Book: Пасынок Судьбы



Громов Мефодий


Книга 1 Летопись Зарефа: Пасынок Судьбы





Мефодий Громов












Летопись Зарефа: Пасынок Судьбы




Посвящается




Алисе Сергеевне






Способен ли душегуб быть главным героем, спросите вы, нет? А если тем, кто попытается его изменить окажется очаровательная, но смертельно опасная спутница? Ну, а если он сам изменится, пускай и не по своей воле? Все еще нет?

Тогда, значит, что все мы очень плохо знаем великого мастера, имя которого будет звучать на устах у детей, а после его смерти о нем напишут невероятные легенды. И одну из этих легенд, которую, кстати, вы держите в руках, написал ваш покорный слуга, будучи очевидцем событий...




Часть 1




Глава 1



Ловко лавируя между тенями переулков, скрываясь от любопытных глаз, я уже в который раз благодарил ночной Парм за столь скупое факельное освещение, прекрасно гармонирующее с моим темным одеянием...

Находившийся в юго-западной части Редумской, похожей на огрызок луны, империи, прямиком на равнине Тетиса, портовый городок Парм считался второй столицей, помимо Радагана, расположившегося в дюжине суток ходьбы к северу от порта. Однако это как раз-таки было полуправдой, ибо два столетия назад, во времена чисток Зеалода, когда наши земли подверглись атакам с востока и юга-запада, Парм был сожжен, а столица перенесена в тот город, под которым враг пал. Этот бой так же известен как операция "Радаганский ход конем".

Главным же достатком Редума является торговля, защита судов по морским путям, которые благополучно выводят в мировой океан; и развитая промышленность, те же талантливейшие ремесленники и кузнецы, с которыми мало кто из других стран может сравниться по качеству. В Парме охотно принимают ремесленников, будь то кожевник, тряпочник (читай: портной), лекарь или писарь; хоть и строительство и восстановление старейших, двухсотлетних памятников продолжается до сих пор, это не мешает людям вести очень даже прибыльные дела в порту. Однако не только ремесленники живут и зарабатывают хорошие деньги в Парме; в богом забытых улицах, ходах и переулках получают задания люди, которых называют Убийцы...

...Пьянящее чувство свободы, ветер несется в лицо, я ускоряю бег, чтобы насладиться этим чувством еще больше, но, как назло, мне надо поворачивать в очередной переулок. Я - Убийца. Я работаю, когда нормальные люди давно нежатся в своих кроватках, наслаждаясь хорошим сном. Я убиваю, чтобы дать возможность жить дальше еще большим людям. Убийство - моя профессия. Многие даже не подозревают о существовании Гильдии Убийц, или, если называть вещи своими именами - разведке, спецслужбе империи.

В эту Гильдию попадают в основном сироты, брошенные родителями, либо по каким-либо другим обстоятельствам. Таких сирот воспитывают с самого детства, однако тренируют в Гильдии Убийц не только, как правильно выполнить задание. Попавший сюда должен овладеть начальным этапом подготовки: умственное и физическое развития.

Начальный этап - это один из самых... даже, пожалуй, самый важный этап подготовки. В нем учат не только отжиматься, решать головоломки и нести верную службу отечеству и родине, на самом деле физический и умственный уровни сильно зависят друг от друга.

С помощью медитации можно значительно повысить выносливость своего организма. В свою очередь, с помощью тренировки тела уровень внутренней энергии возможно повышать пропорционально затраченным усилиям. Так что те, кто мало уделяют внимания этому уровню, на заданиях часто погибают...

Дальше следует уже подъем мастерства: владение кинжалом, сердцеедкой, боевые искусства, управление внутренней энергией, скрытность, преодоление препятствий, растворение в толпе, в тени, слежка, уход от слежки, перевоплощение и, куда же без этого - прямой обман, а так же многое другое, что поможет выжить не только до и после выполнения задания, но и в житейской обыденности. Парм хоть и большой красивый портовый город, но, в семье не без урода, и тут найдется тот, кто захочет себе твой плащ, либо кошелек.

...Переулок оказался банальным тупиком, но, разве это препятствие на пути у мастера боевых искусств, мастера скрытности и... мастера делать ноги - Альта?ира? Альта?иром назвали меня в Гильдии, объясняли они это имя тем, что в самой Гильдии Убийц ходила легенда о великом древнем мастере Альтаире, тот никогда не показывал свое лицо, только перед жертвой, только она могла увидеть его лицо в последний момент своей жизни. Его подбросили в июньский день у порога Гильдии так же, как и меня. До сих пор неизвестно, кем был этот странник, знающий о том, где, и главное, КАК найти головной развед-штаб. Идея Альтаира скрывать лицо мне понравилась, и я заимствовал ее, выполняя Заказы в капюшоне. Позже добавил плащ (не тот, который украшает красавцев-рыцарей на белом коне), что бы капюшон надежно закреплялся на голове, закрывая мое лицо, в то же время я мог полностью видеть, что творилось по бокам, потому что в бою, когда ты видишь только перед собой можно очень быстро лишиться головы.

Попав к ним сиротой, с самого рождения меня воспитывали и тренировали; я любил тренировки, особенно боевые искусства. Но тянуло меня к ним не только из-за того, что это было частью моего развития, а из-за мастера, который тренировал нас.

Боевыми искусствами нам разрешали заниматься только с 3 лет - тело гибкое и лучше воспитывать с рождения, чем перевоспитывать взрослых.

Это был человек возрастом больше полсотни лет, с просматривающейся сединой, холодным, оценивающим противника взглядом, взглядом, который поистине будто заползал в глубины твоей души и выискивал место, ждал момента, нанесения удара. Со стороны он был похож на обычного престарелого человека, неспособного постоять за себя, но это совсем не так... В один из дней мы попросили мастера Дарвина провести показательную тренировку, выглядело это так: по его приказу один или несколько учеников вставали и нападали на него, любыми способами пытаясь лишить его равновесия и повалить на землю. То, что я увидел на тренировке по боевым искусствам, врезалось в мою память на всю жизнь. Сперва мастер показал на троих ребят пятнадцати лет, они без лишних слов встали, окружили и напали на него, весь бой длился мгновение: дряхлый старик мгновенно превратился в саму беспощадность, отразив одновременно три удара, скорее даже не отразив, а продолжив их атаки и, поравнявшись с противниками, ударил по болевым точкам. Бой закончился. После увиденного я спросил у мастера разрешение приходить на тренировки все дни в седмице (у каждой группы расписание в разные дни). Мастер посмотрел на мой горящий полный решимости взгляд, улыбнулся, и разрешил. На этом не закончилось мое увлечение, я с энтузиазмом занимался и в неурочное время, а еще ночью, во все том же тренировочном зале, но не каждый день, а раза три в седмицу. Мастер видел мои успехи и как-то раз подошел ко мне.

- Малыш, - на малыша обижаться было глупо, потому что мастер Дарвин называл так всех, кто младше него, - мне надо с тобой... поговорить, - Когда он это сказал я заметил, как его обычное лицо радующегося старика резко изменилось: брови нахмурились, взгляд стал жестким, будничная улыбка слезла с его лица и он стал похож на бывалого воина.

- Я вас слушаю, мастер?

- Не здесь, - он снова улыбнулся и перевоплотился обратно, и как ему это удается в его то годы... - Отойдем.

Мы вышли из зала, провожаемые удивленными взглядами моих знакомых, и остановились в коридоре.

- Альтаир, - он снова превратился в воина, похоже, то, что он хочет мне поведать для него очень серьезно и не менее важно: - Я видел твои успехи, твое мастерство выше всех моих учеников. Кое-что надо подлатать, но твое оружие - это ловкость и скорость, они решают твою судьбу в бою, у сильного бойца отменный удар, но только силой нельзя надеяться на победу, в бою важно очень многое.

Тут мастер ненадолго замолчал, а после тихо продолжил:

- Я предлагаю тебе стать моим учеником, - после этих слов у меня с удесятеренной силой забилось сердце, а с ним закружилась голова, мурашки пробежали по коже и тело начало трясти. Я мало помню из того, что со мной происходило в ту секунду, но, через некоторое время мое сознание, все-таки, вернулось в этот мир. Стоя все там же, в коридоре, передо мной мастер, смотрящий на меня твердо, ожидая моего ответа.

А вдруг это шутка? Посмотрел снова на Мастера и передумал. Нет, не шутка...

- Мастер, вы хотите, чтобы я стал вашим учеником? - я снова зыркнул на него в ожидании смеха и похлопывания по спине, но не тут-то было.

- Да.

- Я согласен.

Не знаю, но в ту секунду показалось, что это сказал не я, и вообще, зачем я согласился? Сколько не спрашивал себя, не смог найти ответа... Итак, я стал его учеником, тогда мне было двенадцать лет, с тех пор прошло три года, и я уже вовсю выполнял Заказы.

Бросив взор на бочки, зачем-то стоявшие в этом переулке и на саму стенку на предмет сколов, через секунду уже перепрыгивал этот глупый тупик. Приземляюсь как кошка, шепотом спрашивая у стенки:

- Какой, извиняюсь, строитель поставил тебя тут? - стенка, разумеется, не ответила.

Добежав до угла дома, прислонился спиной, затаил дыхание и замер, напрягая слух и прислушиваясь к малейшему шороху.

Отряд стражников влетел в переулок и не увидел никого, кроме того самого тупика. Выругавшись, незадачливые двинулись назад, гремя железом, латами и оружием. Ну не буду же я объяснять каждому стражнику что я разведчик, и мы с ними выполняем одно дело?..

Через минуту шаги отряда уже были не слышны. Переведя дыхание, вытер пот со лба. Спрашивается: зачем они вообще погнались за мной? Подумаешь, сшиб посреди широкой улицы пару стражей порядка! С них не убудет! Но ладно, еще надо выполнить Заказ. Та-ак, куда это я попал? Кхе, похоже на какую-то улицу, где сильно воняло чем-то неописуемым и, похоже, это квартал, откуда мало кто уходит живым, или, по крайней мере одетым, а именно туда, где правят воры, душегубы (к коим относится ваш покорный слуга), и мошенники. Отнекиваясь и любыми способами пытаясь как можно дольше не заниматься этим районом, градоначальник делает вид, выставляя патрульных два раза в седмицу вместо положенных семи круглосуточных, объясняя это тем, мол, делает все, что может, да и вообще сия затея шибко сложная и требует помощи армии. В общем, стандартные отговорки тех, кто не хочет работать... И вообще, следовало бы последить за этим индивидуумом, шибко он обнаглел, сидя на нагретом месте!..

Теперь ясно, почему те консервные банки не бежали за мной - на кой им нужны лишние проблемы? Размышляя над этим, я уже с несколько минут молнией бежал по этой ничем не освещенной улочке; ночь - это, все-таки, прекрасно для таких как я. Хищно оскалившись, представляю удивленное лицо Рига, когда он узнает, что на него Заказ и пришел один из представителей Гильдии Убийц. Риг - мой Заказ. Мне дали задание на устранение предателя в дворцовой страже. Вообще, Гильдия Убийц действует непосредственно от лица Редумского монарха, другими словами мы - разведка нашей страны, одновременно выполняющая роль следопыта, судьи и палача; а высшие представители Гильдии Убийц, то есть те, кто получил звание мастер, имеют право выходить на задания государственной и межгосударственной важности.

В свою очередь это звание подразделяется на категории: мастер скрытности, мастер оружия, мастер боевых искусств, мастер тактики, и другие мастера своего дела. Но редко встречаются те, кто преуспели во всех отраслях, таких Убийц называют Мастер Абсолют. Они получают задания на устранение знатных дворян, градо и военачальников, предателей, неугодных конкурентов, и доносчиков, то есть то, что поручили мне. Но самое интересное то, что Глава Гильдии пообещал дать Заказ, от которого я не смогу отказаться. Во мне после его слов разыгрался азарт. Ускорившись, через три секунды взобрался на крышу буквально тремя прыжками, отталкиваясь поочередно от одного препятствия к другому. Через несколько минут бега спрыгнул вниз в ночную тень узкой щели домов, она охотно взяла меня в свои объятия и никому не хотела показывать и отпускать от себя. Оглянулся, и, убедившись, что никого нет вокруг меня на минимум полсотни метров, кроме спящих в домах жителей, пригнулся, и ловко передвигался от тени к тени, приближаясь к пункту стражи, где и был мой Заказ... Вот, я на месте, залез в кусты, стоящие под окном у дома и прислушался. Так, три человека, один из них что-то пишет, а двое, как видимо, то ли охрана, то ли сопровождающие. Через минуту я склонился к первому мнению, так как человек выгнал их, сопровождая это криками "Я занят! Не беспокоить меня, и вообще, кто вас нанял? Я вам за это зарплату понижу, а теперь - вон! У дверей постойте, охранники чертовы!!!". Видимо, что-то в письме или отчете (черт знает, на что он так был зол) ему не понравилось. В этот момент кто-то вышел из пункта стражи через дверь, которая располагалась от меня буквально в метре, а я быстро спрятал голову в кусты. Отлично, воспользуемся шансом и открытой дверью. Спасибо тебе, товарищ стражник, живи долго и счастливо, а он, словно в ответ моим мыслям, чихнул.

- Апчхи! Видимо вспоминает меня генерал... Неужели снизит зарплату?

Ха! это был один из тех, которых выгнал Риг, отлично! Дело стало еще легче. Сперва я захотел закрыть за собой дверь, но поспешно убрал от нее руку, что бы не дай бог не оставить следов, и скрылся в полутьме дома. Там стоял второй стражник, похоже, я не ошибся. Тот стоял, прислонившись спиной к стене и о чем-то думал, глядя под ноги. Я метнулся к нему из мрака коридора (почему-то освещение у кабинета генерала было хорошее). Тот даже не понял, что с ним произошло: удар, и у него подгибаются коленки. Я поспешно подхватил груду металла и аккуратно положил возле той же самой стенки, о которую он опирался. Его стальной подбородок лязгнул о грудь, но более звуков не последовало. Ничего, пару минут поваляется, додумает. Открываю дверь. Странно, она даже не скрипнула, видимо много платит рабочим генерал. Хе, не менее странно то, что он еще и сидит за столом спиной к двери. Как можно быть таким беспечным? Надо бы дать ему совет, что бы впредь не делал так. Хотя, он ведь мой Заказ? Так что в этом совете не очень будет нуждается там, наверху. Аккуратно прикрыв за собой дверь, продвинулся к нему за спину, не издавая ни единого звука. Риг до сих пор думал, что те двое стоят у двери и о чем-то болтают, опасаться нечего. И в ответ на свои мысли услышал:

- Генерал Риг, за свое предательство вы приговариваетесь к смерти, - после этих слов глаза у него расширились и лицо в оконном отражении выражало что-то вроде "как он узнал? откуда? почему? я хочу жить!!": - Приговор приводится в исполнение и обжалованию не подлежит.

Он даже не успел крикнуть, (а ведь явно хотел) но жало сердцеедки уже было в чехле, все произошло не более чем за секунду. Я вздохнул - Заказ выполнен. Можно скорее идти в Гильдию и узнать, что за задание мне пообеща... Что это?.. Сперва послышались шаги, а потом кто-то заговорил:

- Дин, пойдем на пост!.. - похоже это был тот горе-вояка, после этих слов он подбежал к своему другу. - Дин что с тобой?! Кто это сделал?! - Дин благоразумно промолчал, - Черт!! Генерал Риг!!!

Обнажив меч груда металла шагнула к кабинету. Я резко открыл дверь и вылетел на опешившего вояку. А кто тут не испугается? На тебя, откуда не возьмись, несется человек окутанный в черный плащ, скрывающим лицо, ну чем не сама Смерть? Стражник так испугался, что в невиданном пируэте ушел от жала сердцеедки, чему я был немало удивлен, но быстро взял себя в руки, как и нападавший уже стражник. Однако, что может сделать новичок против мастера? Ничего. Вояка ударил со всей силы сверху вниз, надеясь разрубить "саму Смерть". Я молнией отошел с позиции вправо, и острие меча неглубоко вонзилось в деревянный пол в миллиметре от ноги. Со стороны было видно, что я исчез из поля зрения и материализовался в другом месте. Стражник подумал, будто уже разрубил меня, и получил от моей левой ноги прямо между глаз (что бы глядел лучше) и отключился на минут тридцать. Мастер Дарвин так же научил меня драться с вооруженными противниками, правда в это мало кто верил, и вызывали на бой, после битвы быстро меняя свое решение. Приземлился он прямо рядом со своим другом. Нет, ну прямо-таки парочка.

А спустя несколько секунд я, совещаемый ярким светом полной луны, уже бежал по тем же крышам домов, пытаясь не привлекать к себе внимания...





Глава 2




Проснулся я от ощущения тревоги - во всем трактире буйствовал хаос. Поднявшись, быстро умылся и начал собираться: надел чехол на правую руку, за пояс недлинный меч, сзади за поясом кинжалы, метательные ножи, натянул капюшон. Все, пора посмотреть, что там твориться. Не успел я пройти и два шага из комнаты как меня сбили какие-то наемники. По-крайней мере одеты они были явно не по-солдатски: кожаная броня, толстый ремень, меч за поясом, за спиной арбалет, в таких же кожаных штанах и сапогах. Они явно не ожидали, что кто-то выйдет из комнат на такой шум. Зачем? Ну крики, это не их проблемы, они спят и лучше с утра приключений не искать. Даже отсюда, за пару метров от меня по их резким быстрым движениям было понятно: настроены они явно не поболтать, да и неприветливые какие-то, вон, ухмыляются, смотрят на меня как на таракана под ногами.

- Свалил с дороги, холоп! Убирайся отсюда, пока не помогли.

И ведь даже не снизили темп, едва не отодвинув меня с дороги, однако я дерзко встал перед ними, заставив остановиться.

- Ты с приказами поосторожней, хуже будет, - недвусмысленно намекнул я, буравя взглядом снизу вверх детину, выше и шире меня в три с лишним раза.

- Пшел прочь, скот! - Осмелел один из наемников, что стоял вторым ко мне, а впередиидущий попытался толкнуть в сторону, шагая напролом со словами:

- Нам разрешили убирать любого, кто встанет на пути, а этот...

Он замолчал, потому что летел в своих товарищей. Попытавшись отодвинуть меня, детина не заметил, как я просто взял его руку, и, повернувшись к нашим "гостям", продолжил ее движение. Они уж точно не ожидали, что один из них научится летать в столь краткие сроки. Они долго упражнялись в красноречии совсем некрасноречивыми словами, пытаясь неуклюже подняться. Наконец-то, спустя минуту, из-за узкого коридора, они смогли-таки подняться. Смотрели двухметровые мужики на меня яростными глазами, создавалось впечатление, что сие господа готовы порвать меня на мелкие кусочки, если, конечно, смогут подойти.

- Что вам здесь понадобилось? -достав оружие, с красными лицами, один все же ответил, поняв всю силу оппонента, к тому же, что я тоже недвусмысленно достал свой недлинный меч, как только провел последний прием:

- Нам кое-то нужен здесь.

- Кто же? Может мне самому найти его?

Как раз в этот момент другие наемники с той стороны трактира что-то вырывали, кажется, двери. Ничего себе. Наемники? Ломают что-то в трактире? Надо посмотреть на этого "кота в мешке".

- Ясно. Лучше не вмешивайтесь. Хуже будет.

И, подождав с минуту, пока они спустятся по ступенькам, я метнулся к углу, откуда исходили звуки.

На всякий случай, еще раз проверив снаряжение, кивнул самому себе - готов! Оказавшись у поворота, остановился, и, выглянув из-за него, насчитал всего пять человек, стоявших у двери. Хм... что-то маловато для отряда. Или это не весь? Выглянув в окно, качнул головой, в оправдание своих мыслей: на улице стояло еще порядка десяти наемников. Такой отряд мог понадобиться для нападения на какой-нибудь дом местного дворянина, но никак не для захвата одного человека. Что-то тут странное творится. Словно в ответ на мои мысли закричала... женщина?

- Нет! Отпустите меня! Подонки! Что я вам сделала? Отпустите, кому говорят!

Однако в ее голосе не было слышно страха, или истерики, нет. Она как будто контролировала ситуацию и в любой момент могла убежать. Именно такие искорки слышались в ее голосе. Выйдя из-за угла, я подошел к наемникам:

- Что тут происходит?

Сперва я хотел просто напасть на них, бой не длился бы и пяти секунд. Пара ударов каждому и дело сделано, но отказался от этой идеи: на шум сбегутся еще десять наемников, да и шуметь не хотелось, не выспался еще ведь... Пришлось начать с разговора.

На меня обернулось эта кучка разномастных личностей с неприветливыми лицами. Они не были готовы, что кто-то выйдет из комнат и заговорит с ними. Молчали недолго:

- Не твое дело, проваливай, тебе тут нечего ловить, кроме... - Договорить он не успел, пришлось его заткнуть, что-то с утра я раздражительный, надо поработать над этим. О господи, ну почему все наемники оказываются хамами? Это у них вера такая что ли? Я не понимаю, как они вообще живут обыденной жизнью, если на всех кричат и оскорбляют. А я повторил свой вопрос:

- Что тут происходит?

Ко мне вышел один из наемников, но чем-то он отличался от других, чем-то необъяснимым.

- С кем имею честь говорить?

О чудо! Среди этих рожь оказался весьма разговорчивый человек, было ему около тридцати-сорока, и не хам! Мужчина перевел взгляд на своего заткнутого товарища и снова посмотрел на меня в ожидании ответа. Похоже, он был тут главным.

- Я простой человек как все находящиеся здесь, - честно-пречестно слукавил я, - но, как и все, был разбужен вашими нахалами, а я, между прочим, хотел отдохнуть после рабочего дня. И хочу узнать: почему меня разбудили ни свет, ни заря?

- Ты че, совсем ошалел что ли? Капитан, что вы слушаете его? По башке хрясть и деньги получать за ту овцу! - Заговорил какой-то потерявший страх наемник. Я посмотрел на говорившего и повернулся снова к капитану. Капитан в свою очередь сам повернулся к нему:

- Значит, говоришь, "по башке хрясть"? - Холодно спросил тот, кого назвали капитаном: - Ну-ка, попробуй увернуться от того удара, которым он заткнул твоего дружка?

Этот мужик не так прост, похоже он стал командиром не просто так, потому что любой другой человек принял бы это за быстрый, тем не менее простой удар рукой. Но наемник ничего не понял.

- Капитан, а че такого? Быстрый правый в бороду и всего делов. Я так тоже могу, - он был ошарашен заявлением, что капитан защищает какого-то мальчишку, вместо того, чтобы пинками его из трактира выгнать. Старший же ухмыльнулся:

- Рукой, да? - Бугай кивнул. - Ошибаешься, во-первых: он ударил ногой, во-вторых: не в челюсть, - и, кивнув на "эмбриона" под ногами, провел лекцию: - он в сознании и просто не может дышать.

Тот посмотрел и глаза у него стали похожи на мои застежки на плаще, он не понимал, как возможно провести прием так быстро. Бугай, скорее всего, увидел только тень от удара и подумал, что это рука. А меня, во время их беседы, даже не замечали, и ваш покорный слуга решил напомнить о себе:

- Ну, так что тут происходит? - если мне никто так и не ответит, я просто всех положу тут, несмотря на то, что их будет порядка пятнадцати человек.

- Нам обещали за эту девушку большую награду, - начал их главный, -казалось деньги у нас уже в кармане, осталось только привести ее, но слишком все было легко... За такое плевое дело столько денег? Странно все это, мы так и спросили. Ответил этот человек "так надо, и лучше вам взять побольше людей". В итоге деньги все-таки соблазнили, - с разговором я успел посмотреть на девушку, которая с глупым выражением лица смотрела на сие действо, однако в ее глазах угадывалось понимание, словно она специально строит из себя дурочку. И что-то в ней говорило, что она не из здешних краев... Я обдумывал уже минуту, все хранили гробовое молчание.

- А дело-то действительно сомнительное, ведь я ее дружинник, - намекнув им отваливать, капитан задумался, переглядываясь с объекта на валяющегося наемника под ногами. После раздумий посмотрел на меня и кивнул, прекрасно понимая, что я лукавлю и на самом деле даже не знаю ее.

Немного подумав, он коротким кивком дал понять остальным об уходе, те нервно переглянулись, но, не осмелевшись оспорить решение, подобрали "везунчика", а после беглого осмотра, ушли. Пока я смотрел ему в спину, складывалось впечатление, словно капитану совсем не нравилась работа наемника, словно у него не было выбора, ведь он до сих пор помнил, что такое честь.

Развернувшись к девушке, все еще строящей из себя дурочку, спросил:

- Что они хотели?

Выйдя из ступора, она несколько секунд осматривала меня, ее лицо менялось так часто, что я не успевал за ней и просто глупо хлопал глазами. Хм... Интересно, у меня рога, что ли, выросли?

- Так вот он ты какой, Альтаир, Мастер Абсолют Гильдии Убийц Парма, - улыбнулась девушка, и от этого стало так тепло... Но стоп! Откуда она знает меня, Гильдию?! Как она меня узнала за пол минуты осмотра? Слишком много вопросов насыпалось за мгновение.

- Кхм, как-то неудобно, вы меня знаете, а я вас нет, -сказав первое, что пришло в голову, пытаясь отвлечь ее, взвинтил чувства, напрягшись, ожидая чего угодно, и, как мне казалось, незаметно потянулся к кинжалу.

В ответ девушка звонко расхохоталась, а я прищурился: как-то не похоже, что она сильно испугалась.

- Давай, заходи, и закрой дверь, - пошутила та, - а то ходят тут всякие, - я беспрекословно повиновался, пройдясь прямо по выдернутой с петель двери, странное творилось и со мной...

Комнатка была абсолютной копией моей: единственный светильник на столе, два стула, кровать и окно. Ну, и, конечно же, выломанная дверь посреди комнаты с кучей щепок.

- Ну?

Терпением, когда меня нагло и непринужденно рассматривали, я не славился; черт, такими темпами я точно рога себе поставлю.

- Меня зовут Алиана, Убийца, квалифицируюсь в скрытности и слежке.

Интересно, можно подумать, словно она раскрывает тайну про Гильдию каждому встречному, я ведь мог и оказаться вовсе не Альтаиром, ведь так и не назвал своего имени, да и мало ли похожих личностей ходит вокруг?

- Меня отправили в Парм для получения Заказа.

- Кхе, а вы каждому встречному говорите, кто вы?

- Нет, я уверена, что это ты, - она снова улыбнулась так, словно обо мне знали все вокруг.

Оказывается, я весьма известная личность, надо над этим поработать...

- А вам сказали, что будет за Заказ?

Девушка сдвинула брови, задумавшись:

- Нет, к сожалению. Сказали, что бы я пришла в Гильдию к полудню... - тут она удивленно глянула на меня: - и вообще, почему ты обращаешься на вы?! Ты, в конце концов, старше меня как по возрасту, так и по званию!

Нет, эта женщина определенно интересная, наглая и дерзкая! Подразумевая, что я старше, обращается ко мне на ты!

- Позволь узнать: сколько тебе?

Теперь она смотрела на меня каким-то кошачьим взглядом.

- Мне семнадцать, Кстати, не подскажешь, где тут находится Гильдия? - Она мельком стрельнула глазками в окно, ее там что-то заинтересовало, и снова повернулась.

- К твоему сожалению, я старше тебя только по званию. А насчет Гильдии... придется побегать.

- Что!? Как так, не может быть, ходят слухи, что тебе больше двадцати лет, это все неправда?! - Девушка была шокирована, и это был настоящий шок, а не тот, которым она одурачила меня.

В ответ я хищно оскалился: похоже, распространять слухи очень даже выгодно, никто не знает того, что знаю я.

- К сожалению, мой возраст внесен в список и находится у главы Гильдии. Ты не сможешь узнать без разрешения главы, а он, я уверен, не настолько благодушен.

Аля только усмехнулась, похоже, подобные загадки были только на лад этой девушке, странная она все-таки.

- Ну, не зная меня, лучше ничего и никогда не утверждать - выйдет боком, - и усмехнулась: - Ты проводишь хрупкую девушку до Гильдии? А то, понимаешь, ходят всякие плохие мальчики и подозрительно смотрят на милую девушку, - от этого голоса не то, что бы нельзя было отказаться, его хотелось слушать и слушать, вот я и слушал...

Потряс головой, прерывая это наваждение, и кивнул.

- Хорошо, собирайся, пробежимся.

- Зачем? Сейчас ранее утро, я думаю, до Гильдии мы успеем дойти и пешком.

Я хлопнул себя по лбу: вот дырявая башка! Меня же разбудили! Так, ну, за часок-другой успеем, а добежать можно за полчаса, так что придется пешком. Как раз надо зайти в лавочку к моему знакомому...

- И то правда.

Не успел я развернуться к двери, как услышал чей-то предсмертный хрип. Метнувшись к окну, выглянул одним глазом: возле отряда наемников лежал тот самый капитан, перед ним склонился какой-то человек. Значит, он самый главный? Но зачем было убивать своего товарища? Скорее всего, те вояки рассказали все, как было, и что капитан отряда струсил. Во мне начала закипать холодная ярость. Аля это увидела и отшатнулась.

- Ненавижу.

Прошептал в гневе я - не то, что бы во мне взыграла справедливость, просто этот немолодой мужчина показался мне человеком, способным измениться в лучшую сторону, и чем-то приглянулся как бравый вояка и благоразумный человек, а так поступать с подобными кадрами просто недопустимо, особенно если его возможно использовать на благо Гильдии и Родине! Хотя, это говорит тот, кто давит людей пачками? Лицемерно, однако...

Спустя несколько секунд я выбежал из трактира и, не останавливаясь, прыгнул в толпу со ступенек, а точнее на мою цель - убийцу капитана. Жало вырвалось из чехла и нашло свою цель, которая даже не успела понять, что произошло. Я мельком осмотрел в полете вооружение наемников, и бросился на них, убедившись, что у них в руках нет арбалетов. Выпустил сразу четыре метательных ножа в тех, у кого были копья - они были самыми опасными в ближнем бою. Достаю кинжал, прижимаю живот ближе к земле и через секунду я влетаю в нескладный строй, добавляя к нему хаоса. Все, абсолютное хладнокровие и отключение эмоций, я - машина убийств, я убиваю и не испытываю ничего к противнику, в бою я потерял свою человечность. Некоторое время все были ошеломлены натиском, и этого мне хватило, чтобы поразить ближайшего противника сердцеедкой, кинуть еще два ножа и побежать дальше. Удар справа - я наклоняюсь, уходя от атаки, растворяюсь в одном месте и оказываюсь рядом с "везунчиком". Выведен из строя. Так же происходит и с двумя, кто осмелился напасть на меня, подумав, что новичку везет, однако я даже не дал им замахнуться для удара, резко оттолкнулся, ударил ближнего в живот. Что-то хрустнуло, и это явно не мой кулак. Второго, не особо задумываясь, просто лишил равновесия, а когда он оказался на одной коленке, жало сердцеедки нашло горло противника. Кто-то, воспользовавшись заминкой, подходит сзади, думая, что я не слышу его, как бы не так, мой слух в несколько раз лучше, чем у простого человека. Кидаю еще один нож даже не оборачиваясь. Хрип - выведен из строя. Осталось только три противника. Они испуганы. Перед ними стоит Дьявол. Не давая им прийти в себя, бросаюсь на добычу. Ближнему я просто перерезал горло кинжалом. Второй, который то ли от смелости, то ли от испуга напал на меня, делая рубящий удар сверху вниз. Я просто шагнул ближе, и продолжил его удар. Полетел он недалеко, я рванулся к падающей жертве и ударил ногой в шею, сломав все позвонки - он умер мгновенно. Я остался стоять, а последний наемник, думая, что я пожалел его, со всей прыти разворачивается и пытается убежать от Дьявола. Кто быстрей: нож или ноги? Ответ очевиден, он узнал его, но это знание оказалось для него бесполезным. Осмотрев поле боя... хотя нет, скорее это была резня, а не бой, я не дал ни единого шанса противникам. Все длилось десять секунд. Моргнув, и еще раз оббежав взглядом трупы, скрипнул зубами от злости: у меня есть один существенный недостаток, которого не должно быть у Убийцы - я слишком часто теряю голову и впадаю в неадекватное состояние, граничащее с безумством. И так всю жизнь... Почему? Ответить очень легко: я задаю себе вопрос - зачем я убил всех наемников, ведь мог ограничиться одним...

Вздохнув, натянул капюшон, вытер кинжал и посмотрел в окно второго этажа. Так и знал -Аля видела весь бой. Хотя, чего тут такого, она и сама Убийца. Еще раз вздохнул и махнул девушке. Она секунду постояла и исчезла в окне. Выбежав из трактира, та остановилась и без тени испуга осмотрела бывших живых людей. Может она и Убийца, однако такое ощущение, что это была первая хладнокровная резня в ее жизни. По мере того, как девушка шла ко мне, она все больше оборачивалась на наемников. Страха в ее глазах не было, она привыкла убивать и сама, но что-то явно было на ее лице. Недоумение? Наконец она подошла ко мне со странным вопросом:

- Жалеешь их?

- Нет, - с гневом сказал я, - я жалею того мужика-капитана, хороший человек, уверен, если бы он занялся ремеслом, то был бы счастлив со своей семьей, но из-за того что он не выполнил задание, данное ему, его хладнокровно убили!

Девушка не ответила, видимо, пытаясь понять меня....

Вдруг где-то сверху, на высоте трех-пяти метров, я почувствовал чье-то присутствие, и, мгновенно крутанувшись, кинул нож скорее рефлекторно, чем успел подумать. Однако оружие пролетело по большой дуге и звякнуло где-то за домами, а я, все еще хлопая глазами, рыскал глазами по небосводу, выискивая неизвестный доселе всплеск энергии.

- Что-то случилось?..

Помотав головой, прогоняя непонятное наваждение, и уничтожая в себе жалость к людям, не имевшем возможности защититься от меня, повернул чуть повернул подбородок к коллеге:

- Показалось, пойдем?

В ее лице читалось удивление и она, кротко глянув вверх, пожала плечами, улыбнулась, кивнула, и мы быстро скрылись с места преступления, благо, с утра там не было ни единой души, ибо трактир находился на самой окраине Парма. И лишь когда мы уже почти зашли за угол дома, невероятно тихий шепот донесся до моих ушей:

- Интересный человечек...

Коротко глянув через плечо, я решил, что это мне показалось, и свернул вслед за другим Убийцей.



В середине пути я оставил Алю, немногословно сказав, как и учили в Гильдии:

- Я на секунду.

Алиана все прекрасно понимала, особенно когда я, исчезая за дверьми лавки, ненароком коснулся пустых чехлов с метательными ножами.

Скрывшись за дверью лавки, где сверху висела табличка с изображениями каких-то непонятных дымящихся колбочек, оружием, и изображение модежды. Уж не знаю почему, но многие жители не очень приветливо относятся к заведениям, где в одной лавке сразу несколько видов товаров. Объясняется это тем, мол, за двумя зайцами погонишься ни одного не поймаешь. Но здешний хозяин, Мали, которого я знаю с того момента как начал тренироваться в Гильдии, был известным человеком и у него прекрасно получалось держать сию лавочку. Он являлся бывшим Убийцей скрытности и практически в одиночку снабжал Гильдию Убийц всем, что необходимо: чехлы для сердцеедки, кинжалы, миниатюрные арбалеты, различные веревки и шнуровки, темная одежда, не стесняющая движения, метательные ножи и пояса к ним. Весьма удобная вещь, позволяющая очень быстро доставать нож, одновременно он крепко сидит на поясе, который перекинут через оба плеча (чисто моя задумка).

Мали выглядел на 60-70 лет, с глубоко посаженными глазами-бусинками, седой, белобородый, он больше походил на миловидного старичка, но никак не на того, кем являлся на самом деле, а чего стоит его взгляд, который буквально ухватывается за тебя, осматривая всего, запоминая каждую деталь. Мали был знаком с Мастером, они всю жизнь знали друг друга, говорят, хорошие друзья, вместе выполняли Заказы, но я ни разу не видел их вместе, правда я не часто вижу Мали, да и Мастера. Вобщем, Мали добродушный старик, что бы о нем ни говорили.

- Привет, Альтаир! - Да, будничный радостный голос старика. - Как жизнь? Заказ выполнен и пришел прикупить вещички? Уж я-то тебя знаю!

Его улыбка поползла вверх, а глубокие морщины изрезали старческую загорелую кожу на щеках. Да, в этом он был прав, видя всех насквозь, как и меня.

- Привет, Мали, и, как всегда вы угадали... Пройдем в кабинет или вы здесь мне продадите?

- Давай здесь, нонче мало народу заходит, никто, чай, не увидит...

Отлично, пробыл я тут порядка пятнадцати минут, захватив все необходимое: заменил жало, (их нужно постоянно менять) сердцеедка очень эффективное оружие, в свое время, требующее постоянного ухода; леску, перчатки, метательные ножи, сколько потратил и парочку еще, в дальнейшем рассовал их по разным удобным местам; несколько маленьких бутылочек с порошком. Расплатился, но, перед уходом Мали предложил мне клинок, кинжал очень похожий на мой, но, как выяснилось, он имел лучшую сталь и отличный баланс. В то же время был легким и удобным, подумав, я купил и его. Поблагодарив старика, вышел из лавки.

Все это снаряжение мы можем получить абсолютно бесплатно в Гильдии, однако на него такая очередь на месяцы вперед, что из всего вышеперечисленного можно за день-два получить лишь недлинный меч, ибо любое крупное оружие совершенно не пользуется спросом среди тех, кто убивает бесшумно и незаметно.

Осмотрев меня, девушка заметила разницу:

- Что-то многовато ты прикупил. И как с этим ходить? Это же такая тяжесть.

Не знаю, на мой взгляд, тут ничего тяжелого нету, я привык к такому весу и без своего снаряжения чувствую себя голым.

- Это мало, я потратил еще больше денег после одного моего Заказа в Ротэ, - припоминая события год назад.

В том году мне дали Заказ на дворянина, живущем за городом в замке. Я должен был подняться на несколько этажей, убить, подставив другого человека, и убраться оттуда незамеченным. Скажу честно: во время выполнения я был даже не уверен, получиться ли у меня это вообще или нет. Все-таки пробраться мимо охраны в сотню-другую-третью голов затруднительно для любого. Подниматься пришлось не внутри замка, а снаружи, и не по ступенькам, а по отвесной стене. Дело происходило ночью и существовал огромный риск или загреметь с высоты в десяток метров вниз на голову стражникам, или меня могли увидеть, просто подняв голову. К счастью, о смерти барона узнали только к полудню, то есть практически через сутки. В то время я давно нежился в кровати, думая о том, сколько мне дадут денег. Но я недолго радовался. Получив солидный заработок, я мог залечь на дно и спать больше месяца, но, осмотрев свое снаряжение, пошел к Мали и потратил почти все свои заработанные деньги, осталось только на питание. Пришлось оставить отдых на потом и получать следующие Заказы. Вспоминая те времена, мы шли по мостовой.

Как раз выдалась минутка, и я мог лучше рассмотреть свою спутницу: одета была Аля не как Убийца, а в легкой белой маячке с длинными рукавами, плотных, не стесняющих движения штанах и кожаных сапогах. Мне оставалось только гадать, где ее снаряжение. Хотя, если присмотреться, можно было увидеть кое-что из экипировки: просвечивающийся чехол на левой руке под рукавом белой рубашки, ножи, и кинжал за поясом. Аля заметила, что я ее рассматриваю и только усмехнулась, наверно ей понравилась моя заинтересованность.

Следуя между одноэтажных домов какой-то неприветливой улочки, Аля, как и я, двигалась абсолютно бесшумно по дороге, выложенной из бугристых камней, а ведь с виду не скажешь, что она Убийца, как-никак девушка квалифицируется в скрытности.

Улица была какой-то неживой, прохожие старались идти ближе к домам, молодые парни казались какими-то хулиганами: посматривали на нашу парочку подозрительно, когда мы проходили рядом с ними, свистя в след. Тут мой взгляд плавно переместился на лавочку ключника: закатанные по локоть рукава, сильные грубые пыльные пальцы, его грустный, извиняющийся взгляд как бы говорил: "Не повезло же вам". Он будто бы извинялся перед нами и смотрел под ноги взгляд. Странно все это было. Аля тоже чувствовала напряжение. Свернув в переулок, пред нами возникли человек шесть молодых парней, прислонившихся к стене. Мысли молнией пронеслись в моей голове: так вот почему прохожие были подавленные, этот парень, что свистел нам в след, точнее не нам, а в след Але! Тот мастер, что извинялся перед нами, он все знал!

Я слышал, как одному из Убийц дали Заказ на расследование похожей ситуации: исчезали девушки, и ходили слухи о работорговле с варварами на севере. Мда, подарила нам нелегкая, когда не ждали. Между тем они отпрянули от стен, и подошли к нам. Я внешне оставался спокойным, но внутри был полностью собран. Аля отошла за меня, чтобы приготовить оружие. Один из них увидел этот маневр и усмехнулся.

- Слышь ты, отдай нам девку по-хорошему, или попадешь вместе с ней на продажу князьям, - съязвил этот гад, и вся орава заржала. Я молчал, и это его рассердило: - Ты че, не понял?! Не отдашь по-хорошему будет по-плохому, эй, ребят, ну-ка! - мысль о избиении одного человека целой оравой показалась ему забавной и он решил посмеяться за свой длинный "рабочий день".

- Парни, - вежливо обратился я к говорившему, -давайте разойдемся по-хорошему и никто никому отдавать никого не будет.

От такого моя спутница ошалела, даже чуть одернув за локоть. С ней все ясно: она была просто уверена, что я даже не остановлюсь, а убью их при первой возможности, я же начал с разговора и по мне было видно, что я не хочу драться. На самом деле ваш покорный слуга тянул время, вдруг, они скажут еще что-нибудь нужное и интересное для расследования. Но хулиганы просто-напросто обалдели, а через секунду опять дружно ржали. Нет, они наверняка ничего не знают, просто исполнители, чернорабочие. Насмеявшись, что смехом назвать было нельзя, он заорал:

- Ты че, парень, совсем с...

Договорить он не успел, ибо мы с хладнокровной жестокостью и немного хамовато, не дослушав, напали в лоб. Ну это даже боем назвать сложно - просто поломали руки-ноги-головы, что бы неповадно было, а основную работу я отдал Алиане, так сказать, что бы отомстила за других девчонок.

И все-таки, почему же такое прибыльное дело доверяют шайке двадцатилетних пареньков? Взяли бы каких-нибудь наемников, которые могут без лишнего шума и гама оглушить жертву и увести в подполье. Так, осталось узнать, где скрывается эта конторка, место, где держат девушек, разузнать кто глава, и, конечно же, сделать собственный Заказ.

Если разведчик заметит, что в городе творится что-то не то, он должен получить разрешение на разведку, однако в основном на нее отправляют "теней". Тень - это Убийца из категории скрытность и получения информации, по сути, Алиана - Тень. После разведки, если она будет удачная, (ведь это самое долгое, кропотливое и мучительное занятие) Убийца должен обговорить с главой и сделать Заказ. Оставалось только одно: если я выполню "собственник" до предстоящего Заказа от Главы, то вполне вероятно получу неплохую прибыль, большинство жителей останутся невредимыми, и даже не будут подозревать об этом, и, самое главное - девушек не продадут. Надо будет спросить у главы разрешение. Мои размышления прервала Аля:

- О чем думаешь?

И как только она успевает за всем следить? Надо будет для себя понаблюдать за ней.

- Да, думаю насчет той шайки, скорее всего Заказ я поеду выполнять через седмицку-другую, а между этим надо будет выполнить собственник.

Аля, кажется, не все поняла.

- "Собственник"?

Поначалу я удивился, она ведь тоже Убийца? И не знает, что такое собственник? Странно, или нет? Наверно в других Гильдиях нету этой системы.

- Я-ясно, - протянула девушка, после того, как я ей все бегло объяснил, но задала вопрос, который наверняка давно теплился на языке: - А что ты делал в той забегаловке?

Я пожал плечами:

- Выполнил Заказ, отсыпался перед самым важным Заказом в своей жизни.

Алиана вопросительно посмотрела на меня, пришлось объяснять:

- Позавчера я получил Заказ у главы, после его выполнения, он пообещал, что даст мне Заказ, от которого я просто-напросто не откажусь.

Аля потихоньку все обдумала.

- Знаешь, мне сказали тоже самое.

Ох, как мне это не понравилось... Только не парное задание!..

Обычно, Убийцы выполняют задания в одиночку, так легче управлять ситуацией: в два раза больше группа - в два раза больше проблем. Но бывают случаи, когда на задание выходят в паре, очень редко, когда в группе три человека. Такие случаи или относятся к крайне важным, или это второстепенное задание, определенное Главой на проверку одного из группы. Во всяком случае, проверять меня, я думаю, не будут, три года сложнейших Заказов и ни одного я не провалил. Мне можно было доверять.

Осталась только Аля: с ее характером и внешностью можно угодить в большие переделки. Может именно ее хочет проверить Гильдия в ее стране? Тогда чего бы не проверить в своем государстве?

Ладно, вернемся к первому варианту: скорее всего это крайне важное задание для обеих стран, посылают на него из разных Гильдий двух лучших воспитанников и они, за время путешествия, должны ужиться и понимать друг друга с полуслова. А почему бы и нет? Вполне. Осталось только узнать, что это за задание.

- Позволь спросить, - начал я, а девушка, похоже, тоже была в раздумьях, но я ее прервал, - что у тебя было за задание? - Я начал подозревать, что Главы разных Гильдий очень часто общаются друг с другом, осталось подтвердить мою теорию.

- Предатель в высших кругах, - вот так коротко и ясно пояснила девушка.

Вывод: Заказ будет выполняться в другой стране, скорее всего, далеко от Редума, а значит, нам дадут достаточно времени, что бы собраться. Грядет большое путешествие.

Кровь забурлила, у меня чуть не вырвался нервный смешок, наконец-то! Наконец-то!.. Дело в том, что я никогда не выезжал за границы Редума, выполняя Заказы только в окрестных городах. Мне сильно хотелось путешествовать, и наконец, выдался шанс! Хм, вот только напарник смущает: девушка, очень красивая, ужиться вместе? Каким образом? С напарником мужского пола я бы еще смог: там, убежать от стражи, притвориться нищим, но как быть с девушкой? За нищенку ее не принять ну никак, даже с моей фантазией. Даже в рваной одежде она будет смотреться прекрасно, хотя, эта версия требует проверки... Я посмотрел на девушку и кивнул. Нет, не принять... Хотя, она же Тень?...

Я вздохнул, и через некоторое время мы были у дверей Гильдии. На самом деле сейчас находились мы в ничем не примечательном переулке, тут не было вывески, гласящей: "Гильдия Убийц Парма" или "Спецслужба его Величества". Да за эту мазню поотрывала бы руки стража, если, конечно, узнала бы кто это написал. Все совсем не так. Прохожие приняли бы это за простой переулок, и, переходя его, ничего бы не заметили, но только не Убийца. Тут была стена, которая "отодвигалась" если подвинуть в определенном порядке некоторые из камней. Поначалу Аля удивилась: шли по улице и вдруг свернули в конце квартала в переулок, который не увидишь, если не подойдешь за угол одного из домов. После того, как я подошел к стене и начал двигать камни по какому-то механизму, (я до сих пор не понимал, как они двигаются) Аля поняла мою задумку и отошла проверить не идет ли кто. Стена отодвинулась на пол метра, как раз для того, чтобы протиснуться в нее. Я позвал Алю и мы скрылись в темном коридоре Гильдии Убийц.

Здание головного штаба разведки располагалась в обычном районе Парма, одновременно близко с домом градоначальника, для того, чтобы быстрее осуществлялась связь с непосредственно императором и приближенными. Со стороны она представляла собой простой дом, но только без выходов и окон. Сама Гильдия находилась под домом, в слоях грунта. Внутри "берлога" разведки представляла собой длинные, освещенные через каждые пять метров, коридоры. Многие новички, которых перевели из других штабов, очень долго привыкают к этим лабиринтам (ваш покорный слуга же путается в них до сих пор). И не представляю, как смотрители находят в этих коридорах комнату, в которой живет Убийца, для того, чтобы сказать, что того ждет Глава и для него есть Заказ, если учитывать, что одному Убийце выделяется одна комната. Коридоры располагались в самом здании, в три этажа. Ниже располагался тренировочный комплекс, где проходили обучение члены Гильдии. Нам же надо было на четвертый, самый последний этаж. Там расположился сам глава - Мастис-Тиэсай. Тиэсай - это, по сути, официальное звание главы Гильдии. Мастису исполнялся седьмой десяток, управлял Гильдией он с момента своей травмы, произошедшей порядка тридцати лет назад. На Заказе его заметили и пришлось отбиваться, в той бойне ему проткнули правое легкое и с тех пор о карьере Убийцы можно было забыть. После император определил его главой, так как Мастис был опытнее всех в Гильдии на тот момент. Но, несмотря на свою травму это был веселый старец, который не посвящал молодежь, а говорил с ней на ее языке, шутил, иронизировал и часто подкалывал, что было необычно для людей его возраста. Он мне всегда нравился, но, скажу честно: когда я первый раз поговорил с ним, понял, что внешность и внутренность человека могут быть абсолютно противоположными: он был красноречивее всех учителей здесь. Я даже подозреваю, что он имел звание Абсолют в свои годы.

Именно к этому старику мы и устремились, проходя мимо комнат других Убийц. Они, в свою очередь, странновато и с опаской смотрели на нас. Им было непонятно: Альтаир ведет по тайным коридорам Гильдии девушку, которую никто никогда не видел. Спрашивалось: "Наш ли это Альтаир?". Как всем известно, я никогда не имел тесных отношений ни с кем. Меня все просто боялись, боялись моей странной внешности, боялись моего звания, симпатии со стороны Главы, ну и как же забыть о моем безумстве, которое частенько проявлялось в рукопашке и боях на оружие на спаррингах и тренировках?..

Наверное, всем, кто носит звание Мастер Абсолют выпадает такая судьба. Судьба одиночки. Однако на то я и ношу гордое звание Абсолют, чтобы вовремя заглушать любые эмоции. Именно с этими мыслями мы зашли в кабинет Мастиса, Аля следовала за мной. Тиэсай, конечно, уже обо всем знал заранее:

- Альтаир, как всегда, выполнил Заказ безупречно?

Как я успел заметить, старики имели скверную привычку угадывать мысли. От этого становилось не по себе...

- Ладно, ладно, не сердись, плату получишь чуть позже, - Мастис перевел взгляд на мою спутницу и улыбнулся: - О, вы уже знакомы? Когда успели?

- Да, был инцидент, - отвертелся я, махнув рукой.

- Ну да ладно, как ты уже, скорее всего, догадался, Альтаир, вы будете выполнять Заказ вместе. Итак, ваша цель: прибыть в страну Адланд, разыскать там Гильдию Убийц и связаться с нами, после ты получишь дальнейшие распоряжения, - и на секунду Тиэсай нахмурил брови: - Нечто... Нечто странное и очень опасное затевают эти ребята... быть наготове! Срок прибытия в страну: семь месяцев. Это крайний срок.

Я кое-что слышал об этой стране - Адланд даже с описания необыкновенная страна. Она "закрытая". Это означает, что только по разрешению императора можно покидать или въезжать туда. Но, на самом деле эти строгие рамки вполне оправданы. В Адланде живут мастера, таланты которых никто не может разгадать и по сей день. Они могут сделать оружие за несколько дней, которое будет превосходить по всем категориям клинки, изготавливающиеся мастерами Парма. Наши же тратят на изготовление такого оружия месяцы. Но на этом не заканчиваются странности: кожевники в этой стране делают изделия, покупающиеся исключительно царями, ибо только они могут позволить иметь себе такую роскошь.

Но, кажется, мастерам в Адланде делать подобные вещи не выглядело чем-то сверх выполнимым. Для них это было обычной рутиной: встали утром, сделали пару сотен изделий и на законный отдых. Так же у них весьма странные деньги, по разным слухам, у них их нет! Были разные предположения, каким образом они торгуют со странами, но все эти догадки оставались лишь догадками...

Многие пытались разгадать их секреты, осматривая до рези в глазах их изделия, но никто так и не смог повторить так, как делали они. Мало того, эти люди научились общаться друг с другом на больших расстояниях просто с помощью разума. Меня учили чему-то подобному в Гильдии, но это не идет ни в какое сравнение с "Адландцами", или как их там? Меня учили определять эмоции, или воспринимать окружающий мир глазами того, с кем я хочу "соединиться". Но что бы общаться с помощью этой методики нужно с детства тренировать разум общаться ментально. Я поставил перед собой цель: если мы останемся на какой-то промежуток времени в Адланде, надо будет обязательно обучиться этой методике. Хм, если задуматься, то можно было определенно сказать, что главы общаются именно так, но только где они этому научились и почему не научили до сих пор нас? Надо будет разузнать.

- Ма-Тиэсай, - я любил обращаться так к старику, правда его это немного раздражало, - сколько времени потребуется нам, чтобы подготовиться для путешествия?

- Пожалуй, трех дней вам хватит, отдохните как следует.

Я нахмурился: три дня мало, но все-таки, думаю, смогу решить одну проблемку. Я поклонился Мастису и через минуту был рядом со своей комнатой. Открыл дверь и плюхнулся на родную кровать, хотелось так валяться день-два-три...

- Вот это у тебя комнатка, уютненькая! - Аля с интересом осматривала мою спальню.

- Эм, - не очень умно начал я, - а разве тебе не должны были выделить комнату?

Девушка хитро улыбнулась.

- Ну, раз мы получили "Заказ на двоих" то и придется уживаться вместе! - Объявила она на всю округу.

Проблема в том, что мне-то как раз не нравилась это идея! Я чувствую себя в опасности, оставаясь в одной комнате с незнакомыми людьми. И, как назло многие из членов Гильдии это услышали.

- Уходи... - еле слышно пришипел сквозь зубы я, сглотнув, - пожалуйста.

О, нет... сглатывая так - первый признак временной потери рассудка.

Последнее слово даже я кое-как услышал, а пальцы до боли начали сжимать кровать, на которой я восседал. О нет... только не сейчас!..

Глаза начинали метаться мелкой дрожью, отчего картинка передо мной расплывалась так, словно меня подняли за грудки и начали трясти мелкой дрожью. Поняв, что снова выхожу из себя, я быстро начинаю СОЗНАТЕЛЬНО сглатывать - это, вроде как, ненадолго, но спасает.

- Уйди отсюда! - после предыдущего шепота, мой крик резанул по ушам даже мне, а Алина, быстро вытерла скатившуюся одинокую слезу и выбежала. Это стало последней каплей - скрипнув зубами, я вскочил и со всего размаху саданул каменную кладку стены, за которой располагалась комната отсутствующего в данный момент соседа. Что-то неведомое рвало изнутри меня, сдавливало горло, и эта боль оставалась там, внутри. Несколько согильдийцев встали у двери, и я даже не обращал на это внимания, пытаясь справиться с болью, которая, наконец, уходила как и очередной приступ. Осталась только горесть, и одиночество, от которых я не избавлюсь никогда. По моему лицу так же попыталась скатиться слеза, но я резким движением правой руки вытер ее и сорванную до крови кожу на казанках защипало. Казалось, во всей Гильдии воцарилась тишина, никто не хотел ее нарушать и тем самым подвергнуться избиению, которое почувствовала на себе стена, зияющая одинокой дыркой. Ненавижу, как же я ненавижу себя за это невыносимо безумство! С этими мыслями я все еще стоял в комнате перед открытой дверью. Через некоторое время, после того как я окончательно успокоился и привел себя в порядок, меня осенило: Куда она убежала? Через мгновение я уже бежал к выходу из Гильдии.

Искал я девушку более получаса, как внезапно услышал мужской хрип, похоже, ему попали в болевую точку. Я понесся в сторону звука и увидел четверых мужчин, лежащих на земле с кинжалами в телах, а последний, пятый, стоял на коленках и держался за... Ясно, туда могла попасть исключительно женская нога. Перед мужчиной был какой-то комплекс, скорее всего уходящий под землю. Я, не мудрствуя, взял валявшуюся рядом металлическую палку и открыл огромную дверь, заодно вырубив последнего, проходя мимо. Зашел, темнота, но слышны женские крики, кажется, кому-то заклеили рот. Во мне кипела ярость, но я не торопился выпускать ее на свободу, просто взял под контроль, в определенной ситуации она увидит свет, и это станет смертельно опасно для моих противников.Услышав еще один крик, я рванулся в темноту сооружения. Все воспоминания об этом словно в тумае, и я мало чего помнил после этой резни в подвале... Было около полусотни врагов, в основном шпана, не державшая никогда меча. Наконец ярость увидела свободу, но не по моей воле, чему я был, в общем-то, не против, и с завидной скоростью хлынули потоки крови. Ярость ломала все кости, все тело моих врагов как решето, так мог орудовать двуручным мечом только мастер.

Тридцать.

Однако все оружие я оставил в комнате, поэтому рукопашный Дьявол оказался наверху пищевой цепи этого подвала. Вся боль, копившаяся долгие годы уходила вместе с убийствами. Удар, я сломал грудную клетку.

Двадцать.

Еще удар, и я выворачиваю ногу противника в другую сторону, следующим ударом враг получает сотрясение мозга. Вскоре он умрет, но это не имеет значение.

Десять.

Кто-то из этой толпы понял, что потерял уже около сорока людей и начал действовать, зря. На меня несется тычок в живот какой-то острой палкой, делаю шаг вперед, пропуская острие и древко в миллиметре от живота, и открытая правая ладонь, со скоростью ястреба устремившаяся к подбородку противника снизу вверх, в мгновение сломала шейные позвонки, а для достоверности я продолжил движение вниз, и затылок молодого парня превратился в кашу, встретившись с каменным полом подвала... Пять. Они уже убегают, но их же оружие убивает их. Боль уходит. Последний враг выведен из строя. Боль исчезает. Жизнь теряет смысл. Я вернулся, и звуки потоком хлынули в уши. Я падаю, но успеваю заметить, что Аля в безопасности... Она жива...

Очнувшись в своей комнате, я совершенно не имел понятия, сколько прошло времени, но чувствовал себя прекрасно. Попытавшись встать, ойкнул, взявшись за бок, и снова оказался в лежачем положении. Ну, не совсем прекрасно... Похоже, в той бойне я получил пару ранений, но ничего. Через несколько попыток наконец-таки сумел встать и заметил на столе мешочек. Взяв его в руки и пару раз тряхнув, свистнул:

- Солидненько оценил мою работу Тиэсай, надо будет отблагодарить старика.

Говорить было больновато, грудь чувствовал я сплошным синяком. Интересно, какие ранения еще мне нанесли? Осмотрев себя с ног до головы сделал неутешительный вывод: похож я был, скорее всего, на восставшего мертвеца, правда, кто когда-нибудь тут видел настоящего мертвяка? Никто. Одна нога полностью в бинтах, все руки в синяках и порезах, местами глубоких, кулаки и локти покрасневшие и потерявшие на время чувствительность, голова перебинтована и жутко болела. Я посмотрел в зеркало на свое лицо и охнул:

- Еще один шрам нарисовался... - последний был заметен невооруженным взглядом. Скорее всего, ударили сверху вниз, получилось, что начинался тот чуть выше брови и порвал всю кожу ниже, кинжал (а скорее всего это был именно он) остановился на уровне губ, противник после этого был уже мертв. Проведя сверху вниз по еему, поджал губы: теперь мне всегда надо будет ходить в капюшоне, мало ли что могут подумать власти в других странах. Говорят, варки на юго-западе имеют обычай бить не спрашивая тех, кто носит ножны на правом бедре. А если в других странах и капюшонов нельзя носить? Ладно, эту проблему мы решим на месте. И только сейчас я обнаружил, что стою в майке и штанах, без капюшона! Надеюсь, Аля не увидела меня. Аля! Что с ней? Я развернулся к двери, и увидел... Она смотрела на меня усталым взглядом. Опустив глаза, та еле слышно прошептала:

- Зачем ты пошел туда?

Я растерялся, не зная, что делать. Слава богу, дверь была закрыта. Я тоже опустил голову вниз, не зная, что отвечать и делать. Тут она в мгновение оказалась предо мной, затем последовал весьма странный ритуал: я на половину секунды оказался в объятиях девушки, после она быстро отпрянула, поворачиваясь спиной, шепнула "спасибо" и поспешно ретировалась из комнаты.

У меня опять затрещала голова от того, что мозг пытался быстро найти ответ на вопрос "а что это было". Мотнув головой, я быстро подошел к кровати и надел капюшон, хоть и никого в комнате не было. Привычка у меня такая - не сильно люблю показывать себя. И снова меня скрывает родная тень капюшона. Вот теперь я в безопасности. Хотя... ведь никуда идти не надо, следовало бы денек отдохнуть! И растянулся в кровати, блаженствовать буду целый день. Ну не рай ли? Но, этот рай закончился очень быстро. Сначала я был у врача. Мои раны врач осматривала около получаса, что-то записывая на бумажку, но что меня стесняло, это то, что я был голый. Она, конечно, знала, что со мной произошло, но никогда не видела моего лица. И вот, когда я начинал раздеваться, тридцатилетняя девушка с интересом разглядывала меня. В то время я пытался как можно больше стоять к ней спиной, но затея не удалась. Напротив меня висело зеркало, а врача эта охота забавляла. Наконец осмотр окончился, женщина сказала мне одеться, и я второпях надел капюшон, предварительно узнав, что ничего серьезного, кроме того, что я потерял слишком много крови и провалялся в кровати несколько дней. А уже завтра смогу потихоньку тренироваться. Меня обрадовала такая перспектива, я еле слышно буркнул с пунцовым лицом "благодарю" и вышел из кабинета. Весь день проспал в комнате. Никто меня не тревожил, даже Аля не зашла, узнать, как здоровье.

Проснувшись, взял с собой сумку для тренировки и пошел на нижние этажи. Переоделся, накинул капюшон и вышел в центр зала. Как всегда, никого во время "моей" тренировки тут не увидишь. Все занимаются в свое время. Так, пора бы подумать о том, как я вообще буду заниматься? Все тело болело. Хм, можно, конечно, было убрать боль с помощью медитации, но потом будут болеть не только раны, но еще и мышцы. Хотя, что может сравниться с тем, что я терпел в этом зале. Мастер нещадно бросал меня в разные стороны, когда я нападал на него. Позже ему это было сделать сложнее, но все-таки после минутного боя с ним он неожиданно менял тактику, переходя в нападение, и, тем самым, я снова смотрел в потолок. Расслабившись, ушел в себя, медитируя. После двух минутного транса я отключил боль. Встал, сделал пару ударов. После тридцатиминутного бега проделал разминочный комплекс и начал саму тренировку.

Закрывая глаза, представлял перед собой одного врага. "Побеждая" его, я увеличивал количество и уровень противников, тем самым, ускоряя движения своего тела.

Во время боя между мастерами время для них не останавливается, а наоборот, начинает течь быстрее. Кто говорит "замедлилось время" не прав, на самом деле мозг начинает воспринимать мир быстрее, и долгие движения противника, казалось замедленные, на самом деле оказываются быстрыми, но только не для тебя. Мастера все время повышают ритм, увеличивая свою скорость и восприятие мира, звуки сливаются в один протяжный гул. В таком состоянии простой человек будет бежать пару метров несколько минут для тебя. А простые люди, смотря на их бой, ничего не увидит, кроме исчезающих силуэтов и еле различимых тел. Этот секрет мне открыл Мастер на тренировках. Потом я понял, как он угадывает мои обманные выпады и бьет в незащищенную область - он просто все видел.

Уже было четыре врага. Я применял новые приемы и опыт поведения человека, чтобы предугадать, что он сделает на мой выпад. Через пятнадцать минут новых движений, которые я требовал от мышц, тело начинало уставать. Во время очередной битвы, уже с семью противниками я ушел в защиту и парировал удары, продолжая выпады. Отключил усталость в ноющих мышцах и снова перешел в атаку. Удар рукой - шагаю вперед, пропуская удар между головой и плечом, кладу правое предплечье на ключицу противника, ладонь на ухо, поворачиваюсь на несколько градусов и опускаю руку на свой "центр". Центр находится напротив живота. Живот, в свою очередь, служит энергетическим центром. Тем самым, с ударом я выпускаю часть энергии, которая переходит из живота через каналы в ладонь или ноги. Таким ударом можно сломать кость одним пальцем. Если, конечно, правильно ударить. Противник выведен из строя, а я снова перевожу энергию в ладони и нападаю на оставшихся противников. Сразу два удара, отталкиваюсь влево на противника, пригибаюсь, и, поравнявшись с ним, ударяю в живот. Он не может дышать и выходит из боя. Оборачиваясь на сигнал тревоги, я успел заметить, что противник ударяет ногой с разворота. В этом ударе есть нюанс. Что бы удар получился эффективным нужно бить, когда противник не ожидает этого, или лишен равновесия. Я же увидел удар, и он автоматически стал для меня не опасным. В ответ я просто пригибаюсь к полу и делаю подножку. Враг, не ожидавший, что его единственную опору уберут с земли, растерялся и сломал себе шею во время падения об мою ногу, которую я просто приподнял после удачной подножки. Осталась пара противников. Опасно, для себя же я повысил их уровень. Теперь они попросту не нападали. Ждали момента, когда я расслаблюсь. Мы стояли и смотрели друг другу в глаза. В бою глаза могут сказать намного больше чем кулаки. По глазам можно определить, куда и как будет бить противник, если ты научишься понимать этот язык взглядов. Это еще один секрет в ближнем бою, которому научил меня Мастер. Противник напал, когда я очередной раз моргнул. На долю секунды глаза закрываются, но для мастера этого времени хватает, что бы его соперник не увидел одного движения, казалось, ракового. Я все-таки успел поставить блок правой рукой. Рука заболела, но это всего лишь иллюзия, я же дерусь со своей фантазией, боль не настоящая, только усталость. Тем временем враг хотел убрать назад ногу, но я взял ее блокирующей рукой, шагнул, схватил за рубашку, поставил подножку единственной ноге и закрутил в сторону подножки. В итоге противник закрутился по вертикали, я выждал момента и ударил ногой в живот. После такого неожиданного удара аорта обязана была разорваться. Он даже не успел напрячь пресс. По счастливой случайности я оказался рядом с последним врагом. Снова повысил его уровень и уже дрался серьезно. Битва длилась около двух минут. Выпад, блок, отскок назад. Выжидание. Обманный выпад, резко меняю направление удара, он проходит успешно. Не давая противнику расслабиться, прыгаю в другую сторону, противник заметил и пришел в себя. На меня несется удар правой рукой, я снова шагаю вперед к противнику, левой рукой продолжаю его удар около моего уха, разворачиваюсь на сто восемьдесят градусов и мощно бью локтем уже сзади по шее. Этот удар был смертелен. Оба мозга умерли мгновенно. Но даже если бы он остался жив, то получил бы паралич конечностей на всю жизнь. Бой окончен.

Я вышел из ускоренного состояния, и на меня обрушилась волна усталости. Коленки подгибаются, и я падаю на спину. И как я только мог сражаться с более чем двадцатью противниками? Все-таки внутренняя энергия очень удобная вещь. Она на некоторое время заполняет собой внутренние резервы организма, и тело использует другой вид энергии для подпитки мышц. В результате идет колоссальное выделение энергии, и человек просто не ощущает усталости. Но за все нужна своя жертва, и потом это сказывается невероятной болью и усталостью. Рубашка прилипла к груди, пот застилал мое лицо, а я захотел уснуть прямо на полу. Но меня потревожили.

- Альтаир, я слышал у тебя новый Заказ.

Это был голос Мастера. Найдя в себе силы, я перешел в сидячее положение.

- Как не хочется отпускать единственного ученика так далеко, но хотел бы пожелать тебе удачи.

Кажется, он смотрел за моей тренировкой и рад результатам, так бы привязался к мелочам.

- Спасибо, Мастер. Но ведь год не так уж и много?

- Да, это не много, но кроме тебя мне некого будет кидать по разным углам, - я хотел было обидеться, но увидел, что Мастер просто смеется надо мной. И мы расхохотались.

- Ал, как насчет спарринга?

Я лишь поджал губы и вздохнул:

- Мастер, я устал, да еще и раны... Давайте в следующий раз, когда я вернусь. Как раз поднаберусь опыта и буду готов! - Отказал я как можно более вежливо, и кажется, Мастер понял.

- Без твоих ран я бы тебе показал, как ты устал! - Пригрозил он кулаком, почему-то я ему поверил: - Но, так и быть, потом.

Между нами не было никакого сопливого прощания или тому подобной глупости, просто проходя рядом со мной, старичок, даже не глянул в лицо, просто хлопнул по плечу и пошел к центру зала. В свою очередь я словно и не заметил этого, с гордым видом ступая прочь из тренировочного зала. Если честно, мне всегда хотелось посмотреть, как Мастер тренируется, но, когда приходил в зал, его не было, я не знал, где он занимается, и сейчас я уже не имел права оборачиваться - мы уже попрощались.

Придя в комнату, я был немало удивлен: Аля, свернувшись калачиком, спала на моей кровати. К сожалению, Убийцы лишены как таковой жалости, точнее она есть, но тщательно заглушается, поэтому мне не жалко ее, после того, как я выгнал ее из комнаты. Не жаль, я просто ее понимал. Поэтому первый и последний раз разрешаю спать на моем месте. Между тем разделся, и снял капюшон. Сначала не хотел, потом просто махнул рукой: плевать, я устал и хочу спать. Взял полотенце, запасную одежду, и пошел в душ.

Уже подходило к первому часу ночи, и я пообещал сам себе: "Не встану раньше двенадцати". Через десять минут начал готовиться ко сну: где-то в шкафу нашел завалявшийся матрац, бросил его на пол рядом со своей кроватью, постелил простыню. Обижаясь на неудобный пол, накрылся одеялом, вздохнул и мгновенно вырубился.

Мои наихудшие опасения сбылись: через сон я почувствовал на себе чей-то взгляд. Незаметно для "кого-то" проснулся, дыша ровно как во сне. Определил, что лежу я лицом к кровати, для этого "во сне" как будто пнул кого-то. В итоге больно ударился большим пальцем и чуть не выдал себя. Все ясно - меня откровенно и непринужденно рассматривает Аля. Я как раз повернулся к ней лицом и ей выдался шанс получше рассмотреть меня. Я хотел было отвернуться, но услышал:

- Мастер в таком возрасте? Ты либо гений, либо тренировался как проклятый.

Я был с ней согласен. Я тренировался как проклятый, потому что мне это очень сильно нравилось. Почему? Без понятия, просто чувствую какой-то невероятный контроль над телом, и, как и все мужчины в мире хочу стать сильнейшим...

Что делать: дальше притворятся, что я сплю или открыть глаза? Склонился я ко второму варианту. Открыл глаза и посмотрел на Алю. Таким способом я хотел удивить ее, но не тут-то было. Аля будто бы не заметила и продолжала рассматривать меня. Такая сцена продолжалась в течении минуты, а девушка, в свою очередь, не замечала этого и упрямо рассматривала меня. Вот наглость! Вот возьму и уйду от вас! Я укрылся одеялом с головой и захотел опять уснуть, но она тут же засмеялась

- А ну-ка, встать! - бесцеремонно крикнула она, слава богу, я был под одеялом. - Видите ли, я его ждала с обследования, а он устроил себе тренировку!

Она встала с кровати, потянулась и начала расталкивать меня.

- У тебя раны еще не зажили, а ты себя так напрягал! - Я неохотно стянул одеяло с головы и захотел встать, но вспомнил, что вчера перед тренировкой снял все бинты и теперь раны были на виду.

- Выйди, я оденусь.

Все-таки комната моя, и я в ней хозяин. Сказав, что пойдет приведет себя в порядок, девушка ретировалась. Едва дверь в уборную закрылась, я соскочил и быстро оделся.

Совсем недавно я выполнял обыденные задания: найди, разузнай, убей, проникни. И вдруг моя мечта посмотреть мир сбылась. Я, вроде как, обзавелся знакомым, по собственной глупости чуть не умерев за него впервые за все выполненные мной Заказы.

Как раз Аля привела себя в порядок и дверь открылась, а я успел отойти, что бы меня не сбило. Девушка снова не понимала, почему на мне капюшон, но решила не задавать лишних вопросов, особенно утром, вспоминая, что я раздражительный. Я так же быстро умылся и начал осматривать шрам: он уже почти затянулся, но след останется навсегда. Пора бы отметить, что регенерация моего тела значительно превосходит восстановление ран обычного человека. Это все заслуга внутренней энергии и тренировок Мастера.

Я много часов проводил в медитации и в одну из тренировок я обнаружил что-то непонятное. Было похоже на желтую и живую спираль. Она пульсировала в одинаковом ритме. Но на следующий день я порезался. Снова практикуясь в медитации, я обнаружил, что от спирали отходит канал к моей ране и по нему течет какая-то желтая энергия. Я заинтересовался этим, каждый день расширяя все каналы, отходящие от нее, вскоре рана зажила. Тем самым сама спираль значительно увеличилась в размерах. Скорее всего, что бы больше держать в себе энергии. С того момента любая царапина проходила за несколько часов и от нее не оставалось ни единого следа. А вот со шрамами сложнее. Этот шрам, скорее всего, я не смогу вылечить, а жаль. От него останется коричневая шершавая и бугристая вертикаль, тянущаяся на пол лица. Я поморщился, трогая шрам. Снова надел капюшон и зашел в спальню. На моей кровати сидела Аля, поставив на пол ноги и опершись сзади руками.

- Готова? -

Девушка ненадолго задумалась и кивнула.

Видимо она не выспалась. Ничего, времени у нас еще много. Через несколько минут, предварительно получив разрешение на выполнение Заказа у Тени, Убийцы уже покинули темные и отпугивающие коридоры Гильдии.



Глава 3




Честно говоря, я пока что даже не представлял, как мы будем преодолевать границу Редума, ведь я там ни разу не бывал... Да, наверняка возможно как-нибудь обогнуть пост по лесам-болотам, но ведь не я один такой умный? Остается только думать на месте, других выходов я не вижу.

- А как ты прошла через границу? - начал было я издалека, задав вопрос косвенно.

Девушка ненадолго задумалась:

- Я приехала в Редум с королевской семьей, поэтому не видела ни стражи, ни чего-либо еще.

У нее был странный блеск в глазах, она поиграть захотела, что ли?

- Эм... А почему я узнаю последним, что ты из королевской семьи?

Аля расхохоталась, не сказав более ни слова, мол, сам догадывайся, Абсолют недоделанный!

Сперва она меня озадачила, а после все встало на свои места: в каждой дворянской карете спецслужбы своего региона сделал тайные "комнатки". В связи с тем, что пол у карет толстый, в нем снаружи проделали комнатку, размером чуть меньше согнувшегося человека. Она открывалась по тому же механизму что и стены в Гильдии, значит и простой человек, взглянув, ничего не обнаружит. Присутствовал только один минус: сидя в темноте, Убийца ничего не видел, а о духоте, голоде и игре замкнутого пространства я вообще молчу... Но были и плюсы: никто не мог тебя обнаружить, и ты все слышал, что происходит как внутри кареты, так и снаружи, а значит, мог вовремя и незаметно вылезти из своего укрытия.

Но ведь из Редума никто из королевской семьи не уезжает по делам? Значит, придется обходить границу своими силами. Кое-какой план был уже мной наметан, и я мог осуществить его у границ. Хотя проезжающий караван купцов-торгашей намного бы облегчил нам задачу.

Мы шли уже больше получаса к южным воротам Парма. По пути я показывал Але когда, какие задания у меня были. Конечно, рассказывал я не при людях, подумают еще чего! А тем временем мы пришли - у ворот стояло три стражника. Посередине, и двое по бокам. Стражнику в центре не повезло: не на чем было спать всю смену, с завистью глядя на своих сослуживцев, удобно устроившихся у стены, но существовал один существенный плюс: проходя мимо, мы кинули ему одну золотую даже не удосужившись посмотреть, поймал ли он ее. Вообще, Парм единственный город в нашей империи, где необходима плата не только за вход, но и за выход! Глупость несусветная, но я не вельможа - не мне решать такие вопросы.


Преодолев первую преграду, направились через деревушку Хинс к городку Ротэ. Это была простая деревня: около одной тысячи жителей, несколько трактиров по дороге через деревушку, дом дворянина, в котором я однажды выполнял Заказ... Крестьяне же занимались земледелием, охотой, рыбалкой; а так же тут проживали кузнецы и плотники. Конечно, в Парме заработок больше, да и клиентов хоть отбавляй, но здешние ремесленники остались в деревне по своим целям. И по просьбе односельчан - надо же кого-то учить искусству металла и деревообработки? В общем и целом, деревня как деревня.

Преодолев ее за пол дня, провожаемые странными взглядами крестьян, мол, чего городские тут забыли, стало спокойнее и тише. После деревни, мы с Алей шли молча всю оставшуюся часть пути до города, однако ваш покорный слуга был напряжен и вглядывался в каждого прохожего, держа наготове клинок. Дело в том, что путь до Ротэ весьма опасен: то тут, то там порой встречается отряд-другой разбойников, так что лучше быть настороже. Девушка же наоборот, шла расслаблена и любовалась пейзажем вокруг. Да, я тоже, когда первый раз шел сюда любовался им: по окраинам дороги рос редкий лес, не очень большой, и, что бы в нем заблудиться нужно, обладать талантом, ибо город виден из леса. Его так и называют: Редколесье. Именно тогда, когда я шел расслаблено и один, любовался природой, на меня напали. Их было всего пятеро. Им бы получше научиться неожиданно нападать, тогда, может быть, и повалили бы меня. Тело без участия мозга вспомнило все, чему меня учили. Я только на обратный путь увидел, что какая-то кучка людей валяется на дороге. Сперва не понял, вроде в тот раз никого не было, и только когда один из них очнулся и увидел меня, с криками убежал, пытаясь по пути разбудить своих товарищей по несчастью, я все вспомнил, улыбнулся, и пошел своей дорогой.

Но, вопреки моим опасениям, никто не напал. А может, у них был выходной, или они опять заприметили меня. Для нас это осталось тайной за семью печатями.

В Ротэ мы прибыли уже под вечер, и, заплатив стражникам за вход, вошли. Вообще, я, конечно, мог бы пройти в него, ничего не заплатив, однако мне чудовищно не хотелось с еще окончательно не зажившими ранами лазить по стенам, поэтому я даже не предлагал подобного варианта. Так что вошли в город мы как обычные люди. Многие жители уже разошлись с работы по домам и ужинали с семьей. Ротэ был красивым городом, хоть и оборонительным. Крепостные стены были толщиной в несколько метров, мощная клетка, открытая для въезжающих днем, была сделана из очень твердого металла. Но такая оборона была не только снаружи, но и внутри. Ротэ - это город-лабиринт. Когда я первый раз попал сюда, вляпался в такие неприятности, что пришлось бегать по всему городу от толпы каких-то странных разномастных людей. И половину этой толпы я прихватил во время бега, интересно все-таки, а кто это был?

Горячо рассказав это Мастису и Мастеру, который оказался в личном кабинете главы, они долго и упорно хохотали, а я стоял около пяти минут краснел, ожидая пока они успокоятся. Потом в шутку надулся и вышел и в ответ послышался еще больший смех. Ну, пусть посмеются, старички ведь, и работа такая, напряженная.

Мы как раз шли через этот лабиринт. Аля слегка удивленно рассматривала местный архитектурный хаос и искала ответ на свой вопрос, который, к сожалению, я даже не пытался понять. Мышление девушки мне не понять, с моим-то опытом... Было самое начало лета, и в девять часов ночь только-только начинала отвоевывать свои позиции на земле. По-крайней мере сейчас стояли сумерки, и найти дорогу, думаю, уж сможем.

Буквально через несколько минут я почувствовал впереди опасность, замедлил шаг и начал "ощупывать" местность. Я выпускаю наружу внутреннюю энергию, и посылаю ее вокруг себя на пол сотни метров. Аля заметила мою осторожность и начала прислушиваться к чувствам, и вскоре тоже почувствовала. Лучше готовиться к битве заранее, даже если можешь ее избежать. Многолетний опыт. Мгновенно активировав все чувства, начинаю заряжать конечности внутренней энергией, в то же время заменять ею мышцы.

Мастер мне говорил, что когда встречаются два мастера ближнего боя, начинают бороться внутренней энергией, выпуская ее из своего тела огромными потоками. Тот, кто значительно слабее своего оппонента, устает больше и в бою имеет чудовищный шанс проиграть. Если же их силы равны или близки к этому, начинается легендарная битва.

Я был полностью сконцентрирован вокруг себя более чем на десять метров и готов отразить любой выпад на этом расстоянии, и, когда я кивнул Але, мы потихоньку пошли. Через десять метров мои ожидания оправдались - обычная для таких мест шпана. Неприятности нам не нужны, поэтому глянув на девушку, мы взглядами поняли друг друга и спешно ретировались, скользнув в еще более узкую подворотню, где вскоре вышли прямиком туда, куда нам надо.

Вокруг более не чувствовалось опасности. Вскоре заприметили трактир, поместившийся между двух больших домищ, и смотрелся он так, словно его зажимали в тисках. Называлась забегаловка "Золотая Птица". Название мне понравилось, как и вид. За ним ухаживают и не один год. Значит и хозяин должен быть соответствующий. Аля согласилась переночевать здесь, и мы решили войти, как тут же, на входе, к нам подскочил официант:

- Что заказываете, молодые люди? - он с презрением осмотрел меня, обозначив в голове меня в качестве раба, ну, или слуги.

- Две комнаты. И ужин.

При моих словах глаза у него расширились: говорить должен старший, а значит, он ошибся с моим происхождением.

- Одну комнату, пожалуйста, - как бы невзначай исправила меня девушка.

Проклятье, совсем забыл, что на подобных заданиях никогда нельзя разъединяться. Официант был, мягко говоря, озадачен. Кого слушать? Странного паренька или красивую, но не менее странную девушку?

- Да, одну.

Пожав плечами, он как будто бы сделал нам одолжение:

- Идите за мной.

Отведя нас на второй этаж, он показал нужную комнату, правда, долго колебался, кому дать ключ, а девушка, подбежав к нему, что-то шепнула, и ключ из руки официанта исчез. И куда же он мог подеваться? Сказав ему принести нам еды, я расплатился и поплелся в комнату. Эх, устал что-то сегодня, наверно из-за напарника. Одному все-таки легче. Комнаты в трактирах ничем не отличались как в Парме так и в Ротэ. Тот же масляный светильник, одна кровать стол и окно. Опять придется мне спать на полу. А через некоторое время мужичек принес ужин, поставил его на стол и остался стоять. Я похмурился для виду, но отдал ему чаевые. Закрывая за собой дверь, тот мельком услышал наше чавканье, когда мы уже за обе щеки уплетали ужин.

Набив животы, легли спать. Завтра еще предстоит дорога, и надо бы выспаться.

Проснулся я раньше Али и быстро оделся. Еще чего, что бы меня видела девушка в негляже? Зыркнув на спящую девушку мной овладело какое-то странное чувство, которое доселе я никогда не испытывал. Мотнув головой, отгоняя это наваждение, я пошел умываться. Так, надо зайти в лавочку, прикупить в дорогу вещей. Кивнув своим мыслям, спустился на первый этаж, и сел за первый попавшийся стол. Ко мне тут подскочил официант - да, обслуживание на уровне, "жри всякую дрянь, но не забывай платить", лишь бы побольше вытянуть из посетителя денег. Но я не дал ему вставить и слова. Сделав заказ и расплатившись, чуть не уснул за столом. Приказал своему телу проснуться, и через минуту был как новенький. Принесли заказ и я терпеливо начал есть, думая, что мне надо будет прикупить в путешествие через множество стран.

Покончив с завтраком, побрел в комнату. Бесшумно открыв дверь и взяв рюкзак, двинулся за покупками. Но, не успев выйти из трактира, что-то непонятное закричало в голове. Снова опустившись на стул первого этажа, напряг все чувства и начал концентрироваться на странных сигналах. Это было чувство, будто бы кто-то зовет на помощь. Хм, я припоминаю уроки по разуму: Мастер говорил, что человек может чувствовать другого человека, конечно, если тот захочет этого. Похоже, я был прав - зов о помощи. Неужели кто-то из Убийц, что выполняет тут Заказ? По правилам Гильдии я должен узнать, что это. Прикинул время - час-другой уйдет на провизию, Так что, думаю, успею узнать, что там происходит. Мучительно вздохнув, я снова поднялся в комнату, открыл дверь и поставил сумку у двери. Пришло время узнать, кто нас зовет.

Выйдя из забегаловки, определил источник сигнала. Отыскав направление сигнала, направился в его сторону. По мере приближения он усиливался. Просканировал местность. От результата я просто обомлел и чуть не подавился хохотом. Это были те же, кого мы обнаружили вчера, блуждая в лабиринтах города. Так-так, а откуда сигнал? От какого-то блохастого четвероногого. Чертовщина какая-то! Я в жизни не видел, да и не чувствовал, что бы блохастые издавали подобные сигналы. Сколько работал, я видел животных в опасности, в том числе и кошачьих. Но что же тогда это? Подбежав, выглянул из-за поворота. Вот же твари, чего это они к скотинке пристали! В разведке нам все время вдалбливали главное правило - "можешь избежать опасности - избеги". С виду это был простой, серый, представитель блохастых, но в его взгляде проглядывалось что-то умное. Умное и хитрое, словно он хотел того, что бы пришел я, только я и никто иной. Он тоже меня заметил и перевел гневный, готовый к смерти взгляд с тех гадов на меня, сменив на хитрый и немного нагловатый, как бы это странно не звучало. Это был взгляд разумного существа. Между тем толпа окружила животное, дав одному из них вволю наиграться с палкой в руках. Блохастое как могло уклонялось от выпадов, но все же было ощущение, словно уклонялось нехотя, как будто ничего не угрожает. Вздохнув, поправил капюшон, вышел из-за угла и направился к ним.

Не думал, что все начнется так быстро. Один из тех, кто держал палку, размахнулся и ударил животное. Кот попытался в очередной раз отпрыгнуть, но сильный удар попал по передней левой лапе, от чего шерстяной поджал ее к груди, не забыв в ответ царапнуть агрессора и вдоволь пошипеть. Он умрет, но продаст жизнь подороже. Взяв в руку метательный нож, в голове все так же крутилась мысль "не лезь на рожон", однко я и не собирался нарушать этот принцип... Того, кто ударил животинку, припечатало к стенке моим ножом. Он так и умер - с торжеством и недоумением во взгляде. Остальные обернулись, но меня и след простыл - я всего лишь скользнул за другой угол и, когда они все вместе отвернулись от места, где находился я, в воздухе просвистел еще один клинок, пронзив горло уже второму. И уже никого не стесняясь, те начали либо кричать просто от страха, либо про каких-то дьяволов и демонов... И кстати, я что, и правда похож на дьявола? Осмотрел себя и понял, что всё это враньё! Они убежали, все еще что-то крича, но до смерти испуганные. Я подошел к раненому животному:

- Жив? Кошатинка говорят вкусная... -пошутил я, и, естественно, животное не ответило.

К моему немалому удивлению, блохастый не боялся меня! Ушиб, а скорее всего это он, заживает быстро, особенно у животных, так что похромает чуток и пройдет. Окинув взглядом кота, пришел к выводу, что он мне нужен. Что-то влилось в подсознание и не давало мне пошевелиться. Но я воспринимал все вокруг. Будто бы комок шерсти меня сканировал. Из горла вырвался нервный смешок, когда я понял, что это была иллюзия. Или нет?.. Глупость какая-то, ведь я действительно не мог пошевелиться! В общем, зверек мне понравился, и я на время разрешил ему побыть с нами, разумеется, если он сам захочет. Он будто прочитал мои мысли и обошел вокруг меня, давая понять, что принял (ну, наверное). Оглянувшись по сторонам, направился обратно.

Поначалу просто бродил по городу -все-таки надо знать иногда пути отступления, на крайний случай. Вскоре пришло время самих покупок. В момент, когда я проходил мимо оружейной, вспомнил, что хотел еще тем утром добыть маленький удобный арбалет. Так как я Убийца, работаю в основном ночью и должен по случаю убирать жертвы бесшумно и бесследно, арбалет мне был не очень нужен. Следы, какие-никакие, да останутся, но сейчас - нет Заказов, и можно попировать!

Еще с полчаса я потратил, выбирая арбалет. Повертев в руке, улыбнулся, и уже хотел было расплатиться и уйти, но меня прервал оружейник, сказав, что продаст мне арбалет, только если я буду достоин его. Он поманил меня рукой и мы вышли из двери на не очень большую поляну. Перед нами стояла ограда, высотой по пояс, а за ней маленькая мишень. Я сразу догадался, зачем она там, не было похоже, что этот старичок тут тренируется. Кин, чье имя было нацарапано на самом арбалете, взвел тетиву и быстро выстрелил, попав безукоризненно. Я пожал плечами, примерился к арбалету, посмотрел на мишень и выстрелил точно так же, вогнав стрелу под другим углом в ту же самую точку первой, в ходе чего она и упала на землю, оставив на мишени маленький след. Старичок весело усмехнулся, повертев головой, прощально посмотрел на арбалет и отдал мне его. Насыпав ему горку золота, старичок засиял и был готов снова творить. Перед уходом я, не особо затрудняясь в выборе, пристегнул к своему новому оружию ремень, после чего надежно закрепил его на спине. Попрыгал. Вроде не мешается. Еще раз поблагодарил оружейника и направился к трактиру.

Зайдя на первый этаж "Золотой Птицы" я приметил Алиану, сидящую за столом и доедающей свой завтрак.

- С добрым утром! - радостно поздоровалась она. Я спокойно кивнул. Сейчас был уже почти вечер и смысла от фразы "доброе утро" было маловато. Поднявшись на второй этаж так, что каким-то образом девушка не заметила кота, прошмыгнувшего прямиком за мной, сбросил груз с плеч и плюхнулся на кровать, та издала предательский скрип, но выдержала. У кровати послышались звуки зализывания ран нашего нового блохастого партнера. Не успел я повернуться на другой бок, как в комнату вошла Убийца.

- Ой, а кто это?

Не успел я открыть рот, чтобы ответить, как она подбежала, посадила его на коленки и начала гладить.

- Кхе! - не выдержал издевки я.

Аля оживилась.

- Ты что-то сказал?

- Блохастый он, а ты его гладишь, да еще и на коленках!

- Ну, раз он блохастый, зачем же тогда взял его с собой?

Я для виду надулся:

- Я в душ и спать!

Поднявшись с кровати, я вздохнул, сказав про себя "весь день потратил просто так". Интересно, а чем же занималась девушка весь день?.. Не поверю, что спала!


***


Я перевел взгляд на свои руки: они были прозрачны, как и остальное мое существо. Вокруг не было ничего. Но вдруг, словно прочитав мысли, перед моими ногами пролегла выложенная камнями дорога, секунда, и она вспыхнула синим пламенем. Я смотрел на него, но не боялся. Я знал, что он не причинит мне вреда. Пламя было напряженным и непредсказуемым. В каких-то местах оно было ярким, в каких-то тусклым, но меня смутил поворот, точнее их было несколько. Дорога давала мне выбор: пойти по левой дорожке, она светилась ярким пламенем на всем протяжении. Или направо: сразу после поворота пламя тухнет на какой-то промежуток, потом снова горит, но совершенно спокойно, с мелкими возгораниями. Обернувшись, я увидел позади себя тысячи таких дорог, некоторые даже резко прерывались, и понял, что все они принадлежат мне. Интересно, что это? Выбор? Я снова невольно взглянул на свои руки. Они медленно исчезали, что мне напомнило уход из жизни и сильно не нравилось. И тут под ногами, прямо перед разветвлением дороги была заметна трещина, которую словно специально оставили, предвидя какой-то катаклизм.

Еще раз обернувшись, удостоверился, что это действительно дорога моей жизни, и сейчас я должен сделать выбор, но... какой? В чем разница?

Глянув на развилку, попытался шагнуть на левую, но не смог: будто что-то или кто-то не пускал, словно незримая стена образовалась прямо передо мной, отшагнув в легком испуге назад, посмотрел на правую. Я лишь посмотрел, но вдруг неведомая сила грубо и не спрашивая разрешения толкнула (!) меня на нее, и я-таки сделал первый шаг на этом пути. Обернувшись, заметил, как мгновенно все дороги до развилки стали осыпаться во тьму, словно каменная стена, в которую при осаде замка попал разрывной снаряд...

Грустно усмехнувшись, посмотрел наверх, в надежде найти ответы, и медленно исчез.


***

Потихоньку сон спадал с моих глаз, я как всегда долго валялся в кровати, не вставая, и делая вид, что сплю. В это время я мало, что замечаю вокруг себя, в полудреме. Тело так слабо, я не могу встать... А надо! Ох... Чуть приподнимаюсь с кровати. Да... Помню, первый раз себя увидел в зеркале после такого сна... Волосы в разные стороны, круги под глазами, очи, будто всю ночь в трактире дрался. И главное, что частенько не высыпался, ведь ночью мне работать... Порой бывало, чуть не проваливал задания, пытаясь уснуть в темноте улиц, прислонившись к какой-нибудь стене... Именно из-за этого я начал искать новые пути постижения внутренней энергии и обнаружил, что многие функции организма зависят от нее. Неконтролируемая энергия управляет телом, говоря ему, что нужен сон, другое дело, когда она под контролем, хотя бы каким-никаким. Приказал: потом, она и отступила.

По-зверски зевнул, почавкал пустым ртом и снова рухнул в постель. С головой укрылся и превратился в маленький комочек под одеялом. Снова это нежное чувство окутало меня, я нежился в полудреме... недолго... Бесшумно подкрался ночной зверь, облизнулся, понюхал, и... укусил бедного спящего человека за пятку!

- Черт возьми! Я прибью этого блохастого!! Где он!? Не дает спать людям!

Орал я на всю комнату, закрываясь от солнца, бьющего в глаза, одновременно пытаясь одеться. Ой... спать хочется, а поорал уже, наверно Аля все услышала и теперь впряжет меня, что делать? Прислушался. Вроде тихо. Пожал плечами и плюхнулся снова в кровать.

Однако очень скоро все-таки заставил себя проснуться. Десять минут на все про все, пятнадцать на разминку. Ух, отлично, я готов. Интересно, а куда Алю унесло в такую рань, обедает наверно. Скрипнула дверь. Накинул капюшон и сделал вид, будто собираюсь.

- Альтаир, что за распущенность? Ты собираешься идти до Кейна без "вонючек"?

- Не надо мне портить настроение с утра пораньше, -медленно проговаривая каждое слово, пригрозив пальцем, - я раздражительный, когда не высплюсь.

- Хорошо, - раздраженно буркнула девушка с порога и бросила свой мешочек, где, судя по всему, и лежали так называемые "вонючки", - кто обитает в лесах на границе между Редумом и Кейном?

За пределы страны я никогда не выходил, а отпускали туда только по воле Мастиса, так что особого повода изучать, кто там обитает, не было. Видя мою растерянность, Аля разочарованно вздохнула:

- Альтаир, ты действительно не знаешь таких вещей?

Я пожал плечами.

- Ох, да что бы с тобой случилось, если бы я не отправилась с тобой? Дорога до Кейна это один сплошной лес, и тролли шикарно обжились там, став его хозяевами.

- И что?

Девушка еще раз вздохнула:

- Представь себе двухметровое горбатое животное, стоящее на двух ногах, с руками по колено, имеющее кое-какие крохи интеллекта, тем не менее, остающегося животным, потому что кроме инстинктов он ни на что не опирается.

Меня не особо впечатлил этот рассказ. Ну, два метра, ну тупое животное, и что? Не таких обламывали! Аля заметила, что я не воспринимаю эту информацию.

- Великолепное зрение, прекрасно видит в темноте и чует добычу за много километров, слух как у кошки, недюжая сила, в общем - идеальный охотник... И обитает в этих лесах больше нескольких десятков таких племен. Продолжать?

Да... С такими параметрами он, скорее всего, охотиться предпочитает ночью.

- Хорошо. А как насчет дня? Что он делает в дневное время суток?

- Точно то же самое, только менее активно, питаясь в основном растительностью, и, конечно же, спит, отдыхает. К тому же сейчас у них брачный сезон.

Та-ак, что у нас есть? Великолепный охотник без мозгов. Впрочем, инстинкты легко обмануть, сколько раз это проделывал с нами Мастер...

- Ну, у нас один выход: двигаться ночью, а днем стараться спать.

- Ага, и ты хочешь сказать, что раз они днем заняты, на нас не обратят внимания? Смотрят, кто-то спит, пожали плечами и дальше работать?

- Что ты предлагаешь?

- Как и все остальные животные, они боятся шума и незнакомого запаха.

- А...

- Да, эти "вонючки" именно для этого нам и нужны - отпугивать всякую нечисть, к тому же эта пахучая гадость почему-то сильнее всего влияет именно на горбатых гадов.

Я удивленно повертел головой.

- И откуда ты это знаешь?

- Обучали, - коротко отрапортовала та.

Интересненько, а нас, почему-то, не учили таким премудростям. Нет, в каждого без исключения вдалбливали простейшие (и не только) методы выживания в подобных местах, во время обучения каждого будущего Душегуба по четыре раза в года оставляли на седмицу в лесах, и так продолжалось на протяжении восьми лет. Так что уж что-то, а это нам въелось в мозги почище правил скрытности в городе, однако ни разу никто не рассказывал о других местностях, об ином климате и тому подобном... Ничего не поделаешь, придется учиться на ходу, и главное - не говорить ничего Алиане, а то опять закатит лекцию о ленивых бездельниках, которые только и могут, что разбивать друг другу морды и калечить себя.

Вскоре мы вышли через южные ворота и направились в сторону леса, где кончалась граница Редума.

Не обращая внимания на народ, мы пошли своей дорогой в лес. Не помню кто, но мне говорили, что там есть несколько домов, в которых живут отшельники, так что мы не пропадем. От самого начала вела неширокая тропа, на которой мы и начали свой путь. Через несколько дней мы преодолели это препятствие, двигаясь до глубокой ночи, и приходилось на каждую ночевку обустраивать лагерь - разжигать костер, наспех сооружать шалаш, крышу от дождя и постилку, чтобы не замерзнуть. Пищи нам хватало из собственных припасов, но я на всякий случай готовил дополнительные запасы из зверей, что попадались нам на пути. Получилось несколько свертков.

Перед нами открылась небольшая, ровная, зеленая поляна, где мы и заночевали в кругу небольших деревьев.

Поставив караул в виде мужчины, Аля пошла спать. Я фыркнул, но стерпел. Пусть спит. Я всегда успею отдохнуть с помощью медитации. Так прошел еще один день и сейчас мы уже были далеко за границей родной страны, подходя к Кейну. А вот и наш долгожданный лес троллей. Конечно, есть другой выход: обойти лес. Но для этого понадобиться около трех седмиц, а это, в нашем путешествии недопустимая роскошь. Так что ничего не оставалось, кроме как следовать маршруту. Сэкономим время, и, если повезет, сделаем пюре из тролля. Интересно, а что в нем есть можно, а что нельзя?

Вступив в чащу темного леса, я сразу отметил, что тут что-то не то, что-то иное. То ли деревья толще, то ли как-то тихо... Странно, но через пол дня я уже не думал об этом, по пути ни разу не ощутив опасность и так не встретил ни одного представителя племени троллей, даже следа не увидел! Поздним вечером, крича едва ли не на всю округу и распугивая зверей-хищников громкими ударами оружия об оружие, разделили обязанности: я принес много больших веток и "фундамент" для лесного шалаша, девушка же сходила за растопкой, мелкими веточками и большими длинными палками для лагеря. После костром и вонючками уже занялась Алиана, а я сделал еще одну ходку за материалом для ночлега, нарвав по пути множество зеленых растений для постилки. Соорудив неплохое спальное место, я остался доволен результатом, если бы не едкий запах гадости из костра, с которого клубами валил то синевато-коричневый, то розово-зеленый дым.

- Это не вредно?

- Нет, просто смердящая гадость.

На том порешили и первым выпало дежурить мне. Пожав плечами, я сел на бревно, которое сам и принес же и стал смотреть в костер, иногда постукивая и делая резкие звуки, надеясь отпугнуть всех вокруг.

Я был поглощен огнем, сконцентрирован. Я будто бы смотрел на себя со стороны, казалось, что сплю, сплю с открытыми глазами. Через некоторое время глаза устали смотреть на яркое пятно в окружении темноты, и я отвел взгляд, потирая лицо. Оно было горячим. Посмотрел на тихо спящего хвостатого, свернувшегося на мешке рядом с теплым костром и перевел взгляд правее. Аля хозяйничала в шалаше, но я не придал этому большого значения, мне хотелось отдохнуть. Аля, видимо, закончив, отвлеклась на меня, и, заметив, что я уставший, предложила мне поспать, пока она подежурит. Я для виду недолго упирался, но так хотелось ощутить теплое одеяло, что я не устоял перед соблазном и плюхнулся на ветки в шалаше.

Мое существо снова поглотила тьма, а кто-то еле слышно, но не менее страшно прошептал:

- Ты сделал выбор...

Что это? Ну кто меня опять?..

- Альтаир, - звук еле проходил сквозь сон. - Альтаир, - он все ближе, - Альтаир! - Будто молния громыхнула, и я сразу проснулся.

- Альтаир, твоя очередь.

Моя очередь? Черт, я ведь сейчас дежурю, совсем забыл. А что, уже прошло два часа? Вздохнув, я вышел из самодельного ночлега на скорую руку из подручных материалов. Потянулся, провожая сон. Хм, а что, мне что-то снилось? Снова пожал плечами, мотнул головой и был готов к труду и обороне! Оглядев наш лагерь, сел на корень под деревом. Закрыв глаза, начал погружаться в транс. Я давно усвоил правило, что дежурного, который видит только глазами легко обмануть, но как быть с тем, кто видит всем телом? Так, надо бы проверить наличие жизни вокруг себя метров, так, на сто. Выпускаю энергию из своего тела и направляю ее во тьму вокруг себя. Что у нас тут? Зайчик, змея, грызуны на деревьях и земле... Все спокойно, троллей нет, хищников тоже, воняет не по-детски, все идет своим чередом. Открываю глаза. Ну, можно и подумать о дальнейшем пути.

Надо еще пройти десятки стран, переплыть океан, снова идти по белым пятнам на карте и только тогда дойдем до великой и загадочной страны - Адланд. Только сейчас заметил кота, смотрящего на меня. Повернул голову и нахмурился: было что-то странное. В моем мозгу кто-то "копался". Мало того, я отчетливо чувствовал перед собой не животное, а человека, человека во весь рост! Внутренняя энергия очерчивала его контуры там, где сейчас стоял блохастый! Что за чертовщина? Иллюзия?!

- Ты сделал выбор...

Я повертел головой. Какой еще выбор?! Сказал мозгу успокоиться, однако волна энергии усыпляла меня.

Черт! А может, это тролли?! - пронеслось в голове, и я вскочил на ноги, встал в стойку и зажал в левой руке кинжал обратной хваткой, внимательнейшим образом осматривая все вокруг, вглядываясь в каждую тень, не забывая проверять даже деревья. А если так? Я отключил этот назойливый звук и попытался очистить разум от посторонних. Секунду ничего не происходило. И снова новая волна, еще сильнее предыдущих, словно невероятной силы стихия воды обрушилась на мои плечи, вдавливая в землю и я все-таки не выдержал, припав на одно колено, не в силах издать ни звука.

- Ты нам подходишь...

Мои изощренные уловки не подействовали. Доселе я думал, что никто сейчас не сильнее меня в искусстве разума, но ошибался. Мое сопротивление было подавлено как игрушечное, без усилий, просто прижав мою энергию грубой силой. Тело слабело, глаза закрывались, но у меня оставалась последняя кроха воли. Я заставил думать мозг и чуть приоткрыл глаза. Последнее, что я увидел, был усмехающийся седовласый мужчина тридцати лет, стоявший в паре метров от меня, который смотрел на мое тело с загадочной улыбкой, словно в предвкушении чего-то.

- Кто... ты...

- я хотел сказать, но губы отказывались слушаться.

Этот "дьявол" меня понял, кивнул, и улыбнулся еще сильнее.

В следующую секунду я потерял сознание.

...Один голос эхом повторял мне одно и то же на протяжении всей иллюзии:

- Ты... сделал... свой... выбор... выбор... выбор...



Часть 2




Глава 1




В длинном коридоре замка, плечом к плечу три кира медленно вышагивали по дорогому белесо-золтистому ковру. Кир в центре, одетый в императорские красивые одежды, с руками за спиной, задавал темп ходьбы, чувствуя себя лидером, хоть и был на пол головы ниже широкоплечего мужчины слева, окутанного в темные одеяния, за поясом которого, если присмотреться, виднелись множество кортких клинков, лицо же его скрывала тень капюшона. Третий мужчина же нацепил на бедро длинный меч, но все-таки выглядел более официально, нежели кир в капюшоне.

- ...Необходимо послать в тыл Зегх'тирской империи порядка тысячи Теней, я вас правильно понял, великий государь?

- Правильно, Тиэсай Саэмон, правильно.

- Но ведь это наш союзник?..

- Гораздо легче обмануть союзника, чем противника, друг мой, - и, хмыкнув, император медленно похлопал по спине Убийцу, а после обратился к тому, что стоял справа от него: - Министр обороны, господин Наргул, как обстоят дела с нашими войсками, как чувствует себя армия?

Тон задававшего вопрос звучал обыденно, но представитель оборонки знал, что вопросы такого рода НИКОГДА не задаются просто так.

- Все в порядке, ваше величество, армия изо дня в день совершенствуется, подготовка зеленых ртов плановая, как и было обговорено ранее. Грифоны и Львы стали элитой среди войск, ваше величество.

- О-о, Грифоны все-таки показали себя лучшими на тех учениях... Несмотря на свое весьма странное обмундирование?

- Так точно, ваше превосходительство!

- Добре! В таком случае пусть несколько Грифонских офицеров займутся обучением новобранцев. В остальном же - выполнять подготовку войск так, как запланировали.

- Есть!

- Оба. Свободны.

- Есть!

Двое одновременно козырнули, крикнув стандартную фразу и, развернувшись, оставили императора брести так же медленно по коридору. А когда те двое скрылись за поворотом, император вдруг спросил самого себя:

- А у тебя как дела?

И ему неожиданно ответили:

- Придерживаюсь плана. Пока он узнает себя заново, а вскоре захочет служить тебе.

Вопреки ожиданиям, монарха не смутило обращение незримого существа на "ты".

- Значит, проблем нет?

- Не существенные - его гордость зашкаливает, и пока что сдерживает порыв этого чувства верности тебе, мой госудаь. Но вскоре моя сила возьмет вверх.

Монарх, дослушав до конца, промычал и так же продолжил следовать медленным шагом по ярко освещенному богатому коридору по только ему иизвестному маршруту...



***




...Мне показалось, что мое тело оказалось в омуте, я пытался, но не мог понять, в каком положении оно находилось. Но главное было то, что в мой мозг вливали тонны знаний за последние несколько лет. Казалось: зачем? Зачем мне неправильные воспоминания? Я не хочу забыть Мастера! Вот только кто это? Мои последние воспоминания - Аля, блохастый, Мастис и тот странный седовласый мужик... Я не хочу забывать о том, как меня воспитывали в Ги... где? Я хочу помнить тот урок, когда я потерял контроль над гневом и по своей глупости чуть не умер от потери крови. Я сопротивлялся этой агонии, но моя воля слабела, а голоса твердили что-то невразумительное на незнакомом мне языке.

Я чувствовал, как потоки моих воспоминаний запираются на замок, который невозможно открыть. Замок без ключа. Моя энергия засыпает и вряд ли когда-то проснется. Может, воспоминания вам и удалось спрятать, но адские тренировки тело никогда не забудет, сволочи!..

Это было последней моей мыслью перед беспробудной тьмой и неизвестностью будущей жизни...

Голова была пуста, но чрезмерно болела, словно мне стучали по ней молотком седьмицу кряду. Зевнув, я встал на ноги и тут же босыми ступнями почувствовал холод. По телу пробежала мелкая дрожь, волоски встали дыбом, и я некоторое время прыгал на месте, согреваясь. Этого времени мне хватило, чтобы осмотреть место своего пребывания. Бедный домик, сложенный из монолитных многотонных блоков черного базальта. Паутина свисала то там, то здесь, словно сие пристанище не знало женской руки; пыль витавшая в воздухе, была прекрасно заметна на фоне полумрака, где в некоторые щели соломенного потолка и дырявой деревянной двери прорывался свет. Усмехнувшись, я помотал ноющей головой: осматриваю свой дом, будто тут первый раз, хотя живу здесь уже более полутора лет. Привыкнув к холоду, подошел к двери, у которой стоял небольшой, местами дырявый бочонок с водой, умываться.

Посмотрев в пыльное, закопченное и треснувшее по краям зеркало, размером чуть меньше моей ладони, я нахмурился: передо мной стоял не кир, а какое-то решето для боевых действий. На лице вертикальная полоса шрама, видимо нанесенная неумелыми руками, грубая и широкая. Шея, плечи, ребра, спина - все отмечено шрамами. Многие были большими, попадались и такие, которые с первого взгляда и не увидишь. Только сейчас я обратил внимание на длинные черные волосы, ниспадавшие на плечи и предплечья. Улыбнулся, качнув головой и начал оглядываться в поисках душа.

Отыскав глазами совсем уж миниатюрную кабинку, отделанную твердым, состоящим из кристаллов, камнем направился в ее сторону. Несколько минут теплая, нагретая на солнце из бочки на улице, вода ласкала мое тело, но это наслаждение было прервано бурчанием живота, реагирующего на запах еды. Сейчас, сейчас я тебя покормлю, мой прожорливый друг, погладил я свой животик, изрезанный шрамами и нахмурился:

- Откуда они взялись? И почему их так много? - задавал я вопросы сам себе. А мозг отвечал довольно глупыми и нелогичными воспоминаниями. Оказывается, я увлекался боями без правил с одиннадцати лет. Боями? Это здесь-то? В Адланде?

Я мотнул головой, отгоняя мысли, и уже одевался в помятую грязную льняную рубашку и дырявые, кое-где заштопанные коричневые штаны. Я - бродяга Кай, живу в Восточном лесу Кераин, что в Адланде. Питаюсь тем, что смогу поймать на охоте, да с помощью ловушек, расставленных вокруг дома.

Вообще, такие отшельники-бродяги как я, ищут пропитание в больших городах, работая за еду, просят милостыню, однако я, не помню уже даже и как, нашел в лесу старый заросший растениями дом и обжился в нем, научившись добывать еду и огонь. Живу как отшельник уже несколько лет, правда репка что-то плохо помнит, ну да ладно, заболел, может? А главное - в моей голове теплилось одна мысль, которая с каждой секундой все требовательней повышала во мне чувство привязанности к императору Ревиту III, которому я нужен сейчас, как никогда. Доселе я не испытывал подобного наваждения, но как-то внезапно сие чувство оборвалось, превратившись в подсознательную мысль, и я пожал плечами, позабыв о ней как о несущественной. Скрипучий пол сопровождал мои шаги, пока я подходил к сделанному (читай: отремонтированному) мной столу. Увидев обилие вкусно пахнущей еды, я забыл о том, что готовил не я, да и странная она какая-то, вон, шевелится вроде что-то. Ну, а что вы хотели? В ловушки не всегда попадается то, что хочется, вот и придется жить-выживать на личинках короеда да червях, вторых тут, кстати, было в почетном большинстве. Махнув на все рукой, я сел за стол, и уже улепетывал завтрак за обе щеки голыми руками.

Откинувшись на спинку стула, шумно выдохнул и расслабился. Посидев так некоторое время, захотел пить. Потянулся, встал и подошел к бочке с прокипяченной на костре водой, стоящей за дверью. Заглянув внутрь, я скривился. Похоже, давненько я не ходил к речке, а надо бы. Накрыв бочку, начал искать ведра. Перерыв весь дом я не нашел ничего, во что можно было бы наливать воду. Хм, куда ж я их бросил? Точно помню, что куда-то ставил их после очередного забега с водой. В очередной раз заглянув на кухню, заметил маленькую дверцу, явно плохой ручной работы. Открыл и нашел наконец-таки это коромысло, и рядом с ним стояли друг в друге два ведра.

А ларчик-то просто открывался...

Взяв их с собой, вышел на улицу.

Вдохнул свежий воздух лета. Казалось, я не был на улице седьмицу, да и черт с ним, вон какая красота! Солнце слепило глаза, я охотно жмурился и прикрывал одной рукой лицо. Легкий ветерок был прохладный и приятный. Листья деревьев разговаривали друг с другом, с природой, со мной; иногда, пропуская тоненькие лучи света, будто играя с кем-то. Моя одежда колыхалась под дуновением ветерка, мне это так нравилось. По телу пробежали мурашки, и я ощутил бодрость во всем теле. Казалось, я готов сегодня на что угодно! Снова вдохнув, набрал еще больше сил. Улыбнулся, взяв ведра в одну руку и положив палку с прорезями на плечо, побежал в сторону речки.

После десятиминутного бега поменял хватку и уже слышал журчание ручейка. Ландшафт начинал меняться с моим приближением: зачастили маленькие холмы и овраги, кустарники, деревья. Прямо пересеченная местность. Даже воздух изменился, стал более влажным, и чувствовалась легкость. За двадцать с лишним минут бега я даже не устал, мышцы активизировались, дыхание было все такое же, правда, сердце колотилось быстрее. Ничего, молодой я еще, полезно мне! Между тем ручей тек в нескольких метрах от меня, за кустами. Раздвинув руками легкий навес из листьев и веток, я вышел к ручью.

Как только вступил на мягкую землю, мне открылся вид быстротекущего, шириной в три с лишним метра, ручейка. Его воды делали не широкую дугу, тем самым, с того места, где собирался набирать воду я, не было видно, откуда брал свое начало ручей и куда он впадал. Деревья, близ ручья, стало быть, не страдали нехваткой воды и солнца и буквально искрили жизнью, играя своими листьями со светом. Чистая вода отражала эту игру.

Берег у ручья был широким, ни одного деревца на нескольких метрах. Тут можно было располагать небольшую группу киров и не стесняться тесноты.

Я вдохнул свежего и влажного воздуха в уставшие легкие, а кровь понесла кислород в приятно гудевшие мышцы.

Поставив ведра на землю, я сперва умылся. Вода оказалась леденящей, руки, с каждой порцией влаги, потихоньку немели, застучали зубы.

После умывания я взял ведра и зачерпнул воды. Попыхтел, поднимая два десятка килограмм. Примерился к весу, приподнимая руки одну за другой. Да, масса двух ведер соотносится к вместимости бочки как один к четырем. Эх, значит, придется бегать сюда еще раза четыре. Повесил на палку ведра и начал аккуратно подниматься. Как только я выпрямился, мой центр тяжести сместился ближе к спине, и я чуть не навернулся обратно на землю.

Потихоньку уравновешивая массу тела, нашел-таки центр тяжести. Вроде, стою ровно. Развернулся и пошел обратной дорогой, отодвигая рукой густые кусты и выходя на тропинку.

Первые пять минут я спокойно топал, потом, когда понял, как надо двигаться, пошел быстрой ходьбой. Пробежав около десяти минут, почувствовал усталость. Да-а, все таки несу на себе двадцать килограмм. Еще через две минуты остановился. Сняв с плеч груз, я поставил его на край тропинки. Размял плечи, мышцы требовали кислород и отдых. Отдохну минутку и пойду дальше. Кивнув своим мыслям, плюхнулся спиной на мягкую траву. Лежал и чувствовал, как усталость становится приятной иллюзией. Так хорошо нежиться в траве после бега.

Придя домой в четвертый раз, я, наконец, наполнил до краев бочку, за одно выпил изрядное количество жидкости. Положив ковш на крышку, поклонился воде и поблагодарил ее. Киры говорят, слова материальны, будем соблюдать традиции...

Поднявшись на ноги, зевнул и побрел к кровати. И какой, извиняюсь, мудрый кир сказал, что, чем дольше спишь, тем лучше бодрствуешь? Языки надо отрывать таким шутникам. Протерев лицо, я плюхнулся в кровать и вскоре заснул.


***


Бред...Туман... Ночь...Кир в темном одеянии и натянутом на лицо капюшоне шел по ночной и затуманенной улице, иногда исчезая из поля зрения. Плащ полностью скрывал его тело, а капюшон, в свою очередь, так же хорошо выполнял свою задачу. Двигался он (она?) с необычайной грацией, ловко проныривая между кирами, что попадались на дороге. К тому времени картина сменилась днем, а я все так же не мог разглядеть его лица.

Где же я его видел? Сильные руки, цепкие пальцы, лидерские качества, теперь я был точно уверен, что это он. Снова сменилась картина: на сей раз, я был в ЕГО теле, смотрел его глазами, поворачивал голову, ходил, управлял руками. Казалось, я знаю это тело всю свою жизнь, так легко было двигаться. Но тут контроль перешел снова к нему, хозяину. Он подошел к киру, продающему что-то, (мозг удалил это воспоминание как ненужное) взял товар и кинул продавцу несколько блестящих кругляшек. Развернулся и ушел в другую сторону, оставляя за собой спотыкающегося лавочника, пытающегося неуклюже поймать кругляшки.

Он был страшен и безразличен к другим. Мне на секунду показалось, что он и киром-то, по сути, не является. Вот он спас где-то красивую девушку (мозг снова сделал свое дело). Она его осыпала благодарностями, а он и ухом не повел, пошел дальше, оттолкнув ее как ненужную вещь со своей дороги. Вот убил ухмыляющегося мужчину, попытавшегося зарезать его в переулке. Лезвие уже было в сантиметре от его шеи, как неудавшийся преступник обнял землю, встречаясь со смертью. Я не успел заметить, что его убило. А "Смерть", как я его назвал про себя, даже не обернулся посмотреть на его лицо. Было видно, что он был погружен в свои мысли, но что это должны быть за думы, из-за которых он чуть не пропустил клинок убийцы. Казалось, вот он, ответ, просто немножко подумай, он же, в свою очередь, без устали пытается найти выход из запертого ларца, но скоро устает и подсознание уступает сознанию.

Но нет, некоторые крупинки находят свет в тоннеле, и я уже что-то знаю о своем "приятеле". Я осмелился "заглянуть" в темноту капюшона.

Мужчина. Парень. Нет. Мальчик, вот кто скрывался под личиной "Смерти" и убивал киров. О, боги, да это ж демон какой-то. В тринадцать лет убивать простых киров? Постойте, а почему ему тринадцать? Нет, почему я знаю, что ему тринадцать?..

И тут же по велению "сверху" я забыл об его возрасте.

Все-таки интересно, а что этот мальчик тут делает? И кто он? Откуда? Хотя, я мысленно пожал плечами, какая разница? Это же сон.

И, как поведено сну, он продолжал развивать события. Вдруг мальчик осознал, (мозг снова удалил часть воспоминаний) что за ним бегут, рванул и оторвался от преследователей, перепрыгнув какую-то стену...

Снова бред, снова туман... Кто-то проснулся и встал с кровати. Через некоторое время я понял, что это был тот же самый мальчик. На этот раз на нем не было капюшона и мне удалось лучше рассмотреть его. Да, это был совсем юный парень, с твердым бесчувственным взглядом и чуть сдвинутыми друг на друга бровями. Длинные черные волосы лежали на его спине распущенными и лишь на конце они были надежно стянуты такой же черной резинкой. Он заметил мешок, ждавший его всю ночь, и выпотрошил на постель. Там оказались... снова эти блестящие желтые кругляшки (опять они, напасть какая-то!). Он брал каждый кругляшек в руку и что-то бубнил под нос. Считал, наверное. Пересчитав все кругляшки, кивнул сам себе и положил их обратно в мешочек, после туго завязал и бросил в открытый ящик шкафа. Звонко ударившись об стенку, мешочек закрыл за собой "ящик хранения".

Потом мальчик еще что-то делал в комнате, но злополучный мозг и тут успел наложить вето. Вдруг дверь открылась, выглянула девушка и, удивившись такому моменту, разглядывала "Смерть". Ее взгляд быстро бегал по телу не успевшего накинуть капюшон мальчика, запоминая все, что попадется на пути. Похоже, она этого и хотела. Оказалось, не только. Хитро улыбнувшись, когда мальчик торопливо одевал плащ и накидывал капюшон, девушка с улыбкой сообщила:

- Альтаир, Мастер жд... т...я. - Слова звучали так, будто говорили за стенкой. И тут побывал запрет. Или же это побочный эффект памяти на сон? Еще раз улыбнувшись, девчушка быстро удалилась, закрыв за собой дверь. А Альтаир, как я успел расслышать, остался стоять посреди комнаты, держась за кончик капюшона и глупо смотреть на дверь. Выругавшись, он быстро собрался и уже сам хлопнул за собой дверь.

Снова туман... На этот раз он прошел быстрей и начались события.

У меня сложилось впечатление, что этот парень, в капюшоне который, непобедим, что ли... Нет, лучше будет слово неуязвим. В тех ситуациях, которых он был, я бы не выжил. А в каких он был? Только в переулке, наедине с преступником... Хотя, даже в той передряге я бы не выжил, наверняка. И вот, этот самый мальчик теперь растянулся на мягких матах в зале, а рядом старик. Все потускнело... Этот старик с необычайной легкостью швыряет мальчика, который уже изрядно подустал, но нападал спокойно, не давая волю злости из-за того, что его швыряют куда не попадья. А может, он смирился уже?.. Верно говорят: на всякую силу найдется большая сила.

Позже я шел в темноте вместе с каким-то киром, а за стеной неистово стучали кулаком по дереву. Хотя почему по дереву, вокруг был камень, вроде...Из темноты доносился голос:

- Кай, Кай! Ты здесь? - Ну конечно я здесь, куда я денусь? И тут я узнал голос, это был мой друг Серин...


***


Сквозь пленку сна доносились глухие удары о дерево. С каждым ударом они были все ближе и, наконец, я окончательно пришел в себя. Вот всегда так, как только снится хороший сон, все время что-то случается; то кто-то своими кулаками рушит тебе дом, пытаясь достучаться до тебя, то еще что-нибудь в этом роде. Я издал придавленный стон, но мой друг даже не удосужился просто войти и посмотреть, нет ли меня дома. Нет, он продолжал колотить, зная, что после такого я уж точно проснусь.

Встав с кровати, у меня закружилась голова, мир вокруг был в черно-бледных пятнах, хреново, ничего не скажешь. Я не знаю с чем это связано, но опасно, несколько раз я просто терял сознание, пытаясь сесть. Между тем мой "будильник" угомонился и за дверью начались перешептывания. Интересно, кого еще принесла нелегкая ко мне в глушь?..

Головокружение кончилось и я отварил дверь. Три кира стояли передо мной. Первым в середине я узнал Серина. Старого закадычного друга, я помню его с того момента, как нашел здесь эту лачугу Он был старше меня на год и чуть выше, что ничуть не смущало. Хороший парень, любящий погулять с нами, и посмеяться, вечный клоун и гений всяческих развлечений.

Как-то раз он нам предложил развеяться с утра. Он это назвал хорошей разминкой. Мы пошли к местному крестьянину, что жил на просторной равнине, близ города Редель, это было далековато от моего леса. И там он, как не ожидал никто из нас, начал кидать камни в большого быка. После четвертого камня бык разозлился и побежал на обидчика. Серин, наверно по привычке, развернулся и со всей прыти побежал от быка. Мы, по цепной реакции, погнались за Серином, пытаясь на ходу кидать в него палки и камни и обругивать его за такое позитивное утро. А он, как ни в чем не бывало, добежал до ближайшего ручья, и повалился с хохотом на влажную землю. Мы сначала поругали смеющегося истерика, но, позже поняв, что это бесполезно, тоже повалились на землю и хохотали уже в четыре глотки. Да, он всегда вытворял что-то в таком духе.

Справа от него стояла Вики, девушка со своими странностями. Делает, что захочет и где захочет. Как же там... умные дяденьки называют таких людей "без комплексов".

Припоминаю одну историю....

Пришла наша не очень шумная и не слишком тихая компания на речку, Серин и Дэн сразу попрыгали в воду. А я остался на берегу, прикрывшись отмазкой, будто не очень я люблю воду, конечно, ребята не поверили, но настаивать не стали. Посмотрев на плескающихся ребят в реке, я присел на песок, он оказался ужасно горячим, но вскоре я к нему привык и раскинулся на нем, яркие лучи солнца слепили глаза, по началу я пробовал от них просто закрыться рукой, но не помогло. Приняв решение перейти в сидячее положение, я поднялся и просто "опупел". Вики, никого не стесняясь, начала раздеваться прямо на пляже. Слава богу, утром никого не бывает тут, и ее никто не увидел, но ведь это не повод! Я был в шоке и тупо глазел, как она снимает с себя маячку, а парни сразу затихли и были похожи на меня: тупые огромные глазюки и открытый рот. А Вики даже не замечала и показывала нам свою красоту. Первым опомнился Серин, крича, бежал из воды, размахивая руками:

- Эй... Вики, ты чего? - Ну, не настолько он и опомнился... Выбежав на песок, продолжил, - Тут же дети! - и указал на меня пальцем, после чего все удивились, но шутку поняли и Серин замял ситуацию на отлично.

А Дэн, который остался стоять в воде и еще больше, чем мы "опупел", так как являлся младшим среди нас, сам себе ладонью закрыл глаза, все еще глупо раскрыв рот. Я, в свою очередь, тоже опомнился и отвернулся, густо краснея. И как я теперь на нее буду смотреть?.. С первой встречи она мне казалась обворожительной, привлекательной, да и просто хорошим другом, а сейчас я просто не знал с какой стороны на нее смотреть. Неожиданно в тот момент я погрустнел, мне на мгновенье показалось что я скоро потеряю друга, мне стало... как будто в груди все сжалось... И только через несколько лет, сейчас, я понял, что лучше друга в жизни никого нет, а Вики и ребята были мне именно друзьями.

И вот, сейчас, она стоит передо мной и улыбается. Я перевел взгляд на парней, они тоже так же улыбались, как-то... будто в ожидании чего-то особенного. Я что-то упустил...

- Не понял?

Ну очень умно спросил я. Их улыбки слегка опустились. После снова засияли, тем самым, давая мне самому залатать свою ошибку. А была ли она?..

Мы стояли так уже секунд пятнадцать, после я пригласил их зайти. Они ступили на порог, выучено пригнувшись. А что вы хотели? Бродяги они и в Адланде бродяги. И кармы даже на дверь не хватает. Как только ребята вошли, "аура" (это я так, в шутку) в моем шалаше засияла. От сонного настроения не осталось и следа.

- А эта лачуга так и не изменилась, а, Кай?

Узнал я ехидный возглас Серина, почему-то смотревшего на мою расправленную постель.

- Хотя бы такая есть, а что ты хочешь тут изменить?

- Ну, взять хотя бы пол...

Он глянул на скрипучие дырявые во всех местах, гнилые доски, но договорить я ему не дал и резко воскликнул:

- Хочешь помыть? - Я подался вперед, делая вид, словно прям сейчас дам ему в руки тряпки с ведрами.

Он уже раскрыл рот, что бы что-то сказать, но не нашел слов.

- А ради друга?

- С превеликим удовольствием, - поклонился он мне, и, подняв голову, спросил: - С чего соизволите начать, господин?

Дэн хлопнул себя по лбу (излюбленная его вредная привычка, чуть что - сразу бьет).

- А-а! Кай, что ты загадал-то?

Их глаза засияли в ожидании ответа.

Я растерялся и молчал. В моей ноющей от боли с утра голове метались разные мысли, и я пытался вспомнить, что я должен был загадать. И кому?..

- Что-то... - Начал я, мои друзья притихли и навострили ушки. - ...я не понял? Я чего-то упустил, да?

Они молчали, не понимая, что со мной. И я с ужасом заявил:

- Я, что, проспал праздник какой?!

Ребята рассмеялись, и Вики заявила:

- Нет, ты, конечно, шутник хороший, но к чему юмор? У тебя же, как-никак, праздник! - Они снова заулыбались, а мне оставалось стоять, ничего не понимая.

- Я реально что-то проспал... Что бы пропустить какой-то свой праздник? Так, успокойся.

Думаем, какой сегодня месяц?

Июнь.

День?

Какая разница?

А, ну да. Когда живешь в лесу и вокруг тебя только зелень и вода, дни как-то теряют смысл. Есть: солнце, птицы, зеленая трава - и все хорошо! Конечно, иногда сверяю по каналам связи с другими кирами, но редко.

Значит, июнь. В июне у меня ничего нету, кроме дня рождения императора Ревита III, которое меня никаким боком не касается, хоть я и очень люблю свое государство с недавних пор. Каких? Да сам, честно говоря, не помню.

Я пожал плечами и виновато посмотрел на своих друзей. Серин скривил лицо и показал мне кулак.

- Ты у нас сейчас получишь на обед березовой каши!

Ничего не оставалось, как глупо моргать и чесать затылок.

- Кай, - я услышал голос Вики, - мы, наверное, тебя разбудили, и ты все еще витаешь в мире снов.

Я выдохнул: ну вот, единственно нормальное объяснение! А я-то уж думал что-то упустил. Ничего я не упустил, ведь июнь же, на июнь никаких праздников нет, по крайней мере, у меня. Ладно, я снова расслабился, может, вспомню, чего?..

Но ведь ничего не запланировано! А, тьфу! Брысь, мысля, из моих мозгов, дай место тараканам!

- Ребят, вы это... - как можно тактичнее начал я, - еды нет, - это было первой моей мыслью, что значит у них слово "праздник". Может, обещал кому-чего?

- Э-э...

Эту, всем непонятную атмосферу снова развеяла Вики:

- И в кого ты такой лентяй? Устроил тут помойку! - девушка бросилась заправлять постель (читай: сухую траву на полу с плетеным из растений одеялом) лентяя.

Пока Вики возилась с моей постилкой, Серин и Дэн выпили по очереди холодной воды из бочки.

Кто говорил, что это плохо? Настоящий друг, как только приходит в гости, сам должен налить себе чего хочет, сам предложит перекусить, сам сделать бутерброд себе и тебе (ну, если, конечно, есть из чего делать). Вот только воду я не успел прокипятить... Ничего, сдюжат, молодые еще!!

А я так и стоял посреди дома как вкопанный, не зная, кому помочь: Вики с кроватью или парням с бочкой.

- А где ты такой шрамище получил? И почему мы об этом не знаем? - Дэн показал на мое лицо.

Я машинально провел по нему тремя пальцами сверху вниз, надеясь закрыть, хотя такой закроешь-то?

- Кстати да, я заметила еще до того, как ты сказанул свое "Не понял?".

Серин тоже присоединился к ораторам. Я пожал плечами и чуть растерялся.

- Ребят, вы же знаете... Там же, где я дрался с одиннадцати лет. - Я и сам то не слишком верил, о чем мозг молвил мне, но ведь это мои воспоминания, значит, это было...

Друзья на миг задумались, но тут же вспомнили об этом. Именно это в их поведении меня насторожило. Вроде и друзья, а ведут себя так, словно первый раз друг друга встретили...

- А, ну да, как же мы могли забыть! Слава богу, у тебя он такой единственный, ты хоть помнишь, кто его тебе поставил?

Увы, но я-то как-раз-таки не помнил этого...

- Слушайте, ребят, может, я проветрю мозги, так сказать? - Они оживились, воровато переглянулись между собой и все дружно закивали головами. Фух, ну, хотя бы отвертелся от слишком догадливого моего друга. Я улыбнулся, но друзья этого уже не увидели, так как уже скрылся за сплетенной из травы шалью.

Хи-хи, второй раз за день в душе. Может, каждый день себе кросс устраивать?.. Нет-нет! Чем больше бегаю, тем больше надо есть, а на кушанье у меня дефицит!

И так хожу раз в седмицу, а то и чаще за водой. Мне хватит. С этими мыслями я стоял под тепленькой водицей, как вдруг вода отключилась. Сначала я подумал, что что-то попало в систему каналов, которые я сам смастерил, когда остановился тут. Подергав за тугую веревочку, ничего не произошло. Странно, если бы был засор, то я не смог бы дернуть ее. Может, вода кончилась? Вздохнув, начал вытираться старой льняной рубашкой, сейчас играющей роль полотенца, как услышал заговорческий голос Серина:

- ...Пять, четыре, - почуяв что-то неладное, по быстрому натянув штаны, я стоял и не знал что делать, - ..один! Давай!

Услышав скрип половых досок, я, взаправду, перепугался. Что они собрались...

Не успев закончить свою мысль, они все вместе устроили хор:

- С днем рождени-и...

День рождения?.. На миг мне показалось, что мозг заполнил пустоты в памяти и перенес меня из начала июня в июль.

А, точно, сейчас же июль! Шестнадцатое июля, мое день рождение, черт, я что-то совсем запамятовал, да и, к тому же, жарковато для июня то будет.

- А, ребята, ну, спасибо, не забыли вы меня, грешного, - я раскрыл объятия, чтобы обнять друзей, но они стояли столбом с вытянутыми лицами и изумленными глазами, прямо картину пиши.

- Э... Ты кто? - Задал тупой, по-моему, вопрос Серин. И теперь была моя очередь превращаться в картину. Ну, как, кто, я! Я так и сказал, все еще не понимая, что случилось.

- Эй, объясни сначала, что это за?.. - Серин указал в меня пальцем. Я последовал его взгляду и наткнулся на темные полосы шрамов. Совсем забыл о них. Надо что-то делать, срочно!..

- Народ, да какая разница, что это, - говорил я, быстро одеваясь и натягивая улыбку, дабы отвлекать внимание, - пойдемте лучше отпразднуем!

Эта попытка оказалась неудачной. Они и ухом не повели, думая о чем-то своем.

Ну-ка, проверим, какой из меня притворщик. Я опустил голову и грустным, полным одиночества и слез голосом обратился к ним:

- Пожалуйста, я не хотел бы это обсуждать...

Плохо дело, надо сделать так, что бы они не начали расспрашивать о том, откуда у меня шрамы от оружия, а то при объяснении я сам запутаюсь, так как толком не помню этого. Все воспоминания словно в тумане.

Я припоминаю только одно из них. Скорее всего, именно из-за него воспоминания и остаются в таком виде...

Я точно помню, что ушел с ринга из-за травмы спины. Один урод (скорее соперник) в очередном бою ударил меня в пах, и, незамедлительно воспользовавшись моей дезориентацией, сломал мне спину об колено. Он был в несколько раз тяжелее меня, и, в общем-то, неудивительно, что я проиграл.

Мне оказали медицинскую помощь на ринге, так как нельзя было переносить. Толпу разогнали, а меня, спустя четыре месяца, выгнали из лечебницы как нахлебника. Тогда мне было тринадцать, после прошло время и рана, вроде как, затянулась. Я начал снова таскать тяжести, что было мне абсолютно противопоказано, и нарушал еще много разных запретов...

Спина, вроде бы, затянулась и болела не так сильно.

Многих бойцов, и меня в том числе, посещала такая мысль: "Какой смысл тренировать свое тело, если все равно скоро обратишься в прах?". Тем не менее, я был согласен с этим, то ли риторическим вопросом, то ли утверждением - это было глупо.

Мысли пролетели в голове за секунду, а в этот момент я уже надел рубашку. Друзья меня поняли и ушли в комнату, перешептываясь на ходу о чем-то.

Я вздохнул - фух, отвертелся... Ну, а теперь время повеселиться!

После того, как мы забыли об этом инциденте, веселились до ночи, вспоминая старые развлечения и играя в догонялки на улице, хоть это и было опасно. В полночь ребята начали собираться:

- Ну, Кай, ладно, мы не нанимались к тебе в уборщики, не будем мешать... - Серин второпях вытолкнул Вики и Дэна в дверь, и, убегая, крикнул: - У нас еще дел по горло, бывай!..

Какие у него дела на ночь глядя? Его эхо постепенно исчезало в темноте. Вот бывают же киры, наводят бардак и убегают! Ничего, я еще им это припомню! Погрозив кулаком, принялся за уборку. И все-таки хорошо, что с ребятами встретился, месяц их не видел. Хорошо сразу на душе стало. Окончив с уборкой, свалился на пол.

Надо будет завтра сходить к знакомому знахарю и расспросить насчет сновидений. Может это из-за старой травмы? Нет, слишком много времени прошло... Побочный эффект? Наверно надо было мне все-таки послушаться знахарей? Не знаю, подумаю над этим.

А может, я просто с ума схожу потихоньку? Брр, нет, не должно быть, со мной же ничего такого не случалось, я ведь не задумывался о смысле жизни настолько, чтобы мозги в узелок завязались? Молодой я еще для таких мыслей! Откинув мрачные думы, успокоился.

Да, повеселились хорошо, ничего не скажешь, устал я за сегодня. Вроде бы на ринге уставал и по более, а тут прямо отрубаюсь, похоже, травма дала о себе знать, расклеился я, выносливость уже не та... Плюхнулся на жесткую кровать (читай: пол) и, в скором времени, уснул.

Снова это ощущение... Будто, будто... снова этот сон... В это мгновение я провалился в чужую жизнь...


***


...Первым шагал дряхлый старик, мерной походкой и спокойным взглядом. Его лицо выражало сразу несколько состояний: уверенность, невозмутимость, хладнокровие и, как ни странно, счастье. Через плечо он перекинул объемную сумку. Следом неуверенно поспевал короткими перебежками закутанный в черный плащ мальчик годков тринадцати. Он обращал внимание на все посторонние звуки, будь то птицы, ветер или пробежавшее животное, то и дело оглядываясь назад и по сторонам. Старик уже давно заметил это.

- Альтаир, не беспокойся, за нами никто не следит.

Мальчик напрягся.

- Это могут быть...

- Неужели ты думаешь, что я не проверил этого?

- Нет, но...

Старик нахмурился:

- И то, надо показывать всем, что ты ищешь хвост?

Мальчик хотел возразить, но не нашел слов.

- Это будет твоим первым уроком. А теперь пошли.

Альтаир, чье имя я услышал в разговоре, надулся и что-то пробубнил себе под нос.

Через некоторое время они вышли на поляну и начали оглядываться. Старик отыскал глазами только ему понятную точку и поплелся мерным шагом к ней. Парень захотел что-то спросить, но подумал: "Лучше держать язык за зубами".

Они подошли к трем рядом стоящим деревьям-близнецам. Старик скинул груз к крайнему дереву. Положил на него руку, закрыл глаза и резко напрягся. Мальчик внимательно следил за ним. Послышался хруст. Старик открыл глаза и напрягся еще больше, будто пытаясь вдавить ладонь в дерево. Через секунду ствол напросто снесло какой-то невероятной силой, и он отлетел на несколько метров. Альтаир опешил, он явно не ожидал такого поворота событий. Левый глаз у него дергался, а пальцы на руках извивались словно змеи.

- Альтаир, - сквозь страх и хруст мальчик расслышал свое имя и повернул голову в сторону звука. Потихоньку он успокоился и пришел в себя. - Я приду сюда через седмицу, за это время ты должен научиться управлять внутренней энергией и иметь хотя бы такие результаты. - он дернул подбородком в сторону "пенька". - У тебя есть два выхода: или освоить это или умереть. Выбирай. Здесь ты будешь сражаться не только с диким зверями, - при этих словах мальчик снова вздрогнул, - но и с самим собой.

Он был жесток и добр. Он хотел тренировать, но остерегать ученика. Он любил и ненавидел. Будто в нем было две личности. Одна хотела как лучше, другая делала "как надо".

Юноша был полон решимости, от лица боявшегося неудачника не осталось ничего. Осталась уверенность и гордость.

- Да, Мастер.

Альтаир поклонился и услышал радостный хохот старика.

- Ты только не умирай, с кем же я потом буду веселиться?

Он улыбнулся до ушей, мальчику это не понравилось...

Следующие два часа он объяснял, как лучше всего управлять энергией. Мальчик изучил азы этой техники. Учителю это понравилось, и он ушел своей дорогой, даже не попрощавшись, а лишь хлопнув один раз по плечу. Альтаир остался один на один с целым лесом, двумя еще целыми деревьями и самим собой.


***


Пелена сна потихоньку уступала место реальности. Сквозь одно единственное, покрытое изрядным количеством копоти пыли и грязи окно, пробивался неяркий свет. Частицы солнца находили лазейки в двери, до этого кажущейся непроницаемой для света.

Я давно проснулся, но никак не хотел вставать. То ли из-за жесткого базальтового пола, на котором спал, то ли из-за сна, который я, как и всегда, забыл... Мне нравилось вот так, просто поваляться и ничего не делать... Вот, я даже вспомнил странную историю, смотря на левую руку.

Необъяснимо, но факт: почему-то, когда киры (или это только со мной происходит), находятся на грани между сном и реальностью, все чувства обостряются, будто находясь в боевом режиме. Во всяком случае, недавно этот факт был подтвержден мной.

Напомню вам: живу я все-таки в Кераине, второе по степени опасности место в Адланде. Конечно, сразу же могут меня закидать вопросами, типа: "А как же тогда добираются сюда мои друзья?". Ну, знаете ли, с волками жить - по-волчьи выть, находятся киры, которые знают безопасные дороги... Ну, так вот, о чем это я?

Моя лачуга находится вдалеке от основных звериных троп и обитания хищников, но иногда ко мне в "гости" захаживают всякие...

В один из таких "иногда" ко мне "постучались". Спал себе и спал. Но вдруг из нежного и красивого сна меня нагло вырвали!.. И не кто-то, а чувство опасности. Его-то я ни с чем иным не спутаю. Я не помню, как оказался на ногах, но холодный пот катился с меня градом, ошарашенные глаза бегали из стороны в сторону, кулаки сжаты до крови, мышцы напряжены, прерывистое дыхание... В общем, похож я был на злого демона, которым пугают детишек.

Все чувства были напряжены до предела. Я слышал шорохи, о существовании которых даже не подозревал. За дверью чувствовалось явственное боевое безумие, готовое разорвать любого попавшегося на пути.

Глаза я сразу же закрыл: стояла ночь, и в них не было необходимости и пытался прислушаться к своим чувствам. Через некоторое время уши уловили почти неслышимые шаги мягкими подушечками зверя, его хрип, напряженные мышц, сдерживаемый рык. Я понял, что зверь ходит справа от меня, где-то около угла дома. Сначала хотел его отпугнуть, постукиванием по стенам и двери, но после первого же шага почувствовал головокружение и вскоре потерял сознание.

Очнулся уже на улице, лежал я на некрутом склоне смотря спокойным взглядом в небо. Почему-то, я даже не испугался, а просто посмотрел на источник боли: левая рука была вся в крови, но мне было безразлично, я положил ее на землю, а правую подложил под голову. И смотрел на звезды. Просто смотрел и удивлялся. Удивлялся тому, насколько мы ничтожны, в сравнении с небом и звездами. Кир правит природой? Может быть, но без той же природы, которую мы "подмяли" под себя, не было бы и нас...

Киры слабы. Они надеются, что все разумеется само собой. Говорят, что природа сильна, она как-нибудь выкрутится, заодно выкрутит и нас...

Но... Киры ведь придумали фразу на все года: " Как ты ко мне, так и я к тебе". И ведь не торопятся это же правило относить еще и к природе: "Как мы с природой, так и она с нами". Как говорится, первый напавший умрет вторым. Тут я поймал себя на мысли: "О чем это я? Киры никогда не сделают ничего такого...". Киры - дети природы, и это как-то странно звучит с моей стороны... Словно и не мои мысли-то.

Однако я лежал и смотрел в звездную ночь, ибо ничто не может сравниться с тем, что там, наверху.

В те минуты я многое обдумал, и не заметил, как уснул там же...

Сейчас я следовал взглядом по трем длинным рваным и уродливым шрамам, начинающимися (или заканчивающимися) у локтя и до ладони, оставленные явно когтями. Я так и не понял, что произошло с тем саблезубиком, да и вообще мне кажется, словно тех событий никогда не было, а все произошло во сне.

Но, обещание есть обещание, надо бы сходить в Кинар к знакомому. Я убито вздохнул и попытался встать. Сразу же небольшая, но доставучая боль отдалась в спине и я ойкнул. Ну вот, первый подвиг сегодня я уже сделал - встал с кровати! Надо бы отметить, что ночь мне нравится больше чем день. Почему-то многие киры не ориентируются в темноте, я же наоборот, будто родился во тьме. Частица моей души надрывается, и пытается все время сказать мне - что бы я не показывался кирам.

Потянувшись, снова ойкнул:

- О-ох, старость не радость... - плакнул я непонятно кому, и, вспомнив немного непонятную для меня реплику Серина, продолжил: - ...маразм не оргазмость...

Хорошенько размяв мышцы, прополоскав холодной водой горло, я вышел на улицу. Снаружи было холодно, пройдя до склона, внезапно подул приятный и нежный ветер. Я лег на траву, скрестил руки за головой, подогнул колено, закрыл глаза и наслаждался. Наслаждался всем, что меня окружало: холодным и беспощадным, но в то же время нежным ветром; нещадно жгучим лицо солнцем, чириканьем птиц, стрекотанием кузнечиков, и, наконец, лесным, свежим воздухом... И куда же без ледяной грязной земли, нещадно вытягивающей тепло?

Вскоре мне наскучило лежать, я встал и направился в сторону небольшого города.

К полудню топал по мостовым Кинара и повернул к местному базару поживиться чем-нибудь. Вскоре приметил подходящую лавочку с двухметровым в ширину торгашом и заплешинами на голове. У его лавки столпилась куча народа, толкающиеся здоровые мужчины, женщины с детьми. Он только и успевал, что обслуживать покупателей и брать карму, а единственный известный способ - это через прикосновение. Карма - некий вид энергии, на который в Адланде можно обменять что угодно. Она жизненно важна для всех живых существ. За пределами Адланда ее не используют по непонятным мне причинам, и у тех недообразованных существ в ход идет золото и металлы, хотя я и многие киры не имеют представления, что это такое. И только торгаши знают об этом непонаслышке. Хотя, тут есть много нюансов: как, в таком случае, мы торгуем с соседними странами? Ладно, оставим рассуждения на потом, время действовать. Я протолкнулся к большому грозному мужику. У меня созрел план и я сразу претворил его, толкнув на такого же по размерам детину. После того как тот обрел равновесие он с развороту заехал в нос "толкавшего" его мужика, на ходу выкрикивая:

- Да ты хоть знаешь на кого руку поднял!? Образина ты про...

Договорить он не успел, ответный прямой выбил ему челюсть. Остальные мужики издали радостный вопль, и, засучивая рукава кинулись в драку. Я быстро выскользнул из драки и обошел толпу стороной. Так как все были заняты потасовкой, (даже торгаш смотрел на драку с горящими глазами) не составило особого труда одолжить пару яблок. Уже через минуту я шел по каменной улице и громко чавкал от удовольствия.

В хорошем настроении и гордый собой я подошел к очередному каменному зданию, коих в округе не сосчитать. Над дверью висела вывеска, на которой был выведен рисунок в виде перебинтованной раны. Постучал в дверь. Тишина... Вдруг послышался приглушенный голос:

- Да-да?

Послышались шаги и отварилась дверь. Знахарь в белой, местами окровавленной одежде осмотрел меня.

- Ну?

Я без лишних разговоров зашел в темноту.

Услышав закрывающуюся дверь и быстрые шаги, встал в середину светлой комнаты. Стены были белоснежными, большую часть комнаты занимал "уголок доктора" как я про себя назвал его. Там были расположены, как и знакомые мне предметы, типа кушетки, так и незнакомые острые блестящие ножи, от вида которых мне стало мерзко и противно. Ни капельки не хотелось знать, как этот пожилой кир со своими дрожащими руками работает с этими острыми инструментами. Тем временем он присел за стол, где так же валялись некоторые острые штуки в открытой небольшой деревянной шкатулке-коробочке, много макулатуры, рукописей, книг, и, что удивило меня сильнее всего - на правом, ближайшем ко мне углу стояли ОГРОМЕННЫЕ сосуды с кармой, которые в народе называли концентратами. Карма существует лишь там, где есть жизнь, и очень быстро испаряется, когда растение или живое существо умирает, поэтому долгое время считалось невозможным поместить и хранить долгое врем карму в каком-нибудь сосуде. Но, как и во многих открытиях, обнаружили секрет (к сожалению, не знаю какой) "случайно", и уже порядка сотни лет по неизвестной мне технологии карму концентрируют и помещают в такие вот сосуды. Не знаю, сколько здесь, но скажу точно - из четырех таких сосудов я едва ли когда-либо имел десятую часть самого маленького из них (того, который размером с два моих кулака), не говоря уже о самом большом - размером с мою голову. Интересно, и на кой черт старичок хранит их на самом видном месте?..

Между тем знахарь поелозил на стуле и уставился на меня усталым взглядом. Я понял намек и начал рассказ. Все это время пока я говорил, он смотрел в потолок и кивал головой.

- Ну-с, ясно.

Интересно, что же ему ясно? Я так и спросил.

- Это ведь ты был у меня со спиной? Побочный эффект.

- Через полтора года?

- А что ты хотел, позвоночник - это стержень, если поврежден он - повреждено все тело.

- Подождите, но вы же его лечили...

Он перебил меня:

- Спина болит?

Я помедлил.

- Немного...

- Мне неизвестны случаи, что бы после травм позвоночника кир продолжал жить той же жизнью. Осложнения всегда есть. Сломанную руку еще можно вылечить. Позвоночник - никогда. Нету способа вылечить его.

- Возможно и есть... - пробубнил я, надеясь, что ворчливый знахарь с чем-то напоминающей волчьей мордой, не услышит.

Однако как бы не так - он облокотился на стол и скрестил пальцы:

- Советую верить в науку. Остались ведь еще киры, глупо верящие в существование магии...

- Ну почему же глупо?

Он резко откинулся на спинку стула, скрестил руки и прикрыл глаза, в мгновение ока став похож на мудрого учителя.

- Потому что ее не существует, - я помолчал, а он приоткрыл глаз, посмотрев прямо на меня: - или у тебя есть какие-то сомнения?

- Да нет... - второпях промямлил так, словно всем известную истину.

Старичку это не понравилось, и его брови на мгновение сошлись, и снова приобрели свой изначальный вид, а тот спокойным, но ленивым голосом произнес:

- Надеюсь, мне не придется напоминать тебе про "порошковый инцидент"?..

О-о, сие упомянутое событие случилось пару годков назад, когда сначала внутренний дворик императорского дворца, а потом уже и изнутри, в палатах, стало взрываться неизвестно что. Продолжалось все это порядка получаса, а потом внезапно стихло, и советник императора Ревита почему-то спустя несколько десятков минут в спешке оповестил о "неудавшемся эксперименте ученых над созданием взрывоопасного порошка". Однако, когда зеваки, солдаты и офицеры, случайно заставшие получасовое представление возмутились, мол, ими было не единожды замечены как сверкающие молнии, наряду с выбивавшей окна и двери водой в высоких башнях замка, так и просто ломающиеся здания или стены башни, без каких-либо визуальных эффектов, власти в ответ молниеносно ужесточили верование в культ магии, которое уже на протяжении восьмидесяти лет пресекало на корню различного рода попытки "шаманства" или "ведьмичества", а киров жестоко наказывали, вплоть до казни. И если раньше упоминание какой-либо "магии" или тому подобной нечистой силы публично ничем, кроме небольшого штрафа и выговора (максимум - трехдневной отсидкой на одной воде) не светило, то с тех пор это может обернуться как отрубанием языка, так и головы.

Вместо ответа я угрюмо понурил голову, делая вид, что полностью соглашаюсь с мудрым пятидесятилетним старцем. Не знаю, поверил он в это или нет, но ухмыльнулся и снова откинулся на спинку стула. Однако в этот момент я услышал за одной из двух дверей, не считая входной, чье-то приглушенное "кхм", словно тот кому-то о чем-то напоминал. Мельком мотнув глазом в сторону звука, знахарь встал, подошел к краю стола, и осторожно взялся за ручки концентрата, размером с два моих кулака, чрезвычайно осторожно понеся его куда-то в другую комнату. Оттуда же послышался напряженной от натуги голос:

- Можешь идти.

Ничего не ответив, я громко отодвинул стул, и, только развернувшись, еще даже не сделав и шага, ругнулся, когда в левую ягодицу угодил острый угол стола. Да-да, это не я нечаянно толкнул стол, а именно стол толкнул меня!

Шатнувшись, махая руками в попытках найти равновесие, с замиранием сердца слышу, как один за другим концентраты падают на пол, разлетаясь на кусочки, а бесцветная карма, едва почувствовав воздух, в мгновение ока исчезла. Так, стоя в нелепой позе и недоуменным выражением лица я с ужасом смотрел вниз, на осколки трех концентратов, когда прыткий не по возрасту знахарь вылетел из-за двери, тотчас догадавшись, в чем дело, и, выудив из кармана тонкий, явно медицинский острый ножик, огибая стол, двинулся ко мне, прошипев сквозь зубы:

- Ах ты... ах ты!..

Я от шока еще не до конца воспринимал ситуацию, поэтому пытался объяснить тому, пятясь назад, выставив открытые ладони перед собой:

- Это не я, постойте!!

Но тот не обратил никакого внимания на меня, а дистанция все сокращалась и сокращалась.

Сразу же после моей фразы я отчетливо услышал чей-то смешок справа сверху, и, мгновенно отреагировав, повернулся, но там виднелся обычный угол потолка. Однако я готов был поклясться, что услышал там кого-то, как и готов был дать голову на отсечение, что именно стол, словно зачарованный, толкнул меня!

Меж тем знахарь подобрался уже совсем близко, и почти без замаха крюком попытался поразить меня своим медицинским ножиком, целясь куда-то в горло-шею, или не целясь, просто наотмашь. Я не успел понять, а левая рука блокировала нападающего, и острое лезвие застыло на крохотном расстоянии от лица, ниже левого глаза на два пальца. В страхе, подумав, что он-таки поразил меня, я отшвырнул его руку так, что его занесло, и у меня выдалась буквально секунда.

- Простите...

От страха я не мог кричать, а только лишь прошептал так, что сам еле услышал и уже через мгновение вылетел из входной двери, направившись просто прямо, где вдалеке виднелась толпа. Но перед тем, как выбежать из его халупы, я запомнил, как он яростно звал кого-то, кто был неподалеку от него. Причем знахарь и эти киры были очень хорошо знакомы. Я не имел представления, кто это, но, понял, что все это не к добру...

Бежал я еще долго, все время оборачиваясь назад, а когда ноги уже прилично устали, остановился, облокотившись о каменную стену и, озираясь, наконец-таки отдышался, добравшись до лавочки близ таверны "Сокровища Карла". Пока бежал, совершенно не думал ни о чем, а сейчас выдалась минутка, и я с ужасом понял, СКОЛЬКО кармы пропало впустую. На нее можно было вполне приобрести едва ли не треть императорского замка в Салидоне, столице Адланда, или купить всех ремесленников нашей страны. Может я и преувеличиваю, но не так уж и много. Однако какого черта так много кармы знахарь просто держал на столе?! Припоминая обстановку в доме, когда я вспомнил, что в чулане, куда он выходил, так же чувствовалась карма, стало понятно - он не успел все спрятать... Но тогда зачем же он вообще открыл дверь и впустил меня? Вопросы просто сыпались один за другим, и это я еще не упоминаю про странное поведение стола, и хохот всякой нечисти у потолка... Раз за разом прокручивая в голове эти события, мне все больше и больше хотелось куда-нибудь спрятаться, залечь на дно, а паранойя видела в каждом прохожем того самого старичка.

Помотав головой и протерев глаза до красноты, я попробовал отвлечься, оглядывая забегаловку Карла.




Домик оправдывал название. В отличии от остальных подобных заведений, он стоял особняком. На первый взгляд его можно было спутать с миниатюрным замком: четыре красиво отделанных этажа, с замысловатыми зигзагообразными рисунками; окна в мой рост через каждые полтора-два метра. Я уже не говорю о вышибалах, которые натыканы везде и всюду.

Так, а-ля баронская дача.

А вот и первый нарушитель порядка. Красиво летел. Я ему невольно позавидовал. А с какой любовью он обнял мостовую... Правда не очень хотелось повторить его подвиг. Я быстро перевел взгляд на того, (или тех) кто запустил его в полет. Оказалось "того".

В дверях стоял бык. Проем, в который свободно смогут войти два кира, он загораживал полностью.

- Еще раз увижу - пальцев недосчитаешься! - о-ох... стандартная фраза забияк, которые кроме своей силы ничем похвастаться не могут. Сколько я раз слышал эту фразу не так давно? Не счесть.

Бык захлопнул за собой дверь, а кир, недавно научившийся летать, встал на ноги и побрел своей дорогой, будто ничего и не случилось. Видимо, не впервой летать-то, ошибся я, однако. Его спину провожали взгляды зевак, готовые хоть чем-нибудь убить время.

Через минуту все уже забыли о нем. А я только сейчас заметил, что сижу на лавочке не один.

Это был мужчина лет эдак 30, с уже отросшей щетиной, густыми русыми волосами, (что большая редкость для киров и других представителей близлежащих стран) и отменным телосложением. Я позавидовал (уже второй раз за день!). На первый взгляд - служака. Но если приглядеться - не военная форма. Конечно, может быть, уже отслужил, но не в этом дело. Мне показалось, что на мгновение я прочитал его душу и понял, что никакой он не вояка. Не знаю, как объяснить, но я знаю это. Просто знаю. Я посмотрел на него, а он в ответ повернулся ко мне и тоже впился взглядом.

Немая сцена: на лавочке сидят два абсолютно незнакомых кира и молча смотрят друг на друга.

Вы когда-нибудь смотрели на ребенка? Наверняка. А вы видели, как он смотрит на вас? Он "пялится" на вас во все глаза, нагло рассматривая одежду, прическу, глаза, лицо, все! Под этим взглядом кир быстро отводит глаза.

Я сидел и нагло рассматривал соседа по лавке с легкой улыбкой. Вот и результат: он резко отвернулся, через некоторое время начал краснеть, и боялся пошевелиться.

Но скоро взял себя в руки - закрыл глаза и выдохнул полной грудью. Я решил прекратить игру. Не успев посмотреть на облако, я почувствовал нечто странное, и сперва незаметно для моего соседа стал стрелять глазами на прохожих передо мной, а когда ничего не обнаружил, повернулся влево, после почти вывернул шею и посмотрел назад, но никого не заметил и решил, что назойливая паранойя снова разыгралась, а значит - пора успокоиться... Но не тут-то было! Новая волна опасности заставила застыть на месте, нервно сглотнуть и не шевелиться, мотая глазами по округе. От напряжения я невольно сглотнул, немного выделился пот, и одинокая струя покатилась по спине, вызывая мурашки по всему телу. Нервно вытерев пот со лба, я мельком глянул на соседа и застыл на месте: именно он был источником той самой ауры, которая не давала мне пошевелиться. Злобная тревога заставила меня не дышать, а кулаки сжимались до крови, но я не мог пошевелиться. Закрыв глаза, я посчитал про себя до трех и резко распахнул глаза, стрельнув туда, где сидел мужчина, но... Он исчез, как и чувство опасности. Моргнув пару раз, я стал метаться, оглядываясь вокруг с еще большей прытью и страхом. Но никого. Жизнь шла своим чередом: зеваки словно и не заметили этого кира и сцены между нами. Словно ни меня, ни русоволосого не существовало.

Да любись оно!.. в ужасе воскликнул я и как можно скорее стал убираться из Кинара, пытаясь держаться в толпе, если была такая возможность. До своей халупы я топал не обычным путем, а по тропам зверей, заодно проверяя силки. Несколько из них сработали, но добыча смылась. Поставив их заново, я даже здесь, в глухой чаще, страдал очередными приступами паранойи, словно кто-то неустанно следует за мной по пятам. Так и оборачивался в поисках противников, пробираясь до дома. Уже темнело, и за несколько сот метров я остановился, выглянув из чащи. С первого взгляда никаких изменений: такая же халупа, движения сквозь копченые стекла не видно, угли от костра никто не тронул, и даже не поколебал... В итоге мне потребовалось порядка полутора часов, чтобы обойти по чаще вокруг дома, убедившись, что, вроде как, все спокойно. Как и предполагалось, в доме никого не оказалось, поэтому спать лег я голодным и неспокойным, просыпаясь всю ночь при каждом шорохе, долго всматриваясь в темноту.


Несмотря ни на голод, ни на затупившееся чувство паранойи, на следующий день я проснулся в хорошем настроении.

Долго валяться не позволило чувство голода, ведь ел я больше двадцати часов назад. С утра, слава богу, голод чувствуется не так сильно, и можно какое-то время терпеть, но лучше поторопиться. Ополоснув водой лицо, вышел на улицу. Оглядевшись, подошел к давно прогоревшему холодному костру. Ни йоты тепла, все давно холодное... Однако эти угольки пригодятся для будущего костра! Поэтому, вздохнув еще раз, прицепил на пояс довольно старый и затупившийся нож и быстро исчез в чаще, проходя до одному мне известных ловушек-силков в этих дебрях. Первая дюжина оказалась пустышкой, и я заново расставил их, с надеждой, что остальные два десятка оправдают себя. Не тут-то было. Ни в одну из тридцати расставленных силков не попался никто. Вот это невезучий я! Недолго покумекав, решил поставить еще с десяток, и, подойдя к молодому деревцу снял с него лоскут молодой коры, из которой получится отличный силок, если связать как косичку два-три тоненьких лоскутка. Трудоемкая и кропотливая работа, на которую ушло порядка сорока минут, и к концу которой голод обострился еще сильней. Сделав на концах самозатягивающиеся узлы, расставил их по заячьим тропам, на поиски которых так же пришлось потратить порядка часа. Оказалось, углубился в чащу я порядком, где-то два-три километра. Пробираясь сквозь растения, набрал растопку в одну руку, и постепенно собирал мелкие палочки, шириной меньше моего пальца, как вдруг замер на месте, заметив у корня дерева сжавшуюся в колечко змею. Названий я их не знал, ровно как и того, ядовиты ли те или другие (проверять на себе не особо хотелось) не представлял, поэтому как за истину предполагал, что каждая змея здесь ядовита, и лишний раз старался проходить едва ли не за километр, но сейчас я хотел есть, и это единственное, что заставило меня остановиться. Аккуратно, не сводя взгляда со змеи, ровно как и она не сводила с меня глаз, положил на землю растопку и щепочки, медленно поднял с земли палку, длинной по мою грудь, зажав в другой руке нож. Сердце колотилось, нещадно сжигая энергию, а руки начинали трястись от недостатка еды (а может и от страха). Неловкими движениями я выудил ее на более открытое пространство, но та тотчас попыталась скрыться, довольно быстро уползая. Однако я не был согласен с ее решением, и спустя несколько попыток, все-таки остановил, прижав палкой ее голову к земле так, что она не могла ни пошевелить ею, ни уползти. Эта маленькая победа только раззадорило мое сердце, которое стало биться еще быстрее. Держа ее голову прижатой к земле, потихоньку стал подходить, перехватывая палку все ближе и ближе к проклятой рептилии. Сглотнув от страха, я где-то с пятой попытки решился отрезать голову, все время опасаясь того, что она каким-нибудь образом изовьется и настигнет меня. Лезвие ножа коснулось ее кожи, сердце замерло, а градины пота упали на мою руку и ее голову, отчего та чуть открыла пасть, но я резко рванул вниз, отрезав ее голову и лезвие полностью углубилось в землю, как я тут же отпрыгнул на метр, судорожно сжимая в руках палку и нож. Темно-коричневое тело змеи шевелилось, но я отчетливо видел ее голову, лежащую в стороне. Поэтому почти без опаски подошел, вырыл яму палкой и закопал поглубже голову. Не хотелось наступить потом и умереть по глупости... Подняв тело змеи, скривился, когда она в очередной раз пошевелилась. Разделывать оказалось не так, как кролика. У зайцев очень тонкая кожа, которая прокалывается даже палкой, но эта была совершенно иная, поэтому я снял кожу с метровой змеи и выпотрошил, оставив мясо. На глаз получилось довольно много. Оглядевшись, схватил в одну руку мясо, а в другую растопку с щепками и поспешил к лачуге.

Разводить костер с помощью трения - это ужас, как сложно. Столько тонкостей, что не счесть! Но я уже довольно быстро умел это делать, поэтому на получения огня ушло 5-10 минут. Поставив кипятиться рядом воду, понюхал мясо и, нанизав его на палочку, воткнул в землю, оставив жариться. Время здесь идет очень быстро: я еще недавно встал рано утром, а сейчас время уже перевалило за полдень, а я только-только собираюсь завтракать...

Спустя час я поел довольно сытно, и, оставив костер гореть при таком жарком солнце, хоть и при ветреной погоде, потянулся, и решил вздремнуть. Но едва зашел в дом, положив на стол нож, почувствовал что-то странное. Это чувство я уже испытывал не так давно. Прямо... прямо как тогда, на скамейке!!! Хоть я и находился в своем шалаше, инстинкт заставил меня присесть так, чтобы живот находился ближе к земле и, отпрыгнув на четвереньках от двери, стал озираться. Но вокруг было тихо, и лишь за дверью раздавался треск костра. Чувство опасности не стихало, и исходило откуда-то справа. Постепенно поднявшись на ноги, я на цыпочках подошел к окну и оглядел местность насколько это позволяло окошечко. После вышел из дома, но все было по-прежнему. Теперь я повернулся лицом к тому чувству тревоги, которое исходило оттуда, где я обычно набираю воду. Вдруг оно уменьшилось и я перестал его чувствовать. Озираясь по сторонам в поисках неизвестно чего где-то с минуту, я пожал плечами и отвернулся, как вдруг сзади, в том же самом месте, что и ранее, я снова почувствовал "это", но уже не в той форме, форме опасности, а в более мягкой, словно зовущей. Теперь я не боялся его.

Почесав репу, решил наведаться, хоть и никогда до этого не встречал ничего подобного на своей территории. И да - это моя территория!!


Вспомнив старые тренировки, так, на всякий случай, размялся. Вскоре по телу разливалась приятная теплая кровь. Пробегали волны адреналина, как это обычно бывает перед боем. Я на секунду вспомнил: каково это, стоять спокойно на месте, когда за кулисами воют, ревут, дерут глотки фанаты и просто зрители и то, что ты через несколько секунд будешь драться за свою жизнь. Меня поглотил шум, рев и невероятный ощущения... Но ненадолго - хватит.

Теперь-то я не могу и нормально ударить ногой... Ладно, это в прошлом!

Все, я готов. Для смелости глотнул кипяченой, уже остывшей воды!

Шел я с опаской, все так же озираясь и вглядываясь в заросли.

На протяжении всего пути по вытоптанной мной дорожке то и дело усиливалась моя тревога. Я не мог понять, что это, а то самое чувство показывало на то место, где я обычно черпаю водицу, как вдруг оно исчезло. Ох, как мне это не нравится! Ступив на мокрую почву, я ничего необычного не ощутил. Сделав шаг, в мозг будто кто-то ворвался. Ворвался и просил, что бы я подобрал камень, лежащий под ногами. С каждым шагом сигнал усиливался. В конце концов, в висок будто молотком ударила, резкая боль. А, черт с ним, я нагнулся, дабы подобрать камень и чуть выше моей головы что-то прошелестело, я резко отпрыгнул от потенциального противника. Нож, понял я. Начали стучаться неприятные мысли, и я увидел, как кир выходит из кустов.

Тот был одет в необычные, местами дырявые штаны из ткани, которая была мне неизвестна, и майку с длинными рукавами, даже сквозь которые проглядывались мышцы и широкие плечи, а русые волосы и щетина... Да это же тот самый парень! Черт, а я и нож-то забыл с собой прихватить! Вот вляпался! Как ни странно, он стоял совсем не оскорбленный своим промахом, а чуть улыбался. Как вдруг его брови сошлись на переносице. Он стал совсем другим и был готов к бою.

- Кто ты?! Что тебе надо?! - попытался отвлечь его я, когда понял, что просто так он не отстанет.

Но тот проигнорировал, и не успел я моргнуть, как он исчез виду. От удивления у меня чуть не подогнулись ноги. Я мотал головой и не мог никак найти его. Вдруг я снова пригнулся, не успев сгруппироваться, и от такой скорости хрустнули шейные позвонки. Отметил, что спина перестала болеть. Черт с ней - азарт. Снова неожиданный шелест над головой. Вот блин! Задел - убило бы сразу. Да кто он такой?! Такие удары наносить...

Не успел я очухаться, как на меня посыпались тумаки. Я их не видел, но успевал реагировать. В основном, происходит все по-другому. Я снова, как тогда чувствовал мощные удары на себе. Радость играла во мне, азарт брал верх, помаленьку я подстраивался под бой, начинал понимать его, и даже делал попытки контратаковать. Сначала врезался в глухую защиту, через некоторое время противник тратил больше времени на блок, но все также брал верх. Вдруг я увидел удар, первый раз за весь бой и решил попытать судьбу. Неожиданно для врага я присел, оттолкнулся от земли, подлетел на уровень лица и со всей своей дури саданул левой ногой. Тот быстро прижал согнутые руки к телу, чуть согнул колени, и резко выкрикнул, даже не зацикливаясь на какую-то там защиту.

Удар пришелся прямо в шею. Чистый удар. Под его силой он чуть наклонил голову в сторону. Но... Мне было страшно. После такого у него должна, просто обязана была сломаться шея. А он стоял, будто ни в чем не бывало. Его лицо было спокойным, губы немного скривились в усмешке.

Увы, летать я не умею, соответственно упал на землю, так и не сбив противника с ног. Попытался воспользоваться моментом и отползти от него, но уткнулся спиной в дерево. Не свезло, так не свезло... Все, прощайте. Положив руки на согнутые колени и опустив голову, грустно улыбнулся. Я был спокоен. А чего бояться? Смерть - это всего лишь уход из жизни. А мне было всегда интересно, что это такое.

Когда он стал меденно подходить ко мне,я закрыл глаза и сглотнул, однако мужчина присел и ткнул меня пальцем.

- Эй, ты жив? Чудик?

Чего это он медлит. Поиздеваться хочет, никак иначе.

- Да не убить тебя я пришел!

Ага, ты пришел побить меня, а сейчас отведешь к своему господину или кому-то там, чтобы издеваться надо мной.

- Вставай, я ничего с тобой не сделаю.

Ну-ну, я поднимаюсь, и ты мне со всей силы снова заезжаешь куда-нибудь. Знаем, проходили.

Пауза. Наверно, он смотрел на меня, думая, с какого ракурса бы красиво ударить. Аннет, он отошел на пару шагов и сел, скрестив ноги напротив меня.

Я исподлобья посмотрел на него, а русоволосый широко улыбнулся.

- Что тебе надо от меня? - говорил я еще плохо, не отдышался.

Он улыбнулся еще шире, хотя куда там, шире-то?

- Не напрягайся пока что, отдохни с минуту, после поговорим.

Словно по команде я распластался на земле. Он сделал так же. Только сейчас я заметил, что его грудь тоже вздымается, хотя, по сравнению со мной, он сейчас дрался даже не в пол силы. Так, разминался. Это меня чуточку задело за гордость.

Черт возьми, какой-то прохожий избил до полусмерти чемпиона боев без правил! Немыслимо!

Я резко поднялся, еще не отдохнув - любопытство взяло верх над мышцами.

- Задам я вопрос?

Он махнул рукой в знак согласия.

- Кто ты? Зачем напал на меня? Почему не убил, когда была возможность? Зачем тебе это все надо? Кто твой...

- Э-эй! Я думаю это многовато для вопроса. Я расскажу о себе, а после уж отвечу на твои вопросы!..

- Мое имя - Айнер, - начал он с небольшим акцентом, хотя этот факт я почему-то пропустил: - Как ты уже понял, я мастер боевых искусств.

Странно, но в Адланде никогда не встречалось имя Айнер...

- Откуда ты?

- Не могу сказать.

- Ладно, а что ты хочешь от меня?

- Вот об этом мы сейчас и поговорим.

Он встал, потянулся, снова сел.

Я подполз к ручью и пил воду, слушая его.

- Я искал сильный источник энергии в Кинаре, где был ее последний всплеск и сильно озадачился, когда увидел тебя. Вроде энергия из тебя просто плещет, но, в то же время, ты ее не контролируешь, она двигается по телу хаотично... - он задумался. - И кстати, почему ты не бился в полную силу? Речь шла о твоей жизни.

Я уже напился и прислонился к дереву спиной. Вроде как отдохнул.

Так, посмотрим. Айнер, мастер... Дальше непонятно...

- Если честно, - я сделал паузу, он подался вперед. - Я тут сижу и ничего не понимаю. Какая неполная сила? Да я чуть не упал, когда понял, что учусь драться на ходу. О какой энергии идет речь? Если ты про карму, то как она может двигаться?

- В смысле, ничего не понял? Ты дрался даже не в пол силы, и внушал себе, что ты устал. Зачем?

- А-а! Теперь я окончательно запутался.

Он о чем-то задумался. На целую минуту. Она была долгая...

Я закрыл глаза.

Снова в висок ударил молоток и я ощутил в руке что-то холодное. Открыл глаза. В руке, прямо перед лицом я сжимал нож, острие было в сантиметре от переносицы. Меня прошиб холодный пот, левый глаз вообще нервно задергался...

Я перевел взгляд на Айнера, или как так его... Откинул в сторону нож и заорал, хотя, скорее запищал:

- Ты че вообще делаешь?!

У него вытянулось лицо. Он явно не ожидал такой реакции.

- Да так, проверял свои догадки.

- Интересный же способ проверки у тебя...

И да, я давненько перешел на "ты", ибо нечего уважительно общаться с тем, кто только что несколько раз пытался удавить тебя!

Он молчал, а у меня кончилось терпение.

- Ну и что ты проверял?

- Пойдем со мной.

- Надеюсь, не будет так же как в прошлый раз?

Айнер улыбнулся.

- Нет.

Я облегченно вздохнул, до сих пор не доверяя ему, но выбора у меня не было. Даже если я побегу, он нагонит меня.

Мужчина повернулся спиной ко мне и встал на одно колено. Посмотрел через плечо и кивком головы подозвал к себе.

- Эмм, я и сам, вроде как, ходить умею...

Однако приказной и немного раздражительный тон заставил подчиниться:

- Залезай!

Сцепив руки на его шее так, чтобы он мог нормально дышать, я замер, подавая сигнал о своей готовности. Он прыгнул и... полетел. От такого поворота событий пальцы на секунду перестали слушаться, и я чуть было не упал, но вовремя зацепился ногами за этого странного кира (если таковым он является). Мы летели около пяти минут на такой скорости, что тяжело было даже открыть глаза, а через несколько десятков секунд после "взлета" я заметил свой дом и улыбнулся, с дуру помахав ему, словно какому-то знакомому.

Приземлился он на большой равнине. Ей не было конца, а вдалеке виднелось подножие горы. Я присвистнул: тут я еще не был ни разу. Первый раз я ощутил, что земля под ногами - это божественно и облегченно вздохнул, когда ступил на землю. Он поманил меня рукой.

Едва я шагнул к нему, Айнер положил руку мне на голову, что-то заинтересованно пробубнил на неизвестном мне языке, а спустя секунду убрал.

- Предлагаю обмен: я помогаю тебе, ты помогаешь мне.

- Чего-о-о?.. - за последнее время этот кир удивил и ошарашил меня с десяток раз, и сейчас я просто слов не находил, а мысли переплетались морскими узлами и сложно было внятно соображать.

- Эх, знал бы ты, какое на тебе заклятье... - прошептал он еле слышно, а при этих словах я что-то почувствовал сверху, буквально на секунду, где-то в десяти-пятнадцати метрах над собой и сразу поднял голову вверх, щурясь от солнца.

Безоблачное небо, знойная погода, никого не обнаружилось на небе, даже хищных птиц, выискивающих грызунов на таком ровном, прекрасно для этого подходящем месте, как это. Каково было мое удивление, когда я увидел чуть поднятый вверх подбородок загадочного кира Айнера, который словно почувствовал тоже самое, что и я.

- Тоже заметил? - спросил он, не сводя взгляда с одной точки.

Я от изумления еще раз поднял голову, но уже точно ничего не чувствовал, и снова глянул на Айнера, который если и стоял ранее со скрещенными на груди руками, то сейчас медленно опускал их вдоль тела, беспокойно озираясь по, как я люблю называть, "всем углам неба", словно потерял цель, которую доселе явственно видел.

- Что это было?

- Потом объясню, - он серьезно посмотрел на меня, а после перешел на мыслеречь, все так же беспокойно озираясь, готовый к бою в любой момент: - Не знаю зачем, но кто-то заменил твою память и воспоминания. Так вот, ты помогаешь мне в одном деле, а я взамен помогу тебе вернуть самого себя. Только не смей задавать никаких вопросов сейчас, - при этих мыслях он кротко кивнул подбородком вверх, - Объясню все потом. Через четыре дня жду тебя здесь. А о нем не беспокойся, не тронет, а захотел бы - давно уже тронул.

Айнер меня, конечно, ошарашил как своим появлением, грандиозным выступлением, так и странными речами и способностями до такой степени, что я не услышал всего, что он сказал. Но запомнил, и только через десяток секунд смог переварить весь монолог по мыслеречи. К этому моменту кир покинул меня, пешком отправившись к подножию безымянной горы, что странно, ведь летать умеет, а до туда пару километров топать, не меньше.

Еще раз повертев головой в поисках странных существ в небесах, пожал плечами и побрел искать дорогу назад, на ходу спрашивая себя "какого черта сейчас было?".



***



Солнечные лучи, освещавшие внутренний двор замка; порывы ветра, колыхающие высокие деревья; слуги, бегающие туда-сюда; охрана, бдительно и не очень стоявшая на постах - все занимались своими делами, абсолютно не подозревая о подготовке страшнейшего конфликта с соседними империями за всю известную историю самого развитого клочка суши...

- Джейк, - эхом пронесся по огромному залу голос кира, а после перешел на мыслеречь: - ты уверен, что это "детё" действительно может помочь нам? Что-то меня терзают смутные сомнения...

В конце зала стоял грозный и хмурый кир, одетый в робу императора и смотрел в нематериальное облако, которое способно было записывать картинки или воспоминания и воспроизводя в таком порядке, котором захочет использующий. Облако показывало черноволосого юношу, ничем не отличающегося от остальных киров, секунду назад он обворовавшего "бедного" торгаша и сейчас топающего по мостовой, жуя яблоко, довольный собой.

После этого кир еще больше нахмурился и помассировал виски, другой рукой "выключая" нематериальный шар. Чуть в стороне, в тени, стоял Джейк, к которому обращался император. Даже в таком светлом зале тот нашел тень. Лицо его скрывал капюшон, а сам он был одет в черную мантию. Джейк - единственный маг в мире. По-крайней мере, более монарх не знал и не слышал ни о каком другом похожем экземпляре.

- Видел бы ты его до поддельной памяти, назвал бы демоном боевых искусств. Честно говоря, не уверен, что победил бы его в открытом поединке. Даже со своей магией... - он прислонился спиной к стене.

- Но как ты тогда отрубил его и перенес сюда?

Джейк стрельнул глазами в спину императору, у того аж подпрыгнули плечи, словно он почувствовал этот взгляд:

- Ты ведь знаешь азы в магии.

Ревит вздохнул:

- Я, конечно, понимаю, ты маг. Но может будешь иметь хоть чуточку уважения ко мне, я, как-никак, император Адланда? - это был даже не вопрос, это было утверждение, приказ, ведь иначе, называясь лидером, вести себя никак нельзя.

Джейк проигнорировал его высказывание, словно несущественную речь холопа:

- Знаешь или нет?

Тот снова вздохнул:

- Нужно сфокусироваться на цели и только после этого начинать колдовать, соответственно, если нельзя сконцентрироваться, точечного заклинания не получится.

В ответ Джейк хмыкнул:

- Когда он двигается в бою, от такой скорости просто расплывается и простым взором его не увидеть. Поэтому необходимо использовать массовые заклинания, а это очень опасно и рискованно. Раз не было возможности биться с ним в открытую, я замаскировался. К тому же проверял кое-какие свои догадки. И результат не заставил себя ждать. Оказывается, Внешние не могут чувствовать магической силы, в чем я, конечно же, был уверен, впрочем, и карма для них неизвестна и управлять ей они не умеют, используя какую-то иную энергию, о которой, к сожалению, я не успел узнать.

И продолжил:

- Усыпив его на длительное время, откорректировал его память, сознание и многое другое. Так же не забыл чуток поработать над его "друзьями" и "знакомыми".

-- Насколько я помню, ты не можешь колдовать после превращения.

- Кто сказал, что я усыплял его, находясь в обличии?

- Если бы ты предстал человечишкой он бы напал на тебя.

- Все тебе надо на пальцах объяснять... - пробубнил себе под нос маг, надеясь, что император не услышит его. - Старый хрыч.

- Что-что?

- Я говорю, что всего лишь внушил ему, и он видел то, что было нужно. Простая иллюзия. Обман зрения. Понятно? Это называется азы магии.

Император покраснел, но маг этого не видел. Ему разрешалось говорить так как хочет он. Хотя, скорее, не "разрешалось". Если бы кто ему перечил насчет неподобающего обращение к императору, он бы уничтожил всех и вся на своем пути. Вот только сам Ревит не знает, зачем маг прислуживает ему, или, все-таки, не прислуживает?

- Кстати, вот это все запечатывание. Это на сколько?

Джейк снова хмыкнул.

- Это как замок на двери, только без ключа. На замок влияет время. Открывается только отмычкой. Ну, или мной.

- Потому что ты сделал это?

- Нет, потому что не существует более магов.

Император удивился, многозначительно промолчал, а маг все продолжал:

- Важнее то, что появился некто, кто может помешать нам.

Брови у Ревита сошлись на переносице, а губы скривились, словно говоря "этого еще не хватало", и медленно повернул голову к магу через левое плечо, молча давая сигнал продолжать.

- Он вошел в связь с Альтаиром и о чем-то беседовал с ним недолгое время.

- Что значит "о чем-то"? - выделил каждое слово Ревит сквозь зубы.

- Они порядка двадцати секунд держали закрытый канал мыслеречи. Я не имел возможности взломать его за столь короткий срок.

- Он сейчас с Альтаиром?

- Нет.

Ревит на пять секунд задумался.

- Придется отложить идею с его адаптацией к новой сущности. Сколько он там должен был привыкать, дабы не сойти с ума в случае чего?

- Седьмицу.

- Этот кир представляет опасность? - Ревит решил перейти к плану "лучший враг - мертвый враг".

Однако Джейк лишь невесело усмехнулся:

- Опасен. Очень. К тому же он сумел каким-то образом наложить поверх моего внушения блокировочное заклятье, - и сразу же после последнего слова маг скрипнул зубами.

Ревит аж вскрикнул, а его брови скривились до такой степени, что казалось, словно теперь он смотрел исподлобья:

- Но ведь ты единственный маг в мире?!

- Я не отказываюсь от этих слов! - точно так же рявкнул маг, и продолжил более спокойно: - Я не чувствовал в нем ни йоты магии, к тому же заклятье недолговременное, будет действовать чуть более месяца, из всего я могу сказать, что он управлять своей силой умеет очень плохо, вкладывая много силы, но не применяет и толики техники, - слушая мага, император совершенно не подозревал, что у Джейка, который встретил Альтаира и его нового русоволосого знакомого, уже совершенно другие планы на их счет и про себя он уже точно решил поступать как он сам захочет; а что бы отвлечь Ревита от этой тирады, маг вставил в самом конце: - Но что самое интересно и загадочное, так это то, что это не кир. Это - человек.

Последняя фраза прозвучала словно приговор, и теперь уже Ревит взорвался:

- Что ты сказал?! Как человек оказался в моем государстве без моего ведома???!!! Роннтар!!!

Рявкнул император, и недалеко от подола его платья появилась тень Убийцы, а маг мгновенно напрягся, соорудив щиты и будучи готовым к боевому столкновению, или на крайний случай - телепортации в заранее настроенную точку. Если бы не одна из сильнейших разведок мира - Гильдия Убийц Адланда, не было бы всего этого долгого разговора с Ревитом, он просто бы тихо-мирно остановил сердце императора. А эти ребята действительно были сильны и именно они останавливали его от поспешных действий, поэтому сейчас он затаился, благо никто, кроме Ревита не знает о существовании мага, и к тому же общаются они по мыслеречи; но потом, когда руки его окажутся развязанными...

Да и не нравился магу этот план с захватом Альтаира. Никакое государство никогда не будет вмешиваться в конфликт, когда у него нету каких-либо своих интересов, поэтому просто "попросить" одного или нескольких воспитанников другой, хоть и союзной Гильдии было нельзя - никто не отдаст без особой на то причины, да еще и станет вынюхивать, зачем же они так скоро понадобились тебе. Конечно, у спецслужбы Адланда имелись на счету и свои сильные ребята, среди них так же было больше десятка Абсолютов, но... они относятся к Гильдии и Заказам как к работе, а Альтаир - нечто другое. Он видел в этом жизнь и какой-то свой, хоть и немного сумасшедший, интерес, поэтому и превосходил по силе двух Абсолютов вместе взятых.

Исчезновение такого редкого экземпляра не может остаться без внимания, но и тут природа постаралась в пользу Адланда - чудовищно огромные и неприступные для обычных внешних растения-удавы, очерчивали границу Адланда по суше, и пройти через них возможно было только с прямого разрешения императора, а единственный безболезненный путь проходил по морю, которое охранялось с особой тщательностью. В планах Ревита Альтаир занимал особое место. Как известно, все войны и конфликты ведутся исключительно за территории, природные ресурсы и рабов, а Зегх'тир, в период своего процветания тридцать лет назад оттяпал приличный клочок территории Адланда. Однако теперь, окрепнув, поднявшись, Адланд выдвинулся на первое место и готов был откусить кусок побольше. План же был до скупости прост - с помощью полностью подчиненного Убийцы стравить два государства, а самому вмешаться в тот момент, когда империи обескровят друг друга. Далее Адланд назначает виновных, казнит заодно Альтаира (за что? Ну, придумать причину в ходе войны не проблема, да и арбалетные болты нонче совершенно непредсказуемы), хапает побольше территории и по накатанной.

Однако Джейк по своей натуре был лидером, и ему было очень не по нраву, когда управляет кто-то другой, а не он. Поэтому использование в своих целях Ревитом такого, как Альтаир не входило в планы волшебника - такой образец губить напрасно! У мага с его невероятной силой была иная цель...

- Как человек смог проникнуть в святые земли?!

Секунда молчания, а после тихий, немного хрипловатый голос:

- Не могу знать, ваше величество. На границах никто не был замечен, - и добавил после небольшой паузы: - Ручаюсь.

- Свободен.

- Есть! - короткая фраза перед исчезновением, и император повернулся к магу.

- Ты уверен в своих словах?

- Сомнений быть не может.

- Значит он действительно могуч... Есть мысли?

- Ждать.

- Ждать?.. Ждать?! - начиная говорить тише воды, монарх расходился все больше и больше: - И на кой черт ты заменил его сущность?! Нельзя было просто сразу подчинить его своей воле и заставить выполнять приказы вместо того что бы ждать так долго?!!?

В ответ Джейк, убийственно посмотрев на сорокалетнего мужчину с карими глазами и взглядом, который привык идти к своей цели напролом, лоб которого был испещрен морщинами, отпрянул от прохладной стены, медленно опустил руки вдоль тела и точно так же тихо начал, все повышая тон, пока не дошел до крика, медленно приближаясь к императору:

- Ты что, за шамана меня держишь? Или за колдуна недоучку?! А может, - тут маг вдруг загорелся, осветив доселе скрытые в тени уголки зала, продолжая кричать по мыслеречи: - тебе напомнить, что я боевой маг?! Разрушить еще пару башен, а может сравнять весь Салидон с землей!?!??!?!?!

Закончив напоминать о своей "профессии", маг точно так же мгновенно и неожиданно потушил пожар, как и зажег его ранее, и преспокойно отступил на нагретое доселе место, словно ничего и не произошло. Ревит же, истекая холодным потом, сглотнув, всем своим видом старался на показывать страха и ужаса перед невероятным могуществом стоящего перед ним существа, однако, стоит отдать должное его превосходительству, ибо держался он как истинный лидер государства - смотрел стойко и прямо в глаза (в глаза Смерти?), ни разу не опустив взгляд. Прошла минута полнейшего молчания, и, порой казалось, что в зале был слышен только стук сердца императора, пока оба не успокоились и не вернулись к разговору по делу...

Было совершенно ясно, что Ревит молчал, давая своим нервам успокоиться и не сорваться в очередной раз, а после тихо, но все-таки зло спросил:

- Ты предлагаешь подождать, когда у нас и так времени в обрез?

- Так точно, - решил выразить этими словами повиновение Джейк, на секунду став похожим на верного солдата - притворству его не было конца, - Так как человек добавил толику своего заклятья, существует большой шанс того, что при нервном стрессе или моем воздействии на него, его разум не выдержит. Поэтому если и действовать, то не семимильными шагами, а потихоньку и незаметно.

Император в раздумьях невольно прикрыл рот ладонью, просчитывая шаги, закрыл глаза, вздохнул, и вынес вердикт:

- Добре, - и повторил, уже для своего собственного успокоения и тише: - добре...



Глава 2



Проснувшись в тролльем лесу, защемило сердце: чувствовала же, просыпаясь ночью несколько раз, что что-то не так. Откинув походную простынку в качестве одеяла, потянувшись, быстро привела одежду и прическу в порядок. Поискав взглядом Альтаира, я заволновалась, и, сев на еще теплую постилку из зеленых растений, скрестив ноги, начала медитацию. Альтаир лучше меня в этом искусстве и ему не надо проводить таких ритуалов. Просканировав местность в радиусе нескольких сотен метров, я окончательно убедилась, что что-то случилось. Осмотрев то место, где я видела его последний раз, сложилось неоднозначное впечатление: отчетливо виднелись следы Альтаира, ведущие от лагеря к корням дерева, на котором он дежурил, однако близ дерева словно упало чье-то тело... Осторожно исследуя следы, я постепенно приблизилась к этому месту и точно наткнулась на отпечаток левой пятерни, причем пальцы сильно впивались в мягкую влажную землю, красноречиво показывая, что кто-то чему-то сопротивлялся... Рядом лежал нож, и более никаких следов. Да и котик куда-то делся, неужто тролли съели?..

Ох, не к добру это... Запомнив все детали, выжгла их в своей памяти и намерена была как можно скорее обыскать все лагеря троллей, благо, днем они намного слабее, главное знать их слабости, однако все равно страшновато идти на такого противника. Ну да ладно, я, все-таки, Убийца.

Наконец, наспех собравшись, полностью прокуренная запахом костра, нашла первое поселение троллей: заметить его еще до каких-либо визуальных признаков было довольно легко - эти звери помечали территорию довольно интересным способом - сперва расцарапывали когтями кору дерева, а потом долго терлись об нее, оставляя шерсть и запах, ну а после помечали совсем уж по-звериному.

Как и ожидалось, днем они неуклюжие и сонные. Они глупо врезались друг в друга, издавали яростные вопли и кидались в драку. Вокруг не поделивших воздух тотчас образовывалась кучка зевак, тоже с яростными воплями. Конечно, в конце битвы все мясо доставалось им, независимо от победителя. Проигравшего свежевали сразу, а победителя добивали, хоть тот и сопротивлялся.

Смотря на эти неуклюжие создания, не сразу поверишь, что они хозяева этих лесов. Встреть тролля ночью - все, что ты почувствуешь - легкий приятный укол. На когтях этих хищников выделяется яд, который, попадая в кровь, вызывает опьянение и паралич. Жертва ничего не чувствует и ведет себя как во сне, потихоньку умирая.

Еще раз просканировав лагерь, я направилась к следующему. На то, чтобы проверить лагеря в радиусе пяти километров, мне пришлось потратить более пятнадцати часов. Наворовав еды, я вернулась к своему лагерю. Свалив мешок с похищенной едой в одну кучу, задумалась.

Странно получается: вещи здесь, Ала нету.

Так, версия первая: Альтаир ушел один. Ха! Даже не обсуждается! Без карты, провизии, оружия и всего остального? До ближайшего поселения идти несколько седмиц. Половину этого пути придется потратить на лес троллей. Да и тем более, куда такой балда без меня пойдет? Пропадет на первом повороте!

Не подходит.

Версия вторая: похищение. Сомнительно. Он справится с пятеркой троллей даже ночью (ну, наверное...). Да даже если похитили, то он издал бы звук о помощи...

Не складывается что-то логика с происходящим. Если я не могу его ощутить, значит... он ОЧЕНЬ далеко. Прошлого не изменишь, надо выдвигаться.

Через полторы седмицы, я, скинув вещи в своем номере трактира "У Бобби", отправив весточку в Парм, сидела за столом и поедала всякие вкусняшки.

Бобби был хорошей толстой женщиной. Странное название. Хозяйку гостиницы зовут Люсьен... После разговора с выпившим офицером, оказалось - Бобби это покойный муж Люси.

Кстати, находилась я уже в Кейне.

К вечеру следующего дня я была далеко от всевозможных троллей, которые до чертиков надоели в диких лесах, даже с вонючками приходилось ночью стоять у костра в полной боеготовности, так как эти твари забирались на деревья и оттуда смотрели вниз, не смея приближаться. Жуткое зрелище, до сих пор воспоминания заставляют армию мурашек проснуться и сделать марш бросок по всему телу.

Утром, накупив еды и позаимствовав несколько ножей, (глупые здешние мальчики решили изнасиловать меня) я узнала, как лучше всего и быстрей пройти до порта "Вечерняя звезда". Спустя несколько дней поняла, что тренировки в Гильдии не идут ни в какое сравнение с обычной ходьбой по миру; да еще и этот приказ Редумской Гильдии, который потребовал увеличить скорость передвижения... Неужели им совсем неинтересна судьба своего ученика? Это было чересчур странно, однако я всего лишь верный слуга государя, не мне решать такие вопросы... Так что пришлось слушаться и через седмицу уже была на пути к первому северному городу страны Брин...


***



В первый день я, как самый послушный ученик, выполнял приказ Айнера. Собирался буквально тридцать шесть часов. А потом надоело: если что - сбегаю. Остальные три дня провалялся, ничего не делая, то на полу, то на траве; так, я последние дни наслаждался НОРМАЛЬНОЙ жизнью. Только потом я понял, что отшельничество, по сравнению с адом, который я испытаю позже, просто блаженство.

И вот, прошло четыре дня, я недавно проснулся и проверял: все ли я взял. Неожиданно услышав приближающиеся голоса, поднялся и подошел к двериу, узнав голоса своих друзей. С улыбкой на лице я открыл дверь, однако на этот раз их было всего двое: Дэн и Серин.

Поздоровавшись друг с другом, мы вошли в дом. Я как раз с утра пожарил мяса на костре, и в запасах остался последний окорок. Пока ели, я слушал последние новости.

- Главная новость не в этом! - говорит Серин. - А в том, что ищет его не только стража, но и "Армия Честного Джиса", которой с недавних пор командует больше приемный сын Джиса, нежели он сам. Поговаривают, что знахарь - это их близкий кир.

Ух-ты, за мной уже охотятся. Вот только разочаровывает, что трудится больше банда, чем законная стража. Слава богу, что в тот раз я убежал. Наверно, это моя память подсказала? Или вредность. Пожав плечами, я продолжил слушать. Друзья жевали и говорили одновременно, иногда спрашивая мнение у меня. Через минуту они остановились на полуслове и медленно перевели на меня взгляды.

Вопросов не потребовалось. Я улыбнулся до ушей.

- Ага, это я.

Дэн со смеху упал на пол и катался. Серин был более сдержан, но посмеялся тоже. Малой сквозь слезы проговорил:

- Ох, бедный Катарсис, - он утер слезы, - а что ты такого учудил?

- Разбил пару концентратов...

- Это как?! Зачем!? - одновременно взорвались мои друзья.

- Я бы сказал не "зачем", а "почему". У меня не было и умысла совершать что-либо подобное! Когда я собирался уходить, стол, на котором и находились концентраты вдруг саданул в мое мягкое место своим острым углом, а дальше сами понимаете...

Серин нахмурился:

- Стол? Может, это ты его нечаянно?

- Дело в том, что именно он меня! Ай, да чего я рассказываю. Вот и кто теперь мне поверит?

- Никто, - одновременно вынесли вердикт моей скромной персоне эти двое.

Рассказывать о всякой нечисти, летающей и хохочущей под потолком мне совершенно не хотелось - еще сочтут сошедшим с ума в этих глухих дебрях.



- Мда, получается, что ты теперь в очень опасной ситуации, - Серин не на шутку перепугался.

- Что собираешься делать? - Дэн не умел скрывать свои чувства.

Я стал серьезен.

- Ты ведь сейчас думаешь: "Что будет с нами, мы же его друзья?"? - Он открыл рот и закрыл, покраснев. - Не боись. Они ведь даже не знают про вас.

- Про нас нет, - заговорил Серин, - а как же Вики?

- Она из благородной семьи и ее родственники недолюбливают таких как мы, всяких бродяг и тому подобных крестьян.

Это правда. Когда она поведала нам о своих благородных корнях, мы чуть со стула не упали: девушка совершенно не походила на этих вычурных павлинов и смотрящих свысока аристократов, обычная девчонка, своя в доску!

Вспомнив это, я усмехнулся:

- Они ничего не смогут сделать. Ни банда, ни стража, ни эти... зажравшиеся. Я ненадолго залягу на дно.

- В смысле? -уже в который раз одновременно спросили они и посмотрели друг на друга.

- Это на то и называется "дно", что бы никто ничего не знал.

- Добре, а как тебя найти тогда?

- Я сам вас найду.

Усмехнувшись, ребята встали и, похлопав меня по плечу, ушли своей дорогой, оставив меня стоять у догорающего костра и смотреть в их исчезающие за растениями спины. Наконец их более не было видно, и я, потушил костер, засыпал землей, подпер дверь, что бы всякие хищники и мелкая живность не заползла внутрь и двинулся к месту встречи.

Айнер не сказал, во сколько прийти, так что ничего страшного, если я опоздаю. Едва свернул за поворот, чуть не врезался в кого-то.

Русоволосый мужчина указал пальцем на гору:

- У тебя есть пятнадцать минут.

Я посмотрел за Айнера, до подножья километра 3-4.

- Но... Как я успею?

- Захочешь - успеешь.

И улетел. Через минуту этот гад уже спустился на землю.

- Вот черт! А-а-а!

Издав боевой клич, как бы подбадривая себя, я побежал со всей скорости. Хоть мой "боевой" крик был больше похож на испуганный вопль кира, встретившего нос к носу опасного хищника.

Вскоре я уже увидел маленькую тонкую фигуру кира. Это прибавило мне сил и я еще, насколько мог, ускорился. Запыхавшийся, подбежал к нему и распластался на траве, проехавшись по инерции пол метра, глубоко дыша. В горле пересохло, и, вместе со вздохом, у меня вырывался хрип. Казалось, грудь сейчас разорвется, а воздуха все не хватало и не хватало... Это напоминало, будто грелку засунули в меня.

Но Айнер и не думал меня жалеть:

- Встань!

- Но... я еще... не отдохнул... - говорил я слогами.

- За мной.

Он развернулся и пошел в сторону горы.

Через боль я смог-таки подняться... с третьей попытки. Стараясь не замечать ноющие мышцы и усталость, я последовал за ним.

- Мы будем подниматься выше по этой горе, когда тренировки будут тяжелее.

Интересно, и на кой черт? Я же не скалолаз, какой?

- Айнер, а чем ты занимаешься?

Он удивленно посмотрел на меня:

- Пытаюсь тебя тренировать.

- Нет, вообще?

Он отвернулся и задумался ненадолго.

- Путешественник.

- О-о! А в каких странах был?

- Это первая, однако он сказал это так, словно заранее придумал ответ и так, что бы поскорее отмазаться от меня.

Я разочарованно протянул "ясно", и все мои надежды услышать что-нибудь интересное о других страна улетучилось.

Дальше мы поднимались по холму, и, честно говоря, я уже начал подумывать отказаться от этой задумки, ведь вся природа ополчилась против меня. Стояла знойная жара, трава царапала ноги, я тяжело дышал, да еще и поднимался. Где-то в середине пути я спросил его:

- Ты же летать умеешь, может, полетим?

Он обернулся и посмотрел на меня.

- Во-первых: я тебе не грузчик. Во-вторых: не хочу.

- А-а... Я и так устал как раб...

- Не бойся, сегодня будет только разминка.

- Фу, ну, слава Катарсису.

Наконец мы поднялись. Я тяжело дышал и снова растянулся на траве. Закрыл глаза и чуть не уснул. Меня вовремя пнул в бок Айнер.

- Пойдем, - он кивнул в сторону полянки с короткой травой, - там и начнем.

И это мы еще даже в гору не поднялись, а так, по холмикам близ подножия...

Он остановился, и я понял, что мы пришли, и без разговоров в очередной раз плюхнулся в траву. Так спать хотелось...

Мне на живот упало что-то легкое, я приподнялся на локтях и увидел сероватые штаны. По-крайней мере, мне так показалось. И откуда он их только достал?

- Одевай.

Я стал стягивать с себя свои старые дырявые штаны, а когда закончил, сильно удивился: это был настолько легкий материал, что я себя почувствовал неловко, будто на мне ничего и не было. Он абсолютно не стеснял движения. Я поблагодарил Айнера, а он в ответ только хмыкнул. Мы сели и он начал повествование.

- Ты знаешь название этой горы?

Я посмотрел на скрытую белыми облаками вершину и отрицательно покачал головой.

- А знаешь, почему?

Я нахмурился: совсем не хотелось тратить воздух на ответ, мне и без нее как-то хорошо жилось...

- Потому что ходят слухи, будто сама гора живая, и не пускает никого на вершину. Говорят, что через каждую тысячу метров ты устаешь все быстрее и сильнее. Никто так и не добрался даже до середины этой горы.

Айнер посмотрел на меня и странно улыбнулся. Веселые искорки плясали у него в глазах.

- Так вот, я смог подняться на вершину, но совершенно не ожидал, что ЭТОТ артефакт окажется там...

Конечно же, я знал про слухи. На самом деле ее исследовали, порядка столетия назад, но это ни к чему не привело - обычный базальт. Однако он меня сильно заинтриговал, ведь действительно так никто и не смог подняться.

- Что? Что там?!

- Пока что я не могу этого сказать... но если доберешься до туда, то и сам все увидишь.

- Да! Я готов, да хоть сейчас!

Вопли радости немного заглушало подсознание, которое словно помотала головой,не соглашаясь со мной, словно говоря "придурок, тебя отвели вокруг пальца", но я являлся еще тем интриганом...

- Ну и отлично. Тогда, начинаем тренировку. Так, видишь то дерево? - он указал на маленькую палочку в окружении других палочек с зелеными кудрями далеко вдали. Я кивнул. - Хорошо, будешь бежать отсюда и до него. Двадцать раз. Беги насколько быстро можешь.

Я еще не бежал, а чуть не свалился. Он издевается, да это же нереально. Расстояние примерно один-два километра. Пробежать двадцать километров ускорением? А он сам-то может? Что-то не верю.

- Э-э! я ведь уже бегал!

- Тогда была не тренировка. Это была проверка. Беги, давай!

И я, понурый, усталый и обидевшийся на весь мир, побежал.

На втором километре я уже изрядно подустал и думал: когда же я отключусь? Сейчас моя скорость снизилась более, чем наполовину. Но тут я заметил: что-то не так. И неожиданно затылком почувствовал опасность позади, причем такую, что аж волосы на затылке встали дыбом. Дикий страх вселился в мое существо, я даже боялся оборачиваться, а просто продолжал бежать, но страх мгновенно усилился до такой степени, что я забыл про дыхание, а когда мышцы напомнили, что их топливом является кислород, вдохнул так, что легкие едва не разорвались, а ноги ускорились в десяток раз, в надежде спасти своего хозяина. Мозг на это долгое время отключился и я соображал не так, как всегда. Я со всей скорости бегал от преследовавшего меня страха, словно от самой Смерти убегаю. Под конец я даже не чувствовал усталости и сразу стал дышать спокойно, хоть и бежал очень быстро. Мышцы перестали болеть.

Добегая в очередной раз до Айнера, страх неожиданно пропал, и лишь одно слово вертелось в голове - все. Я со всей скорости упал на землю, и, прокатившись по ней пару метров, вырубился.

Однако вскоре очнулся, поднявшись на четвереньки.

- Знаешь, что ты испытывал, почему не уставал?

Я ничего не ответил, промычав, все так же стоя на четвереньках, глядя снизу вверх на кира.

- Ты вышел за свой предел.

Предел? Это, оказывается, так легко? Айнер будто прочитал мои мысли.

- Это совсем не просто. Однако у тебя был стимул: страх. А теперь, очухайся и садись.

Я очухался и сел.

- Сейчас объясню кое-что. Это поможет нам в тренировках.

- Нам?

- Нам, - немногословно отрезал тот, с явным намерением более не возвращаться к этой теме. Так вот, ты знаешь, что такое боль?

Что это за вопрос такой?

- Конечно, знаю, боль - это когда... больно...

Айнер поднял бровь.

- И что?

Я не мог объяснить такого простого вопроса, а ведь все сталкиваются с этим каждый день.

- Боль - это сигнал. Соответственно, сигнал можно заглушить. Я научу тебя этому.

Перспектива быть берсерком мне по душе и я продолжил слушать.

- А можешь объяснить, что значит усталость?

Я даже не стал пытаться, пусть сам старается, я отдохнуть хочу.

- Это тоже сигнал, только чуть другой. В мышцах есть определенный резерв силы. А есть и дополнительный резерв, он используется, когда первый был исчерпан. Так вот, когда начальные мышцы устают, они посылают сигнал в мозг, мозг расшифровывает сигнал как боль. Поэтому нам кажется, что мышцы становятся ватными и нам трудно работать ими. Значит, его можно тоже заглушить. Выйти за предел возможностей - это значит сделать больше, чем может выдержать твое тело и мышцы. Только так можно продвигаться в учении.

- А как проходит это преодоление?

- Ты сейчас пробежал около сорока километров. Твой предел был всего лишь десять! Ты продвинулся в беге сразу на четыре шага за раз!

О господи! Боль напомнила о себе. Я чувствовал каждую мышцу на ногах, плечах, пояснице и там, где спина теряет свое название.

- Но как я мог пробежать больше возможностей моего тела?!

- Это и называется внутренняя энергия!

- Не понятно...

- Вот, допустим, я скажу тебе: отжиматься столько, сколько сможешь. Ты остановишься, допустим, на сотне. Скажешь, что больше не можешь. А если прикажешь сделать больше, то уже превзойдешь себя! После того, как ты сделаешь это, сможешь отжаться еще не одну сотню, даже не уставая!

- Ничего себе, это прямо как я сейчас бегал, да? В конце я даже не уставал!

- Ладно, хватит. Встань.

Я попытался, но нее смог, просто не смог.

- Я не могу, ноги не слушаются.

- Да? - он притронулся ко мне рукой. - А сейчас?

Боль мгновенно прошла, и я почувствовал небывалый прилив энергии и какую-то радость, счастье что ли?

- Что это было?!

Я уже должен был привыкнуть ко всяким чудесам, но этот кир меня удивляет все больше и больше!

- Просто высвободил некоторое количество Ки. Оно временно заменило мышцы, так что сегодня ноги качать больше не будем.

До самого вечера он развивал мое тело: растяжку, мышцы, выносливость и тому подобное. Кстати, растяжка у меня была прекрасная: я с первого раза сел на шпагат, хотя, вроде бы, никогда раньше этим не занимался, а "учитель" в свою очередь молча покивал с серьезным лицом, словно соглашаясь с какими-то своими мыслями. На каждом "тренажере" я выходил за свои пределы. После каждого такого раза непонятно откуда приходила... радость, что ли? Айнер объяснял это загадочным словом: гормоны и еще одним "эйфория". Насколько я понял, гормоны мне будут необходимы. Потом еще рассказал о каких-то адреналинах и эндорфинах... В общем, день был насыщенный и малопонятный на термины.

В конце тренировок я просто спал стоя, (научился как-то...) и, когда Айнер объявил сон, я вырубился, не успев понять это.

В этот раз мне ничего не снилось. Когда я проснулся, (а это было очень неприятно, потому что разбудили меня пинком в бок) был очень удивлен - насколько быстрым был сон! Будто моргнул. Закрыл глаза - уснул. Открыл - проснулся. Я даже не менял позы во время сна. Как уснул: руки-ноги в разные стороны, так и проснулся.

- Э-эй!

Черт, мало ему. Пинал маленьких, а теперь еще и в ухо орет. Демон...

- Да встал, встал! - Я чуть приподнялся, что бы он увидел и снова вырубился.

Сквозь сон снова мне в бок прилетело и, уже во второе ухо, наорали. Я вскочил как ошпаренный. Снилось, что-то нехорошее, наверняка.

Айнер, удовлетворенный тем, что я все-таки встал, снова начал составлять расписание, однако я вставил посреди его тирады:

- И все-таки, каким образом я должен буду тебе помочь?

Как-то не хотелось влезать в грязные дела, к тому же эти туманные и неправдоподобные рассказы о моей памяти, которую кто-то там изменил и то, что Айнер мне как-то поможет ее вернуть...

Тот, в свою очередь, побегал глазами, а после глянул на небо, где далеко-далеко начинался рассвет:

- Всему свое время.

К сожалению, я, как и он, понимал, что даже если захочу - не смогу просто взять и уйти. И дело даже не в том, что он силой остановит меня, а я прямо-таки чувствовал, что, то странное существо в воздухе как-то связано со мной, и именно Айнер останавливает гостя от каких-либо действий... Как ни обидно это признавать, но я оказался между молотом и наковальней...

Делая сотню за сотней прокачки пресса, я почувствовал, что тот стал ватным и никак не хотел поднимать меня.

- Продолжай.

- Не... могу..., - слова предлогами вырывались из горла.

- Продолжай. Преодолей боль и делай.

Черт! Черт! Черт! Я попытался подняться и снова пресс отказывался слушаться, постепенно опуская меня назад, к землице. Пот застилал глаза, а голова болела от напряжения. Только я подумал о том, чтобы расслабиться и упасть, наконец, на спину, как шею обожгло чем-то горячим, а сзади повеяло холодом так, словно дьявол нашел свою жертву. Я тут же напрягся, и голова оказалась у колен. Значит, я сделал этот чертов раз!

- Видишь, можешь, когда захочешь.

- Так это... Ну, я тебе!.. - попытавшись подняться, пресс свело судорогой, и земля, слава Катарсису, не больно приняла мое лицо в свои объятия.

Отдышавшись, он снова начал меня гонять. К концу дня я сделал около тысячи отжиманий, приседаний... и тому подобного... Так что, когда он сказал: спать, я снова вырубился не успев понять этого.

Так продолжалось две седмицы. Каждый день он увеличивал нагрузки. Потом прибавился еще бег, всяческие марш-броски и тренировки на выносливость.

Через три седмицы я уже почувствовал результаты. Конечно, накачанным я не был, но хуже от этого не стало. Как объяснил мастер (теперь я звал его именно так) он тренировал особые волокна мышц. Сколько он мне не объяснял, я ничего не понял. Понял только одно: тренировки есть, результат есть, мышцы если и выросли, то чуть-чуть.

Сейчас я мог бегать многие тысячи километров (по словам Айнера) не уставая, а недавно я побил свой рекорд в скорости, сумев пробежать стометровку за девять секунд. Когда изверг сказал мне, что он сам это расстояние преодолеет за... секунду, я не поверил, но, когда он показал мне, я очумел (и это он еще не летал!). Дни продвигались монотонно. Сначала мне это до смерти надоедало: подъем, тренировка, еда, тренировка, еда, тренировка, сон. Иногда вообще без еды... Но я уже начал привыкать к такому расписанию. В конце дня я иногда думал: "Быстрее завтра!".

Было чересчур тяжело: не только потому, что я весь день был под палящим солнцем. Как назло, в основном мы тренировались не на ровной и плоской равнине, а по каким-то горкам. Он это называл пересеченной местностью и утверждал, что это для приспосабливания к различным обстановкам.

Сейчас я проделывал различные упражнения с мышцами. А ведь уже "качаюсь" три седмицы. Закончив, я размялся и побежал к нашему "лагерю", расположенному за несколько километров от сюда. Я же сейчас был у речки. Айнер показал мне, что тот ручей, из которого ваш покорный слуга ранее набирал воду, выше по течению был самой настоящей речкой, шириной в тридцать метров.

Прибежав к лагерю, где мирно дремал Айнер, я плюхнулся пятой точкой на прохладную землю и облокотился сзади ладонями.

- Вижу, ты уже приспособился?

Он уже стоял предо мной, улыбаясь, скрестив руки на груди.

- Угу, - пробубнил я.

- Значит, пришло время перейти к тренировкам.

Я резко встал.

- А что было до этого?!

Он пожал плечами.

- Разминка.

- Разминка?! Отжиматься в день по пять тысяч раз это разминка?

- Да. Ты всего лишь развивал свое тело для тренировок.

- Ясно...

- Сейчас мы будем учить тебя всему остальному: боевым искусствам, оружию, управлением Ки и так далее.

- Подожди, мы? Что значит мы? Разве ты учишь меня не один?

- Тренировал. А теперь у тебя прибавится еще один мастер.

- А ты? Ты уйдешь?

Честно говоря, я уже привязался к Айнеру; по вечерам мы с ним болтали о том, о сем, смотря на звезды, когда он то и дело отмечал присутствие существа в воздухе, которого мы уже воспринимали как даже не назойливую муху, а нечто обыденное, как воздух.

- Нет, с чего ты взял. Я буду продолжать тренировать тебя.

- Тогда зачем нам еще кто-то?

- Я не могу тебя обучить владеть оружием. Я владею лишь основой. Против нее я бы и минуты не выдержал с оружием.

- Против кого? - мне показалось, Айнер хотел сказать "он"...

- Мария, оружейных дел мастер. Она будет тренировать тебя.

- Девушка? - не очень-то я верил, что девушка может что-либо противопоставить мне. Хотя, если так говорит Айнер... Да нет, все равно это какая-то девченка!

Тот проигнорировал мое высказывание.

- А почему вы не тренировали меня с самого начала оружию?

- Мария тебе все объяснит, она мне сказала пока что тренировать тебя без нее, ибо сейчас находится очень далеко и прибудет через пару дней. А до этого будем тренироваться усиленно!

Мой маленький отдых закончился и тренировки продолжились. Опс, скорее, это надо называть "разминка". Подумаешь, три тысячи раз пресс, тысячу подтягивание на перекладине, (четыре подхода по двести пятьдесят раз) шесть тысяч отжимания, и десять тысяч приседаний... Это далеко не все... А после бег двадцать километров ускорением пять подходов. Всего лишь разминка. Интересно, а что будет на тренировке? Надеюсь, не умру. Однако один вопрос до сих пор так и не прояснен - для чего же все это? Я стал лучше доверять этому киру, однако чувство было какое-то нехорошее, а интуиция так и вовсе шептало, пытаясь перетянуть разум на свою сторону "беги отсюда, беги скорее!!!"...


Вскоре прошло трое суток и под вечер, перед сном, я пытался разговорить Айнера:

- Слушай.

- Мм?.. - он был уже в полудреме.

- Так ты мне расскажешь?..

Где-то с полминуты он не отвечал. Я уже подумал: спит, но вдруг пошевелился:

- Там, откуда я пришел, люди...

После этого слова я очень удивился, неужели Айнер человек? Вон, как кармой управлять умеет!

- ...Стали бездушными. Я родился в эпоху, когда человек начал создавать... - он пытался подобрать слово, - приспособления, механизмы, которые делали за него всю работу одним мановением руки. Через некоторое время все, кто имел эти приспособления, смотрели свысока и презирали тех, кто все делал своими руками и головой. Через несколько лет началась война. Она уничтожила практически всех моих друзей и родных. Остались лишь небольшие группы повстанцев. Я один из них.

По правде говоря, ваш покорный слуга совсем не ожидал услышать что-то подобное и был ошеломлен. Однако я даже никогда не слышал ни о чем подобном, какие-то механизмы, какая-то война? Хотя, мир большой, мало ли, откуда этот кир-человек...

- А зачем ты тогда ушел оттуда, если вас и так осталось очень мало. Это ведь предательство?

- Исполнить последнее желание своих соотечественников? У меня был потенциал для того что бы набрать силу и прекратить эту войну. Я ушел и тренировался самостоятельно. Как видишь, не так уж и плохо.

- Но как ты собираешься это прекратить?

Он грустно вздохнул, видимо, вспоминая своих погибших товарищей и близких.

- Ты прав, сейчас даже я не справлюсь против такого количества врагов. Но у меня есть кое-какие идеи. Тебе, увы, я пока что сказать не могу. Дал клятву.

- Ясно. Но, разве вам не будет хуже от того, что вы ушли?

- В смысле?

- Ну, так как потенциальных врагов у тех... не знаю, как их зовут...

- Люди. Раса людей, и я понял, к чему ты клонишь. Они в любом случае будут искать убежища, инакомыслящие есть везде, даже среди них. И вообще, у нас есть свои козыри в рукавах, да и к тому же, номинально я никуда не ушел, лишь на время, а вскоре собираюсь вернуться.

Однако я упустил последнее предложение:

- Почему они не знают этого? Разве они не могут разговорить пленников?

- Они не берут пленных, - голос его стал замогильным.

- А живность, как же вся остальная живность? Насколько я понимаю, их воротить должно от того, что само все делает?

- Могу сказать одно - это запутанная история, продолжающаяся очень долгое время, еще до моего рождения...

- Ясно... И все-таки, чем же они будут питаться?

- Они начали создавать искусственную провизию... - пожал плечами собеседник, словно ничего такого и не было, - Мерзость, неправда ли? - несмотря на то, что я чувствовал, как у него при каждом воспоминании сжимается сердце и скрипят зубы, он пытался подшучивать.

Мер! Зость! От сочетания этих двух слов меня перекосило. Как можно сделать мясо искусственно? Разве что отрезать от кого-нибудь... Далеко не все понятно, но все равно пакость.

- Мда, но как допустил это ваш монарх?

- Император? Ах, да. Он отнюдь не был свидетелем, а одним из сторонников этой идеи. Понимаешь, как мне рассказывали близкие, он был молод, ему только-только исполнилось двадцать шесть лет...

Меня это, конечно, не сильно впечатлило, ведь даже в Адланде один из монархов 113 лет назад стал правителем аж в 6 лет, но там сыграл случай - смерть отца; хотя чего это я забочусь о возрасте, сам даже до этой отметки не дотянул...

- Но куда делись всякого рода советники, мудрецы, народ, в конце концов!? Не верится...

- Это мне поведала моя бабушка, когда мне было 6-7 лет, тогда она мне много рассказывала о прошлом, так что за правду отвечать не могу. Она говорила, что, шестьдесят лет назад произошло свержение власти, началась неразбериха, анархия, новое правительство, и так далее, и так далее. В общем и целом - хаос и ничего более, кто уж там смотрит на возраст и разгул преступности?

- А после - война?

Он кивнул. На этом разговор закончился, и я улегся спать с неприятными мыслями.

Проснулся необычайно сонным. Даже голову не хотелось поднимать.

Но, все-таки, через некоторое время встал, потянулся и стал озираться в поисках этого демонюки.

Не найдя его, я пожал плечами и пошел к ручью умываться. Закончив с этим, снова поискал Айнера. Сам же обещал сегодня меня познакомить с Марией какой-то...

Кричать на всю округу стало бесполезным занятием - только горло сорвал.

Наконец я догадался пойти на нашу главную и любимую полянку и улыбнулся, вспоминая, через что я там прошел и прополз... До равнины я добежал, непонятно чему во время бега улыбаясь. Пожав плечами, прорвался через кусты и лучи солнца врезались в глаза. Остановившись, закрыл руками лицо, снова непонятно чему улыбаясь. Приспособившись к яркому свету я сразу нашел две темные фигуры, стоящие на равнине. На этот раз улыбнулся чуть ли не до ушей.

Подбегая к ним заметил, что они говорят друг с другом с небольшой тревогой. Наконец они меня заметили и повернулись.

Честно говоря, я думал, что она будет выглядеть так: большая, накачанная, хмурая женщина лет тридцати и более, с длиннющим мечом на плечах...

Мария же была другой: да, она была выше меня, ей было лет эдак 25 (а может, я ошибаюсь), русые выгоревшие волосы, большие голубые глаза, небольшой лоб, к моему удивлению она обладала сильными пальцами и мышцы на предплечьях явно выделялись, ибо стояла она со скрещенными руками на груди. Я улыбнулся и сразу задумался: не поэтому ли сегодня лыбу давлю чересчур часто. Прямо аж мышцы на лице болят...

Подбежав к ним, махнул рукой в виде приветствия, хотя был в метре от них. Поняв глупость поступка, снова растянул лыбу до ушей и почесал затылок в знак рассеянности.

Айнер посмотрел на меня как-то удивленно и растеряно, а Мария рассматривала меня во все глаза. Минутку молчания прервал Айнер, сказав мне:

- Ну, думаю, ты понял, кто это, - он кивнул головой в сторону Марии.

Я не ответил, лишь чуть качнул головой.

Мария нахмурилась. Закончив мой осмотр, она прошептала Айнеру так, чтобы я не услышал:

- Ты же говорил, что он будет сильным? Как ни смотри, он не похож на бойца...

Обидно, однако... Я надул губы.

- Эй, я еще здесь.

Мария хлопнула глазами пару раз, покосилась на улыбающегося Айнера, ища ответа. Не найдя его снова потупилась себе под ноги и чуть-чуть покраснела.

Наступила неловкая тишина, которую нарушил Айнер:

- Ладно, делайте что хотите, а я отлучусь. По делам.

На последних словах он внимательно глянул на Марию, и, развернувшись, взлетел, осыпав нас пылью. А я снова удивился ему... Только подумать! Свободно летает в воздухе!.. Это же какое наслаждение! Я покачал головой и посмотрел на своего нового учителя:

- Вы тоже так умеете?

- Нет, никто больше кроме него так не умеет.

И, сказав это, начала озираться по небу, словно выискивая кого-то. Точно! Айнер наверняка все рассказал о том существе, что следило за нами.

Мурашки пробежали по телу, едва я вспомнил о нем. Черт возьми, Айнера еще какое-то время не будет!.. Черт-черт-черт! От страха я сглотнул, забыв это даже замаскировать, точно так же озираясь по сторонам. Мария наверняка все заметила, но решила промолчать.

- Ладно, - как-то я неуверенно начал. - Что будем делать?

Она немного подумала.

- Что вы делали с Айнером?

- Тренировали мою выносливость, мышцы... все.

- Отлично.

Тут я вспомнил наш разговор с этим демонюкой.

- Кстати, я хотел спросить.

- Мм?

- Почему меня не тренировали сразу, как владеть оружием?

Она усмехнулась.

- Потому что, чтобы овладеть оружием, надо сперва овладеть своим телом.

Разговор быстро замяли и приступили к тренировкам. Я считал будет что-то новое, однако как же я ошибался... Хотя отчасти было кое-что новое: я делал все в два раза больше. Устал сильнее обычного, и уснул быстрей.

В следующий полдень Айнер прилетел и снова осыпал нас пылью. И в этот же день начались новые испытания. Тренировал я теперь различные удары и шаги в рукопашном бою.

Как-то в одну из свободных минут подошел к Айнеру.

- А эти стойки и удары из какого вида боевых искусств?

Он посмотрел на меня презрительно исподлобья.

- Есть лишь одно боевое искусство.

- Одно? Но разве киры не принимают различные стойки своих школ и что они изучали?

- Как таковое боевое искусство - оно одно. Я его называю - Буджутсу. Ну или совсем просто - руконогопашка. Легче стало?

Мужчина посмеялся так, словно ему рассказали смешную историю, а у меня что от первого, что от второго слова мозги в узелок завязались.

- Почему одно?

- Потому что разные боевые искусства действуют в разных ситуациях практически одинаково. Если для выполнения приема надо уклониться - уклоняются. Даже несмотря на то, что можно еще много чего сделать в данной ситуации. Да и по сути как таковых приемов нету. Я добился результатов без единого приема, просто делая то, что первое приходило в голову. Можно называть это животной интуицией. В спаррингах я объясню тебе это.

О-ох как мне не понравилась эта фраза - "объясню в спаррингах"...

И, конечно же, как назло, сегодня мы провели мой первый спарринг. Честно говоря, когда напротив меня встал Айнер, закатывая рукава своей майки, когда-то будучи белой, стало страшно, и у меня сразу же затряслись колени.

Он увидел это, ухмыльнулся буквально на мгновение, и, не став щадить меня, напал.

Получив первые оплеухи, я сразу же заметил, что он сдерживается и работает для меня: специально открывается и дает мне возможность контратаковать. Поначалу я пытался атаковать, как меня учили на арене: уклонение, удар. Но ничего не получалось.

После уклонения мне прилетали мощные удары в одно и тоже место - прямо в лоб, вот прям в лобешник, от чего голова на секунду дергалась назад, и я терял того из виду, не понимая, как он это делает. Через час мучитель объявил маленький отдых и я свалился на траву, не двигаясь. И все-таки, тренировки (извините, разминка) дали результат. Я бы такого боя не выдержал бы, будь я в той форме, в которой был пару седмиц назад... Да, сейчас я устал, но мог продолжать, хоть и с трудом. Айнер вбил в меня, что такое выносливость. Я содрогнулся, вспоминая, как он гонял меня, когда я достигал очередного предела своей выносливости.

Айнер подошел ко мне когда я, глубоко дыша, лежал на траве. Высоко вздымающаяся грудь поднимала тело после очередного вдоха, а отяжелевшая голова касалась холодной земли, забирая у той тепло.

- Попробуй не думать об ударах, а действовать интуицией, как хищник.

Этой короткой фразой он вдохновил меня. И одновременно подавил - перерыв кончился. Я встал, и кровь ударила в виски, невольно подтвердив насколько тяжелые у меня тренировки, все-таки.

На этот раз я пытался отключить мозг и действовать, как мне сказал Айнер, однако после очередного удара концентрация сбивалась.

Иногда во время боя он давал мне советы, и один из них я запомнил: не концентрироваться, а входить в режим зверя мгновенно. Это, мол, ошеломит оппонента неожиданной сменой поведения противника.

Быстрый левый Айнера вышиб меня из мыслей, и я решил незамедлительно воспользоваться его советом. Не совсем мгновенно, но все-таки быстро взвинтил себя. Прыгнув вперед к Айнеру, я оказался прямо перед ним и резко ударил локтем в правую скулу. Он, конечно, ожидал удара, но даже я удивился этой силе. Повреждения были просто минимальными - я даже не поцарапал его, однако от отдачи он проскользил по земле, оставив за собой след под ногами. Тот был удивлен не меньше меня. Наконец, ошеломление прошло:

- Делаешь успехи, - с улыбкой повернулся ко мне Айнер. Мельком я заметил улыбающуюся Марию.

Однако едва я расслабился, как получил мощный удар коленкой в живот. Подлетев на пару метров над землей, я упал на левый бок и вырубился буквально на секунду. Очнувшись после падения, я сделал резкий вдох, словно долгое время был под водой.

А ведь Айнер даже не запыхался за час с лишним.

- Ладно, с тебя хватит. Отдохни.

Я поднялся на четвереньки, все еще тяжело дыша. Мышцы гудели, в некоторых местах я чувствовал спазм, в глазах сияли разноцветные круги, а в голове будто происходили баталии.

- Откуда у тебя эта сила?

Он посмотрел через плечо на меня, после улыбнулся:

- Я тебя научу одному секрету. Позже.

Что же у него за тренировки я даже не мог представить. Насколько он силен? Это была даже не половина его силы...

После короткого отдыха я приступил к тренировкам с Марией.

Мы стояли на небольшой поляне, и она вводила меня в суть тренировок с оружием.

- Так как ты еще не вспомнил, как владеть своим телом, оружию пока не будем учиться. Будешь тренировать шаги, выносливость, и многое другое.

- Мария...

Она перебила меня.

- Не Мария, а Маша.

Сначала я удивился очередному странному имени "Маша", это ведь другое имя? А после пожал плечами.

- Маша, а кем я был раньше?

Девушка как-то странно покосилась наверх одними глазами, словно там, сверху, написан ответ, а потом переглянулась с Айнером, который и ответил:

- Откуда же мы знаем?..

Порешив на этом, я устало вздохнул и дальше все снова повторилось: мышцы, бег и так далее.

И опять, когда мы легли спать, я решился спросить Айнера насчет полета.

- Потому что я родился с этой способностью. Помнишь, я тебе говорил, что тренировался без учителей? Так вот, я был не столько без учителей, сколько с древними свитками по боевым искусствам. Я нашел один, в котором говорится, что люди могут летать только в одном случае: если они родились с такой способностью.

- А как ты узнал об этой способности?

И снова увидел боль на его лице.

- Один из моих погибших друзей сказал мне, что у меня есть способность к Букуджутсу.

Еще одно замысловатое слово в очередной раз завязало мои мозги в тугой узелок.

- Букуджутсу? Что это?

- Я тоже сначала не понял, а когда нашел свиток с этим словом, сразу вспомнил слова друзей.

- Значит, это переводится как полет?

- Мм... Да, техника полета, что-то типа... не знаю!

- Слушай, а у меня есть эта способность?

- Кто знает, - он пожал плечами, - но я не чувствую в тебе ее.

Вон, значит, как...

- А почему Маша говорила, что кроме тебя никто больше не может летать?

- Потому что эта способность проявлялась только в моем народе, а там не осталось больше людей кроме меня, Марии и еще других повстанцев. Ни у кого более не присутствует эта способность.

- Ясно...

Так и уснули.

В течение двух последующих дней я проводил в боях с Айнером. На моем лице не осталось живого места, а тело было все в синяках. Эти демоны не жалели меня и увеличивали нагрузку каждый день. Так же Айнер учил меня контролировать Ки, и это оказалось труднее, чем на первый взгляд.

Я не знаю, что они сделали, но сейчас масса моего тела была около трехсот килограмм. Безо всяких утяжелений. Айнер, коснувшись меня, сказал, что через пару секунд я познакомлюсь поближе с землей. Я лишь посмеялся, а потом действительно обнял землю, а какая она оказалась невкусная...

Тренировки пошли по второму кругу. Бегал я столько же сколько в начале. Но легче не стало. Я много раз оборачивался и смотрел на свои отпечатки ступней, оставшиеся на земле.

Сейчас же я тренировался один на протяжении трех дней. Айнер с Машей сказали мне проделать все то, что мы делали за две седьмицы. Меня заинтересовала эта техника - Букуджутсу, и я кое-что придумал на этот счет. Каждый день я старался закончить по быстрей бег и многое другое и принимался за контроль Ки.

За полторы седмицы я много чего понял и изучил без помощи учителей. Интересно, это подсказала моя прошлая память?

Я далеко зашел в изучении Ки, но так и не мог понять некоторые вещи. Да, меня научили азам Ки. Однако я по-прежнему не мог ощутить ни Айнера, ни Марии. Либо я что-то не так понял, либо они были слишком далеко. Однако слабые Ки киров поблизости я чувствовал.

И вот, прошло, наконец, две седмицы. Я проснулся от зуда в голове.

Как позже выяснилось, это были мои учителя. Я оделся, встал, потянулся, зевнул так, что было слышно на другой стороне леса. Выбежав на поляну, посмотрел наверх, щурясь. Утро сегодня было холодное, трава в расе, птицы еще спали и не подавали признаков жизни, лишь изредка. Свежий морозный воздух щекотал нос и радовал легкие порцией чистейшего воздуха этих краев.

Пару минут я прыгал на месте, согреваясь. Солнце только поднималось. Определив на глаз время, я всмотрелся в небо, одновременно осматриваясь, авось наш "завсегдатай" замыслил что-нибудь нехорошее? Хотя, что можно ожидать от маньяка, пристально следящего за нами? Который, кстати, очень сильно действовал мне на нервы, когда я остался один: ведь я не знал, тут он или нет... Каждое новое утро для меня было блаженством, так как я просыпался на том же месте, что и уснул, а не в какой-нибудь темнице, ну, или не просыпался вовсе...

Сквозь туман показались две темные точки. Сперва я удивился, ведь Айнер говорил, что кроме него никто летать не умеет... Они подлетели ближе, и я увидел Машу, сидящую у него на спине, как я не так давно.

Они летели прямо на меня, и в последний момент я отпрыгнул на пару метров, вспомнив, как после каждого приземления Айнера мы уходили умываться...

У обоих растрепанные волосы, скорость, наверно, нехилая была... То-то я не мог почувствовать их присутствия две седмицы.

- Ты выполнил все упражнения? - это было что-то вроде приветствия.

Я кивнул.

- Отлично. Пойдем сдавать экзамен.

Я чуть не подавился словами, которые сотней хотели вырваться из груди, но вовремя проглотил их.

Айнер, ухмыльнувшись, пошел на нашу равнину, где я в первый раз начал свои тренировки.

- А вы где были-то?

- Искали подмогу, - немногословно отрезал тот, и разговор на этом умялся.

Айнер называл эту поляну странным словом плац. Он шел спокойным шагом, сзади плелись мы с причесывающейся пятерней Машей.

- Не бойся ты так Айнера, - услышал я голос Маши, шептавшей мне в ухо.

- Может он и выглядит немного страшным, но он вовсе не такой, - она приятно улыбнулась.

Я посмотрел на его затылок и мощную шею борца. Нет, ну, может, я его просто мало знаю... Пожав плечами, мы продолжили движение.

Выходя на поляну, я посмотрел по сторонам. Айнер просил меня делать это всегда и тренировать Ки. Отмечать даже животных, типа кроликов. Поначалу не получалось, но потом приспособился.

Мы шли уже около пяти минут. Была середина равнины и мне это надоело:

- Может, хватит? - я не успел удивиться своей грубости.

Айнер неожиданно остановился и развернулся, удивленный услышанным. Быстренько осмотрев поляну, он кивнул головой.

- Действительно.

И вправду, он выглядел задумчивым, когда прилетел. Покосившись на Машу, я такого не заметил. Значит, она не знает, о чем он думает, ну, или очень хорошо скрывает.

- А что делать-то?

- Посмотрим.

Ой-ой, что-то у меня сразу закололо в боку от такого "обещания".

- Что мне делать с моим весом, я заколебался уже?

Он немного удивился.

- А, с этим... Маш, пожалуйста.

Я почувствовал прикосновение и, вместе с этим, моя масса пришла в норму. Мурашки пробежали по моему телу: я был настолько легкий, что, казалось, прямо сейчас научусь летать. Мои ладони дрожали с непривычки и легкости. Улыбка несознательно лезла на лицо. Я пытался как-то ее приглушить, но, все, что я получил - это спазм мышц. Ну вот, теперь глаз дергаться будет...

Я пару раз сжал кулаки, а Айнер, увидев столько эмоций на моем лице, предложил мне кое-что:

- Ну-ка, подпрыгни настолько сильно, насколько сможешь.

И, даже не задумываясь, присел - сжал "пружину", и подпрыгнул, высвободив всю силу. То ли ветер подул, то ли что-то попало мне в глаза, и я прикрыл их. Когда ветер более-менее стих, я приоткрыл один глаз, и увидел: яркий полукруг солнца восходит из-за горизонта, чуть размытый ранним туманом; верхушки деревьев были под моими ногами, а опустив голову, я увидел две точки - Айнера и Машу. Оказывается, эта поляна совсем маленькая...

"Но, черт возьми, как я так могу прыгать?" - мысль пронеслась в голове в мгновение. И так же мгновенно испарилась.

Так как у меня было несколько секунд, я посмотрел в разные стороны и заметил Кинар сразу же. Он был не таким большим, только широким. А вот своего дома, как бы я не присматривался, не нашел.

Опа, похоже, я начинаю снижаться: меня потянуло обратно к земле. И тут осенило: а как я приземлюсь?! Ой-ой, ой-ой... Надо быстро что-то придумать. А времени совсем не оставалось. Я не знал, что делать и дрыгал ногами во все стороны. Земля неумолимо приближалась, краем глаза я заметил удивление Айнера, а в следующую секунду он исчез.

Все, осталось пара десятков метров до земли.

Закрыв глаза, я уже попрощался, однако кто-то схватил меня за ногу, и я, еще не отойдя от шока, вот так глупо висел пару секунд, пока меня не бросили на землю. Правда, на этот раз не со ста метров...

Больно ударившись задницей о неудачно лежавший камень, я остался лежать на спине. Сердце бешено колотилось от такого вида сверху. Я покосился на грудь: она вздрагивала после очередного удара сердца.

- Ну, как тебе вид сверху?

- Н-н-неплохо... - я был все еще в шоке от увиденного.

Очухавшись через какое-то время, приподнялся на локтях, вздохнул и окончательно поднялся на ноги.

- Ну а теперь, Маш, я передаю его в твои руки, - сказав это, Айнер с ухмылкой взглянул на Машу.

- И кстати, не вырубись, вечером побеседуем. Ты ведь мне хотел что-то сказать сегодня?

Я удивился его осведомленности и кивнул.

Позавтракав, мы приступили к тренировке. Теперь Айнер нагрузил меня еще больше, сказав, что масса моего тела сейчас равна восьмистам килограмм. Ужас, я вспотел, хотя даже не дрался с Айнером. Всего лишь размялся...

Как я и ожидал, первые десять минут я держался хорошо. Потом плечи и икры болели просто невыносимо. Я все время хотел опустить руки и согнуться в три погибели, так как мышцы почти перестали слушаться. Спина от такого напряжения тоже отказывалась двигаться, а все тело от моей массы просто дрожало и то и дело стремилось к земле.

Но, вспомнив, как меня учил Айнер игнорировать боль и преодолевать свой предел, я снова нашел себя. Спустя час я разделся до пояса, так как вся майка пропиталась потом и прилипала к телу, все время мешаясь и стесняя движения.

Вот только я забыл, что ни Айнер ни Маша не знают о шрамах...

Когда я снял рубашку, у изверга вытянулось лицо:

- Это последствия моей двухнедельной отлучки?! Кошмар, знал - не улетал бы...

Рассказав о появлении шрамов, я успокоил Айнера. Но тут подбежала Маша и все началось заново. Она смотрела наши бои каждый день и я этого стеснялся: не люблю, когда смотрят как я что-либо делаю, да к тому же это девчонка! Вообще другая раса! Сразу начинаю теряться и ошибаться. Рассказав им все по порядку, они только покачали головой. И все-таки ходили вокруг меня и рассматривали буквально каждый шрам.

В итоге мне это надоело и я неожиданно ударил Айнера и тот упал на землю. О, прогресс. Вот только сейчас он бился в пол силы (тоже прогресс).

Ох, как мне доставалось... Ушел я с кучей синяков к речке. Нынче она была холодновата и отлично расслабляла после жаркой тренировки.

Из-за спины донесся голос:

- Через два часа у тебя тренировка с Машей. Она вся в нетерпении.

О-ох, как мне не понравилось это слово - "в нетерпении". Небось, сидит и чистит оружие, точит и тому подобное...

- Ясно.

Прошло почти два часа. Я успел поесть, поваляться на солнышке (чуть не уснул). Оставалось десять минут. Быстренько размявшись, я побежал в сторону Машиной Ки.

"И почему они заставляют меня пробираться сквозь заросли к каждой тренировке?" - спрашивал я себя, ругаясь от каждой колючки, задевшей оголенные места.

Наконец я увидел Марию, сидящую на земле, с любовью держащей в руках деревянный меч. Я подбежал к ней, но она не обратила внимания, наверно думала о чем-то своем... не понимаю я девушек, нет.

Наконец, она посмотрела на меня:

- Привет, что-то ты опоздал.

Кто бы говорил. Стою тут минут пять уже...

Тут она дала мне в руки деревянный меч и сказала отрабатывать удары. Я, конечно, не знал никаких ударов и попросил показать ее парочку.

Маша, пожав плечами, продемонстрировала три удара. Запомнив их, я попытался повторить. Исправив ошибки, Маша дала совет отрабатывать удары с шагами. То бишь - бой с тенью.

Я последовал ее совету: закрыл глаза, представил противника и, с уклонениями и шагами повторял раз за разом различные выпады.

Мария, удивленная моей странной техникой, поинтересовалась, наклонив голову:

- Зачем ты закрываешь глаза?

Я приостановился на секунду, и взглянул на нее:

- Они мешают.

Она похлопала глазами:

- Но разве с ними будет не лучше? Не будешь же ты драться вслепую против мечника? Это же смешно.

Я, покраснев, виновато посмотрел под ноги:

- Мне так легче.

Махнув рукой, и, сказав: "Делай что хочешь", Маша присела на землицу, прислонилась спиной к камню и с хмурым лицом задумалась о чем-то серьезном. На ее лице порой проскальзывало даже отчаяние... Я мысленно поблагодарил ее. Теперь на меня никто не смотрит и можно хорошо потренироваться!

Через три часа, я, весь истекавший потом, наконец закончил последнее упражнение и свалился в прохладную траву. Лицо Марии стало более спокойным, и сейчас она с закрытыми глазами просто сидела. Не став ее беспокоить, я ушел есть.

Свежее мясо с молоком (и откуда Айнер вообще притащил его?) - лучшее средство для снятия усталости после тренировок.

Что-то все делись куда-то. Айнера не видел уже три часа, хотя он обычно на тренировках с нами, что бы я не халявил.

Ну, нету так нету. Ничего не поделаешь. С этими мыслями я лег спать.

Снилось что-то странное: темнота, я пытаюсь от кого-то убежать, но не могу сдвинуться, ни на шаг. А преследователи все ближе и ближе...



***




В ночи, бесшумными шагами подойдя к спящему Каю, русоволосый воин, тревожно посмотрев на мальчика, присел, прикоснувшись к его лбу двумя пальцами. Ловко обойдя блокирующее заклятье, он снова, какую уже ночь подряд, погрузился в воспоминания этого интересного молодого человека, считавшего сейчас себя киром. Конечно, он не понимал языка, на котором разговаривали все люди вокруг, но отлично осознавал, что взял в ученики того, кто может убить, не задумываясь, и от этого становилось даже жутко. Получасовой сеанс закончился невероятно быстро, а Андрею, ведь именно так звали заросшего щетиной мужчину, это напоминало чтение невероятно интересной книги, от которой не хотелось отрываться...

Однако они с Марией здесь не прохлаждаются, поэтому необходимо было как можно быстрее снять блокиратор с мальчика. Но как бы не было это необходимо, способности Андрея в этой области крайне скудны, и возиться он с ним будет примерно столько же, сколько по времени понадобиться срубить высокое дерево деревянным ножом.

"Скоро, очень скоро ты нам понадобишься"... - каждый раз твердил про себя Андрей, занимаясь распутыванием этого сильного заклятья буквально по ниточке. В моменты отлучки, он все так же продолжал искать тех, кто может помочь его с Машей Родине, однако... Пока все было тщетно, и очень часто, когда Андрей разочаровывался в очередном потенциальном союзнике по той или иной причине, он опускал голову, и готов был закончить все прямо здесь и сейчас, но... вспоминал свои же слова "преодолей себя", и, найдя в себе силы, вспомнив своих погибших, и еще живых близких, еле слышно шептал "Я не брошу вас", и вставал, выпрямив спину...

"Все, на сегодня хватит", - вздохнул Андрей и поднялся, вытирая пот со лба.

Вдруг он замер, и стал шевелить лишь глазами, выискивая источник Ки, зависший в воздухе. Все это время он сильно раздражал только днем, исчезая вечером, но теперь выдался шанс, и... Мгновенно, как и делал он на тренировках, вспорхнул в воздух воин, едва ли не за секунду поравнявшись на доброй сотне метров с незнакомым невидимым существом чуть ли не в полуметре от него. Тот от неожиданности отпрянул, ляпнув:

- Что з... - но вовремя заткнулся.

Но Андрей и не думал на этом останавливаться:

- Кто ты? Зачем ты за нами следишь?

Ответом ему была тишина.

- Что тебе нужно от нас? Отвечай!!

Андрей с каждой новой секундой игнорирования со стороны существа закипал все больше, как и его ученик в редкие моменты боя, и, наконец, не выдержал. Сорвавшись в воздухе в сторону незримого существа, тот попытался схватить его своей борцовской хваткой, однако, как только он коснулся одеяния из ткани, его руку обожгло огнем, взявшемся неизвестно откуда, буквально из воздуха. Ойкнув, Андрей отпрянул, осмотрев покрасневшую руку, которая вскоре покроется некоторым количеством волдырей, однако не растерялся и с высокой скоростью снова напал, однако теперь по его телу прилетело изрядное количество ветряных ударов, которые были похожи на мощнейшие оплеухи мастера боевых искусств, мастера, с размером кулаков, эдак, в квадратный метр. Едва ветер кончился, Андрей опустил защиту, но тут почувствовал, как не может дышать, причем ничего не мешало, а словно воздуха вокруг его головы более не существовало! И правда, недолго думая, Андрей, определив по Ки местонахождение противника, ринулся к нему, увесистой оплеухой с хрустом шейных позвонков вразумив гада, который, к сожалению, мгновенно испарился в воздухе. Как только он исчез окончательно, Андрей смог дышать, и, отдышавшись с минуту, загадочно сказал:

- Магия? Неужели она существует? Никогда бы не поверил...



***




- Кай, - сказали они.

Я, не обращая внимания, все пытался убежать от кого-то, но безуспешно.

- Кай! - на этот раз они орали в ухо...

...Мгновенно проснувшись, я вертел головой с очумелыми глазами. Фух, это всего лишь сон... И почему они всегда так реальны? Во сне будто реальная жизнь. А как только просыпаешься - понимаешь, это всего лишь иллюзия.

- А, это ты, Айнер. Я тут уснул нечаянно, - пытался я оправдаться, протирая глаза.

- Ничего, тебе полезно. Я тут поговорил с Машей.

Зевнув так, что Айнер поморщился, я продолжил слушать вполуха:

- Она внимательно следила за твоими движениями и увидела, что тебе не хватает опыта.

- Опыта в чем? - рефлекторно спросил я.

- В реальных боях.

- И что вы предлагаете, - спросил я, понимая, к чему он клонит.

- Эту седмицу у тебя не будет тренировок.

Он меня так ошеломил, что я на секунду застыл. А, когда понял, обрадовался:

- Да? Да?! А ты не врешь?! Отдыхать целую седмицу?! Класс!!

Он кашлянул:

- Ну, не совсем отдыхать...

- Только не говори, что ключевое слово здесь - "не совсем"?

- Именно.

- В чем подвох-то?

- Правда то, что мы не будем тренировать тебя седмицу. Зато ты будешь совершенствоваться сам.

- А-а? Снова самостоятельные тренировки? Вы все время куда-то пропадаете...

- Не тренировки. Ты будешь учиться драться. Оп, то есть не учиться, а вспоминать.

- А кто будет моим противником?

... Это была улыбка демона:

- Их будет много, очень много!

Что-то не дошло...

- В смысле, много?

- В твоем распоряжении будет весь Кинар. Ты будешь бродить ночью и искать приключения на задницу. Кстати, это интересно и отлично бодрит. Прям до утра!

- А это не слишком опасно? Меня там ищет кое-кто...

- Ну, не зря же я тебя учил боевым искусствам?

Я ответил не сразу, чтобы не обидеть его, однако перевел-таки тему:

- Куда вы все время пропадаете с Машей? Не уж то вы...

Айнер как-то театрально нахмурился:

- Ты о чем, вообще? Она не в моем вкусе.

У меня аж челюсть отвисла:

- Не в твоем вкусе?

Он посмотрел куда-то в сторону:

- Может она и красавица, но для меня она как сестра...

Не, не понимаю я этих двоих... На этом и порешили.

На следующий день они улетели и я даже не успел попрощаться с ними. Встал я как-то непривычно: никто не пинал в бок, не орал в ухо и не обливал ледяной водой. Айнер все время поднимал меня рано. Сейчас его не было, но мне, почему-то, показалось очень важным исполнить этот долг за него. Так же я заметил, что моя масса увеличилась и поморщился: подарочек, блин...

У меня был целый свободный день, и я мог потратить его для себя и своих друзей. Поэтому в полдень был уже в Кинаре, в любимом месте зевак и воришек - на рынке. Относился ваш покорный слуга, конечно, ко вторым.

В полдень на рынке не протолкнуться, не поработав основательно локтями, поэтому я стоял в сторонке, оценивая жертв.

Заприметив толстенького мужичка, оттолкнувшись от стенки, побрел в его сторону, ничем не выдавая себя. Влившись в толпу, я поначалу удивлялся, почему меня никто не сшибает и не пихает. А потом, вспомнив, сколько я вешу, только усмехнулся и был уже рядом с жертвой.

Вспомнив, как делал передо мной другой воришка несколько седмиц назад, я решил опробовать его метод. Делаю вид, будто меня толкнули и наталкиваюсь всем телом на этого мужика. В идеале он должен чуть покачнуться и наорать на сопляка, в то время, как я украду у него все, что мне нужно. Но именно тогда у меня из головы вылетела одна маленькая, но очень весомая деталь: моя масса.

Он, конечно, не выдержал, когда на него навалилась тонна, и упал в грязь со шлепком всем телом. Я, конечно, после всех тренировок, устроенных Айнером и Машей, успел стырить пару яблок, но тут меня схватили две мощных руки. Это оказалась его охрана. Яблоки у меня уже за пазухой, они успели только заметить, что я толкнул их хозяина.

Покосившись на их плечи и грудь, только присвистнул: иакие как они могли запросто завалить быка.

Толстый мужик с проклятьями принялся подниматься. Как же хотелось засмеяться над этой неуклюжей свиньей, однако вовремя вспомнил об охране и быстро заткнулся. А народ, не стесняясь никого, ржал во все горло.

Поднявшись, измазанный, красный, из ушей валит пар, мужик, хлюпающими шагами направился ко мне. Мне захотелось сжаться, когда он подошел: почему-то он казался намного опаснее своей охраны. Резонный вопрос: тогда зачем она ему? Схватив меня за плечи, он попытался затрясти, одновременно крича во все горло:

- Ты че, мать твою, делаешь, холоп невоспитанный?! - Лучше бы он не открывал рот. Я скривился от смрада, донесшегося из его рта, еще и плюется. Ей богу - детё.

Потрясти он меня не смог. Увы, такому как он, не сдвинуть меня. Но, вопреки моим ожиданиям, он даже не удивился этому обстоятельству и продолжал выкрикивать совсем уж несносные слова, не предназначенные для детских ушей.

Мне надоел этот цирк, и я превратился из запуганного подростка в уверенного в себе кира. Освободившись от захвата верзилы, стоящего вплотную справа, легонько толкнул в грудь. Честно говоря, не совсем осознаю свою силу.

Правда, и он не ожидал никакого отпора от ребенка, а зря... Я тоже не ожидал такой силы. Он даже не успел удивиться, как отлетел на метров пять, пробороздив землю до грунта и развалив пол рынка.

- Ой-ой, извиняйте, это не я...

Я освободил вторую руку, и, поспешно скрылся в толпе.

Оставшиеся двое даже не посмотрели на меня, вовсю пялясь на пытающегося встать верзилу.

Зайдя за угол, обернулся посмотреть на бесплатный цирк. Вроде никто не шел за мной. Точно! Блин, я же забыл, что меня тут полгорода ищет, вот черт!

Быстро прикинул, где сейчас могут быть мои друзья, и пошел к самому ближнему из них - Вики. Пока я пытался дойти до ее имения, можно книгу написать...

На каждом углу отморозки из "Армии Честного Джиса", конечно они меня знают в лицо, по крайней мере так, как описал меня знахарь. Приходилось пробираться окольными путями, что заняло у меня около часа времени и много нервов. Эх, вот бы так же как эта банда караулили город стражники, тогда преступников было бы гораздо меньше. Кстати, пока шел, заметил весьма удивительную вещь - чем больше отморозков, тем меньше стражи.

Последний поворот - поместье семьи Вики. Я уже, ничего не боясь и ни от кого не прячась, вышел из-за переулка и направился, было, к воротам, и обомлел.

Честно говоря, я думал, что эту глупую охоту придумал сам Джис или его подручные, но что бы это были Деинбуры...

Поместье Деинбуров охранялось, по прикидкам, двумя-тремя дюжинами киров из разных банд. Все они расположились перед огромными железными воротами, перед которыми было абсолютно неухожено. И еще непонятно, так было всегда или только с приходом этих громил. За воротами расстилалась красивая ярко-красная с серебряными вкраплениями дорожка, уходящая прямиком к парадному входу поместья. По бокам натыкали в непонятном порядке деревья и кусты. Отсюда я рассмотрел перед парадным входом еще двух стражников. Эти были уже из законной стражи и бдели...

Я вышел из-за поворота резко, так, что

бы меня заметили те, у ворот.

Они действительно охраняли, так как заметили буквально сразу же. Я расслышал перешептывания. Они отпрянули от оградительной клетки, а один из них качнул головой в мою сторону и вся орава пыталась обойти меня полукругом. Я знал, что они именно это и предпримут, поэтому развернулся и побежал от них, уводя за собой тридцать с лишним киров в тесный переулок. Мой план удался, они действительно настолько тупы, что бы попасться на это. Пока они пытались каким-то образом вылезти, я обошел дом с другой стороны, и начал присматриваться.

Высокая, метра в три ограда, на пиках которой острые наконечники против воришек.

Я чувствовал, я чувствовал Ки Вики, исходящую из окна на третьем этаже. Не особо мудрствовав, взялся за два длинных прута, что составляли часть ограды и разогнул их так, что бы протиснуться. Ни к чему хорошему не приведут мои метровой высоты прыжки, только зря привлечет внимание летающий объект в середине Кинара.

Я пытался шагать очень осторожно, не дай бог они тут собак разводят для охраны...

Вот я и под окном, как на счастье, оно открыто настежь. Прикинув высоту, я сделал пару пробных прыжков, рассчитывая силу, и сиганул в открытое окно вертикально вверх. То ли мне не везет с утра, то ли что, но какому-то идиоту захотелось открыть окно на втором этаже. Как и ожидалось, я со всей дури врезался в оконную раму прямо темечком и чуть не взвыл. Слава богу стекло не разбил, но шуму было... Начиная уже падать, я заметил того идиота, это оказался какой-то приятной внешности молодой мужчина, и, не задумываясь, саданул его носком в солнечное сплетение. Он потерял сознание, хвала богам, не вывалился из окна, а пропал в пустоте дома. А я упал на землю и с яростью чесал огромную шишку, что вылезла на моей голове, а слезы неустанно лились из глаз.

Прошла минута, когда боль отошла, я еще раз сиганул в окно, на этот раз попал точно в яблочко. Беззвучно приземлившись на подоконник, я оглянулся. Большая комната, как раз с мой шалаш, вся позолочена, в картинах, красивой мебели и красных коврах. Интересно, это кто такой любитель кроваво-красных ковров?

Вдохнул, в нос ударил резкий запах духов, смешанный с воздухом. Вот почему окно было открыто - проветривалось. Аристократы аристократами, а дышат земным воздухом. Наконец я увидел Вики. Она лежала на огромной кровати, на левом боку лицом к стене. Вопреки такой богатой обстановке, она была одета как всегда, когда приходила ко мне: помятые штаны и тонкая майка.

- Йо! - поприветствовал я ее, слезая с подоконника и отойдя так, чтобы за спиной была стена. Вот весело будет, когда мне в спину прилетит стрела или тому подобная ненужная вещь...

Она резко обернулась, не веря своим ушам. Я увидел ее красное лицо. Она не так давно плакала, это было сразу понятно. Не выношу, когда плачут, сразу становлюсь шелковым и добреньким как помешанный монах, тьфу!

Неловко улыбнувшись, я махнул рукой в знаке приветствия.

Вики, присев на край кровати, недоуменно спросила:

- Ты... как сюда?.. Кай, ты что тут делаешь?

- Ну вообще, не поздоровавшись, уже выгоняют! Ты мне лучше скажи с чего это у вас под окнами бандиты всякие ходют?

- Ты ведь знаешь Джиса, бандита этого города? - Я промычал. - Он хочет прибрать к рукам все, что у нас есть...

- Скажи, - я не дал ей договорить, - Это ведь из-за той кутерьмы с парнем, за которым они охотятся?

Глупость, конечно. Какой король бандитов будет гоняться за пареньком из-за знакомого ради каких-то концентратов, хоть и с огромным количеством кармы.

- Откуда ты это знаешь?

- А ты выходила последний месяц на улицу?

Она покачала головой.

- И не выходи. Скажи лучше, ты знаешь, где этот Джис сейчас находится? Или хотя бы его правая рука?

- Его сын сейчас здесь.

Кто-то захотел навестить комнату Вики и открыл дверь. Мы одновременно перевели взгляд направо. В дверях стоял сорокалетний мужчина. Спина согнувшаяся от стресса, сам он выше меня, и, несмотря на свой аристократизм, силен - это было заметно по его широким плечам. Видимо он не выспался или истратил много нервов, но заметил меня не сразу:

- Вики, там тебя ждет...

Вот когда он увидел меня, началась свистопляска...

Его лицо налилось кровью - он узнал меня. Выудив непонятно откуда взявшийся металлический прут, зашипел:

- Я же предупреждал тебя, что бы ты с ним больше не виделась!

Интересную деталь он упустил: прежде чем оказаться здесь, мне надо было пройти в начале ворота, защищенные основательно, после парадный вход, а потом еще и подняться на три этажа незамеченным, сложновато, честно говоря.

- Я не... - попыталась оправдаться Вики, но мужик ее не слушал.

Он удобнее перехватил прут, замахнулся и побежал на меня.

- Папа, стой!!!

В тот момент я не понял, что она назвала этого сильного мужчину отцом - я был сконцентрирован на противнике. Оставалось два метра, однако успел-таки понять, кем он является моему другу, и вместо того, чтобы мгновенно окончить бой, я стоял, не зная, что делать.

Махнув на все рукой, выпустил свою энергию. Простой кир, не владеющий Ки, мог только чувствовать ее, как чувствует страх перед свирепым хищником один на один. Ее отец не чувствовал моей энергии, потому что она сейчас была нейтральна, не направлена на него.

Мощные руки махнули прутом прямо на меня. Он ударил с огромной даже для него силой мне в шею. Послышался глухой удар, будто о дерево. Я остался стоять на месте, почувствовав только легкий толчок слева.

Глаза его округлились, его ярость превратилась в страх, в первобытный страх. Он беззвучно шевелил губами, пытаясь сказать что-то типа: "Кто ты?..". Осознав, что был слабее меня, выронил погнутый прут из рук и упал на колени, закрывая лицо трясущимися от нервов руками. Вики подбежала к отцу и обняла его за плечи. Похоже, ни черта он не союзник Джису.

- Вики, как он выглядит?

Сначала она не услышала меня, потом повернулась и описала молодого, статного, высокого мужчину. Будто бы мне помогут такие знания, таких как он - пруд пруди. Но тут прорезался голос у ее отца:

- Он сейчас на втором этаже, кроме него там несколько киров охраны, его личной охраны. - Он помолчал и продолжил: - Пожалуйста... помоги нам, я знаю, ты силен. Не на столько, чтобы воевать в лоб с Джисом, но все-таки, помоги нам избавиться от тех, кто сейчас стоит у ворот, из-за них я не могу послать сообщение своей гвардии...

Я стоял как вкопанный. Как мне относиться к этому киру? В поисках ответа я посмотрел на Вики, однако та была слишком сильно растеряна.

- Как вы вообще влипли в эту историю?

Он чуть помолчал, думая, как лучше преподнести повествование.

- Пару лет назад Тору помог мне в одном деле. Я в шутку сказал, что теперь я его должник. Мы пожали руки. Однако я и не думал, что он серьезно воспримет эту безобидную и старую, как Потоп, фразу. А не так давно он заявился ко мне, шантажируя тем самым... дельцем, - он посмотрел на Вики, та отвернулась, словно знала, что это было довольно грязное дельце. - Я выгнал его, а в ответ вот... - он нервно усмехнулся - В доме остались только я, моя дочь, и несколько моих верных стражников.

По мере рассказа, у меня сжимались кулаки.

- Приходил лично Джис?

- Нет, его помощник.

- Тогда вполне возможно, что сам Джис и не знает об этом.

С этими словами я вышел из комнаты и побрел к лестнице, чувствуя две пары глаз, уставившихся мне в спину, но мне было не до этого.

Эх, зря я ушел, не спросив, в какой стороне находится лестница, хожу теперь, ищу...

Через пару минут нашел-таки ее, родимую. Спускался осторожно, скрипела на каждом шагу. Еще бы, какая нормальная лестница выдержит тонну? И, все-таки, спустился я благополучно.

Да, действительно, на втором этаже я чувствовал несколько Ки, из них четыре было слабые, а пятая чуть сильней. Все в одной стороне.

Мои руки чесались, от каждого шага меня бросало в дрожь, настолько хотелось выбить кому-нибудь зубы.

Вообще, когда я начал новую жизнь, после арены, разумеется, стал каким-то боязливым, пугливым. Боялся всех и вся. Не хотел ненужных драк и тому подобную чушь. Но теперь - другая история. Сейчас угрожают моему другу, а это во стократ усиливает мою ярость. Наконец я нашел их, а точнее комнату, где они все находились.

Открыв дверь, я увидел стоящих у стены ничем не выделяющихся парней. Скорее мужиков. Все со вздутыми мышцами, с которыми двигаться-то трудно. Они разом повернулись ко мне.

Как только взглянул на них, сразу расхотелось драться, вообще я стал шелковым и пушистым. Как говорит Айнер - "божий одуванчик".

Изверг всегда бесился, когда я не мог дать сдачи или убегал от потенциального врага.

Тут так же. Сразу задрожали колени, сердце колотилось с удвоенной силой...

- Что надо?

Спросил один, стоявший в углу мужчина. По прикидкам, он был старше всех. Не дожидаясь ответа, он кивнул посмотревшему на него детину. Тот отпрянул от стены и быстрыми шагами направился в мою сторону, схватив меня за локоть и втащил в комнату. Ну, не втащил, а я сам поддался ему, не сдвинуть ему меня, увы.

Посадили на предательски скрипнувший в нескольких местах стул.

- Видимо, тут не понимают с первого раза. Кстати, я тебя здесь раньше не видел, - теперь это говорил уже другой, - Всем было ясно сказано, чтобы не заходили в эту комнату. И так тут инцидент случился...

Тут я вспомнил. Вспомнил того паренька, которому я всадил ногой в живот. Похоже, это был он. Надо было еще тогда разобраться с ним. Эх, сделанного не воротишь, придется прорываться так.

- П-подождите, я не здешний просто ищу одного кира, просто гость, заблудился и нечаянно... вот...

Тьфу, самому противно так говорить. Они мгновенно переглянулись.

Теперь уже старший из них отклеился от стены и медленно подошел.

- Кого же ты тут искал?

Во мне откуда-то появилась гордость за себя:

- Не знаю имени сына Джиса...

Сначала он разозлился, а потом присмотрелся, кто перед ним сидит и засмеялся. Долго смеялся, вот только почему-то другие молчали.

- Зачем понадобился Тор такому как ты?

- Хотел передать ему кое-что...

- Ну, так я передам!

- Ему не понравится твой правый хук.

Он нахмурился:

- Ты на что намекаешь?

Мужик выглядел уже не совсем дружелюбным. Я попытался вспомнить, чему меня учил Айнер и силой воли унял дрожь в коленках.

- Вы, ребят, извините, - начал я, видимо, остатки моей жалкой душонки, - мне надо идти.

Направившись было к двери, мне преградили дорогу сразу четверо. И на что только надеялся?

- Не-ет, ты расскажешь нам все, - послышался сзади грубый голос.

Черт, не хочу драться.

Я закрыл глаза на секунду: все равно ничего не смогут мне сделать. Нашел какой-то жалкий и стонущий источник Ки, открыл глаза и возликовал.

Как-то раз, в один из наших боев с Айнером, я применил "тактическое отступление", как я сам называю его. Если по нормальному, то просто убежал... Эта техника придумана лично мной, и я горжусь собой как кот, получивший шрам в бою с собакой.

Стенки тут были не такими уж и толстыми, я рванулся вправо и пробил плечом перегородку между комнатами, закрыв руками глаза: щепок было туева куча...

Развернувшись на свет, еще не открыв глаза, я прыгнул в окно. Снова осколки, новые шрамы и новый геморрой...

Мои новоиспеченные знакомые еще не очухались от пыли и моей прыти и, крича, пытались нагнать. Зря, грязь и пыль попадала в легкие и они кашляли с удвоенной силой.

Вот дурак, вспомнил я, когда с грохотом упал на землю с перекатом, и та подо мной пошла трещинами. Снова рванулся в сторону, услышал гневные крики. Ветер несется в лицо, гм... Дежавю... ну и ладно, мало ли?

Как ужасно у меня болели ступни, когда я бежал по камням центральных улиц Кинара. Остановился, сердце бухало в груди, в ушах отдавало толчками, ноги тряслись, как всегда... Как же я жалок, аж противно...

Опустившись на ближайшую скамейку, принялся восстанавливать дыхание, но недолго. Осмотрел себя беглым взглядом: как ни странно, но на мне не было ни царапины, ну, порвалась чуточку одежда, но это ничего. Повезло, ничего не скажешь, с Айнером бы не прошло.

Определив, где находится моя цель, я начал преследование. Нет, ваш покорный слуга еще не совсем того, чтобы бегать по Кинару, привлекая внимание. На многокирных площадях я замедлял бег до шага.

Не знаю, чувствовал ли каким-то образом меня Тор, но он каждый раз менял направление, когда я пытался срезать.

Очередной раз свернув на обширную, но парадоксально безлюдную площадь, у меня созрел план, который я сразу же воплотил в жизнь.

Разбежавшись в сторону Ки я оттолкнулся от земли и "полетел". Перемахнув через дом (слава богу никто не заметил меня), я снова выругал себя: как можно забыть о своей массе и приземлиться на дорогу, которая после таких полетов не подлежит починке...

Погоня заняла у меня около часа. И как только он успел так далеко убежать? С моей-то скоростью... Я так и не понял, как он уходил в противоположную сторону после любого из моих маневров. Замедлившись, когда до цели оставалось пару десятков метров, я прислонился спиной к холодной стене, затаил дыхание, прислушался. Никто не следил за мной, по-крайней мере, из простых киров.

Я чувствовал Ки Тора в старом здании. Ну, издалека оно казалось именно старым... Углы его были побиты, и, казалось, если еще пробить на пару метров вглубь, оно упадет. Стены, местами почерневшие, были в плесени, окон так вообще не наблюдалось: все забили досками. Оно примыкало к другой постройке, и на границе виднелась отчетливая разница, где ухаживали за зданием, а где нет.

Скорее всего, это была "база" Джиса, или его сына.

Я вышел из своего укрытия и направился к дому, выискивая дверь, как зайти туда, не наделав шума. Расправив плечи, я сделал вид, будто меня не интересует это здание, а иду я вообще в другую сторону. "Вы чего, ребят, я свой!" - показывал я всем своим видом.

Во дворе играли ребятишки, деревья цвели и пахли, животные гуляли и заигрывали друг с другом... И только это здание не входило в общую картину. Как говориться, в семье не без урода.

Эта фраза подходила и под описание Тору, так как я был просто уверен, что все это его проделки. Ладно, надо бы перестать уже рассуждать об этом, для начала нужно узнать, что вообще здесь происходит.

Подняв голову, я заметил одно единственное окно, которое не было заколочено досками. Правда, оно было очень уж узкое, в него я бы мог пролезть, но только согнувшись в три погибели. А может я и преувеличиваю: окно находилось на высоте 2-3 этажа.

Подпрыгнув, зацепился за выступ, подтянулся и тут же пожалел. Не ожидал я, что окно окажется настолько старым и гнилым. С треском та часть, за которую я ухватился, отвалилась, и упал вниз. Шмякнулся прямо на спину, перехватило дыхание. Еще с минуту я валялся на земле и приходил в себя. С охами и ахами, перекатываясь то на один бок, то на другой, поминал всех богов подряд, пока не стало лучше. Поднялся, грозно посмотрел на предательское окно и погрозил ему кулаком: я не проиграю какому-то глупому окну!

Затем посмотрел под ноги: на землю подо мной будто упал огромный валун, и вместо ровной площадки там было углубление сантиметров в тридцать.

- Ой, блин!

Воровато оглянувшись по сторонам, и, не заметив никого, облегченно вздохнул... Если не учитывать, что я нахожусь в более или менее безлюдном месте, что я так громко упал и еще сломал при этом половину окна, то на меня минимум должны обратить внимание.

Надо искать другой путь. Пошел дальше обходить здание. На первый взгляд оно казалось не таким уж большим, и только сейчас я понял, что обхожу его уже минут эдак десять.

Вот она! Удача! Я наконец-то нашел услужливо открытую дверь, прям будто меня только и ждали. Выйдя из-за угла, я направился к ней, явно не ожидая, что из нее выйдет три мужика, увлеченно о чем-то разговаривая. Рефлексы сработали быстрее мозга, я отпрыгнул в сторону и вжался в дерево, которое удачно выросло за столько лет здесь и оценил ситуацию: безкирный пустырь, спереди три мужика, неизвестно что забывшие в этом гнилом и старом здании, и одно единственное дерево, спасавшее сейчас меня. Я начал вспоминать уроки Айнера. Он меня учил каким-то странным движениям и при этом втирал что-то совсем непонятное... Наконец я вспомнил. Посмотрел на землю, нашел подходящий камень, взял в руку. Выглянул из-за дерева. Так, они болтают друг с другом и практически не смотрят по сторонам. Отлично. Размахиваюсь и кидаю камень в окно какого-то другого здания, ухоженного и красивого. Оглушительный треск слышен даже отсюда, посыпались стекла, мужики подпрыгнули, повернулись на звук и подошли поближе, посмотреть что там. Пока они отвлекались я с стартанул в их сторону, подобрав еще один камешек. Забежал за угол. Они уже махнули рукой на чужое окно и снова подошли к дверям. Я снова повторил тот же трюк, только пострадало в этот раз не окно, а земля. Кинул я что есть мочи, камень вошел в землю как в масло, странно, но звук был какой-то хлипкий и противный. Они снова повернулись на звук, а я на цыпочках направился к спине одному из них, держа в руке еще один камень, на всякий случай... Они начали поворачиваться снова, чтобы поговорить, а я следовал за их спинами в противоположном направлении, обманывая их зрение и слух. Наконец до двери два метра, и я одним прыжком преодолел это расстояние, оказавшись в темном коридоре. Найдя самое темное место, в углу, встал туда. Снова ищу Ки. Как ни странно, оно подо мной, снизу, то самое слабое Ки.

У меня была идея, как уладить все миром с этой мразью. Ну, не совсем миром, но все же! Только для этого надо найти чернила, пергамент и кира, который доставит письмо. Нашел еще одно Ки, в двадцати метрах от меня. Хищно улыбнувшись, выпрямился и пошел в его сторону. Открыв дверь комнаты, яркий свет ударил мне в глаза и я услышал голос:

- Эй, кто это?!

На звук, определив в каком месте находится противник, рванулся к нему. В прыжке успел рассмотреть говорившего: высотой под два метра крепкий мужчина, окутанный с ног до головы в латы, с булавой в руке. Он только успел замахнуться. Голые руки против латных доспехов. Большинство проголосовало бы за последних. Мой левый локоть точно ударил в солнечное сплетение, от чего латы смялись и превратились в кашу.

- Гах!.. - только и успел издать стражник или кто это?

Я подхватил груду металла и аккуратно положил на пол, не хватало, что бы эти двести килограмм грохнулись...

Я снова удивился: на столе лежали перо и пергамент, это что, типа почта у них такая что ли?

Взял перо в левую руку и начал писать послание:


Тору, мне не нравятся твои действия в отношении моих друзей. Я хочу уладить все в честном бою один на один. Завтра, в шесть утра, на равнине, за городом.

И кстати, ты угадал, это я, тот самый, которого вы все ищите, так что даже не думай смыться, как в тот раз, стручок!

Провокация - великолепная штука!

Отложив перо, пошел прочь отсюда, пока не подошли те трое или кто еще похуже. На выходе мне почему-то было очень тепло на душе и захотелось повеселиться. С разбегу прыгаю на тех троих, сбиваю с ног и несусь дальше, смеясь во все горло над этими растяпами. Преследовать они меня даже не пытались, так как я скрылся за поворотом быстрее, чем они успели подняться. Снова запрыгнув в окно третьего этажа Вики, я прямо светился от счастья. Айнер мне сказал перед уходом: я буду тренироваться самостоятельно. И он прав, черт возьми! Мне даже это как-то нравится!

Вики с ее отцом посмотрели на мою радостную физиономию:

- Что случилось? Ты все уладил? Миром? - ее отец был в смятении и нервы у него уже были ни к черту. Я улыбнулся и подозвал к себе Вики. Она сперва переглянулась с отцом, но медленно подошла и посмотрела в мои глаза. Я предложил выйти за дверь, что бы разговор не слышал ее отец. Он только посмотрел нам в след и промолчал, видимо не совсем понимал еще что происходит.

- Завтра я дерусь с Тору, - улыбнулся я самой невиннейшей улыбкой на свете.

Она обомлела:

- Совсем сдурел?! Ты только подумай, что с тобой будет! Или ты действительно думаешь, что он придет один? - она сорвалась на крик и у нее потекли слезы. Вот блин, совсем не ожидал я такой реакции, не понимаю я девушек, дурак я, все-таки! - Я не хочу что бы с моими друзьями случилось что-то плохое!

Она опустила голову, плечи ее вздрагивали, а я стоял, как идиот...

Единственная мысль, которая пришла мне в голову была глупа и почти недоказуема, но я решил что больше сделать ничего не смогу.

Я положил одну руку ей на голову, как ребенку, а второй приподнял подбородок. Улыбнулся, и сказал что все в порядке.

- Какой, хмык, все в порядке! Ты ничего не сможешь... - она остановилась на полуслове всхлипнула. Домой я ушел в нейтральном настроении. Оставался еще осадок в душе, было немного больно, но мне нельзя сейчас жаловаться. Завтра бой.

Перед сном я ничего не делал. Просто лежал и смотрел на небо. Так успокаивало... Так и уснул, почти мгновенно, лежа на траве.

Проснулся с первыми лучами солнца. Где-то в пять утра. Надо было хорошо размяться и поесть.

Где-то в глубинах кухни(да-да, ночевал я дома!) я отыскал еще свежее мясо и схрумкал его за пару минут. Ну и пыли тут, конечно... Выйдя на улицу, на полянке где я спал, трава все еще была будто притоптана.

Решил добежать до Кинара, на ходу и размяться. Снова одолжив на рынке яблоко, направился в сторону выхода из города, туда, где должна быть моя битва...


***


Маленький и очень быстрый корабль преодолевал Средний океан, каждый раз покачивая свою команду на очередной волне, кои были здесь в огромном количестве. Я не переставала удивляться, когда эта плавучая рухлядь скрипела, но каким-то чудом плыла все дальше и дальше.

Капитан, которому я заплатила, клялся что его славная "Чайка" довезет нас до четвертого материка под названием Редхим в очень короткие сроки. И, признаться, он оправдывал свои слова. За одни неполные сутки мы успевали проплыть расстояние, которое еле-еле преодолевали другие корабли за 2-3 дня. На вопрос, откуда у "Чайки" такая скорость, капитан Льюис только подмигивал единственным оставшимся глазом, даже мельком не приоткрыв завесу тайны.

Я была в пути уже несколько месяцев, проходя одну страну за другой, но так и не нашла ни единого следа Альтаира. В груди поселилось одиночество, оно все время твердило, что мы никогда больше не встретимся, но моя воля подавляла это чувство ежесекундно, не давая ему развиться в нечто большее. Но даже после этого, на душе оставался один смрад... К тому же первый раз отправляют на такое важное задание, а тут такое! Черное пятно репутации, а ведь теперь я наполовину виновата в исчезновении напарника... Мда.

Все время, лежа в постели, я думала: где напарник, что же случилось... Я так и не могла поверить, что его захватили. Это выглядело слишком нереально, с его-то силой... Будучи знакомой с ним лишь пару дней, я едва ли несколько минут видела его лицо, однако успела запомнить черные бездонные глаза, сквозившие мрачной злобой и одиночеством; его брови, почти всегда сведенные вместе, сильно выделявшиеся бойцовские надбровные дуги - все говорило о целеустремленности, о том, что он никогда не отступит от своей цели, как бы сложно ни было; его немного впалые щеки показывали не то недоедание, не то невыносимую жестокость тренировок; поджатые тонкие губы, красноречиво подчеркивающие его молчаливость и внимательность к окружающему миру; широкие плечи, вкупе с сильными мозолистыми пальцами, могучей борцовской шеей и просто колоссальных, по сравнению с размером его тела и ростом, мышцы спины, невольно напоминали образец первобытной силы и ярости... Эта его не то застенчивость, не то комплекс с капюшоном порядком бесила, однако, как я успела заметить, он немногословен и очень застенчив, и даже пару раз замечала, как он краснеет, растерянно глядя в пол, в момент, когда находился на осмотре у знахарей в своем штабе...

Наступил вечер. Я стояла, облокотившись на лееры, наблюдая за засыпающим океаном, на горизонте которого то и дело выныривали стаи финвалов, сейвалов, дельфинов, и других морских страшилищ, чтобы вдохнуть прохладный морской воздух.

Плыли мы уже почти седмицу, а никаких намеков на сушу и в помине не было, так, иногда проплывали мимо крошечных островков, полностью покрытыми густой растительностью. Дни текли монотонно, с одним и тем же расписанием: завтрак, сон, ужин, сон. Иногда, когда становилось совсем невмоготу, я тренировалась.

Слава богу, выделили мне отдельную, пустующую до сих пор каюту, где я могла спокойно проводить время, не вникая во всяческие переделки с матросами, которые то и дело пялились на меня во все глаза, как только я выходила на дек погулять на свежем воздухе...

Решив, что пора уже идти спать, я отклеилась от лееров и побрела в свою каюту, разминая затекшие плечи.

Как только открыла дверь, меня грубо толкнули в спину, тут же схватили за плечо, развернули и прижали лицом к стене.

Я, конечно же, давно заметила хвост, и решила не сопротивляться, а чужак, державший одной рукой меня за плечо, а второй прижимающий меня к деревянной стене, ногой резво пнул дверь и быстро закрыл ее на щеколду.

Обезумившие от страсти и похоти глаза осматривали мое тело, то и дело опуская защиту настолько, что я прямо в этот момент могла освободиться, однако решила немного поиграть, особенно когда между ягодиц, сквозь штаны, я почувствовала большой, твердый... ну, вы поняли.

- Госпожа Алиана, - обратился он ко мне без сокращения имени, на время его частое дыхание прервалось, - вы ведь не будете держать на меня зла? - Он вполголоса хохотнул: - Понимаете, матросу иногда нужно и расслабиться, особенно когда он проводит в море большую часть времени, да еще и без женского общества... - после этих слов он рывком сдернул с меня штаны.

Ей богу, мне нравилось играться с ним. Когда он узрел мое богатство, блаженно выдохнул, а его глаза загорелись огнем. Расторопно начав снимать с себя штаны, насильник забыл о том, что оставил меня без присмотра, а зря...

В каюте царил полумрак, и любому Убийце было совсем не сложно раствориться даже в малейшей тени, особенно когда мужик, стоящий сзади находится на грани опьянения от столь долгого воздержания. Наконец он снял мешавшие ему штаны, поднял голову и не увидел никого перед собой. Удивление сменялось недовольством и наоборот. Он начал озираться по сторонам в поисках меня, и тут я начала действовать. Очутившись за его спиной, схватила за запястье и резко дернула вниз, к земле. Нерв, проходящий на обратной стороне руки к подмышке, был не готов к такому, и матрос испытал резкую боль, от которой наклонился на правый бок. Другой рукой я схватила его за локоть этой же многострадальной руки, и, сделав круговое движение назад и вниз, впечатала его в пол. Он взвыл от такой боли: ясное дело, удариться гениталиями с разворота об деревянный пол, да еще и проехаться на них, удовольствие на любителя... Еще не закончив прием, он уже не мог встать. Дело за малым...

Взяв ту же многострадальную руку, с которой я начала прием, довершила: резкими движениями вывернула кистевой и локтевой суставы. От ужасной боли он теперь орал во всю глотку, ни капельки не сдерживаясь.

Предварительно убрав щеколду, я начала прислушиваться. Через минуту услышала топот ног нескольких человек. Подняв штанцы, неторопливо начала надевать их. Дверь отворилась тогда, когда мои штанишки как раз были на середине ягодиц, от чего один не в меру зоркий матрос блаженно выдохнул. Среди них был и капитан, который смотрел на лежавшего в отключке матроса:

- Госпожа Алиана, что тут произошло?

До него еще не дошло, почему его служивый был без штанов...

- Кранк приставал к вам?!

- Ну не то что бы... - начала я испуганным голосом.

Льюис быстрым шагом подошел к подчиненному и присел на одно колено. Убедившись, что тот жив он бегло осмотрел его руку, с искренним удивлением медленно спросив:

- Это вы сделали?

Вот что я любила делать больше всего, так это притворяться дурочкой:

- Он подошел... я... и я... оттолкнула его, и он... поскользнулся и... и неудачно ударился о кровать рукой...

Льюис недоверчиво посмотрел исподлобья:

- И вывихнул руку в двух местах?..

- Я... я... я... я не знаю! - Совсем уж наигранно разрыдалась я. - Он начал доставать, и... я ничего не помню-ю-ю!..

Сопровождая каждую фразу всхлипываниями и искусственными слезами, я-таки убедила и матросов, осматривавших своего сослуживца, и капитана:

- Ладно, - поднявшись, буркнул капитан, - Главное, что жив. Наказания ему, увы, не избежать...

Растерявшись, я присела на кровать, пытаясь унять дрожь, которую сама же и создала. Капитан что-то говорил для успокоения, приобняв меня за плечи, но я внутренне смеялась над ними. Какая же я молодец! Правильно мне говорили, надо идти в театр!

Наконец все вышли из моей каюты, и я закрылась на щеколду. Улыбнувшись, рухнула на кровать, радуясь новому интересному моменту своей жизни, и, повернувшись пару раз, обняла подушку...

Надо хорошо выспаться и завтра начать усиленно тренироваться, а то совсем расклеилась... Убедив себя в том, что с напарником все в порядке, уснула.



Глава 3




Оставалось каких-то десять минут ходьбы до моего первого настоящего боя один на один, а я шел вразвалочку, прикусывая яблоко, глядя на облака...

Это из-за моей легкомысленности или потому, что я был уверен в себе?

Мысленно пожав плечами, дожевал яблоко и только сейчас понял, что с моим телом что-то не так...

Я не чувствовал прежней тяжести, будто бы с меня сняли все оковы. Решив проверить, ваш покорный слуга побрел в сторону крепкого мужика с мешком на плече, ковылявшего в мою сторону. Сделав вид, будто засмотрелся на птичек, я врезался плечом в него и был немало удивлен, что меня буквально снесло с его пути, настолько он был тяжелее. Ругнувшись, он зло посмотрел на меня.

- Простите, нечаянно... - оправдался я, обретая равновесие.

Он снова что-то буркнул под нос и пошел дальше по своим делам. Честно говоря, я ожидал, что он наорет на меня и все такое, ан нет, нормальный мужик попался, совсем не грубый.

Но почему же моя масса вернулась в первоначальное состояние? Или ночью приходил Айнер? Не-не, глупость... он мне сам сказал тренируйся самостоятельно... А! Махнув рукой, я продолжил движение. Какая разница? Мне так даже лучше.

Будучи уже за чертой города, до намеченного места оставалось идти 2-3 минуты. Вдалеке уже виднелся одинокий всадник на белом коне, на нем я рассмотрел только меч, весящий на левом бедре. Правша, усмехнулся я.

Так как я левша, мне это было только на руку.

На ровной поляне радиусом метров пятьдесят не было ни одного деревца, зато по ее окраинам начинался густой лес, в котором пряталось две дюжины киров.

Я их заметил даже не прибегая к Ки, они настолько плохо натренированы, что даже сидеть на одном месте не могут тихо... Хотя, с другой стороны, что взять с городских?..

Тут до Тора оставалось метров десять и я остановился.

Всадник, осмотрев мое вооружение и меня заодно, хмыкнул, спрыгивая с коня.

На вид ему было лет двадцать пять, если присмотреться - тридцать. Копна светлых волос была аккуратно пострижена и зачесана на правую сторону; начищенные до блеска доспехи отражали лучи солнца, от которых то и дело хотелось закрыть глаза. Меня удивил столь яркий контраст: вроде бы банда, а всякие сыночки ходят в доспехах получше, чем у гвардейцев... Наверняка он их надел что бы ошеломить меня, для внушительности, так сказать, ведь в тот раз он был в обычной одежде...

Я стоял вальяжно, показывая всем видом, будто я ужасно устал, и это подействовало:

- Дерзкий мальчишка! Думал сбежать от великого Тора?! - его крик с каждым словом усиливался, а изо рта брызгали слюни, - Ничего, я уже придумал для тебя достойное наказание! - он потянулся к мечу, и, немного подумав, продолжил, - Ты, наверное, хочешь знать, что я с тобой...

- Слушай, ты мне надоел! Я сюда пришел разобраться с не в меру зарвавшимся... не знаю, как тебя и назвать. И вообще, почему столь богатые киры, - я указал пальцем на его доспехи и вооружение, - охотятся за каким-то пареньком?! Ты либо дурак, либо одно из двух...

В кустах справа от меня послышался приглушенный смех, это означало, что они не принимают меня всерьез.

Тор яростно сжимал рукоятку меча, думая с какой стороны получше убить меня. Вытащив меч, он понял, что я не смогу ничего сделать против него и опустил руку. Его яростное лицо сменилось едкой ухмылкой, делающей из красавца в доспехах какого-то пафосного злодея...

- Ха-ха! Спасибо, доставил!.. Знаешь, я кир очень добрый, так что предлагаю тебе выбор. Работаешь на меня до тех пор, пока не выплатишь долг, - Он показал мне левую пустую ладонь, - либо не уходишь совсем, - Подняв правую руку с мечом, он указал его острием мне в грудь.

Я сдвинул брови и сделал серьезное лицо, смотря под ноги, будто глубоко задумался.

- Нет.

Он удивился:

- Что - нет?

- Ну... просто нет. Надоел ты мне со своим пафосом... А, точно! - Я ударил кулаком в открытую ладошку, наиграно изображая клоуна: - Наверняка ты ничего не можешь, кроме как языком молоть!

Черт возьми, что началось... Не я думал, что Тор настолько неадекватен: он взревел, схватил меч двумя руками и ринулся на меня. Я был больше не испуган, сколько ошеломлен: на меня неслась груда серебристого и гремящего на каждом шагу металла, с занесенным для удара мечом и неестественно перекошенным и красным от ярости лицом. Взяв себя в руки, я сделал вид, будто ужасно испугался, и начал неуклюже убегать от него. В кустах слева и справа слышен был истерический хохот. Я представил эту картину и чуть сам не схватился за живот.

Прошла где-то минута, смех только усиливался, а мне это уже начинало надоедать...

Резко остановившись, я встал вполоборота к нему. Увидев, что он почти добежал на меня, поднял меч, оценив дистанцию (и как ему это удалось в таком состоянии?), и ударил с большой скоростью, надеясь разрубить меня от плеча до пояса. Оказалось, он очень даже прилично работал с мечом, хотя, если вспомнить Машу...

В таком состоянии Тор даже не заметил, что я только немного подошел к нему и поставил подножку простым техничным ударом под коленку. Ох, как же он катился по землице родной... С грохотом, с матами... По-моему он что-то себе сломал, или нет?

Мгновенно смех прекратился, я услышал вытаскиваемые из ножен мечи, но, вопреки моим ожиданиям, они остались в кустах, видимо, ждали приказа.

- Ах, ты!.. Я тебя!.. - Дальше пошли выражения не для детских ушей. А если вкратце, то он всего лишь описал что сделает с моими родными, моим самим и куда пошлет, всего то... В его словарный запас входило больше половины матерных слов, чему я ничуть не удивился.

Поднявшись, неадекватный немного успокоился, но его озлобленные глаза, красное перекошенное лицо, сжатые зубы и трясущаяся рука с мечом говорили о жажде моей крови.

- Ладно, давай уже серьезно.

Я принял свою любимую стойку: чуть согнул колени, руки выставлены перед грудью, как бы наполовину защищаясь. Я гордился ей, так как придумал ее в одну из тренировок Айнера; называет же ее ваш покорный слуга защитной, так как использует ее только тогда, когда не знает, чего ожидать от противника. Но в основном я дерусь без стоек, как меня и учили.

Его яростное лицо исказилось еще больше, когда он засмеялся прерывистым, хриплым голосом:

- Ха-ха-ха! Ты собираешься драться безоружный против полного доспеха?! Думаешь, если тебе повезло один раз, повезет и второй? Наивный!

Поудобнее перехватив меч, Тор снова напал, на этот раз даже, как мне показалось, быстрей.

На мою макушку несется тяжелое смертоносное оружие, а я стою тут как вкпопанный. Стоял бы здесь прошлый я, наверняка убежал бы: ведь в то время я не знал, что можно противопоставить латам.

Удар сверху - один из самых сильных и опасных ударов. Однако в то же время он является самым предсказуемым. Вот острие уже в десятке сантиметров, молниеносно ухожу вперед и вправо. Меч врезается в рыхлую землю, разбрасывая в стороны куски грязи вперемешку с почвой и травой. Я не ожидал такой скорости от своего тела, и, как заколдованный, довершаю прием контратакой: усиленная инерцией и скоростью, левая нога с хрустом врезается хрупкую переносицу моего врага. Удар был даже не в пол силы, иначе его бы убило; я же хотел, что бы он почувствовал всю боль которую пережили мои друзья. В какой-то степени я мстил, хотя и не признавался в этом.

Все, что смог произнести он со сломанным носом это "Гха!..". Затем его подкосившиеся ноги опрокинули его на спину, а выпавший из рук меч брякнулся безобидной железкой на землю. Кровь, текшая неудержимым потоком, попадала в рот, в желудок, от чего Тор все время кашлял. Вот он немного пришел в себя, перевернулся на правый бок, и поднял вверх левую руку.

Мгновение, и на меня из-за кустов несется толпа орущих мужиков. Кто с мечами, кто с булавой, кинжалами, один так вообще был с вилами...

Отпрыгнув назад, что бы не мешался под ногами беловолосый придурок, я начинаю жестокий бой. Парочка не в меру прытких получают наибольшие повреждения: не рассчитав силы, я ударил прямой правой в грудь, послышался хруст и я понял, что сломанные ребра проткнули сердце; пригнулся, пропуская рубящий удар, и резко выпрямляюсь на одной ноге, попадая пяткой в подбородок противнику. Шейные позвонки обидно хрустнули, а мужик, подлетев на полметра, упал замертво.

На моей совести два трупа, но почему-то у меня нет никаких эмоций... Сейчас был бой, я мало соображал, поэтому быстро забыл об этом недоразумении, настраиваясь на следующих противников. Кто-то справа попытался разбить мою голову булавой, недолго думая просто бью с силой по коленке вперед стоящей ноге. Громкий хруст, сопровождающий его крик боли и еще один выходит из боя, держась за сломанную ногу, вывернутую в другую сторону.

На секунду оставшиеся семеро врагов встали в ступор, мне хватило этой заминки, что бы справится с еще двумя: один, с дрожащими руками пропустил тот момент, когда я схватил левой рукой его за запястье, а правой, взявшись за локоть, рванул вверх. Резкая боль от сломанной руки и мужик валяется в отключке. Ближайший ко мне враг повернул на меня голову и схлопотал перелом правой руки. Я отчетливо слышал хруст костей, когда левая нога с невероятной мощью врезалась в предплечье вояки. Пять врагов. Самое сложное только впереди. Решив не ждать, когда они оправятся, прыгаю и вырубаю ближайшего рассекающим ударом локтя в скулу. Подхватываю тело и кидаю в двух врагов, стоящих плечом к плечу друг к другу. Одного из них накрывает тело его соратника, а второй ушел в пируэте, но именно это и погубило его: он потерял равновесие, и мне ничего не стоило хлестким ударом ноги достать до его кисти, сломав ее. Многострадальный бухнулся на задницу, прижимая руку к груди, едва ли не плача.

Наконец два оставшихся врага опомнились и, подумав, не стали нападать. Просто бросили оружие и побежали к городу.

Я улыбнулся, и шепотом выдохнул:

- Фух...

Чужое Ки! Рванув голову налево, в сторону леса, принялся бегать глазами по кустам - именно оттуда я чувствовал чью-то энергию. Наблюдатель? Лучник? На всякий случай ускоряю свою реакцию, что бы попробовать увернуться от стрел, но в течение пятнадцати секунд ничего не происходило. А на двадцатую "лесник" побежал к городу. Шпион.

- Что с вами-то делать, господа хорошие? - обернувшись, обратился я к своре.

- Джис... он не даст тебе просто так уйти!.. - прохрипел, скорее даже проплевал Тор со сломанным носом. С его подбородка неустанно капала кровь, даже не думая останавливаться. А сам он был так зол, что был готов забыть о боли и снова ринуться в бой...

- Тор, если ты что-нибудь попытаешься сделать с моими друзьями, я уничтожу твою мечту! - гневно стрельнув глазами в его сторону, я следил за его реакцией, однако он ничего не ответил, зажимая ладонями нос, пытаясь остановить кровь.

По сравнению с его бандой, он еще легко отделался. Все, включая самого Тора корчились на земле, не пытаясь даже встать. Забыв о них, я направился прямо на Тора, буравя взглядом, но тот не стал уступать мне дорогу, поэтому я, сделав вид, будто не заметил его, "сдвинул" с дороги, толкнув правым плечом.

Ветер приятно освежал разгоряченное битвой тело, дышал я ровно, даже слишком, но внутри было как-то противно.

Я глянул на небо, которое всегда утешало меня в такие моменты:

- Посмотрим, что будет завтра...

С такими мыслями я шел навстречу неизвестному будущему...


С момента нашей дуэли прошло 2 дня, тяжесть вернулась ко мне на следующее утро, но тело уже чувствовало себя намного легче прежнего. Сейчас ваш покорный слуга находился на "плацу", как мы называем эту излюбленную поляну. Только что закончилась тренировка на выносливость, и надо было приступать к изучению Ки.

Уверен, если покажу плоды этих тренировок Айнеру, он сильно удивится!

Думаю, через месяц я смогу немного приблизиться к своей цели: технике полета... Но для этого надо очень много практиковаться.

Айнер мне рассказывал, что Ки - это внутренняя энергия, но, пройдя через большое количество практик, я понял, что можно контролировать Ки и вне тела. Пока что я научился манипулировать предметами на близком расстоянии: максимум два сантиметра. Разрезать, поднимать в воздух листочек менее чем на пять сантиметров - это уже был рекорд для меня. Если подумать, то возможно поднять не то что листок - а самого себя!!! Но даже после фокуса с листочком, я был на грани истощения - голова раскалывалась, а конечностей будто и не было... И думал я над этой проблемой уже не первую седмицу...

Пару дней назад мне приснилось что-то очень странное и жутко знакомое: желтая, пульсирующая пружина внутри меня сжималась и разжималась, будто второе сердце. Проснувшись, я пытался найти ее еще раз, но тщетно. Тем не менее мне было понятно, что достану ее, причем очень скоро...

Спустя несколько суток я снова стал экспериментировать с состоянием медитации... Мир вокруг меня полностью меняет краски, восприятие усиливается в разы, и кажется, будто я сейчас выйду из тела и смогу преодолеть любые расстояния за считанные секунды. Дыхание замедляется не то что вдвое, а втрое, в пять раз! Сердце бьется с десяток раз в минуту. Я наслаждаюсь этим состоянием...

Но наслаждению мешает желтая ниточка, выходящая из моей правой руки. Мысленно я хватаюсь за нее и иду по ней к ее истокам. Что-то подсказывает, что это именно то, что я ищу... Постепенно размеры ниточки, по которой я следую, увеличивается, она уже стала пульсировать так, что я подпрыгивал на ней. Поворот, еще один и...

Передо мной огромная желтая скрученная пружина, пульс которой чувствовался даже на таком большом расстоянии. "Нашел, нашел, нашел..." - повторяло мое подсознание. А до сознания еще не дошло, что надо радоваться...

Я резко открываю глаза, сижу пару секунд, и, улыбнувшись до ушей, кричу во всю глотку:

- Да! Я нашел ее!!! Айнер, теперь я тебе покажу!!! - я не сдерживал радости, подпрыгивая на высоту своего роста.

Но меня волновал еще один момент: моя масса. Если хорошенько подумать, то ее тоже можно изменять: я ведь объект, и можно просто изменить какое-нибудь поле вокруг меня... Но это казалось просто невозможным, по крайней мере, сейчас... Взяв на заметку подумать над этим в свободное время, я продолжил тренировку.

Теперь я отрабатывал удары с мечом, чему меня учила Маша. Честно говоря, не чувствую я меч или другое оружие, какое-то оно искусственное... Сделав упражнение, приступаю к ударам ногами и руками. Тут у меня получается куда лучше, чему я очень рад.

Но, закончив с этим, меня продолжает волновать вся эта ситуация с Тором и его отцом, что он мог такого еще рассказать... Наверняка теперь меня ищут не только в городе, надо бы сходить проверить, как там мои друзья.

Наспех закончив тренировку, я двинулся в Кинар. Эта дорога уже стала мне настолько хорошо знакомой, что я мог пройти ее с закрытыми глазами.

Кинар начинался не с ворот и стражников, ни с чего-либо подобного. Просто по бокам сперва появлялись очень редкие дома, скорее даже хижины, более объезженная дорога, а через какое-то время вырастали все более и более организованные и красивые усадьбы, киров было все больше и больше. И, на неизвестной никому границе, начинался сам Кинар.

Необходимо пройти всего пару десятков метров, и вот уже виден народ, идущий по своим делам, с которым я начинаю смешиваться, главное - недаром не задеть кого...

Вдруг плохое предчувствие - склоняю голову к низу, стараясь ходить поближе к домам. Чувства не подвели меня - за поворотом оказались приближенные Джиса (или Тора), когда я услышал часть разговора:

- ...Две дюжины?! Напасть на Тора и двух его охранников с двумя дюжинами киров?! - Двухметровый шланг отчитывал "маленького", по сравнению с ним, доносчика. - Эй, братва! - крикнул он властно на свою толпу: - Мы же "Армия Джиса"!? Мы не оставим это просто так, Череп! - Он ткнул пальцем в такого же огромного, сильного, и, конечно же, лысого мужика, - Оставляю тебя за главного, найдешь и доставишь мне этого мудака!

"Ну вот что ты будешь делать!" - в сердцах выругался я. Ложь, ложь, ложь! Везде, всюду, вокруг сплошная ложь! Хотя, чтобы не упасть в глазах подчиненных ему пришлось соврать. Никому не понравился бы командир, которого бы побил мальчишка.

Скользнув в тени, обошел их с правой стороны. Пока добирался до поместья Вики, приходилось прятаться в каждой подворотне: слишком много народу ищет меня.

Поворот, еще один, выпад на сто метров, притаившись в тени, выглянул из-за угла. Бегло осмотрев поместье, просканировав Ки, убедился, что состояние у Вики и ее отца вполне нормальное. Глянув по сторонам, скривился: слишком много глаз, надо найти более безопасное место для сканирования всего Кинара... Вот оно! В двухстах метрах от меня виднелся поворот в другую улицу. Туда мне и надо. Сразу после входа в арку стояла скамейка, непонятно кем и зачем поставленная в таком темном месте. Хотя, может быть, раньше тут было вполне хорошее освещение. Не слишком думая об этом, сел на нее. Она выдержала... Уже хорошо. Закрыв глаза, я начал искать друзей. Нашел-таки довольно быстро. Они были в километре отсюда. В нашем "секретном" местечке, которое мы придумали, что бы встречаться в Кинаре, на всякий случай.

Спустя пять минут я снова был в многокирном месте. Мимо меня прошла милая девушка, и я автоматически обернулся. Что-то в последнее время я стал оглядываться на девушек.

Действительно, я каждый день подвергаю опасности свое тело, так и умереть недолго, а одному помирать как-то не хочется... Айнер твердит, будто мне заменили память и поменяли мою сущность на абсолютно другого кира, и где гарантия, что я не был каким-нибудь убийцей или насильником? Стоит, ответил сам себе. Не важно, кем был я до этого, главное - что я такой, какой сейчас и я не позволю себе измениться в худшую сторону!

С таким оптимистическим настроем я подошел к ничем не примечательному зданию. Это и было нашей "секретной базой", точнее она была на крыше, ход к которой знали только мы. Поднявшись на третий этаж, я галантно постучался в наглухо запертую дверь (тут главное - не переборщить с силой). Никто не открыл, чего и следовало ожидать.

- Ребят, это Кай, - сказал я негромко.

Послышались шепотки по ту сторону замков, отодвинулся засов, и я быстро вбежал в тесную пыльную комнату, где стояли удивленные Дэн и Серин.

- Ты как нас нашел?

- Ну ты даешь! Мы же сами выбирали это место, забыл?

- Ясно, - махнув рукой, он распахнул объятия и игриво подмигнул, - ну, обними же меня, друг мой!

Мы рассмеялись и обнялись.

Вот люблю я, когда можно смеяться с друзьями, даже если на душе гадко.

- Вас никто не трогал? ­- Я был серьезно обеспокоен за ребят. Кроме них у меня никого нет. Как представлю, что я потеряю их, сразу в глубине души будто просыпается кто-то, кто-то злой и настолько знакомый...

- Все пока нормально, никто ничего не знает. Только нас беспокоит Вики - мы ее давно не видели, не знаем, как она там...

- Она сильная, сдюжит.

Проговорив еще некоторое время, так ничего и не решили, а лишь обменялись скудной информацией, и, не солоно хлебавши, ретировался с базы, и, вскоре придя назад на плац, завалился спать в штанах, стянув майку - было уже около десяти вечера. Завтра прилетает Айнер, надо хорошенько отдохнуть. С такими мыслями я провалился в сновидения.


***


- ...Как продвигаются дела, Тиэсай Саэмон?

Лидерский баритон кира, одетого в императорские красивейшие мантии, относился к другому киру в темном одеянии Убийцы, сидевшему за столом с другими уже отчитавшимися персонами вкупе с самим монархом во главе стола. Проходившее уже порядка двух часов заседание ведущих министров и приближенных монарха, можно было назвать плановым: государственные деятели отчитывались о внутренних делах, казначействе и других важных вещах, однако государь любил оставлять все самое вкусное и интересное на потом, и, наконец-то, пришла очередь разведки.

Перед всеми семью членами стола возлежали некие документы, не то с важнейшими данными, отчетами, а кое у кого прослеживались сложенные территориальные карты Адланда и иже с ним государствами-соседями.

Тот, к кому обращался Ревит III, сын Белетура Изначального, являлся мужчиной 30-40 летнего возраста, с большими черными бровями, хитрыми синими глазками и заплешинами над висками, придававшими ему особый шарм и некую серьезность, скорее даже грозность. Кашлянув, он прочистил горло и начал отчитываться, чуть повернув голову в сторону государя:

- Все группы заняли свои позиции в Восточном Округе, как и было обговорено в плане с министром обороны, - тут он переглянулся с сидящим напротив него мужчине 60 лет в военной форме, и они спокойно кивнули друг другу, соглашаясь, - поэтому в данный момент каждый ждет дальнейших указаний. Тени пока что ничего серьезного не сообщали. Редумская империя, выделившая двух воспитанников, которые прибудут в самое ближайшее время в качестве агентов по обмену, все еще испытывает некоторые проблемы в связи с пропажей одного, о чем мы уже сообщали.

Вздохнув, Тиэсай набрал в грудь побольше воздуха и продолжил отчитываться, мельком глянув в листочки перед ним:

- Что же касается внутренних дел, то наши ребята без лишнего шума накрыли резидентуру детей моря - Ревела, а в данный момент ведется допрос.

Молчание красноречиво говорило о том, что это все новости, и отрок Белетура ненадолго задумался, прикрыв рот ладонью, а после открыл глаза, властно приподняв подбородок кверху:

- Заседание окончено, все могут быть свободны.

В течении пяти минут в зале кипела бурная деятельность: мужи, отодвинув стулья, перешептываясь, покидали помещение, ни разу не обернувшись на государя, а когда их спины исчезли за закрытыми дверьми, слуги принялись убирать стол, на котором единожды перекусили государственные мужи от долгого заседания, задвигать массивные, красиво отделанные стулья из дерева и поспешно удалились из зала, оставив монарха наедине с магом, который присутствовал все это время здесь:

- А что ты можешь сказать?

Загорелый, беловолосый, с контрастирующими смольными бровями, синими, словно рябь моря, глазами и правильными очертаниями лица мужчина, возник из ниоткуда посреди залы, зависнув в десятке локтей от места, где восседали государственные мужи. Роннтар в данный момент отсутствовал и можно было, наконец, показаться. Его, на этот раз красная, роба показывала лишь половину кистей рук, часть кожаной обуви и оголенную тонкую шею, полностью скрывая ото всех его телосложение. Опустив взгляд так, словно указывая своим коротким широким носом на монарха, он, начав медленно спускаться вниз, заговорил:

- Все идет по плану, каждый день он все быстрей и быстрей переходит в мою власть, покамест никто ничего не заметил, - смотря прямо в глаза императору, на безупречном лице (хотя если присмотреться, можно было различить едва заметные полосы шрамов), ни дрогнула ни одна мышца, он даже ни разу не моргнул и не отвел взгляд в сторону, сохраняя хладнокровие и отчужденность, хотя откровенно врал.

- Когда же мы сможем приступить ко второй части плана?

Отрок Белетура словно пропустил вышесказанное мимо ушей, однако монарх был хитер, он знал, что могучий маг не имеет никаких обязательств перед ним и проверка не заставит себя ждать... И, держа руки за спиной, он сжал кулак, не показывая внешнего напряжения.

- В самое ближайшее время, мне осталось всего лишь окружить чужое заклятье своей силой и мгновенно, в один заход, словно Большая Вода, снести его блокиратор.

Немного помолчав, поиграв в гляделки, Ревит III ненадолго прикрыл глаза, помассировав веки своими сильными пальцами и снова воззрился на мага, который уже спустился на ковер в центр залы:

- Покажи.

- Я неоднократно повторял, что этот человек каким-то образом блокирует чары слежения.

И снова ни один мускул не дрогнул на лице мага, который давно расставил заклятья по периметру горы так, чтобы Убийцы бродили вокруг да около. Что-то типа вечного лабиринта. Те переча разведка никаких результатов не даст, и, хоть Джейк не являлся мозгоправом или шаманом, что не так давно доказал, использовал слабое заклятье той специализации, которой владел он хуже всего, и монарх, неожиданно даже для самого себя покивал, словно соглашаясь с магом и сказал:

- Добре, - а после эффект заклинания стал очень быстро спадать, однако осадок чуть более хорошего настроения и веры в мага останется еще совсем короткое время.

- Человек с ним?

Недолго потеребив не то от скуки, не то из-за чего-то еще локон своих недлинных, длинной в средний палец, волос, Джейк все-таки убрал руку, воззрившись на монарха:

- Всегда.

- Мы отправили Тень, авось что случится...

"Ага, конечно! Проследить за мной захотел!" - подумал про себя маг, а вслух сказал, пожав плечами:

- Воля твоя, но смею предупредить - там очень опасно, а человек способен почуять даже меня.

Однако монарх скрипнул зубами и отрезал:

- Ты можешь быть свободен.

- Есть.

Секунда - и в зале остался один отрок Изначального, в голове которого крутились разные мысли, но сводились они к одному: плану. Порядка пятисот агентов на позициях Зегх'тирской столицы - Теовонакро под прикрытиями, ждут сигнала и будут действовать четко по инструкции. Один из тамошних завербованных высокопоставленных мужей даже и не подозревает, что именно он станет жертвой для стравливания с другим государством, главное сейчас - всем своим видом показать, как мы его любим, уважаем, в нужный момент чешем за ушком... а когда станет необходимо - прирежем и глазом не моргнем. Ведь именно таких и необходимо пускать в расход с таким количеством компромата, да и пользы от него мертвого всяко больше, чем с живого.

Вздохнув, кир размял плечи, прошептав:

- Дела, дела... Когда же вы кончитесь уже?..

И, позвав слугу, приказал не беспокоить его в ближайшие несколько часов. Поклонившись, слуга исчез, а монарх, зевнув, побрел к ложе...


***


Проснулся я рано утром, прислушавшись к чувствам, и, не обнаружив Айнера, пошел к речке. Стоял туман, и свет не пробивался сквозь него. Прохладный воздух, подгоняемый ветром, забивался во все места на теле, неприкрытые одеждой, и при каждом его порыве я содрогался всем телом.

Быстро стянув штаны, я прыгнул в холодную воду. Только она сейчас могла меня разбудить.

Подплыв к берегу, я наслаждался этими сладкими минутами очень долго, так погрузившись в себя, что даже не заметил, как ненадолго задремал...

Мелькали какие-то образы, обрывки неизвестных мне мест: вот вывеска с баночками-скляночками, оружием и броней, вот чьи-то женские голоса, вот подворотни и закоулки... Все продолжалось спокойно и размеренно, но вдруг образы стали быстро-быстро меняться, образуя кашу, а чьи-то грубые разные мужские голоса смешались с предсмертными хрипами, и последние несколько образов - мертвые тела, а я склоняюсь перед ними.

В этот момент я, испуганно открыв глаза, забарахтался в воде, выползая на земляной берег. Пока кое-как надел довольно сильно помятые и дырявые штаны с майкой с длинными рукавами, то и дело прилипавшими к телу, почувствовал Ки в стороне плаца, и, обтерев наспех тело своей же одеждой, поторопился, на ходу припоминая сон - вроде какая-то чушь снилась...

Заприметил я их, еще сквозь кусты: две темные фигуры на фоне зеленого леса сидели на валуне, разговаривая о чем-то негромко, а в паре метров от них виднелся новый след "удачного" приземления Айнера. По нему было видно, что он устал: осунувшиеся плечи, помятая одежда, волосы в разные стороны и дышит не как всегда - бодро и энергично, а будто экономит драгоценный кислород.

Маша выглядела как и всегда: недлинные русые волосы ниспадали на плечи, легкая улыбка на лице и яркие игривые глаза, которые запоминались навсегда. При все при этом ее одежда, в отличии от Айнера, была более-менее ухожена.

Отдышавшись, Айнер кинул только одну фразу:

- Собирайся, мы идем в поход.

Зачем? Куда? Почему? Никто не собирался мне пояснять, а Маша только мило посмотрела на меня и кротко улыбнулась.

Пожав плечами, я развернулся в сторону своего лагеря и пошел собирать вещи, все еще ничего не понимая.

Спустя десять минут я уже подходил к тому валуну с котомкой на плече. Я был сильно удивлен, когда увидел прежнего Айнера, который совсем не был похож на утреннего: пропала та усталость, одежда была более-менее в порядке, да и сам он был как всегда строг и серьезен. Пока я шел до них на меня неустанно смотрели четыре ока, что очень стесняло... В итоге подошел я с красным румянцем.

Демонюка задумчиво посмотрел на меня, встал с валуна и кинул взгляд на Марию. Она прикоснулась ко мне, сняв с меня всю тяжесть, чему я был чрезмерно рад. Айнер кивнул подбородком делая знак, что бы мы шли за ним.

Спустя какое-то время я немного отдалился от Айнера, но все еще видел его широкую мускулистую спину, плавно переходящую сверху в накачанную шею, а снизу - в длинные сильные ноги бойца. Со мной поравнялась Маша:

- Усердно работал с оружием? - ее ярким, сияющим глазам нельзя было сказать "нет", а еще больше не хотелось, игривая улыбка исчезла с ее лица.

Эх, балда, не умею я врать...

- Ну, не то, что бы так усердно...

- Хмф!.. - женщина как-то театрально сложила руки на груди и подняла подбородок, явно показывая, будто обиделась.

Не понимаю, я ведь всего лишь сказал правду, чего обижаться?..

Звуки леса, что были так дороги мне, сливались в единую музыку и щекотали душу. То справа, то слева до нас доносились звуки диких зверей, в одном из них я узнал рык того саблезубика, коих в этих местах кличут вуранами, благо - Ки его чувствовалось далеко от нас. Неподалеку журчала речка, в которой я расслаблялся не так давно. И вот, сквозь листья я смог разглядеть на горизонте огромнейшую гору, которой нет названия. Слева ее склон напоминал ступеньки, да и сама вершина имела какую-то плоскую форму.

Спустя полчаса мы подошли к крутому подножию горы, которое вблизи казалось практически неприступным. Хоть я и не имел опыта лазания по скалам, но с первого взгляда никак не мог найти хотя бы одного мало-мальски подходящего выступа.

- Так, времени у нас в обрез, так что начинать будем со второй ступени.

- Ан... Айнер! Это безумие! Нельзя начинать сразу со второй ступени! Мы его погубим!

- Я уверен, он сдюжит.

- Но!..

Он ласково прервал ее.

- Маш, для начала просто попробуем, если ничего не выйдет, перейдем ниже.

- Разумно...

Да я!.. Я?!Чего-то не смогу?! Ну, держитесь! Вызов принят!!!

Айнер, схватив нас обоих за запястья, резко оторвался от земли, причем настолько резко, что у меня растянулась не то связка, не то нерв на руке, под локтем. А когда мы почти долетели, я глянул вниз и от страха схватил его второй рукой, невольно сглотнув. Примерно под тысячу локтей. Немного холоднее даже стало. Под нами виднелась достаточно ровная каменная площадка, и мы стали снижаться. До поверхности оставалось меньше дюжины локтей, вдруг Айнер остановился, мельком глянул на меня, и, что-то решив про себя, все-таки опустил нас на камень. Как только я почувствовал босыми ступнями холодную поверхность базальта, на плечи обрушилось неземное притяжение, которое буквально вдавливало в землю, словно на мои плечи облокотилось уставшее небо. Меня все вдавливало, а я сопротивлялся: дрожащие от натуги колени никак не могли найти для тела центр тяжести, и точно так же дрожащая спина пыталась выпрямить непослушное тело.

Наконец я выпрямился: глаза бешеные, лицо красное, пот так и льется, ноги дрожат от тяжести, дышу глубоко, прерывисто, с хрипом выходит воздух из легких. Это совсем не та масса, которую я испытывал ранее. Спустя десять минут я более-менее привык к этой тяжести и начинал потихоньку двигать руками и ходить. А Айнер с Машей, похоже, совсем не испытывали тяжести, спокойно разговаривая все это время друг с другом, а темы разговора я даже не слышал. Эти киры постоянно удивляют меня все сильнее и сильнее!

- Неплохо! - прокомментировал Айнер мои попытки научиться заново ходить: - Честно говоря, я даже не думал, что ты вообще выдержишь такую нагрузку...

Мы с Машей гневно посмотрели на него.

- Айнер! - воскликнула Маша, набросившись на руконогопашника: - Как ты вообще мог пойти на это?!

Айнер смеялся и закрывался руками от нее, будто его бить собираются.

Ну, нет, это слишком!

- Ах ты!.. Да я же тебя щас!..

Равернувшись в его сторону, "побежал" за ним. Погоня за демонюкой продолжалась порядка десяти минут, пока я не свалился от усталости, а изверг подошел ко мне.

- Лежачего не бьют, - все, что смог произнести я хриплым голосом.

- Тогда отдохни и начнем-с. Сегодня мы посмотрим, какой предел у твоего тела.

Отдых длился не более десяти минут. Как только Айнер крикнул мне готовиться к спаррингу, я мысленно проклинал себя за то, что согласился на обучение, да и вообще за то, что родился на свет. Родите меня кто-нибудь обратно...

Выдохнув, резко поднялся, от чего в виски будто молотом ударили. Схватившись за голову, пытаюсь хоть как-то усмирить боль и натренированное тело дало о себе знать: потихоньку боль отступала, а через минуту и вовсе исчезла.

- Готов?

- Конечно же, нет, - прошептал я самому себе, но тот либо не услышал, либо сделал вид, что не услышал.

- Тогда начнем!

Как только Айнер двинулся с места, я инстинктивно закрылся руками, ожидая чрезвычайной скорости и мощи удара. Секунду ничего не происходило, я осмелился немного развести руки в стороны и открыть глаза. Небольшая кувалда размером с кулак двигалась прямо в мое лицо. "Это кулак, дубина, кулак!!! Что же делать? Сейчас как прилетит мне... Но ведь он такой медленный? Попробовать уклониться?". Мысли пронеслись в голове в мгновение, я начал заваливаться влево, уходя от удара. Именно заваливаться, так как уклонением это нельзя было назвать. Да, я ушел из-под удара, но так больно ударился о твердый камень этой горы, что чуть не взвыл. Айнер терпеливо ждал, пока я поднимался. Маша, как всегда, неподалеку сидела на небольшом валуне и не столько следила за поединком, сколько размышляла о чем-то своем.

Кое-как поднявшись, ваш покорный слуга принял защитную стойку.

- О-о, твоя техника? Надеюсь, ты не применишь тактическое отступление, как в прошлый раз? - Айнер игриво подмигнул мне.

Я бы рад, но... Оглянувшись, по сторонам лишь крутой обрыв, а сразу после него виднелись лес, деревья которого напоминали маленькие тоненькие прутики... Некуда бежать.

- Эх, гад ты, все-таки...

Ответил я как-то устало, даже с ленцой, и напал.

Напал? Ну, это слишком громко сказано! Каждый шаг я впечатывал в скалу и ступня отзывалась болью; сделав всего лишь пару шагов, коленки уже дрожали от напряжения, и удара как такового не было. Я как будто ловил мух в воде.

Айнер, конечно, легко парировал мой выпад и сейчас начал заносить ногу для контрудара. "Я вижу! Я вижу его удар! Он слишком медленный!". Я действительно видел его. Но видеть и уклоняться не одно и то же. Не прямой, но все же чувствительный был удар в тело. Ребра туго хрустнули, я прокатился по камню мешком и затих на долгие десять секунд. Лежа на левом боку, чувствовал, как из носа капала кровь, а легкие отказывались дышать. Ко мне подбежал Айнер как раз в тот момент, когда горный воздух смог-таки протиснуться в легкие. Я закашлялся, из моего рта то и дело вырывалась кровь, а голову снова сжимали тисками. Наконец я расслабился на прохладном камне, даже не замечая крови. Лбом почувствовал легкое прикосновение и тотчас потерял сознание.

Очнулся я спустя пару часов, по крайней мере, так мне показалось. Затылком я ощущал что-то мягкое, и вдруг донесся Машин голос сверху:

- Ты как?

- Ну, было бы намного лучше, если бы меня никто не пинал, - я приподнялся, опираясь на руку.

- Уж извини нас, забыли мы про адаптацию...

- Да ладно, не сломаюсь от такого.

Махнув рукой, я попытался встать. Равновесие наряду с чудовищно давящей тяжестью то и дело не давали мне удержаться на ногах. На помощь пришла Маша: бодро вскочив, она придерживала меня за плечи и повела в сторону камня, на котором сама недавно грезила о чем-то своем.

Крепко держа меня, женщина посадила сперва меня, а потом и сама села по левую сторону.

Был уже вечер, темнело, а значит, я провалялся без сознания даже не пару часов, а много больше. Неосознанно подняв голову, любовался ночным небом, где сияли звезды, то появляясь, то исчезая в глубокой темноте. Облака практически не были заметны взору в это время, сливаясь с ночной мглой; иногда они плыли и прятали за собой по паре звезд, от чего я немного обижался.

- Маш, - она обернулась ко мне: - Расскажешь что-нибудь о себе?

Немного резковато поведя плечами, освободился от хватки девушки и отошел на пару шагов, вопросительно глянув на нее.

Полная луна прекрасно освещала девушку и все вокруг, и она склонила голову набок, не понимая вопроса.

- Ну, твое странное имя, а так же откуда ты, и где обучалась боевым искусствам, как познакомилась с Айнером?

Она на миг задумалась.

- Чем тебя не устраивает мое имя? Оно всего лишь не привычное для этой местности, а на моей родине это имя очень известно, - и, разочарованно вздохнув, продолжила: - Я не могу сказать тебе всего остального. Скоро ты все узнаешь.

- Что же, Айнер мне говорил что-то подобное. Мы с ним разговаривали на тему его родины и, честно говоря, я не удивлен подобным заявлением от тебя, - я сделал небольшую паузу, придумывая новый вопрос: - Маша, а ты знаешь что-нибудь о людях?

Она кивнула.

- Этого ты тоже не можешь рассказать? - осторожно спросил я.

Маша поднялась и подошла ко мне с сияющей улыбкой:

- Все, что я могу сказать - они такие же, как и киры.

Тут я вскинул руками, не имея ни малейшего представления о расе человеков:

- Ну вот еще! Ничего мы не такие же!

Девушка лишь коротко посмеялась.

Тут я, пошевелив шеей, потянулся, и понял, что уже надо бы спать...

- Ладно, мне на боковую...

Мария кивнула головой и я пошел за ней, каждую секунду ощущая невероятную тяжесть. Как раз выдалась свободная минутка, и я решил немного осмотреть местность, где надо мной ближайшее время будут издеваться два удивительных по силе мастера. Дьявольская ступень, коя мистическим образом вдавливала в землю, в диаметре составляла около пятисот локтей. С восточной стороны, то есть с той, откуда нас поднимал на себе Айнер, виднелся крутой обрыв. А с противоположной, где неизвестно почему лежало больше камней и сама поверхность менее ровная, на краях скалы будто бы выросли сталагмиты, преграждавшие путь. Вообще, эта ступенька напоминала мне сковородку, только в качестве пищи были не все мы, а только я...

А прямо передо мной в полсотни шагах возвышалась монолитная стена, высотой в полкилометра, являясь продолжением горы. От мыслей о всяких треклятых ступенях я чуть не навернулся, споткнувшись о небольшой выступ в скале, едва не сбив Машу. Мария оглянулась через плечо именно в тот момент, когда я искал центр тяжести, нелепо махая руками. Маша, к моему удивлению, лишь мило улыбнулась и зашагала дальше. Странно, я думал, она рассмеется или что-либо в этом духе, по крайней мере я, или кто-нибудь из моих друзей точно бы рассмеялся. "Нет, не понимаю девушек" - помотал я головой.

Вот и пришли. Лагерем-то наше пристанище и не назовешь: три каких-то плотных ткани вместо кровати, костер на голом камне и небольшое количество дров, примерно на ночь.

Не думая ни о чем и ни о ком я просто рухнул на ближайшую ко мне "постилку" в одежде, нутром чуя, что завтра будет необычный день.


***


Вокруг меня стояла непроглядная тьма. Я посмотрел по сторонам в поисках мельчайшего источника света и пришел к неутешительному для меня выводу: вокруг не было никого. Я чувствовал себя одиноким и, почему-то, брошенным.

Я моргнул.

Вдруг передо мной темнота начала формироваться, вырисовывая какие-то несуразные очертания. И вот, буквально в какие-то доли секунд все закончилось: спиной ко мне стоял мальчик (я знал, что это именно мальчик), с накинутым на голову капюшоном. Мы, или, скорее, он, стоял один в длинном коридоре, освещавшимся факелами, расположенными у потолка, до которых нельзя было дотянуться, просто вытянув руку. Видение, картинка, сон, не знаю даже, как назвать это явление, было настолько реальным, что я на секунду усомнился в действительности происходящего. Я видел каждую, даже самую маленькую деталь коридора, который окружал меня.

Это место было похоже больше не на коридор, а на общежитие: через одинаковое расстояние (примерно 20 локтей) стояли двери с табличками, на которых было написано (выцарапано?) готическим стилем имена, или что-то в этом духе. Так же я отметил, что этого языка я не понимаю. А жаль.

Неожиданно, в абсолютно пустом коридоре из ниоткуда возникли киры. Да, появились прямо-таки из воздуха! В такой же одежде, как и мальчик, только капюшона ни на ком из них не было.

Сразу же стало немного тесновато, а чужие голоса разрезали тишину ножом, заставив ненадолго нахмуриться. Я скользнул ближе к стене.

- ...Смотрите, вон он!

- ...Стоит в капюшоне. Да, он действительно странный...

- ... Тсс! Он может услышать!..

Голоса доносились сразу отовсюду, и невозможно было определить, кто именно из этой толпы людей недолюбливает паренька.

Я не мог прочитать таблички, однако отлично понимал речь, как будто знал этот язык всегда, хотя и он не был мне знаком - какой-то бредовый набор звуков. Такой парадокс меня немного озадачил...

Мальчик немного наклонил голову, кулаки его сжались. Только сейчас я заметил, что меня никто не видит (или очень старательно пытаются не замечать) и решил посмотреть на лицо мальчика. Я плавной походкой приблизился к нему и присел на одно колено, заглянув под капюшон.

Мальчик был совсем юн - не больше двенадцати лет. Тень капюшона скрывала его глаза, однако на него было больно смотреть: красное лицо, подергивающаяся нижняя губа, расширяющиеся ноздри, и слезы, неустанно скатывающиеся по щекам. Мальчик яростно и резко вытер лицо рукавом, стараясь, что бы никто не успел заметить его слабости.

Вдруг, как по волшебству, все киры вокруг исчезли, остались только мы вдвоем. Я бегло осмотрелся, и, не найдя ни одной души снова повернулся на мальчика.

Может показаться странным, но я ничуть не удивился, когда мальчик стал расти. В прямом смысле этого слова. Его плечи становились все шире, когда до моего роста оставалась едва ли одна голова, я заметил полные злобы глаза и недобрую ухмылку на его лице, а то и вовсе оскал хищника. Он, все так же не поднимая головы, потянулся ко мне и задел правое плечо. Моя рука перестала слушаться меня, и теперь нервно дергалась, в попытке избавиться от слабой хватки паренька.

Наконец, захват ослаб...


***


...Меня вышвырнуло из постели с такой силой, что я чуть не сбил Машу, которая с испугом сидела рядом со мной. Я бешеными и дергающимися в орбитах глазами смотрел куда-то вдаль, еще не совсем понимая, где я. Тяжелое и хриплое дыхание наряду с головной болью - не шибко хорошее начало дня.

Я медленно провел рукой по лицу, и, смазав какую-то жидкость на подобии воды, сильно удивился: тело было холодным, прямо-таки безжизненным.

Только сейчас я понял, что девушка все это время сидела рядом и что-то говорила. Я позволил себе немного расслабиться, лежа на теплой постилке.

- Просто плохой сон... - я надеялся, что мой голос будет хотя бы немного уверенным, а на деле получилось какое-то дряхлое кряхтение простудившегося старика.

Попытавшись встать, Мария позволила принять сидячее положение.

- Я попыталась тебя разбудить, но ты начал сопротивляться, а потом заплакал и проснулся.

Коснувшись лица, я теперь понял, что это за жидкость...

Прошипев "ясно", я оставался зол на себя: что бы ныть, да еще и во сне, и при девчонке! А повод?!

Мария все поняла и без разговоров куда-то отошла, а я, махнув на все рукой, попытался встать. Тяжесть никуда не делась и снова вдавливала меня в пол. Благо, через минуту отчаянных трудов я все-таки обрел равновесие и зашагал в направлении Маши, надеясь найти там Айнера.

Нет, ну что за киры? Либо я просыпаюсь один, либо меня будят пинками в бок, к тому же при первом случае я иду всех искать, а при втором как-то неприкольно...

Мои босые ноги шлепали по влажной поверхности скалы, местами поскальзываясь. Разряженным и тяжелым воздухом было тяжело дышать, но постепенно я привыкал. Резкие порывы ветра на такой высоте заставляли трястись мое тело так, будто стоял лютый мороз, хотя в Адланде всегда жарко; но я-то находился на приличной высоте, тем более, что эта гора была слишком странной и носила дурную славу. Несмотря на неблагоприятное утро, я все еще окончательно не проснулся и клевал носом, едва моргнув. Плотный утренний туман напоминал решето, когда сквозь него едва-едва пробивались лучики солнца.

Я снова вздрогнул, обняв себя за плечи.

"Ну и где же они?.. - раздраженно подумал я". Будто в ответ на мои мысли сверху послышалось:

- Что ты там топчешься? У тебя есть полчаса на завтрак и мы приступаем к новым тренировкам!

Я поднял голову на голос: Айнер парил в небе, его Ки описывало замысловатые фигуры вокруг него, иногда ярко вспыхивая. Это было завораживающее зрелище - именно так тренируют потоки Ки настоящие мастера.

И мысленно сжал кулаки:

"У меня тоже есть свой козырь! Скоро я догоню тебя!!!" Но, быстро вспомнив, сколько у меня времени, заторопился назад, прикидывая идеи "расправы", не забывая думать о завтраке...

Оставалось несколько минут до назначенного времени, когда я уже стоял в ожидании на новом каменном плацу.

С грустью вспоминая о любимой старой полянке, где меня хоть и пинали все, кому не лень (и даже кому лень) и всегда спасал от серьезных травм травяной настил, постучал ногой по скале, скептически посмотрев на нее:

- Ну и, а ты не дашь меня убить этим двум извергам?

Шероховатая, твердая поверхность скалы благоразумно оставила свое мнение при себе.

"Вот вредная" - Подумал я, направляясь к тому месту, где у нас с Айнером был короткий разговор. Все это свободное время я придумывал способ, который мог хотя бы и не обезопасить от травм мое худощавое и хрупкое тело, то сохранить жизнь...

Кир я, по натуре, любопытный, и меня интриговала сама мысль о какой-то новой (читай: еще более жестокой) тренировке. Как же это все-таки возбуждает (в хорошем смысле).

"Эх, выжить бы"... - мысленно вздохнул я, когда был уже на месте.

Отвлекшись на свои мысли, я не заметил, как ко мне подкрался кто-то сзади и положил руку на плечо.

- Что за?.. - я резво отпрыгнул, принимая в прыжке свою стойку.

- Ты чего? - Айнер удивленно посмотрел на меня.

- Ну, ты... Не пугай так больше! - я облегченно вздохнул, выпрямился и продолжил: - Убью ненароком, с моей-то силой!

Он снова удивленно посмотрел на меня и расхохотался:

- Силой? - сквозь смех и слезы проронил он, и, немного отсмеявшись, продолжил: - Поверь мне, огромнейшее количество киров, эллоров, людей и других сильнее нас. Ты только в начале пути, не обольщайся по этому поводу.

Я ненадолго замолчал, переваривая сказанное.

- Ты сказал нас? Что ты имеешь в виду?

Он вздохнул.

- Я всего лишь хочу сказать, что даже в такой маленькой стране, как Адланд, есть те, кто превосходит даже мою силу.

Я слегка обомлел.

- Но... - начал я, на ходу подбирая слова. - Но ведь ты смог выжить на войне, сумел подняться туда, куда не ступала нога кира, - я указал на вершину безымянной горы. - К тому же ты так легко переносишь эту чудовищную гравитацию, - я немного помолчал. - И вообще, я, конечно, не до конца понял, что такое механизмы, но по твоим словам они очень сильны, и ты смог противостоять им. Как же это возможно, что бы ты не был сильнейшим хотя бы в Адланде?!

Пока я произносил всю эту тираду Айнер стоял напротив меня и спокойно смотрел, скрестив руки на груди.

- Ну, возможно в Адланде я и сильнейший... Короче говоря, скоро ты все узнаешь.

"Скоро узнаешь, скоро узнаешь! " - передразнил я. Вот заладили-то, как им самим это еще не надоело?!

Пока я дулся на всех и вся, Айнер успел достать откуда-то черную полоску ткани и вертел ее в руках - видимо, искал середину.

И зачем она ему понадобилась?

- Кстати, а что это за новая тренировка? - немного с опаской спросил я, выдавив легкую улыбку и незаметно пятясь назад.

Он оторвал взгляд от ткани и медленно, с ленцой, перевел его на меня. Хищный оскал, взгляд исподлобья, а еще какая-то "аура" плохая вокруг него - все это немного напрягало... Нет, черт возьми, это СИЛЬНО напрягало!

Я моргнул и моментально все видение (если оно как таковое было) исчезло: Айнер все так же непринужденно стоял, держа в руках ткань. Тьфу ты, видимо, не до конца еще проснулся...

Вдруг демонюка подозвал меня, кивнув головой. Прогнав все глупые мысли, я решил-таки подойти. Это оказалась простая повязка на глаза, весьма плотная, скажу я вам, так как я не видел ничегошеньки с ней.

Изверг закрепил повязку замысловатым узлом у меня на затылке и отошел. А я пока свыкался с новыми ощущениями, а именно - подняв руки перед собой, пытался нащупать что-либо, неуклюже ступая и еще более неуклюжее спотыкаясь буквально о каждую неровность.

- Эй, эй, - послышалось через какое-то время не так далеко сзади: - Хочешь полетать? Там обрыв, - мне показалось, или этот гад ухмыльнулся?

Я не то, что остановился, я отпрыгнул метра на два, лишь бы не загреметь вниз. Обернувшись на звук мне очень хотелось высказать все, что я думаю об этом демонюке, однако я быстро взял себя в руки (помогла повязка) и лишь сдержанно выдохнул через нос, поджав губы. Мы молча стояли и смотрели (он смотрел) друг на друга, ожидая чего-то. Ну, я-то ожидал объяснений: зачем напялили эту штуку, что мне с ней делать и так далее. Айнер, как ни в чем не бывало, молчал.

- Ну и? - первым не выдержал я. - Что мне с этой штукой делать?

- Ой, а разве я тебе не сказал? - театрально удивился он, издеваясь надо мной: - Все очень легко: просто поймай меня, быстро бегать я не буду, так уж и быть.

Ох, ни черта себе! И как же я поймаю его с повязкой-то?

- Ну, и гад ты, все-таки! - в который раз повторил я, - Сам-то подумал, что сказал? Как же я тебя поймать-то смогу?

Я не знаю, что сейчас он делает, но наверняка либо премерзко ухмыляется, либо показывает мне что-нибудь не очень хорошее, либо и то, и другое... Кстати, я не говорил, что он сволочь и изверг?

- Как говориться на моей родине: попытка - не пытка! От нее еще никто не умирал.

Ага, остается надеяться, что поговорка работает и вне его родины...

Вздохнув, я неуверенно побрел на звук, осторожно делая каждый шаг. Подойдя, как мне показалось, на близкое расстояние я прыгнул вперед, надеясь схватить Айнера. Но не тут-то было, обнял я всего лишь воздух, глупо прыгая на одной ноге и пытаясь найти равновесие.

- Я здесь.

Ух, этот изверг еще и издеваться будет! Тем не менее, я обернулся на звук, и, рассчитав примерное расстояние, решил быстрым налетом выиграть. Снова промах, на этот раз я обнял землю. Не очень-то приятно, а если быть честным - очень неприятно обнимать камень, причем носом...

- Снова промазал, - он уже откровенно издевался надо мной.

Вот примерно в такой манере он "тренировал" меня около трех часов, иногда вставляя веский пендель, когда я, по его мнению, расслаблялся слишком сильно, так что мне еще пришлось и отбиваться. Я проявлял чудеса находчивости, нападая все время разными способами, заставляя Айнера сбиться с толку. Хотя, наверняка он просчитывал меня в секунды и сам позволял подобраться близко к нему, поэтому все мои попытки не увенчались особым успехом. Так, пару раз я сумел всего лишь немного задеть край его одежды, после чего радовался как ненормальный, прекрасно понимая, что не будь на то воля Айнера, я не смог бы даже приблизиться.

Фу, прочь плохие мысли, я тут радуюсь за себя любимого, а вы мешаете!

...На чем я там?.. А, ну да, в последние полчаса я не мог нормально ориентироваться в пространстве: слишком большая нагрузка на слух, и любой шум вызывал у меня миниатюрную наковальню в голове, которая была ужасно назойливой и не давала сосредоточиться. В связи с этим каждый звук был слышен везде, а иногда вообще невозможно было определить его источник. Я еще никогда так не уставал, и даже боль в икрах меня не так доставала сейчас, как собственные уши. Приходилось выжидать момент и нападать как вураны: молниеносно, не жалея сил. Когда Айнер объявил отдых, я в это время летел на его голос и упал на середине пути без сил, не заботясь о травмах.

Кое-как перевернувшись на спину, я стянул с глаз чертову повязку и открыл глаза. Ослепительный яркий свет впился в мои глаза, словно острый нож, невольно потекли слезы, я быстро прикрыл очи руками.

Спустя какое-то время более-менее привык к свету и уронил уставшие руки на камень. Ужасный зуд в голове все еще не прошел, майка прилипла к вздымающейся груди, а горький пот, казалось, градом скатывался по лицу и даже не думал останавливаться. Мышцы на ногах с наслаждением расслаблялись, а боль была даже в какой-то степени приятной. Я чувствовал буквально каждой частичкой тела, как кровь разливается по мне, особенно она бежала к ступням, которые наверняка были все в порезах, а то и кровоподтеках и синяках...

Я же просто валялся, раскинув руки в разные стороны, и смотрел в абсолютно чистое синее небо. Сейчас для меня каждый шорох был подобен грому, от чего становилось ужасно больно в голове.

- И..., - я почему-то был уверен, что изверг рядом: - Для чего эта тренировка? Мне кажется, что мои чувства притупились...

Изверг действительно был рядом, так как ответил практически мгновенно, отчего мне показалось, что эту фразу он заготовил заранее:

- Честно говоря, это был эксперимент, и, похоже, неудачный...

У меня не было сил сказать что либо, хотя в голове копошились очень даже неприятные мысли, для Айнера неприятные, конечно же! Но любая мысль, что появлялась в голове, как-то плавно исчезала, не оставляя следа.

- Ладно, поднимайся, пойдем обедать, потом еще не помешало бы тебе поспать. После чего продолжим, не перенапрягая тебя.

- Ух-х, - делая страшные потуги, я встал, кряхтя на ходу как заправский старпер. Едва выпрямившись, равновесие отказывалось работать стабильно и меня качало в разные стороны как маятник, а руки извивались в демонических узорах. Добавить еще головную боль, абсолютную нечувствительность слуха, спазмы в ногах и получается а-ля живой труп. Да, да, это я, аплодисментов не надо.

Меня вовремя подхватил Айнер, когда я уже было плюнул на свои порывы трезво стоять и захотел завалиться спать. Мне понадобилась целая минута, что бы понять, что я лечу. То есть летит-то Айнер, а я повис тут как мешок с... Неважно! Просто как мешок...

Спустя какое-то время меня опустили на что-то довольно мягкое, и нос учуял еду. Живот вредно заурчал. Я еще не до конца понимал, где источник запаха и глупо вертел головой, после чего меня буквально уткнули перед тарелкой с мясом и запихивали в рот с двух сторон большие куски. Оставив на Айнера и Машу всю "грязную" работу, сидел и довольно медленно жевал мясо с отсутствующим взглядом, который и направил перед собой.

Я бы так и смотрел в одну точку, изредка моргая, дабы не разболелась голова. Но вот незадача: еда кончилась. Все, что мне сейчас хотелось просто нестерпимо - сон. Посидев в такой позе еще несколько секунд, я начал заваливаться на бок и отрубился прежде, чем коснулся головой земли.

Пробуждение было не из приятных. Начнем с того, что я вообще не хотел просыпаться, к тому же все мышцы ныли, а в голове завелась маленькая наковальня, которая отдавалась звучными басами при любом шорохе. Решив еще подремать, я перевернулся на спину и попытался уснуть. Как назло сна не было ни в одном глазу, и я решил уже вставать, но вдруг краем уха я уловил разговор Айнера и Маши на неизвестном мне языке:

- ...Йенд хикьлоксен иинечет в, Юиссор в ясьтунрев омидохбоен ман, - Айнер ненадолго задумался и продолжил: - Теагярпан ьнечо янем отэ и, олшозиорп мат отч, юеми ен яитяноп ай.

- Ьчомоп ман мечин тежомс ен но, йобос с оге ьтязв межомс ен ым, вотог ен еще Йак он. - Мне показалось, что Маша посмотрела на меня. - Узаб юуньлетазябо мин с ьтичноказ омидохбоен енм, янд авд-нидо зереч окьлот от, онжав кат отэ отч, ьшеатичс ыт илсе.

- Оньлетивтсйед, - Айнер помолчал: - имяинанимопсов имыннатачепаз оге с оназявс от-как отэ онжомзов енлопв... Умен к ястисонто но как, аледив амас ьдев ыт он. Юижуро ьтичубо огонмен оге ешчул. "пд" с ыб ятох ясьтиварпс ыб отч, енвору мот ан ен он, етосыв ан, онченок, алис яаксечизиф оге...

- Онжомзов.

Некоторое время они молчали, похоже, поняли, что я уже не спал и вовсю слушал их непонятный диалог. Говоря на этом эксцентричном языке, они то и дело глотали окончания слов. Это значило только одно - владели они им в совершенстве.

Наконец я решил открыть глаза. Уже был поздний вечер, на безоблачном небе виднелся океан звезд, и диск луны, на котором плясали маленькие тени птиц. Приподнявшись на локте, я поискал взглядом своих мастеров, ну, или учителей, даже не знаю, как их называть... Хотя нет, знаю - изверги-демонюки! Они стояли в метрах пяти-восьми от меня и озадаченно смотрели в мою сторону, решая что-то про себя.

- Кай, - наконец окликнул меня Айнер. - Подойди-ка сюда.

- Легко сказать, - пробубнил я.

Кое-как поднявшись на ноги, я выпрямился. Но ненадолго - закружилась голова, и я бухнулся на землю, сразу же скрестив под собой ноги, глядя на Айнера немного пьяными глазами.

Видя мое состояние, тот побрел ко мне, кивнув Маше головой.

- Тут такое дело... Через пару дней нам снова необходимо будет улететь.

- Ясно, - безвкусно произнес я.

- Кай, - в разговор вступила Маша, - Эти два дня ты будешь тренироваться только с оружием.

Я мгновенно вскочил на ноги, напрочь забыв о боли.

- Что?! Почему?! - я был ошарашен так сильно, что даже не позаботился о чувствах Маши.

Маша обиженно опустила голову, и мне показалось, будто в ее глазах блеснули слезы.

- Ой, Маш, извини... - Я даже не заметил, как вскочил на ноги: - Я имел ввиду, что... я бы хотел... в общем не понимаю почему я должен тренироваться только с оружием.

Маша будто и не слышала меня, думая о чем-то своем. За нее ответил Айнер:

- В общем, через два дня, - тут он глянул на Машу, которая уже более-менее простила такого идиота, как я, и внимательно слушала разговор, - мы тебе все подробно объясним.

- А почему бы не сейчас? - Быстро спросил я, надеясь увидеть смятение на его лице.

Айнер легко парировал мой выпад:

- Потому что у меня дурное предчувствие, - ответил он, сосредоточенно глядя куда-то в небо надо мной, будто кого-то увидел.

Айнер немного прищурился, потом помотал головой, будто освобождаясь от видения. Я невольно оглянулся и, конечно же, не увидел ничего кроме вечернего неба.

- Я на сегодня, надеюсь, свободен?

Он, глянув на меня сверху вниз, махнул рукой:

- Думаю да, ты сегодня и так вымотался.

Я обомлел. Вот те раз! Айнер меня пожалел? Это где такое видано-то? Скоро конец света, никак?

Изверг будто и не заметил моего состояния. Наоборот, он развернулся, предварительно снова мельком кинув взгляд в небо надо мной, и, оттолкнувшись от земли, скрылся в вечернем сумраке. Только сейчас я заметил, что Маша тоже была встревожена, или это все мое воображение, а она все еще дуется на меня?

Махнув на все и всех, я лег на свою подстилку, быстро уснув скоро - сказывалась усталость, хоть я не так давно и совершенно не хотел спать. Мне снились абсолютно бредовые сны, где я бегал от кого-то (или за кем-то) не видя ничего, будто лишили зрения. За ночь я несколько раз просыпался в холодном поту и, перевернувшись на другой бок, снова принимался досматривать сон.


***


Кир в сине-коричневой робе и капюшоном на голове парил над великой столицей искуснейшей страны Адланд - Салидон. Под его ногами плавали теплые струи воздуха, а одежда колыхалась от сильного ветра на высоте птичьего полета. Закончив "обрабатывать" головы некоторых Убийц слабыми заклинаниями, маг долгое время отдыхал, и сейчас чуть подкопив силы, творя исчезновение, глянул под ноги на копошащийся снизу сброд, ухмыльнулся и полетел далеко за пределы Салидона.

Игривые мысли мелькали в голове единственного мага, перескакивая с одной на другую, пока он, используя левитацию, приближался к месту тренировок Альтаира - равнине рядом с горой Арарат, на которую никто из ныне живущих киров никогда не взбирался. А все дело в чудовищной гравитации, которая повышается по мере приближения к вершине.

Наибольшая высота была зарегистрирована более сотни лет назад Ван'терхом на высоте третьей ступени, которая и была названа терховщиной в честь этого неизвестного исследователя, чьи кости до сих пор хранятся там, когда он во второй раз хотел подняться на вершину.

Ходили слухи, что он вовсе и не был киром, а являлся, собственно, гномом, направленным королевством Ремурия за восточными горами Анкахет! В это можно было поверить, тем более, что раньше ни одному киру не удавалось преодолеть даже первую ступень, что уж говорить о второй!

Да, поверить можно было... Если бы кто-либо когда-либо видел этих гномов! Ведь это всего лишь в легендах они упоминались наряду с Богами типа Катарсиса или того же Бога Войны - Зарефа и эльфами, или, как называют последних - Перворожденными! Кстати да, надо бы заняться этим в свободное время... Посетить парочку белых мест на карте и разузнать все, что до этого было неизвестно. Какое же это великолепное, пьянящее чувство - лететь на высоте более тысячи метров в невидимости, и знать, что ты единственный маг в мире!

Джейк, а именно так звали мага, мог уничтожить любую внешку (внешнюю страну) и обрести власть и могущество во всем мире... Если бы захотел.

- Разве это интересно? Разве не возбуждает то чувство, когда напротив тебя целая армия, не подозревающая о твоей силе, или один из сильнейших мира сего - Убийц, или когда ты по-тихому гадишь в какой-нибудь тайной организации или любом государстве, зная, что не будешь раскрыт? А даже если и будешь, у нас есть вот это... - Так все время отвечал себе (и не только себе) Джейк, держа в руках внушительную по размерам бело-алую переливающую сферу, вокруг которой летали полоски живой неизвестной материи.

Это зрелище одновременно пугало, завораживало, интриговало и заставляло неотрывно держать на себе взгляд. Красивое заклинание Джейк называл Алой Смертью, вполне оправдывая свое название. Небольшой шарик размером с ладонь этой смерти может стереть в порошок половину деревни Кинар, если только понадобиться.

...Представляющий это действо, летящий в облаках Джейк не смог сдержать ухмылки. Неожиданно, доселе летевший непререкаемо горизонтально маг, взял крутое пике и устремился камнем вниз, к земле, словно ястреб, охотящийся за мышкой. Воздух разрезало и он издавал тонкий, высокий звук.

Хлоп! Маг остановился настолько резко, что весь воздух под ним негромко хлопнул и, уплотнившись, проплыл вниз на несколько локтей, после чего рассеялся.

Джейк завис в воздухе над поляной и недоуменно искал глазами фигуры Альтаира или кого-нибудь еще, однако спустя десяток минут так и не смог найти никого.

Плести поисковое заклинание, одновременно поддерживая невидимость и левитацию - то еще садомазо, особенно если учесть, что ни одно из этих заклятий не является его специализацией!.. Но ничего, маг был более-менее опытный и легко справился с этой задачей, разбросав поисковые сети по всей равнине.

Спустя пять минут, так и не найдя никого кроме обитавших на ней зверей, маг сильно удивился. Решив применить заклинание поиска по следам, он снова сплел заклятье и привязал к нему ауру Альтаира.

- Есть!

Проследив за ниточкой, тянущейся от равнины, его челюсть свисала все ниже и ниже. След Альтаира вел на...

- Вторая ступень!? Он с ума сошел!?

Повинуясь секундному порыву эмоций и несдерживаемой ярости он невольно снял контроль со своих магических резервов и магия выплескивалась волнами из его существа. Успокоившись, на что потребовалось менее минуты, он принялся спешно собирать энергию назад в резерв. Но вдруг почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд. Открыв глаза, и, ежесекундно выставив перед собой защиту с контратакующими заклятиями, он увидел всего лишь одного человека, который свободно парил в воздухе перед ним в двадцати-тридцати метрах.

Человек удивленно смотрел будто сквозь Джейка, "стоя" в защитной стойке с поднятыми руками и прижатыми локтями к бокам. Он еще с минуту неотрывно держал взгляд на том месте, где недавно почувствовал всплеск силы. Этого времени с лихвой хватило магу, что бы окончательно собрать выплеснувшуюся энергию. Человек удивился еще больше и стал подозрительно озираться по сторонам, даже не подумав убрать защиту, а наоборот - сгруппировался еще сильней, согнувшись так, что его руки закрывали половину лица и весь корпус. Убедившись, что он снова стал невидим для глаз этого человека, он бегло осмотрел его.

Стоило отметить, что новоиспеченный учитель Альтаира был одет очень эксцентрично не только для Адланда, но и для внешних. Это обстоятельство сильно озадачило мага. Такой одежды он никогда не видел, даже в первый раз когда человек встретился с Альтаиром он был одет более подобающе для здешних...

На нем была светло-синяя легкая туника без рукавов, свисавшая до пояса, на груди красовалась надпись на неизвестном для Джейка языке, исполненная в желто-черных тонах. На левом запястье виднелось что-то вроде браслета с небольшим округлением по центру и тремя стрелками, одна из которых, самая тонкая, быстро двигалась, на зависть остальным. Штаны, как убедился после длительного изучения сего объекта, были чересчур непонятными - будто сшитые из толстых темно-синих ниток, они собирались в складки как тряпка и по бокам имелись какие-то углубления, похожие на кишень.

Между тем тот медленно опустил защиту и выпрямился, продолжая сверлить взглядом сквозь Джейка. Спустя минуту он спиной вперед полетел в сторону Арарата, постепенно исчезая из виду.

Маг задумчиво покачал головой - он не ожидал, что Айнер, как услышал в разговорах Джейк, настолько осторожный, что за какую-то секунду успеет почувствовать его.

На всякий случай, проверив невидимость, маг тронулся за ним.


***


- Что случилось?.. - с тревогой спросил я, когда Айнер снова оказался в поле зрения, неожиданно взлетев прямо посередине нашего с ним спарринга.

Он стоял спиной ко мне, поза его была будничной: руки вдоль тела расслаблены, ноги чуточку не доходят до ширины плеч... Но он явно был напряжен - это было видно по сокращающимся мышцам спины и рук, по немного дерганым движениям пальцев.

Некоторое время он молча сжимал и разжимал кулаки, смотря неотрывно в одну точку, потом, немного повернув голову в мою сторону, промолвил:

- Наш общий знакомый пожаловал, давно его не было...

Самым интересным в этой маленькой фразе было то, что Айнер был абсолютно уверен в достоверности сказанных слов, а ведь я ничего не почувствовал!

Быстро оглядев небо вокруг себя, готов был поклясться: я не чувствовал никакого изменения, насколько же мой русоволосый друг силен?..

Мария, смотревшая вслед Айнера, когда тот улетел, спросила:

- Так это тот, о ком ты рассказывал? Так он еще и летает...

- Ага, я тоже был сильно удивлен в первый раз...

- Но что же ему нужно? - решился вслух произнести мысли каждого из стоявших здесь.

- Возможно зачем-то наблюдает, возможно давно хочет сделать что-то, да мы мешаемся, но в одном я уверен почти на все сто: именно из-за него весь этот сыр-бор с тобой.

- А почему почти?

- Потому что в его действиях нет логики. Если он специально сделал то, что сделал, то почему оставил тебя одного да без присмотра кого-либо? Слишком много вопросов...

Сказав это, он невольно заставил всех задуматься, и тишина продлилась еще какое-то время, а после встревоженный Айнер кинул мне:

- Отдыхай пока.

А после повернулся к Марии и коротко отрезал на своем языке с проглатыванием окончаний:

- Ьтировогоп одан, - короткий кивок и они отошли на пару десятков метров, хотя в этом и не было необходимости - я ведь все равно не знаю их языка.

Оставшись сам по себе, я пожал плечами и принял единственно верное решение в этой ситуации -совершенствоваться владеть своим Ки.

В этом занятии мне нравилось то, что можно было принимать абсолютно любую удобную позу, главное - расслабиться и научиться контролировать себя, свое тело и движение Ки.

Недолго думая, я лег прямо на камень, благо, день был погожий и солнце пекло во всю. Закрыв глаза, представил себя со стороны немного другим зрением, я называл эту технику - Око Истины.

Передо мной нагловато посапывал, иногда морща лоб, кир. На его лице красовался темно-бурый рваный некрасивый шрам. Часть брови была будто бы срезана шрамом, а тонкий острый конец его почти достигал губ. Его темные длинные волосы раскидались по прохладному, кое-где покрытому мхом, камню. Темная полурубашка-полумайка без рукавов, разодранная в некоторых местах и с рваными краями наряду с такими же темными оборванными в схватках штанами, создавали вид некоего разбойника, отдыхающего после удачного ограбления, ну, или по-простому - плебея. Вдоволь насмотревшись на себя, я, наконец-таки, принялся за Ки.

Ставшим уже привычным движением, отыскал ближайший поток Ки и начал с ним "жонглировать" - заставляя энергию принимать различные виды, будь то спираль, сфера, или просто вытянутая палка.

Вбирая Ки из своих внутренних резервов, я увеличивал "цирк" и уже прилично устал, а надо было сделать еще столько всего...

Наконец, размявшись, я принялся за саму тренировку. Заново представив себя, я попробовал взлететь. То есть заставил себя плыть по Ки, поднимаясь все выше и выше, на сантиметр, второй... За минуту мне удалось взлететь на сотую часть локтя, после чего я остановился, не в силах продолжать движение. Возвращение в собственное тело из эфирного было не слишком приятным. Точнее оно было совсем неприятным. Никогда. А уж тем более после такой изнуряющей тренировки.

Возвращался я в себя не постепенно, как полагалось, и как я делал всегда, а мгновенно. В эфирном теле я не чувствую боли, усталости и любой слабости, но не могу двигать никакой частью тела.

...Я открыл глаза, нет, не так. Ваш покорный слуга распахнул глаза так, что почувствовал, как они выпали из орбит и уже жили своей жизнью. Одновременно вдохнув огромнейшую порцию разреженного горного воздуха, закашлялся и упал с сантиметровой высоты на спину, поняв всю абсурдность данной теории - плыть по Ки ни к чему не приведет: энергия закончится быстрее, чем я взлечу.

Потирая ушибленную пятую точку, я медленно и со вздохами приподнялся на локте и, мельком глянув на горизонт, продолжил занятие.

Близилась ночь, а меня до сих пор никто из учителей не потревожил. Решив выжать из себя очередной предел, я с дьявольским усилием скручивал мышцы пресса после чего без сил падал на мокрый и холодный от пота камень.

Восемьсот двадцать, восемьсот двадцать один, восемьсот... - считал я, каждый раз касаясь голой спиной камня.

В очередной раз, с кряхтением упав на землю, я решил немного отдышаться.

С усилием повернувшись на правый бок и положив руку под голову, я смотрел на солнце, которое уже окрасилось в красновато-оранжевый цвет и медленно садилось за горизонт. Я так и смотрел перед собой, не моргая, и не заметил, как провалился в бездну сна.

Проснулся я от нестерпимого зуда - спину обжигало чем-то невероятно горячим, словно искусный кузнец нагрел докрасна металл и решил заклеймить вашего покорного слугу. Решив встать, и, сделав титанические усилия подняться, обнаружил, что рука, на которой я спал, онемела. Так, с одной рукой я занимался утренней "гимнастикой", а именно пытался почесать зудевшую спину. На заднем фоне в спешке кто-то переговаривался и собирался, но я не так сильно обращал на это внимание - у нас по утрам часто происходит что-нибудь необычное для нормального кира (пробуждение пинком, или утренний ледяной душ)...

И все-таки любопытство взяло верх, и я обернулся - правую, обвисшую в нелепой позе руку, немного покалывало, и к ней потихоньку возвращалась чувствительность.

Айнер проверял крепеж странной сумки, лямки которой сидели на его плечах. Сам же он на этот раз надел не безрукавку, как всегда, а что-то наподобие темного свитера. Его глаза, если присмотреться, выражали глубокую усталость, несмотря на его возраст, и были наполнены скорбью, которая врезалась в мое сознание и от этого на мгновение замирало сердце.

Убедившись в прочности сумки он еще раз обернулся и глянул на Марию, которая давно была уже в полной готовности и будто бы ждала только этого сигнала. Плавно отпрянув от скалы она зашагала к Айнеру, одетая в топик (как представила сей аксессуар сама девушка), показывающий во всей красе ее загорелый живот, а в меру обтягивающие штаны под названием джинсы, о которых мне рассказывал не так давно Айнер, только подчеркивал тонкие, но тем не менее сильные ноги этой особы.

- Куда это вы опять?

Айнер кинул на меня взгляд полный неожиданности, видимо он думал о чем-то своем все это время, что даже не заметил меня...

- Ты не сказал ему?

Айнер отвел взгляд куда-то в сторону:

- Я все думал говорить или не говорить...

Вдруг мужчина выдохнул и присел на близлежащую небольшую каменюку, заговорив:

- Начнем с того, что мое настоящее имя - Андрей, а "Айнер" я придумал для того, чтобы тебе легче было говорить со мной.

Я попытался произнести его теперь уже настоящее имя и понял, что он прав - на кирвите выговорить это было немного трудновато.

- ...Я думаю, наверняка тебе ничего не даст информация о моем родном городе, моей стране и так далее, так что все, что я могу сказать, это то, что родился я в 2054 году в огромнейшей стране, название которой тебе ничего не даст.

- Но ведь сейчас всего лишь идет 385 год от Большой Воды?!

Айнер, то есть Андрей, поднял руку, давая мне знак остановиться.

- Пожалуйста, не перебивай, - после этих слов я так удивился, что на время потерял дар речи - Андрей никогда не говорил в таком спокойном тоне, скорее он был раздражительным, когда его перебивали: - Если говорить коротко, то мы, - он глянул на Машу (надеюсь это ее настоящее имя), - из будущего, очень далекого будущего. По моим подсчетам, мы прыгнули во времени примерно на тринадцать тысяч лет в прошлое.

Сердце провалилось в пятки. Тринадцать тысяч лет?! Что он несет?! Каким образом он "прыгнул" во времени? Это же невозможно! Что за глупость?

- Я вижу, у тебя за столь короткое время скопилось множество вопросов, но это очень даже хорошо. А теперь ты должен ответить мне, - медленно вдохнув, он встал с камня. - Поможешь ли ты нам?

Я стоял в недоумении, долго не понимая того, что мне сказали.

Наконец до меня дошел смысл его слов, и я вопросительно посмотрел на Андрея:

- Помочь? Но чем?

- Нам нужна будет твоя помощь, помощь Альтаира. Возможно, я знаю, как выиграть в этой бойне...

Альтаира? Что он имеет в виду? Кто это? После произнесения этого слова в голове начинало теплиться некое чувство дежавю...

- ...Но как я... У меня тут еще дела некоторые... Как...

Я сильно сомневался насчет этой авантюры, однако смертельно опасное чувство некоего существа, сидящее где-то глубоко во мне, вырывалось и кричало, что бы я согласился.

Ваш покорный слуга уже почти сдался, и Андрей, видя мои сомнения, подсказал:

- Можешь не отвечать прямо сейчас. Сегодня нас уже здесь не будет, а взод останется еще активен около трех седмиц, за это время ты должен решиться - ты с нами или без нас.

- Как же я найду ваш "вход"? Где он находится?

- В этом-то и основная проблема... - Он немного помолчал и продолжил: - Так называемый тобой "вход" находится в Зегх'тире.

- Зегх'тир? Я что-то слышал об этой империи... По-моему она тоже закрытая и находится где-то недалеко от Адланда?..

- В чем-то ты прав, но не суть. В целях безопасности, - тут он мельком глянул в небо: - я не буду сообщать тебе точное местоположение портала, или, как ты его называешь, "входа". Я просто оставлю там сгусток Ки. Надеюсь, мои тренировки не прошли даром, и ты достаточно продвинулся в управлении Ки? - тут он по-дружески усмехнулся.

Да уж, - подумал я про себя. Не только продвинулся, но и продолжаю двигаться дальше!

Мы так и стояли напротив друг друга и смотрели в глаза. Я никак не хотел принимать тот факт, что мы с ними видимся последний раз, ведь я до сих пор не определился...

Вдруг Андрей протянул мне правую руку и выразительно посмотрел на меня.

Я не понимал, что он хочет от меня, поэтому протянул левую.

- Дубина, правую!

Раздражительный тон Андрея, рассмешил Марию, а я чуть покраснел.

Быстро исправившись, резво протянул ему правую, ожидая непонятных последствий.

Неожиданно моя рука оказалась в стальных тесках. Черт возьми, я на такое не соглашался!

Ну, отлично, захотел посоревноваться в силе? Я не уступлю своему учителю-садисту, -рассуждал я, так же с силой сжимая его кисть. Но не тут-то было, как бы я не старался, он не ослаблял хватку ни на секунду.

Он так же неожиданно отпустил мою руку, оставив меня глупо хлопать глазами. Наверняка это какой-то ритуал прощания. Оставлю Андрея со своими заморочками...

Далее ко мне подошла русоволосая наездница Андрея:

- Надеюсь, ты все-таки поможешь нам.

- Постараюсь, - честно ответил я, пожимая плечами и смотря куда-то под ноги.

Я думал снова повторится недавний ритуал, однако Маша улыбнулась и прошептала:

- До встречи, - так тонко намекнув, она отпрянула и длинными шагами подошла к Айнеру, то есть к Андрею.

Мужчина поднял на руки Машу, а она, обняв его за шею, мельком глянула в мою сторону и что-то сказала нашему "летуну", как мы его называли за глаза.

Тот даже не оглянулся. Вот гад! Согнув ноги в коленях, мужчина прыгнул со скалы вниз, мгновенно исчезнув из поля зрения. Через несколько секунд он, поднявшись в воздух, начал разгон в сторону предполагаемого мной Зегх'тира. Я мысленно продолжил линию и запомнил про себя траекторию полета.

- Ну что ж, - сказал я сам себе: - Теперь я один одинешенек.

Вокруг меня стояла смертельная тишина, которая никогда не могла найти места при Айнере (пардонте, Андрее), и лишь одинокий ветер заставлял навострить уши, все так же осторожно оглядываясь. Если это существо еще рядом, то оно слышало, что те переча мне никто не поможет... Страшно, блин, но дорогу осилит идущий!

Сказать по правде, я немного побаивался высоты, и, находиться более одного километра в полном одиночестве, для меня было не совсем приятно. Точнее совсем неприятно, тем более на этот раз спасать меня, гремящего с многокилометровой высоты, никто не будет. Остается разве что научиться летать прямо во время падения... Что на грани безумия и пороге глупости.

Оставалась еще одна проблема, которую решить было немного трудновато, а именно - самостоятельно спуститься с этой чертовой горе-горы. Решив отложить все проблемы на завтра, я начал основную тренировку Андрея, целый час потратив на взрыв мышц и их разогрев. На самом деле я никогда не делал разминку, даже на подпольной арене, считая это глупостью, якобы разогреюсь прямо в бою. Андрей не то, что настаивал на этом, он ЗАСТАВЛЯЛ меня делать ее перед каждой тренировкой. Я лишь смеялся про себя над его аргументами, но в одну из тренировок он резко повысил нагрузку и я порвал мышцу на правой ноге. Боль была дикая, но с моей невероятной регенерацией и Машиным знанием медицины я был как новенький уже вечером. Андрей "достучался" до меня и я все-таки понял, что разминка в боевом искусстве - основа основ, без нее никуда. Однако оставался резонный вопрос: что делать, напади кто незаметно? Времени разминаться не будет, что тогда?..

Вогнав самого себя в тупик, и, проделав все упражнения, мои мышцы горели, и я чувствовал, как кровь бежит по моему телу, согревая его. Два часа я потратил на силовые упражнения - две тысячи пресс, тысячу отжиманий, еще тысячу приседаний; и сделал еще около тысячи раз на различные группы мышц и теперь был точно уверен, что выполнил норму на сегодня.

После такой изнурительной тренировки живот яростно заурчал, и мне показалось, что в нем образовалась большущая дырень. Согнувшись в три погибели, я, чуть ли не падая, побрел к своей котомке. Наспех похрустев вчерашним мясом то ли кролика, то ли какого-то другого зверька с хлебом, который мне подарили Андрей с Машей и, запив это еще одним их подарком - квасом, я сладостно вытянулся на скале. Андрей утверждал, что после еды не рекомендуется тренировать тело, но он ничего не говорил о Ки. Так что я, насладившись кушаньем, раскидал во все стороны свои щупальца и постепенно активировал Око Истины.

Просидев в трансе до ночи и сделав все необходимые упражнения, я вернулся в свое тело и уснул мгновенно. Или нет?.. Наверняка мое тело спало уже очень давно, а я все это время тренировался и, вернувшись в тело, просто продолжил сон...

...Два часа дня. Самое пекло, а я вынужден тащиться незнамо куда в капюшоне, накинутом на голову по рыночной площади Кинара.

"Зачем?" - спросите вы. Меня ищет туева куча народу, включая стражников и разномастных банд, и всем от меня что-то нужно... Три седмицы - за это время необходимо уладить все проблемы с этим ублюдком Джисом, ответить самому себе "да" или "нет" и попрощаться с друзьями на некоторое время. Стоп! Внутри я уже согласился к этой поездке? Нет-нет, надо все хорошенько обдумать! Как говорил Андрей: "Не лезь вперед бабки в пекло" - фраза одновременно странная и занимательная, вообще Андрей с Машей часто говорили очень умные "поговорки" - тоже новое для меня слово.

Я так задумался, что чуть не наткнулся на джисовский патруль из четырех киров, стоявших полукругом в десяти метрах от меня. Прижавшись к ближайшей стене, я глубже накинул капюшон и немного расслабился, делая вид, якобы меня не касаются чужие проблемы. Стояли они недолго, но мне хватило времени, что бы немного рассмотреть ятаган, висящий на поясе их патрона и красную ленту на правом плече - именно по этому знаку я понял, как отличать главного из группы патруля. Чем ближе я приближался к особняку моего друга, тем становилось сложнее уходить из-под их взоров. Нет, они не были хорошими охранниками, просто их было слишком много... Наконец мне это поднадоело и я взобрался на крышу одним прыжком - благо теперь моя масса была в норме, а с помощью усердных тренировок на пред-терховщине здешняя гравитация для меня была блаженством...

Ну откуда их столько?! - в очередной раз возопил я и присел на крышу чьего-то дома. Да, как утро начнешь так и день проведешь...

...А утро было не из приятных - проснувшись около полудня, я сразу же умудрился неизвестно как поскользнуться на ровном месте и при падении сильно удариться локтем. Но самое страшное было впереди - стояла проблема спуска с пред-терховщины.

Долго не думая, я просто надел серую невзрачную кофту с капюшоном, называемую Андреем балахоном и подошел к краю скалы. Сам он ходил в нем только в дождливую погоду еще перед восхождением на безымянную гору, а когда я поинтересовался что за странный халат на нем, он возмутился и с яростью доказывал что это не халат, а кофта с капюшоном, с которых он сам "тащился" - слово непонятное, но мне было неважно. После этого случая я обзавелся этой кофтой, которую они привезли из своего мира, Андрей даже сам лично передал мне ее в руки. Ну, не передал, а кинул, как бы "на, челядь, наслаждайся, холоп".

Более-менее утеплившись, и, взяв с собой все самое необходимое, тобишь - ничего, я был готов к спуску. Стоя у края, я глянул вниз, и порыв ветра хлестнул мне в лицо, заставив прищуриться. Поглубже завернувшись в "халат" я грустно вздохнул и смирился с неизбежным. Свесив ногу и, нащупав выступ, я неумело начал искать другой ногой углубление пониже, заранее крепко державшись руками за край скалы, надеясь, что он выдержит. Затылком я ощущал пустоту подо мной, сердце яростно билось в груди, словно птица в клетке, и только задница ничего не ощущала, а лишь приказала долго жить...

Ветер без устали бил то в правый бок, то, ловко меняя направление, в левый и спасали меня лишь натренированные пальцы, мертвой хваткой державшиеся то за миллиметровый выступ в скале, то за удачно подвернувшийся камешек. Каждый локоть давался все легче и легче - гравитация помаленьку уменьшалась. Я постепенно приспосабливался, и ноги сами находили дорогу, но, с уменьшением гравитации мои движения становились более дергаными - с непривычки к такой легкости, и я пару раз чуть было не загремел вниз. После каждого такого раза мое сердце будто сковывали ледяными оковами, а по телу пробегали мурашки, и только руки не боялись и прокладывали путь...

Так, спустя полтора, а то и два часа я спустился с пред-терховщины. Я понятия не имел, что самыми трудными окажутся как-раз-таки последние десятки метров, когда все тело ломит, пальцы не слушаются, смертельная усталость давит на плечи, а глаза сами собой закрываются и просят отдохнуть. Я помню только, как оставалось несколько метров до земли, следующее воспоминание - ваш покорный слуга, распластавшись на траве, смотрит в небо с легкой улыбкой на лице.

Я находился в настолько расслабленном состоянии, когда все вокруг кажется ирреальным. Это очень похоже на состояние управления Ки. Отличие лишь в том, что в Ки-торе я выхожу из спящего тела, сейчас же я находился в полудреме. Грудь медленно и слабо вздымалась, шевелить пальцами я мог без проблем, но сделать это было лень. Я соображал, думал, но мысли текли настолько вяло, что я расценивал себя как мертвяка, непонятно по какой причине поднявшегося из земли.

Мне понадобилось около десяти минут, чтобы подняться на ноги. Выпрямив спину, я почувствовал необычайную легкость - движения были настолько быстрыми, что чувство радости с силой разгоралось в груди. Но были и минусы... Андрей как-то упоминал, что для эффективных тренировок он "разгонял" мое тело, и оно работало на пределе.

Я был изумлен его возможностями и одновременно подавлен, когда он без тени зла сказал: "При дезактивации твой организм снова будет работать в нормальном режиме, соответственно - ты ослабнешь". Насколько я мог судить, "взвинтил" меня он очень давно, скорее всего после самой первой пробежки - уж слишком я привык к своей силе, скорости, реакции и регенерации.

Сейчас я по силе был примерно на том уровне, когда находился на пред-терховщине, если брать во внимание гравитацию - ощущалась одновременно легкость и скованность. Ладно, что будет, то будет! Забыв о новой проблеме, вспомнил о старых и, развернувшись, направился в сторону Кинара длинными шагами.

...Помотав головой, я вскочил на ноги и, примерившись, прыгнул с крыши за угол соседнего здания, благо, я выбрал момент, когда никто не смотрел в мою сторону.

Добравшись до переулка, с которого открывается отличный вид на поместье Деинбуров, я прижался к стене и сильно удивился, выглянув из-за угла - два стражника добросовестно бдели, стоя на посту с алебардами в руках, небольшими мечами на поясе, в полном доспехе и поднятыми забралами. За ними возвышались большие аркообразные металлические ворота в три кировских роста.

Меня всегда мучил вопрос -и как им только самим-то не жарко? Мало того, что в Адланде постоянно жарко, так сегодня вообще безветренно.

Пригнувшись, я коротким броском преодолел расстояние между переулком и оградой. Благо, рабочий день был в разгаре и на меня мало кто обращал внимания. Припомнив недавние события в этом же месте, я пошел вдоль ограды, делая непринужденный вид, и одновременно был занят поисками сделанного в прошлый раз мной входа в виде разогнутых стальных прутьев. И я нашел его. Правда, это уже был не лаз, а два неумело согнутых в обратную сторону кривых прута. Пока я осматривал местную погнутую достопримечательность, не заметил, как ко мне кто-то приближается.

- Эй, как там тебя? Быстрей сюда! - сухой и торопливый шепот возымел пробуждающее действие и я, заняв выжидательную позицию, обернулся в сторону говорившего, пардонте - шепчущего. В окне особняка на первом этаже я заприметил наполовину выглядывающий силуэт мужчины старше тридцати лет. Память подсказала, что это был отец Вики, которого я видел всего один раз, и то - мельком.

Опомнившись, я услышал монотонные шаги нескольких киров за поворотом недалеко от меня, и на рефлексах сделал первое, что пришло в голову - схватившись за прутья двумя руками, подбросил свое тело вверх, дугой перепрыгнув через двухметровые острые пики ограждения. Лишь мои ноги коснулись земли, я пружиной отскочил в сторону распахнутого заранее окна, полностью преодолев расстояние за два прыжка. Как только влетел в коридор, меня обдало резким и непривычным запахом духов, чистыми коврами и привкусом металла, неизвестно откуда образовавшегося в таком месте.

- Ха-ха, да ну ты брось!.. А он че?.. - громко смеялся один громила.

Я, поднявшись с четверенек, осторожно глянул в его сторону, чуть выглядывая из окна.

- Ага, прикинь, а тот, который... - резко прервавшись на полуслове, их шаги прекратились на секунду, патрон кинул пару фраз и весь отряд быстро двинулся в сторону главных ворот особняка.

- Спасибо, что помогли, - я повернулся к мужчине. Лицо его было чем-то обеспокоенно, глаза бегали, скулы дергались, а кулаки то и дело сжимались и разжимались.

Он только хотел что-то сказать, но его прервал громкий бас с улицы:

- Открыть ворота!

Мужчина кивнул, что бы я следовал за ним и быстро зашагал по коридору. Когда я попал сюда первый раз, я думал этот лабиринт из коридоров бесконечный, ан нет - если знаешь куда идти, то дойдешь очень быстро. Отварив дверь, он с гордым видом вышел на порог и ответил:

- Кто?

- Немедленно открыть ворота, приказ самого Джиса, - отрезал громила с красной повязкой.

- Впустите их, - прошептал я, прячась сзади в тени.

Он мимолетно скосил на меня глаза и ответил уже им:

- Хорошо, только не устраивайте тут погром, как в прошлый раз.

Кто-то хмыкнул из толпы:

- Дык это ж не мы, это тот косматый все устроил. Мы проследим, что бы этого не повторилось.

- Вы уже один раз наследили, хватит, а то еще подавимся вашей помощью, - едко заметил отец Вики.

Я так и не удосужился узнать, как его зовут. А то как-то неловко получается...

Во двор вошли четыре широколицых громилы, все под центнер веса. У патрона были парные клинки за спиной и кинжал на поясе, сам он был одет в пыльную робу, заправленную в серые испачканные штаны, а поверх робы было что-то наподобие износившегося кожаного жакета. Войдя во внутренний двор, они сразу же разделились: двое направились обследовать дом с правой и левой сторон, а оставшиеся, среди которых первым шел патрон, ходили вокруг особняка.

Отец Вики с тревогой скосил на меня взгляд.

- Каким-нибудь образом разделите их, а там я управлюсь, - сказав это, я бесшумно исчез в темноте коридоров. Бездумно бегая по коридору, наткнулся на большое неосвещенное помещение - скорее всего это был зал для гостей: посередине стоял огромный стол на дюжину, а то и больше киров, чуть поодаль, у стен стояли несколько кресел со столами и обшитые тканью скамьи. Подняв голову, я заметил потолок, хаотично переплетенный какими-то прутьями, с темно-золотым оттенком. Услышав торопливые шаги, времени для раздумий не было, и я сделал первое, что пришло в голову - сжавшись в пружину прыгнул вверх, придав дополнительную скорость с помощью Ки. Для меня такие полеты были впервой, соответственно, повиснув на правой руке, баюкал отшибленную о потолок левую.

Спустя минуту я понял, что сильно поторопился - шаги то удалялись, то приближались. Складывалось ощущение, будто я попал на какое-то шоу иллюзионистов.

В очередной раз, заслышав топот, я проигнорировал его, и хотел уже было спуститься, как заметил тень, падающую прямо в зал из коридора.

Ступивший в зал, насколько я доверял своему зрению, являлся патроном - на его плече я увидел не то красную ленту, не то просто на просто оборванный клочок одежды. Осматривал зал он недолго - было темно, да и зал был огромен.

Он уже начал поворачиваться назад, оставалось слишком мало времени, но рука была все еще неподвижна, и никакой нормальный кир не полез бы очертя голову. Но между нормальным киром и мной существовала большая разница - меня тренировал Андрей. Согнув левую руку в локте, я, прищурившись от боли, прижал ее к груди и разжал правую - болевой шок закончился некоторое время назад, и сейчас боль пульсировала в области запястья. Неуклюже приземлившись на четвереньки (если это можно так назвать с неработающей рукой) за спиной "солдата" Армии Джиса, я тут же нанес удар ногой в заднюю часть коленки.

- Э-э?.. - падая как подкошенный, успел произнести он, пока я не схватил его за подбородок, накренил вниз и опустил его шею себе на колено.

Абсолютно открытый для удара живот, откинутая назад голова, показывающая всю прелесть гигантской сонной артерии - все это, несомненно, сильно напугает любого, оказавшегося в такой ситуации. Его глаза метались в орбитах, хотя он прекрасно знал мое местоположение, зубы скрипели, голова дергалась из стороны в сторону, стараясь выйти из захвата, а руки пытались оторвать от своего подбородка инородное тело, мешающее дышать. С каждым разом я наклонял его голову все ниже и ниже, беззвучно говоря: "Еще одно движение - и твоя шея сломается в трех местах". Наконец он сдался - его рука лежала на рукоятке то ли длинного кинжала, то ли короткого гладиуса, а глаза с ожиданием и ненавистью зыркали на меня. Зато он не сопротивлялся - это был существенный плюс.

- Как я могу найти Джиса? - негромко спросил я.

Он с прищуром глядел на меня, потом отвел взгляд куда-то в сторону и закрыл глаза.

Я хмыкнул, и в ответ снова нажал на подбородок так, что до хруста позвонков оставалось мгновенье. Патрон тоже это почувствовал, и глаза снова заметались, со лба катил пот, и он глубоко дышал носом.

Выбрав момент, я ласково посмотрел на него:

- Соизволишь ответить?

Посмотрев на меня ненавистным взглядом, он сквозь зубы промолвил, иногда срываясь на крик:

- Ты же не самоубийца. Убьешь одного - мстить будут все! - И, усмехнувшись, продолжил: - Все равно простой солдат ничего не знает об этом!!

На долгие допросы у меня было не так много времени: я чувствовал вокруг себя Ки приспешников Джиса. Вздохнув, я очень сильно нажал на сонные артерии пальцами, прекратив приток крови, и стал ждать. Спустя пару минут он отключился, и я прислонил его спиной к стене, предварительно обезоружив - воткнул лезвие в стену до самой гарды, доставать кинжал он не будет, а если даже и попытается, на это уйдет седмица.

Закрыв глаза, я быстро нашел отца Вики - он находился где-то в пятнадцати метрах левее меня, чуть поодаль от него я приметил другой источник. Время от времени баюкая запястье, я вышел к гостиной, в которой стоял глава семьи. Помещение было ярко освещено за счет отсутствующей, либо прозрачной крыши, сквозь которую проникали лучи солнца, в центре расстилался красный ковер, справа от входа в гостиную располагалась деревянная лестница на второй этаж. По бокам большой гостиной стояли различные столешницы и с виду мягкие кресла, а сам зал имел немного округлую форму.

Отец моего друга нервно дергал ногой, сжимал и разжимал кулаки, крутил головой то в сторону двери, то в противоположную сторону, туда, где был еще один кварн (старинное название всяческих разбойников и бандитов) но все-таки пытался не показывать своей тревожности. Сильный мужчина, - усмехнувшись, отметил я про себя. Выглянув из-за угла, я помахал рукой в его сторону. Заметив меня, он осторожно посмотрел на "солдата" и бесшумно ступил ко мне. Немного отойдя в тень, я начал рассказ:

- Мне не удалось выяснить нахождение Джиса. Патрон оказался не сильно сговорчив, - я поморщился.

Он посмотрел на мою руку, запястье которой я бережно сжимал другой рукой.

- Ранен? Надеюсь не сильно, кто же будет мне выгонять из дома бандитов? - попытался пошутить он, и продолжил: - Джис? Тебе нужен был Джис?

Я резко остановился и повернулся к нему:

- Вы знаете, где он сейчас находится?

Он сдвинул брови на переносице, опустил задумчивый взгляд и сложил руки на груди:

- Скорее нет, чем да... - он молчал нестерпимо долго - целых два десятка секунд, которые для меня сейчас были очень важны, - Я сказал своей страже, чтобы не трогали тебя, можешь уходить в любое время. А сейчас тебе нужно где-нибудь укрыться и переждать до вечера, после загляни в бар "На мостовой", там скажешь хозяину мое имя, и тебя проинформируют.

В его глазах я заметил искорки смеха, а его ухмылка и задумчивое почесывание подбородка выдавали в нем делового кира, который придумал, как перепрыгнуть своих конкурентов.

- Отлично, - я уже собирался незаметно уйти, как развернулся и мучавший меня вопрос вырвался наружу: - Кстати, у вас есть такой большущий зал с огромным столом посередине и скамьями по периферии... Короче, там я оставил патрона.

Его лицо вытянулось:

- Зал заседаний?! Ты оставил там труп?..

- Да не беспокойтесь вы, я его просто вырубил, - положив руку на сердце, он тяжело вздохнул.

- Ну, и маленько поцарапал там стены... Ладно, до свидания! - Кинул я напоследок и выбежал через парадный вход во двор.

- Чт... - это последнее возмущение, что я услышал вслед.

Как и говорил... Черт, все время забываю спросить, как зовут хорошего дядьку! В общем, как и говорил Викин отец, стража пропустила меня как своего - лишь одарила обеспокоенным взглядом.

Я не знал, куда идти, и доверился своим ногам, которые сами шагали по мостовой и лавировали сквозь мощный поток киров на рынках и больших площадях. Некоторые из них задевали мое плечо, после чего становилось нестерпимо больно и я, резко вдохнув сквозь сжатые зубы, прижимал запястье к груди, и уже сам расталкивал зазевавшихся и самых наглых, стоявших прямо на моем пути.

Я ничуть не удивился, когда ноги привели меня к моему дому - лишь усмехнулся и одобрительно покачал головой. Проходя мимо, я прикоснулся к еще теплому камню, нагревшемуся за день, и искренне улыбнулся - давно меня здесь не было.

Толкнув дверь, она с легким скрипом отварилась. Внутри ничего не изменилось: пустая бочка за дверью, кухонный уголок справа и моя любимая расправленная лежанка прямо напротив двери, за полуметровой занавеской. В единственное окно на кухне проникал свет и, посмотрев на его лучи, можно было смело приниматься за уборку - пыль вокруг летала в неимоверных количествах...

- Апчхи!.. - еще одно подтверждение в пользу уборки.

Отыскав где-то в своих запасниках небольшой тюк, побросал туда все самое необходимое: пол кило продовольствия и сменную одежду. Мало того, что надетый на меня балахон очень даже хорошо держал тепло, так в нем имелись еще и внутренние карманы! О таком не думал ни один кир в Адланде - эта необходимость ничем не объяснялась. И это еще не все - балахон имел капюшон! Вообще, капюшоны носят либо путешественники, либо киры, работающие в дождливую погоду на открытом воздухе; и при этом нет никаких карманов - просто рабочая накидка с капюшоном (наподобие плаща), а под ней собственная одежда.

Я долго решал брать или не брать какое-либо оружие с собой, и, в связи с тем, что думать долго о том, что я могу кого-нибудь ненароком убить, ранить или покалечить я не мог, закрыв глаза и задержав дыхание, я опустил ножны с кинжалом в свою походную сумку. Оставалось только запастись водой и я буду полностью готов... Ну, или почти полностью...

Выйдя на улицу, я так и не мог поверить себе - еще несколько месяцев назад я жил абсолютно монотонной жизнью и расписанными днями, а сейчас я не знаю, что будет завтра... Решив соблюсти свою же традицию я, захватив с собой бурдюк, легкой трусцой побежал к ручью, постепенно увеличивая скорость - слишком уж легко было бежать (а раньше я и пробежки осилить не мог).

Спустя пол часа я уже сидел дома. Леденящий бурдюк я положил на единственный стол на кухне, собранная сумка пылилась у входа, а сам я возлежал на своей расправленной (как всегда) кровати и игрался с Ки.

Вообще, раньше я и не представлял, что есть такая энергия в кире, помимо кармы - Ки. Сколько я занимался с Андреем, Машей, и самостоятельно я понял одну вещь - Ки может воздействовать непосредственно на физическое состояние объекта: увеличить силу, ловкость, выносливость, регенерацию и так далее. Мои знания в этой области продвинулись не так далеко, но я уже научился применять что-то типа левитации, хоть и короткой и не такой внушительной, но все-таки это прогресс! Так же возможно влиять на предметы в видимом диапазоне - листья, на которых я тренировался управлению Ки...

Карма - никто не знает, откуда она берется и зачем, но она является жизненно важной для нас не столько в экономическом плане, сколько в биологическом. Да, Адланд торгует с другими странами своими великолепными и экзотическими товарами - будь то различная броня, оружие или же простые украшения. Естественно они не простые - только в Адланде ювелиры изготовляют гениальные по своей структуре криптоны (одни из драгоценных камней) и придают им изящнейшую и, в тоже время, сложнейшую форму. Но дело даже не в этом... Карма - это настолько загадочная энергия, что отсутствие в организме оной, киры погибают. Так же, карма формирует личность кира: его поведение, поступки, мысли. Есть много гипотез, как именно она изменяет внутреннюю структуру кира, и одна из них утверждает: совершая добросовестные поступки, "аура" кармы приобретает более яркий цвет, и наоборот. Эту точку зрения можно обозвать необоснованной и глупой, но, тем не менее, я много раз замечал некоторое сходство. К примеру, у всех моих друзей светлая карма, за исключением Серина - в детстве у него умерли родители, и это сильно отразилось на нем: иногда он будто бы отключается от мира. Вообще, карма присутствует в любом живом организме, но активно используют ее только киры, так как большое количество кармы почему-то улучшает здоровье и состояние организма.

Как-то раз я задал вопрос Андрею: как мы торгуем с другими странами, если они не умеют пользоваться кармой.

На что он ответил так:

- Внешники дают древесину и торговцы спокойно "выкачивают" из нее карму, после чего "сухие" бревна используют для строительства деревень.

Киры принципиально никогда не вырубают свой лес, о чем свидетельствует такой "микроклимат" империи, по сравнению с внешками.

Есть еще некий вид энергии, называемый силой мысли. Какая-либо информация о ней сохранилась лишь в старинных рукописях на древнекирском языке, дошедших до нас в единичных экземплярах. В них повествуется о силе, которая действует на разум, затуманивая его и уничтожая. Часто "мыслительство" путают с Магией, дескать, работают по одинаковым принципам.

Магия - это абсолютно неизведанная сила, которая дошла до нас лишь в форме сказок, былин и легенд, впрочем, как и мыслительство. Магию даже не пытаются изучать, считая ее вымышленным бредом параноиков, а иногда даже проводят "переговоры" с теми, кто не верит слову Императора!

Пролежав с такими мыслями несколько часов, я встал, отметив, что рука абсолютно не болела, и выглянул в окно: постепенно темнота занимала позиции, вытесняя свет отовсюду. Уже не было палящего солнца, но земля, впитав в себя тепло, очень неохотно отдавало его, и вокруг чувствовалась не столько жара, сколько горячий и тяжелый воздух. Повесив на пояс бурдюк и, положив во внутренний карман балахона кинжал, я закинул за спину сумку и направился в Кинар. Постепенно становилось все темнее, воздух холодел и с удовольствием проникал в легкие. На полпути я ступил на открытую поляну, с которой открывался замечательный вид на Кинар. Испещренный холмами горизонт тщательно скрывал за собой оранжевый диск солнца.

Остановившись посередине холма, я перевел взгляд на Кинар. Город-поселок погружался во тьму, и только некоторые улочки имели тусклое факельное освещение. Тусклым оно было не из-за экономного градоначальника, а лишь потому, что как таковые улицы никогда не освещались, просто лавочники и прочие торговцы зажигали светильники над вывеской и свет немного падал на улицу. Самым "освещенным" был, конечно, рынок... Даже на таком расстоянии я мог различить массу киров, которые медленно рассасывалась по домам, а на отдельных улочках, вдали от рынка, можно было заметить одиноко идущих киров.

Поправив сумку, и, накинув капюшон, я зашагал по тропе, которую знали лишь несколько киров. Расстояние до Кинара примерно равнялось десяти километрам, и дорога заняла у меня около часа неспешной ходьбы.

Одинокий стражнику со скрещенными руками, прислонившись спиной к каменным воротам, с мечом на поясе лишь поднял на меня ленивый взгляд и, увидев проходящего перед собой люмпена с котомкой на плече, снова уронил подбородок на грудь.

Так, неспешным, но осторожным шагом я приближался к окраине - не самому безопасному месту в Кинаре, по пути спрашивая и узнавая дорогу у местных. Одни просто игнорировали такого нищего как я, другие хоть и отвечали, но с явной неохотой.

В итоге, после еще получаса блужданий вокруг да около, я все-таки углядел трактир "На мостовой", надпись которого была выцарапана на вывеске и под ней была нарисована пивная кружка с выплескивающимся из нее пивом, или, как говорят местные обитатели таких заведений, "бесценная жидкость".

По мере приближения к двери, смех и тяжелый, терпкий запах усиливались. Ничего не поделать, шумно выдохнув и, набравшись смелости, я толкнул дверь и шагнул на порог.

В ноздри тут же ударил тяжкий запах алкоголя, пота и жареного мяса, а громкий мужской бас невольно заставлял прикрыть уши. Справа от меня стояла стойка, за которой мужичок, деловито не обращая ни на кого внимания, протирал тряпочкой кружки. Как только я появился на пороге, добрая половина посетителей прекратила разговоры и повернулась в мою сторону, другая половина откровенно дрыхла и я не удосужился их внимания.

Слева, за небольшим круглым столиком расположилось около полудюжины киров, с их стороны послышался одинокий приглушенный смешок, переходя в откровенный ржачь. За ним последовала взрывная волна, побудившая всю забегаловку откровенно смеяться. Я поморщился, они так всех "приветствуют", что ли? Отвернувшись, переместился к стойке.

- Мне необходимо поговорить с хозяином.

Он медленно поднял на меня глаза, в них читалось презрение и откровенная лень делать что-либо.

Рассматривал он меня недолго, и буквально сразу же вернулся к своему недавнему занятию, взяв следующую кружку.

- Так могу я поговорить с хозяином? - Меня сильно разозлило такое отношение. Ладно, он бы сказал "нет", а тут нагло проигнорировал!

- По какому же поводу? - Спросил он с явной неохотой.

Ну все, ты мне надоел! Быстро достав из рюкзака нож, я воткнул его в стойку и выразительно исподлобья посмотрел на служащего.

- По поводу порчи имущества, - с вызовом бросил я ему, на что он молча положил кружку, закинул на плечо тряпочку-полотенце и скрылся за дверью в какое-то помещение. Никто не заметил этой маленькой потасовки, и я быстро кинул нож обратно в сумку, которая лежала на барной стойке.

Спустя минуту ожиданий я услышал звук отодвигаемого стула, шаги и громкий смех. Справа от меня на стул водрузил свое бренное тело кир, от запаха алкоголя, исходящего от него, можно было смело вешаться. Я снова поморщился и невольно глянул в его сторону. Его пьяные глазки медленно моргали, он состряпал что-то вроде улыбки, отчего показалось, что вот-вот потеряет сознание, а абсолютно лысая и потная голова дополняла образ заядлого алкоголика.

Он открыл рот, что бы что-то сказать, но вдруг в его поле зрения попала моя сумка, и он резко повернул голову в ее сторону, мне это не понравилось. Пьянь, никого не стесняясь, непринужденно сгреб ее одной рукой и пододвинул ближе к себе, но дальше предпринимать с ней ничего не стал и снова повернулся ко мне. Пока он проделывал все эти действия, у меня много раз сжимались и разжимались кулаки, и я отчетливо представлял, как и под каким углом врезать ему по роже.

- А... - начал он свой разговор, вернее, попытался начать. - Приуэ, привл, праул, привул... Кхм... - приложив руку к подбородку, он принялся вспоминать.

- Привет?.. - Я предложил вариант "забытого" слова.

Он так же пьяно посмотрел на меня и криво тыкнул пальцем:

- Точна! Приу... Привет! Я... - тут он начал вытворять черте что: сжимать и разжимать веки и крутить в разные стороны языком, производя при этом разные несуразные звуки.

- Я... Че за фигня? - спросил он меня. - Сидим мы тут, с друзьями, - он развернулся и помахал той самой полудюжине, которая "приветствовала" меня у входа, - и тут, значит, заваливается с улицы какой-то... ты! Это шо за мура? - с этими словами он вопросительно положил руки не на пояс, как полагалось, а тыльной стороной ладони чуть ли не подмышку, и откинулся назад. И как он только не потерял равновесия и не упал? Так хотелось чуть-чуть его подтолкнуть, что бы он рухнул и вырубился.

- Не, я ща обижусь, понял?! Я ща весь обижусь!

Неизвестно по какой причине злость, начинающая бурлить во мне, затмила мой разум, и на свет вышла моя ярость. Я нарочито медленно развернулся в его сторону, а он, ничего не ожидая, встал со стула с глупейшей улыбкой на пол лица и немного пошатнулся.

Не знаю, что произошло со мной, но я будто бы выпал из своего тела и наблюдал со стороны, абсолютно не помня собственных движений. Я смотрел на паренька, у которого были не мои глаза... Они были злыми, настолько злыми, что, заглянув в них, можно было увидеть темную бездну.

Этот парень без замаха ударил открытой ладонью в нос пьянице, который осел на пол и тупо моргал, зажимая кровавый фонтан из носа двумя руками. Следующим ударом левой ноги парень сильно приложил неприятного собеседника по голове, и, ударившись об пол, его репка даже маленько подпрыгнула. Удар был такой силы, что послышался хруст и можно было всерьез опасаться за его жизнь.

Но вдруг я вернулся в свое тело и распахнул глаза. Смотрел я на ту самую полудюжину, сидящую у входа, переведя взгляд на пол, я увидел лежащего мужика, забрызганного своей кровью, а под его головой виднелась небольшая вмятина в полу... Меня затрясло: "Это сделал я!?"... Конечно, он заслуживал этого, но... но ведь не настолько... Как я мог?! Мне стало даже противно за себя.

- Заслуживал! - послышался злой тихий голос.

- Что за? Кто это? - спросил я мысленно.

- Я - это ты.

- Кто ты?! - Я начал крутить головой, но не увидел ровным счетом никого, кроме все тех же пьяных лиц. Ответом мне было молчание.

- ...Так кто это сделал, говоришь? - за спиной послышался уверенный голос кира среднего возраста.

Молчаливый служащий тыкнул в меня пальцем, а потом подошел к стойке и посмотрел на свежий порез и повернулся на хозяина.

- Здравствуйте, я от... - черт, я же опять забыл спросить его имя. - Подойдя почти вплотную, я представился: - Меня зовут Кай, извините за причиненные неудобства и порчей имущества, но по-другому я не мог бы с вами поговорить. Дело в том, что я пришел от... - я немного покрутил в голове фразу, - от главы семейства Деинбуров, мне сказали, что вы можете предоставить мне необходимые знание насчет одного кира.

Мужчина, стоявший передо мной, серьезно слушал меня, а когда услышал фамилию семьи Вики, поднял брови.

- Риллфант? Что же ты раньше молчал? - Он глянул через мое плечо и присвистнул: -Мало того, что портишь имущество, так еще устраиваешь беспорядки в моем приличном заведении и занимаешься членовредительством! - Но это было скорее для разряжения обстановки, нежели являлось реальной угрозой.

- Ладно, забудь, проходи вон туда, - он указал на проем, в который зашел не так давно слуга (или кто он там?). - И вообще, разбудите уже Лысого Хрэма, пусть спит в другом месте!

Служащий кинулся исполнять просьбу, хотя относилась она скорее к его друзьям, восседавшим у крайнего стола в трактире.

- Ща все сделаем!

- Да не ссы, ща все буит... ик!

- Начальник, да ладно тебе!

Послышались шутливые возгласы с крайнего столика. Похоже, они до сих пор не понимали, что с их собутыльником вполне могло случиться что-нибудь серьезное. Я кинул за плечо сумку, снова натянул капюшон и побрел в указанном направлении, и лишь краем взора заметил, что на меня смотрел трезвыми глазами лишь один беловолосый кир в этом заведении. Но, не сильно придавая этому значения, я вошел в комнату, все еще думая о произошедшем.

- Что случилось со мной? - шепотом спросил я у самого себя, смотря на руки. Может, я так взбесился из-за царящей здесь атмосферы?..

Помотав головой, я начал беглый осмотр комнаты: справа и слева от меня возвышались большие, прямо до потолка стеллажи с различными книгами, в середине стоял стол, а рядом скамья, обшитая темно-зеленой тканью и одно-единственное окно, наполовину прикрытое шторами. В правой стене была открыта дверь в другое помещение - более светлое, но большего отсюда не разглядеть. Ждал я недолго, буквально сразу же, после осмотра, вошел хозяин трактира:

- Тарен, будем знакомы. - Добродушно улыбнувшись, он сделал приглашающий жест в сторону открытой двери. Я проследовал за Тареном и оказался почти что в такой же комнате, только книг здесь было немного больше, а присутствовала еще одна деталь - стол, за который сел Тарен. Судя по тому, как он сел и как посмотрел на меня, я сделал вывод, что надо бы прояснить ситуацию.

Мой пересказ занял около пяти минут. Все это время Тарен сидел и кивал скорее себе, чем мне.

- Джис? - с удивлением воскликнул Тарен, - Зачем же такому молодому киру захотелось связываться с ним?

Немного пожевав губу, я ответил:

- Мне не нравится, как он...

Договорить Тарен мне не дал:

- И правильно, - он мимолетно дернул рукой, указав на меня пальцем, - он мне тоже с недавних пор не нравится!

- А раньше что, нравился? - со смешком спросил я и игриво поднял бровь.

Толстячок, потирая двумя пальцами подбородок, ненадолго задумался.

- В общем-то, да... - покивал Тарен. - Раньше его банда была более... адекватна, что ли? Во всяком случае, его молодцы не выходили на улицу с оружием на местных жителей, угрожая им и занимаясь наглыми грабежами.

Такой новостью о неизвестной доселе стороне Джиса я был сильно удивлен и не смог ее скрыть:

- Чем же тогда они занимались, если они банда? Милостыню просили, что ли!?

И снова взрывной хохот от толстяка резанул по ушам.

- Милостыню? Ухаха, вот уморил! - Насмеявшись, Тарен немного наклонился ко мне: - Джис создал свою контору, под названием "Армия честного Джиса", она была вполне легальна и занималась тем, что молодцы, которых он набрал в ряды своей "армии", занимались действительно честными вещами: они ставили на место зарвавшиеся банды и многие жители их даже уважали... - тут он поморщился, вспоминая неприятные события прошлого.

- А как же стража? Разве не они обязаны этим заниматься?

Тарен глянул на меня и коротко ответил:

- Обязаны.

- Так почему же...

- Ты изначально задал вопрос неправильно. Вопрос не в том, кто обязан этим заниматься, а как. Джис был действительно заинтересован в этом, и помогал, чем мог. Однако в ходе неизвестных мне интриг, спустя два месяца после создания "Армии", ее оклеветали, и поставили клеймо банды на "Армию честного Джиса".

- Они перестали выполнять свои обязанности? - выдал версию я.

- Не совсем, обязанности они все еще выполняли, но вот... В какой-то момент все пошло наперекосяк: никогда армейцы не беспокоили тихий Кинар, но вдруг они выходят на улицы с оружием и... Ну, а дальше я тебе рассказал, - тут он развел руками и откинулся на спинку стула.

- А что же сам Джис говорит об этом?

- А ничего, он просто уехал по делам в Салидон пережидать бурю, будь он неладен! Я ведь даже не могу выпустить вечером жену и детей из дома! Такие беспорядки, что стража не хочет их решать, а просто напросто откровенно не выходит на посты, разве что на воротах еще стоят. Но и эти так, для виду... - я сильно удивлялся Тарену - он настолько откровенен с абсолютно неизвестным киром, что сидя рядом с ним, чувствуешь себя его близким другом. Хотя, может это из-за доверия к Риллфанту, отцу Вики?

- Так значит, он в Салидоне? - я улыбнулся так, что толстячок даже маленько отшатнулся от меня: - Спасибо вам, Тарен, вы мне очень помогли.

Направившись к выходу, окрик Тарена меня остановил:

- И все-таки скажи, зачем тебе Джис?

Я стоял спиной к нему так, что бы он не видел моего лица:

- Всего лишь сказать, что он не на того напал... - с этими словами я стремительно вышел из таверны, оставив в недоумении Тарена.

Шагая по темным и безкирным улицам Кинара... Нет, не так. Шагая по темным и безкирным крышам Кинара, я обдумывал последующие свои действия. Получалось не очень: слишком уж много было нюансов и других неизвестных мне фактов.

На дворе стояла практически тьма, спасали лишь единичные огоньки у домов торговцев. Резко сменив маршрут, я направился к восточным воротам - дел здесь у меня больше не было.

Беспрепятственно пройдя через ворота, никто из стражников даже не посмотрел на меня, я около пяти минут шел размеренным шагом по широкой (в три-пять метров) тропинке в сторону огромнейшего скопления источников Ки - Салидона. По прикидкам, в Салидоне проживало около трехсот пятидесяти тысяч киров, а сам город размером превосходил Кинар в десятки раз и был полностью отделан из драгоценных. Впрочем, про размер и отделку всего города криптонами было на уровне слухов, но слухов, подобно этим существовало слишком уж много, и верить им отчасти можно было.

Осторожно оглянувшись, я повесил сумку через плечо, затянул узел, и начал неторопливо разбегаться, убедившись, что за мной никто (во всяком случае, я не видел и не чувствовал никого), не следовал. Шаг, еще шаг, плавный переход на длинные шаги и уже окончательный бег.

Андрей все время меня учил все делать в полную силу - если бьешь, то бей таким образом, будто хочешь пробить дырку в своей цели, уничтожить врага; если хочешь нанести удар в болевую точку (чему Андрей не успел меня обучить), то наноси удар со всей своей скоростью и точностью, если бежишь, то представь, что убегаешь от самой Смерти.

Мой последний рекорд по бегу на стометровке (не знаю, почему именно такую дистанцию выбрал Андрей) составлял почти восемь секунд. Припоминая ту скорость, сейчас я бежал примерно со скоростью восемь с половиной секунд, на бегу практикуясь на внедрении Ки в мышцы. Получалось пока не очень -каждый раз, пытаясь сконцентрироваться, я забывал следить за тропинкой и все время пахал носом землю. После каждого такого падения я с новой уверенностью вставал и разбегался что есть мочи. Быстрей, еще быстрей!

На пределе своих возможностей ваш покорный слуга бежал уже около тридцати минут, мои мышцы буквально разрывались и я иногда чувствовал небольшие спазмы в икрах и бедрах. Скорость моя снизилась, чему я был не очень рад...

Через десять секунд остановился, согнулся и положил руки на колени. Каждый выдох сопровождался хрипотой сухого горла и этот хрип вибрировал где-то в груди. Достав флягу из сумки, я отпил даже не горсть, а щепотку, чтобы прополоскать горло, и положил ее обратно. Отдыхал я ровно минуту, за это время успев отлично сконцентрироваться и попробовал использовать для бега не только мышцы, но и подключить Ки. На физическом восприятии мои ноги были еще ватными, но на энергетическом сосуд был полон сил.

- Ну что ж, была не была!..

Немного попрыгав, я со всей силы оттолкнулся от земли.

Это был не старт, это было СТАРТИЩЕ!

Я не знаю, откуда взялась такая сила, но мое тело просто не успевало за ногами, которых я практически не видел, они будто исчезли! Более-менее привыкнув, я нашел центр тяжести и точку силы, припустив так, будто за мной бежали демоны.

Спустя пять минут бега ноги снова начали сдавать, но я даже не пытался сбрасывать скорость, а бежал на пределе. И вот, когда мои нижние щупальца практически не слушались меня, и уже было заплетались в узел между собой, я испытал, ставшее уже привычным, чувство эйфории - выплеснулось огромнейшее количество эндорфинов, что означало только одно - я снова вышел за свой предел.

На моем лице не могла не отразиться безумнейшая улыбка, больше похожая на хищный оскал, а вкупе со шрамом на пол лица меня спокойно можно было принять за сумасшедшего или кого-нибудь еще...

Мне жизненно необходимо было выплеснуть наружу свои чувства, и я, подняв голову к небу, на бегу зорал:

- А-а-а-а-а!!!!!! Да-а-а-а-а!!!! - голосовые связки готовы были вот-вот разорваться, но я вовремя прекратил крик и снова начал следить за дорогой.

В течение последующих тридцати минут я бежал с еще большей скоростью, чем прежде, и пробежал чудовищное расстояние. Плавно перейдя на легкий, разминочный стайерский бег, посматривая то налево, то направо - по обеим сторонам широкой тропинки рос лес.

Не знаю его названия, но деревья тут были огромными - в обхвате трех-четырех киров, да еще и возвышались на добрые десять-пятнадцать метров. Мне понравилось одно слева от тропинки, и я засеменил к нему. Что бы забраться на ствол мне потребовалось всего пара минут, и вот, повесив сумку на крепкое основание толстой ветки, я завалился спать на еще более толстой ветке, так как знал - превысить свои силы - это еще полбеды. Самое страшное - не отдохнуть вовремя, иначе можно просто лишиться этих мышц, или получить гормональный дисбаланс. И да, я понятия не имею что сейчас сказал, ведь лишь повторил слова Андрея...


***


Бесконечное количество зеленых и абсолютно голых от деревьев холмов окружало меня.

Я шла уже несколько дней, но не встретила не то, что бы хоть одну захудалую деревушку, мне не попался на глаза ни один человек, хотя тропа была изрядно истоптана. Солнце нестерпимо жгло кожу, а поскольку свой темный плащ я сняла еще два дня тому назад, теперь от ожога плеч не отделаешься.

В очередной раз устало выдохнув сквозь сжатые и пересохшие губы, я перевела взгляд на странную зеленую стену, маячившую на горизонте уже около часа.

- О, глюки продолжаются... - со странной смесью смеха и иронии пробубнила, а то и вовсе прошептала я, вытирая со лба пот и медленно моргая.

Наконец в поле моего зрения попало одиноко стоящее дерево, и я припустила к нему. Его тень падала ровно под ширину моих плеч, и я с наслаждением прислонилась к его стволу головой, отметив, что он почему-то прохладный. Немного отдохнув, поправив прическу, одежду и все остальное, я с неохотой отпрянула от прохладного ствола на палящее солнце и ускорила шаг.

Вскоре "стена", уходившая за горизонт направо и налево, предо мной стала невероятно большой, обросшей растениями, похожими на лианы, вот только и стена, высотой больше сотни метров, а метровые в диаметре лианы не имели представления о слове "нормальность"...

Я была настолько очарована, выбита из колеи, раздавлена величием преграды, что не заметила, как моя сумка съехала с плеча на землю, а вода во фляге жалобно булькнула, недовольная таким обращением с ней. То ли это была игра света, то ли лианы действительно шевелились, но однозначно создавалось впечатление, будто вся эта стена живая - вся ее поверхность жила сама по себе.

Это настолько поразило меня, что я даже не сразу заметила с высоты холма расположившийся в полусотне метров от стены... рынок, что ли?

В круге, диаметром в добрых тридцать, а то и сорок метров, расположились будкообразные деревянные домишки, которые защищали продавцов от дождей и солнечных лучей назло покупателям, которые вынуждены ходить между будками и выбирать наилучший товар...

Вопреки моим убеждениям насчет рынка, я не видела ни одного человека, что просто сбивало с толку и вызывало кучу вопросов. Я уже абсолютно не сомневалась - живая преграда передо мной это и есть Адланд. Теперь понятно, почему никто не смог так просто войти в эту страну - в громадной стене не было ни единого намека на дверь или отворяющиеся ворота.

Только сейчас я заметила упавшую сумку и быстро подобрала ее, отряхивая на вытянутых руках, и морщась от пыли. Снова закинув на плечо, подошла вплотную к преграде: лианы в обхвате составляли даже не метр, а два, а то и три метра, и, от чего у меня просто замерло сердце, они действительно шевелились! Не так, чтобы часто и сильно, но шевелились!

- Что это!?

- Как это?!

- Зачем?!

Эти вопросы непроизвольно срывались с языка, хоть я и пыталась держать себя в руках... но такое неизвестное и настолько удивительное чудо не могло просто так оборвать рвущийся поток вперемешку с удивлением.

Я уже хотела потрогать и потянула в сторону ближайшей лианы руку, как меня кто-то коротко остановил:

- Не стоит.

Я резко обернулась вправо на звуку, но увидела лишь лес, примыкающий к воротам и тень, отбрасываемую кронами деревьев.

- Кто здесь? -рыская взглядом по кустам и деревьям, я потянулась к метательным ножам, спрятанным за поясом в слепой зоне от говорившего.

- Не стоит трогать иниары - у них очень чувствительные нервные окончания. У говорившего был явный акцент, а по голосу можно было определить, что он был моего, может чуть старше, возраста.

- И не могли бы вы не кидать в меня всякие острые предметы? - со смешком спросил неизвестный. - Итак, госпожа Алиана?

- Откуда ты?.. - не успела я договорить, как он перебил меня

- Упс, простите, не представился.

Неожиданно тень в пяти шагах от меня начала принимать очертания молодого и здорового мужчины, с накинутым на голову капюшоном и темном одеянии, аналогичное тому, которое лежало у меня в сумке:

- Меня зовут Роннтар, мне велено встретить вас у Ворот и провести краткий инструктаж.

- А... Эм...

Ей богу, я похожа на рыбу - так глупо открывать и закрывать рот, пытаясь что-либо выдавить из себя...

- Прошу, пройдемте за мной, - он улыбнулся так, как улыбается мудрец глупому несмышленому ребенку.

Не дождавшись от меня ответа, он повернулся и намеренно медленно побрел по одному ему известной дороге. Его широкие плечи двигались в такт шагам, что выдавало в нем рукопашника с большим опытом, а умелые шаги и владение собственным телом говорило о длительных упражнениях в скрытности и слежке.

Он был на голову выше меня по мастерству, или же, это сказалось неожиданность и моя заинтересованность в этих растениях, как их там? Иниарах! Хотя, это и называется мастерство - обращать внимание на детали и при этом держать все пространство вокруг под своим контролем. Я прикусила губу, но продолжила следовать за Роннтаром.

Вдруг он остановился, развернулся к стене и сказал что-то несуразное на своем языке. На секунду медленные движения лиан остановились, и они начали расходиться перед нами, открывая небольшой лаз с рост человека.

- Попрошу за мной, - кивнув самой себе, я в очередной раз убедилась, что нашим языком он владел неплохо. Именно неплохо, и далеко не в совершенстве.

"Тайный" ход, как я сразу охарактеризовала этот тоннель, был действительно либо тайным, либо не так часто используемым - абсолютно неровная поверхность пола, и извивающиеся потолок и стены придавали этому лазу непривлекательную внешность.

- Мне сообщили о двух новеньких... - как бы невзначай спросил мой проводник, обернувшись на ходу.

Я замялась и опустила взгляд, вспоминая тот день в тролльем лесу:

- Это долгая история, но, насколько я могу судить, Альтаира больше нет с нами, - не хотелось так думать, но ведь... Я действительно не чувствовала его присутствия все это время и уже отчаялась делать что-либо...

- Альтаир? Странное имя...

Отвернувшись, мужчина замолчал, заметив мое настроение и расположенность к разговору о моем напарнике.

Тоннель пах болотом, если так можно охарактеризовать, даже, скорее мокрой древесиной, но очень насыщенной и яркой (думаю, так будет даже понятней) по запаху. Между прочим, тоннель кончился только спустя полминуты. Это же сколько метров шириной Ворота? Получалось около пятидесяти... Вот теперь есть, чему удивляться, еще не попала в Адланд, а уже такие вещи встретила!

- То ли еще будет, - хмыкнул Роннтар, заметив мою реакцию, когда мы вышли из тоннеля.

Первые шаги сопровождались палящим солнцем и несильным ветром, который приятно охлаждал кожу и создавал приятные ощущение в противовес невероятному зною этих мест. Я подставила лицо под прохладный ветер и немного позволила себе насладиться этим приятным чувством.

- Нам повезло, ты пришла с северной стороны Ворот, до Салидона камнем кинуть - неспешным шагом половину суток - вдруг он задумался и предложил: - Хотя, можно и немного быстрей, на скаутерах, это и удобно, и займет значительно меньше времени.

- Салидон?

- Столица Адланда, - поучительно кивнул Роннтар.

- Скаутеры?

- Адландские рептилии, ростом чуть меньше кира, очень быстрые и сообразительные создания, - прорекламировав местных лошадей, лекция закончилась.

Я поморщилась:

- Рептилии? А кого-нибудь более теплокровного не нашлось?

-В каком смысле? - язык был ему не родной и он действительно не понял сути вопроса.

- Киры?.. - ей богу, задавая вопрос за вопросом я чувствовала себя самым глупым созданием на свете...

- Я - кир, ты - человек.

Отрезав, замяв разговор, он свистнул, и к нему подбежало, нет, скользнуло по земле три огромных ящерицы: их большие круглые глаза вращались в произвольных направлениях, осматривая новенькую, вытянутые овальные мордочки немного приподнимались вверх, шумно и быстро втягивая воздух ноздрями. В общем и целом - они не сильно отличались от простых ящериц, только на их спинах были седла, подобны тем, которые надевались на коней. Только смущало одно обстоятельство - скаутеры были не зеленые, как принято у их мелких "братьев", а самого разного окраса - зеленого, темно-сине-зеленого и вообще серого...

Подружилась я с ними довольно быстро, по нраву они были похожи на кошек, и, погладив их по их морщинистой коже, они раскрывали рот, немного высовывали шершавый язык поверх тысячи острых клычков, издавая что-то вроде хрипа, прикрыв глаза. Уж очень было забавно видеть, когда прекращаешь их гладить, они мгновенно открывают глаза, закрывают рот и становятся такими же, как и до поглаживаний. После такого незамысловатого ритуала, одна из них позволила сесть на нее, предварительно практически касаясь брюхом земли. Я неуверенно перекинула через ее спину ногу и присела на седло, вставив ноги в стремя вдоль тела ящерицы. Зеленая, на которой сидела я, обернула голову ко мне и посмотрела, ожидая чего-то.

- Что она хочет? - с некоторой осторожностью спросила я проводника.

- Она ждет приказа. Давай введем тебя в курс управления скаутерами. Запоминай: хочешь повернуть в какую-либо сторону на ходу, надо коснуться бока, а если вы стоите на месте, тогда надо коснуться плеча.

- А как ехать вперед?

- Просто положи руку на середине ее спины. Готова?

- К чему? - запоздало ответила я, коснувшись ящерицы. - Ой!

Зеленая стартанула так, что меня чуть ли не скинуло с нее, благо, держалась я крепко и вовремя пригнулась, уменьшив сопротивление воздуху. Ящерке это понравилось, и она понеслась еще быстрее, перебирая по земле четырьмя лапками.

Роннтар быстро нагнал меня:

- Забыл предупредить, -нагло соврав, улыбнулся он, так же прижимаясь к спине ящера.

- Куда! Это! Они! Так! Гонят! - прокричала я по слогам каждое слово.

- Скаутеры всегда быстро бегут на открытом пространстве, и спешиваются, когда мало места для маневра. Но если они убегают от кого-то, то никогда не остановятся, даже будь перед ними стена.

Ехать на скаутерах оказалось абсолютно не так, как на лошадях: на лошадях это именно скачки, а на ящерках это сродни ползанию по земле, причем весьма быстрого ползания!

Вот так, в высоком темпе я приближалась к Салидону, с неким удивлением осматривая все вокруг - вся природа была такая же как и почти везде в мире. А Альтаир... Он остался за стеной, преграждавшей путь в великую страну - Адланд.


***


Закинув ногу на ногу, положив под голову руки и с травинкой во рту, Джейк вольготно развалился на берегу озера Таранток, близ Салидона. Соорудив вокруг себя что-то вроде охлаждающего щита, маг с наслаждением водил травинкой из стороны в сторону, подставляя свое обнаженное по пояс тело солнечным лучам. Справа от него лежала деревянная самодельная удочка, закинутая в озеро. Иногда Джейк открывал один глаз и косился на удочку, не ловит ли? Убедившись в обратном, снова закрывал глаза и уходил в дрему, насвистывая какую-то мелодию.

В очередной раз маг открыл глаз, покосился на спокойно лежащую удочку и глубоко вздохнул: сегодня клева не видать...

Он уже собирался вставать, облокотившись о землю, как вдруг поисковая сеть, которую он раскинул на четырех входах Ворот, подала сигнал. Сконцентрировавшись, Джейк "посмотрел" на непрошенных, но вполне ожидаемых гостей. Ей оказалась девушка, которая сопровождала Альтаира по пути в Адланд, как же ее там?.. Алиана, вроде бы?

Хаха! Джейк не ожидал, не ожидал такого скорого пришествия барышни! Приблизив картинку, маг сдвинул брови:

- А это еще кто?

На ее спутнике была очень похожая одежда темного покрова, как и у Альтаира. Спустя несколько минут наблюдений Джейк пришел к выводу: мужчина был Убийцей, и, похоже, это был Роннтар! А еще через пять минут они уже были на пути в Салидон.

Губы мага изогнулись в некоем подобии улыбки:

- Я был не прав, клев будет, еще как будет!

И, схватив свою робу, сплел на ходу левитацию, оттолкнулся от земли и двинулся в сторону столицы Адланда, забыв даже о своей удочке, оставшейся одиноко лежать на берегу.

...Джейк мягко приземлился перед дверью в зал советов и отряхнул на себе одежду, до этого лежавшую на земле. Толкнув дверь, он шагнул в маленькое помещение, где с двух сторон от еще одной двери сидели стражи порядка: один с алебардой, второй с коротким мечом на поясе. Не снижая скорости, Джейк зашагал к двери. Мечник, не получавший до этого никаких письменных разрешений на вход резво поднялся со стула и на ходу затараторил:

- Простите, но вам... - как только он немного приблизился к магу, его огненное поле ошпарило руки стражника, когда тот хотел остановить гостя и отшатнулся.

- Прощаю.

Отрезав, маг одним движением, словно назойливую муху, а не кира, отодвинул в сторону мечника, и, все так же, не снижая скорости, толкнул дверь перед собой. Алебардщик не сделал даже попытки остановить мага, а лишь удивленно хлопал глазами, смотря на ошпаренные руки своего напарника.

Стоя в темном помещении, освещаемом лишь лучами солнца сквозь большие окна под потолком, маг глянул по сторонам и, не найдя Ревита, пролеветировал к трону, присев на него, свесив ноги. Прислонившись спиной к стене, он настроился на каналы поисковой сети и начал следить за перемещением Алианы.

Прошло несколько часов, прежде чем его побеспокоили:

- Настырные человеки!.. - сквозь пленку дремы донесся до мага раздраженный голос Ревита, влетевшего в зал. Впрочем, император всегда был раздражителен - сказывались издержки профессии...

- Эй, Джейк, слезай с моего места, тебе не положено, - раздраженно буркнул Ревит, на секунду позабыв с кем разговаривает.

Маг усмехнулся, отлип от кресла и плавно слевитировал к своей любимой колонне слева от трона и прижался уже к ней, скрестив ноги между собой и руки на груди.

- Чем тебя так не устроили люди?

Ревит, который уже порядком успокоился, услышав эти слова, снова взорвался:

- Еще ладно, они устроили свои рынки прямо у наших Ворот, ладно, они спаивают киров и выпытывают из них все, что могут!! Но теперь они еще требуют, не просят, требуют!!! Требуют открыть государство для внешников! Открыть Ворота и впустить наглых людишек, что бы они тут все испоганили?! - император с силой ударил по подлокотнику трона. - Только посмотрев на их страны, устройство государства, грабежи и так далее, можно сразу же определить все, что они сделают, попав в Адланд!..

Чуть помолчав, монарх устало вздохнул и уже своим обычным деловым тоном проговорил:

- Я так понимаю, что-то случилось? - Ревит выговорился и теперь был расположен к разговору.

- Алиана в настоящее время очень быстро приближается к Салидону.

- Она может нам пригодиться? - сразу перешел к делу Ревит.

- Не думаю.

- Тогда что же тебя так заинтересовало в ней?

- Я всего на всего докладываю тебе, мой государь...

Маг даже артистично чуть склонил голову, но вдруг, еще одна поисковая сеть, поставленная в пределах Салидона, просигналила. Настроившись на новую волну, маг заглянул на восточную тропу, по которой ходят караваны из Кинара и соседних городков в Салидон и обратно.

Альтаир шел в абсолютно несуразной одежде, больше похожей на серый халат с капюшоном, сумка на плече была настолько легка, что даже не давила на плечи, а жара выматывала все его тело, отчего он еле плелся, то и дело, вытирая пот рукавом халата. Оценив расстояние, маг пришел к выводу, что при таком темпе Альтаир дойдет до Салидона в течении двух-трех часов.

-- Кста-а-а-ти... - блаженно растянул одно слово на несколько секунд император, удобно устраиваясь на мягком троне, и с прищуром медленно спросил, теребя двумя пальцами чуть-чуть отросшую бороду: - Как там Альтаир? Ты все так же продолжаешь работать над ним?

После этих слов Джейк исподлобья посмотрел на монарха, начав подозревать неладное и после недолгого молчания последовало осторожное короткое "Да".

-- Уверен? А вот мне сообщили, что он вот-вот доберется до Салидона...

Тут Джейку стало понятно - Альтаир вышел за пределы расставленных ловушек, поэтому его наконец-таки смогла выследить Тень... Попытавшись снова "задобрить" монарха заклятьем, маг с немалым удивлением осознал, что более на государя это не действует и, похоже, понял причину - пользуясь ею настолько часто (почти каждый день), у кира, скорее всего, выработался иммунитет. Ну, или за какие-то сутки отрок Белетура Изначального смог овладеть магией. Нет, единственный маг мира восхищался государственной хваткой этого кира, который день и ночь думает, как сделать свою родину сильнее всех, но увы, даже в теоретической магии он простак...

- Что ж, - маг отпрянул от стены, заметив, как напрягся Ревит III - его пальцы до бела сжимали подлокотники, желваки дергались от нервов, но смотрел он все так же жестко и непреклонно, что восхитило Джейка в очередной раз, однако, все-таки закончил: - Прощай.

И мгновенно исчез, а монарх, побегав глазами по уже пустой зале, наконец выдохнул задержавшийся было воздух в груди и, помассировав вески, рявкнул:

- Роннтар!

А из темноты донеслось:

- Роннтар отсутствует, мой господин.

- А да, он же встречает эту... Ладно, сообщи всем: необходимо поймать одного... - попытался подобрать слово монарх, ведь только Тиэсай, оборонка и еще несколько киров знали о плане отрока Белетура: -предателя, который вскоре прибудет в Салидон. Запомни: не убить, а именно поймать. Желательно без членовредительства.

- Есть.

Выстукивая пальцами какой-то медленный мотив, кир все никак не мог понять, зачем маг делал все это? Его могущество, которое он показал в полной красе во время "порошкового инцидента", не знало предела... Ему в пору просто прилетать и уничтожать любую империю, но он не делал этого... А если вспоминать об уничтожении, то в последние моменты перед его исчезновением пару минут назад, Ревит III ведь уже хотел прощаться с жизнью. Однако государственный деятель Ревит III, сын Белетура Изначального, не подозревал, что у Джейка в планах так же продолжать "сотрудничество" с ним, только уже с помощью какого-нибудь приближенного лица, типа того же Тиэсая, хоть это и будет довольно затруднительно.


***


Расклеил глаза я с великим трудом, когда солнце уже было в зените, а спать хотелось просто нестерпимо. Проснувшись в мокрой одежде, я чертыхнулся, заметив свою сумку, лежащую на земле под деревом. Наскоро придумав, каким образом спуститься, я обнял дерево всеми своими щупальцами и начал медленный спуск. Еще чего не хватало - спросонья прыгать вниз без разминки! Спускался я не очень долго, благо, залез не так высоко, а то ведь мог ради безопасности на самую верхушку забраться, дубина!

Подобрав сумку и, нацепив ее на плечо, я вышел на дорогу и понял, что меня разбудило. Это было не солнце, бьющее в глаза даже сквозь кроны деревьев, не вечная жара, а скрипучий караван, с запряженными скаутерами. Скорость каравана была аховая - едва ли превышала мой шаг. Содержимое повозок было накрыто белым полотном, а по обеим сторонам вышагивала вооруженная охрана. Державшись большим пальцем за пояс, некоторые из них с ленцой смотрели по сторонам, изредка перебрасываясь фразочками.

Выйдя на дорогу, обогнал караван и пошел вперед, не обращая внимания на взгляды в мою сторону со стороны охраны. Вскоре я достаточно отдалился от них и солнце, доселе скрывавшееся за облаком, выглянуло, спалив меня.

- О-ох...

Но даже настолько печальный вздох не возымел магического действия, и солнце никуда не исчезло. Спустя полчаса передо мной замаячил крутой подъем на вершину холма, и я с кряхтением начал взбираться на него, на каждом шагу упираясь ладонями в коленки уставших ног, невольно вспоминая первые дни с Андреем. Шаг, еще шаг и вот, я делаю последний выпад и зрелище, открывшееся передо мной, захватывает дух: на равнине равнине, горизонта которой я не видел, расположился город-столица Салидон. Трудно было оценить весь размах крепостной стены с такого расстояния, но, мельтешащие у ворот киры, больше похожие на муравьев, будто бы говорили о мощи и величие города в сравнении с ними. За крепостной стеной виднелись крыши домов, их были сотни, тысячи, десятки тысяч! Трудно было не то, что сосчитать, трудно было даже разглядеть их в таком громадном количестве; они просто утопали друг в друге.

В центре города выстроили непонятные вертикальные белесые башни, с утолщениями на верхушках и (насколько точно я рассмотрел - не знаю) черными точками, которые сильно походили на окна. Всего я насчитал четыре башни разной длины, но даже в таком количестве они вызывали невольное уважение.

- А-чу-меть... - по слогам, нарочито медленно, произнес я, с открытым ртом уставившись на Салидон.

Смог трезво соображать я только через пару минут, и сразу же тронулся вниз по холму, все еще не сводя глаз с Салидона. Дорога заняла у меня порядка двадцати минут, но на подходе к крепостной стене мне уже было не до осматриваний достопримечательностей: будто по сигналу вокруг меня образовалась масса всяческих торгашей, стражей порядка, люмпенов, и вообще каких-то несуразных личностей...

Приходилось работать локтями, твердо вышагивая по земле, ставшей невероятно твердой от постоянного издевательства со стороны кирских ног.

- Захады, покупай...

- Эй, ты, конкурент, совсем опупел, чо-ль?..

- Да я твою маму на танцы водил!..

Такими фразами буквально утопал местный рынок. Стоило отметить, что пахло здесь всем, чем только можно (и не можно): медом, потом, грязной одеждой, немытыми телами, дорогими и не очень духами... Весь этот сумбур вызывал лишь неприязнь, и очень хотелось свалить отсюда подальше.

Вдруг кто-то прошел мимо меня, одарив ну просто сногсшибательным запахом духов вперемешку с потом, наступив на ногу, так еще и сказав что-то типа: "Щенок, куда прешь?!". Мне захотелось развернуться, и сделать что-нибудь плохое, но вовремя остановился и продолжил пробивать путь к городу с немой обидой дальше.

Заколебали! - в сердцах вскричал я, когда меня в очередной раз толкнули, и я чуть было не напоролся на обнаженный меч стражника. - Ну, все!

... И я превратил свое тело в скалу: оно было вполне пробиваемо (и прокаляемо), но никто теперь не мог сдвинуть меня с места. Я шел на таран: прямо на киров, просто пер вперед, не обращая внимания ни на кого. Кто-то шарахался на моем пути, видя мой уверенный взгляд, кто-то, либо не заметив такого как я, либо нагло проигнорировав, оказывался сидеть на земле и тупо озираться по сторонам.

Наконец, я вышел из мощного кирского потока и передо мной раскинулись аркообразные ворота в Салидон. Ширина входа равнялась примерно десяти-пятнадцати шагам, а внутренняя кладка порядка пяти шагов, и лишь четыре стражника бдели на посту: два по углам ворот, еще два прямо под аркообразными воротами стояли спинами к стене с алебардами в руках и луками со стрелами за спиной.

Ближайшие ко мне стражники перевели на меня взгляд сразу же, как я сделал первые шаги в их сторону. Я же сделал непринужденный вид и уверенно вошел в город, провожаемый ленивыми взглядами охранников и полностью игнорируя их.

Я настолько привык к деревянному Кинару, что каменные джунгли Салидона воспринимались слишком сказочно и нереально. Салидон удивил меня своей чистотой улиц, своими домами, количеством киров... Да и вообще всем.

Правда, было то, что не изменяется никогда и не при каких обстоятельствах - киры. Киры и их отношения между собой.

- Извините, не могли бы вы подсказать, где находится ближайший трактир? - с таким вопросом я уже подходил к третьему прохожему, и он, даже не остановившись, смерил меня брезгливым взглядом и продолжил путь.

Ладно, раз так, то изменим тактику. Зачем быть вежливыми с теми, кто просто напросто посылает одним взглядом куда подальше? Правильно - незачем!

Развернувшись, я догнал мужчину в красивых нарядах, признав в нем дворянина и, бесцеремонно схватив его за локоть, крутанул так, что он чуть было не запутался в подолах своего платья, и, когда его лицо оказалось на уровне с моим, я твердо посмотрел на него и более четче задал вопрос:

- Где находится чертов трактир?

Дворянин (все время хочется назвать таких тряпок как он дворняжками), так испугался наглого кварна (да-да, в его глазах я наверняка был каким-то разбойником), что пропел все, и даже больше, чем надо.

- Спасибо, - сплюнул я, отпустив его локоть, который наверняка будет одним большим синяком после моего захвата. Я даже заметил на нем кожаную обувь, сделанную очень даже искусно. Обувь могли позволить себе киры из очень благополучных семей, таких как Вики, в то время как такие как я просто не могли мечтать о чем-либо настолько продвинутом и вынуждены были ходить босиком. Это объяснялось неким обычаем, традицией, в общем - дворянской ерундой, чтобы отличаться от челяди. Но обувь и в самом деле дорогая...

Я находился пока что на окраине города, и никаких достопримечательностей, кроме единственной бронзовой статуи местного дворняжки (или кто это?) я не увидел, да и самих дворняжек здесь было не так уж много, не больше дюжины, и это притом, что я блуждал уже около двадцати минут до указанного трактира.

В висок ударила мини-молния, и, невольно поморщившись, я приложил ко лбу ладонь, пытаясь унять боль. Боль ушла, но все это время я шел на автомате и чуть было не пропустил трактир "Золотая рыбка", а рисунок, на котором была изображена пивная кружка с плавающей в ней той самой рыбкой, выполненный над дверью, почему-то поднял мне настроение: "Вот ведь, что не придумают, лишь бы заманить покупателей!".

Поднявшись по ступенькам, я толкнул дверь и шагнул в освещенное солнцем практически пустое помещение. Вдохнув приличную дозу вина вперемешку с моющими, разъедающими глаза, средствами, я тяжело закашлялся.

- Кхе-кхе... - помахал я ладонью перед носом и подошел к пустующей стойке.

За одним из столов мирно похрапывал какой-то бомжик в обнимку с пустой бутылкой, его черные волосы даже издалека казались нечесаными и грязными, а чего стоило его опухшее лицо, я лучше промолчу... Хотя моя прическа оставляла желать лучшего, так что претензии минимум невозможны. Послышались шаги и из дверного проема вышел управляющий, начав издалека:

- Вам помочь?

- Есть свободные комнаты?

- Да, конечно, на втором этаже есть парочка свободных номеров. У нас есть двух, трех, и одноместный номера, какие пожелаете вы? - он потер ладони друг о дружку и состроил крысиные глазки - это подразумевало предстоящую сделку.

- Одноместный, оплата сразу, или потом?

- Оплата посуточная, в конце рабочего дня.

Я лишь кивнул и, правильно поняв мой жест, служащий или кто бы он ни был, забежал по ступенькам на второй этаж, крикнув следовать за ним.

Неторопливо поднявшись по ступенькам, я увидел лишь открытую дверь в комнату и ни одной живой души рядом, куда же он испарился? На всякий случая я обернулся, пожал плечами и вошел в номер. Ничего необычного: простая скрипучая клопастая кровать в углу, рядом с которой стояла тумбочка с лежащим на ней ключом, окно со шторками и маленький умывальничек.

- Мда, ну и халупа...

Впрочем, я большего и не ожидал. Стащив с плеча рюкзак, я достал из него кинжал, положил его в карман и закрыл на молнию. Повесив сумку на крючок для одежды, я сделал несколько неуверенных шагов по доскам. Они оказались скрипучими и, вроде бы, местами гнилыми. С великим трудом подойдя к окну, я попытался открыть его, но у меня ничего не получилось. Помучавшись еще пять минут я все-таки добился своего, но, как оказалось, виновато было не окно, а я -окно открывалось не как дверь, горизонтально, а вертикально.

- Какой дурак тебя придумал... - кряхтя и ругаясь, как заправский старикан, я пытался вылезти из окна, одной рукой придерживая его и пролезая в небольшую щелку бочком. В результате моих получасовых усилий, я все-таки вылез из окна и повис на карнизе. Глянув вниз, я увидел лишь зеленый настил, и, совершенно не боясь, отцепил руки, мягко приземлившись.

Пусть этот вездесущий служащий думает, что я нахожусь в номере, а то предчувствие какое-то нехорошее... - подумал я про себя, отряхиваясь от пыли. Вспомнив примерное строение трактира, я вышел на богато украшенную улицу через дворы с другой стороны, там, где меня не должен был никто заметить.

Ступал по мостовой я уже десяток минут, и, судя по брезгливым взглядам, кидаемым в мою сторону буквально-таки ото всех, пришел к выводу, что попал в о-очень богатенький район, где таким, как я не место. Отыскав взглядом переулок, скользнул в него и сразу же оказался в контрасте: оглянуться и будет дворянский район, посмотреть перед собой - место для всяческих вымогателей и таких как я. Рай, в общем!

Стараясь не ступать в лужи, которые почему-то мне показались больше искусственными, состоящими из мочи и алкоголя, я брезгливо двигался в этих дебрях неизвестно куда. А еще, судя по запаху этой подворотни, я был очень близок к истине насчет алкоголя и... Умело лавируя между кучкующимися бомжами, большими и не очень лужами, лабиринтами и прочим барахлом, я заметил, что неосознанно следую в сторону одного Ки, очень знакомого, но, в то же время, чуждого мне. Оно будто бы светилось немного ярче всех остальных и имело что-то типа своей уникальной ауры. Вообще говоря, Ки имеют абсолютно все живые организмы, кто-то меньше, кто-то больше, но факт остается фактом. В моем восприятии, Ки выглядит как сгусток переливающейся синей материи, сродни синему живому пламени, и каждый организм имеет уникальное Ки со своим индивидуальным оттенком, характеристиками и так далее.

Бездумно следуя к источнику Ки, внутри меня разгорался яростный огонек, перерастающий в бурное пламя бешенства. Вскоре мое сознание затопила бездушная злость, и меня будто бы кто-то вышвырнул из сознания, заставляя смотреть от первого лица, но не давая права управлять телом.

Все следующие действия были похожи на сон: глаза дергались в разные стороны, будто бы не зная, куда бежать, размывая при каждом движении взгляда картинку.

Я моргнул. Моргнул очень медленно и уже был в немного другой ситуации: меня кто-то развернул назад, схватив за локоть. Так как картинка была размытая, да еще и с таким быстрым вращением, я не успел даже рассмотреть лица развернувшего, и в следующий момент мое тело извернулось, уходя из захвата, одновременно нанеся удар открытой левой ладонью без замаха в область груди того, кто пытался меня остановить. Будто бы закончив дело, я начал разворачиваться в другую сторону, и краем глаза успел заметить вогнувшуюся внутрь грудину несчастного, который осел на колени, опустив бесчувственные руки на землю и уронив голову.

Было ли мне жалко? Не знаю, в этот момент я не чувствовал ничего, кроме равнодушия, дикости и откровенной злости неизвестно на кого. Предприняв попытку бегства, сделал даже несколько шагов, прежде чем картинка окончательно не исчезла, и я перестал чувствовать что-либо.

...Боль, появившаяся где-то в области сердца и страх, зародившийся в груди, вернули меня к жизни, и я пришел в сознание, прижимаясь плечом к каменному зданию в неизвестном районе Салидона. Мое прерывистое дыхание наверняка слышалось на другой стороне улицы, а бешено раскрытые глаза уже порядком обветрились, и пора было уже моргнуть, что я сделал незамедлительно. Прошло ровно половина секунды, и за это время в голове пронеслось то беспощадное избиение с моей стороны. Не знаю, почему, но я не чувствовал ничего, будто бы вся моя жалость утонула в бешенстве зверя. Зверь следовал за определенным источником Ки, и, просмотрев все Ки вокруг, я отметил, что он сдвинулся всего лишь на несколько десятков метров в его сторону, однако тот источник уже куда-то пропал...

Облокотившись на стенку уже порядочное время, заметил, как многие киры нервно косились в мою сторону, проходя мимо. Стоило отметить, что, в отличие от прошлого района, этот был сродни середнячку, где и дворян и люмпенов хватало с излишком. Не знаю, случайность это, или нет, но я оказался буквально в паре метров от кабака с истертым названием, которого я не то, что не смог, я просто-напросто не захотел читать. Кое-как взяв под контроль тело, я дошел до таверны и, толкнув дверь, ввалился в помещение, и, не смотря ни на кого, плюхнулся за пустующий столик, откинувшись на спинку стула и закрыл глаза.

Сердце бешено билось в груди, с каждым сокращением сердечной мышцы уши закладывало, и голова разбаливалась с новой нестерпимой силой, которую, казалось, нельзя заглушить ничем...

Что же это за чертовщина была? То я теряю контроль в одном месте, то в другом, да еще и разговаривая с самим собой... Что-то не то происходит, что-то непонятное и пугающее...

- Не занято? - донесся до меня немного приглушенный голос мужчины.

- М-м... Нет, - поморщившись от головной боли, на автомате ответил я.

Звук отодвигаемого стула резанул по ушам, отчего я сильно сморщился и что-то сдавленно промычал.

Прошло лишь пять минут, прежде чем я смог трезво соображать и обратил внимание на собеседника: коренастый, с серыми глазами, черными усами, таким же черным ежиком на голове и добросовестной и немного игривой улыбкой. Так как он сидел, облокотившись на стол, оценить его рост я не смог, а на глаз ему было чуть больше тридцати лет. Он жестом подозвал официанта и повернулся ко мне:

- Пиво, эль, медовуха, или тебе что покрепче?

- Воды, если можно.

- Воды? - искренне удивился собеседник (скорее уже собутыльник), подняв брови. - Нормальные киры никогда не отказывались бесплатно выпить!

- А если я ненормальный кир?

- Тогда за это надо точно выпить! - и, немного резче, чем следовало, он повернулся к официанту: - Нам бы пивка для разгону и водички на закуску.

Служащий лишь кивнул и оставил "друзей".

- Откуда путь держишь, парень?

- Что вы имеете в виду? - на самом деле, я все прекрасно понимал, просто необходимо было время придумать ответ.

- Ты мне тут десны не сверли, может я и не колдун, но репу, - тут он указал на мою голову, - в тыкву превратить могу.

Видя мой непонимающий взгляд, со вздохом продолжил:

- Не местный ты. У тебя это на лбу написано!

- Допустим.

Тут служащий принес наш заказ, но на кира мы не обратили внимание, пододвинув к себе кружки.

- Ладно, не хочешь говорить - никто не заставляет, - махнув в мою сторону рукой, он пригубил большущую кружку пива.

Я решил не отставать, тоже отхлебнув немного, и перевел взгляд на постояльцев заведения. Их было не так уж и много, но все, как один, время от времени, косились на меня. Я даже не стал их рассматривать - слишком неуютно чувствовал себя под их взглядами.

- Хорошо, - поставив кружку обратно на стол, я посмотрел на собутыльника, - а что же вы делаете тут?

В этот момент он уже допивал пиво и стрельнул глазами в мою сторону. Допив содержимое кружки, он нарочито громко и с удовольствием крякнул, звучно ударив ей по столу.

- В данный момент наслаждаюсь великолепным здешним пивом, - с беззаботной улыбкой ответил он.

Он отлично понимал, о чем я, и пояснил уже по-другому:

- Вообще, я искал какую-нибудь приличную забегаловку подкрепиться в середине рабочего дня. Твой внешний вид настолько бросился мне в глаза, что я захотел выяснить, что же такой кир делает здесь в таком виде, - он пожал плечами: - И вот, я сижу здесь, - он обвел взглядом таверну.

- Ясно. Простите, но я вынужден оставить вас, - я поднялся из-за стола, - у меня еще есть некоторые неотложные дела.

Он тоже встал.

- Без проблем, прощаю, - улыбнулся он и кинул напоследок: - Зови меня Джис.

- Кай, до свида...ни...я... - с каждым слогом мое лицо приобретало каменные черты, а брови медленно сходились на переносице.

Я не был зол, сердит или что-то в этом роде, где-то в глубине души я был даже немного рад нашей встречи...

- Вы случаем не из Кинара?.. - настороженно спросил я.

- А ты что, знаешь меня?

От этого вопроса я готов был его уничтожить на месте, но вовремя прервал сию казнь.

- А как же, не знать такую сволочь как ты?.. - я зло посмотрел на него исподлобья, говоря намеренно тихо.

- Э... В каком смысле?.. - он удивленно дернул головой назад, изогнув бровь и странно посмотрев на меня.

- Мне все было интересно, зачем тебе нужен такой как я?..

Он похлопал глазами.

- Ты точно воду пил?.. - покосившись на стакан с водой, он вопросительно посмотрел на меня.

Странно, очень странно... Если бы он действительно хотел что-либо от меня, нагоняя охоту своих шестерок за моей скромной персоной, он бы первым бы делом вспомнил тот случай у знахаря, даже если не видел меня ни разу в глаза.

- Хочешь сказать, не помнишь парня, за которым охотятся вся твоя "армия"?

- Я не был в Кинаре долгое время, и такого случая не знаю, а тебя, - он кивнул головой в мою сторону, - вообще первый раз вижу.

- Кто же тогда сейчас за главного в "Армии Честного Джиса"?

- Тор, мой приемный сын... А что, собственно, произошло?

- Лучше скажите, что вы забыли в Салидоне?

Он почесал затылок, подбирая слова.

- Кинар для моей конторы маловат, вот я и захотел открыть филиал в Салидоне.

- Ясно... - я сел назад за стол. - Не могли бы вы рассказать побольше о своей "Армии"?

- Конечно, всегда рад, - Джис последовал моему примеру и тоже присел, положив руки на стол и скрестив пальцы.

- Пару лет назад я работал в городской страже, - начал он издалека, смотря куда-то в сторону: - Тогда, да и сейчас, наверное, стража работала абы как - точнее не работала, а зарабатывала, причем из-под палки. За порядком не следила, воров и прочую нечисть не ловила... Через полгода работы я оттуда ушел, а со мной были четыре моих верных помощника и товарища. Именно с ними я открыл собственную контору под названием "Армия Честного Джиса". Все, что мы делали - патрулировали улицы и сводили на нет любые потасовки и другие делишки. Конечно, четыре кира, не считая меня, было очень мало, чтобы называться "Армией", да и за Кинаром-то всем не уследишь... Вот мы и начали набирать добровольцев в наши ряды, в основном это были безработные и бездомные, которых мы одевали за свой счет. Спустя еще несколько месяцев, стража решила прикрыть нашу лавочку, и с тех пор нас называют чаще бандой, чем "Армией"...

- Почему же вас прикрыли, если вы были настолько нужны кирам? - задал я давно мучавший меня вопрос.

- Был у меня один неприятель, еще со времен, когда я работал в страже, -взяв за ручку, он посмотрел на дно кружки, и, поджав губы, отодвинул ее от себя: - Взгляды расходились, друг друга недолюбливали, да к тому же, после моего ухода он сильно поднялся по званию и начал "мстить", я так понимаю.

- Но как же киры? Разве за вас не вступался народ, которому вы помогали?

- Почему же, вступались. Но их очень быстро переубеждали в том, что мы банда и вся эта помощь была спланирована нами же в корыстных целях - немного подождав, он продолжил: - Понимаешь, сломать кира, который нуждается в помощи очень легко...

Наступила тишина, мы оба думали о чем-то своем.

- Знаете, - я первым подал голос: - Вам лучше вернуться в Кинар и навести там порядок, а потом уже открывать здесь филиал.

- Порядок? А что такого с порядком в Кинаре?

- Вот видите, - я усмехнулся так, чтобы не оскорбить собеседника: - Вы даже не знаете, что творится в Кинаре...

- Ах, да, - неожиданно Джис щелкнул пальцами, - я все хотел спросить, за что ты не понравился Тору? Я не очень понял, честно говоря.

- Знаете, - я хмыкнул. - Я тоже мало, что понимаю... Короче говоря, запутанная это история... И пытаясь в этом разобраться, я все это время думал, что это Джис направил на меня своих шестерок, -при этих словах Джис поморщился на секунду, но не прервал меня и продолжал слушать, - поэтому стал искать вас. Вот, собственно, и все. Остальное можете спросить у Тора.

- Что ж, - он поднял брови и поджал губы, явно не ожидав услышать такое. - Судя по твоим уверенным словам, это правда... - он ненадолго задумался: - Ладно, я прислушаюсь к тебе и поскорее отправлюсь в Кинар.

Мы встали из-за стола и, кротко поклонившись друг друга одними подбородками, я отправился прочь из таверны, с некоторой радостью и гордостью за то, что такие киры существуют.

- Вот тебе мой канал связи, если что - связывайся, - по моей руке пробежал легкий перекат тока, отчего волоски на руке встали дыбом.

В ответ я всего лишь кивнул и вышел из таверны на кирную площадь, не оглянувшись на оставшегося сидеть в таверне Джиса. За мной хлопнула дверь, а я сразу же буквально взмок от жары, и чуть было не ослеп от солнца, вовремя прикрыв глаза руками. Мда, разговор у нас получился не совсем дружеский, но и не сказать, что аховый. В общем, теперь я был больше уверен в том, что Джис действительно честный...

Салидон; город-мечта; Столица Богов; Место, Откуда Ушли Боги... Так величают многотысячную столицу красочного и загадочного Адланда. В одной из легенд говорится, что Салидон был построен задолго до Большой Воды, которое свершилось более трех сотен лет назад потомками Богов, которые поддерживали единую связь с природой и поэтому построили город на подходящей равнине из камней, не потратив ни на фундамент, ни на другие постройки ни единой частицы древесины. И именно от первых строителей у киров сложилась традиция никогда, и ни при каких обстоятельствах не вырубать лес для построения.

Мостовые в Адланде были выложены из булыжников весом около сотни кило и камни, по которым больше всего ходил народ, уже местами потрескались, а некоторые так вообще раскололись. Сейчас я медленно бродил по той улице, на которой повстречал Джиса, направляясь в центр Салидона - в богатейший его район, где обитали дворяне благородных кровей, зажиточные купцы, и искуснейшие ремесленник, на которых держится вся экономика Адланда.

За многие сотни лет Салидон значительно вырос, и теперь представлял убогое смешение двух культур, особенно когда в глаза бросаются идеальные постройки из огромнейших каменных блоков (типа базальта, из которого сделан мой шалаш), а рядом пристроена какая-нибудь деревянная халупа -явный контраст...

Впереди виднелась древняя арка, сверху на которой было выцарапано на деревянной доске "Центральный район" и я уверенно зашагал по монолитной мостовой в самую жемчужину Салидона.

Сделав лишь шаг, на меня нахлынули совершенно новые ощущения: неизвестно по какой причине, но мгновенно стало теплее, нет, жарко не было, было настолько комфортно, что я даже невольно улыбнулся. Все, абсолютно все постройки были сделаны из огромнейших монолитных блоков самых разных пород! Из них я отметил андезит, базальт, несколько видов гранита и даже криптон, камень, который считается как драгоценным, так и очень твердым и практически неприменимым в строительстве. Завораживало даже не то, что добрая часть Салидона была выложена из труднообрабатываемых камней, а то, что по размерам они были просто чудовищны: высотой выше кирского роста, а по ширине вытянутые руки не достанут краев камня! И все это на приличной высоте, порядка десяти локтей! Я стоял у входа и успел заметить только два четырехэтажных дома и пяток трехэтажных.

Это зрелище никого не оставит равнодушным, и я смог прийти в себя лишь только через несколько минут, с явным удивлением и восхищением осматривая постройки вокруг. Но, насмотревшись на эти удивительные поделки из камня, я обратил внимание на прохожих: все они были обуты, причем обуты не во всякое тряпье, а в дорогущие кожаные обувки, а у кого-то я даже заметил расшитые шелком ботфорты!

- Ничего себе... Эк, куда меня занесло-то, а... - присвистнув, не удержался и вслух с расстановкой произнес я.

Если уж дворяне позволяют себе такую роскошь, которая стоит практически половину их состояния, то что же носит император? - спросил я самого себя, и у меня невольно поползли глаза на лоб. Но что самое удивительно, так это то, что я не заметил ни одного босого, или, проще говоря - нищего. И это притом, что рассматривал я новый район уже более пяти минут...

Сделав несколько шагов вперед, я с удивлением (в который раз уже!) глянул вниз: это был не пол, даже не мостовая - это был абсолютно ровный камень, уложенный в мостовую, и он в пример больше по размерам монолитам, лежащим в кладке. И такие камни были уложены по всей площади!

- О-чу-меть... - с выдохом и открытым ртом я смотрел по сторонам, запоминая каждую деталь. Да что там запоминать, если все само бросается в глаза своей ненормальностью и запоминается просто автоматически?!

Кое-как справившись с шоком, я шагал по монолитной мостовой, все так же оглядываясь буквально на каждую деталь, прорисовывая ее в памяти. Солнце в разгаре, рабочий день в самой середине, соответственно народу было столько, сколько я не видел даже в Кинаре, конечно, если исключать тот факт, что я видел в основном нищих, сейчас же меня окружали сплошные богачи.

Кто-то толкнул меня в плечо, и будто не заметив, пошел дальше, кто-то больно наступил на ногу, отдавив палец (а то и несколько), из чего я сделал вывод: сильные всегда будут унижать слабых. В моем случае сильными были окружающие меня киры, а я был единственным слабым звеном среди них. Стадное чувство и желание показать себя сильнейшим вожаком в толпе играло значительную роль...

Мне не хотелось создавать проблем с местными и я быстренько прижался к стене, но, то ли все разом увидели этот трюк, либо моя внешность действительно сильно бросалась в глаза, но толчки и давки в мою сторону так и не прекратились, отчего я немного бесился. В итоге, когда очередной мужчина третьего десятка уж очень сильно толкнул меня в плечо так, что я чуть было не впечатался в стену, я нанес ему несильный удар в солнечное сплетение, отчего он схватился за живот, попытался вдохнуть и, скорчившись, упал на мостовую. Я же ретировался очень быстро, стараясь не попадаться на глаза никому и надел капюшон, пробежав через очередную арку. Ну, как сказать - арку? Это скорее был большой каменный блок, поставленный на два поменьше, в котором просто вырезали аркообразную ступеньку, сделав высокий проход. Передо мной образовались громадные монолиты, просто уложенные в мостовую наподобие ступенек, уходящих вверх, где виднелась еще одна арка. Только ступеньки эти были в диаметре не просто "побольше" обычных, они были намного больше их и складывалось впечатление, что строили их великаны под свой размер стопы.

Даже про себя я назвал это место "Лестницей Великана", что очень подходило по антуражу, так как по бокам не было никаких сооружений - просто голая монолитная стена.

- Действительно -великаны! - пыхтел я, чуть выше задирая ногу на очередную ступеньку. Я был один на этой лестнице, видимо, дворянам тоже было неудобно и презрительно задирать ноги ради того, что бы просто подняться наверх.

По мере приближения к вершине лестницы, звук живого города усиливался до тех пор, когда я уже перестал слышать свои шаги и меня затопил шум и суетливость граждан. Проходя сквозь арку шириной в добрые два метра, я не сразу понял, что передо мной мощный поток киров в дорогущей одежде и обуви из шелка с вкрапленными в них криптонами и алмазилами. Мда, со стороны я смотрелся, мягко говоря, не очень: несуразный серый халат, глупая прическа и, что самое главное - босой. Выглянув из-за угла арки, мой рот раскрылся сам по себе, а глаза чуть было не выкатились из орбит. Примерно в сотне метрах левее я заметил те самые белесые башни, достающие до неба. Теперь они были заметно толще, но мне все-таки не хватало обзора, и необходимо было подойти поближе, что бы получше разглядеть их.

Краем глаза я заметил палящихся в мою сторону группу киров, все они были одеты очень даже прилично, но на вид никому из них не превышало тридцати лет. Я не стал обращать на них какое-либо внимание - на меня так смотрели практически все в Салидоне и это уже сильно не удивляло.

Слившись с толпой, я усиленно работал локтями и подбирался к четырем башням, одновременно озираясь по сторонам, рассматривая местные монолитные огромные постройки, в настоящее время используемые как жилые дома для зажиточных дворян и им подобным. Насколько я мог судить, это площадь была центральная, и именно тут по ее периферии располагалось огромное количество различных фамильных мастерских. Вывесок над дверью домов было настолько много, что я даже не хотел присматриваться, зная, что на чтение каждой из них уйдет все имеющееся у меня время.

И вот, вынырнув из толпы я едва-едва не наткнулся на гвардейца, за спиной которого возвышалось башня. Вблизи я заметил, что у основания она сильно расширяется для равномерного распределения такой огромной массы; между прочим, диаметр колонны был приблизительно пять-шесть метров. А вокруг башни в землю будто бы воткнули ее миниатюрные копии, росточком примерно в полметра. Причем складывалось впечатление, что эти копии были выточены из монолитной мостовой - шва, где должно крепиться основание мини-башни, не наблюдалось. Дверь башни бросалась в глаза - углубление будто бы вырубили в толще камня, и, увидев, что она полая внутри, приделали дверь и начали свои закрытые исследования внутри нее.

Самое разочаровывающее было здесь то, что охранник стоял здесь не просто так - каждая башня была оцеплена стражником и опоясана заграждениями, а двери, скорее всего, были надежно заперты.

Мини башенки были сделаны из того же материала что и их большие копии. Сами башни располагались примерно в двадцати метрах друг от друга кругом, и у их основания я насчитал по восемь их миниатюрных копий.

Все это не вписывалось в привычные рамки киров: четыре огромные башни окружили небольшой идеально круглый холм. Казалось, будто половину холма засунули в монолитный пол таким образом, что верхушка купола совпадала с уровнем пола. Квадратная яма под купол была вырезана в граните (а то и в базальте) так, что вокруг вкопанного по пояс купола оставалось столько места, что бы можно было ходить там. Вот только остается нетронутым вопрос: а зачем?.. Как и ближайшая ко мне башня, все остальные были огорожены.

- Что ходим? -послышалось справа. Я повернулся в сторону говорившего стражника без шлема, с мечом на кожаном поясе и при полном доспехе.

Скатывающиеся с его лба капли пота, презрительный и надменный взгляд и скрещенные на груди руки с немного откинутой назад головой явно говорило о том, что ему все уже надоело, а я - особенно.

Его фраза больше прозвучала как "Че вылупился, вали отсюда, проходимец!"

- Ну, как, что? Осматриваем достопримечательности, изучаем местность, так сказать.

- Слышь, ученый, сгинь отсюда подобру-поздорову.

Ой, господи, да кому ты нужен? Отвернувшись, он снова перевел ленивый взгляд в сторону мельтешивших киров.

Пространство у башен и между ними было пустым, и лишь одинокие стражники разбавляли эту пустоту. Мельком глянув на выгнавшего меня охранника, и, убедившись в том, что меня он не замечает, я двинулся в сторону вкопанного купола, то есть - прямо в середину этого сооружения. Неспешным шагом я подобрался к яме, присел на ее край, свесил ноги и присвистнул: идеальной формы шар, высеченный из монолита и соединенный с полом так же без швов. В то время, как высокие башни были сделаны из какого-то белого камня, купол был явно одним целым с монолитной мостовой.

Вот так - свесив ноги, оперевшись сзади руками я рассматривал все вокруг, но не так долго, как хотелось.

- Что за... - слева сзади послышалось тихое ругательство и торопливые шаги в мою сторону.

- Запалил, гад, - усмехнулся я.

Между тем шаги уже были слышны довольно-таки отчетливо.

- Эй, кому говорят! - хоть это был уже другой страж законы, он мало чем отличался от своих сослуживцев, а в плане раздражительности наверняка даже превосходил.

- А ну-ка, очистить территории!

Я удивленно начал озираться по сторонам, и спросил охранника:

- А что очищать? Я же, вроде, не гадил... - немного неуверенно начал я, посмотрев на него, одновременно поднимаясь на ноги.

Он понял, что я над ним издеваюсь лишь через несколько секунд, и, подойдя почти вплотную, схватил за левое плечо, что бы я никуда не убежал.

- Слышь, ты у меня сейчас землю жрать будешь! - он немного потряс меня за плечо и угрожающе посмотрел в глаза.

Я, глянув себе под ноги, постучал о камень босой пяткой.

- Да ну? - скорчил удивленную гримасу, я стал ожидать последующей реакции. Ей богу, мне нравилось издеваться над такими, как он.

- Ах ты!.. - размахнувшись, он со всего размаху заехал мне в челюсть. Мне даже не пришлось ставить блок, достаточно было лишь сконцентрировать Ки и блок готов.

Под силой удара я лишь немного отклонил голову.

- Ну, мне пора, бывайте!

- Да, ага... - на автомате ответил он, удивленно рассматривая свою правую руку.

Отойдя на приличное расстояние, и, вбурившись в поток киров, я прислушался.

Некоторое время ничего не было слышно, потом послышались негромкие ругательства, а уже после гневный и истерический крик:

- Че за?! Тварь!.. Рука!.. Эта мразь сломала мне руку!!!

Я хихикнул и стал оглядываться в поисках удобного места, с которого были видны башни. Как такового места я не нашел: вся площадь кипела жизнью, и здесь не то, что бы местечко пустое отыскать, тут бы уследить за тем, что бы не затоптали; зато я заприметил пустующую деревянную лавочку и поспешил к ней. Упав на скамью, я положил локти ей на спинку, закинул голову назад и стал пристально разглядывать верхушки башен. Я был настолько увлечен расчетом их примерной высоты, что не заметил, как кто-то подсел ко мне.

- ...Кхм! - выразительно кашлянули слева. - Можно тебя отвлечь на минутку?

Только сейчас я обратил внимание на низенького старика 70-80 лет от роду. Ежик седых волос гармонировал с его острым носом, а весьма заметные морщины вкупе с глубокими, и, одновременно, веселыми глазами говорили не столько о его нелегких годах, сколько о том, что он все еще способен смеяться и веселиться.

- Да? Вы что-то хотели?

- Насколько я правильно увидел, вы интересуетесь архитектурой, и Колоссами Богов в частности?

- Я бы сказал не столько архитектурой, сколько этими башенками.

Старик покивал сам себе и протянул мне руку:

- Архин, будем знакомы.

- Кай.

И только сейчас до меня дошло - он подал мне руку! Обутый старик соизволил познакомиться с босым пареньком!

- Кай? Странное имя, ты не местный? - тут он оглядел меня. - Ладно, не бери в голову! Не желаешь сходить в мою библиотеку? Там есть много документов о Салидоне и Колоссах Богов в частности.

Может из-за доверия к старику, может, существует другая причина, тем не менее сейчас Архин вел меня к своей библиотеке. Центральный район был просто огромен, следуя за стариком, я то и дело оглядывался на Колоссы, и показалось, будто они немного уменьшились. Как я уже говорил, вся площадь состояла из монолитной кладки, дома были выполнены в том же стиле, и лишь новостройки явно отличались по технологии строительства и редко когда могли конкурировать с древностями. Соревноваться в качестве строительства с древней монолитной кладкой могли (если я правильно понял) лишь дома, построенные относительно недавно. Таверны, трактиры и прочие забегаловки в большинстве своем были сделаны из дерева, а действительно поразительные новостройки, типа местного поста стражи или дом какого-либо зажравшегося дворянина, построены из намного больших по размерам и габаритам блоков. Конечно, по сравнению с остальными районами, в которых я был не так давно.

Улица брала поворот правее, и вскоре перед нами замаячило просто грандиозное строение из таких же монолитных блоков, только цвет материала был темноватый. В высоту здание было около 10 метров, в ширину превышало 20, верхняя часть здания горизонтальная, что было весьма необычно, особенно когда рядом стоящие дома имели сужающуюся к верху крышу. Лицевая сторона не имела окон, зато в самом верху я заметил множество небольших круглых отверстий, протянутые с одного угла до другого на равных расстояниях. Я был больше не поражен, чем озадачен такой странной и резко отличающейся формой здания, а главное: зачем?

- По старинным документам это была древняя Салинтийская библиотека, названная в честь древнего бога знаний и ремесел Саленция, который дал первым кирам все азы ремесла и обучил различным наукам.

Архин дал мне немного времени на осмотр здания, и, когда я перевел взгляд на него, он кивнул головой в сторону деревянной двери и толкнул ее. В нос ударил мощный запах бумаги, чернил и сухого дерева. В отличии от знойной жары на улице, в помещении было относительно прохладно и телу значительно приятней чувствовалось в таком климате. Следуя за Архином, мы прошли узкий коридор и подошли к деревянной стойке, за которой сидела молодая миловидной внешности девушка с голыми плечиками и темными волосами.

- Он со мной, -буднично промолвил Архин и, даже не останавливаясь, пошел дальше.

Обратив внимание на своего работодателя, девушка стрельнула глазками в мою сторону. Не оставшись в долгу, я мягко улыбнулся ей, и снова перевел взгляд на затылок старика, даже не посмотрев на реакцию девушки. Да и зачем? Кто захочет знакомиться с босоногим, тем более, имея какую-никакую работу?

- Ну, вот мы и пришли.

Зал, в который меня привел Архин, был просто необъятным: невероятное количество стеллажей до потолка полностью заполненных книгами стояли в ряд на расстоянии в паре метров друг от друга, даже пространство у стен было заставлено книгами, а на стенах висели большущие карты, с декоративными рисунками по краям. Стеллажи стояли ко мне боком, но даже так я не смог примерно представить количество книг, которые хранятся здесь... Их было просто невероятное количество! А между нами и стеллажами присутствовали столы в довольно-таки приличных количествах: тридцать, а то и сорок штук.

- Вот это да! - изумленно воскликнул я с горящими глазами. Старик принял этот комплимент себе на душу и теперь приятно улыбался.

Без лишних слов он двинулся вглубь библиотеки, и я вынужден был следовать за ним, а то ненароком заблудился бы в этих хитросплетениях...

Подойдя к какой-то полке он задрал вверх голову и начал искать глазами книгу, не найдя ее, он присел на корточки и руками стал водить по корешкам книг, бубня что-то себе под нос и вытаскивая книгу одну за другой.

Когда он встал, в его руке я насчитал порядка пяти-шести толстых книг и лежащими поверх них длинными свитками, больше похожих на свернутые карты.

- Это сведения о Салидоне и Колоссах Богов. Карты и чертежи зданий ты сам найдешь, - приняв сей подарок из рук старика, я пошел к столам и водрузил на них книги, а карты положил в сторону. Сев за стол, я принялся перебирать книги, с которых следовало начать чтение или которые казались мне наиболее интересными.

"Адланд и его корни", "Боги Адланда", "Памятники древних Богов" и другие книги я разложил перед собой и взял первую перечисленную мной книгу. Все читать я, конечно, не собирался, лишь интересные для меня главы. В оглавлении я нашел историю возникновения Салидона и самого Адланда и быстро пролистал страницы, ища подходящую главу.

...За много сотен лет до Большой Воды могущественные Боги под предводительством верховного Бога Катарсиса пришли на пустующую землю с запада, из места, известного как Средний океан. Никто не знал как они приплыли, ведь кораблей у них не имелось, никто не знал цель их путешествия...

Всего седмица потребовалась Катарсису и другим Богам, чтобы исследовать этот клочок земли, окруженный с одной стороны океаном, а с другой Великой Стеной. Они нашли несколько разрозненных, воюющих племен и стали обучать их всему, что они сами знали.

Бог Зареф обучал аборигенов боевым искусствам, бою на оружии, тактике и стратегии...

Богини Тирина и Синтера посвящали первых киров в земледелие и скотоводство...

Бог Таргип и Богиня Ирфия научили местных врачеванию и уходу за больными, Бог Саленций обучил их письму и грамоте...

Боги были милостивыми и даровали сии священные знания, однако они никогда не посвящали первых киров в аспекты магии и культ энергии, чем и прославлялись все время своего существования в стране, которую они назвали Адланд. С языка Богов это переводилось как "забытое священное место".

Согласно древним легендам и очевидцам тех времен, свою столицу - город Салидон, Боги вознесли всего за одну ночь. Все очевидцы наперебой говорили о странных и непонятных приспособлениях, которые Боги носили с собой, а некоторые, самые громоздкие и большие, вынуждены были ставить в специальные вырезы в твердых породах камня.

Спустя несколько седмиц после постройки Салидона, Боги приступили к строительству Колоссов Богов, объясняя это тем, что им нужна была "энергия". Первые киры, да и, что греха таить, даже современные великие умы не могут понять, что обозначает это слово. Боги пытались объяснить и даже научить первых киров работе с энергией, но... Все, чего они добились - это просто проводили их в сердце Колоссов Богов - в подземный купол и показали громадный кристалл, который будто бы светился тысячами белых искр, иногда ослепляя смотрящих. По словам очевидцев событий, кристалл в высоту был выше кировского роста, а в самом широком месте - середине - всего около сорока сантиметров. Кристалл являлся, по словам Богов, "преобразователем энергии". Такие совсем уж непонятные слова первые киры даже не стали пытаться понять, а изучать...

Я оторвал глаза от книги и спросил самого себя:

Тогда почему сами Колоссы разной формы? - вопрос остался без ответа.

Снова согнувшись над книгой, я посмотрел на рисунок, занимающий целый разворот и удивился: за много сотен лет Колоссы и сам купол даже не изменились, чего не сказать о заднем фоне.

Просидев еще около двух, а то и трех часов за книгами, чертежами и картами, я хотел было уже закончить и пойти искать Архина, чтобы поблагодарить его и поскорее уйти по своим делам, но меня привлек один рисунок, точнее их было много, но на одну тему. Держа в руках книгу "Памятники древних Богов", я пристально вглядывался в рисунок и пытался понять, что же это изображено на нем.

Это была странная фигура: четыре грани, сходившиеся в одной точке сверху, являлись треугольными, основание же было четырехугольным, и сделана фигура из белого камня, как Колоссы, то ли из того же, что в кладке мостовой...

По углам рисунка было написано что-то явно не так давно, я не понимал, о чем говорили надписи, но в записях проглядывались какие-то математические расчеты или что-то на подобии этого. Под самим рисунком была надпись: "Дом Бога". Но одним рисунком это не заканчивалось! Листая страницу за страницей, я жадно разглядывал рисунки "Домов Бога", но то уже были другие, как по размерам, так и по кладке камней. Всего я насчитал более ста таких Домов, а высота самой большой из них превышала шестьсот локтей!!! Это просто колоссальные сооружения! Мое сердце замирало с каждым новым рисунком, а глаза запоминали любую деталь, будь то оторванный кусочек камня или ракурс рисунка. Были и еще сооружения, но они напоминали те же самые постройки, которые можно увидеть в центральном районе Салидона: громадные камни в кладке с ровными гранями и углами, только все это с еще большим размахом...

Я с усердием протер глаза, которые уже буквально слезились и закрывались по мере чтения. Потянувшись, мои косточки жалостно хрустнули, а в голове немного прояснилось после такого коротенького отдыха.

Просидев еще примерно полчаса, я со вздохом отложил книги в сторону и поднялся из-за стола, одновременно высматривая Архина в библиотеке. Пожав плечами, я подошел к той самой девушке и спросил:

- Извините, а где я могу найти Архина?

Девушка тоже что-то читала и поэтому повернулась ко мне спустя пару секунд.

- Тан Архин? - почтительно назвав старика, она приподнялась со стула, облокотилась на стойку и глянула в читальный зал, мимолетно позволив мне оценить ее стройную фигурку. - Ах, вот же он! В третьем ряду слева! - Я проследил за ее взглядом и повернулся в сторону стеллажей, отыскав Архина.

- Спасибо, - уже затылком к ней промолвил я, быстро продвигаясь в сторону Архина.

Я думал, что это будет быстро, но не тут-то было! Ширина стеллажей была достаточно большой, и я добрался до старика только спустя пару минут.

- Архин, спасибо за книги. У меня мало времени и мне уже пора...

- Хорошо, тебе действительно понравились те книги?

- Да, но... - я замялся. - Есть несколько вопросов...

- Так давай я на них отвечу! - он раскинул руки так, будто хотел меня обнять.

- Все эти Боги, Катарсис, Зареф... Все это больше похоже на...

- Сказку? - по-отцовски улыбнулся Архин. - Да, местные историки считают эти летописи баснями и бредом местных аборигенов, объевшихся галлюциногенов. Но... - он приобнял меня за плечо и повел в глубь библиотеки. -Летописи они и есть летописи. Историки нашего времени характеризуют всю информацию о Богах и о том, якобы все это строили они, больше как нечто сакрально-религиозное, а не истину. Ну, кто поверит в существование Богов, то есть тех, кто был развит намного лучше, чем сегодняшний Адланд? Правильно, никто, ведь Адланд на данный момент едва ли не самое развитое государство мира!

- Но что тогда предлагают они?

- А вот это - самое интересное! - Архин мимолетно пригрозил кому-то пальцем. - Историки объясняют это очень просто: за сто лет до Большой Воды дикие племена построили все те сооружения, которые мы привыкли называть как памятники Богов, в том числе это центральный район Салидона, да и весь Салидон с самого его основания.

- По-моему очень даже хорошее объяснение...

- Да, но только для таких неучей как ты, - он несильно щелкнул мне по лбу. - Вот просто подумай: полтысячи лет назад первые киры могли возводить такие сооружения как Колоссы Богов или те же самые дома из твердых камней-монолитов. А теперь, в расцвет цивилизации киров и Адланда, когда мы умеем делать действительно впечатляющие вещи, мы не можем не то, что повторить того же подвига древних, мы даже не можем понять для чего и как все это возводилось!

- Я как-то вычитал, что это были утерянные знания древних.

- Вполне возможно, - не стал отрицать Архин. - Но! Древние не писали ни о чем таком, они черным по белому писали, что это возвели не они, а Боги!

Наступила тишина, я обдумывал все то, что получил сегодня из книг и из рассказов Архина, а старик же знал, что задерживает меня и развернулся назад:

- Я думаю, тебе уже пора, - улыбнулся он.

- Ага... Архин, я там на столе оставил книги, куда их лучше положить?

- А, не волнуйся, я сам собирался перечитать некоторые.

- Хорошо, надеюсь, мы еще встретимся!

Старик лишь кивнул с легкой улыбкой. Разворачиваясь, мне показалось, что в его глазах стояли слезы. С ужасом я резко повернулся, но Архин повернулся ко мне затылком и пошел вглубь библиотеке. Я видел его согнутую спину и прихрамывающую походку, а заложенные за спину руки больше напоминали немощного старика, чем веселого, умного и экспрессивного Архина... Растянув лыбу в след старику, я поспешил к выходу из библиотеки, на ходу подмигнув девушке и махнув на прощание рукой. Ночи в Адланде всегда были разные: то белые и жаркие, то сотрясающие от холода до самых костей... Такие случайные перепады поначалу пугали киров, но вскоре все свыклись и просто привыкли.

Я уже настолько свыкся с теплом библиотеки, что прохлада улицы заставила меня поежиться, обнять себя за плечи и немного вздрогнуть, а по телу пробежали мурашки. Нащупав нож в кармане, я поковылял по мостовой района, осматривая все вокруг. Солнце только-только начиналось садиться и окрасило небо в оранжевый цвет, но по температуре такого времени можно было определить, что ночь будет холодной...

Завернув за угол я услышал хохот хозяев улиц, хохот, который я так часто слышал в Кинаре и который обозначал только одно - уверенных в себе наглых кварнов, которые не скупятся напасть в несколько киров на одного слабого. Заметил я их сразу: четверо очень дорого одетых киров, двое из них сидят, откинувшись, на скамье, двое других стоят перед ними и один из них что-то экспрессивно рассказывает всей компании, а те дружно гогочут. Улица была пустынна, не было ни одного кира, даже стражника-задохлика, которые так любят появляться в обществе дворян. Как только я появился на этой улице, буквально нескольких секунд хватило им, чтобы оценить мой внешний вид и с ухмылками преградить мне путь, кое-как подняв свои задницы со скамьи.

- Нищеброд, что же ты тут забыл? - не знаю почему, но все они были просто одинаковыми: у всех темные причесанные назад волосы, с мечами на поясе, белоснежных и золотых одеждах, которые очень хотелось испортить...

Один из них начал обходить меня, в наглую осматривая с ног до головы, в то время, как остальные пытались на словах дать мне понять, что я никто, а они вожаки.

- Босой, - паренек по центру сплюнул мне на балахон, от чего у меня дернулся глаз и сам собой сжался кулак в кармане кофты. - Че ты забыл в этом городе и тем более в таком богатом районе как этот?

Я молчал - все равно уже понятно, что дело потихоньку движется к драке с последующим избиением, а то и убийством нищего. За такие вещи тут хоть и не хвалят, но и не наказывают. Никак.

- Че молчишь?! - парень с кольцом на руке, стоящий в центре, явно терял терпение и чувствовал себя лидером ситуации.

Вдруг сзади я почувствовал, как кто-то по-хозяйски лапает мой весьма странный халат с капюшоном и, оборачиваясь, заметил, что парень, который зашел мне за спину, уже довольно небрежно держал в опущенной руке нож.

Сволочи! Резко развернувшись, я хлестко ударил его по руке за наглость и оказался в тупике: передо мной четыре влиятельных дворняжки, а за спиной - стена.

Обнаглевший быстро сориентировался и нанес быстрый, но очень слабый удар в челюсть:

- Ах, ты, мразь!..

Очень, очень не хотелось создавать себе проблемы в таком районе, и я с трудом сдерживал бушующую в себе ярость и гнев, проигнорировав удар. А тот, с кольцами, продолжал гнуть свое, озадаченно рассматривая меня:

- Нищий, а совсем не грязный... Хотя, сейчас мы это исправим, - махнул он рукой.

Это было что-то вроде сигнала, и они немного дернулись в мою сторону.

Я не сильно уделил внимания парочке, объявившейся на улице не так давно, просто проигнорировав их появление. Сейчас же я явственно видел, как некто, одетый в темный балахон и капюшоном на голове, проходя мимо, плечом несильно толкнул одного и, по цепной реакции, трое чуть было не упали.

- Куда прешь, скотина?! Извинись перед нами!!

Некто в капюшоне проигнорировал их так, будто они были какими-то жуками, пройдя мимо них, кинул вслед:

- Извиниться? Перед такими свиньями, как вы?

Девушка же, в отличии от своего спутника, остановилась, повернулась к нам и заговорила, но не на кирвите! Я не знаю названия этого языка, но я понимал его, что меня сильно озадачило!

- В одиночку вы никто, зато в толпе чувствуете себя героями, - и в этот раз уже посмотрела на меня. - Да еще и против такого молодого парень...ка...

Лицо девушки, смотревшей на меня, приобретало маску ужаса и удивления. Я потрогал свою голову и с облегчением отметил, что рога еще не выросли, и вздохнул - пока все, вроде бы, хорошо... Тем временем парень (а теперь я был в этом точно уверен по ширине плеч и мощной походке) быстрым и сильным ударом в область шеи вырубил того, который стоял позади меня, и, взяв его за шкирку, небрежным движением руки бросил в сторону тройни. Спотыкаясь, они его поймали и зло глянули на парня в темной одежде.

- Исчезните, - просто, и в то же время властно сказал он.

Некоторое время дворняжки колебались, но потом водрузили своего обмякшего друга на плечи со словами:

- Мы тебя запомним! - а это было уже ко мне...

Они скрылись за поворотом, и я повернулся к парочке, спавшей меня от неприятностей.

- Спасибо!

Капюшон скрывал большую часть его лица и я увидел лишь улыбку.

- Ты... ты... - мы оба повернули головы в сторону девушки, смотрящей с немалым удивлением на меня. - Альта...ир? Как?.. Почему?..

- Э?! Что за?.. - я прикоснулся рукой к щеке и почувствовал на ладоне влагу, очень похожую на... Да, я плакал. Плакал, но не ощущал абсолютно никаких чувств по этому поводу и был сильно озадачен.

- Извините, конечно, но вы меня с кем-то попутали... - с улыбкой я направился вдоль стены.

- Этот шрам... - я резко остановился и слезы, словно повинуясь чужой воле, сами собой вновь хлынули из глаз. На этот раз в груди я будто бы чувствовал чью-то злость, и мне это очень не нравилось. Положив правую руку на грудь, я накинул капюшон левой, чтобы скрыть слезы.

- Черт, - шепотом выругался я. - Не знаю, кто вы, но я всего лишь нищий кир...

Ответа не последовало и я успел-таки скрыться за углом здания и по-быстрому свалить с этой улицы, на ходу рассуждая, кто же это был. А, ну и по фиг! Спутали с кем-то, с кем не бывает? Забыв об этом инциденте, я спокойно шагал к аркообразным воротам, и лишь на краю сознания мелькнула мысль, в которой пронеслось слово Альтаир. Но все лишние мысли выскользнули из головы в тот момент, когда я был на финишной прямой к арке, то есть оставалось преодолеть всего лишь около километра и огромнейшую толпу киров до следующего района...



***




- Ты чего ревешь?.. - спросил Роннтар Алиану, у которой так же непроизвольно текли слезы из глаз, и в душе она не могла понять по какому поводу.

- Почему?.. Почему ты не сказал, что он уже здесь?! - девушка взорвалась, гневно стрельнув глазами под капюшон Роннтара, тот немного отступил.

- Э?! Альтаир?.. А, это тот твой напарник, которого больше нет?.. Подожди, не сердись! - опередил очередную вспышку гнева Роннтар, помахав перед Алианой открытыми ладонями. - Вообще-то к нам никто не поступал из внешников... Если бы он поступил в штаб, я бы уже знал об этом...

- Как это?.. - с пунцовым лицом Алиана была похожа на девочку, потерявшуюся в большом городе: растерянная, с мокрыми глазами, растрепанной прической, одетая в белую майку без рукавов, которая уже изрядно запылилась и совершенно не знающая что делать. Но недаром она была Убийцей - спустя секунду растерянности она уже забежала за поворот, за которым минуту назад скрылся Альтаир. Осматривая буквально каждую лазейку, каждую тень, ища хотя бы маленький след Альтаира, сидящего в тени и ждущего ее, но все было напрасно. Алиана повернула голову к Роннтару, который ненадолго задумался, глядя в пол.

- Значит так, - он медленно повернулся к Алиане. - Необходимо все доложить Тиэсаю... Ты уверена, что это был Альтаир?

Алиана кивнула.

- Тогда идем, - не дожидаясь девушки, он разбежался, сделал несколько шагов по стене, зацепился за крышу, рывком закинул себя на нее и скрылся из виду.

Алиане потребовалось меньше трех секунд, чтобы проделать то же самое и следовать по крышам за быстрым и ловким Роннтаром...



***




...Решив посидеть на скамье и насладиться воздухом и духом центрального района, я вытянул ноги и откинул голову назад. Повернув голову вправо, я примерно рассчитал, что до арки осталось буквально триста метров и хотел было уже вставать, как вдруг почувствовал что-то неладное.

Мгновенно подтянув ноги, я положил локти на колени, склонил голову к земле так, чтобы была видна улица передо мной, и стал пытаться понять, что было не так. Глаза быстро крутились, осматривая буквально каждого прохожего, окна домов и сами дома, но чувство не уходило.

Медленно поднявшись, я двинулся в сторону арки, избегая кирского потока, незаметно оглядываясь назад краем глаза. С каждым шагом я плавно разминал мышцы, как вдруг услышал:

- Он заметил... - голоса будто бы были прямо у уха, и я сразу же обернулся влево, но не увидел никого, кроме нескольких киров, бросивших удивленный взгляд на "странного" меня.

Что за напасть? - рассуждал я, уже подходя к арке. Неожиданно мне преградил путь кир в темном балахоне, точно таком же, какой был на моем спасителе не так давно и с тем же капюшоном, скрывающим пол лица.

- Ты должен проследовать со мной в Гильдию.

Не знаю, откуда появилось это чувство, но я знал, что он с ног до головы вооружен... Я не понимал, что отвечать на этот бред, который только что услышал, и решил просто проигнорировать.

Немного обогнув кира, я пошагал к арке, наблюдая за его реакцией. Он все так же смотрел перед собой, будто не заметив моего движения.

- Значит, отказываешься? - немного с сожалением промолвил он.

Я почувствовал слабину в его словах и попытал счастье:

- Ну да.

- Предатель!.. -тут он достал откуда-то нож и попытался прирезать, однако почему-то целился не в горло или живот, а куда-то в плечо.

Ну, ни черта ж себе! - выпучил я глаза, в пируэте уходя от лезвия. Тут что, с ума все сошли, что ли?! Народу у арки не было вовсе -дворяне предпочитали находиться в своей стихии в такое время.

Кое-как я обрел равновесие и твердо встал в свою защитную стойку, ожидая нападения. Оно последовало незамедлительно. Острый кончик кинжала летит в мою грудь, правой рукой отвожу клинок в сторону, одновременно сделав небольшой поворот туловищем, я пытаюсь провести мощный и быстрый удар в область ребер, чуть ниже правой подмышки. Опытный воин сделал шаг вперед и мой удар разрезал воздух, одновременно, он запустил свой левый локоть в мою скулу, но я отпрыгнул в то место, где раньше стоял он.

На секунду наш бой остановился, оба смотрели друг на друга в ожидании атаки. Именно в этот момент я почувствовал жжение слева и немного отпрыгнул назад. Перед моим носом пролетел метательный нож и с глухим ударом вонзился в деревянную тележку.

Не один?! Драться против нескольких вооруженных?! Да идите вы все!.. - с такими мыслями я мощно оттолкнулся от земли и запрыгнул на верхнюю часть арки, просканировав пространство с помощью Ки. Насчитал я около десятка сильных Ки, прячущихся в самых разных местах не так далеко от меня, в том числе и спереди. Только коснувшись ногами крыши, я припустил на всех парах от этого места. Чувствуя, что за мной уже бегут все источники, ваш покорный слуга побежал еще быстрей, на ходу перепрыгивая с крыши на крышу, порой неловко спотыкаясь.

Вдруг спиной я почувствовал что-то неприятное и мгновенно отпрыгнул в сторону. И правильно сделал - в меня летели по меньшей мере три метательных ножа, от которых я благополучно увернулся. Приземлившись на камень какой-то мостовой, сделал кувырок и побежал дальше, не потеряв скорости. Сканер Ки в моем мозгу отмечал перемещение всех источников позади, и понял: они загоняют меня. Впереди я приметил небольшой закуток и припустил к нему, вспоминая, чему меня учил Андрей.

Поравнявшись с переулком, я пружиной отпрыгнул в него, пробежал несколько поворотов и затаился, скрывая свой Ки. Как мне показалось, сейчас я полностью скрыл свое присутствие и прижался к стене, все еще немного шумно дыша через нос. Все источники мгновенно остановились, некоторые медленно начали спрыгивать с крыши совершенно бесшумно, а некоторые остались наверху. Вычислив одинокий Ки, я медленно и, как мне казалось, бесшумно тронулся к нему, чуть согнувшись.

До цели оставалось пара метров и я вжался в стену, чуть-чуть выглянув из-за угла. Кир в балахоне бочком бесшумно ступал по камню и заглядывал во все лазейки, ища меня. Я вышел из-за угла и направился к нему, скапливая Ки в ногах. Десять метров, пять, пора! Высвободив Ки из ног, я сильно оттолкнулся от земли и буквально полетел на кира. Правой рукой обхватив шею и захватив в замок с левой, сместил его центр тяжести на себя. Мощный захват и давящая сила лишила противника сознания за три секунды, пережав сонные артерии. Его руки бесчувственно упали на землю, и я опустил тело. Ровно пять секунд мне понадобилось, чтобы взять у него несколько метательных ножей и быстро-быстро скрыться от его напарников, которые сразу обнаружили исчезновение энергии друга и поспешили к нему.

Значит, они умеют чувствовать Ки, как я и предполагал... - рассуждал на ходу я, пересчитывая украденные ножи. Их оказалось шесть штук. Не знаю, можно ли было это назвать метательными ножами, но размером они были с ладонь, легкие, но со смещенным центром тяжести, предназначенного как для вращения, так и для ровного полета ножа. Ну что ж, отлично, поиграем. Положив по три ножа в карманы балахона, я выследил еще одного, стоящего подальше ото всех кира на крыше и взобрался на нее одним прыжком. Последовал тот же удушающий прием, но на этот раз я уже не успел даже попробовать украсть что-либо, так как они ожидали моего хода и сразу же мимо меня пролетел нож. Проследив за траекторией полета, я выхватил нож левой рукой из правого кармана и наотмашь кинул в метателя. То ли у меня был прирожденный талант, то ли я был просто косой, но нож глубоко вошел в бедро, и, кажется, я пробил кость. Послышался сдавленный крик и падение кира на бок.

Для побега у меня оставалась буквально секунда, и я, выкинув себя вперед руками, прыгнул так, будто хотел нырнуть в воду, сделал кувырок. Набрав инерцию от прыжка, я так втопил, будто за мной гналась сама Смерть. Впрочем, она действительно гналась за мной... В виде нескольких киров в балахонах, вооруженных до зубов.

Что за Гильдия, которую они упоминали? В какой Гильдии будут ходить с оружием?!

Мои мысли прервали несколько ножей, пролетевших мимо ушей.

- Ух ты, ж, блин! - невольно выдавил я - настолько было неожиданно и вообще, когда у них они уже кончатся?...

Тут я отметил, что их было около восьми, видимо один остался с раненым. Снова спрыгнув вниз, я начал водить их по всяческим переулкам и закуточкам: выносливости у меня было хоть отбавляй, но все-таки даже я начал уставать, и хрип вырывался из легких с каждым выдохом.

Один кир, видимо, очень хорошо знал эти места и не попадался на мои уловки, ловко следуя за мной и вдруг - обогнал! Я немного уже подзабыл про слежку Ки и, завернув за угол, чуть было не напоролся на мощный удар коленкой в нос, когда кир прыгнул на меня. Кинув свое тело вперед, я скользнул по камню на согнутых в коленках ногах и остался совершенно недоволен... Пришел в себя я довольно быстро и хотел уже было кинуть нож, но противник дал мне другой шанс: пытаясь ударить меня правой ногой в область головы, я мгновенно вспомнил прием, которому научил меня Андрей. Сделав подшаг, я быстрее его ударил пяткой в коленку опорной ноги, послышался хруст и он упал на землю в немом шоке лицом вверх.

Ни фига себе эффект! Хоть это был и не слишком мощный удар, я умудрился сломать ногу! Удача?..

Я слишком много потратил времени на вопросы самому себе, и поздно заметил кира, летевшего на меня сверху. Ни убежать, ни кинуть нож я не успевал, парировать атаки сверху меня учили очень мало, и я сделал первое, что пришло в голову: достал нож из кармана и, в последний момент немного отклонив тело в сторону, глубоко всадил оружие в бедро. Кир упал на бок, но не потерял сознание, а метнул нож в меня. Скорее от неожиданности, чем от неумения, я еле-еле увернулся, а ведь мог вполне остаться на некоторое время без руки, попади он в плечо...

Он потянулся во внутреннюю часть балахона, но я быстро ретировался, сверкнув пятками за угол, одновременно пряча Ки.

Прошло двадцать секунд бега, и я отметил, что их осталось четверо, причем они разделились по двое и искали меня в разных концах переулка. Трое из них обладали примерно одинаковой силой, а один имел гораздо большую силу. Пощупав карман, я поморщился: в бою я потерял большую часть ножей, и сейчас у меня было в арсенале всего три, считая мой собственный.

Определив, где находятся слабейшие Ки, я бесшумно двинулся в их сторону. Один из них стоял на крыше и наблюдал за тем, кто обследовал внизу. Видимо, они поняли мою тактику и не хотели более терять киров. Но ведь я их не убивал, всего лишь обездвиживал... Хотя, им-то от этого не легче.

Для осуществления только что придуманной мной тактики, пришлось обойти с другой стороны здание и уже после этого взбираться наверх так, что бы сразу же оказаться за спиной наблюдающего. Схватившись за выступы, я подтянулся и залез на крышу, одновременно следя за наблюдающим и за той парочкой, что была чуть поодаль сзади. Согнувшись, я подобрался буквально вплотную к киру, нашел внизу второго и, медленно достав из кармана нож, стал ждать. Буквально на секунду наблюдающий отвернулся от напарника, и я выпустил из-за его спины нож, который вонзился примерно в икроножные мышцы.

- Черт! - послышалось снизу, и стоящий передо мной резко обернулся на напарника, достал нож и, немного согнув колени, стал высматривать меня. В это время я, прицелившись, сильно пнул его в пах.

- Гха!.. - прорычал тот сквозь зубы, упав на колени и схватившись руками за больное место. Провести захват шеи оказалось проще простого.

- Тварь!.. - сквозь зубы прохрипел он прежде, чем потерял сознание. Отодвинув его от края крыши, я поспешно спрыгнул вниз и вбежал в переулок. Спустя еще две минуты я отметил, что с ранеными остался кир, а второй, самый сильный источник Ки, с большой скоростью следовал за мной. За этот час с лишним погони я сильно устал и потихоньку сбавлял темп, пока дыхалка окончательно не подвела меня, и я уже чуть ли не шагом вышел из переулка на мостовую. Солнце уже почти село и наступали сумерки, но я разглядел перед собой стену.

Тупик, - с грустью подумал я, оборачиваясь на противника, который уже понял, что я выдохся.

Прятаться здесь было негде, лишь вдалеке виднелись какие-то дома и закоулки между ними, но до них я бы не добежал в таком состояние и вооруженным киром за спиной... Противник не скрывал свое Ки, демонстрируя его мощь где-то в тени. Согнувшись, я оперся руками о колени и решил немного отдышаться, зажав метательные ножи в ладонях.

Неожиданно я заметил летящий в меня предмет и отпрыгнул в сторону. Сволочь, даже передохнуть не дает! С лязгом нож ударился о каменную стену и упал на мостовую. Потом последовала серия бросков, от которых я уклонялся как мог, и как не мог тоже. Всего я насчитал шесть ножей, лежащих на земле с изогнутыми кончиками, видимо, броски были такой силы, аж острие не выдерживало. Он уже достаточно засветил свое местоположение, и я решил воспользоваться шансом, кинув два последних украденных ножа. Из тени послышался такой треск, будто металл ломают просто руками, после до меня донесся звук упавших на каменный пол ножей.

Черт возьми, сколько я не тренировался с оружием, владел я им ахти как... Даже в бросковой технике, которой меня никто не обучал я, по-моему, имел бОльшие успехи! Поэтому, достав из кармана свой кинжал, с грустью выкинул его куда подальше и стал потихоньку отходить вдоль стены направо, следя за Ки противника.

Заметив движение, я остановился и принял свободную стойку с немного согнутыми коленями. Из тени вышел высокий, широкоплечий душегуб. На нем был темный балахон на подобии моего, только доставал до пола, а капюшон скрывал большую часть лица, не в пример моему. Некоторое время мы смотрели друг на друга, этих секунд мне хватило, чтобы перевести дух и стать немного уверенней.

Он хмыкнул и стал расстегивать заклепки на плаще. Коснувшись капюшона, он снова ненадолго остановился, будто проверяя что-то, и рывком скинул его. Серый цвет глаз, черные волосы ложились на лоб и немного колыхались под ветром, прикрывая коричневую повязку. Лицо его было спокойным, я бы даже сказал умиротворенным. Впрочем, как говорил Андрей, все бойцы должны быть спокойны в бою: ярость затмевает разум. Сняв с плеч балахон, он кинул его себе под ноги.

- Я слышал, - начал он, выкидывая все оружие, какое было у него на балахон, - что Альтаир предпочитает рукопашный бой.

Выбрасывал он его долго, а металлический лязг падающих друг на друга разных железяк прямо-таки резал по ушам в тишине вечерней безлюдной небольшой площади. Там были и кинжалы, и мечи, и много-много метательных ножей, и какие-то мини-арбалеты, и еще что-то совсем непонятное. Наконец, демонстративно подняв вверх последнее оружие - короткий меч с небольшим круглым вырезом у гарды, он рукояткой вниз кинул его на остальную кучу. Именно кучу, так как было этого оружия у него навалом. И как он только бегал с ним, оно же все трясется, лязгает? Да и вообще, куда он его мог спрятать?..

Что ж, ничего больше не остается... - с грустью подумал я, расстегивая балахон, под который одел черную безрукавку. Кир, отодвинув ногой кучу оружия, сделал шаг вперед, вовсю разминая шею, колени и кисти. Я же, аккуратно сложив кофту, положил ее у стены и тоже шагнул - разминка мне не требовалась, уже и так размялся, мама, не горюй!

Мы были немного похожи со стороны: на обоих темные штаны, на нем было что-то вроде темной кофты с длинными рукавами, на мне черная безрукавка, оба с темными волосами. Но самое главное, что отличало нас, так это то, что он был обут и у него был холодный уверенный взгляд. В то время как у меня ужасно чесались натертые грязные ступни, а взгляд был какой-то растерянный и будто бы спрашивал: что они от меня хотят?

- Мы обучались одному боевому искусству, так что давай посмотрим, какая же сила у внешников...

Вот заладил-то! Каждая его фраза просто вводит меня заблуждение, о чем он твердит?! Я понимаю едва ли половину того, что он говорит.

Враг (а теперь я был точно уверен, что это МОЙ враг) был неизвестен, и я встал в свою излюбленную защитную стойку. Он нахмурил брови - видимо не знал такой стойки, но все же встал в какую-то непонятную, на мой взгляд, позу. Правая рука впереди, согнутая в локте, ладонь смотрит на меня, подогнутые колени, левую же руку он держал наготове у тела, чуть разжав кулак. Так мы и стояли целую минуту. Противник уже явно хотел напасть, я же специально называл защитную стойку защитной, выжидая нападения. Андрей научил меня стоять на одном месте в любой позе, не шевелясь, чем я пользовался сейчас: на мне не дрогнула ни одна мышца.

Кир усмехнулся и сделал несколько шагов ко мне. Теперь расстояние между нами составляло порядка двух метров. Поединок начался с нападения кира. Наш бой напоминал больше спарринг с Андреем: какие-то разминочные удары и движения, будто прощупывания. Он пробовал пробить мою защиту около пяти минут, все его движения были мне знакомы, но делал он их с какой-то осторожностью. До этого были лишь одиночные удары, теперь же мы перешли к связкам и я заметил несколько вещей: кир больше полагается на силу взрывную мощь ударов. Вторая деталь заключалась в том, что переход к связкам был одновременный, причем если для него это было нормой, то я либо подстроился под его технику и ритм, делая все неосознанно, либо, как мне показалось, у меня будто бы что-то щелкнуло в голове... Или же это одно и то же?

После очередного блока, выставленного мной, я отпрыгнул.

Ауч! Что за чудовищная сила?! Звучно рыкнув, будто зверь, и, потирая красные отбитые предплечья, я искал брешь в его защите. Так как долго ждать я не любил, да еще осматривать какого-то парня... Ну, допустим не какого-то. Хотя это не так важно! Так вот, как я уже сказал, ждать я не люблю, поэтому, уступив ему первому прощупывание защиты, наступила его очередь уйти в глухую оборону.

Я был жесток, агрессивен и яростен, но и противник попался не из слабаков. Я пытался пробить защиту мощным напором, пытался действовать осторожно, как ювелир, пробовал развести на неудачный блок, но ничего не срабатывало. Тогда я решил провести бросковый захват, которому меня Андрей не обучал, а уж Мария тем более!

Схватив его правое запястье, я остановился. Со стороны я бы выглядел в замешательстве, впрочем, ваш покорный слуга этого и добивался. Когда он перевел свой хитрый взгляд на мой неумелый захват, я заметил движение всего тела в эту сторону: сперва голова, потом корпус и ноги, а следом вторая рука потянулась для контр-захвата. Он слишком отвлекся на эту подделку, и я не позволил ему этого, в наглую выкинув ногу в корпус. Не ожидая такого приема, кир лишь краем глаза заметил и еле успел поставить блок в виде скрещенных рук, принявших всю энергию на себя.

- Я разогрелся, начнем?

Попрыгав на месте, я с наглой ухмылкой глянул на кира, стоящего со зло сдвинутыми бровями. Хоть мой голос и прозвучал уверенно, на самом деле я чувствовал усталость и даже некоторый страх, который я всячески пытался заглушить.

Зря, зря я его разозлил: теперь я отчетливо мог разглядеть убийственный взор. У меня аж ноги затряслись. Страх? Нет, это был не страх, это было волнующее чувство - я встретил настоящего мастера, и предстоящая битва с ним вызывала легкий мондраж и это немного возбуждало. Я принял нейтральную стойку: руки опустил по швам, ноги почти на ширине плеч. Кир растерялся, видя расслабленную позу, а я, тем временем, стал высвобождать Ки. Вокруг меня закружились в воздухе частицы пыли, трухи и щепок, а я был будто бы эпицентром этого урагана. Растрепанные в результате бешеной погони волосы, а особенно челка, не удержавшись в хвосте, заколыхавшись волнами, устремились кверху. Ки забегало по моему телу, наполняя его силой, это было мое Ки, но казалось, будто бы его вливали откуда-то извне. Кир внимательно следил за мной, а когда я закончил сей "ритуал", бегло осмотрел с ног до головы. Внешних изменений мое тело не претерпело, а на внутреннем фоне мы имели примерно одинаковое Ки. Противник будто бы и не заметил каких-либо изменений, сочтя сей ритуал подобием некоего фокуса. Не дав полностью прочувствовать свою силу, он напал.

Короткие мощные удары были лишь прикрытием, теперь он дрался в полную силу. Проведя связку из двух-трех ударов, он мгновенно приближался и пытался войти в партер или схватить. Я всячески мешал ему, пиная в коленку впереди стоящей ноги, когда он приближался после проведения отвлекающей связки, или, если он все-таки хватал меня за что-либо, старался ногой достать в открывшуюся область ребер. Пока моя тактика срабатывала успешно, он ставил блок и отпускал меня - кто захочет получить весьма мощный и чистый удар? Такой обмен приемами мы проводили уже некоторое время, порядком устав. Мне сильно не везло: то ли у него под одеждой было что-то вроде брони, то ли его тело было слишком сильное, то ли вообще мои удары слабые... У меня уже болели ноги, а костяшки покраснели и чесались, что меня сильно отвлекало.

В очередной раз он провел связку и схватился за правое плечо разноименной рукой, я на автомате ответил в открытый бок рукой с разворотом. Но не успел: я не понял, каким образом, но теперь смотрел в небо, а на мне расселся противник.

- Что за?..

Не дослушав, кир принялся мутузить меня, плотно прижимая пятой точкой к земле. От неожиданности я не успел защититься от первого чистого удара, и теперь из носа текла кровь, а я ужом вертелся в разные стороны, уклоняясь от атак и одновременно пытаясь сбросить врага с себя. Я так и знал! Со временем его скорость уменьшалась, а удары слабее - он больше любил бросать и бороться, а не бить. Настоящий борец! Мгновенно накопив Ки в кулаке, я без замаха (как замахнешься в лежачем положении?) ударил в печень. От такого слабого удара ничего бы не произошло, если бы не Ки... Врага отнесло на добрый метр от меня, будто бы его бык сбил какой-нибудь. Пошатываясь, я поднялся на ноги: кружилась голова, а лицо было все в синяках и кровоподтеках. Вытерев рукавом кровь, я похвалил противника, который уже встал на ноги, разминая шею и прыгая на месте - он умел держать удар.

- Что это была за техника? Нас такой не учили.

- Меня - тоже.

Он поднял бровь и пропустил мой выпад. Точнее не пропустил, а попался на уловку с ударом ногой и схлопотал боковой левый рукой. Я рассек ему бровь, повязка отлетела куда-то на пол, и, наконец, мы были квиты! С рыком он ринулся на меня. Я попытался остановить его ногой в корпус, но он пригнулся и провел захват, сцепив пальцы в замок за моей спиной. Меня отшатнуло назад, и я потерял равновесие, чем он и воспользовался, поставив подножку. Падение было быстрым и болезненным: затылком я ощутимо ударился о каменный пол, потерявшись в пространстве, а перед лицом мелькали разноцветные пятна и искры. Взяв в захват левую руку, он попытался сломать ее. Это было болезненно и очень трудно: сопротивляться силой одной руки против массы и силы всего тела противника.

- Р-р-р!.. -напрягаясь во всю, я невольно изрек из себя столь звук, больше похожий на звериный рык. Ноги, между которыми он зажал руку, сильно мешали контратаковать или сделать еще что-либо. Я настолько сильно напрягал руки, что, похоже, снова вышел за пределы: в голове немного потеплело, взор прояснился, а мышцы были готовы ломать горы. Что я и сделал: упершись левой ладонью в пол, я так напряг мышцы, что буквально чувствовал, как вены вздулись и выступали из-под кожи на добрый сантиметр.

И тут я сделал просто невероятное: лежа на животе, я отжался от пола, подняв одной рукой (!) кира, который с вылезающими из орбит глазами смотрел на меня с открытым ртом.

Не дав ему опомниться, я вывернул руку из его борцовской хватки и схватил за одежду, и, подтянувшись на левой руке, с размаху приложил локтем в висок, добавив немного инерции вращением. В последний момент он успел откинуть голову назад, и я скользнул по его подбородку лишь краем локтя. Даже такого скользкого удара хватило, что бы он развернулся на месте, я же, не ожидавший таких пируэтов, оказался полностью открытым, чем он успел воспользоваться: кулак, прилетевший в солнечное сплетение, заставил меня рухнуть на колени, а следующий за ним боковой удар ногой в шею распластал мое бренное тело по земле. Хвала богам, удары были не такие уж сильные, после такого уж изнурительного поединка, но, черт возьми, весьма ощутимые!!

- Ха... Ха... - мы оба хрипло дышали, но он имел возможность немного передохнуть, пока я поднимался с земли. Атаковать лежачего меня он не пытался, вдруг я выкину очередной фокус с контратакой? Мужик был чертовски осторожен!

И вот, я твердо стою на ногах. Ну, почти твердо... Шатаюсь, но стою же!

- Кто же... ты... такой... - разделив каждое слово на выдохи, спросил я.

Вместо ответа он ринулся в атаку. Еще с минуту мы вели обмен ударами, потом переход в партер, отскок и новые связки. В очередной раз отскочив друг от друга, мы не торопились вступать в бой, решив немного отдышаться. За этот небольшой промежуток времени я успел нанести несколько мощных ударов в корпус, а ему все было не почем, вот это выдержка! Прошло не больше минуты, как у противника вдруг начали подкашиваться ноги, и он неожиданно рухнул на колени, затем боком на пол. Еще несколько секунд я не замечал того, что мой противник лежит в отключке, устало смотря перед собой в боевой стойке. Потом, заметив своего оппонента, уткнувшегося лицом в пол, похлопал глазами и глупо спросил:

- Ты чего?.. - израненный не ответил, я же, устало упав на колени, посмотрел равнодушным взглядом на небо, не думая ни о чем.

Победа!.. Вот это был бой... Опустив бесчувственные руки на землю, я хотел было сам упасть на мостовую и забыться, но что-то мешало.

- Ну, вот мы и встретились, - послышалось справа. Я медленно перевел взгляд на "новенького", сидящего на каких-то ящиках и наблюдавшего наш поединок. Видимо, он сидит там очень давно. Что ж, свидетелей не очень хотелось и я, поднявшись на ноги, хотел было уйти, но, сделав шаг в противоположную от собеседника сторону, застыл в немом изумлении: в двух метрах передо мной стоял тот самый свидетель, который буквально только что сидел на ящиках!

От неожиданности я отскочил назад и принял защитную стойку, но, зная, что он уже видел ее, сжался еще больше, задействовав мышцы и сделав из них броню. Новенький был в какой-то красной робе, с замысловатым золотистым рисунком, капюшон висел сзади, и я даже не увидел при нем оружия. Его белая щетина и такие же белесые волосы совсем не выдавали в нем кира, он больше походил на старика, но, черт возьми, весьма молодого! Ему на вид не было и тридцати лет, а черные глаза просто завораживали...

Стоял я в такой позе около минуты, а на нем все это время сияла маска самодовольства и... равнодушия, что ли? Видимо, ему уже надоело, и он сделал-таки первое движение, а именно - поднял руку и направил ладонь на меня.

Сначала ничего не происходило, и я, пребывая в стойке, не удержался и немного высунул с любопытством голову из-под защищающих меня рук. И сразу же на меня обрушился невероятный, по моим меркам, удар. Он пришелся в... во все тело, я ощутил мощнейшую волну колющей боли в руках, ногах, голове и корпусе, после чего меня откинуло назад на добрый десяток метров. Сильно приложившись о мостовую, я с большой скоростью катился по земле, а когда остановился, из легких вырывался кашель с кровью. Как ни странно, я боль ощущал телом, но не мозгом, в голове было ясно, хотя не так давно я был готов закрыть глаза и уснуть прямо на месте. Повернувшись к новому врагу, я медленно зашагал в его сторону, тратив время на небольшой отдых. Все равно расстояние между нами превосходило двадцать метров, слишком большое для нападения, а оружия, особенно стрелкового я при нем не наблюдал.

Будто бы прочитав мои мысли, он поднял руку вверх. Привыкший к ближним боям, или, на крайний случай к метанию всяческих острых железяк, я снова не воспринял этот жест как атакующий, и сильно поплатился... Откуда-то справа я почувствовал тот же самый удар, который бьет с одинаковой силой во все точки тела, и меня впечатало в стену левым предплечьем. По инерции, голова дернулась в сторону удара, и я сильно стукнулся о каменную стену. Едва я сполз по стенке, краем глаза заметил новое движение рук противника и, будто бы и не было прошлой атаки, я отпрыгнул назад. Мощная волна пришлась в стену, рядом с которой только что был я, расколов камень, и трещины прошлись вдоль границ удара. Завидев сию неудачу, кир снова и снова повторял такие движения, заставляя меня бегать и кружиться в непонятном танце, уклоняясь ото всех атак. А было ли это атаками? Такого искусства я не видел еще нигде, будто бы воздух, сжавшись в плотный комок, с большой скоростью устремляется в определенную точку. Не знаю даже, как объяснить это легче и проще...

Прыжок, еще один, осколки камней летят в разные стороны, иногда задевая меня, но я не обращаю на это внимания, полностью сосредоточившись на противнике и его руках. Отпрыгнув к стене, до которой оставалось парочка метров, я краем взора следил за новыми пасами, желая не попасться на какой-нибудь трюк. Но кир наоборот, опустил руки. Спрашивается: зачем? Он практически загнал меня в угол - за моей спиной была стена, и точек отхода было в разы меньше. Я перевел взгляд на его лицо и узрел такую улыбку, будто я был ребенком, а он старшеньким дядей, указывающим на мою ошибку. Немного расслабившись, я стал выпрямляться и здорово ошибся насчет противника и его рук, когда очередная, мощнейшая на этот раз волна, смела меня к стене, и я ощутимо ударился затылком. Упав на колени, забрызгал мостовую кровью, текшей из носа, рта и ушей.

Ссадины, синяки и прочие неудобства не могли даже соревноваться с той болью, которой я испытывал сейчас, будто бы по мне прошлась та самая толпа киров с центральной площади Салидона. Причем не просто прошлась, а вышагивала весь день, специально наступая на каждый сантиметр тела. Хотя, можно было охарактеризовать эту боль по-другому: будто бы меня тыкали в течение седмицы иголками, без выходных, обеденных перерывов, сна и отдыха...

- Черт... Сволочь, как ты это делаешь?.. - кашлянув несколько раз в течение монолога кровью, я вытер рукавом рот.

- Ха-ха, не время задавать вопросы, время убегать!.. - я сразу же понял, что сейчас на меня должно обрушиться нечто и вовремя отпрыгнул в сторону - на том месте сейчас сияла вмятина в несколько десятков сантиметров...

Меня сегодня столько избивали, что я даже не могу предположить, откуда взялись те силы, с помощью которых я сумел отпрыгнуть от столь ужасающего выпада.

- Так, - он вздохнул. - Видимо, Кай уже не в состоянии. Пора будить другого...

Это Кай-то не в состоянии?! Да я тебя щас!.. Хватит убегать! - Решил я и неожиданно для противника поменял тактику, ринувшись к нему на своей максимальной скорости, превосходившей 12 метров в секунду. Мне потребовалось меньше двух секунд, что бы подобраться вплотную к врагу и размахнуться для мощного удара, сбивавшего с ног оппонента. Скорость была необходима, так как противник пользовался чем-то, что я никогда не встречал, не мог объяснить и правильно защититься.

Сделав небольшой прыжок для большей скорости, я со всего размаху врезал в грудь седовласого, который будто бы застыл на месте. Я был абсолютно уверен в том, что попал, но, когда моя рука погрузилась в его тело до локтя, а силуэт начал расплываться туманным облаком, я настолько ошалел, что по инерции, накопившейся в результате сильного разгона, кубарем улетел вперед. Сделав два-три кувырка, я прыжком встал на четвереньки лицом к облаку и вдалеке заметил того самого кира, сидящего все на тех же ящиках с сухой травинкой во рту. Поставив одну ногу на ящик, вторую он свесил, руками подпирая себя.

- Ладно, так и быть, - сказав это, он выплюнул травинку, спрыгнул с ящиков и пошел к тому месту, где я недавно поразил его тень. - Давай по серьезному.

Он играет со мной?!

- Да пошел ты! - сорвавшись с места, я ринулся к врагу, но не по прямой и самой короткой траектории, а прыгая то вправо, то влево, сбивая противнику прицел.

Приблизившись на расстояние трех метров, тот неожиданно быстро стал спиной назад двигаться от меня, забрасывая каким-то ветром и молнией. Серые, похожие на изогнутый толстый меч, волны двигались с большой скоростью, и разрезали мостовую, стены и крыши домов как масло. А молнии...Молнии были коварны, забросавшись в меня ветром, он переключился на молнию, которая на мгновение парализовала мои мышцы, и я грохнулся на землю. Разбив нос (уже в который раз?!), меня чуть было не забросали ветряными атаками. Чувствительность быстро вернулась к моим ногам, и я резво отпрыгнул влево, уходя от десятка атак. На том месте, где осталась моя кровь от разбитого носа, виднелись многочисленные острые порезы.

Черт возьми, попади хоть один такой ветерок в меня, разрубил бы и не заметил... Вот теперь я стал относиться к врагу более серьезно, только что мне это даст? Быстрее я не стану и достать я наверняка не смогу. Придется лишь убегать.

Я остановился буквально на мгновение, и этого хватило киру, что бы достать меня невидимой волной, впечатав в пол. Я почувствовал головокружение, и круги снова заплясали в глазах. Опираясь на руки, я поднялся сначала на четвереньки, потом разогнулся. Ох, чего мне это стоило... Выпрямившись, голова разорвалась жутчайшей болью, которую я не испытывал еще никогда.

- А-а!!! - свой крик я слышал сквозь туман, а глаза и вовсе разболелись так, что хотелось закрыть их навсегда и никогда больше не открывать.

Бум! Меня снова больно приложили к стене, но боль я почувствовал как-то с задержкой в несколько секунд. Головная боль тикала в такт пульсу и разрывала мое сознание на части, я же, что бы не умереть, попробовал опереться на стенку и подняться, но противник не дал мне шанса, снова приложив чем-то очень мощным. Обняв землю, я очень медленно моргнул и отключился...



***




...Если в начале поединка Кай пытался еще что-то сделать, то теперь он не мог даже взглянуть на своего врага. После резни с Убийцей и погони Кай очень сильно устал, а получив в начале боя с магом несколько существенных повреждений, он был не в состоянии продолжать.

- Хм, я приложил его слишком сильно? - маг пролевитировал к бойцу, рядом с которым лежало тело предыдущего противника с кучкой разбросанных ножей и кинжалов, и остановился в двух метрах. - Раньше он казался мне сильнее. Что ж, видимо, я ошибся.

Равнодушно пожав плечами, Джейк развернулся, и хотел было уже скрыться, но услышал сзади шорох. Мгновенно соорудив перед собой три щита от физических атак, он обернулся с атакующими заклинаниями наготове.

- Кха-кха... - кашлянул кровью Кай, и маленькое облачко пыли у его рта поднялось вверх. После он медленно, не издавая ни звука, поднимался на ноги. Наконец, с немного согнутыми коленями, опущенными руками и головой, он стоял на ногах. И, будто бы почувствовав Джейка, вдруг на мгновение замер и тут же поднял голову на мага. Его абсолютно равнодушное лицо и наполовину прикрытые веки, наряду с отсутствующим и холодным взглядом, говорили о том, что тот находился без сознания. Чересчур медленно пошевелив пальцами, он внезапно схватил несколько ножей с земли и, прыгнув в сторону, кинул их в Джейка. Три щита мгновенно разбились в дребезги синими искрами, а от еще одного меткого броска маг уклонился еле-еле, нож порезал ему робу чуть ниже плеча. Эти щиты были зарезервированными, и они ничуть не уменьшили магический ресурс мага, но ему было очень обидно - разбились они уж очень быстро.

И тут настало время убегать уже Джейку - скорость Кая превышала даже ту, которую он называл рекордной. Но не только скорость заставила мага отступать от бойца. Оружие. Кай, который предпочитал рукопашный бой любому оружию, сейчас с неистовством махал подобранным кинжалом, который он сам же и выбросил в начале поединка с Убийцей. И было видно, что владеет он им великолепно.

Уклоняясь с помощью левитации, Джейк отметил, что Кай хочет закончить очень быстро, поэтому не жалеет сил, махая кинжалом не просто так, а целясь в горло, связки и другие жизненно важные точки.

Альтаир! - пронеслось в голове у мага. - Это техника Альтаира! Его тело защищается само! Кай не смог продолжать борьбы, и Альтаир вышел вместо него, используя не только свои навыки, приобретенные в Гильдии Убийц, но и личные техники Кая, приумножая свою силу.

Это обстоятельство зажгло огонь в глазах мага, и кровь забурлила в нем, покрывая мурашками все тело в предвкушении боя.

Раз теперь это Альтаир, то мне нечего стесняться и скрывать силу!!! - Джейк радовался так, что его улыбка и взгляд стали как у маньяка, или, того хуже - психопата.

Так же мгновенно маг соорудил перед собой несколько щитов (на что ушла существенная часть силы) и стал готовить заклинание телепортации. Кай, который не владел ни магией, ни ее азами, не мог видеть эти щиты, и, просто напросто несколько раз ударил по стоящему магу. Естественно, разрушая щиты, Джейку не наносилось повреждений, а бессознательный Альтаир продолжал наносить удары.

Маг сотворил заклинание в тот момент, когда его противник уже разрушил всю защиту, на что ему потребовалось меньше секунды, и уже заносил кинжал для очередного, уже завершающего, выпада. Исчезнув, Альтаир остановил свой выпад и тут же отпрыгнул в сторону, разворачиваясь в воздухе, и достал несколько ножей.

Когда успел?! - удивился маг, сооружая еще щит. - Тц! Придется экономить энергию...

Щиты требовали большое количество энергии, и маг, часто использующий их, теперь должен был не тратить силу попусту. Джейк был, если его так можно назвать, атакующим магом, который мог практически мгновенно нарисовать атакующее заклятье и выпустить его вслед предыдущему. А всяческие телепорты и щиты давались ему гораздо сложнее и требовали большое количество энергии. И сейчас, когда он только переместился на крышу какого-то дома, уже успел выпустить два сжатых ветряных кулака. Альтаир же, хаотично отпрыгивая от магических атак, выпустил два кинжала, один из которых пробил защиту и отскочил в сторону, а от второго маг кое-как уклонился, потратив столь драгоценное время и потеряв противника из виду.

- Черт!.. - невольно вырвалось у Джейка.

Магу потерять цель, которая сражается в ближнем бою, и имеет просто колоссальную скорость, было равносильно поражению. Джейк, который в отличии от Кая не знал ничего о Ки, судорожно вертел головой, выискивая противника, но не мог его увидеть. И тут его осенило: Кай, а точнее Альтаир, был Убийцей, а Убийцы нападают преимущественно со спины. Придумав за секунду план, маг, разворачиваясь, наотмашь бросил несколько ветряных мечей, и парочку парализующих молний. И удар достиг цели, точнее не достиг, а попытался. Кай то ли просто так, то ли что-то почувствовал, но, в полете он сжался в комок, поджав ноги до груди, и закрылся скрещенными руками перед собой. Прорвавшись сквозь такую преграду, он отделался несколькими глубокими порезами (до костей) на тыльной стороне рук и ног. Приземлившись, Кай сделал быстрый перекат и почти без замаха ткнул локтем в грудь магу, который был поражен выносливостью и твердостью тела противника и не успел защититься.

- Бху! - вырвался весь воздух из легких мага, и он отлетел примерно на десяток метров, грохнувшись на им же искалеченную мостовую, прокатившись по ней пару метров. Удар был не в полную силу, сказались разряды молний, достигшие цели и парализовавшие Кая, иначе Джейк мог распрощаться с несколькими костями, а то и со своей жизнью.

Как только у мага кончилась инерция от падения, и он остановился, тут же вдохнул воздуха и закашлялся, перевернувшись на спину и положив руки на грудь, проверяя наличия ребер, да и вообще всего тела. Все-таки физический урон давненько никто не наносил Джейку, и, отвыкший от кулаков и драк, теперь он приходил в небольшом шоке.

Лениво скосив взгляд на Убийцу, который сейчас сжался в комок из-за спазма мышц, вызванного молнией, иногда выкрикивая что-то, маг провел диагностику тела на наличие сломанных костей и отметил лишь многочисленные трещины... Больно, неприятно, обидно, но жить можно. Поднявшись на ноги, он решил драться честно, то бишь без левитации, начиная приготовление Алой Смерти - самого мощного заклинания в его арсенале...

Джейк знал, что спазм пройдет не скоро: примерно через пять минут, но, раз дело идет о подготовленном рукопашнике, то время сокращается до двух-трех минут. Этого времени хватило бы магу с лихвой, если бы только не одно но... Сконцентрировавшись на потоках магии, Джейк невольно, скорее из любопытства, глянул на душегуба, и поднял бровь, абсолютно не понимая его действий.

Неизвестно как, но Альтаир подобрал валяющийся недалеко от него нож трясущейся в конвульсиях рукой, и, поднеся его над второй рукой, вонзил кинжал в мышцу предплечья. Маг помотал головой, будто увиденное было галлюцинацией и снова перевел взгляд на крышу. Левая рука, которая сейчас истекала кровью, бесчувственно висела вдоль тела, а Альтаир уже размахивался для удара в икроножную мышцу. Джейк увидел два быстрых движения, потом Альтаир подобрал кинжал уже левой рукой и еще быстрее вонзил в правую. Его шею, пресс и боковые мышцы живота тоже охватил спазм, но Кай не стал приходить к столь отчаянным методам и решил просто помассировать их, иногда натягивая мышцы в противоположную сторону спазма, глубоко дыша животом.

В итоге от всего спазма Кай справился в течении минуты, отчего у мага чуть было не отвисла челюсть, но он успел сделать Алую Смерть, зная, что если сделать хотя бы одно заклинание, то дальнейшее его использование будет осуществляться в разы быстрее. Маг называл это магическим фоном, остающимся после каждого произнесения заклятья, причем у каждого заклинания оно было разным.

Кай напал как кошка... Нет, скорее как вуран: с четверенек набросился совершенно абсурдным прыжком длиной более десятка метров на свою цель, пытаясь поразить ее внезапным и смертельным выпадом. Истекающий кровью, с синяками и кровоподтеками по всему телу, сломанным носом, в потрепанной одежде, с кинжалом в израненной руке и таким же отстраненным взглядом - все это производило впечатление, если учесть, что парень-то был без сознания.

Как только Кай оттолкнулся от крыши в зверином прыжке, Джейк с помощью вспышки магической энергии откинул себя на пару метров назад, создавая в своих руках по Алой Смерти, размером с горошек. Упав на четвереньки так, что даже мелкие камушки, оставшиеся от бывшего ровного слоя мостовой, не содрогнулись, Альтаир замер, почувствовав что-то очень нехорошее, наблюдая одним глазом исподлобья за магом.

Самое обидное было то, что для управления Алой Смертью магу требовалось указывать на цель, причем в прямом смысле. Если для остальных, более слабых заклятий, Джейку достаточно было лишь взглянуть на место для атаки и мысленно приказать двигаться нарисованной магии, то для применения Алой Смерти необходимо экспрессивно махать руками, как какой-то жонглер в цирке... Такое сравнения всегда выводило мага из себя, но что поделать? Заклятье принадлежало к Высшей Магии, как бы наверняка назвал Джейк.

Маг собственноручно придумал несколько лет назад это заклинание, и сильно его полюбил. Не из-за разрушительной силы, а скорее из-за того, что оно было особенное: даже простой кир, человек или эллор мог видеть Алую Смерть. Когда Джейк в первый раз сделал это заклятье, он долго радовался, сразу же отнеся его к Высшей Магии, во-первых: на подготовку необходимо большое количество времени (в отличии от других атакующих заклятий), во-вторых: использование сжигало существенную часть магической энергии (даже резервного, когда оно уже создано довольно давно), в-третьих: магический фон мог использоваться для любых следующих заклинаний. А самое удивительное являлся рисунок заклинания, когда любые другие атакующие заклятья Джейк способен был выполнить просто усилием воли, для Алой Смерти требовался не просто рисунок, а очень сложный, и именно плетение магических узлов занимало у мага существенную часть времени.

Почувствовав что-то очень плохое, Кай прыгнул на мага, держа в руке кинжал, готовый в любой момент резать плоть.

- Да начнется веселье!!! - оттолкнув от руки алый шарик в потерявшего сознание рукопашника, безумно крикнул маг.



Часть 3




Глава 1




Где-то у поста стражи.


У входа стоял мужчина в полном доспехе, прижимая правой рукой к себе алебарду, которая хотела уже вот-вот упасть.

И почему сегодня выпало дежурство на меня?.. - в который раз проклиная судьбу, гвардеец попытался почесать нестерпимо зудевшую шею, плотно закрытую металлом, отчего просто свирепел.

Хоть сейчас и был вечер, (вон, солнце уже почти зашло за горизонт) страж бесился еще больше. Доспех был похож на термос, и одетые в кольчужные перчатки ладони, которые уже довольно давно чувствовали прохладу улицы, явно контрастировали по температуре с телом, а уж как хотелось стражу снять к черту весь доспех, а особенно шлем и облегченно вздохнуть... Но нельзя!

Хотя... Ну все! Уж лучше сидеть в карцере за неповиновение, чем подохнуть тут от жары! - подумал гвардеец, потянувшись к шлему, как вдруг на горизонте, тот заметил яркую вспышку и вздернул голову к дальним крышам домов, всматриваясь.

Показалось? - разочарованно пожал плечами он, снова потянувшись к шлему, как вдруг увидел еще несколько алых вспышек, и тут он точно был уверен в своих глазах.

Полностью забыв про шлем, страж взял в обе руки свое грозное оружие, которое до этого момента хотел выбросить куда подальше и забыть навсегда.

В течение минуты наблюдений гвардеец насчитал дюжину таких кратковременных свечений, иногда они сопровождались мелкими, совсем с крупинку, будто вырванными, камешками.

- Черт возьми, что я тут стою-то?! - опомнившись, гвардеец забежал внутрь поста, и через несколько десяток секунд он вышел в сопровождении трех киров, один из которых являлся старшим по званию и стоял впереди, остальные, видимо, были такими же стражами.

- Это что еще за цирк?.. - задал риторический вопрос урядник, совершенно непонимающим взглядом наблюдая за "цирком".

- Что это за цирк, я спрашиваю!!! - обернувшись к дежурному, гаркнул тот. Дежурный страж очумело дернулся, уставившись с круглыми глазами на урядника.

- А... Эм... Вот, - учтиво указав рукой на чертовщину, он будто бы сказал: "Сами разбирайтесь, я ничегошеньки не знаю", даже немного поклонился головой (или это было знаком страха?).

- Ах, развратная Тирина, за что мне это? - с сожалением вздохнув, урядник по мыслеречи доложил все, что он узрел сотнику и зашел назад в помещение, на ходу кинув дежурному что-то типа "бди". Спустя пять минут вспышки заметно уменьшились не только в размере, но и в количестве, попадаясь на глаза лишь пару раз в минуту.

Отряд гвардейцев в количестве десятка нестройным рядом двигался в указанном урядником направлении, поругиваясь и шепотом разговаривая на ходу о "достопочтенных" танах, которым глубоко наплевать на личное время своих подчиненных. Неожиданно остановились первые ряды, и последующим приходилось тыкаться носами в затылки впередиидущих, образовывая что-то на подобии нескладной ругающейся очереди. Тут же послышись возмущающиеся вопли, и кто-то начал несильно толкаться, превратив серьезную армию столицы в грохочущий цирк.

- Э-эй!..

- Ну чего встали!..

- Это вам не очередь!..

Спустя какое-то время первые ряды, кто и являлся зачинщиком столпотворения, дали дорогу следующим, отступая в стороны. Каждый, кто ступал на мостовую, мгновенно входил в ступор и так распахивал глаза, что казалось, будто они вот-вот должны вывалиться из глазниц и покатиться по земле.

Это место напоминало бойню, на которой столкнулись две армии: здесь будто бы прошлись солдаты с лопатами, подкапывая камни, уложенные в мостовую, а иногда не просто подкапывая, а выворачивая их с клочьями земли. Практически с каждой выкопанной ямкой имелись глубокие вырезы в толще камня, как будто выкапывая один камень, и, нечаянно чиркая краем чудовищно огромной лопаты близлежащие, вырезали в камне такие вот узоры... Но это еще не все: вперемешку с выкорчеванными камнями, в большом количестве наблюдались "кармашки" в мостовой. Как будто гладкий ровный валун, диаметром в метра два скинули сверху на землю, причем не один раз - вдалеке виднелось большое количество таких углублений, причем не только на земле, еще были очень похожие вмятины на стенах...

Эти обстоятельства больше волновали всех собравшихся, чем какие-то два тела, лежащие где-то в стороне, а так же множество острого и явно готового к применению оружия, наряду с еще не свернувшейся кровью, которой здесь все пропахло.

- Что за война здесь произошла?.. - все были в ступоре, осматривая поле боя, и лишь первые, кто вошел сюда, начали потихоньку приходить в себя, мотая головой, иногда притрагиваясь к следам.

- Неужто сам великий Зареф похозяйничал тут?.. - иногда упоминался даже Бог войны Адландской мифологии.

Большинство задавали такие же вопросы, и тут сотник, на секунду забывшись, связался по каналу с начальством и ненадолго ушел в себя, запоминая приказы.

- Значит так, - в относительной тишине голос сотника прозвучал слишком громко, и все взгляды мгновенно приковались к нему, - четверо берут раненых и идут со мной в центральный штаб, остальным рассредоточиться и никого не впускать в эту зону.

Собирающее махнув рукой в сторону коренастой четверки, он пояснил ситуацию, когда те сделали пару шагов к сотнику.

- Берете этих двоих и идете за мной, не донесете в целости и сохранности - пеняйте на себя.

Без лишних слов те двинулись к бессознательным кирам.

- Эй, смотри, - негромко крикнул один своему напарнику, указав пальцев на длинные грязные, местами растрепанные и охотно приютившие землицу вперемешку с камушками на себе, волосы молодого паренька. - Господин сотник, разрешите провести бесплатную стрижку? - обратился кир с рыжими усами, и, ухмыльнувшись, поиграл ножом.

- Делай с ним что захочешь... - махнул рукой сотник.

Обрадованный усач даже забыл козырнуть старшему по званию, наклонившись к Каю, и уже почти приставил нож к его прическе, как услышал:

- ...Если тебе не дорога жизнь.

Рыжий замер и медленно повернулся на своего командира.

- Я же четко сказал: в целости и сохранности! - перешел на крик сотник и повернулся к своим подчиненным. - Тарх, пойдешь вместо Рыжего, - и резко кивнул головой в сторону упомянутого усача, следя за вторым раненым.

Тарх, подбежавший к прячущему в ножны кинжал усатому, был на голову выше его и намного шире в плечах, наверняка ему бы не составило труда поднять и донести в одиночку кира... А рыжий тем временем немного разочарованно отошел от раненого и слился с толпой служивых, которые пытались образовать что-то типа оцепления.

Не успев выйти из переулка, в котором не так давно образовалась очередь, послышались два коротких и приглушенных тычка и массивные, облаченные в полные доспехи, тела грохнулись своей массой на землю.

Трое, во главе с сотником, тут же обернулись на звук и успели заметить лишь тень, скрывшуюся в переулках домов. Сотник, будучи без груза и ближе всех к свалившимся грудам металла, поспешил за раненым, заглянув в проем, но увидел он лишь пустой проулок.

- Забери меня Зегх'тир! Что за напасть сегодня такая?! То война посреди Салидона, то раненые бегают как быки!..

- Тан Фернес!.. - послышался звук металла - это подымались на ноги вояки. - Я не знаю, что произошло, меня просто...

- Да понял я! Просто, не просто! Кого это волнует сейчас?! - сорвав накопившеюся за день злость на ни в чем неповинном солдате, сотник кивнул четверке следовать за ним оставшимся пленником.


***


Наполовину приоткрыв уставшие веки, я не увидел перед собой ничего, и, желая досмотреть немного абсурдный сон с летающими героями в главных ролях, попытался заснуть, но сон не шел. Из моего тела будто бы выкачали всю силу и все, что я хотел сейчас -наесться до отвала и заснуть мертвым сном, проснувшись через пару дней полностью восстановившемся. Я не мог даже пошевелить пальцами, настолько было лень, а что говорить о том, чтобы подняться я вообще молчу... Мозг отказывался соображать и думать насчет места, в котором я очутился. Последнее, что я помню, это как меня пинали, причем долго, больно и страшно.

Спустя какое-то время я попытался встать, как вдруг в области правых ребер что-то стрельнуло резкой болью и я свалился на левое плечо, хватаясь рукой за ребра, унимая боль. Боль подействовала отрезвляюще: меня как будто бы окатили ледяной водой, мозг сразу же прояснился и сердце заработало быстрее. Потратив пару минут на осмотр тела, я отметил множество ушибов, порезов, гигантское количество синяков, и даже сломанные ребра... Глубоко дышать было больно, в остальном я не сильно переживал за сломанные кости - они очень быстро пройдут, с моей регенерацией, экологией Адланда и хорошим питанием.

Больше никаких отклонений не нашел и теперь уже через боль поднялся, прислонившись спиной к стене, пытаясь осмотреть свое новое место обитания. Глаза, непривыкшие к свету, я с болью прищуривал и закрывал рукой. Находился я в камере, с каменными стенами и металлической решеткой по всей длине и высоте клетки, на полу разложили слой сена сантиметров десять. Но что мне не нравилось здесь, так это влажность, хотя нет, скорее сырость... Она буквально капала с потолка и скапливалась каплями на стенах.

Ну почему я изо дня в день попадаю в какие-то передряги?! Я хотел просто пройтись по Салидону, а умудрился нарваться на каких-то ненормальных в черных робах да и еще на странного кира, который кидался чем-то непонятным...

При упоминании всех ненормальных, сломанные кости заныли с новой силой и пришлось снова схватиться за них с шипением.

- Черт... Эй! Где я? Что происходит?! - сильно покричать не удалось: с каждым вдохом и выдохом ребра ужасно болели.

Я услышал шаги и глянул исподлобья на кира, который появился из-за стены в коридоре, им оказался охранник.

- А, это ты, очнулся... - как-то с равнодушно изрек он и скрылся за поворотом. Шаги постепенно удалялись, после скрипнула и захлопнулась дверь. Теперь я остался один.

Еще два часа я был в одиночестве и занимался своими делами: ходил (со второй попытки у меня это вполне получалось), разминался (было больно, и я заглушал боль силой воли), и сканировал пространство с помощью Ки. В радиусе ста метров был лишь охранник.

Решетка оказалась добротной: конечно, из криптона никто не собирался делать камеры для узников, но тут поработал вполне сносный мастер металла и прутья решетки наверняка не могли погнуть даже силачи. Пару дней назад я бы с легкостью сбежал отсюда, но сейчас с трудом мог напрячь грудные мышцы, пресс или боковые мышцы пресса.

Скрестив ноги на полу, я вошел в состояние Истины и выпорхнул из своего тела, принявшись играться с Ки и развивать его течение. Довольно быстро утомившись, я поднялся, чуть подпрыгнул, и, схватив зарешеченное окно, вдохнул оттуда свежий воздух, отметив, что уже было утро и множество ног мелькало перед моими очами, в том числе и босых...

Хвала Катарсису, не центральный район! - упомянул древнего бога я.

Вскоре помещение выветрилось, и я занялся Ки, на что у меня ушло больше нескольких часов. Как я понял, прозанимался я до обеда - мне принесли еду. Кормили в тюрьме более, чем сносно: тарелка с мясом и рисом было неплохим изыском для нищих и я вдоволь наелся.

Откинувшись на сено, стали закрываться глаза. Как там говорил Серин? "Пожрать, поспать и сдохнуть..." ну, а с третьим я пока повременю.

А что мне еще тут делать? Физически я пока слаб, разве что самое легкое (ну уж точно не стены ломать и стальные решетки гнуть) упражнение осилю, однако тренировка Ки истощает организм и после нее необходим отдых.

Так что, приняв решение, я решил вздремнуть, и, как выяснилось, совсем недолго...

Проснулся я... Нет, не так. Разбудил меня шум со стороны входа в тюрьму (или где я находился?), там, где стоял охранник. Звук походил на то, будто что-то массивное стукнулось о каменную стену, лязгнув металлом. Сквозь пленку сна донеслись приближающиеся звуки бега. Я сильно хотел подняться и посмотреть на гостя, но сон крепко держал меня в своих объятиях. Видимо, тело настолько нуждалось в отдыхе после вчерашней (а может и позавчерашней) бесконечной беготни и нереальным схваткам, что я даже не был в состоянии открыть слипшиеся глаза.

- Альтаир, хватит разлеживаться, вставай быстрее!!! - чей-то встревоженный голос мгновенно выдернул меня из сноведений, и я наконец-таки смог раскрыть глаза, медленно потянуться и с зевком повернуться к решетке, опираясь на локоть.

Свет снова кинулся в мои глаза и я ладонью прикрыл его лучи.

- Да-да? Вы точно сюда? А то тут занято... - немного высоким, хрипловатым и сонным голосом сквозь зевоту заявил я, прищуриваясь на свет.

Девушка (заторможено понял я пол кира), достала что-то микроскопическое из кармана, и я услышал звук возни металлическим предметом в скважине решетки. Спустя каких-то пять секунд дверь со скрипом отворилась, ударившись о решетку, и на застеленный соломой пол ступила незнакомка. Я не мог рассмотреть ее из-за тусклого света, исходившего из коридора, от чего ее силуэт становился темным, и, кстати говоря, говорила она на том самом языке, который почему-то я знал!

- Да что ты мелешь?.. Быстрее вставай! - она кинулась ко мне, приподнимая за локоть.

- Ай-ай! - я скорчил гримасу боли и схватился за бок.

- Ой...

- Да не боись! Выживу, чай, не калека! - махнув рукой, я все-таки поднялся и оперся на решетку.

- А, точно! - на секунду она забыла, зачем вообще пришла сюда и, сделав ко мне пару шагов, потащила из камеры. В общем-то, я был не против, вот только на кой черт я кому-то сдался тут? Если учесть, что я ее даже не знаю! - Ну что ты застыл, бежать надо!

- Хорошо-хорошо... - сдался я, последовав за ней. Вопреки очевидному, она потащила меня в противоположную сторону: вправо, а не влево, откуда прибежала сама. - Куда бежать-то, хотя бы?

Я вообще ничего еще не понимал, хотя и был благодарен ей за освобождение. Надо не забыть потом спасибо сказать.

- Куда подальше. Скоро за тобой должны прийти... - она сказала это с таким холодом, что по мне даже невольно пробежали мурашки и все вопросы куда-то испарились... Я решил заткнуться и просто следовать за ней.

Незнамо как, но это оказался центральный район: все дома сделаны из монолитной кладки, красивые, вычурные... Тогда почему я видел босых? Может, я видел относительно бедную часть центрального района? Хотя нет, бред полнейший...

Следовало отметить про скорость, с которой мы двигались: девушка то бежала, то кралась, иногда вообще останавливаясь, пережидая какое-то количество времени.

Двигались мы очень долго и очень далеко, несколько раз мелькали совершенно разные районы и переулки, но вскоре мы остановились в темной арке и, прижавшись к стене, могли перевести дух.

- Фух!.. Спасибо тебе, кстати, как тебя зовут? - я попытался сделать самую красивую улыбку, но, видимо, из-за синяков, не вышло, так как после моих слов посмотрела она на меня... Мягко говоря, сердито...

- Как меня... Да я тебя... Ух-х!! - резко развернувшись, она пошла в сторону стойл, в которых виднелась пара ящериц. Мне ничего не оставалось, как последовать за ней, ведь она всю дорогу тащила вашего покорного слугу за локоть.

- Вау! Скаутеры, первый раз их вижу так близко! - я попытался немного развеять обстановку, но девушка не ответила, занятая своими мыслями.

Две ящерицы оглянулись на звук наших шагов, а одна из них, зеленая, даже как-то мурлыкнула гортанным голосом, когда девушка подошла к ней. Вторая же, серая, сначала осматривала меня, потом обнюхивала, и только после этого соизволила почесать себя по мордочке.

Совершив сей ритуал, она прислонилась брюхом к земле и я сел на нее, вставив ноги в стремя. Управление девушка рассказала мне по дороге, когда мы с большой скоростью вылетели из Салидона, а я чуть было на первых секундах не слетел со скаутеров, и, испугавшись, несильно обхватил ее за брюхо, отметив сильную боль в ребрах.

Я никого не ощущал за собой, но девушка гнала все быстрей и быстрей, пока мы не спешились: скаутеры прилично устали. Молча она напоила их водой из ручейка, и через десять минут мы снова бешено скакали до ближайшей гостиницы.

Заметили мы ее издалека: трехэтажная, рядом стойла, несколько недорогих карет расположились рядом друг с другом. Гостиница была единственным домом на этих холмах, и, по-моему, очень даже уместно: от Салидона примерно несколько часов ехать на карете, запряженной скаутерами, а отдых нужен всегда, в особенности ящерицам...

Передав наших скаутеров слуге, мы зашли в гостиницу с названием "Путник" и, переговорив с местным управляющим о цене, заказали ужин на двоих.

До этого я не сильно ощущал голод, но когда принесли вкусно пахнущую еду, у меня потекли слюни как у месяц голодавшего бродяги, а живот яростно скрутило. На первом этаже, который являлся харчевней, было большое количество киров, и все они принадлежали знати, насколько я мог судить по каретам на улице и дорого расшитым подолам платья.

Накинувшись на еду так, что на меня сразу же обернулись все присутствующие, я просто уплетал все содержимое своей тарелки, запивая приличным количеством воды из кувшина.

- Хам!..

- Кто пустил сюда этого бездомного нищего с человечишкой в придачу?..

- Уличное отродье!..

Тут же послышались такие вот гневные реплики на мой счет, и добрая половина киров повставала со своих мест, с презрением поднявшись на второй этаж.

Да мне как-то наплевать на них - я есть хочу!

Моя спутница (или это я был ей спутником?..) тоже с удивлением посматривала на меня, не забывая при этом хрумкать местную вкуснятину. Она-то хотя бы могла понять, почему я был таким голодным.

Я закончил с едой раньше молчаливой спутницы, и сейчас с наслаждением ждал окончания ее трапезы. После ваш покорный слуга проследовал за ней по местами скрипучим доскам лестницы на второй этаж, где нам выделили комнату. Дверь оказалась открытой, а во внутренней скважине замка торчал ключ. Как будто и не заметив этого, она зашла в комнату. Я же прямо с порога заговорил, прикрывая за собой дверь:

- Спасибо, что спасла меня, - я широко улыбнулся, но девушка стояла ко мне спиной и не увидела сей жест. Ее темные волосы красиво блестели при лунном свете, а складная фигурка лишь дополняла красивый образ, -Так как тебя зовут?..

- Ну все, сам напросился!! - она настолько быстро оказалась рядом со мной, что я даже не успел среагировать на весьма ощутимую и быструю оплеуху, после которой у меня чуть было не сломалась челюсть, а в левом глазу я отчетливо мог сосчитать количество синих искр.

- Ох, ты ж, блин!.. За что?.. - крутанув пару раз челюстью, я хлопал глазами и одновременно вертел головой из стороны в сторону.

-За что? За что?! - она кричала на меня с заплаканными глазами и немного дрожащим голосом, отчего ее было жалко. -Да я тебя... - неожиданно она отвела голову куда-то в сторону и ее взгляд стал прозрачным.

- Ты чего?.. - я уже начал опасаться ее выходок и теперь был готов ко всему.

Она мгновенно рукавом вытерла слезы:

- Несколько человек следуют за нами, - схватив меня за порванный балахон, спасительница потянула в сторону окна. - Надо бежать!

- Что?! Люди?! Что они тут забыли?

- Как это - что? А кто же, по-твоему, дрался с тобой, сажал за решетку и оскорблял только что?

- Киры, кто же еще?

- А, ну да... Впрочем, не важно, по наши головы пустили несколько Убийц, и нам надо бежать!..

- Несколько?.. - сосчитав все источники Ки, я удивленно посмотрел на девушку. - Их же всего четверо.

-Как ты?.. - она отпустила мою кофту и чуть было снова не накричала. - Ладно, забудь. Эти четверо, как ты сказал, наверняка Мастера и просто так их не победить.

- Мастера? - улыбка на моем лице не предвещала ничего хорошего тем убийцам. - Ничего, меня те еще мастера тренировали!!!

Я уже хотел было выйти из комнаты и горячо встретить гостей, но девушка крепко вцепилась в мой локоть.

- Ты ранен, черт возьми! Помереть раньше времени вздумал?!

В конце она даже перешла на крик. Ну вот, даже подраться не дают! После боя с тем беловолосым гадом у меня просто руки чесались из-за своей беспомощности, ведь это был всего лишь один враг, причем я успел заметить, что рукопашный бой - явно не его конек.

По незнакомке было заметно, что без меня она никуда не уйдет, а заставлять ее остаться здесь, в месте будущей драки с весьма мощными кирами мне совсем не хотелось. Не люблю, когда из-за меня страдают другие киры, и, скорчив недовольную мину, пробубнил я:

- Ладно...

Подбежав к окну, она открыла его и вопросительно глянула на меня.

- О нет, опять это окно! - оно было точно таким же, как и в том трактире, где я оставил свой рюкзак. - Не, не хочу!

Ох, как я возненавидел тех, кто вставлял такие окна в трактире, спрыгивая со второго этажа.

- Черт бы побрал их! Найду этих гребаных строителей - порешу всех! - угрожал кулаком я, подгоняемый сильными толчками девушки, державшей меня за локоть. Пару раз она даже хохотнула надо мной и над моими потугами избить темный проем окна, и ее лицо на миг окрасила такая радость, будто она встретила старого знакомого. На скаутерах мы более не могли перемещаться - они слишком сильно устали.

Перед нами виднелся лес, в который девушка рьяно тащила меня. Ну, как сказать -тащила? На этот раз я уже бежал на приличной скорости впереди, в то время, как моя спутница сильно отставала, несмотря на мою боль в ребрах.

- Чего ты такая медленная?

- Это ты слишком быстрый!.. - на бегу жалобно заявила та.

Поравнявшись с ней, я подал ей руку. Она сначала посмотрела на нее, потом на меня, потом снова на нее и ответила таким же жестом.

- Отлично.

Эта фраза была сигналом к ускорению. Ведь если держаться за быстрый предмет, автоматически приобретаешь его скорость. И вот, разогнавшись, я все время ощущал рукой, как часто спотыкалась девушка, не поспевая за мной. Немного снизив скорость, она смогла отдышаться и крикнула:

- Куда ты так летишь?..

- А ты присмотрись, кто бежит за нами.

Она глянула через плечо и заметила темные тени, очень плохо различаемые на таком фоне. Мне оглядываться не надо было: поиск источников Ки -незаменимая штука!

- Спрячься в лесу, я все сделаю сама, - ее голос был настолько уверен, что я лишь пожал плечами и прыгнул в тень между деревьями, а после ловко забрался на одно из них.

Девушка тоже прыгнула в тень и... растворилась! Да-да! Я не мог найти ее, вообще! Поискав Ки, я почувствовал слабый отголосок энергии, который с большой скоростью хаотично перемещается между тенями, иногда останавливаясь у какого-то дерева или кустарника.

Между тем четверка приближалась очень быстро и в какой-то момент все вместе прыгнули через кусты прямо в чащу, не сбавив скорости ни на мгновение. Первые двое, кто прикоснулся к земле, оттолкнулись вперед и я услышал звук, который похож на входящий в плоть острый предмет. Послышались два хрипа, один источник Ки пропал мгновенно, а второй видимо успел увернуться от ножа, или чего-то там еще, но был серьезно ранен, и, сопротивляясь еще немного, потерял сознание. Двое оставшихся резко остановились, повернув головы на звук. Шею одного из них пронзил умело кинутый кинжал, попавший в сонную артерию. Потянувшись к шее руками, тело рухнуло на колени, а затем и лицом в землю. Последний не стал на этот раз озираться по сторонам на третий хрип и, ловко лавируя между деревьями, удрал куда подальше...

Только я спустился с дерева, как ко мне подбежала довольная девушка.

- Ну, как я их, классно уложила?

Я медленно осмотрел бойню: первого убила ловушка, попав в висок, второй был жив, но долго он не протянет (я чувствовал медленно вытекающую из его тела энергию), третьего она уже уложила точном броском...

- Зачем так жестоко?..

- Как это - зачем? - она сильно удивилась. - Они же могли убить нас!

- В том то и дело, что всего лишь могли...

Наткнувшись на мой взгляд, она промолчала, а я, отвернувшись от свежего запаха крови, направился в глубь леса, пытаясь забыть увиденное. Догнав меня, она остановилась, и некоторое время мы шли молча.

- Извини?.. - очень тихо и будто бы спросила недоуменная девушка, словно совершенно не понимая, за что извиняться.

Я промолчал, и мы продолжили путь, а через несколько часов, в глубокой ночи, нашли подходящее место и завалились спать, даже не подумав о дежурстве.

Переворачиваясь во сне на другой бок, мне несильно тыкнул корень дерева в почку, и я чуть было не вскочил. Как оказалось, уснули мы на небольшой полянке, до центра которой кроны деревьев едва доставали, оставляя открытой часть неба. Сквозь листья немного проблескивало солнце, попадая на мои глаза. Закрываться от него было уже бесполезно и я, наконец, поднялся, потянувшись. Множество птиц щебетали такими мелодиями, какие не могло воспроизвести человеческое горло. Всегда меня интересовало - а чего это они щебечут там? Им заняться нечем, что ли...

Подул ветер и (неизвестно каким образом он добрался вглубь леса до нас) что-то вроде подстилки, на которой спал я, чуть было не улетела. Кое-как, с ватными, еще не готовыми к физическим нагрузкам мышцами, я поймал-таки этот кусочек ткани и свернул в удобный комочек.

- М-м... - сладко потянулась девушка во сне, положив голову на согнутую левую руку. Устала, наверное, больше меня...

Ее темные волосы лежали на плечах, и при свете они казались настолько мягкими, что прикоснись к ним - ничего не почувствуешь, будто в руке невесомость. Одета она была в темные брюки и белую маечку с длинными рукавами, сквозь которую просвечивалась... Ну, все просвечивалось...

У головы она аккуратно сложила какое-то темное одеяние, в котором была сама вчера, а рядом виднелся небольшой тюк.

- Прикрылась бы, что ли... - немного покраснел я, отворачиваясь от нее.

Как такая милая девушка могла так хладнокровно расправиться с теми парнями? Я не мог найти ответа, и мне пришлось просто выкинуть это из головы.

- Опа! Варинтийский клен! - обрадовано вскрикнул я, успев прикрыть рот.

Воровато оглянувшись на спящую спутницу, я похлопал себя по карманам балахона и, не найдя острых предметов, подошел к дереву. Точно не знаю, дерево это было или растением, но варинтийский клен очень редок, а путешественники называют его "наше спасение". Дело в том, что прямо под довольно-таки толстой корой протекает большое количество жидкости, похожей на тягучую сладковатую воду, а еще отдает от нее древесным запахом. Помимо того, что она отлично утоляет жажду, так еще и хранится больше седмицы.

Немного размяв запястья и пальцы, я нашел слабую часть коры и оторвал ее. Обильно полилась жидкость в мой раскрытый рот, а малая ее часть сползала по стволу, но я не дал ей пропасть и намазал на палец. Напившись, я облизал губы и палец, а настроение прямо-таки поднялось. Подержав немного оторванную кору на месте раны дерева, жидкость схватила родную "кожу".

Живот тоже проснулся и молил о еде, скручиваясь в узел. Всю еду до этого он потратил на восстановление и зализывание ран. Я ужасно не хотел сейчас охотиться, так как вокруг нас не было живности, все какие-то букашки и насекомые, что, скажу вам по секрету - невероятно гадко по вкусу...

- Чего кричишь?.. - как-то заторможено отозвалась девушка, сидевшая на ткани и потягиваясь так, будто ничего такого не было видно...

Она взяла флягу с водой, и хотела уже было утолить жажду, но я остановил ее, рассказав о клене. Зачем тратить воду, когда можно не просто попить, а попить вкусно и бесплатно!

Она подошла к дереву и подозрительно посмотрела на меня:

- Пить точно можно? - я кивнул. - А умываться?

Я пожал плечами:

- Ну, если ты хочешь ходить липкой...

- Фу-у! Так бы и сказал - нет! - немного покраснела она, проделав те же действия с корой.

- Как вкусно! - радостно вскрикнула она, напившись. - Что это? Это не похоже на древесный сок.

- Не знаю, я как-то не интересовался...

- Как это не интересовался?! - удивилась она, вытащив на свет пустую флягу из тюка. - Такую вкусную вещь надо будет сохранить!

Наполняла она флягу довольно долго: емкость была большая, а дерево быстро латало свежие раны.

Через какое-то время, когда я уже положил ткань на ее лежак, отряхнулся от пыли и всякой всячины и пошел своей дорогой к восточной границе Адланда, она закончила наполнять флягу, и аккуратно засунула ее в рюкзак.

- Альтаир, ты куда? - встревожено послышалось сзади.

- Как - куда? У меня свои дела. Огромное спасибо за то, что вытащила меня из-за решетки.

- Постой, я с тобой!

Я удивился:

- Зачем? У тебя что, других дел нету в Салидоне? Ты из богатой семьи, - я указал пальцем на ее обувь, - зачем тебе нужен такой нищий, как я?

- Ну, со вчерашних пор у меня дел там действительно никаких нету, совсем... - она грустно опустила голову, но мой второй вопрос ее сильно заинтересовал. - Что ты имеешь в виду под богатой семьей?

- Как это - что? Ты носишь обувь!

Похоже, мы оба немного не понимали друг друга, так как молчали уже больше десяти секунд.

Как бы ей объяснить, что я иду, мягко говоря, в опасное место...

- И вообще, не называй меня Альтаир, меня это жутко выводит! Каждый второй норовит так назвать, это уже немного надоело! Что оно означает, вообще?!

- А как тебя еще звать-то?.. - девушка хохотнула.

- Вообще, меня зовут Кай, просто Кай.

- А... А как же...

- Фамилия? - наверняка богатенькую интересует фамилия, но нищие бывают двух видов: с фамилией (в основном бывшие киры из богатой семьи) и бесфамильные (простые нищие, у которых никогда не было благородной родни). - А у меня ее нету, так вот.

- Да не в этом дело, Ал... Кай. Просто я думала... Ладно, забудь, я пойду с тобой и не приму отказ.

- Знаешь, есть два типа женщин: те, которые ищут приключений на задницу, и те, которые их находят. Ты, я надеюсь, понимаешь, к какому типу относишься, - посмеялся я и кивнул головой. - Пойдем.

Она радостно поравнялась со мной, и запоздало ответила, надув губки:

- Эй!

Я лишь посмеялся в ответ.

Некоторое время мы шли молча, а я всю дорогу замечал на себе ее взгляд и специально не обращал внимания, однако она и не думала прекращать, наоборот - чуть ли не в упор рассматривала, немного обогнав меня.

- Что, рога увидела? - а что, меня слишком много рассматривают все вокруг, что пора бы им уже и вырасти...

Девушка смутилась и снова встала у моего плеча.

- Слушай... Все-таки, как тебя зовут? Только не бей! - я даже закрылся руками.

- Ты что, действительно не помнишь? - искренне удивилась она.

- Что значит "не помню"? Я тебя первый раз вижу...

Я ожидал всего, что угодно: и мощный хук, апперкот, метание кинжалами, а то и еще что похуже... Но она лишь посмотрела под ноги и задумалась над чем-то.

- Зови меня Алиана, - лучезарно улыбнулась она, с небольшой осторожностью взглянув на мое лицо, в особенности на шрам.

- А почему ты не был в Гильдии?..

- М? В какой такой гильдии?

- А, нет, ни в какой, забудь...

Повисла пауза. Все время меня что-то беспокоило, но я был занят другим и не обращал большого внимания, но сейчас, когда выдалась минутка, я взглянул на ее карму и... был ошарашен. Ее карма хаотично была разбросана, и я ничего не мог сказать о ней. Хотя нет, мог: Алиана совершенно не умела управлять кармой... Как так?! Каждого ребенка этому учат родители с раннего детства, а тут богатая девушка не умеет этого ?! Абсурд!

- Эм, Алиана, а что с твоей кармой?.. - осторожно спросил я.

- Карма? Что это?

Да ну не может быть?.. Что за бред?! У меня аж глаз задергался, ужас какой-то...

- Ну, карма! Чем ты платишь торговцам или там?.. Формирование твоей личности...

- Чем плачу? Вот этим, - она вытащила из кармана несколько блестящих на солнце кругляшек и протянула их мне на ладони.

Ближайшую ко мне я покрутил в руках, попробовал на вкус, даже полизал, но... Это было просто выплавленные куски мягкого металла, или чего-то там еще с непонятным мне рисунком, причем они были разных размеров и с немного отличающимся друг от друга рисунком.

- И что это?..

- Как это что? Это - деньги!

- А, ясно... Так что это?

Ох, что началось... Она полчаса объясняла мне, что эти сияющие кругляшки обладали просто божественной силой: они и обменивались на любой товар, с помощью них можно было заставить молчать, а так же из-за них человеки просто напросто убивали друг друга.

Воистину - магические вещи! Артефакты, да и только! Вот только остается одна неувязочка: из-за вот этого круглого металла люди друг другу горло грызут? С одной стороны - все правильно, ведь они действительно какие-то уж слишком магические. С другой стороны, есть ведь карма? Чем плоха карма в плане обмена товарами?

- Подожди-подожди, так ты человек? То-то я смотрю у тебя карма совсем несформированная... - дело не в том, что до меня долго доходит, просто меня уж очень удивил рассказ о "деньгах" и я пропустил мимо ушей слово "люди".

- Ну да...

Она явно хотела сказать еще что-то - слова буквально вырывались наружу, но Алиана решила промолчать. Я решил тоже больше следить за дорогой и дальше мы шли молча.

Наш путь лежал через город Тирий, который славился своими военными и научными промыслами. Поговаривают, если поднять все войско этого города и прибавить армию, то ни одна империя не устоит перед таким натиском. Конечно, наверняка это преувеличение, но Тирий был не просто военизированным городом, он являлся самым большим городом в Адланде. В Тирие сосредоточились три казармы... да! Что греха таить? Сам Тирий являлся одной большой казармой, с двумя тренировочными полями за городом и еще с десятком внутри.

А еще!.. Додумать мне не дали гремящие латы отряда рыцарей, пробегающие верхом на скаутерах. Больно уж смешно смотрелись закованные в броню латники на разноцветных ящерицах, с произвольно вращающимися глазами.

Едва заслышав их, мы с Алианой гармонично спрятались за деревьями близ дороги, и я зашептал первым:

- Им что, своих гвардейцев в Тирие не хватает, так они из Салидона еще прислали? Куда больше?!

- Оборону укрепляют?..

Отряд был довольно большим - более пятидесяти рыцарей, после которых поднялась пыль и видимость стала пятиметровой. Я уже хотел выйти из укрытия, как снова послышался латный перестук.

- Там что, гвардей-парад?! - ругнулся я, бегом прячась за деревом.

Алиана, как самая умная (или просто опытная), не двигалась с места и сейчас смеялась над моей неуклюжестью. Этот отряд был меньше голов на десять-двадцать, но пыли стало еще больше... Выждав еще пару минут, мы с готовностью ввернулись-таки на дорогу.

- Все это, конечно, увлекательно, но почему мы прятались?..

- Знаешь, за последнее время слишком много всего произошло, и я сейчас вообще стараюсь избегать любых встреч и потасовок с кем бы то ни было.

Издав понимающее "А-а-а", она решила молча провести остаток времени и спустя несколько часов уже были в городе. Ну, это, конечно, был не сам Тирий, а что-то типа ярмарки, где собрались какие-то гадалки, продавцы оружия и экипировки, у самых ворот расположились самые состоятельные торговцы, и, что самое главное - везде сновали стражники...

Через каждые десять метров приходилось делать вид, будто мы очень-очень заинтересовались местными изделиями и буквально сейчас уже купим их... Но не тут-то было, облапав все, что попало нам под руку, мы дожидались, когда очередной отряд пройдет мимо нас, и тут же двигались к другой лавочке, оставив бедного продавца собирать за нами экипировку.

Примерно в середине ярмарки мы немного разделились в результате того, что я замечтался и не успел заметить стражей, остановившись у какого-то стенда со всяческими портретами каких-то киров, среди которых я, к удивлению своему, обнаружил себя любимого!

- Вау...

- Ну чего ты встал, пойдем скорее!..

- Алиана, смотри, какой классный портрет получился!

- Да, действительно... Ты только прочитай, что написано ниже...

Я нехотя опустил взгляд в самый низ и узрел единственное красноречивое слово: "Разыскивается".

- А... Э...

- Вот именно! Скорее!..

С ходу натянув капюшон, мы быстрым шагом направились к воротам, у которых стояло три стражника, и они действительно бдели...

- Черт! - выругался я, спустив капюшон. Девушка старалась не показывать своих нервов, сжимая что-то в кармане штанов. И на кой черт мы полезли в город?! Не могли обойти, что ли?! Нет, блин, видите ли, нам понадобилась еда, черт возьми!.. Проходя мимо них, я был готов уничтожить первого, кто начнет заламывать мне руки, но никто не сказал ни слова и я облегченно вздохнул.

- Эй, тебе его рожа не знакомо?.. - послышался голос стражника сзади.

Я же, заслышав эти слова, молниеносно оттолкнулся в сторону и вжался в стенку, задержав дыхание. Алиана, поняв мои мотивы, безукоризненно следовала своей дорогой уже без меня. Я чувствовал ее Ки, и нашел бы в любом случае, да и она сама не промах...

- Может, тебе показалось?.. -приглушенно заявил другой и на этом они замяли разговор.

Я облегченно вздохнул и осторожно последовал вдоль стены, потом пролавировал через здания, более похожие на заднюю часть каких-то лавок и вышел прямо-таки на Алиану, ждущую меня на многокирной небольшой площади.

- Все в порядке? - поинтересовалась девушка.

- Да, хвала Катарсису!

- Кому?..

- Ну, бог есть такой...

- М-м... Куда мы направляемся сейчас?

Я похлопал по животу:

- Я проголодался, а ты?

Судя по довольному лицу девушки, ответа не требовалось и мы пошли по городу, осматривая достопримечательности и одновременно занятые поисками забегаловки.

Было ли на что смотреть? Ну, как таковых достопримечательностей не было, исключая всяческие памятники каким-то полководцам, еще кому-то... В общем, я ничего не понимал, как Алиана и большая часть жителей...

Пока мы были заняты поисками любого трактира, Алиана вкратце поделилась увиденным: оказывается, мои портреты на каждом углу, а стражи, коих на квадратном метре по паре, хоть и довольно рьяно делают свою работу, все-таки пропускали нас мимо глаз. В общем, это заслуга, по большей части, Алианы, которая за секунду до появления гвардейцев сворачивала в другую сторону, либо тащила меня за локоть, либо мы делали непринужденный вид, рассматривая что-либо, умно кивая.

- Алиана, попробуй найти хоть одну забегаловку на другой улице, а я здесь осмотрюсь.

- Хорошо, где встретимся?

- Да нигде, я сам тебя найду.

Девушка быстро глянула на меня и исчезла. Меня сразу обожгла зависть: круто, хочу так же!..

Не успел я пройти и сотни метров, как слева я заметил одинокий трактир, по бокам которого пристроились оружейные мастерские. Вывески с названием я не увидел, скорее всего пивная, или забегаловка какая... Что же, нам же лучше, пора бы найти Алиану. Запустив поиск Ки, я проследил за знакомой энергией и нашел девушку на другом конце улицы, примерно в двухсот-трехсот метрах от себя. Ого, неплохая у нее скорость... Она не давала мне своего канала связи, и я попытался сам настроиться на ее волну, сосредотачиваясь на девушке.

Вскоре мне это удалось, но я почувствовал боль, как будто тоненькой иголочкой проткнули нервный узел - не так больно, но весьма неприятно.

- Алиана?

- Ауч... Кай, это ты?

-- Да.

- Ты чего дерешься?..

- Дерусь? Я думал это ты меня так...

- Я? Да как бы я смогла-то?.. Постой, - она замолчала, но потом чуть было не вскричала - ты где?!

- В каком смысле? Ай, ладно, слушай, я нашел тут какую-то забегаловку, давай ко мне!

- Подожди ты со своей забегаловкой!! Когда ты назвал мое имя, я аж подпрыгнула, но никак не могла найти место, откуда ты шепчешь... Где ты?!

- О чем ты? Я сейчас довольно далеко и мы общаемся по мыслеречи... Или, скажешь, первый раз об этом слышишь?

Алиана молчала, но я ощущал, что она о чем-то думает.

- Ладно, ничего не знаю ни о каком речи, но сейчас пулей дуй сюда! Потом поговорим насчет этого твоего канала...

Нет, ну что за женщины, а?.. Издав отчаянный вопль, я поплелся в ее сторону, по пути вспоминая самые обидные словечки про девушек. Оказывается, Алиана завела меня в какой-то переулок, от которого слышался какой-то приглушенный бубнеж.

Девушка стояла, чуть прижавшись к стене у поворота на небольшую огороженную площадь. Только увидев ее, тут же все обидные слова рассеялись, и я подошел лишь с немного уставшим лицом.

- Что случилось-то?.. - с ленцой спросил я.

Алиана рукой поманила к себе, молча глядя не на меня, а на ту самую площадь за зарешеченной оградой.

- Эй, - подошел, даже скорее подкрался я и уже зашептал, - что случилось?..

Ответа не потребовалось - я услышал громкий голос кира средних лет:

- ...ить его. Морда лица висит на каждом углу Тирия, но запомните: не ходите по одному, этот мелкий пакостник очень опасен. - Послышались перешептывания и кир продолжил: - Применять оружие разрешено... Нет, оружие НУЖНО применять. Вопросы есть? Разойтись!

Мы никого не видели, лишь пустую площадь на фоне вытянутого дома, больше похожего на казарму батальона, но, после того приказа басистого капитана, послышались шаги в нашу сторону и сквозь зарешеченную ограду перед нами в направлении здания прошел довольно быстрым шагом тот самый отряд, от которого мы скрывались в лесу.

У всех у них были щиты, короткий меч на поясе, лук со стрелами за спиной и два коротких ножа на другом бедре. В отличии от гвардейцев в Салидоне да и в Тирии, эти были одеты намного легче: шлем был больше похож на серебряную шапку, защищающую затылок, часть шеи, нос и виски, а крепилась она кожаной застежкой у подбородка. Грудной доспех имел лишь большой отлитый лист металла, висящий на груди и имеющий довольно-таки рельефную форму, шея была открыта, а руки и ноги были защищены лишь на коленках, нижней части голени, запястьях и локтях, и, конечно же, пах. Остальные части тела либо вообще не прикрывались, либо виднелась легкая кольчуга.

Честно говоря, меня сильно удивила такая форма, если сравнивать ее с неповоротливым полным доспехом, таким как в Салидоне, где он имел большую массу, чем его владелец...

- Смотри, какой шрам! Он наверняка главарь какой-нибудь местной банды!..

Послышался наигранный ржачь и два десятка вооруженных киров исчезли из виду, продолжая горланить.

- Я так понял, это они об одной очень известной персоне разговаривали? И чем я всем так не угодил?..

- Альта... Кай, что ты натворил? Я не знаю Адландского языка, или как там его, но, судя по интонации главнокомандующего, тебя можно сравнить с королем бандитов...

Я глупо уставился на нее и задал наиглупейший вопрос:

- А как же ты говоришь со мной, если не знаешь кирвита?.. - и сам же ответил на свой вопрос, все время забывая про этот язык.

- Если ты не заметил, то говоришь со мной на моем языке... - не удержавшись, девушка хихикнула, увидев мою рожу и предложила: - Ты говорил что-то о забегаловке?

- Ах да! - все, связанное с языками улетучилось, и я вернулся к реальности. - Пойдем.

Вопреки увиденному на плацу, мы не заметили ни одного из тех двух десятков наемников, обидно даже, как-то...

- А чего тот слуга на меня так странно посмотрел, когда я предложила ему золото?.. - обиженно заявила Алиана, выходя из таверны с набитым брюхом.

- Понимаешь ли, мы расплачиваемся кармой, и это золото для нас - бесполезная побрякушка.

- Хм... Но я не видела, как ты расплачивался с ним.

- Как это не видела? Я при тебе взял его за запястье.

- Причем тут запястье? Ты ему ничего не передавал!

- Что бы передать карму нужно непосредственное прикосновение. Конечно, есть различные колбочки для хранения кармы, но ей пользуются совсем уж зажравшиеся дворяне...

- Что такое карма?..

- Это энергия, необходимая для поддержания жизни в организме, используется кирами в качестве обмена товарами.

- Это все ее качества?..

- Ну, - я почесал голову, припоминая давние истории. - Есть легенда, якобы раньше карму применяли Боги в строительстве и в обыденной жизни... На самом деле, я мало чего знаю о карме и ее особенностях, так что не лезу в дебри...

- А как определить, есть ли она или нет в организме?

Я засмеялся:

- Она есть у всего живого.

Алиана жалостливо посмотрела на меня, моргнув пару раз глазками.

- Да, она есть и у тебя, - устало произнес я, и после моих слов она повеселела. - Только она не сформировавшаяся.

- Что это значит?.. - озадачилась девушка.

- Ты не умеешь ей управлять, чувствовать и так далее. Твоя карма у всех на виду и любой сможет украсть ее, если захочет. Считай, что сейчас ты для всех голая.

Алиана покраснела сразу же после этих слов, а я уже устал быть в роли учителя и наслаждался свободной минуткой.

- Мне кажется, или люди от тебя шарахаются?.. -спросила меня Алиана, в очередной раз наблюдая сцену, когда кир, увидев меня, округлил глаза, подошел поближе к стене и приставными шагами пошел вдоль нее, все так же очумело глядя на меня.

- Странно... - промолвил я, ощупывая голову. - Чего это они? Я рогов не наблюдаю...

Ответ нашелся сам собой: через полсотни метров мы услышали:

- ...На вас лежит большая ответственность! Это преступник мирового масштаба, он не только нагрубил нашему великому императору, еще оклеветал сие благородие! А за его плечами множество преступлений...

- О, давай посмотрим, кто это! - игриво предложил я, забегая за угол, откуда доносился звук. - Наверняка какой-нибудь лысый огромный главарь сильнейшей банды в Салидоне!

Девушка ответила согласием и последовала за мной на многокирную площадь, в центре которой, на каком-то небольшом постаменте возвышался глашатай, с большим портретом этого самого мирового преступника.

- ...Если вы что-нибудь знаете о нем, немедленно сообщите в казармы главнокомандующим Золотых Львов или Белых Грифонов! Его ждет смертная казнь!

На большом пергаменте был изображен молодой парень с темными волосами, презренным взглядом, сдвинутыми бровями и наглой ухмылкой, а через его левый глаз прошел грубый шрам.

- Алиана, скажи, что мне показалось, ну пожалуйста!.. - взмолился я.

- Ага, это твой брат-двойник...

Наверное, мы слишком громко говорили - кто-то, увидев нас, а точнее меня, крикнул:

- Эй, разве это не он?! - большая часть собравшихся тут же обернулась на меня, а глашатай несколько раз перевел взгляд с портрета в его руках на меня, сверяясь.

- Стража!!! - я никак не ожидал такого мощного крика от щупленького старичка, и чуть было не подскочил.

Бодрые гвардейцы, наверняка тоже слышавшие обо мне, появились по бокам тут же и, достав мечи из ножен, направили их на нас, не желая нападать первыми. Мы слышали лишь малую часть "моих" преступлений, и наверняка пропустили что-нибудь чересчур пугающее из моей биографии, нежели эти двое, которые ожидали своих сослуживцев.

Не оборачиваясь на меня, девушка красноречиво предложила:

- Валим?

- Валим!

До поворота добрались мы довольно быстро, потеряв из виду тех двух, а остальное было за малым: затеряться среди переулков огромнейшего Тирия было проще простого. Такие обстоятельства нас немного порадовали, но лишь немного: отовсюду мы слышали лязг доспехов и бегущих стражей, кричащих что-то типа:

- Где они?..

- Мы их потеряли!..

- Быстро найти беглецов!.. - эта фраза принадлежала уже офицеру.

- Они где-то здесь!..

- Конечно, здесь, где они могут еще быть, тупица?!

Спустя десять минут поднялся такой кипишь, что эхо криков и лязг оружий был слышен даже в переулках.

- Вот встряли! Зачем ты говорил гадости этому проклятому императору?

- Да не говорил я ничего! - обиженно возразил я. - Я с ним даже не знаком!..

- После твоего "ничего" ты теперь враг империи номер один!.. - после небольшой паузы, Алиана продолжила: - Ладно... Надо теперь что-то делать...

- Предлагаю разделиться и искать выход из этого чертова оборонительного города! Среди такого количества стражников мне дурно... - я даже затрясся, для пущего эффекта.

Быстро выбрав направления, девушка исчезла тут же в тени, а я поплелся искать выход из этого лабиринта... Тухлая вонь наряду с валяющимися повсюду то ли трупами, то ли нищими - то еще времяпрепровождение, особенно для босого как я. Грязь прямо-таки хлюпала под ногами и от этого становилось еще более мерзко, отбивая всякое желание бродить в таком месте.

Наконец я услышал под ногами не хлюпанье, а твердый мостовой камень и настроение немного поднялось. Настолько, что я даже не заметил вокруг себя гвардейцев, снующих туда-сюда, пролезая сквозь сильный поток киров.

Быстро опустив голову я прикрыл ладонью левый глаз так, что бы это смотрелось будто чешу лоб и постепенно пытался слиться с толпой. До мастерства Алианы мне было, конечно, далеко и наверняка на меня оборачивался каждый прохожий. А как не оборачиваться, особенно когда ты щеголяешь через толпу дворян...

В общем, заметили меня быстро:

- Эй!.. - окрикнул стражник позади.

Ускорив шаг, я начал уже просить богов помощи.

- Эй, кому говорят!

- Отвалите, отвалите, отвалите... - бубнил я себе под нос что-то вроде молитвы.

Вроде помогло - окриков в мою сторону больше не последовало, и я немного расслабился, замедлив шаг, все так же не оборачиваясь: вдруг спалю сам себя. Решив не привлекать к себе внимания, я немного отдалился от толпы и хотел было уже завернуть в подворотню, как неожиданно меня схватили за плечо и наглым образом развернули.

Стражник с поднятым забралом бегло осмотрел меня, а в особенности мой шрам, и, что есть мочи, закричал, потянувшись к свистку на шее:

- Он здесь, все сюда!!!

Он поднес к губам свисток, набрал полную грудь воздуха, и уже было хотел выдохнуть, но вот незадача: препятствие в виде кулака поддых сбило ему весь настрой и он, согнувшись, завалился на бок, не издав ни звука. Но он не сможет дышать еще ближайшие секунд десять, а я пока ретируюсь подобру-поздорову...

- Стоять-бояться!! - заорали сзади уже несколько рыл, пока я лавировал между дворянами, пытаясь добраться до поворота. Интересно, они действительно думают, что крича "стой" или тому подобное, преступник остановится и раскается в содеянном?.. Да наоборот, стражи этим криком только дадут ему знак, что погоня за ним продолжается и только ускорится!

Ох, как же долго они меня гоняли!.. Отдышаться? Да какой там! У меня не было времени даже связаться с Алианой и рассказать о погоне. Сначала я честно пытался не задевать никого, но где-то через час понял, что от дворян никакой помощи ждать не приходится и начал просто-напросто работать локтями на приличной скорости, сшибая этих неповоротливых дворняжек. Вроде препятствия в виде ворочающихся под ногами остолопов должно было немного приостановить погоню, ан нет - только я заворачивал на следующую улицу, как мне либо преграждали дорогу все те же гвардейцы, либо лязг был слышен где-то с другой стороны, либо вообще все вместе...

Повернув направо с многокирной улицы, передо мной замаячили открытые ворота из города, рядом никого не было и я припустил к ним, желая поскорее свалить отсюда. Пространство между мной и воротами являлось большой мостовой, радиусом около сорока метров, по бокам лишь были одинокие дома с закрытыми окнами. Каменные стены города были высотой под пятнадцать метров, и перепрыгнуть даже с усилением Ки я бы вряд ли смог, а пытаться с оравой за спиной я бы не рискнул.

Сначала мне показалось слишком подозрительным, что у ворот нету никого, даже охраны, когда в городе орудует такой "маньяк", как я. Но эта мысль лишь мелькнула в сознании, когда я улепетывал на полной скорости.

Прошло всего не больше десяти секунд, как я свернул с той улицы, и все это время меня сверлило какое-то непонятное чувство на краю сознания, которое никак не хотело убираться... Но, когда передо мной промелькнула стрела и ее острие звякнуло о камень, я понял, что это было за чувство и тут же застыл на месте, настороженно следя за местом, откуда был произведен выстрел. Это оказалась крыша двухэтажного здания, на которой стоял лучник, опустив лук вниз. Как только я остановился, меня все-таки догнали те восемь засранцев и столпились в десятке метров от меня, выставив перед собой штыки.

С восемью алебардами сзади и лучниками на крыше лучше не связываться в открытой схватке. Ну, наверняка лучники будут попадать по своим, но мне от этого не легче, а когда ближников поубавиться, следующая же стрела пронзит мою спину...

Так, от одной-двух стрел я увернусь, за это время надо проскочить в ворота... - рассуждал я про себя, все так же наблюдая за крышей и толпой сзади.

Заслышав вдалеке топот, я зло перевел взгляд на небо, упрекая во всех своих неудачах то ли богов, то ли самого себя... Из-за домов выходили друг за другом латники, полностью загораживая проход телами, а перед ними вразвалочку топали те самые, которых мы видели на плацу перед казармами: со щитами и одноручными мечами. Я не сильно разбираюсь в броне и всяческих щитах, но по-моему, в латах намного безопаснее, чем практически в открытом доспехе...

"Голых", как прозвал я их про себя, было всего пятеро, остальные, наверное, на других воротах.

Стоявший в центре "голый" имел шрам на лбу и, по походке, явно был лидером, он даже выделялся: на красном щите виднелись три синих полоски. Я точно не знаю, что это значит, но это явно не украшение...

Неизвестно откуда достав лист, он пол минуты переводил взгляд то на меня, то на листок в руке. Потом, смяв его, кинул под ноги.

- И такой пацан смог натворить столько дел?.. - он одобрительно крутанул головой. - Не удивительно, что тебя казнят на главной площади Салидона.

От последней фразы у меня отвисла челюсть и я очень долго не мог подобрать ее.

- Сам в шоке, - нашел, что ответить я.

- Мда... - презрительно осмотрев меня с ног до головы, но сплюнул на мостовую в мою сторну, и небрежно вскинул рукой в мою сторону: - Вяжите его, что ли...

Развернувшись, он со своей дружиной поковылял назад, явно разочарованный.

Два потерявших страх стражника быстро подошли ко мне, и схватили за руки, пытаясь провести захват с удержанием. Бдыщ! Послышался смачный удар о мостовую двух закованных в железо тел. Я всего лишь придал им инерции, шагнув вперед и вытянув руки, и крутанул запястьями. Они больно ударились головой и не захотели (или не смогли) встать.

Лениво повернувшись на звук, лидер "голых" не сразу понял, что произошло и отвернулся. Но когда до него дошло, что случилось, он крутанулся так, будто его щит ожил и попытался сбежать от своего господина, развернув того на сто восемьдесят градусов.

Я же, по одному зашвырнул этих поближе к дому, что бы не мешались под ногами и безукоризненно стоял на том же самом месте, будто ничего и не произошло, а поднимать сто килограмм и кидать метра на три-четыре от себя - это для меня так, потеха...

Вообще, это нужно было мне для сканирования, поэтому я совсем не торопился, растягивая время. Результат был удручающий: насчитал я шесть тел сзади, пятерку "голых", еще десяток на воротах, три лучника на крыше (двое прятались рядом с первым), и, что больше всего меня удивило, я насчитал еще двоих, прячущихся во дворе слева от меня и имеющих несравнимо большую Ки, чем стражи.

Итого: против меня двадцать четыре стража порядка, причем "голые" были самыми сильными здесь, лучники ужасно мешали, и с ними надо было что-то делать, а двое вообще сильнее всех стражей вместе взятых на этом пяточке земли.

Хвала яростному Зарефу за подарок, который удосужился я принять от Алианы в виде двух метательных ножей, удобно поместившихся в мой левый карман кофты.

Как говорил Андрей: "Внезапная атака ошеломит противников...". Фраза действительно стоящая, вот только конец этой "поговорки" мне совсем не нравился: "...и у тебя появится всего несколько секунд, чтобы смыться". Убегать было некуда, и я решил прорвать самую слабую нить обороны: шестерых копейщиков сзади.

Нащупав в кармане два ножа, один удобно лег мне в руку, а второй зажал мизинцем и безымянным пальцами.

"Голый" со шрамом нахмурился, после той сцены с летающими стальными банками и кивнул своей ораве следовать за ним. Я же со скоростью молнии кинул нож в лучника, и он погрузился в ключицу до рукоятки. Издав одиночный крик боли, лучник завалился на бок, выронив лук, а я тем временем метнулся в сторону шестерых латников с ножом в руке. От такого натиска они даже если и ошалели, то мне это на руку было лишь чуть-чуть, так как копья они держали, нацелившись на мою грудь. Ножом я обрубил два ближайших ко мне копья и вонзил в печень между пластами доспеха одного противника, второго же я сильно огрел пяткой в пах, отчего тот пискнул и свалился на землю, держась за хозяйство.

Путь был свободен и я мог спокойно убежать, если бы не одно но, в виде стрелы, снова промчавшейся мимо моего носа. Не теряя больше времени, я перехватил нож, и кинулся с ним на противников справа от себя. Лучник не станет стрелять, когда рядом с противником сослуживцы, именно этим я и воспользовался, скашивая ряды стражей.

Первого я захотел вырубить таким же ударом в пах, но он среагировал, подставив под удар свое древко, которое сломалось пополам. Удивлялся он сломанному оружию не так долго, ровно до того момента, как ему в правое плечо не вонзился нож. Страж оказался выносливей остальных и лишь упал на колени, держась за рану, но хлесткий удар ноги в область уха вырубил его. У последнего не было шлема, и я воспользовался такой возможностью, больно тыкнув в глаза и долбанув по носу прямым ударом рукой, вызвав небольшое сотрясение мозга. Тот упал на пятую точку, держась руками за лицо, и негромко ругался.

Незащищенный телами стражей, я перехватил нож поудобней для броска, и метнул в ближайшего из двух высунувшихся лучников, одновременно отпрыгивая в сторону. Они все-таки успели выстрелить, но одна стрела промазала, а вторая попала в ногу одного из латников, которого я вырубил ногой в ухо.

Все это действо длилось половину минуты, но ни "голые", ни латники у ворот времени не теряли: добрых пятнадцать киров двинулись в мою сторону. Да что там двинулись! Они чуть ли не побежали на меня, доставая оружие!

До меня им оставалось примерно десять-пятнадцать метров, и я, быстро расправившись с двумя оставшимися гвардейцами, вопреки здравому смыслу, ринулся прямо в эту толпу. На самом деле я просто не хотел оставаться на открытом пространстве против лучника, который был самым опасным здесь, не считая "голых". Сознание отметило, что где-то сзади всей толпы появился новый персонаж и внес еще больше хаоса, но я не посчитал это столь важным.

Рядом пронеслась стрела, и я уклонился от выпада первого "голого", нырнув под меч. Схватив за запястье правой рукой снизу, левой я с размаху рванул локоть жертвы в противоположную сгибанию сторону, сломав его. Послышался громкий окрик боли и вопли "она сломана, она сломана!!!", когда тот упал в толпу и его чуть было не затоптали. Я думал, что "голые" такие же воины (ну ладно, чуть сильнее), чем латники, но я сильно ошибался... Латники бьются напором, грубой силой, в то время, как "голые" окружили меня и щитами вперед. Между прочим, щиты закрывали половину лица, и доходили до колен. От такой "черепахи" я немного растерялся и не знал, что делать. Но, когда до меня они уже могли достать мечом, я сел на четвереньки и пнул первого попавшегося по щиту, который по инерции подкосил коленку "голого". Он же, не ожидавший, что его жертва исчезнет из поля зрения и так лишит его равновесия, выкинул щит от себя и со всего размаху вмазался лицом о мостовую. Потекла кровь, скорее всего от сломанного носа и тот перестал двигаться.

Мне еще повезло, что щиты были деревянные, потому что дрались они ими не хуже меча, делая выпады одновременно с мечом. Одного из них я поймал на том, что он немного раскрылся после выпада. Но мне этого "немного" хватило, что бы протиснуться между его оружием и щитом и ладонью зарядить в челюсть так, что она сломалась и даже повредила мозг, так как он закатил глаза и упал наземь. Эта пятерка меня изморила больше, чем все вместе взятые стражники, которые нападали на меня в этой жизни... Я истекал потом, глубоко и прерывисто дышал, с трудом переставляя ноги.

Все это время мне не сделали ни одного чистого удара, лишь края клинков оставляли царапины, синяки (от доспехов и щитов) и ушибы. Я решил больше не рисковать и сделать все намного легче: бить по открытым местам, коих было просто навалом. На меня несется рубящий удар сверху вниз, я шагаю навстречу удару и блокирую скрещенными руками его запястье, после я крутанулся всем телом и левой ногой попал в коленку. Послышался хруст, говорящий о том, что противник выведен из строя и он завалился на левый бок, под которым лежал щит. Последний противник, заметив, что я повернулся к нему спиной после того удара ногой и то, что я устал, решил попытать судьбу и свалить меня, лишив руки или порубив бок. Я немного заторможено ответил на этот выпад, увернувшись кручением и сейчас неуклюже пытался найти равновесие, махая руками и переступая через тела, пытаясь не запнуться.

Но тут я совершил раковую ошибку: я отошел от живого щита и в следующую секунду почувствовал жжение в груди. Спустя еще секунду я "поплыл", теряя равновесие, считая разноцветные мелькающие круги перед собой и кашляя кровью. Очень сильно хотелось закрыть глаза и уснуть, но я кое-как смог возобладать над этой болью и, помотав головой, с криком бросился на противника, спотыкаясь о тела.

Удары я чувствовал как во сне, когда ты вроде бьешь, но удар не попадает в цель и ты с удивлением отмечаешь, что перед тобой вообще нету противника. Большую часть времени я дрался с опущенной головой, смотря себе под ноги, лишь краем глаза отметив какое-то инородное тело, торчащее из правого легкого. Несмотря на мое состояние, свои удары я чувствовал лишь попав в щит или доспех, и после каждого такого попадания шикал от боли. Я потерял счет времени, но через полуопущенные веки я мог видеть, как солдаты сами по себе падают на землю, истекая кровью, а рядом носится кто-то, умело махая кинжалом. Я тоже был крут, особенно после того, как в наполовину отключенном состоянии умудрился увернуться от меча латника и заехать ему в челюсть с левой, потеряв равновесие вместе с ним. Двигать правой мне было болезненно и я не стал усугублять и без того ужасное положение...

Последний удар лишил меня всех сил и я упал на колени, бесчувственно опустив руки. Кругов перед глазами было все больше, я различал лишь солнечный свет, и, подняв голову, с блаженством смотрел в его сторону, будто он и был моим спасением. Сердце бешено колотилось; с каждым вдохом я ощущал, что воздуха все меньше и меньше, а грудь так и разрывалась от боли, не давая вдохнуть больше. Я слышал лишь удары сердца, остальные звуки будто бы перестали существовать, отчего становилось невыносимо и тоскливо, как будто я остался один на всем белом свете...

Где-то вдалеке я слышал чей-то крик, который повторялся несколько раз по мере приближения.

- Альтаир!.. - почти неслышно прозвучало в моем сознании, отчего голова страшно разболелась, а глаза я не захотел от