Book: Темное объятие Кейда



Темное объятие Кейда

Ким Гроссо

Темное объятие Кейда

Бессмертные Нового Орлеана – 1

Темное объятие Кейда


Переведено специально для сайтов http://lovefantasroman.ru

Любое копирование без ссылки на сайты ЗАПРЕЩЕНО!

Пожалуйста, уважайте чужой труд!

Переводчики : inventia , chere _ mou , Kejlin , kr 71, natali 1875 , Nastuwa_od, silvermoon, schastlivka, liliclilic, Lenamart, aveeder .

Редакторы : Kejlin , natali 1875 , host

Оформление: host

Обложка: Ле Марк

Аннотация:

После серии ритуальных убийств девушек на мерзлых улицах Филадельфии, опытный детектив Сидни Уиллоус, вынуждена работать с сексуальным альфа-вампиром Кейдом Иссаксоном. Расследуя дело, Сидни осознает, что ее необъяснимо притягивает к Кейду, но борется со страстью, которую испытывает к нему.

Кейд, решивший разобраться с этим делом и свершить правосудие, пленен пламенным независимым детективом. Пока он пытается защитить ее от вполне реального убийцы, в нем растет беспокойство, ведь прекрасный, но очень человечный детектив, связавшийся с сверхъестественными силами, которые не подвластны ему, может легко умереть.

Расследование приводит их в темный и опасный мир глубоко в сердце Нового Орлеана, где они совместно ищут виновников вудуистских убийств. Вскоре Сидни становится целью преступника и заканчивает тем, что борется за свою жизнь и любовь в "Биг Изи"[1]. Если сможет сохранить желание, которое испытывает к Кейду, позволит ли она ему в конечном счете овладеть собой?

Предупреждение! Книга содержит постельные сцены и ненормативную лексику!

Выражаю благодарность тем, кто помог мне написать эту книгу:

~ Моему мужу, который вдохновлял меня, редактировал написанное и поддерживал во всем.

~ Моим детям, которые помогли мне стать лучшей матерью и человеком. Все они особенные, и поддерживают меня даже в дождливые дни. Спасибо вам, Тайлер, Мэдисон, Кайл и Кейси.

~ Моим маме и папе за любящую семью и за то, что направляли меня на моем жизненном пути.

~ Робин Вуд, моему другу и редактору, которая часами читала и редактировала "Темное объятие Кейда".

~ Моим бета-ридерам, Барду и Сандре, добровольцам, прочитавшим мой первый роман и высказавшим свои замечания и предложения.

~ Кэрри из CheekyCovers, которая помогла мне создать сексуальную обложку для романа.


Глава 1

Знойная летняя ночь гудела от смертных, ищущих развлечений в самом сердце города. Прислушиваясь к звукам вдалеке, Кейд различил знакомую джазовую песню уличных исполнителей. После долгого перелета в Филадельфию ему нужно было размяться и собраться с мыслями. Не в силах сопротивляться соблазну набережной, он прислонился к прохладным перилам, наблюдая за огнями проплывающих лодок, которые отражались от плещущихся волн.

Его мобильник завибрировал; взглянув на текст, мужчина выругался. Тело нашли около аэропорта. «Проклятье!»Он опоздал. Кейд махнул ожидающему водителю лимузина, показывая, что нужно ехать. Разворачиваясь, он заметил привлекательную женщину, находящуюся в одиночестве в конце дока вдалеке от толпы. Даже в одиночку она держалась уверенно, сидела в темноте, а лунный свет отражался от ее длинных светлых волос. «Что, черт побери, она делает ночью у доков одна-одинешенька?»

Глядя на прекрасную незнакомку, Кейд боролся с мыслями о сексе, выталкивая их из головы. Слишком давно он не чувствовал прикосновение женщины. Возбужденный возможностью свидания с ней, он снова выругался. "Не сейчас!"Ему нужно сконцентрироваться на настоящей причине его появления в городе. Тристан, старый друг и альфа местной волчьей стаи, позвонил ему в Новый Орлеан почти неделю назад с просьбой помочь. Кейд планировал увидеться с ним позже вечером в его ночном клубе; там он нашел бы донора, готового поиграть. Прямо сейчас эта женщина была просто прекрасным человеческим отвлекающим фактором. Тем, кто был слишком глуп, сидя в одиночестве на темной набережной. В его голове пронеслась мысль, что, возможно, ему просто следует сделать глоток ее сладкой молодой крови перед работой. Мозг засек ее восхитительный аромат, клыки начали удлиняться.

На протяжении веков он был с огромным числом женщин, но ни одна не завладела его сердцем. Что касается жажды, то в такое время было множество женщин, охотно предлагавших себя вампирам. Что же было в этой соблазнительной незнакомке, что так заинтриговало его? Словно лиса, напавшая в лесу на след кролика, он не мог сдержать соблазна поохотиться. Медленно приближаясь к девушке, Кейд залюбовался ее длинными вьющимися блондинистыми волосами, у него возникло желание запустить в них пальцы. Она была среднего роста, около пяти футов четырех дюймов[2], и, как ему показалось, с сильной атлетической фигурой. Когда девушка завела свои в меру накачанные руки за головой, он загляделся на ее дерзкую упругую грудь, натягивающую тесную белую футболку. Облегающая мини-юбка подчеркивала стройные загорелые ноги. Она тут же посмотрела на часы и нетерпеливо скрестила руки на груди. «Кого-то ждет? У нее свидание?»

Бросаясь в тень, он попытался скрыть свое присутствие, но она смотрела прямо на него. «Черт возьми! Она могла его видеть? Интересно... была ли она сверхъестественным существом?»Снова включился телефон, напоминая, что ему нужно добраться до места преступления. Кейд бросил на нее прощальный взгляд, запоминая лицо и надеясь снова встретить ее. Молча, вернулся к машине, не желая оставлять женщину, но стремясь закончить это дело и воздать должное убийце.

***

У самой реки Сидни ждала свою подругу. Господи, как же прекрасен город ночью. Она всегда любила приходить на набережную, это было редкостью, но сегодня свободный от работы вечер, можно расслабиться. Ей нравилось работать копом, ловить плохих парней в одном из самых преступных городов Америки. Даже, несмотря на то, что в один прекрасный день Филли[3] мог пожевать тебя и выплюнуть изгоем, Сидни любила историю города и его богатую культуру. Но этим вечером вместо того, чтобы разбивать головы, она была свободна и встречалась с подругой, чтобы напиться. Беспрестанная работа и полное отсутствие развлечений сделали из Сид скучную девушку, поэтому она возлагала большие надежды на этот вечер, и собиралась как следует оторваться. Ей было просто необходимо выпить чего-нибудь крепкого. «Где, черт возьми, носит Аду?»Эта девчонка всегда опаздывает. Они забронировали столик «У Винсента» на девять, и она не намерена упустить этот ужин. Черта с два, Сидни надеялась, что Аду не вызвали назад в офис.

С воды подул холодный ветерок, посылая по спине мурашки. Ей бы действительно хотелось, чтобы это был внезапный порыв воздуха, приведший ее в состояние боевой готовности, но она уже многое повидала, чтобы признать в этом опасность. Вглядываясь в окружающую местность, она увидела только влюбленную парочку, прогуливающуюся мимо парусников. Однако все еще чувствовала на себе чей-то взгляд. В отдалении Сидни заметила в тени крупный мужской силуэт. «Преступник? Нет, кто-то другой, кто-то другой, он не человек?»Был он человеком или кем-то еще, но он стоял там. Нет, она не верила в сказки о сверхъестественных существах, просто, как правило, их не арестовывала. «Черт. Этим вечером тоже обойдемся без ареста».

Приподнимая край юбки, Сидни проверила серебряный кинжал в ножнах на бедре; он был на месте. Затем небрежно сунула руку в сумочку, снимая с предохранителя верный Sig Sauer[4]. Потом попутно вынула любимый розовый блеск для губ и начала краситься, притворяясь, что не замечает мужчину. Ее тело было напряжено и готово сорваться в любой момент. Она улыбнулась и бросила блеск в сумочку... «Д евушке всегда следует выглядеть идеально, когда она идет убивать».Сидни отвернулась на секунду, глядя на парочку, которая все еще была у доков. Затем ее глаза метнулись, назад к ночной тени. Он ушел. «Проклятье, куда он только делся?»

Когда воздух наполнили звуки джаз-бэнда, она заставила себя расслабиться. « Может это просто потерявшийся турист?»Как бы то ни было, он исчез, всего лишь еще один хищник в этом городе. Доносящаяся музыка напомнила ей о последней поездке в Новый Орлеан. Черт ее задери, если она не была влюблена в этот город: его пончики, кофе латте и джаз. Сидни разочарованно покачала головой, похоже, и этим летом отпуска ей не светит. « Вот дерьмо, я по самые уши увязла в Филли » ,─ усмехнулась она, отметив очередного пьяного лузера, топающего навстречу собственным неприятностям. Окей, конечно в Новом Орлеане тоже есть пьяницы, но, по крайней мере, в НОЛЕ[5] их вырвет и они отключаться. Но только не в Филли. Здесь они могут поносить Санту и доставляют больше проблем, чем собаки с пасхальной корзиной, и кончают они обычно как собаки: либо болеют, либо умирают. Ах да, еще один прекрасный вечер в большом городе.

─ Что еще? Полагается, что этой ночью я развлекаюсь, ─ отрезала она, когда взяла звонящий мобильник. Из сумочки гремело «The Freaks Come Out at Night». По рингтону она могла сказать, что звонил ей никто иной, как напарник Тони. ─ Эй, Тон, в чем дело?

─ Выловили плавающего мертвеца в Делавэре ниже по течению, около аэропорта. Капитан сказал, что это отвратительное зрелище, и как бы я надеялся, что ты присоединишься ко мне на этой вечеринке.

─ Окей, но ты будешь мне по-крупному должен. Прямо сейчас я на Пеннс Лэндинг жду Аду. Как мне кажется, девичья ночь отменяется.

─ Ох, Сид... Еще одна маленькая деталь...

─ Серьезно?

─ Там нас ждет ПАГП.

─ Черт, нет. Не имею никакого желания разбираться этой ночью с их дерьмом, ─ ПАГП: Паранормальная альтернативная городская полиция.

Сидни не была поклонником расследования паранормальных преступлений. По большей части она оставалась верной грязным, бесстрастным и заурядным человеческим убийствам. Она не работала со сверхъестественным, да и не хотела. Такое предвзятое мнение было не без причины. Два года назад, работая якобы с обыкновенным убийством и побегом, два копа были растерзаны неизвестным сукиным сыном, перекинувшимся в тигра. Как оказалось, преступник был связан с водителем, бежавшим с места преступления, и тигр подумал, что может решить проблему, убивая людей. Опрометчивый поступок. Сидни всегда носила с собой серебряный нож. Безусловно, и ей досталась пара-тройка царапин, и она чуть не откинула концы в отделении интенсивной терапии, но ей удалось выбраться из этой передряги живой, в отличие от тигра.

─ Хорошо, Тони, ─ вздохнула она, ─ но если это очередные строптивые котята расшалились, вызывайте лучше ветеринара, чтобы он сперва удалил им когти. Сегодня вечером я не намерена иметь дело с оборотнями.

─ Да, да, один неприятный эпизод с киской и теперь у тебя аллергия на всю породу? ─ уточнил он, усмехаясь.

─ Шути сколько хочешь, Тони. Все эти шутки и игры до тех пор, пока они не выпустят когти и следующее, что осознают ─ летящие кинжалы. Хорошо, что я тренировала меткость. Увидимся в десять.

Ну, вероятно, поездка займет больше двадцати минут, с учетом городского движения в пятницу вечером, но, по крайней мере, Сидни ехала. Она злилась, что ее единственный выходной вечер прервал утопленник. Нет ничего более ужасного, чем это, особенно когда кожа начинает слазить... фу. Вероятно, это был очередной идиот, который подумал, что поплавать в Делавэр душным августовским вечером было отличной идеей.

***

Когда Сидни приехала на место, там стояло, по крайней мере, десять полицейских машин, не говоря уже о гудящей толпе зрителей, которые решили поглазеть и хотя бы мельком увидеть труп. « Что, черт возьми, случилось с людьми? »Она знала, что ответом на этот чертов вопрос было «все». Не то, чтобы она ненавидела людей в целом, просто была склонна видеть худшее, будь то человек или нет: наркоманы, насильники, убийцы, и, возможно, самое худшее ─ педофилы и те, кто издевается над детьми. Ее никогда не переставали удивлять больные ублюдки. Она передернула плечами, думая о том, что может ждать ее сегодня вечером за желтой лентой.

Пройдя по гравийной дорожке, Сидни оказалась в затоптанных сорняках, из которых сделали временную дорогу. Место преступления гудело сослуживцами и сотрудниками CSI. Осмотревшись, она почувствовала холод в костях. На улице было девяносто градусов[6]. Что-то не так, совсем не так. Она попыталась не упасть, спускаясь по скользкой траве.

─ Сидни! Сюда! ─ услышала она крик Тони.

Когда приблизилась к телу, сперва почувствовала запах.

─ Боже, что, черт возьми, это за запах? Труп, смешанный с водорослями? Дерьмо, это просто ужасно, ─ пожаловалась она.

─ Милые слова, Сид. Скоро придется тебе таскать с собой банку для ругательств[7], ─ поддразнил Тони.

─ Да ладно, подай на меня за это в суд. Я забила на проклятую банку. Просто выпишу твой любимый чек на благотворительность. Он должен покрыть все на год, ─ подмигнула она.

─ Хорошо, тогда буду его ждать. И да, знаю, запах отвратителен. Полагаю, я забыл упомянуть, что девочка, которая обнаружила тело, упала в обморок от запаха. Встряхнись, Сид, потом куплю тебе розы, ─ усмехнулся он.

Тони думал, что это чертовски смешно. Он был жестким полицейским, родившимся и воспитанным на юге Филли. Шесть футов три дюйма[8] итальянского совершенства, обернутого в горячую и остроумную упаковку. Он не испытывал недостатка в свиданиях. Тёмная с оливковым оттенком кожа, коротко стриженые волосы цвета воронова крыла с ниспадающей на глаза челкой. Тони выглядел так, будто мог отжать от груди автобус, и в то же время не выглядел перекаченным как рестлеры. В довершение всего, он знал город как свои пять пальцев, и не было никого другого, кому бы Сидни могла доверить прикрывать свою спину.

Он ей нравился... так же, как нравился бы кто-либо другой. Он хороший друг. Ладно, иногда она думала о нем, как об очень хорошем друге и часто испытывала желание изменить отношения на «больше чем друзья», но Сид упорно трудилась, чтобы доработать до своего места в департаменте. Будь Сидни проклята, если позволит взять верх примитивному желанию закрутить роман с напарником и закончит офисной шуткой «полицейский, который любит находиться на вершине». Но все же девушка не могла не восхищаться его мужественностью, которая напомнила ей, что она должна убраться отсюда и найти кого-нибудь, с кем можно позабавиться. Быстрый секс без обязательств даст ей освобождение, которое она желала, которое ей было необходимо, прежде чем она нарушит свое правило «никаких-романов-на-работе».

Она затолкала мысли о сексе в дальний уголок разума, когда в поле ее зрения показалось тело. Тело молодой женщины. После долгого пребывания в воде, ее кожа казалась прозрачной. Девушка была одета в длинное белое платье, которое мерцало в резком свете. Она была почти похожа на фарфоровых кукол, которые коллекционировала мать Сидни: красивые на вид, но нельзя прикоснуться. Да, эта девочка выглядела невинной, хрупкой. Сколько ей было лет? Может двадцать один? Сидни выдохнула.

─ Гребанный псих, ─ выдохнула она. ─ Что за черт? Что за штуки у нее на глазах? И лице?

Когда она наклонилась, чтобы рассмотреть поближе, Тони внес заметки в свой телефон.

─ Знаю, Сид. Это определенно дело рук сумасшедшего. Похоже преступник хотел, чтобы она прилично выглядела, позаботился о ее внешности... ну, за исключением того дерьма «зашить ее веки и одеть как куклу»... и конечно нам еще надо выяснить причину смерти. Патологоанатом в пути. Взгляни на ее лицо.

Веки девушки были закрыты и сшиты крестообразным швом и, похоже, на ней еще сохранился макияж. Она была в воде по крайней мере день или два. Может, это что-то еще, кроме макияжа? Татуаж? У Сидни был друг, который делал женщинам татуаж глаз, чтобы они выглядели свежо, как маргаритки днём и ночью, ни беспорядка, ни суеты. Ну, если не считать этого, здесь было много беспорядка. На самом деле, пропитанная водой кожа девушки выглядела так, будто ее можно снять с тела словно прозрачную перчатку. Фу... Сидни могла быть копом, но это не означало, что она не должна испытывать отвращения к ненормальным способам убийства людей или к тому, что они делали. Как, например, мертвый парень с тыквой горлянкой в заднице. Да, еще один день в городе... продолжал быть ужасным.

─ Тони, ее кожа очень бледная. Бледнее, чем можно ожидать от обычного утопленника. Почти как... ─ тело Сидни начало покалывать от осознания. То ощущение, которое она испытала в доках, когда за ней наблюдал тот парень. Он что, преследует ее? Что за черт?

Кейд шагнул в свет прожекторов, вторгаясь в её личное пространство и заканчивая слова.



─ Выглядит, словно тело обескровлено, и это действительно так. Позвольте представиться, я Кейд Иссаксон из ПАГП, и теперь официально веду это дело. Вы можете остаться и помочь... ─ Кейд говорил уверенно, скрывая волнение. Он не мог поверить, что женщина с причала тоже здесь. Кто она? Её сладкий аромат взывал к нему, пробуждая все чувства. Кейд старался оставаться профессионалом, решив выяснить кто она такая, и контролировать при этом ситуацию.

Сидни была озадачена. Она не могла поверить дерзости этого парня. Развернувшись на каблуках, чтобы ответить ему, она встретилась взглядом с причиной озноба. Жар начал расползаться по ее лицу, когда она поняла, что этот парень был серьезным сверхъестественным существом... к тому же опасным; прибавить сюда еще то, что он офигительно красив. Она едва смогла заставить себя вымолвить хоть слово, чтобы спорить с ним. Желание выстрелило в низ живота. Она вновь быстро сконцентрировала мысли на теле девушки и позволила гневу вылезти на поверхность.

─ Моё имя Уиллоус, Детектив Сидни Уиллоус, ─ ее привела в бешенство мысль, что ПАГП могли прийти сюда и командовать маленькой человеческой женщиной. Хорошая попытка. ─ И ты это серьезно говорил? Вы, ребята, наконец, решили показаться, все вы такие: «Теперь это наше дело». Что ж, вот тебе свежая новость... эта девушка ─ человек. Согласно правилам: «жертва ─ человек, полицейский ─ человек». Так что это ты можешь двигаться отсюда или понаблюдать. Кем бы ты ни был. Не стой на моем пути, ─ будь она проклята, если позволит горячему сверхъестественному парню говорить, что ей делать, на ее месте преступления.

─ Мисс Уиллоус, ─ улыбнулся Кейд. Это будет забавно, ─ вы действительно правы, что жертва человек, но убита она была весьма сверхъестественным способом. Поэтому, согласно правилам, это дело ПАГП, которое требует вашего обязательного сотрудничества.

Он лгал. Кейд хорошо знал, что в действительности не нуждается в ее сотрудничестве. Он с легкостью мог вызвать своих офицеров и вести дело сам. Но не мог сопротивляться поддразниванию прекрасного детектива и с нетерпением ждал возможности поработать с мисс Уиллоус. Кроме того, просьба о сотрудничестве может привести к улучшению отношений с людьми, так что, с его стороны, это взаимовыгодное предложение.

Сидни закатила глаза и вздохнула. Ну да ладно, мать его. До сих пор у неё был прекрасный вечер, выходной день и всё остальное. И теперь это... она даже понятия не имела кем, чёрт возьми, он был.

─ Мистер? ─ выпалила она.

─ Пожалуйста, зови меня Кейдом, ─ проговорил он с лёгким намёком на британский акцент.

─ Кейд, ─ пусть неискренне, но она промурлыкала, наполняя слова сладостью и сарказмом, ─ наш отдел полиции с удовольствием будет сотрудничать с ПАГП, как только патологоанатом завершит исследование.

─ Что было бы прекрасно, мисс Уиллоус. А сейчас, могу я взглянуть на тело? ─ ухмыльнулся он.

─ Да, ─ кратко бросила она, отходя с его дороги, чтобы он лучше мог разглядеть девочку. Сидни не могла в это поверить. Хорошо, наверно она могла бы это сделать... работать с Кейдом, пока он ее не кусал, или не царапал, или не околдовывал, или не делал другого сверхъестественного дерьма, которое мог делать. Даже если она не знала, что из вышеперечисленного к нему относится, Сидни была убеждена, что он способен делать то, что ей не понравится. Она скрестила руки на груди, досадуя на ночь. Одну вещь она знала наверняка: работая в тесном сотрудничестве с Кейдом, ее сексуальная неудовлетворенность будет расти в геометрической прогрессии. Тьфу, как она сможет вести это дело вместе с этим парнем?

Сидни рассматривала его, пока он разговаривал с Тони. Сексуальное тело Кейда возвышалось над ней. Более шести футов пяти дюймов[9] с распущенными, темно-русыми волосами, которые спускались к воротнику. Поразительно красивые, жесткие черты лица подчеркивали его пронзительные глаза цвета голубого льда. Сидни могла бы сказать, что он спортивный и мускулистый, жаль, что она не могла рассмотреть, что было скрыто под синей, льняной спортивной курткой. Он бросил вызов ее понятиям о том, как одеваются сверхъестественные существа, она ожидала, что он будет одет в черную кожу и цепи. Вместо этого, он поразил ее классикой, виртуозностью, чувственностью. Сидни улыбнулась про себя, думая, что Кейд выглядел, как-будто он только что сошел с долбанного рекламного плаката Ральфа Лорена[10]. Кремовые, льняные штаны свободно висели на его бедрах, лишь намекая на то, какие сверхъестественные «активы» он имел под ними. « Дерьмо, Сидни, ты в самом деле глаз е ешь на ширинку мужчины на месте преступления? Тебе необходимо заняться сексом » .

Когда она подняла глаза, он поймал ее взгляд и улыбнулся . « О, Боже... пожалуйста, не позволяй ему понять, что я разглядываю его та м» .Она быстро перевела взгляд на ухмыляющегося Тони.

─ Эй, Сид, что ищешь? Ха, там действительно много заметок с места преступления?

«Черт, застигли врасплох».

─ Заткнись Тони. Нужно ли напоминать, что у меня сегодня выходной? ─ возразила она.

─ Выходной или секс всю ночь? ─ съязвил он.

Ее лицо покраснело от смущения.

─ Очень смешно, Тони, ─ ее лицо покраснело от смущения. ─ Вы, ребята, продолжайте разговаривать, а я собираюсь работать. Пойду к Аде и выясню, что у нее есть.

Сидни фыркнула. Она очень хотела увеличить пространство между собой и Кейдом. Ей необходимо вернуть контроль над гормонами и подумать. Зачем тело покрывать татуировками? Зачем все это представление? Очевидно, что во время убийства, преступник совершал какой-то ритуал. Некоторым убийцам нравилось не торопиться, играть с жертвой. Больные ублюдки.

Ада Биллингс, патологоанатом, топала вниз по склону, направляясь к телу. Доктор Аделия Биллингс работала столько, сколько Сидни себя помнила. Из немногих женщин в полиции, Ада была близкой подругой Сидни. Ада ─ красивая афроамериканка с кожей цвета какао. С ростом пять футов восемь дюймов[11] ее легко можно принять за модель. Волосы цвета черного дерева обычно были собраны в пучок. Но по тому, как предполагалось, что сегодня вечером она должна была ужинать с Сидни, ее волосы были модно собраны в французский пучок на затылке с королевской синей заколкой. Сообразительная и безумно интеллектуальная Ада с лёгкостью могла заткнуть за пояс любого мужика в отделе, поэтому они предпочитали с ней не связываться. Сидни нравилось иметь умную подругу в полиции, учитывая, что обычно она работала в море мужчин.

Когда Ада наклонилась, чтобы исследовать тело и дать свое заключение, Сидни незаметно подошла и встала рядом, желая первой узнать, что та скажет. С такого расстояния запах был сокрушающим. Смерть животного или человека ─ это запах, который проникал в нос и впитывался в вашу одежду. Дерьмо, как будто и не отдавала эту блузку в сухую чистку.

─ Так что у тебя, Ада? ─ спросила Сидни.

─ Тяжело сказать, не будучи в лаборатории, ─ Ада пристально осмотрела руки и лицо девушки, ─ но татуировки ─ это интересно. Может какой-то ритуал? Магическая защита?

─ Да, думаю ритуал. Преступник потратил время на девушку: платье, макияж; больной ублюдок. Почему ты думаешь о магической защите? ─ спросила Сидни.

─ Раньше татуировки считали магической защитой, своего рода талисманом, носимым на кожу. Мы сфотографируем тату и изучим. Чёрт возьми, если сегодня не самый причудливый день в городе. Это ПАГП? Честно говоря, Сид, я считаю, что это их дело, но если ты не хочешь терять тело, я этим займусь.

─ Да и еще раз да. ПАГП здесь только и ждут момента, чтобы забрать это дело, но все же, я хотела бы, чтобы ты первой поработала с телом. Так что, если ты поторопишься, я буду тебе очень признательна. Это может быть убийство человека человеком. Может быть, какой-то подражатель поиграл в магию, пытаясь подделать это под паранормальное явление, или это могло быть что-то, чтобы перейти на дикую сторону, ─ она бросила взгляд на Кейда. ─ И если это так, они могут забрать дело. Лично я не против передать его этому, как там его имя... Кейду какому-то... так он перестанет мне докучать.

─ Ты имеешь в виду ту массу сексуального совершенства, говорящего с Тони? ─ Ада посмотрела на Кейда и улыбнулась. ─ Аппетитный. Я бы с удовольствием поработала с ним, просто поработала, и точка. Все равно, ты пришлешь его ко мне в лабораторию, и я буду счастлива подробно рассмотреть результаты с этим сексуальным мужчиной прямо там. Сегодня мамочке нужно подсластить жизнь с этим красавчиком.

Сидни поцокала языком.

─ Да конечно, если ты хочешь быть укушенной твоими сладостями, уверенна, он будет рад оказать тебе такую услугу. Не знаю, есть ли у него зубы или когти, но что-то точно есть.

─ Девочка, звучит так, будто ты чересчур сильно отнекиваешься. Почему бы не взглянуть на это как на особенность ведения работы? Господь знает, это не так уж и слишком. А вдруг этот горячий партнер сможет добавить специй в твой кофе? ─ рассмеялась она.

Горячий партнер? Да, это мог быть Тони.

─ Ты права. В нем много сладкого, но дегустация его леденца не пойдет на пользу моей карьере. Ада, мне просто необходимо удовлетворить свои потребности... Ты можешь сказать, что я слегка отвлеклась сегодня?

─ Ну, девочка у тебя есть пять часов на удовлетворение твоих потребностей, потом ты должна притащить свою задницу в лабораторию. Я забираю ее, начну вскрытие, сделаю фото и выйду на след. Теперь взгляни на эту нить, ─ Ада подняла крошечную, коричневую нить пинцетом. ─ Возможно, в этом тоже есть что-то необычное? Может оказаться обычной ниткой, или чем-то еще?

─ Ладно, поработай с нитью. Мы должны действовать быстро. Эту девушку замучили и у меня есть ощущение, что она не последняя игрушка преступника. Похоже, убийца наслаждался этим... не торопился. Он делится своей работой с нами. Хотел, чтобы мы видели, что он сделал с девушкой. Боже, меня тошнит.

Ада покачала головой.

─ Знаю. Мы имеем дело с хищником. Не уверенна, есть ли что-нибудь в татуировках или в нити, но я начну прямо сейчас. Итак, почему бы тебе не вернуть свой выходной? Ну, по крайней мере, на несколько часов, пока я собираю доказательства. Кейд выглядит ужасно одиноко, так, будто может удовлетворить все твои потребности, ─ поддразнила она.

─ Ни в коем случае Ада. Я ухожу. Увидимся в лаборатории, ─ она махнула Аде и повернулась, чтобы уйти. Это был ее выходной и будь она проклята, если не урвет от него, хоть несколько часов для себя. Уже готовая уйти, Сидни почувствовала взгляд на своей спине. Она взглянула на Кейда, и обнаружила, что он наблюдает за ней. Девушка кивнула головой и быстро повернулась, чтобы он не думал, будто она им интересуется.

Что-то в нем беспокоило ее. Сидни тянуло к нему. Вероятно, это сверхъестественные горячее-чем-в-аду вибрации, которые он создавал. Он сказал, что работает в ПАГП, но инстинкты подсказывали, что это выдуманная история. Сидни видела людей насквозь, и в нем было что-то, что говорило ей, он не полицейский. И даже не сверхъестественный коп. Он выглядел так, будто его место в загородном клубе. Может он адвокат или бизнесмен? Бросив на него последний взгляд, она запомнила его одежду и обувь. Неправильный костюм. Не такие костюмы носят копы, которых она привыкла видеть. Босс? Кавалли? И обувь, он обут в Сальваторе Феррагамо[12]. Сидни регулярно покупала одежду на распродажах в Нордстром и знала, что он не был одет в Кларкс[13].

Что-то тут не сходиться. Даже если он не человек, мужчина выглядел слишком идеальным для работающего в убойном детектива. Сидни задумалась, каким сверхъестественным существом он был. Волком? Нет, он не производил впечатление любителя побегать на природе. Кейд выглядел изысканным, холёным и супер сексуальным. Примитивным и опасным. Вампиром? Да, она бы поспорила, что он вампир. Проклятое любопытство довело ее до того, что она тайком надеялась увидеть его вновь. Кейд может иметь несколько секретов, Сидни же собиралась узнать, чем он является... как только разберется с собственными тайнами.

Переводчики : inventia , Kejlin , natali 1875, aveeder

Редактор: Kejlin

Глава 2

Сидни не искала любви, ее нынешняя работа не предполагала такой роскоши. Но, даже не работая, она все равно думала о преступлениях. Хотя это было не единственной причиной, не позволявшей ей заводить серьезные отношения. Сидни остро осознавала реальную опасность, с которой каждый день сталкивалась на улицах. В ее профессии вероятность того, что она не сможет вернуться домой после смены, была выше среднего. Зачем обременять себя мужем и семьей, если они будут вынуждены жить с постоянным беспокойством, зная, что она может быть убита на работе? Ей всего лишь двадцать восемь. Она пока не чувствовала необходимость заводить детей. Сидни любила их, но не хотела, чтобы они выросли без матери, как это случилось с ней. Может быть, однажды она переведётся в управление и найдет мужчину, которого действительно полюбит, и только тогда задумается о детях, но не сейчас.

Сегодня вечером Сидни не искала ни мужа, ни любви. У нее не было времени и энергии даже на то, чтобы подумать об отношениях. Нет, ей просто нужен был быстрый секс без обязательств. Это было бессодержательным занятием, но достаточным, чтобы успокоить нервы и дать себе необходимое освобождение.

Как только Сидни вошла в «Эден», на нее обрушилась пульсирующая музыка и яркие огни. Запах сигаретного дыма и пота танцующих заполняли помещение. Также чувствовался слабый запах чистящего средства. Зал был чистым, несмотря на то, что деятельность здесь была низкой и грязной. «Эден» был элитным клубом, который обслуживал одиноких людей и супружеские пары – как обычные, так и сверхъестественные – которые желали понаблюдать, или быть наблюдаемыми.

Разноцветные софиты отсвечивали в зеркальном потолке, и, казалось, голубоватые стены двигались в такт огням. Огромный фонтан размером со стену проходил по всей длине клуба напротив бара. Если стоять рядом с ним, можно слышать шум воды и чувствовать брызги на лице. За стойкой бара за стеклом заскользил пятнадцати футовый[14] желтый удав по кличке «Ева». Она заползла на большое дерево, поэтому со своей высоты могла спокойно наблюдать за посетителями. Наверх, к отдельным комнатам, в клубе вела широкая извилистая лестница. Там клиенты могли бы поговорить или вовлечься в сексуальные игры наедине или прилюдно, в зависимости от того, чего они хотели.

Сидни знала, что перед тем, как вернуться к смерти, она могла спокойно забыться здесь на несколько часов. Смерть всегда ждала ее. Она была терпеливой, но никогда не доброй. Быстро осмотрев помещение, Сидни метнулась в дамскую комнату, где переоделась в тигровое мини-платье из спандекса и в подходящие к нему туфли с «трахни меня» каблуками. Она готова к охоте. Ее загорелая кожа сияла в глубоком декольте платья, которое выставляло грудь до самой ложбинки. Под платьем были только черненькие кружевные трусики. Она спрятала свои вещи в большую сумку и закрыла в шкафчике, предоставляемом «Эденом» для своих посетителей. Сняв резинку с волос, она позволила светлым кудрям свободно скользнуть по спине. Быстро взбрызнула их лаком. Все, она готова. Сидни превратилась из копа в хорошенькую цыпочку. И выглядела приманкой, которой и собиралась стать.

Подойдя к бару, она махнула бармену.

– Эй, Тристан. Лимонный Перриер[15], пожалуйста.

– Без шампанского? – крикнул Тристан Сидни. – Что случилось, mon chaton[16]?

Тристану нравилось называть ее «мой котенок». Сегодня это прозвище подходило ей как никогда. Она действительно выглядела кошкой в поисках добычи.

– Сегодня обойдемся без шампанского, mon loup[17], – подразнила она его. Синди определенно намеревалась сделать его своим волком на следующие несколько часов. – Извини, Трис, я здесь ненадолго, а потом опять вернуть к рутине. Сегодня мне нужен не алкоголь, а только несколько часов танцев и веселья. И меня здесь не будет.

Тристан улыбнулся. Боже, сегодня Сидни выглядела горячей штучкой! Когда-то, он хотел видеть ее в качестве любовницы и никогда не отпускать, но так как являлся владельцем «Эдена», их отношения переросли в категорию «друзья с привилегиями». Он мог наслаждаться ею время от времени, а иногда даже наблюдать за ней с другими мужчинами. Тристан не мог понять, как такая красивая женщина, как Сидни, может быть одна. Умная, самодостаточная, кроме того сексуальная, любящая жесткий секс, но не желающая доверить себя одному мужчине. Тристан беспокоился о Сидни и хотел бы, чтобы она остепенилась, может быть даже и с ним, но он создал свой бизнес не для того, чтобы судить. Люди приходили сюда, чтобы повеселиться и делать все, что им захочется. Будучи волком-альфой, он хорошо знал человеческую потребность в жарком сексе без вопросов и обязательств.



Тристан, наблюдая за Сидни, заметил, что ее обтягивающее платье было настолько коротким, что еле-еле прикрывало задницу. Но что за прекрасная задница! Он знал, что Сидни никогда не собиралась быть связанной с одним мужчиной, и чувствовал необходимость защищать ее. Он не спускал с нее глаз, когда она начала танцевать в море двигающихся тел. Мужчины в клубе оценивали Сидни, танцующую в одиночку, желая затащить ее в постель. А большинство женщин ревниво смотрели на нее, мечтая оказаться на ее месте.

Сидни чувствовала, что люди глазеют на нее и на то, как она вертела бедрами в такт музыке, но ей было наплевать. Причины, по которым она пришла в «Эден»: музыка, секс – все это можно было получить анонимно и без ненужной болтовни. Заслуженное освобождение – вот все, что ей было необходимо в данный момент. Танцуя, она медленно открыла глаза и увидела Тристана, приближающегося к ней. Она жаждала выпустить на свободу свою сексуальность, расслабиться и забыться, и Тристан мог помочь ей в этом.

Альфа-волк Сидни был живым воплощением секса. От него исходила сильная, земная, доминирующая энергия, притягивающая к нему взгляды, когда он входил в комнату. Он был привлекателен, но не совсем красив. С яркими янтарного цвета глазами и волнистыми волосами платинового оттенка он выглядел, как калифорнийский серфер. И хотя его загорелая кожа источала сияние, жесткие глаза служили предупреждением для других, говорили, что он действительно хищник. Сегодня на нем были светло-голубые джинсы и белая в полоску рубашка навыпуск. Он был одет повседневно, но опрятно, строго, но стильно. Он развлекал гостей своими историями приключений, и мог отклонить интерес леди таким способом, который заставит ее все равно чувствовать себя особенной. Но сегодня вечером была только одна леди, которую он хотел... Сидни.

Во время танца Сидни почувствовала сильные руки, обхватывающие ее за талию. Прильнув к незнакомцу, она признала ощущение груди, прижавшейся к ее спине. Ей нравился чистый, лесной аромат Тристана, и она наслаждалась ощущением его возбуждения, пока они качались в такт музыке. Мужчина развернул ее к себе, чтобы взглянуть в ее лицо.

– Посмотри на меня, Сидни.

– Да, – взглянув в его чувственные золотые глаза, прошептала она.

– Сегодня ищешь развлечений, Сид? Скажи мне, как ты этого хочешь, mon chaton!

Она задрожала, представляя его берущего ее быстро. Он доминировал и подталкивал рассказать о своей фантазии.

– Трис, у меня не так много времени.

– Хорошо, сегодня никаких игр. Как ты этого хочешь?

– Быстро, жестко, уединенно, – подразнила она.

– Давай закончим наш танец. Да, mon chaton? У твоего волка есть все, что тебе нужно.

Сидни улыбнулась, чувствуя растущее тепло в своем лоне, и позволила возбуждению взять над собой вверх. Она хотела этого... нет, сегодня ей это было необходимо. Стресс от ужасного убийства, а затем и Кейд, появившийся в ее поле зрения, выбивали из колеи. Ей необходимо забыться, и Тристан мог помочь в этом. Он понимал ее, как никто другой. У них был дружеский секс без обязательств. Положив голову ему на плечо, Сидни наслаждалась теплом его тела.

***

Сцена преступления тревожила Кейда. Убийства и насилие были частью его жизни, но издевательства над невиновными были недопустимы. Как лидер клана вампиров в Новом Орлеане, он подозревал, кто совершил данное преступление, но ему все равно придется провести дальнейшее расследование, чтобы в этом убедиться. Кейд уговорил главу ПАГП позволить ему участвовать в расследовании, так как он не доверял местным властям в контроле данного дела. Расследовать убийства, как детектив, не было его работой, но, будучи лидером, он намеревался найти негодяев и совершить правосудие.

Пока что он поработал в квартире, любезно одолженной Тристаном, местным альфой волков. Они с Тристаном давние друзья. Тристан – единственный, кто позвонил ему, и рассказал о возможном вышедшем из под контроля вампире, практикующем черную магию на его территории. Ходили слухи о проводимых ритуалах, но ничего подтвержденного. И вот, наконец, зло выдало себя. Как только получил сведения от своего внутреннего источника в ПАГП, Кейд незамедлительно вылетел на своем частном самолете из НОЛА. Насколько он хотел, чтобы ПАГП обнаружил преступника, настолько чувствовал, что необходимо отправиться в Филадельфию, подозревая, что магия берет начало на его территории.

Чего он не ожидал, так это столкновения с энергичной мисс Уиллоус. Каким же интересным и сексуальным отвлекающим фактором она была! Она пахла лилиями, он практически мог чувствовать в воздухе ее сладость. «На что это будет похоже, если попробовать ее?»Он вынужден был скрывать возбуждение, находясь рядом с ней. Он не хотел лгать ей, но это было необходимо ради ее же безопасности, поскольку она человек. Проблемы сверхъестественных существ отвечали принципу служебной необходимости[18], и ей их знать не нужно. К тому же, человеческое оружие не могло противостоять темной магии или вампирам.

Но, черт возьми, если он не насладился спаррингом с блондинкой-детективом. Она была худенькой, соблазнительной, с хорошим складом ума. Аромат ее возбуждения сводил с ума от дикого желания. Кейд жаждал ее, поэтому отгонял похотливые мысли. Он здесь не для того, чтобы увлекаться женщинами. Кейд был немного взволнован от всех стрессов перелета до Филадельфии в такой спешке. Ему нужна кровь, а также секс, не важно в каком порядке. Вот, что этому вампиру не было нужно – это осложнений.

Тристан владел клубом неподалеку, и Кейд знал, что там сможет удовлетворить свои потребности.

– Люка[19], давай заглянем к Тристану в «Эден», – сказал он своему помощнику. – Там я хоть смогу перекусить. Хочу рассказать ему о том, что узнал.

Люка передал распоряжение водителю лимузина и повернулся к Кейду.

– Мы будем там через десять минут. Хочешь, я найду тебе отдельную комнату и позабочусь о доноре?

– Да, спасибо, Люка, – ответил Кейд, глядя в окно. Жажда разъедала его, раздражительность росла, ему нужна кровь, как можно скорее.

***

На танцполе Тристан обхватил затылок Сидни и запустил длинные пальцы в ее волосы. Откинувшись назад, девушка открыла ему полный доступ к шее и груди. Волк в нем завыл в предвкушении, а человек затаил дыхание от вида ее гладкой кожи и пышных форм. Убрав волосы в сторону, он поцеловал ее в шею возле ушка. Опустив глаза, Тристан разглядел розовый краешек ее затвердевших сосков. Сидни была без лифчика. О Господи, эта женщина убивала его!

Она застонала, почувствовав его губы, и потянулась к его заднице: твердой, сексуальной, накаченной... таков Тристан. У них будет быстрый, но отличный секс. Еще она знала, что уйдет без каких-либо обязательств. Когда Тристан скользнул рукой по ее животу и обхватил грудь, Сидни задохнулась и в ответ застонала.

– Тристан, пожалуйста...

– Вот так, mon chaton, да? – наклонился он и прошептал ей на ухо. – Давай, скажи мне, чего ты хочешь?

Сидни хватило игр.

– Тристан, ты и я наверху... немедленно. Я закончила играть, – Сидни облизнула губы, она едва могла говорить. Танцы и близость Тристана довели ее до сильнейшего возбуждения.

– Вот дерьмо, – проворчал Тристан, замечая только что вошедшего в бар Кейда.

– Прости Сидни, но в клуб только что вошел мой старый друг. Ты не представляешь, как мне не хочется прерывать наше веселье, но мне нужно обсудить с ним... важное дело. Это займет несколько минут. Хочешь подняться и подождать меня в приватной комнате? Я присоединюсь к тебе через десять минут, – он был раздражен тем, что их прервали, но это важно.

Когда Сидни была готова ответить, она снова почувствовала озноб, как до этого в доках. На затылке волосы встали дыбом. «Он здесь».Быстро просканировав комнату, она увидела Кейда, сидевшего у стойки бара и смотревшего на нее. Она ничего не нафантазировала. Кейд на самом деле был здесь, и по какой-то причине он не выглядел счастливым. «Что, черт возьми, он здесь делает?»Он следовал за ней с места преступления? Разве она не могла спокойно провести часок без преследовавшей ее работы?

Сидни направилась через танцпол к Кейду, не говоря ни слова Тристану, оставляя его задаваться вопросом что, черт возьми, она делала. Почему она не поднималась в его комнату? Нет, вместо этого она направлялась к его другу Кейду, выглядя так, будто вышла на тропу войны. «Черт». Сложив два и два, Тристан быстро сообразил, что откуда-то Сидни знала Кейда. Он не был уверен, откуда, но пока что это открывало безрадостные перспективы. Тристан тотчас осознал, что Сидни переключилась в рабочий режим, а это означало, что кому-то не поздоровится.

Уперев руки в бока, Сидни подошла к мужчине, бросив на него гневный взгляд.

– Что, черт возьми, ты здесь делаешь? Преследуешь меня? Давай проясним несколько моментов, если собираемся работать вместе, – несмотря на гнев, Сидни почувствовала, как ее мгновенно потянуло к нему, и от того, что ее предательское тело реагирует на присутствие Кейда, она разозлилась еще сильнее.

Тристан задушил смех. Эта девушка говорит все, что думает. Прежде, чем у Кейда появилась возможность ответить ей, Тристан протянул ему руку.

– Привет, Кейд! Добро пожаловать! Я скучал по тебе, брат, – мужчины обнялись и уставились на Сидни, ожидая ее реакции.

Ее охватило замешательство, когда она увидела объятия двух сексуальных мужчин, которые говорили так, будто были хорошими друзьями. «Тристан и Кейд знают друг друга? Друзья? Дерьмо».Сидни была зла и не просто зла, а в ярости и возбуждена. «Серьезно? Ночь может стать еще хуже?»Она так хотела расслабиться... стараясь не думать об убийстве, или о Кейде, оставленном на месте преступления и пытавшимся забрать это дело себе, или о том, как он невероятно завел ее. Теперь он здесь... в баре, наблюдал за ней, пока она танцевала и почти занялась сексом на танцполе. Просто чертовски здорово. Она осознала, что раздражена не только тем, что их прервали, но и зла на себя за то, что ее так влекло к нему. Хуже того, заметив ее одежду... или отсутствие таковой, он смотрел на нее обольстительным взглядом. Она осознала, что ее внешний вид профессионала уничтожен. Так или иначе, ему не полагалось здесь находиться и портить ей всю ночь.

Когда она собиралась сбежать, Тристан собственнически обхватил ее за талию и повернул к Кейду.

– Так вы знаете друг друга? Поделитесь?

Сидни спихнула бы руку Тристана, но не хотела дать понять Кейду, что она желала его. Ей в голову пришла мысль заставить Кейда думать, что она принадлежит Тристану. Чему это навредит? Тристан знал правду, не так ли? Он держал ее так крепко, как собака кость, поэтому она окончательно решила начать представление.

– Да, Тристан, – вздохнула Сидни, – как же я презираю обсуждать работу во время развлечений, а я собиралась немного оторваться. Мы с Кейдом познакомились сегодня на месте преступления.

Она бросила на Кейда раздраженный взгляд.

– А сейчас, не хочешь ли ты просветить меня о том, откуда знаешь Кейда?

Тристан улыбнулся, зная, что она не говорит ему всей правды.

– Ну, мы с Кейдом хорошие друзья еще со времен Французской Луизианы 18-го века.

– С восемнадцатого века? – она выгнула бровь. – Серьезно? Ладно... не важно. Желаю вам двоим повеселиться... поговорите о старых временах и всем остальном. Прости, Трис, не могу ждать всю ночь... нужно вернуться к работе. До следующего раза, mon loup.

Она прикоснулась к губам Тристана целомудренным поцелуем, в то время как Кейд смотрел на них с ревностью.

– А вы... мистер ПАГП, не уверена, увижу ли я вас когда-нибудь снова, но если да, то это произойдет намного позже.

Кейд потянулся, чтобы схватить Сидни за руку как раз тогда, когда ее отпустил Тристан.

– Да, моя дорогая Сидни, – Кейд напряженно посмотрел ей в глаза и твердо произнес, – когда мы встретимся снова, а мы встретимся, наше свидание будет наполнено удовольствием. Обещаю.

Сидни глядела на него почти не в силах оторвать взгляда. Ее реакция на него нервировала. Девушка думала, что это какая-то странная идущая не так паранормальная химическая реакция. Почему ее так влекло к нему? Они только что встретились. И этот бархатный голос... он обернулся вокруг нее, словно шелк. Надо убираться отсюда, пока она не запрыгнула на него. Глубоко вздохнув, Сидни развернулась на каблуках и, не оглядываясь, пошла прочь.

Она практически вбежала в дамскую комнату. Девушка не могла понять, как взять под контроль свои эмоции. Она как раз собиралась заняться сексом с Тристаном, только чтобы обнаружить свое желание к Кейду, когда покидала бар. Вопросы вращались в ее голове. «Как хорошо Тристан знает Кейда? И что, черт побери, происходит со мной? Я знаю, что Кейд лжет, но он чертовски горяч. Успокойся, девочка, держись».Не найдя ответы, она решила ехать в лабораторию как можно скорее. Переодевшись в рабочую одежду, она вышла за дверь. Поскольку с сексом не вышло, официально вернулось рабочее расписание.

Тристан громко рассмеялся, качая головой. Он не был уверен на сто процентов, что творилось с Сидни, но ему нравилось смотреть, как она задает трепку другому парню, даже если это его друг. Сидни прекрасная девушка, но она легко выходила из себя, если ее «потребности» не были удовлетворены.

Как бы он ни ненавидел, когда его прерывали, он точно знал, почему здесь появился Кейд, и не хотел ждать, чтобы получить подробную информацию. И еще он не был готов делиться информацией с Сидни. Вот почему он сказал ей идти наверх, а упрямая женщина никогда не слушала. От Сидни он меньшего не ожидал; она детектив, в конце концов. Но он все еще не хотел, чтобы она участвовала в паранормальных делах, которые они с Кейдом собирались обсуждать. Несомненно, Сидни надежный полицейский, но все же она человек, а он полон решимости защищать ее от того зла, которое открыло дело в его городе.

– Итак, мой друг, каков расклад? – спросил Тристан. – Рад, что позвонил тебе. Знал, что в ближайшее время должно всплыть дерьмо. Просто рад, что ты здесь и смог осмотреть место преступления.

– Безусловно, черная магия, но это вампир... девушку осушили. Не уверен, что за ритуал, но у меня есть догадка, кто-то пытается нарастить силу. Я привлеку ПАГП, чтобы забрать дело утром, как только патологоанатом закончит вскрытие, – заявил Кейд.

– Хочу, чтобы ты знал, – лицо Тристана стало жестким, – я действительно ценю то, что ты согласился приехать и помочь. Моя стая обеспокоена из-за мерзавца-вампира, нападающего на женщин, и мне нужно заверить их в том, что ПАГП и сообщество вампиров позаботятся об этом. В этот раз он убил человеческую женщину, но в следующий раз это может быть оборотень. Я не могу этого допустить.

– Трис, я позабочусь об этом говнюке. Уверен, это вампир, но он может действовать не один. Кто бы ни был повинен, он будет иметь дело со мной. Можешь доверять мне в этом.

Чувства его друга к этому делу явно достигли апогея. Тристан немного расслабился, желая сменить тему.

– Так что еще произошло? Кажется, с момента появления в городе, ты был сильно занят? Вляпывался в неприятности, ха? – пошутил он.

– Кто? Я? Не имею представления, о чем ты говоришь? – отрицал свою вину Кейд.

– Да, ты. Что, черт возьми, произошло между тобой и моим прекрасным детективом Сидни? Знаешь, я хотел заняться с ней сексом, пока не появился ты и так любезно не прервал нас. Моя девочка очень зла на тебя. Ты меньше суток в городе, а уже что-то сделал с ней?

– Во-первых, я ничего ей не делал. Я просто сообщил, что она больше не ведет дело, и, думаю, здесь ты согласишься со мной. Может она и коп, но всё-таки человек. Я позволю ей проконсультироваться с патологоанатомом, когда та закончит, но расследовать это дело она не будет. И, во-вторых, как я могу судить, друг мой, мисс Уиллоус не твоя. Ты можешь думать, что занялся бы с ней сексом, но мне немного потребовалось, чтобы прервать вас. Она упорхнула, как птичка. Поэтому, вы просто друзья, и я пробыл здесь достаточно, чтобы понять, она тебе не принадлежит, – Кейд был серьезно настроен, бросить вызов Тристану. Напряжение явно возросло, как только с его губ слетели последние слова. «Что, черт возьми, на него нашло, что он бросает вызов другу, тем более альфе, за человеческую женщину, да к тому же на чужой территории».

Не отступив, Тристан поднял бровь и опустил руку на плечо Кейду. Он утверждал свое господство, отклоняя возможный спор.

– Кейд, брат мой. Ты бросаешь мне вызов в моем же клубе? Я понимаю, у тебя был длинный день в пути, поэтому я не стану обращать внимания на твое высказывание. Что касается Сидни... скажем так, она близкий друг, очень близкий друг. Друг, который иногда разделяет и испытывает самые сокровенные желания со мной. Однако, как ты только что красноречиво указал, она остается нейтральной. Я хотел бы выяснить, почему она строит эмоциональные стены вокруг себя, но я бизнесмен, а не психолог. Большинство дней, Сидни – это плохой, несдержанный полицейский, который сначала действует, а потом задает вопросы, но здесь, в клубе, она дает волю действиям, не задумываясь о последствиях. Иногда я присоединяюсь к ней, иногда наблюдаю за ней. Но не обольщайся на ее счет; даже если мы не связанны, Сидни под моей защитой и защитой моей стаи, – он тяжело вздохнул. – Ей не причинит боли, если я что-либо скажу ей по этому поводу. А с моего места альфы у меня есть что сказать.

На секунду он остановился, чтобы оценить реакцию Кейда, затем продолжил.

– Кейд, ты и я знаем, друг друга довольно долгое время, поэтому могу сказать, взглянув в твои глаза, что-то шевельнулось в тебе... ты хочешь ее. Я не могу запретить тебе преследовать ее, но предупреждаю, не обижай ее, эмоционально или как-либо еще, и если это возможно, держи ее подальше от этого убийцы.

Напряженность рассеялась с сильными словами альфы. Кейду должно было быть наплевать, что Трис делал с копом, но его это заботило. Он попытался отбросить укол ревности. О чем он думал? Раздраженный собой и своими чувствами к человеческой женщине, он изо всех сил старался сосредоточиться на том, почему он здесь, в Филадельфии. Ни больше, ни меньше, он должен найти убийцу и вернуться к делам в Новый Орлеан. Если он собирался что-либо делать, ему надо выкинуть мисс Уиллоус из головы.

Решив сменить тему, он посмотрел на танцпол.

– Так ты собираешься предложить вампиру выпить или как? – Кейд рассмеялся и добавил. – Гляди, я могу пить из бутылки или донора, но сегодня без дополнительных услуг.

Когда это его друг отказывался от дополнительных услуг?.. дополнительных сексуальных услуг. Тристан устал пытаться понять, что происходит в голове у Кейда.

– Ты проделал долгий путь. Сегодня у нас много анонимных доноров. Если хочешь, займи первую комната справа, я пришлю туда доноров для тебя и Люки. Сегодня только вы вдвоем?

– Да, сегодня только я и Люка. Спасибо Тристан. Я ценю твое гостеприимство. Это был длинный день, – Кейд кивнул Люке. – Пойдем, Люка.

Тристан приказал менеджеру немедленно прислать наверх двух доноров. Теперь, когда оборотни и вампиры раскрыли себя, в клуб готово приходить много добровольцев. Либо они заинтересованы в сексе и оргазме от укуса вампира, либо просто наслаждались укусом без секса.

В управлении клуба хранился список доноров-добровольцев. Когда те приходили в клуб, им выдавали зуммер, который те носили на шее или крепили к одежде. Если он гудел, донор подходил к хостесс и направлялся в приват. Все было по обоюдному согласию и безопасно. Вампиры, которые хотели доноров, проверялись, поэтому «Эден» мог обеспечить безопасность своих гостей. Осушение строго запрещено. Тристан не мог позволить себе ошибки, поэтому контролировал безопасность комнаты, чтобы убедиться, что наверху не возникло никаких вопросов, и доноры могли бы отказаться в любое время.

Хотя вампиры сексуальны по природе, не все хотели секса во время еды. Многие из тех, кто приходил в клуб, посвятили себя другому человеку и только искали свежую кровь. В то время как разлитая в бутылки кровь, и синтетическая, и реальная, была доступна, большинство вампиров предпочитали вкус свежей, теплой крови. И хотя вампиры могли отправиться на охоту, сообщество пыталось заставить их приспособиться к более цивилизованным способам добывания пищи.

К счастью, вампиры не нуждались в ежедневном питании, и при этом им не требовалось большое количество крови, чтобы поддерживать свои силы. Были люди, которые искали возбуждения, которые искали опытного вампира в любой день недели. «Эден» зарабатывал на отношениях между донорами и вампирами. Похожие клубы начали появляться по всему городу. Вместо обычного кофе, люди могли получить кофе и укус. Оргазм и кофе с собой... чего еще можно желать?

Когда Кейд расслабился на диване, он позволил своим мыслям вернуться к Сидни. Хотя сначала он разозлился, увидев ее на танцполе с другим мужчиной, он не мог отрицать своего возбуждения от наблюдения за тем, как Тристан прикасался к ее груди, желая самому прикоснуться к ней. Когда Сидни подошла к нему, его член стал твердым, как камень. Он пробовал скрыть возбуждение, показав свой гнев. Может Сидни и не заметила, но, он был уверен, что Тристан все понял.

Привлекательная крашеная блондинка двадцати с небольшим лет вошла в комнату, и опустилась на колени перед Кейдом. Она подняла глаза.

– Сегодня без дополнительных услуг, сэр? Обещаю, я сделаю вам хорошо, – промурлыкала она, проводя рукой по его бедру к твердой выпуклости на штанах.

В любую другую ночь, он бы трахнул эту блондинку и пил из нее кров, но не сегодня. Он устал от бессмысленного секса с едой.

– Нет, спасибо, – вздохнул Кейд, – просто напьюсь и уйду.

Это был длинный день. Да, он не хотел дополнительных услуг, но не отказался бы от них с определенным огненным детективом. Этот донор утолит его жажду крови, но ничего не сделает с эрекцией, прижимающейся к молнии брюк.

Девушка выглядела разочарованной, когда положила руку на его грудь. Он мог чувствовать запах ее молодой ароматной крови. Кейд взял пальцами запястье молодой женщины и поднес его к носу. Она застонала от восторга, когда он облизал внутреннюю сторону руки. Его клыки удлинились, и он погрузил их в ее мягкую, бледную плоть. Он закрыл глаза, пока пил саму суть незнакомой женщины. Кейд мечтал укусить Сидни, представлял, что это она была той женщиной, что извивалась перед ним в экстазе на полу. Когда он насытился, то зализал раны, чтобы те зажили, и потянулся, чтобы встать. Вот дерьмо, он был тверд, как никогда. «Чем его могла так заинтересовать эта чертова баба?!»

Он взглянул в сторону Люки, который только что закончил трахать своего донора напротив стены. Как только Люка отпустил девушку, его взгляд встретился со взглядом Кейда. Он вопросительно приподнял бровь, удивляясь, что происходит с его боссом, но Кейд просто молча, наблюдал. Находясь в другом городе, выпускать пар для них было привычным делом. Пить кровь, и заниматься сексом было приемлемо в сообществе вампиров, особенно, если ни один из них, не был обременен обязательствами.

Люка, правая рука Кейда, отвечал за обеспечение безопасности в Новом Орлеане. Хотя вырос он в Австралии, когда повзрослел, Люка вернулся на родину своего отца в Великобританию. А позже оказался в Новом Орлеане во время боевых действий в 1812 году. Кейд нашел Люку, тяжело раненного в бою, умирающего на поле сражения, и предложил тому выбор, превратится в вампира или умереть. Когда Люка согласился, Кейд иссушил его почти до смерти, потом же напоил собственной жизненной силой. После превращения Люка поклялся в верности Кейду. Он работал на него, но они были лучшими друзьями, товарищами по жизни. Люка был верен и бесконечно благодарен Кейду. Когда они путешествовали, то часто питались и трахались, попутно наслаждаясь женщинами-донорами. Люка наблюдал за Кейдом, задаваясь вопросом, что с тем происходит.

– Эй, я здесь почти закончил. Ты в порядке?

– Да, в порядке. Заканчивай. Мне хочется вернуться в квартиру. Надо сделать пару звонков. Встретимся внизу, – Кейду надо выбираться оттуда, к чертям собачим. В клубе пахло кровью, сексом и потом, но там не было Сидни. Он вскоре ее увидит и выяснит, что именно маленький детектив узнала при вскрытии.

Переводчики : inventia, chere_mou, kr71

Редактор : Kejlin


Глава 3

Покинув клуб, Сидни направилась прямиком в полицейский участок. Она привыкла работать в ночную смену, поэтому, несмотря на поздний час, у неё было достаточно времени, чтобы собраться перед встречей с Адой для получения результатов вскрытия. Она витала мыслями в облаках, когда Тони бросил завернутые чизстейки[20] на стол. Его напарница могла соблазниться ими.

– Эй, Сид, я подумал, что тебе понадобиться немного еды.

Сидни облизнула губы.

– О, Тони ты точно знаешь, чего хочет девушка, – она развернула упаковку и укусила, позволяя луку упасть на подбородок. – Спасибо за всё, Тони! Мммм... на вид не очень, но настолько вкусно.

Смеясь, Тони покачал головой. Она выглядела так, будто только что кончила, хотя откуда ему знать. Он бы хотел переспать с ней всего разок, но знал, что эту черту лучше не пересекать. С тех пор, как встретил Сидни Уиллоус, он боролся с желанием жестко ее поцеловать, и погрузить глубоко в неё член, но не сомневался в том, что девушка не встречается с парнями, которых видит чуть ли не каждый день, и был на сто процентов уверен, что она не станет иметь дело с полицейскими. Бесполезно думать о том, чего у него быть не может. Мысленно вернувшись к расследованию, он вытащил файл на убитую девушку.

– Рад, что тебе понравился сэндвич, Сид, но есть ты должна быстро. Биллингс звонила час назад. Сказала, что готова представить отчёт о вскрытии и будет ждать нас через полчаса. Ешь. Я должен заглянуть к капитану, так что буду ждать тебя у лифта, спустимся вместе.

– Звучит отлично. И Тони... спасибо за сандвич со стейком. Ты мой спаситель. Не знаю, что бы я без тебя делала.

Сидни злилась после инцидента в клубе и не могла перестать думать о Кейде. Она надеялась оторваться по полной с Тристаном, когда нагрянул этот чёртов вампир и прервал задуманное. Если он детектив, тогда она английская королева. Вероятность того, что парень просто рядовой детектив, на нуле. Самоуверенный лгун. Но черт, выглядел он горячее, чем ад. «Блядь. Я должна разобраться со всем этим дерьмом: убрать вампира из дела, получить немного сна и, наконец, разобраться с убийцей».Эта ночь превращается в самую долгую, которая у нее когда-либо была.

После еды она направилась к лифту, готовая получить некоторые подсказки от патологоанатома. Когда двери лифта открылись на цокольном этаже, Сидни и Тони двинулись по длинному серому коридору, ведущему в морг. Верхние лампы мерцали, делая путь к месту назначения тусклым. Она проходила по этому коридору бесчисленное количество раз. Но каждый из них, серые стены напоминали ей, что здесь она столкнется со смертью. Никакое количество краски не сможет сделать этот коридор похожим на какой-нибудь другой.

Она пропустила Тони вперед у черной двойной двери, ведущей в прозекторскую[21]. Как только воздух достиг носа, в девушку ударил запах смерти. Это было то, к чему она никогда не сможет привыкнуть, но это напоминало ей о том, почему она решила стать полицейским. Украдена чья-то жизнь! Девушка была мертва, и Сидни найдет того мерзавца, кто сделал это. Поискав маску и перчатки, она наклонилась над телом, глядя на запястья девушки.

– Привет, Ада. Ну что там у тебя?

– Очень печально, – Ада посмотрела сквозь пластиковую маску. – Этот город переполнен чертовыми больными ублюдками, но этот... он просто... ну вот, посмотри.

Она указала на низ туловища девушки. Сидни вгляделась в голое тело. Прозрачная кожа, казалось, свободно держалась над мышцами молодой женщины. Ее тело было покрыто небольшими порезами и знаками, но они не были глубокими. Сидни стиснула зубы и сделала глубокий вдох.

– Ее ведь мучили, да?

– Мучили? Похоже, что да, – ответила Ада, продолжая брать материалы для исследования. – Не уверена, чем сделаны все эти порезы, возможно, ее хлестали чем-то. А может быть, порезали каким-то маленьким ножом. И это...

Она указала на запястья девушки.

– Похоже, она была связана веревкой. Я нашла несколько волокон, погруженных в ее кожу, все еще жду результатов. Что же касается причин смерти, перед нами обескровливание. Как она потеряла кровь? Еще не знаю, но в теле этой бедной девушки нет ни капли крови.

– Получается, что мы имеем замученную девушку с полностью вытекшей кровью? – вмешался Тони. – Похоже, что это вампир, значит, мы должны передать это дело ПАГП. Но на теле нет никаких следов от укусов, значит, дело должно оставаться нашим. А что с этими татуировками на теле... на лице?

– Ну, похоже, он не только нанес татуировки на лицо, но и сделал что-то здесь, – Ада указала на грудь девушки. – Бедная девочка натерпелась перед смертью. Думаю, она мертва день или около того, но вода ускорила разложение.

– Тату... похоже на солнце, – Сидни указала на татуировку на груди девушки, –


но те, что на лице выглядят странно. Возможно, она самостоятельно нанесла татуировки.

– Возможно, – Тони посмотрел на желтое лицо девушки. – Трудно сказать из-за разложения. От них моя кожа покрывается мурашками. Что если тату ритуальные?

Сидни собиралась прокомментировать заявление Тони, когда почувствовала его. Кейд. «Что, черт возьми, происходит. Она знает, что это он, но откуда ей это известно?»Она резко обернулась, чтобы встретится с устремленными на нее льдисто-голубыми глазами Кейда.

Он посмотрел на тело и подошел к ним.

– Очень наблюдательно. Татуировка бога Солнца Уицилопочтли[22]. Он символизирует веру в загробную жизнь. Может быть ритуалом, или ничем.

Сидни посмотрела на Аду, ища подтверждения. Та пожала плечами. Она не могла поверить этому гребаному дерьму. Кейд уже был здесь и первым говорил с Адой. «Черт возьми!»

– Полагаю, ты уже здесь побывал? И если это так, ты убедился, что это наше дело, а не ваше. Была рада с тобой познакомится, детектив Кейд, или кто бы ты там ни был, но это наше дело. И я буду действительно рада, если теперь мы сможем приступить к работе. Итак... кхе... ты можешь идти, – приказала она, как будто это действительно заставит Кейда уйти.

Кейд терял терпение с этим человеком. Он сверкнул глазами на Сидни.

– Как бы сильно мне хотелось порадовать вас, а вы можете поверить, мисс Уиллоус, я этого очень хочу. Но я уже поговорил с вашим начальником, и, похоже, мы будем работать вместе. Как вам известно, когда есть даже малейший шанс на сверхъестественную деятельность в преступлении, ПАГП имеет право просить о совместном расследовании. Я попросил. Ваш отдел согласился.

Лицо Сидни покраснело. Она думала о том, как было бы хорошо прокричать каждое известное ей ругательство в его адрес, но профессионализм важнее в так называемом «совместном расследовании», а она не позволит этому мужчине смутить ее. Сидни сделала глубокий вдох и выдохнула.

– Ладно. Вот как это будет происходить, это мой город и под ударом моя задница. Я не ожидаю многого от людей, с которыми работаю, но чего я действительно требую, так это честности. Говорю тебе прямо сейчас, что не собираюсь мирится с вашими чертовыми секретами ПАГП. Если ты знаешь что-то, ты делишься с нами и наоборот, – она не собиралась указывать на то, что он лгал ей, а также расспрашивать о том, на сколько хорошо он знает Тристана.

– Согласен, – стараясь стоять на своем, Кейд взял себя в руки. – Как насчет того, чтобы выйти отсюда и пройтись по делу? Знаю, что нет никаких следов от укусов, но я до сих пор подозреваю, что преступник является вампиром. Мы, конечно, предпочитаем кусать наших доноров, чтобы удовлетворить потребности в питании, а также свои сексуальные аппетиты, но есть и другие способы, которыми можно высушить тело, чтобы получить кровь. Наша слюна может залечивать раны даже при наступлении смерти, так что вы можете не увидеть укусов на жертве. Я намерен опросить своих знакомых вампиров, не замечали ли они какой-нибудь странной деятельности в городе.

«Сексуальные аппетиты?»Сидни не предполагала, что может так покраснеть, но Кейд, упомянувший о сексе, смутил ее еще больше. На секунду она задумалась, каково это, чувствовать губы Кейда на шее, его зубы, скользящие по загорелой коже, как он, кусая и выпивая ее, толкается в ней. Сидни почувствовала, как тепло устремилось вниз, и в крови заструилось желание. Девушка встряхнула головой, чтобы избавиться от распутных мыслей и вожделения, которое она ощущала.

Сидни перевела взгляд с Кейда на девушку на столе.

– Пожалуй, нам лучше начать. Ты можешь знать некоторых вампиров, но в этом городе и у меня есть свои источники. Думаю, нам стоит посетить тату-салон, который я знаю. Ада, фотографии там? – она подошла к столу и взяла пачку фотографий. – Если девушка сделала татуировки в городе, мы выясним, кто их сделал. И, возможно нам удастся получить на нее информацию. Ада, спасибо за данные. Дай мне знать, если найдешь что-либо еще.

Сидни, выходя за дверь, случайно прикоснулась к Кейду, отчего дрожь пробежала вверх по ее руке. Было что-то особенное в этом мужчине, в этом вампире. Она не знала, что заставляло ее сходить с ума, но ей нужно собраться, если она хотела с ним работать.

Кейд улыбнулся про себя, ощущая запах ее возбуждения. Может он ей и не нравился, но она страстно желала его. Для начала этого достаточно. Между тем, он будет вести честную игру, чтобы Сидни, в конечном итоге, не всадила в него кол.

Переводчики : inventia, chere_mou, natali1875

Редактор : Kejlin

Глава 4

При выходе из полицейского участка Сидни договорилась с Кейдом встретиться в местном тату-салоне. Она направила свой старенький мерседес-кабриолет на Саут-стрит. Девушка знала, что в этом городе лучше не водить хороший автомобиль, поэтому приобрела подержанный. С мягкими бежевыми кожаными сиденьями и рабочим откидным верхом. Сидни нравилось ощущать, как тёплыми ночами, когда едешь по городу, ветер развивает волосы. Чувствуя себя гораздо непринуждённее, чем в морге, она припарковала автомобиль у нужного здания. Капитан отправил Тони на другое дело, тоже убийство, поэтому в тату-салон Сидни пришлось ехать одной. Как правило, на улицах она всегда оставалась со своим напарником. Вместо Тони, с ней должен быть её новый коллега Кейд. Сидни не доверяла ему, но капитан дал ясно понять, что теперь они работают вместе над делом «куклы вуду»... так его назвала пресса.

Она ненавидела политическую хрень об отношениях людей и сверхъестественных существ, которую вынуждена была терпеть. Сидни была хороша в своей работе, но определенно являлась не самым тактичным человеком. Она будет работать с Кейдом, раскроет дело, а потом он вернётся в Новый Орлеан, дальше кусать шеи и сосать кровь, или что там ещё делают вампиры. Она сказала Кейду, что встретит его в салоне татуировок «Розовые Чернила», где делают лучшие тату в городе. Когда подъехал черный лимузин, посигналивший ей, она ждала снаружи, перед салоном. Должно быть это Кейд. «Детектив, мать его».Дверь открылась, и из автомобиля вышел мощный красивый мужчина с длинными тёмными волосами. Она узнала его, он приходил с Кейдом в клуб Тристана.

Мужчина обошел машину и открыл дверь. Кейд вышел из салона с изяществом, будто собирался на премьеру фильма. Он почти красив, если можно использовать это слово, чтобы описать мужчину, но не было никакой ошибки в том, что он – хищник. Опасный, никто не захочет столкнуться с этим парнем... даже на мерзлых улицах Филадельфии. Сидни затаила дыхание, замечая, насколько красив он был в брюках цвета хаки, и синей льняной рубашке с закатанными рукавами, которая выгодно обтягивала его широкую мускулистую грудь. Кейд улыбнулся ей, когда догнал своего друга-вампира, которого она видела в клубе «Эден».

– Надеюсь, ты недолго ждала, милая. Сидни, знакомься это Люка. Люка, это Сидни.

Когда Сидни протянула руку Люке, он осторожно взял ее и поцеловал. Девушку пленили его зелёные глаза, которые, казалось, завораживают тебя... она потерялась в размышлениях.

– Приятно познакомиться, Сидни, – прошептал Лука с австралийским акцентом. – Так значит ты причина того, что Кейд не в духе.

Он отпустил её руку и усмехнулся.

Впервые с момента, как Кейд встретил ее, он увидел улыбку Сидни. Мужчина почувствовал укол ревности, зная, что Люка – тот, кто заставил улыбаться эти губы... такие мягкие и полные. Кейд не мог не задаться вопросом, каково ощущать эти губы на члене. Он втянул воздух. Его похотливые мысли избавят от малейшего чувства ревности. Он ощущал запах Сидни... восхитительный, похожий на азиатские лилии. Кейд хотел ее попробовать. Проклятье, он чуть не забыл, какого черта здесь делает. Что же в ней такого было, что, казалось, отвлекало его от любых рациональных мыслей?

Сидни рассмеялась, когда Люка отпустил ее руку.

– Прости, я не привыкла, что мне целуют руку. При моей работе парни либо убегают от меня, потому что я пытаюсь надеть на них наручники, либо пытаются схватить меня за задницу. Знаю, что должна ценить галантность, но она застала меня врасплох. Рада познакомится с вами, Люка, вы зайдете с нами?

Кейд бросил взгляд на Люку и встал между ними.

– Люка, ты остаешься снаружи и наблюдаешь. Пойдем, Сидни, – Кейд придержал для нее дверь.

Она прошла мимо него, делая вид, что просто не заметила, как он фактически заслонил ее от дальнейших прикосновений Люки; ее тело затрепетало, когда она прикоснулась плечом к его груди.

Тату-салон был переполнен подростками и молодежью. Они рассматривали фотографии потенциальных татуировок, висевших на стене, и обсуждали, где они расположат их на молодых, привлекательных телах. Подняв свой значок, Сидни проталкивалась через толпу посетителей, будто разделяла воды Красного Моря. Зал был переполнен, поэтому Кейду пришлось встать позади нее. Пока они ждали у стойки, девушка спиной ощущала твердость его груди. Хотя это сводило ее с ума от похоти, она едва ли могла попросить его отойти назад, так как там не было места. Сидни просматривала зал в поисках своего осведомителя.

– Пинки! Эй Пинки! Сюда, – закричала Сидни сквозь гул толпы. Ее глаза наконец-то загорелись, когда она увидела нужного человека.

Пинки – владелица «Розовых Чернил». Это миниатюрная, похожая на эльфа, женщина с коротко стриженными черными волосами и розовой челкой. Скорее симпатичная, чем красивая, она управляла своим магазином железным кулаком в бархатной перчатке.

– Убери руки от искусства или убирайся к черту отсюда, – Пинки развернулась, чтобы завопить на потенциального клиента, который снимал рисунок со стены.

Она повернулась, чтобы взять ручку; топ с бретелькой через шею позволил рассмотреть на ее спине вытатуированные крылья бабочки различных оттенков розового и индиго. Когда она развернулась к Сидни, ее большая, роскошная грудь почти выпрыгнула из топа, который дополняла короткая черная юбка из латекса.

Пинки подняла уголок рта, слегка улыбаясь, не уверенная в том, что за жеребец стоит позади Сидни.

– Эй, девочка, что ты здесь делаешь? Наконец, решилась позволить мне нанести тебе то тату, о котором мы говорили? И кто этот привлекательный высокий смуглый мистер позади тебя? Вкусняшка, – она провела языком по губам.

Хотя Сидни привыкла к Пинки и ее своеобразному английскому, она не могла не чувствовать себя немного смущенной. Она ощущала жар Кейда позади себя. «Да пропади к черту вся эта толпа».На секунду ей захотелось оказаться наедине с Кейдом, голыми, и он бы входил в нее и... «вернись в игру, девочка! Соберись!»

Сидни прокашлялась, пытаясь выглядеть непринужденно.

– Привет Пинк, это Кейд. Мне нужна твоя помощь, – она протянула фотографии с татуировкой солнца. – Прежде чем ты спросишь, нет. Это дело, над которым я работаю.

Она бросила взгляд через плечо на Кейда.

– Тьфу, дело, над которым мы работаем. Все, что тебе нужно сделать, так опознать тату, хорошо? Тебе что-нибудь кажется знакомым? Узнаешь работу художника? Может клиент, делавший недавно татуировку?

Пинки уставилась на фото и побледнела. Она оглянулась через плечо, чтобы убедится, что ее никто не слышит.

– Сид, эти чернила... линии, точки и повороты. Похоже на парня, который работал здесь раньше. Я уволила его полгода назад. Поймала, когда он дрочил в переулке. Я была невероятно шокирована, что за лузер. Серьезно, кто не может держать дружка в штанах на работе?

Сидни бросила взгляд на Кейда и вновь обернулась к Пинки.

– А что он ответил, когда ты сказала ему, что больше он здесь не работает?

– В том-то и дело. Он просто смотрел на меня и как бы просто... ну, он просто продолжил, понимаешь? И кончил, – Пинки явно испытывала отвращение. – Я сказала ему, что если когда-либо увижу его возле салона, вызову полицию.

– И тебе никогда не приходило в голову упомянуть об этом за выпивкой?

– Слушай, в этом городе полно извращенцев. Без обид, Сид, но я не могу вызывать полицию каждый раз, когда какой-то мудак снаружи растрачивает свой семенной фонд. Знаю, что это отвратительно, но оглянись вокруг. Копам нужно расследовать убийства. У них нет времени, чтобы арестовывать придурков, которые поклоняются своему члену.

– Ладно, Пинк. Как его зовут? Адрес? У тебя что-нибудь есть на него?

Пинки поставила на прилавок красную, как леденец, блестящую коробку с адресами и достала темную учетную карточку.

– Его звали Дженнингс, Дрю Дженнингс. Этот адрес наверно старый, но вот, держи... он на карточке. Похоже, что парень жил в Северной Филадельфии... в нескольких кварталах от Брод-стрит. Сид, знаю, что ты полицейский, но береги свою задницу. Нам обеим известно, что это неблагополучный район.

Сидни почувствовала проблеск надежды в этом запутанном деле. Похоже, у них намечается поездка в жилую часть города.

– Спасибо, Пинки. Кейд, давай убираться отсюда! Мы можем взять мою машину. Там твой лимузин будет выглядеть немного неуместно, а я бы хотела попытаться хотя бы выбраться из машины и не быть застреленной.

Кейд очень мало знал о Филадельфии, но сама идея Сидни поехать в богом забытую дыру и попытаться сразиться с неизвестным сверхъестественным существом ему была не по душе. Он знал, что этот случай не был связан просто с каким-то больным, который дрочит в переулках.

– Послушай, Сидни. Если мы туда едем, то только по-моему. Это твой город, но я не позволю тебе подвергать себя опасности. Вижу, что ты сильная, но все же, любовь моя, ты недостаточно сильна против вампира.

Все мысли о том, каким сексуальным он был, мгновенно вылетели из головы и сменились гневом. Он видел в ней какую-то юную принцессу, сидящую в замке, похищенную злым героем и ждущую освобождения принцем на белом коне? Она была чертовым копом, что из этого он не мог понять?

– Кейд, дорогой, ты, конечно же, можешь быть задницей-вампом, но это мой город и моя работа. Я еду и точка. Больше никаких обсуждений. Если хочешь просветить меня о различных способах, как вы, ребята, сосете кровь из других, я буду счастлива это послушать по пути на Брод-стрит. Но давай прямо, это не первый мой раз на родео. Я изучала сверхъестественных существ, а еще несколько раз встречалась с оборотнем. Я знаю, как убить вампира, а еще, как убить человека, так что вперед. Мы берем мою машину. Если Люка хочет следовать в лимузине, это будут его похороны, но я сваливаю, – она стояла, уперев руки в бока и наклонив немного голову.

– Ты, кажется, не поняла, что я сказал тебе в морге, – Кейд бросил на нее раздраженный взгляд. – Я веду расследование, а не ты. Ты пойдешь со мной только потому, что я позволяю. Не заблуждайся, думая как-то иначе, мисс Уиллоус.

Он начал думать, что совершил ошибку, позволив человеку вести данное дело. Она, очевидно, не понимает, во что ввязывается, а он чертовски устал с ней спорить.

С Сидни было достаточно его мачо-чуши.

– Да, да, вампир. Продолжай болтать, но это я достала адрес, и сяду за руль. Так что сажай свою задницу в машину и поехали, – она прыгнула в салон и завела двигатель, наблюдая, как Кейд молча сел рядом с ней. При этом он выглядел так, будто вот-вот взорвется. Расследовать данное дело с ним будет очень весело, они оттянутся по полной. Сидни закатила глаза и начала двигаться в сторону Северной Филадельфии.

Переводчики : inventia, natali1875, chere_mou

Редактор : Kejlin

Глава 5


Ветер раздувал волосы Сидни, и она заправила их за уши. Она любила этот автомобиль, особенно когда выезжала на нерегулируемое шоссе. Повсюду мерцали огни, и в два часа ночи город, наконец, начинал успокаиваться. За исключением нескольких бродяг, спящих на тротуаре да полиции, мало кого можно встретить на улице.

Она бросила взгляд на Кейда и обнаружила, что он уставился на нее. Она не смогла не задаться вопросом, что он думает об этом месте? Сид знала, что вампиры могут быть очень старыми и подозревала, что Кейд относился к старейшим. Помимо его высокомерия, казалось, он красиво говорил, часто путешествовал и многое знал. Она могла только представить, сколько всего он знал о женщинах: как доставить им удовольствие, как заставить их кричать. Сидни хотела, чтобы и ее он заставил выкрикивать бессмысленные фразы, но знала, что связываться с ним плохая идея.

Как бы она ни старалась, Сидни не могла отрицать свое влечение к нему. Она не могла точно определить, что управляло ее страстью к этому мужчине. Он опасен, горяч и сексуален. И, вероятно, разбил бы ее сердце на тысячу осколков, если бы она позволила им сблизиться. Нет, она знала, что это плохая идея. Он сверхъестественное существо, и может заполучить любую женщину, которую захочет, и, вдобавок ко всему, он даже не живет здесь. Она практически ничего не знала о нем, кроме того, что хотела затрахать его до смерти. Этого совсем не достаточно, чтобы начинать отношения.

А еще эта его маленькая ложь. Кейд не заурядный детектив. Он не говорил правду, и она чертовски хорошо знала это. С нее достаточно лжи. Она собиралась участвовать в гребаной заварушке, где ее могут убить, поэтому, черт возьми, она в праве знать, кто он такой. «Хватит игр».

– Итак, Кейд, какое тебе до всего этого дело? – продолжая ехать, заговорила она, перекрикивая порывы ветра. – Судя по твоей красивой обуви и внешнему виду, ты не детектив ПАГП. Мы вот-вот вляпаемся в какое-то дерьмо, и я хочу знать, что, черт возьми, происходит на самом деле.

Кейд знал, что придет время, когда она начнет задавать вопросы. Она не позволит ему бесконечно продолжать изображать детектива. Он должен был признаться и сказать ей, по крайней мере, часть правды.

– Ах, ты быстро догадалась, детектив Уиллоус. Прости, что пришлось лгать тебе, милая. Ты права, я не детектив, но занимаю руководящую должность в своём мире. Так, к слову, давай просто скажем, что я третья сторона, которая очень заинтересована в том, чтобы это дело завершилось, как положено. Насколько ты знаешь, Тристан мой близкий друг, и у нас общие интересы. Он попросил моей помощи, и я здесь, чтобы разрешить эту ситуацию.

– Итак, ты говоришь мне, что я вляпалась в потенциально смертельную ситуацию с любителем? – просто охренительно.

– Моя дорогая Сидни. Я много кем могу быть, милая, но любитель никак ко мне не относится. Я прожил много веков, вел много войн. Буду защищать тебя ценой своей жизни, – возразил Кейд. – Ты должна знать, что хотя я уважаю твое желание арестовать преступников, повинных в смерти этой девочки, у меня есть все основания полагать, что за это ответственен вампир, и я отдам его под суд. Это все, что ты пока должна знать, это правда.

«Правда? Да ладно, мистер секси-вампир. Не важно».Сидни продолжала рулить. Может он говорил правду, а может и нет. В тот момент она уже приняла решение найти Дженнингса и не собиралась отступать.

Заметив, что улица пуста, будто в городе-призраке, они остановились вблизи нужного квартала. По улице выстроился ряд домов. Многие из них были либо заколочены, либо покрыты граффити. Сидни припарковала машину, благо место для парковки найти было не трудно. Она изучила улицу. В конце квартала на крыльце сидели подростки и больше никого. Сидни пожала плечами. Вполне нормально, учитывая район.

– Хорошо, вот как действуем. Я захожу через парадный вход, а ты с задней двери. Видишь там дом с заколоченными окнами и красной дверью? Нам туда.

– Сидни, ты не войдешь в этот дом одна, – Кейд поднял руку в знак протеста.

– Кейд, я детектив, помнишь? Нам необходим элемент неожиданности. Я захожу через парадный вход, а ты с задней двери, пока он отвлекается на меня. Как ты продолжаешь напоминать, я человек, так что Дженнингс увидит только меня и возможно подумает, что я одна. Мы застанем его врасплох только в том случае, если до этого увидит меня, а не тебя.

– Что если дверь откроет не Дженнингс? – Кейд вопросительно поднял брови. – Что если это будет вампир? Что тогда?

– У вас, вампиров, есть какие-то сверхъестественные чувства, так? Обещаю, если что-то пойдет не так, я закричу. И тогда появишься ты и застанешь его врасплох.

Кейд посмотрел на дом, потом снова на Сидни.

– У тебя есть оружие? Человек там или вампир, ты должна быть готова защитить себя.

Сидни быстро проверила кобуру на лодыжке, где она хранила дополнительный Sig Sauer. Прежде чем выйти из участка, она зарядила его деревянными пулями, в случае если он понадобиться против вампира. Ее основной Зиг[23], висевший в кобуре на плече, заряжен серебром. Будь преступник человеком или оборотнем, стреляя в него серебряной пулей, завалишь в любом случае. У Сидни еще припасен серебряный нож в секретном отделении в рукаве и еще один в носке ее правого ботинка.

– Все в порядке, – проверив их, произнесла она. – В этом пистолете серебро, так, по крайней мере, я могу замедлить вампа.

Кейд потянулся к дверной ручке. Глядя прямо на Сидни, прищурил глаза, плотно сжал губы.

– Посмотри на меня Сидни. Если ты почувствуешь, что что-либо идет не так, немедленно зови меня. Я обойду дом, и тихо зайду внутрь с черного входа, пока ты его отвлекаешь, так он меня не услышит. Мне по прежнему это не нравится, но поступим по-твоему. Если это вампир, убирайся с дороги и дай мне с ним разобраться самому. Поняла?

Сидни кивнула.

– Поехали.

Прежде, чем она смогла даже выйти из машины, Кейд исчез. «Проклятая вампирская скорость».Она подошла к входной двери и постучала.

– Полиция. Мы здесь, чтобы просто поговорить.

Тишина.

– Полиция! Открывайте! – крикнула она, еще раз постучав.

Снова молчание. «Черт возьми. Понеслась».Она втянула воздух и, резко выхватив пистолет, распахнула дверь ударом ноги. Дом выглядел пустым, но она знала, что не всегда все было таковым, каким казалось. Когда она вошла в здание, ее поразил запах мочи и рвоты. «Что за черт?»

– Есть кто? – крикнула она в темноту. – Это полиция, мы хотим просто задать пару вопросов. Выходите с поднятыми руками, и поговорим. Давайте сделаем это красиво.

Хотя она ничего не слышала, но чувствовала, что была не одна. Сунула руку в жилет и вытащила фонарик. Включив его, она прижала его к пистолету и продолжила двигаться в темноту. Когда ее глаза привыкли к мраку, она заметила движение по комнате. Он не был похож на человека, скорее на тень, медленно ползущую по полу, ее взгляд заметался из стороны в сторону. Подойдя к месту, где увидела тень, Сидни посветила фонариком на пол: кровь. Волосы на ее затылке зашевелились. Она знала, что не одна, но человек ничем себя не выдавал. Поворачиваясь с фонариком в руках, она попыталась увидеть, кто был в комнате. Ее тут же сотрясло от боли, послышался глухой стук чего-то твердого – это ей нанесли удар по верхней части спины. Сидней упала на пол, изо всех сил пытаясь дышать, когда ее лицо ударилось об окровавленный пол.

– Что ты здесь делаешь? Ты оскверняешь место ритуала, сука! Хотя все же ты ему понравишься. Да, ему понравится слушать твои крики, когда он будет бить тебя плетью.

Сидни повернулась и подняла глаза, чтобы увидеть грязного, вероятно человеческого мужчину. В руках он держал четырнадцатидюймовую деревянную палку, в которой она признала боевое орудие тонфа[24]. С избыточным весом и лысой головой, он был не выше пяти футов восьми дюймов ростом[25]. Когда он поднял на нее дубинку, в его глазах была пустота и холод. Сидни задержала дыхание и сжала зубы. Она развернулась до конца, так, чтобы сидеть на попе. Столкнувшись с парнем лицом к лицу, она бросилась в угол, отталкиваясь ногами и руками. Ей хотелось встать и убежать, но она еще не оправилась от боли. Сидни осмотрела комнату в поисках пистолета, который лежал где-то там, в темноте, на полу. Мужчина не знал, что у нее есть другой. Сюрприз. «Надо отвлечь его разговором».

– Дженнингс, так? – он навис над ней, отказываясь отвечать. – Да ладно, можешь не отвечать. Слушай, я не причиню тебя вреда. Мне нужно сесть.

– Ты будешь страдать больше, чем когда-либо могла себе представить, – он зловеще рассмеялся. – Меня не волнует, почему ты здесь. Давай назовем это счастливым случаем. Я отдам тебя своему господину. Он будет доволен таким подарком. Лишит тебя всего, пока ты будешь истекать кровью

Сидни поняла, у этого парня не все дома. Она потянулась к запасному пистолету. «Медленно. Он не узнает, если ты заставишь его думать, что ты ранена».

– Дженнингс, я повредила лодыжку. Мне просто нужно проверить, – она продолжила движение. Почти добралась. – Думаю, что сломала ее при падении. Ужасно больно.

Он вытащил рулон клейкой ленты.

– Слушай, все пройдет намного легче, если ты просто протянешь мне руки. Если не можешь это сделать, мне не составит никаких проблем бить тебя по голове, пока ты не перестанешь сопротивляться. Какой вариант предпочитаешь?

Сидни видела дубинку, ленту. «Дерьмо, где, черт возьми, Кейд?»Когда она добралась рукой до рукоятки пистолета, мимо ее взгляда проскользнуло размытое пятно, и Дженнингс полетел через всю комнату. В тот же миг, Сид вытащила свой Зиг и выстрелила. Она закашлялась, от поднятой пыли. Когда же пыль осела, Сидни смогла разглядеть труп, привалившийся к стене. Дженнингс мертв.

Девушка громко закричала, понимая, что тем размытым пятном, вероятно, был Кейд. Она его задела? Она знала, что, скорее всего, и деревянная пуля его не убьет, но если она его ранила?

– Сидни, любимая, посмотри на меня, – Кейд бросился к ней, опуская ее пистолет. – Ты в порядке? Ты ранена. Дай посмотреть.

В воздухе он чувствовал запах ее сладкой крови.

Когда на заднем дворе он протыкал грудь мерзавца-вампира и услышал шум, то сразу же пожалел о своем решении позволить ей пойти в одиночку. Он должен был быть с ней. Кто бы ни стоял за этим преступлением, он с легкостью убивает людей, и Кейд об этом знал.

Оказавшись в комнате, он схватил Дженнингса за плечи и с силой прижал к кирпичной стене. Мгновением спустя, Сидни прострелила грудь Дженнингса. Кейд слышал последний удар его сердца. И хотя он был разочарован тем, что не было шанса его допросить, с Сидни все было в порядке. Ранена, но жива.

Кейд поднял волосы Сидни, замечая гематому[26]

, ограниченное скопление крови

 при закрытых и открытых повреждениях органов и тканей с разрывом

 (ранением) сосудов; при этом образуется полость, содержащая жидкую или свернувшуюся кровь. от дубинки в верхней части спины. Изумленная прикосновением Кейда, Сидни шарахнулась в сторону от него. Она была напугана и дрожала.

– Не прикасайся ко мне. Я в порядке. Просто немного крови. Со мной все будет хорошо, – посмотрев на свои руки, она увидела царапины на ладонях: красные кровавые полосы тянулись к кончиками пальцев. Стерев кровь о брюки, она остановила кровотечение. «Чертова кровь».Она знала, он мог чувствовать ее запах.

– Пожалуйста, давай просто позвоним в участок, чтобы они могли снять отпечатки пальцев и найти улики, – она не хотела казаться уязвимой, слабой. Она хотела принять душ и выпить бокал вина. Это не первая ее драка с ненормальным, и не последняя.

– Сидни, ты ранена. Позволь помочь тебе, – он снова потянулся к ней. На этот раз вместо того, чтобы отодвинуться, она позволила ему себя обнять. – То, что я ощущаю запах твоей крови, еще не означает, что я тебя укушу. Со мной ты в безопасности. Давай отвезем тебя домой.

Кейд мог чувствовать аромат лилий, исходящий от ее волос. Он обязан о ней позаботиться. Ему хотелось отвезти ее к ней домой, привязать к кровати, чтобы она держалась, к чертям собачим, подальше от этого вампира, убивающего девушек. Его не волновало, что она коп. Несомненно, она сильна и умела, но все же человек.

– Я в порядке Кейд, – она покачала головой. – Просто ушиб.

Хотя боль начала стихать, она была не готова встать.

– Сидни, может поедем к врачу... – вслушиваясь в ее стабильное сердцебиение, он мог сказать, что она не была серьезно ранена, но тем не менее ей было больно.

– Кейд, мне просто необходимо минутку перевести дух. Я в порядке. Хотя, на спине, вероятно, синяк, – она вздрогнула, пошевелившись в его объятьях.

Заставив себя расслабиться, Сидни смело уронила голову на плечо Кейда. На мгновение она позволила себе насладиться твердостью груди и пряным ароматом его кожи. Она знала, что должна оттолкнуть его и уйти, но была в смешанных чувствах, да и кому навредит притвориться, что о тебе кто-то заботится?

Прижимая ее к себе, Кейд другой рукой вытащил телефон и набрал номер.

– Люка, позвони в участок и дай им адрес. Да, Дженнингс мертв. Им нужно собрать улики. Ты должен приехать с ними. Когда что-нибудь разузнаешь, позвони мне, понял? Хорошо. Пока.

Сидни отодвинулась от Кейда, разрывая их краткое объятие. Казалось, что-то напомнило ей, что она здесь по делу.

– Давай осмотримся и убедимся, что здесь больше никого нет. Я не успела даже подняться наверх, как этот парень сбил меня дубинкой. Что ты нашел на заднем дворе? Думаю, что ты там не ромашки собирал, пока я была тут с Дженнингсом, – ее хладнокровие позволило вернуть на место эмоциональную стену.

– Там у меня была своя разборка с вампом, – Кейд заметил изменение и подыграл. – Они, должно быть, видели, что мы приехали. На этот раз давай действовать вместе. Сначала осмотрим подвал, затем второй этаж.

Он хотел уважать ее независимость в работе. Ему может не нравиться, что она подвергала себя опасности, но это ее работа. И он должен хотя бы попытаться немного меньше волноваться о своем детективе. Скоро он разберется с вампиром и полетит обратно в НОЛУ. Как бы он ни хотел Сидни, он понимал реальность всей ситуации. Ему необходимо отпустить ее.

Сидни заметила, что вся забота Кейда о ее травмах исчезла. Она догадалась, что он отвечает на её отстраненность. Ее стена работала, держала людей на расстоянии. «Если ты не можешь пробиться сквозь нее, ты не причинишь мне боли».Еще, ее удивило его внезапное решение позволить ей идти с ним. «Неважно, я могу справиться с этим».Спрятав пистолет обратно в кобуру, она пошла за ним вниз по лестнице, в подвал.

Тридцать минут спустя, не найдя никаких подсказок, Сидни позволила Кейду то, чего никогда не позволяла другому мужчине. Она разрешила ему сесть за руль своей малышки, своего кабриолета. Она сомневалась, стоит ли отдавать ему ключи, но ее мучила ужасная головная боль, а на спине пульсировала гематома. Кровотечение на руках остановилось, однако она была уверена, что вся спина теперь в синяках. Когда они подъехали к ее дому, Кейд осторожно припарковал машину. Оказывается, ее любитель лимузинов имел навыки вождения. Что еще он скрывает?

Кейд вышел из машины, передал ей ключи и открыл дверь.

– Ну, спасибо, что подвез, – простонала Сидни, встав на ноги. – Ты уверен, что не хочешь воспользоваться моей машиной, возвращаясь в участок? Я попрошу Тони, чтобы он позже заехал за мной. И эээ... не хочешь зайти на чашечку кофе?

Она чувствовала себя дуррой, даже спрашивая об этом. Пьет ли вообще кофе этот странный вампир?

Кейд хотел пойти с ней, но он должен был вернуться и позвонить домой. У Люки есть новости о возможных подозреваемых. Пока он не хотел говорить Сидни, но ходили слухи о том, что кто-то занимался черной магией, чтобы усилить мощь, просто слухи. Всегда должен появиться какой-нибудь придурок, который жаждет большой сверхъестественной власти. Когда ты становишься вампиром, больше нет никакой демократии. Ты предстаешь перед главой вампиров этой земли, подчиняешься или умираешь. Многие принимали свою новую жизнь, некоторые нет.

– Сидни, любовь моя, ты очень тронула меня своим предложением. Но боюсь, пока я буду наслаждаться чашечкой чая, мои аппетиты возрастут до таких размеров, что ты не сможешь их удовлетворить, – он хотел остаться. Она чертовски сводила его с ума, – но я действительно должен вернуться и сделать несколько звонков.

Он взял ее руку, а она позволила это. Подняв и повернув руку запястьем вверх, он поцеловал ее.

– Я позвоню, когда узнаю что-нибудь. Сделай то же самое, пожалуйста. Прости меня... ах, моя машина уже тут, – к тротуару подъехал лимузин.

– Как хочешь, – фыркнула Сидни. – У тебя есть мой номер мобильного. Если не позвонишь сегодня, мы сможем встретиться завтра после обеда и обсудить дальнейшие шаги. Сегодняшняя ночь была просто ужасной, мне нужно в душ. До скорого.

Она развернулась и, не оглядываясь, ввела код домофона. О чем она вообще думала, приглашая его на кофе? Нет, серьезно?! На кофе? Это то же самое, как «давай поднимись и затрахай до смерти мои мозги»! Надеюсь, что нет.

Переводчики: inventia, chere_mou

Редактор : Kejlin


Глава 6

После трех таблеток адвила[27] Сидни приняла душ и оделась в свое любимое красное летнее платье, которое показывало округлость ее загорелой груди. К несчастью, оно вдобавок демонстрировало верхнюю часть спины, которая уже начала становиться синей. Она обула пару черных шлепок на платформе. Сидни не потрудилась высушить голову. Ее светлые локоны были лохматыми и кучерявыми. Уже была поздняя ночь, поэтому не было смысла их подсушивать.

Сидни собиралась ложиться спать. Было уже почти четыре утра, но работая ночью, она не могла уснуть. Она понимала, что нужно одеть пижаму, почитать книгу и немного отдохнуть, но ее нервы были на пределе. Недавняя смерть могла так повлиять на девушку, но не это то, что заставляло ее вздрагивать. Это был Кейд. Она хотела... нуждалась... нуждалась в чем-то... в ком-то... в нем. Но его у нее не будет. Как похотливая шлюшка, она пригласила его подняться к ней «на кофе», всем известное «на секс», а он был слишком занят или просто не хотел ее. Круто. Сидни чувствовала, что между ними было сексуальное влечение, но возможно она была неправа. Он лгал о том, что детектив. Наверно, у него много других секретов. О чем еще лгал этот парень? Может быть, у него есть девушка? А может, он женат?

Сидни хотелось забыть свои похотливые мысли о Кейде. Убрать его из своего привычного мира. Она не верила в любовь с первого взгляда, возможно, не верила в страсть, а ее можно контролировать... или перенаправить. Сидни поняла, что Тристан – единственный, кто ей нужен. Она знала, что он заботился о ней... желал ее. Он всегда был рядом с ней, единственный постоянный мужчина в ее жизни, за исключением Тони. Жизнь слишком коротка, чтобы безучастно сидеть сложа руки. Сидни не хотелось проводить в одиночестве сегодняшний вечер, а Тристан – тот, кто поможет ей забыться.

***

Когда Сидни входила в двери «Эдена», она увидела Тристана, прислонившегося к барной стойке и болтающего с рыжей, которая, флиртуя с ним, откинула волосы назад. Нацелившись на Тристана, Сидни пошла через танцпол, игнорируя пристальные взгляды других мужчин. Они ничего для нее не значили; это просто клуб, место, куда нужно прийти и быть замеченным. Танцы, выпивка, пот, кровь, секс – все здесь было, и она собиралась насыщаться, пока не почувствует себя лучше. Встав перед Тристаном, она показала значок девушке.

– Убирайся. Я здесь по делу, – приказала она. На ее лице не было и тени улыбки. Девушка посмотрела на нее и бросилась прочь, не желая связываться с полицией

Тристан не позволял кому-либо хозяйничать в его собственном доме, но, черт возьми, если Сидни не выглядела как королева. Он мгновенно схватил ее за руки и притянул к своему твердому телу.

– В чем дело, Сид? – он потерся щекой о ее щеку и зашептал на ухо. – Моя девочка выглядит немного напряженной. Тебе нужно что-нибудь сегодня ночью?

Она задрожала в его руках.

– Да, Тристан. Ты мне нужен.

С этими словами Тристан взял её за руку и повёл вверх по лестнице. Никто не помешает ему сегодня вечером. Прошли недели с тех пор, как они были вместе. Да, он знал, что между ними нет никаких обязательств, но сегодня вечером она была его. Он не уверен, что сделал Кейд, но он, Тристан, позаботиться о ней. Как всегда, он даст ей то, в чем она нуждалась.

Тристан повел ее в комнату, выкрашенную в синий цвет, с большим вишневым столом и черным кожаным диваном. Личный кабинет Тристана. Комната звукоизолированная и надежная. Он щелкнул выключателем, и в газовом камине вспыхнул огонь. Сидни замерла. Она нуждалась в своем друге Тристане. Нуждалась в его заботе. Он всегда был рядом с ней, а она с ним.

– Тристан, я...

– Сидни, тебе не нужно ничего говорить. Ты знаешь, что я о тебе позабочусь. Я скучал, – он провел тыльной стороной ладони по ее щеке, и она наклонилась и поцеловала его руку.

– Трис, расследование. Это была трудная ночь. Мне просто нужно отдохнуть. Мне просто необходим... ты.

–Уверена, малыш? – Тристан поднял бровь. – Ты выглядишь… не знаю. Немного иначе. Расстроенной. Ты в порядке?

Сидни не хотела рассказывать Тристану о том, как пригласила Кейда «на кофе», или о том, как сегодня ее чуть не убили. Но он все равно увидит ее синяки и спросит, что произошло.

– В порядке, Трис, правда. Чуть ранее получила травму, когда вела расследование с Кейдом. Все в порядке, просто пара синяков, честное слово.

– Проклятье, Сид. Что случилось? Дай мне взглянуть, – он притянул ее ближе к камину и, осматривая, обошел кругом. Когда он увидел ее спину, то втянул воздух и стиснул зубы. – Ты ранена. Mon chaton, ты обращалась к врачу? Где был Кейд, когда это случилось?

Он наклонился и поцеловал ее плечо. Тристан прикоснулся к ее шее, и девушка застонала. Сидни расслабилась и откинулась на него, открывая ему лучший доступ к шее, подчиняясь. Как правило, она держала все под контролем. Но здесь, с Тристаном, она могла позволить себе опустить стены. Он знал, чего она хотела от жизни в сексуальном плане. Сидни никогда не позволит ему полностью завладеть ее сердцем, но этого должно быть достаточно. Она должна выкинуть Кейда из головы. Ей нужно получить освобождение, пойти домой, лечь спать и завтра отправиться на работу с улыбкой на лице.

– Я в порядке. Получила дубинкой от преступника. Будет синяк, но ничего страшного. Да ладно, Трис, я не хочу об этом говорить. Пожалуйста, заставь меня почувствовать себя лучше. Больше никаких вопросов.

Тристан положил руки ей на плечи и сдвинул легкие бретельки платья, которое упало к ее ногам, обнажая перед ним. Он провел руками по ее животу и обхватил грудь. Сжал соски большим и указательным пальцами. Она застонала, когда ее пронзил жар. Тристан осторожно разверну девушку и прижался своими губами к ее. Губы Сидни приоткрылись, и их языки встретились.

– Тристан, – выдохнула она, – ты мне нужен, сейчас.

Он скользнул рукой вниз и схватил ее за ягодицы. Единственное, что осталось на ее теле в этот момент, так это крошечные черные шелковые трусики-танга. Его другая рука пропутешествовала от груди к животу и отодвинула тонкую ткань. Рука накрыла ее лоно, исследуя складочки, пальцы нежно начали свой ритм. Она качнулась к его руке.

– Сильнее, Тристан. Хочу почувствовать тебя внутри. Пожалуйста.

Ему нравилось, когда она просила. Его волк требовал трахнуть ее, но сначала он хотел, чтобы она кончила. Он знал, как сделать женщине приятное, особенно своей Сид.

– Mon chaton, я очень хорошо о тебе позабочусь. Вот так. Почувствуй меня.

– Тристан, не останавливайся, – простонала она, вцепившись за его плечи так, будто держалась за свою жизнь.

Тристан медленно ввел в нее палец, продолжая ласкать клитор большим пальцем. Она не выдержит долго. Он медленно добавил еще один палец, наполняя ее.

– Вот так, детка. Просто прими это, – и вскоре ее накрыл оргазм. Слова Тристана подвели ее к краю, и она кончила с помощью его руки. Сидни отдыхала в его объятиях, пока он крепко держал ее.

Он расслабил руки, и девушка опустилась на колени перед ним. Она хотела попробовать его, заставить его почувствовать себя так же хорошо. Тристан застонал, когда она потянулась и провела рукой по его штанам в районе паха. Быстро расстегнув джинсы, она выпустила его возбужденный член. Взявшись за основание и глядя ему в глаза, она медленно погладила нежную плоть. Сидни с удовольствием вернет ему услугу.

После того, как он кончил, они вместе опустились на пол, и Тристан прижал Сидни к себе. Отдыхая на коврике у камина, она наслаждалась этой редкой близостью. Девушка любила Тристана как друга, но знала, что не была в него влюблена.

Но даже лежа в объятьях Триса, мыслями Сидни возвращалась к Кейду. Почему она его так сильно хочет? Почему, черт возьми, она чувствует к нему такое сильнейшее влечение? Она его только что встретила. Но, казалось, каждый раз, когда они сталкивались, сексуальное напряжение между ними росло в геометрической прогрессии. Она закрыла глаза и решила, что все, что она испытывает к Кейду, уйдет, когда он уедет отсюда. Она коп. Ей не нужна привязанность. Оказалось, что он не захотел ее, когда она предложила, так почему бы ей не получать удовольствия от развлечений с Тристаном?

– Послушай, Сидни, я знаю, что-то расстраивает тебя, – будто прочитав ее мысли, Тристан прошептал ей в волосы. – Что же происходит в этой прелестной маленькой голове?

– О чем ты говоришь, Трис? Я в порядке, – ответила она.

– Да ладно тебе, Сидни. Я чувствую это. Помнишь об альфа-магии и всяком таком? Знаю, ты пытаешься увильнуть... и просто пудришь мне мозги, – рассмеялся он. – Ты все время одна. Это не идет тебе на пользу. Может быть, стоит подумать о том, чтобы бывать здесь чаще... со мной. Я могу защитить тебя. И прежде, чем ты взбесишься, я хочу тебе сказать, что ты супер полицейский. Но согласить, ты была сегодня немного избита... хотя это и красивый оттенок синего. Тебе нужен тот, кто позаботится о тебе.

Тристан не мог выносить ее боли.

– Сидни, ты знаешь, что много значишь для меня. Не хочу, чтобы ты пострадала, расследуя это дело. Почему бы тебе не провести эту ночь здесь, со мной? Никакого давления. Просто провести ночь, и мы увидим, что будет утром, – он посмотрел на нее сверху вниз. Знал, что она откажется. Слишком упрямая, чтобы признать, что он прав.

После сказанных им слов, Сидни нежно поцеловала его, поднялась с пола и принялась одеваться.

– Тристан, я действительно ценю твое предложение. Ты же знаешь, я тоже забочусь о тебе. Но серьезно, со мной все в порядке. Просто очень много всего в голове. Это сложно. Клянусь тебе, все хорошо.

– Ладно, mon chaton, если я буду тебе нужен, я всегда здесь. И Кейд тоже тебя защитит. Мы с ним стали друзьями давным-давно. Он жестокий сукин сын, но поклялся мне своей жизнью защищать тебя, если это потребуется.

И снова он. «Кейд, чертов Кейд».

– Тристан, не беспокойся. Со мной все будет хорошо, с Кейдом или без него. Спасибо за сегодня. Мне действительно нужно идти. Определенно ты тот, кто мне был нужен, – промурлыкала она. Быстро поцеловав Тристана, Сидни развернулась, чтобы открыть дверь.

Он удивлялся, почему она так раздражена Кейдом. Она едва знала его. Тем не менее, Сидни говорила о нем с презрением, и он не знал, почему. Непохоже на нее так вести себя с его друзьями. Он снова поцеловал ее. Ему хотелось, чтобы она была в безопасности, и собирался поговорить с Кейдом еще раз, понравиться ей это или нет.

Когда они спускались вниз по извилистой лестнице, ритмичная музыка напомнила ей, что она в клубе, а не в чьем-то доме. На полпути она почувствовала «его» и посмотрела на переполненный танцпол. «Опять? В самом деле?»Ей не удалось избавиться от этого проклятого вампира. Сидни посмотрела на Тристана и увидела, как тот помахал Кейду. Она взглянула на Кейда и увидела, что он не сводил с нее глаз. «Он все знал».

Сидни не понимала, как эти двое могли быть друзьями. Сейчас ее это не волновало. Она просто хотела выйти из бара и пойти домой спать. Но один взгляд на Кейда зажег в ней пламя желания, которое лишь слегка потускнело после ее маленького приключения с Тристаном. Она знала, что это временно, но надеялась прожить хотя бы пять минут, не думая о Кейде. «Проклятье».

Она повернулась, поцеловала Тристана в щеку и спустилась. Не было смысла чувствовать себя неловко после того, что произошло между ними. У нее не было ни перед кем обязательств, меньше всего перед Кейдом. Она вздернула подбородок, отказываясь отводить от него взгляд, пока проталкивалась через танцпол. Она не пряталась.

Кейд заметил ее на лестнице с Тристаном. Он боролся с инстинктом подняться вверх и разорвать своего друга. О чем, черт возьми, он думает? Сам он еще не предъявил права на Сидни и не мог бросить вызов своему другу на его территории. Фактически, пару часов назад он ушел от дома Сидни, отказываясь от ее приглашения. Он чертовски хорошо знал, чего она хотела больше, чем предложенный кофе. Но он должен был встретиться с Люкой, который побывал на месте преступления.

После того, как он сел в машину к Люке, самое неприятное подозрение Кейда подтвердилось. Люка нашел браслет вуду, на котором был запах вампира. Вампира, которого Кейд хорошо знал. Никаких сомнений, это ее запах; эта вампирша приходила к нему, и как-то использовала людей, чтобы те ей помогали, возможно, магов. Он не собирался рассказывать Сидни о сегодняшней находке Люки. Она смертна и слишком уязвима. Кейд планировал отстранить Сидни от дела, убрав из поля зрения и обеспечить ее безопасность.

Тем не менее, он чувствовал связь с девушкой. Не мог отрицать сильных чувств, которые росли внутри него. Когда он увидел ее с Тристаном, то почти потерялся. Когда она приблизилась, он почувствовал на ней запах Тристана. Кинулся, чтобы задержать ее. Хотел недвусмысленно объяснить ей, кому она когда-нибудь будет принадлежать. Она была его. Он не был уверен, как или когда, но она будет ему принадлежать.

Сидни втянула в себя воздух, чувствуя, что Кейд не даст ей уйти. Она не хотела, чтобы он думал, что запугал ее, даже если она была возбуждена. Она само хладнокровие, будто ничего не произошло, только дела. Девушка встала перед ним, положив руку на бедро.

– Что ты здесь делаешь, Кейд? Я думала, ты занят и у тебя нет времени на чашку кофе или что-то еще, – она с трудом сдерживала гнев. – Не бери в голову, Люка нашел что-нибудь на месте преступления?

В одно мгновение Кейд скользнул ей за спину. Мягко положил руки на плечи, хмурясь на ставшие теперь черными синяки. Она не должна быть здесь.

– А что здесь делаешь ты? Эти синяки... ты должно быть страдать от боли.

Сидни знала, что он чувствовал себя ответственным за то, что она была ранена. Даже при том, что это было ее работой. Это она настояла войти в дом Дженнингса одной.

– Кейд, я взрослая женщина, я полицейский. Проходила и через худшее, – она повернулась к нему лицом. – Что сказал Люка?

Он не уступит ей, не получив что-то взамен. Кейд обхватил ее талию и привлек к себе.

– Потанцуем, любимая? Побалуй меня, – он наклонился и понюхал ее шею. – Вижу, ты была занята.

«Дерьмо». Он знал, что она была с Тристаном. Все же Сидни не могла отклонить его просьбу. Она медленно подняла руки и обняла его за шею, прижимаясь лицом к груди. Они медленно танцевали.

– Хорошо, один танец. Только скажи мне... что нашел Люка? – она слишком устала, чтобы продолжать с ним битву.

– Люка нашел браслет. Браслет вуду, возможно заколдованный. У меня есть связи в Новом Орлеане, нужно посоветоваться.

Сидни потерялась в танце. Почему он не пошел с ней в ее квартиру? Почему же он отказался? Она немного напряглась в его руках. Она хотела убедить его, или себя, что все это было только из-за расследования.

– Мне звонила Ада. Она работает с волосами. Завтра у нас должно быть что-нибудь еще, чтобы продолжить. Буду ждать тебя в участке завтра вечером, около шести.

Кейд еще крепче прижал ее к своему телу, пока отказываясь отпускать. Они продолжили танцевать.

– Сидни, ты должна знать, что я могу чувствовать большую опасность. Знаю, ты опытный полицейский, но это рискованно... ты не сможешь этому противостоять. Необходимо доверять мне, когда я говорю, что есть зло, сверхъестественные силы, которые ждут нас... тебе нужен я, чтобы обеспечить твою безопасность, – он наклонился и, не в силах сопротивляться, поцеловал ее макушку.

– Зло – это реальность этого города, Кейд. Это то, чем я занимаюсь, и я вполне способна сама обеспечивать свою безопасность... спроси Дженнингса.

Кейд перестал танцевать. Протянув руки, он осторожно взял ее лицо в ладони. Они встретились взглядами.

– Мы сделаем это вместе, любимая, но знай, делать будем, по-моему. Я буду тебя защищать, и после того, как зло будет уничтожено, ты будешь моей, только моей.

Сидни почувствовала, как к лицу прилила кровь. Она не была уверена, стоит ли закричать на него или трахнуть прямо посреди танцпола. Каким-то образом она знала, что его слова правда... она будет принадлежать ему. Преисполненная решимости не позволить ему увидеть, что он только что добился ее, она отстранилась, развернулась и, улыбаясь, посмотрела на него через плечо.

– Кейд, любимый, ты должен знать, что здесь и сейчас я не принадлежу никому, кроме себя, – с этими словами она вышла за дверь. Но она знала, что это не так. Что-то в нем привлекло ее и угрожало изменить всю ее жизнь. Он заставил девушку хотеть принадлежать ему. Она желала любить кого-то и быть любимой... она желала Кейда.

Переводчики: inventia, chere_mou, natali1875

Редактор : Kejlin


Глава 7


Проспав добрых десять часов, Сидни оделась и поспешила на улицу, чтобы купить стаканчик латте в «Старбаксе». Она уже могла бы стать держателем акций на те деньги, что тратила на кофе, но, черт возьми, она обожала аромат молочной пенки с эспрессо. Несколько латте в день сильно били по карману, но помимо любви к обуви, кофе был вторым в списке, на что бы она потратила деньги.

Сидни зашла в магазин спортивных товаров «Умелые руки», чтобы купить несколько вещей для детей из детского центра, где она подрабатывала на добровольных началах. Ей нравилось наблюдать за их лицами, когда она приносила им еженедельные подарки. Новые маркеры означали больше картинок, больше счастливых лиц и больше творчества. Сидни знала, какое это прекрасное чувство что-либо создавать: вдохновение, выполнение, завершение. Эти дети тоже испытывали подобное. Их творения были доказательством существования будущего. Не жизни на улице, а возможно будущего в художественной школе или колледже. Эти дети мечтали выбраться из уличной нищеты и насилия, и Сидни была полна решимости, помочь им в этом.

***

И хотя у Сидни была загруженная жизнь, в основном заполненная работой, правда состояла в том, что у нее было всего несколько близких друзей и ни одного родственника, с кем можно было бы поговорить. Ее мать трагически погибла несколько лет назад – сбита пьяным водителем. Горе из-за ее смерти поставило Сидни на колени. После утраты матери, она никогда уже не была прежней, впрочем, как и ее отец. Он впал в глубокую депрессию, переехал в Аризону, где и умер несколько лет спустя.

Смерть была беспощадным учителем. Она научила Сидни держать в руках свои эмоции и выстроить достаточно высокую стену, чтобы больше не чувствовать горя. Смерть матери только укрепила решение девушки никогда не выходить замуж, потому что она не смогла бы перенести потерю кого-то еще. Все эти годы у нее было несколько приятелей, некоторых из них Сидни даже думала, что любила, но, ни с одним она никогда не могла по-настоящему остаться из-за своей работы. В довершение ко всему, она видела как мужчины, с которыми она работала, женились, а потом разводились. Такое случалось чаще, чем она могла припомнить. Часы работы и стресс не способствовали прочному браку. В ее понимании, такая работа не оставляла достаточно свободного времени, чтобы быть хорошим родителем. Уже давным-давно она приняла тот факт, что замужество не для нее. Было намного легче принять решение быть довольной жизнью, которую она вела: любимая работа, несколько хороших друзей, приятель тут и там, который бы был готов оставаться просто приятелем и никем больше.

Невзирая на то, что Сидни любила детей, она убедила себя, что у нее никогда не будет своего ребенка. Поэтому девушка посвящала большую часть свободного времени и деньги местной группе продленного дня. Каждую неделю она проводила несколько часов в центре, беседуя с детьми, играя с ними в игры и делая поделки. Она была не единственной, кто одинок... эти дети нуждались в ней. Дело в том, что многие городские дети росли сами по себе. Их родители никогда не участвовали в РК[28] и не ходили на родительские собрания. Уже не имело значения, были ли они слишком заняты работой или вообще не считали нужным приходить. Результат был один – дети после школы оставались одни на улице. Центр же давал им что-то конструктивное... они играли, они учились, они о чем-то заботились.

Сидни тоже о них заботилась. Она знала, что ей здорово повезло вырасти в доме среднего класса с любящими родителями, где в шоколадных печеньях и поощрениях не было недостатка. У Сидни никогда не будет собственных детей, но она знала, как помочь остальным. Она знала, как научить группу девочек испечь торт, сделать домашние задания по алгебре, изучить естественные науки, спеть песню или нарисовать картину. Ее мама была художником, так что творчество поощрялось в их доме. Сидни хотела передать этим детям весь свой опыт, даже если в конце дня их ожидали холодные улицы. Эти дети заслуживали узнать об удивительных вещах, которыми они могли заполнить свои юные жизни, вместо вступления в банду, проституции и наркотиков.

Сидни хотела, чтобы эти девочки и мальчики выросли образованными, сильными и самодостаточными. Кроме того, мать всегда учила ее, что отдавая что-то, ты совершенствуешь свою душу. Работа на добровольных началах была величайшим подарком, который ты можешь подарить себе и другим. Сидни знала, что не была святой, но она отдавала себя как могла. В конце дня дети наполняли ее душу надеждой и любовью – двумя вещами, в которых она очень нуждалась.

***

После того, как провела несколько часов в центре, Сидни знала, что должна возвращаться в участок... к Кейду. На улице все еще было светло. Интересно, где он спал? И спал ли он вообще? Выходил ли днем на улицу? Она знала гораздо больше об оборотнях, как хорошего, так и плохого, чем о вампирах. Сидни был известен тот факт, что они пили кровь, но кроме этого она старалась не общаться с ними, чтобы узнать более подробные детали о них и их привычках. У нее было сильно развито чувство самосохранения.

Как только она пристегнула ремень безопасности, завибрировал ее телефон – пришла смс из участка. «Твою мать!»Была найдена еще одна мертвая девушка. Сидни ненавидела зло, таившееся в людях и паранормалах. Зачем они убивали? Из-за власти, ненависти, страсти, психических заболеваний? Существовало много причин, и ни одна из них не была обнадеживающей. Сидни это больше не волновало. Она начинала уставать от смертей. Конечно же, в той или иной степени она будет пытаться понять мотивы, что поможет ей найти преступника и засадить его навсегда, но за исключением самообороны, убийству никогда не будет оправдания.

Девушка была найдена на аллее Эльфрета в Старом городе. Когда-то Бенджамин Франклин ходил по этим улицам. Американские отцы-основатели собрались в этом месте, создав документ, зародивший основы американской демократии. Все здесь дышало историей: мощеные улочки, зал Независимости, дом Бетси Росс.

Аллея Эльфрета – историческое место, названное в честь кузнеца восемнадцатого столетия. Вдоль мощеных аллей выстроились в ряд отреставрированные дома, с гордостью демонстрируя принадлежность к восемнадцатому столетию. Правда, остались, в основном, дома простых работяг. Прошлое страны, и, к сожалению, теперь настоящее, лежало поперек камней, портя историческое место. «Что, черт возьми, случилось с людьми?»

Место преступления уже оцепили. Сидни прошла под лентой и приблизилась к телу. Она знала, что должна позвонить Кейду, но полагала, что кто-то в его команде даст ему знать. После прошлой ночи она боялась реакции своего тела на его голос, даже звучащий из динамика телефона. В конечном счете, ей придется увидеть его, услышать этот голос, вдохнуть его восхитительный мужской аромат. Он будет недоволен, что она не стала его дожидаться. Но Сидни полагала, что примет меры и позже извинится.

Девушка наклонилась, чтобы лучше рассмотреть тело, очередную «мертвую куклу». На этот раз брюнетка, но у нее почти такая же белоснежная фарфоровая кожа. Она, в отличие от предыдущей жертвы, еще не начала разлагаться от долгого нахождения в воде. Наоборот, она выглядела так, будто ее аккуратно положили на улице всего несколько часов назад. Казалось, она просто спит. Она была так же молода, как другая девочка. Ей было не больше двадцати, но одета она по-другому: длинное зеленое бархатное платье, без обуви. Как и в прошлый раз, веки закрыты и сшиты нитью. Кто-то позаботился наложить на ее лицо макияж. Она выглядела, как коллекционная кукла, которую вы могли бы купить в телемагазине. Платье с глубоким вырезом плотно прилегало к телу. Сидни надела латексные перчатки и протянула руку, чтобы немного сдвинуть его. Еще одна тату.

Татуировка была достаточно маленькой, украшая верх груди девушки. Выглядела как крест, но с большой окружностью на верхушке.

– Дженнингс мертв, – проговорила Сидни, поднявшись на ноги. – Или он сделал это до своей смерти, или же есть кто-то другой, кто делает татуировки. И что это? Это точно крест. Я где-то уже его видела.

Она покачала головой, поражаясь бессмысленной гибели людей.

– Это Анк. Древний египетский символ вечной жизни, – Сидни обернулась, пораженная бархатной лаской голоса Кейда. Но его тон не был теплым. Нет, он был зол на нее, по-видимому, из-за того, что она не позвонила. «Великолепно, сейчас начнется».

– Что-то забыла здесь, Сидни? Ты же знаешь, я не буду упоминать о наказания за твое постоянное игнорирование моих распоряжений, – Кейд был зол. Что, черт возьми, она не поняла в их разговоре? Они должны были работать над этим делом вместе. Неужели она не понимает, что существует опасность, находится здесь, она может быть убита в мгновение ока?! Кейд знал, что опасность была действительно очень серьезной, и имя ей была... Симона.

***

После того, как Сидни покинула клуб, Кейд разговаривал с Тристаном о находке Люки: браслете с «ее» запахом. Она вернулась, «Симона». Впервые Кейд встретил Симону в тысяча восемьсот двадцать втором году в Новом Орлеане. Он нашел ее избитой и голодающей в переулке. Недавно превращенная, она выглядела, как неоперившийся птенец. Не желая наблюдать за ее убийствами или за ее смертью, он взял девушку под свою опеку и научил, как питаться от людей, не убивая их. Наряду с несколькими другими молодыми вампирами, включая Люку, Симона жила с ним в его безопасной усадьбе, которую он построил в черте города. Несмотря на оскорбления, перенесенные ею за эти годы, она доверилась Кейду.

Симона рассказала ему, что человек по имени Джон Палмер послал за ней людей Англии и привез на Ямайку, в качестве подарка своей новой жене, Энни Палмер. Она работала служанкой. Именно на Ямайке она узнала про вуду от Энни, опасной и жестокой госпожи, известной как Белая Ведьма. Энни регулярно мучила Симону и других рабочих и рабов на плантации. Симону избивали или секли плетью почти каждый день. Ничто и никогда не радовало госпожу, кроме тех случаев, когда она практиковала свои темные искусства. Во время этих сессий Симона, как ожидалось, должна была помогать Энни, но девушка не просто помогала. Она не поднимала взгляда, но тайно копировала записи и запомнила все заклинания, которые произносила госпожа.

Однажды ночью, во время одной из многочисленных экстравагантных вечеринок, проводимых на плантации, один из гостей выразил интерес к Симоне. Энни предложила свою служанку в качестве подарка, он мог пользоваться ей, как пожелает. Симона неохотно приняла предложение незнакомца из страха порки. Он привел ее в поле, где изнасиловал и превратил в вампира. Она не знала, что ее увезли с Ямайки, пока не проснулась в грязном номере отеля в Новом Орлеане. Ее новый господин сел в кресло и объяснил, что она теперь вампир и стала его новой рабой. Пока потрясенная девушка пыталась прийти в себя от сказанного им, дверь распахнулась, и какой-то человек выстрелил деревянной стрелой в его грудь. Вампир распался на месте. Предполагая, что Симона была невинным человеком, убийца, ничего не сказав, повернулся и вышел из здания. Симона выбралась на улицу, но поняла, что сильно ослабла. Она споткнулась и упала в грязь. Там и лежала беспомощно, пока ее не нашел Кейд.

В течение следующих нескольких лет, Симона, казалось, адаптировалась к жизни в Новом Орлеане и превратилась в красивую женщину. Ее белая бледная кожа особенно оттеняла пышные черные волосы. Это было незадолго до того, как Кейд и Симона стали любовниками. Он не был в нее влюблен, но был одинок, а она доступна. В те времена он не мог рисковать быть связанным с человеком, так что партнерство с другим вампиром было тем, что ему нужно. Что Кейд действительно не предвидел, так это то, что Симона никогда не переставала практиковать вуду и начала тайно, пока он уезжал из города, заниматься темными искусствами. Она знала секреты Энни и хотела могущества, которое могло бы у нее быть. Кейд узнал о злых намерениях девушки, когда оборотень по имени Тристан поведал ему о своей пропавшей сестре. Тристан пришел к Кейду за помощью и с предложением. Он получает мир с местными волками, но взамен возвращает ему сестру, похищенную Симоной. В тот день Кейд с ужасом обнаружил вампиршу в сарае. Она захватила, по крайней мере, десять девочек, в том числе и сестру Тристана, и держала их в заложниках. Девушки были едва живы: избитые и обнаженные, они были прикованы к стене серебряными наручниками. Находясь бешенстве, он приказал Симоне подойти к нему и толкнул ее на колени. Сначала Кейд хотел убить ее за содеянное, но она просила о пощаде. Кейд пожалел ее и навсегда изгнал из Соединенных Штатов. Она была вынуждена уехать, оставшись только с одним билетом за океан да одеждой на спине. Он разрушил ее ритуальные предметы, ее книги с заклинаниями, а все, что осталось – это сожженное поле, где когда-то стоял сарай.

Он почти забыл о Симоне, пока Люка не сказал ему, что почувствовал ее запах в доме Дженнингса. Если в этом участвовала Симона, он был уверен, что та убьет Сидни, не задумываясь. Если она в состоянии была захватить и мучить сильных оборотней, таких, как сестра Тристана, то легко могла бы убить человека. Он не знал, что сделать, чтобы убедить Сидни реальности угрозы, с которой она столкнулась. Кейд знал, что не мог отстранить ее от продолжения расследования, но, черт возьми, без него она не выйдет на улицу. Он должен быть серьезным с ней и объяснить, что ей необходимо подчиняться его приказам, чтобы с ним работать. Он должен рассказать ей о Симоне.

***

Сидни никогда не видела его таким злым. Черт возьми, кем он себя возомнил?!

– Вот так новость, вампир, я не твоя дочь, а ты не мой босс. Давай, я проясню ситуацию. Ты мне не указ. Сейчас мы можем быть напарниками, но это мой город. Да, я прошу прощения за то, что не позвонила тебе, но я подумала, что ты будешь... я не знаю... спать или, чем там еще занимаются вампиры в течение дня. Я была уверена, что тебе позвонят из офиса, а я не твой секретарь. И вот ты на месте, так давай приступим к работе, – она знала, что неправа, но это было лучшее извинение, которое могла сейчас придумать.

Она не позволит какому-то парню говорить, что ей надо делать. Она опытный детектив, который сначала надирает задницы, а уж потом спрашивает имена. Ну и что? Здесь на улице совершенно жестокое убийство женщины. Они поймают его, а в следующем году появится еще один преступник, убивающий людей. Такова жизнь в большом городе. Она здесь, чтобы ловить плохих парней, а не маленькая девочка, играющая в копов и грабителей.

Кейд посмотрел на нее и подошел ближе. Боже, он был сексуальным, но опасным. Сидни могла видеть мышцы, выпирающие из-под его обтягивающей черной майки. На минуту она подумала, какое это было бы за чувство, залезть руками под майку и провести кончиками пальцев по его твердому прессу

Кейд не мог доверять этой женщине. Она ничего не поняла. Ему следует взять ее, перекинуть через колено и отшлепать эту прелестную попку, пока она не приобретет розовый оттенок. Как бы ему хотелось почувствовать эти полушария в своих руках. Вот черт. Ему необходимо поговорить с ней о серьезности ситуации, пока не наступила ночь. Если у Симоны была возможность убить этих девушек и оставить трупы в оживленном историческом районе в середине дня, она могла спокойно похитить Сидни. Ему необходимо применить другую тактику к своему колючему, но прелестному детективу.

– Сидни, любовь моя, я понимаю, что ты знаешь эти улицы как свои пять пальцев, но нам нужно научиться доверять друг другу. Есть вещи, о которых ты не знаешь. Я обещаю, что расскажу тебе все, как только появиться время, а теперь, прошу тебя, просто доверься мне. Не приходи на вызов одна. Ты ведь знаешь, ни к чему хорошему это не приведет. И хотя мы технически ведем это дело вместе, я могу с легкостью отстранить тебя от него, если ты не будешь слушаться меня. В этих убийствах замешан вампир, и, возможно, другое существо со сверхъестественными способностями. Не хочу отстранять тебя от данного расследования, но сделаю это, если ты не начнешь сотрудничать со мной. И это означает, что я веду расследование, а не ты. Самое главное, никуда не ходи в одиночку, я ясно выразился?

Если бы он не был вампиром, Сидни отвела бы его в сторону и хорошенько стукнула, но она понимала, что он прав. Для него было бы не трудно убрать ее из этого дела, и тогда с ней будет покончено.

– Яснее не бывает! – прорычала она, яростно сверкнув глазами.

Сидни решила сосредоточиться на теле. Спор с Кейдом не раскроет дело. «Есть ли еще сходства с первой девушкой?»Сидни достала вторую перчатку и потянулась к запястью девушки.

У платья были длинные рукава, спускающиеся до самых пальцев. Сидни приподняла ткань, чтобы посмотреть, есть ли следы от веревок. Конечно же, у девушки были синяки на запястьях, говорившие о том, что она была связана, а затем, возможно, ее освободили, после того как она умерла. Сидни осмотрелась, ища наручники или веревку, которые могли выбросить в спешке, когда избавлялись от тела.

– Кейд, проверь ее запястья. Она была связана, как и другая жертва. Нужно обыскать каждый дюйм этого переулка, и посмотреть оставили ли они что-нибудь еще, кроме тела. Убийцы осторожны, но эти ребята всегда делают ошибки. Мы только должны найти их.

Когда Сидни обернулась, она увидела подъехавший фургон патологоанатома. Она помахала Аделии, шедшей к ней с инструментами в руках.

– Эй, Сид, еще одна жертва, как погляжу.

– Да, я не уверена, но, похоже, она осушена. Здесь все чисто: ни крови, ни мочи вокруг тела.

Ада выдохнула, смотря на мертвую девушку. Она взглянула на Кейда, идущего поздороваться с ней, и снова повернулась к Сидни.

– Есть новости. Пришел анализ волокон с запястья первой жертвы. Только послушай, похоже на веревку смешанную с человеческим волосом. Так что, чем бы их ни связывали, оно должно содержать человеческий волос, – Ада наклонилась и начала работать с телом, но продолжила говорить. - И вот еще что. Мы нашли след на теле, какой-то вид масла. Анализ показал, что в основном оно содержит лимонник. Были и другие компоненты, но это определенно какое-то лимонное масло. Этот случай становиться все более странным.

– Лимонник? – Сидни наблюдала за работой Ады. – Может быть, это просто какой-то крем или лосьон? Нам не известно, имеет ли это какое-либо отношение к преступнику.

– Ну, все что я могу сказать, – Ада посмотрела на нее, вытаскивая термометр из тела, – так это след был обнаружен только на лбу, больше его нигде не было. Единственный раз, когда я видела что-то подобное, было в церкви. Знаешь, как католики делают во время целебных месс.

– Что такое, Кейд? Ты ужасно тихо себя ведешь, – Сидни посмотрела на него. Он ничего не сказал по поводу лимонника. Будто бы знал.

Он встал на колени, чтобы внимательно посмотреть на лицо девушки.

– Я говорил тебе, Сидни. Есть силы, с которыми ты не привыкла бороться, – протянув руку в перчатке, он осторожно отодвинул выбившиеся пряди волос с лица девушки. Сделал вдох. – Масло лимонника, вуду, порча. Практики используют масло и травы. Иногда они создают смесь из вуду, порчи, колдовства и черной магии. Не все чисты сердцем. Некоторые стремятся к власти, или деньгам, даже ищут любовь.

– Довольно больной способ найти любовь, – покачала головой Сидни. – Честно говоря, Кейд, мне кажется это полной бессмыслицей, но я видела, как люди убивают по всевозможным причинам... даже за пару проклятых кроссовок.

– В колдовстве существует вещество под названием масло Ван-Ван, – Кейд поднялся на ноги, его лицо напряглось. – Лимонник входит в его состав. Мне нужно будет связаться с моим источником, чтобы узнать, для чего используется это масло, но, уверяю тебя, те, кто использует все это, серьезны в своих желаниях. Преступник мог помазать жертв с определенной целью.

Сидни начала осознавать серьезность его слов.

– Даже если они не целенаправленно мазали их, существует еще вторичное загрязнение. Я согласна, что нам нужно больше информации о том, почему кто-то использует масло, в первую очередь это поможет с мотивом. Что на счет веревки и человеческого волоса? Почему, черт возьми, нужно пройти через все трудности создания веревки из человеческих волос, когда ты можешь пойти в «Home Depot»[29] и купить синтетическую веревку.

– Человеческие волосы и веревки применяют в колдовстве, – Кейд был не совсем уверен, но попытался сделать предположение. – Мне кажется, это своего рода магическая веревка, с помощью которой намеревались сделать смерть более болезненной. Я понимаю, что магическую веревку обычно не используют вместо обычной, чтобы связать кого-то. Я слышал, что ее помещают под кроватью жертвы, или что-то в этом роде. Но если тебе нужна веревка, а эта была под рукой... зачем ходить в «Home Depot», когда у тебя уже есть все, что нужно? Ведьма или маг могли использовать ее как часть ритуала, пока связывали девушку.

«Ведьмы? Маги? Вампиры?»Сидни почувствовала себя белой вороной. Вот именно поэтому она не любила связываться со сверхъестественными существами. Она не была частью их мира. Но убийца есть убийца, не важно, как он это сделал или кто он такой. Она давно уже поняла, что зло – это не сверхъестественный феномен. Нет, зло также таится в человеческом сердце. Сидни подумала передать это дело Кейду. Она будет свободна и сможет возобновить борьбу с обычными, повседневными, человеческими преступлениями. Но, увы, лица этих бедных девушек уже укоренились в ее голове, и она чувствовала себя обязанной найти убийц, чтобы девушки обрели покой. Кроме того, Сидни зашла слишком далеко в этом деле, чтобы просто передать его. Но в чем она точно не признается, так это в том, что она слишком увлеклась Кейдом, чтобы отпустить его.

– Ада, Кейд, – она взглянула на лицо девушки, – я не вижу татуировок на ее лице, как на другой жертве. Думаете, Дженнингсу не удалось завершить свою работу над ней?

– Возможно, Дженнингс сделал татуировку на ее груди? – согласился Кейд. – А другие татуировки делались после смерти? Я считаю, что Дженнингс был человеческим рабом убийцы этих девушек, но не был магом, а здесь определенно есть магия, Сидни. Я чувствую это... ее остатки повсюду. Но даже если и есть признаки магии, уверен, за этими убийствами стоит вампир.

Кейд был убежден, что Симона как-то с этим связана. Он не был уверен, где или как она использовала магию. Но он не был готов рассказать о Симоне Сидни. Ему необходимо больше свидетельств до того, как он раскроет свои знания.

– Кейд, Сидни... что это за черт? – Кейд и Сидни повернули головы, чтобы посмотреть, о чем говорила Ада. Оба опустились на колени и наблюдали, как Ада левой рукой повернула подбородок девушки, держа в правой руке длинный пинцет. – Здесь что-то есть. Сид, посвети фонариком, пожалуйста.

Сидни схватила фонарик, включила его и посветила на горло девушки. Кейд потянулся поднять голову девушки и помог держать рот открытым, чтобы Ада могла работать. Она медленно протянула руку и достала пинцетом что-то из ее рта.

– Похоже на небольшой свиток или лист бумаги? – Ада видела много дерьма в течение последних пяти лет в качестве судебно-медицинского эксперта, но ничего подобного. Кейд протянул руку в перчатке и забрал его у Ады. Объект из красной бумаги, сложенный в пятиконечную звезду, пентаграмма. Он начал осторожно разворачивать его.

– Похоже, кто-то практикует колдовское оригами, – пошутила Сидни. – Кейд, что там написано? Дай мне посмотреть.

Она наклонилась к Кейду, чтобы лучше рассмотреть бумагу. Плечом она прижалась к его груди. Он протянул ей листок, чтобы она смогла его видеть. Сейчас она хотела оказаться не на месте преступления, а в спальне. Жар его тела окутал ее, и она почувствовала, как соски в ответ затвердели. Она поскорее должна раскрыть это дело, прежде чем сойдет с ума от похоти. «Алло? Место преступления. Труп».Сидни загнала мысли вглубь и прочла записку. Темными чернилами написано лишь три слова. «Ты будешь моим». Наклонившись к записке, Сид почувствовала легкий запах корицы. Она повернулась и взглянула на Кейда.

– Ты будешь моим? Что значит эта надпись? Кейд, чувствуешь что-нибудь? – она знала о его супер вампирских способностях. Но не была уверена, что это не ее воображение.

Кейд пытался сохранить беспристрастное выражение лица, пока Сидни читала записку. «Симона».Он выгнал ее из страны и из своей постели. Он никогда не будет принадлежать ей, независимо от того, кого она убила.

– Корица? Да, я ее чувствую. Это распространенный ингредиент в колдовстве, скорее всего, добавлен в чернила.

Кейд напрягся, чтобы сдержать крик гнева. Он хотел забрать отсюда Сидни прямо сейчас и запереть, чтобы защитить ее от этой злой женщины. Симона вернулась. Он должен рассказать Сидни. Ему нужно найти способ объяснить ей, что происходит, чтобы он смог отстранить ее от дела, не разозлив. Если он заставит ее понять, возможно, она оставит в покое это дело. Они должны остаться наедине, чтобы он смог все ей рассказать.

– Сидни, мне нужно проконсультироваться с несколькими людьми о том, что мы нашли. Я знаю телефон одной ведьмы. Давай опечатаем место преступления, а потом поедем ко мне и вместе сделаем несколько звонков.

Сидни посмотрела на него и каким-то образом поняла, что в этом было важно довериться ему. Она чувствовала, что он знал больше, чем говорил. Тем не менее, она понимала, что пока не должна задавать вопросы. Может быть, они действительно нуждались консультации ведьмы? Она была чертовски уверена, что не знает ответов на всю эту вуду-ерунду.

– Хорошо, Кейд, давай опечатаем это место. Чем быстрее мы сделаем это, тем быстрее сможем позвонить ведьме.

Кейд почувствовал огромное облегчение. Она, наконец, начинает доверять ему, и они стали работать в команде. Кроме этого, он ощущал сильное сексуальное влечение, растущее между ними. Он хотел быть уверенным, что она в безопасности от Симоны. Но важнее всего, он чувствовал себя эмоционально связанным с этим невероятно умным детективом с острым язычком. Сидни выворачивала его наизнанку, он чувствовал, что она предназначена ему не только для одной ночи. Кейд хотел заниматься с ней любовью до тех пор, пока она не будет кричать его имя в экстазе. Он хотел, чтобы она знала, что каждой своей клеточкой она принадлежит ему…

На данный момент ему нужно держать свои чувства при себе. И так достаточно трудно было держать от нее руки подальше каждый раз, когда он видел ее, не говоря уже об истязании себя мыслями, что может случиться в будущем. Если Симона была действительно заинтересована в нем, то она могла увидеть в Сидни конкурентку, которая должна быть уничтожена. Он не позволит, чтобы Сидни был причинен вред, даже если для этого потребуется отстранить ее от расследования. Пусть лучше девушка будет ненавидеть его, чем закончит смертью.

Несколько часов спустя, когда все, наконец-то, покинули место преступления, Сидни все еще осматривала улицу, надеясь найти что-нибудь, что мог оставить убийца. Она оглянулась на Кейда, он разговаривал по сотовому. Он сказал, что позвонит Люке, чтобы тот забрал их. Она согласилась, чтобы патрульный взял ее машину и отвез к участку, тогда она сможет отправиться с Кейдом и Люкой. Как бы сильно она ни любила свой кабриолет, он был двухместным и не всегда практичным. И если уж быть честной самой с собой, она не будет возражать, если ее покатают на красивом лимузине. Они находись на улице уже в течение нескольких часов. Сидни плохо себя чувствовала, была голодной и уставшей. В данном случае она могла принять немного адвила, так как спина все еще сильно саднила и была в синяках.

Вдруг Сидни почувствовала холодный ветерок, обдувающий шею. Сейчас середина августа. «Что за чертовщина?»Она оглянулась на Кейда, но он казался равнодушным, как будто не чувствовал этого. Она взялась за молнию куртки. Сегодня не ожидался дождь, но летом грозы являются распространенным явлением. Неожиданно она услышала смех, разговор? Нет, наверно это был просто женский голос. Она махнула Кейду, обращая его внимание на маленькую арку между двух домов. Он все еще разговаривал по телефону, когда она свернула в небольшой переулок.

Сидни почувствовала запах застоялой воды. Он был перебит другими запахами: мочи, гниющей еды, фекалиями. Это могло быть оставлено животными или людьми, но так или иначе это было ужасно. Этот город для тебя! Она едва видела куда ступает, поэтому решила найти фонарик в своей куртке. Прежде чем она достала его, вдалеке раздался женский смех. Он становился все ближе. Словно завороженная Сидни с трепетом наблюдала, как небольшой шар света появился примерно в двадцати футах[30] от нее, он плавал в воздухе, как пучок перьев. Затем вспыхнул, и на его месте появился призрак женщины, парящей в воздухе.

Призрачная женщина с красивым лицом и длинными, прямыми, черными волосами парила в тесном сыром переулке. Сидни не могла поверить, что все это видит. Можно было заметить только очертания тела женщины, ног не было видно, только длинное красное платье, ниспадающее до земли. Уставившись на Сидни, женщина начала истерически смеяться. Смех сменился мертвой тишиной, когда ее губы сжались в тонкую линию.

Сидни сталкивалась с достаточным числом женщин, чтобы сказать, что эта настроена агрессивно, ошибки быть не могло, это отъявленная стерва. Но она не позволит какой-то женщине запугать себя... привидение это или нет. Сидни быстро нашла свой пистолет. Она понятия не имела, как убить призрака, но не собиралась сдаваться без боя. Решив, что самое время позвать Кейда, она крикнула.

– Кейд, милый. Не мог бы ты подойти сюда и немного помочь? – Сидни не была уверена, может зрение играло с ней злую шутку, но она увидела, что глаза женщины вспыхнули красным. Как только она позвала Кейда, призрачная женщина закричала:

– Он! Мой! – и в мгновение ока оказалась рядом с Сидни.

Девушка выстрелила несколько раз, пока не упала, уклоняясь от приведения. Она приземлилась на песчаную мокрую дорожку и все потемнело. Когда Сидни нащупала сломанный фонарик, она почувствовала, как Кейд поднял ее с земли. Она обвила его шею руками, позволяя вынести себя из арки.

Выбравшись на свет, Сидни поняла, что наслаждалась его объятьями несколько дольше положенного.

– Кейд, я в порядке. Нет, серьезно, опусти меня. Я просто упала и все. Она ушла.

С неохотой, Кейд осторожно отпустил ее ноги и поставил в вертикальное положение, выпуская из объятий. Он должен был отпустить ее. События стали выходить из-под контроля и очень быстро.

– Сидни, с тобой все в порядке? Я услышал твой крик. А потом выстрелы. Что случилось? Я никого не почувствовал там. Ни людей. Ни сверхъестественных существ. Подожди, кого ты имела в виду, говоря «она»?

«Серьезно? Передо мной парил призрак женщины, а мой вампир ничего не видел? »

– Да, я в порядке. Но Кейд, мне нужно тебе сказать... это прозвучит как бред. Я услышала голос и смех женщины. А когда я вошла в проем, увидела там маленький огонек, который превратился в призрачную женщину. Красивая с длинными темными волосами, она будто бы хотела напасть на меня. Вот тогда я тебя и позвала... и вот, Кейд. Знаю, это прозвучит глупо, но она будто знала, что я зову именно тебя. Она закричала «он мой» и бросилась на меня. Тогда я в нее выстрелила. Пули даже призраков убивают? Все что я помню, так это как я уклонилась вправо, она промахнулась, а я упала. Дерьмо! – Сидни посмотрела на свою одежду.

Она вся была в отвратительной, зловонной воде.

– Посмотри на меня! Фуу. Это ужасно... Мне нужно поехать домой и принять душ. Что, черт возьми, там такое было?

– Погоди, Сидни. Позволь осмотреть тебя и убедиться, что с тобой все в порядке, – перебил ее Кейд, проверяя на предмет повреждений. Крови не было, и она, как и утверждала, не была ранена.

– Я в порядке. Действительно, просто упала, когда эта... эта «женщина» бросилась на меня. Говорю тебе, Кейд, я не очень-то верила в призраков, до сегодняшнего вечера. Но это был не человек. И не знаю, что, черт возьми, это было, – Сидни покачала головой от разочарования.

Кейд мог бы сказать, что Сидни слишком разволновалась от первого опыта общения с призраком, не говоря уже о том, что она покрыта неизвестной жидкостью, пахнущей мочой и кто знает, чем еще. По правде говоря, он был шокирован описанием Сидни. Это была Симона, но как она перенесла себя в образе призрака? Магия? Что-то или кто-то помогает ей. Ему нужно увезти Сидни домой, подальше от этого места.

Через несколько минут приехал лимузин Кейда. По пути домой он с Сидни рассказал Люке о происшедшем в переулке. Хотя Кейд не упоминал Симону, по описанию Сидни Люка мог сказать, кто именно приходил к ним в переулке.

– Люка, мне нужно, чтобы ты нашел Илизбет, – приказал Кейд. – Я звонил ей в магазин, но никто не ответил. Если не найдешь ее дома, то попробуй поискать в ковене. Не рассказывай ей подробности того, что произошло. Я хочу поговорить с ней сам.

Илизбет – местная ведьма из Французского квартала. Временами она была скрытной, и с ней не всегда было легко иметь дело, но Кейд и Илизбет были союзниками в течение нескольких лет. Он не мог утверждать, что они близкие друзья, но доверять ей можно.

Люка стремился поскорее закончить с этим делом, и вернуться домой в Новый Орлеан.

– Сразу же. Позвоню ей по пути в «Эден». Я планировал поехать туда, покормиться и увидеться с Тристаном. Мне рассказать ему о сегодняшнем событии?

– Да, спасибо, Люка. Пожалуйста, расскажи ему, что случилось, но только в его кабинете. Вас не должны слышать. Скажи Тристану, что Сидни и я проведем остаток ночи в моем доме.

Сидни удивленно уставилась на Кейда, но не выразила беспокойства . «Она проведет там ночь? Работая над делом? Или работая над Кейдом?»Она не уверенна, что останется на всю ночь с ним, но им действительно нужно вспомнить все подробности и проработать детали дела. Возможно, они что-то пропустили. Она могла сказать, что Кейд не был абсолютно честным с ней. Сидни не была готова надавить на него на месте преступления, но намеревалась выяснить все после того, как примет душ и поест. Она могла стерпеть многое, но не ложь.

Когда они подъехали к дому, гаражная дверь открылась, впуская лимузин. Кейд и Сидни вышли из машины, и зашли в помещение через дверь гаража. Когда они вошли в гостиную, Сидни не смогла сдержаться.

– Милое местечко. Мне нравятся изделия из дерева. Немного мрачновато, но красиво. Коридор и комнаты отделаны темно-красным деревом: богато и по-мужски.

– Спасибо. Я арендую дом у Тристана. Как бы мне ни нравилось здесь гостить, у меня нет намерения, жить здесь. Как только раскрою это дело, мне нужно вернуться в Новый Орлеан.

«Ой-ой-ой».Сидни знала, что Кейд не собирался оставаться здесь навсегда, но подумала, что, возможно, он останется на время отпуска. Может быть, он остался бы, если бы нашел что-то или кого-то достаточно важного. Девушка не знала, почему почувствовала боль, услышав, что он собирается уезжать. Она знала, это не его дом. Ей нужно построить эмоциональную стену. Сидни не хотела что-либо чувствовать к нему. Она была убеждена, что может пострадать. Ей нужно вернуться к работе... поговорить о деле, но сначала, она должна стать чистой.

– Кейд, не покажешь, где тут ванная? Мне нужно умыться.

Кейд хотел бы показать ей свою душевую... она голая, а он прижимает ее к кафелю.

– Да, прости. Сюда, милая, – они, молча, поднялись по лестнице и прошли по длинному коридору. Кейд открыл дверь и жестом пригласил ее войти. – Вот. Можно выстирать твою одежду, пока мы будем работать. Просто опусти ее в желоб для грязного белья. Я позвоню горничной, чтобы та позаботилась о ней. Полотенца в шкафу, на обратной стороне двери висит черный халат, можешь его надеть, пока чистят твою одежду. Когда будешь готова, просто спустись вниз. Пока ты купаешься, я закажу еду из китайского ресторана.

Сидни знала о сексуальном напряжении между ними. Они вдвоем в тихом коридоре... одни в доме. Она хотела его. И она знала, что он уедет. Она знала, что не должна хотеть его, вампира, но влечение слишком велико, чтобы сопротивляться. Девушка схватила его за руку, и волна возбуждения прошла по всему ее телу. Она хотела поцеловать его, вкусить и ощутить в себе. Сидни вцепилась его руку и затем посмотрела вниз на грязную одежду.

– Кейд, я просто хочу, чтобы ты знал, я рада, что ты был там сегодня. Гм... Я имею в виду... Я знаю, что мне не причинили боль. Хорошо иметь кого-то, кто прикроет твою спину. Не знаю что, черт возьми, это за штука была в переулке, но солгала бы, если бы сказала, что ни капли не испугалась. Так или иначе, спасибо.

Она позволила его руке выскользнуть, вошла в ванную и быстро закрыла дверь. Прислонилась спиной к двери и вздохнула. Она чуть не поцеловала его. Что она делает? «Думай головой, Сидни. Он сказал, что не останется здесь, а уедет обратно в Новый Орлеан».Она потянулась и включила горячую воду, стянула с себя дурно пахнущую одежду и бросила ее вниз по желобу. Горничная выстирает её одежду? «Довольно мило».Сидни шагнула под горячую воду, и пусть напряженность катится в пропасть.

Она вымыла волосы шампунем с ароматом клубники. «Вампир с клубничным шампунем?»Она улыбнулась, думая о Кейде. Намыливая тело, она провела руками по груди. Что бы она почувствовала, если бы сильные руки Кейда массировали ее грудь? Если бы он взял в рот ее соски? Сидни закрыла глаза и застонала, позволяя рукам блуждать по обнаженным мягким холмикам. Она скользнула пальцем, раздвигая складки, прикасаясь к сердцевине. Нежно кружа по самому чувствительному местечку, она размышляла о Кейде, что она будет чувствовать, если бы он трогал ее, пробовал бы ее вкус. Сидни снова застонала, когда внутри нее прошлась судорога, и, наконец, она задрожала и кончила. Она оперлась лбом о темно-синюю плитку, не готовая уйти и встретиться с Кейдом лицом к лицу.

А он едва не умер, когда услышал стон Сидни и почувствовал запах ее возбуждения. Захотелось взлететь вверх по лестнице, выломать дверь и трахать ее до потери сознания. Разве она не знала, что у вампиров сверхчувства? Или она точно знала, что делала? Чтобы услышав, как она ублажала себя, он не смог сдержаться. Кейд, сидя в кожаном кресле, расстегнул ширинку штанов и вынул эрегированный член. Сидни ласкала себя, думая о нём? Он начал гладить себя всё быстрее и жёстче. Кейд не мог поверить, что делает это в своём номере, но, черт возьми, Сидни любого мужчину заставит потерять голову. Ещё один стон наверху. Кейд чувствовал, что она уже близка, и начал быстрее работать рукой по всей длине. Она кончила. Он тоже. Его семя забрызгало штаны.

– Вот... блядь. Что за гребаная хрень. Что ты творишь?

«Что он делает? Великолепно, теперь он говорит вслух сам с собой, как чертовски здорово».Ему понадобится консультация терапевта после этого небольшого инцидента. Он схватил салфетку, вскочил и пошел наверх, в свою спальню. Ему нужно переодеться, прежде чем Сидни его увидит.

Кейд принял душ и быстро оделся в потертые джинсы и белую хлопковую футболку. Он чувствовал, что Сидни еще в душе. Если поторопится, то спуститься вниз первым. Он только начал спускаться, когда в дверь позвонили. Еда. Кейд быстро расплатился с водителем и пошел на кухню, чтобы разобрать пакеты.

Сидни вплыла на кухню, одетая только в его халат, и села за гранитную барную стойку. Расслабленная после душ, она улыбнулась Кейду.

– Итак, Кейд, не хочу показаться грубой, но вампиры и китайская еда?! В чем дело? Думала, у вас, ребята, в меню только кровь. Если не смог достать сам, тебе доставляют?

– Сидни, милая, – рассмеялся Кейд, – у тебя совсем мало информации о нас, а я с удовольствием просвещу тебя.

Он подмигнул ей, и она почувствовала, что краснеет.

– Вампирам кровь необходима для выживания, но нам нужно есть лишь пару раз в неделю, – продолжил Кейд. – Мы можем, есть пищу и наслаждаться вкусом, но она не поможет нам выжить, только кровь способна на это. Мое любимое блюдо – утка по-пекински, но еще я заказал креветки по-сычуаньски, пельмени, курицу Му Шу и брокколи с чесноком. Я не знал, что тебе понравится.

– Так у нас будет компания? – громко рассмеялась Сидни.

Кейд отрицательно покачал головой.

Она была тронута, что он такой внимательный.

– Ну, пахнет восхитительно. Я очень голодна. И к слову, мне нравится все, что ты заказал... будто ты знал, чего я хотела.

– Не стоит благодарности. И Сидни, милая, полагаю я знаю, что ты хочешь, – он говорил не о еде.

Опустив взгляд на креветки, Сидни попыталась скрыть смущение. Он знал, что она хочет его. Затем ей пришло в голову, что возможно он знал о ее занятии в душе. «Черт».Она надеялась, что мужчина ничего не услышит и не почувствует из-за ароматного клубничного шампуня. Кажется, она была неправа.

Кейду нравилось, когда она краснела. Он знал, что девушка может быть агрессивной на улице, но у нее была сексуальная, мягкая сторона, которую он намеревался полностью исследовать, когда закончится это безобразие. Сейчас он не мог устоять перед желанием подразнить ее.

– Так тебе нравится острое? Должен признаться, мне тоже. Кажется, мне просто не попадались достаточно жгучие специи.

Сид посмотрела прямо в его сексуальные голубые глаза и улыбнулась. Ей очень хотелось дать какой-нибудь содержательный ответ, но ее рот был набит уткой, она наслаждалась игрой слов. О да, она любила жгучие специи.

После того, как они поели, Кейд налил ей стакан бренди. Он разжег огонь, и они сели в кожаные кресла, стоящие перед камином. Сидни хотела бы отдохнуть и расслабиться, но знала, что пришло время приступить к делу. У мужчины есть свои тайны, и она собиралась выяснить, что, черт возьми, происходит.

– Итак, Кейд, что же такого в этой записке? Знаю, ты что-то от меня скрываешь. Мы напарники. Пришло время поговорить, – она перевела взгляд на огонь, надеясь, что если не будет смотреть на него, ему станет легче рассказывать.

Кейд знал, что должен был ответить ей. С Симоной все зашло слишком далеко. Она появилась перед Сидни. Он вздохнул, это будет нелегко.

– Знаешь, Сидни, мы живем очень долго. Я подозреваю одного конкретного вампира, совершающего эти убийства. Люка опознал ее аромат в доме Дженнингса. Не хотел говорить тебе об этом. Не был уверен, но сегодня все встало на свои места; записка, и, то привидение, которое ты видела... это была она.

Сидни знала, что ей не понравиться то, что он скажет. Но хотела, чтобы для него это прошло легко. Она потянулась через стол и коснулась его руки.

– Независимо от того, что это или кто это, Кейд, ты можешь рассказать мне. Зло есть зло. Сверхъестественное или человеческое... все расы ему подвержены.

Кейд знал, что она пыталась заставить его чувствовать себя лучше, но ничего не могло это сделать, когда он вспоминал, как пришел к Симоне, и что она делала с теми девушками. Он встал ближе в камину, спиной к Сидни.

– Симона, Симона Баррет. Она была превращена в девятнадцатом веке. Я нашел ее и взял под свою опеку. Я был одинок и мы... мы стали любовниками.

Сидни съежилась. Ага, вот оно что. Она подтянула колени к груди и промолчала. Что она думала? Что он был девственником? Конечно, нет. У мужчины были любовницы. Он горячий и сексуальный вампир. Логика подсказывала ей, что у него были сотни любовниц на протяжении жизни. Так почему же она ни с того, ни с сего чувствует ревность?

Кейд развернулся и посмотрел Сидни прямо в глаза, желая прочитать ее мысли.

– У меня не было столько любовниц, сколько ты думаешь, Сидни. Конечно, я вампир, и это не секрет, что мы можем заниматься сексом во время приема пищи, но это только секс. Любовниц было немного – это те, с которыми я разделял свой дом и свою жизнь... но не было никого, кого бы я действительно полюбил. Симона, она была уязвимой, а я... я был одинок. Мы помогли друг другу. Она была обучена магии... вуду, и она предала меня. Когда я узнал, что она захватила и пытала несколько молодых женщин, я изгнал ее. Должен был убить на месте, но тогда времена были другими. И я подумал, что если изгоню ее, это станет достаточным наказанием, но как, оказалось, был неправ.

Сидни не верила своим ушам. У него была любовница, дьявольская любовница, которая убивала и мучила девушек, а теперь вернулась, чтобы убить еще больше? Что за черт? Она хотела подняться и уйти прямо сейчас, но решила дослушать до конца. Она знала, что дела шли не всегда так, как нам бы того хотелось.

– И что? Ты любишь ее? – она поднялась и направилась к Кейду. – Почему она здесь? Чтобы вернуть тебя? Зачем убивать девушек? Она, что, в городе?

Ее голос становился все громче и громче, она была уже не в состоянии успокоиться.

– Сидни, мне больше двухсот лет. Ты должна понимать, что я не любил ее ни сейчас, ни когда был с ней. Зачем она вернулась? Хм, полагаю, месть. Я выгнал ее и, наверное, разбил ее сердце, если оно у нее было. Но если бы ты видела, что она сделала с теми девушкам... Я должен был ее убить! – Кейд отошел от Сидни и снова повернулся лицом к камину. – И почему именно здесь? Я предполагаю из-за Тристана.

– Из-за Тристана? – поразилась Сидни.

– Да, милая. Сестра Тристана, Катарина, была среди замученных девушек. Он пришел ко мне, прося о помощи. Он знал, что Симона похитила девушек. Он предложил защиту стаи в обмен на поиски сестры. Так мы познакомились, а потом стали друзьями. Но Симона знала, что именно Тристан рассказал мне. Она, возможно, приехала сюда, чтобы создать проблемы на его территории. Знала, что, в конце концов, я приду ему на помощь. Единственное, в чем она просчиталась, так это в том, что Тристан достаточно умен, чтобы сразу признать вампира, разжигавшего проблемы в его общине еще ​​до первой смерти. Он тут же связался со мной.

Мысли у Сидни крутились одна за одной. Симона здесь, в Филадельфии? Откуда она узнала, где они находятся? Почему она явилась призраком?

– Получается, у твоей любовницы имеются корыстные цели. Она явилась сюда, а не в Новый Орлеан, чтобы добраться до Тристана? И чтобы вернуть тебя? Не верю в это. Понимаю, она злиться на Тристана из-за того, что он сдал ее тебе. Но она не отсюда. Говоришь, она покинула страну. И что, черт возьми, с этим призраком? Почему просто не появиться лично?

– Скорее всего, она здесь не физически. Ей могут помогать маг или ведьма. Возможно вампир или человек, а может оба. Вампиры могут превращать людей в рабов... контролировать их мысли. Дженнингс принадлежал ей, но могли быть и другие.

– Хороший вамповский трюк, да? – усмехнулась Сидни. По этой причине она не связывалась со сверхъестественными существами: человеческие рабы, колдовство, вуду. Сидни поняла, что на сегодня услышала достаточно. Как бы ей ни хотелось побыть с Кейдом, все же она чувствовала непреодолимое желание вернуться домой.

Кейд подошел к Сидни и взял ее за руки. Она почувствовала электрический заряд, пробежавший от ее рук по всему телу.

– Сидни, я раздумывал над этим, и уверен, что Симона где-то в Новом Орлеане. С помощью... может быть магии... она проявляется здесь. Мне нужно искать ее там. Я знаю, ты хочешь заниматься этим расследованием, но дела становятся все более опасными. Мне нужно, чтобы ты была в безопасности. Я собираюсь поговорить с Тристаном и завтра ночью уеду.

Сидни отдернула свои руки от него. Кем он себя, черт возьми, возомнил, чтобы говорить об отстранении ее от расследования? И он, что, уезжает?

– Послушай, Кейд, если ты хочешь прыгнуть в самолет и вернуться на родину – пожалуйста, но я не собираюсь заканчивать расследование только потому, что ты решил, что там будет жарко. Опасность – это часть моей работы, а я большая девочка. Девочка, которой довелось носить оружие и которая знает, как им пользоваться. У меня даже есть тайник с кольями. Не будет такого дерьмового варианта, что я покидаю расследование, а ты преследуешь свою бывшую подружку, – она замолчала, посмотрев вокруг. – Знаешь, я ценю, что ты все мне рассказал. Но мне нужно подумать над этим... и немного поспать. Ада, возможно, нашла еще улики, и завтра я собираюсь в участок, чтобы поговорить с ней об этом. Где мои вещи?

Кейд все больше начинал уставать от ее упрямства. Завтра он будет просить об отстранении ее от расследования. Она будет злиться, но зато будет в безопасности.

– Иди, проверь в ванной на втором этаже. Я попросил Сару, чтобы она сложила твои чистые вещи там, как только закончит.

– Спасибо, – Сидни поставила свой стакан и побрела наверх, чтобы переодеться, пытаясь осмыслить все то, что рассказал Кейд. Она не могла поверить, что это была просто месть любовницы. Зачем вся эта драма с девушками? С ритуалами? С татуировками? Что-то было не так. Симона, возможно, и хотела мести, но тут было что-то еще. Сидни не могла понять, какой кусочек пазла отсутствует, но она точно не позволит Кейду отстранить.

Кейд услышал, как она поднимается по ступенькам. «Все вышло хорошо... да не очень».Ему необходимо вернуться в Новый Орлеан и найти Симону. Также ему необходимо поговорить с Илизбет, чтобы выяснить, чего Симона пыталась добиться с маслами и девушками. Симона что-то затевала, и он собирался выяснить что. На этот раз она не останется безнаказанной. Вампирский закон в этом вопросе ясен; она будет уничтожена.

Кейду ужасно хотелось пойти за Сидни. Осознание, что она так близко к его спальне, сводило его с ума. Он хотел поцеловать ее полные губы и вкусить ее... сделать ее своей... заявить свои права на ее тело. Хотя, сделай он это на данном этапе, только привлек бы к ней внимание, а это не то, чего он добивался. Она уже в достаточно опасности. Он позвонит Тристану и попросит присмотреть за ней, пока ездит в Новый Орлеан, хотя ему ненавистно, что между Сидни и Тристаном может быть больше, чем дружеские отношения. Его убивало знание, что у Сидни с волком был секс, поэтому просить Тристана о помощи не то, что ему хотелось бы делать. Но Кейд должен попытаться сохранить Сидни в безопасности, а Тристану он мог доверять.

По пути назад, в квартиру Сидни, они ехали молча. Она смотрела в окно, стараясь не обращать внимания на Кейда. Она ощущала возбуждение, ревность и злость на него за то, что он обращался с ней, будто это ее первый день в академии. Конечно, весь этот сверхъестественный народ немного сложнее, чем, кажется, но до тех пор, пока их можно убить, она может с этим справиться. Как только она вернется домой, вытащит колья и серебряные ножи. У нее еще много деревянных пуль. Сидни откинулась в кресле, решая, как она найдет и прикончит того, кто убил этих девочек.

Когда лимузин подъехал к ее дому, Сидни ощутила неловкость, не желая уходить от Кейда. Почувствовав ее нерешительность, он придвинулся и сел рядом с ней. Сидни потянулась к дверной ручке, и Кейд перехватил ее руку.

– Сидни, дорогая, после того, как я разберусь с Симоной, я вернусь за тобой. Мы еще не закончили.

Сидни собиралась ответить, что это она разберется с делом, но не получила возможности сказать что-либо. Кейд прижался губами к ее губам, принуждая, покоряя. Она не должна хотеть его, но она хотела. Сидни ответила на его поцелуй. Она почувствовала его язык у себя во рту и позволила своему языку исследовать его рот. Кейд прижал руку к ее затылку. Поцелуй был страстным, но нежным. Сидни знала, что следует уйти. Она не должна позволять себе отвлекаться на мужчину, но его вкус превосходен, и она хотела его здесь и сейчас, внутри себя. Она хотела большего, но он уезжал. Придя в чувства, девушка отстранилась от Кейда, не глядя ему в глаза.

– Гм... да... доброй ночи, Кейд.

Она была взволнована, но все еще сохраняла самообладание, чтобы выйти из машины на двух ногах. «Просто продолжай идти, девочка».

Кейд знал, что когда-нибудь она будет принадлежать ему, а пока что он наблюдал, как она заходит в здание. Может быть, она еще не знала, но да, она станет его, когда он вернется за ней. Он чертовски хорошо знал, что она не хочет подчиняться ему, но вскоре будет. Сейчас ему только необходимо сохранить ее безопасность, пока сам он будет разбираться с Симоной и тем сумасшествием, которое она готовила. С него достаточно игр и он собирался покончить с этим здесь и сейчас.

Переводчики : inventia, chere_mou, kr71, natali1875

Редактор : Kejlin


Глава 8

Сидни проснулась от звуков города: сигналы машин, грузовики, вопли и смех. Это не беспокоило ее, она привыкла к постоянному гулу города, как к фоновому шуму. Для Сидни какофония означала, что она жива, и город тоже. Как плескающийся гул океана, это успокаивало слух.

Было уже далеко за полдень, когда она услышала звонок в дверь. Девушка сомневалась, что это Кейд. Он сказал ей, что достаточно стар, чтобы выходить на улицу днем, это ослабляло его. И, кроме того, зачем ему приезжать к ней, когда он возвращался в Новый Орлеан? Она задалась вопросом, упаковал ли он вещи и когда уезжает. Сидни продолжала думать о поцелуе: горячий, страстный, эротичный. Она ужасно хотела, чтобы Кейд поцеловал ее, и он ее не разочаровал. Она хотела раствориться в нем и заняться любовью на заднем сидении лимузина. Потребовалась каждая частичка ее самообладания, чтобы вернуться домой без него. Ей пришлось заставить себя вспомнить, что она раздражена тем, что он хотел отстранить ее от дела, и собирался преследовать психованную бывшую.

Она чувствовала себя расстроенной, потому что не могла просто приказать ему остаться, но именно это в нем ее и привлекало. Он сильный, авторитетный, властный. Девушка рассмеялась. Что с ней случилось? Она поклялась, что не будет тосковать по парню, особенно по какому-то властному вампу. В ее танцевальной карточке множество мужчин. «Подумаешь, Сид. Смирись с этим. Он все равно уезжает».

Посмотрев на панель записи камеры видеонаблюдения, она увидела мужчину в форме и с цветами.

– Здравствуйте. Могу вам чем-нибудь помочь? – ответила она, нажав на кнопку на панели безопасности.

– Да, я ищу квартиру 225 Б. Детектива Уиллоус.

– Хорошо, заходите, – произнесла она, впуская его.

Раздался стук в дверь. Сидни посмотрела дверной глазок и все, что смогла разглядеть, так это что-то красное.

– Цветы. Доставка для Детектива Сидни Уиллоус, – она услышала возглас и еще один стук.

Сидни открыла дверь и ахнула. Там было больше роз, чем она когда-либо видела в своей жизни.

– Боже мой, они очень красивые! Сюда, положите их на обеденный стол, – попросила она. Дав чаевые парню, девушка заперла за ним дверь.

Сидни была удивлена пятью дюжинами красных роз на длинном стебле. Они были красиво поставлены в огромной хрустальной вазе от Тиффани. Она наклонилась и вдохнула изумительный запах одного из бутонов. Сидни могла быть жесткой, но цветы она любила. На пластмассовом держателе был прикреплен маленький красный конверт. Каллиграфическим подчерком на нем написано единственное слово. «Сидни». Она осторожно открыла конверт, не желая случайно порвать карточку. Вытащив ее, она прочла: «Дорогая Сидни, твой поцелуй не выходит у меня из головы. Веди себя хорошо, пока меня нет, дорогая. Я скоро вернусь, и мы закончим то, что начали. Твой Кейд».

Ее первой мыслью было, что он помнит поцелуй. Чувственный, страстный поцелуй. Он его не забыл. Но «веди себя хорошо»? Что за черт? Он всерьез думает, что букет цветов, хоть и невероятно великолепный и, наверное, очень дорогой, убедит ее оставить это дело? Забудь это.Как этому мужчине удается разозлить и осчастливить ее одновременно? Ей надо вытащить его из-под кожи. Она знала, чего он хочет. Чтобы она была в безопасности, но Сидни – коп. Что, к чертям собачим, ему в этом не понятно? Ей хотелось кричать от отчаянья.

Сидни посмотрела на часы на мобильном телефоне. Дерьмо, почти шесть. Она разговаривала с Адой ранее днем, и сказала, что будет в участке до того, как та уйдет. Сидни пошла в гостевую спальню и открыла старинный сундук из кедра. Она вытащила оттуда несколько одеял, прежде чем нащупала футляр для ножей, который искала. Она вытащила еще один футляр, который был немного больше, чем для ножа, и положила его на ковер, начав открывать.

Оба футляра подарил ей Тристан на один день рождения. Он знал, что это прекрасный подарок. Сидни любила оружие всех видов, но этот подарок был особенным. В футляре хранилась дюжина серебряных ножей разных размеров. Она знала, что когда-нибудь использует их. Сидни улыбнулась, пробежав пальцами по плоской стороне острого лезвия.

– Спасибо Тристан. Подарок, который стоит дарить.

Она быстро расстегнула молнию на втором футляре, в котором лежал маленький арбалет с ремнем, который можно перебросить через плечо, несколько деревянных стрел и пять больших деревянных кольев. Сидни была хорошо обучена пользоваться как ножом, так и арбалетом. Она понимала, что материал, из которого сделано оружие, также важен. Серебро не убьёт вампира, но оно его свалит и ослабит. А дерево в сердце, как и огонь, его убьет. До сих пор Сидни не видела необходимости его применять. Обычно ей было более чем достаточно Зига и нескольких боевых приемов, чтобы сбить человека, но тот, кто убивал этих девушек, явно таким не был.

Сидни взяла все оружие, которое планировала использовать, и положила его рядом с джинсами и футболкой. Она хотела вооружиться, прежде чем идти на дежурство. По пути в ванную Сидни попробовала, как ощущается кол в ее руке, резко ударив им по воздуху. Прекрасное чувство. У нее не возникнет проблем, в случае необходимости, превратить вампира в пепел. Положив кол в карман халата, она повесила одежду на крючок и пошла в душ. Уже наступала ночь, а девушке хотелось начать работать.

Сидни любила горячий душ, ощущение расслабленности. Она бы задержалась, но у нее не было времени. Сидни отключила воду и услышала посвистывание, доносящееся из-за двери. Она схватила полотенце, наспех вытерлась и быстро накинула халат. Кто-то был в гостиной. «Кейд зашел перед отъездом? Нет, Кейд никогда не ворвался бы в ее квартиру. Кто-то здесь был, и как, черт возьми, он сюда попал?»Быстро поразмыслив, она потянулась за унитаз, где хранился запасной пистолет на случай чрезвычайных ситуаций, и выглянула за дверь. Ничего. Может она становилась параноиком. Девушка посмотрела в обеих направлениях по коридору и никого не увидела. На цыпочках она прошла в гостиную. Прежде, чем она смогла осмотреться, кто-то врезался в нее, заставляя ее и пистолет пролететь через всю комнату.

Ошеломленная от удара, на секунду она потеряла ориентацию. Боль, охватившая тело, заставила вспомнить, где она находилась. «Что, черт возьми, это было?»Огромный мужчина стоял посреди комнаты. В нем должно быть не меньше трехсот фунтов[31], он был лысым, со шрамом через все лицо.

– Эй, chica[32], думаешь, сможешь убить меня пистолетом? У меня для тебя новость, нас, вампиров, нелегко убить. Госпожа не довольна тобой. Ей не нравится, что ты крутишься рядом с ее супругом.

– Кейдом?

– Да, верно. Собрала все части головоломки. Моя госпожа говорит, что ты отвлекаешь внимание, но, возможно, я приберегу тебя для себя, прежде чем убью. Тебе нравятся большие мужчины, chica? О, да. Мог бы сломать тебя пополам, но, дьявол, я буду наслаждаться.

Сидни почувствовала отвращение. Этот больной вампир думал, что изнасилует ее? Гребанной удачи в этом. Ему же хуже, у нее были другие планы относительно лица со шрамом. Отвлечь его разговором.

– Ты всегда выполняешь приказы девчонки, hombre[33].

Она завозилась, чтобы как-то прикрыться. Не спуская с него глаз, она использовала периферическое зрение, чтобы отыскать пистолет.

– Нет, chica, – он начал подкрадываться к ней. – Я исполняю приказы своей госпожи. А ты... ты ее разозлила. Она хочет разобраться с... но я не ожидал, что это будет так весело. Твоя кровь так сладко пахнет. Я собираюсь слегка попробовать твой вкус. Как на счет немного поиграть, прежде чем умереть?

Сидни медленно отползала на спине в сторону кухни. «Где этот чертов пистолет?»Она засекла его возле холодильника. Затем вспомнила о коле в кармане, но чтобы воспользоваться им, нужно чтобы мужчина подошел к ней поближе, очень близко. Она продолжила двигаться в сторону пистолета, надеясь, что он подумает, что она собирается им воспользоваться.

– Ты плохая девочка, не так ли? Думаешь, что доберешься до пистолета? Глупо. Действительно думаешь, что сможешь убежать от меня? Может, прежде чем осушить, я затрахаю тебя так, что ты не сможешь ходить. Хочу пустить тебе кровь. О да... ты будешь кричать. Я люблю слушать крики девушек, – прорычал он.

Сидни скорее умрет, чем позволит этому парню попытаться ее изнасиловать. Ни за что на свете он не возьмет ее без яростной борьбы. Она продолжала изображать, что ей нужен пистолет. Она не глупа. Сидни знала, что из пистолета его не убьешь, только замедлишь. Нет, это разозлит его еще больше. Ей нужно использовать кол. Вот что его убьет. Ей нужно, чтобы он подошел ближе, так она сможет пронзить его сердце. Подманить его, не причинив вред себе.

– Слушай, hombre, ты хочешь меня? А? Заставь. И пока ты здесь, я попрошу передать маленькое сообщение для твоей суки госпожи, которой ты служишь, – на этих словах она сделала вид, что бросилась за пистолетом, надеясь, что он подойдет ближе.

В одно мгновение он перелетел через всю комнату и схватил ее за горло одной рукой, несколько раз сильно ударив головой о холодильник, и прижал к стене. Ее ноги болтались над полом.

– Puta[34], я собираюсь наслаждаться этим. Медленно и нежно.

Когда он потянулся, чтобы расстегнуть штаны, Сидни пнула его по яйцам и услышала много испанских слов.

– La madre que te pariу![35] – прорычал он и ослабил хватку на шее, потянувшись к паху. – Puta.

Он ударил Сидни головой о стену. Перед глазами замелькали звезды. Используя последнюю частичку своей силы, Сидни вытащила из кармана кол. Она задыхалась.

– Передай своей госпоже, – плюнула она. – Передай этой суке «увидимся в аду»!

Она загнала кол в его сердце, и он мгновенно превратился в кучу золы. Тело Сидни рухнуло на пол – она потеряла сознание.

***

Кейд спорил с Люкой по пути к Сидни. Тот не любил, не соглашаться со своим боссом, не желая проявлять неуважение и непокорность. Он очень уважал Кейда и задолжал ему, по крайней мере, десять жизней. Люка был с ним в тот день, когда он обнаружил девушек в сарае. Это зрелище он никогда не забудет. Если Симона вернулась в страну, не было времени на промедление и поцелуи с прелестным детективом. Когда дело касалось этой девушки, Кейд вел себя очень странно.

Когда они подъехали к дому Сидни, он настаивал, чтобы Люка остался в лимузине. Он хотел попрощаться с ней лично, тет-а-тет. Кейд вышел и позвонил в звонок, но никто не ответил. Он позвонил Сидни на мобильный, но ответа не последовало. «Где она?»Кто-то открыл дверь, выходя из здания, и Кейд вошел в дом незамеченным. Когда он добрался до двери и постучал, она оказалась открыта. «Что за черт?»Он вбежал в квартиру и начал звать Сидни.

– Сидни! Где ты? Сидни! – ответа не было.

Сердце ушло в пятки, когда он зашел на кухню. Сидни растянулась на полу, ее халат был распахнут, показывая обнаженное тело. Рядом с ней лежала груда пепла. «Вампир».Кровь, он мог чувствовать кровь, кровь Сидни. Он услышал ее сердцебиение. Она жива. Кейд опустился на колени, осторожно поднял ее голову.

– Сидни, милая, ты слышишь меня? – тихо произнес он.

Она не ответила.

– Все будет хорошо. Я здесь. Я позабочусь о тебе, – он нежно поцеловал ее в лоб.

Решив проверить, где и как сильно она ранена, он слегка повернул ее голову. На затылке кровоточил маленький порез. Кейд поблагодарил бога за то, что она дышит, и ее сердце бьется размеренно. Потом у нее будет шишка и головная боль, но она будет в порядке. Кейд приложил платок к ее ране. «Черт возьми».Наверно Симона послала вампира в Филадельфию. А его девочка дала ему отпор и убила его. Но если здесь был один вампир, значит, в пути сюда их еще больше. Кейду необходимо защитить свой дом и обеспечить безопасность Сид.

Ему необходимо забрать ее отсюда. Кейд телепатически рассказал Люке, что произошло. Им нужно собрать Сидни, посадить в самолет и добраться до Нового Орлеана прямо сейчас. Люка, вбежав в квартиру, быстро нашел Кейда рядом с Сидни на кухне. Кейд забыл про ее обнаженность. Взглянув на Люку, а затем на голое тело Сидни, он запахнул халат, скрывая ее наготу. Она принадлежала только ему.

– Люка, возьми в спальне одеяло и подушку, уходим отсюда. Я понесу ее вниз, – Люка выполнил просьбу и поспешил в машину.

Кейда переполняло чувство вины. Он знал, на что способна Симона, но все-таки оставил Сидни одну. Спящая девушка на его коленях выглядела умиротворенно. Он подтянул одеяло повыше, укрывая ее плечи. Ничего с ней не случится, пока рядом с ней он. Она закидает его вопросами, когда проснется, обнаружив себя в Новом Орлеане, но с этого момента она не будет подставлять себя под удар. Те дни прошли, и ей придется с этим смириться. Нет никакой возможности покинуть его. Она принадлежала ему, и он будет защищать ее ценой своей жизни.

Переводчики : inventia, chere_mou

Редакторы : Kejlin 


Глава 9

Сидни пошевелилась и попыталась открыть глаза. Свет ослеплял. И у нее была ужасная головная боль. «Где я?»Она проснулась в теплой мягкой постели, пахнувшей лилиями, и задалась вопросом, не сниться ли ей это. Но голова просто раскалывалась. «Нужен адвил. Немедленно».Если она сможет подняться и найти таблетки, ей станет лучше. Сидни уперлась ладонями в кровать и начала медленно подниматься. Она почувствовала мягкие сильные руки, толкающие ее обратно в постель. «Кто это с ней?»

Кейд заметил, что она пошевелилась. Им остался час до приземления. «Что она делает? Выбирается из постели? Она невыносима».Он подошел и осторожно толкнул ее обратно на подушки.

– Полегче, Сидни. Ты в безопасности. Просто полежи спокойно, а я принесу тебе воды. Дорогая, у тебя что-нибудь болит?

– Где я? – она зевнула. – Кейд? О боже. Вампир. В моей квартире.

Она начала паниковать, когда на нее нахлынули воспоминания. Сидни огляделась, стараясь устроиться поудобнее, и быстро заговорила, не давая Кейду вставить и слова.

– Я... в самолете? Какого черта я оказалась здесь? Куда мы летим? – она много путешествовала, так что могла узнать гул двигателей.

Кейд усмехнулся. Прошло совсем немного времени, и она снова попыталась взять ситуацию под свой контроль. Это его девочка!

– Да, мы в самолете, по дороге к моему дому в Новом Орлеане. А сейчас, любимая, давай, ложись и дай мне о тебе позаботится. Сейчас ты в безопасности. Тот вампир потрепал тебя... несильно, ты позаботилась о нем. Он мертв, – Кейд улыбнулся ей... такой теплой и сексуальной улыбкой, что она не смогла устоять.

Он хотел узнать подробности того, что произошло, но не решался. Не хотел заставлять ее говорить, если она еще не готова. Он до сих пор не был уверен, что произошло, но было трудно игнорировать синяки от пальцев на ее шее. Сидни душили.

– У тебя небольшая рана на затылке, но она уже перестала кровоточить. Я прикладывал лед, но могу подержать еще. Вот, возьми, это для твоей головы, – сев рядом, он протянул ей таблетки и бутылку воды. – Сидни, о том, что случилось в квартире...

– Учитывая то, что я с трудом открываю глаза, прощаю тебе тот факт, что я в самолете и лечу в Новый Орлеан. Ты что, не мог отвести меня в больницу или куда-нибудь еще? Знаешь, это было бы логично, но, опять же, с тех пор как я встретила тебя, ничто не имеет смысла, – она слишком устала, чтобы ругаться, но когда наберется сил, Кейду придется ей кое-что объяснить. С одной стороны, ей хотелось работать в Филадельфии, где было обнаружено больше мертвых девушек. Но с другой стороны, если Кейд преследовал Симону, ей хотелось быть с ним. Расплатиться с этой стервой... особенно после маленькой встречи с вампиром-сумоистом ей это просто было необходимо.

Сидни постаралась вспомнить фрагменты случившегося. Это был ее не первый бой, но она бы солгала, если бы сказала, что это нисколько ее не потрясло. Она не привыкла драться с вампирами или другими сверхъестественными существами, но была борцом, и это важно. Она откинулась назад, закрыла глаза и сделала глубокий вдох.

– Я была в душе, когда услышала шум, – она взглянула на Кейда. – Он толкнул меня на пол, прежде чем я смогла разглядеть, кто находился в доме. У меня есть запасной пистолет, спрятанный в ванной, и другие по всей квартире, ты же знаешь, на всякий случай. Девушка не может быть слишком осторожной. Во всяком случае, пистолет полетел на кухню. Перед тем, как принять душ, я проверяла оружие... дурачилась с колом и сунула его в карман халата. Но пистолет из ванной... не заряжен серебряными пулями или чем-либо таким, так что я знала, что от него много пользы не будет. Я притворилась, что ползу за ним.

Она покачала головой. Вдруг Сидни вспомнила, что вампир говорил что-то по поводу того, что Кейд был супругом госпожи. «Был ли женат Кейд? Он говорил, что они были любовниками, но женился ли он на ней?»

– Он сказал, что был послан Симоной разобраться со мной видимо потому, что я крутилась рядом с ее супругом, – Сидни взглянула на Кейда, ожидая ответа. Вероятно, он хорош в покере, так как тот не проявил никаких эмоций, и она продолжила свой рассказ. – Он думал, что сможет немного поиграть со мной перед тем, как убить. Не знаю, как он пробрался... вломился в мою квартиру, – ее голос затих. Она опустила глаза на бутылку с водой, не решаясь смотреть на него, произнося следующие слова. – Он... он хотел изнасиловать меня. А вместо этого я всадила ему кол, – она боролась со слезами, зная, как близко была к тому, чтобы быть изнасилованной и убитой. Кейд хотел прервать ее и сказать, что все теперь будет хорошо, но она подняла руку, не давая ему заговорить. – Кейд, пожалуйста. Ничего не говори. Ты предупреждал меня. Я большая девочка, которая сама принимает решения. Убийства и изнасилования – для меня не новость. Имею в виду, что я коп. Это случалось каждый день... просто не со мной.

Кейд не хотел показывать свои эмоции, чтобы не выглядеть чертовым уродом перед Сидни. Он был настолько разъярен из-за того, что другой вампир посмел тронуть ее, что захотел что-нибудь разломать. Но понимал, дальнейшее насилие может только продемонстрировать Сидни, какими монстрами являются вампиры. Сейчас не время для этого. Что ей требуется, так это покой. Ему необходимо успокоить и утешить ее. Он решил отложить гнев на время и использовать его, когда будет уничтожать своего врага. Симона и все, кто ей помогали, дорого заплатят за причинения вреда Сидни. Несмотря на свою ярость, он должен вылечить ее и физически, и эмоционально.

Он подошел к кровати, лег рядом и заключил ее в объятья, покачивая, как в колыбельной, на своей груди. Вместо того чтобы оттолкнуть его, Сидни положила голову ему на грудь и позволила обнять себя, позаботиться о ней. С ним она была в безопасности. Ей это было необходимо.

– Кейд, извини. Ты должен знать, что в этом вся я. Я борец. И что случилось... я просто не смогу это забыть. Собираюсь найти эту стерву и уничтожить. Убитые девушки, а теперь и это. У меня такое чувство, что это только начало. Такие убийцы, как Симона, обычно не останавливаются. Они оттачивают свое мастерство, считая себя умнее полицейских, но мы обычно их находим. Она допустит ошибку, какую-нибудь... Я чертовски уверенна, что мы получим подсказки, где она находится в Новом Орлеане.

Кейд поцеловал ее в лоб. Его сердце стало биться сильнее от слов его храброго бойца. На нее только что напали, но уже сейчас она готова ринуться в бой. Он знал, что будет бесполезным говорить ей «нет». Когда они доберутся домой, он приставит к ней охрану. «Домой? В его дом. В их дом».Такого больше не случится, он будет защищать ее. Насколько бы сильной она себя не считала, вампир мог с легкостью убить ее. Там, в квартире, ей просто повезло. Она даже не была обучена сражаться с вампирами, несколько кольев не могут спасти человеку жизнь.

Он почувствовал, что Сидни задремала, пока он обнимал ее. Это было так правильно держать ее в своих объятьях. Скоро они прилетят и начнут охоту на Симону. Он услышал стук в кабину.

– Входи, – Кейд, не желая будить Сидни, продолжал неподвижно лежать с ней на кровати. Он был еще не готов отпустить ее.

Вошел Люка и удивленно поднял бровь, глядя на Кейда. Он хорошо знал своего друга и видел, как Сидни меняла его. До сих пор Кейд был очень осторожен с людьми. На них не всегда можно положиться, и они такие слабые, их легко сломать.

– Кейд, мы приземляемся через тридцать минут. Как детектив? – Люк предпочитал придерживаться официального тона. Даже если женщина сильна, это не означает, что она сможет выжить в грядущей борьбе.

– Завтра она будет в порядке. Но сейчас ей необходим отдых. Уверен, если она поспит, то выздоровеет. Когда мы приземлимся, охрана будет на месте?

– Да, на месте. Этьен и Ксавье встретят нас в аэропорту, чтобы помочь добраться до поместья. Доминик обеспечивает безопасность.

– Спасибо, скажи Дом, что, когда мы доберемся, Сидни потребуется ее помощь. Убедись, чтобы все знали, что Сидни прилетает с нами. Также убедись, чтобы они понимали, она находится под моей защитой и не должна быть тронута. Я ясно выразился? – Кейд понимал, что другие вампиры будут чувствовать искушение, находясь рядом с человеком. В резиденции у них часто были люди в качестве доноров и обслуживающего персонала, но он не хотел, чтобы они считали Сидни доступной для своих нужд. Она принадлежит ему!

– Не беспокойся, с этим все в порядке. Тебе нужна помощь с мисс Уиллоус?

– Нет, спасибо. Я позабочусь о ней. Просто убедись, что Этьен и Ксавье готовы. Не хочу терять время в аэропорту. В этом городе Симона может иметь сподвижников в любом учреждении. Нам нужно добраться домой живыми. Что-нибудь слышно от Илизбет?

– Да, она провела собрание ковена. Я вызвал ее в резиденцию, мы ожидаем ее прибытия завтра.

– Спасибо, Люка. Нам понадобится ее помощь в поисках Симоны. Еще нам нужно получить подробную информацию о том, какая используется магия... почему девушки были убиты в таком порядке. Что-то с этим не так.

Когда Люка ушел, Кейд натянул одеяло на плечи Сидни. Наконец-то они вернулись в Новый Орлеан. Он чувствовал, как его сила стала расти, мурлыкая в теле, когда они стали ближе к городу. Никому не удастся снова навредить Сидни и остаться в живых, чтобы поведать об этом миру.

Переводчики: chere_mou, inventia

Редакторы: Kejlin


Глава 10

Сидни проснулась посреди ночи, обнаружив, что лежит обнаженная в чужой постели. «Мило. Прекрасная проклятая неделя».Не то, чтобы у нее были проблемы с наготой, но это немного вводило в замешательство. Пока она летела в самолете на высоте тридцати тысяч футов в это место… где бы «это» ни находилось, ее кто-то раздел. Она догадалась, что была в доме Кейда... хорошо, она ужас как надеялась, что была именно там. Сид оглядела располагающую обстановку. Она была удивлена проснуться в таком девчачьем интерьере. Комната отделана в фиолетовом цвете с добавлением кремового, модная мебель с потертостями. Если бы Сидни не знала, где она, подумала бы, что находится в гостиничном номере в Вермонте.

– Привет, солнце, давно пора бы проснуться. Я до боли отсидела задницу, играя тут няньку, – Сидни обернулась и увидела красивую, высокую женщину с рыжими волосами, сидящую в большом белом кожаном кресле.

– Няньку? В самом деле? Хорошо, во-первых, я в порядке, – она вздрогнула, когда села в постели, прижимая простыню к груди. – Во-вторых, где Кейд?

Сидни все еще дерьмово себя чувствовала, но она не собиралась показывать этого «Джинджер[36]». Судя по неземной красоте и бледной коже, незнакомка в ее комнате являлась вампиром. «Не показывать страх».

– Ага, конечно. А Кейд говорит, что ты не в порядке. И с Симоной, ищущей твою симпатичную маленькую задницу, я была бы немного более благодарна за личную охрану, – женщина прошла через комнату, открыла большой платяной шкаф и достала платье. – Думаю, это твой размер, я принесла кое-какую одежду. Твоя сумочка в ванной. Её принес Люка... подумал, что она, возможно, тебе понадобится, обувь в шкафу. Что касается Кейда, он должен скоро прийти. Наверное, догадываешься, что ты действительно не выглядишь на отлично. Может, хочешь принять душ?

Она повесила платье в платяной шкаф и открыла другую дверь.

– Ванная здесь. Одежда и шлепанцы там. Похоже на долбанный «Хилтон», ха? – она с напускной скромностью улыбнулась Сидни. – Вот, в общем-то, и все. Как только появится Кейд, я уйду. Ксавье будет следующим тебя охранять.

Она подошла к другой двери и положила руку на бедро.

Сидни хватило приветственной речи. Ей казалось, что она попала в плохой фильм ужасов.

– Спасибо за экскурсию. Хотя Симона и отправила кого-то напасть на меня, охрана мне не нужна. Можешь спросить у последнего вампира, с которым я встретилась... о, точно, не сможешь, потому что он теперь кучка пепла. Однако благодарю за одежду. Я не собираюсь оставаться здесь надолго, но оценю что-нибудь из нее.

Странная женщина пронеслась через комнату и за секунду оказалась лицом к лицу с Сид.

– Сидни, дорогая, я работаю на Кейда, а не на тебя. Если он говорит, что тебе нужна охрана, ты ее получаешь. Если у тебя проблемы с этим, разбирайся с ним. Я выполняю приказы... именно так это происходит. И если тебе нравится жить, человек, ты должна принять это, – и с этими словами она вышла из комнаты, хлопнув дверью.

Сидни пожала плечами. Она устала от этого вампирского дерьма. Она хотела в душ, поесть, и затем намеревалась уехать. Черта с два она проведет свои дни, живя в доме, полном вампиров. Даже при том, что она помнила замечательное ощущение сильных рук Кейда в самолете, ей не хотелось становиться частью его мира. Это не сработает. Она подумала, что могла бы снять номер в отеле «Монтелеон»[37] и работать оттуда. Она хотела продолжать сотрудничать с Кейдом до тех пор, пока они не найдут Симону или очередную мертвую девушку в Филадельфии. Ей так много надо сделать. И в первую очередь – позвонить в офис.

Ее оружие? Она подбежала к шкафу и достала сумочку. Ну, по крайней мере, что-то было как надо: бумажник, сотовый, зарядное устройство, но ее оружие, которое она так тщательно подготавливала, осталось в квартире. Сидни почувствовала себя обнаженной, и это ощущение не имело ничего общего с ее наготой. Она открыла записную книжку в телефоне, нашла имя Тристана и нажала на вызов. Он снял трубку.

– Тристан! Слава Богу!

– Привет, Сидни. С тобой все в порядке? Кейд позвонил мне и рассказал о вампире. Слушай, Сид... мне нужно поговорить с тобой, – он ненадолго замолк, будто искал нужные слова. – Кейд упоминал, что он рассказал тебе о Симоне. Знаю, мне следовало бы сказать тебе раньше, но я надеялся, что это не она.

– Не волнуйся об этом. Знаю, вы, парни, связаны с ней. Но Тристан, она просто очередная убийца. Мы ее возьмем.

– Но Сидни, в том-то и дело. Ты не знаешь, на что она способна... что уже сотворила. Ай, черт! Я просто не хочу, чтобы ты пострадала. Прежде чем ты начнешь возражать, знаю, что это твоя работа, но есть силы, которые могут легко убить тебя... ты человек. Она схватила мою сестру, а она была сильной волчицей. Если бы ты видела, что она сделала с теми девушками... Нужно быть очень осторожной в этом деле, – его голос звучал озлобленно. – Слушай, я еду к вам. Мой брат, Марсель, – альфа в том регионе, и, прежде чем сказать что-либо, а я знаю, ты скажешь, не спорь. Это не подлежит обсуждению.

– Хорошо, Тристан, я поняла. Симона – злая вампирша, я слабый человек, – она закатила глаза. «Мужчины». – Не буду спорить... ну, не сейчас, во всяком случае. Но сделай мне одолжение. Зайди в мою квартиру и привези оружие. Ты же помнишь, специальные подарки, которые ты вручил мне несколько лет назад. Еще мне нужен мой пистолет. Я оставила его в квартире. Возможно, они мне здесь потребуются.

– Ладно, Сид. Я привезу оружие, но, пожалуйста, оставайся с Кейдом до тех пор, пока я не приеду. В его доме ты будешь в безопасности. Следующие действия обговорим, когда я буду на месте.

Сидни вздохнула. Эти мужчины, оборотень и вампир, думают, что смогут ей командовать? «Алло?! Детектив – она! Коп, убийца вампиров. Ух. Не важно! Просто согласись с ним, и ты получишь свое оружие».

– Хорошо, Трис, позвони мне, когда доберешься. Спасибо, что согласился привезти оружие, – она повесила трубку, смирившись с тем, что работать одновременно с Кейдом и Тристаном станет труднее.

***

После душа Сид осторожно расчесала волосы, всё ещё ощущая шишку на затылке, но, по крайней мере, головная боль прошла. Она надела пару черных леггинсов, спортивный бюстгальтер и розовый спортивный топ, облегающий ее фигуру и открывающий декольте. В желудке Сид заурчало. Она вспомнила, как Кейд говорил, что вампиры могут, есть обычную еду, но ей хотелось бы знать, действительно ли они хранили что-нибудь для людей. Она съежилась, думая о том, чем они действительно питались: людьми. Сидни не была глупой. Она знала, что люди-доноры, как женщины, так и мужчины, предлагали себя в «Эдене», но никогда не видела процесс «кормления». И в доме, полном вампиров, она не планировала предлагать себя. «Просто успокойся, получишь оружие и снимешь номер в отеле во Французском квартале. Все будет хорошо».

Решив не ждать Кейда, Сид рискнула, пойди на поиски еды. Тут же, не успела она перешагнуть порог комнаты, чья-то рука мягко заблокировала ей путь. Сид подняла голову и увидела красивого афроамериканского мужчину, улыбающегося ей сверху виз. Должно быть, он был, по крайней мере, шесть футов пять дюймов ростом[38], стройный и мускулистый. Он был одет в обычные черные спортивные штаны и белю майку без рукавов, которая показывала каждую линию его накаченных мышц на руках. Он был статным и напоминал ей греческого бога.

– Mon cher[39], куда это вы направились без меня? – он понимающе усмехнулся.

Сидни улыбнулась в ответ. Она не знала этого человека, но чувствовала его добрые намерения.

– Я так понимаю, вы Ксавье? Привет, я Сидни Уиллоус. Детектив Сидни Уиллоус. Приятно познакомиться, – и она протянула руку.

– Ах, mon cher, так приятно встретиться с вами. Да, я Ксавье, – он взял руку и поцеловал. – Мне поручено сопровождать вас во время пребывания в поместье «Иссаксон». Я хороший друг Кейда, и мы намерены обеспечить вам безопасность.

Ксавье отпустил ладонь Сид. Опять эти вампирские поцелуи в руку: так вежливо, так убийственно. Сидни почувствовала, что он хороший парень, для вампира, и решила плыть по течению и не использовать борьбу против этого первоклассного охранника-вампира. Она прибережет силы на разборку с Кейдом, когда найдет его.

– Ксавье, мне нужно что-нибудь съесть, – она рассмеялась. – Ну, знаешь, пищу, которую люди едят. А еще, мне нужно срочно поговорить с Кейдом.

– Конечно. Вот это новоорлеанская девушка. Ты, наверное, смеешься? У нас куча еды, – он засмеялся, будто она сумасшедшая. – Пошли, ты должно быть голодна после такого сурового испытания. Мы слышали об этом, ты сильная девушка.

Они направились на кухню, где пожилая женщина накрыла стол. Сидни прикончила груду яиц и существенное количество андуй[40]. Сид любила новоорлеанскую кухню и была приятно удивлена, что в доме вампира был человеческий повар. Поев, Сид насладилась чашечкой горячего кофе с цикорием. Ей стало интересно, сколько людей здесь живет. От Ксавье она узнала, что дом располагался в Садовом районе. Ей было приятно осознать, что она находилась там, откуда легко добраться до Французского квартала, не нуждаясь в указаниях. В одной из ее предыдущих поездок в город она останавливалась в шикарной гостинице в Садовом районе и точно знала, где та находилась.

Пока она ела, Ксавье составил ей компанию. Он рассказал, как познакомился с Кейдом в тысяча восемьсот шестьдесят восьмом году. Отец Ксавье происходил из порядочной акадианской[41] семьи, женился на его матери, афроамериканке, освобожденной рабыне. Мальчик вырос в гражданском округе Лафайет у заболоченного протока реки, он учился ловить рыбу и ставить ловушки, как делали его предки. На двадцать восьмой день рождения на него напали рыцари Южного Креста ККК[42] и оставили умирать на поле. Когда он боролся за свой последний вздох, его нашел Кейд и превратил. Вскоре после этого, Ксавье отправился жить у Кейда вместе с Люкой и остальными. Он всегда был верным другом Кейда и в настоящее время работал на него в качестве технического специалиста.

***

После того, как поела, Сидни пошла в большой зимний сад позади дома, который был наполнен орхидеями, лилиями и многими другими цветами. Кто-то спроектировал это помещение, как внутренний дворик. В комнату лился лунный свет, и она осознала, что отдыхает в большом кожаном кресле. Ксавье сказал, что она может подождать Кейда здесь, а он будет неподалеку, если ей понадобится помощь. Хоть она думала, что были и другие вампиры, живущие здесь, дом был странно тихим. Все, что она слышала, так это ритмичную серенаду цикад.

Сидни почувствовала знакомое покалывание, пробежавшее вверх по позвоночнику, и быстро повернула голову. «Кейд».Она моргнула, и он очутился перед ней, взял ее руки в свои и поставил ее на ноги. Они стояли лицом к лицу в нескольких дюймах друг от друга. Когда Сид увидела его, у нее в животе запорхали бабочки. Это первый раз, когда она действительно должна поговорить с ним, с тех пор, как он держал ее в кровати на самолете... с момента их «поцелуя». Она должна быть зла на него за то, что он привез ее сюда. Тем не менее, ее тело ответило на его целомудренный поцелуй в ее губы. Она возбудилась, ее соски затвердели в ожидании прикосновения. Она хотела большего, но было ясно, что продолжения не последует.

Вздохнув, Кейд сел на оттоманку, а Сидни опустилась в кресло. Он положил руки на ее колени.

– Сидни, дорогая, мне жаль, что пришлось оставить тебя в одиночестве на несколько часов. Пришлось разбираться с упущенными делами, пока я был в Филадельфии. Пожалуйста, прости меня, – наконец он почувствовал расслабленность. Теперь, когда она была с ним в его доме в безопасности. Это единственное место, где он мог быть уверен, Симона не доберется до нее. Он знал, что они должны возобновить расследование, но был полон решимости насладиться коротким мигом спокойствия.

– Кейд, еще раз спасибо, что вытащил меня из квартиры. Но как бы я не любила Новый Орлеан, не так я хотела сюда вернуться, – она сочла невозможным не прикасаться к нему, поэтому потянулась к его рукам. – Я... я не думаю, что это хорошая идея, оставаться здесь в твоем доме. Это заставляет меня нервничать... все эти вампиры, бродящие вокруг. Кроме того, я знаю этот город. Мне было бы хорошо и в отеле. Ладно, я не знаю город так же хорошо, как Филли, но могу передвигаться по нему, и мы все еще сможем сотрудничать. Утром я разговаривала с Тристаном, и...

Кейд убрал ее руки со своих, встал и прошелся по комнате. Повернувшись, он уставился на нее с удивлением. Невероятно. Эта женщина пробыла в его доме меньше суток и уже думает, как бы уйти. И, черт возьми, она разговаривала об этом с Тристаном. Конечно, Тристан хороший друг, но Кейд не позволит ей пойти к другому мужчине для защиты, ни за что. Пришло время установить правила.

– Сидни, не уверен, о чем ты говорила с Тристаном, но пока ты в моем городе, в моем доме, ты будешь следовать моим правилам. Мы будем искать Симону вместе, но будем делать это по-моему. Я совершенно серьезен. И прежде, чем ты откроешь свой прекрасный ротик, у меня не будет никаких аргументов в твою пользу. Я уже созванивался с твоим капитаном и дал ему свою оценку сложившейся ситуации о том, что произошло в твоей квартире. Существует соглашение между ПАГП и твоим отделом, что ты остаешься здесь на консультативной основе. Это означает, что ты не покидаешь этот дом без моего ведома и без моей защиты, или защиты кого-нибудь из моей команды безопасности. Что касается расследования, я скажу тебе, что делать и когда это делать. Не желаю, чтобы ты убила сама себя, пока находишься здесь.

Он повернулся и посмотрел в окно, кипя от гнева и возбуждения. Этот маленький прекрасный ротик, он хотел целовать его, заняться с ним любовью, почувствовать эти губы на себе. Но она не прислушалась бы к голосу разума, а с него достаточно этой ерунды «я полицейский». Симона подвесит ее за запястья и сдерет с нее кожу, пока девушка еще будет жива... он видел такое прежде. Они могли работать над делом вместе, но Кейд больше не позволит Сидни действовать в одиночку.

Сид вскочила на ноги. Она была вне себя от ярости.

– Как ты посмел разговаривать с моим капитаном без моего ведома?! – закричала она. – И ты не можешь приказывать мне, когда уходить из дома! Я не намерена ждать и ничего не делать, пока ты уходишь и занимаешься делами или что бы ты там ни делал. Я детектив. Ты... ты... я даже не знаю, чем, черт возьми, ты занимаешься. И чертовски уверена, что ты не долбанный детектив!

Она начала мерить шагами комнату, боясь, что если остановится, то побьет его, хотя знала, что это бесполезно.

Кейд нахмурился. Сидни была самой упрямой женщиной на земле. Горячей, сексуальной, красивой и чертовски упрямой.

– Я управляю этим городом, дорогая. Вся сверхъестественная деятельность в городе, в том числе любое расследование ПАГП, происходит только с моего ведома и разрешения. Это все, что тебе нужно знать о моем бизнесе. Я – закон в Новом Орлеане, – Кейд подошел к ней, сокращая расстояние. – Так что, если не хочешь быть привязана к кровати, и поверь мне, я хотел бы привязать тебя к моей, лучше следуй моим правилам.

Каков наглец: высокомерный, эгоистичный, доминантный, сексуальный. «Привязана к его постели? Принято к сведению и выдвинуто на обсуждение».Она стряхнула мысли о сексе и вспомнила, что борется за свои права в этом расследовании.

– Хорошо. Прекрасно. Не выходить на работу без тебя. Но я не останусь в доме, полном вампиров. Это не практично и не безопасно. Я не собираюсь в конечном итоге стать закуской лишь потому, что кто-то захотел перекусить. И я не собираюсь тратить свое время, сидя здесь, пока ты занимаешься делом. Куда ты, туда и я. Мы работаем вместе, чтобы взять плохого парня, и потом я уезжаю домой. Серьезно, я не могу оставаться здесь вечно, поэтому хочу использовать время наилучшим образом.

И, наконец, капитуляция.

– Сидни, хочу, чтобы ты знала, я восхищаюсь твоей независимостью и упорством. Я просто желаю, чтобы ты была в безопасности. Хочу, чтобы все мои люди были в безопасности, – он не хотел показать девушке, как сильно начинает заботиться о ней. Он был зол как черт на то, что она позвонила Тристану вместо того, чтобы сначала поговорить с ним. Черт, он даже не был уверен, что ему нравилось, насколько он пленен ею. В конце концов, он был одинок в течение нескольких веков. Нет, он не страдал от недостатка женского внимания, и этого было достаточно, чтобы жить без осложнений. А Сидни – огромная сложность. Однако он не мог отрицать, что сильно привязался к ней, а она к нему.

Сидни отошла от Кейда и села обратно в удобное кресло. Она подтянула под себя ноги и уставилась на него. Итак, как это будет? Он поступал так, будто заботился о ней, будто хотел ее? Но заставлял ее оставаться здесь, потому что он своего рода любитель командовать? Не просто хотел уберечь ее... Нет, он сказал, что хочет, обеспечить безопасность всем. Отлично, ей-то какое дело? Много лет назад Сидни признала тот факт, что жизнь проживет в одиночестве. Это то, чего она хотела. Она подняла эмоциональные стены, прочные и высокие, так что он не смог прочитать ее разочарование.

– Не беспокойся о моем эго, Кейд. Я уяснила, что ты защитник, а я консультант. Нет проблем, – она была явно раздражена. – Ну и что дальше? Где нам найти Симону?

Именно в этот момент в комнату вошел Люка.

– Кейд, – кивнул он и повернулся к Сидни. – Сидни. У меня есть новости о Симоне. Ходят слухи, что ее видели в центре города, она собирала доноров. В «Сладкой крови».

– «Сладкая кровь»? - спросила Сидни.

– «Сладкая кровь» – это местный клуб, специализирующийся на... как бы тебе сказать, – Люка посмотрел на Кейда, ища поддержки. Не получив ее, он продолжил. – Это фетиш клуб. Садомазохистский. Созданный для сверхъестественных существ, он похож на человеческий. Если Симона искала там тех, кого можно пытать, то легко могла найти того, кто пошел бы за ней. Я разговаривал с Мигелем, владельцем, и он сказал, что бармен видел в клубе женщину, похожую на Симону более месяца назад. Мы не можем быть уверены, что это она, но могли бы поспрашивать. И Кейд, если мы действительно идем в «Сладкую кровь», я бы не советовал брать с собой человека.

Сидни захотелось ударить Люку. Почему он всегда должен быть такой снисходительной задницей?

– Алло! Люка!? Этот человек здесь! Мы с Кейдом уже решили работать вместе.

Люка стоял с каменным лицом.

– Кейд, нет смысла брать с собой Сидни в эту поездку. У Симоны есть шпионы, и они ее увидят. А другие... вампиры... они будут рассматривать ее как доступную. Она не помечена, не представлена, при этом она не работает на нас. Они признают в ней постороннего. Привести ее не умно. Я настаиваю, чтобы ты пересмотрел свое решение.

– Люка, твое беспокойство принято к сведению. С этого момента мисс Сидни Уиллоус – мой сотрудник, – Сидни бросила на него удивленный взгляд. – Она директор по безопасности, отвечающий за операцию в Филадельфии. Прибыла вчера, чтобы узнать у тебя о безопасности операций в Новом Орлеане. Она сопровождает меня на происшествия. После представления Мигелю, никто не прикоснется к ней.

– Но как она под это подойдет? Они почувствуют, что она не связана с нами. Будет плохо, потому что у нас нет оснований даже приходить туда.

У Сидни появилась идея.

– Что если мы придем для своего рода проверки? Если правда, что Кейд одобряет все мероприятия в этом городе, мы могли бы сказать Мигелю, что поступили жалобы? Полиция всегда так делает, когда подозревает сомнительную деятельность. Или мы могли бы просто сказать, что я осматриваю Новый Орлеан. Бог знает, сколько причудливых вещей происходит в этом городе. Немного садомазохизма? Вы это серьезно... Вы когда-нибудь были на Бурбон-стрит в Хэллоуин? Каждый позволяет вылезти своей извращенной натуре.

Кейд рассмеялся искренним сексуальным смехом, от которого Сидни захотелось заняться извращенствами прямо здесь, прямо сейчас, на полу с Кейдом.

– Сидни, ты очень забавная и привнесла дельные предложения. Но если мы придем под видом инспекции, только отпугнем людей. Ты должна понимать, что люди, посещающие этот клуб, идут туда для частной жизни. Любые жалобы решаются непосредственно с Мигелем. Мы не хотим, чтобы люди приняли оборонительную позицию. Но что, если мы пойдем в качестве клиентов? Как бы на свидание? Тогда это сработает, и я более чем готов стать извращенцем, – он улыбнулся. Да, это сработает.

Люка смирился с тем, что пойдут они с человеком. Ему не обязательно быть в восторге от нее или не любить ее. Но он давно знал, что людям просто нельзя доверять, не говоря уже о факте, что Симона опасна. Если она пойдет за Сидни, это подвергнет их всех опасности. Ему не нравилось, что магия и вуду связаны. Им необходима Илизбет. Когда эта проклятая ведьма собирается перезвонить ему и точно сказать, когда прибудет?

Но Люка должен признать, что его хороший друг Кейд казался более счастливым с Сидни. Он явно наслаждался человеком, и Люка не хотел лишать своего старого друга шанса на счастье. Когда живешь долгие столетия, жизнь становится скучной. Конечно, вампиры часто занимались сексом или находили друзей-вампиров, чтобы разделить с ними свою жизнь, но редко удавалось найти кого-то, кого ты, возможно, полюбишь навсегда, свою вторую половинку. Было что-то в этой непростой человеческой женщине, которая заставила Кейда вновь заинтересоваться жизнью. Люка оставит свое мнение при себе, но будет пристально следить за мисс Сидни Уиллоус. Он не может позволить ей провалить миссию по поискам Симоны.

Сидни была в восторге от этого плана. Наконец-то у нее появился шанс выбраться из этого чертового особняка и начать искать Симону. Она была по-прежнему обеспокоена как отсутствием оружия, так и одежды. Особенно такой, которую одевают в ночной клуб.

– Кейд, завтра мне нужно будет покинуть особняк. И прежде, чем ты скажешь «нет», а я знаю, ты хочешь так сказать, мне нужна одежда и обувь. Все должно выглядеть правдоподобным. Мне нужно выглядеть как девушка, которая ищет небольшое приключение, если ты понимаешь, о чем я. Леггинсы не подходят для этого.

Кейд знал, что она права, но не мог отпустить ее одну. У него несколько встреч рано утром. Он пошлет кого-нибудь с ней по магазинам.

– Ладно, утром пойдешь по магазинам. Но пойдешь с кем-нибудь. С тобой я пошлю Ксавье. Хотя силы вампиров слабеют при дневном свете, Симона может искать тебя или пошлет шпионить своего приспешника-человека.

Сидни не была глупой. Она могла не хотеть оставаться в доме, полном вампиров, но если эта телка Симона желала добраться до нее, она не выйдет без прикрытия.

– Спасибо, Кейд. Еще мне понадобится оружие: колья, арбалет. Тристан привезет мое, но он может не успеть приехать до завтрашнего вечера.

Кейд подошел к ней и снова сел на оттоманку.

– В клуб нельзя проносить оружие. Для похода по магазинам Люка даст тебе пистолет с серебряными пулями и несколько кольев, которые ты с легкостью спрячешь в свою сумочку. Завтра вечером, перед уходом, мы дадим тебе специальные аксессуары... скрытое оружие, которое ты можешь пронести в клуб. С нами ты будешь в безопасности, но если у тебя возникнут проблемы, ты должна себя защитить.

После того, как ушел Люка, Кейд позволил рукам пройтись по бедрам Сидни и, устроив их на ее талии, притянул девушку поближе.

– Сидни, знаю, ты сердишься, что я позвонил твоему боссу, но если хочешь продолжить работать с расследованием, мы должны делать это по моим правилам. Хочу, чтобы ты знала. Я сожалею, что должен во многом тебя ограничивать. Мы отправимся в центр города завтра ночью и получим больше информации о местонахождении Симоны. Обещаю, что все это скоро закончится.

Тело Сидни ожило, почувствовав на талии сильные руки Кейда. Она не хотела так быстро прощать его за то, что он командует ей, но Боже, она все еще хотела его. Она нашла оправдание его действиям. Он заботился о людях, работавших на него, и хотел обезопасить их. Инстинктивно она знала, что он также будет заботиться и о ней. Сидни была одинока, но сейчас она чувствовала, что у нее был он. Ее тело откликнулось на него, она положила руки ему на грудь. Ей захотелось узнать, на что бы походило быть с ним плоть к плоти, пробуя его.

Он наклонился и крепко прижал ее к своей груди. Она вдохнула его мужской аромат и позволила себе представить, как он будет внутри нее. Прилив жара заставил до боли сжаться ее естество. Кейд чувственно посмотрел на нее, ища в глазах разрешение.

– Кейд, – прошептала она, – все, что происходит между нами... Я не знаю, что думать...

Она не получила шанса закончить свою мысль.

– Не думай, Сидни, просто чувствуй, – Кейд приблизил свои губы к ее, и она открылась, позволяя его языку скользнуть внутрь. Он был требователен и страстен. Кейд устал от ожидания. Он так сильно хотел эту человеческую женщину, что ему стало трудно оправдываться за то, почему он не должен просто взять ее. Сидни застонала и поддержала действия Кейда, пробежав пальцами по его волосам, властно притянув его голову к себе.

Кейд отказалась позволить Сидни думать, что она будет контролировать этот поцелуй. Он медленно оттолкнул ее к стене и поднял руки девушки над головой, держа их одной рукой. Другой он поднял ее рубашку, ощущая мягкую кожу живота, затем медленно поднял руку выше, обхватывая ладонью ее грудь. Сдвинув вверх бюстгальтер, он высвободил ее. Дыхание Кейда участилось. Его охватило волнение. Наконец он прикоснулся к ее шелковистой вершинке, затем прервал поцелуй, опустил голову к сочной плоти и облизал розовый пик.

Сидни дрожала и стонала от прикосновений Кейда, подчиняясь его потребности доминировать. Она хотела быть в его власти: такого сильного, сексуального.

– Кейд, да, пожалуйста.

Сидни не могла молчать в агонии страсти. Кейд сильнее сжимал ее сосок, пока Сидни не почувствовала укол боли, затем удовольствия. Она не могла поверить, что позволяет ему делать это с ней, но уже была не в силах его остановить. Желание перекрывало любую логику. Кей сдвинул другую чашечку бюстгальтера и уделил равное внимание вершинке. Он отпустил руки Сидни, и, пока занимался ее грудью, она изо всех сил держалась за его плечи.

– Я так хочу тебя, Кейд. Пожалуйста, не останавливайся.

Сидни услышала стук каблуков по полу. Ошеломленная, с распухшими губами, она открыла глаза и увидела «Джинджер», рыжую вампиршу, наблюдавшую за ней и Кейдом. «Любительница подглядывать?»Отказываясь быть запуганной, Сидни впилась в нее взглядом. Тем временем Кейд прижался к ее телу. Он, должно быть, заметил присутствие девушки, потому как медленно опустил рубашку Сидни.

– Доминик, – очевидно раздраженный тем, что их прервали, выдохнул Кейд, – тебе надо научиться стучаться. Это мой дом, а не офис. И, как ты можешь видеть, я занят. Что ты хотела?

– Кейд, дорогой, я просто пришла посмотреть, как дела у нашего прекрасного человека.

– Как ты можешь видеть, с ней все хорошо. Уже поздно, что-нибудь еще?

– Да, Илизбет связалась с Люкой. Он попросил тебе это передать. Она придет завтра вечером, перед тем, как вы пойдете в клуб. Она нервничала по поводу приезда сюда. Поэтому я и Люка едем к ней в ковен обеспечивать ее безопасность. Мы должны быть здесь около семи. Я хотела бы обсудить подробности, если у тебя найдется время.

Сидни почувствовала себя странно неуместно во время этого диалога. Вместо того чтобы быть вытесненной из разговора, она решила удалиться. Она устала, и так или иначе ей необходим перерыв от вампиров, которые, казалось, ползали повсюду в этом доме.

– Кейд, эээ, думаю, что поднимусь наверх. Хочу позвонить Аде, – она поцеловала его в щеку и отступила.

– Хорошо, милая. О, Сидни, помни о нашем разговоре. Не убегай без меня, – его лицо было совершенно серьезным. Чтобы остаться в живых, ей нужно следовать его правилам.

Сидни вышла из комнаты, игнорируя Доминик. Она не была уверена, какие у той отношения с Кейдом, но эта женщина раздражала ее. Доминик не старалась сделать жизнь Сидни комфортнее. В любом случае было ощущение, что она прервала их нарочно.

Кейд хотел пойти за Сидни, но разрывался. Сначала дела. Если Илизбет беспокоилась о своей безопасности, то его подозрения о присутствии Симоны в Новом Орлеане подтверждались. Еще он хотел разобраться с Доминик. Он не потерпит прерывания его личных дел. Кейд никому не позволит обижать Сидни, и его друзья должны привыкнуть к мысли, что его детектив будет рядом в течение очень долгого времени.

Переводчики: inventia, chere_mou, natali1875

Редакторы: Kejlin

Глава 11


Сидни закрылась в своей спальне и начала искать телефон. Логически, она понимала, что запертая дверь не удержит вампира, но это дарило ей маленькое утешение, девушка знала, что так легко они не войдут. Даже при том, что еще никто не попытался ее укусить, все эти странные вампиры, слоняющиеся по дому, немного нервировали. Наконец, найдя телефон в хаосе, который называла своей сумочкой, она набрала номер лаборатории Аделии. Сидни хотела узнать последние результаты вскрытия и надеялась, что они получат дополнительную подсказку, чтобы помочь остановить убийства.

– Привет, Сидни, девочка, – весело произнесла Ада, взяв трубку.

– Привет, Ада. Извини, мне не удалось добраться до участка прошлой ночью.

– Да, я слышала об этом. И ты просто собираешься, вести себя так, будто сейчас не находишься в Новом Орлеане с великолепным вампиром, с которым работала? Серьезно... расскажи. Я слышала от капитана, что ты там с ним. И как он это назвал? Ах да, для консультаций? Это так сегодня называется? Я бы тоже хотела консультирующую работу в романтическом городе с горячим сексапильным вампирским богом, – Сидни могла слышать, как на другом конце провода Аделия залилась смехом.

– Очень смешно, Ада. Догадываюсь, что услышу поддразнивания на счет этого. Но серьезно, меня чуть не убили в моей квартире, и Кейд привез меня сюда, чтобы... уф... помочь ему. Я детектив, ведущий это расследование. И да, я консультант.

– Как знаешь, Сид. Просто продолжай повторять себе это, хорошо? – Ада усмехнулась. – А сейчас послушай, я рада, что ты, наконец, позвонила. У меня есть новая информация по поводу второй девушки. Причина смерти такая же – обескровливание. Снова никаких следов от клыков. Никакого сексуального насилия. Но эта девушка была все же замучена. Как будто кто-то использовал ее в качестве подушечки для булавок, и я говорю не о маленьких булавках.

Наступила тишина, после которой она продолжила.

– Сид, я еще такого не видела. Не уверена, что могло нанести такие раны. Предполагаю, что это могли быть вязальные спицы, а может быть что-то большее – хирургические иглы. Есть два отверстия в районе груди, два – в районе живота, и одно за ухом. Похоже, что они были сделаны еще при жизни.

– Вот черт, девушка была жива во время этого. Что-нибудь еще?

– Да, на голове и запястьях мы снова нашли остатки масла лимонника. Еще на запястьях были следы человеческих волос и веревки. Сид, не знаю, что происходит, но человек, который делает это... начинает беспокоить, – в голосе Ады звучало отвращение.

– Знаю, Ада. Разве не дерьмово? Кейд считает, что знает, кто это делает. Завтра вечером мы пойдем по следам, так что будем надеяться, что это даст некоторые результаты. Напиши или позвони мне, если будут новости. Спасибо, Ада.

– Береги себя, Сид. Позвоню тебе в ближайшее время. И надеюсь, ты наслаждаешься... гм... консультативной работой, – поддразнила Ада.

Сидни собиралась пойти спать сразу после телефонного разговора, но решила, что лучше рассказать Кейду про иголки. Какого черта убийце понадобилось использовать на девушках иглы? Это должно быть имеет отношение к вуду. Неужели Симона делает кукол вуду из людей? Об этом Сидни знала не много, только то, что в туристических лавках продают всякие такие безделушки. Она знала совсем немного об истории Марии Лаво[43], известной жрицы вуду в Новом Орлеане. Однажды в один из отпусков Сидни с другом взяла пеший «вуду-тур». Они прогулялись по музею вуду и даже посетили мавзолей, где была похоронена Мария Лаво. Но кроме знания легенд, она не была экспертом в данном вопросе. Сид ожидала, что Кейд знал больше, чем рассказывал. Зачем Симоне использовать живых кукол вуду?

Покинув свою комнату, она стала тихонько спускаться по большой винтовой лестнице. Сидни услышала знакомые голоса в гостиной. Когда она вошла, Кейд, Люка, Ксавье, Этьен и Доминик сидели и обсуждали ведьму. Самое время, чтобы прервать семейную идиллию. Сидни подумала быть серьезной, как все вампиры, но потом решила, что легкомысленность ей больше по душе.

– Привет, ребята. Забыли позвать человека на вечеринку? – они все одновременно посмотрели на нее, как будто у нее выросли три головы. Все-таки серьезный подход был бы лучше, вампиры сердиты.

– Хорошо, думаю, вечеринка закончилась. Если вам интересно, у меня есть новости, – не дожидаясь приглашения, Сидни специально села рядом с Люкой, зная, что это его взбесит. Казалось, что у него палка в заднице, которую она собиралась выбить.

– Эй, Люка, что стряслось? Даже не поприветствуешь меня? – она улыбнулась ему, зная, что он будет стараться отодвинуться от нее.

– Сидни, дорогая, – Кейд улыбнулся, – не дразни гусей.

Ксавье и Доминик рассмеялись.

Ладно, они понемногу расслаблялись… по крайней мере, парочка из них. Сидни продолжила настаивать.

– Давай поиграем в игру, Люка. Ты мне предъявишь что-то свое, и в ответ я сделаю то же.

Она видела, как его суровый внешний вид дал трещину. Люка поднял уголок рта, подавляя усмешку.

– Думаю, если Кейд не возражает, у меня не будет проблем показать тебе кое-что.

– Будто половина города его не видела, – фыркнула Доминик.

Кейд напрягся при мысли, что Сидни покажет что-то кому-либо еще кроме него. Он бросил на нее взгляд и решил, что пришло время продолжить дела.

– Сидни, мы обсуждали Илизбет. Вместо того чтобы приехать завтра с Люкой и Доминик, она прибудет в течение часа с собственным эскортом. Илизбет упомянула, что у нее есть важная информация, и она чувствует, что это что-то вроде чрезвычайной ситуации. Я хочу познакомить тебя с ней, чтобы вы могли обсудить доказательства, найденные на обеих жертвах. Вскоре она должна здесь появиться.

– Хорошо, звучит неплохо. Любая информация, которую мы могли бы получить от нее, поможет нам. Я разговаривала с Адой, и у меня есть новости, которыми я бы хотела поделиться.

– Хорошо. А теперь, Сидни, если хочешь показать кое-что, буду рад увидеть это. Ты должна понимать, что в моем доме, уверяю тебя, ты будешь показывать «что-то свое» только мне.

Слова Кейда не остались незамеченными. Собственник? Ревнивый? Может, она не так поняла его? Определенно нет. Она почти занялась с ним любовью в зимнем саду, и он чертовски хорошо знал, что она хотела показать ему... ну, все. Но у него не возникло никаких проблем с тем, чтобы отослать ее наверх, променяв на Доминик и дела.

– Кейд, несколько часов назад у тебя была возможность увидеть все, если ты понимаешь, о чем я, но ты выбрал дела. Кто не успел, тот опоздал. С другой стороны, Люке нужно расслабиться, – она взглянула на Люку, который ей улыбнулся. Она провела рукой по бедру Люки и встала. Это будет весело.

Кейд не выглядел довольным. Отлично. Она подумала сделать вид, будто собирается снять одежду, только чтобы поддразнить Кейда, но вспомнила, что у них не так много времени. Она встала, положив одну руку на бедро, другой провела по лбу и убрала с лица выбившиеся волосы.

– Окей, итак, Ада сказала, что на последней жертве также найдены человеческие волосы, волокна веревки и масло лимонника. Но в этот раз никаких следов от кнута. Но действительно ненормально то, что кто-то сделал из этой девочки человеческую куклу вуду. У жертвы пять отметок на теле. Ада думает, что они сделаны спицами для вязания или медицинскими иглами. Честно говоря, они не уверены, чем именно сделаны эти отверстия. И, в довершение всего, иглы были вставлены до наступления смерти, что означает, что она подверглась пыткам, перед тем как умереть.

Вампиры, казалось, знали что-то, потому что посмотрели друг на друга. Могут ли они общаться телепатически? Сидни должна спросить об этом у Кейда. Прежде, чем она получила шанс настоять на том, чтобы пригласить эксперта по вуду, прозвонил дверной звонок. Пришла ведьма.

***

Когда Илизбет вошла в комнату, Сидни показалось, что воздух заискрился, это почти вызывало головокружение. Она была удивлена практически неземным прибытием Илизбет: ее эскорт тянулся позади. Длинные платиновые волосы ведьмы спускались ниже талии, подчеркивая маленькую фигуру. Она была одета в фиолетовую вельветовую блузку, которую дополнял приталенный черный кожаный пиджак и брюки. Илизбет изящно вошла в дом и, направляясь в столовую, взяла под руку Кейда. Она села во главе стола, будто занимала это место раньше, и подала Сидни знак, чтобы та села рядом.

Не уверенная в ведьминском этикете, Сидни последовала невербальному сигналу Илизбет и села рядом с ней. Она не могла не восхититься глубоким фиолетовым цветом глаз ведьмы. Сидни не была уверена, чего ожидала от внешнего вида женщины, но конечно и не предполагала увидеть это. Зеленый нос и метлу? Нет, но она ожидала кого-то немного старше и страшнее. А Илизбет была какой угодно, только не старой или страшной. На вид ей было около двадцати одного года, и личико у нее было ангельское.

Как только все уселись за стол, Илизбет зашептала охранную молитву. Из ее слов Сидни поняла, что это основная «держись подальше от моего дома, злой дух» молитва. Черт, она даже не уверена, что верит в колдовство, но для того, чтобы поймать убийцу, поверит этой девочке-ангелу. Сидни становилось тревожно, но можно сказать, что Илизбет всем заправляла. Вампиры оставались тихими, пока не дослушали до конца ведьмину молитву.

Сидни чуть не выпрыгнула из своего кресла, когда глаза Илизбет распахнулись и все свечи в комнате, на столе и вдоль полок, вспыхнули. «Окей, хороший трюк».Илизбет взглянула на Сидни, потом на Кейда.

– Мои дорогие друзья, в нашем городе появилось великое зло. Первоначально, она, возможно, приехала за тобой, Кейд, но теперь хочет всех нас. Я почувствовала это неделю назад, работая у себя в магазине. Сначала это было похоже на гул, а теперь это постоянное чувство тревоги. Как вы знаете, большинство ведьм могут чувствовать добро и зло. Ветер зла прошелся по нашим улицам. И остался на них. Что-то плохое идет за нами... то, что хочет захватить этот город. Я помогу, если смогу Кейд, но я должна знать, зачем эта злая женщина приехала сюда за тобой?

Кейд рассказал Илизбет историю Симоны, об ее изгнании и недавних убийствах в Филадельфии. Сидни заполнила недостающие части повествования относительно масла, волокон веревки и отметок от иглы. Илизбет внимательно выслушала и заговорила с полной серьезностью.

– Если то, что ты рассказал мне, правда, то Симоне должен кто-то помогать, возможно, колдун или маг, а вероятно и жрица вуду. У Симоны может и есть некоторые познания, но, чтобы осуществить эти убийства и заклинания, практику нужны приспособления. Вполне возможно, что Симона экспериментирует... используя живую девушку, как куклу вуду. Она ищет помощи злых духов, чтобы они помогли в достижении ее цели, – Илизбет посмотрела прямо в глаза Кейду. – Кейд, у Симоны, возможно, первоначальная цель и была местью, но темнота ее методов указывает на более серьезные намерения. Возможно, получить власть... власть над всеми сверхъестественными существами в городе. Если ее эксперимент показал какие-то результаты в первый раз, она будет убивать снова и снова, пока не заполучит этот город с потрохами.

Кейд выдохнул. Он знал, что Симона способна на самые чудовищные пытки, какие он когда-либо видел. Так что, в некотором роде, для него не стало неожиданностью то, что она хотела контролировать всех сверхъестественных существ, и она бы потерпела неудачу, если бы он мог что-то с этим сделать.

– Спасибо за понимание, Илизбет. Как всегда, ты принесла глубокие знания и новые взгляды на проблемы, с которыми мы столкнулись. Завтра вечером мы пойдем по следам Симоны. Есть какие-либо рекомендации по поводу того, что касается колдовства? Есть предположения, кто в сообществе ведьм хотел бы помочь ей? Кто-то должен знать. В ковене трудно хранить секреты.

– Ты прав в своих предположениях. Я планирую разыскать по книгам того, кто сделал покупки всего необходимого для масла и веревки. Эти ингредиенты широко доступны в интернете, но любая уважающая себя ведьма или маг в Новом Орлеане будут покупать их в наших магазинах. Мы удостоверяемся в подлинности ингредиентов всех наших продуктов и материалов, в которые входят и масло Ван-Ван, и веревка, и волос. Если вампир решил совершить покупку в одном из наших магазинов, я думаю, кто-нибудь да запомнил это. Данный факт не останется незамеченным.

– Спасибо, Илизбет. Просмотри свои записи за год или два назад, просто чтобы убедиться. Мы не уверенны, как долго она находится в городе. И если ты пришлешь нам список возможных подозреваемых, я с Кейдом проверю их отсюда. Мы очень благодарны за твою помощь. Если бы ты видела, что сотворили с теми девушками... да, мы намерены остановить это, – вставила Сидни. Пусть она не понимала ничего в колдовстве, но следует признать, она была рада, что ведьма помогала им. Вполне возможно, Илизбет приведет их к уликам, которые позволят арестовать убийцу.

– Я свяжусь с вами, если что-нибудь найду, – кивнула Илизбет. – Я уже говорила, что была в ковене на прошлой неделе. Мне нужно вернуться в магазин за отчетами. Мой спутник, Зин, будет со мной. Он мой кузен, практикующий колдун, но самое главное, он обеспечивает безопасность. Я везде буду с ним. Мы не можем быть слишком осторожны. Ладно, мне пора. Буду на связи.

После того, как все попрощались друг с другом и высказали благодарности, Сидни быстро ретировалась в свою комнату. Девушка принимала свое желание быть с Кейдом, но она на работе и вставать должна рано. Рядом с Кейдом ее здравый смысл затуманивался. Ей нужно немного сна и шопинг-терапия. Тогда с ней все будет хорошо... ладно, может и не все, но она будет готова к завтрашнему выходу. Им нужно отдохнуть от этого дела.

Переводчики : inventia , chere _ mou , natali 1875

Редактор: Kejlin


Глава 12

Чтобы вписаться в вампирский фетиш-клуб, Сидни переоделась в суку. Она провела большую часть утра, покупая одежду, которая кричала бы «я вращаюсь в обществе извращенцев-вампиров». Сид надеялась, что впишется. Она знала лучше, чем кто-либо, что рядом с полицейскими у людей появлялась тенденция замолкать, а когда приходило время раскрывать секреты, сверхъестественная толпа становилась еще молчаливее. Они соблюдали свой кодекс чести и чтили законы.

Когда она ходила по магазинам, ее сопровождал Ксавье, чтобы помочь выбрать подходящий наряд. Она не была выше того, чтобы позволить Кейду за все платить, ведь именно он притащил ее задницу сюда, в Новый Орлеан. Ксавье обещал не раскрывать Кейду подробности ее «костюма». О, да, детка,она хотела шокировать Кейда. Сидни решила, что им всем необходимо хорошо посмеяться; человеческая девушка одевается как какая-то помешанная на сексе госпожа. Она планировала всех подчинить.

Наконец-то Сидни справилась с чертовыми ажурными чулками. Подвязки было не так легко надеть, как это сначала казалось. Взглянув в зеркало, она была вынуждена признать, что выглядела очень горячо. Сид всегда предпочитала выглядеть опасной, но сегодня ночью она играла роль: сексуальной, распутной любительницы наручников, кнутов и шлепков.

Сидни выбрала чёрное обтягивающее кружевное боди[44] с подвязками и чёрную кожаную мини-юбку. Ажурная одежда плотно прилегала и просвечивалась, отчего выставляло в выгодном свете дерзкие розовые соски Сид. Завершением наряда служила сексуальная пара черных кожаных сапог выше колена от Кристиана Лубутена[45], которые украшала серебряная застёжка-молния, вшитая сзади от лодыжки до бедра. Ксавье дал ей тонкие серебряные колья, которые очень хорошо помещались в сапогах. Никто бы не почувствовал их, даже если похлопал по сапогу. Она также положила небольшой нож и цепь в правый сапог так, чтобы если это будет необходимо, их с легкостью можно было достать.

Чтобы хорошо вписаться в образ, Сидни не могла сделать многого со своими длинными светлыми волосами. Ей бы никоим образом не удалось перекрасить их в черный или любой другой причудливый цвет только на одну ночь. Она примерила несколько париков, но в них было слишком жарко. Тогда она пошла в местный салон, где ей сильно завили волосы. Ее локоны смотрелись восхитительно: на плечи спадали идеально вьющиеся золотые кудри.

Сидни подняла с кровати маленькую серую сумочку, добавив последние штрихи. Прогуливалась по Джэксон-сквер, она зашла в «Маскарад» и купила несколько вещиц. Сид надела маску, завязав ленту под волосами. Невероятно красивая вещица была искусно сделана из тонкого кружевного черного металла с вкраплением алмазных стразов[46]. Стоящая каждого заплаченного цента, маска добавляла загадочности ее сексуальному образу.

Перед выходом Сидни еще раз взглянула на себя в зеркало, желая вместо всего этого оказаться дома и идти на вечеринку по случаю Хэллоуина, но такова была ее жизнь. Сегодняшней ночью нет места забавам и ошибкам. Она сыграет свою роль и сделает все возможное, чтобы добыть информацию о том, где находится Симона, и кто еще ей помогает. По своему опыту Сидни знала, что сомнительные бары были хорошим местом для получения информации, пока у тебя есть источники, которые либо бояться тебя, либо доверяют, либо работают на тебя. К несчастью, в этом городе у нее нет ни того, ни другого, ни третьего.

***

Кейд уставился на Сидни, когда та спускалась по лестнице. «Святая матерь Божья. Во что она была одета?»Его член дернулся, требуя внимания, а глаза расширились. Мужчина старался оставаться спокойным перед своими вампирами. В своей жизни он еще никогда не хотел так сильно одну женщину. Кейд сразу же заметил, как сквозь ажурные переплетения выпирают твердые вершинки ее грудей. Он не решался поверить в то, что, собираясь в вампирский клуб, она наденет прозрачный топ. О чем она вообще думала?Каждый сверхъестественный в этом клубе будет хотеть ее. «Пусть попробуют»,– засмеялся он про себя. Она принадлежит только ему и никому больше.

Лицо Сидни вспыхнуло, когда та поняла, что наполовину раздета перед группой свободолюбивых вампиров.

– Итак, кого выпороть? – соблазнительно спросила она. – Госпожа Сидни здесь, чтобы воплотить в жизнь вашу фантазию.

Засмеялись все, кроме Кейда. Он пересек комнату, властно схватил Сидни за талию, притянул к себе и поцеловал. Это был грубый, доминирующий поцелуй, который говорил всем, что она принадлежала ему. Язык прорвался в ее рот, и Сидни позволила попробовать себя. Она поцеловала его в ответ, давая понять, что не будет просто использована. Нет, она также будет брать. Ее руки скользнули по его спине, чувствуя мягкую кожу куртки. Девушка вдохнула мужской запах, ощущая власть в его руках, желая его всего.

– Эй, вы двое, – громко кашлянула Доминик, – хотите найти комнату и трахнуться или поймать плохих парней? Идем же!

Она точно была взбешена их маленьким представлением.

Сидни и Кейд засмеялись во время поцелуя и, отстранившись, посмотрели на толпу, ожидающую их.

– Ах... да, это будет «пойдем, поймаем плохих парней», – Сидни улыбнулась Доминик, оценивая ее восхитительный кожаный наряд. Доминик была одета в темно-фиолетовое кожаное бюстье, юбку-карандаш и высокие лаковые сапоги со шнуровкой. – Эй, Дом, классная кожа. А эти сапоги... Нам просто необходимо как-нибудь вместе сходить за покупками!

– Хорошо, девочка, – Доминик улыбкой ответила на комплимент, – у нас хотя бы есть что-то общее. Я принимаю твое приглашение. Хорошо иметь еще одну женщину в окружении всего этого тестостерона.

Кейд прервал их маленькую дискуссию, понимая, что им уже пора выходить.

– Отлично, Люка расчистит место до нашего прихода, – он взглянул на Сид. – Сидни, ты пойдешь со второй группой. Я встречусь с Мигелем и представлю тебя как начальника филадельфийской охраны. Люка и Сидни, в клубе держитесь рядом. Вы должны работать вместе. Остальные постараются узнать что-нибудь о месторасположении Симоны и ее сообщников. Ведьма, которая ей помогает, может часто наведываться в этот клуб. Оставайтесь начеку и постарайтесь вписаться в атмосферу. Не должно показаться, будто мы ведем расследование, иначе с нами не станут говорить. Люка, пожалуйста, изложи кратко ситуацию с безопасностью.

Оторвав взгляд от Сидни и ее невероятного наряда, Люка посмотрел на остальных в комнате.

– У нас два лимузина. Ксавье, Доминик и я поедем в первом. Мы войдем в клуб и убедимся, что все чисто, тогда дадим вам знать. Мы должны быть уверены, что в клубе Симоны нет. Если она там, войдет Кейд, а ты, – он указал на Сидни, – останешься в машине. Ни при каких обстоятельствах не заходишь в клуб, если там Симона. Я серьезно, Сидни. То, что случилось с вампиром в Филадельфии, – детская игра по сравнению с тем, что может сделать тебе Симона.

Сидни закатила глаза.

– Как только дается добро, мы все входим в клуб. Рассредоточиваемся. И как сказал Кейд, мы там не для расследования, это не должно выглядеть так: поиграли, поели, собрали информацию. Когда нужно будет уходить, Кейд подаст знак. Он и Сидни покидают клуб первыми.

Кейд положил руку на талию девушки и притянул ее к себе.

– Ладно, давайте выдвигаться. Сидни, милая, находись поблизости от меня или Люки. И запомни, пока что ты носишь мой запах, но другие вампиры попытаются тебя соблазнить, – Сидни бросила на него вызывающий взгляд. Может Кейд и был боссом вампиров, но уж точно не ее. Она прекрасно сыграет свою роль, пока будет в деле, но, ни один мужчина, даже такой чертовски сексуальный вампир, не будет указывать ей, как жить.

Сидни собиралась сделать все по своему, даже если Кейд считал, что она придерживалась его правил. Не собиралась она никуда без него ходить. Они все будут находиться в клубе. Даже если бы она начала спорить, они бы все равно настояли на своем.

– Что ты, дорогой, – невинно посмотрев на него, сладко проговорила она, – я бы никогда не подумала ломать ваши драгоценные правила.

Раздраженная отношением Кейда, она выскользнула из его объятий и вышла за дверь.

– Поехали!

Переводчики : chere_mou, inventia, natali1875

Редактор : Kejlin


Глава 13

После того, как Люка все объяснил, Кейд вошел в «Сладкую кровь» с Этьеном и Сидни, держащимся по бокам от него. К ним навстречу бросился высокий худой человек с черными как смоль волосами и козлиной бородкой. В черных кожаных брюках и белой мятой льняной рубашке с открытым торсом он был почти похож на пирата.

– Для меня большая честь поприветствовать вас здесь, сэр. У нас есть специально приготовленный vip-столик для вас и ваших гостей с прекрасным видом как на танцпол, так и на зоны для прилюдных игр, – Сидни старалась держать рот закрытым. «Зоны для прилюдных игр? Какого черта?»

Вскоре к Мигелю присоединилась миниатюрная голая женщина с длинными ярко- красными волосами, заплетенными в косу, которая струилась по ее спине. На шее женщины была небольшая цепь, которая, как поняла Сидни, служила своего рода ошейником. Сид мало знала о фетишистах, но предположила, что женщина явно была сабмиссивом. Мигель положил руку на спину женщины и мягко подтолкнул её к Кейду.

– Это Рея, сэр. Сегодня вечером она будет обслуживать вас и вашу вечеринку... как вы пожелаете. Она человек и согласилась быть донором. Рея может обеспечить дополнительных доноров, сабмиссивов или доминантов для вашей вечеринки, если такие услуги потребуются. И конечно она будет вашей официанткой в течение вечера. Она новенькая в «Сладкой крови», но вы на собственном опыте поймете, что она родилась, чтобы служить другим. Она очень маленькая послушная саб[47]. Уверен, вы будете наслаждаться ею, – он посмотрел на Сидни и протянул руку. Сид нехотя подала ему ладонь, и съежилась, когда он поцеловал ее. Прежде чем отпустить, он повернул руку и понюхал внутреннюю сторону её запястья. Сидни отдернула ладонь, метнув Кейду многозначительный взгляд.

Мигель, казалось, его не заметил.

– Сэр, какого прекрасного человека вы привезли в мой клуб сегодня вечером. Можно ли ожидать от нее публичного выступления? Я бы с удовольствием понаблюдал, как розовеет её загорелая кожа, – он облизнул губы и улыбнулся, демонстрируя Сидни свои клыки.

Не показывая своих эмоции, Кейд властно приблизился к Мигелю.

– Мигель, это мисс Уиллоус. Она является моим начальником операции по обеспечению безопасности в Филадельфии. Люка её наставник, – глаза Кейда сузились. – Мисс Уиллоус моя служащая, и не должна быть тронута или увидена никем кроме меня.

Он сделал паузу и подмигнул Сидни.

– До тех пор, пока я не дам разрешение касаться её.

Кровь прилила к лицу Сидни, и она попыталась успокоиться. Девушка была почти уверена, что Кейд дразнил её, ведь правда? О Господи. Ей просто «необходимо» было закончить это дело, чтобы вернуться к менее захватывающей жизни в Филадельфии. Да что не так с этими странными вампирами? Она глубоко вдохнула, пытаясь вернуть самообладание, прежде чем скажет то, о чём пожалеет. Сидни напомнила себе, что она здесь по делу, и это всего лишь игра.

– Простите, сэр, – Мигель склонил голову, – просто она так красива. И так прекрасно пахнет человеком. Прошу меня извинить.

– Ничего страшного не произошло, – кивнул Кейд. – Рея, пожалуйста, проводи моих гостей к нашему столику. У меня есть дело, которое я должен обсудить с Мигелем.

Сидни собиралась возразить. Что это Кейд вытворял? Он не просто отсылал её с какой-то голой официанткой. Этьен кивнул Сидни, чтобы та следовала за Реей. «Ладно, в чужой монастырь со своим уставом не ходят».Сидни прошла за девушкой до большого столика в углу на возвышении, откуда, признаться, открывался замечательный вид. Они смогут увидеть практически все, что происходит в клубе, за исключением приватных комнат.

Сидни заняла место, и Этьен сел рядом с ней. Он взглянул на винную карту и сделал заказ.

– Принесите, пожалуйста, три бутылки «Salon Le Meslin» тысяча девятьсот девяносто седьмого года. Мы ожидаем гостей, – Рея кивнула и ушла прочь.

Сидни выпрямилась в кресле, стараясь казаться завсегдатаем в странном вампирском БДСМ клубе. Она пыталась не выглядеть удивленной, когда заметила несколько доминатрикс[48]

 – женщина, профессионально исполняющая роль доминирующего партнёра в БДСМ. за столиком напротив. Они пили и смеялись, в то время как голые мужчины сидели на коленях у их ног. Танцпол, казалось, ритмично двигался как единое целое; волны тел в различной одежде, начиная от полностью одетых до совсем раздетых.

Оглянувшись на то, что они называли публичной игровой зоной, Сидни увидела большого голого лысого человека, привязанного к скамейке. Он корчился от удовольствия и боли, когда женщина постарше, одетая в красную кожу, безжалостно шлепала его розовой тростью. Сидни покачала головой. « Каждому свое»,– предположила она. Не то, чтобы Сид была категорически против порки или связывания, но то ли дело быть привязанной к скамейке в середине клуба? Похоже, обыкновенными вещами парня не возбудить.

Подошли Доминик, Люка и Ксавье. Они сели за стол, чтобы обсудить следующие шаги. Кейд пришел последним и сел рядом с Сидни.

– Итак, вот что любопытно, наш друг Мигель сказал, что бармен, сообщивший о появлении Симоны, ушел. Он просто исчез. Так что у нас нет никого для расспросов. Сидни, как твои впечатления?

Сид просканировала помещение в поисках Реи, которая была на другой стороне клуба в ожидании напитков в баре.

– Предлагаю расспросить с начала сабмиссивов. Знаю, что мы не должны вести себя так, будто ведем расследование, но можем поспрашивать тех, с кем они играли. Возможно, некоторые предпочитают женщин доминантов и запомнили Симону. Вполне вероятно, что если бы Симона была здесь, то она могла бы легко найти жертву. Мы также должны расспросить доминантов и выяснить, появлялись ли тут новенькие, соответствующие ее описанию. Мы должны сделать это незаметно, чтобы они не заподозрили нас в вынюхивании информации. Должна сказать, что каким бы странным это место ни выглядело, похоже, что только половина посетителей – завсегдатаи, остальные – просто гости.

– Хорошо, нам надо разделиться. Этьен и Ксавье, начните с сабмиссивов. Скажите Мигелю собрать их, и притворитесь, будто ищете саб. Будьте осторожны. Это не должно казаться так, как если бы мы проводили расследование, – приказал Кейд. – Доминик, бери Рею. Кажется, что-то с ней не так. Мигель сказал, что она новенькая, и все же он назначил своего наименее опытного официанта обслуживать нашу важную вечеринку? Это не имеет смысла.

Как только вампиры покинули столик, Кейд, Люка и Сидни сели ближе друг к другу, чтобы свободно поговорить.

– Не нравиться мне эта история с пропащим барменом. Если Симона узнала, что он сказал кому-то о том, что та была здесь, почему тогда она не убрала и Мигеля? Она ждала, чтобы это станет известно, так зачем убивать его? – Сидни искала ответы.

– Сидни, любимая, действительно, очень хороший вопрос. Прямо сейчас я хочу, чтобы ты и Люка пошли танцевать. Вы должны быть близки. Не желаю, чтобы кто-то ставил под сомнение наши намерения. Я присоединюсь к вам через несколько минут, после чего мы удалимся в отдельные комнаты для проведения расследования.

– Как вам будет угодно... Сидни? – Люка встал и жестом показал Сид, чтобы та взяла его за руку.

Сидни знала, что не была любимым человеком Люки, но он был вежлив, и она тоже будет. Девушка встала, переводя взгляд с Кейда на Люку и взяла предложенную руку. Люка потащил Сидни на танцевальную площадку. Пока она шла, ее глаза ни разу не оставляли взгляд Кейда. Она сбилась со счету, сколько раз за весь день ей хотелось, чтобы Кейд занялся с ней любовью. За всю свою жизнь она никогда не чувствовала себя настолько связанной с одним человеком, но не могла не признаться себе, что это реальная возможность для длительных и прочных отношений.

Люка легко потянул на себя Сидни, и втиснул свое бедро между ее колен. Девушка почувствовала силу Люки и восхитилась его худым, стройным телом. Оно было мускулистым и смертоносным. Она немного повисла на нем, обняв за шею. Люка притянул ее ближе. Сидни удивилась, ощутив его твердость напротив своего живота.

– Люка, у тебя в кармане кол или ты просто так рад меня видеть? – пошутила она.

Люка, обхватив затылок девушки, приблизился к ней и зашептал на ухо:

– Сидни, милая, скажем так, что твой восхитительный внешний вид послужил причиной моей реакции. Я, возможно, и вампир, но не мертвец же. Пусть ты и принадлежишь Кейду, но это никак не мешает мне оценивать тебя... с ног до головы, – он поцеловал ее в щеку и продолжил танец.

«Боже, чертов вампир».Она чувствовала, что могла довериться ему, даже несмотря на эту его раскрепощенность. Сидни тоже влекло к нему, впрочем, как и большинство женщин. Он был очень красивым, но не смазливым мальчиком. Сид удивилась, что Люка так открыто при всех в клубе проявлял свою сексуальность. В то же время она нервничала, опасаясь реакции Кейда, так как находилась в объятьях другого мужчины. Она старалась не забывать, что всего лишь играет роль... «словно близка с Люкой».

Во время танца с Сидни, он вспомнил, что давно уже не был с женщиной. Она принадлежала Кейда, но это не значит, что Люка не рад возможности прикоснуться к ее телу. Только она начала расслабляться, как Люка развернул ее в объятия Кейда. Но вместо того, чтобы отойти в сторону, он потёрся о ягодицы Сидни и обвился руками вокруг ее талии. Его ладони медленно двинулись под грудью Сидни, в то время как Кейд страстно целовал ее.

Чувства Сид были переполнены. «Что, черт возьми, происходит?»Она позволила двум вампирам захватить её тело, зажатое между ними, и наслаждалась при этом каждой минутой. Поцелуи Кейда унесли ее в свободное пространство чистого удовольствия, что удавалось испытывать довольно редко. Тем не менее, ее пугало то, что она позволяла ему видеть себя такой ранимой и незащищенной. И что хуже всего, девушка чувствовала покалывание по всему телу. Она влюблялась в него, желая, чтобы отношения между ними стали постоянными.

Кейд обхватил ее голову и наклонился, чтобы нежно проговорить на ухо:

– Сидни, милая, сегодня ты умопомрачительна. В самом деле, я собираюсь проверить это, но трудно отпустить тебя после такого танца, – он поцеловал мочку ее уха. – Тебе, кажется, нравится играть с двумя мужчинами. Наслаждаешься нашим с Люкой танцем, не так ли, дорогая? Но запомни, Сидни, я не люблю делиться, и в конце сегодняшнего вечера ты будешь моей.

«Моей?»Он не мог поверить, что произнес это слово, но в то же время, не мог отрицать всепоглощающего желания заклеймить Сидни, как свою. Он так хотел заниматься с ней любовью снова и снова, и с нетерпением ждал, когда она прокричит в экстазе его имя.

Когда закончилась песня, Сидни освободили из объятий, но она осталась на некотором расстоянии между парнями. Девушка почувствовала, что ее чувствительное местечко внизу болело от невероятного возбуждения. Она испытывала потребность в сильных руках Кейда и желала, чтобы тот вывел ее из клуба. Он сказал ей, что сегодня вечером она станет его. Сид хотела позволить ему взять контроль и заниматься с ней любовью до рассвета. Она была независимой женщиной, но не могла отрицать желание принадлежать ему.

Сидни попыталась прийти в себя, наблюдая, как Люка покидает танцпол. Решив взять под контроль ситуацию, она протянула руку и переплела свои пальцы с пальцами Кейда.

– Давай пойдем, проверим приватные комнаты. Думаю, что некоторые номера не такие уж и приватные. Может быть, все из нашей компании уже вернулись туда с сабами и домами. Мы могли бы помочь или, хотя бы, поискать подозрительную деятельность и улики, указывающие на Симону. Хотя это место кричит об «эротическом опыте», но я просто чувствую, что секс – не единственное, что происходит в этом клубе. Если у Симоны здесь есть шпионы, они будут наблюдать за нами... и могут ошибиться, глядя слишком долго.

– Согласен, Сидни. Давай пройдемся и посмотрим, кто заинтересовался нашим визитом, – Кейд повел ее с танцпола в заднюю часть клуба.

Сидни приготовилась к любым странностям, которые им повстречаются на пути. Она не была блюстителем морали, но все же не привыкла видеть так много голых людей, скачущих вокруг в коже и с ошейниками. В задней части клуба они прошли за занавес из красного бисера. Чувственный, жесткий, управляющий импульс музыки распространялся по всему слабо освещенному коридору.

У входа в одну из комнат собралась толпа, наблюдающая за парой, устроившей представление. Было не так много места для наблюдения. Кейд подтолкнул Сидни вперед, став сзади и обвив руками ее талию. Высокая гибкая женщина готического вида была прикована за руки кожаными манжетами к Х-образной деревянной конструкции. Несмотря на завязанные глаза и связанные руки, она дрожала от эйфории, в то время как партнер шлепал ее по заду синей кожаной плетью.

Толпа молча наблюдала, как женщина умоляла партнера об освобождении. Казалось, она чем-то заслужила награду, потому что ее партнер расстегнул брюки и вошел в нее сзади. Он снова и снова толкался в связанную женщину, в то время как она выкрикивала «да!». Сидни не могла поверить, что наблюдает такой интимный акт с Кейдом, и ее смутил рост собственного возбуждения. И все же она знала, что это то, зачем люди приходили сюда... чтобы возбудить и быть возбужденными. Обеспокоенная своей реакцией, Сидни немного отодвинулась, чтобы отвернуться. Руки Кейда сжались, все еще держа ее впереди него и заставляя смотреть. Она чувствовала, как твердость Кейда упирается в спину, и знала, что он хотел, чтобы она видела это.

Кейд желал, чтобы Сидни наблюдала за любовниками, так бы она окунулась в его мир. Он не был частым посетителем этого клуба в том или ином смысле, но этот вид активности не был редкостью в сверхъестественном мире. Это была суровая реальность, хоть и возбуждающая. Если Сидни собирается остаться с ним, ей нужно быть в курсе опасностей и соблазнов, которые таились в его городе. Он почувствовал запах ее возбуждения, когда она увидела незнакомцев, занимающихся любовью. Его каменно-твердый член напрягся в кожаных штанах, умоляя взять ее таким же образом. Он не мог устоять перед возможностью, чтобы подразнить своего обычно сдержанного детектива. Кейд наклонился к ее уху, чтобы она услышала каждое его слово:

– Тебе нравится это, Сидни? Хотела бы ты, чтобы я связал и взял тебя сзади? Обещаю не быть нежным, детектив. А теперь не лги мне... Я чувствую запах твоего желания, – он улыбнулся, зная, что это раздразнит ее.

«Чертовое вампирское обоняние».Сидни была подавлена, и с нее было достаточно этого сумасшедшего секс-шоу. Она освободилась из его сильных объятий, зная, что он не отпустил бы ее. Настало время вернуться к делу. В приват зоне не происходило ничего подозрительного. Просто одна пара занималась сексом, а десятки возбужденных людей наблюдали за ними. Какого черта она здесь делает?

Они начали идти дальше по темному коридору, когда появившийся из ниоткуда Мигель отвлек Кейда.

– Сэр, я подумал, было бы хорошей идей, поговорить с Джиа, барменшей, которая здесь работает. Я вспомнил, что она дружила с Фредди... знаете, с парнем, который исчез. Может быть, у нее есть информация о местонахождении Симоны? Пожалуйста, простите меня, я должен был подумать об этом раньше.

Кейд посмотрел на Сид:

– Сидни, пошли со мной. Мы можем поговорить с ней вместе.

– Кейд, ты иди. Я в порядке. Хочу найти Доминик, а возможно, поиграть с Реей, – Сидни не собиралась играть, а хотела расспросить официантку. Она не доверяла Мигелю. Он должен думать, что она пришла сюда развлекаться, а не расследовать дело.

– Сидни, тебе, как моему начальнику по безопасности, могут показаться интересными вопросы. Пожалуйста, пошли со мной, – Кейд сжал губы, ожидая отказ.

– Кейд, ты же сказал, мы здесь, чтобы немного поразвлечься, а не работать. Обещаю, мы увидимся позже. Ты же знаешь, я доминант и люблю играть с девочками. Доминик должна быть где-то здесь. Я буду в порядке. Обещаю. Позже, когда ты закончишь, мы могли бы поиграть с тобой, – промурлыкала она, проводя рукой вверх и вниз по его груди.

Кейд сжал зубы. Сидни опять упрямилась. Но в тоже время, она сводила с ума от дикого желания, когда терлась своим телом о его. Он хотел трахнуть ее прямо здесь, забыв про расследование и разговоры с барменами. Почувствовав, что Этьен и Ксавье рядом, он согласился, чтобы она осталась в задней части клуба, так как знал, что ей нужно продолжить расследование.

– Я быстро расспрошу другого бармена, – выдохнул он. – Это займет пару секунд. Я чувствую поблизости Ксавье и Этьена, так что при малейшем затруднении просто крикни им, хорошо? Позже ты и я поиграем, «обещаю».

Что-то в Мигеле заставляло кожу Сидни покрываться мурашками. Он не лгал, но явно не говорил всей правды. Она хотела, чтобы Кейд выяснил, что известно бармену. Они не могли оставить не проверенной ни одной зацепки, и так до сих пор этот вечер был крахом.

– Со мной все будет хорошо. Помимо извращенного секса не похоже, чтобы здесь происходило что-то, что может вовлечь меня в неприятности. Доминик должна быть где-то рядом, – она подмигнула Кейду, когда он и Мигель направились к свету в конце коридора.

Чертовски верно, она будет в порядке. Она отрезвела при мысли о том, что случилось с теми девушками в Филадельфии, и вернулась к своей цели. Доминик, похоже, была с Реей слишком долго. Сид хотела бы получить возможность допросить и ее. Как, черт возьми, она собирается, найти их в этом лабиринте? Единственным выходом было просто переставлять ноги, поэтому она продолжила идти и заглядывать в комнаты, которые были доступны для публичного просмотра. Ничто не казалось неправильным. Она увидела синий свет, исходящий из одной из комнат справа в дальнем конце коридора. В коридоре было так темно, что она действительно надеялась, что тут нет никаких насекомых или мышей, иначе она сойдёт с ума.

Осторожность подсказывала ей, что неплохо бы проверить оружие, и Сидни полезла в сапоги, убедиться, что серебряные кол, нож и цепь были все еще там. Когда она вновь подняла глаза к концу коридора, кто-то резко толкнул ее к стене. Она едва могла увидеть силуэт бородатого мужчины, который пах вонючими сигаретами и виски. Он крепко прижимал ее к стене, схватившись своими сильными руками за ее оголенные плечи. Она старалась изо всех сил, но не могла оттолкнуть его.

– Эй, мисс, что ты тут делаешь одна в темноте? Твоя кровь, – он наклонился понюхать ее шею. – О да. Так приятно пахнет. Какой господин мог позволить своему человеку расхаживать тут незащищенным? Тебе нужен настоящий повелитель. Как бы я хотел отшлепать эту прелестную задницу и утонуть в твоей сладкой крови. Давай, это будет весело.

Сидни отпрянула от трупного запаха, исходящего от вампира. Она могла видеть его зубы, сверкающие в темноте. Прикинуться дурочкой? Или притвориться, что принадлежит ему? Но опять же, Сидни оставалась собой. Она не умела хорошо играть беспомощность. «Да пошло оно. Этот вонючий вампир сейчас узнает».

– Послушай, приятель. Я тебя ясно предупреждаю, убери свои поганые руки от меня или пожалеешь об этом, даю последний шанс, – она вызывающе посмотрела на него, планируя следующий шаг.

– Ну, ты и смелая?! – усмехнулся вампир. – Будет приятно подчинять тебя.

Едва он произнес последнее слово, как Сидни ударила его в пах. Да, независимо от того, каким бы сверхъестественным существом ты ни был, яички всегда уязвимы. Поверенное средство. Сидни нравилось, как оно работало. Вампир отпустил девушку и схватился руками между ног, а Сидни достала серебряный нож из сапога и приставила его к горлу мужчины.

– Извини, приятель. Должна признать, это было весело... Подчинение твоей задницы... произвело фурор. Теперь ложись вниз на пол, на живот, руки вверх над головой, или хочешь отведать серебра? А если ты попытаешься снова, запомни, что у меня поблизости есть несколько друзей-вампиров, не говоря уже о серебряных кольях в сапоге, которые мне не терпится испробовать.

Вампир вытянул руки, и Сидни обмотала тонкой серебряной цепью его запястья, эффективно обездвижив его.

– Теперь слушай сюда, будь хорошим маленьким вампиром, и я дам знать Мигелю, что ты ждешь освобождения. Знаю, у вас, вампиров, свои собственные законы, так что я расскажу Кейду, что ты сделал со мной, и тогда он решит, что делать с твоей задницей.

Шагнув по коридору, Сидни остановилась как вкопанная, услышав женский крик из одного из номеров. Этот голос. Такой знакомый. В нем слышалось отчаяние. В таком месте, как это, любой может испытывать боль. У Сид встали дыбом волосы, когда женский крик повторился. «Доминик».Сидни побежала вдоль коридора, зовя девушку. Она свернула налево, затем направо, пока не уперлась в закрытую металлическую дверь. Черт, та была заперта и не открывалась. Сидни пожалела, что не обладала некоторыми вампирскими супер-способностями, например, супер-силой. Она толкнула дверь, потом попыталась выбить ее ногой, но безрезультатно. «Как же мне ее открыть?»

Сидни вытащила тонкий серебряный кол и нож. Осторожно орудуя ими, она подцепила замок, и дверь со щелчком открылась. Войдя внутрь, Сидни увидела лежащую на большом обитом тканью столе Доминик в наручниках. Сидни бросилась ей на помощь.

– Доминик, что произошло? Я думала, вампиры легко могут сломать браслеты. Где ключ?

– Сидни, пожалуйста, – из-под маски по лицу девушки текли слезы вперемежку с кровью. – Серебро. Наручники... жжется. Прошу, помоги. Дверь наверно тоже серебряная. Я не смогла связаться с Кейдом.

– Все будет хорошо, Доминик. Просто сделай несколько медленных вдохов. Не вижу нигде ключа, но у меня есть нож. Просто подожди немного.

Наконец Сидни удалось сломать замок на последнем браслете, и она ужаснулась оставленным ожогам. Доминик была слишком слаба, чтобы слезть со стола. Сидни оторвала лоскут от юбки, чтобы вытереть кровавые слезы девушки. Та была в порядке, но дрожала.

– Спасибо. Думала, меня уже никто здесь не найдет. Это сделала маленькая сучка Рея. Я расспрашивала ее о Симоне, когда она сказала, что госпожа хочет поиграть со мной. Я позволила ей завязать мне глаза, думая, что это игра, и что я смогу заслужить доверие, и тогда она все мне расскажет. Но когда она пристегнула меня серебряными наручниками, я упала на стол, – Доминик медленно села, посмотрела на свои сожженных запястья и лодыжки, а затем, не выдержав, упала обратно на стол. Девушка была ослаблена из-за серебра. – Дерьмово, теперь останутся следы. Слушай, Сидни, мне нужен один из парней, чтобы привести донора. Я уже чувствую их приближение, но не могу подняться. Мне нужна кровь.

Сидни была полна решимости выяснить, что случилось.

– Все будет хорошо, Доминик. Просто полежи немного, пока они не придут. Ты уверена, что Рея в этой комнате с тобой была одна? Или она привела сюда еще кого-нибудь? – оглядев комнату, Сидни увидела открытую заднюю дверь, которая вела на улицу. Как бы ей ни хотелось продолжить расследование, она не собиралась оставлять Доминик одну.

– Я не уверена, был ли здесь еще кто-то, – Доминик в замешательстве покачала головой. – Обычно мы можем чувствовать такие вещи, но серебро, оно не просто чертовски жжет, оно ослабляет все наши способности. Я кричала на Рею, но, возможно, здесь был еще кто-то. Дело в том, что Рея является человеком, а может быть и ведьмой, скрывающей свои таланты, но наиболее вероятно, что она человек. Получается, что Рея могла быть впутана в это, но тогда вампир или маг должен был быть где-то рядом. Тем не менее, я не почувствовала никого, когда вошла в комнату вместе с ней.

***

Беседа с барменшей Джиа не принесла никаких ощутимых результатов, за исключением адреса сотрудника, сообщившего, что он видел Симону. Кейд был разочарован. Симона была где-то в этом городе и заходила в этот клуб. Им необходимо найти ее, прежде чем она убьет следующую девушку. После получения адреса, Мигель застопорил Кейда в баре, без конца говоря ни о чем. Кейд поблагодарил его за помощь и начал пробиваться сквозь толпу обратно к Сидни. Достигнув конца танцпола, Кейд почуял неладное. Он промчался по темному коридору и нашел вампира, обездвиженного серебряными цепями. Он чувствовал, что что-то не так с Доминик, но остановился, так как на грязном ублюдке был запах Сидни.

– Где Сидни? – зарычал Кейд.

– Кто? – вампир напрягся, чтобы взглянуть на Кейда. – Ты имеешь в виду ту человеческую сучку, которая приковала меня? Вытащи меня из них. Тебе действительно следует научить своего раба хорошим манерам. Для меня будет честью наблюдать, как ты избиваешь ее. Она должна извлечь урок. Посмотри, что она сделала со мной!

От ярости Кейду не хватило слов. Наклонившись, он схватил одной рукой вампира за горло и ударил головой о стену.

– Ты дотронулся до неё? Ты, наглый сопляк. Она моя, и теперь ты поплатишься за необдуманные действия!

– Что, эта человеческая девушка? Да ты ведь шутишь? В этом городе ты можешь найти киску, где только захочешь, но тебе необходимо наказать меня за то, кто я есть? Вампир? – насмехался он над Кейдом.

Обуздав эмоции, Кейд снова ударил его и поднял так, что тот не доставал ногами до пола.

– Нет, я накажу тебя за то, что ты животное, не знающее своего места в обществе. Ты больше никогда не притронешься к ней и любой другой женщине. Твое время на Земле официально подошло к концу, – молниеносным движением Кейд достал из заднего кармана деревянный кол, раздвигавшийся как антенна, и с щелчком разложил его. И ударил вампира точно в сердце. Разгоняя пепел по коридору, он побежал на поиски Сидни.

Кейд ворвался в комнату, сопровождаемый Люкой и Ксавье. Обхватив Сидни руками, он крепко обнял ее.

– Сидни, милая, я оставил тебя всего лишь на десять минут, а ты умудрилась найти проблемы. Ты в порядке? Он ранил тебя?

Обнимая его в ответ, Сидни рассмеялась.

– Кто, тот наглый мальчик-вампир в коридоре? Он может и оставил синяк на моей ох-какой-нежной коже, но, как ты уже смог заметить, он больше не посмеет тронуть меня. Не беспокойся обо мне... а вот Доминик нужна помощь. Она сказала, что ей нужен донор, и как бы мне ни хотелось ей помочь, своей кровью я дорожу.

Сидни с Доминик рассказали парням, что случилось с Реей. Пока что оставалась возможность, что действиями Реи руководил вампир, и Кейд утвердился в том, что она могла быть ведьмой, работающей с Симоной.

– Люка, Ксавье, обыщите аллею. Она, скорее всего, ушла, но все равно нужно проверить.

Сидни была странно тронута, увидев, как Кейд держит Доминик за руку. Он чувствовал что-то к этой вампирше, но что? Любовь? Ответственность? Она спрашивала себя, ревнует ли его, но нет, не ревновала. Она смотрела на Кейда с восхищением. Как он заботился о своих людях, утешал Доминик, так бы отец делал для дочери. Вскоре в комнату вошел Этьен с донором. Это был податливый и крепкий молодой человек около двадцати лет. Он, казалось, был достаточно сильным, чтобы накормить Доминик. Кейд махнул ему, взял его запястье и поднес к губам вампирши, она укусила и стала жадно пить.

Сидни подумала, что их нужно оставить наедине, так как это был такой интимный акт, но никто в комнате, казалось, не замечал ее присутствия. На какой-то момент она задумалась, как бы это было, если бы Кейд укусил ее и стал пить из нее. Будет ли это больно? Или приятно? Говорят, женщины находят это невероятно возбуждающим, близким к оргазму, но она не была обычной женщиной. И Кейд не был обычным вампиром. Жаждет ли Кейд укусить ее? Будет ли он пытаться укусить ее, когда они будут заниматься любовью? Сидни поняла, что чувствовала больше, чем любопытство. Нет, она хотела, чтобы Кейд укусил ее. Наблюдая за Доминик, сконцентрированной на запястье донора, она подняла глаза вверх и увидела, что Кейд смотрит на нее. Он не улыбался, но обдавал ее знойным, всезнающим взглядом, как будто знал, о чем она думала. Сидни скромно отвела глаза, это было уже слишком.

Когда Доминик исцелилась и стала достаточно сильной, чтобы уйти, их небольшая группа двинулась по тусклому коридору. Сидни остановилась, когда ударом ноги подняла в воздух облачко пепла. А где прикованный вампир?

– Ребята? Хмм... кто-нибудь видел здесь вампира? С серебром на запястьях? Такого вонючего малого? – не говоря больше ни слова, Сидни поняла, что вампир не исчез. Он убит. Это его прах она только что пинала ботинками. Твою мать.

Она снова посмотрела на пол, затем на Кейда. Он был опасным: первобытным и непоколебимым. Он обнял Сидни за талию и бросил на нее взгляд.

– Никто не смеет касаться того, что принадлежит мне.

Кейд не собирался больше обсуждать этот вопрос. Он бы не обошелся мягко с тем, кто причинил боль его любимым людям, особенно Сидни. Он был вампиром: убедительным, грозным, властным. И мисс Сидни Уиллоус принадлежала ему, даже если она об этом еще не знала.

Сидни не дрогнула, раздумывая над его словами. Он убил другого вампира, напавшего на нее. Полиция не вызывалась. Не успели моргнуть, как парня уже нет. Правосудие вампиров. Она содрогнулась, осознавая власть Кейда в этом городе. И все же ее влекло к нему, словно мотылек к пламени. Сид выпрямила спину и высоко подняла голову. Если она была обеспокоена или удивлена тем, что он сделал с вампиром, то не даст ему увидеть это. Сидни с удовольствием позволила Кейду вывести ее из клуба и посадить в лимузин. Это была адская ночь, и девушке не удастся провести ее слишком быстро.

Переводчики : chere_mou, schastlivka, liliclilic, Lenamart

Редактор : Kejlin


Глава 14

Сидни вышла из машины, все еще чувствуя шок от ночного приключения. Когда Кейд захлопнул дверцу, она поинтересовалась, почему в резиденцию вернулся только один лимузин и почему Люка остался в машине.

– Кейд, что происходит? Где все? Я думала, что они живут вместе с тобой.

– Нет, Сидни, милая, они здесь не живут. По правде говоря, Люка проживает в резиденции, но не в главном здании. Его дом расположен по соседству, но находится в пределах обеспечения безопасности, – Кейд шел позади Сидни, оценивая ее прекрасные достоинства. Сегодня вечером она будет его. Он улыбнулся своим мыслям.

– С вами не соскучишься. Просто когда думаешь, что живешь с кучей вампиров, и выясняется, что на самом деле, есть только один,… везет же мне, – как только слова слетели с ее губ, она пожалела о них. Один вампир. «Кейд».Единственный, кто имеет значение. «Ее».Пытаясь найти способ быстро вернуть разговор в прежнее русло, она расстегнула ботинки, сняла их и стала подниматься вверх по ступенькам.

В мгновение ока Кейд метнулся через всю комнату и прижал Сидни к перилам, положив руки на ее талию. Прислонился лбом к ее лбу. Их губы были в нескольких дюймах друг от друга. Но вместо того, чтобы поцеловать Сидни, Кейд решил подождать, пока она сама не будет жаждать его прикосновений и просить о пощаде.

– Сидни, милая, есть только один вампир для тебя, и только один человек для меня, это «ты». Ты невероятно мужественная женщина, боролась с тем вампиром и спасла Доминик. Не перестаешь удивлять меня, но я волнуюсь за тебя. Должен сказать, что не могу вынести запах того отверженного на твоей сладкой коже. Мы оба должны смыть с себя грязь сегодняшнего вечера и отдохнуть для завтрашней ночи. Горячий душ приятно расслабит твои мышцы. Иди. Я собираюсь налить нам, чего-нибудь выпить, а потом через несколько минут поднимусь и помассирую тебе шею, – Кейд отпустил Сидни, развернулся и ушел на кухню.

Впервые в жизни Сидни потеряла дар речи. Тело гудело от возбуждения. Она хотела, нет, желала, чтобы Кейд поцеловал ее, взял, но он этого не сделал. Он просто приказал ей принять душ. Сидни надеялась, что он поцелует ее... займется с ней любовью, но нет. Душ? Ох... ладно. Где был ее верный вибратор, когда она в нем так нуждалась? Что за сумасшедшая ночь, и вот теперь это. Сидни вздохнула. Кейд был прав в одном, ей нужно расслабиться, а после Кейда и ее друга на батарейках, душ был вторым лучшим вариантом. После стычки с вампиром она была очень грязной, и все еще могла чувствовать запах сигаретного дыма, секса, крови и пота из клуба, прицепившиеся к одежде и волосам.

Пока Сидни раздевалась и шла в гостевую ванную, она восхищалась окружением. Подобная ванна могла занять половину ее квартиры. Огромное гранитное пространство с множеством насадок, которые распыляли воду сверху так же хорошо, как и по бокам. Запрыгнув в душ, она закрыла стеклянную дверь и позволила горячей воде литься на ее волосы и тело. Сидни закрыла глаза, пожелав, чтобы ум и мышцы расслабились. Но сразу распахнула их, когда услышала, что защелка на двери ванной открылась и закрылась. «Кейд».Он был здесь рядом с ней? Ее сердцебиение участилось, зная, что он рядом. Она пододвинулась ближе к пульсирующему водопаду душа, не уверенная, что хочет встретиться с ним лицом к лицу. Ее тело проснулось, дрожа от осознания того, что он очень скоро прикоснется к ней.

Кейд не мог расслабиться, зная, что Сидни принимает душ без него. После того, как достал им холодную бутылку Перриера из холодильника, он осознал, что ему тоже необходимо освежиться. Проходя мимо ее комнаты, он почувствовал разлетающийся по коридору запах мыла. Она была в его доме, всего лишь в нескольких метрах. Ожидающая его... влажная, голая и нуждающаяся. Он предпочел бы подождать ее, но его терпение лопнуло. Он нуждался в ней именно сейчас.

Как только он ступил в душевую, его член встал при виде ее округлой попки. Кейд медленно подошел сзади и потянулся за шампунем. Вылив немного на руку, он осторожно принялся массировать ее волосы, позволяя мыльным пузырям скользить вниз по ее телу. Он хотел подразнить ее, растянуть напряжение, сделать ее жаждущей его прикосновений.

Твою мать, Сидни едва могла вынести это. Этот мужчина, наконец, получил ее обнаженную. Он сводил ее с ума, всего лишь моя волосы. Она уперлась руками в ровную гранитную плитку и откинула голову назад, давая ему больший доступ. Сидни не могла сдержать громкий стон, когда почувствовала его руки, смывающие мыльную пену с ее плеч и талии. Она ожидала каждое следующее прикосновение, чувствуя его сильные руки, скользящие по ее мокрой дрожащей коже.

– Кейд, пожалуйста. Мы и так ждали слишком долго. Я просто... не могу больше сдерживаться.

Неспособный больше ждать, он скользнул ладонями по ее животу и притянул с себе, пока его твердый член не уперся в ее лоно. Руки Кейда пропутешествовали по ее груди, нежно лаская их и теребя соски большим и указательным пальцами. Он застонал в удовольствии от ощущения ее нежного тела рядом с его.

– Сидни. Бог мой. Ты такая нежная, такая теплая и мокрая. Помнишь, я сказал тебе, что сегодня ты станешь моей? Я имел в виду это. Ты готова?

– Да, Кейд, я больше, чем готова.

Он глубоко вздохнул, пытаясь не войти в нее сразу же.

– Я ждал века ту единственную подходящую женщину, а ты определенно она.

Она? На долю секунды, Сидни хотела бы верить, что то, что он говорил, было правдой, но она не могла ясно мыслить, когда ее чувства были подвержены такому восхитительному насилию. Когда Кейд сжал ее соски, кровь прилила к клитору. Сид жаждала прикосновений. Она хотела ощутить его внутри себя прямо сейчас.

– Пожалуйста, Кейд, пожалуйста, – она слышала свою мольбу. Она хотела этого мужчину больше, чем кого-либо другого в своей жизни.

Кейд продолжил массировать ее груди одной рукой, а вторую он опустил вниз, между ее ног. Она раздвинула их, давая ему больший доступ. Сидни выкрикнула его имя, когда он скользнул пальцами по ее скользкому центру, двигая ими вверх и вниз, исследуя каждый дюйм. Он обвел мягкое средоточие нервов и скользнул пальцем внутрь нее. Сидни откинула голову на плитку, задыхаясь от желания.

– Вот так, Сидни, почувствуй меня в себе. Давай. Ты такая красивая, удивительная женщина, моя женщина.

Когда Кейд ввел второй палец, Сидни громко закричала. Нарастающее удовольствие разрасталось в ней и собиралось обрушиться. Кейд уговаривал ее, побуждая достичь кульминации.

– Да, любимая. Сделай это для меня, Сидни. Вот так. Сейчас, – когда он произнес эти слова, она ощутила его пальцы на особенной точке внутри себя. Сидни больше не могла сдерживаться. Оргазм обрушился на нее волнами, и она задрожала в руках Кейда. Сидни подумала, что рухнет на пол, но Кейд повернул ее в своих объятиях и крепко прижал к себе.

Отодвинувшись, он выключил воду.

– Нет, Кейд, – запротестовала Сидни, – не уходи. Пожалуйста, займись со мной любовью сейчас.

– Сидни, любимая, именно это я и намерен сделать, но хочу, чтобы наш первый раз был особенным. Желаю провести свое время с тобой медленно, смакуя каждую частичку тебя. Иди сюда... ко мне, – он обернул теплое пушистое полотенце вокруг ее тела и ласково вытирал, пока она не высохла, быстро высушился сам и повел ее в спальню.

Сердце Сидни сжалось, когда она заметила, по крайней мере, две дюжины свечей, расставленных в ее комнате. Покрывало было отброшено, а постель укрывали лепестки роз. Ее вампир оказался романтиком. Никто никогда не делал для нее ничего подобного. Взглянув на свечи, Сидни улыбнулась.

– Кейд... это прекрасно.

Улыбнувшись, он обнял ее за талию и привлек к себе так, что она прижалась к его твердой груди.

– Я рад, что тебе нравится. Сейчас я намерен показать тебе, насколько ты для меня особенна, вся, до последнего дюйма, – произнес он с намеком. Они оба стояли обнаженными в футе от кровати. С опрометчивым безрассудством Кейд вплел пальцы в волосы Сидни, захватил ее в плен своих рук и поцеловал. Не мягким поцелуем, но жестким, требовательным, собственническим. Сидни радостно приняла его язык, пробуя тот на вкус, и погружаясь в темные объятия Кейда.

Кейд жаждал эту женщину, как никакую другую. Он планировал заявить права на нее сегодня ночью, но знал, что она была тем, кто предъявляла права на его сердце. Они упали на кровать вместе, руки переплетались, касались, ласкали. Стремясь доминировать, Кейд прижал Сидни спиной к кровати. Он опустил голову вниз, ртом ища ее розовые вершинки. Наконец он нашел то, что искал, и облизал ее соски, нежно покусывая их. Сидни застонала и выгнула спину от эротического удовольствия и легкой боли.

Кейд ласкал ее грудь руками, а поцелуями прокладывал дорожку вниз. Сидни извивалась на кровати в ожидании. Она почувствовала поцелуи на бедрах и ниже пупка. Кейд медленно раздвинул ее ноги, наслаждаясь пьянящей красотой обнаженного тела. Он провел рукой вниз по ее лону и почувствовал дрожь под своей ладонью. Кейд планировал дразнить ее снова и доставить ей удовольствие, которое превзошло бы самые смелые мечты Сидни. Опустив голову, он проложил дорожку из поцелуев вдоль изгибов ее ноги. Не в состоянии больше сдерживаться, его язык прошелся вверх и вниз по губам ее лона. Кейд прижался губами к сердцевине и втянул в рот нежный клитор.

Сидни вцепилась руками в простыни. Ее реакция на его рот на нежной коже была настолько сильной, что она думала, что упадет с кровати. У нее кружилась голова, когда Кейд облизывал и сосал клитор. Сидни снова стала умолять его, все ее тело наполнилось ошеломляющими ощущениями.

– Кейд, о мой Бог. Это так приятно. Я... я... пожалуйста, – «этот мужчина лишил меня всякой сознательности».

Кейд медленно ввел сначала один, а затем второй палец в ее лоно, продолжая ласкать языком, концентрируясь на мягком комочке нервов. Он скользил в нее и обратно, пил ее сладкие соки, подводя тем самым все ближе и ближе к освобождению. Ему нравилось слышать, как она умоляла, и хотелось вознаградить ее. Он мягко изогнул пальцы внутри, поглаживая тонкую линию чувствительных мышц. Лаская ее пальцами, он прижался языком к ее клитору, сильно нажимая, затем посасывая, доводя ее до пика возбуждения.

Сидни рассыпалась в оргазме, почувствовав поглаживающие изнутри пальцы, в то время как он продолжал целовать ее клитор. Пока одна за другой ее накрывали волны оргазма, она выкрикивала его имя снова и снова. Всего на минуту она откинулась на бок, чувствуя, будто каждый нерв горел в огне. Она была истощена, но готова принять Кейда внутрь себя. Сидни нуждалась, чтобы он оказался в ее объятьях и занимался с ней любовью.

– Кейд, это было невероятно... О, Боже.

Кейд подкрался к ней, словно голодная пантера. Сидни жаждала почувствовать его твердое, длинное, худое тело на себе и внутри себя. Она протянула руку и прижалась к его мускулистому прессу, желая вылизать каждую выпуклость. Он нависал над ней, опираясь на руки, и она могла поклясться, что видела, как его взгляд вспыхнул красным. Глядя в ее голодные глаза, он нежно поцеловал ее, их языки сплелись в танце, любя друг друга. Лаская друг о друга. Его бархатная твердость прижалась к ее входу.

– Сидни, ты невероятна... Я хочу пробовать тебя снова и снова целую вечность!

– Кейд, пожалуйста, займись со мной любовью. Я больше не могу... Я хочу тебя, пожалуйста.

– Ты уверена, любимая? После сегодняшней ночи не будет пути назад.

Сидни молча кивнула. Кейд обхватил ее запястья и завел руки Сидни за голову, прильнув к ее губам в страстном поцелуе. Уверенный в том, что она готова принять его, он ворвался в ее тело до упора одним резким толчком. Он стал медленно двигаться, входя и выходя из нее. Кейд наслаждался тем, как ритмично сжимались мышцы ее лона вокруг его члена. Он до боли хотел взорваться, но пытался изо всех сил сдерживать свой оргазм. Сидни наконец-то стала его. Эта невероятная, сильная, блистательная женщина под ним означала для него все. Она вызывала в нем ранее неведанный голод. Насколько владела его физической мощью, настолько она просто не представляла, какой властью обладала над его сердцем.

Сидни растягивалась, вмещая невероятный размер Кейда. Она позволяла ему удерживать ее руки над головой, чем воплощала свое желание подчиниться. Она выгнулась, приподнимая бедра ему навстречу, так что ее клитор потерся о его завитки. Она захлебывалась от наслаждения при каждом его ударе, и ее накрывало волной наслаждения. Сидни обвила ногами его талию, прижимая еще сильнее.

Кейд замедлился, чтобы взглянуть ей в глаза.

– Сидни, посмотри на меня.

– Кейд, – она открыла глаза, – мне нужно большего. Господи, пожалуйста, не останавливайся!

– Сидни Уиллоус, ты невероятна. После сегодняшней ночи вещи никогда не будут такими, как прежде для каждого из нас, – клыки Кейда удлинились. Он лизнул изгиб ее шеи, теряя себя в сладости ее теплой кожи. Не было пути назад. Кейд не мог больше сдерживаться.

– Сидни, любимая. Ты. Моя, – он отвел бедра назад, а затем резким движением вошел в нее и в то же время прокусил ее мягкую кожу на шее.

Сидни задрожала в оргазме, когда почувствовала, что клыки разорвали ее кожу. Ослепленная вспышками эротических ощущений, она дрожала под Кейдом. Никто за всю жизнь никогда не заставлял ее чувствовать себя такой... пробужденной, насыщенной, любимой.

Сладкая кровь Сидни наполняла его рот, а он продолжал жадно толкаться в ее тело, расплескивая свое семя глубоко внутри нее. Отпустив ее руки, он перевернулся на спину и потянул ее за собой, чтобы обнять еще крепче. Голова Сидни покоилась на его груди. Он закрыл глаза, потрясенный своей реакцией на нее. Не только на тело и кровь, но также на ум. Он знал, что эта женщина была для него единственной, и только что он заявил на нее свои права. Навечно.

Переводчики : chere _ mou , silvermoon , liliclilic , natali 1875, schastlivka

Редактор : Kejlin


Глава 15

Сидни проснулась под пение птиц. Кейд неподвижно лежал рядом с ней. Она протянула руку и погладила твердую линию его груди, вспоминая, как они с Кейдом занимались любовью. Он продолжал твердить, что она принадлежала ему. Что, черт возьми, это должно означать для такой современной женщины, как она? И сколько женщин уже принадлежало ему? Она знала, что Кейд прожил достаточно долго, но он сказал, что любил лишь нескольких женщин. И что теперь?

Сердце Сидни сжалось от мысли, что в его жизни мог быть кто-то еще. В следующее мгновение она поняла, что попала. «Вот дерьмо. Я влюблена в Кейда. Нет, нет, черт, нет». Это не могло произойти, но все же произошло. Никто не заставлял ее чувствовать себя так, как вчера вечером: порочной, в состоянии эйфории и любимой. Именно... любимой. Кейд любил ее? Это то, что он подразумевал, когда твердил, что она принадлежала ему.

В конце концов, им нужно поговорить о том, что все это значит. И как ей строить отношения с вампиром? Во-первых, существует проблема с местом жительства. Сидни жила в Филадельфии, он в Новом Орлеане. У нее были работа и обязательства перед детским центром. Во-вторых, он определенно переживет ее. Она станет старухой, а он все еще будет выглядеть, как будто сошел с обложки журнала «GQ»[49]. В-третьих... в-третьих? Почему она вообще думает об этом? Она даже не была уверена в серьезности его отношения к ней. Все, что она знала, так это быть «его» значило, что ты одна из множества женщин. «Это что, гарем? Кровавый вампирский гарем. Прекрати беспокоиться, Сид!»

Ей был необходим ясный ум, поэтому она тихонько поднялась с кровати и направилась в ванную. Замечательный горячий душ приведет все в порядок. Черт, она действительно влюбилась в него. Боль стала расти в груди, когда девушка шагнула под горячий душ. «Хорошая работа, Сидни. Ты влюбилась в вампира. В сексуального, горячего, романтичного вампира».Покачав головой, она быстро вымыла волосы, намылила тело, ополоснулась, выскочила из душа и вытерлась.

Когда она открыла дверь, кровать, к ее сожалению, была пуста. Куда он ушел? Она оделась, ощущая потерю и избегая смотреть на кровать, где они занимались любовью. Услышав знакомое жужжание, она стала лихорадочно искать мобильный. «Почему я не могу быть более организованной?»Найдя его в куче одежды, Сидни ответила на звонок.

– Да? – единственное, что она смогла произнести, погруженная в свои запутанные мысли.

– И тебе привет. Это Тристан. Я прилетел сегодня рано утром. Остановлюсь в квартире брата на Роял-стрит. Может, возьмешь такси и приедешь ко мне на пончики?

– Сейчас это то, что доктор прописал. У тебя с собой мое оружие? – Сидни казалось, что она задыхалась в комнате для гостей. Немного времени вдали от вампиров ей бы не помешало.

– Еще бы, я упаковал его в рюкзак, чтобы никто не догадался. Сейчас примерно четыре часа. Ты успеешь к четверти пятого? – спросил он.

– Да, звучит замечательно. До встречи. Спасибо, Трис! – Сидни вздохнула, нажав отбой. Позже она поговорит с Кейдом, а сейчас вернется к реальности. Ей было необходимо оружие, особенно после инцидента с вампиром прошлой ночью.

Эротично настроенная после ночи неприлично роскошного секса, Сидни скользнула в кокетливый фиолетовый сарафан и поправила тонкие лямки, поддерживавшие полную грудь размера С. Она надела сексуальные черные кружевные стринги, чтобы позже сделать Кейду сюрприз. Она была рада, что днем ранее во время шопинга смогла найти пару удобных сандалий. Для предстоящей прогулки по городу ей нужна была удобная обувь. Посмотревшись в зеркало, Сидни убрала волосы в высокий конский хвост и подкрасила губы сияющим розовым блеском. Она чуть было не ушла без своего серебряного ножа. Не найдя возможности спрятать его на теле, выходя из комнаты она положила нож в сумочку.

Проходя по дому, Сидни заметила, что было тихо, слишком тихо. Лишь безмолвие вокруг. Где же сейчас Кейд? Она сдерживала свои эмоции, опасаясь, что он не испытывал к ней ничего серьезного. Какой мужчина оставит женщину, пока она принимает душ? Мокрую? Обнаженную? Она заглянула в длинный коридор, проходящий мимо кухни. Время выяснить. Сидни услышала голос Кейда, доносившийся из одной из комнат. Хотя дверь и была закрыта не до конца, девушка не хотела подслушивать. А с другой стороны, почему нет? Он просто ушел из ее спальни после самой замечательной ночи любви, которая вообще могла быть.

Набравшись уверенности, Сидни распахнула дверь и облокотилась о дверной косяк. Положив руки на бедра, она пристально разглядывала Кейда. Этот человек вообще когда-нибудь отдыхал? Он сидел, откинувшись в черном кожаном кресле и положив ноги на викторианский письменный стол из вишневого дерева. Она заметила, что стол был в отличном состоянии… «хороший стол». В ее голове сформировалась картина: она склонившаяся над столом и Кейд, берущий ее сзади. Сидни одарила его озорной улыбкой. Кейд улыбнулся в ответ, послал воздушный поцелуй и помахал ей. При этом пока она стояла, ожидая, когда он закончит, Кейд продолжал разговор об инвестициях компании Иссаксон. Боже, этот мужчина был сексуален как грех... но дико бесил. Он что, действительно не прекратит разговор ради нее? Сидни явно не была терпеливой. Помахав рукой, она развернулась на каблуках и пошла в сторону кухни. Ладно, запомним этот первый звоночек. Если он не может прервать гребаный разговор ради нее, то это будет ему первым минусом.

Сидни быстро нацарапала записку, что собирается встретиться с Тристаном, поесть пончиков, и вернется через пару часов. Убежденная, что в ближайшее время Кейд не оторвется от телефона, она приклеила записку на внутреннюю сторону двери. Терпение никогда не было ее сильной стороной. По крайней мере, она известила Кейда, куда направлялась. Сидни полюбила Новый Орлеан и надеялась, что на обратном пути у нее появиться возможность заглянуть в антикварный магазин на Роял-стрит. Ей действительно хотелось проверить адрес, полученный прошлой ночью, но она знала, что до заката вампиры ей не помощники. А после прошлой ночи ей не хотелось соваться туда одной.

Решив в такой погожий день вместо такси воспользоваться трамваем, Сидни взяла села в вагончик на Сент-Чарльз-авеню в Садовом квартале и вышла в Французском квартале, затем, чтобы встретиться с Тристаном, пересела на трамвай от Канала до Набережной. Ей нравилось ехать на трамвае, овеваемом бризом, разговаривать с другими туристами из различных частей страны и любоваться достопримечательностями. Через полчаса она прибыла к месту встречи и поспешила вниз по набережной к кафе «Дю Монде». Тристан уже сидел за угловым столиком под навесом на открытом воздухе с огромной тарелкой пончиков, посыпанных сахарной пудрой, и чашкой кофе с молоком. Подкравшись к нему сзади, Сидни обвила его шею руками и целомудренно поцеловала в щеку.

– Эй, mon loup[50], тебе нужна компания? – поддразнила она его.

– Ты действительно собираешься убить меня в Новом Орлеане, не так ли, Сид? – он от души рассмеялся.

– О чем ты говоришь, Трис? Разве я не могу подарить волку кусочек любви? Я скучала по тебе! Ты не представляешь, каково это быть в окружении вампиров двадцать четыре часа в сутки, семь дней в неделю. Ты должен отправиться со мной в дом Кейда. У нас есть адрес, мы проверим его, как только сядет солнце.

Тристан протянул ей чашку кофе с молоком и поставил перед ней тарелку с пончиками[51].

– Во-первых, ты на самом деле не понимаешь, что небольшой кусочек любви может меня убить, mon chaton[52]? – спросил он. – Послушай, мы с Кейдом давно знакомы и очень близки. И, с позволения сказать, за все время, что я его знаю, он никогда не предъявлял права на женщину. Я чувствую на тебе его запах. Помнишь? Волчье суперобоняние? И как бы старательно ты ни пыталась скрыть это макияжем, я вижу, что он тебя отметил. Может, ты этого не знаешь, сладкая Сид, но ты принадлежишь ему.

Тристан усмехнулся, поднимая чашку к губам.

Сидни взглянула недоверчиво. Она чуть не пролила свой кофе, резко поставив чашку на стол.

– Помеченная? Заклейменная? Что, черт возьми, это означает, Тристан? Заявленная, как багаж? С меня довольно всего этого дерьма, этого сверхъестественного жаргона и правил! Правила, которые, кстати, даже не относятся ко мне. Ведь мне здесь постоянно напоминают, что я человек, и в большей степени я воспринимаю это как «слабый», – она взяла второй пончик, намереваясь полностью засунуть ее в рот. – Знаешь что, Тристан, даже не объясняй мне. Прости, что я спросила. Насколько я люблю Новый Орлеан, настолько готова вернуться в Филадельфию, где бы оценили мои человеческие качества.

Она откусила кусочек от пончика, и по тарелке рассыпалась сахарная пудра.

Тристан громко засмеялся. Бедная Сидни не имела понятия, что происходит между ней и Кейдом. А Кейд, казалось, не собирался слишком распространяться об этом. Он держал тигра, у которого были острые, как лезвия, зубы, за хвост. За этим будет весело наблюдать.

– Послушай, Сидни, я проделал этот путь не для того, чтобы сердить тебя. Посмотри, что твой альфа принес тебе... красивый розовый рюкзачок со всеми видами веселеньких игрушек, – он достал рюкзак и улыбнулся.

– Я об этом и говорила. Спасибо, Тристан, – она взяла свой мобильный и посмотрела на время. – Несмотря на то, что я хочу впитать все звуки этого города, нам все же следует направиться обратно к Кейду. Давай прогуляемся вниз по Роял-стрит, затем возьмем такси. Солнце зайдет через час или около того, не хочу терять время на поиски этого мерзавца.

Тристан поднялся и оставил деньги на столике.

– Хорошо, давай выдвигаться! – посмотрев вокруг, он обнаружил, что она исчезла из его поля зрения. Где она теперь? Когда он заметил ее в толпе, Сидни была уже на половине пути из лабиринта столов. Она помахала ему, улыбаясь, будто ее не заботило ничего на свете. О да, это будет весело.

***

Кейд закончил разговаривать с зарубежными партнерами по бизнесу. Насколько сильно он хотел повесить трубку и пойти заняться любовью с Сидни, настолько ему было необходимо уделять внимание «Иссаксон Инвестмент». Ценные бумаги Иссаксон, обслуживающие сверхъестественных существ, были делом, которое он строил все эти годы. Он забросил бизнес, будучи в Филадельфии, поэтому этот звонок был очень важен. Кейд был мужчиной, который выполнял свои обязательства, а его клиенты доверяли ему свои финансы.

Как только он решил найти Сидни, в офис вошел Люка с запиской в руках и уселся на стул напротив стола Кейда.

– Есть какие-нибудь новости от ведьмы?

– Да, – кивнул Кейд, – интересные новости. Адрес, который она дала мне, совпадает с адресом, который мы получили прошлой ночью от бармена. Маг по имени Асгар купил масло Ван-Ван около шести месяцев назад... это совпадает с нашими временными рамками. Возможно, мы сможем поймать Симону, если удача будет на нашей стороне. Когда все прибудут сюда? Мы должны проинструктировать Сидни и остальных.

– Кстати, о твоей девочке, – Люка понимающе усмехнулся. – Ты случайно не знаешь, где она?

– Она здесь в доме, – Кейд сжал губы. – Я видел ее несколько минут назад, стоящей в дверях. Почему ты спрашиваешь?

– Наверное, тебе будет интересно узнать, что она ушла встретиться с Тристаном во Французском квартале, одна, – он бросил записку на стол. – Должно быть, ты увлекся своим телефонным разговором немного больше, чем думаешь.

Кейд прочитал записку и почувствовал, как кровь прилила к лицу.

– Черт возьми, упрямая женщина. Я же говорил ей не выходить гулять одной. Она не придерживается инструкций, – проворчал он.

– Или просто не хочет этого делать и поэтому игнорирует их специально. Хотя она с Тристаном. Он определенно защитит ее, – Люка не мог не подлить масла в огонь.

– Она моя, – рыкнул Кейд.

Люка был одним из его самых давних и близких друзей. Он ожидал, что Кейд отметит человека, но сейчас стало понятным, что он уже это сделал.

– Да, я вижу, – тихо сказал Люка. – Хочу узнать у тебя, Кейд, понимает ли она твои чувства? Знает ли она, что была отмечена, и что это означает? Что она твоя? Она все-таки человек.

– Черт, я не знаю. Ты знаешь меня лучше, чем кто-либо другой, Люка. У меня было много женщин на протяжении веков, но лишь немногие из тех любовниц, были женщинами, о которых я заботился. Но эта человеческая девушка, она... она сводит меня с ума. Делает сумасшедшим от вожделения, от разочарования, я постоянно прихожу в бешенство. Она не подчиняется приказам... подвергает себя опасности налево и направо. Хуже того, опасность является частью ее работы, поэтому она действует так, будто это совершенно нормально. Каким безумным она меня делает, а я не могу устоять перед ней. Такой, как она, еще не было никогда, – он потер лоб рукой и размял шею. – Я должен поговорить с ней, когда она вернется. Этот бред надо остановить. И если она была с Тристаном...

Он даже не мог подумать об этом. Он любил Тристана, но вырвет его сердце, если тот коснулся ее сегодня. Он знал, что в прошлом у них были отношения, но сообщил Тристану о своих намерениях к Сидни, и Тристан согласился уважать это.

Люка поднялся и похлопал Кейда по плечу.

– Послушай, Кейд, Сидни вернется в безопасности. Сейчас день, и Тристан будет сопровождать ее. Даже я должен признать, что Сидни является очень способной женщиной, – он вздохнул. – Ты же знаешь, что я вообще против того, чтобы впутывать людей в дела вампиров, их слабость подвергает всех нас опасности. Но эта женщина уже убила двух вампиров и спасла Доминик, поэтому я принимаю ее. Я по-прежнему не в восторге от человека, который работает рядом с нами, но она доказала свою ценность.

Люка прошел через комнату к двери, понимая, что ему нужно на расстоянии сказать это Кейду. Два друга встретились глазами.

– Что касается Тристана. Вы друзья. Он уважает твои намерения по отношению к Сидни... так бы сделал я, – Кейд знал, что подумал Люка, но хотел услышать от него эти слова. – Вчера вечером, на танцполе, танцуя с Сидни... с тобой и с ней. Это был интимно. Я не танцевал с женщиной очень долгое время. Она...

Он опустил глаза в подчинении.

– Она очень желанна, но Тристан и я твои друзья. Пусть Сидни еще не понимает степень твоих чувств, зато мы знаем. Никто из нас не будет претендовать на Сидни, зная, что она твоя. Ну, если только ты не пригласишь меня повеселиться снова, – пошутил он, пытаясь разрядить напряженность. – Значит, не стоит беспокоиться, да?

Кейд знал, что Люка завелся прошлой ночью. Но он контролировал ситуацию, давая позволение Люке. Он не чувствовал ревности, эротически танцуя с ними обоими. Это не было похоже на то, как они делили женщин в прошлом. Но Сидни он делить не собирался. Танцевать одно дело, а заниматься любовью другое. Кейд влюблялся в нее. Сидни была его, и ему необходимо заставить ее понять, как будет проходить их совместное будущее.

***

Сидни толкнула парадную дверь, чувствуя себя ожившей. Кейд стоял прямо в фойе, скрестив руки на груди, и направив на Сидни и Тристана грозный взгляд. Тристан отступил на пару шагов назад и поднял руки в знак примирения.

– Слушай, чувак, я сказал ей, что ты в бешенстве от того, что она не сказала тебе, куда ходила. И прежде, чем ты покажешь мне свою вампирскую сущность... нет, я ее не трогал, – решив скрыться от столкновения, Тристан поспешно направился в сторону кухни. – Итак, похоже, что вам, ребята, есть о чем поболтать. Пойду чем-нибудь перекушу.

Сидни закатила глаза. Что произошло с этим альфа-мужчиной? Блин. Такого не случилось, если бы не было Кейда. Она просто пошла за чертовыми пончиками. В любом случае Кейд был слишком занят. С тех пор как он получил ее прошлой ночью, может он решил остановиться и найти новое увлечение? Все равно она просто ходила за едой и оружием. Ради всего святого, она даже написала записку.

– Слушай, Кейд, не уверена, почему ты просверливаешь во мне дырки, но я просто ходила за пончиками, и должна была достать оружие, и...

Кейд промчался по комнате, властно схватил ее за руки и притянул ближе к себе. Ее сумка упала к ногам. Так близко, грудь к груди, лицом к лицу, лоб в лоб. Он бы никогда не задел и волоска на ее голове, но она должна понимать серьезность беготни в этом городе в одиночку. И самое главное, она должна понять, что принадлежала ему навсегда.

– Сидни, любимая, что ты не понимаешь в моем приказе не выходить в одиночестве? За пределами этого дома Симона может подобраться к тебе в любое время, в любом месте. Ты напугала меня до смерти, – прорычал он.

Сидни демонстративно вырвалась из его рук.

– Кейд, ты сказал, что я консультант в расследовании, мне нельзя ничего делать своими силами, а только следовать твоим распоряжениям... все это я выполнила, – говорила она, тыча пальцем ему в грудь, – я была бы более чем счастлива сказать тебе, куда я собиралась сегодня, если бы ты действительно остался в моей постели днем, чтобы выяснить это, или если бы ты нашел время поговорить со мной, когда я пришла увидеться с тобой. Ты не сделал ни одной из этих двух вещей, так что я оставила тебе записку. Которая, между прочим, по моему мнению, была совершенно приемлемой альтернативой, учитывая, как ты обошелся со мной.

Эта женщина сводила его с ума. Ее полные сочные губы манили его, также как и набухшие вершинки, выступающие сквозь обтягивающий лиф лилового сарафана. Сидни не помешал бы хороший урок, но член Кейда встал, мгновенно возбуждаясь, а в голове прокручивались различные картинки.

– Ты идешь со мной, немедленно. В мой офис, – он указал на свой кабинет, схватил ее за руку и повел по коридору. Он не собирался это обсуждать посреди дома, где Тристан и Люка могли слышать каждое слово, не говоря уже про остальных, которые вскоре будут здесь.

Зайдя в кабинет Кейда, Сидни упала в уютное кожаное кресло. Кейд закрыл дверь. Она знала, что ей следует быть злой на него, но его чисто мужская сила, разнесшаяся по всей комнате, делала ее влажной от желания. Он прошел по кабинету и, наконец, встал прямо перед ее креслом. Ее взгляд притягивался к его паху. «Не смотреть, не смотреть. Ладно, она это сделала».Отводя глаза, она посмотрела на стол, который также навевал грязные мыслишки.

– Кейд, – сказала она раздраженно, – я не хотела тебя сердить, но посмотри на это с моей точки зрения. Я не в первый раз в Новом Орлеане. Ты был занят, а я оставила записку и пошла, встретиться с Тристаном. Я в полном порядке.

– Сидни, – возвышаясь над ней, он не мог оторвать от нее глаз, – во-первых, давай кое-что проясним. Пока Симону не поймают, ты не сможешь выходить по своей прихоти. Мы нашли подозреваемого мага, который, оказывается, проживает по тому же адресу, что дал нам бармен. Вышеупомянутый маг не ограничен светлым временем суток. Так что, даже если ты думала, что была в безопасности, могла быть околдована в любой момент.

Она могла уступить в этом вопросе. Колдовство? Ведьмы? Маги? Последнее, что ей было нужно, так это чтобы кто-то наслал на нее проклятие, пока она искала, где бы достать пончики.

– Окей, приму к сведению. Не выходить одной, но я оставила записку. Это не похоже на то, как если бы я просто пропала без вести, – она могла чувствовать на себе жар, исходящий от него. Кровь прилила к лицу, в то время как ниже живота переполняло желание. Этот мужчина был таким сексуальным, таким очаровательным, таким принадлежащим ей.

Словно хищник, он осторожно заблокировал свою жертву, смыкая ее колени, когда оседлал ее ноги, занимая ее личное пространство.

– Сидни, любимая, прошлая ночь была потрясающей. Заниматься с тобой любовью… Я никогда не испытывал ничего подобного к женщине. Ты моя. Когда я укусил тебя... – он наклонился, проводя пальцем по отметке на ее шее. Сидни задрожала в ожидании, желая большего. – Когда я укусил тебя, то заявил права, как на свою собственность, на свою женщину. Я влюбляюсь в тебя, мисс Уиллоус, и не собираюсь отпускать... ни после того, как все закончится ... никогда.

Сердце Сидни заныло, когда она услышала, что он сказал, что хочет быть с ней. Сидни вглядывалась в его пронизывающие глаза, и ей показалось, что он мог заглянуть в ее душу.

– Кейд, я тоже чувствую влечение к тебе. Я... не знаю, что все это значит, но хочу испытать это с тобой... наши чувства, наши отношения. Не могу поверить, что даже говорю тебе об этом, но... прошлая ночь была невероятно особенной. Чувства к тебе переполняют меня... мое сознание перегружено. Я так хочу тебя и не могу думать правильно.

Сексуальное напряжение было ощутимым. Ее лоно жаждало, нуждаясь, чтобы он снова был глубоко в ней. Она страстно желала его: его поцелуй, его вкус. Достигнув пальчиками его упругих накачанных бедер, Сидни стала ласкать своими руками его растущее возбуждение. За секунду справившись с ремнем, она расстегнула молнию на брюках и достала его напряженный член.

– Кейд, ты бросил мне вызов. И теперь я хочу попробовать тебя, не могу больше ждать, – аккуратно взяв его пульсирующий член в руки, она облизала его снизу вверх. Сидни усмехнулась, зная, что дразнит его, растягивая удовольствие.

– Сидни, – Кейд запрокинул голову, – ты убиваешь меня.

Это было то, что она планировала сделать... довести его до предела. Поглаживая его твердый влажный член, она постепенно взяла его в свой теплый рот. Она раскачивалась вверх и вниз, посасывая и лаская каждый дюйм, и одновременно кружила языком по всей его длине. Сидни стала ласкать яички, перекатывая их в руке. Она стремительно взяла в рот его чувствительные яички, продолжая непрерывно ласкать его.

Кейд резко вздохнул, не в силах больше терпеть сладкую пытку ее влажного теплого рта.

– Сидни, остановись, пожалуйста, я хочу заняться с тобою любовью... чего не смогу сделать, если ты продолжишь.

Сидни соблазнительно освободила его изо рта и потянула спущенные штаны вниз, снимая их. Была ее очередь доминировать, ну, по крайней мере, взять на себя инициативу. Господи, как она любила этого мужчину. Она жаждала насладиться его великолепным телом. Встав, она поменялась местами с Кейдом, толкнув его на мягкий кожаный диван.

– Я хочу наслаждаться каждым твоим дюймом, Кейд Иссаксон, каждым твердым дюймом, – промурлыкала она. Забравшись на него, она потянула платье вверх, сняла стринги, поставила свои колени по обе стороны от Кейда, нависая над его узкими бедрами, но еще не прикасаясь к нему. Кейд сцепил сильные руки вокруг ее талии, позволяя Сидни управлять игрой.

Ощущая невыносимый жар между ног, Сидни понимала, что близка к развязке, но хотела, чтобы это продолжалось. Отчаянно желая вкусить его кожу, она медленно расстегнула его рубашку и отбросила ее в сторону.

Кейд потянулся под ее платье, чтобы обнаружить обнаженную шелковистую кожу ее мягкой плоти.

– О... Сидни... ты очень, очень непристойная. Ты плохая девочка, моя плохая девочка. По правде говоря, я не могу больше ждать. Иди сюда.

Взяв Сидни за шею, он притянул ее к себе в страстном поцелуе. Захватывая мягкие губы, встречаясь с ее языком. Поцелуй разжег в ней голод. Кейд был опьяняющим, восхитительным. Она запустила пальцы в его волосы, прижимая свои губы в жестком требовательном поцелуе. Его пальцы впились в гладкую кожу ее попки, массируя упругие мышцы.

Позволяя своей руке спуститься ниже, Сидни потерла его пульсирующей эрекцией свои влажные складки, готовя его для себя. Взрыв экстаза сотряс тело, когда она медленно направила его в себя, дюйм за дюймом. Она медленно опускалась вниз, обволакивая всю его длину, соединяя их тела в одно целое.

– Да! О мой, Кейд. Ты такой сильный, такой большой. Пожалуйста, о, да!

Она выгнула спину, двигаясь вверх вниз ритмичными движениями, которые стимулировали ее чувствительный клитор. Почувствовав увеличение ее возбуждения, Кейд стянул лямки ее платья, освобождая полные тяжелые груди. Наклонившись вперед, он обхватил ртом сосок, стал посасывать и покусывать его вершинку. Сидни снова застонала, открыла отяжелевшие веки и наблюдала, как Кейд подчиняет ее тело.

Это зрелище толкнуло ее через край. Она начала яростно объезжать его, оба тела раскачивались в одном ритме. У Сидни закружилась голова, когда ее тело стало сильно дрожать. Кейд нежно укусил ее за грудь, толкая Сидни к взрывному оргазму. Дрожа от последней волны наслаждения, она выкрикнула его имя.

Кейд неохотно отделился от Сидни, поднимая ее со своей талии. Он посмотрел на стол и поднял бровь, спрашивая ее разрешения.

Сидни сразу поняла его просьбу.

– О, да. Конечно да, – согласилась она возбужденно.

Он осторожно наклонил Сидни над своим викторианским письменным столом из вишневого дерева, положил руки перед ней. Сидни стало жарко, когда она щекой дотронулась до холодной поверхности стола. Кейд поднял ее платье, открывая мягкую и сочную попку, и стал поглаживать ее.

– Ты готова для меня, любимая?

– Пожалуйста, Кейд. Ты мне нужен сейчас. Внутри меня. Займись со мной любовью, – умоляла она. Сидни чувствовала, как ускорилось ее дыхание, она ожидала, пока Кейд войдет в нее.

Он любил эту женщину больше жизни. Положив руки на ее ягодицы, Кейд погрузился внутрь лона, наполняя ее своей твердостью. Теплые влажные стенки влагалища плотно обхватывали член, когда он раскачивался в ней. Он знал, что долго не продержится. Позволил руке скользнуть вверх по ее спине, схватить длинные волосы ее хвоста в кулак, потянув обратно на себя. Она прокричала в восторге имя Кейда, боль и удовольствие момента были почти невыносимыми.

Их тела двигались, как одно целое. Когда он загнал свой член глубоко внутрь, она отбросила голову назад. Кейд и Сидни тяжело дышали, приближаясь к кульминации. Они двигались в унисон. Кейд отпустил ее волосы и стал крепко держать ее за талию, толкаясь все глубже и глубже. Зная, что они оба были близки, Кейд наклонился, прижавшись грудью к ее спине, и прошептал на ухо Сидни.

– Я люблю тебя. Ты моя навсегда, – с этими словами он врезался в нее в последний раз и укусил за основание шеи, пуская ее божественную кровь в рот.

Этот укус привел Сидни к неконтролируемому оргазму, который разносил пульсирующие волны удовольствия по каждому квадратному сантиметру ее кожи. Ее влагалище сокращалось вокруг члена Кейда, и он громко застонал, извергаясь внутри нее.

«Я люблю тебя».Он просто сказал, что любит ее. Кейд заключил Сидни в объятия, давая отдых их обессиленным телам.

Сидни прижалась к Кейду, целуя его широкую мускулистую грудь.

– Кейд?

– Да, любимая?

– Я тоже люблю тебя. Не знаю, как это случилось, и какое будущее у нас может быть... но я люблю тебя.

Он поцеловал ее в голову. Сидни наконец-то поняла. Она принадлежала ему.


Переводчики : chere_mou, Nastuwa_od, schastlivka, natali1875

Редактор : Kejlin


Глава 16

Сидни была восхитительно чувствительна после секса с Кейдом в его кабинете. Она любила его, и призналась ему в этом, и Кейд тоже любил ее. Улыбаясь про себя, Сидни расчесывала влажные волосы. В груди распускался цветок любви. Она была в восторге от признания Кейда. Сидни не была уверена, как он собирался работать с ней, живущей в Филадельфии, но прямо сейчас не могла зацикливаться на деталях. Ничто не могло испортить ей день, за исключением Симоны.

Чертово вуду, чертова вампирская сучка.Сидни отрезвила мысль, что они собирались схватить с поличным мага, который мог поставить их жизни под угрозу с помощью темной магии. Адрес приводил к большому заброшенному зданию в районе склада. Действия в ночное время дадут им большее преимущество, так как вампиры могли в полной мере использовать свои силы. С другой стороны, Сидни знала, что она подвергалась опасности из-за многочисленных человеческих слабостей, например, неспособности видеть в темноте. Люка снабдил ее удобным современным прибором ночного видения, но Сидни по-прежнему не хватало скорости и силы вампиров.

Заплетя волосы в аккуратную французскую косу, Сидни натянула черные кожаные штаны фирмы Альпинстарс. Прочный материал плотно прилегал к ее прекрасному упругому телу, придавая маневренности, благодаря встроенным вставкам из эластичного кевлара. Может быть, было немного жарко носить кожаные штаны в теплую летнюю новоорлеанскую ночь, но кожа нуждалась в защите, особенно учитывая тот факт, что придется бродить по заброшенному зданию. Сидни натянула черную хлопковую футболку с длинными рукавами, но перед этим спрятала маленький изогнутый нож Керамбит в скрытое отделение спортивного лифчика. Закрепив пуленепробиваемый бронежилет Кевлар, она была почти готова. Черт, это штука неудобная, но Сидни не собиралась снимать его сегодня. Она была уверена, что риск возрастет, если они случайно встретятся с вампирами Симоны.

Сидни накинула легкую маскировочную куртку, в которой было несколько потайных карманов и отделений, где она могла спрятать оружие: колья, метательные ножи и серебряные наручники. Она повесила две кобуры на пояс и ноги, заполнила их и стала ходить по комнате, довольная весом своего Зига. Перед тем, как зашнуровать черные военные сапоги Форт-Льюис, она вложила в них небольшой кинжал рядом с лодыжкой. Остроконечный нож был маленьким, но эффективным в рукопашном бою. Наконец, она вытащила из розового рюкзака свой арбалет, для проверки и подсчета деревянных стрел. Все выглядело, будто бы в порядке. Она повесила арбалет через плечо и закинула его за спину, подняла очки ночного видения с кровати и глубоко вздохнула, позволяя храбрости распространиться по венам. Настало время пойти и надрать задницу магу, в надежде стать на один шаг ближе к поимке Симоны.

Войдя в большую комнату в полной боевой готовности, Сидни оценила экипировку возвышавшихся над ней вампиров. Они также были одеты в черную одежду, боевую экипировку и были готовы к драке. В дверях Сидни с удивлением увидела крупного черного волка с янтарными глазами, пристально смотревшего на нее. Ее так и подмывало спросить, привел ли это кто-то свою собаку, но передумала, осознавая, что это был Тристан. Сидни не думала, что он был бы благодарен за шутку про собаку, поэтому просто кивнула ему, не уверенная, что сказать волку. Он взвизгнул в ответ и побрел в ее сторону, чтобы потереться о ногу.

Когда Кейд вошел в комнату, его присутствие поглотило пространство, сам воздух изменился. Волк отступил от Сидни, чувствуя, что Кейд приближался непосредственно к ней. Ее тело начало покалывать, когда она увидела его, одетого в черную кожу, опасно движущегося по комнате. Он выглядел потрясающе сексуально, даже грозно. Как зверь на охоте: горячий, опасный, соблазнительный. Как будто Сидни и Кейд были в комнате только вдвоем. Когда он наклонился к ней, то захватил ее мягкие губы своими.

–Ты восхитительна во всей этой коже, любимая, – отпустив ее, он прошептал ей на ухо. – Это заставляет меня желать забрать тебя наверх и показать, как я ценю этот наряд.

Он поцеловал ее еще раз, утверждая свои права на эту женщину.

Доминик фыркнула.

– Вы серьезно, ребята? Достаточно этого влюбленного дерьма. Пришло время идти убивать плохих парней. Я с нетерпением жду, когда найду эту маленькую сучку, которая пригвоздила меня серебром к столу, – усмехнулась она. Подпиливая свои длинные красные ногти, Доминик напряженно размышляла, что она собирается сделать тому магу и Рее, если это было ее настоящее имя. Она ждала с нетерпением, как прокусит мягкое человеческое тело Реи и выпьет ее досуха.

Сидни ухмыльнулась, заметив, что задира-вампирша беспокоилась о том, как выглядели ее ногти перед боем.

– Эй, Доминик, как запястья? Твои ногти выглядят великолепно, мне нравится цвет, – съязвила она.

– Спасибо, Сид. Запястья превосходно. Удивительно, что может сделать немного крови, – рассмеялась Доминик. – Цвет? Кроваво красный. Хочу убедиться, что мои ногти выглядят хорошо, когда я уничтожу ту маленькую подчиняющуюся сучку, которая пригвоздила меня серебром вчера вечером.

Сидни, усмехаясь, приподняла бровь.

– Тогда окей. Хороший план. Не могу сказать, что виню тебя после того, что она сделала с тобой вчера. Надеюсь, мы найдем ее там сегодня вечером, – Сидни никогда бы не захотела увидеть плохую сторону Доминик.

Кейд сместился в центр группы, привлекая внимание.

– Итак, дело обстоит следующим образом. Мы собираемся в центр района складов. Даже если здание заброшенно, эта область кишит людьми, так что действуем, не привлекая внимания. Это означает, что не следует убивать в присутствии других. Оставьте это, – он поджал губы. – Все, что мы знаем, так это то, что Асгар является магом, который приобрел масло Ван-Ван. Большая вероятность, что он тот, кто помогает Симоне. Асгар возможно использует темную магию, поэтому запрещается ходить в одиночку... оставаться всем вместе. Смотрите под ноги, остерегайтесь мин-ловушек. Мы разделимся... Люка и я пойдем первыми, затем Ксавье и Сидни. Доминик и Этьен, вы будете замыкающими. Тристан будет осуществлять мониторинг снаружи и убедится, что мы не получим никаких сюрпризов, пока будем там. Если это возможно, мы должны взять мага живым, чтобы выяснить местонахождение Симон. Все ясно?

Пронеслась волна кивков, а Люка закашлялся.

– Мы берем два больших фургона, поэтому у нас есть достаточно места, чтобы привезти Асгара обратно в резиденцию. На счет новичков Симоны, мой совет, проткнуть их колом и положить конец их страданиям. Они не смогут дать нам никакой информации из-за кровной связи с Симоной. Вот и все. Всем быть осторожными.

После чего абсолютно серьезная команда вышла за двери и села в фургоны. Кейд молился, чтобы все они сегодня вернулись.

***

Заброшенное здание было расположено на окраине района складов. Он был усеян ресторанами, галереями и барами. Летними ночами на «Сохо Юга» суетились люди. К счастью, дом был расположен немного в стороне от избитого маршрута, достаточно далеко от самой активности, что снизило риск вмешательства людей. Снаружи большое двухэтажное кирпичное здание выглядело пустынным, на стенах были неразборчивые граффити. Сидни заметила, что все окна на фасаде были забиты, некоторые новой фанерой, а некоторые старой. Возможно, это был недавний арендатор? Кто бы тратил время, чтобы вставить новые фанеры в старом заброшенном здании? Как только они окружили здание, Кейд указал на парадные двери, усиленные сталью с небольшими квадратными окнами, которые были закрашены черной краской из баллончика. Была еще одна дверь, ведущая вниз, которая, похоже, могла вести в подвал.

Подъехав к задней части здания, они припарковали фургоны. Кейд, Люка и остальные молча вышли, разыскивая задний вход. Сидни догадалась, что вампиры могли общаться телепатически, так как они казались слишком хорошо скоординированными, быстрого нашли и без колебания открыли ржавый замок на гнилых деревянных дверях здания.

Когда дверь распахнулась, легкие Сидни сдавил напор спертого воздуха. Многие из этих старых зданий были заброшены в конце восемнадцатого столетия, изжив свою полезность в качестве фабрик или заводов. Но именно это воняло несвежей кровью, разлагающимися телами, мочой и мусором – запахи слишком знакомые в связи с работой на городских улицах Филадельфии. Сидни, возможно, не была вампиром, но была уверена, что не так давно это здание перестало пустовать. Мороз пробежал по спине, когда она вспомнила вампира, который напал на нее. Ожидали ли их здесь такие же твари?

Когда они вошли в темный коридор, на них опустилась полная темнота. Сидни включила очки ночного видения и переместила арбалет на грудь. Обернувшись назад, она увидела Доминик и Этьена, движущихся в гробовом молчании. Узкая крутая лестница привела к серой стальной современной бронированной двери. Повернувшись лицом к группе, Кейд молча, сообщил о своем намерении проломить ее. Для сильных вампиров было бы нетрудно разбить ее. Готовясь к удару, Кейд разгибал пальцы. Один. Два. Три.

Сидни пригнулась, так как пыль и осколки полетели по всей лестничной клетке. Кашляя от пыли, она бросилась за Кейдом. Из дверного проема вырвалось, по крайней мере, двадцать вампиров, разбрызгивая слюни и щелкая зубами на Кейда и Люку. Тотчас завязалась драка. Сидни попятилась к стене и начала периодически стрелять в вампиров деревянными стрелами. Она была хорошим стрелком, поэтому в помещении разлетался пепел, когда они разлагались.

Приблизившись к стене рядом с Сидни, Люка не смог скрыть удивления.

– Напомни мне оставаться на твоей стороне, женщина. Ты чертовски хорошо стреляешь из арбалета. Мы с Кейдом идем в подвал. Этьен и Ксавье берут на себя второй этаж. Сейчас! Прикрой меня!

Люка бросился через комнату с неестественной скоростью, догоняя Кейда, который был уже у двери в подвал. Сидни прицелилась в вампира набросившегося сзади на Люку. Вжик! Удар по ноге замедлил его, но Люка изо всех сил пытался стряхнуть его. Сидни не хотела отходить от стены, но к Люке и Кейду приближались еще два вампира. «Откуда, черт возьми, они все появляются?»

Надеясь, что она достаточно быстра, Сидни бросилась через всю комнату к Люке. Приняв решение в последнее мгновение, она вскочила на спину вампира и воткнула серебряный кол глубоко в его сердце. Люка с трудом поднялся на ноги. Схватив руку Сидни, он потянул ее за собой. Сидни стряхнула пепел и прижалась к дверному косяку рядом с Люкой.

Переведя дыхание, Люка посмотрел на Сидни, удивленный ее смелостью.

– Действуешь по старой школе с этими парнями, Сидни? Хотя я ценю спасение, не становись неосмотрительной. Кейд надерет наши задницы, если с тобой что-то случится. Держись поблизости. Кейд как раз убил второго вампира. Похоже, он уже направился вниз. Пойдем с ним. Я иду первым. Оставайся позади, – приказал он.

Кейд уже на три четверти преодолел путь вниз по лестнице в подвал, когда Люка и Сидни начали спускаться. Двигаясь быстро, они догнали Кейда, когда он завернул за угол. Первое, что заметил Кейд, было тяжелое изменение в воздухе, едва не удушающее. В свете свечей комната казалась абсолютно пустым пространством. Отчетливый гул отзывался эхом от стен, но никакого видимого источника не было видно.

В другом конце комнаты на каменном пьедестале сидел худой жилистый мужчина, одетый в яркую малиновую мантию. Асгар. Кейд попытался пробраться к нему, но ударился о невидимую преграду. «Темная магия». Асгар испустил злой смешок.

– Глупый вампир. Ты действительно думаешь, что будет настолько легко захватить меня? До этого момента моя госпожа предвидела каждое ваше действие. И пока я наслаждался, играя с вами, время пришло. Она получит силу и власть. Тебя не станет.

– Твоя госпожа, Симона, была изгнана более ста лет назад. Она не имеет права здесь находиться, и в скором времени будет уничтожена в качестве наказания за свои преступления. Сдавайся, Асгар. Скажи мне, где она. Я буду справедлив, определяя твое наказание, – потребовал Кейд.

Коварный смех заполнил комнату. Асгар поднялся с пьедестала. Он плыл по комнате к Кейду, не касаясь пола ногами.

– Ты довольно высокомерный вампир. Думаешь, что силен, но ты так слаб против моей магии. Я скучал по моим способностям на протяжении десятилетий. Теперь моя сила растет в геометрической прогрессии с каждым днем. Ее сила тоже растет. Ты будешь молить на коленях в агонии, когда она выкачает кровь твоей шлюхи! – он испепелил взглядом Сидни.

Люка и Кейд стали стучать кулаками по преграде в поисках слабого места, но та была неподатлива. В попытке ударить невидимую стену, Сидни внезапно проникла сквозь нее, падая на колени, сдирая руки до крови. Асгар неистово засмеялся, довольный, как легко поймавший муху паук.

– О, Сидни. Добро пожаловать в мою святая святых. У нас на тебя такие планы. Ты будешь служить великой цели. Мы почти усовершенствовали ритуал.

– Ты, должно быть, выжил из своего гребанного ума, если думаешь, что я буду частью каких-либо ваших планов. Теперь, когда я здесь, я буду осторожной, чтобы повергнуть тебя. У некоторых девочек, оставшихся в Филадельфии, есть сообщение для тебя и той сучки, которую ты называешь госпожой. Итак, хочешь пойти добровольно, или нам придется сделать это по-плохому? Ты должен знать, что я более чем напориста, и наплевать, как это будет, – выплюнула она.

Сидни направила арбалет на Асгара, предполагая, что несколько отверстий развяжут ему язык.

– Ай-ай-ай. Как можно быть такой грубой? Для меня ты просто комар. Тем не менее, госпожа хочет отомстить за то, что ты отняла ее мужа. Когда она будет править этим городом, он будет лизать ее ноги и умолять, исполнять ее приказы. Ты ничто, простая шлюха. Та, кто прекрасно послужит нашему следующему ритуалу вуду. Госпожа поглотит твою душу, когда ты будешь корчиться от боли. Ах, да... твоя жизненная сила довольно хорошо прибавит ей мощи. Духи значительно вознаградят ее за ритуал. Теперь подойди ко мне, Сидни, портал ждет... мы получим гедонистическое удовольствие во Дворце Вуду. Духи благословят нас!

Очевидно, Асгар сошел с ума. «Портал? Гедонистические удовольствия? Что, черт возьми, он говорит? Черт побери».У Сидни не входило в планы никуда идти с этим психопатом, не говоря уже о площадке для развлечений для мертвецов. Она мельком увидела Люку и Кейда, которые все еще наносили удары по невидимому противнику. Сидни вытащила свой арбалет и дважды выстрелила. Стрела пронзила ногу Асгара и плечо. Он упал на землю, выплевывая ругательства.

Но, когда она попыталась подойти, маг поднялся с пола, злобно ухмыляясь. Он был целым и невредимым.

– Ты действительно думаешь, что несколько стрел навредят мне? Ты глупая-преглупая маленькая шлюха! Я закончил играть. Эта игра подходит к концу! – он поднял руки в воздух, бормоча песни, которые Сидни не могла понять.

Поток замешательства нахлынул на Сидни, когда она почувствовала головокружение. Что он говорил? И что еще более важно, как, черт возьми, он встал на ноги? Сидни начала слабеть, отчаянно пыталась отступить к Кейду, но воздух затягивался вокруг нее, сковывая конечности. «Дерьмо. Это все-таки не хорошо».Она замахала руками и ногами, борясь с воздушным потоком, но это было бесполезно. Воздух кружил и кружил, обжигая ей лицо.

– Кейд! Помоги! – крича в никуда, Сидни надеялась, что Кейд мог услышать ее. – Я не могу пошевелиться! Пожалуйста!

Она украдкой посмотрела на Кейда, прежде чем исчезла в темноте.

***

Кейд и Люка подавились пылью, когда кинулись к Сидни, но было слишком поздно. Она исчезла.

– Дерьмо! – Кейд был в гневе. – Она исчезла. Твою мать, она исчезла. Боже мой. Асгар забрал ее. Они, должно быть, транспортировались через какой то портал. Мы должны найти ее.

Люка обыскал подвал и вернулся к Кейду.

– Мне очень жаль, Кейд. Там нет следов ее или Асгара. Подумай о том, что он сказал. Куда он мог забрать ее?

Кейд потер голову.

– Не знаю. Вуду. Симона собирается использовать ее как куклу. Что-то об использовании души. Мне нужно подумать. Симона хочет меня. Она хочет власти. Она не будет удовлетворена, убив Сидни. Нет, она хочет большего. Асгар и Симона оба хотят большего. Они хотят контролировать всех сверхъестественных существ в Новом Орлеане, – он начал вышагивать, пытаясь придумать, куда Асгар забрал Сидни. – Но куда? Этот город является рассадником сверхъестественной энергии. Они могли бы вызывать духов буквально в любом месте.

Люка издал разочарованных вздох, когда Тристан, Этьен, Ксавье и Доминик присоединились к ним в подвале.

– Она хочет, чтобы мы нашли ее Кейд. Таким образом, она сможет добраться до тебя. Асгар сказал Дворец Вуду. Музей вуду? Может быть, он имел в виду поле, в котором сгорел сарай, где Симона пытала девушек?

Кейд напряженно встретился глазами с Люкой.

– На кладбище, кладбище Святого Луиса. Мария Лаво. Ее мавзолей. Это единственное место в Новом Орлеане, куда даже люди приходят, чтобы приносить жертву во имя вуду, хотя могли бы делать это где угодно. Не спрашивайте меня, как она использует священное кладбище, чтобы собрать злых духов, но это то место, куда она придет. Я уверен.


Переводчики : Nastuwa _ od , natali 1875, chere _ mou

Редактор : Kejlin


Глава 17

Сидни застонала от боли, осознавая, что ее руки скованы ржавыми металлическими наручниками и связаны цепочкой шириной в два фута над головой. Ее тело, без одежды, опиралось о холодную стальную стену. Волна паники устремилась по венам, когда она изо всех сил пыталась вспомнить, что произошло. «Асгар. Портал. Где я, черт возьми?»Она размяла ноги, благодарная, что на ней оставили нижнее белье. Не в состоянии дотянуться до груди, Сидни задергалась, надеясь почувствовать нож Керамбит, все еще спрятанный в лифчике. «Привет, малыш, ты все еще там».Не зная, что делать с ним и не в состоянии достать его рукой, она оставила нож на месте, оставляя этот небольшой сюрприз на потом.

В комнате была кромешная тьма, и она почувствовала, что была не одна. Она чуть не поперхнулась от вони мочи и рвоты, которые пропитали комнату.

– Эй, есть ли кто-то здесь рядом со мной? Кто здесь? – позвала Сидни в темноту, услышав стон.

– Сюда, – взмолился высокий женский голос. – Я Саманта. Пожалуйста, не делайте мне больно.

– Уиллоус. Детектив Сидни Уиллоус. Я из полиции. Все в порядке. Я не причиню тебе вреда. Как давно ты здесь? Ты ранена?

– Несколько дней. Сбилась со счета после того, как меня избили. Думаю, что смогу идти, но я в синяках. Порезы зажили. Это трудно понять, – всхлипнула Саманта. – Меня похитили. Мы с друзьями пошли в «Сладкую кровь», чтобы развлечься. Я даже не из Нового Орлеана. Была на компьютерной конференции. Это был мой первый раз в подобном клубе. Мы просто танцевали. Потом я встретила его... Джеймса... он казался таким хорошим. Угостил меня выпивкой. Я не помню ничего, кроме того, что я здесь ... он бьет меня. О, мой Бог. Я умру здесь.

Сидни услышала ее рыдания.

– Послушай, Саманта, это не твоя вина. Просто есть несколько больных людей, которые замышляют нехорошие дела. Я собираюсь вытащить нас отсюда. Если они меня схватят, оставайся спокойной, хорошо? Я обещаю вернуться за тобой, – она вздохнула, зная, что до того, как им станет лучше, дела только ухудшатся, поэтому не хотела лгать этой молодой девушке. – Честно говоря, я не уверенна, как это будет, но мои коллеги придут за мной. Я уверенна в этом.

«Чертовски уверена, что они вскоре придут».

– Мне нужна твоя помощь. Кто еще находится здесь? Кого ты еще видела, попав сюда?

– Джеймса. Он приносил мне крекеры и воду. Я пыталась ударить его в первый день, пыталась убежать. Потом он побил меня. Я больше никого не видела. Но мне кажется, здесь находится женщина. Я слышала ее голос. Не уверена. Я никого не видела. Чувствую, что схожу с ума... может быть, мне это причудилось. Хотя я слышала женский голос, но видела только Джеймса.

– Хорошая девочка, Саманта. Ладно, вот как мы поступим. Когда за мной придет Джеймс, я буду послушной. Не хочу, чтобы он использовал меня в качестве предлога, чтобы сделать тебе больно. Ты будешь молчать, хорошо? Просто дай ему забрать меня, поняла? – Сидни хотела, чтобы девушка осталась жива.

– Хорошо. Пожалуйста, не оставляй меня здесь. Мне нужно выбраться отсюда. Он собирается меня убить. Пообещай, что вернешься за мной?

Сидни не хотела пугать девушку, но полагала, что лучше предупредить ее о «других», других сверхъестественных существах, которые придут за ней.

– Я обещаю. Теперь слушай внимательно, у меня есть друзья, они вампиры. Они тебя не обидят, и есть очень большой черный волк. Они друзья. Ты будешь в безопасности. Если они придут за тобой... а я еще не вернусь, ты должна пойти с ними, хорошо? Они хорошие ребята.

– Хорошо, – Саманта всхлипнула в темноте. – О Боже. Шшш. Я слышу его. Ключи. Ты слышишь ключи? Это он. Это Джеймс. Он идет сюда.

Пока девушки ждали своего похитителя, на небольшую, подобно шкафу, тюремную камеру, опустилась тишина. Прикинувшись спящей, Сидни откинула голову к стене и закрыла глаза. За звоном ключей последовал скрип дверей.

– Вставай, поднимайся, маленькая шлюшка, – «Асгар».Сотрясаясь дрожью, Сидни почувствовала на коже его липкие руки, затем безошибочное чувство наручников на запястьях. Оказывается, он не так глуп, как она надеялась.

Жестким рывком он вздернул ее на босые ноги.

– Хозяйка так довольна моим успехом. Из тебя выйдет прекрасная жертва. Твоя гладкая кожа... Ах, – он провел влажным пальцем по ее груди. Она увертывалась от его прикосновений. – Сейчас, сейчас, маленькая шлюха. Ты не уйдешь от меня так легко. Считай, тебе повезло, что я не могу воспользоваться твоим телом для своих собственных плотских удовольствий, прежде чем отдать госпоже. Она такая жадная... она хочет вас всех себе.

Асгар подтолкнул ее вперед в освещенный коридор.

– Иди. Не вздумай выкинуть какую-нибудь пакость. Я не хотел бы, чтобы на тебе появились синяки до того, как встретишься с госпожой.

Шаркая вперед, Сидни щурилась от яркого света. Холодный пол, покрытый линолеумом, казался странно чистым. От этого мало пользы, учитывая отсутствия у нее обуви. Коридор был приблизительно двадцать футов длиной, что указывало на маленькие размеры помещения. Холод пробирал почти голое тело Сидни. « Что это за место? Подвал?»

Маленький вестибюль вел в большую, подобную собору комнату, полностью отделанную гладким сероватым известняком. Стены драпированы большими шелковыми полотнами различных оттенков черного, пурпурного и зеленого. Дрожь ужаса прошлась по шее Сидни, когда Асгар протащил ее по холодному каменному полу. Она заметила длинный дощатый стол с веревками, приделанными к его ножкам, и огромную пентаграмму, нарисованную мелом под ним. «Веревка из конопли и человеческого волоса?»В передний части стоял какой-то алтарь. Черные и зеленые свечи ярко освещали скромный деревянный ящик, обтянутый черным сукном, золотую чашу и длинный серебристый меч.

Асгар широко усмехнулся, будто был под кайфом.

– О, великая госпожа! Наша жертва прибыла, – он начал величественно вещать в пространство. – Она будет служить нам настолько хорошо, что духи мертвых даруют нам свои силы.

– Не слишком много бреда? – Сидни закатила глаза. – Асгар, даже если тебе действительно удастся вызвать в воображении какого-нибудь злого духа, ты действительно думаешь, что твоя сука-госпожа планирует разделить с тобой власть?.. мелкий маг, вот кто ты! Вернись к реальности! Так не бывает.

Она глумилась, надеясь, что он занервничает и совершит глупую ошибку. Сидни дернулась в сторону, безуспешно пытаясь освободиться от крепкой хватки Асгара на предплечье. «Где Кейд?»

Асгар развернул Сидни за плечи и ударил ее тыльной стороной ладони по лицу. Она упала на пол, на дощатый стол изо рта брызнула кровь.

– Посмотри, что ты заставила меня сделать, маленькая шлюха! – неистово прокричал Асгар. Он был в ярости. Сидни плюнула ему в лицо кровью, когда он приподнял ее над столом и толкнул спиной на деревянную столешницу. Тут же снял с нее наручники и приковал руки к ножкам стола.

Сидни увидела звезды от оглушительного удара его руки по щеке. «Черт, больно».Когда она боролась с ним, изо рта шла кровь. Он закрепил ее руки в течение нескольких секунд. Вскинув ноги, она ударила его по носу. Услышав хруст его костей, Сидни потянула за завязки, пытаясь освободить руки. Но Асгар быстро восстановился и вновь дал ей пощечину, пытаясь оглушить.

– Остановись! – завопил он.

Сидни отказывалась сдаваться, она дико лягалась ногами, пытаясь вновь задеть его, но ее глаз начал опухать, размывая зрение. Через несколько секунд он обернул веревку вокруг лодыжек, привязав ее распластанной к столу.

Асгар впился в нее полным отвращения взглядом.

– Подожди, пока госпожа увидит, что ты заставила меня сделать! Твоя кожа испорчена. Она будет недовольна, – вздохнул он.

Сидни продолжала извиваться на столе, пытаясь освободить руки от резавшей веревки. Уровень адреналина подскочил еще больше, когда, повернувшись, она увидела несколько вампиров Симоны, которые вошли в комнату и встали в круг по периметру зала. «Дерьмо, дерьмо, дерьмо. Долбанные кровососы».

Асгар опустился на колени перед алтарем и начал ритмичное пение. Сидни повернула голову и открыла в изумлении рот, когда вампиры разошлись, чтобы освободить проход для бледной худой высокой женщины. Она вошла в комнату и направилась к алтарю. «Симона».Ее струящаяся шелковая юбка молочного цвета касалась пола, шлейф струился на три фута позади. Соответствующий шелковый корсет поддерживал маленькую мертвенно-бледную грудь. Длинные черные локоны Симоны были затянуты на макушке в жесткий массивный хвост, прическа конца восемнадцатого века. Когда Симона проплыла мимо нее, Сидни затошнило от очень сильного запаха духов гардении.

– Эй, ты! – не в силах больше молчать, крикнула ей Сидни. – Да, верно, я говорю тебе... ты, белая, как лилия, сучка вампир.

Кровь сочилась из глаз и рта Сидни. Она могла быть связана, в синяках и побоях, но, черт возьми, она не собиралась сдаваться без боя.

Симона скользила к алтарю, изучая свою геройствующую жертву.

– Молчи, человек! Итак, это ты пыталась украсть моего мужа. Ты не более чем просто проститутка... гоняющаяся за его симпатией. Ты ничто. Я отомщу, сегодня вечером, и месть будет сладка. Вместе с дарами духи преподнесут мне верховную власть. Этот город вернется к своему величию под моим господством.

– Да пошла ты! Проснись же, черт возьми, Симона! Это не восемнадцатый век, и Кейд не твой муж. Он тебя не любит. Ты злая, больная сука, которая еще будет сожалеть о дне, когда встретила меня.

– Я сказала, ТИХО! Настало время для жертвоприношения. Я приговариваю этого человека к смерти во имя сатаны и всех духов, которые пожелают предоставить мне свои подарки. Она виновна в преступлениях против меня, верховной жрицы вампиров, – Симона взмахнула рукой, свет свечей затрепетал, когда холодный ветерок подул по комнате. Окружавшие ее вампиры зашипели на Сидни, по их клыкам стекала слюна.

Сидни хотела сказать Симоне идти поиметь себя. Она попыталась заговорить, попыталась пошевелиться, но была полностью парализована, за исключением дыхания. Ее широко распахнутые глаза оглядывались вокруг, по всему телу ощущался холод. «Это не хорошо».Боковым зрением она увидела, как у алтаря Симона готовила какое-то зелье. Асгар намазал маслом лоб, грудь и живот Сидни, пока продолжал свое пение.

Он повернулся, держа обеими руками золотую чашу, и занес ее над головой Сидни. Паника началась, когда Симона приложила холодный плоский серебряный меч к животу. Перемещая меч крест-на-крест, Симона выписывала X на мягком теле. На коже Сидни появилась лужа крови.

– Твоя кровь – моя кровь. Твоя жизненная сила – моя жизненная сила. Ты даешь мне это добровольно в качестве наказания за свои преступления. Мы выпьем твою сущность для приготовления к жертвоприношению, – заговорила Симона монотонным голосом, когда в комнате воцарилась полная тишина. – Теперь, шлюха. Я хочу услышать твой крик!

Она глубоко воткнула меч в нижнюю часть предплечья Сидни, пронизывая насквозь сухожилия. Кровь потекла непрерывным потоком. Багровая жидкость быстро заполнила чашу до краев. Асгар возбужденно смотрел, как Симона лизнула руку Сидни, запечатывая раны.

Когда пронзили ее руку, Сидни мгновенно отошла от обездвижения и вскрикнула от боли, но отказалась дать волю слезам. Ее чуть не вырвало при виде того, как кислотный язык Симоны облизал ее окровавленную кожу. Асгар предложил чашу вампирам, чтобы те испили крови, как своего рода приготовление к кровавому причастию. Один за другим, они пили ее кровь, передавая чашу друг другу, пока Асгар снова не взял ее.

Страх нахлынул на Сидни, когда она увидела инструмент, который должны были использовать во второй части жертвоприношения. В свете свечей блеснула игла, когда Симона осматривала ее. Она была длиной двенадцать дюймов и толщиной с ластик карандаша. Подняв иглу в воздух, Симона и Асгар начали петь на неизвестных языках. Вампиры закачались в трансе от бессмысленного вокала. Сильный гул начал вибрировать в комнате, деревянный стол задрожал. В середине хаоса, Сидни почувствовала его. «Кейд».Она не была уверена, откуда это знала, но так и было. Он пришел сюда ради нее. «Я люблю его».Это была ее последняя связная мысль, перед тем как Симона взвизгнула и воткнула иглу в тело Сидни, пригвоздив ее живот к столу.

Переводчики : Nastuwa_od, inventia, chere_mou

Редактор : Kejlin


Глава 18

– Что, черт возьми, произошло? – Тристан с осуждением расспрашивал друзей. – Вашу мать! Вы должны были защитить ее! Я должен был пойти с вами, а не прочесывать периметр! – Тристан чувствовал себя виноватым, зная, что он тоже планировал эту операцию с Кейдом и Люкой.

Синди была частью его стаи. Все знали, что она не волк, но была под его защитой с момента их первой встречи. Бывшая любовница, лучшая подруга, Сидни – его единственная связь с человеческим миром, кому он доверял свою жизнь.

Теперь, из-за их просчетов, она могла уже быть мертва. Тристан громко завыл, не удовлетворённый поражением и возможной потерей своего друга.

– Ты прав, Тристан, я и Люка потеряли ее, но мы не должны зацикливаться на провале сейчас. Нам необходимо обдумать, как убить Симону и освободить Сидни в целости и сохранности. Ты же знаешь, что наша девочка не сдастся без боя. Она сильная. – Кейд специально использовал словосочетание "наша девочка", чтобы сфокусировать всех на поставленную задачу.

Они должны быстро найти Сидни и убить Симону. Сидни была его, все знали это, а так как он лидер, то не мог позволить своим людям зациклиться на их поражение.

Нет, ему необходимо вернуть Сидни в свои объятья. Он прожил столько веков не для того, чтобы потерять шанс быть с ней, своей единственной настоящей любовью.

– Тристан, возьми мобильный телефон Люка и позвони своему брату, Марселю. Объясни ему ситуацию и скажи, что нам нужна его помощь стаи на кладбище Сент-Луис, немедленно.

***

Как только группа прибыла на кладбище Сент-Луис, Кейд тут же насторожился, почувствовав присутствие Сидни.

– Я чувствую Сидни. Ее кровь течет в моих жилах, и я знаю, что она здесь.

– Кейд, пожалуйста, прости за мой вопрос, но я не ощущаю, ни одного человека или паранормальное присутствие в этом районе. Ты уверен, что она здесь – спросил Этьен.

– Да, я уверен. Ты забыл? Я предъявил на нее права. Я уверен, что она здесь. Возможно, они находятся под землей? Быстро осмотрите местность. Оставайтесь по двое, – приказал Кейд.

– Под землей? Здесь, в Новом Орлеане? Вряд ли, уровень грунтовых вод слишком высок, – прокомментировал Этьен.

Кейда взбесил его вопрос:

– Тем не менее, это, правда, Этьен, магия может легко управлять элементами: воздуха, огня, земли и воды. Асгар может запросто осушить пространство и заменить его другим элементом. Возможно даже, он изменил состояние воды из жидкости в лед. Теперь, достаточно вопросов. Мы должны найти вход. Я знаю, что она здесь.

Громкий вой пронзил темноту. Тристан.

Виляя по мрачным лабиринтам склепов, Кейд и другие сошлись на неприметном склепе, на который никто бы не взглянул дважды, по сравнению с его декоративными коллегами.

Сидни. Как и Тристан, Кейд почувствовал сладкий запах ее крови по всей округе, а также отвратительные запахи Асгара и Симоны.

– Она здесь, также как Асгар и Симона. Мы должны двигаться с осторожностью. Симона наверняка ждёт нас. – Кейд очень надеялся на своего друга, в отвлечении Асгара и Симоны, чтобы он мог добраться до Сидни. – Тристан, ты иди первым и выведи из строя Асгара. Мы не можем быть уверены, что он не наколдует магический барьер, как тот, с которым столкнулись на складе, поэтому убедитесь, что окружаете всю область. Если Симона находится там, то вполне вероятно, что все вампиры могут пройти. Мы не будем знать наверняка, пока не окажемся там.

Тристан превратился в свою обнаженную человеческую форму, удлиняя когти, планируя взломать каменную дверь.

Хор волков завыл неподалеку.

– О, Марсель и стая здесь. Они пойдут позади нас, и убьют любого из вампиров Симоны, кто попытается скрыться. – Продолжая изучать швы гробницы, Тристан провел когтями вверх и вниз по жесткому, гладкому камню. – Теперь, давайте посмотрим, что в этой гробнице. Откройся для папочки.

Кейд стрельнул в него раздраженным взглядом. Волки всегда думают, что они чертовски умны.

– Отвали, Тристан,– приказал он, – Смотри и учись, волк,– он улыбнулся, расчехляя боевой нож фирмы «Смит и Вессон». – Иногда старая вампирская школа может пригодиться, сейчас как раз то время. – Погружаясь краем ножа глубоко в пыльный, каменный шов, он рванул им, вверх выводя из строя примитивный механизм замка.

Открываясь, скрипнула тяжелая, каменная дверь и показалась лестница из известняка. Туннель был освещен свечами, которые стояли на небольших, настенных полках.

Превратившись обратно в волка, Тристан спустился вниз по ступенькам и повернулся к Кейду, ожидая его приказов у двери внизу лестницы.

Леденящий кровь крик отозвался в сознании Кейда, Сидни кричала, кровь Сидни. Он с силой открыл дверь, позволяя Тристану вбежать первому в это безумие.

Тристану едва удалось избежать острых когтей нескольких вампиров атакующих его. Скользя между их ног, он нацелился на Асгара, державшего чашу над привязанной к столу Сидни.

Острые, как бритва зубы разорвали правое плечо и руку Асгара, когда Тристан прижал его к холодному полу. Он удерживал его, позволяя Кейду и другим войти в помещение, чтобы добраться до Симоны.

Алая жидкость брызнула на стены, когда Кейд, Люка и другие вампиры разрывали клыкастых кукол Симоны. Кейд посмотрел в глаза Симоне, ревя от ненависти, когда увидел Сидни, связанную и истекающую кровью.

– Ты умрешь!– выплюнул он Симоне, когда она побежала на Тристана с ножом, пытаясь помочь Асгару. Огонь зажегся глубоко в груди Кейда, подгоняя его сократить путь через море вампиров, чтобы добраться к своей любимой.

Когда Кейд достиг Сидни, он освободил ей запястья. Именно тогда он заметил огромную иглу, торчащую у неё в животе. Сидни лежала, истекая кровью на столе, ее жизненная сущность стекала на пол.

– Сидни, любимая, я здесь. Пожалуйста, не оставляй меня. – Она не реагировала на его слова, Кейд знал, что она была тяжело ранена. Он знал, что должен сделать. – Черт возьми, Сидни! Я люблю тебя! Ты не можешь оставить меня! Просто держись ... Я собираюсь вытащить иглу. Останься со мной, – он нежно поцеловал ее прохладные, бледные губы и схватил иглу. Понимая, что игла застряла в деревянном столе, Кейд вырвал ее одним быстрым рывком, надеясь, свести к минимуму боль.

Сидни забилась в агонии, безудержно крича, когда боль нахлынула снова. Ее глаза распахнулись, и она уставилась на холодный, серый, каменный сводчатый потолок над ней.

Кейд облизал небольшое отверстие, запечатывая ее рану. Это не остановит внутреннее кровотечение, но может выиграть время для нее. Зная, что должен будет дать ей кровь для полного исцеления, он искал ее разрешения.

Кейд прошептал ей на ухо:

– Сидни любимая, иглы больше нет, но у тебя внутреннее кровотечение. Я могу дать тебе свою кровь, но ты должна понять, что будешь связана со мной навсегда. Я не сделаю это без твоего согласия. Я люблю тебя больше жизни. Ты понятия не имеешь, как сильно я хочу отдать себя тебе, но не так, – он покачал головой.

Все было неправильно, но она нуждалась в его крови, что бы исцелиться.

Глаза Сидни затрепетали, и слезы потекли по щекам.

– Сделай это. Я люблю тебя, Кейд. Я хочу жить, – она всхлипнула, – Ты знаешь, та женщина из твоего восемнадцатого столетия? Она настоящая сука. – Она выдавила слабую улыбку. – Сейчас, мне просто нужно сесть. Веревка ... перережь веревку.

Когда Кейд вытащил нож, то какой-то вампир напал на него отбросив через всю комнату.

Сидни замотала головой.

– Нет! Нет! Нет! Все идет не так! Снимите меня с этого чертового стола! – кричала она в отчаянии. Вспомнив про свой нож, спрятанный в бюстгальтере, она попыталась найти его свободной рукой.

Спасибо, малыш Иисус.Он все еще там. Кровь брызнула на ее лицо, когда она разрезала веревку и освободила себя от стола. Волки и вампиры резали и разрывали друг друга, тем временем она не спеша сползла на пол.

Она посмотрела на Доминик вырывающую сердце одного из вампиров и молча, приветствовала ее. Оба Этьен и Ксавье также сражались, пробиваясь сквозь толпу вампиров с деревянными кольями. Облако пепла заволокло комнату, когда они одного за другим, закалывали врагов.

Сидни была потрясена, увидев Симону сражающуюся с Тристаном у дальней стены. Ведьма порезала волка ножом, когда он глубоко прокусил ей руку.

Сидни изо всех сил пыталась найти Асгара. Где он был? Подняв голову вверх, она заметила сияющий меч на алтаре. Боль пронзила все ее тело, когда она протянула руку вверх, чтобы добраться до оружия.

Слепо трогая пальцами алтарь, Сидни стиснула рукоятку меча. Она медленно опустила руку, прижимая прохладное плоское лезвие к груди.

Кейд нашел взглядом Сидни, видя, как она благополучно освободилась. Ему необходимо вытащить ее из этого ужаса но, казалось, не будет конца вампирам, нападающих со всех сторон.

Тристан скулил в агонии; несколько небольших ножей торчали из его окровавленной шерсти. Люка, Доминик, и другие также были заняты боем. Асгар ударил исподтишка Кейда по голове тяжелой, металлической чашей.

– Твоя маленькая шлюха умрет сегодня вечером, вампир. Ты не сможешь остановить нас.

Кейд увернулся и, нанес удар Асгару в грудную клетку, сбивая его на пол

– Ты тот, кто умрет сегодня вечером. Даже твоя магия ослабевает в свете войны.

Асгар пополз к Кейду, пытаясь подняться на ноги.

– Твоя маленькая шлюха сопротивлялась мне, ты знаешь? Она мило истекала кровью, когда я с силой бил ее по лицу. Когда ты умрешь, она станет моей собственностью. И будет служить мне на коленях!

Кейду было достаточно язвительных слов Асгара. Он стоял прямо над ним и сильно ударил его по лицу. Один-два раза. Кровь брызнула изо рта Асгара, когда он перевернулся на спину.

– Это не конец, вампир! – прошипел он.

Кейд ухмыльнулся:

– Опять неверно, маг. Это конец твоего пути. Чтоб ты сгнил в аду!

В мгновение ока Кейд прижал Асгара к полу, резко выворачивая голову и ломая ему шею. Он обнажил клыки, и впился в горло мага, пока в нем не осталось ни одной капли крови.

Сидни ухватилась за край стола, потянулась вверх, и встала на ноги. Она позвала Тристана, пока Симона продолжала наносить удары волку, но он не ответил. Она должна спасти его.

– Эй, сука! Сюда! Оставь волка в покое! Тебе нужна я, – крикнула она.

Симона резко повернула голову в сторону Сидни, удивляясь, что ей удалось освободиться. Проскользнув через всю комнату, она схватила Сидни за горло.

– Ты! Ты! Ты отвлекла меня от моей цели! Всей моей тяжелой работы. Смерть девушек... было все для него. Я практиковалась. Моя сила росла. А ты сунула нос в мои дела... испортила мой ритуал! – Она плюнула Сидни в лицо. – Я заставлю его смотреть, как осушу до последней капли твою блядскую кровь. Я буду править городом! Ничто меня не остановит! Ничто!

Сидни задыхалась и изо всех сил пыталась вдохнуть под давящими, сильными, костлявыми пальцами Симоны. Ее взгляд метнулся к Кейду, который украдкой подошел к Симоне.

– Отпусти ее, Симона. Она просто человек. Эта вражда между мной и тобой.

Симона быстро взглянула на Кейда, но не выпустила Сидни из смертельного захвата. Сидни почувствовала, что начинает терять сознание. Но даже сейчас, когда обе руки безвольно упали по обе стороны, она боролась, чтобы удержать меч.

Шагнув на волосок ближе к Симоне, Кейд отказывался идти на уступки.

– Я не люблю тебя, Симона. И никогда не любил. Ты никогда не станешь управлять этим городом. С тобой все кончено, – он специально подстрекал ее. Ему просто нужно было отвлечь ее, чтобы заставить выпустить Сидни.

Симона развернулась на пятках, откинув, Сидни на пол и поспешила к Кейду.

– Ты меня любишь Кейд. Сейчас я здесь. Я твоя королева. Моя сила, я поделюсь с тобой. Мы будем править вместе, – промурлыкала она и положила бледную руку ему на грудь, – Это наше время. Ты мой.

Добравшись до края стола, Сидни спокойно поднялась, итак она снова стояла. Ее живот пульсировал, и кружилась от боли голова. Никогда не сдаваться.

Меч гудел из-за силы ее захвата. Она подошла к Симоне. Время сучке уйти. Собрав оставшиеся силы, Сидни занесла тяжелый меч над головой Симоны.

Когда меч просвистел, разрезая, кровь окрасила воздух и изысканную бледную шею Симоны. Ее отрезанная голова полетела через всю комнату, когда кровь и пепел брызнули в лицо Кейда.

Удар меча об землю сменился тишиной в комнате, когда заклинание Симоны было сломано. Слуги вампиры съежились на земле, скорбя от потери своей госпожи.

Сидни упала в обморок, громко треснувшись головой об черный пол, кровь залила ее золотистую косу. Кейд упал на колени, крича ее имя; кровавые слезы окрасили бледное лицо Сидни.

Кусая свое запястье, он прижал его к губам Сидни все еще надеясь, что она проглотит драгоценную жидкость.

– Сидни! Глотай, любимая. Ты не можешь, черт возьми, оставить меня! – Он положил ее голову себе на колени, поглаживая ее волосы. – Я так тебя люблю. Пожалуйста, это исцелит тебя. Давай же. Пей, – приказал он.

Еле ощутимо, распухшие губы Сидни начали посасывать его запястья.

– Да, вот так, любимая. Не сдавайся. – Кейд поцеловал любимую в лоб, зная, что она выживет.

Кейд нежно поднял хрупкое тело Сидни на руки, тщательно прижимая ее голову к своей груди.

Когда он поднялся по лестнице, исцеляющий ветер коснулся его лица. Кейд, наконец-то вздохнул с облегчением, покидая дьявольское каменное творение Симоны.

Он телепатически приказал Доминик, позвать Илизбет. Как бы то ни было демонические силы держали стены от грунтовых вод, они должны быть разрушены. Эта гробница и ее комнаты должны быть уничтожены и прокляты, чтобы ничего не осталось от злой силы внутри.

Люка подошел к Кейду, держа на руках маленькую, женщину без сознания, с длинными, рыжими волосами. Кейд сразу узнал в ней Рею.

– Где вы ее нашли?– Спросил он.

– Она была прикована кандалами к стене. В комнате пыток. – Лука сделал глубокий вдох. – Её недавно избили. По всему ее телу кровавые отметены от кнута, черный глаз ... их работа. Она сказала, что ее зовут Саманта. Кейд, что-то странное происходит здесь ... это было, как если бы у нее не было никаких воспоминаний о клубе или ночи когда она проткнула серебром Доминик. Когда мы освободили ее, она упала в обморок. Истощение может быть?

Кейд сдвинулся с места с единственным желанием: как можно скорее доставить Сидни домой.

– Отвезите ее в поместье. Приведи в порядок, убедитесь, что она идет на поправку, и закройте наверху в помещении охраны до тех пор, пока у меня не появится возможность прочитать ее мысли. Возможно, что она была порабощена Симоной, или на нее навел чары Асгар, но мы должны быть уверены, что она не держит на нас зла, прежде чем вернем ее домой. И что бы вы ни делали, несмотря на это, не позволяйте Доминик увидеть ее. Она ищет мести, и задаст свои вопросы позже. Теперь пошли, – Люка поспешил прочь с кладбища, неся человека.

Кейд нашел Этьена стоявшего на коленях и державшего обнажённого Тристана, который пил из его запястья. Кейд взглянул на Этьена.

– Хорошая битва, мой друг. Как Тристан?

– Выживет, но мы должны доставить его в поместье, прежде чем его брат придет вынюхивать, в чем дело. Он будет невероятно злиться. У Марселя благие намерения, но Тристану нужно больше вампирской крови, если он собирается излечиться, – Этьен вздрогнул, когда Тристан продолжил сосать из его запястье.

Доминик и Ксавье вышли из гробницы. Они подошли к Кейду, останавливаясь, чтобы проверить Тристана.

Кейд посмотрел на Ксавье и Доминик.

– Хорошо, давайте двигаться. Ксавье, помоги Этьену с Тристаном. Уберите его отсюда. Доминик, ты мне нужна, чтобы дождаться Илизбет, пока она не доберется сюда. Ей нужно, очистить этот беспорядок. Ты знаешь, что делать.

Кейд был уставшим и злым. Как все могло пойти так неправильно? Сидни избита, и ранена. Он бы никогда не позволил ей оставить Филадельфию.

Она была человеком, да, сильным человеком, но все еще не сверхъестественным существом. Этой ночью она могла умереть. Его сердце сжалось от боли, зная, что ей может потребоваться несколько дней, чтобы оправиться от этого испытания. А потом, захочет ли она все равно остаться с вампиром? С кровью, насилием и опасностью?

Он поплёлся к фургону, отгоняя сомнения из головы. Сидни его. Он обманывал себя, думая, что отпустил бы её без боя.

Кейд поцеловал в лоб, мирно спящую девушку в своих руках. Он молился, что бы с его прекрасной, воинственной женщиной всё было хорошо, и что, проснувшись, она простит его за вовлечение в этот беспорядок.

Переводчики : Nastuwa_od, chere_mou, Kejlin, natali1875

Редактор: natali875


Глава 19

Сидни медленно открыла глаза в освещённой свечами комнате. Комната Кейда? Глядя вверх, она заметила замысловатую резьбу красного цвета на потолке огромной кровати с балдахином "Тутор, шестнадцатый век".

Роскошные, черные, бархатные шторы были привязаны к стойке с искусным узором, красными, шелковыми завязками с кистями. Хорошая кровать, Кейд.

Сидни улыбнулась и повернула голову к центру кровати, где на боку крепко спал Кейд, его рука властно лежала на ее животе.

Синди пошевелилась, пытаясь выбраться из кровати, когда Кейд притянул ее в свои объятия и прижал её голову к своей груди.

– Именно сейчас, как думаешь, куда ты собралась, любимая? – Он поцеловал ее мягкие волосы. – Как ты себя чувствуешь?

Сидни отчетливо вспомнила свое последнее видение перед потерей сознания... кровь обильно брызнула, когда голова Симоны полетела с плеч через всю комнату.

Она вздрогнула думая о пытках, которые пережила, но сейчас чувствовала себя странно помолодевшей.

– Я не знаю, Кейд. Это странно. Все, что случилось... но я чувствую себя возбужденно... словно меня не избила и не пригвоздила к деревянному столу одна сумасшедшая вампирская сучка. Если серьезно, то я чувствую себя прекрасно: нет ни синяков, ни боли. Я так понимаю, ты дал мне свою кровь? Довольно мощная штука, да? Эй, мне нужно беспокоиться о превращении в вампира? – дразнила она.

Она уткнулась носом в его грудь, глубоко вдыхая мужской аромат.

– Нет, любимая, ты не вампир. Ты должна для начала потерять всю кровь до последней капли, и тогда взамен взять мою. Но Сидни... Мы теперь связаны. Ты взяла мою кровь. Я хотел, чтобы это произошло по-особенному, но все уже сделано, – вздохнул Кейд.

– Я знаю, ты спросил меня, прежде чем дал кровь, и я действительно ценю, что мы обменялись биологическими жидкостями и все такое, но Кейд... Что ты подразумевал под словом связаны?

Кейд обнял ее еще крепче, надеясь, что она не слетит с кровати, как только поймет, что это значит.

– Ты моя, Сидни. Я твой. Когда мы занимались любовью раньше, я укусил тебя. Твоя кровь течет по моим венам. А теперь, моя кровь была введена в твой человеческий организм. Мы формально связаны навечно. Я всегда буду знать, где ты находишься, и смогу почувствовать тебя. Поскольку наша связь становится сильнее, мы сможем телепатически общаться, как я могу с другими. И пока ты будешь продолжать принимать мою кровь, то не будешь стареть. Мы связаны между собой, – он поднял подбородок Сидни, чтобы заглянуть ей в глаза. – Я хочу, чтобы ты осталась со мной, Сидни. Здесь в Новом Орлеане. Теперь ты принадлежишь мне.

Синди захлестнул наплыв эмоций. Ей казалось, она бы смогла жить, связанной с Кейдом. Никогда она не любила никого, так как его.

Кейд заставил ее почувствовать себя женственной, нужной и чувственной сразу. Рисковал жизнью, чтобы спасти ее, никогда не отступая. Он был всем для Сидни.

После стольких лет легкомысленного секса и бессмысленных отношений, Кейд наполнил ее душу, пленив разум и тело. Она хотела подчиниться ему. Отдать себя, и стать с ним одним целым.

Но семена сомнения пустили корни глубоко в душе Сидни. Кейд не сказал, что хочет жениться на ней. Он сказал, что хочет, чтобы она переехала к нему.

И навечно ли? А что с ее работой? Она с таким трудом и на протяжении многих лет, зарабатывала своё положение, где она была сейчас в своем отделе, и теперь он ожидал, что она бросит все по его прихоти и переберется сюда? А как насчет детского центра? Как она могла просто оставить детей и бросить всю работу, которую делала в центре? И ее квартира... она просто должна отказаться от нее? Как бы ни хотелось Сидни думать сердцем, разум возвращал ее к реальности.

Сидни поцеловала его в грудь.

– Кейд, ты знаешь, я люблю тебя, но у меня есть обязательства перед домом и моей работой, и....

Кейд прижался губами к ее губам, подавляя любое сопротивление.

– Сидни, любимая, ты останешься здесь со мной. Все вещи, о которых ты говоришь, незначительные детали... мы позаботимся о них. Теперь иди... иди ко мне. Позволь мне показать, как сильно я тебя люблю, – завладев ее губами, они слились в долгом одурманивающем поцелуе.

Его язык скользнул в ее горячий рот, наслаждаясь её вкусом. Их языки танцевали в голодном, опьяняющем танце страсти.

Кейд скользил рукой по исцеленной, гладкой коже ее живота, пока не нашел то, что искал, нежно разминая и массируя ее теплые, тяжелые холмики.

Он сознательно принял решение быть нежным с Сидни, осознавая травмы, полученные ею за последнюю неделю. Хотя физические раны зажили быстро, уйдет немало времени, чтобы они забыли то зло, с которым столкнулись и победили.

Когда Кейд целовал ее, он упивался силой и красотой Сидни. Эта женщина, его женщина, была всем в жизни: его воинственная половинка, его друг, его возлюбленная.

Сидни изогнулась под ним, нетерпеливо ожидая следующего прикосновения. Ее кожу покалывало от предвкушения, зная, что он способен подарить ей неизмеримое удовольствие.

Она позволила рукам исследовать твердую гладкость его груди. Разорвав поцелуй, Сидни провела языком по его шее и укусила Кейда за плечо.

Он зарычал в экстазе. Его девушка любила кусаться? Она рассмеялась в ответ, скользя языком по его мускулистому телу, облизывая его сосок.

Освободив одну ее грудь, Кейд опустил руку и окунулся во влажный жар ее естества. Сидни потрясенно вздохнула, когда ощутила пальцы в самом центре своей сердцевины.

Она отвечала на ритмическое вторжение, требуя большего.

– Пожалуйста, Кейд. Да. Это так приятно. – Реагируя на ее эротическое желание, Кейд ввел еще один палец, продолжая стимулировать ее скрытый, нежный бутон. Учащенно дыша, Сидни схватила его за руку, безнадежно погружаясь в оргазм, и распадаясь на миллион приятных осколков. Неоднократно выкрикнув имя Кейда, Сидни извивалась, дрожа в его руках.

– Сидни, ты самая невероятная, очаровательная женщина, которую я встречал за все годы: такая отзывчивая, такая мягкая. Я так тебя люблю. – Кейд мягко перевернул ее на спину, оседлал ее и удерживал своими сильными руками. – Посмотри на меня Сидни. Посмотри, как я люблю тебя. – Опустив голову, он захватил ртом розовый, затвердевший сосок, аккуратно зажимая его между зубами.

Она застонала, когда он, то кусал, то лизал ее твердую вершинку, сводя ее с ума от желания.

– Кейд, я не могу больше этого вынести. Пожалуйста. Ты нужен мне... внутри сейчас.

Кейд улыбнулся и еще раз поцеловал ее сосок, прежде чем разместится у ее входа.

– Сидни, любимая, посмотри мне в глаза. Я хочу видеть то удовольствие, что ты даришь мне. Я хочу заглянуть тебе в душу, когда мы соединимся в одно целое.

Отпустив ее руки, Кейд оперся о кровать, перемещая вес своего тела, а Сидни широко раздвинула ноги, приглашая его.

Обезумев от желания, Сидни подняла бедра на встречу Кейду, чтобы принять его. Кейд застонал от ослепительного восторга, когда его твердая длина скользнула в ее тепло. Он двигался медленно, растягивая ее, чтобы вместить свой пульсирующий член.

Сидни пристально смотрела в глаза Кейда, признавая любовь в каждом толчке.

– Я люблю тебя, – прошептала она. Он улыбнулся, продолжая погружаться в нее, увеличивая темп, наращивая сексуальное напряжение.

Гладкое тепло её лона, плотно сжалось вокруг его мужского достоинства, в то время, как Кейд наклонился поцеловать Синди в опухшие от поцелуев губы.

Чувствуя приближение кульминации, Сидни слегка подмахивала бедрами, стимулируя чувствительную плоть, при этом быстро теряя контроль.

– Кейд, да, Кейд. Я кончаю. Не останавливайся. Да, пожалуйста.

– Я здесь, любимая. Я хочу видеть, как ты кончаешь. Ты так прекрасна. Теперь кончи для меня, – скомандовал он.

Под его руководством, бурный темп довел ее до края экстаза.

– Черт да, Кейд. О мой Бог. Я кончаю! Кончаю! ДА! ДА! – Сидни судорожно раскачивалась под ним, сжимая его достоинство.

Поскольку ее влажный центр ритмично сокращался, лишая Кейда возможности сдерживаться, он погрузил клыки в мягкую плоть ее шеи. Войдя глубоко в нее последний раз, он взорвался, когда пульсирующие волны удовольствия нахлынули на него. Моя.

– О, да! Сидни! Я люблю тебя.

Кейд упал на кровать рядом с Сидни, перевернулся и притянул ее к себе на грудь. Он никогда ее не отпустит. Она останется здесь, строить будущее с ним.

Он знал, что Сидни беспокоится о своей работе, но он оставит ее здесь, если это то, что она хочет. Кейд не пожалеет средств, чтобы убедится, у нее есть все необходимое, чтобы остаться.

Сидни сдерживала слезы от переполняющих ее эмоций после занятий любовью с Кейдом. Боже, как она любила его. В нем было все, что она когда-либо хотела видеть в мужчине: мужественность, благородство, сексуальность, ум.

Она никогда не встречала такого мужчину, как он, и была совершенно уверенна, что уже и не встретит. Кейд заставил ее чувствовать себя любимой, желанной, неповторимой.

Черт, он заставил ее чувствовать и точка. Прошло много времени с тех пор, как она с кем-то встречалась больше месяца, не говоря о том, чтобы заставить ее рассмотреть вопрос о преодолении сотни километров, чтобы жить с ним.

Но бросить всю свою жизнь ради мужчины, которого встретила неделю назад? Могла ли она просто взять и перевести все свои вещи, не зная наверняка, были ли между ними реальные обязательства? Это правда, что она связана с ним, но как человек, она все еще не была точно уверена в последствиях.

Это не было как, если бы он попросил выйти за него замуж. Нет, он просто сказал, что хотел бы, чтобы она переехала к нему. Также сильно, как она была готова сказать ему "да" прямо сейчас, но также у нее были обязательства, ждущее ее дома: ее работа, центр, друзья, жизнь.

Хорошо, у нее не было так много друзей или семьи, но все-таки это была ее жизнь.

О чем она только думала? Почему она позволила себе стать настолько связанной с кем-то... случайно или нет? С кем только работала? Но она не только привязалась к нему, она была глубоко, и абсолютно влюблена в этого мужчину, этого вампира.

Если же она покинет Новый Орлеан, как сможет жить без него? Это разобьет ей сердце, и она не сможет отпустить его. Ей просто нужно обдумать, что и как сделать.

Проведя несколько дней в этом темном фантастическом мире, она знала, что жизнь и смерть могли изменить чью-то точку зрения.

Если бы только она могла вдохнуть глоток свежего воздуха... Может быть, съесть стейк и кусочек чизкейка... на обратном пути в офис, то могла бы принять решение, на свежую голову.

Сидни нуждалась в пространстве, прежде чем он увидит ее слезы.

– Кейд,– прошептала она,– мне нужно принять душ.

– Ладно, любимая. Ты уверена, что не хочешь, чтобы я присоединился к тебе?

– Я хотела бы, но на самом деле думаю, что хорошая, расслабляющая ванна сейчас для меня в самый раз. Знаешь... выйти из состояния стресса от последних нескольких дней.

– Как бы мне не хотелось подождать тебя, я действительно должен спуститься вниз, чтобы помочь Люка. Женщина в камере... ее нужно допросить.

– Саманту?

– Рея? Саманта? Я не уверен, что это ее настоящее имя, но нам нужно это выяснить, прежде чем отпустить ее.

– Кейд, я была в камере с ней. Согласна, я не могла прочитать выражение ее лица, но ее история звучала искренне. Я даже не узнала в ней Рею. Я имею в виду, как вы узнаете, правду?

– Это не составит труда. Я прочту ее мысли. Увижу, любой намек на обман. Я позвал Илизбет, чтобы увидеть, была ли Саманта заколдована. Возможно, Асгар заколдовал ее, и поэтому она лжёт. Даже при том, что он мертв, Джейн Доу там внизу может прятать черную магию. Если Илизбет почувствует колдовство, то заберёт её в ковен, чтобы очистить от магии и благословить. Мы не можем быть слишком осторожными, принимая во внимание, что, возможно, Асгар обучил других своему темному пути.

– Других? – Сидни вздрогнула от вероятности, что Асгар породил других магов.

– Я чувствую страх, Сидни. Я бы сказал, не беспокойся, но ты и я знаем правду о ситуации. Могу сказать, что сверхъестественное иногда не всё, что отличает от людей. Зло не имеет границ. И ты, и я... мы оба добиваемся справедливости, хотя и в очень разных мирах.

– Да. Преступность есть везде, это точно. Ну, я надеюсь, что Саманта в порядке. -

Есть не раскрытые дела, которые ждут меня в Филадельфии. Не желая положить конец их времени, думая об уходе, она поцеловала Кейда, наслаждаясь его теплом еще раз.

Она знала, что должна сделать. Также знала, что он будет очень зол, более того в ярости, но ей необходимо проветрить голову. Она побежала в ванную, не оглядываясь назад, на глаза навернулись слёзы.

Переводчики : Nastuwa_od, inventia, chere_mou, silvermoon, schastlivka, natali1875

Редактор: natali875


Глава 20

Люка бросил отчаянный взгляд на Кейда, когда тот вошел в комнату безопасности в подвале. Девушка снова плакала. Дерьмо, мужчины не любят слезы. Кейд почувствовал укол вины за то, что спас ее от Симоны, чтобы потом запереть снова, в своем доме. Конечно, комната для гостей большая удобная с отдельной ванной. О ней не скажешь "тюремная камера". Нет, комната похожа на шикарный номер в отеле "Четыре Сезона".

Независимо от этого, девушка была напугана и растеряна. Ему нужно взять контроль над ситуацией и быстро. Глубоко вздохнув, он приготовился к допросу.

Саманта сидела на кровати, подтянув колени к подбородку, свирепо взглянув на Кейда, когда он сел на кожаный стул.

– Саманта, я Кейд. Теперь послушай, мы не причиним тебе вреда. Мне жаль, но тебе придется остаться здесь, нам надо убедиться, что тебе безопасно возвращаться домой. Люди, похитившие тебя, злая парочка преступников, по-видимому, использовали тебя для своих деяний. Ты можешь не помнить, но ты напала на одного моего друга несколько ночей назад в "Сангре Дольче". Ты что-нибудь помнишь об этом?

Девушка шмыгнула носом.

– Нет. Я...я не знаю, о чем ты говоришь. Где Сидни? Она сказала, что придет за мной.

Кейд посмотрел на Люка.

– Сидни восстанавливается. Мне нужно задать тебе несколько вопросов, Саманта. Чем быстрее мы это сделаем, тем быстрее ты выберешься отсюда. – Люк передал Кейду снимок обнаженной Реи, предлагающей напитки в клубе. Кейд перевернул фотографию, все еще не желая шокировать девушку.

– Саманта, ты помнишь, как работала в "Сангре Дольче"?

– Да. Я рассказывала Сидни. Я такая глупая. Это было в первый раз. Я пришла туда с друзьями. Я даже не живу в Новом Орлеане. Я приехала на компьютерную конференцию. Мы с друзьями пошли туда, знаешь только чтобы весело провести время... посмотреть, на что это походило. Там был этот парень... Джеймс... он казался настолько хорошим. Я помню, как выпивала с ним. Потом... все, что помню после этого, как в той клетке... он избил меня... Я не могла выйти. Я рассказывала Сидни, – она заплакала, слезы полились вниз по ее лицу.

Кейд не обнаружил ни капли лжи в ее словах, ему необходимо понять что произошло и что должно произойти.

Она не пойдет домой.

– Ладно, слушай Саманта. Вот какая штука. Мужчина, Джеймс которого ты упоминала, был могущественным волшебником, колдуном. Его настоящее имя Асгар, и он адепт черной магии, мне жаль тебе об этом говорить, но он околдовал тебя. Я знаю кое-кого, кто может помочь, но буду честен. Ты должна знать, что случилось. У меня есть фотографии. – Он протянул их ей, – Это ты в "Сангре Дольче", вот ты подаешь напитки и занимаешься другими обязанностями, – он прокашлялся, не зная, что еще сказать. – Мигель, владелец, представил тебя нам как покорную. Ты знаешь, что это значит, верно?

Кивнув головой, Саманта зарыдала.

– Да. О, Боже мой. Нет, нет, я бы никогда такого не сделала. Я просто пошла туда с друзьями, чтобы развлечься. О Боже. Как такое могло со мной случиться? Что я наделала?

– Той ночью, ты увела мою подругу. Потом приковала ее к столу. Теперь, прежде чем ты окончательно расстроишься, вполне возможно, что большую часть исполнил Асгар. Ты видела, у моей подруги были завязаны глаза. Во всяком случае, ты помогала этому мужчине. Поэтому, мы должны убедиться, что все, что он с тобой сделал, прошло и очистилось... и ты не сделаешь этого снова.

– Что ты хочешь сказать? Я обещаю, никогда больше не стану делать ничего подобного. Теперь мне можно уйти домой? Мне нужно вернуться домой. Моя семья, моя работа. – Она вытерла слезы с глаз.

А теперь самая сложная часть.

– Я бы с радостью отправил тебя домой, Саманта, но как я сказал, мы должны убедиться, что ты очистилась от черной магии. Мой друг, – он заколебался, – наш с Сидни друг, она ведьма, добрая ведьма. Ее зовут Илизбет. Она придет сюда и заберет тебя в свой ковен. Я не знаю, как долго это продлится, но обещаю, что ты вернешься к себе домой... достаточно скоро.

Саманта закрыла лицо ладонями и тихо заплакала. Приподняв подбородок, она снова вытерла слезы.

– Ладно, тогда, я готова. Я хочу, чтобы ты знал, обычно я очень, сильная личность, но эта последняя неделя... я полностью разрушена сейчас. Но, со мной все будет в порядке. Мне просто нужно попасть домой.

Люка скользнул через комнату, положил руку ей на плечо и подал бумажный платок. Этот хрупкая девушка всколыхнула что-то в его холодном, темном сердце.

Что это было? За все эти века, Люка повидал много рыдающих людей. Жестокая, правда, жизни. Но эта хрупкая девушка с длинными, огненно рыжими волосами зажгла маленькое пламя заботы внутри него.

Он провел рукой по ее мягким волосам и похлопал по плечу, в попытке предложить утешение.

– Саманта, все будет хорошо. Илизбет сильная и хорошая ведьма. Если в тебе есть магию, она очистит тебя. Все снова будет в порядке.

Какого черта?Кейд приподнял бровь на Люку, удивляясь, что творилось с его старым другом. В Люке просто не было утешения, или симпатии, или человечности.

Существовал длинный список всевозможных вещей, которых Люка не делал. Кейд задался вопросом, не задела ли какая-то часть магии его второго. Где к черту Илизбет?

Громкий стук в дверь оторвал Люку от Саманты. Кейд склонил голову, в замешательстве от действий друга.

– Входи, – приказал Кейд.

Ослепительное зарево проникло в комнату, когда Илизбет открыла дверь. Спасибо Господи.

– Пожалуйста, входи, Илизбет. – Кейд пригласил ее присесть во второе кресло, но Илизбет решила расположиться возле Саманты на кровати. – Илизбет, это Саманта. Она не помнит о своих действиях в клубе, в ночь, когда приковала Доминик. Я не чувствую лжи в её словах, но мы должны уверится, что она безопасна для окружающих... и себя.

Илизбет пробежалась своими гибкими, бледными пальцами по щеке Саманты.

– Саманта, я Илизбет. Ты ведь понимаешь, что соприкоснулась с великим злом, так ведь?

Саманта молча, кивнула.

– Это зло, оно заставляло тебя делать вещи, против твоей воли, вещи, которые ты не помнишь?

Она снова кивнула.

– Ты разрешишь мне прочесть тебя... твою ауру? Ты откроешься мне добровольно? – спросила Илизбет мягким, ритмичным тоном.

– Да, мне так жаль. Пожалуйста, помоги мне, – попросила она.

Воздух сгустился, когда Илизбет закрыла глаза и подняла руки, ладонями вверх над макушкой Саманты. Напевая повторяющуюся мелодию, она водила руками вокруг девушки.

Открыв глаза, она тяжко вздохнула. Когда она обратила свой взгляд на Кейда, ее лицо помрачнело.

– У этой девушки черная магия затемнила края ауры. Она должна пойти со мной в ковен, где мы с сестрами сможем убрать мрак и очистить ее душу. – Она выпрямила спину.

Кейд знал, там было что-то еще. Но что? Он пообещал Саманте, что она сможет вернуться домой.

– Илизбет, спасибо тебе за помощь. Как всегда, я высоко ценю твои магические способности. И все же, я чувствую, тут есть еще что-то.

– Это магия. – Она тряхнула головой с отвращением. – Она должно быть вселилась.

– В смысле? – переспросил он.

– Магия вселилась. Мы можем очистить ее ауру и убрать тьму, но магия, она останется. Короче, теперь Саманта ведьма. Ей придется остаться с ковеном, изучать ремесло, расти в свет. – Она разглядывала Саманту. – Ты понимаешь, Саманта? Теперь ты ведьма.

Единственная слеза скатилась по щеке девушки, и она вздохнула.

– Я ведьма? – Переспросила она, повторяя слова Илизбет, словно ей стало бы легче от того, что она произнесла их вслух. – Я буду честна с тобой. Я не знаю, что это на самом деле значит, но я попытаюсь. Я хочу, чтобы это зло покинуло мое тело. Обещаю, делать все, что ты скажешь... просто, пожалуйста, помоги мне вернуться к своей жизни.

Илизбет обняла девушку, понимая, что это станет тяжелой битвой. Жизнь ведьмы не легка, не говоря уже о том, чтобы превратится в ведьму в столь позднем возрасте. Попасть в сверхъестественный мир, после того, как всю свою сознательную жизнь пробыла человеком, тяжело постигнуть.

– Все будет в порядке, Саманта. Я помогу тебе, – заверила ее Илизбет.

Саманта отошла, и взглянула на Кейда.

– Сир, одна просьба прежде, чем я уйду. Пожалуйста... я бы хотела увидеть Сидни. Она спасла мне жизнь. И я просто хочу поблагодарить ее.

Кейд повернулся к Люке.

– Приведи Сидни. Я знаю, она захочет увидеться с Самантой, пока та не ушла. – Люка кивнул и вышел из комнаты.

– Спасибо тебе еще раз Илизбет. мы стали прекрасными союзниками, не так ли? – Кейду нужно было расслабиться, перед приходом Сидни. Она через многое прошла на прошлой неделе, и не нуждалась в комнате заполненной плачущими женщинами и серьезными лицами.

– О-о да, Кейд, мы это сделали. Ковен в долгу перед тобой за уничтожение Симоны и Асгара. Если мы услышим о какой-то активности, связанной с Асгаром, я без промедления свяжусь с тобой.

Люка вернулся в комнату без Сидни. Взглянув на Кейда, а потом на Илизбет, он тихо оповестил Кейда, что им нужно поговорить.

– Извини, Саманта, но Сидни сейчас не может спуститься и увидеться с тобой. Она пообещала, что проведает тебя в ковене, как только сможет. А сейчас, если вы не возражаете, мы с Кейдом должны решить одну вампирскую проблемку. Этьен проведет вас в холл, а потом я отвезу вас обоих назад в ковен.

Что опять?По словам Люки, Кейд послал ментальный призыв, чтобы найти Сидни в доме. Куда к черту она делась?

– Кейд, пожалуйста, ты должен понять, никто не видел, как она уходила, и нет никаких доказательств умышленного нарушения правил. Кажется, что она просто уехала. Служанка видела, как она запрыгивает в такси около часа назад. Может она отправилась в центр за оладьями? – Люка вздохнул.

Нет, Черт возьми! Кейд знал, что она не отправилась за покупками. Его женщина сбежала, сбежала от своих чувств, сбежала от него.

Сидни Уиллоус могла сбежать, но ей не скрыться. Он найдет ее, в каком бы месте на Земле она не находилась. Что именно она не поняла в их связи?

– Эта женщина убьет меня. Серьезно. Люка. Я попросил ее остаться, переехать жить ко мне, а она сбегает? Что за черт? Позвоню треклятому Тристану, затем позвони в аэропорт и заправь самолет. Мы, друг мой, летим сегодня в Филадельфию. Она моя и это чертовски хорошее время объяснить ей, что это значит.

Переводчики: silvermoon, inventia

Редактор: natali875


Глава 21

Сидни почувствовала тошноту, как только села в такси. Она продолжала убеждать себя, что ей просто нужно время подумать, решить все для себя. Она позвонит Кейду, когда окажется в Филадельфии. Скажет, что любит его, и ей просто нужно немного пространства.

Если бы она позвонила ему до того, как села в самолет, то сдалась бы и вернулась. Если бы у нее было время принять решение без искушения Кейда, его сексуального, великолепного тела, и требовательного присутствия, тогда она знала бы, что приняла верное решение.

Рядом с ним она не верила, что может мыслить здраво. Её либидо, словно торжественно вступило во владения в Новом Орлеане. Она потеряла способность принимать разумные решения, когда думала своим распутным, жаждущим лоном.

Прежде чем подняться на борт самолета, Сидни позвонила Тристану. Она не могла остановиться в своей квартире, после попытки изнасилования. Все равно, ей надо перекрасить и сменить мебель, после того разгрома. Наконец, Тристан поднял трубку.

– Тристан, это Сидни. Послушай, нам надо поговорить. Эм... в смысле, мне нужна услуга.

Тристан что-то заподозрил.

– Сид, э-э... что происходит? То есть, как это происходит? Как на счет... как ты себя чувствуешь после большой драки? И почему я слышу самолеты? Где Кейд?

Сидни тяжело вздохнула. Чертов Альфа-волк. Она и в лучшие дни не могла сохранить от него секреты.

– Пожалуйста, Тристан, просто выслушай меня. Ладно, вот что. Я сбежала из дома Кейда, поймала такси до аэропорта, и собираюсь улететь в Филли. – Она, молча, поежилась, ожидая ответа от Тристана.

– Сидни, дорогуша, извини, что спрашиваю, но ты совсем рехнулась? Кейд взбесится, когда узнает, что ты уехала, не поговорив с ним. Черт, даже если бы ты сказала ему, его бы переклинило. Ты хоть понимаешь, что он считает тебя своей? И потом, вы полностью завершили кровную связь, не говоря уже о том, что он каждому рассказывает, что ты принадлежишь ему. Боже, женщина, ты, что потеряла свой разум?

– Спасибо за лекцию, папочка. Честно, я знаю. Он взбесится. И да, я понимаю все... бла, бла, бла... узы крови... бла, бла, бла. Я тоже его люблю, больше своей жизни. Но мне нужно время, чтобы подумать. Мне надо вернуться к работе, детям. Мне просто нужен... свежий воздух... чтобы подумать. Здесь все слишком интенсивно. Я должна убедиться, что принимаю верное решение.

– Свежий воздух в Филли? Ладно, ты определенно потеряла его, девочка, – дразнился он. – Сидни, если серьезно, о чем тут думать? Нет, забудь. Вы, человеческие женщины, абсурдны... неблагоразумны... не важно. Я просто хочу, чтобы ты знала, когда все это закончится, я оставляю себе право сказать тебе "я же говорил". А теперь, что тебе нужно? – Что бы ни случилось, Тристан всегда будет рядом. Волк или не волк... она стала частью его стаи.

– Моя квартира. Вампир… Ты знаешь, что произошло. – Она даже произносить это слово не хотела. – Мне нужно время, чтобы отремонтировать то место. Я собираюсь продать ее... особенно включая возможность, очень большую возможность, что я перееду в Новый Орлеан. Итак, могу я остановится у тебя на некоторое время?

– Мой котенок, ты действительно хочешь моей смерти? Поскольку я не хочу умирать, то мягко откажу тебе. Ты не можешь остановиться в моем доме. Но у меня есть кое-какая недвижимость. Свободные, меблированные апартаменты, в безопасной части города, окей? Хочешь остановиться там? Когда ты туда въедешь? Тебя нужно подвести из аэропорта?

– Спасибо, Тристан. Ты мой спаситель. И нет, меня не надо подбрасывать. Тони заберет меня и отвезет в Хилтон. Если ты сможешь доставить завтра ключи и адрес в аэропорт, я буду вечно благодарна.

– Ага, лучше бы так и было, девочка. Кейд очень разозлится, когда поймет, что ты исчезла. Я люблю тебя, как родную, но не буду лгать, когда он постучится в мою дверь. А он так и сделает, просто предупреждаю тебя.

Сидни осела в кресле, понимая, что он прав, но уже слишком поздно. Она почти отключила трубку...

– Достаточно честно, Три. И эй... спасибо за спасение моей задницы в ту ночь.

– И что, у тебя классная задница, Сид. Хотя это я должен тебя поблагодарить. Если бы та вампирская сука еще раз ударила меня, я бы испустил последний волчий вой. Ты была хорошенькой задирой с тем мечом, девчонка. Позвони мне, когда приземлишься, Сид. Я беспокоюсь о тебе. Могу я дать тебе маленький совет? Ну, ты знаешь, от мудрого, старого Альфы?

Сидни мягко засмеялась.

– Конечно Трис.

– Ты слишком много думаешь. Открой ему свое сердце, Сид. Ты заслуживаешь любви. Ты меня поняла? Перестань думать. Начни жить. Ладно? Счастливого полета.

Она отключила телефон; слова Тристана отзывались во всем ее существе. Ты заслуживаешь любви. Она любила Кейда каждой клеточкой своего тела. А он любил ее. Может Тристан и прав.

Может ей не стоит так много думать. Из глаз полились слезы, пока она поднималась на борт самолета. Ошибка. Она не должна была покидать дом Кейда. Сделав глубокий вдох, она успокоилась.

Ей просто надо немного подумать и привести свою жизнь в порядок, и если снова почувствует то, что ощутила сегодня, то вернется к Кейду, любви всей своей жизни.

Переводчики: silvermoon, schastlivka

Редактор: natali1875


Глава 22

Тони взглянул на Сидни, которая молчаливо уставилась в окно, вглядываясь на миллионы миль дальше. Что-то казалось не так с его напарницей.

– Так, Сид, я рад, что ты вернулась. Дела накапливаются, и, конечно, будет очень хорошо иметь тебя под рукой. – Сидни, продолжая вглядываться в окно, не услышала его слов. – Привет? Сидни Уиллоус? Да что такое, Сид? Кажется, ты очень далеко отсюда. Ты уверена, что готова вернуться к работе?

Сидни вздохнула.

– Извини, я просто... всего лишь задумалась. Работа. Да, что ж, я хочу закончить бумажную работу по делу "Мертвых кукол" даже если официально его отнесут в юрисдикцию ПАГП. Просто хочу прояснить его и довести до конца.

Она потерла глаза. Что дальше? Она предполагала, что прояснит голову, но мысли о Кейде поглощали ее.

– Думаю взять несколько выходных после, как всё доделаю. В моей квартире полный беспорядок, хочу привести её в нормальный вид. Подумываю продать её. Не знаю. Во всяком случае, эту ночь я проведу в отеле, а потом пойду туда утром, и заберу свои вещи... упакую сумки. Мой друг, Тристан, позволил мне остановиться на некоторое время в одной из его арендованных квартир.

Тони закатил глаза. Он знал, что она не всё рассказала, но они напарники уже давно и он понимал, когда следует надавить, а когда отступить.

Он мог бы сказать, что она на взводе, потому что было видно, что она недавно плакала. Завернув ко входу в отель, он припарковал машину.

– Ладно, Сид, ты и я. Мы долгое время были напарниками. Я знаю, с тобой что-то происходит, и если ты не хочешь об этом говорить, все нормально. Но я всего лишь на расстоянии телефонного звонка. Если буду нужен тебе, просто позвони, и я приеду. Ты уверена, что не хочешь остановиться в моей гостевой комнате? Думаю не очень хорошая мысль оставить тебя одну в отеле. – Он положил руку на ее плечо, предлагая утешение.

Сидни положила руку на ручку дверцы автомобиля, чтобы открыть ее, и повернулась к нему.

– Я в порядке, Тони. Честно. Мне просто нужно немного времени для себя. Многое случилось в Новом Орлеане. Теперь, убирайся. Увидимся завтра днем на станции. Спасибо. – Она потянулась и быстро обняла его. Потом, захлопнула дверцу машины и направилась к отелю.

***

На следующий день Сидни почувствовала себя еще хуже. Она сильно страдала, осознавая, что покинула Кейда. О чем она вообще думала? И была готова отдать всё, чтобы проснуться в его объятьях этим утром. Но вместо этого, ее разбудили странные голоса, доносившиеся сквозь "картонные" стены, и сломанный кондиционер.

Она проверила свой мобильный уже в сотый раз в надежде, что Кейд позвонит или напишет ей, но ничего.

Пошло оно все к черту. Она покинула Новый Орлеан, чтобы мыслить ясно, а вместо этого думает только о Кейде. Она практически взяла такси, чтобы вернуться в аэропорт, но разум победил, и она направилась в свою квартиру.

Сид глубоко вдохнула, положив руку на дверь. Воспоминания о попытке изнасилования заполнили ее разум, но она позволила появиться небольшой улыбке, ведь в конце концов она победила.

Она жива и здорова, а тот мудак вампир не более чем пепел. Воспоминания вернулись к Кейду, как он спас ее задницу... проснулась в самолете?

В каком мире жил этот парень? Уж точно не в суровом, очень реальном, мире, где она зарабатывает себе на жизнь.

Дверь скрипнула под нажимом и открылась. Слава Богу, уходя, Люка и Кейд додумались запереть квартиру. Не то, чтобы у нее имелось много ценностей, но нельзя быть слишком осторожным в городе.

Осмотрев комнату, она почувствовала тошноту. Долбанный беспорядок. Сегодня Сидни явно не хотелось разгребать его. В управлении предложили взять на себя расходы по уборке, так как инцидент произошел во время работы над делом.

Не имея душевных сил, чтобы убрать даже одну разбитую вазу, она решила прямо тогда и там нанять специальную службу, для уборки.

Игнорируя перевернутую мебель, кровь на полу и стекляшки, Сидни направилась по коридору в комнату для гостей, волоча за собой самую большую, имеющуюся у нее, дорожную сумку.

Она освободила свои ящики, полные нижнего белья, спортивных штанов и футболок. Ничто так не подводит итоги жизни, как складывание ее в чемодан. Вместо складывания одежды из шкафа, она схватила вешалки и бросила вещи на кровать.

Схватив несколько пар обуви, она бросила ее, как попало в сумку.

В комнате для гостей, она порылась в комоде, забирая оружие, спрятанное Тристаном в ее одежде... в том чисел и ее пушку. Кожу Сидни покалывало от дискомфорта нахождения в ее квартире.

Проклятые вампиры. Если бы она не настояла на расследовании этого дела, ничего бы не произошло, и она могла бы жить дальше, не зная все то зло, существовавшее в сверхъестественном мире. Но, тогда она не познала бы любовь... желание... экстаз... Кейда.

Сидни забрала несколько заветных фотографий семьи и друзей и обернулась в поисках того, что бы она хотела взять с собой.

Она решила, что, возможно, еще слишком рано собирать вещи. Она хотела вернуться в офис, отдохнуть несколько дней, а затем собрать вещи.

Заперев квартиру, она осторожно сложила вещи в крохотный багажник ее кабриолета и втиснула огромный чемодан на пассажирское сиденье.

Тесновато, но должно сработать. Молча попрощавшись с местом, которое было для нее домом последние семь лет, она направилась в участок.

***

Парковка гудела деятельностью, когда она припарковала машину. Коллеги офицеры приветственно махали ей рукой, она откинулась на кресле и включила ноутбук.

Ее план был прост похоронить себя в работе. Забыть ненадолго о Новом Орлеане, забыть вампиров и магов, забыть о боли, которая стреляла как молния по всему ее нутру, от скуки по Кейду.

Несколько часов спустя, перелопатив горы бумажной работы, она вздохнула в изнеможении. Сидни вздрогнула, когда Тони шлепнул чизбургер на стол.

– Привет, детка. Как дела? Подумал, тебе это пригодится. Теперь я знаю, что у них нет этих малюток в округе Нового Орлеана, – он усмехнулся.

У нее потекли слюнки, как только запах жареного лука и сыра достиг ее носа.

– О. Мой. Бог. Спасибо, Тони. – Она не могла дождаться попробовать кусочек.

– Да уж, меня называли Богом несколько женщин. И смешно, что ты говоришь это... обычно женщинам нравятся мои десять дюймов... но не чизбургер, – и он залился смехом.

Сидни толкнула его в плечо.

– Очень мило. Тони. Ты обольститель. – Она откусила чизбургер, позволяя жиру, булке и стейку соблазнить себя. – Ладно, Тони. Я когда-нибудь говорила, как сильно я тебя люблю? – усмехнулась девушка, вытирая рот.

– О да, детка. Я знаю, чего ты желаешь, – он улыбнулся, видя, что она начинает приходить в норму. – Эй, если бы я знал, что тебя нужно накормить чизбургером, я бы сделал это вчера вечером. – Он выпрямился в кресле, приняв серьёзный вид. – Серьезно, Сид. Если тебе что-то понадобиться, я здесь. Не действуй в одиночку. Нас то и дело избивают на нашей работе. И мы оба знаем это. Я не знаю, что именно произошло в Новом Орлеане, но это просто ухаб на дороге. Ты крепкая. Все будет в порядке.

Сидни избегала тяжелого разговора, кивая и набивая рот котлетой и солеными огурцами. Ей хотелось, чтобы поднять настроение было так же просто, как съест сэндвич... хотя ее чизбургер чертовски хорош.

– Доставка! – секретарь участка опустила на ее стол маленький конверт FedEx. Кейд?Она разорвала конверт и нашла там ключ и небольшую карточку с гравировкой. Тристан.

Ключ и адрес арендованной собственности. Отпихивая возрастающее разочарование, она рассматривала черный, блестящий ключ, с прикрепленным к нему медным Колокольчиком Свободы[53]. Такое может быть только в Фили, улыбнулась Сидни сама себе.

О чем она думала... что Кейд позвонит ей? Напишет? Пришлет ей открытку?Это она уехала, не попрощавшись... сразу после того, как они занимались любовью.

Волна вины затопила ее разум. Почему она так с ним поступила? Он сказал, что любит ее, хотел, чтобы она осталась. Почему ей этого недостаточно? Но он, похоже, не понимал, что у нее есть обязанности.

Она помнила, что он обещал обговорить все детали, но, как обычно, она чертовски нетерпелива. И даже не попыталась поговорить с ним. Неа, она просто поддалась панике, поддалась массе эмоций и сбежала в Филадельфию. Дерьмо. Ей надо позвонить ему сегодня и все уладить.

За последние сутки она полностью не разобралась в своих мыслях, но одну правдивую вещь узнала. Она любит Кейда. С каждым прошедшим часом ее сердце все больше взывало к нему, она хотела оказаться в его объятьях.

Потирая ключ, Сидни выключила ноутбук, решив, что не может ждать еще час, чтобы позвонить ему. Как только она приедет в новое жилье, она сядет, позвонит Кейду, извиниться за отъезд и, возможно, попросит прощения... ладно, только в случае необходимости... надо ещё придумать способ, как всё это провернуть.

Возможно, они попробуют отношения на расстоянии. ФейсТайм[54] и Скайп стали прекрасными технологиями, когда доходило до секса по телефону в современные дни. Если отношения будут развиваться, то возможно она сможет получить работу в полицейский департамент Нового Орлеана.

Миллиарды мыслей и ответов закружились в ее голове. И прежде, чем окончательно сорваться, она должна выйти из участка и позвонить.

Хлопнув Тони по плечу, не желая прерывать его телефонный разговор, она показала одними губами "спасибо" и махнула ему на прощание. Запрыгнув в свой кабриолет, Сидни нажала газ, включила радио и сделала GPS-запрос адреса из карточки. Сердце пело от радостного осознания, что очень скоро она снова услышит любимый голос Кейда.

Переводчики : inventia, silvermoon, chere_mou, schastlivka

Редактор: natali1875


Глава 23

Сидни поразил вид недавно построенного многоквартирного жилого комплекса на набережной причала Пенна. Шикарно. Она не могла поверить, что Тристан позволит ей жить здесь бесплатно, целую неделю или около того, не говоря уже о запланированных ею пары месяцев.

Возникло ощущение, что она никогда не захочет покинуть это место с видом на реку и город. Почему Тристан не живет в таком сказочном месте? Она знала, что Тристан любит баловать себя недвижимостью, но понятия не имела, что он владеет квартирой на набережной.

Сидни дважды проверила адрес, прежде чем заехала на автостоянку. К ее машине подошел швейцар и наклонился к окну

– Простите мисс, вам нужна помощь с багажом?

Сидни кашлянула, отчаянно пытаясь собраться, надеясь, что она в нужном месте.

– Э-Э... да. У меня есть кое-какая одежда в чемодане и несколько сумок. Мой друг, Тристан Ливингстон, предоставил мне свою квартиру на некоторое время.

– Конечно, мисс. Мы ожидали вас. Я возьму ключи, припаркую автомобиль и доставлю ваши вещи в ближайшее время.– Улыбаясь, он открыл дверь ее автомобиля и жестом пригласил выйти.

Она отдала ему ключи и уверенно шагнула к двери, где стоял еще один швейцар.

– Здравствуйте... Я – Сидни Уиллоус. Я...

– Приветствую вас, мисс Уиллоус. Меня зовут Бернард. Добро пожаловать в Риверфронт Стэйтс. Как Фред уже сказал, мы ожидали Вас. Пожалуйста, следуйте за мной, я провожу вас домой.

Домой? Сидни послушно последовала за Бернардом, не имея представления, куда он ее ведет. Внезапно ее осенило, что Тристан не соизволил указать номер квартиры.

Она не хотела выглядеть неуверенной, поэтому, в итоге, решила изобразить уверенность перед Бернардом. Войдя в лифт. Сидни заметила, что цифры доходили до сорокового этажа.

Нервно играя с ключом, она попыталась запомнить, какую кнопку нажал Бернард. Лифт начал подниматься, но цифры не загорелись.

Когда лифт остановился, и двери распахнулись, Сид увидела небольшое фойе, которое вело к единственной двойной двери.

– Ваша квартира, мисс. Нужно ли мне открыть дверь или что-то показать вам? Ваш багаж доставят чуть позже через служебный лифт.

– Нет, спасибо. Просто оставьте вещи в коридоре. Очевидно, моя квартира единственная на этом этаже, поэтому, думаю с моими вещами ничего не случиться. Мне необходимо позвонить, и очень важно, чтобы меня не отвлекали. Еще раз спасибо. – Она шагнула в вестибюль, потянувшись за кошельком, чтобы дать чаевые.

– Спасибо, но, пожалуйста, никаких чаевых. Это ваш дом. – Он помахал ей, когда двери лифта бесшумно закрылись.

Наконец одна, Сид глубоко вдохнула. Мой Бог, это место просто невероятно, она не могла дождаться насладиться видом на реку. Сидни не знала, на каком она этаже, по ощущению, что высоко, учитывая потраченное на лифт время.

Она вставила ключ в замок, повернула его и сняла блокировку. Бронированная дверь очень замечательно.

Когда Сидни сжала ладонью дверную ручку, она что-то почувствовала. Теплое, покалывающие ощущение пробежало вверх по позвоночнику. Он здесь. Кейд. Что он здесь делает?

После всего пережитого на прошлой неделе, она достаточно доверяла своей интуиции, чтобы знать, Кейд за этой дверью. Сделав глубокий вдох, она отчаянно попыталась собраться с мыслями. Что она скажет ему?

Успокойся Сидни... извинения... просто притворись, что разговариваешь с ним по телефону, как и планировала.Но он не на телефоне и не в Новом Орлеане. Нет, он действительно здесь, в Филадельфии. В квартире Тристана. Дерьмо. Дерьмо. Дерьмо. Дыши, Сидни, дыши.Почувствовав, что ей может понадобиться кислородная маска, она глубоко вдохнула, повернула ручку и открыла дверь.

На другой стороне огромной комнаты, стоял Кейд и смотрел на реку, его мускулистый силуэт загадочно обрамлял ясный лунный свет.

Душа Сидни вопила от потребности броситься к нему, потеряться в его объятьях, но он мрачный, смертельный хищник, которого она ранила.

У нее не хватит мужества, просить того, что желала. Нет, она осторожно и продумано приблизиться к нему. Ей нужно правильно действовать.

– Кейд, я сожалею.

Он ничего не ответил. Она оглядела квартиру, изучая ее обстановку. Невероятное, свободное пространство вело к огромному балкону.

Сводчатый потолок позволял проникать солнечному свету, из-за чего луна осветила всю комнату. Взглянув на кухню, она заметила черные, жемчужно-гранитные столешницы и приборы из нержавеющей стали, которые отражали сверкающий свет.

Когда она медленно подкралась к Кейду, то заметила, что квартира полностью лишена мебели, за исключением мебели для патио на огромной, открытой террасе.

Шальная мысль пронеслась в голове, зачем Тристану посылать ее в собственность без мебели. О, хорошо, незначительная проблема по сравнению с угрожающим, рассерженным вампиром, стоящим перед нею.

Сидни бесстрашно приблизилась к Кейду, мягко стуча каблуками по паркету. Из-за влечения в ее животе возросло сильное желание, которое невозможно описать.

Кейд ждал пока она подойдет, ощущая свою жертву все ближе. Он мог чувствовать запах ее желания и боролся с тем, чтобы не уложить ее тут же на полу и не войти в ее разгоряченную плоть. Но он должен преподать этой упрямой, сексуальной женщине урок, который она нескоро забудет. Она сбежала от него, не желая обсудить эмоции и страхи, или их совместную жизнь. Не приемлемо.

Нет, ей надо узнать, что, без сомнения, они принадлежат друг другу... навсегда. И то, что он любит ее больше жизни, и готов сделать все, чтобы сохранить ее в своей жизни.

Сидни протянула руку, позволив кончикам пальцев скользнуть по его жесткой спине.

– Кейд, пожалуйста. Что ты здесь делаешь? Как ты попал в эту квартиру?

Не оглядываясь на нее, он сделал глубокий вдох.

– Ах, Сидни любимая, я здесь потому что... это мой дом... наш дом. – Он обернулся, притянув ее к себе, и развернув лицом на реку. Схватив ее руки, он положил их на прохладные перила террасы.

Вид на реку был великолепен. На журчащей воде искрились и мерцали огни от лодок и моста.

Сидни не понимала, что он имел в виду. Его дом? Наш дом? Это дом Тристана. Он послал ей ключ.

Она попросилась пожить здесь. Тристан, должно быть, сдал ее. Хитрый волк.

– Что ты имеешь ввиду, говоря наш дом? Это квартира Тристана. Он позволил мне здесь остановиться. Тристан рассказал тебе, что я здесь? – спросила она.

Обернув руку вокруг ее талии, Кейд притянул ее ближе, прижимая к себе.

От его требовательных прикосновений, Сидни почувствовала электрические разряды по всему телу. Казалось, будто каждая чувственная клеточка ее тела проснулась, готовая поиграть с ним. Она задрожала под его пальцами.

Улыбнувшись на ее реакцию, Кейд продолжил излагать свою точку зрения.

– Я сказал именно то, что имел ввиду Сидни. Это наш дом. Я купил его прошлой ночью, когда ты хитро уехала из Нового Орлеана. – Он развернул ее так, чтобы они были на одном уровне, бедро к бедру, а губы в нескольких дюймах друг от друга.

Она не пыталась отодвинуться от него, позволяя Кейду удерживать себя в крепких, теплых, мускулистых руках.

Взгляд его голубых глаз пронзил ее душу, когда губы сжались в тонкую линию.

– Видишь ли Сидни; ты, кажется, не совсем поняла, что я имел ввиду, говоря, что ты – моя. Я думал, что мы обо всем договорились в моем офисе в один прекрасный день, но кажется, тебе нужен еще один урок.

Вот дерьмо. Во всем виновна. Окей, поехали. Она знала, что это не пройдет так легко. Он в бешенстве.

– Кейд, я... я... я, – пролепетала она, слова застряли в горле.

Он приложил свой палец к ее губам, заставляя проглотить отговорки.

– Не говори ни слова, ни одного слова. Теперь моя очередь говорить, твоя очередь слушать, – это не хорошо. – Я хочу разъяснить все понятно... и ясно... чтобы ты снова не поняла меня неправильно, Сидни. Ты – моя, а я – твой. Мы связаны. Я люблю тебя, Сидни не только в эту минуту, и не только сегодня, не только в этом году, я буду любить тебя вечно. Это означает, что в следующий раз, когда ты будешь чем-то расстроена или в замешательстве, ты не сбегаешь от меня. Никогда не делай этого, понимаешь? Мы... живём вместе с этого момента. Ты полагаешься на меня. Ты делишься всем со мной. Мы вместе, больше никто не двигается самостоятельно. Вместе и навсегда мы будем познавать этот мир. Теперь, прежде чем ты что-нибудь скажешь или даже попытаешься протестовать, я скажу, что сделал. Так как ты оставила меня в Новом Орлеане... вместо того, чтобы вместе найти ответы на вопросы о наших отношениях, я взял это на себя.

Что за черт? Нет, он только что этого не говорил.

– Но, Кейд, – Сидни все еще протестовала, пытаясь взять под контроль ситуацию. Так как она, на данный момент, терпела неудачу.

Кейд притянул ее ближе, заставляя проглотить протест, вжимая твердость своей мужественности в ее живот. Он придвинулся ближе, почти касаясь ее губ.

– Шшшш. Женщина, у тебя действительно проблемы со слухом, да?

Небольшой смешок сорвался с губ Сидни, выпуская нервозность. Что он сделал? Какое принял решение? "Я не могу думать, когда его губы так близко, поцелуй меня уже."

Доминируя над ней, он бедром раздвинул ей ноги. Желая взять ее прямо здесь и трахать до потери сознания, но сначала ему нужно, чтобы она приняла их совместное будущее.

– Во-первых, твоя карьера. Я никогда бы не попросил отказаться от нее. Ты много работала, чтобы заслужить свою должность, и я поддержу тебя, чтобы ты не решила. Однако, я не допущу, чтобы ты сдуру бросалась на сверхъестественные случаи.....по крайней мере без меня. Я взял на себя смелость поговорить с властями, и твой департамент полиции любезно согласился одолжить мои силы безопасности в качестве консультанта всякий раз, когда я посчитаю нужным. Поэтому, ты можешь работать здесь, в Филадельфии, сколько пожелаешь, а после мы сможем вернуться в Новый Орлеан и работать там какое-то время, на который ты пожелаешь остаться. Твой город недалеко от Нью-Йорка, и я часто бываю там по рабочим делам, поэтому это расположение, выгодно для меня. Мы будем жить в обоих местах.

Сидни хотела его прервать, но вместо этого пожевала губу.

Предчувствуя её неизбежную попытку прервать, Кейд поднял бровь, в предупреждающем жесте, чтобы Сид следовала ранее произнесенной им просьбе дослушать до конца.

– Во-вторых, тебе стоит выпить немного моей крови… главное почаще и тогда ты не будешь ни стареть не болеть. Это позволит нам быть вместе вечность. Я совершенно уверен, что сделаю все ради твоей безопасности в связи с характером твоей работы. А вот о человеческих болезнях я беспокоиться не буду. Кроме того, я буду кормиться от тебя, по мере возможности, так как мне не нужна другая женщину для своего существования. Я совершенно уверен, что с этим ты согласишься, учитывая эротично-интимный характер кормления, ты не захочешь видеть меня с другой.

Кейд замолчал, упиваясь тишиной ночи.

Суть его аргументов упиралась в третий пункт. Он вздохнул, надеясь, что произнесет правильные слова, таким образом, она, наконец, поймет, что для него значит.

– В-третьих, и что наиболее важно, я люблю тебя Сидни Уиллоус. Когда я попросил переехать ко мне и жить в Новом Орлеане... скажем так, я не осторожно принял окончательное решение. Я уже говорил тебе, что в моей долгой жизни было несколько женщин, которых я считал любовницами, но, ни одну из них я не рассматривал, как вторую половинку. Или жену... до сих пор. – Кейд прижался лбом к лбу Сидни. Он так сильно хотел заняться с ней любовью, но не хотел затмевать ее голову страстью, чтобы она никогда не сомневалась относительно его намерений... или ее ответа.

Слезы бежали по ее лицу, когда он вытащил маленькую, сине-белую коробку из кармана.

– Ты, Сидни... Неожиданно вошла в мою жизнь. Ты упрямая женщина, порой доводящая до бешенства. Женщина с сердцем, настолько заполненным мужеством... ну, что я могу сказать? Даже испытывая страх, ты продолжаешь бороться во имя справедливости, отдавая все, что у тебя есть... готовая отдать свою жизнь, чтобы спасти других. Кровью, потом, слезами. Но есть и мягкая сторона в тебе... моя женщина ... моя возлюбленная: заботливая, сексуальная, красивая. Я просто очарован тобой. Что еще более важно, я люблю тебя. Я хочу быть с тобой навсегда. Я хочу, чтобы ты стала моей женой. Выходи за меня, Сидни

Кейд открыл маленькую коробочку, предлагая подарок своей будущей невесте. Огромный бриллиант огранки принцесса, обрамлённый алмазами, на платиновой оправе, искрился в лунном свете.

Сидни была в шоке. Ее вампир-романтик. Как ей вообще пришло в голову сбежать от него? Она знала, что он ее любит. Ей не надо было обдумывать свой ответ.

– Да, Кейд, да. С удовольствием стану твоей женой.

Когда Кейд надел ей кольцо на палец, Сидни почувствовала, будто парит. Но, все еще ощущая себя виноватой в том, что сбежала от него, она выскользнула из его объятий, но не отпустила руки.

– Кейд, мне очень жаль, что я сбежала, ничего не объяснив. Но я была настолько обескуражена. Ты должен меня понять. Я никогда не думала, что смогу полюбить кого-то, не говоря о том, как я полюбила тебя. Я испугалась. Волновалась о работе и детском центре. Когда ты попросил меня переехать... я запаниковала. Я поступила неправильно и мне очень, очень жаль, что я ранила тебя. Пожалуйста, ты простишь меня? – промурлыкала она.

– Сидни, моя будущая супруга, я прощу тебя, но сначала, возможно, должен наказать, – поддразнил он. – Может быть выпороть?

Сидни рассмеялась.

– Пожалуй, соглашусь на взаимную порку время от времен,. – она подмигнула. – Но, ты знаешь, это может работать только в обе стороны!

– Любимая, ты прощена. Сейчас иди ко мне, моя милая невеста. Я хочу тебя в каждой комнате этого пентхауса! – Не в силах сдержать свое желание, Кейд наклонился и прижался к губам Сидни. Их языки сплелись в экстазе, окончательно скрепляя их будущее. Кейд запутал пальцы в мягких волосах Сидни и притянул ближе. На вкус она подобна сладкому меду в прекрасный летний день. Его возлюбленная... в скором будущем его жена.

Сидни застонала от восторга, на секунду оторвавшись от его губ.

– Ммммм... Кейд, учитывая, что в доме нет никакой мебели, – она покосилась на негабаритную кушетку. – Может нам стоит начать отсюда с нашего замечательного балкона. – Она схватила его за руку, подвела к мягкой кушетки и подтолкнула, заставив лечь его на спину. – Кейд, я намеревалась загладить свою вину перед тобой с лихвой... и неоднократно, впрочем, у нас вся жизнь впереди, – она выпрямилась и обольстительно стянула с себя одежду, пока не осталась совершенно обнаженной в лунном свете.

Кейд застонал и погладил свой жесткий как скала член через джинсы.

– Любимая... о-о-о... ты такая порочная. Когда твоя кожа сияет в лунном свете, я не могу сдерживаться ни минуты дольше. Иди ко мне, Сидни, – потребовал он.

Раздвинув ноги, Сидни оседлала его. Стоя на коленях, она медленно наклонилась и нежно поцеловала Кейда, ее мягкие волосы падали на его лицо и плечи.

Без предупреждения она поднялась и уперлась руками в его плечи, потираясь пышной, налитой грудью о его лицо. Он застонал, когда обхватил ее нежные вершинки губами, посасывая и дразня, пока они не затвердели до боли.

– Да, Кейд. О мой Бог. Да... Я хочу почувствовать твой вкус. Сейчас, – умоляла она.

Скользнув вниз по его телу, она быстро разобралась с его штанами, освободив его твёрдую длину. Беря его в рот, она начала жадно сосать, и постанывать от удовольствия, пока не ощутила его солоноватую сущность.

Сидни провела зубами по его члену, дразня и надеясь заставить Кейда умолять. Наконец, терпение ее вампира треснуло, его дыхание участилось.

– Сидни... любимая... Мне... мне надо оказаться внутри тебя. Скорее... Я хочу кончить в тебя.

Сидни улыбнулась. Мольбы ее большого, плохого вампира звучала музыкой для ее ушей.

Как тигр, охотящийся на добычу, она медленно проползла по Кейду и опустилась на его напряженный ствол. Восприимчивое тело Сидни приветствовало его, и она ухватилась за его плечи для поддержки.

– Да, Кейд. Так потрясающе ощущать, как ты наполняешь меня. Я никого никогда так не любила, как тебя. Ты для меня все, – произнесла она, пристально глядя в глубину его синих глаз.

Соединяясь на более высоком уровне, Кейд и Сидни медленно двигались в унисон, в полной гармонии, позволяя возбуждению поглотить их обоих.

Вжимая бедра в Кейда, Сидни наращивала темп, ее кульминация приближалась, пока он ласкал самую ее чувствительную область. Кейд переместил руки, на талию Сидни, для поддержки, когда она выпрямилась, принимая каждый дюйм его пульсирующий твердости.

Откинув голову назад, она застонала от нахлынувшего удовольствия, неистово двигаясь на нем.

– О-о-о Да, Кейд. Я люблю тебя! Пожалуйста... Я кончаю, – вскрикнула она, когда ее накрыл взрывной оргазм, разбивая на мелкие осколки в великолепном экстазе.

Быстрым движением, не покидая ее тела, Кейд притянул её к себе, так чтобы они оказались лицом к лицу.

Он обернул свои ноги вокруг нее, прижимая их друг к другу. С безумным неистовством, Кейд и Сидни страстно поцеловались, в то время как он входил в нее снова и снова. Сидни сдалась его ритму, теряясь в богатом, опьяняющем аромате. Она любила этого мужчину всем сердцем.

Кейд замедлил движения в ее теплых ножнах, неохотно отрываясь от ее губ. Он снова прижался к ее лбу, смотря прямо в глаза.

– Сидни, любимая. Ты для меня все. Мое будущее, моя любовь, моя жена. Люблю тебя.

Ожидая его эротического укуса, она обнажила горло, предлагая ему свою кровь. Ее дар повиновения зажег основной инстинкт глубоко внутри Кейда.

Он властно зарычал и одновременно толкнулся глубоко в нее и пронзил мягкую кожу клыками. Сидни взволновано вплела пальцы в волосы Кейда, прижимая его рот к своей шее.

Она закричала от чистейшего блаженства, когда ее освобождение пришло вместе с его. Кейд, утолив жажду, потерял контроль, изливаясь в ее глубине.

Они лежали в объятиях друг друга, все еще соединённые, не желая, чтобы этот миг закончился. Сидни была в восторге, понимая, что он не только простил ее за побег, но и полностью принадлежит ей всеми способами.

Она бы и за миллион лет не могла представить, что может так отчаянно влюбиться, но это произошло. И сейчас, она ни за что не позволит своему вампиру уйти.

– Мммм... Кейд, ты знаешь, что ты удивителен?

Кейд мягко засмеялся.

– Ах... любовь моя, это ты удивительна. Я не представляю, как жил все эти столетия без тебя.

Сидни улыбнулась, осознавая, что они занимались любовью снаружи на балконе.

– Кейд, мне очень нравиться лежать голой в твоих объятьях на балконе, но вскоре взойдет солнце. Люди могут нас увидеть. Где мы будем спать?

Кейд рассмеялся над ее вопросом.

– Забавно, но так как у меня было очень мало времени, я приобрел самое нужное для пентхауса. При этом я понял, что значение большей части мебели переоценивают. Однако, кровать, моя любовь, является совершенно определенной потребностью, когда дело доходит до тебя и меня. И поскольку я планировал заниматься любовью всю ночь и весь завтрашний день, то купил две кровати: кушетку, чтобы заниматься любовью под звездами и нашу кровать королевских размеров в спальню. Если ты готова, мы можем опробовать теперь ту. Ну что идём в спальню, любимая?

Сидни тихо засмеялась. В данный момент, она с трудом могла спорить с его логикой.

– С радостью. – Сидни снова его поцеловала. Чувствуя себя легкой, как перышко, Сид позволила Кейду поднять себя на руки и отнести в спальню.

Переводчики: inventia, schastlivka, silvermoon

Редактор: natali1875


Эпилог

Сидни проснулась в хорошем настроении, с нетерпением ожидая начала их совместной жизни с Кейдом. Она подняла глаза на совершенно белый потолок, раздумывая, как она обустроит новый дом.

Открытый пентхаус сильно контрастировал с историческим, каменным дворцом, размещенном в районе садов, в Орлеане. Сидни удивилась, как Кейду удалось приспособиться к холодным, гнетущим улицам Филадельфии, но она подозревала, что он может больше чем просто сохранять своё достоинство.

Она же собиралась жить в двух городах, каждый из которых являлся её домом.

Кейд был более чем уверен в себе, он не сомневался, что был единственным кого Сидни когда-либо любила. Он был в восторге от того, что она приняла его предложение и с нетерпением ждала начала их совместной жизни.

Она была женщиной его мечты.

Сидни рассмеялась про себя, задумавшись как долго ей будет нравиться принадлежать Кейду, и осознание того что Кейд принадлежит ей. Она передвинулась и положила голову на его гладкую грудь, звук его вампирского сердца, отдавался в её ухе.

Её мысли вернулись к Новому Орлеану, Сидни задумалась, как поживает Саманта.

Она покинула особняк до того, как навестила девушку, а из-за переутомления по возвращению в Филадельфию, она забыла спросить о ней у Кейда.

Кейд пошевелился, притягивая Сидни ближе в своих объятьях. Он поцеловал ее макушку.

– Сидни, любимая, почему такие напряженные мысли в такое утро? Я может быть, пока и не могу ясно читать твои мысли, но ощущаю, что ты думаешь... очень громко. Что-то не так?

– Просто беспокоюсь о Саманте и все. Трудно поверить, что та девушка, которая сидела со мной в оной клетке, это та, которую мы встретили в Сангре Дольче. Саманта выглядела такой невинной и напуганной, но в любом случае не покорной. Без сомнений, она боец.

Кейд вздохнул.

– Не переживай, Сидни. Твои инстинкты тебя не подвели. Илизбет обнаружила темную магию в ауре девушки. Даже не смотря на то, что ковен ведьм сотрет темноту, магия слилась с ней. Теперь и навсегда, она – ведьма, – он тряхнул головой, избавляясь от мыслей о происходящем с Люкой. – Хотя, кое-что меня беспокоит. Перед тем как ты уехала, Люка, кажется, изменился. Я не знаю, могла ли темная магия, исходящая от Саманты задеть его или что-то еще, но он как, ни странно, казался... я не знаю... заботливым? Да. Он, кажется, заботился о молодой девушке.

– Что в этом плохого, Кейд? Я имею в виду, Саманта через многое прошла. Кто угодно проявит чувства, увидев произошедшее с ней.

– Знаю. Забота не является проблемой, как таковой. Просто... Я знаю Люку на протяжении двух столетий. Помимо Тристана, он мой лучший друг. Он лоялен, почтителен, честен, отважный воин, но заботящийся о чувствах плачущей, человеческой женщины? Обычно, это не в малейшей степени его не заботило бы. Ни в коем случае. Это не его стиль. Честно, за все время, что мы провели вместе, я никогда не видел его влюбленным в женщину. Секс – да, но любовь – никогда. Когда мы были с Самантой, он на самом деле утешал ее. Это странно... для него во всяком случае. Я не знаю. Это – вероятно, ничего не значит.

Сидни повернула свое обнажённое тело под простынёй, прижимаясь мягкой плотью к его груди. Он наклонился поцеловать ее в теплые губы, раздвигая их кончиком языка. Из-за возросшей горячей необходимости, Сидни протянула руку исследовать доказательство его возбуждения.

Они оба подпрыгнули, когда мобильный телефон Кейда громко зазвонил.

– Проклятый телефон. Я займусь этим позже. Не останавливайся.

Сидни вздохнула.

– Ладно, но может, ты ответишь на этот звонок, а потом отключишь звук, чтобы мы спокойно смогли заняться любовью.

Кейд неохотно убрал ее руки и потянулся к полу, ища в одежде телефон. Он глянул на экран телефона. Илизбет? Зачем ей звонить? Он не рассчитывал услышать ее так скоро.

Ответив, он ощутил, что случилось что-то ужасно неправильное. На них напали по пути в ковен. Илизбет и девушка возвратились благополучно, но Люка пропал.

Переводчики: inventia, schastlivka

Редактор: natali1875


Конец книги!!!



[1] The Big Easy - у музыкантов джаза название Нового Орлеана

[2] 162,5 см

[3] Филли - шутливое название города Филадельфии

[4] SIG-Sauer P226 — пистолет, выпускающийся одноимённой швейцарско-немецкой компанией. SIG-Sauer P226 был разработан в 1981 году, в качестве оружия для вооружённых сил США

[5] сокращенное название Нового Орлеана штат Луизиана

[6] по фаренгейту, прибл. 32, 2 градуса по Цельсию

[7] Банка для ругательств - всякий раз, когда вы произносите ругательство или бранное слово, кладете в банку определенную сумму денег.

[8] 1,92 м

[9] 1,98 м

[10] Ральф Лорен (англ. Ralph Lauren; имя при рождении Ральф Лифшиц, англ. Ralph Lifshitz; 14 октября 1939, Бронкс, Нью-Йорк) — американский модельер и бизнесмен, удостоен Советом дизайнеров США титула «Легенда моды».

[11] 1,76 м

[12] Сальваторе Феррагамо - итальянский модельер, дизайнер обуви. Он работал со многими голливудскими звёздами в 20-х годах, до того, как он вернулся в Италию, чтобы основать компанию, изготавливающую уникальную обувь ручной работы.

[13] C. and J. Clark Ltd, наиболее известен как Clarks — британский, интернациональный изготовитель обуви и продавец из Стрит, Сомерсет, Англия

[14] 4,57 м

[15] Perrier - французский бренд минеральной воды класса премиум

[16] mon chaton (фр.) - мой котенок

[17] mon loup (фр.) - мой волк

[18]Принципу служебной необходимости ─ каждый сотрудник должен получать доступ только к той информации, которая необходима ему для выполнения его должностных обязанностей.

[19] Люка – итальянский и румынский эквивалент имени Лука.

[20] Чизстейк, также известный как Филадельфийский чизстейк, чизстейк Филли – бутерброд с тонко нарезанными кусочками свинины и плавленым сыров, в качестве хлеба используется длинная булка, разрезанная посередине. Популярный местный фаст-фуд, его родина – Филадельфия.

[21] прозекторская - помещение в больнице, где производится вскрытие трупов

[22] Уицилопочтли - «колибри юга» или «колибри левой стороны», бог солнца, бог войны и национальный бог ацтеков, покровитель города Теночтитлан. Утверждалось, что Уицилопочтли постоянно сражался с тьмой и требовал постоянного пополнения сил через жертвоприношения, которые позволяли солнцу продержаться ещё один 52-летний цикл.

[23] Зиг (Зиг-Зауэр, Зиг-Сойер) – SIG Sauer, пистолет, выпускающийся одноимённой швейцарско-немецкой компанией. SIG-Sauer был разработан в 1981 году, в качестве оружия для вооружённых сил США

[24] Тонфа — прообраз современной полицейской дубинки с поперечной рукоятью. 14 дюймов - 35,5 см

[25] Примерно 173 см

[26] Гематома – вид кровоподтёков

[27]Адвил – медицинский препарат, действующее вещество – ибупрофен. Оказывает противовоспалительное, анальгезирующее и жаропонижающее действие.

[28] Родительский комитет (Parent-Teacher Organization)

[29] The Home Depot — американская торговая сеть, являющаяся крупнейшей на планете по продаже инструментов для ремонта и стройматериалов.

[30] 6 м

[31] 136 кг

[32] chica (исп.) – девушка

[33] hombre (исп.) – парень

[34] puta (исп.) – шлюха

[35] La madre que te pariу! (исп.) – Твою мать!

[36] Рыжая (от англ. Ginger)

[37] Роскошный четырехзвездочный отель во Французском квартале – старейшей части Нового Орлеана.

[38] 195,5 см

[39] mon cher (фр.) – моя дорогая

[40] андуй – колбаска из свиной кишки, набитой свиными потрохами и мясом.

[41]

[42] Ку-клукс-клан ККК – название трёх различных ультраправых организаций в США, террористическими методами отстаивавших такие экстремистские идеи, как превосходство белых, белый национализм.

[43] Мария Лаво – верховная жрица луизианского вуду в Новом Орлеане XIX века и одна из самых влиятельных его жительниц того времени, ещё при жизни называвшаяся «Королевой вуду» и впоследствии ставшая героиней множества рассказов и фольклорных легенд.

[44] Боди – это трусики и маечка в одном варианте

[45] Кристиан Лубутен — французский дизайнер-модельер обуви. Является обладателем тонкого вкуса, что было заметно уже на раннем этапе творчества дизайнера, школьные тетради которого пестрели эскизами моделей обуви.

[46] Эта маска выбрана редактором на сайте реально существующего магазина «Маскарад»

[47] Саб – сокращение от слова сабмиссив, обозначающий подчиняющегося человека в БДСМ отношениях.

[48] Доминатрикс

[49] GQ (Gentlemen’s Quarterly) — ежемесячный журнал. Издание о моде и стиле: бизнес, спорт, истории успеха, мода, здоровье, путешествия, женщины, эротика, автомобили и технические новинки. «Старейший мужской журнал в мире», как пишут об издании коллеги.

[50] mon loup – мой волк (фр.)

[51] На сегодняшний день кафе «Дю Монде» в Новом Орлеане специализируется на приготовлении таких особых квадратных пончиков без дырки посередине, посыпанных сахарной пудрой.

[52] mon chaton – мой котенок (фр.)

[53] Колокол свободы в г. Филадельфии, символ американской независимости и свободы. Находился в Индепенденс-холле, а в 1976 установлен в специальном выставочном зале на территории Национального исторического парка "Независимость" в Филадельфии.

[54] FaceTime (рус. ФейсТайм) — наименование технологии видеозвонков, включающей одноимённую веб-камеру, разработанную компанией Apple.


home | my bookshelf | | Темное объятие Кейда |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 3.5 из 5



Оцените эту книгу