Book: Маревал. Хроники трагедий. Книга I



Александр Черниговский

Маревал. Хроники трагедий. Книга I

Название: Маревал. Хроники трагедий. Книга I

Автор: Черниговский Александр

Издательство: Самиздат

Страниц: 352

Год: 2014

Формат: fb2

АННОТАЦИЯ

Они были не первые. Избранные, направляемые Оракулами, инквизиторы, выжигавшие нечисть каленым железом... Департамент магических воздействий - новое имя для борцов со старым злом. Они мало похожи друг на друга, единственное, что их роднит - им нечего терять, и в этом их единство. Драхкар, Виктор, Воа, Мора, Гира и Тарла - именно им суждено погрузить в морскую пучину древний город, на языке Объединенных Континентов - Маревал. Магия, меч и верный автомат - их главные помощники на пути спасения мира.

Пролог

Отсчеты, отсчеты, отсчеты...

"Ну сколько можно? - думал старик, щелкая сухими пальцами по клавиатуре. - Сколько времени прошло, а бюрократия и бумагомарание так никуда и не исчезли, разве что сменили место действий - с несчастных потрепанных временем и клерками бумажек на вечно молодые и регулярно обновляющиеся электронные носители. Может, в этом и есть суть разумной жизни: отчитаться перед начальством и по-прежнему заниматься имитацией бурной деятельности, а там будь что будет.

Да, и какая между всеми разница?

Чем мускулистый бравый орк сейчас отличается от высокоумного педантичного эльфа?

Или неотрывно сидящий перед монитором человек от такого же гнома?

Эх, Йерфан вас задери, даже Темные уже не выделяются черными пятнами в толпе, и их длинными клыками уже никого не напугаешь. Вон, в детских садах, играют вместе с другими ребятишками как ни в чем не бывало!

Разве что маленькие гоблины уволокут какую-нибудь игрушку, стоит малышам зазеваться.

Но это, кажется, совсем другая тема для раздумий. Осталось просмотреть каких-то жалких двести три отсчета и можно на боковую... М-да, все же бывшие архимаги тоже в известной степени похожи на людей...".

- Господин Ламбо, срочное сообщение! - прохрипел старый интерком.

- Да, Морок? - ответил старик и устало посмотрел на часы. Двадцать кирсов, сорок один дормад. А ведь рабочий день уже закончился...

- У нас ЧП, необходимо ваше присутствие.

- Неужели невозможно решить без меня?

- Никак, господин, - голос секретаря заметно дрожал. - Код 3.

Усталое морщинистое лицо озарилось вспышкой страха.

Две неспокойных тысячи эонов, и оно повторилось снова.

Ну как же они все не угомонятся! И почему духи ничего не сообщили?! Они же все знают!!!

- Ты предупредил совет? - железным голосом ответил Ламбо.

- Представители Северных и Восточных пределов пребудут завтра, остальные уже здесь.

- Сейчас буду.

Старый аппарат не выдержал эмоций главы ДМВ и взорвался, жалобно пискнув на последок.

Столько эонов работы предков, инквизиция, создание этого треклятого департамента, но они снова вернулись.

"Будь ты проклят, Йерфан, мать твою, Вселенную, за ногу! Сколько раз нужно дать этому демону по зубам, чтобы он наконец убрался в свои траханые морские глубины! Ладно, - успокаивал себя маг. - Может быть это не так. Хотя кому еще придет в голову такая глупость? Но, собственно говоря, кому еще это надо? "Возрождению"? Ханам Восточных пределов? Или окончательно обнаглевшим наркобаронам? Так-так, спокойно. Главное - не спешить с выводами, во всех странах мира хватает идиотов, готовых совершить такую ошибку. Но, в конце концов, кому это надо?!".

- Господин Ламбо сейчас появится, - объявил секретарь, отпрыгивая от искрящего интеркома.

Через мгновение старик появился за его спиной.

Смотреть на него было страшно. Пламя радости, никогда не угасавшее в его глазах, сменилось сиянием яростной магии. Таким его видели очень немногие, и мало кто после такой встречи мог об этом рассказать.

Единственным свидетелем обычно оставался именно Морок - справедливый, но несдержанный нрав его господина мог быть смертельно опасным.

Молча кивнув всем присутствующим, старик твердой походкой направился за секретарем и гостями.

Вот они уже приблизились к закрытой зоне, в которой жил всего лишь один эльф, но именно эта зона была самой охраняемой во всем центральном отделе Департамента Магических Воздействий.

Последние надежды бывшего архимага на ошибку секретаря окончательно угасли.

Оракул лежал в огромном багровом пятне, скривив лицо в ужасающей гримасе боли и отчаяния. Кто же мог сотворить с ним такое?

Этот чахлый болезненный на вид эльф был важнее всех президентов, генеральных секретарей и губернаторов вместе взятых! Он никогда не принадлежал ничьей стороне, все его пророчества всегда свободно доходили до всех стран и чинов. Его боготворили и проклинали, но ни у кого даже не возникала мысль, что эту забитую всеми силами Эфира личность мог кто-то убить из личных интересов! Да еще и таким способом...

- Кто его обнаружил? - спросил старик.

- Медсестра несла ему обед, - вздохнул глава МВД, глядя себе под ноги. - Мы пробовали его воскресить, но...

- Сам вижу, - Ламбо грубо оборвал его.

Да, он все прекрасно видел.

Его не просто убили - изъятие души. Грубое, с оттяжкой. Соединяющие душу с телом нити вяло колебались, и это было ужасное зрелище. Даже не владеющий способностью смотреть вглубь Астрала чувствовал весь страх и боль такой смерти, и даже вездесущие мухи не пожелали приблизиться к телу святого пророка, хотя, судя по всему, он пролежал здесь уже довольно долго.

- За некромантами послали? - глава ДМВ повернулся к гному.

- Конечно, господин, они скоро будут, - с дрожью в голосе ответил он.

- Хорошо. Но ответьте мне, товарищ Тансан: как вы, начальник охраны, могли допустить смерть самого ОРАКУЛА?!? - старик покосился на здоровенного серого орка.

- Не могу знать, господин Ламбо, - с дрожью в голосе вымолвил громила, поглядывая на уже готовые к полету в неведомые дали погоны. - Наши охранные заклятия не активировались даже сейчас, а при нашем профессионализме...

- Профессионализме?! - закричал Ламбо. Из него рвался бушующий ураган духовной силы, готовой буквально обрушиться на первого встречного. Благо виновных сейчас перед ним стояло предостаточно.

- ПРОФЕССИОНАЛИЗМЕ?!? О КАКОМ, К ЙЕРФАНУ, ПРОФЕССИОНАЛИЗМЕ ИДЕТ РЕЧЬ?!? ГДЕ ВАША ХВАЛЕНАЯ ОХРАНА?! ГДЕ ВЫШИ ТРЕКЛЯТЫЕ ЗАКЛЯТИЯ?! КАК МОЖНО БЫЛО ДОПУСТИТЬ СМЕРТЬ ТОГО, ЧЬЯ ЖИЗНЬ СТОИТ ДОРОЖЕ, ЧЕМ ВСЕ ВАШИ ДРАНЫЕ ДУШИ?!!

1

- Так, ребятки, из центрального отдела ДМВ поступил сигнал. Срочно требуется доброволец.

Вот и доброе начало славного утра. Подъем ни свет, ни заря, продолжительная зарядка и медитация, потом плотный овощной завтрак и на построение.

Работы для некромантов всегда было в избытке. Вот сейчас молодые ученики плотными рядами стояли перед инструктором, стараясь не смотреть в его мертвые сияющие ядовито-зеленым цветом глаза.

- Ну что такое? - вяло усмехнулся старый лич. - Может кому-то жить захотелось?

Из группы послышался тонкий вскрик.

- Вот так бы каждый день. Каламад, выйти из строя.

Вперед шагнул тощий пучеглазый подросток, обиженно скаля зубы и потирая правую ягодицу.

Хотя заметить его в любой компании было довольно хлопотным делом: внешне было абсолютно не понять, парень это, или девушка, но, не смотря на это положительное качество, он обладал еще одной замечательной особенностью - громко и тонко визжать от боли.

- Да, наставник, - промямлило это существо, согнувшись в вялом поклоне.

- Проявишь талант криминалиста, - прошипел лич. - Задачи стандартные: провести некроскопию памяти и предоставить данные заказчику. Обо всех действиях докладывать лично мне через ближайшего координатора. Отправляешься немедленно, на все процедуры у тебя один день. Так что живо в гараж.

- Так точно, наставник, - согнувшись в еще более крутом поклоне, ответил Виктор. Резко развернувшись на месте, некромант легкой тенью убежал прочь. Его ноги шевелились так быстро, что казалось, будто он плывет над полом, за что ему доставалась большая порция похвал от преподавателей. Широкая долговязая мантия вздувалась пузырем на огромной для обычного человека скорости.

Для подобных трюков стоило обладать очень сильными способностями к магии, особенно к черной ее сфере. Такой особенностью могли похвастаться немногие, особенно в настоящее время, когда практически все аспекты волшебные искусства вытеснили электроника, ядерная энергетика и технологии, имитирующие магические явления.

Когда Каламад влетел в гараж, мелкий серый гоблин высунулся из грузовика и окликнул его:

- Эй, некромант, - прогнусавил он, - тебе в Централ?

- Так точно, - буркнул Виктор.

- Запрыгивай скорее, время поджимает!

Легкой тенью подросток влетел в кабину через окно, плюхнувшись на довольно жесткое сиденье рядом с водителем.

- Остановок не предвидится? - спросил гоблин.

- Не думаю, трогай.

- Ну и ладненько, - носатый коротышка ухмыльнулся, провернул ключ зажигания и нацепил на голову огромные наушники. - Эх, вези меня овца, да до острова Срамца...

Дальше юный некромант не слушал пошлую деревенскую песенку водителя, он погрузился в транс.

Но его нестерпимо мучила одна мерзкая мысль - кто же подколол его булавкой под зад?

Или это была не булавка?

Да какая разница - разве теперь что-то изменишь?

Хотя что там было менять? Вся его жизнь была одним сплошным планом. В основном, конечно, планом его отца. Мало кто знает, что личи способны завести детей от простых смертных.

Да, звучит довольно мерзко, но факт есть факт. Так что он с самого начала не знал, принадлежал ли он к миру живых, или с рождения был собственностью Истинного Мертвеца, первого среди людских некромантов?

Вот только его мать об этом ничего не знала. Она даже не заметила, что ее горячо любимый муж уже не был человеком.

На одном из заданий в него попал снаряд, пришлось собирать его буквально по кусочкам. Когда же это удалось, некрокорпус не пожелал вернуть своего сотрудника к жизни.

Вместо этого его собрали подобно мозаике, срастили фрагмент к фрагменту, и вот на свет появился очередной неживой инструктор.

Но поработали над ним на славу. Сердце молодого отца билось, кровь вяло текла по жилам, он даже мог испытывать слабые эмоции.

И как это делалось во многих поколениях клана Саргалиев, мать Виктора зачала ребенка от мертвеца, и как и в древние времена, женщина скончалась при родах, подарив жизнь новому прирожденному некроманту.

С самого младенчества отец таскал его на церемонии, приучал к общению с ушедшими душами и прочим малоприятным для ребенка экзекуциям.

Конечно, маленькие дети, пусть и такие необыкновенные, не понимают, для чего все это нужно, но оно было и не важно - горстка конфет решала все проблемы с капризами маленького Виктора. Однако, планы его отца начали рушиться еще в начале. Мальчик родился с большими склонностями к черной магии, но все это с лихвой перекрывал талант прогнозиста.

Они были востребованы во все времена, так как в отличии от самого Оракула, их талант провидцев ограничивался лишь масштабами времени и пространства, а талантливых предсказателей на всех не хватало.

Однако это крайне не нравилось отцу. Сам Истинный Мертвец одобрял программу создания прирожденных некромантов, и желания нарушать династию у него не было. Так что когда пришло время Виктору выбирать свой жизненный путь, поступление на факультет Тысячи Истин в ДМВ было для него намертво закрыто.

Натужно завизжали тормоза, и резкий толчок вырвал некроманта из бездны собственных мыслей.

- Эй, красавица, просыпайся! Приехали, однако! - радостно крикнул водитель, ритмично содрогаясь всем телом.

Блеснули серебристые заклепки на кожаных перчатках Виктора. Блестящая лысина перестала качаться словно болванчик, и гоблин буквально рухнул на спинку кресла.

- За такое к стенке ставят, - пробурчал парень, укладывая обмякшее тело. Может кулак у него был тощий, но удар его наставники поставили грамотно. В пылу боя сплести заклинание - дело мудреное, так что рукопашный бой был неотъемлемой частью обучения во всех силовых ведомствах, пользующихся услугами магически одаренных людей.

Резво выскользнув из окна, Виктор поплыл к входу огромного, сверкающего на солнце стальным блеском, небоскреба.

Делегация уже была готова - лысый толстый гном и два здоровенных черных орка сразу его приметили.

- Добрый день, юный господин, - с наигранной радостью сказал гном. - Вы посланник Хранителей Смерти?

- Так точно, - ответил некромант. - Виктор Каламад, к вашим услугам.

Обменявшись рукопожатиями, они повели его за собой.

Как ни странно, но внутри здания не было никаких следов применения магии, если не считать охранных контуров снаружи и заговоренного снаряжения охранников. Вполне обыкновенный муниципально-коммерческий центр, в котором копошится офисный планктон всех пород и размеров.

Но, как говорили предки, внешность обманчива.

Открылась очередная дверь и юношу впустили в просторный и шикарный зал, а сами провожатые остались снаружи.

Все окружение сияло скрытой, древней, могучей силой. Столько древностей ему доводилось видеть только в пыльных музеях и хранилищах конфиската. Если припомнить уроки истории, то здесь находились даже магические фрески времен Крылатой Империи, и это далеко не все, что Виктор успел разглядеть

- Здравствуйте, молодой человек, - раздалось откуда-то сверху.

- И ваше сияние не угаснет вовек, - сказал некромант. Такая форма обращения к старшим сохранилась только в очень древних и знатных родах, отпрыском которого являлся этот болезненный на вид парень.

- Как я погляжу, род Саргалиев все еще жив?

Старик вышел из-за огромной колонны, что-то записывая карандашом в блокнот. Он тихо читал старые надписи на камне, пытаясь вспомнить перевод с языка Древних.

Стандартная форма ему очень шла, не в пример большинству сотрудников, а длинные седые волосы и борода были заплетены в причудливые гномьи косички.

- Ну, раз мы на официальной встрече, то и мне, пожалуй, стоит представиться: Маркус Солидэй Ламбо, глава Департамента Магических Воздействий. А как вас звать, молодой человек?

- Виктор Мариэн Каламад, кадет четвертого некрокорпуса, - скороговоркой проговорил некромант.

- Очень рад, очень рад. Но все эти церемонии очень мешают нашей работе. Пройдемте со мной.

- Категорически с вами согласен...

Резкая вспышка поглотила старика и юношу.

Это был его первый переход, пусть даже такой недолгий. Несколько наменов он парили в невесомости, перед глазами сгустилась тягучая черная пелена.

Снова почуяв под ногами твердое основание, парень упал на колени и согнулся пополам, сдерживая хлещущие волны рвотных позывов.

- Прошу прощения за такие методы, но время не ждет, - виновато произнес глава ДМВ, подавая руку несчастному парнишке.

Охранные знаки, вкрапленные в камень, наконец заработали, истошно вопя и сверкая всеми возможными цветами. Длинное эльфийское тело в монашеской рясе оставалось на месте, и когда-то тонкие и благородные черты лица теперь выражали только страшную боль и дикий страх.

Тяжела была участь Оракулов - видеть и знать, и не иметь возможности что-то изменить. Голоса Богов и духов ни на секунду не умолкали в их голове, и от этого их жизнь становилась все более и более невыносимой. И единый конец - от рук убийцы или обезумевшего духа.

- Ну что скажете, молодой человек? - поинтересовался старик.

- Так он не миф? - удивился некромант. У Виктора челюсть отвисла от такого зрелища - он ни разу в жизни не видел последствий изъятия души.

- К сожалению, нет, мой юный друг. Но вы ведь понимаете, что не смеете разглашать увиденное? Даже Истинному Мертвецу.

- Я действую согласно инструкциям, господин Ламбо, - сказал Виктор. - Если это как-то связано с общественной жизнью или лично с нами, я обязан буду доложить все вышестоящему начальству. В том числе и наш с вами разговор. У вас есть транквилизаторы?

- Безусловно, но не следует вам увлекаться наркотиками. Есть очень много хороших целительных заклинаний.

- Верю вам на слово. Приготовьтесь, я начинаю запись, - парень достал из кармана мантии карту памяти и вставил в контакт на виске. - Если я начну распускать руки... Ну, постарайтесь меня не покалечить.

- Думаю, нам это не понадобится, молодой человек, - ухмыляясь ответил старик.

Некромант сел на колени. Тонкие пальцы обхватили седую голову мертвого Оракула, и ледяная судорога пронзила все его тело.

Разум перетекал из его головы в неподвижное тело. Оно откроет ему свои тайны... Он погрузился в холодный омут памяти мертвого старца.

***

"Уже три кирса. Три долбанных кирса непрекращающихся стрельбы, грохотов, и криков, - думал он про себя. - Патронов осталось от силы на одну ленту, а из всей группы в живых осталось только трое. Не самый приятный расклад". Ну да ладно, это случается уже не в первый раз, а он был все еще жив.

Низкорослый коренастый связист истратил все запасы волшебной силы, пытаясь связаться со штабом командования - рация умерла через полкирса после начала боя. Вот тебе и хваленая армейская техника!

Остроухий медик не выходил из транса и, вжавшись в стену костлявой спиной, шептал целительные заговоры, пытаясь залечить развороченное автоматной пулей колено.



А смурной лысый командир молился духам войны и курил припасенные на такой случай священные травы, завернутые в тетрадный листок. Старые шрамы слабо сияли багровым светом, жутко пульсируя в такт мрачной молитве жреца Великих Духов.

- Корен! - глухо буркнул скалившийся орк, закатив глаза.

- Да, командир? - страдальчески ответил коренастый связист.

- Все никак?

- Слишком сильные помехи астральных полей, не могу пробиться...

В стену ударила граната. Гулко грохнул взрыв, и в ушах оглушительно зазвенело.

Все обошлось, взрывная волна никого не задела, осколки пролетели мимо, и троицу накрыло толстым слоем серой пыли.

- Тьфу! Кха-кха! - откашлялся гном, стирая грязь со стеклянного забрала. - Эй, Льинас, ты жив?

- Похоже на то, - звонко отозвался медик. - Подождите еще пару дормад.

- Эх, ребята, если так и будем здесь отсиживаться, нас расстреляют к йерфановой матери, - пробасил командир, попыхивая сигаретой. - Ждем остроухого и в бой.

Вот тебе и в бой - трое против всех. Какой-то не очень позитивный расклад, чтоб их подбросило да перевернуло! Гребаные "возрожденцы"!

- Да куда нам, господин майор?! - мрачно сказал гном. - Пятнадцать человек еще на подходе положили, что мы втроём сумеем-то?

- Духи говорят, - протянул командир, сделав глубокую затяжку, - что что-то очень интересное сделаем, громкое, сильное... Славное дело... Слоновье вымя, хоть раз бы сказали что-нибудь путное...

На нижнем этаже послышалось глухое эхо выламывающихся дверей, и затем раздался истеричный вопль:

- Они наверху, занять позицию.

- Да чтоб вас, да через коромысло! - командир затушил самокрутку и передернул затвор пулемета. - Льинас! Твои дормады кончились! У тебя десять наменов! Корен, считай!

Гном резко вскочил, зарядил обойму в дробовик и начал отсчет:

- Десять... девять... восемь... два-один-ПУСК!!!

Тут командир вспыхнул ярким багровым светом и грозно зарычал:

- ПОЕХАЛИ!!!

Хлипкая дверь с жалобным треском разлетелась в щепу под напором могучего плеча.

Двоим "возрожденцам" хватило глупости оказаться у него на пути, за что нерадивые террористы и получили в подарок пару наменов полета вниз головой с восьмого этажа.

Воспользовавшись замешательством противника, Драхкар выпустил по противнику длинную очередь противопехотных пуль. Еще двоих "возрожденцев" разорвало в клочья, а оставшиеся трое прыгнули сквозь стену, растворившись в бездонной темноте.

- Прыгуны! - закричал командир отряда.

И тут ему в бок вонзилось длинное лезвие. Размалеванный гоблин ловко выпрыгнул за его спиной и гнусаво засмеялся, крутанув изогнутое лезвие в ране.

Ярость волной прокатилась по всему телу - Драхкар схватил мелкого наглеца за голову и от души приложил длинным носом о стену.

Старый бетон выдержал, но гоблины все-таки не каменные, и мелкий труп упал на пол, забрызгав окружающее пространство густым фонтаном теплой крови.

Позади в комнате гулко грохнуло ружье.

- Корен!!!

Драхкар резко развернулся и вбежал в комнату.

Обезглавленное тело связиста медленно осело на пыльные доски. Долговязый длинноухий убийца, стоявший над убитым гномом, стряхнул кровь с меча и снова исчез в глубине бездонной ночи.

- УБЛЮДКИ!!!

Орк резко вынул из бока засевший клинок мертвого гоблина. Ярость полностью заглушила боль, такую мелкую, ничтожную, не достойную даже воспоминаний!

- Льинас, ты где?! - закричал он. - Льинас!!! Отзовись!!!

Медик молчал.

Командир скинул с себя пулемет и издал протяжный воинский клич своего племени. Слева и справа появились оставшиеся "возрожденцы". Одним резким круговым взмахом Драхкар отрубил голову разукрашенному эльфу и рассек грудь человеку.

В надежде еще увидеть последнего живого соратника, командир кинулся в угол, в котором тот прятался. Но его было уже не спасти.

После тяжелой пистолетной пули череп уже не восстановить ни некромантам, ни целителям.

От разрывающего гнева орк закричал еще громче, и красные шрамы засияли яркими трещинами проснувшегося вулкана, извергающего чистую ярость первородной стихии.

Разбитый город озарило слепящее огненное зарево. Из под земли, прямо посреди усыпанной мертвыми телами и мусором улицы, вылезала огромная пылающая туша. Со всех сторон - из темных переулков, окон, баррикад на нее полился свинцово-магический ураган. Монстр мгновенно среагировал на атаку, выдохнув поток горячего пламени на точки обстрела, запекая несчастных солдат, словно поросят в духовке.

- Вот оно что, - зарычал Дракхар. - ТАК ВОТ ДЛЯ ЧЕГО ВСЕ ЭТИ МУКИ?!! РАДИ ОДНОЙ АДСКОЙ ТВАРИ???

Расширив оконный проем с помощью последней гранаты, оставшейся на разгрузочном жилете, командир с разбегу бросился прямо на чудовище - духи предков были на его стороне, и бежать теперь было некуда.

Это их воля...

-... Драхкар Громоступ! Прошу!

Церемония награждения заметно затянулась. На широкой груди офицера красовался орден Героя Мистического Пути второй степени, добавляя еще больше блеска и без того нагруженному наградами мундиру.

Наконец, официальная часть была закончена, и все приступили к банкету.

Но майор Драхкар Громоступ был невесел.

Он усиленно заливал в себя дорогие элитные вина, и даже когда несколько прелестных дам пожелали пригласить его на белый танец, их ожидал отказ.

Он настойчиво сверлил взглядом банкетный стол, все больше и больше погружаясь в пучину хмельного забытья. Спиртное уже давно увело его за ту грань, что использовали шаманы его племени для общения с духами. Теперь их голоса превратились в единый протяжный стон, и видения не складывались в причудливые образы, растекаясь подобно краскам на мокром холсте.

Ему захотелось освежиться, и он сильно пошатываясь вышел из душного зала. На террасе заднего двора стояли три офицера и о чем-то оживленно болтали. Они оглянулись, встретили на нового компаньона и радостно пожали ему руку.

- Идите, я вас догоню, - сказал седовласый толстяк товарищам.

Те ушли в зал, громко смеясь и размахивая пустыми бокалами. Толстяк тяжело выдохнул, всколыхнув длинные седые усы, и снова пожал ему руку.

- Очень рад с вами познакомиться, - мягким с хрипотцой голосом сказал он. - Меня зовут Светлояр Межбожев, нынче в чине генерала. А вы и есть тот самый Драхкар Громоступ?

- Собственной персоной, - пробубнил он, сворачивая самокрутку из священных трав с его высокогорной родины, припасенных в неизменной котомке на ремне из кожи бурого дракона.

- Поздравляю с очередной наградой, - толстяк похлопал его по плечу мясистой рукой. - Не каждый день получается стать Героем Мистического Пути.

- Благодарю, - не глядя на него, фыркнул майор. - Но я уже как-то к этому привык.

- Ну что же, вам лучше знать, - засмеялся генерал. - Позвольте поинтересоваться, а почему вы так не в духе? День, вроде, замечательный. Банкет тоже на славу Богов удался. Даже жить как-то хочется...

Орк щелчком пальцев зажег сигарету, глубоко затянулся, и молча посмотрев на небо, протянул ее собеседнику. Офицер не отказался и попробовал вдохнуть святые куренья, но глубоко закашлялся и оперся на деревянные перила, едва не проломив их под собственным весом.

- Какая... крепкая... - прокряхтел он, отдавая сигару хозяину. - И все-таки... кха-кха, ой... Что вас так тревожит?

- Дети, - отрезал орк, по-прежнему глядя в небо.

- Что-то не так с вашими детьми? - сочувственно спросил генерал.

- У меня нет детей, - выдохнул Драхкар, пуская струйки дыма на подобии паровоза.

- Да? А тогда с чьими?

- Женскими, - буркнул майор, затягиваясь еще глубже. - Что же мне говорить их матерям? Ведь я брал за них ответственность...

- Не пойму, вы о ком? - недоуменно сказал Светлояр.

- О солдатах, генерал, о солдатах, - ответил орк, выдохнув толстый столб наркотического дыма. - Столько хороших ребят загубили на этой проклятой войне практически не за что, и как мне теперь оправдаться перед матерями за их смерти? Потерять единственное дитя - та еще радость...

- Да бросьте, мой друг! - засмеялся генерал. - Для таких дел есть бумажные работники!

- Да, бумажные... - огрызнулся орк. - У каждого ведомства есть бумажные работники. Они все утрясут, уладят, совесть почистят. Хоть генерала, хоть самого завалящего клерка отмоют так, что в пору канонизировать в церкви Триединых.

Выпятив массивную нижнюю челюсть, орк медленно вдохнул ночной воздух, смешанный с ароматом священных трав.

- Бумажные, говорите... Что же, может быть и бумажные. Только ребята были не бумажные! Они были живые! Из мяса, из костей, из крови, с душой! Это, наверно, должно быть дороже каких-то бумажек!

Он начинал медленно закипать, а самокрутка в его огромных пальцах все быстрее укорачивалась.

- Ну что поделаешь? Это война. У нас такая судьба - держать свою совесть чистой, как неиспользованный подгузник. Наша задача - направлять солдат, а задача солдат - умирать по приказу. Вы же еще помните...

- Что ты сказал?! - прорычал Драхкар.

- Э, прошу прощения?

- Что... ты... сказал?! - медленно повторил он.

- Да бросьте, мой друг, это же всем известные...

Майор резко схватил его за воротник одной рукой.

- Умирать по приказу, говоришь?! - он сделал последнюю затяжку, затушил окурок о язык и не пережевывая проглотил его. - Да, ты прав, бурдюк! Наша судьба - подыхать по вашему приказу! Чтобы наши трупы стали какой-то маленькой ступенькой в вашей драной карьере!!! Но скажите мне, дорогой мой генерал: когда ты последний раз вылезал из своего долбанного штаба?! Когда винтовку в руках держал?! Когда вдыхал пыль пополам с порохом?! Когда дерьмо с кровью жрал?! Когда друзей терял в окопах?! Ты видел, что остается в воронке от снаряда?!

Глаза Светлояра округлились как блюдца, и он с немым ужасом смотрел на обезумевшего майора.

- МЫ!!! - зверским голосом закричал Драхкар. - ТАМ ОСТАЕМСЯ МЫ!!! НАШИМ МЯСОМ МЫ КОРМИМ ЦВЕТЫ, КОТОРЫЕ ПОЛОЖАТ НА НАШИ МОГИЛЫ!!! НАШЕЙ КРОВЬЮ МЫ ПОИМ ЗЕМЛЮ, В КОТОРУЮ НАС ЗАРОЮТ КАК МУСОР!!! ОДИН НЕВЕРНЫЙ ДРАНЫЙ ПРИКАЗ - И МЫ УЖЕ В АСТРАЛЕ, КОРМИМ ДУХОВ СВОЕЙ БОЛЬЮ!!!

Так скажи мне, штабная скотина, ЧТО ТЫ ЗНАЕШЬ О ВОЙНЕ?!!

- Немедленно прекратите!!! Охрана!!! - генерал завопил как резаный поросенок.

- ТЫ НИЧЕГО НЕ ЗНАЕШЬ!!! ТЫ НЕ ИМЕЕШЬ ПРАВА ТАК ГОВОРИТЬ!!!

Шрамы вновь засияли демоническим пламенем, и разъяренный орк кинул обидчика как щенка через окно прямо на банкетный стол. Дамы громко завизжали. На крики сбежалась охрана и с дубинками наперевес набросилась на разбушевавшегося героя.

Драхкар хрустнул затекшей шеей, медленно вошел в зал и издал боевой клич.

Из мира духов появились древние и кровожадные хранители его племени - демоны гратхамсархаи, что в переводе на язык Объединенных Континентов означало Пустые Души. Под предводительством обозленного шамана они волной набросились на несчастных охранников, не успевших даже сотворить защитные чары...

***

- Товар принесли? - спросила она.

- Конечно, красавица, само собой! Признаться, это было довольно трудно достать, вы очень хороший знаток... - затараторил он, хитро жестикулируя тонкими длинными пальцами.

- Короче! - ее терпение быстро кончалось, - Сколько?

- Еще пары тысяч биллей, думаю, будет достаточно.

- Договорились. Показывай.

"М-да, мерзковатый оказался типчик, - думала она, сдерживая отвращение. - Мелкий, противный, гнусавый, одним словом - гоблин. Слишком уж нервничает эта татуированная сволочь. Наверняка что-то задумал. Йерфаново семя, из-за таких вот посредников и рушатся все операции органов правопорядка! Только бы не сорвался с крючка, глист он этакий. Если контрольная закупка провалится, выйти на контрабандистов будет уже не так просто".

Разукрашенный гоблин кивнул патлатой головой своим подельникам. Из груды ящиков появился длинный железный кейс, изукрашенным длинными строками сверкающих защитных рун.

Тонкая черная ручка с красными коготками потянулась к нему, но коротышка оказался хитрее.

- Сто-оять, - скомандовал контрабандист, приторно улыбаясь гнилыми зубами. - Кажется, вы кое-что забыли, милочка.

- Как можно быть таким скрягой?! - возмутился звонкий голосок. - Ладно, держи, жадина!

И она добавила про себя: "Чтоб у тебя все поотсыхало!". Внушительный чемодан полетел в мелкие коричневые лапы, привыкшие загребать и более обширные суммы.

- И надбавка, за вредность.

На стол плюхнулась тугая пачка купюр. Гоблин сунул длинный нос в чемодан, ухмыльнулся, и снова кивнул охранникам. Те осторожно передали кейс красноглазой красавице.

Сила артефакта, скрывавшегося внутри, оказалась больше, чем она ожидала - рунический замок буквально плясал от сдерживаемой бушующей энергии.

- Что ж, приятно иметь с вами дело, - гоблин снова оскалился, - разрешите откланяться.

- Зильмаг...

Тут же со всех сторон на торговцев прыгнули темные фигуры в облегающих черных костюмах. Призрачные клинки в их руках прижались к глотками торговцев контрабандой.

- Бригдиг Шныряга, - темнокожая эльфийка резко сменила свой мурлыкающий тон на командный. - Вы обвиняетесь в незаконном применении волшебства, торговле артефактами Древних и пособничестве экстремистским группировкам. Все, что вы сделаете или скажете, будет использовано против вас на трибунале в Департаменте Магических Воздействий!

- Гнома лысого тебе, сучка! - прохихикал контрабандист и закрыл глаза.

Его подельники сделали то же самое, и от них начало исходить пульсирующий пурпурный поток энергии. Их ритмично била сильная дрожь, мышцы напряглись до предела, а сосуды готовы были лопнуть в любой момент.

- Ты не первая пыталась меня прижать, Темная!!! - противный голосок гоблина плавно перетекал в неземной рев. - Тебе нас не взять!!!

Выгнувшись дугой, преступники начали быстро разбухать и менять очертания, словно поднимающееся тесто. Отряд спецназа резко отпрыгнул от них подальше и растворился в темноте, наблюдая на контрабандистов из великой Тени.

Через несколько мгновений на месте преступников стояли огромные, в два, а то и три полных эльфийских роста, рогатые трехглазые демоны, и хищно озирались по сторонам.

- НАЙТИ ИХ!!! - прокричал разросшийся карлик.

- Мора, это было в сценарии? - прозвучал в наушнике нервный голос Зари.

- Что-то не припоминаю, - вздохнула Мора, вынырнув из Тени и укрывшись за ящиками. - Надо звать подмо...

Не успев договорить, девушку буквально выпихнули из укрытия - громадная когтистая лапа чуть не снесла ей голову. Воспользовавшись Теневым прыжком, она ухватилась за толстую мускулистую шею самому низкорослому из монстров и вгрызлась в нее длинными клыками. Густая, черная, горькая кровь полилась по ее горлу, насыщая саму душу темной силой жертвы.

- А-А-А!!! СНИМИТЕ!!! СНИМИТЕ!!! - орал демон, мечась по складу и разнося его в щепки.

Темная эльфийка наконец насытилась своей кровавой данью и оторвалась от кормушки. Волшебная сила Преисподней переполняла всю ее сущность, разливаясь жгучим потоком по надувшимся жилам.

Сейчас никто не мог ей противостоять.

Если Темный эльф мог выпить крови своего врага, то этот бедняга был обречен - вся его сила перетекала уже через эфирные нити. Именно ими красноглазые эльфы связывали противника с собой, проводя на каждый удар мириады контратак лезвием духа, являющимся продолжением самой души каждого члена Темного рода.

- Грохот Небес!!! - прокричала Мора своим сослуживцам.

Град пуль полился на преобразившихся преступников, но ни одна не смогла даже оцарапать их. Тогда, не мудрствуя лукаво, спецназ пошел врукопашную. Призрачные клинки порхали в руках кровопийц, отрезая от демонов кусочек за кусочком, не давая им даже возможности увидеть своих врагов.

Мора воспылала жаром битвы.

Соскочив со своего скакуна, она оттолкнулась от уцелевшей груды ящиков и взмыла над головой демона. Вся энергия выпитой крови перешла в ее мерцающий клинок духа. С диким визгом девушка вонзила пылающее лезвие в средний глаз бушующего нечестивца. Изогнувшись в резкой судороге, монстр потух, словно выключенная лампа, и неподвижно замер на месте.

Оставшихся двоих демонов тоже резко скрутило крюком, и один из них гулко грохнулся на пол.

Спецназ спрыгнул с уродливых туш, оттираясь от вязкой крови.

- Фух, ну и вечеринку мы здесь забабахали! - посмеялся Зари. - Кажется, премия нам обеспечена! А если нет, я загрызу всю бухгалтерию к йерфановой матери! И хрен кто докажет, что я не прав!

- И курорт на Северные пределы получишь в придачу, - огрызнулась Мора, осматривая то, что осталось от внутреннего "убранства" склада. - Ну и где теперь эта штуковина? А? Кто мне скажет?

- Ну-у-у... - Нино задумчиво уставился на свои сапоги. - А, ладно, Мора, расслабься. Сыщики найдут, даром, что ли, хлеб свой едят?

- Как же! - девушка продолжала бушевать, - Да они только слона найдут, если его выкрасить в полоску и в него носом ткнуть! Вашу мать, ну неужели нельзя быть поаккуратней...

- Мора, смотри! - выкрикнул Фосс и указал пальцем на изваяния трупов демонов, вспыхнувших ярким сизым пламенем.

- Йерфаново племя!!! - испуганно завопила Мора, уходя в Тень. - В укрытие!!!

Еще одно мгновение, и от группы спецназа не осталось бы и следа. Теневой прыжок вынес отряд на крышу соседнего склада, где их подсекла взрывная волна.



Мора очнулась только в машине, на обратном пути в участок. В голове гудели колокола, одежда насквозь промокла, и в добавок ко всему сильно болела щека - ее рассекло деревянной щепкой, когда взорвался склад. В общем, состояние не из приятных.

Зари нервно крутил руль служебной машины, обзывая особенно грязными словами на всех известных ему диалектах яростно сигналящих водителей, не желающих уступить дорогу. Остальные спецназовцы ощупывали свои раны, ругаясь не менее грязно, и задымляя салон автомобиля едким табачным дымом крепких и неимоверно дорогих сигарет, изготавливаемых только на границе Восточных пределов.

- Ох, Йерфан их раздери! Что это было? - простонала Темная, держась за ушибленный висок.

- Похоже, они были готовы к такому кренделю судьбы, - сказал сержант Нино, скривив кислую мину, и сжал в кулаке отшибленные клыки.

- Ух-х-х, шеф Сальпир с меня шкуру спустит! - вздохнула девушка, прикуривая протянутую водителем сигарету. - Такой артефакт не уберегли!

- Лучше радуйтесь, дорогие господа. Отдадимся в чертоги Шалрота всей компанией.

- Если б только ему, - горько усмехнулась Мора, блаженно затянувшись табаком. - Придется этого старого урода сначала ублажить, а то лысого покажет, и прощай отпуск.

- Да ладно, тебе же не в первой, - подал голос водитель.

- Захлопни пасть, Зари! И следи за дорогой!..

***

Была ясная, теплая и светлая погода. В парке обычно безлюдно, и им это было только на руку. Молодая парочка сидела на скамейке в спасительной прохладе тени огромного дуба.

Они держались за руки, тихо смеялись, и лизали один на двоих рожок с мороженным. Сейчас у них было одно желание - чтобы этот момент тянулся до конца их жизни. Ведь недавно они обручились, и конфетно-букетный период мог навсегда уйти из их жизни в небытие.

- Ой, наконец вспомнила! - вздрогнула девушка, облизнув губы. - В торговом департаменте недавно освободилась вакансия.

- И что? - парень непонимающе посмотрел на нее и откусил кусочек вафельного рожка.

- Как что? - добродушно возмутилась она. - Ты же искал работу! Вот, пожалуйста - иди и возьми! Престижное место, кстати говоря!

- Ну да, искал, - сказал парень, хитро улыбаясь. - И нашел! В ДМВ тоже пара местечек пустует. И тоже, могу заметить, не самая плохая перспектива.

- Ну ты даешь! Нашел куда идти! - обиделась невеста, слегка наиграно нахмурив тонкие брови. - Что тебе там делать? Колдовать захотелось? А если на фронт пошлют? Лучше тогда в армию иди, там хотя бы твой труп зароют, а не отдадут этим чучельникам-некромантам.

- Пожалуйста, Амла, не хмурься. Тебе это не идет, - сказал жених и нежно потрепал ее за щечку.

На этом спор утих. Долгий поцелуй был для этой пары универсальным средством решения всех проблем.

А разве нужно что-то еще?

Может кому-то и надо, но только не им.

- Какой же ты все-таки лис! - девушка захихикала, и принялась хватать суженого за кончики длинных ушей.

- Ну не надо! - взмолился он. - Не надо, оторвешь!

Так бы они хохотали еще очень долго, если бы не странная превратность судьбы. Над городом разнесся гул сирен.

- "Внимание, внимание!" - ревел искусственный голос. - "Объявлено чрезвычайное положение! Просьба всем гражданским лицам проследовать к ближайшему убежищу! Это не учебная тревога! Просьба не поддаваться панике и не затруднять проход другим гражданам и работу органов правопорядка..."

- Воа, что это?! - девушка испуганно прижалась к парню. - Какая еще тревога?!

- Добрались, твари! - злобно прошептал он. - Слушай, Амла, надо срочно убегать отсюда. Знаешь где ближайшее отделение правопорядка?

- Побежали, я покажу.

Рожок с шариком клубничного мороженого был безвозвратно потерян в суетливой беготне. Целые толпы народа неслись по улицам, вопя и расталкивая зазевавшихся граждан. Крепко держась за руки, Воа и Амла влились в этот поток, и он сам понес их. Где-то вдали прогремели взрывы, и толпа еще больше обезумела.

- Амла, держи меня крепче! - прокричал парень девушке, сжимая ее скользкую руку.

- Держу! - отчаянно закричала его невеста.

Ревущее море толпы долго несло их по пылающим улицам.

Здания начали взрываться все чаще, осыпая несчастных осколками стекла и кирпичной крошкой. Народ мгновенно превратился в огромное испуганное стадо, ведомое впереди бегущими. Нещадно затаптывая падающих под ноги сородичей, оно быстро текло по дорогам-рекам. Кто-то отчаянно стрелял в невидимых противников, где-то гудели сирены машин стражей порядка.

В одно мгновение из окон ближайшего двухэтажного магазина выпрыгнула куча измазанных зеленой краской орков, обвешанных поясами со взрывчаткой.

Издав утробный рев, они ворвались в визжащую волну, и улицу наполнило сизое зарево...

Темно, тихо, зверски болит раскалывающаяся голова.

И это был далеко не желаемый постпраздничный синдром.

Чтобы это все был лишь дрянной сон, пришедший после буйного застолья.

Глаза упорно не желали открываться, но Воа пересилил себя и немалым напряжением воли приподнял непослушные веки.

Сумрак больничной палаты нарушал только тонкий луч солнца из-под темной кружевной занавески. Кроме него здесь лежало еще пять человек, плотно обмотанных бинтами и закованных в гипс, и все поголовно спали. Парень тяжело поднялся из постели и вышел наружу.

Молоденькая медсестра чуть не сшибла его с ног.

- Ой, извините пожалуйста, - захлопотала она. - Вернитесь в палату, сейчас тихий час.

Эльфийка ловко подхватила его под ноющие руки и заботливо повела назад к кровати.

- Постойте, - простонал Воа. - Где моя невеста? Вы ее не видели?

- Подождите немного, - сказала медсестра. - Лучше отдохните. Воскрешение не проходит без последствий.

- Не важно, - тяжело выдохнул обеспокоенный жених. - Скажите, где Амла Ину? Я срочно должен ее увидеть.

- Молодой человек, позаботьтесь пока о себе, - эльфийка мягко уложила его на прежнее место. - Я не знаю, где ваша невеста, но наверняка она где-то рядом. Всех пострадавших привезли в наш госпиталь, так что не волнуйтесь. Поспите чуть-чуть, а потом придет ваш лечащий врач. У него все и спросите. Договорились?

Спорить с миловидной сестричкой не входило в его планы, и потому он молча согласился. Когда же удаляющийся цокот каблуков за стеной стих, парень снова поднялся и выглянул из-за двери. В коридоре никого не было.

Шлепая босиком по холодному паркету, он осматривал таблички на дверях. Внимание Воа привлекла лишь одна - "Зав. отделением воскрешения и реанимации Пересвет Лунный".

Не постучавшись в дверь, Воа нажал на дверную ручку и вошел в кабинет. Перед ним за старым потрепанным столом сидел худой мужчина сорока-пятидесяти эонов от роду, в огромных очках и обширной плешью на темечке.

Он оторвал покрасневшие глаза от планшетного компьютера и недоуменно посмотрел на парня.

- Больной, что вы здесь делаете? Тихий час, вернитесь в свою палату, - сказал он тихим скрипучим голосом и снова уткнулся в экран.

- Простите, я не могу. Мне срочно нужно увидеть Амла Ину.

- Больной, вам что, слух не восстановили? - тихо спросил доктор. - Идите в палату, узнаете позже. Все что угодно, но не сейчас.

- Я не могу, - настоял парень. - Мне нужно знать, где моя невеста. Я никуда не уйду, и спешить мне некуда.

- Ой, прошу прощения, - заведующий отделением смущенно замялся. - Какая щепетильная ситуация. Невеста, говорите... Хм... Ну хорошо. Раз уж вы первый, кто очнулся, можно сделать для вас исключение и все узнать. Как вас зовут, молодой человек?

Мужчина схватил планшет и резво застучал по сенсорному экрану, поглядывая то на эльфа, то но на плавающее изображение.

- Воа Гонда.

- Замечательно. А вашу невесту, повторите, пожалуйста?

- Я же сказал, Амла Инну, - отчаянно выпалил парень

- Тише, молодой человек, не волнуйтесь. Это очень вредно в вашей ситуации. Присядьте пока, - мягко сказал Пересвет, указывая на кожаный стул. - Как говорили предки: в ногах правды нет.

Парня жутко трясло, и он никак не мог понять, от чего больше - боли после возрождения, или волнения за Амла? Заведующий отделением долго стучал пальцами по виртуальной клавиатуре, и наконец остановился.

- Ну что, вы нашли ее?

Мужчина промолчал, нахмурив огромные седые брови.

- Да не томите же! - взмолился жених. - Что с ней?

Пересвет вздохнул и протянул планшет бедному измучившемуся парню. На экране была ее фотография, краткая биография и медицинская карта, обстоятельства происшествия... Не то, не то, не то, все не то... И вот истомившейся молодой эльф увидел то, чего так боялся - графа "Воскрешение".

Статус - "не удалось"...

***

- Активация.

- Система активирована.

- Начать общую диагностику.

- Команда принята.

Еще одно ничем не примечательное утро кузнеца-оружейника. Утро, душ, станок, ночь, снова душ, и спать.

Перед глазами медленно ползла полоса загрузки, прилежно отсчитывая десять наменов до окончания сканирования. Мозговые имплантаты в норме, глазные тоже, мышечные хороши... Строчки рун резво катились по правому глазу небесно голубым дождем, повествуя о всех протекающих процессах в ее организме, вплоть до уровня синтеза гормонов в подкорковых зонах мозга.

- Диагностика завершена, - отчеканил электронный голос системы. - Общее состояние системы удовлетворительное. Начать соединение с сервером?

- Нет, - немного подумав сказала она. - Переход в автоматический режим работы.

- Команда принята. Голосовое управление отключено. Переход на автоматический режим приема команд.

Тарла не могла не нарадоваться на свои горячо любимые железки. Уже сколько эонов без сбоев, отторжений и прочей ерунды имплантатов старого типа.

Главное - почаще обновлять программное обеспечение и систематически навещать врачей и инженеров.

Конечно, военные образцы имплантатов практически не подвержены вирусам, системным сбоям и энергетическим повреждениям, но никогда не знаешь, что еще от скуки ребята из отдела программирования запустят в информационную сеть.

Панель управления вместо обычной картины мира уже давно ее не пугала.

- Надо бы душ принять, а то уже второй день в цеху винтовки стругаю, - констатировала Тарла сама себе, распутывая пучки огненно рыжих кудрей.

Душевые во всех комнатах везде были стандартными, но гномьего роста решительно не хватало, чтобы снять шланг с привычного места. И это всегда ее очень бесило. Но теплый поток сразу смыл все раздражение, а аромат шампуня освободил голову от неприличных мыслей и грязи с рыжих локонов.

Практически, ванная - это было единственное место, где каждый работник Кузни мог остаться наедине с собой, не боясь, что камеры наблюдения заглянут тебе в нужник в самый ответственный момент заседания.

В комнате их тоже не было, но операторы очень любили спустить летающих роботов-наблюдателей прямо тебе в форточку, когда собираешься сменить исподнее.

И тут, как назло, входящий вызов.

Перед глазами появился портрет главного оружейника Тоца. Проклянув его про себя всеми возможными словами, Тарла устало согласилась принять сигнал.

- Доброе утро! - издевательски сообщил начальник. - Не разбудил?

- Какое там... доброе, - простонала девушка. - Опять срочный заказ?

- Не просто срочный, дорогуша! - голос Тоца был крайне возбужденный, абсолютно не свойственный такому мужлану. - Из самого центрального отделения ДМВ! Для какого-то нового подразделения. В кротчайшие сроки и по высшему классу! Жду через полкирса.

- Эй, я даже не позавтракала! - возмутилась Тарла.

- Ничего, астральным кварцем закусишь, и клеем заправишь, - издевательски усмехнулся Тоц, - Конец связи.

С досады Тарла ударила усиленным кулачком в стену. Одной трещиной больше, одной меньше, война все спишет...

- ... а "Ко" ставь в патронник! - напутствовал старший кузнец.

- Да успокойся ты! - взвыла девушка, отмахиваясь от него как от назойливой мухи. - Будто я в первый раз за станком сижу!

- Может и не первый, но если напортачишь, сам Ламбо с меня шкуру спустит!

Ей многое приходилось слышать, но чтобы заказ приходил с самых вершин... И не понятно, только из-за волнения или чего-то еще, но дыхание девушки перехватило как стальной проволокой.

- Вот и я о том же, дорогуша. Так что, смотри во все сенсоры! Мне не нужно, чтобы из-за одной треклятой руны вся война полетела Йерфану под хвост! - рявкнул Тоц, и пошел прочь.

Тут-то впервые у нее и задрожали руки. Плавающие строчки рун прервали свой обычный ход, и перед глазами кузнеца проступила огромная красная надпись "Перегрузка системы. Пожалуйста, отключите побочные программы и проведите перезапуск системы".

Поддерживающие имплантаты отключились первыми. Ноги подкосились сами собой, но стоявший рядом Колдвин вовремя подхватил бедную гномиду.

- Эй, Тарла, очнись! - кузнец похлопал ее по щеке, испуганно глядя в пустые глаза побледневшей девушки. - О, Боги, только не сейчас! Врача! Позовите врача!

Весь цех сбежался на крик т коллеги подхватили обмякшую Тарлу на руки. Но она этого уже не чувствовала. Через несколько мгновений после сообщения системы девушка потеряла сознание, утонув в море колючей всепоглощающей темноты, уносящей ее в далекие глубины за гранью бытия.

Больно. Очень больно. Будто под прессом побывала. Глаза не открываются, руки не шевелятся...

- Эй, ох... Здесь кто-нибудь есть?

- А, вы уже очнулись! - над головой прозвучал старческий хрип. - Что ж, госпожа Тарла Бонк, состояние у вас неутешительное.

- Что такое? Почему здесь так темно? - жалобно простонала девушка.

- Вот об этом я и собирался вам сообщить. Меня зовут Мелиан Аййю, и я ваш лечащий врач, - ответил добродушный старик. - У вас произошла фатальная ошибка систем имплантатов. Похоже, вы их давно не меняли.

Сил сожалеть не осталось ни капли. Даже говорить было невероятно тяжело.

- У вас обнаружены обширные ожоги сетчатки, а также повреждение нервной системы, разрывы мышечной ткани. Должен сказать, вам очень повезло. Даже если бы пришлось вас оживлять, мы бы вряд ли смогли восстановить ваше тело в достаточной степени. Однако, есть и хорошие новости.

Дикая боль на мгновенье утихла, но потом встала с новой силой.

- Подождите один намен, - старик что-то тихо прошептал, и недуг окончательно оставил несчастную. - Вам лучше? Так вот: есть и хорошая новость. Сейчас в нашем ордене проводится испытание имплантатов последнего поколения.

- Межмолекулярные?

В кузницах ходили слухи, будто бы на ветеранах испытывают новые устройства, но никто так и не удостоился чести пройти такие улучшения. Тем более получить межмолекулярные имплантаты. Такая технология обходилась бы очень недешево, к тому же так тонко рассчитать магическую составляющую этих машин практически невозможно!..

***

- Ты в этом уверен?

- А почему бы и нет?

Поезд мерно стучал колесами, вагон мягко покачивался, расслабляя и убаюкивая сидящих в купе странных людей.

Их лица ничего не выражали, взгляд был какой-то отстраненный, и серо-синий оттенок кожи создавали смутное впечатление нереальности происходящего.

- Здравствуйте, добрые господа, - вежливо сказала проводница, выглянув из-за двери. - Желаете чаю или кофе? Или, может быть, какие-нибудь закуски?

- Хм... - задумался первый пассажир, почесав левую ладонь. - Белого чаю, пожалуйста, и пять кубиков сахара. Закусок не надо.

- А вам, молодой человек? - спросила девушка у второго.

- То же самое, - ответил он, подобно первому почесав левую ладонь.

Недоуменно взглянув на них, проводница быстро удалилась.

- И все же я думаю, - продолжил первый, - что нам не стоило являться сюда в таком виде.

За окном медленно проплывал пейзаж огромного озера, за которым величественно сиял стеклянными небоскребами столичный город Мэлон.

- По крайней мере, - сказал второй, - хуже от этого никому не станет. Лучше расслабься и наслаждайся поездкой. К тому же, посмотри, какое здесь вежливое обслуживание...

- Ты забываешь главный недостаток твоего выбора. Присутствие наблюдателя уже влияет на результат эксперимента.

- Не думаю, что то, что мы выпьем пару чашек чая, как-то серьезно изменит окружающую реальность.

- Ты говоришь как Исчадие, Йан Ло, - монотонно пригрозил первый. - Именно за это я и оказался с тобой здесь, в этом времени и пространстве.

- Не занудствуй, Нод Га Тси, - отмахнулся второй. - В конце концов, это ничего не меняет. Я просто предложил им послать исследователя для предотвращения очередного катаклизма в очередной вселенной. И ко мне прислушались.

- Да, - согласился первый. - Я до последнего надеялся, что маразм все же минует светлые головы Астральных Стражей...

Дверь купе снова открылась, и проводница услужливо поставила на стол два больших узорных подстаканника, поддерживающих дорогую фарфоровую посуду.

- Пожалуйста, ваш чай, - протараторила она и быстро удалилась.

- М-да, можно было выбрать облик помиловиднее, - сказал второй. - Все же мы довольно сильно выделяемся на фоне аборигенов.

- Согласен. Что-то наши хранители Веретена изрядно подхалтурили, - сказал первый, осматривая в зеркале свое неестественно гладкое и вытянутое лицо. - Да, может они и хорошие хрономанты, но художники из них абсолютно никакие. Кстати, напомни мне, почему та раса, с которой мы имели такие дружественные отношения, не вышла с нами на связь?

- Весьма банально - их заперли в экранированных от большинства видов излучений тюрьмах. Не знаю, почему Стражи не нашли способа связаться с ними, но все таки - можно было вмешаться и раньше!

- Не говори ерунды, - буркнул первый, откладывая зеркальце, и отхлебнул немного чая. - Вечно вы, романтики, грезите о подвигах, революциях, переменах во всех видимых мирах. А что стоит за вашими намерениями? Только то, что вам некуда излить свою энергию. Что мне объяснять тебе все, как маленькому ребенку? Нельзя просто прийти и научить отсталые народы идеальному обществу и владению всеми силами Вселенной. До этого они должны дойти сами.

- Что-то не верится, - усмехнулся второй, - ведь мы смогли отобрать некоторых представителей самой приспособленной расы и вывести их на новую ступень эволюции!

- Опять романтика, - усмехнулся первый. - Нам просто нужны были связные из числа местных. И что получилось в результате? Они расплодились едва ли не по всей планете и поработили другие народы. А знаешь почему? Потому что для великой силы нужны великие знания и еще более великая мудрость. Вот если бы ты был ребенком и тебе выдали твой костюм Рыцаря Времени, смог бы ты, без знания его устройства и механизмов движения временных линий, продержаться хотя бы пару мгновений внутри хроновихря?

- Ты слишком все усложняешь, Нод Га Тси. Ну кто даст ребенку такое сложное оборудование?

- Вот и я о том же, Йан Ло. Ты еще слишком молод, чтобы рассуждать о политике ведения переговоров с иномирными разумными формами жизни. И, как я уже не раз убеждался в своей жизни, дуракам закон не писан. Если ребенок захочет, он смастерит бомбу, начиненную антиматерией из простого конструктора. Так что пей свой чай и жди. И закроем эту тему. Мне нужно помедитировать.

- Ну это ты загнул - антиматерию, понимаешь. Все-то вы тормозите наше молодое движение, старперы, - усмехнулся второй, притронувшись к своему чаю. - В этом ваша проблема - вы хотите все контролировать. Не хочется вам отпускать свою власть, боитесь новых открытий. Боитесь, что полетят ваши насиженные жердочки...

- Все, - отрезал первый. - Я не желаю это обсуждать.

- Ну-ну, ну-ну... Мы еще поглядим, кто из нас прав, старый пень. Ладно, не буду тебе мешать.

- Лучше перечитай досье еще раз. Возможно, мы что-то упустили.

- Слушаюсь и повинуюсь. Спи давай!

Подобрав под себя ноги, первый пассажир закатил огромные глаза и неподвижно застыл. Второй пассажир, Йан Ло, стянул рукав длинного плаща на левой руке и застучал пальцами по клавишам голографического интерфейса. "Не могли дать ничего получше, - возмущался он. - Такую модель не используют уже несколько тысячелетий! Где они вообще его откопали? Ладно, будем пользоваться тем, что есть".

Плоское полотно светового экрана зависло в воздухе, выводя стройные строчки иероглифов, пиктограмм и изображений. Где-то здесь была информация по ключевым объектам эксперимента...

"Так, вот и первый из них: Виктор Мариэн Каламад, представитель человеческой расы, семнадцати лет от роду по местному летоисчислению. Имеет отличные показатели по навыку манипуляции темными видами энергий. Характер меланхолический, склонен к черному юмору и негативному взгляду на жизнь. Вредных привычек не имеет. В данный момент является служителем местного культа смерти, входящего в основные инфраструктуры местного общества.

Явное наличие застарелой депрессии, - подумалось пассажиру, когда он посмотрел на бледное нездоровое лицо юноши. - Не понятно, как такое существо вообще может существовать, хотя, во Вселенной много еще неоткрытого и неизвестного. Предположим все, переходим к другим.

Следующий: Воа из клана Гонда, представитель гуманоидной расы эльфов Отверженных, как они сами себя называют. Тридцать восемь лет от роду по местному летоисчислению... Шелуха, шелуха... Вот, главное: способности к манипуляциям энергиями ниже среднего. На данный момент является священнослужителем тоталитарной церкви Триединых Богов. Эмоционально не устойчив, использует молитвы в качестве объекта успокоения...

Да, ущербные личности тут подобрались, однако. Эх, аналитики, могли бы хотя бы отсчеты писать не так сухо. Ладно, кто у нас следующий?

Драхкар из племени Громоступов. Ну и названьице, додумались же! Представитель искусственно созданной низкоразвитой гуманоидной расы орков. Возраст - пятьдесят шесть лет по местному... Шелуха... Характер агрессивный... Это мы читали... Имеет высокие показатели по навыкам магической связи и контролю над эфирными сущностями. Вредные привычки - пристрастие к никотину, алкоголю, опиумным наркотикам... В данный момент заключен под стражу за массовое убийство двадцати человек...

Действительно, какой-то зверинец! Все же есть что-то нездоровое в мозгах Стражей. Лучше бы поскорее закончить.

Мора Дьенма, раса Темных эльфов, двадцать девять лет. Характер холерический, легко вступает в контакт. Высокий показатель навыка перехода через подпространственные потоки, называемой в классификации данного пространства великой Тенью. Несет службу в местных органах правопорядка, в отряде специального назначения. Вредные привычки - имеет начальную стадию алкоголизма и никотиновой зависимости.

Ну хоть одна более-менее здоровая личность, усмехнулся посланник, глядя на очень симпатичную фотографию красноглазой девушки. Ладно, нельзя прерываться. Начальство хоть и следит вполглаза, но все же, следит.

Досье на Тарлу Бонк: раса подгорных гномов, двадцать шесть лет. Характер сангвинический, добродушный. Имеет аномальную способность к поглощению и удержанию эфирной энергии. Является кузнецом в закрытом технокульте. На данный момент проходит курс лечения... Да что же это такое, - думал пассажир, разглядывая постоянно обновляющуюся информацию на маленьком экране. - Одни инвалиды. Да, похоже, Стражи все-таки впали в маразм, другого объяснения я не нахожу.

А вот и самое интересное. Гира Сан'Глей, представительница связующей расы "Высших" эльфов.

Какое самомнение, - усмехнулся Рыцарь. - От скромности они бы точно не померли. Ну, тут читать особо нечего".

Параметры практически целиком схожи с его собственными, уступая лишь на несколько ступеней. Именно о них и говорил Нод Га Тси, про детей с бомбой из конструктора.

Уровень знаний этой расы превосходит все возможности иных народов, но тараканов в голове от этого у них было отнюдь не меньше, чем у остальных.

Забавлялись с генетикой, извращали ритуалы родной веры, отстроили империю, какой еще не знал этот мир. Сплошное сборище неуравновешенных личностей, в котором разница между безумцем и творцом лишь в виде деятельности.

Ну к чему нужно выводить целый народ, чтобы потом пускать его под нож, словно жертвенное животное? Неужто им не хватает практически неисчерпаемых потоков энергии светил? Видимо, они действительно еще не созрели для такой мощи.

Ну и черт с ними, с этими аборигенами! Лучше просто помедитировать несколько местных часиков, отведать высокой кухни и лечь спать. Как говорилось на его далекой, уже давно уничтоженной родине - утро вечера мудренее.

2

- Все готовы? - старик тщательно осматривал защитное одеяние своих телохранителей. - Хорошо. Тодос, открывай!

Испещренная рунами дверь шлюза с грохотом ушла в стену. Впервые за много эонов одиночество узницы этой камеры было нарушено. Да и кому, собственно говоря, надо спускаться в глубокие казематы, тщательно охраняемые целой армией вооруженных до зубов солдат и чародеев. И сама узница имела весьма крутой нрав, так что беспокоить ее по пустякам было никому не с руки.

Как бы ни замечая гостей, она продолжала нежиться на шелковых простынях и тихо посапывала. "Надо же, - подумал старик, - у нее еще есть силы издеваться надо мной. Ну хорошо, дорогая, поиграем...".

- С добрым утром, Гира, - Маркус похлопал в ладоши.

Из кровати донеслось тоненькое недовльное хрипение.

- Ну же, не заставляй меня шлепать тебя по заднице.

Узница показала головку из под подушек. Ехидная улыбка медленно поползла по кукольному личику, буквально источающему приторную сладость.

- Ты так щедр на обещания, дружок. Эх, хоть раз бы исполнил, - издевательски усмехнулась она.

Ее точеная фигурка медленно выплыла из кровати. Телохранители старика, матерые вояки, никогда не отличавшиеся особой стеснительностью, густо покраснели - полупрозрачная сорочка заключенной практически не оставляла места для фантазии. Еще одна привилегия для ее скромной персоны.

Немного помявшись, пленница распахнула лазурные крылья и начала величаво парить по комнате.

- Ого, каких интересных мальчиков ты мне привел! Только я сегодня не в настроении.

- Я тоже, Гира. У нас к тебе дело.

- Дело? Ко мне? - девица звонко расхохоталась. - Скажи, мой мальчик, сколько времени прошло с нашей последней встречи?

- Почти десять циклов.

- Да, не часто ты поощрял меня своим присутствием! И ты еще на что-то рассчитываешь? Все! Я - обиделась! - тряхнув золотыми локонами, пленница скрестила руки и недовольно нахмурила губки.

- Не время для сантиментов, Высшая, - уже без заигрываний сказал Ламбо. - Ты сама все прекрасно знаешь, можешь не притворяться.

- Ага, хоть какую-то радость в жизни оставили, подлецы! Отшлепать бы вас хорошенько... - замечталась она. - Кровавой плетью. Эх, если бы только не эти замечательные побрякушки, я бы вам устроила ночь Пьянящей Луны!

Девица сделала пару пируэтов в воздухе, красуясь золотыми браслетами и ожерельем, служащими своеобразными оковами для ее магических сил. Таких в мире оставалось от силы несколько сотен пар, и ведомствам пришлось изрядно попотеть, чтобы раздобыть все это. Особенно золотым ожерельем, блокирующим основные притоки астральных сил.

- Не начинай сначала, я не намерен сегодня с тобой ссориться, - глава ДМВ хитро улыбнулся. - К тому же, у меня для тебя есть маленький подарок.

- Ну что же, попробуй, удиви!

Старик кивнул телохранителям. Из широких складок древних заколдованных мантий появилась огромная бутылка с пожелтевшей от времени этикеткой. Пленницу обуяло страшное любопытство, и осветительные кристаллы комнаты замерцали желтыми искрами.

- Хоть ты не нуждаешься в пище, но вряд ли откажешься от красного марадэльского.

- Да, ты умеешь завлечь девушку в свои сети, - Гира потрясла на него тонким пальчиком. - А какая выдержка?

- Еще мой дедушка покупал. Тогда сему творению было двадцать шесть циклов.

- И того - пятьсот восемьдесят два! Я была бы счастлива вкусить нектар Богов, вот только ваша любезнейшая прислуга не одарила меня даже простой стеклянной утварью!

- Не велика беда. У меня всегда при себе имеется пара походных кубков, - Маркус ловко извлек из рукавов две прекрасные, украшенные драгоценными камнями серебряные чаши.

- Что ж, не вижу смысла отказывать себе в таком удовольствии. Мальчики, можете выйти, - пленница помахала оркам тонкой изящной ручкой.

- Да, вы свободны, - согласился маг.

Охранники молча поклонились и исчезли в шлюзе.

- Прошу к столу, - Высшая взяла старика за рукав, и тут же резко отпрянула. - Ой, колется!

- Прости, я не специально, - Маркус виновато улыбнулся и легким толчком выбил окаменевшую от времени пробку.

Багровый ручей плеснул в кубки, разливая вокруг тонкий аромат выдержанного сладкого вина с солнечных виноградников долины Света. Первые кубки были выпиты медленно, в глубоком молчании. Такого удовольствия пленница не испытывала очень давно, и даже богатые воспоминания не могли с этим сравниться. Вся тяжесть прожитых эонов незаметно проскользнула по милому личику, и наглая улыбочка наполнилась неизмеримой грустью.

- Маркус... - тихо сказала Гира.

- Да, Гира? Что такое?

- Я... - Высшая сильно замялась. - Эх... Даже не знаю, как сказать...

- Ну, скажи как есть.

- Да? - пленница хихикнула, болтая ногами под столом. - Помнишь, как мы бегали в роще Нергала? Ты тогда только вошел в совет архимагов.

Бледное лицо старика залилось густым румянцем.

- Конечно. Разве такое забудешь...

- Да... Я воплощалась в тигрицу, а ты в медведя...

- А потом прилетел Молас и за это чуть не запряг меня в свою колесницу...

Маркус и Гира тихо засмеялись. Воспоминания интимного характера действительно могли увести разум в глубину воспоминаний, где не было ни оков, ни стен, ни прочесывающей каждый угол армии вооруженных охранников. Но улыбчивая игра в гляделки не могла продолжаться долго. Опустив взор на древнюю столешницу, Высшая сплела пальцы и тихо спросила:

- Кстати, как он там?

- Все также спит, - мрачно сказал Маркус. - Я думал, твой разум может выходить за грань любой материи.

- Да, мой дух по-прежнему свободен, но мои собратья заперты надежней. Ведь ты что-то хотел?

- Верно. Пора и делами заняться.

Сладкая нега воспоминаний схлынула с собеседников.

- Ты ведь заметила, что Оракул теперь в чертогах Шалрота.

- Когда умирают Сильнейшие, все духи начинают скорбеть. Но через их плач не различить ни слова. От чего он умер?

- Изъятие духа, - словно огласив приговор выдохнул старик. Высшая охнула от страха, положив руки на сердце. - Причем грубое. Охрана ничего не заметила, защитные заклятья молчали.

- А некроманты?! - Гира взволнованно затрепыхала крыльями. - Что они говорят?!

- Ничего. Прислали парнишку практиканта. Он уже второй день находится в глубокой коме. Целители констатируют тяжелейшее нервное истощение и целый список физических, магических и ментальных повреждений, так что будить его не торопятся.

- О, Боги! - ужаснулась Высшая. - Ты думаешь...

- Вот поэтому я к тебе и пришел, - жестко сказал Маркус. - Цену назови сама, торговаться я не вижу смысла. Ну что, ты согласна? Я могу освободить весь твой род, я ни на что не поскуплюсь.

Высшая откинулась на спинку стула, схватила бутылку и начала жадно пить из горла. Такой Маркус ее еще не видел. Опустошив раритетную жидкость, пленница шумно вдохнула и уставилась в стол.

- Приводи его, - не отвлекаясь прошептала она, сплетая тонкие пальцы в причудливые узоры. - А пока уходи, мне нужно подготовиться. Приходи завтра, ровно через двадцать два кирса.

***

Камера. Одиночная камера. Даже с отдельным санузлом. Вот что он получил за заслуги перед родиной. За все ордена и медали. Но все же это было лучше, чем сидеть с каким-нибудь придурочным колдуном, загремевшем в эти долбанные остроги за кровавые жертвоприношения безумным божкам. Уборщики имели обыкновение наведываться сюда раз в шесть дней, так что девать смердящие останки заключенных до их прихода было некуда, и все разборки между посидельцами происходили именно перед приходом санитарной группы.

За стенкой кто-то напряженно работал головой. Заговоренный камень все еще выигрывал в стойкости. Целые дни бывшего офицера проходили в медитациях, размышлениях и занятиях физкультурой. А чем еще заниматься, ни разу не выходя из железобетонной клетки?

Надо было поддерживать форму. Он чувствовал, что-то грядет. Что-то очень интересное. Течения изменились, почернели. Духи-помощники все равно не сказали бы ничего нового. Если б могли сюда войти... Тогда он бы здесь не сидел, проживая свою бессмысленную жизнь, словно зверь в клетке.

Лунный свет слегка пробивался сквозь пуленепробиваемое окошко. Только он сейчас мог принести весть. И худую, и добрую. Эх, да хотя бы прохладного ветерка на этом мертвом острове. "Надо же, - думал он, иронично усмехаясь самому себе. - Тюрьма на острове, остров в огромном озере, а ветер здесь как будто застыл. Хотя ни гор, ни холмов, преграждающих ему путь, не было и в помине. Наверно, заказчики этого чудесного заведения хотели окончательно лишить заключенных малейшего признака вольной жизни...".

- Гнев Небесный... - сказал тихий голос из темноты.

Шаман широко раскрыл глаза. Вокруг никого не было. "Очень подозрительно, - подумал он. - А не свихнулся ли ты, бравый вояка? Или храбрый шаман? Уже и голоса мерещиться стали. И ладно бы это был шепот духов, но ведь их здесь нет. Надо бы попросить у фельдшера успокаивающих пилюлек...".

- Гнев Небесный, ты меня слышишь?.. - голос прозвучал настойчивее. Этот тихий шепот казался ему знакомым. Он слышал его, точно слышал. Только очень давно. Еще когда был учеником у мелкого и ворчливого...

- Трескучая Тучка, - осенило Драхкара, - ты ли это?

Лунный свет стал ярче. Белый луч сплетался в маленький сгорбленный силуэт старого гоблина, сидевшего в своей шаманской хижине посреди гор и бескрайних снегов, и опять курил траву чернодымки. На его голове мудрого учителя красовался неизменный рогатый череп, а тонкие сухие руки держали длинный костяной посох из позвоночника демона. Праздничный шерстяной наряд говорил о том, что в племени сейчас день хвалы Цветущего Камня.

- Здравствуй, мой юный друг, - по-отечески добрым тоном сказал призрак старого гоблина.

- Да будет память твоя длиннее неба, учитель, - Драхкар скрестил руки, приветствуя его. - Как тебе удалось преодолеть эти непроницаемые стены?

- Ты еще много не знаешь о нашем тайном искусстве, мой нерадивый ученик, - гоблин с грустью осмотрел камеру. - В неприятное место занесла тебя Река Жизни. Ты все же поддался своей Ярости?

- Прошу прощения, учитель, - шаман спрятал глаза в складках тюремной робы. - Я столько всего видел в своей жизни... Может, наши предки посчитали бы меня героем, но я так устал от вечной войны, от этих багровых рек... Я просто сломался, учитель. Прошу прощения за свою беспросветную глупость! Просто... Просто...

- Знаю я твои печали, Гнев Небесный, - хриплый голосок старого гоблина стал громче. - И ты здесь оказался не просто так. Вижу я рядом с тобой не только серые стены и заблудшие души, но и надежду высокую, ожидания страстные...

- Зрячи глаза твои дальше горизонта, Трескучая Тучка. Расскажи молодому ученику, какова воля Великих Духов?

- Сам ты все знаешь, юный друг. Река льет слезы предков. Большая напасть приходит в наши края.

- Поэтому ты явился ко мне? - Драхкар приподнял бровь. - Предупредить о напасти?

- Да, о напасти, - подтвердил Трескучая Тучка. - Да не простой напасти. Тебе грозит напасть эта. И всему племени. И всем племенам на далеких и близких землях. Изгнанники возвращаются. И служат им племена всякие, что прежде отрицали их. Нигде нет спасенья от Него, везде Его щупальца обвивают все пути-дороги!

- Но почему, учитель? - испуганно прошептал орк. - Причем тут я? Чего духи хотят от меня?

- Пусть Великие сами тебе все поведают, - прокряхтел старик и вонзил посох в голову ученика. Все было словно в первый раз. Ветвь Вселенского Древа пронзила всю его душу и понесла далеко в высоту, на небо. Свет захлестнул его разум, и он узрел Их волю. Могучую крылатую светловолосую деву, седого жилистого мужа, тонкую тень в темном балахоне, печального и высокого юношу, черную красноглазую воительницу и маленькую рыжую мастерицу в огромных доспехах. Они шли вместе с ним, уничтожать злых духов, закрыть двери проклятому племени. Он вел их в бой. Кто-то не побоялся идти за ним...

- Такова воля предков, - раздался хриплый голос на задворках сознания. - Цель твоя достижима, Река Жизни сама приведет тебя к друзьям. Только с их помощью ты одолеешь зло, старше которого только Великие. Я тоже тебе помогу. Племя не оставит тебя. Громоступы едины, где бы они ни находились. Мы еще встретимся с тобой, Гнев Небесный. И да не потеряешь ты покровительства Их.

- Благодарю тебя, мудрый Трескучая Тучка, - прошептал шаман. - Пусть Гром хранит твои зимы от окончанья.

Видение медленно померкло, и он провалился в глубокий сон, не замечая, где и как блуждает его разум.

Душа шамана вернулась в тело только утром. Блеклый луч света озарил грязную камеру. Тюрьма оживала. Орали охранники, сквернословили заключенные. Скоро должны были вести на завтрак. Вот только Драхкару это не грозило. Он был приговорен пожизненно сидеть в одноместной клетке, выходя на свежий воздух лишь раз в один анго, на никчемные полкирса.

И тут его ждал сюрприз:

- Громоступ, руки за спину! На выход! - грозно прорычал охранник, цепляя на него крепкие холодные наручники.

"Что-то слишком весело, - подумал Драхкар. - Даже не побоялись прикоснуться ко мне. Что же они удумали, долбаные стервятники?".

***

- ...И вышло все из него. И звали его Сущий, ибо наполнил Он Ничто собой и детьми своими. Но был жаден Он до власти, и детей своих карал за непослушанье. Многие поколения шли, и дети Его устали. Восстали они против отца своего вседержителя. И пошли на Него те, кто звал себя Жаждущими Света. И встали на защиту Его те, кто звал себя Бродящими-Во-Тьме.

Высокий златовласый эльф пылко проповедовал на трибуне. Приход в его церкви был невелик, но послушать молодого священника приезжали со всех концов страны. Такой искренней вере могли бы позавидовать и высшие церковные чины, если бы зависть не являлась грехом.

- Началась великая битва. И был побежден Сущий. И трое сильнейших из Жаждущих - Кора, Мис и Делт, извлекли Свет из груди Его, дабы сиял он на радость живым. Сияет Свет и по сей день, но Тьма первородная не умерла. Жаждет Сущий вернуть свое сердце, отобранное детьми Его...

Очередная проповедь в храме Света. Нынче народ не был увлечен духовными делами, и паства всегда понемногу редела. Но это нисколько не смущало молодого священника. К тому же, сегодня среди собравшихся были новые лица, а это стоило любых потраченных усилий.

- Но не имеет Он власти над теми, кто сердцем своим чист. Над теми, кто сохранил дары Трех. И да очистимся мы молитвой своей, и воздадим Богам славу за деяния их.

Зал наполнился тихим шепотом. Только двое прихожан не сводили взгляда с жреца. "Новые души, - подумал Воа. - Господа на вид солидные. Может, решили облегчить груз совести за грехи свои?".

Новопришедшие и в правду выглядели весьма солидно: благородный господин со странными косичками в бороде все время поглядывал на золотые часы, а дама в кожаном плаще с легкой грустью рассматривала узоры на стенах храма.

Прошло еще немного времени, проповедь закончилась, и паства начала расходиться. Остались только двое. Благородный господин первый поднялся со скамьи и подошел к священнику.

- Добрый день, святой брат, - обратился он к нему.

- Не угаснет Свет в душе вашей, добрый господин, - добродушно ответил Воа. - Чего вы желаете?

Дама в плаще огляделась - храм окончательно опустел.

- Поговорить, брат Воа, - пропела она, поднимаясь со скамьи. - Дело не самой малой важности. Здесь же есть укромное местечко, верно?

Эльф был слегка удивлен - обычно в храме никто не говорил с ним в таком тоне. Но лица их были весьма серьезны, и по спине прокатилось странное чувство, будто они что-то знают. Словно невидимый сквозняк проскользил по спине. На лбу едва заметно проступил холодный пот.

- Конечно, сестра, - твердым голосом сказал он. - Пройдемте за мной.

Спустившись в келью, Воа закрыл дверь на все замки и наложил на стены заклятье тишины. Гости пришли не простые. Одна из Высших заглянула в его скромный приход, и не стоило рисковать, привлекая внимание слуг ДМВ. Если сюда явится некропехота, то даже Слово их не спасет - обычно у мертвецов с нарушителями разговор был крайне короткий.

Жрец тяжело вздохнул, закрывая толстую дверь, и тихо сказал:

- У вас тоже было знамение? - резко спросил он.

- Да, святой брат, - ответил господин. - Мое имя Ламбо. Маркус Солидэй Ламбо. А это моя вечно прекрасная и вечно молодая подруга Гира Сан'Глей.

Лицо парня побледнело как тотем Делта. Слишком много чудес приходится на его короткую жизнь, ниспосланных ему Отцом Всякой Мудрости. Его сердце испуганно сжалось, предчувствуя страшные перемены, от которых никому нельзя будет укрыться.

- Не беспокойся так, дорогой, - Высшая скинула плащ и подлетела к Воа. - Твой конец еще не близок.

Она поцеловала его в щеку нежными губами. Вещий сон восстал из глубин его памяти, слившись с окружающей реальностью. Демоны, проклятый город, и силуэты...

- О, Боги, за что мне все это? - простонал священник. - Может, тогда вы объясните, что все это значит?

- Весьма охотно, - согласился Ламбо. - Этот сон означает то, что скоро вам придется нарушить все данные вами обеты ради спасения чужих жизней. Вы же слышали легенду о древнем городе Маревале?

- Кто же ее не слышал, добрый господин. Ею меня стращали в детстве, если я плохо спал.

- Какие жестокие у вас нравы! - вздохнула Гира. - Как же ребенок заснет, если его запугивать такими сказками на ночь? Зато, как сейчас помню, моя мама, когда мне не спалось, всегда давала пару бокалов вина с клюквенным пряником. Засыпала, как убитая! Ничем не добудишься!

- Дорогая, мне кажется, что сейчас не самое время обсуждать вопрос воспитания детей. К тому же, если ты не заметила, у нашего святого брата волосы на голове дыбом встают от твоих советов.

- Ну что же, как пожелаете, - усмехнулась Высшая, глядя в испуганные глаза молодого священника. Его била крупная дрожь. - Может, у меня и нет диплома воспитателя, но своей матери я всегда доверяла.

- Очень рад за твое светлое детство, Гира. Но позволь, я продолжу. Наверно, вы уже поняли, что ваша персона как-то связана с грядущими событиями. Мы не знаем, каким образом вы замешаны в этом деле, но великий Оракул, да смилуются над ним Триединые, провидел то, что вы являетесь одной из ключевых фигур в этой омерзительной игре.

- Да смилуются над ним... - задумался эльф. - Постойте, так Оракул действительно еще существует? И... он... мертв?

- Мы все скорбим об этой невосполнимой утрате, святой брат, но у нас нет времени устраивать панихиды по усопшим. И если вы не согласитесь нам помочь, миллионы жертв наполнят своей кровью все реки и озера в Объединенных Континентах.

- Я согласен! - испуганно выпалил Воа. - Я на все согласен! Я сделаю что угодно, лишь бы этого не допустить! Но, чем мне помочь им? Я лишь простой священник. А одними молитвами ни одного воплощенного демона не упокоишь.

- Насчет этого не волнуйтесь, - уверил его старик. - Насколько я помню, когда-то вы посылали заявление на поступление в академию ДМВ. Мы можем предоставить вам возможность обучаться на любом из желаемых вами факультетов.

- Я... Весьма вам признателен, добрый господин... - замялся эльф. - Но... Как же мой приход? Я все-таки священнослужитель, и мне нельзя покидать место, к которому меня приписали иерархи нашей славной церкви.

- При всем моем уважении, святой брат, сейчас хорошо обученные волшебники намного нужнее нашей родине, чем самые лучшие священники и сановники.

- И как ты уже весьма верно подметил, мой высокоморальный друг, - усмехнулась Высшая, - одними молитвами демонов не упокоишь...

***

Отпуск не задался с самого начала. Сперва Сальпир полдня покрывал её трёхэтажным оркским наречием за то, что потеряли объект задания. Но такой расклад был вполне привычен - старый засранец вечно был чем-то недоволен, и после каждого задания не упускал возможности вытянуть последнюю каплю сил из изможденных телес группы спецназа. Тем не менее, заслуженный месячный отпуск выбивать не пришлось, и устало расписавшись на всю страницу бланка, Мора поплелась домой.

Там, однако, добиться покоя оказалось таким же несбыточным делом. Глядя на этот свинарник совершенно не возможно было даже предположить, что здесь когда-то бывала женщина! Самая натуральная холостяцкая берлога! После нескольких кирсов исполнения ритуала уборки, ноги упорно отказывались нести хозяйку в ближайший кабак, снять многодневное напряжение. Не раздевшись и не приняв душ, девушка мешком плюхнулась на кровать, и засопела лицом в подушку.

Вдобавок ко всему, посреди ночи мерный храп прервал зверский рёв коммуникатора, так некстати оказавшегося рядом с растрепанной головой мученицы. Косая, но счастливая мина Нолана Мила с превеликим удовольствием сообщила, что через неделю в каком-то там клубе будет выступать их группа, и надо бы, наконец, собраться и как следует всё как следует отрепетировать.

Вежливо отблагодарив боевого товарища и послав его со всеми почестями в гарем великого Йерфана, Мора попробовала снова заснуть. Тут, как назло, буйные соседи снова устроили вечеринку.

Прерывать веселье и грозить им табельным оружием не было никакого желания, и как всякая мудрая женщина, она отомстила более изощренно. Один знакомый гном из технического отдела научил её одной замечательной штучке. Волшебница из неё была не самая лучшая, но этот фокус она освоила очень быстро.

Одним ловким движением Мора подкинула в воздух жевательную резинку. "Ну держитесь, сукины дети!" - подумала она, тщательно прожевав мятную пластинку. Оторвав половину и прилепив кусочек к стоявшему у кровати старому гитарному усилителю, темная вышла на балкон.

Тёплая летняя ночь, легкий ветерок колышет листву на деревьях... И с нижнего этажа доносился натужный вой инфернальной стереосистемы. Мерзость-то какая! Безголосые певички стонут о любви, не попадая ни в ритм, ни в тон, да ещё и под третьесортное электронное пищание! Популярные эстрадные песни, что ни говори! Ну какой же дрянной нынче вкус у современной молодежи!

Свесившись с перилл на вытянутых ногах, Мора заглянула вниз. Пьяная разношёрстная компашка совершала произвольные телодвижения, одновременно лапая особей противоположного пола и заглатывая бутылочку-другую пива и иных спиртосодержащих жидкостей. Огромный музыкальный центр надрывал порядком севшие колонки, заставляя весь дом судорожно содрогаться в такт изливающимся из него высокочастотным волнам.

Использовав Теневой прыжок, девушка прилепила оставшуюся жвачку к надрывающейся машине и мгновенно вернулась домой. В углу маленькой спальни приютилась слегка запылившаяся бас-гитара. Подключив усилитель к питанию, Мора настроила его звучание на самые невыносимые тона и убавила громкость до минимума. Опробовав звучание, она с садистской радостью выкрикнула ключ-фразу:

- СВОБОДУ УШАМ! - и с нескрываемой злостью рванула струны красными ноготками.

Кусочек резинки блеснул серебристыми искрами, и эстрадное блеяние сменилось нестерпимым басовым гулом. Вслед за этим послышалась отборная речь народа Восточных пределов.

- А теперь - соло!!! - закричала она в предвкушении изощренной кары для нерадивых соседей.

В свободное от работы и учений время, Мора почти всецело посвящала себя участию в группе, исполняющей "грохот небес" в местных клубах тяжёлой музыки. Своим исскуством игры на бас-гитаре она гордилась по праву, и с удовольствием продемонстрировала всё умение надоедливым соседям. Хотя, может быть, стоило их пощадить, и настроить звучание получше...

Додумать она не успела - снизу раздался громкий хлопок. Похоже, тонкая электроника не выдержала такого грубого магического вмешательства.

- Странно. Обычно обходилось без такого, - сказала она сама себе. - Наверно, слишком много силы вложила. Фух, слава всем Богам. Ну что, получили, упыри? Будете знать, прожигатели жизни, как не давать спать трудовому народу!

Ни капли не сожалея об умышленной порче чужого имущества, девушка с чистой совестью свалилась на кровать и захрапела. Однако и там ее ждала очередная малоприятная неожиданность.

Сон оказался не намного лучше бодрствования. Какой-то очень странный кошмар. В тёмном сыром зале она отстреливалась от незнакомых ей тварей. Рядом ещё кто-то был рядом, и что-то кричал...

- А знаешь, мне это нравится. Наконец эти увальни с Северных пределов придумали что-то стоящее.

- При всём моём уважении к современному искусству, я, пожалуй, с тобой не соглашусь...

Надо было заметить, что уважение это было чисто символическим. Весь путь своего творческого развития этот седовласый мужчина оставил на уровне уроков рисования начальной школы, и теперь всё его старческое нутро содрогалось от непереносимых низкочастотных ритмов тяжелой "музыки".

Но его вечно молодая спутница лишь посмеивалась над терзаниями престарелого мага. Чего у орков было не занимать, так это чувства ритма. Протяжная барабанная дробь, периодические рычащие вскрики, наверно, обозначающие песню - все это прекрасно заводило ее. Но больше всего чувственную творческую душу ласкало это странное, завораживающее дребезжание, издаваемое странной гитарой в руках той темнокожей девочки. Как виртуозно она управляется с инструментом, как порхает по сцене в кожаных одеждах, как изгибается, исполняя соло на своем инструменте... Словно она была первой наложницей из гарема Повелителя Ночи. Она бы ему точно понравилась. По крайней мере, на сотню другую эонов беспрерывного ублажения этого древнего как мир извращенца ее бы хватило.

К столику с грацией кошки проскользил официант и поставил два бокала фиолетовой жидкости.

- Какое забавное здесь вино, - хихикнула Гира. - Сладкое, не обжигает горло, и шипучее, как ноувельский эль. Как оно называется?

- Это газированная вода, - сказал Маркус и потянулся к своему бокалу. - Или газировка, как больше нравится. Продукт химико-пищевой индустрии. Что, очень понравилось?

- Есть такое дело, - усмехнулась она. - Да, верно предки говорили - лучше один раз попробовать, чем двенадцать раз увидеть. Как же много я, оказывается, не знаю о нашем мире.

Так, потягивая через трубочку виноградную шипучку, Маркус мужественно дождался окончания звуковой экзекуции. Разукрашенные музыканты в усеянном шипами рванье еще долго терзали его усталые уши. В конце концов, разбив огромные калонки и облив первые ряды залпом из пивных бутылок, отчаянные камнедробители ушли за кулисы, оставив публики биться в продолжительном экстазе. Дверь захлопнулась, и проход к артистам загородила парочка загорелых жилистых ребят в тёмных очках.

- Мальчики, а не проводите девушку... - начала было Гира.

- Нет, - хором ответили громилы, оттеснив ее от двери.

- Ну, пожалуйста, миленькие, - промурлыкала Высшая, прижавшись к тому, что был повыше. - Я вас очень вежливо попрошу, и вы меня пропустите, верно?

- Девушка, пожалуйста, отойдите, - грозно потребовал охранник. - Мы исполняем свои обязанности. Не мешайте.

- Какие мы служаки! Тебя мама не учила, что некрасиво отказывать девочкам? - Гира обиженно надула губки и щелкнула пальцами.

Два массивных тела медленно сползли по стене на пол словно лишенные нитей марионетки.

- А ты, оказывается, можешь быть гуманной? - усмехнулся Маркус.

- Ну я же не дракон какой-нибудь, - засмеялась Гира. - Ничего с ними не будет. Разве что помаются мигренью пару дней... Или что я на них наслала... Ладно, потом разберемся, ты не против?

- Вечно ты так, - вздохнул Маркус, открывая потрепанную дверь в задымленную и провонявшую перегаром комнату. - Здравствуйте, молодые люди.

Прежде веселые и хмельные музыканты теперь застыли в безмолвном удивлении, не донеся до ртов бутылки пива, или же намертво к ним присосавшись.

- Всем привет, мальчики, девочки, - засмеялась Высшая, махая им ручкой. - Позвольте нам выразить глубочайшее восхищение перед вашим мастерством. Такой хорошей игры я не видела уже многие и многие эоны.

- Э-э-э... - протянул орк-барабанщик, оглядывая не прошеных посетителей. - Спасибо... Эй, а кто вас впустил?

- О, это не так уж важно, - усмехнулась Гира. - Но я вынуждена попросить госпожу Дьенма отойти с нами на пару слов.

- Это с какого-такого перепугу? - подался вперед лысый мужчина, исполнявший роль соло-гитариста.

- С такого, родной мой, с такого, - засмеялась Высшая, стягивая темные очки. Небесно голубые глаза эльфийки сверкнули игристым пламенем маны, от чего музыкант испуганно плюхнулся на стул.

- Госпожа Мора, пожалуйста, пройдемте с нами, - вежливо попросил Маркус. Молча кивнув головой, Темная отложила в сторону свою гитару и широким шагом вышла из гримерки, захлопнув за собой дверь.

- Ну, здравствуйте, гости дорогие, - мрачно протянула музыкантка. - Чего-нибудь желаете? Кофе, коньяк, виски?

- Спасибо, но мы уже приняли, - улыбнулся старик. - Меня зовут Маркус Солидей Ламбо...

- Глава Департамента Магических Воздействий, - закончила за него Темная. - Я вас сразу узнала. Должна признаться, среди стражей закона вас очень многие недолюбливают.

- Ну, это не столь важно. Кто меня не любит, тот просто мне завидует, как сказал кто-то из певцов, уж не помню, кто. Ну что же, тогда позвольте представить вам мою замечательную спутницу - Гиру Сан'Глей.

- Вы ведь из рода Высших, не так ли? - спросила Мора, повернувшись к улыбающейся эльфийке. - А начальство все твердит, будто вы по-прежнему сидите в катакомбах Департамента.

- Почти верно, - сказала она. - Мои сородичи сейчас находятся в добровольном заточении. На свободу согласилась только я.

- Странные вы ребята, - усмехнулась Темная, переводя взгляд на Маркуса. - Кажется, вы хотели о чем-то поговорить.

- Именно, добрая госпожа, - сказал старик. - Вас в последнее время не посещали какие-нибудь странные сны? Может быть, видения, или знаки?

- Уважаемый Ламбо, я работаю с отбросами общества. Как вы думаете, какие сны должна видеть здравомыслящая личность, после того как практически каждый день приходится пускать кому-нибудь пулю промеж глаз?

- Прекрасно представляю, что вы чувствуете, госпожа, но все же спрошу вас еще раз - вы видели каой-нибудь странный сон?

Немного подумав, девушка достала из кармана пачку сигарет, щелкнула зажигалкой и затянулась.

- Уже несколько дней, - выдохнула она, пуская колечки дыма. - Каждый раз одно и то же. Больше похоже на какой-то бред...

- Что именно?

- Ну... Будто я бегу по какому-то зеленому подземелью, со всех сторон прыгают какие-то твари... Кажется, там даже были мерфолки... А ведь это странно, я их вживую ни разу в жизни не видела.

- Кажется, мы пришли по адресу, - сказала Гира. - Тогда мы очень легко с вами договоримся.

- Это о чем, дорогуша? - буркнула Темная.

- Вы ведь слышали об Оракуле? Так вот, этот замечательный эльф выдал перед смертью свое последнее предсказание. И вы являетесь одним из ключевых персонажей его вижения.

- И что это должно значить? - спросила Мора, стряхивая пепел прямо на пол. - Сожалею о вашем Оракуле, только что-то до меня очень медленно доходит. Чего вы от меня хотите?

- Самую малость, - сказал Маркус. - Перейти на службу в наш Департамент.

- Опять служить колдунам, - скривилась Темная. - Спасибо, но я уже проходила там курсы для Теневых прыгунов, и мне этого хватило на всю жизнь.

- Не спешите отказываться, госпожа Мора. Я понимаю, у вас много планов, но поверьте - если вы этого не сделаете, ваш сон воплотится въявь. Знаете, у нас мало времени, так что мы вас оставим на два дня. В течении этих дней вы можете пройти к центральному отделу и спросить меня, вас сразу пропустят. До встречи, добрая госпожа. Приятного вам вечера...

***

- Итак, вы готовы?

- Так точно, доктор. Запускайте.

- Вот и замечательно. Активация.

- Завершена .

- Так, прекрасненько. Общее сканирование системы.

- Завершено. Сбоев не обнаружено. Синхронизация запущена.

- Отлично, дорогая моя, просто отлично! Продолжаем. Активация протоколов восстановления.

- Началось...

Огненная волна прокатилась по неподвижному телу. Столько месяцев сонной жизни в бесчувственной оболочке наконец окончились. Жжение быстро прошло, но появился просто чудовищный, невыносимый зуд! "Вашу мать! - еле сдерживаясь от того, чтобы сказать это вслух думала Тарла. - Ну почему все в жизни так сложно? Стоило ли вообще тогда соглашаться на имплантацию... А, да, без нее же не принимают в Кузницу... Ух, Йерфаново семя, как же все чешется! Ну ничего-ничего, дорогуша, еще и не такое приходилось терпеть в своей жизни. Вытерпела раньше, сумеешь и сейчас!".

- Ну как, дорогая, пока держитесь? - спросил голос из темноты.

- Да... Пожалуй... - простонала пациентка. - Это... надолго?..

- Простите, но это опытные образцы. Судя по нашим расчётам и скорости вашего метаболизма, окончательное восстановление спинномозговой и нервной ткани займёт от одного до трёх кирсов...

Зуд медленно, но уверенно нарастал. Эх, как верно говорил какой-то древний мудрец: высшее из удовольствий, это беспрепятственно почесаться. Особенно сильно чесались глаза. И, кажется, эти проклятые имплантаты начинают работать - перед незрячими глазами поплыли неведомые, но отчего-то невыразимо прекрасные, цветные облака. Кто бы мог подумать, что можно радоваться таким обычным, знакомым, но порядком подзабытым вещам...

- Могу вас обрадовать, моя дорогая, - прогудел голос за пеленой, - Восстановление проходит весьма успешно. Аномалий не обнаружено, ресурсная база достаточна, и мы даже немного опережаем график.

- Очень, вашу мать, рада за вас... - выдохнула Тарла, борясь с желанием как можно грубее нахамить доктору.

- Ничего-ничего, потерпите самую малость, - успокаивающее произнес голос из тени. - Знаете, может это прозвучит несколько цинично, но нам с вами ужасно повезло!

- Да? И в чем же?

- Как же мало вы о себе знаете. Обладать такой феноменальной плотностью астральных течений - это просто великолепно! Даже не каждый профессиональный волшебник так активно поглощает энергию Великого Эфира!

- Это должно мне о чём-то сказать?

- Ну же, дорогая моя, - удивился доктор, - вспомните первую ступень академии ДМВ, уроки прикладного колдовства!

- Кажется, доктор, этот урок я когда-то прогуляла... - саркастическим тоном ответила Тарла.

- Великий Дэлт, у тебя дурное чувство юмора! - простонал доктор. - Ну, как он заповедовал, учиться никогда не поздно. Каждая форма жизни кроме основной своей пищи также потребляет для определённых целей эманации астрального света. С его помощью, собственно, и происходит большинство духовно-магических явлений. Как вы, надеюсь, помните, гномы отличаются особо сильной способностью поглощать и концентрировать в себе энергию Эфира. Благодаря этой особенности вашего народа, вы обладаете сильной сопротивляемостью к магическим атакам и можете без последствий находиться продолжительное время рядом с эфирными аномалиями, вроде залежей астрального кварца.

Убаюкивающий тон лекции внезапно прервался, послышался стук тяжелых сапог. Тарла сильно удивилась, ведь раньше доктор никому не позволял входить в операционную, даже своим помощникам. Как-то раз один незадачливый студент, имя его она не запомнила, перепутал дату занятий и заявился в операционную, как раз в тот момент, когда доктор Аййю только подготавливал девушку к внедрению имплантатов в ее спинной мозг. Она успела услышать только начало воодушевленной и неожиданно красноречивой тирады старого эльфа. Опомнившись через некоторое время, доктор отключил ее слуховые функции и еще долго продолжал отчитывать испуганного до глубины души парня. Неужели снова дни перепутал, растяпа?

- Что? Кто вы? Как... Что вам...

- Не беспокойтесь так, гражданин Аййю, - звякнул железом звучный бас. - Мы вас не обременим. Продолжайте процедуры. Господин Маркус, проходите.

- Эй, доктор Мэлиан, что происходит? - испуганно спросила пациентка.

- Добрый день, госпожа Бонк, - ответил ей незнакомый хриплый старческий голос. - Позвольте представиться: меня зовут Маркус Солидэй Ламбо. Я являюсь главой Департамента Магических Воздействий.

- Ну, раз уже день на дворе, то здравствуйте, - вздохнула Тарла. - Извините, я слегка не в форме. И, если мне не изменяет память, то отчасти это произошло по вашей вине.

- Я слышал об обстоятельствах вашего несчастного случая, и прошу вас принять мои соболезнования. Вы ведь догадываетесь, зачем я пришел к вам?

- Честно говоря, понятия не имею, - скрипя зубами ответила гномида. - Может, просветите?

- Весьма охотно, добрая госпожа, - согласился Маркус. - Гира, подойди и представься нашей новой знакомой. Сдается мне, вы хорошо поладите.

- Здравствуй, милочка, - пропела звонким голоском Высшая. - Должна признать, ты в лучшей форме, чем мне рассказывали. Ни кабелей, ни трубочек, никаких других железок я здесь не вижу.

- Что ж, спасибо за комплимент, "милочка", - саркастически ответила Тарла. - Извини, что я не могу восхититься твоей фигурой. С глазами, понимаешь ли, проблемы.

- Ничего страшного, госпожа Бонк, - тихо засмеялся Маркус, - это лишь временное неудобство. А знаете ли вы, почему именно вас, из всей Кузни, из всех солдат, нуждающихся в срочной имплантации, именно вас, а не кого-то ни было еще, выбрали мы?

- Уважаемый Ламбо, перестаньте говорить загадками! Я сейчас не в том состоянии, чтобы гадать, чем я заслужила честь предоставить вам свою задницу в качестве подопытной крысы.

- Вполне справедливое замечание, - слегка смутившись сказал старик. - Хорошо, я расскажу вам. Но все же господин Аййю запретил мне сильно вас пугать, так что ограничимся самым основным. Совсем недавно один мой хороший друг получил странное послание из высших сфер. В нем говорилось о многих вещах, в том числе и о судьбах некоторых граждан. К нашему высочайшему счастью, нам удалось обнаружить вас в кротчайшие сроки, пусть и при таких весьма печальных обстоятельствах. Как только я узнал, что с вами приключилось, мне пришлось хорошенько протрясти наших глубокоуважаемых министров а также практически все чины Кузни, чтобы выбить для вас эту экспериментальную разработку.

- Значит, какой-то друг донес вам, что я чем-то выделилась на фоне окружающих, - рассуждала Тарла, - и вы со всех ног понеслись спасать мою тушу? Не примите за грубость, но какого Сущего вам понадобилось это делать?

- Хотя бы ради того, госпожа Бонк, чтобы Департамент мог следить за объектом своих капиталовложений. Но если говорить серьезно, то мы крайне нуждаемся в ваших навыках. Но я чрезмерно тороплю события, уж простите меня. Пусть уважаемый доктор Аййю закончит все процедуры и приведет вас в порядок. А пока, обдумайте мои слова. Удачи, госпожа Тарла. И вам, господин Мэлиан...

***

- Ну что, ты готова? - нервным голосом спросил старик.

- Не торопись, родной, - отмахивалась Высшая, - тебе это не идёт.

- Не у всех впереди однотелая вечность. Мой срок намного короче.

- Было бы намного проще, если бы ты всё же снял с меня хоть одну побрякушку... Не мешай...

Глаза Высшей медленно закатились. Бедный некромант лежал на роскошной постели подобно тряпичной кукле, и Гира уже сорок дормад пыталась проникнуть в его спящее сознание. Слишком много ментальных блокировок и защитных систем было наложено на голову еще молодого парня. Истинный Мертвец никогда не считал разумную жизнь достойной единицей, а потому мог пойти на все, лишь бы сохранить свои тайны в полной неприкосновенности.

- Если бы ты не отказывалась от помощи, всё прошло без запинок, - ворчал Маркус. - У нас нет времени...

- Тихо! - резко сказала Гира. - Кажется, получается. Вот, сейчас, сейчас...

Голубой свет сияющих глаз вспыхнул пурпурным заревом, и тонкие пальчики плотно вцепились в голову спящего мальчика. Ментальный контакт был налажен. Маркус крепко взял эльфийку за руку и зацепился за нить её разума, пытаясь узреть сквозь глубокий мрак спящего разума картины видений мертвого Оракула.

Океан покрывает лёгкая рябь, косяки цветастых рыбок резво плывут в прозрачной глубине. Где-то вдали сверкает пик Падения. "Все так же, как и тогда, - подумал старик. - Как же я надеялся больше не встретить это еще раз. Видимо, у проведения на меня свои взгляды".

- Северные пределы. Как давно я здесь не была, - тихо шептала Гира, огибая чутким взором пейзаж далекой, покрытой толстым одеялом вечной мерзлоты, суровой ледяной страны. Пусть Высшие эльфы и считались в свое время самыми творчески одаренными созданиями, но умение любоваться природой имели не всякие. Любить ее созданной не магической силой, не долгой кропотливой селекцией, а такой, какой ее создали Боги.

Они стояли рядом на водной глади, держась за руки, как в раньше.

- Поверь, ты не много потеряла, - с легкой грустью ответил Маркус. - Ничего с тех времен кроме технического прогресса не изменилось. Как было шестнадцать анго в эоне и семьдесят дормад в кирсе, так и осталось. Меняется только курс билля в Объединенных Континентах.

По голубому небу пролетела стая перекрикивающихся чаек. Облака медленно стягивались о всех сторон, перерастая в одну огромную громыхающую черную чучу.

- Может быть, Маркус, - вздохнула Высшая. - Я многое повидала в этом мире, и еще столько же в другом. Но это все не так уж и важно. Есть вещи, которые стоят намного дороже.

- А что же важно? - спросил старик. - И что может быть дороже?

- Сейчас увидишь, - вздохнула Высшая и посмотрела вглубь океана.

Из необъятных глубин доносился мерный гул. На поверхность всплыли тучи пузырьков. По морю разгулялись огромные синие волны.

- Что происходит? - сказал Маркус, с легкой дрожью смотря под ноги.

- Просто смотри, - тихо ответила Гира, не отрывая взора.

Морская вода закипела, как похлебка в походном котелке. Спасаясь от неведомой опасности, местные обитатели буквально выпрыгивали из океана, и ордами бросалась к берегу, ища несбыточного спасения. Только мерфолки, древние и страшные создания, оставались на месте, высунув чешуйчатые головы на поверхность и разрезая волны острыми гребнями.

Бушующие волны хлынули во все стороны, и из фонтана пены начала подниматься огромная, заросшая водорослями и кораллами гора.

- А я так надеялся не увидеть это еще раз, - задумчиво произнёс Маркус, вторя самому себе. - Как думаешь, почему это все произошло?

- Ты захотел разделить со мной свой недолгий век, дорогой... Надеюсь, что хотя бы я об этом никогда не пожалею.

- Не надо ни о чём жалеть, Гира. Мы уже давно не дети, чтобы страдать о не съеденных конфетах и поломанных игрушках. Пришло время снова исправлять чужие ошибки, и сейчас мы не можем ошибаться.

Высшая посмотрела ему в глаза и нежно улыбнулась.

- За это я тебя и люблю, - прошептала она.

Легионы крылатых тварей хлынули из древнего мёртвого города, оплота смерти. Маревал. Мерфолки уже не скрывались в недрах, и в открытую сражались с древним злом, от которого они поклялись охранять весь мир. Сверкали острые клыки и когти демонов, трезубцы и клинки водяного народа, бурлил кипящий океан. Моря крови плескались в волнах ледяной воды, взбиваясь в багровую пену.

Но бывший архимаг уже не замечал этого. Ничего, кроме неё. Они снова были вместе, снова рядом, снова одни...

***

- Ну, и долго нам еще ждать?

- Потерпишь немного, не маленький уже.

- Знаешь, все-таки одно дело сидеть где-нибудь в кафе и ждать начала всей этой кутерьмы, а другое стоять как истуканы посреди улицы и ждать бомбу на свою голову!

- Не кричи, идиот! Местные не поймут.

Нервно оглядываясь на странную парочку, прохожие спешили отойти подальше. Возле библиотеки всегда крутилось много странных личностей, и ни у кого не было желания хоть как-то связываться с ними.

- Слушай, может, хоть на скамейку сядем, а? - ныл второй из них, тот, что был пониже ростом. - Я все понимаю, надо фиксировать каждое изменение, но у меня уже ноги отваливаются!

- У тебя что, коммуникатор закоротило? - проворчал первый. - Может, тебе еще и мороженку принести? Вина красного, да бабу рыжую?

- Спасибо, как-нибудь без баб обойдемся. Но жара-то какая...

Солнце раскаленным прожектором высушивала безветренную улицу, особенно этих двух наблюдателей, одевшихся не по погоде в длинные плащи и широкополые шляпы, под которыми скрывались высокотехнологичные костюмы хрономантов, еще более-менее справляющихся с функцией кондиционирования.

- Да... Может, промотаем немного вперед? - спросил второй.

- Ни в коем случае, - буркнул первый. - Стой и смотри в оба.

- Да какого черта? Для чего Наблюдатели сидят за Веретеном круглые сутки? Чтобы мы потом стояли и парились здесь?

Рядом со звериным рыком проехал огромный грузовик, опустив на наблюдателей облако черного дыма.

- Кхе-кха! Ой, действительно, дуракам везет, - прокашлял второй. - Не знаю, мне радоваться или плакать?

- Плачь от радости, - усмехнулся первый, кивнув головой в сторону. - Вон, идет наш клиент. Включай хронощит. Скоро будет жарко.

Низкорослый наблюдатель медленно посмотрел туда, куда указал напарник. Мимо них, сильно спотыкаясь шел долговязый темнокожий эльф в спортивной одежде. В руках у него была массивная, и судя по напряжению его мышц, очень тяжелая сумка. Ни на кого не оглядываясь, он молча поднимался по огромным каменным ступенькам, и через некоторе время скрылся за дубовыми дверями публичной библиотеки.

- М-да, вот тебе и детские игры, - пробубнил второй. - Вот скажи мне, старый друг, почему мы с тобой по жизни купаемся в дерьме?

- Потому, что на дерьме растут цветы, а на крови... Ну, сам знаешь, что растет на крови.

- Вообще-то нет. Но от крови я бы сейчас не отказался.

- От крови? - усмехнулся первый. - Да когда на тебя полез один занюханный киррат ты даже меч не смог вытащить!

- Зато как я ему тогда ногами навалял!

- Навалял, говоришь? - рассмеялся первый. - Да ты поскользнулся на его мине, и в полете зацепил его пяткой по носу. Повезло тебе, что по нему предварительно врезал кто-то другой, а то пришлось бы тебя тащить через полгалактики к ближайшему респаунеру.

- Все-то тебе покритиковать кого-нибудь, - обиделся второй. - А где ты тогда был? Почему сам не нес ему башку?

- Вообще-то, снес, мой юный друг. Просто тебе повезло оказаться от этого подальше. А то бы твой дистрофийный желудок бы вывернулся наизнанку. Повезло тебе, что у меня при себе оказался заряженный деструктор, а то ведь эти звери очень мстительные...

- Слушай, тебе еще не надоело убивать мою самооценку?! Давай лучше сам стой и смотри за этим придурком!

- Смотрю-смотрю, родной. Сам, главное, не отвлекайся. Вот, сейчас начнется.

Мир казался размытым из-за действия хронощитов, но действо уже началось. Фиолетовое пламя медленно подползало к наблюдателям со всех сторон, обволакивая их психоделическим заревом. Вокруг летели камни, железо, взорванные машины, не успевшие найти укрытия пешеходы.

- Можешь считать меня садистом, - проговорил второй, - но мне такая картинка по душе. Очень напоминает пейзаж обители Владыки.

- Странные у тебя вкусы, дорогой мой товарищ, - мрачно сказал первый. - Похоже, ты все еще не можешь повзрослеть. Ладно, пожалуй, на сегодня достаточно. Все зафиксировал?

- Вплоть до течения энергопотоков через почву. Ну, и куда мы сейчас?

- А какая тебе разница? Все равно большую часть города эвакуируют и оцепят кордонами.. Отсидимся в какой-нибудь гостинице подальше отсюда и будем двигаться дальше.

- Давай туда, где есть мороженое с кактусом! Очень хорошо освежает.

- Хе-хе, нашелся тут гурман. Мы, между прочим, на рабочем месте, а на работе кумарить никак не разрешается.

- Тоже мне, поборник морали! Ну и что, на чем поедем?

- Поедем? - первый громко и продолжительно засмеялся.

- А что, что-то не так? - удивился второй.

- Да все так, кроме одного маленького нюанса. Сейчас в городе не осталось ни одной рабочей машины.

- И что?! Пешком потащимся?!

- А как иначе? Телепортеры нам не выдали, заберут нас только вручную. Так что, как говорится - вперед и с песней, мой дорогой друг! Левой! Левой! Раз, два три!..

3

- Ну, ребятки, принимайте новые пукалки!

Тяжелые кейсы упали на широкий оружейный стол. Щелкнули кнопки открываемых замков, и свет холодный ламп сверкнул на отполированном до блеска металле.

- Вот, оцените новинку, - крепкие пальчики Тарлы ловко бегали по ледяным стволам. - Первосортное метеоритное железо с добавками руд из недр Святой горы, заговоренное первыми мастерами ордена Кузнецов. Руны вырезаны из очищенного черного астрального кварца, и вкраплены методом сращивания с металлом. Оптика работает в трех режимах: ночном, тепловом, и магическом...

- Красавица, а где затвор? - Драхкар пыхнул сигарой и подхватил рукой пулемет. - И что за обойма такая странная? Она что, сплавлена с патронником?

- А это, дорогой господин майор, самое интересное! - лицо Тарлы растянулось в улыбке. - Эти руны не только обеспечивают лучшую точность и кучность стрельбы, но и поддерживают постоянное количество боеприпасов в обойме! Над этой разработкой наши мастера трудились несколько сотен эонов, совмещая собственные разработки с отрывками магических технологий Древних.

- Как это? - удивленно сверкнув багровыми глазами спросила Мора. - Я, конечно, давно в школе не была, но закон сохранения энергий еще не забыла. Любая энергия не берется из неоткуда и не исчезает в никуда, меняя лишь свою плотность и форму.

- Как бы странно это не прозвучало, но все довольно просто, - засмеялась гномида, осматривая блестящими от радости глазами творения собственных рук. - Вместо пороха гильзы наполнены крошкой того же кварца, из которого сделаны пули. При выстреле происходит взрыв, из-за которого она распадается на чистую астральную энергию, перетекающую напрямую в руны, вкрапленные по всей площади оружия. Пуля же движется ровно до того момента, пока окончательно не потеряет полученный при выстреле заряд, после чего также распадается на астральную энергию и переходит обратно в руны. Там она перетекает в обойму, где происходит восстановление заряда до первоначального состояния. Ну, как вам такое? Не слабо, да?

- Как в компьютерных играх - взлом на бесконечные патроны, - Виктор скривил в ухмылке бледные губы и повертел на пальце револьвер. - Вот только возникает один маленький нюанс. Получается, что боезапас восстанавливается ровно до тех пор, пока не иссякнет запас мощности ваших знаков Силы. А она не может в конце концов закончиться?

- Да-а-а, а я уж подумала, что единственная прогуливала занятия академии, - вздохнула Тарла. - Любой астральный кварц постоянно извлекает из Великого Эфира сродную с ним магическую энергию. Так что за опустевшую обойму можешь не беспокоиться. Ну, разве что недолго, пока камень не восстановит свои силы, а восстанавливает он их весьма оперативно...

- Пышка! - Драхкар с рычанием крутил в руках пулемет. - Это все, конечно, очень интересно и познавательно, - Но где же, слоновье вымя, этот драный затвор?!

Гномида хмуро выхватила оружие из рук орка, щелкнула рычажком над спусковым крючком.

- Здесь, над прикладом, - фыркнула она, указав пальцем на едва заметную петлю, - Пока не снимешь с предохранителя, не получится даже дослать патрон.

- Эх, слоновье вымя с вашими гномьими выдумками!

Огромные пальцы резко дернули затвор, раздался громкий щелчок, руны сверкнули фиолетовыми искрами. Весь отряд энтузиазмом взялся за предназначенное каждому члену оружие. Недовольными остались лишь ворчащий Драхкар, так и не разобравшийся во всех премудростях своего оружия, и молчаливый Воа, с хмурым видом размахивающий полученной гизармой перед отполированной до зеркального блеска стеной.

- Великие Триединые, почему именно я? - тихо прошептал Отверженный. - Зачем вы посылаете меня в самую глубь царства Сущего? Чем я так важен для этого мира?

- Тем, что Вселенная не знает ни Добра, ни Зла, милый, - пропел ласковый голос из-за спины. - Не уходи в себя. Здесь еще остались те, кому ты нужен.

Священник медленно отвел взгляд от стального пола. Позади него, мерно покачивая лазурными крылышками, улыбалась Гира.

- Это только начало нашего общего пути. Вам всем рассказали, с чем мы имеем дело - не мы первые, но надеюсь, что мы последние.

Стуча коваными ботинками в оружейную спустился глава ДМВ, как всегда в служебной форме, прямой и властный. Высшая уже порхала под потолком, по-детски хихикая и строя рожицы хмурому Драхкару.

- Конечно, в учебниках истории упоминается момент Кровавого Воцарения, но истинную суть этой трагедии не знает никто, кроме нас. Прежде чем отправиться на ваше первое задание, вы узнаете правду, - Маркус поднял голову. - Гира, будь любезна, перестань ребячиться и начни рассказ.

Сделав еще пару кругов по комнате, эльфийка спустилась ближе к полу. В своей длинной голубой украшенной золотым шитьем мантии она казалась выше пустынных огров. Но присмотревшись можно было понять что она по-прежнему порхает над землей, а не стоит на и без того длинных ногах.

- Какие вы все грустные и печальные, мои милые малыши! - театрально вздохнула Высшая. - Видимо, вам всем не хватает немного...

- Гира... - Маркус положил ей руку на талию.

- Ну хорошо - к делу, так к делу. Слушайте, ребятки, голос Истины...

***

Их оставалось лишь трое. Твари напирали из глубин тёмных сырых коридоров. Заговоренные клинки почти до эфеса съела ржавчина из-за крови убитых демонов. Половина отряда ушла к Триединым еще на входе в этот проклятый город.

Сандер, Огма, Торин... Из всей команды остались только Высшая, Темный, и Человек. Но дорога все тянется вперед, в самое сердце черной горы-крепости, к двери детей Йерфана в этот мир. Сколько это еще продолжится...

- Гира, сзади! - закричал Аластор.

Голубое пламя осветило каменный коридор, сжигая многолетнюю пелену кораллов и водорослей.

- Бежим! - Генрих побежал вперед, размахивая на ходу двуручным мечом.

Демонический рев звучал со всех сторон, отражаясь громовым эхом от каждой грани внутренностей чудовищного бастиона. Было абсолютно неважно, по какой дороге бежать, и в какую сторону опускать обезображенный клинок. Все туннели вели в самый центр города, к древнему храму, где и находились врата за пределы этого мира.

- Ух, возымей меня Сольвейн! - на бегу выдыхал Темный. - Гримуары промокли! Мудрость предков загублена водой!

- Закрой рот и беги! Я чувствую, врата уже близко! - крикнула Гира, пролетая рядом спиной вперед.

Сгустки голубого огня пчелиным роем неслись навстречу жаждущим крови монстрам, даруя беглецам несколько драгоценных мгновений. Переведя дыхание, троица с новыми силами ринулась дальше.

- Нугл'еон мас! Эгонай сол 'инан ве'а... - Аластор на ходу плел над старинным гримуаром волшебные пассы, пытаясь запечатать проход заклятием "теневой сети".

Не успев прочесть строчки вязи, Темный поскользнулся и упал на сырой пол. Страницы когда-то ветхой и пыльной колдовской книги разорвались на сырые куски обмякшего пергамента. Прежде красные глаза кровопийцы выгалядели черными, на прежде ухмылявшимся лице застыл всепоглощающий страх.

Выхватив из ножен обломок меча, он без разбора размахивал им перед собой, не замечая ничего вокруг. Подняться ему помешали длинные щупальца, выскочившие из темноты и опутавшие чародея с ног до головы.

- ГЕНРИХ!!! ПОМОГИ!!! - истерично закричал он.

- Аластор!!!

Воин ринулся спасать его, но через мгновение уродливые нити затянули черного эльфа в глубину мрачных, пропитанных эонами проливавшейся крови, коридоров.

- Оставь его! - Гира с невероятной силой схватила Генриха за руку и потащила за собой.

- ОТПУСТИ!!! АЛАСТОР!!! ЕГО ЕЩЕ...

- Его нельзя спасти, он уже мертв!!! Ворота уже рядом, нам нельзя останавливаться!!!

Воин мгновенно перестал сопротивляться, стараясь успеть за мчащейся изо всех сил Высшей. Не осталось ничего, кроме того, чтобы совершить ритуал и опустить эту проклятую гору обратно в пучину ледяных вод. Мерфолки сдерживают демонов снаружи, драконы здесь просто не пройдут, а Дети Ведьм не настолько щедры, чтобы задарма лезть в самое пекло. Значит, помощи ждать неоткуда. Они как всегда одни. Вместе, но все же одни. Самого начала ему было ясно, что это чистой воды самоубийство, но иного выбора у него не было. Все уже давно решили за него. Какой-то зверский, извращенный до самого основания разум, расписывающий планы чужих жизней с момента проявления в Астрале, затем во время рождения, и так до самой настоящей, окончательной смерти. "А так ли все это? - думал Генрих, сдерживая в себе бушующий вихрь чувств. - Действительно ли кто-то все это придумал? Может, так была всегда? Жил-был один идиот, нашел себе такую же жену, идиотку, они породили еще идиотов, и так они размножились по всем землям. И в конце концов кому-то это просто надоело, и ему захотелось избавиться от всего этого многотысячного мусорного поголовья. И теперь весь этот скотный двор пытается защитить свое скотское существование, посылая самых глупых созданий из числа своих представителей, чтобы умерить чей-то праведный гнев. Нет, слишком уж мрачная эта картина, хоть и прекрасно вписывается в сказку под названием Жизнь...".

- Все, пришли, - сказала Гира, придерживая рукой могучего тяжеловеса. Туннель окончился. Огромная площадь была сплошь усеяна чешуйчатыми рогатыми тварями всех известных и неизвестных демонологии видов. Все они склонились перед подножием храма, на вершине которого лиловым заревом сиял портал. Вот она, цель всего этого чудовищного заговора, конец всей этой иномирной чуму. Пусть и на такой короткий срок в несколько тысяч эонов.

- Выхода нет... - мрачно произнес Генрих. - Уже нечего терять... Все пропало...

- Не могу не согласиться... - Гира задумалась. - Однако, я не могу и не хочу верить, что весь этот долбаный путь был проделан зря! И если нам действительно нечего терять, то я хочу продать им наши драные душонки подороже!!! ВА'ЛАЙ БАЭН!!! ВПЕРЕД!!!

На звук речи Древних оглянулись все присутствующие здесь демоны. Отступать некуда, спасать некого и некому...

"Что же, Высшие знают толк даже в битве, - с иронией подумал воин, стирая с лица ядовитую демоническую кровь, смешанную с потом. - Что-то похожее говорил мастер Харон. "Сравняй победу с поражением, и не оглядывайся назад. Это есть сила бойца"".

Дрожащая рука в кольчужной перчатке потянулась в чудом уцелевшую котомку. Там еще оставался один бутылек. "Испей Чашу Ярости когда путь твой подходит к концу, когда не осталось ничего, что держит тебя, и нету желания остаться средь нас. Да охранят тебя Трое от этой судьбы".

Еще светится, не потеряла силы своей святая водица. Настойка земного и небесного астрального кварца с добавлением жгучей соли и еще мириада веществ разной степени опасности. Если ты не из Детей Ведьм, она убьет тебя меньше чем за полкирса. Но этого времени будет вполне достаточно.

Вот она уже течет внутрь, разливая по телу волны жара, ярости, и Силы. Энергия духа растет, кипит котел волшебной мощи. Доспех - вторая кожа, клинок - продолжение рук... Все тело пропитывается силой, извергаемой Землей и Небом в одно единственное живое существо.

И вот - самый пик! Взрыв чистой, раскаленной до инфернального жара маны!

Из груди распаленного воина вырвался чудовищный клич, заставивший замереть от страха орды кровожадных созданий. Гира прекратила обращать обездвиженных демонов в пепел, удивленно глядя на своего обезумевшего друга. Такую силу она видела только раз в своей долгой жизни, и это было чудо. Ужасное, обезоруживающее чудо, и моря разлитой крови. Зарычав подобно голодному разъяренному тигру, очертив круг над головой обломком огромного клинка, молодой воин молнией прорвался в ряды врага, упиваясь битвой, словно обезумевший берсерк. Это был уже не он. Это был настоящий Полубог. Высшая не смогла узнать в беснующимся создании своего старого друга. Но это уже совсем не важно...

***

- Очуметь... - тихо протянула рыжеволосая гномида.

Вся команда молча дослушала рассказ, не проронив ни слова. Затем наступила затянутая тишина. Все думали о своем, и каждый жалел о своей не самой доброй жизненной доле.

- Что ж, теперь вы знаете, как закончилось предыдущее Кровавое воцарение. Таким образом останавливали нашествие все наши предшественники, вплоть до самих Древних, - Маркус наконец разорвал тягучую пелену ожидания.

- Значит, нам тоже придется положить свои туши на алтарь победы? У Дома Ночи странные шутки, - Мора нахмурила тонкие брови. - Мать вашу, я на такое не подписывалась!

- Слоновье вымя... - пробубнил Драхкар. - Лучше бы я оставался гнить за решеткой. Зачем было темнить до последнего момента, господин Ламбо?

- Согласен, это очень дрянная шутка! - добавил Виктор. - Из-за этого мы два долбанных анго торчали здесь?

- Дело не только в этом, дорогие мои, - смеясь детским звонким голоском пропела Гира. - Вы должны были узнать друг друга поближе, прежде чем браться за такое весьма малоприятное дело. К тому же, а разве вы бы согласились, если Маркус рассказал вам все с самого начала?

- Великие Триединые, почему именно мы? - вжавшись в самый дальний угол златовласый эльф причитал без устали. - Неужели мы действительно настолько важны...

- Оставь свои роптания, священник, - Высшая подлетела к Воа и погладила его по голове. - Вас всех ведут разные Боги, и каждый вел именно сюда. Тебя сюда послали Триединые, потому что тебе нечего терять. Тебя, шаман, вели Великие Духи и твой учитель. Тебя, некромант, для шутки подкололи булавкой под зад, из-за чего ты попал к мертвому Оракулу. Тебя, кузнец, подвели железки, вшитые в твое тело, и Первый Камень пожелал сделать тебя своей частью. А тебя, моя зубастая подруга, привели служба и дрянное творчество во хвалу Дома Ночи. Но разве это что-то меняет?

- Не нравится наша музыка - не слушай, - ухмыльнулась Темная. - А тебя что привело? Неужто простая ностальгия по давно ушедшей молодости?

Такая нездоровая дружба завязалась уже с первой встречи Высшей и Темной. Нескончаемый поток приторного сарказма изливался из уст препирающихся женщин, порой доходя до откровенной и не самой нежной ругани. Такие кошачие драки стали практически ежедневной традицией между этими бойкими и весьма несдержанными в словах дамами.

- Достаточно разговоров, - отрезал Маркус. - Неизвестно, когда эта проклятая скала выйдет на поверхность, но вы должны быть готовы к этому в любой момент. Возьмите оружие и займитесь обмундированием. Выезжаем через полкирса. Не задерживайтесь.

- Эх, Йерфан вас раздери, даже макияж наложить не успею! - буркнула Тарла, встряхнув огненными локонами.

- Ничего, Пышка, женская красота не в этом, - усмехнулся орк, с упоением передергивая затвор раз за разом.

- И в чем же, наш главный ценитель прекрасного?

- Женская красота не в том, как она выглядит вечером, а в том, как она выглядит утром, гы-гы!

- Тоже мне, открыл недра земные! - сказала гномида, хлопнув мускулистой рукой по майорскому заду.

Отряд разошелся кто куда, и в конце концов в оружейной остались только Высшая и бывший Архимаг.

- Ты уверена, что не стоит рассказать им все?

- Зачем, дорогой? Или ваше понятие личной жизни ничего не значит?

- Что ж, может быть, ты и права. Хех, никогда не думал что такой дар может принести столько хлопот. Значит, Оракул больше не возродится?

- Не вернется этот, придет другой. Все они имели такой дар. Но только благодаря этому твоя душа не сгорела от того зелья. Ты поступил правильно, хоть и довольно опрометчиво.

- А у нас был другой выход? Все же я так до конца и не верил, что когда-нибудь встречу тебя снова...

- Знаешь, чему учит мой народ новорожденные души? Относиться к Вселенной проще. Жизнь бесконечна, и ты неизменен в своей сути. Ты лишь волен выбирать себе одежды и желанную роль для спектакля твоего Бытия.

- Странная логика. Из этого выходит, что я сам подписал себя каждый раз умирать в этой проклятой скале.

- Получается, что так, - Гира улыбнулась и потянулась к нему ближе. - Нельзя знать все наперед, но можно к этому подготовиться.

- Да, спорить с тобой нет смыла.

- Наконец-то ты повзрослел, - рассмеялась Высшая. - К тому же, у нас есть еще полкирса.

***

Броневик скакал по разбитым дорогам, с каждым прыжком выбивая остатки хорошего настроения из отряда. После череды подрывов членами "Возрождения" этот город лучше выглядеть не стал. Большая часть ключевых зданий одновременно взлетели на воздух, и ни отряды полиции, ни войска просто не успели оперативно среагировать на качественно подготовленный теракт.

- По нашим сведениям, - говорил Маркус, - большой отряд "возрожденцев" организовал базу в старых канализациях под центральной библиотекой.

Голограмма сменила картину огромного здания на схему подземелий с целым муравейником условных обозначений.

- Эти коридоры давно заброшены, и неизвестно, кто там теперь обитает. Когда-то, до построения первой канализации там проводились шабаши Детей Ведьм, так что там вполне вероятно находятся некоторые скопления астрального кварца, со всеми вытекающими из этого последствиями.

- Например? Крысы-мутанты? Или вольные зомби? - спросил Виктор. - Или еще какое дерьмо могло там завестись?

- Ничего конкретного известно, - мрачно отрезал старик, - так что рассчитывайте на худшее. Все возможные выходы блокированы отрядами некропехоты, и если среди них нет теневых прыгунов, то деваться им некуда. Вы войдете через старый проход в двух кварталах от библиотеки, выследите путь на базу группировки, и, по возможности, зачистите местность. В вашем распоряжении три отряда некропехоты специального назначения. Если понадобиться, они предоставят вам поддержку.

- То есть, господин глава? А вы не пойдете с нами? - нахмурился Драхкар.

- Я буду следить из командного центра за ходом операции. С вами пойдет Гира.

Вся команда удивленно посмотрела на Высшую.

- Да-да, я действительно не такая брезгливая, - наигранно скривив кислую мину ответила она.

- А платьице не боишься отходами жизнедеятельности украсить? - усмехнулась Тарла. - Там ведь не дворцовые палаты, уборщики туда в жизнь не заходили.

- Верно-верно, - поддакивала Мора. - Такой фасончик сейчас не в моде. Лучше смени одежку от греха подальше, а то еще, чего доброго, расплачешься.

- Не ваша печаль оберегать мои одежды, дорогие мои малышки. Лучше следите, как бы кто вашу маленькую миленькую честь не попользовал.

Сидевшие рядом Виктор и Драхкар тихо захихикали. Воа за весь путь ни разу не включился в разговор, беспрестанно читая молитвослов страницу за страницей.

- Приехали. На выход, - прохрипел седовласый гном-водитель.

Тяжелые затворы броневика грозно зашипели, опуская пехотный трап, словно дракон, рычащий перед броском.

- Наконец-то, бедные мои косточки, - глава ДМВ до хруста разминал шею и позвоночник. - Значит так, ребята: обо всех действиях докладывать по моей личной метаволне. Контрольное время - десять дормад. Если по каким-либо обстоятельствам вы не сможете ответить, я вышлю вам подкрепление. Удачи всем.

- Клинок Победы от Восхода до Заката! - отряд очертил кулаком дугу и ударил о пластину бронежилета в районе сердца.

Стальной зверь захлопнул бронированную пасть, оставив в глубине своей утробы последнего прирожденного мага среди людей. Подняв тучу пыли огромными колесами, броневик уехал вглубь разрушенных улиц.

Стоило признать, что город был под стать дорогам. Скелеты каркасов и пустые глазницы выбитых окон - это все, что осталось от Мэлона, столицы Объединенных Континентов. Даже когда-то величественные башни центральной библиотеки были похожи на обломанные зубы вампира, выброшенного на солнечный свет. Сколько знаний, накопленных предыдущими поколениями, превратились в пыль из-за чьего-то злого умысла?

- Вот тебе и война, - проворчал Драхкар. - Все же цивилизация слишком сильно извращает разум. Одни развалины кругом, и ни одного завалящего духа на пять дней пути. Даже в пустыне и то больше жизни, чем в этом гадюшнике.

- Сам удивляюсь, почему ханы Восточных пределов еще не подтягивают своих мотострелков к нашим границам, - согласился Виктор, скрыв бледное лицо в затемненном шлеме. - Чем здесь так жахнули? Мана-бомбой? Солнце так и палит!

- Подожди немного... - Тарла замерла на несколько мгновений, подняв вверх правую руку. - Анализ завершен. Да, мана-бомбой. И не одной. Нижние уровни Астрала выжжены почти подчистую. Включите магоскопический режим, если интересно.

Щелчок электронной оптики, и перед взором команды предстало марево серого тумана. Лишь несколько цветных пятен тускло поблескивали где-то под землей, да ядовито-зелеными плевками псевдодуш некропехоты, охраняющих спуск в сточные воды под трупом некогда великого города.

- М-да, на кладбищах некрокорпусов и то обстановка жизнерадостней, - присвистнул Каламад. - Не удивительно, что прогнозисты ничего здесь не увидели. Смотреть-то не на что.

- Слоновье вымя! - майор вытащил из сумки маленькую самокрутку, зажег щелчком пальцев, выкурил ее одной затяжкой, и пыхнув едким дымом, нацепил на голову похожий на кастрюлю шлем. - Все за мной. Попробуем разговорить этих жмуров. И, ушастый, умоляю, заткнись наконец! Вряд ли эти окочурки оценят твою набожность.

Эльф поднял бесстрастные глаза от маленькой книжки, исписанной Лесной Вязью.

- Как ты можешь так говорить? - равнодушно сказал он. - Ты же шаман, жрец своих Богов.

- Мои Боги не в словах проповедников, а в жизни, - огрызнулся орк. - И мертвечина при них не шарахается, а преклоняется. Не стоит оценивать мою веру по своим критериям, это, знаешь ли, вредно для здоровья.

- Действительно, Воа, лучше не надо, - попросил Виктор. - С них может спасть подчиняющий морок.

- Тогда лучше проверить снаряжение прямо сейчас, - усмехнулась Мора, выхватив из кобуры автомат. - Тарла, не поможешь?

- Один намен... - гномида с энтузиазмом подбежала к Темной.

Застава была организована перед техническим входом в канализацию. Мешки с песком плотно огораживали подходы к нему, на каждую сторону света зелеными глазами неподвижно смотрели вечно живые пулеметчики.

Стоило Драхкару приблизится к ним, как все стволы медленно, даже лениво, уставились на него. Хорошим манерам, ясное дело, мертвецов никто не учил.

- Отставить! - звучно рявкнул орк.

От заставы к нему пошла длинная полупрозрачная фигура вампира-координатора.

- Командир третьего специального отряда Департамента магических воздействий Майор Драхкар Громоступ, прибыл по особому распоряжению Маркуса Солидей Ламбо.

Незнакомец мгновенно сменил окрас.

- Клинок Победы от Восхода до Заката, господин майор, - прошипел отдавая честь незнакомец. - Что-то вы слегка припозднились.

Он был с головы до ног затянут в тугой маскировочный костюм. Глаза мертвеца закрывали круглые очки с толстыми затемненными стеклами.

- Координатор Вас-Хе-четырнадцать-пятьдесят-три-Сай, - представился он. - Позвольте доложить обстановку?

- Раз уж на то пошло, то докладывайте.

- Застава организована около трех дней назад. За это время нападений на патруль внешнего и внутреннего периметра не совершалось, - мертвец повернул голову в сторону группы. - Разрешите обратиться?

- Разрешаю, - с легким удивлением сказал Драхкар.

- Это и есть ваш отряд? - вампир указал длинным пальцем в сторону команды.

- Верно, координатор. Что-то не так?

- В принципе, ничего... Только, кто это, с крыльями? - он едва заметно кивнул, смотря на Гиру.

- Она член моего отряда, и этого вам должно быть достаточно, координатор, - отрезал Драхкар.

- Не смею спорить, господин майор, - прошипел мертвец. - Просто, сколько эту землю топчу, ни разу таких не видел. Даже еще при жизни, полсвета тогда обошел, а таких чудиков в первый раз встречаю.

Драхкару смутно показалось, что Высшая подслушивала их разговор, так как привычная ей манера строить глазки была сейчас направлена отнюдь не к нему - махать ручкой и посылать воздушные поцелуи хмурому орку ей давно наскучило.

- Признаюсь, сам порой не верю, что я с ней знаком, - буркнул он. - Ладно, забудем. Отряд, стройся!..

***

- Ой-й-й, как же здесь воняет! - жаловалась Мора, цокая каблуками по сырому камню. - Когда вернемся назад, надо будет обязательно продезинфицироваться рюмашкой-другой.

- Каждый аромат - это целая симфония запахов, моя дорогая, - усмехнулась Гира, вдыхая полной грудью канализационные испарения. - Надо лишь найти в ней то, что тебе больше по душе. Таким образом самые прекрасные цветы растут, питаясь чьими-то испражнениями.

- А ты, видимо, привыкла жить в навозной яме, - злорадно ухмыльнулась Темная. - Йерфан бы побрал этих "возрожденцев"! Как можно было додуматься организовать базу в канализации?! Эх, везет тебе, Тарла. Ты хотя бы можешь отключить любые чувства.

- Мочь-то могу, только это не всегда полезно, - ответила гномида. - Судя по запаху, здесь недавно кто-то проходил, и воняет он не намного лучше этой сточной канавы. Предлагаю всем быть на стороже во избежание несчастных случаев.

Освещение закончилось еще на верхних уровнях, куда не боялись заходить коммунальные службы. В старых каналах не было даже намека на электричество - только редкие пустые подставки для факелов, насквозь изъеденные ржавчиной и поросшие плесенью. Включать фонари Драхкар запретил сразу, так что дорогая до поросячьего визга "умная" броня с дополнительной системой оптики оказалась весьма кстати. Правда, то тут, то там, под ноги лезли крысы и попадались кучи помета неизвестных хищников, никогда не видевших солнечного света.

Внезапно на очередном перекрестке идущий впереди командир замер, ладонью приказав остановиться и спрятаться по углам. Впереди послышалось тихое утробное рычание и шлепающие шаги. Похоже, один из местных обитателей все-таки учуял запах незваных гостей и решил побаловать себя свежим вкусненьким мясцом.

Скользнув в темноту, отряд вжался в заплесневелый кирпич, для надежности затаив дыхание. Шлепанье медленно но уверенно нарастало. Рука Драхкара легла на рукоять служебного клинка, а Воа плотнее сжал рунную гизарму, набалдашник которой начал сильно вибрировать. Обычно это случлось только тогда, когда рядом появлялся противник с высокой концентрацией астральной энергии, так что стоило быть особенно осторожными, мало ли, на что способен продукт многих поколений мутации в таких весьма неблагоприятных условиях.

Шлепанье прекратилось, рык сменился тихим мурлыканьем. Кто-то долго шумно принюхивался. Он был уже рядом.

Драхкар указал эльфу в сторону шума и показал три пальца... два... один...

Сделав двойной выпад, они вонзили меч и гизарму во что-то тяжелое и мягкое. Рванув оружие на себя, командир и целитель вытащили тварь на всеобщее обозрение. Она еще билась в предсмертной агонии, судорожно подергивая щупальцами, которые заменяли ей ноги и рот. На мускулистых четырехпалых лапах то удлинялись, то укорачивались крючковатые когти. Бесцветная жижа, заменявшая зверю кровь кипела и быстро испарялась, наполняя и без того смрадные коридоры просто сногсшибательной вонью.

- Фу, слоновье вымя! - прорычал Драхкар, активно замахав руками. - Переключайтесь на автономное дыхание, это очень сильный яд!

Зашипели клапаны герметизирующейся брони. Единственный, кто никак не отреагировал на происходящее, была Высшая. Она с явным безразличием смотрела на смердящую жижу растекающегося животного, не испытывая ни капли отвращения ни к окружающей обстановке, ни к самому мутанту.

- Хм, какая забавная зверушка, - Гира подлетела к твари поближе, задумчиво сдвинув тонкие брови, - Айлье'а лан'из. И что им на месте не сидится...

- Чего?! - непонимающе уставилась на исследовательницу Мора. - А можно перевод? Желательно с поясняющими комментариями.

- Водяник смердящий, - ответила Тарла, подойдя поближе к уже растекающемуся трупу животного. - Но они обычно водятся в лесных болотах, а не подземельях. И заметны следы мутаций астрального происхождения. В его яде особенно большая концентрация эфирной энергии. Такое чувство, будто он всю жизнь только и делал, что питался кристаллами астрального кварца.

- Значит, новая мутация... Или мы не туда забрели, - проворчал командир, доставая из рюкзака пробирку и зачерпывая в нее немного дымящей жижи. - Ну что, кто-нибудь хочет кусочек нашего вонючего друга?

- Драхкар, на кой тебе эта дрянь? - спросил Виктор, с омерзением отвернувшись от трупа водяника. - Опять собираешься что-нибудь нахимичить? Учти, больше я тебе помогать не стану!

- Как раз ты меня спрашивать и не должен, некромант, - сказал орк, закупоривая склянку. - Вытяжка из гноя водяника - один из сильнейших, и если правильно приготовить, абсолютно безвредный галлюциноген. Между прочим, его активно используют в фармацевтических целях, если кто не в курсе.

- Продвинутому зельеварению учат Стражей Смерти, - хмуро ответил Виктор, - а я еще только младший Бессмертный. К тому же, я дурью не увлекаюсь, и тебе не советую. Даже мертвецы от переизбытка ядов могут развалиться прямо на ходу.

- Как хочешь, мне больше достанется, - захихикал Драхкар. - Гира, а тебе плохо не будет? Ты уже достаточно надышалась, что уже в пору нимб повесить. Как себя чувствуешь?

- Такие примитивные яды не берут мой народ, милый, - улыбнулась Высшая, погладив гладкий шлем командира отряда. - Но мальчик прав - не стремись уходить в эмпиреи с помощью ядов для разума. Для этого достаточно одного себя. Вот Воа это прекрасно знает, хотя этот навык он не тренировал. Сила его в том, что его тело способно предоставить себе все что нужно, не требуя помощи посредников. Верно, Воа?

Сквозь зеркальное забрало нельзя было разглядеть лицо священника, но его стойка оставалось такой же твердой, как у некропехоты. В такие моменты он был страшен. Уже не осталось того молодого наивного хлюпика, день и ночь молящегося за все государство и просящего отпустить его жителям все последствия их глупости. Теперь он больше напоминал верного слугу старой ужасной инквизиции, перед которым вздрогнут даже самые бывалые вояки, всю жизнь проливавшие чужую кровь и ни на день не прекращавшие эту ужасную вакханалию.

- Ладно, все оценили благовоняние местных обитателей? Выдвигаемся, - скомандовал Драхкар, поднимаясь с корточек. - Фонари по-прежнему не включать, стрелять только из пистолетов, держать мечи при себе. Тарла, на этих твоих пукалках же есть глушители?

- Так точно, командир... - немного смущенно сказала гномида. - Только они стоят не для скрытого боя.

- Не понял, а для чего?

- Чтобы не оглохнуть. Даже ружье гремит тише, чем эта мелочь. Такими патронами в самую пору заряжать винтовки, но я все же смогла запихнуть их в этих малышек.

- Слоновье вымя, Тарла... - прошептал орк, осматривая внушительного размера револьвер. - Эти ваши гномские штучки... Неужели нельзя было предупредить заранее?

- А вы и не спрашивали, - виновато ответила Тарла. - К тому же, один глушитель в нашей команде все-таки присутствует. Мора, загляни-ка в отсек неприкосновенного запаса, рядом с аптечкой.

У каждого из отряда на правой и левой ноге присутствовали маленькие бронированные отсеки со средствами первой боевой необходимости: сигнальные огни, инъекторы с кровоостанавливающими, анестезирующими препаратами, противоядие, и одна запасная пистолетная обойма стандартного калибра. Щелкнув замочком, Темная открыла правый отсек и извлекла из него продолговатый покрытый рунами цилиндр матового цвета.

- Универсальный глушитель со съемным набором насадок, - торжественно признесла Тарла, - где-то там они были. Конечно, один на всех - это не так уж и много, зато, на сколько мне известно, в команде у нас только один снайпер. Ну что, господин майор, вы довольны?

- Задери тебя леший, Пышка... - прорычал Драхкар, крепче сжимая в руках пулемет. - Все вы, гномы, такие молчаливые когда не надо? И что нам теперь делать, а? Скрытый сценарий уже недоступен.

- Тогда будем прорываться, - усмехнулся Виктор. - Если я не ошибаюсь, это ваша любимая тактика, не так ли?..

***

- Слушай, Гира, я все забываю тебя спросить, - прошептала Мора.

- Да, красноглазая? - пародируя ее голос ответила Высшая.

- Как ты умудряешься носить такие платья, и даже не намочить? Конечно, у меня не так уж много опыта в ношении подобного рода нарядов, но такого я еще не видела.

- О, это, дорогая моя, очень древнее искусство. Это платье мне сшила моя бабушка перед моей первой схваткой Сил, а она была намного лучшей волшебницей, чем я. К тому же, даже такую одежду нужно правильно носить и ухаживать...

- Прекратить разговоры, - буркнул Драхкар. - Чувствуете запах?

- Да, воздух здесь намного свежее, - сказал Виктор, разгерметизировав шлем. - Похоже, здесь недалеко выход на поверхность.

- Не только это, - пробурчал орк, смотря на качающуюся мушку. - Высшая лучше меня поймет.

- Действительно, мой дорогой шаманчик, понимаю. Где-то рядом есть сильный источник магии, - согласилась Гира, сияние глаз которой сменилось с голубого на лиловый. - Очень сильный.

- Не просто источник магии, - сказал Драхкар. - Здесь есть духи. Порабощенные духи. Об этом стоит доложить Ламбо.

- Ну что же, докладывай, солдатик. А я ненадолго отлучусь, - промурлыкала крылатая. - Не поминайте лихом!

Подойдя к стене, она коснулась ее ладонью. По сырому кирпичу пополз длинный белый узор Лесной Вязи. Блеснув в темноте три раза, рисунок громко загудел. Раздался тонкий писк, и Высшую затянуло в мгновенно потухший узор.

- Залюби меня Йерфан! Я тоже так хочу! - с досады Мора топнула каблуком.

- Не похоже на теневой прыжок, астральный след слишком четкий, - Тарла провела мерцающей рукой по выжженному узору.

- Древесные духи с ней! - проворчал Драхкар. - Господин Ламбо, прием. Говорит майор Громоступ.

- Слышу тебя, Драхкар, - голос метапередатчика заметно барахлил, - Обнаружили что-нибудь? Почему такие сильные помехи?

- Пока ничего особенного. Один водяник с признаками астральной мутации.

- Первый симптом... - задумчиво произнес Маркус, - Залежей кварца не находили?

- Никак нет, но чувствуются эманации плененных душ. И ваша сердечная подруга куда-то провалилась сквозь стену.

- Ох, я же говорил ей никуда не отходить... Хорошо, я сам свяжусь с ней. Продолжайте продвижение. Конец связи.

- Замечательно, еще один пункт операции успешно провален! - зарычал орк, глядя на выжженные линии портала. - Как мне надоело, что все меня держат за идиота! Ох, слоновье вымя! Ладно, продолжаем путь...

***

Не смотря на то, что вход в канализацию был недалеко от конечной точки, отряд вилял по коридорам уже второй кирс. Извилистые кишки старых туннелей уходили все глубже и глубже, вызывая одновременно тихую жуть, и дикое возмущение Тарлы по поводу архитектурных талантов рода людского со всеми причитающимися существительными, прилагательными и глаголами гномо-оркского наречия. Высшая по-прежнему пропадала неизвестно где, не подавая никаких признаков собственного присутствия.

- Вы заметили? - шепнул Виктор. - Аура смерти уплотняется. Словно здесь черное капище. Я такое видел во время учений в некрокорпусе.

- Да, духи здесь стонут громче, - Драхкар пригнулся и посмотрел под ноги. - Смотрите! Здесь недавно кто-то проходил. Следы армейских ботинок. Все поняли, что это может значить?

В многолетней грязи отчетливо просматривались отпечатки тяжелых сапог, размер которых очень походил на орчий. Похоже, дело, наконец, начало сдвигаться с мертвой точки.

- А это значит то, что мы уже близко к цели. А датчики все молчат. Или это только у меня? - спросила гномида, ощупывая свою броню.

- У меня тоже, - подал голос Воа, шедший замыкающим. - И что-то меня это ни капли не радует.

- У нас тоже, - подтвердили Виктор и Драхкар.

- Похоже, здесь не стоит рассчитывать на электронику, - хмуро сказала Темная, щелкая переключателем на прицеле автомата. - Такое сильное магическое поле заглушит любую железку. У меня даже тепловизор не работает, не говоря уже о навигации и нейроадаптационном управлении.

- Тогда странно, почему наша броня еще не отключилась... Нет, уже отключается! - с досадой прорычал командир. - Слоновье вымя! Сколько денег потратили на все это шмотье, а толку с него как с барана - молока!

По интерфейсу ПНВ забегала сильная рябь, смазывая изображение.

- Да задери вас леший, долбаные железяки! Придется идти с фонарями! - вздохнул Драхкар, щелкая подствольным фонариком. - Фух, ну хоть что-то работает! Воа, включай свой. Остальные - глядите в оба. Если повезет, то выстрелим первыми.

- А если не повезет? - спросил некромант. - Что-то мне подсказывает, что ничего хорошего не случится.

- Верно мыслишь, Дохлый, - сказал орк. - Тогда нам подкинут гранату, и нас в лучшем случае замуруют здесь на неопределенный срок. Ты доволен?

- Как тефтели в банке, - нервно усмехнулась Тарла.

- Скорее как огурцы - зальет дерьмом не хуже рассола, - добавила Мора.

- Прекратить разговоры! Смотрите по сторонам! Ну куда эта Высшая забрела, мать ее через коромысло?!

Как и ожидалось, ответа не последовало... Так они подумали. В дальнем конце тоннеля засверкали лучи чужих фонарей.

- В УКРЫТИЕ!!!

Драхкар с силой нажал на спусковой крючок. Лиловые вспышки осветили позеленевшие от вековой сырости стены, и тяжелый грохот оглушил отряд. Из темноты коридора загремел ответный огонь. Свинцовые пули вышибли каменную крошку рядом с лицом прижавшегося к стене орка.

- Мора, Виктор - тыл! Воа, Пышка - поддержка! - орал командир, пытаясь пересилить автоматный стрекот.

Коротко кивнув, некромант и Темная растворились во мгле. На мгновение стрельба прекратилась, а затем вдалеке загремело с новой силой, примешав к боевой какофонии истошные крики и плеск воды.

Отсчитав три намена, Драхкар выскочил из укрытия и побежал на шум. Сзади бежали гномида и эльф, нашептывающие что-то своему оружию.

- Господин Ламбо, прием! Враг обнаружен! Примите координаты! - командир натужно кричал на шипящую, точно недовольный змей, систему связи. - Господин Ламбо, прием!!! Враг обнаружен!!! Повторяю, враг обнаружен!!!

Но никто ему не ответил. С досады орк выбил кулаком осколки кирпича и ускорился.

Бой шел в старом заброшенном коллекторе. Темноту разгоняли развешанные повсюду фонари с астральным кварцем и безостановочная стрельба. Воздух по сравнению с прежним был чист, как горный. Если не считать расползшейся повсюду едкой пороховой вони.

Размалеванные культисты "Возрождения" бесперебойно поливали огнем из самодельных автоматов и ружей две беснующиеся тени. Люди, Отверженные, Темные, орки, гномы - все падали в сточные воды, после того, как рядом с ними блеснули сталь заговоренного клинка и лезвие духа.

Отпрыгнув за металлические ящики, разбросанные повсюду, командир поставил пулемет на треногу и накрыл длинной очередью отвлекшихся противников. Вжавшись спиной в ледяной контейнер Тарла не прицеливаясь стреляла из-за угла абсолютно не промахиваясь. Ее ярко сверкающие пальцы рывками сжимали рубчатую рукоять оружия, после чего "возрожденцы" один за другим падали в немой судороге, в которой их настигали лиловые снаряды. Только Воа, исполняя извилистые акробатические кульбиты, вращая своей гизармой подобно вертолетным лопастям. Он продвигался в открытую, нисколько не заботясь о пулях, со свистом пролетающих над его головой.

Количество "возрожденцев" стремительно уменьшалось пропорционально окрашивающимся в багровый цвет камням. Воздух пронзила белая вспышка, и бой прекратился. Свет погас, и все враги, наполнявшие коллектор превратились в кучу золы и пепла, сильно запахло паленым мясом.

От неожиданности отряд несколько мгновений упорно искал противников, но не найдя их, командир перевел взгляд от забитого телами канализационного протока на застывшего Воа. Эльф неподвижно стоял, вытянув свое оружие на манер шпаги. Длинные белые волосы стояли высоким ежом.

- Кажется, этого на учениях я не видел, - сказал Драхкар, подойдя к нему. - Ну и что это был за фокус?..

- Стойте на месте! - быстро проговорил целитель, не меняя позы. - Не подходите ближе, я еще не заземлен.

Наконец, все заметили, что по всему телу Воа бегают маленькие молнии, перепрыгивающие с него на древко гизармы и исчезающие в хрустальной сфере навершия. Прокрутив оружие над головой, эльф вогнал лезвие пол, после чего его волосы спали обратно на плечи, закрыв края защитной маски.

- Объяснись, солдат, - зарычал Драхкар, - почему я не имею представления о полной картине твоих навыков? Ты в курсе, что так можно поставить под удар всю операцию?! О чем ты вообще думал своей белобрысой башкой?!

Целитель медленно повернул голову к командиру и равнодушно сказал:

- Этому меня учил мастер Ламбо, отдельно, - спокойно произнес он. - Разве вас он ничему не обучал вне программы? Насколько я знаю, у нас с вами разные специализации, друзья.

Спрыгнувшие с потолка Виктор и Мора ничего не сказали, и подошедшая к эльфу Тарла не стала исключением.

- Аргх, задери Йерфан этого Ламбо!!! - прорычал командир. - И где шляется эта крылатая сучка?!.

- Майор, слышите? - Мора похлопала его по наплечнику. - Похоже, подкрепление противника приближается.

На другой стороне коллектора темноту рассекли белые клыки фонарей и кроваво-красные лучи целеуказателей. "Дело дрянь, - подумал Драхкар, содрогаясь от злобы всем телом. - Если так пойдет дальше, я не смогу себя сдерживать, а Пустые Души нам сейчас скорее помешают, чем помогут".

- Слоновье вымя! Пышка, Дохлый - берете левый тоннель! Чернавка, Ушастый - правый! Удерживать позиции, в рукопашную не вступать. Взрывчатку не использовать! Я беру средний. Огонь открывать только по моей команде. Сигнал - свето-шумовая граната.

Отряд молча принял указания и затаился за грудами ящиков.

Электронные системы брони по-прежнему отказывались подавать признаки жизни, и стальное забрало сильно сужало обзор. Щелкнула кнопка на виске шлема, и стеклянная основа обнажилась.

- Так-то лучше, - осклабившись прошептала Мора.

Длинный ствол винтовки выскользнул из заплечной кобуры и уставился мерцающим дулом в сторону приближающегося врага. Покрытый красным лаком указательный палец Темной был готов в любой момент нажать на курок. Если она правильно разобрала нанесенные на глушитель руны, то враг не сможет отследить точку обстрела ни по пулевому трассу, ни по вспышкам выстрелов. Встроенный пламегаситель должен был поспособствовать скорейшему устранению противника.

Воа молча сидел на корточках, медленно вращая барабан своего мелкокалиберного револьвера, изредка поглядывая на пляску призрачных огоньков в хрустальной сфере на конце гизармы. За тот недолгий срок обучения борьбе и волшебству при помощи этого древнего оружия, он научился понимать и чувствовать вибрирующее древко и читать знаки в хрустальном шаре. И сейчас знаки говорили о большой опасности, и что лучше бы ему, хозяину оружия, побыстрее убраться подальше по добру, по здорову. Но он был готов к битве, и оружие не смело ослушаться своего владельца.

- Осмотрите территорию! - рявкнул голос из среднего тоннеля.

На ступени выбежали шесть покрытых татуировками "возрожденцев" - два черных орка, три серокожих гнома и коренастый смуглый парень, на вид которому нельзя было дать и шестнадцати.

Угри, жиденькие усы и трясущиеся руки выдавали с потрохами этого подростка, так неудачно попавшего в плохую компанию. Скользнув лучом фонаря, парень громко ойкнул - забивавшие стоки тела быстро скользили вглубь канала, подтягиваемые чьими-то тонкими и неимоверно длинными щупальцами.

"Да, живут же люди, - усмехнулся про себя Виктор. - Кто его вообще впустил в секту? Туда что, с пеленок принимают? Он даже автомат держать не умеет, и наверняка, даже ни одного заклинания не сможет сплести! Глупость человеческая, похоже, никогда не сбавит темпа".

- Твари! - крикнул парень, пытаясь передернуть непослушной рукой затвор самодельного автомата. - Выходите, скоты! Всех замочу!

- Не стрелять! - последним из среднего тоннеля вышла высокая фигура в красной мантии. - Они где-то рядом, смотрите по сторонам!

Бледная когтистая рука отвесила новобранцу мощный подзатыльник.

Нетерпеливо поглаживая пальцами ствол самозарядного дробовика, Тарла проводила диагностику боевых систем. Виктор, не обращая никакого внимания на топот тяжелых сапог, вставил плоскую обойму в автоматический пистолет. Не смотря на все заверения механика отряда, парень брал с собой на тренировки обычное оружие. Автоматический мелкокалиберный пистолет, изготовленный и заговоренный в кузнях некрокорпуса чтобы уничтожать вышедшую из под контроля нежить. Он всегда носил с собой три запасных обоймы, но использовать свою трещотку ему доводилось только на учебных стрельбах, хотя результаты вполне удовлетворяли экзаменаторов.

Из крайних проходов вышли пятеро очень странных людей. Их кожа была аномально белой, из одежды на них были только брюки и армейские сапоги, а по всему телу ползла длинная сверкающая сталью вязь шрамов. Похоже, это были следы очень грубой, неумелой имплантации, больше походившей на пытки. Вся картина напоминала сцену из второсортных фильмов ужасов, наполнявших кинематограф Объединенных Континентов.

Тарла с ужасом наблюдала за этим гротескным порождением техномагической науки. Так криво и косо имплантировать материал мог только пьяный в стельку мясник, которому взбрело в голову побаловаться с внедрением электроники в свиную тушу. Профессиональный гнев бушевал в ее душе целым ураганом ярости, но она, следуя приказам, пыталась удержаться от соблазна нажать на спусковой крючок и перемолоть в фарш эту ошибку инженерной мысли.

- Учитель, - монотонным хором сказали жертвы изуверства, - противник обнаружен. Начинаем атаку.

Через мгновение коллектор наполнила волна жара. Огненная буря разметала большую часть ящиков, поджигая высыпавшееся содержимое. Как назло, это оказались патроны...

- ОТХОДИМ!!! - заорал Драхкар и через мгновение зал осветил нестерпимо яркий свет...

- Прием, говорит координатор Вас-Хе-четырнадцать-пятьдесят-три-Сай.

- Слышу вас, координатор. Докладывайте.

- По вашему приказанию за посланным вами отрядом проводилась радиолокационное и энергетическое слежение. Два дормад назад связь с ними резко прервалась. Последний раз их сигнал исходил из пятой зоны. Какие будут приказания?

- Ох, Боги, за что мне это... Немедленно посылайте к ним всех свободных пехотинцев! Разрешаю использовать любые средства для устранения противника! И приведите их назад живыми и невредимыми! Если не справитесь - обещаю вам самое долгое и мучительное развоплощение!

- Эээ... Приказ понял. Клинок Победы от Восхода до Заката!

Помехи коммуникатора сменились шипением зеленоглазого мертвеца. Двумя жестами тонкой руки он подозвал к себе пехотинца в тяжелых пневматических доспехах. Ковыляя вперевалочку к вампиру, старшина мертвецов положил многоствольный пулемет на плечо и отдал ему честь.

- Ваши приказания, командир, - прогудел он, сверкнув отполированным шлемом на палящем солнце.

- Возьми пятый и четырнадцатый взвод и направляйся в пятую зону. Приказ: зачистить местность и вывести спецотряд ДМВ к заставе. Разрешается использовать любые доступные средства.

- Вот это по мне! - нечеловеческим голосом усмехнулся громила. - Эх, жаль у нас нет танка, или хотя бы дрезины с огнеметом...

- Кончай мечтать и тащи отсюда свою прогнившую задницу! Накатаешься еще.

- Все хамишь, кровососущее ты создание... - пыхтя клапанами, старшина протяжно завыл, привлекая внимание своих собратьев. - Пятый, четырнадцатый - за мной!

Ответом послужил громкий хоровой стон. Обычно простые некропехотинцы реагировали таким образом на все - вопрос, приказ, подколку... Своим хладнокровием они могли сравниться разве что с Хранителями Теней Дома Ночи. Сдвинуть их с места мог только хороший пинок, наличие противника или приказ старшины. И не смотря на то, что многим из них от смерти прошла не одна сотня эонов, двигались и стреляли они ничуть не хуже самых натренированных и еще живых бойцов.

Многие поколения некроманты пытались влиться в общество, чему была крайне не довольна официальная церковь Триединых и еще множество мелких культов. Когда же смертоведы стали частью общественной жизни, у расплодившихся в то время Детей Ведьм появились серьезные конкуренты - половина заказов на наемных убийц перешла в руки Истинного Мертвеца. Воспользоваться услугами официального органа было намного дешевле, и ожившие мертвецы работали намного скрытее и чище, чем выращенные вдали от цивилизации, в темных лесах на вытяжках из органов чудовищ, мутанты.

Таким образом, за счет перебежчиков со стороны Детей и усиленных стараний святой инквизиции, а позже Департамента магических воздействий, рынок "теневых" услуг был всецело взят под контроль культа смерти. Каждый политик, от мелкого градоправителя до председателя комитета Объединенных Континентов хоть раз в жизни посещал палату Истинного Мертвеца, главы этого темного, но крайне необходимого органа.

Самые массовые же изделия, некропехота, в огромном количестве поставлялись во все концы государства, где сил живых по каким-то причинам не хватало. Главным материалом для данной продукции служили мертвые солдаты спецподразделений сил правопорядка и элитных отрядов регулярной армии, а также подписавшие определенные бумаги бойцы ДМВ, из которых изготавливались разумные старшины и вампиры-координаторы.

Простые некропехотинцы были не умнее пятилетних детей, и потому без ментального контроля командиров проку с них было немного. Но отличные боевые рефлексы, долговечность использование и редкая потребность в пище целиком окупали денежные вложения министерства финансов.

Сейчас пухлый мертвец тяжело шлепал по канализации, оглядывая зелеными глазами эфирные следы.

Другого зрения некропехота не имела, и поэтому им приходилось носить шлемы со множеством сменных линз, чтобы иметь возможность банально посмотреть в прицел винтовки. Но сейчас надобность в данном аксессуаре отсутствовала. Положиться на изначальное зрение ушедших душ в темноте было намного надежней.

- Хм, как на выставке экспрессионизма... - протянул старшина с высокоумным тоном. - Пятый, ухла, изагибла ахрэблусе?

- Хэ-э-э-э-э... - отозвался ползущий на четвереньках пехотинец класса "Ищейка". - Сколу бищас ина...

От замшелых стен эхом отражался треск перестрелки, эпицентр которой, судя по нарастающему грохоту, неминуемо приближался.

- Золах-х - х-ха-ас-си! - прищурившись прошипел высокий мертвец.

Из-за угла с криком "ЛОЖИСЬ!!!" диким табуном пронеслась команда Драхкара, едва не сбив с ног принюхивающегося "Ищейку". Через мгновение прямо перед носом мертвеца пролетела светящаяся дымящая склянка.

- Сада-а-а!!! - заверещал он, одним сальто запрыгнув в тыл своего отряда...

- Шевелите копытами!!! Сейчас рванет!!!

Взрывная волна молотом ударила по древним стенам. Поток пламени быстро помчался по коридору.

- За угол, за угол!!!

Очередной поворот перекрестка оказался крайне неприятным сюрпризом. Судорожно скачущий луч фонаря не выхватил из темноты одной очень важной детали - каменный пол без должного ухода изрядно поистрепался. Первым на себе последстве спешки испытал командир отряда, с диким ревом улетевший вглубь сточных каналов.

- Прыгайте!!! - послышалось из провала.

Поводов перечить приказу не обнаружилось, и спецназовцы подгоняемые адским жаром прыгнули во мрак неизвестности.

***

- М-да, хороша заварушка, - усмехнулся Йан Ло, стряхивая толстый слой грязи с ботинка. - Такого сейчас даже в нейрофильмах не увидишь.

Укрывшись за пеленой временных щитов, наблюдатели пристально рассматривали сцену стычки объектов с членами агрессивной религиозно-террористической группировки. Их искусство ведения боя в несоизмеримое число раз превышало опыт аборигенов этого мира, и все ошибки планирования и действия были видны им как на ладони. Но все-таки мастерство и упорство этой разношерстной команды не могло не радовать.

- Вынужден с тобой согласиться, зрелище потрясающее, - хмуро сказал Нод Га Тси. - Все же война - это настоящее искусство. И даже не важно, что все мы здесь буквально тонем в чьих-то отходах жизнедеятельности.

- Слушай, а ведь ты, насколько я помню, участвовал в космических сражениях?

- Было такое дело, а что?

- Расскажи, каково это?

Молодой и бойкий хрономант редко мог вытянуть из своего старшего товарища сколько-нибудь стоящую информацию, не получив при этом порцию упреков в адрес вечно спешащей, не видящей дальше собственного носа молодежи. Хотя и возраст его был не велик (несколько тысяч лет для научного сотрудника еще не возраст), нрав у него был очень скверный, плохо копирующий повадки впавшего в депрессивный маразм глубокого старика.

- А чего там рассказывать? - усмехнулся Нод Га Тси. - Ты когда-нибудь играл на симуляторе звездолета?

- Так на нем все играли с самого детства, - всплеснул руками Йан Ло.

- Так вот, считай, что ты уже все видел. Только взрывные волны бьют по голове сильнее и воняет меньше.

- Да, романтика ушла к чертям собачьим. У тебя всегда такая манера - рушить чужие мечты?

- Ну почему же? Еще я люблю играть в четырехмерные шахматы и насаживать на саблю тренировочных дронов. А ты, значит, хотел стать космонавтом?

- Летчиком-истребителем, - вздохнул младший засланец, просматривая всплывающие на лицевой панели показания датчиков. - Если бы не дед, чтоб он был здоров, хрен бы я поперся в институт исследования цивилизаций. Думаешь, я всегда мечтал стать хрономантом и бороздить просторы времени в поисках очередной пространственно-временной аномалии? Да сдалось мне все это!

- Ладно, не унывай ты так, - успокоил его старший. - Как закончим это задание, пойдешь на курсы переподготовки, я тебе помогу. По всем параметрам ты подходишь, в военных действиях участвовал. Так что не горюй, ты еще молодой, и полжизни не прожил.

- Эх, а ведь тогда придется отказаться от бессмертия? - хмуро спросил Йан Ло. - Ведь такие модификации дозволены только сотрудникам института.

- Не придется, - сказал Нод Га Тси. - Это слишком дорогое удовольствие, модифицировать работников, чтобы потом губить в них все генетические примочки. Разве что могут не отпустить, но, как я уже сказал, помогу чем смогу. Директор у меня в числе хороших друзей, как-нибудь обмозгуем это дело.

- И на том спасибо. Слушай, а правда то, что говорят Ткачи? Что судьбу невозможно изменить?

- Это как на нее посмотреть. Если веришь в судьбу - ни один хрономант или чернокнижник ее не изменит. А если не веришь, то и думать об этом незачем. Дам тебе только один простой совет - просто живи. Когда начинаешь строить планы, особенно великие и грандиозные, по закону подлости обязательно отыщется какая-нибудь пакость, которой захочется попортить тебе нервы.

- На собственном опыте советуешь, или опять кого-нибудь процитировал?

- Дурак ты, Йан Ло. Это доказано многими поколениями психологов и философов, так что цитировать нету смысла. Лучше применять на практике. К тому же, когда не строишь себе четких карт своей жизни, в голове освобождается столько места для разных мыслей, что никаких расширителей сознания уже и не требуется. Вот вы, молодые, очень любите шпиговать себя искусственными генами и стимулирующими имплантатами, и забываете, что любое разумное существо само по себе способно весьма на многое.

- Да брось ты нас критиковать, умник. Красивей ты от этого никак не становишься. К тому же, ты же сам говорил, что во Вселенной еще много непознанного. Значит, кто-то должен это все раскопать, смахнуть пыль и расставить по полочкам. Блин, что же с нами такое? Не заметил, что мы слишком часто переходим на философские темы? О чем это говорит?

- О том, мой юный друг, что наши мозги еще как-то работают, несмотря на все условия окружающей среды. Или о том, что ты потихонечку взрослеешь, а мне давно пора в дом престарелых. Ладно, забудь это. Лучше достань меч и держи его наготове. Если эксперимент сойдет с предсказанного пути, нам придется самим вступить в драку, и одной псионической силой мы с этим не справимся. Так, осталось еще шесть минут. Может, еще поболтаем?..

4

- Ох, раздери меня Йерфан!

Серебристый шлем метапередатчика с жалобным лязгом разлетелся на сотни мелких осколков. Командный центр оказался всего лишь старой заброшенной многоэтажкой, в которой худо-бедно сохранилась электропроводка. Все связное оборудование расположилось в двухкомнатной квартире, в которую периодически наведывались связисты и техники, трясущиеся над каждой держащейся из последних сил заплаткой, обильно обматывающих старые провода.

- И на кой мне все это надо под старость лет?! - бывший архимаг закрыл лицо дрожащей ладонью. - Ни с кем нет связи... Морок!

Секретарь спотыкаясь прибежал из соседней комнаты и вытянулся по стойке "смирно". Господин Ламбо уже несколько кирсов не находил себе места. Наверняка снова потребует кружку крепкого кофе. Он итак весь на нервах. Ему бы чаю с ромашкой, или настойки сердечника принять, капелек так сотню-другую.

Много эонов Морок верой и правдой служит этому человеку, еще в королевские времена, когда архимаги еще не срослись с инквизицией и не породили этот Департамент, его предки работали прислугой в поместье и винодельне старого Корнелиуса Ламбо. И за эти годы он успел насмотреться всякого - и выходок на заседаниях, и глубоких запоев на, казалось бы, пустом месте, и странных ритуалов, запрещенных самим Маркусом как последним из оставшихся в живых архимагов.

- Где мои грибы? - простонал Маркус.

- Простите, не понимаю? - Морок недоуменно посмотрел на него.

- Повторяю: где - мои - грибы? - старик повысил голос.

- Э, в походной сумке, должно быть, я недавно набирал свежих...

- Ну так неси скорее!

- Хорошо, господин, только не волнуйтесь так, - испуганно пробормотал секретарь. - Каких и сколько вам принести?

- Мухоморы, пять шляпок, - сказал Маркус, задумавшись на мгновение, - и десять колоний тщедушника.

- Вы уверены, господин Ламбо? - обеспокоившись за здоровье своего работодателя, спросил Морок. Изрядно потрепанный организм господина Ламбо мог не выдержать такого сильного напора наркотических ядов. Даже в молодости бывший архимаг тяжело переносил ритуальные средства достижения трансового состояния, что уж говорить о его теперешнем положении. - По-моему, это довольно приличная доза.

- Просто принеси, - не открывая лица прорычал старик.

Секретарь не успел сделать и пару шагов, как Маркус снова позвал его:

- Морок, у нас есть настойки?

- Конечно, господин. Какие пожелаете?

- То же самое, только на рисовой водке.

- Все настолько сложно?

- Намного сложнее, чем я думал... - архимаг замер и медленно положил сухую ладонь на пыльный стол, - Морок, поторопись. Что-то подсказывает мне, что с каждой секундой вся операция летит Йерфану под хвост.

- Уже бегу.

Старые доски натужно скрипели под тяжелой поступью слуги, но уже через несколько мгновений коротышка уже поставил перед главой ДМВ большую бутылку с мутной жидкостью.

- Может, пожелаете чем-нибудь закусить, господин? - спросил гном, подавая ему походную кружку.

- Да, пожелаю. Размешай гной водяника с тертым хреном в пропорции пять к одному.

- Прикажете намазать на хлеб, или так съедите?

- Лучше на сырные галеты, люблю похрустеть на дорожку. Ох, Боги, почему все проблемы от нервов, а все лекарства на спирту?

Пробка гулко выпрыгнула из широкой бутылки, и архимаг надолго присосался к излюбленному средству всех деревенских знахарей. Правда, зазывать духов в танец дождя они ни в коей мере не собирался. Работа предстояла трудная, требующая больших затрат всех имеющихся сил. И поддержка старых знакомых была как нельзя кстати. Коль помощь свыше часто запаздывает, надеяться можно только на себя. Эх, как же долго нет вестей с Небес.

- Ваша закуска, господин.

В жестяной миске были аккуратно сложены пять желтых прямоугольников, обильно смазанных серо-белесой галлюциногенной пастой.

- Благодарю, - выдохнул старик, оторвавшись от бутылки, и мгновенно проглотил две галеты. - Скоро должно подействовать. Морок, здесь есть, где прилечь?

- У солдат было несколько раскладных кроватей. Вам помочь дойти, господин?

- Конечно, будь добр... Кажется, меня уже начинает шатать...

Опершись на гнома как на тумбочку, Маркус медленно заковылял в другую комнату.

- Да, и еще, Морок... - в хрипловатом голосе архимага уже отчетливо проявлялись хмельные нотки. - Лучше привяжи меня покрепче... Не знаю, что я буду вытворять в таком состоянии...

***

- Вашу мать! Ух, Йерфаново семя, всегда мечтала оказаться по уши в дерьме!

Подобно кошке Мора старательно пыталась отряхнуться от прилипшей к бронекостюму грязи.

- Дерьмо не кровь, его намного легче смыть, - мрачно протянул Воа. - Хотя ты права, шампунь бы сейчас пригодился.

Прежде золотая шевелюра целителя превратилась в коричневые слипшиеся патлы.

- Эх, хорошо я не согласился брать маску вместо шлема, - усмехнулся Виктор. - Вот дерьмо! пистолет забился... дерьмом...

- Нашему оружию это не страшно, оно стреляет даже под водой, - потирая ушибленный зад проворчала Тарла. - Но вот твоей пукалке, похоже, конец. Такие игрушки во влажной среде долго не живут. Кстати, господин майор, разрешите поинтересоваться: что это было?

Драхкар опираясь на ствол пулемета, медленно приподнялся, но не смог принять вертикального положения - резиновая накладка приклада предательски соскользнула с пола. Не успев прокомментировать сию ситуацию, командир отряда повторно оказался на грязном слизком полу.

- Слоновье вымя! - тяжелая голова орка звучно ударилась о камень. - Ох, концентрат жгучей соли. Пополам с желчью беса и селитрой. Мой учитель с ее помощью расчищал завалы недалеко от деревни.

- Я так погляжу, у вас в горах много всего интересного водится, - гномида подала командиру мерцающую руку. - Может, как-нибудь свозите нас на экскурсию? А я гостинцев со своей родины принесу.

- Обязательно, Пышка, обязательно. Вот только неплохо было бы для начала узнать, где мы, и какого лешего я не слышу стрельбы нашего подкрепления?

- Нежить боится жгучей соли, - пояснил некромант. - Если они еще остались целы после вашей хлопушки, то, скорее всего...

- Использовали маневр тактического отступления, - поднявшись на ноги, орк проверил целостность оружия и своей драгоценной котомки. - Фух, не разбилась... Драная мертвечина! Вечно так - то их не допросишься, то заглянут на огонек нежданно-негаданно. Ни у кого не работают побочные системы?

Отряд отрицательно кивнул. Вся электронная начинка высокотехнологичной брони, несмотря на множество фильтров излучений и прочих разномастных устройств, была полностью бессильна перед напором энергии чистой астральной силы, пропитавшей каждый кирпичик в этом проклятом месте.

- Это не обязательно. Мои встроенные системы еще работают. Идите за мной, - сверкнув голубой кибернетической радужкой, Тарла повела отряд вперед.

Пожалуй, она была единственной из всего отряда, кто и без всяких побочных средств мог пользоваться всеми благами военных технологий. Хоть мощное эфирное излучение и блокировало некоторые функции ее межмолекулярных имплантатов, большая их часть была полностью работоспособна.

- Недалеко отсюда наблюдается большое скопление астральной энергии, - задумчиво сказала гномида, пощелкав пальцами. - Очень похоже на еще одну жилу зеленого кварца.

- Ты в курсе, кто обычно водится в местах скопления такой энергии? - ненавязчиво спросил командир, вглядываясь в темноту через прицел. - У тебя есть какие-нибудь соображения?

- Очень даже в курсе. А еще я в курсе, что шаманы Северных пределов очень хорошо ладят со всякого рода аномальными сущностями, - хитро улыбнувшись, сказала Тарла.

- Да-а, недаром ты у нас рыжая, Пышка, - усмехнулся орк. - Значит, решила меня записать в астральные парламентеры... Может, тогда ты еще знаешь, что я довольно давно в этом не практиковался?

- Кажется, ваши племена считают, что шаманов выбирают духи. Так что, думаю, ваши избиратели не будут против общения с рабочим народом.

- Что же, тогда я правильно сделал, что прихватил это с собой.

Потянувшись огромной ручищей в котомку, Драхкар извлек из нее туго сплетенную траву, и смрадный тоннель начал наполняться не менее приятным дымом.

- Это что за конопляный веник? - с подозрением глядя на командира, Мора с сомнением приподняла бровь.

- Он самый, дорогуша, он самый! - расхохотавшись сказал Драхкар. - Старый добрый конопляный веник для ублажения блуждающих духов!

Если бы забрало шлема было прозрачным, отряд непременно бы удивился. На покрытом шрамами лице зарделась настоящая, почти что детская радость. Как бы он не ворчал о гадостях и тяжести этого мира, наставления старого сварливого Трескучей Тучки согревали его окаменевшую душу. Если бы не встроенные воздушные фильтры, можно было подумать, что дурманящий дым уже всецело заполнил сознание командира.

- Слышите? - тихо прошептал он. - Кажется, кто-то смеется.

- А может это все от веника? - усмехнулась Темная. - Видела я как-то раз сектантов, прыгающий вот с такими же вениками. Они так дико ржали, что нас самих чуть не пробрало.

- Не думаю, - с сомнением сказала Тарла. - Звуковые колебания идут прямо...

В одном из множества идентичных друг другу проходов, уже порядком поднадоевших всему отряду, мягким светом мерцало зеленоватое сияние.

- Прямо оттуда.

- Мне кажется, или я уже где-то слышал этот голос? - Виктор выпрямился в полный рост и смело заглянул за угол. - Ух ты! Господин майор, мне кажется, что это вам покажется весьма занятным.

Посреди обрушившегося прохода, густо заросшем люминесцентным мхом, в окружении пульсирующих зеленых кристаллов скрестив ноги сидела Гира и звонко хохотала.

- Ну ни хрена себе!!! - сквозь толстую сталь шлема громко и протяжно выругались на неизвестном диалекте. - Высшая, твою мать!!! Ты где шлялась все это время, коза драная?!! Нам из-за тебя чуть головы не поотрывали!!!

- Тс-с-с-с-с, - не оборачиваясь прошипела крылатая эльфийка. Похоже, она была не очень рада незваным гостям. - Тише, милый, не шуми. Ты их пугаешь.

- И правильно, слоновье вымя!!! Пусть все боятся!!! Да я тебя на борцовское знамя порву!!!

Орк с чувством ударил бронированной перчаткой по старому кирпичу. В тот же миг комната наполнилась жалобным многоголосым плачем.

- Простите, покоренные души, я не хотел нарушить ваш покой, - тихо прошептал Драхкар и быстрее затряс тлеющим снопом дурман-травы.

- Так то лучше, широкоплечий ты мой непоседа, - Высшая подобрала с пола маленький хныкающий кристалл и протянула его командиру. - Посмотри: они такие маленькие, миленькие, совсем как дети. Лучше пожалей их и скрась им хоть какой-то срок этого бесконечного заточения.

Внутри прозрачного камня судорожно метались размытые силуэты захваченных безжалостным роком страдающих душ. Прочувствовав астральные течения кристалла, шаман узнал, что все эти духи были простыми искателями приключений, так неудачно окончивших свои дни в этих грязных забытых всеми Богами подземельях.

Когда-то Дети Ведьм приносили жертвы в местах, где пробивались жилы астрального кварца, чтобы ускорить рост кристаллов и увеличить силу это одновременно благословенного и проклятого минерала. В основном они росли в там, где веками наблюдались природные аномалии, а также в тех местах, где проводились очень сильные магические ритуалы. Но чаще всего их можно было найти там, где проливались реки крови, где целые сотни и тысячи людей со всей яростью, страхом, отчаянием расставались с жизню.

Когда сила заточенных душ истощалась, эти камни уже не имели такой ценности, так как без подкрепления удерживаемой внутри жизни, приток астрального света был очень мал, и на восстановление заряда уходило очень много драгоценного времени. Такой подход в практической магии крайне не приветствовался, а потому кровавые жертвы с пугающей регулярностью приносились в пищу этим бездонным носителям силы земных и небесных недр.

- Да, бедняги... - задумчиво произнес шаман. - Но их легко можно освободить. Конечно, если знать как.

Все это время Мора, Тарла, Виктор и Воа молча осматривали обрушенный тоннель, не решаясь даже приблизиться к ядовито-зеленым камням.

- Верно, малыш, можно. Вот только я не знаю такого способа, чтобы это не смогло им навредить.

- Тогда какого лешего ты просто так взяла и ушла?! Посидеть и поплакать над заключенными душами?! Ты хоть знаешь, зачем мы сюда поперлись?! Что тебе говорил Ламбо - идти и прикрывать наши задницы!

- Не волнуйся ты так, Драхкар, никто особо не покушался на неприкосновенность твоей задницы, - Гира зашевелила крыльями и поднялась, - и я прекрасно знаю, зачем Маркус приставил меня к вам. Вы же видели злобного страшного дядю в черном капюшоне? И его лысеньких, но очень симпатичных подручных?

- Конечно ви... Постой, а ты откуда знаешь? Тебя же с нами не было. Или они тебе рассказали? - Драхкар махнул в пространство дымящим веником.

- Я достаточно много знаю сама, и мне не обязательно нянчиться с вами, как с малыми детьми. Этот дядя гораздо страшнее, чем выглядит, и он прекрасно осведомлен, что все входы и выходы перекрыты. А еще ему известно, что вы пришли вместе со мной, и теперь он тут камня на камне не оставит.

- Ох, ну просто шикарно! И что нам теперь прикажете делать? Связи с Ламбо нет, эта долбанная суперброня не пашет, - сорвав с головы шлем и сверкнув красными глазами, Мора начала яростно причитать, - и в добавок ко всему целый гарнизон "возрожденцев" жаждет порвать наши...

- Никто никому ничего не порвет, зубастик, - Высшая щелкнула его по носу. - Положитесь на меня. Маркус недавно связывался со мной, и приказа отступать он не давал. Будет очень жарко, но деваться, как я поняла, нам теперь некуда. Единственная наша цель - уничтожение обозначенного противника, а дальше мы сами по себе. Вопросы есть?

Отряд молча переглянулся и пожал плечами.

- Вот и славно, дорогие мои симпопулечки! Надеюсь, ни у кого ничего не болит, потому что нам предстоит веселенькая поездочка через Астрал. Все готовы? Спрячьте свои самострелы и крепко возьмите меня за руки. Ну, кто тут самый смелый, кто тут самый сильный?

Смельчаком оказался низкорослый худосочный парнишка. Он первым робко взял Высшую за тонкую, но удивительно крепкую ручку.

- Какой ты у нас умничка! - Приподняв похожий на кастрюлю шлем, Гира поцеловала его в болезненно бледную щеку. - Ну что, бойцы, а мальчик-то посмелее всех лейтенантов и майоров оказался! Кто следующий?

- Как меня все это задрало... - положив потухшую вязанку назад в котомку, командир быстро подошел к Высшей крепко взялся за руку.

***

- Слоновье вымя, ну тут и холодрыга!

- Это из-за защитной сферы. На самом деле там жуткое пекло. Поджаришься до румяной корочки, и глазом моргнуть не успеешь. А я-то думала, вы в Северных пределах к этому привычны.

- Гира, а кто это там плывет? Большой такой, синий.

- Не синий, Виктор, он бесцветный. Это, так сказать, Пожиратель миров. Очень, кстати ласковый и миленький зверек. Пока за пару сотен эонов не оголодает. Держись покрепче, а то вытянет наружу.

Блестящий лазурный шар медленно плавал в бушующих волнах нижнего уровня Астрала. Путешествие внутри батискафа на морское дно никак не могло соперничать с тихим, почти безобидным на вид миром духов. Полная невесомость и непрекращающееся ни на миг бурлящее светопреставление далеких звезд, и перемешивающихся облаков мерцающей пыли, в глубине которых зарождалась не ведомая ни одному плотскому взору жизнь.

- Эх, как же давно я здесь не была. Как я соскучилась по этому, - Высшая мечтательно закатила сияющие от счастья глаза, но мгновенно открыла их. - Тарла, милая моя, ты чего так позеленела как капуста?

- Кажется, меня укачивает... - выдохнула рыжеволосая, - Все сенсоры просто с ума по сходили... Долго нам еще здесь болтаться?

- О, не беспокойся, мы скоро будем на месте. Потерпи самую малость.

- Да, еще никогда я так не мечтала почувствовать плоть Первого Камня под ногами...

Мимо пролетела резвая стайка свободных душ, видимо, почуяли, что где-то рождается новая жизнь, и неплохо было бы занять новые одежды первым. Вот какой-то неудачливый дух отбился от стаи и с глухим "вжик" ударился о сферу.

- Да-а-а, очень похоже на великую Тень, - Темная растянулась в клыкастой улыбке. - А с земли Астрал выглядит совсем по-другому.

- То, что вы называете нижним уровнем Астрала лишь прихожая в этот дом вселенской жизни. Она протекает не только в плотном видимом мире. Жизнь есть во всех проявлениях энергии. Наша земля - дерево, что питает от нее свои корни. Животные, кормящиеся от растений и от друг от друга. Даже камень, о который ты имел честь споткнуться, есть проявление этой жизни. Даже сам Великий Астрал - дитя этой великой силы...

Воа молча уставился в ухмыляющееся лицо Высшей. За всю поездку через Эфир он не проронил ни единого слова.

- Так, мальчики и девочки, держитесь крепче, мы скоро прилетим на место.

Вспышка голубого сияния, и защищавшая отряд сфера лопнула, как мыльный пузырь. Они очутились в огромном сухом помещении, плотно уставленном напольными лампами с различными кристаллами. На полу был расстелен широкий узорный ковер. Золотые нити на ткани сливались в витиеватый узор, напоминающий скелет дракона, прикованного цепями к стоящим на ковре светильниками.

- Как забавно... - мрачно протянула Гира, водя пальцами по узору золотого шитья. - Призывание духа отверженного ящера... А эти ребята решили сыграть по-крупному.

- Посмотрите на кристаллы, - Тарла взяла снежно-белый камень мерцающей рукой. - Белый, черный, красный, лесной, земной, небесный... Даже достать такой астральный кварц слишком дорогое удовольствие, не говоря уже о том, чтобы так качественно его обработать. Они абсолютно гладкие. И на них начертаны гномьи руны.

- Ну, и какой план дальнейших действий, госпожа Гира? - недовольно буркнул Драхкар, перевешивая пулемет с плеча на руки. - Лично я насчитываю надрать сотню другую разукрашенных задниц, а потом сделать парочку ожерелий из ушей. Кто со мной?

- Я! - хором ответил отряд, извлекая свое оружие на волю.

- Все-то вам лишь бы задницу кому-нибудь надрать, господин майор, - страдальческим тоном произнес Отверженный, проверяя прицел своего револьвера. - Ваш праведный гнев вполне понятен, но не стоит искать смысл жизни в насилии.

- Болтай мне что хочешь, святоша, но мои предки всегда говорили, что кровь побежденного врага радует Великих Духов, а дело шаманов в моем племени - веселить их как можно чаще, чем я в данный момент займусь с наивеличайшим удовольствием и нескрываемым энтузиазмом! Ну как, верно, дохлый?

В ответ юный некромант хрустнул предохранителем своего пистолета.

- Всецело готов поспособствовать гениальному тактическому ходу главного командования, - тихим голосом усмехнулся он.

- В таком случая, позвольте, я прикрою вас с тыла. А потом пробью оставшемуся противнику с ноги! - с кровожадной радостью присоединилась Мора.

Священник лишь молча покачал головой и взмахнул лезвием гизармы.

- Что же, я очень рад вашему боевому настрою, - прохрипел голос с высоты.

Отряд мгновенно поднял стволы, ища условного противника по звуку.

- Я несказанно рад, что вы решили посетить мое скромное жилище. Особенно тебя, моя дорогая Высшая. Я так скучал без общества интеллектуально развитого и образованного собеседника.

Красные точки целеуказателей судорожно резали темноту, выискивая в высоте каменного потолка, на чем можно было бы остановить прицел. По периметру квадратного зала находились отверстия вялотекущих сливных труб, мерно капающих мутной водой вглубь замшелых тоннелей.

- Не советую вам так размахивать вашими пушками, вы у меня на прицеле, - на каждом члене отряда кроме Гиры появилось по нескольку кровавых меток. - Сделаете еще хоть одно необдуманное резкое движение, и через вас можно будет процеживать лапшу. Думаю, вам это вряд ли по нраву, хотя кто вас знает.

- Неужели мы снова встретились, Роули? - усмехнулась Высшая, глядя на едва различимую тень, которая медленно скользила под потолком.

- Должен заметить, Гира, сотня-другая эонов одиночества в каменной клетке благоприятно сказались на твоей фигуре.

- А ты, как я погляжу, все также галантен. И тоже слегка изменился. Даже немного похорошел...

- Пожалуйста, не на людях, я стесняюсь, - прохрипела тень и спрыгнула в центр зала.

Они уже видели эту высокую фигуру в черном балахоне. Под покровом этой длинной тряпки скрывалось мертвенно бледное мускулистое тело, исполосованное длинной сетью глубоких шрамов.

- Интересно, сколько мы уже не виделись? По моему, уже целую вечность, - белая когтистая рука вытянула из глубины мантии маленький квадрат планшетного компьютера. - Но мне все же нравится это время. Ты просто погляди: раньше мне приходилось хранить все свои массивные тома в библиотеке, а теперь - лишь несколько маленьких цифр на карте памяти! Вся эзотерическая литература на одном таком кусочке пластика!

- Вижу, ты тоже оценил все прелести технического прогресса, - Гира сложила руки на груди и пренебрежительно осмотрелась. - Работаешь теперь с размахом. Да и сам ты вымахал, что огр обзавидуется.

- Зато ты несколько поутихла в разбрасывании своими силами. Генрих все-таки нацепил на тебя сдерживающие побрякушки.

- Не совсем. На рынке, знаешь, распродажа была, а я забыла дома кошелек. Вот он меня и спонсировал. И у него уже давно другое имя, если ты случаем не подзабыл.

- Кому как тебе не знать, что в нашем случае все имена - как маски. Они лишь отражают роль, которую мы играем в этом мире.

- Кто-нибудь мне объяснит, какого лешего... - попробовал встрять Драхкар.

Через мгновение он замолчал и громко рухнул на пол. Бледный человек с искусственными глазами отскочил от рычащего орка. Остальные не шелохнулись, ведь вряд ли их ожидало нечто иное, если они попробуют что-нибудь сказать.

- Сейчас я говорю с Высшей, - прохрипел Роули. - Может быть, я дам тебе право голоса, но сейчас ты будешь стоять и молча слушать. Понятно?

Убрав ладонь от забрала, командир обнаружил один весьма неприятный нюанс, появление которого считалось в его племени самым большим из возможных оскорблений.

- Мой зуб... - прорычал он, срывая шлем и ощупывая оставшийся нижний клык. - Ты... лизоблюд долбанный... посмел выбить мне ЗУБ?! Да я тебя на клочки порву!!! Трусы на голову натяну!!! В асфальт закапаю!!!

- Не торопись, крепыш, - Высшая с невероятной силой удерживала разбушевавшегося майора. - И надень котелок обратно, здоровее будешь.

- Верно, послушай мудрую женщину, - усмехнулся Роули и пробежался пальцами по экрану своего планшета.

Внезапно Гира судорожно выгнулась дугой, и свет ее небесных глаз затопила волна лилового пламени. Под тонкой кожей проступил узор вздувшихся сосудов, а длинные тонкие пальцы мощно сжались в кулаки.

Сверкнув серебристыми пластинами имплантатов, ученик темного мага, скривившись от ужаса, запрыгнул в находящийся позади него тоннель.

- Поиграли, и хватит, Аластор! - мелодичный голос эльфийки понизился до низкого старческого хрипа. - Ты меня очень сильно разочаровал, старый друг.

Загремели выстрелы, и лучики лазера соскользнули со своих целей. Из сточных труб выпали разукрашенные тела стрелков "Возрождения". Но колдун в черной мантии даже не дрогнул, увлеченно шепча себе под нос текст заклинания.

Высшая резко взмахнула руками перед собой, и тонкие гибкие пальцы закружились в витиеватом танце.

- Не стойте столбом! - гулко рявкнула Гира. - Стреляйте!

Оправившись от оцепенения, отряд дружно схватил пушки и открыл огонь по черному магу. Несколько пуль пронзили его гротескное тело, повалив его с ног, но через мгновение он превратился в тучку серого тумана, оставив на полу свой простреленный плащ.

- Вперед, за ним! - рычала Высшая, меча молнии в пребывающих один за другим боевиков "Возрождения". - Не дайте ему уйти!

Повторять второй раз было не нужно. Рванувшись с места подобно спринтерам, команда спецназа побежала вслед за плывущим в глубины канализации облаком, на бегу пытаясь расстрелять его из всех орудий. Но никакого эффекта это не производило, и комок дыма не сбавил темпа.

- Ха-ха-ха!!! - зловеще проревело облако. - Можете даже не стараться! Ваше волшебство меня даже не...

Выкрикнув непонятную витиеватую фразу, Воа выпрыгнул вперед отряда, направив хрустальную сферу своей гизармы на рычащий ком. Волна магической силы пронеслась по коридору, срывая со стен тучи грязи, грибов и плесени, и добравшись до Аластора, обрушилась на него всей своей мощью, заставив его принять свою настоящую форму.

Как назло, через несколько мгновений дорога резко оборвалась, открыв путь в нижние стоки, и черный маг, неистово пытающий сплести хоть какое-нибудь заклятие, с диким ревом улетел в темные глубины грязных вод.

- Твою мать, Воа, - тихо прорычал Драхкар, вглядываясь в недра древней канализации. - Неужели у тебя в запасе не нашлось какого-нибудь другого заклинания?

- Виноват, господин майор, - как всегда безразличным тоном ответил эльф. - Я действовал неосмотрительно и готов понести наказание за совершенную ошибку.

- Плевал я на твои ошибки, - огрызнулся орк, сплюнув вниз. - Пусть Ламбо со всем этим разбирается. Надо возвращаться назад. Если мне не изменяет слух, стрелять они уже прекаратили...

5

- Как вы, наверно, поняли, ситуация вышла за рамки операции, находящейся под юрисдикцией ДМВ.

После нападения на базу террористов прошло восемь дней, но бывший архимаг все так же не мог подняться с постели. Ментальный контроль над Гирой дался ему очень дорогой ценой, и теперь он практически неподвижно лежал на больничной койке, подключенный к целой сети устройств и капельниц.

- Маркус, дорогой, ну зачем ты это сделал? - Высшая ни на намен не отходя от постели главы ДМВ, - Ведь я сама могла со всем справиться...

- Гира, пожалуйста, не начинай сначала... У меня и так болит голова.

Воа без устали проводил руками пассы, читая молитву защитнику и покровителю целителей и рожениц светлоглавому Делту. Остальные члены отряда, в белых халатах поверх штатского, молча слушали рассуждения усохшего и слабого, как ребенок, Ламбо.

- Теперь в дело включилась и регулярная армия. Министерство госбезопасности все никак не устанет засыпать меня метапосланиями, не говоря уже о министре экономики, которому, оказывается, до ужаса интересно, куда это деваются деньги налогоплательщиков! Эх, как там сказал один поэт? Что-то вроде: я б вервольфом выгрыз бюрократизм, к печатям почтения нету. Да, кажется, так.

- Радимир Майаконский, господин Ламбо? - буркнул Драхкар, почесывая забинтованной рукой небритый подбородок. - И все же я не пойму, этот тот самый Аластор Роули, или это просто звучный псевдоним?

- А еще он сказал, что Генрих заковал Высшую в эти побрякушки, - добавила Мора и указала пальцем на свисающее золотое ожерелье на груди Гиры. - А насколько я помню, все ее племя сковали лично вы, господин Ламбо.

Старик тяжело вздохнул и тяжелым взглядом посмотрел в потолок.

- Это очень долгая история, сержант Дьенма. К тому же, вряд ли вы сможете понять всю ситуацию правильно. Пожалуйста, не обижайтесь, но сейчас действительно не время для таких разговоров. К тому же, вся команда получила десять дней оплачиваемого отпуска! Почему я не вижу радости на ваших лицах? А теперь - живо бегите отдыхать и набирайтесь сил, за мной есть кому приглядеть. Свободны.

Дверь палаты тихо захлопнулась.

- Вот так все просто - идите и развлекайтесь? Что-то как-то нескладно получается! - недоуменно воскликнул Виктор, снимая с ботинок медицинские галоши и закидывая их в мусорное ведро.

- Привыкай, дорогой, - Тарла дружественно похлопала парня по плечу. - Начальство никогда не выкладывает свои карты целиком. Даже перед нами.

- Это просто беспредел! По всей стране рвутся бомбы, на каждом шагу можно получить пулю в лоб, а они еще держатся свои маленькие секреты! - Темная с досады послала пинком помятую банку из-под пива. - Так, ребята, вы как хотите, но я определенно должна сейчас как следует вмазать! Кто со мной - всех угощаю.

- Конечно!

- Обязательно.

- Грех отказываться.

- Я тоже!

- А вот ты, мальчик не пойдешь. Мал еще со взрослыми тетями и дядями вискарь глушить, - щелкнув Виктора по длинному носу усмехнулась Мора.

- Эй! Мне, вообще-то, уже наступил семнадцатый эон!

- Может и наступил, да только опыту у тебя маловато. Глотнешь рюмку-другую, и уже можно выносить ногами вперед.

- Не волнуйся за него, Чернавка. Всю ответственность я беру на себя, - Драхкар подтянул парня к себе. - Будем играть на повышение. Запоминай: сначала кружка пива, закусываешь соленым. Потом залпом лакаешь стакан виски, не закусываешь...

- Проинструктируешь на месте, командир, - Мора его прервала, язвительно улыбнувшись. - Есть тут недалеко один очень знатный кабак.

- Это ты про "Косое Рыло"? Да, местечко злачное, целый век там не был. Не знаешь, Косорукий Билл еще работает там?

- Уже пол эона как уволился. Какой-то набравшийся в хлам гоблин чуть не выколол ему глаз вилкой. Много терпел, молодцом держался - но это, похоже, была последняя капля.

- М-да, жаль. Хороший был человек...

Как назло, сумрачный день внезапно перешел в дождливый вечер. Небесные недра нещадно изливали влагу на вымощенный камнем тротуар. Прохожих оказалось очень мало, словно исполинский дворник, вооруженный грозной исполинской метлой подмел серую пыль под коврик городских домов. Даже вездесущие пыхтящие смогом автомобили, казалось, решили передохнуть в своих уютных темных спаленках гаражей. Или же их владельцев наконец замучила совесть, что они, пусть и случайно, но окатили из лужи ни в чем не повинного прохожего, так усиленно горевавшем о безнадежно испачканной куртке.

Наконец перед глазами намерившегося хорошенько отдохнуть квартета предстала старая неоновая вывеска "Косого Рыла". Старый неизменный кабанчик раз за разом получал по сизой морде золотым кулаком, растущего неизвестно откуда, и беспричинно разбивающего опухший нос несчастного животного.

- Пункт назначения - нажраться! - Темная радостно стянула с головы намокшее кожаное пальто и мощным ударом длинного каблука раскрыла двери в пивную.

Не смотря на весьма компрометирующее название, "Косое Рыло" являлось очень приличным местом, где обычно после долгого и напряженного рабочего дня собирались пропустить кружечку-другую стражи порядка и младшие армейские офицеры, которым выдалось счастье пойти в увольнение, или, что еще реже случалось в стране с постоянной боевой готовностью, в долгожданный заслуженный отпуск.

Заведение, надо сказать, было небольшое, двенадцать столиков, и больше походило на кафе среднего класса, хотя и называлось пивной. Всегда чистые дубовые столики, белые непрозрачные занавески на окнах, невысокие цены и прекрасная кухня. Держали это замечательное место широкотелый бородатый старик Борислав со своей вечно суетящейся женушкой Любавой. Еще иногда здесь в качестве официантки подрабатывала их дочь-студентка Леля, которая всегда была не прочь пококетничать с симпатичными ребятами, за что мать регулярно и продолжительно отчитывала ее на кухне. Правда, в разгар праведного гнева хозяйка не замечала, что акустика в помещении лишь усиливает эффект бархатного грома разъяренного дракона материнской любви.

Из персонала здесь работал только охранник Билл Картер по кличке Косорукий. Так его прозвали за весьма неуклюжее владение бутылкой в качестве метательного оружия. Теперь его место занял старый, но до сих пор блестящий полированными боками, робот-охранник Марк Четверка. Правда, похоже, классические представления о гуманоидных боевых машинах были для него не самой интересной темой для рассуждений. Больше всего он напоминал большое мусорное ведро на колесах, с парой рук-щупалец, обширным арсеналом под стальным корпусом и вечно бегающими стеклянными глазками.

Сейчас зал для посетителей был полностью пуст, если не считать маленького духа-уборщика, купленного хозяином заведения много лет назад у одного знакомого некроманта.

- Добро пожаловать в нашу замечательную пивную "Косое Рыло", добрые господа, - жизнерадостным тоном прогудел железяка. - Рад вас видеть, госпожа Мора. О, господин Драхкар! Какое счастье снова видеть вас в нашем скромном заведении!

- И тебе не хворать, кастрюлеголовый, - майор скупо улыбнулся и похлопал робота по круглой верхушке. - Еще не забыл меня?

- Конечно, добрый господин! Хозяин себе до сих пор места не находит! Вы обещали зайти и справить вашу очередную награду, а потом от вас целый эон не приходило ни единой весточки! Где же Боги вас носили все это время?

- Не все вопросы сразу, кастрюлеголовый. Сначала обрадуем твоего хозяина своим драгоценным присутствием. Кстати, познакомься с нашими новыми друзьями.

- О, да, конечно! Где же мои манеры! - взволнованно взвизгнув, Марк крутанулся на месте и медленно поклонился на своих четырех нижних лапах. - Позвольте узнать ваши имена и включить их в список гостей, добрые господа?

- Что ж, познакомься: это Тарла Бонк, а это Виктор Каламад. Можешь звать его Дохлый.

- Эй! - некромант возмущенно скривил тонкие бледные губы.

- Не кисни, парниша! Вот сейчас накатим по маленькой, и сделаем из тебя настоящего мужчину.

- Госпожа Тарла, господин Дохлый, очень рад знакомству. Прошу вас пройти в зал и отведать нашего блюда дня - запеченных бараньих ребрышек под соусом из сока длинношерстного анграка с чесноком и сливками.

- Ну просто праздник живота! - Мора мечтательно улыбнулась, предчувствуя не только хорошую попойку, но и кой-то время приличный ужин. - Так, я первая!

- Ты что тут, самая голодная? - засмеялась Тарла и устремилась к барной стойке.

Старина Борислав как и прежде полировал белой тряпицей темный дуб. Завидев приближающегося Дракхкара он радостно бросил свое извечное занятие и пошел ему на встречу.

- Драхкар, дружище! Давно не виделись! - набросившись на майора бармен принялся усиленно сжимать его ноющие ребра. - Как исхудал-то, и рожей не похорошел! Слушай, ты где пропадал? Ты хоть знаешь, как я извелся? Двадцать эонов каждый пятый день заходил, а тут - бац, и исчез! И ни слуху, ни духу!

- Да полно тебе, Борислав, - прокряхтел орк, освободившись из цепких объятий старого друга. - Зато уж сегодня мы покутим как следует. Кстати, ты же знаком с Морой?

- Да, госпожа Мора, приветствую! - низко наклонившись, хозяин поцеловал темнокужую ручку, сильно щекоча ее длинными усами, - Зато вы наведываетесь к нам весьма регулярно, за что я вам бесконечно благодарен! Да, вижу, вы привели в новые лица в нашу компанию!

- Боря, похотливая скотина, опять взялся за старое? - Любава грозно загремела сковородками на кухне, - Ну я тебя отучу к девкам-то молодым приставать! Ох сейчас пройдусь по губам-то твоим бесстыжим!..

- Люба, хватит ворчать! У нас такие знатные гости!

- Какие еще гости?! Опять мужиков каких-то привел?! Опять напьетесь как свиньи и разгромите мне все заведение?!

- Хватит ворчать, дорогая! Пойди и посмотри сама, коль очки не посеяла!

- Ты это кому... - полная женщина в возрасте, грозно глядя вперед, вышла из двойных дверей, и сразу же осеклась. - Ой, господин Громоступ! Очень рада вас видеть!

- И вам доброго здоровья, Любава Ратиборовна. А где дочурка ваша, Леля?

- Так отдыхает она, на курорт поехала, в Восточные пределы. К морю, говорит, очень захотелось, загарчик получить... Ой, да что же я, в самом деле! Что вам принести?

- Неси блюдо дня, да побольше! - избежав моральной атаки жены сказал Борислав. - Разговор будет долгим!

- Уже бегу! Уже бегу!

***

На огромных фарфоровых блюдах расположились солидные порции сочных ребрышек, густо сдобренных ароматным соусом. Стандартный план групповой надираловки не задался с самого начала, но сожалеть об этом не было ни сил, ни желания. Туго набив животы домашней едой, компания познакомилась с хозяином пивной, и после первой кружки светлого, Драхкар, естественно, по секрету, вкратце описал последний эон своей насыщенной жизни со всеми прилегающими событиями.

- Да, дружище, с тобой никак не соскучишься, - Борислав с грустью вздохнул и поставил поднос с новой порцией спиртного и закуской. - Пока мы здесь харчи офицерские варим да от бандитов отмахиваемся, вы уже на передовой, спасаете наши туши от террористической угрозы и иноземной экспансии. Романтика, что ни говори!

- А что тебе мешало дальше служить в армии? Ты, кончено, всегда был здоровенным детиной, по всем параметрам даже в танк не влезешь, но на фронт тебя бы взяли безоговорочно.

- Да понимаешь, дружище, - хозяин немного замялся. - Я же тогда еще не знал, что Любава на сносях была... А как рассказала она мне, так и не до войны уж стало. Благо хоть выбились в люди, на хлеб с маслом да на рюмочку медовухи еще хватает.

- Да брось ты хныкать, Борислав! Зато дочурка у тебя выросла - загляденье, и бар такой, что конкуренты в своем разбавленном эле утопятся. Кстати, как думаешь, может, познакомим девочку с нашим щупленьким? - майор оскалил зубы и посмотрел на жующего соленых кальмаров Виктора. - А что? Потомственный аристократ, нравом покладистый...

- Я тебе что, собачка, чтобы потомственно покладистым быть? - кисло усмехнулся Виктор.

- Вот, молодец! Взрослеешь! Ну как, Борислав, познакомишь?

- Как только так сразу, Драхкар! - раскатисто загоготал старик. - Не волнуйтесь так, молодой человек, вы с Лелей хорошо поладите.

- Может, тогда за это стоит выпить? - усмехнулась Тарла, поднимая кружку темного Подгорного из пивоварен ее малой родины, самой Святой горы.

- Действительно! - Мора словно только сейчас проснулась. - Что же мы сидим и сопли жуем? Выпьем! За тебя, наш молодой товарищ!

- За Дохлого!

Если бы не захмелевший с непривычки мозг некроманта не возместил обиду очередной дозой спиртного, его и без этого низкая самооценка добровольно вырыла бы себе могилу, легла и облилась бензином.

- Кстати, я же обещал тебя научить! - сказал Драхкар и закинул в пасть внушительный кусок ветчины. - Хозяин, неси все спиртосодержащее в этой лачуге! Будем укреплять молодой дух!

- Опять ты за старое! Пожалей парня! Видишь, у него итак уже глаза в кучу съехались!

- А я говорю - надо! - тяжелый кулак громко ударил по столу.

- Эх, была - не была! Сейчас принесу.

Тут началось то, к чему так долго стремился квартет уставших, но еще готовых к новым величественным боевым похождениям. Рекой полилось крепленое пойло, туманный взор окончательно уплыл в неведомые глубины потаенного сознания. Дикий хохот хозяина поддерживался необыкновенно добродушным нравом жены, безостановочно подливающей рюмку за рюмкой, стакан за стаканом, кружку за кружкой...

Веселье прервалось звоном колокольчика, подвешенного на входные двери.

- Добро пожаловать в нашу замечательную пивную "Косое Рыло", добрые... - приветственно затараторил Четверка, но почему-то резко сменил дружелюбный тон на испуганный. - Э, не добрые? Что-то я недопонимаю... Э, что вы делаете?! Я убедительно прошу вас немедленно...

Раздался громкий электрический треск, и робот-охранник истерично запищал.

- Какого лешего?! - грозно возмутился Борислав, вытаскивая из под барной стойки старое помповое ружье. - Эй, господа хорошие! А ну покажите свои милые лица!

Мощный смерч сорвал с петель двери прихожей и опрокинул со стульев веселящуюся команду. Первой на нападение среагировала Мора, мгновенно выхватившая из нательной кобуры стандартные автоматические пистолеты стражей порядка. Рой свинцовых мух полетел в сторону входа, но сильный ветер легко отклонял мелкокалиберные пули.

Увидев это зрелище, прозрачная тень духа-уборщика оперативно улетела вглубь заведения, спрятавшись в своем приписанном камне душ.

- Отряд, в укрытие! - рефлекторно зарычал Драхкар, хватая за спинку упавший дубовый стул и убегая с линии огня.

Тарла одним прыжком оказалась рядом с Бориславом и спряталась за стойку. Мора использовав теневой прыжок, укрылась за тяжелыми железными дверями кухни, стреляя через выбитые круглые иллюминаторы стекол. Жена хозяина среагировала весьма оперативно - как только зашумел вихрь, она быстро заперлась изнутри в холодильной камере, прихватив с собой на всякий случай внушительных размеров мясницкий тесак.

Но окончательно опьяневшему к тому времени Виктору повезло намного меньше - три покрытых рунами длинноносых клинка повалили его, намертво пригвоздив щуплого некроманта к полу. Боли он практически не почувствовал, и даже успел сплести заклинание "черного мора", резвым облаком гнилого дыма полетевшее в сторону невидимого противника.

Гремело помповое ружье хозяина пивной, но вихрь, похоже, не рассчитывал утихать. Наконец, в центре маленького урагана в зал вошли трое бледных лысых мужчин, со следами грубой имплантации на сморщенных лицах и красными зрачками искусственных глаз. Это были те самые прислужники Роули, которые повстречались команде в старых канализациях.

- Подходи по одному, морды головозадые! Всех убью - один останусь!

Передернув затвор, Борислав сделал еще один выстрел и упал, сраженный огненной стрелой в грудь, попутно разбив спиной вспыхнувшие полки со спиртным.

- Раздери меня Йерфан! - подхватив забрызганный кровью дробовик и коробку с патронами, Тарла выпрыгула из-за стойки.

Она еще не успела приземлиться, как в ей в бок ударила молния, отбросив ее с огромной силой. Протаранив рыжей головой тяжелые двери, гномида жестко приземлилась на покрытый белоснежным кафелем пол, сильно ударившись о посудомоечную машину. Если бы не плавающие по ее телу имплантаты, начиненные под завязку астральным кварцем, лежать бы ей сейчас с огромной дырой, заливая белоснежную плитку кровью и содержимым своих внутренностей. Магическое поле, генерируемое этими железками во время впрыска адреналина или сильного нервного напряжения, приняло на себя весь немаленький заряд, а разбитая голова за пару наменов заросла, не оставив даже намека на возможный шрам.

Тем временем Драхкар лакал одно зелье за другим, старательно зазывая гратхамсархаев принять участие в бою. Боевые шрамы яростно сияли по всему напрягшемуся телу. Открыв очередную склянку, он вылил шипящее содержимое на оторванную массивную ножку от стула. Веселье прервано, старый друг, с которым он так долго не виделся, теперь горел за обугливающейся стойкой. За это надо мстить!

Заткнув каменной пробкой начавшую кипеть жидкость, шаман с диким ревом бросился на неподвижно стоящих врагов. Духи-хранители тут же вступили в бой, протягивая длинные когтистые лапы к обидчикам своего хозяина.

Бурлящее содержимое склянки расплескалось по незримому щиту, обволакивающему троих пришельцев надежным панцирем. Продвигаться к ним было очень сложно, вихрь неимоверно усилился, но погруженный в Кровавую Ярость орк настойчиво продвигался, размахивая на ходу дымящейся палкой. Демоны старательно подталкивали своего повелителя, шаг за шагом приближая его к противнику.

"Возрожденцы" заметно напряглись, сдерживая потустороннюю мощь, дикой волной вырывавшуюся из бушующего шамана. Наконец, смазанная ядом дубовая ножка коснулась невидимой стены, и гратхамсархаи с радостным визгом обрушились на запаниковавшую троицу.

Вихрь затих, и защитный панцирь с грохотом лопнул, выкинув террористов из задымленного зала на улицу. Пламя пожара расползлось по всему помещению.

- Пышка, Чернавка, выносите хозяйку! Я возьму Виктора!

Называть сейчас его Дохлым у шамана не повернулся язык. Пронзенное проклятыми клинками тело обмякло и похолодело. Пол под молодым некромантом густо заливала багровая кровь.

- Слоновье вымя, Виктор! Не умирай, только не сейчас, прошу тебя! Продержись еще немного!

Положив юношу на плечо, аккуратно, чтобы не порезаться вражескими клинками, Драхкар быстро выбежал на улицу. Под тяжестью дождя по асфальту растекалась лужа крови, но самих нападавших нигде не было. Где-то недалеко гудела сирена пожарной машины, на всех порах летящая по скользкой дороге.

- Так, братишка, потерпи малость. Сейчас дядюшка Драхкар даст тебе волшебного зелья, и все у тебя будет в порядке...

Выбросив палку, майор на ощупь нашел в своем сундучке пластинку с красными ампулами реанимационного препарата. Сломал ее, и быстро влил тягучую жидкость парню в рот. Теплая волна прошла по телу некроманта, и он слабо задышал.

- Вот молодец, настоящий мужчина! - подбодрил его орк, и закричал на всю улицу: - Скорую! Вызовите скорую!..

***

- Эх, вот бы сейчас к ним! - простонал Йан Ло, вдыхая ароматы блюд, подававшихся в кафе для объектов наблюдения. - Может, заглянем ненадолго? Хоть поедим нормально, или вдарим по рюмашке...

- Нельзя, мы не имеем права приближаться к ним слишком близко, - отрезал Нод Га Тси, сглатывая обильно выделяющуюся слюну. - В конце концов, мы только недавно поужинали.

- Черт, но там так вкусно пахнет... - жалобно протянул младший хрономант. Чтобы больше не мучиться от соблазна, он закрыл забрало шлема и включил фильтрующую систему. - Эх, хорошо сидят, поганцы. Как всегда - у всех застолье, а мы за всеми подтираем!

- Кончай ныть, - пробубнил старший, последовав примеру своего коллеги, закрывший забрало и натянув капюшон плаща поглубже. - Между прочим, нам за это платят, а за удачные вылазки еще и премию выдают. Так что стой и смотри.

Они стояли под навесом закрывшейся овощной лавки, наблюдая за пирующей компанией. Если верить показаниям электронного временного прогнозиста, скоро в эксперименте будет наблюдаться сбой, требующий личного вмешательства со стороны посланников Астральных Стражей.

- М-да, стоило тогда захватить с собой съемный инфоноситель, - тяжело вздохнув сказал Йан Ло. - У меня там столько не пройденных игр скопилось - тьма тьмущая. Кстати, не знаешь, как из этого пространства подключиться к сети?

- Чтобы подключиться к ней в ином мире, - лекционным тоном начал Нод Га Тси, - надо находиться не более чем в двух континуумных цепях от ближайшего передатчика. А что тебе там понадобилось? Погоду посмотреть?

- Почту проверить. Я свой почтовый ящик не проверял уже примерно месяц. Может, что-нибудь от Сандры пришло, она обещала написать...

- Какой же ты наивный, - старший сочувственно похлопал его по металлопластовому наплечнику. - Знаешь, как пелось в одной старинной песне? Сердце красавицы склонно к измене, и перемене, как ветер мая.

- Ты действительно так думаешь?

- А чего тут думать? Мы же "искусственные", а она "свободнорожденная". Кто же позволит ей водиться с разумными биокуклами, вроде нас.

- Не верю я в это, - жестко сказал Йан Ло. Под сияющей поверхностью маски на тонком лице играли целые бури разнообразных эмоций. - Она не умеет врать, проверял уже тысячу раз.

- Ну дело твое, - вздохнул коллега, - но я бы на твоем месте не сильно бы на это рассчитывал. Так уж повелось, что хоть мы официально полноправные, да только "свободнорожденные" нас испокон веков недолюбливают. Кстати, взгляни туда. Кажется, к нашим друзьям пришли гости.

Сделав едва заметный кивок, Нод Га Тси указал на три рослых фигуры, твердым шагом направлявшихся в кафе, где пировали те, за кем им положено было наблюдать.

- Смотри, сейчас начнется.

Из-за дверей донесся громкий писк ломающегося робота, и через несколько мгновений все стекла в заведении с громким треском вылетели наружу. Внутри помещения разбушевался дичайший вихрь, подгоняемый возмущениями энергополей, создаваемых злобной волей нападавшей троицы.

- Ничего себе буянят! - усмехнулся младший. - Да они так всю улицу разнесут! Слышишь, кажется, там стреляют!

- Вокруг шум, мой юный друг, но мы еще немного подождем, - сказал старший, положив руку на рукоять своего клинка. - У нас еще есть немного времени. Кстати, я тебе не рассказывал, как у меня появился этот меч?

- Нет, что-то не догадался спросить.

- Вот и послушай. Это копия одного очень древнего меча, который сделал неизвестный мастер в стране под названием Япония, что была давным-давно на нашей покинутой родине. Называется этот клинок - катана, и служил он в основном оружием для благородных господ и чинов тех времен. От оригинала здесь оставили только внешность. Он сделан из прочнейшего металлопластового материала, который применяют при создании каркасов космических кораблей. По всей длине клинка находятся психогравиры, подключающиеся к своему владельцу при помощи улавливания его мозговых волн без использования побочных средств...

Старый хрономант все болтал и болтал, а драка в кафе между их подопечными и фигурами в плащах еще не закончилась. Хладнокровие своего коллеги поражало Йан Ло до глубины души, так как, по его мнению, стоило лишь включить хронощит и убрать обидчиков собственноручно, дабы не подвергать опасности жизни объектов.

- ... в добавок ко всему, клинок способен сам задавать движения своему владельцу, вместо того, чтобы корректировать их, как в стандартных армейских моделях. Перехватить управление клинком практически невозможно, он подчиняется лишь разуму того существа, которое держит его в своих руках, или на чью метаволну и генетический код настроена система. Конечно, тут нет встроенного генератора плазмы, большинства кинетических усилителей и прочей новомодной дряни, но мне это даже немного нравится...

Наконец, выломав собой тяжелые входные двери, три обидчика упали на мокрую мостовую, покрыв ее тонким слоем растекшейся крови. Подниматься, похоже, они были не намерены, или же их просто слишком сильно оглушили чем-то тяжелым. "Интересно, - подумал младший хрономант, изумленно посмотрев на три ужасающий тела. Их с ног до головы покрывали уродливые шрамамы и обильные железные вкрапления, - кто же их так отделал? Тот громила-наркоман, или кто-то бросил гранату? Я определенно слышал, что внутри что-то рвануло, но что, было не разобрать".

- А вот и наш выход, мой дорогой друг, - сказал Нод Га Тси, включая хронощит и вынимая из ножен свой меч. - Делаем так: хватаем этих козлов под белы рученьки, уводим в ближайшее тихое местечко, и ликвидируем их, желательно, не оставляя тел и свидетелей. Расклад понятен?

- Отчего же не понятен? - радостно воскликнул Йан Ло, одним взмахом руки обнажив сою длинную, слегка изогнутую саблю. - Ну сейчас зададим им перца! Ох уж я вам люлей понавешаю, морды супостатовы! Сейчас отведаете силушки богатырской!..

- Йан Ло, давай без пафоса, - вздохнул его старший коллега, покачав головой. - У нас еще есть работа, и ее нужно выполнять.

Они не спеша подошли к застывшим на земле уродцам и потащили их за руки. Дождь, искаженный временными полями, медленно падал с неба, перекатываясь и переливаясь миллионами красочных брызг. Таскать на себе было довольно трудно, ведь время замедлилось, соответственно, их скорость увеличилась, что в свою очередь означает то, что все окружающее пространство уплотнило свою структуру. Воздух стал тягучим, словно мед, а тела нападавших заметно отяжелели, и чтобы случайно не оторвать им какую-нибудь конечность, волочить их приходилось не спеша.

Наконец добравшись да темной глухой подворотни, хрономанты сложили еще живых преступников и занесли над ними мечи.

- Ты берешь этих двух, а я того, большого, - сказал Нод Га Тси, обхватив рукоять клинка двумя руками и нацелив длинное лезвие в сердце уродливого киборга. - Умрите с честью, незнакомцы, от благородных клинков братства Рыцарей Времени. Да смилостивятся над вами ваши Боги...

6

- И все-таки я не понимаю, по какому Йерфанову поводу мы должны тащиться в такую даль? Неужели нельзя было найти кого-нибудь поближе?

- Думаю, Маркус знал что делал, когда соглашался с авантюрой нашего любимого майора, зубастик.

Настроение у Высшей было сегодня особенно прекрасное. Так высоко, и тем более на вертолете, ей уже давно не доводилось летать. Зато Мора и Тарла были крайне не рады такому повороту событий - пользоваться воздушным транспортом им тоже не доводилось, о чем красочно повествовал зеленый оттенок кислых лиц.

- Мне бы тоже хотелось уточнить, куда и зачем мы так далеко забрались? Клещей кормить, или грибочков насобирать? - сверкнув толстыми стеклами очков спросил Виктор.

- Я уже говорил - мы едем в гости, - пробурчал Драхкар, затянувшись очередной самокруткой и стряхнув пепел на пол. - От этих армейских подкрепления не дождешься.

- К кому? Насколько я знаю, в Покинутом лесу живут только Дети Ведьм, - с тихим стоном выдохнула гномида.

- Как прилетим - сами увидите. Ламбо приказал, чтобы никто из посторонних даже не слышал о нашей вылазке в это проклятое место. Правда, что-то мне не верится, что наш пилот на совсем уж глухой. Ведь так, Морок?

- Если вы еще не забыли, достопочтенный господин Драхкар, - прохрипел из кабины пилота старый гном, - то я являюсь секретарем господина Маркуса и его доверенным лицом. Так что можете не секретничать, ваши секреты я поведаю только Первому Камню. И настоятельно попрошу вас больше не мусорить в кабине.

- Однако, ты красноречив, служака. Ладно, главное, что мы захватили правильные подарки, а с хозяевами я как-нибудь договорюсь. А вот травок да грибочков действительно стоит набрать, что-то мои запасы изрядно отощали. И лучше скажи мне спасибо, Морок! Теперь эта железяка официально освящена.

- Сердечно вам благодарен, господин Драхкар, но все же, я попрошу вас больше так не делать. К тому же, молодому господину может стать плохо от ваших крепких курений.

- Не волнуйся обо мне, Морок, - замогильным голосом сказал Виктор. - На личей простые курения никак не влияют.

- Очень за вас рад, - смущенным голосом ответил пилот, переводя взгляд на показания датчиков. - Попрошу всех пристегнуть ремни, начинаю снижение.

Вертолет мягко опустился на лесную подстилку, развеяв по опушке тучу опавших листьев. Хлопнув пару раз кулаком по стальному боку машины, Драхкар приказал Мороку подниматься, и вертолет медленно поплыл в сторону ближайшего военного аэродрома, гудя на всю округу своими мощными винтами.

- Ну что, дорогие лопухи - советую идти за мной след-В-след и хорошенько смотреть под ноги. Обо всех аномалиях и ценных растениях сообщать лично мне. Все готовы? Ну вот и замечательно. За мной - вперед, марш!

Втаптывая тяжелыми сапогами чахлую траву, отряд долго ходил по лесу, вскидывая стволы оружия при каждом шорохе. Беспечной в данной ситуации оставалась лишь Гира, обнимавшая почти каждое дерево, встречаемое по дороге.

- Слушай, бабочка, - нервно усмехнулась Мора, - может, хватит цветочки опылять? Лучше следи за дорогой, как велел господин майор.

- Не будь такой букой, зубастик! - Высшая звонко засмеялась, подлетела к ней и с силой сжала ей ребра. - Ты только посмотри, какая красота вокруг! Сколько жизни обитает в этих лесах! Сколько эонов мудрости хранят эти деревья! Они еще помнят те времена, когда Лесные эльфы еще не стали Отверженными. Ты только прислушайся: все это место пропитано древней магией моего народа!

- Они прогнали нас за то, что мы предали веру предков, - тихо сказал Воа, раздвиная ветки лезвием гизармы. - С тех пор Лесные эльфы начали вымирать.

- Не знаю, кто и за что здесь умирал, но лес действительно пропитан очень сильной магией, - медленно осматриваясь по сторонам, прогудел некромант. - И что-то мне становится слегка дурно. Может, у личей тоже бывает аллергия?

- Потерпи малость, - сказал командир. - Если я все сделаю правильно, то уже завтра нас здесь не будет.

- А если неправильно?

- Тогда мы все здесь поляжем, - с нарочито серьезным видом усмехнулся орк, потирая подбородок. - Навсегда. Конечно, если вы не найдете какую-нибудь лазейку, мой уважаемый Виктор.

- Почему-то я не ожидал услышать от вас иного, господин майор, - сказал Воа. - Здесь очень плотный мана-фон, но магия находится как бы в сонном состоянии. Как законсервированная техника. Интересно, с чем это связано?

- Не могу знать, Ушастый, но именно поэтому мы и пришли сюда - обнаружить здесь кого-нибудь с помощью локатора или мана-сканера невозможно, но это не мешает работе электроники внутри леса. Практически идеальное место для любой военной базы и прочих закрытых территорий.

- Если мне не изменяет память, то в этих местах раньше ошивались контрабандисты, как раз по этим причинам, - вытерев ботинок о траву, Мора коротко выругалась. - Йерфановы дети! Гадят на каждом шагу!

- Это очень хорошо, - засмеялся Дракхкар. - Значит мы уже близко.

- Командир, - Мора испуганно заводила стволом, - движение с вашей стороны...

Громко хрустнули ветки кустарника, и из колючих кустов на Драхкара уставилась злобное клыкастое рыло.

Командир резко остановился и поднял руку, приказывая удерживать позицию. "Великие Духи, сейчас не время шутить, - говорил про себя орк. - У нас сейчас нет времени на добрую охоту, чтобы позабавить вас".

- Не стрелять, - прогудел он и медленно выставил кулак, вытянув указательный палец и мизинец. - Не смотрите ему в глаза, может неправильно понять. Я сам все организую.

Огромных размеров бородавочник весьма недружелюбно похрюкивал, намереваясь если и не полакомиться незваными гостями, так просто защитить свою территорию. Вид у него был грозный: длинные мощные клыки, вставшая дыбом жесткая коричневая шерсть, огромные острые копыта, и все это он был готов пустить в ход, стоило незадачливым путникам сделать одно неверное движение.

Сдвинув свободной рукой стеклянное забрало, шаман немигающим взглядом смотрел в маленькие черные провалы глаз лесного зверя. Прежде трусоватое хрюканье быстро перерастало в настоящую угрозу. Зверь начинал паниковать, а в таком состоянии дикие создания способны на любой необдуманный поступок.

Внезапно зверь быстро замотал мордой, громко заревел, и через мгновение из густых крон огромных деревьев его повалила на землю огромная серая остроухая тварь. Верещал боров всего несколько мгновений, пока огромная когтистая лапа не вонзилась ему в хребет.

- Вот мы и пришли, - усмехнулся шаман и похлопал в ладоши. - Все еще пытаешься играть втихую, Балдур? Как всегда, разведчик из тебя не важный, никогда не удержишься от того, чтобы выстрелить первым.

Монстр ответил громким утробным рычанием, но отрываться от трапезы ради гостей был не намерен.

- Ничего себе тварь! - Тарла испуганно наставила ствол на широкую шерстистую спину. - Какие будут приказания, господин майор?

- Опусти дуло, Пышка, - дружелюбно сказал Драхкар. - Мы нашли одного из хозяев этого леса. Прояви немного уважения.

- Оборотень? А говорили, что их всех давно истребили, - с легким удивлением прогудел Виктор, не решавшийся убрать пистолет в кобуру.

- Это особенные твари, - Драхкар стянул шлем и отсалютовал зверю. - Клинок Победы от Восхода до Заката, капитан. Ну что, зверюга, поведешь нас к вожаку стаи, или нам самим как-нибудь дойти?

Засмеявшись подобно гиене, волк повернул окровавленную морду и сверкнул красными глазами. Он весьма явственно и недвусмысленно дал понять - сами найдете, не маленькие.

- Ты ведь с самого начала за нами следишь, верно? Что ж, хоть по этой части ты поднаторел. А раньше мог и без этого обойтись, разорвать еще у опушки.

Отряд недоуменно переглянулся. Встроенные системы брони фиксировали каждый шорох, издаваемый птицами среди листьев, каждого пробегающего мимо оленя, но не заметить такую зверюгу. Да и сам майор вызывал у них крайне противоречивые чувства, ведя, практически, светскую беседу с могучим и жестоким лесным хищником.

- Какая интересная собачка! - лазурные крылья Гиры радостно затрепетали, и она громко свистнула. - Ко мне, малыш, ко мне! Я почешу тебя за ушком, а потом и животик. Ну давай, хороший мой, не бойся, мамочка тебя не обидит.

Испуганно упав на землю, оборотень медленно попятился назад, отодвигая обливающегося кровью кабана. Похоже, он только сейчас осознал, кто стоит перед ним, и теперь пятился задом.

- Ну же, не бойся. Тебе очень даже понравится. Ну, давай, сладенький, не стесняйся, подойди ко мне...

Стоило ей коснуться пальцами его острого уха, как утробное рычание сменилось радостным щенячьим пыхтением. Похоже, суровый страшный зверь оказался полным тюфяком перед искушенной в искусстве всякого рода ласк Гиры. Если бы не животный страх перед таким сильным созданием, Балдур сразу бы побежал к ней на задних лапках, забыв обо всех обязанностях, кодексах и привязанностях.

- Ой, ты мой золотой! Ой, ты мой миленький! - Высшая звонко реготала, теребя обмякшего зверя за ухо. - Ну, кто тут у нас такой хорошенький? Кто у нас слушался мамочку и всю кашу съедал? А это ты! А это ты! Ух, какой ты у меня сладенький, прямо так бы и съела!

Оборотень радостно вилял серым обрубком хвоста, поскуливая от наслаждения.

- Э-э-э, Гира, - Драхкар многозначительно прокашлялся. - Не хотелось бы прерывать ваше веселье, но вообще-то мы пришли поговорить с моим старым боевым товарищем. А благодаря тебе он сейчас находится в не самом потребном состоянии. Намек понятен?

- Да не будь ты таким занудой! - Высшая как ни в чем ни бывало продолжала теребить Балдура, и серый волк радостно терся о полы ее красной походной мантии. - Ты посмотри, как ему здесь грустно без хорошей кампании! Ты ведь скучал, сладкий мой? Да, волчонок соскучился по ласке...

- Ему некогда скучать, госпожа. И компания у него есть.

Рядом с Высшей из неоткуда появилась темнокожая черноволосая женщина, склонившаяся в низком поклоне. Выпрямившись в полный рост, она взяла скулящего пса за шкирку и одним взмахом изящной руки поставила его на ноги.

- Надо же, какая солидная компания собралась в этих чертогах, - Гира широко улыбнулась и поднялась с колен. - Кто же разрешил тебе покидать свой пост, стражник? Что-то не припоминаю такого случая.

- Хозяин Митра покинул чертоги этого мира и отпустил моих братьев и сестер на свободу, - снова согнувшись проговорила женщина. - Его наипрекраснейшая и великомудрая жена, госпожа Сирэлла, не пожелала держать нас больше у своих ног...

- Так, подождите! - рявкнул Драхкар, недоуменно тряся руками, - Я уже ничего не понимаю! Вы что, знакомы?

- Нет, но я знала ее хозяйку, - сказала Высшая, подмигнув пристыженному оборотню, от чего он поднял уши и радостно завилял хвостом. - Это первородные вампиры - стражники гробниц наших предков и сородичей. Не чета всяким поделкам некромантов, вроде ваших ползунов. Омерзительные создания, никакого баланса и эстетики.

- "Ищейки", госпожа, они называются "Ищейки", - поправила ее вампирша и повернулась к орку. - Рада снова видеть тебя, Драхкар. Вижу, скучать тебе не приходится.

- Да уж, с вами соскучишься, - буркнул он. - Ну что же, знакомьтесь - это моя новая команда: Мора, Тарла, Воа, Дохлый. Ну, с Гирой ты уже знакома. Ребята, знакомьтесь - это Шая, командир "секретного" отряда Департамента Магических Воздействий "Сучья Стая". Прошу любить и жаловать.

- Интересное название, подходящее, - неожиданно выдал Воа. - И много у вас таких отрядов на службе глубокоуважаемого господина Ламбо?

- И я того же мнения, ушастый. - усмехнулся Драхкар, снимая с головы похожий на кастрюлю шлем. - Насчет других отрядов я мало что знаю, но "Стая" весьма обширна по контингенту. Ну как, Шая, нашу базу еще не растащили по кускам феи и прочие местные паразиты?

- Стараниями Балдура нам еще есть, где жить. Правда, иногда сюда наведываются охотники на монстров... - с легким вздохом ответила вампирша. - Так что наши ряды слегка поредели.

- М-да, разве можно было ждать другого. Ну что, в дом пригласите? Или пообедаем кабанятинкой на свежем воздухе? Я, конечно, не против, но комары здесь, твари, сама знаешь, с кулак размером, и вряд ли мои коллеги оценят прелести местной флоры и фауны.

Вот так, перешучиваясь и удивляясь новостям, разношерстная компания шла по лесу. Изредка меж толстых стволов пробегал трусливый зверь, каркала благодарная за пищу ворона, шелестели в листве маленькие цветастые феи, осыпавшие лес волшебной блестящей пыльцой. Конечно, благодаря этим маленьким милым созданиям этот лес мог спокойно поддерживать свое существования, но за счет своей старательности феи были очень назойливыми, словно мухи, но прихлопнуть их, словно насекомых, ни у кого еще не поднималась рука.

- Ничего у вас здесь не меняется, - прогудел Драхкар, отмахиваясь от настырной золотистой феечки, которая четко вознамерилась осыпать хмурое лицо майора веселящим заклятием. - А вы, я так понял, уже чувствовали, что скоро случится что-то страшное?

- Мы всегда это чувствовали, - Шая держала рычащего Балдура за шерсть на загривке, ведя его за собой, словно провинившегося щенка. - Это место еще со старых времен стимулировало магическую активность ее обитателей, так что мы практически все знаем наперед. Но, не смотря на это, о нас просто забыли, как о старых игрушках, выбросили на помойку. Спасибо тебе, что не дал им нас просто перестрелять, но если бы ты тогда не ушел, все сложилось бы иначе.

- Не буду спорить, могло быть и подушевнее, - мрачно согласился Драхкар, закуривая очередную папиросу. - Но лучше я буду рвать врага на передовой, с простыми и понятными целями, чем убивать незнакомых людей за непонятные проступки перед ДМВ. Думаю, это вполне уважительный повод.

- Но судя по нашивкам на твоем костюме, ты снова примкнул к ним? - сказала вампирша. - Что же они такого сделали, что смогли снова заслужить твое доверие? Зная твою принципиальность, могу подумать, что очень многое.

- У меня не было выбора, Шая, - вздохнул орк, выпуская в надоевшую фею струю наркотического дыма. Звонко рассмеявшись, они сделала несколько косых пируэтов и плюхнулась на ближайший пень, блаженно улыбаясь и смотря куда-то вдаль. - Великие Духи направили меня на этот путь, и я не хочу оспаривать их волю. Это требует очень сильной воли, которой у меня уже много эонов не наблюдается.

- Эх, ты так ничего и не понял, - скривив бледные губы прошептала вампирша. - Мы сами вольны выбирать свою дорогу. И что бы ни говорили тебе духи, все можно изменить, было бы желание. Ты просто сдался перед напором обстоятельств. Но я не верю, что это могло так просто сломить твою волю.

- Сейчас дело не в этом, - Драхкар попытался уйти от ответа и потушил окурок о ближайшее дерево. - Как только пройдем на базу, я вам все расскажу. Там и решите, стоит ли это ваших усилий, или нет. Но надеюсь, Нил не испортит все как всегда.

- Он будет большим идиотом, если снова откажется от твоих предложений, - со злостью сказала Шая. - Этот старый шакал в последнее время окончательно впал в маразм, чтоб ему блохи всю кровь выпили! Может, ты его как-нибудь расшевелишь, а то мы в конце концов перегрызем друг другу глотки...

***

- Ты хотя бы понимаешь, о чем просишь, Драхкар? - недоуменно прорычал Нил. - Стоит нам на миг отойти от леса, и каждый желающий сможет нашпиговать нас серебром! Ты что, хочешь чтобы нас на сувениры растаскали?

Рыжий шакал не унимаясь рвал на себе шерсть и молотил лапами деревянный чурбан. Судя по состоянию несчастной деревяшки, он довольно давно находился не в духе.

- Похоже, это ты не понимаешь, Нил, - упорствовал орк, пуская кольца дыма. - Когда этот город восстанет из глубин, в стороне не окажется никто. Ламбо даже согласился дать волю Высшим, чтобы загнать Маревал обратно.

- Надо же, какая неслыханная щедрость! - сверкнули длинные когти, и на чурбане появились пять глубоких порезов. - Высшие на свободе! А мы до сих пор отсиживаемся здесь? А почему бы и нам не даровать привилегии, а? Например, жить как все, в нормальных отапливаемых домах, с рабочим водопроводом и нормальной проводкой! Или завести семью? Нас всех культивировали, как простых собак - выводили породы! Потом пичкали всякой дрянью, чтобы контролировать процесс трансформации! Или посмотри на Шаю - что толку от того, что она не боится солнечного света? Или от того, что ей достаточно пить животную кровь, чтобы не сходить с ума? Какой смысл в наших жизнях? Даже если мы согласимся, то нас снова запрут в лаборатории, под тысячу замков! Или, еще лучше - просто размелют в пыль, а потом развеют, мол, нас никогда не было!

"Упертый, старый хрен, - ругался в мыслях Драхкар. - Стоит на своем как сказала и даже не думает о стае! Тоже мне, вожак нашелся! На колбасу бы тебя пустить, как всех остальных собак!".

- Об этом ты сможешь договориться с Ламбо, он обещал заплатить любую цену, - орк упорно пытался вдолбить в голову своего собеседника здравомыслие. - Конечно, кочевники с Восточных пределов и мои братья с севера помогут в этом деле, но тут не столь важно количество. В нужный момент нам не помогут ни флот, ни авиация, и жутко сомневаюсь, что мерфолки сунуться с нами дальше, чем за главные ворота Маревала.

- Тем более! Это же чистое самоубийство!

Отчаянно взмахнув руками, Нил повалился на стул, взял банку пива и залпом осушил ее до дна.

- Слушай, Драхкар. Ты же меня знаешь, я всегда был готов помочь тебе в любом деле. Но опять связываться с ДМВ? У меня почти сотня волков в стае, и я отвечаю за каждого из них. С кровососами, конечно, проще, их здесь вообще никто не держит, они приспособятся где угодно и никто их даже не заподозрит. Но посмотри на нас: я уже десятый эон не принимал своего человеческого обличья. Даже не помню, как я выглядел в молодости. Каждое утро вижу в зеркале старого облезлого шакала, которого отправили, практически, в зверинец, подальше от нормальных людей. Ох, Йерфан их подери, мне уже сорок восьмой эон пошел, а у меня до сих пор нет ни детей. Выращивать в таких условиях щенков опасно. Неизвестно, что из них вырастет!

Смятая банка полетела в старое пластиковое ведро, и рыжий оборотень посмотрел в глаза своему бывшему сослуживцу.

- Слушай, давай обсудим это завтра. Идите в казармы, найдете себе пару коек, где клопов поменьше, и на холодную голову решим этот вопрос.

- Уж лучше так, чем никак, - вздохнул Драхкар, прикрывая за собой дверь.

- Эй! - добродушно окликнул его оборотень

- Что? - устало обернулся орк.

- Спасибо за пиво. Уж и не помню, когда в последний раз глотал нечто подобное.

- На здоровье. Смотри не захлебнись.

- И тебе того же, засранец!..

***

- Фу, прет псиной! - возмутилась Мора, переключая шлем на дополнительную систему фильтрации воздуха.

- Раньше здесь обитали Варг и Жимолость, но их уже давно задрали медведи, - без тени сожаления сказала вампирша. - Что ж, располагайтесь. Ужин будет через два кирса, приходите. Специально для вас сегодня будет жареная оленина. Советую никому не пропустить.

- И на том спасибо, Шая. Можешь идти.

- Рада, что ты снова с нами, майор, - ухмыльнулась вампирша и мягкой походкой ушла по коридору. - Если что, ты знаешь где меня найти.

- Ну и халупа, - бесстрастно пробубнил Виктор, осматривая комнату. - И опять несколько дней сидеть без душа.

- Тебе-то это зачем, Дохлый? - непонимающе спросил Драхкар. - Ты же не потеешь.

- Много ты понимаешь, командир, - упрекнул его некромант. - В дороге столько всякой дряни на тело цепляется, что потей - не потей, а изводить мыло все равно приходится. Все же бактерии очень любят полакомиться мертвечинкой, и заговор нетления им в этом не помеха, уверяю тебя.

- Ну хорошо, - сказал орк, обращаясь ко всему отряду. - Кто хочет вздремнуть, оставайтесь здесь. Остальные, за мной.

Бросив рюкзак рядом с койкой, Воа старательно выбил пыльную подушку. Стянул маску, и устало лег, подложив руку под голову. Его взгляд плавал где-то под потолком, от тускло светящейся лампочки, висящей на вывороченном проводе, и до глубин собственного сознания. Что же стало с тем парнем, желавшем посвятить свою жизнь борьбе с колдунами и крепкой любви в нежных объятиях невесты? Наверно, то же самое, что и с бедным Виктором. Он умер. Умер по-настоящему. Остался лишь труп, бессмысленно глядящий куда-то вдаль, без лишних мыслей, без прежних желаний. И оба они служили тому, кто просто нашел им место приложения оставшихся сил.

Кто теперь знает, куда и зачем им идти? Вездесущие Триединые? Может быть, это и так. Или великий и ужасный Повелитель мертвых, превративший молодого парня в ужасное орудие убийства, пусть и оставивший ему свободу воли? Безусловно, этот древний, покрывшейся толстым слоем паутины и пыли некромант знает толк в выжимании последних соков из выдохшихся бойцов. Но ведь должно быть что-то большее! Какой-нибудь тайный смысл, понятный лишь покойному Оракулу, и скрытый за звонким девичьим смехом Высшей.

Как же ему хотелось, чтобы все это был просто сон. Чтобы можно было открыть глаза, и он окажется не здесь, в пыльной, провонявшей псиной комнате, а у себя дома. Амла испечет ему блинчиков по рецепту своей прабабушки, поцелует его в щеку, и быстро убежит на работу, цокая тонкими каблучками...

- Эй, Воа, о чем задумался?

Зеленые глаза Виктора сияли мертвенным светом за толстыми стеклами очков.

- Да так, о своем, - хмуро ответил эльф, отворачиваясь лицом к стене. - Чего ты хочешь?

- Ты ведь рассказываешь людям, что их ждет там, за гранью? - прищурившись, сказал некромант.

- Я же священник, - без тени гордости ответил Воа. - Моя обязанность передавать это знание своей пастве.

- Хочешь расскажу как это происходит на самом деле?

Эльф равнодушно хмыкнул и плотнее вжался в подушку. На самом деле предложение мертвого коллеги его сильно заинтересовало. Пусть он и проповедовал прихожанам с горячим сердцем, пусть искренне верил в каждую строку святых писаний, но узнать всю правду от того, кто был за гранью смерти и вернулся - такое могли предложить только некроманты в порыве несвойственного им приступа щедрости.

- С удовольствием, - изобразив усталый зевок, сказал священник. - Только попозже, мне нужно немного вздремнуть.

- Заметано, - монотонно прошипел юный лич. - Обещаю тебе - ты очень сильно удивишься. Я как-то читал в детстве трактаты церкви Триединых. Там очень многого недоговаривают. Может, просто по недознанию, но у меня есть целая куча теорий на этот счет.

Развернувшись на носках, парень плюхнулся на свою койку, скрестив руки на груди и неподвижно замер. Ни сон, ни еда ему были уже не нужны, и единственным способом скоротать безэмоциональное бытие полумертвого был глубокий транс, в котором ему открывались все тайны глубоких миров, доступные лишь тем, кто уже когда-то покинул оковы земного тела. Находиться в этом состоянии он мог сколь угодно долго, и никакая сила не была в состоянии прервать его созерцание внутренней сути всех вещей.

Заклятие нетления позволяло ему существовать практически вечно, если, конечно, кто-то весьма искушенный в магическом исскустве не сможет разорвать связующие нити между телом и душой мертвеца. Но на этот случай волноваться не приходилось: качественная подготовка и отменные показатели при жизни только возросли после смерти Виктора. Плетение заклинаний не занимало дольше одного мгновение, удар стал намного жестче, рефлексы быстрее, руки при стрельбе не испытывали ни малейшего дрожания.

Дверь с тихим скрипом приоткрылась, и в комнату заглянула беловолосая головка.

- Эй, здесь кто-нибудь есть? - прошептал тонкий девичий голосок.

- А доложить по форме? - не меняя выражения лица, съязвил некромант. - Ладно, заходите. Только тихо, здесь народ изволил отдыхать.

Тихо закрыв дверь, в казарму пробралась тонкая легкая девица в обтягивающем маскировочном костюме. Если бы не снежно белые глаза, ее можно было считать очень даже симпатичной, но эстетическое удовольствие после смерти у Виктора тоже весьма сильно притупилось, как и все остальные чувства.

- Приветики, - растянувшись в улыбке, она помахала Виктору ручкой. - А вы те самые ребята, что из леса пришли? Очень приятно видеть у нас в гостях новые лица, которые не желают посадить тебя на кол.

- Точнее, мы пришли в лес, а потом забрели сюда, - буркнул некромант, немигающим взглядом осматривая гостью. - Тебя как звать, сестрица?

- Лиза, имя рода не скажу, сама уже не помню, - встряхнув белоснежной гривой, девушка подплыла к нему ближе. - А тебя как звать, братец?

- Виктор Мариэн Каламад, если по форме, - пробубнил он, отвернувшись от девушки. - А для сослуживцев просто Дохлый.

- Звучное прозвище, - она тихо засмеялась. - Вижу, ты еще недавно был "не с нами"? И как тебе ощущения?

- Никаких, сестренка. Может и был. А может, и нет, кто знает. Я некромант в восьмом поколении. Уж и не знаю, был ли я когда-нибудь "не с вами". Может, я и родился сразу мертвецом.

- Заметно, сил у тебя много. Но все же, не стоит так мрачно смотреть на мир. Есть в нашем положении и некоторые положительные стороны. А ты ведь сделан не Высшими. Из какого ты клана? Я в юности имела много знакомств в вашей среде.

- Саргалиев, - ответил Виктор, - но он давно распался. Теперь имя клана это просто фамилия, строчка в паспорте, не влияющее ни на что.

- Как жаль... - сочувственно вздохнула Лиза. - Помню, в давние времена в вашем клане был такой симпатичный парень. Его звали Норман.

- Если я не забыл нашу родословную, - Виктор медленно повернул голову, - то это мой шестнадцатикратный прадедушка. Стало быть, ты можешь быть моей прабабушкой?

- А-а-а... Нет, что ты! - одумавшись рассмеялась вампирша, скаля длинные белые клыки. - То-то я гляжу, лицо у тебя какое-то знакомое. Вот только не могла вспомнить, на кого ты похож.

- Кстати, об истории, - загадочно произнес некромант. - А не ты ли та самая вампирша, из-за связи с которой его зажарили на костре собственные братья? Помнится, таких случаев в истории нашего клана было немного.

- Сожгли?! - широкие без зрачков глаза широко распахнулись. - Так вот почему он тогда не пришел...

Если бы вампиры могли плакать, из белых глаз Лизы уже текли бы реки слез. Она тихо опустилась на пол, обхватив бледное лицо руками

- А ведь мы... - тихо всхлипывая прошептала она. - Мы хотели убежать... Вместе, в Северные пределы... в Сумеречную долину... Он хотел жениться на мне... Я думала, что он бросил меня... А его... сожгли!!!

Подождав, пока девушка закончит всхлипывать, Виктор поднялся на кровати и тихо произнес:

- Любовное послание с истекшим сроком давности. Прости за то, что расстроил тебя. Прошло столько эонов...

- Ничего, - немного успокоившись сказала она. - Спасибо, что рассказал... По крайней мере, теперь я буду вспоминать его по-другому...

- Как пожелаешь. А как ты здесь оказалась? За столько времени тебя ни разу не поймали?

- Ну, пытались поймать пару раз, и один раз даже нашли. Но я везучая - охранник оказался падким на маленьких девочек. Потом несколько эонов пряталась в каком-то заброшенном склепе. Есть было нечего, и я уснула, не помню на сколько. А там пришли ученые, выходили меня, отпоили какими-то микстурами... И вот я здесь, перед вами.

- Да, замечательная история, - сказал Виктор, стягивая с глаз очки. - Мне тоже по жизни везет, как утопленнику. Эх, если бы отец разрешил мне остаться на факультете Тысячи Истин, сидел бы я сейчас в теплой уютной конторке и подтискивал секретаршу, а в конце анго пересчитывал бы зарплату. Прогнозистам сейчас очень неплохо платят, и на работу берут без проблем. А все из-за отца. Не захотелось прерывать династию. Чтобы наследник знатного рода занимался предсказаниями - это просто неслыханно! Вот я бы ему сейчас...

- Трагикомедия, по-другому не скажешь, - кисло усмехнулась вампирша, поднимаясь с грязного пола и отряхивая штаны. - Может, зайдешь к нам в пирамиду? Влад как раз недавно сварил новую партию самогона. На рябине и березовых бруньках. Очень хорошо освежает и одновременно согревает.

- Ну, может и есть смысл, - задумался Виктор. - Только я плохо чувствую вкус. Или это хорошо?

- Тебе очень сильно повезло - первым не поморщишься от нашего домашнего пойла, - засеялась Лиза. Пошли, пусть твой ушастый друг выспится. А то видок у него не лучше твоего.

Взявшись бледной ладонью за черную бронированную перчатку, Лиза потащила кислого некроманта по каменным тускло освещенным коридорам блока отдыха заброшенной базы. Каждая комната была похожа на другую, как две капли воды, отличаясь лишь степенью покрытия плюща и иной растительной жизни. В некоторых местах снаружи комплекса росли целые цветочные поляны, которые просто не могли вырасти сами по себе в таком холодном и сумеречном лесу. За ними следили семейства фей, сплетающих свои дома-колонии из всего, что попадалось под руку на подобии муравейников. В них даже имелись маленькие оконца из отесанных прозрачных камней, аккуратно вставленных в ровные круглые проемы.

- Прибавь шагу, - шепнула на ухо вампирша, растянувшись в клыкастой улыбке, - а то напросятся в провожатые - не отобьешься.

- А что такого? Вроде бы безобидные создания. По крайней мере, в справочниках по фауне об этом ничего не говорится.

- Так-то оно так, но поверь моему опыту, - вздохнула вампираша, ускоряя шаг. - Если заведешь с ними разговор, то уболтают до вечера, оглянуться не успеешь. Я так однажды целую смену с ними прошляпила. Слышал бы ты, как развопилась Шая! Если бы у нас в пирамиде были стекла, точно бы лопнули! Кстати, мы уже пришли. Оцени наше скромное обиталище.

Отвернувшись от суетящихся в ульях фей, Виктор с интересом поглядел вперед. За высокой оградой бетонных плит, увитых ржавой колючей проволокой, расположилась высокая каменная пирамида, поросшая на осыпавшихся боках жухлым кустарником. Тем не менее, дорога к древней постройке была хорошо расчищена, а рядом с деревьями стояли в ряд две самодельных теплицы.

- Забавно у вас здесь все обустроено, - прогудел некромант. - Дорогое, наверно, удовольствие - каждый день заряжать все это хозяйство энергией.

- А чем еще здесь заниматься? К тому же этим мелким нравится возиться в огороде. Мы им даем немного овощей с каждого урожая, а взамен они ухаживают за ними. Как это там говорилось в одной книжке по алхимии... А, вспомнила! Закон равноценного обмена! Надо же, столько эонов ничего не читала, а еще что-то помню!

Глубинный мрак лабиринта лениво разгоняли подвешенные на стенах кристаллы солнечного кварца, выхватывая в своем мягком усыпляющем сиянии древние, но ни капли не утративших свой первозданный облик, фрески, изображающие быт цивилизации Высших эльфов в период расцвета Крылатой Империи. Вот какой-то закованный в золото Высший стоит на высоком пьедестале, к нему подходят две белые фигуры, затянутые в черные ремни, заменяющих им одежду. Они несут на руках черного, разукрашенного витиеватым узором орка, сжимая длинными пальцами его мощные лапы. Видно, как он скалится почти лишенным зубов ртом, и ни капли слабости в красных глазах, сверкающих яростным светом. Он нисколько не сломлен, никакого смирения и покорности судьбе. Истинный воин своего племени.

Коридор извивался дальше, сюжет фрески перетекал из узора в узор. Вот громадное тело легло на белый камень жертвенника, испещренного золотой эльфийской вязью. Мощные руки закованы в тяжелые с виду наручники, лицо скривилось в яростной ухмылке, показывающей, что он еще готов бороться, чего бы ему это не стоило. Но похоже, что увешанный золотом Высший абсолютно не обращает внимания на рвущегося орка. Он самозабвенно смотрит в небо, из его рта потоком изливаются слова заклинания, или молитвы. В тонких руках его зажат длинный изогнутый клинок, отливающий голубоватым светом.

Дорога все продолжалась, а сюжет продолжал развиваться. Слегка осыпавшийся узор толпы, стоящей у подножия пьедестала, восторженно ликовал. Злобное лицо орка исказилось в яростной муке - лезвие Высшего глубоко вошло в широкую грудь дикого воина. Из его тела к небу потянулись длинные красные нити, опадавшие на бледные затянутые в ремни фигуры и продолжавшего свои песнопения эльфа.

- Мрачноватый у вас был дизайнер, - усмехнулся Виктор, ощупывая жилистой рукой сочащийся магией узор. - Как-то это все очень сильно попахивает яростным расизмом.

- Да, тут все стены это дрянью исписаны, - с отвращением хмыкнула Лиза. - Не могли сюжет подобрать попозитивней? Я, конечно, все понимаю, самокритичностью эти крылатые никогда не страдали, но разве обязательно такую гадость рисовать, да еще на месте упокоения?! Все же они жуткие извращенцы, эти Высшие!

- И не говори, - мрачно согласился некромант. - Ты же видела Гиру? Слышала, что она с вашим, как его, Балдуром провернула? Сколько эонов жил, ни разу такой сцены не видел.

- Конечно, - девушка громко захохотала. - У кого еще хватит глупости чесать пузико оборотню. Как дети малые, Древние мне свидетели.

Из-за угла с грохотом вылетело длинное тело ссохшегося лысеющего вампира.

- Ох-х-х, задери тебя Йерфан, траханая железка! - ворчал он, отряхиваясь от пепла и пыли. - Чтоб тебе пусто было, зараза!

- Эй, Влад, чего ты там нахимичил? - раздраженно спросила Лиза, помогая ему подняться. - Опять перекидал дрожжей, или за давлением не уследил?

- Здорово, Лиза... - прокряхтел вампир, поднимаясь на ноги. Виду у него был весьма потрепанный, что весьма неудивительно, если тебя пару мгновений назад чуть не разорвало на кусочки. - Да аппарат мой, собака, самогонный... Видать, прохудился где-то. Короче, накрылись наши пьянки медным ночным горшком.

- Только не говори, что все запасы улетели козлу под хвост? - с надеждой глядя на него спросила Лиза.

- Хвала Древним - додумался я бутылки в спальню отнести, чтоб вы все не выжрали, пока я... Слушай, а это кто у нас такой живчик? - прокряхтел вампир, немигающим взглядом впившись в зеленый свет глаз некроманта. - Ты откуда будешь, земеля?

- Это Виктор, - Лиза начала представлять их друг другу, - он недавно сюда пришел вместе с Драхкаром. А это Влад, наш главный спаситель от скуки в этой треклятой берлоге.

- Ну друзья майора - наши друзья, - обменявшись рукопожатиями, Влад снова обратился к Лизе. - Ну, чего хочим-то? На экскурсию пришли, али по делу? Только рассказывайте побыстрей, а то у меня теперь роботы невпроворот.

- По делу, братишка. Надо нашего нового друга привести в чувства. Где тут у тебя завалялась... - девушка заглянула в комнату и удивленно присвистнула. - Ну ты и набодяжил... Долго же разгребать придется.

- Если бы только разгребать! - тяжко вздохнул вампир. - Вся конструкция полетела к йерфановой матери! Наверно, дней десять придется ее по винтикам собирать! Ладно, чего хотели? Моей рябиновки?

- Ее самую! Неси все, что есть!

- Эко ты разбежалась - все неси! Не многовато вам будет? К тому же, знаешь, сколько мне новую партию варить приходится? А туту еще это...

- Да не будь ты таким жадиной, Влад! У нас что, так часто бывают гости? Ну выдели хоть немного!

- Я ее для праздников берегу! Сами же потом ворчать будете, что я еще ни бутылки не приготовил! А ее и не будет, пока не забродит правильно!

- Да не нуди! Дай пару бутылок!

- Эх, Йерфан тебя подери! Забирай, но только две!

- Ну и хорошо - две так две! Побежали, Дохлый, сейчас вкусишь каплю местного калорита...

***

- Ну здравствуй, дружище. Скучал без меня?

Смысла разговаривать с ним не было, он все равно ничего не слышал. Уже долго старый Фенрир спал в медицинской капсуле, питаемый через множество трубок. Как ни странно, в медицинском отсеке базы еще работали генераторы, работавшие на вытягиваемой из леса астральной энергии, что позволяло и дальше держать этого волка на цепи. Так было лучше для всех, и в первую очередь, для него самого.

- Скучаете, мальчики? - усмехнулась Шая, подобно тени проникшей в комнату. - Составить вам компанию?

- Ну попробуй, - засмеялся Драхкар, посмотрев на чеканящую армейский шаг смуглокожую вампиршу.

"А ведь она тоже ни капли не изменилась, - подумал он. - И Фенрир тоже. Странная получается картина - словно весь мир статичен, и один лишь я куда-то мечусь, сам не знаю куда. Может, в этом есть какой-то тайный смысл?".

- Как ощущения, господин майор? - тихо спросила вампирша, глядя на заключенного в капсуле волка. Голос у нее был как всегда прекрасен, бархатный, с легкой хрипотцой. Каждый вампир чем-то привлекал свою жертву, и это была ее приманка. - Гложет душу ностальгия?

- Если бы только она, - вздохнул орк. - Ну как он?

- А что с ним будет? Показатели не меняются уже довольно давно, и в сознание он не приходил. Пусть спит дальше, пока не придет его время.

- Вы так и не нашли вакцину?

- Некому искать - все ученые давно сбежали из этих мест. Просто исчезли в один день, оставив нам все это барахло. А что нам с ним делать? Навыков полевого медика все же маловато, чтобы управлять всем этим великолепием.

- Думаешь, - задумчиво спросил Драхкар, - его все же придется когда-нибудь выпустить?

- В любом случае, он не сможет находиться здесь вечно, - мрачно сказала Шая, глядя в бездумные прищуренные красные глаза белошерстного оборотня. - Ты что-нибудь придумал?

- В каком плане? Сейчас в моей голове столько мыслей... Чрезвычайно много, не привык я брать на себя столько обязательств.

- Как ты будешь договариваться с Нилом?

- Есть несколько вариантов, но все они какие-то вялые. К тому же, мне кажется, что он упрямится из какого-то принципа, как обиженное дитя. Похоже, ты была права - он действительно впал в маразм.

- Верно подмечено, Драхкар, - мрачно согласилась вампирша. - Он готов ночи напролет рассказывать, как правительство исковеркало его жизнь, но никогда не поднимет свою мохнатую задницу, чтобы что-то изменить. Вся надежда только на тебя.

- Слишком пафосно звучит, Шая, - сказал Драхкар, глядя в белые глаза своей собеседницы. - Мы никогда не были героями, и сейчас от нас ждут просто выполнения поставленной задачи.

- Я все понимаю, господин майор... И все же, пожалуйста, уговори его отпустить нас. Мы здесь гнием заживо, а на поле боя мы тебе будем нужнее, чем кто либо.

- Тебе не терпится выпустить Фенрира? - бестактно ответил орк. Вампирша смущенно отвернулась от него, опустив взор.

- Когда он еще был человеком, - тихо сказала она, сдерживаясь от того, чтобы случайно не всхлипнуть, - мы обещали друг другу подать в командование рапорт об увольнении со службы. Даже успели его отослать, но, похоже, у этих сволочей были другие планы. Они напичкали его новыми препаратами...

Она украдкой посмотрела на то, во что превратился ее возлюбленный. После первой встречи в стенах этого комплекса, между ними сразу проскочила искра. Каждый день Шая и Фенрир проводили все свободное время вместе, болтая обо всем на свете и глуша ведрами самогон мастера на все руки Влада. Противоестественный союз противоестественных существ оборвало естественное желание обычных жителей обезопасить себя от возможных последствий преступного эксперимента над живой природой.

- И он стал таким! - дрожащим голосом сказала вампирша, стоя спиной к Драхкару. - Они сделали его бездушным чудовищем! Абсолютное оружие! Усиленные рефлексы, повышенная скорость регенерации, возможность заражения противника! Зачем все это нужно?! Он же был человеком, а они превратили его в монстра! Почему?! Чем он это заслужил?! Чем я это заслужила?!

Пусть он был орком, военным, майором, Драхкар так и не научился равнодушно терпеть чужие страдания. Подойдя к Шае поближе, он положил свои огромные ладони ей на плечи.

- Пожалуйста, не плач. Я постараюсь все исправить, - тихо сказал он. - Ламбо обещал принять любые требования, и я уверен, что он поможет Фенриру. Стоит ему только сказать, и вся страна будет искать лекарство.

- Что же, - прошептала она, - спасибо большое, господин майор. Прости за это. Я... Я просто устала. Надо сходить в пирамиду и немного вздремнуть.

- Вот и славно, - согласился орк. - Нам всем сейчас лучше отдохнуть, впереди тяжелые времена. Ты не против, если я к вам загляну ненадолго?

- Кончено, Влад будет просто счастлив, - грустно засмеялась Шая. - Тогда попрошу его достать пару бутылочек своей фирменной настоечки. Не составишь нам компанию? Или ты записался в трезвенники-язвенники?

- Всегда только за! Кстати, у вас не найдется где-нибудь неподалеку какая-нибудь зеленая полянка? Мне нужно пополнить свои запасы.

- Давай отложим это до завтра, не все же сразу.

- Ну что же, очень веский аргумент. Тогда ждите вечером, приду с угощением. Если мне не изменяет память, то Тарла все-таки не забыла прихватить с собой домашних соленых огурчиков.

- Ты просто кудесник! - усмехнулась вампирша, выходя из комнаты. - Будем ждать вас как благ небесных...

***

Даже на трезвую голову разговор с вожаком "Стаи" откровенно не клеился. Конечно, его сопротивление несколько ослабло, но сомнения все еще грызли тупыми зубами его волчье сердце. Все фразы прошли по нескольку кругов, пока воля старого шакала окончательно не сломилась:

- Ладно, Драхкар, ты меня убедил. Можешь взять на себя командование "Стаей". Только, где и когда будем собираться?

- Неизвестно, - с облегченным вздохом сказал орк. - Эта штуковина может проснуться и через эон, и даже завтра. Наверно, это знал только Оракул, да смилостивятся над ним Великие Духи. Но судя по прогнозу, недалеко от пика Падения.

- Да, что-то разведка нынче зря свое пиво хлещет, - усмехнулся оборотень, царапая когтями деревянную столешницу. - Значит, надо быть в постоянной боевой готовности. Наконец будет нормальная тренировка. Вот только патронов у нас маловато, да и оружие изрядно поистрепалось.

- Напиши список, я передам Ламбо, - буркнул Драхкар. - Груз оставят на опушке, там его и заберете.

- Приятно иметь с тобой дело, майор. Прямо как в старые добрые времена.

- Как в старые добрые...

Захлопнув дверь, Драхкар устало оскалился. Сколько же головомойки с этим старым кобелем, чтоб у него хвост отвалился! Надо бы еще разок закурить, благо Шая так услужливо подыскала ему замечательную делянку с редкими травами.

Щелкнули пальцы, задымился зажженный кончик самокрутки. Никаких нервов с такой работой не напасешься, думал он про себя. И угораздило же его согласиться уйти из племени и обучаться в ДМВ. Будь проклято это драное соглашение с северными племенами! Каждый эон приезжают на вездеходах, и высматривают ребят с магическими способностями. И все якобы по доброй воле. Гоблина лысого тут добрая воля! Сначала будут кормить тебя байками про чудеса далеких земель, потом накормят сладостями и пообещают такой праздник каждый день.

Хорошо хоть насчет сладостей эти мозгляки не соврали. На пищу и хороший отдых для новобранцев в ДМВ не скупились. Вот только теперь тобой руководил не вождь, и даже не старый полумертвый шаман, окончательно скурившийся на своих колдовских травах. Теперь тобой будет управлять инструктор, который подчиняется какому-то дяде, а тот в свою очередь служит еще какому-то дяде. И каждый может послать тебя на верную смерть, положив формальный венок на маленькую могилку, в которую сложат остатки твоих косточек. И спрашивается, какое добро во всех этих городах, сладостях, комфортной жизни, тугих пачках денег, выдаваемых на поход в увольнительную?

В горах все намного проще. Там каждый знает своих друзей, и своих врагов. Там выживает сильнейший и достойнейший, а не тот, кто за монеты приставил к себе роту мускулистых вооруженных ребят. Там никто не носит на душе маски, скрывая за ней полное недовольство и отчаяние собственной жизни. Там все просто и понятно, и каждый принимал мир таким, каким он есть.

Даже путь шамана по сравнению с обычной городской жизнью - детская сказка на ночь, со всеми видимыми демонами и духами, бесконечно проходящих через его неустойчивый, а потому всемогущий разум. Да, Могучая Тучка бы с ним согласился.

Интересно, как там он сейчас? Наверняка, опять погнал Саркхашу скакать по скалам как горную козу за сальной лозой. Она девчушка крепкая, но вот самое сложное почему-то всегда доставалось ей, будто не Драхкар, а она должна защищать все племя и щедро набивать сумки воинов буян-травой. Старый низкорослый шаман по какой-то причине всегда держал орка поближе к себе, щедро одаривая еще молодого парня тайными знаниями, а свою младшую ученицу регулярными подзатыльниками.

- А этот рыжий врет, задницей чую, - вздохнула Мора, вытаскивая из пучка волос длинную костяную заколку. - Будь другом, дай закурить...

Выкурив сигарету почти до половины, Драхкар молча передал ее слегка удивленной эльфийке. Она медленно и со смаком затянулась, даже не думая, как большинство дегустаторов домашнего орчьего курева, заливаться диким надрывистым кашлем.

- Фух, хороша... Врет рыжий, что человеком больше стать не может.

- А у твоей задницы хорошая чувствительность, зубастик, - Высшая летела по коридору спиной вперед, без конца заглядывая в каждую встречную комнату, в которых бесконечно грызлись разношерстные волки. - Действительно, врет наш пушистый друг. Я видела, как он ночью душил подушку. Меха на нем действительно много, но волчьей морды я у него не приметила.

- Да ничего особенного, у каждого свои проблемы, - Драхкар вырвал окурок из руки возмущенной Темной и прикончил его одним вдохом. - Пышка, нашла что-нибудь интересное?

- Не так много, как хотелось, - вздохнула гномида. - Большинство компьютеров безнадежно сломаны, да и старое программное обеспечение...

- Пожалуйста, Пышка, короче! Я же не программист.

- А... Ну хорошо. Кое-что мне все-таки удалось достать. Большая часть информации составляют отсчеты по исследованиям оборотней и первородных вампиров. Физиология, химический обмен, боевые параметры... Ну и все такое прочее. Если ты не биолог, разобраться в этой галиматье не получится при всем желании. Но на такие случаи у вас есть я, - Тарла нарочито смущенно накручивала на палец рыжую прядь. - Местные мозгляки действительно выводили новые породы волков с уникальными свойствами и лечили вампиров от светобоязни. Но суть экспериментов не в этом. Они пытались найти способ заставить их безоговорочно подчиняться. Здесь есть все - психотронные излучатели, синтетические наркотики, даже установки магического контроля. Есть еще один отсчет, правда он во многих местах поврежден. Там говориться, что и оборотни и кровососы стали слишком стойкими ко всем видам воздействия на разум и перебили почти весь персонал.

- Занятная история... - Драхкар задумчиво почесал щетину на подбородке. - Вот, значит, как о вас забыли, волки позорные... Только не понятно, почему бы военным просто не разнести тут все бомбой Вечного Солнца, или не послать какой-нибудь захудалый метеорит с ближайшего светила?

- Мне тоже очень интересно, но похоже на то, что за всем этим стоит наш глубокоуважаемый глава ДМВ. Приберегал такой контингент на крайний случай.

- Что-то в последнее время очень часто этот старикан проскальзывает в нашей жизни, как таракан под холодильником. Как же все это надоело...

- Да, заврался наш старый добрый Ламбо! - Мора тряхнула иссиня черной гривой длинных волос. - И самое обидное то, что мы от него зависим. Прямо как малый ребенок от мамкиной титьки! И все у него какие-то планы, стратегии на наш счет... Кстати, а где Дохлый и святоша? Я их не видела со вчерашнего вечера.

- Ну, тут вариантов много. И один хуже другого.

- Да ладно, командир, не могли же эти мутанты загрызть их на ужин! Или я чего-то не понимаю?

- Да Йерфан их знает! Но сначала зайдем в казарму и соберем вещички. Морок вернется через пять кирсов. И лучше бы эти уроды принесли сюда свои задницы в целости и сохранности, или я за себя не ручаюсь.

- Просто железная логика, дорогой, - заглянув в ближайшую дверь, Гира сдержанно захихикала. - Надо же, и такое бывает... Вы только поглядите! У собачек - любовь!

- Тебе-то какое дело? - усмехнулся орк, мельком взглянув на щель в дверном проеме. - Не однополая, и то ладно. Или присоединиться хочешь?

- Я, конечно, очень люблю всякую живность, но по-своему. Так что, с легким сердцем откажусь от твоего наиприятнейшего предложения, пухлик.

- Я не пухлик, это мышцы! - возмутился орк. - И у меня кость широкая.

- Да как бы там ни было, большое спасибо за предложение. Я очень ценю твою заботу...

***

- Ничего себе зверушки! - удивился Йан Ло, выглядывая из ветвей могучего дуба. - Мутация второго уровня стабильности, верно?

- Верно, - согласился Нод Га Тси, - мутация с возможностью двусторонней трансформации организма. Интересно, кто и для чего мог создать этих существ?

- Да знамо, для чего. Ты только посмотри - такая скотина кого хочешь сможет уложить, и еще перед смертью, наверняка, что-нибудь кому-нибудь оттяпает.

- А ты бы так смог?

- Что смог? - недоуменно спросил младший.

- Уложить кого хочешь, и перед смертью кому-то что-то оттяпать? - спокойным тоном сказал старший.

- Ну, это вопрос спорный... Вот если бы мне подали немного адреналина и нейростимуляторов, я бы точно любого смог завалить, без вопросов. Но если один на один, без костюма и прочего...

- Вот именно. Не суди по себе других. К тому же, они не сильно отличаются от нас с тобой. Они такие же, по сути, безвольные создания, выполняющие те функции, которые в них заложили инженеры и заказчики.

- Ну ты сравнил тоже - нас с ними! Мы хотя бы можем свободно мыслить, мечтать, любить, в конце концов...

- А ты так уверен, что они не могут любить?

- Да что они могут? Ты только посмотри - это же дикие звери! У них не может быть любви, разве что инстинкт размножения, если его не сумели отбить.

Сидя, как птицы на ветках, хрономанты продолжали свою работу. Место было весьма подходящим для этой цели: местное эфирное поле стимулировало работу каждого органа в их телах, давало дополнительную энергию для основных и вторичных систем брони, и вдобавок ко всему позволяло им оставаться абсолютно невидимыми для большинства поисковых приборов аборигенов. Пока хронощит работал исправно, и даже мерцающие среди высоких листьев маленькие крылатые гуманоиды не замечали, что рядом с ними неподвижно сидели два выходца из иного мира.

- Ну хорошо, - согласился второй. - Предположим, они могут любить. Тогда возникает вопрос - кого, и второй вопрос - как?

- Решил проверить свои знания психологии? - усмехнулся первый. - Я в этом деле не силен, но одно могу сказать тебе точно. Если они еще не бегают по лесу без трусов и не убивают все, что движется - они относительно разумны, а значит, могут и любить. А кого и как - не так уж и важно. В конце концов, они же когда-то были вполне обыкновенными представителями местного населения.

- И все? Для тебя наличие трусов - признак разума?

- А ты стал бы носить белье, стесняющее движения, если бы не боялся "случайно" сверкнуть своим достоинством? Так что этот вопрос решен - они разумны, а следовательно, ничто возвышенное им не чуждо.

- Ладно, убедил, - младший признал свое поражение. - А что ты скажешь по поводу этих, бледных, с длинными зубами? В них практически не протекают половые гормональные реакции, а без них, насколько я знаю, основы для любви быть не может.

- Да что ты к ним привязался? - возмутился старший. - Какое тебе дело до чувств местного населения? Этими вопросами занимаются Астральные Стражи, а наше дело намного проще.

- Просто... - замялся Йан Ло. - Ты же сказал, что они не сильно отличаются от нас. Вот, захотелось понять, насколько.

- А еще я говорил не судить других по себе, забыл? - мягко напомнил Нод Га Тси. - Давай забудем эту тему. Или тебе просто вспомнилась Сандра?

- И это тоже. Черт, наверно, я тоже постепенно впадаю в маразм.

- Рано тебе еще в маразм впадать, - засмеялся первый. - У тебя еще даже кризиса среднего возраста не было. Сколько тебе лет? Триста пятьдесят шесть? Ты же еще совсем молодой! Практически ребенок!

- Триста пятьдесят семь, - буркнул второй, - и, пожалуйста, не называй меня ребенком. Я это слышу по нескольку раз на дню, не хватало еще, чтобы ты меня пилил, как мать.

- Какие мы нежные! Зря ты с таким характером пошел на нашу службу. В ней выживают либо бесчувственные скоты, прилежно выполняющие приказы командования, либо те, кто относится к нашей работе философски.

- Ну, и каких же у нас больше, если не секрет?

- Ну, за все время службы, больше всего встречал первых. Просто философы в наше время не очень востребованы. Ты бы, например, захотел бы быть писателем или поэтом, если твое творчество не может тебя прокормить?

- Это смотря как поставить вопрос. Ведь нерушимых истин не бывает. К тому же, ты так уверен, что мои стихи никому бы не понравились?

- Ты уходишь от темы.

- Почему же? Просто любой эксперимент имеет свою некоторую погрешность! Только и всего!

- Ясно, поэт-песенник из тебя вышел бы упорный, - усмехнулся Нод Га Тси. - Ну что, бард-сисятник, может, исполнишь что-нибудь из своего репертуара? Или у тебя только переделки чужих песен?

- Ну почему же, - задумчиво ответил Йан Ло. - Есть у меня свои собственные стихи, только на музыку их еще не положил. Ты же знаешь, у меня музыкального слуха и на одного глухого не наберется. Но читать их, тем более тебе, я категорически отказываюсь!

- Это почему? Что у тебя там? Строки порнографического содержания?

- Слишком уж ты категоричен! Что, если молодой и циничный, так сразу порнографию писать? Любовное у меня в основном, а этого добра во всех землях предостаточно. Ну, и еще несколько депрессивных где-то было, еще с малых лет осталось. Только не помню, где я их оставил.

- Ну ничего. Как вернемся домой - сложишь балладу о двух храбрых хрономантах, сражающихся за вселенское счастье с порождениями бушующих эфиров.

- А почему бы и нет? Надо бы вспомнить, как это делается. Может, потом подам в издательство, если не упекут в тюрягу за разглашение тайн межпространственных перемещений.

- Ха-ха, нашел чего бояться! В прошлые времена любой поэт был готов умереть за свое творчество.

- Ну ты уж совсем - за какие-то писульки голову свою сложить! Она мне еще понадобится!

- Для чего? Чтобы шлем было на чем носить?

- Да хоть бы и ради этого! Творчество должно дарить радость и душевный подъем, а не поводом задарма подставлять свою задницу!

- Все с тобой ясно. Ладно, смотри дальше....

7

- Бр-р-р, ну тут и холодина... А разве нельзя было добраться до места хотя бы через катапультирование?

- Ты только что сама себе ответила, Мора. Могу тебя обрадовать, мы попали в не самую мощную метель в этих краях.

Долгий переход на лыжах по заснеженным просторам бескрайних гор давался очень непросто. Ветер нещадно хлестал по залепленному снегом забралу, так и норовя сбить кого-нибудь с ног. Но пока система терморегуляции исправно согревала озябшие тела. Только Виктор оставался таким же холодным по отношению к окружающей действительности и спокойно переносил все невзгоды активного зимнего отдыха.

А Высшая во всю развлекалась, закидывая рычащего Драхкара огромными, размером со спелую тыкву, снежками и с хохотом прячась под белой толщей сугробов.

- Как я погляжу, тебя вообще ничего не берет? - вычистив снег из наружных динамиков, проворчал орк. - Как елка - зимой и летом одним цветом?

- Ты так мало знаешь о жизни, дорогой мой Драхкар, - высунув голову из под снега усмехнулась Гира. - Уж кто-кто, а ты должен понимать принцип жизни в условиях выживания.

- Мы выживаем за счет трех-четырех шкур яка, в которые закутываемся с ног до головы. А ты, похоже, можешь и по углям ходить, и голышом в Белом море купаться. Чем тебя в детстве кормили? Или спиртом отпаивали? До сих пор не отпустило? У меня такая выносливость может проснуться только с тяжелой попойки.

- Ты не поверишь - овсяной кашей. Очень, должна сказать, вкусное и полезное блюдо, благотворно воздействующее на организм.

- Ну-ну, не надо врать, - ухмыльнулся Драхкар, продираясь сквозь огромную толщу снега. - Ламбо говорил, что ты не пьешь и не ешь.

- Это только в зрелом возрасте. А так, до двухсот двадцати эонов нас кормят, как на убой. Видел бы ты, какой я была в детстве! Как каравай, в которого дрожжей переложили! Такая плюшка, хоть карикатуры рисуй!

- Хе-хе, не отказался бы на это посмо-О-О-А!..

Снежная корка с хрустом провалилась под ногами майора. Долетев до дна расщелины, он громко и протяжно выругался, проклиная все сущее в этом мире со всеми богами и духами.

Нагнувшись над провалом, Высшая сложила руки на груди, старательно подчеркивая ироничность момента.

- Что-то вы зачастили в нижние сферы, господин майор, - изобразив меланхоличную мину сказала она. - Я так понимаю, сменить место жительства нынче вы не намерены?

- Да чтоб тебя кроскапои задрали, Высшая! - доносилось с глубины. - Скидывайте мне веревку!

- Командир, вы целы? - крикнула Тарла, устанавливая лебедку. - Вам нужна помощь?

- Просто сбрось мне веревку, Пышка! Кажется, только лыжи сломал... - голос Драхкара резко прервался, но через несколько мгновений снова зазвучал: - Ребята, спускайтесь сюда. Похоже, тут есть на что посмотреть?

- На что именно? - лебедка прочно засела в ледяную корку и гномида начала разматывать канат.

- Похоже на дверь. Толстая, сволочь, и раскурочена порядком...

- Ну-ка дай посмотреть.

Гира мягко опустилась в расщелину, сверкая лазурными крыльями. Как только она скрылась подо льдом, на поверхности воцарилась мертвая тишина. Даже вьюга, казалось, тоже решила заглянуть, куда это свалился очередной незадачливый орк, и немного поутихла, склонившись над плечами напряженно ожидающего отряда.

- Да, а у нашего майора орлиный взор, - тягучую патоку разорвал звонкий смех Высшей, - Спускайтесь, ребятки, здесь не глубоко. Только по одному, а то здесь немного тесновато.

Трещину озарило мягкое голубое сияние, и тысячи солнечных зайчиков заплясали по гладким холодным стенам, Поднялся длинный столб пара. Первым в мерцающий разлом спустился Виктор. Сложив телескопические лыжи и заткнув их за пояс, он плотно обхватил канат длинными пальцами и медленно спустился на дно. Следующими были Мора и Воа. Последней в мерцающие глубины горных льдов спустилась Тарла.

- Это не просто дверь, - сказала она, осмотрев со всех сторон очищенную голубым пламенем Высшей ледяную сталь. - Это гермоворота. Но зачем они здесь? Во что мы опять влипли, майор?

- Не знаю, Пышка, не знаю. Но что бы это ни было, на наших картах оно не обозначено. Наверняка какая-нибудь заброшенная военная база. Их в этих местах несколько, мы брали оттуда металл для оружия вождя. Похоже, ее не законсервировали. Стены насквозь промерзли, и такое чувство, будто здесь голодный дракон погулял, причем в брачный период.

Действительно, вся дверь была испещрена следами от пуль, взрывов и застрявшими осколками, но это было далеко не самым впечатляющим.

- Действительно, следы как от драконьего когтя, - проведя рукой по огромной рваной дыре. - И не простого дракона. Как минимум черного или красного, края сильно оплавлены. Если мне не изменяет память, то такой мощный яд под когтями выделяют именно они.

- Просто замечательно! - пробурчала Мора, опершись о ледяную стену. - Только не говорите, что мы туда полезем! Мне за это не доплачивают!

- Ну если тебе так угодно, то можешь сама идти к Стракхену и выпрашивать у него место у огня, - усмехнулся Драхкар. - Уверяю тебя, ты не подходишь под его идеалы женщины. Высшая, ну-ка подмоги мне чуток...

- Лучше отойди в сторонку, милый, - оглядываясь на обиженную Темную похихикала Гира, - и предоставь дело старой опытной волшебнице.

Свет старых ламп судорожно мелькал на пыльных стенах стального коридора.

- Что-то меня это немного напрягает, - прошептала Мора. - База завалена, но внутренности все еще работают.

- Тогда очень интересно, почему системы охраны нас еще не засекли, - добавил некромант, глядя в неподвижный зеркальный объектив висящей под потолком камеры.

- Они нас давно засекли, Виктор, - Тарла на мгновение застыла, блеснув мерцающими в сумерках электрическим светом глазами. - Просто кто-то очень хочет пригласить нас к себе в гости на чашечку чая.

- Какое великодушие с его стороны, - он монотонно согласился, одним взмахом руки вскинув пистолет и выстрелив из него. - Тогда прошу прощения - мы тут слегка насвинячим. Вы ведь не против, дорогой хозяин?

Камера возмущенно выбросила тучу искр и разбилась о пол.

- Хорошее начало удачной беседы, мой юный друг, - протянул Воа, прервав свою молитву. - Талант дипломата умер в тебе намного раньше.

- Дуракам закон не писан, святоша. У меня даже справка есть. Там четко написано - склонен к решительным, но регулярно не обдуманным поступкам.

- Да, великая Кора обделила тебя своей мудростью.

- Надо ожидать худшего, Ушастый, - прервал их Драхкар, - так что держи крепче свою палку и готовься к решительным, но регулярно не обдуманным поступкам...

- Эй, командир, - Мора громкого позвала его, - а что делать с этими?

Со всех сторон из замаскированных ниш, дребезжа металлическими клешнями, выползли роботы-охранники и наставили на отряд свои длинные хоботки-пушки. Но похоже, стрелять они были не намерены.

- Ничего, сейчас я с ними разберусь, - Тарла зажмурила глаза и крепко сжала кулаки.

- Пожалуйста, не спешите с выводами, добрая госпожа, - женским голом прогудел один из крабообразных жестянок. - Уберите свое замечательное оружие и следуйте за моими питомцами.

- А я уж было подумал, что так и будем торчать в прихожей, - прорычал командир.

- Какие миленькие игрушки! - с детским восторгом пропищала Гира, хлопая в ладоши. - А вы мне подарите хотя бы одного?

- Все возможно в нашем мире, госпожа Высшая. Вы редкий гость в наших краях, может получите одного в качестве сувенира. А теперь, пожалуйста, не задерживайте движение. У нас предстоит крайне серьезный разговор.

Охранники чутко следили за отрядом, обступив их со всех сторон, и периодически громко крякая - то ли для устрашения, то ли просто им не хватало грамотного техобслуживания. Двигались они ровно и довольно быстро, так что всем, кроме Гиры пришлось прибавить шагу, чтобы ствол очередного краба не упирался им в зад.

- Да чтоб тебя! - возмутилась Мора, споткнувшись о лежащий на полу провод.

Не снизив скорости, серебристый краб мощно лягнул ее в спину, за что получил мощный удар ногой по плоскому панцирю. Пошатнувшись, металлические клешни разъехались в стороны, и охранник с громким лязгом шарахнулся на тяжелое блестящее брюхо.

- Больше не смей подгонять меня, железяка! - рявкнула Темная, встав в боевую стойку. - Ну что, кому добавки?

Грозно поскрипев, робот тяжко поднялся на лапы. Урок он усвоил. По крайней мере, до следующего перезапуска системы.

- Пожалуйста, перестаньте ломать моих охранников! - возмутился женский голос, - Вы не представляете, как трудно их чинить без новых запчастей!

- Тогда поубавьте им пылу, уважаемая. Я не очень люблю, когда в меня тычут чем попало без моего разрешения.

- В любом случае - попрошу вас воздержаться в дальнейшем от подобных действий!

Эскорт одновременно пискнул и слегка сбавил ход. Через какое-то время блужданий по усеянным пылью стальным внутренностям огромного комплекса, роботы привели отряд в огромную комнату. Она освещалась десятком ярко светящихся ламп, и так чисто, практически стерильно, убрана, что в контрасте с полным запустением других помещений просто не могло не удивлять.

На этом ярко-белом фоне черным пятном выделялся тонкий изящный силуэт с длинными седыми волосами до пояса и огромными, на манер летучей мыши, ушами. По всей пепельно-серой шее явно просматривались черные пятна жестких костяных наростов.

- Очень рада видеть вас в моей обители, почтенные гости.

Силуэт грациозно обернулся, и на команду взглянули два огромных черных глаза с огромными зрачками.

- Какого?!.

У Драхкара от удивления перехватило дыхание, и отряд резко выхватил оружие, направив его прямо в лицо хозяйке этого места.

- Бросьте, добрый господин, не стоит так все усложнять, - мягко, почти по-матерински, сказала женщина, поднимая изрытую морщинами когтистую ладонь. - Позвольте мне соблюсти этикет и представиться: я старшая матерь пресвятого ордена Скрывающихся Дев Ниннет Акари. А как мне величать вас, мои дорогие гости? Хотя, не надо, позвольте, я сама угадаю...

Она несколько мгновений молча щелкала пальцами, глядя себе под ноги. Резко выпрямившись, старшая матерь широко улыбнулась двумя рядами мелких острых зубов.

- Какое у вас забавное имя, господин майор... - промурчала она, - Гнев Небесный... Кажется, я правильно перевела?

- Я очень польщен вашим знанием северного наречия, - палец командира нервно играл на спусковом крючке пулемета, - но мне было бы крайне любопытно, чего от нас хочет Шабаш Ведьм?

- Шабаш? - Ведьма тихо засмеялась. - Здесь нет воли Шабаша, мой дорогой друг. Ведь вы это чувствуете, госпожа Карающая?

Гира тоненько захихикала.

- Вы сведущи и в наречии Миа-Гаол, почтенная матерь? - усмехнулась Высшая. - Признаюсь, я приятно удивлена.

- Рада, что вы довольны, добрая госпожа, и благодарю вас, что не закрылись от моего внутреннего взора. Но все же, вы не могли бы попросить ваших юных спутников опустить оружие и пройти за мной?

Гира молча кивнула, и команда медленно убрала свои игрушки, но ни на миг не расслабляясь. Воа начал усерднее читать псалмы, перейдя на грань между бормотанием и быстрым шепотом.

- Пожалуйста, святой брат, можете не просить защиты у Триединых, я не прокаженная. Хоть уже давно и не являюсь человеком. Расслабьтесь. Я покажу вам нечто, заслуживающее вашего пристального внимания. Пройдемте за мной.

Тяжелые створки с шипением отползли в сторону, и в ярком свете ламп блеснули ряды огромных медицинских камер.

- Это инкубатор? - нервным шепотом спросила Тарла у командира.

- Именно так, добрая госпожа, - огромные уши Ведьмы быстро шевелились словно локаторы. - В этих капсулах хранится сама суть многих поколений наших изысканий в законах природы и принципах формирования жизни.

- Клонирование?! Гомункулы?! - гномида с ужасом отшатнулась от камеры, в которой бурлила бурая мутная жидкость. - Но ведь это запрещено в Объединенных Континентах!

- Вы слишком наивны, моя дорогая. Все те монстры, которых породили некроманты и ваши коллеги из кузней Святой горы, лишь неудачные попытки пробраться в глубину этой древней как мир тайны. Это - наши Дети. Они будущее нашего ордена. Взгляните сюда.

Стукнув пару раз по толстому стеклу, Ниннет посмотрела вглубь капсулы. Из мутной бурой жижи вынырнуло длинное чешуйчатое тело с недоразвитыми крыльями за мускулистой спиной. Существо медленно моргало большими черными глазами без ресниц, и вяло прислонилось огромными перепончатыми лапами к стеклу.

- Посмотрите на него, - святая матерь нисколько не скрывала восхищения, смешанного с материнской заботой. - Это наш лучший послушник. Его организм легче всего перенес процесс мутации. Еще в детстве мы ввели ему кровь черного дракона, и через какое-то время он будет всецело готов к работе.

- Я не совсем понимаю, - Мора брезгливо отвернулась от заключенного в капсуле мутанта, - чего вы хотите от нас? Оценить плоды вашего творчества?

- Не торопитесь с выводами, добрая госпожа.

Звериное лицо Ведьмы сияло любовью к этому слабому, уродливому, беззащитному существу. Сколько всего пришлось перенести этому мальцу, чтобы кровь дракона свободно текла в его жилах? Какого великого мужества, или глупости, нужно быть, чтобы согласиться на целые эоны заточения в медицинской камере, как огурец законсервироваться в банке и мучительно ждать, когда хозяин лаборатории, великая матерь, решит, что превращение завершено, и наконец вырваться из тесной пробирки, чтобы от твоей руки пала очередная жертва, за которую заплатил неизвестный заказчик.

Но не было понятно, то ли парню не хватило сил, то ли капсула впрыснула ему дозу снотворного, но черные провалы глаз медленно закрылись, и обмякшее тело медленно уплыло в глубину мутного раствора.

- Мы делаем все, чтобы человеческий род мог стать более совершенным, найти свой путь на этой земле. Все расы в мире - от эльфов до мерфолков имеют свои особенности, отличительные черты и умения, не доступные кому бы то ни было другому. Гномы практически не подвержены влиянию астральных потоков, тела Отверженных и Высших эльфов могут вытягивать из Великого Эфира огромное количество энергии. Темные эльфы способны высасывать жизненные силы из крови живых существ и перенимать свойства своих жертв, орки имеют очень плотную связь со всеми формами жизни, а мерфолки способны существовать как в воде, так и на суше. Но больше всего выделяются на этом фоне драконы.

Весь отряд с нескрываемым интересом, смешанным с ужасом, был заворожен убаюкивающей, мурчащей речью Ведьмы, уносящей сознание в глубокий, бездонный омут.

- Они являются настоящим чудом не только как биологический вид, но и как магический феномен, - ее глаза мечтательно прищуривались. - Они способны питаться практически любой органической материей, не зависимо от ее состава и свойств. Их магия действует на уровне инстинктов, но даже не всякий архимаг в былые времена мог достигнуть того уровня, какой драконы получали сразу после рождения. Они способны обходиться без пищи и питья в течении нескольких эонов, могут не нуждаться в отдыхе в течении пяти анго, задерживать дыхание на несколько дней и переживать самые невероятные катаклизмы просто впав в глубокую спячку. Такой живучестью не обладает ни одно живое существо в нашем мире. И это не говоря об их возможности летать, огромной силе, множестве скрытых желез разного толка и назначения.

- Позвольте, я угадаю, - спокойным тоном сказал Виктор. - Если вы раздобыли где-то кровь дракона, значит, где-то должен быть и сам дракон. Уверен, что ему, мягко говоря, не понравилось чистое, тихое и сытое обитание в ваших клетках, и он попросту сбежал.

- Вы очень проницательны, юный некромант, - мягко похвалила его Ниннет. - Смерть пошла вам только на пользу. Действительно, мы держали в этих местах детеныша черного дракона, но несколько анго назад он попытался сбежать. В результате почти все отсеки нашего комплекса пришлось перекрыть, и просто запереть его в техническом отсеке. Большинство моих сестер сбежали отсюда, оставив меня в одиночестве присматривать за результатом эонов тяжелых трудов. Справиться с ним самой мне не под силу. Признаться, наш дракон был самкой, еще подростком, а свое первое яйцо они откладывают без оплодотворения. При определенных условиях яйцо дракона может вылупиться за двенадцать дней. Могу вас заверить, что в отличии от промерзших закрытых блоков, система подачи воздуха и водоснабжения предоставляют эти самые условия. Так что злая юная мамаша сейчас вдвойне опасна.

- То есть вы хотите, чтобы мы убили дракониху и ее детеныша? А они не могли просто сбежать? - спросил Драхкар. - Примерно таким же образом, которым мы попали сюда?

- В том-то и дело, господин майор, - Ниннет тяжко вздохнула, - вы прибыли как раз через те отсеки, в которых и были заперты эти ящеры. Черные драконы не способны существовать в местном климате, они просто впадут в спячку. Вам очень повезло, что мои роботы нашли вас раньше. Убейте их, и я буду вам очень благодарна.

- Интересно, чем вы нам сможете помочь, уважаемая матерь? - нахмурив брови спросил Воа. - Что вы можете нам предложить?

- Гораздо больше, чем вы думаете, святой брат, - Ведьма загадочно улыбнулась. - Я в курсе, что "скала смерти" скоро поднимется из глубин. Все члены Шабаша чувствуют перемены в путях астральных течений. Хоть мне и нечем отплатить вам, но я могу предоставить в ваше распоряжение несколько лучших Детей. Уверена, вам понадобится любая помощь. Да, я знаю о вашем предназначении, иначе вас бы здесь уже давно не было.

- Слоновье вымя, - буркнул командир отряда, - Вот и сходили в гости на малую родину. А если мы просто уйдем и оставим вас наедине с вашими выродками?

- Можете покинуть мои владенья хоть сейчас, господин майор, но уверяю вас - вы можете горько пожалеть об этом.

В темных подвалах действительно было довольно тепло. Даже душно. Стеклянные забрала покрывались испариной, стоило лишь стереть предыдущую пелену влаги. От тепловизоров тоже было мало толку - стены, потолок, пол, все выглядело в едином спектре, и чтобы ненароком не упасть, отряду пришлось надеяться исключительно на собственное чутье и множественные скрытые датчики в теле Тарлы.

Глаза резал мигающий свет кроваво-красных ламп аварийного освещения. Тяжелый затхлый воздух толчками вливался в легкие, лишенные привычного заслона фильтров, способных превратить любую витающую в округе дрянь в тихое зудящее ворчание системы оповещения. Стены покрывала странная зверски воняющая слизь неизвестного происхождения. И как назло эта Ведьма уговорила Гиру остаться на светскую беседу за чашечкой кофе.

- Старайтесь не касаться слизи, - тихо сказала гномида, проводя рукой возле стены. - Если верить химанализатору, то в ней содержатся нервнопаралитические яды. И в весьма приличных количествах.

- Весьма приличных, говоришь... - Драхкар с интересом огляделся и щелкнул замком своей котомки.

- Э-э, господин майор, я не думаю, что сейчас неподходящее время собирать...

- Неподходящее время на посту задницу чесать, Пышка. Смотри по сторонам и прикрывай мне спину. Кажется, у меня есть кое-какие догадки по поводу наших драконов.

- Ты это тоже приметил, - тихо прогудел Виктор, снимая перчатку. - Один дракон, пусть даже и с несколькими детенышами, не может так сильно загадить целые отсеки.

Намотав немного слизи на указательный палец, он несколько мгновений растирал ее по ладони, пристально всматриваясь равнодушным мертвым взором.

- Я же сказала, не надо ее трогать! - Тарла грозно зашипела.

- Не волнуйся обо мне, - равнодушно ответил некромант. - Даже не зудит... Судя по эмоциональному фону, это когда-то было чей-то пищей.

- В каком смысле? - спросила Мора и нервно поежилась.

- Драконье дерьмо, - сквозь зубы выдавил Воа.

- Бхе-е-е, какая мерзость!!!

- Забавно, а мне казалось, что священникам не полагается сквернословить, - закупорив пробирку усмехнулся орк.

- Просто я привык называть вещи своими именами, командир, - ответил эльф с легкой тенью обиды на тонком лице.

- И все-таки ты прав, Ушастый: дерьмо - оно и на югах дерьмо. Правда там из него еще и посуду делают.

- Командир, пожалуйста, перестаньте! - жалобным тоном взмолилась Темная.

- Уж кто бы брезговал, Чернавка. Ты, небось, за службу всякого добра нагляделась.

- Да, бывало и не такое... Только в отличии от вас я не могу получать от этого удовольствие.

- Неправду говоришь, дорогуша. Не путай кислое с мертвым. Это как хладнокровие и безразличие - первое помогает сохранять равновесие духа, а второе просто отсекает от тебя весь мир.

- Спасибо за лекцию по психологии, Драхкар, но я просто прошу тебя сменить тему!

- А зачем менять, Чернавка? Хотя, я довольно много знаю о кухнях народов мира... - командир широко растянулся в клыкастой улыбке. - Слушай, Пышка, а ты умеешь готовить подгнившую кабанятину, выдержанную в моче пьяного лесоруба?

- К сожалению, нет, - с тихой грустью ответила гномида, - но вот моя бабушка прекрасно...

- Вы что, издеваетесь?! - Темная была практически на грани истерики. - Хотите устроить мне промывание желудка?! Или просто развлекаетесь?! Зачем?!

- Тихо, родная, не паникуй, - тихо пробасил Драхкар, сдерживая невольные смешки. - Мы просто проводим кулинарный экскурс... А теперь - СМИРНО!!!

Мора рефлекторно выпрямилась и отдала честь, испуганно глядя в суровые глаза командира.

- Устроили мне тут нюни, понимаешь!!! Оружие наизготовку - ВЗЯТЬ!!! И больше никаких истерик не закатывать!

- Приказ принят, господин майор! - испуганно сказала Мора, не сводя глаз с разъяренного орка.

- Вольно, лейтенант. Все готовы? Продвигаемся дальше.

Стальной коридор, казалось, тянулся бесконечно. Одинаковые стены, облепленные испражнениями драконов, одинаковые гермоворота, запечатавшие тайны хозяев лабораторий от посторонних глаз. Но через какое-то время отряд ждал весьма странный сюрприз. Огромная дыра в стене. Ее слизкие глубины уходили далеко вглубь земли.

- Ничего себе, - удивленно произнесла Тарла. - Это просто невозможно... Дыра слишком большая, чтобы ее мог вырыть один детеныш...

- Подросток, Пышка. Но ты права, что-то здесь не клеится. И если не ошибаюсь, то оттуда дует ветер. Теплый ветер.

- И воняет, - протянула гномида. - Все-таки достопочтенная матерь нам кое-что недосказала.

- Привыкай, потом не придется удивляться. Кто пойдет первым?

Желающих не намечалось.

- Ну вот и замечательно, - вздохнул Драхкар, перехватывая пулемет поудобнее, - Тогда действуем по стандартной схеме. Если увидите или услышите что-нибудь подозрительное - стреляйте на поражение. Все же мы не на курорт приехали. Пышка - идешь впереди со мной. Чернавка, Дохлый - прикрываете тыл. Ушастый - идешь посередине. И лучше помолись своим Триединым, чтобы мы вынесли отсюда свои задницы в целости и невозыменности.

***

- Слоновье вымя... Это куда же мы забрели-то?

Слизь, яйца, снова слизь, снова яйца...

- Что-то не похоже чтобы одна самка смогла столько наложить, - мрачно сказала Тарла, проверив на всякий случай свое ружье. - И что будем делать, командир?

- Сготовим большой омлет!

Издав утробный рык, Драхкар с размаху пнул ближайшее яйцо кованым ботинком. И оно оказалось не пустым. Из мутного белка вытек маленький бледный зародыш, уже сформировавшийся, и очень сильно похожего на головастика с пятью хвостами.

- Зря ты так, командир, - сказал Виктор. - Я очень надеюсь, что теперь нас не покрошат в мясной салат.

- Я как раз на это и рассчитываю, Дохлый. Если легенды не врут, то сейчас сюда заявится счастливая мамаша и попробует оторвать нам головы.

- И какой в этом смысл? А если прибежит не только она?

- Только она. Белые драконы - существа эгоистичные, никогда на подмогу не придут, даже своим...

- Постойте, белые драконы? - нахмурилась Мора. - Это что - очередная сказка, ставшая явью?

- Эх, Чернавушка ты моя белозубая... Самое первое, чему меня научил наш шаман - не бывает сказок, придуманных на пустом месте. Просто иногда не стоит понимать их буквально. И вообще, бери пример с Ушастого - все время молчит, приказы не обсуждает, и пристально смотрит по сторонам на боевом посту. Учись!

Действительно, Воа как всегда молча следил за обстановкой. Но взор его блуждал далеко не в поисках цели. Он смотрел на сотни маленьких драконов, еще не рожденных, заточенных в крепкую пятнистую скорлупу вместо теплого материнского лона. Первые создания самого Сущего, и самые первые, кто отказался от его власти. Святотатство! Уничтожить столько невинных существ ради вырвавшегося из под контроля эксперимента! Куда катится весь этот мир? Дар Триединых взят под узды безжалостным Департаментом! Верных слуг создателей Света держат в клетках, как львов в зоопарке! И все ради чего? Хотелось закричать, как раньше, самыми страшными словами обругать весь обезумевший мир, сказать: куда же вы бежите? Чего вам не хватает? Денег? Власти? Волшебной силы? Зачем все это? Кому нужно разрушать все что есть, когда уже нечего, некому, и не на чем будет строить новые порядки? Может, сам великий Сущий решил собрать свою жатву, которую взращивал тысячи эонов? Кто теперь может ему рассказать? Да это уже и не важно. Судьба уже определена.

Маревал поднимется из морских глубин, и тогда они исполнят свое предназначение. А затем он снова восстанет, и очередные избранники неведомых сил пожертвуют собой во имя спасения этого мира. И так до тех пор, пока они не ошибутся, и демоны не заполонят все земли, до которых смогут дотянуться, и даже Высшие не смогут их остановить...

- Огонь!!! Огонь!!! - яростный рев командира вырвал священника из липкой тьмы забытия. Все же стояние на посту был не его конек. - Ты чего уснул, Ушастый?! Стреляй, кому говорят!!!

Проход сиял фиолетовыми всполохами выстрелов, едкая кровь смешалась со слизью под ногами, и теперь безжалостно шипела, пытаясь разъесть подошвы бронекостюмов.

- Напираем! Напираем! - кричал орк. - Не давайте им выбраться! Воа, помогай Тарле!

Рыжеволосую гномиду колотил мелкий озноб. Драконы стаями рвались из теплого вонючего подземелья, имплантаты не успевали восстанавливать энергию, система еле выдерживала напряжение психомагических импульсов, испускаемых через мерцающие нити в дрожащих пальцах Тарлы. Ящеры падали как подкошенные, но на место одних вставали другие, переползая через тела своих сородичей. Кристальные пули разили наповал еще неокрепших драконов, чешуя которых была еще мягкой и тонкой. Если они продолжат напирать такими темпами, то силы рун вскоре иссякнут, и придется биться с первобытными чудищами врукопашную. Пусть молодняк еще не обрел способность смертоносного дыхания, но связываться с острыми как бритвы когтями, щедро смоченных ядом, крайне рискованное дело.

- Пригнитесь! - закричал Воа, и Драхкар с Тарлой резко упали.

Хрустальная сфера воссияла небесным светом, и ревущий поток энергии обратил в прах всю нападающую живность. Те же, кому посчастливилось не добраться до пролома, с громким визгом убежали прочь.

- Майор! - тяжело дыша рявкнула Темная. - Ты же сказал, что придет только одна! Теперь все подземелье знает, что мы разворошили их гнездо!

- Откуда мне было знать? - ответил Драхкар, медленно поднимаясь на ноги. - По рассказам, они не поднимались на поверхность уже тысячу эонов! Мало ли что могло произойти с ними за все это время!

- Да, было жарко, - с ледяным спокойствием произнес Виктор, осматривая покрытые пеплом драконьи кости. - Вовремя ты очухался, Воа, они еще долго не посмеют к нам сунуться. Надо же, какой богатый ассортимент запчастей...

- Ты это про что, Дохлый? - Драхкар непонимающе посвятил подствольным фонарем в бледное лицо некроманта.

- Вы оглянитесь вокруг. Это целое кладбище высокопрочных и энергопроводящих частей для создания нежити. Да и драконьи внутренности вас тоже заинтересуют своими весьма занятными свойствами...

- Подожди. Ты что, хочешь слепить себе питомца? Прямо здесь?

- А почему бы и нет. Пару дормад, и у нас будут готовы три-четыре ручных зверушки. Если вы, конечно, не против.

- Сейчас нам потребуется любая помощь, - шаман извлек из своей котомки большую склянку желтой вязкой жидкости. - Всем сделать по глотку.

- Что это? - Тарла отхлебнула немного и горько скривалсь, - Бхе, дрянь какая...

- Это противоядие. Спасает даже от синтетики, проверенно на себе.

Каждый получил свою дозу горького противоядия, напоминающего по вкусу нечто среднее между древесным уксусом и гнилым мясом с примесью маринованного лука.

- Тьфу, из чего ты гонишь это варево?! - Мора чуть не поперхнулась.

- Лучше тебе не знать, а то все выйдет наружу, - зажав нос, командир сделал глоток вонючей жижи. - Ох, уже отвык от этого дерьма... Ладно, наша цель не меняется - находим черную дракониху со зверенышем, спускаем с них шкуры, и возвращаемся к этой сучке Ниннет. С остальными ящерицами пусть справляется сама, на них уговора не было. Фух, какая жара. Проверьте оружие и выдвигаемся. Чернавка, у тебя есть гранатомет?

- Был где-то, сейчас поищу... - Темная быстро закопошилась в глубинах своего рюкзака. - А, вот он!

- Молодец. Прицепи к стволу и заряди. Лучше всего "бомбой Света".

Мора удивленно приподняла бровь.

- Командир, вам не кажется, что это слишком уж радикальное решение?

- Если будем быстрее шевелить копытами, то возможно, нам повезет. Поставь задержку в десять наменов. Этого должно хватить. И, Ушастый, перестань хмуриться. Ты мешаешь Дохлому лепить кукол.

- Прошу прощения, господин майор, - процедил сквозь зубы священник. - Я с радостью разрешу вам осквернять тела и души священных зверей, которые уже шестьсот эонов находятся на грани вымирания.

- Рад бы с тобой согласиться, Ушастый, но это была самооборона. Хотя, если тебе так угодно, можешь отдать свои кости им на обед, и еще пожелать приятного аппетита. Думаю, они не будут возражать...

***

- Надо же. До сих пор не верится, что мне довелось поговорить с одной из Высших.

Чашка тихо звякнула о стол, едва не расплескав свое терпко пахнущее содержимое. Гира медленно, с наслаждением вдыхала аромат настоящего южного кофе. Лизнула молочную пенку, и замурлыкала как сытая кошка.

- М-м-м, как прелестно, - протянула она. - И все-таки, дорогая, скажите честно.

Мягко опустившись на железный анатомический стул, Ниннет закрыла черные как ночь глаза и тихо сказала:

- Конечно, госпожа, спрашивайте, - она помешала ложкой в чашке, сделала глоток.- Отвечу все как есть.

- Вы все-таки ждали нашего прибытия, не так ли?

- От вас ничего не скроешь, госпожа. А ваши спутники оказались более доверчивыми.

- Пожалуйста, давайте не будем так фамильярничать! С детства терпеть этого не могу!

- Как будет угодно. Тогда я буду звать вас по имени. Верно?

- Верно, - Высшая одним глотком допила кофе и хитро улыбнулась. - Не сочти за грубость, дорогая, но у тебя под носом усы.

- У тебя тоже, "дорогая".

Две древние как мир дамы сидели и смеялись, как маленькие девочки, вытирая с лица белую сливочную пенку.

- Да, я вас ждала, - отсмеявшись сказала Ниннет. - Точнее, не совсем вас. Все-таки гадалка из меня никудышная, да и что может поведать резная галька... И тем не менее, руны сказали правду - через дальнее время ко мне придут гости с великой судьбой. Признаюсь, я сначала не поверила в это, но когда мои сестры оставили меня здесь догнивать вместе с трудами всей моей жизни. Тогда мне ничего не оставалось, как сидеть здесь и ждать, пока кто-нибудь сумеет разыскать это место. Кочевники часто здесь проходят, но ни один так и не нашел прохода. А тут еще и сбежавший дракон...

- А зачем держать здесь такого зверя? Насколько я помню, их содержание - дело весьма хлопотное и затратное. Помню, в детстве отец подарил мне яйцо золотого дракона, так мне пришлось каждый день по десятку петухов душить, чтобы отпаивать его кровью. А когда он подрос, то съел моего любимого феникса... Моего милого Мальва... Просто изверг! - из сияющих голубых глаз эльфийки медленно прокатились маленькие мерцающие слезинки. - Настоящий изверг!

- Печально, - сочувственно сказала матерь. Огромные острые уши грустно поникли. - Прими мои соболезнования. И что же с ним стало?

- Прости, с кем? - тихо всхлипнув, Высшая непонимающе посмотрела на собеседницу.

- С драконом. Наверняка ты на него сильно обиделась.

- И не говори - чуть собственными руками не порвала! Но моя мать оказалась намного мудрее... - кукольное личико Гиры медленно расползлось в жуткой улыбке.

- В каком плане? - с неподдельным интересом спросила Ниннет.

- Вечером она сварила из него замечательный суп, - в глазах Высшей сверкнул злобный огонек свершившейся мести. - А еще угостила соседей вырезкой и паштетом. Не пробовала паштет из драконьей печени?

- Должна признать, богатое у тебя было детство, подруга, - Ведьма с легкой завистью перевела взгляд с мерцающих крыльев эльфийки на кофейную гущу. - Знаешь, мне тоже в детстве не везло со зверушками. Никогда они меня не любили, даже в детстве. Даже клещи брезговали ко мне присосаться.

- И ты из-за этого подалась к Детям Ведьм?

- Нет, далеко не поэтому. Мой отец не был бессмертным чародеем, как у тебя, но он был хорошим охотником. И очень сильно любил напиться в хлам. Больше чем бутылку он любил только мою маму.

Ниннет долго молчала, рассматривая плещущуюся в белой фарфоровой чашке темно-бурую жижу.

- Ты ведь полукровка, верно? - мягко спросила Гира. Хмурое лицо Ведьмы пронзила тень испуга. - Это очень большая редкость в нашем мире. Ведь поэтому тебя выкрали из семьи, верно?

- Меня не выкрали, - Ниннет с трудом выдавливала из себя слова, сдерживаю бушующий ураган давно позабытых чувств. - Я ушла сама.

- А почему? - Высшая неподдельно удивилась, - Что такого могло случиться?

- Очень просто, Гира, - Ведьма тяжело вздохнула. - Односельчане знали, что лучший охотник взял в жены не кого-нибудь, а высокомерную самовлюбленную и, какой ужас, эльфийскую колдунью!

- А она была колдуньей?

- Конечно нет. Она была жрицей Ангейи.

- Жрица Матери Леса? - Гира удивленно присвистнула, оживленно затрепетав лазурными крыльями. - Сейчас нечасто о них услышишь, всюду расползлись эти фанатики Триединых, спасу нет!

- Знаю, это они настояли на том, чтобы запереть вас в катакомбах святой инквизиции. Но она была не из Отверженных. Ее кровь была чистым наследием Лесных эльфов. И вот такая неприятность - на пути ей встретился полумертвый охотник, которого чуть не задрала медведица. Она принесла его в свой храм, буквально вырвала его из лап смерти. Естественно, весь ее род был против того, чтобы чужак осквернял своим присутствием святую обитель... - Ниннет немного помялась, и спросила мрачным тоном, - Слушай, Гира, может, выпьем чего-нибудь покрепче? У меня есть отличный коньяк с острова Леви. Вот уже десять эонов не могу найти повода открыть его.

- Ну если есть повод, то не вижу смысла отказываться.

Тяжело поднявшись, Ведьма обошла весь пищеблок, пытаясь найти заветный напиток, и наконец украшенная золотыми вкраплениями мифологического узора стеклянная бутылка излила свое крепкое янтарное содержимое в большие стеклянные бокалы.

- Хе, я даже не думала, что смогу когда-нибудь поговорить с кем-то по душам, - вздохнула матерь, держа бутылку дрожащими руками за длинное горлышко. - Надо же, до чего в Шабаше додумались - заставляют устраивать оргии, а простую дружбу объявили одним из смертных грехов! Она, якобы, образует привязанности, а это, в свою очередь, ослабляет моральный дух! Вот, поровну. Может, есть на уме какой-нибудь тост?

- Тост... - Гира задумчиво приподняла бровь, - Кажется, это какой-то древний человеческий обычай, основанный на традиции заговаривания вина для придачи ему определенного магического эффекта?

- Эм-м-м... Ну можно сказать и так. Вот скажи, чего бы тебе сейчас хотелось?

- Интересный вопрос, - Высшая снова задумалась, - Есть пара-другая желаний, но они не так уж и важны. К тому же, все это я могу сотворить хоть сейчас.

- Например?

- Ну например это.

Длинный тонкий палец нарисовал в воздухе ровный круг, и на столешницу упали два красных сочных наливных яблока.

- Странные у вас, Высших, желания, - сказала Ниннет. - Но пить без закуски - это какая-то врачебная процедура. Ну что же, может, тогда выпьем за что-нибудь вечное?

- Мой прадед говорил, что в мире всегда должны быть непреходящие ценности, иначе шарик на котором мы живем достигнет конца своего пути, и наступит всем фееричная, но весьма болезненная, Вечность.

- Интересная мысль, - сказала Ведьма и подняла бокал, - Ну тогда выпьем за то, чтобы этот шарик никогда не нашел конца своему пути.

- Это слишком жестоко, - усмехнулась Гира, - Давай лучше так: выпьем за то, чтобы мы всегда могли продолжать и постигать новые пространства во Вселенной.

- Глубоко, очень глубоко, - согласилась Ниннет, - Вот за это действительно стоит поднять бокал. И еще за то, чтобы наш мир никогда не превратился в Западную пустошь.

- Эх, хорошо-то как! - опустив бокал, Ведьма отсекла ногтем кусочек яблока и закусила, - Так, где я остановилась?

- На том, как ты ушла, - сказала Гира.

- Да, именно... Самое главное ты уже слышала, так что можешь легко догадаться, что было раньше.

- Я все знаю, дорогая. И твое прошлое, и настоящее, и даже, немного, будущее.

- Может, тогда расскажешь мне немного о будущем? - спросила Ниннет.

- И хотелось бы, но Старейшины берут с нас клятву соблюдать, как бы вы сказали, Вечный Маскарад.

- Очередные клятвы, - вздохнула Ведьма. - И в чем же она заключается?

- Все очень просто - никому не говорить, что ты видел до своего нынешнего воплощения.

- А вы помните свои прошлые жизни?

- Жизнь у нас одна, дорогая, а воплощения не имеют большого значения. Просто быть чьим-то отцом и стать в новом воплощении невестой своего собственного сына - сомнительное удовольствие.

- Как интересно, - сказала Ниннет, снова наполняя бокалы, - И часто с вами такое случается?

- Если учитывать то, что новое дитя, до заточения нашего рода, рождалось один раз в две-три сотни эонов, то не так уж и часто. Пожалуй, как и рождение ребенка смешанных рас, извини, если обидела тебя.

- Я уже давно ни на кого не обижаюсь, Гира, - залпом осушив бокал Ведьма с упорством вгрызлась в яблоко. - На душе тоже бывают мозоли, а они, если знаешь, не болят. Так вот: как я убежала из дома. Собственно, начиналось все с малого: сначала соседские дети просто шарахались от меня, как от прокаженной. Потом, когда я подросла, меня не захотели пускать в школу, и моей маме пришлось самой учить меня грамоте, и, естественно, традициям моих лесных предков.

- Жреческому волшебству?

- Нет, кончено, не только этому, но в основном, да. Особенно местной ребятне нравились наши танцы новорожденных лун. Чем они нас только не забрасывали, но мама хорошо умела ловить предметы на лету, и на ужин у нас почти всегда имелся огромный омлет с овощами. Если только кому-то было не жалко кидаться свежими продуктами, - Ведьма тихо засмеялась, слегка шевельнув кисточками ушей, - Вот тогда, собственно, все и началось. Народ кипел, духовенство негодовало, власти молча отсиживались в своих загородных резиденциях. Сначала отца это даже забавляло, да и благословение дочери Матери Леса очень помогало ему искать и приносить столько дичи, сколько ни один другой охотник не приносил и за десяток дней беспрерывного лазания по чащам. Сперва он стал немного выпивать, чтобы снять усталость. Друзей из-за нас у него не осталось, и он целыми вечерами молча пил, глядя на огонь в камине. Мама говорила, что это поможет ему излечить душевные раны, и угощала меня конфеткой. Не знаю, где она ухитрялась их достать. А когда мне исполнилось шестнадцать... Тогда все началось по-настоящему.

Гира молча слушала смурную Ведьму, внимательно вглядываясь в черную бездну ее мутировавших глаз. Сейчас перед ней сидела не властная, мудрая, много повидавшая в своей жизни святая матерь запретного ордена, а маленькая испуганная девочка, которой просто некому было излить то, что скопилось на душе. Всеми гонимая, всеми проклинаемая девочка - получеловек, полуэльф, попытавшаяся сбежать от своих проблем, но обретшая только новые муки.

- Как-то раз мама послала меня в лес собрать лечебных трав для отца, в то время его сильно покусали волки. Я бродила среди деревьев, спрашивая у них совета, какую траву лучше было собрать. В этот момент как назло в этих местах решил поохотиться сынок местного дворянина со своей свитой. Он заметил, как я срезаю листья с куста одерника и подозвал к себе. Кто бы мог подумать, что грязная колдунья-полукровка приглянется этому избалованному мальчишке. Он спросил мое имя, но я ему не ответила. Его дружки принялись дразнить меня, но он вступился за меня, и вдобавок даже представился. Торвальд Гаммор, сын Лейфура Гаммора, сына Тора Гаммора! Просто гусиная напыщенность!

- Смешной, - хихикнула Гира, - А какой он был из себя? Хотя бы симпатичный?

- Скорее, милый, как мягкая игрушка, - мрачно сказала Ниннет, - Круглый розовощекий юнец, которому еще и жениться-то рано. Но он не обиделся на мое молчание, и даже подарил мне перстень. Из белое золота, украшенный рубинами. Я прибежала домой и рассказала все маме. Естественно, она этому не обрадовалась. Забрала его и попросила отца, чтобы он вернул его обратно. Старый барон с радостью принял перстень назад. Оказалось, что этот гаденыш спер у своего уважаемого папочки фамильную драгоценность, которая хранилась в их семье со времен основания династии. Но этот мальчишка ни капли не успокоился, даже не смотря на красную от отцовского ремня задницу. Каждый день слал мне гонцов с подарками: камни, золото, шелка... Даже один раз прислал зверька с Северных пределов. Представляешь - песца-альбиноса! Ну и что мне с ним было делать? Отец уже умаялся каждый раз собственноручно возвращать подарки барону Гаммору, да и сам он был не в восторге от выходок своего отпрыска. Молва дурная по селу понеслась, что я приворотом молодого баронета охмурила, что богатства у него ворую, ну и все в таком же роде. Вот только добро у этого сукиного сына быстро закончилось.

Оскалив свои острые зубы, Ведьма сильно сжала кулаки, не обращая внимания, что когти начали продавливать прочную кожу.

- Он начал мне угрожать. Сначала простыми письмами, потом зверушек дохлых под порогом складывать, даже уговорил какую-то знахарку навести на меня порчу. Но мама оказалась умнее - переслала эту дрянь с меня на него самого. Он потом полэона в тряпки кутался да из дома не выходил. Хотел чуму на меня наслать, скотина зажравшаяся... А потом он дождался, когда мои родители уйдут, и ворвался со своими дружками в наш дом...

Она замолчала и надолго присосалась к бутылке с коньяком. Гира сочувственно зажала ее руку у себя в ладонях и тихо сказала:

- Ведь он получил по заслугам.

- Да... - опорожнив бутылку выдохнула Ведьма, - Отец собственноручно снял с него кожу... Барон не сильно этому препятствовал, но работы папе больше не доставалось. Никто к нему не ходил, не покупал ни шкуры, ни мясо, ни кости. Так что большую часть времени он сидел дома и хлестал самогон, который варила моя бабка по его линии. А мама все надеялась обойтись без магии, что он одумается, и мы уйдем в другое село, или даже город. Он просто сидел и молчал, или уходил в лес, а потом снова сидел и молчал... Однажды он так напился, что чуть не зарезал ее... После этого я и сбежала. Не знаю сколько я бежала, но в конце концов у меня закончились силы, и я потеряла сознание. Так меня нашли Дети Ведьм. Они обратили меня, но не позволили стать наемницей - слишком дорого терять такой образец для экспериментов. И они были правы. Чужие клетки очень хорошо приспосабливались в моем организме, мутации проходили легче, зелья не давали сильных побочных эффектов. Теоретически, я даже могла бы родить ребенка. Хоть прямо сейчас. Но Шабаш запрещает иметь детей. Теперь я просто источник материала для новых Детей... Это неправильно... Так не должно быть... Ничего этого не должно было случиться.

Подождав несколько мгновений, Высшая посмотрела в черные как ночь глаза Ниннет, и тихим шепотом спросила:

- Ты ведь хочешь иметь ребенка, верно?

Ведьма непонимающе приподняла бровь.

- Это было бы замечательно... - сказала она, стараясь отвести взгляд в сторону. - Но где мне найти мужчину, который не побоится ко мне притронуться?

- Для того, чтобы завести детей, не обязательно иметь под боком верного мужа, - усмехнулась Гира, широко улыбаясь. - Если ты внимательно читала книги Высших, из которых ваш орден черпал свои знания, то ты поймешь меня.

- Откуда ты... - запнулась Ведьма. - А, ну да, вы же все знаете наперед. Тогда ты знаешь, дорогая, что я чего-то не знаю.

- Надо же, - вздохнула эльфийка. - Ну хорошо, перескажу все сама. В истории моего народа были времена великих войн, во время которых наши мужья уходили в бой, и многие потом не возвращались.

- Да, об этом я читала, - сказала Ниннет. - Книга Хроник, повесть об одиноких матерях. Но все же, я тебя не понимаю.

- Тогда слушай дальше. Наш народ очень любил войны, особенно междоусобные, и количество бойцов стремительно уменьшалось. Тогда верховная жрица Матери Леса вынудила Патриарха выдать секрет создания новой разумной жизни. Тогда клан Да'Гиле стал самым многочисленным из всех Высших и захватил все остальные кланы, создав Крылатую Империю. А за счет чего можно было создать империю? Силой разъяренных вдов и матерей?

- И что, - с легким испугом спросила Ведьма, вслушиваясь в каждое слово Гиры, - что им помогло?

- Узнав секрет Патриарха, верховная жрица поведала его всем женщинам в своем клане, после чего все они забеременели и родили на свет целое войско могущественных телом и духом солдат.

- И что же это за секрет?

- Это уже давно не секрет, моя дорогая, - вздохнула Гира, не отрывая глаз от завороженной Ниннет. - Это искусство доступно всем женщинам Высших еще со времен падения Крылатой Империи. И я могу поделиться с тобой этим знанием.

- А это не опасно? - с дрожью в голосе произнесла Ведьма. - Как это повлияет на меня?

- За всю историю не было ни единого проблемного случая. Так ты желаешь получить свое дитя, или нет?

- Да! - не задумываясь ни на мгновение ответила Ниннет. - Что тебе для этого нужно? Проси, все что хочешь!

- Мне ничего от тебя не нужно, - засмеялась Высшая, - и ничего кроме нас этого не нужно. Только несколько условий.

- Говори, не томи!

- Ты никому и никогда не поведаешь этот секрет - ни друзьям, ни своему ордену, ни одному демону или духу. Он не должен достаться никому, кроме тебя.

- Я согласна!

- Не спеши, - тихо протянула Гира. - Еще одно условие. Твое дитя будет полной копией тебя, со всеми достоинствами и недостатками, и ты не можешь выбрать его пол. Это решит случай.

- Это абсолютно не важно! - громко сказала Ниннет. - Если ты действительно можешь мне помочь, то помоги! Ты не представляешь, как я этого ждала! И я никому не расскажу твоего секрета! Я... Я могу принести клятву смерти! Для меня и моего ребенка! Если я кому-либо поведаю его, пусть Триединые уничтожат его и меня на месте!

- Это правильное условие, - согласилась Гира. - Тогда начнем прямо сейчас. Крепко возьми меня за руки.

Ведьма беспрекословно исполнила приказ Высшей, до хруста сжав ее мягкие длинные пальцы.

- Не так сильно, - засмеялась она. Ведьма смущенно ослабила хватку. - Так-то лучше. А теперь смотри мне в глаза. Расслабься, смотри только мне в глаза. Все остальное для тебя пусто, ты видишь только мои глаза...

***

В неведомых глубинах заснеженных гор оказалось на удивление тихо. Толи местные обитатели предпочитали жить на намного ниже, толи приезд нежданных гостей отбил у них охоту выходить на поверхность. Как бы там ни было, но за все время продолжительного путешествия по темным драконьим норам отряд не встретил на своем пути ни одного подземного зверя. Даже вездесущие хищные черви-копатели словно внезапно переключились на растительную пищу. Только кучи пропитавшего эти тоннели помета регулярно подворачивались под рифленую подошву железных сапог. Оживить скелеты мертвых драконов Виктору удалось лишь на несколько дормад, после чего могучие скакуны развалились в пыль прямо на бегу, заставив спецназовцев жестко плюхнуться на закованные в металл задницы.

- Тихо, - задумчиво прошептал майор. - Слишком тихо. Пышка, что говорят твои датчики?

- То же, что и ваши, - ответила гномида, пристроив приклад дробовика поудобней. - Единственные очаги активности находятся почти в центре горы. Но если я права, то нам очень не повезло

- Это почему, Тарла? - недоуменно спросила Мора. - Что еще должно свалиться на наши головы?

- Учитывая физиологию большинства драконов, я думаю, что в таком заснеженном месте им нужно где-то отогреваться. И если взять во внимание количество горячих источников по всей области, то вполне вероятно, что мы находимся внутри спящего вулкана.

- Действительно, что-то данное обстоятельство слабовато греет душу, - буркнул Воа. - Если случайно сломать какую-нибудь перегородку, то нам всем не поздоровится. Так что на мою магию лучше вам не рассчитывать.

- Зато можете положиться на меня, - ухмыльнулся Виктор, поигрывая в левой руке шариком ядовито-болотного цвета. - Конечно, разнести целую армию подобно Ушастому не обещаю, но обеспечить сохранность ваших задниц обязуюсь со спокойным сердцем.

- Спасибо, Дохлый, умеешь ты успокоить, - усмехнулся Драхкар. - Поменяйтесь позициями с Воа.

Раздув смертоносный шарик до размеров хорошо упитанного броненосца, некромант занял полагающееся ему место и стянул с головы свои очки. Со своим натуральным зрением ему было намного легче ориентироваться в темных коридорах, и его не слепил свет подствольных фонарей.

С каждым шагом вглубь горы температура медленно, но уверенно поднималась. Прогнозы Тарлы себя оправдали, теперь они приближались к самому сердцу огромного огнедышащего вулкана, казавшего таким спокойным, скрытым под толстой шапкой льда и снега. Еще через некоторое время запахло горелым, ноздри резал запах серы. Система фильтрации воздуха настоятельно советовала отряд уйти из потенциально опасной зоны, активно выдавая предупреждения и анализы состава воздуха.

Под конец температура стала весьма порядочной, шестьдесят три градуса по Доммеру, а при такой температуре начинала кипеть вода.

- Пышка, а ты точно уверена, что мы не выйдем в какой-нибудь магмовый ручей? - обеспокоенным тоном спросил Драхкар. - Что-то мне кажется, что мы идем не туда.

- Маршрут правильный, господин майор, - ответила Тарла, ни на намен не прекращая сверкать кибернетическим взглядом. - Я просканировала структуру ближайших слоев грунта и учла все возможные разломы в их структуре.

- Надеюсь на тебя, дорогуша. Что-то даже я немного трушу перед огнем. Эх, вот почему Высшей нет когда она действительно нужна? Мы бы уже добрались до места без каких либо проблем.

- Никогда не стоит надеяться на того, кто вечность проведет как ребенок, - усмехнулась Темная, скручивая глушитель со ствола винтовки за ненадобностью.

- Точно подмечено, - согласилась гномида. - Сбавьте шаг. Впереди движение.

Плотно сжав оружие, отряд прицелился, готовясь в любой момент открыть огонь. Впереди действительно кто-то шипел и ворочался, но стоило лучу фонаря разрезать темноту, как неизвестный хищник с визгом убегал все дальше. Наконец, впереди замаячил яркий свет, и Драхкар приказал выключить фонари.

Впереди неторопливо плескалось озеро лавы, а на выступах скал плотным рядами лежали детеныши и подростки белых драконов с уже выросшими перепончатыми крыльями. Они неподвижно смотрели на отряд вооруженных бескрылых созданий, принесшим столько боли в их заснеженные чертоги.

- Зачем вы пришли сюда, ползущие по земле? - известил громовой голос, гулким эхом отражавшийся от обугленных стен пещеры.

На огромном камне, прямо посреди огненного озера на пришельцев смотрел огромный ящер со снежно-белой шкурой. Видимо, это был самый старший из выводка. У его лап, свернувшись калачиком, лежала та самая самка черного дракона, которую им поручила убить Ниннет.

- Что вам нужно в моем жилище? - уже менее грозно прорычал вожак. - Вы пришли за сокровищами? Здесь их вам не найти! Или же вы захотели получить наши шкуры? Вы получили их достаточно, ворвавшись в мой дом и убив моих сородичей! Убирайтесь отсюда, и, может быть, я прощу вас, и дам вам возможность уйти живыми!

- Сначала представься, уважаемый дракон, - проскрипели динамики шлема Драхкара, - и тогда мы назовем тебе цель нашего визита.

- Какая наглость!!! - взревел белошкурый зверь. - Я ничего вам не скажу, пока вы не объясните, почему потревожили мой род!!!

Тарла и Мора, взглянув в разъяренные глаза огромного ящера, мгновенно спрятались за спину Драхкара, без тени страха разговаривавшего с драконом. Виктор заметно напрягся, что было очень не свойственно в его положении, и ядовитый шар раздулся до размеров облака, покрыв его левую руку до самого плеча. Сжав гизарму двумя руками, Воа наставил на вожака хрустальную сферу, забыв о собственном желании не применять свое разрушительное волшебство в пределах вулкана.

- Ну что же, это должно быть справедливо, - согласился орк, опустив дуло пулемета. - Нас послала женщина, от которой сбежала та дракониха, которая сейчас лежит у твоих ног. Нам приказано вернуть ее обратно любой ценой, живой или мертвой.

Чернокожая самка еще плотнее прижалась к своему хозяину, обвив его мощную лапу своим длинным хвостом.

- Но ведь причина не только в этом, - неожиданно спокойным тоном произнес огромный дракон. - Я видел много ходящих по земле, и я еще не знал ни одного, кто согласился бы идти в наше логово лишь по чьему-то приказу. Вы слишком трусливы в большинстве своем, но я поражен вашей смелостью. И я вижу, что вы стремитесь подготовиться к пришествию Горы Ужаса?

Драхкар знал, что большая часть древних драконов умела читать мысли, но дело действительно было не только в этом. Этот ящер знал, ради чего пришельцы вторглись в его жилище, и у него были на этот счет свои планы.

- Ты прав, неназваный дракон, - сказал орк, - на нас возложена миссия вернуть его обратно в морскую пучину, когда он снова поднимется и принесет смерть. Так что, давайте обойдемся без лишних смертей: ты отдашь нам свою черную жену, и мы больше никого не тронем. Впереди слишком страшные времена, чтобы расплачиваться жизнями своих сородичей ради гордости.

- У меня к тебе другое предложение, Гнев Небесный из племени Громоступов, - усмехнулся дракон, высунув раздвоенный язык. - Ты оставишь мне мою новую жену, и я помогу вам в вашем нелегком деле. По-моему, это будет полезно нам и нашим семьям. Сомневаюсь, что твои двуногие собратья хотят стать званым ужином для наших детей.

- То же самое нам обещала Ведьма, - сказал орк, не удивившись тому, что древний ящер узнал и перевел его имя, - и я не знаю, кому из вас можно верить. В последнее время нас очень часто обманывали и использовали, и повторения этой ситуации я не желаю.

- Ах, да... - задумчиво промурчал дракон, словно огромный отъевшийся котище. - Я все время забываю, что для двуногих и бескрылых любое слово считается обманом. Вы никогда не держите своих обещаний, и потому вы проливали столько крови. Но слово дракона, и особенно, старшего отца, есть нерушимый закон, и не важно, кому он его дал.

- Господин майор, - прошептала Мора. Винтовка в ее руках смотрела прямо в глаз огромному чудищу, и ее пальцы нервно поигрывали на курке и рукояти. - он у меня на прицеле. Считаю, что необходимо срочно сваливать....

- Я не настолько глух, чтобы не слышать твой шепот, Темная, - усмехнулся зверь. - Если тебе так не терпится спустить с меня шкуру, то стреляй прямо сейчас, я устал ждать. Но все же я верю, что твой вожак шевелит мозгами намного живее, чем ты или твое оружие. Ведь это так, Гнев Небесный?

Неужели опять тупик? Мысли в голове Драхкара неслись огненным вихрем, обгоняя одна другую, разбивая старые и рождая новые. Слишком непростая ситуация сложилась в этом душном гроте. Здесь нельзя решить все проблемы с помощью одного лишь оружия и грамотной расстановки солдат. В густые дебри зашел шаман - в дипломатию. И стоило вспомнить, что в этом деле у него никогда не было больших достижений. Даже общение с духами - более легкий процесс, нежели общение с воплощенными разумными существами. Одно дело запугать стихийных жителей, они боятся любого, кто сильнее их в своей сфере, и совсем другое - играть в политику и переговоры с огромной огнедышащей ящерицей, способной проглотить тебя в один присест, даже не пережевывая.

Старший отец с великомудрой ухмылкой на лошадиной морде сидел со своей молодой женой, лениво помахивая длинным шипастым хвостом. Похоже, он был твердо уверен, что пришельцы согласятся на сделку и покинут его чертоги. Спецназовцы же прибывали в глубокой задумчивости, не решаясь вслед за своим командиром опустить оружие.

- Что же, - мрачно сказал орк, глядя дракону прямо в глаза. Огромная зубастая пасть растянулась в жуткой животной улыбке, - я приму твое предложение, мудрый отец. Но мне бы хотелось тоже поставить некоторые условия. Уверяю тебя, они вас несильно стеснят.

- Почему бы и нет! - раскатисто засмеялся белошкурый монстр. - Я очень люблю поговорить с умным и сильным лидером, даже на столько, что готов выслушать твои условия.

- Во-первых, ты, наконец, назовешь нам свое имя, - усмехнулся Драхкар. - А то получается не самый честный расклад - ты видишь нас насквозь, а мы даже не знаем, как тебя величать.

Пещера судорожно содрогалась от громогласного драконьего смеха. Старший отец буквально катался по камню, так и норовя скатиться с него в потоки лавы. Весь род чешуйчатых источал страшный заливистый смех, похожий на нечто среднее между шипением подавившейся змеи и переевшей тухлого мяса гиены.

- Верно, очень верно! - надрывался старый ящер, пытаясь перевести дыхание. - Я... Я... Ха-ха... Ух, кажется, понемногу опускает. Ох, да, отпустило. Вполне справедливое требование. Мое имя на языке моих братьев звучит как Гаирхенирруасаан. Но вы, бескрылые, можете звать меня Зимняя Буря.

- Ну что же, уже лучше, - согласился Драхкар. - Уважаемый Зимняя Буря, я позволю себе изъявить и второе свое требование. Ты лично придешь к нам на помощь.

Дракон удивленно приподнял бровь.

- Интересное предложение, - прошипел он, не отводя взгляда от маленького наглеца. - Для тебя это вопрос принципа?

- Не только это, - усмехнулся орк, предчувствуя победу. - Мы рассчитываем покончить с этим раз и навсегда, и нам бы не помешала помощь грамотного командира и мудрого советника. Ведь сказки о вашей волшебном знании - не просто выдумки?

- Когда-то красные и синие братья уже подарили часть своей силы бескрылым, но это не привело ни к чему хорошему. Да и твоя уверенность не вселяет в меня радость. Многие поколения весь мир сражался с одной единственной скалой, но каждый раз она вновь восставала из ледяных вод. И, тем не менее, ты четко намерен довести дела своих предшественников до конца.

- Именно так, уважаемый Гаирхенирруасаан. Все же в те времена вы не приближались к Маревалу достаточно близко, чтобы помочь нашим предтечам. Вы, драконы, не лишены хитрости, если мы хотим окончательно спасти этот мир от демонической угрозы, то вам придется раскрыть свои секреты. Ведь вам тоже не судьба жить с рогатыми тварями под задом.

- Какое нам до них дело? - грозно прорычал дракон, приподнявшись на передних лапах. Черная самочка испуганно отползла в сторону. - Нам все равно грозит смерть, и не важно, от чьих рук - ваших, или порождений Большой Пелены! Где гарантии, что когда все закончится, на нас не объявят охоту, как на диких зверей? Как я приметил, у тебя даже есть сумка из шкуры нашего брата. Это ваша новая мода?

- Эта сумка досталась мне от моего учителя, Трескучей Тучки, - парировал Драхкар, - и я прошу прощения, если тебя это смутило. Но нас послал Маркус Солидей Ламбо, и если мне не изменяет память, то он в свое время защищал права всех драконов, включая вас.

- Ламбо? - Гаирхенирруасаан все же сумел немного удивиться. - Что же, мне знаком этот бескрылый. Он все еще коптит небо своей магией. Живучий, ничего не скажешь.

- И все-таки, ты же дал обещание помочь нам, - хитро улыбаясь, сказал Драхкар. - А ты говорил, что слово старшего отца - закон.

- Я не отказываюсь от своих слов, двуногий, - рыкнул дракон, выпустив из ноздрей струи дыма. - Если я обещал вам помочь, то я обязательно помогу. Несдержанное обещание отягощает душу и привязывает ее к земле.

- Значит, наш разговор можно считать оконченным.

Поклонившись по пояс, командир состроил довольную ухмылку, и мгновенно стер ее с лица. Ведь если подмога в виде эскадрильи драконов пребудет вовремя, то можно с легким сердцем послать Ниннет ко всем духам на восемь сторон горизонта.

Дракону же теперь было не до смеха. В его огромной голове уже вертелись мрачные мысли о том, сколько сородичей придется отдать на заклание каким-то бескрылым, чтобы обеспечить своему роду спокойное будущее. Он еще с малых зим помнил седовласого Маркуса, старшего из архимагов, целыми днями выбивающих браконьеров и прочих любителей поживиться драконьей тушей из здешних лесов. Он ни с кем не церемонился - всех до единого либо сжигал на месте, либо заковывал в кандалы. Все время привозил с собой кучи золота, оплачивая сожранных драконами овец и прочую домашнюю скотину.

Когда он вынырнул из пучины своей задумчивости, бескрылые гости уже ушли восвояси, и весь род ждал команды старшего отца. Но он так ничего и не сказал, лишь поманил свою чернокожую жену и задремал на теплом, омываемом потоками лавы, камне. Намечались трудные времена, и надо было хорошенько отдохнуть перед боевыми походами. И все же этот маленький наглый двуногий ему понравился. Такой самоуверенности еще надо поискать...

***

- Ничего себе зверушки! - нервно усмехнулся младший хрономант, рассматривая огромные тела крылатых ящеров. - Они еще и говорить умеют!

- Это не речь, а звукоподражание, - добавил старший, указывая на дракона. - Видишь, какой у них язык? При такой физиологии ни единого слова нормально не выговоришь.

- Однако, мне этот мирок определенно начинает нравиться, - сказал младший. - Как думаешь, а можно с ними книгу в соавторстве написать?

- А почему бы и нет? - засмеялся старший, отодвигаясь подальше от спавшего рядом огнедышащего ящера. - Вот аргитонцы - крысы крысами, а какие трактаты пишут! Зачитаешься! Ты, это, тоже отсядь-ка от этого зубастого.

- А зачем? Они же нас не видят. Даже не чувствуют.

- Может они и не чувствительны к временным разломам, но если он засунет в хроносферу хвост, мало никому не покажется. Хоть это не ядерный взрыв, но толпа таких пресмыкающихся порвут наши щиты за несколько минут. Энергия-то не бесконечная.

- Да ладно тебе, не нагнетай обстановку, - отмахнулся Йан Ло.

- А чего такого? - спросил Нод Га Тси. - Ты спросил - я ответил. Кстати, как тебе тот парнишка?

- Это который?

- Который зубастый, с пулеметом. Во истину, наглость - второе счастье. Я бы уже расстрелял тут всех к чертовой бабушке, а он все языком мелет!

Резкость изображения интерфейса увеличилась, выхватывая из панорамного изображения зверское лицо переговорщика. Может, из-за большого количества шрамов или каких-то более тяжелых повреждений, но хмурая физиономия широкоплечего гуманоида практически не меняла своего выражения.

И тут вся чешуйчатая орда громко зашипела и залаяла, извергая из своих чрев просто ужасающие звуки.

- Охренеть! - пробормотал Йан Ло. - Это что с ними такое?

- Посмотри на показатель эмофона, - отеческим тоном сказал Нод Га Тси. - Они смеются.

- Смеются?! Да таким ржанием только детей пугать!

- О вкусах не спорят. Да и пострашнее на свете звуки есть.

- Это какие? - спросил младший. За матовым шлемом было не разглядеть, но его глаза испуганно бегали по сторонам, переходя от ящера к ящеру.

- Например после обеда в столовой нашего института, - засмеялся старший хрономант, не оборачиваясь на собеседника.

Наконец смех закончился, и их подопечные продолжили переговоры с разумными негуманоидами созданиями местной природы. Дебаты продолжались недолго, настроение тяжеловесных зверей заметно упало, и теперь их вожак, говоривший с предводителем отряда аборигенов, недовольно рычал, выпуская пламя недовольства через ноздри.

- Да, здоровая страхолюдина, - усмехнулся младший. - Как думаешь, если такую тушу на вертел насадить, на сколько ртов хватит?

Разговор окончился, и отряд подопечных неторопливо пошел прочь из жаркой вонючей пещеры

- От силы на одну группу факультета установок поглощения эфирных энергий замкнутого цикла. Давай передислоцируемся, объекты уходят.

- Может и так, - согласился младший, поднимаясь с колен. - Кстати, а как там в иномирной миграционной службе с регистрацией в других измерениях?

- А тебе-то что? Хочешь стать постоянным смотрителем?

- Да я даже не знаю. Столько всего происходит, и я до сих пор не могу привыкнуть. Это, случаем, не психическое?

- Оно самое, только если ты изначально тюфяк, то тебе ни один доктор-гипнотизер не поможет.

- А что сразу тюфяк-то? - обиделся Йан Ло. - Может, мне просто есть, за что цепляться в жизни!

- Потому, что ты хнычещь вся дорогу, как баба, - спокойно сказал Нод Га Тси. - А если за что-то цепляться, то после смерти станешь призраком, а мне хочется свободной жизни.

- Это потому, что ты не женат.

- Да, я убежденный холостяк. Предпочитаю гулять по Вселенной подобно солнечному ветру, от начала и до черной бесконечности.

- А по-моему, это называется социопатией.

- Называй как хочешь, но я своей жизнью вполне доволен. Привык уже по жизни ходить налегке по колено во всех известных субстанциях, и костюм Рыцаря - мой дом, и меч мой - жена моя. Все как по заветам древних воинов.

- А я, выходит, беспринципный карьерист, считающий зарплату и копящий деньги на плотские мечты? Что же, мне такой подход тоже нравится.

- Ну вот и порешили. Каждому своя дорога.

- От этого я не отказываюсь, но все же мне вот что интересно.

- Что же?

- А на что ты тогда тратишь свою зарплату?

- Не поверишь - на пиво и девочек.

- А если серьезно?..

8

- И все-таки, как ты ее уломала? - смеялся Драхкар. - Никогда не поверю, что эта стерва может что-то сделать по доброте душевной!

- У женщин есть свои секреты, мой дорогой пухлик, - с сияющей улыбкой ответила Гира.

- Да сколько раз говорить - я не пухлый! У меня кость широкая!

- Это, кстати, очень легко проверить, господин майор, - усмехнулась Тарла. - Судя по показаниям датчиков, вы не так уж и стройны.

- Отставить! - хмуро рявкнул орк. - Мы уже близко. Вон, видите дымок? Это Большой костер.

Драхкар указал пальцем на длинный черный столб, возвышающийся над местными лесами и горами. Взобравшись на покрытый снегом холм, команда увидела расположившееся внутри маленькой равнины поселение.

- Красиво, - протянула Мора. - А что это за столб такой расписной?

Посреди десятка чумов, закутавшись в меха с головы до ног, бегали маленькие орки. Они водили большой хоровод вокруг огромного дымящегося костра. Уже поближе к огню крутилось кольцо гоблинов, чуть ли не вплотную обнимая круглый костер. А посреди костра, обдаваемый пламенем, но даже не обуглившись, стоял высокий деревянный идол, скалясь пятью страшными мордами будто сидевших друг на друге демонов.

- Это тотем Великих Духов, - протянул Драхкар, высматривая кого-то среди сидевших возле чумов сородичей. - Если мне не изменяет память, то сейчас идет праздник Колобока. Удачно мы забрели, однако. Ладно, давайте за мной, след-в-след. Где-то здесь должны прятаться наши...

Стоило орку сделать пару шагов, как из-под толщи снега выпрыгнула целая орава широкоплечих ребят, наставивших луки и копья на незваных гостей.

- Не теряете навыка, ребята, - усмехнулся Дракхкар, всматриваясь закрытые разукрашенными масками лица. - Пандиграх, ты еще ходишь в дозоры?

Воины громко засмеялись, отводя оружие от пришельцев.

- Драхкар, дружище! - заорал самый рослый из них, стиснув в объятиях своего старого друга. - Слушай, сколько зим тебя не видал! Как дела на Большой земле? Почему не писал? Саркхаша вся извелась!

- Да распусти клешни, задушишь! - выдохнул орк, пытаясь вырваться из крепкой хватки своего собрата.

Довольно хихикнув, воин отпустил шамана и похлопал его по плечу.

- А вот ты обмельчал, Драхкар, - усмехнулся он. - Слушай, а кто это такие красивые к нам в гости пожаловали?

- Отряд это мой, - усмехнулся шаман, переведя дух. - Представлю вечером, у на срочное дело к Мандидуку.

- Да брось ты это! Сколько уже ждал Мандидук, еще немного подождет! Лучше заваливайтесь ко мне! Нанди такую крепкую брагу заделала - как копытом по голове вышибает!

- Да я бы и рад, но дело срочное. Это наше, шаманское...

- М-да, не даром я отказался идти в ученики к Мандидуку. Слишком уж вы большие мудрилы, скажу я вам.

- От мудрилы слышу! Кстати, где он сейчас? Что-то я его не примечаю.

- Да у себя сидит, все трубкой дымит, старый пень. Уже без палки ходить не может, а подымить раз в день - это обязательно. Лучше браги нашей выпил, она сил дает, а не разъедает грудину, как ваши травы.

- Да хорош ворчать-то! Веди нас уже к этому старому пердуну! Ты ж его знаешь - чуть что не так, и палкой промеж рогов может вмазать.

Спускаясь по склону холма, воины весело перебрасывались шуточками с Драхкаром, буквально отгородив остальную команду от зоны общения. Они смотрели по сторонам, глядя на веселящихся детишек и вяло курящих трубки взрослых, провожающих новоприбывших каким-то равнодушным взглядом, словно перед ними прошло стадо яков, а не званых гостей с Большой земли.

- Мне кажется, или они все тут такие, под кайфом? - спросила Мора, провожая взглядом коренастого зубастого мальчика, удостоившего команду широченной улыбкой. Все же, что не говори, а орчья улыбка - жутковатое зрелище.

Тарла приоткрыла забрало, глубоко вдохнула заполненный наркотическим дымом горный воздух, и протянула наставническим тоном:

- Взрослые - точно под кайфом. Видимо, политики очень многое прощают местным, раз разрешают дурить себе мозги без лицензии.

- Неважный у мальцов пример для подражания, - усмехнулась Гира.

- Не судите их строго, - сказал Воа. - Они еще лишь дети в этом мире. Даже люди старше их на тысячи эонов.

- Но все же высокая культура - это не их добродетель, - усмехнулся Виктор. - Я еще на горе почувствовал, как они пахнут.

- И ты ничего не сказал? - удивленно спросила Тарла.

- Но ведь Драхкар их тоже чуял. Да и мне показалось, что лучше устроить для вас сюрприз.

Через мгновение Высшая удивленно охнула. Позади нее стоял тот самый мальчик, обративший на них внимание, и с довольной ухмылкой подбрасывал в руке снежок.

- Хочешь поиграть? - хихикнула Гира, судорожно сплетая пальцы в причудливые фигуры. - Ну давай поиграем, овечий сын.

Она легко всплеснула ладонями к небу, и в тот же миг на мальчугана из неоткуда свалился целый сугроб отборного белого снега. Взрослые приметили эту сцену, и одарили эльфийку уважительными сонными улыбками, а толпа танцующих у огня детишек залилась звонким, слегка басистым, смехом.

- Кажется, тут кто-то что-то говорил про пример для подражания? - язвительным тоном спросила Мора, удерживая в себе заразную смешинку.

- Это личная месть, а она лежит за гранью добра и зла, - парировала Высшая.

- Все философствуешь подруга? Ну смотри, от твоих фокусов польза только местным кудесникам, дефицита учеников у них теперь не будет.

- Ну вот видишь! Значит все не так уж плохо в этом призрачном дне.

Тем временем Драхкар уже отошел от своего отряда, и сейчас вошел в маленький тесный чум своего учителя. И как раньше, его ждало одно и то же приветствие, и как назло, он решил поднять стеклянное забрало шлема.

- Ай-й-й! - прошипел он, потирая ушибленный лоб. - Учитель, ну неужели нельзя без этого?

- Нельзя! - неожиданно властным для гоблина голосом рявкнул старый шаман. - Не учитель я тебе, Берлидок, и я не разрешал тебе войти, злобный дух!

- Какой злобный дух?! - Драхкар недоуменно посмотрел на дымящего длинной трубку учителя. - Протри глаза, Трескучая Тучка! Это же я, Гнев Небесный, с духом во плоти перед тобой стою!

Оглушительно чихнув, гоблин медленно поднялся с теплой шкуры на свои сухие ноги, повернулся к гостю лицом. Глаза его были словно затянуты непрозрачной пеленой, тонкие руки дрожали, держась за длинный костяной посох. На голове старого шамана красовался огромный рогатый череп, способный вполне заменить ему шлем, а не только ритуальную маску.

Глубоко затянувшись дурманящими курениями, Трескучая Тучка хитро прищурился, осматривая Драхкара с головы до ног. Судя по всему, на захмелевший разум гоблина сошло озарение, и его морщинистое лицо растянулось в широченной желтозубой улыбке.

- Мой юный друг! - уже привычным гнусавым тоном засмеялся он. - Сколько зим, сколько зим мы не общались с тобой ликом к лику! Садись поближе, нам о стольком нужно поговорить!

Драхкар облегченно вздохнул, и не отпуская руку от ушибленного лба опустился на постеленную на полу шкуру.

- Ты уж прости старого дурака, не признал тебя в этих чудных доспехах, - засмеялся старый шаман, виновато улыбаясь своему ученику. - Ты же знаешь, я не со зла. Многое на свете знаю, да вот взор уже сильно ослаб, что духовный, что плотский.

- Да ничего страшного, я уже привык, - сказал Драхкар. - А где Саркхаша? Опять послал ее в Волчий дол за грибами?

- За ними самыми, - усмехнулся учитель. - Как она мне уже надоела - все просит: дай поговорить с Гневом Небесным, дай поговорить. А это дело затратное, переносить дух свой в закрытые места.

- Понимаю, понимаю. Ты ведь уже знаешь, что я пришел не один?

- Конечно знаю, друг мой! Я все на свете знаю, пусть и ничего не помню. Но все же я не приглашу их в мой дом.

- Почему так, Трескучая Тучка? - удивился Драхкар.

- А потому, что моего разрешения никто не спросит, - вздохнул Мандидук. - Очень скоро, как ты уйдешь, кто мне явится крылатая дева и начнет свою славную песнь.

- Что-то я в этом не шибко уверен, что песнь эта будет славной. Но ведь мы здесь сидим не для этого.

- Именно-именно! Вот о чем я хотел с тобой поговорить.

Шаман протянул своему плечистому ученику резную трубку, и Драхкар глубоко затянулся свежим и терпким куревом, мало похожий на то, что он скручивал сам.

- Так тебе будет легче меня понять, - сказал Трескучая Тучка. - Река Жизни течет косыми притоками, и эти притоки идут через тебя и спутников твоих.

- Это ты говорил мне и раньше, мудрый учитель, - умиротворенный голосом протянул Драхкар.

- Прошу прощения, запамятовал. И все же, тебе нужна помощь в твоем непростом деле.

- Помощь нужна всем, только не каждый в этом признается.

- Правильно, память твоя еще свежа о моих подзатыльниках.

- Тридцать пять ночей просыпался в холодном поту.

- Ты мне льстишь, мой юный ученик. Я хочу помочь тебе тем, чем я могу. Для начала - вот этим.

Стянув с лысой головы ритуальный череп, гоблин протянул его удивленному до глубины души Драхкару.

- Учитель... - запинаясь сказал орк. - Ты... Ведь....

- Да, пришло твое время, Гнев Небесный, и в это время я, как твой учитель, должен отдать тебе самое ценное, что есть у меня. Свои знания я тебе подарил много зим назад, и теперь у меня осталось только это - воплощение моей силы. Это череп демона, убитого вождем Крепкая Рука и подаренного моим предшественникам. В нем еще осталось немало мощи того страшного зверя, и эта мощь должна принадлежать тебе.

Дрожащими руками молодой шаман принял подарок от своего учителя и надел его на свой шлем. Череп был словно заточен под эту высокотехнологичную игрушку, и мурашки пробежали по спине орка.

- Да-а, выглядишь ты грозно, - усмехнулся Мандидук, любуясь своим учеником. - Теперь не то что живая тварь - любой дух подчинится твоей воле и побоится причинить тебе вред.

- Мне кажется, или голова немного кружится? - спросил Драхкар.

- Это только в первый раз, - успокоил его учитель. - Буйный нрав злого духа еще сохранился в его кости, и ему нужно время, чтобы примириться с тобой.

Непонятный шепот зудел в голове Драхкара, и он едва удерживался от порывов бескрайнего гнева, наполнивших его разум. С каждым мгновением шепот становился все более четким и ясным, и теперь он перерастал в надсадный крик.

- Держи его у себя в руках, Гнев Небесный, - низком тоном протараторил Трескучая Тучка. - Любой дух воплощенный сильнее духа ушедшего. Он намного слабее тебя, и ты станешь его хозяином. Теперь он твой ручной пес! Повели ему заснуть.

Пересилив дикую головную боль, бушевавшую, словно ураган в его голове, Драхкар сосредоточил всю свою волю, смешанную с яростью, в одном единственном Слове: молчать!

Боль мгновенно отступила, и назойливый шепот затих, оставив лишь ощущение полной и безоговорочной власти над мрачным духом.

- А ты могуч, Гнев Небесный, - добродушно засмеялся Мандидук, закурив трубку и выпустив колечко дыма. - Я же говорил, что он не так уж и силен, это доказал еще Могучая Рука.

- Необычно... - задумчиво произнес молодой шаман. - Я раньше не сталкивался с хранителями вещи.

- Тогда ты еще очень мало пожил. Раз уж ты одолел разум демона, то теперь ты можешь взять его за хребет.

- Твой посох? Но как же ты проживешь без него, учитель?

- Чтобы ходить по земле не обязательно иметь определенную палку для опоры. Да и силы собственной для помощи племени мне итак достаточно. Тебе эта сила намного нужнее, ты направляешься в бой, а в бою любая подмога хороша.

Костяной посох оказался на удивление прочным и стойким. От него исходило жгучее тепло, словно тысячи маленьких острых как бритва когтей впивались в могучие пальцы до самых костяшек, срастаясь с душой своего хозяина и вливая в него свою яростную силу.

- Слияние духов - это нормальный процесс, мой юный друг, - слегка хрипловато прошептал Трескучая Тучка, глядя затуманенным взором сквозь Драхкара. - Это сложный и ответственный шаг. Но стать для кого-то подобным Великим Духам, и властвовать над ними, как Великие Духи властвуют над тобой - это большая честь.

Яростный, но покорный дух, подобно верному псу привязывался к своему повелителю, ища у него поддержки и защиты, и готовый перегрызть глотку любому, кто посмеет покуситься на жизнь его хозяина. Теперь они едины. До тех времен, пока верный зверь не промахнется мимо цели и не подставит своего владельца под удар врага.

- Теперь он - это продолжение меня? - с улыбкой в душе спросил Драхкар.

- Считай его продолжением своих рук, своей головы и своей опорой. В его костях сохранилась древняя мудрость всех шаманов, живших до нас с тобой, и это для тебя будет самым важным и ценным в моем подарке. Когда ты научишься разговаривать с ним, он поведает тебе все свои тайны.

- А как же Саркхаша? Разве она тебе не вторая ученица?

- А что толку давать ей такое могущество? Ее помощь нужна здесь, в племени, и ее малых силенок вполне достаточно, чтобы находить священные травы и лечить раненых. Когда ты видел в последний раз в нашем племени воинствующих женщин?

- Жена Стракхена уже не в счет? - усмехнулся Драхкар.

- Что ж, ты прав, - согласился Мандидук, гнусаво хихикая себе под нос. - Хоть Кривой Рог и был избран нашим вождем, правит в этих краях все-таки она. Даже если бы она и имела право управлять нашим родом, ничего бы и не изменилось. Кстати, мне надо будет с ним поговорить....

Запнувшись на полуслове, Трескучая Тучка посмотрел на вход своего чума. Из него стыдливо высовывалась беловолосая голова Гиры.

- Мальчики, - виновато сказала она, - простите, что прерываю, но там требуется ваше присутствие. И здравствуй, Трескучая Тучка.

- И тебе здравия богато, Карающая, - вздохнул старый шаман, ловко выхватив деревянную трость из под наваленных шкур, и с суровым видом направился наружу.

- Вы что, знакомы с ней, учитель? - недоуменно спросил Драхкар, открывая проход престарелому гоблину.

- Виделись пару раз на протоках Реки Жизни, - без особой торжественности ответил он, выглянув из чума.

Прямо среди узких проходов между другими чумами развернулась самая настоящая схватка. Размахивая внушительных размеров зазубренным клинком молодой вождь Громоступов бегал за смеющийся Морой, с легкостью уклоняющейся от его тщетных попыток разрубить ее с помощью Теневого прыжка. Изгибаясь подобно кошке, Темная эльфийка с нарочитой легкостью раз за разом отвешивала разбушевавшемуся орку один за другим удар пяткой в нос тяжелым кованым ботинком.

- Пришла беда откуда не ждали, - протянул Трескучая Тучка. Потрещав суставами, он набрал полную грудь воздуха и громогласно крикнул "СТОЯТЬ!". Битва мгновенно прекратилась.

- Вы что тут устроили, собачьи дети? - ревел старый шаман. - Не терпится силушку свою показать? Тогда идите в Круг Предков, пусть они вас рассудят и выявят правого! Или просто решили толпу повеселить? Тогда идите на Большую землю, в цирк, и там показывайте свои фокусы! Ну что, кто объяснит мне, что здесь происходит? У кого хватит смелости?

Эффект был на лицо. Красный от злости вождь мгновенно побледнел и убрал свой ужасающий меч обратно в ножны. Мора же с довольным видом плюхнулась на скамеечку рядом со старым седовласым орком, с задором наблюдавшим за происходящим.

- Прошу прощения, мудрый Мандидук, - промямлил вождь, с нескрываемой яростью смотрящего на белозубую ухмылку Темной.

Пусть его и избрали повелевать родом Громоступов, но не смотря на внушительные размеры мышц и количество добытых трофеев, он был недостаточно умен. Но в Круге Предков духи выбрали его, подставив под его воинскую секиру головы остальных претендентов на власть.

- Взываю к помощи твоей, шаман, - продолжил он более громогласно, чувствуя на себе взгляды собирающейся толпы. - Эта стервозная иноземка посмела усомниться в моей власти! Я требую...

- Остановись, юный вождь, - сказал Мандидук. - А теперь, расскажи мне спокойно, как наша гостья, спутница моего ученика, смогла оскорбить твою честь?

Кривой Рог смущенно замялся, и свое мнение высказала Мора:

- Я, конечно, прошу прощения у уважаемого вождя, - насмешливым тоном сказала она. - Но если верить моим учителям, то главой племени обычно становятся самые могучие воины. Мне случайно довелось встретить его, когда он пытался спорить с мнением своей жены, и по не знанию поклонилась ей.

Толпа оглушительно засмеялась, детишки указывали пальцем на закованного в тяжелые шипастые доспехи орка и дружно кричали "слабак", "нюня", и прочие по-детски обидные словечки. Но Стракхен держался молодцом, мужественно стерпел насмешки своего народа.

- Что же, твое недовольство мне понятно, - наиграно серьезно произнес старый шаман, старательно скрывая нарастающий смешок. - Это действительно очень большое оскорбление - не получить свою долю почестей. Думаю, если твоя обидчица сокрушенно упадет перед тобой на колени и будет слезно просить прощения, это разрешит ваши разногласия.

Хитро подмигнув стоящей рядом Высшей, Трескучая Тучка кивнул Море. Темная сразу поняла правила игры, и театрально бросилась в ноги недоумевающему Страхкену.

- Умоляю тебя, великий вождь! Пощади меня, неразумную! Позволь облобызать мне ноги твои!

Народ снова рассмеялся, но громче всего смеялась Тарла, едва не сверкая синими искрами по всему телу. Воа и Виктор не испытывали особого удовольствия по поводу насмешки над могучим детиной, и теперь держали руки на оружии, готовясь в любой момент дать ему отпор.

- Уйди от меня, мерзость! - прорычал вождь, чуть ли не отскакивая от Моры, ползущей к нему на четвереньках. - И вообще - расходитесь все! Здесь не на что смотреть!

Страхкен яростно развернулся и пошел прочь, а толпа местных, посмеявшись от души, разошлась по своим делам.

Тем временем Мора, содрогаясь от смеха всем телом, встала с колен и подошла к широко улыбающемуся Мандидуку.

- Большое вам спасибо, добрый шаман, - сказала она. - Да не угаснет ваше остроумие на тысячи эонов вперед.

- Это тебе спасибо, дорогая! - ответил Трескучая Тучка, вытирая покатившиеся градом слезы радости. - Эх, давненько меня так никто не радовал! Пусть он и лучший воин в племени, но умом он никогда не блистал. Теперь вы все - желанные гости в моем чуме. Заходите по одному, попьем чаю! Я узнал у шамана племени Якоходов один отличный рецепт бодрящего чая с ромашкой и буян-травой.

Как оказалось, Мандидук имел весьма неплохое образование для здешних мест, а потому чаепитие проходило легко и беззаботно, с шутками и заумными беседами. Где-то снаружи начинала свой бесконечный вой жгучая метель, но в чуме оказалось на удивление тепло, хоть и довольно отчетливо пахло старичиной и потным яком. Чай оказался действительно очень бодрящим, и теперь команда была готова слушать рассказы учителя Драхкара о былых временах и древние шаманские сказания. Он говорил обо всем: о славе былых воинов, о расторгнутой дружбе между бескрылыми и драконами, о заточении своего племени в казематах во времена Крылатой Империи.

Род Громоступов был одним из первых, кто решил бросить вызов зарвавшимся Высшим эльфам и организовал восстание на удивление гордых и сильных рабов против бессмертных хозяев. Много крови проливалось в те времена, на каждого убитого Высшего приходилось по три, а то и четыре рослых могучих бойца, но при помощи неудержимой ярости орков и замысловатым выдумкам гоблинов-шахтеров, сумевших приготовить мана-бомбы из подручных материалов, многие битвы оканчивались грандиозной победой. Тогда старшие роды разделились на множество мелких, от них пошло множество ветвей, от кровожадных каннибалов с Восточных пределов и до самого известного и могучего племени Камнепадов, создавших самую развитую цивилизацию этого молодого народа.

Пусть она и развалилась под напором одичавших племен и внутренних раздоров, слава о храбрых подвигах и мудрости древних шаманов до сих пор ходила среди многих родов и ветвей.

Слушая рассказы старого гоблина, Гира как-то неуловимо прониклась уважением к этим рукотворным созданиям. Их создали как универсальную рабочую силу, способную лишь подчиняться и исполнять прихоти извращенных умов своих хозяев. Даже не смотря на различия между орками и гоблинами, первый мог родиться в семье второго, и наоборот, между ними существовал какой-то странный симбиоз. Неуловимая гармония, не позволяющая воинственным оркам перебить низкорослых гоблинов, и не дающая хитрым коротышкам устранить своих сильных, но крайне недалеких родичей. Ее даже не оскорбило то, что Мандидук яро поносил весьма грязными словами всех Высших, каждый раз извиняясь перед ней. Старый шаман не держал обиду лично на нее. Как он говорил, большинство живых миролюбиво, поскольку не имеет своей головы. Даже воин не виноват в том, что он подчиняется своему командиру и проливает за него чужую кровь. Виноваты только те, кто направляет его руку и его меч на головы других народов.

Когда Трескучая Тучка закончил свой рассказ, шкурная дверь чума тихонько приподнялась.

- Крепких зубов и долгих зим тебе, мудрый шаман.

Это была жена вождя племени, Нухкар, Небесная Скала. И такое имя вполне доходчиво описывала его хозяйку. Она была на голову выше собственного мужа, широка в плечах и весьма упитанна. Длинные белые волосы отливали золотом, что было огромной редкостью среди орков, нижние клыки ее были намного длиннее, чем у большинства из них, и по всем показателям она могла считаться первой красавицей в племени.

- Я не помешала твоим речам? - спросила она низким, почти мужским голосом.

- Проходи в мое жилище, жена моего вождя, будь моей доброй гостьей, - помахивая трубкой сказал Мандидук. - Сегодня у меня еще один праздник - мой чум целиком забит гостями.

- Благодарю сердечно, мудрый шаман, но я уже ухожу, - смущенно отозвалась Небесная Скала, зайдя внутрь. В ее руках была огромная плетеная корзина, от которой умопомрачительно пахло жареным мясом. - Я пришла извиниться перед твоими гостями за выходку моего мужа. Вы уж не серчайте на него, просто он слишком властолюбив. Вот, отведайте немного жареного яка, я приготовила его по рецепту моей прабабушки, специально для вас.

Она поставила корзину рядом с очагом и быстро покинула теплый шаманский чум.

- Действительно, просто праздник какой-то! - усмехнулся Драхкар, приподнимая шкуру, в которую была завернута корзина. Он шумно втянул воздух, вдыхая сладкий аромат заботливо приготовленного мяса. - Что ни говори, а она прекрасная хозяйка.

- Да, второй такой женщины на свете не найти, - тяжело вздохнул Мандидук, взяв себе маленький кусок. - Эх, если бы таких, как она было больше, возможно, я обучал бы своих детей, а не тебя, Драхкар, и Саркхашу.

- Ты о чем-то жалеешь, учитель? - сочувственно спросил молодой шаман.

- Ни капли, - добродушно ответил Трескучая Тучка. - Те, кто жалеет о прожитых временах - прожили их неправильно, а я сделал все верно. Ладно, давайте отведаем угощения. Вы как предпочитаете: на тарелке, или как мы?

Никто не был против поесть хорошего мяса руками. Отказался только Виктор, по вполне понятным всем причинам. Блюдо оказалось на удивление сочным и мягким, и при этом хорошо прожаренным. Даже обильно сдобрено специями и солью, а ведь в этих местах подобные вещи были в жутком дефиците.

- Знаете, - сказал Воа, вытирая руки припасенными салфетками, - все же я не до конца представляю, что нам следует делать. Я не провидец и не стратег, но все же думаю, что просто сидеть и ждать - не самый лучший вариант.

- Ожидание - это великая роскошь, мой юный друг, - протянул Мандидук, глядя ему в глаза. - Здесь вы можете себе это позволить. Я лично отправлюсь завтра к шаманам других племен и сообщу им эту нерадостную весть. Хотя, думаю, что они итак все уже давным-давно знают, и теперь каждый вождь готов повести свое племя в бой.

- А у вас не слишком хорошее мнение о них, господин Мандидук? - не скрывая сомнений спросила Мора.

- Я в этом уверен, - твердо ответил шаман. - Вряд ли за столько зим без битв они откажутся показать свою бравость перед другими родами.

- Да, Мора, можешь быть спокойна, - согласилась Тарла. - После всего, что мы пережили, весь свет обязан нам подмогой...

- Подожди-ка, - Трескучая Тучка резко перебил ее и посмотрел ей в глаза. - Внутри тебя есть машины, верно?

- Верно, - удивилась гномида. - А вы и в этом разбираетесь?

- Признаться, никогда не любил искусственных созданий, но у меня есть то, что может вам пригодиться.

Зарывшись с головой в гору из сумочек, мешочков и сундучков, Мандидук упорно разгребал свое богатство, пытаясь что-то отыскать посреди этого бардака.

- А, вот! Нашел! - торжественно объявил он.

Гоблин протянул Тарле руку. В ней была зажата какая-то голубоватая электронная пластина, испещренная гномьими рунами.

- Не может быть! - воскликнула гномида, принимая подарок. - Это же "Рандокс"! Где вы его взяли?

- Недавно сюда приходили гости с Большой земли, и один из них был почти наполовину искусственным. Одна нога, две руки и правый глаз были из металла. Он держал при себе эту вещь, и, похоже, забыл ее в моем чуме, когда мы раскурили с ним очередную трубку.

- Поверить не могу! - продолжала удивляться Тарла. - Это же дорогущее программное обеспечение для имплантатов военного типа! Даже у нас в Кузне его практически невозможно достать!

- И чем же это так важно? - спросил Виктор, глядя в пустоту.

- Это просто необычайно важно! Один такой программный пакет способен практически полностью реструктурировать действие внутренних механизмов, практически изменяя и улучшая их функциональность!

- А если без всей этой технической белиберды? - усмехнулась Гира, глядя, как гномида словно завороженная уставилась в пласткиковую пластину.

- Проще говоря - оптимизирует работу имплантатов и открывает новые функции за счет перепрограммирования основных протоколов, - проговорила Тарла.

Дверь чума снова открылась, и в мягких стенах кочевого жилища раздался оглушительный девичий визг:

- Драхкар! Ты вернулся! - Саркхаша сбросила огромную сумку с травами у входа и в один прыжок набросилась на обалдевшего шамана. Такого горячего приема от младшей ученицы он никак не ожидал. - Драхкар, родной! Сколько же зим мы не виделись!

Для своего племени эта девушка была слишком тонкой и женственной. Ее никогда не привлекали бесконечные ни битвы, ни воинственный нрав сородичей. Да и своей хрупкой внешностью она больше походила на человека, нежели на орка. Ее мать жутко невзлюбила свою дочь за излишнюю мягкотелость, и при первой же возможности старалась отдать ее в умелые руки, которые могли сделать из нее подобающую жену и представительницу своего племени.

Вот так, пройдя через всех известных воинов и учителей, молодая Саркхаша попала к Трескучей Тучке. Он сразу согласился взять ее к себе в ученицы, следуя древней примете, что из рыжеволосых женщин получаются очень хорошие шаманки. Но и тут ее ждала неудача. Способностей к волшебству у нее было недостаточно, чтобы заменить Мандидука после его смерти, и старый гоблин сделал упор на Драхкара, которого он взял под свою опеку несколько эонов раньше. Из всех премудростей шаманского искусства ей удалось осилить только травничество и секрет приготовления лечебных и стимулирующих снадобий.

Поэтому заботы по дому всецело легли на Саркхашу, оставив Драхкару место любимого ученика и будущего наследника силы Трескучей Тучки. Но она была не в обиде, ни на своего учителя, ни на молодого шамана. Даже наоборот, она прониклась уважением к этому молчаливому и храброму парню, в несколько пасов подчиняющего себе духов-хранителей и прорицающего будущее по движению облаков.

Драхкар прекрасно видел, что она к нему не равнодушна, и теряется всякий раз, когда он с ней заговаривал. Видел и странные попытки понравиться ему или помочь в нелегком шаманском деле, но никак не обращал на нее внимания. Задания Мандидука и исполнение обрядов отнимали у него все силы, и на большее просто не оставалось сил.

Теперь же он смущенно смотрел на своего учителя, ожидая, что он сможет успокоить излишне радостную девушку, но старый пень лишь ухмылялся и наблюдал за зрелищем.

- Я тоже рад тебя видеть, - пролепетал Драхкар, пытаясь вырваться из ее цепких объятий, и все это происходило под дружное хихикание отряда. Даже безэмоциональный и холодный, словно лед, Виктор неуловимо улыбнулся.

- Как же я по тебе соскучилась, одной! - мечтательно закатив глаза сказала Саркхаша. - Почему ты так долго не писал? Почему не приезжал? Ты же знаешь, как здесь скучно!

- Да уж, а с ним, значит, тебе скучно не бывает? - усмехнулась Гира, издевательски наклонив голову. Наконец девушка заметила, что в чуме очень много народу, и среди всей этой братии сидит такая ненавистная всем оркам и гоблинам Высшая. - Что же, не могу с тобой не согласиться, наш глубокоуважаемый майор знает, как можно приятно провести время.

- Учитель, кто это? - испуганно спросила Саркхаша. - Кто позволил ей войти сюда?

- Она - спутница моего ученика и моя уважаемая гостья, - спокойным тоном сказал Мандидук, - и сегодня ты проявишь к ней и всем гостям должное уважение. Проводи их в чум для гостей и помоги обустроиться. Завтра будет долгий день...

***

Проверка показаний, завтрак.

Проверка показаний, уборка.

Проверка показаний, обед.

Проверка показаний, ужин.

Вот и все разнообразие жизни цивилизованного жителя пика Падения.

На метеорологической станции ничего не происходило целыми днями. Ветра бушевали стабильно, циклоны и антициклоны тоже не вносили особых корректив в графике смотрителя.

Конечно, он был здесь отнюдь не так одинок, как может показаться. На станции существовало несколько отделов, и все ее население насчитывало два десятка душ. Но все они пересекались исключительно во время внештатных ситуаций. Или же в столовой.

Сейчас старый добрый Элиафас пил чашку дрянного растворимого кофе, заедал сырными хлебцами, готовый в любой момент буквально завыть от скуки.

Хотя, какой он старый? Сорок пять лет для Темного еще не возраст. Да и в доброте душевной его нельзя было упрекнуть. Вечно мрачный и сварливый, единственный, кто мог усвоить все прелести общения с ним, это его компьютер.

- Угораздило же меня, - ворчал он вслух, глядя на малоподвижные бегунки датчиков. - А все из-за зарплаты. И что, что оклад двойной? И премии чуть ли не каждый анго... Эх, работа должна быть для души, а не для денег...

Поплотнее зашторив окна, смотритель сделал еще один глоток уже остывшей бурой жижи и снова принялся гипнотизировать монитор.

Можно было бы и отвлечься на полкирса и посидеть в мировой информационной сети, благо спутниковая связь в этих местах неплохо налажена, но если кто заметит и доложит начальству - пять шкур снимут, сожрут и не подавятся.

И ладно бы только это, уволить его не могут. Таких дураков, как он, еще надо поискать.

Но вот премии лишат. Однозначно лишат.

И в это мгновение случилось то, чего он никак не ожидал.

Показатели напряженности магнитных и эфирных полей буквально зашкаливали, а сейсмограф и вовсе пророчил неминуемое землетрясение.

Он вскочил с жесткого нагретого стула и подбежал к окну. Вид из него выходил прямо на Белое море. И сейчас оно буквально кипело.

Стаи птиц испуганно шарахались кто куда, то падая в воду, то улетая неизвестно куда. Косяки рыб и сотни моллюсков выбрасывало на берег, буквально устилая его разноцветным живым ковром.

- Задери меня Йерфан, - испуганно прошептал смотритель, судорожно схватив трубку телефона и набирая экстренный номер. - Это чрезвычайная служба? Да. Да. В районе Пика падения. Да, срочно! Оповестите всех, кого можете! Все показания просто зашкаливают! Сейчас пришлю отчеты.

Он рванулся назад к компьютеру и принялся печатать с неимоверной скоростью.

В трубке раздавались коротки гудки, но это уже было не столь важно. Надо срочно предоставить им данные.

"Ух, да чтоб вас... - повторял смотритель в душе. - Если все обойдется - срочно уйду в отпуск. Уже четыре эона не отдыхал. И пусть мне только возразят - сразу пожалуюсь в профсоюз!".

Наконец отчет был готов, данные прикреплены к сообщению, можно отправлять.

Щелкнула клавиша ввода, и файл через несколько наменов был доставлен в центральное управление. А там пусть сами разбираются, что с ними делать. Наше дело малое - обнаружить и сообщить, а остальное уже их проблемы.

А метель все бушевала за окном.

***

- Господин Ламбо, для вас срочное сообщение!

Как ни странно, в палату ворвалась отнюдь не медсестра. Это был посыльный Теневой прыгун, без всякого стука и предупреждений прорвавшийся сквозь стену.

Через мгновение в руках бывшего архимага оказался информационный планшет со странного вида сообщением внутри. Мельком пробежав по нему глазами, Ламбо испуганно посмотрел на посыльного.

Он лишь молчаливо кивнул.

- Да что же это такое... - прошептал Маркус, подзывая Теневого прыгуна поближе. - Срочный приказ: собрать все возможные силы в район пика Падения немедленно.

Коснувшись виска подчиненного, глава ДМВ поставил ментальную подпись.

Теневой прыгун поклонился в пояс и растворился во всепоглощающей Тьме, не оставив ни единого следа своего пребывания.

Как назло, бывший архимаг именно в этот момент был не в форме. И ни талисманы, ни амулеты, ни подпитка от целителей не вернет ему сил в считанные кирсы. В этом бою отряд избранных будет практически в одиночку противостоять той мерзости, что сейчас поднималась из ледяных глубин.

Нет, они не будут одиноки. Надежная опора и подмога им обеспечена. И сейчас единственный способ помочь с его стороны - выдвинуть всех доступных сотрудников и технику на поле боя.

Да, пожалуй, это все, что он сейчас может. Даже если его нашпигуют астральным кварцем, толку с этого будет немного. Разве что ему введут эти чудодейственные межмолекулярные имплантаты , поставившие Тарлу на ноги буквально за несколько дней.

Но сколько анго было потрачено на подготовку к имплантации, а этого времени сейчас просто нет.

"Постойте! - радостно подумал он про себя. - А ведь выход есть! Пусть не самый лучший, но вряд ли будет хуже".

Нажав кнопку вызова медсестры, Маркус потребовал себе мемопередатчик. Сестрица недолго боролась с напором чиновника, и уже через пару дормад серебристый шлем был доставлен прямо в палату.

После долгого времени бесконечного лежания сосредоточиться было довольно непросто, но Ламбо все же справился.

Сейчас где-то в подземельях ДВО начальник охраны получал волевой посыл бывшего архимага, и выронив из рук стаканчик с чаем, побежал со всех ног исполнять приказ вышестоящего начальства.

Конечно, надежда на успех была ничтожной, почти призрачной, и оставалось лишь надеяться на вероятность того, что у пленников, просидевших взаперти несколько сотен эонов, окажется хорошее настроение.

Но есть у Высших одна очень важная особенность - они были чрезвычайно горделивы, и на этой почве вполне можно сыграть свою маленькую игру, которая впоследствии спасет весь мир от вымирания.

И пусть страны, не входящие в состав Объединенных Континентов отсиживаются где-то в стороне, сейчас их роль не так велика.

Солнечный Ангорн, каменный Сангидар, сумеречный Мэнукаэль, аграрный Гирон, и дикий непокорный Тангар - вот и вся опора целой планеты, маленького шарика земли под названием Индо. И не стоит взывать о помощи к высоким военным чинам и просить у них помощи - в лучшем случае удастся выбыть у них несколько дивизий новобранцев, даже не знающих, с какой стороны стреляет винтовка, да пару десятков танков и самолетов, которые уже пару эонов как должны уйти на переработку.

Да и Йерфан с ними! У ДМВ вполне достаточно собственных сил, чтобы поддерживать на плаву их жирные задницы, которые не поднялись, когда возникла угроза Западной пустоши, и вряд ли поднимутся сейчас.

У каждого игрока есть козырная карта, а у Ламбо их оказалась едва ли не целая колода, и он был решителен и готов действовать. Как только миру окажется в безопасности, он хорошенько встряхнет эти сонные чертоги и камня на камне не оставит от всех треклятых министров и генералов. В конце концов, он же глава ДМВ, а магам с момента их появления не писаны законы!

Поднапрягшись немного, Маркус снова включил передатчик и соединился с абонентом. Он давно установил себе в голову встроенный мемоизлучатель, а потому мог беспрепятственно принимать и посылать сигналы и указания.

- Здравствуй, Гойша, - дружелюбно сказал глава ДМВ. - Тебя Маркус беспокоит. Помнишь такого?

- Ну что же вы, уважаемый? - собеседник отчаянно картавил, и создавалось впечатление, будто он издевается. - Конечно же я вас помню! Ну, и что вы таки хотите от своего верного друга?

- Уверяю, это тебя не отяготит, - старик загадочно улыбнулся. - Слушай, ты еще балуешься со всякими сосунками на рынке акций?

- Ну а как еще выжить в наше время честному человеку? - усмехнулся Гойша на другом конце ментальной нити.

- Это уже совсем иная история, - передразнил его Маркус. - Помнишь, ты как-то одолжил мне некоторую сумму наличности?

- Ну-ка, ну-ка, сейчас припомню...

- Да ладно тебе притворяться, жлоб ты мой лысый? Так, слушай сюда. У меня как раз выдался удачный момент, и я хочу вернуть тебе долг.

- Я вас таки слушаю внимательно, - уже серьезно сказал работник биржи.

- Верно, слушай и запоминай, - согласился глава ДМВ. - Как можно быстрее скупай акции всех оружейных компаний, до каких сможешь дотянуться. Прогнозируют резкий рост цен в этой категории.

- А источник надежный?

- Гойша, ну когда я тебя обманывал? Столько лет дружим, а ты все не научишься мне доверять?

- Маркус. Родной, да я за тебя самое дорогое готов отдать!

- Например? Квартиру в центре Благодара?

- И не только ее! Просто таки пойми меня правильно. Я столько эонов тружусь не покладая рук своих, и за все это время повидал всякое, и ложные прогнозы в том числе.

- Гарантирую тебе - прогноз абсолютно верен. А если прогоришь - я возмещу тебе все убытки, идет?

- С вами таки приятно иметь дело! Ну что же, последую твоему совету и перенесу обед на потом.

- Удачи, а то я еще не дома, и мне не разрешают много говорить?

- И где же вы?

- В больнице. Но можешь не беспокоиться, к сожалению, ничего серьезного нет, и очень скоро меня выпишут.

- Не люблю я эти ваши шуточки, уважаемый! - вздохнул Гойша и отключил соединение.

Месть свершится с минуты на минуту, и теперь можно с чистой совестью полежать на порядком надоевшей кровати и посмотреть опостылевший телевизор.

Или спать.

Да, просто спать.

Ведь для этого и нужны кровати, верно?

***

Надо забраться подальше, поглубже в развалинах. Там безопасно, никто и не подумает искать его среди мусора.

Прятаться под кучей мертвых тел стало просто невыносимо, и, собрав остатки воли в кулак, Кальвин выбрался на воздух и со всех ног побежал к ближайшему зданию. Вжавшись в разбитую кирпичную стену, он судорожно глотал воздух, наполненный пылью и едким дымом.

На улице было пусто. Проклятые сектанты "Возрождения" прошлись по городу, словно саранча по полям, оставляя за собой лишь смерть и разрушение. Кто-то перешел на их сторону, кто-то пал на землю, сраженный автоматной очередью или волшебной молнией. Но им, если так можно сказать, еще повезло. Многие из убитых поднимались на ноги и безумной ревущей волной сметали заграждения полиции и разрывая на части прятавшихся в танках солдат.

Теперь они ушли, а мертвецы остались бродить по опустевшим улицам, отыскивая и пожирая оставшихся в живых бедолаг. Такая участь постигла всех родных Кальвина, хотя, он точно не знал, удалось ли кому-то эвакуироваться вместе с войсками. Одно он знал наверняка - женщина, прокусившая шею его отцу, уже не была его матерью.

Наконец отдышавшись и освободив желудок от завтрака, мальчик выглянул в разбитое окно. На перекрестке ковыляя переломанными ногами шли два бледнолицых солдата. Хотелось броситься к ним и попросить о помощи, рассказать, что он еще жив. Но они явно не ответили бы ему взаимностью.

Ободранные пальцы судорожно искали что-то среди кучи мусора. Наткнувшись на нечто длинное и холодное, парень радостно сжал ладонь. Это был настоящий полицейский меч, только лезвие слегка погнуто и обломано на острие, но им еще можно было обороняться.

Когда отец еще служил в спецназе, он научил Кальвина фехтованию. Большинство приемов были хитрыми и нечестными, но сейчас это и не имело значения. Обхватив рукоять двумя руками, мальчик тихо зашептал молитву великому Мису, полководцу небесного воинства. Сейчас можно было надеяться только на покровительство Светлого Победителя.

- Великий Мис, - бормотал он, - покоритель всякого зла, разрушитель всего нечистого. Укрепи дух мой, дабы не убоялся я смерти от рук вражьих. Направь мою руку, дабы не дрогнула она в жару битвы. Заточи мой клинок, дабы смог я сразить недруга грозного. Черную кровь в жертву Тебе приношу, праведным гневом вбираю силы Твоей, звоном клинка славлю имя Твое, да будет слава Твоя превыше времен! Слово наше да будет закон!

Осенив себя знаменем Битвы, Кальвин тихо поднялся с грязного пола и осторожно зашагал вглубь дома. Половина квартир была открыта нараспашку, другая половина забаррикадирована всеми подручными средствами. Было не понятно, зачем закрывать проход снаружи, а не изнутри?

Сверху кто-то монотонно колотил кулаками в деревянную дверь. Половицы предательски скрипели под ногами, так что при желании его мог найти кто угодно. Он прошел мимо двери. Стук не прекратился.

- Эй, - дрожащим голосом сказал мальчик, - здесь кто-нибудь есть?

Стук прекратился. Со страху ему даже показалось, что кто-то тихо рычит. Однако за дверью была тишина.

- Не бойтесь, я живой, - чуть громче произнес Кальвин. - Вы ранены? Вам помочь?

Бах! Дверь жалостно скрипнула.

Бах! Мальчик отпрыгнул к стене и выставил перед собой меч.

Бах! Дверные петли чуть не слетели.

Он стоял как завороженный, не в силах убежать подальше от этой злосчастной квартиры, но готовый в любой момент пусть оружие в ход.

Тут дверь не выдержала и развалилась на куски. С диким криком под ноги мальчику рухнул весьма потрепанного вида эльф. Половина зубов была выбита, уши больше напоминали покусанное тесто, а длинный нос он сломал, когда упал лицом на пол. Порванный пиджак и завязанный в тугую петлю галстук говорили о том, что этого бедолагу застали врасплох в собственном доме перед самым выходом на работу.

От неожиданности Кальвин зажмурил глаза и взмахнул мечом наугад. Удар клинка пришелся на левое плечо мертвеца, и теперь он недовольно рычал, пытаясь подняться с пола на отваливающейся руке. Парень не стал дожидаться, пока эльф закончит свое дело, и без оглядки побежал вверх по лестнице. За закрытыми дверями к нему стучались другие, но он уже не замечал этого.

Пролетая очередную лестничную площадку Кальвин не заметил примостившегося к стенке молодого человека в спортивном костюме и сшиб его с ног и больно ударился спиной об острые ступеньки.

Успокоив боль, он понял, что меча нет в его руках, и стал судорожно оглядываться. К счастью, оружие не улетело вниз и не переломилось пополам. Но, к сожалению, он обнаружился в животе недовольного зеленоглазого спортсмена. Схватив рубчатую рукоятку, Кальвин с силой рванул ее на себя, и содержимое мертвой утробы вывалилось наружу.

Мальчика вновь скрутило судорогой, и его вырвало прямо на шипящего мертвеца, тянувшего к нему свои окровавленные белые руки. Преодолев нахлынувший, словно водопад, ледяной страх, мальчик отсек клешню обнаглевшей нежити, и перепрыгивая через несколько ступенек, добрался до чердака. Замок на двери был старым и ржавым, им давно не пользовались, и он послушно слетел от пары ударов крепкого лезвия.

- Папа, мама... - шептал Кальвин заплетающимся языком. - Почему... Зачем вы меня покинули?..

Громкий многоголосый крик вырвал его из пропасти уныния, и слезы мгновенно слетели с глаз. Он добрался до крыши. И что теперь?

До крыши другого дома было недалеко, можно и перепрыгнуть. А крик позади нарастал все быстрее и быстрее. Кальвин не стал долго думать и со всех ног бросился бежать. Разогнавшись, как мог, он прыгнул вперед.

Приземление оказалось не столь удачным - шершавая крыша ободрала колени и разорвала плотные школьные брюки. Теперь он вздохнул спокойно и посмотрел назад. На соседней крыше скопилась целая толпа мертвецов. Они собирались со всей улицы и все прибывали и прибывали. Тех, кто стоял на краю, безжалостно скидывали соседи, и они безмолвно летели на асфальт.

- Фух, пронесло.

Парень лег на спину, глядя в смурное серое небо. Достал из рюкзака банку газировки и шоколадный батончик, и с чувством выполненного долга принялся вкушать свой скромный обед.

В люк, закрывающий выход с чердака, кто-то долбился, но массивная железная дверца была наглухо закрыта. Можно было сидеть здесь хоть весь день, думал Кальвин, но сколько он здесь протянет? Все-таки ни еды, ни воды, да и ветер на высоте не слабый, а время сейчас отнюдь не солнечное.

Где-то вдалеке еще слышались выстрелы, но мальчик слишком устал, и буквально провалился в сон, подложив сумку с учебниками под голову. Не известно, сколько он так пролежал. К нему не приходили сны, и только прохладный ветер тихо пел свою песню, заставляя плотнее прижимать руки к телу.

Сквозь сон Кальвин услышал странный тихий гул, словно рядом пролетел маленький реактивный самолет.

- Ну как, парни, он живой? - сказал кто-то над его головой.

- Да, астральные нити не нарушены, - добавил второй хриплым металлическим басом. - Сообщи Ястребу-9, здесь еще есть выжившие.

- Эй, парень, просыпайся. Вставай, у нас мало времени.

В плечо уперлись твердые холодные пальцы, и Кальвин раскрыл глаза. Над ним склонился широкоплечий воин в сверкающих отполированной сталью доспехах. За его спиной раскинулись могучие крылья, сияющие мягким голубым светом.

- Парень, ты цел? - спросил воин. Сквозь амбразуру отражающего стекла невозможно было разглядеть его лица, но почему-то Кальвин подумал, что за ним скрывается суровый, покрытый шрамами мужчина, исполняющий свой долг ни смотря ни на что. - Парень, говорить можешь?

- Не тормоши его, Антоний, - сказал второй рыцарь. Он внимательно смотрел на небо, гладя левой рукой длинный меч с изогнутой, на манер пистолета, рукоятью. - У него шок. Лучше хватай его на руки и мотаем отсюда. Скоро начнется гроза. Ястреб-9, говорит Ястреб-5. В третьем районе...

- Ладно, тогда попробуем вкратце. Друг, ты меня понимаешь? - мальчик молча кивнул. Он испуганно глядел на своего спасителя, не решаясь отвести глаза. - Ну вот и замечательно. Сейчас мы сделаем так: ты возьмешь меня за шею и будешь держаться как можно крепче, идет?

Подхватив Кальвина словно пушинку, Антоний зашагал к краю крыши. Мертвецов на улицах заметно прибавилось, и это было явно не к добру.

- Великие Триединые, - прошипел он, вглядываясь куда-то вдаль. - Фридрих, какие указания?

- Собираемся в четвертом Гнезде, всех выживших свозим туда, - отозвался второй воин. - Похоже, "возрожденцы" еще не закончили развлекаться.

- Ты это о чем?

- Об этом.

Фридрих указал мечом в сторону чрезмерно плотной группы нежити. Со стороны могло показаться, будто мертвецы решили затеять массовую оргию, вот только Антоний прекрасно знал, к чему вся эта вакханалия.

- Ну просто замечательно! - воскликнул он. - Сколько нас осталось?

- Всего четыре Гнезда, - сказал Фридрих, глядя на Кальвина. - Улепетывай с ним отсюда, а я разберусь с ними.

- Справишься?

- Да уж не первый эон на свете живу. Сваливай.

- Ну что, парнишка, летал когда-нибудь на реактивном ранце? - со смехом спросил Антоний. Кальвин снова ничего не сказал, только испуганно глянул вниз. - Ничего, все случается в первый раз. Ну, тронули!

Металлические крылья за спиной воина издали пронзительный визг, и он вместе с Кальвином взмыл в небеса. Ледяной ветер хлестал мальчика по лицу, дым не давал раскрыть глаза, а до земли было несколько наменов свободного падения.

- Удачи, брат, - отсалютовал старший Ястреб, провожая их взлядом. - Ну что ж, сукины дети, теперь займемся вами.

Вскинув оружие, Фридрих направил его в толпу мертвецов и нажал на спусковой крючок. Из длинного дула над острием клинка вспыхнуло синее пламя. Переулок осветился маленьким заревом и красный кирпич окрасился свернувшейся кровью.

- Ну а теперь спляшем!

Очертя голову, воин Ордена Вольных Ястребов ринулся с крыши прямо на головы скалящихся и клацающих челюстями мертвецов. Чудной меч, Коготь, серебряным вихрем метался от врага к врагу, рассекая их на части словно соломенные прутья, а распахнувшиеся до предела крылья косили нежить не хуже заправского комбайна.

- Это - за маму, - ревел Ястреб, без устали размахивая мечом. - Это - за папу. Это - за капитализм! Подходите поближе, мрази! Вы мне за всю политику ответите, империалистические сволочи!

Он уже перестал считать и отмерять удары, как внезапно что-то пронзительно взвизгнуло и сильно толкнуло его в плечо. Фридрих отвел взгляд от плетущихся к нему мертвецов и огляделся. С пяти окрестных крыш на него смотрели вороненые стволы автоматов.

- Ох ты ж... - усмехнулся воин, запнувшись на полуслове.

Того жалкого мгновения, что он рассматривал стрелков через систему поиска целей, с головой хватило, чтобы собравшаяся со всей округи нежить набросилась на него, буквально похоронив под десятками гниющих тел.

- Ну я вам сейчас устрою! Крылья Солнца - максимальная мощность!

Оглушительно рявкнув, реактивный ранец выпустил поток раскаленных газов, и Фридрих взмыл вверх, раскидав марионеток "Возрождения" на все стороны света. Сбавив скорость, Ястреб положился показания датчиков и навскидку выстрелил из Когтя. Начиненная мана-взрывчаткой пуля попала рядом с одним из стрелков и сбросила его на землю взрывной волной.

Осмотрев улицу с высоты птичьего полета, Фридрих понял, что его опасения начинают оправдываться. Он переключил связь на общий канал Ордена.

- Внимание всем бойцам, говорит Старший Ястреб Тагромак. На перекрестке Патриция и Сандро противник готовит ритуал соития. Срочно требуется подкрепление... Да чтоб вас!

Изобразившие пентаграмму стрелки решили перестраховаться и прервали свое черное дело, чтобы сбить незваного гостя. С такого расстояния они не могли причинить сильного вреда, костюм Ордена достаточно крепок, чтобы выдержать прямое попадание из снайперской винтовки, но нельзя было сказать то же самое о Крыльях Солнца. Слишком много подвижных деталей, и если они умудрятся повредить основной питающий контур, то в лучшем случае бравый Ястреб рухнул бы на землю, а в худшем - его бы разнесло на куски, и никакие защитные руны и наговоры не спасли бы его от взрыва концентрированной маны.

Надо было просто дождаться подкрепления, и, по возможности, притормозить ритуал. Еще один снаряд из Когтя отправился с небес на землю, на этот раз разрушив и без того потрепанную крышу под стрелком.

- Ястреб Тагромак, - зашипел передатчик, - говорит Старший Ястреб Полас, четвертое Гнездо. Подкрепление через два дормад. Все наши силы заняты, так что мы не можем отправить больше пяти бойцов.

- Йерфан вас задери, да хоть крылатых свиней, только быстрее! - рявкнул Фридрих, пикируя вниз с включенным форсажем. - Я задержу их на сколько смогу!

Не обращая внимания на стрекочущие о шлем пули, Фридрих молнией пронесся рядом с очередным "Возрожденцем", разрубив его пополам бритвенно острым Когтем.

Но случилось то, что должно было. Оставшиеся маги завершили ритуал, и теперь стада нежити сливались в огромные горы гниющего мяса. Одна такая гротескная лепнина, приготовленная руками опытных некромантов, могла разнести в мелкое крошево целый город, и похоже, эти траханые сектанты решили разгуляться не на шутку. В этот момент Фридрих горько пожалел, что Орден издревле не в ладах с некрокорпусом. Помощь Истинного Мертвеца сейчас бы была как нельзя кстати. Эти упыри могли бы раскидать эту нечисть в два счета, но уж больно это ненавистники жизни принципиальны.

Горы серой органики облепили разбитые дома, поглощая все, что встречалось им на пути. Трупы, кирпичи, автомобили, танки - все бесследно исчезало в прожорливой утробе этих противоестественных созданий.

- М-да, давненько мы так не попадали, - задумчиво произнес Фридрих, зависнув в высоте, подальше от мертвых бесформенных щупалец, тянувшихся во все стороны. - Значит, будем действовать по обстоятельствам. А ну-ка глотни трижды благословенную бомбочку.

Сорвав висевшую на поясе гранату, Ястреб сбросил защитный колпак и нажал на кнопку. Ребристый корпус сверкнул золотым блеском, на поверхности проступили священные небесные знаки. Рука воина разжалась, и снаряд неторопливо полетел вниз.

Шлепнувшись на гору смердящей органики, граната с тихим хлюпаньем погрузилась вглубь бесформенного монстра.

Через несколько мгновений вся некромасса, заполнившая собой улицу, начала вздуваться серыми пузырями и взрываться, испуская из свои недр чумной воздух. Визжа и брыкаясь наружу полезли страшные уродливые создания, лишь отдаленно напоминавшие о своем прежнем облике. Паукообразные, многоголовые, высотой с двухэтажный дом, крылатые, ползучие - весь этот богомерзкий зверинец буквально вываливались наружу, подгоняемые рвущимся вслед за ними голубым пламенем.

- Ха! Ну что, съели? - усмехнулся Фридрих, постукивая пальцами по поясу. - Привет вам от братьев наших, голубей!

На экране локатора появились несколько точек с дружественным кодом.

- Старший Ястреб Тагромак , - заговорил голос по личному каналу, - Младший Ястреб Пангу и четыре Птенца прибыли в ваше распоряжение. Ожидаем указаний.

- Вот так бы сразу! - обрадовался воин. - Как там брат Сантина?

- Прибыл в Гнездо, Старший Ястреб.

- Да, день задался весьма удачный. Слушать мою команду! Провести полную зачистку местности от противника и максимально ликвидировать очаги заражения...

Закончить он не успел. Снизу в него пролетел приличный кусок каменной стены, и зазевавшийся Ястреб гремя переломанными Крыльями полетел на землю вниз головой. Один Птенцов рванулся вслед за ним и подхватил командира за руку в нескольких мгновениях от залитого гнилью асфальта.

- Братья, в атаку! - скомандовал Пангу, выхватывая из ножен свой Коготь.

Птенцы, хоть и имели сходную экипировку, носили оружие попроще - легкие автоматы и мана-пистолеты. Только Младший Ястреб имел на плечах огнемет, заряженный красным и золотым астральным кварцем. Для дальнего боя эта дорогая и сложная в освоении игрушка была бесполезна, но в непосредственной близости к противнику она превращалась в настоящий кошмар для того, на кого падала струя из огня и солнечного света.

Спикировав над кипящим ревущем морем нежити, Пангу и его Птенцы пролетели над землей, подобно огненному вихрю, сжигая все, что встречалось на пути.

- Что это было?! - прохрипел передатчик голосом Генриха. - Вы это видели?!

- Старший Ястреб? - удивился Пангу. - Рад, что вы живы. Присоединитесь?

- Безусловно! Тогда меняем план.

- Слушаю.

- Эта тварь сломала Крылья, я не смогу взлететь. Но мои Когти еще целы. Намек понят?

- Прикажете прикрывать вашу задницу?

- Верно мыслишь, салага! Вперед и с песней!

Обойдя всю округу подобно огненной метле, Младший Ястреб наткнулся на то, чего надеялся не встретить.

- Эээ... Старший Ястреб, - слегка заикаясь произнес Пангу.

- Чего тебе?! - возмутился Фридрих. - Приказ не ясен?!

- Нет, все впорядке... Но похоже, что вам придется добираться до нас самому.

- Это еще почему?!

Пангу ничего не ответил. Прямо перед ним, застыв словно памятник некромантского искусства, стоял огромный мясной монстр, смотревший на него своими заплывшими бездонными глазами.

- Почему?! Отвечайте!!! - орал Старший Ястреб.

- Некротическая сущность четвертого уровня... - дрожащим голосом произнес Младший, но мгновенно очнувшись закричал что есть мочи. - Всем в укрытие!!!

Извергнув на свет волну смердящей жидкости, чудище огласило город неистовым воплем. Вросшие в гороподобное тело здания развалились словно карточные домики, и подобно фрегатной картечи лавина кирпичей устремилась навстречу Ястребам.

Панически верещала система защиты, повествуя о необходимости срочно уйти с линии огня, но прятаться было некуда. Птенцов смело волной красного камня, погребая беззащитных солдат под массой кирпичного боя.

Не надеясь на спасение, Пангу включил свое оружие на полную мощность и устремился прямиком сквозь камни, ближе к огромной гнилой голове необъятного монстра. Струя магического пламени расчищала Ястребу путь, с каждым мучительным шагом приближая его к цели.

Индикатор заряда судорожно запищал и напор огнемета мгновенно ослаб. Кирпичная волна иссякла, но пара кусков все же успели ударить бойца по доспехам, а один с неимоверной силой залетел в огненное жерло надрывающегося орудия.

- Ах ты мразь! - выкрикнул Пангу. - Я эту штуку три анго клепал!

- Пангу! Приказываю немедленно отступать! Я сам разберусь с этим!

- Никак нет, Старший Ястреб. Оставьте дело молодым.

- Младший, я тебе приказываю!..

Пангу не собирался выслушивать возмущенные нотации от своего командира. Он знал, что надо сделать сейчас. Все системы огнемета закоротило, и толстый корпус его начал нагреваться.

Активировав форсаж, Ястреб вцепился в облезлую морду некрогиганта, и со всех сил вдавил оружие в белесый глаз монстра. Забрызгав воина серой жижей с ног до головы, чудовище неистово замотало тысячами щупалец.

- Ну давай! Давай, скотина, закипай!

Дождавшись, пока оружие раскалится до предела, Пангу вырвал руку из мертвой глазницы и на всех порах устремился прочь. Издав полный боли и первобытного гнева крик, гротескная голова исчезла в сияющей, словно маленькое солнце, огненной сфере. Лишившись центрального псевдоразума, вся конструкция их мертвых тел начала кипеть и растворяться. Теперь город можно было считать свободным, но вот вычищать эту ядовитую дрянь из канализации и грунтовых вод придется ох как непросто.

- Пангу, мать моя женщина... - обомлевшим голосом сказал Фридрих, когда Ястреб наконец включил связь. - Во имя Триединых, что это было?

- Клинок Победы от Восхода до Заката, командир, - устало выдохнул воин. - Разрешите провести вашу эвакуацию?

- Э... Да, конечно... Я свяжусь с Гнездом...

- Приказ принят, конец связи. Эх, сегодня точно напьюсь. Вот специально пойду и напьюсь. И никого в гости не позову.

- А с командиром выпьешь? - усмехнулся Фридрих. Пангу непонимающе посмотрел на панель связи. - Надо не забывать отключать соединение. Ну так как, согласен?

- Паршивые сводки, господин Ламбо. Вольные Ястребы наконец вышли на свет.

- Верно, Морок, дела идут неважно. И чего им не сиделось в своем подполье? Сколько эонов болтают о свободе, равенстве и братстве, а выступили только сейчас.

- Не знаю, господин Ламбо. Наверно, вам больше знаком образ мысли Старшего Ястреба Сарконе.

- Он с тех времен порядком изменил приоритеты. Я вообще сомневаюсь, что он еще жив. Последний сманенный им алхимик умер еще во времена свержения монархов. Или же разведка в очередной раз порядочно облажалась.

- Времена нынче неспокойные, большинство служб заняты отловом сектантов.

- Можешь их не оправдывать, Морок. Кстати, можно задать тебе вопрос?

- Конечно, господин, спрашивайте.

- Как ты думаешь, то, за что сражается "Возрождение" действительно так важно?

- Это вопрос философии. Или политики. Раньше маги правили государством, все знали свое место. Сейчас правят чиновники, все тоже знают свое место...

- И что с того? Неужели бесконтрольное колдовство и отсутствие наблюдателей так нужно народу?

- Ну, если подумать, то никому ничего не нужно. Большинство жителей, что чародеи, что фермеры, даже дворники - им просто нужна определенность. Сытая жизнь, здоровые дети, теплый дом.

- Эх, дружище, куда же подевалось все это? Если бы все жили по Заветам Гор, то этот мир был бы слишком стерилен.

- Вы так говорите, будто гномья скромность нынче порок.

- Если подумать, то так оно и есть... Ладно, что-то я ушел от темы. Планшет у тебя?

- Да господин.

- Положи на стол. И свари, пожалуйста, кофе.

- Врачи ведь вам запретили любые стимуляторы.

- Много они понимают. Давай, Морок, война ждать не будет.

***

"Что-то недоброе происходит с землей, - думал про себя пастушок, гонявший стадо яков от луга к лугу. - Она дрожит, словно волчица перед прыжком. И море вторит ей - вон, какие волны большие".

Скотина тоже примечала, как все вокруг меняется, и практически перестала щипать жухленькую траву.

Все стадо было готово в любой момент броситься кто куда, лишь бы спастись от непонятной и неведомой опасности.

Но парнишка хорошо знал свое ремесло, и потому сохранял удивительное хладнокровие. Охоту паниковать ему отбили еще в детстве, когда его повели к шаману, чтобы изгнать страх. После тяжелого и мрачного ритуала, мальчик стал очень спокойным, спокойным до бесчувствия.

Но все же, это не мешало ему прислушиваться к своим ощущениям. Они никогда его не обманывали, и он привык доверять им. Еще немного, и надо уводить стадо обратно в поселение.

Солнце мерно поднималось из-за горизонта, неизбежно тонув в заволакивающих небо тучах. Вроде бы и ничего особенного, да только есть такое поверье - тонущее светило, это знак больших бед.

И тут в самой вышине раздался чей-то рев.

Пастух посмотрел наверх и обомлел: из-за гор в сторону побережья летела целая эскадрилья огромных крылатых ящеров.

"Драконы проснулись! Надо предупредить вождя!".

Оглушительно свистнув, парень выкрикнул заветное слово, которому его научил отец, а его научил его отец.

Стадо яков хором испуганно подняло головы и понеслась обратно в деревню само по себе.

А пастух вскинул старое ружье и оседлал своего ручного волка. Могучий скакун понес своего наездника с невероятной скоростью, ловко лавируя между могучими деревьями и не уставая лаять на отбившихся от группы рогатых.

Он спешил как мог, все сильнее и сильнее подгоняя своего волка, но тот лишь утробно рычал и никак не мог прибавить ходу. Все же это был не конь с теплых земель, да он и не был рожден для роли ездового животного.

Вот из-за холма показался тотем Великих Духов, племя в большинстве своем еще спало. Только охотники, пастухи, да, наверно, старый шаман уже откинули с глаз теплую пелену сна и занимались своим ремеслом.

Подъехав к раскрашенному причудливыми узорами чуму вождя, пастух спрыгнул с волка, дал ему в награду кусочек мяса, которую тот принял с большим энтузиазмом, и он вошел внутрь.

Ни на миг не расставаясь со своими могучими доспехами, Страхкен мирно спал, закутавшись в теплые шкуры. Жены его в чуме не было, видимо, с рассветом убежала по делам.

- Прошу прощения, о великий вождь! - начал пастух, поклонившись храпящему повелителю. Он никак не отозвался, и тогда парень применил свой особенный свист, после чего вождь мгновенно вскочил на ноги, чуть не пробив шипастым шлемом крышу собственного дома. - Великий вождь, беда надвигается на наше племя!

- Какая еще беда? - рявкнул он, понемногу осознавая себя. - Что ты несешь, Гаркханет? Опять медовухи от полуночных племен напился?

- Нет, мой вождь! Я чист, как вода в широком море! - с оскорбленным видом поклялся пастух, ударив себя в грудь. - Беда пришла в наши земли! Драконы летят к побережью!

- Что?! - взревел Страхкен, хватаясь за огромных размеров тесак. - Зови всех воинов и шамана! Пришло время для серьезных разговоров!

- Все исполню, мой вождь!

Не поворачиваясь к разбушевавшемуся орку спиной, пастух вышел наружу и удивительно резвой походкой побежал звать на помощь. Ему в кое-то время доверили ответственное поручение, и он исполнит его, как подобает в племени Громоступов - со всем сердцем.


home | my bookshelf | | Маревал. Хроники трагедий. Книга I |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 3.5 из 5



Оцените эту книгу