Book: Аромат страсти



Аромат страсти

Майя Бэнкс

Аромат страсти

Глава 1

Селию Тейлор терзали противоречивые мысли.

Стоя у стены с бокалом в руке, она разглядывала переполненный танцевальный зал. Говорят, благотворительные вечера — это скорее удовольствие, нежели бизнес, но Селия считала иначе.

На противоположной стороне зала стоял окруженный людьми Эван Рис. Он явно чувствовал себя в своей стихии; легкая улыбка придавала его потрясающе красивому лицу еще больше привлекательности. Негоже мужчине быть таким красавцем.

Высокому и сильному Эвану очень пошла бы спортивная одежда, которую разрабатывала и продавала его компания. Его окружала аура уверенности и властности, а Селии нравились самоуверенные мужчины.

Последние несколько недель они частенько обменивались продолжительными изучающими взглядами. Только глупышка не знает, к чему подобные взгляды могут привести.

Жаль, что Эван — потенциальный и очень желанный клиент. Селии хотелось получить от него согласие на сотрудничество — на это рассчитывал ее босс. Однако она не собирается спать с этим человеком ради достижения цели.

Молодая женщина отвернулась от Эвана Риса, беспокоясь, как бы окружающие не обратили внимания на ее восторженное лицо. Расторгнув контракт с прежним рекламным агентством, Эван не сомневался, что Селия мечтает заполучить его в качестве клиента. Черт побери, он, вероятно, подозревает, что она желает заполучить его и в качестве любовника!

Проблема в том, что всякий раз, когда большая компания вроде «Рис энтерпрайзиз» начинает искать новое рекламное агентство, открывается своеобразный сезон охоты. Представители других рекламных компаний превращаются в акул. В бизнесе царит беспощадная конкуренция. Селии придется навязываться Эвану, чтобы выиграть. Остается надеяться, что она все же сумеет заинтересовать его.

— Селия, ты уже поговорила с Рисом?

Повернувшись, она увидела своего босса, Брока Меддокса. Он стоял в шаге от нее и определенно скучал.

Селия подняла брови:

— Ты надел смокинг? Брок, в нем ты никого не закадришь.

— Брось, Селия. Я пришел сюда с Элли.

Селия заметила хорошенькую помощницу Брока, стоящую рядом, и улыбнулась девушке:

— Ты чудесно выглядишь.

Элли улыбнулась и застенчиво наклонила голову, на ее щеках появился легкий румянец.

Брок нетерпеливо продолжил:

— Почему ты здесь, когда Эван там? — Он оглядел зал и посуровел. — Мне следовало предвидеть, что этот старый подлец придет сюда.

Проследив за его пристальным взглядом, Селия увидела Атоса Котеаса, стоящего недалеко от Эвана и прославляющего достижения собственной рекламной компании. Селия невероятно разволновалась, увидев, как настойчиво их главный конкурент пытается завоевать внимание Эвана Риса. Котеас владел фирмой «Золотые ворота»; за последние месяцы он не только переманил нескольких значимых клиентов Меддокса, но и принялся настраивать против него бизнес‑общественность. Кампания, организованная Котеасом, была грязной, а сам он отличался жестокостью и не останавливался ни перед чем.

— Ну да, — пробормотала Селия. — Эвана, по‑моему, взяли в осаду.

— А ты почему бездействуешь?

Селия понимала, насколько важен этот человек для «Меддокс комьюникейшнс». Она попыталась успокоить босса:

— Доверься мне, Брок. Я хорошо изучила Эвана Риса. В конце концов он подойдет ко мне. Я уверена.

— Твоя уверенность стоит пятьдесят миллионов долларов. Сделка с Рисом позволит моим служащим сохранить работу. Если мы и дальше будем терять клиентов и деньги, я не удержусь на плаву.

— Знаю, что прошу о многом, — тихо сказала Селия, — но я не могу подойти к нему и пустить в ход свои чары. — Она указала на стайку женщин, окруживших Эвана и открыто флиртовавших с ним. — Он только того и ждет, а тебе известно, что это не в моих правилах. Я добьюсь его расположения хитростью, Брок. План уже давно разработан. Я Эвана ни за что не упущу.

Во взгляде Брока промелькнуло уважение. Селии нравилось работать на него. Он был суров и требователен, и лишь ему молодая женщина рассказала о том, что действительно произошло в нью‑йоркском рекламном агентстве, где она прежде работала.

— Я, как всегда, целиком полагаюсь на твою сообразительность, Селия, — так же тихо проговорил Брок.

— Я ценю твое доверие больше, чем ты думаешь, и не позволю проиграть ни тебе, ни «Меддокс комьюникейшнс».

Брок выглядел уставшим, ибо в самом деле усердно работал. Агентство было для него всем. За последние месяцы вокруг его глаз появились новые морщинки. Больше всего Селии хотелось помочь Броку заключить нужную сделку. Он поверил ей, в то время как остальные критиковали ее.

Взглянув на Эвана Риса, Селия заметила, что он пробирается в их сторону.

— Не смотри, — предупредила она босса. — Он идет к нам. Почему бы тебе не потанцевать с Элли или заняться чем‑нибудь еще?

Брок мгновенно растворился в толпе.

Отпив вина, Селия приняла беспечный вид. Она почти физически ощущала приближение Эвана. Всякий раз, когда он оказывался рядом, у нее резко повышалась температура.

А его запах… Даже в переполненном зале, где смешались ароматы огромного количества дамских духов, она улавливала неповторимый запах Эвана Риса — резкий, мужской и такой чувственный, что слюнки текли. Селия не понимала, почему она так реагирует на Эвана. Ведь это не имеет никакого отношения к делу.

— Селия? — тихо произнес он.

Он повернулась к нему, приветливо улыбаясь:

— Привет, Эван. Наслаждаешься вечером?

— Думаю, тебе известно, что нет.

Подняв бровь, она уставилась на него:

— Откуда мне знать?

Эван взял с подноса высокий бокал и внимательно посмотрел на Селию. Она едва не ахнула от его страстного взгляда. Казалось, он раздевает ее при всех. Кровь Селии забурлила. Глаза Эвана словно пожирали ее тело, прикрытое скромным вечерним платьем. Под его жгучим пристальным взором она чувствовала себя нагой и уязвимой.

— Скажи‑ка мне, Селия, почему ты, в отличие от остальных пираний, не спешишь убедить меня, что твое рекламное агентство сделает «Рис энтерпрайзиз» ведущей компанией?

Ее губы изогнулись в улыбке.

— Потому что она уже ведущая.

— Кокетка!

Ее улыбка тут же померкла. Эван прав — она флиртует с ним, совершенно того не желая.

— Эван, я профессионал. Поверь, тебе понравятся мои идеи. Я кажусь самоуверенной? Возможно. Мне лишь необходимо время, дабы показать, что может сделать для тебя «Меддокс комьюникейшнс».

— А что можешь сделать для меня ты, Селия?

Молодая женщина удивленно округлила глаза, а Эван непринужденно продолжил:

— Если идеи — твои и они великолепны, я заинтересован не в агентстве Меддокса, а в тебе.

Селия внезапно почувствовала себя неуютно. Она чуть сильнее сдавила бокал и взмолилась, чтобы Эван не увидел, как дрожат ее руки. Он провел пальцем по обнаженному предплечью женщины. По коже ее побежали мурашки.

— Ты неверно поняла меня. Я лишь хотел сказать, что, если твои идеи понравятся мне и я подпишу контракт с Меддоксом, тебе не удастся перепоручить дела заместителю. Ты будешь лично отслеживать исполнение условий контракта на всех уровнях.

— Ты собираешься подписать контракт с «Меддокс комьюникейшнс»? — хрипло спросила она.

Сделав глоток вина, Эван лениво и оценивающе посмотрел на нее:

— Только если мне понравятся твои идеи. Сейчас я изучаю предложения компании «Золотые ворота».

Селия поджала губы:

— Это только потому, что ты еще не выслушал меня.

Эван улыбнулся:

— Люблю самоуверенных. Притворная скромность меня не привлекает. Мне кажется, ты вкладываешь в работу всю страсть. Броку Меддоксу повезло, что у него работает столь энергичный человек. Известно ли ему, какой он счастливчик?

— Может, перейдем к назначению места встречи? — беспечно бросила она. — Должна признаться, мне не нравится, как пираньи кружат вокруг тебя.

Он поставил бокал на ближайший столик:

— Потанцуй со мной, и мы обсудим условия встречи.

Селия прищурилась. Эван поднял тонкую бровь, словно бросая ей вызов:

— Я уже танцевал с исполнительными директрисами из «Золотых ворот», «Примроуз», «Сан‑Фран медиа»…

Она подняла руку:

— Ладно, ладно, поняла. Ты сделаешь выбор в пользу лучшей партнерши по танцам.

Откинув голову назад, Эван расхохотался. Несколько человек уставились на них, и Селия подавила желание выбежать из зала. Ей претило находиться в центре внимания, а Эвану это, похоже, не доставляло никаких проблем. Должно быть, приятно не задумываться о том, что о тебе скажут окружающие. Однако мужчины редко страдают, оказавшись в ситуации, в которой побывала Селия.

Не найдя ни одного повода отказаться от танца, Селия позволила Эвану вывести ее на танцпол.

К счастью, он не прижимал ее к себе. Они не были похожи на любовников, однако оба в мыслях не отвергали такую возможность. Селия видела желание во взгляде Эвана и знала, что такое же вожделение он видит в ее взоре.

Скрывать эмоции она никогда не умела, возможно, потому, что была единственной девочкой в большой шумной семье, состоящей в основном из мужчин.

Селии жилось бы легче, научись она скрывать свои мысли от Эвана. Тогда не пришлось бы беспокоиться по поводу того, почему он предоставил ей шанс показать себя, — потому, что она заслуживает этого, или из‑за желания сблизиться с ней.

— Расслабься. Ты слишком много размышляешь, — тихо сказал Эван.

Она попыталась выполнить указание, отдаться ритму красивой мелодии и насладиться танцем с мужчиной, лишающим ее покоя.

— Так как насчет следующей недели? В пятницу я свободен.

В первое мгновение Селия никак не могла понять, о чем он говорит. И куда подевался ее профессионализм?

— Мы можем встретиться в неформальной обстановке, и ты расскажешь мне о своих идеях, — продолжал он. — Если заинтересуюсь, я заключу контракт с твоим агентством. Возможно, мы оба сэкономим время и нервы, если мне не понравятся твои предложения.

— Конечно. Пятница мне подойдет.

Музыка смолкла. Эван удерживал Селию немного дольше положенного, а она была настолько заворожена магнетизмом его взгляда, что не возражала.

— Моя секретарша позвонит тебе и сообщит время и место встречи. — Эван поцеловал руку Селии. Прикосновение теплых губ к тыльной стороне ее ладони привело к тому, что по спине молодой женщины побежали мурашки.

— До пятницы.

Она молчаливо наблюдала за тем, как он уходит. Когда его готова была поглотить людская толпа, он повернулся и взглянул на нее. Секунду они пристально смотрели друг на друга, затем уголки его губ приподнялись в полуулыбке.

Он конечно же знал, какие чувства испытывает к нему Селия. Только законченный идиот не поймет этого. А Эван Рис умен, красив и имеет репутацию безжалостного бизнесмена. Отменный клиент!

Селия собралась уходить. Она добилась того, чего хотела. Нет смысла задерживаться. Если возникнут пересуды по поводу ее танца с Эваном, то выслушивать их она не желает.

Селия прошла мимо Брока и Элли, державшихся в сторонке. Брок не сказал ни слова, лишь вопросительно поднял бровь.

— В пятницу, — тихо сказала Селия. — Я встречаюсь с ним в пятницу. В неформальной обстановке. Он хочет познакомиться с моими идеями. Если они ему понравятся, он заключит контракт.

Брок кивнул, в его глазах вспыхнул огонек удовлетворения.

— Хорошая работа, Селия.

Улыбнувшись, она направилась к двери. До следующей пятницы ей предстоит многое сделать.


Едва войдя в номер люкс, Эван Рис ослабил узел галстука. В гостиной он швырнул пиджак на стул, на полу в спальне оставил носки.

Его ждал письменный стол с компьютером и портфель, набитый документами, но работать не хотелось. Эван был слишком занят размышлениями о Селии Тейлор.

Красивая, соблазнительная, невероятно сдержанная женщина.

Его тело затрепетало сразу же, как только она вошла в зал. И даже после того, как Селия удалилась, он ощущал ее запах и не мог забыть прикосновение ладоней к ее коже.

Однако Эвану было мало одних прикосновений. Он жаждал овладеть этой женщиной, услышать ее прерывистое от страсти дыхание.

Ему хотелось заниматься с ней любовью ночь напролет. С женщиной вроде Селии не следует торопиться. Необходимо исследовать каждый дюйм ее тела, выяснить, какие ей нравятся ласки и поцелуи.

Трудно объяснить, почему Эван зациклился на Селии. Он не был монахом, не испытывал недостатка в женщинах. Однако секс с Селией, как он предполагал, окажется не просто хорошим, а шикарным и восхитительным. Это будет переживание, ради которого мужчина готов продать душу.

Она отлично подойдет ему.

Вот бы вытащить из ее длинных рыжих волос эту проклятую заколку и позволить шелковистой массе опуститься ей на плечи. А еще лучше — запутаться в ее волосах, когда они займутся любовью.

Эван тихо выругался. Холодный душ не поможет. За последние несколько недель он не раз пытался остудить ледяной водой свой пыл, но все без толку.

Возможно, самое очаровательное в Селии — глаза необычного цвета. Иногда они кажутся голубыми, но при определенном освещении становятся ярко‑зелеными.

Проснувшийся в Эване циник задался вопросом: отчего такая красавица не попыталась соблазнить его ради заключения контракта? Похоже, работая, Селия Тейлор не пускает в ход свои чары. К слову, на сегодняшней благотворительной вечеринке он получил парочку недвусмысленных предложений от представительниц других компаний.

Есть в ней некая интригующая скрытность. Эвана восхищало ее умение хладнокровно вести дела. Селии необходимо заполучить его в качестве клиента, однако она не слишком активно добивается этого.

Она ждет, когда он сам придет к ней. Вероятно, именно это так сильно привлекает к ней Эвана. Кстати, поэтому на вечеринке он и подошел к Селии.

Зазвонил смартфон. Недовольно покосившись на свою возбужденную плоть, Эван достал телефон.

Звонила его мать. Он нахмурился. Сейчас ему не до общения с членами семьи, но он очень любил свою мать и не мог игнорировать ее.

Эван покорно вздохнул:

— Привет, мам.

— Эван! Как я рада, что застала тебя. Ты всегда так занят!

Он уловил неодобрение и беспокойство в ее голосе.

— Мои дела за меня никто делать не станет, — напомнил Эван.

Она тихо и раздраженно вздохнула:

— Ты очень похож на отца.

Эван вздрогнул. Меньше всего ему хотелось слышать нечто подобное.

— Я хотела напомнить тебе об уик‑энде. Митчелл очень надеется, что ты приедешь.

— Неужели ты веришь в то, что я способен появиться на их свадьбе? — мягко произнес Эван.

Брату необходимо похвастаться своим триумфом.

— Знаю, тебе будет нелегко, сынок. Но по‑моему, пора простить его. Всем ясно, что он и Беттина созданы друг для друга. Как было бы хорошо снова объединиться всем членам семьи.

— Дело не в том, будет мне трудно или легко, мам. Мне, честно говоря, нет дела до их союза. У меня просто нет времени и желания.

— Можешь сделать это ради меня? — принялась умолять мать. — Пожалуйста. Я всего лишь хочу увидеть своих сыновей вместе.

Присев на край кровати, Эван сжал переносицу двумя пальцами. Если бы позвонил отец, он легко отказал бы ему. Если бы позвонил Митчелл, Эван, скорее всего, посмеялся бы над его приглашением. Но брат не станет звонить ему после того, как он послал его к черту и посоветовал прихватить с собой неверную невесту.

А вот к матери Эван был по‑настоящему привязан. Она всегда служила неким буфером в напряженных отношениях Эвана с отцом и братом.

— Хорошо, мам, я приеду. Но я буду не один. Надеюсь, ты не возражаешь.

— Эван, почему ты не сказал, что у тебя новая девушка? Конечно, приводи ее. Я очень хочу познакомиться с ней.

— Отправь всю информацию моей секретарше Викки по электронной почте. До встречи в пятницу. Я люблю тебя.

— Я тоже люблю тебя, сынок. Я так рада!

Закончив разговор, Эван уставился на телефон.

Черт побери, ведь в пятницу он встречается с Селией Тейлор!

А теперь придется отменить эту встречу из‑за того, что мама считает, будто он обязан поздравить свою бывшую невесту, которая выходит замуж за его младшего брата.

Следует срочно найти подружку, дабы убедить мать в том, что он не сохнет тайком по Беттине. Да Эван и не страдал из‑за нее. Он отказался от этой женщины в тот момент, когда она бросила его ради Митчелла, ставшего главой их семейного ювелирного бизнеса.

Она предпочла блеск драгоценных камней бесконечному труду, ассоциировавшемуся у нее с компанией Эвана. Однако Беттина была не слишком умна, иначе разузнала бы, что доходы компании Эвана гораздо солиднее тех, что приносит бизнес его отца.

Мать не верит, но Эван искренне благодарен своему эгоистичному брату. Митчелл возжелал Беттину потому, что она вначале предпочла Эвана, и тем самым помог старшему брату избежать огромной ошибки.

Но это не означает, что он жаждет общения с властным отцом и избалованным, изнеженным братцем. И все же Эван согласился присутствовать на свадьбе. Теперь придется искать себе спутницу.



Тряхнув головой, он принялся просматривать адресную книгу в телефоне и уже наметил трех кандидаток, когда ему в голову пришла отличная идея, решающая все проблемы.

Наконец‑то у него появится возможность соблазнить Селию. Конечно, у них пока деловые отношения. Но если ей ради того, чтобы Эван согласился подписать контракт, придется поехать с ним на три дня на остров Каталина…

Уголков его губ коснулась довольная улыбка. Возможно, свадьба брата окажется не таким уж неприятным мероприятием.

Глава 2

Свернув на дорогу, ведущую к дому отца, Селия с облегчением заметила БМВ Ноя, припаркованный рядом со стареньким отцовским пикапом. Поставив свою машину с противоположной стороны, она улыбнулась при виде того, как два дорогих автомобиля подчеркивают ветхость автомобиля, ставшего семейной легендой.

Рядом затормозил еще один автомобиль. За рулем сидел Далтон. К удивлению Селии, с пассажирского сиденья выбрался Адам.

— Адам! — воскликнула Селия и ринулась к нему.

Улыбнувшись, он заключил молодую женщину в объятия, прижал к груди, поднял ее и прокружил на месте. Именно так он приветствовал Селию с тех пор, как ей исполнилось пять лет.

— Почему мне никогда так не радуются? — проворчал Далтон.

— Я очень рад тебя видеть, Сес, — приговаривал Адам. — Я скучал по тебе. Ты долго не возвращалась домой.

Когда ее ноги наконец коснулись земли, она на миг отвела взгляд.

— Эй! — упрекнул он ее и поддел пальцем подбородок, заставляя снова посмотреть на него. — Я ничего не имел в виду. Все в прошлом, иначе твои братья сели бы на первый самолет до Нью‑Йорка и вытрясли бы кишки из твоего бывшего босса.

— Эй, привет, я тоже здесь, — напомнил Далтон, махнув рукой.

Селия улыбнулась. Ее братья были властными и шумными и конечно же совершали ошибки. Например, они не сомневались в том, что обязаны холить, лелеять и оберегать сестру. Но, к счастью, они всегда уступали ей, и она обожала их за это.

Селия повернулась к Далтону:

— С тобой мы встречались две недели назад, а Адама я не видела вечность. — Она взглянула на Адама: — Кстати, почему?

Тот скривился:

— Извини. Много дел в это время года.

Селия кивнула, соглашаясь. Ее старший брат, Адам, руководил успешной компанией, занимающейся ландшафтным дизайном. Весной и летом он всегда был очень занят.

Далтон обнял Селию за плечи и с чувством поцеловал в щеку:

— Я слышал, приехал Мистер Бейсбол. Решил сделать передышку до начала игр.

— Вы пойдете на открытие сезона? — поинтересовалась она.

— Мы его не пропустим, — бросил Адам.

— Вы так и будете весь день торчать на улице или войдете в дом и поедите? — послышался громкий голос отца.

Селия усмехнулась:

— Нам лучше войти, иначе он перейдет к угрозам.

Взъерошив волосы сестры, Адам обхватил ее за шею и поволок к дому.

У крыльца смеющаяся Селия высвободилась и порывисто обняла отца. Сжав дочь в объятиях, он поцеловал ее в макушку.

— Где Ной? — спросила она.

— Где ему быть? Как обычно, расселся у большого экрана и смотрит бейсбол.

Селия вошла в дом. В гостиной она увидела Ноя, развалившегося в кресле перед телевизором.

— Эй! — позвала она.

Ной поднял глаза и приветливо посмотрел на нее.

Селия обняла его, оглянулась, дабы удостовериться, что они по‑прежнему одни, и понизила голос:

— Ты решил надолго зависнуть дома или у тебя имеются дела где‑нибудь еще?

Прищурившись, он посерьезнел:

— Я сегодня никуда не тороплюсь. Почему ты спрашиваешь?

— Я хочу попросить тебя об одолжении, но предпочитаю сделать это без свидетелей.

— Все в порядке, Сес? У тебя проблемы? Мне нужно кого‑нибудь прикончить?

Селия округлила глаза:

— Ты мне слишком дорог, чтобы отправлять тебя в тюрьму. Этим может заняться Далтон.

Ной ухмыльнулся:

— Наш симпатяга будет популярен на зоне.

— Ты чокнутый молокосос! Честное слово, у меня нет проблем. Я лишь собираюсь с твоей помощью провернуть одно дельце, которое принесет пользу нам обоим.

— Ладно, если ты решила скрытничать, я подожду. Встретимся в твоей квартире. Я пригласил бы тебя к себе, но моя домработница уволилась на прошлой неделе, так что жилье в неприглядном виде. У тебя найдется что‑нибудь поесть?

— Не сомневайся. Ради бога, Ной, неужели ты не способен убирать за собой? Если трудно, подними телефонную трубку и найди новую домработницу.

— Похоже, меня внесли в черный список клиентов, — пробормотал он. — Нужно найти агентство, где обо мне ничего не знают.

— Мне жаль твою будущую жену. Она пройдет через все круги ада.

— Не беспокойся — я не собираюсь жениться.

— Ладно. Я верю тебе.

В гостиную вошли Далтон, Адам и отец. Ной чуть сжал руку сестры и беззвучно проговорил: «После».

— Через пятнадцать минут обед будет на столе, — объявил отец.

У Селии слюнки потекли. Ей было все равно, что именно приготовил отец, ибо кулинар он был отменный.

Обед прошел шумно. Братья Селии постоянно препирались и шутили, а отец снисходительно поглядывал на них. Она скучала по этому гомону, пока жила в Нью‑Йорке. Несмотря на причину, заставившую молодую женщину вернуться домой, ей было приятно снова очутиться в привычном семейном кругу. И не важно, что ее братья иногда ведут себя как пещерные люди.

После еды братья заспорили, какой включить телеканал. Ноя интересовали только спорт и кулинарные программы, Далтон любил боевики, а Адаму нравилось мучить своих братьев, заставляя их смотреть передачи о садоводстве.

Селия наслаждалась, сидя на диване и слушая веселую перепалку, знакомую с детства. Отец присел рядом и покачал головой, наблюдая за сыновьями.

Когда‑то Селия сбежала от чрезмерной опеки семьи. Она решила самостоятельно заявить о себе миру, а родня жаждала удержать ее дома.

Она не была тщеславной, но знала, что нравится мужчинам. Вероятно, многие считали ее красавицей, однако привлекательность доставляла ей множество проблем.

Из‑за ее красоты братья и даже отец сочли, что Селии следует во всем положиться на них. Они не одобрили ее желание учиться в университете и не желали, чтобы она делала карьеру в рекламном бизнесе.

Селия игнорировала их протесты. Окончив университет, она начала работать в Нью‑Йорке, через пару лет получила должность в большой компании. Карьера шла в гору. Очередное повышение по службе лишь укрепило триумф молодой женщины. А потом все рухнуло, словно мост во время землетрясения…

Поднявшийся со стула Адам отвлек Селию от грустных размышлений. Она разжала кулаки и вздрогнула, увидев на ладонях следы от ногтей.

— Уже уезжаешь? — спросила она.

Адам крепко обнял сестру:

— Да. Мне пора на работу. Однако мы увидимся на открытии спортивного сезона.

Селия поцеловала его в щеку и похлопала по плечу:

— Конечно. — Затем она повернулась к Далтону: — Полагаю, ты тоже уходишь, ведь именно ты привез сюда Адама.

— Да. К тому же у меня сегодня свидание.

— Я с вами, парни, — заявила Селия. — Мне тоже пора. Я должна подготовить рекламную презентацию.

Ее отец скривился. Селия приготовилась выслушать очередную лекцию о том, что она слишком много работает. Странно, — Адам трудился больше всех, однако его никто за это не отчитывал.

К удивлению Селии, отец промолчал. Поднявшись с дивана, он обнял дочь, затем ворчливо напомнил, что она должна сохранять спокойствие и не забывать об отдыхе.

Все вышли из дома, и отец пригласил их на обед в следующее воскресенье. Помахав рукой Адаму и Далтону, Селия уселась в автомобиль. Ной прощался с отцом, когда она отправилась в путь. Он скоро приедет к ней, поэтому необходимо проверить запасы съестного.


Селия едва успела мельком заглянуть в холодильник, проклиная себя за то, что давно не была в магазине, когда в дверь позвонили.

Она приветливо улыбнулась брату.

— Знаю я эту улыбку, — заявил он. — Ты затащила меня сюда обманным путем. У тебя нечего поесть.

— Ну, нет. Но я заказала пиццу.

— Ты прощена. Но я отказываюсь начинать серьезные разговоры до тех пор, пока ее не привезут.

Селия рассмеялась и ткнула Ноя кулаком, когда он шлепнулся на диван рядом с ней.

— Если бы мне не требовалась твоя помощь, я заставила бы тебя платить за эту пиццу.

Ной посерьезнел:

— Какая помощь?

— Ох, нет. Я не стану ни о чем тебя просить, пока ты не набьешь живот. А ведь не прошло и трех часов, как ты пообедал.

Ной не стал возражать — он очень любил поесть.

Взяв пульт дистанционного управления, Ной включил телевизор и нашел спортивный канал.

Пиццу доставили быстро. Несмотря на обед в родительском доме, у Селии заурчало в животе. Она состроила гримасу. Пусть пицца вкусна, но ее поедание неизбежно приведет к отложению жира на бедрах.

Селия поставила коробку с пиццей на журнальный столик перед Ноем. Он оглядел еду с блаженным выражением лица.

Ной принялся за первый кусок; Селия лишь надкусила свою порцию, затем откинулась на спинку дивана и принялась ждать. Приступив ко второму куску, брат повернулся к ней и спросил с набитым ртом:

— Что за услуга тебе требуется?

— У меня появился клиент, которого нужно заарканить. Эван Рис.

Ной перестал жевать.

— Парень, который продает спортивную одежду?

Селия кивнула:

— Да. Он отказался от услуг одного рекламного агентства и теперь ищет новое. Он нужен мне. Он нужен «Меддокс комьюникейшнс».

— Ладно. А я‑то тебе зачем?

— Я хочу, чтобы ты рекламировал новую линию его спортивной одежды.

Ной моргнул, потом нахмурился и наконец положил в коробку наполовину съеденный кусок пиццы. Какое‑то время он молчал. Селия ждала.

Ной не спрашивал, почему сестра обратилась к нему. Он был известным бейсболистом. Многие крупные компании были бы рады заполучить Ноя Харта в качестве лица их торговых марок.

— Это важно для тебя? — по‑прежнему хмурясь и пристально глядя на нее, поинтересовался он.

Селия кивнула:

— Эван — важный клиент. Мой босс рассчитывает, что я уговорю его заключить сделку с нами. Не пойми меня превратно, я заполучу Эвана — с твоей помощью или без нее. Но твое согласие участвовать в рекламной кампании ускорит подписание контракта. Кроме того, ты многое приобретешь. Рис заплатит тебе немалые деньги.

Ной вздохнул:

— Жаль, что тебе приходится этим заниматься. Ты не должна работать. Адам, Далтон и я зарабатываем достаточно денег, чтобы содержать тебя. Папа был бы счастлив, если бы ты оставила эту беспокойную работу. Он убежден, что ты еще до тридцатилетия заработаешь язву желудка.

Селия едва заметно улыбнулась:

— Мне уже тридцать. Слушай, Ной, бросил бы ты бейсбол только потому, что твои братья могут содержать тебя?

У Ноя вырвался иронический смешок.

— Это другое.

— Знаю, знаю. Ты мужчина, а я женщина. — Селия с отвращением скривила губы. — Ной, я обожаю тебя. Ты замечательный брат, но при этом шовинист до мозга костей.

Хмыкнув, он не стал отвечать на обвинение. Затем снова задумался.

— Полагаю, ты все разузнала об этом человеке и его компании.

Селия кивнула. Внешне Ной был похож на представителя золотой молодежи, интересующегося лишь спортивными автомобилями и легкодоступными женщинами. Но в глубине души он был чрезвычайно совестливым и сознательным.

Отказываясь от выгодных сделок, Ной заработал в глазах людей репутацию сумасброда. Кое‑кто считал его дураком, поскольку он не желал продавать свое имя многочисленным фирмам и зарабатывать миллионы долларов, не делая ничего. Однако причина его отказов была проста: Ной дотошно собирал информацию обо всех заинтересованных в нем компаниях, и пока ни одна не завоевала его доверия.

— Пришли мне всю информацию по электронной почте, — сказал он. — Я посмотрю ее. Если она меня устроит, я выслушаю предложение Риса.

Наклонившись, она поцеловала его в щеку:

— Спасибо, Ной, ты самый лучший.

— Могу ли я рассчитывать на то, что твоя благодарность будет безмерной и ты согласишься прибраться в моей квартире?

Селия фыркнула:

— Обойдешься. Я скорее оставлю работу и позволю Адаму содержать меня, чем соглашусь навести порядок в твоей конуре.

— Черт побери, почему ты ко мне придираешься?

— Бедняжка. Кстати, мне понадобится от тебя еще одна услуга.

Прищурившись, Ной свирепо уставился на нее:

— Ты только что отказалась стать уборщицей, чем глубоко оскорбила меня, и еще имеешь наглость просить об очередной услуге?

— Что скажешь, если я найду для тебя новую домработницу?

Ной с надеждой взглянул на нее. Этот взгляд, вероятно, сводил женщин с ума. К счастью, Селия была сестрой Ноя и обладала стойким иммунитетом к его прелестям.

— Ладно. Ты находишь мне человека, готового разгрести завалы в моей квартире, а я оказываю тебе услугу.

— Ух! Ты даже не знаешь, о чем я попрошу.

— Горю от желания услышать, — пробормотал он.

— Нужны два билета на открытие бейсбольного сезона. Места должны быть очень хорошие — за площадкой игрока с битой. Надеюсь, мне удастся привести с собой Эвана.

— Тебе не говорили, что ты очень дорого обходишься?

— Эй, погоди‑ка. Минуту назад ты пытался убедить меня бросить работу и остаться на твоем попечении.

Ной мгновенно посерьезнел:

— Я просто беспокоюсь о тебе, Сес, вот и все. Того, что случилось в Нью‑Йорке, никогда бы не произошло, если бы…

Напрягшись, она вытянула руку, останавливая брата на полуслове:

— Не надо вспоминать Нью‑Йорк.

— Извини. Считай, что я ничего не говорил.

Селия заставила себя улыбнуться:

— Так ты просмотришь собранную мной информацию? Рис понравится тебе. Сотрудники любят его. Он не сокращал штат с тех пор, как основал бизнес; он не использует дешевую рабочую силу и не открывает филиалы за границей. Что еще? Он регулярно отчисляет средства в несколько благотворительных фондов по охране животных…

Ной поднял руки, защищаясь:

— Понял, понял, он святой. Разве с ним сравнятся другие мужчины?

— Прекрати язвить.

Посмотрев на часы, он вздохнул:

— Извини, что мало пробыл у тебя и, тем более, не доел пиццу. Кое‑кто меня постоянно отвлекал. Билеты будут ждать тебя в кассе.

— Ты всегда был моим любимым братиком!

Поцеловав ее в макушку, Ной поднялся и лениво потянулся:

— Я позвоню, когда все прочту.

Глава 3

Эван вошел в здание, где арендовал офисы с тех пор, как приехал в Сан‑Франциско.

В знак приветствия он кивнул одной из своих секретарш, а та с беспокойным выражением лица поднялась с места.

— Вам нельзя туда идти, — прошептала Таня и указала на его кабинет.

Эван поднял бровь.

— Какого дьявола? — поинтересовался он.

— Она там.

Эван пристально посмотрел на закрытую дверь своего кабинета. Снова взглянув на Таню, он попытался унять растущее раздражение. Таня была хорошей работницей, хотя и немного эксцентричной, однако ему это даже нравилось. Она отлично вписалась в штат служащих, которых он привез из Сиэтла. Яркие волосы Тани, пирсинг и винтажная одежда в стиле тридцатых годов двадцатого века вносили оживление в скучную деловую атмосферу.

— Ладно, Таня. Кто, черт побери, эта «она» и где Викки?

Странно, что Викки не встретила его у лифта. Он долгое время повсюду путешествовал со своей секретаршей. В Сан‑Франциско и Сиэтле у нее было по квартире. Она непонятным образом вычисляла, когда именно Эван появится в офисе, в результате чего всегда оказывалась рядом с ним, готовая обрушить на него информацию о предстоящих делах на день.

Таня помрачнела:

— Ох, сэр, вы не получили мои сообщения? Я отправила вам целых два. Внучку Викки срочно госпитализировали сегодня утром. Подозревают аппендицит. Она сейчас в больнице.

Эван нахмурился:

— Я действительно не получал никаких сообщений. Держите меня в курсе. Сообщите сразу же, как только она выйдет на связь. Пошлите цветы и удостоверьтесь, что Викки ни в чем не нуждается. Отправьте еду для ее родных — в больнице отвратительные кафетерии. Организуйте для них ночлег. В ближайшем отеле забронируйте несколько номеров.

Моргнув, Таня поспешно вытащила блокнот и принялась записывать.

Подождав секунду, Эван вздохнул:

— Таня, кто в моем кабинете?

Секретарша поморщилась:

— Это мисс Хаммонд, сэр. Я не смогла ее остановить. Она заявила, что дождется вас.

Эван едва сдержался, чтобы не возвести глаза к потолку. Он подумал о том, что хорошо бы сбежать. У него не было желания разговаривать с Беттиной. Он пообещал матери прийти на свадьбу, и этого достаточно. О чем собирается беседовать с ним его бывшая невеста?

— Держите меня в курсе по поводу самочувствия внучки Викки, — распорядился Эван и направился в кабинет.

Открыв дверь, он сразу же увидел Беттину. Она сидела на одном из диванов, стоящих у окна.

— Беттина, — Эван бросил портфель на письменный стол, — что привело тебя сюда?

Женщина поднялась, разглаживая платье руками и привлекая внимание к своим красивым ногам. Эван не собирался притворяться. Ему нравились ее ноги. Жаль, что характер Беттины не столь хорош.



— Я хотела поблагодарить тебя за то, что ты согласился присутствовать на свадьбе. Это много значит для Митчелла, мамы и папы. Я понимаю, как ты страдаешь. Тебе было очень трудно согласиться на это после того, как я разбила твое сердце.

Эван молча смотрел на женщину. Неужели она действительно верит, что он по‑прежнему без ума от нее?

— Хватит прикидываться, Беттина. Зачем ты пришла? Не стоит притворяться — тебе наплевать, появлюсь я на свадьбе или нет.

Она моргнула, и он увидел горечь в ее взгляде.

— Люси сказала, что ты придешь с… подружкой. Это умно, Эван, но меня ты не проведешь. Все знают, что после меня у тебя не было серьезных романов. Кто она? Ей известно, что она будет исполнять роль аксессуара? Бог свидетель, я была для тебя лишь аксессуаром.

— Беттина, либо я был серьезно увлечен тобой, либо ты исполняла роль аксессуара, — протянул он. — Выбери что‑нибудь одно.

Она покраснела:

— Я лишь хотела сказать, что после расставания со мной ты не встречался подолгу ни с одной женщиной.

Эван преувеличенно удивленно взглянул на нее:

— Ты мне льстишь. Я понятия не имел, что ты следишь за мной. Неужели у тебя было время, чтобы отслеживать мои любовные похождения?

— Приводи свою подружку, Эван. Но мы с тобой знаем, что она не в силах заменить меня. Не надейся, что тебе удастся испортить мне праздник.

Беттина выплыла из кабинета. Эван покачал головой. Пожалуй, в самом деле надо позвонить Митчеллу и от души поблагодарить его за избавление.

Опустившись в кресло, он изучил сегодняшнее расписание. Весь день был занят, за исключением сорокапятиминутного перерыва на ланч.

Эван вспомнил, что офис Селии находится в двух кварталах отсюда. Он планировал пообщаться с ней по телефону, однако предложение сопровождать его на свадьбу брата следует сделать лично. У них обоих напряженный график работы, однако Эван не сомневался, что Селия примет приглашение на ланч. Ей очень хочется заполучить его в качестве клиента.

Нажав на кнопку телефона, он хотел вызвать Викки, затем быстро вспомнил, что та отсутствует. Эван позвонил Тане.

— Да, сэр?

— Соедините меня с Селией Тейлор из «Меддокс комьюникейшнс».


Селию радостно приветствовала Шелби, секретарша «Меддокс». Девушка была молода, приветлива, обладала превосходными организаторскими способностями и цепкой памятью. Но, самое главное, она знала все о каждом сотруднике компании. Мимо ушей Шелби не пролетала ни одна сплетня. Селия частенько пользовалась информацией, полученной от нее. Никогда больше она не позволит застать себя врасплох, как на прежнем месте работы.

— Доброе утро, Шелби, — ответила Селия и задержалась у письменного стола секретарши. — Для меня есть сообщения?

Шелби подмигнула ей, придвинулась ближе и заговорщически прошептала:

— Последние новости о боссе и его помощнице.

Селия нахмурилась:

— Ты имеешь в виду Элли?

Элли была не из тех, кто крутит служебные романы. Надо бы предупредить ее о появлении слухов, но трудно сказать, как она расценит вмешательство Селии в свои дела.

Шелби пожала плечами:

— Ну, они слишком много времени проводят вместе.

— Ведь она его помощница, — напомнила Селия.

— Я лишь повторяю то, о чем говорят другие.

Селия чуть крепче сжала ручку портфеля. Не стоит обсуждать Брока и Элли. Они — взрослые люди. Оставалось надеяться, что Элли не расстроит глупая сплетня.

— Эй, Шелби, — начала Селия, вспомнив обещание, данное брату. — Найди для меня телефон службы по уборке квартир. — Она достала из портфеля список агентств, с которыми Ной уже имел дело, и вручила его Шелби. — Эти агентства привлекать не следует. Дай кандидатам понять, что клиент требователен и при этом законченный разгильдяй. Цена вопроса не обсуждается, но та бедняжка, которая согласится на него работать, в обиде не останется.

Шелби округлила глаза:

— Это тот самый Ной Харт? Ему нужна домработница? Я свободна. Ну… я вполне подойду, верно?

Селия одарила ее взглядом: «Спустись на землю».

— Дай мне знать, если кого‑нибудь подыщешь. О, я жду звонка от секретарши Эвана Риса. Найди меня где угодно, когда она позвонит.

Шелби крикнула ей вслед:

— Эй, подожди! Откуда ты знаешь Ноя Харта? Он не является нашим клиентом.

Селия улыбнулась, но не остановилась.

Она просмотрела большую часть оставленных ей сообщений, когда раздался звонок по селекторной связи:

— Селия, на второй линии мистер Рис.

Молодая женщина нахмурилась:

— Сам мистер Рис или его секретарша?

— Сам.

— Соедини меня с ним, — решительно сказала она.

Вытерев ладонь о юбку, Селия тряхнула головой.

Отчего она нервничает? Как только телефон зазвонил, она подняла трубку.

— Как дела, Селия?

Услышав его голос, Селия затрепетала. Почему она ведет себя как девочка‑подросток, в которой пробуждается первое сексуальное влечение? Это глупо и непрофессионально.

— В порядке, Эван. А у тебя?

— У меня мало времени. Я хотел бы сегодня встретиться за ланчем, если тебе позволяет твой график.

Эван говорил уверенно. Он отлично знал, что она не откажет ему. Селия быстро взглянула на часы:

— В котором часу?

— Сейчас.

Она запаниковала:

— Но мы встречаемся в пятницу.

— Я и собираюсь поговорить о встрече в пятницу. Планы изменились.

У Селии упало сердце.

— У меня всего сорок пять минут, — продолжал он. — Мы находимся в двух кварталах друг от друга. Давай встретимся посередине. Нам предоставляется на выбор французская, итальянская или старая добрая американская кухня.

— Мне все равно, — едва слышно откликнулась Селия.

Прижав телефонную трубку к уху плечом, она принялась неистово искать свои записи, имеющие отношение к сделке с Эваном.

— Отлично. Встречаемся через пять минут, — бросил Эван. — Я выезжаю прямо сейчас.

— Хорошо. До встречи.

Эван повесил трубку, а Селия по‑прежнему прижимала ее к уху. Затем она швырнула трубку на рычаг, глубоко вздохнула, чтобы успокоиться, и приготовилась к бою.

Схватив сумку, Селия трусцой побежала по коридору.

По пути ей попался Эш Уильямс, финансовый директор компании, который попытался поговорить с ней.

— Не сейчас, Эш, — бросила Селия. — Я опаздываю на важный деловой ланч.

Пробежав мимо Шелби, она крикнула на ходу:

— Если Брок спросит, у меня незапланированная встреча с мистером Рисом. Если будет интересоваться кто‑то еще, я вернусь во второй половине дня.

Шагнув в лифт, Селия повернулась и, прежде чем двери лифта закрылись, поймала изумленный взгляд Шелби.

В вестибюле Селия зашла в дамскую комнату, чтобы привести себя в порядок. Переобуться она не успела, так что предстоит вышагивать по асфальту в туфлях на высоченных каблуках.

Оглядев яркие вывески кафе, она увидела Эвана, и ей стало трудно дышать. Он стоял на солнце, засунув руку в карман брюк, а другой прижимал к уху телефон.

Мгновение Селия просто наслаждалась его видом. Но вот он повернулся и заметил ее.

Селия перешла улицу, прижимая портфель к боку. Эван наблюдал за ее приближением с едва заметным вожделением во взгляде. Он улыбнулся, когда она оказалась рядом.

— Ты вовремя. Я выбрал старую добрую американскую кухню, — сказал он, указывая на ближайший столик. — Надеюсь, ты не против?

— Не против. — Селия с радостью уселась на стул и поставила портфель рядом.

Эван расположился напротив нее и подозвал официанта.

— Выпьешь вина? — спросил он, когда тот подошел.

— Только выбери сам.

Заказав вино, он посмотрел на Селию:

— Я пригласил тебя сегодня потому, что обстоятельства изменились и мы не сможем встретиться в пятницу.

Молодая женщина кивнула и нагнулась за портфелем:

— Все в порядке. Я захватила все, что хотела продемонстрировать тебе…

Он обхватил пальцами ее запястье:

— Я пригласил тебя не за этим.

Моргнув, Селия оставила портфель в покое.

— Я по‑прежнему хочу, чтобы наша деловая встреча состоялась, но… в другом месте.

Селия ужасно смутилась, и Эван, должно быть, заметил это.

— Сегодня у меня мало времени, так что я сразу перейду к делу.

Он по‑прежнему держал Селию за запястье, большим пальцем лениво поглаживая пульс. Она затаила дыхание — ей не хотелось расставаться с удивительным ощущением, вызванным его прикосновением. Знает ли Эван, какое невероятное влияние оказывает на нее?

— В этот уик‑энд состоится свадьба моего брата.

Селия могла поклясться, что он с отвращением скривил губы.

— Семейное торжество. Все произойдет на острове Каталина. Я должен быть там в четверг вечером, поэтому в пятницу не смогу с тобой встретиться.

— Понимаю, — сказала она. — Мы перенесем встречу на удобный для тебя день.

— Я хочу, чтобы ты поехала со мной.

Округлив глаза, Селия высвободила руку… и немедленно пожалела об этом. Тем не менее она с любопытством ждала, что он скажет дальше.

— У меня достаточно плотный график. Я не могу неделями подбирать новое рекламное агентство. Если ты поедешь со мной, я выслушаю твои идеи. Конечно, свадьба — далеко не идеальное место для деловых переговоров. Честно говоря, я и сам предпочел бы туда не ездить.

От волнения у Селии замерло сердце. Свадебная церемония — семейное мероприятие. А ей трудно не поддаваться чарам Эвана даже в деловой обстановке.

— Как долго мы будем… отсутствовать?

Голос высококвалифицированного профессионала Селии Тейлор походил на писк испуганной девчонки.

— Мы вылетаем вечером в четверг. Репетиция свадьбы и ужин состоятся в пятницу, на субботу запланированы свадьба и прием, в воскресенье мы вернемся.

Ей придется отпроситься с работы всего на один день. Обо всем узнает лишь Брок, а он никому ничего не сообщит.

Селия не понимала, почему она не согласилась сразу. Отказать Эвану ни в коем случае нельзя.

— Хорошо, — произнесла она, изо всех сил стараясь говорить спокойно.

Придется ли ей идти вместе с ним на торжество? Или Эван рассчитывает, что она будет незримо следовать за ним, ожидая подходящего времени для разговора?

— Я с радостью оплачу все, что тебе потребуется купить, — заметил он.

Селия вздрогнула:

— Нет, я справлюсь сама. Скажи только, какие наряды потребуются.

Эван криво усмехнулся:

— Если судить по вкусам Беттины, одежда должна быть блестящей и яркой. — Он скользнул чувственным взглядом по ее лицу, затем по раскрасневшейся шее. — Мне кажется, ты будешь потрясающе выглядеть в любом наряде. Платье, которое ты выбрала для прошлой вечеринки, отлично смотрелось.

Селия покраснела сильнее, взмолившись, чтобы ее щеки не походили на два факела.

— Уверена, что смогу подобрать нечто блестящее и гламурное, — беспечно бросила она. — Мы, девочки, любим наряжаться.

В его взгляде появилась заинтересованность.

— Не могу дождаться, когда полюбуюсь.

Официант принес вино, и Селия с радостью сосредоточилась на бокале. Ее руки дрожали. Она была уверена, что, встав на ноги, сразу же упадет.

— В конце недели я позвоню, — продолжал Эван, — и сообщу тебе все детали. Мы полетим на моем самолете.

Сглотнув, Селия кивнула, затем поняла, что Эвану потребуется номер ее мобильного телефона, и наклонилась к портфелю. Однако визитницы в нем не оказалось. Нетерпеливо вырвав листок из блокнота, она достала шариковую ручку, спешно нацарапала домашний и мобильный телефонные номера и протянула листок Эвану.

Он аккуратно сложил его и засунул во внутренний карман пиджака. Официант принес меню, и Эван взглянул на Селию, ожидая ее выбора.

— Только салат, — сказала она. В действительности ей хотелось съесть жирный гамбургер с кольцами лука, но она не собиралась шокировать Эвана. Братья вовсю критиковали ее дурные кулинарные пристрастия, хотя и сами не отличались изысканным вкусом.

Эван заказал умеренно прожаренный стейк. Когда официант ушел, он пристально посмотрел на Селию.

Вздернув подбородок, она приготовилась услышать вопрос, но Эван молчал. Он просто изучал ее, будто желая разгадать мрачные тайны молодой женщины.

Наконец он откинулся на спинку стула, удовлетворенно улыбаясь. Его глаза сверкали.

— Думаю, несмотря ни на что, эта свадьба окажется приятным событием.

Глава 4

Выйдя из лифта, Селия прошла мимо Шелби, однако секретарша подняла руку, чтобы привлечь ее внимание.

— После, Шелби, — попросила она, направляясь в кабинет Брока.

Подойдя к двери, Селия едва не столкнулась с выходящим оттуда Эшем. Финансовый директор был хмур и шел погрузившись в размышления. Она даже не была уверена, что он заметил ее.

Заглянув в кабинет Брока, Селия облегченно вздохнула, увидев, что он один.

— Что с ним? — спросила она, имея в виду Эша. — В последнее время он какой‑то странный.

Эш действительно был не похож на себя. Селия слышала, как Шелби болтала, будто он поссорился с девушкой.

— В четверг вечером я должна уехать из города, — объявила она.

Брок удивленно уставился на Селию, сдвинул брови и бросил на стол шариковую ручку, которой поигрывал.

— Это срочно? В пятницу ты должна встретиться с Эваном Рисом.

Босс говорил резко, и она подняла руку, не позволяя ему выйти из себя.

— Я только что была на ланче с Эваном. Планы изменились. В этот уик‑энд ему нужно быть на свадьбе на острове Каталина, так что в пятницу встретиться со мной он не сможет.

Брок выругался:

— Черт побери, он намерен изучить наши предложения?

Селия глотнула воздуха:

— Он хочет, чтобы я полетела с ним на Каталину. В четверг вечером. Это единственное время, когда он готов выслушать меня.

Брок нахмурился еще сильнее, пристально наблюдая за Селией:

— Понятно.

Селия опустилась в кресло:

— Я согласилась лететь с ним. Выбора у меня не было. Он намекнул, что, если я откажусь, он быстро подыщет другое агентство.

— Конечно, ты должна лететь. Неужели я похож на осла?

Селия рассмеялась, напряжение немного ослабло.

— Нет, ты не похож на осла. Но я никогда не работала в таких условиях. Должна предупредить, что, если о моей поездке станет известно, ситуация осложнится.

— Я поддержу тебя, Селия. Тебя поддержит агентство. Даже не сомневайся.

Поднявшись, она благодарно улыбнулась:

— Спасибо, Брок.

Он фыркнул:

— Добудь для меня этот контракт. Вот лучшая благодарность.

В дверях Селия оглянулась:

— Кто‑нибудь должен прикрыть меня в пятницу. У меня назначены две деловые встречи: одна утром, другая днем.

— Тебя заменит Джейсон. Думай о том, как доконать Эвана Риса.

— Я его доконаю, — пробормотала Селия.

Идя по коридору, она услышала звонок смартфона. Звонил Ной.

— Я ищу для тебя домработницу, — заявила она, вместо приветствия.

Ной хихикнул:

— Отлично. Я едва не погиб, выбираясь сегодня утром из кровати. Ты не представляешь, насколько опасны груды грязного нижнего белья.

Селия с отвращением наморщила нос:

— Попытайся сделать так, чтобы домработница не выбежала с воплями из твоего дома в первый же день. Это неприлично.

Ной усмехнулся:

— Я прочитал то, что ты мне прислала. Мой агент тоже проверил данные. Должен добавить, что он испытал оргазм, узнав о предстоящей сделке.

— Скажи ему, что я жду хорошего подарка на Рождество в качестве благодарности, — произнесла Селия.

— Ох, перестань. Он не дарит подарков даже собственной матери.

В другое время Селия поболтала бы с братом, но до четверга ей предстояло сделать массу дел.

— Это означает, что ты согласен?

— Да. Похоже, Рис надежен, как ты и говорила. Если ничего не изменится, я встречусь с ним. Пусть его люди выйдут на моих.

Селия рассмеялась:

— Я его представитель. По крайней мере, собираюсь им стать.

— Эй, ты приедешь к папе в этот уик‑энд?

Она вздрогнула, вспомнив обещание, данное отцу.

— Боюсь, что нет. Кое‑что затевается.

Ной неодобрительно фыркнул:

— Ты когда‑нибудь отдыхаешь? Ради бога, ведь это воскресенье!

— Почему ты решил, что я работаю? — принялась защищаться она. — Может, у меня намечается страстное свидание?

— Когда ты в последний раз была на страстном свидании? Ты все время трудишься.

Зная, что ей предстоит выслушать очередное нравоучение, Селия перебила брата:

— Эй, Ной, я должна бежать. Через пять минут у меня встреча. Я перезвоню тебе позже, хорошо?

Селия отключила телефон и плюхнулась в кресло. Протяжно выдохнув, она закрыла глаза.

— Можно войти?

Открыв глаза, Селия увидела Джейсона Рейгарта.

— Брок сказал, что я должен заменить тебя в пятницу. Я пришел узнать, что мне предстоит.

— Присядь, дай минутку передохнуть. Я все утро в бегах. Сейчас достану свои записи.

Джейсон сел на стул. Селия положила на стол портфель, который постоянно таскала с собой, и открыла его.

— Как Лорен?

Селия ненавидела праздные разговоры, но молчать было неловко.

— Беременна. Сварлива. Как и все женщины в положении.

Селия хмуро воззрилась на коллегу:

— А ты вел бы себя иначе, если бы у тебя отекали ноги, твой организм переживал гормональную перестройку и при этом ты общался с самоуверенными мужчинами?

Джейсон рассмеялся:

— Эй, я ужасно ее избаловал.

— Так и должно быть. Ладно, начнем. — Достав папку, она бросила ее Джейсону. — Все, что нужно для утренней встречи, найдешь с первой по третью страницу. Дело не ахти какое сложное. Втолкуй им, что Меддокс классно представит их на рынке, отчего прибыль вырастет в три раза.

Просматривая документы, Джейсон сосредоточенно нахмурился. Селия была спокойна, оставляя дела в надежных руках. Он серьезно подходил к работе и отлично справлялся с ней.

— А встреча днем? — спросил он.

— Надеюсь, ты прочтешь мои записи. Я подготовила презентацию для этой фирмы. Они должны либо подписать контракт, либо внести изменения. Оглуши их тем, что с нашей помощью они выйдут на общенациональный уровень и будет им от этого счастье.

Кивнув, Джейсон закрыл папку.

— Не беспокойся, я позабочусь обо всем. Брок сказал, что ты уедешь из города. Надеюсь, у тебя все в порядке?

Вопрос был с намеком. Джейсон надеялся, что Селия пустится в разъяснения.

Она улыбнулась:

— Все в порядке. Благодарю еще раз за то, что быстро пришел на помощь. Я твоя должница. Передавай привет Лорен. Я обещала купить ей подарочный сертификат в мой любимый спа‑салон. Ни одна беременная женщина не откажется от массажа.

Джейсон одарил ее настороженным взглядом:

— Я не хочу, чтобы какой‑нибудь красавец атлет лапал мою жену.

Селия округлила глаза:

— Бедняжка из‑за живота не видит собственных ног и наверняка страдает от этого. А ты придираешься к человеку, который может облегчить ей существование.

— Чертовски верно!

Селия замахала руками:

— Иди. Мне нужно работать.

Она зафиксировала в уме, что следует позвонить в салон и записать Лорен к самому лучшему массажисту.

Глава 5

Автомобиль, который Эван отправил за Селией, остановился в нескольких метрах от частного самолета, стоящего на вымощенной территории, ведущей к единственной взлетно‑посадочной полосе.

Выглянув в окно, Селия увидела Эвана. Он ждал ее.

Водитель открыл дверцу, и женщина шагнула на солнце. Несколько раз моргнув, она надела солнцезащитные очки. Возможно, теперь будет не так заметно, каким жадным взглядом она пожирает Эвана.

Одет он был просто: джинсы, рубашка поло и мягкие мокасины. Селия видела его только в деловых костюмах и не подозревала, что в другой одежде он выглядит еще привлекательнее.

— Селия! — Он кивнул, когда она подошла. — Если ты готова, можем лететь.

— Мне только нужно взять багаж…

Повернувшись, она увидела, что водитель передает ее багаж мужчине в униформе.

— Значит, я готова, — весело произнесла молодая женщина.

Улыбнувшись, Эван жестом пригласил ее следовать в самолет. Поднявшись по трапу, она вошла внутрь.

Селия оказалась в роскошном салоне. Все было оформлено просто, но то была шикарная и очень дорогая простота. Переместив солнцезащитные очки на лоб, она огляделась.

Кожаная и замшевая мебель салона была выполнена в серо‑черных тонах. Помимо трех рядов сидений имелась маленькая зона с диваном, креслом, журнальным столиком и телевизором. Слева от Селии, между сиденьями и кабиной пилота, находилась небольшая кухня.

Пожилой стюард улыбнулся Селии и поприветствовал ее.

Когда она и Эван заняли свои места, стюард представился Уильямом и спросил, что дама желает выпить.

Она посмотрела на Эвана, потом на Уильяма:

— У вас есть вино?

Уильям улыбнулся:

— Ну конечно. На борту самолета мистера Риса есть все необходимое.

Через несколько секунд он принес два бокала вина.

— Пилот передал мне, что самолет готов к вылету.

Эван взял бокал и протянул его Селии.

— Скажи, что можно лететь.

— Очень хорошо, сэр.

— Тебе удобно? — спросил он.

Устроившись в кресле, она отпила вино.

— Очень. Милый самолет.

Ей следовало бы усесться через проход от него, однако пересаживаться было бы невежливо. Его запах, дразня, щекотал ее ноздри. Когда Эван двигался, их руки соприкасались. Избежать контакта с ним было невозможно. Кроме того, Селии этого не хотелось.

Пора начать переговоры, но она никак не могла на них настроиться. Женщина мысленно упрекнула себя: между ней и Эваном могут быть исключительно деловые отношения.

Несправедливо, что она увлеклась тем, кем не имела права увлекаться. Селия запрещала себе заводить романы с сослуживцами и клиентами. Не хватало ей прослыть женщиной, которая делает карьеру за счет услуг сексуального характера.

Рекламный бизнес — небольшое сообщество, и сплетни распространяются в нем с бешеной скоростью. Селия не сомневалась, что, сбежав из Нью‑Йорка, она тем не менее никому не сможет запретить интересоваться ее прошлым.

Она знала, что люди падки на сплетни. Вероятно, ей приписывают романы с Броком или Флинном Меддоксами, у которых она работает. Может быть, поговаривают, что она пойдет на все, дабы убедить Эвана Риса подписать контракт с агентством.

Единственным человеком, который знал правду о том, что произошло в нью‑йоркской компании, был Брок. Селия сочла необходимым рассказать ему обо всем, прежде чем он примет ее на работу. Брок уверил Селию, что в его агентстве подобное невозможно.

— Все в порядке?

Тихий вопрос Эвана заставил ее прервать размышления. Он коснулся ее руки и осторожно расцепил судорожно сжатые, побелевшие пальцы.

— Ты боишься перелетов?

Селия покачала головой:

— Извини. Я просто задумалась.

Эван внимательно посмотрел на нее, задержав взгляд на щеках и губах:

— Не стоит тратить время на неприятные размышления.

Наморщив носик, она уныло усмехнулась:

— Устала.

Он хихикнул:

— Люблю честных женщин.

Только сейчас Селия поняла, что они уже в воздухе. Должно быть, она в самом деле сильно призадумалась, если пропустила момент взлета.

— Расслабься, — посоветовал Эван. — Для деловых переговоров у нас будет масса времени. Давай начнем путешествие с того, что насладимся коротким перелетом.

Эван удерживал ее за руку, поглаживая большим пальцем костяшки ее пальцев. Селии очень нравились его прикосновения.

«Держись, Селия! Будь профессионалом. Когда закончится уик‑энд, тебе придется встречаться с ним только в деловой обстановке».

Селия начала успокаиваться. Нельзя потерять такого клиента только из‑за того, что она не может контролировать свои эмоции.


Время в полете бежало быстро. Странно, но после первых неловких минут Селия пришла в себя и стала непринужденно болтать с Эваном. Стюард подливал вино в их бокалы и предлагал различные закуски. Когда самолет приземлился, Селия была совершенно умиротворена. Вероятно, из‑за вина.

Их привезли в роскошный отель у береговой линии. Эван провел Селию в вестибюль. Позади них следовал коридорный, везя тележку с багажом.

— Подожди здесь, — тихо сказал Эван. — Если хочешь, присядь. Я возьму ключи от номера.

Не успел он сделать шаг, как раздался женский голос:

— Эван! Ох, Эван, ты приехал!

Он замер. Селия могла поклясться, что он тихо выругался. Повернувшись на голос, она увидела пожилую, по‑королевски одетую женщину, торопливо идущую по вестибюлю. Каблучки ее туфель тихо цокали по полированному полу.

Позади нее шествовал мрачный пожилой господин. Его сопровождали молодая женщина и мужчина, отдаленно напоминающий Эвана. Троица передвигалась медленнее и явно не торопилась встретиться с ними.

К удивлению Селии, Эван взял ее за левую руку и притянул ближе к себе. Он притворно улыбнулся пожилой женщине, но той, видимо, не было дела до его неискренности.

Она обняла Эвана, однако он не выпустил Селию. Обняв женщину свободной рукой, он произнес:

— Привет, мам. Я же обещал приехать.

— Знаю, но после того, как Беттина рассказала мне о своем визите и о том, что…

Умолкнув, дама с любопытством посмотрела на Селию, чью руку по‑прежнему крепко удерживал Эван.

Затем мать Эвана озадаченно взглянула на Беттину:

— Но, дорогая моя, ты говорила, что Эван ни с кем не встречается. Якобы подружка — только для отвода глаз.

— Она так сказала? — равнодушно спросил Эван и пронзил Беттину таким взглядом, что занервничала Селия.

Миссис Рис нетерпеливо толкнула сына локтем:

— Познакомь нас, Эван.

— Да, познакомь, — холодно произнесла Беттина.

В тот момент, когда Эван надел на палец Селии что‑то холодное и металлическое, она пожалела о том, что прилетела сюда. Она попыталась рассмотреть свой палец, но Эван не позволил ей этого. Селии казалось, что она ступила на минное поле.

— Мама, папа, Беттина, Митчелл. — Назвав последнее имя, Эван усмехнулся, и Селия догадалась, что это его брат. — Позвольте представить вам… — Он напрягся и до боли сжал руку молодой женщины, словно молчаливо намекая ей на что‑то. — Познакомьтесь с моей невестой, Селией Тейлор.

Глава 6

Жуткий гул раздался в ушах Селии. Она в ужасе уставилась на Эвана. Неужели она не ослышалась? Что за чушь он только что произнес?!

Нельзя сказать наверняка, кто удивился сильнее: Селия или семья Эвана. Беттина выглядела так, словно во рту у нее лимон, Митчелл занервничал, а отец Эвана нахмурился. Миссис Рис оказалась единственной, кто обрадовался сенсационной новости.

— О, Эван, это замечательно!

Пожилая женщина так крепко обняла Селию, что та едва не лишилась чувств.

— Я очень рада познакомиться с тобой, моя дорогая.

Мать Эвана сияла. Расцеловав Селию в обе щеки, она снова обняла ее.

Эван явно чокнулся. Члены его семьи свихнулись. Селия открыла рот, чтобы выплеснуть на Эвана свой гнев и выяснить, что происходит, когда отец коснулся его плеча и отвел в сторону:

— Пойдем со мной к портье. Ты возьмешь ключи. Затем отведешь Селию в номер.

Эван неохотно оставил Селию. Она отлично понимала почему.

И тут она вспомнила, как он надел что‑то ей на палец.

Взглянув вниз, Селия обомлела. На ее пальце красовалось обручальное кольцо с огромным бриллиантом. Она мысленно сосчитала до десяти, дабы успокоиться.

— Вы оба, идите и садитесь за стол, — распорядилась миссис Рис. — Закажите нам выпить. Я и Маршалл придем через минутку. Я хочу немного поговорить с Селией.

Селия настороженно рассматривала мать Эвана, пока та прогоняла Митчелла и Беттину в ресторан.

Когда они испарились — но прежде Беттина пробуравила взглядом несколько отверстий в Селии, — мама Эвана схватила молодую женщину за руки и горячо пожала их.

— О, моя дорогая, меня так взволновала наша встреча. Не могу выразить, как рада этой новости. Ведь я беспокоилась за Эвана. Он тяжело переживал расставание с Беттиной. Но ты прекрасна! Я понимаю, почему Эван увлекся тобой.

Селия открыла рот, но ничего не сказала. Чем больше слов слетало с губ матери Эвана, тем больше Селия сердилась на него.

Происходящее напоминало ей многосерийную мыльную оперу. В реальности подобное произойти не может.

— Кстати, извини, я не представилась. Меня зовут Люси. Называй меня по имени, пожалуйста. «Миссис Рис» звучит слишком официально, а мы скоро станем одной семьей.

Сердце Селии упало.

— Беттина и Эван были вместе? — спросила она.

Люси немного покраснела и смущенно взглянула на Селию:

— Боже правый, я слишком много болтаю. Это мой давний недостаток. Прошу меня простить.

Селия улыбнулась:

— Ничего. Невесты хотят знать о прошлом женихов.

— Все закончилось, будь уверена.

— Естественно, — сухо заметила Селия.

— Эван и Беттина были помолвлены. Я, честно говоря, не уверена, что он любил ее. А вот Беттина и Митчелл влюбились друг в друга. Однако Эвану расставание далось нелегко, и, если бы я не умоляла его приехать на свадьбу, он, несомненно, не появился бы здесь. — Улыбнувшись, Люси коснулась руки Селии. — Беттина заявила мне, что Эван сказал о подружке только для отвода глаз, не желая меня расстраивать, но я вижу, что дело не в этом. Ты намного красивее Беттины. Я считаю, что Эван опьянен тобой. Он никогда не смотрел на Беттину так, как на тебя.

Почувствовав приближение Эвана, Селия подняла глаза и встретила его пристальный взгляд. Она не попыталась скрыть свою ярость. Мистеру Рису повезло, что ей понравилась его мать, иначе не избежать бы ему разоблачения.

Нельзя унижать бедную женщину только потому, что ее сын — форменный осел.

Настороженно посмотрев на Селию, Эван повернулся к матери:

— Встретимся завтра, мам, договорились? Мы с Селией устали и хотим поужинать в номере.

Потрепав Эвана по щеке, Люси приподнялась на цыпочки и поцеловала его:

— Конечно, дорогой, увидимся завтра на репетиции свадьбы. — Она сжала руку Селии: — Было очень приятно познакомиться с тобой.

Люси подошла к мужу, и они отправились в ресторан, оставив парочку в вестибюле.

— Наш номер на верхнем этаже, — спокойно произнес Эван.

В лифте они ехали молча; напряжение нарастало.

— Мой ключ! — потребовала Селия. — В каком я номере?

Эван вздохнул и указал на конец коридора:

— Мы в номере люкс с двумя спальнями.

У Селии отвисла челюсть. Она выхватила карту‑ключ из руки Эвана и, повернувшись, пошла по коридору. Ни за что на свете она не станет жить с ним в одном номере. Пусть ищет себе другой номер или селится с братом. Им наверняка есть о чем поговорить. Например, обменяться мнениями о Беттине.

Открыв дверь номера, Селия вошла внутрь и захлопнула дверь прямо перед носом Эвана.

У нее болели ноги, она была зла и голодна. Предстояло выяснить, как выбраться с этого проклятого острова.

Сбросив туфли, Селия присела на край дивана. На столике рядом с ним она увидела справочник отеля и телефон. Портье наверняка поможет ей уехать отсюда.

Услышав, что дверь открывается, она вскочила на ноги и свирепо воззрилась на вошедшего Эвана со вторым ключом. Мужчина выглядел уставшим и покорным.

— Слушай, я знаю, что ты злишься.

Селия вытянула руку:

— Ты даже не представляешь, насколько я разъярена. Мое состояние не выразить словами.

Вздохнув, он запустил пальцы в волосы, затем положил чемодан на подлокотник дивана.

Дрожащим пальцем Селия указала на дверь:

— Вон! Я не собираюсь жить с тобой в одном номере. Мне наплевать, сколько здесь спален.

— Мне нужно выпить, — пробормотал Эван.

Этот человек даже не спорил с ней. Бог свидетель, Селия жаждала борьбы.

— Ты изначально не собирался обсуждать со мной дела. Так?

Эван уставился на нее. Ему хватило наглости казаться озадаченным.

— Какая же я идиотка! — воскликнула Селия. — Не могу поверить, что вляпалась в такое дерьмо!

Подняв руку, Эван сделал шаг в ее сторону:

— Селия…

— Не называй меня по имени, — процедила она сквозь зубы. Слезы жгли ей глаза. Ни один мужчина не имеет права доводить ее до слез. — Да, я красива, но это не дает тебе права использовать меня. И еще у тебя, черт побери, нет права лгать своей матери оттого, что твоя невеста перебежала к брату.

Эван взял ее за плечи. Она попробовала высвободиться, но тщетно.

— Присядь, Селия, — тихо приказал он.

Молодая женщина изумленно уставилась на него.

— Пожалуйста.

Дрожа всем телом, Селия опустилась на диван. Эван сел рядом.

— Извини, — начал он. — Мне в голову не пришло, что ты решишь, будто я сделал это намеренно, собираясь обидеть тебя. Клянусь, я этого не хотел.

Она покосилась на него.

Он вздохнул:

— Кто‑то в самом деле обидел тебя?

Женщина отвернулась.

— Селия, посмотри на меня. Я все испортил, признаю это, но я просто не успел обсудить с тобой ситуацию до того, как мы встретились с моей семьей.

Селия старалась сдерживать гнев. Возможно, Эван готов дать разумное объяснение случившегося, но сейчас ей не до рассудительности. Честно говоря, Селии хотелось размозжить голову Эвана о журнальный столик и уйти. Но тогда ей негде будет спать, а ночлег в коридоре ее не прельщает.

— Во‑первых, я ничего против тебя не замышлял. Ты обязательно обсудишь со мной дела и представишь рекламные разработки. Мои отношения с женщинами в сфере бизнеса не имеют сексуального подтекста. По этому поводу мы договорились?

— Я расцениваю ситуацию иначе, Эван. Мне кажется, что ты дурачишь меня. Ты привез меня сюда под предлогом делового контакта, но не намеревался заниматься бизнесом. Признайся, ты уже подписал контракт с «Золотыми воротами»? Будь хотя бы честен.

Эван закрыл глаза:

— Пожалуйста, выслушай мои объяснения. Если потом ты захочешь улететь, я с радостью помогу тебе. Ты никогда больше обо мне не услышишь.

— Думаю, ты понимаешь, что у меня нет выбора, — заметила Селия.

— Постараюсь быть максимально кратким. Я не собирался на эту чертову свадьбу. Мне наплевать, будут они жить долго и счастливо или нет. Но мать позвонила и умоляла меня приехать. Она беспокоилась по поводу того, что я отказываюсь из‑за Беттины, которую якобы не могу забыть. У моей матери золотое сердце, но, похоже, она совсем не знает меня, иначе поняла бы, что, бросив меня ради, как ей кажется, более выгодной партии, Беттина перестала что‑либо значить для меня.

— Резковато, — пробормотала Селия.

— Разве? Я лишь говорю правду. Беттина расчетлива. Как только отец объявил Митчелла наследником ювелирного семейного бизнеса, она рассталась со мной и ушла к моему брату. Хотелось бы мне посмотреть на реакцию Беттины, когда она поймет, что ошибается.

Селия усмехнулась:

— Тебе не кажется, что ты мстишь ей?

Эван отрывисто рассмеялся:

— Я не горюю по поводу ее измены, но она изворотливая стервочка, и я не стану приносить ей соболезнования, когда она разочаруется в своем выборе.

— Меня возмущает твое поведение — миссис Рис очень милая. Обманывая ее, я чувствую себя мерзавкой.

— Понимаю. Но будь ко мне снисходительна. В последнюю минуту я сообщил маме, что приеду не один, и собирался захватить с собой какую‑нибудь бывшую подружку. Потом я вспомнил, что в пятницу встречаюсь с тобой, причем встреча очень важна для меня. Объединить два дела в одно показалось мне логичным, вот я и привез тебя на Каталину. Я действительно должен как можно скорее найти рекламное агентство. Несколько недель уже потрачены на болтовню рекламщиков. Я готов рассмотреть твои предложения.

— Но есть что‑то еще? — предположила Селия.

— Да. Беттина приезжала ко мне в офис. Она кипятилась, поскольку я приеду на ее свадьбу со спутницей. Для нее эта новость была не очень приятной. Не поверишь, но она считает, что я по‑прежнему сохну по ней. Вот она и обвинила меня в мошенничестве и обмане.

Селия расхохоталась. Неужели он не понимает, что чувствует Беттина? Как все‑таки бестолковы эти мужчины!

— Что ты нашла смешного? — спросил Эван.

— Это действительно мошенничество.

Моргнув, он немного робко взглянул на нее:

— Ладно, мне ясно. Я недоразвитый эгоист. Очевидно, у мужчин больное самолюбие. Думаю, с этим мы оба согласимся. Да, в глубине души я хотел показаться перед Беттиной с роскошной женщиной. Подай на меня в суд. Я даже разработал план с обручальным кольцом, чтобы утереть нос им всем. Селия, взгляни на меня, пожалуйста.

Умоляющий тон Эвана заставил женщину повернуться и пристально посмотреть в его зеленые глаза.

— Клянусь, я не обижу тебя. Мне кажется, что, попроси я напрямик об этой услуге, ты ни за что не согласилась бы лететь со мной — даже ради контракта.

— Поэтому ты натравил на меня своих родственников, — сухо заметила Селия.

— Все пошло не так, как я планировал. После вкусного ужина в нашем номере я собирался рассказать о розыгрыше и попросить тебя оказать мне любезность, подыграв. Только на время, пока мы здесь. Но все мгновенно полетело к чертям, когда мы столкнулись с родителями.

Он взял Селию за руки, и она не оттолкнула его, хотя следовало бы. Ей уже давно полагалось лететь в Сан‑Франциско и сообщить Броку, что ни при каких обстоятельствах она не принесет ему на блюдечке согласие Эвана Риса работать с «Меддокс комьюникейшнс».

Поджав губы, молодая женщина попробовала сосредоточиться.

— Значит, ты хочешь, чтобы я изображала твою невесту. — Селия подняла руку, чтобы лучше рассмотреть огромный бриллиант. — Роскошное кольцо! А что будет, когда свадебные торжества завершатся?

Эван пожал плечами:

— Мы тихо расстанемся. Я редко вижусь с семьей. Когда мама позвонит, я скажу ей, что мы с тобой разбежались. И это будет правдой.

Она покачала головой:

— И все из‑за того, что тебя раздражает мнение твоей бывшей невесты, которая считает, будто ты по‑прежнему любишь ее?

Эван нахмурился:

— Есть и другие причины. Кроме того, мы уже установили, что я недоразвитый эгоист. И давай не будем снова об этом вспоминать.

— Бедняжка. — Селия погладила Эвана по руке, а затем рассмеялась, поймав его сердитый взгляд. — Не могу поверить, что я рассматриваю твое предложение.

Его глаза сверкнули.

— Но ведь рассматриваешь?

— Да, черт побери. Я — приманка для недоразвитых эгоистов. Но мы должны установить твердые правила.

— Конечно, — торжественно произнес он.

— Моя репутация для меня все, Эван, — тихо начала Селия. — Неподобающего отношения я не потерплю. Могут пойти разговоры, что ты согласился сотрудничать с нашей компанией после того, как я переспала с тобой.

Эван посерьезнел:

— Если мне не понравится твоя презентация, ты уедешь домой ни с чем. Согласившись изображать мою невесту, ты можешь рассчитывать только на благодарность, а «Рис энтерпрайзиз» тебе и твоим коллегам просто так не заполучить. Это понятно?

— Понятнее некуда, — вздохнула она. — Скажи мне, Эван, готов ли ты выслушать мои предложения, если я откажусь подыгрывать тебе? Будешь ли ты вообще заинтересован в «Меддокс»?

— Послушай, Селия, завтра утром, в номере, мы проведем деловую встречу. А затем разыграем спектакль перед моим братцем и хваткой, изворотливой невестой. Понимаешь? Каждый — свою роль.

— Я сама себе противна, но мне твой план нравится.

Эван улыбнулся, его глаза весело сверкнули.

— Признайся, что ты так же вероломна, как и я.

— Мне следовало бы в свое время использовать кое‑какие твои уловки. Я немного завидую тому, как ты мстишь тем, кто тебя бросил. Следует поучиться у тебя.

— Что с тобой произошло, Селия? — спросил он.

Покраснев, она отвернулась:

— Ничего. Все в прошлом. Я не хочу вспоминать.

— Но я надеюсь, что однажды ты мне все расскажешь.

— Между нами не те отношения, — бросила молодая женщина.

— Пока не те, — пробормотал он.

Селия посмотрела на Эвана. Выражение его лица было бесстрастным. Не совершает ли она фатальную ошибку?

— Не беспокойся, — произнес Эван, — по правде говоря, если завтра я отклоню твои предложения, ты вольна уехать. Пойми, у тебя все преимущества, а у меня ни одного.

— Но ты можешь притвориться, что тебе понравилась моя презентация, и удержать меня здесь, — возразила она. — Где гарантии, что, вернувшись в Сан‑Франциско, ты не откажешься от услуг «Меддокс»?

Он кивнул:

— Все верно. Похоже, нам обоим нужно научиться доверять друг другу.

Ей нравился этот мужчина и его прямота. Конечно, Эван поступает не слишком благородно, но она тем не менее считает его благородным и честным.

Кольцо на пальце искрилось и мерцало. Селия позволила себе помечтать, будто она действительно стала невестой Эвана Риса. Через пару секунд, мысленно обозвав себя дурой, женщина приказала себе образумиться.

Ей предстоит работа. Необходимо, чтобы Эван оценил ее ум, творческий потенциал, энергию и решительность. Все это ей по плечу. И если придется выйти за рамки деловых отношений и оказать ему личную услугу, так и будет. Слишком много людей сейчас зависит от нее.

Итак, Эван не желает, чтобы брат и бывшая невеста увидели его страдающим. Селия понимала это. Она скорее умерла бы, чем позволила своему прежнему боссу и его коварной жене узнать, сколько горя они ей принесли.

— Хорошо, Эван, я помогу тебе.

В его взгляде мелькнуло облегчение.

— Благодарю, что не размозжила мне голову и не бросила одного. Но, прежде всего, спасибо за то, что не выдала меня моим родственникам, хотя я это заслужил, втянув тебя в розыгрыш. Клянусь, что не собирался соблазнять тебя.

— Если мы все уладили, может, поедим? Я умираю от голода. Ты расскажешь мне о своей семье, о том, как мы с тобой встретились и как ты сделал мне предложение. Но сначала — ужин.

Эван взял ее за подбородок и повернул лицом к себе. Они оказались так близко, что Селия ощущала на губах его теплое дыхание. Нервно сглотнув, женщина задалась вопросом, не поцелует ли он ее. Затем она подумала: «А не поцеловать ли его мне самой?»

— Спасибо, — пробормотал Эван и медленно отстранился.

Селию охватили огорчение и разочарование.

Глава 7

Эван наблюдал за Селией, сидевшей на диване. Он не рассчитывал, что она будет так спокойна, узнав о его глупой затее.

Сначала Селия, конечно, разозлилась, но затем согласилась помочь. Черт побери, ему нравится эта женщина! Она привлекает его физически. Но, кроме того, ему очень нравится проводить с ней время.

Селия переоделась в тренировочные брюки и хлопчатобумажную футболку с эмблемой бейсбольного клуба Сан‑Франциско.

Она осталась босой. Эвана не оставили равнодушным ногти на ее ногах, окрашенные в бледно‑розовый цвет. Черт побери, ему нравятся даже маленькие и изящные ножки Селии.

Он определенно теряет рассудок. Никогда прежде он не сходил с ума при виде красивых женских ног.

Наконец Селия вздохнула и поставила пустую тарелку на журнальный столик:

— Еда восхитительная. Я так много съела, что не влезу в роскошное платье, купленное для свадьбы.

В голове Эвана немедленно родилась масса замечательных идей. Например, они могут не ходить на свадьбу и провести время в постели, где одежда совсем не нужна.

Поерзав на месте, он уже в который раз задался вопросом, зачем снова ввязывается в то, что принесет ему страдания.

— Итак, Эван, скажи мне. — Селия устроилась поудобнее. — Почему ты бросил семейный ювелирный бизнес и начал собственное дело?

Эвана не удивило, что она хорошо знает его прошлое. Наверняка Селия не раз искала сведения о нем в Интернете. Их взгляды встретились, и он увидел в ее глазах любопытство.

— По нескольким причинам, — признался он. — Хотя эмоциям в бизнесе не место, я принимал решения, сообразуясь со своими чувствами.

Она подняла брови:

— Ты меня удивляешь. Это не вяжется с твоим имиджем солидного, расчетливого и безжалостного бизнесмена.

Он улыбнулся:

— Итак, часть моих решений основана на эмоциях. Мне не нравился отцовский стиль управления компанией. К слову, папин бизнес переживает тяжелые времена. Я предупредил его об этом несколько лет назад, но он лишь отмахнулся, решив, что незачем менять тактику, которая служит верой и правдой уже несколько десятилетий. Следующая причина заключается в том, что я не сработался с отцом и Митчеллом.

— Да ладно, — бросила она.

— Знаю, в это трудно поверить. Митчелл — ленивый и никчемный человек и в то же время ловкий провокатор. Мой младший брат никогда по‑настоящему не работал. Но у него огромные амбиции. Если я занимался чем‑то, он жаждал это заполучить. Отец потакал ему во всем.

— Ах, похоже, я начинаю понимать историю с твоей невестой.

Эван кивнул:

— Я не льщу себя надеждой на то, что Митчелл и Беттина идеальная пара. Беттина была моей невестой, и, конечно, братец захотел отнять ее у меня. Узнав о назначении Митчелла исполнительным директором семейной компании, Беттина решила, что, выйдя за него замуж, она получит все и сразу.

— А ты и Беттина подходили друг другу? — мягко спросила она.

Поджав губы, Эван протяжно выдохнул:

— Не знаю. В этом я полный профан.

Селия хихикнула:

— Профан?! Ты?! Издеваешься?

— Ладно, проехали, — проворчал он. — Я знаю свои недостатки.

— Продолжай. Очень хочется узнать, какой ты плохой.

Ее глаза искрились лукавством и изумлением. Никогда еще Эвану так сильно не хотелось поцеловать Селию. А он, вместо поцелуя, рассказывает ей о том, что ни разу не обсуждал ни с одной женщиной.

— Когда я познакомился с Беттиной, все мое время было посвящено становлению бизнеса. Это были волнующие и радостные дни. Я преуспел даже в самых рискованных предприятиях. Для полноценного имиджа мне не хватало лишь жены, детей и красивого особняка в пригороде. Я приходил бы домой после сумасшедшего дня, а она ждала бы меня с готовым ужином. Дети были бы умыты и послушны. Хорошим нравом отличалась бы и собака.

Селия расхохоталась. Эван с сомнением посмотрел на нее:

— Ты дразнишь меня.

— Дразню? — Она перевела дыхание, в уголках ее глаз стояли слезы. — Бог мой, Эван, ты размечтался.

— Ну, эта фантазия не так уж плоха, — проворчал он. — Посмотрев вокруг, я обнаружил Беттину. У меня не было времени выяснять, станет ли она идеальной спутницей жизни. Поэтому я попросил ее выйти за меня замуж. Она ответила согласием, я подарил ей кольцо, вот так.

— А теперь ты здесь, с фальшивой невестой.

Эван нахмурился, а она едва не рассмеялась снова.

— Ладно, что произошло? Помимо того, что объявился баловень Митчелл и злоупотребил твоим доверием.

Селия нравилась Эвану — несмотря на то, что откровенно издевалась над ним.

— Беттина захотела сразу же назначить дату свадьбы, — продолжал он. — Она запланировала грандиозное торжество. Мы решили, где проведем медовый месяц. Черт побери, она даже выбрала имена для наших будущих детей.

— Судя по всему, тебе это было на руку. Ведь воплощались в жизнь твои фантазии, — усмехнулась Селия.

— Да. Но в конце концов я не выдержал и принялся искать предлоги отсрочить свадьбу. Неожиданно без моего ведома торжество отложили на год. Однако я остался доволен этой отсрочкой.

— Ты не любил ее? — поинтересовалась Селия.

— Не любил. Поэтому я не имею права упрекать Беттину за то, что она бросила меня. Наш брак оказался бы катастрофой. Просто я не рассчитывал, что она бросит меня ради Митчелла.

Селия вздрогнула:

— Понимаю.

— Представь, я застукал их в моей постели. Шаблонный сценарий. Вышвырнув голубков из квартиры, я постарался забыть о них.

Молодая женщина задумалась.

— Тебя не раздражает, что Беттина нашла тебе замену. Или обманывала тебя. Главное — с кем она тебя обманула.

Эван кивнул и потер затылок, чтобы немного снять напряжение и усталость.

— Это глупо, я понимаю. Она могла бы обмануть меня с моим партнером по бизнесу или с моим водителем. Мне было бы наплевать. Этот человек, возможно, даже получил бы повышение по службе. Но мой брат! Мой избалованный, амбициозный брат. Этого я простить не могу.

— Поверь, они достаточно настрадаются и без твоей мести.

— Ты не собираешься отчитывать меня за то, что я имею зуб против них?

Селия улыбнулась и посмотрела на Эвана в упор. Затаив дыхание, он беспомощно уставился в ее удивительные глаза.

— Нет. Ни словом. У меня тоже имеется кое на кого зуб. Есть люди, которые никогда не заслужат моего прощения.

— Ты такая… вредная. Мне это нравится, — поддразнил ее Эван.

Селия посерьезнела. Боль отразилась в ее взгляде, она отвернулась, поджав губы. Эван расстроился. Он хотел узнать ее тайну так же сильно, как видеть Селию смеющейся и улыбающейся.

Чтобы разрядить обстановку, он поднялся, налил вина и молча протянул ей бокал. Она взяла его, ее взгляд стал менее напряженным.

Эвану очень хотелось прикоснуться к Селии. Он жаждал целовать ее в полные губы до тех пор, пока оба не задохнутся.

Он заставил себя вернуться к своему стулу. На журнальном столике лежали остатки ужина. Крошки упали на пол, но Эван не стал поднимать их. Они сидели, попивая вино, а время шло.

Наконец он устал молчать.

Эван задержал взгляд на своих руках и вообразил, что прикасается к телу Селии. Затем он посмотрел на женщину и обнаружил, что она изучает его с тем же интересом. Ясно, что они оба ощущают взаимное влечение.

— Что будем делать, Селия? — тихо спросил он и заметил, что она отлично его поняла.

Однако ответа не последовало.

— Я безумно хочу тебя уже несколько недель, — сказал он. — Всякий раз, когда я смотрю на тебя, меня так переклинивает, что я не могу нормально вздохнуть. Поверь, наши деловые отношения ничто в сравнении с моим желанием. Я хочу, чтобы ты оказалась в моей постели, и не остановлюсь ни перед чем, чтобы этого добиться.

Селия испуганно округлила глаза, что ему ужасно не понравилось. Он не хотел ее напугать.

— Ты испытываешь такие же чувства. Не отрицай, — заявил Эван.

Селия неторопливо кивнула. Эван заметил, как подрагивают ее пальцы.

— Прошу тебя, — прошептала она. — Я не могу, Эван. Это единственное, чего я не могу. Не проси. Если хочешь признания, я признаюсь. Я хочу тебя больше, чем какого‑либо другого мужчину.

Его охватила необузданная радость. Однако Селия выглядела несчастной и испуганной. Она закрыла глаза, словно осуждая себя.

— О чем бы ты сейчас ни думала, мне это не нравится, — заметил Эван. — Понятия не имею, за что ты себя осуждаешь, но сейчас речь не об этом. Я хочу тебя с тех пор, как увидел. Сказать тебе, когда это произошло, Селия?

Она широко раскрыла глаза от ужаса, ее лицо побледнело и вытянулось.

— К‑когда?

— На вечеринке у Сатерленда. Ты была там с одним из своих клиентов. Если не ошибаюсь, с Коуплендом, владельцем гигантского гастронома.

— А ты пришел с подружкой.

Эван кивнул:

— Точно. Я посмотрел на зал, увидел тебя, и у меня перехватило дыхание. Хочешь узнать о еще одном моем грехе? В то время я был помолвлен с Беттиной. Сцена в постели произошла через неделю. Мне было все равно — так сильно я хотел тебя. Можешь назвать меня отвратительным ублюдком.

Говоря это, Эван приближался к дивану. Осторожно, словно выслеживал жертву. Нежный, неповторимый аромат Селии соблазнял его.

Ее взгляд был понимающим и настороженным. В глубоких омутах глаз отражалось не только смущение, но и желание. Она хотела Эвана, возможно, так же сильно, как и он ее.

— Готова узнать еще кое‑что? — тихо спросил он. — Мне почти не было дела до «Меддокс». Знаешь, почему? Потому что я не хочу смешивать бизнес и влечение к тебе.

Теперь он был рядом. Селия ощущала его дыхание. Эван заметил, как нервно подрагивает ее шея. А губы… Соблазнительные, желанные губы. Ему хотелось отведать их вкус, лизнуть, словно леденец.

— П‑почему ты передумал? — прошептала женщина.

— Я постараюсь отделить бизнес от удовольствия, — спокойно произнес он.

— Эван, мы не должны.

Она уперлась рукой в его грудь. Зря. Эвана будто ударило током. Оба вздрогнули, но Селия не успела отдернуть руку — он прижал ее пальцы к своей груди.

— Только один поцелуй, Селия. Я должен поцеловать тебя. Сейчас я прошу только этого, а остального добьюсь.

Не дождавшись согласия женщины, Эван наконец припал к ее губам. Он ощутил их сладость, едва коснувшись языком. Ахнув, Селия разомкнула губы, и язык Эвана скользнул в ее рот.

Она целовала его в ответ, постанывая. Запустив пальцы в ее длинные рыжевато‑каштановые волосы, он расстегнул заколку, распуская их по плечам и спине.

Несмотря на сумасшедшее желание и ответные ласки женщины, Эвану удалось сдержаться. Он боялся напугать ее своей торопливостью и потерять навсегда.

С невероятной неохотой он отстранился от Селии. Ее глаза затуманились, взгляд был полон смущения и желания. Ему захотелось забыть об осторожности и продолжить соблазнение.

— Этого, — прошептал он, — я хотел с тех пор, как увидел тебя полгода назад в заполненном людьми зале. Ты по‑прежнему веришь, что меня интересует контракт с «Меддокс комьюникейшнс»?

Поднеся руку к губам, она уставилась на него:

— Ох, Эван, что мы будем делать?

Нежно улыбнувшись, он медленно отвел руку от ее припухших губ.

— Завтра утром я выслушаю твою рекламную презентацию. И не важно, что произойдет после.

Глава 8

Заводить будильник Селии не пришлось — она так и не уснула. Молодая женщина всю ночь лежала в кровати, таращась в потолок и пытаясь прийти в себя после вроде бы пустячного происшествия.

Нет. Ее поцелуй с Эваном нельзя назвать пустяком.

Следовало бы повторить основные положения предстоящей рекламной презентации. Однако все, на что оказалась способна Селия, — так это размышления о том, удастся ли ей теперь поддерживать с Эваном исключительно деловые отношения.

Он изумительно целуется.

Занятия любовью с ним будут изумительны.

Жаль, что Селии не придется испытать это.

Повернувшись, женщина уткнулась лицом в подушку.

Она ступила на очень опасную тропу. Одно то, что она находится с Эваном в одном номере, уже достаточно опасно. Селия застонала.

Конечно, можно добиться размещения в разных номерах. Но тогда им не удастся убедить членов семьи Эвана в том, что они помолвлены и счастливы.

Дружба. Ладно, она станет дружить с Эваном. Он ей нравится. Он попросил оказать ему услугу. Что ж, она забудет о поцелуе и, уж тем более, о том, что он открыто заявил о намерении заняться с ней любовью.

Ей нужно лишь выступить перед Эваном с рекламной презентацией и побывать на всех свадебных мероприятиях в качестве его невесты. А затем она отправится домой, и все закончится раз и навсегда.

Селия вылезла из кровати, зная, что придется потратить примерно час на то, чтобы замаскировать на лице последствия бессонной ночи. Эван заказал завтрак на восемь часов. Еще есть время просмотреть деловые записи.

Селия нанесла на лицо тональный крем и сделала легкий макияж, не подчеркивая глаза. Она зачесала волосы назад, уложила в пучок и закрепила лаком, чтобы ни одна прядка не выбилась из прически. Не нужны ей легкомысленные кудряшки, провоцирующие на глупые поступки.

К ее огромному облегчению, когда она вышла из ванной комнаты, Эван уже был в деловом костюме. Он не одарил Селию пожирающим взглядом, а лишь мельком взглянул на нее и пригласил присесть за стол, где был накрыт завтрак.

— Поедим и поговорим или сначала поедим, а поговорим потом? Решать тебе, — предложил он, когда она уселась за стол.

— Поедим и поговорим, — произнесла Селия. — Мне не нужно развешивать плакаты. Презентация пройдет в более непринужденном стиле.

Он одобрительно кивнул:

— Отлично. Тогда начнем.

Какое‑то время они ели молча, затем Селия решила перейти к делу. Она знала, что отлично справится с задачей. Благодаря артистическим способностям молодая женщина сделала успешную карьеру и выжила в трудные времена.

— Я изучила твою прошлую рекламную кампанию. Полагаю, ты потерял огромное количество потенциальных клиентов.

Эван моргнул, отложил вилку в сторону и уставился на Селию:

— Я слушаю тебя.

Селия выдержала паузу, желая усилить эффект, затем перешла непосредственно к презентации:

— Сейчас твоя фирма представляет интерес для тех, кто занимается спортом. Твои товары отличаются функциональностью. Они предназначены для парней, бегающих трусцой. Для женщин, посещающих спортзал. Для каждого, кто заботится о своей физической форме.

Эван кивнул.

— Но есть и такие, вроде меня, у которых аллергия на физические нагрузки.

Фыркнув, он оценивающе оглядел ее тело. Проигнорировав его, Селия продолжала:

— Есть множество людей, следящих за спортивными состязаниями. Это и фанаты, и случайные болельщики. Есть те, кто купит спортивную одежду не из‑за ее функциональности. Им на это наплевать. Они хотят выглядеть круто. Они стремятся почувствовать ауру спортивного мира. Твоя торговая марка широко известна. Это — показатель определенного статуса.

Селия говорила все оживленнее. Эван внимательно слушал ее. Ей удалось заинтересовать его.

— Таким образом ты получаешь двойную выгоду. Твоими клиентами станут и простой любитель фитнеса, и энергичный атлет, жаждущий быть первым.

Она снова умолкла, оценивая его реакцию. Он наклонился вперед, сосредоточенно нахмурив бровь.

— Потом твоими клиентами станут мужчины, женщины и дети, желающие носить одежду твоей марки потому, что в ней они ощущают себя подтянутыми, даже не занимаясь спортом. Ты покажешь им, насколько крута и красива выпускаемая тобой одежда. Пусть они останутся среднестатистическими обывателями, но в одежде твоей марки будут ощущать себя знаменитостями.

Затем Селия перешла к решающему пассажу. Она радовалась все сильнее, ибо Эван явно заинтересовался ее идеями. Ее личное очарование ни при чем. Сейчас он думал только о бизнесе, и его глаза поблескивали.

— Человек, который будет рекламировать одежду твоей марки, — Ной Харт.

Эван округлил глаза и откинулся на спинку стула:

— Погоди.

Селия умолкла, изо всех сил стараясь скрыть самодовольную усмешку.

— Ты предлагаешь мне Ноя Харта? Компании гоняются за ним с тех пор, как он начал играть в премьер‑лиге.

— Они гонялись за ним, когда он еще учился в колледже, — беспечно бросила Селия.

— Все равно. Дело в том, что этот человек ни разу не согласился сниматься в рекламе. Почему ты решила, что он передумает?

— А если я скажу, что он хочет поговорить с тобой?

— Не верю, — выдохнул Эван.

— С тебя причитается.

— Черт побери, сочтемся! — Он прищурился. — Ты уже беседовала с ним?

— Должно быть, я упомянула при нем о вероятности того, что ты начинаешь новую рекламную кампанию.

— И он заинтересовался?

— Я предоставила ему информацию о тебе. Он несговорчив, но первый этап его проверки ты прошел. Это будет здорово! Ты получишь не только умопомрачительную рекламную кампанию. О тебе заговорят как о парне, подписавшем контракт с Ноем Хартом.

— Я хочу, чтобы он рекламировал одежду только моей марки, — быстро сказал Эван.

— За эту привилегию придется заплатить, — уточнила Селия. Она не стала признаваться, что Ной ни за что не подпишет контракт ни с одной другой компанией. Ее брат равнодушен к деньгам.

— Ладно, давай на миг забудем о Ное Харте. Мне понравились твои идеи, Селия. Ты права, я не занимался маркетингом в отношении всех групп населения. Реклама моей компании пока нацелена на профессиональных спортсменов.

— Как я уже сказала, не все мы спортсмены, — сухо произнесла она.

— Решено. Ребенок среднего школьного возраста действительно пытается выглядеть круто. У меня появится громадный рынок сбыта.

— Большинство моих предложений связаны с тем, как выстроить рекламную кампанию на телевидении, в Интернете и прессе, чтобы воздействовать на все слои населения — от профессиональных спортсменов до домохозяек, желающих приобрести удобные теннисные туфли. Подростки, молодые и зрелые люди, пенсионеры — все должны быть заинтересованы в одежде «Рис энтерпрайзиз».

Эван кивнул:

— Мне определенно понравилось. Когда у тебя будет окончательно готова презентация? Я готов подождать, если требуется время для доработки.

— Предупреди, когда будешь готов к разговору с Меддоксом. И я организую вашу встречу, — спокойно сказала Селия.

— А с Ноем Хартом?

— Это я устрою сразу после нашего возвращения.

— Тогда мне придется признать, что ты добилась своего, Селия Тейлор. Мне очень понравилось то, что ты предложила. Если твои идеи себя оправдают, моя фирма получит очень хорошую прибыль.

Хотя Селия была абсолютно уверена в своей способности убедить Эвана, его энтузиазм свел ее с ума. Она была вынуждена сохранять хладнокровие, вежливо улыбаться, благодарить его, а душа ее победно ликовала.

Следовало сделать несколько телефонных звонков. Брок должен обо всем знать и начать подготовку к переговорам.

— Ты обязана рассказать мне, как тебе удалось уговорить Ноя Харта, — бросил Эван, отодвигая тарелку в сторону.

В уголках ее губ играла едва заметная кокетливая улыбка.

— Я не могу раскрывать свои тайны.

— Ты заполучила его и станешь легендарной личностью, — произнес он. — Этот человек никогда прежде не заключал таких сделок.

Что ж, теперь Селия почувствовала себя отчасти мошенницей. От похвал Эвана ей было немного не по себе, ибо козырного туза в лице Ноя Харта она давно держала в рукаве. Ной сделал бы для своей младшей сестренки намного больше. Правда, прежде она ни разу не просила его об услуге.

— Не подлизывайся раньше времени, — тихо сказала она. — Вероятно, его запросы окажутся тебе не по карману.

Глаза Эвана хищнически блеснули. Он выглядел до крайности самоуверенным.

— В этой жизни мало что кажется мне чересчур дорогостоящим. Порой я не хочу за что‑то платить, но редко цена оказывается мне не по карману.

Она улыбнулась:

— Об этом мне известно. Вот поэтому, вероятно, Ной и захотел иметь с тобой дело. Думаю, вы с ним очень похожи.

Эван склонил голову набок:

— Насколько хорошо ты его знаешь?

Уголки ее губ снова приподнялись, но она промолчала. У Эвана зазвонил смартфон и отвлек его от скользкой темы. Селия не была готова рассказать Эвану о своем родстве с Ноем.

А Эван разговаривал со своей матерью:

— Мы будем в четыре часа. Да, знаю. Не забуду. Мы с Селией обедаем на пристани. Встретимся в отеле на репетиции свадьбы. Я обещаю. — Закончив разговор, он вздохнул и засунул смартфон в карман. — Эта женщина убеждена, что свадьбу я не перенесу. Интересно, почему ей пришла в голову такая мысль?

Он произнес это так невинно, что Селия расхохоталась. Эван рассмеялся тоже, и они снова забыли о делах.

Глава 9

Пообедать в приятной обстановке на пристани не удалось. Покидая отель, Эван и Селия столкнулись с родителями Эвана, Митчеллом и Беттиной.

Люси обрадовалась встрече и предложила пообедать всем вместе, прежде чем наступит время репетиции свадьбы.

Селия удивилась тому, что затеяна репетиция, ибо торжество предполагалось скромное, а из гостей должны были присутствовать лишь по два человека со стороны жениха и невесты. И все же, очевидно, было важно соблюсти правила приличия и устроить пышную церемонию.

Беттина радовалась меньше Люси тому, что Селия и Эван присоединятся к ним за обедом. Митчелл явно нервничал. За столом Эван и Селия расположились рядом, напротив невесты и жениха, а Люси и Маршалл уселись с обоих концов стола.

В результате Селия оказалась под прицелом пристального, злорадного взгляда Беттины.

Женщина даже не удосужилась наблюдать за своей визави исподтишка. Она разглядывала ее, словно букашку под микроскопом.

Эван под столом коснулся руки Селии и сжал ее. Она не поняла, то ли это жест поддержки, то ли сочувствия, то ли благодарности.

Повернувшись, она улыбнулась ему. На миг их взгляды встретились, и он улыбнулся в ответ.

— Скажи мне, Селия, чем ты занимаешься? Эван говорит, что ты живешь в Сан‑Франциско. Ты поменяешь место жительства, когда вы поженитесь?

Молодая женщина удивленно повернулась к Люси. Подобный вопрос обычен для матери жениха, но Селия оказалась не готова к нему.

— Селия первоклассный исполнительный директор рекламного агентства, — спокойно заметил Эван. — Мы не обсуждали, где будем жить после свадьбы. Для нее очень важна карьера. Я не хочу, чтобы она оставляла работу.

Хорошо сказано! Если Селия соберется выйти замуж, пусть ее муж рассуждает так же.

Беттина фыркнула:

— Разве ты не считаешь, что место женщины дома, с детьми? Вы планируете завести детей?

Селия уставилась на Беттину, нахмурившись. Невесте было чуть больше двадцати лет. О чем думал Эван, когда связался с ней? Она почти вдвое моложе его.

— Не думаю, что тебя касается, хочу я детей или нет и где именно я буду себя чувствовать лучше всего, — сказала Селия. — Не могу представить, как мне удастся стать отличной женой и матерью, если я буду сидеть дома и сохнуть от тоски.

Беттина выглядела искренне озадаченной.

— Я полагаю, женщина должна держаться в тени своего мужа. Мужу надлежит содержать семью. Я никогда не отобрала бы у него это право.

Селия рассмеялась:

— Продолжай рассуждать в том же духе, милая. Позвони мне, когда твой добытчик муж решит оставить работу, бросить тебя с детьми и найти свое место в жизни. Потом расскажешь, каково тебе было полагаться только на него, а затем быть вынужденной зарабатывать самостоятельно, чтобы прокормить себя и детей. При этом твой трудовой стаж будет исчисляться количеством смененных подгузников и приготовленных ужинов.

Эван подавил смешок, а Люси округлила глаза от ужаса. Митчелл немного побледнел, а у Беттины отвисла челюсть. Маршалл откашлялся и взглянул на Селию вроде бы с уважением.

— Хорошо сказано, юная леди, — произнес Рис‑старший. — Женщина никогда не должна отдавать собственное благополучие и благополучие своих детей в руки мужа, при этом не важно, крепок ли их союз.

— Маршалл! — Люси была явно шокирована.

Откинувшись на спинку стула, Эван посмотрел на отца:

— Теперь понимаешь, почему я решил жениться на Селии? Если моя компания обанкротится, я буду сидеть дома на ее попечении.

Мужчины расхохотались, Эван сильнее сжал под столом руку Селии.

— Вы уже назначили дату свадьбы? — поинтересовался Митчелл, впервые вмешиваясь в разговор.

Ему ответила Селия:

— Эван совсем недавно убедил меня выйти за него замуж. Я заставила его помучиться, он делал мне предложение несколько раз.

Эван снова сжал ее руку, на этот раз приказывая молчать. Усмехнувшись, она продолжила:

— Наконец я согласилась. Он хочет устроить скромную свадьбу, даже предложил пожениться в Лас‑Вегасе, но я не желаю торопиться. Нам нужно хорошенько узнать друг друга, прежде чем связать себя узами брака.

Эван издал приглушенный смешок и быстро сделал большой глоток вина. Селия с непроницаемым видом ждала реакции членов его семьи.

Люси выглядела настороженной. Беттина, судя по всему, была готова убить соперницу. Митчелл то ли сожалел, то ли печалился. Маршалл одобрительно кивнул. Протянув руку, он похлопал Эвана по спине:

— Ты выиграл, сынок. Я от души одобряю. Эта девочка не позволит тебе расслабиться до самой старости. Она мне нравится.

Отлично! Селия получила одобрение свекра. Хотя какой он свекор? Чувствуя вину, она покосилась на Эвана. Ее занесло, она не удержалась. Селии стало не по себе, поскольку все зашло слишком далеко.

С удивлением она заметила, что Эван задумчиво смотрит на нее.

— Совершенно с тобой согласен, папа, — тихо сказал он. — Мне очень повезло.


Эван собственнически обнимал Селию за талию, пока они прокладывали себе путь в танцевальном зале, где после репетиции свадьбы собрались немногочисленные приглашенные.

Заиграл оркестр. Уже танцевали несколько пар, включая мать и отца Эвана.

Он понимал, что его близость с Селией фальшивая, но ничего не мог поделать со своими чувствами к этой женщине. Всякий раз, глядя на Беттину, Эван испытывал такую благодарность судьбе и облегчение, что диву давался. Он едва не совершил роковую ошибку.

Все, чего Эван хотел прежде, казалось ему смехотворным. Жена вроде Беттины не сможет долго удерживать его внимание.

Ему нужна умная, энергичная, как и он, женщина‑партнер.

Женщина вроде Селии.

Эван поджал губы. Из‑за его готовности вести дела с «Меддокс» отношения с Селией не представлялись возможными.

— Если ты еще крепче прижмешь меня к себе, придется вызвать полицию, — пробормотала Селия.

Эван ослабил захват и тихо извинился.

— Давай потанцуем, — предложила она. — Ты слишком напряжен. Видя твое хмурое лицо, никто не поверит, что мы помолвлены и безумно влюблены друг в друга.

— Ты права. Извини. Нужно отвлечься.

— Надеюсь, не от меня, — поддразнила она.

Эван мгновенно успокоился и позволил Селии вывести его на танцпол. Играла неторопливая и соблазнительная мелодия, позволяющая ему делать то, о чем он мечтал весь этот проклятый день, — обнимать Селию. В танце Эван ощущал каждый изгиб ее нежного, изящного тела.

Они отлично подходили друг другу. Он привлек женщину к себе, касался щекой ее виска, пока они медленно кружились в танце. Рука Эвана скользнула по ее спине и изгибу бедра.

На миг Селия напряглась, и он задался вопросом, не повторит ли она требование держаться от нее подальше. Однако молодая женщина мгновенно успокоилась.

— Сегодня за обедом ты была неповторима, — прошептал он ей на ухо. — Никогда не думал, что мой отец тебя полюбит. Он типичный неисправимый консерватор‑шовинист.

Ее плечи подрагивали от смеха.

— Тогда он отлично поладит с членами моей семьи, — заметила она. — Мой отец и братья считают, что я обязана лишь красиво выглядеть и позволять им заботиться обо мне.

— Я должен кое в чем признаться, — серьезно сказал Эван.

Подняв голову, Селия удивленно взглянула на него:

— О, говори. Неужели ты обнародуешь свои самые страшные тайны?

— Могла бы с большим уважением отнестись к моей откровенности, — разозлился он.

— Очень хорошо. Тогда я с обожанием посмотрю на тебя, хлопая ресницами. Поторопись, иначе с них осыплется тушь.

Покачав головой, Эван не сдержал смешок:

— Я собрался признаться, что под моей личиной джентльмена прячется пещерный человек. Я понимаю, почему члены твоей семьи жаждут защищать и опекать тебя. Думаю, если бы ты была моей, я чувствовал бы то же самое.

Разомкнув губы, Селия со странным выражением уставилась на него. В ее взгляде не было ни злости, ни проклятия. В изумрудных глазах отражалась заинтересованность и что‑то еще.

— Иногда мне кажется, что, будь я твоей женой, позволила бы тебе так поступать, — хрипло произнесла она.

Эван напрягся. Проведя рукой по спине женщины, он осторожно обхватил ее затылок. Они смотрели друг другу в глаза. Ему было достаточно наклониться, чтобы снова поцеловать ее.

Он опустил голову и прищурился. Селия чуть не застонала от предвкушения.

— Эван, ты слишком долго танцуешь с ней, — прозвучал рядом голос отца.

Подпрыгнув, Эван отстранился от Селии.

Маршалл с надеждой попросил:

— Позволишь мне разбить вашу пару?

Эван передал Селию в руки отца:

— Конечно. Но ненадолго.

Хихикнув, Маршалл закружил молодую женщину в танце. Эван наблюдал за ними. Селия была восхитительна. Она рассмеялась, и ее улыбка осветила весь зал.

— Настоящая женщина, — протянул Митчелл.

Эван повернулся и увидел брата с бокалом в руке.

— Где невеста? — спросил Эван. — Не думал, что она отпустит тебя до того, как произнесены клятвы.

Митчелл пожал плечами:

— Она с мамой. Обсуждают детали медового месяца. — Он снова взглянул на Селию и отца. — Ты правда женишься на ней?

— Есть причина не жениться? — мягко поинтересовался Эван.

— Она не в твоем стиле.

Он с любопытством оглядел брата:

— А какая женщина мне подойдет?

— Похожая на Беттину. Ты казался одержимым ею.

— Я не был ею одержим.

— Я понимаю, почему она тебе нравится, — заметил Митчелл.

— Кто? — резко спросил Эван.

— Селия.

Оба уставились на танцующих.

— Красивая женщина. Могу поспорить, она удивительная любовница.

Эван вскипел:

— Заткнись, черт побери! Не смей даже шепотом произносить ее имя, понял?

Улыбнувшись, Митчелл попятился и поднял руки:

— Ладно, ладно, понял. Ты очень заботишься о ней. Странно, но ты так не бесился, узнав об измене Беттины.

Митчелл отошел, а Эван злился на себя, поскольку позволил брату довести его до вспышки ярости.

— Эван, вот ты где.

Он вздохнул, когда мать взяла его за руку и потащила представлять тем, кто его совершенно не интересовал. Эван никогда не увидит этих людей снова. После нескольких минут обмена любезностями Эван забеспокоился. Музыка смолкла, и он решил поискать Селию.

Отец направлялся к нему и Люси, но Селии нигде не было. Нахмурившись, Эван осмотрел зал и наконец нашел ее.

Она танцевала с Митчеллом. Он крепко прижимал Селию к себе, а она не выглядела слишком радостной.

Эвана вновь охватила ярость. Не хватало ему повторения истории.

Митчелл обладал гнусным нравом хищника. Вне сомнения, Селия сумеет постоять за себя. Эван даже вообразить не мог, что она увлечется Митчеллом. Но то, что его брат ведет себя подобным образом на репетиции собственной свадьбы, недопустимо.

Эван позволил Беттине уйти от него потому, что никогда не считал своей. А вот Селию он считает своей женщиной, хотя она и не знает об этом.

Не задумываясь о том, как выглядит в глазах окружающих, Эван быстро миновал группу удивленно восклицающих гостей. Подойдя к Митчеллу и Селии, он взял брата за руку и повернул к себе лицом.

— Что тако… — начал Митчелл и злобно прищурился, но Эван взглядом приказал ему молчать:

— Извини нас, Митчелл. Я слишком долго не виделся со своей невестой.

Селия в ужасе уставилась на братьев, но не протестовала, когда Эван почти выволок ее из танцевального зала в коридор.

Его хищный нрав вырвался на свободу. Он ни за что не позволит брату приближаться к тому, что считает своим.

Идя к лифту, он думал только о том, как скорее увести Селию от гостей. Нажав на кнопку лифта, Эван затащил ее в кабину. Как только двери лифта закрылись, он прижал Селию спиной к стене и поцеловал в губы.

Он не нежничал с ней, а пожирал своим поцелуем, словно заявляя на нее свои права.

— Эван, какого дьявола… — ахнув, спросила она, а затем простонала, когда он принялся целовать ее в шею, а потом жадно припал губами к нежной коже возле уха.

Двери лифта открылись. Не отрываясь от Селии, Эван потащил ее по коридору в номер.

Он был перевозбужден и не мог мыслить здраво. Ему лишь хотелось овладеть этой женщиной.

Дверь удалось открыть лишь со второго раза.

— Боже, Селия. — Эван едва переводил дыхание. — Я всегда мечтал, как буду часами заниматься с тобой любовью. Я говорил себе, что буду медленно ласкать и целовать каждый дюйм твоего тела. Но я взорвусь, если сейчас же не возьму тебя.

— Медлить будем после, — прошептала она. — Поторопись, Эван, прошу тебя.

Глава 10

Наслаждаясь близостью с Эваном, Селия понимала, что в будущем не должно быть ни взаимных упреков, ни сожаления. Она заранее знала, какие ловушки уготовит ей судьба в качестве расплаты за любовные отношения с Эваном.

— О чем ты думаешь? — спросил он.

Подняв глаза, она встретила его взгляд. Он опирался на руки, их тела по‑прежнему соприкасались, а лица были почти рядом.

Взгляд Эвана был наполнен желанием, и ее сердце в ответ дрогнуло.

Его голос был нежным и понимающим. Он смотрел на нее так, словно она была единственной женщиной, с которой он когда‑либо занимался любовью. Ее охватило благоговение и любопытство.

— Думаю, не стоило нам этого делать, но… — призналась она.

— Но?

Селия улыбнулась и провела указательным пальцем по его скуле:

— Честно говоря, не следовало мне оставаться здесь. Давно пора было улететь в Сан‑Франциско.

— Но? — пробормотал он снова.

— Но я здесь, в твоих объятиях. И хочу тебя так сильно, что готова отважиться на самый отчаянный шаг. Лгать не стану, мне не нравится, когда рассудок затуманивается безумным влечением и сексуальным желанием. Это глупо, нерационально и…

Эван коснулся пальцем ее рта, заставляя замолчать, потом поцеловал в губы. Он игриво покусывал уголок ее рта, затем лизнул его.

— Доверься мне, Селия.

Она замерла и уставилась на него. Его пристальный взгляд был решительным.

— Позволь мне позаботиться обо всем. Это не причинит тебе страданий. У нас получится.

— О чем ты? — прошептала она.

— Давай не будем торопиться. Ну, потому что в этот раз мы не медлили. — Он криво усмехнулся. — Мы взрослые люди и сами отвечаем за свою жизнь. Вместе все решим. Доверься мне.

В ответ Селия обняла Эвана за шею, притянула к себе и одарила долгим, страстным поцелуем.

Он с такой легкостью попросил ее довериться ему. Возможно, это и вправду легко.

Она коснулась губами его подбородка, легко прикусила ухо и тихо произнесла:

— Я хочу тебя, Эван…

Очередная близость принесла обоим не изведанное прежде наслаждение.

— Ты доконала меня, Селия, — заявил Эван сдавленным голосом, уткнувшись ей в шею.

Улыбнувшись, она стала гладить его по спине, наслаждаясь прикосновениями пальцев к мужскому телу.

Наконец он перевернулся на спину и притянул Селию к себе. Они снова оказались лицом друг к другу.

— Это было… изумительно.

Она коснулась его губ, упиваясь их мягкостью. Улыбнувшись, он поцеловал ее так, что у нее по спине побежали мурашки.

— У меня появилась фантазия, — заметил Эван.

— Выкладывай.

Он легонько шлепнул ее по ягодицам:

— Эй, женщина. Слушай внимательно, когда твой мужчина обнажает душу.

Она рассмеялась, и он продолжил:

— Я планировал ласкать тебя пару часов, пока ты не сойдешь с ума. Затем я собирался овладеть тобой резко и быстро.

— Ты меня надул.

Эван снова шлепнул ее и покачал головой:

— Сейчас я хочу быстрого секса. Потом я буду ласкать тебя… час. А затем мы снова займемся любовью по‑быстрому. А после…

Селия закрыла ему рот рукой и расхохоталась:

— Ладно, ладно, я поняла. Ты ненасытный грубый самец.

— Только с тобой, — заявил он. — Ты стала постоянным объектом моих самых страстных фантазий. За некоторые из них меня следовало бы арестовать. Возможно, они разрешены не во всех штатах.

— Тебе повезло, что Калифорния достаточно прогрессивна, — пробормотала она.

Ее сердце трепетало. Как ей быть? Эван кажется таким искренним!

— А у тебя есть какие‑нибудь интересные фантазии насчет меня? — спросил Эван с такой надеждой в голосе, что Селия снова рассмеялась.

Наклонившись, она коснулась губами его мускулистой груди:

— Мне очень нравятся ласки.

— Мне тоже, — тихо сказал он, приподнял ее подбородок и поцеловал в губы.

Эван сдержал слово. Следующие шестьдесят минут он ласками доводил Селию до безумия, был очень страстен и нежен. Она понимала, что увлекается этим мужчиной, но противиться не собиралась.

Глава 11

Проснувшись в постели, рядом с Эваном, Селия не ужаснулась и не удивилась. Открыв глаза, она ощутила, что ее обнимает обладатель роскошного мускулистого тела. И вместо того чтобы оттолкнуть его и завопить о том, какой глупой она оказалась, Селия прильнула к нему, наслаждаясь каждой минутой неторопливого пробуждения.

— Доброе утро, — пробормотал Эван у ее виска.

— Угу…

Тихо рассмеявшись, он повернулся и взглянул на часы:

— Черт!

— Не поминай черта, — проворчала Селия. — Это приносит несчастье.

Он с сожалением вздохнул:

— Извини. Нам пора вставать.

— Который час?

— Полдень.

— Полдень?! Я никогда так долго не спала!

Улыбнувшись, он притянул ее к своей груди:

— Рад, что принял участие в твоем растлении.

— Однако ты самоуверен, — сказала она. — А теперь отпусти меня, иначе на свадьбе твоего брата я буду выглядеть помятой.

— Мне нравятся помятые дамы.

— Давай поднимайся, — уговаривала она Эвана. — Чем скорее мы с этим разделаемся, тем быстрее расстанемся с твоим братом и его женой.

Эван отбросил простыни и поднялся с кровати. Селия едва не взвизгнула, увидев его обнаженным. Поняв, что не одета сама, бросилась в ванную комнату, слыша, как Эван хохочет ей вслед.

Два часа спустя, одевшись как подобает, они отправились на террасу, где влюбленным голубкам предстояло обменяться клятвами. Подойдя к двери, ведущей на улицу, Эван обнял Селию за талию и притянул к себе.

Она тут же напомнила себе, что они оба притворяются. Глупо забывать об этом даже на мгновение.

Поскольку пробираться, обнимаясь, между стульями и собравшимися гостями было затруднительно, Эван взял ее за руку. Их пальцы переплелись. Поглаживая большим пальцем ладонь Селии, Эван улыбался и здоровался с гостями.

Перед началом церемонии на террасе царил небольшой хаос. Наконец отец Эвана, стоящий ближе всех к цветочной арке, поднял руку, требуя внимания:

— Если все займут свои места, мы начнем.

Эван подвел Селию к первому ряду, где должны были также сидеть Люси и Маршалл.

Поведение Эвана изменилось, как только началась церемония. Он отпустил руку Селии, и она положила ее себе на колени. Он не возражал.

Эван пристально наблюдал за Беттиной и своим братом, он не улыбался, как остальные гости. Он походил на каменную статую — никаких эмоций.

Хуже того, Люси начала коситься на Эвана. Она явно заметила его холодность.

Напрашивался вопрос, так ли уж Эван равнодушен к Беттине? Может, он по‑прежнему ее любит? Если верить его словам, то не любит и никогда не любил. Вообще, способен ли такой человек, как он, влюбиться?

Его отношения с Беттиной вряд ли можно назвать романтичными. Он составил требования к будущей жене, остальное его не волновало. Беттина оказалась первой подходящей кандидаткой.

Селия мельком взглянула на поблескивающее кольцо на среднем пальце и вздрогнула. «Ох, девочка, ведь ты не веришь во всю эту чепуху. Ты слишком рациональна».

Она едва не фыркнула. С Эваном вести себя рационально ей не удавалось. Селия тянулась к этому запретному плоду с момента первой встречи.

Неожиданно ей в голову пришла не слишком приятная мысль: стала бы она упрашивать Эвана, чтобы он обратил внимание на «Меддокс», если бы ее не влекло к нему столь сильно?..

К счастью, уик‑энд подходит к концу, и ей, возможно, удастся вернуться к привычной жизни. Их обман сыграл с Селией опасную шутку. Если она немедленно не избавится от привязанности к Эвану, то окажется в положении жертвы.

Она уже представила себе, как начнет все объяснять своему боссу, доверившему ей судьбу компании.

Но вот церемония закончилась, и Эван улыбнулся Селии. Она тут же забыла о волнениях и сомнениях.

Он снова стал выказывать ей знаки внимания. Эван часто прикасался к ней. Селия чувствовала себя глупо, когда ее тело бурно реагировало на его ласки, но сдержаться не могла.

Ожидая, пока гости войдут в здание отеля, Эван наклонился и уткнулся носом в ухо Селии.

— Давай немного развлечем публику, — предложил он. — Ты, я и неприличные танцы.

Она рассмеялась. Рядом с таким очаровательным мужчиной трудно помнить о том, что не следует им увлекаться.

Селия охотно взяла Эвана за руку, их пальцы переплелись. По логике ей не следовало подыгрывать ему. Но молодую женщину — против всякой логики — влекло к Эвану. До возвращения в реальность оставалось несколько часов. Селия решила насладиться оставшимся временем.

Они танцевали под неторопливые, чувственные мелодии, а также под музыку с быстрым ритмом. Эван удивительно искусно вел Селию в танце, кружа по залу. Она почему‑то считала, что он умеет танцевать лишь вальс или стоять в центре зала в обнимку, покачиваясь под музыку. Эван оказался прекрасным танцором.

Они решили сделать перерыв, и он отправился за напитками. Повернувшись, Селия увидела направляющуюся к ней Люси Рис, чье лицо сияло подобно рождественской елке.

— Селия! Я так рада, что застала тебя до того, как Эван снова похитит тебя.

Молодая женщина тепло улыбнулась матери Эвана. Люси сжала ее руку:

— Я не знаю, как мне благодарить тебя и Эвана за то, что приехали. Совершенно очевидно, что вы влюблены друг в друга.

Селия едва справилась с собой, услышав это заявление. Очевидно? Как такое может быть? Их связывает страсть, но не любовь. Эван, должно быть, ужаснется, узнав, что его розыгрыш восприняли гораздо серьезнее, чем предполагалось. У мужчины вроде Эвана, вероятно, куча любовниц… Однако ни одну из них он не привез на свадьбу. Он взял с собой Селию…

Она приказала себе думать о бизнесе.

— Вы такая милая пара, — задумчиво произнесла Люси. — Я очень надеюсь, что вы скоро сыграете свадьбу. Не заставляй его ждать, хотя он наверняка заслуживает, чтобы его помучили. Я хочу, чтобы мой сын был счастлив.

— Конечно, мы договоримся о приемлемом для нас обоих дне свадьбы, — дипломатично сказала Селия.

Люси снова пожала ей руку, а затем внезапно обняла женщину:

— Я счастлива, что ты приехала сюда, Селия. Не могу дождаться нашей следующей встречи.

И она лучезарно улыбнулась. Селия почувствовала себя последним ничтожеством. Обманывать эту женщину — грех.

— О, смотри, вот и Эван с напитками. Я исчезаю и оставляю вас одних. Веселитесь дальше.

Послав сыну воздушный поцелуй, миссис Рис растворилась в толпе.

— Что это было? — поинтересовался Эван. Он вручил Селии бокал и встал рядом; их тела соприкасались.

Селия состроила гримасу:

— Люси считает, что будет очень хорошо, если мы поженимся.

— Ну, теперь понятно, почему у тебя такой страдальческий взгляд.

Обняв ее за талию, Эван притянул Селию к себе, пристально посмотрел в глаза и поцеловал в губы.

Будучи шокированной тем, что он умопомрачительно целует ее на людях, она беспомощно поцеловала его в ответ.

— Знаешь, мы можем уехать позже назначенного часа, — тихо сказал Эван. — Намного позже. Мы вылетим, когда будем готовы. Давай вернемся в номер.

Вместо того чтобы отказаться, вернуться домой и по возможности прийти в себя после уик‑энда, Селия ответила согласием.

Его глаза хищнически сверкнули. Поставив бокалы на ближайший столик, Эван взял ее за руку и почти выволок из зала. Они заторопились к лифту, как перевозбужденные подростки.

Эван рывком открыл дверь номера, подхватил Селию на руки и понес прямо в спальню. Положив ее на кровать, он принялся срывать с себя одежду.

Приподнявшись на локте, она одобрительно рассматривала его.

— Знаешь, — застенчиво сказала Селия. — Мы еще не воплотили одну из твоих фантазий.

Его брови взлетели вверх. Он лег и накрыл ее своим телом:

— Ох, правда? Какую именно?

Обняв Эвана за шею, она притянула его к себе и поцеловала. Затем ее губы скользнули к его уху. Молодая женщина с шокирующими подробностями расписала Эвану, какую фантазию она имеет в виду.

* * *

Самолет Эвана приземлился в Сан‑Франциско ближе к полуночи. Он помог Селии спуститься с трапа на гудронированную полосу, а затем стоял рядом, пока они ждали прибытия автомобиля.

Эван прикоснулся к ее щеке, отвел от лица прядку волос. По правде говоря, Селия чувствовала себя не в своей тарелке. Их поспешные любовные ласки переросли в неукротимую страсть. Они занимались любовью столько раз, что она сбилась со счета.

Они выскочили из отеля, как парочка тайных любовников, спешащих к своим законным супругам после романтического приключения в выходные.

Селия тряхнула головой, чтобы избавиться от этой мысли. В ее отношениях с Эваном нет ничего противоправного. Она твердо решила не смешивать бизнес и любовь.

— Ты действительно не хочешь, чтобы я проводил тебя домой? — спросил Эван.

Селия покачала головой:

— Нет, тебе предстоит лететь в Сиэтл, а уже очень поздно. Я благополучно доберусь. Твой водитель позаботится обо мне.

Эван вознамерился было возразить. Селия подняла руку. В свете фар блеснул бриллиант. Она неторопливо сняла изящное кольцо с пальца и положила его на ладонь Эвана.

— Мне оно больше не понадобится, — беспечно бросила молодая женщина.

Он смотрел на изящную ювелирную вещицу и хмурился.

Странно, но ей показалось, будто они расстаются по‑настоящему. У Селии сжалось сердце. Она едва не выхватила кольцо и не надела на палец.

Поднявшись на цыпочки, Селия поцеловала Эвана в щеку:

— До свидания, Эван. Счастливого пути.

Молодая женщина уселась на заднее сиденье. Когда автомобиль тронулся с места, Селия увидела, что Эван стоит на прежнем месте, зажав кольцо в кулаке, и смотрит на нее.

Глава 12

Засунув руку в карман, Эван нащупал бриллиантовое кольцо, которое вернула ему Селия прошлой ночью. Он вытащил кольцо, положил на ладонь и долго смотрел на него.

Только когда водитель остановил автомобиль напротив «Меддокс комьюникейшнс», он спрятал украшение.

Селия не ждет его. Черт побери, он даже представить не мог, что сам поедет к ней. Ему следовало вернуться в Сиэтл, уладить текущие дела и поговорить с сотрудниками по поводу предстоящей работы с Ноем Хартом.

Вместо этого Эван вылез из автомобиля напротив офиса Селии, потому что хотел снова видеть ее. И наплевать ему на дела.

Он приказал водителю припарковаться и быть готовым подать машину по телефонному звонку. Затем Эван направился к величественному зданию и поднялся на лифте на шестой этаж.

По обе стороны от большого стола секретаря располагались огромные плазменные экраны, на которых демонстрировались новейшие рекламные ролики, разработанные агентством.

Секретарь, дружелюбная молодая женщина, приветливо улыбнулась подошедшему к ней Эвану:

— Доброе утро и добро пожаловать в «Меддокс комьюникейшнс».

Он улыбнулся в ответ:

— Не могли бы вы сообщить Селии Тейлор, что ее хочет видеть Эван Рис?

Во взгляде секретаря тут же промелькнула осведомленность. Однако женщина быстро взяла себя в руки. Выйдя из‑за стола, она жестом пригласила Эвана присесть на диван в зоне ожидания.

— Я сейчас ее позову. Хотите кофе?

— Нет, спасибо.

Повернувшись, женщина пошла по коридору, оставив Эвана одного. Он приблизился к окну и выглянул на улицу. Если ему удастся выполнить задуманное, долго здесь находиться не придется.

Несколько мгновений спустя он услышал цоканье каблучков и, повернувшись, увидел идущую к нему Селию. Она выглядела озадаченной и настороженной.

— Эван, — поприветствовала она его, — не ожидала тебя увидеть. Я думала, что ты возвращаешься в Сиэтл. Что‑то случилось?

Как только он поднял глаза, на ее лице появилась равнодушная маска делового человека. Эван рассердился. Почему она отталкивает его после проведенного вместе уик‑энда? Держать дистанцию следует скорее ему. Наверное, лучше просто забыть о ней после длительного секс‑марафона.

Но Эван не мог не думать о Селии. Вот почему он мялся, пытаясь выдумать предлог для новой встречи.

— Ничего не случилось. Мои планы изменились. Думаю, нам нужно пообедать вместе. Если ты свободна.

Селия нервно взглянула на часы. Эван понял, что она ищет повод отказать ему.

— Я очень хотел бы пообедать с тобой, Селия.

Молодая женщина нерешительно наморщила лоб, прикусила нижнюю губу. Воспользовавшись моментом, Эван подошел к ней ближе и схватил за руку.

В глазах Селии вспыхнула тревога. Высвободившись, она поспешно отступила в сторону и пугливо огляделась.

— Ради бога, Эван, не здесь, — прошипела она.

Дрожащей рукой Селия пригладила волосы. Поправить пучок ей не удалось — наоборот, из прически выбилось несколько прядок. Они упали на шею женщины, подчеркивая ее изящный изгиб. Эван словно получил напоминание о том, сколько раз он покусывал нежную кожу Селии.

Он не двинулся с места.

— Так пообедаем? — повторил мужчина свое предложение.

— Хорошо. Я возьму сумочку. Встретимся внизу.

Ее резкость ранила Эвана. Он привык оставлять за собой последнее слово в отношениях с женщинами.

Черт побери, теперь он рассуждает уже с позиции отношений. Единственное, о чем следует думать, — так это о том, как поскорее затащить Селию в постель и утолить жгучее желание. Эван постоянно думал о ней. Ему это не нравилось, но избавиться от ее влияния он был не в силах.

— Ладно. Я вызову водителя, — неохотно согласился он. — Селия, я не люблю, когда меня заставляют ждать.

Селия безмерно злилась на себя. Честно говоря, она была ошарашена, когда Шелби объявила, что ее ждет Эван Рис.

Селию злил трепет, пробежавший по спине при этом известии. А потом ее взбесило надменное поведение Эвана. Значит, она должна все бросить и побежать с ним обедать? При этом он не любит, когда его заставляют ждать. Кем он себя возомнил?

Вздохнув, Селия взяла сумочку. Эван Рис является самым солидным ее клиентом. Но ведь она притворялась его невестой и спала с ним… И не однажды.

Кровь прилила к ее шее, щеки едва не сгорели от нахлынувшего жара, когда она вспомнила, сколько раз они занимались сексом, воплощая его и ее фантазии.

Они оказались ненасытными любовниками.

Проклятье! Селия надеялась, что у нее будет несколько дней перед новой встречей с Эваном. Кстати, потеряв голову в водовороте страсти, она не сообщила ему о предстоящем открытии бейсбольного сезона.

Вот и хороший повод, чтобы пообедать с ним. По крайней мере, ей удастся притвориться, что обед — исключительно деловое мероприятие.

Быстро попрощавшись с Шелби, Селия спустилась на лифте на первый этаж и вышла на улицу Эван стоял у тротуара, одной рукой придерживая открытую дверцу автомобиля, а другую засунув в карман. Он выглядел до крайности высокомерным.

Он кивнул, когда она подошла, и пригласил сесть в автомобиль. Расположившись рядом с Селией, он закрыл дверцу:

— Предлагаю пообедать в выбранном мной ресторане. Он небольшой и малоизвестный, но там отличная еда и возможность побыть наедине.

Эван посмотрел на нее так, словно бросил ей вызов.

Вздернув подбородок, Селия холодно воззрилась на него, надеясь, что выглядит абсолютно невозмутимой.

— Надеюсь, обед деловой? Зачем ты сегодня приехал ко мне?

Он на миг поджал губы, затем успокоился и с плохо скрываемым изумлением оглядел женщину:

— Я спал с тобой, Селия. Учитывая этот факт, совместный обед вряд ли можно считать исключительно деловым.

Молодая женщина крепко сжала кулаки. Ей хотелось закрыть глаза и застонать. Нет, вряд ли Эван поймет, почему ей так важно, чтобы между ними не было и намека на непристойность. Он из тех, кому наплевать, что о нем думают люди. Но она‑то иная. Ей очень не хотелось считаться с мнением посторонних, но иначе она не могла.

— Эван!

Услышав, как надломился ее голос, Селия умолкла. Она запросто могла вести себя резко и напористо, а вот рядом с Эваном становилась смехотворно косноязычной.

— Да? — произнес он. На его губах появилась загадочная улыбка, словно он считал происходящее забавным.

Селия разозлилась:

— Мы не можем так поступать. Не можем, и все. В этот уик‑энд мы совершили огромную ошибку. Не хочу стать одной из тех женщин, которые сначала отказывают, потом соглашаются, а затем всю следующую неделю укоряют себя за слабость. Мне не следовало спать с тобой. Клянусь, я потеряла рассудок, когда мы прилетели на Каталину. Не пойми меня превратно, я не виню тебя и не считаю, что ты манипулировал мною. Я взрослая девочка и отлично знаю, что делаю. Но, запомни, это меня не оправдывает.

Эван притянул Селию к себе и заставил замолчать, припав к ее губам в поцелуе. Он не просто целовал ее, а обволакивал своей страстью. Она таяла в его объятиях и пьянела.

Да, Селия Тейлор — одна из тех глупышек, которые не могут устоять перед мужчиной.

Наконец она уперлась руками в грудь Эвана и оттолкнула его. Оба прерывисто дышали.

— Хватит целовать меня! — потребовала молодая женщина.

Эван лениво и чувственно улыбнулся, будто лев, захвативший добычу. Очевидно, он счел, что на обед ему подадут Селию.

— Но мне нравится тебя целовать, а я никогда не отказываю себе в маленьких удовольствиях.

Она округлила глаза, потом спохватилась и рассмеялась:

— Черт тебя побери, Эван! Побудь серьезным хотя бы минуту. Я не шучу. Прекрати целовать меня и не прикасайся ко мне.

Он поднял руки, защищаясь:

— Ладно, ладно. Больше я к тебе не прикоснусь.

Селия скрестила руки на груди, отгораживаясь от него, и отодвинулась как можно дальше. Зачем она согласилась пообедать с ним?

«Затем, что тебе нравится страдать, Селия. Ты не можешь устоять перед этим мужчиной», — призналась она себе.

Оставшееся время поездки парочка провела в задумчивом молчании. Когда они наконец подъехали к ресторану, где подавались лучшие на Западном побережье морепродукты, она скептически подняла бровь.

— Сначала попробуй, а потом скажешь, что не согласна со мной, — весело предложил Эван.

Он все лучше читал ее мысли, и это бесконечно раздражало женщину. Тем более что ей были неведомы его планы.

Выйдя из автомобиля, Селия огляделась. Следовало отдать Эвану должное: будучи человеком, которому наплевать на чужое мнение, он тем не менее выбрал ресторан, где их вряд ли могли увидеть знакомые.

Эван провел ее в зал, интерьер которого представлял собой смесь южного и калифорнийского стилей. Они расположились в дальнем углу, в полумраке. В центре стола горела маленькая керосиновая лампа, создавая интимную атмосферу.

— Чувствую себя как на первом свидании, — заметила Селия после того, как Эван заказал вино.

Улыбнувшись, он с намеком поднял бровь:

— Значит ли это, что ты не сочтешь меня нахалом, когда я скажу, что хочу провести эту ночь с тобой?

Селия глотнула воздуха, и внезапно ей стало на все наплевать. Она подозревала, что услышит нечто подобное, однако восприняла предложение Эвана с большим трепетом, нежели собиралась.

— Я должна вернуться на работу, — тихо произнесла она.

Он кивнул:

— Конечно. Я не собирался красть тебя в середине дня, хотя такая идея меня греет. Интересно, вызвали бы твои сослуживцы полицию?

Она свирепо уставилась на него, решив не смеяться. Но все же не смогла сдержать улыбку.

Официант принес блюда. Селия удивленно моргнула, ибо не помнила, как делала заказ. Она взглянула на полупустой бокал, не понимая, когда успела столько выпить. Эван определенно лишал ее разума. Он словно смертельная болезнь, от которой невозможно излечиться.

— Эван? — снова начала она и умолкла, потому что протест скорее походил на жалобный вопль.

— Я пришлю за тобой машину, Селия. Никто не должен видеть, что ты садишься со мной в автомобиль. Мой водитель заберет тебя либо у офиса, либо у твоего дома. Я прикажу ему отвезти тебя обратно вовремя, чтобы ты имела возможность подготовиться к следующему рабочему дню.

Почему она не приказывает Эвану заткнуться? Вместо того чтобы назвать его предложение бредовым, она размышляет о том, насколько неприлично встречаться с любовником.

При слове «любовник» Селия вздрогнула. Эван — фантастический и ненасытный любовник. Он превосходно умеет доставить удовольствие женщине. При одной мысли о ночи с ним она приходила в неописуемое волнение.

Молодая женщина рассеянно жевала, не обращая внимания на вкус.

— Ты ведешь себя так, будто мы совершаем преступление, занимаясь любовью, — нежным голосом сказал Эван.

Если бы он уговаривал ее или подлизывался к ней, то она, возможно, отказала бы ему. Но он ободрял Селию и старался унять ее опасения.

Облизнувшись, Селия подняла глаза и посмотрела на Эвана в упор.

— Скажи, что согласна. — Его голос ласкал ее. Плечи и грудь тут же покрылись мурашками. — Селия! — позвал он.

Наконец она прошептала:

— Согласна.

Глава 13

Селия вернулась в офис, ощущая предвкушение. Она заранее знала, что будет непрестанно поглядывать на часы, а затем, в назначенное время, рванет домой, чтобы переодеться и предстать перед Эваном в наилучшем виде.

Ее губы изогнулись в шаловливой улыбке. Их отношения с Эваном порочны, неподобающи, однако она не могла дождаться встречи.

Вздохнув, Селия опустилась в кресло за письменным столом, сбросила туфли и вошла в Интернет, чтобы проверить электронную почту. Она простонала, увидев, что ее почтовый ящик забит сообщениями. Те письма, которые требовали основательного ответа, молодая женщина пометила специальным флажком, на срочные запросы ответила сразу же.

Селия уже почти разобралась с письмами, как вдруг заметила сообщение от Люси Рис. Она пристальнее вгляделась в экран. С какой стати мать Эвана пишет ей и откуда у нее электронный адрес Селии?

Она снова почувствовала себя виноватой. Люси — милая женщина, и Селии было ужасно неприятно лгать ей. Она вообще ненавидела вранье, а тем более столь наглое.

Люси писала о том, как она рада, что Селия и Эван нашли друг друга. Но следующая фраза доконала Селию. Люси выражала желание увидеть ее, надеясь, что Эван привезет невесту в Сиэтл. В конце письма она сообщила, что посылает несколько фотографий со свадьбы и надеется, что они понравятся.

Открыв вложенные файлы, молодая женщина не сдержала улыбку. Это были снимки ее и Эвана на свадебном приеме. Оба выглядели счастливыми и… влюбленными.

На одном из фото они танцевали, на другом Эван с нежностью смотрел на Селию, на следующем снимке целовал ее. Рука Селии лежит на его груди, а сверкающее кольцо резко контрастирует с черной тканью его смокинга. Их губы слились воедино, и всем понятно, что они в любой момент могут взорваться от желания на глазах у гостей.

Несколько минут Селия раздумывала, отвечать на письмо Люси или нет. Не ответить будет невежливо, но и продолжать розыгрыш нельзя.

Наконец она решила кратко поблагодарить женщину и выразить радость от знакомства с ней. Написанное было правдой и не имело никакого отношения к вымышленной любовной связи с Эваном.

Трудно назвать любовной связью страстные встречи в номере отеля после рабочего дня.

Зазвонила селекторная связь, вырывая Селию из размышлений.

— Селия, я нашла агентство по уборке квартир для Ноя Харта.

— Умница, — тихо сказала Селия.

— Что с тобой?

— Ничего. У тебя есть график работы агентства? Можешь отправить мне информацию по электронной почте?

— Конечно. — Наступило молчание, затем Шелби неуверенно спросила: — А ты не расскажешь мне про Ноя Харта? Например, как вы познакомились или почему ты ищешь для него агентство по уборке квартир?

— Нет, — кратко ответила Селия.

Она отключила связь, надеясь, что Шелби поймет намек. По правде говоря, девушка любила сплетничать, но не была назойливой. Она шла на попятный, чувствуя нежелание людей общаться.

Проверив электронную почту, Селия переправила информацию об агентстве Ною. Закрыв почтовый сервер, она уставилась на телефон и вздохнула. Прочтет ли он ее сообщение? Ной наплевательски относился к современным методам коммуникации. Информация, переданная не по телефону или лично, его не слишком интересовала. Такое поведение доводило агента Ноя до бешенства — Саймон Блэкстоун предпочитал безличные методы общения, вроде электронных писем и текстовых сообщений. Но, если ему требовалось поговорить с Ноем, приходилось звонить по телефону. Селия считала, что Ной намеренно третирует своего агента.

В любом случае ей лучше позвонить Ною и наговорить текст на автоответчик, иначе неизвестно, как он встретит новую домработницу.

Оставив на автоответчике брата ворчливо‑шутливое сообщение, Селия опешила, сообразив, что так и не сказала Эвану об открытии бейсбольного сезона.

Ной, вероятно, уже забронировал для них билеты, а на следующее утро он, возможно, уедет.

— Трижды дура, — пробормотала Селия.

Следует ли упомянуть об этом сегодня, во время краткого уединения с Эваном? Если она хочет, чтобы он и Ной встретились в непринужденной обстановке, следует поторопиться и надеяться, что Эван еще не составил график работы на неделю.

Селия подняла глаза, услышав стук в дверь. На пороге стоял Брок; улыбка подчеркивала новые морщинки в уголках его глаз и вокруг рта.

— Эй, сегодня после работы мы хотим собраться в баре Розы. Ты — звезда, и мы жаждем напиться в твою честь. Хорошая встряска перед презентацией не помешает.

У Селии сдавило грудь. Меньше всего ей хотелось всю ночь выпивать в компании сослуживцев. В другое время она согласилась бы. Сотрудники компании «Меддокс» регулярно посещали мартини‑бар, расположенный в квартале от офиса. Там они устраивали торжества или просто отдыхали после напряженного рабочего дня.

Последняя вечеринка была устроена по поводу успешного контракта, подготовленного Джейсоном. Теперь Брок решил чествовать Селию.

Селии льстило такое внимание босса, но от необходимости отказаться от встречи с Эваном екнуло сердце. Он сочтет ее самым трусливым существом на свете.

— Я бы с удовольствием, Брок, но у меня уже есть планы на вечер. Важные планы, — прибавила она, помолчав. — Кроме того, лучше мне не расслабляться перед презентацией. В пятницу я планирую сорвать аплодисменты.

Он кивнул:

— Понимаю. Сегодня мы обойдемся без тебя. Но, если все получится, готовься праздновать победу.

Она усмехнулась:

— О, ты знаешь, с каким нетерпением я жду ее.

— Ладно, будь осторожнее, и увидимся завтра.

Брок направился было к двери, но потом остановился и повернулся к женщине:

— Ох, Селия, совсем забыл. Спасибо тебе. Ты проделала отменную работу. Я сомневался в твоих способностях, но ты справилась.

Ее сердце забилось чаще, она сжала кулаки, ногти впились в ладони.

— Спасибо за доверие, — сказала она как можно спокойнее.

Козырнув, Брок ушел, и Селия осталась одна.

* * *

Ровно без четверти пять Селия шла к лифту. Она задержалась на работе на пятнадцать минут, чтобы офис покинули служащие. Не хотелось ей объяснять, почему она не идет к Розе.

Ее квартира находилась неподалеку от офиса. Обычно Селии нравилось ездить домой неспешно, но сегодня ей не терпелось скорее попасть в квартиру, и плотный транспортный поток сводил женщину с ума.

Подъехав к дому, она узнала припаркованный у тротуара автомобиль и стоящего рядом водителя. Простонав, Селия затормозила и опустила стекло.

— Я буду готова через минуту, — произнесла она.

Водитель улыбнулся, дотронулся до шляпы в знак приветствия и произнес:

— Не спешите, мисс Тейлор.

Припарковав машину, Селия бросилась домой, чтобы приготовиться к бою. Она не забыла, что Эвану понравилось ее сексуальное нижнее белье. Красивое белье — ее единственная слабость, которую Селия считала глупой, поскольку последние несколько лет сексуальная жизнь женщины была настолько унылой, что ее нижнего белья не видел никто.

Раздеваясь на ходу, она подошла к шкафу, чтобы достать самый вызывающий комплект нижнего белья. Селия выбрала белье розового цвета. То, что она выросла в семье, где преобладали мужчины, не лишило ее женственности. Кроме того, будучи рыжеволосой, Селия не носила одежду розового цвета. А розовое белье подойдет в самый раз.

Не зная, вернется ли она домой до начала следующего рабочего дня, и желая быть готовой к любому развитию событий, молодая женщина побросала в сумку одежду, туалетные принадлежности и комплект нижнего белья лавандового цвета.

Проверив сообщения на смартфоне, Селия сделала то, чего никогда не делала прежде. Она выключила смартфон и засунула его в сумку. Сегодняшняя ночь принадлежит только ей. Никаких напоминаний о работе. Если Селия намерена воплощать свои фантазии в реальность, никто не должен знать о ее местонахождении.

Заперев дверь, она поспешила на улицу. Водитель помог ей усесться на заднее сиденье, и они отправились в путь.

Селия изумлялась тому, насколько волнующим кажется ей предстоящее приключение. Она ведет себя как любовница, всецело находящаяся в распоряжении властного благодетеля, который присылает за ней собственный автомобиль, и она несется к нему в неизвестном направлении.

— Успокойся, Селия, — пробормотала женщина.

Боже, она в самом деле теряет рассудок, когда дело касается Эвана. Будь она менее осторожной, забыла бы о своей независимости и стала бы каждый день встречать этого человека дома, носить передник, рукавички‑прихватки и готовить плотные ужины.

Странно, но подобный образ жизни не показался Селии таким уж неприятным. По меньшей мере некоторое время она наслаждалась видениями семейного бытия.

Водитель посмотрел в зеркало заднего вида, и Селия постаралась выглядеть серьезной. Если бы он знал, что за глупые мысли роятся в ее голове!

В одной из своих фантазий Селия мечтала, как поедет к Эвану в сексуальном белье, поверх которого накинет лишь тренчкот. Потом она войдет в комнату Эвана, распахнет пальто и насладится его реакцией. Подобная идея заслуживала внимания.

Несколько минут спустя водитель остановил автомобиль у подъезда роскошного отеля, в котором Эван останавливался, приезжая в Сан‑Франциско. Дверь тут же открылась, появился портье.

Вероятно, в номер Эвана есть отдельный вход. Мысль об этом изумила Селию, но ведь он богат, а потому может позволить себе и это.

Пожилой консьерж передал ей ключ.

— Мистер Рис хочет, чтобы вы поднялись к нему, — сказал он.

Селия покраснела с головы до ног. Она отлично понимала, как все выглядит со стороны. Взяв ключ‑карту и тихо поблагодарив консьержа, она прошла по небольшому коридору к лифтам. К счастью, ей не пришлось идти через вестибюль. Ей казалось, что весь мир знает, зачем она явилась сюда.

На верхний этаж Селия поднялась очень быстро. Оказавшись в коридоре, она увидела всего несколько дверей. Номера здесь, должно быть, огромные. Эван проживал в конце коридора. Глубоко вздохнув, она засунула ключ‑карту в прорезь.

Открыв дверь и войдя внутрь, молодая женщина увидела Эвана. Он стоял на другом конце комнаты, с бокалом в руке, и пристально смотрел на гостью. Он ждал ее. Селия ощутила его нетерпение, заметила выражение триумфа на лице.

Селия стояла у двери, не двигаясь. Эван поставил бокал на стол и несколькими широкими шагами пересек комнату.

— Ты пришла, — тихо сказал он, обнял ее и поцеловал. Эван не был нежен или осторожен. Их тела столкнулись с такой силой, что у Селии дух захватило.

— Думал, что не приду? — спросила она, переведя дыхание.

Его глаза сверкали, кадык дергался, словно он старался держать себя в руках.

— Если бы не пришла, я приехал бы к тебе и вытащил бы из квартиры.

Селия тут же забыла обо всем. Имело значение только их безумное взаимное влечение.

— В следующий раз я не приду. В одной из моих фантазий меня тащит в свою пещеру неандерталец.

Тихо простонав, Эван, не дав Селии опомниться, подхватил ее на руки и понес в спальню.

Глава 14

Дойдя до комода, Эван усадил Селию на его полированную поверхность и наклонился над ней.

— Клянусь, на этот раз не буду торопиться, — пообещал он. — Черт побери, когда я вижу тебя, теряю голову.

Селия обвила ногами его бедра:

— Тебе не говорили, что ты слишком болтлив?

— Ни одна женщина не жаловалась, — пробормотал Эван и жадно припал к ее губам.

Эван рывком расстегнул ее блузку и спустил с плеч, лишая Селию возможности поднять руки. Когда он с силой сжал ее обнаженные плечи, она испугалась, что на коже останутся отпечатки его пальцев.

Он опалил дыханием подбородок женщины, затем принялся целовать ее шею, а потом сжал зубами мочку уха.

Селия вздрогнула, тело покрылось мурашками.

Немного отодвинувшись, мужчина коснулся пояса ее трусиков и посмотрел на вздымающуюся грудь:

— Ты такая красивая! Мне нравится твое нижнее белье.

Селия откинулась назад, давая Эвану возможность лучше рассмотреть ее.

— Ты беспощадна, — тихо произнес он.

Улыбнувшись, она соблазнительно выгнулась, являя его взору напряженные соски в кружевных чашечках бюстгальтера.

Обхватив Селию за талию, Эван прикоснулся губами к ложбинке между ее грудями. Он целовал и ласкал молодую женщину, наслаждаясь ее вздохами и прерывистым дыханием.

— Не думаю, что когда‑либо хотел заняться сексом на комоде, но, похоже, я недооценивал такую возможность. Мне нравится.

Селия придвинулась ближе к нему, усевшись на краешке комода. Ее буквально распирало от сильного желания, так что добраться до спальни было невозможно…

Селия не знала, сколько времени провела в объятиях Эвана. Ее сердце билось так неистово, что она слышала его глухой стук. Их руки и ноги переплетались…

Не сразу до нее дошло, что они каким‑то образом оказались в спальне и что Эван гладит ее по спине и голове. Он нес какую‑то милую чепуху, но для нее ничто не имело значения. Она была окончательно одурманена этим мужчиной и изумлена силой своих эмоций.

— Думаю, я снова сошел с ума.

Она улыбнулась и прильнула к нему:

— Поверь, я сошла с ума первой.

Эван хихикнул:

— До чего же ты противная девчонка!

Обретя силы, Селия подняла голову и пристально посмотрела на Эвана. То, что она увидела в его взгляде, вновь пробудило в ней сильное желание.

Ей показалось, что они всегда были вместе. Ох, у нее что‑то слишком разыгралось воображение. Определенно разыгралось. Но когда в его глазах отражается мир, в котором имеет значение только Селия, сложно не поддаться мечтам о счастливом совместном будущем.

Эван осторожно обвел пальцем контур ее губ:

— О чем ты думаешь?

— Я искренне убеждена, что мужчине не следует спрашивать женщину, о чем она думает после секса, — беспечно бросила Селия.

— А я искренне убежден, что все женщины любят поболтать после секса. Ну, поболтать и понежиться и другие женские штучки.

Улыбнувшись, она наклонилась и поцеловала его.

— Мне нравится нежиться.

Обнимая ее, Эван перевернулся так, что они оказались лежащими на боку.

— Хм… значит, поговорить не хочешь? — Приподнявшись на локте, он внимательно наблюдал за ней. Его обнаженное тело было великолепным. — Если будешь так смотреть на меня, я никогда не остыну, — проворчал мужчина.

— У тебя был всего один презерватив? — с притворным ужасом воскликнула Селия.

— Мне доставили целую партию — по случаю.

Он фыркнула:

— По случаю? Планируешь устроить оргию?

— Возможно, я преувеличиваю… немного. Но только совсем немного, — с хитрой усмешкой произнес Эван.

— Приятно слышать. Ужасно было бы узнать, что меня ждет огромная нагрузка.

Он ущипнул ее за нос, затем поцеловал его.

— Мне почему‑то кажется, что ты вполне ее выдержишь.

Селия снова прильнула к Эвану. Она не лгала по поводу желания понежиться. А вот по поводу разговоров немного слукавила. По правде сказать, она с радостью обнажила бы перед Эваном душу, выведала бы все его секреты, рассказала бы о своих тайнах. Призналась бы, как сильно полюбила…

Селия замерла. На миг у нее перехватило дыхание. Не может она влюбиться в этого человека, хотя и начинает к нему привязываться.

Итак, ей все‑таки не удалось удержать эмоции в узде. А ведь казалось, что она отлично с этим справляется.

Селия полюбила Эвана. От мучительного осознания у нее сдавило сердце. Но любовь считается самым прекрасным чувством на свете! Тогда почему ей внезапно захотелось убежать в ванную комнату и отказаться от встреч с Эваном?

— У меня есть предложение, — сказал он.

Моргнув, Селия вернулась в реальность, осознав, что лежит в постели с любимым мужчиной, с которым занималась страстным сексом.

Она едва сдержала стон.

— Какое предложение?

— Я покормлю тебя, а потом опять займемся необузданной, страстной любовью. Или давай немного поспим, а затем либо поедим, либо займемся любовью. Или и то и другое. Видишь? Я сговорчивый.

Улыбнувшись, Селия обняла Эвана. Она в самом деле полюбила этого мужчину. Ей даже стало страшно, насколько сильно она любит его. Теперь, признавшись себе в собственных чувствах, она едва сдержалась, чтобы не выпалить Эвану в лицо слова любви.

— Я останусь на ночь? — спросила Селия.

Приподнявшись и не выпуская женщину из объятий, Эван взглянул на нее:

— Конечно. Останешься, если захочешь. Если ты не захватила одежду для работы, я прикажу водителю доставить тебя домой.

— Вообще‑то я взяла с собой одежду. Но пусть он отвезет меня завтра на работу, потому что я без машины. Пожалуй, будет лучше, если он рано утром отвезет меня домой, а на работу я поеду на своей машине.

Эван собирался было что‑то сказать, однако передумал. Селия задалась вопросом, о чем он размышляет, но расспрашивать не стала.

— Хорошо. Я позабочусь о том, чтобы мы проснулись достаточно рано. Ты примешь душ и оденешься, а мой водитель отвезет тебя.

Не в силах сдержаться, Селия поцеловала его. Поцелуй был не игривым, но страстным и откровенным, демонстрирующим без слов всю глубину ее чувств.

Когда она наконец отстранилась от Эвана, то увидела в его глазах желание.

— В таком случае я за то, чтобы поесть, заняться необузданной любовью и затем поспать, — тихо сказала она.

— Решено.

Через полчаса они сидели на кровати, скрестив ноги, и наслаждались заказанным Эваном ужином. На Селии был его халат, а на нем — только шорты. Селия, забыв о приличиях, ела руками. Они почти закончили ужин, когда до нее дошло, что она так и не предупредила его о бейсбольном матче. Если раньше, в объятиях Эвана, ей было немного неловко говорить об этом, то теперь, в непринужденной обстановке, Селия чувствовала себя в своей тарелке.

— Каковы твои планы на конец недели? Ты улетишь в Сиэтл, а потом вернешься к презентации?

Он наклонил голову набок и внимательно посмотрел на нее:

— Думаю, это кое от чего зависит.

— От чего?

— От того, будет ли у меня повод остаться.

Жар прилил к ее щекам. Эван не мог выразиться яснее. Внезапно у нее пересохло в горле, и она осушила стакан воды.

— Я хотела пригласить тебя на открытие бейсбольного сезона. Играет команда «Тайд». У меня есть билеты на хорошие места. Тебе это интересно?

Эван выглядел немного удивленным. Селия даже задалась вопросом, не перешла ли она какие‑то границы. Но вот он улыбнулся, искренне и тепло, явно радуясь приглашению.

— Я с удовольствием пойду. Открытие состоится в четверг вечером, верно?

Она кивнула:

— Мы можем поехать на моей машине.

Глаза Эвана заблестели, и ей показалось, что он торжествует. Но по какому поводу мужчина празднует триумф, она не поняла.

— Только скажи, в котором часу, и я буду с нетерпением ждать, — произнес он.

— Начало в семь, так что я заеду за тобой в половине шестого.

— Уже жду не дождусь.

Селия расслабилась. Дела идут превосходно. Она отвезет Эвана на матч и познакомит с Ноем, а на следующий день устроит умопомрачительную рекламную презентацию. Сделка уже у нее в кармане. Иного исхода быть не может.

Атос Котеас и его «Золотые ворота», возможно, подготовили неплохую презентацию, но у них нет Ноя Харта, а идеи уступают замыслам Селии. Только она знает, что нужно Эвану Рису и его компании.

Протянув руку, Эван вытер пятнышко в уголке ее рта. Посмотрев вниз, она обнаружила, что почти все съела; Эван тоже закончил ужин. Судя по его взгляду, ему понравится то, что она предложит на десерт.

— Дай мне пару секунд, — бросил он. — Я немного приберусь и выкачу тележку в коридор. Затем мы перейдем ко второму пункту, хотя, по‑моему, третий пункт придется отложить на значительный срок.

Селия подняла бровь, и ее сердце забилось в два раза чаще.

— Ого? На какой срок?

— Очень длительный, — вкрадчиво прошептал Эван. — Думаю, у второго пункта появится множество подпунктов…

В ответ Селия распахнула халат и сбросила его на пол.

Глава 15

Припарковавшись на стоянке у стадиона, Селия выключила двигатель и взглянула на Эвана:

— Готов?

Посмотрев через лобовое стекло на тот сектор, к которому они подъехали, он одобрительно присвистнул:

— Должно быть, у тебя билеты на отличные места.

Она улыбнулась:

— Я же тебя предупреждала.

Они вышли из автомобиля, и Селия повела Эвана на стадион. Обычно она пользовалась входом для игроков, но ей пока не хотелось чересчур красоваться перед Эваном, поэтому они отправились к основному входу, через который проходили все болельщики.

Эван подождал, пока охрана досматривала сумку Селии. Затем сканер обработал их билеты, и они направились к трибунам.

Так как Эван не видел билеты, ей не терпелось полюбоваться его реакцией, когда они окажутся в ВИП‑зоне.

Несколько минут спустя Селия показала билеты дежурному, и он провел их на места, расположенные непосредственно за площадкой для игрока с битой.

— Вот это да! — воскликнул Эван, усаживаясь рядом с Селией. — Я потрясен. Как, черт побери, тебе удалось достать билеты на эти места? Они, должно быть, стоят целое состояние. Да и распродали их давно. Говорю так, потому что пытался купить билет.

— У меня много знакомых, — самодовольно заявила она.

Он с любопытством оглядел ее:

— Начинаю догадываться.

Понаблюдав за концом разминки, они приготовились насладиться игрой.

Удобно устроившись в кресле, Эван надел солнцезащитные очки. Солнце светило очень ярко, на небе не было ни облачка. Отличная погода для бейсбола.

Бизнесмен до мозга костей, он оглядел болельщиков, отыскивая тех, на ком была одежда фирмы «Рис энтерпрайзиз». Если идея Селии воплотится в жизнь, одежду его марки будут носить очень многие.

Эван обернулся, услышав, как Селия разговаривает с разносчиком хот‑догов. Она предложила ему:

— Хочешь чего‑нибудь?

— Мне то же, что и тебе, — ответил он и достал кошелек, чтобы расплатиться, однако пожилой разносчик улыбнулся и отмахнулся от него:

— О нашей Сес уже позаботились. Для нее все бесплатно.

С нескрываемым изумлением Эван наблюдал, как Селия и продавец подшучивают друг над другом. Они поболтали о перспективах команд в новом сезоне, о провале, случившемся в прошлом году, когда команда «Тайд» не стала лидером из‑за одного‑единственного проигрыша.

— В этом году они обязательно попадут в плей‑офф Главной лиги, — утешила старика Селия. — Ной в отличной форме. Год назад он играл не в полную силу.

Продавец с энтузиазмом кивнул:

— Я верю вам, мисс Сес. Он задаст жару и с победой закончит сезон.

Неожиданно Селия спохватилась:

— Ох, у меня ужасные манеры. Прости меня, Эван. Это Генри Докетт, он работает здесь с момента открытия стадиона, а это было тридцать лет назад. Он все и всех тут знает. Генри, это Эван Рис.

Эван пожал руку старику, и тот просиял:

— Вы Эван Рис из «Рис энтерпрайзиз»?

Эван улыбнулся:

— Он самый.

Генри одобрительно кивнул:

— Вы правильно сделали, что пришли. Мисс Сес знает, как вас развлечь.

Улыбнувшись, Селия похлопала Генри по руке и поблагодарила за хот‑доги.

Эван наклонился и взял свой хот‑дог с ее коленей.

— С ваших рук кормятся все, мисс Сес?

Она покраснела и опустила голову:

— Генри — мой старый друг.

Эван хихикнул, восхищенно глядя на ее раскрасневшиеся щеки:

— Какие сюрпризы ты припасла для меня еще?

— Узнаешь позже, — тихо сказала она, откусывая хот‑дог.

На поле вышли команды, начался матч. Игрок нападающей команды, находящийся в зоне для бьющего, пропустил мяч. Селия в смятении простонала вместе с толпой болельщиков.

— Именно из‑за пропущенной подачи мы проиграли в прошлый раз, — прошептала она Эвану.

Он не осмелился объяснить ей, что не только знает об этом, но может огласить полный список подач, сделанных командой «Тайд».

— В этом году должно повезти, — утешил ее Эван.

Молодая женщина кивнула:

— Сорен — наш лучший игрок, хотя обычно он начинает сезон неважно. Если нам удастся выстоять в первом иннингеnote 1, Сорен покажет себя.

Эван улыбнулся и, откинувшись на спинку, стал смотреть на поле. Селия подскочила на месте, когда игрок с битой отбил второй мяч и Ной поймал его, а затем отбросил его шорт‑стопу — игроку между второй и третьей базамиnote 2.

Эван мог поклясться, что Ной посмотрел прямо на Селию и подмигнул ей. Мужчина терялся в догадках.

Сорен обошел очередного игрока, находящегося в зоне для бьющего, и команда «Тайд» выиграла подачу. Селия сжала руки. Подающий, Тодд Камерон, встав на базу, увидел Селию, улыбнулся и помахал ей. Она помахала ему в ответ и послала воздушный поцелуй.

Эван наблюдал за происходящим молча. Ситуация становилась все непонятнее. Он уже собирался списать все на случайное совпадение, когда на базу встал третий игрок нападающей команды и, глядя на Селию, поднял вверх большие пальцы. Эван задался вопросом: что же, черт побери, происходит?

После того как игрок с битой стремительно выбежал в центр поля, обогнав двух раннеров — игроков нападения, достигших первой базы, Эван наклонился вперед, решив наконец расспросить Селию, но она крепко сжала его предплечье и бросила:

— Погоди минутку, Ной в игре!

Ноготки Селии вонзились в руку, словно маленькие кинжалы, но Эван не оттолкнул ее. Его заинтересовало, что же такого произойдет, когда Харт окажется в игре. И еще ему было любопытно посмотреть на золотого мальчика, который станет лицом его компании.

Сосредоточенный, Ной шел к «дому». Несколько раз взмахнув битой, он повернулся, взглянул на трибуну справа от Эвана и Селии, а затем поклонился. Потом Ной перевел взгляд на ВИП‑места, заметил Селию, просиял, улыбнулся и поднял сжатый кулак.

У Эвана челюсть отвисла, пока он наблюдал за этой парочкой. Первую подачу Ной не отбил. Селия еще сильнее сжала руку Эвана.

— Давай же, — пробормотала она.

Две следующие подачи тоже не принесли победы. Если Ной в ближайшее время не отобьет мяч, рука Эвана онемеет.

Ной пропустил еще пару подач. Иннинг был почти проигран.

— Я не могу на это смотреть, — прошептала Селия.

На последней подаче Ной крутанулся на месте, отбив мяч, который пролетел над центром поля в верхний круг. Такой удар засчитывался как три полных пробега трех баз с возвратом в «дом».

Селия вскочила на ноги и что есть мочи закричала.

— Ты видел? — обратилась она к Эвану. — Ты это видел?

— Видел, видел!

Он рассмеялся, когда она принялась прыгать на месте. Ной обежал базы, обменялся кратким рукопожатием с тренерами первой и третьей баз и направился к ликующим игрокам своей команды.

Ной поднял глаза на Селию и указал на нее пальцем. Она снова вскочила на ноги и заулыбалась так, что Эван забеспокоился, как бы она не растянула себе рот.

Селия взглянула на ту трибуну, куда Ной посмотрел в самом начале игры, затем повернулась к Эвану:

— Я сейчас приду, ладно? Я всего на секундочку.

Она поспешила в сектор для зрителей. Эван видел, как Селия обняла двоих молодых мужчин и старика. Они взглянули в сторону Эвана, а потом увлеклись беседой с Селией.

Несколько минут спустя она вернулась и снова уселась рядом с ним. Ему стало казаться, что он переместился в иную реальность. Есть на стадионе хотя бы один незнакомый ей человек?

Когда Селия преподнесла ему — на тарелочке с голубой каемочкой — возможность заключить контракт с Ноем, Эван предположил, что она общалась с агентом спортсмена и предложила такие условия, от которых Ной не смог отказаться. Эван понятия не имел, что Селия — своя на стадионе.

Он наклонился к Селии и заговорил громко, чтобы она услышала его, несмотря на крики ликующих болельщиков:

— Я что‑то пропустил?

Она улыбнулась:

— Потерпи немного. Просто наслаждайся игрой.

Остаток матча развивался по тому же сценарию.

Похоже, Селия знала всех игроков команды. Эвана начали беспокоить размышления о том, уж не любовница ли она Ноя Харта. Ведь только так можно объяснить, почему она легко заставила непреклонного спортсмена пойти на сделку с Эваном.

Однако мысль эта тут же вызвала дополнительные вопросы. Использовала ли Селия Эвана для собственного продвижения по службе? Он покосился на нее. Исключено. Нужно быть дьяволом в юбке, чтобы иметь в любовниках Ноя Харта и ради бизнеса спать с Эваном. И зачем ей он, если она с Хартом? Ной заработал кучу денег, не заключая при этом многомиллионных контрактов с рекламными агентствами. Он — один из самых высокооплачиваемых бейсболистов в лиге.

Эван не позволил размышлениям завести его слишком далеко. Он узнает обо всем в любом случае, а затем решит, как поступить с Селией и с контрактом.

Когда матч закончился победой команды «Тайд», Селия поднялась. Ее щеки раскраснелись от волнения.

— Мы отлично выступим в новом сезоне. Я знала это!

Эван стоял рядом с ней, гадая, что произойдет дальше. События развивались не так, как он предполагал.

Селия схватила Эвана за руку и потащила к выходу:

— Пошли.

Они отправились в служебные помещения, куда их пропустили по удостоверению Селии, которого Эван ранее не заметил. Он изумился, когда они остановились у раздевалки игроков.

Ждать пришлось достаточно долго. Несколько репортеров, не дождавшись выхода команды, ретировались. Наконец один игрок высунул голову из‑за двери раздевалки, огляделся, заметил Селию и просиял. Эван слегка опешил. Это был кетчер Крис Дейвис, игрок команды «Тайд», находящийся за «домом» и принимающий мяч. Он был истинной легендой бейсбола; поговаривали, что это его последний сезон.

— Сес! Почему ты сразу не вошла? Ной дает интервью, а потом хочет поговорить с тобой.

Подойдя, Селия крепко обняла кетчера и поцеловала в щеку:

— Отличная игра, Крис. Ты, как всегда, великолепен.

Здоровенный мужчина покраснел. Он взглянул на Эвана, и тому показалось, что кетчер нахмурился.

— О, Крис, это Эван Рис. Эван, это Крис Дейвис, звездный кетчер команды.

— Эван Рис, который производит спортивную одежду? — спросил Крис.

Эван кивнул.

— Круто. Пойдемте. Ной, должно быть, уже закончил.

Несмотря на богатство и положение в обществе, Эван не сдержал порыва и поспешил в раздевалку команды «Тайд». Попасть туда многие мечтали с детства. Именно поэтому Эван занялся бизнесом, имеющим отношение к спорту.

Селия обняла и поцеловала нескольких игроков. Они взъерошили ей волосы, а она с нежностью потрепала их по голове.

— Сес! Вот ты где!

Подняв глаза, Эван увидел Ноя, пробирающегося к Селии. В следующую секунду женщина оказалась в объятиях могучего парня, который покружил ее на месте.

Эван наблюдал за ними и с каждой секундой все сильнее злился.

Наконец Ной опустил ее на пол.

— Эй, ты видела? Фантастический удар, верно?

Селия улыбнулась Ною, она явно любила его. Эван рассердился еще сильнее. Хорошо это или плохо, но ему захотелось двинуть звездному бейсболисту в челюсть.

— Конечно, видела. Ты прекрасен, как всегда.

— Эй, я быстренько приму душ. А вы двое подождите меня там.

Он указал на комнату ожидания, потом подошел к открытой двери раздевалки.

— Я живо.

Селия поцеловала его в щеку:

— Мы подождем. Не торопись.

Ной ласково потрепал ее по голове и направился в душевую.

Эван открыл было рот, собираясь все выяснить, но тряхнул головой и решил подождать. Селия провела его в смежную комнату и присела на один из кожаных диванов.

— Эта комнату обычно занимают тренеры и члены их семей, — объяснила она, когда Эван сел на стул напротив нее. — Сюда не входят ни репортеры, ни игроки.

— Знаешь, Сес, у меня к тебе сотня вопросов, — сухо заметил Эван.

Она виновато покраснела:

— Ладно, возможно, мне следовало предупредить тебя, но тогда не было бы так интересно.

Эван поднял бровь:

— Прямо сейчас я хочу знать лишь одно: в каких ты отношениях с Ноем Хартом?

Глаза ее округлились. Эван сообразил, что жестоко ошибается в своих предположениях.

— Я рассуждал логично, — начал защищаться он.

— Эван, Ной мне…

Их прервали трое мужчин, вошедших в комнату. Эван уже видел их на стадионе.

— Сес, любимая! — проговорил пожилой человек, радостно глядя на нее. Улыбнувшись, он раскрыл объятия. Селия подошла к нему, и он крепко обнял ее.

Двое других мужчин рассматривали Эвана с явным подозрением.

— Познакомишь нас, Сес? — спросил тот, что повыше ростом.

— Конечно. Эван, я хочу познакомить тебя с моей семьей. Это мой отец, Карл, и мои братья, Адам и Далтон. Парни, это Эван Рис, владелец «Рис энтерпрайзиз». Я привезла его на встречу с Ноем.

Эван мог поклясться, что она постаралась подчеркнуть последнее слово. Он пожал руку каждому мужчине, удостоившись трех, крепких до боли, рукопожатий. Типичная демонстрация превосходства в силе. Проверка, выдержит ли он это. Ответные рукопожатия Эвана также были крепкими, поэтому он удостоился сдержанно‑уважительных взглядов отца и братьев Селии.

Странно, но и у этих мужчин были билеты на лучшие места, хотя Селия говорила, что доставала билеты именно для Эвана.

— Очень рад познакомиться, сэр, — произнес Эван, обращаясь к отцу Селии.

— Это из‑за вас моя Сес так много работает?

Подняв бровь, Эван посмотрел на Селию и Карла.

Она в отчаянии закрыла глаза и беспомощно покачала головой. Он вспомнил ее жалобу на отца и братьев, которые хотят, чтобы она не работала и жила за их счет.

— Боюсь, из‑за меня, сэр. Однако не могу сказать, что жалею об этом, ибо Селия один из лучших специалистов, которых я встречал. Она сделает для меня отличную рекламу. Думаю, через год‑два «Рис энтерпрайзиз» станет лидером по продаже спортивной одежды не только для профессионалов, но и для любителей спорта.

— Если вы пришли на встречу с Ноем, то мы убегаем, — сказал ее отец. — Ты появишься на воскресном обеде или снова будешь занята?

— Обязательно приеду. — Селия поднялась на цыпочки и поцеловала отца в щеку. — Извини за прошлый уик‑энд. Были дела.

Эван понял, что под делами она имеет в виду их полет на остров. Конечно, он чувствовал вину за то, что Селия не появилась на семейном обеде Рисов, но нисколько не сожалел об их пребывании на Ката лине.

— Было приятно с вами всеми познакомиться, — искренне сказал Эван.

Мужчины кивнули и снова пожали ему руку.

— Интересная семья, — произнес Эван, когда они ушли.

Селия вздохнула:

— Я очень люблю их, но иногда они бывают невыносимы.

— Они сильно любят тебя.

Она улыбнулась:

— Да, и я их обожаю — со всеми недостатками.

Мгновение спустя в комнате появился Ной Харт, который снова крепко обнял Селию. Затем он повернулся к Эвану и поинтересовался:

— Так это он?

— Полагаю, вы тот человек, который будет рекламировать новую линию одежды моей марки, если согласится, — заметил Эван, беря бразды правления в свои руки.

— Эван, познакомься с еще одним моим братом, Ноем Хартом, — шагнула вперед Селия. — Ной, это Эван Рис, владелец «Рис энтерпрайзиз».

Эван скептически разглядывал их. Ее брат? Теперь все ясно. Но почему у них разные фамилии? Селия не замужем, или все‑таки она что‑то от него скрывает?

Закономерность подобного вопроса, должно быть, показалась очевидной даже Ною, потому что он улыбнулся и обнял Селию за плечи.

— У нас с Сес разные отцы и разные матери. Это длинная история. Мой отец женился на матери Селии, когда Сес была ребенком. Он вырастил ее, заботился о ней после смерти матери. Сес тогда была еще совсем юной. Поэтому она носит фамилию Тейлор.

Эван откашлялся. Сейчас его больше занимали секреты Селии, нежели переговоры с Ноем Хартом.

— Думаю, будет лучше, если ты и Эван обсудите условия сделки за ужином, — встряла Селия.

— А ты? — резко спросил Эван, не желая, чтобы она оставила его наедине с Ноем. Черт побери, он не успел подготовиться к встрече!

— У меня другие планы, — беспечно бросила она. — Кроме того, я не разбираюсь в том, что вы собираетесь обсуждать. Вы с Ноем обговорите условия сделки, а я пойду по своим делам.

Ной пожал плечами, затем взглянул на Эвана:

— Как относитесь к барбекю?

— Положительно.

— Хорошо. Я знаю отличное местечко в нескольких кварталах отсюда. Купим еду и поговорим.

— Мы приехали сюда на моей машине, Ной, так что тебе придется отвезти Эвана в отель. — Она повернулась к Эвану: — Увидимся завтра утром, в девять часов у Брока Меддокса.

— Меня заберет мой водитель, — произнес Эван и свирепо уставился на Селию. Эта женщина доконала его. Но он разберется с ней позже. Прямо сейчас необходимо уговорить суперзвезду бейсбола, и он не позволит эмоциям сорвать деловые переговоры.

Глава 16

Селия металась по конференц‑залу компании «Меддокс». Ее нервы были на пределе. Она придирчиво пробежалась по всем пунктам своей рекламной презентации. На плазменных экранах были представлены макеты, разработанные сотрудниками медиаотдела. На стенах были развешаны пробные рекламные листовки в рамочках, подготовленные художественным отделом.

За пятнадцать минут до начала презентации собрались все члены команды Селии. Обстановка была напряженной, но азартной. Эш поздравил ее с привлечением в компанию самого солидного клиента. Правда, выглядел он рассеянным и отстраненным. Селия задалась вопросом: в самом ли деле верны слухи, что у него проблемы с подружкой?

Подходили с поздравлениями и другие сотрудники. Контракт еще не был подписан, но никто не сомневался, что «Рис энтерпрайзиз» станет клиентом агентства.

Ной позвонил ей вчера вечером после затянувшегося ужина с Эваном. Тот предложил такие щедрые условия, что они удивили даже пресыщенного деньгами Ноя. Им предстояла еще одна встреча — в присутствии юристов для уточнения деталей, — но Ной был готов подписать контракт.

— Ну, осталось пять минут, — сказала Селия. — Давайте займем свои места и приготовимся показать, на что мы способны.

Все расселись за столом заседаний. Брок улыбнулся Селии, поднял вверх большие пальцы рук и присел рядом с Элли. Джейсон расположился рядом с Эшем, который нахмурился и полез в карман за телефоном.

— Извините меня. — Эш поднялся и отошел в дальний угол зала, чтобы телефонный разговор никто не услышал.

Включилась селекторная связь, и Шелби объявила о приезде Эвана.

— Мне проводить мистера Риса? — спросила она.

— Да, Шелби. Мы ждем его.

За стол вернулся Эш.

— Извините, но я должен уйти, — объявил он. — Не знаю, когда вернусь. Надеюсь, мне хватит нескольких дней.

Повернувшись, он вышел из зала; все изумленно уставились ему вслед. Селия посмотрела на Брока и подняла бровь. Тот пожал плечами и жестом посоветовал не обращать внимания. Что бы там ни произошло с Эшем, этим можно заняться позже. Презентация слишком важна для компании.

Через несколько секунд в зал вошли Шелби и Эван. Селия начала знакомить его с работниками компании.

Рекламная презентация прошла без сучка и задоринки. Все, кто принимал участие в подготовке, сработали безупречно. Во время презентации Брок сидел, откинувшись на спинку стула, с удовлетворенным видом.

К тому моменту, когда презентация закончилась, Селия да и все остальные были убеждены, что Эван подпишет контракт с «Меддокс».

Последний видеоролик закончился, в зале включили освещение.

— Наша рекламная презентация окончена, — сообщила Селия Эвану. — Я надеюсь, нам удалось убедить вас в высоком профессионализме компании «Меддокс комьюникейшнс».

Эван не торопился с ответом. Какое‑то время он изучал Селию, держась за лацканы пиджака, затем кивнул:

— Вы произвели на меня сильное впечатление. У меня один вопрос: как скоро мы начнем совместную работу?


Один из залов бара Розы был заполнен работниками «Меддокса»: шло празднование успешной сделки с «Рис энтерпрайзиз».

Селия радовалась своему достижению, но не могла не волноваться по поводу отношений с Эваном. Прошлый вечер ей удалось провести вдали от него, поскольку она оставила его с Ноем. Женщина постаралась избежать общения с ним и после презентации, когда он выразил желание отметить за обедом ее успех.

Брок наливал шампанское всем, кто хотел произнести тост. Он салютовал Селии бокалом, и раздались приветственные возгласы.

Она улыбалась от удовольствия, но думала о том, что предпочла бы быть сейчас с Эваном. Именно в этом и заключалась большая проблема.

— Для женщины, в честь которой произносит тосты компания «Меддокс», ты выглядишь не слишком счастливой.

Селия повернулась и увидела стоящую рядом с ней Элли. Она попыталась улыбнуться, но лишь вздохнула:

— Очень заметно?

Элли пожала плечами:

— Может, и не очень. Сомневаюсь, что за тобой пристально наблюдают. Но ты кажешься мне… встревоженной.

— У меня проблемы, Элли, — призналась Селия. — Я не знаю, что делать.

Элли обняла ее, утешая:

— Уверена, что все не так плохо.

— У меня роман с Эваном Рисом.

Элли напряглась:

— Ох, тогда, возможно, ты права.

Селия заметила, как Элли покосилась на Брока, который разговаривал с Джейсоном.

— Я не нарочно, — попыталась оправдаться Селия. — Уж мне‑то это известно лучше других. Я скрывала наши отношения ото всех. Меня беспокоит, не видел ли нас кто‑нибудь и не сделал ли неверный вывод. А хуже всего то, что я влюбилась в него.

Элли сочувственно вздохнула и отвела Селию в укромный уголок.

— Ты должна быть честной и открытой. Будешь вести себя иначе — настрадаешься, — искренне посоветовала она.

Элли рассуждала здраво, и Селия задалась вопросом: не судит ли помощница босса по собственному опыту? Неужели у нее тайный роман с Броком? Если вспомнить кое‑какие детали, у них серьезные отношения.

Селия хотела прямо спросить об этом, но решила не расстраивать Элли, тем более если та держит свои отношения в секрете.

Вместо этого она сжала руку Элли:

— Спасибо. Конечно, ты права. Я лишь хотела понять, что делать. Это такая головная боль!

— Сейчас ты должна наслаждаться собственным успехом, — заявила Элли. — Сегодня ты просто обязана блистать. Развлекайся после отличной работы.

— Ладно, ладно, мамочка, — поддразнила ее Селия. — Если позволишь, я еще выпью.

Элли улыбнулась, и женщины отправились в бар за очередной порцией напитков. В честь Селии произнесли еще несколько тостов, сопровождавшихся аплодисментами и громкими поздравлениями. Элли оказалась права. Эта ночь принадлежит Селии, и черта с два она упустит возможность повеселиться.


Такси остановилось у дома Селии, и она протянула водителю несколько банкнот. Совсем не опьянев, молодая женщина все же решила ехать на такси, оставив автомобиль у офиса.

Когда такси отъехало, она увидела Эвана. Он стоял, прислонившись к своему автомобилю, и наблюдал за ней.

— С вечеринки? — спросил он с едва заметной улыбкой.

Она кивнула:

— Собрались после работы. Заказала такси, чтобы не сидеть за рулем самой.

— Позвонила бы мне. Мой водитель доставил бы тебя домой.

— Думаю, было бы не слишком прилично, если бы человек, которого я только что уговорила подписать контракт с компанией, прислал автомобиль, чтобы забрать меня с вечеринки.

Оглядев ее с непроницаемым видом, он поинтересовался:

— Собираешься пригласить меня?

Как будто она могла отказать!

Эван шел следом за ней. Как только Селия закрыла дверь квартиры, он обнял ее.

Стоп. Нельзя терять рассудок всякий раз, когда он прикасается к ней. Это ненормально.

— До тебя доходит, как ты заводила меня сегодня утром во время презентации? — спрашивал он между поцелуями. — Ты была страстной, но неприступной. Я мечтал затащить тебя в туалет и заняться с тобой необузданным сексом.

Эван всегда знал, как лишить Селию желания сопротивляться. Он соблазнял ее одними словами.

Эван раздел ее по пути в спальню. Она понятия не имела, как он нашел туда дорогу. Возможно, каждый мужчина обладает природным инстинктом и способен где угодно найти ближайшую кровать.

Их первая близость была страстной и торопливой, как всегда. Почему‑то при встрече они постоянно вели себя так, словно виделись в последний раз. Селия обнимала и целовала его, Эван ласкал и брал ее.

Это был безумный, иррациональный и самый умопомрачительный сексуальный опыт в жизни Селии.

Она любила Эвана, забыв о рассудительности и здравом смысле.

Наконец Эван застонал и лег рядом с ней:

— Клянусь, каждый раз я собираюсь заняться с тобой сексом медленно и подарить тебе все свое умение, но, увидев тебя, превращаюсь в перевозбужденного подростка, потерявшего голову.

Селия чуть не умерла от смеха.

— Жаль, что мы с тобой не встретились, когда были подростками. Все мои знакомые парни считали, что поцелуя и быстрого ощупывания достаточно для того, чтобы сразу перейти к делу.

— Я назвал бы их идиотами, если бы точно так же не поступал с тобой, — страдальчески произнес он.

Устроившись поудобнее, она положила голову ему на грудь:

— Разве я жалуюсь? Не волнуйся, я не вышвырну тебя прочь за твою торопливость.

Он поцеловал ее в макушку:

— И за это я чрезвычайно тебе признателен.

Она прижалась к нему:

— На уик‑энд ты улетишь в Сиэтл?

Эван замер, затем крепче обнял молодую женщину. Его рука лежала на ее бедре.

— Теперь нам незачем прятаться от людей, Селия. Все кончено. Контракт подписан. Но мне придется вернуться в Сиэтл и уладить кое‑какие дела. В следующие месяцы я планирую проводить больше времени в Сан‑Франциско, и мне нужно подготовиться к этому.

Ее сердце забилось чаще. Неужели он остается в Сан‑Франциско для того, чтобы быть ближе к ней? Селия терпеть не могла строить предположения, но притворяться безразличной ненавидела еще больше.

Она по‑прежнему беспокоилась по поводу их встреч.

— Я вернусь в понедельник днем, — продолжал он. — Хочу провести с тобой вечер. Поужинаем, потанцуем. Ты переночуешь в отеле, а утром мой водитель отвезет тебя на работу.

— Когда ты уезжаешь? — тихо спросила Селия.

— Завтра утром.

Она приподнялась на локте и взглянула на него:

— Тогда почему ты здесь, а не отдыхаешь в отеле?

Он снова лег на нее:

— Я подремлю в самолете.

Она притворилась, что смотрит на часы:

— У тебя осталось шесть часов. Чем планируешь заняться?

— Хочу продемонстрировать тебе, как хорошо я умею организовывать свое время, — тихо сказал Эван, опустил голову и жадно поцеловал ее в губы.

Глава 17

После подробных расспросов об Эване во время семейного обеда Селия с радостью вышла на работу в понедельник. Она не была готова признаться родным, что ее и Эвана связывают не только дела. Братья и отец знали о том, что случилось в Нью‑Йорке, и считали происшествие крайне неприятным. Именно поэтому ей не хотелось рассказывать им о своих отношениях с Эваном. Ее откровение способно лишь все испортить, хотя, конечно, в конце концов придется признаться.

Селия опаздывала на работу, поздно выехав из дому и попав в часовую пробку. В офисе она появилась почти в полдень, естественно, настроение ее испортилось.

Увидев Шелби, Селия поняла, что произошло нечто непредвиденное. Обычно приветливая, секретарша посмотрела на нее с сожалением и быстро отвела взгляд.

Не желая выяснять, в чем дело, Селия, как обычно, поздоровалась с Шелби и отправилась к себе в кабинет. К своему удивлению, она обнаружила там Элли.

— Привет, — поздоровалась она, бросая портфель на письменный стол.

Элли выглядела так, словно боялась заговорить. В руках она держала газету.

— Селия, ты должна кое‑что знать. Я звонила тебе, но не отвечал ни домашний, ни мобильный телефоны.

У Селии засосало под ложечкой.

Элли положила газету на письменный стол. Это была желтая пресса. Селия с отвращением поморщилась:

— Элли, зачем ты читаешь такое дерьмо?

— Взгляни‑ка.

Элли ткнула пальцем в фотографию на первой полосе. Селия взглянула и побледнела. Это был снимок ее и Эвана на свадьбе Митчелла. На среднем пальце Селии отчетливо виднелось кольцо с огромным камнем.

У Селии все поплыло перед глазами, но суть заголовка она поняла. В нем говорилось об Эване Рисе и его новой невесте. Выражалось сомнение в правомерности заключения контракта с «Меддокс комьюникейшнс», поскольку в агентстве работает невеста Эвана. Селия пробежала глазами статью, но до конца дочитать не смогла.

— Это не все, — мрачно заметила Элли.

Она обошла письменный стол Селии и кликнула мышкой, включая монитор. Набрав нужный интернет‑адрес, Элли зашла на сайт рекламного сообщества. В последнем блоге размещалась фотография целующихся Эвана и Селии, а также сообщение о том, что он намерен подписать контракт с «Меддокс комьюникейшнс». Подзаголовок был коротким и наглым: он откровенно объяснял, как именно Селия добилась согласия Эвана на сделку.

Потрясенная женщина опустилась в кресло.

— Бог мой, Элли, что мне делать? — прошептала она.

Элли сочувственно сжала ее плечо, но, судя по всему, не знала, что посоветовать.

— В офисе все уже в курсе? — страдальческим голосом спросила Селия. — Все видели? Каково их мнение?

— Ну, Эша пока нет, так что неизвестно, видел ли он статьи. Брок и Джейсон в курсе. Джейсон помалкивает, а Брок в ярости.

— На меня?

Элли покачала головой:

— Честно говоря, сомневаюсь. Он не из тех, кто станет делать выводы, не выслушав мнение всех сторон. Кроме того, благодаря тебе контракт подписан. Для него не имеет значения, как ты этого добилась.

— Но это имеет значение для меня.

— Мне жаль, Селия, искренне жаль.

Селия закрыла лицо руками:

— Я сглупила, Элли, и теперь должна платить за свою глупость.

В дверном проеме кто‑то откашлялся. Селия подняла глаза и увидела Брока. Выражение его лица было непонятным.

— Элли, — попросил он, — оставь нас с Селией на минутку наедине.

— Конечно, — пробормотала помощница и поспешила уйти.

Слезы жгли глаза Селии. Она едва сдерживалась.

— Хочешь поговорить? — предложил босс.

Вопрос Брока доконал Селию. Если бы он злился или вел себя равнодушно, она выдержала бы, но простой вопрос сломал ее.

Ее плечи затряслись, она опустила голову, а из горла вырвалось всхлипывание. Селию ужасало то, что она плачет при своем начальнике. Но ничто не могло сдержать выплеск эмоций.

Брок молчал и ждал, когда Селия успокоится.

— Все не так, как представляется, — произнесла она, вытирая слезы.

Брок посмотрел на раскрытую газету:

— Ну, похоже, на снимке у тебя кольцо на пальце, а сейчас его нет.

Вздохнув, Селия рассказала Броку о полете на Каталину, о том, как не смогла отказать Эвану в просьбе отправиться на остров, ибо времени у него не было, а заинтересовать его было необходимо.

Однако она скрыла от Брока те подробности, которыми поделилась с Элли. В конце концов, Брок — ее босс и мужчина. Незачем ему знать, что его сотрудница безрассудно влюбилась в клиента. А что будет, если они расстанутся? Продолжит ли Эван работать с Меддоксом или найдет другую компанию?

Существовал миллион причин, по которым ей вообще не следовало связываться с Эваном Рисом, но она наплевала на все.

— Я подслушал ваш разговор, — сообщил он. — Элли заявила, что мне все равно, как ты заполучила этого клиента. Лгать не буду, мне действительно все равно. Более того, я не собираюсь вмешиваться в твои дела до тех пор, пока они находятся в рамках закона и не вредят «Меддокс комьюникейшнс». Не думаю, что в данном случае репутация компании пострадает. Я беспокоюсь о тебе, потому что не забыл, как плохо ты себя чувствовала после происшествия в Нью‑Йорке. Я обещал поддержать тебя и сдержу слово. Мне по силам положить конец пересудам в офисе, но справиться со сплетнями вне стен компании я не могу. Думаю, какое‑то время тебе придется нелегко, но помни: «Меддокс комьюникейшнс» на твоей стороне.

— Спасибо, Брок, — дрожащим голосом сказала Селия. — Это очень много для меня значит.

— Есть догадки, кто это мог сделать? — поинтересовался босс.

Она нахмурилась и пристально посмотрела на фотографии:

— Эти снимки были в моем компьютере. Их прислала мне мама Эвана. Они хранились именно здесь, в моем кабинете. Конечно, бывшая невеста Эвана невзлюбила меня, но она и Митчелл сразу после церемонии уехали в свадебное путешествие и еще не видели фотографии. Так что, кроме меня и, возможно, Эвана, единственным человеком, который видел снимки, является миссис Рис. Фотографировала всех именно она, но я ни за что не поверю, будто мать Эвана решила дискредитировать меня. Она чрезвычайно радовалась нашей предполагаемой свадьбе.

Брок грубо выругался.

— Ты уверена, что фото хранятся только здесь?

Селия уставилась на него:

— Неужели ты думаешь… Никто в компании не пошел бы на такое.

— Я все выясню! — рявкнул он.

Поднявшись, Брок направился к двери, затем остановился и обернулся к Селии:

— Не вздумай расстраиваться, Селия. Мне кажется, что тебя хотели именно расстроить. Ты отменно потрудилась. Твои заслуги у тебя никто не отнимет.

Брок ушел, а Селия осталась сидеть за письменным столом. Она чувствовала себя словно выжатый лимон.

Через несколько часов ей предстоит встреча с Эваном. Они уже запланировали, что она переночует в отеле, а утром его водитель отвезет ее на работу. Селия заранее подготовилась к встрече, но теперь при мысли о ней у нее все сильнее сдавливало грудь.

Кто, черт побери, передал газетчикам эти фотографии? Женщина пришла в ярость. Кому понадобилось дискредитировать ее?

Нельзя забывать о конкуренции с «Золотыми воротами». Атос Котеас ищет любой повод, чтобы очернить «Меддокс комьюникейшнс», но каким образом он мог раздобыть эти фотографии?

При мысли о том, что к скандалу причастен кто‑то из сослуживцев, Селию чуть не стошнило. Она не могла поверить в такую возможность. Если все произошло именно так, то работать здесь она больше не сможет. Нет, нельзя так думать, иначе она сойдет с ума.

Селии не хотелось выходить из кабинета. Она не в силах встречаться с коллегами, которые читали эту чертову статью.

Положив голову на письменный стол, она попыталась не замечать сильную боль в висках.

Селия знала, как ей следует поступить, однако это будет побольнее, чем рассматривание проклятых фотографий. Но она усердно работала не для того, чтобы позволить карьере разрушиться из‑за безумной интрижки.

Остаток рабочего дня Селия провела в кабинете. Она поговорила только с Шелби, предупредив, что не хочет отвечать на телефонные звонки.

В пять часов вечера, выглянув в окно, молодая женщина увидела покидающих офис сотрудников. Она нарочно подождала, когда все уйдут, и только потом заперла свой кабинет.

Хотя было уже почти восемь часов вечера, Селия медленно спускалась по лестнице, не желая столкнуться с кем‑нибудь в лифте. Ей было наплевать, что она ведет себя как несчастное и бесхребетное существо. У нее появятся силы встретиться с сослуживцами лицом к лицу, когда она успокоится.

Домой Селия ехала, крепко вцепившись в руль, стараясь не злиться и не плакать. К тому времени, когда женщина добралась до дому, она чувствовала себя морально измотанной.

Но самое плохое ожидало ее впереди — Эван стоял у двери ее квартиры. Он хмурился и был взволнован.

— Где тебя носит? — поинтересовался он. — Я беспокоюсь. Мы собирались встретиться полтора часа назад.

Она избегала его взгляда, засовывая ключ в замочную скважину. Открыв дверь, Селия молча вошла внутрь.

— Эй, Селия, что произошло?

Эван включил освещение, и она вздрогнула. Он тут же бросился к ней, схватил за руку и приподнял ее подбородок:

— Какого черта?! Ты плачешь?

Селия закрыла глаза и попыталась оттолкнуть его, но он крепко держал ее.

— Поговори со мной, пожалуйста.

— Мы какое‑то время не будем видеться, ладно? — выпалила она. — Нам нужно остыть. Происходят ужасные вещи. Моя жизнь идет кувырком.

Женщина вытащила из сумки желтую газетенку и протянула ее Эвану.

Посмотрев на газету, он перевел взгляд на нее:

— И в чем проблема?

Она предполагала, что он отреагирует в таком духе.

— Это не все, — натянуто сказала Селия. — Информация выложена и в Интернете, на сайте ассоциации рекламщиков. Там появилась небольшая мерзкая заметка, повествующая о том, как я получила заказ на разработку рекламы для тебя. Она размещена после сообщения о заключении контракта с «Меддокс».

Эван спокойно взглянул на нее:

— Не понимаю, почему эта статейка помешает нам с тобой встречаться.

Селия заскрежетала зубами:

— Не понимаешь? Ну а я понимаю. Речь идет о моей карьере и деловой репутации, которая, поверь, изрядно подпорчена. Эту статью видели мои сослуживцы и все члены ассоциации рекламных фирм. Теперь все считают, что им известно, каким образом я заставила тебя подписать контракт с Броком Меддоксом. — Она на секунду замолчала. — Как я буду работать со следующим клиентом‑мужчиной? Вдруг он захочет, чтобы я оказала ему те же услуги, что и тебе? Или заявит, что согласен подписать контракт, если я пересплю с ним.

— Я надеру ему задницу! — прорычал Эван.

— Ты не сможешь надрать задницу всем. Лучшее, что ты способен сделать, — это держаться от меня подальше, пока скандал не утихнет.

Он моргнул, затем холодно взглянул на нее:

— Похоже, ты считаешь меня своей маленькой и не очень пристойной тайной. Ты хочешь порвать со мной, Селия?

Она боялась отвечать, страшилась признаваться, но и лгать не могла.

— Да, — прошептала молодая женщина.

Эван насмешливо скривил губы:

— Я не собираюсь ничего скрывать, Селия. Мне надоело прятаться, словно мы с тобой изменяем собственным супругам. Однажды я совершил ошибку, поверив женщине. Больше этого не произойдет.

— Эван, прошу тебя, ты неверно меня понял. Мне просто нужно немного времени, — умоляла Селия.

— Для меня очевидно, что я не первый в списке твоих приоритетов. Даже не второй и не третий. У тебя масса других дел, которые ты считаешь чрезвычайно важными. Мне наплевать, что кто‑то узнает о нашей связи. И я, черт побери, не стану спать с женщиной, которую очень волнует мнение общества.

Эван повернулся и направился к двери. На пороге он обернулся:

— Если вдруг передумаешь, не нужно приползать обратно. Ты ясно дала мне понять, что я тебя недостоин.

Дверь захлопнулась, а сердце Селии разлетелось на тысячи крошечных осколков. Она тупо смотрела на дверь, надеясь, что Эван вернется и предложит вместе справиться с проблемой, а потом скажет, что готов подождать.

Однако с каждой минутой она все яснее понимала, что Эван не вернется. У нее не только подмочена деловая репутация. Она потеряла мужчину, ради любви к которому была готова пожертвовать даже карьерой.

Глава 18

Утром во вторник Селия, струсив, позвонила боссу и попросила отпуск до конца недели. Ему не понравилось, что она решила скрываться. Рано или поздно придется столкнуться с проблемой лицом к лицу. Однако, услышав расстроенный голос Селии, Брок спорить не стал.

Остаток дня она провела в хандре и бродила по квартире, то злясь, то плача.

В среду молодая женщина собрала вещи и отправилась в единственное место, где могла спокойно зализать душевные раны, — в отцовский дом.

Взглянув на дочь, отец крепко обнял ее. Она очень нуждалась в его ласке и утешении.

Усадив Селию, отец приготовил сытный завтрак. Пока она ела, он молча сидел рядом с ней. Отец не любопытствовал, не задавал вопросов. Именно это ей больше всего нравилось в нем. Карл никогда не вмешивался в жизнь своих детей. Он просто ждал, когда они придут к нему, а потом делал все от него зависящее, чтобы уладить проблемы.

Только на этот раз он не сможет уладить проблему Селии.

Весь день она провела на диване, смотря с отцом телевизор. Он опекал дочку, приготовил ей обед и даже испек ее любимое шоколадное печенье.

Когда наступил вечер, выяснилось, что Карл позвонил братьям Селии. Они приехали и обрушили на нее объятия и бесконечные ласки. По крайней мере, именно так вели себя Адам и Далтон.

А вот Ной взглянул на сестру и поинтересовался, что здесь, черт побери, происходит. Селия разревелась. Адам, Далтон и Карл пригрозили расчленить Ноя за то, что он довел ее до слез.

— Проклятье, пап! Я ее не расстраивал. Это явно сделал кто‑то другой! — запротестовал Ной. — Кто‑нибудь спросил у нее, что случилось?

— Мы ждали, — бросил отец.

— Чего ждали? — возмутился Ной. — Ждали, когда она расплачется?

Селия вытерла глаза и постаралась успокоиться. Молодая женщина знала, что братья терпеть не могут, когда она плачет. Особенно Ной.

Ной повернулся к ней, и его взгляд при виде всхлипывающей сестры смягчился. Он присел на диван рядом с ней:

— Ведь это никак не связано с Эваном Рисом?

Несмотря на решение держать себя в руках, Селия снова разрыдалась.

— Отличный маневр, тупица! — бросил Адам.

— Кто‑нибудь говорил, что у тебя хреново получается общение с женщинами? — спросил Далтон.

Ной обнял сестру и, утешая, прижал к себе:

— Что произошло, Сес?

— Бог мой, Ной, это ужасно! В газетах напечатали эти жуткие фотографии, а в блоге написали отвратительные вещи. Моя карьера летит к чертям. Моя деловая репутация под угрозой. А Эван больше не хочет меня видеть потому, что я попросила его держаться от меня подальше, пока скандал не утихнет. Он думает, что я считаю его своей непристойной маленькой тайной, и ему это очень не нравится. Впрочем, мне тоже.

— Стоп, — произнес Адам. — Кто‑нибудь что‑нибудь понимает?

Далтон и Карл обменялись беспомощными взглядами.

Ной вздохнул:

— Может, тебе рассказать нам все еще раз и начать с того, что опубликовала газета, о чем написано в блоге и почему твоя карьера и деловая репутация под угрозой?

— Это долгая история, — пробормотала Селия.

— У нас вся ночь впереди, — заявил Далтон.

Вздохнув, Селия принялась рассказывать историю от начала до конца, со всеми подробностями. Умолчала она только о сексе с Эваном. Для своих братьев Селия всегда была маленькой сестренкой. Если бы она поведала им о своей личной жизни, они свихнулись бы. И, вероятно, отправились бы к Эвану с одной из бейсбольных бит Ноя.

— Это безумие, — раздраженно заключил Адам.

Далтон кивнул, соглашаясь. Ной, который гораздо лучше остальных знал, как репортеры могут испортить карьеру и репутацию человека, выглядел подавленным. Его глаза вспыхнули от волнения, когда Селия пустилась в объяснения по поводу статьи и блога.

— Хреново, — коротко резюмировал Ной.

Селия кивнула:

— А то я не знаю.

— И при чем здесь этот Эван? — поинтересовался отец. — Мне кажется, что ты много чего недоговариваешь. Ты играла роль его невесты, и газеты написали про тебя всякую чепуху. И ты сказала, что он разозлился, так как думает, что ты считаешь его своей непристойной маленькой тайной. Я что‑то не знаю?

Селия вздохнула:

— Я влюблена в него, пап. А он теперь ненавидит меня.

Мужчины удивленно открыли рот. Наступило продолжительное молчание, и Селия пожалела о том, что выложила им правду. О любви можно болтать только с подружками, ибо мужчины в такой ситуации порой теряются.

— Слушайте, я признательна вам, ребята. Я обожаю вас. Не знаю, что делала бы без родных. Я не жду, что вы уладите мои проблемы. Мне тридцать лет, я уже большая девочка. Те дни, когда я прибегала к вам со ссадинами и детскими жалобами на «бо‑бо», давно миновали. Все уладится. Мне просто необходимо где‑то зализать свои раны и собраться с силами.

Адам нахмурился:

— А теперь, черт побери, выслушай нас. Ты член нашей семьи, Сес, и мне наплевать, сколько тебе лет.

Далтон нахмурился и кивнул в знак согласия. Ной лишь сжал ее руку.

— Ты всегда будешь моей маленькой дочкой и их младшей сестренкой, — мягко, но непререкаемо сказал отец. — Это неизменно, хотя ты окончила университет, получила какой‑то там диплом и устроилась на работу, которая выматывает тебя.

Селия вздрогнула, понимая, куда он клонит.

— Мы любим тебя и всегда будем рядом, когда тебе это потребуется, понимаешь?

— Да, пап, понимаю.

— А теперь иди сюда и обними своего старика. Похоже, у тебя была чертовски тяжелая неделя.

Селия медленно поднялась с дивана и бросилась в могучие объятия отца.

— Я люблю тебя, пап, — сдавленно произнесла она у его груди.

— Я тоже люблю тебя, Сес. И ты не забывай об этом. Теперь приди в себя и расскажи об этом парне по имени Эван. Выясним, не нужно ли твоим братьям его поколотить.


Служащие Эвана избегали его. Обвинять их за это он не имел права. Он вернулся в Сиэтл во вторник, ведя себя подобно раненому медведю.

Он снова и снова вспоминал свой последний разговор с Селией. В конце концов эта сценка стала проигрываться в его мозгу, как видеоролик. Как Эван ни старался, он не мог не думать о Селии.

Он виновен в том, что неотступно преследовал ее. Она колебалась с самого начала, а он игнорировал все намеки и предупреждения. Эван никогда не относился серьезно к тем женщинам, для которых не был объектом номер один. И он был абсолютно уверен, что не влюбится в ту, для которой мнение окружающих будет важнее их отношений.

Эван нахмурился, услышав стук в дверь. Одна из секретарш просунула голову в дверь, держа перед собой конверт, словно щит.

— Только что прислали для вас, сэр.

— Давайте.

Он быстро подошла, бросила конверт на стол шефа, а затем выскочила из кабинета. Эван покачал головой. До чего же он довел людей!

Вздохнув, Эван посмотрел на конверт. Письмо было датировано вчерашним числом и имело пометку «Срочно».

Внутри он, к своему удивлению, обнаружил только газету. Ничего более. Ни письма, ни объяс нения. Эван вытащил ее, и она упала на стол. Взглянув на газету, он увидел фотографию Селии. Но на этом снимке она выглядела иначе. Возможно, мо ложе? К тому же Селия казалась очень перепуганной. Она подняла руку, словно пытаясь закрыться от фотообъектива.

Нахмурившись, Эван пробежал глазами статью. Дочитав до конца, он разозлился настолько, что пришлось прочитать статью еще раз, внимательнее.

На фотографии в самом деле была молодая Селия. Снимок относился к тому времени, когда она жила и работала в Нью‑Йорке. Через год после окончания университета Селия начала работать в одной престижной рекламной компании. За отличную работу ее назначили на должность старшего администратора, и она стала начальником нескольких младших администраторов, проработавших в компании дольше ее.

О ее отношениях с главным исполнительным директором стало известно сразу, и имя Селии фигурировало на бракоразводном процессе исполнительного директора и его жены. Селия с позором бежала из Нью‑Йорка и вернулась домой, в Сан‑Франциско, где устроилась на работу в развивающееся небольшое агентство «Меддокс комьюникейшнс».

«Но на прошлой неделе интимные фотографии Селии Тейлор и миллиардера Эвана Риса появились в печати, и это после того, как фирма „Рис энтерпрайзиз“ подписала многомиллионный контракт с компанией Брока Меддокса».

Подобными пересудами была переполнена вся статья. Селия и «Меддокс комьюникейшнс» подвергались суровой критике. У Эвана сдавило живот, его затошнило.

Он взглянул на сегодняшний выпуск газеты «Рекламный бизнес», доставленный ему утром. Все происходило именно так, как говорила Селия: сообщалось о сделке двух компаний, а также были напечатаны уже известные фотографии.

Взяв присланную в конверте газету, Эван снова принялся читать статью. Не может быть! Она не способна на то, в чем ее обвиняют. Эван знал Селию недолго, но мог поручиться, что она не пойдет на подобный шаг. Даже если у нее в самом деле был роман с тем ублюдком, не из‑за этого она получила повышение по службе.

Эвану хотелось кого‑нибудь прикончить. Желательно того, кто начал клеветническую кампанию против Селии. Он покарает любого, кто посмеет очернить его любимую женщину.

Внезапно Эвану стало трудно дышать.

«Любимую женщину»?

Селия очень нравилась ему. Она красива, энергична и чертовски сексуальна. Она отличная любовница и партнер. Ему было весело с ней, нравилось ее общество. Но любит ли он ее?

Неожиданно защемило сердце. Почему у него не складывается личная жизнь? Эван замер. В душе воцарилась паника, стало трудно дышать.

Ведь ему тридцать восемь лет, а он ни разу не был влюблен. До сих пор Эван не задумывался об этом. Если честно, он не был уверен в том, что хочет любить.

Любовь — мучительная эмоция. Она лишает покоя. Ее приход нельзя запланировать, она не поддается правилам. А Эван Рис всегда признавал только правила и графики…

Черт побери, он безумно влюбился в Селию!

Вот почему он сидит в ужасном настроении, а его обычно дружелюбные подчиненные не рискуют приблизиться к боссу, боясь, что он оторвет им голову.

Эван снова посмотрел на статью, сердце его сжалось. Какой же он идиот! Законченный, безумно влюбленный кретин.

Он повел себя как капризный ребенок, разозлившись, поскольку у него отобрали любимую игрушку. В таком случае Селия не захочет продолжить их отношения.

Она нуждалась в его поддержке, а он оттолкнул ее. Хуже того, самонадеянно посоветовал ей не приползать к нему, если она передумает.

Эван вздрогнул. Черт побери, он говорил ей ужасные вещи. Если кому и придется ползти, то ему. И он поползет к Селии — и по грязи, и по битому стеклу.

Эван с горечью вспомнил ее заплаканное лицо. Ей пришлось пережить адские муки. Эти фотографии видели ее сослуживцы и, вероятно, все рекламщики. Скорее всего, они сделали неверные выводы.

Эван вел себя эгоистично с самого начала. Он даже не задумывался о том, как повлияют на жизнь Селии их отношения. Он думал только о себе, о собственных желаниях и нуждах. Ему было наплевать, что скажут окружающие, а вот ей было не все равно. И у нее на то имелась веская причина.

Ему следовало остаться с Селией и утешить. Теперь мир ополчился против нее, а чем занят он? Зализывает собственные раны, пока она противостоит всем в одиночку.

К черту амбиции!

Он обязан вернуть Селию.

Глава 19

Селия пила горячий шоколад и пристально смотрела вдаль, на океан, сидя на заднем дворе отцовского дома.

В доме царили мир и покой. Не в первый раз Селия задалась вопросом: почему она так стремилась уехать отсюда? По правде говоря, родственники иногда бывали просто невыносимы, но они любили ее. За такую семью следует держаться.

Нет, она не покинет их снова. Ей хотелось посмотреть мир, но ее мир здесь, дома.

Стеклянные двери открылись, и появился Ной. Селия повернулась, чтобы поприветствовать брата, но замерла, увидев выражение его лица.

— Я хотела пожелать тебе доброго утра, — сказала молодая женщина, когда Ной плюхнулся в кресло рядом с ней.

Вздохнув, он протянул ей очередную газету:

— Сначала я не хотел тебе это показывать. Но сам предпочитаю знать то, что обо мне пишут.

От страха у Селии закружилась голова. Она опасливо посмотрела на газету. Затем отвращение стало сильнее боязни, и она выхватила газету из руки брата.

На центральной полосе черным по белому описывалось все, что произошло в Нью‑Йорке. Это была явная клеветническая кампания. Разоблачение Селии проводилось параллельно с сообщениями о сделке «Рис энтерпрайзиз» и «Меддокс комьюникейшнс», посредником которой выступала Селия.

В подробностях, живописно рассказывалось о работе Селии в Нью‑Йорке и Сан‑Франциско и делались недвусмысленные намеки по поводу ее отношений с Эваном.

Все, над чем она так усердно трудилась, добиваясь успеха, было разрушено.

Ей следовало бы разозлиться, даже прийти в ярость. Но она ощутила… смирение.

Подняв глаза, Селия увидела обеспокоенный взгляд брата и поняла, что должна делать.

Нельзя угодить всем. Эван резонно злится на нее: она придает слишком большое значение мнению окружающих, а главное — то, что думает о ней именно он.

Наплевать на мнение других людей, если те, кого она любит, знают правду. Брок верит в свою сотрудницу. Сослуживцы обязательно поддержат. Члены семьи беззаветно любят ее. Эвану явно все равно, что скажут об их отношениях, так почему ей, Селии Тейлор, должно быть до этого дело?

Впервые за долгое время Селия задумалась о своей жизни. Слишком долго она обращала внимание на внешние факторы, жаждала убежать от скандального происшествия в Нью‑Йорке и доказать всем свою состоятельность.

Но единственным человеком, которому Селия что‑то доказывала, была она сама. Все остальные и так знали, какова она на самом деле.

— Ох, Ной, я была такой дурой, — прошептала Селия.

Брат озадаченно склонил голову набок. Селия обняла его за шею и крепко‑крепко прижала к себе. Затем она отстранилась и поцеловала Ноя в щеку:

— Спасибо.

Он по‑прежнему был в высшей степени сбит с толку.

— За что?

— За то, что открыл мне глаза. Я так долго ничего не видела дальше собственного носа.

Он угрюмо усмехнулся:

— Ну ладно. Сделай мне одолжение: когда в следующий раз Адам и Далтон станут донимать меня, напомни им, что я открыл тебе глаза. Хотя, если честно, я не понимаю, что это значит.

Она улыбнулась:

— Я стараюсь радовать других. Меня постоянно беспокоит, что они думают обо мне. А те люди, которые мне дороги, и так считают меня лучшей. Что еще нужно?

— Не позволяй этим ублюдкам сломить тебя, Сес. Ты права. Мы обожаем тебя, и ничьи козни этого не изменят. Кроме того, я абсолютно уверен, что девочка, которую я помогал растить, не изворотливая, расчетливая стерва, готовая на все ради карьеры.

Селия снова обняла брата:

— Спасибо, Ной. Ты не представляешь, что твои слова значат для меня.

— А что ты решила с Эваном?

Она поджала губы:

— Он предупредил, чтобы я не вздумала ползти к нему, если передумаю. Но это не конец света. Мы все ошибаемся. Эван страшно разозлился и явно наговорил лишнего. Я заставлю его выслушать меня. Затем я рискну и скажу, что люблю его. Я очень надеюсь, что он не сбежит от меня.

Ной погладил ее по щеке:

— Если сбежит, значит, дурак и не заслуживает тебя. Помни об этом, ладно?

Селия мельком оглядела себя и пришла в ужас, представив, как выглядит ее прическа. Последние три дня она совсем не занималась собой.

— Мне нужно принять душ, а затем лично принести ему свои извинения, — заявила она.

Ной встал, наклонился и поцеловал сестру в лоб:

— Удачи.

Протянув руку, он помог ей подняться. Селия поспешила в дом, решив, не теряя ни минуты, извиниться перед Эваном и сказать, что любит его.


Селия задержалась в душе, большей частью потому, что размышляла о предстоящем разговоре с Эваном. Обыкновенное женское тщеславие заставило ее навести лоск. Разве можно приносить извинения, выглядя словно ведьма с похмелья?

Селия надела халат и закрутила полотенце вокруг головы. Затем она прошла через спальню в коридор и отправилась на кухню. Надо поесть и сказать отцу, что через час она уезжает.

Заглянув по пути в гостиную, она подняла глаза и едва не упала в обморок от удивления. В гостиной на отцовском диване сидел Эван. Ноя и отца нигде не было.

— Ох, нет, — прошептала Селия. — Нет, нет и нет.

Не в таком виде она хотела встретиться с Эваном.

Селия бросилась в спальню, намереваясь привести себя в порядок. Не успела она сделать и трех шагов, как Эван догнал ее, схватил за руку и обнял:

— Нет, Селия, не уходи. Прошу тебя.

Она разочарованно простонала:

— Проклятье, Эван, ты все испортил! Я хотела быть в форме, когда приду просить у тебя прощения. А ты застал меня в халате, с мокрыми волосами под полотенцем. Даже без макияжа!

Но тут она умолкла. Что Эван Рис делает в доме ее отца? Откуда он узнал, где она прячется? И зачем он ее искал?

Усмехнувшись, Эван обнял ее крепче:

— Мне наплевать, как ты выглядишь. Нам нужно поговорить. Лично я считаю, что краше тебя нет никого на свете.

Селия прищурилась:

— Что ты здесь делаешь, Эван? Кто тебе сказал, где меня искать?.. Я собиралась прийти к тебе.

— Тогда хорошо, что мы нашли друг друга, — мягко сказал он и потащил женщину в гостиную. — Присядь, Селия. Прошу тебя. Мне очень много нужно тебе сказать.

— Аналогично, — пробормотала она.

Селия позволила Эвану усадить ее рядом с собой на диван, хотя до сих пор ужасалась по поводу того, что на ней надет лишь халат, а на голове красуется влажное полотенце.

Но, взглянув на Эвана, она тут же забыла обо всем, кроме одного: она любит этого человека и сделает все, чтобы их отношения наладились.

— Прости, — тихим, дрожащим голосом произнесла Селия.

Он прижал палец к ее губам:

— Тсс. Это я должен просить у тебя прощения. Я повел себя как осел и наговорил тебе ужасные вещи.

Селия округлила глаза и ощутила странное желание в очередной раз расплакаться.

— Во‑первых, я хочу обсудить с тобой вот это. — Эван вытащил из кармана газету.

Селия замерла, сердце ее сжалось от страха.

— Не смотри на меня так испуганно. Я не верю ни одному слову. Но очевидно, это важная часть твоего прошлого. Тебя оно ранит и, кроме того, достаточно сильно повлияло на наши отношения. Я хочу, чтобы ты рассказала мне правду.

Губы Селии задрожали, она нервно переплела руки на коленях:

— Окончив университет, я, полная амбиций, отправилась в Нью‑Йорк. Мне там понравилось. Я оказалась вдалеке от дома и семьи. В то время мне хотелось уехать от родных.

— Думаю, мы все в определенное время стремимся покинуть родительский дом, — заметил Эван.

Селия пожала плечами и продолжила:

— Итак, я оказалась один на один с миром. Я устроилась на работу в престижное агентство, усердно работала. Я была хорошим специалистом и поэтому, получив повышение, не удивилась. Многие сотрудники проработали в агентстве дольше меня, и мое назначение их разозлило. Но я‑то знала, что заслужила его. Но вот однажды мой босс пригласил меня в свой кабинет, чтобы поздравить, и тут же сообщил, что ждет от меня благодарности за оказанную услугу.

— Сукин сын! — прорычал Эван.

— Я пришла в ужас. Честно говоря, мне и в голову не приходило, что такое возможно. Сначала я растерялась, потом в резкой форме отказала ему, наивно понадеявшись, что на этом история закончится.

Эван нахмурился и взял ее за руку.

— Я с головой ушла в работу, решив, что, увидев, какое количество клиентов я сумела привлечь в фирму, босс отстанет от меня. Однажды вечером я задержалась на работе, а он заглянул ко мне и стал грубо приставать. Вероятно, он изнасиловал бы меня, если бы в кабинет не ворвалась его жена. Думаю, она понимала, что происходит, но ей было наплевать. Женщине был необходим повод, чтобы при разводе и разделе имущества получить от мужа все сполна. Меня назвали его любовницей. Все знали, что произошло, однако защитить меня было некому. Внезапно я превратилась в женщину, которая, делая карьеру, спит с боссом и разрушает его брак. Поверь, теперь со мной никто не хотел иметь дел. Поэтому я уволилась и приехала домой. Брок взял меня в свое агентство. Его не заботило мое прошлое.

Эван закрыл глаза:

— Я был несправедлив к тебе, Селия. Ты много раз пыталась объяснить, как наши отношения могут повлиять на твою карьеру, но я не слушал тебя. Я был эгоистом. Меня даже не оказалось рядом, когда на тебя обрушился весь этот кошмар. Мне следовало быть с тобой рядом, кричать всему миру, что ты моя женщина и я ужасно горжусь этим. Вместо этого я повел себя как двухлетний карапуз, не добившийся желаемого. Могу только догадываться, какое я производил впечатление. — Он взял Селию за руки и поднес их к губам, поочередно целуя пальцы: — Я так виноват! Надеюсь, ты позволишь мне загладить вину. Жаль, что ты не рассказала мне обо всем раньше. Возможно, тогда бы я лучше понял тебя. Теперь все изменится. Я хочу, чтобы ты была со мной. Я сделаю все, чтобы ты была моей.

Селия уставилась на него в абсолютном замешательстве:

— Что ты хочешь сказать?

— Я хочу сказать, что люблю тебя. Что сожалею. Что именно я приполз к тебе на четвереньках, умоляя о прощении. Я никогда больше не откажу тебе в поддержке, Селия. Ты можешь положиться на меня. И я задушу любого, кто скажет про тебя какую‑нибудь гадость.

У Селии сдавило горло, во рту пересохло.

— Но я тоже собиралась к тебе, чтобы попросить прощения, — прошептала она. — Я была не права, Эван. Я в самом деле придавала слишком много значения тому, что думают окружающие. Но до тех пор пока меня поддерживают те, кто любит и уважает меня, все равно, что обо мне думают все остальные. Я ужасно виновата перед тобой.

— Нет‑нет, любовь моя, — возразил Эван. — Ты ни в чем не виновата. Ты была расстроена. Твой мир перевернулся с ног на голову, и ты обратилась ко мне за поддержкой, а я даже не попытался понять тебя. Я рассердился и сбежал. Я люблю тебя. Прости меня, пожалуйста.

— Ох, Эван, я тоже тебя люблю. Очень сильно. Я правда простила тебя, и ты прости меня.

Эван просиял:

— Ты любишь меня? Неужели ты именно это только что сказала?

Селия улыбнулась и поцеловала его, вложив в поцелуй всю свою любовь. Эван приподнял ее, и их губы оказались на одном уровне, а носы столкнулись.

— Как ты меня нашел? — спросила она.

Эван опустил Селию на пол, затем робко покосился на нее:

— Я ворвался в «Меддокс комьюникейшнс», угрожая смертью любому, кто откажется сообщить мне, где ты находишься. Я звонил тебе домой и на мобильный телефон. Я даже позвонил агенту Ноя, потому что не мог дозвониться до твоего брата.

Селия хихикнула:

— Смертью?

— Ну, возможно, не смертью, но я угрожал расторгнуть контракт, если не получу ответа на некоторые вопросы. Кто‑то нашел номер рабочего телефона Адама. Я позвонил, мне сказали, что он перезвонит. Ответного звонка я ждал вечность. Адам сказал, где ты, и я приехал прямо сюда.

Селия покачала головой, не в силах сдержать улыбку.

— Ты говорила правду? — тихо спросил Эван. — Ты любишь меня? Ты готова терпеть мои замашки людоеда и несговорчивость? Ты готова выйти за меня замуж?

Она глотнула воздуха, на глаза навернулись слезы.

— Думаю, что смогу тебя вытерпеть, — весело ответила молодая женщина. — Но и тебе придется смириться с тем, что я абсолютно не умею готовить. Возможно, ты никогда не увидишь меня дома в фартуке, а мысль о детях пугает меня до смерти.

Он неторопливо растянул губы в улыбке:

— Полагаю, с этим я справлюсь. Итак, ты выйдешь за меня замуж? Сжалишься над моими страданиями?

— Ты не против, если я буду работать?

Он приподнял ее подбородок и большим пальцем погладил Селию по щеке:

— Ты не имеешь права уволиться, потому что разрабатываешь мою рекламную кампанию. Кроме того, я слишком тобой горжусь, чтобы подрезать тебе крылья.

— Я люблю тебя, — страстно произнесла она. — И я выйду за тебя замуж.

Наклонив голову, Эван припал к ее губам в долгом и чувственном поцелуе.

— Я тоже тебя люблю, — прошептал он.

Засунув руку в карман, Эван вынул из него то самое кольцо, которое уже надевал на палец Селии. Взяв ее за руку, он проделал это во второй раз.

— Я ношу кольцо в кармане с тех пор, как ты вернула его. Ты не представляешь, как тошно мне было в ту ночь, когда ты отдала кольцо. Обещай, что никогда больше этого не сделаешь.

Селия взглянула на сверкающий бриллиант сквозь пелену слез. Затем она подняла глаза на мужчину, который смотрел на нее с такой любовью, что у нее задрожали колени.

— Никогда не сделаю. Теперь мы помолвлены по‑настоящему.

Примечания

Note1

Иннинг — часть матча, в течение которой команды поочередно играют в защите и в нападении. Смена команд происходит после выведения в аут трех игроков нападения. (Здесь и далее примеч. пер.)

Note2

База — одна из четырех контрольных точек (первая база, вторая база, третья база и «дом»), которую игроки должны обежать после того, как выбили мяч «в игру».


home | my bookshelf | | Аромат страсти |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 13
Средний рейтинг 4.2 из 5



Оцените эту книгу