж…

Он покачал головой.

— Большое спасибо, но вынужден отказаться. Сегодня ничего не получится, я немного устал и хочу отдохнуть.

Странно, подумала Шеннон, недоуменно поглядывая на Фрэнсиса краем глаза. Она могла бы поклясться, что усталость здесь ни при чем, да и голос его звучал так, словно он разучивал новую роль. Что, черт возьми, происходит?!

Было еще не поздно, но осеннее солнце уже опустилось за уткнувшиеся в небо громады небоскребов, и улицы быстро погружались в полумрак.

Шеннон считала себя хорошим физиономистом, но сейчас лицо Фрэнсиса, полускрытое вуалью тени, представлялось ей книгой на чужом языке.

Он ответил таким же пристальным взглядом.

— В чем дело? Разве ты не этого хотела? Можешь вернуться домой и сообщить отцу, что сделала все как надо. — Голос Фрэнсиса звучал ровно, спокойно, без обиды или враждебности.

Шеннон вздохнула, вспомнив собственные объяснения: отец то, отец это. Наверное, у Фрэнсиса сложилось впечатление, что если она и готова действовать с ним заодно, то только подчиняясь воле родителя.

«Кадиллак» плавно остановился перед входом в отель, и шофер проворно обошел машину, чтобы открыть дверцу. Солнце ударило в глаза, и Шеннон невольно зажмурилась. Фрэнсис, однако, не спешил выходить.

— Ты боишься, да? — мягко спросил он. — Поэтому так спешишь со свадьбой. Дала слово и опасаешься, что можешь его не сдержать. Ты не хочешь узнавать меня поближе, не хочешь думать о том, что будет. Ты торопишься сделать шаг, после которого сожаления уже потеряют всякий смысл, не так ли?

Шеннон на мгновение закусила губу.

— То, что ты говоришь, звучит очень жестоко.

— Но это так, — настаивал Фрэнсис. — Тебе хочется как можно скорее отделаться от меня и ни о чем не думать.

Она медленно покачала головой.

— Нет, ты ошибаешься. Да, отец просил меня провести вечер с тобой, но я и сама ничего не имею против обеда.

Поверил ли он ей? Трудно сказать: ведь несколько минут назад у нее и в мыслях не было продолжать общение с ним дольше необходимого минимума. Удивительная импульсивность.

Фрэнсис вышел из машины, а Шеннон закрыла глаза, старясь разобраться в причинах, подтолкнувших ее к столь странному решению. Она почувствовала, как качнулся «кадиллак», когда шофер достал из багажника чемоданы, потом услышала голос швейцара, приветствующего гостя.

Что дальше?

Прежде чем Шеннон успела что-либо придумать, Фрэнсис вернулся к машине.

— Швейцар отправит чемоданы в номер, а зарегистрироваться я смогу и позже. Пообедаем здесь или поедем в другое место? Я в Хьюстоне всего лишь во второй раз.

За спиной Фрэнсиса возник швейцар.

— Добрый вечер, мисс Сазерленд. Осмелюсь предложить наш ресторан. Сегодня прекрасные отзывы о седле барашка, и, если только вы решите остаться, я сейчас же закажу для вас столик.

— Вроде бы неплохо, а, Шен?

Однако этот молодой человек с севера успешно осваивался в новой роли! Шеннон выбралась из «кадиллака», игнорируя предложенную Фрэнсисом руку, и повернулась к шоферу.

— На сегодня вы свободны. — Заметив, как поползли на лоб брови ее «жениха», она холодно добавила: — Нет смысла задерживать машину еще на час: я вполне обойдусь такси.

— Если тебя это устроит…

— Меня да, а что касается… — Она прикусила язык, поймав выразительный взгляд Фрэнсиса, и добавила уже тише: — А что касается тех, кто вообразил, что, отпуская машину…

— Я ничего не воображал, — сказал Фрэнсис и улыбнулся с самым невинным видом.

Улыбка преобразила его лицо, как преображает темный, кажущийся угрюмым лес выглянувшее из-за облака солнце. На щеках Фрэнсиса проступили милые ямочки, глаза потеплели, а морщинки у уголков рта разгладились. Шеннон поспешно отвернулась, сделав вид, что ищет что-то в сумочке. С ней действительно творится что-то непонятное, если улыбка едва знакомого мужчины действует на нее подобно электрическому разряду!


Метрдотель, поздоровавшийся с Шеннон как со старой знакомой, провел гостей к столику на двоих в уютном уголке зала. Перед тем, как сесть, Шеннон огляделась.

— Ищешь кого-нибудь? — спросил Фрэнсис.

— В общем-то нет. Хотя здесь часто бывают наши клиенты и просто знакомые. Если ты не против, я сяду спиной к залу, и тогда, возможно, нам никто не помешает. — Она опустилась на стул и взяла меню, чтобы не смотреть на своего спутника. — Я даже не знаю, о чем говорить. Мы совсем чужие, у нас нет ничего общего…

— Почему же нет? — не согласился Фрэнсис. — Кое-что есть, по крайней мере, мы работаем в одной области. Но давай начнем с того, что ты расскажешь мне о свадьбе.

— Я — тебе? А по-моему, это ты должен мне о ней рассказывать, идея-то, как выясняется, твоя. — Она покачала головой. — Извини, я опять начинаю не с того.

К столику подошел официант с бутылкой вина.

— Добрый вечер. Мисс Сазерленд. Сэр. Управляющий отелем попросил меня передать вам наилучшие пожелания и вот это вино, мускат урожая шестьдесят восьмого года.

— Поблагодарите мистера Альмейду, — сказала Шеннон и еще раз оглядела зал. — Но я его что-то не заметила.

Официант улыбнулся.

— Он в офисе и звонил оттуда. Видите ли, швейцар докладывает обо всех гостях, так что мистер Альмейда в курсе дел. — Он ловко открыл бутылку и передал пробку Фрэнсису.

Шеннон затаила дыхание, но Фрэнсис оказался знатоком ритуала и достойно выдержал очередное испытание.

— У вашего управляющего отменный вкус, — прокомментировал он.

Когда официант удалился, Шеннон опустила глаза, сделав вид, что любуется розовой жидкостью в широком бокале. Фрэнсис снова удивил ее и, выражаясь языком боксеров, явно выигрывал по очкам.

— Какая забота, — заметил он. — Скажи, сегодняшний вечер исключение или здесь внимательны ко всем твоим знакомым?

— Конечно нет. И дело не в заботе и во внимании. Бизнес есть бизнес. Свадебный обед состоится здесь, в одном из банкетных залов. За что выпьем?

— Я бы предложил за нас, но, думаю, сейчас больше подойдет другой тост. За Патрика. — Фрэнсис поднял бокал. — В конце концов вся эта ситуация его рук дело.

— Согласна. — Шеннон тоже подняла бокал, по-прежнему не рискуя смотреть в глаза своему жениху. — За то, чтобы по крайней мере один из нас был всем доволен.

Они едва пригубили вино, как Шеннон услышала за спиной слащавый женский голос:

— Ба, да это же моя маленькая Шен! Дорогая, как я рада тебя видеть! А это кто с тобой? Не думаю, что мы знакомы.

Этого только не хватало! Шеннон выразительно закатила глаза в ответ на вопросительный взгляд Фрэнсиса и, обернувшись, тут же изобразила радостную улыбку.

— Миссис Костелло! С удовольствием представляю вам Фрэнсиса Берджесса, который в ближайшее время станет главным архитектором нашей фирмы.

— Очень приятно, — с явным интересом разглядывая Фрэнсиса, пробормотала миссис Костелло, невысокая женщина лет пятидесяти, с крашеными серебристыми волосами и тяжелой платиновой цепочкой на шее. — А что же Патрик? Надеюсь, ваш отец не собирается на покой?

— Пока нет, — ответила Шеннон, — но со временем он передаст управление компанией мистеру Берджессу.

— Вот как? — Миссис Костелло понимающе кивнула, скользнув цепким взглядом по левой руке Фрэнсиса. — Тогда, наверное, над моим проектом будете работать тоже вы?

— Весьма вероятно, — согласился Фрэнсис. — Но, разумеется, под контролем Патрика.

— Да-да. Видите ли, моя дочь недавно вышла замуж и хочет построить что-то оригинальное. Участок уже определен, а над проектом работает сам Патрик. Я, конечно, ничего не имею против его стиля, но, может быть, вы, как человек другого поколения, лучше понимаете, что нужно молодой женщине двадцати трех лет.

— Мы поговорим об этом попозже. — Фрэнсис улыбнулся и, взяв левую руку Шеннон, поцеловал безымянный палец. — В данный момент, как вы понимаете, я занят другим проектом.

Миссис Костелло лукаво подмигнула Шеннон.

— Понимаю. Как удобно. И когда же вы успели познакомиться?

Шеннон почувствовала себя так, словно под ногами у нее разверзлась пропасть. Она знала, что рано или поздно такие вопросы последуют, но еще не успела к ним подготовиться.

— Мы познакомились в прошлом году, — пришел ей на выручку Фрэнсис. — На выставке в Денвере. Помнишь, дорогая?

Шеннон не нашлась, что ответить, но выжала из себя некое подобие улыбки.

— Такое не забывается. — Миссис Костелло вздохнула и, кивнув на прощание обоим, поплыла к выходу.

Шеннон откинулась на спинку стула и с удовольствием сделала несколько глотков вина.

— Итак, мы познакомились на выставке в Денвере. Кстати, я там была, и мы действительно могли встретиться.

— Будем считать это отправной точкой нашего общего прошлого, — сказал Фрэнсис. — Но вообще-то кое-какие факты необходимо уточнить, чтобы не попасть впросак. И, между прочим, не ее ли проект показывал мне Патрик во время прошлого визита? Этакий дворец в стиле модерн, да?

Шеннон покачала головой.

— Проект — это всего лишь предлог, чтобы регулярно наведываться в офис. Каждый раз ее что-то не устраивает.

Фрэнсис удивленно поднял брови.

— Хочешь сказать, что ее цель — твой отец?

— А почему бы и нет?

Фрэнсис с сомнением покачал головой.

— Ну не знаю. И что Патрик?

— Готов уехать добровольцем во Вьетнам, чтобы не встречаться с ней. Не удивлюсь, если он решит передать проект тебе.

— Хм, я с удовольствием взглянул бы на ее дочь, надеюсь, это не игуана.

Шеннон слабо улыбнулась.

— Шутки шутками, но нам действительно надо многое обсудить. С кого начнем, с тебя или с меня?

4

— Сколько вообще гостей будет на свадьбе? — спросил Фрэнсис, когда они закончили с первыми тремя темами, условно обозначенными как «знакомство», «родственники», «учеба». Информации оказалось слишком много, и проглотить за один вечер огромное количество фактов было невозможно.

Шеннон подождала, пока помощник официанта уберет тарелки.

— Наверное, это прозвучит глупо, но я не знаю. Папа сказал, что постарается свести число приглашенных к минимуму, но точная цифра мне неизвестна. А что?

Фрэнсис допил вино и отодвинул бокал.

— Понимаешь, эта миссис Костелло, как мне показалось, из тех женщин, которые всегда все знают. Однако даже для нее мое появление на сцене стало сюрпризом. Если так, то твой отец и впрямь позаботился о том, чтобы не было утечки информации.

— Надеюсь, ты не возражаешь?

— Думаю, Патрик знает, что делает. — Он поймал ее вопросительный взгляд и улыбнулся. — Десерт будешь?

— Нет, спасибо.

Фрэнсис слегка нахмурился, заметив тени под ее глазами.

— Устала?

— Просто немного болит голова.

— И у тебя тоже? Наверное, это из-за того, что мы перестарались, пичкая друг друга ценными сведениями. По-моему, того, что я рассказал о себе, хватило бы на небольшую книгу.

Шеннон кивнула.

— А я вспомнила, как готовилась к экзаменам в колледже… Кстати, ты окончил университет в…

— Все, на сегодня хватит, — решительно заявил Фрэнсис. — Продолжим инструктаж завтра.

Официант положил перед Фрэнсисом папку со счетом. Шеннон потянулась за сумочкой.

— Я оплачу, Фрэнсис, ты же все-таки гость.

Но он уже достал бумажник из кармана.

— Нет, приглашала меня не ты. Идея принадлежит Патрику…

— И ты собираешься?.. — Шеннон взглянула на него и успела увидеть мелькнувшую в глазах лукавинку. — Дай мне счет, я подпишу на его имя.

— Нет. — Фрэнсис посерьезнел и, покачав головой, положил в папочку деньги. — Я и так многим обязан твоему отцу. — Он встал и помог Шеннон подняться. — Провожу тебя домой.

— В этом нет ровным счетом никакой необходимости. На такси ехать не больше пяти минут. Не беспокойся.

Фрэнсис ничего не сказал и, взяв Шеннон под руку, вывел из ресторана. Швейцар подозвал такси и открыл дверцу. Не успела Шеннон устроиться на сиденье, как Фрэнсис опустился рядом.

— Поехали.

Шеннон сердито уставилась на него.

— Не знаю, что ты, черт возьми, думаешь, но я…

— Тебе и не надо знать, что я, черт возьми, думаю, значение имеет то, что я делаю. А делаю я это ради швейцара, который, как тебе известно, докладывает обо всем управляющему.

— Ну и что?

— Мы условились вести себя так, чтобы не возбуждать подозрений. У влюбленных, которым через неделю предстоит стать мужем и женой, есть два варианта поведения: либо мы целуемся прямо здесь, у него на глазах, либо я провожаю тебя домой, предоставляя ему самому дописывать завершение свидания. Твой же вариант с прохладным расставанием для нашего случая не подходит.

— Хм, наверное, ты прав, — неуверенно согласилась Шеннон. — Но это вовсе не значит…

— Давай договорим по дороге.

— О'кей. — Шеннон назвала таксисту адрес. — Только подведем черту, хорошо? Мне как-то не хочется убеждать в чем-то швейцара или кого-то еще.

— Интересно, ты говоришь так, словно это я бросился тебе на шею в аэропорту.

Шеннон промолчала, а Фрэнсис подумал о том, что его невеста старательно обходит по крайней мере одну тему. Интересно, кто был тот парень в зале ожидания, которого Шеннон стремилась убедить в своих горячих чувствах к прилетевшему незнакомцу?

Поездка действительно не заняла много времени, и Фрэнсис, попросив таксиста подождать, проводил Шеннон до двери.

Шеннон жила в самом обычном двенадцатиэтажном кирпичном доме, ничем не отличавшемся от соседних зданий.

— Удивлен, что я живу здесь, а не в каком-нибудь особняке? Только не отрицай — у тебя очень выразительное лицо. Ты хотел бы увидеть что-то шикарное, стильное, да?

— Вообще-то не удивлен, хотя думаю, что со временем нам понадобится свой дом. Кроме того, ты упомянула, что Патрик тоже живет в квартире. Неужели у вас нет семейного дома?

— Мы же договорились отложить допрос до завтра, — напомнила Шеннон. — Ты не хочешь заглянуть?

— Спасибо за приглашение, — сухо ответил Фрэнсис. — Увидимся утром в твоем кабинете.

Возвращаясь в отель, он размышлял о том, что они успели обсудить, и о том, что не успели, вспоминая резкость, нервозность, рассудительность Шеннон и… ее улыбку.

Понятно, чтобы притереться друг к другу, требуется какое-то время, тем более что обстоятельства, которые свели их, были не совсем обычными. Фрэнсис надеялся, что за полтора месяца, проведенных в Детройте, сможет как-то свыкнуться с неожиданной переменой в своей жизни, оправиться от шока, вызванного необычным предложением, и найти оправдание своему согласию. Он ходил на работу, заканчивая текущие дела, закрывал банковские счета, продавал автомобиль, паковал вещи, занимался другими проблемами, связанными с переездом, но при этом все то, что ожидало его в Хьюстоне, казалось каким-то нереальным.

Только сегодня, когда Фрэнсис, выйдя в зал ожидания, увидел Шеннон, реальность обрушилась на него как лавина, отрезавшая путь назад. А спустя какое-то мгновение та же реальность нанесла второй удар, когда Шеннон бросилась ему на шею и горячо прошептала на ухо: «Поцелуй меня». Интересный поворот…

Стоп, приказал он себе. Не думай об этом. Завтра у тебя появится новая тема ля размышлений, «Сазерленд Билдинг».

И все же мысли Фрэнсиса упрямо устремлялись к тому маленькому эпизоду в аэропорту, который заставил его по-новому взглянуть на перспективы супружеской жизни.

Все произошло само собой: Фрэнсис даже не заметил, как его руки соскользнули с плеч Шеннон на ее талию, потом еще ниже. Наверное, он действительно вошел в роль и, возможно, позволил себе лишнее, если вспомнить реплику проходившего мимо мужчины. Как это он выразился? «Теплый домашний прием»…

Интересно, что Шеннон спустила это дело на тормозах, хотя Фрэнсис ожидал бурного проявления негодования. Объяснений такой снисходительности два: либо она не обратила внимания на допущенную им вольность, занятая мыслями о красавчике с дорогим «дипломатом», либо ей было наплевать на то, что ее будущий муж перешел грань приличий.

Ни один из этих двух вариантов не тешил самолюбие Фрэнсиса. Но, с другой стороны, в нынешней его ситуации самолюбие было непозволительной роскошью.

Все казалось таким простым, разумным, логичным и практичным… пока он не покинул самолет. Теперь…

Шеннон сказала, что ради «Сазерленд Билдинг» любой готов обниматься хоть со скунсом.

Но не ждет ли его кое-что другое: например, удав?

5

То, что мужчины гораздо крепче, чем женщины, скованы традициями и предрассудками, Шеннон знала давно, как знала и то, что в некоторых случаях разумнее полностью подчиниться их всесокрушающему стремлению сделать все «по правилам», чем взывать к здравому смыслу, рискуя навлечь на себя еще большие неприятности.

Будь ее воля, она никогда не стала бы тратить время на какие-то особые приготовления к свадьбе. Не купила бы новое платье, не сделала бы укладку и не подвергла бы себя пытке маникюром.

Однако для Патрика Сазерленда все эти мелочи обрели вдруг первостепенное значение, превратившись в подобие магического для первобытного охотника ритуала. Он зашел настолько далеко, что даже снял номер в отеле, где его дочь могла бы спокойно переодеться, чтобы не мять платье в машине.

Но разве это имело какое-то значение? Зачем портить настроение отцу и еще нескольким людям, чье мнение ей небезразлично: не лучше ли уступить, подыграть… по крайней мере до определенного предела? Если она не желает устраивать лицемерное шоу, это еще не означает, что следует втискивать всю церемонию в пятиминутный перерыв, отводимый в их фирме для любителей перекусить бутербродом и кофе. Не так уж трудно в конце концов найти компромиссное решение, при котором не пришлось бы поступаться своими принципами и в то же время не оскорблять чувства отца.

Шеннон уже оделась, но никак не могла отойти от большого, в полный рост зеркала из-за неудачно, по ее мнению, вплетенной в волосы веточки флердоранжа. В дверь постучали.

— Шен? Ты готова, девочка моя? Пора.

— Папа, входи. — Она медленно повернулась, давая ему возможность оценить ее свадебный наряд. — Ну, что ты думаешь?

Патрик Сазерленд окинул дочь придирчивым взглядом:

— Откровенно говоря, я немного огорчился, когда узнал, что ты собираешься надеть костюм, а не свадебное платье, но теперь я понимаю, что ошибался. Оказывается, костюм это необязательно то, что ты носишь на работе.

Шеннон только вздохнула. Первоначально в ее намерения входило как раз это: купить хороший костюм классического покроя и цвета, который можно было бы присовокупить к рабочему гардеробу и носить еще много-много лет. С этой мыслью она и отправилась по магазинам. Но купила совсем другое. Неудивительно, что отец даже надел очки: Шеннон и самой покупка казалась экстравагантной.

Спереди костюм — серебристо-белый и облегающий — выглядел вполне привычно и прилично, не считая разве что глубокого декольте, но сзади… То, что прикрывало спину и чему Шеннон не могла найти определение, состояло из почти прозрачной кружевной ткани без какой бы то ни было подкладки.

— Надеюсь, в зале не будет холодно. — Она поправила цепочку с кулоном, в который был вставлен удивительной формы и чистоты сапфир, и открыла ящик стола. — Сейчас, папа, я только надену серьги.

— Подожди, девочка. — Патрик Сазерленд достал из нагрудного кармана обтянутый синим бархатом футляр. — Я хотел купить новые, но потом решил, что тебе ведь все равно понадобится что-то старое. Вот, их носили твои бабушка и мать.

Шеннон открыла футляр, в котором лежали золотые серьги с великолепными сапфирами.

— Спасибо, папа. Они великолепны.

— Твой дедушка подарил их бабушке на десятую годовщину свадьбы. А твоя мать впервые надела их в тот день, когда узнала, что у нас будет ребенок. — Патрик отвел глаза. — Ты так на нее похожа…

Они помолчали.

— Послушай, Шен, — нерешительно начал Патрик, — я знаю, что у вас с Фрэнсисом возникли кое-какие разногласия…

— Разногласия? Да он просто зарубил проект, над которым мы работали целых шесть месяцев, и предложил разорвать контракт с рекламным агентством Прайса. Если так пойдет и дальше…

Патрик усмехнулся.

— И все же согласись, что проект был слабоват: ему не хватало энергии, целеустремленности. Да, мы бились над ним полгода, а Фрэнсису хватило получаса, чтобы увидеть слабые места. Что же до агентства Прайса, то у меня и раньше были к ним претензии.

Он просто старается не допустить раскола, подумала Шеннон и промолчала.

— А что ты вообще думаешь о нем? — неожиданно спросил отец.

Ах, папа, я сгораю от любви. Фраза уже вертелась у Шеннон на языке, но она устояла перед соблазном, зная, что сарказм в некоторых случаях хуже глупости.

— Что я о нем думаю… — медленно повторила она. — Пожалуй, он… надежен. Да, на него можно положиться.

Как ни скупа была похвала, Патрик заметно расслабился.

— Очень хорошо. Для тебя это важно. После всего, через что тебе пришлось пройти в прошлом году… Если бы этот… этот человек…

— Папа, я не упаду в обморок, если ты произнесешь имя Джейсона Крамера.

Патрик, однако, решил не рисковать.

— Я знаю, что теперь все в прошлом, и мне не хотелось бы поминать старое, но должен сказать, Шен, я горжусь тобой. Ты нашла в себе силы сделать правильный выбор. Тебе хватило мужества отказаться от того, чего ты хотела, потому что ты знала: это было бы нечестно, недостойно. Все верно. Ты не смогла бы жить с человеком, осознавая, что он не выдержал бремя ответственности. На такого нельзя положиться.

Шеннон покачала головой.

— Извини, папа, но я не согласна с тобой. В том, что случилось, нет вины Джейсона. Сложилась форс-мажорная ситуация, в которой он был бессилен. Как, впрочем, и я.

Патрик лишь вздохнул, выражая как свое несогласие, так и нежелание возобновлять спор.

— Ты ведь бы счастлив с мамой, не так ли?

— Да, мы оба были счастливы.

— Но при этом ты не сходил с ума от любви.

— Нет, — спокойно подтвердил Патрик. — Не сходил с ума, не безумствовал, не витал в облаках… Но знаешь, дочка, все эти состояния обычно недолговременны, а если затягиваются, то человека надо лечить.

— А ты ценишь прежде всего стабильность…

— …И надежность, — закончил за нее Патрик. — Жизнь намного лучше, если рядом с тобой человек, на которого всегда можно положиться.

Шеннон закрыла глаза, перевела дыхание и улыбнулась.

— Нам пора, папа.


Фрэнсис стоял возле двери в зал и, похоже, не решался войти. В сером в мелкую полоску костюме, с букетом белых роз в руке и с выражением растерянности на лице он выглядел именно так, как и подобает выглядеть мужчине, собирающемуся прыгнуть со скалы в ледяную воду.

— Это для меня? — указав глазами на цветы, спросила Шеннон.

Фрэнсис посмотрел на цветы, словно видел их впервые, и пожал плечами.

— Должно быть, да. За те пять минут, что я здесь стою, мимо не прошла ни одна женщина, которая хотя бы отдаленно напоминала невесту. Ты первая, так что и розы твои.

Говоря это, Фрэнсис с любопытством разглядывал ее костюм, и Шеннон с удовлетворением отметила, что сумела произвести впечатление. Погоди, ты еще не видел меня со спины, не без злорадства подумала она.

— Вижу, ты все же сделала уступку традициям, — сказал наконец Фрэнсис. — Роскошный костюм. Это ведь атлас, да?

Слегка уязвленная его вниманием к костюму, Шеннон, однако, не потеряла самообладания.

— Нет, дорогой, это парча. И цвет не белый, а скорее серебристый, один из моих любимых.

— Буду иметь в виду, милая. Патрик, мы можем отнять у вас одну минуту? — Фрэнсис взял Шеннон под руку и отвел в сторонку.

— Видишь ли, другие мои любимые цвета — красный и черный, но в костюме первого цвета меня могли бы принять за особу легкого поведения, а второго — за вдову, поэтому… — Заметив, что он не слушает, а смотрит на нее как-то особенно пристально, Шеннон замолчала.

Фрэнсис тоже молчал. Шеннон стало не по себе.

— В чем дело? Что-то случилось?

Он покачал головой.

— Нет. Я лишь хочу сказать, что еще не поздно. Последний шанс. Тебе вовсе не обязательно насиловать себя.

Кровь бросилась ей в лицо.

— Если ты хочешь сказать, что не желаешь жениться на мне, то сообщи об этом моему отцу, и пусть решение принимает он. И вот что еще, приятель…

Фрэнсис заставил Шеннон замолчать, приложив палец к ее губам.

— Я не это имею в виду. Речь не обо мне, а о тебе. Если ты чувствуешь, что собираешься сделать непоправимое, что попала в западню, давай остановимся. Тебя никто не принуждает. Всю вину я возьму на себя.

Она посмотрела на него с любопытством. Что это, поступок джентльмена или последний бросок к свободе?

— Ты хочешь, чтобы я вышла из игры?

На какое-то мгновение ей показалось, что Фрэнсис и сам не знает ответа на этот вопрос.

— Нет, — твердо сказал он.

— Что ты сделаешь, если я дам задний ход?

Он усмехнулся.

— Что-нибудь придумаю. Решай, Шеннон. Еще не поздно. Чего ты хочешь?

Она дала ему время помучиться.

— Того же, чего и всегда. Сделать приятное отцу.

Фрэнсис протянул ей цветы.

— Ладно, увидимся в зале. — И быстрым шагом ушел.

К Шеннон подошел отец.

— Все в порядке?

— Да, все просто чудесно. — Она натянуто улыбнулась. — Пошли?

Зал, хотя и был одним из самых небольших в отеле, показался Шеннон огромным и похожим на свадебный пирог — колонны, балкон и лепной потолок, напоминающий сахарную глазурь.

Но еще больше ее поразило количество гостей, по-видимому, у Патрика было свое понимание «скромной свадьбы». Когда они вошли и остановились у дверей, толпа притихла и расступилась, образовав проход, в конце которого стояли Фрэнсис и судья.

Что я делаю? — спросила себя Шеннон, стараясь не поддаться неизвестно откуда взявшейся панике, и сама себе ответила: выхожу замуж за надежного человека, за того, на кого можно положиться.

Церемония оказалась короткой, но для Шеннон все прошло как во сне. Глубокий, проникновенный голос судьи гипнотизировал, от тяжелого аромата роз кружилась голова, по телу растекалось странное тепло.

Краем глаза она видела Фрэнсиса. Что испытывает он? Радость? Восторг? Или страх? Страх перед возможным провалом. Каким бы талантливым архитектором ни был человек, он, становясь во главе крупной организации, брал на себя огромную ответственность. Да, заменить Патрика Сазерленда не каждому по плечу…

Всю последнюю неделю Патрик и Фрэнсис провели вместе, ездили по объектам, встречались с клиентами и с поставщиками, обсуждали текущие и новые проекты, вели переговоры с рекламным агентством. Два раза они обедали втроем, сначала в пентхаусе Патрика, потом у Шеннон. Разговоры крутились главным образом вокруг работы. А когда речь заходила о свадьбе, они говорили о ней, как о чем-то второстепенном и неопределенно далеком. Шеннон несколько раз порывалась спросить Фрэнсиса о кольце, но всегда сдерживалась. Наверное, она не удивилась бы, если бы он вообще забыл о такой мелочи. Впрочем, нет. Скорее всего, будучи человеком практичным и здравомыслящим, Фрэнсис выкроил из своего напряженного графика час, забежал в первый попавшийся ювелирный магазин и купил что-нибудь подешевле и попроще, возможно, даже со скидкой. А размер? У нее он не спрашивал, — значит, советовался с ее отцом.

Ну и что? Шеннон не могла предъявлять ему претензии после того, как сама сказала, что ей не до изысков. Зачем тратить время и деньги, если результат все равно никто не оценит?

Когда очередь дошла до кольца, Шеннон не стала смотреть, что Фрэнсис надевает на ее палец. Кольцо не было ни легким как пушинка, ни давяще тяжелым и хранило тепло тела Фрэнсиса.

Вот и все. Пытка закончилась.

— Можете поцеловать жену, — с улыбкой объявил судья.

Шеннон повернулась к Фрэнсису, ожидая мимолетного прикосновения губ, но он крепко обнял ее за плечи, и она вздрогнула, вспомнив горячий, безудержный поцелуй в аэропорту. Неужели?.. Боже, но не здесь же, не в присутствии этой огромной толпы…

Ее губы невольно раскрылись.

Поцелуй не был ни мимолетным, почти небрежным, ни страстным и глубоким, но произвел почти тот же эффект, что и тот, первый. Шеннон показалось, что время остановилось, хотя на самом деле прошло, вероятно, не больше пяти секунд. Фрэнсис отстранился, и они повернулись к гостям, разразившимся бурными аплодисментами.

Стараясь выдержать роль, Шеннон изобразила счастливую улыбку. Со всех сторон доносились поздравления, ее кто-то обнимал, она тоже кого-то обнимала и произносила подобающие случаю слова.

К реальности ее вернула Моника, секретарша Патрика.

— Шен, нам всем не терпится взглянуть на твое кольцо. Или это секрет?

Кольцо! Она сама еще не взглянула на него. Не зная, что делать, Шеннон стиснула пальцы левой руки, сжимавшие букет роз. Больше всего ей хотелось сейчас улизнуть из зала хотя бы на минуту, чтобы первой увидеть кольцо Фрэнсиса. Хотя, с другой стороны, это было бы глупо. Допустим, кольцо ей не понравится, ну и что? Срывать его с пальца? Никому не показывать?

Она повернула руку и замерла.

Фрэнсис все-таки поступил по-своему — кольцо было с камнем! И не просто с камнем, а с сапфиром. Камень не был ни чрезмерно большим, ни мелким и имел классическую форму. Само же кольцо действительно не отличалось ни простотой, ни утонченной изысканностью.

— Какая красота! — ахнула Моника. — Чудесный сапфир и точно такого же оттенка, как и камни в серьгах.

Вот оно что, подумала Шеннон. Ну конечно, здесь не обошлось без моего папочки. Мужчины просто сговорились. Ладно, с этим я разберусь позже.

— У твоего мужа отличный вкус, — с улыбкой сказал Патрик Сазерленд, подходя к дочери. — А ты как считаешь?

Шеннон подавила раздражение. Ну не устраивать же сцену на первом часу семейной жизни!

— Полностью с тобой согласна, папа. — Она ослепительно улыбнулась Фрэнсису. — Спасибо, милый. По-моему, нас все ждут.

Гости медленно потянулись в зал, где были накрыты столы.

К Шеннон подошел управляющий отелем мистер Альмейда.

— Примите мои поздравления, мисс Сазерленд… о, извините, миссис Берджесс. — Он рассмеялся. — Надеюсь, вы всем довольны. Кстати, а где вы собираетесь провести медовый месяц?

Я должна была это предвидеть! — с отчаянием подумала Шеннон. Такой простой вопрос…

— Вообще-то мы останемся пока в Хьюстоне. Видите ли, Фрэнсису нужно войти в курс дела и…

Мистер Альмейда смотрел на нее с явным недоумением.

— Вы хотите сказать, что у вас не будет медового месяца? Но ведь так не бывает.

Шеннон беспомощно пожала плечами.

— К сожалению, бывает.

— Для нас медовый месяц — это возможность побыть вдвоем, — пришел ей на выручку Фрэнсис. — Но позже мы, конечно, съездим куда-нибудь. На Багамы, например. Я слышал, там отличные пляжи. Вы бывали на Багамах, мистер Альмейда?

— Нет, не приходилось. — Управляющий с сомнением покачал головой и удалился.

— Нам туда. — Фрэнсис легонько подтолкнул Шеннон к столу.

Тепло его ладони беспрепятственно проникло через тонкую кружевную ткань. Похоже, с костюмом я все-таки промахнулась, подумала Шеннон.

— Забыла тебя предупредить, — пробормотала Шеннон, — я не люблю загорать, и моя кожа плохо реагирует на морскую воду. Так что придумай что-нибудь другое.

Фрэнсис остановился у стола и отодвинул стул.

— У тебя еще будет возможность выбрать подходящее место, — продолжала она. — Знаешь, не думаю, что мне удастся вырваться в ближайшие полгода.

— Вот и отлично. Зимний отдых ничем не хуже летнего.

Официанты уже подавали основное блюдо, когда к виновникам торжества подошел управляющий отелем.

— Миссис Берджесс…

— Да?

— Вы оставили что-нибудь в номере?

— Разумеется. Сумочку, платье, туфли, украшения… — Шеннон нахмурилась. — А в чем дело? Надеюсь, не кража?

Мистер Альмейда изобразил негодование.

— Кража? У нас? Это невозможно. Просто мы хотим перенести ваши вещи.

— Перенести? Куда? Управляющий повернулся к Фрэнсису.

— Мистер Берджесс, ваш номер, если не ошибаюсь, восемьсот шестнадцатый?

— Да.

— Ваш багаж там?

Фрэнсис кивнул.

— Ни о чем не беспокойтесь. — Мистер Альмейда наклонился и положил на стол между ними ключ с брелоком в виде двух переплетенных колец. — Это подарок от меня. Номер для новобрачных. На уик-энд.

Шеннон поймала предостерегающий взгляд Фрэнсиса и промолчала. Да и что она могла сказать? Извините, но я вынуждена отказаться, потому что не захватила с собой пижаму?

Клетка захлопнулась. Ничего не поделаешь, пора привыкать к новой роли.

6

Все когда-нибудь заканчивается, даже пытка не может продолжаться вечно. Другое дело, что за одной пыткой может последовать другая. Именно об этом думала Шеннон, поднимаясь вместе с Фрэнсисом в номер для новобрачных, любезно предоставленный в их распоряжение управляющим отелем.

— Надеюсь, мистер Альмейда ошибся и номер уже занят. В конце концов мы же не единственные новобрачные во всем городе!

— Было бы невежливо забрать вещи и улизнуть, — заметил Фрэнсис. — Управляющий сделал нам подарок, руководствуясь самыми лучшими побуждениями.

Шеннон кивнула.

— Мистер Альмейда не просто управляющий, но и один из наших клиентов. В прошлом году мы построили для него дом в пригороде, и, насколько мне известно, он подумывает о еще одном, для своего сына.

— Кроме того, управляющий отелем это еще и своеобразный рекламный агент, не так ли? В любом случае с такими людьми лучше поддерживать хорошие отношения.

— Вот именно. Принципы бизнеса везде одинаковы, что в Хьюстоне, что в Детройте.

Лифт остановился, и они вышли на площадку с одной-единственной дверью.

Фрэнсис вопросительно посмотрел на Шеннон.

— Позвони, — сказала она.

Он нажал на кнопку звонка. Никто не отозвался.

— Похоже, нам повезло. — Фрэнсис достал из кармана ключ и открыл дверь. — Прошу.

Шеннон вошла и осмотрелась. Проектируя этот номер, архитектор исходил из того, что постояльцы вряд ли будут избегать друг друга, скорее предпочтут держаться как можно ближе. В общем номер представлял собой одну большую комнату, разделенную колоннами и перегородками на несколько функциональных зон. Большую часть площади занимало то, что можно было условно назвать гостиной — здесь стоял диван и телевизор на низкой тумбочке. Дальше, за раздвижной перегородкой, располагалась громадная кровать. Другой кровати, разумеется, не было, но Шеннон обрадовало хотя бы отсутствие балдахина с идиотскими рюшечками. Справа, за приоткрытой дверью, виднелся край ослепительно белой ванны.

Была здесь и кухонька, такая миниатюрная, что хозяйничать в ней мог бы разве что ребенок.

— Да, похоже, те, кто здесь останавливаются, не утруждают себя готовкой, — сказала Шеннон, с опозданием осознав, что ее реплика провоцирует совершенно очевидный ответ: конечно нет, у них другие аппетиты. Она замерла, ожидая, как отреагирует Фрэнсис.

Он, однако, предпочел не развивать тему.

— Что ж, не так уж и плохо. Мне приходилось довольствоваться апартаментами поскромнее. По крайней мере, номер, в котором я жил последнюю неделю…

— Но ты жил один, — перебила его Шеннон и поняла, что язык снова подвел ее. — Нет, я вовсе не собираюсь выяснять, жил ли ты один или с кем-то, это не мое дело, даже если ты менял подружек каждый день… — Она покраснела и отвернулась. — Извини, я несу какую-то чушь.

Фрэнсис задумчиво посмотрел на нее.

— Вообще-то менять подружек каждый день не в моих правилах, но, согласись, в чужом городе чувствуешь себя очень одиноким. Впрочем, я не настолько тщеславен, чтобы вести счет своим победам.

— В это трудно поверить, — в тон ему ответила Шеннон. — По-моему, мужчины так же гордятся успехами на этом поприще, как павлин хвостом. — Она подняла руку, предупреждая его попытку возразить. — Но ты вовсе не обязан передо мной отчитываться, и я не собираюсь копаться в твоем прошлом. Мне нет до этого никакого дела.

Конечно, говорить можно что угодно, и Шеннон понимала, что ее маленькая ложь неубедительна. Разумеется, у Фрэнсиса есть прошлое, но до сих пор они старательно избегали вопросов, имеющих хоть какое-то отношение к личной жизни каждого из них. Шеннон твердо знала одно: ее муж не глыба льда и целоваться учился не по книгам.

Наблюдая за ним на протяжении недели, Шеннон все больше удивлялась тому, что при знакомстве нашла своего будущего супруга всего лишь симпатичным. Теперь она знала его лучше и могла оценить по достоинству. Итак, каков он, избранник ее отца? Красивый, талантливый, амбициозный, решительный, с чувством юмора. И, конечно, надежный.

Только идиотка могла бы поверить, что в его прошлом не было женщин.

Или одной — особенной, любимой.

Мысль о том, что у Фрэнсиса была женщина, вызвала у Шеннон приступ беспричинной ревности. Лучше бы если их было много. Но в любом случае он отказался от всего ради Шеннон, точнее ради представившейся возможности без особого труда подняться сразу на несколько ступенек по лестнице успеха. Выбирая между любовью и карьерой, Фрэнсис предпочел второе.

Впрочем, никаких доказательств существования соперницы у Шеннон не имелось, а потому и изводить себя предположениями не было смысла. Они оба начали с чистого листа. Подведя под прошлым жирную черту. Все. Точка. Проехали.

Ах, если бы все было так просто…


Хорош подарок, мрачно думал Фрэнсис, делая вид, что для него нет ничего важнее, чем судьбы героев мыльной оперы. Провести уик-энд в номере для новобрачных, деля его ограниченное пространство с женщиной, которая вот уже час не находит себе места!

Интересно, из-за чего она так нервничает? Боится, что ее новоявленный муж потребует исполнения супружеского долга? Опасается, что под личиной джентльмена скрывается похотливый насильник?

Ладно, если ей так нравится измерять расстояние от стены до стены, что ее личное дело. Но раз уж им предстоит провести здесь двое суток, то следует, по крайней мере, позаботиться о том, чтобы получить от этого хоть какое-то удовольствие.

Фрэнсис поднялся с дивана, выключил телевизор и подошел к встроенному шкафу. Вот оно что! Надо же быть таким тупым, чтобы не догадаться, отчего Шеннон такая раздражительная. Внутри шкаф был разделен на две половины. Справа висели его костюмы, рубашки, брюки. Слева болтались всего две вешалки — на одной юбка, на другой — полосатая блузка. Одежда, в которой Шеннон приехала в отель. Значит, ей и переодеться не во что.

— Послушай, думаю, тебе будет удобнее, если ты снимешь этот чудесный костюм, — сказал Фрэнсис.

Она остановилась посреди комнаты.

— Что ты предлагаешь взамен? — Голос Шеннон прозвучал настороженно.

— Черт возьми, я предлагаю тебе пижаму, а не стриптиз. — Выдвинув несколько ящиков, Фрэнсис нашел то, что искал, и, не оглядываясь, бросил вещи через плечо. — Хочешь — надевай, не хочешь — не надевай. Мне все равно. Лично я собираюсь переодеться, а потом и ты можешь сделать то же самое. В ванной. Я даже не стану возражать, если ты решишь провести там всю ночь.

За спиной послышался шорох и удивленное:

— Но они же…

Боже, неужели так трудно не сообразить!

— Да, они новые. Я подумал, что если уж мы будем жить под одной крышей, то лучше не полагаться на мой запас, а приобрести кое-что дополнительно.

Шеннон покраснела. Как легко это у нее получается, отметил Фрэнсис, наверное, слишком чувствительная кожа. Да, в таком случае солнце для нее то же самое, что кипяток для рака.

— Спасибо, — тихо сказала Шеннон.

Фрэнсис надел спортивные брюки и футболки и уже убирал в шкаф костюм, когда услышал, как щелкнул замок ванной. Заперлась, может быть, и не выйдет. Он покачал головой. Черт возьми, за кого принимает его эта женщина?! А если ему понадобится в ванную? Что же теперь, дверь ломать? Хотя если мужчина захочет чего-то, то хлипкий замок не преграда.

Он снова устроился на диване перед выключенным телевизором. Прекрасное занятие для мужчины, несколько часов назад связавшего себя узами брака. Пожалуй, стоило захватить из офиса парочку проектов и поработать над ними.

В дверь постучали.

— Кто там? — недовольно буркнул Фрэнсис.

— Пакет для миссис Берджесс.

Для миссис Берджесс. Да, к этому будет не так-то легко привыкнуть.

Фрэнсис открыл дверь, впуская в номер мальчика-рассыльного с большой плоской коробкой. Фрэнсис потянулся за бумажником, но вспомнил, что оставил его в костюме. Пока он ходил к шкафу и рылся в карманах, посыльный ушел.

Наверное, обслуге дают особые указания насчет номеров для новобрачных, подумал Фрэнсис. С другой стороны, странно, что паренек даже не стал ждать чаевых.

Что же в коробке? Фрэнсис взял ее в руки. Довольно легкая. Обернута мягкой тисненной бумагой, напоминающей на ощупь бархат.

Фрэнсис сунул коробку под мышку и, подойдя к двери ванной, постучал.

— Тебе посылка.

Тишина. Он прислушался — ни звука. Интересно, уж не уснула ли Шеннон прямо в ванне?

— Шеннон? Тебе принесли какую-то коробку.

— Не понимаю, о чем ты говоришь, — отозвалась она раздраженно. — Я не жду никаких посылок.

— Тем не менее ее принесли. Мое дело сообщить. — Фрэнсис посмотрел на скромный золотистый ярлычок в углу коробки. — Здесь написано «Коттон Клаб».

— О черт!.. — взвыла Шеннон, и через пару секунд дверь открылась.

Она явно успела принять ванну — в воздухе стоял запах душистого мыла, а на мочке уха Шеннон еще не высохла пена. На Шеннон был пушистый розовый банный халат: другой такой же, но темно-синий, висел на крючке слева от двери. Одевалась она в спешке, а потому взгляду Фрэнсиса открылась молочно-белая ложбинка между грудей.

Стараясь не смотреть на соблазнительную впадинку, Фрэнсис протянул Шеннон коробку, но она не спешила ее принимать.

— Что это? И от кого? — спросила она, глядя на Фрэнсиса с нескрываемым подозрением.

— Понятия не имею.

Шеннон взяла коробку, развязала голубую ленточку, сорвала бумагу и осторожно подняла крышку. То, что находилось в коробке, скрывалось под несколькими слоями тончайшей папиросной бумаги. Сверху лежал конверт. Шеннон открыла его и достала карточку.

— О, теперь все ясно. — В ее голосе явственно прозвучало облегчение. — Я так и думала. Это от сотрудниц «Сазерленд Билдинг». Очень мило, но… — Она положила карточку в конверт, конверт в коробку и выжидающе посмотрела на Фрэнсиса. — Что-нибудь еще?

Джентльмен понял бы намек и, извинившись, закрыл дверь, но любопытство оказалось сильнее воспитания.

— Ты даже не хочешь посмотреть, что там? — спросил Фрэнсис.

Шеннон равнодушно пожала плечами.

— Мне не надо смотреть. Я так знаю. Ты, похоже, нечасто бываешь в магазинах дамского белья, иначе не спрашивал бы.

— Не делай поспешных выводов. Разумеется, мне прекрасно известно, что «Коттон Клаб» это марка сексуального женского белья, но, по-моему, твои подруги хотели бы, чтобы мы оценили их подарок вместе. Хотя, — с задумчивым видом добавил он, — можно сказать, что мы не успели рассмотреть. Я имею в виду, что молодоженам обычно не требуются дополнительные возбудители вроде…

Шеннон не дослушала.

— Ну, если ты настаиваешь.

Она развернула папиросную бумагу и извлекла нечто тонкое, полупрозрачное и кружевное, напоминающее паутинку и просвечивающее насквозь.

Воображение Фрэнсиса услужливо нарисовало картину — Шеннон в кружевном облачении, ничего не скрывающем и все подчеркивающем. Да, в мире есть штучки посильнее динамита.

Наверное, на его лице что-то отразилось, потому что Шеннон вдруг нахмурилась и сердито бросила:

— О, перестань, это всего лишь ночная сорочка.

Ночная сорочка? Да она свихнулась!

— Красивая вещица, но совершенно непрактичная, — продолжала Шеннон, и ее голос доносился до слуха Фрэнсиса будто издалека. — В ней же запросто замерзнешь.

Фрэнсис подумал, что такой вариант крайне маловероятен хотя бы потому, что любой оказавшийся рядом с Шеннон мужчина постарается согреть замерзающую бедняжку.

— Какая глупость покупать такие никчемные вещи, — продолжала Шеннон. — Все равно что выбрасывать деньги на ветер. К чему столько дорогущих кружев? Ты согласен? Эй, Фрэнсис? Что с тобой?

— Да, — с трудом выдавил он, — полностью согласен. Деньги на ветер. Уж лучше купить стеганое одеяло.

Шеннон небрежно скомкала сорочку и сунула ее в коробку.

— Ну… спасибо, что принес.

Только теперь до Фрэнсиса дошло, что он все еще стоит у двери, заслоняя проход. Он поспешно отступил и побрел к дивану. Должно быть, в ванной было чересчур душно, потому что на лбу у него выступил пот, в висках застучало.

И все же кое в чем Шеннон была права. Сотрудницы «Сазерленд Билдинг» определенно потратились зря. На кой черт нужны соблазнительные штучки женщине, изображающей из себя ледник?!

Хотя неделю назад, встречая его в аэропорту, она вела себя совсем иначе и уж никак не напоминала ледышку. Теперь же, после того как их объявили мужем и женой… В чем дело? Может быть, он допустил ошибку на самой церемонии? Сначала у Фрэнсиса и в мыслях не было ничего, кроме обычного, ничего не значащего, формального поцелуя. Но едва его губы коснулись губ Шеннон, как с ним что-то случилось, любопытство, словно разжавшаяся пружина, толкнуло его вперед: давай, приятель, выясни, не найдется ли в этом леднике парочки трещин.

Боже, да если бы он рискнул провести такой эксперимент в более уединенном месте, наверняка схлопотал бы по физиономии.

Что ж, любопытство осталось неудовлетворенным, вопрос без ответа. Шеннон почти не ответила на его поцелуй. Почти. Что-то все-таки всколыхнулось в ней, и это что-то заинтриговало Фрэнсиса. Сколько ни дуй на зеркало, оно останется бездушным стеклом, а вот мелкая рябь, пробившаяся на глади озера, указывает на возможность бури. Так что же это было — отклик желания или игра на публику?

Шеннон вышла из ванной. Нескольких минут ей вполне хватило, чтобы вытереть пену с мочки уха и поплотнее укутаться в халат, который в отличие от сорочки не обладал прозрачностью паутины.

Подойдя к сидевшему на диване Фрэнсису, она пожаловалась:

— Так устала, что ноги не держат. — И попыталась — без особого успеха — подавить зевок.

— Тебе помочь?

— Нет-нет, не надо.

Фрэнсис вздохнул. Черт бы побрал мужское воображение! Женщина может завернуться в халат, скрыть лицо под чадрой, напялить на себя водолазный скафандр, но, если мужчина видел хотя бы кончик мизинца, воображение без труда дорисует ему остальное.

Сейчас Фрэнсис смотрел на ее губы. Они были прекрасны и не нуждались в помаде, чтобы пробуждать не самые благопристойные желания.

Шеннон снова подавила зевок.

— Пожалуй, самое время ложиться спать. Предлагаю бросить монетку и загадать, кто располагается на кровати, а кто довольствуется диваном.

Фрэнсис усмехнулся.

— А не лучше ли сыграть в карты? Хотя здесь вряд ли найдется колода.

— Позвони портье. Впрочем, нет. В отеле еще месяц будут рассказывать о новобрачных, не придумавших ничего лучше, как убивать время игрой в карты.

— Можно объяснить, — предложил Фрэнсис, — что мы собираемся играть на раздевание.

— Нет, у меня идея получше. Диван — короче кровати, поэтому кровать достанется тебе; на диване ты и ноги не вытянешь. Пожалуйста, не спорь. И окажи мне любезность, помоги расстегнуть эту дурацкую заколку. У меня ничего не получается. — Шеннон провела рукой по волосам.

— О'кей.

Она опустилась рядом с ним на диван, неестественно выпрямив спину. Что может быть проще, чем расстегнуть заколку, подумал Фрэнсис, но уже через несколько секунд понял, что переоценил свои возможности. Его пальцы словно утратили присущую им ловкость. Может быть, на него подействовал исходящий от Шеннон аромат лилий или соблазнительный изгиб ее шеи? Ему захотелось прижаться к этой нежной, с матовым оттенком коже, вдохнуть ее запах, обнять за плечи, почувствовать упругую податливость женского тела…

Стоп, приказал он себе. Подумай о чем-то другом.

— Жаль все-таки, что ты заупрямилась, и мы не заказали свадебный торт. Я бы с удовольствием съел кусочек-другой.

Заколка наконец поддалась и упала на ладонь Фрэнсиса. Шеннон тряхнула головой и повернулась к нему лицом.

— Спасибо, — сказала она и улыбнулась.

— Не за что, — пробормотал Фрэнсис и отвел взгляд, подумав о том, насколько опаснее становится женщина, когда улыбается.


Шеннон знала, что не может позволить себе крепкий, глубокий сон. Именно поэтому она и предложила Фрэнсису лечь на кровати, понимая, что лишает себя привычного комфорта. Однако усталость, как физическая, так и психологическая, взяла верх над волей. Несколько минут Шеннон еще пыталась следить за развитием сюжета какого-то фильма, но потом стала проваливаться в дрему. Она смутно помнила, как Фрэнсис положил ее ноги на диван, как набросил на нее одеяло, и наступила темнота.

Ее разбудили солнечные лучи. Шеннон открыла глаза, повернула голову, чтобы взглянуть на часы, скривилась от боли в затекшей шее и… увидела Фрэнсиса.

Он спал, скрючившись в углу дивана, положив голову на спинку и удерживая на коленях ее ноги. Шеннон посмотрела на телевизор — выключен. Значит, Фрэнсис все же вставал, а не уснул, пытаясь досмотреть фильм. Тогда в чем дело? Почему он не лег на широкую роскошную кровать, а предпочел угол дивана? Может быть, ему стало плохо?

Шеннон попыталась подняться, не потревожив Фрэнсиса, но стоило ей пошевелиться, как он открыл глаза.

— Почему ты не лег на кровать? Только не рассказывай мне о джентльменах, которые не могут позволить, чтобы женщина спала в худших условиях.

Он потянулся и зевнул.

— Ладно, если ты не желаешь слушать правду, я промолчу.

— Но мы же договорились, что я останусь на диване. Зачем обрекать себя на неудобство, если лучше от этого никому не станет? Извини, но мне не понятна твоя логика.

Фрэнсис пожал плечами.

— Мне было бы не по себе, если бы я оставил тебя здесь, а сам нежился на кровати. — Он встал, расправил плечи и помассировал шею. — Ну, жена, что у нас на завтрак?

— Это ты у меня спрашиваешь?

— А у кого же еще? Тебе не нравится, когда я разыгрываю из себя джентльмена. Может быть, я буду симпатичен в роли мужа-деспота. Как ты относишься к мужскому шовинизму?

— Ну уж нет! Впрочем, ладно, сдаюсь. Где-то на столике валялось меню, посмотри, пожалуйста. Я закажу завтрак в номер. Чем ты хочешь заняться сегодня? — Шеннон замялась. — Я хочу сказать, что у нас впереди целый день. Надо же как-то убить время…

Фрэнсис сделал вид, что не заметил нечаянной двусмысленности ее вопроса.

— Мне ничего не остается, как положиться на твой выбор.

— Может быть, родео, а?

— Нет, спасибо, меня вполне удовлетворит стрельба в тире. — Фрэнсис открыл меню. — Что будешь на завтрак?

— Кофе.

— Кофе и…

— Больше ничего. Я ничего не ем на завтрак.

— Теперь понятно, почему ты такая раздражительная по утрам.

— Если я сейчас кажусь тебе раздражительной, то не попадайся мне под руку, когда я опаздываю на работу.

— Постараюсь запомнить. — Он сел на подлокотник кресла и подтянул к себе телефон. — Алло, обслуживание номеров?

Шеннон поправила полы халата, затянула пояс и отнесла подушку с дивана на кровать. Фрэнсис уже положил одеяло и расстелил покрывало, но она стянула их наполовину и дернула за угол простыни.

— Что ты делаешь?

— Разве непонятно? Надо же создать впечатление, что на кровати спали. — Шеннон отступила на шаг и критически осмотрела результат своих усилий. — Ну как, похоже?

Фрэнсис подошел к ней.

— Не очень-то убедительно.

— Пожалуй, но, боюсь…

Шеннон не успела закончить предложение, потому что Фрэнсис сорвал одеяло, швырнул его на пол, подхватил ее и бросил на середину кровати.

Шеннон взвизгнула, но, прежде чем ей удалось что-то сделать, Фрэнсис и сам прыгнул на кровать, перекатился пару раз туда-сюда, смял подушку, но и при этом умудрился ни разу не задеть Шеннон. Потом он улегся рядом с ней и, опершись на локоть, безмятежно спросил:

— Ну как? Теперь лучше?

Она лишь закатила глаза.

— В чем дело, милая? Решила, что во мне проснулся зверь?

Шеннон не знала, чего ей хочется больше: влепить ему пощечину или рассмеяться.

— В следующий раз, когда тебе понадобится смять постель, ты только позови. — Фрэнсис легко спрыгнул с кровати. — Я в ванную.

Оставшись одна, Шеннон поднялась и подошла к шкафу, где висела ее одежда.

Через пять минут Фрэнсис освободил ванную.

Стоя под душем, Шеннон думала о том, что ведет себя глупо, что, если так будет продолжаться, она либо умрет от разрыва сердца, либо подаст на развод. Что это со мной? Почему я так нервничаю? Надо успокоиться, взять себя в руки и не сходить с ума от каждой мелочи.

Когда она вышла из ванной, Фрэнсис сидел на диване с утренней газетой, а рядом стоял сервировочный столик, уставленный судками, тарелками и бутылками. Яичница, жареный картофель, бекон, вафли, фрукты, кофе и бутылка шампанского.

Шеннон застыла как вкопанная.

— Ты все это заказал? Для кого?

Фрэнсис сложил газету.

— Вообще-то я здесь ни при чем. Как мне объяснили, это стандартный завтрак, который подается в номер для новобрачных. Официант просто прикатил тележку и ушел.

— Он ничего не перепутал? Еды здесь хватит на двух-трех тяжелоатлетов. Ты уверен, что это все нам?

— Абсолютно уверен.

— Почему?

— Спортсмены не пьют шампанское по утрам.

Шеннон налила себе чашку кофе.

— Боже, так едят только какие-нибудь дикари. По-моему, после такого завтрака из-за стола уже не встанешь.

— Не стану тебя разубеждать, боюсь попасть в категорию дикарей. Скажу только, что не стал бы называть это завтраком, ведь скоро уже полдень. Давай считать, что у нас просто ранний ланч. — Фрэнсис взял бутылку шампанского из наполненного колотым льдом ведерка, вытер ее салфеткой, ловко извлек пробку и подал Шеннон высокий бокал с витой ножкой. — Надеюсь, ты не возражаешь?

— Многообещающее начало супружеской жизни, — пробормотала она, но отказываться не стала.

Они чокнулись и выпили, после чего у Шеннон пробудился аппетит. Вафли таяли во рту, а не съесть манго и гроздь винограда было просто невозможно.

— Итак, твои предложения на сегодня, — напомнил Фрэнсис.

Шеннон кивнула, но ответила лишь после того, как прожевала ломтик сыра.

— Отец хотел, чтобы я показала тебе город. Почему бы не сегодня? — Она была готова на что угодно, лишь бы выбраться из номера. — И мне надо купить что-нибудь из одежды.

— Насыщенная программа, — заметил Фрэнсис, наливая шампанское в бокалы. — А поэтому нам необходимо как следует заправиться. Если хочешь, я поделюсь с тобой газетой. Не могу есть, если нечего почитать.

Шеннон хотела отказаться, но потом передумала. Все действительно выглядело аппетитно, а газета позволяла хотя бы избавиться от необходимости поддерживать разговор. В конце концов чтение за завтраком не входит в перечень смертных грехов.


Уже через час Фрэнсису начало казаться, что Шеннон специально составила программу экскурсии таким образом, чтобы познакомить его не столько с достопримечательностями города, сколько со своими друзьями.

В галерее современного искусства они с четверть часа провели в компании приятельницы Шеннон, долго и занудно объяснявшей, в чем кроются причины упадка модернизма.

— Кое в чем она права, — заметил Фрэнсис, когда они наконец «потеряли» зануду в одном из залов. — Проблема современной архитектуры в том, что модернизм практически умер, а черты нового стиля еще не определились.

— Предлагаешь подождать?

— Я бы так и сделал, но клиенты ждать не будут.

Они прогулялись по парку и, устав, забрели в полупустое кафе, где относительная прохлада компенсировала назойливое гудение вентиляторов.

Не успел Фрэнсис сделать заказ, как к столику подошла пара — молодой, спортивного вида парень и девушка с короткой стрижкой.

— Шен, ты?!

— Джуди? Джуди Гарнет?

— Боже, вот так встреча! Мы же с тобой со школы не виделись, не так ли?

— Верно, Джуди. Познакомься, это мой муж, Фрэнсис Берджесс. Фрэнсис, мы с Джуди учились в одном классе.

После ахов и охов женщины ударились в воспоминания, и мужчинам ничего не оставалось, как пить холодное пиво.

— Судя по всему, вы уже давно вместе, — сказала Джуди.

— А что, это так заметно? — поинтересовался Фрэнсис.

— Заметно то, что не бросается в глаза. — Джуди взглянула на левую руку Шеннон и восхитилась: — У тебя чудесное кольцо! Простое и вместе с тем необычное. Похоже, твой муж знает толк в драгоценностях.

— Конечно, — снова вмешался в разговор Фрэнсис, — иначе я никогда не заполучил бы Шеннон. — Он обнял ее за плечи. — Ты согласна, дорогая?

— С тем, что ты разбираешься в украшениях? — Шеннон принужденно рассмеялась. — Да. Но ведь мужчины в них не нуждаются, не так ли? Так что не считай меня своим украшением.

Когда они остались одни, Фрэнсис спросил:

— Тебе действительно нравится кольцо?

— Да. Но признайся, это ведь мой отец подсказал тебе, что купить, правда?

Фрэнсис удивленно вскинул брови.

— Нет. А почему ты так решила?

— Разве ты не заметил, что сапфир на моем кольце идеально сочетается с камнями в серьгах?

— Я впервые увидел их на свадьбе.

Она опустила глаза.

— Почему ты не купил что-нибудь попроще? Хотел доказать, что не собираешься жить под мою диктовку?

— Ты действительно так думаешь?

Шеннон замялась. Откровенничать с человеком, которого знаешь всего неделю? С другой стороны, надо же когда-то начинать, а Фрэнсис доказал, что на него можно положиться.

— Я думала так вчера.

— А сегодня? — Он постарался, чтобы вопрос прозвучал как можно небрежнее, но невольно затаил дыхание в ожидании ответа.

— Сегодня… думаю, ты хотел доставить мне удовольствие.

Фрэнсис ничего не сказал, но потянулся к ее руке. Словно не заметив его жеста, Шеннон отвернулась.

— Знаешь, я хотела бы вернуться в отель.

— Устала?

— Да. И еще я надеюсь, что не наткнусь там на тех, с кем ходила в детский сад.

У входа в отель их встретил швейцар.

— Вас нигде не могли найти.

— А кто нас искал? — беззаботно спросила Шеннон. — И почему?

— Наверное, нас оштрафуют за несъеденный завтрак, — шутливо предположил Фрэнсис.

— Нет, сэр, они лишь хотели узнать, когда вы будете обедать. Мистер Сазерленд заказал столик в ресторане. Я позвоню и скажу, что вы вернулись.

Уже в лифте Шеннон сказала:

— Не знаю, как ты, но я чувствую себя так, словно нарушила комендантский час. Папа бывает иногда невыносим. — Она зевнула и добавила: — Я смертельно устала. Спать на диване не самое большое удовольствие на свете.

— Сегодня кровать в твоем распоряжении.

Шеннон пристально посмотрела на Фрэнсиса.

— У меня предложение получше. Мы поделим кровать, по-моему, места вполне хватит.

Фрэнсис подумал, что ослышался.

— Извини, не понял?

— Нам обоим завтра на работу, так что надо выспаться. Нельзя показываться в офисе с покрасневшими глазами и…

— А почему бы и нет? — перебил ее Фрэнсис. — Я думаю, что многие будут разочарованы, если увидят нас отдохнувшими и свежими.

Шеннон показала ему язык и рассмеялась.


Фрэнсис долго стоял под душем, а, когда вышел из ванной, Шеннон уже была в кровати. Подложив под спину подушки, она сосредоточенно писала что-то в лежавшем на коленях блокноте. Халат висел на спинке стула, зато Шеннон подняла воротник пижамы, закрыв шею почти целиком.

Заметив Фрэнсиса, она подняла голову.

— В чем дело? Почему ты на меня так смотришь?

Решив оставить без комментариев ее не слишком удачную попытку изобразить скромницу, он дал первое пришедшее на ум объяснение:

— Похоже, мы с тобой предпочитаем одну и ту же сторону кровати. Тебе это ни о чем не говорит?

Она отложила в сторону блокнот.

— Нет, ни о чем. Мне в общем-то все равно. Но если ты привык укладывать своих женщин именно слева от себя, то я с удовольствием уступлю, хотя…

— У меня нет никаких привычек в отношении женщин. Я только хотел сказать…

— …хотя нет, — упрямо продолжала Шеннон, — уступать я не буду, не хочу становиться с ними в один ряд под номером из второго десятка. Или под каким-либо другим.

Столь бурная реакция на безобидную реплику удивила Фрэнсиса, но вступать в спор с женщиной, увидевшей проблему там, где ее не было, ему не хотелось.

— О'кей, я лягу слева от тебя. Обещаю не нарушать границу. — Он указал на свернутое по длине и уложенное ровно посередине кровати покрывало. — Интересно, кому ты не доверяешь, мне или себе?

Шеннон промолчала.

— Ладно. — Фрэнсис лег и укрылся одеялом. — Между прочим, что ты делаешь? Пишешь письма?

— Составляю список дел на завтра. Праздник, если не забыл, закончился.

— Отдохни, Шен. — Он зевнул, поправил подушку, повернулся спиной к Шеннон и закрыл глаза, ожидая и надеясь, что после предыдущей ночи, проведенной на диване, уснет быстро и легко.

Но сон не шел. В номере было так тихо, что Фрэнсис слышал неглубокое дыхание Шеннон и даже движение ручки по бумаге. Он лежал абсолютно неподвижно и слушал, понимая, что нужно расслабиться, и сожалея о том, что не заткнул уши ватой.

Минут через пятнадцать-двадцать Шеннон закончила, положила на тумбочку блокнот и ручку и потянулась, чтобы выключить лампу. Фрэнсис представил, как сползает, обнажая тонкое запястье, рукав пижамы, как расходятся полы куртки, открывая уже знакомую ему ложбинку между грудями… Потом Шеннон улеглась, очень тихо и осторожно, стараясь не потревожить спящего, как ей казалось, Фрэнсиса.

Над ее стараниями можно было бы, наверное, посмеяться. Она тревожила его уже одним своим присутствием. Он по-прежнему слышал ее дыхание, воспринимал каждое ее движение, передающееся через вибрацию матраса.

Может быть, подумал Фрэнсис, перебраться на диван? Пусть там не так просторно и нельзя вытянуть ноги, но зато я не буду ощущать ее близость.

С другой стороны, передислокация равнозначна отступлению, признанию поражения. Ретироваться на диван — это то же самое, что выбросить белый флаг, сдаться, безоговорочно капитулировать. Опуститься на колени легко, подняться практически невозможно.

Нет, твердо решил Фрэнсис, мужчина, давший слабину при первой же трудности, уже никогда не сможет считать себя мужчиной. Даже если эта ночь обернется кошмаром бессонницы, я не признаю, что Шеннон действует на меня.

И вообще, что это такое со мной происходит? Мы обо всем договорились, согласовали все условия сделки и обязаны их придерживаться. Ни о каких серьезных чувствах не было и речи. Возможно, Патрик Сазерленд и рассчитывал на что-то в перспективе, но мы же сами определили рамки и границы своих взаимоотношений.

И даже если бы никаких обязательств не существовало, напомнил себе Фрэнсис, я все равно не мог бы питать к Шеннон нежных чувств. Да, она роскошная женщина, но при этом холодна, тверда и неуступчива. Такие женщины не в моем вкусе.

Конечно, когда я давал обещание держаться от нее подальше, то не думал, что нам придется делить одну кровать. Я не предвидел страстного поцелуя в аэропорту, после которого у меня появились первые подозрения, что под ледником по имени Шеннон скрывается спящий вулкан.

Сейчас при одном лишь воспоминании о том поцелуе его тело напряглось, отреагировав вполне однозначным и естественным образом.

Фрэнсис вздохнул, раздраженно ткнул подушку и вдруг осознал, что в комнате наступила полная, абсолютная тишина. Шеннон задержала дыхание.

И не только она одна.

7

Он плыл на легком шелковом облаке, вдыхая мягкий цветочный аромат, когда кто-то грубо и бесцеремонно вернул его в реальность, назвав по имени.

Фрэнсис открыл глаза и увидел прямо перед собой лицо Шеннон. Некоторое время он лежал тихо, стараясь разобраться в ситуации. Разделительная линия в виде покрывала, баррикада, возведенная Шеннон накануне вечером, исчезла, а само покрывало сбилось к ногам. Шелковое облако с цветочным ароматом, на котором Фрэнсис только что плавал, оказалось волосами Шеннон, попавшими ему под щеку.

Разумеется, все произошло случайно: у Фрэнсиса и в мыслях не было ограничивать ее свободу, но так или иначе, а поднять голову Шеннон не могла.

Все, подумал он, моя песенка спета.

— Не будешь ли ты так любезен, — холодно произнесла она.

Фрэнсис послушно отодвинулся на свою половину, а Шеннон повернулась, взглянула на стоящий на тумбочке будильник и издала вопль отчаяния, резанувший Фрэнсиса по нервам.

— Ты всегда встаешь в таком настроении? Или это как-то связано с изменением семейного положения? — раздраженно поинтересовался он.

— Только когда опаздываю на работу. Не представляю, как я могла не услышать будильник, он же заведен на семь.

Фрэнсис посмотрел на часы, стоявшие на прикроватной тумбочке и показывавшие почти четверть десятого.

— Похоже, они спешат.

— А сколько на твоих? — спросила Шеннон, встряхивая будильник. — Послушай, он не работает. Не могу поверить, чтобы в отеле не работали часы…

— Наверное, никто не обращал внимания. Молодоженам обычно спешить некуда.

— И все равно я не понимаю…

— Дорогая, позволь тебе объяснить…

— Не надо ничего объяснять! Не принимай меня за идиотку! Даже молодоженам нужны часы, чтобы успеть на самолет или автобус.

— Думаю, они планируют все свои дела на вторую половину дня. Кроме того, — добавил Фрэнсис, вставая с кровати, — если ты не хочешь показываться на работе невыспавшейся, тебя никто не торопит. «Сазерленд Билдинг» не рухнет, если ты раз в жизни опоздаешь на пару часов.

— Ну уж нет. — Шеннон схватила пакет с купленным накануне новым костюмом. — Поторапливайся.

— А куда спешить? Мы уже опоздали, поэтому час-другой не имеет значения.

Но Шеннон уже исчезла в ванной, и Фрэнсису ничего не оставалось, как начать собирать вещи.

Накануне они задержались в ресторане и, вернувшись в номер, почти сразу легли спать, так что теперь ему пришлось доставать из шкафа чемоданы, снимать с вешалок рубашки и пиджаки, собирать мелочь из ящиков.

Через пять минут из ванной вышла Шеннон с щеткой в одной руке и с пижамой в другой.

— Спасибо. И не смотри на меня так. Конечно, ее следовало вернуть выстиранной и выглаженной, но у меня в сумке нет свободного места.

Фрэнсис запихнул пижаму в чемодан вместе с парой несвежих рубашек.

— Не забудь сорочку. Кстати, куда ты ее запрятала?

— Вообще-то я собиралась оставить ее здесь, но если уж ты успел ее полюбить, то возьми. — Она выдвинула нижний ящик шкафа и выудила скомканную сорочку. — Положи куда-нибудь.

Фрэнсис поймал брошенную Шеннон сорочку и швырнул ее обратно.

— Если ты оставишь в номере такую дорогую вещь, горничная найдет ее и отнесет управляющему. Вряд ли твои коллеги по «Сазерленд Билдинг» будут довольны тем, как обошлись с их подарком.

— Откуда им знать, что его у меня больше нет? Сорочка же не платье, которое можно надеть, пригласив гостей на чай.

— Но управляющий вероятнее всего сочтет, что ты ее забыла, и отошлет в офис.

— Верно. Именно так Альмейда и поступит. — Шеннон задумчиво посмотрела на предмет спора и запихнула его в сумочку.

— А что будем делать с моими вещами? Не тащить же два чемодана через весь город!

— Давай оставим их у портье, а заберем после работы, — предложила Шеннон, но, подумав, добавила: — Нет, мне, пожалуй, лучше не показываться здесь какое-то время. Лучше возьмем все с собой и завезем по пути на мою квартиру. Ты уже собрался? Мне не хотелось бы появляться на работе перед самым ланчем.

— Значит, завтрак исключается, — уныло пробормотал Фрэнсис, поднимая чемоданы. — Хорошо хоть по постели не надо прыгать.


Когда такси остановилось у здания «Сазерленд Билдинг», часы показывали половину одиннадцатого, а на стоянке уже не было свободных мест.

— Слава Богу, я отменила пару назначенных на утро встреч, иначе пришлось бы краснеть перед клиентами, — сказала Шеннон, выходя из машины. — Надо выработать какую-то систему, чтобы исключить в будущем повторение таких ситуаций.

— Полностью с тобой согласен. — Фрэнсис подал ей руку. — Являться на работу с пустым желудком недопустимо. Надеюсь, у тебя дома найдется надежный будильник.

— Да, я привыкла делать все так, как положено, и это единственный способ достичь успеха. Не думаю, что стремление человека к организованности заслуживает насмешки. В любом случае…

Фрэнсис не дослушал и, наклонившись, шепнул ей на ухо:

— Улыбайся, дорогая, нас встречают.

Шеннон и сама успела заметить, что чуть ли не все сотрудники компании собрались в фойе, хотя делать им там было абсолютно нечего. Заметила она и то, что некоторые из коллег украдкой посмотрели на часы.

Есть люди, органически неспособные приходить на работу вовремя, но Шеннон, понимая, что их уже не переделать, тем не менее выразительно постукивала по циферблату каждый раз, когда кто-то из ее подчиненных появлялся на рабочем месте с опозданием. Сейчас она сама оказалась в шкуре нарушителя дисциплины и чувствовала себя в ней весьма неуютно.

— Доброе утро, — громко сказала Шеннон, постаравшись придать голосу жизнерадостность. — Как здорово, что вы все собрались здесь. — Она не стала задерживаться и сразу направилась к своему кабинету.

Фрэнсис догнал ее, положил руку на ее плечо и, когда она обернулась, поцеловал в губы.

— Дорогая, я буду в своем кабинете. Поработаю над проектом для мистера Шиммера.

Шеннон одарила его ослепительной улыбкой и негромко пробормотала:

— Запомню на тот случай, если вдруг пойму, что не могу жить без тебя. Вряд ли это произойдет в нынешнем тысячелетии.

Один из мужчин, стоявших у стены, передал своему соседу банкноту.

Странно, подумала Шеннон. Наверное, собирают деньги на какой-то подарок от своего отдела. Она остановилась.

— Хочу поблагодарить всех за поздравления, пожелания и, конечно, за подарок.

— А я могу лишь присоединиться к тому, что сказала моя жена, — добавил Фрэнсис. — Надеюсь, у меня еще будет возможность доказать вам мою благодарность. И… — он сделал короткую паузу, — восхищен вашим вкусом. — Прекрасный выбор. Откровенно говоря…

Шеннон скрипнула зубами.

— Дорогой, нам пора.

Он кивнул, но не отказал себе в удовольствии закончить:

— Откровенно говоря, мне немного стыдно признаться, что эта чудесная вещь большую часть ночи пролежала на полу.

Что он несет?! Шеннон посмотрела на Фрэнсиса, надеясь, что коллеги не заметят в ее взгляде раздражения, а увидят лишь вполне понятное смущение, и шагнула к двери… но тут же снова остановилась, едва не налетев на Джейсона Крамера.

Вот это сюрприз!

Джейсон выглядел, как всегда, отлично — элегантный, подтянутый, в тщательно отглаженном летнем костюме горчичного цвета, с неизменным «дипломатом» в руке и с легкой, ироничной улыбкой на губах.

— Ты еще здесь? — Шеннон понадобилось не менее пяти-шести секунд, чтобы оправиться от шока. — А я думала…

Он улыбнулся.

— Вижу, ты все еще следишь за моими передвижениями. Да, сегодня я должен был улететь в Даллас, но решил немного задержаться. Хотел повидаться с Патриком, но он был занят всю неделю. Теперь понятно чем.

— Отец у себя. Можешь подняться, если хочешь.

Шеннон вошла в кабинет, но не успела закрыть за собой дверь. Джейсон вошел вслед за ней.

— Я уже повидался с ним. Патрик рассказал о твоей свадьбе. Все случилось так неожиданно… По крайней мере, для меня. Хотя, если подумать, то дело шло к этому.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Я хочу сказать, что мне следовало догадаться о таком варианте развития событий еще тогда, когда поползли первые слухи о намерении твоего отца уйти на покой.

— При чем здесь отец?

— Ну как же. Фирме нужен новый хозяин, старику — наследник, а тебе — муж. Объединить все это в одном лице — отличная мысль. Не сомневаюсь, что претендентов хватало. А кто откажется от пакетного предложения? И все же прости, Шен, но ты меня удивила.

Разговор был ей в тягость, но он произошел бы рано или поздно, так уж лучше поставить точку сейчас, отрезать раз и навсегда.

— Чем? Я не давала тебе никаких обещаний и…

Джейсон покачал головой.

— Речь не об этом. Разумеется, ты свободная женщина и вольна поступать так, как считаешь нужным. Просто кое-что не стыкуется.

— Например?

— Ну, например, разговоры о морали, нравственности, ответственности и такой сугубо деловой подход к выбору мужа.

— Тебе это не нравится?

Его лицо стало вдруг совсем другим: улыбка ушла, брови сдвинулась к переносице, во взгляде мелькнула холодная враждебность.

— Мне не нравится то, что ты продала себя так дешево.

За спиной Джейсона вырос Фрэнсис.

— Извини, Шен, ты занята?

— Нет, заходи. Я сейчас освобожусь.

Джейсон усмехнулся.

— Не буду мешать. Надеюсь, дорогая, ты получила то, что заслужила. Желаю вам обоим как можно дольше оставаться в плену иллюзий. Реальность ведь куда менее приятна, не так ли? Интересно, кто из вас первым поймет, что заплатил непомерную цену? Пока. Еще увидимся. — Он помахал Шеннон рукой, повернулся, задев плечом Фрэнсиса, и вышел из кабинета.

Некоторое время Фрэнсис и Шеннон молчали. Немного успокоившись, Шеннон села за стол. Фрэнсис остался стоять.

— Черт возьми, ты вовсе не обязан каждый раз выступать в роли спасателя! — раздраженно сказала она. — Я бы и сама прекрасно с ним справилась.

— Так тебе показалось, что я пришел именно ради этого? — удивился Фрэнсис. — Извини, но ты ошибаешься. Твой отец хочет поговорить с нами обоими. За ланчем. И, кстати, я где-то видел этого парня. Не с ним ли ты разговаривала в аэропорту? Тебе следовало нас познакомить.

— Как-нибудь потом. — Шеннон побарабанила по столешнице. — А что случилось? Почему это отец вспомнил о ланче?

— Видишь ли, мысль о ланче подал я. Патрик… на него, наверное, подействовало мое замечание о том, что мы… хм, что нам было не до еды утром.

Шеннон уставилась на него во все глаза.

— Что? Ты сказал…

— Разумеется нет. Я не говорил, что мы всю ночь занимались любовью. Ничего подобного. Я лишь дал понять, что мы… ну, что у нас были другие приоритеты. А уж как он интерпретировал мои слова, это его дело. Ты же не хочешь, чтобы я объяснял каждому, что мы не спим вместе! Хотя…

— Я не желаю, чтобы ты лгал!

— Извини, по-моему, мы договорились поддерживать видимость нормальных супружеских отношений. То, что секс естественная и неотъемлемая часть таких отношений, знают даже дети.

— Но из этого вовсе не следует…

Фрэнсис пожал плечами.

— Давай поговорим об этом позже, хорошо? Сейчас нас ожидает твой отец, а я, честно говоря, умираю с голоду.

Шеннон вздохнула, понимая, что логика на его стороне. Как ни крути, но от темы секса не уйдешь. Впрочем, Фрэнсис человек здравомыслящий, а потому нужно лишь обсудить проблему и найти устраивающий всех способ ее решения.

— Ладно, идем.

Когда они вышли из кабинета, Фрэнсис спросил:

— Итак, кто этот мужчина? Ты расскажешь мне о нем?

Она поёжилась.

— Рассказывать особенно нечего. Человек из прошлого, под которым мы оба подвели черту. Тебе не стоит беспокоиться. Я же не расспрашиваю о твоих подружках.

— Может быть, и стоило бы, — пробормотал Фрэнсис.

Патрик Сазерленд разговаривал о чем-то со своей секретаршей и, увидев дочь и зятя, поспешно спрятал в карман бумажник.

— Хорошо, Моника, я согласен. — Он улыбнулся и взглянул на часы. — Значит, ланч, да? Прекрасная мысль. Я и сам не могу работать, пока, так сказать, не подброшу в топку угля.

Они уже подходили к излюбленному заведению Патрика, когда Шеннон решила вмешаться в спор мужчин относительно шансов на выигрыш «Ред Уингз» в предстоящей встрече с «Филадельфия Флайерс».

— Папа, ты не объяснишь мне, что происходит в офисе? Все передают друг другу какие-то деньги. И не увиливай, я видела, как ты отдал Монике десять долларов.

Патрик посмотрел на дочь с таким видом, будто она спросила его о количестве осадков, выпадающих в пустыне Сахара.

— Извини, дорогая, ты о чем?

— О Боже, не изображай невинного младенца, ты давно вышел из детского возраста!

Фрэнсис с улыбкой взял ее за руку.

— Позволь мне высказать предположение. Если не ошибаюсь, речь идет о тотализаторе. Ты делаешь ставку на исход того или иного события и, если угадываешь…

— Я знаю, что такое тотализатор, — перебила его Шеннон, — не принимай меня за монахиню, прожившую все двадцать шесть лет за стенами монастыря. Я задала вопрос и хочу получить на него ответ. Ясный и однозначный.

— Хорошо, вот тебе ответ. Если я ошибаюсь, Патрик меня поправит. Когда мы вошли в холл, все посмотрели на часы, заметила? Так вот, осмелюсь предположить, сотрудники фирмы делали ставки на то, когда мы появимся на работе.

— Боже мой. — Шеннон всплеснула руками и повернулась к отцу. — Папа, это правда?

— Ну-у… — Патрик Сазерленд отвел глаза.

— Как ты мог? Я же не лошадь на ипподроме и не…

— Подожди, дочка. Ничего страшного не случилось. Речь шла о том, в какой день недели ты войдешь в обычный график, но, поскольку я проболтался, пари можно признать недействительным.

— Пожалуйста, займись этим сегодня же, — сдержанно попросила Шеннон.

Патрик кивнул, но ничего не ответил. В баре он сразу направился к «своей» кабинке и занял место за столиком, Шеннон устроилась напротив, а Фрэнсис сел рядом с ней. Его бедро на мгновение прижалось к ее бедру, и Шеннон тут же отстранилась. Точнее, попыталась отстраниться, потому что маневру помешала стена. Черт возьми, на кого только рассчитаны эти скамейки! Разве что на юнцов, готовых сидеть на коленях друг у друга.

— Тесновато? — с некоторым опозданием заметил Патрик. — Можно перейти в зал, если хотите.

Фрэнсис не ответил, но с любопытством посмотрел на Шеннон, ожидая ее реакции.

Ну уж нет, подумала Шеннон. Клюнуть на предложение отца — значит признать собственную слабость, признать, что я ощущаю тепло, исходящее от мужчины, наивно и самоуверенно полагающего, будто ни одна женщина не способна устоять перед его обаянием.

— Мне нравится, когда меня зажимают в угол. Так о чем ты хотел поговорить, папа?

Патрик жестом подозвал официантку.

— Главным образом о нашей рекламной кампании. Я думал об этом весь уик-энд и пришел к выводу, что нам следует обменяться предложениями. Возможно, у кого-то появились новые идеи.

— Разве мы не все обсудили на прошлой неделе? — удивленно спросила Шеннон.

Патрик посмотрел на Фрэнсиса.

— У твоего мужа возникли кое-какие сомнения.

— Вот как? Я так и знала, что без тебя здесь не обошлось, — буркнула Шеннон и сделала вид, будто изучает меню.

— Послушай, дорогая, я ознакомился со всеми материалами и считаю, что «Сазерленд Билдинг» не готова идти дальше.

— Что ты хочешь этим сказать?

Фрэнсис вздохнул.

— Я хочу сказать, что нам надо предложить кое-что новенькое на рынке. Мы обсуждали это с Патриком и решили…

— Вы решили, — перебила она, — и теперь ставите меня в известность. Спасибо.

— Не заводись, — спокойно сказал Патрик. — У Фрэнсиса есть то, чего не хватает нам.

— И что же это такое?

— Свежий взгляд.

— Ах да, конечно. — Шеннон понимала, что взяла неверный тон, но ее уже понесло. — Что ж, в таком случае продолжайте без меня. Приятного аппетита. — Шеннон поднялась, протиснулась между Фрэнсисом и столом и, не оглядываясь, направилась к выходу.

— Бедняжка Шен, — долетели до нее слова Фрэнсиса, — я и сам бываю не в себе, если не позавтракаю.


Утром, торопясь на работу, они практически не заходили в квартиру, оставив вещи в прихожей. Теперь, вернувшись домой и вставляя ключ в замочную скважину, Шеннон с беспокойством обнаружила, что рука у нее дрожит. Глупо, конечно, подумала она, нервничать после того, как мы провели целый уик-энд в однокомнатном номере для новобрачных. Дома должно быть легче. По крайней мере, здесь несколько комнат, здесь не надо запираться в ванной, чтобы переодеться, и можно не опасаться назойливого внимания прислуги.

Тем не менее что-то мешало Шеннон наслаждаться долгожданным покоем и привычным домашним уютом. Что? Она попыталась сформулировать ответ. Вероятно, все дело было в том, что только сейчас до нее дошла вся значимость происшедшей в ее жизни перемены. Отныне ее жизнь уже не будет прежней. Отныне она не одна. И это уже не изменишь.

Шеннон обошла оставленные у двери чемоданы и включила свет.

— Тебе понадобится собственный ключ. Найдешь его в ящике стола, под телефоном. Не уверена, что мы всегда будем возвращаться домой вместе.

Фрэнсис не ответил, и она обернулась. Он с любопытством оглядывал стены, мебель, обои. Словно следуя его примеру, Шеннон сделала то же самое, хотя и прожила в этой квартире более двух лет.

Слева от прихожей находилась небольшая кухня, справа — просторная светлая гостиная, а прямо, за двухстворчатой дверью, две спальни, одна из которых использовалась как комната для гостей.

Оставив Фрэнсиса в холле, где его внимание привлекли развешанные на стене фотографии, Шеннон прошла в гостиную и устало опустилась на низкий диван.

— Знаешь, ездить на работу на такси, наверное, удобнее, чем на своей машине. Или ты считаешь иначе?

— Я почти никогда не пользуюсь своей машиной. В центре постоянно проблемы с парковкой.

Он кивнул.

— Поэтому я и продал «бьюик», прежде чем переезжать сюда. На первых порах можно обойтись одной машиной, а потом, если понадобится, куплю себе что-нибудь. Как ты думаешь?

— Правильное решение. — Она подняла голову — Фрэнсис уже стоял под аркой. — У меня, если обратил внимание, «шевроле», так что места хватит.

Хотя квартира и была намного больше гостиничного номера, в присутствии Фрэнсиса пространство каким-то странным образом съёживалось. Пожалуй, со временем им придется подумать о покупке собственного дома, где будет много комнат и, соответственно, возможностей для уединения. С другой стороны, дом это уже настоящий якорь.

— Если ты не против, Фрэнсис, давай распакуем чемоданы попозже и подумаем, что тебе необходимо купить в первую очередь. А сейчас я хочу просто посидеть. Твоя комната за той дверью, что справа. Найдешь?

— Найду. — Он не двинулся с места. — Но если уж ты собралась посидеть, то, может быть, расскажешь мне об этом парне, Джейсоне Крамере. Как видишь, я даже узнал его имя.

Шеннон замерла. Утренний эпизод успел забыться в суете дня, и упоминанием о нем Фрэнсис застал ее врасплох.

Молчание затягивалось, и первым его нарушил он.

— Осмелюсь предположить, этот Крамер играл какую-то роль в твоей жизни.

Шеннон вскочила с дивана. Фрэнсис не шелохнулся.

— Не хочешь отвечать?

— Нет. Я не преступница, а ты не судья. У тебя нет никакого права подвергать меня допросу. Я же не копаюсь в твоей жизни, не расспрашиваю о твоих женщинах. — Она умолкла, поймав себя на том, что этими словами лишь подтверждает его подозрения.

— Значит, я не ошибся, он действительно дорог тебе, — тихо сказал Фрэнсис.

Что ж, судя по всему, от разговора не уйти. Шеннон снова опустилась на диван. С прошлым надо покончить раз и навсегда, иначе оно будет возвращаться, как бумеранг, как не нашедший покоя дух, и бередить душу, отравляя жизнь и Фрэнсису.

Он смотрел на нее без злости или осуждения, но твердо и решительно, давая понять, что не сдастся, не отступится, пока не получит объяснений.

— Да, Джейсон играл роль в моей жизни. Когда-то. Да, он был дорог мне. — Шеннон подняла голову. — Тебе этого достаточно?

Мужчина, считающий себя джентльменом, удовлетворился бы этим, кивнул и поставил точку. Но Фрэнсис, по-видимому, не собирался проявлять благородство. По крайней мере, он задал еще один вопрос.

— Вы и сейчас встречаетесь?

Шеннон покачала головой.

— Нет. Уже несколько месяцев.

— Что случилось?

— Разве это имеет какое-то значение? Все кончено, можешь поверить мне на слово. Больше сказать нечего.

— Я верю тебе, — мягко сказал Фрэнсис, — но вот твой приятель, похоже, так не считает.

Она промолчала.

— Кто он? Чем занимается?

Шеннон вздохнула.

— Работает в фирме, поставляющей строительные материалы. Пару раз в месяц заходит к отцу.

— Это объясняет его сегодняшний визит. А что он делал в аэропорту?

— Мы встретились случайно. Ему приходится много разъезжать. Джейсон бывает и в Арканзасе, и в Нью-Мексико, и в Оклахоме.

— Понятно, вдалеке от дома чувствуешь себя одиноким.

Шеннон услышала иронию в его голосе, но предпочла не обращать внимания.

— Не очень-то это весело переезжать из отеля в отель.

— И он начал искать возможности развлечься.

— Мы встречались каждый раз, когда Джейсон приезжал в Хьюстон. Поначалу это даже нельзя было назвать свиданиями. Но потом…

— Потом ты влюбилась.

— Да. — Она призналась в этом легко, без тени смущения. Да и чего, собственно, стыдиться? — И, предупреждая твой вопрос, скажу, что он тоже влюбился.

— Понятно. Что ж, похоже, все необходимое для романтической истории налицо. Но почему ты вышла замуж за меня, а не за него? Нет, позволь мне угадать. Ага, вот. Патрик был против, потому что Крамер не вписывался в его планы. Тепло?

— Холодно. Отец не знал, что мы встречаемся.

Фрэнсис настолько убедительно выразил сомнение одним лишь движением бровей, что у Шеннон появилось желание схватить бритву и сбрить их.

— Если вы расстались не из-за Патрика, то что же тогда послужило причиной разрыва? Почему роман…

— Ни о каком романе не было и речи. Мы не строили никаких далеко идущих планов, — возразила Шеннон.

— Но чувства всегда берут верх над благоразумием, не так ли? Так уж устроен мир.

— Неужели? Я и не знала. Ты говоришь, как мудрец, проживший долгую жизнь и нашедший призвание в поучении всех тех, кому нет пятидесяти.

— Странно. Разве мама никогда не говорила тебе, что девушка не должна встречаться с мужчиной, который не готов на ней жениться? Правда, меня премудростям жизни учил отец, но в твоем случае…

Она покачала головой.

— Меня никто ничему не учил. Мама умерла при родах, и я всегда жила с папой.

— Прости, мне и в голову не приходило…

— Не будем об этом.

— Ладно. — Фрэнсис подошел к дивану и сел рядом с Шеннон. — Что ж, по крайней мере, теперь мне понятно, почему тебя не отпугнула даже мысль о браке по расчету.

— Любовь не самое важное, что есть на свете.

— И все-таки давай вернемся к нашей теме. Почему ты не вышла замуж за Джейсона?

Вот пристал, с досадой подумала она, хуже репейника.

— Потому что не могла.

— Хм, странно получается. Значит, ты хотела бы, но этому воспрепятствовали некие обстоятельства. — Фрэнсис закинул ногу на ногу. — Я знаю три причины, которые могут помешать браку. Первая: он из разряда вечных холостяков. Вторая: он гей. Третья: он уже женат. Готов поставить сто долларов на то, что у твоего приятеля обнаружилась вдруг женушка, о которой он раньше не упоминал.

— Джейсон ничего от меня не скрывал, как и я от него.

— Вот как? Так ты знала, что он женат? Милая, ты крутила роман с женатым парнем и рассчитывала на то, что он уйдет из семьи?

— Все было совсем не так!

— А как?

— Не знаю, но не так. Не так мерзко, не так грязно, не так банально! Послушать тебя, я просто дрянь, заманившая в постель мужчину, вознамерившаяся лишить детей отца и…

— Ага, у него еще и дети есть.

— Перестань! Я не могу тебя слушать!

— Не можешь слушать? Ладно, расскажи, как все было.

— Хорошо, я расскажу, и покончим с этим. — Шеннон перевела дыхание. — Да, я не знала, что Джейсон женат. Поначалу мы были просто друзьями, и он вовсе не был обязан передо мной отчитываться. Все равно они уже жили отдельно…

— Ну разумеется, — ехидно вставил Фрэнсис.

— Твоя ирония неуместна. Многие супруги живут раздельно.

— Пусть так. Мужчины часто снимают кольцо, выходя из дома, но всегда держат его под рукой. Почему же он не развелся с женой и не женился на тебе?

— Джейсон собирался это сделать, но я не позволила.

— Почему?

— Потому… — Шеннон закусила губу. Ей еще не приходилось делиться с кем-то своими чувствами. Отец понимал ее без слов, а близких подруг у нее не было. — Потому что у него родился сын. Ему сейчас годик.

Фрэнсис присвистнул.

— Ну и ну. Понятно. Ты не хотела, чтобы мальчик рос без отца.

Шеннон кивнула.

— Да. Я сказала Джейсону, что он должен вернуться к жене ради ребенка. Я сказала, что не хочу строить свое счастье на несчастье других.

— И он согласился с тобой?

— Нет. Джейсон не хотел терять меня, но…

— Конечно, к хорошему быстро привыкаешь.

Шеннон вспыхнула.

— Оставь эти гадкие намеки! Ты не знаешь Джейсона. Ты ничего не знаешь! Обстоятельства оказались сильнее нас. Все, хватит! Тема закрыта. Я не скажу больше ни слова, понятно? — Она вскочила и едва ли не бегом бросилась в свою спальню.

Как жить дальше? Где укрыться от иронии, непонимания и насмешек? Шеннон хотелось отгородиться от Фрэнсиса, забиться в угол, убежать на край света, чтобы выплакать свое горе и отчаяние, отлежаться и набраться сил для нового дня этой долгой, беспросветной жизни.

8

Новая жизнь начиналась не очень удачно.

Отведенная ему комната для гостей оказалась маленькой, и, хотя Шеннон попыталась создать в ней атмосферу уюта, Фрэнсис чувствовал себя так, словно задержался на ночь в кабинете. Письменный стол, отпечатки ножек которого сохранились на ковре посредине комнаты, был сдвинут к единственному окну, половину полок в платяном шкафу занимали стопки папок и книги, узкую деревянную кровать покрывала гора подушек, делавших ее похожей на диван, а на туалетном столике красовалась пишущая машинка.

Не требовалось быть Шерлоком Холмсом, чтобы сделать однозначный вывод: гости не баловали Шеннон своим вниманием. По крайней мере, на ночь здесь не оставались давно. А если кто-то и оставался, поправил себя Фрэнсис, то пользовался другой комнатой.

Интересно, как часто сюда заглядывал Джейсон Крамер?

Все, перестань, приказал себе Фрэнсис. Даже если он и бывал здесь, теперь это уже неважно. Шеннон сказала, что между ними все кончено.

И у Фрэнсиса не было оснований не верить ей. Ему вспомнилось ее безжизненное лицо, тихий, монотонный голос, грустные глаза. Решение расстаться с Крамером явно далось ей нелегко. Чем она себя убедила? Какие аргументы нашла, объясняя самой себе необходимость разрыва? Как перенесла боль разлуки, отказ от надежды? Любовь не самое важное, что есть на свете? Что же оказалось для нее важнее?

Что-то в этой истории не сходилось.

Фрэнсис сбросил половину подушек на пол, выключил свет и лег на кровать, положив руки под голову. Сон не шел, и он знал, что не уснет, пока не прокрутит в памяти весь их сегодняшний разговор.

Разумеется, сама история стара как мир. Женатый мужчина и молодая женщина, поверившая красивым словам и открывшая ему душу. Но Шеннон не пятнадцать лет и даже не восемнадцать, она достаточно умна и опытна, чтобы разглядеть фальшь.

Если же ее чувство было по-настоящему сильным, то почему она отказалась от борьбы? Из нежелания разбивать семью? Что ж, сильный довод. Но ребенок, которому нет еще и года, вряд ли способен оценить утрату отца, как ни цинично это звучит. Мужчина вполне может обеспечить бывшую жену и сына, не живя с ними.

И еще одно. Если Шеннон действительно считала, что любит этого Крамера, если свет на нем сошелся клином, почему она согласилась с предложением отца выйти замуж за того, кого он выберет? Почему не послала Патрика ко всем чертям?

Что толкнуло ее на такую жертву? Желание сделать приятное отцу? Гипертрофированное чувство долга?

Фрэнсис перекатился на бок и закрыл глаза. Черт бы побрал эту узкую кровать и этот чересчур мягкий матрас!

Он поверил ей на слово. Его будущее зависело от ее обещания.

Не слишком ли рискованная ставка?


Уснуть ему так и не удалось. Висевшие на стене часы безжалостно отсчитывали секунды уходящей ночи и своим тиканьем действовали на нервы примерно так же, как капающая из крана вода. Поначалу Фрэнсис утешал себя тем, что, по крайней мере, не проспит, но в конце концов не выдержал пытки, поднялся с кровати и остановил механизм, вынув батарейки.

Однако последовавшая за этим мертвая тишина оказала эффект, обратный желаемому. Теперь ему вовсе расхотелось спать. Неудивительно, подумал он, что Шеннон так нравится эта квартира. Толстые стены не пропускали ни малейшего звука, и через какое-то время ему начало казаться, что во Вселенной нет больше ни одной живой души.

Поворочавшись еще с полчаса, Фрэнсис решил, что если уж не спится, то лучше встать и занять себя чем-то полезным, например поработать над проектом Вирджинии Костелло. Он уже потратил на него несколько дней, но до сих пор так и не продвинулся в решении проблемы. Может быть, сосредоточившись на набросках, удастся отвлечься от мыслей о Шеннон.

Фрэнсис включил лампу и огляделся — ему была нужна бумага. Ни листочка. Он нахмурился и уже взялся за ручку выдвижного ящика стола, когда что-то его остановило. Что? Дурацкое чувство неловкости, возникающее у человека, вторгающегося на чужую территорию. Откуда оно появилось? Разумеется, Шеннон позаботилась о том, чтобы убрать личные вещи, так что вряд ли там обнаружилась бы перевязанная голубой ленточкой стопка любовных посланий Джейсона Крамера.

И все же…

Покачав в нерешительности головой, Фрэнсис на цыпочках вышел в холл и, не включая свет, направился к столику, рядом с которым оставил свой портфель. Дверь в кухню была закрыта, но там кто-то был. Шеннон? Конечно, она, кто же еще. Значит, ей тоже не спалось.

Он постучал и вошел.

Она сидела за столом с куском холодной пиццы в одной руке и чашкой с молоком в другой.

— Так и знал, что тебе нравится с ветчиной, — сказал Фрэнсис. — Надо было, конечно, спросить заранее, но я не успел.

Шеннон испуганно обернулась, и лежавшая на ее коленях бумажная салфетка соскользнула на пол.

— Боже, как ты меня напугал! — Она положила пиццу на тарелку. — Не можешь заснуть? Так бывает на новом месте.

Он не ответил, с интересом рассматривая ее широкую и длинную, почти до пят, ночную рубашку. Производитель явно не пожалел материала на оборочки, рюшечки и бантики, так что в результате любой участок тела закрывали как минимум четыре слоя ткани.

Хотелось бы знать, подумал Фрэнсис, носит ли Шеннон ее постоянно или надела специально для меня.

Тем не менее, несмотря на все старания, ей не удалось добиться главного: скрыть очертания фигуры. Соскользнувшие широкие манжеты обнажили тонкие запястья, а маленький круглый воротничок лишь подчеркивал длину и нежный изгиб шеи.

Фрэнсис опустил взгляд, надеясь обнаружить другие занимательные детали, но в этот момент Шеннон поднялась и ему пришлось довольствоваться мимолетным видением стройных щиколоток.

Странное дело, в определенном смысле эта бесформенная сорочка производила более сильный эффект, чем та, похожая на паутину, подаренная ей на свадьбу. А все потому, что ночная рубашка включала воображение.

Пора переключиться на что-то другое, подумал Фрэнсис.

— Пицца еще осталась?

— Да, возьми в холодильнике. — Шеннон допила молоко и поставила кружку на стол.

Фрэнсис потянулся к дверце, ненароком коснулся ее плеча и почувствовал, как она вздрогнула. Да что же это такое! Неужели Шеннон действительно боится его? Неужели видит в нем сексуального маньяка, только и думающего о том, чтобы затащить ее в постель?

— Спасибо за пиццу, — не глядя на него, сказала она. — Обычно я занимаюсь закупкой продуктов в выходные, но в этот раз… ну ты понимаешь. Эту неделю как-нибудь обойдемся, а в субботу съездим в супермаркет.

— Конечно. Надеюсь, у нас не возникнет разногласий из-за йогурта или сыра.

— Похоже, вкусы у нас сходятся. По крайней мере, в отношении пиццы. — Шеннон повернулась к двери. — Ну ладно, я, пожалуй, лягу, а ты? То есть… — Она осеклась и смущенно отвела глаза.

Испугалась, что я сочту это за приглашение, догадался Фрэнсис, едва сдерживая улыбку.

— Я еще немного поработаю.

Шеннон облегченно вздохнула и открыла дверь.

— Хорошо, увидимся утром.

— Спокойной ночи.

Он опустился на еще хранящий ее тепло стул. Взял оставшийся на тарелке кусочек пиццы и, открыв портфель, достал несколько листков бумаги и карандаш.

Однако сосредоточиться на работе не удавалось. Фрэнсис смотрел на колонны и окна, на балконы и арки, а видел глаза и губы, плечи и шею…

Почему Шеннон вздрогнула от нечаянного, невинного прикосновения? Неужели он настолько ей неприятен? Если так, то дело плохо. Иногда между людьми возникает неприязнь на уровне подсознания, неприязнь, преодолеть которую практически невозможно, Но ведь они целовались в аэропорту и потом, во время церемонии бракосочетания, и Шеннон не кривилась, не поджимала губы. Они даже провели целую ночь в одной кровати!

И тут Фрэнсиса осенило. Шеннон вздрогнула отнюдь не от отвращения. И гнал ее с кухни вовсе не страх. По крайней мере, не страх перед ним. Фрэнсис вовсе не угрожал ее безопасности — он угрожал ее вере.

Судя по всему, она убедила себя в том, что любит Джейсона Крамера, и, будучи натурой цельной, вбила в голову, что будет любить всегда.

Но природа ломает любые умозрительные конструкции. Решив порвать отношения с Джейсоном, Шеннон оставила его в прошлом и таким образом оказалась свободной. Подсознательно Шеннон ощущала опасность свободы, а потому и согласилась с предложением отца. Брак по расчету позволял ей отгородиться от потенциальных соблазнов и хранить верность Крамеру.

Теперь Фрэнсис понял, почему его прикосновение вызвало такую реакцию. Шеннон почувствовала в нем мужчину. Значит, ледник начал таять?

Но не обманывает ли он самого себя? Не выдает ли желаемое за действительное?

Что ж, будущее покажет. Сейчас он был уверен только в том, что судьба преподнесла ему поистине царский подарок. Женившись на «Сазерленд Билдинг», Фрэнсис получил возможность добиться расположения красивой женщины. Конечно, эта задачка потруднее той, над которой он безуспешно бился уже не первый день, но приз стоил любых затраченных усилий.

Он посмотрел на лист и с удивлением обнаружил, что, сам того не замечая, набросал рисунок дома, предназначенного вовсе не для Вирджинии Костелло или ее дочери. В этом доме ему хотелось бы жить самому… вместе с Шеннон.

Только сначала надо растопить ледник.


Шеннон проснулась еще до того, как зазвонил будильник. Ей снилось, что она превратилась в мумию, погребенную в глубине раскаленной, лишенной воздуха пирамиды. Впрочем, кошмар имел вполне логичное объяснение: ворочаясь во сне, она сползла под одеяло, а сорочка опутала тело не хуже тех полосок ткани, которыми древние египтяне пеленали усопших.

Не без труда освободившись из плена, Шеннон с мрачной иронией подумала о том, что, пожалуй, стоило бы позвать на помощь Фрэнсиса. В конце концов именно из-за него она обрядилась в жуткую сорочку, пролежавшую в шкафу не менее трех лет и преспокойно вместившую бы в себя трех таких, как она.

Женщина, смотревшая на нее из зеркала, вряд ли могла рассчитывать на мужское внимание. С одной стороны, это было хорошо и именно на такой эффект Шеннон рассчитывала. С другой стороны, полученный опыт наводил на мысль, что мучить себя можно и другими способами: например, завернуться в вощеную бумагу или надеть власяницу.

Шеннон плотно запахнула на себе халат и отправилась в кухню. Фрэнсиса там не было, но кофеварка уже пыхтела. Шеннон налила чашечку и как раз села за стол, когда услышала за спиной шаги.

— Доброе утро.

— Привет, — бросил Фрэнсис, поправляя галстук. — Что у нас на завтрак? Остатки вчерашней пиццы?

Шеннон невозмутимо сделала глоток кофе и осведомилась:

— Ну что ты брюзжишь? Не выспался? Так не надо долго работать.

Фрэнсис тоже налил себе кофе и сел за стол.

— Дело не в работе. Я не выспался, потому что думал.

— Обрати внимание, я не спрашиваю, о чем ты думал.

— Как хочешь, я все равно скажу. — Он подул на кофе. — О тебе и Джейсоне Крамере.

Шеннон тяжело вздохнула.

— Послушай, мы вчера закрыли эту тему. Если хочешь узнать от меня какие-то подробности, забудь об этом. То, что было между нами, не твое дело, и я не собираюсь удовлетворять твое болезненное любопытство.

— Не беспокойся. Я не стану вытягивать из тебя детали. Мне и так известно все. Ты сама признала, что у вас был роман. Настоящий роман со всеми вы…

— Подожди-ка, — перебила его Шеннон, — что-то я не припомню, чтобы говорила тебе о «настоящем романе».

— Перестань! — фыркнул Фрэнсис. — Ты не хочешь обсуждать подробности? Значит, они были. Мы же взрослые люди…

— Твои домыслы не заслуживают даже комментария. У тебя нет никаких фактов.

Фрэнсис словно и не слышал.

— Порвав отношения с Джейсоном, ты решила, что проживешь остаток жизни, не позволяя себе близких отношений с другими мужчинами.

— Ну и что? — Шеннон с деланным спокойствием спокойно пила кофе.

— А то, что у тебя ничего не получится, — ответил Фрэнсис. — Если ты думаешь, что сможешь командовать мной, управлять моей жизнью…

— Я не собираюсь командовать тобой и управлять твоей жизнью, — с досадой возразила Шеннон.

Фрэнсис усмехнулся.

— Это всего лишь простая констатация факта. У тебя ничего не получится.

— Ты не шутишь? Не веришь, что я смогу прожить, не допуская мужчин в свою постель?

— Да, не верю.

Надо отдать Фрэнсису должное, ему удалось пробудить в ней любопытство.

— Почему?

— Сейчас ты еще под впечатлением того, что случилось. Ты в шоке. Но рано или поздно это пройдет и тогда природа возьмет свое. Отказаться от сексуального удовольствия может лишь тот, кто не знает, что это такое.

— Ты не понимаешь женщин. — Шеннон со стуком поставила чашку на блюдце. — Знаешь, у мужчин есть одна большая проблема: они без всяких на то оснований считают, что женщины чувствуют то же самое. Ты чувствуешь себя обездоленным и поэтому предполагаешь, что и мне чего-то не хватает.

— Это ты сейчас так говоришь, но со временем…

— Когда твое пророчество сбудется, я дам тебе знать, — сухо ответила Шеннон. — Только не надо задерживать дыхание и считать до десяти. А потом, если подумать, тебе-то какое до всего этого дело?

— Ну как же. Ведь, когда лед растает, первым на пути бурного потока окажусь я.

Она невольно улыбнулась.

— Значит, по-твоему, когда предсказанный тобой час пробьет и во мне вспыхнет огонь страсти, я наброшусь на первого попавшегося мужчину? Или ты надеешься стать жертвой моей сексуальной агрессии? Мечтай на здоровье, Фрэнсис, но имей в виду — у меня иммунитет к этой болезни.

Он посмотрел ей в глаза.

— Уверена?

Шеннон встала и отвернулась к раковине, чтобы вымыть чашку, а на самом деле — чтобы Фрэнсис не догадался по лицу, что творится у нее на душе. Она не слышала, как он подошел к ней, и вздрогнула, когда он обнял ее за плечи, развернул и привлек к себе.

В какой-то момент Шеннон показалось, что жар его тела превратил толстую ткань халата в полиэтилен, растаявший и приклеивший ее к нему. Дай ему по физиономии, приказал рассудок, влепи пощечину наглецу. Но рука не повиновалась разуму.

Его первый поцелуй, в аэропорту, был горячим и требовательным, но тогда Шеннон сама напросилась на него. Во второй раз, на свадебной церемонии, Фрэнсис вел себя немного сдержаннее, разыгрывая представление для замершей в предвкушении публики.

Этот поцелуй был иным — воплощением чувственности, вскипевшего желания. Он дразнил, мучил, манил. Фрэнсис вбирал ее вкус, как пчела собирает нектар с цветка, мягко, неспешно, тщательно, до последней капли. Высушив ее губы, он перешел к мочке уха, потом перебрался к шее, медленно спустился к ямочке у основания, потом чуть ниже и остановился у кружевного края сорочки.

Шеннон успела сделать глоток воздуха, и у нее перехватило дыхание. Вспыхнувший в груди огонь обжег легкие, пробежал по горлу, и ей казалось, что вместе с выдохом из нее вырвется пламя. Когда Фрэнсис прервал поцелуй, Шеннон с ужасом осознала, что уступила без сопротивления, что ему не понадобилось прибегать к силе. Боже, она же сама прижалась к нему!

— Ну, как твой иммунитет? — слегка охрипшим голосом спросил Фрэнсис. — Тебе не кажется, что…

— Мне кажется, — на удивление ровным голосом сказала Шеннон, — что, будь у меня под рукой нож, я с удовольствием воткнула бы его тебе между ребер.

По его губам скользнула улыбка.

— Умереть за один-единственный поцелуй? Какой позор, — пробормотал он. — За два еще куда ни шло…

Шеннон отшатнулась.

— Как ты смеешь! Не подходи!

Фрэнсис сложил руки на груди и прислонился к холодильнику.

— Мне и не надо. Я уже доказал, что хотел. У тебя нет никакого иммунитета, и ты сама это знаешь. Рано или поздно ты пожалеешь о том, чего сама себя лишила.

— Если не ошибаюсь, ты имеешь в виду, что у меня должен быть роман с тобой.

Он покачал головой. Странно, но у Шеннон сжалось сердце.

— У мужа и жены не может быть романа.

— Рада это слышать, — услышала она свой голос.

— Но, на мой взгляд, — продолжал Фрэнсис, — тебе стоит переспать со мной. Это разумно. Ты довольна, я доволен. Патрик доволен…

— Полагаю, результат неплохой, если из троих будут довольны двое, — холодно заметила Шеннон. — И хочу напомнить кое-что, о чем ты, похоже, забыл. Мы заключили договор на определенных условиях, и у тебя нет права менять их в одностороннем порядке.

— Верно. Я и не меняю.

Она настороженно следила за ним.

— Нет?

— Нет. Ты сама их изменишь. И когда решишь это сделать, вспомни обо мне. Я буду рядом.

— Надеюсь, ожидание тебя не убьет. Заруби себе на носу, дорогой, я вовсе не настроена отступать от принципов ради того, чтобы облегчить тебе жизнь. Ты получил свой кусок пирога, вот и наслаждайся им. Есть договор. Не моя вина, что тебя обуяла похоть.

— Сильно сказано.

— Только не убеждай меня в том, что это нечто большее. В данный момент удовлетворить твои потребности может любая женщина. Отец был прав, когда… — Шеннон случайно взглянула на настенные часы над плитой и метнулась к двери. — Господи!

— Что случилось? — крикнул ей вслед Фрэнсис.

— Мы снова опаздываем.

Негодяй. Я вышла замуж за негодяя, снова и снова повторяла Шеннон. А как еще назвать человека, согласившегося на взаимовыгодную честную сделку, а потом попытавшегося выторговать для себя дополнительные уступки?

Более того, получив отпор, он даже не дал ей возможности насладиться победой. Вместо того чтобы насупиться, нахмуриться, угрюмо замолчать или обидеться, Фрэнсис повел себя как ни в чем не бывало, словно и не заметил, что его ткнули носом в грязь. Может, у него нет ни капли мужского самолюбия?

Всю дорогу, пока они ехали на работу, он поддерживал непринужденный разговор, а когда они поднимались по ступенькам к дверям «Сазерленд Билдинг», взял Шеннон за руку, проигнорировав слабую попытку сопротивления.

— Осторожнее, дорогая, а то я подумаю, что вывожу тебя из равновесия одним лишь простым прикосновением.

Шеннон сдержанно усмехнулась и процедила сквозь зубы:

— Так оно и есть… только в другом смысле.

Толпа, ожидавшая их в холле, была поменьше, чем накануне, но все же достаточно представительная. Патрик Сазерленд, разговаривавший с незнакомым Шеннон мужчиной в клетчатом пиджаке и широкополой ковбойской шляпе, исподтишка взглянул на часы.

— А, дети. Молодцы, сегодня опоздали всего лишь на полчаса.

— Извините, что подвели вас, Патрик, — сказал Фрэнсис. — Я говорил Шен, что раз уж нас никто не ждет раньше десяти, то мы могли бы…

Она наступила ему на ногу. Фрэнсис вздрогнул от боли, но договорил фразу:

— …закончить начатый еще вчера спор. Видите ли, существует точка зрения, что мужчина, выбирая женщину, подсознательно ориентируется на идеал, которым для него является мать. Я не вполне с этим согласен…

Какой лицемер! — с раздражением подумала Шеннон. Лицемер и притворщик. И голос у него такой же фальшивый, как у моего отца, когда тот говорит заведомую ложь.

Вероятно, такого же мнения придерживалась не одна Шеннон — двое или трое мужчин усмехнулись, словно услышали шутку, и, переглянувшись, потянулись к своим рабочим местам.

Нет, сказала себе Шеннон, обещанного ножа под ребра здесь явно недостаточно. Может быть, посадить нахала на кол?

— Шен, прекрасно выглядишь! — шепнула, подойдя к ней, секретарша одного из отделов.

— Спасибо, но, думаю, не лучше, чем всегда.

— Ну что ты, замужество явно пошло тебе на пользу.

Черт бы их всех побрал, думала Шеннон, направляясь в кабинет отца. Похоже, людей не так уж трудно обмануть, для этого даже не нужно лгать. Вот только… Да, сейчас все довольны, особенно ее отец, получивший в лице Фрэнсиса почти идеального помощника и преемника. Но обман не может длиться вечно, и отсутствие наследника способно стать для главы фирмы тяжелым ударом.

Конечно, отец не брал с нее никаких обещаний, но и не скрывал надежд, что брак дочери принесет ему внука, который продолжит семейные традиции и возьмет в свои руки управление процветающим бизнесом. Жаль, что придется его огорчить, но, с другой стороны, Патрику Сазерленду следовало бы посмотреть на календарь и вспомнить, что за окном двадцатый век.

Ожидая отца в приемной, Шеннон размышляла о том, как удивительно быстро спелись эти двое. Глядя на Патрика и Фрэнсиса, можно было подумать, что они знакомы много лет. Какая несправедливость. Совсем недавно отец казался ей самым близким на земле человеком, теперь же она чувствовала себя одинокой перед лицом мужской солидарности. Мужчины!

Ладно, еще посмотрим, кто кого.

Дверь открылась, Патрик и Фрэнсис вошли в приемную.

— Думаю, мы могли бы обсудить это за завтраком. Сегодня моя очередь, — говорил Фрэнсис.

Патрик кивнул.

— Я только захвачу… — Он не договорил, заметив дочь. — Шен, ты позавтракаешь с нами?

— Милая, извини, я не пригласил тебя. — Фрэнсис улыбнулся с деланно виноватым видом. — Но ты же сама сказала, что ограничишься кофе…

Шеннон скрипнула зубами. Ну вот, у них уже общие привычки!

— Спасибо, я не голодна, — вежливо ответила она. — Хочу лишь напомнить, что сегодня у нас встреча с представителями рекламного агентства.

— Здесь или у них?

— У них.

— Во сколько?

— В половине двенадцатого.

— О, у нас еще два часа в запасе. — Патрик повернулся к зятю. — Как у тебя дела с проектом для миссис Костелло?

— Мне нужно еще два-три дня. По крайней мере, появились кое-какие идеи…

Шеннон вышла из приемной, чувствуя себя одинокой, обманутой и преданной всеми.

Поработав полчаса, Шеннон поняла, что не может сосредоточиться, и решила заглянуть к отцу. Едва выйдя из кабинета, она увидела Вирджинию Костелло.

— О, миссис Берджесс, здравствуйте!

— Доброе утро. Я чем-то могу помочь вам?

— Да, я пришла к вашему отцу, но его нет.

Шеннон вымученно улыбнулась.

— У вас какое-то дело?

— Да, милочка. Я хотела бы посмотреть на мой проект. Патрик обещал закончить его на этой неделе, но…

Ничего не поделаешь, подумала Шеннон, придется принимать удар на себя.

— Извините, миссис Костелло, но проект еще не закончен. Как я уже говорила, над ним сейчас работает мистер Берджесс и…

— Я могу хотя бы взглянуть на то, что есть? — перебила ее Вирджиния Костелло.

— Боюсь, мистера Берджесса сейчас тоже нет, но я обязательно передам…

— Передайте вашему мужу, что проект должен быть готов к пятнице. Если он мне не понравится, я буду вынуждена обратиться к другому архитектору. — Миссис Костелло не стала ждать ответа и, едва удостоив собеседницу сдержанным кивком, направилась к выходу. Однако сделав несколько шагов, она остановилась и повернулась к Шеннон. — Знаете, милочка, я все понимаю, но бизнес есть бизнес.

— Полностью с вами согласна.

— Судя по всему, ваш отец немного отошел от дел, а ваш муж еще не взял их в свои руки. Это очень опасное положение. Потерять репутацию легко, восстановить ее гораздо труднее.

Шеннон ничего не оставалось, как только кивать. Клиент всегда прав, даже тогда, когда сам толком не знает, что именно ему нужно.

— Когда вы сказали, что работа перейдет к вашему мужу, я подумала: как хорошо, новый человек — новые идеи. Но, похоже, мистеру Берджессу не хватает энтузиазма.

— Уверяю вас, миссис Костелло, проект будет готов к пятнице, — твердо сказала Шеннон. — И мой муж лично покажет его вам.

— Надеюсь. — В голосе пожилой дамы прозвучала нотка сомнения.


Фрэнсис вошел в ее кабинет минут через пятнадцать.

— Как прошел завтрак? — поинтересовалась Шеннон.

— Нормально, а что?

— Дело в том, что, пока вы прохлаждались, мне пришлось отбивать атаки клиентов.

— Не миссис ли Костелло? Ты ведь ее имеешь в виду? Мы с Патриком встретились с ней у стоянки.

— Тогда мне нет необходимости повторять все, что я от нее услышала. Ты успеешь закончить проект к пятнице?

Фрэнсис пожал плечами.

— Надеюсь.

— Я дала ей твердую гарантию.

— Тебе не следовало этого делать.

— По-моему, ты не вполне понимаешь ситуацию, — сердито пробурчала Шеннон. — Мы и так уже затянули с этим проектом и можем запросто лишиться клиента.

— Я работаю, — спокойно возразил Фрэнсис. — Но наш клиент…

— Значит, работай больше, — отрезала Шеннон. — Если твои завтраки станут затягиваться, то уж лучше приходи прямо после ланча.

— У тебя найдется ручка? — внезапно спросил он.

— Да, а зачем?

— Хочу записать кое-что. Одного кофе на завтрак тебе явно недостаточно. Буду покупать круассаны. Или тебе больше по вкусу овсянка? — Фрэнсис сел напротив Шеннон. — Давай договоримся вот о чем… — примирительно начал он, но вдруг наклонился и снял ботинок. — Посмотри, что ты с ним сделала. Вмятина осталась.

— В следующий раз будь поосторожнее. Мне не нравится, что ты вводишь отца в заблуждение относительно характера наших отношений.

Фрэнсис вскинул брови.

— Я ввожу его в заблуждение?

— Да, ты. Ты намеренно внушаешь ему, что мы… что у нас…

Он поднял руку.

— Подожди. Во-первых, идея принадлежит тебе. Я отлично помню, как ты сказала, что то, чего Патрик не знает, ему не повредит. Во-вторых, ты предложила поддерживать видимость нормальных супружеских отношений.

— Одно дело поддерживать видимость, и совсем другое — разыгрывать перед всеми сцены, подобные утренней. У людей складывается впечатление, что мы не вылезаем из постели. Черт возьми, Фрэнсис, я не хочу этого! Подумай, что будет с отцом, когда он узнает правду. Я не желаю причинять ему боль.

— Ну что ж. — Фрэнсис поднялся. — Выход прост. Давай прекратим притворяться.

Прежде чем Шеннон успела что-то сказать, он помахал ей рукой и шагнул к двери.

— Иду работать, а то ты, пожалуй, скажешь, что я и ланча не заслуживаю.

9

Рекламное агентство «Роузбад» сотрудничало с «Сазерленд Билдинг» более десяти лет. Войдя в конференц-зал, Шеннон с первого взгляда поняла, что их партнеры самым серьезным образом озабочены перспективой разрыва отношений. За круглым столом сидели с десяток мужчин и женщин во главе с менеджером Ричардом Соненбергом. Не рассчитывая на силу своих аргументов, хозяева подготовили сюрприз: у стены стояли сервировочные тележки, заставленные тарелками с ветчиной, ростбифами, овощами и сыром.

— Как мило, — прошептал ей на ухо Фрэнсис. — Пригласили нас на ланч.

— Хитрый ход, — возразила Шеннон. — Они рассчитывают на то, что с ланча мы не уйдем: это было бы уж совсем невежливо.

— Да кто же добровольно откажется от такого угощения!

— Наверное, о твоих слабостях уже всему Хьюстону известно, — сухо заметила она. — Постарайся хотя бы не набрасываться на еду сразу, язык тебе понадобится для того, чтобы говорить.

— Пожалуйста, садитесь, — пригласил Чарлз Редниц, невысокий плотный мужчина, непосредственно работавший с «Сазерленд Билдинг».

Шеннон поздоровалась с ним за руку и села на крайний из трех свободных стульев, оставив средний для отца. Однако Патрик занял второй крайний стул, так что Фрэнсис оказался между женой и тестем. Тактический ход, подумала Шеннон. Отец хочет показать, что в «Сазерленд Билдинг» произошли кое-какие изменения и теперь главную роль играет молодое поколение. Интересно, как на это отреагируют партнеры.

— Мы попросили о встрече, — начала Шеннон, — чтобы обсудить предстоящую рекламную кампанию и определить стратегию сотрудничества на ближайшие два-три года.

— Серьезная повестка дня, — заметил Соненберг, — требует основательной подготовки, поэтому предлагаю, чтобы каждая сторона изложила свои принципиальные позиции. А потом мы сможем решить тактические вопросы за ланчем. Кстати, пользуясь случаем, хочу представить нашим гостям Трейси Макговерн, которая сменит Чарлза Редница.

Шеннон впервые услышала о замене Редница еще месяц назад, так что слова Соненберга не застали ее врасплох. Чарлз, проработавший в агентстве более пятнадцати лет, собирался отойти от дел, объясняя свое решение отсутствием идей. И вот итог.

Симпатичная темноволосая женщина лет тридцати поднялась и снова села.

— Кто начнет? — спросил Соненберг, переводя взгляд с Патрика на Фрэнсиса.

— Не станем нарушать традицию, — сказал Патрик.

— Хорошо. Слушаем Трейси.

Слушая план предлагаемых рекламных акций, Шеннон все больше убеждалась в том, что Фрэнсис был прав. Обе стороны продолжали идти проторенным путем; слова, произносимые Трейси Макговерн, точно так же могли слетать с губ Чарлза Редница, а проекты, предлагаемые «Сазерленд Билдинг», мало чем отличались от позапрошлогодних.

— Разумеется, изложенное выше касается лишь наших ближайших планов. В случае же, если контракт будет продлен, я намерена перейти к новым формам и направлениям работы, с которыми готова познакомить партнеров уже сегодня.

— Вопросы? — Соненберг снова посмотрел на гостей.

Судя по тому, что Фрэнсис и Патрик даже не переглянулись, Шеннон поняла — они уже расписали свои роли.

— Представленный здесь план устраивает нас в ближайшей перспективе, — начал Фрэнсис, — но не может рассматриваться в качестве основы для долгосрочного сотрудничества. Прежде всего нужно учесть такие факторы, как тенденция к увеличению среднего возраста клиентов: расширение кредитных возможностей, разрастание пригородов. Основные направления нашей стратегии изложены в подготовленных материалах. Вы сможете ознакомиться с ними и, соответственно, скорректировать прежние подходы или выработать новые.

— Отлично. — Соненберг облегченно вздохнул. — А теперь давайте подкрепимся и обсудим технические детали в менее официальной обстановке.

Сейчас начнется зондаж и обработка, подумала Шеннон, беря с тарелки сандвич и намазывая его горчицей.

Через минуту Патрик уже оказался в компании Соненберга и Редница, Шеннон атаковали бухгалтер и юрисконсульт «Роузбада», а к Фрэнсису подсела Трейси Макговерн.

— Так это вы тот самый молодой человек, призванный генерировать новые идеи, — услышала Шеннон негромкий грудной голос. — Скажу по секрету, старик Соненберг приказал умаслить вас любой ценой.

— Приятно слышать, — прожурчал Фрэнсис. — Вы не передадите мне вот тот кусочек индейки?

— Надеюсь, у нас сложатся плодотворные отношения, — продолжала Трейси Макговерн, — и мы будем работать в тесном контакте.

— Это в наших общих интересах, миссис…

— Вообще-то мисс, — поправила она. — И, пожалуйста, называйте меня Трейси.

— Ничего не имею против, — легко согласился Фрэнсис.

— Я полностью разделяю ваше мнение о большей ориентации на молодое поколение. — Взгляд Трейси скользнул по руке Шеннон и задержался на кольце. — Но вкусы молодежи несколько отличаются от тех, которые характерны для наших привычных клиентов. Это касается не только архитектуры, внутренней планировки или дизайна, но и всего остального, например, одежды, музыки, украшений. Они не хотят носить то, что носили наши родители.

Намек был настолько понятен, что Шеннон в первый момент не поверила своим ушам. Что это, намеренное оскорбление или случайная реплика? В пользу первой версии говорило и то, что Трейси, судя по выражению ее лица, так же невысоко оценила и серьги с кулоном, выбранные Шеннон в качестве украшений для визита в «Роузбад».

— Разумеется, мы разместим рекламу там, где вы пожелаете, но, если продукт не по вкусу публике, его не станут покупать.

— Мы не стоим на месте, — сказал Фрэнсис.

— О, конечно. — Трейси уже не обращала внимания на Шеннон, сосредоточив все свои усилия на Фрэнсисе, которого выбрала в качестве главной мишени. — Время требует нестандартных подходов…

— Кстати, мне понравился ваш нестандартный подход к рекламе дамского белья, — вступил в разговор Патрик Сазерленд. — Там были три девушки… — Он мечтательно улыбнулся. — Вот только непонятно, где вы нашли снег в Техасе.

— Папа, — попыталась остановить отца Шеннон, но на ее вмешательство никто не отреагировал.

— Снег не проблема, — снисходительно ответила Трейси Макговерн, явно взявшая инициативу в свои руки. — Современная фототехника позволяет творить чудеса. Кстати, Фрэнсис, вы могли бы заглянуть как-нибудь на нашу студию.

Что происходит? Шеннон была настолько ошарашена дерзким, а точнее наглым наступлением неизвестно откуда взявшейся выскочки, что даже не знала, как себя вести. Не обращать внимания и стоически терпеть насмешки? Уйти с гордо поднятой головой и сорвать переговоры?

Она посмотрела на отца — если Патрик что-то и заметил, то не подавал виду, с интересом внимая речам Трейси.

— Прошлой осенью я была в Амстердаме на презентации новой коллекции украшений одной ювелирной фирмы. Знаете, как они это обставили? — Энергичная красотка выдержала эффектную паузу. — Выпустили на подиум манекенщицу… почти без одежды! Понимаете, наряды только отвлекают внимание, а без них…

Слушавшие ее Патрик и Соненберг рассмеялись.

— Не сомневаюсь, что демонстрация прошла с успехом, — усмехаясь, сказал Фрэнсис, — но, к сожалению, дома не украшения, а если мы начнем рекламировать их, привлекая девушек в бикини, то, боюсь, архитектурных достоинств никто не заметит.

— Нет, что ни говорите, а в Европе люди способны ценить красоту, — мечтательно проговорила Трейси.

— Почему же вы там не остались? — грубовато спросила Шеннон. — Уверена, ваши таланты оказались бы востребованными.

— К сожалению, там мало платят. — Макговерн вздохнула и, поймав многозначительный взгляд Соненберга, поспешно добавила: — Итак, Фрэнсис, я просмотрю ваши материалы, а на следующей неделе мы встретимся и все окончательно решим. Думаю, собирать всех нет необходимости, не так ли?

Фрэнсис пожал плечами.

— Посмотрим.

— Я вам еще позвоню, — пообещала Трейси.

— Будем ждать с нетерпением, — не удержалась Шеннон.

Она еще кипела от злости, когда они втроем вышли на улицу.

— Ну и нахалка!

Патрик пожал плечами.

— Поживем — увидим. По-моему, кое-что у них получается неплохо. — Он посмотрел на небо. — Знаете, погода хорошая, так что я, пожалуй, вернусь на работу пешком. Да и прогуляться после ланча полезно. Увидимся.

— Жаль, но у нас свободного времени не так много, — сказал Фрэнсис, останавливая такси.

— Может быть, поедешь без меня? — Шеннон взглянула на часы. — Хочу забежать в одно место.

— Садись, мне надо с тобой поговорить. — Он открыл дверцу и жестом пригласил ее занять место.

— О чем?

— Мне не очень понравился твой тон. В какой-то момент я даже подумал, что ты можешь все испортить.

Вот, значит, как! Шеннон стиснула кулаки.

— Послушай, дорогой. Я понимаю, любому приятно оказаться в центре внимания, выслушивать комплименты и чувствовать себя вершителем судеб. Но, по-моему, ты просто не увидел главное: эта Макговерн пыталась манипулировать тобой, и, возможно, если бы не мы с отцом, ты уже пел бы под ее дудку. Она откровенно вешалась тебе на шею, а ты улыбался и облизывался, как кот на сметану.

— Все?

— Этого мало?

— Мы же договорились вести себя так, чтобы не вводить в заблуждение Патрика.

Шеннон недоуменно посмотрела на мужа.

— О чем ты, черт возьми? Мы говорили совсем о другом, при чем тут мой отец?

— Не понимаешь? Что ж, объясню. Шен, ты вела себя, как ревнивая жена.

Она замерла с открытым ртом. Он шутит? Неужели, выслушав весь этот вздор, который несла бесстыжая Макговерн, Фрэнсис вывел одно-единственное заключение: его жена ревнует?

— И вот что еще, милая, — бесстрастно продолжал Фрэнсис. — Если я тебе не нужен, то, по крайней мере, не веди себя как собака на сене.

Это уж слишком!

— А теперь послушай ты, приятель, — зло прошипела Шеннон. — Нисколько не сомневаюсь, что так понравившаяся тебе Трейси Макговерн готова флиртовать хоть с самим дьяволом ради продления контракта. Нисколько не сомневаюсь, что при случае она с удовольствием предложит тебе установить еще более тесный контакт. Но это вовсе не означает, что меня в какой-то степени задевает то, как она с тобой обращается. Могу тебя уверить, меня интересует только то, что напрямую связано с «Сазерленд Билдинг», и, если ты вбил себе в голову…

Фрэнсис вздохнул и поднял руку.

— Твоя горячность только подтверждает мои опасения. Предупреждаю, если ты не справишься с зеленоглазым чудовищем, у Патрика может сложиться неверное впечатление о наших отношениях.


Все уже разошлись, кабинеты опустели, но Шеннон ничего не замечала. Всю вторую половину дня она просидела за письменным столом, разбираясь в накопившейся за последние дни почте, просматривая проекты контрактов, составляя рабочий график для служащих на следующую неделю. Лишь когда за окном начало темнеть, она встала, сложила бумаги, выключила свет и направилась в офис отца.

Дверь была открыта. Патрик и Фрэнсис стояли у карты города, оживленно обсуждая что-то.

— Подойди и послушай, что предлагает твой муж. Мне это и в голову не пришло бы.

Шеннон медленно приблизилась к мужчинам и встала за спиной у отца. Патрик, вероятно почувствовав ее настроение, оглянулся.

— Что случилось, милая?

Ничего такого, о чем можно было бы рассказать в присутствии третьего. Третьего лишнего. А впрочем, почему бы и нет? Почему бы не выложить карты на стол? Может быть, стоит объяснить отцу, как обстоят дела? Поставить его перед фактом, что дурацкая затея с браком по расчету не сработала?

Шеннон уже открыла рот, но в глазах отца читалось такое беспокойство, что огорчать его своими откровениями у нее не хватило духа. Нет, она расскажет ему все потом, наедине.

— Все в порядке, папа.

— Но выглядишь ты, честно говоря, неважно.

— Просто устала.

— Были какие-то проблемы?

— Приходила миссис Валентайн. Помнишь ее?

— Коттедж на Южном шоссе?

— Да. Представляешь, старушка уверена, что мы построили ей дом с привидением. Целых полчаса убеждала меня в этом, просила чем-нибудь помочь, а в конце пригрозила подать в суд.

— Коттедж с привидением? Патрик, вы что-то от меня утаили, да? Последние достижения? — Фрэнсис щелкнул пальцами. — Отличная идея для рекламщиков!

У Шеннон вертелась на языке язвительная реплика, но сейчас любой камешек в огород Трейси Макговерн мог рикошетом ударить по ней самой.

— Шутки шутками, но мы должны что-то предпринять.

Патрик потер щеку.

— Хорошо, милая, когда миссис Валентайн придет в следующий раз, пришли ее ко мне. Она живет с племянницей?

— Да, но девушка уехала на пару недель.

— Ладно, что-нибудь придумаем. — Патрик отошел к столу, закрыл ящики и повернулся к дочери. — Если ты домой, Шен, я провожу тебя.

Она посмотрела на Фрэнсиса.

— Ты готов?

Он покачал головой.

— Нет, я еще задержусь немного, поработаю над проектом миссис Костелло. Ты же сама определила мне крайний срок — пятница.

— Ах да, я и забыла.

Странно. Еще прошлой ночью Шеннон отдала бы все на свете, чтобы остаться в квартире одной, а сейчас испытала нечто, похожее на огорчение. Конечно, сказала она себе, ни о каком огорчении не может быть и речи, тут что-то другое. Ей не впервой возвращаться домой одной… С другой стороны, теперь нет причины откладывать на завтра разговор с отцом. Может быть, нервозность объясняется именно этим.

— Шен, идем, — окликнул Патрик.

— Да, папа, сейчас.

Шеннон, ни о чем не думая, механически подставила Фрэнсису щеку. Прохладные губы на мгновение прижались к ее коже, задержавшись у уголка рта. Оглянувшись, Шеннон поймала задумчивый взгляд отца.

Ну вот, опять. Похоже, у нее все получается не так, как надо.

В холле Шеннон взяла отца за руку.

— Папа, мне надо сказать тебе кое-что.

— Я слушаю.

Она замялась, не зная, с чего начать.

— Это касается Фрэнсиса, так ведь? — мягко подсказал он.

— Да. Я ценю твою сдержанность, то, что ты не задаешь вопросов, но…

— Продолжай.

— Понимаешь, если ты думаешь…

— Я думаю о том, как бы нам поймать сейчас хотя бы одно такси. — Патрик шагнул к краю тротуара.

— Видишь ли, все не так, как ты себе представляешь. Я говорю о наших с Фрэнсисом отношениях. Возможно, тебе со стороны кажется… — Она остановилась и перевела дыхание. — Папа, ты надеялся, что наш брак даст тебе наследника. Но…

Патрик едва заметно нахмурился.

— Наследника? Шен, тебе не кажется, что это звучит немного старомодно, а? И потом, с чего ты решила, что я жду наследника?

А вот это уже интересно, подумала Шеннон, кто-то из нас двоих определенно потерял связь с реальностью. Она попыталась воспроизвести в памяти тот разговор, но за последние недели их было так много и все они перемешались настолько, что выдернуть из получившегося клубка нужную нитку никак не удавалось. Но не внушила же она себе…

— Папа, у меня, как ты понимаешь, нет стенограммы нашего разговора, но не могла же я настолько неверно истолковать твои слова.

Патрик поднял руку, подзывая такси.

— Дорогая, я прожил жизнь. Неужели ты всерьез веришь, что я мог просить тебя о наследнике? Подумай как следует и поймешь, что сама идея о наследнике абсолютно глупа.

— В общем-то… да, — пробормотала Шеннон. — Конечно, если подумать…

— Талант и интересы не передаются по наследству. Ты и сама хорошо это знаешь.

— Папа! — запротестовала она. — Я занимаюсь делом, которое люблю! Для меня нет ничего дороже, чем наша компания!

— Согласен. Но я не могу доверить ее тебе одной. — Патрик улыбнулся. — Да, у тебя есть характер, есть воля, решительность, ответственность. Но ты не потянешь фирму в одиночку. Представляю, какой проект для миссис Костелло ты выдала бы, даже просидев над ним целый месяц. И вообще, надо быть сумасшедшим, чтобы заглядывать на много лет вперед, и уж полным безумцем, чтобы возлагать какие-либо надежды на ребенка, которого и в проекте-то не существует. — Он открыл заднюю дверцу подъехавшего такси.

Шеннон молча села в машину.

— Но это вовсе не означает, что я не хочу внука, — задумчиво добавил Патрик Сазерленд. — Ладно, дорогая, до завтра, вон еще одно такси.

Странный получился разговор, думала она по дороге домой. Уверенность в том, что Отец говорил о наследнике, не могла возникнуть сама по себе, из ниоткуда. Может быть, он облек эту мысль в другие слова, выразил ее не столь откровенно, но суть не менялась.

А что, если я ошиблась? Что, если совершенно неверно истолковала какое-то высказывание отца? Но если так, то вся ситуация выглядит иначе!

Машина остановилась перед ее домом. Шеннон расплатилась с водителем и медленно побрела к двери.

В холле ее встретит управляющий.

— Миссис Берджесс, вы не оставили никаких распоряжений, поэтому я не знал, что с ними делать…

— Не понимаю.

— Я говорю о тех ящиках, которые привезли сегодня утром. Из Детройта.

— Ага, ясно. И где они?

— Видите ли, я не мог оставить их здесь, но и не хотел впускать грузчиков в вашу квартиру, поэтому все сложено на площадке.

— Хорошо, спасибо.

Шеннон вызвала лифт. Ну вот и прибыли вещи Фрэнсиса, возиться с ними у нее не было ни малейшего желания. Да и спешить некуда.

Кабина остановилась, Шеннон вышла из лифта и застыла. Вся площадка была заставлена ящиками и коробками, поднимающимися почти до потолка. К двери квартиры вел узкий проход.

Оглядевшись, Шеннон поняла, что помимо ящиков и коробок есть еще кое-что: кресло-качалка с кожаным сиденьем и потертыми подлокотниками, свернутый ковер, крепкий на вид стол.

Боже, да тут работы на целый день! — с отчаянием подумала Шеннон. И, разумеется, убирать все нужно уже сейчас, потому что в противном случае меня запросто оштрафуют.

Почти на всех ящиках имелись надписи, сделанные красными чернилами. Интересно, что же притащил Фрэнсис, с чем не пожелал расстаться? Шеннон только качала головой, читая надписи: посуда и кухонная мебель, стекло и книги, телевизор и пластинки, одежда и инструменты…

Дверь лифта открылась, и на площадку осторожно вышла соседка Шеннон, неопределенного возраста блондинка.

— Извините за беспорядок, мне очень жаль, что так получилось, и…

— Да уж хорошего мало, — фыркнула соседка. — К собственной квартире не пробьешься. А вдруг что случится? Я говорила этим идиотам, грузчикам, что пожарная служба запрещает заставлять площадки, но разве им что-то докажешь!

— Как только мой муж вернется домой… — начала Шеннон.

— Ваш муж? — Голос соседки зазвучал совсем по-другому. — Так это все его?

Сейчас она предложит воспользоваться ее второй спальней, подумала Шеннон.

— А вы давно поженились? — поинтересовалась соседка, впервые за все время удостаивая счастливую обладательницу мужа внимательным взглядом.

— Давно, но он, понимаете ли, только что вышел из тюрьмы, — ответила Шеннон, доставая ключ. — Наши законы слишком строги к грабителям, вы не находите?

Оставив соседку стоять с открытым ртом, она сняла верхний ящик с надписью «стекло» и вошла в прихожую. Наверное, ящики и коробки полегче надо внести уже сейчас, а вещами потяжелее пусть занимается Фрэнсис.

Избавившись от груза, Шеннон потянулась к телефону.

Три гудка… пять… восемь… Может быть, он уже закончил работу и едет домой? Или так увлекся, что не хочет отвлекаться и снимать трубку?

— Да?

— Это я. Здесь требуется твое присутствие.

Фрэнсис не ответил.

— Алло?

— Я слышу. Надеялся, что ты заскучаешь, но не думал, что это случится так быстро.

— Перестань шутить, Фрэнсис, и приезжай поскорее.

— Меня ждут какие-то плохие новости?

— Тебя ждет гора ящиков, которые нужно затащить в квартиру. Как только все это помещалось у тебя в Детройте…

— А, вот в чем дело. Хорошо, милая, уже лечу.

— Я уже перетащила в кухню одну коробку с надписью «стекло». Что у тебя там, богемский хрусталь или веджвудский фарфор?

— Сервиз моей бабушки.

Интересно. Неужели он действительно сохранил и перевез за сотни миль какой-то сервиз? Коробка не показалась Шеннон достаточно большой и тяжелой. Может быть, там только остатки сервиза?

— Я не буду против, если ты разберешь пару ящиков, — сказал Фрэнсис.

— Хорошо, но ты все же поспеши.

Когда минут через двадцать Фрэнсис открыл дверь своим ключом, Шеннон хозяйничала у плиты.

— Теперь я понимаю, почему ты запаниковала. Боже, я не думал, что у меня столько скарба! Впрочем, стоит распаковать вещи, как окажется, что их вовсе и немного. А чем это у нас так вкусно пахнет?

— Не надейся на что-то особенное. Всего лишь рагу. Я подумала, что тебе надо подкрепиться перед тем, как браться за работу. Кроме того, если я буду занята, ты не станешь дергать меня по пустякам.

— А я-то надеялся…

— Нет-нет, на мою помощь не рассчитывай. Скажи спасибо, что я принесла коробку с сервизом.

— Там действительно сервиз?

Шеннон пожала плечами.

— Я не заглядывала.

— Вот как? Устояла перед соблазном? — Фрэнсис развязал узел бечевки. — Зачем же принесла?

— Коробка стояла наверху и могла упасть, — сухо ответила Шеннон, — а так как на ней написано «стекло», то я и решила принять меры предосторожности. Думаю, никакого сервиза там нет.

— Ты права. — Фрэнсис открыл коробку и осторожно извлек из нее модель сказочного замка. — Мой первый проект, три тысячи деталей.

Шеннон ахнула.

— Сколько же тебе было тогда лет?

— Двенадцать. Я собирал этот замок почти четыре месяца. Потом были и другие, но, к сожалению, сохранился лишь один. Одни сломались, другие я раздарил, третьи…

— Удивительно, что с этим ничего не случилось, — перебила его Шеннон. — Кстати, у тебя в Детройте была большая квартира?

— Обычная, трехкомнатная. Но в ней я жил всего лишь около полутора лет, а до того довольствовался однокомнатной. — Фрэнсис стал развязывать бечевки на двух принесенных коробках. — Так, а что у нас здесь?

— Разве ты не знаешь? Разве не сам упаковывал?

— По крайней мере не все. Видишь ли, накануне отъезда я пригласил друзей, и они закончили дело без меня.

— Понятно. Ты поешь сейчас или потом?

— Пожалуй, сейчас.

Она повернулась к плите.

— Уверена, что половину содержимого придется выбросить. Жаль, на распаковку уйдет время. Я переезжала всего один раз, но усвоила урок на всю жизнь: при переезде надо избавляться как минимум от половины вещей.

— Скажи, Шен, а почему вы с Патриком не живете в своем доме? Мне говорили, что у вас прекрасный трехэтажный особняк.

Шеннон напряглась. Она знала, что Фрэнсис рано или поздно задаст этот вопрос, но все же оказалась не готовой отвечать на него.

— Извини, я спросил просто из любопытства и…

— Да нет, ничего. Отец уехал оттуда после смерти моей матери, я не жила там никогда.

— А продавать его Патрик не хочет, верно?

— Надеется, что когда-нибудь я… — Шеннон вздохнула.

Некоторое время оба молчали, Фрэнсис с аппетитом съел рагу и выпил кружку черного густого кофе. Шеннон ограничилась соком.

— Наверное, лучше всего перенести коробки в гостиную и поставить пока вдоль книжных стеллажей, — предложила она.

— Уверена, что они не будут мешать?

— Разумеется, будут. Но уж с этим ничего не поделаешь. Не заставлять же ими спальни! Кроме того, надеюсь, ты разберешь их до конца недели. — А еще я надеюсь, что хотя бы на пару дней избавлюсь от твоего внимания, мысленно добавила Шеннон, убирая в холодильник сыр.

— А тебе есть чем заняться? — полюбопытствовал Фрэнсис.

— Мне всегда есть чем заняться, так что об этом не беспокойся. Тебе включить какую-нибудь музыку для настроения?

— У тебя есть Боб Марли?

— А что-нибудь более серьезное тебя не устроит?

— Если ты имеешь в виду похоронный марш, то нет.

10

По возращении домой Фрэнсис обнаружил два сюрприза: первый ждал его на лестничной площадке и занимал почти все ее пространство, оставляя лишь два узких прохода к каждой из квартир. Фрэнсис и представить не мог, что успел нажить столько барахла. Со вторым сюрпризом он столкнулся в кухне, где увидел Шеннон, одетую в джинсы и майку.

Конечно, то, что у нее отличная фигура, Фрэнсис знал и раньше — ни рабочие костюмы, ни платья не скрывали высокую грудь, тонкую талию и обольстительные бедра. И все же вид, открывшийся ему из прихожей, мог и мертвеца поднять из гроба.

Пока он носил коробки и ящики с лестничной площадки в гостиную, Шеннон хлопотала в кухне, и каждый раз, проходя мимо, он невольно бросал взгляд в ее сторону. В конце концов Фрэнсис врезался плечом в дверной косяк и едва удержался на ногах. Нет, надо думать о чем-то другом. Например, о том, что находится в этих дурацких коробках. Ему казалось, что он продал все лишнее, оставив либо действительно необходимое, либо то, что было связано с какими-то событиями.

Фрэнсис работал грузчиком уже около часа, когда Шеннон принесла в гостиную поднос с фруктами и ледяным чаем. Он благодарно кивнул, выпил залпом полстакана и присел на диван.

— Хороша зарядка. Не знаю, смогу ли завтра руками пошевелить.

— Гостиная становится похожей на бастион.

— Извини за неудобства. Как только все перенесу, сразу же начну распаковывать коробки. Представляю, сколько будет мусора.

— Зато ты окружишь себя привычными вещами. Считай неизбежный мусор платой за комфорт. — Шеннон провела ладонью по инкрустированной столешнице журнального столика. — Красиво.

— Рад, что тебе понравилось.

— Но только для всего места не хватит. Надо подумать, куда убрать лишнее.

— Здесь есть какой-нибудь подвал?

— К сожалению, нет.

— Что ты предлагаешь?

Она пожала плечами.

— Ничего. И не смотри на меня жалостливо, у тебя это плохо получается.

— Ладно, я что-нибудь придумаю. — Фрэнсис начал подниматься, но Шеннон жестом остановила его.

— Посиди. Так уж и быть, помогу тебе, сниму вон ту коробку. Надеюсь, там нет ничего, что могло бы разбиться.

Фрэнсис потянулся за бананом.

— Ну, если тебе так хочется…

Он не договорил, потому что коробка, оказавшаяся тяжелее, чем предполагала Шеннон, внезапно сорвалась и ударила ее в плечо. Пытаясь сохранить равновесие, она пошатнулась, задела другой ящик, и вся конструкция опасно пошатнулась.

Да ее же раздавит!

Дальнейшее произошло в одно мгновение. Шеннон падала на спину, а Фрэнсис, выронив банан, уже летел к ней, чтобы принять на себя удар, предназначавшийся Шеннон.

Коробки обрушились на него как раз в тот момент, когда Шеннон грохнулась на ковер. Фрэнсис успел выставить руки, но все равно упал на Шеннон, больно ударившись локтями о пол.

Наверное, на минуту-другую они оба потеряли сознание. Когда же Фрэнсис опомнился, то обнаружил, что лежит поперек Шеннон, уткнувшись лицом в ее живот.

Он сделал глубокий вдох и ощутил какой-то цветочный аромат — то ли лилий, то ли фиалок.

— Черт побери, что это ты делаешь? — на удивление спокойно спросила Шеннон.

— Пытаюсь спасти наш брак, — пробурчал Фрэнсис, с неохотой поднимаясь на четвереньки. — Кажется, ты обязана мне жизнью.

Она не шевелилась.

— Так ты решил пожертвовать собой? Очень трогательно. А теперь, будь добр, помоги мне подняться.

Фрэнсис сел и поморщился.

— Как ты, Шен? Ничего не болит? Голова не кружится? Боже, как я испугался… Если бы на тебя свалился ящик с инструментами, одними синяками ты не отделалась бы.

— Что за инструменты?

— Обычный набор: молотки, сверла, отвертки. Но главное — пила.

— Пила? Ты имеешь в виду штуку, которой валят деревья? Господи, для чего тебе пила?

— Не бойся, я не маньяк, бегающий по дому с электропилой. Эта специальная пила для фигурной резки.

— Что еще у тебя в этих ящиках? Гантели? Золотые слитки? Гвозди? Не понимаю, разве все эти инструменты нельзя купить здесь?

— Видишь ли, они достались мне от отца. Он был мастером-краснодеревщиком и надеялся, что я когда-нибудь открою собственную мастерскую. Но вышло иначе.

— Пожалуй, я найду помещение, где ты мог бы не только хранить инструменты, но и мастерить что-то, — пообещала Шеннон. — А сейчас все же помоги мне подняться.

Фрэнсису не хотелось вставать. Ему хотелось лежать рядом с Шеннон, вдыхать ее становящийся знакомым аромат, держать ее за руку, а еще лучше унести ее в спальню, положить на кровать и…

Но что толку мечтать о несбыточном! Что толку растравлять душу, лелея пустые надежды! Жизнь приучила Фрэнсиса не заглядывать за горизонт и жить сегодняшним днем.

Он встал и помог встать Шеннон. Она осторожно переступила с ноги на ногу, подвигала плечами, потерла шею.

— Все хорошо?

— Вроде бы. По крайней мере, острой боли нет. Тебе повезло, не придется объяснять Патрику, как случилось, что его дочь вывихнула колено или сломала ребро. — Шеннон поправила выбившуюся из джинсов майку и оглядела комнату. — Давай сделаем так: ты переносишь остальные коробки, а я убираю в гостиной, ладно?

Фрэнсис кивнул.

— При условии, что завтрак за мной.

Проснувшись на следующее утро от звонка будильника, Шеннон не сразу поняла, где находится, — на прикроватном столике стоял поднос: кофейник, тарелочка с горячими бутербродами, свежая булочка и джем.

Шеннон, выждав для приличия пару минут, съела бутерброд, запив его чашкой кофе, и, одевшись, покинула спальню.

В гостиной высилась внушительная стена коробок, но ни обрывков бечевки, ни упаковочной бумаги, ни другого мусора она не увидела. Чудеса, подумала Шеннон. Похоже, впервые на этой неделе у нас с Фрэнсисом появился реальный шанс прийти на работу вовремя. Интересно, во сколько лег Фрэнсис?

Фрэнсис ждал ее в холле.

— Спасибо за завтрак, — приветствовала его Шеннон. — Но учти, исключения не должны становиться правилами, иначе в жизни не останется никаких удовольствий. А сейчас давай поторопимся. Если у машины не спустит колесо, если мы не попадем в пробку, если…

— Если сможем закрыть дверь, — вставил Фрэнсис.

— У меня надежный замок.

— Ломаются даже надежные.

— Ты это серьезно?

— Серьезнее не бывает. Иди сюда. — Он открыл входную дверь, вставил ключ и попытался повернуть. Замок не срабатывал.

— О черт!.. — в отчаянии простонала Шеннон. — Опоздать на работу третий день подряд! — Она потерла виски. — Так, я вызову управляющего, пусть разбирается.

— Шен, у тебя найдется отвертка? А впрочем, у меня же целый ящик инструментов. — Фрэнсис поставил на пол портфель. — Зачем кого-то вызывать, если я и сам могу починить замок.

— Ты уверен?

— Абсолютно. Видишь ли, замок немного разболтался внутри, и все, что требуется, это подтянуть крепления. — Он помолчал и добавил: — По крайней мере, мне так кажется.

— Может быть, все же лучше доверить дело профессионалам? — с сомнением спросила Шеннон.

— Профессионал отличается от любителя лишь тем, что берет за работу деньги, — возразил Фрэнсис и исчез в гостиной, откуда вышел через минуту уже с отверткой.

— Оказывается, мой муж мастер на все руки, — пробормотала Шеннон. — А я-то полагала, что из нас двоих больше выиграл ты.

— Ты еще не знаешь всех моих талантов.

Через десять минут, заперев дверь на замок, они вошли в кабину лифта.


Их третье опоздание прошло почти незамеченным, и лишь Патрик, посмотрев на часы, удрученно покачал головой.

— Похоже, напрасно я поспешил с отменой пари.

Шеннон рассказала отцу о замке, не забыв отметить находчивость Фрэнсиса, но Патрик только улыбнулся.

— Каждый день новая причина. Интересно, что вы придумаете завтра. — Он повернулся к зятю. — Я бы хотел обсудить с тобой вопрос о поставках дерева из Мексики. Мне вчера звонил один приятель…

— Ты хотела что-то спросить? — заметив ее взгляд, поинтересовался Фрэнсис.

— Да, у тебя есть подвижки с проектом Костелло? Она может позвонить сегодня.

— По-моему, срок истекает в пятницу, но, если возникнут проблемы, направь ее ко мне. — Фрэнсис помахал Шеннон рукой и присоединился к Патрику, направлявшемуся к своему кабинету.

За ее спиной кто-то хихикнул. Шеннон обернулась и увидела девушку из отдела продаж, работавшую в «Сазерленд Билдинг» не более полугода. Надо мной смеются уже почти в открытую. Могу представить, что говорят у меня за спиной, подумала Шеннон, делая вид, что ничего не заметила.

Подойдя к двери кабинета, она обнаружила всунутую в ручку свернутую еженедельную газету. Шеннон собиралась полистать ее во время ланча, но бросившийся в глаза заголовок на первой странице заставил поторопиться.

Репортер, освещавший как саму свадебную церемонию, так и последующий обед, привел список гостей, подробно остановился на нарядах и украшениях, а главных виновников торжества представил как романтических любовников, воссоединившихся вопреки разделявшим их сотням миль.

Шеннон отложила газету с неприятным чувством, вызванным то ли цинизмом, с каким пресса дурачит тысячи ничего не подозревающих читателей, то ли осознанием факта собственного участия в недостойном шоу.

Успокоив себя тем, что ее лицемерие, по крайней мере, не отразилось на судьбах других людей, она взяла папку с документами на подпись и вышла из кабинета. На этаже было непривычно тихо, лишь за одной дверью звучали приглушенные голоса, а из-за другой доносился стук печатной машинки.

Шеннон уже миновала первую дверь, когда ее внимание зацепилось за знакомое имя. Она остановилась и прислушалась.

— …Никогда не думала, что Джейсон Крамер окажется женатым мужчиной, да еще с ребенком.

— Ты не знала? Да, ловкий парень.

— И все-таки ему не позавидуешь.

Шеннон почувствовала, как тревожно застучало сердце. С Джейсоном что-то случилось? Что? Она открыла дверь.

В кабинете сидели две женщины. Увидев Шеннон, они мгновенно замолчали.

— Мисс… извините, миссис Берджесс, вы хотели что-то спросить? — поинтересовалась после паузы одна.

— Да, вы говорили о Джейсоне Крамере. С ним что-то случилось? Он звонил?

Женщины переглянулись.

— Видите ли, миссис Берджесс, разговор о нем зашел случайно. Дело в том… мистер Крамер заходил сюда, в «Сазерленд Билдинг», утром в понедельник.

— Да, я знаю. Продолжайте, Глория, и, пожалуйста, называйте меня, как раньше, а то я начинаю казаться себе старухой.

— Так вот в тот день сюда звонила его секретарша, спрашивала о своем боссе. Я сказала, что он заходил, но потом ушел.

— Она объяснила, зачем искала его?

— В понедельник? Нет.

— Тогда когда же? — Шеннон понимала, что со стороны, должно быть, выглядит странной, но решила довести расследование до конца. — Я имею в виду, звонила ли она потом?

Глория замялась и бросила умоляющий взгляд на подругу, которая кивнула в ответ.

— Да, Шеннон, звонила. Секретарша Крамера спрашивала насчет того майского заказа, а затем поблагодарила нас за помощь. Ей нужно было срочно отыскать его, а без нас у нее ничего бы не получилось.

— Значит, с мистером Крамером все в порядке?

— С ним да, — ответила Глория, — а вот его жена в больнице.

— О Боже, что с ней?

— Я так поняла, что миссис Крамер попала в больницу уже два месяца назад, а муж навещает ее… ну, в общем, не так часто, как должен бы.

Шеннон задумчиво кивнула.

— Если миссис Крамер в больнице, то где же его сын?

— Сын?

— У него есть сын?

— А вы разве не знали? — удивилась она и тут же прикусила язык, кляня себя за поспешность.

— Нет. — Женщины переглянулись.

— Мы только сегодня узнали, что он женат, — сказала Глория.

Что ж, похоже, она получила всю информацию.

— Спасибо. — Шеннон улыбнулась. Надо было придумать какое-то объяснение своему любопытству, но в голову ничего не приходило. — Мистер Крамер наш давний партнер…

— Да, конечно, — бесстрастно сказала Глория.

Выйдя за дверь, Шеннон перевела дыхание.

— Ты поняла? — услышала она голос Глории. — Она зашла расспросить о Крамере. Может быть, между ними действительно что-то было? Или даже есть?

Коллега Глории — ее имя странным образом выпало из памяти Шеннон — хмыкнула.

— По-твоему, женщина, отхватившая такого парня, как Фрэнсис Берджесс, посмотрит на трепло вроде Джейсона Крамера?

— Все равно…

Шеннон поспешно отошла от двери и продолжила путь к кабинету отца. Моники в приемной не было, и она тяжело опустилась на стул. Сердце колотилось, не хватало воздуха, в ушах шумело.

Как же так?

Она потерла виски. Получалось, что в тот день, когда они встретились в аэропорту, когда Джейсон говорил ей о своей любви, улыбался и демонстрировал мужское обаяние, его жена лежала в больнице.

Трепло…

Нет, такого просто не может быть. Они не знают Джейсона. Ее Джейсона. Не знают так, как знает она. Наверняка что-то перепутали.

А если нет? Что, если она видела Джейсона в розовом свете? Что, если ошибалась она?

Шеннон вспомнила последнюю встречу с ним. Джейсон говорил ей какие-то неприятные слова. И Фрэнсис… Фрэнсису он, похоже, тоже не понравился. А отец? Отец не верил в надежность и порядочность женатого мужчины, заводящего роман с молодой женщиной. Как же она могла влюбиться в человека, способного лгать, способного оставить в беде больную жену?

Мир переворачивался.

Ложь, ложь, все ложь, твердила себе Шеннон, но внутренний голос говорил другое: ты влюбилась в лгуна, в обманщика, в трепло. Ты не хотела ничего замечать. Тебе нравилось его внимание, тебе было хорошо с ним, ты надеялась — да-да, надеялась, — что ради тебя Джейсон Крамер бросит семью, разведется с женой…

Господи, какая мерзость!

Злость закипала в Шеннон, грозя стать неуправляемой. Злость на Джейсона. Но еще больше злость на себя. Как можно быть такой наивной! Как можно верить мужчинам, тем более женатым!

Ну и дура же ты, Шеннон!

Почему она так легко поверила ему? Потому что рядом не было матери, которая вовремя предупредила бы дочь о коварстве и вероломстве мужчин? Но ведь история, рассказанная Джейсоном, стара как мир. Холодная, не понимающая мужа жена… неудачный брак… одинокая, уязвимая душа в бетонных джунглях равнодушного мира… Сколько несчастных бедняжек проглотили эту наживку, свято веря в то, что они особенные, что у них все будет иначе, что их любовь выдержит все испытания?!

Интересно, что думал о ней ее «возлюбленный»? Кем он ее считал? Простушкой? Идиоткой? Шлюхой? Смеялся ли он над ней, возвращаясь домой после свидания? Рассказывал о своих успехах дружкам? Или несчастный лгун Джейсон тоже обманывал себя, выдумывая романтические сказочки, создавая иллюзии и переселяясь в них? Для некоторых мир фантазий более реален, чем тот, в котором они живут, работают, страдают и не знают счастья. Таких людей можно понять. Но можно ли простить?

Собирался ли Джейсон уходить от жены? Не видел ли он в Шеннон только наследницу владельца «Сазерленд Билдинг»? Если да, то ее замужество стало для нее тяжелым ударом.

Погруженная в свои мысли, Шеннон очнулась, только когда услышала в коридоре громкий негодующий голос Вирджинии Костелло.

— Я приезжаю сюда уже в десятый раз, и если вы думаете, что каждая такая поездка доставляет мне большое удовольствие, то ошибаетесь!

Кого это она распекает? — подумала Шеннон.

— Извините, миссис Костелло, но мистера Сазерленда сейчас нет. — Голос принадлежал Монике.

— У меня складывается такое впечатление, что бедняга Патрик вообще отошел от дел.

— Мама!

Так, понятно, значит, сегодня миссис Костелло явилась не одна, а в сопровождении дочери.

Дверь открылась. Моника отступила, пропуская в приемную клиенток.

— О, миссис Берджесс! Как удачно! А я уже начала думать, что у вас работают только лифты.

— Мама, миссис Берджесс тут абсолютно ни при чем.

— Помолчи, Клэр.

Стоявшая за спиной грозной посетительницы Моника сделала Шеннон какой-то знак и выскользнула в коридор.

— Чем могу помочь вам, миссис Костелло?

— Мне хотелось бы взглянуть на мой проект и либо потерпеть еще немного, либо обратиться к другому архитектору.

— Конечно. — Шеннон отодвинула Джейсона Крамера в дальний угол сознания и подошла к столу секретарши. — Будьте добры подождать пару минут. Садитесь, а я позвоню сейчас мистеру Берджессу.

Звонить, однако, не понадобилось. В коридоре послышались быстрые, энергичные шаги, и через несколько секунд в приемную вошел Фрэнсис, а за ним Моника.

— Добрый день, миссис Костелло, миз?.. — Он вопросительно посмотрел на молодую женщину.

— Это моя дочь, Клэр.

— Очень приятно, Клэр. А я Фрэнсис Берджесс. Давайте пройдем в кабинет Патрика, и я вам все покажу.

Когда дверь за ними закрылась, Шеннон выразительно закатила глаза.

— Бедный Фрэнсис. Эта Костелло хуже аллигатора — как вцепится, так уже не отпустит. Патрика она просто извела, потому что ей не угодить. Семь пятниц на неделе — это про нее.

— Что ж, посмотрим, по зубам ли ей мой муж. — Шеннон подошла к двери кабинета и прислушалась. — Странно, ничего не слышно. Я, пожалуй, подожду. — Она села на стул. — Моника, а где мой отец?

— Он уехал в муниципалитет. Сказал, что обойдется сегодня без вас, и обещал вернуться к ланчу.

Ожидание затягивалось. Шеннон вдруг поймала себя на том, что совсем не думает о Джейсоне. Странно, еще совсем недавно новость, подобная сегодняшней, выбила бы ее из привычной колеи по меньшей мере на неделю, теперь же, чтобы оправиться от шока, ей хватило получаса.

Наконец дверь открылась.

Первой вышла Клэр, и по ее счастливому, сияющему лицу Шеннон поняла, что все в порядке.

— Это просто фантастика, миссис Берджесс! Ваш муж волшебник! Я и не думала, что дом может быть таким… таким…

На помощь дочери пришла миссис Костелло, появившаяся в приемной вместе с Фрэнсисом.

— Таким шикарным, да, милая?

Вряд ли дочь хотела выразить свое впечатление именно этим словом, но, по крайней мере, возражений не последовало.

Шеннон перевела взгляд на Фрэнсиса, но он лишь подмигнул, сохраняя на лице бесстрастное выражение.

— Вы видели, дорогуша? — Миссис Костелло покачала головой. — Я сразу поняла, что ваш муж умеет уловить главное — натуру человека. Конечно, дом прекрасно вписывается в пейзаж, но…

— Мама, перестань, — попыталась вмешаться Клэр.

— Я только хочу сказать, что Фрэнсису удалось великолепно совместить южный романтизм с конструктивизмом.

— Вирджиния, из вас получился бы отличный художник, — не удержалась Шеннон, поддаваясь общему приподнятому настроению.

— По крайней мере, теперь мы все представляем, чего хотим и как это сделать, — заметил Фрэнсис. — Думаю, к понедельнику будет готов пакет, а потом мы обсудим внутреннюю планировку.

Миссис Костелло одобрительно кивнула.

— Кстати, вы уже решили что-то по поводу ландшафтного дизайна? — Фрэнсис повернулся к Клэр. — У меня есть на примете один парень, который, на мой взгляд, подает большие надежды.

— С удовольствием познакомлюсь с ним. — Молодая женщина улыбнулась Шеннон. — Миссис Берджесс, я хотела бы пригласить вас с мужем на обед в следующую пятницу. Уверена, мой Десмонд будет счастлив.

Шеннон растерялась и вопросительно посмотрела на Фрэнсиса.

— С удовольствием воспользуемся вашей любезностью, Клэр, — с улыбкой сказал он, отвечая на ее взгляд.

Что-то теплое шевельнулось в Шеннон, и это тепло начало разрастаться, наполняя все ее тело. Нечто подобное происходило и раньше, но только теперь она с полной ясностью осознала, что с ней.

Когда часом раньше Глория рассказала о Джейсоне и его больной жене, Шеннон разозлилась, почувствовав, что ее обманули и предали. Но лишь теперь она поняла, что внезапно открывшаяся правда не отозвалась невыносимой, смертельной болью отчаяния.

За последние недели, а может быть, даже и дни, рана в душе каким-то образом затянулась. Джейсон потерял власть над ней. Шеннон не знала, как и почему это случилось, и поняла, что процесс осознания, привыкания к новому состоянию займет, возможно, еще долгое время. Но теперь это не имело значения. Ей невероятно повезло: она не только покончила с Джейсоном, но и почувствовала себя свободной.

Шеннон вздохнула. Ей стало так легко, что при желании она, наверное, могла бы подняться над землей и воспарить.

И все-таки что-то было не так. В картине чего-то недоставало, и оттого она казалась нереальной.

Смущенная новизной ощущений, Шеннон ответила улыбкой на улыбку Фрэнсиса и внезапно, словно кто-то приставил к ее глазам магический бинокль, увидела правду.

Она вовсе не была свободна. Вовсе нет.

Один плен сменился другим. Ей казалось, что она все еще любит Джейсона, но на самом деле не любила его никогда. Смысл любви, счастье любви, свобода и плен любви были неведомы ей… до этого момента. Случилось то, что невозможно было представить, о чем нельзя было подумать, что не укладывалось ни в какие рамки.

Она влюбилась в собственного мужа.

11

Открытие ошеломило Шеннон.

Когда-то, решившись после долгих раздумий прекратить отношения с Джейсоном, она убедила себя в том, что никогда и никого не полюбит.

Логика ее рассуждений основывалась на простой и, как ей казалось, убедительной аналогии. Джейсон был болезнью, и, переболев им, она обрела устойчивый, вечный иммунитет против вируса любви. Как выяснилось позже, аналогия оказалась верной лишь частично. Болезнь — тяжелая, неприятная, гадкая — прошла, но никакого иммунитета не оставила. Любовь к Джейсону обернулась на поверку всего лишь увлечением, и, когда Шеннон, слепо веря в охраняющие ее силы, шагнула в реальный мир, на нее обрушился настоящий недуг.

Тяжелый случай прогрессирующего заболевания.

Кто бы мог подумать.

Оглядываясь назад, она видела, в чем причина ее капитуляции. В любых других обстоятельствах, имея дело с любым другим мужчиной, Шеннон держалась бы настороже. В случае с Фрэнсисом необходимость в мерах предосторожности отсутствовала, потому что обе стороны открыто заявили о своих намерениях и чувствах.

Она считала его надежным… Только теперь Шеннон с опозданием осознала, что именно надежность делала Фрэнсиса столь опасным. Она утратила бдительность, позволила себе довериться ему, привыкнуть к нему, а потом переступила черту и…

И вот пришло время расплачиваться.

— Шен? Ты в порядке?

Она вздрогнула и напряглась, испугавшись, что Фрэнсис прочитает ее мысли.

— Да, в полном.

Голос Шеннон прозвучал необычно; ей даже показалось, что говорит кто-то третий, незримо присутствующий в комнате, кто-то, готовый вот-вот расплакаться. Нужно было какое-то объяснение, которое не показалось бы Фрэнсису надуманным, и оно нашлось достаточно быстро.

— Немного болят плечи. Наверное, растяжение. Результат вчерашнего падения.

Он встал за ее спиной.

— Покажи где.

Шеннон покачала головой.

— Не надо. Ничего особенного.

Пальцы Фрэнсиса коснулись ее плеч у самой шеи, осторожно опустились чуть ниже.

— Здесь?

Ее будто ударило электрическим током, мышцы напряглись, сопротивляясь контакту, но она не отстранилась, а, наоборот, замерла, сопротивляясь желанию податься навстречу ему, прижаться к нему, продлить наслаждение и муку.

— Нет. Фрэнсис…

— Подожди. — Он нажал немного сильнее. — Вроде бы все нормально. Но тебе, пожалуй, лучше поехать домой и сделать прогревание.

Мне нужно не прогревание, подумала Шеннон, а настоящее тепло. Тепло твоих рук.

— Нет, не могу. У меня сегодня много дел. Да и до выходных не так уж далеко.

— Я не могу допустить, чтобы моя жена приходила на работу больной. Если ты сляжешь, мне же придется взять на себя все заботы, связанные с уходом.

— Боишься, что не справишься?

— Боюсь, что справлюсь слишком хорошо.

Шеннон повернулась, но в этот момент на столе зазвонил телефон. Фрэнсис поднял трубку.

— «Сазерленд Билдинг», Фрэнсис Берджесс. Да, конечно, я узнал вас, мисс Макговерн… Трейси.

Шеннон напрягла слух, но устыдилась своей подозрительности и отошла к окну.

— Конечно, Трейси, мы можем обсудить это в любое удобное для вас время.

— Хорошо, послезавтра в шесть, в «Саншайн Плаза».

Фрэнсис положил трубку.

— Это Трейси Макговерн из агентства «Роузбад».

— Я поняла. — Бесстрастный тон давался Шеннон с трудом. — Что ей было нужно?

— Хочет обсудить с нами кое-какие идеи…

— С нами?

Фрэнсис пожал плечами.

— Ну хорошо, со мной. Кстати, ты знаешь такой ресторан, «Саншайн Плаза»?

— Да, супермодное заведение. Тебе понравится.

— Я хочу, чтобы ты пошла со мной.

— Не думаю, что этого хочет твоя подруга. — Шеннон закусила губу. — Извини, наверное, ты снова услышал голос зеленоглазого чудовища. Бедняжка Трейси, боюсь, пробуждает во мне не самое лучшее.

И как теперь жить? — думала она, возвращаясь в кабинет. Неужели ревность станет постоянным спутником моей жизни? Дело ведь не в одной Трейси Макговерн, бесстыдно флиртующей с Фрэнсисом на глазах у всех. Ревность уколола меня, когда Клэр бросила на Фрэнсиса восхищенный взгляд и пригласила на обед. Ревность, зеленоглазое чудовище, застилала глаза кровавой пеленой и туманила разум.

И как можно было быть такой слепой и не замечать, что я хожу по краю пропасти? Как можно было не видеть, куда ведет тропинка доверия и искренности?

Теперь Шеннон знала, что странное чувство, шевельнувшееся во время чтения репортажа об их свадьбе, не было ни цинизмом, ни беспокойством. То было сожаление. Сожаление о том, что романтическая история, описанная репортером, не имела ничего общего с реальностью.

Понимала она теперь и то, почему резко отреагировала на предложение Фрэнсиса пересмотреть условия заключенного ими соглашения. Подсознательно ей хотелось другого: отказаться от самой игры и перейти к новым отношениям. Как юриста Шеннон раздражало его стремление менять установленные правила, как женщине ей было приятно ощущать свою власть над ним.

Да, теперь Шеннон могла признаться, что хочет Фрэнсиса. Но что делать, чтобы получить желаемое? Легко задавать вопросы — трудно на них отвечать.

Фрэнсис предложил перейти от брака фиктивного к браку реальному, то есть дополнить их нынешние отношения сексуальными. Еще вчера Шеннон сочла такой шаг слишком поспешным, слишком смелым и рискованным. Физическая близость всегда ассоциировалась у нее с полным доверием и огромной ответственностью. Сегодня все изменилось.

Ей было мало одного лишь секса. Ей хотелось любви. Ей хотелось распахнуть надежно запертые ворота души, встретить ревущий поток чувств, отдаться ему с тем, чтобы испытать все взлеты и падения, муки ревности и восторг слияния, тихую нежность и безумную страсть.

То, что предлагал Фрэнсис, означало покой, уверенность, надежность. Но что останется от его надежности, когда на него обрушится тайфун под именем Влюбленная Шеннон? Устоит ли он на ногах? И хочет ли она, чтобы он устоял?

С другой стороны, не слишком ли многого она хочет? Не лучше ли удовлетвориться тем, что есть, и жить так, как живут миллионы супружеских пар, — без потрясений и драм, находя счастье в покое и уюте?

Если невозможно получить все, чего хочешь, стоит ли отказываться от всего?

— Смотри, работает, — сказал Фрэнсис, поворачивая ключ в замке. — Это приятно.

— Что? Ты о чем? — спросила Шеннон, успевшая забыть об утренних неполадках в замке. — Ах да. Между прочим, сегодня твоя очередь готовить.

Он вздохнул и покорно кивнул.

— Вот так всегда. Иногда я думаю, разумно ли было давать женщинам право голоса.

— Отказываешься?

— Нет-нет. Но ты уверена, что готова рискнуть? Моих способностей хватит лишь на то, чтобы приготовить бутерброды и заказать пиццу.

Шеннон заглянула в холодильник.

— Бутерброды отпадают, у нас просто ничего не осталось, так что остается пицца. И я выпью чаю.

— Чай? — Фрэнсис покачал головой. — Ну уж нет. Как насчет бокала вина? Может быть, оно поможет тебе снисходительнее отнестись к моим недостаткам.

— Хочешь сказать, что исчерпал все свои таланты утром, когда починил замок?

— В общем, да. — Он достал из шкафчика бутылку бордо, ловко вынул пробку и разлил вино по бокалам. — За то, чтобы завтрашний день был не хуже сегодняшнего.

Шеннон усмехнулась.

— Ты пессимист. Оптимист сказал бы «лучше сегодняшнего». Между прочим, хочу тебя поздравить. Ты совершенно очаровал Вирджинию Костелло и ее дочь. Интересно чем?

— Видишь ли, большинство людей плохо представляют себе, что именно им нужно. Они достаточно консервативны, но при этом не желают довольствоваться тем, что есть у других. Традиционность, дополненная элементами модернизма, — в этом секрет успеха.

— Тебя послушать, так все просто.

— Сегодняшняя простота — это позавчерашняя гениальность.

— Ты просто сыплешь цитатами, — Шеннон присела на край стола.

То ли из-за только что выпитого вина, то ли по какой-то другой причине, ей стало так хорошо, как будто позади остались все тревоги, неприятности и неудачи, а впереди ждал большой праздник. Собственно, сами праздники никогда не доставляли ей большого удовольствия, но промежуток между ними и буднями был чем-то особенным. В такие часы Шеннон жила предвкушением чуда, ожиданием сказки, надеждой на совершенно иную жизнь. Каждый телефонный звонок, каждый стук в дверь заставлял ее вскакивать, бежать, суетиться, а потом, когда оказывалось, что звонила подруга, а в дверь стучал управляющий, она возвращалась на диван и снова включала телевизор, чувствуя, как стучит в груди обманутое сердце.

Сегодня Шеннон не нужно было прислушиваться к телефону или торопиться к двери. Сегодня волшебная палочка была у нее в руках.

— Шен? Да что с тобой?

— Извини, я задумалась. — Она поднялась, допила вино и, избегая его взгляда, шагнула к двери. — Я пойду к себе, переоденусь и немного отдохну.

— О'кей. Я позову, когда все будет готово.

Когда через несколько минут Шеннон вышла в холл, из кухни доносились звуки, свидетельствовавшие о развернутой там Фрэнсисом кипучей деятельности: звенела посуда, звякали сковородки, что-то шипело и булькало. Нарушать творческий процесс ей не хотелось, и она направилась в гостиную.

Коробки по-прежнему громоздились у стен, придавая комнате сходство со складом и начисто лишая ее привычного уюта. Посидев две-три минуты на диване, Шеннон поняла, что ощущение дискомфорта не исчезает, а только усиливается, грозя испортить благодушное настроение.

— Интересное получается разделение труда, — пробормотала она.

Может быть, кухня и впрямь не такое уж страшное место, но менять правила по ходу игры было не в ее характере, а потому Шеннон ничего не оставалось, как взяться за мужскую работу.

Наученная горьким опытом, Шеннон сначала убедилась в относительной легкости верхней коробки, а уж потом потянула ее на себя. Надпись предупреждала о том, что в коробке находится «стекло». На этот раз любопытство взяло верх над воспитанностью, и Шеннон разрезала упаковочную бечевку.

Подозрения оправдались: люди, помогавшие Фрэнсису собирать вещи, просто-напросто смели с полок все, не думая о том, пригодится ли ему это. В коробке обнаружились: мешочек с высохшей, сморщенной картошкой, упаковка лапши быстрого приготовления, четыре вилки и три ложки устрашающих размеров, с почерневшими от времени черенками. Банка растворимого кофе и кружка с надписью «Счастливого Рождества». Из предметов, не имеющих прямого отношения к кухне, Шеннон попались под руку позапрошлогодний журнал «Плейбой», несколько листков с набросками жилых домов, газетная вырезка с рекламой и кассета с записью джазового концерта. И в самом углу коробки, под пластиковой тарелкой, две вещи, без которых не может обойтись ни один уважающий себя холостяк.

Некоторое время Шеннон молча смотрела на эти красноречивые свидетельства человеческого существования, надеясь, что ей не придется разбирать коробку, куда сгребли содержимое холодильника Фрэнсиса.

— Боже мой, и этого мужчину я допустила на свою кухню! Что же теперь делать?

Шеннон поднялась с пола, шагнула к двери, но остановилась, еще раз обвела взглядом вываленные на ковер пакетики, банки и бумажки и… рассмеялась, громко и счастливо.

Может быть, он не образец мужской красоты и не сходит по мне с ума, но жить с ним, определенно, будет нескучно.

Чувство, которое Шеннон испытывала сейчас, было совсем не похоже на лихорадочное возбуждение, ассоциирующееся у большинства людей с любовью. Но от этого оно не становилось ни менее реальным, ни менее значимым. Отец был прав, нельзя вечно жить в любовной горячке, безумие либо проходит, либо убивает.

И кто сказал, что надежность и уют исключают радость, удовольствие, счастье?

Шеннон смела мусор на журнальный лист и пошла в кухню. Пусть Фрэнсис сам разбирается в своем «антиквариате».

Ее не удивили бы облака черного дыма, залитая плита или открытый холодильник, но, как ни странно, все было в порядке, а в воздухе ощущался весьма приятный аромат укропа, лимона и рыбы.

Фрэнсис поднял голову. Он был без галстука, в расстегнутой на три пуговицы рубашке с подвернутыми рукавами и с повязанным вместо фартука полотенцем.

— Ты взялась за мои коробки? Отлично. Кстати, тебе не попадался большой нож? Не представляю, как можно жить, не имея настоящего ножа.

— По-твоему, настоящий нож это тот, которым можно делать все, да? Уж не этот ли? — Шеннон потянула за деревянную рукоятку. — Кстати, как насчет картошки для гарнира?

— Картошки? — Фрэнсис удивленно посмотрел на нее и, очевидно догадавшись, о чем идет речь, рассмеялся. — Ребята бросали в коробки все без разбору, так что, если бы им под руку попалась какая-нибудь спящая на моем диване блондинка, у нас возникли бы проблемы.

— Блондинку я пока не обнаружила, но проблемы у тебя возникнут, если ужин не будет готов через пять минут.

— Не беспокойтесь, мадам, лосось в лимонном соусе уже ждет вас. — Фрэнсис приоткрыл крышку. — Ну как?

— Теперь я понимаю, чем ты приманивал блондинок. — Шеннон высыпала мусор в ведро и села к столу. — Я отложила то, что может тебе пригодиться, так что посмотри потом все сам, хорошо?

— О'кей, я займусь этим после ужина.

Вытирая руки о бумажную салфетку, Шеннон заметила на ней какой-то рисунок и, присмотревшись, узнала знакомые очертания коттеджа, который видела где-то совсем недавно.

— Что это?

Фрэнсис обернулся и, заметив бумажку, покраснел.

— Так… кое-какие планы.

Шеннон впервые видела его смущенным.

— Планы? Фрэнсис, послушай, я не хочу…

— Это совсем не то, что ты думаешь.

— А что я, по-твоему, думаю?

— Не знаю, но, судя по тону…

Теперь уже смутилась Шеннон.

— Ты решил, будто я подозреваю тебя в выполнении левых заказов?

— О Боже, Шен…

Она молчала. Черт побери, почему у нее все получается как-то не так? «Послушай, Фрэнсис, я не хочу…» Что это за фраза? Как эти слова слетели с ее языка?

— Извини. Фрэнсис, я не хотела тебя обидеть. Просто иногда я говорю что-то такое, что звучит глупо или оскорбительно.

— Я понимаю.

— Ты ничего не понимаешь, потому что…

Он выключил конфорку, подошел к Шеннон и сел рядом.

— Позволь мне рассказать тебе кое-что, ладно?

Она кивнула, избегая встречаться с ним взглядом.

— Мы с отцом жили довольно бедно. И у нас никогда не было собственного дома. Я мечтал, что когда разбогатею, то обязательно построю дом. Сам. Лет с двенадцати я собирал модели, одну из них ты видела, рисовал, чертил, придумывал планировку. Когда после колледжа меня взяли на работу, свободного времени стало меньше, а мечты постепенно растаяли. Но привычка осталась, и иногда я беру чистый лист бумаги, карандаш и делаю наброски, фантазирую.

Шеннон подняла голову и виновато улыбнулась.

— Прости.

— Ну вот, похоже, я испортил тебе аппетит.

— Если ты рассчитываешь съесть все в одиночку, то я тебя разочарую. Между прочим, в этой квартире существует один непреложный закон…

— Заранее согласен ему подчиниться.

— Отлично. Так вот: кто готовит, тот и моет посуду.

— Это нечестно!

Фрэнсис стал накрывать на стол, а Шеннон, наблюдая за ним, думала о своем.

Похоже, у них неплохо получается. И на работе, и дома — по крайней мере, в кухне. Конечно, ей хотелось бы большего. Единения души и Тел. Того состояния, при котором каждый ощущает себя половинкой целого. Того чувства, которое наполняет особым значением каждый взгляд и жест. Шеннон знала, что такое пожар любви, не дающий покою, лишающий сна, ненасытный и беспощадный. Каждый, кто испытывал его, каждый, кто пережил его, жаждет снова почувствовать в себе это пламя. Но огонь страсти рано или поздно уничтожает все, а что остается потом? Пепел воспоминаний. Холодная серая зола, безрассудно брошенная в топку дней.

Так может быть, лучше довольствоваться ровным теплом домашнего очага? Конечно, она не настолько глупа, чтобы думать, что достаточно ей щелкнуть пальцами, как Фрэнсис влюбиться в нее. Если у них неплохо получается на работе и в кухне, то, может быть, получится и в остальном?

Почему бы и нет.

В любом случае если предлагают на выбор половину яблока или ничего, возьми половинку и будь доволен.

Никто не говорит о том, что нужно опустить планку. Шеннон согласилась на брак по расчету, основанный на взаимном уважении и верности, потому что уже не надеялась на любовь. Но теперь…

Пусть любовь будет односторонней. В их договоре не было пункта, предусматривающего наличие этого чувства, поэтому с ее стороны несправедливо даже надеяться на то, что Фрэнсис когда-либо полюбит ее. Но никто не запрещал ей любить его и вести себя соответственно.

Фрэнсис говорил, что рано или поздно она захочет физической близости. Он был одновременно и прав, и не прав, потому что Шеннон действительно хотела этой близости, но только с ним.

Фрэнсис через плечо оглянулся на Шеннон.

— Я что-то никак не найду вилки. Если тебя не затруднит…

Он не договорил, потому что увидел в ее глазах нечто, заставившее его забыть о вилках, а заодно и о ножах, тарелках, о лососе под лимонным соусом и о многом другом.

Ее потянуло к Фрэнсису так, словно он был магнитом, а она стальным шариком. Пальцы коснулись белой накрахмаленной рубашки, под которой ощущалось тепло мужского тела. Всего десять крошечных точек контакта, но Шеннон показалось, что они уже сплавились в единое целое.

Она подняла голову.

— Поцелуй меня.

— За нами кто-то наблюдает?

Шеннон улыбнулась.

— Нет. Просто поцелуй меня.

— Что с тобой? — Голос Фрэнсиса прозвучал хрипло и незнакомо. — У нас…

— Ты сказал, что если я пожелаю изменить правила, то должна уведомить тебя об этом. — Она обняла его за шею и притянула к себе. — Так вот, я их меняю.

Каждый раз, когда Фрэнсис целовал ее прежде, им кто-то мешал — то Джейсон в аэропорту, то толпа гостей на свадьбе, — но даже и тогда его поцелуи давали Шеннон основание предположить, что Фрэнсис не новичок в этом аспекте любовного искусства. Даже тогда он пробуждал в ней томление желания, от которого ее бросало в жар, ноги становились ватными, а мир таял в дымке пробуждающейся страсти.

Теперь Шеннон могла позволить себе все, сделать рискованный шаг к краю пропасти, чтобы заглянуть в нее, оценить ее манящую бездонность, испытать восторг падения.

То, что она почувствовала, было чудом. Наверное, если бы ей удалось сконцентрироваться, нашлись бы другие, более точные и выразительные слова. Но сосредоточиться на анализе ощущений не получалось, впрочем, Шеннон и не старалась. Не хотела. Мир перестал существовать, остались только Фрэнсис и она. Из органов чувств лишь вкус и осязание сохранили способность функционировать, и, надо отдать должное, они работали в режиме перегрузки.

Она не пыталась удержать Фрэнсиса, когда он отстранился. В глазах прояснилось, и Шеннон увидела звезды: яркие, сияющие звезды в его расширившихся зрачках.

— Что ты делаешь со мной?

— Я тебя соблазняю.

— У тебя это отлично получается.

Шеннон улыбнулась.

— Если так, то, думаю, ужин немного подождет.

— В твою комнату или в мою?

— В нашу.


Фрэнсис знал, что наибольшая опасность исходит от Шеннон, когда она улыбается. Но одно лишь знание не могло защитить от угрозы, таящейся в соблазнительной улыбке, мужчина просто беспомощен против такого вида оружия, тем более что в данном случае его убийственная сила дополнялась воздействием теплого гибкого тела, мягких, многообещающих поцелуев и приглашений, о которых можно только мечтать.

Он сам не понимал, почему должен противостоять натиску Шеннон, но все же попытался держать оборону, вслушиваться в предостережение внутреннего голоса.

Почему она передумала вот так, сразу? Не далее как вчера она обвинила тебя в похотливости и заявила, что не намерена менять правила. Теперь же прямо-таки вешается тебе на шею. С чего бы это?

Очевидно, решил Фрэнсис, она вспомнила о том, чего себя лишила, я пробудил в ней жажду секса.

Или же дело в чем-то другом? О чем отец и дочь говорили накануне вечером? Что сказал ей Патрик? Шеннон ни словом не упомянула об этом. А я не спросил, вспомнил Фрэнсис. Не спросил, потому что помешали эти дурацкие коробки? Но почему промолчала она? Потому что обдумывала совет отца?

Нет, вряд ли. Вероятнее всего, Патрик прекрасно понимал, что происходит. Но, будучи человеком мудрым, воздерживался от прямого вмешательства в их отношения, предоставляя им возможность разобраться во всем самим.

Мысль о Патрике заставила Фрэнсиса вспомнить о Джейсоне Крамере. Несомненно, Шеннон до сих пор убеждена, что он именно тот единственный мужчина, который достоин ее любви. Если так, то при чем тут Фрэнсис? Рассматривает ли она его в качестве удобной замены, дублера, призванного удовлетворить ее физиологические потребности? Приглашая его в свою постель, точнее заманивая туда, будет ли она представлять на его месте Джейсона?

Что ж, дорогая, подумал Фрэнсис, ты можешь притворяться, что рядом с тобой Джейсон, но из этого ничего не получится.

Он толкнул дверь в спальню и шагнул к кровати.

Ты решила получить свое, а я получу свое, и мы еще посмотрим, чей кусок будет больше и вкуснее.


Его пассивность сначала вызвала у Шеннон легкое недовольство и даже какое-то подобие страха. Почему Фрэнсис сопротивляется? Начать с того, что идея допустить в их отношения секс принадлежит именно ему. Что такое произошло за последние двадцать четыре часа, что заставило его передумать?

Она не успела ничего придумать, потому что Фрэнсис, очевидно приняв решение, внезапно перешел в контрнаступление и перехватил инициативу.

Подняв ее на руки, он вышел в холл и направился к своей спальне.

— Ничего не имею против того, чтобы заниматься любовью в кухне, но всему свое время, а сегодня нам спешить некуда.

Шеннон хотела спросить, знает ли он другие подходящие для таких занятий места, но в этот момент Фрэнсис опустил ее на кровать и поцеловал так, что она забыла обо всем на свете.

К этому времени они оба уже дрожали от возбуждения и, торопясь вопреки высказанному Фрэнсисом намерению утолить желание, не стали тратить время на пустяки. Прелюдии были ни к чему.

Шеннон так и не успела толком понять, как все случилось, да, впрочем, и не смогла бы, наверное, дать объективную оценку тому, что произошло. Она лишь знала, что сначала Фрэнсис довел ее до безумия, потом вознес на пик наслаждения, откуда они оба, пресыщенные и удовлетворенные, медленно скатились в полузабытье.

— Отец был бы доволен, — пробормотала Шеннон, закрывая глаза.

— Ты думаешь о нем?

— Нет. — Она зевнула и перекатилась на бок, уткнувшись ему в плечо. — Я думаю о тебе.

— Это уже лучше. И что ты думаешь?

Шеннон вздохнула.

— Теперь ты получил все, что хотел, — прошептала Шеннон и уснула, едва закончив предложение.

Шеннон проснулась вскоре после рассвета, и первым, что она увидела, было лицо Фрэнсиса. Его выразительные брови сошлись у переносицы, словно он нахмурился или пытался сосредоточиться на чем-то во сне. Она потянулась к нему, но в последний миг остановилась.

Как мало времени прошло со дня свадьбы и как сильно все изменилось! Ей вспомнилось их первое утро в номере для новобрачных. Тогда, проснувшись на диване рядом с Фрэнсисом, она думала только о том, как поскорее покончить с неловкой ситуацией. Сегодня ей хотелось разбудить его только для того, чтобы прижаться к нему, вдохнуть запах его тела и провести весь день в постели, занимаясь любовью.

Однако с утренним светом в человеке меняется многое. Вечером в Шеннон взяла верх чувственная сторона, и все случившееся было прекрасно, восхитительно.

Но волшебство ночи ушло, а голос рассудка, здравого смысла и элементарной осторожности звучал все громче. Хватит разыгрывать из себя искусительницу и действовать, подчиняясь импульсу. Не забудь о работе, об ожидающих тебя делах. И хорошо хотя бы сегодня явиться вовремя.

Что еще важнее, голос напомнил о заключенном с Фрэнсисом соглашении, которое никто не отменял и которое нисколько не утратило своего значения лишь потому, что стало доставлять кому-то мелкие неудобства. Соглашение сохранило силу, а значит, принципы их брака оставались неизменными.

Для нее этой ночью изменилось все. Физическая близость для Шеннон имела еще большую значимость, чем брачная клятва. Она знала, что уже никогда не будет прежней. Что же касается Фрэнсиса…

Разумеется, он получил удовольствие, но Шеннон понимала, что не должна заблуждаться на этот счет. То, что было для нее прозрением, переворотом, переходом в новое состояние, стало для него, возможно, лишь очередным удобством. Ни в коем случае нельзя терять бдительность и контроль над тем, что она говорит и делает.

Глупо, конечно, было с ее стороны не заметить того, что с ней происходит, не увидеть разницу между любовью и увлечением, но если Фрэнсис осознает…

Нет, он не поверит. С какой стати он должен верить ей? Совсем недавно Шеннон была твердо убеждена в том, что любит только Джейсона и никогда не сможет променять его на другого. Кто может дать разумное и убедительное объяснение такой резкой перемене не только во взглядах, но и в чувствах? Никто. Так что, вероятнее всего, Фрэнсис лишь посмотрит на нее скептически, приподнимет выразительно бровь и с сомнением пожмет плечами.

Представив себе эту картину, она поёжилась.

Но существовала немалая вероятность и другого, еще худшего варианта развития событий. Что, если Фрэнсис не захочет поверить? В их договоре о любви не было ни слова. Эмоциональная составляющая любых отношений — материя очень нестабильная и трудноучитываемая. Односторонняя влюбленность ведет к ревности, расспросам, контролю и к прочим малоприятным последствиям, без которых Фрэнсис вполне может обойтись и которые не входили в его планы.

Учитывая все эти обстоятельства, она должна держать свои чувства в узде и ни в коем случае не раскрывать перед Фрэнсисом тайны души. Она удержит любовь в сердце и не даст выхода ревности. Не станет следить за каждым его шагом, не станет задавать вопросов.

Победа разума над чувствами почему-то не обрадовала Шеннон. Она тихонько сползла с кровати, вышла из спальни и побрела на кухню.

Лосось, проведший ночь на сковороде, не только утратил привлекательность, но и немного подпортился, и Шеннон ничего не оставалось, как отправить его в мусорное ведро. Она поставила кофейник на плиту и открыла дверцу холодильника. Накануне Фрэнсис обнаружил в нем лосося, так может быть, и ей повезет. То-то удивится этот соня, когда увидит, что его жена не только собирается позавтракать, но и готовит завтрак. Шеннон представила, как он рассмеется, и едва не задохнулась от счастья.

Ассортимент продуктов подсказывал однозначное решение — омлет. Шеннон поставила сковороду на огонь, убрала на полку пакетики с лапшой и банку растворимого кофе, нашла место для столь ценимого Фрэнсисом ножа, бросила в ящик открывалку и штопор. Оставались журналы и разрозненные бумаги, оценить истинную важность которых мог только сам Фрэнсис.

За спиной угрожающе зашипела сковорода, и Шеннон поспешно повернулась к плите, задев локтем лежавший на краю стола «Плейбой». Журнал тяжело шлепнулся на пол, и из него выпорхнула фотография.

Пока Шеннон возилась с молоком, яйцами, ветчиной, снимок мирно лежал у ножки стула. Омлет получился пышным, высоким и аппетитным. Часы показывали половину восьмого, и Шеннон решила, что пора будить Фрэнсиса.

Она наклонилась и подняла фотографию. На ней была изображена улыбающаяся пара: молодая женщина лет двадцати-двадцати двух в симпатичном коротком платье и рядом с ней… Фрэнсис. На оборотной стороне снимка имелась надпись, рассеявшая всякие сомнения: «Помолвка Фрэнсиса Берджесса и Кристины Гронинг».

Некоторое время Шеннон оцепенело смотрела на счастливые лица обрученных, на дату, на штамп какой-то детройтской фотостудии, потом положила карточку в журнал, а журнал в ящик стола.

Итак, год назад ее муж был помолвлен и, похоже, счастлив.


Теперь многое прояснилось. И то, что Фрэнсис не настаивал на пышной свадебной церемонии. И то, что проявил завидную осведомленность в отношении того, как все должно быть. Конечно, Фрэнсис Берджесс был женихом уже год назад.

Перестань, сказала себе Шеннон, это не имеет к тебе никакого отношения. Фрэнсис не мальчик, и, разумеется, у него были другие женщины. Странно, если бы их не было. Уже первый его поцелуй в аэропорту доказал, что он не новичок в любовных утехах. Уже тот, первый поцелуй посеял семена ревности, быстро давшие всходы. И вот теперь пришло время пожинать плоды.

А они еще шутили о его предполагаемых приходящих любовницах! Шеннон, конечно, ни на минуту не верила тому, что говорила, да и Фрэнсис не воспринимал ее слова всерьез. Но что скрывалось за завесой ничего не значащих фраз? Сколько раз он вспомнил о ней, об этой Кристине Гронинг? Какую роль сыграла женщина с фотографии в его жизни? И почему за помолвкой не последовала свадьба?

Шеннон вспомнила, что Фрэнсис ни разу не говорил о том, как жил в Детройте, если не считать рассказов об отце и о работе.

Теперь Шеннон знала, что скрывалось за его молчанием.

Забудь, сказала она себе. Каковы бы ни были причины, он женился не на ней, а на тебе. А раз так, то Кристина уже не значила для него ничего. Она, как и Джейсон Крамер, стала достоянием прошлого. В противном случае Фрэнсис не сунул бы их фотографию в первый попавшийся журнал. В противном случае он позаботился бы о том, чтобы карточка никогда не попала ей на глаза, ведь ему ничего не стоило даже вчера вечером убрать этот чертов «Плейбой» куда-нибудь подальше, выбросить в мусорное ведро, сжечь или разорвать на мелкие кусочки.

Но в том-то и заключается коварство ревности, что она всегда способна найти контраргументы, противопоставить одним рассуждениям другие, не менее логичные. Ревность — репейник, от которого не так-то просто избавиться.

У него не было возможности увидеть журнал, нашептывал Шеннон противный голосок. Он занимался ужином, а потом тобой. Если бы Кристина не значила для него ничего, Фрэнсис рассказал бы тебе о ней, как ты рассказала ему о Джейсоне.

— Ты сойдешь с ума, если не остановишься, — сказала Шеннон вслух.

Но, и произнося это, она уже знала, что не успокоится, пока не выяснит все детали. Кто такая Кристина Гронинг? Какие отношения были между ними? Почему дело не дошло до свадьбы?

Ответ на третий вопрос напрашивался сам собой. Фрэнсис получил заманчивое предложение от Патрика Сазерленда и променял невесту на преуспевающую строительную компанию. Нужно лишь выяснить, когда отец впервые связался с ним.

Да, ее муж не дурак. Несомненно, он тщательно взвесил все варианты и принял решение не в пользу Кристины.

А если это она ушла от него?

Что, если, соглашаясь на предложение перебраться в Хьюстон, Фрэнсис спасался от одиночества и пустоты, от отчаяния и безнадежности?

Или, может быть, история Фрэнсиса и Кристины повторяет историю Джейсона и самой Шеннон? Не было ли и там слепой веры и любви с одной стороны и циничной игры с другой?

Нет, нет, нет, повторяла она, качая головой. Фрэнсис не стал бы заниматься со мной любовью, если бы любил другую.

Секс и любовь не одно и то же, напомнил ей внутренний голос. Он не занимался с тобой любовью, а всего-навсего переспал.

12

Прокравшись на цыпочках в кухню, Фрэнсис тихонько приблизился к Шеннон и обнял ее за талию. Она вздрогнула и напряглась, но не обернулась, и он поцеловал ее в шею.

— Напугал? Извини. Надо же было убедиться, что ты не галлюцинация. Что заставило тебя отступить от правил и взяться за завтрак?

— Подожди. — Шеннон выскользнула из его объятий и потянулась за стаканами. — Тосты вот-вот выскочат.

— Тосты? Отлично. А это что? — Он снял крышку со сковородки. — Омлет? Ммм. Ты, должно быть, проголодалась по-настоящему. Это из-за пропущенного ужина.

Шеннон покраснела.

— К сожалению, твой лосось плохо перенес душную техасскую ночь, так что мне пришлось от него избавиться. А ты ешь. Я уже позавтракала. — Шеннон налила в стаканы сок. — Пойду приму душ. Если задержусь, поезжай без меня.

Почему она ведет себя так странно? — подумал Фрэнсис, но от расспросов воздержался.

— Чем объяснить твое сегодняшнее опоздание, если Патрик поинтересуется?

— Не сомневаюсь, что ты что-нибудь придумаешь.

Вот и пойми женщин. Фрэнсис сел за стол и положил на тарелку омлет. Он не имел ни малейшего представления о том, что происходит, но и дурак понял бы — вчерашнюю Шеннон подменили. И это странное нежелание ехать вместе на работу… Черт возьми, что могло произойти за эти ночные часы?

Может быть, он оказался не на высоте? Вряд ли. Он мог поклясться, что не оставил без ответа ни один призыв. И дело было не только в мужском самолюбии. Ему действительно удалось укротить открывшийся под ледником вулкан. Исходя из всего случившегося, Фрэнсис ожидал увидеть утром Шеннон смущенной или даже робкой и уже готовился пустить в ход кое-какие апробированные приемы, но никак не думал, что Шеннон снова отгородится ледяной стеной.

Возможно, она решила, что поступила непорядочно по отношению к Джейсону, переспав с законным мужем. Возможно, чувствует себя виноватой перед ним и собой.

А если причины совсем в другом? Что, если… Вчера вечером Шеннон сказала что-то о Патрике… Да! «Отец был бы доволен». Что, если это он повлиял каким-то образом на ее вчерашнее поведение?

И еще… «Теперь ты получил все, что хотел»… Что она имела в виду? Накануне Фрэнсис не придал этой фразе большого значения, теперь же ему виделся в ней большой скрытый смысл.

— Неужели все дело в этом, Шен? — прошептал он. — Неужели ты решила принести себя в жертву? Но кому? И зачем?

Аппетит пропал, но Фрэнсис все же заставил себя съесть омлет и выпить чашку кофе.


Похоже, над ней висело проклятие. А как еще объяснить, что ее влечет либо к женатым, либо к тем, чье сердце уже занято? Сначала Джейсон, теперь Фрэнсис…

Стоя под душем, Шеннон с грустью размышляла о своей незавидной судьбе, ожидая, когда же Фрэнсис наконец отправится на работу.

Сравнивая два случая, она все больше убеждалась, что второй намного тяжелее. С Джейсоном ей удалось расстаться, прекратить отношения, найти оправдание разрыву и в конце концов разлюбить его. В случае с Фрэнсисом таких перспектив у нее не было. То, что он намеревался жениться на другой, не излечило ее от любви к нему. Даже сейчас, зная о существовании Кристины, Шеннон не могла избавиться от желания быть с ним рядом, любоваться изгибом его бровей, улыбаться его шуткам и ждать его ласк.

Какое ей дело до его прошлого… Нет, себя не обманешь. Ей было дело до всего — до прошлого, настоящего и будущего. Даже если Фрэнсис сделал выбор. Даже если Кристина Гронинг значит для него больше, чем прошлогодний снег.

Будь благоразумной, приказала себе Шеннон. Ты его будущее. Он сам так решил.

Нет, возразил внутренний голос. Его будущее не ты, а «Сазерленд Билдинг». Он выбрал не тебя. Не ты победила Кристину, а компания. Бедняжка, при всей своей обворожительности она не имела ни малейшего шанса одолеть индустриального монстра с миллионными оборотами.

Разумеется, Шеннон нечего опасаться. Фрэнсис всегда будет верен «Сазерленд Билдинг». Джейсон был прав: человек, на которого свалилось состояние, сделает все, чтобы его удержать. И, сохраняя верность фирме, Фрэнсис сохранит верность жене. Он будет осмотрителен и осторожен, он не нарушит соглашение, пока… Пока что? Пока за ним присматривает Патрик? Да, в определенной степени ее отец гарант сохранения статус-кво.

У Шеннон тоже не было оснований отступать от договоренностей. Она сама определила условия, и Фрэнсис, надо отдать ему должное, не нарушил их ни на йоту. Даже когда предложил дополнить отношения сексом, он не опустился ни до угроз, ни до шантажа. Так кто же виноват, что она уже десять минут стоит под душем и ждет, пока хлопнет входная дверь?

Она вела себя, как избалованный ребенок, который забирает игрушки и идет домой, потому что игра ему больше не нравится, хотя совсем недавно сам устанавливал ее правила.

Выбор был невелик: либо сдержать слово и, по крайней мере, сохранить самоуважение, либо расторгнуть сделку, разбив сердце отцу и сломав будущее Фрэнсису.

Первый вариант был не для нее, а значит, оставался второй, при котором выигрывают все, в том числе и она. Нужно лишь перестать жаловаться на судьбу и разыгрывать из себя обиженную.

Пришло время стать зрелой женщиной и руководствоваться в своих поступках здравым смыслом и общими интересами.

И больше никаких безумств, никаких отступлений от первоначальных правил.


Фрэнсис решил, что должен обязательно поговорить с Патриком Сазерлендом. Войдя в свой кабинет, он первым делом позвонил Монике, чтобы узнать, на месте ли шеф.

— Его нет, — ответила секретарша. — Мистер Сазерленд сказал, что задержится и будет позже. Наверное, гуляет в парке. Что ему передать?

— Мне необходимо срочно повидаться с ним.

— Хорошо, мистер Берджесс.

— Спасибо. — Фрэнсис положил трубку и открыл папку с бумагами. Надо подготовиться к встрече с Трейси Макговерн, да и других дел накопилось немало.

Проработав полчаса, он понял, что сосредоточиться не удается, и раздраженно отбросил ручку. В голову постоянно лезли посторонние мысли, перед глазами вставало напряженное лицо Шеннон, в ушах звучали ее слова: теперь ты получил все, что хотел.

Патрик появился около десяти.

— Наконец-то. — Фрэнсис поднялся со стула. — Нам нужно поговорить.

Патрик внимательно посмотрел на зятя.

— Хочу дать тебе совет, Фрэнсис. По-моему, ты в последние дни пьешь слишком много кофе, у тебя даже руки дрожат.

— Дело не в кофе. — Фрэнсис сделал глубокий вдох. Нетерпение подгоняло его, не оставляя времени для околичностей и тактичных подходов. — Я хочу изменить условия нашего соглашения относительно «Сазерленд Билдинг».

Патрик задумчиво потер переносицу.

— Тебе не кажется, что время вносить изменения прошло?

Фрэнсис кивнул.

— Понимаю, — сказал он, стараясь сохранять хладнокровие. — Но я решил отказаться от соглашения. Вообще.

Дверь открылась. На пороге стояла Шеннон. Фрэнсис никогда не видел ее такой бледной. Она хотела что-то сказать, но с дрогнувших губ сорвался только стон.

— Шен… — Он бросился к ней, но на его пути встал Патрик.

Конечно, Фрэнсису ничего не стоило преодолеть это препятствие, но какой в этом смысл?

Шеннон повернулась и, не говоря ни слова, закрыла за собой дверь.

— Вот что, приятель, — сурово сказал Патрик. — Сядь и объясни в чем дело. Постарайся, чтобы я тебе поверил.

Итак, Фрэнсис все решил. Он сделал выбор за них двоих, взял вину на себя и избавил ее от необходимости доказывать отцу, что их брак невозможен.

Шеннон шла по коридору к своему кабинету, ничего не видя и не слыша. Слезы отчаяния подступали к глазам, и она сдерживала их из последних сил. Не хватало только расплакаться здесь, на виду у всех, продемонстрировать свою слабость, стать объектом жалости и насмешек.

Бедный Фрэнсис. Наверное, жизнь с ней стала невыносимой мукой даже для него. Видеть ее, слышать ее, разговаривать с ней и наконец спать с ней… Он старался, делал все, что мог. Притворялся, но, судя по всему, прошлая ночь стала последней каплей. Свобода показалась ему заманчивее «Сазерленд Билдинг». Наверное, утром, обнимая ее, Фрэнсис уже готовился к этому решительному шагу.

Она вбежала в кабинет, закрыла дверь и повернула задвижку. Нужно прийти в себя, успокоиться, а потом…

А что потом? Отец, конечно, будет огорчен, но он поймет. Фрэнсис, вероятно, предпочтет вернуться в Детройт. Хотя кто знает, он уже получил некоторую известность, обзавелся знакомствами, наладил контакты.

Как быстро один человек привыкает к другому, впускает его в свою жизнь, начинает связывать с ним планы, надежды, а потом все рушится, и он остается один среди обломков! Шеннон прожила с Фрэнсисом меньше недели, но уже успела оценить его надежность и юмор, работоспособность и умение ладить с людьми. Ей нравилось просыпаться, зная, что он где-то рядом, нравилось возвращаться домой вместе с ним, готовить для него, думать о нем.

В кабинете было тихо. Никто не звонил, никто не стучал в дверь. Ты никому не нужна, сказала она себе. Даже если тебя не станет, в мире ничего не изменится. Никто не заметит твоего отсутствия.

Тишина становилась невыносимой. Шеннон поднялась, взяла сумочку и, перед тем как выйти, стянула с пальца кольцо. Может быть, Фрэнсис покупал его вовсе даже не для нее, а для далекой Кристины Гронинг. Интересно было бы взглянуть на ее обручальное кольцо.

Стоп, хватит. Не заводись.

Выйдя на улицу, Шеннон быстро поймала такси и уже через двадцать минут подъехала к дому.

В квартире стояла тишина, но, едва переступив порог, Шеннон поняла, что Фрэнсис здесь. Наверное, он был в комнате для гостей — она не хотела называть ее его спальней, — и собирал вещи. Оставив сумочку в холле, Шеннон прошла в кухню.

Чайник уже закипал, когда появился Фрэнсис.

— Слава Богу, ты здесь. Я уже начал беспокоиться.

Ее так и подмывало ответить что-нибудь резкое, сказать, что теперь его не должно беспокоить, где она и чем занимается. Но что толку затевать ссору, уж лучше расстаться по-доброму, без обидных слов, взаимных упреков и обвинений.

— Собирайся. Я не стану мешать.

— Шен…

— Мы строили карточный домик, который рано или поздно должен был рассыпаться. — Она положила в кружку пакетик с чаем и налила горячей воды.

Фрэнсис не двинулся с места. Не понимает намеков? Что ж, пусть не обижается на резкость.

— Я тебя не задерживаю.

— Почему ты решила, что я укладываю вещи? Вообще, что происходит?

Она едва не уронила кружку.

— Ты ведь разговаривал утром с моим отцом, не так ли? Думаю, он велел тебе убираться поскорее и никогда больше не показываться в «Сазерленд Билдинг». От себя добавлю: забудь дорогу в этот дом.

Странно, но даже это не произвело должного эффекта.

— Ты ошибаешься. Патрик напомнил мне, что мы — ты, он и я — заключили некое соглашение.

Впервые за время разговора Шеннон посмотрела Фрэнсису в глаза.

— Не смеши меня. Отец не может удержать тебя, если ты хочешь уйти. Он не стал бы даже пытаться, потому что бизнес не строится на принуждении. Если ты останешься, от этого будет только хуже. И компании, и отцу, и тебе. — Она помолчала. — И мне. Всем.

— Но ведь вчера вечером ты говорила совсем другое. Что случилось, Шен?

Она поспешно поднесла кружку к губам и сделала глоток. Черт, горячо!

— Не понимаю, о чем ты.

Фрэнсис покачал головой.

— Не увиливай. Вчера ты сказала, что теперь я получил все, чего хотел. Что ты имела в виду?

Шеннон пожала плечами.

— А разве непонятно? У тебя есть возможность заниматься любимым делом, претворять в жизнь все свои замыслы, распоряжаться компанией, которая в скором времени перейдет в твои руки. Ты можешь гордиться собой.

— Вот оно что. Получается, прошлой ночью ты добавила к пакету то, чего не хватало. Себя.

— Но тебе это не нужно, да? Ты ведь не хочешь меня? — Она протянула ему кольцо. — Возьми, Фрэнсис. И уходи.

Он сунул руки в карманы.

— Почему ты думаешь, что я не хочу тебя?

Как глухо и напряженно прозвучал его голос, подумала Шеннон, бросая кольцо на стол. Оно откатилось к чайнику.

— Хорошо, возможно, мне следовало сформулировать вопрос немного иначе. Хотя это и не имеет особого значения. Меня интересует только одно. Скажи, это обручальное кольцо изначально предназначалось мне? Или ты купил его для нее?

Брови Фрэнсиса поползли вверх.

— Для нее?

— Для Кристины Гронинг. — Она с гордостью отметила, что сумела произнести это имя почти спокойно. — Помнишь ее? Не забыл? Ты обручился с ней в августе прошлого года.

— Так это из-за нее?

Каков наглец!

— Не только. Тебе не удастся возложить вину на меня. Не я сказала отцу, что хочу аннулировать соглашение.

— Да, мне пришлось это сделать. Но только потому, что ты не оставила мне другого выбора. Я понял все сегодня утром, но… неужели дело только в Кристине?

— Не только, — с вызовом ответила Шеннон. — Но почему ты не рассказал мне о ней? Если у тебя ничего с ней нет, почему утаил? Почему…

— Потому что Кристина здесь ни при чем.

— Неужели? Тогда почему…

— Черт возьми! — взорвался Фрэнсис. — Помолчи, ладно?

Она замолчала с открытым ртом.

— Ты ходишь кругами, Шен. Не надо раздувать из мухи слона. Кристина в Детройте, я — здесь. С какой стати мне рассказывать тебе о ней? Все кончено.

— Все ли? И почему ты с ней порвал? Из-за меня? Или из-за «Сазерленд Билдинг»?

— Нет.

Шеннон ждала, но продолжения не последовало, молчание затягивалось, грозя слиться с вечностью.

— И все? — не выдержала она. — Просто «нет»? Я должна удовольствоваться твоим словом?

— Разве я обманывал тебя в чем-то?

— Здесь совсем другое! — выпалила Шеннон и тут же пожалела — в который уже раз! — о своей несдержанности.

Фрэнсис посмотрел на нее и медленно кивнул.

— Пожалуй, ты права. Теперь все по-другому. Если бы ты была той льдиной, на которой я женился, тебя бы ничуть не тревожила какая-то девушка из Детройта.

Шеннон заметила, что ее начинает бить нервная дрожь.

— Я всего лишь… — Она запнулась, не зная, что сказать. «Я всего лишь не хочу, чтобы ты лгал мне? Я всего лишь не могу жить с мыслью, что в твоей жизни есть другая женщина?» — Ладно, забудем. Ты сказал моему отцу, что хочешь уйти.

— Я хотел избавить тебя от необходимости…

— Перестань, Фрэнсис, не надо изображать передо мной благородного джентльмена, хорошо? Тебе не удастся переложить вину с больной головы…

— Ты это уже говорила. Пойми, я не собираюсь выставлять тебя виноватой.

— Ты пытаешься изобразить все так, будто оберегаешь меня от гнева отца, но я не верю тебе. Я не верю, что забота обо мне — единственный мотив твоего сегодняшнего поступка.

Фрэнсис пристально посмотрел на нее и вздохнул так глубоко, будто набирался сил, чтобы сознаться во всех грехах своего поколения.

— Нет, — медленно сказал он. — Не единственный, есть и другая причина, ты права.

Шеннон опустила глаза. Надежда, совсем слабая, оказывается, жила в ней до самого последнего момента, и вот теперь этой надежде оставалось жить несколько мгновений.

— Только причина эта не в Кристине, — твердо продолжал Фрэнсис. — Раз уж ты так хочешь знать… да, мы были знакомы с ней очень долго. Мы даже…

— Мне не нужны детали, — перебила его Шеннон. — Я не желаю слушать, чем вы с ней занимались.

— Извини, но теперь уже поздно. Сама напросилась, так что слушай. Мы познакомились еще в школе, учились в параллельных классах, бывали в одних компаниях. После колледжа встретились снова. Кристина успела побывать замужем, развелась, но о новом браке не думала. Мы проводили вместе почти все свободное время, ходили в кино, на концерты. Потом ее родители начали намекать, что неплохо бы нам оформить отношения. Мы подумали и решили, а почему бы и нет. Тебе, наверное, попалась под руку фотография, да?

— Выпала из журнала.

Он кивнул.

— Да, кажется, я положил ее то ли в журнал, то ли в книгу. В общем, мы обручились. — Фрэнсис вздохнул. — И тут что-то сломалось. Кристина очень красивая женщина и отличный товарищ, нам было хорошо, легко вместе, но чего-то не хватало. Я воспринимал ее скорее как сестру. В общем, однажды мы пошли в ресторан, и я сказал, что не могу на ней жениться, что чувствую себя мерзавцем, но ей нужен другой. Она расплакалась…

Шеннон закусила губу. Как же много общего у всех женщин. И как легкомысленны мужчины.

— …и призналась, что тоже не готова к семейной жизни. Мы посмеялись, и нам обоим сразу стало легче, словно камень с души упал. О помолвке никто и не вспоминал, не считая родителей Кристины. Так что все продолжалось не больше месяца. Потом…

— Потом появился мой отец с предложением, от которого ты не мог отказаться, — задумчиво сказала Шеннон, — и Кристина отошла на второй план.

— В общем, да, — сухо подтвердил Фрэнсис. — Патрик предложил мне то, о чем я не мог и мечтать.

Ей не хотелось углубляться в эту тему, а кроме того, Фрэнсис так и не ответил на главный вопрос.

— Если тебя не тянет назад, если ты не хочешь возвращаться к ней, то почему сказал моему отцу, что намерен расторгнуть договор?

Фрэнсис отвел глаза, и Шеннон решила, что не дождется ответа на вопрос, имеющий для нее огромное значение.

— Одно дело заключить соглашение, и совсем другое — выполнять его, придерживаться всех пунктов.

— Почему?

Фрэнсис словно и не услышал ее.

— Тогда мне казалось, что у нас с тобой будет примерно так же, как было у меня с Кристиной. Но потом что-то изменилось. Я стал чувствовать себя негодяем, пользующимся тобой. Да, черт возьми, я действительно использовал тебя, я женился на тебе из-за «Сазерленд Билдинг» и знал, что никогда не смогу изменить твое мнение обо мне! Какими бы ни были мои чувства, ты все равно считала бы себя довеском к компании. Кроме того, ты действительно заслуживаешь лучшего мужа, человека, выбранного тобой, самостоятельного и независимого.

Шеннон молчала.

— Знаешь, отец однажды дал мне ценный совет, — продолжал Фрэнсис. — Он сказал, что мужчине не должен встречаться с женщиной, на которой не смог бы жениться. Наверное, это так, но…

— Что? — не выдержала она.

— Своему сыну я посоветовал бы не жениться на женщине, в которую не намерен влюбиться.

— И ты сказал моему отцу… — У Шеннон пересохло во рту, так что каждое слово давалось с трудом.

— Я собирался сказать ему, что не хочу становиться во главе компании, не хочу быть ее владельцем. Я хотел сказать, что мне достаточно тебя, что «Сазерленд Билдинг» должна принадлежать только вам, а я готов воспользоваться данным мне шансом и доказать, что на что-то годен. Не могу похвастать чистотой намерений. — Фрэнсис усмехнулся. — Когда ты пришла ко мне вчера, я подумал, что выиграл джекпот. Но потом настало утро.

— Утром я наткнулась на фотографию, — прошептала Шеннон. — Я смогла бы смириться с мыслью, что ты не любишь меня, но жить, зная, что у тебя другая женщина, выше моих сил.

Фрэнсис шагнул к ней и поцеловал в сухие, горячие губы, а она прижалась к нему, наслаждаясь ни с чем не сравнимой радостью быть в его объятиях.

— Знала бы ты, как я тебя ревновал, — прошептал он, — особенно в аэропорту, когда увидел Джейсона Крамера! Ведь если бы не он, ты никогда меня не поцеловала бы.

Шеннон покачала головой.

— Мне кажется, я всегда догадывалась, что не играю в его жизни такой роли, какую он играет в моей. Вероятно, понимая это, я и согласилась с планами отца окружить себя стеной брака. Наверное, папа о многом догадывался и понимал, что из-за Джейсона я могу попасть в беду.

— Так, значит, вчера ты… — Фрэнсис не смог закончить вопрос, но Шеннон догадалась, что он имеет в виду.

— Нет, я даже не думала о нем. Боюсь, беднягу ждут серьезные проблемы, его жена в больнице.

— Выходит, я спешно занял его место?

— Ты занял свое место. А на других свободного пространства уже не осталось.

Фрэнсис обнял ее крепче.

— Если так, то я буду сражаться за каждый дюйм.

Шеннон потерлась щекой о его плечо.

— Так что же ты все-таки сказал сегодня моему отцу?

— Вообще-то я собирался лишь отказаться от компании, но Патрик вытянул из меня все. В проницательности ему не откажешь. Оказывается, он прекрасно понимал, что происходит, но при этом не сомневался в итоговом результате. Посели на необитаемом острове мужчину и женщину, и рано или поздно они найдут друг друга. Это неизбежно.

— Фрэнсис, нам просто невероятно повезло.

— Нет. То есть да, конечно, элемент везения присутствовал, но дело не в одной только удаче. Разумеется, решающую роль сыграл Патрик. Он сказал, что уже давно наводил обо мне справки, что был уверен в нашей совместимости. Сказал, что у нас есть нечто общее, он назвал это надежностью и чувством справедливости, которое иногда даже сильнее здравого смысла. Не знаю, можно ли эту оценку считать комплиментом…

Шеннон рассмеялась.

— В некотором смысле.

— Перестань смеяться. Неужели ты всерьез могла подумать, что я подарил тебе кольцо, предназначавшееся другой женщине?

Она уклонилась от прямого ответа.

— От мужчин можно ожидать чего угодно.

Фрэнсис отстранился, шагнул к столу и поднял кольцо.

— Обещай, что никогда больше его не снимешь.

Шеннон выставила безымянный палец.

— Обещаю.

Кольцо легко скользнуло на место. Шеннон повернула руку, и оно заискрилось, зажглось, заблестело, словно радуясь обретенному согласию.

— Ты не думаешь, что это событие стоит отметить? — лукаво улыбаясь, спросил Фрэнсис. — Не знаю, как ты, а я ужасно проголодался.

— Если ты намекаешь на то, что сегодня моя очередь готовить, то…

— Сегодня мы обойдемся без подвигов. Я заказал пиццу.

— О!

— А вино у нас еще осталось.

— Хочу тебя предупредить, что ем пиццу в последний раз.

— Отлично, переходим на концентраты.

Шеннон улыбнулась, вспомнив запасы пакетов с лапшой, обнаруженные ею в коробке.

— Кстати, а когда ты собираешься разбирать свои вещи?

— На следующей неделе.

— Что?! Я не хочу, чтобы эти ящики стояли в гостиной весь уик-энд…

— Они и не будут там стоять.

Шеннон недоуменно посмотрела на Фрэнсиса.

— Что ты имеешь в виду?

Фрэнсис ответил ей таким же взглядом.

— А разве Патрик тебе не сказал?

— О чем? Что за тайны?

— Так ты ничего не знаешь?

— Разумеется, нет.

Он присвистнул.

— Ну и ну. Дело в том, что Патрик предложил нам перебраться в ваш особняк. Оказывается, он уже все там подготовил, так что нам остается только перевезти вещи.

— Боже, но это же…

— Он дает нам неделю. Завтра мы подпишем контракт с «Роузбад» и…

— Но почему никто не спросил моего мнения?! — возмутилась Шеннон. — А если я против?

— А ты против?

Она ответила не сразу. По ее губам скользнула соблазнительная улыбка, в глазах запрыгали веселые огоньки, и Фрэнсис понял, что его жена намеренно пустила в ход свое самое опасное оружие.

— Не знаю, против я или за…

— И?

— Ты готов предъявить мне свои аргументы?

Вместо ответа он сделал шаг вперед, подхватил ее на руки и поцеловал с такой страстью, что мир закружился у нее перед глазами.

— Неплохо, — прошептала Шеннон, обнимая Фрэнсиса за шею. — Надеюсь, остальные столь же убедительны?

— Тебе придется оценить их все, — пообещал он.

— Я согласна, — сказала она, заранее зная, каким будет результат.


home | my bookshelf | | Деловой роман |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу