Book: Повелители слёз [СИ]



Пашнина Ольга

Повелители слез - 3

Предупреждение: книга не редактировалась. Опечатки и ошибки вполне могут присутствовать. Всем спасибо и приятного чтения=)


Глава первая

6 лет назад, где-то на территории Лесного Города

   Небольшая провинциальная деревушка, далекая от торговых путей и столицы, спряталась в самой чаще леса, нисколько не мешая оному. Дома стояли прямо меж деревьями, тропинки были протоптаны еще с того времени, как охотники только начинали исследовать местные леса, а деревенские красавицы давно уж перестали бояться гулять по лесу и резвились чуть ли не до самой темноты. Да и ругали их только для виду, чтоб не сказали, не приведи Меридия, что родители чадо свое воспитывают плохо. Посплетничать здесь любили, ибо, чем еще заняться деревенской женщине, кроме, как семью накормить да обстирать? А уж если новости долетали из столицы или - вдруг повезет - из других Городов, то обычные дневные разговоры превращались в вечерние посиделки с чаем, пирогами, танцами да песнями. Девицам радость - женихов приметить, таланты показать, да матерям их отрада - поболтать вволю, обсудить насущное.

   Так и в этот чудесный летний вечер, когда темнота уже опустилась на деревню, луна взошла на небо, скудным светом освещая прохожие тропки, все собрались в избе у старейшины. Слышалась тихая музыка, издаваемая инструментом талантливого музыканта, негромкие разговоры старших и заливистый смех молодежи. Самый обычный вечер в самой обычной деревне.

   Из избы вышли двое: светловолосая красавица и ее жених - крепкий сын дровосека. Девушка смущалась, что-то лепетала, но покорно шла за возлюбленным, который уверенно вел ее в самую чащу. С какими целями - это уж оставим им, не судить же молодые горячие чувства, в самом деле. А луна счастливо освещала дорогу влюбленным, серебрила кроны деревьев, мягко падала на поляны.

   - Стой, - заволновалась девушка. - Ты не слышишь?

   Ее жених улыбнулся, притянул возлюбленную к себе и нежно поцеловал в самый кончик носа.

   - Нет, я ничего не слышал. Через месяц мы поженимся, любовь моя и...

   Девушка вскинула голову.

   - Я что-то слышу! - теперь в ее голосе отчетливо прозвучала паника.

   Сын дровосека прислушался. Наклонил чуть голову, замер, растерянно поглаживая пальцами запястье любимой.

   - Да, что-то есть, - медленно проговорил он, будучи еще не вполне уверенным в том, что что-то слышит. - Вдалеке. Может, ветер?

   Гул, непонятный гул нарастал, сопровождался каким-то зловещим потрескиванием. Звук будто бы исходил не от реального источника, а исторгался из самого пространства, заполняя собой все.

   А потом на горизонте появилась полоса. Она приближалась с невероятной скоростью, искажая все, что оставалось за ней. Девушка испуганно вскрикнула и закрыла глаза. Руки влюбленных сцепились в неминуемом ожидании чего-то страшного. Парень смотрел на волну, в которую выросла полоса, чуть дольше, чем невеста, но тоже не выдержал и закрыл глаза. Никто не мог смотреть на цвет, которого не существовало в природе.

   - Спаси нас, Меридия! - шепотом воскликнула девушка.

   Меридия не могла спасти. Она давно оставила этот мир.

   Когда все стихло, тишина, воцарившаяся на планете, поражала. Замерло все живое. И тут же с отчаянным криком не понятной еще тогда радости, мир ожил, радуясь тому, что беда обошла стороной. Но беды редко проносятся мимо миров. Обычно зло таится в деталях, которые не под силу заметить даже опытному магу.

***

Наше время, Челябинск

   Симпатичная молодая женщина уверенно шагала по дороге, мысленно составляя список дел. Сейчас ее мысли занимала лишь маленькая дочурка, которая уже несколько часов ждала маму дома. А у мамы, которую звали Аней, только-только закончилось собеседование. Не особенно удачное, стоит заметить, но и не провальное, так что поводов унывать не было. Наоборот, женщина по необъяснимой причине радовалась жизни и с нетерпением ждала каких бы то ни было перемен.

   У нее были красивые волосы шоколадного оттенка, доходящие до середины шеи, зеленые глаза и маленькое колечко в губе. Последнее немного не вписывалось в стандартный образ молодого специалиста, но, несомненно, придавало некоторого шарма Ане. Мало кто догадывался, что за внешней веселостью Анна прячет сильную разочарованность.

   Нет, дело вовсе не в том, что у нее нелюбимая работа. И дочка у нее замечательная. И семья ее любит. И деньги водятся, чтоб на себя да ребенку на удовольствие потратить. И с мужчинами Ане везет: редко какой поклонник ведет себя неучтиво или грубо. Сколько их было за шесть-то лет? Серьезный роман один, неудачный, к несчастью. Мимолетных свиданий, пока ребенок гостит у бабушки? Достаточно. К чести Анны, она не позволяла себе заниматься личной жизнью на глазах дочери, постоянно занималась воспитанием и общением с малышкой, а потому слыла чуть ли не образцовой матерью. Но в любви счастья найти не могла. Кто б узнал, что когда эта уверенная в себе и умная девушка ложится в постель с мужчиной, она переступает через себя, отчаянно ищет то, что у нее когда-то было. Те чувства, в результате которых появилась горячо любимая и единственная Ксюха - ангел золотоволосый с присущей только ей особой непосредственностью.

   Вот так вот. Как бы ни было банально, Аня страдала от любви. Разделенной, но бесконечно далекой.

   В этом же городе, совсем близко к Аниному дому, лежала молодая девушка с волосами цвета вишни. Она была без сознания, но ее здоровье опасений не вызывало. Скорее всего, девушка ударилась о железный турник, так некстати оказавшийся на пути ее приземления, и на пару минут отключилась. Девушку звали Веста Риорская, урожденная Волверин. А еще ранее, если вспомнить ее маленькой, мама называла ее Эллой, а папа и того короче - Эл. Но те времена давно уж минули, люди изменились, а имя забылось, уступив место тому, что выбрала сама Веста.

   Она слабо застонала и открыла глаза. Редкая попаданка, на самом деле, помнит момент перехода. Не человеческие это воспоминания, не людям дано узреть межмировое пространство, да и организм наш настолько слаб, что не воспринимает короткого мига, когда одна реальность сменяется другой, закручивается в вихре и пропадает, отрезая путь к возвращению. И лишь умелое вплетение магии может открыть проход вновь.

   Как в наш мир попала Веста, история умалчивает. Девушка помнила какие-то отрывки, вроде бы битву с нечистью. Там и учитель ее присутствовал, и студенты, которых она опять на практику повезла. И меч с душой Ланнан она помнила, как приятно грела рукоять, как легко взлетала сталь. Вот только все это были части, которые никак не могли сложиться в целостную картину.

   А день меж тем уже почти перевалил за половину. Близилось время обеда, и только легкий дождик был причиной отсутствия людей.

   Аня заметила лежащую на земле девушку издалека и тут же бросилась на помощь. Машинально отметила, что одета незнакомка была странно, не совсем по-современному. Если кожаные брючки и высокие сапоги довольно неплохо вписывались в концепцию челябинской осени, то рубашка с корсетом и старинные украшения ни в какие ворота не лезли. Да и меч, валявшийся неподалеку, не был основным атрибутом молодежи России XXI века.

   - Что с вами? Вам плохо? Вызвать скорую?

   - Что...что произошло? - слабым голосом спросила девушка.

   Аня узнала этот язык. Когда-то ее учили говорить на нем, когда-то она только его и слышала, скучая по родной речи. Ее любимый мужчина говорил на нем. Но откуда могла незнакомка знать этот язык, использующийся на далеком Снежном Плато?

   - Откуда ты? Как ты здесь оказалась? - произнесла Аня резче, чем хотела.

   - Не помню, - пробормотала девушка, оглядываясь. - А что это за место?

   - Судя по всему, другой мир.

   - Другой мир?!

   Незнакомка выглядела ошеломленной. И вроде бы опасности не представляла. Разумеется, у Ани были причины опасаться любого, пришедшего из того мира, но она чувствовала, что девушка не желает ей зла. Более того, она напугана и растерянна.

   Какова вероятность, что при наличии огромного количества мест в этом мире, именно Аня встретит человека, пришедшего из другого? Не надо слишком уж напрягаться, чтобы понять: случайного в этой встрече было мало.

   - А...что теперь делать? - растерянность незнакомка уже не скрывала. - Я же координат для перехода не знаю...

   - Не ты одна, - усмехнулась Аня, - тут их никто не знает. Ладно, не лежать же здесь. Видишь, в чем проблема...язык твой в моем мире неизвестен. Так что одну я тебя не оставлю, народ бывает у нас странным. Поднимайся, тебе точно...лекарь не нужен?

   - Нет, - помотала головой девушка и поднялась. - Вроде бы все хорошо. Только голова побаливает. Зачем тут турники?

   - Сложно сказать, - Аня хмыкнула, осмотрев покореженные ржавые железки. - Не для красоты, это уж точно.

   - Какой-то у вас мир...серый, - поежилась девушка.

   - Это время года такое, противное. Я - Аня.

   - Веста.

   Аня рассматривала Весту со смесью волнения и беспокойства. Она хорошо понимала чувства девушки, ибо сама оказалась в такой ситуации. Конечно, Весте было легче - она встретила, наверное, единственного человека, который хотя бы мог попытаться ей помочь. Вот только вернуться в свой мир Веста, скорее всего, не сможет. В свое время Аня упорно искала кого-то, кто пережил подобное или хотя бы обладал властью, достаточной для перехода, но тщетно. Либо попаданцев в этом мире больше не было, либо они тщательно скрывались, боясь насмешки, осуждения и недоверия. Зато книг такой тематики было море. Раньше Аня как-то не увлекалась фэнтезийным чтивом, а после возвращения решила восполнить этот пробел. Не то чтобы это помогло.

   - Хорошо, - Аня глубоко вздохнула и перешла к действиям.

   Сняла пальто и протянула Весте.

   - Держи, накинь сверху. Твоя одежда не совсем типична для нашего общества. Брюки и сапоги годятся, а вот рубашка мало того, что легкая, еще и явно не вписывается в современную моду. И еще: убери меч под пальто, у нас за хождение по улицам с оружием можно найти нехилых проблем.

   - А как же вы защищаетесь от бандитов? - округлила глаза Веста. - Что, даже воинам нельзя?

   Аня чуть улыбнулась.

   - Давай, я расскажу, когда придем домой. Кстати, надо будет зайти в магазин. Ты есть хочешь?

   - Хочу, - призналась Веста.

   - Тогда точно придется идти за продуктами.

   Веста осторожно двинулась за Аней. Девушки шли молча, каждая думала о своем. Аня - о том, что дальше делать и как помочь Весте. Веста обдумывала сложившуюся ситуацию, и она ей явно не нравилась.

   - А почему ты мне помогаешь? - вдруг спросила Веста.

   Аня вздохнула.

   - А и сама была когда-то в такой ситуации. Не знала языка, не верила в магию, была почти ребенком. Мне совесть не позволит оставить тебя на съедение этом миру.

   Веста, кажется, ответом удовлетворилась.

   - Мне вернуться надо, - чуть помолчав, сказала она. - У меня дочь там. У отца пока гостит, приедет, а меня нет.

   - Маленькая дочь?

   - Шесть лет.

   - Здорово. Моей пять с небольшим.

   - Ты живешь одна?

   - С дочерью, - ответила Аня. - Не бойся, нам никто не помешает. Подумаем, что можно сделать.

   - Спасибо, - тихо сказала Веста.

***

   - Посидишь вон там? - Аня указала на скамейки, установленные в дальнем конце торгового центра. - Я куплю продукты и мы пойдем. Ладно?

   Веста кивнула, растерянно озираясь.

   - Только не уходи никуда, хорошо?

   - Думаешь, я совсем с ума сошла? - усмехнулась Веста. - Нет уж, я к тебе привяжусь, сама будешь просить, чтоб отстала.

   Аня быстро схватила тележку и, игнорируя подбежавших промоутеров и консультантов, пробилась в торговый зал. Быстро покидала в корзинку какие-то полуфабрикаты, понимая, что готовить будет некогда. Подумав, взяла несколько маленьких пачек сока и батончиков мюсли: Ксюша должна была уехать к Аниной сестре на ночевку, пускай полакомятся, они такие штуки любят.

   Про просьбу дочери купить "киндер", Аня вспомнила у кассы, благо в самом низу была целая полка с шоколадными яйцами. Взяла четыре штуки: Гуннульв тоже страстно их любил, как бы ни смешно это выглядело. Только в отличие от Ксюхи, ел он их, как семечки. Ладно, хоть игрушки ребенку отдавал.

   Как это обычно водится, к моменту, когда девушка созрела для оплаты покупок, на кассе скопилась приличная очередь. Причем очередь эта не двигалась. Аня выглянула, убедилась, что Веста на месте: сидит, даже не слишком удивленно рассматривает окружающий мир.

   Впереди было человек пять, причем из начала очереди слышалось, что происходит там какой-то бред. Визгливые крики дамы, которую случайно обсчитали на сколько-то там рублей слушала не то, что вся очередь - весь магазин. От этих криков хотелось куда-нибудь сбежать. Парадокс: Ксюша никогда не устраивала истерик на публике, даже если ей что-то совсем уж не нравилось. Такие вот дамы с завидной регулярностью ходят в публичные места скандалить. Ксюше пять лет, дамам под сорок. Где логика? Аня мысленно рассмеялась.

   Чтобы отвлечься, она занялась рассматриванием спины мужчины, что стоял прямо перед ней. В руках у него была лишь бутылка пива, да упаковка каких-то хлебцев. Чувствовался приятный, ненавязчивый запах парфюма. По волосам, которые были чуть тронуты сединой, Аня определила возраст: лет пятьдесят, может, чуть больше. Не женат, скорее всего. Женатые обычно имеют немного другой набор продуктов на кассе. Как бы цинично это не звучало, девушка прикинула, есть ли у нее шанс познакомиться с таким экземпляром для приятного проведения вечера. Пальто явно дорогое, парфюм тоже, видно, что за собой следит, спина прямая. Сразу видно - товарищ интересный, такие приятны в общении и обычно адекватно реагируют на отказ продолжать роман. Впрочем, этого вряд ли интересовал короткий роман с такой девицей, как Аня. Да и ее вдруг почему-то эта перспектива не так уж захватила. Какое-то странное чувство появилось, едва она обратила внимание на этого мужчину.

   Очередь нервничала, пара человек, стоявших за Аней, бросили корзинки и спешно покинули супермаркет. Но вот крикливая тетка удалилась, напоследок гордо всех обозвав очень неприличным словом и кассирша, вздохнувшая с облегчением, стала заниматься покупателями.

   - Здравствуйте, пакет нужен?

   - Да, давайте два.

   - С вас тысяча рублей и восемьдесят копеек. Карточка наша есть?

   Аня протянула девушке карточку и та начала вводить какой-то код. Вдруг Аня почувствовала, что кто-то толкает ее с такой силой, какой позавидовал бы среднего сложения мужчина.

   Девушка вскрикнула и налетела на того самого мужчину, замеченного ею ранее в очереди, который теперь стоял у кассы и с кем-то говорил по телефону.

   - Чего на проходе встала?! - разоралась очередная скандалистка. - Не видишь, я иду?!

   Аня давно усвоила, что таким людям лучше не отвечать. Вон, Игорю разок ответила уже, до сих пор последствия расхлебывает.

   К счастью, мужчина поддержал ее, не дал шлепнуться на пол.

   - Вы в порядке? - спросил он.

   Аня так и замерла.

   Время меняет людей. Уйдя из того мира, она изменилась. И вряд ли в лучшую сторону. Изменились ее взгляды, поведение, внешность. Притупились воспоминания, совсем угаснуть которым не давали лишь Гуннульв, да Ксюха. Но сейчас, едва услышав этот голос, сердце дрогнуло.

   - Все нормально, простите меня и спасибо, что поддержали, - Аня поспешно отвернулась к кассе, чтобы он не видел ее лица.

   - Да ничего, - усмехнулся мужчина. - Может, телефончик оставите? Вы очень...необычная девушка.

   - Извините, я замужем, - пробормотала она и быстро бросила покупки в пакеты.

   Пробормотав что-то вроде "как знаете", мужчина отошел. Аня выдохнула, призывая себя к спокойствию.

   Не узнал? Затеял игру? Скорее, первое, не уловила она в его голосе ни издевки, ни какого-либо намека на то, что узнал. Да, нынешняя Аня разительно отличалась от той, что прыгала по замку и неумело сражалась. Она обрезала волосы, теперь они чуть не доходили до плеч и были насыщенного шоколадного цвета. Сменила стиль в одежде, перейдя на юбки и рубашки. Проколола губу как-то перед днем рождения, когда было совсем уж тоскливо. Из-за постоянного сидения перед компьютером зрение сильно упало, приходилось носить линзы. А поскольку линзы просто так ей носить было скучно, раз в месяц девушка меняла себе цвет глаз. Нынче она была зеленоглазой. Ее любимый цвет, отлично сочетался с цветом волос.

   Но чтобы не узнать? А не связана ли эта встреча с прибытием Весты? Нет, в самом деле: за один день Аня встретила двоих человек из того мира.

   Девушка, спешно забрав сдачу и карточку, покидала, не глядя, продукты в пакет и направилась к Весте. Аня старалась не выделяться поспешностью и нервозностью, но все равно чувствовала, как чуть дрожат руки. Она все еще боялась этого мужчину.



   - Видишь того мужика? - спросила она Весту.

   Указала на него и тут же отвернулась: он оглядывался в поисках кого-то или чего-то в зале.

   - Да, - откликнулась Веста, и ее глаза расширились.

   - Знаешь его?

   - Это мой отец, - девушка побледнела. - Что он здесь делает?

   - Уж вряд ли в отпуск приехал. Значит, ты не возражаешь, если мы выйдем через другой выход?

   - Разумеется, нет, - ответила Веста.

   Быстро, чтобы не попасться на глаза, девушки выскочили из здания торгового центра. Только в этот момент Аня поняла, что вновь нашла себе какие-то приключения.

***

   - Мама!

   Ксюха бросилась Аню обнимать, едва та вошла в квартиру. Повисла на шее, не смущаясь таких мелочей, как тяжелая сумка, болтавшаяся у матери на руке и Веста, нервно осматривающаяся в достаточно скромной прихожей.

   - Ты мне купила "киндер"? - девочка с надеждой заглянула Ане в глаза.

   - Купила, - улыбнулась она.

   - Ты мне его только отдай вечером, ладно, мама?

   - Почему вечером? - удивилась мама.

   - Потому что мне хочется вечером шоколада поесть, - объяснила Ксюша и переключила свое внимание на Весту.

   - Привет, - сказала она, естественно, по-русски.

   - Она с тобой здоровается, - перевела Аня. - Это моя дочь.

   - Привет, - сказала Веста.

   Ксюха нахмурилась, услышав непривычную речь. Заметив, как замешкалась девочка, Аня спросила:

   - Дочь, мы с тобой папин язык учим?

   Ксюха кивнула.

   - Вот на нем с нашей новой знакомой и разговаривай.

   - Привет, - послушно сказал ребенок.

   Веста тепло ей улыбнулась. Ане подумалось, что красивая она была девушка, необычная, но очень симпатичная.

   - Идем, я тебя накормлю. Ты пельмени ешь?

   - А что такое пельмени? Впрочем, неважно, давай! - кивнула Веста. - А откуда ты знаешь моего отца? И наш язык?

   - Расскажу. Но давай поедим, пожалуйста, а то я с ума сойду, уже часов шесть не ела. И надо найти, во что тебе переодеться, в таком виде не дело ходить, жарковато, да и лежание на грязной земле не способствует комфортному ношению одежды.

   Спустя двадцать минут Веста удивленно рассматривала шелковое платье, которое ей дала Аня. Точнее, рассматривала она молнию.

   - Здорово, слушай, надо нам такую штучку внедрить. Удобно, а то морокотни с пуговицами... Жуть. И муж не терпел, вечно после него сидела с ниткой, пуговицы пришивала.

   Аня фыркнула.

   - Ты замужем?

   - В разводе, - пожала плечами Веста. - Уже два года как развелись. Дочка растет. Элиана Риорская. Имя почти королевское, а характер у нее...

   Веста улыбнулась. В ее словах чувствовалась нежность, которую она испытывала к дочке.

   - Риорская...Что-то знакомое, - нахмурилась Аня. - Кажется, эту фамилию кто-то при мне упоминал.

   - А что насчет тебя? Откуда ты знаешь Рейбэка?

   - Пошли на кухню, - вздохнула Аня. - Расскажу.

   Они уселись за небольшим столом. Ксюху отправили в комнату, чтоб не мешала. Гуннульв не показывался. То ли дрых в ванной, то ли где-то слонялся. Вот всегда так: оставишь следить за ребенком, а он смоется! Аня подумала, что еще одна его самовольная отлучка, побреет, как предлагал Рандвалф.

   "Не побреешь! - раздался голос монстра. - Ты только обещаешь всегда. А не показываюсь я, чтобы подружку твою не пугать, я ж монстр, забыла уже?"

   - Брось, Гуннульв. Я так поняла, Веста - ведьма. Так что не бойся ей показаться.

   Посреди кухни материализовался монстр. Веста вздрогнула, но не стала ни орать, ни швыряться в Гуннульв заклятиями.

   - Кто это? - спросила девушка. - И чего такой лохматый? Не блохастый?

   - Сама блохастая! - возмутился Гуннульв. - Лохудра!

   - Кто лохудра?! - возмутилась Веста. - Сейчас побрею!

   Аня захихикала. Не ей первой эта идея в голову приходит. Ой, чувствую, зря она Гуннульв Ксюху поручает, хорошему он девочку не научит.

   - Ребят, успокойтесь, вы чего?

   - А чего она? - буркнул Гуннульв. - Первая начала!

   - Слушай, тебе сотни лет, правда? - хмыкнула Аня. - Иди, поиграй с Ксюхой. Она там без тебя скучает. Скоро Марина придет, в кино сходите.

   Больше молочного шоколада Гуннульв любил кино. Марина, будучи в курсе не только приключений сестры, но и наличия у нее вредного домашнего монстра, с удовольствием брала это меховое недоразумение в кинотеатр. Сажала к себе на колени, и монстр счастливо смотрел фильм. Причем жанр фильма и его сюжет ему были абсолютно по барабану. Потому, едва услышав о кино и прогулке с Мариной (которая просто обожала Гуннульв и закидывала его шоколадом самых разных видов), монстр унесся в комнату и активно начал подбивать Ксюху собираться.

   - У вас у всех такие живут? - фыркнула Веста.

   - Да нет. Только у меня. Он из вашего мира, со мной вернулся.

   - Можно вернуться? - подобралась девушка. - Как? То есть, как, я знаю, у тебя координаты есть?!

   Аня покачала головой.

   - Нет. В этом и проблема. Я ищу их уже шесть лет.

   - Зачем?

   - Хочу вернуться в ваш мир. Ее отец, - девушка кивнула в сторону комнаты, где играла Ксюша, - из вашего мира. Повелитель Снежного Плато.

   - Вилдэр?! - Веста округлила глаза.

   - Ты его знаешь?

   - Лично - нет. Муж знает, в смысле, бывший муж. По работе общались. Я о тебе слышала, ты ведь участвовала в восстании волков, да?

   Аня кивнула, едва удержавшись, чтобы не поморщиться от неприятных воспоминаний.

   - Ну, как участвовала...Я его того...развалила.

   Веста чуть отвлеклась, гоняясь с вилкой за пельменем.

   - Слушай, вкусные такие! - удивилась она. - Как, говоришь, называются? Пельмени? Они у вас только в магазинах продаются или в домашних условиях тоже можно сделать?

   - Можно, - улыбнулась Аня. - Я тебе дам рецепт.

   Когда с обедом было покончено, Аня разлила чай и решила, наконец, поговорить о деле.

   - Ладно, что мы будем делать?

   - Для начала, расскажи, откуда ты знаешь язык и что вообще с тобой было, - напомнила Веста.

   Аня вздохнула. Она уже рассказывала об этом. Правда, всего раз, сестре. Маринка поверила почти сразу, особенно после демонстрации рисунка, якобы переданного Ане Рандвалфом.

   Весте рассказывать оказалось легче: она изначально верила во все и не подвергала сомнению слова Ани. Да и слушательницей была хорошей: не перебивала, внимательно относилась к собеседнице и явно анализировала ситуацию прямо на ходу. Когда Аня закончила, невесело усмехнувшись, Веста сказала:

   - Да уж, ну и история... А покажи этот рисунок, он у тебя еще есть?

   - Конечно, - кивнула Аня.

   Она потянулась к небольшой шкатулочке, стоящей на холодильнике и достала кусок пергамента, на котором были изображены волки. Веста осторожно взяла рисунок и со всех сторон рассмотрела.

   - Ты знаешь, странная вещь, - сказала она. - Магия чувствуется, причем необычная. Так, небольшой отголосок, но у меня волосы дыбом встают. Это не просто картинка, уж точно.

   - Тогда что? - удивилась Аня.

   - Что-то, явно имеющее особые свойства. Ты не будешь против, если я попробую кое-какие заклятья на этой шутке? Вдруг она заколдована, чтобы скрывать информацию, или еще что...

   Аня пожала плечами и только махнула рукой.

   - Да без проблем. Хуже не будет. Что насчет тебя? Кто ты вообще такая?

   Веста пожала плечами.

   - Веста Волверин, преподавательница, разведена, дочка шести лет. Люблю бывшего мужа до безумия, но он решил меня бросить.

   - Вот гад, - посочувствовала Аня.

   - Это есть, конечно, - не могла не согласиться Веста, - но развод - решение радикальное. Тем более что я была готова идти на компромисс.

   - А что случилось, почему бросил?

   - Он меня ударил.

   - И все? - удивилась Аня. - То есть, это, конечно, плохо, но можно было хотя бы попытаться спасти семью.

   - Не в первый раз, - грустно вздохнула Веста. - После последнего решил, что лучше разбежаться. Уехал к семье, работу бросил. Говорят, занялся семейными делами. Дочь ездит к нему периодически, на пару недель. А я не суюсь, он со мной и не говорит.

   - Странно, - протянула Аня. - Сам все решил и ведет себя так, будто ты во всем виновата.

   - И не говори. Между прочим, мое мнение тоже надо было спросить.

   - Мне кажется, мы влюбились в одного парня, - вдруг рассмеялась Аня.- Мой тоже все решил за меня. Нет, конечно, я его понимаю: куда уж женщине, бывшей наложнице, будущее свое выбирать. Но выкинуть меня беременной в другой мир...Вот честно: встречу - убью. Зверски. Потом найду некроманта, оживлю и заставлю жениться.

   - Я некромант, - хихикнула Веста.

   - Отлично! - Аня зловеще усмехнулась. - У нас появился план. Может, твоего тоже уму-разуму поучим? Чтоб неповадно было?

   - Было бы чему учить, - фыркнула девушка. - У него разума ни на грош. Но попробовать можно. Вот только как бы вернуться.

   - Склоняюсь к мысли, что в этом нам поможет Рейбэк, - задумчиво произнесла Аня. - Только он просто так не дастся, надо продумать тактику.

   Раздался звонок в дверь. Веста вздрогнула.

   - Это Марина, - объяснила Аня, - моя сестра. За Ксюней пришла.

   Марина, как всегда, была полна оптимизма и энергии. Она в свои двадцать четыре трудилась фотокорреспондентом местного журнала о хобби, увлекалась всем и сразу, подрабатывала фотомоделью и занималась благотворительностью. Ксюху она любила очень сильно, не было выходных, когда Марина не выбиралась бы с племяшкой куда-нибудь. А нередко и забирала к себе на ночь, во-первых, устраивая девочке маленькие праздники, во-вторых, давая Ане возможность немного развеяться.

   - Ксюнь, собирайся! - крикнула Аня, впуская сестру. - Марина пришла!

   Ксюха радостно вылетела из комнаты, Гуннульв выбежал следом. Оба кинулись к Марине в объятия. Та звонко поцеловала сначала племяшку, потом монстра и подарила обоим по шоколадке.

   - Кстати, я же вам "киндеры" купила, - вспомнила Аня. - Держите.

   Гуннульв тут же радостно слопал угощение, а Ксюша аккуратно положила яйцо в маленькую сумочку, болтавшуюся у нее на плече.

   - Ну, ладно, мы пошли, - улыбнулась Марина, глядя, как Гуннульв залезает в ее рюкзак. - Ксюш, готова?

   - Да! - откликнулась девочка.

   - Позвоните мне, как будете дома, хорошо? - Аня поцеловала дочку.

   - Ты не одна? - удивилась Марина, заметив в коридоре сапоги Весты.

   - Долгая история, - вздохнула Аня. - Я тебе потом расскажу, ладно? Самой еще нужно разобраться.

   - Скажи, сестричка, эта твоя история не предполагает возможность вернуться к отцу вот этого вот создания?

   Марина погладила по голове Ксюшу.

   - Надеюсь, если честно, - призналась Аня. - Но это все вилами на воде писано, так что пока я еще ничего не знаю.

   - Тогда удачи, - хмыкнула Марина, взяла девочку за руку и вышла.

   Захлопывая дверь, Аня почувствовала, как нарастает волнение. "Не к добру" - подумала она.

   Когда она вернулась на кухню, то сразу же наткнулась на странный взгляд Весты, выражающий не столько удивление, сколько испуг.

   - Аня, это не рисунок, - пробормотала девушка. - Это действительно координаты!

   Аня почувствовала, как забилось сердце. Неужели все шесть лет ответ на вопрос "как вернуться?" лежал у нее подносом? В шкатулке, на холодильнике, столько раз она периодически рассматривала рисунок, ощущая болезненные спазмы при малейшем воспоминании о Плато, но, ни разу не задумалась, что этот клочок пергамента - путь к возвращению.

   - Координаты твоего мира? - голос Ани был непривычно хриплый.

   - Не знаю, я переходами никогда не занималась, - ответила Веста, - но, скорее всего, да. Ведь тебе дали его в нашем мире, да и надпись намекает, что эта вещица сможет тебе помочь.

   - То есть, мы имеем все, что нужно для перехода?

   Аня не верила в это. Хотела, но почему-то не могла. Теперь, когда близость желанного мира, любимого мужчины и друзей стала так отчетливо видна, она вдруг почему-то испугалась. Словно в зеркало, посмотрела на себя и задалась вопросом: "А что, если я ему уже не нужна?".

   - Ну что, попробуем? - неуверенно предложила Веста. - Теорию я вроде знаю. Практики не было, в наших университетах такому не учат. Но, думаю, справлюсь. Видала магию и сложнее.

   - Нет, подожди, - Аня заставила себя прекратить думать о Вилдэре. - Без дочери я никуда не пойду. И нам нужно все обдумать, нельзя бросаться просто так в незнакомое место. Давай, сегодняшний день проведем здесь. Завтра утром сестра приведет Ксюшу, Гуннульв и мы все вместе уйдем.

   - А может, лучше сначала я? Мало ли, куда занесет, окажемся с ребенком в какой-нибудь дыре...

   - А ты координаты нашего мира знаешь? Чтоб проход еще раз открыть? - спросила Аня.

   - Нет.

   - Вот и я о том же.

   - Тогда, может, не стоит? Вдруг это ловушка...

   Аня села на диван.

   - Не знаю, - простонала она. - Я запуталась. Устала искать выход, устала постоянно жить в ожидании чего-то магического. Еще и Рейбэк здесь. Веста, я с ним столкнулась нос к носу, он меня не узнал! А если найдет? А если Ксюху найдет? Я ж его боюсь до потери сознания, мне про него такое наговорили...

   Веста сочувственно посмотрела на Аню, которая едва не плакала.

   - Слушай, мы сможем ему противостоять. Вдвоем - сможем. Мне невероятно повезло, что я встретилась с тобой. Придумаем что-нибудь. В конце концов, уйдем в мир по координатам со свитка, будь что будет.

   Аня молча согласилась. Она-то уж давно все решила.

   Может, и неправильно это было по отношению к Ксюше, может, стоило действовать осмотрительнее, но девушка действительно смертельно устала от погони за прошлым. В этом мире ей уже не остаться.

   На том и порешили. С утра уйдут. Ане еще предстояло предупредить Марину, а той в свою очередь - родителей Ани, чтоб не волновались. Сначала Аня предполагала уйти навсегда, но теперь, когда есть координаты для обратного перехода, пространства для маневров стало больше. Конечно, девушка не собиралась жить на два мира, она давно выбрала, в каком ей лучше, но вот дочурку к бабушке и дедушке в гости можно отправлять.

   Они немного еще поболтали, в основном о какой-то ерунде. Обеим не хотелось говорить о своих развалившихся семьях. Потом посмотрели телевизор, от чего Веста пришла в полный восторг. Тогда Аня показала ей ноутбук с играми и почти до самой ночи девушки играли в "Симс". Веста оказалась очень веселой и непосредственной. С ней было легко общаться, она не выказывала ни малейшей подозрительности.

   На ужин девушки, пользуясь отсутствием ребенка, позволили себе по бокалу вина. Потом Аня тщательно собрала рюкзак - на случай непредвиденных обстоятельств, а когда время перевалило за полночь, расстелила постель.

   - Спать придется на диване вдвоем, - сообщила она. - Кровать Ксюхи ни одной из нас не подойдет, но диван двуспальный.

   Окинув взглядом спальное место, Веста кивнула:

   - Поместимся.

   Еще минут тридцать Аня потратила, чтобы объяснить Весте, как пользоваться душем. В замке Вилдэра наложницы мылись в бассейне, а водными процедурами королевы и вовсе заведовала Борхгильд. Так что конструкция душа, описанная Вестой (большая бочка с трубой и насадкой), Аню изрядно позабавила.

   - Спокойной ночи, - сказал Веста, когда Аня погасила свет.

   - Спокойной ночи. Правда, не знаю, усну ли я сегодня.

   Веста сладко зевнула.

   - Постарайся. Завтра будет весело.

   - Похоже, у нас один взгляд на веселье, - хмыкнула Аня.

   Но Веста уже спала, безмятежно развалившись на своей половине дивана.

   А Ане действительно не спалось.

   Она встала, села на кухне и немного почитала, но прочитанное в голове не задерживалось. Какая-то неясная тревога поселилась в душе.

   "А ведь Марина так и не позвонила" - вдруг поняла Аня.

   Поколебавшись несколько мгновений, все же взяла мобильник и набрала сестру. Длинные гудки длились до тех пор, пока мобильный сам не оборвал вызов.

   Аня глубоко вздохнула, чтобы успокоиться. Квартира у Маринки большая, небось, оставила где-то телефон, поставила на "беззвук" и забыла. А Ксюха уж спит, довольная прогулкой, обнимает Гуннульв, объевшегося шоколадом и видит чудесные сны.

   Нет, Аня знала, что ее дочь не спит. Чувствовала, почти физически. Что-то скверное случилось.

   Когда мобильный зазвенел и высветился номер Марины, Аня постаралась сдержать в голосе панику.

   - Марина?

   - Ань, привет, - напряженный голос сестры только укрепил подозрения. - Ты дома?

   - Да, дома. Почему ты не позвонила, как вы добрались?

   - Ань, у меня проблемы, - всхлипнула Марина. - Ты...ты можешь приехать?!

   - Что случилось?! Куда?

   Сестра срывающимся голосом продиктовала адрес. Незнакомый, судя по названию улицы, на окраине.

   - Марин, что с Ксюшей?

   - С ней все хорошо, - мужской голос, внезапно появившийся в телефоне, Ане даже не понадобилось узнавать.

   - Ах ты мерзкий...

   - Тихо, малышка, - хохотнул Рейбэк. - Не в том ты положении, чтобы грубить мне. У тебя моя дочь, у меня - твоя. Давай поменяемся? Да и сами развлечемся, а то совсем тоскливо стало...



   - Тронешь их - пожалеешь, - сухо сказала Аня, нажимая "отбой".

   И крикнула, уже в комнату, где по-прежнему спала Веста:

   - Веста! Вставай!

   - Что такое? - пробормотала девушка.

   - Твой отец вышел на тропу войны, - ответила Аня, надевая джинсы. - И так просто я это не оставлю.

***

   Ночная прохлада освежала, проясняла мысли. Аня сидела, как на иголках, прокручивая в голове самые ужасные фантазии относительно того, что мог сделать Рейбэк за то время, что они с Вестой едут. Ее одолевала такая злость, что сидение на месте представлялось делом почти невозможным. Таксист кидал на девушку заинтересованные взгляды, но ей было плевать, кто и что подумает о ее состоянии. От мысли, что Рейбэк находится рядом с Ксюшей, темнело в глазах и самопроизвольно сжимались кулаки.

   Веста тоже нервничала, это было заметно по напряженной позе и машинальному движению руки к мечу, спрятанному под Аниным пальто.

   - С вас сто шестьдесят рублей, - сказал таксист, затормозив перед невзрачным зданием.

   Аня дала ему денег, даже не дождавшись сдачи, выскочила из машины, открыла дверцу Весте и махнула мужчине, чтоб уезжал.

   - А может, стоило попросить, чтоб подождал? - неуверенно спросила Веста, доставая меч.

   Аня помотала головой.

   - Не надо, еще не хватало впутывать обычных людей в это безобразие.

   Аня сверилась с листочком, нашла нужный подъезд, оказавшийся незапертым, и вошла, слушая, как ругается Веста, которая в темноте обо что-то споткнулась. Судя по адресу, продиктованному Мариной, надлежало идти в подвал. Аня аккуратно проверила устойчивость перил и начала спускаться.

   Было тихо. В заброшенном доме такая тишина казалась неестественной, навевала страх и неясное ощущение беды. Несколько раз девушки замирали, когда слышали наверху какой-то шум, но все звуки тут же смолкали.

   Наконец, пройдя два пролета, они остановились перед обшарпанной железной дверью. Вся она была изрисована, висячий замок заржавел, но был открыт. Аня обернула рукав куртки вокруг ладони, чтобы не пораниться, и потянула за ручку. С невероятным скрипом дверь поддалась.

   В коридоры хлынул свет и тут же стали отчетливо видны горы хлама, сваленного по углам. Аня вошла в помещение и замерла, увидев Рейбэка. Он сидел в старом, но неплохо сохранившемся кресле, одетый все в то же пальто. На коленях у него сидела Ксюха, играла двумя принцессами из "киндера" и что-то лопотала, изредка отвечая на вопросы мужчины. Марина сидела на полу, бледная, испуганная и связанная, рядом с ней сидел грустный Гуннульв. При виде этой картины внутри Ани поднялась волна гнева, но девушка глубоко вздохнула, чтобы не дать эмоциям вырваться. Не время.

   Рейбэк увидел Аню сразу же. Весту, стоящую чуть позади, либо не заметил, либо предпочел притвориться, что не заметил. Он поставил Ксюху на пол, обманчиво ласково погладил ее по голове и подошел почти вплотную к Ане, смотря сверху вниз. Ей совсем некстати вспомнился момент гибели Рагнхильд, когда она заслонилась Рейбэком. Судя по выражению его лица, он тоже не забыл.

   - Милая штучка, - Рейбэк скользнул пальцем по губе девушки, задев колечко.

   - Спасибо, - Ане стоило немалых усилий сохранять спокойствие, но она знала, что это необходимо.

   Теплые губы прикоснулись к пресловутому колечку, согрев дыханием. Это движение преследовало цель разозлить, вывести из равновесия и Аня знала это. А потому только чуть отстранилась.

   - Ты изменилась, - усмехнулся Рейбэк. - Стала сдержаннее.

   - Меняются девочки, взрослеют, - флегматично фыркнула Аня.

   - Мне нравятся взрослые девочки. Впрочем, - бросил он взгляд на Ксюшу, - маленькие тоже нравятся.

   И улыбнулся, заметив, как глаза Ани потемнели.

   - Милая у тебя дочурка, - продолжил некромант. - Очаровательная просто. Думаю, мы возьмем ее с собой, да, милая? Ей, конечно, нужно подрасти немного, но...

   Выстрелы раздались так громко, что перепугали Ксюшу и та заплакала, испуганно глядя на маму и Рейбэка, который упал. Аня опустила пистолет.

   - Девочки взрослеют. Их игрушки тоже, - процедила она и бросилась развязывать сестру.

   Рейбэк слабо застонал. Веста, настороженно глядя на упавшего отца, обошла его и подхватила Ксюшу на руки, успокаивая.

   - Чем это ты его? - спросила она.

   - Оружие наше, местное, - откликнулась Аня. - Меч против него бесполезен.

   - Он умрет? - в голосе Весты прозвучала явная надежда.

   - Не знаю, - Аня освободила сестру и крепко обняла. - Пошлите отсюда.

   Аня забрала дочь у Весты, переступила через неподвижно лежащего Рейбэка и направилась к выходу.

   Едва девушки выбрались на улицу, Марина повернулась к Ане:

   - Что теперь?

   - Вызови такси, ладно? - попросила Аня. - Поедем домой и там во всем разберемся.

   - Не ловит, - Марина выругалась.

   - Тогда выйди из коробки этой, повыше куда-нибудь. Вон, туда например, - Аня указала на небольшой холм.

   Марина отправилась звонить.

   - Он там не очнется? - Веста посмотрела в сторону подъезда.

   - Не должен. После огнестрельного в упор обычно не встают.

   - Это же мой отец, - покачала головой Веста. - Он умудряется выживать в самых удивительных ситуациях. Давай убираться отсюда.

   - Сейчас Марина такси вызовет.

   - Давай хотя бы от входа отойдем, мне не по себе.

   Но девушки не успели сделать и шага. Сначала они услышали негромкое, но угрожающее рычание, а потом увидели...

   - Инеевый волк! - ахнула Аня, пряча Ксюшу за спину.

   Против такого пистолет не поможет. А меч лишь у Весты, справится ли она с этим монстром?

   - Аня, - немного нервно позвала ее Веста.

   - Шея, - коротко ответила Аня.

   Волк медлил, наблюдая. Веста почему-то не нападала, хотя Аня слышала, как она там что-то делает. Гуннульв пытался успокоить вновь заплакавшую Ксюшу, но безуспешно.

   Волк еще раз зарычал и бросился вперед. Веста схватила Аню за руку и дернула, увлекая за собой во внезапно появившийся вихрь снежинок. Все четверо скрылись прежде, чем волк успел что-либо сообразить. Почему он не бросился в проход за ними, было неизвестно.

***

   Аня врезалась во что-то и чудом устояла на ногах. Они оказались в какой-то комнате, очертания которой были Ане незнакомы.

   - Ваза династии Герр! - раздался голос Гуннульв в темноте.

   Послышался звон.

   - Куда ты нас закинула? - спросила Аня, потирая ушибленное бедро.

      - Не знаю, - ответила Веста. - Я, кажется, координату перепутала.

      - Ты все-таки ее разбила! - простонал Гуннульв. - Бедная ваза.

      - Какая ваза?

      Аня совсем запуталась. Они попали в какое-то неизвестное место, Ксюха тихо хныкала, совсем напуганная, а Гуннульв что-то бормотал про вековое наследие Плато и грациозность бегемотих.

      - Анна? - раздался до боли знакомый голос.

      Помещение осветилось. И Аня едва не села на пол. Прямо перед ней на кровати сидела Сольвейг. Повзрослевшая, неизменно красивая, заспанная и с огромным животом, но это была Сольвейг.

      - Сольвейг?

      По взгляду подруги Аня поняла, что та в шоке.

      - Ты что, забросила нас в спальню к Сольвейг? - Аня повернулась к Весте и немного нервно рассмеялась. - Ну, ты даешь, это ж надо было так координаты удачно перепутать...

      - Анна! - при виде Рандвалфа Аня начала думать, что на самом деле спит, или Рейбэк ей по голове дал, или волк ими пообедал и все это - предсмертный бред. - Какого демона?!

      - Вафля? Ты...Сольвейг...Боже, это что, альтернативная вселенная?

      - Не хочу вас прерывать, - отозвалась Веста, - но нам надо проход закрыть, а то товарищ папа сейчас очухается и пойдет мстить. Оно вам надо, в спальне ночью?

     Аня сомневалась, чтобы Рейбэк оправился от трех выстрелов, сделанных с такого расстояния, но, подумав, согласилась: обычный человек погиб бы от молний Рагнхильд, а Рейбэк даже не закашлялся. К тому же он был некромантом.

   Рандвалф пробормотал что-то себе под нос, но с постели слез и быстро оделся. Закрыл проход и повернулся к Ане.

      - Вот скажи мне, почему именно в моей спальне? В присутствии беременной жены, ты соизволила сюда вернуться?

   На Аня была так рада, что едва не кинулась его обнимать. Даже Рандвалфа она была счастлива видеть. Позже она расспросит и его, и Сольвейг, потребует подробного рассказа о том, как эти двое оказались мужем и женой, но сейчас Аня едва могла поверить в то, что видит их всех.

   Постепенно страх проходил, оставляя место усталости и опустошенности. Как и всегда, встреча с Рейбэком вымотала ее.

      - Вафля! Не хами мне. Я злая, нервная и голодная. Меня чуть не убили. Так что давай разойдемся без драки.

      - Рандвалф, - раздался голос Сольвейг, которая уже пришла в себя и счастливо улыбалась, - и правда, не кидайся на нее, она не виновата.

      - Вы мне лучше скажите, - Анна улыбнулась и затаила дыхание в ожидании ответа. - Вилдэр дома?

   - А где Марина? - спросила Ксюха, перестав плакать.

   - Я видела, как она прячется, - откликнулась Веста. - Простите, не придумала ничего лучше, чем сбежать оттуда. С волком я бы не справилась.

   - Ты молодец, - улыбнулась Аня. - Маринка не пропадет, да и волку она не нужна. Поверь, я сестру знаю. Она скорее его на шубу пустит, чем попадется ему в зубы.

   Веста немного успокоилась, видя, как уверенно Аня говорит о сестре.

   - Так что там с Вилдэром? - повторно спросила Аня. - Он дома?

   - У себя, - почему-то нехотя ответил Рандвалф. - Но...

   Аня уже выскочила за дверь, не слыша, что говорил мужчина. Остановилась на минуту, определяя свое местонахождение. Удивилась, когда поняла, что Рандвалф и Сольвейг занимают ту спальню, что отдали тогда брату Вилдэра. Но все посторонние мысли вылетели из головы, едва она поняла, что слишком близка к отцу Ксюши.

   Остановилась в нерешительности перед дверью, как тогда, будучи еще девятнадцатилетней девочкой, испуганно шла к нему в покои. И только услышав его голос, далекий, но бесконечно родной, отважилась и толкнула дверь.

   А в следующую минуту густо покраснела и отвернулась.

   - Ой! - все, что смогла сказать Аня, чувствуя, что готова провалиться сквозь землю.

   - Девушка, вы кто вообще?! - несмотря на возмущение, сквозившее в голосе Вилдэра, Аня едва не подпрыгнула от радости.

   - Анька! - раздался из ниоткуда голос Гуннульв. - Он нам изменяет! Мы по нему, понимаешь, страдали шесть лет! Изнывали от тоски. И это...как там...ночей не спали от любви, а он тут с какой-то... развлекается! Ты смотри, только жена за порог, он уже девок в койку тащит! А ну, Анька, швыряй в него этой чугунной пепельницей! Швыряй, говорю!

   - Анна? - тихо, удивленно и...с надеждой?.. спросил Вилдэр.

   Аня повернулась. Девица, с которой целовался Вилдэр, когда она вломилась, уже успела одеться и теперь стояла, не зная, куда деваться. Аня встретилась с ней глазами. Девочке было лет двадцать, не больше. Он вздрогнула, когда Аня сделала шаг по направлению к ней.

   - Привет, - Аня помахала ей рукой. - Я - Аня.

   - Я знаю, - прошептала наложница. - А я Эмма.

   - Фу, у меня так учительницу первую звали, - скривилась Аня. - Но ты, надеюсь, будешь адекватнее. Как дела вообще?

   И сама поразилась чуши, которую несла. Вилдэр, судя по обалдевшему выражению лица, тоже был в шоке.

   - Иди, - кивнул он наложнице.

   Та с видимым облегчением сделала реверанс и направилась к выходу. Чудь подумав, сделала реверанс и в знак прощания с Анной.

   - До свидания, - кивнула Аня.

   - А я говорю: пепельницу кидай! - рявкнул Гуннульв.

   И услужливо подал обозначенную часть интерьера.

   - Отстань, - отмахнулась Аня.

   Оглядела спальню, которая почти не изменилась с тех пор.

   - Ух, ты, - она подошла к большой картине, висящей над столом. - Кто это так?

   - Сольвейг, - ответил Вилдэр.

   Это был ее портрет, Ани. Еще светловолосой, с длинными локонами и голубыми глазками. С мечом, в одной рубашке она стояла на склоне горы, укрытая шкурой инеевого волка.

   - Символично, - фыркнула Аня. - Это вы Рагнхильд на шубу пустили?

   - Нет, на ковер, - абсолютно серьезно ответил Вилдэр и указал на пол.

   Аня отпрыгнула от шкуры, действительно лежащей перед кроватью.

   - Ужас какой, - ее даже передернуло.

   Вилдэр выглядел растерянным. Подойти к ней почему-то не решался, но и глаз отвести не мог.

   - Я должен оправдываться?

   Аня покачала головой.

   - Да ладно, ты же не знал, что я вообще вернусь. Женился?

   - Конечно, нет, - усмехнулся Вилдэр.

   - Что значит "да ладно"?! - опять вылез Гуннульв. - Анька! А ну, врежь ему по башке лохматой! Пепельницей! Только размахнись хорошо!

   Аня рассмеялась и монстр, обиженно замолчав, исчез.

   - То есть, тебе плевать, что только что в моей спальне была другая девушка? - скептически произнес Вилдэр.

   - Мне не плевать, - вздохнула Аня. - Я борюсь с ревностью. Но не устраивать же скандал. Меня не было шесть лет.

   - Ты тоже одна там не сидела, - догадался Вилдэр.

   Аня опять покраснела.

   - Я тоже не знала, что вернусь, - тихо сказала она. - А Ксюхе нужен был папа.

   - Кому? - не понял Вилдэр.

   Аня поняла, что проговорилась. Не так она хотела сообщать ему о дочери, все-таки возраст у мужика не тот, чтобы радостно всем семейством ему на шею прыгать.

   - Дочка у меня, Ксения зовут.

   - Сколько лет?

   Аня даже дар речи потеряла. Он что, допускает возможность того, что Ксюша не его?

   - Скоро шесть будет!

   Взгляд мужчины изменился, когда он понял, в какой компании вернулась Аня. Подошел, заглянул в лицо, неуверенно коснулся руки.

   - Кольцо в губе, - удивленно произнес, разглядывая пирсинг.

   - А еще в языке есть, - Аня хихикнула и высунула язык, который тоже был проколот.

   - И как, целоваться удобно?

   Аня пожала плечами.

   - Проверять будешь?

   - Буду, - очень серьезно ответил Вилдэр. - Ты есть хочешь?

   - Очень, - призналась Аня. - Только ты нам комнату выделишь? А то Ксюху надо спать уложить, она намаялась, бедная. А еще со мной дочка Рейбэка приехала. Мы там этого товарища немного покалечили. Вообще, что происходит? Как обстановка?

   - Тихо, - улыбнулся Вилдэр. - Обо всем поговорим. Раз ребенок мучается, надо спать ее уложить. Я скажу Астрид, чтобы выделила вам гостевую. Дочь кормить нужно?

   - Нет, она поела у Марины, - отозвалась Аня.

   Вилдэр вышел, оставив Аню нервничать в одиночестве.

   Постарел. Уже не напоминает молодого мужчину, но все же привлекателен. Или она до сих пор так влюблена, что не видит все в истинном свете? Да какая разница, в общем-то? Чувства у него к ней...остались. Какие - покажет время. Это его "буду" пробудило надежду, которая долго еще будет жить, согревая душу.

   Ксюша уже почти спала, когда Аня взяла ее на руки. Девочка не понимала что происходит, но мама была рядом, и этого было достаточно. Она сладко посапывала, пока Аня несла ее в приготовленные покои и не проснулась даже когда Астрид, расправлявшая кровать, уронила на пол подсвечник. Уронила специально, это Аня хорошо заметила.

   - Еще одну пакость сделаешь - выпорю, - пообещала Аня женщине.

   Астрид свирепо на нее глянула.

   -И не думай, что мне это не удастся. Я, собственно, спрашивать никого не буду. Да, я сволочь. Нет, я вернулась не для того, чтобы тебя достать. Да, ты можешь идти. Да, я закончу сама. И еще: подойдешь к моему ребенку, нашинкую на рагу без предупреждения.

   Астрид удалилась, не решившись ответить. А Ане было уже все равно: она была слишком счастлива, чтобы расстраиваться из-за того, что ее здесь кто-то не любит.

   Она раздела дочку, уложила на широкую кровать. Гуннульв тут же материализовался и прилег рядом. Ксюха во сне привычно обняла монстра. Он у нее вместо плюшевой игрушки был. Ребенок с ним играл, с ним же спал, даже купание с Гуннульв проходило. Монстру вода не нравилась, но зато нравилась Ксюха, а потому терпел.

   Аня погасила свечи, и единственным светом в комнате был тот, что лился из коридора. С минуту она просто сидела рядом, смотря на спящую дочь, и не могла поверить в то, что сумела вернуться. Ксюша теперь на своем месте, примет ли ее отец, покажет время, но Аня не сомневалась, что сумеет снова стать его любимой.

   - Мама, - Ксюша открыла глазки и потерла из кулачками.

   - Привет, солнышко, - улыбнулась Аня. - Мы дома, отдыхай. Мама пойдет, поговорит кое с кем. Но ты не бойся, Гуннульв рядом и мама рядом будет, хорошо?

   Ксюша кивнула, зевнув, и крепче обняла Гуннульв, который беззастенчиво дрых. И когда только научился?

   Аня обернулась и увидела, что в проеме стоит Вилдэр и неотрывно смотрит на них. Улыбнулась, поманила его рукой и немного удивленно выдохнула, когда его руки опустились на плечи.

   - Как зовут, говоришь? - тихо спросил мужчина.

   - Ксения, - откликнулась Аня. - Ксюша, Ксюха.

   - Несколько имен?

   - У нас используются сокращения от полного имени. Я - Анна, но все зовут меня Аня. Она Ксения, но можно называть ее Ксюша. А вообще она любит, когда ее Ксюхой называют.

   - Можно на руки взять?

   В его голосе просквозила такая неуверенность. Он смотрел на девочку со смесью удивления и восхищения.

   Аня покачала головой.

   - Проснется, давай, завтра познакомитесь?

   - Хорошо, - прошептал Вилдэр. - Стол накрыт, идем, поешь.

   Они сели в другой гостевой, и Аня догадывалась о причине этого. Но предпочла промолчать, тем более что в данных условиях такая мелочь казалась несущественной. Вилдэр молча смотрел, как Аня ест и, что характерно, ее это совершенно не напрягало.

   - А где Веста? - вдруг спросила девушка.

   - Спит уже, я Сольвейг велел ее разместить. Предпочла не ужинать.

   - Как Сольвейг умудрилась выйти за Рандвалфа? - удивилась Аня, отпив немного сока. - Простила?

   - Простила, - улыбнулся Вилдэр. - В Сольвейг твоей... доброты больше, чем мозгов.

   Аня замерла.

   - Он ее бьет?

   - Да нет, к счастью. Иначе бы его бил я.

   Тепло разлилось по всему телу. То ли от сытного и позднего ужина, то ли от близости мужчины, который просто был рядом, не задавал вопросов, не упрекал, не оправдывался и не злился.

   - Спасибо, - Аня сыто улыбнулась и зевнула. - Очень вкусно. Почему-то каждый раз, когда со мной что-то случается, я хочу есть.

   - Кстати, что с вами случилось?

   Аня открыла было рот, чтобы начать рассказывать, но Вилдэр ее прервал. Улегся на кровать и поманил девушку за собой. Аня рассмеялась, но подошла.

   И вновь, как в не очень далеком, но очень счастливом прошлом, он обнял ее, рука легла на волосы, поглаживая, а дыхание согрело шею. Аня счастливо вздохнула. И начала рассказывать все. Ну, или почти все.

   - То есть, все это время координаты были у тебя?

   - Сама поверить не могу до сих пор, - Аня тяжело вздохнула. - Я уже отчаялась найти кого-нибудь, кто бы меня вернул, а тут Веста, как подарок просто.

   - Прости меня, - Вилдэр еще крепче обнял девушку. - Я не знал, что ты беременна.

   - Ты идиот, - рассмеялась Аня. - Ты не в курсе, от чего дети бывают? Я-то ладно, маленькая была. Сколько тебе вообще лет?

   - Сорок пять, - хмыкнул Вилдэр. - Ладно, согласен, это было глупо. С другой стороны...ты же знаешь, что узнай я о беременности, ход в твой мир был бы закрыт. Навсегда, Аня. Понимаешь, что в этом случае было бы?

   - Ищешь себе оправдание? - ехидно посмотрела на него Аня.

   - Да, - признался Вилдэр.

   - Слабая попытка, - фыркнула девушка. - А у вас как дела здесь? Что-то я не вижу особого счастья, Рандвалф вообще на меня так смотрел, будто я его любимую кошку задавила, он спит вообще?

   - Мало. Ситуация очень серьезная и, боюсь, от нас не зависящая.

   - Что случилось? - Аня приподнялась на локте.

   - Мы до сих пор не знаем, на кого работает Рейбэк и чего добивается, но почему-то мне кажется, будто все последние события связаны именно с ним.

   - Последние события? - не поняла Аня. - Что за события?

   - Эпидемия, странные природные явления, новый курс Лесного, голод. Я расскажу тебе все завтра, тем более, приехала госпожа Риорская. Я очень надеюсь с ее помощью наладить контакт с Риорским и уговорить его вернуться к государственным делам, пусть и с моей стороны. Аня, не пойми меня неправильно, я рад, что ты вернулась, я до сих пор думаю, что это мне мерещится с недосыпу, но здесь становится опасно.

   - Ты отправишь нас обратно? - нахмурилась Аня.

   - Пока нет, - Вилдэр успокаивающе погладил ее по щеке. - Но хочу, чтобы ты была готова к подобному повороту. Если вдруг мы не сможем справиться с ситуацией, и ты, и девочка должны быть в безопасности.

   Аня лукаво улыбнулась, пододвигаясь ближе.

   - Посмотрим. Может, я смогу помочь.

   - Хватит с помощью, - Вилдэр задумчиво посмотрел на девушку. - Давай ты будешь наслаждаться жизнью?

   - О чем и говорю. Думаешь, я долго протяну без новых приключений?

   Мужчина рассмеялся.

   - Обо всем завтра. Отдохни немного. Только сначала...

   - Что?

   - Ты мне кое-что обещала.

   Аня задумалась.

   - С Ксюхой знакомишься завтра. Больше ничего не помню.

   - Обещала возможность проверить, - Вилдэр многозначительно на нее посмотрел, - удобно ли целоваться с этой штукой.

   И коснулся пальцем колечка.

   - С Эммой проверяй, - фыркнула Аня, но не отстранилась.

   - Бедная Эмма, - рассмеялся Вилдэр. - Придется заставлять ее прокалывать язык. Нет, давай потренируемся на готовом варианте, а Эмму освободим от столь экстравагантной бижутерии.

   Он обнял ее, осторожно, будто не верил в ее реальность, будто боялся, что вот-вот эта девушка растает, растворится во сне, оставит его опять смотреть на бездушный портрет - единственное напоминание о том, что в его жизни была эта девочка из другого мира. Прикоснулся губами, проигнорировал прерывистый вздох Ани и попытку углубить поцелуй, медленно провел языком по нижней губе и только потом, когда Аня почти застонала, добрался до серьги в языке.

   Тяжело дыша, отстранился и заглянул в потемневшие зеленые глазки любимой.

   - Необычно, - чуть улыбнулся. - Не снимешь ведь?

   - Привыкнешь, - улыбнулась в ответ Аня. - Это мы только целовались. С этой штукой знаешь, сколько интересного можно придумать.

   Вилдэр внимательно на нее посмотрел.

   - Что? - смутилась Аня. - Читала. В интернете.

   - Спи, - усмехнулся Вилдэр. - Читала она.

   Аня свернулась клубочком, почувствовала, как Вилдэр ее обнял и почти сразу заснула.

***

   Наутро ее кто-то самым наглым образом разбудил. Разбудил приятно и довольно романтично, но от того пробуждение не было легким. Поспать Аня в последнее время любила, а уж после такого количества переживаний и подавно. А потому девушка никак не хотела открывать глаза. Ей было тепло, хорошо, снились приятные сны, которые она позже и не вспомнит, но которые неизменно поднимут с утра настроение. И поцелуи, которыми Вилдэр пытался ее разбудить, в общем-то, цели не достигли.

   - Вставай, - почти обиженно сказал Вилдэр, когда понял, что Аня только крепче заснула.

   Девушка что-то пробормотала и перевернулась на живот.

   - Аня! Нам пора. Я хочу познакомиться с дочерью, она уже вовсю бегает по замку, с ней Сольвейг возится. А еще надо поговорить с Риорской. И все - до завтрака. Ну, с Риорской можно говорить во время.

   Волей-неволей пришлось открыть глаза. Аня села на кровати, недовольно зевая, и потянулась.

   - Доброе утро, - прошептал Вилдэр, целуя ее.

   - Утро добрым не бывает, - буркнула девушка. - Я половину ночи бегала за вашим извращенцем, а мне поспать не дают. Что за люди?

   - Днем поспишь, - усмехнулся Вилдэр. - Я все равно занят, так что выспишься, отдохнешь, примешь ванну. И вообще, вспомнишь королевский образ жизни.

   Аня что-то невнятно пробормотала и отправилась умываться. По счастью, она все еще помнила, где это можно сделать.

   Ксюха играла все теми же игрушками из "киндера", что и раньше. И они ей, что странно, не надоели. Сольвейг заплела ей "корзинку" и Аня даже улыбнулась тому, как забавно и мило выглядела дочурка.

   - Привет, - Аня села перед девочкой, прямо на пол. - Как дела?

   - Мама, - улыбнулась Ксюша. - Привет! Я играю, а Сольвейг обещала со мной погулять после завтрака. Можно?

   - Можно, - кивнула Аня. - Только говори здесь на том языке, на котором с Вестой и Сольвейг говоришь, чтобы тебя все понимали, ладно? Наверное, я тоже с вами пойду. Возьмешь меня в свою компанию?

   - Возьму, - серьезно ответила Ксюха. - Только мы в снежки играть будем, ты учти.

   - А разве Сольвейг можно играть в снежки? - удивилась Аня.

   - Дядя...как его...сказал, что чуть-чуть - можно.

   - Ну, раз Вафля сказал, - усмехнулась Аня. - Слушай, солнышко, надо тебя кое с кем познакомить, ладно?

   - С кем?

   Аня махнула Вилдэру, который ждал в дверях. Девочка подняла на него внимательный взгляд и с пару секунд изучала.

   - Это кто? - повернулась к маме.

   - Это...это папа, Ксюш.

   - Чей папа?

   Вопрос заставил замереть и Аню, и Вилдэра.

   - Твой, милая моя. Помнишь, я тебе говорила, что когда-нибудь мы вернемся к папе домой? Вот, мы вчера к нему приехали.

   Девочка как-то растерянно посмотрела на мать.

   - А мне дядя вчера сказал, что он - мой папа.

   Аня против воли прерывисто вздохнула и едва удержалась от ругательства.

   - Ксюшенька, дядя, которого мы видели вчера - он плохой. Он врет, потому что злой. Веришь мне?

   - Верю, - кивнула Ксюша. - Хорошо, что он не мой папа. Мутный какой-то.

   Вилдэр фыркнул.

   - Привет, - он наклонился к дочери и тепло ей улыбнулся. - Давай знакомиться, принцесса.

   - Я принцесса? - удивилась Ксюша.

   - Строго говоря - да, - кивнул Вилдэр. - Я король, ты моя дочь, значит, ты принцесса.

   Он хотел было погладить девочку по голове, но Ксюша отстранилась.

   - Ты чего, родная? - удивилась Аня. - Не бойся папу, он хороший.

   - Когда спит зубами к стенке? - возвестило светловолосое чудо и с искренним интересом продолжило рассматривать внезапно обретенного отца.

   Аня под удивленным взглядом Вилдэра, слегка покраснела.

   - Это сестра моя, - пробормотала она. - Хм...научила.

   - Сестра, - ехидно хмыкнул мужчина. - Конечно, как я сразу не догадался.

   - Ты высокий, - объявила Ксюша, чем окончательно привела отца в полное недоумение.

   - Ну, это смотря с какого роста смотреть, - улыбнулась Аня. - Завтракать пойдешь с нами?

   - Пойду! - обрадовалась девочка.

   Вилдэр протянул руки к ней и Ксюша неуверенно, но все же дала себя поднять.

   - Ух, ты, - сказала она, смотря на мать сверху вниз. - А мама меня не носит.

   - Ну, так мама у нас слабенькая, хрупкая. Хочешь, я тебя носить буду?

   Ксюха задумалась.

   - Нет, - ответила она. - Если ты меня будешь носить, я разучусь бегать и Гуннульв меня догонит.

   - Я и так тебя всегда догоняю! - возвестил из угла монстр. - Ты не умеешь играть.

   Ксюха показала ему язык и отвернулась.

   - Я смотрю, Гуннульв нашел себе подругу, - сказал Вилдэр, когда они шли в обеденный зал.

   - Ага, - кивнула Аня. - По интеллекту. Что ей пять лет, что ему - сотни, все одно. Будто двоих детей родила.

   - Мы даже не знали, что он за тобой прошмыгнул. Думали, исчез из виду, обиделся.

   - Да нет, он у нас вместо кошки жил. Но, стоит отметить, польза от него была: за Ксюхой следить помогал, игрушки иногда убирал. Да и вообще, с ним не так тоскливо было.

   Они вошли в обеденный зал, где уже сидели Сольвейг с Рандвалфом, Веста, Идгард и Луириэль.

   - Привет всем, кого не видела, - радостно объявила Аня, садясь на свободное место.

   - Тебя что, не учили этикету? - звонко произнесла Луириэль. - Когда здороваешься с людьми, выше тебя по положению, нужно делать реверанс.

   Все замерли, кто - глядя на эльфийку, кто - на спокойную Аню, которая флегматично продолжила накладывать салат на тарелку.

   - И дети не едят за столом вместе с взрослыми, - продолжила Луи.

   - Мои дети едят, - отрезал Вилдэр.

   - Есть этикет! - взвилась Луириэль.

   - А ты изменилась, - задумчиво произнесла Аня.

   - Когда обращаешься к жене наследника, нужно говорить "госпожа".

   Вилдэру это все явно начало надоедать, но Аня успокаивающе взяла его за руку.

   - И извольте...

   - Заткнись, ты мне аппетит портишь, - буркнула вдруг Веста.

   Аня фыркнула в тарелку, наблюдая, как Луириэль взбесилась. Даже покраснела.

   - Луи, прекрати, - одернул ее Идгард.

   И только потом взглянул Ане в глаза. Обрадовался, это было видно по легкой улыбке, коснувшейся губ. Уставшим выглядел наследник, еле вилкой двигал. Под глазами залегли темные круги, весь взъерошенный, сонный. Ане подумалось, что он уже пожалел, что взял эльфийку в жены. Странный характер у его жены. Воистину странный.

   Все поглощали завтрак в молчании. Только Ксюха что-то лопотала, отчего Луи кидала на нее гневные взгляды, но вскоре и так перестала выражать возмущение: Аня втихушку показала ей кулак и демонстративно скорчила страшную рожу.

   Вилдэру Аня позволила Ксюшу накормить. Хоть дома девочка и сама могла справиться с этим делом, здесь это представлялось сложным. Проблема была в том, что все приборы у Вилдэра в замке были серебряными, в том числе ложки, которыми ели каши. А серебро очень быстро греется, соприкасаясь с горячей едой и ложку Ксюша держать не могла. Пришлось долго остужать ложку, прежде чем давать ее ребенку и завтрак растянулся на час с лишним. Когда Ксюша наелась и даже выпила весь ягодный морс, чего дома за ней не наблюдалось, Вилдэр сказал:

   - Луириэль, ступай к себе. Сольвейг, возьми, пожалуйста, Ксению и займи ее на час-другой.

   - Конечно, - улыбнулась Сольвейг и взяла Ксюшу на руки.

   Ранвалф тут же вскочил.

   - А ну, поставь! - скомандовал он жене. - С ума сошла? На восьмом месяце детей таскать.

   Сольвейг послушно поставила Ксюшу на пол и так тепло улыбнулась мужу, что у Ани непроизвольно открылся рот.

   Когда двери за девушками закрылись, а со стола убрали еду и принесли чай, Вилдэр сказал:

   - Стоит пояснить ситуацию для Анны, я думаю. И для госпожи Риорской. Мне, кстати, очень нужна ваша помощь.

   - Моя? - удивилась Веста. - В чем?

   - Позже я обязательно объясню.

   - Уверен, что ее стоит во все посвящать? - Рандвалф кивнул на Аню. - Может, лучше в общих чертах?

   - Лучше во все, - откликнулся Вилдэр. - Иначе она сама начнет выяснять недостающие детали. Вот ты лично желаешь ловить ее по всему замку?

   Аня хотела было обидеться, но передумала. Даже Рандвалф вызывал у нее радость от возвращения. К слову, он хоть и пытался скрыть, но тоже Ане был рад, мелькала в его глазах улыбка, когда Ане удавалось поймать его взгляд.

   Вилдэр начал говорить:

   - В общем, как давно это началось, сказать не может никто. Мы сошлись во мнении, что немногим раньше твоего отъезда. Я, честно говоря, даже не знаю, какие события можно связать, складывается ощущение, что все. Естественно, после восстания мы потеряли большую часть влияния на обособленные народы и, что куда страшнее, потеряли дружественные отношения с Верхним и Океаниумом. Нижний почему-то медлит, но окончательного решения не говорит, хотя именно благодаря им мы окончательно разгромили волков. То же примерно произошло и с Лесным. Король мертв, Рейбэк правит, но почему-то делает это из рук вон плохо. У меня не сложилось впечатления, что он глуп, а потому я в совершенном недоумении. Будто бы он специально разваливает Город. Что самое интересное: с другими Городами то же самое, правители вдруг резко или умерли или отошли от дел. Причем сильные правители, слабые как разваливали, так и продолжают разваливать свои государства.

   Потом, пока мы пытались оправиться от кризиса после этой дурацкой войны, началась эпидемия. Достаточно интересная. Снежная чума и песчаная. Одновременно. Там, где есть снег - снежная, где снега нет - песчаная. Болезнь редкая, за всю историю пара случаев, вдруг приобрела массовый характер. Меры никакие не помогали, люди умирали буквально за несколько часов. Маги не справлялись, кстати, магов эта зараза не трогала. Эта болезнь и сейчас свирепствует, так что из замка ни ногой, тем более в деревню. По предварительным подсчетам население сократилось на треть, представляешь? Это общее. Люди же практически все умерли, за редким исключением. Сейчас мы имеем магов, коих, слава Меридии, больше. Здоровых магов. Пока здоровых.

   Это все, что мы имеем на данный момент. Подтвержденное фактами и нашими наблюдениями. Теперь о домыслах и слухах. До нас доходили сообщения о некоем странном природном явлении. Описывалось оно как волна, цвета, неизвестного ранее. Уже интересно, да? Цвет этой волны никто описать не мог, только говорили, что зарождается она где-то далеко, у горизонта, и постепенно прокатывается по всей территории. Наблюдалась всего раз, вскоре забылась, потому что последствий никаких не было. Думали, что-то вроде северного сияния.

   - Но мы связали это с эпидемией, - добавил Рандвалф. - Потому что именно после этой волны появились первые случаи заболевших. Странно и то, что чума имеет множество способов переноса, но мы до сих пор не выяснили, как она передается сейчас. Это какой-то бред. Если действует маг...то он должен быть подобен богу, чтобы творить такое.

   - И объяснений у нас нет, - заключил Идгард. - Но мир катится к демонам, это ясно любому. Да и общее настроение ниже среднего, народ близок к панике.

   - Я и не знала, что все так серьезно, - пробормотала Аня.

   А Веста сидела неподвижно, глядя в окно. Она была немного бледной и выглядела испуганной.

   - Веста? - Аня нахмурилась. - Ты в порядке?

   - Волна...как вон та? - тихо спросила Веста и указала в окно.

   Гул, слышный даже через окна, вызывал какое-то неясное чувство страха. Волна приближалась, и Аня с удивлением отметила, что действительно не может понять, что это за цвет. Выглядело бредом, но такого цвета и вправду в природе не было.

   - Закрой глаза, - приказал Рандвалф, понявший, что эта штука запросто может лишить зрения.

   Аня послушно зажмурилась.

   И когда почувствовала колебание пространства, не удержалась, посмотрела в окно.

   На всем небе было отчетливо видно изображение женщины. Незнакомой Ане, но в то же время какой-то...известной, сильной и красивой.

   Когда все стихло, Вилдэр посмотрел на девушку.

   - Анна, все нормально?

   - Возможно, - пробормотала Аня. - Мне тоже не нравится это.

   - Ну, и какой пакости нам ждать на этот раз? - Рандвалф хмуро оглядел присутствующих.

   - Знаете, - задумчиво проговорил Идгард, - мне кажется, что вечером нам принесут доклад о том, что на Плато не осталось людей. Можете считать меня параноиком, разрешаю.

   - Люди на плато остались, - хмыкнула Аня. - Я, Ксюха, Сольвейг.

   - Нет, - покачал головой Рандвалф. - Сольвейг - пассив.

   - То есть? - не поняла девушка.

   - Пассивный маг, - объяснила Веста. - Носитель. Сама магией не пользуется, но потенциал есть. Вероятнее всего, скажется на детях.

   - И потенциал большой, - добавил Рандвалф. - Я когда с ней встретился, к ней утбурд привязался, чуть через окно не залез. Еле потом его отловил.

   - А что такое утбурд? - не поняла Аня.

   - Нечисть местная, - объяснил Вилдэр. - Дух убитого или мертворожденного младенца. Редкостная мерзость. Кстати, они тоже повылазили, вчера одного поймал. Детей много умерло, вот они и шастают. Если услышите плач, не реагируйте. Особенно тебя касается, Аня, ты у нас мама, так что следи в оба. Я, пожалуй, к вам кого-нибудь приставлю, чтоб чего не случилось.

   Аня была поражена. Слишком много информации, слишком много событий. Ей и в голову не могло прийти, что все так серьезно. В свете открывшихся событий возвращение в этот мир с Ксюхой представало не в таком уж радужном цвете.

   - А Ксюша - маг?

   - Вероятнее всего, да, - кивнул Вилдэр. - У нас сильная магия, не было еще ребенка в роду, не обладающего ей. Даже от обычных людей.

   - Кстати, а почему я не заболела, если чума касается всех? И вы считаете, что сейчас все люди мертвы. Я-то уж точно не маг.

   - Это и мне интересно, - задумался Рандвалф. - Понимаешь...я тут ради развлечения пытался твое сознание прочитать...

   - Что?!- возмутилась Аня.

   - Тихо, не буянь. Просто проверял, не задумала ли ты пакость. Милая моя, тебя насильно отправили в другой мир, кто знал, озлобилась ты там или нет?

   - Ты знал? - Аня повернулась к Вилдэру.

   - Нет. Я с ним потом поговорю, - мрачно пообещал тот.

   - Да подождите вы, - отмахнулся Рандвалф. - Блок я пробить не смог. Кто-то защищает тебя, Аня. Кто-то, явно связанный со всеми этими событиями.

   - Кто? - удивилась Аня.

   Рандвалф внимательно на нее посмотрел, явно считая ответ очевидным.

   - Бред, - резюмировала девушка. - Ты псих, Вафля.

   - А ты - потенциальный труп. Но все еще здесь, хотя всем ясно, что любой человек обречен.

   - Ладно, даже если ты прав, это очень плохо.

   - То, что ты жива?

   - То, что он меня защищает! Он явно задумал какую-то пакость. И он жив.

   - О чем это вы? - не поняла Веста.

   - О твоем отце, - пояснила Аня. - Рандвалф считает, что он меня защищает.

   - В теории это возможно, - начала было девушка, - но...слишком уж извращенно.

   Аня поняла, что хотела сказать Веста. Действительно, выглядело диким. Защищает, чтобы оставить себе... Мотивы этого мужчины она до сих пор понять не могла, хотя думала об этом, наверное, сотню раз.

   - Хорошо. Я жива, это радует. Давайте перейдем к проблемам, которые не терпят отлагательств.

   - Она что, теперь будет командовать? - ни к кому, в сущности, не обращаясь, спросил Рандвалф.

   - Нет, я буду тебя доставать, - беззлобно огрызнулась Аня.

   - Успокойтесь вы, - Вилдэр предостерегающе посмотрел на брата. - Потом наговоритесь. Можете прямо сейчас выйти. Госпожа Риорская, теперь я хотел бы поговорить с вами о деле.

   - Чем я могу помочь? - спросила Веста.

   - Ваш муж...

   - Бывший муж, - поправила правителя девушка. - Я в разводе.

   - Простите, я не знал. Это существенно затрудняет дело. Ваш бывший муж хорошо знал умершего короля Лесного. И не менее хорошо он знал Рейбэка. Михаил Риорский - известный маг, сильный. Нам очень нужна его помощь, возможно, это единственный шанс выяснить, что происходит.

   - И причем здесь я? - Веста все еще не понимала, куда клонит Вилдэр.

   - Понимаете, я был бы очень благодарен, если б Риорский хотя бы выслушал меня, а не спускал гонцов с лестницы. Поверьте, я уважаю его желание отойти от дел, но и не пытаться его вернуть не могу. Я думал, что, возможно, вы сможете с ним поговорить. И убедить его пойти нам навстречу. Все-таки вас он...не станет игнорировать. Только что вы убедились, что все серьезно. И следующий удар может быть нанесен по магической части населения. Это я и хочу предотвратить. Речь уже не идет ни о вашем Городе, ни о моем. Давайте постараемся сохранить то, что у нас осталось.

   Веста молчала. Было видно, как тяжело ей осознавать необходимость встречи с бывшим мужем. Она задумчиво кусала губы и смотрела в окно, туда, где всего каких-то десять минут назад они все видели что-то скверное, грозящее гибелью.

   - Хорошо, - вздохнула девушка. - Когда можно ехать?

   - Вечером лучше выдвинуться, - ответил Рандвалф. - Чтобы дракон смог долететь до Верхнего к утру. Провернем это незаметно. Думаю, Асбьерн не откажется доставить вас тайно.

   - Хорошо, - Веста слабо улыбнулась. - Тогда мне стоит отдохнуть, чтобы не заснуть в дороге. Могу я занять спальню, в которой ночевала?

   - Разумеется, - кивнул Вилдэр. - Вы получите все необходимое. Спасибо вам.

   - Я не обещаю, что он приедет, - тихо сказала Веста.

***

   Веста улетела, едва на плато опустилась ночь. Она не выглядела подавленной, но все же нервничала. Была тому причиной перспектива встречи с бывшим и, чего уж скрывать, все еще любимым мужем, или же беспокойство по поводу последних событий, неизвестно. Асбьерн радушно поприветствовал гостью и пообещал не забирать высоко, чтобы не простудить девушку. Вилдэр не хотел вызывать погонщика, чтобы не афишировать отъезд Весты, а потому лично проверил, крепко ли держат девушку ремни. Вместе с Вестой поехали двое из личной охраны Повелителя.

   Аня тепло попрощалась с Вестой, чувствуя, что они стали подругами, хоть знакомы и не так давно. А Ксюха даже пошмыгала носом, так не хотела расставаться с новой знакомой. Благодаря чувствительности девочки, Вилдэр получил возможность ее обнять, успокаивая, и выглядел крайне довольным, когда уставшая за день дочь почти повисла у него на шее.

   Аня брела к замку. Асбьерн скрылся в небе, Веста улетела к любимому и дочурке. Вилдэр отправился укладывать Ксюшу спать и давать задания патрулю, который теперь не только окрестности контролировал, но и оказывал помощь семьям, пострадавшим в результате эпидемии. Сольвейг легла отдыхать, намаялась с детьми за день: двое сыновей Идгарда приняли в свою компанию Ксюху, ни сколь не смутившись тому, что девочка фактически являлась им тетей. Втроем эти королевские отпрыски поставили на уши замок, даже Астрид заставив чуть улыбнуться. А уж Рандвалф после обеда устроил им настоящее развлечение: выкроил час и играл с детьми во дворе, кидая их в сугробы, бегая за Ксюхой по катку и сражаясь с мальчишками в снежки.

   В тепло не хотелось, и Аня села на крыльце. Стражники покосились на девушку, но промолчали: им были даны четкие указания относительно вернувшейся невесты Повелителя.

   Двери бесшумно распахнулись и кто-то сел рядом с девушкой. Аня повернула голову.

   - Ты чего не работаешь?

   - Увидел тебя в окно, - ответил Рандвалф. - Решил постеречь, мало ли.

   - Я не ребенок, чтобы меня контролировать, - вздохнула Аня.

   - Ты ребенок. Пусть немного повзрослевший, но ребенок, - усмехнулся Рандвалф.

   Аня прерывисто вздохнула.

   - Ты чего? Что случилось?

   - Не знаю, - прошептала девушка, чувствуя, как слезы катятся из глаз. - Столько...всего произошло. Мы вернулись, Ксюша увидела отца, я его увидела и... Черт, все было проще тогда. Мне было плохо, но были вы, и я знала, что несмотря на то, что лично у меня трагедия, в этом мире все нормально, а теперь я приезжаю, а здесь такое... Понимаешь, когда я смотрела на все, что происходит у нас, я мечтала сбежать сюда, зная, что здесь безопасно, что здесь есть магия и нет этой техники, этих людей. Получается, что я приехала прямо к апокалипсису. И Вилдэр...он меня не прогоняет, но и к себе не зовет, я ему вообще нужна? Это так все запутанно, ужасно.

   Рандвалф обнял Аню, усадил на колени и прошептал:

   - Да не рыдай, королевна, все наладится. Никакого апокалипсиса нет, ну подумаешь: проблемы, да ерунда! Любые проблемы когда-то решаются, все неприятности проходят. И Вилдэр любит тебя, просто вам нужно время, вы не виделись так долго. Думаешь, легко вдруг встретиться с дочерью, которой никогда не знал?

   - Мне так страшно, - прошептала Аня. - Рейбэк, он...чего он хочет? Почему я? Если он добрался до меня, чтобы поставить защиту...так вот что он искал в замке, да? Возможность поставить защиту? Ему это удалось, только когда я спала, а я все думала, почему он не убил меня. Да чего же он хочет?!

   - Не знаю, - ответил мужчина. - Но мы выясним, это точно. А пока просто постарайся лишний раз не подвергать себя опасности. Занимайся детьми, восстанавливай силы. Начни носить наши платья, в них ты будешь отлично выглядеть с этими сережками, пускай Астрид удавится от злости. И, глядишь, с Вилдэром выйдете на прежний уровень отношений.

   Аня слабо улыбнулась.

   - А ты Сольвейг любишь?

   Рандвалф вздохнул и рассмеялся.

   - Люблю. И тебя люблю. Только не говори Вилдэру, а то он не так поймет.

   - Спасибо.

   - Давай, я отведу тебя наверх, ты отдохнешь и прекратишь разводить сырость. А вообще, еще не поздно, можно взять детей и пойти поплавать в купальне.

   - Спят они уже, Вилдэр пошел Ксюню укладывать.

   - Тогда возьми книгу и отвлекись от этого бардака. Просто постарайся отдохнуть, кто знает, что будет дальше.

   - Давай еще немного посидим, - попросила Аня. - Я воздухом хочу подышать.

   - Ну, если немного, - согласился Рандвалф.

   Девушка задрала голову и посмотрела на небо, усыпанное золотыми звездами. То самое небо, что так часто ей снилось.

   - А когда у вас ночь звездопада? - спросила Аня. - Я бы желание загадала...

   - Тебе одного мало было? - фыркнул Рандвалф.

   - Вот язва! - возмутилась девушка.

   - Забыла что ли? Люди не меняются.

   - Ну, не скажи, - усмехнулась Аня. - Мне помнится, кто-то в первое время вел себя, как последняя скотина.

   - Не знаю таких, - невозмутимо ответил Рандвалф, одним движением поднялся и поставил Аню на ноги. - Идем в дом, холодает. Ночи здесь морозные, хоть и весна.

   Прежде чем зайти внутрь, Аня еще раз посмотрела вдаль, туда, где скрылись ледяной дракон Асбьерн и Веста.

Глава вторая

   Веста все-таки один раз задремала. Асбьерн летел спокойно, не виляя и не сбрасывая высоты. Мерное покачивание усыпляло. Земля постепенно оставалась далеко внизу, но очертаний Верхнего Города разглядеть пока не удавалось.

   Верхний был населен преимущественно иерами - крылатыми людьми весьма крутого норова. Они редко спускались к соседям, в Лесной, потому как предпочитали свой климат. Именно иерой была мать Михаила, а потому родовой замок Риорских был у западной границы Верхнего. Что до Весты, а она была там лишь однажды, перед самой свадьбой, ей туманные дни, холодные ночи, чуть пружинящая почва под ногами и постоянные ветра не нравились.

   Вообще в Верхний летали только черные драконы, считалось, что они лучше всего приспособлены для таких путешествий. Отправляясь в путь, девушка отчаянно надеялась, что Асбьерна не заметят: они собирались приземлиться прямо на территории замка Риорских. В противном случае им полагалось тюремное заключение за нарушение правил воздушных перевозок на драконах. Но Асбьерн был уверен, что сумеет доставить девушку, куда нужно.

   - Госпожа, перекусить не хотите? - обратился к Весте один из телохранителей.

   - Благодарю, - улыбнулась Веста и взяла предложенный бутерброд.

   Всмотрелась в ночную темноту, не заметив очертаний Верхнего, вздохнула.

   - Долго нам лететь?

   - Часа четыре, - откликнулся телохранитель. - Мы еще на воздушной территории Лесного, вот-вот покинем.

   Какое-то неясное предчувствие зародилось в глубине души.

   - Нас не заметят? - обеспокоенно спросила Веста.

   - Насколько нам известно, нет. Границы не охраняются.

   Девушка было немного успокоилась, но тревога не унялась. Даром предвидения боги обделили ее, но здоровый инстинкт самосохранения подсказывал, что так просто она не доберется до замка.

   - Будьте готовы на всякий случай, - сказала она телохранителям. - Асбьерн!

   - Да? - откликнулся дракон.

   - Следи в оба, мне кажется, так просто нас не отпустят.

   - Понял. Скоро минуем Лесной.

   - Этого я и боюсь, - Веста закусила губу.

   Что может ожидать их? Засада? Вряд ли, никто не знал, что Веста летит в Верхний. Да и зачем, по сути, мешать ей увидеться с мужем? Впрочем, когда действует Рейбэк, а в том, что здесь замешан ее отец, Веста не сомневалась, стоит ожидать любой пакости.

   Первый удар, черная молния, лишь скользнул по хвосту, отчего дракон круто взял вправо и Весту бросило на ремни, которые натянулись, но выдержали. Девушка завертела головой в поисках нападавших, но кроме облаков ничего не заметила. И тут же новая молния, на этот раз двойная, ударила в Асбьерна. Частично энергию поглотил щит, созданный телохранителями, частично отвела броня дракона, но все же пришлось снизить высоту.

   Веста вытащила меч, надеясь достать нападавших, если они будут на драконах.

   Но едва увидела их, поняла, насколько глупой была эта идея.

   Мертвые. Пустые глазницы, зачарованная, сверкающая даже во тьме броня. Хрипы, издававшиеся полуразложившимися скелетами, заставили девушку поморщиться. А уж черные молнии, полетевшие с неимоверной скоростью, и вовсе лишили ее желания высовываться.

   - Асбьерн! - крикнула она. - Уходи низом! Под облаками!

   Но дракон то ли не слышал, то ли уже мало соображал от боли. Всадников было всего трое, но они почему-то не наносили решающий удар, лишь поравнялись с ослабевшим, но еще летящим Асбьерном, который стремительно терял высоту. Скелет выкинул вперед руку и буквально размозжил голову одному из спутников Весты. Мелькнул стальной шар с шипами и вновь устремился, на этот раз к самой Весте.

   Она уклонилась и перехватила оружие за цепь. Дернула, что было сил, сдирая руку в кровь. Скелет покачнулся, но удержался. Молния, которой запустила в него Веста, довершила дело: дракон остался без всадника. Но дракон - существо разумное. Более разумное, чем оживший мертвец.

   Второго телохранителя смело черным огнем и веста догадалась, что Рейбэк отправил драконов из личной свиты. Она осталась одна, вместе с умирающим Асбьерном, на сумасшедшей высоте.

   Девушка прикинула, как быть. Отсюда не спрыгнуть. Оценила расстояние до ближайшего дракона, но едва наладила зрительный контакт, как дракон тут же ушел, взмыв вверх.

   Меж тем двое всадников просто продолжали преследование, ничего не предпринимая. Над разгадкой этого поведения биться не было времени. Асбьерн едва летел, видно было, что он старается хотя бы дотянуть до земли, чтобы Веста не разбилась.

   Девушка закричала, когда одна из молний задела ее, пройдя по всему телу электрическим зарядом. Недостаточным, чтобы убить здоровую девушку. Но израненному Асбьерну хватило. Крылья поникли, и уже мертвое тело дракона понеслось к земле с невероятной скоростью. Веста отстегнула ремни, понимая, что придется прыгать.

   Скелет подлетел ближе, явно собираясь перетащить девушку к себе. Но удар мечом заставил мертвого рассыпаться в прах. Клинок вспыхнул. Веста решилась и прыгнула на дракона.

   Заставила себя отвернуться от падающего Асбьерна, стиснула зубы, не позволяя расплакаться.

   - Снижайся, тварь! - рявкнула она, хватая поводья.

   Крепко ухватилась за шею, поранившись шипами, перегнулась, почти повиснув над раскинувшейся внизу землей, и ухитрилась посмотреть дракону в глаз. Почувствовала ниточку, взяла сознание под контроль и заставила начать снижаться. Лететь в Верхний с таким контактом было слишком рискованно. Оставалось надеяться, что там, где они сядут не будет слуг Рейбэка.

   Из темноты появились еще трое. Люди, закутанные в темные плащи. Некроманты.

   - Мальчики, - хищно усмехнулась Веста, вставая в полный рост.

   Отпустила энергию, позволяя глазам загореться чернотой.

   - А я вас жду.

   И метнула сразу три ножа, впрочем, и не надеясь на успех.

   Увернулась от полетевших заклятий, увела дракона влево и ответила струей огня вкупе с дыханием дракона. Некроманты бросились врассыпную, у одного из их драконов загорелся хвост. Наклонив своего до предела, Веста рубанула мечом, снеся голову одному из магов, и тут же послала дракона в пике. Вслед ей понеслись заклятья, но меч с душой Ланнан и не к такому был готов.

   - И все? - усмехнулась девушка. - Плохо вы знаете меня.

   Почти из воздуха появились двое, лишь отдаленно напоминавших погибших телохранителей. Бросились на магов, а Веста тем временем облетела сражавшихся по дуге и добила одного из драконов. Некромант с диким воплем полетел вниз.

   - Что, летать разучился? - сквозь зубы процедила девушка.

   Оставшийся некромант тем временем расправился с восставшими телохранителями и вновь кинулся на Весту. К нему присоединился третий скелет. Они окружили ее, обстреливая дракона со всех сторон. Веста испугалась, что потеряет контроль, если боль превысит порог. Какой он у боевых драконов, она не знала.

   Все вокруг замерло. Некромант медлил, но был явно разозлен смертью товарищей. Скелет хрипел и едва сдерживал возбужденного дракона.

   Связь стала слабее. Веста тихо застонала. Не уйдет.

   Прикинула расстояние. Взмахнула мечом, разрывая связь и одновременно отрубая дракону голову, прыгнула к некроманту, едва успев послать вперед молнию. Удержалась на ногах, хоть дракон и взревел от тяжести второго всадника.

   Некромант достал меч. Звон клинков едва не оглушил, удар отозвался болью в пораненной руке, Веста упала на спину и едва не свалилась со спины дракона, но удержалась за шип. В зеркальной поверхности брони заметила отражение скелета, подтянулась на руках и тут же откатилась в сторону. Некромант не среагировал. С удивлением посмотрел на живот и упал, не успев понять, что произошло.

   Дракон вильнул, сбрасывая Весту. Она чудом удержалась, но на бросок и на установление связи сил не было. Резерв даже у некромантки не безграничен.

   - Снижайся! - рявкнула она. - Или лишишься головы!

   На движение мечом силы были.

   Скелет замахнулся, но промазал. Дракон снизился, теперь до земли оставалось не больше пяти метров.

   - Садись, тварь!

   Спрыгнула, едва лапы дракона коснулись земли, бросилась за ближайший валун, надеясь спрятаться от скелета, но тот ее из виду не терял. Захрипел, достал меч и направился к ней. Веста упала, сраженная ударом электричества. Меч упал и покатился по холму вниз. Девушка сделала последнее усилие, но лишь отползла на полметра, не больше. Скелет медленно, словно ожидая подвоха, приближался.

   И вдруг упал, будучи не в состоянии устоять на трясущейся земле. А затем и вовсе провалился в трещину, которая на глазах разрасталась буквально из ниоткуда. Посыпались камни, от которых Веста попыталась закрыться рукой. Но почти сразу ударилась о какой-то булыжник и упала. В глазах потемнело.

***

   Знакомый с детства запах почему-то не принес чувства безопасности. Напротив, заставил свернуться клубочком и крепче зажмуриться. Усилием воли заставить себя не слушать, заставить уснуть и поверить в то, что это вновь ей снится. Последний раз кошмар об этом подвале снился ей в ту ночь, когда Михаил ударил ее на глазах у дочери. Когда она заснула лишь под утро, в объятиях любимого и когда на это же утро он ушел, оставив лишь записку.

   А еще раньше, не во сне, наяву, она была здесь совсем ребенком. Сидела в уголке, испуганная, ждала, когда придет папа. Папа пришел.

   Кто-то перевернул Весту на спину, и девушка почувствовала, что лежит на чем-то мягком. Аромат дорогих мужских духов стал сильнее, Веста услышала тяжелый вздох и звук, будто разрывают бумагу. С трудом она открыла глаза. Застонала, узнав место, даже в полубессознательном состоянии она почувствовала, как ее тошнит, физически выворачивает от осознания, что все же попалась. Позволила вновь загнать себя в этот проклятый всеми богами подвал. Тяжелая рука легла на лоб, отчего голова взорвалась болью. Веста скосила глаза. Рейбэк уверенно доставал шприц. Немного странный, белого цвета, небольшой. Материал Веста не определила, но откуда-то точно знала, что таких в этом мире нет. И склянок таких она ранее не видела. И жидкость, которой Рейбэк принялся протирать ей руку, имела крайне неприятный запах, никак не походивший на обеззараживающую настойку.

   - Что...что ты делаешь? - нашла в себе силы прошептать, почувствовала во рту привкус крови, застонала.

   - Тихо, не дергайся, - спокойно ответил отец. - А то в вену не попаду.

   - Нет, - прошептала девушка.

   Но сил не было даже на то, чтобы шевельнуть рукой. Конечно, слабость после хорошей драки и удара головой - дело нормальное, но все-таки не до такой степени. Явно имела место помощь Рейбэка.

   Короткий укол, полминуты тишины и тепло, разлившееся по телу.

   Веста всхлипнула, напуганная ощущениями. Наркотик?

   - С тобой посидеть? - а голос будто бы обеспокоенный, ласковый.

   И рука по щеке прошлась, вытирая непрошенные слезы.

   - Веста, не нужно плакать.

   Преодолевая туман в голове и бешено бьющееся сердце, Веста прошептала:

   - Чтоб ты сдох.

   - Тихо, не бойся. Так нужно.

   - Накачивать меня наркотиками нужно?

   - Не говори. Постарайся заснуть.

   Девушка отвернулась, пока были силы. Хотела бы сбросить руку, хотела бы убежать или убить, но не могла, теряла контроль над телом с каждой минутой, плакала от бессилия и понимания, что на этот раз из подвала не выберется. И Михаила не увидит. И дочка сиротой останется. Элиане просто не повезло с мамой. На сколько ее хватит? И сколько вколол Рейбэк? Может, уже критическую дозу превысило... Помнится, сердце у нее шалило одно время, остановится от этой дряни или будет биться, позволяя Рейбэку медленно ее убивать, мстя за смерть жены, за ранение, за побег, за саму попытку выступить против могущественного некроманта?

   Не успела, не спасла. И ее никто не спасет.

   - Веста, - уже с раздражением сказал Рейбэк, - хватит плакать. Я вынужден это делать, ты же знаешь. Добровольно ты здесь не останешься, а так будешь послушной. Попробуй расслабиться, будет легче. Прекрати закрывать сознание, поверь, этой штуке лучше не противиться.

   Захотелось выть. От этого голоса, от прикосновений, от наплыва чувств, самым приятным из которых была тошнота. Веста не могла не бороться, не могла сдаться. Она была ведьмой, а ведьму просто так не взять отравой. По крайней мере, разум. Тело-то уже отказывалось служить.

   Рейбэк ушел, оставив Весту в одиночестве. И она сдалась, отдавшись во власть наркотика. Закрыла глаза, собрала последние силы и свернулась калачиком на постели, надеясь, что хотя бы во сне увидит семью.

***

   - Веста, детка, повернись, - голос доносился будто бы издалека.

   Но, тем не менее, не узнать его было невозможно.

   - Нет, - пробормотала девушка. - Не трогай меня.

   - Вставай, девочка, тебе нужно поесть. И принять душ.

   Рейбэк буквально заставил ее подняться на постели, усадил, подложил под спину подушку и поставил поднос девушке на колени. От подноса, уставленного едой, шел дивный запах, впрочем, вызвавший волну тошноты.

   - Давай, съешь что-нибудь, - сказал Рейбэк. - Веста, предупреждаю: сегодня я снова сделаю тебе укол, и если не поешь, будет плохо. Давай, съешь хотя бы пюре, яблочное, ты вроде любила.

   Веста взялась за ложку, но не удержала: руки тряслись. Рейбэк выругался, поднял ложку и сам едва ли не впихнул пюре в рот девушке. Она подавилась, закашлялась, но послушно съела все. Потом выпила половину чашки чая, и устало откинулась на подушку, глотая слезы.

   - А теперь мы пойдем наверх, и ты примешь душ. Сбежать пытаться не рекомендую, мои люди поймают очень быстро. Да и далекой уйти тебе не удастся. Поняла?

   Веста кивнула, отведя глаза.

   - И не нужно так страдать, - Рейбэк улыбнулся, погладив дочь по голове.

   От этой улыбки Весту передернуло.

   - Сама встать можешь?

   - Нет, - тихий шепот, полный ненависти.

   Мужчина поднял Весту, словно это ему не стоило никаких усилий. И поднялся наверх.

   Свет, льющийся из множества больших окон, ослепил Весту, заставив вздрогнуть. Она медленно сбрасывала остатки сна, успокаивала желудок, делала глубокие вдохи.

   Едва оказалась в душе, тут же бросилась к воде, стараясь выпить как можно больше: дрянь из организма необходимо было вывести. Посмотрела в большое зеркало, чуть усмехнулась, стала под душ и позволила на пару минут насладиться горячей водой, смывающей дурман. Все тело было в синяках, однако раны оказались обработанными. Весту передернуло при мысли, что Рейбэк обрабатывал ей раны. Она выпила еще холодной воды и почувствовала себя лучше. Теперь надлежало придумать план.

   Дерк, ее учитель, говорил, как противостоять ядам, но где Рейбэк добыл этот наркотик, одна Меридия ведает, вряд ли в этом мире. Значит, противостоять ему будет сложно. Но не невозможно.

   Веста облилась холодной водой, потом еще и еще. Взглянула в зеркало, ужаснулась заплаканным глазам и бледной коже. Тщательно осмотрела купальню на предмет полезных вещей, но, ни бритвенных принадлежностей, ни бутыльков с настойками для душа не обнаружила. Видно, что подготовился Рейбэк. Может, разбить зеркало? Нет, тогда он точно отыщет осколок. Где бы она его ни спрятала. А больше в ванной ничего острого и нет. Разве что воду заморозить, так у нее водяная магия с рождения паршиво выходила, еще напутает чего...

   Дверь резко распахнулась и Веста вздрогнула.

   - Время водных процедур окончено, - объявил Рейбэк.

   Он бросил девушке чистую рубашку и, не дожидаясь, пока она оденется, подхватил на руки.

   - Я смотрю, пришла в себя, - хмыкнул Рейбэк, заметив, что Весте заметно лучше.

   - Ненадолго, подозреваю, - отозвалась девушка.

   Рейбэк не ответил, быстро спустился в подвал и опустил дочь на кровать. Кто-то поменял постельное белье, из чего Веста заключила, что она здесь отнюдь не тайная пленница. Что ж, чем больше людей участвуют в этом, тем легче будет сбежать. Найти слабину у Рейбэка она не надеялась, а вот у его прислуги - запросто. Молча Веста наблюдала, как мужчина достает шприцы. Сконцентрировалась на баночке с наркотиком, меняя структуру и...ничего не почувствовала. Она удивленно моргнула. Рейбэк рассмеялся.

   - Девочка моя, лишить тебя магии - первостепенная моя задача. Иначе ты разнесешь мне дом. А вот это милое лекарство, которое колют смертельно раненным в бою воинам, чтоб не мучились, отлично справляется с нейтрализацией магии. Дай руку.

   Сложив пальцы в известную всем комбинацию, Веста отодвинулась к спинке кровати.

   - Думаешь, я так просто сдамся?

   Мужчина вздохнул.

   - Ласточка моя, ты слаба, как котенок, пусть и чувствуешь себя немного лучше. Я не хочу ничего тебе ломать, но сделаю это, если будешь упрямиться. Боль пройдет, но придется потерпеть пару минут. Да и неправильно сросшиеся кости тебя не украсят.

   - Тебя интересует мой внешний вид? - скривилась Веста.

   Рейбэк внимательно на нее посмотрел.

   - Ты дашь руку, или мне придется все-таки устраивать драку? Сомневаешься, что я выйду победителем?

   Она не сомневалась. Протянула дрожащую руку, вздрогнула, когда отец сделал укол, и тут же почувствовала головокружение.

   - Не сопротивляйся, будет легче. Вот в кого ты такая упрямая?

   Покачал головой, помог лечь, даже слезы вытер. Сел рядом, низко опустив голову, обхватив ее руками. А Веста уже почти спала или пребывала в том полубессознательном состоянии, когда сложно понять, что есть реальность, а что - плод воображения. Прокручивала в голове моменты из прошлой жизни, когда в ней еще был Михаил, когда Эли была совсем маленькой, когда в их маленькой семье была любовь, было счастье.

   Отец не уходил. Не смотрел на нее, ничего не говорил, но и не уходил.

   - Веста, - вдруг спросил он. - А если бы...если бы я не ушел тогда, после казни Элен, а продолжил стоять на том, что сожалею, ты бы меня простила?

   - Я, - с трудом пробормотала Веста, стряхивая сон, - тебя простила. Еще в Вир Тонге. А когда ты уезжал... Била наугад, просто хотела проверить.

   Мужчина тяжело вздохнул.

   - И жил бы я сейчас рядом с вами, внучку растил. Как хоть зовут?

   - Элиана, - прошептала Веста, вспоминая дочурку.

   - Эли, - будто впервые слыша это имя, проговорил Рейбэк. - Вот оно как повернулось...Не поверь я им...

   - Кому?

   Весте стоило немалых трудов поддерживать разговор, но почему-то какое-то неясное чувство не давало уснуть, забыться. Знала она, что нужно говорить, что нужна информация.

   - Мы называем себя Повелителями Слез.

   И что-то будто оборвалось внутри. Эти два слова прозвучали, как приговор, хотя раньше Веста никогда не слышала такого сочетания.

   - Тихо, - положил руку девушке на затылок, успокаивая.

   Веста совсем потеряла границу, разъединяющую реальность и выдумку. Ей казалось, что она слышит вой ветра, чьи-то крики, будто все вокруг трясется.

   - Кто они...вы?

   Рейбэк покачал головой. Встал и вышел, не оглядываясь. Веста села, застонав от приступа головокружения. Почему-то не отключалась, искала в себе - и находила - силы встать сначала с кровати, потом набросить рубашку, подняться по каменной лестнице, отстраненно замечая холод. Сил ударить в дверь уже не хватило, девушка обессилено сползла на пол, что-то шепча.

   - Девочка, что же с тобой сделали, - раздался откуда-то ласковый голос.

   Женщина появилась, казалось, из ниоткуда. Просто возникла посреди подвала, ласково смотря на измученную Весту. Черные волосы вились, ниспадая аж до самой спины, неестественно большие глаза смотрели с пониманием и сочувствием. Веста узнала ее, жрицу из храма Меридии. Из храма, открывшегося лишь раз, для нее.

   - Вы, - прошептала Веста. - Как вы здесь...

   Женщина покачала головой, пресекая вопросы. Протянула изящную руку.

   - Идем, Веста, не стоит больше мучиться. Ты причиняешь боль себе и своим близким, идем со мной.

   - Нет, - простонала Веста.

   От мысли, что она делает больно любимым, хотелось рыдать.

   - Девочка, подумай, как тяжело бедной Элиане, которая не знает, что с мамой, подумай, как страдает Михаил, как мучается твой отец, который вынужден медленно убивать тебя.

   - Моему отцу плевать на всех, кроме себя.

   - Не дели мир, Веста, помнишь? - усмехнулась женщина. - Абсолютное зло, дорогая, встречается только в книжках.

   - Да, а тот, кто убил людей, несомненно, добрая фея, - Веста почему-то не торопилась верить этой приветливой женщине.

   - Веста, - голос жрицы стал строже, - идем со мной.

   - Это значит умереть, да?

   Судя по всему, это была галлюцинация. Слишком легко давался разговор, слишком много мыслей вертелось в голове.

   - Так будет лучше. Веста, Михаил мучается. Он же чувствует, как ты страдаешь и не может помочь. Они ищут тебя, подвергая себя опасности. Они будут жить с этой болью долго, а ты никогда не выйдешь из этого подавала. Просто дай мне руку, хотя бы так помоги им.

   Глотая слезы, Веста протянула руку, дрожа, будто под дождем. Облизала пересохшие губы. Посмотрела в добрые и ласковые глаза, почти коснулась руки женщины.

   - Не смей! - рявкнул Рейбэк, врываясь в подвал. - Не трогай ее!

   Женщина отшатнулась.

   - Ты не понимаешь, что делаешь!

   - Я сказал, не трогай мою дочь! - повторил мужчина и подскочил к обессилевшей Весте. - ты не имеешь права забирать ее.

   - Она все равно умрет, она не продержится долго на наркотиках, - усмехнулась жрица. - А так она хотя бы умрет до того, как... увидит смерть своей семьи.

   - Уходи, - приказал Рейбэк. - Это мой дом, а ты поклялась соблюдать наш уговор. Уходи.

   Женщина шутливо раскланялась. Прошла мимо, будто бы и не она совсем недавно возникла посреди запертой комнаты. Наклонилась к Рейбэку, укладывавшему потерявшую сознание Весту.

   - Я всегда побеждаю, - улыбнулась и вышла.

   Рейбэк и не спорил. Просто уложил Весту и, тяжело вздохнув, потянулся за второй дозой наркотика.

***

   Следующее пробуждение было во сто крат тяжелее. Рейбэк снова заставил ее поесть, на этот раз суп, целую тарелку. Веста едва осилила такое количество пищи, но даже после обеда лучше себя не почувствовала. Уже не сопротивлялась и не разговаривала, изредка хныкала, как маленькая девочка, пытаясь хоть как-то дать понять мужчине, что ей плохо. Но Рейбэк, хоть и все видел, ничего не предпринимал. Заходил чаще - и только. Но сил реагировать как-то на эти визиты не было. Когда становилось совсем невыносимо, Веста кричала. Ей казалось, что громко, но на деле выходил едва слышный стон.

   А спустя трое суток Рейбэк стал колоть в другую руку. В моменты, когда лекарство чуть ослабевало, Веста удивлялась, что еще жива, что организм держится. Жить не хотелось.

   - Набери ты побольше, - тихо взмолилась девушка, когда отец в очередной раз пришел, чтобы сделать укол. - Я ж так еще долго не подохну.

   Рейбэк отставил шприц в сторону.

   - Веста, - сел рядом, осторожно приподнял, закатал рукав рубашки. - Ты не умрешь, даже не пытайся что-то сделать с собой.

   - Смысл? Какой смысл во всем этом? Ты ведь даже удовольствия не получаешь.

   Она сама не знала, что несла. Хотя нет...конечно, знала. Хотела разозлить, заставить его сорваться, убить ее и перестать мучить.

   - Смысл есть во всем. По крайней мере, в моих действиях.

   - Вижу.

   Рейбэк поднял шприц.

   - Веста, все слишком сложно, - сказал он, вводя иглу.

   - Убери от нее руки, иначе я выжгу тебе мозги, - раздался голос откуда-то сверху.

   Весте подумалось, что начались глюки. Что ж...пусть так. Перед смертью слышать голос любимого мужчины, не так уж и плохо. Она дернулась, поранилась, но наркотик отец ввести не успел. Вскочил, наугад бросил заклинание и направился к Михаилу, который, тем временем, спустился в подвал, таща за волосы какую-то женщину.

   - Медленно отойди к стене, - Риорский кивнул на женщину, - пока я ее не прикончил. Ты же не хочешь, чтобы твоя жена скончалась в таком прекрасном возрасте, с таким положением в обществе. И в таком...интересном состоянии.

   Словно ситуация ее не касалась, Веста рассматривала эту светловолосую женщину, слегка растрепанную из-за вмешательства в прическу пальцев Риорского, но все же симпатичную и явно знатную. Женщина была бледной, но тем и ограничивался страх, успешно скрываемый ею. А еще она была беременной. Наверное, у Весты скоро должен был родиться брат. Или сестра.

   - Милая, ты идти сама можешь? - обратился Михаил к Весте.

   Страха в его голосе не было, неуверенности тоже. Веста немного успокоилась, услышав его уверенный голос, вглядевшись в такие знакомые черты.

   - Наверное, - пробормотала она, отнюдь не уверенная в своих силах.

   - Постарайся, ладно, вишенка? Иди ко мне, вставай за спину. Нужно потерпеть всего пару минут.

   Веста сделала несколько неуверенных шагов, пошатнулась, но взяла себя в руки, подошла к Михаилу и, тяжело дыша, прислонилась к стенке.

   - А теперь слушай внимательно, не упусти ничего, - обратился Риорский к Рейбэку. - Я беру твою женушку под контроль. Если хоть кто-нибудь из вас дернется в нашу с Вестой сторону, сделаю ее овощем, будешь до конца жизни сиделкой работать, у тебя это не так уж плохо получалось.

   Рейбэк промолчал, но с месте не сдвинулся. Михаил что-то прошептал и золотые нити потянулись к жене Рейбэка, обхватили ее голову и исчезли, оставив лишь золотистый отблеск в голубых глазах красавицы. Михаил поднял Весту на руки и зашагал к выходу.

   - Помни: одно движение - и конец ей. А потом и всему дому, снесу к демонам!

   Последнюю фразу почти прорычал, но Весте даже этот его оттенок голоса понравился. Напомнил те времена, когда они работали в университете и постоянно спорили из-за какой-то ерунды.

   От переизбытка свежего воздуха девушка закашлялась, потом вдохнула полной грудью. Еще не мешало бы воды, много воды. И лекаря хорошего. До Верхнего, интересно, далеко было?

   - Спасибо тебе, - прошептала девушка.

   Она, потихоньку засыпая, увидела дракона, поджидающего прямо на лужайке перед домом. Она летит к дочке! Боясь, что и это окажется галлюцинацией, Веста закрыла глаза. Михаил бегло осмотрел ее

   - Девочка моя, подожди, пожалуйста здесь, хорошо? Тебя не дадут в обиду, я мигом.

   Веста с трудом разлепила глаза, не понимая, зачем Михаил возвращается в этот дом. Может, освободить от контроля жену Рейбэка?

   Риорский вернулся минут через десять, забрался в кабину и махнул погонщику, чтобы стартовал. Костяшки его пальцев были сбиты, руки в крови. Веста округлила глаза.

   - Он жив? - спросила, то ли с тайной надеждой, то ли с опасением.

   - Не знаю, - отмахнулся Михаил.

   Достал аптечку откуда-то из-под сидения и начал в ней копаться.

   - Выпей, полегчает, - мужчина протянул Весте небольшой бутылек.

   Дрожащими руками девушка выпила лекарство и прислонилась к стенке кабины. Длина сидения не позволяла вытянуться в полный рост, но при фиксации тела голова кружилась меньше.

   - Как ты меня нашел? - спросила девушка, прикрыв глаза.

   - Может, отдохнешь? - в голосе Михаила послышалось беспокойство.

   - Поговори со мной, - тихо попросила Веста. - А то я подумаю, что мне приснилось, проснусь в подвале и сделаю что-нибудь неразумное.

   Михаил вздохнул.

   - Вообще, Вилдэр подстраховался: не только тебя отправил, но и письмо. Штук тридцать, не меньше. Я обычно корреспонденцию оставляю на помощницу, она отсеивает все, что не касается семейных дел, но тут девчонка взяла на себя смелость мне сообщить, мол, мама госпожи Элианы едет в замок. Я письмо, естественно, прочитал. Взбесился, но стал ждать тебя, не отправлять же обратно. Вас и так могли наказать за нарушение воздушных границ. Ждал до обеда, но вы не прилетели. Пришлось отправить Вилдэру ответ, мол, ты что, ее на метле отправил? Когда мы оба поняли, что по дороге с вами что-то случилось, мне уже хотелось убивать. Причем зверски.

   Поехал по пути твоего следования. Но вы, естественно, его изменили. Тогда я притащился к Лире, помнишь такую? Она девочка умная, прорицательница хорошая, прикинули место, где ты могла разбиться: я подумал, что вы в аварию попали, в Лесном три землетрясения было. Когда нашли тело ледяного дракона, поняли, что на тебя напали. Потом нашли тела остальных и части тела некромантов. В общем, худо-бедно восстановили картину произошедшего. А вскоре нашли твой меч, рядом с гигантской трещиной, что образовалась во время землетрясения. Общим советом решили, что ты жива и стали думать, куда пропала.

   Сначала была версия, что сбежала. Но Лира сказала, что ты в беде. А потом рожать начала, пришлось отправить ее к лекарям. Кстати, девочку родила, чудесное создание, говорят, волосы правда болотного цвета, но милашка. Я сразу подумал на эту скотину, что себя Рейбэком именует. Доказать не мог, но позвоночником чувствовал. Вот только куда он тебя утащил? В замке уже неделю не появлялся, все дела свалил на советников, жены его тоже дома не было. Тогда я сел думать. Такое со мной случается хоть и редко, но метко. К вечеру я притащился в архив, в тот самый, который прочесывал на предмет компромата на преподавателей. В архиве нашел адрес вашего старого дома. Дальше два дня ходил кругами вокруг него, пока не показался Рейбэк: этот гад создал отличную видимость нежилого дома. Потом еще сутки потратил, чтоб подловить эту леди Сантиори, которая, как оказалось, была совсем не в восторге, что дочка ее мужа валяется в подвале, напичканная какой-то дрянью. Эта беременная особа всерьез опасалась за свою жизнь, она, оказывается, не знала, за какого урода вышла замуж. Дальше все прошло гладко: составили план, леди впустила меня в дом, потом немного поорала, когда я ее поймал, но я особо не раскаиваюсь: знать, что в доме находится девушка, которой нужна помощь и спокойно делать маникюр...Короче, леди Сантиори совершила ошибку, впустив злющего меня в дом. Дальше ты видела.

   - А возвращался зачем? - спросила Веста.

   Михаил отвернулся и будто бы смутился.

   - Кулаки зачесались. Ну и еще прихватил бутылочку этой наркоты.

   - Зачем? - Веста побледнела.

   - Видишь ли, я всю жизнь работал на короля. И кое-что понимаю. Это сильная вещь, очень сильная, не просто травяной экстракт, а еще усиленный магией. И слезать тебе с него будет очень тяжело, боль адская. Потому будем постепенно тебя отучать. Каждый день дозу уменьшать. А еще мои ребята разберут на составляющие, выяснят, что сильнее вызывает привыкание и сгенерируют новую версию, полегче. Так что за неделю-другую управимся, будешь прыгать.

   - Другого способа нет? - тихо спросила Веста.

   Едва она представила, что снова придется лежать в полубессознательном состоянии, невольно вздрогнула.

   - Был бы, если б сердце у тебя посильнее было, - вздохнул Михаил. - Но я предпочитаю постепенную нагрузку, чем такой удар сразу. Да и боль терпеть незачем. Не бойся, это легче будет переноситься, чем там, я тебя развлекать буду, Эли и Миха вокруг будут бегать, фруктов поешь, витамины тебе назначим. Отдохнешь немного, потом поедем на Плато, все вместе.

   Веста улыбнулась.

   - Ты согласился помочь Вилдэру?

   - Согласился, - кивнул Михаил. - Это теперь вопрос личной мести. Рейбэк у меня получит, если еще не сдох.

   Веста закрыла глаза, чтоб скрыть слезы. Почувствовала, как ее осторожно пересаживают на соседнее сидение и обнимают.

   - Ну, чего ты? - прошептал Михаил. - Не плачь, обошлось же. Поздно уж плакать, радоваться надо.

   - Было бы чему, - всхлипнула Веста.

   - Ну, приехали, - хмыкнул мужчина. - Ты жива, относительно здорова, возвращаешься почти домой. Там тебя ребенок дождаться не может, рисунок тебе нарисовала: как по мне, так ужас, а вообще забавно. Пройдет неделька, будете вдвоем по замку носиться, слуг пугать. Не плачь, вишенка.

   - Вишенка, - улыбнулась Веста. - Надо тебе прозвище тоже придумать.

   Михаил тихо рассмеялся и уложил девушку на скамейку. Укрыл пледом, непонятно откуда взявшимся в кабине, и велел поспать.

   - А ты меня любишь ведь, правда? - сонно пробормотала Веста.

   - Люблю я тебя, люблю, - вздохнул Риорский. - Спи, Волверин.

   По ощущениям проспала она достаточно долго, потому что проснулась уже в теплой постели, а за окном была ночь. Самочувствие было лучше, определенно. Слабость, конечно, никуда не исчезла, но само осознание факта, что она находится в доме Михаила, придавало сил. На тумбочке возле кровати стоял стакан с соком, и Веста с удовольствием его выпила. Не стала зажигать свечи: сил было очень мало, магия, почти уничтоженная действием наркотика, не возвращалась.

   - Проснулась? - раздался голос Михаила. - Есть хочешь?

   - Вроде нет, - подумав, ответила Веста. - По крайней мере, пока не хочу.

   - Ну, ладно. Как себя чувствуешь? Что болит?

   - Чувствую...ну, будто по мне табун единорогов пробежался. Вроде ничего не болит. Ты пришел укол делать, да?

   Михаил вздохнул, подошел ближе и сел на кровать.

   - Надо, счастье мое, то зелье, что я дал тебе по пути сюда, скоро перестанет действовать, а принимать его часто нельзя. Придется потерпеть. Ты же со мной, тебе ничего не грозит. Кстати, мои лекари уже сгенерировали новое лекарство, так что будешь получать уже облегченную форму. Зато поправишься быстро, и сильного вреда перепадами не нанесем. Это как...ну, представляешь, магия начнет возвращаться. А действие наркотика - заслонка, которая препятствует возвращению. И открывать ее нужно постепенно, а не то поток чистой магии нанесет большой вред. Понимаешь?

   - Понимаю, - вздохнула Веста. - Но это не значит, что мне нравится перспектива еще просидеть с этой штукой.

   - Я же сказал: мы тебя одну не оставим. Хочешь, книжку тебе вслух почитаю? Хочешь, расскажу что-нибудь? Хочешь, просто посижу рядом, за ручку тебя подержу.

   Веста посмотрела на него, пытаясь понять, действительно ли он хочет быть рядом или это просто дань гостеприимству, долг заботливого хозяина: не бросить болеть несчастную гостью в одиночестве.

   - А Эли можно увидеть? - спросила Веста.

   - Она спит уже давно, - ответил Михаил. - Намаялась за день, в бассейне резвилась. В отличие от тебя, наша дочь отлично плавает. С утра отправлю ее к тебе, будете вдвоем веселиться.

   - Не уверена, что смогу веселиться после дозы этой гадости, - скривилась Веста.

   - Скакать не сможешь, - согласился Риорский. - Но веселиться - запросто. Я же сказал: это новая версия, свое дело она сделает, а побочные эффекты сведет к минимуму.

   - Зачем Рейбэку лишать меня магии? В этом же смысл, да?

   Но Михаил этого не знал. Возможно, хотел узнать или даже пытался, но мотивы поведения Рейбэка остались загадкой для всех. По крайней мере, сейчас. Надеяться, что некромант погиб, было глупо, а потому Веста заранее смирилась с мыслью, что придется еще с ним встретиться и, возможно, не только с ним. Она прекрасно запомнила все, что говорил ей мужчина. Единственное, чего не могла понять: во сне приходила жрица из храма Меридии или наяву. Весте вспомнилась Аглая, сказавшая, что у них жрицы отродясь не было. Но ведь Веста определенно разговаривала с женщиной. И это была определенно та, что пришла в подвал. Как она связана с происходящим? И почему Рейбэк не дал ей забрать Весту?

   Михаил тем временем делал укол и укладывал девушку на кровать.

   - Так чего ты хочешь, вишенка?

   - Посиди, - Веста вздохнула. - Можешь, за ручку подержать.

   - Только за ручку? - усмехнулся Михаил. - Может, я еще за что-нибудь хочу подержаться.

   - Ну, подержись за ухо, - фыркнула Веста.

   Вопреки ожиданиям, гаммы ощущений, которую она испытывала при каждом введении наркотика, не последовало. Так, легкое головокружение, слабость, не позволяющая встать с кровати, но не более. Девушка удивилась, но порадовалась. И тому, что не надо больше лежать овощем и близости Михаила. А тот лег рядом, чуть приобнял ее и что-то бормотал.

   - Кстати, твои студенты и Дерк благополучно вернулись с практики. Он передал тебе пламенный привет и просил поцеловать тебя от него.

   - Целуй, - улыбнулась Веста.

   Конечно, поцелуй в щеку - не то, на что она надеялась, но хотя бы какая-то радость. После двух лет разлуки это выглядело почти как праздник души.

   - И Лира привет передает. Ей надо немного у лекарей побыть, чтобы чего не вышло, но Вадим уже вовсю скачет около нее и около дочки. Почти как я скакал, помнишь?

   - Помню, - хихикнула Веста. - Только ты потом напился. Опять с Торониосом.

   - Было дело, каюсь. Зато весело было, мы тогда пошли девчо...народ пугать ночью.

   - Девчонок, значит, - хмыкнула девушка. - То-то я смотрю, вы уставшие были на утро. Слушай, Риорский, может, у тебя еще дети от кого есть?

   - Обижаешь, Волверин. Ты - единственная кандидатка на моего дитеныша. Кто еще сможет дать ему здоровую долю нахальства, которая у меня напрочь отсутствует?

   Веста промолчала. Просто улыбнулась. Перепираются, почти как раньше, когда он еще был ректором. Сколько ж времени с тех пор прошло... И Эли подрастает, и мир катится непонятно куда.

   - Я запуталась, - вздохнула Веста. - Все так сложно. Что вообще происходит?

   - Выясним, - уверенно откликнулся Михаил. - Обязательно. Ты, главное, поправляйся, а там разберемся. Поедем вместе и покажем им, как надо работать.

   - Ага, я уже показала. Теперь вот неделю валяться буду. Слушай, а крем у тебя есть?

   - Какой крем? - не понял Михаил. - Для лица? Для рук?

   - Не, - помотала головой Веста, - сладкий крем. Молочный какой-нибудь, сметанный например. Чтобы вазочка большая была и крошка шоколадная. Есть такой?

   Несколько секунд Михаил удивленно смотрел на девушку, а потом кивнул.

   - Будет. Тебе с бисквитом?

   - Без. Просто крем, хочу ложкой поесть.

   - Ну, глюкоза в любом случае не помешает, - усмехнулся мужчина. - Пойду, схожу на кухню, пускай приготовят.

   - Спасибо, - улыбнулась Веста.

   - Поспи немного, ладно? Я потом приду, надо будет еще одно лекарство выпить, на всякий случай. А пока отдыхай.

   - А поцеловать? - надулась Веста, когда Михаил хотел было направиться к выходу.

   Он вздохнул и осторожно поцеловал девушку в лоб.

   - Спи!

   - Ладно, на первый раз сойдет, - проворчала Веста и привычно свернулась калачиком.

***

   Холодный нос ткнулся сначала куда-то в область шеи, потом обнюхал лицо Весты, потом радостно заурчал и кровать затряслась. Сквозь сон девушка лениво гадала, как чей-то нос умудряется урчать, да еще и трясти кровать. И вообще, что происходит. Меж тем что-то большое, теплое и пушистое улеглось, наконец, и рыкнуло. Веста машинально положила руку на голову медведю и только тогда вспомнила, что Миха тоже был в замке Риорского. Моментально проснулась и радостно заулыбалась. Слабость не позволила вскочить и броситься на шею медведю, но девушка с удовольствием положила голову ему на спину. Благо, выросший медведь теперь весил едва ли меньше Риорского. Шерсть его окончательно покраснела, а рога стали толстыми, крепкими и острыми. В довесок к недюжинной силе и огненной магии, Миха сохранил свой характер, благодаря чему слыл настоящим разрушителем. Особенно, будучи в компании Эли.

   - Привет, чудо мохнатое, - сказала Веста.

   Миха пробурчал что-то, напоминающее приветствие. А потом двери в комнату распахнулись и явили темноволосую девочку в милом белом платьице. С виду она была очень обычной, как и все дети в ее возрасте, симпатичной, веселой и ласковой. Из привычного образа шестилетнего ребенка выбивались только два крыла, похожих на стрекозиные, торчащие сзади. Удивительная штука, эта наследственность: мать Михаила была иерой, крылатой жительницей Верхнего. Сын от нее унаследовал два сердца, благодаря чему был куда выносливее обычного человека. От отца - ментальную магию. А Эли передались крылышки. Магией девочка не обладала, разве что зачатками бытовой, которая в скором времени должна была исчезнуть. Зато с интересом училась летать. Тонкие крылышки пока плохо выдерживали вес девочки, но уже были очень подвижными и порой казалось, что они живут собственной жизнью, не взирая на желания хозяйки. Госпожа Риорская-старшая любила внучку то ли за эту особенность, то ли потому, что Эли все-таки была дочерью Михаила. Во всяком случае, неприязнь, которую бывшая свекровь испытывала к Весте, не распространялась на внучку.

   - Мама! - заорала Эли и радостно кинулась на кровать.

   Принялась обнимать Весту и что-то рассказывать.

   - Привет, радость моя, - Веста поцеловала дочурку. - Как дела?

   - Хорошо! Мы с папой ходили в парк, тут такие карусели! А еще мы плавали. И летали на этом...воздушном шаре!

   - Вот это да, - улыбнулась Веста. - Каникулы проходят хорошо, да, милая моя?

   - А ты пойдешь с нами гулять? - спросила Эли, заглядывая Весте в глаза.

   - Пойдет, - раздался голос Михаила. - Только через пару дней, ладно? Мама немножко приболела, выздоровеет, и пойдем, погуляем. Может, еще на каруселях покатаемся, да?

   В руках Риорский держал большую вазочку с кремом. Как раз таким, какого хотелось Весте. Посыпанным шоколадной крошкой, и с большой вишенкой. Настоящей, не кондитерской.

   - Обалдеть! - Веста протянула руку и, получив лакомство, привстала. - Спасибо!

   С удовольствием отправила ложку в рот и зажмурилась.

   - А мне? - обиженно спросила Эли, глядя на отца.

   - А ты, дорогая моя, еще не позавтракала. К маме сразу побежала, помнишь? Так что сначала завтрак, а потом десерт.

   Эли обиженно засопела.

   - А мама позавтракала?

   - Мама болеет, ей можно, - ответил Михаил.

   Пока Риорский раздвигал шторы, Веста шикнула дочери.

   - На, - прошептала она и сунула Эли под нос полную ложку крема.

   Когда Риорский повернулся, услышав шепот, Веста уже заинтересованно смотрела в окно, а Эли гладила Миху.

   - Волверин, - осуждающе произнес Михаил.

   - Что? - невинно отозвалась Веста.

   - Я все видел.

   - А я ничего не делала, - и не выдержала, хихикнула.

   Эли рассмеялась следом.

   - Девчонки, вот на что вы меня толкаете?

   Михаил тоже улегся на кровать.

   - И мне тогда тоже дай, - потребовал он.

   - Обойдешься, - фыркнула Веста. - Это мой десерт.

   Михаил схватил вишенку и отполз подальше.

   - Нет! - заорала Веста. - Только не вишенка!

   - Ты сама вишенка, - ответил Риорский. - Так что дай мне хоть ягодой полакомиться.

   - Иди на кухню и лакомись! У меня она единственная!

   - Была, - фыркнул Михаил. - Я ее уже съел.

   Эли радостно смеялась, Миха рычал, тоже, впрочем, от хорошего настроения и Веста почти забыла обо всем, что случилось в последнее время.

   - Ладно, Эль, иди завтракать, - скомандовал мужчина. - Там тебя бабушка дожидается. И каша.

   Эли недовольно скривилась. Больше всего она ненавидела настойку против простуды и кашу.

   Но с отцом спорить не решилась: знала, что с ним пререкаться - себе дороже. Можно и без десерта остаться, и без прогулок. И, что самое страшное, может отобрать игрушки, запретить летать и заставить читать какие-то скучные книги, которые взрослые почему-то называют развивающими.

   - Она прелесть, - улыбнулась Веста, когда девочка унеслась в обеденный зал.

   - Только когда видишь ее раз в день, - усмехнулся Михаил. - Когда проводишь с ней круглые сутки, невольно замечаешь, как ищешь преступление потяжелее, чтобы сесть в тюрьму и там отдохнуть.

   - Брось, не такая уж она и активная. По крайней мере, в Лесном она ведет себя куда спокойнее. Мне кажется, это все влияние твоей матери.

   - А мне кажется, это то, что мы называем наследственностью. Эли - смесь тебя в лучшие годы твоего остроумия. И меня. Ну, поскольку у меня все годы - лучшие, то, наверное, на меня она похожа больше.

   - Я смотрю, самомнение у тебя такое же, - хмыкнула Веста.

   - Что-то не меняется, - философски протянул Риорский. - Тебе еще десерта принести?

   - Нет, - поморщилась девушка. - Меня и так уже тошнит. Сейчас захочу огурцов соленых.

   - Прости, вишенка, но огурцов я тебе не принесу. Не уверен, что их с кремом совместная дружба хорошо отразится на твоем состоянии.

   Весте не хотелось снова весь день лежать. Но и на подвиги сил не было, хотя, конечно, не сравнить с тем, что было в подвале у Рейбэка. Она давно научилась загонять самые неприятные воспоминания глубоко, чтобы они не всплывали и не портили настроение. Но гигантское количество вопросов вертелось в голове, и ответа на них Веста найти не могла.

   - Можешь принести мне какую-нибудь книгу? - вздохнула девушка. - Хоть так день скоротаю.

   - Конечно, - кивнул мужчина. - Тебе какую?

   - Давай какую-нибудь историческую или мифологическую. Не осилю художественную, если с героями там что-нибудь случится, запущу книжкой в окно.

   - Хорошо, сейчас принесу.

   И действительно вернулся с книгой, толстой и явно оригинального образца. Авторы книг обычно писали один экземпляр, который потом магически копировался и передавался во все библиотеки университетов. Риорским, судя по всему, частенько доставались оригиналы, написанные авторской рукой.

   - Вот, "Легенды и предания Верхнего", с иллюстрациями, между прочим. Оригинал авторский.

   - Спасибо.

   Веста взяла книгу и начала читать. Михаил уселся в кресло, разложил на коленях какие-то свитки.

   - Не возражаешь, если я тут поработаю?

   - Нет, конечно, нет.

   Они просидели весь завтрак в молчании, но то было не тягостное молчание, которое обычно бывает, когда двое разлюбивших людей вынуждены провести время вместе. Весте было спокойно рядом с Риорским, будто бы и не было той ночи, будто они не разводились и она не жила одна эти два года. А Михаил работал, привычно находясь рядом с Вестой, готовый защитить уже скорее по привычке, нежели по необходимости: в родовом замке Риорских Весте точно ничего не грозило.

   Девушка лениво перелистывала страницы, не очень вчитываясь. Общий смысл до нее доходил, но над текстом думать не хотелось. Позже она обязательно выпросит эту книгу у Михаила и досконально изучит, сравнивая с тем, что читала ранее, ища закономерности и неточности. Но сейчас она скорее была погружена в свои мысли, нежели в книгу. Перевернув очередную страницу, Веста вскрикнула и подскочила.

   - Что такое? - поднял голову Михаил.

   - Я...я знаю ее, - Веста указала на рисунок в книге. - Я видела ее! Дважды!

   На развороте была нарисована женщина. Выглядящая точь-в-точь, как жрица из храма Меридии.

   Михаил взял книгу из рук Весты и прочитал:

   - "Светлейшая Меридия, основательница и покровительница". Веста, ты точно в порядке?

   - Разумеется, я в порядке! По крайней мере, соображаю!

   Пришлось рассказать Михаилу о разговоре в храме. Вопреки ожиданиям, Риорский не воодушевился.

   - И что? Милая, жрицы довольно часто копируют богиню, чтобы приблизиться к ней. А это лишь глупая книга и старый рисунок.

   - Я видела ее в подвале. Она...вроде как хотела меня убить, а отец не дал...

   И замолчала, пытаясь понять, во сне то было, или наяву.

   - Рейбэк не дал тебя убить? - проговорил Риорский с явным недоверием. - В смысле...спас?

   - Скорее, защитил, - еще более растерянно.

   - Ты уверена?

   - Нет, - простонала девушка. - Я ни в чем не уверена, я была под наркотиком! Может, мне привиделось. А что, если нет?

   - Твои выводы? - Михаил отложил книгу. - Меридия знакома с твоим отцом? Вишенка, он, конечно, поддонок, но таких масштабов даже я от него не ожидаю...

   - Не знаю. Может, это бред. Но ведь и Аглая сказала, что жрицы у них нет. А что, если это правда была Меридия? Рейбэк...он говорил мне о ком-то...или организации, которая называет себя "Повелители слез". Ты слышал о них хоть что-нибудь?

   Подумав, Михаил отрицательно покачал головой.

   - Впервые слышу. Ну, сект у нас полно, не удивлюсь, если Рейбэк спелся с одной из них.

   - А если все серьезнее? - Веста закусила губу. - Если он связан со всем, что происходит сейчас? С этой эпидемией, с этими волнами странными. Михаил, что, если мой отец в центре всего этого?

   - Тогда у нас есть хоть какая-то ниточка, чтобы понять, что случилось. И мы ее используем. И проверим твою теорию насчет Меридии, я обещаю. Сейчас надо укол сделать. Потом поспать, хорошо?

   Веста рассеянно кивнула, о чем-то глубоко задумавшись. Прокручивала в памяти разговор, произошедший тем утром, у Вилдэра. Искала что-то, что могло бы помочь понять, как Рейбэк и Меридия связаны.

   "Но мы связали это с эпидемией, - добавил Рандвалф. - Потому что именно после этой волны появились первые случаи заболевших. Странно и то, что чума имеет множество способов переноса, но мы до сих пор не выяснили, как она передается сейчас. Это какой-то бред. Если действует маг...то он должен быть подобен богу, чтобы творить такое".

   - Подобен богу, - пробормотала Веста. - Знаешь, мне почему-то кажется, что Меридия от нас совсем не отвернулась. И почему-то жаждет разрушений.

   - Давай руку. Веста, я не утверждаю, что это бред, но выглядит сомнительно. Однако об этих твоих повелителях информацию постараюсь найти. А пока не ищи заговоров там, где их нет. Отдыхай, спи, поправляйся. Еще успеешь вляпаться в приключения.

   Веста послушно закрыла глаза. Хоть спать и не собиралась, лекарству противиться было сложно. В последнее время она так много спала что, наверное, перевыполнила план на месяц.

   Сквозь сон она слышала чьи-то шаги, чувствовала руку, ласково перебирающую ее волосы, прохладный ветер. Проснулась на закате, в хорошем расположении духа. Посмотрела в зеркало, вздохнула, увидев растрепанную голову и заспанное лицо без каких-либо следов макияжа. Подумала, что муж, видя ее такой и мысли не допускает о возвращении. Наверняка у него тут есть куча девок, которые рады прыгнуть в койку, едва Риорский свиснет. Особенно, если вспомнить весьма неловкую встречу в клубе, еще в бытность, когда Риорский ректором значился.

   - Как спалось?

   - Почему каждый раз, как я просыпаюсь, ты тут же появляешься? Ты следишь за мной?

   - Конечно, - кивнул Михаил. - Тебя же одну ни на минуту нельзя оставлять. Ты как, в душ хочешь? Мой свободен, пользуйся.

   - Хочу, - вздохнула Веста, - но сама не дойду. Ты меня можешь туда положить, оставить на десять минут, а потом забрать?

   Риорский усмехнулся и легко поднял Весту на руки.

   - Ты вроде как похудела, - хмыкнул он.

   - Неприлично такое девушке говорить, - Веста зевнула.

   - Но я же не сказал, что ты потолстела, - возразил мужчина. - Это почти комплимент.

   - От твоих комплиментов, Риорский, хочется на стенку лезть, - пробурчала Веста, больше смущенная тесным контактом с бывшим мужем, чем возмущенная его репликой.

***

   Веста с удовольствием приняла душ, после которого у нее существенно прибавилось сил. Высушила волосы, подпилила ногти, сломанные во время битвы, обработала синяки и вновь почувствовала себя вполне привлекательной девушкой. Даже обратно в постель вернулась сама, не прибегая к помощи Михаила, который, впрочем, был бы только рад помочь.

   - Давай-ка, радость моя вишневая, поешь, - скомандовал мужчина, когда Веста легла в постель.

   Пришлось еще и съесть тарелку салата, иначе Михаил отставать не хотел.

   - Итак, чем займемся вечером? - поинтересовался Риорский, как только с ужином было покончено. - Эли ездила с мамой в парк, так что на прогулку больше не пойдет. Но можем пойти, поплавать, если хочешь.

   - Мне почему-то кажется, что я не способна на плавание, - усмехнулась Веста.

   - А если я тебя поддержу?

   И проникновенно заглянул в глаза. Веста сглотнула.

   - Все идет к поцелую, - прошептала она. - После которого ты опять изобразишь вселенскую скорбь и пропадешь на два года. А я буду сидеть и думать, что же произошло.

   - А ты не помнишь? - хрипло прошептал Михаил.

   - Помню. Такое не забывается. Но ты сам ушел, я тебя не гнала.

   - Могло быть по-другому? - грустно усмехнулся мужчина.

   - Всегда есть альтернативный вариант событий, - Веста отвернулась к окну.

   - Я знаю твою теорию, я читал твои письма.

   - Это не теория! - взвилась девушка. - Это уверенность! Ты бы никогда не ударил меня, да еще при Эли! Но ты же считаешь себя всемогущим.

   - Веста, это бессмысленный разговор. Ты пойдешь плавать?

   - Ты решил издеваться надо мной, да? - тихо спросила Веста. - Быть рядом и демонстрировать, что мы бывшие муж и жена, находящиеся в одном доме только из-за ребенка.

   Михаил ничего не ответил. Пару минут смотрел в окно, на пылающее закатом небо. Здесь, в Верхнем, оно было особенно прекрасно.

   - Так пойдешь? - снова спросил он.

   - Пойду.

   Бассейн у Риорских был большой и красивый. Круглый, с причудливой мозаикой на дне, с лестницей, сделанной вручную из какого-то гладкого, но совершенно не скользкого материала. Вокруг летали светящиеся: любимое украшение матери Михаила.

   - Отлично. И как я, по-твоему, должна плавать? - спросила Веста, когда Михаил усадил ее на край и прыгнул, подняв фонтан брызг.

   - Я же учил тебя! - он вынырнул и подплыл к Весте. - И у тебя получалось.

   - Это я помню. Но как я буду плавать в этой рубашке?

   - Снимай, - Михаил пожал плечами.

   Веста покраснела и порадовалась, что в темноте этого заметно не было.

   - Я, наверное, здесь посижу.

   Михаил рассмеялся.

   - Ты что, стесняешься? Во-первых, здесь никого нет, во-вторых, я - не тот человек, которого надо стесняться. Вишенка, мы были женаты и у тебя от меня дочь. Тебе напомнить кое-какие моменты из нашей семейной жизни?

   - Не надо, - совсем смутилась Веста.

   - Тогда сползай.

   И дернул ее, схватив за ноги. С визгом Веста ушла под воду, но тут же вынырнула: Михаил подхватил и не дал погрузиться глубже.

   - Ты обалдел?! - Веста возмущенно фыркнула. - Я же не ожидала!

   Вместо ответа Риорский снял с нее рубашку и закинул куда-то в глубину сада.

   - А возвращаться я как буду? - Веста вздрогнула, когда почувствовала прикосновение неожиданно теплых рук к обнаженным плечам.

   - Что-нибудь придумаем. Ну что, плавать учиться будем?

   - Я умею плавать!

   - Тогда наперегонки.

   Длина бассейна позволяла устраивать такие соревнования. На удивление, Весте стало куда легче, когда она оказалась в воде. Хотя ночной воздух был достаточно прохладным. Впрочем, если нырнуть, то холод совсем не чувствовался.

   - Не буду я с тобой наперегонки плавать. Ты все равно победишь.

   - Тогда давай в догонялки!

   - Риорский, ты чего, в детстве не наигрался? - вздохнула Веста. - Дай, я поплаваю спокойно.

   И нырнула. Открыла в воде глаза, заметила, как подбирается к ней Михаил, вынырнула и поплыла к ступенькам, но не успела. Мужчина ее настиг и поймал, не давая вырваться.

   - Догнал! - довольно возвестил он.

   - Мы вообще-то не играли! - Веста нервничала от того, что была совсем без одежды, да и вырваться не могла.

   - Играли, - совершенно серьезно отозвался Михаил. - Я выиграл и теперь ты должна мне желание.

   - Желание, значит, - хмыкнула Веста. - Приличное?

   - Обижаешь, Волверин. Я - образец приличия.

   Веста не выдержала и рассмеялась. Рядом с Михаилом было хорошо. Спокойно, уютно. Когда он был рядом, забывалось все плохое. Вопреки всему, что он сделал, Веста его любила. Как там говорила Меридия? Кому не суждено, у тех проблемы будут? Почему же и Михаила и Весту судьба постоянно толкает навстречу друг другу?

   Где-то вдалеке громыхнул гром. Потом сверкнула молния и хлынул ливень. Веста подняла голову. В Верхнем ливень - это что-то невероятное. Почти стена воды.

   - Да чтоб тебя! - выругался мужчина. - Идем в дом.

   - Нет! Давай поплаваем еще, пожалуйста!

   - Простынешь!

   - Не простыну, не будь занудой. Здорово же!

   И поплыла к центру бассейна, наслаждаясь дождем и его чудесным запахом. Ночь, ливень, гроза, вода и Михаил - такого сочетания в ее жизни еще не было. Но оно ей определенно нравилось.

   - Волверин! - Михаил подплыл ближе. - Ты вообще знаешь, что молния бьет чаще всего в тех, кто из воды не успел выйти?

   - Прекрати ныть. Бассейн скрыт за деревьями, шанс маленький. Ну, дернет немножко, подумаешь.

   Мужчина чуть улыбнулся, глядя на счастливую Весту, глаза которой странно блестели.

   - У меня тут мысль, - девушка обняла Михаила за шею. - Если ты не будешь сопротивляться, будет вообще замечательно.

   И поцеловала.

   Нечасто она это делала, ой как нечасто. И робко, даже по прошествии четырех лет. Вот только сопротивляться он ей не умел. Себя ограничивал, сдерживал - да все, что угодно, лишь бы не повторить события двухлетней давности. А когда его касалась Веста, удержаться был не в силах.

   Он крепче прижал ее к себе, прошелся руками по спине. Хотел, очень хотел остановить, но, когда губы Весты прижались к его шее, потерял контроль.

   Шум дождя заглушил стоны. Темная вода скрыла остальное.

***

   Веста закончила вытирать волосы и подошла к чашке с кофе, которая уже успела немного остыть. Спать не хотелось. Чувствовала она себя куда лучше, почти не уставала. Правда, ходить много пока не решалась, но уже не лежала пластом. Гроза все еще бушевала, даже спустя три часа. Молнии сверкали теперь совсем близко, разбивая небо светящимися трещинами. Гром грохотал неимоверно громко, даже закрытые окна не могли его заглушить. Веста вспомнила, что Эли всегда боялась грозы и, бросив полотенце на кровать, вышла в коридор.

   Где спала дочь, она не знала, зато помнила, где комната Михаила. Постучалась, услышала короткое "Войдите" и распахнула дверь. Михаил уже был в постели, а рядом, свернувшись клубочком, лежала Эли. Миха примостился внизу.

   - О, ты здесь, - улыбнулась Веста. - А я искала, думала, ты грозы боишься.

   - Мама! - Эли вылезла из-под одеяла и протянула к Весте руку. - Иди сюда.

   - Идем, Волверин, ребенок без тебя спать отказывается. Только собирался идти. "Пусть придет мама, пусть придет мама!". Вот чем ей я не нравлюсь?

   - Потому что ты грозы не боишься.

   - А ты, значит, боишься? - удивился Михаил.

   - Боюсь, - кивнула Веста и забралась на кровать.

   - Никогда за тобой такого не замечал.

   - А я молча боюсь!

   Веста обняла Эли и закрыла глаза. Шум дождя успокаивал. Послышался тяжелый вздох Михаила и тут же он обнял Весту так, что Эли оказалась между ними. Девочка немного повозилась, устраиваясь удобнее, и вскоре засопела, пригревшись между родителями. Михаил поднял руку и погладил Весту по щеке.

   - Ты как? - тихо спросил он, чтобы не разбудить дочь.

   Веста закатила глаза.

   - На последнем издыхании.

   - Волверин, вот оторвать бы тебе язык, - беззлобно буркнул Михаил. - Будешь идеальной девушкой. Красивая, умная, молчаливая. Правда, характер не исправишь...

   - Я не буду тебя бить, потому что ребенок спит. Но завтра ты получишь, даю слово.

   - С нетерпением жду.

   Они молчали, Веста лишь чуть вздрагивала, когда раздавался гром, и Михаил успокаивающе поглаживал ее по щеке.

   - Михаил, - прошептала девушка.

   - Да, родная? Демон, Веста, почему ты так редко зовешь меня по имени?

   - Не знаю, - улыбнулась. - Имя у тебя дурацкое.

   Михаил сделал вид, что обиделся. Но руку не убрал.

   - Я тебя попросить хотела, - Веста закусила губу.

   - Проси, вишенка.

   - Не бросай нас, пожалуйста, - прошептала Веста, и глаза ее моментально наполнились слезами. - Хотя бы Эльку не бросай. Я когда там лежала, думала, что ее не увижу. И тебя. Ты нам нужен, не потому что защищаешь или что-то такое, а просто, потому что рядом с тобой очень хорошо. Я действительно не верю, что ты по своей воле меня ударил, я уверена, что все подстроил Осмонд. Я любила его, когда мы учились, но сейчас я даже не вспоминаю о нем. И тебе не нужно волноваться ни о нем, ни о ком бы то ни было. Просто...если не хочешь жить со мной, не нужно, но не бросай, пожалуйста. Я даже на расстоянии согласна находиться. Не пропадай больше на два года, ладно?

   - Веста...

   - Глупо звучит, да? - слезы все-таки пролились. - Я совсем расклеилась. Ну и пусть.

   - Веста, - ласково проговорил Михаил. - Ну конечно, я вас не брошу. Не бойся. Выздоровеешь, поедем на Плато, наваляем всем, кто там хулиганит и заживем.

   - Вместе? - уже не скрывая надежду, спросила Веста.

   - Вместе, - решился Михаил. - Я больше не могу от тебя бегать, если ты сама не понимаешь, что я скотина. Люблю я тебя, вишенка. Люблю.

   Веста улыбнулась. Любит! Не приснилось ей тогда, в кабине дракона.

   - И мы тебя очень любим.

   Она часто так говорила. "Мы". Она и Эли, почти как единое целое, одна семья, которой так не хватало папы.

   - Мама, - Эли открыла глазки и удивленно посмотрела на плачущую мать. - Что случилось?

   - Ничего, девочка моя, - Веста поцеловала дочку. - Ты крылышки не помяла? А то мы тебя тут прижали. К себе пойдешь?

   - Нет, я тут спать буду, - Эли перевернулась на другой бок. - Папа, а мы пойдем завтра гулять?

   - Завтра, мое солнышко, мы будем жарить мясо в саду, и играть в бассейне! - объявил Михаил. - Если дождя не будет. А если будет дождь, пойдем в парк, на каруселях кататься.

   - Ура! И мама с нами пойдет?

   - Пойдет, - кивнул мужчина. - Обязательно пойдет, мы будем соблазнять ее фруктами в карамели и сладкими леденцами.

   - Думаешь, я осилю?

   - Леденцы?

   - Прогулку.

   - Конечно. Я же с тобой, думаешь, не смогу донести? Так, девочки, давайте рокировку проведем!

   Михаил поменял местами Эли и Весту, чтобы крепче прижать к себе...бывшую жену. Уткнулся в волосы, вдохнул знакомый запах сирени: он даже у себя в доме держал мыло с экстрактом, хотя Весту не видел уж два года.

   - Спи, вишенка. Завтра подниму рано, надо укол делать.

   - А поцелуй на ночь?

   Михаил внимательно посмотрел на девушку, словно раздумывая, куда ее целовать. Наконец, решил, наклонился к уху, и прошептал:

   - При ребенке нельзя. Тебе что, в бассейне поцелуев мало было?

   Веста опять покраснела.

   - Может, и мало. Я тебя два года не видела, имею право.

   - Не при ребенке, - повторил Михаил. - Вот гроза закончится, отправим ее к себе, Миху туда же. А пока высыпайся. Я тебя разбужу, не бойся.

   Конечно, он ее не разбудил. До утра смотрел, как она спала, не пускал метаться по кровати, осторожно укрывал одеялом, когда оно сползало. Сам спать не хотел, да и не пытался. Она сама открыла глаза, под утро, когда темнота еще не ушла, но рассвет уже вот-вот начнется. Элианы рядом не было, Михи на полу тоже, а значит, дочь ушла к себе.

   - Обещал же, - обиженно протянула.

   - Обещал, - не стал отпираться Риорский.

   - И что?

   - И все.

   - Содержательный ответ. Кто-то меня поцеловать обещал.

   Наклонился, обогрел губы дыханием, но не прикоснулся, дразня. Веста потянулась, но он ее удержал, продолжая скользить по шее, вниз, пока не добрался до живота.

   - Так, Риорский, - медленно проговорила Веста. - Я понимаю, что ты решил меня достать, но дразнить меня не надо.

   - Интересно, а ты беременна? - задумчиво произнес Михаил, возвращаясь к ее губам.

   - Не знаю, с тобой никогда не угадаешь.

   - Было бы здорово. А это нам ведь снова жениться придется, да?

   - Второй свадьбы я не вынесу, - хихикнула Веста. - Давай матери твоей не скажем?

   - Давай. Только, боюсь, она обо всем узнает, когда ты мне второго родишь.

   Веста рассмеялась. Михаил обнял ее, несколько минут лежал, прислушивался к дыханию, потом нехотя отстранился.

   - Надо укол сделать, милая. Сегодня вообще почти не почувствуешь. Кстати, дождя не будет, так что у нас по плану обед в саду.

***

   Костер весело трещал, мясо жарилось, погода наладилась и в жизни Весты все, кажется, шло в гору. По крайней мере, рядом с ней была дочь, любимый мужчина и...еда. Девушка с аппетитом поглощала овощи, нетерпеливо ждала, когда будет готово мясо, с удовольствием потягивала свежевыжатый сок. Отдыхала душой и телом, наблюдала, как дочь играет с медведем, рассматривала фигуру Михаила, который занимался мясом.

   - Что ты на меня так смотришь? - улыбнулся мужчина.

   - Не знаю, - Веста пожала плечами. - Странно так, мы обедаем вместе. Как будто ничего и не случилось.

   - Но ведь ничего пока не случилось. То есть, то, что произошло с тобой, конечно, ужасно, но на самом деле все не так страшно. Паники нет, народ не в курсе, значит, массовых волнений можно не ждать. Проведем разведку и выясним, что это было и как от этого спасаться.

   Веста не ответила. Она все никак не могла перестать думать о связи Меридии и Рейбэка, о том, видела она на самом деле Высшую или просто похожую жрицу, которая копирует образ богини с картинки.

   - Знаешь, - медленно проговорила Веста, - на вопрос о Высшем может ответить только он сам.

   - Меридию никто не видел уже сотни лет, - возразил Михаил. - И я даже сомневаюсь, что она существует. Романтичный образ богини, не более.

   - А Хранитель Океаниума? - спросила Веста.

   - Просто маг с невероятными способностями, неизвестного вида. У нас много выходцев из других миров, вот и он прибыл. Оказался сильнее наших магов и был возведен в разряд богов.

   - Интересная теория, - задумалась Веста. - Не знала, что ты отрицаешь существование богов.

   - Не отрицаю. Сомневаюсь, вишенка. Я привык винить во всех бедах людей, а не высшие силы.

   - Но если он действительно Высший, то сможет пролить свет на происходящее.

   - Ты хочешь поговорить с Хранителем, - догадался Михаил.

   - Было бы неплохо. Но для этого нужно ехать в Вир Тонг и неизвестно, будет он там или нет.

   - Милая, давай, подумаем об этом позже? Это милый семейный обед, не расстраивай себя мыслями о происходящем. Посмотри на Эль, какая радостная.

   Эли действительно выглядела счастливой. Каталась верхом на Михе, махала крылышками и смеялась. Красивая девушка вырастет из нее, необычная. Весте придется от нее поклонников метлой отгонять, а уж Михаил натерпится страха за дочь...

   - Мама! - раздался голос Эли.

   - Что такое, дорогая?

   - Они шатаются!

   - Кто? - не понял Михаил, переворачивавший мясо.

   - Деревья!

   Веста взглянула на сад. Деревья действительно чуть подрагивали, будто бы на ветру. Но ветра не было. Девушка почувствовала, как и кресло под ней задрожало.

   - Это еще что такое?

   Сильный удар сбил вскочившую Весту с ног. Михаил бросился к ней, подбежали Эли и Миха.

   - Землетрясение? - удивилась Веста, поднимаясь. - Не знала, что в Верхнем они бывают.

   - Не бывают, - напряженно отозвался Михаил.- Это не землетрясение.

   Следующий толчок был сильнее. Михаил удержался на ногах и удержал дочь, а Веста упала на землю, ударилась рукой.

   - Тогда что?!

   - Без понятия. Очевидно, следующий этап. Там, где ты приземлилась тоже трещина была, да еще и народ говорил о толчках.

   - Но мы же в воздухе! Здесь же нет плит!

   - Быстро в дом, - скомандовал Михаил. - Он крепкий, устоит.

   И тут же замер с открытым ртом, наблюдая, как с диким грохотом падает северная башня.

   Взметнулись клубы пыли, что-то взорвалось, кто-то закричал, Эли сильнее заплакала. Веста вздрогнула.

   - Так, Волверин, не паникуй, - сказал Михаил, когда последовал еще один толчок, сильнее предыдущих.

   - Да я и не паникую, - пожала плечами Веста. - Мне, знаешь ли, спокойнее, когда рядом все взрывается. Привыкла. Что с твоими родителями?

   - Выберутся, - отмахнулся Михаил. - Они и не из таких передряг выпутывались. Надо уезжать, с Эли мы ничего не выясним.

   Земля как-то странно наклонилась и Михаил с дочерью едва удержались. Веста схватилась за стул, но тот оказался неустойчивым и рухнул. Девушка вскрикнула, села на землю. Что ее и спасло: мимо пролетел огромный камень, непонятно как отколовшийся от пристройки для слуг.

   Веста замысловато выругалась, поднялась.

   - Быстро, в ангар!

   В ангаре был дракон, семейный, который и увез Весту от Рейбэка. Они надеялись, что он не пострадал.

   Дракон сам выскочил из пылающего ангара и на крик Михаила послушно замер. Мужчина буквально закинул внутрь дочь, медведя, помог подняться Весте и залез сам. Вспыхнуло пламя ,и в руках у него появился кусок пергамента.

   - Родители живы, улетают. Такое по всему Верхнему.

   Дракон взлетел, иначе просто не мог: происходило совсем уж что-то странное, будто кто-то переворачивал землю, медленно, но в то же время стремительно для таких масштабов. Веста вспомнила все, что знала о Верхнем. Гигантская плита, висящая в воздухе, над частью Лесного и над горами Плато. Потому и земля там чуть покачивалась, но к этому все привыкли, даже и внимания не обращали, только вновь прибывшие в Верхний поначалу нервничали. Но и они потом переставали реагировать на эти слабые колебания.

   - Плита может упасть? - обеспокоенно спросила Веста, обнимая испуганную дочь.

   По взгляду Михаила догадалась, что он думал о том же. Внизу, в пыли и грохоте ничего не было видно. Куда им теперь лететь? Спускаться вниз опасно: если Верхний грохнется, их просто придавит этой кошмарной массой. А долго оставаться на месте дракон не сможет.

   - Давай к замку Вилдэра в облет гор? - предложила Веста.

   Михаил прокричал дракону, чтоб облетал творящееся безобразие по как можно большему радиусу. Веста выглядывала в окно, пытаясь рассмотреть, что там происходит.

   Пыль, грохот, взрывы замков и крупных зданий: отапливались помещения природным газом, который подавался через трубы. Веста даже боялась себе представить, что там творилось.

   Они поднимались все выше, чтобы пыль не мешала дракону видеть. Повсюду виднелись драконы тех, кто успел до них добежать и спастись. А сколько не успели? Весту передернуло. От выброса адреналина перехватывало дыхание, хотелось что-то делать. Только плачущая Эли не давала вскочить к окну. Михаил пересел к Весте и обнял.

   - Тихо, девчонки, - ободряюще улыбнулся. - Все хорошо. Нам повезло - успели, взлетели.

   Эли перестала громко плакать и легла на колени к отцу. Веста была бы рада сделать так же, но сердце бешено стучало.

   А внизу рушился целый Город.

   - Мы оба знаем, что это все продолжение странных событий, - произнесла девушка. - Теперь ты веришь, что здесь замешана Меридия?

   - Я...

   - Михаил, они разрушили Верхний. Кто кроме бога может совершить подобное?!

   - Зачем?

   Веста пожала плечами, не в силах оторвать взгляд от разрушающегося Верхнего.

   - Хорошо, не при ребенке, - вздохнул Михаил. - Прилетим и обсудим. Если Верхний рухнет, заденет часть Плато, но по идее замок не тронет. Есть шанс приземлиться нормально. В любом случае, я сказал, что не садился, пока не убедится, что это безопасно. Не бойтесь, девчонки. Выберемся.

   Мужчина подмигнул притихшей Эли, поцеловал Весту и она поняла, что сам он был вовсе не уверен во всем, что сказал.

   Дракон взмыл вверх. Веста успела лишь подумать, что он увидел то, что не заметили они, как с диким грохотом Верхний сорвался вниз, будто в момент потеряв опору. За какие-то десять минут погибли сотни тысяч живых существ. И самое страшное было то, что ни в Лесном, ни на Плато не успели уйти.

   Эли снова заплакала, испуганная грохотом и вскриком матери. Михаил крепко сжал руку любимой. Миха зарычал. О верхнем теперь напоминало только облако пыли, висевшее на том месте, где раньше был Город.

Глава третья

   Аня читала книгу. Книга была не то чтобы интересная, скорее, относилась к той категории, когда выбросить книгу не можешь, но и чтение удовольствие не приносит. Книга была из мира Вилдэра, рассказывала о нечисти, обитающей на Плато, но рассказывала скучно и совсем не страшно. Вилдэр гулял с Ксюхой во дворе, они вместе строили горку, и Аня слышала радостный смех дочери, доносившийся из чуть приоткрытого окна. За последние дни Вилдэр умудрился найти кучу свободного времени, чтобы провести время с дочерью. Судя по его внешнему виду, время это он брал из того, что откалывалось на сон. Рандвалф чувствовал себя не лучше, он еще и беспокоился за Сольвейг, на которой все эти события отразились не самым лучшим образом. Она все больше спала, старалась меньше ходить, и только Аня поднимала ей настроение, часами болтая о разных вещах, избегая касаться темы, как Сольвейг умудрилась выйти замуж за Рандвалфа. Сольвейг сама завела этот разговор в один из вечеров, когда мужчины удалились работать, Ксюха уснула, а Ане было скучно.

   - Я его люблю, - вздохнула Сольвейг. - Думаешь, дура я, да?

   Аня усмехнулась.

   - Знаешь, Рандвалф, он...скотина. То есть, он, конечно, изменился... Нет, кого я обманываю. Он не изменился. Просто он стал хорошо к нам относиться, уважать. Останься мы врагами...

   Сольвейг улыбнулась.

   - Теперь уже врагами не будем. Как думаешь, что происходит?

   - Честно? - подняла голову Аня. - Очень похоже на конец света. Эта волна...я видела ее, Сольвейг. Ты когда-нибудь могла вообразить цвет, которого не существует? Как его описать?

   Сольвейг покачала головой. Обеспокоенно и немного испуганно.

   - И образ женщины я видела, - продолжила Аня. - Пожалуй, стоит выяснить, кто она. Нужно описать ее Весте, как вернется, может, она знает, преподаватель ведь. Я в полной растерянности. Думала, вернусь, все будут счастливы, заживем хорошо. А прихожу практически под занавес.

   - Не все так страшно, - вздохнула Сольвейг. - По крайней мере, тем, кто не погиб от чумы. Рандвалф когда понял, что умирают все люди, не обладающие магией, сидел возле меня двое суток, почти попрощался. Потом пришел Вилдэр, обозвал его идиотом и проверил мой запас.

   Аня хихикнула, представив себе Рандвалфа, которого кто-то обозвал идиотом. Забавное, должно быть, зрелище.

   - Я и сама перепугалась, - вздохнула Сольвейг.

   - До сих пор не понимаю, почему жива я, - Аня закусила губу. - И зачем Рейбэку защищать меня.

   - Может, просто порадуешься? - спросила Сольвейг. - Ты жива, это главное. В причинах разберемся позже. Ты чувствовала толчки? Как думаешь, что это?

   - Не знаю, - ответила Аня. - Лавина, землетрясение...Вилдэр сказал, что Весту вытащили из лап Рейбэка, возможно, мы узнаем, что произошло. Говорят, она была как раз там, где все началось.

   - А ты не думала, - замялась Сольвейг, - что Рейбэк Весту спас?

   - Что? - не поняла Аня.

   - Все мы думаем, что он похитил ее. Но что, если он вытащил ее из-под обломков?

   - А нападавшие? Веста написала, что там было трое скелетов и сколько-то там некромантов.

   - А мы уверены, что это был Рейбэк? Слушай, ведь он явно действует не один, так? Эти землетрясения и волны...я никогда не видела Сантиори, но почему-то думаю, что его сил на то не хватит. А теперь факты: он поставил блок тебе, чтобы ты не умерла от болезни, вытащил Весту из-под обломков, прислал тебе карту с координатами...

   - Стой! - удивленно замерла Аня. - С чего ты взяла, что он прислал карту?

   - Он был приближен к Рандвалфу и мог знать, как планируется начать наступление, ему была выгода в твоем возвращении, он спокойно ходил из мира в мир. Мне кажется, больше некому.

   Аня задумалась. Мысль о том, что координаты ей дал Рейбэк, в голову ранее не приходила. Почти всю ночь девушка думала об этом, но никаких доказательств предположению Сольвейг не нашла. Только заработала себе головную боль и усталый вид. Утром отказалась от завтрака, взяла книгу, и лишь радостный смех дочери не давал настроению совсем упасть.

   Девушка со вздохом отставила фолиант в сторону и подошла к окну, любуясь дочуркой. Вилдэр с момента ее возвращения вел себя странно. Был явно рад, эта радость сквозила во всем: в голосе, во взглядах, в поведении. Но почему-то не спешил восстанавливать отношения в полном их объеме. И дело было не только в сексе. Ане не хватало ласки, поцелуев, всего того, чего она была лишена во время своих романов, длившихся не дольше выходных. Просто хотелось посидеть, обнять, уснуть и перестать думать обо всем, что происходит. Но Вилдэр хоть и был неизменно вежлив, вел себя, будто бы Аня была его сестрой или дочерью. Впрочем, Ксюху полюбил сразу и сильно. Водил гулять, играл, укладывал спать, плавал с ней, даже покатал на лошади, правда, недалеко. Начал потихоньку обучать магии, и Аня с удивлением увидела, как ее дочь делает то, что неподвластно маме.

   Утро было чудесным. Морозным, светлым, ласковым. Хотелось отдыхать, складывалось впечатление, что все хорошо. Или что все будет хорошо, Аня не могла понять.

   Вилдэр заметил Аню, выглядывающую из окна, и помахал ей. Ксюха запрыгала. Аня улыбнулась и помахала в ответ.

   Вдруг мощный толчок отбросил ее назад, девушка ударилась плечом о небольшой столик и вскрикнула, когда с полок посыпались книги. Сорвалась люстра и упала в нескольких сантиметрах от головы Ани; жуткий грохот пронесся по Плато.

   - Ксюша!

   Аня вскочила и бросилась к окну. Ксюша была в порядке, просто плакала на руках у отца. Девушка выскочила из комнаты, пулей пролетела по лестнице, не обращая внимания на осыпавшиеся куски лепнин и упавшие предметы мебели, не реагируя на испуганные вопросы потрясенных обитателей замка. Выбежала на мороз, бросилась к дочери.

   - Мама!

   Подхватила, обняла и только тогда успокоилась. Почувствовала, как Вилдэр обнял их, закутал в свою шубу и тихо выругался, чтоб дочь не услышала.

   - Что это было? - спросила Аня.

   Вместо ответа мужчина указал куда-то в сторону гор. Там поднималось гигантское облако пыли, ничего не возможно было разобрать.

   - Взрыв? - удивилась Аня. - Что могло взорваться в горах?

   - Хуже, любовь моя, - мрачно отозвался Вилдэр. - Сдается мне, это Верхний рухнул.

   - Это возможно?

   - Как видишь. Замок сильно пострадал?

   - Нет, только мебель попадала. Хотя я не особенно внимательно приглядывалась, может, чего и сломалось.

   - Идем внутрь, нечего на морозе стоять, опять заболеешь.

   - Думаешь, это продолжение? - обеспокоенно спросила Аня. - Того, что началось...

   - Вполне возможно, - кивнул Вилдэр.

   - Стой! - Аня вдруг замерла. - В Верхнем же Веста!

   - Боюсь, что да, милая, - сочувственно ответил Вилдэр. - Будем ждать от них вестей. Возможно, они успели уйти. Я сейчас напишу правителям, выясню, что случилось. Если Верхний рухнул...нас он задел совсем немного, там нет поселений, а вот Лесному пришел конец.

   - Если в этом замешан Рейбэк, зачем ему вредить собственному государству? - удивилась Аня.

   - Девочка моя, не знаю, - ответил Вилдэр. - Ступай, успокой Ксению, мне нужно найти Рандвалфа.

   Аня кивнула, хотя нежелание Вилдэра обсуждать с ней сложившуюся ситуацию кольнуло обидой. Но девушка буквально заставила себя перестать думать об этом. На территорию государства ее любимого только что рухнуло соседнее государство, а она думает о том, как бы выцарапать у него пару минут внимания!

   Ксюша быстро успокоилась на руках у матери, пригрелась и категорически не хотела раздеваться. Хныкала, требовала папу, к которому очень быстро привязалась. В конце концов, Ане удалось уложить испуганную девочку немного поспать.

   Девушка села рядом, чтобы, если что, Ксюша не испугалась, когда проснется. Вряд ли с неба еще что-то рухнет, но все-таки лучше было бы не оставлять дочь одну.

   - Анна! - в комнату вбежала Сольвейг. - Это правда?!

   - Ты о Верхнем? - Аня кивнула. - Вилдэр сказал, что похоже на то.

   - И Рандвалф, - подтвердила Сольвейг.

   - Где они?

   - Ушли в кабинет, пытаются выяснить, что случилось. Меридия, что происходит?!

   Аня покачала головой. Ей тоже было страшно. Наверное, даже страшнее, чем остальным: она не знала, что делать, не могла себя защитить.

   Рандвалф зашел через несколько часов. И Аня, и Сольвейг улеглись рядом с Ксюшей, благо кровать была широкой. Они рассудили, что если вдруг еще что-нибудь случится, то легче будет уходить сообща.

   - Привет, - Аня поднялась и тихо, чтобы не разбудить Сольвейг, спросила, - как там?

   - Плохо, - Рандвалф сел в кресло. - Это действительно Верхний. По большей части он рухнул на Лесной, так что это забота Рейбэка, но и Плато зацепило. Почему рухнул, пока не ясно. Я вообще зашел сказать, что мы уходим. Ударом достало горы, лавиной накрыло деревню, надо помочь тамошним магам. Правителям сподручнее выживших найти.

   - Какой ужас, - пробормотала Аня.

   Сольвейг проснулась, сонно посмотрела на мужа и потерла глаза.

   - Что такое?

   Рандвалф встал, подошел к девушке и обнял.

   - Сольвейг, мы уходим, нужно людям помочь. Справишься здесь сама? Я сказал Астрид, чтоб приглядывала, но ты постарайся не волноваться, ладно?

   Сольвейг кивнула.

   - Ты уверен, что все будет нормально?

   - В данной ситуации - да, - кивнул Рандвалф. - В целом...не знаю.

   Он преувеличенно небрежно взъерошил Ане волосы, поцеловал Сольвейг и ушел. Несколько минут Аня сидела, закусив губу, напряженно думая о том, что ей делать дальше. А душа требовала действий. То ли от выброса адреналина, что было маловероятно, то ли от того самого чувства, которое каждый раз предупреждало ее об опасности. Сейчас это чувство прямо кричало о том, что надо идти с мужчинами.

   - Сольвейг, - неуверенно начала девушка, - ты за Ксюхой присмотришь, если я уйду с ними?

   Сольвейг обеспокоенно взглянула на подругу, но возражать не стала, лишь кивнула.

   Аня выскочила из комнаты. Догнала Рандвалфа только у ворот, потому как пришлось прихватить шубку и на ходу ее надеть. Мужчина недоуменно уставился на Аню, ожидая объяснений.

   - Мне надо с вами! - заявила она.

   - Нет! - тут же откликнулся Рандвалф. - Тебе нечего там делать, мы будем работать с магией, ты не сможешь помочь.

   - Все равно! - заупрямилась Аня. - Мне нужно, правда. Я не буду мешать, если хочешь, тихо посижу в санях. Вафля, пожалуйста!

   Знала она, что ему нравится это прозвище, что относится он к ней, как к младшей сестре. Давила на эти чувства без зазрения совести, но не учла одного: Вилдэр тоже собирался ехать. Мало того, он даже не зашел к ней, как сделал Рандвалф, просто хотел уехать без предупреждения.

   - Что здесь происходит? - Вилдэр подошел ко входу, готовый ехать.

   - Она, - Рандвалф кивнул на Аню, - с нами просится.

   - Анна...

   - Я обещала, что не буду мешать. Ты не можешь мне запретить, я не твоя рабыня, - сказала Аня, избегая смотреть ему в глаза.

   - Ты - мать моего ребенка.

   "И только? - подумалось вдруг ей".

   - Ребенок в надежных руках, - ответила Аня. - Сольвейг присмотрит. К тому же, я не собираюсь лезть в гущу событий, я просто хочу поехать с вами.

   Вилдэр молча на нее смотрел. Аня все же решилась поднять глаза и встретить напряженный взгляд мужчины. Он вздохнул и махнул рукой.

   - Пусть едет, - бросил Рандвалфу и вышел.

   На Аню даже не глянул. Радость от маленькой победы омрачилась равнодушием любимого.

***

   Картина была действительно шокирующей. Обломков Верхнего Аня не видела, слишком уж далеко он упал. Но видела деревню, на которую обрушилась лавина. Ее практически скрыло под снегом, настолько сильным был удар. Маги вовсю работали, вытаскивая выживших, но чем дольше тянулась спасательная операция, тем меньше было шансов. Маги реагировали на тепло тел, но люди замерзали и тогда, когда их еще можно было спасти, маги уже ничего не чувствовали. А через некоторое время становилось поздно. Аня судорожно вспоминала, что знает о лавинах, но без толку. Не было в Челябинске лавин. Челябинск вообще, город скучный. Не сейсмически активный, ураганов там не бывает, грозы...грозы - гости частые, но и только. Ведут себя мирно, обычно длятся не больше часа-двух. Даже река из берегов не выходит. Вот и получается, что народ челябинский, и в том числе Аня, к чрезвычайным ситуациям не готов, как действовать не знает, а, следовательно, в условиях спасательной операции бесполезен.

   Ей строго-настрого запретили вылезать из саней, укутали шубой Рандвалфа, которому сподручней было колдовать без нее, и сунули в руки кружку какого-то горячего напитка, согревающего изнутри. Девушка смотрела на магов, на выживших, которых тут же отправляли в специальный шатер за помощью лекарей, и силилась понять, что именно привело ее сюда. Ведь не простая же прихоть.

   - Привет, подруга, - в санях материализовался Гуннульв. - Чего грустишь?

   - Ты что, оставил Ксюшу? - возмутилась я. - Тебя ее охранять посадили!

   - Ксюха рисует вместе с Сольвейг, - отмахнулся Гуннульв. - А я подумал, может, помощь нужна?

   - Какая? Они меня не пускают, - Аня беспомощно развела руками. - Сами ищут, а я тут сижу. Спасибо, что вообще взяли.

   Аня посмотрела на мужчин. Невольно полюбовалась Вилдэром, который действовал быстро, четко и разумно. Вот голубоватое сияние сорвалось с его руки, пролетело над снежными завалами и быстро нашло молодую, едва живую девушку. Вот Вилдэр подхватил ее и лично понес в шатер, успокаивая. Аня тяжело вздохнула. И в чем причина его равнодушия? Ведь по приезду все было относительно хорошо...

   Мужчины обедали по очереди. Оба понимали, что без подпитки силы быстро кончатся, а потому не ждали напоминаний: едва чувствовали усталость, шли к саням. Тут и Аня нашла себе занятие: делала бутерброды и наливала чай. Греть она его, правда, не умела, не магичка ведь, но с этим и сами мужчины справлялись на отлично. С каждым прошедшим часом шансов спасти еще кого-то становилось все меньше, Рандвалф все больше мрачнел, Вилдэр хоть и был спокоен, говорил мало и постоянно бросал взгляды в сторону того места, куда рухнул Верхний. Ане до боли хотелось его поддержать, хоть как-то успокоить, но она не решалась. Незачем было, позже она расспросит мужчину о причинах такой холодности, но сейчас разбираться не хотелось. Да и Гуннульв сидел подавленный, не шутил, не болтал без умолку, лишь изредка вздыхал, и вяло жевал предложенные Аней бутерброды.

   С наступлением темноты радостные вскрики, которые сопровождали каждого найденного под завалами, раздавались все реже и реже. С замиранием сердца Аня ждала, когда Вилдэр прикажет отправляться обратно, понимая, сколько человек они не вытащили. Но правитель упорно раз за разом отправлял магию на поиски, одновременно расчищая по мере возможностей территорию, продвигаясь все дальше и дальше. В конце концов, Аня задремала, пригревшись, и проснулась только от чьих-то криков. Сначала она подумала, что нашли еще выживших, но вскоре поняла, что люди кричали из-за другого.

   - Ты тоже это видишь? - без особой надежды на отрицательный ответ, спросила девушка у монстра.

   Гуннульв кивнул, не отводя взгляда от волны, которая вновь зародилась где-то на горизонте.

   Но в этот раз все было не так, как в прошлый. Вдобавок к этому уже знакомому, но от того не ставшему менее жутким цвету, добавился звук, будто бы разбивается очень тонкая хрустальная стена, и звук этот, казалось, шел отовсюду: от каждой вещи, от каждого клочка пространства, даже от людей, испуганно замерших.

   - Ну и какой пакости нам ждать на этот раз? - пробормотала Аня, когда все кончилось.

   Вилдэр подошел к ней.

   - В порядке? - быстро осмотрел, убеждаясь, что повреждений нет.

   - Все хорошо. Что это значит? Думаешь, новая гадость?

   - Вероятнее всего, - кивнул Вилдэр. - Нужно переходить к активным действиям. Я пошлю ребят за Рейбэком, пусть приведут этого ублюдка, хочу поговорить с ним. Поищем Риорских, не такой уж глупец Михаил, чтобы погибнуть при обрушении Верхнего. Даже если бы он в тот момент спал после пьянки, все равно вскочил бы и вытащил семью. Так что найдем их, поймаем Рейбэка, отправлю Рандвалфа за парочкой волков, чтоб и у них поинтересоваться. Что еще?

   - Не знаю. Может, есть смысл...ну, не знаю, к Меридии вашей обратиться? Мне Осмонд как-то говорил, что она не показывается, но, может, существует?

   - Проблема в том, что некому. Жрецов уж мало осталось, а теперь и вовсе: они по деревням разъехались, пока найдем. Но мысль в принципе верная, я учту. Аня, давай, ты домой поедешь? Там Ксения соскучилась, делать тебе здесь нечего, темнеет, холодает...

   - Аня! - раздался голос Гуннульв, полный паники.

   Аня и Вилдэр обернулись. Монстр прыгал по снегу и совершал какие-то пассы руками.

   - Что такое? - спросил Вилдэр.

   - Моя магия! Ее нет! - орал Гуннульв. - Я не могу исчезнуть, я не могу ничего сказать только для Ани, я ничего не могу!

   Вилдэр даже побледнел, хотя на лице его не отразилось каких-либо эмоций.

   - Успокойся, - бросил он Гуннульв. - Просто перенервничал, иди, отогрейся. Ань, налей ему чаю.

   - Ты что, идиот?! - взвился Гуннульв. - Хватит тут из себя папашу заботливого строить! Я тебя мелким под кроватью пугал! Думаешь, я не отличу отсутствие магии от торможения?! Тебе рассказать, что это значит?! Во мне магии, как в твоем мизинце. Если магия пропала у меня, то пропажа ее у тебя - вопрос времени. Идем дальше. Магия - основа живущих магов, то есть, фактически кислород. Кислород - это воздух, которым мы дышим...впрочем, немного грубовато я...ну, да ладно, это из Анькиной книжки определение, ты не поймешь, если я тебе про азот расскажу и один процент... В общем, кранты нам всем! Это, кстати, тоже из Анькиных книг.

   Вилдэр, опешив, не мог вымолвить и слова. Аня оцепенела, перепугавшись предупреждения Гуннульв.

   - А ты тоже хорош! - добавил монстр. - Вот теперь сдохнешь, и с женой не помиришься. А она, между прочим, дочь твою растила, про тебя такие сказки рассказывала - Геракл обзавидовался и сдох.

   - Кто? - не поняла Вилдэр.

   - Да какая разница?! - истерически прокричал Гуннульв. - Ты - дебил, Вилка!

   - Гуннульв, - Аня округлила глаза. - Ты чего так...

   - А что, не так?! - монстр повернулся к подруге. - Кто стонет каждый день, что на тебя не смотрят? Вот, допрыгались, два одиночества вселенских, теперь будете вместе умирать. Хотя нет, ты не будешь, магии в тебе нет, а чумы избежала. Останешься одна, в компании каких-нибудь лошадей или ежиков...

   Гуннульв умолк, без сил сев на снег. Ане стало так жалко монстра, который выглядел несчастным. Она наклонилась и подняла Гуннульв на руки, тот обнял ее за шею и уткнулся в плечо. Девушка погладила мягкую шерстку, успокаивая, хотя самой хотелось прижаться к Вилдэру и потребовать, чтобы он ее защитил. А теперь, выходит, она его защищать должна. И от чего? Тоже не ясно. Как магия может прервать чью-то жизнь? Если провести аналогию с кровью, или с подачей кислорода в мозг...да, это было вероятно. И логично для этого мира. Интересно, а здешняя магия подчиняется каким-то законам? Не может она быть всего лишь физическим явлением, переменной или законом, описывающимся системой каких-нибудь жутко сложных, но таких логичных и привычных уравнений?

   - Слушай, - сказала Аня Гуннульв. - Успокойся, хорошо? Мы что-нибудь придумаем, Рейбэку это с рук не сойдет.

   - Аня, глупая ты девочка, - усмехнулся Гуннульв. - Даже Рейбэку не под силу уничтожить магию.

   - Тогда кто?

   - Если бы знать, - откликнулся монстр. - Но я теперь даже Ксюху защитить не могу, не то, что тебя.

   Аня глубоко вздохнула, чтобы успокоиться.

   - Есть идея, - медленно проговорила она, - но она может быть глупой.

   - Что за идея? - спросил Вилдэр.

   - Павлины. Я уже виделась с ними однажды, и они помогли. Пожалуй, стоит найти их снова, спросить о произошедшем. Волки явно нам не скажут ничего, а павлины - могут. Если все так серьезно... Им тоже не выгодно оставаться в стороне. Если не мечтают об апокалипсисе, конечно.

   Аня заметила, что Вилдэр не в восторге от этой идеи. Но к тому времени уже решила, что так и нужно сделать. Павлины - существа гордые и надменные, но даже они вряд ли хотят умирать. Когда-то они подарили ей меч, спасший жизнь, ставший вместилищем души Рагнхильд. Теперь в опасности не просто Плато, но весь мир. И его нужно любым способом спасти.

***

   Аня спустилась в ущелье. Не верила она в то, что павлинов нельзя было найти без магии, не в том мире родилась. Явно должен был быть вход, пещера или какое-то ущелье, через которое сами павлины выходят наружу: магию в этом случае использовать опасно, засекут, и хвост распустить не успеешь. Единственным возможным выходом было ущелье, в котором, насколько Аня помнила, существовали какие-то ответвления. Правда, без магии поиск необходимого представлялся сложным, но отнюдь не невозможным. Первым делом Аня выяснила характер пещер: нужно было убедиться, что зажженные факелы не спровоцируют взрыв какого-нибудь газа. Вилдэр, правда, в необходимости этого сомневался, но вскоре маги подтвердили, что опасности нет: миллион раз ходили туда с факелами, разве что далеко не спускались, но в целом должно быть безопасно.

   Вместе с девушкой пошли, само собой, Рандвалф и Вилдэр. Они ее вообще хотели оставить, но умолкли, увидев кулон, подаренный павлинами еще шесть лет назад. Согласились с тем, что Ане будет куда проще начать разговор, чем двум здоровым мужикам с оружием. Анне было немного смешно, как двое мужчин пытались ее защитить: Рандвалф шел впереди, Вилдэр - позади, закрывая ее. Но вместе с тем эти их действия были приятны девушке. Значит, любят, ну, или хотя бы дорожат. И плевать, что за шесть лет она неплохо научилась себя защищать. Жаль только, что пистолет она бросила в том подвале, испугавшись попасться с оружием, из которого пыталась убить человека. Не стала же она бы объяснять, что Рейбэк - маг из другого мира, пришедший, чтобы...впрочем, что именно было нужно Рейбэку, Аня до сих пор не знала. И еще очень хотела добыть себе хоть какое-нибудь оружие. Все спокойнее как-то.

   - Где мой меч? - спросила она почему-то у Рандвалфа. - Тот, что подарили павлины.

   Но ответил ей Вилдэр:

   - Хранится в замке, в моем кабинете. Вернемся, отдам, если пообещаешь не стремиться его использовать.

   - Вообще-то, именно это и хотела сделать, - холодно ответила Аня, которой надоел этот безразличный тон Вилдэра, хоть из его слов и исходило, что он беспокоится.

   Она, в конец концов, не ребенок, чтобы указывать ей, что делать. И не рабыня.

   - Тебе стоит больше времени проводить с Ксенией, - не менее холодным тоном откликнулся Вилдэр.

   Аня остановилась так внезапно, что мужчина едва не налетел на нее. Повернулась, внимательно посмотрела Вилдэру в глаза...

   - А пошел ты.

   И, ничего больше не добавив, обогнала Рандвалфа, пойдя первой.

   Свет от факелов едва освещал путь, и Аня уже начала сомневаться, что приняла верное решение, отправиться на поиск павлинов. Могли ли они сказать хоть что-то полезное? На ум пришел разговор, состоявшийся почти вечность назад, как ей казалось:

   "- Тут мы тебе не помощники. Мы подсказали, как победить волков и этого достаточно. Люди меж собой должны разбираться сами. Теперь ступай и не надейся больше нас увидеть. Мы не являемся человеку дважды."

   Это сказала Исгерд, королева снежных павлинов. Аня тогда ей много наговорила. Не то чтобы несправедливого, но явно неприятного. Сумеют ли гордые птицы простить нанесенную обиду и попытаться понять, кто же так хочет апокалипсиса в этом мире?

   - Аня, - начал было Рандвалф, - ты не думаешь, что к правителю так обращаться не стоит, даже если ты мать его ребенка...

   - Хорошо, - кивнула Аня, чудом усмирив гнев, начавший было подниматься. - Я дождусь, когда от его государства ничего не останется, и тогда скажу все, что думаю. Спасибо за добрый совет.

   И не удержалась: сделала реверанс, хотя Рандвалф, в общем-то, ничего ей не сделал. Просто время такое было...напряженное. Неясный страх, ощущение надвигающейся беды жило в душе с того самого момента, как они увидели эту странную волну за завтраком. Есть ли во всем этом смысл? И как к апокалипсису относится она, Аня? Ведь неспроста же Рейбэк увязался за ней.

   В следующую минуту Аня отвлеклась от невеселых мыслей. И поняла, что значила фраза Исгерд. Либо павлины умели предсказывать будущее, либо с обитателями поземных пещер жизнь сыграла злую шутку. А заодно и с Аней. Потому что павлины были мертвы. Все.

   Они пытались убежать, но что-то или кто-то раз за разом настигал несчастных созданий, безжалостно кромсая мечом, не давая...сделать что? Уйти и предупредить остальных о том, что было известно лишь тем, чей возраст насчитывает многие сотни лет?

   Рандвалф выругался, увидев вслед за Аней много белых тушек павлинов. Вилдэр промолчал, но достал меч. Брат последовал его примеру, Аня лишь про себя произнесла пару крепких словечек: ей не улыбалось оставаться безоружной и прятаться за мужскими спинами.

   - По-моему, мы влипли сильнее, чем думаем, - заключила девушка.

   Она увидела Исгерд, которая погибла едва ли не первой. Сейчас павлины хоть и были по-прежнему красивыми, но свое величие растеряли и просто напоминали мертвых птиц. Хотя зрелище было грустное и одновременно жуткое.

   - Убиты, меч, легкий, - заключил Вилдэр. - Кто из наших знакомых такой использует? Кто знал, что мы ищем павлинов?!

   В голову никто не приходил. Стража пользовалась топорами, редко - мечами, но те были тяжелыми и от птиц хороший удар таким мечом не оставил бы и мокрого места. Больше было похоже на работу легким мечом, как у Ани, например. Или кинжал...но для того, чтобы перерезать павлину горло кинжалом или отсечь голову, нужно было приблизиться на малое расстояние и схватить птицу. Кто был на такое способен, Аня не знала. Убить живое существо, которое заведомо слабее, да еще и так зверски...На это, пожалуй, был способен лишь Рейбэк.

   - Идем, - Рандвалф взял Аню за руку, - надо уходить. Все равно выживших, скорее всего, нет. Сдается мне, они почти успели. Иначе бы мы так просто их не нашли.

   - Я не вижу выхода, Рандвалф, - тихо прошептала Аня. - Мне кажется, я не смогу сражаться.

   - Сможешь, - уверенно откликнулся мужчина. - Ты по-другому жить не сможешь, как и все мы. У нас еще остались волки, не забывай. Давно мечтаю душевно поблагодарить того гада, из-за которого я на месяц слег. Правда, так мы с Сольвейг встретились снова, но вины зубастого идиота это не умаляет. Что-нибудь выясним.

   - Она с ума сойдет, - вздохнула Аня, направляясь к выходу, - когда узнает, что ты уезжаешь.

   - Знаю. Но эта информация важнее ее спокойствия, понимаешь ведь, правда? Важнее наших отношений. Важнее всего.

   - И важнее вашего ребенка?

   - Для меня - нет, - после секундного колебания ответил Рандвалф. - Но для остальных - да. Если мы ничего не предпримем, моему ребенку просто не суждено будет родиться. И негде будет рождаться-то.

   Аню озарило. Внезапно, осознание пришло, как удар кирпичом по голове. Идея была проста, интересна и, что самое главное, работоспособна! Именно так они и поступят, спася не всех, но многих. Но озвучить Аня свою мысль не успела: из-за поворота выбежал какой-то мужчина в плаще, резко остановился и дернулся, будто бы первым его порывом было сбежать. Будто бы он испугался Аню, Вилдэра и Рандвалфа. Но потом мужчина расслабился, откинул капюшон и произнес:

   - Привет, Анна.

   - Осмонд?! - если бы Рандвалф не держал Аню, она бы села на землю. - Ты же...

   - Погиб? - улыбнулся парень. - Нет, только ранен был. Меня нашли потом, среди тел, почти мертвого. Лекарка старая взяла, выходила.

   - Я думала, ты мертв, - сказала Аня. - Я же на твою могилу ходила!

   Осмонд пожал плечами.

   - Наверное, приняли за другого. Там многих волки погрызли до неузнаваемости, так что ничего удивительного. Я выздоравливал долго, больше года. А потом ничего о тебе разузнать не смог, лишь выяснил, что ты пропала без следа. А возвращаться в замок не стал. Вернее, не решился. Звучит, будто я трус, но я до сих пор от кошмаров просыпаюсь. Нет во мне твоей храбрости, Анна.

   - Что ты здесь делаешь?

   - Я приехал к Вилдэру, - ответил Осмонд. - Думал, что смогу помочь, я же жрец. Узнал, что вы отправились сюда и двинулся следом. Просто не ожидал, что вы возвращаетесь, скорее думал, что ушли очень далеко и мне вас не нагнать. Я, кстати, не знал, что ты вернулась. Но очень рад.

   И, робко улыбнувшись, двинулся к девушке, чтобы обнять ее. Но Аня отшатнулась.

   - Не смей! - почти прорычала.

   Он остановился, удивленно глядя на бывшую подругу.

   - Анна, прости меня, - тихо сказал голосом, полным раскаяния, - я знаю, что тебе было больно, но я валялся без сил несколько месяцев! Я не мог дать о себе знать, а та лекарка была стара и...

   - Не утруждай себя придумыванием баек про то, как ты страдал, - чуть напряженным голосом сказала Аня. - Я не верю ни одному твоему слову.

   - Почему, дорогая? - удивился Осмонд.

   - Потому что я тебе не дорогая, - отрезала Аня. - Ты не удивился, увидев меня, Осмонд. Ты знал, что я вернулась. Это промелькнуло у тебя на роже, когда ты вылетел на нас. И ты знал о павлинах, значит, предполагал, что мы пойдем их искать. Также ты был в курсе моей дружбы с Гуннульв, так что мог знать, что мы сразу же обнаружим исчезновение магии и пойдем к павлинам. Ты носил меч, достаточно легкий, чтобы перебить всех, кто угрожал тебе. И с него все еще капает кровь.

   Осмонд поначалу опешил. Но быстро взял себя в руки: лицо его приобрело совсем не свойственное тому доброму парню, что знала Аня, выражение. Какой-то злобы, насмешливой ярости. Последовала ослепительная вспышка, и Аня ударилась спиной о стену пещеры, на миг потеряв способности ориентироваться в пространстве. Осмонд подскочил к ней, схватил за руку и дернул.

   Девушка чудом устояла на ногах и ударила парня, отчего тот охнул и согнулся. Второй удар ногой в челюсть опрокинул его на спину. Аня огляделась. Рандвалфу и Вилдэру досталось сильнее: они отлетели на другой конец ущелья и лежали без движения. Аня поняла, что с Осмондом справляться придется самостоятельно.

   - Надо было самой тебя прикончить, - процедила она сквозь зубы. - Думаешь, такой крутой?

   - Уж с девчонкой справлюсь, - усмехнулся в ответ Осмонд.

   И бросил еще одно заклятье, от которого Аня ушла, но споткнулась и вскрикнула от боли в ноге.

   - Бедная девочка, - рассмеялся Осмонд.

   Аня ударила его здоровой ногой по голени. Парень удержался на ногах, но выругался, ухватился за Анину руку, рывком поднял ее на ноги и потащил куда-то в сторону, не обращая внимания на ее вскрик от боли.

   - С удовольствием посмотрю, как Рейбэк наденет на тебя ошейник и хорошенько повеселится. А потом Повелители слез выбьют из тебя все желание мешать нам.

   - Обломаетесь, - прорычала Аня, падая на пол и увлекая за собой Осмонда.

   Вцепилась ногтями в руку, раздирая до мяса, ударила ногой и сбросила его с себя. Откатилась в сторону, нащупала рукой что-то твердое и ударила, не жалея сил. Осмонд, вынувший было кинжал, отлетел в сторону и затих. Аня выбросила окровавленный камень и села. Потрогала ногу. Ходить теперь вряд ли сможет.

   - Осмонд, твою мать! - раздался голос, от которого девушка вздрогнула.

   Увидела Рейбэка, замерла, хотя надо было бежать, прятаться. Впрочем, куда бежать? Она все равно далеко не уйдет, с больной-то ногой. Вилдэр...без сознания. Он его убьет, значит, надо сделать вид, что она тут одна. Поверит? Как знать, из той пещеры, где началась свалка, они ушли. Если Рейбэк заберет (или убьет) ее, то, возможно, не заметит остальных. Как Сольвейг отреагирует, если Рандвалф не вернется? А Ксюшенька, если потеряет обоих родителей?

   Все это пронеслось в ее голове за пару секунд, когда удивление в глазах Рейбэка сменялось пониманием, когда его взгляд метнулся от перепуганной Ани к неподвижно лежащему Осмонду, рядом с которым растекалась лужа крови, когда он мельком взглянул на камень, окрашенный в темно-красный цвет и о котором теперь Аня думала с оттенком ужаса.

   Он не бросился к ней и не убил на месте. Медленно подошел к Осмонду, брезгливо обошел лужу крови, пощупал у парня пульс.

   - Мертв, - удивленно произнес Рейбэк.

   Аня попыталась было отползти подальше от Рейбэка, но тут же застонала от резкой боли в ноге. Как бы не перелом...Впрочем, есть ли разница, если к ней медленно приближается человек, которого она боится до обморока. Мстить-то за выстрелы будет?

   Он опустился на корточки перед Аней, которая уже не пыталась отползти. Даже если ей удастся куда-то уползти, то только туда, где без сознания Вилдэр и Рандвалф. Свою смерть она выдержит, но видеть, как убивают тех, кого она любит, не сможет.

   Тишина, воцарившаяся в пещере, испугала бы даже здорового человека. А уж у Ани нервы были на пределе. Глаза наполнились слезами, но девушка сжала зубы и быстро заморгала. Рейбэк усмехнулся.

   Аня судорожно вдохнула воздух, когда он притронулся к колечку в губе. Рейбэк воспользовался моментом и наклонился, поцеловав ее. Сил сопротивляться не было, Аня безвольно легла, прижатая телом мужчины, почувствовала одну руку, забирающуюся под шубку. И вторую руку, перехватывающую ее собственную, ищущую хоть что-то, чем можно защититься.

   - Ты что, вообще никогда не сдаешься? - задумчиво спросил мужчина, оторвавшись от губ девушки.

   - Не тебе, - прошептала Аня и для пущей убедительности покачала головой.

   - А у меня сын родился, - сообщил вдруг Рейбэк каким-то будничным тоном.

   Аня кашлянула.

   - Ну...э-э-э, поздравляю.

   И посмотрела, как на идиота. Он с нее не слез, все еще слегка поглаживает обнаженный живот, задумчиво смотрит на ее губы и разговаривает...о сыне?!

   - Спасибо, - серьезно ответил мужчина.

   Аня не выдержала.

   - Ты нормальный?! - вопрос у нее получилось задать каким-то истерическим тоном.

   Рейбэк неожиданно серьезно и слегка грустно посмотрел на нее.

   - Сама-то как думаешь?

   - Думаю, что ты псих, - решила не скрывать Аня.

   - Что ж, я, по крайней мере, действую логично, - усмехнулся Рейбэк. - Как нога?

   - Болит. А ты...ммм...я, конечно, не в том положении, чтобы требовать чего-то, но ты все-таки не балерина, а я оладушком становиться не хочу, мне нравится моя объемность. Слезь, пожалуйста.

   Рейбэк подчинился.

   - Ногу смотреть? - спросил, задумчиво глядя на пресловутую конечность.

   - А мне обязательно умирать со здоровой ногой? Думаешь, будет приятнее?

   - А тебе обязательно умирать? - в свою очередь спросил Рейбэк.

   - Ты...меня не убьешь? Я думала...

   - Ни тебя, ни муженька твоего, что валяется в отключке в соседней пещере я не трону, - отрезал Рейбэк. - Если ответишь на один вопрос.

   Аня вздрогнула, когда услышала о Вилдэре. Перепугалась до смерти, что от Рэйбека не укрылось.

   - Какой вопрос?

   И куда только ее храбрость делась? Сдулась, как воздушный шарик, едва увидела настоящего...мерзавца и воина.

   - Что ты собираешься предпринять? - спросил Рейбэк.

   - Что? - не поняла Аня.

   - Ты узнала, что исчезает магия. Что ты собираешься делать. Чтобы спасти своих?

   Аня не могла сказать. Это, возможно, ее единственный шанс. Шанс для Ксюшеньки, шанс для Вилдэра, для их отношений, если хоть что-то может еще сохранить их.

   Рейбэк ждать не стал. Протянул руку и нажал на больную ногу. Аня хрипло закричала.

   - Мне пойти и привести Вилдэра? - холодно осведомился Рейбэк. - Подумай, что в данный момент лучше: рассказать мне то, что я прошу и остаться в живых вместе с любимым, или смотреть, как я буду убивать его, но зато сохранить секрет.

   Жизни сотен, возможно, тысяч людей против одной. Она не Рандвалф, она не готова жертвовать во имя долга любимыми людьми. Мелочно? Возможно.

   - Уйти в мой мир, - сказала Аня, отведя глаза.

   - Умничка, - Рейбэк погладил ее по щеке. - Было просто, правда?

   - Не надеюсь, что ты держишь свое слово, но все же потребую обещанного "останешься в живых".

   Рейбэк размахнулся. Аня вскрикнула и упала, потеряв сознание от удара.

***

   - Мама, - жалобно позвала Ксюша. - Мама!

   Аня открыла глаза. Она лежала на широкой кровати, полностью укрытая одеялом. Нога была забинтована так крепко, что даже не гнулась в колене. Больше ничего не болело, только легкая усталость, но в целом самочувствие было лучше, чем можно было ожидать.

   - Девочка моя, - Аня улыбнулась и поманила дочь.

   Та с радостью залезла к матери под одеяло.

   - Ты спала, - сообщила Ксюха. - Папа сказал, чтобы я к тебе не лезла, но я ведь немножечко, да?

   - Конечно, - Аня почувствовала волну облегчения: Вилдэр жив. - Папа здоров?

   Ксюша кивнула.

   - И дядя тоже. Я видела, как вы пришли. Дядя нес тебя и очень неприлично ругался. А папа пошел в кабинет. И на кого-то там громко ругался. Сольвейг меня увела. Потом дядя тебя сюда уложил, злюка-Астрид тебя забинтовала, и дядя ушел успокаивать Сольвейг - она нервная какая-то. А меня позвал папа. Велел тебе не мешать. Я же не мешаю?

   - Конечно, нет, - Аня поцеловала Ксюшу, подумав на миг, что бы было, если б из пещер они не вернулись.

   Идгард бы воспитал, наверное. Хотя...Луи у него теперь странная, может, и осталась бы Ксюха сиротой в незнакомом мире, который вот-вот рухнет в какой-то ад.

   - Ксения! - раздался голос Вилдэра. - Я же велел мать не трогать.

   - Не нуди, - отозвалась из-под одеяла Аня. - У меня, в отличие от вас, в доме было принято свободно общаться и будить друг друга, если того захотелось.

   - Тебе нужно отдыхать.

   - Мне нужно, чтобы...

   Аня замолчала. Не стоило ругаться перед Ксюхой, которая совсем недавно обрела отца.

   - Просто поверь: все хорошо, - мирно сказала девушка. - Она мне совсем не мешает, тем более, я сама проснулась.

   - Как здоровье?

   - Неплохо. Я ходить долго не смогу?

   - Пару дней, просто ушиб, - сказал он. - Есть хочешь?

   - Хочу, - Аня согласилась скорее из вежливости, а не от того, что действительно хотелось есть.

   - Нужно поговорить о том, что произошло в пещерах. Ксения, иди, поиграй с Сольвейг. Она уже успокоилась и ждет тебя, чтобы начать рисовать.

   - Я хочу полежать с мамой, - хныкнула девочка.

   - Ксения! - от голоса Вилдэра даже у Ани волосы на всех местах зашевелились.

   - Иди, пожалей Сольвейг, ей, наверное, одиноко, - шепнула она дочери.

   Когда дверь за Ксенией закрылась, Аня приподнялась на постели и рявкнула:

   - Еще раз повысишь голос на ребенка, будешь видеться с ней раз в неделю по три часа, понятно?!

   И, увидев, что Вилдэр выходит из себя, добавила:

   - Не надо мне указывать на мое место, прекрасно знаешь, что захочу - и уйду. Сама вернулась, сама сбегу. А Ксюша вырастет и решит, нужен ей такой отец или нет.

   - Вот как, значит, - выдохнул Вилдэр.

   - А чего ты ждал? - невесело усмехнулась Аня. - Я, знаешь ли, от мечты о принце избавилась довольно скоро, но от тебя такого не ожидала. Даже мужчины, с которыми я выходные проводила, больше чуткости проявляли.

   И тут же прикусила язык, потому что вид у Вилдэра стал совсем уж устрашающий. Он смотрел на нее со смесью отвращения и злости. И Аня не знала, от чего было больнее.

   - Уйди, - она закрыла глаза.

   - Мы должны поговорить. Ты как-то догадалась, что Осмонд работает на Рейбэка. Я хочу знать, как.

   - Так и догадалась, - Аня отвернулась к окну. - Я же озвучила. Почувствовала, поняла, знала. Что хочешь, то и думай. Просто догадалась, я ведь с ним дружила. Да и гадов повидала за последнее время - не пересчитать. А кровь на его мече тебя совсем не смущала? Или это слишком незначительная улика, доказывающая его виновность?

   Но не могла Аня просто так выгнать Вилдэра. Понимала, что сейчас ей нужно немного отдохнуть, прийти в себя, успокоиться. Но она должна была рассказать о плане, что придумала для спасения магической части населения.

   - В общем, так. У меня есть мысль. Мысль хорошая, но направленная лишь на спасение людей, не мира. Сначала проясни мне парочку вещей. Без магии все рано или поздно погибнут?

   Вилдэр кивнул.

   - Магия - основа жизни мага. Она дает ему силы, выносливость, дополнительные чувства, замедляет процессы: маги могут не спать сутками, голодать дольше людей, медленнее стареют, у них дети рождаются красивее, умнее, лучше одним словом. Без магии маги жить не могут, потому что магия - врожденное свойство организма, это как умение дышать, как свойство крови. Отсутствие магии - приговор.

   - Как быстро?

   - Двое суток максимум.

   Такого Аня не ожидала. Слишком мало времени, слишком многие погибнут. Ей отчаянно хотелось спасти только любимых, уйти, и не думать о том, что этот мир медленно погибает.

   - Но Ксюша жила в моем мире довольно долго, - сказала Аня. - Хотя она маг. Это потому что полукровка?

   - Среди магов нет полукровок. Ты либо обладаешь силой, либо нет. Ксюша не умерла, потому что в мире, где магия изначально не существовала, маг в безопасности. Он не может применить магию, потому что это понятие отсутствует в самом каркасе мира, но резерв есть, его ничто не трогает. В то время, как в нашем мире магия пожирается чем-то...странным.

   - Значит, я поняла верно, - задумчиво проговорила Аня. - И мы сможем хотя бы кому-то помочь до того, как все склеят ласты на радость Рейбэку. Кстати, у него и Осмонда магия осталась, так что, теперь можно не сомневаться в их намерениях.

   - Что за идея?

   - Уйдем в мой мир. И остальных заставим уйти. Миров ведь много, да?

   - Много, - подтвердил Вилдэр, все еще не понимая, чего хочет Аня. - Сопряженных с нашим, не слишком...может, сотни две-три.

   Нехитрый подсчет в уме подсказал что, теоретически, план может удаться. При должном старании, разумеется.

   - Хорошо, - Аня собралась с мыслями. - У нас мало времени. Итак, мы собираемся и все уходим в мой мир. Идгард, дети, Сольвейг и остальные. Одновременно с этим отправляем письма во все уцелевшие деревни и города, обрисовываем ситуацию, мол, магия исчезает, уходите в другие миры. Координаты пускай используют любые, как я поняла, незанятых координат не бывает?

   - Они не смогут вернуться, - ответил Вилдэр. - Никогда.

   - Как думаешь, это лучше, чем умереть? Я не могу справиться с этим. Ты можешь? Вряд ли. Наш единственный шанс - спасти хотя бы некоторых людей. Счет идет на часы, так что торопись.

   Вилдэр молчал. Аня понимала, что ему очень тяжело принимать такое решение. Фактически она уговаривала его бросить государство, отказаться от подданных, предоставив их самим себе: неизвестно, что их ждет в новых мирах. Но, с другой стороны, так они имели возможность хотя бы спасти некоторых.

   - Единственная проблема, - замялась Аня, - Рейбэк все знает.

   - Что? - удивился Вилдэр.

   - Я встретила его в ущелье, когда Осмонд напал.

   - И осталась жива?

   - Что такое? Ты думаешь, он отпустил меня, потому что я с ним в заговоре? Или потому что я с ним сплю? В чем я опять виновата?

   - Вы поговорили, и он тебя отпустил? - усмехнулся Вилдэр.

   Аня уже слабо соображала, что стоит говорить, а что нет. Потому что раздражала ее сама ситуация, непонятные отношения, ссора тогда, когда ей хотелось начать действовать, и неважно, есть у них еще чувства или нет.

   - Еще он меня поцеловал. И заставил рассказать про то, что я придумала. Уверяю, я не напрашивалась, но бегать и драться с больной ногой возможным не представлялось. Так что можешь развесить по замку плакаты с моим изображением и подписью "так делать нельзя". Да, он все знает, но я не вижу способов, как он может помешать. Если эти способы видишь ты, то скажи.

   - Нельзя помешать магу, уходящему в другой мир, - нехотя признался Вилдэр. - Только физически. То есть, не пустить, убить раньше и так далее.

   - Значит, единственный его шанс - уничтожить население до того, как мы его эвакуируем, верно?

   Вилдэр кивнул.

   - Тогда счет идет на минуты. Технически есть возможность предупредить всех?

   - Пока магия еще есть...можно попытаться.

   - Ты сделаешь? - тихо спросила Анна. - Я знаю, что для тебя это тяжело, что это твой народ, но они погибнут, если мы не дадим им шанс. Похоже, спасение мира не удается. Тогда попробуем сбежать из него?

   - И признать, что Рейбэк победил?

   - Это не...пока жив хоть кто-то из этого мира, Рейбэк не победит. Он может уничтожить мир, но ведь мир - это люди, которые в нем живут. И если они начнут где-то в другом месте...это будет означать, что никакие силы не способны уничтожить целый мир, что выход всегда есть. Это даст людям надежду, поможет пережить все. Пожалуйста, Вилдэр. Что бы между нами не происходило, послушайся меня. Нужно действовать. Двое суток...пока еще можно что-то сделать, начни! Я не хочу, чтобы погибли все. Если спасем хотя бы сотню...

   - Ты предлагаешь отправить их в твой мир?

   - Нет. В любые. Разные. Координаты - сами пусть выбирают.

   - Ты хочешь отправить людей в неизвестность? - удивился мужчина. - Отправить их жить в местах, которые могут быть опасны?

   - А ты предлагаешь смотреть, как они умирают? Или спокойно уйти в мой мир, бросив их без шанса на спасение? Я не ангелок, Вилдэр, я возьму дочь и уйду. Кто захочет - уйдет со мной, я уверена, что и Идгард, и Сольвейг последуют. Веста, Михаил - если они живы - уйдут, чтобы спасти дочь. Только в твоей власти начать всю эту заварушку. Не станешь делать этого - я просто уйду. Может, поплачу пару дней, но в скором времени забуду, и снова буду ходить гулять с Ксюхой в парк и водить ее в музыкальную школу. Да, я такая вот бесчувственная, но дочерью ради этого мира я не жертвую. И не останусь. Захочешь уйти с нами...выгонять не стану. Ксюша тоже рада будет, она к тебе привязалась.

   Аня отвернулась. В окне был виден лишь снежный пейзаж, ничего более. Ни надвигающегося апокалипсиса, ни перепуганных людей. Все будто бы было нормально, но она знала, что где-то далеко рушатся целые города, что пыль от упавшего Верхнего, наверное, еще не осела, что тысячи живых существ страдают, медленно умирая под обломками целого государства.

   - Хорошо, - медленно проговорил Вилдэр. - Я отправлю послания правителям и управляющим. Создам оповещения, если сил хватит, так что люди, хотя бы часть, смогут уйти. Будь готова к вечеру и собери Ксению, вы отправитесь в твой мир.

   - Давайте все вместе, - сказала Аня. - Вопрос с жильем решим сразу же, у нас с сестрой есть, где ночевать. После того, как предупредим людей, здесь делать будет нечего.

   Вилдэр проигнорировал сказанное. И Аня вдруг поняла, что он хочет остаться. Перепугалась жутко, едва удержалась, чтобы не вскочить и не броситься ему на шею.

   - Прекрати изображать из себя героя, - она сказала это спокойно, но кто бы знал, какова была цена за это спокойствие. - У тебя есть дочь, внуки, брат, сын. У тебя есть возможность начать все сначала, используй ее. Не смотри на наши отношения, в моем мире ты хотя бы сможешь жить, пусть не так долго, как здесь. Но взросление Ксюши увидишь, в этом я уверена. И, может быть, в моем мире тебе повезет больше, чем мне в твоем.

   - Посмотрим, - последовал ответ.

   - Нет, не посмотрим, - отрезала Аня. - Я не дам тебе делать глупостей. А если не пойдешь добровольно, поговорю с Рандвалфом. Удар в челюсть, и мы совместными усилиями сумеем уложить тебя на диван у Маринки. Я даже сапоги сниму, так и быть.

   - Мне не нравятся стервозные нотки в твоем голосе, - сообщил мужчина, выходя из комнаты.

   - А мне не нравится твое отношение, но почему-то ты упорно доказываешь мне, что плевать хотел на меня, - пробормотала Аня.

***

   Они все столпились в холле. Был поздний вечер, и дети сонно зевали. Луи выглядела недовольной, постоянно причитала, что у нее нет никакого желания тащиться непонятно куда, Идгард почти не слушал нытья жены, правда, изредка все же одергивал ее. Рандвалф развлекал Ксюху, подбрасывая ее в воздух, чем заставлял Аню дергаться каждый раз, как девочка взлетала вверх.

   Наконец Аня не выдержала и взмолилась:

   - Рандвалф, хватит! Если ты ее уронишь?

   Радостно хохоча, Ксюха ступила на пол и побежала к племянникам играть.

   - Не уроню, - усмехнулся Рандвалф. - Вот Сольвейг родит, я тебе продемонстрирую всю гамму своих возможностей.

   Сольвейг явно перепугалась, потому что незаметно отступила подальше от мужа.

   - Где Вилдэр? - капризно осведомилась Луи.

   - Отправляет последние письма, - объяснил Идгард. - В оставшиеся селения Лесного: в Вир Тонг и в университет Весты.

   - От Весты писем не было? - спросила Аня.

   Идгард покачал головой.

   - Будем надеяться, что Риорский получит письмо отца.

   - Да хоть бы и нет, - прошипела Луи. - Мы вообще, будем двигаться или как? Заставили подняться, тащиться не пойми, в какую даль...Когда мы вернемся?!

   - Луи, мы не вернемся! - рявкнул Идгард. - Потому что, демоны тебя сожри, этот мир уже ничто не спасет! Хочешь сдохнуть здесь - прошу, весь замок в твоем распоряжении, подыхай хоть на столе в моем кабинете. А если нет, то помолчи пару часиков, пока я тебя не заткнул.

   Аня даже открыла рот от удивления. Но благоразумно промолчала. Увидела, как усмехнулся в усы Рандвалф, и как постаралась скрыть улыбку Сольвейг. А дети как играли, так и продолжили, не заметив перепалки взрослых. Они и не понимали, небось, что навсегда уезжают с Плато.

   Когда со стороны лестницы раздались шаги, вся компания встретила Вилдэра с заметным облегчением: уже чувствовалось медленное утекание магии и все нервничали. Гуннульв так вообще сидел у Сольвейг на руках, ничуть не смущаясь того, что его держит беременная женщина. Конечно, он был легким, почти невесомым и неудобств Сольвейг не причинял, но смотрелось это забавно.

   - Пришел ответ от Риорского, - сказал Вилдэр. - Они не могут уйти в другой мир, потому что у Весты пропала магия из-за похищения Рейбэком, а Михаил - ментальный маг. Это единственная разновидность магов, которые не могут открывать проходы. С ними Элиана, ребенок.

   - Мы же не бросим их? - испугалась Сольвейг.

   - Конечно, нет, - улыбнулся ей Рандвалф. - Когда они доберутся до замка?

   - К завтрашнему вечеру, может, чуть раньше, - откликнулся Вилдэр.

   Аня удивилась, как братья друг друга понимали: Рандвалф, не зная, что Вилдэр и Михаил решили, понял, что Риорские будут добираться до замка. Чуть подумав, девушка пришла к выводу, что это было единственным верным решением.

   - Значит, их нужно встретить и проводить в твой мир, Аня. Я останусь и привезу Риорских, вот и все.

   С пару секунд царила тишина: все осознавали предложение Рандвалфа. Первой очнулась Сольвейг:

   - Нет! - и голос ее был полон такой паники, что Аня невольно посочувствовала подруге.

   - Давай лучше я, - мрачно предложил Вилдэр. - Если она там без тебя от беспокойства родит, будут проблемы.

   - Проблем не будет, у нас отличная медицина, - ответила Аня. - Платная. У нас с Мариной есть возможность заплатить за все обследования, за здоровье не беспокойтесь.

   Рандвалф отвел Сольвейг в сторонку и начал что-то тихо ей говорить. Девушка была бледной, но в итоге согласно кивнула и прижалась к мужу. Тот обнял и ее, и малыша, вздохнул, но усмехнулся. Его, в отличие от жены, трудности и опасности не пугали. Привык за долгие годы соперничества с братом. Впрочем, Сольвейг уговорил, и ладно. Когда девушка вернулась, то неуверенно улыбнулась Ане. Та в свою очередь задумалась: что же такого сказал ей Рандвалф, как убедил не противиться?

   - Уверен? - спросил Идгард.

   - Разумеется, - кивнул Рандвалф.

   - Тогда удачи, - наследник подошел к...дяде и обнял его.

   По видимому, для Рандвалфа это стало полной неожиданностью, потому что он по первому времени как-то растерялся. Аня смотрела на них и поражалась: странная это была семья. Рандвалф фактически ведь был отцом Идгарда. А воспитал того Вилдэр и отцом он считал Вилдэра. А теперь отношения вроде как налаживались. Вспомнив о том, кто был отцом Идгарда, Аня вспомнила и его мать. А вместе с ней и свой меч.

   - Вилдэр! - вскрикнула она. - Мне меч нужен мой! Ты говорил, он в кабинете!

   - Там, - кивнул мужчина. - Принести?

   - Я сама, не нужно.

   Аня бросилась наверх, за мечом. До нее донесся возмущенный голос Луи, которой снова не понравилась задержка. Ничего, выдержат. У них в запасе еще больше суток, да и Сольвейг радость дополнительная: с мужем подольше побудет.

   Аня распахнула массивные двери кабинета прямо на бегу, ворвалась в комнату и застыла, увидев удивленный взгляд Рейбэка, который явно не ожидал увидеть ее.

   - Э-э-э, - изрекла Анна, замерев. - Внезапная встреча. Ты как, в гости зашел, или воровать приперся? В принципе, все, что видишь - твое. Только меч мой отдай. Он мне, знаешь ли, дорог, как память. Приятно вспомнить, как тебя чуть не убило.

   К изумлению Ани, Рейбэк вдруг совершенно спокойно протянул ей меч.

   - Держи.

   Девушка округлила глаза.

   - И все? Так просто?

   - Просто, - подтвердил мужчина.

   - Что ты с ним сделал? У меня отвалится что-нибудь, если я его возьму?

   Рейбэк усмехнулся, но покачал головой.

   - Нет. Просто...мне выгоднее, чтобы он был у тебя.

   - О да, эта вездесущая выгода. Почему я тебе не верю?

   - Мне, в общем-то, плевать, - он пожал плечами. - Но я сюда притащился лишь для того, чтобы этот меч забрать и отправить тебе. Хочешь - верь, хочешь - нет. Когда мне будет нужно, он все равно будет у тебя.

   - Что происходит? Что ты задумал, что делаешь? Почему я не могу вычислить твои действия? Ты узнал о моем плане, но никак не помешал. Ты возвращаешь мне меч. Позволяешь уйти. И в то же время постоянно попадаешься на глаза. Да и действуешь вроде как против нас.

   Вместо ответа Рейбэк бросил Ане меч. Та автоматически поймала его, и на секунду испугалась было, но ничего не произошло.

   - Что, ничего не отвалилось? - спросил Рейбэк. - Беги к своим, куколка. А то придут сюда, искать тебя. Ты ведь боишься за своих мужчин, не так ли? Знаешь, на что я способен.

   - Скотина! - прошипела Аня.

   Рейбэк шутливо раскланялся. Пытаясь унять дрожь в руках, девушка почти выбежала из кабинета.

   - Анна! - рявкнул на нее Рандвалф. - Не смей носиться с мечом! Упадешь, убьешься. Чего так долго?

   - Да так, - отмахнулась Аня. - По дороге задержалась.

   Она понимала, что если рассказать о Рейбэке, Вилдэр не упустит шанса с ним встретиться. А силы на исходе, в то время как у Рейбэка их полным-полно, в этом она уже убедилась.

   - Задержалась, - передразнила ее Луи.

   - Идем, - скомандовал Вилдэр. - Все попрощались?

   Он пожал Рандвалфу руку.

   - До завтра, - сказал Вилдэр.

   - До завтра, - откликнулся его брат.

   И почудилась в его голосе какая-то неуверенность. Аня поняла, что он будет ждать до последнего Риорских. И если они не придут, Сольвейг останется вдовой.

   Они вышли во двор. Почему-то проход открыть в помещении было нельзя. Попасть в помещение - пожалуйста, но вот уйти из какой-то комнаты было нельзя.

   - Куда мы попадем? - спросила Анна у Вилдэра, когда тот начал открывать проход, тратя последние силы. - В то место, куда попала я шесть лет назад?

   - Нет. В то место не получится, там много нюансов. Но я попробую не ошибиться хотя бы районом, чтобы не пришлось далеко ехать.

   Аня отошла, чтобы не мешать.

   Оглянулась, в последний раз посмотрела на замок, чувствуя, что больше сюда не вернется. Ей было стыдно покидать полуразрушенный мир, но выбора не было. Тем более, она уходила с близкими. Лишь Рандвалф остался в замке, но Аня знала, что если он не вернется к вечеру, она пойдет и вытащит его. Ей отсутствие магии не страшно. Она сделает это, хотя бы ради Сольвейг и ее ребенка, потому что она видела в глазах подруги любовь, знает, что есть такие, как она - которые могут простить, забыть и полюбить. И такие, как Рандвалф. Которые могут выпросить прощение, влюбить в себя без памяти. Ане страшно было в этом признаваться даже самой себе - все ее существо кричало, что такой любви быть не может - но ей казалось, будто бы семья Сольвейг и Рандвалфа была особенно крепкой именно благодаря тому происшествию. Он берег ее, зная, как легко причинить ей боль. Она ему доверяла, потому что он залечил ей душевные раны лаской и добротой. Странная семья, но очень красивая. Сольвейг - темноволосая статная красавица, вот кто подходил на роль королевы, а не она, Анна. Рандвалф - вот кто был настоящим королем, а не Вилдэр, который явно устал от всего. Что ж...она попробует помочь ему, пусть даже он думает, что Аня ему не нужна. Может, и не нужна. Зато нужна Ксюха. И это огромный плюс.

   Когда Аня шагала в рой серебристых снежинок (который раз в своей жизни?), она подумала, что Вилдэр в современной ей обстановке будет выглядеть крайне забавно. Как оказалось впоследствии, и у Вилдэра были свои тайны.

***

   - Привет, Марин! - произнесла Аня в трубку, съедаемая множеством настороженных взглядов.

   - Аня?! - раздался удивленный голос сонной Маринки. - Ты откуда...как...я думала, ты с концами...

   - Нет, не с концами, - вздохнула Аня. - Пришлось вернуться. Мне нужна твоя помощь, сестреныш.

   - Не вопрос, - сразу проснулась Марина, услышав "сестреныш" - этим прозвищем девушки пользовались тогда, когда ситуация была более чем серьезная.

   Правда, раньше серьезность эта была на уровне "меня бросил парень" и "завалила экзамен". А теперь она притащила из сопряженного мира толпу человек. И, хотя она спасла этим их жизни, проблемы грозили немалые. Без помощи Маринки никак.

   - В общем, долгая история, но нам пришлось уйти из того мира, - начала Аня.

   - Вам? То есть, тебе и Ксюндру?

   - Хуже. Всей моей...тамошней семье. Нас, - Аня быстро пересчитала присутствующих, - 5 взрослых и трое детей. В мою квартиру, сама понимаешь, они не влезут. Вся надежда на тебя. Ах да, еще один монстр.

   - Гуня? - осведомилась Марина.

   - Он.

   - Не вопрос. Скоро буду. Вы где?

   Аня ответила, что в парке. Именно рядом с ним они вышли из прохода и тут же укрылись в деревьях. Благо, была ночь, и никто не заметил странных незнакомцев посреди улицы.

   - Что там? - спросила Сольвейг.

   - Скоро будет. Минут десять, не больше. У нее машина.

   - Что у нее? - не понял Идгард.

   - Длинная история. Транспорт наш. Давайте, вы не будете задавать мне вопросы о нашем мире, хорошо? По крайней мере, не сейчас. Пока разберемся с насущными проблемами: где взять для вас одежду, найти жилье, документы и так далее. Потом проведу ликбез.

   - Что проведешь? - опять не поняла наследник.

   - Совещание. Все расскажу и решим, что делать. А пока не вернулся Рандвалф, немного отдохнем.

   Сольвейг при упоминании мужа чуть погрустнела, и Вилдэр обнял ее за плечи. Теперь, когда его брата не было рядом, он взял на себя заботы о его жене. И эти мужчины когда-то шли войной друг на друга?!

   И действительно, спустя десять минут рядом с парком затормозила Маринкина "Королла". Анина сестра вышла из машины, огляделась и застыла в недоумении. Достала мобильник, набрала номер Ани.

   С мобильником у них вообще история интересная вышла. Аня его в карман джинсов засунула, когда с Вестой к Рейбэку собиралась. Перед уходом с Плато вспомнила, бросила в карман шубки. Шубку она сняла: весна в Челябинске была полегче весны на Плато, а с мобильника дозвонилась Марине, благо деньги еще оставались...

   - Вы где?

   - Ты подъехала? - спросила Анна. - Сейчас выйдем. Но мы все не влезем, а такси брать - смысла нет.

   - Сейчас разберемся, я у ворот, подходите.

   Марина была настоящей красоткой. Высокая, спортивная, она всегда привлекала внимание парней, в отличие от Анны. И талант у нее был, благодаря которому в двадцать четыре года Марина была обладательницей неплохой машины и трехкомнатной квартиры. Конечно, не без помощи родителей и бывшего мужа, но по большей части все ее достижения - плод огромного труда. Анна же довольствовалась малым. Разница в доходе и образе жизни не мешала сестрам крепко дружить. Раньше Марина пыталась навязчиво улучшить благосостояние сестры, но не сумела ее уговорить: Аня категорически отказывалась брать деньги. Да и не нужны они ей были, в отличие от Марины она не стремилась к максимальному комфорту, а жила так, как позволяли средства.

   Марина с удивлением рассматривала компанию. Взгляд ее задержался на Ане, одетой в длинное шелковое платье, на беременной Сольвейг и троих детях. Ксюху держал Вилдэр, старший мальчик Идгарда держался за руку матери, а младший спал у наследника на руках.

   - Понятно, - изрекла Марина.

   - Это моя сестра Марина, - сказала Аня. - Марин, это Вилдэр, это Идгард, это Сольвейг, это Луириэль, это их дети.

   - Очень приятно, улыбнулась Марина, а Аня перевела.

   Марина пожала каждому руку, поцеловала сонную Ксюшу, потрепала по шерстке Гуннульв. Народ встретил Марину настороженно, но доброжелательно, хотя всех явно поразил внешний вид Аниной сестры: девушка была одета в джинсовый сарафан, неприлично короткий, а в ушах болтались большие серьги в форме двух кусочков сыра. Особенно отличился Идгард: он галантно поцеловал новой знакомой руку, встретил ее ошалевший взгляд и смутился. Луириэль побледнела от злости, но промолчала: не в ее интересах было устраивать скандалы в незнакомом мире.

   - Значит, так, - чуть подумав, сказала Марина. - Анька, бери машину.

   - У меня же права дома, - удивилась Аня.

   - Да кто тебя остановит в городе, ночью? Главное, не нарушай, внимания не привлекай. Езжай себе по своим делам. У меня муж так постоянно пьяным возвращался, пока не убился.

   - Он не убился.

   - Да, но он утопил мою машину, - хмыкнула Марина. - Поэтому его убила я. В общем, садись за руль, отвози всю эту компанию ко мне. Я возьму Ксюшу и поеду на такси. Так должны влезть. Я бы поравномернее раскидала по машинам, но вы одеты, как ролевики. Ты вести-то сможешь в этом платье?

   - Смогу, - кивнула Аня. - Давай ключи.

   - Если что - деньги в сумке, сумка на сидении. У меня на такси есть. Через полчаса встречаемся у меня.

   - Но мы же не влезем все на ночь у тебя, - возразила Аня, не обращая внимания на возмущенные вздохи Луи. - Давай ко мне часть.

   - Там разберемся, - кивнула Марина. - Для начала надо убраться отсюда, пока нас никуда не отвезли для успокоения.

   Спустя пять минут, с трудом поместившись в машину, Аня и остальные уехали, оставив Марину и Ксюшу ждать такси. Когда Аня объяснила всем план, Вилдэр возмутился тому, что дочь поедет одна, ночью с хрупкой девушкой. Пришлось объяснить ему, что Марина - фотокорреспондент, снимала одно время фото к сюжетам о криминале и прошла неплохую подготовку. Вообще, Марина была чуть ли не идеальной девушкой. Аня даже удивлялась, почему ее не занесло в другой мир, там бы она точно всех построила. С трудом удалось заставить и Луи сесть в машину: она закатила масштабную истерику и никак не хотела понимать, что дракона ей не подадут. Аня хотела было дать ей мобильник и посоветовать вызвать дракона по номеру "03", но не стала. Такие шуточки хороши тогда, когда ситуация не столь критична. В общем, Идгард буквально силой запихнул жену на заднее сидение, усадил Сольвейг, взял детей и устроился сам. Им там, конечно, было тесно, но ехать недалеко. Вилдэр сел на переднее сидение, рядом с Аней. И - это ее особенно поразило - спокойно открыл дверцу, в то время как остальным подобный механизм оказался незнаком.

   - Можете не пристегиваться, я быстро не поеду, машин мало, - сказала Аня, понимая, что если они сейчас начнут все пристегиваться, то потратят еще минут пятнадцать.

   Как и договорились, они не задавали Ане вопросов о ее мире. Но удивленно смотрели по сторонам из окон. Только Вилдэр смотрел прямо вперед, не выказывая никакого интереса к происходящему. Аня периодически поглядывала на мужчину, размышляя о том, как сложатся их отношения здесь. Потом пришли мысли о том, где достать документы и начала болеть голова. К моменту, когда Аня затормозила перед Марининым домом, ей хотелось только одного: спать. Впрочем...нет, сначала ей хотелось есть, потом уже спать.

   Оказалось, Марина была уже в квартире: таксист поехал другой дорогой, короткой, до которой Аня, почему-то, не додумалась.

   - Проходите, - кивнула сестра. - Я Ксю уже уложила, так что с тобой она не поедет.

   - Хорошо, - устало улыбнулась Аня. - Давай сразу решим, кого со мной отправить. Сколько спальных мест не хватает?

   - Одного, - ответила сестра. - Я бы поехала с тобой, но ведь им нужен кто-то, кто все объяснит и покажет. Да и родители могут заявиться, объясняй им потом. Так что одного отправим с тобой. Я так понимаю, лучше всего, если это будет твой муж.

   - Он мне не муж, - вздохнула Аня.

   - Неважно. Согласна?

   - Мариш, у меня диван один. Может, Сольвейг?

   - Подруга, - укоризненно посмотрела на нее Марина. - Сольвейг твоя беременная, живот вперед нее входит в комнату. А у тебя лифт не работает, желаешь заставить ее карабкаться наверх?

   - Тогда Идгард!

   - Слушай, - Марина как-то странно покосилась на парня. - Не оставляй меня наедине с этой блондинистой, а? Она ж его ревнует. А ты меня знаешь, я стервозин не люблю.

   Аня почувствовала, как начинает злиться. Но усилием воли подавила чувство. Марина ей помогает, хотя совсем не обязана и Аня должна быть ей благодарна. Что ж...Вилдэр, так Вилдэр, авось не подерутся. Она подошла к нему, когда он выходил из спальни, куда положили Ксюшу.

   - Придется уехать ко мне, у Марины места нет для нас.

   Вилдэр пожал плечами и послушно направился за Аней к выходу.

   - Завтра приедем, как проснемся, - Аня обняла сестру. - Родителям пока не говори, ладно?

   - Конечно. Спокойной ночи. Ань...если у вас с ним, - Марина кивнула на Вилдэра, - не ладится, отличная возможность поговорить. В твоей квартире сложно дуться друг на друга. Там с таким мужчиной не разминуться.

***

   Аня была очень самостоятельной девушкой. И адекватной, никогда не стеснялась ни родителей, ни друзей. Делала то, что хотелось, поступала, как считала правильным и не позволяла собой руководить. Не стеснялась она и своей квартиры, пусть даже та была однокомнатной и очень тесной. Им с Ксюхой там было хорошо. Аня была твердо убеждена, что главное - это то, что Ксюша получала любви сразу за обоих родителей. Аня не жалела ни денег, ни времени, занимаясь с дочерью и творчеством, и спортом, и музыкой, и прогулками. Несколько раз даже поднапряглась - взяла кредит - и свозила дочурку в жаркую Грецию. В Греции Ксюше понравилось, но, увы, съездить третий раз не получилось: Аня планировала сменить работу, найти ту, на которой платят чуть больше, вновь взять кредит и летом поехать на море. Но планы сорвались: пришлось вернуться на холодное Плато. Впечатлений в жизни ребенка было так много, что пока она не вспоминала о море, но об обещании Ане еще придется подумать. Как реализовать все, чтобы прихватить и Вилдэра, и остальных, она не знала. Даже у Марины на такую компанию средств не хватит.

   Как бы там ни было, Аня, хоть и думала постоянно о своем бюджете, никогда и ничего не стеснялась. До того момента, как Вилдэр не пришел в ее дом. Она чувствовала, что отчаянно краснеет, наблюдая, как мужчина рассматривает единственную комнату. Рассматривает молча, даже эмоциям не позволяет проступить на лице.

   - Это здесь росла моя дочь? - спросил он, спустя несколько минут.

   - Здесь, - чуть резче, чем хотелось, ответила Аня. - Поверь, она счастливо жила. Я дочерью занималась.

   Вилдэр удивленно на нее посмотрел.

   - Прости, я не хотел тебя задеть. Просто спросил. Я и не сомневаюсь, что ты хорошо воспитывала Ксению.

   Аня тяжело вздохнула.

   - Просто устала. Садись куда-нибудь, чего встал? Как насчет ужина? Для чего-то изысканного поздно. Тебя пирог мясной устроит?

   Вилдэр кивнул, и Аня отошла к шкафу.

   - Э-э, - замялась она. - Отвернись, пожалуйста. Я переоденусь.

   Убедившись, что мужчина отвернулся, Аня быстро накинула халатик. О том, что надо бы создать какой-то там образ ухоженной жены, она не думала, просто посчитала, что драные джинсы и майка - не лучший наряд для такого случая: Вилдэр в этом мире не был, незачем так сильно уж его шокировать. А ее халатик вполне походил на те, что носили в замке. Правда, в замке они были длиннее сантиметров на пятьдесят.

   Она прошла на кухню, слыша, что Вилдэр следует за ней. Когда Аня достала из морозильника тесто и фарш, отправила их в микроволновку, а потом быстро соорудила пирог, Вилдэр спросил:

   - Ты умеешь готовить?

   И такое удивление прозвучало в его голосе, что Аня невольно фыркнула.

   - Да, я умею готовить. Полагаю, это редкость для твоего мира, но не для моего. Ты пить не хочешь? Так жарко...

   - Давай, - согласился Вилдэр.

   Аня достала из холодильника две жестяные баночки с минералкой, бросила одну Вилдэру, с наслаждением отхлебнула холодную воду и только тогда сообразила, что он не знает, как открыть эту банку. Однако знакомый "пшик" заставил ее удивленно замереть.

   - Что? - спросил Вилдэр.

   - Как ты...открыл...я думала...

   - Несложно догадаться, - пожал плечами Вилдэр. - У нас таких нет и, думаю, не нужно.

   - Теперь-то уж точно, - погрустнела Аня.

   По кухне поплыли умопомрачительные ароматы. Аня едва дождалась момента, когда пирог будет готов и даже не дала ему немного постоять: сразу же разрезала, разлила чай и поставила на стол. Вилдэр будто бы осторожно попробовал кусочек.

   - Не отравлю, не беспокойся, - буркнула Аня, немного обиженная таким недоверием.

   - Вкусно.

   - Ага. Особенно с голодухи.

   Несколько минут они молча ели, избегая смотреть друг на друга. Первым нарушил молчание Вилдэр:

   - Я не видел у тебя второй кровати, где я буду спать?

   - Увы, у меня только диван, - Аня пожала плечами. - Но мы поместимся, думаю.

   - Тебе не кажется, что это хорошая идея: спать рядом? Мы вроде уже не вместе.

   - Можешь спать на балконе. Правда, у нас ночью температура еще минусовая, да и там Ксюхин велосипед хранится. Но если не боишься получить рулем по башке - я тебе что-нибудь постелю. Ощущения незабываемые гарантирую.

   Они вновь замолчали. Вилдэр ел, а Аня по большей части теперь делала вид, что ест. Ей окончательно надоела эта ситуация. Его "не вместе" ударило, словно в больное место. Она-то думала, у них временные трудности, а получается, они расстались. Стоило выяснить, что, наконец, произошло, и с чего вдруг Вилдэр так стал к ней относиться. Они же нормально встретились, целовались даже.

   - Знаешь, нам надо поговорить, - начала Аня.

   - Может, не сегодня? Поздно уже.

   - Сегодня. Сейчас, - отрезала девушка. - Мне надоело чувствовать себя так паршиво, я хочу знать, что ты ко мне чувствуешь, что с нашими отношениями и почему ты так себя ведешь.

   - А с чего ты взяла, что я намерен тебе что-либо рассказывать? Мне помнится, ты не моя жена.

   - Только из-за твоей глупости. Была бы женой, действовала бы по-другому. Итак, начнем.

   Вилдэр откинулся на спинку стула и внимательно посмотрел на девушку.

   - Я примерно представляю, что с тобой происходит. Ты отправил меня в мой мир, решил, что я не вернусь и начал жить полной жизнью. Я не собираюсь устраивать истерики и мое мнение неизменно: ты - мужчина и то, что у тебя были другие, не делает тебя скотиной. Та же ситуация и с моей стороны: я тоже не знала, что смогу вернуться и, ты не поверишь, у меня тоже есть определенная...необходимость. Мне не хотелось оставаться без любви и всю жизнь мечтать об одном мужчине. Но вот я вернулась, да еще и в тот самый момент, когда ты был с...как ее?...Эммой. Ты поначалу испугался, что я сейчас закачу сцену и разочаруюсь в тебе, ведь ты меня помнил едва ли не ребенком. А когда я этого не сделала, на радостях решил, что тоже способен мне простить романы. Понимаю, но это не справедливо. Мы оба были в равных условиях, и я не считаю, что я чем-то хуже, чем ты. Я, увы, воспитана не как ваши девушки, так что преступления в своем поведении не вижу. И попрошу не кидать на меня взгляды, полные отвращения, даже если ты его чувствуешь. Несколько раз я стерплю, а потом уеду вместе с дочерью, и будешь приезжать на выходные да на праздники. Поверь, Ксюше не нужен отец, который презирает ее мать. Я приложила все усилия к тому, чтобы наша дочь была счастлива.

   - Вопрос в другом, - медленно проговорил Вилдэр. - Твои мужчины...кстати, сколько их было?

   - Достаточно, - холодно откликнулась Аня. - Я не записываю в блокнотик и подсчет тех, с кем я спала, в отличие от твоего замка, здесь не ведется.

   - Так вот, вопрос в том, как на Ксении отразилось твое...поведение.

   - Ксения, - Аня с трудом сдержала ярость. - Не видела ни одного моего мужчину, кроме того, за которого я собиралась замуж. Я не позволяю себе крутить романы на глазах у дочери. У нее, знаешь ли, был романтический пример отца-героя, основанный на моих рассказах. Так что не беспокойся: своей личной жизнью я занималась вдали от внимания Ксении.

   - Ты рассказывала обо мне дочери? - голос Вилдэра как-то странно изменился.

   - Конечно, - лицо Ани озарила улыбка. - Я ей много рассказывала, она всегда гордилась папой и мечтала с ним познакомиться. Марина говорила, что так нельзя, и я не вернусь, а мне хотелось, чтобы Ксю знала, что она принцесска у меня самая настоящая.

   В глазах Ани заблестели слезы, и Вилдэр накрыл ее руку своей.

   - Иди ко мне, - тихо сказал он.

   И Аня с удовольствием пересела к нему на колени, обняла за шею.

   - Ань, что происходит? - спросил он.

   - Ничего, - всхлипнула Аня. - Ты - дурак, вот что происходит. Все навалилось разом, этот апокалипсис чертов, мое возвращение. Я изменилась, ты долго меня не видел. Но ты...ты так со мной разговариваешь, будто я тебе совсем и не нужна. Ты мне скажи лучше сразу, хорошо? Чтобы я не мучилась и не изводила себя вопросом "а что же я сделала не так?". Я много чего делаю не так, но я и не обязана быть идеальной. Я могу понять...ну, в смысле, я знаю, что тебе нравятся молоденькие девочки, почти дети...то есть, не в смысле, что тебе дети нравятся, а в смысле, наивные и невинные девочки, а я уже совсем не такая и...

   - Это Галия-то невинная и наивная девочка? - рассмеялся Вилдэр. - Мне тут Идгард поведал, с кем он развлекался в ту пору...

   - А, да...знаю.

   - Знаешь? - удивился Вилдэр.

   Кажется, опять скандал назрел.

   - Ругаться будешь? - обреченно спросила Аня.

   - Уже и не знаю, - честно признался Вилдэр и его рука скользнула по ноге девушки. - Запомни, пожалуйста: мне не нравятся молоденькие девочки. Единственная совсем уж молоденькая девочка, которая была младше меня на двадцать лет - это ты. Но ты стала моей не потому, что я был старше, а потому, что такой больше нет. И ты ничуть не изменилась, только вот волосы обрезала зря...вернешь?

   - Верну, - вздохнула Аня. - То есть, мы не расстались?

   - Сама-то как думаешь? - преувеличенно серьезно спросил Вилдэр и поднял руку еще выше. - Счастье мое, я могу быть очень грубым. Ты же знаешь, как у нас дело обстоит с женщинами. Мне сложно понять твои идеалы, потому что я всю жизнь видел другие. Те, в которых женщина - существо зависимое, когда нужно защищать и спасать. Как Рандвалф, например. Он не смог бы жить с тобой, потому что ему нужна слабая женщина. Он сначала ломает, а потом защищает. А ты...тебя сломать так просто не получится. Ты бы ведь сражалась до последнего, да? Мне это нравится, но непросто ведь победить годы привычки, да? И все это...то, что происходит...это не так просто. Я с трудом отвоевал титул, забрал у Рандвалфа, и мое государство рухнуло. Это серьезный удар по самолюбию, не говоря уже о здоровье и магии. Да и зачем тебе нужен бывший король?

   Аня посмотрела на него, как на идиота.

   - Мне, так-то, плевать, король ты или суслик, - хмыкнула она. - Я ж не в корону влюбилась. Просто...попробуй начать относиться ко мне нормально. Не грубить, а хотя бы вежливо общаться. Нежнее надо с девушками, Вилка, нежнее.

   - Знаешь, - задумчиво проговорил он, - мы так давно не виделись...а Эмма и сотой доли того, что можешь дать ты, не дает, что, боюсь, сегодня нежнее не получится.

   - Будешь хамить - укушу, - рассмеялась Аня.

   - За какое место? - Вилдэр что-то прикинул в уме.

   - Вот ты...

   - Твой диван нас выдержит? - спросил Вилдэр, вставая со стула и поудобнее перехватывая девушку.

   - Если ты на нем прыгать не будешь...

   - Это намек?

   - Это предупреждение. Иначе, правда, будешь спать на балконе.

   Когда он опустил ее на диван, Аня почувствовала себя очень счастливой. Приятно было осознавать, что все проблемы в их отношениях связаны были не с отсутствием чувств, а с внешними факторами. Приятно было вновь его целовать, чувствовать, как он развязывает халат, не дает ей даже дернуться, беря их отношения в свои руки.

***

   - Слушай, убери, пожалуйста руку, - попросила Аня часом позже, когда они, обнявшись, говорили обо всем: о том, что произошло с момента их расставания, о Ксюше, о ее будущем.

   Вилдэр упомянул и о том, что хочет еще детей. Аня, впрочем, предпочла об этом не думать: проблем впереди - море.

   - Мне нужно почту проверить, - Аня потянулась к ноутбуку.

   - Что?

   - Не думай об этом, - закатила глаза девушка. - Потом объясню. Просто дай мне проверить почту, хорошо? И спать будем, уже четвертый час.

   Она, наконец, получив свободу, включила ноутбук, воткнула модем и кое-как зашла в почту. Скорость интернета была очень низкой. Девушка ругалась сквозь зубы, пытаясь продраться через тонну рекламных баннеров и всплывающих окон к заветному ящику. Нашла письмо от мамы, которая имела обыкновение писать ей, просмотрела письмо и поняла, что Марина соврала, будто Аня срочно улетела в командировку по новой работе, вместе с Ксюшей. Мама волновалась, что Аня не отвечает, мол, она и на мобильный звонила, и Марину доставала. Сочинив длиннющее письмо и описав, как занята она на новой работе, Аня вернулась к Вилдэру, который почти заснул.

   - Проверила? - спросил он, притягивая любимую к себе.

   - Ага.

   Аня не рассчитала, потеряла равновесие и, смешно взмахнув ногой, рухнула прямо на Вилдэра.

   - Чего ты так дергаешь? - обиженно протянула она.

   - Осторожнее, компьютер уронишь, - Вилдэр пододвинулся, давая ей место. - Засыпай, завтра тебя поднимут рано: народ жаждет действий.

   - Если Рандвалф не придет до пяти вечера, я отправлюсь за ним, - сонно пробормотала Аня, обнимая мужчину.

***

   Она проснулась в начале утра, когда еще не рассвело, но тьма за окном была уже не такая непроглядная. Чуть полежала, надеясь заснуть, но, поняв бессмысленность этой затеи, поднялась. И не обнаружила рядом с собой Вилдэра.

   Квартира была маленькая, найти ключи и уйти он не мог. Да и легкий свет, льющийся из кухни, доказывал это. Аня накинула халат и тихо вышла из комнаты. Увиденное заставило ее изумленно застыть. Вилдэр сидел перед включенным ноутбуком и что-то там делал.

   Решил изучить неизвестное устройство? Как же. Тачпэдом он пользовался, как своей рукой, быстро что-то переключал. Кажется, это была новостная лента. Аня от удивления не могла сдвинуться с места. В тишине услышала, как Вилдэр сказал:

   - Ну и интернет, у нее что, на нормального провайдера денег нет? Извращения с модемом - ее хобби?

   - Наш дом не подключен к провайдерам, - ответила Аня.

   И села рядом, требуя объяснений. Вилдэр молча смотрел на нее, перестав щелкать клавишами. Почти виновато смотрел, но совсем не испуганно. А у Ани за это время пронеслось множество разных мыслей. И все они подразумевали новую ссору.

   - Только потому, что меня учили все проблемы решать разговором, я не устраиваю скандал и не кидаю в тебя кактус, хотя и очень хочется.

   - Мне обязательно объяснять?

   Аня нервно рассмеялась.

   - Да, обязательно. Не находишь, что это немного странно: я просыпаюсь посреди ночи, иду на кухню и застаю там тебя, сидящего в гугле?

   - В Яндексе.

   Аня почувствовала, как начинает кружиться голова. Девушка схватилась за стол, чтобы, чего доброго, не упасть со стула.

   - Аня! - Вилдэр кинулся к ней. - Что такое?

   - Ничего, - она упрямо помотала головой. - Объясняй!

   И снова мир покачнулся.

   - Давай я тебе воды налью, - предложил мужчина. - Тихо сиди.

   Но даже холодная вода не помогла: головокружение стало сильнее, добавилась тошнота и страшная усталость.

   - Идем, ляжешь, - Вилдэр поднял ее на руки.

   - Недосып что ли, - пробормотала девушка.

   В горизонтальном положении ей стало намного легче.

   - Я слушаю тебя, - сказала она. - Можешь приступать.

   - Уверена? - забеспокоился Вилдэр. - Лучше полежи, утром поговорим. А то еще плохо станет...

   - Скорую вызовешь, - Аня сверкнула глазами и зло на него посмотрела. - Через интернет.

   - Да он у тебя медленный.

   - Ах, посмотрите! Ему мой интернет не нравится!

   - Тихо, прекрати истерику, а то опять свалишься. Успокойся.

   Но Аня сдаваться не желала.

   - Ты ведь был здесь? Черт, да не просто был! Ты не удивляешься ничему! И вполне сносно пользуешься компьютером! Это не нормально для мага из параллельного мира.

   - Согласен, - кивнул Вилдэр.

   - Тогда я ничего не понимаю, - почти жалобно прошептала Аня.

   Теплая рука легла ей на голову, успокаивая.

   - Все не так страшно, как ты себе вообразила. Да, я был в твоем мире. Более того, я в нем некоторое время жил.

   Аня глубоко вздохнула, чтобы успокоиться. Было очень сложно осознать сказанное. Она шесть лет носилась по всей стране, ища хоть кого-то, кто мог бы ей помочь, а он здесь, видите ли, жил. Что это? Прошла любовь? Ведь если он здесь был, то возвращался назад и явно знал координаты. Почему же не сказал их ей? Почему, в конце концов, они не отправились вместе, чтобы успокоить ее родителей и потом вернуться?

   - По глазам вижу, что ты уже придумала себе вселенскую трагедию и страшное предательство, - усмехнулся Вилдэр. - Погоди с выводами, дай объяснить.

   - С нетерпением жду, - огрызнулась Аня.

   - Хорошо. Я действительно бывал в твоем мире, правда, в Европе, в Англии. У меня там парочка знакомых даже есть. Бывал я там, потому что одно время практиковался в переходах. Просто, для развлечения. Мы с Рандвалфом тогда подростками были, устроили соревнование: кто кого в умениях перещеголяет. Он спелся с волками, а я решил попробовать переход. Собственно, там история была дикая, хоть книгу пиши. Если буду рассказывать, за неделю не управлюсь. В общем, я пропал без вести, Рандвалфа начали готовить к правлению. Он почти стал совершеннолетним, когда я вернулся. С этого наша ненависть и началась. А я был в Лондоне вашем, познакомился с одним парнем, мы подружились и кое-чего там провернули. Он до сих пор, кстати, в Англии живет, процветает. Так что о документах и деньгах не беспокойся.

   - Что это вы провернули? - подозрительно прищурилась Аня.

   - Длинная история, - Вилдэр будто бы смутился. - В общем, кое-как я разобрался с этим переходом. Потом пару раз навещал Стива. И, если бы знал, что ты из этого мира, то, естественно, ушел бы с тобой, а не отправлял в неизвестность. Но видишь, какая штука...когда я говорю о координатах ты, естественно, представляешь себе набор цифр. А в магии перехода координаты - это сгустки энергии, которые воспринимаются не визуально, а внутренне, на уровне ощущений. И для каждого места они свои. Тот пергамент, благодаря которому вы вернулись на Плато - только ключ, позволяющий настроиться на нужную волну. Каждому месту соответствует определенная энергия...если тебе проще, представляй ее как какой-то сгусток, в котором может быть совершенно любое сочетание самых разных свойств: цвета, запаха, вязкости, и определяются эти свойства очень сложно. Хотя, конечно, все намного сложнее. Суть в том, что каждому месту соответствуют свои координаты. В пределах одного...скажем, города, эти координаты похожи, но все же не совпадают, поэтому такая большая погрешность попадания. Я просто не знал, что отправляю тебя в мир, в котором был, ведь ты толком про него не рассказала. Признаю, идиот, надо было расспросить. Но шанс, что ты окажешься оттуда, куда я могу запросто ходить, был ничтожно мал.

   - А как ты нашел обратные координаты тогда, когда был ребенком?

   - Этот мир начисто лишен магии, - ответил Вилдэр. - Но отлично оснащен техникой. Мне повезло с приятелем: он был из очень богатой и уважаемой семьи. Собственно, с моим возвращением и была связана та заварушка...мы там на одну секретную базу залезли...в общем, сбежать отсюда очень сложно. Нам тогда просто повезло: молодые были, глупые. Как подумаю, чем наша вылазка могла закончиться, аж страшно становится.

   Вилдэр остановился. Аня молчала, переваривая сказанное. Она вдруг очень устала от всего этого, ей хотелось спокойной жизни рядом с любимым и дочуркой. Разумеется, спокойная жизнь ей не светила. Ни сейчас, когда все, кажется, налаживалось. Ни потом, когда дите горячо любимое выросло и начало преподносить сюрпризы, от которых впору вообще в третий мир бежать.

   - Ты меня простишь? - спросил Вилдэр. - Я не хочу опять ссориться.

   - Глупая ситуация, - буркнула Аня.

   - Согласен. Но мне кажется, нам стоит подумать о том, что происходит сейчас.

   - Ты мог мне сказать вообще-то, как приехали! - возмутилась девушка. - Я же даже не заподозрила! И только сейчас вспомнила, что слово "компьютер" я тебе не говорила.

   - Радость моя, когда бы я тебе сказал? Когда мы сидели в парке, при всех? Или когда ехали к твоей сестре? Или у нее?

   - Может, во время нашего разговора?

   - Тут я тебе скажу так, - усмехнулся Вилдэр, - когда я понял, что ты явно намерена со мной мириться и вообще явно настаивать на продолжении отношений, я решил не портить образ средневекового рыцаря, чтобы не отправиться спать на балкон.

   Аня рассмеялась.

   - Капец, - сказала по-русски. - Вы, мужики, гады.

   Вилдэр нахмурился, и девушка поняла, что языка он все же не знает.

   - Что ты сказала?

   - Говорю: спать хочется, - хмыкнула Аня.

   - Так спи, - ее укрыли одеялом. - Кто не дает? Как самочувствие?

   - В горизонтальном положении - хорошо, - отозвалась девушка. - Вот ты мне скажи...ты мне все рассказал? Больше причин устраивать скандал, нет?

   - Нет, - он поцеловал ее в лоб. - Если еще что вспомню, расскажу.

   - Тогда я подумаю обо всем попозже, - пробормотала Аня. - И не обижай мой интернет!

***

   Вторые сутки подходили к концу. Все сидели как на иголках. Марина вяло жевала фрукты, дети играли в соседней комнате. Вилдэр сначала просматривал новости: его почему-то очень заботило наличие в этом мире странных происшествий. Когда Аня поняла, что он боится, что с этим миром происходит то же самое, едва сумела себя успокоить. Вроде бы по новостям не сообщали ничего необычного. То есть, нормальная доля криминала, немного стихийных бедствий. Все как всегда. Аня успокоила себя тем, что если бы происходило что-то серьезное, то все были бы уже в курсе благодаря телевидению, радио и интернету. А значит, апокалипсис происходил только в мире Вилдэра.

   Что, впрочем, тоже не было радостным событием: в том мире по-прежнему находился Рандвалф. А еще Риорские, в возвращение которых никто и не верил. Все мечтали только об одном: чтобы Рандвалф вернулся живой и здоровый. Ну, все, кроме Луи. Та спала, нисколько не заботясь ни о детях, ни о муже, который вот-вот мог потерять то ли отца, то ли дядю... Вилдэр, дежуривший на том месте, куда должен был прибыть Рандвалф, периодически звонил, но ничего утешительного сказать не мог.

   Сольвейг, бедную, трясло. Аня держала ее за руку, представляя, что испытывает подруга, но утешить ничем не могла. Вилдэр взял с нее слово, что она никуда не пойдет.

   - Рандвалф - взрослый мужчина. Если он не возвращается, значит, на то есть причины. Я не хочу, чтобы ты попала в ловушку или пострадала, - сказал он ей утром, когда девушка вновь заговорила о своем желании вернуться на Плато.

   Аня тогда подумала, что надо было рассказать всем о Рейбэке: ведь они с Рандвалфом остались в замке наедине. Но почему-то девушка была уверена, что Рейбэк не тронет Рандвалфа и не задержится в замке. А если нет? Что, если чутье ее подвело? Сможет ли она простить себе такой промах, остаться рядом с несчастной Сольвейг и ее малышом? Пожелала бы она себе такой участи: оказаться в чужом мире и знать, что где-то, вероятно, уже погиб твой любимый?

   - Он не вернется, - простонала Сольвейг.

   - Тихо, подруга, - Аня успокаивающе погладила ее по голове. - Еще есть время, не плачь. Он же тебя любит, я знаю. Не бросит вот так вот просто.

   Вокруг царила тишина. Каждый думал о своем, но никто не решался выразить тяжелые мысли, витавшие в воздухе.

   Когда часы пробили шесть, Аня вздрогнула, а Сольвейг невидящим взглядом уставилась в окно. Ей, судя по виду, было уже все равно. В семь часов Аня и сама старалась скрыть слезы, а Идгард и вовсе вышел в ванную. В восемь Марина уложила уставших детей, сделала вялую попытку накормить всех ужином. В девять пришлось отвести Сольвейг в спальню, потому что сидеть она больше не могла. С ней остался Идгард и Гуннульв.

   - А может, он заблудился? - предположила Марина. - Наш дом не так-то просто найти человеку из другого мира.

   - Вряд ли, - тихо отозвалась Аня. - Я ему раз десять объяснила, как пройти. И все рассказала. Тем более, он прекрасно разбирается во всех аспектах нашей жизни. И деньги у него есть.

   Когда часы пробили десять, дверь открылась. Аня бросилась в прихожую.

   - Вели расходиться, - хмуро сказал Вилдэр, разуваясь.

   Он был один.

   Девушка не выдержала и сползла по стенке. Она поняла: Рандвалф не вернется.

   Сольвейг пришлось дать снотворного, у нее случилась такая истерика, что даже Вилдэр не смог сдержаться: вышел и хлопнул дверью. Ему, как и всем остальным, до боли было жаль Сольвейг.

   Аня и Вилдэр вновь уехали к ней, чтобы дать всем возможность нормально выспаться. На этот раз отправились на такси. Девушка даже не замечала, как проносятся мимо дома, деревья, вывески. Только рука, сжимающая руку Вилдэра, не давала совсем расклеиться.

   Едва Аня оказалась дома, она рухнула на постель, даже не раздеваясь. Вилдэр обнял ее и просто лег рядом, успокаивая самим своим присутствием.

   - Он, конечно, скотина, - сквозь слезы произнесла девушка. - Но я его люблю.

   Вилдэр не ответил. Ему, наверное, тоже не сладко было, брат как-никак. Пусть и не во всем они ладили. Но ведь в последнее время не воевали же.

   - Нам надо как можно скорее адаптироваться здесь, - сказал Вилдэр. - Уже ничего не поделать, милая. Наша история закончилась. Мы живы, у нас есть возможность воспитать Ксению, побыть еще немного вместе. Давай постараемся сделать то, ради чего сюда ушли?

   - Думаешь, это так-то просто? - хмыкнула Аня. - Нам где-то нужно достать на всех документы, обучить из языку, обычаям, найти место в жизни...Боюсь, Сольвейг нужно в больницу, а у нас нет ни полиса для нее, ни вообще каких-либо документов. Ее ни одна больница не примет, даже частная.

   - Частная примет, - ответил Вилдэр. - Я подумал, что мы можем перебраться в Лондон. Там Стив, он нам поможет, тем более что он мне кое-чего должен.

   - Но чтобы доехать до Лондона, тоже нужны документы, - возразила Аня.

   - Я позвоню Стиву, мы что-нибудь придумаем. На меня у него документы есть. Остальным, думаю, сделает, он еще тот товарищ. Так что не беспокойся. Уедем, забудем обо всем. С языком не проблема - обучим, тем более что дети еще маленькие, быстро схватят. Сольвейг родит, будет полный дом детей. Воспитаем, поднимем, все будет нормально.

   - Красиво говоришь, - невесело усмехнулась Аня. - Только почему мне кажется, что это еще далеко не конец?

   - Потому что ты слишком расстроена, - ответил Вилдэр. - Мы уже ничего не сможем сделать. Теперь мы - жители этого мира и нужно двигаться дальше. У нас ведь есть дочь, помнишь? Вырастет красавицей, получит образование, выйдет замуж за хорошего и доброго парня, внуков нам родит.

   - Теперь и мне интересно, что же будет дальше, - улыбнулась Аня.

   - Спи пока можно. Завтра начнем думать, что делать и как дальше двигаться.

   - Ты только ночью в интернет не лазь, - хихикнула Аня.

   - Ты меня теперь этим интернетом до конца жизни попрекать будешь?! - возмутился Вилдэр. - Приедем к Стиву, покажу тебе, какая должна быть скорость.

   - Все вы так говорите. А потом две минуты - и скорость падает едва ли не до нулевой.

   Вилдэр замер, словно не зная, смеяться ему или продолжить возмущение.

   - Мне кажется, ты слишком много говоришь, - наконец сказал он. - Смотри, как бы боком не вышло.

   Но Аня уже засыпала.

   Девушка была настолько уставшей, что даже грохот не разбудил ее. Кто-то явно со всей дури долбился в дверь, а Аня не могла найти в себе силы подняться, просто лежала, чувствуя, как встает Вилдэр, и пыталась собрать в кучу глаза. А заодно и мысли. Легкая головная боль этому занятию активно мешала.

   - Аня! - раздался удивительно знакомый голос.

   И в то же время голос этот звучал по-новому. И почему она не могла его узнать?

   - Аня! Просыпайся!

   Ее кто-то потряс за плечо. Пришлось открыть глаза. В следующее мгновение Аня села на постели, удивленно глядя на Весту.

   - Ты...как?

   - Вернулись мы, - улыбнулась Риорская. - Правда, немного опоздали и сами искали твою квартиру, я дорогу примерную помнила. Но промахнулась с домом раза два. Только вот нашли.

   В квартиру ввалилась достаточно шумная компания: Рандвалф, маленькая девочка с чуть трепыхавшимися стрекозиными крылышками за спиной и мужчина, темноволосый, крупный и явно уставший.

   - Слушай, - Веста закусила губу. - Михаилу бы прилечь.

   - Я в норме, - голос у Риорского оказался приятным.

   - Конечно, - Аня слезла с кровати. - Пускай ложится, я сейчас ужин...завтрак сделаю.

   - Мне кажется, стоит поехать к Марине, - задумчиво произнес Вилдэр. - Слишком много народа для такой квартиры.

   - Хорошо, - вздохнула Аня. - Как рассветет, поедем.

   И вдруг спохватилась:

   - Рандвалф! Там же Сольвейг с ума сошла...

   Мужчина хмуро кивнул, давая понять, что помнит о жене.

   - Она сейчас спит, - сказал Вилдэр. - Мы ее не добудимся.

   - Лучше все-таки позвонить, - возразила Аня.

   - Ань...

   - Вилдэр! У меня очень хорошо развиты чувства солидарности, сострадания и сопереживания. Никому такого не пожелаю. Так что передай, пожалуйста, телефон. Он на тумбочке.

   Вилдэр нехотя протянул Ане мобильник.

   - Да, - раздался в трубке сонный голос Марины.

   - Мариш, там Сольвейг проснулась? - спросила Аня.

   - Ну, она просыпалась, но мы ее успокоили. Правда, лекарства давать не стали, просто ромашкой напоили. Спит. Я все боюсь, что с ребенком чего случится.

   - Не случится. Буди ее и трубку дай.

   - Ань, - с сомнением начала Марина, - не уверена...

   - Давай, кому говорю! Муж ее вернулся.

   - Поняла.

   Несколько секунд в трубке была тишина: Марина шла в комнату, где спала Сольвейг. Потом Аня расслышала тихие голоса: это сестра будила Сольвейг и пыталась объяснить, как пользоваться телефоном.

   - Анна? - голос у Сольвейг был слабый и грустный.

   - Так, подруга, прекращай слезы, - скомандовала Аня. - Вернулся твой Рандвалф, все нормально. Просто опоздали немного.

   На том конце провода воцарилась тишина.

   - Эй, подруга, - позвала Аня. - Ты там, в обморок, что ли, упала?

   - Нет, - откликнулась Сольвейг. - А ты не врешь?

   Аня отдала телефон Рандвалфу. Тот, к счастью, быстро сообразил, что делать.

   - Привет, красавица, я вернулся. Прекрати там плакать, я здесь, все нормально. Ребенка береги.

   И поморщился.

   - Вот чего вы, женщины, вес время ревете?

   - Отдай, бесчувственная скотина, - обиделась за подругу Аня. - Сольвейг! Ты там?

   - Там Марина, - отозвались на том конце провода. - Сольвейг ревет, но вроде радуется. Сейчас мы ее чем-нибудь вкусненьким накормим и успокоим. Вы скоро приедете?

   - Через пару часов.

   Аня глянула в зеркало, на свое отражение. Волосы спутались, лицо опухло от слез. Краше только замуж выходить, не иначе!

   - Хорошо. Веста, тебе бы душ не помешал, - она оглядела Риорскую, которая была в пыли и крови. - Иди, там полотенца чистые лежат. Как пользоваться, сообразишь?

   Веста кивнула и бросилась купаться.

   - Вы, господин Риорский, отдыхайте, - кивнула Аня мужчине. - А тебя зовут как?

   Эль неуверенно улыбнулась новой знакомой.

   - Элиана, - ответила она.

   - Очень приятно, - Аня улыбнулась. - Я - Аня. У тебя очень красивые крылышки. Ты кушать хочешь?

   - Хочу! - кивнула девочка и застенчиво улыбнулась.

   - Ой, какая ты прелесть, - рассмеялась Аня. - Ну, идем на кухню, поищем чего-нибудь вкусненького...

***

   Веста начала рассказывать, когда они приехали к Марине. Да и то не сразу. Сначала Рандвалф и Идгард как-то очень странно встретились. Не поняла Аня, то ли Идгард Рандвалфа как отца встретил, то ли как дядю, но рад был неимоверно. Дети тоже радовались, хотя и не так сильно: им еще не говорили, что дядя не вернется. Просто у них было хорошее настроение: в кои-то веки за последнее время взрослые улыбались и радовались.

   Сольвейг еще лежала, но чувствовала себя значительно лучше. Встречу их видела только Аня, да и то мельком: отвернулась, смутившись. Поцелуй, которым наградил жену Рандвалф выходил далеко за рамки приличного. Когда он, наконец, выпустил жену, та покраснела даже. Но сил отпустить мужа в себе не нашла, так и поместилась вся компания в спальне, где спала Сольвейг. Весту тут же попросили рассказать обо всем, что с ними случилось, но прежде отослали детей в другую комнату.

   Эль и Ксюха, едва встретившись, задружили и везде ходили вместе. И, что самое смешное, постоянно побеждали в драках и битвах с Идгардовыми наследничками. Эль взлетала периодически, правда, не высоко, а Ксения, к удивлению обоих родителей, начала откуда-то извлекать снежки. В общем, мужская часть детского населения с позором капитулировала и предпочла скромно усесться в уголочке. От греха подальше. Когда Аня, разняв в очередной раз детей, вернулась в спальню, Веста уже рассказывала.

   - Мы взлетели практически сразу, как рухнул Верхний. Успели, по счастью. Решили лететь на Плато, как и сначала собирались. Но облако пыли поднялось страшное: дракон долететь не смог, пришлось сесть в лесу. Там мы и провели некоторое время. А потом эта волна непонятная прошлась и Михаил сразу понял, что случилось: ментальная магия первой пострадала. Она ведь наименее распространенная, а чем популярнее магия, тем она крепче, ведь ее питают тысячи существ. Ментальную питали всего десятки, и она практически сразу сошла на нет. Пришлось остаться еще на время: я-то думала, Михаилу лучше станет, а он меня пугать боялся, но заставлял потихоньку двигаться. Наконец мы нашли ручей, благодаря которому помогли дракону и чудом сумели взлететь. Уже ночь была почти. Мы боялись, что Плато сильно задело, и вы пострадали, но, увидев замок издалека, успокоились. И тут началось это.

   - Что? - спросил Вилдэр.

   - Обстрел, - ответил Михаил. - Какая-то девица, явно магичка, буквально осыпала нас стрелами. Мы на тот момент находились на сумасшедшей высоте. Убились бы, если б упали. Но эта стервозина ослепила дракона. Не могу понять, что за существо могло решиться причинить подобный вред дракону. Но мы все-таки сели. Поняли, что замок пуст, удивились. Потом подумали, что и по дороге ни одного человека не видели. Насторожились. Эль уже совсем перепугалась, а я был близок к тому, чтобы кого-нибудь убить. Еще днем мы выяснили, что Веста лишена магии: сказалось похищение, эта скотина ей что-то колол.

   - Тут опять летят стрелы, - продолжила Веста. - Мы в замок забежать не успели, Рандвалф вышел и спугнул ее. Мы так и не разглядели, кто это, но я уверена - еще одна помощница Рейбэка.

   - Ого, - хмыкнула Аня. - Мужик набирает штат...вообще, да, наверное, его девица. Потому что людей быть не должно, по идее. По крайней мере, таких воинственных.

   - Ну, мы и сразу же ушли, - сказал Рандвалф. - Выходим - Вилдэра нет. Значит, опоздали. Хорошо, Веста у тебя раньше бывала, сумела найти квартиру. Так бы неизвестно, что было.

   - Да уж, - вздохнула Аня. - Мы решили, что вы не вернетесь.

   - И устроили трагическое прощание, - усмехнулся Рандвалф.

   - Что есть, то есть, - не стала отрицать девушка. - Хорошо, я рада, что вы вернулись. Что будем делать? В принципе, нам надо как-то обустраиваться здесь. Вилдэр, ты своему Стиву позвонил? Он документы этой толпе сделает?

   - Подождите, - прервал ее Рандвалф. - Вы хотите здесь остаться?

   - Ты предлагаешь иное? - удивилась Аня. - В тот мир мы вернуться не можем, новый я искать не рискну. По-моему, остаться здесь - самый адекватный вариант.

   - Это было бы так, если б не Эли, - вздохнула Веста.

   Аня почувствовала себя полной дурой. У девочки же крылья были...как она в этом мире жить-то будет? Не запереть ведь ребенка, не скрывать ее от всех. Но и выпустить в этот мир с прозрачными крылышками сродни убийству.

   - Я тут подумала, - начала Веста.

   - Есть варианты? - удивился Вилдэр.

   - Маленький шанс есть, - кивнула девушка. - В наш мир мы вернуться не можем. Вернее, не могут те, кто обладает магией. Я теперь магией не обладаю. Аня тоже. Мы можем вернуться и попытаться выяснить, в чем дело. А дальше попробовать как-то остановить все.

   - С ума сошла? - ответил ей Михаил. - Думаешь, кто-то отпустит вас вдвоем в неизвестность, без магии, к Рейбэку?

   - Почему без магии? У нас есть мечи. Поскольку они ушли с нами, магия в них не пропала. Но и так она пропасть бы не смогла.

   - Это еще почему? - прищурился Риорский.

   Веста замешкалась.

   - Ну, - протянула она, - Ланнан помнишь?

   - Помню.

   - Вот.

   - Что "вот"?!

   - Ее душа в мече. Она тогда на меня напала, а я ее запихнула в меч, я же некромантка...была. Сдавать не стала. А в мече Ани, как я поняла из ее рассказа, душа Рагнхильд. Значит, мы вооружены. Тем более что у меня есть идея относительно того, что происходит. Когда я была в замке Риорских, мне на глаза попалась книга с изображением женщины. Я узнала ее, мы уже виделись дважды. Первый раз в храме, в Вир Тонге, второй - в подвале у Рейбэка. На счет второго раза не уверена, может и привиделось, но тогда я точно видела ее! Под изображением была подпись, что это Меридия!

   - Ваша богиня? - не поняла Аня.

   Веста кивнула.

   - Понимаешь, чем это грозит? Если уж сама богиня против мира...Но есть зацепка: я знакома с одним Высшим. Хранитель Океаниума. Океаниум еще на месте, хоть и изрядно потрепан, так что, я уверена, Хранитель где-то рядом с Вир Тонгом. Если бы его найти и расспросить...Может, еще можно что-то сделать.

   - Мысль хорошая, - кивнула Аня. - Ты как, завтра сможешь выдвинуться?

   - Нет! - отрезал Риорский. - Никуда вы не пойдете. Обе.

   - Поддерживаю, - кивнул Вилдэр. - Не хватало еще погибнуть так глупо.

   - А я хоть с вами и не сплю, - безмятежно произнес Рандвалф, - но тоже против.

   Все посмотрели на мужчину.

   - Что? Я не мог этого не сказать.

   Идгард фыркнул.

   - Тогда что? Что вы предлагаете? Веста права, Эли не может жить в нашем мире, ее крылья - верная дорога на опыты, или еще куда похуже. Вилдэр! Ты же знаешь, ты бывал здесь!

   - Бывал? - обалдел Идгард. - Папа, по-моему, ты мне забыл что-то рассказать.

   - Может и забыл, - буркнул Вилдэр. - А может и не захотел. Ты, между прочим, тоже не так давно мне рассказал, что с моей наложницей спал.

   - С какой еще наложницей? - влез Рандвалф.

   - С Галией, - хмыкнула Аня.

   - Вот стерва! - Сольвейг вздрогнула от громкого голоса Рандвалфа. - Просто она ко мне тоже клеилась.

   - Клеилась? - Аня подняла бровь. - Или прыгнула в койку?

   - Да хватит вам! - не выдержала Веста. - Делать-то что будем?

   - Что и хотели, - сказал Вилдэр. - Устраиваемся в этом мире. Вопрос с Эль я решу.

   - Я не дам дочери расти взаперти! - взвилась Веста. - И крылья ей обрезать не вздумайте!

   - Веста, - Михаил обнял жену за плечи, - успокойся. Никто не собирается причинять Эли вред. Я думаю, мы сумеем что-то решить.

   - Может, - подала голос Марина, - если вы найдете деньги, выкупить клочок земли где-нибудь в горах и поселиться там? Чтобы подальше от людей. Тогда и Эль сможет жить, да и остальным детям полезно расти на свежем воздухе. Как насчет небольшого домика?

   - Мысль интересная, спасибо, - откликнулся Вилдэр. - Я иду звонить Стиву, а вы, пожалуйста, прекратите генерировать бредовые идеи. В тот мир больше никто не вернется. Точка.

   И Аня, и Веста обиженно отвернулись. Они-то хотели действовать.


- Ты думаешь о том же, о чем и я? - тихо спросила Веста, наклонившись к Ане.

   - Думаю да, - усмехнулась Аня.

   И кое-что внезапно вспомнила.

   - Слушай, а как эта Меридия выглядит?

   - Темноволосая, - Веста задумалась, - красивая, кудрявая такая. Ну...вроде бы и обычно, но очень круто.

   - Мне кажется, я ее видела, - Аня закусила губу. - Тогда, в обеденном зале, когда прошла вторая волна. Я открыла глаза и увидела в небе женщину, сильно смахивающую на ту, что ты описала. Как думаешь, если Меридия ко всему этому причастна, то почему не защищает мир?

   Веста вздохнула.

   - Не знаю.

   - Но очень хочешь выяснить, так? - спросила Аня.

   - Разумеется. Это мой мир, я не могу так просто уйти.

   - Тогда в полночь. А как мы откроем проход?

   - А мечи на что? - удивилась Риорская. - В них есть магия, и я сумею ее использовать, будь уверена.

   Аня поймала подозрительный взгляд Михаила и напустила на себя равнодушный вид. Будто бы и не задел ее отказ мужчин последовать Вестиному плану.

   Вилдэр вернулся через пару минут и сообщил Марине:

   - У тебя телефон не работает.

   - А? - девушка повернулась к сестре.

   Аня перевела и, уже Вилдэру, добавила:

   - Можешь не стараться, с английским у нее тоже туго. Позвонишь от меня, у меня все нормально.

   Постепенно все разошлись: Сольвейг к детям, Рандвалф лег отдыхать - ему выдалась бессонная ночка, Риорский тоже предпочел отлежаться, уничтожение магии прошло для него не так уж и легко. Веста, Марина и Аня отправились на кухню, ведь всю эту толпу нужно было чем-то кормить. Луи спала. Идгард даже начал беспокоиться о здоровье жены: в последнее время она была уж очень агрессивной и много спала. Но решили пока врача не вызывать, тем более, что эльфийка на такое предложение взъелась и обиделась. За ее детьми присматривала Сольвейг.

   С прибавлением Рандвалфа и Риорских, в квартире Марины стало совсем уж тесно. Естественно, спальных мест на всех не хватало. Днем это было не так заметно, как с наступлением вечера, когда уложили спать детей и поняли, что кому-то придется ехать в гостиницу. Аня и Вилдэр сами вызвались отвезти Риорских в однокомнатную, поехать в небольшую гостиницу неподалеку и остановиться там на некоторое время. Марина снова одолжила свою машину и развоз гостей прошел без происшествий. Ну, разве что Аня сомневалась, как трое Риорских уместятся на одном ее диване...Но Веста ни в какую не хотела отпускать Эль. Собственно, как и Анна, не взявшая Ксению с собой только по одной причине: когда начали собираться, девочка уже сладко спала, и будить ее было бы жестоко. Аня не стала долго сидеть у дочери: Вилдэр понял бы все мгновенно. Да и мыслей о провале девушка себе не позволяла.

   Как это обычно бывало, в эту ночь ее бесило буквально все. Не порадовал ее Вилдэр, категорически не желающий спать. В другое время она бы наслаждалась этими мгновениями близости, но сейчас хотелось только одного: как можно быстрее уйти. Наконец мужчина заснул. Аня для верности немного походила по комнате, изображая головную боль, но любимый не реагировал, значит, спал. Тихо Аня выскользнула за дверь. Меч был под пальто, рюкзак доверху набит всем, что могло бы пригодиться в походе к Вир Тонгу.

Глава четвертая

   Аня поежилась от ветра, пронизывающего до костей. Несмотря на костер, она совсем замерзла. Веста, казалось, внезапного ухудшения погоды и не заметила: методично готовила ужин, не обращая внимания на явно предгрозовые облака, заметные даже в ночной темноте.

   Этот мир был очень странным. Ни звука не доносилось до девушек, ни малейшего движения, ничего. Даже ветер, который заставлял Аню кутаться в куртку, не трогал деревья: все они стояли, будто бы застыв. Атмосфера была, мягко говоря, угнетающая. Девушки положили мечи как можно ближе к себе. Спать предстояло в лесу, чего ранее Аня не делала. Было дело, спала в санях, в палатке, но на голой земле с перспективой грозы...Такого экстремального опыта у нее в жизни не было.

   - Мне кажется, будет дождь, - задумчиво проговорила она.

   - Возможно, - Веста посмотрела на небо и нахмурилась. - Странное это место, да? Я совсем не узнаю свой мир, хоть и прожила в Лесном с самого рождения. Начинаю думать, что это была плохая идея - начать искать Хранителя.

   - Мужики нас точно не найдут?

   Аню это волновало больше всего. Записку-то она оставила, где все подробно разъяснила, но не полезут ли остальные за ней?

   - Точно, - успокоила ее Веста. - Не найдут. Они даже проход открыть не смогут, я уверена.

   - Тогда надо выяснить, что случилось, - кивнула Аня. - Мне тоже не нравится такой внезапный и стремительный апокалипсис, что-то здесь...не состыкуется с тем, что есть в моей голове.

   - Слишком быстро, - согласилась Веста. - Слишком странно: напоминает какой-то план, но логику его я разгадать не могу. Слишком беспощадно: методично устраняются сначала люди, потом маги...Что дальше?

   - Боюсь представить, - Аня поежилась.

   Веста угрюмо молчала. Ее, как и спутницу, тяготило это новое состояние мира. Девушки наспех поужинали, стараясь как можно меньше оглядываться по сторонам. Еще погрелись около костра, но почти не разговаривали: каждая прокручивала в уме, что собирается сделать. И каждая чувствовала, что, возможно, этот поход выглядит глупо, но он необходим. Не миру, так хоть им.

   Аня не стала терзать себя мыслями о родных. В конце концов у нее неплохие шансы вернуться живой. Да и дело важное. Что бы там ни говорил Вилдэр, как бы ни пытался убедить ее, что готов жить в новом мире, она знала, что это далеко не так. Ему тоже жалко было свой дом, просто он умел жертвовать своими желаниями ради других, а Аня предпочитала собственный душевный комфорт спокойному существованию родных. И вроде бы понимала, что поступила не очень красиво, но едва вспоминала, как ее саму закинули в чужой мир, против воли, без возможности вернуться...Нет, решение искать Хранителя было верным. Ей тоже больше нравилось здесь.

   А Веста просто защищала дочь.

   - Ты в записке попрощалась? - вдруг спросила Веста, лежащая на спине и высматривающая на предгрозовом небе звезды.

   - Нет, - Аня помотала головой и тоже перевернулась. - Я не прощаюсь заранее. Я верю, что мы вернемся. И уж точно не хочу лишать этой надежды родных.

   - А если не вернемся? - было видно, что Весту сильно беспокоит этот аспект. - Они будут надеяться. Это невыносимо: надеяться на возвращение и не знать, что мы мертвы.

   - Даю совет: прекрати настраиваться на плохое. У нас хорошие шансы.

   - Как-то Меридия сказала мне, чтобы не слушала советы, - вдруг рассмеялась Веста. - Я вот думаю, мне теперь ей верить или лучше подождать?

   - Подожди, - посоветовала Аня. - Вот поговорим с вашим хранителем, разберемся во всем и станем панику наводить. Или не станем. Слушай, я тут хотела поговорить...не думаешь, что это все странно?

   - Что странно? - не поняла Веста.

   - Я избежала чумы, потому что меня защитил Рейбэк, это сказал Рандвалф. Магии у меня не было, поэтому я теперь могу вернуться в этот мир. Ты лишена магии тоже при активном участии Рейбэка. Еще он хотел вернуть мне меч, благодаря которому мы здесь. А еще раньше он узнал про мой план и не стал мешать. Понимаешь, к чему я клоню?

   - К тому, что Рейбэк нам помогает? - Веста нахмурилась.

   - К тому, что это может быть ловушкой.

   Риорская села.

   - Почему мы не подумали об этом сразу? - простонала она.

   - Мы женщины, - хмыкнула Аня. - Уйдем обратно?

   Ответить Веста не успела: в дерево прямо над ее головой вонзилась стрела. Аня повалила подругу на землю и закрыла голову руками, услышав, как просвистела еще пара стрел...

   - Кажется, он решил не ждать, - пробормотала Аня, осторожно оглядываясь.

   И тут же, взвизгнув, упала на землю, уходя от стрелы.

   - Где стрелок?! - рявкнула Веста и добавила одно очень крепкое словечко.

   - Скрывается, зараза, - Аня укрылась за деревом.

   Меч остался возле костра. Прыгнуть за ним, значит, подставиться под удар.

   Темная фигура мелькнула среди деревьев и Аня поняла, что нападавший решил зайти с другой стороны. Она тихо сползла на землю и дотянулась таки до меча. Как только она сжала рукоять, по телу сразу же разлилась уверенность в собственных силах и яростное желание отомстить.

   - Отвлеки, - попросила Веста. - Я попробую к ней приблизиться.

   - К ней? - удивилась Аня.

   - Ты фигуру видела? Явно женщина.

   Аня бросилась к другому дереву, с треском падая прямо на костер (слава Меридии, потухший). Над головой тут же просвистели стрелы, но лишь одна чуть задела плечо. Раздался вскрик. Аня повернулась и увидела Весту, у которой получилось приблизиться к нападавшей.

   Она была высокой девушкой, стройной и гибкой. Но, к сожалению, лица Аня не разглядела: легкий и явно магический шлем мешал. Даже руки были скрыты перчатками, а образ завершал длинный плащ. И все же что-то показалось в этой девице знакомым... Но что именно, Аня не поняла.

   К удивлению девушек, она не стала драться с Вестой, просто пару раз отбила атаку Риорской и с удивительной быстротой скрылась в лесу.

   - И что это было? - тяжело дыша, Веста села на землю.

   - Очевидно, еще один из шайки Повелителей слез, - Аня села рядом. - Она нас чуть не убила! Из чего я делаю два вывода: добраться до Вир Тонга будет не так-то просто и Рейбэк знает, что мы здесь.

   - Но мы ведь идем?

   - Разумеется, - Аня кивнула. - Я только сейчас подумала, что Рейбэк может прийти в мой мир. Не хочу, чтобы Ксюша вдруг встретилась с ним, вообще не хочу рисковать ни дочерью, ни остальной родней.

   - Резонно. Тогда идем, нужно найти другое место для ночлега.

   - А не думаешь, что она сюда уж точно не вернется? - спросила Аня, но все-таки встала и сложила в рюкзак одеяло, которым укрывалась.

   - Не хочу рисковать. До Вир Тонга пара дней пути, половину мы уже прошли. Осталась одна ночь и примерно часов двенадцать пути, если не задержимся.

   - Мне почему-то кажется, что задержимся, - мрачно откликнулась Аня. - Ненавижу приключения!

   - И не говори, - Риорская вздохнула. - Лучше уж спокойная жизнь, без всяких катастроф.

   - Думаешь, с такими детьми нам это светит? - усмехнулась Аня.

   Они так и не остановились: сообща решили, что лучше уж идти всю ночь, чтобы не застали спящими. Веста выдвинула идею найти какую-нибудь деревню, благо они заброшенные и в доме проще спрятаться. Аня сомневалась в правильности такого плана, но к утру была готова спать даже на голой земле, на виду у всех Повелителей слез, только бы отдохнуть. К счастью, еды им хватало: девушки ели довольно мало. Да и дорога, за неимением отвлекающих факторов в виде людей, была легкой.

   - Заметила? - спросила Веста, когда они отдыхали у небольшого лесного озера.

   - Что заметила? - не поняла Аня.

   Она с наслаждением пила минералку, пару бутылок которой захватила из дома.

   - Животных нет. Птиц нет. Ветер вроде бы есть, но он никаких звуков не создает. Грозовые облака вчера были - ни капельки дождя не пролилось. Посмотри на озеро, там даже колебаний никаких нет. А насекомые? Чтобы внезапно пропали комары...Эта тишина действует мне на нервы.

   Аня осмотрелась. И, правда, мир словно бы застыл. Теперь и у нее появилось неприятное ощущение, будто что-то совсем уж скверное завладело всем здесь. Ни тебе шелеста листьев, ни даже отдаленных шумов, ни крика птиц. Такой тишины даже в горах Плато не было. А вот облака двигались. Правда, как-то странно, хаотично. Совсем не похоже на то, что планета вращалась.

   - Напоминает инерционность, - призналась Аня. - Когда сковородку с огня уже убрали, а жар еще идет и блины подгорают. Будто бы мир уже почти уничтожили, но какая-то энергия в нем сохранилась, и продолжаются какие-то движения.

   - Почему-то мне кажется, что так и есть.

   - Появляется непреодолимое желание сбежать домой, да? - улыбнулась Аня.

   Веста кивнула.

   - А потом вспоминаю, что дома...то есть, у тебя, еще хуже. Там мир непонятный и какой-то...словно бы металлический. Не могу этого объяснить, но вы в своих коробках, будто в клетках. Я не выношу такого количества металла и камня, я привыкла жить в окружении природы.

   После этого эпизода сказанное Вестой крепко засело у Ани в голове, заставляя девушку замечать то, мимо чего раньше она бы прошла, не обратив внимания. А еще было очень тяжело идти в этом безмолвии. Может, и был в этом несомненный плюс - никто бесшумно подкрасться не мог, но все-таки эта тишина производила неизгладимое впечатление. Девушки по большей части молчали.

   К деревне они вышли к полудню. К тому времени и Веста, и Анна были настолько уставшими, что были готовы спать где угодно, даже под угрозой смерти. Но все-таки здравомыслие и здоровый инстинкт самосохранения не подвели: прежде чем зайти в первый попавшийся заброшенный дом, они хорошенько проверили все помещения на предмет сюрпризов. В доме никого не было. Ни трупов, ни привидений. Можно было отдыхать.

   Прежде чем лечь, Веста постаралась придать дому такой вид, будто здесь давно никто не бывал: засыпала сухими листьями следы, задернула занавески комнаты, где они решили спать, поставила все их вещи поближе и только когда убедилась, что, в случае чего, они смогут быстро среагировать, улеглась на соседнюю кровать.

   - Мы идем всего сутки, а у меня такое чувство, будто я спала на земле не меньше недели, - пожаловалась Веста.

   - Ага, - Аня зевнула. - Как думаешь, на нас тут ничего не свалится?

   - Дом крепкий, - сонно откликнулась Веста. - Да и эта девица вряд ли нас найдет.

   - Но у нее магия. Она не может нас засечь?

   - Она - вряд ли. Рейбэк вполне сможет.

   - И что будем делать?

   - Спать!

***

   Веста настолько привыкла к необычной тишине этого мира, что уже почти не замечала ее и воспринимала отсутствие звуков как нечто само собой разумеющееся. А еще в ее сознании сидела мысль, что единственным источником звука в непосредственной близости от нее, может быть лишь Аня и никто более.

   Потому она не сразу проснулась, услышав странные звуки, доносящиеся с улицы. Ей так хорошо спалось, что единственным желанием девушки было спать дальше, не обращая внимания на все, происходящее вокруг. Потом первая стадия пробуждения прошла, уступив место пониманию места действия и Риорская села на постели. Был вечер: закат через небольшие щелки между занавесками окрасил комнату в оранжевый цвет.

   Звуки были очень и очень странные. Во-первых, они доносились снаружи, а во-вторых, их было очень много. Стараясь ступать бесшумно, Веста подошла к окну и осторожно отодвинула занавеску, всего лишь на пару сантиметров, чтобы посмотреть, что творится снаружи. И оторопела.

   - Аня! - позвала она голосом, полным паники. - Проснись!

   - Что такое? - Аня заворочалась, стряхивая сонливость. - Нашли?

   - Иди сюда, посмотри!

   То ли от любопытства, то ли напуганная страхом, светящимся в глазах подруги, Аня подошла к окну и тоже посмотрела наружу.

   - Твою мать! Что это?

   - Мне почему-то кажется, что новый виток в уничтожении мира, - мрачно предрекла Веста.

   - Пойдем, посмотрим из большого окна? - предложила Аня.

   - А это не опасно? Может, лучше переждать?

   - Я хочу их рассмотреть и понять, что они делают, - Аня потащила подругу на лестницу.

   Окно в гостиной тоже было занавешено, но оно выгодно отличалось размерами от того, что было в спальне. Девушки осторожно приблизились и выглянули. Прямо перед домами, на площади, при жизни людей которая служила местом игр и посиделок, расположились два странных животных. Внешне они напоминали собак, но в несколько раз крупнее. Вместо шерсти их тела покрывала чешуя, голову украшали острые шипы, да на конце длинных и гибких хвостов тоже притаились шипы. Существа имели огромную пасть с жуткими черными клыками. При одном взгляде на них Весте становилось нехорошо. Она не видела таких животных ни в одном известном ей справочнике существ. Их либо не существовало, либо...

   - Они что делают? - нахмурилась Анна.

   А существа ели. Просто ели все вокруг: траву, кустарник, камни, валявшиеся на земле, верхний слой почвы. Все исчезало в их пастях, и скорость поедания всего этого была невероятной. Как и то, что существа действовали удивительно слаженно: шли вровень, будто бы зачищая поверхность от всего, что попадалось им на пути. Веста вдруг подумала, что именно это они и делают: уничтожают все, оставшееся от мира. Растения, камни, человеческие строения...

   О том, что ее догадка верна, возвестил треск. Мимолетный взгляд в окно показал, что еще двое существ набросились на соседний дом и буквально за считанные минуты от строения, возводившегося годами, ничего не осталось.

   - Бежим! - скомандовала Веста. - За вещами и через задний ход!

   Они бросились наверх, быстро схватили рюкзаки и едва успели выскочить на улицу. Девушки вылетели прямо под нос существу. Аня вскрикнула и замерла, подумав, что оно набросится на них, но, к ее удивлению, монстр продолжил свое дело, абсолютно не замечая девушек и вообще не реагируя на их присутствие. Побледневшая Веста поманила Аню за собой и постепенно они дошли до леса. Только спустя полчаса девушки остановились и присели, чтобы хотя бы позавтракать.

   - И что это было вообще? - потрясенно спросила Аня. - Ты о таких знаешь? Кто это и что они делали?

   Веста медленно кивнула.

   - Вообще, сначала я подумала, что ничего похожего не встречала. Так и есть: ни в одной книге такие животные не упоминаются, да и вряд ли где-то были увековечены. И о таком странном поведении ты ни в одном справочнике ни строчки не найдешь. Но, пока мы шли, я вспомнила истории, которые мне рассказывал отец, когда я была маленькая. Тогда я думала, что это какие-то сказки...но теперь мне кажется, будто он их не придумывал, а вспоминал. Он много мне историй рассказывал перед сном, но после одной - я до сих пор помню, как он меня успокаивал по окончании - я долго не могла спать без кошмаров. Это была история о проклятом мире, в котором за каждый неправильный поступок каждого жителя существа, называемые Уничтожители, съедали кусочек мира. И так продолжалось до тех пор, пока люди не поняли, что для того, чтобы выжить, нужно поступать правильно и жить в согласии. Тогда у них остался всего лишь один небольшой кусочек мира, на котором они и стали жить. Он описывал Уничтожителей...примерно так, как выглядели эти существа. По крайней мере, мне так кажется. Точно не помню, я маленькая была. Не находишь, что, учитывая связь отца с Повелителями слез, вполне вероятно, что та история, рассказанная мне в детстве - правда?

   Аня, подумав, кивнула.

   - Похоже на то, я уже ничему не удивляюсь. Значит, за неправильные поступки? И что же такого сделал этот мир, что его разом решили сожрать?

   - Все гораздо хуже,- ответила Веста. - В той сказке смысл был немножко другой. Там богу мира надоели люди, которые не могли жить в мире, и он прислал Уничтожителей.

   - Богу? Мы снова возвращаемся к Меридии. Если она хочет уничтожить мир...

   - Это она, - уверенно кивнула Веста. - Распространить чуму может сильный маг. Уничтожить магию...в теории, может сама природа с подачи сильного мага. Но призвать Уничтожителей...Ты же видишь, что это не просто животные. Они заняты своим делом, даже не обратили на нас внимания. Хищники так себя не ведут, а вот разумные существа - запросто. И странно они все-таки...хм...питались. Интересно, как они перерабатывают съеденное?

   - А от чего произошел ваш мир? - поинтересовалась Аня, доставая из рюкзака консервы.

   - Поскольку наш мир управляется богом, то от ее энергии. Меридия создала все, а потом призвала на помощь нескольких Высших, в том числе Хранителя. Высших на самом деле много, существует множество миров, которыми они управляют. А есть миры, которые обходятся вообще без управления энергией.

   - Ты много об этом знаешь, - удивилась Аня. - Это нормально: знать столько о своих богах?

   - Я немного жила в замке у Риорских. Отец Михаила - очень сильный маг, он изучал это все на протяжении долгих лет. Мы часто с ним беседовали. Особенно в те моменты, когда мамаша Риорского искала, на ком бы выместить злость. Мы со свекром ныкались в углах кабинета, а Михаил страдал. Правда, он ей все время Эль подсовывал и та таяла. Внучку она любит. Теперь, наверное, не найдемся уж, по разным мирам разбежались. Кстати, это, наверное, первый случай в истории Вселенной, когда удалось спасти хотя бы часть гибнущего мира. Нам повезло, что эта идея пришла к тебе.

   - Значит, ты считаешь, что дальнейшие попытки бессмысленны? - спросила Аня.

   - Нет, я хочу хотя бы выяснить, зачем все это, - Веста пожала плечами. - У нас был не самый лучший мир, но и не самый худший. В вашем мире куда больше зла, как мне кажется, но он еще на месте.

   - А у нас есть Высший? - спросила Аня.

   - Не знаю, - Веста пожала плечами. - Я ничего не знаю о других мирах. Может, есть. Может, нет. А может, третий вариант, который у нас не упоминается. Это ты должна мне сказать.

   - Сложный вопрос, - фыркнула Аня. - Ладно, оставим изыскания истины. Ты уверена, что Вир Тонг еще не сожрали?

   - Не должны, - в голосе Риорской промелькнуло сомнение. - Он на воде, воду сложнее уничтожить. Вода - источник неисчерпаемой энергии, так что здесь они не смогут все быстро убрать. Думаю, мы успеем. Главное - добраться до Вир Тонга, а оттуда перенесемся в твой мир сразу, как найдем Хранителя. Или получим доказательства, что его больше нет.

   - С чего ты вообще взяла, что Хранитель в Вир Тонге?

   - Он не бросит дочь, он слишком привязан к нашему миру. А дочь его, насколько мне известно, в других мирах жить не может. Она дриада, зависящая только от природы нашего мира. Ее Лирой зовут.

   - Твоя студентка, - догадалась Аня.

   Веста кивнула.

   - Она не сможет уйти. Муж ее, наверное, тоже останется. Если они только еще живы...в чем я не сомневаюсь, то мы найдем ответы. Только я очень боюсь встретиться с Рейбэком. Он куда сильнее меня, если он нас найдет - пиши пропало. Я даже не могу вообразить, что ему может прийти в голову.

   - Знаешь, я не могу его понять, - призналась Аня. - Иногда мне хочется сбежать от него как можно дальше, спрятаться. А иногда мне кажется, будто он помогает нам. По-своему, странно, но помогает. Такое вообще возможно?

   Веста на несколько секунд задумалась.

   - Да, Аня, - наконец сказала она. - Возможно. Мне тоже иногда кажется, что он действует не совсем против нас. Но я никак не могу понять, что за игру он ведет.

   - Почему-то у меня такое ощущение, что скоро выясним, - вздохнула Аня.

   Они снова отправились в путь, стараясь как можно быстрее добраться до цели. Усталости как таковой они не чувствовали, но расшатанные нервы - слишком экзотичное удовольствие для двух молодых женщин. К тишине теперь добавились звуки, которые издавали Уничтожители: то тут, то там девушки видели издалека этих существ и каждый раз обходили их стороной, из-за чего дорога получилась длиннее и они не вышли к Вир Тонгу в предполагаемое время. Солнце уже садилось, пора было искать место для ночлега.

   Наверное, эту ночь Аня не забудет никогда. Они вышли к еще одной деревне, почти не отличавшейся от предыдущей. Те же домики, те же тропинки, та же площадка перед домом управляющего, все как обычно. За исключением того, что из этой деревни люди уйти не успели.

   Аня заметила их сразу. Молодые парень и девушка, лежали недалеко от резной скамейки и держались за руки. Влюбленные, это было ясно с первого взгляда. Колдуны, не пережили уничтожение магии, погибли, не желая (а может и не хотя) покидать свой дом. Картина была ужасной.

   Потом они еще нашли много трупов. Взрослых, детей, домашних волшебных существ. Аня увидела домашнего монстра, очень похожего на Гуннульв и у нее заныло сердце. Веста молча бродила среди домов, о чем-то размышляя. Не плакала, но была близка. Для Ани это была всего лишь картина погибшего мира, Веста же брела по руинам своего дома.

   Они не стали спать в эту ночь. Нашли дом, в котором не было людей, разожгли камин, не заботясь о том, что их могут заметить.

   - Их надо похоронить, - сказала Веста, отпивая чай.

   Как бы ни противно было это делать, Аня покачала головой.

   - Мы не справимся. Их слишком много. Надо уходить. Дойдем до Вир Тонга и быстро назад. Пока тут все не рухнуло еще куда-нибудь.

   - Давай сейчас вернемся, - вдруг сказала Веста.

   И посмотрела на нее смертельно уставшими глазами.

   - Ты у нас колдунья, - Аня пожала плечами.

   А сама постаралась не думать, что бы она делала, если б Веста погибла.

   - И все? Ты так просто согласишься?

   - Да. Мне очень легко перекинуть ответственность на тебя, поскольку я ужасно хочу домой: там моя дочь, муж, сестра, друзья, родители. Да и у тебя там семья. Так что решай. Идея принадлежит тебе, план тоже, мир фактически твой. Я не могу заставить тебя идти дальше.

   - Но хочешь?

   - Да, - спустя мгновение честно ответила Аня. - И причину я уже озвучила. Хочу быть вооруженной к тому моменту, когда Ксюха вырастет. Хочу иметь информацию. Не хочу допустить, чтобы Рейбэк добрался до моей дочери.

   Огонь весело потрескивал в камине. Чай остывал. Тучи сгущались, все вокруг потемнело. Но ни Аня, ни Веста не замечали этого. Им предстоял последний рывок к цели. К какой они, наверное, и сами не знали. Но каким-то образом чувствовали, что нужно двигаться, что нужно дойти до Вир Тонга.

   А где-то далеко в это время последние Повелители слез уже почти торжествовали. Был среди них и Рейбэк.

***

   У Ани, по правде говоря, были некоторые сомнения относительно того, уцелел ли Вир Тонг. Все-таки город не зря назвали плавучим: он как никакой другой был уязвим. Но девушка молчала, видя, что Веста уверенно идет к цели.

   Они прошли половину следующего дня, почти без остановок. Им все чаще и чаще попадались Уничтожители, которые по-прежнему не обращали на девушек внимания, но уничтожали все вокруг с бешеной скоростью и представляли серьезную угрозу. Все это вкупе с окончательно остановившимися облаками и медленно теряющим краски миром, не способствовало поднятию настроения. Про теряющий краски мир Аня нисколь не преувеличила: мало того, что основательно подорванный Уничтожителями внешний вид мира и так оставлял желать лучшего, так еще и все вокруг тускнело. И трава уж не была яркой, и небо серело, но серость та была не дождливая или утренняя, а какая-то зловещая, угнетающая. Аня невольно задумалась: какими физическими явлениями можно объяснить такие процессы? И как, в сущности, мало она знает о мире. Вроде бы два мира друг на друга похожи, за исключением, что в одном есть магия, а во втором, по-видимому, нет. И все-таки события в мирах происходят разного характера. Хотя, конечно, Аня не знала, каким был бы апокалипсис ее мира. Возможно, таким же?

   - Правда, для гибели моего мира вместо магии достаточно уничтожить интернет, - пробормотала она, обходя уже "обработанный" Уничтожителями участок голой земли.

   Они держали наготове мечи, хотя и не боялись уже монстров так, как раньше.

   Аня не сомневалась, что еще будет жарко. Не мог Рейбэк так просто от них отвязаться, да еще и лучница из головы никак не шла. Было в ней что-то знакомое. Смутная догадка шевельнулась где-то в глубине души, но тут же спряталась и ответа не принесла. Аня вздохнула.

   - Пришли, - вдруг остановилась Веста.

   Аня заозиралась. Вокруг был непроглядный лес.

   - Да ладно? - скептически фыркнула девушка. - Что-то не вижу я моря.

   - Море там, - Веста махнула рукой вперед. - Просто мне кажется, что прежде чем выходить на открытое пространство, надо бы убедиться, что нас там никто не ждет.

   - И то верно, - согласилась Аня. - Тогда давай вон в те кусты залезем и посмотрим. А потом, если твой Вир Тонг не сожрали, заберемся туда и поищем ответы.

   Они осторожно приблизились к краю леса. Надежно спрятались в густой листве и выглянули, обозревая каменистый пляж, от которого шел мостик, ведущий в Вир Тонг.

   Веста рассказывала, что плавучий город, как Вир Тонг называли в лесном, действительно дрейфует в Океаниуме и пристает к берегу раз в месяц, в полнолуние. Магия древняя, еще со времен Высших. До полнолуния была неделя, и девушки предполагали, что им придется немного пожить в непосредственной близости от Вир Тонга. Это их напрягало: шайка Рейбэка могла появиться в любую минуту.

   Но ожидания не оправдались. Вир Тонг, как это ни странно, не был уничтожен. И не бороздил просторы Океаниума. Он тонул, медленно, судя по внешнему виду - на протяжении двух дней. Несколько корпусов были едва ли не на половину погружены в воду. Держался на плаву Вир Тонг лишь из-за того, что находился возле берега, где было неглубоко. Выбитые стекла в помещениях, поникшие и потускневшие флаги, безмолвие и абсолютное отсутствие движения - все это нагнетало атмосферу.

   Веста выглядела потрясенной.

   - Я, честно говоря, - призналась она, - не знала, что здесь такое. Лира и Вадим, если выжили, то явно здесь не остались. Наверное, не стоит искать здесь Хранителя.

   - Тогда что ты предлагаешь? - нахмурилась Аня. - Вернуться?

   - Скорее всего. У тебя есть другой вариант? Хранителя в этом мире нет, он ушел. Надо было сразу понять это: если уж пришли Уничтожители...И Лира, и Вадим наверняка мертвы. Здесь остались только эти монстры, Рейбэк и лучница. Пора перестать играть в героя и спасение мира. Надо уходить.

   - Может, все-таки посмотрим поближе? - предложила Аня, которой не хотелось так просто уходить после долгой дороги.

   Чуть подумав, Веста согласилась. Ведь не было ничего страшного в том, чтобы взглянуть на мертвый Вир Тонг поближе.

   - Как думаешь, туда не стоит лезть? - спросила Веста, когда они вышли на открытое пространство.

   - Зачем? - удивилась девушка.

   - Хочу попытаться найти хотя бы тела Лиры и Вадима, - грустно ответила Веста.

   - Не стоит. Правда, не стоит, своя жизнь дороже, - поморщилась Аня. - Он на вид не очень хорошо сохранился. Давай обойдемся без рискованных экспериментов, ладно? Нас еще дома ждут. Готовь проход, минуты более чем достаточно для просмотра этой картины. Удручающе.

   - Подожди, - Веста бросила меч на землю. - Я камушек от стены отломлю, на память.

   Это выглядело трогательно: то, как Веста осторожно отколола кусок от перил (не рискнула подняться выше, боясь, что мостик не выдержит), как немного постояла рядом, очевидно, прощаясь с друзьями и всеми, кого она знала.

   Интересно, ушли ли люди, жившие в Вир Тонге? Или до них не дошел призыв Вилдэра покинуть мир? И теперь они погребены тоннами воды, до которой скоро тоже доберутся мерзкие Уничтожители.

   Аня посмотрела на серое небо, на теряющий краски мир. Ей вспомнилась операционка Виндоус, где при выключении компьютера постепенно тускнеет картинка на рабочем столе. Так и здесь: словно выключили компьютер, управлявший миром, и он начал терять краски. Почему-то вдруг отчаянно захотелось дождя. Или ветра, сбивающего с ног, перехватывающего дыхание, свистящего, неистового...Или снега, который невесомыми белыми хлопьями усыпает улицы. В Вир Тонге снег был бы красивым явлением.

   - Ты готова? - хоть Ане и было неловко торопить Весту, ее интуиция говорила, что уходить нужно как можно быстрее.

   - Да, - Веста вытерла глаза. - Прости. Это был мой мир, надо было попрощаться.

   Аня кивнула, подавая подруге меч.

   Веста сосредоточилась, чтобы вытащить энергию, заключенную в мече, а Аня вдруг вспомнила рассказанную Вестой историю появления этого меча. Удивительно: всего две вещи в мире сохранили магию. Два меча с заключенными внутри душами. Ланнан и Рагнхильд, питающих магией клинки. Оба меча получили девушки, в общем-то, никак не связанные с битвами и богами. И получению обоих мечей поспособствовал Рейбэк.

   Рейбэк...Это имя одновременно пугало и завораживало. Аня боялась себе признаться, но он ее восхищал. Нет, она по-прежнему ненавидела этого жестокого мужчину с резкими чертами лица, но все-таки не могла не отмечать его ум и целеустремленность. Он, хоть и был полнейшим психом, умудрился провернуть такое...Аня не хотела думать о возможности встречи с ним в ближайшем будущем.

   Она вдруг, будто повинуясь шестому чувству, упала на землю и в этот же момент над головой девушки просвистела стрела. Потом вторая, третья. А вскоре - каких-то полминуты прошло - посыпался целый град стрел.

   Назад вернуться возможности не было: к лесу не подойти, чем ближе Аня к лучнице, тем больше у той шансов ее достать. Поэтому девушка сделала единственную вещь, пришедшую к ней в голову: когда стрелять на пару секунд прекратили, Аня вскочила и, увлекая за собой растерявшуюся Весту, буквально взлетела по мостику наверх, почувствовала затылком, как вновь начали лететь стрелы, пригнулась и потянула за собой подругу.

   - Ты что, в Вир Тонг хочешь?! - вскрикнула Веста.

   Аня кивнула.

   - Но там же...вода! Он затоплен наполовину, в любой момент может начать отдаляться от берега, там, в конце концов, могут быть Уничтожители, и Рейбэк и...

   - А там, - Аня махнула рукой в направлении леса, - сумасшедшая баба, которая явно умеет колдовать и очень нас не любит. Я не хочу к ней, хотя бы потому, что на расстояние меча подойти не сумею: раньше она меня пристрелит.

   - Ты права, - Веста закусила губу.

   - На счет три, - Аня повернулась и посмотрела на темнеющий вход в город. - Когда она перестанет стрелять, бежим ко входу.

   Вир Тонг был опасно наклонен, так что бежать им придется под горку. В принципе, это облегчит им задачу, но если за дверью валяется какая-нибудь груда деревяшек, или вовсе обвалился пол, они рискуют сильно покалечиться. Но выбора-то не было.

   - Пошли, - Аня рванула вперед.

   В голове ее стучала одна мысль "Успеть бы", она ни о чем не думала, лишь слышала, что Веста бежит следом. Машинально уклонилась от новой порции стрел, споткнулась о камень, но чудом удержала равновесие.

   Возле входа Аня чуть притормозила, затем изо всех сил толкнула дверь, но та не поддалась. Девушка села на пол и кое-как укрылась за перилами от лучницы. Веста присела за противоположными перилами.

   - Что такое? - спросила она.

   - То ли заперто, то ли заклинило, - отозвалась Аня.

   Веста выругалась.

   - Сильнее надо. Давай вместе?

   - Когда эта прекратит стрелять, - кивнула Аня.

   Но лучница, кажется, стрелять не прекращала. Аня подумала, что будет, если нападавшая бросится за ними, в полузатопленный город. Там им будет очень сложно скрыться. С другой стороны, и стрелой там достать сложнее, а значит, шанс появится, и не маленький. И Аня, и Веста мечами владели более чем сносно. Веста научилась с Дерком, Аня возобновила посещение секции после рождения Ксюши. Так что если бы им удалось прорваться в Вир Тонг, все было бы не так уж плохо. По крайней мере они получили бы некоторую отсрочку и возможность придумать план. Веста, вроде бы бывала в Вир Тонге ранее, значит, должна хотя бы примерно представлять его изнутри.

   Они улучили момент, когда нападавшая прервалась, вдвоем подскочили к двери и с силой толкнули. Дверь не поддалась, но заскрипела. Они толкнули еще раз, добившись, что дверь чуть приоткрылась, но все еще недостаточно для того, чтобы пролез человек. И только после третьего толчка Аня почувствовала, как опора срывается, и она летит в темноту.

   Она упала на пол, больно ударилась коленкой, но тут же вскочила и, не оглядываясь, подскочила к двери. С трудом закрыла ее, отметив, что на этот раз все-таки справилась одна. И начала оглядываться в поисках того, чем можно было завалить вход. Если лучница и последует за ними, то явно не таким путем.

   Они оказались в длинном коридоре, источников света в котором не наблюдалось. Когда глаза привыкли к темноте, Аня различил остатки факелов, некогда освещавших все здесь и старые ковры. Не было слышно ни одного звука, города и вправду был мертв. Даже крысы, коими изобилует любое заброшенное строение, не шебуршали по углам. И, что самое плохое, вокруг не наблюдалось ничего, что могло бы помочь им с входом.

   - Ищи что-то тяжелое, - сказала она Весте. - Надо забаррикадировать вход.

   В ответ донесся неясный стон.

   Аня перепугалась, подумав, что Веста в темноте обо что-то ударилась головой. В этом случае ей придется несладко: подруга могла серьезно покалечиться, а у них на хвосте подружка Рейбэка.

   Но все оказалось хуже. Когда Аня обернулась и нашла глазами Весту, она вздрогнула.

   Веста, прижимая руку к груди и тщетно пытаясь остановить кровь, сползала по стенке, а стрела от этих движений врезалась глубже и глубже.

   Аня бросилась к Весте.

   - Не шевелись, - скомандовала.

   Она совершенно не знала, что делать. Определенные навыки оказания первой помощи имелись, но с такими ранениями Аня никогда не сталкивалась. А Веста тем временем теряла много крови и, вероятнее всего, умирала. Глаза ее как-то странно потускнели.

   - Пошли, две идиотки, за информацией, - прошептала она. - Зато теперь Риорский не убьет.

   - Ты не настраивайся, - грубо ответила Аня, но хотелось реветь. - Сознание не теряй, я что-нибудь придумаю.

   А что можно было придумать? Магии нет, Веста и подавно даже ту, что в мече, использовать не сумеет. Снаружи психованная девица со стрелами, которая вот-вот заявится сюда и не только добьет Весту, но и Аню пристрелит, не моргнув глазом. И, правда, какими соображениями они руководствовались, когда шли сюда? Теперь и повод казался надуманным, и дорога бессмысленной. Аня и не вернется теперь, без Весты, погибнет вместе с миром. Останутся Эль и Ксюха сиротами. Ну, отцы-то вырастят, может, и матерей им новых найдут. Умнее прежних.

   Аня вытерла слезы, размазывая кровь подруги, которой были перепачканы руки, по лицу. Взяла Весту за руку.

   - Слушай, я что-нибудь придумаю, ладно? Главное не отключайся. И рану держи, чтоб крови много не терять. Я найду способ, позову кого-нибудь.

   Веста благодарно чуть сжала ладонь, давая понять, что попытается сделать то, о чем просит Аня. Но они обе понимали, что шанс найти помощь чуть более чем нулевой.

   В глубине коридора раздались шаги. Аня побледнела, а Веста, кажется, даже не услышала.

   - Я отойду, ладно? - Аня чувствовала, будто прощается. - Не смей отключаться, будь в сознании. Пой, говори, хоть танцуй, но не засыпай, ладно?

   - Это она, да? - тихо спросила Веста, облизывая пересохшие губы.

   - Не знаю. Но, может, помощь. В любом случае, придется встретить его в коридоре, кто бы там ни был. Ты сиди здесь. И не смей отключаться, слышишь?!

   Веста слабо кивнула и Аня, понимая, что большего не добьется, побежала по коридору.

   Если это была лучница, Аня собиралась встретить ее мечом. Если кто-то другой...у Весты появится шанс. Аня тайно надеялась встретить Хранителя, или Вестину студентку, по крайней мере, они могли бы хоть чем-то помочь.

   Девушка остановилась, когда поняла, что шаги слышны достаточно отчетливо. Вжалась в стену, держа наготове меч. Даже перестала дышать, слушая лишь как бешено бьется сердце. Едва обладатель шагов вывернул из-за поворота, она растерялась. Не то чтобы встреча была неожиданной...Просто она внесла в ситуацию некий диссонанс.

   - Так-так, - удивился Рейбэк. - Анна. Гуляешь? Или в отпуск приехала?

   Аня молчала, не зная, то ли попросить о помощи, то ли сделать все, чтобы он не узнал о Весте, истекающей кровью в холле.

   Она вдруг поняла, что Веста, лишенная магии по вине Рейбэка, смогла прийти в этот мир. Что это? План, позволяющий убить Риорскую? Глупость, Рейбэк мог это сделать раз двадцать, пока держал ее в подвале. Попытка спасти? Лишив магии и тем самым подарив иммунитет к ее уничтожению?

   Ане было все равно. Она помнила Эли, которая наверняка скучала по маме, помнила Михаила, любившего жену, помнила о том, что и ее дома ждет семья. Она смотрела на Рейбэка полными слез глазами, понимала, что нужно все рассказать и согласиться на все, что угодно, лишь бы он спас Весту.

   - Что такое? - наконец спросил Рейбэк, не выдержав ее молчания. - Что опять стряслось? Где Веста, вы вроде вдвоем сюда тащились?

   Аня только слабо махнула в сторону холла, отворачиваясь. Краем глаза заметила, как дернулся Рейбэк, потом почувствовала, как он весьма невежливо отпихнул ее в сторону и рванул вперед. Медленно девушка побрела за ним, боясь увидеть мертвую Весту.

   Он стоял около дочери на коленях, пытался нащупать пульс и осматривал рану.

   Рейбэк грубо выругался, когда Веста попыталась открыть глаза и изо рта у нее хлынула кровь.

   - Она жива? - тихо спросила Аня.

   - Жива, - ответил мужчина. - И еще пару минут будет мучиться. За пару минут я успею либо вытащить стрелу, либо увести ее к себе, а там уже появится шанс.

   - И в чем проблема? - почувствовав надежду, Аня была готова на все, что угодно ради спасения подруги.

   И знала, что Рейбэк сейчас потребует от нее того, чего добивался так долго.

   - Проблема в том, что тебя я забрать не смогу. Значит, тебе придется сидеть здесь и ждать. И, вероятнее всего, разбираться с этой чокнутой эльфийкой.

   - Помоги ей, - попросила Аня. - Пожалуйста. Мне плевать, я справлюсь.

   Рейбэк кивнул, осторожно поднял дочь на руки.

   Вспыхнул свет, в котором Аня узнала тот же неизвестный цвет, который ее так поразил, когда она впервые видела волну. И Рейбэк с Вестой исчезли, оставив Аню в кромешной тьме. Одну, готовящуюся встретиться с лучницей, мечтающей ее пристрелить.

   Лукавить смысла не было: ей было очень страшно остаться одной в этом мертвом городе, в глубинах которого еще неизвестно, что скрывалось, идти по темному коридору в неизвестность, рискуя покалечиться или погибнуть. Но и оставаться на месте нельзя было: неизвестно, когда вернется (и вернется ли вообще) Рейбэк, нужно было найти удобное место, чтобы обороняться от лучницы.

   Девушка медленно брела по коридору, стараясь ступать как можно тише. Держала наготове меч, внимательно прислушивалась, чтобы, не приведи Меридия, не пропустить приближения лучницы.

   Всюду виднелись следы оставленные людьми, поспешно убегавшими из мира. То тут, то там валялись книги, посуда, какие-то вещи. Трупов, к счастью, Аня не видела, это означало, что большинству жителей все-таки удалось уйти. Она поднималась выше: шла в ту часть, что не скрылась под водой. Вскоре пришлось держаться руками за стены, чтобы не съехать вниз. Аня начала думать, что это была плохая идея и сражаться в таких условиях невозможно. Поэтому она спустилась на тот уровень, где двигаться было легче всего, и продолжила исследования. Она осторожно распахивала двери, ища сама не зная, что. Просто чувствовала, что надо заглядывать в комнаты, искать хоть какое-то подтверждение тому, что здесь, в Вир Тонге, была жизнь. Если кому-то еще требовалось подтверждение.

   Она открыла очередную дверь и замерла. До сих пор, боясь найти тела, она все же не верила в такую возможность. И только теперь Аня поняла, насколько страшно было этим людям.

   Аня сразу сообразила, что это были именно те ребята, о которых говорила Веста. Стройная дриада с зеленоватыми волосами, очень красивая, даже умирая, она улыбалась. Высокий темноволосый парень в черном, и маленький ребенок. Они все лежали на кровати, словно и не пытались спастись. Впрочем, так оно и было: Веста говорила, что дриады не могут жить вне своего мира. Мужем дриады был некромант, но он не пожелал оставить жену и ребенка, предпочел умереть с ними, до последнего защищая, обнимая, не давая упасть духом. Чудесная семья. И пусть до нее совсем скоро доберутся Уничтожители, как и до Вир Тонга, как и до Ани...Но почему-то при взгляде на дриаду, появлялась надежда.

   Аня услышала шаги. Но не стала прятаться или куда-то бежать. Решила, что здесь они и встретятся. Не было смысла убегать, рано или поздно лучница ее найдет и будет только хуже. Все равно шансов вернуться у Ани мало. Веста где-то в неизвестности, возможно, уже умерла. Рейбэк, скорее всего, и не вернется в Вир Тонг, да и Весту не спасает, хоть Аня на это и надеялась. Девушка очень хотела выжить, хотела домой, хотела обнять дочь и мужа, но вместе с тем очень хотела битвы, вспоминая войну с волками, вызывая в памяти ощущение погружающегося в человеческое тело меча, убеждая себя, что сможет сделать это снова, даже не поколебавшись. Вспомнив истекающую кровью Весту, поняла - сможет.

   И когда шаги стали слышны совсем близко, вскинула меч, прикидывая, откуда лучше напасть.

   - Анна,- раздался жесткий женский голос.

   И в комнату вошла фигура в плаще, наткнулась взглядом на приготовленный Аней меч и остановилась.

   - Рейбэк говорил, что ты неплохо им машешь, - сказала женщина, доставая свой меч. - Проверим.

   - Ты, я смотрю, самоуверенная слишком. - хмыкнула Аня. - Может, личико-то откроешь? Али рожей не вышла?

   Женщина усмехнулась.

   - Зачем? Придется лишний раз объяснять, кто я такая...

   Тут у Ани мелькнула догадка. "Чокнутая эльфийка" - так Рейбэк сказал. Эльфийка...

   - Понятно, - пробормотала Аня. - Что ж...я привыкла, что в этом мире любой может оказаться не тем, кем кажется с самого начала. Рандвалфа я тоже по первости ненавидела. А дети...что дети?..переживут!

   Женщина, вздрогнув и поняв, что Аня обо всем догадалась, сбросила плащ, а затем и шлем.

   - Привет, Луи, - безмятежно откликнулась Аня. - Как спится?

   - Какая умная, - процедила эльфийка.

   - Открой секрет: чего ты меня так ненавидишь? Нет, то, что мир вы уничтожаете, это понятно. Но мы-то с Вестой причем?

   - Длинные разговоры - признак страха, - прищурилась Луи.

   - Я и не отрицаю, что боюсь. А вот для тебя это серьезная проблема, - Аня пожала плечами. - Если ты с Рейбэком, то ты сволочь, а такие, как ты обычно очень трусливы.

   - Трусливы? Мне хватило ума выйти за Идгарда, втереться в доверие, докладывать Рейбэку о каждом вашем шаге...

   - Я говорю не об уме, - Аня покачала головой. - Кстати, как ты провернула трюк с нахождением одновременно в двух местах?

   Эльфийка сдержанно рассмеялась.

   - Ты и вправду наивная, Аня. Я, если честно, думала, что ты сразу все поймешь. У меня же была сестра, близняшка, Туи. Она с удовольствием меня заменила. Туи слишком слаба, чтобы служить госпоже, но с моей ролью справилась на отлично и даже умудрилась забеременеть от этого идиота, Идгарда.

   - Тебя что, дети вообще не волнуют? - скривилась Аня.

   - А что дети? Дети - ерунда, я их особенно и не хотела. Просто почему-то Идгарду хотелось наследников. Хотелось - получил, а воспитывать я их не нанималась. Да и жизнь с ним...так себе была. Ну, ты понимаешь.

   Аня понимала. И с каждым новым словом проникалась все большим отвращением к эльфийке.

   - Дай угадаю, - сказала она, - ты вытащила Осмонда с поля боя, притащила в замок волка, который убил Хельгу, наняла тех мужиков, которые напали на нас с Вилдэром и ты была тем человеком, что разговаривал с Галией в ущелье. А еще ты планировала встретиться с Осмондом, который и натолкнулся на меня, верно? Я по своей наивности считала, что Галия виделась с Рандвалфом. Ты дала Галие идею отравить меня, верно? А теперь ты пытаешься нас убить. И, наверное, спишь с Рейбэком.

   - Было дело, - призналась Луи. - На свадьбе у меня. Но он м-м-м...

   - Решил, что ты дура, и свалил в середине процесса? - фыркнула Аня, чем заставила Луи покраснеть от злости.

   "Видать, угадала" - пронеслось в голове.

   - Может, хватит нести чушь? - возмутилась Луириэль.

   И бросилась к Ане. Та, конечно, меч вскинуть не успела: все-таки эльфийке удалось ее отвлечь разговором. Урок на будущее. Но и Луи, ослепленная обидой, оружием пользоваться не спешила. Она подскочила к Ане, и залепила ей пощечину. Ее встретил сильный удар кулаком в челюсть, от которого эльфийка отлетела к стене и сползла на пол. Но тут же вскочила и снова бросилась к противнице. Аня встретила ее стулом, который развалился на части в момент удара об голову Луи. Прежде чем упасть, эльфийка вцепилась в Анну и на пол они полетели вдвоем. Аню почти лишил сознания сильный удар ногой по ребрам, она наугад отмахнулась деревяшкой и отползла. Потом, когда Луи снова кинулась к ней, подняла ногу и что было силы ударила ее в грудь.

   - Ты все равно сдохнешь здесь, - простонала Луириэль. - Рейбэк не придет. Он спасет только свою дочь.

   - Как и за тобой, - согласилась Аня. - Тебя он тоже спасать не станет.

   - Я могу спасти себя сама, - криво усмехнулась Луи, вытирая рукавом кровь с губ.

   Аня подошла ближе и наклонилась к эльфийке.

   - А кто сказал, что я позволю?

   И одним движением всадила меч, неизвестно откуда взявшийся, в грудь Луириэль.

   Она знала, что если не сделает этого, погибнет. Злость Луи пройдет, на смену ей придет разум и против него Ане не выстоять. Они встретились взглядами. Волна невероятной силы отбросила Аню назад, в груду обломков и книг. А затем последовала ослепительная вспышка.

   Зрение вернулось не сразу, но Аня чувствовала, что что-то происходит. Что-то очень скверное, нехорошее. Что-то, от чего надо спасаться, быстро прийти в себя и бежать изо всех сил. Вот только куда? Девушка помотала головой, силясь прогнать череду цветных пятен, мечущихся перед глазами. Растерянно осмотрела комнату, восстанавливая в памяти прошедшие события. Она увидела всюду разбросанные вещи и разломанную мебель. Луириэль лежала напротив нее, явно мертвая. Аня застонала от боли в ребрах, ощупала шишку на голове, попыталась унять головокружение и только потом поняла, что это не ее сознание выделывает шутки с восприятием действительности и ей не кажется, будто все вокруг шатается. Все вокруг действительно шаталось. Причем с каждой секундой сильнее.

   Осторожно, держась за кровать, Аня встала и побрела к выходу, пытаясь понять, что же Луи сделала. Она явно напоследок что-то устроила. Единственным вариантом был взрыв или какой-то толчок, приведший Вир Тонг в движение.

   Аня замерла и прислушалась к тому, что происходило наверху, прежде чем выйти из комнаты. И похолодела, узнав в звуках Уничтожителей. Монстры добрались и до Вир Тонга. Начав сверху, они медленно добирались до нее, до Ани. Которой некуда было бежать, некого звать на помощь, и нечем защититься.

   Она застонала, когда страшно заболела голова. Должно быть, удар оказался сильнее, чем она думала. Усилием воли подавила тошноту и постаралась сообразить, куда идти дальше. Наверх нельзя было, вниз - тоже, там вода. Но и на месте оставаться было бессмысленно.

   Она вернулась в комнату, отыскала свой меч, подняла и крепко сжала рукоять, надеясь, что он поможет в драке с Уничтожителями. Сколько их там? Два? Три? Десять? Сотня?

   Резки толчок сбил ослабевшую девушку с ног, она упала на пол и на миг потеряла ориентацию. Захотелось спать, меч выпал из безвольной руки. Но Аня заставила себя приподняться на локте, оглядеться и кое-как подняться.

   Жить хотелось неимоверно. Но и усталость навалилась внезапно, сметя все, что заставляло ее двигаться вперед. Только в этот момент Аня поняла сказанное Вестой. И правда, почему они пошли сюда, оставив семьи, мужей, детей? Чего так не хватало им в том мире, что они отправились сюда с желанием узнать, что же произошло, какая сила погубила мир, и кто за этим стоит?

   Окно было занавешено шторами и невозможно было понять, что происходит снаружи, хотя по ощущениям стояла глубокая ночь. Неужели она так долго проспала? Надежды, что Рейбэк все-таки придет, пошли прахом. Девушка застонала сквозь зубы, понимая, что уйти уже не сможет, слишком сильно ударилась.

   Вдруг буквально из ниоткуда хлынула горячая вода. Не настолько горячая, чтобы обжечься, но неприятная, вмиг сделавшая комнату наполненной паром, в котором Аня задыхалась. Она с детства не любила бани, всегда падала в них в обморок. Здесь падать было нельзя, иначе утонешь. Почему она не заметила, что пол наклонен сильнее?

   Аня уже не могла идти, но продолжала двигаться вверх. Зубы стучали, хотя холодно не было, а от духоты и жара кружилась голова. Пока что воды было немного, но вот-вот Вир Тонг осядет сильнее и через окна затопит все помещения, в том числе и то, где была Аня. Она почему-то все еще карабкалась наверх, откладывая момент, когда захлебнется в горячей и сладковатой воде Океаниума.

   Она закашлялась и опрокинулась на спину. Сквозь облако пара разглядела простой каменный потолок. Подумала, что если он обвалится вдруг, она умрет быстро и без мучений. Или до нее доберутся Уничтожители, что менее приятно. Или вода, утонуть в которой, наверное, самый лучший выход из этой ситуации.

   - Анна! - раздался голос, который вроде как звучал во сне.

   Она промолчала. Вот еще, с глюками разговаривать. И так сил мало, она лучше о дочери и муже подумает напоследок, представит, что они рядом, как семья дриады.

   Ее приподняли, похлопали по щекам.

   - Давай, очнись, девочка, - во сне ее кто-то бил.

   Отличные сны ей снятся.

   - Сгинь, а? - простонала Аня. - Хоть во сне не трогай.

   - Во сне, - задумчиво произнесли. - А во сне так делают?

   И теплые губы прижались к ее, поцеловали, потом осмелели, углубили поцелуй.

   - Там еще не так делают, - сообщила Аня.

   - Да твою ж, - выругался голос. - Раньше на такое ты отвечала неизменным ударом в челюсть. Старею что ли?

   Ее подняли на руки, и приятная прохлада обожгла лицо, внося некоторую ясность в мысли.

   - Рейбэк? - прошептала она.

   - Дошло. Не дергайся, пожалуйста, я увезу тебя отсюда. Полагаю, в моих объятиях несколько приятнее, чем в кипятке, да?

   Подумав, Аня согласилась. Тем более, что лежать и ничего не делать было очень приятно, особенно в свете недавно появившейся жуткой сонливости.

   - Я думала, ты не придешь, - Аня зевнула, убаюканная мерным покачиванием и свежим воздухом.

   Рейбэк нахмурился.

   - Странно...по идее, ты не должна так реагировать на меня. И спать хотеть не должна...Анна, на тебя заклятья не накладывали?

   Аня что-то пробормотала и прикрыла глаза, отдаваясь дремоте.

   - НЕ СПАТЬ! - рявкнул Рейбэк. - Вот что за девица, эта Луи. Я ж ей сказал: оставь в покое, нет, надо лезть, устраивать погони-драки. А я вынужден вместо того, чтобы заниматься своими делами, бегать за двумя девицами и вытаскивать их из передряг, в которые они сами же и влезли, повинуясь собственной глупости.

   Аня не ответила. Не хотелось, слишком много усилий требовали разговоры.

   - Значит так, сейчас будет неприятно, - сказал Рейбэк. - Это переход, но не в другой мир, а в другое место в этом мире. Так что приготовься к необычным ощущениям, но постарайся не дергаться. Я перенесу тебя к себе. И да, можешь не волноваться, пока ты слаба, я тебя не трону. А вот когда окрепнешь...

   - А когда окрепну, то я трону тебя, - пообещала Аня.

   - Отлично, тебе уже лучше, - хмыкнул мужчина.

   - А Веста жива? - вспомнила вдруг Аня.

   - Надеюсь. Пока я тут тебя вылавливаю из бульона, она там на восстановлении. Вернемся, осмотрю ее. И почему с вами столько проблем?

   Прежде чем Аня ответила, вспыхнул свет и Рейбэк шагнул куда-то в неизвестность. Потом все вокруг закрутилось, исказилось и Аня потеряла сознание.

Глава пятая

   В том самом доме, известном лишь ограниченному количеству людей как обитель Повелителей Слез, даже посреди ночи горел свет. Атмосфера там царила на редкость спокойная, хотя и немного напряженная. Двое стояли в слабо освещенном холле, о чем-то говорили и обеспокоенно поглядывали на две двери, располагавшиеся где-то в глубине комнаты. Весело потрескивающий камин совсем не успокаивал, как это бывало обычно: сегодня в воздухе чувствовалась надвигающаяся беда.

   В собеседниках можно было узнать Рейбэка, выглядевшего несколько нетипично: уставшего, изможденного и явно больного, он едва на ногах стоял. Вторым же был Хранитель, закутанный с ног до головы в темный плащ, очевидно, чтобы не демонстрировать свой слишком уж странный для этого мира внешний вид.

   - Вот это девочки, - пробормотал Хранитель.- Вот это настойчивость. Не ожидал от Волверин.

   - Думаешь, от Анны кто-то ожидал? - мрачно усмехнулся Рейбэк. - Девчонки, конечно, удивительные. Но как спасти обеих, я не представляю.

   - Меридия, если узнает, камня на камне не оставит, ее и так бесит эта ситуация с ушедшими. Думаешь, если она узнает, что Анна в ее доме, она упустит шанс поквитаться за то, что это милое существо с проколотой губой обставило богиню?

   - Ну не могу же я смотреть, как они умирают.

   - Раньше мог, - возразил Хранитель.

   - Серьезно? Это новость, должен заметить. Насколько ты помнишь, ни Весту, ни Анну убить я не пытался. Так что мне не хочется хоронить ни дочь, ни ее подружку. С Меридией я договорюсь.

   - Точнее, она просто убьет тебя.

   - Убить меня не так просто даже богине, она сама дала часть своей силы некроманту, не выполнит условия - поплатится. А одним из условий было спасение моей дочери.

   - Я не отрицаю, что ты сможешь тягаться с Меридией, - Хранитель отошел к камину, взял бокал с вином и медленно отпил почти половину. - Но советую прийти в норму. Драка в любом случае будет, а ты еле на ногах стоишь.

   - Не самое худшее мое состояние, - усмехнулся Рейбэк. - Минут через тридцать я буду еще краше.

   - Краше некуда. Что ты собрался сделать?

   - Сам-то как думаешь? Надо девушкам помочь.

   - Девушкам, - вдруг расхохотался Хранитель. - Раньше ты их немного иначе называл.

   - Раньше они были здоровы и неизменно пытались вставлять мне палки в колеса. А теперь одна умирает от потери крови, а вторая - от заклятья.

   - Вообще я думал, что ты не любишь Анну.

   - Не люблю, - подтвердил Рейбэк. - Но это не значит, что я желаю ей смерти. У нее вообще-то дочь есть, между прочим, очень милая малышка.

   - Значит, дочь, - Хранитель внимательно посмотрел на Рейбэка. - Дочь - это хорошо. И кому первому будешь оказывать помощь?

   - Весте, она тяжелее.

   Когда Рейбэк вышел, оставив Хранителя Океаниума одного, тот задумчиво покачал головой. Он был богом, пусть и всего лишь жил в мире Меридии. И видел куда больше Рейбэка. Досадная способность Хранителя: видеть судьбу.

***

   Веста чуть приоткрыла глаза, ожидая боли. Когда ее не последовало, решилась несколько раз сделать вдох. Когда и после этого грудь не обожгло, она испуганно выдохнула, боясь заплакать. То ли от страха, то ли от прошедшей без следа боли, то ли от неизвестности.

   Простой деревянный потолок не дал информации о ее местонахождении, а последнее, что девушка помнила: как отключилась в Вир Тонге, едва только Аня скрылась в проходе. Им удалось выбраться? Аня нашла помощь? Если да, то где она сама и что это за место?

   Ей было тепло, по крайней мере, большей части тела: одна рука лежала на одеяле, и неприятный холод крайне мешал Весте. Она чуть пошевелила рукой, надеясь убрать ее в тепло, но тут же почувствовала, как чьи-то пальцы остановили руку, а хриплый голос произнес:

   - Не надо. Не трогай.

   Пришлось повернуть голову. Медленно, словно боясь чего-то, Веста подняла глаза. К счастью, сил, чтобы отшатнуться было мало, и Рейбэк с легкостью удержал дочь.

   - Не шевелись, Веста, пожалуйста. Хуже будет, ты крови много потеряла.

   Она посмотрела на свою руку. Из вены торчала длинная прозрачная трубка, по которой текла кровь. Второй конец трубки был вставлен в вену Рейбэка.

   Вместо вопроса у Весты вырвался тихий стон, но мужчина все понял.

   - Не бойся, это не наркотик. Ты потеряла очень много крови, я просто восполняю запас. Мы с тобой родственники, я проверил, все будет хорошо. Полежи немного, ладно? Воды дать?

   Веста слабо кивнула.

   Рейбэк взял с прикроватной тумбочки стакан с водой и осторожно дал девушке попить, после чего та обессилено откинулась на подушки.

   - Постарайся поспать, ладно? - сказал он.

   Веста уставилась в потолок, пытаясь осознать все, что происходит. Рейбэк ей помогает? Это видно, он сам уж побледнел от потери крови, но продолжает в нее закачивать, понимая, что девушке намного тяжелее. С чего бы такая забота? Думать не хотелось, а спрашивать не было сил.

   Свободной рукой Веста несмело потрогала грудь, из которой совсем недавно торчала стрела. Она нащупала лишь шрам, рана почти затянулась. Она лежит тут настолько долго?

   - Восстанавливающие заклинания, - пояснил Рейбэк. - Тело вылечить достаточно просто. Ты поправишься. Правда, стресс, обезвоживание, недостаток витаминов и мозгов поправить будет сложнее.

   Веста чуть улыбнулась. И согласилась: действительно, надо было быть полной дурой, чтобы потащиться в Вир Тонг, оставить семью и помчаться за мифическим шансом узнать, что случилось с миром, который они покинули.

   Ей вдруг захотелось немножко поплакать. Бывают такие моменты, когда наваливается все и разом. Веста же в этот раз чудом выжила, ей можно. Вот уже...неизвестно какой по счеты раз она едва-едва избегает смерти. Кому нужно это ее везение? Меридии? Рейбэку? Кому-то третьему, любящему наблюдать за ней со стороны?

   - Чего мы рыдаем? - нахмурился Рейбэк. - Веста, прекращай, ты должна помогать мне: думать о здоровье и отдыхать, а не заниматься самобичеванием. Ну, получила и получила, ты уже не в том возрасте, чтобы тебя ругать, а я не в том статусе. Я не буду скрывать, что положение серьезное, но я постараюсь, чтобы ты вернулась к мужу. Хотя и ничего не обещаю.

   - Спасибо, - тихо прошептала Веста.

   Не только за кровь и восстановление. Но и за отсутствие у нее магии. Никогда бы не подумала, что будет благодарить за что-то, случившееся во время ее пребывания в подвале.

   - Только не начинай задавать мне вопросы о происходящем, ладно? Я и сам не все знаю, а уж тебе рассказывать что-то совсем не готов.

   - Где Аня? - спросила Веста.

   - В соседней комнате. Луириэль на нее заклятье наслала, спит теперь. Но оно снимается, я займусь ею сразу после того, как тебе помогу.

   - Луириэль? - Веста подумала, что сходит с ума. - И она тоже. И Осмонд. И Луи. И ты. Кто еще?

   - Пит, - ответил Рейбэк. - Но он почти сразу отказался. Иаг, погиб. Игор, погиб. Галия. И еще много кто.

   Большую часть названных имен Веста не знала. А сил поражаться причастности Пита и Иага к Повелителям Слез, не было.

   - А почему Повелители Слез?

   - Все, прекрати, - мягко прервал ее Рейбэк. - Не думай об этом, отдыхай.

   - Я не могу отдыхать, - Веста вздохнула. - Я так устала, что даже не могу расслабиться.

   - Бывает. Но ты старайся, чем больше будешь спать, тем быстрее поправишься.

   - Все, хватит, - Веста с неожиданной силой привстала на постели и вырвала иголку из руки. - Прекращай.

   Рейбэк выругался и крепко сжал руки дочери, чтобы все вернуть на место.

   - Нет! - тихо, но решительно ответила Веста. - Мне лучше. Ты так всю кровь перекачаешь, еле стоишь. Я лучше спать буду.

   - Веста!

   - Согласна, - кивнула девушка. - Я - Веста. Но хватит уже, дай мне просто отлежаться. И спасибо за заботу.

   - Ладно, - кивнул он. - Хватит, так хватит, ты взрослая девочка.

   Он укрыл ее одеялом и, несмотря на кажущуюся бодрость, Веста почти сразу же уснула в тепле и относительной безопасности. Привычно свернулась калачиком, спрятала нос и засопела.

   Едва ее дыхание выровнялось, Рейбэк аккуратно высвободил ее руку из-под одеяла, прошептал заклинание, и игла вновь вернулась на место.

***

   Она проснулась через несколько часов, хотя казалось, будто проспала сутки, не меньше. Начинала болеть спина от долгого лежания и голова от всего произошедшего.

   Рейбэк спал рядом, в стороне валялся шприц и трубка, из чего Веста заключила, что он все-таки продолжил переливание, когда она уснула. И уйти уже не смог, взял дочь за руку, осторожно укутал одеялом и уснул, очевидно, надеясь проснуться раньше нее и уйти.

   Он выглядел очень плохо. Не то чтобы постаревшим - для некроманта пятьдесят лет не были критичным возрастом, скорее, он смотрелся изможденным.

   Веста, совершенно ничего не понимая, смотрела на отца. Как можно одновременно и помогать и ненавидеть? Почему он то кажется стопроцентным подонком, то спасает ей жизнь и даже вроде как демонстрирует какие-то чувства?

   Ей вдруг вспомнились далекие и теперь кажущиеся нереальными моменты из детства. Почему-то все сказки ей читал отец, и перед сном он ей спокойной ночи желал, и гулять водил он. Мать она почти не помнила, лишь некоторые отрывки из детства, которое закончилось всего лишь в шесть лет. Веста вспомнила мягкий голос отца, как он успокаивал ее после очередной "страшилки" и как она буквально на следующий вечер требовала рассказать новую, после которой опять бежала к отцу, прятаться от грозы, чьих-то шагов или страшных теней. Сейчас она теней не боялась, но почему-то желание спрятаться ее не покидало. Будто подслушав мысли дочери, Рейбэк ее обнял. Тут же раздался раскат грома, и Веста вздрогнула: давно она не слышала в этом мире звуков. Почему-то вокруг этого дома все было иначе. И ветер завывал, и гроза бушевала, и даже снежинки летали, как она успела заметить, выглянув в окно.

   - Испугалась что ли? - усмехнулся Рейбэк. - В двадцать шесть грозы боишься.

   - Грозы в мертвом мире? - хмыкнула Веста. - Да, боюсь.

   - Ты сильная девочка, переживешь. Мне понравилась твоя речь, когда я уезжал из университета. Ты ведь потом пошла учиться к Дерку, да?

   - Ага. Он, конечно, та еще рептилия, но неплохо меня натаскал. По крайней мере, мне больше не надо оживлять кактусы, чтобы от кого-то отбиться.

   - Да уж, с ботанической магией ты переборщила, - чуть улыбнулся Рейбэк. - Зато было весело. Я наслышан о твоих подвигах. На самом деле, ты невероятная. Столько времени скрываться под чужим именем... Я ведь действительно случайно тебя нашел, специально даже не пытался, хотя и знал, что ты осталась в Лесном. Не скажу, что не искал, но после твоего выпуска из приюта, следы терялись.

   - Ну, извини, - проворчала Веста.

   Она немного помолчала, прислушиваясь к собственным ощущениям.

   - Может, объяснишь все-таки? Что происходит? И почему вдруг ты нам помогаешь?

   Подумав, Рейбэк ответил:

   - Знаешь, когда ты была маленькая, ты постоянно болела. Кошмар какой-то, после каждой прогулки лежала с температурой и зелья не спасали. А гулять с тобой надо было - ребенок, как-никак. И я стал давать тебе витамины перед каждой прогулкой. Они помогали и, хотя ты все равно кашляла, сильно не болела. Эти витамины были в форме таких зеленых травяных шариков, которые нужно было рассасывать. Я помню первый раз, как давал тебе эту штуку, потратил часа два. Уговаривал, обещал чего-то, а ты ни в какую. Не помню как, но мне удалось тебя уговорить съесть это чудо лекарской мысли. Ты кривилась, стонала, но ела горькую гадость, а потом вдруг обрадовалась. Помнишь, почему?

   - Они внутри сладкие были, - улыбнулась Веста. - Со вкусом клубники.

   - Да, там была клубника. В сочетании с мятой она дает интересный эффект. Если знать, как приготовить. Ты дошла до клубники и радостно стрескала витаминку, едва ли не потребовав еще. А потом мы с тобой гуляли два часа, и кашель лечили всего пару дней. Такие приемы скоро стали привычными.

   - Я помню, - сказала Веста.- Я всегда долго отказывалась, а потом, дойдя до сладкого, думала, какая же я дура. Каждый раз. И зачем ты мне все это рассказываешь?

   - А затем, что этот пример наглядно иллюстрирует если не мои мотивы, то хотя бы линию поведения. Примерную.

   - Не поняла, - вынуждена была признаться Веста.

   - Я ненавижу тебя. Ты кажешься мне глупой, безответственной, наглой, и так далее, по списку. Но это пока ты жива и здорова. Пока бегаешь где-то там, у себя, пытаешься мне мешать. Я буду отпихивать тебя в сторону. Но умереть не дам. Ты моя дочь, Веста, Элла или как ты там себя называешь. И смерти я тебе не желаю.

   - А двадцать лет назад? Что это было? Если сейчас ты мне смерти не желаешь, что, в принципе, совпадает с твоими действиями, тогда объясни события моего детства.

   Мужчина приподнялся и внимательно посмотрел на дочь.

   - Уверена?

   Веста задумалась.

   - Это разрушит только что начавший устанавливаться образ неплохого человека, способного на какие-то правильные поступки?

   - В пух и прах, - подтвердил Рейбэк.

   - Тогда я не хочу знать, - отвернулась Веста. - Не говори мне. Если вдруг ты врешь, и скоро что-нибудь со мной сделаешь, то я не хочу до этого мучиться подозрениями и сомнениями. А если нет...может, я пару часов помечтаю, будто бы у меня есть хоть один родитель. Кстати, расскажи о маме, я ее почти не помню.

   - О маме, - Рейбэк пожал плечами, - а что о ней рассказывать? Была дочерью одного из моих сотрудников, я тогда на короля не работал. Учился, способности развивал, развлекался. Собственно, мама твоя меня ненавидела люто. То ли за то, что я сволочью был, то ли за то, что лучше нее учился. Ты, кстати, не обольщайся, дорогая, истории в стиле "ненависть переросла в любовь", не будет, мама твоя жить со мной так и не смогла толком. Она была красивой, умной и, в принципе, обычной. А вот я не на шутку увлекся. Продажные девочки - это отлично, без шуток. Но мама твоя была очень интересной дамой. И неприступной, конечно. Я вообще с девушками не церемонился и в ухаживания не лез особенно. Сын богатых родителей, весьма недурен, силен - все в койку прыгали сами. А кто не прыгал, тех или я не хотел, или тащил силой. Твоя мама оказалась в категории номер два. Когда выяснилось, что она беременна, даже тогда она родителям о том, что случилось, не рассказала. Пришла ко мне, рыдала в холле. Я очень смеялся, потом подумал, что ребенок это не так уж и плохо, а статус замужнего и семейного мужчины даст мне возможность подняться выше, чем придворный некромант. Так мы и поженились. Дальше рассказывать?

   - Не надо, - сквозь слезы отозвалась Веста. - Уйди, пожалуйста.

   - Нет, - ответил Рейбэк. - Пока не стоит, там Хранитель с Анной говорит, меня просил не беспокоить. А тебе нужно наблюдение. Все, вытирай слезы, это было почти тридцать лет назад.

   - А сейчас что-то изменилось? - всхлипнула Веста.

   - Многое, - очень серьезно ответил Рейбэк. - Очень многое.

   - И что же?

   - Осознание, - последовал короткий ответ.

   - Осознание, - хмыкнула девушка. - И чего же?

   - Ты не хочешь продолжать этот разговор, - мужчина вздохнул и прекратил обнимать дочь, понимая, что хрупкое доверие, установившееся в начале разговора, пропало без следа.

   - Я хочу, наконец, разобраться, кто ты такой. И как мне к тебе относиться.

   - Как раньше относилась. Я не стал внезапно добрым и хорошим, запомни это, ладно? Тебе уже было сказано, что мир на черное и белое не делится. Но я скорее ближе к черному. Не потому, что вынашиваю планы уничтожения мира или что-то в этом роде. Просто потому, что помимо вселенского зла есть зло обычное. Я могу убить, не моргнув глазом. Любого. Женщину, мужчину, старика, ребенка - без разницы. Если мне будет нужно, я это сделаю. И тебя смогу. Не хочу, но при надобности не дрогну. Я могу принимать наркотики, мне плевать и на побочные эффекты, и на их вред, все равно ничего не сделается. Если мне нужно будет расслабиться, я смогу сделать инъекцию. Я этого не делаю лишь потому, что не люблю, иллюзия счастья самого счастья не заменяет. Я могу пытать, причем очень изощренными способами, независимо от того, как меня умоляют. И невиновного ни в чем могу пытать. А еще я люблю боль. Это если применительно к отношениям с женщинами. Поэтому жена моя новая спала отдельно, а для меня держали в особняке парочку симпатичных девушек, которые...

   - Хватит! - простонала Веста. - Я не хочу знать это.

   - А говорила, что хочешь, - жестко произнес Рейбэк. - Ты, пожалуйста, дослушай. И оставь свои домыслы, хорошо? У меня поразительные способности, дорогая. Я, в отличие от большинства, могу не только делать гадости, но и думать при этом. И я примерно представляю, по какой причине это все происходит со мной. И, поверь мне, я это контролирую. Иначе Анна давно была бы уже не на положении гостьи в этом доме, а на положении моей личной игрушки, практически без воли.

   Веста отшатнулась, но Рейбэк удержал и прижал к себе.

   - Не бойся, ты в безопасности.

   - Слабо верится, - прошептала девушка. - Пусти.

   - Веста. Я влил в тебя демон знает, сколько собственной крови, меня так мотает, будто я на работающей карусели уснул. Я не могу стать заботливым папочкой, но мне тоже иногда нужна семья.

   - Семья? - усмехнулась Веста. - Из семьи у тебя осталась только я и Эль. Ну, еще жена с ребенком, кстати, они тоже здесь?

   - Они погибли, - глухо откликнулся Рейбэк.

   - Малыша жаль, - подумав, ответила Веста. - А тебя нет. Ты сам все это начал.

   - Я и не отрицаю, - пожал плечами Рейбэк. - Кстати, совсем забыл.

   Он надел на шею дочери какой-то кулон с круглым кристаллом, идеально гладким и прозрачным.

   - Это накопитель, в нем немного магии. Если со мной что-нибудь случится, он поможет вам вернуться в Анин мир. Только Аню захвати, на несколько переходов его не хватит.

   - А ко мне магия вернется? - с надеждой спросила Веста.

   И даже приподнялась, чтобы заглянуть отцу в глаза. Ей так хотелось, чтобы ответ был положительным. И пусть в мире Анны она не сможет использовать силы, все-таки магия, бегущая по венам, придает сил.

   - Нет, - прозвучало это, как приговор.

   Веста невольно вздрогнула и почувствовала, как чуть дернулась рука отца.

   - Не трогай, пожалуйста, Аню, - тихо попросила девушка и внимательно посмотрела на Рейбэка.

   - Не буду, - как ей показалось, ответил он искренне.

   А потом резко вскочил, потому что откуда-то издалека раздался крик Ани и какой-то грохот.

***

   Анна очнулась будто бы от резкого звука, раздавшегося в голове. Минуту лежала, не понимая, то ли ей показалось, то ли и вправду что-то гремело. Наконец, решив, что ничего катастрофичного не происходит, девушка зевнула и осмотрелась. Уютная комната, в которой она лежала, была освещена лишь пламенем свечи, стоящей на небольшой резной тумбочке. Пламя создавало причудливые тени на стенах, придававшие помещению жутковатый вид. Аня отметила большую кровать с пологом, огромный шкаф из темного дерева, дорогие ковры и не работающий камин. Потом повернула голову и вздрогнула, увидев на стуле высокую фигуру в длинном черном плаще. Два желтых глаза светились в полумраке и даже не мигали.

   - Вы кто? - хрипло спросила Аня, у которой не получалось подняться из-за накатившей вдруг слабости.

   - Хранитель Океаниума, - голос у Хранителя был очень необычным, словно из какого-то фантастического фильма про монстров.

   Аня почему-то очень боялась, что высший снимет плащ. Веста не раз описывала Хранителя, как нечто, смахивающее и на человека, и на рептилию, но в подробности не вдавалась. И Аня точно знала, что не хочет видеть истинный облик Хранителя. А еще она жутко хотела спать и недоумевала, чем заслужила внимание Высшего. И, конечно, ей очень хотелось знать, где она находится. То, что в доме у Рейбэка - это понятно, но где конкретно, и почему до этого места до сих пор не добрались Уничтожители?

   - Что случилось? - тихо спросила Аня. - Где я? Где Рейбэк?

   - Ты так хочешь, чтобы он пришел? - наигранно удивился Хранитель. - Не боишься?

   Ане он не понравился. Даже Рейбэк и то был приятнее. Тот хотя бы намерений своих не скрывал и истинное лицо сразу же показал. А еще пообещал, подарив призрачную надежду на спасение, что не тронет ее, пока девушка не окрепнет.

   - Я его хотя бы знаю, - осторожно ответила она. - А с Высшим общаться немного странно.

   Хранитель усмехнулся.

   - У вас имя есть?

   - Есть, - подумав, ответил Высший. - Но тебе его сообщать неразумно.

   - Конечно, я очень опасна, - Аня хмыкнула. - Особенно сейчас.

   - Ты бы следила за языком. Ты жива лишь потому, что мне интересно, когда ты сдашься. Ты успешно выиграла противостояние с Рандвалфом, чуть споткнулась на Рейбэке, но и его избавила от навязчивой идеи с тобой развлечься - спасибо твоей дочурке, уж не знаю, что он в ней рассмотрел и почему пожалел. Мне очень интересно, как ты выстоишь в противостоянии с Меридией.

   - Значит, Меридия. Мы не ошиблись. Что ж...мне не нужно противостояние, мне просто нужна информация.

   - Она тебе не даст ее так просто, - Хранитель покачал головой. - Она зла на тебя за то, что часть жителей сумела уйти.

   - Тогда расскажите вы, - попросила Аня. - Вы же знаете, что происходит! Расскажите! Зачем этот апокалипсис? Почему так важно, чтобы погибли все? Что вообще происходит?

   Хранитель подошел к кровати и навис над девушкой. Она почувствовала его холодное дыхание и внутренне сжалась.

   - А почему я должен рассказывать тебе что-то, Анна?

   - Я не требую, - возразила девушка. - Я прошу. Не в моих силах помешать вам, я просто хочу узнать, что же такого страшного произошло в этом мире, что его понадобилось уничтожать.

   - Видишь ли, я ведь не создатель этого мира, я здесь можно сказать в гостях. Лишь присматривал за Океаниумом, не более. Меридия - единственная богиня на этой планете. Но информацией я владею в полном объеме, ты права. Однако...мне очень много лет, Анна. И просто так я ничего не делаю, ты ведь понимаешь это? Давай заключим сделку: ты отправишься в небольшое путешествие и если выдержишь, я все тебе расскажу. Нет...на нет и суда нет.

   - Путешествие? - невесело усмехнулась Аня. - Я и встать-то не могу, а уж путешествовать...

   - О, не волнуйся, - отмахнулся Хранитель. - Тебе не понадобятся физические силы. Я, видишь ли, помимо всего прочего вижу альтернативные варианты развития событий. И хочу, чтобы ты посетила парочку, лишь мысленно, не бойся. Иллюзия...или путешествие в другое измерение. Ты знаешь, как устроена наша вселенная?

   Аня отрицательно помотала головой.

   - Миры - это планеты. Да, не удивляйся, ты сейчас на другой планете. Их великое множество: не только в Солнечной системе есть обитаемая. Ты с Земли, название этой планеты известно лишь Меридии, здесь ваша наука не очень развита. Так или иначе, каждый мир - отдельная планета, между ними есть магические переходы. Магия - лишь вид энергии. Можно переходить из мира в мир при наличии определенной информации о параметрах потока энергии или того, что вы называете координатами. Такая энергия есть не везде, из-за чего между мирами путешествуют редко. Но, как ты знаешь, если совершается любое действие, отпадают равновероятные события, или даже события, возможные с меньшим процентом вероятности. Они никуда не уходят и не исчезают, а реализуются в альтернативных реальностях. В каждый момент времени от текущих событий будто "отслаивается" новая реальность, дальше продолжающая течь уже самостоятельно. А возможно, и наша реальность - лишь слой, и никто не знает, по какому пути идет основная ветвь. Сложно, да? Во Вселенной вращаются планеты, сотни, миллионы, и каждая из них будто бы разделена на мириады слоев, в каждом из которых течет жизнь, и происходят какие-то события. В одних из таких слоев ты побываешь. Не в самых приятных, это уж точно. Но одно могу обещать: если справишься, получишь любую информацию. Нет - сойдешь с ума.

   - Я смотрю, вы тут любите играть с людьми, да? - процедила Аня, поднимаясь.

   - Не без этого, - Хранитель пожал плечами. - А чего ты хотела? Мы живем целую вечность, нам скучно.

   - Хорошо. Давай свои иллюзии. Я не склонна к излишней панике, - согласилась Аня.

   - Ляг. Закрой глаза.

   Холодная рука коснулась ее лба, откинула волосы и вспышка ослепила девушку. Глаза она открыла уже на залитой солнечным светом лужайке.

   Ощущение тепла, разлившееся по телу, шокировало Аню. Она огляделась, с почти удивлением рассматривая зеленую траву, чуть качающиеся от ветра деревья, полевые цветы, среди которых порхали бабочки и пчелы. А потом заметила компанию, развалившуюся неподалеку.

   Это были Осмонд, Луи и Игорь. Они что-то бурно обсуждали, смеялись и пили вино прямо из горла бутылки. Аня поразилась, увидев Игоря: она так и не узнала, что с ним стало после восстания. Медленно, все же понимая, что делать этого не стоит, Аня направилась к ним. Но никто ее не заметил, будто бы и не было здесь девушки, будто она была призраком.

   "Вероятно, - подумала она. - Хранитель сказал, это что-то вроде иллюзии, значит, я здесь - сторонний наблюдатель".

   Альтернативные события...судя по радости Луи и Осмонда, восстание явно закончилось не победой Вилдэра. Аня приблизилась настолько, что услышала их разговор.

   - Так ему и надо, - хмыкнула Луи. - Предатель. Нет, конечно, от него требовалось лишь развязать войну, но эта попытка помочь Анне... Рандвалф заслужил то, что получил. Как и Вилдэр, собственно. Интересно, они еще живы?

   Ответил ей Осмонд:

   - Рейбэк умеет пытать, любовь моя, думаю, они еще долго будут живы.

   Игорь усмехнулся, и Аня вздрогнула, то ли от страшных слов, то ли от этого счастливого настроения, которая пронизывала все вокруг.

   - А что Анна?

   - А что ей сделается? - пожал плечами Игорь. - Рейбэк, зараза, ее не отдает. Даже по прошествии стольких лет. Я уж и просил, и сестру взамен предлагал - она у меня красавица, в Лесном живет. Ни в какую. Ну, да и демон с ним, пускай развлекается. Все равно, в конце концов, он ее или убьет, или отдаст мне.

   - Крепко же она тебя зацепила, - подал голос Осмонд. - Обычная девчонка, бывают и лучше. Кстати, где она живет?

   - У Рейбэка, - Игорь махнул куда-то в сторону. - На поводочке сидит. Вроде не голодает, хотя не видел, конечно.

   Аня увидела в той стороне, куда он показывал, большой и красивый дом. Пять этажей, массивные балконы, широкие двери и блестящие, начищенные ступени. Она бросилась туда. Не хотела слушать этих людей, не хотела видеть Осмонда и Луи, которых убила. Не хотела знать рядом с собой Игоря, который, вероятнее всего, погиб не без ее вмешательства. И почему-то очень хотела взглянуть на то, как живет Рейбэк в этой реальности.

   Огромный, поражающий воображение холл был наполнен прислугой: кто-то подметал пыль и протирал подоконники, кто-то подрезал цветы, стоящие в больших белых вазах, кто-то чистил ковры, кто-то просто пробегал через зал, неся то блюда, то свертки, а иной раз даже книги. Очевидно, была суббота.

   Аня словно знала, куда идти. Остановившись на середине лестницы, она прислушалась к себе, поняв, что повинуется приказам Хранителя, который совсем неслышно нашептывал ей, куда идти. Девушка нахмурилась, но продолжила движение.

   Ее остановили перед невзрачной дверью, находившейся в конце коридора, на втором этаже. Она долго не решалась зайти, чувствуя, что за дверью находится что-то более страшное, чем радостные Повелители Слез на солнечной поляне, радостно вспоминающие о мучениях ее любимых людей. Она шагнула вперед, даже не задумавшись о том, что проходит сквозь дверь.

   В первое мгновение Аня удивилась, а потом перестала дышать, напуганная и ошеломленная.

   В комнате была она, Аня. Не такая, как сейчас; с длинными светлыми волосами, без кольца в губе и языке. Но, в то же время она не узнавала себя в этой девушке. Она сидела на кровати, уставившись в одну точку воспаленными от слез глазами, изредка переводила взгляд то на стену, то на дверь, будто бы ожидая кого-то. На ней было ожерелье, простое, серебряное, от которого тянулась цепь. Аня настоящая вскрикнула, но этот громкий звук другая Аня не услышала. Продолжила сидеть, не проявляя никакой активности. Видимых повреждений на ней не было: ни синяков, ни ссадин, ни порезов. Но девушка чувствовала, что ей очень больно, что она изо всех сил держится и уже почти ни на что не реагирует. Да и реакции никакой, кроме слез, не осталось.

   Девушка очнулась только когда распахнулась дверь. Подняла испуганные глаза, умоляющие - о чем, она и сама, наверное, не знала - на вошедшего Рейбэка. Губы ее задрожали. Мужчина покачал головой и Аня из иллюзии, простонав, опустилась на кровать, слабыми руками цепляясь за покрывало.

   - За что? - прошептала она сквозь рыдания. - С ней-то за что?

   - Прекрати истерику, - сухо сказал Рейбэк. - Она болела.

   - Ты считаешь, что не виноват в этом? - девушка подняла голову. - Она же ребенок! Она не виновата, что ее отец не любит!

   - Вставай, посмотришь на нее, - приказал Рейбэк.

   - Я не хочу, - Аня-иллюзия побледнела и сжалась в комок. - Не надо, пожалуйста.

   - Вставай! - рявкнул Рейбэк на девушку.

   Она поднялась, едва держась на ногах, встала, поправила короткую рубашку и вытерла слезы. Аня-настоящая поняла этот жест: даже в самой страшной ситуации плакать перед врагом не хотелось.

   Словно во сне девушка наблюдала, как Рейбэк отстегнул цепь и взял ее двойника за руку, почти силой потащив куда-то. Аня хотела вырваться из этого кошмара, в котором ее мучили, в котором она была той, кем боялась стать: рабыней Рейбэка. Но даже голос Хранителя стих, перестав нашептывать, куда идти. Это и так было понятно: за иллюзией, которая вполне могла оказаться реальностью. Вернее, для кого-то она и оказалась реальностью.

   Они спустились на первый этаж, в одно из помещений, не приспособленных под жилое. Там стояла лишь не застеленная кровать, а через неплотно задернутые шторы лился слабый свет.

   Аня-иллюзия отвернулась, зарыдав в голос и, будучи не в силах стоять самостоятельно, облокотилась на Рейбэка, не заботясь о том, удержит он ее, или нет. Удержал, даже обнял, не заставив поворачиваться. И сам сжал кулак так сильно, что кровь закапала на пол. Только в это мгновение Аня-настоящая заметила промелькнувшую на лице мужчины боль. Она посмотрела на кровать.

   Крик, которого никто не слышал, разнесся по замку. Аня-настоящая закрыла глаза, чтобы не видеть свою девочку, Ксюшу, маленькую и мертвую. Она упала на пол, отголоском сознания воспринимая сдавленные рыдания Ани-иллюзии и успокаивающий шепот Рейбэка, которому тоже было невыносимо больно терять дочь, пусть и рожденную рабыней.

   Аня до крови прикусила губу, пытаясь восстановить дыхание и сосредоточиться. Ксения - не дочь Рейбэка, она дочь Вилдэра. Восстание они подавили, Аня вернулась к мужу и ни одного дня не провела в доме некроманта! Ни одного! Это иллюзия, которую ублюдок-Высший специально показывает ее. И от которой действительно можно сойти с ума.

   Она снова закричала, уже от ярости, от бессилия и неспособности вырваться из собственного ночного кошмара. Заметила трещину, появившуюся на полу, подняла взгляд и обнаружила вокруг сотни трещин, будто бы витавших в самом пространстве. Снова посмотрела на Рейбэка и Анну, вспомнила мужа, счастливую и веселую Ксюху, друзей и сестру, Гуннульв. Ударила кулаком по полу, заставляя трещины разрастаться все сильнее и сильнее.

   Ее вновь ослепила вспышка.

   И когда перед глазами появился Хранитель, с интересом рассматривающий ее, она не задумываясь ударила, почти на автоматизме. И откуда силы взялись?

   Раздался грохот: это Хранитель от неожиданности отлетел назад и снес вазу.

   - Какого демона?! - дверь распахнулась, и в комнату влетел Рейбэк.

   Аня вздрогнула, увидев его, но взяла себя в руки.

   Мужчина недоуменно рассматривал Аню, злую, с красными от слез глазами и прокушенной губой, взбешенного Хранителя, поднимающегося с пола.

   - Ты что делаешь?! Хотел поговорить с ней, а не пугать! Что ты сделал?!

   - Показал ей, к чему приводят необдуманные поступки, - процедил Хранитель. - И что некоторые вещи неизменны.

   - Серьезно? И какие же? - поинтересовался Рейбэк.

   - Например, ты в любом случае потерял бы ребенка. Не важно, от Анны он был бы, или еще от кого. А она в любом случае не получит любви.

   Второй удар Хранитель схлопотал уже от Рейбэка. Аня впервые увидела, как вспыхнули тьмой глаза некроманта. Значит, и его можно задеть за живое.

   - Сгинь, - бросил он Хранителю. - Или желаешь испытать меня на прочность? Не советую. Я шуток не люблю, к играм теперь тоже равнодушен. Еще раз подойдешь к ней - будем говорить по-другому. Анна едва очнулась после заклятья, а ты решил ей психологическую проверку устроить. В следующий раз я на тебе кое-что испробую, так и знай.

   Хранитель криво усмехнулся и шутливо поклонился Анне.

   - Простите меня, моя госпожа. Здесь хозяин - господин Сантиори. Боюсь, спор наш отныне и далее недействителен.

   - Что за спор? - мрачно поинтересовался Рейбэк, когда Хранитель ушел.

   Аня вытерла глаза и села на кровати.

   - Он обещал рассказать мне все, если я не свихнусь после просмотра "кино".

   Мужчина грубо выругался, посмотрел на Аню, как на умалишенную и сел на кровать.

   - Спорить с Высшим. С Хранителем. Ты больная?

   Аня помотала головой. Понять, какую глупость она сделала, было несложно.

   - Хорошо, - кивнул Рейбэк. - Я сам тебе расскажу. Испугалась?

   - Расстроилась, - призналась Аня. - Но все-таки кое-что заметила.

   - И что же?

   - Тебе было жалко Ксюшу. И меня. У тебя тоже есть чувства.

   Рейбэк помолчал, словно обдумывал что-то. Наконец медленно, боясь ошибиться, произнес:

   - Моя страсть к боли и...скажем так, гадостям, не то чтобы приятна мне самому, понимаешь? Теоретически то, что так быть не должно, я знаю. Но контролирую себя не всегда. И знаешь, что самое противное? Это тоже чувства, Аня.

   Шепот. Легкое касание руки, прикосновение пальца к так полюбившемуся ему колечку.

   - Чувства - это...любить, не причиняя боли. А то, что говоришь ты, это...

   - Да, я болен. Это не просто пристрастие, это болезнь. Для тебя. Для вас всех. Но я действительно это чувствую.

   И понимание, приходящее внезапно.

   - Ты борешься.

   - Я победил.

   - Нет.

   - Не плачь, красавица. Тебе еще слушать захватывающий рассказ о том, как мы развалили этот мир.

   Прикосновение загрубевшей руки к обветренным губам.

   - А мне?! - вопль Весты, врывающейся в комнату. - Я тоже хочу рассказ! И вообще, я не согласна! Я хочу сражаться!

   - Вот девица, - буркнул Рейбэк. - Только что чуть ласты не склеила, кусок дерева в грудь получила, а теперь сражаться рвется. С кем? Печными духами?

   - С этой тварью, Меридией, - откликнулась Веста. - Она меня напрягает, даже не присутствуя рядом. А советы давала хорошие, конечно. Но смысл?

   - Все, что делает Меридия, - вздохнул Рейбэк, - наполнено смыслом. Но очень своеобразным.

   Веста уселась на кровать и только тогда заметила, что Аня все еще дрожит.

   - Ты в порядке? - обеспокоенно спросила Риорская.

   - Не уверена, - Аня пожала плечами.

   Рейбэк накрыл ее руку своей.

   - Не волнуйся. Это не реальность, это иллюзия, в которую тебя закинул Хранитель. Он, конечно, прав, и в какой-то реальности то, что ты видела, реализовалось. Я даже догадываюсь, что именно ты видела, но все-таки не стоит об этом думать. Реальности не пересекутся и для тебя такой поворот событий утерян навсегда. К тому же, ты неплохо справилась. Обычно из иллюзий Хранителя выбраться невозможно, а тем более человеку, не обладающему магией.

   - А почему я выбралась? - удивилась Аня. - Я же ничего не делала. Эта штука просто треснула и...все.

   - В том-то и вопрос, - усмехнулся Рейбэк. - Ты не из этого мира, а значит, не создание Высшего. Что бы там ни говорили, а промывка мозгов сильно влияет на сопротивляемость таким вот вещам. Ты не испытывала перед Хранителем почтения, и не боялась до потери сознания его магии, вот и выбралась. Да еще и с шиком - дала ему в морду, почти профессионально.

   Аня даже чуть-чуть смутилась.

   - Это я автоматически, - пробормотала она.

   - Знаю я, как ты автоматически бьешь, - хмыкнул Рейбэк. - Так что выбрось из головы случившееся.

   - А если, - Аня замялась не столько от сомнений в силах некроманта, сколько от сомнений в правильности просьбы, - если со мной что-то случится, ты присмотришь за Ксюшей?

   - С тобой ничего не случится. Сейчас расскажу вам о том, что происходит и отправлю обратно, пока Меридия не пришла. Там ты, Веста, скорее всего, пару недель поваляешься в постели, но жива останешься. Не критично.

   - Хорошо, - вздохнула Аня. - Я согласна на все. Рассказывай.

   Она замерла в ожидании начала. Ей столько времени не терпелось услышать все о происходящем, но теперь она почему-то напугалась.

   - Рассказывать буду долго, - усмехнулся Рейбэк.

   - Мы терпеливые, - откликнулась Веста и устроилась поудобнее. - Давай, запевай сказку!

   Аня фыркнула.

   - Когда ты, моя дорогая Элла, осчастливила меня лопаткой для сладкого, мне стало одновременно больно, весело и стыдно. Лучшего некроманта убила шестилетняя девочка какой-то серебряной ложкой. Как бы ни смешно звучало, я потерял много крови и почти умер. По ощущениям так раза три умер точно, четвертый немного "недодох". Очнулся здесь, кстати, в этой самой комнате. Относительно живой, но парализованный. А еще жутко злой. Ты прости, дорогая, но убить я тебя хотел зверски. Сама подумай: жена мертва, дочь сбежала, едва не отправив меня, лучшего мага, на тот свет. Недели три я валялся в полной прострации, то отключаясь, то просыпаясь. До сих пор не могу понять, что ты задела - заколдованная лопатка была, что ли?! Когда немного окреп, смог двигать одной рукой, пришла Меридия. Тогда я не знал, что это она. В первое мгновение подумал, может, похожа или жрица какая. Изображений Меридии мало, но, поскольку у меня был доступ к лучшим и старинным книгам, я парочку картин видел точно. Меридия, впрочем, быстро развеяла мои сомнения: так и призналась, что богиня и я ей нужен. Собственно, единственной действующей рукой я ей разъяснил, что думаю о таких предложениях. Она рассмеялась и предложила сделку: мое здоровье в обмен на помощь. С одной стороны - перспектива снова двигаться и нормально жить, с другой - сомнительная помощь божеству. Я соображал неплохо и понимал, что обещание подобного рода свяжет меня по рукам и ногам. Это знала и Меридия. Я даже думаю, что она поспособствовала ухудшению моего состояния, чтобы выбить ответ.

   Я отказался. Сказал, что не хочу брать на себя обязательства и связываться с Высшими. Меридия предлагала и силу, и тебя на блюдечке, и чуть ли не господство над миром - я был не в настроении. Тогда она ушла, а этой же ночью я едва не умер от кровотечения, открывшегося будто по волшебству. В последний момент Меридия меня вытащила и спросила еще раз. Тогда я понял, что единственным вариантом было согласие на ее условия. Она сделала вид, будто удивилась, что я изменил решение, но быстро рассказала мне задачу. Не объяснила причин и мотивов, просто обрисовала план, который я должен был исполнить. Он заключался в следующем: я вернулся в Лесной якобы после трагедии, неудавшегося заклятья, в результате которого погибли мои жена и дочь, а я чудом выжил. Пришлось изображать убитого горем отца семейства. Король взял меня на службу: все свободное время я посвящал работе над своей силой (кстати, полученной от Меридии) и добился определенных успехов. Потом были годы назначений, постов, должностей. Лишь через шесть лет мне удалось подобраться ближе к королю. Я оценил перспективы и решил для начала убрать наследников. Элен убрать было просто: она и так ненавидела всех вокруг, а позже с ее помощью я и сыновей короля убил. Я пять лет, будучи главой Службы Безопасности, сталкивал лбами Элен и ее семью, взращивая в принцессе ненависть. А потом ненавязчиво подкинул королю информацию, что Элен явно не его дочурка. Так избавился от королевы, сослал Риорского, который был единственным, кто не относился ко мне с уважением и не боялся. Заодно подорвал здоровье короля. Короче, как ни крути - одни плюсы.

   Однако на последнем этапе плана вылезла ты, Веста. И Ланнан. Веришь или нет, о вампирше я даже не подумал, даже ни разу не вспомнил. Пока решал, как я к тебе отношусь, ты чуть не запорола мне весь план. К счастью, Элен оказалась большей стервозиной, чем я надеялся. И так просто она не отмазалась. А потом все и вовсе повернулось лучше некуда: меня назначили регентом. Меридия радовалась - не передать словами. Чуть целоваться не полезла, хорошо, что пронесло. Правда, предупредила, что если я начну ставить месть тебе выше своих обязанностей, она мне вторую лопатку в глаз воткнет. Я оценил перспективы, решил подождать. Одновременно с расследованием в Лесном я помогал волкам. Кое-как убедил Рандвалфа принять помощь: мужик оказался на редкость упертым, что-то заподозрил и долго сопротивлялся. Но мы в чем-то похожи...в конце концов, я убедил его. Ненадолго, как оказалось. Братец Вилдэра провел небольшое расследование и выяснил кое-что обо мне. Начал задавать вопросы: мол, зачем тебе Анна? Я разозлился и посоветовал ему не лезть в мое дело. Оказалось, он даже выяснил, как именно я провожу выходные и поделился сомнениями относительно твоей судьбы, Аня. Сомнения я развеял и стал искать Рагнхильд. Я ведь тоже не просто так пришел, без подготовки. Ее найти было просто: волчица жила неподалеку от своего захоронения, голодала и была очень слаба. Я влил в нее некоторое количество силы и притащил к волкам. Волчица с душой всех впечатлила. Рандвалф остался не у дел, теперь фактически армией командовал я.

   А ты, Аня, мне мешала. Хотя бы тем, что стала женой Вилдэра. Его я планировал убить или просто держать подальше от Плато, но приехала ты, и я стал всерьез опасаться, что мой план рухнет. Для начала я действовал мирно: отправил тебе координаты для возвращения домой. Но ты не поняла, что изображено на пергаменте. Потом, когда стало ясно, что ты всерьез думаешь о вмешательстве в войну, я попытался тебя запугать, думая, что молодая девушка не в восторге будет от перспективы стать моей любовницей. Ты и тут зубы показала, да еще и с блеском сбежала от Рагнхильд. И мечом махать умела, и самообладания не теряла. В общем, ругался я долго и очень неприлично.

   Дальнейшее ты знаешь: восстание, битва, Вилдэр успел. Благодаря твоей эвакуации мы не смогли толком расправиться с замком, и Вилдэр быстро восстановил все. Новый план я придумал буквально на коленке, пока вы разбирались с остатками волков. Если не получилось сместить Вилдэра, как правителя, надо ударить по нему, как по человеку. Его слабостью была ты - и я начал действовать. Это я подал ему идею отправить тебя обратно, подбросив книгу, считавшуюся утерянной еще с древних времен. Там было немного о приходящих из сопряженного мира, какие-то слезливые истории, как несчастные путешественники умирали от тоски по дому. Вилдэр и сам понимал, что тебе нужно домой, а тут такой толчок...В общем, ты ушла, а я обрадовался: Вилдэр начал сильно пить. Думаю, за пару лет посадит здоровье, ослабнет. Как же. Рандвалф и мертвого достанет. Вытащил брата, причем провел нехилое расследование, я едва успевал информацию убирать. Мог и до Меридии добраться, она не всегда осторожна: и с тобой, Веста, говорила, и еще кое-где появлялась. Кстати, в подвал моего дома ходить было запрещено не потому, что я там с девочками развлекался, а потому что туда обычно заявлялась Высшая, чтобы выслушать отчет или дать задание. Я не знал, когда она соизволит явиться и на всякий случай пресек на корню попытки выведать, чем же я занят.

   Но цели своей я добился: Плато ослабло по сравнению с тем, что было, когда ты только приехала. Значительно ослабло. И вот тогда Меридия решила посвятить меня в детали своего плана. Она поначалу меня за идиота считала, намеревалась просто использовать для интриг. А потом, видать, разглядела, что еще многое сможет выудить.

   Стоит отметить, что когда меня пригласили в этот дом, я уже знал, что ничем хорошим это не кончится. Вот только не видел способа, как разорвать соглашение, не подвергая опасности ни Весту, ни себя. Поэтому решил наблюдать.

   Меридия привела меня в большую комнату и представила Повелителям Слез. Это были Луириэль, Туириэль, Осмонд, и еще несколько незнакомых мне людей. Луи начала заигрывать, и я решил обязательно раскрутить ее на откровенный разговор. Как выяснилось позднее, дур на разговоры раскручивать не стоит - себе дороже. Меридия спросила, хочу ли я в дальнейшем действовать сообща. Звучало это примерно как "хочешь ли ты жить, свет моих очей, господин Сантиори?". На что ею был получен вполне логичный, хотя и не совсем искренний ответ. Жить я хотел, насчет совместный действий, мягко говоря, сомневался.

   Когда Меридия начала рассказывать, я вообще едва дара речи не решился. У меня с такой скоростью мозги никогда не работали.

   Я догадывался, что Высшая ведет к апокалипсису, но не думал, что все так серьезно. Апокалипсисы ведь тоже разные бывают. Может потрясти немного, процентов восемьдесят населения погибнет, остальные двадцать, глядишь, и поймут чего. А здесь было не просто уничтожение населения: всего мира, до основания. И причиной тому была...банальная скука. То есть, не совсем скука, конечно. Меридия разочаровалась в своем детище, мир у нее получился какой-то непонятный, невнятный. Почти солянка: куча видов магии, самые разные существа, которые вместе вообще не должны жить, дурацкое устройство самого мира, невнятное население. Короче, она просто была недовольна своей работой и, естественно, решила все переделать. В качестве награды за совершенную работу мы могли пойти с ней. Но для начала нужно было мир очистить.

   Это не так-то просто сделать. Создание мира - работа сложная и очень объемная. Мир создается будто бы слоями, с использованием энергии Высшей. Как и в любом строительстве, сначала закладывается фундамент, а уж потом все остальное. И разрушать мир тоже нужно было слоями.

   Но для начала Меридия хотела ослабить правителей. Просто потому, что сильные маги вполне могли заметить происходящее раньше времени и сделать то, что в итоге сделала Анна. А еще Меридии нравилось играть с людьми. Она и команду собрала себе игрушечную, даже назвала ее так высокопарно. Не просто уничтожить мир - уничтожить красиво и интересно, вот чего ей хотелось. И мы активно в этом участвовали.

   Когда Лесной и Плато потеряли свое влияние, Меридия начала потихоньку убирать "слои", а мы следили за тем, чтобы никто не догадался, в чем дело до тех пор, пока поздно не будет. Фактически убивали всех, кто хотя бы намек на подобный поворот событий высказывал. Потом вернулась ты, и у меня добавилось головной боли. Весту я отвоевал: сказал, что хочу ее вытащить и разобраться лично позже. Насчет тебя уговоров не было.

   Волны, которые вы видели - лишь проявление магии Высшей. И цвет этот - символ особенных способностей. Кстати, этот же цвет теперь у моей магии, настолько хорошо мы подошли друг другу. Уничтожить целый энергетический слой не так-то просто и эта волна - всего-навсего видимые последствия колдовства. После первой волны начались болезни. После второй умерла магия. После третьей начал медленно умирать мир. После четвертой появились Уничтожители. Они закончат свое дело, и останется голая планета, на которой Меридия, или кто-то еще из Высших, построят новый мир. Впрочем, может, и забудут, кто их знает. Так что все достаточно банально, дамы.

   Больше всего Меридию бесила ты, Аня. Из другого мира, уверенная в себе, не испытывающая почтения перед богиней. А уж после твоего трюка...видишь ли, Высший, создавая мир и магию в нем, тратит свою энергию. После уничтожения мира энергия возвращается. Но, поскольку значительная часть магического населения ушла, достаточно большое количество энергии к Меридии не вернулось. Сейчас она ходит злая, как демон и приказала мне с тобой расправиться. Я этого делать не буду, но нужно как можно скорее отправить вас домой, чтобы чего не вышло. Тем более, что скоро Уничтожители и до сюда доберутся.

   Так что все это лишь скука, игры богов и не более. Забавно, правда? Целый мир разрушен только потому, что какой-то Высшей он не понравился. Но мы имеем то, что имеем. И надо смириться. Не спрашивайте меня, зачем я вам помогаю, я и сам без понятия. Но просто делайте то, что я скажу, и останетесь живы.

   Пока девушки переваривали услышанное, Рейбэк встал и налил себе вина. Задумчиво уставился в окно, не замечая женского силуэта, промелькнувшего на миг около стены.

   - Вы всерьез думаете, что Меридия возьмет вас с собой?! - поразилась Веста.

   - Интересный вопрос, - ответил Рейбэк. - Сама-то как думаешь?

   - И как тогда...

   Веста не закончила фразу. Не смогла понять, что именно хочет спросить.

   - Как тогда поступлю я? - уточнил Рейбэк. - Посмотрим. Получится - уйду в другой мир, не в ваш, не беспокойтесь.

   Не уйдет, это она сразу поняла. Она тоже, когда врала, говорила с такой интонацией.

   - Прекрати на меня так смотреть, - отмахнулся мужчина.

   - Почему Повелители Слез? В чем смысл названия? - спросила Аня.

   Рейбэк помедлил, прежде чем ответить:

   - В общем-то, ни в чем. Красивое сочетание. Способ манипулировать людьми. В команде Меридии собрались разные люди. Осмонд привык иметь лучшее, быть особенным, ему нравилась принадлежностьк какому-то тайному обществу. Луириэль...Луириэль нравились перспективы власти и величия, которые обрисовала Меридия. Игорь просто гадом был, ему лишь бы гадость сделать, но на многое он был не способен. Ну, и я. Мои мотивы вы слышали. На самом деле, все эти книги о страшных злодеях и мировом зле - плод воображения всяких там творческих личностей. Все обычно куда проще, а люди страдают из-за прихоти тех, у кого есть власть. Именно поэтому бороться с Меридией бесполезно: у нее нет ни злости, ни страха, на которых можно сыграть. Она уничтожает свой собственный мир, будто убирается в комнате, выбрасывая ненужные вещи. Остается только уйти: на другие миры ее власть не распространяется.

   - Эли не сможет жить в Анином мире, - Веста покачала головой. - Там ни у кого нет крыльев.

   - По-моему, лучше жить, скрываясь, чем умереть в шесть лет, - отрезал Рейбэк. - Я не ожидал, что вы так быстро догадаетесь уйти. И не ожидал, что потащитесь что-то там выяснять. Глупее поступка, честно говоря, не знаю. Этот дом, милые дамы, последнее место, где еще можно укрыться от Уничтожителей. Но скоро они и сюда доберутся. По легенде мы, удостоверившись в уничтожении мира, просто уйдем в другой, оставив планету безжизненной. На самом деле, из Повелителей Слез остался лишь я. Да Хранитель где-то бродит. Так что решение за Меридией. А вас нужно как можно скорее отправить обратно. И чтоб не совались сюда больше! Через день-другой от мира ничего не останется, так что учитесь жить в другом. Прямо сейчас и отправитесь, правда, прежде я хочу немного поговорить с Вестой. Анна, ты нас не оставишь?

   Аня вопросительно взглянула на подругу. Веста кивнула, немного нервно сцепив пальцы и тяжело вздохнув. Она, как и Аня, не понимала, как надо относиться к Рейбэку.

   Аня осторожно прикрыла за собой дверь и прислонилась лбом к прохладной стене. Объем информации, который вывалил на нее Рейбэк, вызвал головную боль. И вроде бы все должно было стать понятным, но тяжесть с души не ушла. Бессмысленность апокалипсиса оптимизма не добавляла. Аня больше не пыталась понять Меридию, чувства и мысли Высшей были для девушки загадкой. Впрочем, решить ее она не пыталась. Усталость навалилась враз, оставив одно-единственное желание. Вернуться домой. Увидеть Вилдэра, поболтать с Сольвейг, поиграть с Ксюхой, понять, как хорошо жить без приключений и сражений. Совсем скоро ее желание осуществится. Рейбэк - внезапно начавший им помогать - оправит их домой, и больше они не встретятся.

   Несмотря на всю абсурдность ситуации, Аня немного жалела некроманта. И она поняла, что он не сделает ни одного шага к спасению.

   - Анна, - раздался женский голос.

   Аня резко повернулась и увидела Меридию.

   Она была очень красива. Черные роскошные волосы, величественная осанка, пронзительные глаза. Меридия была одета в длинное черное платье, расшитое бисером и гранатовыми бусинами. Аня сразу же узнала в ней образ той женщины, что она видела в небе. При взгляде на богиню в душе поднималась волна не то ужаса, не то волнения. Даже Ане, не обладающей магическим даром, было немного не по себе от окутывавшей Высшую магии.

   Они смотрели друг на друга всего пару секунд, но Ане показалась, будто прошла целая вечность. Она смотрела на богиню со страхом, Меридия на нее - изучающее, бесстрастно. И от этого равнодушия было очень плохо. Когда враг злится или радуется, можно понять, как его победить. Но когда твой враг - божество, которое настолько сильно, что даже не рассматривает тебя в качестве противника, страх усиливается в разы.

   Наконец Меридия заговорила:

   - Анна, - голос у нее был красивый, глубокий, но очень нежный.

   Аня словно очнулась, услышав свое имя. С трудом взяла себя в руки и сжала кулаки, чтоб руки сильно не дрожали.

   - Здравствуйте, - прозвучало это глупо, но ничего лучше девушка не придумала.

   Меридия улыбнулась, и от этой улыбки будто повеяло холодом.

   - Не думала, что ты решишься посетить мой дом, - сказала она. - После всего.

   - Я, - Аня замялась, - немного не в сознании сюда прибыла и я не знала, что это ваш дом.

   - Рейбэк, - Меридия закатила глаза.- Никогда не понимала всех поступков людей. Непредсказуемость Рейбэка - единственная причина, по которой он еще жив.

   А вот врала богиня плохо, и это Аня заметила сразу. Некоторая опасливость присутствовала, когда Меридия говорила о Рейбэке. Она явно, если не боялась некроманта, то уж точно относилась к нему настороженно. И Аня не могла сказать, что это не обоснованно.

   - И что же ты мне скажешь, Анна?

   От такого вопроса девушка опешила.

   - А что я должна сказать?

   - Ну, я рассчитывала услышать извинения, - богиня пожала плечами. - Или хотя бы сожаление. О том, что ты ворвалась в мой мир и начала тут хозяйничать, мешая мне убираться.

   - Убираться? Убивать людей - это уборка?! - поразилась Аня. - Они же живые! И это их дом!

   - Да плевать мне, дом это их или нет. И на них плевать. Ты всерьез считаешь, что я должна о ком-то заботиться? Милая, если я буду испытывать хотя бы толику сострадания, я буду никчемной Высшей.

   На язык явно просилась колкость, но высказывать ее вслух Аня не стала. Надо было как-то выпутываться из ситуации. В том, что богиня будет мстить, она не сомневалась.

   - Ты отняла у меня частичку способностей, - покачала головой Меридия. - Ты же понимаешь, что я не могу оставить это просто так. Я и не надеялась, что ты вернешься сюда. Пока ты в другом мире - ты недосягаема. Но...я рада видеть тебя здесь, Аня. Твоя смерть - последнее, что я сделаю в этом мире. А дальше меня будут ждать новые создания, новый мир и новые способности. Чудесно.

   Аня отступила на шаг, испугавшись жесткого взгляда богини. И невольно посмотрела ей в глаза.

   Голова взорвалась дикой болью, в глазах потемнело, и девушка сползла по стене на пол, громко закричав. На краешке сознания вспыхнула мысль, что без пыток Меридия ее не отпустит, а защититься нечем. Она почувствовала, как опускается на пол.

   - Повелительница? - раздался голос Рейбэка и боль утихла.

   Рейбэк закрыл за собой дверь, словно желая убрать Весту с глаз богини.

   - Рейбэк, - только сейчас в голосе Меридии звучала ярость. - Как ты посмел притащить сюда этих девчонок?!

   Как и ожидалось, Меридия уже знала и о Весте.

   Рейбэк молчал, но смотрел на Высшую без страха. Просто ждал дальнейших событий. Был ли у него хоть какой-то план?

   - Ты сам избавишься от них или предоставишь грязную работу мне? Учти: избавишься - это не отправишь в их мир. Избавишься - это убьешь. Дочь можешь просто придушить, эту, - Меридия кивнула на Аню, - помучай. Можешь развлечься, я не против. Весь подвал в твоем распоряжении, попозже зайду, посмотрю.

   Аню передернуло. Она не знала, послушается ли Рейбэк богиню, но хорошо представляла себе, на что этот мужчина способен и что ее ждет.

   - Видите ли, Повелительница, - усмехнулся Рейбэк, - есть одна проблема.

   Тон, каким он обращался к Меридии, был слишком уж почтителен. Настолько, что Ане показалось, будто он насмехается над Высшей. Неужели ему нечего было терять? Неужели он не боялся за себя настолько, что мог в открытую издеваться над Меридией?

   - И что за проблема? - не менее наигранно удивилась богиня.

   - У нас был уговор, моя госпожа. Я свою часть выполнил, выполните и вы свою.

   Чуть подумав, Меридия, к удивлению Ани, кивнула:

   - Хорошо. Это справедливо, а ты заслуживаешь награды. Я ошибалась в тебе, Рейбэк, ты сильнее и умнее, чем кажешься. Твоя дочь может уйти в тот мир, я не стану препятствовать. Но Анна останется.

   Аня невольно посмотрела на Рейбэка, который даже головы в ее сторону не повернул. Замерла, чувствуя, как сильно бьется сердце и как дрожит все тело. А когда Рейбэк кивнул, выдохнула. Почему-то ей принесло облечение его решение. Возможно, по той причине, что будущего ждать не так страшно, когда известно, чего ждешь. И не так больно умирать, когда знаешь, что помочь некому.

   - Тогда уводи дочь, - кивнула Меридия. - Анна будет ждать тебя в подвале. Потом вернешься и разберешься с девчонкой. Без шуток. И без жалости. Уверен, что сумеешь?

   - Сумею, - кивнул Рейбэк.

   - Тогда ступай.

   Некромант, даже не глянув на Аню, вернулся в комнату.

   - Ну вот, милая, - улыбнулась Меридия. - Скоро ты поймешь, как опасно доверять Рейбэку. Думаешь, у него есть тайный план по твоему спасению? Зря, я ведь его богиня, я знаю, что он чувствует. Готовься к боли, детка. Рейбэк хотел спасти только дочь. У него вообще странная привязанность к семье. Люблю больных людей, Анна, они нестандартно мыслят. Сама пойдешь или мне позвать Уничтожителей? Они верны, как собачки, с удовольствием довезут тебя до подвала. Правда, зубами и за ногу, но мы же не будем обращать внимания на мелочи, да?

   - Сама дойду, - тихо ответила Аня, поднимаясь.

   Она еще не решила, будет ли сражаться, но сдаваться раньше времени тоже не собиралась.

***

   Дверь подвала вновь скрипнула, и Анна дернулась, но тут же вновь села на пол. За последние полчаса она то и дело вскакивала, ей казалось, что кто-то идет. Но оказывалось, что это либо ветер, либо Уничтожители, охранявшие дверь.

   В голове вертелось множество вопросов. Добралась ли Веста до дома? Станет ли Рейбэк ее, Аню, пытать? Сумеет ли она вырваться или можно начинать прощаться с родными? Ответов, естественно, не было, а ожидание разъедало душу и с каждым мгновением становилось все невыносимее. Иной раз Ане казалось, что лучше уж кричать от боли, чем раз за разом пытаться успокоить дыхание после очередного резкого звука, донесшегося от двери. Осознание того, что этот поход был полнейшей бессмысленностью, хотя и принес такую желанную информацию, было неприятным.

   Еще в девятнадцать лет Аня впервые задумалась, как будет себя вести, если поймет, что смерть - единственная перспектива. Думала, реветь будет, или предпринимать бесполезные попытки выбраться. Ан нет: сидит себе тихо, в уголочке, ждет палача и какой-то частью сознания даже не понимает, что вот-вот все кончится.

   Подвал представлял собой небольшую комнату, естественно, холодную, темную и страшную. Крыс не было, как и сырости, но темнота и кандалы, висевшие прямо посреди комнаты, напрягали достаточно. А уж Уничтожители перед дверью добавляли ко всему неприятное чувство отвращения, едва только Аня вспоминала о внешнем виде этих монстров.

   Она вновь подскочила, когда дверь открылась уже по-настоящему. Замерла в ожидании, не зная, что делать: обрадоваться появлению Рейбэка или перепугаться до смерти. Взгляд, которым ее окинул некромант, явно советовал упасть в обморок, чтобы не мучиться. А лучше прямо в уголочке умереть от страха. Что Ане ближе: первый вариант или второй, она не знала, но с трудом подавила тошноту, заметив в руке у Рейбэка какой-то чехол. Вряд ли он принес в подвал скрипку, хотя в некотором исполнении и этот инструмент можно засчитать как пыточный.

   - Подойди, - бесстрастно произнес он, остановившись у кандалов и бросив на небольшой столик чехол.

   - Рейбэк, - срывающимся голосом сказала Анна.

   Не то попросила, не то вопрос задала. А он ей в глаза, почему-то не смотрел. Не избегал, но и особенно не задерживал взгляд.

   Аня поняла, что теперь-то уж точно ее ничто не спасет. И Рейбэк, спася один раз, второй это делать не собирался. Она ему, в сущности, никто. Не дочь и не жена. В отличии от Весты, конечно. Знает ли Веста, что Аня больше не вернется? Или некромант сказал дочери, что переправит ее и тут же вернется за Аней? Вероятнее второе.

   - Подойди, - повторил он.

   - Серьезно? - сдерживая слезы, спросила Аня. - Может, мне еще лежать послушно?

   - Ты в любом случае пострадаешь, зачем лишний раз травмироваться? Подойдешь сама, постараюсь, чтобы все кончилось быстро. Я ничего серьезного и не принес, даже крови много не будет.

   От этих слов Аню передернуло, и она сильнее забилась в угол.

   - А что, "поразвлечься" не будет?

   - А ты так сильно хочешь? - удивился мужчина. - Мне казалось, ты не из тех, кто любит пытки во время такого дела.

   - Хватит! - Аня зажала уши. - Прекрати!

   - Анна, - Рейбэк подошел ближе и наклонился к девушке. - Прекращай эту истерику. Все кончено и давно. У меня действительно был уговор, Веста дома, и я по-прежнему служу Меридии. Если вдуматься, ее претензии обоснованны, потому что ты действительно фактически забрала часть ее силы, которая должна была вернуться после уничтожения мира. И я не могу повлиять на ее решение. Так что лучше прекрати вести себя, как ребенок, и начни вести себя, как повелительница, благо ты ей была когда-то.

   Он не стал ждать ее ответа, схватил за руку и вытащил на середину комнаты. Конечно, Аня попыталась вырваться, но тщетно. Холодный металл обхватил запястья, звякнули цепи и руки поднялись наверх. Впрочем, опора в виде пола осталась: Рейбэк не стал поднимать ее слишком высоко, чтобы не травмировать руки. Проверил надежность оков и отошел к столу.

   - Самое противное в таких пытках, - сказал он, - что они не имеют цели. Тебе нечего мне рассказать, а мне ничего от тебя не нужно. Нужно лишь причинить достаточное количество боли. Не знаешь, когда остановиться. Не знаешь, что выбрать. Я так понимаю, на твою помощь в этом деле рассчитывать бесполезно?

   Аня всхлипнула, отчаянно дернув руками в надежде освободиться.

   - Понятно, - хмыкнул Рейбэк. - Тогда пойдем по другому пути. Ты можешь меня слушать? Воспринять и обдумать то, что я скажу, сможешь?

   - Да, - прошептала Аня, успокаивая сердце.

   - Я не стану делать что-то слишком страшное. Нет ни желания, ни возможности. Да и ты, наверное, не обрадуешься гамме ощущений от, скажем, вырывания ногтей или чего-то более неэстетичного. Ты в любом случае умрешь. Только в одном случае перед этим мучиться будешь долго, во втором - не очень. Я скажу Меридии, что, поскольку слишком давно этого не делал, переборщил, и ты умерла. Она не станет возмущаться: конечная цель достигнута. Решение за тобой.

   Решение? Он всерьез думал, что при всей очевидности выбора она сможет сама себе подписать приговор? Или надеялся свалить ответственность на нее?

   - Не буду я ничего решать, - огрызнулась Аня. - И верить тебе тоже не буду. Ублюдок! Правильно тебя Меридия наказала, ты заслужил смерти своего сына!

   Пощечина немного помогла привести мысли в относительный порядок. Рейбэк не выглядел разозленным, но в голосе был заметен оттенок гнева.

   - Хорошо. Значит, первый вариант. В процессе, милая моя, если вдруг решишь передумать, дай знать до того, как утратишь способность говорить.

   Он достал какую-то железку, Аня не разобрала, какую именно. Слезы наконец-то, пролились, исказив очертания комнаты и мужчины.

   - Прости меня, - прошептала девушка. - Я не должна была этого говорить.

   Он промолчал. Коснулся рукой железки, нагревая докрасна. Аня закрыла глаза.

   - Постарайся не терять сознание, - попросил Рейбэк. - Тогда я сумею понять, когда это все надо будет прекратить.

   Он подошел почти вплотную, распахнул ворот рубашки, обнажая шею девушки.

   Но коснуться раскаленным железом нежной кожи не успел...

   - Рейбэк, - хмыкнула Меридия, входя в подвал, - ты что, ничего лучше не придумал? Как банально, мой дорогой. Теряешь хватку.

   Она прошла по кругу, рассматривая прикованную Анну, перепуганную и заплаканную. В глазах Высшей даже промелькнула искорка удовольствия, не укрывшаяся от девушки. Рейбэк чуть отодвинулся от Ани.

   - Не теряю, - усмехнулся он. - Просто иных подручных средств не имею. Не бить же ее: крови много, да и эффект не столь трагичен.

   - Что ж, - задумалась богиня, - придется тебе подсказать. В общем, так: с девчонкой кончай. У тебя максимум часов шесть, не больше. Дальше будем разбираться с остатками этого мира. Анна свое получит, дочь ты спас, а больше тебя и ничего здесь не держит, верно? Кстати... Позволишь даме выбрать развлечение для нашей гостьи?

   - Разумеется, Повелительница.

   Меридия прикоснулась рукой к стене. Первое время ничего не происходило, а потом каменная (или бетонная?) стена покрылась слоем какого-то то ли металла, то ли другого материала. И тут же разогрелась до такой степени, что Ане стало жарко. Девушка уже слабо соображала, что происходит и что ее ждет. Следила за всем с каким-то странным равнодушием. Даже страх пропал, оставив надежду умирать вместе с Аней.

   - Прошу, - Меридия кивнула на раскаленную докрасна стену, жар от которой распространялся на все помещение. - Что делать, знаешь?

   - Честно, говоря, - откликнулся Рейбэк,- вариантов у меня много, но что именно вы хотите, понять не могу.

   - Сантиметров двадцати будет достаточно.

   Рейбэк замер и по этому жесту Аня поняла, что дела ее совсем плохи. Если уж некроманта шокировало требование Меридии, то что говорить об Ане?

   - Не жалей ее, Рейбэк. Ты на это не способен. И себя не жалей, любви тебе уже не видать, прими как данность то, что боль - твоя стихия.

   Меридия вышла, оставив их одних. Рейбэк повернулся к Ане, ни слова не сказав.

   - О чем она говорила? - тихо спросила девушка. - Чего она хочет?

   Мужчина вдруг обнял ее и прижался губами к виску, не то успокаивая, не то прощаясь. Аня вздрогнула.

   - Рейбэк, - жалобно попросила девушка, - пожалуйста...

   - Тихо, не бойся, - он погладил девушку по голове. - Она хочет, чтобы я оставил тебя здесь. На расстоянии в двадцать сантиметров от раскаленной железной плиты.

   Аня не смогла сдержать всхлип. Она хорошо себе представляла, что с ней будет спустя шесть часов и какую гамму чувств она при этом испытает. Особенно, если учесть, что умереть ей быстро Рейбэк теперь не даст.

   - Посмотри мне в глаза, - попросил некромант.

   Она помотала головой, и слезы закапали на пыльный пол.

   - Аня, - почти ласковый голос, его рука с силой подняла ее голову. - Посмотри мне в глаза, не бойся.

   Она неуверенно подняла взгляд, даже боясь хоть на миг поверить в то, что зла и боли Рейбэк ей не желает.

   - Будет больно, - сказал он, разрушив все надежды. - Но в сознании ты не будешь.

   - Нет! - запротестовала девушка, изо всех сил дернувшись назад.- Я не хочу подыхать в отключке!

   - Анна! - жестко произнес Рейбэк. - У меня нет желания слушать твои вопли. А у тебя не желания мучиться шесть часов, ясно? Так что смотри мне в глаза, не отводи взгляд.

   - Рейбэк, - простонала она, все еще до конца не понимая, что это конец.

   Он что-то прошептал и поцеловал Аню, легко и почти невесомо. Девушка тут же почувствовала, как по телу разливается приятное тепло, глаза закрываются. Она не стала противиться сну и откинулась назад, но почувствовала, как чьи-то руки ее поймали, не давая повиснуть и травмировать руки. Следующее мгновение все вокруг поглотила тьма.

***

   - Аня, - голос звучал будто бы издалека. - Родная моя, очнись, пожалуйста.

   Она пыталась сосредоточиться на голосе, чтобы выбраться из сна, но не могла, лишь отчаянно хотела заснуть еще крепче.

   - Детка, давай, проснись, - ее весьма небрежно потрясли. - Иначе мне придется тебя ударить, а я не хочу, тебе и так досталось.

   - Рейбэк? - прошептала девушка.

   Постепенно к ней возвращались чувства. Первой пришла боль, потом - холод. Все тело будто горело, каждое, даже самое минимальной движение отзывалось взрывом боли.

   - Вот тебе на, - хмыкнул кто-то. - Нет, я все понимаю, но назвать имя маньяка-извращенца сразу после пробуждения...хорошо, что я решил приберечь разговоры до дома, а то ты бы не ушла от объяснения.

   - Вилдэр? - со слабой надеждой в голосе проговорила Аня.

   - О, ну, слава Богам, я хотя бы на втором месте. Уж думал, Рандвалфа вспомнишь. Давай, глазки открой, они у тебя целые, здоровые. И поднимайся, пойдем отсюда.

   Аня с трудом заставила себя приоткрыть глаза. В полумраке и впрямь различила очертания Вилдэра, который стоял возле нее на коленях и не давал лечь на холодный пол. Приятная прохлада окутывала девушку, а жара от стены будто бы и не чувствовалось.

   - Я что, умерла и ты мне приснился?

   - Ага, конечно, - беззлобно буркнул Вилдэр, поднимая девушку. - Учти, дома тебя ждет серьезный разговор.

   - Что со мной? - Аня хотела было ощупать лицо, но, вскрикнув от боли, отдернула пальцы.

   - Небольшие ожоги. Терпимо в целом, даже шрамов не останется.

   - Я долго...провела у этой штуки?

   - Минут пять, не больше. Рейбэк положил тебя и вышел за минуту, плюс еще несколько мне понадобилось, чтобы расправиться с этими тварями на входе. Так что давай, идем.

   - Положил? - не поняла Аня.

   - Он уложил тебя на пол, или же ты сама освободилась и упала, не знаю. Собственно, это и спасло твою кожу. Там сквозняк жуткий, по полу тянет неимоверно. Так что жар был меньше. Не то чтобы сильно, но достаточно ощутимо в твоем случае. Везучая ты, Аня.

   - Везучая, - задумчиво согласилась она. - А как мы выберемся?

   Аня медленно пошла вслед за Вилдэром, стараясь не причинять себе лишней боли. Мельком глянула на красные обожженные руки.

   - Сначала выйдем из дома, а там у меня есть накопитель. Веста отдала.

   - А как ты сюда вообще попал?

   Они быстро поднялись по лестнице, и вышли в коридор. Мужчина оглядывался, проверяя, не заметил ли их кто, а Аня старалась не стонать вслух. Мысль о прохладном воздухе навязчиво билась в голове, не давая сосредоточиться на окружающей обстановке. А еще смертельно хотелось пить.

   - Как попал, долгая история, - тихо ответил Вилдэр. - Дома расскажу.

   - До дома мы можем и не добраться, - возразила Аня.

   - Не будь такой пессимисткой, любовь моя. И не из таких передряг вылезали.

   Каким-то непостижимым образом, он оказался здесь. Вытащил из подвала, не дал погибнуть и, кажется, даже надеялся вернуться в ее мир. В обход Меридии и Рейбэка. Самоуверенный у нее муж, ничего не скажешь. Но от того на душе становилось легче: выберутся они, или нет, умирать проще рядом с любимым, да и осознание того, что он на нее злится не так сильно, чтобы бросить, едва ли не повергало Аню в радость. Хотя какая уж радость? Впору было пугаться до смерти, падать на руки к прекрасному принцу и ждать злобного дракона.

   Дракон себя ждать, однако, не заставил. Только вот не злобный он был...скорее, уставший и безразличный ко всему. Аня замерла, встретившись взглядом с Рейбэком.

   Она затаила дыхание. Почему-то всегда при виде этого мужчины она испытывала кучу эмоций: гнев, сострадание, ярость, ненависть, даже симпатия порой проскальзывала в их отношениях. Но остаться равнодушной у нее не получалось. Хоть некромант и был абсолютной скотиной, Аня чувствовала, что убивать он ее не хочет. Мелькала у нее смутная мысль, что Рейбэк на самом деле здорово устал не только от магических интриг, но и от самой жизни. А в свете того, что сказала Меридия... "Люблю больных людей"...Аня не могла не жалеть его и лишь догадывалась, как тяжело осознавать, что болен и не иметь даже шанса на лечение.

   Время текло очень медленно. Рейбэк был слишком близко. Вилдэр не выхватывал меч: понимал, что одно неверное движение, и Аня сильно пострадает. Для некроманта не составит труда просто свернуть ей шею. А девушка сама защититься не могла. Боль отвлекала от всего, даже от смертельной опасности. Совсем не к месту Аня вдруг подумала, что обмазыванием сметаной явно не обойдется, придется вызывать врача.

   "Вызывать врача? - подумала она. - Если только патологоанатома".

   Рейбэк тоже не нападал и вообще никак не реагировал на их присутствие. Лишь молча смотрел на Анну.

   По ее ощущениям прошло минут десять. На деле - всего четверть минуты.

   - А давай, нас здесь не было? - Аня закусила губу и с надеждой посмотрела на Рейбэка.

   Он протянул к ней руку очень быстро, Вилдэр даже не успел среагировать. Холодные пальцы коснулись лица девушки, причинив боль, которая тут же прошла. Аня почувствовала, как приятная прохлада разливается по телу, успокаивая воспаленную кожу. Через какую-то половину минуты она уж и не чувствовала, что у нее когда-то были ожоги. Руки, правда, остались красными, но болели значительно меньше, так, словно Аня просто слишком долго лежала на солнце.

   А потом Рейбэк отошел в сторону, пропуская Аню и Вилдэра в холл, давая им возможность уйти. Вилдэр будто бы и не удивился: взял любимую за руку и потащил к выходу. Он понимал, что время важнее всего. Но Аня затормозила около Рейбэка.

   - Знаешь, ты бы попробовал уйти, - сказала она. - Может, еще чего получится?

   Он не ответил, отвернулся и достал из кармана ключи от подвала. То ли надеялся разыграть удивление перед Меридией, обнаружив, что Аня пропала, то ли еще что...

   Аня посмотрела в след мужчине и, чувствуя близость свободы, устремилась за Вилдэром.

   - И куда мы собрались? - на полпути остановил ее холодный, полный ярости голос Меридии.

   - Да твою ж мать! - выругалась Аня.

   И, правда, ей в последнее время не везло. Чувствует эта богиня что ли, когда ее надуть пытаются?

   - Рейбэк! - от ярости Высшую даже передернуло. - Я же тебе велела прикончить Анну!

   Она четко выговаривала каждый слог, готовая, наверное, растерзать всех присутствующих.

   - Я и прикончил, - флегматично пожал плечами некромант.- Вы ее велели в подвале оставить, я оставил. То, что она выбралась - не ко мне. Вы меня сами позвали срочно, заставив оставить ее одну и вот результат. Это же Анна, она обладает уникальным сочетанием везения, личного нахальства и умения находить себе друзей. А еще она редко сдается, так что я не удивлен.

   - Не строй из себя идиота! - разгневанная Меридия круто повернулась к Рейбэку. - Я видела, как ты их пропустил!

   - Ну, пропустил, - не стал скрывать очевидного мужчина. - Что мне теперь, бегать за ними? Я вообще-то, к Анне претензий не имею, к Вилдэру...предпочитаю не иметь.

   - Тебе что, плевать на мои приказы?!

   Меридия совсем вышла из себя. Аня никогда бы не подумала, что богини умеют так краснеть. Ранее, когда она представляла себе Меридию, та виделась ей утонченной, красивой, доброй и разумной. А сейчас девушка видела перед собой злую и отвратительную женщину, которая по какой-то совершенно нелепой несправедливости получила серьезный дар и решила, что она вправе уничтожать миры, играть с людьми и приказывать всем вокруг.

   - Рейбэк! - тонкие губы женщины скривились в усмешке. - Не стану скрывать: я знала, что ты мне верен не до конца...думаешь, я не поняла, откуда тут появился Вилдэр? Но ты был мне полезен, выполнял поручения качественно и так радовал меня...сильный, умный, извращенный...отличный образ. Прошу, не разрушай его в эти чудные последние мгновения.

   Победно улыбнувшись, Меридия умолкла. Дала понять, что никто из дома уже не выйдет, в том числе и Рейбэк. Его это ни капельки не удивило. Он немного постоял, все также о чем-то думая и рассматривая Высшую.

   - Да пошла ты, - негромко сказал некромант и отошел к стене, предпочитая, судя по всему, наблюдать за действием со стороны.

   Меридия даже задохнулась от неожиданности.

   - Что ж, - она глубоко вздохнула и очень нехорошо улыбнулась. - Всегда мечтала повеселиться лично. Боюсь, вы недооценили меня, дама и господа. Так и должно было быть: вы умираете вместе со своим миром.

   Вилдэр оттеснил Аню к стене, закрыв от взора двух Уничтожителей, внезапно появившихся в центре холла. Едва бросив взгляд на блестящих чешуйчатых существ, Аня поняла, что никакая сталь не возьмет их. Создания богов...Высшая магия. Высшая именно с большой буквы, магия, которую не способна победить ни одна людская.

   - Аня, беги наверх, - скомандовал Вилдэр.

   - Нет, - она, не сводя взгляда с Уничтожителей, чуть отошла. - Она их туда пошлет. Я лучше здесь буду.

   - Иди, Аня, - сказал вдруг Рейбэк. - Дай мужу развлечься напоследок.

   - А что, ты, Рейбэк, не поможешь Анечке? - рассмеялась Меридия.

   - А я должен? - удивился мужчина. - Впрочем, вы правы...гулять, так гулять.

   Два светящихся шара молниеносно пронеслись через комнату, ударили по Уничтожителям и те взорвались с оглушительным грохотом и треском. Аню отбросило взрывной волной, Вилдэр и Рейбэк устояли.

   В момент взрыва, когда тела монстров разлетались на тысячи кусочков, девушка успела заметить небольшую брешь в пространстве, сквозь которую виднелось что-то темное. От этого зрелища пошел мороз по коже.

   - Так пойдет?

   Рейбэк задал вопрос вежливо, словно они находились лишь в приятном обществе и непринужденно беседовали. Мужчина намеренно злил Высшую. Либо ему хотелось быстро умереть, либо развлечься перед тем, как умереть.

   Меридия, внешне спокойная, явно кипела от злости. Аня гадала, что еще предпримет сумасшедшая Высшая, чтобы прикончить их. А по сути ведь достаточно было лишь уйти, оставить их здесь, отняв накопитель, и проблема решится сама по себе. Ну, и Рейбэка убить, конечно, тоже было необходимо. Только богиня почему-то до такого не додумалась. И Аня вдруг поняла, почему. Меридия опасалась Рейбэка. Дав некроманту Высшую силу, власть и покровительство, Меридия вырастила мага, едва ли не сравнимого с ней по мощи. И просто так отмахнуться от Рейбэка, неожиданно вставшего у нее на пути, не могла. Почти уничтожив целый мир, богиня оказалась почти бессильной перед собственным слугой и в этом была какая-то злая ирония, будто бы все-таки был кто-то, стоящий выше богов, кто-то, кто не давал несправедливой разрушительной силе оставаться безнаказанной.

   - Меридия! - раздался голос, который Аня слышала лишь однажды, но который отныне прочно был связан с весьма неприятными воспоминаниями.

   Хранитель вышел прямо из стены, не удосужившись воспользоваться дверью, протянул руку к богине и произнес:

   - Хватит, Меридия, нужно уходить. Все почти кончено, это последний кусок, нужно заканчивать и уходить. Оставь их, пусть спасаются. Анна заслужила жизнь, мало кто обладает достаточной храбростью, чтобы идти против твоей воли.

   - А может, я сама разберусь со своим миром? - огрызнулась Меридия.

   Хранитель что-то сказал ей, но Аня не поняла, что именно: язык был ей непонятен. Меридия уже более раздраженно ответила.

   - Рейбэк, - произнес Хранитель, - уходите через черный ход. Я сумею ее удержать.

   - Убедись, что она не бросит нам вслед заклятье, хорошо? - кивнул Рейбэк, беря Аню за руку.

   Удивительно, но Вилдэр даже не возмутился подобному обращению с собственной возлюбленной. Дождался, пока они выйдут в коридор, и направился следом. Аня, ничего не понимая, послушно шла вслед за Рейбэком, уставшая и желающая только одного: наконец-то попасть домой.

   А в холле Хранитель что-то тихо говорил Меридии.

   - Он серьезно заставит ее отпустить нас? - спросил Вилдэр.

   - Он ее брат, - пожал плечами Рейбэк. - И единственный, кого она слушает. Если Высший не покинет мир до его полного уничтожения, умрет вместе с ним, так что Меридия послушается. Я думаю.

   - Не очень убедительно звучит.

   - Значит, надо быстрее шевелиться. Выйдете на улицу, и сразу уходите.

   - А ты?

   - А у меня еще дела, - ответил Рейбэк.

   - Не верю.

   - Мне, в принципе, плевать. Вилдэр, угомони свою девушку, сцены тут не нужны. Коли желает, может вернуться к Меридии, та обрадуется. А нет, двери вы видите, до свидания.

   - Идем, Анна, - Вилдэр подтолкнул девушку к выходу.

   Аня вздохнула. Вот теперь и правда пора было уходить. Ей удивительным образом дали шанс на спасение, возможность вернуться к дочурке и рисковать этим шансом ради спасения человека, причинившего ей столько зла, она не могла.

   Прощаться смысла не было. Ни жалости, ни злости не осталось в этот момент, когда девушка понимала, что теперь-то, раз и навсегда, все закончилось. И не встретит она больше Рейбэка, не увидит магии, не будет жить в замке среди ледяных вершин. Но все же она будет жить. Растить дочку, любить мужа, работать и радоваться мгновениям счастья, надеясь, что ее собственный мир никогда не постигнет участь этого.

   Вилдэр открыл дверь. Морозный воздух ударил девушке в лицо, освежая, приводя в чувство. В первое мгновение она задохнулась от этой свежести. Откуда мороз в уничтоженном мире? Откуда ветер, когда ранее все вокруг казалось будто бы замершим?

   А в следующее мгновение - Аня даже не успела ничего понять - раздался грохот, со звоном взорвались стекла, обрушился потолок. Рейбэк повалил ее на пол, закрывая собой от осколков и обломков. Когда все стихло, девушка закашлялась от поднявшейся пыли.

   Кажется, Рейбэку изрядно досталось, потому что он, услышав Анин сдавленный стон, нашел в себе силы лишь чтобы откатиться в сторону. Девушка с трудом выбралась из-под обломков потолка, несколько раз оцарапав себе руки. В пыли, еще не осевшей, ничего не было видно. Аня осторожно пошевелила руками и ногами: все было в норме, переломов не было.

   Шаги прозвучали неестественно громко. Она вздрогнула и подняла голову на богиню, вошедшую в комнату.

   - Ты должна кое-что понять, Анна, - голос Меридии будто бы раздавался у девушки в голове.

   Голос этот имел множество оттенков и, казалось, соединял в себе все голоса, некогда существовавшие в этом мире. Меридия изменилась. Приняла свою истинную форму: стала высоким, под два метра ростом, существом с лицом, чем-то напоминающим рыбью морду, обрамленным чешуйчатыми пластинами. Пальцы были длинными и очень тонкими, а руки доставали до пола. Кожа Высшей была того же самого цвета, что и магия; Аня все еще не знала, как описать его. Огромные желтые глаза смотрели в упор на девушку. И взгляд отвести было нельзя.

   Аня лежала, смотря на богиню, не зная, что делать и куда в первую очередь бежать. Рейбэк не шевелился, рядом с его головой растекалась лужа крови. Вилдэра Аня не видела.

   - Каждый получает то, что заслужил. Этот мир заслужил свою смерть. Нет ни зла, ни добра. Есть множество чувств, которые правят всем. У тебя это чувство - любовь к дочери, у Рейбэка - стремление к наслаждению и боли, у Вилдэра - самопожертвование, у Весты - собственные страдания. И каждый заканчивает жизнь, обращаясь к этим чувствам. Ты не должна была мне мешать. И жила бы в своем мире с дочерью. А теперь...посмотри, что ты наделала, Анна. Вилдэр мертв.

   Аня вскочила, пытаясь найти мужа под обломками.

   - Он не мертв!

   - Он в любом случае умер бы, - подтвердила Меридия. - Так нужно. Не вернись ты в этот мир, он бы погиб вместе с магами. Но ты вернулась...и он отдал жизнь, пытаясь вытащить тебя. Я не так жестока, чтобы принизить этот подвиг, поэтому я оставлю тебя. Вилдэр - мое творение, житель моего мира и если он обменял свою жизнь на твою, я приму это.

   - Я говорил, Анна, - в комнату вошел Хранитель. - Некоторые события происходят в любой из реальностей. Рейбэку суждено было потерять ребенка. Ты никогда не получишь любви.

   Аня, наконец, пробралась через завалы досок и стекла к Вилдэру. Судорожно дрожащие руки кое-как убирали осколки, кровь текла по пальцам, но Ане было все равно. Она тщетно пыталась нащупать пульс у любимого мужчины и, раз за разом не чувствуя биения его сердца, всхлипывала.

   - Ты достаточно наказана и можешь уйти, - сказала Меридия. - Рейбэк...Рейбэк останется здесь. Он заслуживает более серьезной кары, чем смерть. Самое страшное наказание для него - жизнь, моя дорогая. Поэтому он получит все, о чем мечтал когда-то. Вот только вряд ли это доставит ему радость.

   Аня уже не слушала ее, она плакала, опустив голову на пол.

   Вилдэр пришел сюда за ней, за Аней, опрометчиво ввязавшейся в противостояние с богиней.

   Значит, все-таки любил настолько сильно, что не боялся смерти.

   Значит, Ксения вновь потеряла отца, а она, Анна, мужа, вернуться к которому мечтала долгих шесть лет.

   - Рейбэк! - Аня бросилась к некроманту. - Очнись! Пожалуйста!

   Он слабо застонал, когда девушка принялась бить его по щекам и отчаянно кричать. Медленно открыл глаза и посмотрел на заплаканную, перемазанную кровью и пылью, Аню.

   - Помоги ему! - попросила Аня. - Ты же можешь.

   Некромант медленно перевел взгляд на неподвижно лежащего Вилдэра.

   - Пуль есть? - тихо спросил он.

   Аня, захлебываясь и всхлипывая, помотала головой.

   Рука Рейбэка коснулась ее щеки.

   - Невозможно вернуть из мертвых. Даже некромант не обладает такой властью. Если я это сделаю, тебе не понравится новый Вилдэр, малышка.

   Она подняла на него взгляд, полный отчаяния и боли.

   - У меня только его любовь и была. Почему я ее не заслуживаю?

   - У тебя будет любовь дочери. И семьи, они не бросят тебя. Семья - самое важное в нашей жизни. И ты это знаешь. Уходи, Анна, иди к ним. Вилдэр для этого рисковал жизнью. Чтобы ты к Ксении вернулась.

   - Я устала от сражений, - прошептала Анна, закрывая глаза.

   - Но ты ведь никогда не сдаешься. Давай, иди. Пока тебя отпускают.

   - Помоги мне, пожалуйста.

   - Не могу. Единственный способ тебе сейчас помочь - убить тебя, а на такое я не пойду. Уходи.

   Аня, словно со стороны смотрела, как Рейбэк, явно собирая последние силы, открывает проход. Мозг отказывался понимать, что происходит, сердце будто бы сжала чья-то рука, а из-за слез девушка почти не видела ничего перед собой. Она почувствовала слабый толчок в спину.

   - Иди, милая.

   Помотала головой, будучи не в силах что-либо сказать.

   - Аня, убирайся! - рявкнул Рейбэк.

   Ни Меридии, ни Хранителя не было, когда Анна в последний раз осмотрела комнату. Что-то подсказывало ей, что больше она Высших не встретит, что они покинули этот мир, отправившись искать счастья в других. Тем и лучше.

   Она встала, с трудом, едва не упав, побрела к открывшемуся проходу, чувствуя, как накатывает тошнота.

   - А Вилдэр...

   Она хотела похоронить его, чтобы у Ксюши была возможность хотя бы посмотреть на него в последний раз.

   - Отправлю за тобой, - выдохнул Рейбэк, который уже не мог стоять; он опирался на стену и тяжело дышал.

   Как и всегда, вокруг все закрутилось. Аня возвращалась в свой мир, потеряв мужа, совершив бессмысленную попытку добыть никому не нужную информацию. Она едва не погибла сама, позволила Вилдэру погибнуть и все равно не смогла спасти даже частичку этого мира.

   Она отказывалась верить. Отказывалась жить. Отказывалась думать о будущем. Боль накатывала волнами, и даже удар о землю не заглушил ноющее сердце. Она вдохнула запах свежей земли и закричала, вложив в крик все, что чувствовала, не заботясь о том, что кто-то услышит.

   Слезы, казалось, никогда не кончатся, а дрожь становилась только сильнее с каждой прожитой секундой. Аня перевернулась на спину и посмотрела на голубое небо, в котором никто и никогда не увидит лик Меридии, устроившей катастрофу в чьем-то мире и в ее, Аниной, душе. Она не могла посмотреть на тело любимого, которое Рейбэк действительно отправил следом. Не могла думать о нем, как о мертвом, хотела услышать этот голос, почувствовать тяжелую руку на волосах и вспомнить, каково это: быть девятнадцатилетней наложницей, которая только-только встретилась с хозяином и влюбилась без памяти.

   "Ты никогда не сдаешься"

   Мир каждый раз врывался фонтаном красок, когда Аня всхлипывала.

   "Никогда не сдаешься"

   Последний жест сломленного существа: закрыть голову руками, как в детстве и выкинуть из головы все мысли.

   "Не сдаешься"

   Слова Рейбэка звучали раз за разом, напоминая о потере.

   - Девушка! Что с вами?

   Кто-то тронул ее за плечо, пробормотал что-то. Аня сквозь слезы увидела, как два велосипедиста достают мобильники и звонят кому-то.

   - Скорая? Мужчина, черепно-мозговая. Нет, не знаю, сколько лет. Случайный прохожий. Рядом девушка какая-то, но она говорить не может: то ли напугана, то ли в шоке.

   Он начал диктовать координаты, какие-то ориентиры.

   Пятнадцать минут спустя Аня ехала в машине скорой помощи. Стакан с успокоительным, что дали врачи, принес некоторое облегчение. Она тяжело дышала, но соображала уже лучше. И все же ей по-прежнему не хотелось жить.

***

   На кладбище ночью тихо. Легко качаются березы на ветру, да изредка пролетают птицы. Грациозные, но немного неухоженные кошки, в изобилии бродящие по кладбищу днем, ночью где-то спят, вопреки досужему мнению не пугая ночных посетителей могил.

   Аня всегда любила ночь.

   Она сидела на могиле темноволосого мужчины, одетая в темные джинсы и черную толстовку. Перебирала рукой еще рыхлую землю, вглядывалась в лик луны, о чем-то думала. Иногда доставала блокнот и записывала мысли, что не давали покоя. Ее, казалось, совсем не волновало, что одежда пачкается от соприкосновения с землей, а ночной ветер пробирает до костей. Да и страха не было заметно в этой хрупкой девушке: она выглядела грустной, уставшей, но никак не напуганной.

   Аня приходила сюда вот уже месяц, каждый раз борясь с собой.

   Она бросила недовольный взгляд на густые кусты, расположившиеся неподалеку. И тихо сказала:

   - Знаешь, я чувствую себя идиоткой. Мы таскаемся сюда уже невесть сколько. По виду обычная могила, ничего примечательного. И вообще, я в вампиров не верю!

   - Тсс! - раздалось из кустов. - Вдруг он услышит!

   - Веста, - взмолилась Аня. - Я не могу изображать из себя несчастную влюбленную, убитую горем. Давай, домой пойдем? А этот пущай вылезает, гуляет себе спокойно и нас не трогает.

   - Нельзя, - вздохнули кусты. - Это же нечисть, она злая. А я нечисть отпустить не могу.

   - Да чтоб тебя! - возмутилась Аня.- Не было нечисти, не было. А вдруг Веста появилась и нечисть следом. И сиди, Анька, на земле русской, гостеприимной, но, зараза, холодной. Карауль каких-то маньяков.

   - Не ной, - раздался флегматичный голос Весты. - Это наши дети поспособствовали тому, что он там оказался. Вообще, я поражаюсь способностям Эль: найти и здесь лазейку, чтоб с магией влезть. Я думала, у вас вообще магии нет.

   - Мы с Вилдэром тоже так думали. И до сих пор думаем, кстати. Почему я с тобой таскаюсь на это кладбище?

   - Потому что ты - моя подруга! Так что сиди молча, пока нечисть не просекла, что ты под прикрытием.

   - Хоть бы чаю горячего дала, - обиделась Аня.

   - Вот еще! Убитым горем влюбленным чай из кустов на кладбище не подают! Так что давай, вздыхай томно. А лучше плач. И на луну, на луну смотри!

   Аня фыркнула, представив, как глупо смотрится она со стороны. И какая нечисть клюнет на такую потенциальную жертву? Которая сидит на ее (нечисти) могиле, переговаривается с близлежащими кустами и мечтает, как бы скорее попасть домой. Она даже ехидные намеки мужа согласна терпеть, лишь бы находиться в тепле. Под одеялом, а лучше под двумя, ибо осень была зверски холодной.

   Началась эта абсурдная история в начале осени, когда Ксюша пошла в первый класс. Они не остались в Англии, где Вилдэр отдыхал после операции, и вернулись в Челябинск. Отчасти потому, что это был Анин родной город, отчасти потому, что она не хотела слишком надолго разлучать дочь с остальной своей семьей: Ксюху все просто обожали. Так что девочка, к тому моменту вполне сносно болтавшая по-английски, вновь влилась в ряды российских детей и, как положено, первого сентября, наряженная и взволнованная отправилась в первый класс самой обычной школы.

   Учиться Ксении нравилось, успехи радовали родителей и прочих родственников, друзья у девочки были веселые и хорошие. Все, кроме Элианы. Элиана тоже была хорошей, но слишком уж активной и бесшабашной. Она не ходила в школу из-за своих крыльев и жила в глуши, на берегу небольшого лесного озера с родителями. И Аня часто отправляла дочь погостить к Риорским. Там они и научились немного колдовать.

   Магия в этом мире, как оказалось, была, но очень слабая и своеобразная. Михаил изучал ее свойства, но особенно в дебри не лез, боясь что-то нарушить, а вот Элиана пользовалась беззастенчиво, хотя и не по собственной воле. Она росла, и ее магия развивалась вместе с прозрачными стрекозиными крылышками, не давая девочке покоя.

   Этот мужчина, на чьей могиле Аня несла ночной караул, был лесником, отвечающим в том числе и за озеро. На одной из прогулок, когда Эль опять сбежала в лес, она заметила, как лесник пьет кровь убитого зайца. Казалось бы: беги к родителям скорее. Элиана же как следует перепугала вампира, выскочив на него из кустов и оглушив палкой, очень вовремя слевитировавшей ему на голову. Лесника нашли жители дачного поселка ближе к вечеру, врачи констатировали смерть.

   Риорский, естественно, дочь вычислил сразу же, как связал смерть лесника и возвращение Эли поздно вечером, уставшей и перепачканной землей. Тут же задал крылатому недоразумению трепку, и таки добыл столь необходимую информацию. Семейный совет, экстренно собранный Риорским, постановил, что Эли большую часть приключения выдумала, наткнувшись на тело несчастного. Девочку пожалели, накормили мороженым и стали пристально следить за здоровьем, чтобы стресс не сказался. И только Веста поверила дочке сразу же и полностью. А, поскольку поверила, то знала: вампира убить дубиной невозможно. Оглушить - запросто, но никак не убить. И лесник должен был вот-вот восстать из могилы. Восстать злым, голодным и жаждущим мести. Постепенно Риорская убедила в этом и Аню.

   Так они под всеобщий смех мужчин, таскались кадую ночь на кладбище и сидели там до посинения. А днем отсыпались. Но вампиру то ли было хорошо под слоем земли, то ли он давно уж выбрался в их отсутствие, то ли и вампиром-то не был...в общем, Аню совсем не грела мысль, что все эти холодные ночи можно было провести куда более интересно.

   Ее мысли унеслись домой, где спали дочь и муж.

   Вилдэр совсем недавно вернулся из больницы и еще отдыхал, как велели врачи. Аня благодарила всех высших за то, что у Вилдэра оказался друг в Лондоне, который буквально вытащил его с того света. Сколько бессонных ночей она провела у закрытых дверей палаты интенсивной терапии, ожидая хотя бы каких-то новостей? Сколь ревела Ксюха, привязавшаяся к отцу. Аня вспомнила, как рожала Сольвейг, и Рандвалфа, который едва выдержал рождение сына - Сольвейг едва не умерла, слишком слабый организм, подорванный жизнью в новом мире, сопротивлялся слабо, и накануне родов девушка подхватила какой-то вирус.

   А еще она вспомнила врача, который немного нервно рассмеялся там, в машине скорой помощи, когда Аня не поверила, что Вилдэр еще жив:

   - Девушка, ну какой пульс вы там могли нащупать с такими трясущимися руками? Успокойтесь и выпейте таблетку, мы сделаем все возможное.

   Веста тогда сказала ей, чтоб Аня перестала воспринимать Меридию и ее слова, как нечто незыблемое.

   - Все ошибаются, Аня, и боги в том числе. Меридия знала, чем тебя задеть, не стоит слепо доверять ее предсказаниям и бредням Хранителя.

   Подумав, девушка согласилась. И попыталась начать жить, поддерживая мужа, воспитывая дочь и пытаясь устроить всю эту толпу в своем мире, да так, чтобы ни у кого не вызвать подозрений.

   От мыслей о доме и любимых людях ее отвлекло какое-то странное ощущение, будто земля рядом с ней зашевелилась. Внутренне напрягшись и ожидая увидеть какую-нибудь блохастую живность, Аня перевела взгляд на могилу.

   Ее визг разнесся по кладбищу, перепугав всех, кто бы в радиусе метров ста.

   - Веста! Оно вылезло!

   Чья-то рука, перепачканная в земле, высунулась из могилы и отчаянно тянулась наверх.

   Из кустов донеслась отборная ругань: Веста от неожиданности пролила на себя горячий чай.

   - Совсем вылез? - удивилась Риорская, подхватывая оружие.

   - Частично, - мрачно откликнулась Аня. - Чего делать будем?

   Веста с сомнением посмотрела на руку.

   - Поздороваемся?

   - Тьфу на тебя, Риорская. Ты его вообще как уничтожать планировала?

   - Одну минуту, мадам!

   Веста вновь скрылась в кустах, а из могилы, тем временем, показалась лохматая голова. Аня нервно переступила с ноги на ногу. Ее очень напрягала эта ситуация.

   - Вот! - радостно выбежала ее подруга. - Супер оружие!

   - Банка с водой?! - простонала Аня.

   - Это не просто банка с водой! Ее Эль зачаровала. И я еще туда покрошила боярышника. И барбариса.

   - Зачем?!

   - Ну, я где-то читала, что против ведьм помогает то ли боярышник, то ли барбарис...

   - Веста! - почти истерично проорала Аня. - Он же не ведьма! И твое пойло его не остановит! И зачем я с тобой связалась? Нет, Вилдэр прав: с тобой опасно жить.

   Пока они ругались, вампир с грозным рыком вылез из-под земли и переводил взгляд то на Аню, то на Весту, будто бы решая, на кого напасть первой. Выбрал почему-то Весту.

   Та не растерялась: угостила вампира мощным ударом в челюсть и разбила об его голову банку. Вампир взревел, загорелся и снова бросился на девушек. Когда он сшиб их с ног, Аня почувствовала, как куда-то падает, но в положенное время столкновения с землей не произошло. Она сделала судорожный вдох, и это ее спасло: в следующее мгновение девушка рухнула в темную воду, подняв фонтан брызг.

   Инстинкты сработали мгновенно: она рванулась вверх, пытаясь выплыть на поверхность. В темной воде ничего не было видно, но девушка расслабилась, подумав, что, в общем-то, ничего страшного не произошло: удар был несильным, она ничего себе не повредила, вода не такая уж и холодная, а выплыть из озера для тренированной девушки - раз плюнуть. Она, стараясь не делать резких движений, поплыла вперед, одновременно поднимаясь на поверхность. И тут же ощутила прохладный ночной воздух. Закашлялась и осмотрелась. Она была в каком-то озере, прямо посреди леса: вокруг не было ни души, гигантские вековые деревья, несмотря на ветер, даже не колыхались.

   Рядом, фыркая и матерясь, всплыла Веста.

   - Где эта зараза?! - рявкнула Риорская. - Я ему клыки обломаю! И вообще, откуда на кладбище озеро?

   - Ты мне лучше скажи, откуда посреди кладбища лес, - мрачно откликнулась Аня.

   - Ну, вообще, это тоже странно, - не могла не согласиться Веста.

   - Ты сама до берега доплывешь?

   - Конечно, вряд ли тут больше длины стандартной дорожки в бассейне.

   До берега было чуть меньше пятидесяти метров, как показалось Ане. Когда они вышли на сушу, ее немного трясло, но общего замерзания не наблюдалось: ночь была очень теплой.

   И куда их снова занесло? Были у Ани нехорошие предположения, что опять довелось ей побывать в другом мире. Вот только в каком именно и как они сюда вообще попали? И, правда, куда делся вампир?

   Субъект, обозначенный, как вампир о себе напомнил глухим рыком и треском кустов, через которые он ломился. Веста отпрыгнула в сторону, Аня же встретила нечисть кулаком и, кажется, отправила в нокаут. Да вдобавок разбила кулак.

   - Вот гад! - возмутилась девушка.

   - И не говори, - откликнулась Веста. - Ты его задержи, я какой-нибудь кол найду.

   - Еще один способ избавиться от ведьмы? - хмыкнула Аня, пиная вампира по ребрам, чтоб не встал. - Или на этот раз мы используем традиционную медицину йети?

   - Верняк! - крикнула Веста, углубляясь в лес. - Я вспомнила: вампиров убивают ударом кола в сердце!

   Вампир был куда сильнее Ани. Она не успела среагировать, как полетела на землю, а лесник навалился сверху, хищно щерясь и протягивая...клыки к Аниной шее.

   - Отвали, блохастый неудачник! - заорала девушка, пытаясь сбросить с себя неподъемную тушу. - Веста! Срочно иди сюда!

   Вампир вдруг вскрикнул и взорвался, а на Ане, помимо пепла, оказалась лишь деревянная стрела.

   - Отлично, теперь я не только мокрая, но еще и грязная!

   Она села, приводя в порядок мысли и увидела высокую девушку, приближающуюся со стороны леса. Она держала в руках лук. Когда лучница подошла ближе и протянула Ане руку, та изумленно выдохнула:

   - Туириэль?!

***

   Когда Аня вернулась, когда стало ясно, что Вилдэр будет жить и Сольвейг благополучно родила здорового малыша, Идгард, наконец, смог принять решение относительно Туириэль, которая не предавала их прямо, но помогала сестре дурачить всю семью. И хоть эльфийка плакала, убеждая всех в собственной невиновности и в том, что она до смерти боялась Меридии, Идгард не хотел и слышать о том, чтобы она осталась. Так что после рождения сына, которого Туириэль оставила отцу, эльфийке пришлось уйти. И Идгарда совершенно не волновало то, куда она пойдет. Ни на уговоры Анны, ни на ее убеждения в том, что без помощи Туириэль в этом мире жить не сможет, он не реагировал.

   На помощь пришли Анины родители, которые к тому времени уже были в курсе произошедшего и хотя в некоторые вещи не верили до сих пор, смирились с новой семьей дочери и, кажется, к Вилдэру относились с куда большим уважением, чем к Ане. Он им (особенно отцу) казался достаточно разумным, чтобы быть мужем Ани. Они разрешили Туи поселиться у них на даче, благо сами там отдыхать не любили, и дача фактически принадлежала Ане с Мариной. Девушки помогали Туи, привозили продукты и необходимые вещи и усиленно скрывали это от Идгарда.

   А потом Туириэль пропала. Всего через полгода после возвращения Ани и Весты. Она тяжело переносила зиму, и когда в один прекрасный день исчезла, девушки прочесали весь лес, но ни самой Туи, ни ее тела так и не нашли. И вот теперь эльфийка протягивала Ане руку и смотрела на нее со странной смесью удивления и радости.

***

   - Вы чай пейте, - сказала Туи, доставая из печки горшочек с чем-то съестным. - Он с мятой, хорошо против простуд помогает.

   Аня с благодарностью кивнула и отпила немного горячей жидкости. И едва не застонала от тепла, пробежавшего по телу.

   Они шли с эльфийкой не больше получаса, но замерзли страшно. И, хотя ночь была безветренной и приятно теплой, все же мокрая одежда и сидение на кладбище сделали свое дело: когда девушки вошли в небольшой домик, расположившийся в густой чаще, Аня уже чихала, а Веста подкашливала.

   - Вы зачем в озеро полезли? - удивилась эльфийка. - Ночь ведь.

   - Нам...помогли, - ответила Аня.

   - Мы вообще где? - спросила Веста. - Я, конечно, привыкла ко всякому, но чтобы настолько...

   - А сами что думаете? - в ответ спросила Туи, усевшись рядом.

   В домике, состоящем всего из одной комнаты, весело трещал камин, а девушки отогревались за небольшим столом, грубо сделанным из дерева.

   - Не похоже на Челябинск, - усмехнулась Аня, осмотрев помещение.

   - Более чем, - согласилась Веста. - И куда ты пропала, Туи? Мы обыскали весь лес!

   Эльфийка опустила голову и тяжело вздохнула.

   - Простите меня, девчонки, - сказала она. - Не могла я с вами жить. Думала, лучше умру, чем останусь у вас. Так холодно, и никто даже слова доброго не скажет, и вся эта техника, и грязный воздух, и стены давят даже за городом, и природа умирает! Я же всю жизнь жила в лесу, а потом меня Вилдэру продали, но там хотя бы горы были, а у вас...эти линии электропередач...кошмар, будто в клетке себя чувствуешь. И я не выдержала. Прости меня, Ань, я у тебя накопитель украла.

   В глазах Туи заблестели слезы.

   - Накопитель? - Аня посмотрела на эльфийку, как на умалишенную. - Который Рейбэк дал Вилдэру?

   - Ну да, его. Подумала, что лучше в мертвом мире погибну, чем там. И ушла.

   - То есть, мы сейчас в...мертвом мире? - от удивления Веста даже поперхнулась. - В нашем мире?

   Туи кивнула, вытирая глаза.

   - Но как?! Меридия вернулась? - пораженно спросила Аня. - Не похоже на мертвый мир!

   - Не похоже, - согласилась эльфийка. - И я удивилась. Но так обрадовалась, вы не представляете! А вот как вам сказать, не знала, координат-то не было!

   - Ты вообще хоть что-нибудь понимаешь? - спросила Веста Аню. - Мы же уходили из полностью уничтоженного мира. А тут тебе и деревья, и травка, и озерцо имеется.

   - И люди здесь живут, - подтвердила Туи. - Я за продуктами в деревню хожу, так там народу - тьма. Большая деревня. Правда, я ни с кем не говорила почти.

   - Отведешь нас в деревню? - попросила Веста. - Надо разобраться во всем.

   - Согласна, - кивнула Аня. - Это странно...но я не верю, что Меридия могла вернуться, она была так зла...и столько сил потратила на уничтожение.

   - Ты думаешь о том же, о чем и я? - напряженно спросила Веста.

   Аня медленно кивнула, не осмеливаясь высказать вслух то, что вертелось в голове.

   - О чем вы? - удивленно спросила Туи.

   - О том, что, кажется, в этом мире появился новый Высший.

***

   Туириэль положила их на большой кровати, что стояла в углу комнаты, а сама постелила себе на полу. Аня долго не могла уснуть, мучаясь чувством вины: она опять куда-то ушла, оставив свою семью. Ей представилось, как тяжело сейчас мужу и близким, которые знали, что они с Вестой ушли ловить вампира. Вилдэр не верил в возможность восстания лесника из могилы, но, обнаружив следы битвы, всерьез испугается. А, поскольку, Аня и Веста исчезли бесследно, можно было с уверенностью сказать, что похороны их справят в ближайшее время.

   Девушка тяжело вздохнуло. Спокойная жизнь - не ее удел. Несколько месяцев счастья с семьей успешно закончились, и судьба вновь отправила ее в этот мир. Неизвестно как, но он выжил, восстановился за такой короткий срок.

   И все же она чувствовала, что здесь ей хорошо. Будто бы домой вернулась после долгого отсутствия. Аня поймала себя на мысли, что фантазирует, как утром пойдет в деревню, как узнает все-все о произошедшем и (эта мысль в ее голове окончательно не оформилась, но явно просилась) вернется сюда с семьей. Эль получит возможность жить и учиться, стать полноценным членом общества, Ксюша сможет развивать свои способности. И она, Аня, наконец, вернется в то место, о котором вспоминала с болью и сожалением.

   Ей вдруг захотелось свежего воздуха, почувствовать прохладу ночи, вдохнуть этот непередаваемый аромат леса, который в ее родном мире не так-то просто найти, особенно при отсутствии личного транспорта. Ей вспомнилось, как они с Вилдэром гуляли в больничном парке, в Англии и, несмотря на серое небо, были почти что счастливы. Хотя, почему почти? Они и были счастливы, по сравнению с этими ужасными минутами после возвращения. Но все-таки чего-то не хватало, и в глубине души Аня догадывалась, чего именно: дома. Мира, в котором родился Вилдэр, и который стал ее домом вопреки всему.

   Она тихо перешагнула через эльфийку, которая даже не проснулась, а лишь слегка дернулась во сне, набросила толстовку и вышла наружу. Постояла немного на крыльце, рассматривая свое любимое небо с золотыми звездами, вспоминая, когда здесь должна быть Ночь Звездопада. Спустилась с крыльца, почувствовала под босой ногой мягкую траву и заулыбалась. Темный лес почему-то не пугал, а скорее привлекал. Она рассматривала все вокруг: деревья, причудливые цветы, каких-то насекомых, под покровом ночи выползших из норок, наслаждалась пением каких-то ночных птиц, слушала шепот листьев...Повинуясь какому-то внутреннему порыву, закружилась, рассмеялась, налетев на корень и упала в кусты.

   Прямо перед носом Ани оказался какой-то гриб, красиво светящийся синим в темноте и освещая небольшое пространство среди кустов. Аня с любопытством рассмотрела гриб и вздрогнула, когда два маленьких глаза на шляпке вдруг открылись и, ошалевши, Аню рассмотрели. Они с грибом смотрели друг на друга, пока девушка не расхохоталась. Гриб на это отреагировал совсем уж неадекватно: достал откуда-то маленькие ручки, выкарабкался из земли и начал штурмовать Анину руку, смешно пыхтя и карабкаясь. Она подняла грибок на уровень своего лица.

   Гриб сделал в ее сторону весьма неприличный жест.

   - Ты обалдел?! - возмутилась Аня.

   - Ань, - раздалось откуда-то,- ты там с кем?

   Это Веста, оказывается, вышла вслед за подругой и теперь недоумевала, кого Аня встретила ночью в лесу.

   - Полюбуйся! - Аня вылезла на дорожку и сунула Весте под нос светящееся недоразумение.

   Гриб повторил номер с жестом. Веста прыснула.

   - Зашибись тут природа, правда? - улыбнулась Аня.

   - Давай его зажарим? - Веста коварно усмехнулась. - Будет знать, как честным девушкам всякие неприличные вещи показывать!

   - Да ну, - скривилась Аня, - он стремный какой-то. Давай лучше Эли поиграть отдадим?

   - По-моему, вариант с зажаркой более гуманен, - Веста хмыкнула. - Интересное чувство юмора у того, кто его придумывал...

   - Ага, я даже знаю, от кого он этому жесту научился.

   - Как вообще это могло произойти? Я поняла, о чем ты говорила за столом, но половину ночи думала, как это случилось. И так и не придумала.

   Ане вспомнились последние слова Меридии:

   Он заслуживает более серьезной кары, чем смерть. Самое страшное наказание для него - жизнь, моя дорогая. Поэтому он получит все, о чем мечтал когда-то. Вот только вряд ли это доставит ему радость.

   - Это правда, - вздохнула Аня. - Меридия ничего не делала просто так.

   - Почему мне кажется, что она ошиблась? Это вообще возможно? Или во всем этом есть подвох и сейчас этот гриб прикончит нас обеих?

   - Кто знает, как меняется организм человека, получивший такую силу. Может, и вправду, Меридия ошиблась? Как думаешь?

   - Ты хочешь вернуться, - поняла Веста.

   - И ты. Хотя бы из-за Элианы.

   - Но я не уверена, что это безопасно. Сможем ли мы жить в мире, который принадлежит...

   - Я думаю, мы никому не скажем, - усмехнулась Аня. - В конце концов, мы не обязаны знать об этом мире все, так?

   Веста махнула рукой. Когда Аня что-то хотела, она обычно это получала. И Риорская теперь нисколько не сомневалась, что ее ждет новая жизнь в старом мире. Или новый он теперь был?

   - Слышишь? - спросила Аня. - Вода. Ручей, наверное. Пойдем, посмотрим?

   Ручей располагался недалеко и был совсем небольшим. Кристально прозрачная вода бежала по камням и сверкала в свете луны. А вокруг...плясали все те же светящиеся грибы.

   - Интересно, что он там курит? - задумчиво спросила Аня.

   - Прикольные, - рассмеялась Веста, когда грибы начали друг за другом прыгать в воду.

   - Слушай, я тоже хочу, чтоб меня так торкнуло, - почему-то настроение у Ани поднималось с каждой минутой.

   - Побейся столько головой, тебя не так торкнет, - откликнулась Веста.

   Они еще немного посмотрели на забавные пляски грибов (или это были животные, похожие на грибы - девушки так и не пришли к единому мнению), а потом все же отправились спать. Утром надлежало идти в деревню, а потом срочно думать, как добраться до дома и всю семью переправить сюда. Для этого нужен был маг, а остались они в этом мире, или нет, Аня не знала.

   После вечерней прогулки в голове посвежело, и девушки сразу же уснули, вопреки тенденции последних месяцев, спокойно, без опасения, что что-то случится.

***

   Они пошли в деревню, едва рассвело. Туи наскоро сообразила завтрак: оладьи с лесными ягодами, они все сходили на озеро и с удовольствием искупались, встретив, уже по дороге в деревню, очаровательную компанию грибов, шествовавших куда-то ровным строем.

   - О, смотри, друзья твои, - фыркнула Веста.

   - Эти? - удивилась эльфийка. - Да в них же разума ни на грош. Смешные, конечно, но бесполезные. Так, пляшут чего-то в лесу по ночам, днем гуляют.

   - Может, такого домой завести? - Аня усмехнулась. - Вот девчонки обрадуются.

   - Им почва нужна, они в земле живут, - откликнулась Туи. - И влага. Здесь вообще очень много дождей, гораздо больше, чем было. И гроз - каждую неделю по две штуки. Молнии сверкают такие, что нос из окна высунуть страшно. Но так красиво...

   - Интересное место, - согласилась Веста. - Думаю, стоит изучить внимательнее. А как обстоят дела с магией?

   - В полном порядке, - улыбаясь, ответила Туириэль.

   И, после паузы, добавила:

   - Девочки, а вы знаете...что новый Высший - это...

   - Рейбэк, - закончила Аня. - Догадались. У кого еще такое чувство юмора идиотское.

   - В смысле? - не поняла Туи.

   - Мы вчера погулять вышли, так эти грибы нам нахамили.

   Туириэль расхохоталась.

   - Грибы...нахамили...да уж, девчонки. Вы удивительные.

   - Мы не виноваты. Аня, вон, вообще никого не трогала, это я на вампира пошла! А он, зараза такая, нас сюда запихнул. Знала бы...убила бы.

   - Ты и собиралась его убить. Трехлитровой банкой с водой. Мне интересно: он пострадал больше от зелья твоего или от удара банкой? - хмыкнула Аня.

   Веста сделала вид, что обиделась.

   Они шли недолго, хотя пробираться через тропки, заросшие травой и кустарником, было сложно. Аня не уставала поражаться свежести и красоте леса: всюду чувствовалась жизнь, какое-то движение не переставало оживлять лес, делать его...уютным и забавным. Всюду порхали насекомые, пели птицы, а несколько раз Аня даже успела заметить в густой траве зайца. Радость от того, что она видит мир в таком расцвете то и дело сменялась удивлением. Как мог человек, принесший столько зла, восстановить разрушенный Меридией мир? Не ошибаются ли они в своих выводах, приписывая Рейбэку то, к чему он не имеет отношения?

   - Туи, а как ты узнала, что Рейбэк стал Высшим? - словно прочитав Анины мысли, спросила Веста.

   - Мы виделись, - вздохнула эльфийка. - Прошло совсем немного времени после моего возвращения. Я бродила по лесу, как могла, добывала себе пропитание, но жить мне негде было. К слову, на здешних зверей очень трудно охотиться: они прыткие и очень быстрые, а потому по большей части я питалась ягодами, да грибами. И однажды отравилась, причем очень сильно. Подозреваю, что смертельно. Сама виновата: незнакомые ягоды есть не стоило, но откуда ж мне было знать?! В общем, лежала я, подыхала от боли и тошноты, а он мне помог. Просто взял и вылечил практически одним прикосновением. Мы долго разговаривали и...мне показалось, он другой. То есть, это по-прежнему Рейбэк, хоть я с ним и общалась-то совсем мало, но он мне раньше казался...ужасно страшным. А теперь мне его даже жалко. Он мне и дом создал, и рассказал, как можно еду добывать, и к деревне вывел. Почти ничего не объяснил, но спросил, как дела у Весты. Я что знала, то рассказала. И рассказала, что Вилдэр жив. Он ответил, что знает. Он вроде как что-то там сделал, чтобы его еще можно было спасти, надеялся на вашу...медицину, да?..

   Аня закрыла глаза. Своим спасением, спасением мужа она была обязана Рейбэку. И ему же обязана всеми опасностями, которые ей угрожали. У девушки складывалось ощущение, будто перед ней гигантские весы, на одной чаше которых лежит положительная сторона некроманта, на другой - его темная сторона. И, что самое главное, ни одна перевесить не может и не может подсказать Ане, как к нему относиться.

   Бабах! Она вскрикнула и отскочила от дерева, внезапно выросшего на пути. Потерла ушибленный лоб. Веста рассмеялась:

   - С ума сошла? С закрытыми глазами ходить? Здесь же лес! Тропинок-то нет почти.

   - Вот и предупредила бы, раз такая умная, - беззлобно огрызнулась Аня. - Туи, долго до деревни?

   - Почти пришли. Видите, лес реже стал.

   Они прошли еще немного, не больше километра, когда совсем внезапно лес закончился и перед девушками появился...огромный город.

   - Деревня? - ошеломленно спросила Аня. - Да чтоб я в такой деревне жила!

   - Рейбэк потихоньку восстанавливает поселения, - кивнула эльфийка. - Это - самое крупное. Но есть еще куча мелких по всему миру...как мне сказали. Вообще, все это появляется в рекордные сроки. И люди возвращаются. Вы вообще такое могли себе представить?

   - Что-то мне не нравится резкая положительная активность отца, - хмыкнула Веста. - Не к добру. Когда он прикидывается добреньким, он либо играет в свои игры, либо...

   - Пытается нам помочь? - предположила Аня. - Прецедентов было достаточно.

   По Весте было видно, что она сомневается. Но возражать девушка не стала. В конце концов, дочери Рейбэк больше зла причинил, чем Ане. Ее-то так, напугал немного, да злил намеренно. Это, если не считать нескольких весьма неприличных предложений.

   Они прошли через главные ворота, поражаясь, как кипит жизнь в этом городке. Всюду бродили люди, шла торговля, откуда-то доносилась музыка.

   - Выходной, - пояснила Туириэль в ответ на Анин взгляд. - Сегодня ярмарка. Хотите посмотреть?

   - Пожалуй, - кивнула Веста.

   Ярмарка проходила на главной площади. Эта площадь представляла собой большое открытое пространство, по периметру которого были установлены лавочки торговцев, возле которых толпились покупатели, а в центре устраивали целые представления. Аня улыбнулась, когда один из шутов, что плясали на ходулях, подарил ей цветок.

   - Сладости! Попробуйте лучшие сладости! - надрывалась какая-то миловидная девушка с толстой золотой косой.

   - Миледи, - кто-то сунул под нос Весте огромное пирожное. - Отведайте.

   - Нет, спасибо, - вежливо улыбнулась та. - Не люблю сладкое.

   И ахнула, узнав торговца.

   - Питер!

   - Миледи Риорская? - оторопел пекарь. - Слава Богам! Вы вернулись! Я уж и не надеялся увидеть вас!

   Аня не знала Питера, но поняла, что это был один из студентов Весты, очевидно, учившийся в тот год, что и дочь Михаила. О принцессе Элен Ане рассказывали, причем весьма подробно. Сейчас Питер мало напоминал добродушного толстяка: он вытянулся, явно приобрел некоторую уверенность в себе, исчезла подростковая неуклюжесть и стеснительность. Вопреки тому, что Пит изначально был в команде Повелителей Слез, Аня не испытывала к нему неприязни. Скорее, некоторое уважение. По крайней мере, у него хватило сил уйти.

   Пока девушка рассматривала народ, во всем многообразии представленный на ярмарке, Веста обнималась с Питом и было видно, что Риорская счастлива видеть знакомого. До Ани долетели обрывки разговора:

   - Нам домой надо, Пит. Там Михаил, дочка моя, Анина семья. У тебя маги знакомые есть? Или хотя б артефакт какой?

   - А вы? - удивился Пит. - Даже если вы жили в мире без магии, здесь все равно сможете колдовать. Все в порядке, все работает.

   - У меня больше нет магии, Пит, - тихо ответила Веста. - Длинная история, не спрашивай.

   Аня знала, что Веста тяжело пережила потерю способностей. Потом, когда опасность им грозить перестала, Риорская долго расстраивалась из-за того, что не сможет колдовать. И лишь в последнее время у Михаила получалось не напоминать жене о ее новом статусе.

   Аня отошла от счастливо болтающих ребят, оставила Туи, которая с удовольствием лакомилась предложенными пирожными и отошла туда, где народу было не так много: к каким-то перилам. Ее взору открылась равнина, расположившаяся далеко внизу, а горы вдалеке белели снежными вершинами. По равнине резво бегали какие-то животные, а почти рядом с девушкой летали птицы, и ни одного облачка не притаилось на небе. Приятный ветерок освежал лицо, солнышко пригревало, и ничто больше не напоминало о прошедших темных временах. Аня улыбнулась своим мыслям.

   Ее кто-то осторожно тронул за плечо.

   - Подай, девочка, монетку, Высшему дар принесу, чтоб доченьку мою вернул, - сказала сухонькая бабушка, одетая бедно, закутанная в серый плащ.

   - Простите, нет у меня денег, я сама только вернулась, - ответила Аня.

   - Тогда делом помоги, - не сдавалась старушка.

   - Каким? Вы скажите, я, если смогу, то сделаю.

   Бабушка вдруг лукаво улыбнулась и посмотрела Ане в глаза.

   - Ан нет, сделала ты уже все, девочка. Монетки я требовать не вправе, твой подарок Высшему подороже золота будет.

   И, не сказав больше ни слова, незнакомка медленно побрела прочь.

   - Подождите! - крикнула Аня. - Стойте! Что вы имели в виду?!

   Но маленькая фигура бабушки уже скрылась в толпе.

   Аня снова повернулась к перилам и, на какой-то маленький миг, ей показалось, будто она видела в небе призрачные очертания небольшого домика, увитого виноградом. А потом над равниной поднялась радуга.

Эпилог

   - Не втыкай, пожалуйста, в меня иголки, - попросила Аня, скосив глаза на подругу.

   - Извини, но твое платье опять надо ушивать, - возмутилась Веста. - Я не пойму, что с твоим весом. То толстеешь, то худеешь. Какой идиот придумал шить платье за несколько лет до свадьбы?

   - Ну, мы же не знали, что свадьба у нас будет аж через пять лет, - хмыкнула Аня. - Так получилось.

   - Получилось, - передразнила ее Риорская. - Ждали-то чего?

   - Сначала Вилдэр помогал Рандвалфу устроить государственные дела. Потом мы ребенка ждали - не выходить же замуж с огромным животом. Потом вроде собирались, но как-то второй подоспел...короче, дел было много.

   - И чего сейчас вдруг решили? Вы и без свадьбы детей делали. Между прочим, белый цвет - символ невинности невесты. А у тебя из-за этого самого символа трое детей выглядывают. Это нормально?!

   Аня снова дернулась, когда Веста в очередной раз ее уколола.

   - А сама-то замуж выходила как? Мне Риорский подробно все рассказал.

   - Ага, как же. Расскажет он. Да ни в жизни не поверю! Ему стыдно, между прочим. И выходила я замуж не в белом, мне белый вообще не идет. Так что закрой рот, подруга, и не ной. Красота требует жертв.

   - Так то жертв, - буркнула Аня. - А это - пытки.

   - Медленно приготовленных жертв,- уточнила Веста.

   - Интересные вы тут разговоры ведете, - вдруг раздался голос Рандвалфа.

   Мужчина стоял около дверей и скептически рассматривал Аню, которая примеряла подвенечное платье.

   - Напомни мне, в который раз ты его надеваешь? - усмехнулся Рандвалф.

   - Да отстаньте вы! - Аня обиженно отвернулась. - Хочу, и надеваю. Вас, между прочим, на свадьбу не звали, вы сами напросились.

   - Не заводись. Я вообще-то зашел сказать, что Марина и Идгард приехали и очень хотят с тобой пообщаться. Ксюху они уже затискали и та прячется у меня в кабинете.

   С тех пор как Идгард, показав всем весьма красноречивый жест в ответ на "будешь наследником", остался жить в мире Ани и даже умудрился жениться на Марине, он был редким гостем в замках, но всегда желанным. За годы жизни с Аниной сестрой парень объездил половину мира, получил образование, работу и умудрился уговорить жену на ребенка, которого она и ждала на момент Аниной свадьбы. К такому повороту Аня отнеслась философски и не реагировала на подначки Рандвалфа, мол, сама Аня замужем за Вилдэром, а ее старшая сестра - за его сыном. Едва девушка пыталась разобраться, кто и кем кому приходится, у нее начинала болеть голова и, в конце концов, она это дело бросила.

   Она быстро переоделась и отправилась встречать гостей. В холле замка уже собрались почти все и с самой настоящей наглостью пили кофе, не дождавшись девушек. Веста тут же отобрала чашку у Риорского, за что получила по носу: она ждала ребенка и кофе ей пить не разрешалось. С Аней любезно поделился Вилдэр. Сольвейг предложила было принести еще чашек, но Аня отказалась: с любимым из одной чашки пить было интереснее.

   Дети играли где-то во дворе, с ними возились няни. А компания взрослых расположилась в беседке неподалеку.

   - Ань, мы на празднование не останемся, - вздохнула Марина. - Церемонию посмотрим, и уедем, у нас путевка в Испанию. Помнишь, мы вам предлагали?

   Аня помнила, ровно как и причину отказа: Ксюша не могла больше возвращаться в Анин мир. Что-то было в ее магии, запрещающее жить там, где этой магии нет. Лучше всего девочка себя чувствовала на родине отца, здесь и росла, и училась, и была вполне счастлива. А без дочери Аня отдыхать отказывалась.

   - Ничего, - улыбнулась она. - Мы вас и на церемонии накормим.

   Михаил, который до этого момента выговаривал Весте за ее тягу к нездоровой пище, вдруг поднялся и обвел взглядом присутствующих.

   - Товарищи, можно сказать кое-что?

   - Валяй, - разрешила Аня.

   - Мы с Вестой посовещались...

   - И он решил, - хихикнула Веста, но тут же умолкла под взглядом мужа.

   - В общем, мир постепенно восстанавливается. Нам приятно, что люди оказали такое доверие и разрешили нашей братии руководить государством. Поскольку численность населения уже превысила определенные пределы - и откуда они только берутся - мы решили, что не лишним будет худо-бедно возродить традицию высшего магического образования. Пока что нас хватит лишь на один университет, без разделения, как было в Лесном, но в будущем, думаю, все это разрастется. Надеюсь на поддержку и понимание.

   - Идея неплохая, - кивнула Рандвалф. - Помещение имеется, давайте один из летних замков приспособим, он прямо создан для университета. Вот только...как вы планируете решить проблему преподавателей?

   - Пока что я надеюсь на преподавание Весты, Вилдэра, Ани и свое собственное. Потом будем проводить собеседование.

   - Чему я буду их учить? - удивилась Аня. - У меня же нет магии.

   - Тому, как выйти замуж за правителя, будучи рабыней, - усмехнулась Сольвейг.

   - Тогда тебе читать надо, ты же у нас повелительница нынче, - парировала Аня.

   - Как родить от Вилдэра и сбежать, - хмыкнула Веста. - А потом внезапно вернуться.

   - Как родить от Вилдэра я, пожалуй, учить не буду, ибо чревато.

   - А ты научи, как махать мечом направо и налево! - предложила Марина. - Или как волков на шкуры пускать...

   - Да хватит вам! - рассердился Михаил. - Я хотел, чтобы Аня научила их думать. Не полагаться на магию, а использовать только собственные мозги, не сдаваться, искать выходы, анализировать. Мне кажется, ей это под силу. В конце концов, фактически она спасла этот мир и даже если Аня просто будет рассказывать о произошедшем на лекциях, польза будет. Мы не должны забывать о прошлом и быть готовыми ко всему.

   Девушка смутилась. Она так и не рассказала семье о Рейбэке. И Веста тоже молчала, они словно договорились все скрывать, хотя ни одна не собиралась препятствовать открытию этой тайны.

   Все смотрели на нее, ожидая решения.

   - Я...ладно, - Аня пожала плечами. - Если вы считаете, что это нужно, я готова.

   - Ура! - Веста бросилась обнимать подругу. - Это будет здорово!

   Она прямо светилась от счастья. У Весты появилась возможность снова преподавать, у Ани - найти себе стоящее дело в этом мире, у Риорского - применить свои таланты во благо. Может, и выйдет чего у них.

   Со стороны детской площадки раздалось хныканье: это Ксюша, играя, упала и ударилась. У этой девочки с колен ссадины не сходили. Аня отправилась поднимать дочь и смотреть, не нанесла ли та себе какую травму.

   - Ксюша! Ты осторожнее можешь бегать?

   Но та уже поднялась и вполне резво помчалась навстречу матери.

   Аня уже не могла таскать одиннадцатилетнюю Ксюшу на руках, поэтому просто обняла ее и отпустила играть к остальным детям. А сама побрела не обратно, а в противоположную сторону: в заросли деревьев, что украшали придворный сад. Она медленно брела, вдыхая запахи цветов и свежей листвы, рассматривая бабочек, порхавших вокруг. И думала о том, что больше никаких неприятностей не должно было случиться. Кажется, мир был в надежных руках. По крайней мере, катаклизмы ему не грозили, а с остальным справятся Рандвалф и Михаил. Может, и она немного поучаствует, добро какое принесет.

   Девушка остановилась, задрала голову и посмотрела сквозь кроны деревьев на голубое небо. Она не знала, куда нужно смотреть, обращаясь к Высшему, но у нее на родине смотрели именно в небо.

   - Вот ты мне скажи: я правильно поступаю? Беру все в свои руки, лезу во все дела, беру власть, которая изначально мне никак принадлежать не могла. Это не приведет к новым несчастьям? Хоть намекни!

   Ответам ей стала плотная стена дождя, неизвестно откуда вдруг хлынувшая из облаков. Аня мгновенно промокла до нитки, но намек поняла.

   - Ну и чувство юмора у тебя, - она погрозила невидимому Высшему кулаком и припустила в тепло.

   Туда, где ждала ее семья.

Утро и его последствия. История любви Элианы Риорской

   Элиана Риорская любила дарить подарки. И матери она дарила украшения собственной работы, и тете, и братьям, и отцу, и подругам. Девушка получала удовольствие от подаренных подарков даже больше, чем от полученных. Особенно она любила дарить подарки Ксении. Ксения стала ее лучшей подругой лет с шести, когда они только познакомились в сопряженном мире и образовали союз против младших наследников. С тех пор почти не разлучались: учились в университете Риорских, вместе жили, веселились, плакали, влипали в истории. И дни рождения они тоже праздновали вместе. Исключительно вдвоем. Ну, бывало, Гуннульв присоединялся, но это мохнатое чудо никто всерьез не воспринимал.

   Как и всегда, в Ксенин день рождения, Эль заранее уехала в домик у озера, все там подготовила и стала ждать подругу. Этот ритуал был им привычен: подруга именинницы готовит праздничный ужин, а к вечеру приезжает виновница торжества и до утра весь мир в пространстве небольшого домика принадлежит только им. А там можно хоть секреты обсудить, хоть поспать вволю, хоть купать всю ночь и не слушать нотации матерей. А еще Эль любила в такие дни летать. Риорский не разрешал ей слишком часто это делать: из-за того, что крови иеры в Элиане было мало, крылышки как следует, не окрепли и являлись скорее украшением, нежели полноценными и рабочими крыльями. Но все же иногда младшая Риорская позволяла себе подняться вверх (совсем невысоко) и насладиться свежим воздухом, бьющим в лицо и развевающим волосы.

   К вечеру, когда до начала празднования восемнадцатого дня рождения Ксюши оставалось всего ничего, Элиана уже давным-давно все приготовила и даже успела принарядиться, хотя и знала, что подруга заявится в одежде, никак не соответствующей торжественному поводу. Девушка довольно крутилась перед зеркалом, напевала незамысловатую песенку и совершенно не обращала внимания на пейзаж за окном, где уже сгущались сумерки. Гуннульв сидел на спинке дивана и довольно грыз яблоко. В этот год он пожелал присутствовать на дне рождения Ксении. Обычно он с ней везде путешествовал, но Риорский категорически запретил монстру присутствовать в университете и со своей любимицей Гуннульв виделся только вот в такие дни, когда девчонкам удавалось вырваться с учебы.

   - Эль! Открывай! - раздался вдруг голос Ксении и Эли подскочила.

   - Ты чего орешь? - буркнула Риорская, открывая подруге дверь. - Перепугала. Проходи, располагайся.

   - Сумки тяжелые, - Ксения бросила на пол рюкзак и продемонстрировала Эль две больших сумки.

   - Это что?

   - Это, - Ксюша загадочно улыбнулась, - наш праздник.

   - Не поняла, - Элиана тут же засунула нос в сумку и издала радостный вопль.

   А затем достала несколько бутылок вина и с восхищением рассмотрела.

   - Где достала?

   - Дядя дал, - фыркнула Ксения. - Сказал, что я уже взрослая и могу взять из погреба вина, чтоб отпраздновать.

   - Сдается мне, - усмехнулась Эль, - речь шла не о шести бутылках.

   - Он все равно не заметит, - махнула рукой Ксюша, сбрасывая куртку. - Ого! Еда! Слушай, я так есть хочу! Давай отложим все поздравления и речи?

   Эль пожала плечами. Ей тоже сильно хотелось есть: она-то провела весь день, готовя угощение и почти не успела перекусить.

   - Ты дома была? - спросила Элиана, раскладывая мясо.

   - Была, - кивнула Ксюша. - С родителями все хорошо, Идгард писал, Оля выздоровела и уже скачет вовсю, мальчики пока в больнице, но уже не кашляют. Остальные вроде бы тоже нормально, но я только дядю видела, да Сольвейг. Твои в университете, что-то там обсуждают. Небось, опять хотят загрузить нас дополнительными заданиями.

   - Ты выбрала тему для научной работы?

   - Есть кое-какие идеи, - Ксюша задумчиво повертела бокал в руках. - Но надо обдумать.

   - А у меня никаких, - вздохнула Эль. - Вроде бы и надо, а совсем в голову ничего не идет.

   - Я с Михаилом говорила, он сказал, что время еще есть. Вроде как года два нам на раздумья дадут, а потом отправимся на практику, соберем материал, оформим работу и защитимся. И все. Мы - дипломированные маги! Ты куда работать хочешь?

   Эль отвернулась, со вздохом посмотрев в окно.

   - Я хочу лекарским делом заняться. Мама, правда, отговаривает, не хочет, чтобы я этим занималась, но препятствовать не будет. В идеале, конечно, мне бы хотелось открыть лекарский дом, но отец столько денег не даст. Так что постепенно буду продвигаться в этом направлении. Попробую себя в снятии проклятий. Вот только тренироваться не на чем: древних-то проклятий не осталось. А бородавки и привороты-отвороты - явно недостойное занятие для выпускницы университета. А ты в какую область намылилась, подруга?

   Ксюша помолчала, прежде чем ответить:

   - Я не уверена, но...я хочу заниматься наукой. Чем-то таким, что поможет понимать все, происходящее вокруг. И еще путешествовать хочу, может, людям помогать, а может, искать чего.

   - Ага, приключений, - Элиана хихикнула.

   К концу ужина подруги изрядно опьянели и, хотя еще соображали вполне себе сносно, выглядели расслабленными и довольными. Элиана лениво ела виноград, Ксюша рассматривала подарок подруги - платье ручной работы, расшитое алмазами, а Гуннульв качался на Ксениной ноге и периодически радостно что-то кричал. После того, как виноград кончился, а монстру надоело висеть на Ксюше, девушки переместились на диван и, как это водится, начали сплетничать.

   Разумеется, шесть бутылок вина они не осилили и примерно на четвертой опьянели настолько, что сильно захотели спать. Девушки еще немного посидели в гостиной, перед большим окном, вглядываясь в ночную темноту и пугая друг дружку страшными рассказами о монстрах и привидениях, но Ксюша уже зевала, а Эли лениво гладила Гуннульв, который блаженно развалился у нее на коленях и едва не мурлыкал от удовольствия.

   - Предлагаю пойти спать,- заплетающимся языком проговорила Ксения.

   - Согласна, - кивнула Эль и спихнула Гуннульв. - Идем.

   - Ты постели застелила?

   Вопрос заставил Элиану глубоко задуматься.

   - Не знаю. А как?

   Ксюша на нее очень внимательно посмотрела, а потом обе девушки звонко рассмеялись.

   - По-моему, мы напились, - заключила Эль.

   - Вот сейчас из леса маньяк выйдет, а мы пьяные...

   - Он испугается. И уйдет.

   - А может, отдадим ему вино?

   - Допить? Давай!

   - Ладно, я у двери поставлю.

   Ксюша, шатаясь, побрела к выходу, попутно захватив оставшиеся бутылки с вином. Элиана это действие проигнорировала, а Гуннульв явно разочаровывался в любимице, наблюдая, как Ксюша, непонятно зачем, ставит бутылки на крыльцо и, зевая, снова заходит внутрь.

   - Все! - радостно сообщила Ксения. - Маньяк напоен!

   - А накормить?

   Девушки синхронно посмотрели на стол, где еще оставалось приличное количество еды.

   - Далеко, - заключила Ксюша. - Лень.

   - Согласна. Ягодками закусит.

   Подруги медленно побрели по лестнице, не второй этаж, где их ждали спальни. Спать решили в одной комнате, в той самой, где жили, когда приезжали в этот домик с родителями. Нравилось им в этой комнате, светлой, находившейся почти под самой крышей, пахнущей свежим деревом и цветами.

   - И почему нам так в любви не везет, - тяжело вздохнула Элиана, раздеваясь.

   - Потому что мы родственницы короля?

   - Не знаю. Может, потому что мы слишком красивы?

   - Ага, и скромны, - раздался откуда-то из-под кровати голос Гуннульв.

   - Кыш, - Ксюша лениво бросила под кровать тапок, и по сдавленному вскрику монстра поняла, что попала в цель.

   - Вот, допустим, Эрик, - Элиана с ногами забралась на кровать. - Он хороший парень, но слишком занудный. И то я делаю не так, и этикет не соблюдаю, и колдую неправильно! Достал!

   - Ой, да молчи уже, - скривилась Ксения. - У тебя хотя бы парни были. А я? Восемнадцать лет - и единственный роман, в детском садике.

   Эль расхохоталась.

   - Который закончился, когда он дернул тебя за хвост!

   - Это было больно, - обиделась Ксюша. - И все равно. Ты хотя бы целовалась. А я - нет.

   - Поверь, дорогая моя, поцелуи без любви - ерунда, а не то, что нам описывают в книгах. Так что ты не много потеряла. С некоторыми особями это даже противно.

   - И как отличить любовь от не любви? - задумалась Ксюша.

   Элиана промолчала, очевидно, пытаясь что-то сообразить.

   - А я придумала! - вдруг возвестила Риорская. - Мы, Ксюха, с тобой сейчас наколдуем!

   - Что наколдуем? - не поняла Ксения.

   - Любовь! Как в книжках: настоящую и на всю жизнь! Идем!

   Девушка резко вскочила, пошатнулась, но благодаря крылышкам устояла и решительно направилась к выходу. Ксюша, чуть помедлив, бросилась за ней.

   - Может, не надо? - раздался им вслед то ли стон, то ли вопль Гуннульв.

   Он-то отлично знал, к чему порой приводят совместные занятия колдовством этих подружек. Но было поздно: дверь за девицами захлопнулась, оставив несчастного монстра ожидать чего-то...неизвестного, но явно крайне опасного.

***

   В принципе, утро могло начаться и хуже. Эли перевернулась на живот, машинально отметила, что голова болит не так уж сильно и даже не тошнит: вино у Рандвалфа было качественное, похмелье почти не ощущалось. Разумеется, легкий недосып и общая слабость присутствовали, но не так ярко были выражены, что позволяло в некоторой степени не обращать на них внимания. И Эль решила еще немного поспать, благо воплей Ксюши, свидетельствовавших о том, что та проснулась, слышно не было.

   Поспать ей не дало странное ощущение, будто рядом кто-то лежал. Причем этот "кто-то" был не Ксюшей, потому как имел короткие волосы и весьма рельефные мышцы. Эли приоткрыла один глаз и тут же вскочила, одновременно прикрываясь одеялом.

   Мало того, что она спала не в комнате, где предполагалось изначально.

   Мало того, что комната эта всегда стояла закрытой по той причине, что в нее складывали весь хлам и всю ненужную мебель и просто не успели освободить.

   Мало того, что Элиана совсем не помнила, что произошло накануне, так она еще и проснулась в постели с каким-то незнакомым парнем.

   Парень этот был лет двадцати, вполне себе симпатичный, с короткими светлыми волосами, как уже убедилась Эль, приятными на ощупь, с широкими плечами и неплохим прессом. В любой другой ситуации девушка непременно бы оценила гостя, но сейчас пребывала в полнейшем недоумении.

   - Вот ты где! - раздался голос Ксении. - И как тебя сюда занесло? Голова болит?

   Тут ее взгляд наткнулся на спящего парня:

   - Это маньяк? - ошалело спросила Ксения.

   - Не знаю, - ответила Эли.

   Ксюша пихнула парня, отчего тот завозился, что-то пробормотал, но не проснулся.

   - Вставай, я сказала! - рявкнула девушка.

   Нехотя незнакомец открыл глаза.

   - О, Ксюха проснулась, - возвестил он.

   Девушки замерли. Он знает их имена?! Они что, ночью познакомились? Нет, определенно, дни рождения справлять - вредно.

   - Где это ты такой кулон себе надыбала? - спросил парень, указывая на что-то.

   Ксюша скосила глаза. На шее у нее висел круглый кристалл, в котором она узнала тот, что хранила ее мать в своей шкатулке. Она никак не могла взять его вчера! Хотя бы потому, что в зимнем дворце и не была.

   - А чего вчера было, а? - жалобно спросила Ксения.

   - Не помню.

   - Девочки, с вами все хорошо? - на лице парня появилось искреннее беспокойство.

   - Ты вообще кто?! - хором спросили они.

   - Допились, - резюмировал парень. - Друзей своих не помнят. Пить надо меньше, дамы!

   - Вообще, он прав, - нехотя призналась Ксюша. - Я что-то вообще не помню, чем дело закончилось...Последнее воспоминание - как мы пошли на чердак за полынью.

   - Счастливая, - протянула Элиана. - Я и того не помню.

   - А вот что он тут делает, - Ксюша указала пальцем на несчастного парня, - я не знаю!

   - Я знаю, кто вчера не пил и кто все знает! - вдруг воскликнула Эли. - Гуннульв!

   - Он же, вроде, под кроватью сидел, - Ксюша нахмурилась.

   - Может, хоть что-то слышал, - предположила Эль и бросилась из комнаты.

   Ксения с парнем остались наедине.

   - Она нормальная? - спросил парень.

   Девушка кивнула.

   - А куда она пошла?

   - Гуннульв искать, - последовал совет.

   - А ты нормальная?

   - С утра была нормальной, а что? - не поняла Ксения.

   - Я - Гуннульв, дура белобрысая! Никогда вам больше пить не дам!

   Ксюша так и села, ладно хоть не на пол: удачно кресло какое-то старое подвернулось.

   - Кто ты? - переспросила девушка.

   - Гуннульв, - невозмутимо ответил парень. - Не узнаешь, с похмелья, что ли?

   - Не очень. Ты как...человеком оказался?

   Гуннульв (или тот, кто за него себя выдавал) вздохнул, и сел на постели.

   - То есть, вообще ничего не помнишь?

   Девушка помотала головой.

   - И как колдовали, тоже не помнишь?

   Та же реакция.

   - Ну, вы даете! - присвистнул парень. - Я, честно говоря, надеялся, что меня с утра завтраком накормят, а вы даже не вспомнили! Беспредел. Больше, дамы, я с вами наедине не останусь! Психопатки ненормальные!

   - Чего вчера было? - повторила Ксюша, совершенно не понимая, каким образом ее милый домашний монстр резво избавился от мохнатости и приобрел вполне человеческий вид.

   Из коридора послышались шаги Эли.

   - Его нигде нет! - возмущалась Риорская. - И где этот тапок лохматый гуляет, когда он так нужен?

   Растрепанная, но одевшаяся и умывшаяся Элиана предстала перед ошарашенным взором подруги.

   Из коридора послышались шаги Эли.

   - Его нигде нет! - возмущалась Риорская. - И где этот тапок лохматый гуляет, когда он так нужен?

   Растрепанная, но одевшаяся и умывшаяся Элиана предстала перед ошарашенным взором подруги.

   - Он говорит, - Ксения ткнула пальцем в парня, - что он Гуннульв.

   Элиана на секунду замерла, а потом рассмеялась.

   - Он?! Гуннульв?! Подруга, иди, умойся. Монстры не превращаются в людей.

   - Да ладно?! - тут уже незнакомец возмутился и слез с кровати.

   Забыв, что одежды на нем не имеется.

   - А ну, залезь под одеяло! - возмутилась Эли, отвернувшись.

   - Ой, какие мы стали нежные! - в тон ей ответил Гуннульв. - Не нравится, не смотри!

   - Было бы, на что смотреть! - фыркнула девушка.

   - А кто меня всего ночью облапал?

   - Что-о-о?!

   - То! - передразнил Эль Гуннульв. - Парня тебе надо, мымра крылатая!

   - Тапок плешивый!

   Ксюша, доселе взиравшая на этот бардак, решила вмешаться:

   - Хватит! Прекратите оба! Похоже, ты и вправду Гуннульв, вы обычно так и ругаетесь. А ну, все замолчали, сейчас разбираться буду. Ты, Эли, повернись, он уже прикрылся.

   Элиана развернулась, но обиженное выражение с лица не стерла.

   - Я правильно понимаю, что ты, - Ксюша внимательно посмотрела на парня, - помнишь, что вчера было?

   Прежде чем ответить, Гуннульв на пару секунд задумался.

   - Помню, - кивнул он. - До того момента, как мы пить втроем начали.

   - Ой, мама, - Элиана, осознав, наконец, что получилось из ее колдовства, сползла по стеночке на пол.

   - Маму пока не надо, - хмыкнула Ксюша. - Пошлите завтракать, а там разберемся, чего вчера было и как это расхлебывать. Только, мой бывший мохнатый друг, не ходи в таком виде в столовую.

   - А что мне надеть-то? - удивился парень. - У меня ж нет одежды никакой.

   - А ты ночью в чем был?

   К Ксюшиной неожиданности Гуннульв слегка покраснел.

   - Понятно, - вздохнула девушка. - Сейчас принесу одежду, думаю, кого-нибудь из братьев размер тебе подойдет.

   И добавила, уже из коридора:

   - Не умела пить, нечего было начинать!

   Когда Гуннульв оделся, а завтрак был торжественно водружен на стол, Ксюша попыталась выяснить, чем же все-таки закончился ее день рождения. Сделать это было сложно, потому как Элиана дулась на Гуннульв, а тот намеренно ее подначивал, чем весьма осложнял ситуацию. Но добиться от него в таких условиях ничего нельзя было.

   - Если не прекратишь себя так вести, отберу завтрак, - наконец пригрозила Ксюша, когда Гуннульв в очередной раз прошелся по поводу прически Эль, чем заставил ее покраснеть от злости.

   Он замер.

   - Точно отберу, - подтвердила девушка. - Ты теперь не мохнатый, так что разжалобить не получится.

   - Ага, как же, не мохнатый, - буркнула Эль. - Вон, ноги волосатые. И на башке бардак!

   - Сама-то! - возмутился тот.

   - Что "сама"?!

   - Да прекратите вы уже! - Ксюша устало потерла глаза. - Ребят, я вам скажу неприятную вещь: если наши родители узнают, что мы натворили, то не только Гуннульв обратно превратят, но и нас на шапки пустят. Вам оно надо?

   - Я не хочу превращаться обратно! - возмутился Гуннульв. - В человеческое тело больше еды влезает!

   - Ты хоть о чем-нибудь, кроме еды, думать можешь? - спросила Ксюша.

   - Могу, - ухмыльнулся парень, - но Эль о таком еще рано слышать.

   Он ловко увернулся от солонки, и та со звоном разбилась, ударившись о стену.

   - Ну вот, - Гуннульв вздохнул с притворным разочарованием, - мало того, что соль рассыпала, так еще и разбила любимую солонку Сольвейг. А она ее сама расписывала!

   - Я в следующий раз в тебя чайник кину! - прошипела Эль. - Горячий!

   - Вы издеваетесь?! - Ксюша, кажется, готова была сползти под стол. - У меня голова болит! А вы вздумали опять перепалку устраивать. Гуннульв, радость моя, я понимаю, что ты жаждешь отомстить за те времена, когда тебя Эль за шерсть дергала и в бассейн пихала, но...

   - Кста-а-ати! - протянул Гуннульв. - Ну, ты у меня дождешься!

   Элиана довольно резво для девушки, страдающей похмельем, выскочила из-за стола и рванула в холл. Гуннульв, не слушая криков Ксюши, бросился за ней.

   Девушка, снеся по дороге одну из Аниных ваз, выскочила в коридор, ведущий к прачечной и бассейну. В бассейн решила не бежать, ибо купаться в принудительном порядке как-то не хотелось. Поэтому, остановив выбор на прачечной, Эли заскочила внутрь, погасила свет, прикрыла дверь и затаилась, опасаясь даже дышать слишком громко. Она слышала, как Гуннульв осторожно крадется по коридору, проходит мимо прачечной, открывает двери, ведущие в бассейн...

   - Ага! - он резко распахнул дверь прачечной.

   Эли взвизгнула и отпрыгнула к стене. Уперлась спиной в шкаф с постельным бельем и полотенцами и свирепо глянула на Гуннульв.

   - И что? Будешь дергать меня за волосы? - осведомилась Элиана.

   - Зачем? - удивился парень. - У тебя есть более интересные предметы для...дергания.

   - Уши не дам! - рявкнула девушка. - Отстань от меня! Ксю-ю-юха! Я в ловушке! Спасай боевую подругу!

   - Сама выкручивайся, - донесся откуда-то издалека голос подруги, - я его не превращала. И за шерсть, кстати, не дергала.

   - Ну? - усмехнулся Гуннульв. - Будем продолжать себя так вести? Или попробуем поиграть в хорошую девочку?

   Элиана рассмеялась.

   - Я бы посмотрела, как ты играешь в хорошую девочку!

   И тут же осеклась, потому что парень прижал ее к шкафу своим телом и наклонился так низко, что она даже чувствовала его дыхание на своем лице.

   - Ты что, правда, мстить будешь? Я же играла! - Элиана удивленно смотрела на того, кто еще сутки назад был маленьким меховым комочком.

   - Играла? Вот и я немного поиграю.

   Он наклонился, поцеловав девушку. Та в первое мгновение была настолько ошеломлена, что позволила себя обнять и вдруг оказалась прижата к телу парня. Глазки Эль закрылись, а руки почему-то, вместо того, чтобы врезать как следует возмутителю спокойствия, предательски дрожали. Крылья дрогнули от его прикосновения. Поцелуй уже не был игрой, такие игры известно, чем могли закончиться.

   Эль, наконец, взяла себя в руки. Дернулась с такой силой, что ударилась головой о полку, очень неприлично выругалась и сползла вниз, потирая место, где обещала вскочить приличная шишка.

   - Мне не нравятся такие игры! - буркнула девушка откуда-то снизу.

   Гуннульв вздохнул и помог ей подняться.

   - Я же пошутил! Ты обиделась?

   И с надеждой заглянул в лицо.

   - Да! Я обиделась!

   - Эль!

   - Что?!

   - Я же пошутил! Мы же друзья!

   Элиана хмуро посмотрела на Гуннульв.

   - Когда ты был меховым шариком, с тобой было легче общаться.

   Парень отмахнулся.

   - Да прекрати ты. Я просто еще не привык. Не Ксюху же мне целовать, она ж моя родственница!

   От удивления Элиана даже забыла про обиду.

   - Ксюха - твоя родственница?!

   - Ну, да, - Гуннульв пожал плечами. - Я монстром-то после смерти стал. А до того был человеком, вот таким вот примерно. И Вилдэр фактически - мой дальний родственник.

   - Обалдеть!

   - Не проси рассказать ничего, - вздохнул парень. - Я почти и не помню ту жизнь.

   На секунду Эли даже стало его немного жаль. И ведь правда: превратила в человека, а теперь-то что делать? Не обратно же превращать! Как вообще она до такого додумалась?

   - Эй! - раздался вопль Ксюши. - Вы там чего притихли? Уже поубивали друг друга? А ну, выходите! Я все еще жажду разборок!

   - Идем?

   Гуннульв протянул Эли руку. Во взгляде его не было ни насмешки, ни ехидства, а потому Эль немного нервно, но уверенно подала ему ладонь и, почувствовав себя спокойнее, нахмурилась.

   - О, вы помирились, - хмыкнула Ксюша, увидев, как Гуннульв и Эль выходят из прачечной. - Здорово. Ну что, будем обсуждать сложившуюся ситуацию?

   Они уселись в гостиной. Ксюша приготовила кофе, Гуннульв опять что-то ел, а Эль как будто бы притихла, то ли смущенная, то ли еще что...

   - В общем, вы вчера выпили, - начал Гуннульв. - И пошли колдовать. Вернее, на любовь себе гадать.

   - Это я помню, - влезла Эль.

   - Вот и рассказывай, раз помнишь, - резво откликнулся Гуннульв.

   - Опять? - вздохнула Ксюша. - Я сейчас напьюсь!

   - Все, молчу, - хихикнула Эли.

   - Где вы свечи нашли, я не знаю. Очевидно, остались после какой-то вечеринки, потому что они были разноцветными и в блестках. Но вас это не смутило. В общем, сначала ты, Элька, решила подсобить подруге в любовных делах. Заставила ее написать записку с качествами, которые она хотела бы видеть в любви всей своей жизни, чего-то там намудрила с заклинанием - я не слышал - а итогом стал вот этот кулон на ее шее.

   - И что он означает?

   - Насколько я понял из заклинания, он...м-м-м... "консервирует" твои чувства до определенного момента.

   - До какого момента? - опешила девушка.

   - Пока ты свою любовь не встретишь, - ответил Гуннульв. - Настоящую. До тех пор влюбиться не сможешь, а вообще, скорее всего, даже отвращение будешь испытывать. Я не все понял: Эль читала очень быстро, но вроде как это индикатор. Когда наступит определенный момент, он изменит цвет.

   Все замерли. Ксюша переводила взгляд то на Гуннульв. То на Элиану.

   - Эль! - наконец выдохнула она. - Ты чего наделала?! А если эта "любовь" мне вообще не встретится?! А если он будет психом каким-нибудь?! Или маньяком?!

   - И дались вам эти маньяки, - пробормотал Гуннульв.

   - Или еще кем-нибудь хуже!

   - Хуже маньяка?

   Эль сидела, явно пораженная услышанным. Кажется, такого она не ожидала даже от самой себя.

   - Да я даже заклятья такого не знаю! - возмутилась девушка.

   - Ого, ты его еще и придумала, - с уважением отозвался Гуннульв. - Ну, ты даешь, чудо крылатое.

   - Хорошо, - Ксюша глубоко вздохнула, чтобы успокоиться. - А ты как превратился в человека?

   На это Гуннульв печально развел руками.

   - Увы, не помню. Вы, обрадовавшись, что заклинание сработало, куда-то ушли. Потом вспышка, и я лежу на полу. Потом прибежала, вернее сказать, приползла Эль, радостно ухмыльнулась и - передаю дословно - выдала:

   - Какой милый мальчик лежит у нас в гостиной! Ксюха! Подь сюды!

   Эль покраснела и отвернулась, а у Ксюши даже рот открылся от удивления.

   - А дальше мы пили уже втроем и я почти ничего не помню, - закончил Гуннульв. - Ядреное вино вы достали, девчата.

   - Что-то я даже не знаю, на кого орать, - призналась Ксюша. - С одной стороны - виновата Эль, она наколдовала такую ерунду. С другой - это я вино принесла, да и пили мы вместе.

   - Свалим все на Гуннульв? - вяло предложила Эль, за что тут же и получила тычок под ребра от парня.

   - Как нам все родителям объяснить, вот в чем вопрос, - задумалась Ксюша.

   Но Элиана, как оказалось, на этот счет даже и не волновалась.

   - А зачем им что-то объяснять? Скажем, само получилось...

   - Ага. Такое только в детстве проходило, и то не всегда. Сам Гуннульв превратился, сам кулон из маминой шкатулки переместился мне на шею и - вот ведь зараза какая - не снимается. Все само, а мы вообще пирожки жевали на диване, ага.

   - Да, ты права, - согласилась Эль. - Звучит по-детски. Может...м-м-м...что это наш научный проект? Мол, работали над преодолением заклятий-проклятий всяких, вот результат. Якобы мы давно задумывали это провернуть, но боялись, что не получится, и молчали.

   - Слушай, - Ксю довольно прищурилась. - Мысль интересная. У тебя вроде как работа научная на подобную тему, да? Ты, кстати, не из нее заклятье брала, нет?

   - Не помню, - вздохнула Элиана. - Может, и из нее.

   - Тогда так и сделаем. Гуннульв, возражений нет?

   Тот покачал головой и продолжил пристально рассматривать что-то, находящееся за спинами девушек.

   - Это здесь было?

   Девушки синхронно обернулись. На небольшом столике, где Веста хранила всякие мелочи и статуэтки, лежал пергамент, перевязанный атласной коричневой ленточкой. Пергамент чуть дымился, что свидетельствовало о его недавнем появлении. Элиана быстро развернулся свиток, пробежала глазами первые несколько строчек и протянула его Ксюше.

   - Тебе.

   Нахмурившись, девушка начала читать. По мере чтения ее лицо приобретало обеспокоенное выражение.

   - Мама, - сказала она. - Просит приехать, Марина приехала, у Марины роды, все в институте, с Олькой сидеть некому, а она боится в замке оставаться.

   - Что за люди! - возмутилась Эль. - Не дадут человеку день рождения отпраздновать!

   - Отпраздновали уже, - буркнула Ксюша. - Пойду, вещи соберу. А вы пока оставайтесь здесь, не думаю, что это займет больше суток. И не высовывайтесь, я приеду, и придумаем, как Гуннульв родителям представить.

   - А они сюда не заявятся? - забеспокоился парень.

   - Не должны. Риорские в университете заняты, а все мои ускакали к Марине, на ляльку смотреть. Вряд ли им придет в голову отдохнуть здесь пару дней. Но на всякий случай будьте настороже.

   Ксюша убежала одеваться. А Эль и Гуннульв настороженно переглянулись. Они почему-то не пришли в восторг от перспективы остаться наедине.

***

   Элиана любила ночью плавать. Вернее, она просто любила плавать, но плавала ночью, потому что стеснялась того, как крылья смешно торчат из воды. Она медленно пересекала небольшой бассейн, наслаждаясь ощущением прикосновения холодной воды к разгоряченной после душа коже. Свет не включала: полная луна вполне справлялась с освещением, нисколь не создавая пугающей или угнетающей атмосферы. Девушка перевернулась на спину, расправила крылья и прекратила всякое движение, просто лежала на воде и смотрела в потолок, размышляя о чем-то своем, может быть, девичьем, но, несомненно, очень важном.

   Гуннульв знал и то, что Эль каждую ночь ходила плавать, и то, о чем она, вероятнее всего, думала в этот момент. Стоял за колонной, наблюдал, но пугать не хотел. Впрочем, как оно часто бывает, судьба распорядилась иначе: одно неосторожное движение, а с грохотом на каменный пол упала стойка для полотенец и одежды. Элиана взвизгнула и ушла под воду, Гуннульв замысловато выругался, потирая ушибленный локоть.

   - Ты что, идиот?! - раздался возмущенный голос Эль, которая, отплевываясь и фыркая, пыталась вернуть себе равновесие.

   Наконец, решившись не мучиться, девушка взлетела. Спустя секунду вспомнила, что плавала без одежды и вновь упала в воду.

   - А ну, выйди быстро!

   - Нет, - Гуннульв сел на бортик и флегматично почесал нос. - Мне и тут хорошо. Может, мне не спится, а вода меня успокаивает.

   - Вода много кого успокаивает, - мрачно откликнулась Эль. - Некоторых навсегда.

   - Ты не обращай на меня внимания, плавай, сушись, я в уголочке посижу.

   Это его "посижу в уголочке" означало примерно то, что парень развалился на бортике как раз перекрывая доступ к полотенцу, так что Эль пришлось бы выйти из воды по дальней лестнице и прошествовать через весь зал абсолютно обнаженной.

   - Слушай, ну это не смешно уже! - возмутилась девушка. - Я же не одета!

   - А мне что с того? - удивился Гуннульв.

   Впрочем, в удивлении его явственно звучало притворство.

   - Отвернись! - потребовала Элиана.

   - Не хочу.

   - Ты издеваешься? Я закричу!

   На нее посмотрели, как на умалишенную.

   - И кого ты надеешься позвать? Волков из леса? Али рыбку из озера?

   - Вот гад мохнатый! Надо вспомнить заклинание и обратно тебя превратить!

   - Не вспомнишь. Ты столько выпила, что вообще ничего не вспомнишь, - заверил ее Гуннульв.

   - Но ты же не можешь сидеть здесь до утра!

   - Почему нет? - он пожал плечами. - Здесь хорошо, свежо, уютно.

   - Чего тебе надо? Чтобы ты отвернулся или ушел. Еды? Торт?

   - Вот мы и перешли к сути дела, - довольно улыбнулся Гуннульв. - Что, если я скажу, будто хочу тебя.

   - В...в каком смысле? - Элиана даже побледнела.

   - Во всех. Думаешь, монстрам девушки не нравятся? Я с тобой половину твоей жизни провел, а сейчас у меня появился уникальный шанс провести оставшееся время в твоей компании.

   - Бред! - заключила девушка. - Ты либо сошел с ума, либо неудачно шутишь!

   - С чего ты взяла...

   - Я не хочу об этом говорить! - отрезала Эль. - Мне не нравятся такие игры, я уже говорила. А теперь, будь добр, уйди с дороги, иначе родители будут поражены тому, насколько безобидный Гуннульв может измениться.

   Настороженно глядя на Элиану, парень поднялся и отошел в сторону, пропуская девушку. Ей уже было все равно, отвернется он, или нет. В ней бушевал ураган чувств, в которых она до конца не разобралась.

   - Эль, я не хотел тебя обидеть, - когда она оделась, Гуннульв схватил ее за руку, не давая уйти. - Я, может, не совсем правильно себя веду: я давно забыл, как это - быть человеком. Но не забирай у меня шанс завоевать тебя.

   - О чем ты говоришь? - пораженно прошептала Элиана. - Ты же наш домашний зверек! С тобой Ксюха до двенадцати лет в обнимку спала! Ты жил в нашем подвале! То, что ты теперь человек, ничего не меняет.

   - Серьезно? - парень усмехнулся. - А мне кажется, очень меняет. Хочешь пари?

   - Какое пари? - Эль закусила губу.

   Гуннульв расхохотался. Элиана мимо очередной авантюры пройти не может, обязательно надо влезть в какую-нибудь сомнительную историю.

   - Неделя. Ты даешь мне неделю, не дерешься и не жалуешься родителям, а я доказываю тебе, что изменилось многое. По окончании ты либо сдаешься, либо превращаешь меня обратно в тапок. Я, кстати, знаю, как это делается...

   - Ты так уверен в себе?

   - А ты нет?

   - Идет! - Эль подала ему руку и тут же оказалась в объятиях.

   - Я уже начал, - прошептал парень, прежде чем поцеловать ее.

   - Я тоже, - отстранившись, Эли коварно улыбнулась.

   И толкнула его в бассейн.

   Стряхнув с рук брызги, Элиана отправилась к себе, напевая песенку и даже пританцовывая. Ее определенно ждала веселая жизнь...

***

   Но на следующий день Ксюша так и не приехала. Прислала лишь коротенькую записку "Буду позже, не высовывайтесь". Эль ощутила неясное беспокойство: может, с Мариной чего? Впрочем, быстро сообразила, что Ксюша не стала бы о таком молчать и обязательно предупредила бы. А значит, подруга все еще изображает из себя няньку для младших, и вырваться в домик не может. Гуннульв отреагировал на это сообщение как-то подозрительно радостно. Элиана нахмурилась, но ничего не сказала. Решила выжидать. А парень будто бы забыл о пари, сидел себе в комнате, читал книжки, периодически выходил в бассейн: поплавать и потягать гантели Михаила. В общем, вел себя, как нормальный, среднестатистический парень. И, как этот самый нормальный парень, готовку он возложил на Эль. Та возмущалась, но для виду: надо же было чем-то себя занять в ожидании приезда Ксю. Так что девушка, несмотря на настороженное отношение к Гуннульв, старалась вовсю и получала законную благодарность в виде съеденных полностью блюд и довольной рожи парня.

   Вечером, когда ужин был съеден, а посуда вымыта (кстати, вымыта тоже Элианой), они, не сговариваясь, уселись в гостиной с книгами. Элиана читала о древних проклятиях, надеясь почерпнуть полезной информации для научной работы, а Гуннульв что-то развлекательное, из запасов Весты. За окном уже стемнело, темный лес, отлично просматривавшийся из окна, создавал несколько пугающую атмосферу, но в целом Эль нравился этот вечер. Как и в детстве, горел камин, озаряя гостиную приглушенным красивым светом, дымились ароматические палочки, тело приятно расслабилось после горячей ванны, даже крылья ее безвольно лежали на спинке дивана, а глаза периодически закрывались. Эль из-под ресниц наблюдала за Гуннульв, как он сосредоточенно читает, как хмурится, над чем-то посмеивается, переворачивает страницы и изредка зевает. Да, он был очень красивым и каким-то...родным. С одной стороны Эль будто бы встретила нового человека, совсем незнакомого и загадочного. А с другой она понимала, что это по-прежнему Гуннульв, тот самый лохматый монстр, рядом с которым прошло ее детство. Нечего и говорить: его заявления пугали девушку. Отчасти потому, что встречая поклонников неизменной холодностью и сдержанностью, Элиана не позволяла себе слишком сильно привязываться, а здесь отгородиться не могла. Он знал ее, настоящую, ту девочку, что кроется под маской сумасбродной авантюристки и хулиганки. Гуннульв не раз видел, как она плачет. Знал почти все ее секреты. Она делилась с ним самым личным, даже тем, что не доверяла Ксюхе. И внутренне радовалась, когда он стал проводить с ней больше времени, постепенно оставляя Ксю. Раньше Эль думала, что просто-напросто больше нравится монстру. А теперь выходит, он влюбился?!

   Элиана вздрогнула от резкого звука. Будто бы кто-то ударил по стеклу, желая ворваться внутрь домика. Девушка вскочила и вгляделась в темноту леса, но ничего не смогла рассмотреть. Следом за ней поднялся и Гуннульв.

   - Ты слышал? - встревожено спросила девушка.

   - Слышал. Идем наверх, неизвестно, какая нечисть бродит здесь.

   - Да вроде папа всю вывел, - задумчиво пробормотала Элиана.

   Но все-таки позволила парню взять себя за руку и увести. Она немножко дрожала.

   - Вообще, я согласна с тем, что надо было подняться, - хмыкнула девушка, оказавшись в спальне, выделенной Гуннульв. - Но мне не понятно, почему я не могу отправиться к себе и зачем ты погасил везде светильники.

   - Тише, - прошептал парень.

   Из гостиной донесся звук разбитого стекла...

   Элиана было вскрикнула, но Гуннульв зажал ей рот и шепнул на ухо:

   - Не шуми. Нас здесь нет.

   - Вот еще! - девушка вырвалась из объятий, попутно с неудовольствием отметив, что было не так уж и неприятно. - Эта зараза в моем доме! Я ей сейчас устрою!

   Прежде чем Гуннульв успел ее остановить, Эль распахнула дверь и решительно отправилась вниз.

   Ее отец учил, что всегда нужно смотреть в лицо тому, чего боишься. Не убегать, а смело нападать, защищать свое. Знать, что самое страшное - всегда в голове, а в реальности все намного проще. Эль смело входила во тьму, открывала запертые двери и не любила, когда ее покой нарушается столь некрасивым способом.

   - Это же мамин диван! - рявкнула она, увидев, как большое человекоподобное существо восседает на любимой маминой покупке. - Слезай, лохматый урод!

   Оборотень, кажется, опешил. А может, не ожидал получить зарядом электричества в морду. Он скатился с дивана и угрожающе зарычал.

   - Ага! Стекло разбил. Диван, простите, пожалуйста, обоссал. Я уже боюсь выпускать хомяка...

   Откуда-то сверху раздался хохот.

   - Эх, жалко Гуннульв уже человек. Вы бы подружились. Пошел вон, я сказала.

   Она сделала несколько шагов по направлению к оборотню. Тот ощерился, но уходить не спешил. Получив вторым зарядом, он быстро оценил ситуацию и поспешил ретироваться.

   Оборотни в этих лесах водились, зачастую голодные. Но редко на жилища нападали, этот уж совсем отмороженный, видать, был. А может, надеялся, что в доме нет никого. Как бы там ни было, мохнатый недруг унесся в чащу, оставив Эли наедине с испорченным диваном, осколками стекла, валяющимися повсюду и холодом.

   Чтобы разжечь камин им потребовалось немного времени. Гуннульв предложил было отправиться спать, но девушка заставила его сначала вытащить диван, чтобы потом выбросить. Затем подмести гостиную, дабы не пораниться на утро осколками, а в конце и на улицу вылезла, чтобы и под окном осколков не было.

   - Ты с ума сошла?! - возмутился Гуннульв. - Заболеешь!

   - Ой, не занудствуй, - скривилась Элиана. - Не так уж и холодно, ничего со мной не будет. Тут всего-то пара осколков. Давай заканчивать, да спать пойдем, я уже с ног валюсь.

   - Опасная ты женщина, Эль, - буркнул Гуннульв. - Или не женщина?

   Эль порадовалась, что в темноте нельзя было разглядеть, как она покраснела. А Гуннульв меж тем продолжал.

   - Как-то я упустил эту сторону твоей жизни... Будучи монстром не особенно думаешь, кто с кем спит, а теперь информация бы пригодилась.

   - Зачем еще?

   - Узнаешь, - хмыкнул он.

   - Надеюсь, что нет, - Элиана с силой пнула стену, то ли от досады, то ли от смущения.

   И тут же была снесена сугробом, свалившимся с крыши.

   Матерясь и отряхиваясь, она села, пытаясь подняться на ноги. Гуннульв радостно наблюдал за ней, даже не пытаясь помочь.

   - Что смотришь?! - сверкнула глазами Элиана. - А ну, пошел вон! Я тут лежу, между прочим!

   - О, это я вижу, лежишь. И как лежится?

   - Хорошо. Тепло, уютно. Вот только сосед достает.

   - Ай-яй-яй, - он покачал головой. - Может, тебе помочь? С соседом разобраться?

   - Ой, разберись, пожалуйста! Вон, можешь убиться где-нибудь. Только напиши записку, что, мол, все сам, никто не принуждал. А то дядя Рандвалф суровый, он меня не пожалеет...

   Наконец Гуннульв протянул ей руку, но Эль поднялась сама и гордо прошествовала мимо. Ей хотелось быстрее переодеться, залезть под теплое одеяло и уснуть. Завтра должна была приехать Ксюша, и разобраться, наконец, с дурдомом, именуемым Гуннульв.

***

   "У Марины были осложнения, она у себя в больнице, Оля на мне и младшие тоже. Я сказала, что ты работаешь и приехать не можешь. Так что еще пару дней меня не будет, а потом вернется Сольвейг. Ждите и не скучайте!"

   - Да чтоб тебя! - в сердцах воскликнула Эль.

   Не то чтобы она возражала против импровизированных каникул, но ей действительно нужно было работать. Конечно, часть можно было сделать и находясь в домике, но некоторые книги хранились лишь в университетской библиотеке. К завтраку Элиана вышла хмурая и невыспавшаяся. Гуннульв зато сиял, как начищенная кастрюля. Его явно обрадовала вынужденная задержка. И эта его радость с каждой минутой все больше и больше не нравилась Элиане...

   - Чего светишься? - буркнула девушка, вяло ковыряя яичницу. - Еще сидеть тут. Как-то не запланировано день рождения кончился...

   - По-моему, ничего трагичного, - он пожал плечами. - Главное, чтобы Марина поправилась, ведь так?

   - Конечно, - взгляд Эль немного потеплел. - Просто меня раздражает это вынужденное безделье. И, главное, не смыться никуда!

   - Может, пойдем кататься на лыжах? - предложил Гуннульв. - Тут же трасса недалеко, а мне вполне пойдут лыжи Идгарда. Снега вроде за ночь достаточно выпало.

   Элиана задумалась. На лыжах она кататься очень любила, правда, из-за крыльев частенько падала: все-таки будучи не чистокровной иерой, Эль с трудом управлялась с лишними конечностями.

   - А пошли, - решилась она. - Развлекаться, так развлекаться!

   Лыжный костюм, к сожалению, остался в университете: в нем Элиана ходила на занятия по физической подготовке, впервые введенные Риорским. Так что пришлось девушке облачаться в свитер, куртку, плотные штаны, а на ноги надевать не особенно пригодные для лыж сапожки. Хорошо хоть, без каблука. Смотрелась девушка крайне забавно, только два крылышка сзади торчали, да густые каштановые волосы рассыпались по плечам.

   Трасса была в меру крутой, в меру пологой, в меру длинной. Над ней Рандвалф бился, наверное, месяц, продумывая маршрут. Получилось так, что и спускаться было интересно, и подниматься наверх. Правда, Элиана нечасто это делала: проще было взлететь. А вот остальным приходилось карабкаться наверх, завидуя младшей Риорской.

   - Не знала, что ты умеешь кататься, - хмыкнула она, наблюдая, как Гуннульв ловко справляется с креплениями.

   - В те времена, когда я жил, мы часто пользовались лыжами, - ответил тот. - Это не сложно, главное все правильно делать. Вот ты катаешься неправильно: ты крыльями машешь в разные стороны и постоянно падаешь.

   - Ой-ой-ой. Грамотный нашелся. Как хочу, так и катаюсь. Хочу, вообще буду просто так по сугробам валяться.

   Парень ничего не ответил, лишь усмехнулся и резво стартовал. Эль быстро схватила палки и рванула за ним.

   Холодный, но еще не слишком морозный ветер бил в лицо, мимо пролетали деревья, где-то за холмом, на котором располагалась трасса, было видно озеро, еще не успевшее покрыться полностью ледовой коркой. День выдался чудесным: не солнечным, спокойным, таким, каким и должен быть день в начале зимы этого района. Эль наслаждалась прогулкой, балансировала, внимательно следила за маячившей впереди спиной Гуннульв и успевала обдумывать сложившуюся ситуацию

   Она превратила в человека давнего друга, которого все держали в качестве домашнего животного.

   Им оказался весьма привлекательный парень.

   Он явно собирался ее добиваться.

   А посему, на повестке дня (точнее, двух дней) были три вопроса. Что делать? Как реагировать? Когда приедет Ксюха? Причем последний вопрос явно был самым важным.

   Неприятных ощущений доставляло и то, что девушка не могла разобраться, нравится ей Гуннульв или нет. Она всегда очень тепло относилась к монстру, в детстве обожала его до потери пульса. Но в виде человека воспринимать была не готова. И уж тем более в виде своего парня. Хотя, если быть откровенной с самой собой, то те два поцелуя, что ему удалось вырвать, были...интересными. По крайней мере, они пробудили хоть какие-то чувства, отозвались волнением, и еще долго девушка чувствовала его прикосновение. Настолько долго, что промучилась половину ночи, прежде чем заснуть.

   Задумавшись, Элиана не заметила, как съехала к краю трассы, где были неплохие сугробы из выпавшего за ночь снега. Палка застряла где-то в кустах, Эль не успела ее выпустить и с визгом полетела в сугроб. Под сугробом оказалась горка, и Эль кувырком полетела вниз, а под конец свалилась в ручей. Лед в ручье был слабым, не выдержал и с радостным "плюх", она провалилась, мгновенно вымокнув до нитки.

   - Да что за неделя! - Эль выругалась, попыталась было подняться, но не смогла: мешались лыжи и крылья.

   - Элька! - донеслось откуда-то. - Ты где?!

   - Здесь я! В ручье!

   - Что ты делаешь в ручье? - наверху появилось удивленное лицо Гуннульв.

   - Плаваю! Может, подняться поможешь?

   Вымокшие крылья словно стали тяжелее.

   Гуннульв резво спустился, бросил палки с лыжами и одним рывком поднял Эль на ноги. Она дрожала и выглядела, как кошка, которую насильно заставили купаться.

   - Почему ты постоянно падаешь? - вздохнул Гуннульв, снимая с нее куртку.

   - Потому что человеческое тело не рассчитано на крылья. Вот у меня вестибулярный аппарат и паршивый.

   - Ага, а еще нос длинный и любопытный. И шило в...

   - Зачем ты меня раздеваешь? - удивленно спросила Эль. - Думаешь, я волшебным образом согреюсь?

   Гуннульв не ответил. Он быстро сбросил с себя куртку и приказал:

   - Сложи крылья.

   - Как сложить? - не поняла Эль.

   - Вниз сложи.

   Девушка непонимающе на него глядела. Тогда Гуннульв осторожно опустил крылья вертикально. Элиана вздрогнула от прикосновения. Обычно ей было очень неприятно, когда трогали ее крылья, а сейчас по позвоночнику пробежала приятная дрожь, а лицо вспыхнуло от смущения. Она почувствовала себя очень хорошо, когда теплая куртка хоть как-то ее согрела.

   - Идем домой скорее, а то простынешь, - сказал Гуннульв, взяв ее за руку.

   И Эль была совсем не против этой вольности.

   А дома было хорошо, тепло и уютно. Не сразу, конечно, а как затрещали дрова в камине, и согрелся чай. Все-таки кататься на лыжах было плохой идеей. Не совсем еще зима вступила в свои права, а такая погода плоха тем, что всегда существует опасность заболеть по собственной глупости. Эль с удовольствием ела пирог, пила мятный чай и даже не думала о последствиях экстремального купания. Она изредка поглядывала на Гуннульв, который опять приклеился к книге, и грела ноги у него на коленях.

   Может, она ему действительно нравится? По-настоящему, как мечтала всегда, смотря на родителей?

   Догадка вспыхнула в мозгу внезапно и ошеломила.

   "Ксюхе мы на любовь гадали. Получается, мне тоже?"

   Могло ли превращение Гуннульв в человека быть вызвано не снятием проклятия, как они с Ксюшей предполагали, а произнесением совсем другого заклинания, направленного на...На что? На вызов подсказок судьбы?

   - Ты куда? - спросил Гуннульв, когда Эль слезла с дивана и поставила кружку на столик.

   - Наверх. Надо кое-что по учебе прочитать.

   - Ладно, ты ужинать будешь? Я разогрею.

   И действительно, приближалось время ужина, за окном уже стемнело.

   - Разогрей, - улыбнулась Эль. - Только немного, я пирога наелась.

   В спальне она выгребла все книги и начала искать то, чем могла воспользоваться, будучи пьяной. Как назло, по любовной магии почти ничего не было, даже в конспектах. Придумала она, что-ли это заклинание? Получалось, что так. И если с Гуннульв проклятие она еще могла снять, внезапно вспомнив что-то из научной работы, то уж с "запиранием" Ксюхиных чувств вообще ни одно колдовство не ассоциировалось. Нет, она определенно не будет больше пить!

   Ночью, когда Эль уже засыпала, перелопатив все имеющиеся в наличии книги, она вдруг вспомнила слова, неизвестно откуда пришедшие на ум:

   "Через ночь, через день, на любовь гадаю, парня призываю...".

   Дальше вроде бы еще что-то было. И она еще писала какие-то слова на листке бумаги, который красиво горел. И Ксюха напротив делала то же самое, шепча эти же слова. Так и не поняв, были это воспоминания той ночи, или просто сон, Элиана уснула.

   А в середине ночи, совершенно не к месту и не ко времени, разыгралась гроза.

***

   Он сел на кровать и улыбнулся. Как всегда, Эль спала обнаженной, пижаму с ее крыльями хоть и можно было подобрать, надевать каждый вечер не представлялось возможным. Подушка давно свалилась на пол, простыни смялись, а на одеяло Элиана положила свою прелестную головку и сладко посапывала. Крылышки девушки чуть вздрагивали, когда ей снилось что-то плохое, или за окном раздавался новый раскат грома.

   Парень осторожно протянул руку и медленно провел вдоль позвоночника Эль, между крылышками, спустился к пояснице и позволил себе продвинуть руку чуть ниже, наслаждаясь гладкой и теплой кожей. Эли заворочалась во сне, что-то пробормотала и придвинулась поближе. Тыльной стороной ладони Гуннульв вновь погладил ее по спинке, замечая, как дернулись крылышки от этого прикосновения. Рука прошлась по шейке, шелковым волосам, погладила по голове и он склонился. Всего лишь, чтобы поцеловать на ночь, не больше.

   Эли повернулась, прижала крыло, сонно дернулась, запуталась в одеяле и застонала: крылышки были очень чувствительные.

   - Эль, тихо, - прошептал он.

   Крепко сжал ее в объятиях и освободил крыло, которое от нежных прикосновений трепетало.

   - Гуннульв? - недовольно спросила Эли. - Ты что тут делаешь? А ну, брысь к себе! Надо было сдать тебя родителям, чтоб они раз...

   Он поцеловал ее, как тогда, в прачечной. Эль была слишком расслаблена, чтобы сопротивляться, тело было согретым, а губки мягкими. Да и соображала она спросонья слабо, а потому позволила парню уложить себя на кровать, нависнуть и начать медленно целовать сначала шейку, потом плечи и плавно переходить ниже. Элиана выгнулась и застонала.

   - Не бойся, расслабься, - пробормотал он, обняв ее, прижав к себе одной рукой, а второй расстегивая рубашку.

   До Элианы только начало доходить, что собирается делать Гуннульв. Ее глаза испуганно распахнулись, а сонливость как рукой сняло.

   - Нет! Уйди!

   - Тише, Эль, - сказал он, возвращаясь к девушке, прижимаясь и снова целуя. - Я не сделаю тебе больно.

   - Ты! - Элиана сверкнула глазами. - Мохнатый тапок! Мне восемнадцать лет, отстань от меня, ежик плюшевый!

   - Брось, Эль, пора уже вступать во взрослую жизнь. Колдовать ты научилась, а отвечать за последствия - нет?

   Глаза Элианы вдруг наполнились слезами, и она с неожиданной силой оттолкнула Гуннульв, отползла к спинке кровати и съежилась, укрывшись крылышками. Он смотрел на нее со смесью непонимания и нежности, но Эль того не заметила, ей хотелось оказаться как можно дальше от этого парня.

   - Милая моя, что такое? - тихо спросил Гуннульв, боясь испугать Эли еще раз.

   - Свали, я сказала! - рявкнула девушка. - И никогда ко мне не приближайся! Иначе я отца позову!

   Парень мгновенно оценил перспективы: Риорский дочь любил, наверное, больше, чем жену. И готов был за Эли не то что убить - мир по камушкам разобрать. А уж Гуннульв прибьет, как пить дать. И все же уйти он не мог. Элиана выглядела такой беззащитной, что хотелось обнять ее и успокоить, заставить уснуть у него на руках и смотреть, как чуть подрагивают реснички любимой.

   - Ну, прости меня, я не то хотел сказать, - примирительно произнес Гуннульв. - Прости, Эль. Я имел в виду, что ты ведь тоже ко мне неровно дышишь, прекрати бегать от меня. Иди сюда.

   Девушка только крепче прижала крылья и всхлипнула.

   - Эли, милая, - вкрадчиво произнес парень, - я ничего тебе не сделаю. В такой позе спать неудобно и некрасиво, иди ко мне. Просто полежим немного, не ругаясь, хотя бы раз в жизни. Пожалуйста.

   Неуверенно Элиана выглянула из укрытия и вытерла глаза.

   - Просто полежим?

   - Честное слово! - подтвердил Гуннульв.

   - Подожди, я оденусь, - буркнула девушка.

   Он бы предпочел видеть ее такой, но возражать не стал: хрупкий мир с младшей Риорской нарушить было проще простого. Достаточно, например, просто не так посмотреть на нее или не так махнуть рукой...

   Элиана набросила легкую сорочку, чем отнюдь не облегчила судьбу парня: скрытое за легкой тканью хотелось сильнее. Но послушно легла рядом и даже (вот уж невиданное дело для Эль) поправила одеяло, вернула подушку. Так что разместились они с особенным удобством, едва уместившись на одной подушке. Ложиться к нему на плечо девушка категорически отказалась.

   - И чего тебе у себя не спится? - немного грубовато спросила Эль.

   И Гуннульв, заметив в девушке неуверенность, чуть улыбнулся.

   - Ты что-то пробормотала во сне, - соврал без зазрения совести. - Мне послышалось, будто меня позвала. Я зашел, а ты спишь. Красивая такая, ласковая, милая. Я и не удержался, чуть-чуть крылышки погладил.

   Элиана смущенно улыбнулась и отвела глаза. Но никого она этим обмануть не могла: и сама знала, что рано или поздно сдастся, и Гуннульв в том уверен был.

   Он погладил ее по щеке.

   - Подними глазки.

   - Не хочу, - девушка отвернулась.

   Он тут же воспользовался моментом и прижал ее к себе, нашептывая на ушко ласковые слова, приподнимая сорочку и поглаживая бедро.

   - Ты же обещал!

   - Я ничего не делаю, просто целую, - невинно отозвался Гуннульв. - Могу я поцеловать тебя на ночь?

   - Нет! - с истерическими нотками в голосе откликнулась Элиана и попыталась отодвинуться.

   Ему надоело. Надоело мучиться, видеть ее рядом, знать, что любое его прикосновение приятно ей и не иметь возможности получить ее всю. Надоел глупый страх наивной девочки, надоели ее слезы, за которые хотелось убить себя, причем особенно жестоким способом.

   Он перевернул ее на спину и накрыл губки поцелуем, одновременно убирая прочь одеяло. Прижал руки девушки к постели, оперся на локти, чтоб не наваливаться всем весом и осторожно, почти невесомо целовал, надеясь, что Эль перестанет, наконец, бояться и позволит себе чувствовать куда больше, чем обычно.

   - Не надо, - простонала девушка. - Ну, пожалуйста!

   - Эли, - он закусил губу, рассматривая лицо любимой, - прекрати ты меня мучить, милая. Я пойду к твоему отцу и попрошу твоей руки, я все всем расскажу и объясню, я возьму тебя замуж, буду любить и беречь. Но прекрати меня бояться, прекрати от меня бегать, я же вижу, что ты хочешь быть рядом. Эли, пожалуйста, девочка моя.

   Она задыхалась, то ли от ласковых слов, то ли от теплых губ, блуждающих по шее. Стонала и сама не понимала, чего хочет.

   - Я люблю тебя, Эль, - выдохнул Гуннульв, возвращаясь к ее губам.

   Девушка замерла. Внимательный и настороженный взгляд пробудил в нем желание обнять и не отпускать, чтобы и сомнений не осталось в том, что парень - ее судьба.

   - Ну что, не веришь? Девочка моя, родная, ты сама вытащила меня из практически загробного мира, сама провела со мной неделю в этом доме, влюбила по уши и теперь боишься...чего? Я не сделаю тебе ни больно, ни плохо. Не напугаю, не обижу, не обману. Я хочу только немножко тепла, понимаешь? Все мои родные давно умерли, я даже их почти не помню, я столько веков провел в образе мохнатого тапка... Я смотрел на вас с Ксю и мечтал о том, что бы сделал, если б был человеком. Я знаю тебя с детства, мы вместе ездили отдыхать, я помогал тебе сдавать экзамены, прячась в сумке, я ходил с тобой в походы. Играл в снежки, помнишь? Плавал, хотя ненавижу воду. Даже летал. Ты любила гладить мою шерстку и смеяться над моими шутками. А еще кормить меня печеньем. Я все тот же Гуннульв, просто в другом обличье. И я тебя очень люблю, Эли. Можешь прогнать меня, но неужели тебе одной будет лучше, чем со мной?

   Она вздохнула и несмело провела рукой по волосам. Они, конечно, были далеки от чудесной шерстки монстра, которым Гуннульв некогда был, но все же прикосновение к ним вызвало приятные ощущения. Девушка улыбнулась.

   - Ну вот, не бойся. Не хочешь, не будет ничего. Но не отталкивай, ладно? Я пообещаю, что больше приставать не буду, если ты меня обнимешь и поцелуешь.

   - Шантажист! - возмутилась Эль. - А если не поцелую, приставать будешь?!

   - Буду, - совершенно серьезно откликнулся парень.

   Очень робко, пытаясь скрыть неуверенность и смущение за гневом, Элиана потянулась к нему, закрыла глазки и замерла в каком-то миллиметре от губ Гуннульв, не решаясь прикоснуться. Он запустил руку в густые шоколадные волосы и притянул девушку к себе, целуя так нежно, как был способен. Опустил на подушку, поймал ее руку, лихорадочно ищущую опору и крепко сжал. Пальцы переплелись и напрочь отказались разделяться, сил просто не было, чтобы отодвинуться друг от друга. Поцелуй уже давно перерос в нечто большее: губы Гуннульв блуждали по шее и плечам Эли, руки стаскивали рубашку, а она молчала, лишь дышала тяжело и заглядывала ему в глаза, ища поддержку и ласку.

   - Не бойся, - повторил Гуннульв, победно улыбаясь.

***

Спустя 2 дня

   - Разрешите, господин Риорский, - Гуннульв чуть приоткрыл двери кабинета ректора.

   - Входите, - кивнул Михаил, не отрываясь от бумаг. - Слушаю вас. Вы студент?

   - Нет, но я очень хотел бы им стать, - ответил Гуннульв.

   - Это к госпоже Риорской, она у нас заведует абитуриентами.

   - Понимаете, я бы хотел перевестись на второй курс.

   Риорский отвлекся от чтения и внимательно посмотрел на парня. В его взгляде промелькнула некоторая заинтересованность, из чего Гуннульв заключил, что шансы у него имелись.

   - На каком основании? - спросил Михаил.

   - Я гораздо опытнее, нежели все ваши студенты. Вообще, я могу и не учиться: мои способности позволяют проделывать куда более сложные трюки, нежели умеют ваши подопечные. Но диплом очень бы пригодился. И еще...я хотел бы учиться вместе с Элианой Риорской.

   - Зачем вам моя дочь? - прищурился Михаил и подозрительно осмотрел Гуннульв.

   - Я ее люблю.

   - Даже так? - мужчина явно удивился.

   - Так, - кивнул Гуннульв.

   - И кто же вы такой, позвольте спросить. Имя у вас есть? - поинтересовался Риоркий.

   - Гуннульв.

   Воцарилась тишина. Мужчина недоуменно смотрел на парня, явно пытаясь сообразить, в чем подвох.

   - Эли и Ксю праздновали в домике у озера, - начал объяснять Гуннульв. - И решили зачаровать себя на любовь. Ксю достался кристалл, индикаторный, а Эли превратила меня в человека. Неосознанно, конечно. Магии у нее много, а вот осознания ее пока что нет. Результат - я. Я ж дух, а был человеком, примерно вот таким и помер. Теперь снова человек благодаря Элиане. В общем, она перепугалась вашей реакции и решила никому не говорить обо мне. Мы несколько дней жили в домике, а пару дней назад...в общем, я теперь явно должен на ней жениться.

   Риорский усмехнулся. По счастью, он был не из тех отцов, кто сразу же, едва увидев ухажера дочери, вышвыривает его из окна. Хладнокровия ему было не занимать, ровно как и жизненного опыта.

   - Так женись, кто не дает?

   - Эли, - последовал ответ.

   - Не понял. Элиана не хочет за тебя замуж? Ты ее ни к чему не принуждал?

   Парень помотал головой.

   - Она хочет, я уверен. По крайней мере, она меня любит, это точно. Но...вот.

   Гуннульв выложил на стол сложенный вдвое кусочек пергамента.

   - Это она мне написала утром того дня, когда мы....

   - "Чтоб ты сдох, зараза", - удивленно прочитал Михаил. - Это не похоже на пылкое признание в любви.

   - Я понимаю, за что она могла обидеться на меня, - сказал Гуннульв. - Но я ее очень люблю и хочу хотя бы попробовать объясниться. А она сбежала! Утром прямо взяла и смылась, ничего не сказав!

   - И что? Я теперь ее ловить должен? - хмыкнул Риорский. - Знаешь, она такая странная...уже одно то, что она тебя оживила, об этом говорит. В любом случае, она вернется к началу нового семестра. Я поговорю с Вестой, устроим тебе вступительные экзамены и пойдешь учиться. Ты точно справишься?

   - Думаю, да, - кивнул Гуннульв. - Мне неплохо дается магия.

   - Тогда жди учебы, больше ничего не могу посоветовать. Конечно, можно найти ее и заставить приехать, но даю дельный совет: не надо. Успокоится, остынет, ощущений новых получит и вернется. Как она умудрилась тебя оживить...у меня в голове не укладывается. Ну и дети... Надо сказать Весте, что Эль вся в мать. Такая же безголовая.

   - Она хорошая, просто еще не подросла, - вздохнул Гуннульв.

   - Ты ее любишь-то давно?

   - Давно, лет с пятнадцати. В смысле, с ее пятнадцати. Правда, я не знал, что это такая любовь, я думал, это дружба у нас. А как стал человеком...они и меня тогда напоили. Короче, на утро я врубился, что попал по-крупному. Я же обо всех ее парнях знаю, обо всех влюбленностях, обо всех секретах. Сложная ситуация, мы вроде как знакомы, а вроде и нет. Вот Эль и сбежала, наверное, запуталась.

   - Да, - задумчиво протянул Михаил, - вот уж не думал, что буду ТАК знакомиться с парнем своей дочери. Интересные вы мне задачки подкидываете. Тебе сколько лет?

   - В смысле, мне сколько лет как душе или сколько лет телу? Умер я в двадцать, значит, и сейчас мне двадцать. А сколько лет душе...да кто ж ее знает?

   - И то верно, - Риорский усмехнулся. - Тебя проклял-то кто?

   - Не помню, - отрицательно покачал головой Гуннульв. - Я почти ничего не помню из той жизни, давно это было. Что-то стоящее запоминания со мной стало происходить только когда я с Аней встретился, а потом и Ксю с Эль подоспели.

   Михаил устало потер глаза.

   - Ты хороший...парень, Гуннульв, и вроде бы не посторонний. Я люблю свою дочь, но она должна решать сама, быть с тобой, или нет. Попробую относиться к ней не как к ребенку, рано или поздно она перестанет дурачиться. Ситуация действительно сложная, и я не знаю, как тебя представить остальным.

   Этого Гуннульв ожидал, когда собирался к Риорскому.

   - Потому я к вам и обратился. Вам поверят, вас послушают. А мне правда хочется учиться, мне дали второй шанс. Он привлекателен не только Элианой, но и возможностью сделать то, о чем мечтал.

   - Раз так, не вижу причин тебе отказывать. Подтвердишь уровень владения магией, зачислим на второй курс. Только не ставь личные отношения выше учебы. Ну и день сегодня, скажу я тебе...Это ж надо - превратить монстра в человека...выпорю, точно выпорю! Я так понимаю, заклинания она не помнит, раз по пьяни наколдовала?

   Гуннульв тяжело вздохнул и отрицательно помотал головой.

   - Я особенно не расстраиваюсь. Человеком все же лучше быть, а теперь у меня есть шанс еще и семью создать... Это на самом деле здорово.

   Михаил чуть улыбнулся.

   - К чести Эль, стоит заметить, что чаще всего ее авантюры проходят вполне мирно и с минимальными потерями. Что-то мне даже страшно вас благословлять, особенно если вспомнить, как вы честной компанией замок громили.

   - Мы больше не будем, - как-то неуверенно пробормотал Гуннульв.

   - Не будут они...Тебе есть, где жить?

   - Нет.

   - Понятно...что ж, поселим тебя в общежитии на первое время, а потом, как решите с Эль. В последний раз спрашиваю: ты точно уверен, что она тебя любит?

   Гуннульв уверенно взглянул в глаза Риорскому.

   - Точно уверен.

   - Тогда ступай, - сказал мужчина. - Найдешь Весту, скажешь, что я велел тебя поселить. Она дальше разберется, только не говори, кто ты такой, я сам скажу, а то мало ли...

   - Хорошо. Спасибо, господин Риорский.

   Михаил хмыкнул, возвращаясь к бумагам.

   - Если так и дальше пойдет, ты будешь называть меня папой...

***

   Первый день нового семестра выдался морозным, но солнечным и безветренным. Студенты, вернувшиеся с каникул, медленно брели к учебным корпусам. Кто-то еще только просыпался, подгоняемый воплями сирены, кто-то уже давно был готов постигать науку и магию, кто-то на занятия идти и вовсе не собирался, но с такими Риорский разбирался достаточно быстро.

   Группа ОМ-2, что расшифровывалось как "Общая магия, 2 курс" ждала занятия как раз Михаила Риорского, который слегка запаздывал: первый день всегда напряженный, взбудораженные встречей студенты нет-нет, да и учудят чего-нибудь. А ректор - расхлебывай...

   Гуннульв сидел на первой парте и ждал, когда же придет Эль. Она так и не появилась в общежитии, но Ксюша обмолвилась, что подруга вроде бы писала и учебу бросать не собиралась. Она нередко возвращалась из путешествий к самому началу занятий, а то и опаздывала на пару-другую, так что никто особенно не волновался. Гуннульв, к своему удивлению, тоже не слишком переживал. Он почувствовал бы, если б с любимой что-то случилось, а капризы Эль его не волновали. Он знал, что она ему принадлежит и уже никуда не уйдет. Слишком многое их связывало, слишком явно выдала она себя той ночью. Он предвкушал, как они помирятся, съедутся (об этом он уже неофициально договорился с комендантом), будут вместе учиться, жить, развлекаться, поедут на практику. Может, он даже позволит Элиане включить его в свою научную работу в качестве наглядного пособия. В общем, у них будет все, чего хочется, уж об этом Гуннульв позаботится. В кармане лежала, придавая уверенности, небольшая коробочка с кольцом, сделанным специально на заказ. Деньги на это кольцо он заработал сам, помогая с открытием зимней ярмарки на площади.

   Вокруг болтали студенты, то и дело раздавались взрывы хохота.

   - Ну-ну, успокоились, - Риорский, едва войдя в кабинет, призвал всех к порядку. - Потом поговорите, давайте, начнем занятия. Итак, для начала обсудим некоторые организационные вопросы...

   Дверь распахнулась. Невысокая кудрявая девочка робко вошла и тихо-тихо, так что даже первым рядам ничего не было слышно, поздоровалась.

   - Извините, господин Риорский, вам велели передать.

   С этими словами она протянула Михаилу свиток. Гуннульв узнал печать Рандвалфа и насторожился.

   Риорский поблагодарил девочку, и та с явным облегчением покинула аудиторию. А сам мужчина быстро развернул письмо и начал читать. По мере чтения лицо его приобретало все более и более странное выражение. Что-то, похожее на смесь удивления и раздражения.

   - Что ж, - он отодвинул пергамент в сторону. - Поскольку ваша непревзойденная староста ушла в академический отпуск, предлагаю сразу же и выбрать нового старосту. Идеи есть?

   Эль ушла в академический отпуск? Это не укладывалось в голове Гуннульв. Неужели он так сильно ее обидел, что она даже не рассматривала возможности вернуться домой? Да что за девица такая ему попалась! И почему он в Ксюшу не влюбился? Или в Марину? Или в Туи, на худой конец! Почему именно это крылатое недоразумение с любопытным носом и неуемной магией так прочно засела у него в голове и снится каждую ночь! Эдак и свихнуться недолго.

   - Да, Гуннульв, - Михаил кивнул в ответ на поднятую руку парня. - Ты хочешь быть старостой?

   - Нет, - нетерпеливо покачал головой Гуннульв. - Я...это...

   Риорский мгновенно все понял. Тяжело вздохнул, но махнул рукой:

   - Иди. Только не возвращай ее силой, пускай проветрится. У нее год. А ты чтоб вместе с ней на учебу вернулся, ладно? И детей там не наделайте раньше времени, не то диплом будете писать в тройном размере!

   Студенты засмеялись, но Гуннульв уже несся к выходу. Ему надо было срочно найти Эль, пока еще не поздно и сказать, как она ему нужна.

   Он почти мгновенно взлетел на второй этаж, и на полной скорости влетел в комнату Ксюши. Та еще только просыпалась, медленно потягиваясь и щурясь от яркого солнца, проникавшего сквозь шторы. От неожиданности девушка взвизгнула и подскочила.

   - Где она?!

   - Кто? - Ксюша ошалело взирала на Гуннульв, ничего спросонья не соображая.

   - Эль!

   - Во-первых, доброе утро. Во-вторых, спасибо, что постучался. В-третьих, я тебе ничего не обязана сообщать. Все уяснил, али нарисовать чего?

   - Ксюша, - тихо сказала Гуннульв. - Ты же знаешь, где она. Скажи, пожалуйста. Мне очень нужно с ней поговорить.

   - О да, ты уже поговорил! - девушка выглядела крайне возмущенной. - Что она от тебя сбежала! Давай ты молча посидишь, а?

   - Ну, хочешь, я на колени встану?! Скажи, Ксюх. Ты ведь знаешь ее, она сейчас сбежит куда-нибудь, накрутит себя, вляпается в очередное приключение, я потом не объясню ей, что не хотел ее обидеть! Пожалуйста. Я ничего не сделаю ей, я просто скажу Эльке, как сильно я ее люблю. Она не случайно оживила меня, она гадала на любовь и знает, что я - ее судьба. Поторопился, признаю, но я три года была в нее влюблен и не имел возможности даже мечтать о такой удаче...А теперь я - человек, это снесло мне крышу.

   - И осколками от этой крыши задело Эль, - хмуро буркнула Ксения.

   - Я дурак, - послушно вздохнул Гуннульв. - Но я ее люблю! И Михаил дал нам год, чтобы со всем разобраться. Так что, как видишь, мое время на исходе. Элиана так просто не сдастся, я думаю...

   - Хорошо, - сдалась Ксюша. - Я тебе этого не говорила, ты ее сам нашел. По запаху, по звукам, с кротами договорился - сам решай. Но чтобы она потом на меня не орала. И обидишь ее - превращу обратно в обед для моли, благо, дядя на такое способен. Понял?

   - Понял.

   - Она собирается на восток, к равнинам, исследовать проклятия, заговоры и порчи. Двигается по побочной дороге, так что ты ее легко найдешь. Только очень прошу: не нападай на нее, какой бы сумасшедшей она ни была, Эль все равно еще ребенок. А у тебя опыта жизненного побольше.

   - Не бойся, - Гуннульв улыбнулся. - Я смогу ее защитить.

***

   Ночь уже опустилась на город и его окрестности. Редкий путник, проходящий по побочной дороге замечал маленький огонек в глубине леса. Только не Гуннульв. Он целенаправленно шел, высматривая этот огонек, надеясь, что он не пропустил место, где остановилась на ночлег Эль. Парень прокручивал в голове все, что хотел сказать любимой, и каждый раз понимал, что все это не то, что необходимо подобрать такие слова, которые максимально понятно изложат его отношение к этой девушке.

   Едва огонек показался вдали, Гуннульв на секунду замер, не решаясь вступить в лес. И причиной тому был не страх, и даже не волнение, а необходимость успокоиться, чтобы не напугать Эль еще раз, чтобы дать ей понять: она - смысл его жизни.

   Он подошел сзади, хоть и не стоило этого делать. Остановился, любуясь изящной фигуркой, красивыми крылышками и слушая довольное чавканье: Эль ужинала.

   - Привет, - не самое лучшее начало разговора.

   Она закашлялась и вскочила.

   - Вот Ксюха сволочь! Сдала все-таки.

   На тихое и неуверенное "это не Ксюша", Элиана не обратила ни малейшего внимания, продолжая костерить подругу.

   - Эль. Послушай...

   - Отстань! - девушка тряхнула копной каштановых волос. - Не хочу тебя видеть!

   - Понимаю, - кивнул парень. - Но неужели шанса исправиться не дашь?

   Эль вдруг как-то сникла, неуверенно и устало глядя на Гуннульв.

   - А надо? - тихо спросила она.

   - Очень надо. Я же тебя люблю.

   Он протянул руку, не приближаясь, но давая возможность ей подойти. Эль неуверенно смотрела куда угодно, но только не на него. Закусывала губу, а крылышки нервно подрагивали, выдавая волнение. Наконец ее тонкая и изящная ладонь легла в его и в это же мгновение Эль оказалась в теплых и (как бы она это не пыталась преодолеть) желанных объятиях.

   - У нас есть год, - прошептал он ей в губы.

   - Для чего?

   - Не знаю, - рассмеялся, легко и свободно. - Путешествовать будем, разберемся, что между нами происходит. Потом вернемся в университет, закончим...

   - Ты тоже будешь учиться?

   - Конечно. Я способный, вот увидишь.

   - Верится с трудом, - фыркнула Эль. - Я рада, что ты меня нашел.

   Он видел, как непросто ей далось это признание.

   - А я рад, что ты рада.

   - Я не хотела так убегать, я просто разозлилась.

   - На то, что в кои-то веки ты не руководила всем вокруг?

   - Вот язва!

   - Не отрицаю, - фыркнул он. - У тебя есть чего-нибудь съестное?

   - Ты что, пришел жрать мои запасы?!

   - Конечно. А ты как думала? Консервы - моя страсть.

   Он подхватил ее на руки и уселся к костру. Уткнулся носом в мягкие волосы. Сколько они так просидели, Гуннульв не знал, но когда он, наконец, очнулся, то заметил, что Эль уснула. Он готов был просидеть так вечность, наблюдая, как она спит, доверчиво прижавшись. Готов был исполнять все ее капризы, лишь бы увидеть улыбку этой чудесной девочки. Готов был за нее умереть, хоть и искренне надеялся, что это не понадобится.

   А впереди простиралась дорога. Дорога, которую им только предстояло осилить, и в конце которой - они оба внутренне были к тому готовы - их ждала новая жизнь.

Однажды, летним утром...

   Это было чудесное солнечное утро. Лето только-только началось, но жара стояла невыносимая. Природа, разбуженная таким ранним потеплением, вовсю цвела, придавая лесу небывалые краски. Вокруг порхали бабочки, слышалось пение птиц и шум воды, бьющейся о небольшие камни, лежащие у самого берега, в прозрачной воде горного озера.

   Рядом с озером сидел мужчина и наблюдал, как резвятся в воде два забавных пушистых зверька, чем-то похожих на сусликов. Он наблюдал за ними с преувеличенным интересом, будто бы не было для него занятия важнее. Разумеется, это был лишь способ отвлечься от ненужных мыслей, ибо даже красота природы не спасает от темноты, поселившейся в душе.

   Мужчине было лет пятьдесят на вид, хотя на деле - намного больше. Он был подтянут, даже по тому, как сидела свободная рубашка, можно было заметить развитую мускулатуру и сильные руки. Волосы его чуть тронула седина, хотя она и не привнесла в облик чего-то, напоминающего старость, напротив, придала какое-то особенное обаяние. В целом мужчина выглядел неплохо, если можно было оценивать его внешность с позиции обычного человека. Во всяком случае, чувствовался в нем тот внутренний стержень, что так привлекал самых разных людей. Живи этот мужчина в городе, он был бы, наверное, управляющим. Или даже мэром. Возможно, стал бы советником правителя или главой разведки. Он уже был когда-то в правительстве. Почти вечность назад. Хотя, глупости это, конечно, - не вечность, всего лет пятнадцать назад, по людскому летоисчислению. Ему казалось, будто бы прошла вечность. Он уже пятнадцать лет почти не видел людей.

   Она вышла из леса, словно так и было надо. Не смущало ее ничего: ни неестественно яркие краски окружающего мира, ни причудливая голубая вода в озере, отливающая серебром, ни зверьки, плещущиеся неподалеку и поднимающие фонтаны брызг. Девушка была очень уставшей. Она еле-еле несла тяжелый рюкзак, почти волочила его за собой по земле. Брела медленно, чуть прикрыв глаза, будто бы очень хотела спать. Так оно и было, наверное. То ли мужчину, сидящего в одиночестве на берегу, она не заметила, то ли ей было все равно. Девушка подошла совсем близко, бросила на землю рюкзак и легла на спину, подставив лицо под теплые лучи солнышка, зажмурившись и глубоко вздохнув свежий воздух.

   Она была блондинкой. Длинные кудрявые волосы разметались по траве, точеная фигурка выглядела весьма и весьма привлекательно. Даже мешковатые штаны и свободная рубашка не могли скрыть фигуры девушки. Она была красивая, это мужчина отметил сразу. Молодая, почти девчонка, однако сильная: по виду, вес в рюкзаке был достаточный. Мужчина пожал плечами и вновь вернулся к своему занятию. Девчонок он, что ли, не видел? Не такая уж редкость, пускай лежит, коли не боится. Глупенькая, маленькая еще. И как ее занесло именно к нему? Нет, путники и раньше забредали в уголок, который он создал для себя, но чтобы так себя вести...обычно люди понимали, у кого в гостях находятся, почти сразу же. А эта лежит себе, греется, как кошка на травке.

   - Вы меня извините, - сказало это ангельское создание. - Я просто устала.

   Мужчина пожал плечами.

   - А что это вы тут делаете?

   Приоткрыла один глаз, рассмотрела соседа и снова принялась нежиться.

   - Сижу, - последовал ответ.

   - Сидите? - удивилась девушка. - И все? А зачем?

   - Хочу и сижу, - он пожал плечами. - Вот ты лежишь. А я сижу. Что такого?

   - Какой-то глупый диалог получается, - нахмурилась блондинка. - Давайте так: я вам расскажу, чего я тут лежу, а вы мне расскажете, чего сидите. А?

   - А мне не интересно, чего вы тут лежите.

   - Как не интересно? - опешила девица. - Совсем?

   - Совсем, - подтвердил мужчина.

   - Что, совсем-совсем? - еще больше поразилась она.

   - Совсем-совсем, - он отозвался уже я некоторым раздражением.

   А девушка внезапно рассмеялась. Смех у нее был звонкий, искренний. Он подумал, что стоит создать какой-нибудь цветок, по утрам наполняющий лес мелодичным звоном, похожим на этот смех. Только сообщать об этом незнакомке не стал. Она ему куда больше нравилась, когда молчала. Или когда ее вообще здесь не было.

   - Вы странный. Но все-таки я расскажу.

   - Не стоит, право.

   - Не смейтесь. Мне, может, помощь нужна.

   - Когда нужна помощь, не сваливаются, как снег на голову, выпрыгивая из кустов и не доводят дурацкими расспросами. О помощи по-другому просят.

   - А как просят о помощи? - девушка поднялась и заглянула ему в глаза. - У вас?

   Почудилось в ней что-то знакомое. То ли в блеске темных, совсем не свойственных блондинкам, глаз, то ли в чуть нахальной улыбке.

   - У меня вообще помощи не стоит просить, - нехотя ответил он.

   - Жаль, - расстроилась незнакомка. - А мне сейчас помощь бы не помешала.

   И села, обняла колени, посмотрела вдаль, на гладь бесконечного озера. Тяжело вздохнула, и от мужчины не укрылось, как она глянула на него.

   - Что, так и не спросите, что случилось? - спустя пару минут тишины спросила она.

   - Нет.

   Девчонка насупилась.

   - А я все равно скажу, - голос у нее был, будто у обиженного ребенка.

   Мужчине вспомнилась собственная дочь. Когда он еще был рядом с ней, давным-давно, лет так...тридцать семь назад, она тоже обижалась, когда ей не давали слишком много сладкого.

   - Я ищу одного человека. Вы его не знаете?

   Выжидающе посмотрела, будто надеялась, что он сразу же ей и ответит, без какого-либо уточнения.

   - Не знаю, - усмехнулся мужчина.

   - Я же не сказала, кого я ищу! - возмутилась незнакомка.

   - Вряд ли я его знаю, - пояснил он в ответ. - Я давно живу один.

   - Один? - заинтересовалась девушка. - А где?

   Он вообще не хотел отвечать, но почему-то махнул в сторону небольшого домика, стоящего у подножия горы. Домик был его любимым. Из всех, в которых он жил последние пятнадцать лет, этот ему нравился больше всех. Всего один этаж, кирпичный, увитый виноградом и неброскими синими цветами. Внутри - только то, что нужно одинокому мужчине. Ну, разве что книги он себе позволил в качестве роскоши.

   - Хорошо вам, - тепло улыбнулась девушка. - Такое место красивое. Озеро необычное, горы рядом. Часто там бываете?

   - Когда совсем невыносимо, захаживаю, - пожал плечами он.

   - Я бы хотела...Но, увы, я не в отпуске. У меня практика. Если я не напишу хорошую работу, дядя высмеет меня перед всем потоком. Я уверена, что права! И мне очень нужен этот человек!

   - Что за человек-то?

   - Я не знаю его имени. И где он живет, не знаю. Но по деревням ходят слухи. По большей части в тех, что вернулись в мир после уничтожения. Вы знаете о Меридии?

   Мужчина кивнул.

   - В общем, слухи ходят. Говорят, что этот человек - Высший.

   - Серьезно? - мужчина почувствовал, как чуть дрогнуло сердце.

   - Ага, - вздохнула девушка. - Бог.

   - И зачем тебе бог? - удивился он.

   - У меня работа научная. О связи магии и науки. Физических явлений. Я хочу представить магию, как физическое явление. Хотите, покажу?

   Вопреки всему он заинтересовался. В ее глазах горел огонек энтузиазма, она рассказывала с неподдельным интересом, уверенная в своей правоте.

   Девушка кинулась к рюкзаку и начала там увлеченно рыться. Мужчина смотрел на нее, не понимая, почему еще не ушел, почему позволил себя втянуть в разговор и даже опрометчиво разрешил что-то там продемонстрировать. Не рассказывать же ей правду. А что тогда? Отправить девочку в неизвестность, искать того, кого не существует? Так она уставшая, голодная, наверное. Оставить у себя на пару дней, пускай отдохнет, восстановится и объяснить, что поиск бессмыслен? Не отступит, он это видел. А пара дней в обществе этой незнакомки...интересно, он сойдет с ума от ее навязчивости или от прелестной фигурки?

   - Тебя зовут-то как? - а вот этого спрашивать не надо было, но язык он прикусил слишком поздно.

   - Ксю, - не прерывая поисков, откликнулась девушка.

   - Ксю? Дурацкое имя.

   - Вообще я Ксения, - пояснила она. - Но на Ксю отзываться приятнее.

   Ксения...это имя он знал. Она? Бывают ли такие бредовые совпадения?

   - Я о тебе слышал, - соврал он. - Ты вроде как дочка короля Северного Королевства, да?

   - Племянница, - поправила его Ксю. - Вы знаете дядю Рандвалфа?

   Мужчина пожал плечами.

   - В народе говорят. А ты об этом высшем что-то знаешь? Имя его? Может, он в войне участвовал, ну, в той, с Меридией.

   - Насколько мне известно, - Ксю извлекла из рюкзака какую-то шкатулку, - из Повелителей Слез не выжил никто. Впрочем, я их них только про Осмонда и знаю, про остальных даже не слышала. Мы это изучать будем в следующем семестре. А мама говорить не любит. Впрочем, неважно. Вот.

   Она достала из шкатулки обычный шприц, явно принесенный из сопряженного. Пластиковый, как их там называли. Или пластмассовый...В чем разница? Он не помнил. Сбегала к озеру, набрала в шприц воды, потом достала кружку и тоже наполнила водой. Поставила на землю.

   - Моя теория гласит, что магия имеет ту же природу, что и все, вокруг происходящее. И тот же принцип действия. Но управляется она мозгом, то есть, магия - вид энергии, которая выделяется каким-то образом и воздействует на окружающий мир сродни тем явлениям, что происходят в нем. И магия же, а точнее, ее воздействие, подчиняется физическим законам. Сейчас покажу. Перед нам две емкости с водой. Вода одинаковая, холодная. Я провожу рукой над кружкой и заставляю ее кипеть без нагрева. То есть, создаю так называемое холодное кипение. Видите, кипит? А теперь я беру эту штуку, она называется шприц, видите, поршень? Удаляю воздух из шприца и начинаю откачивать давление. Внутри образуется вакуум, так называют недостаток давления или отрицательное давление. Я понятно объясняю? Так вот, спустя некоторое время, когда я понижу давление еще немного, вода начинает кипеть. Видите? Это пример того, как можно использовать физические законы. А знаете, почему я привожу в пример такой опыт? Потому что механизм один и тот же! Я задействую нагрузку, приложенную к поршню, и откачиваю давление - вода кипит. Я активизирую магию, и вода кипит тоже из-за того, что снижается давление. Только этот процесс контролируется моим мозгом! Понимаете? И примеров может быть тьма! Потому-то мне и нужно найти высшего. Я два года изучала магов, облазила вдоль и поперек. Теперь хочу посмотреть, какие механизмы может задействовать Высший, ведь если предположить, что...

   - Стоп! - поднял руку мужчина. - Не продолжай. Я понял смысл твоей идеи.

   - И что? Это здорово, верно?!

   - Сомневаюсь, - покачал головой мужчина.

   - Почему? - не поняла Ксю.

   - А с чего ты взяла, что все физические явления в этом мире описываются известными тебе уравнениями и способами? Ты решила, что понижаешь давление. Хорошо, это сработало. А как насчет левитации? Уменьшение силы тяжести? Как действует левитация?

   Девушка закусила губу. Почему-то это смотрелось очень...забавно и в то же время чувственно.

   - Я еще не все поняла, - призналась Ксения. - Но я ищу ответы! И на этот вопрос найду, а пока мне надо провести ряд экспериментов и помочь мне может только Высший! Вы точно не знаете, где его можно найти?

   Мужчина промолчал. Ему казалось, будто он пытается уйти от разговора и откровенного вранья, но на самом деле он просто не знал, как поступить. Появилось искушение признаться...

   - А вы вообще кто? - вдруг спросила Ксю. - В смысле...как вас зовут хотя бы?

   - Рейбэк.

   И внимательно посмотрел на девушку в ожидании закономерной реакции. Однако эта сумасшедшая неожиданно улыбнулась и протянула ладошку:

   - Очень приятно, Рейбэк! А что это за место? Я вроде как заблудилась...

   Он с тайным удовольствием пожал ее руку, отметив, какое чувство вызвало это прикосновение. Надо было все-таки найти себе какую-нибудь любовницу, чтобы так к заезжим принцессам не тянуло.

   - Горы, - он пожал плечами. - Я. Озеро. Может, тебя накромить? Пообедаешь и пойдешь, куда хочешь.

   - Интересное у вас тут озеро, - хмыкнула Ксю. - Странное какое-то. И зверье оригинальное. И гора, там, где не положено. Я этот район изучила в университете, тут гор нет!

   - А у меня есть, - улыбнулся Рейбэк.

   Ему начинала нравиться эта любопытная девочка.

   - Вы ведь Высший да, - догадалась Ксю, заметив сусликов.

   - Вполне возможно. Значит, есть ты не хочешь? Тогда прощай. Выход найдешь сама, не маленькая.

   И Рейбэк направился к дому. Он почти не удивился, когда сзади раздались торопливые шаги и его обогнала Ксю, едва волочившая рюкзак.

   - Вы не можете так просто бросить меня! - возмутилась она.

   - Я это только что сделал.

   Он чувствовал, что она, как и ее мать, так просто не сдается. И начал прикидывать, чем эту ненормальную кормить. В принципе, создать он может все, что угодно. Но с исполнением есть некоторые проблемы. Он просто не знает рецептов. А даже если ты бог, без рецепта еду не сварганишь. Значит, яичница.

   - Пожалуйста! - взмолилась Ксю. - Мне нужна помощь! Я не хочу быть осмеянной всем курсом! Всего пару дней, прошу! Я...я во дворе спать буду! Я сама себе еду добуду! Я вам мешать не буду, я тихонечко с приборчиками посижу и все!

   У нее еще и приборы?! Меридия...это явно она вернулась и подбросила ему эту блондинку!

   - Три.

   - Что "три"? - не поняла Ксения.

   - Три дня - и выметайся отсюда, чтоб я о тебе не слышал. И скажешь кому-нибудь мое имя, найду и четвертую, ясно?

   Девчонка испуганно замолкла. Наверное, переборщил...Сглотнула немного нервно, но кивнула.

   - Ух ты! - тут же воскликнула она и бросилась в дом.

   - Пожалуйста, проходи, - пробормотал Рейбэк, подхватывая брошенный рюкзак.

   И как такую тяжесть дотащила только? Это ж чего она туда напихала? Рейбэк с сомнением посмотрел на собственную дверь. А где-то внутри уже вовсю порхала Ксения, исследуя жилище Высшего.

   - Мило, - хмыкнула она откуда-то из кухни.

   Выскочила, осмотрела гостиную, мельком заглянула в его спальню, открыла гостевую. Осмотрелась и улыбнулась.

   - Да! Я буду спать здесь.

   У Рейбэка даже рот открылся непроизвольно. Но он благоразумно проглотил ее же цитату: "я на улице спать буду", бросил рюкзак в комнату и вышел. Готовить надо было, человеческие девушки имели такую неприятную способность, как умение проголодаться.

***

   Нет, эту девицу определенно надо было выгнать. И почему он позволил ей остаться? Для него это все равно, что самому себе подписать смертный приговор. Впрочем, глупость, смерть ему в любом случае не грозит: убить Высшего еще никому не удавалось. Но скандал будет...голова разболится, аппетит, небось, пропадет.

   - Что это? - скривилась Ксю, когда он подал ей тарелку с завтраком.

   - Яичница, - буркнул Рейбэк.

   Нечто, лежащее на тарелке и вправду слабо напоминало яичницу. Высшему можно и не есть, организм не требует. А когда хотелось побаловать себя, например, в день рождения внучки, он спускался в деревню, каждый раз меняя облик. Почему-то ему не хотелось, чтобы о нем знали.

   - Это не яичница, - рассмеялась Ксюша. - Это ерунда какая-то.

   - Тебе не кажется, что ты могла бы и повежливее разговаривать с человеком, пустившим тебя в свой дом? - разозлился Рейбэк. - Я в любой момент могу вытолкать тебя на улицу. И, кстати, удивляюсь, почему этого не сделал.

   - Да бросьте, - улыбнулась девушка. - Я вас не напрягу. Но не могу же я питаться таким кошмаром, правда?!

   От такой наглости у него даже дар речи пропал, что случалось крайне редко. Он что ли отвык от сумасбродных девиц? Или настолько изменился, что не мог теперь ответить так, как требовала ситуация?

   А как она, собственно говоря, требовала? Ксения встала, направилась к печке и шкафу с продуктами. Достала яйца, деловито обшарила все полочки и шкафчики, выгребла все, что сочла съедобным. Потом унеслась куда-то вглубь дома, вернулась с половиной палки колбасы и спустя пару минут даже Рейбэк, которому есть было необязательно, захотел выяснить, чего же такого вкусного она там готовит.

   - Вот, другое дело, - удовлетворенно хмыкнула Ксю, раскладывая получившийся завтрак на две тарелки. - Вот это яичница. А это, - она указала на сооруженное Рейбэком, - жуть какая-то. Так и кони двинуть недолго.

   И принялась есть.

   Приготовила она яичницу, с колбаской и картошкой. В объемах ничуть не стеснялась: приготовленное разделила на две равные порции, занимающие всю тарелку, и съела свою, даже не поперхнувшись. Рейбэк ни разу не видел, чтобы девушка столько ела.

   - На боках не отразится? - усмехнулся он, глядя, как девушка пьет воду.

   Одна капелька скатилась по губам и побежала по шее.

   Все. Сегодня он точно идет в деревню и ищет там очаровательную дамочку на ночь. А то так недолго и начать приставать к дочери Анны. Это уж совсем никуда не годится.

   - Не отразится, - отмахнулась Ксения. - Все, я пошла ставить датчики. Вы дома будете в ближайшее время? Постарайтесь, мне надо снять параметры. Давление там, температуру, прочие вещи. Завтра соберу один приборчик, импульсы мозга проверю.

   - Импульсы чего, прости? - сделал вялую попытку пошутить, Рейбэк.

   - Мозга. Такая штука, в голове находится. Короче, не уходите, ладно? Я сейчас распакуюсь, переоденусь и начну. Вечером отпущу, сможете почитать часик перед сном.

   - Вот спасибо, дорогая, - саркастически пробормотал Рейбэк, глядя в след убегающей девице.

***

   - Давление нормальное, - пробормотала девушка, черкнула что-то в блокноте и пробежалась пальцами по руке Рейбэка, проверяя пульс.

   Он с нескрываемым любопытством смотрел на Ксюшу, хотя и знал, что с градусником во рту выглядит по-идиотски.

   - И температура в норме, - сказала девушка, взглянув на градусник. - Значит, выделение энергии с изменением температуры тела не связано. И с давлением. Разве что внутричерепное померить...впрочем, зачем? Если уж артериальное не влияет... Придется собирать этот агрегат.

   - Какой еще агрегат? - не понял Рейбэк.

   - Да у меня браться в сопряженном занимаются медициной, учатся. Разрабатывают одновременно оборудование, совершенствуют. Они мне такую штуку подогнали, с ходу и не объяснишь. Но вещь полезная. Решено: собираю.

   Она встала с дивана, и он едва сумел скрыть разочарование: прикосновение тонких и прохладных пальчиков к руке было неожиданно приятным. Даже захотелось протянуть руку и потрогать на ощупь светлые кудряшки: настолько ли они мягкие, какими кажутся. А там и руку запустить в копну волос, чтобы заставить чуть отогнуть голову и обнажить тонкую шейку. И...

   - Ау! Дядя! - Ксю помахала перед его носом рукой. - Я говорю, воды где набрать можно?

   Ксюша рявкнула так, будто он был глухим.

   - В озере набирай, - махнул он рукой. - Оттуда даже пить можно, вода всегда чистая.

   Ксения с сомнением посмотрела на Рейбэка, но ничего не сказала.

   Он уселся на веранде, с книгой. Потягивал холодный чай, изредка отвлекаясь на короткий сон и, незаметно даже для самого себя, наблюдал за Ксю. А та суетилась у озера, раскладывая и устанавливая какое-то оборудование.

   Рейбэк задумался о том, почему все-таки он пустил ее в свой дом. Нет, ему, конечно, было очень интересно: теория у девчонки недурная, посмотрит он, как реализуется. Но...позволить дочери Анны жить с ним под одной крышей? Да что там дочери: позволить молоденькой и безумно красивой девице мелькать у него перед глазами и запретить себе даже думать о ней в этом контексте? Тогда, когда непрошенные мысли сами лезут в голову, а картинки - одна краше другой - не желают покидать сознание. Что будет, когда узнает Анна, страшно подумать. Ксения, наверное, перепугается, узнав о его прошлых "подвигах". Ему почему-то не понравилась мысль, что он увидит в ее темных глазках страх.

   Три дня и она уедет. Ему развлечение, ей - тема для практики. Стоп! Тема для практики?

   Он выскочил из веранды и направился к девушке.

   - А ну-ка, юная леди, объяснитесь! - потребовал он.

   Ксюша смерила его взглядом, примерно означающим "чего тебе надо, убогий?".

   - Ты сказала, что это тема для исследования, так?

   Девушка кивнула, все еще не понимая, куда он клонит.

   - То есть, ты будешь исследовать тут меня, мою...среду обитания и потом расскажешь обо всем этом в отчете, я верно понял?

   - Да, - кивнула Ксю. - И я надеюсь, вы напишете письмо для моего руководителя. А то миледи Риорская очень просила меня найти хотя бы один авторитетный источник. Думаю, Высший сойдет за такой источник.

   - Нет! - отрезал Рейбэк. - Даже не смей думать об этом! Никаких писем я подписывать не буду. И чтоб никаких упоминаний обо мне, тебе ясно?

   - Но,- Ксюша обиженно заморгала, - это не честно...

   - В таком случае можешь выметаться.

   Глаза девушки наполнились слезами.

   - Да что в этом такого-то? - спросила она.

   - Я сказал, что не хочу, чтобы обо мне знал хоть кто-нибудь. И уж тем более миледи Риорская.

   - А мне-то что делать? - возмутилась Ксения. - Вы же разрешили!

   - Вообще-то, ты мне навязалась, дорогуша. Так что забудь и думать о том, чтоб меня хоть как-то упомянуть в отчете. Не то я сумею заставить тебя замолчать.

   Развернулся и ушел, разозлившись сам на себя. Не стоило, наверное, так с девочкой разговаривать: он увидел, как она села на землю и расплакалась. Важна, видать, для нее эта работа была. Но и себе гадость он делать не будет. Впрочем...может, так и нужно из тени выйти? Рано или поздно мир поймет, что в нем снова есть Высший, от этого никуда не деться. Но что же начнется...кто-то обрадуется, начнет храмы строить. А кто-то припомнит все, сделанное им. И Анна в первых рядах будет, и дочь притащит, куколку эту невинную. А кто-то, небось, припомнит и Весту Волверин, бывшую ранее Эллой Сантиори, Верхний, который уже не существовал и вряд ли появится вновь, сына его маленького, которого он лично хоронил на виду у всех. Он такое сможет вынести? То есть, вынести-то сможет, он ж бессмертный, но что станет с миром, в котором правит такое чудовище? Снова наблюдать апокалипсис и думать, как спасти оставшиеся клочки его семьи?

   А может, стоит разрешить девчонке упомянуть его под вымышленным именем? И никогда не показываться людям, как Меридия, запереться в своем мирке, залечить раны и жить, лишь наслаждаясь тем, что сам может создать. Но ведь Ксения его нашла, найдут и другие. И начнется жизнь, мало отличающаяся от смерти. Она и сейчас мало от нее отличается, только вот блондинистое чудо и разбавило тоску, что бы он там о ней не думал.

***

   Ночи были звездные и долгие. Дни - очень короткие. Он любил ночь, хотя и спал редко. Просто сидел, смотрел на звезды, вспоминал миры, в которых побывал и которых теперь больше никогда не увидит. Высший не может путешествовать по мирам, чтобы уйти в другой мир, ему нужно уничтожить тот, в котором он живет. На такое Рейбэк не согласился бы. Даже будучи...скотиной, он не желал жителям вновь пережить апокалипсис просто потому, что одному богу захотелось чего-то нового.

   Надо было бы извиниться перед Ксю, но и он, и она были, видимо, слишком гордыми. Он звал ее сначала обедать, потом ужинать, но натыкался на обиженное молчание. И, в конце концов, решил не приставать. Побесится и успокоится, а там они придут к компромиссу. Разрешит он ей упомянуть о Высшем. Без имен, конечно, но и этого достаточно будет. Проследит, чтоб ей поверили, если нужно, наглядно продемонстрирует свое существование. Но, ни имени, ни внешнего вида не раскроет, незачем. В том, что Ксю будет молчать, он уверен. А не будет, стереть память - не проблема.

   Девушка улеглась спать, погасив свет и напоследок демонстративно хлопнув дверью.

   "Обиделась, - подумал Рейбэк и усмехнулся".

   Интересная дама. Пришла, наглым образом напросилась в гости и обижается, что ей не разрешили выставить его в научной работе, как собачку на ярмарке. Вот до чего наивными бывают дети...И как Анна сумела воспитать такую прелесть?

   Ночь медленно набирала цвет. Здесь он менялся: от темно-синего, по вечернему свежего и приятного, до почти черного, с золотыми звездами на небосклоне и шепотом леса, доносящемся издалека. Рейбэк подавил желание посмотреть на спящую Ксю, да еще и постарался не думать, с чего бы это столько мыслей о девчонке, с которой знаком меньше суток. Впрочем, они виделись как-то раз, в ее детстве. Он ее даже похитил, А она нисколь не испугалась, сидела у него на коленях и играла какими-то глупыми игрушками. И занесло же...

   Рейбэк сделал себе кофе, сел на любимой веранде, уставился вдаль, на горы и задумался. Прокручивал в памяти давно минувшие события, иногда позволял себе включить магию и одним глазком взглянуть на Весту, спящую сейчас в далеком университете, который они с Риорским возродили.

   Крик Ксюши заставил его подскочить, забыть обо всем и броситься к ней. Кричала она явно от страха. Что могло случиться там, где не было никакой опасности, Рейбэк не знал.

   Она сидела на кровати, натянув одеяло до подбородка. Глаза были заплаканные, губы дрожали, смотрела Ксю испуганно и, не сразу поняв, кто вошел, отползла к спинке.

   - Что такое? - спросил он, садясь на краешек кровати. - Чего испугалась?

   - Там, - Ксюша посмотрела на большое окно, - кто-то был. Кто-то ходил, я видела!

   Рейбэк недоуменно вгляделся в окно, которое выходило на озеро. Веранда в него была не видна, но он явно заметил бы что-то, бродящее под окном.

   - Ксения, там никого нет, - он постарался мягко улыбнуться. - Мы - единственные люди здесь. А те звери, что я создаю, в принципе не могут причинить тебе вред.

   - А что тогда? - растерянно спросила Ксюша и совсем уж беззащитно посмотрела на него.

   - Тебе кошмар приснился? Было такое раньше? - и зачем ему ее проблемы...

   Девушка кивнула, чуть устыдившись.

   - Но таких реальных не было, - пробормотала она. - А если это не кошмар?

   - А если не кошмар, - в этом Рейбэк сомневался, - то я с ним разберусь. Ты давай, засыпай, а я посижу, покараулю этого гостя, вдруг не показалось. Если не показалось, то ты услышишь это по характерному "Ай, больно!" и взрыву. Я вообще гостей не люблю.

   Ксюша неуверенно улыбнулась.

   - А меня вы не убили.

   - Надо было, - буркнул Рейбэк. - Ложись. И не рыдай, тут маньяков кроме меня, нет. А ты не в моем вкусе.

   Девица совсем разулыбалась. За шутку приняла, вот и славно. Свернулась калачиком, придерживая одеяло, и засопела. Он все думал, чего она одеялом укрывается: жара такая. А она пижам не уважала, или забыла второпях. Выдать рубашку - смутится, а в такой жаре ей еще не то приснится.

   Рейбэк вздохнул, чувствуя, что утром получит по полной программе. Но достал из шкафа легкое покрывало, сдернул с девушки одеяло и быстро укрыл, не позволяя взгляду гулять по фигурке принцесски.

   В окно пялиться было откровенно скучно, да еще и из дома. Он не особенно верил, что Ксю видела что-то реальное, скорее, и вправду кошмар приснился. Тем более что не прошло и получаса с момента, когда она заснула, до него вновь донеслись стоны и хныканье. Отчего ей кошмары снились, он не знал. Но вскоре она заплакала, а потом начала метаться по постели. И так жалко ему ее стало. Обычно Рейбэк мало кого жалел. Трезво оценивал ситуацию, ко всему подходил с позиции тогда еще больного разума. Только маленькое тело сына пробудило в нем что-то вроде жалости, боли и страдания. А вот теперь, надо же, девочка маленькая, ребенок почти, испугавшаяся чего-то во сне, жалость вызвала.

   Он осторожно лег рядом, обнял, притянул к себе поближе, уткнулся носом в волосы, которые оказались удивительно мягкими. Она затихла в его руках, и на минуту Рейбэк испугался: проснется, да и даст ему в лоб, чтоб руки не распускал. Но Ксюша только сонно заворочалась, доставив ему гамму ощущений. Держать ее в объятиях было приятно, но невероятно сложно. Сложно было держать в руках себя, не выходить за рамки разумного, лишь успокаивать, а не соблазнять. А соблазнить ее, сонную, было проще всего: она сама прижалась к нему, едва перестала дрожать. Но ко всему прочему - и это было несомненным плюсом - стала дышать спокойно, слезы вскоре высохли, и девушка погрузилась в крепкий и спокойный сон.

***

   - Придумала! - Ксю выпорхнула из спальни и вбежала в кухню, где Рейбэк уже пил утренний чай.

   От такого заявления он даже поперхнулся. Не понравилась ему эта радость Ксении, он, уже, пообщавшись с ней всего сутки, понял, что ничем хорошим это не грозит.

   - И что же ты придумала? - хмуро поинтересовался он, пододвигая к девушке чайник.

   - Я упомяну вас в научной работе под вымышленным именем. Я читала такую историю, когда магу сказали, что ему необходим соавтор, и он вписал своего дракона ездового! И мы так сделаем!

   - Я что, дракон? - хмыкнул Рейбэк.

   - Да нет, - Ксюша отмахнулась. - Мы вам имя новое придумаем и запишем.

   Рейбэку даже стало интересно, как хорошо она продумала свой план. Нет, он ей хотел предложить то же самое, хотя и считал это не гениальным планом, а скорее уступкой забавной девчушке.

   - А если тебе не поверят? - он чуть улыбнулся.

   - А вы докажете!

   - Вот как, - мужчина откинулся на спинку стула и ехидно посмотрел на Ксению.

   - Что? Чему вы так радуетесь?

   - Массе возможных вариантов развития событий, - не стал кривить душой. - Можно, к примеру, дать тебе возможность выступить с этим докладом, а потом, когда тебя попросят доказать, не высовываться и веселиться, наблюдая за таким зрелищем...

   Ксения даже покраснела, возмущенно фыркнула и бросилась вон из кухни.

   - Да брось, весело же, - крикнул ей в спину Рейбэк.

   В ответ получил такое неприличное ругательство, что моментально вспомнил, кто ее мать.

   Он, не спеша, как делал это обычно, убрал чашки в шкаф, побрел к озеру, подумывая о том, чтобы создать небольшой дождик. Может, даже с грозой. Давно пора выкорчевать лес, ему больше хвойные нравятся. Дубы навевают тоску по жизни в Лесном, когда все было не так странно.

   Он быстро сбросил рубашку, штаны, и нырнул, прекрасно зная, что в озере абсолютно безопасно: даже мелкие рыбешки поспешили уплыть на глубину. Как обычно, Рейбэк пересек озеро, испытывая возможности организма, задерживая дыхание более чем на полчаса, спускаясь к самому дну. Когда он проплывал мимо небольшой подводной пещерки, выглядящей глупо в маленьком озере, но безумно красиво, он вспомнил об одной вещи, которая могла понравиться Ксении. Надо же хоть какое-то подобие извинения ей предоставить.

   - Ну, где вы?! - услышал он, когда выплыл на поверхность.

   - Плаваю, - откликнулся Рейбэк.

   - Я вас зову, а вы плаваете! - возмутилась Ксю. - Разве так можно?

   Он едва не рассмеялся.

   - Можно, еще как. Я, вообще, у себя дома.

   На это Ксения не нашлась, что ответить.

   - Держи, - он бросил ей в руки какой-то предмет.

   Ксюша с интересом рассмотрела красивую голубую ракушку, переливающуюся на солнце всеми цветами радуги. Такие ракушки не встречались ни в одном из водоемов, кроме его собственного. Над созданием узорной и тонкой раковины он бился почти сутки. Зачем, и сам не знал. Но нервы создание таких вещей успокаивало. Да и в водоемах жителей явно не хватало, так что занятие было нужным. Правда, прежде чем запустить какую-нибудь гадость в мир, он смотрел на ее поведение в естественной среде. Дурное дело нехитрое. А так запустишь рыбку в речку, не продумав как следует все аспекты, она и пожрет все водоросли, живность и парочку купающихся. И думай потом, как добро людям делать, чтобы еще и не прибить ненароком.

   - Она там внутри живая? - настороженно подняла глаза девушка.

   - Конечно, нет. Это жемчужина, глупая. Скажешь, Высший подарил.

   Рейбэк с удовольствием наблюдал, как личико Ксюши озаряет улыбка, а щеки заливает румянец. Она, что, всерьез смутилась ерундовому подарку, взятому из озера?

   - Спасибо, - пробормотала она.

   Осторожно открыла раковину, достала крупную жемчужинку и смутилась еще больше. Но понравилась, это видно было.

   - Цепочку дам, привяжешь на запястье, - грубовато произнес Рейбэк.

   Он так давно не дарил никому подарков. И уж тем более не получал искренней благодарности. Эта Ксюшина радость всколыхнула чувства не просто забытые с момента становления Высшим, но гораздо ранее ушедшие из его души. Когда он уже шел к дому, в спину донеслось:

   - А возьмите меня в горы!

***

   Он с тайным удовольствием наблюдал, как носится Ксения, что-то замеряя, беря образцы воды, почвы, растений, не обращая внимания на аппетитное мясо, готовящееся на костре. Она делала свою работу с таким сосредоточенным выражением лица, что невольно хотелось улыбаться, настолько забавно выглядела девушка.

   - Ксю, - усмехнулся Рейбэк, - сядь и поешь. Носишься почем зря. Зачем тащиться в горы, если образцы почвы можно взять, просто высунувшись из окна? Я тебя уверяю: она здесь везде одна.

   Девушка уселась рядом и взяла предложенную тарелку с едой.

   - Люблю горы, - пожала плечами, - здесь хорошо.

   Он и сам был такого же мнения о горах. Правда, бывал здесь очень редко, только когда совсем тоскливо становилось. Подолгу бродил, размышляя, вспоминая, мучаясь.

   Рейбэк задумчиво посмотрел на Ксюшу. А она ела, с наслаждением вгрызалась в сочное мясо, не думая о каком-то там этикете, о правилах поведения за столом. Сидела, скрестив ноги, грызла очень аппетитную косточку и облизывала пальцы. Но делала это совсем не вульгарно, а очень мило и забавно. А еще забавнее прикрывала глаза от удовольствия: мясо на костре, да еще и на свежем воздухе у подножия горы - то, что надо.

   - Что вы так на меня смотрите? - удивилась девушка. - Как хочу, так и ем, я не на приеме.

   - Ешь, - согласился Рейбэк. - Ты когда уезжаешь?

   - Завтра вечером, - вздохнула девушка. - А я еще и половины измерений не провела! И до сих пор не нашла внятного ответа на вопрос "откуда берется энергия".

   - Подсказать? - предложил Рейбэк.

   На него посмотрели с явным сомнением.

   - Энергия не берется из ниоткуда. И уйти бесследно не может. Во что она превращается - мы выяснили, в так называемую магию. А вот откуда берется...как думаешь?

   Ксюша немного помедлила, прежде чем ответить.

   - Ну, она должна быть связана с переменным параметром, потому что у кого-то магия сильная, а у кого-то слабая, а кто-то без нее рождается. Но я не могу придумать параметр, который был бы связан с магией! И не могу определить само наличие магической энергии в предмете. Провожу анализы - и без толку. Собственная сила говорит мне, чуть тут все напичкано сильнейшей магией, а приборы молчат.

   - Верно, - кивнул Рейбэк. - Ты почти добралась до ответа. Я не буду тебе подсказывать, а то так и не научишься находить верные ответы.

   - Вы что, воспитывать меня вздумали? - надулась Ксю.

   - Конечно, - хохотнул мужчина. - Я же старше тебя на демон знает сколько лет. Мне по возрасту положено таких несмышленышей воспитывать. Кстати, хочешь замерить свой параметр в живом существе, не встречающемся на остальной территории мира?

   Ксю моментально забыла все обиды, отставила тарелку и вскочила.

   - Хочу!

   Рейбэк бросил парочку кусков картошки на траву, чуть поодаль костра.

   - Сейчас прибежит, - сказал он. - Можешь подойти поближе.

   Ксюша с интересом приблизилась, опустилась на коленки и стала ждать.

   Понимание того, какую глупость он совершил, пришло вместе с девичьим визгом. А потом Ксюша резко отпрыгнула назад, споткнулась о сидящего Рейбэка, и они вместе повалились на землю. Небольшая, всего с человеческую ладонь, круглая многоножка странного коричневого цвета даже замерла от удивления и выронила картошку из лапок.

   - Мама, какая гадость! - проорала Ксю, отползая от каракатицы.

   Та, будто обидевшись, схватила оставшиеся кусочки и гордо скрылась в кустах.

   Рейбэк хохотал, не стесняясь. Упал на траву и смеялся, не обращая внимания на возмущенную и перепуганную Ксю.

   - Ну, вот, - сказал он, отсмеявшись, - напугала животину.

   - Гад вы, - девушка отвернулась. - Я, между прочим, напугалась.

   Он чуть приобнял ее за плечи и оба вздрогнули от этого прикосновения, которое будто бы разрядом тока всколыхнуло странные чувства.

   - Ладно, я не хотел, - тихо произнес Рейбэк. - Это просто шутка.

   - От ваших шуток можно и кони двинуть, - пробормотала Ксю.

   - Не бойся, реанимирую. Ты десерт будешь? А то скоро пора возвращаться, гроза вечером будет сильная.

   - С чего вы взяли? - Ксения чуть обернулась и ее лицо оказалось в опасной близости от его.

   - Я так решил, - Рейбэк пожал плечами. - Будет и все.

***

   Они успели как раз вовремя: едва зашли в дом, хлынул ливень. Остаток пути они молчали, то ли удивленные собственной реакцией друг на друга, то ли просто погруженные каждый в свои мысли. Как оказалось, Ксюша думала о своей теории и едва переступила порог дома, тут же кинулась в свою комнату: что-то вычислять.

   Ему подумалось, что девочка вырастет отличной магичкой. Целеустремленная, умная...Немного наивная, конечно, но придет время, встретит мужчину, обзаведется семьей и получится из нее настоящая женщина, хороший ученый и сильный маг. Вот только ему почему-то претила мысль о Ксюше, находящейся в объятиях какого-нибудь парня. Особенно из тех, что толпами оканчивали университет Риорских. Не нравились ему аристократы, слишком много тайн у них было, уж в этом он понимал.

   Ксюша вылезла из комнаты, когда за окном окончательно стемнело. Пробежала мимо, потом вернулась. В руках у нее он заметил полотенце.

   - А где у вас душ? - радостно спросила она.

   - На улице, - не прерывая чтения, откликнулся Рейбэк.

   Ксю опешила.

   - Как на улице?

   - Вот так. Соседнее здание видишь? Это душ.

   - Но там же гроза! - выдало это чудо с абсолютно искренней уверенностью, что этот аргумент должен его в чем-то убедить.

   - Я вижу, - Рейбэк посмотрел на нее. - Дожди нужны любой природе. Ты хочешь, чтобы я перенес душ сюда?

   - А это возможно?

   - Разумеется, нет, - хмыкнул мужчина. - Можешь пробежаться под дождем, ничего с тобой не произойдет. А можешь потерпеть до завтра.

   - Ну, уж нет! - Ксюша круто развернулась к выходу. - Я хочу в душ! Я вся извалялась в земле, пока от вашей каракатицы убегала!

   - Молнией тебя не убьет, не бойся, - крикнул ей вслед Рейбэк.

   Но он все же решил проверить. Почему-то он волновался за девушку, как бы чего не вышло: ночь на дворе, душ простенький, деревянный, звуков посторонних много, да еще и гроза бушует, раскаты грома разве что крышу не трясут. Испугается еще чего-нибудь, потом терзайся, что кошмары обеспечил девице. Хотя, что и говорить, обнимать ее ночью было приятно. Он ушел рано утром, когда солнце только начало вставать. Слышал всхлипы Ксении, которую опять начали мучить кошмары, но зайти не решился: проснется, увидит рядом, перепугается. Про себя отметил, что стоило бы избавить ее от болезни, но как это сделать, не вмешиваясь магией в организм, он не представлял.

   Дождь лил стеной, но его не задевал. Хорошо быть Высшим: вся природа повинуется, можно не бояться ни грозы, ни метели, ни торнадо. Разве что метеориты он не запускал...Впрочем, над ними власти такой не было, угрозы из космоса он еще контролировать не научился. И сомневался, что научится. Ему хотелось найти край своих владений, но пока ничего не выходило. В последнее время Рейбэк вообще склонялся к мысли, что и не стоит лезть туда, в конец.

   - Рейбэк! - раздался голос Ксении.

   Вроде, паники в нем не было. Но и сам факт, что девушка позвала его, находясь в душе, насторожил. Опять, что ли, кого увидела?

   - Что случилось? - спросил он, замерев у двери.

   - Душ сломался,- грустно поведала Ксения.

   Пришлось зайти.

   Она в растерянности облокотилась на стенку, замотанная в полотенце. Он с удовольствием мельком оглядел стройную фигурку, мокрые волосы, которые она не успела намылить, капли воды, стекающие по щеке на шею, и ниже...Невероятным усилием воли заставил себя посмотреть на душ. Не найдя видимых неполадок, Рейбэк нахмурилась.

   - Странно, - сказал он. - Должно работать. По трубам пинала?

   В ответ получил полный недоумения взгляд.

   - А надо было?

   Рейбэк пнул по трубе, уходящей в стену. Не самый совершенный водопровод, но больше ему не надо было. Можно и в озере помыться, на крайний случай, все равно вода моментально очищается. Ксения же, как барышня и аристократка, считала иначе: горячей воды ей хотелось неимоверно.

   - Хорошо, проверю снаружи, может, вода кончилась в хранилище.

   Рейбэк резко повернулся, наткнулся на взгляд темных глаз и не выдержал, прижал Ксению к стенке, схватив за руку. Девушка вздрогнула и подняла взгляд. Такая красивая она была, почему-то казалась безумно родной, испуганной, почти замерзшей. Он наклонился и чуть прикоснулся к губам девушки. Губы ее дрогнули, неуверенно приоткрывшись, пушистые ресницы опустились, а тихий прерывистый вздох начисто лишил Рейбэка контроля. Он поцеловал ее, совсем не думая о нежности, сразу же проникнув языком. Руки его скользнули по плечам, чуть задержались на полотенце, и прошлись по бедрам. Ксения сделала слабую попытку оттолкнуть его, но настолько смешную, что Рейбэк только прижал девушку крепче, продолжая целовать. На миг ему показалось, будто он целует Анну, но наваждение тут же пропало, оставив в его объятиях Ксю, маленькую, беззащитную, но безумно желанную.

   Она, наконец, сдалась. Неуверенно ответила на поцелуй, обняла его за шею и провела руками по жестким волосам. Хлынула горячая вода, и он заслонил ее от кипятка, будучи не в силах оторваться даже на секунду. Его очень давно не целовали. ТАК не целовали, казалось, никогда. Хотелось получить ее всю, не только тело, но и душу, влюбить, оставить рядом. И пусть знакомы они всего пару дней, сейчас, в этот момент роднее никого не было.

   Он с трудом оторвался от нее. Стон разочарования, донесшийся от Ксю, едва не смел все доводы разума, но Рейбэк сумел остановиться. Едва он отстранился, как тотчас почувствовал, что единственное, чего ему сейчас хочется: не отпускать ее никуда, просто целовать, пока эта девица не поймет, что ему нужно куда больше, пока сама не захочет, чтобы он был рядом не по праву случайного знакомого, но по праву любимого мужчины.

   - Как так получилось, - хрипло спросил он, - что в двадцать один год ты ни разу не целовалась?

   От разочарования, появившегося во взгляде Ксении, хотелось забыть обо всем.

   - Это все Эль, зараза, - тихо ответила девушка. - Долгая история, в общем.

   Ксю потянулась к нему, но прежде чем коснулась, Рейбэк отстранил ее.

   - Душ работает, все в порядке.

   Она замерла, удивленная его холодностью. Для нее, глупышки, поцелуй был чем-то невероятным. Рейбэка стоило назвать идиотом. Понимая, как больно он делает этому светловолосому ангелочку, мужчина произнес:

   - Забудь. Завтра уезжай и не вспоминай больше.

   Стараясь не думать обо всем этом, он вышел, тихо прикрыв дверь. По счастью, гроза спасла его от слез Ксении, были они, или нет...

***

   Утро было под стать его настроению: хмурым, сырым и прохладным. Он не хотел создавать лишних неудобств Ксюше перед отъездом, но и поделать ничего не мог. Даже Высший не властен над собственными чувствами, а магия, что бы там не думала Ксю, связана не только с разумом.

   Рейбэк настоял, чтобы девушка уехала утром. Мотивировал, конечно, тем, что ночью будет страшно, темно, опасно...И, когда Ксения согласилась, подумал: а как она спит в путешествиях, с ее-то кошмарами? Он и на вторую ночь слышал всхлипы девушки, правда, заходить не стал, памятуя о произошедшем в душе. Повторения ему не нужно было. Вернее, ему-то как раз не помешал бы какой-нибудь роман, но уж явно не с этим ангелочком.

   Он наблюдал, как девушка осторожно складывает образцы в рюкзак, избегая смотреть на него, как деловито затягивает все ремни, прячет в сапог небольшой нож, проверяет магию, запуская в воздух небольшие ледяные снаряды. Любовался, понимая, что отныне видеть ее сможет только с помощью своей силы, на расстоянии. И вряд ли он позволит себе слишком часто наблюдать, а уж как замуж девочка выйдет, так и вовсе забудет о ней. И место жительства сменит, чтоб второй раз не набрела ненароком.

   - Вы точно уверены? - в который раз за утро спросила девушка, надеясь, что он передумает. - Не разрешите мне остаться до конца практики?

   На месяц?! Да ему проще идти и топиться в собственноручно созданном озере, чем терпеть рядом это чудо. Причем "терпеть" - в прямом смысле. Высший он теперь, или нет, а мужиком как был, так и остался. Ну, а вообще, было в ней что-то особенное. Что-то, что не позволяло просто так ее отпустить, но и не давало воли, ни рукам, ни мыслям.

   - Точно уверен, - отрезал Рейбэк. - Поезжай.

   Ксюша упрямо стиснула зубы.

   - Я еще не закончила! И я вернусь!

   На это он ничего не ответил. Не вернется, даже если захочет. Он отлично умел запутывать следы.

   Кажется, это поняла и Ксюша, потому что блеск в глазах вдруг пропал, плечи поникли.

   - Вы ведь не скроетесь, нет? - с надеждой заглянула ему в лицо, пытаясь поймать взгляд.

   - Поезжай домой, - повторил он. - Забудь, идиотская у тебя теория. Не светит тебе ничего.

   Она отшатнулась.

   - Вы же говорили, что я близка к разгадке! - упрекнула, будто он сам не помнит, что говорил.

   Он не захотел продолжать этот разговор, слишком бессмысленным было чувство: видеть ее рядом, зная, что спустя каких-то десять минут она уйдет, желать и не иметь возможности даже прикоснуться. Даже самому тошно стало: вспомнил прошлую жизнь и подивился, до чего противным сейчас казалось то, что приносило удовольствие тогда. А теперь вот оно, это удовольствие стоит и смотрит, энергии - хоть пару деревень отапливай, а нельзя девочке жизнь ломать.

   - Рейбэк! - в отчаянии крикнула Ксюша ему в след. - Да что я сделала-то такого?

   Он не выдержал, когда Ксюша подбежала и попыталась его остановить. Развернулся и прижал к себе девушку, наслаждаясь удивленным вскриком, слабым стоном и мягкими губками, которые с готовностью ответили на поцелуй и которые - он был в этом уверен - были способны на очень многое. Он обнял ее, прижимая к себе, представляя, как уложит ее на траву и позволит делать все, что она захочет, а судя по бешено бьющемуся сердцу, захочет она многого. Испугается или нет, интересно?

   Конечно, испугалась. В глубине чудесных темных глаз зародился самый настоящий страх, видеть который ему было противно. Лет пятнадцать-двадцать назад этот страх дал бы ему "карт-бланш" на любые действия, он бы не утруждал себя вопросами о желаниях и удовольствии девушки. Но почему-то с появлением силы появилось и отвращение к самому себе. А с появлением Ксюши появился и страх за нее.

   С трудом Рейбэк отстранился и все-таки нашел в себе силы уйти прочь.

   И вправду, что она такого сделала? Всего лишь влезла туда, где никогда не должна была появиться. Всего лишь непостижимым образом встретилась с давним врагом своих родителей. Всего лишь влюбила в себя за два дня садиста и подонка. Да ерунда, на самом деле. С кем не бывает?

***

   - Мама!

   Двери кабинета, где работала Анна, распахнулись, отскочили и едва не сбили с ног Ксю. Но она даже не обратила внимания на такую досадную мелочь и, запыхавшись, села на диван, стоящий в кабинете матери. Анна читала какие-то свитки, появление дочери приветствовала кивком и поднятой рукой. Ксюше бы по-хорошему дождаться, когда мать закончит, но она не могла тянуть. Эль тоже уехала на практику, в очередной раз поругавшись с Гуннульв, так что поделиться было не с кем.

   - Милая, ты уже вернулась? - рассеянно удивилась Анна. - Мы не ждали тебя так скоро.

   - Я...у меня возникли трудности, - выпалила Ксю. - Это я еще неделю сидела в трактире, потому что дорогу из-за дождя развезло.

   - Серьезные трудности?

   - Для меня - да, - кивнула девушка. - Мам, я встретила человека...

   - Где? В зоопарке? - хмыкнула женщина.

   - Мужчину, - уточнила Ксю.

   Анна оторвалась от пергамента и подняла голову. В ее глазах читалось удивление.

   - Так-так, на моей памяти это первый случай, когда моя Ксюха рассказывает мне о каком-то мужчине...

   Ксения чуть покраснела и отвела взгляд.

   - Хорош что ли? - усмехнулась мать.

   - Наверное, - вздохнула девушка. - Он мне...с практикой помогал. И я у него жила.

   - Комнату снимала? - спросила Аня.

   - Что-то типа того, - кивнула девушка. - Но у нас как-то не получилось ничего. Там такая проблема...Он меня старше.

   - Намного? - поинтересовалась Анна.

   - Намного, - вздохнула Ксю. - Хотя я точно не знаю, на самом деле, на сколько.

   Ее мать ласково улыбнулась.

   - Дорогая, посмотри на нас с твоим отцом. Мы немного не подходим друг другу по возрасту, не так ли?

   - Да, но, - замялась Ксения, - он еще намного сильнее меня. В плане магии. Он очень сильный.

   - Ты считаешь это проблемой? - удивилась Аня. - Магия - ничто в отношениях. Она не помогает решать семейные проблемы, не толкает на любовь и не совершает за нас глупости. Магия не даст тебе ребенка от любимого мужчины, счастья. Магия всего лишь...свойство организма, как способность шевелить ушами и загибать пальцы в обратную сторону. Ты не стыдишься брата за то, что он умеет сворачивать язык в трубочку, верно? Не смотри на магию, Ксюх, это на самом деле ерунда. Ни одна сила не сможет заставить тебя полюбить кого-то против твоей воли. Даже Риорский над этим не властен.

   - А Высший? - вдруг спросила Ксю. - Он может заставить полюбить?

   Аня встала из-за стола и пересела к дочке на диван. Обняла за плечи и улыбнулась.

   - Ты ему что, совсем не нравишься? - спросила она.

   Ксения пожала плечами, чувствуя, что вот-вот расплачется.

   - Мы знакомы-то всего ничего были.

   - Почему не узнали друг друга лучше?

   - Он...сказал, что мне нужно уйти. Что так будет правильно. И велел забыть о его существовании.

   Анна казалась совсем сбитой с толку.

   - Он что, обидел тебя?

   - Нет, скорее я его достала, - чуть улыбнулась Ксю. - Ты же знаешь, какой я могу быть.

   - Принуждал к чему-то? - с подозрением спросила женщина.

   - Нет, мы только поцеловались один раз. А еще мне показалось, будто он одной ночью сидел рядом и защищал меня. Мне тогда совсем-совсем кошмары не снились! А еще он мне жемчужинку подарил, такой больше нигде нет!

   Ксюша продемонстрировала жемчужину, болтавшуюся на запястье.

   - И шутил, и в горы меня сводил, правда, каракатицей напугал, но тоже не со зла. И еще он...не знаю, он будто бы очень хотел со мной рядом быть, но, то ли боялся, то ли устал. А я уехала, не могла же я на улице спать, да? Он и слышать не хотел, чтоб я осталась...

   - Слушаю я тебя, дочь, - задумчиво произнесла Анна. - И думаю, что это, наверное, очень хороший человек. Если ты ничего не преувеличила. Но просто...знаешь, ведь если он живет в нашем мире, он пережил настоящий конец света. Возможно, ему очень плохо. Возможно, он потерял семью, раз он тебя старше. Не факт, что ты ему не нравишься, может, он просто боится снова привязываться. Он, наверное, один живет.

   - Один, - вздохнула Ксюша.

   Анна крепче обняла дочь и чуть рассмеялась.

   - Ты у меня всегда такая была: слабым и обездоленным помогала. Неужели я дождалась, что ты кого-то полюбила? Взглянуть бы...

   - Я еще это, - пробормотала Ксю, - вот...

   Достала цепочку, с которой не расставалась последние четыре года и продемонстрировала матери небольшой шарик в оправе, висящий на цепочке, как кулон. Шарик внутри был насыщенного голубого цвета, будто весь его объем заполнил цветной дым.

   - Что мне теперь делать, мама?

   Анна замерла. Потом осторожно притронулась пальцем к гладкой поверхности шарика и, переведя взгляд на дочь, сказала:

   - Ищи его, Ксюха. Выясни все раз и навсегда, если есть хоть один шанс, используй его. Иначе будет плохо.

   В следующий момент они обе подпрыгнули, когда резко и громко распахнулась дверь, и в кабинет влетел Рейбэк.

   - Шанс, кажется, есть, - нервно хихикнула Ксюша.

   Она не заметила, как мать отступила, пребывая в полнейшем шоке.

   - Ты с ума сошла?! - рявкнул Рейбэк.

   Ксюша даже подскочила.

   - Что?

   - Ничего! Какого демона ты приехала на неделю позже, чем должна была?

   - А из-за кого дороги развезло?! - возмутилась девушка. - Между прочим, моя лошадь не умеет летать!

   - Там еще и лошадь? - усмехнулся Рейбэк. - Я думал ты, со своей энергией, пешком ходишь.

   - Я - нет, а вот тебе бы не мешало, - буркнула Ксюша.

   Но злости она почему-то не испытывала. Наоборот, даже рада была, что он за ней поехал, что волновался. Значит, неравнодушен. И если уж мать сказала, что надо использовать любой шанс, то так тому и быть.

   - Вы чего приехали?

   От того, что Ксюша снова перешла на "вы", гнев Рейбэка как-то поутих, уступив место неясной, но ощущаемой радости: он снова ее видел, рядом, в каких-то нескольких десятках сантиметров. Стоило заметить, что в платье она была куда привлекательнее. Да и волосы, уложенные в аккуратную корзинку, не выглядели так неряшливо.

   Он замялся. И, правда, какую причину можно считать достаточной для того, чтобы проехать такое расстояние (и пусть оно для него пролетело за пару минут), ворваться в замок Рандвалфа, встретиться с Анной после пятнадцати лет, прошедших с его "смерти"? То, что он хотел просто увидеть Ксюшу, и звучало странно, и выглядело не совсем нормально.

   - Что за, - Анна, наконец, пришла в себя, - как...Боги...

   - Мама! - Ксю кинулась к побледневшей матери. - Что с тобой? Тебе плохо? Водички принести?

   - Давай, - кивнула женщина. - На столе графин.

   Пока Ксюша наливала воду (по пути разбила один стакан, споткнулась и уронила со стола огромную стопку свитков), Рейбэк сказал:

   - Здравствуй, Анна.

   Женщина подняла руку, призывая его к молчанию. Залпом выпила стакан ледяной воды, помотала головой и глубоко вздохнула.

   - Это что?! - спросила у дочери.

   - Это Рейбэк, - откликнулась та. - Я тебе только что о нем рассказывала.

   - Так, первое опасение подтвердилось, - пробормотала Аня. - Ксюха, мать твою, как ты умудрилась с ним встретиться?! Где?!

   - Моя мать - это ты, - хмыкнула девушка. - А я с ним встретилась на практике. Он - практически моя тема работы.

   - Твоя тема работы "Как познакомиться с ублюдком, погубившим весь мир?" - саркастически хмыкнула женщина.

   - Ты о чем? - Ксюша замерла.

   - А можно попросить тебя, - Рейбэк кивнул Анне, - не выдавать такие фразы вот так вот с ходу.

   - Нельзя! Ты вообще собирался ей рассказать?!

   Рейбэк промолчал. Они и сам не знал ответа на этот вопрос. Ему сейчас хотелось хотя бы на секунду почувствовать Ксю в объятиях и свалить отсюда к демонам, пока вся семейка этой девицы не сбежалась.

   - Так я и думала, - мрачно резюмировала Анна.

   - Мама, вы что, знакомы? - не поняла Ксюша.

   - Знакомы. Ксюх, забудь, что я тебе здесь говорила. Этот человек не для тебя, я, конечно, лояльно отношусь даже к тем, кто наделал глупостей в прошлом, но не настолько. Это из-за него тебе кошмары с детства снятся.

   Рейбэк мысленно выругался. И как сам не догадался? Ребенок в детстве перепугался: сначала незнакомого мужика, потом выстрелов, перепуганной матери. А потом и волк подтянулся, которого он на стреме оставил. После был, очевидно, переход - тоже мало приятного. Не могли такие события не отразиться на психике ребенка. Вот и мучается теперь, по ночам плачет. Это получается, он ей снился тогда, ночью? Пока она смотрела сон, в котором он был главным чудовищем, реальный Рейбэк ее обнимал. Какая-то странная у него неделя выдалась.

   - Я ничего не понимаю, - Ксю помотала головой. - Что значит "из-за него?"? Откуда вы знакомы? И что мне-то делать?! Я так понимаю, вы друг друга ненавидите?

   - А, правда, Ань, - сказал мужчина, - ты разве меня ненавидишь?

   Женщина вскинула голову.

   - Я до сегодняшнего момента думала, что нет. Но ты...ты...твою мать! Я на пару с Вестой скрывала твое