Book: Кадын - владычица гор



Кадын - владычица гор

Анна Никольская

Кадын — Владычица гор


Кадын - владычица гор

Предисловие к серии


Кадын - владычица гор

Дорогие читатели!

Вы держите в руках только что вышедшие в свет книги молодых авторов — победителей конкурса имени Сергея Владимировича Михалкова.

Сергей Владимирович мечтал о том, чтобы этот конкурс стал взлётной полосой для молодых писателей, полосой разбега в их литературное будущее.

Однако наш конкурс существует не просто для продвижения новых имён в литературе для подростков. Эти книги — замечательный подарок для подростков, которые, несомненно, оценят и полюбят произведения из библиотеки Международного конкурса имени Сергея Михалкова на лучшее художественное произведение для подростков.

В этом году конкурс получил международный статус и значительно расширил свою географию. Но этого мало — сегодня я мечтаю о дальнейшем расширении, имея в виду учреждение конкурса молодых иллюстраторов, ведь Сергей Владимирович придавал огромное значение роли художника в книге для детей и юношества.

Хочется, чтобы спонсоры и организаторы и в дальнейшем поддерживали наш литературный проект, ибо не может русская словесность существовать без подростковой книги.

Желаю всем конкурсантам — нынешним и будущим — творческого счастья и успехов.

В. Чижиков

Кадын - владычица гор

Глава 1

Затерянная земля


Кадын - владычица гор

Давным-давно, в незапамятные времена, за седыми перевалами и говорливыми реками Алтая, на краю обитаемого мира, куда не залетает и ворон, затерянная земля лежала. Пять святых вершин-великанов Табын-Богдо-Ола надёжно прятали от недобрых глаз распростёртую у их подножия, плоскую, как поднос, долину Укок. Блистающие в лазоревом поднебесье короны-ледники рождали Ак-Алаха — молочную реку. Бесчисленные голубые озёра были богаты хариусом, ускучем, налимом и тайменем. А первозданные пастбища, в преддверии небесного свода лежащие, давали пищу стадам, отарам и табунам.

То был суровый край. Деревья здесь не росли, и хмурые ветра круглый год по равнине гуляли, землю выхолаживали. Летом то ярко светило солнце, то с неба ледяная крупа сыпалась, а зимой трескучие морозы лютовали. И здешний народ — укокские пазырыкцы — природе под стать были. Благородные воины были бесстрашны и снисходительны, охотники удачливы и отважны, а пастухи трудолюбивы и рачительны. Ремесленники — кожевенники и костерезы, кузнецы и гончары, плотники и башмачники, оружейники и ювелиры — работали, устали не зная. Луноликие, темноволосые женщины овечью шерсть пряли, тёплые шубы из шкур лесного зверя шили. Купеческий люд, седлая гнедых и саврасых коней, с торговлей в далёкие края странствовал. Да и иноземных купцов от души пазырыкцы привечали: гостеприимными были. Огонь никогда в очагах радушных хозяев не угасал.

На стойбищах и кочевьях укокских людей как деревьев в тайге было, как муравьев в муравейнике. В больших прокопчённых котлах белый чай с солью и сливками кипел, жирное мясо — конина, говядина баранина, оленина, козлятина — варилось целыми тушами. Кайчи на сладкозвучных комысах, дудках-шоорах и топшуурах играли, горловым басом громкие песни пели, героев величали. Детский смех в шестигранных аилах до ночи не смолкал. Девушки хороводы водили, а юноши молодецкими играми гостей потешали, удаль свою показывали, волками и лошадьми рядились.

С тех самых пор, когда небо было сотворено, когда земля была сотворена, царствовал на Укоке величественный и белый, как лебедь, хан Алтай, на золотом троне с тремя ступенями восседавший. На всем холмистом Алтае, на всем цветущем синем Алтае, на золотом просторном Алтае не было хана великодушнее, справедливее и мудрее. Глаза его — спокойные озёра, нос — ровная гора, усы за плечи закинуты, а борода до колен. Народ алтайский нарадоваться на него не мог.

Был у хана старший сын — богатырь славный Бобырган, ездящий на сером, как железо, коне. Охранял он южные пределы земель отцовских от посягательств Джунцина — хитрого хана джунгарского, а ещё от семиглавого Дельбегеня-людоеда. Много четырнадцатиглазый Дельбегень горя и мытарств народу алтайскому учинил, много бед и невзгод принёс. То стаю из семидесяти волков своих верных на отары натравит, то женщин в аилах стращать вздумает, то дитё малое у матери из люльки утащит. А тут слух по стойбищам прошёл, что задумал людоед луну с неба украсть.

Кадын - владычица гор

По ночам лютует тёмно-жёлтый Дельбегень, а днём в лесах отсыпается. Белым потником-кечимом[1] зелёную долину накроет и уляжется. Семь голов Дельбегеня что круглые холмы между сопок покоятся. Вдохнёт людоед — деревья и горы, как бурей подхваченные, в его ноздри тянутся, выдохнет — деревья и горы, как вихрем выгнанные, из четырнадцати ноздрей вылетают. Ровно дышит стопудовый Дельбегень-людоед, и вместе с его дыханием небо шатается, земля качается, вода в озёрах и реках бурлит. Всё зверьё лесное с перепугу по норам попряталось. У охотников — ни пуха, ни пера. Да и торговый люд в чужие земли ехать теперь не отважится: коней жаль, вдруг волки Дельбегеневы подерут.

Не раз Бобырган — сын Алтая — в далёкий путь отправлялся с Дельбегенем в честном бою сразиться. Но хитрый людоед смелого и прямодушного Бобыргана всякий раз вокруг пальца обводил. То сопкой меж Алтайских гор ляжет, кедрачом[2] весь покроется, то дряхлым лисом обернётся, в глубокой пещере спрячется. Закручинился народ, роптать стал, туго ему приходилось от зверств людоедовых. А как справиться с ним, не ведал никто. Даже сам хан Алтай печальный да хмурый ходил.

Единственным утешением его была дочь Кадын, что по-алтайски значит «Владычица». Десять лет и десять зим жила она на свете. Даром что маленькая — умная не по годам была. Родившись, Кадын сразу на ноги встала и волосяной аркан в руки взяла. Огненно-гнедого коня с белой звёздочкой во лбу, узды не знавшего, заарканила, заседлала, в седло вскочила, тугой лук на плечо повесила и на охоту поскакала.

Первой стрелой она белку достала, второй — росомаху добыла, а третьей стрелой Кадын-дитя могучего барса — хозяина гор — сразила.

Хан Алтай железную трубку изо рта вынул, с пояса широкий нож снял, наточил о скалу лезвие и шкуру надрезал барсову. Семеро рабов подцепили ту шкуру и содрали так чисто, что сорока на коже клочка мяса не нашла! Жёны Алтая белыми рученьками кожу размяли, размягчили. И сделалась барсова шкура блестящей и мягкой, как шёлк, лёгкой, как луковая шелуха. И сшили жёны Алтая для Кадын шубку пятнистую, золотистую, пушистую, как облако. Хороша была девочка в этой шубке: глаза у неё — точно ягоды черёмухи, щёчки — как маральник[3] в цвету, брови — две круглые радуги. В шесть кос, чёрных, как ночь, ровных, как копья, раковины заморские вплетены, в ушах деревянные золочёные серьги покачиваются, а личико белое, как лунный свет.

Быстрей травы, как камыш, Кадын росла. Матушка её умерла в родах. А наставляла и опекала девочку старуха жёлтая, точно дымом прокопчённая, — шаманка, что в услужении у хана Алтая была. Всегда на ней семь шёлковых халатов надето было: белый, лиловый, красный, синий, голубой, зелёный и жёлтый. Так и шелестели, так и стелились халаты за старухой слоями разноцветными. И прозвали шаманку Мактанчик-Таш, Яшмой то есть. Любила её девочка, как родную мать. Вразумляла Мактанчик-Таш Кадын, как шёпот ветров и шелест трав различать, как говор быстрых рек и эхо седых гор понимать. Обучала девочку шаманка Сутру — книгу судьбы читать, аржан — целебный источник — в тайге отыскивать, Чёрным камнем пользоваться. Магическим камнем тем погоду можно изменить, врага покарать, умершего оживить даже.

Вдвоём шагали они по холмам, по долинам. Большие реки мелкими бродами старуха принцессу переходить учила, мостки через ручьи перебрасывать. На горные перевалы поднимались, вниз спускались, в тайгу наведывались, где по склонам дикие теке-козлы[4] и маралы паслись. Мактанчик-Таш ласково зверям улыбалась, горловые песни им пела, и дикие звери к шаманке, как ручные, шли. Маленькая Кадын только диву давалась да всё за наставницей точь-в-точь повторяла. Горным козлам на спину она руку кладёт, пугливых маралов гладит, кабаргу за ушами чешет. Со зверьём, как с человеком, беседует! Вольные звери ушами шевелят, слушают, речи человеческие понимают.

Старший брат Бобырган тоже сестрицу воспитывал, боевому искусству с младых ногтей обучал. На лету всё девочка схватывала. Из лука со ста зарубками не хуже достославного богатыря Сартапкая стреляла. С томроком — складным ножом, — как заправский охотник, управлялась.

Лучшие кузнецы для Кадын три дня и три ночи мечи с клинками железными, с рукоятями самоцветными ковали. Самые быстрые всадники ветром студёным клинки те калили. Взяла Кадын мечи в руки без усилия, взмахнула ими, точно журавль крыльями, и затмил сверкающий вихрь клинков солнце полуденное. Люди смолкли от удивления — до чего же ловкая девочка!

А ещё была Кадын помыслами чистая и сердцем незлобивая, даром что самого хана Алтая дочь. Стариков почитала, немощных ласковым словом привечала, обездоленных куском хлеба одаривала. Полюбил её народ алтайский и прозвал принцессой.

Глава 2

Третий сын Большой Мааны


Кадын - владычица гор

Как-то раз гуляли Мактанчик-Таш и Кадын по лесу. Старуха палкой землю ковыряла, корни кандыка[5] и луковицы лилии-саранки[6] в арчимак[7] кожаный собирала.

— Высушу, а зимой в молоке варить буду, авось с голоду не помру, — шаманка крякнула. Маралятина[8] ей давно не по зубам была — все от старости повыпали.

— Что это, уважаемая Мактанчик-Таш? — девочка спросила, прислушиваясь.

— То кукушка кукует. Внимательно её слушай. Если звонко поёт — долгую жизнь обещает. Если глухо — близкую кончину предсказывает.

— Звонко, звонко! — Кадын обрадовалась и ножками в сапожках кожаных, мхом и соломой для тепла набитых, затопала.

— Это мои лета сочтены, а твоя жизнь — длинная, как сказка чорчокчи[9]. Вся впереди.

— Ой, бабуся, а расскажи чорчок-сказку!

— Недосуг мне теперь, — старуха проворчала, из земли луковичку выковыривая. — Зима не за горами.

— Мактанчик-Таш, ну пожалуйста! — Девочка умильно шаманке в глаза заглянула.

— Вот пристала! Сама третьего дня братцу Бобыргану чуть голову мечом быстрым не снесла, а всё сказок требуешь!

— Мы же играли! — Кадын вспыхнула.

— Играли они! Дитё ты неразумное! А кто на прошлой неделе Алмыса-оборотня на полёт стрелы к аилу не подпустил?

— Он овец из отары красть повадился, — потупилась девочка. — Я ж проучить хотела, чтоб неповадно было…

— Ну-ну, — хитро шаманка прищурилась. — А родственницу мою, ведьму Кучичу, зачем на кедр подвесила, перед честным народом на посмешище выставила? Чем тебе старая, больная женщина не угодила?

— Да ведь она тайменя в реке снадобьем колдовским травить удумала!

— Серьёзно? — смутилась Мактанчик-Таш. — Не знала… Ладно, слушай сказку. В стародавние времена жила-была на Алтае Мааны.

— А кто такая Мааны?

— Чудо-зверь, — шаманка отрезала. — Слушай, не перебивай!

— Я слушаю, слушаю!

— Была она большая, как столетний кедр. И одинокая. По горам ходила, по долам — нигде похожего на себя зверя не встретила. И уже начала понемногу стареть.

«Умру, никто на земле про меня и не вспомнит, — Мааны печалилась. — Забудут все, что жила когда-то на свете Большая Мааны…»

Молилась она духу воды Су-ээзи, молилась духу гор Ту-ээзи:

— Прошу, пускай хоть один детёныш из моей утробы выйдет, пусть будет ростом хоть с муравейник, хоть с пенёк кедровый, хоть с крохотного сыгыргана-сеноставца[10]!

Мало ли, много ли времени прошло, но, видно, услышаны были её молитвы. Понесла Большая Мааны сына.

— Расти, расти, мой малыш! — пела радостная Мааны. — Расти, расти!

Но подрос сынок совсем чуть-чуть и остался мелким зверем. А от матери петь-мурлыкать научился. Был это кот, оказывается…

Второй сын родился росомахой криволапой. Третий — пугливой рысью с чуткими ушами.

— Ой, а я видала такого! У него ещё на голове кисточки! — Кадын обрадовалась.

— Четвёртый сын родился барсом отважным, — неспешно Мактанчик-Таш продолжала. — Пятый — хитрым и сильным тигром. А шестой — громогласным львом.

«Шестерых я родила! — думала Мааны. — Никто мне теперь не страшен, даже человек!»

Однажды, ласково на своих детей поглядев, сказала Мааны:

— Надо бы найти азык — добычу. Мяса мне хочется!

Старший сын — кот — помурлыкал и вразвалочку на охоту побежал. Вернулся с малой пташкою в зубах. Поигрался с ней, позабавился да и выкинул.

— Слушай, сынок, с твоими повадками трудно тебе в тайге придётся. Ступай-ка ты к человеку жить.

Второй росомаха пошла. Семь дней по тайге бродила. На восьмой остатки волчьего ужина принесла.

— Твоего угощения ждать — с голоду помрёшь, — Мааны молвила. — Лезь-ка ты на кедр!

Третьей пошла рысь и добыла косулю.

— Да будет охота твоя всегда удачлива! — Мааны обрадовалась. — Глаза твои зоркие, уши чуткие! Ты хруст сухой ветки чуешь на расстоянии дня пути. Тебе в непроходимой чаще хорошо жить будет. Там, в дуплах старых кедров, ты детей своих растить будешь.

Тут очередь барса настала. Одним прыжком вскочил он на островершинную скалу, одним ударом лапы теке-козла повалил.

— Живи ты на высоких скалах, там, где горные козлы и круторогие бараны пасутся!

Куда пошёл тигр, Мааны не ведала. Добычу принёс ей, какую не просила. Положил он к ногам матери убитого охотника.

Заплакала Большая Мааны:

— Жестоко твоё сердце, сынок! Первым ты вражду с человеком начал, полосами твоя шкура покрылась от крови его. Уходи в тростники жить, прячься там от людей!

Младший сын — лев — пошёл еду добывать. Ленивый, спустился он в долину и приволок оттуда убитого всадника и лошадь.

Мааны-мать чуть ум не потеряла.

— Ох-ох! Зачем я шестерых родила? Ты младший — самый свирепый! На моём Алтае не смей жить! Уходи туда, где не бывает зимы. Может, жаркое солнце смягчит твоё твёрдое сердце!

Так услала от себя Большая Мааны всех шестерых детей. И расселились они по всему белу свету…

Кадын - владычица гор

Только закончила свою сказку шаманка, как из леса мяуканье жалобное послышалось.

— Смотри! — Кадын от удивления вскрикнула. — Это же Мааны сынок!

Из чащи на поляну рыжий пятнистый котёнок крадучись вышел. На кончиках настороженных ушей его две пушистые кисточки покачивались.

— Рысёнок! — обрадовалась принцесса и зверёныша на руки подхватила.

Фыркнул зверёк и укусить назойливую девочку попытался.

— Ой! Какой ты ворчун!

— Не трогай! — Мактанчик-Таш воспротивилась. — Блохи у него, должно быть!

— Ещё чего! — рысёнок рявкнул, из сильных объятий Кадын выкручиваясь. — Мой мех почище твоих седых косм будет! А взгляд мой острей, чем у орла! — жёлтыми раскосыми глазами он сверкнул. — Отойди, а то испепелю!

От такой дерзости ноги у старухи подкосились, и она в муравейник со всего маху села.

— А где же мама твоя? Мааны где? — Кадын спросила.

— Никакой такой Мааны не знаю я! — рысёнок осклабился. — Мать моя в неравном бою с семиголовым Дельбегенем погибла! Славное её имя прошу не упоминать попусту!

— Подумать только, какие нежности! — вытряхивая из-под семи халатов больших рыжих Муравьёв, шаманка проворчала.

— Так ты сирота, маленький! — Кадын попыталась приласкать рысёнка, но тот когти выпустил.

— Я не маленький! Мне третий месяц пошёл! Отпусти, не то худо будет!

— Ну хорошо, — отчаялась приручить его девочка. Опустила она рысёнка на землю, и тот отряхиваться брезгливо принялся. — Раз ты такой самостоятельный, то и еду себе сам добыть сумеешь.

— А то! Я кабана одной левой лапой завалю, а про косулей вообще молчу! Я ими через день питаюсь.

— Ну тогда обеда я не предлагаю тебе, — смирилась Кадын и, расстелив на поляне белую, как снег в горах, кошму[11], из мешка припасы выкладывать стала: арчу-творог, козий сыр-курут, печёные яйца, вяленое мясо и глиняный горшок с маслом. — Садитесь, бабуся, подкрепитесь, уважаемая.

Победоносно шаманка на рысёнка глянула и в один присест дюжину куриных яиц проглотила. Со скорлупой вместе!

— А это у вас в бутылке что такое? — рысёнок подозрительно принюхался.

— Маслице коровье! — усмехнулась старуха прожорливая и в беззубый рот головку курута отправила. Целиком!

Рысёнок облизнулся и слюну сглотнул:

— Подумаешь! А вот я бруснику ем и не морщусь! — сунул он морду в алый брусничник и зачавкал громко.

Бесследно исчез бурдюк с творогом в старухином чреве. Прямо с конопляной бечёвкой!

— Вот отчаянный! Иди сюда, Ворчун, угощайся!

— И не подумаю! — рысёнок ощерился.

Наевшись от пуза творога и напившись из горшочка масла, лесной вояка крепко заснул. Спящим, под ворчания старой Мактанчик-Таш принесла его Кадын в аил, овчинку в углу постелила и Ворчуном рысёнка нарекла. Так третий сын Большой Мааны среди людей поселился.



Глава 3

Загадка Телдекпей-кама


Кадын - владычица гор

Созвал как-то раз хан Алтай со всех близких и далёких стойбищ плоского, как поднос, Укока камов[12] премудрых.

— Народ мой бедствует. Со стопудовым Дельбегенем совсем сладу не стало! — поправив ворот горностаевой шубы, скорбно со своего трона Алтай молвил. — Никто его одолеть не может: ни сын мой — богатырь славный Бобырган, что самого владыку подземного мира Эрлика не боится. Простодушен и бесхитростен он слишком. Ни достославный силач Сартапкай, что указательным пальцем левой руки реки вспять поворачивает, а указательным пальцем правой руки горы с места сдвигает. Даром что коса у него до земли, а мускулы, как наросты на берёзе, хоть чашки из них режь. Одной силой с Дельбегенем не совладать, одной отвагою семиглавого людоеда не победить. Помогите, подсобите, мудрейшие камы, подумайте, как с хитрым людоедом справиться?

Уселись старейшие камы на тёплые, пригретые солнцем круглые камни. Достали из-за пояса длинные глиняные трубки, раскурили, задумались. Сидят, усы жёсткие почёсывают, бороды белые поглаживают. Думу думают. Дым из широких носов кольцами пускают, посохами о землю постукивают.

Час думали, два думали. Дни, как снежинки, таяли. Недели, как змеи, ползли. Вокруг камней уже травы по пояс выросли, а мудрые камы всё трубки свои посасывают, жирную пищу отрыгивают да помалкивают.

Много скотины порезали для угощения камов рабы хана Алтая. Много лучшего табака заморского камы выкурили, много араки[13] выпили, а помочь не смогли. И в бубны стучали, и священные песни пели, и танцы в облаченьях из шкур звериных плясали, и горящий очаг кумысом окропляли — не помогло ничего.

На исходе третьей недели встал с тёплого насиженного камня самый старый, трухлявый как пень кам и сказал:

— Жил когда-то на синем, на белом Алтае мудрый-премудрый шаман. Велика была сила его: знал он, как семинебесного Ульгеня о достатке и благе для народов алтайских просить. Знал, с какими словами к Эрлику обращаться, чтобы людям он зла не чинил. Язык птиц и зверей понимал, умел в прошлое оглядываться и в будущее смотреть.

Жил тот шаман в тайге глухой, среди хребтов горных, на тёмной стороне скалы островершинной. Одиноко стоял берестяной аил его под кедром пушистым. Только тот человек и находил к шаману дорогу, у кого действительно безмерная нужда была.

Превеликую мудрость скопил за долгую жизнь шаман. Открылось ему, как должен жить в согласии человек с человеком, с землёй, водой и небом, со зверем и птицей, чтобы земля алтайская стояла, цвела и богатела вовеки.

Многие годы жил шаман. Кто говорит — сто лет, кто говорит — двести лет. Но вот заглянул он в будущее и увидел, что заканчивается отмеренный ему срок в светлом мире. Глубоко задумался шаман, ведь, если умрёт он, умрёт с ним и мудрость великая, ибо нету него преемника достойного.

Оставил шаман берестяной аил свой и спустился в стойбища к людям. Захотел человека с ясным умом и светлой душой найти, чтобы знания свои передать. Но чем дольше ходил шаман, тем мрачнел больше. Измельчали люди, угасла в них искра небесная. Молодой охотник язык зверей и птиц понимать хочет, чтобы под выстрел стрелы заманивать. Умный и сильный зайсана[14] сын спрашивает, как у грозоносца Ульгеня одному себе удачи и достатка выпросить. Про землю же родную никто думать не хочет. А что ей будет, стояла и ещё столько же простоит!

В родной аил вернулся шаман. Лучшую одежду для камлания — обряда колдовского — надел, главные слова нашёл-вспомнил, к Ульгеню обратился — как быть? Шесть дней пел, кружился шаман, шесть дней железные подвески на одежде звенели, беличьи меха развевались, кожаный бубен стучал. На седьмой день ответил шаману семинебесный Ульгень: «Возьми ровное дерево. Возьми гладкие камни. На них сохрани письменами великую мудрость свою! Пусть в глубине Алтая те письмена человека с ясным умом и чистой душой дожидаются!»

Ещё шесть дней без сил старый шаман лежал. На седьмой день встал, взял гладкое дерево, взял ровные камни, заветные письмена высекать принялся. Никто его работы не видал, никто стука по камню не слыхал. И не знает никто, где знания свои шаман спрятал. И не знает никто, успел ли оставить он людям главную премудрость — как человеку с землёй в мире жить. Или, может, раньше умер? Про то один Ульгень ведает.

Только течёт на золотом Алтае, меж горных хребтов, река Самуралу, у которой когда-то старого шамана аил стоял. И переводится имя реки «Скрывающая книгу мудрости, на дереве и камне написанную».

Может, и найдётся когда человек с ясной душой, с небесной искрой, которому откроются сокровища старого шамана, и настанет тогда вечный мир и благодать на земле алтайской, — сказал так трухлявый как пень кам и уста сомкнул.

— К чему ты это сказывал, уважаемый? — хан Алтай его спрашивает.

— А к тому, — вновь кам уста растворил. — Там, где земля с небом сливается, живёт премудрый Телдекпей-кам — старого шамана потомок. Если он твоей беде не поможет, то никто на земле, о великий хан Алтай, тебе не поможет!

И послал хан своих гонцов к самому горизонту — туда, где земля с небом сходится.

И приехал мудрейший Телдекпей-кам ко двору Алтая в собольей шубе со ста бубенчиками на синем быке. Спешился он, сплюнул, не размыкая рта, сквозь зубы и на белую кошму у костра сел. Спина у него согнулась, будто пополам сломалась. Глубоко, до самых бровей, кам красную шапку надвинул с нитями бусин разноцветных. Перья филина на шапке, как два уха, торчат, красные лоскуты позади, как два крыла, трепыхаются. На лицо кама крупные, как град, хрустальные бусы свешиваются. Кряхтя, Телдекпей-кам подол двухпудовой шубы поправил. По бокам той шубы лягушки и змеи, из колдовских трав сплетённые, болтаются, на спине — дятлов шкурки.

— Такую задачу если не решу, где же тогда моя слава, однако? — важно молвил и из-за пояса огниво достал. Искру высек, длинную, как щитомордник-змея, трубку раскурил, глаза узкие с белыми, как вершины гор, ресницами прикрыл.

Народ из аилов вышел, вокруг мудреца стар и млад толпится — все на кама не дыша глядят. Золотую чочойку[15] с крепким чаем предлагают, поднос с жирным кушаньем подают. Не шелохнётся мудрый кам.

Когда Алтын Казык — Полярная звезда — на небосводе зажглась, открыл Телдекпей-кам глаза, кожаный бубен взял и ударил в него колотушкой деревянной. Загудело, зашумело вокруг, словно на горном перевале зимней порой. Плясал, камлал[16] кам, звенели бубенцы, бубен гремел. Но вот стих гром-звон. Опустился кам на белую кошму, рукавом пот со лба отёр, спутанную бороду пальцами расправил, взял с берестяного подноса сердце козла, съел его и сказал:

— Прав ты, великий хан Алтай! Справедлив ты, всемогущий хан Алтай! Одной силой с Дельбегенем не совладать, одной отвагой семиглавого людоеда не победить. Тут хитрость нужна.

Зашептались укокцы, запереглядывались. Женщины в унынии лицом вниз на землю упали, старики ладони к глазам прижали, мужчины два раза покраснели, два раза побелели. Где такого хитроумного удальца-смельчака найти, не знали люди!

Кадын - владычица гор

— Загадаю-ка я вам одну загадку, — степенно Телдекпей-кам продолжал, трубку с черенком из маральего рога вновь раскуривая. — Кто её разгадает, тот и отправится со злодеем Дельбегенем сразиться. В голубой долине меж двух белых сопок, куда и сорока долететь не может, жил-был хан, — стал сказывать кам свою загадку. — И был у того хана сын — стройный, как кедр, смелый, как снежный барс. Долго ли, коротко ли, подошло ему время жениться. Стал ему отец невесту подыскивать. Много девушек было на примете у хана: и красавицы чернобровые среди них, и умницы-разумницы, и песельницы[17] сладкоголосые, и танцовщицы быстроногие. Призадумался хан, как же найти достойнейшую из достойных?

И решил тогда хан выбрать в жёны сыну самую сметливую и рачительную хозяйку. Собрал он всех девушек, желающих стать невестками ханскими, и объявил во всеуслышание:

— Та, что первой воду в котле вскипятит, станет ханскому сыну женой, мне — невесткою!

Велел он выдать каждой девушке по котелку с семью ушками, по равному количеству воды и дал отсчёт времени. Кинулись красавицы-умницы валежник собирать да огонь разводить. Торопятся они, стараются.

И была среди них одна девушка, которая не желала замуж за красивого ханского сына идти. Любила она пастуха-простолюдина, да так крепко, что и ханское богатство — жемчуга да самоцветы заморские — было ей не мило. Но отцу её алчному очень хотелось с богатеями породниться, вот и заставил несчастную с другими наравне за сердце ханского сына смекалкой меряться.

И так оно вышло, что именно у этой девушки, что пастуха любила, вода в котле быстрее всех закипела. Как вы думаете, почему? — спросил мудрый Телдекпей-кам, обводя собравшихся взглядом пристальным.

Молчали люди. Не знали они ответа на затейливую загадку кама.

— Неужто никто разгадку нам не поведает? — насупил брови хан Алтай. — Неужто нет в моём ханстве ни одной головы светлой? Что же вы, храбрецы-удальцы, герои да мудрецы, отмалчиваетесь? Или не по зубам вам загадка камская?

— Дозволь мне слово молвить, батюшка! — к златому трону вдруг маленькая Кадын выскочила. Даже старая Мактанчик-Таш поймать её за подол шубки не успела. — Кажется, я знаю отгадку, — девочка чёрными глазами-смородинами на отца умно смотрела.

— Ну что ж, сказывай, — хан дочери отвечает.

— Все те девушки, которые очень хотели за ханского сына замуж пойти, крышки котлов непрерывно поднимали. Смотрели: не подоспела вода ли? От этого вода в котлах остывала немного, и на закипание уже больше времени требовалось.

— Ну и что? — хан Алтай мохнатую бровь приподнял.

— А то: девушка, которая не желала замуж за ханского сына, к котелку и не притрагивалась. Поэтому и вода у неё быстрее всех закипела!

У старого хана-отца от изумления на дочкину смекалку узкие глаза круглыми стали.

— Вот она! — страшным голосом вдруг великий Телдекпей-кам вскричал. — Вот та, что с четырнадцатиглазым Дельбегенем силой и умом помериться достойна! Вот та, что все семь глав хитромудрого людоеда сразит! Вот та, что, рискуя жизнью собственной, спасёт жизни славного народа Укока! Вот та, что…

— Пусть камни великих скал твои уста запечатают! — властно перебила его старуха-шаманка. — Что же это ты, верблюд горбатый, ребёнка малолетнего на верную погибель посылаешь? А ты что, достославный хан, отмалчиваешься? Или ум ты совсем потерял? Сердца отцовского лишился? Дочь родную не жаль тебе?

— Я это… — Алтай замялся, в горностаевый воротник уткнувшись. — Я ведь только это… семинебесного Ульгеня волю исполняю, с меня какой спрос?

— Бабуся, батюшка, не ссорьтесь! На дороге моей не стойте, за подол шубы меня не держите. Коню, к коновязи привязанному, прыти не показать. Богатырю в своём аиле удалью не прославиться. Железная стрела в колчане зелёной плесенью покрывается. Меч, в ножнах отдыхающий, бурая ржавчина ест. Алып[18], у домашнего очага тёплой аракой кровь греющий, силы лишается. Решена судьба моя духами равнины и гор! Седлаю я огненно-гнедого коня со звёздочкой во лбу — Очы-Дьерена моего верного! Поеду я за тридевять гор-земель, в логово к Дельбегеню вероломному! Да поможет мне Ульгень-грозоносец, на девятом слое неба, за месяцем и солнцем сидящий! Налегке поеду я. С собой лишь мечи железные да лук со стрелами меткими возьму.

— А я? А как же я?! — пронзительно Ворчун-рысёнок пискнул.

Подросший и окрепший, как молодой кедрок, ростом с козлёнка, с обидой он на хозяйку глядел.

— И тебе место на луке седла найдётся, — девочка улыбнулась, а хан Алтай, расчувствовавшись, слезу пустил даже:

— Да пребудет с тобой сила небес и гор, дочь моя!

— Пока Дельбегеня не одолею, на Укок не вернусь! Если людоеда не полоню, домой не войду! С небесными силами, с подземными властителями готова я сразиться, лишь бы Дельбегеня наказать. Буду со змеями, с драконами, с чудищами биться, пока не порабощу людоеда!

— Ума вы все лишились! — кривой ногой шаманка топнула.

— Не сердись, бабуся, благослови меня лучше.

Ничего не поделаешь: воля у Кадын — всё равно что железо.

Сглотнула старуха слёзы солёные, обняла воспитанницу и молвила:

— Помни, доченька: похваляясь силой, не бей слабого. Острым языком молчаливых не оскорбляй. Под худым седлом ходит добрый конь. Под рваной шубой растёт богатырь непобедимый. Береги сердце доброе, на месть и злобу себя не растрачивай. А на чёрный день вот тебе зеркальце волшебное. Из слюды вулкана оно сделано, аметистами украшено, из дальних краёв привезено. Стоит поглядеться в него, самое заветное желание исполнится!

— Спасибо, бабушка! — поклонилась ей Кадын в пояс.

— А коли совсем туго придётся, — шаманка продолжила, — громко «Пып!» крикни.

Сказала так Мактанчик-Таш, о землю ударилась, кедровкой бурою обернулась и улетела. Только её и видели.

— Пып! — рысёнок скривился. — Придумают тоже. Пып какой-то!

Кадын - владычица гор

Глава 4

Чадак-пай и Ушко-Кулакча


Кадын - владычица гор

Хотела Кадын налегке в дальний путь ехать, ан нет, не вышло. А всё братец — сердобольный Бобырган — удружил. Так нагрузил сестрицу, что у верного Очы-Дьерена звёздочка во лбу от натуги чуть не потухла. Силён был конь, да молод ещё: первый раз отправлялся в далёкое странствие.

— Шестидесятигранный лук — одна штука, колчан — одна штука, стрелы боевые — восемьдесят штук, — методично Бобырган перечислял, угольком на плоском камне одному ему ведомые каракули выводил. — Семидесятигранный меч — две штуки, небесно-голубой томрок — одна штука, палица — одна штука… Так, а болас[19]? Боласы опять забыла? — богатырь заволновался.

Уж больно за сестрёнку младшую переживал он. Вместе с Кадын в далёкий путь рвался, да премудрый Телдекпей-кам запретил. Гневом молниеносца Ульгеня пригрозил даже.

— Да вот же он! — поднимая полу собольего кафтана и демонстрируя связку камней на опоясье[20], кожей обернутых, Кадын улыбнулась.

Хороша была принцесса в боевом обличье! Снежно-белый халат жемчугами расшит, на плечах густая доха медвежья, как пышная туча, высокие сапожки алые, на опоясье колчан, на перевязи мечи, за спиной налучье[21], а на челе высокий колпак островерхий. Не девочка — алып-богатырь настоящий!

Огненно-гнедой Очы-Дьерен тоже собой хорош. Суконный чепрак[22] под седлом с бронзовыми бляшками бисером вышит, сбруя бирюзой украшена, на голове султан из перьев павлиньих. Очы-Дьерену даже неловко от наряда такого роскошного стало. Перья его стесняли особенно. Смутился конь бесстрашный, когда рысёнок его на смех поднял:

— Не иноходец ты, а девушка на выданье! — сказал, хвост с чёрным кончиком распушил и на седло позади хозяйки вспрыгнул.

Старший брат Бобырган пустую сумину к седлу приторочил и говорит:

— Вот тебе, сестрица, сума волшебная. Коли есть-пить захочешь или угостить кого, встряхни её, бечёвку развяжи да распахни пошире.

— Смеётся он! — Ворчун зафыркал. — Пустую, как дупло, сумину под нос суёт!

— Спасибо тебе, братец! Береги ты себя и о батюшке позаботься. Старый он совсем стал и немощный. Меня же не поминай лихом, а с победою жди! — сказала так Кадын, коня на юг поворотила и в путь-дорогу тронулась.


Переступая стройными ногами, цокая копытами, шёл огненно-гнедой конь с белой звёздочкой во лбу. Шёл по синим горам, по золотым пескам, по голым камням, по густой траве. Большие реки он мелкими бродами переходит, бока не намочив. Через быстрые ручьи шагает, копыт не забрызгав.

Едет принцесса Кадын, радуется. У ног её тихо-ласково ручьи с травами разговоры ведут, над головой костры звёздные жарко горят. Синему цветку она протяжную песнь поёт, а цветам жёлтым и красным песни повеселей напевает. Улыбаются девочке жёлтые цветы, смеются красные. Даже всегда печальные синие цветы навстречу принцессе будто к солнцу поворачиваются, лепестки раскрывают.

А дорога-то долгая, тернистая. Живёт тёмно-жёлтый Дельбегень за тридевять земель. У слияния шести рек бурных, с порогами высокими. У подола шести скал с шестьюдесятью отрогами. На шестьдесят шестом утёсе тёмно-синем, в глубокой пещере чёрной.

Мимо больших стойбищ скачет конь. Аилы там, как стога сена в урожайный год, один подле другого стоят. Людей — как звёзд на небе в ясную ночь. Слышат они красивую песню, из аилов богатых выходят, беличьи шапки снимают, руками принцессе вслед машут:

— Удачи тебе, ясноокая Кадын! Да пребудет с тобой сила Ульгеня, что на златой горе Алтын-туу сидит! Пускай дорога твоя долгая славой и победами, добрыми делами, как дождём, омоется!

Мимо маленьких, как сердце, стойбищ скачет конь. Аилов там — как зубов во рту древней старухи. Людей — что грибов в сухой тайге. Слышат они сладкозвучную песнь, из аилов ветхих выходят, войлочные шапки снимают, руками принцессе машут:

— Да пребудет с тобой сила Эрлика, во дворце из чёрной грязи живущего! Пусть дорога твоя прямой будет, да не в один конец, а в оба!



Песельники у обветшалых аилов волосяные струны топшуура перебирают, в гости к себе на ночлег зовут:

— Кто верхом мимо Кадын-принцессы скачет — с коня слезает, чтобы красотой полюбоваться девичьей. Кто пешком идёт — колени преклоняет, чтобы в личико заглянуть. Лицо её, как пожар, сверкает, глаза — черёмухи ягоды, косы — толстого кедра ветки! Шестьдесят силачей Кадын-принцесса одним взмахом меча уложит! Шестьдесят богатырей одной стрелой умертвит! Шестьдесят мудрейших камов в дураках оставит!

— Что вы, что вы! — как маральник весной, зарозовела девочка. — Не такая я вовсе!

Смотрит, а у самого худого аила почерневшие, как головешки, старик со старухой сидят. Песен звонких не поют, гостью дорогую не приветствуют, слёзы горькие льют.

Спешилась Кадын, Очы-Дьерена к коновязи привязала, Ворчуна чепраком тёплым укрыла и спрашивает ласково:

— Что с тобой, бабушка? Что с тобой, дедушка? О чём кручинитесь-печалитесь?

— Был у нас мальчик маленький — огонь наших глаз, кровь груди, наша печень — сынок единственный, — старик ей отвечает. — Ростом с ухо конское, Ушко-Кулакча его звали. Подниму его, бывало, на ладонь, посажу на палец верхом, жилу оленью дам вместо повода, он и скачет, радуется. Но пришёл однажды в аил злой Чадак-пай и забрал дитятко наше в рабство.

День и ночь Ушко-Кулакча стада красных коров, отары овец, табуны лошадей пас. Богато жил Чадак-пай: каждый день суп-кочо с ячменём ел, утром и вечером чай с толканом[23] пил. Но чашки молока сыночку нашему жадный изверг не дал, куска лепёшки с ним не разделил. Уши его от голода уже не слышали, глаза не видели. Сох наш сыночек, усыхал да и исчез совсем однажды. Остались мы с бабкой на старости лет сиротами. Жизнь нашу, как паутинную нить, день за днём, год за годом тянем. Никто нам теперь чочойку чая не нальёт, никто куска мяса не сварит, ох-хо-хо!

Нахмурила Кадын брови чёрные и говорит:

— Не горюйте, бабушка с дедушкой. Помогу я вашему горю, ежели переночевать пустите.

— Бедно мы живём, девонька, — вздохнул старик. — Вместо постели у нас овчина старая, вместо рубахи зимой и летом тулуп овчинный. Ни шубы тебе постелить, ни лепёшки сухой угостить тебя, ни сена клочка коню твоему дать нет у нас. Оставайся, доченька, коли не побрезгуешь.

— Не беда! — улыбнулась Кадын и в дырявый, чёрный аил вошла. — Худые вы совсем, старики, как берёзы высохшие!

— Да, — тряхнул головой дед. — Вот если бы нам зайчатины поесть, заячьего супа попить, влилась бы в печёнки удаль заячья, вошла бы в жилы заячья прыть.

Улыбнулась Кадын, взяла в руки сумину, что брат Бобырган в дорогу дал, тряхнула, бечёвку развязала и распахнула пошире. Не успели старик со старухой и глазом моргнуть, как из дымохода им прямо на головы яства посыпались. Тут и кан горячий — колбаса кровяная, и теертнек — хлеб пышный, и борсоок[24] медовый, и чегень[25] кислый в горшке, и каймак — сметана свежая, и полный котелок чая густого с талканом! А ещё зайцы печёные — целых семь штук! У деда с бабкой от удивления глаза на лоб вылезли. Кушаний таких богатых они отродясь не пробовали. Обрадовались!

Кадын - владычица гор

Поели-попили, губы жирные утёрли, и Кадын спрашивает:

— Скажи, отец, где Чадак-пай живёт? Навестить его хочу.

— Найти его нетрудно. Увидишь высокий, богатый аил белый — смело входи. День и ночь Чадак-пай в нём сидит, богатства свои стережёт-пересчитывает.


Как Семь Каанов — Большая Медведица — в чёрном небе, стоит принцесса у аила из белого войлока. Незаметно она внутрь проникла и между бочкой с чегенем и деревянным идолом спряталась.

Сидит Чадак-пай у жаркого очага, жирное мясо ест, сало с губ на землю капает. Одна жена чегень из котла в бочку наливает, чтобы настоялся там, остыл, длинной палкой его помешивает. Другая жена деревянного идола тёплой аракой-водкой обрызгивает.

Насытился Чадак-пай, вытер губы пальцами толстыми, и поговорить ему захотелось:

— Женщины, вы у меня поучитесь от всякого дела барыш получать. У бедняцкой коновязи огненно-гнедой иноходец с белой звёздочкой во лбу стоит. Самой принцессы Кадын добрый конь! Пошлите туда трёх рабов, чтобы под пологом ночи увели коня да в густом лесу спрятали.

Не успел сказать это, почернела от гнева Кадын, из аила выскочила. По каменной россыпи побежала, меж камней спящую змею нашла и за опоясье её сунула. Со старого кедра осиное гнездо сняла, туда же опустила. В заболоченном сосняке глухариное гнездо нашла, одно яйцо взяла и обратно в белый аил как ветер понеслась.

Чадак-пай спал уже, и две его любимые жены сладко храпели.

Привязала Кадын змею к палке, что в бочке с чегенем торчала. Осиное гнездо идолу в глаз вставила, а яйцо глухариное в горячую золу очага закопала. Сняла с пояса палицу железную, повесила её к косяку двери, а рядом мешочек с мукой. Под дверью же чёрную яму выкопала. Затем пошла, жирного стоялого коня заколола, лучший кусок мяса в белый аил втащила, на кошму, где Чадак-пай с жёнами спал, положила.

Только небо на востоке заалело, закашлял Чадак-пай, открыл глаза, увидал на кошме мясо и как толкнёт ногой любимую жену:

— Ты по ночам тайком сало ешь, верблюдица косматая?

— Должно быть, ты сам, олух Ульгеня семинебесного, потихоньку этим салом кормишься! — рассерчала жена и в нечёсаные волосы Чадак-паю вцепилась.

После драки захотелось им кислого чегеня испить. Протянул Чадак-пай чашку к бочонку, а тут змея как ужалит его! Кинулся он к очагу неостывшему, чтобы головешку взять, змею убить. Но едва до углей дотронулся, лопнуло глухариное яйцо, и полетели брызги во все стороны, глаза Чадак-паю залепили.

— О-о-о, Яйик! — заголосил Чадак-пай, голову перед идолом склонив. — Ой, Яйик, смерть ли меня чует, добро ли меня ждёт? Смилуйся, наставь, пособи! — и толстыми пальцами деревянного идола погладил.

Тут проснулись осы и как накинутся на Чадак-пая! Взвыл он, как бурый медведь, подбежал к двери, о железную палицу лбом стукнулся и в яму упал. А сверху на него мука из лопнувшего мешка просыпалась. Сидит Чадак-пай в чёрной яме, весь от муки, как ледник, белый-пребелый. И голова белая, и усы с бородой, и живот круглый, и сапоги даже.

— Ох, ха-ха! Ха-ха-ха! — послышался звонкий, заливистый, как тростниковая свирель, смех.

— Что такое! — ещё пуще взревел Чадак-пай. — Кто в моем аиле надо мной же потешаться смеет?

— Это я — Ушко-Кулакча, ростом с конское ухо! — запищал невидимка. — Ношу шубу козью старую, подол без опушки. Бедной матерью рождённый, света, радости не вижу! Отцом-бедняком сотворённый, счастья-смеха я не знаю!

Глядь, а на белом от муки животе Чадак-пая следы крошечные один за другим проявляются. Это высохший, невидимый Ушко-Кулакча по злодею-погубителю бегает, над ним смеётся.

От удивления у Чадак-пая глаза чуть не лопнули:

— Пятьдесят лет под этим небом живу, такого не видел!

Взяла Кадын невидимку в ладошку и на указательный палец посадила. Отломила она от лепёшки из волшебной сумины кусок и Ушко-Кулакче дала. Проглотил невидимый мальчик крошку — и прозрачным, как вода в Аржан-суу, стал. Проглотил вторую — и молочным, как вода в Ак-Алаха реке стал. Проглотил третью и стал коричнево-жёлтый, как весь великий народ алтайский. А потом взял и весь кусок целиком съел. И стал наш маленький Ушко-Кулакча ростом с богатыря.

Крякнул он, крутые плечи распрямил, круглой головой до дымохода достал. Высокий аил Чадак-пая ему как шапка. Плотные кошмы Чадак-пая свернулись под пяткой Кулакчи, как осенние листья. Поклонился он до земли спасительнице своей Кадын и грозно на Чадак-пая поглядел.

— Смилуйся надо мной, Кулакчи! — Чадак-пай взмолился. — Пожалей, помоги из чёрной ямы выбраться!

— Не жалел ты моих батюшку с матушкой! И тебе жалости не видать как своих ушей! — сказал так Кулакчи и пошёл прочь.

Против большой сопки он как другая сопка. А бывало, прежде на черенке ножа Кулакчи, как на коне, скакал.

В опрокинутой чашке как в аиле жил.

Обрадовались отец с матерью, целуют, ласкают сыночка. Будто солнце к солнцу прибавилось, луна к луне, такая радость была!

— В этой светлой радости вечно живите, старики мои! — Принцесса Кадын улыбнулась, коня оседлала и дальше в путь-дорогу поскакала.

Кадын - владычица гор

Глава 5

Хрустальное яйцо


Кадын - владычица гор

Там, где не дуют ветра земные тёплые, куда солнца луч не проникнет и лунный свет не доберётся, глубоко в горах есть лабиринт непроглядный. Многие тысячи лет назад он возник. Кто его построил, кто в массиве скалистых гор прорубил, никому не ведомо. Но гуляет по синему Алтаю легенда стародавняя, что древние великаны с лицами красными сотворили тот лабиринт. А чтобы чужак не проник в их владения, не вторгся, пустили великаны в лабиринт яды воздушные. Лишь войдёт в него путник заплутавший, тотчас смертушку свою найдёт. Вдохнёт грудью воздух отравленный и замертво падает.

С потолка лабиринта холодными слезами дождь ядовитый сочится, студенистые сталактиты свисают. Толстые столбы-сталагмиты из поросшего белёсым мхом пола растут, а из-под земли зловонный дым курится.

И живет в лабиринте том мрачном нечисть всякая: безглазая и бесхвостая. Под каменным потолком мыши летучие вниз головами висят. По стенам, серой слизью покрытым, клещи ползают, а в земляном полу черви копошатся мохнатые. От их числа несметного гул несмолкаемый день и ночь в лабиринте стоит.

Поселился в лабиринте том мрачном злой Кара-кам. Многие лета он коварному хану Джунцину верой и правдой служит, на светлый народ алтайский мерзость и порчу насылает. От злобы и желчи да ещё оттого, что белого света не видит, кам горького от сладкого отличить не умеет, чёрное с бурым путает. Очи его, как грязная лужа, мутные, ослепли совсем. Уши, сединой заросшие, оглохли почти. Когти жёлтые на жилистых руках стружкой берёзовой закручены. На спине двойной горб верблюжий. Ноги его высохли, и сидит кам в пещере на топчане из костей человеческих не вставая. Камлает кам, в можжевеловый дым всматривается. Гадает, как бы людей на земле побольше извести-погубить.

Служили каму чудища злобные крылатые. С головы — орлы с железными клювами, снизу — львы с когтями острыми. Грифонами звались они и нрава были нещадного. Поговаривали люди: охраняли грифоны сокровища несметные, ханом Джунцином награбленные и в горах спрятанные. Но то лишь слухи были…

Вот и теперь Кара-кам на костяном топчане сидит, отсохшие ноги в гнезде чёрной вороны греет. Из костяной чаши зелье от ревматизма мелкими глотками пьёт, к трапезе обильной готовится.

— Посланник к тебе, повелитель! — низко склонив орлиные головы, грифоны в один голос молвили.

— Из каких земель? — сморщился Кара-кам. Не любил кам, когда его от важных дел отвлекали.

— Из ханства светлого Алтая. Ведьмы Кучичи — лазутчицы вашей — гонец.

— Что за вздорная бабка! — нахмурился кам. — Вечно она попусту воду мутит! Вечно понапрасну меня тревожит! Ладно, впустите гонца.

Распахнули грифоны железные врата широко, и влетел на могучих крыльях в пещеру синий филин с чёрными пестринами. Клюв его, как гора, горбат, лапы, как кроны кедров, мохнатые. На голове его перьевые уши торчат, а радужины жёлтых глаз золотом во мраке светятся.

— Приветствую тебя, Тень, Которая В Полночь Выходит! — молвил кам.

Бесшумно филин ему на плечо опустился, безмолвно и почтительно голову умную склонил.

— Что привело тебя в мои владения мрачные?

Ничего ему Тень, Которая В Полночь Выходит, не ответил. Лишь яйцо хрустальное в когтистой лапе каму протянул.

Взял Кара-кам яйцо в левую руку, к потолку каменному подбросил, правой рукой поймал. И засветилось вдруг яйцо хрустальное, как Алтын Казык — звезда Полярная — засверкал.

И предстала в хрустале пред слепым взором кама ведьма Кучича и запричитала жалобно:

— Долгих лет тебе, Кара-кам, сумраком повелевающий! Как там ноженьки твои болезные? Помог ли отвар мой из печёнки кота чёрного, на слюне алмыса настоянный, кровью человеческой разбавленный?

— Не помог нимало, чертовка старая! Только хуже сделалось!

— Не вели казнить, прозорливейший! Вели слово молвить! — засуетилась Кучича в яйце хрустальном. — Уж больно дело важное, неотложное!

— Дозволяю, покороче токмо! — Кара-кам смилостивился. — Чего там у тебя, выкладывай!

Кадын - владычица гор

— Помнишь, ты поручение давал мне — тайменя в молочной реке Ак-Алаха извести? Чтоб народ алтайский с жиру, как медведь бурый, не бесился?

— Ну помню. А дальше что?

— А дальше-то я и сказываю, — юлит Кучича. — Наварила я глухой ночью ай-эски[26] отравы колдовской да к реке по каменке спустилась. Огляделась кругом: ни человека случайного, ни зверя заблудшего. Только я чочойку с отравой в реку плеснуть хотела, хвать меня кто-то за руку и держит, не пускает! Испугалась я, думала, Бобырган али Сартапкай выследили. Рука тяжёлая, хватка крепкая, а в потёмках не разгляжу никак, чья рука-то?

— Ты не тяни, бабка, кота за хвост! Быстрее сказывай! Обед у меня стынет.

Зарделась Кучича, с ноги на ногу переминается, мямлит:

— Словом, Кадын то была. Поймала меня и на кедр колючий подвесила. Перед честным народом на посмешище выставила. А я женщина больная, одинокая. Из родных только сестра троюродная Мактанчик-Таш. Да и та по кривой дорожке пошла, злое имя нечисти порочит, хану Алтаю прислуживает. Защитить меня некому…

— Постой, бабка, погоди! Не та ли это Кадын, что старика Алтая дочка? Десяти лет от роду, кажется?

— Она! Она самая! — жалобно Кучича верещит. — Как хватит меня за руку, вон — до сих пор не сошёл синяк!

— Да ты, бабка, совсем из ума выжила, — расхохотался Кара-кам. — Ребенка несмышлёного испугалась да ещё и жаловаться вздумала, ко мне с этим вздором явилась! А вот я сейчас велю грифонам руки-то тебе повыдёргивать, чтобы неповадно было меня от важных дел отрывать!

Побледнела тут Кучича как полотно, наземь бросилась, о стенку хрустального яйца головой бьётся-долбится:

— Пощади, темнейший из темнейших! Не знаешь ты правды всей! Не сказала тебе самого главного!

— Говори, шелудивая, пока я тебе язык не вырвал! — Кара-кам взревел.

— Сход у нас был недавно. Старейшие шаманы со всей округи съехались. Даже сам мудрейший из мудрейших Телдекпей-кам на синем быке прибыл.

— Мудрейший из мудрейших?! — побагровел, как закатное небо, Кара-кам.

— Из тех, что на земле живут, — поправилась Кучича скоренько, — а ты у нас под землёй обитаешь! Так вот Телдекпей-кам этот в девчонке Кадын богатыршу-алыпа распознал. Да такую, какой земля алтайская видом не видывала, о какой слыхом не слыхивала! Всё при ней: и сила, и храбрость, и смекалка. Семи пядей во лбу девчонка! Но самое страшное предрёк Телдекпей-кам, что Кадын-принцесса семиглавого Дельбегеня погубит и народ алтайский наконец свободно вздохнёт!

— Что такое? — насторожился Кара-кам.

— Да! И, к слову, девчонка третий день в пути уже.

К южным границам быстро, как ветер, движется-приближается…

Схватился за голову Кара-кам! На ноги сухие вскочить хотел, да не удержался, обратно на топчан, как подкошенный, рухнул. Понял злой кам, что проглядел он, недосмотр учинил, последствиями чреватый. Ведь правитель Джунгарского ханства ему, как себе, доверял. Велел Джунцин Кара-каму народ алтайский извести начисто. Велел погубить людей алтайских, чтобы и следа от них на земле не осталось.

Долго думал тогда Кара-кам, как от доброго и храброго народа без шума и пыли избавиться, как чужими руками жар загрести. А тут в самую пору Дельбегень семиглавый с войском волчьим из-за тридевяти земель, из-за тридевяти морей в золотые горы пришёл и у границ ханства Алтая поселился. Вот и задумал Кара-кам с людоедом сговориться, злой умысел джунгарского хана вместе в жизнь воплотить. С честным народом руками Дельбегеня расправиться, свои в крови не замарав. А что, ведь обеим сторонам такой сговор выгоден. Джунцин свои войска сбережёт, а людоеду свободный доступ на хлебосольные стойбища, богатые пастбища обеспечит. Пускай людоед лютует, скот ворует, людей грабит да обездоливает. Так Кара-кам задумал, и всё бы своим чередом шло, кабы Кадын негодная безвременно не объявилась!

Нахмурился кам, как лес перед бурей, лохматые брови коромыслом свёл и говорит:

— Телдекпей-кам — мудрый кам, хоть и простак. Властителя подземного мира Эрлика на семинебесного Ульгеня променял, простофиля! Слову его я верю, а коли так — ждать нам скоро беды. Помешать надо девчонке, остановить ханскую дочь, а ещё лучше порешить её! — Кара-кам вскричал неистово. — Ведь коли она к праотцам Дельбегеня отправит, и нам туго придётся!

— Как же быть, злейший из злейших? — всплеснула руками ведьма в яйце хрустальном.

— Ты вот что, Кучича, сделай, — зашептал Кара-кам, поднеся яйцо к устам зловонным. — Найди в тайге волка Злыдня…

— Того, что Дельбегенева войска вожак?

— Его самого. Найди и передай ты ему: в горах бело-синих, что на пути Кадын со стоглавым войском стоит, ущелье Смерти есть непролазное, непроходимое. Ведёт к нему дорога, что меж камней в человечий рост ужом вьётся и в конце раздваивается. На её развилке баба каменная стоит, мхом поросшая, скорбным ликом на запад — в сторону ущелья повёрнутая. Развернёт её Злыдень пусть, чтоб Кадын с пути верного сбилась, а дальше… — тут кам совсем тихо заговорил, не слышно ничего стало.

А как договорил Кара-кам с Кучичей, подбросил он правой рукой яйцо хрустальное, в левую поймал, и потухло яйцо тотчас. Исчезла ведьма — и след её простыл. Подхватил синий филин, Тенью, Которая В Полночь Выходит, зовущийся, в лапы яйцо, взмахнул крылом широким и растворился впотьмах.

Кадын - владычица гор

Глава 6

На горе Тургак-туу


Кадын - владычица гор

Конь огненно-гнедой бодро-ретиво по горам, по долам бежал. Чёрные озёра след его копыт заполняли. Низкие холмы копытами мягко отбрасывал Очы-Дьерен. Высоким горам на грудь наступая, неутомимо скакал конь. Через овраги отважно перепрыгивал, через пропасти легко перемахивал. Едва Кадын восход солнца увидит, конь уже к закату мчит её.

И вот в ночь ай-эски — ущербной луны — увидала Кадын огонь больших костров на горе. Пламя жёлтое снеговые вершины лизало, искры к небесам взлетали, и там вспыхивали, и гасли средь звёзд.

Почуяв запах дыма, Очы-Дьерен на четыре ноги встал, с места не идёт.

— Эй-ей! — сердито крикнула принцесса, нагайкой взмахнув.

— Остановись, Кадын! — молвил конь человеческим голосом. — Много к запретной горе Тургак следов идёт, обратного следа не вижу.

— Повороти-ка ты вспять, хозяйка! — рысёнок мяукнул жалобно. — Боязно на гору глухой ночью ай-эски взбираться. Здесь крылатые птицы гнёзда не вьют, здесь звери копытные и звери когтистые тропами не ходят.

— Ты снаружи подстилка, внутри потроха! — прогневалась на Ворчуна девочка. — Совета у тебя не спрошу!

Стегнула Кадын плетью о семью концах по крупу коня, и взвился он как орёл. В гору как весенний ветер взлетел.

А про гору ту разное сказывали, удивительное, странное. Мол, во времена ай-эски — ущербной луны, — когда злые духи изо всех нор выползают, когда чуди-призраки из всех щелей выбираются, является на вершине Тургак видение-морок. В безмолвной тишине скачут на иноходцах могучие, чёрные, как земля в могильнике, воины. Оружие их серебром блестит, упряжь золотом сверкает. Очи воинов пусты и прозрачны, как горный хрусталь. А со снежной вершины смотрит на своих давным-давно умерших воителей-всадников мёртвый хан, холодный, как дно Телецкого озера.

Матери детям наказывали ночами в сторону той горы не смотреть. Охотники не из робкого десятка на ночёвки поблизости не останавливались. Кочевники за семь вёрст гору Тургак обходили.

Тихо вокруг было, пусто было. Но не успела Кадын соринку в глазу сморгнуть, вся Тургак-гора людьми и лошадьми покрылась. В мёртвой тиши мёртвые воины дозором скачут, хан на вершине стоит. Ноги его в землю вросли, мхом покрылись от времени, борода по камням стелется, шёлковые одежды от пыльных ветров седыми стали. Не шелохнётся мёртвый хан, не пошевелится. Взгляд его, словно валун стопудовый, недвижен, уста и семеро алыпов не разомкнут. Но узкие глаза видят ночью ясно, как днём. Уши, щетиной заросшие, слышат барса в горах и крота под землёй. Нос чует птицу в небе и рыбу в воде.

Испугалась маленькая Кадын сперва, но после успокоилась. Своим делом мороки заняты. Воюют с кем никто не воевал. Сражаются призраки в бронзовых доспехах с кем никто не сражался. Дерутся мёртвые алыпы в доспехах из меди с кем никто не дрался. Будто не видят её, будто не слышат, не трогают. Сидит себе девочка в седле, как белка в дупле, никем не замеченная.

Вот уже хан руку поднял, войско своё обратно под землю, в другой — не золотой, но чёрный Алтай отпуская. Как вдруг пискнул рысёнок Ворчун, со страхом не совладав. В тиши его голос, как гром лавины снежной, раздался. Обернулся мёртвый хан и пустыми глазницами прямо в глаза Кадын посмотрел. Девочку словно молнией ударило, точно насквозь огнём прожгло.

И слышит она глухой голос, как будто со всех сторон доносится, а больше из-под земли прямо.

— Не бойся, Кадын-принцесса! — молвил мёртвый хан. — Ни я, ни воины мои вреда не причиним тебе. Но и ты обещай просьбу мою исполнить!

— Всё, что в моих силах, для тебя сделаю, о почтенный хан! Проси чего надобно! — вежливо ему девочка отвечала.

— Был я великим ханом, водил непобедимое войско, владел богатыми стойбищами, — сев на утёс, травой поросший, начал свой рассказ мёртвый хан. — Скота у меня — как Муравьёв в муравейнике, было: три дня считай — не сосчитаешь. Рабов как кедров в тайге. Добро моё ни в какой шатёр не спрячешь: сундуки вокруг стойбища, словно горы, половину неба закрывали. Даже джунгарские конники стороной кочевья мои обходили, боялись. Знали, стрелы мои на землю не падают, всегда метко в цель бьют.

Кадын - владычица гор

И приехал однажды с джунгарской стороны гонец. Один с тяжёлой сумой у седла. Просил разрешить ему слово пред ханом молвить. Лисой вился, всесильным и всемогущим называл. А просил хозяин его — хан Джунцин — одного: через мои кочевья всадников джунгарских пропустить, чтобы на соседей дальних, слабых напасть. В суме же кусок золота величиной с конскую голову привёз. Почтительно к моим ногам положил. Сверкало то золото пуще ста алмазов, переливалось семью цветами радуги!

И не устоял я. Забрал золото, велел пропустить джунгарцев через земли свои. Что мне за дело до других ханов, которые сами себя оборонить не могут? И разграбили враги дальние стойбища. И вернулись с чужими богатствами, кровью людской омытыми, и мне поклонились низко. А вскоре подстерегли на охоте в лесу меня и пустили в спину стрелу железную.

Погребли меня люди на вершине горы Тургак-туу. Богатые посмертные дары в курган положили: семьдесят коней, восемьдесят верблюдов, девяносто сундуков с добром, сто рабынь и тот кусок золота вместе с прочим. Проклятое оно, это золото, за предательство взятое! Давит оно меня, нет мне покоя среди мёртвых в царстве Эрлика! У бездонного озера чёрного с мостом из одного конского волоса в вечном полумраке маюсь-мучаюсь, и нет мне отдыха!

Слушай же, Кадын, мою просьбу, — печально, как северный ветер, вздохнул мёртвый хан.

Слёзы из пустых глазниц его будто хрустальные пуговицы по щекам катились. Сердце Кадын от жалости кхану крохотным стало.

— Как солнце восток позолотит, найди ты на вершине Тургак-туу кедр приметный с двумя стволами и золотыми шишками. Под кедром камень лежит пегий с золотыми прожилками. Разрой возле него мою могилу, достань золотую голову и с обрыва в бурливую реку брось. Тогда спокойно я усну.

Утих голос хана. Где стоял — следа нет, куда пошёл — слуха нет. Сказанные слова ещё не остыли, глаза моргнуть не успели, напал на девочку такой сон, что проспала она остаток ночи, и день, и ещё ночь подряд. Проснулась, отряхнулась, поднялась — целы руки и ноги. Голову потрогала, голос вспомнила.

Оседлала Очы-Дьерена верного, Ворчуна на луку седла посадила и поднялась на вершину Тургак-туу. Глядит, и впрямь приметный кедр с двумя стволами и золотыми шишками стоит. Под ним пегий камень с золотыми прожилками лежит.

Шесть дней, шесть ночей рыли они с рысёнком возле того камня без устали.

— Делать нам больше нечего? — рысёнок ворчал, но хозяйку ослушаться не осмеливался. Когтями каменистую землю сноровисто разгребал.

На седьмой день, лишь солнце запад алым окрасило, добрались они до богатого захоронения. Смотрят — прямо сверху в лиственничной каморе кусок золота величиной с конскую голову. Блестит пуще ста алмазов, семью цветами небесной радуги переливается!

С превеликим трудом вытащила его Кадын наверх, даром что богатырша, и задумалась: жаль такое богатство в реке топить! Сто табунов можно завести, сто юрт поставить! Сто немощных стариков от недуга излечить, сто детей малых сто лет кормить! Жалко столько золота в воду выбрасывать! Однако как просьбу мёртвого хана не выполнить? Обещала ему Кадын и слово своё держать должна.

Взвалила она на плечи золотую голову, дотащила до обрыва ближайшего и в бурную реку с громким плеском бросила. Раскололся золотой самородок на тысячи мельчайших частиц, и понесла их прочь вода быстрая.

Кадын могилу хана закрыла, всё, как прежде было, сделала, чтобы жилось ему на том чёрном Алтае, в подземном царстве Эрлика, вольготно, дышалось легко.

На горе же с тех пор перестали видения-мороки показываться. Уснуло чёрное войско мёртвого хана навеки спокойным сном.

Только название и осталось Тургак-туу — «Гора, где маячит». А все речки и ручьи в тех диких местах золотоносными стали. До сих пор находят в них люди крупицы ханского золота, по всем притокам быстрой водой разнесённого.

Кадын - владычица гор

Глава 7

Шароваровы


Кадын - владычица гор

Скачет огненно-гнедой Очы-Дьерен по земле алтайской быстрокрылой птице его не догнать. По золотым горам бежит легконогой кабарге за ним не угнаться. Равномерно покачиваясь, конь бежит. Кадын, будто в люльке дитя, из стороны в сторону колыхаясь, спокойно в широком седле сидит. На подоле гор копытами Очы-Дьерен землю отбрасывает. На рёбрах гор из камней искры высекает. На плечо горы поднявшись, танцуя, бежит. Ушами чутко перебирая, будто ножами облака стрижёт.

Солнце ещё за гору не зашло, земля ещё не посинела, остановился Очы-Дьерен меж семью медноствольными лиственницами водицы из ручья испить. Повесила Кадын ему на шею литой колоколец-ботало[27] и травы пощипать отпустила. Сама шалаш поставила, соболий кафтан наземь постелила, Ворчуна клубком под голову положила и отдохнуть легла.

Неудобно рысёнку, вертится он волчком, заснуть не может.

— Хозяйка, а хозяйка, — говорит. — А Дельбегень этот и вправду так страшен, как о нём люди сказывают?

— Не так страшно чудище, как его малюют, — Кадын отвечает и на другой бок поворачивается. — Спи!

— Хозяйка, а хозяйка! — не успокоится рысёнок. — А каков он, людоед кровожадный этот?

Вздохнула Кадын — поняла, что просто так от Ворчуна не отвяжешься.

— Обликом как человек Дельбегень, только на плечах его семь голов, — пояснила. — Когда одна голова ест, другая пьёт, третья спит, четвёртая смеётся, пятая плачет, шестая зевает, седьмая разговаривает. Потом меняются. Та, что ела, пьёт. Та, что пила, спит. Та, что спала, зевает. Та, что зевала, смеётся… Поэтому Дельбегень никогда сытым не бывает, ни во сне, ни в отдыхе не нуждается.

У чудища большой меч с двумя широкими клинками есть — с ним и охотится. Пожирает Дельбегень всё живое: зверей горных, птиц лесных. Но больше всего по нраву ему мясо человеческое. Как спустится в долину, где люди живут, не уйдёт, пока не опустошит всё стойбище. Кто убежать или схорониться не успеет, в его утробу ненасытную попадает.

— А откуда он взялся, зловредный такой? — пятнистый рысёнок спрашивает.

— Давным-давно, старые кайчи[28] сказывают, на земле неведомо откуда чудище — семиглавый Ильбеген — появилось. Был то Дельбегеня прадед. Ходило чудовище по земле, и на ней всё меньше и меньше людей оставалось. Пропадали звери и птицы, бесчисленные стада, отары, табуны исчезали.

Поняли люди, что если не унять Ильбегена, то скоро всем погибель придёт верная. Стали думать, кто им помочь сможет, кто их от ненасытного тёмно-жёлтого людоеда избавит. И решили люди у небесных светил Солнца и Луны подмоги просить.

Мольбы их до светил дошли. Обратили они свои взоры на землю и увидели повсюду опустошения страшные, что Ильбеген сотворил. В лесах живность перевелась, в полях — скот. На богатых стойбищах лишь пустые аилы стоят, ни над одним дымок очага не курится.

Поняли Солнце и Луна, что, если не унять Ильбегена, превратится земля в пустыню мёртвую, ничего живого на ней не останется. Стали думать, как избавить людей от семиглавого чудища. И решили на небо его забрать, чтоб никому вредить не смог больше. А для этого кому-то из светил на землю опуститься надо.

— Тебе на землю идти, Солнце, — говорит Луна. — Ты старше и сильнее меня.

Согласилось Солнце и стало по небосклону к земле спускаться. Едва с места тронулось да к земле приблизилось, наступила жара нестерпимая. Реки и озёра пересохли, моря и океаны обмелели. Травы на лугах пожухли, в лесах пожары бушуют, скалы плавятся. Вся земля пеплом и золой покрылась, дым от пожарищ небо укрыл. Звери и птицы, домашний скот от жажды и бескормицы погибли. Из людей только те уцелели, кто в глубоких пещерах спрятались.

Видит Солнце, что вместо помощи новые беды всему живому несёт. Остановилось, вновь своё место на небосклоне заняло. Говорит Луне:

— Не вышло у меня. Жив Ильбеген остался, а всей земле худо пришлось. Попытайся ты теперь, авось поможешь людям с чудовищем совладать.

Пришлось Луне на Землю спускаться. Решили светила, что холодный её свет существам живым не во вред будет. Да не всё так просто было. Чем ниже Луна катилась, тем холоднее на Земле становилось. Моря и океаны толстым льдом покрылись, реки и озёра до самого дна промёрзли. Вся земля снегом укуталась, трескучие морозы настали. Птицы на лету мёрзли, ледяными комочками на землю падали. Зверей и тёплый мех от холода не спасал. Забились они в норы глубокие, но и там коченели, едва в них жизнь теплилась. Люди меховые одежды надели, в аилах прятались, день и ночь большой огонь в очагах держали, дров не жалели.

Огромная Луна, к земле приблизившись, остановилась. Подумала: если на Землю ляжет, всё живое погубит. Повернулась боком и на ребро встала. Огляделась вокруг, чтоб Ильбегена найти, с собой его на небо забрать, а тот на склоне горы стоит, под черёмухой раскидистой.

Подкатилась Луна к горе и зовёт Ильбегена, чтобы с нею на небо поднялся. Отказался людоед. Рассердилась Луна, схватила его за шиворот, но Ильбеген крепко-накрепко за ствол черёмухи держится. Дёрнула Луна посильнее, вырвала черёмуху с корнем, подняла людоеда с деревом в небо. На своё место вернулась и проглотила непокорного Ильбегена.

С тех пор людоед у неё в чреве сидит. Коли приглядишься внимательно в полнолуние, увидишь, что на светлом лике Луны Ильбеген с секирой, в ствол черёмухи вцепившийся, просвечивает. До сих пор он с Луной воюет. День и ночь без устали острой секирой машет, от Луны кусок за куском отрубает. Потому круглый лик Луны день ото дня истончается, в узкий серп превращается. А когда Ильбеген из чрева её высвобождается, обретает Луна былую силу и снова круглой становится, людоеда в себя заглатывает.

Кадын - владычица гор

Изредка удаётся всё же Ильбегену Луну одолеть. Тогда лунное затмение наступает. Люди из домов выходят, в бубны и железные котлы стучат, собакам уши крутят, чтобы выли громко, детей плакать заставляют. Громко кричат: «Отпусти Луну! Отпусти Луну!» Ильбеген тогда пугается, силы его иссякают, и Луна снова людоеда проглатывает. И битва эта меж Луной и семиглавым чудовищем до скончания веков длиться будет. Так мудрые кайчи сказывают, — промолвила Кадын и веки сомкнула.


Долго ли, коротко ли, проснулась девочка. Глядь, верный конь её не отдохнувший, а взмыленный, как пена морская, стоит. Словно скакал-бежал он сорок дней кряду без устали.

Набрала Кадын сосновой смолы, намазала коню хребет с рыжей гривой, сама спать опять легла.

Лишь кроны кедров на востоке алыми стали, смотрит девочка, а к смоле белые, ушастые, как зайцы, шароваровы-карлики прилипли.

— Вот, значит, кто коня без моего ведома по тайге гоняет! — в гневе Кадын говорит.

Отвалила она от скалы бурый камень, взяла за шкирки шароваровов да и собралась их в глубокую расщелину швырнуть, сверху валуном придавить.

Взмолились карлики:

— Не губи нас, девочка! Мы же твоего коня не съели, только порезвились-покатались немножко!

— Нет, — строго им Кадын отвечает. — Вредные вы, злые, на земле алтайской без вас чище будет!

Поняли шароваровы, что конец их близко. Кряхтят, крутятся, трясутся от страха, а вырваться не могут — крепко держит могучая Кадын. Тут самый хитрый из них и говорит:

— Погоди, силач-девочка! Давай поспорим! Ты выспоришь — мы сами в землю уйдём и больше на свет перед людьми не покажемся. А проспоришь — отпустишь нас восвояси!

Разобрало тут девочку любопытство, интересно ей сделалось.

— А о чём спор-то будет? — спрашивает.

А те ещё и сами не придумали. Помирать боятся, время тянут. Первое, что в ушастые головы им пришло, говорят:

— Видишь ту высокую гору лесистую? Спорим, что, если ты с самой вершины крикнешь, мы внизу твой голос услышим! У нас уши самые длинные, самые чуткие!

Посмотрела Кадын на гору: и вправду высокая! Посмотрела на уши карликов: да, на человечьи не похожи, мохнатые, но уж не такие длинные.

— Да не может быть, чтоб человечий голос за сто вёрст долетел, а вы услыхали его!

— Может, может! — пищат шароваровы.

А рысёнок тоже хозяйку подначивает:

— Ничего не потеряем мы, коли с хвастунами поспорим!

— Уговорили, спорим! — согласилась девочка.

Связала она карликов, как зайцев, за все четыре лапы, на дерево подвесила, а сама в лесистую гору пошла.

Долго шла. Но вот поднялась на самую вершину: подножия уже не видать.

Встала Кадын на круглый камень буро-коричневый и крикнула:

— Эй, шароваровы-хвастуны! Сейчас спущусь с горы и брошу вас под лежачий камень! Только сначала вы моего коня Очы-Дьерена верного от смолы очистите, отскребёте, гриву рыжую расчешете да в косы заплетёте! А то сама я притомилась, по горам лазая, с вами споря! — сказала и обратно спускается.

Внизу связанные шароваровы совсем пригорюнились. Не слышали они ничего, да и где ж так далеко-высоко услышишь! Не спор выиграть хотели — смертушку свою отсрочить!

Летит тут мимо сорока в шубе с белой оторочкой. Видит: шароваровы связкой на сосновой ветке висят. Спустилась посмотреть, что за диво такое дивное. Села сорока на крышу шалаша, хвостом трясёт, на карликов с опаской косится.

— Эй, сорока! — кричат шароваровы. — Нам помирать скоро, расскажи напоследок, что в лесу, что в горах делается! Ты всюду летаешь, всю правду знаешь!

— Как же, как же! — обрадовалась, затрещала сорока, первая в лесу сплетница. — Медведь бурый косулю у болота задрал! У реки Катунь столетний кедр в пропасть свалился! За дальней горой осыпь речку запрудила! Богатырь Сартапкай с духом Ори у золотого озера не на жизнь, а на смерть схватились! На вершине горы девочка стоит, на весь лес кричит. Лицо у неё, как луна, чистое, белое! Глаза — смородины чёрные! В шести косах раковины заморские! На челе алый колпак островерхий, войлочный! Хороша девочка! Принцесса, однако!

— А что кричит-то она? — заволновались шароваровы.

— Что ей карлики-хвастунишки будут коня чистить, гриву рыжую чесать, косы ему плести! Сама она притомилась, мол, по горам-долам лазая!

Тут и Кадын — легка на помине — с лесистой горы спустилась. Сняла она с дерева шароваровов, хотела развязать, да передумала.

— Ничего, сама коня почищу! — так и поволокла связанных к камню.

— Озо-озо, озозо! Уважаемая, а кто же тебе коня от смолы отчистит? — заголосил один карлик.

— Озо-озо, озозо! А кто ему, уважаемая, гриву расчешет? — второй запищал.

— Озо-озо, озозо! И косы ему ровные заплести надобно! — кричит третий.

— Озо-озо, озозо! Ты же сама устала, по горам лазая! — тихонько четвёртый говорит.

Кадын от неожиданности как вкопанная встала, чуть связку шароваровов наземь не выронила. Слово в слово повторили они крик на лесистой горе!

— Так что же вы, и вправду всё слышали? — изумилась девочка.

— Слышали, всё слышали! — радостно заверещали шароваровы.

Огорчилась Кадын. Больно уж ей не хочется нечисть всякую на волю отпускать. Но что делать! Проспорила — слово держи! Развязала она карликов и восвояси пустила. Напоследок не сдержалась — каждого за уши хорошенько оттрепала. Может, слышать хуже будут!

— И больше мне не попадайтесь! — наказала строго. — В следующий раз даже слушать вас не стану, сразу под тяжёлый валун брошу!

Обрадовались свободе шароваровы. На радостях вычистили они огненно-гнедого Очы-Дьерена, расчесали, косы в гриве заплели, звёздочку белую во лбу начистили даже! Да и ушли навсегда из этих мест куда подальше. Не каждый раз с таким великодушным человеком столкнёшься. Другой встретит — и впрямь ум из головы, дух из рёбер вышибет!

Гора же лесистая, с которой Кадын кричала, с тех пор так и зовётся Чакырык, то есть «Расстояние, на которое человеческий крик слышится».

Кадын - владычица гор

Глава 8

В ущелье Смерти


Кадын - владычица гор

По долинам мчась, по горам карабкаясь, через пропасти перескакивая, огненно-гнедой Очы-Дьерен, как сыромятный ремень, вытягивался, как тугая мышца, сжимался.

Обезлюдело вокруг, пустынно сделалось. В дикие места путники попали: ни голоса птицы, ни звериного рыка, ни речи человеческой не слыхать окрест. Лишь одинокое эхо меж голых скал неприкаянным шатается. О гранит утёса ударится, метнётся ввысь, к самой круче, что меж облаков не видать, и назад буйно кинется, разобьётся о пересохшее русло реки. Высоко путники забрались, холодно стало, точно зима нечаянно пришла. Землю снежным чепраком укрыла: камни валуны да редкие кривые, точно сгорбившиеся, кедры белым выкрасила. Трава мелкая — глаз лошади не спрячется, жухлая, инеем толстым покрылась вся.

Куда лишь взор долететь может, бежал-летел огненно-гнедой красавец. Куда только половина копыта могла ступить, всеми четырьмя копытами ступал конь. Осторожно шагал озябший Очы-Дьерен по узкой тропе, что ужом у самой кромки обрыва вилась. Ногами стройными перебирал опасливо. Поставит копыто на землю каменистую, заиндевелую, а она вниз ломтём провалится, в пропасть мелким щебнем осыпется. Не ровён час полетит конь вместе с всадницей вниз мёртвою птицею — и поминай как звали.

— Не заплутали мы, хозяйка? — рысёнок спрашивает. Когтями в седло вцепился, вниз, в чрево пропасти, круглыми, как чашки, глазами глядит.

— Не бойся, Ворчун! Дорогой верной идём. Вон и баба каменная у развилки стоит, скорбным ликом вправо — на запад повернута, — Кадын с коня спешилась. — Глядит она путникам сгинувшим вслед и слёзы льёт горючие. Ведь кто на запад пойдёт, закат свой в ущелье Смерти встретит.

— Ущелье Смерти?.. — рысёнок поёжился.

— По древнему поверью, место это на земле самое страшное, — тихо Кадын молвила. — Оно — самого Эрлика рук творение. Прямое ущелье и острое, будто след от меча его гигантского, двугранного. В ущелье Смерти, старики сказывают, человек с самыми своими потаёнными страхами лицом к лицу встречается. Чего боится до смерти, то ему и мерещится. Чёрные камни великанские да коряги иссохшие, точно мороки, обманывают путника, играются. Чудится ему, из расщелин тёмных в спину кто-то чёрным оком глядит пристально. Кажется ему, из глубины ущелья рука с длинными пальцами-щупальцами за его конём тянется, вот-вот настигнет. Видится ему, пасмурная, тусклая тень по пятам движется, вот-вот накроет. Заволочёт его, словно туча, и всосёт в своё брюхо ненасытное. Лукавство это, злых духов насмешка, мираж в пустыне. Но человек думает, взаправду всё происходит, по-настоящему. И страх из глубины души поднимается настоящий. Всё тело, как трескучий мороз, сковывает, руки-ноги оплетает. Дыхание в горле схватывает, горячее сердце липкими пальцами останавливает.

Никто из ущелья живым не возвращался: ни богатырь, ни алып, ни зайсан и ни раб. Ведь даже в самом храбром сердце страх потаённый теплится. Совладать с ним в ущелье Смерти не в силах человеческих. Но ты не бойся, Ворчун. Место гиблое мы стороной обойдём. Недаром добрый человек на тропке бабу каменную поставил. Спиной налево она повёрнута — значит, и наш путь к восходу солнца лежит, — сказала так принцесса, оседлала коня и по тропинке влево тронулась.

Но чем дальше шёл Очы-Дьерен, тем мрачнее, угрюмей кругом становилось. Высоко забрался конь, тяжело задышал, рёбра, как мехи, заходили. Гранитные кручи путников с обеих сторон обступили. Скалистые их уступы вверх тянулись, в небе пасмурном смыкались, тяжёлой крышкой саркофага на головы заблудших опускались. Тяжко груди стало, глазу безотрадно сделалось, ухо под собой земли не слышало. Даже собственные шаги пропадали без вести, в глухом безмолвии утопали. Облака далеко внизу остались, тучи небесные на землю спустились. Пыль земная кверху поднялась, звёзды совсем близко ходят. Старые в золотых доспехах, молодые в доспехах из бронзы. Не спеша, степенно звёзды движутся. Подолами шуб остроконечный колпак принцессы задевают.

Поняла Кадын: в место гиблое, богами забытое они вышли, в ущелье Смерти попали. Видно, человек какой-то с недобрым умыслом бабу каменную развернул. А может, и не человек это был, а дух злобный али зверь…

Если существовал когда-нибудь покинутый призраками и ведьмами каньон заколдованный, то был это именно он. Быть может, населяли его когда-то людоеды-великаны, колдуньи злые, гиганты с красными лицами, но и они гиблое место покинули.

Кадын - владычица гор

Стемнело разом, незаметно. Беспросветная мгла опустилась в ущелье мороком. Заполнила расщелины узкие, наводнила зловонной влагою лощины непроглядные.

Внизу что-то хрустнуло. Глянула Кадын под копыта конские, а там, в густом сумраке, кости человеческие белеют. Удушающий смрад над черепами-костями курится, а сами они шевелятся. Пригляделась принцесса, а меж людских останков пауки-тарантулы о ста лапах юрко ползают. Превеликие их полчища, из всех щелей каменных, чёрных нор лезут, плотью человеческой не насытятся.

Дрогнуло сердце девочки, страха дотоле не знающее. Ужас первобытный по рукам и ногам сковал, в куклу травяную, безвольную превратил. Пауком чёрным за шиворот пробрался, ледяными лапами горло сжал. А следом за ним тарантулы сверху посыпались на голову, плечи, руки. Белое личико залепили, в рот, в уши залезть пытаются. В волосах копошатся, косы расплетают, гнёзда в них вьют.

Схватила Кадын мечи верные в обе руки и ну давай нечисть паучью крошить, в мелкие кусочки рубить! Пронзительно визжат тарантулы, в стороны отлетают, о скалы бьются, чёрной смрадной кровью обливаются. А Кадын мечами машет, режет, кроит, кромсает — не остановится.

— Хозяйка! Что с тобой? Хозяйка, очнись! — голос рысёнка Кадын услышала, и тотчас с глаз пелена спала.

Огляделась Кадын кругом: нет пауков, нет тарантулов. Тихо, пусто, каменно, лишь кости впотьмах белым сухим огнём горят. Исчез морок.

— Ты меня с Очы-Дьереном в крошку хлебную не порубала чуть!

— Простите! — тихо девочка молвила. — Нечисть с пакостью голову мне совсем заморочили. Поворачивать вспять нам надобно. В тупик забрели мы, здесь скалы вплотную смыкаются, вперёд пути нет.

Во мраке, где не видно ни зги на расстоянии вытянутой руки, смыкались отвесные врата ущелья Смерти. Две каменные челюсти захлопнулись намертво, погребя в своём чреве многие сотни заблудших странников.

Поворотила Кадын коня назад, рукоять небесно-голубого томрока[29] в руке правой сжала, семинебесному Ульгеню тихонько молится. Вдруг видит, во тьме жёлтые огни вдали мигают, светятся. Очы-Дьерен верный, как вкопанный, на четыре копыта встал, дальше не движется:

— Чую дикого зверя, хозяйка. Волков хитрых стаю — десятки, а может, и сотни их!

— Отступать нам некуда, — Кадын коню отвечает. — Придётся сразиться нам с волчьим племенем не на жизнь, а на смерть!

— Ну уж нет! — рысёнок пятнистый вскричал. — С меня хватит. Сами заблудились, вам и кашу расхлёбывать! — Сказал так, на уступ крутой вспрыгнул и исчез в ночи. Только его и видели.

— Подлый трус! — в ярости огненно-гнедой конь заржал, на дыбы вставая.

А волчья стая Дельбегенева с матёрым Злыднем во главе меж тем всё ближе. Принюхиваются, присматриваются, хвостами серыми вертят, запах жертвы чуют. Осторожно крадутся, медленно. Добычу лёгкую в тупик ведут, слева и справа обступают, в сердцевину ущелья заманивают, чтоб обратного хода не было. Злыдень клыки жёлтые щерит, слюну вязкую пускает, шерсть на загривке поднял, жути наводит. В самые глаза глядит девочке, гипнотизирует, усыпляет…

И слышится Кадын гул сторонний, отдалённый, неясный. Будто далеко-далеко шершень летит или жук майский. Ближе и ближе неведомый звук тайный становится. И понимает девочка, то песня горловая начинается. Тихо-тихо кай течёт, убаюкивает, пригревает девочку, у костра примостившуюся. Хорошо… Вокруг пастухи сидят, охотники под мохнатым заснеженным кедром у костра яркого. Чай горячий с толканом пьют, трубки с листовым табаком курят. Старый кайчи топшуура[30] струны пальцем трогает, кайларит. Звук струны, из конского волоса свитой, так нежен, что кажется, словно снег у костра от этого струнного звука тает. Протяжно кайчи поёт, подвиги богатырей славит. Льются его слова, словно горная вода прозрачная течёт. Голос то переливчато, как ручей, журчит, то громом гремит, то звенит нежно, будто кукование кукушки весной ранней…

— Проснись, хозяйка! — гнедой конь заржал. — Не время теперь сны смотреть!

Очнулась Кадын от морока, стряхнула с себя дурман, матёрым волком Дельбегеня накликанный, а тот уже тут как тут. В белое горло Кадын нацелился, разбежался, задними лапами от земли оттолкнулся и вверх, точно беркут, взмыл.

Тут и пришёл бы принцессе конец бесславный, как вдруг молния золотая в воздухе густом сверкнула. Прямо в голову матерого Злыдня ударила, и покатился он по ущелью каменистому, завывая дико. А молния всё не отпускает, раз за разом волчару бьёт. И лишь когда волчий вой щенячьим визгом сменился, оставила его златая молния. Убежал Злыдень, меж лапами хвост зажав, уводя за собой обезумевшую от страха стаю. А молния, сотрясаясь и фыркая, на Кадын двинулась.

Глядит принцесса, а это рысёнок её пятнистый. Рыжие глаза неистовством сверкают, из пасти зубастой клок серой шерсти торчит, а в лапе когтистой — ухо волчье.

Поняла девочка, кто спасителем её, золотой молнией, был. Ничего зверю верному не сказала, обняла лишь крепко, а Ворчун хозяйку облобызал троекратно.

Двинулись они из ущелья Смерти в молчании. В молчании до развилки дошли. Каменную бабу в молчании к восходу солнца лицом угрюмым развернули.

— Грядущей зиме студёной быть, — лизнув раненый бок, Ворчун наконец молвил.

— Почему? — Кадын спросила.

— Вконец псы шелудивые распоясались, — отвечал рысёнок, приосанившись. — В прошлом году скромнее были, так и зима прежняя тёплой была. Примета, однако…

Кадын - владычица гор

Глава 9

Ворчун и Алмыс


Кадын - владычица гор

Не зная устали, шёл огненно-гнедой Очы-Дьерен через леса густые. На каменные кручи поднимался, в глубокие овраги спускался. Вперёд скакал без дороги прямой, без тропинки извилистой.

К исходу седьмого дня вышел он на край золотой долины, на кайму голубой долины, туда, где весной гуси не пролетают. Там, под мышкой у ледяной горы, стоял маленький, круглый, как сердце, аил. Над верхушкой его белый дым тонкой нитью вился.

— Устал я, — верный Очы-Дьерен молвил. — Передохнуть бы.

— И подкрепиться бы не мешает! — поддакнул пятнистый Ворчун.

— Некогда нам, — Кадын отрезала и бирюзовую узду встряхнула.

На звон бляшек не откликнулся усталый конь, звонко-весело не заржал, не побежал вперёд, стуча копытами.

— Я же говорю, он еле ноги волочит! — рысёнок за друга вступился. — Пожалей ты его, хозяйка!

— Ладно, — смилостивилась Кадын. — Заночуем под дубом столетним, что у кромки аила стоит. Людей не будем смущать, а с рассветом в путь тронемся.

— Побойся Эрлика, хозяйка! — Ворчун вскричал. — Нам в аиле самую мягкую кошму из овечьей шерсти постелют! Самый жирный кусок мяса дадут! Крепкой араки… то есть чая нальют! Принцесса ты, в самом деле, или нет?

— Принцесса Кадын, достославного хана Алтая дочь, десяти лет от роду! — кивнула девочка.

— А раз принцесса, то и пользуйся любовью народной и привилегиями всякими! Вон уже послы к тебе из аила с хлебом-солью спешат, — молвил рысёнок и подбоченился, важность на себя напуская. Как-никак, самой Кадын-принцессы приближённый, зверь ручной.

Сняли плоские шапки люди добрые, алтайские, поклонились до земли принцессе. Красный пояс гостье дорогой повязали и в большой семигранный аил повели. На высокий топчан усадили, шёлковый расшитый халат надели и потчевать стали. Коня с рысёнком тоже не обидели.

Поела Кадын, попила, поблагодарила хозяев хлебосольных и спрашивает:

— Как живёте-можете, добрые люди? В мире ли, в согласии? Не обижает ли кто?

Смолкли люди, только брови, точно тучи, нахмурили. Никто слова сказать не решается. Лишь один старик, сухой, как осенний лист, уста раскрыл:

— Хорошо живём, уважаемая. Молоком бурой коровы кормимся, белых коз на лугах пасём, на буланых конях ездим.

— Вижу я, недоговариваешь ты чего-то, дедушка, — внимательно Кадын на старика посмотрела.

— Не скроешь ничего от тебя, премудрейшая, — печаль очей склонив, вздохнул старик. — Беда у нас приключилась, горе в благословенный наш край пришло. Поселился у горы под мышкой Алмыс-оборотень, кровь сосущий. Чёрные усы его за плечи, как вожжи, перекинуты, борода до колен. Глаза людской алой кровью налиты. Во рту клыки, как у тигра, острые, на лапах когти, как у орла, длинные. Тело всё густой шерстью покрыто, за семь вёрст смердит.

Свиреп и кровожаден Алмыс, пощады не знает он. В лесу на охотников нападает, в аилах — на женщин. Ни стариков, ни детей малых не жалеет. Хватает людей, кровь высасывает, а потом целиком проглатывает. И так он силен, так хитёр, что никто бороться с ним не отважится. Сильнее нас Алмыс! Хитрее нас Алмыс! Ни один алып его не одолеет, ни один шаман его не перехитрит. Терпеть надо, молчать надо… — сказал старик и сомкнул уста горестно.

Но вдруг зашумели люди, запричитали:

— У кого в следующий раз уволочёт дитя чудовище? — плачут матери.

— Кого из нас страшный Алмыс завтра в нору к себе утащит? — дети плачут.

А мужчины молчат, только хмурятся.

— Не слёзы лить надо, не прятаться, — Кадын им говорит. — Расправиться надо с Алмысом проклятым, тогда все без страха жить будут.

А люди ей отвечают:

— Не одолеть нам Алмыса, не избавиться от него. Ведь не птицы мы — в небо взлететь не можем, ведь не рыбы мы — в воде не скроемся. Видно, уж суждено нам погибать от когтей и клыков Алмыса поганого.

Тоска напала на девочку. Горько ей стало за народ алтайский, обидно сделалось. Поглядела на людей, что гостеприимно её встречали, кров-еду дали, и думает: «Не для того их детки рождаются, чтобы Алмыс из них кровушку высосал. Покончить надобно с кровопийцей мерзостным, матерей от горя избавить!»

Кадын - владычица гор

А как это сделаешь? На бой Алмыса не вызовешь: не одну Кадын — весь аил он погубит. Да и не пойдут сражаться мужчины с ним: запугал всех оборотень, отнял храбрость, лишил смелости. И перехитрить Алмыса нет возможности. Всегда он настороже, всегда обо всём догадается!

Всю ночь думала Кадын, как от Алмыса людей избавить, покоя себе не находила, с боку на бок ворочалась. Долго думала, много думала. Наконец придумала. А что придумала — никому не сказала, однако.

Взяла она шестидесятигранный лук, выбрала самые острые стрелы с железными наконечниками и спрашивает Ворчуна-рысёнка:

— Есть ли смелость в твоём сердце?

— А что? — насторожился зверь ручной.

— Отвечай, коли спрашиваю!

— Ну есть…

— Есть ли жалость к людям в твоём сердце?

— Есть!

— Тогда пойдём со мною. Путь у нас будет далёкий, дело будет страшное. Не идти нам нельзя. Спросишь о чем-нибудь?

— Дозволишь ли на дорожку хоть подкрепиться?

— Дозволяю, только по-быстрому.

И отправилась принцесса с рысёнком в горы, откуда кровожадный Алмыс спускался. И нашла там среди кустов маральника розового пень высокий, с человеческий рост. Никого кругом не было видно: ни зверей горных, ни птиц лесных.

Остановилась тут Кадын, сняла с себя кафтан соболий, доху медвежью и на пень надела. А сверху остроконечный колпак войлочный, мехом беличьим отороченный, нахлобучила.

Смотрит Ворчун на хозяйку, ни о чём не спрашивает, только диву даётся. А девочка тем временем из леса хворосту натаскала, огниво с опоясья сняла, искру высекла и возле пня костёр развела. Говорит Ворчуну она:

— Садись подле огня и, что бы ни случилось, не убегай никуда.

— Не убегу! — рявкнул рысёнок, а у самого поджилки от боязни трясутся.

— Страшно тебе будет, очень страшно!

— Не испугаюсь!

— Ну тогда садись и жди.

Взяла Кадын лук и стрелы и в кустах маральника спряталась. Кругом никого, тихо.

Долго сидели, однако. Уж и ночь на землю спустилась.

Вдруг шум раздался, треск, словно столетний кедр в тайге рухнул. Вышел из-за деревьев сам Алмыс. Чёрные усищи за плечи перекинуты, глаза человеческой кровью налиты. Острыми клыками щёлкает, когтями по камням скребёт, искры во все стороны пускает. Увидел толстого Ворчуна у костра, заревел от радости:

— Шёл я за мясом в аил, а мясо тут само мне в лапы идёт!

Потом на пень взглянул, за охотника его впотьмах принял, засмеялся громко, как эхо в горах:

— Ну, человек, смотри, как я буду есть добычу, тебе предназначенную! Стерёг ты зверя в кустах, караулил, а я пришёл и сожру его в один присест!

С этими словами кинулся Алмыс на Ворчуна.

Бежит — борода по ветру развевается, полы длинной шубы медвежьей назад отвернулись. Подскочил, а рысёнок за пень как отпрыгнет! Алмыс — за ним, а Ворчун всё кругом пня бегает. Не может Алмыс его схватить. Тут Кадын изловчилась, прицелилась, выстрелила, и попала острая стрела прямо в грудь Алмыса. Заревел, зарычал оборотень. От криков его деревья гнулись, камни трескались и с гор скатывались.

А Кадын в чудовище стрелу за стрелой пускала, пока не опустел колчан. Рассвирепел Алмыс. Кинулся на пень, в наряд принцессы одетый, стал его грызть-терзать да вдруг рухнул на землю замертво. Подошла девочка ближе, видит — убит кровопийца.

Не стала Кадын рысёнка спрашивать, страшно ли было ему. Крепко обняла зверя верного и лишь одно слово молвила:

— Пойдём!

И спустились они в маленький, круглый, как сердце, аил, и сказала Кадын людям:

— Дети ваши расти будут. Матери без страха жить будут. Нет больше Алмыса, убит кровопийца-оборотень.

Обрадовались люди, обнимать-целовать девочку стали. На руках её качают, к небу подкидывают, смелость и хитроумность принцессы славят. И лишь один старик, как осенний лист, сухой спрашивает:

— Кто убил его?

Взглянула Кадын на белёсого, как сухое дерево, старца пристально и ему отвечает:

— Убил Алмыса маленький, но бесстрашный Ворчун-зверь.

Больше ничего принцесса людям не сказала. Поставила она ногу в железное литое стремя, правую через седло перекинула, за повод коня дёрнула и дальше в долгий путь поскакала.

С тех самых пор на Алтае легенды про алмысов-оборотней ходят. А болотную рысь — третьего сына Большой Мааны — в народе как священное животное почитают.

Кадын - владычица гор

Глава 10

Дары Тырко-Чач


Кадын - владычица гор

Быстро говорливая Катунь-река на запад бежит. Скоро чёрный дятел к седой Белухе-горе летит. Резво гнедой Очы-Дьерен с принцессой Кадын в седле по бескрайней тайге скачет. Сопки он высоко перепрыгивает, пропасти резво перемахивает.

Вот впереди закипела, зашумела река бурная. Как белое пламя она златые пески размывает. Серые камни лижет, огненными брызгами на крутых поворотах разбивается. Вода в ней, как бирюза, лазоревая, ледяная. Плёсы по берегам раздольные, валуны вдоль реки, как войска многотысячные, рядами стоят. Пороги высокие, как вихри, бурливые. От шума быстрой воды кедры в горах дрожат, берёзы в долинах содрогаются. Как на тот берег путникам перебраться — задача нелёгкая. Ни мостка, ни брода тихого кругом — покуда глаз видит.

Спешилась Кадын, коня напоила, стреножила, сама на левое колено опустилась — тоже водицы испить. И рысёнок тут как тут, рядом примостился, языком длинным водицу лакает, от брызг холодных увёртывается.

Напилась девочка, вверх-вниз по скалистому берегу искать переправу пошла. Долго шла, вдруг видит — лодка берестяная на берегу лежит. В две сажени шириной, в девяносто саженей длиной. Обрадовалась Кадын, подошла к лодке, перевернула. Глядь, а под лодкой белая, как кувшинка, старуха спит.

Кликнула её принцесса:

— Бабушка, переправь меня с конём моим добрым и рысёнком пятнистым на тот берег!

Заворочалась старуха, заворчала, глаза открыла, на девочку уставилась. Кадын мёртвого хана не боялась, кровопийцу Алмыса не испугалась, а тут сердце в пятки прыгнуло!

Безобразна была старуха. Зубы большие, как ячменные зёрна, жёлтые. Глаза мутные, как в луже осенней, навыкате. Лицо мятое, землистое, как гнилое яблоко. Нос внутрь головы, как овраг, ввалился. На голове космы седые, длинные, как камыши на болоте, в разные стороны топорщатся.

Оглядела старуха девочку с головы до пят и отвечает:

— А чего ж не переправить? С добром переправлю, и глазом моргнуть не успеешь. Но только и ты мне службу сослужи.

— Проси чего надобно, уважаемая, — Кадын старухе вежливо говорит. — Всё, что в моих силах, выполню;

— Скажи ты мне, девонька, красива ль я? — старуха белая спрашивает, а сама в бирюзовую воду глядится, зубастый рот скалит.

— Как берёза весной в серёжки одетая, красива ты, уважаемая! Как акация летом в цвету! Как рябина алая осенью! Как сосна зимой в снегу, прекрасна ты!

— Складно поёшь ты, девонька, — старуха обрадовалась. — А нравятся ли тебе мои волосы шёлковые? — спрашивает и космы седые пальцами скрюченными чешет.

— Волосы твои — что заморский шёлк переливчатый! Косы твои ярче солнца блестят!

— Сядь-ка ты рядом, девонька, да вшей мне повычёсывай, — старуха ей гребень деревянный протягивает. — А я тебе сказку-чорчок тем временем расскажу. — Сказала так старая, и по щеке её слеза прозрачная скатилась.

Жалко её девочке стало. Одинокая старуха, горемычная. Села она рядышком, старая голову ей на колени положила, и Кадын космы седые разбирать стала. А там вместо вшей пауки да сороконожки. Кадын осторожно добро это перебирает и в огонь выкидывает.

— Давным-давно на синем Алтае жил-был охотник, — повела старуха свой сказ. — Вернулся он как-то из лесу с добычей богатой. Зашёл в свой аил, глядит — пусто в нём, неуютно. Очаг погас, казан не мыт, постель холодная. Не с кем слово молвить, некому добычей царской похвастаться.

— Э-э, жениться мне надо, однако! — вздохнул алтаец. — Жену взять красавицу, чтоб, как солнце, мой аил освещала!

Сказано — сделано. Объехал все окрестные стойбища, всех невест пересмотрел, красавицы не нашёл. Все-то ему нехороши: то глаза не черны, то брови не густы, то волосы не чёсаны. Сел алтаец на валежину, пригорюнился.

Шёл мимо старик. Спину годы согнули, на лице морщины, как ущелья в горах, пролегли. Вскочил алтаец, поздоровался почтительно:

— Давно ты живёшь на свете, абай, много всего видел. Подскажи, где мне жену найти? Да чтобы была такая пригожая, чтобы луну и солнце красотой затмевала! Нет таких среди наших девушек.

Говорит ему старик:

— Э-э, тебе, однако, Тырко-Чач нужна — Шёлковые Косы! Она за рекой, на подоле синей горы, в дальнем аиле живёт. Лицо у неё как луна, глаза — как чёрные ягоды, а волосы — шёлк блестящий! С утра до вечера она их расчёсывает, жениха на берегу поджидает!

Поклонился алтаец старику и поехал в чужой аил, за реку. Увидел он Тырко-Чач на берегу и ум потерял. Волосы её как шёлк стелются, как вода в Аржан-суу, струятся, до пят спускаются. Влюбился охотник в Тырко-Чач до смерти!

Посватался он, сговорился, много соболей отдал, повёз невесту в свой аил. Едут на белом как молоко коне. В чёрные косы Тырко-Чач ленты жёлтые вплетены, жемчуга вставлены. Горят шёлковые волосы красавицы, как зорька алая. Доехали они до реки, спешились, отдохнуть на тёплые камни присели. Достала Тырко-Чач костяной резной гребень, косы расплела, стала расчёсывать. Любуется охотник не налюбуется.

Но дальше ехать надобно — не близкий путь. Сели на белого как молоко коня, переправились через реку.

— Ой-ёй! — кричит Тырко-Чач. — Я гребень на том берегу оставила, поедем обратно!

Говорит ей алтаец:

— Не плачь, я тебе новый гребень подарю!

Отвечает Тырко-Чач:

— Мой гребень мастер — золотые руки делал. Резной вязью украшал, каждый зубчик вытачивал. Только этот гребень моих кос достоин. Не нужны мне твои подарки, поворачивай назад!

Что делать, однако? Ладно, переправились обратно. Подобрала красавица свой гребень, снова через реку перебрались. На полёт стрелы отъехали, кричит Тырко-Чач:

— Ой-ёй, я шпильки на том берегу оставила, поедем обратно!

Кадын - владычица гор

— Я тебе новые подарю! — жених ей говорит.

Только фыркнула Тырко-Чач:

— Мои шпильки из розового кедра точены, у них головки яшмовые. Только они моих кос достойны! Не хочу твоих подарков, поворачивай вспять!

И ещё раз перешёл реку белый как молоко конь. Взяла Тырко-Чач шпильки, на коня вместе с алтайцем села, снова переправились. На два полёта стрелы отъехали, кричит девушка:

— Ой-ёй, я зеркальце на том берегу оставила! Оно из слюды вулкана сделано, из дальних краёв привезено. Семь цветов радуги в нём отражаются, только оно моей красоты достойно! Вернёмся назад!

Промолчал алтаец, повернул коня верного. Третий раз вошёл в воду белый как молоко конь. Ищет своё зеркальце Тырко-Чач, ищет, найти не может. С ног сбилась, слёзы горючие льёт. Говорит ей жених:

— Ты отдохни немного, а я пока коня напою.

Сел на своего верного аргамака[31] да и перемахнул реку в третий раз.

— А я? Ты меня забыл! — кричит ему вслед Тырко-Чач с того берега.

Отвечает ей алтаец:

— Уж больно ты капризна, однако! Не нужна мне жена, для которой своя красота мужа дороже!

Так сказал и ускакал в родное стойбище. Нашёл девушку там и женился. Не такая красавица, правда, как Тырко-Чач — Шёлковые Косы, алтайцу досталась. Зато послушная и работящая. Мужа с охоты ждёт, огонь в очаге поддерживает, еду готовит, песни тихим голосом поёт, дорогого мужа встречая. Как солнышко, юрту освещает — доволен алтаец.

А Тырко-Чач, говорят, до сих пор на берегу реки сидит, косы шёлковые расчёсывает и плачет. Далеко по воде её голос жалобный разносится. Речку же, где расстались Тырко-Чач и жених её, с тех пор так и зовут Учар — «Три раза переправлялись», — досказала сказку старуха и в бирюзовую воду слезу уронила. Куда капнула слеза солёная — не видно, куда след её унесло — не найдёшь.

Расчесала Кадын седые космы старухе, в тугие косы заплела и говорит:

— Не плачьте, Тырко-Чач уважаемая! Не достоин ваш жених ни памяти светлой, ни слезинки единой! Любовь его, видно, не стоила ничего, раз бросил он невесту на берегу одну-одинёшеньку. Утрите слёзы солёные! — погладила она старуху по голове белой, из-за пояса круглое зеркальце, аметистами украшенное, достала. Волшебное — то, что шаманка Мактанчик-Таш в дорогу дала. — Возьмите мой подарок, уважаемая, не побрезгуйте!

Обрадовалась старая Тырко-Чач, дорогой подарок увидав. Слёзы на щеках, временем изрытых, тотчас высохли. Взяла она зеркальце в руки, взглянула в него раз, и вдруг чудо произошло чудное! Диво дивное — на глазах похорошела старуха!

Зубы, как ячменные зерна, жёлтые побелели. Глаза мутные, как в луже осенней, ясными стали, как смородина, почернели. Лицо мятое, землистое, как гнилое яблоко, разгладилось, лунным светом налилось. Нос внутрь головы, как овраг, ввалившийся, прямым сделался. А седые космы лохматые в чёрные, как ночное небо, косы шёлковые превратились!

— Спасибо тебе, девочка! — помолодевшая, похорошевшая Тырко-Чач сказала. — Бери коня своего верного, зверя пятнистого, садитесь в лодку берестяную, на тот берег вас переправлю.

Перебрались на другой берег бурной Учар они, старуха опять слово молвит:

— Молодость и красоту мне возвратила ты, девонька! Время вспять повернула! Добрая сердцем ты, душой щедрая! — сунула Тырко-Чач руку за пазуху, почесалась, поскреблась и вытащила семь гребней с длинными зубьями, семь иголок с шёлковыми нитками и семь шпилек железных с головками яшмовыми. — Вот тебе мой подарок ответный. Авось пригодится в деле твоём нелёгком, в пути длинном, — сказала так Тырко-Чач и утлую лодчонку обратно повернула. Лишь косы шёлковые в закатных лучах солнца блеснули.

Кадын - владычица гор

Глава 11

Сон в руку


Кадын - владычица гор

Днём не отдыхала Кадын, ночью не спала — избавить от семиглавого Дельбегеня народ алтайский спешила. Сколько рек бродом перешла — не сосчитать, сколько горных перевалов позади оставила — не упомнить. В жаркий зной она прохладной тени не искала, ночной стужей не разводила костра.

На излёте короткого дня осеннего подъехала она к золотому озеру. Теперь-то его Телецким зовут, а в прежние времена по-другому величали. А как именно, не помнит никто. Теперь-то по берегам его люди живут, скот пасётся, а в ту далекую пору глухо кругом озера было, пустынно.

Остановилась Кадын у песчаного берега, видит: место спокойное, безлюдное. Никого не потревожит она своим присутствием, не стеснит никого. Ночь переждать на берегу решила. Не ведала принцесса, что в золотом озере духи безмолвные, бестелесные обитают.

Тысячу лет, другую, третью в молчании духи жили. Тоскливо им стало: горы белые да вода кругом синяя — безотрадно. Птицу любую по одному перу узнать могли, цветок-травинку каждую наизусть помнили, всё зверьё в лесах окрест пересчитали. Да и что звери те? На охоту, на водопой да под ёлку — жир к зиме нагуливать. И птицы не лучше: полетали, поклевали, яйца отложили да птенцов вывели. Трава-мурава и вовсе на одном месте растёт. Пока цветок распустится, седым станешь. Изо дня в день, из года в год, из века в век одно и то же. Скучно, однако!

Хотя изредка и духам удача улыбалась: люди у золотого озера появлялись. То охотник за быстрым зайцем погонится — к озеру выйдет. То пастух за заблудшей коровой пойдёт и на озеро наткнётся. То дитё несмышлёное заплутает, то далёкий путник на ночлег остановится. Редко такое случалось, но духам и то в радость. Человек — существо непоседливое, суматошное. Знать не знают, ведать не ведают духи, куда он пойдёт, что дальше сделает. Интересно духам любопытным за человеком подглядывать. Висят они в воздухе прозрачные, глядят на охотника-странника, развлекаются. Даром что самих не видно.

Вот и теперь духи из воды вынырнули, за девочкой подсматривать стали. А поглядеть и вправду было на что. Отродясь духи такой красавицы не видывали! Глаза у неё — точно ягоды черемухи, щёки — как маральник в цвету, брови — две круглые радуги. В шесть кос, чёрных, как воронье крыло, ровных, как копья, раковины заморские вплетены. В ушах деревянные золочёные серьги покачиваются, а личико — белое, как лунный свет. Но больше всего любопытным духам мечи семидесятигранные на перевязи по вкусу пришлись.

Привязала Кадын Очы-Дьерена верного к пушистой сосне, рысёнка наземь спустила. Набрала в лесной чаще веток-листьев, шалаш на берегу песчаном поставила. Валежника сухого собрала, огнивом искру высекла — ярко запылал костёр. Протянула Кадын озябшие руки к огню, как с живым, с ним заговорила:

— На золотом коне ты скачешь, Мать Огонь, окоченевших к жизни возвращаешь, жаркой шубой одаряешь. Сырую пищу варишь, холодную воду кипятишь. Темной ночью ты жёлто-красное пламя в небо швыряешь, золотыми искрами мрак раскалываешь!

Согрелось холодное тело, просветлели глаза уставшие. Сняла Кадын с седла сумину пустую, тряхнула-распахнула широко, оттуда яства сказочные на белую кошму посыпались. У духов от удивления раскосые глаза круглыми стали, как булыжники! Заохали они, заахали, животы надули в изумлении. А Кадын и ухом не ведёт, и в ус не дует.

Насытилась она, белым чаем жажду утолила. Топшуур сладкозвучный взяла, струны волосяные тронула. И полилась над диким озером песня дивная, девочкой от кайчи — сказителя — услышанная:

Из прямого дерева

Старательно вытесан

Топшуур мой,

Гудящей кожей обшит.

Из конского волоса

Говорящие струны натянуты.

Два звенящих куска дерева

Хорошо прилажены, прижаты.

Пой, топшуур мой!

Безмолвные рты духи открыли, длинные уши развесили, песню заслушались!

И был среди них один дух проказливый. Нет, не злой — они все были ни злые, ни добрые, — а любопытный. И так ему песня Кадын понравилась, что, о страхе позабыв, из озера он на берег выбрался и к шалашу подкрался.

Почуял духа конь верный Очы-Дьерен, ухом острым повёл и заржал в его сторону. Встрепенулась девочка, глядь, а над самым костром, среди искр красно-жёлтых прозрачная тень колышется. Схватилась она за небесно-голубой томрок, морока пронзить хотела да спохватилась вовремя. Бестелесный он, оружием холодным не совладать с призраком. А тот вдруг в тень берёзы метнулся, тряхнул берёзу за ствол — ночная роса с жёлтых листьев дождём осыпалась. Подхватил он языком длинным, вёртким две росинки, проглотил и заговорил человеческим голосом:

— Не трожь меня, славная принцесса Кадын! Вреда тебе не причиню я!

— Откуда он твоё имя знает? — рысёнок насторожился.

— Кто таков? — девочка строго духа спрашивает, а сама рукоять томрока острого не отпускает. — И да, кстати, откуда тебе моё имя ведомо?

— Как же мне не знать тебя, достославного хана Алтая дочь! Ведь я же Су-ээзи — дух воды! Так мне, о могучая Кадын, твоя песнь по нраву пришлась, что испил я росы берёзовой и языком человечьим овладел. Дозволь же мне у костра твоего жаркого посидеть немного, песню прекрасную послушать!

— Отчего ж, садись, слушай. Не жалко мне, — милостиво Кадын разрешила и дальше поёт:

Проворного коня волосы

Туго натянуты.

Звени, топшуур мой!

Со струнами тугими

Десять пальцев моих

Разговор повели.

Слабому голосу моему,

Верный топшуур, помоги!

Кадын - владычица гор

Слушает Су-ээзи топшуур сладкозвучный, слушает песню девичью. Голову набок склонил, веки прикрыл — нравится, однако!

А другим духам, что в озере холодном сидят, завидно. Шеи долгие вытянули, уши длинные распрямили, глядят-слушают, а на берег выйти трепещут. Запищали-заголосили духи от злости, от зависти. Да так пронзительно, что Кадын играть перестала, топшуур отложила в сторону. Смолкла старая песня кайчи.

Поглядела девочка на озеро, что за шум? А любопытных духов уж и след простыл. На дно нырнули, под коряги да под камни забились, от человеческих глаз спрятались. Лишь луна круглая, дебелая озёрную гладь серебрит, да круги от трусишек-духов по воде во все стороны расходятся. А на самой поверхности мелкие, белые, как варёные клецки в похлёбке, колобки плавают. Много их: сотни, а может, и тысячи.

Удивилась девочка диву такому, подняла правую бровь и спрашивает:

— Что это, Су-ээзи, за колобки на воде белые?

Смутился дух воды, от огня морду хитрую отворачивает и тихим голосом скулит:

— В двух словах не расскажешь — тут долгий сказ нужен.

— Ничего, ночь длинная, — принцесса ему отвечает. — Говори, не то прогоню тебя в озеро холодное!

— Давным-давно, когда на Алтае ни гор, ни холмов ещё не было, лежало на плоской земле озеро золотое, и жили в нём духи, — начал свой сказ Су-ээзи. — Скучно духам жилось, невесело. На редкого человека, у озера заплутавшего, они только и радовались. Выйдет он на берег, шалаш из веток поставит, огонь разведёт, песню затянет. Не знает человек, что не один он у озера. Что песнь свою духам поёт, о том не догадывается.

Одним недовольны духи были. Как ночь звёздная на землю спускается, ложатся люди, глаза закрывают и до утра лежат бездвижные. Не идут никуда, не поют, ничего не делают. Снова скучно, однако!

Как-то ночью решил один дух, любопытный самый, на человека вблизи взглянуть. Проверить, чего он лежит, не шевелится? Подобрался вплотную, вдруг видит — у спящего над головой маленькое облако висит полупрозрачное. Колышется чуть, но не улетает, словно невидимой нитью привязано. Сунул дух нос длинный внутрь облака, а там диво дивное! Люди громадные синие в сто саженей ростом на таких же великанских жёлтых зверей охотятся! По траве-цветам невиданные существа о семи лапах бегают! В небе птицы бескрылые диковинные летают, зелёное солнце с красной луной разом светят! Сон, значит, человек видит.

Ох и понравилось же это духу нашему! Повадился он каждую ночь людские сны подсматривать. Дальше — больше: какой сон ему особо приглянется, сгребёт он лапой облако, дёрнет тихонько, невидимую нить обрывая, и с собой утащит. Человек без сновидений спит, а дух облако в колобок скатает и в озеро нырнёт. Там, на глубоком дне самом, где вода мёртвая стоит, не колыхнётся, прятал дух сны ворованные. Вода на дне золотого озера ледяная, для сохранности снов пригодная самая.

Натаскал себе дух-проказник сновидений целую кучу. Сделается ему скучно, колобок достанет, в облако растряхнёт, нос внутрь сунет и глядит сон человеческий в своё удовольствие.

Так бы и дальше шло своим чередом, но прослышали о его забавах соседи. А рядом с любопытным духом, под ближайшей корягой жил другой дух, мрачный. Однажды ночью подглядел он, как сосед развлекается, сны людские смотрит. Ничего не понял, однако досада его разобрала: соседу весело, а самому со скуки хоть на луну волком вой! Помрачнел мрачный дух. Дождался, пока любопытный дух за новой порцией снов улетит, и вытащил кучу колобков-сновидений из воронки глубокой. Раскидал их по всему золотому озеру — собирай теперь, тысячу лет не соберёшь!

С тех пор, когда на небе полная луна всходит, а золотое озеро серебряным кажется, выносит волна на берег колобок белый. На воздухе свежем оборачивается колобок облаком. И если случается так, что поблизости человек без сновидений спит, подлетает к нему сон чужой и снится. Так что ночью лунной на берегу золотого озера можно чужой сон увидеть: может, человека, который тысячу лет назад жил, а может, того, кто ещё и не родился на свет, — досказал Су-ээзи свой сказ и смолк.

Глядь, а великая Кадын-принцесса без задних ног уже спит.

И приснился ей сон про хана мёртвого. Будто стоит он на вершине горы Тургак-туу: ноги в землю вросли, мхом покрылись от времени, борода по камням стелется, шёлковые одежды от пыльных ветров совсем седые. А над ним небо звёздное, бездонное неоглядно раскинулось. Раскрыл мёртвый хан уста, что и семерым алыпам не разомкнуть, и молвил:

— Беда стряслась, Кадын, пока ты странствовала, злополучие! Прослышал давний недруг отца твоего — хан Джунцин, на бело-чалом коне ездящий, — что могучая принцесса, на врагов страх наводящая, отчий дом покинула. В путь-дорогу отправилась, чтобы с джунгарским союзником Дельбегенем нечистым сразиться. Рассвирепел хан Джунцин и напал с бесчисленным войском в доспехах звенящих на границы владений укокских. И отправил отец твой брата твоего Бобыргана с джунгарским войском расправиться. А в дорогу дал ему лепёшку ячменную. Та лепёшка на грудном молоке семерых ханских жён замешена, слезами посолена, с наговором испечена. Съешь её — невиданную силу обретёшь, неслыханной мощью овладеешь. Сунул Бобырган лепёшку за пазуху, серого, как железо, коня оседлал и к границе помчался.

На беду, напали на него в пути чудища крылатые: спереди — орлы с горбатыми клювами, сзади — львы с лапами когтистыми. Вырвали они у богатыря лепёшку ячменную, буйную голову ему расцарапали да и скрылись за облаками. Но не дрогнул алып Бобырган славный, коня вспять не поворотил, а воины джунгарские уже тут как тут. Сощурились, прицелились и, как один, стрелы в богатыря разом выпустили. Меткие стрелы Бобыргана в грудь ударили, но будто о застывшую лаву стукнулись. Прогнулись железные наконечники, крылатые концы стрел задымились.

Копьеносцы с разбегу тяжёлые копья метнули. О богатырскую грудь ударившись, бронзовые острия, как пчёлы, зазвенели, как хрусталь, рассыпались. Сам Джунцин близко-близко к богатырю подскакал, острый меч из кожаных ножен выхватил и ударил с размаху. От удара этого искры во все стороны посыпались. Как зарница в небе запылали! Как огненный дождь с облаков на землю упали! От этого удара звон по всему Алтаю был слышен! А на теле Бобыргана розовой царапины даже не появилось.

Девять дней и девять ночей джунгарские воины мечами богатыря секли, ножами кололи, копьями. К закату девятого дня обессилел Бобырган, подкрепиться ему надобно, а нечем. Волшебную лепёшку ячменную грифоны в горы скалистые, дремучие уволокли. Понял хитрый Джунцин, что силы богатырские на исходе, велел воинам спешиться, яму глубокую в девяносто сажен в земле вырыть.

Выкопали они яму и столкнули туда Бобыргана израненного, обескровленного, измождённого. Девятью тяжёлыми цепями сковали белые руки его, девяносто девять цепей от колен до лодыжек повесили на ноги. И лежит Бобырган в яме той глубокой с тяжестью цепей на сердце и смертушки со слезами жгучими на глазах ждёт.

Злой Джунцин задумал казнь страшную учинить, открытую. Завтра на восходе солнца четвертуют Бобыргана. А куски плоти богатырской на съедение грифонам бросят, чтобы и следа на алтайской земле от алыпа великого не осталось! — Спасать тебе надо брата без замедления. Торопись, Кадын! — Сказал так мёртвый хан и исчез, растворившись в сонном облаке.

Открыла глаза девочка — нет Су-ээзи, как в воду канул. Лишь луна круглая, дебелая озёрную гладь серебрит да круги по воде во все стороны расходятся. А на самой поверхности мелкие, белые, как варёные клёцки в похлёбке, колобки плавают. Много их: сотни, а может, и тысячи…

Кадын - владычица гор

Глава 12

Пып!


Кадын - владычица гор

Ночь осенняя на синем Алтае длинная, но дорога к милому брату, славному Бобыргану, ещё длинней. Быстро мчится огненно-гнедой конь с белой звёздочкой во лбу по горам-долам, а Кадын ещё быстрей нагайкой кожаной его погоняет — успеть брата до восхода солнца спасти торопится. Не вспотели от быстрого бега гладкие бока коня, не заходили чаще рёбра тонкие, не вскипела в тугих жилах тёплая кровь.

Вот уже и пики дальние, скалистые, снежные на востоке зарделись, словно щёки девицы зарумянились. Увидала Кадын солнца первый луч, узду крепко дёрнула. Взвился конь, точно ястреб небесный! Но сердце его спокойно бьётся, ровно, тихо большие глаза сияют.

Вот уже и горы ближние, кедрачом покрытые, бурые заалели, словно неведомый великан из огромной чочойки кровью их спрыснул. Увидала Кадын второй солнца луч, взмахнула нагайкой кожаной, верного Очы-Дьерена больно стеганула. Будто крылья на его копытах выросли. Быстрее птицы, едва касаясь земли, помчался конь!

Но невдомёк солнцу утреннему, что Бобыргану погибель верную сулит оно. Солнце с лунной ночью не на жизнь, а на смерть борется, ясный день на землю опустить спешит. Золотые лучи расправляет, со сна потягиваясь, белый свет на смену тёмному идёт-торопится. Вон уже и птицы в лесу просыпаются, голоса пробуют.

— Цици-вю, цици-вю, цици-вю! — синица засвистала. — Торопись, торопись, торопись! Цици-фьють!

Вон и звери из нор на водопой выходят.

— Гр-раа, гр-раа, гр-раа-рр! — сонный медведь из берлоги вылез. — Поспешай, поспешай, поспешай!

В лучах восходящего солнца стоит Алтай весь розовый. Сверкают, будто огнём охваченные, холмы и долины. Словно богатырь, скинувший тёмную шубу, обнажилась, посветлела земля от первых лучей утренних.

— Пощади, почтенное солнце! — взмолилась Кадын. — Погаси свой костёр ненадолго, не золоти подол синих гор! Девять долин я в эту ночь миновала, чтобы брата ненаглядного спасти! Девять рек переплыла, через девять гор перевалила, чтобы джунгары подлые богатыря не казнили! Но не поспеть мне к утру всё равно! Погоди ты с облака златую главу поднимать! Повремени с небесной кошмы вставать!

Услыхало солнце мольбу Кадын, пожалело девочку:

— Так и быть, пособлю я тебе. Обожду на небосвод целиком выкатываться. Поспешай ты, Кадын-принцесса! Вижу я, проснулись уже палачи джунгарские. Бобыргана бессильного из ямы на помост деревянный выволакивают.

Подхлестнула Кадын Очы-Дьерена верного, полетел конь пуще стрелы семигранной! А ветер встречный с ледяной вершины Белухи-горы задувает, до костей пробирает. За временем, однако, не угонишься. Как веретено оно мелькает, кружится.

Кадын - владычица гор

— Погоняй коня в хвост и в голову! — молвит солнце красное. — Вижу я, джунгары уж топоры точат острые. На просторном поле чёрный как смоль народ собирается. Видеть желает, как богатырю достославному голову рубить будут, руки-ноги рубить будут.

Подстегнула Кадын огненно-гнедого коня, аж яркая кровь на боках его выступила. И помчался конь солнечного света быстрее, пуще самого времени!

— Торопись, торопись, девочка! — солнце криком кричит. — Палачи уж топоры заносят, четвертовать Бобыргана будут! Не могу я больше ждать, в высокое небо подняться мне надобно! Иначе с луной столкнёмся мы, со звёздами перемешаемся, и непроглядная мгла на земле наступит навек! — Сказало так солнце и на самую середину неба, как огненный бубен, выкатилось.

Зазолотилась земля: горы, леса, поляны и стойбища в солнечном свете выкупались. Взметнулся конь в последний раз с громким ржанием и вынес всадницу в поле казни Бобыргановой.

А там народу джунгарского — стар и млад — тьма-тьмущая, несметная! А посреди моря человеческого враждебного помост деревянный, сосновый высится. На нём богатырь надломленный, надорванный навзничь лежит, толстыми цепями за руки, за ноги прикованный. Раны чёрные по всему телу кровоточат. В очах открытых слёзы, будто утренние звёзды, дрожат. А над Бобырганом стая тёмная грифонов, как вихрь, кружит, сладкой добычи — человечины — ждёт.

Глядят ротозеи-джунгары на всадницу воинственную, глаза узкие повыкатывали: что за диво такое дивное? Соболий кафтан как солнце горит, из-под остроконечной шапки гневные молнии сверкают. Не девочка — алып-богатырь настоящий! Кадын мечи семидесятигранные из перевязи выхватила, и затмил сверкающий вихрь клинков солнце утреннее!

— Расступитесь, люди, подобру-поздорову! Разойдитесь, коли жить вам хочется! — как гром Кадын загремела. — Заберу я лишь брата пленённого, стариков и детей не трону ваших!

Зашумела толпа неисчислимая, словно туча, задвигалась. Качнулись джунгары, как трава, будто частый кустарник, тронулись, как тёмный лес, двинулись. На принцессу иноземную, точно рой пчелиный, с гулом враждебным наступать стали.

Взмахнула Кадын мечами острыми, непобедимыми, обрушить на чёрные головы джунгарские хотела. Только слышит вдруг, дитя малое жалобно кричит, к материнской груди в испуге прижимается, пальчиками крохотное личико закрывает.

Опустились руки Кадын, словно крылья подстреленной птицы, безвольно. Мечи наземь со звоном рухнули. Не дозволило ей сердце доброе с врагом безоружным сразиться. Не поднялась рука против недруга беззащитного боем пойти. Глянула она на помост деревянный, где брат её кровный томился, а палач уж острый топор на голову его опускает буйную!

— Пы-ы-ып! — громко Кадын заветное слово шаманки крикнула, и от крика этого реки из берегов вышли, лавины в горах спустились. — Пып!

Тотчас всё кругом замерло. Остановились мужи джунгарские — богатыри, силачи, алыпы и герои, на всадницу полчищем наступавшие. Застыли, точно лава, их свирепые лица скуластые. Встали дряхлые старцы и темноликие женщины. Не плакали больше дети, беззвучно рты раскрывая, собаки не лаяли. А на помосте каменным идолом стал палач с топором, занесённым над пленником. Ничто не шелохнётся вокруг, даже волос человеческий. Ветер бесшумно средь окаменевших джунгар гуляет, одеревеневшие складки одежд расшевелить не в силах.

Очнулась Кадын, сбросила с себя оцепенение и к помосту кинулась деревянному. Помогла ослабшему брату из железных оков выбраться, обняла его крепко, водицы живой, ключевой испить дала.

Напился Бобырган, и сила богатырская к нему немедля вернулась. Взмахнул он левой рукой и цепи тяжёлые на мелкие кольца разорвал. Двинул правой — и помост крепкий сосновый в щепки разнёс. Выхватил у сестрицы он меч семидесятигранный и на палача окаменелого замахнулся, порешить погубителя хотел.

— Постой! — Кадын брата окликнула. — Негоже великому богатырю алтайскому с беспомощным, недвижным врагом воевать. Лишь в честном бою пристало алыпу победы славные одерживать, в песнях кайчи воспетым быть! Оставь ты истукана джунгарского. Свидимся ещё, расквитаемся!

Согласился Бобырган с мудрою сестрицей младшею и говорит:

— Дозволь тогда мне с тобой идти! Вдвоём с семиголовым Дельбегенем сподручней справиться!

Покачала головой Кадын:

— Седлай-ка ты коня своего, как железо, серого, и домой к отцу возвращайся. Зол на нас хитрый Джунцин, а теперь ещё сильней злиться будет. Не ровён час, новые козни придумает, на земли алтайские нападёт или иную нечисть натравит. Ты на Укоке нужней, а я и одна с тёмно-жёлтым Дельбегенем справлюсь.

Объятий не сомкнули брат с сестрой, горьких слёз не пролили, распрощались сдержанно. Повернул Бобырган серого, как железо, коня на север, развернула Кадын огненно-гнедого коня на юг, и в разные стороны дети хана Алтая тронулись.

Кадын - владычица гор

Глава 13

Нечистый сговор


Кадын - владычица гор

Под мышкой у горы Табын-Богдо-Ола, на самом краю плоской, как поднос, Укок-долины маленький, крытый камышом аил стоит. В синем небе над ним тонкий, как волос конский, дымок курится.

То старая ведьма Кучича над очагом колдует, над большим прокопчённым котлом с семью ушками ворожит. Склонилась над костром, точно сосна подрубленная, сгорбилась. Зубы жёлтые скалит, отвисшими губами злоречивые заклинания приговаривает, а изо рта слюна длинная свесилась. Скрюченными пальцами Кучича шевелит, черпаком деревянным воду в котле мутит.

Коли зайдёт в камышовый аил гость незваный-негаданный, через порог перешагнуть не сможет, назад убежать не сумеет. Ноги его в землю от страха, как глубокие корни, врастут. Варится в чёрном котле, в сизом дыму, в воде кипящей человек живой.

Но гости на край долины к старой ведьме не наведываются, за версту камышовый аил обходят. Одиноко живёт Кучича, что маков цвет. Лишь на восходе, люди сказывают, синий филин с чёрными пестринами из окна её вылетает. А на закате крылатое чудище — грифон с клювом горбатым, когтями острыми — в чёрный дымоход влетает.

Вот и теперь, лишь алый луч последний за дальней горой исчез, ударила в дымоход серая молния и грифоном зловещим обернулась. Отряхнул от сажи и копоти свои крылья птица-зверь и молвит человечьим голосом:

— Привет тебе от Кара-кама, уважаемая! — сказал, голову птичью к земляному полу склонил, яйцо хрустальное в львиной лапе Кучиче протягивает.

— Здравствуй, грифон — хранитель золота джунгарского! — ведьма ему отвечала.

Приняла она хрустальное яйцо в руку правую, вверх к камышовой кровле подкинула, в левую поймала. И засветилось вдруг яйцо хрустальное, как Алтын Казык — звезда Полярная, — засверкало.

И предстал в хрустале пред очами Кучичи белесыми Кара-кам чёрный.

Глаза его, как грязная лужа, мутные. Уши сединой, как паутиной, заросли. Когти жёлтые на жилистых руках стружкой берёзовой закручены, на спине — двойной горб верблюжий. Ноги кама высохли, и сидит он в пещере своей на топчане из костей человеческих и молвит, как раскат грома в горах, гневно:

— Выполнила ты просьбу мою, ведьма старая? Говорила ты с волками Дельбегеневыми, как я наказывал тебе давеча?

— Как же, как же, чернейший из чернейших! — заюлила Кучича. — Почитай, как девять дней, девять ночей назад со Злыднем матёрым в дремучей тайге встречалась я. Под кедром с синими шишками, смолой, как слезой, налитыми с вожаком волчьим по-звериному разговаривала. Наказ твой слово в слово передала ему. И про ущелье Смерти, и про бабу каменную… А почему ты спрашиваешь? Случилось чего? — сунула старуха руку за пазуху, почесалась, поскреблась, корень кандыка вынула, сжевала.

Кадын - владычица гор

— Ты, Кучича, бабка глупая, а не лазутчица! — в гневе Кара-кам задёргался. — Знать ничего не знаешь, ведать не ведаешь! А между тем Кадын проклятая из западни нашей выбралась, из ущелья Смерти живой и невредимой вернулась. Волков людоедовых на куски порубала. Злыдню матёрому ухо в неравном бою с жёлтой молнией отсекла! Храбрости его лишила, смелость из волчьего сердца бесстрашного вынула. Не вожак это теперь, а щенок визгливый, трусливый!

— Как же так, сумраком повелевающий? — ведьма руками всплеснула. — Неужто и впрямь Кадын из ущелья невредимой выбралась? Ведь там, старики сказывают, человек с самыми своими потаёнными страхами лицом к лицу встречается! Живым оттуда ещё никто не возвращался!

— А Кадын воротилась, треклятая! Дельбегень, наш соседушка, рвёт и мечет теперь в неистовстве! Пришлось ему за волков подранных отару овец пригнать стоглавую. А всё ты виновата, дряхлая!

Задрожала Кучича, головой бородавчатой в страхе затрясла.

— Я тебе больше скажу, дремучая. Девчонка мерзкая самого Джунцина вокруг пальца обвела! Плененного братца — силача Бобыргана — из-под носа палачей увела. А народ джунгарский в столбы ледяные превратила — еле к закату оттаяли! — пророкотал, как лавина горная, Кара-кам. На костяном топчане ему, как на раскалённом камне, не сидится.

Кучича рта раскрыть не может, челюсти не отмыкаются. Подол старой шубы овчинной по коленкам хлопает.

Косица на левое ухо свесилась. Зубы стучат, как в большой мороз.

— Словом, не справилась ты, Кучича, с обязанностями лазутчицы. Подвела ты меня, старуха, и кара ждёт тебя страшная! — Кара-кам посинел аж от гнева.

— Не вели казнить, прозорливейший! — Кучича на земляной пол ниц кинулась, ползком поползла. Волосы на голове поднялись, сердце чуть не треснуло, печёнка чуть не лопнула. — Виновата я, но дозволь ты мне вину загладить! Чего хочешь приказывай, требуй — всё исполню! Хочешь, за тридевять земель посылай — побегу! Хочешь, за тридевять морей отправляй — поплыву!

— Ладно, — смилостивился Кара-кам. — С колен вставай и слушай внимательно. Я грибов лесных намедни отведал, костёр большой развёл и камлать стал. В бубен деревянный костью маральей стучал, с духами воды, гор и земли разговаривал. И привиделось мне в дыму можжевеловом, как наконец с Кадын нам поквитаться-расправиться.

— Как, премудрейший?! — ведьма вскричала.

— В подземный мир — царство Эрлика — заманить её надобно. Души её красную нить перерезать. Уж кто-кто, а владыка Алтая чёрного живой девчонку на землю не выпустит.

— А кто заманить-то должен? — невдомёк Кучиче.

— Ты, бабка глупая! Недаром голова у тебя сверху приплюснута, будто обухом топора по ней ударили. Коли справишься с моим заданием, пощажу тебя. А не справишься — кровь из тебя выцежу, мясо искрошу, кости истолку и в сороку превращу чёрно-белую. Будешь на болоте с жабами да комарами жить.

— Только не в сороку! — ведьма завопила. — Небом и землёй клянусь, о коварнейший, не подведу тебя, задание выполню!

— Смотри же! — погрозил кулаком Кара-кам. — И помни, если пошла — надо идти, если идёшь — надо дойти, а упадёшь на пути, так головой вперёд.

— Спасибо, о прозорливейший! Будь ты сыт всегда, будь, как овца, жирен!

— К слову, а что это ты в котелке варишь грязном? — облизнулся в хрустальном яйце Кара-кам. — Марала, что ли? Козла ли, барана ль горного? Знатный обед, погляжу! Или праздник у тебя какой?

— Что ты! Что ты! — замахала руками Кучича. — Решила я давеча, что есть такое добро распознать, изведать.

— Добро?! — Кара-кам чуть не поперхнулся от удивления.

— Оно самое, премудрейший. Ведь добро-то мне, тёмной силе, неведомо, — ведьма нахмурилась. — Нашла я на укокском стойбище праведника, в силок-ловушку его заманила и вот варю теперь в кипятке из водицы болотной. А как сварю, так испробую и, что есть такое добро, познаю.

— Ты, видно, старая, совсем с ума спятила! Ты ж нечисть, нежить ты! Тебе праведника плоть — всё равно что собаке в горло кость волчья! Ты ж помрёшь сразу, коли крови его отведаешь. А ну, вытаскивай из котла человечишку, пока вконец не сварился!

Испугалась Кучича, шеей складчатой замотала, головой бородавчатой затрясла. К очагу подскочила, котёл с бурлящей тиной болотной перевернула.

Праведник на пол упал, задымился, на ноги прыгнул, земли под собой не чуя, и был таков. Только трава у камышового аила примялась, а куда убежал — следа не видно.

Кадын - владычица гор

Глава 14

В подземном мире


Кадын - владычица гор

Идет Очы-Дьерен днём без отдыха, ночью без сна. Когда голоден, траву на ходу жуёт, когда пить хочет, росу на скаку с листьев слизывает. Едет принцесса Кадын, радуется. Синему цветку она протяжную песнь поёт, цветам жёлтым и красным песни повеселей напевает.

Тридевять земель она проехала, тридевять рек переплыла, тридевять вершин преодолела. Уж конец пути недалече! Слияние шести рек бурных с порогами высокими близко! До подола шести скал с шестьюдесятью отрогами рукой подать! Шестьдесят шестой утес тёмно-синий с пещерой глубокой, где Дельбегень прячется, под боком уже!

Мимо больших и малых стойбищ дальних скачет конь. Слышат алтайцы красивую песню, из аилов выходят, шапки плоские и островерхие снимают, руками принцессе вслед машут:

— Удачи тебе, ясноокая Кадын! Да пребудет с тобой сила Ульгеня, что на златой горе Алтын-туу сидит! Одолей ты погубителя нашего Дельбегеня тёмно-жёлтого! С победой возвращайся!

Песельники волосяные струны топшууров перебирают — громко поют:

— Кто верхом мимо Кадын скачет — с коня слезает. Кто пешком идёт — колени преклоняет. Весь Алтай гудит, знает: с людоедом проклятым сразится принцесса наша! Недолгий путь остался тебе, Владычица! Да омоется он, как дождями, победами!

Улыбается Кадын алтайцам сердечно, рукой в ответ приветливо машет.

Вдруг конь её Очы-Дьерен верный на дыбы с громким ржанием встал: то девушка простоволосая ему под копыта кинулась. Натянула Кадын узду бирюзовую, усмирила коня, гневно крикнула:

— Что же ты, девица, под ноги коню моему бросаешься? Или жизнь тебе не мила?

Девушка на колени упала, головой о землю бьётся. Слёзы горькие из глаз, точно брызги Катуни, во все стороны плещут, слова мольбы с уст алых слетают:

— Не гневайся на меня, уважаемая! Сирота я, батюшка с матушкой умерли, помочь-заступиться за меня некому! Только на тебя уповаю, добрейшая из добрейших! Только на тебя надежда осталась, милосердная из милосердных!

— Встань с колен, — Кадын строго молвила. — Сказывай, что стряслось у тебя? — Кадын с коня спешилась.

Поднялась девица на ноги, бедняцкий халат от пыли отряхнула, слёзы с миловидного лица смахнула и говорит:

— Не смотри ты на глаза мои выплаканные, не смотри на щёки впалые — жила и в моём сердце радость когда-то. Был у меня возлюбленный, Диту его звали. Пуще покойных отца с матерью Диту я любила. Были мы вместе счастливы, как два лебедя в ясном небе. Свадьбу играть решили, но отец его Караты-каан воспротивился. Хотелось ему с богатым приданым невестку для сына заполучить единственного. Запретил он Диту меня в жёны брать, наказал нам не видеться. А чтобы скорей позабыл любимый меня, Караты-каан ему другую подыскал невесту — много соболей с ней в придачу давали. Понял Диту, что не суждено нам вместе быть. Сплел он бечёвку толстую, на берегу камень круглый нашёл. Повесил себе камень на шею и со скалы высокой прыгнул. С тех самых пор не высыхают глаза мои, сердце покоя не ведает. Нет жизни мне без любимого! Одно осталось: с камнем на шее в реку за милым кинуться! — сказала так девушка и затряслась в рыданиях мучительных.

Подошла к ней Кадын, по голове тёмной погладила:

— Не плачь понапрасну, милая. С чёрного Алтая обратной дороги нет. Мёртвые с того света не возвращаются. Не в силах я помочь беде твоей.

— Не верю! — заголосила девушка. — Недаром тебя Владычицей нарекли! Недаром люди алтайские зовут принцессой! Всё подвластно тебе: мир живых и мир мёртвых — мудрые камы сказывают! Лишь тебе под силу горю моему помочь, жениха из подземного царства вызволить.

Умоляю тебя, заклинаю: спустись ты во владения Эрлика, попроси за меня владыку Алтая подземного! Пускай он жениха ненаглядного сироте вернёт! Не то в бурных водах горной реки погибну я! Утоплюсь — никто не помянет!

Нахмурилась Кадын, помрачнела и спрашивает:

— Как имя твоё, горемычная?

— Ачичук зовут меня, — потупила очи долу девица.

— Не горюй, Ачичук. Помогу я тебе!

— Ты что, хозяйка?! — пятнистый Ворчун зарычал ропотливо. — Недосуг нам сиротам пособлять, поважней есть задание! С Дельбегенем стопудовым сражаться нам предстоит! Да и не по пути подземное царство Эрлика!

— Молчи! — точно молниями, сверкнула глазами девочка. — Ты снаружи подстилка, внутри потроха! Мал ещё мне советовать!

Молвила так Кадын и коня на закат алый — к подземному царству мёртвых — поворотила. Мускул единый на лице её не дрогнул, волос на голове не задрожал.

— Да пребудет с тобой сила гор, земли и воды! — вслед ей алтайцы кричали. Печальными взорами люди в подземный мир Кадын провожали.

Ачичук одна алых уст не раскрыла, слова доброго вдогонку принцессе не молвила.


Долго ли, коротко ли, добралась Кадын до горизонта линии, что на далёком багряном западе. Глядит девочка: там, где небесный свод с землёй соединяется, чёрный тополь семиколенный стоит без коры, с листвою, как зола, серою. Корни его в нижний мир упираются, ветви третьего неба касаются, ствол в десять обхватов. Сердце Кадын будто иголкой прокололось, по коже мороз пробежал.

Подъехала она ближе к тополю, спешилась, щель узкую, словно дождевым червём оставленную, разглядела в коре земной.

— Что за невидаль, хозяйка? — пятнистый Ворчун ощерился.

— В мир загробный вход — врата в царство Эрлика, — Кадын отвечала. — Лишь после смерти люди попадают туда, чтобы прежней жизнью на чёрном Алтае зажить. Скот пасти, кумыс пить, курут есть, на подземных зверей охотиться. Потому-то алтайцы покойников в царство мёртвых, как в дальний поход, снаряжают. Коней и верблюдов забивают, сломанные украшения, оружие и утварь в могилу кладут. Оживают в нижнем мире животные убитые, добро и скарб попранные вновь целыми делаются.

Сказала так принцесса, Очы-Дьерена стреножила, рысёнка дохой[32] медвежьей укрыла и в щель беспросветную прыгнула.

Едва ноги земли коснулись, завыло всё кругом, завизжало, заохало. Огляделась Кадын, ничего не увидела: солнце с луной на чёрном Алтае тускло-серые. Полумрак вокруг непроглядный стоит, а в нём семь пар красных глаз светятся. То семь мёртвых песельниц косматых, нечёсаных за ворот собольего кафтана Кадын ухватили и тянут со стонами нечеловечьими:

— Зачем ты в наш мир провалилась, треклятая? Мы очи твои выцарапаем, печёнку разорвём! Живой тебе здесь не жить, мёртвой не гнить!

Не испугалась принцесса сметливая, а в самую пору о подарке старухи Тырко-Чач вспомнила. Вынула она из рукава халата семь гребней с длинными зубьями и песельницам бросила. Тотчас они на землю холодную кинулись, космы лохматые расчёсывать принялись, а Кадын у них спрашивает:

— Где Диту — жених сироты Ачичук живёт, не знаете?

— Слыхом о таком не слыхивали, видом не видывали, — песельницы ей ответствуют. — Спустись-ка ты на второй слой мира подземного, что за болотами обширными, может, там о Диту ведают.

Перебралась Кадын через болота зловонные, вдруг снова слышит вопли, стоны, визжание! То семь рабынь умерших в одеждах ветхих за Кадын гонятся, подол кафтана собольего схватить пытаются.

— О-о-о! У-у-у! — заунывно воют. — Живую тебя умертвим, мёртвую тебя затопчем! Зачем тревожишь нас, мучаешь своим бестелесным присутствием?

Подняла Кадын воротник, увидали рабыни семь иголок с нитками, что Тырко-Чач подарила, схватили их и наземь опустились тотчас. Смолкли рабыни, прорехи на ветхой одежде зашивать принялись.

— Знаете вы, где Диту с круглым камнем на шее живёт? — принцесса их спрашивает.

— Знать не знаем, ведать не ведаем, уважаемая, — рабыни почтительно молвили. — Опустись ты на третий слой мира низшего, что за солёным озером из человеческих слёз лежит. Может, там Диту знают.

Только переправилась Кадын через солёное озеро, как дорогу ей семь шелудивых верблюдов преградили:

— Наша шерсть лезет, наши бока чешутся. Станем мы об тебя чесаться, станем тереться об тебя, пока старая шерсть не вылезет, пока новая шерсть не вырастет.

Тут вынула Кадын из кос семь шпилек с яшмовыми головками и наземь швырнула. Ударились шпильки о камни чёрные и в столбы из яшмы превратились. Начали верблюды о столбы тереться-чесаться, а Кадын у них спрашивает:

— Слыхали вы о Диту, Караты-каана сына утопшего? С круглым камнем на шее он в реку бросился.

— Не слыхали, уважаемая, — верблюды ей отвечают. — Но коли сам себя Диту жизни лишил, то ищи его в красном озере на слое четвёртом. Из крови убитых, самоубийц и смертельно раненных сотворено то озеро кроваво-красное.

Послушалась Кадын верблюдов, спустилась ниже и к берегу пурпурного озера вышла. Много людей в озере том сидело, алыми слезами истекало безмолвно. Пригляделась Кадын — не видно Диту. Кликнула его — не отозвался Диту.

Приуныла девочка, пригорюнилась. Видит на земле камень пегий с золотыми прожилками. Села она на камень и тут же о мёртвом хане вспомнила. У бездонного озера с мостом из одного конского волоса в вечном полумраке живёт он. Уж кто-кто, а хан подсобит ей, поможет!

Кадын - владычица гор

Спустилась она на пятый слой мира нижнего. Глядь — и вправду озеро чёрное, необъятное под землёю раскинулось. Тонкий мост из конского волоса над ним коромыслом висит. А на берегу, у костра, мёртвый хан сидит, густую араку из золотой чочойки пьёт.

— Здравствуй, Кадын-спасительница! — хан приветствовал девочку.

— Здравствуй, уважаемый! Как живёшь ты здесь? Как можешь?

— С тех самых пор, как освободила ты меня от гнёта джунгарского золота, вольготно живу в царстве Эрлика, — мёртвый хан молвил неспешно. — Всё тут есть: богатство и счастье, наслаждение и страдание, веселье и слёзы, пение и музыка. Праведника Эрлик-хан всем тем, что ему при жизни нравилось, одаряет, занятие любимое даёт. Но коли нарушал человек законы, клятвы не держал, богов и предков не почитал, старших не уважал, младших не опекал — душу его закуёт Эрлик в цепи железные.

Живут люди усопшие здесь, пока о них живые помнят. Коли вспоминают потомки имена отцов своих, асы — праздники поминальные — в их честь устраивают, то и местные жители яства вкушают, хлебно живут. Но лишь наступит забвение, обитатель подземный в бесплотную тень превращается, а после и вовсе исчезает. Отведай-ка ты араки моей с дороги, — мёртвый хан предложил Кадын.

— Спасибо, — головой вежливо девочка покачала. — Долго ты под землёй живёшь, уважаемый, всё видел, всё знаешь. А не слыхал ли ты о Диту несчастном, женихе сироты Ачичук безутешной?

— Мир наш подземный велик — из девяти слоев составлен. Есть в нём луна и солнце тусклые, есть болота обширные. Есть озёра, людскими слезами и кровью убитых наполненные. Озеро есть бездонное, чёрное, с мостом из одного волоса конского. Перейдёшь тот мост — среди умерших предков окажешься. Но нет среди нас Диту и никогда не было.

— Как же так? — Кадын хану мёртвому не поверила.

— Обманула тебя Ачичук, не сирота она, а ведьма Кучича зловредная. По приказу Кара-кама злобного обернулась она девицей и тебя, сердцем чистую, одурачила. Заманила в царство Эрлика, чтобы под землёй ты навеки сгинула. Нет тебе, живой, пути-дороги обратно! Лишь шаманам с их бубнами кожаными под силу меж мирами путешествовать.

— Неужели и вправду нет выхода? — тихо Кадын спросила.

— Поймёшь всё сама, коли притчу старую выслушаешь, — мёртвый хан сказал. — Давным-давно были все люди бессмертными. Рождались у них новые дети, внуки и правнуки. Скоро заполонили люди весь мир. Старились они, дряхлели, теряли слух и зрение, но жизнь не покидала их, а становилась мучением. Съели они всю траву и зверей, все реки выпили. Стали думать тогда люди, что делать, но не могли найти выхода. Тогда предложил мудрый ворон в средний мир смерть позвать. Согласились с ним люди, и улетел ворон далеко на запад и проник в подземное царство. Попросил он Эрлика людям смерть даровать. Выпустил подземный бог из дворца духа смерти, подхватил его чёрный ворон и принёс в средний мир. Так к людям смерть пришла. А ворон и потомки его получили от Эрлика дар — триста лет жить и умершей плотью питаться.

Справедлива была смерть. Через равные сроки к людям она приходила, знали они теперь, сколько лет им отпущено. И тогда жизнь вновь превратилась в мучение — дня смерти ожидание. В мир пришли злоба и зависть, вражда и насилие. Взмолились люди, и дошла их мольба до самого Ульгеня. И решил он, что сам будет отмерять срок живущим и никто не будет знать, когда прервётся алая нить его жизни.

С тех самых пор стала смерть к людям приходить неожиданно, и закрыть двери перед ней никому недозволительно, — окончил притчу мёртвый хан и смолк.

— Выходит, я саму смерть обманула?

— Выходит, так. Не по нраву твой поступок самовольный придётся Эрлику. Не выпустит он тебя в средний мир подобру-поздорову. Восвояси живьём не отпустит.

— Как же быть?

— Ступай-ка ты прямиком к Эрлик-хану, на чёрно-лысом быке ездящему. Всё ему без обиняков поведай. Строг владыка подземного мира, но справедлив. Авось смилостивится! Живёт он на девятом слое, во дворце из грязи и железа синего, на берегу реки Тойбодым, что людскими слезами наполнена. Стерегут его чудовища — дьутпа. Охраняют караульные — эльчи — с баграми наперевес.

Послушалась Кадын мудрого хана мёртвого, опустилась она в самый низ — на девятый слой мира подземного. Ко дворцу из чёрной грязи и синего железа вышла. Лишь сделала шаг к нему, чудовища жуткие, саблезубые на неё бросились, эльчи с баграми острыми наперерез кинулись.

Выхватила бесстрашная Кадын мечи семидесятигранные, но слышит вдруг вой громогласный, рокочущий:

— Не троньте волоса её единого!

Подняла Кадын голову и видит: великан пред ней исполинский на семи чёрных бобрах сидит — сам Эрлик-хан тривеликий! Громадный, как Белуха-гора, меж глаз его тридцать овечьих отар ляжет, на плечи тридцать табунов встанут. Глаза и брови у него как сажа чёрные, борода раздвоенная до колен тянется. Усы подобны клыкам, что, закручиваясь, за уши закидываются. Волосы густые, кудрявые до плеч спускаются. В семь медвежьих шкур Эрлик-хан одет. На опоясье меч зелёным железом блестит, луновидный топор сверкает, в руке чаша из человечьего черепа.

Не испугалась Кадын, не обомлела. Лишь почтительно голову пред владыкой подземным склонила:

— Приветствую тебя, высший правитель царства мёртвых!

Эрлик-хан ответно её не приветствовал, только брови сурово свёл:

— Как ты, человек с живой душою и кровяной плотью, в мой мир проникнуть осмелилась? Как нарушить закон жизни и смерти посмела, дерзновенная? Кто тебя Эрлика достославного обмануть надоумил, продерзкая?

Не дрогнула девочка, не оробела от блеска очей сверкающих, уст, гневом обезображенных.

— Никто, о владыка нижнего мира! — Кадын спокойно отвечала Эрлику. — Винить мне некого. Своевольно я вторглась в твои владения, самой и нести наказание. В твоей власти казнить меня, справедливейший. От твоей руки любую кару приму беспрекословно я!

Пристальным взглядом глаз бездонных Эрлик-хан с головы до пят смерил девочку. Не отвела глаз Кадын смелая. Гигантским пальцем чёрным Эрлик-хан поманил к себе девочку. Не испугалась Кадын, подошла безропотно. Раскрыл уста великанские Эрлик-хан, дунул на девочку раскалённым дыханием. Будто пламя пожара лизнуло её, но не убоялась Кадын, не сбежала — на месте стоит как вкопанная.

— От взора моего ни единый трус не скроется, — пророкотал Эрлик-хан. — Слуха моего ни одна речь лживая не обманет. Всё вижу, всё слышу, знаю всё. Богатыри при виде меня ум теряют, без памяти бегут. Алыпы, от меня убегая, семьдесят гор пятками в пыль истолкут, море с семьюдесятью заливами ногами в грязь истопчут. У силачей печень от страха обрывается, круглые сердца лопаются. Впервые вижу пред собой человека бесстрашного, отваги полного. Слышу правдивого человека, чистосердечного. Знаю, стоит предо мной хана Алтая дочь. На роду её многие подвиги великие написаны. Не прошла ты, Кадын, путь земной до конца, не окончила. Ступай туда, откуда пришла, — с миром тебя отпускаю. Ступай, но вечно помни, что жизнью своей адаму Эрлику — повелителю тьмы — ты обязана!

— От века до века великодушие твоё помнить буду, — Эрлик-хану Кадын земной поклон отвесила.

— А Кучиче, что против меня пойти осмелилась, привет шли подземный. Летать ей отныне над болотами смрадными сорокой чёрно-белой, — промолвил так Эрлик-хан и обернулся семиколенным тополем без коры, с листвою, как зола, серою.

Кадын - владычица гор

Глава 15

Смертный бой


Кадын - владычица гор

На высокие кручи, на горные уступы взбирался огненно-гнедой Очы-Дьерен, куда и когтистому зверю не подняться. На холодные острые валуны вспрыгивал, куда и крылатой птице не залететь. Частым лесом шёл, вёрсты копытами меряя, где меж деревьями и мухе не пролететь. По долам ступал, где камни, словно овчиной, кудрявым мохом обросли. По голым склонам на ледяные утёсы карабкался. Вверх глянешь — дно неба видно, вниз посмотришь — земли не видать.

Сколько перевалов позади оставили, сколько рек каменистыми бродами перешли — не считали. Но добрались наконец путники до места заветного, до конца пути дальнего.

Меж шестью малыми речками широкое поле лежало, высокой травой поросшее. Перерезано было поле оврагами. По их склонам отлогим да по берегам рек густые леса росли. А с южной стороны поля шесть скал с шестью отрогами высились, под облаками вершины прятали.

Шестьдесят шестой утёс тёмно-синий из них всех круче был. А в нём пещера громадная беззубый рот щерила — семиглавого тёмно-жёлтого Дельбегеня-людоеда то было логово.

— Место доброе, — кивнула Кадын, раздольное поле взором окидывая. — Здесь и сразимся с Дельбегенем поганым.

— Неужто в одиночку ты с людоедом гигантским в бой смертный пойдёшь? — рысёнок воскликнул испуганно.

— Решена судьба моя духами равнины и гор! Победа моя мудрым Телдекпей-камом предсказана. На роду моём торжество над Дельбегенем написано. Бояться мне нечего, — Кадын ответила.

Глянула она направо — лишь травы колышутся, налево посмотрела — только речки воркуют, по камням пляшут. Оглянулась назад — кроме тени, нет никого. На все шестьдесят сторон земли Кадын посмотрела, на все семьдесят взглянула — пусто, и ладони к устам приставила:

— Эйт! Тйох! Дельбегень треклятый, на мухортом иноходце с шестью ушами ездящий! Довольно тебе в пещере тёмной отсиживаться! Выходи в поле вольное на смертный бой! — зычно принцесса крикнула, только эхо отозвалось, лишь галька посыпалась. — Эй, Дельбегень вероломный, на свирепом, как барс, иноходце ездящий! Будет тебе в горах скалистых прятаться! Сразись со мною в бою честном!

Сказанные слова ещё не слетели с губ, как затряслись кручи горные, ходуном под ногами земля заходила. С утёса тёмно-синего покатились валуны стопудовые, кедры старые под себя подмяли.

Глядит Кадын — из пещеры носок сапога гигантского высунулся. Из семидесяти шкур чёрных буйволов тот сапог пошит. В страхе огненно-гнедой Очы-Дьерен заржал на десять голосов разных, мелкой дрожью пошёл, на дыбы, вспененный, поднялся. Круглое сердце его трепещется, тонкие рёбра гнутся со страху.

Только Кадын осадила коня, как из пещеры ручищи показались мохнатые, на ногах сапожищи подтягивают. Волосы на тех руках точно сосны рыжие, столетние. Ноги те и семьдесят алыпов не обхватят — надсадятся! Затрясся рысёнок от боязливости: шерсть дыбом встала, сердце чуть рёбра стуком не сломило, печёнка чуть не лопнула.

Лишь Кадын Ворчуна успокоила, из пещеры семь голов великанских одна за другой вылезли. Лысые головы, тёмно-жёлтые, а с макушек семь кос толстых, как гадюки, свешиваются. Семь носов Дельбегеня — семь горбатых гор, семь ртов — овраги глубокие. Четырнадцать ушей, как вершины скал, заострённые, четырнадцать глаз — котлы кипящие. А на средней голове — четвёртой — шапка мерлушковая с белой серебряной кистью высится.

Вылез Дельбегень из логова, выше туч возвысился. Плечи расправил, воздух из обширной груди выдохнул — облака разогнал во все стороны. Шуба с семью воротниками, из двух дюжин тигров пошитая, длинными полами по ногам его хлопает. В правой руке ржавый раздвоенный меч зажат. Меч свой людоед о звезды калил, на ледниках студил, об луну точил. В левой руке синий, острый, как молодой месяц, топор. Белым пламенем топор сверкает, ярче солнца поле освещает. Повращал Дельбегень зрачками мутными в разные стороны, никого не заметил.

— Что за алып посмел к моему дому явиться без приглашения? Какой богатырь меня на бой вызвать отважился? — семью глотками людоед загрохотал, на семь разных голосов завыл.

От крика его птицы с насиженных кладок слетели, звери, детёнышей своих покинув, убежали, скот с голубых пастбищ неведомо куда умчался. Шапка островерхая на голове Кадын не шелохнулась, косы, через плечи перекинутые, не качнулись.

— Это я, принцесса Кадын — Владычица! Достославного хана Алтая дочь десяти лет от роду! Вызываю тебя, Дельбегень недостойный, на великий бой! — храбро девочка в ответ крикнула, мечом семидесятигранным повела.

Блеснул меч огнём ярким, высек сноп искр золотых! Ослепил Дельбегеня блик солнечный, прищурился людоед — разглядел в поле всадницу малую.

— Потешаться, видно, ты надо мною, пигалица, удумала! А вот я тебя сейчас за дерзновенность щелчком двух пальцев на гору Белуху закину, выкину! — пророкотал так Дельбегень и одним шагом поле бескрайнее преодолел.

Опустился людоед на корточки — вершины кедров в оврагах примял. Прицелился в дерзкую всадницу, а та не лыком шита — шмыг и за утёс спряталась. Щёлкнул людоед со всей одури по утёсу гранитному да палец-то и сломал!

Во все семь глоток Дельбегень взвыл:

— Найду тебя — ноги отрублю, к голове приставлю! Голову отрублю, к ногам приставлю! — от воя этого в поле трава полегла, с лиственниц хвоя осыпалась.

А Кадын жива-невредима, правую бровь подняла, левый глаз прищурила и опять зовёт:

— Ну что, людоед подлый, сразишься теперь в честном бою с пигалицей? Али силушек не осталось?

— Не пристало мне с птенцом желторотым воевать! — людоед ревёт, точно сто медведей разом. — А за продерзание я тебя одним плевком зашибу!

Набрал Дельбегень в четвёртый рот, что посредине был, слюны погуще, прицелился во всадницу, а та юрк и на нос его сапога буйволиного вскочила. Плюнул людоед со всей силы да ногу себе и раздробил!

Заревел Дельбегень тёмно-жёлтый во все семь глоток:

— Мясо твоё с костей срежу, кости высушу, истолку, в кипящем чае сварю!

От рёва его вода речная из берегов вышла, с кедров в тайге шишки осыпались!

— Ну, людоед премерзкий, выйдешь ты теперь в чисто поле сразиться на равных со мною? — Кадын рассмеялась.

— Негоже мне с карлицей мизерной, меньше шишки лиственничной, силами мериться! Я тебя в три глотка проглочу и не поперхнусь даже! — как гром людоед загремел, как железо зазвенел.

Бросился гигант на всадницу, а та фьють — и за валун стопудовый отпрыгнула. Хватил людоед валун в зубы, глоток сделал, а камень в глотке глубокой и застрял.

Схватился Дельбегень за горло руками, повалился наземь, по полю катается: голова средняя задыхается. Сомкнулись очи её бездонные, изо рта слюна пенная свесилась: задохлась четвёртая голова людоеда-губителя.

— Веришь теперь в удаль мою богатырскую, людоед шестиголовый, плешивый? — насмешливо Кадын молвила. — Скрестишь, хромоногий, беспалый, мечи в бою с достославного хана Алтая дочерью?

— Твоя взяла, — отвечал Дельбегень со вздохом глубоким. — Кости мои не ломай, жилы мои не вытягивай!

А жди ты меня в чистом поле, мечи доставай, готовься к поединку равному. Дозволь мне лишь раны заговорить свои.

Согласилась великодушная девочка с людоедом хитрым. Развернула коня в поле раздольное, стала к бою приготовляться.

Вдруг туман густой всадницу обступил кругом, окутал.

Не видно ничего стало — хоть глаз выколи. Лишь высоко в небе туча тёмная, да там, где земная твердь с небосводом сходятся, чёрные клубы курятся.

И рассеялся туман, и Кадын увидела, что не туча то вовсе. Стая чудищ крылатых с клёкотом страшным над синим, над белым Алтаем летит. С головы — орлы с клювами острыми, сзади — львы с лапами когтистыми на подмогу Дельбегеню спешат. От взмахов их крыльев волны в реках поднимаются и опускаются, все семьдесят ветров криком кричат.

И рассеялся туман, и Кадын увидела, что не дым то чёрный курится. Свора серых волков со Злыднем во главе одноухим на помощь хозяином кликнуты.

Летят грифоны — сотни их, а может, и тысячи — все небо заполонили тенью гигантской. Бегут волки — несметное их полчище — землю под собой роют, глаза отмщеньем светятся.

Поняла Кадын, обманул её Дельбегень хитроумный, вокруг пальца обвёл. Не справиться ей в одиночку с нечестивым войском многотысячным. Видно, не прав был Телдекпей-кам мудрейший. Не суждено Кадын народ алтайский от людоеда навек избавить. Не суждено ей с победой славной в отчий дом вернуться. Суждено ей в неравном бою с тёмной нечистью погибнуть. А погибать раз — так с песнею!

Выхватила Кадын из налучья лук трёхсаженный, шестидесятигранный, из колчана стрелу с острым наконечником вынула. Прицелилась, тетиву до сотой зарубки натянула и с песней громкой в самое сердце волчьей стаи стрелу пустила.

Летит стрела железная по небу, летит удалая песня по ветру:

Напев горячий мой, земной

Расплавит камень ледяной,

Вослед словам встают цветы,

Засохший лес растёт опять:

Алтай — отец могучий ты!

Алтай — ты ласковая мать!

Гнездовья бросивши свои,

За песней стаи птиц летят,

Оставив пастбища свои,

И звери вслед бросают взгляд.

Кедровка бурая, вернись!

Моей беде ты пособи,

Мактанчик-Таш ты обернись

И Дельбегеня разгроми!

Лишь смолкла песня — достигла цели стрела.

Кадын - владычица гор

Ударила стрела в самое волчье месиво и семерых волков разом свалила. Замерла стая в страхе, но лишь на мгновение. Вожак одноухий громко взвыл, волков своих подгоняя. Не терпелось ему с молнией золотой — Ворчуном пятнистым — разделаться, позор свой кровью рысьей отмыть. Всё ближе и ближе стая наступает на всадницу. А по небу чёрной тучей грифоны с нечеловечьим криком летят, в мелкие клочья принцессу разорвать жаждут.

Прицелилась Кадын, вторую стрелу в небо пустить думала. Как видит вдруг, что за диво дивное? Навстречу грифам чудовищным, распрямив крылья круглые, птичья стая летит невиданная, неслыханная, удивительная! Сорока мастей здесь птицы, шестидесяти шести рангов: орлы и овсянки, коростели и ястребы, журавли и синицы, глухари и беркуты, воробьи и цапли, кречеты и аисты, кулики и лебеди, гуси и куропатки даже. Реки они крылами взбаламутили, когтями тучи вспахали. Стройно летят птицы, клином ровным, равновеликим. А впереди грозного войска пернатого кедровка часто перебирает крыльями — малая, бурая. На выручку принцессе торопится.

— Не страшись, прорвёмся, девонька! — кедровка Мактанчик-Таш из-под облаков кричит, крылом на землю указывает. — Пока сердце моё бьется, пока желудок варит, пока кровь в жилах кипит, не оставлю тебя, не покину! В тайге дерево дереву упасть не даёт, среди людей человек человека поддержит. А средь зверей — законы звериные!

Огляделась Кадын вокруг, сердце зашлось от нежданной-негаданной радости!

Широкое поле лесным зверьём поросло, словно травами. Стройными рядами, точно воины завзятые, звери на волков наступают с грозным рыком, воем, мычанием. Тут архары и лисы, бараны и выдры, куницы и маралы, дзерены и барсы, ирбисы и манулы, кабарги и медведи, зайцы и олени, тушканчики и лягушки, лоси, верблюды и мыши даже! А во главе войска звериного рысёнок Ворчун храбро вышагивает.

И сошлись в поле силы светлые с силами тёмными: птицы с грифонами крылатыми, звери с волками серыми — будто тронулся частый кустарник, словно сдвинулся чёрный лес. Разогнались на бегу и в полёте сшиблись намертво. Дрогнула земля, покачнулось небо! Загудело, застонало всё вокруг от крика ратного.

Нелегко лунокрылым птицам драться с грифонами.

Клювы у них, как железо, твёрдые; когти у них, как иглы, острые. Попробуй-ка достань таких! Но приноровились птицы, подладились — от грифонов пух и перья летят во все стороны! Швыряет птичье войско то вверх, то вниз чудовищ, человеческой плотью питающихся, то по земле волочат, то по небу.

Трудно зверям копытным да когтистым супротив волчьего воинства опытного сражаться. Клыки у волков острые, сердца жалости не ведают. Но и выдры с баранами, куницы с маралами не из робкого десятка. Волков когтями дерут, зубами таскают, копытами топчут, хвостами стегают, рогами бодают. За бесстрашным рысёнком сурки в жёлтых дохах идут, за сурками барсуки в серых кафтанах, за барсуками росомахи с круглыми щитами на чёрных спинах спешат, за росомахами медведи в бурых тулупах. Как реки в половодье берега обрывают, так рвут, кусают, дерут волков звери. Луки со стрелами впору суркам и куницам пришлись, оружие потяжелее олени и барсы взяли. Саженные копья легко, играючи верблюды подняли. Не на жизнь, а на смерть с Дельбегеневым полчищем рубятся! Мелкий щебень под их копытами рассыпается, крупный камень раскалывается.

Со всех сторон пернатая и звериная братия обступила орду нечестивую. Одному крыло оторвали, лапу другому вырвали, свалили третьего, четвёртый сам упал: ударили его сзади по темени. Отразила светлая армия удары волков с грифонами. Пришлось отступить назад войску тёмному. Отогнал его Злыдень матёрый в леса и горы дремучие и сам убежал ни с чем.

— Спасибо вам, птицы крылатые! Спасибо вам, звери с когтями и звери с копытами! Благодарю тебя, кедровка Мактанчик-Таш! — в пояс Кадын зверью лесному и горному поклонилась. — Вовремя на выручку подоспели вы! Не одолеть мне без вас воинства Дельбегенева!

— Тебе, Кадын добросердечная, всегда помочь рады! — звери и птицы ей ответили и разошлись, разлетелись по норам и гнёздам своим.

Посинел от гнева Дельбегень, позеленел, за битвой с шестьдесят шестого утёса наблюдающий. На мухортом иноходце с шестью ушами сидит, у коня от тяжести спина вогнулась, на губах пена, копыта в землю по щиколотку вдавились. Людоед тугой живот выпятил, руки в боки упёр, проклятья страшные вслед грифонам с волками шлёт. Но не прост людоед тёмно-жёлтый, недаром его хитроумным в народе прозвали. Всё предусмотрел Дельбегень, всё продумал, всё рассчитал. Взобрался он на самую верхушку утёса, ладонь к глазам приставил, в даль всматривается.

И видит он пыль столбом на горизонте, дым коромыслом. То не ветер летит северный, не Катунь сквозь пороги бежит бурная. То сонмище джунгарское людоеду на подмогу спешит, коней чёрных, как вороново крыло, погоняет. Плотным строем идут джунгары, в кожаные панцири закованные. На плечах воинов стёганые кафтаны с железными бляхами вшитыми, брони крепкие, копья длинные. Мечи у них железные, томроки острые, булавы тяжёлые. Победам войска джунгарского нет числа, поражений оно во веки веков не ведало. Сколько людей алтайских от оружия джунгар полегло — не сосчитать. Сколько народу безвинного сгубили они — не перечислить. Сколько свободолюбивых алтайцев в плен и рабство согнали — не упомнить! Страха джунгары не знают, пощады не ведают.

Возрадовался Дельбегень, на сонм Джунцина глядючи, возликовал. Победу лёгкую над принцессою предугадывает, смакует смерть Кадын неминуемую.

Но бесстрашно девочка в скуластые лица недругов смотрит. До последней капли крови готова принцесса с врагом проклятым сражаться. Стойко конец неизбежный согласна Кадын принять, с песней на устах удалой, молодецкой.

Выхватила она из налучья лук трёхсаженный, шестидесятигранный, из колчана стрелу с острым наконечником. Прицелилась, тетиву натянула так, что концы лука сошлись, и с песней громкой в самое сердце джунгарского полчища пустила стрелу.

Летит стрела железная по небу, живым огнём зажжённая. Летит удалая песня по ветру, храбрым сердцем рождённая:

Ты, доля чья под властью зла

Во тьме безрадостной была,

Кого навек укрыла мгла

В подземном мире Эрлика!

Огонь погасший ты зажги!

Умерших воинов воскреси!

Из царства мёртвого приди!

Джунгар проклятых победи!

Вдруг потемнело небо, зашумели все семьдесят ветров, и пролился над полем брани горький дождь холодный. И заструились тотчас по отлогим склонам ручьи тёмные, безмолвные. И в реки густые, чёрные стекаться начали. И слились реки в лавину тьмы непроглядную. Светлым днём Кадын солнца над головой не увидела, тёмной ночью луны в небе не нашла. То мёртвого хана всадники с глазами пустыми, прозрачными, блистая во тьме доспехами медными, в тиши жуткой коней своих на воинов Джунцина направили. Не успела Кадын соринку в глазу сморгнуть, всё поле бескрайнее людьми и лошадьми покрылось.

В полном безмолвии скачут на иноходцах могучие, чёрные, как земля в могильнике, воины. Оружие их серебром блестит, упряжь золотом сверкает. А с горной вершины смотрит на своих давным-давно умерших воителей-всадников мёртвый хан, холодный, как дно Телецкого озера. Не шелохнётся мёртвый хан, не пошевелится. Взгляд его, словно валун стопудовый, недвижимый, уста и семеро алыпов не разомкнут.

Тихо вокруг стало, точно в подземном царстве Эрлика, зловеще. А Кадын страха не ведает — в первом ряду ополченцев мёртвых сражается. Крепко рубится принцесса с джунгарами, стойко бьётся. Мечами семидесятигранными ловко орудует, духа перевести ей некогда. Валятся враги бездыханные, кипит сеча кровавая!

Земля дрожит, небо от топота ног и копыт колыхается. Горы, как сарлыки[33], прыгают, холмы, как телята, скачут. Семь дней живые и мёртвые воины боролись, большие горы разрушая, реки вытаптывая. Девять дней сражались, все камни в пыли растоптали, все тучи в небе перемешали. За воротники один другого ухватив, через девять гор, через девять рек друг друга перебрасывали. Глаза мёртвых воинов синим пламенем полыхают, дыхание, как густой туман, расстилается. Стрелы, как молнии, недругов разят, копья без промаха бьют. По щиколотку их ноги в землю уходят, когда на твёрдом камне борются, в рыхлой почве по колено увязают. Ни один не упал, ни один рукой земли не коснулся.

И не выстояли джунгары, не смогли с ужасом ледяным в сердцах совладать, дрогнули. Изорвались их панцири в клочья, на ногах и руках кости обнажились. Истощились джунгары, поддались натиску мороков. Побросали мечи и копья, как муравьи из горящего муравейника, понеслись-побежали. Рассыпалось непобедимое войско Джунцина, как горного хрусталя осколки, в разные стороны. В ужасе, теряя коней и оружие, ног под собой не чуя, устремились враги вон с поля ратного.

Тридцать вёрст без передышки гнали джунгар воины хана мёртвого, по пятам их преследовали. Реки из берегов выходили, когда остатки Джунцинова войска бродом шли, камни дымились и золой рассыпались, когда по суше бежали. Ни моря, ни скалы остановить этот бег не могли. В тот день много джунгарских ратников на поле у шестьдесят шестого утёса полегло, погибло. Долго ещё будет помнить коварный Джунцин месть мёртвого хана, им когда-то обманутого.

Лишь след джунгара последнего простыл, лишь замыкающий конник в полчище мёртвого хана исчез, понял Дельбегень, что проиграна им битва с принцессою.

— Твоя взяла, — со вздохом, как горный каньон, глубоким людоед молвил. — Разгромила ты меня наголову, как мудрый Телдекпей-кам предсказывал. В твоей власти отныне я, делай со мной что вздумаешь. Хочешь, режь меня, хочешь, бей меня, заслужил я наказания самого сурового. Прикажешь полдневное высокое солнце достать — достану, повелишь десятидневную луну к порогу прикатить — прикачу. Много я людей алтайских на своём веку погубил, много жизней искалечил. Справедлива ты, великодушна ты, из твоих рук любую кару приму! — Опустился великан на колени, головы так низко склонил, что косы на лбы свесились, земли коснулись. А следом шесть слез тяжёлых о землю ударились.

Глянула Кадын на Дельбегеня дрожащего — палец вывернут, нога искалечена, голова одна мёртвая болтается. Стоит перед ней на коленях жалкий, ничтожный старик израненный.

— Убирайся ты в тайгу непролазную с глаз моих! — с сердцем холодным, как вечный камень, принцесса приказала. — К людским стойбищам на полёт стрелы не смей приближаться! А узнаю, что человеческой плотью питаешься, — из-под земли достану, и пощады тогда уж не жди от меня! Пополам тебя разорву, одну половину на вечную ледяную гору заброшу, другую в море утоплю!

— Благодарю тебя, Кадын благородная! Небом и землёй клянусь волю твою исполнить! До конца дней наказ твой помнить буду! За великодушие твоё тысячу белых овец от меня прими, тысячу красных быков, тысячу чёрных сарлыков, тысячу одногорбых верблюдов и сто шкурок собольих в придачу! А уговор наш мирный лепёшкой ячменной скрепим, по куску с разных сторон откусим! Лепёшка эта на грудном молоке семерых ханских жён замешена, слезами посолена, с наговором испечена, грифонами из дальних мест принесена, — сказал так Дельбегень и берестяной поднос с ячменной лепёшкой чёрствой, пополам разделённой, принцессе подаёт.

— Скрепим уговор, и делу конец! — Кадын согласно кивнула и в небо ясное взор уставила. — Сорока с кедровкой не поделили чего-то, ссорятся!

Только людоед головы вверх задрал, чтобы на птичью драку поглазеть, крутанула Кадын поднос берестяной — половинки лепёшки местами сменились.

Смело взяла она в руку ту, что Дельбегеню полагалась — всю до последней крошки съела!

Возликовал людоед коварный, аж кисточка на шапке дыбом встала.

— Шею сильнее вытяни, скудоумная! — закричал он, точно в бубен застучал. — В последний раз на Алтай посмотри, бестолковая! На солнце, на луну погляди, со звёздами попрощайся! У коровы длинный хвост, только шерсть на нём короткая! Разгромила ты войска мои наголову, да сама теперь головы лишишься! — взревел так Дельбегень радостно и разом свою половину в рот отправил.

На солнце он поглядел, на луну посмотрел, шеей, как сова, повертел, все двенадцать глаз перекосились. За живот людоед схватился, согнулся, точно пополам сломали его, в три погибели, и наземь рухнул замертво. Проглотил он половину лепёшки отравленную, что для Кадын приготовил злонамеренно. Лопнула печёнка его чёрная, и душа людоеда вместе с дымом рассеялась по ветру. Поделом ему, каверзному!

А Кадын, после боя утомлённая, силушку вдруг ощутила богатырскую. Прилила кровь молодецкая в сердце, в голову, в руки-ноги уставшие, забурлила. Кости молодые окрепли, плечи согнутые распрямились. Заиграла удаль залихватская в теле девочки — то лепёшка ячменная, брату Бобыргану предназначенная, мощью да крепостью Кадын одарила.

Тут и сбылось пророчество старого Телдекпей-кама: одолела Кадын Дельбегеня проклятого! И в силе, и в ловкости, и в смекалке лучше его стократ оказалась.

Вынула Кадын из опоясья людоедова меч раздвоенный, намотала косицу его на свою окрепшую, будто из железа отлитую руку и отрубила Дельбегеню голову плешивую. Ту самую, что в шапке мерлушковой с белой серебряной кистью да с валуном в глотке застрявшим, — в заплечный мешок её положила. Тело людоеда чёрной горой вздулось, кровь синяя озером ядовитым разлилась.

Иноходец мухортый с шестью ушами к озеру тому подошёл, голову наклонил, пить стал. Сбруя на нём золотом украшена, грива в косы заплетена, до бабок опускается, хвост на Млечный Путь похож. Уши у иноходца лепесткам цветов подобны, глаза прозрачны, будто майским мёдом налиты.

Накинула Кадын на иноходца аркан в шесть сажен длиною. Взвился свирепый, как барс, конь, на дыбы встал. На передние колени грохнулся, на четыре копыта поднялся и так задними ногами взбрыкнул, что день стал чёрным, как ночь. Хотел лягнуть девочку, но копыто о булаву железную разбил. Хотел укусить, но зубы о небесно-голубой томрок обломал. И помчался конь, поскакал по шестидесяти шести утёсам, но не выпустила Кадын аркана из рук. Храпел иноходец, хрипел иноходец, устал, взмок. Взяла его под уздцы принцесса, Очы-Дьерена милого оседлала, Ворчуна на луку посадила, арчимак с головой Дельбегеня к седлу приторочила и в обратный путь тронулась.

А над головой её тем временем кедровка бурая изловчилась и сороку чёрно-белую в самое темечко твёрдым клювом тюкнула. Камнем сорока на землю с небес упала и тотчас ведьмой Кучичей бездыханной обернулась.

Кадын - владычица гор

Глава 16

Владычица гор


Кадын - владычица гор

Кадын днём не дневала, ночью костра не разжигала, солнца не видела, луны не замечала — домой спешила.

Дни, будто стаи перелётных птиц, летели. Недели медленно, словно змеи, ползли. Весёлой переступью под Кадын добрый конь бежал: родной очаг широкими ноздрями чуял. А за конём тысяча белых овец, словно семинебесное облако, плыла. А за ней тысяча красных быков, точно багряный закат, шла. Тысяча чёрных сарлыков, будто грозовая туча, вышагивала. Тысяча одногорбых верблюдов длинным караваном тянулась.

Роняет берёза золотую листву, золотые иглы теряет лиственница. Дуют злые ветра, падают холодные дожди. Осень уходит, зима приходит.

Долго ли шли, коротко ли — нам не ведомо. Только кедровка бурая, что над головой Кадын всю дорогу кружится, поведать может. Да языка мы не понимаем её, двух светлых росинок не довелось нам испить.

Сколько времени на спине Очы-Дьерена Кадын сидела — не помнит. Как в родной край — затерянную землю — попала, не поняла. Вот увидела она в синем небе меж шестью святыми вершинами Табын-Богдо-Ола дым очагов укокских. Увидала в долине, как поднос, плоской остроконечные верха аилов отчих. Это стойбище хана Алтая до самого конца земли, до края неба раскинулось!

Посмотрел кругом Алтай — что за диво дивное? Долина будто снегом занесена: белых овец не сосчитать! На холмах красные стада, на горах несметные караваны и табуны всех шестидесяти мастей! Млечный Путь вдалеке мерцает — то иноходец мухортый с шестью ушами золотом сияет! А впереди на огненно-гнедом коне с белой звёздочкой во лбу дочь его Кадын любимая едет.

Рыбы из воды выглядывают, лягушки на берег выпрыгивают. Пугливые птицы из гнёзд слетаются, звери из нор выползают, деревья хвоей шевелить не смеют — на Кадын любуются. На сухостое почки живым соком наливаются, кожура трескается, каждый листок, каждый цветок осенний к принцессе повернулся. Тёплый дождь над Укоком пал, тёплый ветер повеял, солнце выше поднялось, семицветная радуга на плечи Кадын встала.

Укокцы, кто верхом был, спешились, чтобы красотой принцессы полюбоваться. Кто пешком шёл, на землю легли, чтобы в глаза принцессы взглянуть. Не узнать им Владычицу свою: возмужала девочка, похорошела, расцвела! Сверкает лицо её, как луна десятидневная, очи — черёмухи ягоды, губы, словно брови тетерева, светло-алые, щёки нежные, как лепестки маральника. Против радуги она вторая радуга. Спереди на неё посмотришь — направо солнце стоит, налево — луна. Со спины взглянешь — звёзды мерцают. Её лунно-солнечную красоту, звёздную красоту дымом костра не закоптишь, сажей очага не запачкаешь. Человек, сказать, — нет, не человек она. Алып, сказать, — нет, не алып она. Владычица гор Алтайских — Кадын — победительница и заступница!

Кадын - владычица гор

Остановилась Кадын у аила белого семигранного, спешилась. Отца побелевшего, словно снегом занесённого, горячо обняла, узду коня мухортого в морщинистые ладони вложила. Брата Бобыргана троекратно поцеловала и меч раздвоенный, о звёзды калённый, на ледниках стуженный, об луну точённый, ему протянула. Мактанчик-Таш, что из кедровки вновь в шаманку обернулась, крепко к груди прижала. Сняла Кадын арчимак с седла, к ногам её бросила. Выкатилась из арчимака голова людоедова с глазницами мёртвыми, с устами высохшими — возликовали люди укокские!

От многих тёмных сил нечестивых освободила Кадын алтайцев. Солнечной радости укокцам она дала, лунной радости им подарила. В этой светлой радости вечно живите, люди, о Кадын во веки веков помните!


Сколько зим с той поры растаяло, сколько вёсен отцвело, никто не знает. Сколько лет минуло, один Ульгень с белой шапкой в белых волосах, на белой кошме почивающий, ведает. За это время скалы рухнули, горы поднялись. Там, где леса шумели, — камни обнажились, на голых камнях тайга выросла. Давно всё это было, а теперь только сказка-чорчок осталась.

Но с тех пор по всему белому Алтаю, по синему Алтаю, по золотому, просторному Алтаю укокцы луноликие, темноволосые, черноглазые расселились. И род их никогда не угаснет, будет жить и множиться на земле, пока люди о Кадын помнят.

Пусть память о твоих подвигах, Кадын, людей радует! Пускай надежду в слабые сердца вселяет, отвагу сильным даёт. Вечно в песнях живи, Кадын — Владычица гор Алтайских!

Кадын - владычица гор

О конкурсе

II Международный конкурс имени Сергея Михалкова на лучшее художественное произведение для подростков стал возможен благодаря поддержке Общероссийской общественной организации Российское Авторское Общество, двери которой всегда открыты для молодых и талантливых литераторов. Мы уверены, что этот благотворительный жест значительно приблизил момент возрождения подростковой книжной культуры на русском языке.

Российский Фонд Культуры благодарит Фонд подготовки кадрового резерва «Государственный клуб» за внимание ко II Международному конкурсу имени Сергея Михалкова на лучшее художественное произведение для подростков. Поддержка нашего проекта по духовному просвещению, нравственному и патриотическому воспитанию подрастающего поколения — акция, прекрасно дополняющая собой программную деятельность «Государственного клуба».

Примечания

1

Войлок, подкладываемый под седло или под седёлку.

2

Кедровый лес.

3

Растение семейства вересковых, один из видов рододендрона.

4

Дикий козёл.

5

Многолетнее травянистое луковичное растение.

6

Лилия кудреватая, многолетнее луковичное растение.

7

Переносная сума-вьюк.

8

Мясо марала.

9

Сказитель.

10

Животное из отряда грызунов, по размерам меньше крысы, ставящее к зиме у входа в нору стожок сена.

11

Войлочный ковёр из овечьей или верблюжьей шерсти.

12

Кам — колдун, шаман. В старину алтайцы верили, что кам может общаться с богами и духами, может угадать прошлое, предсказать будущее, наслать беду, вылечить или умертвить человека.

13

Крепкий алкогольный напиток.

14

Глава племени, князь.

15

Чашка, похожая на пиалу, режется из твёрдого нароста на берёзе или из комля, то есть из нижней, прилегающей к корню части дерева.

16

Камлать — шаманить, гадать, ворожить и лечить.

17

Певица, исполнительница.

18

Великан. Об алыпе алтайские сказители говорят, что на переносице между глаз у него может пастись стадо овец с тридцатью баранами. На каждом плече алыпа гуляют табуны лошадей с тридцатью жеребцами. Когда алыпы дерутся, горы прыгают, моря выходят из берегов, скалы рассыпаются в песок.

19

Метательное оружие, состоящее из ремня или связки ремней, к концам которых привязаны обёрнутые кожей круглые камни.

20

Кожаный пояс, украшенный серебряными бляшками, к которому прикреплялось оружие.

21

Футляр из кожи для ношения лука.

22

Суконная, ковровая, меховая подстилка под конское седло сверх потника.

23

Мука из поджаренных зёрен ячменя.

24

Алтайское национальное блюдо: шарики из теста, жаренные в жире.

25

Особым образом сквашенное кипячёное молоко.

26

Ай-эски — старая луна.

27

Колокольчик из железа или дерева, который подвешивается на шею пасущейся коровы или лошади.

28

Исполнители кая — горлового пения, распространённого среди коренных жителей Алтая.

29

Нож-складень.

30

Алтайский щипковый музыкальный инструмент с двумя волосяными струнами. Длина около 780 мм. Способ игры — бряцание.

31

Верховая порода лошадей.

32

Шуба из шкур мехом и внутрь и наружу.

33

Длинношёрстный горный бык.


home | my bookshelf | | Кадын - владычица гор |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу