Book: Драм



Драм

Андрей Щепетов

Драм

Драм

Название: Драм

Автор: Щепетов Андрей

Серия: Романы серии LitRPG (второй сезон)

Издательство: Самиздат

Страниц: 352

Год: 2014

Формат: fb2

АННОТАЦИЯ

Если вас угораздило попасть в виртуальный мир — не пугайтесь.

Просто заведите себе оружие и смело отстаивайте своё право на жизнь.

Монитор поморгал цифрами и уставился на меня голубым прямоугольником. Так, заглянем на почту. Ничего нового - обычная рутина. А это что? Курсор замер на ядовито-красной строке: “ Тени Миров”. В теме сообщения значилось: “Поздравляем. Вы стали обладателем бонуса!” Ну, нет. Я в эти игры не играю. Стоит только связаться - потом не соскочишь. Я покинул почтовый ящик и занялся насущными делами. Сводки, отчёты, инструкции. Через некоторое время я вдруг понял, что работать нормально не могу. Проклятое послание стоит у меня перед глазами и не даёт сосредоточиться. Ничего не могу с собой поделать - слово “бонус” действует на меня так же, как на некоторых “распродажа”. Поняв, что единственный выход выпасть из прострации - это узнать, чего обещают, я снова набрал логин и ввёл пароль. Ядовитая надпись никуда не делась. Щелчок мыши - и на меня уже смотрит малоодетая, и оттого чертовски привлекательная девица с мечом в руке. Вокруг амазонки расстилается туман. Глаза воительницы манят к себе, а её взгляд сулит райские кущи. Занятная картинка. Вот черти, знают своё дело!..

Андрей Щепетов

Драм

Глава 1

Монитор поморгал цифрами и уставился на меня голубым прямоугольником. Так, заглянем на почту. Ничего нового — обычная рутина. А это что? Курсор замер на ядовито-красной строке: “ Тени Миров”. В теме сообщения значилось: “Поздравляем. Вы стали обладателем бонуса!” Ну, нет. Я в эти игры не играю. Стоит только связаться — потом не соскочишь. Я покинул почтовый ящик и занялся насущными делами.

Сводки, отчёты, инструкции. Через некоторое время я вдруг понял, что работать нормально не могу. Проклятое послание стоит у меня перед глазами и не даёт сосредоточиться. Ничего не могу с собой поделать — слово “бонус” действует на меня так же, как на некоторых “распродажа”. Поняв, что единственный выход выпасть из прострации — это узнать, чего обещают, я снова набрал логин и ввёл пароль. Ядовитая надпись никуда не делась.

Щелчок мыши — и на меня уже смотрит малоодетая, и оттого чертовски привлекательная девица с мечом в руке. Вокруг амазонки расстилается туман. Глаза воительницы манят к себе, а её взгляд сулит райские кущи. Занятная картинка. Вот черти, знают своё дело!

Под ярким рисунком витиеватыми буквами было выведено название игры, а чуть ниже расположилась назойливая строка, которая гласила следующее: “ Не упусти свой шанс! Окунись в мир иллюзий, и преврати свою жизнь в сказку!” Ну, разве что посмотреть. Исключительно из любопытства. В конце концов, пять минут ничего не решают.

Я направил курсор на рисунок и нажал кнопку. Тут же весь монитор заняло изображение золотого кольца с незнакомыми буквами, и подул ветер. Через мгновение слабый сквозняк превратился в вихрь, в центре кольца возникла воронка. Я странно вытянулся, ещё пара секунд, и неведомая сила затянула меня внутрь экрана.

Открыл глаза, осмотрелся. Мать честная! Вокруг меня, насколько хватало глаз, расстилалась голубая равнина, покрытая фиолетовой травой. На ней в беспорядке расположились скальные островки серого цвета. Каждый из них был украшен каменным шпилем, похожим на башню замка.

Я ущипнул себя за руку, но не проснулся. Вот, значит, как. Ну и где обещанное? Где бонус или хотя бы девица? Я пытался бодриться, но всё равно было не по себе. Каким-то образом я оказался в игре. Так не бывает, но это случилось. И почему со мной? Да потому что любопытство — это порок. Не лез бы, куда не надо — сидел бы дома, а так… А может я любознательный, что тогда? Да какая разница — любопытный или любознательный, один чёрт. От философского словоблудия меня отвлёк маленький плоский предмет, который я вдруг нащупал в кармане брюк.

Незнакомым объектом оказалось карманное зеркальце. Я посмотрелся в него и обомлел. На меня глядело моё собственное лицо с мохнатыми ушами. Не успев как следует выругаться, я вдруг ощутил, что артефакт ожил. Зеркальная поверхность пошла рябью, и вскоре на нём появилась надпись: “Вам доступен квест “Поговори с зеркальцем”. Чувствуя себя полным идиотом, я прочистил горло и произнёс первое, что пришло в голову:

— Свет мой, зеркальце, скажи…

— Не-не-не, даже не начинай, — ожило вдруг стекло. — Ты себя во мне видел?

Я согласно кивнул.

— Тогда чего спрашиваешь?

— Надо же как-то разговор начать.

— А-а, квест? — догадался артефакт.

Я снова кивнул.

— Тогда вот что, — продолжил мой собеседник, — принеси мне кремнецвет.

— А что это такое?

— Цветочек такой, — пояснило зеркальце, — на вид неказистый, но страшно полезный.

Когда я слышу сочетание “страшно полезный”, мне почему-то представляется бутылочка рыбьего жира с надписью “Яд” и картинкой в виде черепа со скрещенными мослами. Из задумчивости меня вывел мелодичный перезвон, раздавшийся из зеркальца. Я взглянул на экран. На гладкой поверхности появилось изображение растения, похожего на репей. Под неприглядной флорой виднелась коротенькая запись: “Кремнецвет — растение семейства осколочных. Растёт во многих локациях. Обладает неприятным запахом и …” Знать, чем ещё обладает этот кактус мне не хотелось. Я сунул артефакт в карман и отправился на его поиски.

Не успел я ступить и пары шагов, как из фиолетовой травы выпрыгнул суслик и вцепился мне в ногу. Паскудный зверёк почему-то был в каске. Острые зубки мгновенно прогрызли кожу, и из ранки потекла кровь. Я со всей силы ударил агрессора по макушке, но на него это не возымело никакого действия. Наглый грызун, как ни в чём ни бывало, сосал мою кровь. Ну, это уж слишком! Попил кровушки — и хватит! Схватив хулигана за тельце, я оторвал его от себя и с силой ударил о землю. Суслик затих, и из него выпал какой-то предмет. Это была резиновая дубинка. В кармане завибрировало. Я достал из штанов зеркальце — на поверхности появилась линия, обозначающая здоровье. Рядом сияло неприятное сообщение — минус пятнадцать процентов.

— Кто же сусликов по каске бьёт? — попеняло мне стекло.

— Что это было? — ответил я вопросом на вопрос.

— Моб, — ответил артефакт.

— Кто? — не понял я.

— Мобы — это такие уродцы, которых надо убивать.

— Зачем? — спросил я у кровожадного гаджета.

— Да мало ли, — блеснул поверхностью мой собеседник. — Для набора опыта, например. Или денег. Иногда с них падают разные полезные вещи. Как в твоём случае.

Зеркальце изобразило на себе дубинку, подписав снизу: “Дубинка — примитивное оружие. 1–2 уровень”. Я хотел ответить что-то в духе принципиального пацифизма, но не успел. Резкая боль в ноге заставила меня изменить мировоззрение. Опять вредный суслик! Я поднял с земли дубинку и ударил хулигана по тельцу. Грызун посмотрел на меня обиженными глазками и упал без чувств. Экранчик пронзительно пискнул: “Здоровье — минус тридцать пунктов. Опыт — плюс один процент”. Я уставился на две ранки на ногах. Если так пойдёт дальше — я помру неопытным нубом в затерянном мире.

— Ты за цветочком идёшь или нет? — вывел меня из задумчивости артефакт.

— Иду, — я отбил набег очередного суслика. — Ещё бы знать куда.

Зеркальце в очередной раз тренькнуло и набросало мне план локации. На голубой поверхности рваными треугольниками выделялись скальные островки. Некоторые из них были украшены небольшими репьями — кремнецветами. Сориентировавшись, я двинулся к ближайшему каменному шпилю, торчавшему неподалёку. По пути, ловко орудуя свежеприобретённым оружием, пришиб ещё несколько зубастиков. Мой опыт подбирался к двузначной цифре, а линия жизни ползла к отметке в сто процентов.

Лёгкость, с которой я отбивал набеги местной фауны, усыпила мою бдительность. Я уже было собрался ступить на каменистую поверхность острова, как прямо передо мной возник скелет. Ни сказав ни слова, бывшее тело с размаху ударило меня костяшкой по голове. Я успел уклониться, и удар пришёлся в плечо. Больно!

— Минус двадцать процентов здоровья! — пискнуло зеркальце.

Череп ухмыльнулся (может, показалось?) и замахнулся снова. Но и я уже не новичок. Резиновый цилиндр ткнулся в пустую глазницу — здоровье моба сократилось на треть. Я провернул в черепе своим оружием, полоска жизни над скелетом стала красной. Внезапно монстр исхитрился и пнул меня костлявой ногой. Вот тут я разозлился по-настоящему! Выдернув каучуковый стержень из уродца, я напрочь снёс пустую голову. Потеряв ориентацию, мой противник бестолково замахал костями в пространстве. Наконец, видимо осознав, что без головы сложно существовать даже таким типам, как он, скелет упал на землю и затих. Рядом с поверженным мобом возникла коробочка с красным крестом.

Я раскрыл аптечку — внутри плавал какой-то кисель. Окунув палец в подозрительную субстанцию, я уставился на зеркало.

— Лечится тебе надо, — ответило на немой вопрос стекло.

Не обращая внимания на двусмысленный совет гаджета, я схватил коробочку и вылил всё её содержимое на себя. Зеркало разразилось торжественной трелью — зелёная полоска моего здоровья была полностью восстановлена. С одежды медленно стекала розоватая слизь. Со стороны галантерейной вещицы раздалось хихиканье.

— Нетрадиционная медицина, да? — веселилось стекло.

Я уставился на смеющийся экранчик.

— Это надо пить! — пояснил артефакт.

— Я непьющий, — глупо сострил я и направился к кустарнику, в котором узнал искомое растение.

Подойдя ближе, сорвал шипастый цветок. Миллионы игл вонзились в ладонь. Онемевшие пальцы тут же разжались и выпустили растение из рук. Здоровье было подорвано на тридцать пунктов! Что за…

— Поднеси меня к нему, — зеркальце осталось равнодушным к моим страданиям.

Взяв артефакт в здоровую руку, я приблизил его прямо к лежащей на земле колючке. Галантерейный болтун распластался над поверженной флорой и втянул растение в себя. Смачно икнув, сытый гаджет уставился на меня честным экраном.

— Мне для яркости надо, — пояснил стеклянный вампир.

В следующую секунду ровная поверхность заволновалась, и на ней появилось изображение самого зеркальца. “Вами завершён квест ”Поговори с зеркальцем”. Теперь вам доступны другие квесты”.

— И что дальше? — назрел у меня вопрос.

— Откуда я знаю? — ответил прибор. — Ты же играешь!

Я уставился на своего собеседника.

— Слушай, я тут случайно, — я попытался объяснить артефакту все обстоятельства моего пребывания в странном мире, но оправдываться перед зеркалом было как-то неловко, и мне пришлось зайти с другой стороны: — Что это за место? Почему я здесь очутился? Как отсюда выбраться?

— Прежде чем лезть в игру, — тон стекла сделался наставительным, — надо хоть немного изучить правила.

На поверхности собеседника появилась знакомая заставка с девицей, под которой висело ненавистное название — “Тени миров”. Нажав на иконку “Правила”, я углубился в изучение игры. Если описать вкратце, что я там почерпнул, то получалось, что мне посчастливилось попасть в страну, полную тёмных сил и загадочных существ. Выходило, что я — это примитивнейший хоббит, находящийся на низшей ступеньке развития. Весь виртуальный мир вокруг представлял из себя множество локаций, отличающихся различной природой и разномастными монстрами. Названия местностей наводили на мысль о нездоровой фантазии создателей данной игры. "Лукоморье", "Леса андромеды", "Лорнака" не оставляли сомнений в том, что окружающая меня действительность — это странный микс из различных миров.

Я нажал на значок “Доступные квесты”. Их оказалось ровно три: “Встреть Мага”, “Наступи на гнома” и “Блокнот Бильбо”.

— Я что, Фродо!? — пронзила меня страшная догадка.

— У тебя мания величия, — тут же отозвался экран.

Я облегчённо вздохнул.

— Значит, мне не надо тащиться с кольцом в Мордор?

— Чего тебе там делать-то? — ответило стекло.

Я не то, чтобы обиделся, но слова зеркальца затронули моё самолюбие. Откровенная плоскость намекала на мою неспособность к подвигам. Хотя, с другой стороны гоняться за лаврами самого известного хоббита у меня и в мыслях не было.

— И как мне быть? — я по-прежнему не понимал, что делать дальше.

— Эх ты, темнота! — пискнул вредный артефакт.

Я счёл, что спорить с источником информации дело неблагодарное, поэтому промолчал.

— Выполни десятка два квестов, — продолжило поучат меня стекло, — соверши несколько подвигов. Глядишь, и доберёшься до пятнадцатого уровня. Если доживёшь, конечно, — добавило зеркальце.

— И что тогда? — сделав вид, что не расслышал последней фразы, спросил я.

— Это будет означать конец игры, и ты сможешь вернуться домой, — на гладкой поверхности появились знакомые очертания моего жилища. Ностальгия по дому выдавила из меня скупую слезу.

— А быстрее нельзя? — без всякой надежды спросил я.

Зеркальце молчало. Я с удивлением посмотрел на блестящий квадрат.

— Есть один дом, — всколыхнувшись поверхностью, гаджет изобразил на себе двухэтажный особняк. — Тот, кто сумеет сладить со всеми духами, обитающими внутри, сможет открыть потайной ход и покинуть игру. Только с таким снаряжением, как у тебя, там делать нечего.

Я ещё раз посмотрел на строение. От него веяло страхом и неприятностями.

— А как же бонус? — внезапно меня осенила догадка.

— Какой ещё бонус? — встрепенулось стекло.

— Которым меня сюда заманили, — напомнил я зеркальному склеротику.

На гладкой поверхности появился значок в виде блестящего свёртка в праздничной упаковке. Под картинкой значилось: “Подарки”. Кто ж их не любит, пусть они даже и виртуальные! Я нажал на изображение и тут же пожалел о содеянном. Свет померк, стало темно. В голове галопом пронеслась мысль о бесплатном сыре и ловушке для грызунов. Я хотел потрогать глаза, но не смог. Руки наткнулись на препятствие. Осторожно ощупал то, что сидело на голове. Да это же… Я отодвинул забрало и снова стал зрячим. Оглядел себя сверху вниз. Вот это да! Меня облачили в новенькие, сияющие изумрудным блеском доспехи. Тело защищал панцирь, на руках красовались краги и наручи, ноги облачились в поножи. Но самое главное — на боку из ярко-зелёных ножен торчала золотая рукоять. Я взялся за неё потянул на себя. Холодная сталь подалась, и в моей руке засиял массивный на вид, но удивительно лёгкий меч.

— Неплохой прикид, — звякнуло зеркальце. — Плюс сто процентов к силе и ловкости и семьдесят — к защите. К тому же эти доспехи обладают дополнительными возможностями.

— Это что же, и есть мой бонус? — конечно, я чувствовал себя более защищённым в новом костюме, но всё равно был разочарован. От халявы всегда ожидаешь большего, нежели тебе предлагают. Я чувствовал себя обманутым.

— Чем ты недоволен? — взвилось зеркальце. — Да за такие доспехи любой игрок в лепёшку готов разбиться, а он нос воротит.

Расстроенный, я не стал спорить с зеркальцем. Мой палец нажал на значок под названием “Дом”, и я оказался у входа в мрачное здание.

— Потайной ход находится в самом центре дома, — стекло набросало на себе план из десятка комнат. — Ключ надо выбить у самого сильного призрака. Его зовут Малфас, восьмой уровень. А вообще тут много всякой нежити: фантом, этот так себе, привратник, он посильней, рыцарь, седьмой уровень. В общем, мёртвого народу тут, как грязи, и в одиночку тебе не справиться.

— И что делать? — я растерянно стоял возле чёрных створок.

— Надо раздобыть помощников, — ответило зеркальце.

Я посмотрел на гаджет.

— Есть такие амулеты, — пустилось в объяснение стекло, — с помощью которых можно вызывать разных зверей для защиты и нападения.

— Как их добыть? — информация собеседника пробудила во мне живой интерес.

— Купить на аукционе!

В моей голове потихоньку начал складываться план приобретения необходимого снаряжения.

— Но ведь чтобы что-то купить, надо иметь хоть немного денег, — я знал, что не услышу в ответ ничего хорошего, но попытаться всё равно стоило.

— Можешь продать дубинку, — моргнув квадратным глазом, посоветовало зеркало, — правда, за неё много не дадут.

Это мы ещё посмотрим! Мой палец коснулся значка под названием “Аукцион”, и стекло запестрело множеством объявлений о продаже и призывами купить самое лучшее и дешёвое. Всё как в жизни, честное слово.

Вызвав из недр зеркальца клавиатуру, я быстро набросал объявление: “Продам дубинку. Новую, хотя и б.у.” На странный текст откликнулись сразу несколько игроков. Мне предложили за неё десять серебряных монет. Нет, это несерьёзно! Не хватит даже на один амулет. Немного подумав, дописал: “В комплекте с дубинкой идёт редкое зеркальце. За всё прошу семь амулетов волка и три — тигра”. Видимо, я продешевил, потому что на меня обрушилась лавина запросов. Казалось, что весь чат бросил торговлю и ринулся добывать редкий предмет.

— Правильно, — вздохнуло стекло, — зачем я тебе? В доме я не помощник. Да и, между нами говоря, опасаюсь я туда идти.



Не обращая внимания на причитания квадрата, я завершил сделку. В моём кармане звенели десять новеньких амулетов — мой пропуск домой. Дубинка растворилась в пространстве игры. Я вытянул руку. На раскрытой ладони лежало зеркальце. Ровная поверхность изобразила слезу, а потом на ней появилась картинка с машущим платочком. В тот момент, когда зеркальце должно было обрести нового хозяина, я быстро сунул его в карман и толкнул чёрную дверь.

— Что ты… — начало возмущаться стекло, но было уже поздно.

Да! Некрасиво! Я бы даже сказал, отвратительно! Но что делать? Необходимость иногда толкает нас на неприглядные поступки.

Вокруг меня было темно. Я сделал несколько неуверенных шагов и одной ногой угодил в яму. Тут же на стенах вспыхнули факелы, и на меня набросился скелет. Здоровье — минус двадцать пунктов! Я отмахнулся — фантом отскочил. Его заминки мне хватило на то, чтобы подняться и выхватить меч. Только я собрался покончить с исчадием, как у меня на руке повис ещё один костлявый агрессор. Он попытался отгрызть мне локоть, но только испортил себе зубы. Прочные наручи надёжно защищали мою плоть. Я отмахнулся — монстр отлетел в сторону. Два упыря сделали паузу, а потом бросились на меня одновременно. Но я был готов. Мой меч разметал в мелкую пыль злобных уродцев.

Я огляделся. Интерьер был соответствующий. Горели факелы, на стенах висели цепи, везде паутина и бурые пятна.

— Брюс Ли, блин, — послышалось из кармана.

Зеркальце! Надо же, совсем про него забыл. Я вытащил на свет общительный гаджет. Квадрат потемнел и, по всей видимости, не собирался больше общаться.

— Ну ладно, не дуйся, — я потёр тёмную поверхность. — Вот выберемся отсюда, я тебе целый букет кремнецвета насобираю. Хоть упейся!

— Поклянись! — просветлел прямоугольник.

До чего же наивное стекло! Его бы в нашу действительность…

— Чтоб я сдох! — глядя честными глазами на собеседника, выпалил я.

Зеркало пошло рябью, видимо соображая, подходит ли данная формулировка для клятвы или нет. После долгих раздумий гаджет снова выдал мне план дома. Значит, договорились! Мы снова одна команда. Видел бы кто меня со стороны. Я, похожий на зелёное ведро, и мой верный спутник — вещица из дамской сумочки. Дон Кихот и Санчо, блин.

Из раздумий меня вывел звук, похожий на сирену. Я посмотрел экран — в соседней комнате возникли две чёрные точки. Снова призраки! Я вздохнул и направился к двери. Толкнув деревянные створки, оказался в каменном гроте. Не дом, а пещера! Насладиться интерьером мне не позволили. На меня надвигался привратник — полупрозрачный скелет, обтянутый окровавленной кожей. Его глаза горели белым огнём. Я замахнулся мечом, а зря. Дух едва не выбил его из моих рук. Зазвенел зуммер. Краем глаза мне удалось рассмотреть надпись на маленьком экранчике. Там было написало только одно слово: “Коли”.

Я перехватил рукоять меча и ткнул мерзавца в область груди. Привратник издал хриплый вопль — полоска здоровья над ним сократилась на треть. Довольный собой, я решил повторить маневр. Напрасно! В драке нельзя повторяться. Призрак уклонился и дунул в меня зелёным воздухом. Завоняло так, что у меня начался приступ кашля. Минус двадцать процентов здоровья! Я согнулся пополам, пытаясь вздохнуть. Тут же последовал страшный удар по спине — я упал на колени. Ещё — минус двадцать пунктов. Сквозь шум в ушах прорезался крик зеркальца: “Амулет, идиот”!

Слабеющей рукой я вынул кружок с изображением волка и потёр его пальцем. Меня перестали бить и оставили в покое. Огромное человеческое спасибо! Приподнял голову. Большой волколак терзал привратника, но к месту схватки спешили трое свеженьких призраков. Решив поберечь здоровье, я активировал ещё два волчьих амулета. Мой расчёт оказался точным. Призванные зверьки прекрасно справились со злобными мобами, правда и сами полегли в схватке. В живых остался только один привратник. Изрядно потрёпанный, он, как терминатор, из последних сил полз в мою сторону. Лёгким ударом меча я прекратил его страдания. Исключительно из гуманистических соображений, чтобы не мучился.

Мой взгляд зацепился за коробочку с красным крестом. Наверное, выпала с одного из уродцев. Я медленно подошёл к аптечке и попробовал кисель. Вкус, как у аскорбинки. Я выдохнул воздух и опустошил содержимое ящичка. Стало заметно лучше. Зеркальце тренькнуло — здоровье полностью восстановлено. Вот бы так там, в реальности. Ни тебе больниц, ни докторов. Красота!

— Ну что, живой? — спросил меня гаджет.

— Не уверен, — признался я.

— Могло быть хуже.

“А то я не знаю. Всегда может быть хуже, чем есть сейчас”, - подумал я, а вслух произнёс:

— Что у нас дальше?

— Следующий зал — это и есть центр здания, — зеркальце изобразило большой квадрат, внутри которого двигалось несколько точек. — Если побьёшь Малфаса — сможешь выбраться из игры. Правда, я бы на тебя не поставил.

Не зеркальце, а букмекерская контора. Я достал из кармана пригоршню кругляшков. Осталось четыре волколака и три амулета с изображением тигра. Не так уж и плохо, если считать, что до этого было потрачено только три. Решительный вид зверьков придал мне уверенности. Вздохнув, я вошёл в проём, разделяющий комнаты. Меня ослепил яркий свет. По сравнению с тёмной пещерой, здесь было слишком светло. Вот уж никогда бы не подумал, что призраки могут обосноваться в таком месте.

Долго рассуждать мне не пришлось. Послышались стоны и вопли. Они раздавались со всех сторон. Я активировал волка, и он бросился на приближающегося привратника. Потом пришёл черёд следующего помощника. Затем ещё и ещё. Вскоре наступил момент, когда в моём кармане не осталось ни одного кругляшка. Я ощутил себя сиротой. А вокруг меня шла бойня. Гигантские тигры и мощные волколаки терзали фантомов и привратников. Появились два тёмных рыцаря. Парочка негодяев за считанные минуты убила троих зверей. Правда, им самим пришлось нелегко — здоровье обоих приближалось к нулю. Их добил тигр.

Я с облегчением вздохнул. Но оказалось, что радоваться было рано. В центре комнаты появился Малфас — существо с синим черепом и зелёными глазницами. На его голове красовалась шипастая корона с одним изумрудом, а тело скрывалось под длинным, цвета стали, плащом. Три тигра и один волколак кинулись на врага.

Не буду описывать эту схватку. Скажу только, что все мои звери погибли. Малфасу тоже досталось на орехи, но он всё ещё был жив. Мне оставалось только одно — драться один на один с хранителем тайного хода. И хотя зеленоглазый монстр был ранен, он был ещё очень силён. Сильнее меня. Намного!

Я ударил первым. Здоровье чудовища сократилось, но несильно. Ответный удар поверг меня в шок. Минус сорок пять пунктов здоровья! В ушах зашумело. Я поднял голову. Малфас ждал. Снова мой выпад — призрак вздрогнул. Знай наших! Правда, радость была недолгой. Меня оглушило — минус сорок единиц. Я упал на колени. Надо мной нависла тень. Вот и всё. Конец. Меня не терзал ужас, боль тоже. Серой пеленой меня окутало равнодушие. Самое гнусное состояние. Уж лучше бы страх. Именно он толкает на поступки. А бездействие — верная смерть. В кармане завибрировало — только мне всё равно.

Внезапно взгляд зацепился за красный крест. Справа от меня, совсем рядом, лежала знакомая коробочка.

— Пей быстрее, идиот! — слова зеркальца были растянуты, как кисель в аптечке.

Я потянулся рукой к ящичку, но костлявая нога Малфаса наступила на мою кисть. Больно-то как! Второй конечностью призрак придвинул ко мне аптечку и ткнул лицом в розоватый студень. Это что, акт гуманизма или унижение перед смертью? Боль в руке и лекарственный сироп привели меня в чувство. В голове прояснилось, ко мне вернулась способность соображать. Зеркальце снова забилось в кармане. Оно явно хотело что-то сказать. Я прислушался.

— Суперудар! — изо всех сил верещало стекло.

— Что? — не понял я.

— Бей по ногам!

Я посмотрел наверх. Надо мной стоял Малфас. Его глаза горели огнём. Он уже занёс меч для последнего удара. Чувствовалось, что нечистый наслаждается своим триумфом. “Ему бы сейчас медаль на грудь и гимн преисподней”, - пронеслось у меня в голове.

Я выхватил свой клинок и, что есть силы, рубанул по ногам. Монстр ахнул и как-то осел.

— Так, — командовал гаджет, — теперь по голове.

Я встал и с размаху ударил чудовище в череп. Корона со звоном покатилась по полу. Малфас упал на колени. Полоса жизни над ним оставалась совсем крохотной.

— В грудь! — крикнуло стекло.

Я посмотрел на призрака. Наши глаза встретились, и мой меч пронзил урода насквозь. Раздался хриплый вой, привидение принялось таять, пока не исчезло полностью. Вместо него остался большой чёрный ключ. Я подобрал его и направился к красному прямоугольнику — потайной двери. Зеркальце что-то кричало, но я его не слышал. Хватит, сыт по горло. Мне нужно домой. Вставил ключ в скважину и повернул. Дверь распахнулась, яркая вспышка — и пустота.

Прошёл месяц. Я жил прежней жизнью. Ходил на службу, с кем-то встречался, ел, пил, спал. Всё, как обычно. Или нет? Вроде бы всё, как всегда, только не так, как раньше. Чего-то не хватает. Или, наоборот, появилось лишнее? Я не понимал. Но одно я знал наверняка — я не хочу больше так жить! В самом деле — кто я такой? Мелкий служащий без перспектив, изо дня в день выполняющий одну и ту же скучную работу. Канцелярская крыса. Да и внешность у меня так себе. Субтильный очкарик, перед которым не извиняются, когда наступают на ногу. Женщины меня избегают, мужчины стесняются моей дружбы. Одним словом — неудачник.

Там, в игре я был совсем другим — сильным, решительным, смелым. Гроза монстров и победитель чудовищ! Жаль, что в игре всё ненастоящее. Виртуальная реальность. Но ведь реальность же! Меня тянуло обратно, в мир, полный загадок и тайн.

Я много раз пытался заговорить с зеркальцем, но оно не отвечало. Блестящий квадрат стал обычным предметом, отражающим ненавистную действительность, в которой я сейчас существовал.

Я открыл дверь квартиры, включил компьютер. По привычке заглянул в почту и онемел. “Вы давно не были в игре”, - ядовитая строка на время ввергла меня в ступор. Не может быть! Сколько раз я пытался найти в паутине хоть какое-то упоминание о загадочном мире — не получалось ничего. Выходило так, что такой игры как бы вообще не существовало. И вот она сама нашла меня. Вот уж действительно — если гора не идёт к Магомету…

Я не сомневался ни минуты. Достал зеркальце и навёл курсор на знакомую заставку с девицей. Щёлкнул мышью. Зеркальце пошло рябью. Между ним и монитором компьютера возник слабый вихрь. Растущая воронка тут же втянула меня в свои недра.

Глава 2

Меня с силой швырнуло вниз. Вот почему-то всегда появляется чувство досады, когда оказываешься на земле. Порассуждать на данную тему дальше не удалось. Сильнейший пинок вернул меня к действительности. Хорошо, что на мне доспехи, а то от моего здоровья остались бы только анализы.

Новый удар — в глазах потемнело. Не из-за боли. Просто забрало моего шлема свалилось на глаза. Надо будет его закрепить как-то, хоть скотчем, что ли.

— Я не поняло, — пропищал знакомый голос, — тебе нравится, когда бьют?

Зеркальце! Вот здорово! А ведь я скучал. Интересно, может нормальный человек тосковать по такой мелочи? Женщина — да. У них в сумочках этого добра, как у дурака фантиков. И без всего этого, они, как без рук. Но я же не дама! Снаружи раздался жуткий лязг, потом ещё. Этот звук я узнал. Так звенят скрещенные мечи.

— Чего разлёгся, цыплёнок?! Вставай! — закричали из-за пределов моего убежища. Голос был женский.

Я отодвинул забрало — так и есть: рядом с лежащим мной стояла роскошная девица. Я присмотрелся — так это же она! Та самая, с заставки! Я прокашлялся и хотел выдать что-нибудь оригинальное, но язык отказывался подчиняться своему хозяину.

— Не соблаговолите ли… То есть, я хотел выразить моё… В смысле в моём лице вам, всё то…

Ну почему всегда одно и то же?! Почему, стоит мне только увидеть красивую девушку, как я тут же становлюсь косноязычным дебилом, блеющим всякую чепуху? Наверное, всему виной старые комплексы.

Между тем девица отбила очередной удар. Сделав хитроумный выпад, она ткнула мечом в сторону. Раздался вопль, послышался звук упавшего тела. Да что, в конце концов, творится? Я приподнял голову — ничего себе! Вокруг меня шла битва. Люди в доспехах дрались с уродливыми существами, которых я не раз видел в фильмах. Орки! Ну, конечно, если есть хоббиты, то должны быть и орки. Пока я таким образом рассуждал, воительница снесла голову очередному чучелу. Та, высунув чёрный язык, косматой тыквой упала прямо возле меня.

— Вставай, олух! — крикнула амазонка. — Или тебя прибьют, как муху!

Нет, всё-таки я против эмансипации. Я не ханжа и не зануда, и могу понять, когда некоторым хочется больше прав. Но должны же быть рамки!

— Держись меня, я тебя выведу! — снова снизошла до меня девица.

Посмотрев, что творится вокруг, я спорить не стал. По-мужски громыхнув доспехами, встал, поправил забрало. Девушка прыснула. Я обиделся и хотел высказаться. По возможности колко и иронично. К этому времени в моём организме как раз скопилось достаточно желчи. Но не успел. Новый выпад злобного орка уберёг красотку от вербального возмущения вооружённого хоббита. То есть, меня.

Пока амазонка уделывала своего визави, я заметил ещё одного уродца. Орк крутил на цепи шипастый шар и двигался в мою сторону. Я выхватил меч. Чёрт побери, как здорово! Кто-нибудь это видел? Нет? Жаль! Надо порепетировать перед зеркалом. Кстати, зеркало. Оно что-то хочет сказать. Я прислушался.

— Беги, идиот! — раздалось из кармана.

Нет, ну что за день! Все норовят обидеть. Не успел я вернуться, а уже выслушал целую кучу “комплиментов”. И, главное, от кого? От воинствующей домохозяйки и блестящей штуковины. Бежать? Ну уж нет! Я — победитель Малфаса, парочки ревратов и целой кучи скелетов. Уж с одним орком как-нибудь да справлюсь.

Я направил свой меч в сторону врага. Мы стояли спина к спине — я и дамочка с картинки. В моём воображении сложилось эпическое полотно — храбрый воин одолевает вражьи полчища, а его спину прикрывает прекрасная амазонка. Кстати, этот кожаный прикид очень даже… Додумать приятную мысль я не успел.

Сильнейший апперкот лишил меня равновесия. Я снова очутился на земле и не ударил лицом в грязь. Потому что её там не было. Хотя лучше бы была. Не так бы гудела сейчас голова. Стоп, это же не голова гудит, а шлем. Чем это меня? Я взглянул наверх. Наглый орк с улыбкой в виде оскала снова топал по мою душу. Вот ведь привязался! Я понял, что встать уже не успею. Урод замахнулся снова — я вытянул руку:

— Стой!

Это слово я выкрикнул инстинктивно, но монстр почему-то послушался. Любопытный, наверное. А, может, любит, когда умоляют? Орк рыкнул, мол, чего надо? Мне удалось подняться.

— Не подскажете, как пройти в библиотеку? — я нёс первое, что приходило в голову. Лишь бы не били.

Уродец опустил оружие и почесал за ухом. То-то же! Неужто я, современный человек, не обману какого-то там орка? Это просто смешно, честное… Здоровенный кулак в краге отправил меня в очередной нокдаун. Я снова (уже в который раз за день) очутился на земле. Затылок гудел, тело было, как вата. Сил не было вовсе.

Словно в тумане я видел, как приблизились толстые ноги, покрытые густой шерстью. Вот они замерли. Прямо возле меня. “Сейчас добьёт”, - пронеслась грустная мысль. Но монстр медлил. Неожиданно к его волосатым ногам упала голова. Я признал в ней череп своего противника. В то же мгновение тяжёлое тело орка придавило меня к земле. Если бы не мой железный костюм, я бы, наверное, задохнулся. Хотя и сейчас мог погибнуть от удушья — вонь от поверженного гоблина была жуткой. Интересно, тут противогазы не предусмотрены?

Погибнуть от смрада мне было не суждено. Я почувствовал, как мёртвый орк сделался легче, а воздух свежее. Вот что мне здесь нравится — убитые монстры просто растворяются в воздухе, не засоряя окружающую среду своими останками. Не война, а эталон экологически чистого противостояния.

Попробовал повернуться — получилось. Решил встать. Я начал принимать вертикальное положение и уже достиг в этом начинании определённого прогресса, как вдруг меня схватили за шкирку и встряхнули. Я окончательно стал прямоходящим. Интересно, надолго ли?

Настойчивое забрало снова мешало мне разглядеть, что творится вокруг. Я хотел его приподнять, но меня опередили. Раздался слабый скрип — снаружи в уютный мирок хоббита заглянула воительница. Её рост заметно превосходил мой, она стояла нагнувшись. Я уставился на декольте. Не специально. Просто мой взгляд жил сейчас собственной жизнью и не подчинялся остальному организму. Хотя, если честно, то организм не больно-то его и уговаривал.

Видимо, моё созерцание носило слишком уж откровенный характер, потому что через мгновение забрало лязгнуло так, что я на секунду оглох. Надо его оторвать к чёрту, а то не рыцарь, а какая-то лампочка — захотел выключил, захотел включил. Я поднял щиток и со злостью посмотрел на амазонку. Та, хоть и не улыбалась, но уголки её губ подозрительно подрагивали.



— Вы знаете, что, — я решил призвать хулиганку к порядку, — не безобразничайте. А то я могу и …

Мысль о том, чего я там могу, так и не оформилась до конца в моей голове. Наверное, ей мешал образ декольте, который никак не покидал моего воображения. Вот почему все фентезийные девицы имеют такой эротичный прикид? Наверняка неспроста! Я представил себя на месте противника такой дамочки. Да я же не смогу с ней нормально драться! И вовсе не из-за врождённого человеколюбия, а просто потому, что не получится сосредоточиться на поединке. Меня будут всё время отвлекать её неприкрытые, а ещё больше полуприкритые места. А невнимательность в схватке грозит предсказуемо печальным финалом.

— Пойдём уже, вояка, — произнесла амазонка.

Она повернулась ко мне спиной и направилась в сторону синего леса, который виднелся неподалёку. Я потрусил следом. Надо отметить, что пока вонючий орк валял меня по земле, эпицентр битвы сместился куда-то в сторону. И хотя драка была в самом разгаре, мы с моей новой знакомой оказались не у дел. Оно и к лучшему! Надо прийти в себя, собраться с мыслями, наметить план действий. Но для того, чтобы что-то планировать, надо хотя бы немного понимать, по каким правилам здесь играют. Конечно, кое-что я успел почерпнуть ещё в моё первое пришествие. Но знакомство с новым миром тогда было настолько скоротечным и торопливым, что разобраться во всём я не успел просто физически.

— Послушайте! — я едва поспевал за воинствующей дамочкой. — Я хотел спросить.

Амазонка даже не обернулась. Мне приходилось почти бежать, а мой железный костюм подходил для этого плохо.

— А у вас красивые ноги! — крикнул я вдогонку девице.

Она резко встала — я воткнулся ей в спину. Забрало брякнуло — стало снова темно. А, чтоб его! Из кармана послышались вибрирующие смешки. До чего паскудный девайс, всё-таки. Вместо того чтобы посочувствовать соратнику, он ржёт, как лошадь. По шлему постучали. Я открыл щиток.

— Если ты, мелочь, — прошипела амазонка, — ещё хоть раз что-нибудь скажешь о моей внешности, я тебя разрублю на кусочки!

В качестве доказательства она выхватила меч и срубила чахлое деревце, недальновидно выросшее у неё на пути. Да она мегера! Просто ведьма! Зато как хороша! В этот момент особенно. Глаза девицы горели, волосы развевались, грудь вздымалась…

Видимо, я опять посмотрел не туда, потому что воительница снова потянулась к рукояти меча. Всё-таки, женская логика — вещь особенная. Ну зачем, скажите на милость, делать глубокий вырез, как не для того, чтобы туда смотрели? По-моему, вещь очевидная и не требующая доказательств. В общем, аксиома. Видимо, дамочка так не считала. Он сдвинула брови и схватилась за оружие.

От неминуемой гибели меня спасло зеркальце. Оно разразилось переливчатой трелью и так, чтобы слышали все присутствующие, провозгласило:

— Посмотрите направо! Перед вами драмский лес — идеальное убежище для ушастых нубов первого уровня!

Девица мгновенно позабыла о своих членовредительских намерениях и с удивлением посмотрела в мою сторону. Среагировать я не успел. С быстротой молнии она бросилась на меня. Послышался лёгкий щелчок, мой панцирь как-то сразу обвис. Я почувствовал, как шустрые ручонки шарят по моей одежде.

— Что это? — шмон внезапно прекратился, ладони амазонки что-то нащупали.

— Мадам, — я попытался высвободится, — мне неловко об этом говорить.

Скабрезность подействовала — девица покраснела. Правда желаемого она уже достигла — её руки сжимали зеркальце. Тонкие конечности покинули моё внутреннее пространство. Панцирь с меня слетел, я остался в одной рубашке. Хотел возмутиться, но понял, что бесполезно. Моя спасительница уже с интересом разглядывала глянцевую вещицу. Ей ни до чего не было дела. Вот именно в этот момент женщины наиболее беззащитны. Стоит им сунуть под нос что-нибудь блестящее — и делайте с ними всё, что хотите. Правда, проверять это на себе я не решился. Мало ли что!

Амазонка с обожанием смотрела на отнятый предмет, легонько поглаживая его края. Мне показалось, что она пытается поцеловать его прямо в поверхность. Я ошибся. Девица что-то шептала. Я прислушался.

— Свет мой, зеркальце, скажи… — донеслось до моего слуха.

Ага, щас! Всё-таки типовое мышление — не пустой звук. Мы все мыслим стандартно с небольшой погрешностью в ту или другую сторону. Например, стоит нам завести говорящее зеркальце, первое, что нас интересует, так это кто на свете всех милее.

Девица казалась расстроенной — стекло на её вопрос не отвечало. Сделавшись тёмным, оно не реагировало на внешние раздражители. Типа, никого нет дома! Отлично!

— Во избежание напрасного кровопролития, — подал я голос, — предлагаю вернуть мне моё законное имущество.

Не зная, как на этот призыв отреагирует моя новая знакомая, я на всякий случай сделал пару шагов назад. К моему удивлению девушка протянула мне руку с блестящим квадратом. На её лице застыло выражение вселенской скорби. Нет, я не садист, и понимаю, как тяжело молодой леди расставаться с полюбившейся вещью. Но блестящий предмет мне был дорог не меньше. Поэтому я взял зеркальце, оно тут же пошло рябью.

— Молодец! — похвалил я ожившее стекло. — Не пошло на поводу и проявило сознательность!

— Ой, да чихало я на твою сознательность! — голосом Маньки-облигации ответил мне вредный гаджет.

Нет, так дальше нельзя. Как-то надо его приструнить! Должен же быть какой-нибудь способ? Краем глаза я заметил нечто знакомое. Кремнецвет! Очень кстати! Я подошёл к растению, стянул рукав рубахи на ладонь и осторожно сорвал колючее растение. Зеркальце издало звук, похожий на сглатывание слюны. Мысленно я поздравил себя. Делая вид, что любуюсь отвратительной флорой, стал насвистывать легкомысленный мотивчик. Стекло, проявляя нетерпение, завибрировало. Ничего не знаю, хороший букетик, самому надо. Зеркальце дураком (или дурой?) не было.

— Ну ладно, погорячилось, — тренькнуло оно, — с кем не бывает? Так ведь меня тоже можно понять! Затащил в чужую реальность. Думаешь, легко целый месяц молчать?

Своего я добился, а потому приблизил жёсткий репейник к блестящей поверхности. Зеркальце изогнулось и втянуло в себя колючее растение. При этом голодный девайс пару раз громко чавкнул. Процесс поедания занял у него секунд пять, не больше, после чего стекло сыто зевнуло и изобразило довольную улыбку без лица. Чеширский кот, блин. Что поделаешь, у моего плоского друга своеобразное чувство юмора.

Я вдруг вспомнил про девушку и повернулся в её сторону. Та во все глаза смотрела на наши с зеркальцем манипуляции.

— Угадай, кто лучший в мире укротитель стёклышек? — мне почему-то вспомнился летающий толстячок со шведской фамилией.

Зеркальце фыркнуло, но спорить не стало. Может, не наелось? Мой вопрос вывел девицу из транса.

— Я слышала о таких вещицах, — она указала на блестящий квадрат, — но никогда не встречала. Это большая редкость. Говорят, их во всём Драме несколько штук.

Драм. Точно! Именно так назывался этот мир. Но постойте, а как же тогда хоббиты и прочие толкиенутые персонажи? По идее вся эта земля должна называться Средиземьем или чем-то подобным. Да, непоняток много. Но у меня есть зеркальце. Правда, я стал подозревать, что оно выдаёт мне информацию не полностью, как бы дозировано. А, может, это я не научился им пользоваться? Оставлю его в покое. На время. Пусть пока переваривает свой гладиолус.

— Откуда у тебя это? — амазонку по-прежнему продолжал интересовать артефакт.

Не знаю почему, но мне показалось, что девица стала относиться ко мне по-другому. С меньшим пренебрежением, что ли. Что ж, уже прогресс. Хотя в глубине души я, конечно, понимал что всему виной не моё врождённое обаяние, а говорящий квадрат. Ну да ладно, лиха беда начало!

— Я не знаю, — признался я. — Оно всегда со мной было.

Девица казалась заинтригованной.

— Я слышала, что такие вещи, — продолжала она, — у других не работают.

— Как это? — мне стало интересно.

— Ну, функционируют только у того, кому принадлежат. Пока хозяин их не продаст или не обменяет на что-нибудь. Или подарит.

Она посмотрела на меня и прищурилась. Мне это не понравилось.

— Ну?! — после небольшой паузы произнесла рассказчица.

— В каком смысле? — не понял я.

— Я тебя спасла? — она сделала ко мне один шаг.

— Ну, вообще-то, это спорный вопрос, — я на шаг отступил.

— Орк пятого уровня тебя пинал как хотел, — стояла на своём девица. — Ещё чуть-чуть и прикончил бы.

— А может быть у меня такая тактика? — я пытался оспорить очевидное. — Я падаю, враг думает, что я готов и расслабляется. Вот тут я его…

Дослушивать до конца мою военную доктрину девица не стала. Привычным жестом, я бы даже сказал буднично, она выхватила свой меч и приставила его к горлу. Горло было моим.

— В общем так, цыплёнок, — амазонка понизила голос, — я тебя выручила — ты должен заплатить.

Вот, значит, как! И здесь всё построено на суровых законах монетаризма. Все хотят извлечь выгоду и получить прибыль. Я с осуждением посмотрел на меркантильную девицу. Та ждала ответа.

— А если я откажусь?! — вопрос носил формальный характер, потому что ответ на него лежал на поверхности.

— Тогда ты расплатишься жизнью!

Надо же какой пафос! Несмотря на решительность амазонки, мне почему-то казалось, что она меня не убьёт. Может быть, покажусь чересчур самоуверенным, но я чувствовал, что между нами наметилась тонкая, едва различимая ниточка под названием симпатия. Правда, проверять данную теорию на практике я не решился. Кто её знает, может её кумир — Юдифь? Я на мгновение представил, как рыдает над отрубленной головой хоббита моя новая знакомая. Бр-р. Жуть! Я очистил воображение от мрачной сценки и вернулся к действительности.

— Так ведь у меня ничего нет, — я развёл руки в стороны, демонстрируя свою материальную несостоятельность.

— Зеркальце! — девушка кивнула в мою сторону.

Кто бы сомневался! Завладеть редкой вещью, которых во всём мире раз два и обчёлся — отличная идея. Только вы, мадам, просчитались. Не на того напали! В моей голове уже начал созревать некий план, целью которого было сохранить за собой право владения редким гаджетом. Только привести его в действие мне было не суждено.

Из синего леса показались два типа. Они имели чёрную кожу, пронизанную красными полосами, и светлые миндалевидные глаза. В общем, внешность эффектная. Говорю это без всякой иронии или сарказма. Амазонка проследила мой взгляд и обернулась.

— Мурунги! — девицу аж передёрнуло.

Она сразу же потеряла ко мне интерес и повернулась навстречу опасности. А в том, что эти двое представляют опасность, сомнений не было. Достаточно было взглянуть на их лица. Мне тоже стало не по себе. Я достал зеркальце.

— Кто это? — я старался быть лаконичным.

Стекло с готовностью изобразило чернокожего красавца.

— Мурунги — это существа Драма, — тоном лектора произнёс квадрат, — одна из двух рас, доминирующих в мире. Отличаются недюжинными физическими возможностями. Ненавидят расу людей, считают их бледнолицыми слабаками и…

— Всё ясно, дальше можешь не продолжать, — я схватил лежащий на земле панцирь и натянул на тело.

Броня висела на мне неудобным ломом и, по всей видимости, не собиралась садиться, как следует. Зеркальце сочувственно тренькнуло и изобразило подробную схему металлического жилета, на которой красным цветом была выделена хитроумная защёлка. Следуя инструкции, мне удалось нацепить на себя военную форму. Я почувствовал себя увереннее.

— Граждане, не пренебрегайте средствами индивидуальной защиты! — разразилось рекламным слоганом расшалившееся стекло.

Я удивлённо посмотрел на экранчик — там возникло изображение аптечной витрины с коробочками недвусмысленного назначения. Я сунул квадратного хулигана в карман. Ну вот что с ним делать? Увещевать глупо, стукнуть нельзя — натура хрупкая. Остаётся грозить голодом, хоть это и не гуманно. Ладно, это всё потом. А сейчас…

Раздался характерный звук — мурунги достали оружие. Они были уже совсем близко. Амазонка застыла в боевой стойке. Никто не проронил ни звука. Ни “здрасьте” или “как поживаете”. Ничего! Ну почему не сесть за стол переговоров и не выкурить трубку мира? Или, наоборот, сначала выкурить, а потом сесть? Хотя, нет. Второй алгоритм — неправильный. В общем, не важно! Можно урегулировать, прийти к соглашению, пойти на компромиссы. Так ведь нет! Сразу за ножи — и вперёд. Дикость какая-то, честное слово. Хотя, в каждом мире свои правила. Здесь, видимо, такие — сначала бей, потом спрашивай.

Над чернокожими возникли едва различимые полоски, обозначающие здоровье, чуть выше цифра. Это их уровень. У нападавших были пятёрки. А что амазонка? У неё семёрка. Сильнее, конечно, она. Но ведь тех двое. Нетрудно подсчитать, на чьей стороне будет перевес. А я? Меня что, в расчёт не берут?

— Сиди уже, — пискнуло зеркальце.

Я готов был поклясться, что вслух ничего не произносил. Удивляться необычным способностям моего плоского спутника долго не пришлось — на нас напали. Вернее, на амазонку. Я посчитал этот недружественный акт агрессией против суверенного меня, поэтому объявил войну чернокожим. Правда, пока молча. Так сказать, в одностороннем порядке.

Пришельцы были сильны. Но и амазонка девочкой для битья не выглядела. С каждым в отдельности она справилась бы в два счёта. Это было заметно, когда она оказывалась один на один с кем-то из своих противников. Но мурунги здорово работали в паре. Они нападали и оборонялись слаженно, видно этой тактикой пользовались не впервые. Правда, у девицы в запасе оказалось несколько хитрых бутылочек. Эликсиры здоровья! Я с такими уже сталкивался. Классная вещь! Принимаешь на грудь — и почти здоров.

Воительница время от времени прикладывалась к сосудам и билась на равных. Вообще, виртуальный мир уравнивает шансы. Слабого пола здесь нет. Мужчины и женщины изначально обладают одинаковой силой, а значит и равными возможностями. Прекрасный образчик эмансипации! Правда, в бою дамочкам снисхождения ждать не приходится. Но это уже оборотная сторона медали. Как говорится, за всё надо платить!

В какой-то момент девица начала брать верх. Казалось, ещё немного, и она победит. Но я ошибся. Исчерпав все ресурсы, амазонка начала сдавать. Мурунги же, выдержав натиск, перешли в атаку. Каким-то чудом они смогли сохранить по одному эликсиру на брата. К тому же они получили неожиданную подмогу. Из леса вышел орк. Это был переломный момент! Троица набросилась на мою спасительницу с удвоенной силой. Шансов у девушки не было никаких. Кроме одного.

Я выхватил меч, и, не обращая внимания на зеркальные вопли, бросился на помощь. Иногда мы, сами не зная почему, поступаем вопреки здравому смыслу. Происходит это мгновенно, без участия такого важного органа, как мозг. В общем, делаем глупость. Именно этот феномен и толкнул меня в спину.

Я, как вихрь, ворвался в самый эпицентр схватки, и вылетел оттуда с ещё большей скоростью. Нарвался на мощнейший хук одного из бойцов.

— Минус пятьдесят пунктов здоровья, — сквозь звон в ушах пробился голос зеркальца.

Блин! Надо встать. Сумел приподнять голову. На меня надвигался чернокожий враг. Я пытался отползти в сторону. Но меня настигли. Убийца занёс надо мной кривой меч. Говорят, в последние минуты перед мысленным взором человека проплывает вся его жизнь. В моей голове сидела только одна мысль — о неизбежном наказании за добрые дела. И чего я туда полез?

Внезапно мурунг застыл. Может у него внезапный приступ жалости? Или он тайно симпатизирует хоббитам? На самом деле всё оказалось прозаичнее — из его груди торчал меч. Амазонка прошила чернокожего насквозь. Она снова спасла меня от смерти! Я завороженно смотрел, как мёртвый враг тает в пространстве. Правда, до конца он почему-то не исчез. Полупрозрачная серая тень повисла над тем местом, где только что находился поверженный противник. Орк удивлённо рыкнул и уставился на призрак. Меч девушки со свистом рассёк воздух, и косматая голова покатилась по траве. Послышался щелчок. Аптечка!

Заступница хоббитов нагнулась, чтобы воспользоваться неожиданным подарком. Она уже взяла его в руки. Внезапно её глаза расширились, красная коробочка выпала из ослабевших пальцев. Она медленно повернулась к оставшемуся в живых мурунгу. У меня ёкнуло сердце — из спины девушки торчала чёрная рукоять кинжала.

Меня с силой швырнуло вниз. Вот почему-то всегда появляется чувство досады, когда оказываешься на земле. Порассуждать на данную тему дальше не удалось. Сильнейший пинок вернул меня к действительности. Хорошо, что на мне доспехи, а то от моего здоровья остались бы только анализы.

Новый удар — в глазах потемнело. Не из-за боли. Просто забрало моего шлема свалилось на глаза. Надо будет его закрепить как-то, хоть скотчем, что ли.

— Я не поняло, — пропищал знакомый голос, — тебе нравится, когда бьют?

Зеркальце! Вот здорово! А ведь я скучал. Интересно, может нормальный человек тосковать по такой мелочи? Женщина — да. У них в сумочках этого добра, как у дурака фантиков. И без всего этого, они, как без рук. Но я же не дама! Снаружи раздался жуткий лязг, потом ещё. Этот звук я узнал. Так звенят скрещенные мечи.

— Чего разлёгся, цыплёнок?! Вставай! — закричали из-за пределов моего убежища. Голос был женский.

Я отодвинул забрало — так и есть: рядом с лежащим мной стояла роскошная девица. Я присмотрелся — так это же она! Та самая, с заставки! Я прокашлялся и хотел выдать что-нибудь оригинальное, но язык отказывался подчиняться своему хозяину.

— Не соблаговолите ли… То есть, я хотел выразить моё… В смысле в моём лице вам, всё то…

Ну почему всегда одно и то же?! Почему, стоит мне только увидеть красивую девушку, как я тут же становлюсь косноязычным дебилом, блеющим всякую чепуху? Наверное, всему виной старые комплексы.

Между тем девица отбила очередной удар. Сделав хитроумный выпад, она ткнула мечом в сторону. Раздался вопль, послышался звук упавшего тела. Да что, в конце концов, творится? Я приподнял голову — ничего себе! Вокруг меня шла битва. Люди в доспехах дрались с уродливыми существами, которых я не раз видел в фильмах. Орки! Ну, конечно, если есть хоббиты, то должны быть и орки. Пока я таким образом рассуждал, воительница снесла голову очередному чучелу. Та, высунув чёрный язык, косматой тыквой упала прямо возле меня.

— Вставай, олух! — крикнула амазонка. — Или тебя прибьют, как муху!

Нет, всё-таки я против эмансипации. Я не ханжа и не зануда, и могу понять, когда некоторым хочется больше прав. Но должны же быть рамки!

— Держись меня, я тебя выведу! — снова снизошла до меня девица.

Посмотрев, что творится вокруг, я спорить не стал. По-мужски громыхнув доспехами, встал, поправил забрало. Девушка прыснула. Я обиделся и хотел высказаться. По возможности колко и иронично. К этому времени в моём организме как раз скопилось достаточно желчи. Но не успел. Новый выпад злобного орка уберёг красотку от вербального возмущения вооружённого хоббита. То есть, меня.

Пока амазонка уделывала своего визави, я заметил ещё одного уродца. Орк крутил на цепи шипастый шар и двигался в мою сторону. Я выхватил меч. Чёрт побери, как здорово! Кто-нибудь это видел? Нет? Жаль! Надо порепетировать перед зеркалом. Кстати, зеркало. Оно что-то хочет сказать. Я прислушался.

— Беги, идиот! — раздалось из кармана.

Нет, ну что за день! Все норовят обидеть. Не успел я вернуться, а уже выслушал целую кучу “комплиментов”. И, главное, от кого? От воинствующей домохозяйки и блестящей штуковины. Бежать? Ну уж нет! Я — победитель Малфаса, парочки ревратов и целой кучи скелетов. Уж с одним орком как-нибудь да справлюсь.

Я направил свой меч в сторону врага. Мы стояли спина к спине — я и дамочка с картинки. В моём воображении сложилось эпическое полотно — храбрый воин одолевает вражьи полчища, а его спину прикрывает прекрасная амазонка. Кстати, этот кожаный прикид очень даже… Додумать приятную мысль я не успел.

Сильнейший апперкот лишил меня равновесия. Я снова очутился на земле и не ударил лицом в грязь. Потому что её там не было. Хотя лучше бы была. Не так бы гудела сейчас голова. Стоп, это же не голова гудит, а шлем. Чем это меня? Я взглянул наверх. Наглый орк с улыбкой в виде оскала снова топал по мою душу. Вот ведь привязался! Я понял, что встать уже не успею. Урод замахнулся снова — я вытянул руку:

— Стой!

Это слово я выкрикнул инстинктивно, но монстр почему-то послушался. Любопытный, наверное. А, может, любит, когда умоляют? Орк рыкнул, мол, чего надо? Мне удалось подняться.

— Не подскажете, как пройти в библиотеку? — я нёс первое, что приходило в голову. Лишь бы не били.

Уродец опустил оружие и почесал за ухом. То-то же! Неужто я, современный человек, не обману какого-то там орка? Это просто смешно, честное… Здоровенный кулак в краге отправил меня в очередной нокдаун. Я снова (уже в который раз за день) очутился на земле. Затылок гудел, тело было, как вата. Сил не было вовсе.

Словно в тумане я видел, как приблизились толстые ноги, покрытые густой шерстью. Вот они замерли. Прямо возле меня. “Сейчас добьёт”, - пронеслась грустная мысль. Но монстр медлил. Неожиданно к его волосатым ногам упала голова. Я признал в ней череп своего противника. В то же мгновение тяжёлое тело орка придавило меня к земле. Если бы не мой железный костюм, я бы, наверное, задохнулся. Хотя и сейчас мог погибнуть от удушья — вонь от поверженного гоблина была жуткой. Интересно, тут противогазы не предусмотрены?

Погибнуть от смрада мне было не суждено. Я почувствовал, как мёртвый орк сделался легче, а воздух свежее. Вот что мне здесь нравится — убитые монстры просто растворяются в воздухе, не засоряя окружающую среду своими останками. Не война, а эталон экологически чистого противостояния.

Попробовал повернуться — получилось. Решил встать. Я начал принимать вертикальное положение и уже достиг в этом начинании определённого прогресса, как вдруг меня схватили за шкирку и встряхнули. Я окончательно стал прямоходящим. Интересно, надолго ли?

Настойчивое забрало снова мешало мне разглядеть, что творится вокруг. Я хотел его приподнять, но меня опередили. Раздался слабый скрип — снаружи в уютный мирок хоббита заглянула воительница. Её рост заметно превосходил мой, она стояла нагнувшись. Я уставился на декольте. Не специально. Просто мой взгляд жил сейчас собственной жизнью и не подчинялся остальному организму. Хотя, если честно, то организм не больно-то его и уговаривал.

Видимо, моё созерцание носило слишком уж откровенный характер, потому что через мгновение забрало лязгнуло так, что я на секунду оглох. Надо его оторвать к чёрту, а то не рыцарь, а какая-то лампочка — захотел выключил, захотел включил. Я поднял щиток и со злостью посмотрел на амазонку. Та, хоть и не улыбалась, но уголки её губ подозрительно подрагивали.

— Вы знаете, что, — я решил призвать хулиганку к порядку, — не безобразничайте. А то я могу и …

Мысль о том, чего я там могу, так и не оформилась до конца в моей голове. Наверное, ей мешал образ декольте, который никак не покидал моего воображения. Вот почему все фентезийные девицы имеют такой эротичный прикид? Наверняка неспроста! Я представил себя на месте противника такой дамочки. Да я же не смогу с ней нормально драться! И вовсе не из-за врождённого человеколюбия, а просто потому, что не получится сосредоточиться на поединке. Меня будут всё время отвлекать её неприкрытые, а ещё больше полуприкритые места. А невнимательность в схватке грозит предсказуемо печальным финалом.

— Пойдём уже, вояка, — произнесла амазонка.

Она повернулась ко мне спиной и направилась в сторону синего леса, который виднелся неподалёку. Я потрусил следом. Надо отметить, что пока вонючий орк валял меня по земле, эпицентр битвы сместился куда-то в сторону. И хотя драка была в самом разгаре, мы с моей новой знакомой оказались не у дел. Оно и к лучшему! Надо прийти в себя, собраться с мыслями, наметить план действий. Но для того, чтобы что-то планировать, надо хотя бы немного понимать, по каким правилам здесь играют. Конечно, кое-что я успел почерпнуть ещё в моё первое пришествие. Но знакомство с новым миром тогда было настолько скоротечным и торопливым, что разобраться во всём я не успел просто физически.

— Послушайте! — я едва поспевал за воинствующей дамочкой. — Я хотел спросить.

Амазонка даже не обернулась. Мне приходилось почти бежать, а мой железный костюм подходил для этого плохо.

— А у вас красивые ноги! — крикнул я вдогонку девице.

Она резко встала — я воткнулся ей в спину. Забрало брякнуло — стало снова темно. А, чтоб его! Из кармана послышались вибрирующие смешки. До чего паскудный девайс, всё-таки. Вместо того чтобы посочувствовать соратнику, он ржёт, как лошадь. По шлему постучали. Я открыл щиток.

— Если ты, мелочь, — прошипела амазонка, — ещё хоть раз что-нибудь скажешь о моей внешности, я тебя разрублю на кусочки!

В качестве доказательства она выхватила меч и срубила чахлое деревце, недальновидно выросшее у неё на пути. Да она мегера! Просто ведьма! Зато как хороша! В этот момент особенно. Глаза девицы горели, волосы развевались, грудь вздымалась…

Видимо, я опять посмотрел не туда, потому что воительница снова потянулась к рукояти меча. Всё-таки, женская логика — вещь особенная. Ну зачем, скажите на милость, делать глубокий вырез, как не для того, чтобы туда смотрели? По-моему, вещь очевидная и не требующая доказательств. В общем, аксиома. Видимо, дамочка так не считала. Он сдвинула брови и схватилась за оружие.

От неминуемой гибели меня спасло зеркальце. Оно разразилось переливчатой трелью и так, чтобы слышали все присутствующие, провозгласило:

— Посмотрите направо! Перед вами драмский лес — идеальное убежище для ушастых нубов первого уровня!

Девица мгновенно позабыла о своих членовредительских намерениях и с удивлением посмотрела в мою сторону. Среагировать я не успел. С быстротой молнии она бросилась на меня. Послышался лёгкий щелчок, мой панцирь как-то сразу обвис. Я почувствовал, как шустрые ручонки шарят по моей одежде.

— Что это? — шмон внезапно прекратился, ладони амазонки что-то нащупали.

— Мадам, — я попытался высвободится, — мне неловко об этом говорить.

Скабрезность подействовала — девица покраснела. Правда желаемого она уже достигла — её руки сжимали зеркальце. Тонкие конечности покинули моё внутреннее пространство. Панцирь с меня слетел, я остался в одной рубашке. Хотел возмутиться, но понял, что бесполезно. Моя спасительница уже с интересом разглядывала глянцевую вещицу. Ей ни до чего не было дела. Вот именно в этот момент женщины наиболее беззащитны. Стоит им сунуть под нос что-нибудь блестящее — и делайте с ними всё, что хотите. Правда, проверять это на себе я не решился. Мало ли что!

Амазонка с обожанием смотрела на отнятый предмет, легонько поглаживая его края. Мне показалось, что она пытается поцеловать его прямо в поверхность. Я ошибся. Девица что-то шептала. Я прислушался.

— Свет мой, зеркальце, скажи… — донеслось до моего слуха.

Ага, щас! Всё-таки типовое мышление — не пустой звук. Мы все мыслим стандартно с небольшой погрешностью в ту или другую сторону. Например, стоит нам завести говорящее зеркальце, первое, что нас интересует, так это кто на свете всех милее.

Девица казалась расстроенной — стекло на её вопрос не отвечало. Сделавшись тёмным, оно не реагировало на внешние раздражители. Типа, никого нет дома! Отлично!

— Во избежание напрасного кровопролития, — подал я голос, — предлагаю вернуть мне моё законное имущество.

Не зная, как на этот призыв отреагирует моя новая знакомая, я на всякий случай сделал пару шагов назад. К моему удивлению девушка протянула мне руку с блестящим квадратом. На её лице застыло выражение вселенской скорби. Нет, я не садист, и понимаю, как тяжело молодой леди расставаться с полюбившейся вещью. Но блестящий предмет мне был дорог не меньше. Поэтому я взял зеркальце, оно тут же пошло рябью.

— Молодец! — похвалил я ожившее стекло. — Не пошло на поводу и проявило сознательность!

— Ой, да чихало я на твою сознательность! — голосом Маньки-облигации ответил мне вредный гаджет.

Нет, так дальше нельзя. Как-то надо его приструнить! Должен же быть какой-нибудь способ? Краем глаза я заметил нечто знакомое. Кремнецвет! Очень кстати! Я подошёл к растению, стянул рукав рубахи на ладонь и осторожно сорвал колючее растение. Зеркальце издало звук, похожий на сглатывание слюны. Мысленно я поздравил себя. Делая вид, что любуюсь отвратительной флорой, стал насвистывать легкомысленный мотивчик. Стекло, проявляя нетерпение, завибрировало. Ничего не знаю, хороший букетик, самому надо. Зеркальце дураком (или дурой?) не было.

— Ну ладно, погорячилось, — тренькнуло оно, — с кем не бывает? Так ведь меня тоже можно понять! Затащил в чужую реальность. Думаешь, легко целый месяц молчать?

Своего я добился, а потому приблизил жёсткий репейник к блестящей поверхности. Зеркальце изогнулось и втянуло в себя колючее растение. При этом голодный девайс пару раз громко чавкнул. Процесс поедания занял у него секунд пять, не больше, после чего стекло сыто зевнуло и изобразило довольную улыбку без лица. Чеширский кот, блин. Что поделаешь, у моего плоского друга своеобразное чувство юмора.

Я вдруг вспомнил про девушку и повернулся в её сторону. Та во все глаза смотрела на наши с зеркальцем манипуляции.

— Угадай, кто лучший в мире укротитель стёклышек? — мне почему-то вспомнился летающий толстячок со шведской фамилией.

Зеркальце фыркнуло, но спорить не стало. Может, не наелось? Мой вопрос вывел девицу из транса.

— Я слышала о таких вещицах, — она указала на блестящий квадрат, — но никогда не встречала. Это большая редкость. Говорят, их во всём Драме несколько штук.

Драм. Точно! Именно так назывался этот мир. Но постойте, а как же тогда хоббиты и прочие толкиенутые персонажи? По идее вся эта земля должна называться Средиземьем или чем-то подобным. Да, непоняток много. Но у меня есть зеркальце. Правда, я стал подозревать, что оно выдаёт мне информацию не полностью, как бы дозировано. А, может, это я не научился им пользоваться? Оставлю его в покое. На время. Пусть пока переваривает свой гладиолус.

— Откуда у тебя это? — амазонку по-прежнему продолжал интересовать артефакт.

Не знаю почему, но мне показалось, что девица стала относиться ко мне по-другому. С меньшим пренебрежением, что ли. Что ж, уже прогресс. Хотя в глубине души я, конечно, понимал что всему виной не моё врождённое обаяние, а говорящий квадрат. Ну да ладно, лиха беда начало!

— Я не знаю, — признался я. — Оно всегда со мной было.

Девица казалась заинтригованной.

— Я слышала, что такие вещи, — продолжала она, — у других не работают.

— Как это? — мне стало интересно.

— Ну, функционируют только у того, кому принадлежат. Пока хозяин их не продаст или не обменяет на что-нибудь. Или подарит.

Она посмотрела на меня и прищурилась. Мне это не понравилось.

— Ну?! — после небольшой паузы произнесла рассказчица.

— В каком смысле? — не понял я.

— Я тебя спасла? — она сделала ко мне один шаг.

— Ну, вообще-то, это спорный вопрос, — я на шаг отступил.

— Орк пятого уровня тебя пинал как хотел, — стояла на своём девица. — Ещё чуть-чуть и прикончил бы.

— А может быть у меня такая тактика? — я пытался оспорить очевидное. — Я падаю, враг думает, что я готов и расслабляется. Вот тут я его…

Дослушивать до конца мою военную доктрину девица не стала. Привычным жестом, я бы даже сказал буднично, она выхватила свой меч и приставила его к горлу. Горло было моим.

— В общем так, цыплёнок, — амазонка понизила голос, — я тебя выручила — ты должен заплатить.

Вот, значит, как! И здесь всё построено на суровых законах монетаризма. Все хотят извлечь выгоду и получить прибыль. Я с осуждением посмотрел на меркантильную девицу. Та ждала ответа.

— А если я откажусь?! — вопрос носил формальный характер, потому что ответ на него лежал на поверхности.

— Тогда ты расплатишься жизнью!

Надо же какой пафос! Несмотря на решительность амазонки, мне почему-то казалось, что она меня не убьёт. Может быть, покажусь чересчур самоуверенным, но я чувствовал, что между нами наметилась тонкая, едва различимая ниточка под названием симпатия. Правда, проверять данную теорию на практике я не решился. Кто её знает, может её кумир — Юдифь? Я на мгновение представил, как рыдает над отрубленной головой хоббита моя новая знакомая. Бр-р. Жуть! Я очистил воображение от мрачной сценки и вернулся к действительности.

— Так ведь у меня ничего нет, — я развёл руки в стороны, демонстрируя свою материальную несостоятельность.

— Зеркальце! — девушка кивнула в мою сторону.

Кто бы сомневался! Завладеть редкой вещью, которых во всём мире раз два и обчёлся — отличная идея. Только вы, мадам, просчитались. Не на того напали! В моей голове уже начал созревать некий план, целью которого было сохранить за собой право владения редким гаджетом. Только привести его в действие мне было не суждено.

Из синего леса показались два типа. Они имели чёрную кожу, пронизанную красными полосами, и светлые миндалевидные глаза. В общем, внешность эффектная. Говорю это без всякой иронии или сарказма. Амазонка проследила мой взгляд и обернулась.

— Мурунги! — девицу аж передёрнуло.

Она сразу же потеряла ко мне интерес и повернулась навстречу опасности. А в том, что эти двое представляют опасность, сомнений не было. Достаточно было взглянуть на их лица. Мне тоже стало не по себе. Я достал зеркальце.

— Кто это? — я старался быть лаконичным.

Стекло с готовностью изобразило чернокожего красавца.

— Мурунги — это существа Драма, — тоном лектора произнёс квадрат, — одна из двух рас, доминирующих в мире. Отличаются недюжинными физическими возможностями. Ненавидят расу людей, считают их бледнолицыми слабаками и…

— Всё ясно, дальше можешь не продолжать, — я схватил лежащий на земле панцирь и натянул на тело.

Броня висела на мне неудобным ломом и, по всей видимости, не собиралась садиться, как следует. Зеркальце сочувственно тренькнуло и изобразило подробную схему металлического жилета, на которой красным цветом была выделена хитроумная защёлка. Следуя инструкции, мне удалось нацепить на себя военную форму. Я почувствовал себя увереннее.

— Граждане, не пренебрегайте средствами индивидуальной защиты! — разразилось рекламным слоганом расшалившееся стекло.

Я удивлённо посмотрел на экранчик — там возникло изображение аптечной витрины с коробочками недвусмысленного назначения. Я сунул квадратного хулигана в карман. Ну вот что с ним делать? Увещевать глупо, стукнуть нельзя — натура хрупкая. Остаётся грозить голодом, хоть это и не гуманно. Ладно, это всё потом. А сейчас…

Раздался характерный звук — мурунги достали оружие. Они были уже совсем близко. Амазонка застыла в боевой стойке. Никто не проронил ни звука. Ни “здрасьте” или “как поживаете”. Ничего! Ну почему не сесть за стол переговоров и не выкурить трубку мира? Или, наоборот, сначала выкурить, а потом сесть? Хотя, нет. Второй алгоритм — неправильный. В общем, не важно! Можно урегулировать, прийти к соглашению, пойти на компромиссы. Так ведь нет! Сразу за ножи — и вперёд. Дикость какая-то, честное слово. Хотя, в каждом мире свои правила. Здесь, видимо, такие — сначала бей, потом спрашивай.

Над чернокожими возникли едва различимые полоски, обозначающие здоровье, чуть выше цифра. Это их уровень. У нападавших были пятёрки. А что амазонка? У неё семёрка. Сильнее, конечно, она. Но ведь тех двое. Нетрудно подсчитать, на чьей стороне будет перевес. А я? Меня что, в расчёт не берут?

— Сиди уже, — пискнуло зеркальце.

Я готов был поклясться, что вслух ничего не произносил. Удивляться необычным способностям моего плоского спутника долго не пришлось — на нас напали. Вернее, на амазонку. Я посчитал этот недружественный акт агрессией против суверенного меня, поэтому объявил войну чернокожим. Правда, пока молча. Так сказать, в одностороннем порядке.

Пришельцы были сильны. Но и амазонка девочкой для битья не выглядела. С каждым в отдельности она справилась бы в два счёта. Это было заметно, когда она оказывалась один на один с кем-то из своих противников. Но мурунги здорово работали в паре. Они нападали и оборонялись слаженно, видно этой тактикой пользовались не впервые. Правда, у девицы в запасе оказалось несколько хитрых бутылочек. Эликсиры здоровья! Я с такими уже сталкивался. Классная вещь! Принимаешь на грудь — и почти здоров.

Воительница время от времени прикладывалась к сосудам и билась на равных. Вообще, виртуальный мир уравнивает шансы. Слабого пола здесь нет. Мужчины и женщины изначально обладают одинаковой силой, а значит и равными возможностями. Прекрасный образчик эмансипации! Правда, в бою дамочкам снисхождения ждать не приходится. Но это уже оборотная сторона медали. Как говорится, за всё надо платить!

В какой-то момент девица начала брать верх. Казалось, ещё немного, и она победит. Но я ошибся. Исчерпав все ресурсы, амазонка начала сдавать. Мурунги же, выдержав натиск, перешли в атаку. Каким-то чудом они смогли сохранить по одному эликсиру на брата. К тому же они получили неожиданную подмогу. Из леса вышел орк. Это был переломный момент! Троица набросилась на мою спасительницу с удвоенной силой. Шансов у девушки не было никаких. Кроме одного.

Я выхватил меч, и, не обращая внимания на зеркальные вопли, бросился на помощь. Иногда мы, сами не зная почему, поступаем вопреки здравому смыслу. Происходит это мгновенно, без участия такого важного органа, как мозг. В общем, делаем глупость. Именно этот феномен и толкнул меня в спину.

Я, как вихрь, ворвался в самый эпицентр схватки, и вылетел оттуда с ещё большей скоростью. Нарвался на мощнейший хук одного из бойцов.

— Минус пятьдесят пунктов здоровья, — сквозь звон в ушах пробился голос зеркальца.

Блин! Надо встать. Сумел приподнять голову. На меня надвигался чернокожий враг. Я пытался отползти в сторону. Но меня настигли. Убийца занёс надо мной кривой меч. Говорят, в последние минуты перед мысленным взором человека проплывает вся его жизнь. В моей голове сидела только одна мысль — о неизбежном наказании за добрые дела. И чего я туда полез?

Внезапно мурунг застыл. Может у него внезапный приступ жалости? Или он тайно симпатизирует хоббитам? На самом деле всё оказалось прозаичнее — из его груди торчал меч. Амазонка прошила чернокожего насквозь. Она снова спасла меня от смерти! Я завороженно смотрел, как мёртвый враг тает в пространстве. Правда, до конца он почему-то не исчез. Полупрозрачная серая тень повисла над тем местом, где только что находился поверженный противник. Орк удивлённо рыкнул и уставился на призрак. Меч девушки со свистом рассёк воздух, и косматая голова покатилась по траве. Послышался щелчок. Аптечка!

Заступница хоббитов нагнулась, чтобы воспользоваться неожиданным подарком. Она уже взяла его в руки. Внезапно её глаза расширились, красная коробочка выпала из ослабевших пальцев. Она медленно повернулась к оставшемуся в живых мурунгу. У меня ёкнуло сердце — из спины девушки торчала чёрная рукоять кинжала.

Глава 3

Амазонка начала таять, точь в точь, как поверженный ею противник. На мои глаза упала красная пелена. Такого чувства ненависти я не испытывал ещё никогда. Не помня себя от ярости, бросился вперёд. Последующие события отложились в моей памяти частично. Вот я открываю аптечку, выливаю её содержимое на себя. Выхватываю меч. Затем какая-то суета, мельтешение теней. И всё. Я очнулся над поверженным мурунгом, который тоже стал растворяться. Если бы всё происходило в действительности, то можно было сказать, что гнев и бешенство придали мне сил. Но в виртуальном мире так не бывает. Здесь все навыки и возможности оцифрованы. Ты не можешь увеличить свою силу или ловкость за счёт злости или, к примеру, ненависти к врагу.

Тогда как мне, хоббиту первого, самого низшего уровня удалось одолеть недруга, который был на несколько порядков сильнее? Скорее всего потому, что здоровья у мурунга оставалось кот наплакал. Я же, наоборот, воспользовавшись аптечкой, восстановился полностью. К тому же доспехи, этот бонус, доставшийся мне ещё в первое моё пришествие, смог уберечь меня от преждевременной кончины.

В общем, счастливое стечение обстоятельств. Но мне почему-то казалось, что это не совсем так. Что именно от меня, от моей сущности, исходила та самая сила, которая помогла одолеть более сильного и опытного противника. Хотя, честно говоря, меня сейчас это мало заботило. Я чувствовал себя плохо. По-настоящему. Меня охватило чувство потери, на глазах выступили слёзы.

— Ресни меня! — вдруг раздался знакомый голос.

Наверное, я имел сейчас глупый вид. А кто бы на моём месте не имел? Передо мной висела полупрозрачная тень, ещё недавно бывшая амазонкой.

— Это вы мне? — уточнил я.

Привидение покачало головой и повторно озвучило свою просьбу:

— Ресни быстрее!

— Мадам, — сглотнул я. — Вы мне глубоко симпатичны, но мы с вами едва знакомы. Поэтому я, как честный человек, пардон, временно хобит, не могу воспользоваться вашей доверчивостью и …

Призрак закатил глаза, из кармана раздалось вибрирующие смешки. У меня было такое чувство, что я чего-то недопонимаю. Если честно, то такое со мной в последнее время бывает часто. Зеркальце веселилось вовсю. Ну, всё! С меня хватит! Я выхватил девайс из кармана и попытался призвать его к ответу:

— Можешь объяснить, что происходит?

Наверное, в моём голосе прозвучали угрожающие нотки. Во всяком случае, зеркальце перестало хихикать и сделалось заметно серьёзнее.

— Реснуть — значит воскресить, — пояснило оно. — Рес — это амулет воскрешения. Стоит копейки, продаётся на аукционе.

Зеркальце изобразило на себе симпатичный кругляшок жёлтого цвета. Сказать, что камень упал у меня с души — значит не сказать ничего! Я был на седьмом небе оттого, что девушка умерла не безвозвратно. То есть временно. Что её можно оживить.

— А почему рес? — поинтересовался я.

— Сленг, — на экранчике возник деревянный забор, исписанный не вполне цензурными выражениями.

Так, ясно. Надо учить языки! Иначе я так и буду без конца попадать впросак. Игрок, не владеющий игровым жаргоном, сразу же выдаёт в себе дилетанта.

— Ну так что? — дух моей спасительницы по-прежнему витал неподалёку.

Видимо, она ждала ответа на свой вопрос. Настойчивая! Вот, вроде бы положительная характеристика, но близкая к упрямству. А уж там рукой подать и до настырности и нежелательной напористости. На безоблачном небосводе настроения появилась крохотное облачко. Что-то я стал чересчур мнительным. Наверное, всему виной адаптация к новым реалиям. Так сказать, переходный период.

— Ты что, глухой? — призрак девушки пытался вернуть меня к действительности.

— Ты знаешь, я сейчас на мели, — я хотел оправдаться, хотя говорил правду. — Денег — ни гроша.

Амазонка не удивилась. Видимо, приблизительно на такой ответ она и рассчитывала.

— Свалился на мою голову, — махнула она рукой, затем повернулась и поплыла прочь.

Что, вот так и уйдёт? Не попрощавшись, не оставив номера для связи? Хотя какая тут связь? Стоп! Если знаешь имя персонажа, то вполне реально его разыскать. Но ведь я даже не знаю, как её зовут. Ну, нет. Просто так я её не отпущу. В конце концов, имею право. Хоть это она меня спасла, но я тоже за неё заступался. Пусть и неудачно.

— Послушай! — я окликнул воительницу. Та остановилась.

Её тень колыхалась над самой землёй. Я подошёл вплотную и посмотрел наверх. Уголки её губ подрагивали. Я знал, что это значит. Так моя спасительница прятала улыбку. Хороший знак! Значит, больше не сердится.

— Хотел спросить, — я чуть запнулся — вдруг здесь не принято спрашивать имя? Ну да ладно: раз уж сказал “А”, говори и “Б”.

— Ну! — поторопила меня амазонка.

— Как тебя зовут, — выдохнул я.

— Генгема! — ответ прозвучал мгновенно, будто она знала, о чём её спросят.

Я посмотрел на девицу — может, шутит? Нет, на лице — ни тени кокетства. Надо же! А я-то рассчитывал на какую-нибудь Танитриэль, или на худой конец, Мирабеллу. Хотя, какая разница? Хоть Фёкла. Лишь бы человек был хороший.

Наверное, девушка что-то такое прочла на моём лице, потому что решила ответить. Хотя я её и не спрашивал.

— Сама выбрала, — сказала она. — Звучит устрашающе, поэтому и понравилось. А потом привыкла.

— Генгема, — медленно повторил я. — Красивое имя, — здесь я немного приврал. Мне не жалко, а девушке приятно. — Только…

— Что? — призрак насторожился.

— Это полное имя, а как покороче? Ну, чтобы в общении было удобней, — я пытался объяснить своё желание переименовать свою спасительницу. — Например, Григорий — Гриша. Или Васиссуарий — Вася.

— Ты ещё Даздраперму вспомни, — раздалось из кармана.

Я думаю — у меня зеркало-девочка. Ну не может оно долго молчать!

— Если сейчас же не умолкнешь — заморю голодом! — прошипел я стеклянному шутнику.

Тот затих. Я снова повернулся к девице.

— Можешь звать меня Гема, — просто сказала она. — А тебя как зовут?

А, действительно, как? Там в реальном мире с моей метрикой было всё в порядке. А тут? Тут полагаются другие, вымышленные имена. Своего я не знал.

— У тебя ник есть? — поторопила меня девушка.

Я растерянно пожал плечами. Зеркальце издало переливчатый звук. Наверное, требовало аудиенции. Я достал гладкий квадрат из брюк. Ровная поверхность пошла волнами, затем на ней появилась надпись: “Светозар”. На время я потерял дар речи. Вот это имечко! Как у племенного жеребца!

— Ты что, специально? — я разозлился по-настоящему.

— Я тут не при чём! — оправдывалось зеркальце. — Ты появился здесь уже с этим именем.

Я нахмурился — стекло составило список однокоренных слов и вывело всю эту колонку на дисплей: “Светоч, отсвет, светлица…” Я смотрел на безумное количество существительных, и ни одно мне не нравилось. В смысле, в качестве обозначения меня, как игровой единицы. Быть каким-нибудь “светодиодом” или “светопломбой” мне решительно не хотелось.

Внезапно мой взгляд зацепился за короткое слово “Свен”. Как оно попало в компанию “светляков” и “просветов” было не ясно. Зато я уже точно знал, под каким именем меня запомнит этот мир. Наверное, внезапное озарение каким-то образом отразилось на моём лице, потому что призрак замер в ожидании окончательного вердикта.

— Свен! — я поставил точку в лихорадочных поисках подходящего прозвища. — Зови меня Свен!

Ну, слава богу, разобрались.

— Ладно, пошли, — призрак девушки колыхнулся.

С моей новой знакомой я готов был топать куда угодно. На это имелось сразу несколько причин. Во-первых, кроме неё и зеркальца я тут никого не знал. Во-вторых, она могла пролить свет на некоторые особенности местного мироустройства. К тому же воительница проявила себя, как надёжный товарищ и верный соратник. Да и вообще, положа руку на сердце должен сказать, что мне нравилось с ней общаться. Просто так, без повода и предлога. К тому же, мне, по большому счёту, было всё равно, куда направляться.

— Куда двинем? — я спросил это даже не из любопытства, а просто так, чтобы заявить о своих намерениях. В смысле — я согласен идти с вами, куда скажете.

— В Гамбир, — ответил призрак.

Наверное, на моём лице отразилось непонимание. Надо сказать, это моя обычная реакция на неологизмы.

— Это город, — пояснила амазонка, — столица Фанвердена.

Всё, я окончательно запутался. Если всё вокруг — это Фарвенден, то что тогда Драм? Автономная область или национальный округ? Или это снова какой-нибудь сленг? Из дебрей административного-территориального устройства незнакомой местности меня вывело зеркальце. Я почувствовал активность в кармане и вынул гладкий артефакт наружу. Тот с готовностью набросал на себе рисунок, похожий на карту Европы. Множество небольших областей были отделены друг от друга бледными линиями. Это были границы, носившие, скорее всего, условный характер. У каждого района имелось название, подписанное в его верхней части. Кроме того, там были символы, напоминающие растения и животных.

В боковой части экрана располагался ряд иконок. Назначения некоторых я уже знал. Например, изображение молоточка и пары монеток обозначало “Аукцион”. Ниже находился кружочек с компасом. Я приблизил к нему палец — зеркальце не протестовало. Значит можно. Ткнул пальцем в прибор со стрелками — на экране возникла надпись “Маршрут”.

Рядом располагался пустой прямоугольник со знакомым символом. Ага, поиск. Я вызвал из недр зеркальца клавиатуру и набрал слово “Гамбир”. Масштаб карты уменьшился, в левом нижнем углу запульсировала красная точка. Я нажал на моргающий значок пальцем — от локации, где мы находились, до столицы протянулся извилистый пунктир. По всей видимости, маршрут. Да, неблизко! Линия пронизывала десятка полтора местечек с замысловатыми названиями.

— А что такое Фанверден? — я обращался к девушке, но, видимо, у моего зеркальца сегодня был приступ словоохотливости.

Оно решило первым просвятить меня на этот счёт. В принципе, я не против энциклопедических сведений. Но иногда хочется, чтобы рассказчиком был живой человек. Правда, он сейчас не совсем живой. Но, всё равно, мне казалось, что амазонка сможет объяснить мне всё более доходчиво. Всё-таки простые слова воспринимаются лучше, чем казённый язык. Я накрыл экранчик рукой и тем самым пресёк просветительский порыв моего плоского друга. Он обиженно пискнул и затих. Выключился! Вот ведь, вроде бы стекло, а с характером!

— Фанверден — это территория, населённая людьми и хоббитами, — пояснила мне девушка. — В общем, земля, где мы обитаем.

— А как же мурунги? — я уже начал догадываться, в чём дело, но всё равно решил уточнить.

— А ты посмотри на название локации, в которой мы находимся, — ответила амазонка.

Я убрал ладонь с экрана. Он был чёрным. Слегка потёр мутную поверхность — тишина. Снова поскрёбся.

— Не-а, — ответило зеркальце.

Я нетерпеливо постучал в монитор. Стекло ожило, изобразило на себе табличку “Ушло на базу” и снова сделалось тёмным. Чувствую, намучаюсь ещё я с этим приборчиком!

— А как насчёт перерыва на обед? — я знал, чем нужно брать.

Ровная поверхность зарябила и с готовностью нарисовала накрытый стол. Мы снова пришли к соглашению. Я огляделся — рядом рос кремнецвет. Предприняв необходимые меры предосторожности, сорвал растение и скормил его ненасытному гаджету.

— Смотри — растолстеешь, — предупредил я плоского гурмана.

— Не твоя забота, — сыто икнули в ответ.

Призрак прыснул. Я выругался.

Совесть у девайса всё же проснулась, и он начертил план местности, где мы сейчас пребывали. Она называлась “Приграничье”. Значит, рядом есть некий рубеж, разделяющий две территории. Словно по команде зеркальце сдвинуло картинку вправо. Там была ещё одна, очень крохотная локация. На ней сумела разместиться только одна крепость. Зато какая! Каменные уступы, белые шпили, висячие сады — вот далеко не полный перечень достопримечательностей великолепной цитадели. Форт назывался Лорнака. Чуть дальше начиналась чужая страна. Это было видно по изменившемуся цвету, в который был окрашен вражеский ландшафт. Кроме того, надписи на карте поменяли шрифт и имели другой оттенок.

— Мегеронд, — раздалось сзади.

Я обернулся. Амазонка висела за моим плечом и вместе со мной рассматривала карту.

— Страна, где живут мурунги и орки, — глаза девушки вспыхнули, — чернокожие люди с красными полосами на теле и существа, похожие на обезьян.

— Слушай, а почему надо идти именно в Гамбир? — я посмотрел на свою спутницу.

— Там есть алтарь воскрешения.

Нет, мне решительно здесь нравится! Если тебя убили, то можно спокойно пойти и рейкарнироваться. Причём совершенно бесплатно.

— Чему радуешься? — наверное, Гема заметила моё радостное возбуждение. — Думаешь, убили — пошёл оживился, и всё такое?

Я пожал плечами — разве не так?

— Количество жизней ограничено, — тут мне стало не по себе. — И у каждого — свой лимит. Так что будь осторожнее. Да и вообще умирать, пусть даже и на время, очень неприятно. И больно, — после паузы добавила воительница. — Ну что, пошли?

Я кивнул, и мы тронулись в путь.

Амазонка начала таять, точь в точь, как поверженный ею противник. На мои глаза упала красная пелена. Такого чувства ненависти я не испытывал ещё никогда. Не помня себя от ярости, бросился вперёд. Последующие события отложились в моей памяти частично. Вот я открываю аптечку, выливаю её содержимое на себя. Выхватываю меч. Затем какая-то суета, мельтешение теней. И всё. Я очнулся над поверженным мурунгом, который тоже стал растворяться. Если бы всё происходило в действительности, то можно было сказать, что гнев и бешенство придали мне сил. Но в виртуальном мире так не бывает. Здесь все навыки и возможности оцифрованы. Ты не можешь увеличить свою силу или ловкость за счёт злости или, к примеру, ненависти к врагу.

Тогда как мне, хоббиту первого, самого низшего уровня удалось одолеть недруга, который был на несколько порядков сильнее? Скорее всего потому, что здоровья у мурунга оставалось кот наплакал. Я же, наоборот, воспользовавшись аптечкой, восстановился полностью. К тому же доспехи, этот бонус, доставшийся мне ещё в первое моё пришествие, смог уберечь меня от преждевременной кончины.

В общем, счастливое стечение обстоятельств. Но мне почему-то казалось, что это не совсем так. Что именно от меня, от моей сущности, исходила та самая сила, которая помогла одолеть более сильного и опытного противника. Хотя, честно говоря, меня сейчас это мало заботило. Я чувствовал себя плохо. По-настоящему. Меня охватило чувство потери, на глазах выступили слёзы.

— Ресни меня! — вдруг раздался знакомый голос.

Наверное, я имел сейчас глупый вид. А кто бы на моём месте не имел? Передо мной висела полупрозрачная тень, ещё недавно бывшая амазонкой.

— Это вы мне? — уточнил я.

Привидение покачало головой и повторно озвучило свою просьбу:

— Ресни быстрее!

— Мадам, — сглотнул я. — Вы мне глубоко симпатичны, но мы с вами едва знакомы. Поэтому я, как честный человек, пардон, временно хобит, не могу воспользоваться вашей доверчивостью и …

Призрак закатил глаза, из кармана раздалось вибрирующие смешки. У меня было такое чувство, что я чего-то недопонимаю. Если честно, то такое со мной в последнее время бывает часто. Зеркальце веселилось вовсю. Ну, всё! С меня хватит! Я выхватил девайс из кармана и попытался призвать его к ответу:

— Можешь объяснить, что происходит?

Наверное, в моём голосе прозвучали угрожающие нотки. Во всяком случае, зеркальце перестало хихикать и сделалось заметно серьёзнее.

— Реснуть — значит воскресить, — пояснило оно. — Рес — это амулет воскрешения. Стоит копейки, продаётся на аукционе.

Зеркальце изобразило на себе симпатичный кругляшок жёлтого цвета. Сказать, что камень упал у меня с души — значит не сказать ничего! Я был на седьмом небе оттого, что девушка умерла не безвозвратно. То есть временно. Что её можно оживить.

— А почему рес? — поинтересовался я.

— Сленг, — на экранчике возник деревянный забор, исписанный не вполне цензурными выражениями.

Так, ясно. Надо учить языки! Иначе я так и буду без конца попадать впросак. Игрок, не владеющий игровым жаргоном, сразу же выдаёт в себе дилетанта.

— Ну так что? — дух моей спасительницы по-прежнему витал неподалёку.

Видимо, она ждала ответа на свой вопрос. Настойчивая! Вот, вроде бы положительная характеристика, но близкая к упрямству. А уж там рукой подать и до настырности и нежелательной напористости. На безоблачном небосводе настроения появилась крохотное облачко. Что-то я стал чересчур мнительным. Наверное, всему виной адаптация к новым реалиям. Так сказать, переходный период.

— Ты что, глухой? — призрак девушки пытался вернуть меня к действительности.

— Ты знаешь, я сейчас на мели, — я хотел оправдаться, хотя говорил правду. — Денег — ни гроша.

Амазонка не удивилась. Видимо, приблизительно на такой ответ она и рассчитывала.

— Свалился на мою голову, — махнула она рукой, затем повернулась и поплыла прочь.

Что, вот так и уйдёт? Не попрощавшись, не оставив номера для связи? Хотя какая тут связь? Стоп! Если знаешь имя персонажа, то вполне реально его разыскать. Но ведь я даже не знаю, как её зовут. Ну, нет. Просто так я её не отпущу. В конце концов, имею право. Хоть это она меня спасла, но я тоже за неё заступался. Пусть и неудачно.

— Послушай! — я окликнул воительницу. Та остановилась.

Её тень колыхалась над самой землёй. Я подошёл вплотную и посмотрел наверх. Уголки её губ подрагивали. Я знал, что это значит. Так моя спасительница прятала улыбку. Хороший знак! Значит, больше не сердится.

— Хотел спросить, — я чуть запнулся — вдруг здесь не принято спрашивать имя? Ну да ладно: раз уж сказал “А”, говори и “Б”.

— Ну! — поторопила меня амазонка.

— Как тебя зовут, — выдохнул я.

— Генгема! — ответ прозвучал мгновенно, будто она знала, о чём её спросят.

Я посмотрел на девицу — может, шутит? Нет, на лице — ни тени кокетства. Надо же! А я-то рассчитывал на какую-нибудь Танитриэль, или на худой конец, Мирабеллу. Хотя, какая разница? Хоть Фёкла. Лишь бы человек был хороший.

Наверное, девушка что-то такое прочла на моём лице, потому что решила ответить. Хотя я её и не спрашивал.

— Сама выбрала, — сказала она. — Звучит устрашающе, поэтому и понравилось. А потом привыкла.

— Генгема, — медленно повторил я. — Красивое имя, — здесь я немного приврал. Мне не жалко, а девушке приятно. — Только…

— Что? — призрак насторожился.

— Это полное имя, а как покороче? Ну, чтобы в общении было удобней, — я пытался объяснить своё желание переименовать свою спасительницу. — Например, Григорий — Гриша. Или Васиссуарий — Вася.

— Ты ещё Даздраперму вспомни, — раздалось из кармана.

Я думаю — у меня зеркало-девочка. Ну не может оно долго молчать!

— Если сейчас же не умолкнешь — заморю голодом! — прошипел я стеклянному шутнику.

Тот затих. Я снова повернулся к девице.

— Можешь звать меня Гема, — просто сказала она. — А тебя как зовут?

А, действительно, как? Там в реальном мире с моей метрикой было всё в порядке. А тут? Тут полагаются другие, вымышленные имена. Своего я не знал.

— У тебя ник есть? — поторопила меня девушка.

Я растерянно пожал плечами. Зеркальце издало переливчатый звук. Наверное, требовало аудиенции. Я достал гладкий квадрат из брюк. Ровная поверхность пошла волнами, затем на ней появилась надпись: “Светозар”. На время я потерял дар речи. Вот это имечко! Как у племенного жеребца!

— Ты что, специально? — я разозлился по-настоящему.

— Я тут не при чём! — оправдывалось зеркальце. — Ты появился здесь уже с этим именем.

Я нахмурился — стекло составило список однокоренных слов и вывело всю эту колонку на дисплей: “Светоч, отсвет, светлица…” Я смотрел на безумное количество существительных, и ни одно мне не нравилось. В смысле, в качестве обозначения меня, как игровой единицы. Быть каким-нибудь “светодиодом” или “светопломбой” мне решительно не хотелось.

Внезапно мой взгляд зацепился за короткое слово “Свен”. Как оно попало в компанию “светляков” и “просветов” было не ясно. Зато я уже точно знал, под каким именем меня запомнит этот мир. Наверное, внезапное озарение каким-то образом отразилось на моём лице, потому что призрак замер в ожидании окончательного вердикта.

— Свен! — я поставил точку в лихорадочных поисках подходящего прозвища. — Зови меня Свен!

Ну, слава богу, разобрались.

— Ладно, пошли, — призрак девушки колыхнулся.

С моей новой знакомой я готов был топать куда угодно. На это имелось сразу несколько причин. Во-первых, кроме неё и зеркальца я тут никого не знал. Во-вторых, она могла пролить свет на некоторые особенности местного мироустройства. К тому же воительница проявила себя, как надёжный товарищ и верный соратник. Да и вообще, положа руку на сердце должен сказать, что мне нравилось с ней общаться. Просто так, без повода и предлога. К тому же, мне, по большому счёту, было всё равно, куда направляться.

— Куда двинем? — я спросил это даже не из любопытства, а просто так, чтобы заявить о своих намерениях. В смысле — я согласен идти с вами, куда скажете.

— В Гамбир, — ответил призрак.

Наверное, на моём лице отразилось непонимание. Надо сказать, это моя обычная реакция на неологизмы.

— Это город, — пояснила амазонка, — столица Фанвердена.

Всё, я окончательно запутался. Если всё вокруг — это Фарвенден, то что тогда Драм? Автономная область или национальный округ? Или это снова какой-нибудь сленг? Из дебрей административного-территориального устройства незнакомой местности меня вывело зеркальце. Я почувствовал активность в кармане и вынул гладкий артефакт наружу. Тот с готовностью набросал на себе рисунок, похожий на карту Европы. Множество небольших областей были отделены друг от друга бледными линиями. Это были границы, носившие, скорее всего, условный характер. У каждого района имелось название, подписанное в его верхней части. Кроме того, там были символы, напоминающие растения и животных.

В боковой части экрана располагался ряд иконок. Назначения некоторых я уже знал. Например, изображение молоточка и пары монеток обозначало “Аукцион”. Ниже находился кружочек с компасом. Я приблизил к нему палец — зеркальце не протестовало. Значит можно. Ткнул пальцем в прибор со стрелками — на экране возникла надпись “Маршрут”.

Рядом располагался пустой прямоугольник со знакомым символом. Ага, поиск. Я вызвал из недр зеркальца клавиатуру и набрал слово “Гамбир”. Масштаб карты уменьшился, в левом нижнем углу запульсировала красная точка. Я нажал на моргающий значок пальцем — от локации, где мы находились, до столицы протянулся извилистый пунктир. По всей видимости, маршрут. Да, неблизко! Линия пронизывала десятка полтора местечек с замысловатыми названиями.

— А что такое Фанверден? — я обращался к девушке, но, видимо, у моего зеркальца сегодня был приступ словоохотливости.

Оно решило первым просвятить меня на этот счёт. В принципе, я не против энциклопедических сведений. Но иногда хочется, чтобы рассказчиком был живой человек. Правда, он сейчас не совсем живой. Но, всё равно, мне казалось, что амазонка сможет объяснить мне всё более доходчиво. Всё-таки простые слова воспринимаются лучше, чем казённый язык. Я накрыл экранчик рукой и тем самым пресёк просветительский порыв моего плоского друга. Он обиженно пискнул и затих. Выключился! Вот ведь, вроде бы стекло, а с характером!

— Фанверден — это территория, населённая людьми и хоббитами, — пояснила мне девушка. — В общем, земля, где мы обитаем.

— А как же мурунги? — я уже начал догадываться, в чём дело, но всё равно решил уточнить.

— А ты посмотри на название локации, в которой мы находимся, — ответила амазонка.

Я убрал ладонь с экрана. Он был чёрным. Слегка потёр мутную поверхность — тишина. Снова поскрёбся.

— Не-а, — ответило зеркальце.

Я нетерпеливо постучал в монитор. Стекло ожило, изобразило на себе табличку “Ушло на базу” и снова сделалось тёмным. Чувствую, намучаюсь ещё я с этим приборчиком!

— А как насчёт перерыва на обед? — я знал, чем нужно брать.

Ровная поверхность зарябила и с готовностью нарисовала накрытый стол. Мы снова пришли к соглашению. Я огляделся — рядом рос кремнецвет. Предприняв необходимые меры предосторожности, сорвал растение и скормил его ненасытному гаджету.

— Смотри — растолстеешь, — предупредил я плоского гурмана.

— Не твоя забота, — сыто икнули в ответ.

Призрак прыснул. Я выругался.

Совесть у девайса всё же проснулась, и он начертил план местности, где мы сейчас пребывали. Она называлась “Приграничье”. Значит, рядом есть некий рубеж, разделяющий две территории. Словно по команде зеркальце сдвинуло картинку вправо. Там была ещё одна, очень крохотная локация. На ней сумела разместиться только одна крепость. Зато какая! Каменные уступы, белые шпили, висячие сады — вот далеко не полный перечень достопримечательностей великолепной цитадели. Форт назывался Лорнака. Чуть дальше начиналась чужая страна. Это было видно по изменившемуся цвету, в который был окрашен вражеский ландшафт. Кроме того, надписи на карте поменяли шрифт и имели другой оттенок.

— Мегеронд, — раздалось сзади.

Я обернулся. Амазонка висела за моим плечом и вместе со мной рассматривала карту.

— Страна, где живут мурунги и орки, — глаза девушки вспыхнули, — чернокожие люди с красными полосами на теле и существа, похожие на обезьян.

— Слушай, а почему надо идти именно в Гамбир? — я посмотрел на свою спутницу.

— Там есть алтарь воскрешения.

Нет, мне решительно здесь нравится! Если тебя убили, то можно спокойно пойти и рейкарнироваться. Причём совершенно бесплатно.

— Чему радуешься? — наверное, Гема заметила моё радостное возбуждение. — Думаешь, убили — пошёл оживился, и всё такое?

Я пожал плечами — разве не так?

— Количество жизней ограничено, — тут мне стало не по себе. — И у каждого — свой лимит. Так что будь осторожнее. Да и вообще умирать, пусть даже и на время, очень неприятно. И больно, — после паузы добавила воительница. — Ну что, пошли?

Я кивнул, и мы тронулись в путь.

Глава 4

Ржаной корж и яблонево семечко

Туманная поляна

Деревенские страдания

Заложница сострадания

Царь зверей

Бесцельно бродить по локациям — занятие скучное. На прохождение каждой игровой области уходит довольно много времени. Мы спасались тем, что беседовали друг с другом. Зеркальце лежало в кармане и не подавало признаков жизни. Видно, умаялось. Это понятно — энергии моего девайса могла бы позавидовать средних размеров электростанция.

Мы одну за другой пересекали границы. При этом переход из области в область сопровождался резким изменением ландшафта. Менялись краски, природа и даже сам воздух. Где-то он был терпким, потом сладковатым, в некоторых местах даже солёным.

Гема плыла над землёй, я шёл рядом. Мы разговаривали. Правда, говорила в основном амазонка. Она, как могла, старалась посвятить меня в тонкости игры и раскрыть некоторые особенности того мира, в который меня угораздило попасть.

Если описать вкратце, что я почерпнул от временного привидения, то выходило следующее. Весь виртуальный мир называется Драм. Он состоит из двух стран — Фанвердена и Мегеронда. Первую населяет раса людей и хоббиты. В Мегеронде живут мурунги и орки. Кстати, последние очень хитры, изворотливы и выносливы. Воины из них получаются не хуже, чем из самих мурунгов.

Обе страны находятся в состоянии необъявленной войны. И между населяющими их народами периодически происходят стычки. Иногда они перерастают в битвы. Вот именно из такой бойни меня и вытащила Гема.

Время от времени сражения принимают эпический характер. Такое происходит, когда с обеих сторон воюет большое количество игроков. Все участники битв, кроме опыта, получают ещё единицы доблести — характеристики, необходимой для получения очередного звания. Я посмотрел на кожаный корсет моей спутницы — на плечах виднелись нашивки.

— Гладиатор, — ответила девушка.

— Где? — я озабоченно завертел головой.

— Моё звание — гладиатор, — пояснила амазонка.

Я с завистью посмотрел на её погоны. Уголки губ моей спутницы дрогнули. Моя рука потянулась к собственному плечу. Пальцы нащупали узкую полоску. “Только бы не ефрейтор”, - пронеслось у меня в голове. Я с опаской взглянул на свою спутницу.

— Солдат, — ответила на незаданный вопрос девушка.

Я вздохнул. А что? Хорошее звание! Пусть много обязанностей, зато никакой ответственности. К тому же всегда есть повод прикинуть, как бы половчее стать генералом.

— А маршалы здесь есть? — не то чтобы я хотел посвятить себя военной карьере, просто, что называется, пришлось к слову.

— Что маршалы, — махнул рукой призрак, — есть даже магистры. В городе насмотришься.

В моём воображении возник пожилой академик в четырёхугольной шляпе с кисточкой. В старческих руках он сжимал АКМ. Я встряхнул головой — учёный растворился в недрах моего сознания. Наверное, это был неправильный образ.

— А ты что, действительно никогда не был в Гамбире? — отвлекла меня от милитаристских фантазий Гема.

Я помотал головой.

— Странно, — глаза девушки сощурились. — Обычно все новички начинают оттуда.

Я давно подозревал, что попал в игру не традиционным образом. Правда, говорить об этом девушке не стал. Ещё сочтёт за сумасшедшего, А у нас только-только наметился контакт, наладились отношения.

— И вообще, как ты очутился в битве? — амазонка продолжала наседать на меня с расспросами. — Это же надо быть полным идиотом, чтобы лезть туда на первом уровне.

Обсуждать с воительницей мои умственные способности мне не хотелось. Лгать тоже. Обманывать не так просто, как это может показаться на первый взгляд. Всё время выдумывать то, чего не было, и при этом не путаться в показаниях — довольно редкое дарование.

Меня выручило зеркальце. Видимо, исчерпав лимит на молчание, оно разразилось звуком, похожим на дверной звонок. Я достал прямоугольник на божий свет и уставился в интерфейс моего плоского помощника. Тот моргал иконкой с изображением треугольника. Под геометрической фигурой стояла коротенькая надпись: “Квесты”.

Не раздумывая, я ткнул пальцем в мигающий значок — появился список доступных заданий. Одно из них, под названием “Наступи на гнома”, было выделено жирным курсивом. Я тут же пробежался глазами по ряду кнопок и нажал на символ под названием “Карты”. Список игровых поручений сменился изображением нескольких областей Фанвердена. На одной из них я заметил красный флажок. Это значит я. То есть то место, где сейчас нахожусь.

Локация называлась “Пригорье”. По символам в верхней части экрана я смог определить некоторые особенности данной местности. Например, то, что здесь произрастает цветок под названием плис, обитают непонятные монстры плоны. Кроме того где-то неподалёку расположился квестовый персонаж по имени Брун. Это был гном. Конечно, где же ещё можно встретить гнома, как не в горах? Ну, или где-то поблизости от них.

Огляделся по сторонам. От дороги, по которой я шёл, вела тропинка, вымощенная тёмным камнем. Проследив взглядом её направление, я заметил какую-то кучу. Разобрать, чем являлся странный навал, было довольно трудно. Хотя, исходя из названия квеста, догадаться о природе неизвестного нагромождения было всё же возможно.

Я посмотрел на свою спутницу — она колыхалась в сторонке. Может, здесь не принято мешать принятию решений? Краем глаза взглянул на гаджет — тот продолжал мигать красной иконкой. Ну, надо так надо! Я ступил на булыжную тропинку и побрёл в сторону тёмного пятна.

Подойдя ближе, я понял, что не ошибся в своих предположениях. Прямо на земле, лицом кверху лежал бородатый толстяк маленького роста. По моим прикидкам ширина малыша приблизительно соответствовала его росту. У меня возникло стойкое ощущение, что если спящего реликта толкнуть, как следует, то он покатится, словно колобок. Гном дрых без задних ног. Об этом свидетельствовали звуки, которые извергал из себя лежащий передо мной персонаж.

Пытаясь в точности соответствовать названию квеста, я аккуратно поставил ногу на храпящего кроху и стал плавно переносить на неё вес остального тела. Дыхание гнома сделалось прерывистым, он открыл один глаз и, что есть силы, рванул в сторону. Как он сумел проделать такой маневр, находясь в самой неподходящей для этого позе, я понять не успел. Потеряв точку опоры, моё тело подлетело вверх и со всей силы громыхнуло о землю. Ненавистное забрало в очередной раз скрыло от меня все прелести мира. Вскоре снова послышался лязг — на меня кто-то запрыгнул.

Щиток на шлеме отъехал наверх — на меня смотрело бородатое лицо разбуженного мной лилипута.

— Молодец! — карапуз встряхнул меня так, что шлем сдвинулся в сторону, и я снова стал незрячим.

Через мгновение защитный головной убор был с меня сорван. Гном нагнулся. Он пытался меня расцеловать, но я был против. Изо всех сил упершись в карлика руками, я старался не допустить проявления такой благосклонности к моей персоне. Но Брун уступать не хотел — видимо это входило в сценарий квеста. Я мысленно помянул зеркальце. Не самым хорошим словом.

От слюнявой симпатии любвеобильного почитателя сокровищ меня спасла борода. Его! Видимо, давно нечёсаный веник нарушил правильный баланс в моём носу, отчего я чихнул. Не только громко, но ещё и результативно. Гном мгновенно прекратил свои поползновения и уставился на меня непонимающим взглядом.

— Ты кто? — он сделал удивлённые глаза, будто увидел меня впервые лишь мгновение назад.

Придуривается что ли?

— Свен, — я пытался столкнуть с себя карлика, — пришёл взять квест.

Внезапно глаза гнома начали принимать осмысленный вид. В них мелькнула искорка прозрения, и через мгновение маленький бородач со всей силы залепил себе рукой в лоб.

— Квест! — воскликнул он. — Ну конечно! Всё время забываю, зачем я тут нахожусь! Всё из-за проклятого плиса!

Вот оно что! Значит, всё дело в экосистеме! Между тем, карлик наконец-то сполз с распластанной на земле фигуры, отчего я ощутил несказанное облегчение. Мне удалось выпрямиться и встать на ноги. По нынешним временам вертикальное положение странствующего хоббита — зрелище редкое.

Итак, плис. Оказывается всему виной растущая здесь флора. Бородач как-то странно замер.

— Что там с заданием-то? — я напомнил о себе застывшему гному.

Тот уставился на меня мутным взглядом:

— Ты кто?

Блин! Опять?! Я хотел ответить бородатому тормозу намёком на известное животное в демисезонной одежде, но меня опередило зеркальце.

— Это Свен, — видимо гаджету тоже надоели склеротические приступы небритого лежебоки. — А ты — Брун, сын Брулина, внук Бобрула, правнук Бру…

В газах гнома появились светлые проблески.

— Зачем явился ко мне, воин? — состроив серьёзную мину, заговорил бородач.

Ну, наконец-то! Я уж думал, что этот день сурка сегодня не кончится.

— За квестом, — я не стал разводить церемонии.

Гном, что есть силы, ткнулся лбом в мои доспехи. Опять спит!

— Дальше-то что?! — я тряхнул карлика за плечо — тот очнулся.

— Это плис на меня так действует, — проморгавшись, продолжил мой собеседник. — Из-за него мне всё время хочется спать. Только шкуры плонов могут помочь мне в этой беде. Принеси мне пять шкурок, и получишь награду!

Зеркальце тренькнуло. Я посмотрел на экран — там возникла надпись: “Для вас начался квест “Наступи на гнома”.

Послышались знакомые звуки. Я посмотрел на карлика — тот во всю мощь гномьих лёгких извергал из себя затейливые рулады. Не гном, а спящее недоразумение!

Неподалёку я заметил подозрительное шевеление. Сделал пару шагов в том направлении. Из травы на меня смотрели две светящиеся точки. Рука потянулась к мечу. Вовремя! Меня атаковала тварь, похожая на смесь крысы и коровы. Нет, вымени у неё не было. Зато были рога и копыта. Размером чудовище было с собаку. Первый уровень — для меня пустяки.

Крысиная пасть лязгнула челюстями в непосредственной близости от моего лица. Это — пожалуйста! Это — сколько угодно! Пронзённый монстр уже болтался на моём мече. Уродец затих, потом обмяк. “Вы получили опыт!” — проинформировал гаджет. Мерзкое тельце исчезло, оставив на оружии нужный ингредиент. Шкурка! Так, есть одна!

Я сунул трофей в карман. Видимо, немного отвлёкся, потому что не заметил, как сзади подкрались сразу два плона. Я подвергся двойному боданию. Пролетев несколько метров, ударился о землю. Минус тридцать единиц жизни. Вот это коровки! Хотел встать, но не успел — на меня запрыгнули рогатые уродцы и стали топтать ногами. Лучше бы бодали. Их копыта обладали необычайной мощью. Грохот стоял как от ударной установки. Ну, я щас этих ринго старов… Я разозлился. А разозлённый хобит — это… Подходящего эпитета у меня не нашлось. Пока!

Подхватил руками горсть земли и швырнул себе за спину. Раздалось недовольное мычание, топот прекратился. Воспользовавшись заминкой, я перекатился на спину. Наглые посягатели на мою жизнь слетели на землю. Они мотали головами, пытаясь прочистить глаза. Ага, не нравится? Мне хватило одного удара мечом, чтобы разобраться с крысоподобными бурёнками.

Добыть ещё две мохнатые оболочки было уже делом техники. На появление парочки новых агрессоров я ответил броском горсти песка, предусмотрительно зажатого в кулаке. Плоны почему-то не переносили пыли. От такого обращения они моментально слепли. Не насовсем, конечно, но этого времени хватало, чтобы разобрать их на шкурки. Надо запомнить эту их особенность, вдруг пригодится?

— Вы приобрели опыт! — сообщило мне зеркальце.

— Слушай, тебе не надоело? — я достал блестящего зануду из брюк.

— Вы достигли второго уровня! — гаджет меня будто не слышал.

Я посмотрел на экран. Действительно, в меню поменялась цифра. Вместо робкой единицы теперь там красовалась более уверенная двойка. Что ж, уже прогресс!

— Всё равно, как был нубом, так и остался! — сообщило мне зеркальце.

Я не обиделся. В сущности, мой плоский помощник был прав. Чем отличается первый уровень от второго? Почти ничем. Ну, станут доступными ещё пара-тройка квестов, вот и всё.

Ладно, всему своё время. Я собрал в связку пять парнокопытных шкур и направился к спящему карлику. Пока шёл, принюхался. Чем это пахнет? Дух был не резкий, но противный. Да это же шкуры! Действительно, рядом с таким вряд ли сможешь уснуть.

Подойдя к храпящей куче, я без всяких церемоний растолкал спящего бородача. Тот открыл сонные глаза и уставился на меня немигающим взглядом.

— Ты кто? — гном снова меня не узнал.

Я не особенно удивился и сунул ему под нос вонючие трофеи. Малыш тут же вскочил на ноги. Такой прыти я от него не ожидал. Вместо вялого карлика передо мной стоял абсолютно нормальный гном.

— Молодец! — пробасил Брун и похлопал меня по броне.

Ну вот. Можете меня поздравить — я дождался похвалы от гнома. Карьера просто прёт в гору! Я хотел поделиться этой радостной вестью со своей спутницей. Повернулся в её сторону и… замер на месте. Сказать, что я испытал шок, значит не сказать ничего: прямо над призраком амазонки зависла летающая тарелка. Настоящий НЛО, какими часто пугают впечатлительных зрителей соответствующие телепередачи. Из объекта прямо на землю была спущена деревянная лестница самого жалкого вида. Этакий сельский вариант межгалактического звездолёта. По хлипкой конструкции спускалось существо в скафандре. Это был гуманоид. Его рост почти вдвое превышал аналогичный параметр Гемы.

Появление инопланетного корабля и представителя внеземного разума — это было бы ещё полбеды. Хуже всего то, что девушка не двигалась. Она, как заворожённая смотрела наверх, не в состоянии шевельнуть хотя бы пальцем. Выхватив свой меч, я рванул на помощь.

Борьба с ветряными мельницами грозит предсказуемо печальным финалом. Правда, меня в тот момент это волновало меньше всего. Не заботясь о последствиях, я мчался на выручку. Меня не стали, как известного идальго, вертеть в воздухе, чтобы шлённуть о землю. Со мной поступили более гуманно и высокотехнологично. Из недр звездолёта показался полупрозрачный луч. Он в мгновение ока сковал мою активность, заставив замереть на месте. Всё произошло как-то буднично и несуетливо. Пока я пребывал в вынужденном бездействии, все продолжали заниматься своими делами. Инопланетянин суетился возле Гемы, гном перебирал шкурки. В общем, отряд не заметил потери бойца.

Я с беспомощной растерянностью наблюдал за тем, как пришелец активировал маленький диск. Девушка тут же обрела плоть и кровь, а затем покорно полезла по некрепкой стремянке наверх. Гуманоид поспешил следом. Через мгновение они достигли люка на звездолёте. Лестница заехала в чрево блюдцеобразного судна, после чего тарелка завертелась, заморгала огнями и, сорвавшись с места, исчезла в фиолетовом небе.

Паралич тут же ослаб, дав мне возможность размять затёкшие мышцы. На душе было скверно. Я чувствовал себя обворованным. На моих глазах похитили девушку, мою спасительницу, а я ничего не смог предпринять. А в том, что здесь произошло похищение, у меня не было никаких сомнений.

Кто-то тронул за локоть — я обернулся. Никого! Послышалось нетерпеливое покашливание. Посмотрел вниз — гном. Брун стоял, опершись на какую-то палку.

— Погоди ты! — я отмахнулся от назойливого карлика.

В голове мелькнула идея. Я достал зеркальце. Нажал на иконку “Контакты”, ввёл “Генгема, 7 уровень”. Появился контур изящной фигурки. Над ним висел непонятный знак, похожий на восьмиконечную звезду. Снизу виднелась надпись: “Гамбир”. Значит, похитители увезли её в столицу. Зачем? На душе стало неспокойно. А может я зря всполошился? В конце концов, её же не убили, а наоборот, воскресили. Я сам видел. И всё же… Безвольное лицо обычно решительной амазонки стояло у меня перед глазами. Нет, здесь что-то…

— Как же награда? — гном снова вторгся в мои размышления.

— Ну, чего тебе?! — карлик попал под горячую руку.

Бородач шмыгнул носом и отвернулся. Обиделся! Ну почему мне приходится всех утешать?

— Ладно, не дуйся, — я потрепал Бруна по плечу.

Тот повернулся и проворно вытянул руки. Маленькие кулачки сжимали два инструмента. Один был похож на серп, другой на мотыгу.

— Выбирай! — гном был сама щедрость.

— Спасибо, не надо, — я покачал головой.

— Бери! — из кармана настоятельно рекомендовали запастись инвентарём. — Для профессии надо!

Я пожал плечами. Ладно. В конце концов, не отбирают же. Наоборот, дают. Посмотрел на блестящие предметы. В сущности, мне предстоял выбор между колхозником и каменотёсом. Обе перспективы меня привлекали слабо, поэтому я выбрал серп. Исключительно из-за размеров. Агроинструмент казался компактнее, значит, удобнее носить.

— Ты выбрал профессию травника, — торжественно пробасил бородач. — Прощай!

Он вручил мне серп, закинул шкурки на плечо и побрёл прочь. Я хотел его окликнуть, но в этот момент послышалась мелодичная трель. Взглянул на зеркальце — “Вы завершили квест “Наступи на гнома”. Ну, завершил — и замечательно! Все мои мысли занимала сейчас амазонка.

Нажал на “Контакты”. Настроение сразу же упало. Генгема числилась вне игры. То есть не в офсайде, а за пределами виртуального мира. Офлайн! Вряд ли она это сделала осознанно. Я сам видел, что девушка была не в себе. В странном трансе, а, может быть, под гипнозом. Ещё этот загадочный знак. Я ткнул в октаграмму — появилось изображение спиральной галактики. Вот оно что! Гема была членом некого сообщества. Клан назывался “Альфа Центавра”. Его название и логотип навевал мысли о повёрнутости организатора данной ложи на космической тематике. Наличие звездолёта в данном контексте становилось более понятным, хотя и не менее загадочным.

Я щёлкнул по строке “Цели” — информация закрыта. “Приоритеты” — информация закрыта. “Состав” — информация отсутствует. Ни на что не надеясь, нажал на сноску “Вступить в клан”. У меня учащённо забилось сердце — есть несколько слов: “В клан может вступить персонаж, достигший седьмого уровня, со званием не меньше элиты. Профессиональные навыки приветствуются”. Для меня это — всё равно что отказ. До седьмого уровня мне как до Великой Стены известным способом.

Мои мысли путались. Надо успокоится! Итак, что нам известно? Гему похитили гуманоиды на звездолёте. Её клан имеет явную космическую направленность. Совпадение? Вряд ли! Надо проверить, но как? И, вообще, куда идти? В Гамбир, конечно. Ведь последняя локация, где я запеленговал амазонку, была как раз столица.

Я принял решение — сразу стало легче. Всё-таки неопределённость — хреновая штука. Она вынуждает бездействовать. Лучше, когда ты видишь цель и движешься в этом направлении.

В общем, так — приоритеты расставлены, задачи определены! Я иду искать Гему, свою спасительницу! Зачем? Ответить на этот вопрос я не мог. Даже самому себе. Но я точно знал, что должен её найти. Чего бы мне это не стоило!

Я активировал зеркальце, нажал на компас. Появился знакомый пунктир. От Пригорья до Гамбира было пять переходов. Я тронулся в путь.

Бесцельно бродить по локациям — занятие скучное. На прохождение каждой игровой области уходит довольно много времени. Мы спасались тем, что беседовали друг с другом. Зеркальце лежало в кармане и не подавало признаков жизни. Видно, умаялось. Это понятно — энергии моего девайса могла бы позавидовать средних размеров электростанция.

Мы одну за другой пересекали границы. При этом переход из области в область сопровождался резким изменением ландшафта. Менялись краски, природа и даже сам воздух. Где-то он был терпким, потом сладковатым, в некоторых местах даже солёным.

Гема плыла над землёй, я шёл рядом. Мы разговаривали. Правда, говорила в основном амазонка. Она, как могла, старалась посвятить меня в тонкости игры и раскрыть некоторые особенности того мира, в который меня угораздило попасть.

Если описать вкратце, что я почерпнул от временного привидения, то выходило следующее. Весь виртуальный мир называется Драм. Он состоит из двух стран — Фанвердена и Мегеронда. Первую населяет раса людей и хоббиты. В Мегеронде живут мурунги и орки. Кстати, последние очень хитры, изворотливы и выносливы. Воины из них получаются не хуже, чем из самих мурунгов.

Обе страны находятся в состоянии необъявленной войны. И между населяющими их народами периодически происходят стычки. Иногда они перерастают в битвы. Вот именно из такой бойни меня и вытащила Гема.

Время от времени сражения принимают эпический характер. Такое происходит, когда с обеих сторон воюет большое количество игроков. Все участники битв, кроме опыта, получают ещё единицы доблести — характеристики, необходимой для получения очередного звания. Я посмотрел на кожаный корсет моей спутницы — на плечах виднелись нашивки.

— Гладиатор, — ответила девушка.

— Где? — я озабоченно завертел головой.

— Моё звание — гладиатор, — пояснила амазонка.

Я с завистью посмотрел на её погоны. Уголки губ моей спутницы дрогнули. Моя рука потянулась к собственному плечу. Пальцы нащупали узкую полоску. “Только бы не ефрейтор”, - пронеслось у меня в голове. Я с опаской взглянул на свою спутницу.

— Солдат, — ответила на незаданный вопрос девушка.

Я вздохнул. А что? Хорошее звание! Пусть много обязанностей, зато никакой ответственности. К тому же всегда есть повод прикинуть, как бы половчее стать генералом.

— А маршалы здесь есть? — не то чтобы я хотел посвятить себя военной карьере, просто, что называется, пришлось к слову.

— Что маршалы, — махнул рукой призрак, — есть даже магистры. В городе насмотришься.

В моём воображении возник пожилой академик в четырёхугольной шляпе с кисточкой. В старческих руках он сжимал АКМ. Я встряхнул головой — учёный растворился в недрах моего сознания. Наверное, это был неправильный образ.

— А ты что, действительно никогда не был в Гамбире? — отвлекла меня от милитаристских фантазий Гема.

Я помотал головой.

— Странно, — глаза девушки сощурились. — Обычно все новички начинают оттуда.

Я давно подозревал, что попал в игру не традиционным образом. Правда, говорить об этом девушке не стал. Ещё сочтёт за сумасшедшего, А у нас только-только наметился контакт, наладились отношения.

— И вообще, как ты очутился в битве? — амазонка продолжала наседать на меня с расспросами. — Это же надо быть полным идиотом, чтобы лезть туда на первом уровне.

Обсуждать с воительницей мои умственные способности мне не хотелось. Лгать тоже. Обманывать не так просто, как это может показаться на первый взгляд. Всё время выдумывать то, чего не было, и при этом не путаться в показаниях — довольно редкое дарование.

Меня выручило зеркальце. Видимо, исчерпав лимит на молчание, оно разразилось звуком, похожим на дверной звонок. Я достал прямоугольник на божий свет и уставился в интерфейс моего плоского помощника. Тот моргал иконкой с изображением треугольника. Под геометрической фигурой стояла коротенькая надпись: “Квесты”.

Не раздумывая, я ткнул пальцем в мигающий значок — появился список доступных заданий. Одно из них, под названием “Наступи на гнома”, было выделено жирным курсивом. Я тут же пробежался глазами по ряду кнопок и нажал на символ под названием “Карты”. Список игровых поручений сменился изображением нескольких областей Фанвердена. На одной из них я заметил красный флажок. Это значит я. То есть то место, где сейчас нахожусь.

Локация называлась “Пригорье”. По символам в верхней части экрана я смог определить некоторые особенности данной местности. Например, то, что здесь произрастает цветок под названием плис, обитают непонятные монстры плоны. Кроме того где-то неподалёку расположился квестовый персонаж по имени Брун. Это был гном. Конечно, где же ещё можно встретить гнома, как не в горах? Ну, или где-то поблизости от них.

Огляделся по сторонам. От дороги, по которой я шёл, вела тропинка, вымощенная тёмным камнем. Проследив взглядом её направление, я заметил какую-то кучу. Разобрать, чем являлся странный навал, было довольно трудно. Хотя, исходя из названия квеста, догадаться о природе неизвестного нагромождения было всё же возможно.

Я посмотрел на свою спутницу — она колыхалась в сторонке. Может, здесь не принято мешать принятию решений? Краем глаза взглянул на гаджет — тот продолжал мигать красной иконкой. Ну, надо так надо! Я ступил на булыжную тропинку и побрёл в сторону тёмного пятна.

Подойдя ближе, я понял, что не ошибся в своих предположениях. Прямо на земле, лицом кверху лежал бородатый толстяк маленького роста. По моим прикидкам ширина малыша приблизительно соответствовала его росту. У меня возникло стойкое ощущение, что если спящего реликта толкнуть, как следует, то он покатится, словно колобок. Гном дрых без задних ног. Об этом свидетельствовали звуки, которые извергал из себя лежащий передо мной персонаж.

Пытаясь в точности соответствовать названию квеста, я аккуратно поставил ногу на храпящего кроху и стал плавно переносить на неё вес остального тела. Дыхание гнома сделалось прерывистым, он открыл один глаз и, что есть силы, рванул в сторону. Как он сумел проделать такой маневр, находясь в самой неподходящей для этого позе, я понять не успел. Потеряв точку опоры, моё тело подлетело вверх и со всей силы громыхнуло о землю. Ненавистное забрало в очередной раз скрыло от меня все прелести мира. Вскоре снова послышался лязг — на меня кто-то запрыгнул.

Щиток на шлеме отъехал наверх — на меня смотрело бородатое лицо разбуженного мной лилипута.

— Молодец! — карапуз встряхнул меня так, что шлем сдвинулся в сторону, и я снова стал незрячим.

Через мгновение защитный головной убор был с меня сорван. Гном нагнулся. Он пытался меня расцеловать, но я был против. Изо всех сил упершись в карлика руками, я старался не допустить проявления такой благосклонности к моей персоне. Но Брун уступать не хотел — видимо это входило в сценарий квеста. Я мысленно помянул зеркальце. Не самым хорошим словом.

От слюнявой симпатии любвеобильного почитателя сокровищ меня спасла борода. Его! Видимо, давно нечёсаный веник нарушил правильный баланс в моём носу, отчего я чихнул. Не только громко, но ещё и результативно. Гном мгновенно прекратил свои поползновения и уставился на меня непонимающим взглядом.

— Ты кто? — он сделал удивлённые глаза, будто увидел меня впервые лишь мгновение назад.

Придуривается что ли?

— Свен, — я пытался столкнуть с себя карлика, — пришёл взять квест.

Внезапно глаза гнома начали принимать осмысленный вид. В них мелькнула искорка прозрения, и через мгновение маленький бородач со всей силы залепил себе рукой в лоб.

— Квест! — воскликнул он. — Ну конечно! Всё время забываю, зачем я тут нахожусь! Всё из-за проклятого плиса!

Вот оно что! Значит, всё дело в экосистеме! Между тем, карлик наконец-то сполз с распластанной на земле фигуры, отчего я ощутил несказанное облегчение. Мне удалось выпрямиться и встать на ноги. По нынешним временам вертикальное положение странствующего хоббита — зрелище редкое.

Итак, плис. Оказывается всему виной растущая здесь флора. Бородач как-то странно замер.

— Что там с заданием-то? — я напомнил о себе застывшему гному.

Тот уставился на меня мутным взглядом:

— Ты кто?

Блин! Опять?! Я хотел ответить бородатому тормозу намёком на известное животное в демисезонной одежде, но меня опередило зеркальце.

— Это Свен, — видимо гаджету тоже надоели склеротические приступы небритого лежебоки. — А ты — Брун, сын Брулина, внук Бобрула, правнук Бру…

В газах гнома появились светлые проблески.

— Зачем явился ко мне, воин? — состроив серьёзную мину, заговорил бородач.

Ну, наконец-то! Я уж думал, что этот день сурка сегодня не кончится.

— За квестом, — я не стал разводить церемонии.

Гном, что есть силы, ткнулся лбом в мои доспехи. Опять спит!

— Дальше-то что?! — я тряхнул карлика за плечо — тот очнулся.

— Это плис на меня так действует, — проморгавшись, продолжил мой собеседник. — Из-за него мне всё время хочется спать. Только шкуры плонов могут помочь мне в этой беде. Принеси мне пять шкурок, и получишь награду!

Зеркальце тренькнуло. Я посмотрел на экран — там возникла надпись: “Для вас начался квест “Наступи на гнома”.

Послышались знакомые звуки. Я посмотрел на карлика — тот во всю мощь гномьих лёгких извергал из себя затейливые рулады. Не гном, а спящее недоразумение!

Неподалёку я заметил подозрительное шевеление. Сделал пару шагов в том направлении. Из травы на меня смотрели две светящиеся точки. Рука потянулась к мечу. Вовремя! Меня атаковала тварь, похожая на смесь крысы и коровы. Нет, вымени у неё не было. Зато были рога и копыта. Размером чудовище было с собаку. Первый уровень — для меня пустяки.

Крысиная пасть лязгнула челюстями в непосредственной близости от моего лица. Это — пожалуйста! Это — сколько угодно! Пронзённый монстр уже болтался на моём мече. Уродец затих, потом обмяк. “Вы получили опыт!” — проинформировал гаджет. Мерзкое тельце исчезло, оставив на оружии нужный ингредиент. Шкурка! Так, есть одна!

Я сунул трофей в карман. Видимо, немного отвлёкся, потому что не заметил, как сзади подкрались сразу два плона. Я подвергся двойному боданию. Пролетев несколько метров, ударился о землю. Минус тридцать единиц жизни. Вот это коровки! Хотел встать, но не успел — на меня запрыгнули рогатые уродцы и стали топтать ногами. Лучше бы бодали. Их копыта обладали необычайной мощью. Грохот стоял как от ударной установки. Ну, я щас этих ринго старов… Я разозлился. А разозлённый хобит — это… Подходящего эпитета у меня не нашлось. Пока!

Подхватил руками горсть земли и швырнул себе за спину. Раздалось недовольное мычание, топот прекратился. Воспользовавшись заминкой, я перекатился на спину. Наглые посягатели на мою жизнь слетели на землю. Они мотали головами, пытаясь прочистить глаза. Ага, не нравится? Мне хватило одного удара мечом, чтобы разобраться с крысоподобными бурёнками.

Добыть ещё две мохнатые оболочки было уже делом техники. На появление парочки новых агрессоров я ответил броском горсти песка, предусмотрительно зажатого в кулаке. Плоны почему-то не переносили пыли. От такого обращения они моментально слепли. Не насовсем, конечно, но этого времени хватало, чтобы разобрать их на шкурки. Надо запомнить эту их особенность, вдруг пригодится?

— Вы приобрели опыт! — сообщило мне зеркальце.

— Слушай, тебе не надоело? — я достал блестящего зануду из брюк.

— Вы достигли второго уровня! — гаджет меня будто не слышал.

Я посмотрел на экран. Действительно, в меню поменялась цифра. Вместо робкой единицы теперь там красовалась более уверенная двойка. Что ж, уже прогресс!

— Всё равно, как был нубом, так и остался! — сообщило мне зеркальце.

Я не обиделся. В сущности, мой плоский помощник был прав. Чем отличается первый уровень от второго? Почти ничем. Ну, станут доступными ещё пара-тройка квестов, вот и всё.

Ладно, всему своё время. Я собрал в связку пять парнокопытных шкур и направился к спящему карлику. Пока шёл, принюхался. Чем это пахнет? Дух был не резкий, но противный. Да это же шкуры! Действительно, рядом с таким вряд ли сможешь уснуть.

Подойдя к храпящей куче, я без всяких церемоний растолкал спящего бородача. Тот открыл сонные глаза и уставился на меня немигающим взглядом.

— Ты кто? — гном снова меня не узнал.

Я не особенно удивился и сунул ему под нос вонючие трофеи. Малыш тут же вскочил на ноги. Такой прыти я от него не ожидал. Вместо вялого карлика передо мной стоял абсолютно нормальный гном.

— Молодец! — пробасил Брун и похлопал меня по броне.

Ну вот. Можете меня поздравить — я дождался похвалы от гнома. Карьера просто прёт в гору! Я хотел поделиться этой радостной вестью со своей спутницей. Повернулся в её сторону и… замер на месте. Сказать, что я испытал шок, значит не сказать ничего: прямо над призраком амазонки зависла летающая тарелка. Настоящий НЛО, какими часто пугают впечатлительных зрителей соответствующие телепередачи. Из объекта прямо на землю была спущена деревянная лестница самого жалкого вида. Этакий сельский вариант межгалактического звездолёта. По хлипкой конструкции спускалось существо в скафандре. Это был гуманоид. Его рост почти вдвое превышал аналогичный параметр Гемы.

Появление инопланетного корабля и представителя внеземного разума — это было бы ещё полбеды. Хуже всего то, что девушка не двигалась. Она, как заворожённая смотрела наверх, не в состоянии шевельнуть хотя бы пальцем. Выхватив свой меч, я рванул на помощь.

Борьба с ветряными мельницами грозит предсказуемо печальным финалом. Правда, меня в тот момент это волновало меньше всего. Не заботясь о последствиях, я мчался на выручку. Меня не стали, как известного идальго, вертеть в воздухе, чтобы шлённуть о землю. Со мной поступили более гуманно и высокотехнологично. Из недр звездолёта показался полупрозрачный луч. Он в мгновение ока сковал мою активность, заставив замереть на месте. Всё произошло как-то буднично и несуетливо. Пока я пребывал в вынужденном бездействии, все продолжали заниматься своими делами. Инопланетянин суетился возле Гемы, гном перебирал шкурки. В общем, отряд не заметил потери бойца.

Я с беспомощной растерянностью наблюдал за тем, как пришелец активировал маленький диск. Девушка тут же обрела плоть и кровь, а затем покорно полезла по некрепкой стремянке наверх. Гуманоид поспешил следом. Через мгновение они достигли люка на звездолёте. Лестница заехала в чрево блюдцеобразного судна, после чего тарелка завертелась, заморгала огнями и, сорвавшись с места, исчезла в фиолетовом небе.

Паралич тут же ослаб, дав мне возможность размять затёкшие мышцы. На душе было скверно. Я чувствовал себя обворованным. На моих глазах похитили девушку, мою спасительницу, а я ничего не смог предпринять. А в том, что здесь произошло похищение, у меня не было никаких сомнений.

Кто-то тронул за локоть — я обернулся. Никого! Послышалось нетерпеливое покашливание. Посмотрел вниз — гном. Брун стоял, опершись на какую-то палку.

— Погоди ты! — я отмахнулся от назойливого карлика.

В голове мелькнула идея. Я достал зеркальце. Нажал на иконку “Контакты”, ввёл “Генгема, 7 уровень”. Появился контур изящной фигурки. Над ним висел непонятный знак, похожий на восьмиконечную звезду. Снизу виднелась надпись: “Гамбир”. Значит, похитители увезли её в столицу. Зачем? На душе стало неспокойно. А может я зря всполошился? В конце концов, её же не убили, а наоборот, воскресили. Я сам видел. И всё же… Безвольное лицо обычно решительной амазонки стояло у меня перед глазами. Нет, здесь что-то…

— Как же награда? — гном снова вторгся в мои размышления.

— Ну, чего тебе?! — карлик попал под горячую руку.

Бородач шмыгнул носом и отвернулся. Обиделся! Ну почему мне приходится всех утешать?

— Ладно, не дуйся, — я потрепал Бруна по плечу.

Тот повернулся и проворно вытянул руки. Маленькие кулачки сжимали два инструмента. Один был похож на серп, другой на мотыгу.

— Выбирай! — гном был сама щедрость.

— Спасибо, не надо, — я покачал головой.

— Бери! — из кармана настоятельно рекомендовали запастись инвентарём. — Для профессии надо!

Я пожал плечами. Ладно. В конце концов, не отбирают же. Наоборот, дают. Посмотрел на блестящие предметы. В сущности, мне предстоял выбор между колхозником и каменотёсом. Обе перспективы меня привлекали слабо, поэтому я выбрал серп. Исключительно из-за размеров. Агроинструмент казался компактнее, значит, удобнее носить.

— Ты выбрал профессию травника, — торжественно пробасил бородач. — Прощай!

Он вручил мне серп, закинул шкурки на плечо и побрёл прочь. Я хотел его окликнуть, но в этот момент послышалась мелодичная трель. Взглянул на зеркальце — “Вы завершили квест “Наступи на гнома”. Ну, завершил — и замечательно! Все мои мысли занимала сейчас амазонка.

Нажал на “Контакты”. Настроение сразу же упало. Генгема числилась вне игры. То есть не в офсайде, а за пределами виртуального мира. Офлайн! Вряд ли она это сделала осознанно. Я сам видел, что девушка была не в себе. В странном трансе, а, может быть, под гипнозом. Ещё этот загадочный знак. Я ткнул в октаграмму — появилось изображение спиральной галактики. Вот оно что! Гема была членом некого сообщества. Клан назывался “Альфа Центавра”. Его название и логотип навевал мысли о повёрнутости организатора данной ложи на космической тематике. Наличие звездолёта в данном контексте становилось более понятным, хотя и не менее загадочным.

Я щёлкнул по строке “Цели” — информация закрыта. “Приоритеты” — информация закрыта. “Состав” — информация отсутствует. Ни на что не надеясь, нажал на сноску “Вступить в клан”. У меня учащённо забилось сердце — есть несколько слов: “В клан может вступить персонаж, достигший седьмого уровня, со званием не меньше элиты. Профессиональные навыки приветствуются”. Для меня это — всё равно что отказ. До седьмого уровня мне как до Великой Стены известным способом.

Мои мысли путались. Надо успокоится! Итак, что нам известно? Гему похитили гуманоиды на звездолёте. Её клан имеет явную космическую направленность. Совпадение? Вряд ли! Надо проверить, но как? И, вообще, куда идти? В Гамбир, конечно. Ведь последняя локация, где я запеленговал амазонку, была как раз столица.

Я принял решение — сразу стало легче. Всё-таки неопределённость — хреновая штука. Она вынуждает бездействовать. Лучше, когда ты видишь цель и движешься в этом направлении.

В общем, так — приоритеты расставлены, задачи определены! Я иду искать Гему, свою спасительницу! Зачем? Ответить на этот вопрос я не мог. Даже самому себе. Но я точно знал, что должен её найти. Чего бы мне это не стоило!

Я активировал зеркальце, нажал на компас. Появился знакомый пунктир. От Пригорья до Гамбира было пять переходов. Я тронулся в путь.

Глава 5

Гамбир встретил меня шумом и суетой. Я ощутил себя гасконцем, впервые попавшим в суматошный Париж. Правда, мои впечатления наверняка превосходили впечатления будущего мушкетёра. Виной всему служила необычная архитектура столицы Фанвердена. Город странным образом сочетал в себе средневековые дома, сказочные постройки и фантастические сооружения. Футуризм и архаичность были перемешаны здесь в странный экзотический коктейль, щедро приправленный фольклорным сюрреализмом.

Я уж не говорю о населении! Конечно, все тут носили военную одежду. Но какого было её разнообразие! Цветам, форме и стилю всевозможных доспехов и лат позавидовал бы любой кутурье. Куда там бразильскому карнавалу!

Меня охватило необычайное чувство лёгкости. И… тревоги. Что-то не так. Мои руки потянулись к забралу, но нащупали только то, что оно так долго и небезуспешно скрывало. То есть голову. Я осмотрел себя сверху вниз — спина сразу же взмокла, а во рту пересохло. Доспехов не было. Нет, их не украли. Они просто исчезли, растворились, как рафинад в кипятке. Так же быстро и безвозвратно. На мне оставались лишь штаны и рубаха. Я почувствовал себя голым среди одетых людей. Ещё немного, и прохожие начнут тыкать в меня пальцем.

Машинально полез в карман. По пути ладонь наткнулась на что-то твёрдое. Меч! Он, в отличие от костюма-дезертира, был на месте. Всё-таки настоящее оружие — всё равно, что часть тела. Такое же нужное и неотъемлемое. Не какой-нибудь тазик на голове. Стало чуточку легче.

Огляделся. Ко мне направлялся хоббит в синей форме. Ну вот, кажется, началось. Я взялся за рукоять своего клинка. Мой жест не остался незамеченным. Коллега поднял руку в знак того, что не причинит мне вреда. Ну да! Нашёл простачка! Как отвлечь внимание — мы не хуже вас понимаем.

— Хоббит, второй уровень? — мой соплеменник не проявлял агрессии. Во всяком случае, пока.

Я кивнул. Дерзить незнакомцу не хотелось, он был в полном боевом снаряжении.

— Я видел тебя в доспехах, — между тем продолжал мой собеседник. — Потом они исчезли.

Видел он! Лучше бы сказал, куда делись.

— Это временная защита, — словно прочитав мои мысли, произнёс “синий”.

— Как это? — я впервые подал голос.

— Они даются не навсегда, а на период адаптации резидента в подпространстве, — последовал затейливый ответ.

Резидент. Знакомое слово! Мне представился матёрый разведчик, крадучись пробирающийся на конспиративную квартиру. Я встряхнул головой — шпион растаял, так и не выполнив своей миссии.

— Зачем? — я начал понимать, в чём дело.

— Не знаю, — мой собеседник пожал плечами. — Но такое — не редкость.

Тоже мне, ноу хау. Обычный рекламный ход. Суют под нос пробник, клиент млеет, теряет бдительность. Тут его, тёпленького, и разводят на ненужный ему шопинг. Правда, мне мои доспехи были нужны. И даже очень! Как я теперь без них?

— К Мудрецу тебе надо! — “синий” словно читал мысли.

Я вопросительно посмотрел на нежданного советчика.

— Видишь тот дом? — хоббит указал на небольшое строение. — Там он и обитает. Только один совет.

Я напрягся.

— В Гамбире не принято хвататься за оружие.

Это хорошая новость. Конечно, просто так я бы не дался. Но времени на расправу с гостем столицы ушло бы до обидного мало. Я убрал руку с меча — “синий” одобрительно кивнул. Наверное, сейчас начнёт просить плату за информацию. Я не скряга, но когда в кармане пусто, хочется, чтобы тебя окружали одни альтруисты.

Хоббит моих опасений не оправдал. Он махнул на прощание рукой и направился прочь. Мне стало стыдно. Немного. Как раз настолько, чтобы такой феномен, как совесть, не окончательно атрофировался, пока я нахожусь в этом жестоком мире.

Внезапно взгляд зацепился за маленькую табличку. Она была глиняной, на ней было выбито только одно слово — “Борг”. Надо же — визитка! Случайно выпала? Вряд ли. Я посмотрел вслед соплеменнику, но тот уже растворился в городской суете. Поднял пластинку — у меня было стойкое чувство, что пригодится.

Я побрёл в сторону указанного жилища. Настроение болталось где-то на уровне почвы. Ещё недавно у меня была подруга, имущество и … Я похолодел. Рука быстро метнулась в карман. Фу ты! На месте! Я достал зеркальце и потёр тёмный экранчик.

— Ну?! — галантерейная плоскость была в своём репертуаре.

— Ты знало? — я решил вывести мутное стекло на чистую воду.

— Выражайся точнее, а то тебя не понять.

Мне захотелось сформулировать вопрос так, чтобы до блестящего тугодума дошло всё мгновенно. Пару таких оборотов я знал, но применять в незнакомых условиях не решился. Вдруг мои слова неправильно истолкуют? Я набрался терпения и повторно озвучил вопрос:

— Ты знало про доспехи?

Зеркальце молчало. Мне даже показалось, что оно засопело. Почудилось, наверное.

— А ты не спрашивал! — ответ оказался неожиданным.

Всё правильно. Лучшая атака — нападение. Если не хочешь отвечать на вопрос — начинай обвинять собеседника. Он мгновенно забудет, о чём спрашивал и ввяжется в навязанную ему полемику.

— Могло бы и само догадаться! — я по-прежнему старался пристыдить равнодушный девайс.

— Мне за переработку не платят! — зеркальце изобразило объёмистый томик под названием “Трудовое законодательство”.

Я мысленно сплюнул, но возражать не стал. Не то, чтобы мне было нечем крыть, просто мы уже подошли к дверям дома, где жил квестовый персонаж по имени “Мудрец”. Я сунул склочный прибор в карман брюк и постучал в дверь. Её моментально открыли, будто внутри с нетерпением ждали гостей.

Вошёл в проём. Створки, зловеще скрипнув, затворились. Вокруг меня царил полумрак. Пахло полынью и ладаном.

— Тут есть кто-нибудь?

Мой вопрос возбудил чью-то активность, послышалась суетливая возня. Щёлкнули выключателем — под потолком зажглась тусклая лампочка. Я огляделся. Внутреннее убранство жилища представляло собой сборище пыльных книг, в беспорядке разбросанных по всему интерьеру. Они были везде — лежали на убогом столе, валялись на полу, теснились на деревянных полках. Посреди библиотечного хаоса стоял высокий худой человек с длинной седой бородой.

— Моё новое изобретение! — Мудрец с гордостью ткнул длинным пальцем в лампу накаливания.

Я подумал, что, может, его отчество Ильич, но тут же отогнал от себя крамольную мысль. Учёный ждал, чем я отвечу на его заявление. Я вздохнул. Если кто-то ждёт похвалы, то лучше его не разочаровывать.

— Здорово! — я изобразил на лице неподдельное восхищение.

— Вижу, ты разбираешься в технике, — старцу пришёлся по душе мой восторг.

— Конечно, не так как вы, но немного владею вопросом.

Всё-таки лесть — великая вещь. С её помощью можно расположить к себе кого угодно.

— Я рад видеть гостя в моём доме! — Мудрец был само радушие.

Я вежливо кивнул головой.

— Ты должен послужить нашему народу, — продолжил вступление философ. — Готов ли ты к этому?

Я понял, что откосить от службы здесь вряд ли получится, поэтому патриотично кивнул в знак согласия.

— Вижу, ты смелый воин! — польстил мне старец.

Стало приятно. “Это вы ещё не всё знаете” — вертелось у меня на языке. В кармане завибрировало — мне непрозрачно намекали на неуместность перечислений собственных достоинств. Я осёкся. Вовремя. Потому что перебивать мудрецов — последнее дело.

— У меня есть важное поручение, — старик посмотрел мне в глаза. — Пойдёшь к отшельнику Хермиту и попросишь у него страницу из блокнота одного хоббита. Только будь осторожен — эта страница очень важна для всех нас.

В кармане пискнуло — я прислушался: “Для вас начался квест “Блокнот Бильбо”. Ладно. Блокнот, так блокнот. Хоть планшет, лишь бы толк был.

Послышался щелчок, лампочка погасла. Скрипнули створки — мне откровенно указывали на дверь. Да уж! Учёный с гостями не церемонился. Мудрец, как-никак! Я вышел на улицу, прищурился. Подождал, пока глаза привыкнут к свету. Осмотрелся. Стоп! А ну-ка!

Неподалёку расположилось серебристое строение, своей формой напоминавшее орбитальную станцию. Конструкция совершенно не вписывалась в городской облик, да и бог бы с ним. Но на её фасаде красовался знакомый символ. Октаграмма — клановый знак общества под космическим названием “Альфа Центавра”. Нехило массоны устроились! Мне туда.

Я поспешил в сторону необычного здания. Время от времени прохожие бросали на меня косые взгляды. Наверное, раздетые хоббиты с мечом здесь встречаются не часто. Ну и ладно! Можете любоваться, сколько влезет. Главное, что в городе запрещены дуэли. А это значит, что я могу, ничего не боясь, перемещаться куда угодно.

Рассуждая таким образом, я добрался до искомого объекта. Мой взгляд упёрся в гладкую, без всяких выступов, стену. Вот тебе на! Ни окон, ни дверей. Не штаб-квартира, а огурец. Подошёл ближе, положил руку на серебристую поверхность. Ладонь ощутила лёгкую вибрацию.

Скромно, так чтобы не рассердить обитателей, постучал по обшивке. Ничего. Постучал настойчивее. Снова тишина. Ударил кулаком. По-прежнему никакой реакции. Откровенное равнодушие затронуло самую ранимую струнку моей души под названием самолюбие. Я огляделся по сторонам и, что есть силы, пнул по безупречной стене.

То, что произошло потом, я иначе, как актом коварного вандализма, назвать не могу. Последовала яркая вспышка, меня ударило током и отшвырнуло на десяток метров в сторону от драчливого сооружения. Я лежал, глядя на однотонное небо Гамбира, меня впервые посетили сомнения в пользе технической революции. Голова гудела, из кармана послышались неприятные трели. Минус тридцать единиц здоровья! Вот тебе и мирная зона!

Я привстал, вокруг всё поплыло. Закрыл глаза, сделал два глубоких вдоха. Помогло. Сумел подняться на ноги. Снова посмотрел на обитель ненавистного клана. Мне показалось, что октаграмма отвратительно ухмыльнулась. Померещилось, конечно, но добавило несколько пунктов к счёту, который я собирался предъявить шутникам из “Альфа Центавра”. Не сейчас. В будущем. Прицелился указательным пальцем в направлении штаб-квартиры, как это делают в голливудских фильмах. Глупость, конечно, но на душе полегчало. Нет, я мог изобразить и более откровенный жест, но это было бы недостойно высокого звания воспитанного хоббита.

Ладно. Месть — это блюдо, которое подают холодным! Оставим пока сдвинутых на путешествиях по парсекам незнакомцев в покое и займёмся более насущными делами. Я активировал зеркальце.

— Ну и зачем тебя понесло на эти галеры? — спросил меня прямолинейный девайс.

Вообще-то спрашивать собирался я, но получалось наоборот.

— Чтобы получить информацию! — мой ответ казался мне логичным.

— Так ведь тебе уже дали понять, чтобы ты раньше седьмого уровня к ним не совался.

Моя логика показалась уже не такой безупречной. Блестящая плоскость снова оказалась права. Нечего было лезть раньше времени. Всегда лучше подготовиться, наметить план, запастись терпением. С последним у меня явные проблемы.

— Чего молчишь? — прервало мои размышления зеркальце.

— Думаю.

— Надо же, — стекло колыхнуло поверхностью, — ты и это умеешь?

Спорить с плоским занудой показалось мне занятием иррациональным, поэтому я молча ткнул пальцем в треугольник. Кто забыл — это знак, обозначающий квесты. Зеркальце ойкнуло от неожиданности (я мстительно усмехнулся) и изобразило портрет тощего старца. Под картинкой расположилась напоминалка: “Цель — пойти к отшельнику Хермиту и попросить у него страницу из блокнота”.

— А, может, ну его этот квест? — я снова обратился к зеркальному советчику.

— Как хочешь! — обиженно пискнула поверхность.

— Накормлю.

Гаджет с готовностью увеличил изображение треугольника, указав курсивом на знак в виде латинской буквы “V”.

— Ну и что это значит? — я был заинтригован.

— А то и значит, что этот квест имеет важное значение для развития персонажа, — ответило зеркальце. — Даже такого, как ты, — добавило ехидное стекло.

Про себя я решил, что буду развивать в себе выдержку. Вот прямо сейчас и начну. Я закрыл глаза и сумел промолчать, отчего даже немного погордился собой.

— А остальные что, не важные?

— Разные есть, — видимо стекло заметило мою внутреннюю борьбу. — Некоторые и делать-то необязательно. Но те, что даёт Мудрец, влияют на репутацию!

В реальной жизни репутация — штука полезная. Но чтобы её нужно зарабатывать здесь, в игре — такого я не ожидал.

— А зачем она мне?

Послышался вздох, каким обычно умудрённые опытом старцы намекают неоперившимся юнцам на их наивность. Я продолжил воспитывать в себе самообладание.

— Репутация Гамбира, — тоном лектора затянул квадрат, — нужна для того, чтобы иметь возможность покупать более мощных мороков.

— Кого?

— Те амулеты, которые ты использовал против Малфаса. Помнишь?

Ещё бы! В моей памяти всплыли образы мощных зверьков, которые помогли мне одолеть монстров и зеленоглазое чудовище.

— Так вот, без сильных моров в будущем тебе не обойтись.

Всё ясно. Надо топать к отшельнику. И без разговоров. Отыскал взглядом символ “Маршрут”, набрал в поисковике “Отшельник Хермит”. Ткнул в нужную иконку. Извилистый пунктир пронизал четыре области. Локация, в которой обитал искомый анахорет, называлась “Тёмная Долина”. Я уже приготовился тронуться в путь, как меркантильное зеркальце напомнило о взятых мной обязательствах.

— Ты обещал накормить! — пискнуло мелочное стекло.

Внезапно я ощутил голод. Не виртуальный, а самый настоящий. Это сколько же я не ел? Последний приём пищи происходил там, в другой реальности. А здесь я ещё ни разу не кушал. Подсчёт недополученных калорий навёл меня на грустную мысль. Надо проверить! Щёлкнул по иконке “Персонаж” — появился типовой рисунок среднестатистического хоббита. Так и есть. Полоска здоровья над ушастым реликтом имела неприятно оранжевый цвет. Над ней неполноценно висело двузначное число — восемьдесят пять. Вот так! Выражение “Голод не тётка” вполне применимо и к виртуальному миру. Если ты не проглотил необходимое количество аминокислот и углеводов, значит не в состоянии нормально функционировать. Всё как в жизни. Стало тоскливо.

Неожиданно что-то такое всплыло в моей памяти. Из тёмных глубин моего сознания медленно выплывало чудовище под названием “Хитрость ”. Видимо, в моей ДНК случайно затесался ген сына турецкоподданного. Палец коснулся значка с молоточком и денежкой — тут же возник перечень объявлений о продажах и покупках. Небольшой нажим на серое вещество — в голове тут же оформился алфавит. Нам надо на букву “Е” — еда. Ух ты! Я едва не утонул в собственной слюне. Такому выбору всевозможных кушаний позавидовал бы любой гурман. Правда, гастрономический список обладал одним серьёзным недостатком — за всё полагалось платить.

Я накрыл тёмным платочком собственную совесть и ткнул в аппетитный окорок и румяный хлеб.

— Семьдесят медных монет! — прозвучал чей-то голос.

— Сначала продукты! — я решил быть настойчивым.

С той стороны немного подумали и пошли на уступки. Правильно, деньги небольшие, значит риск минимальный. На это и был расчёт. Из виртуального пространства материализовался внушительный кусок мяса и большая краюха. Вместо спасибо я щёлкнул по соседней локации и оказался за пределами города. Совесть сорвала с себя покрывало и немного помучила моё эго. Я отогнал от себя видение и набросился на еду.

Гамбир встретил меня шумом и суетой. Я ощутил себя гасконцем, впервые попавшим в суматошный Париж. Правда, мои впечатления наверняка превосходили впечатления будущего мушкетёра. Виной всему служила необычная архитектура столицы Фанвердена. Город странным образом сочетал в себе средневековые дома, сказочные постройки и фантастические сооружения. Футуризм и архаичность были перемешаны здесь в странный экзотический коктейль, щедро приправленный фольклорным сюрреализмом.

Я уж не говорю о населении! Конечно, все тут носили военную одежду. Но какого было её разнообразие! Цветам, форме и стилю всевозможных доспехов и лат позавидовал бы любой кутурье. Куда там бразильскому карнавалу!

Меня охватило необычайное чувство лёгкости. И… тревоги. Что-то не так. Мои руки потянулись к забралу, но нащупали только то, что оно так долго и небезуспешно скрывало. То есть голову. Я осмотрел себя сверху вниз — спина сразу же взмокла, а во рту пересохло. Доспехов не было. Нет, их не украли. Они просто исчезли, растворились, как рафинад в кипятке. Так же быстро и безвозвратно. На мне оставались лишь штаны и рубаха. Я почувствовал себя голым среди одетых людей. Ещё немного, и прохожие начнут тыкать в меня пальцем.

Машинально полез в карман. По пути ладонь наткнулась на что-то твёрдое. Меч! Он, в отличие от костюма-дезертира, был на месте. Всё-таки настоящее оружие — всё равно, что часть тела. Такое же нужное и неотъемлемое. Не какой-нибудь тазик на голове. Стало чуточку легче.

Огляделся. Ко мне направлялся хоббит в синей форме. Ну вот, кажется, началось. Я взялся за рукоять своего клинка. Мой жест не остался незамеченным. Коллега поднял руку в знак того, что не причинит мне вреда. Ну да! Нашёл простачка! Как отвлечь внимание — мы не хуже вас понимаем.

— Хоббит, второй уровень? — мой соплеменник не проявлял агрессии. Во всяком случае, пока.

Я кивнул. Дерзить незнакомцу не хотелось, он был в полном боевом снаряжении.

— Я видел тебя в доспехах, — между тем продолжал мой собеседник. — Потом они исчезли.

Видел он! Лучше бы сказал, куда делись.

— Это временная защита, — словно прочитав мои мысли, произнёс “синий”.

— Как это? — я впервые подал голос.

— Они даются не навсегда, а на период адаптации резидента в подпространстве, — последовал затейливый ответ.

Резидент. Знакомое слово! Мне представился матёрый разведчик, крадучись пробирающийся на конспиративную квартиру. Я встряхнул головой — шпион растаял, так и не выполнив своей миссии.

— Зачем? — я начал понимать, в чём дело.

— Не знаю, — мой собеседник пожал плечами. — Но такое — не редкость.

Тоже мне, ноу хау. Обычный рекламный ход. Суют под нос пробник, клиент млеет, теряет бдительность. Тут его, тёпленького, и разводят на ненужный ему шопинг. Правда, мне мои доспехи были нужны. И даже очень! Как я теперь без них?

— К Мудрецу тебе надо! — “синий” словно читал мысли.

Я вопросительно посмотрел на нежданного советчика.

— Видишь тот дом? — хоббит указал на небольшое строение. — Там он и обитает. Только один совет.

Я напрягся.

— В Гамбире не принято хвататься за оружие.

Это хорошая новость. Конечно, просто так я бы не дался. Но времени на расправу с гостем столицы ушло бы до обидного мало. Я убрал руку с меча — “синий” одобрительно кивнул. Наверное, сейчас начнёт просить плату за информацию. Я не скряга, но когда в кармане пусто, хочется, чтобы тебя окружали одни альтруисты.

Хоббит моих опасений не оправдал. Он махнул на прощание рукой и направился прочь. Мне стало стыдно. Немного. Как раз настолько, чтобы такой феномен, как совесть, не окончательно атрофировался, пока я нахожусь в этом жестоком мире.

Внезапно взгляд зацепился за маленькую табличку. Она была глиняной, на ней было выбито только одно слово — “Борг”. Надо же — визитка! Случайно выпала? Вряд ли. Я посмотрел вслед соплеменнику, но тот уже растворился в городской суете. Поднял пластинку — у меня было стойкое чувство, что пригодится.

Я побрёл в сторону указанного жилища. Настроение болталось где-то на уровне почвы. Ещё недавно у меня была подруга, имущество и … Я похолодел. Рука быстро метнулась в карман. Фу ты! На месте! Я достал зеркальце и потёр тёмный экранчик.

— Ну?! — галантерейная плоскость была в своём репертуаре.

— Ты знало? — я решил вывести мутное стекло на чистую воду.

— Выражайся точнее, а то тебя не понять.

Мне захотелось сформулировать вопрос так, чтобы до блестящего тугодума дошло всё мгновенно. Пару таких оборотов я знал, но применять в незнакомых условиях не решился. Вдруг мои слова неправильно истолкуют? Я набрался терпения и повторно озвучил вопрос:

— Ты знало про доспехи?

Зеркальце молчало. Мне даже показалось, что оно засопело. Почудилось, наверное.

— А ты не спрашивал! — ответ оказался неожиданным.

Всё правильно. Лучшая атака — нападение. Если не хочешь отвечать на вопрос — начинай обвинять собеседника. Он мгновенно забудет, о чём спрашивал и ввяжется в навязанную ему полемику.

— Могло бы и само догадаться! — я по-прежнему старался пристыдить равнодушный девайс.

— Мне за переработку не платят! — зеркальце изобразило объёмистый томик под названием “Трудовое законодательство”.

Я мысленно сплюнул, но возражать не стал. Не то, чтобы мне было нечем крыть, просто мы уже подошли к дверям дома, где жил квестовый персонаж по имени “Мудрец”. Я сунул склочный прибор в карман брюк и постучал в дверь. Её моментально открыли, будто внутри с нетерпением ждали гостей.

Вошёл в проём. Створки, зловеще скрипнув, затворились. Вокруг меня царил полумрак. Пахло полынью и ладаном.

— Тут есть кто-нибудь?

Мой вопрос возбудил чью-то активность, послышалась суетливая возня. Щёлкнули выключателем — под потолком зажглась тусклая лампочка. Я огляделся. Внутреннее убранство жилища представляло собой сборище пыльных книг, в беспорядке разбросанных по всему интерьеру. Они были везде — лежали на убогом столе, валялись на полу, теснились на деревянных полках. Посреди библиотечного хаоса стоял высокий худой человек с длинной седой бородой.

— Моё новое изобретение! — Мудрец с гордостью ткнул длинным пальцем в лампу накаливания.

Я подумал, что, может, его отчество Ильич, но тут же отогнал от себя крамольную мысль. Учёный ждал, чем я отвечу на его заявление. Я вздохнул. Если кто-то ждёт похвалы, то лучше его не разочаровывать.

— Здорово! — я изобразил на лице неподдельное восхищение.

— Вижу, ты разбираешься в технике, — старцу пришёлся по душе мой восторг.

— Конечно, не так как вы, но немного владею вопросом.

Всё-таки лесть — великая вещь. С её помощью можно расположить к себе кого угодно.

— Я рад видеть гостя в моём доме! — Мудрец был само радушие.

Я вежливо кивнул головой.

— Ты должен послужить нашему народу, — продолжил вступление философ. — Готов ли ты к этому?

Я понял, что откосить от службы здесь вряд ли получится, поэтому патриотично кивнул в знак согласия.

— Вижу, ты смелый воин! — польстил мне старец.

Стало приятно. “Это вы ещё не всё знаете” — вертелось у меня на языке. В кармане завибрировало — мне непрозрачно намекали на неуместность перечислений собственных достоинств. Я осёкся. Вовремя. Потому что перебивать мудрецов — последнее дело.

— У меня есть важное поручение, — старик посмотрел мне в глаза. — Пойдёшь к отшельнику Хермиту и попросишь у него страницу из блокнота одного хоббита. Только будь осторожен — эта страница очень важна для всех нас.

В кармане пискнуло — я прислушался: “Для вас начался квест “Блокнот Бильбо”. Ладно. Блокнот, так блокнот. Хоть планшет, лишь бы толк был.

Послышался щелчок, лампочка погасла. Скрипнули створки — мне откровенно указывали на дверь. Да уж! Учёный с гостями не церемонился. Мудрец, как-никак! Я вышел на улицу, прищурился. Подождал, пока глаза привыкнут к свету. Осмотрелся. Стоп! А ну-ка!

Неподалёку расположилось серебристое строение, своей формой напоминавшее орбитальную станцию. Конструкция совершенно не вписывалась в городской облик, да и бог бы с ним. Но на её фасаде красовался знакомый символ. Октаграмма — клановый знак общества под космическим названием “Альфа Центавра”. Нехило массоны устроились! Мне туда.

Я поспешил в сторону необычного здания. Время от времени прохожие бросали на меня косые взгляды. Наверное, раздетые хоббиты с мечом здесь встречаются не часто. Ну и ладно! Можете любоваться, сколько влезет. Главное, что в городе запрещены дуэли. А это значит, что я могу, ничего не боясь, перемещаться куда угодно.

Рассуждая таким образом, я добрался до искомого объекта. Мой взгляд упёрся в гладкую, без всяких выступов, стену. Вот тебе на! Ни окон, ни дверей. Не штаб-квартира, а огурец. Подошёл ближе, положил руку на серебристую поверхность. Ладонь ощутила лёгкую вибрацию.

Скромно, так чтобы не рассердить обитателей, постучал по обшивке. Ничего. Постучал настойчивее. Снова тишина. Ударил кулаком. По-прежнему никакой реакции. Откровенное равнодушие затронуло самую ранимую струнку моей души под названием самолюбие. Я огляделся по сторонам и, что есть силы, пнул по безупречной стене.

То, что произошло потом, я иначе, как актом коварного вандализма, назвать не могу. Последовала яркая вспышка, меня ударило током и отшвырнуло на десяток метров в сторону от драчливого сооружения. Я лежал, глядя на однотонное небо Гамбира, меня впервые посетили сомнения в пользе технической революции. Голова гудела, из кармана послышались неприятные трели. Минус тридцать единиц здоровья! Вот тебе и мирная зона!

Я привстал, вокруг всё поплыло. Закрыл глаза, сделал два глубоких вдоха. Помогло. Сумел подняться на ноги. Снова посмотрел на обитель ненавистного клана. Мне показалось, что октаграмма отвратительно ухмыльнулась. Померещилось, конечно, но добавило несколько пунктов к счёту, который я собирался предъявить шутникам из “Альфа Центавра”. Не сейчас. В будущем. Прицелился указательным пальцем в направлении штаб-квартиры, как это делают в голливудских фильмах. Глупость, конечно, но на душе полегчало. Нет, я мог изобразить и более откровенный жест, но это было бы недостойно высокого звания воспитанного хоббита.

Ладно. Месть — это блюдо, которое подают холодным! Оставим пока сдвинутых на путешествиях по парсекам незнакомцев в покое и займёмся более насущными делами. Я активировал зеркальце.

— Ну и зачем тебя понесло на эти галеры? — спросил меня прямолинейный девайс.

Вообще-то спрашивать собирался я, но получалось наоборот.

— Чтобы получить информацию! — мой ответ казался мне логичным.

— Так ведь тебе уже дали понять, чтобы ты раньше седьмого уровня к ним не совался.

Моя логика показалась уже не такой безупречной. Блестящая плоскость снова оказалась права. Нечего было лезть раньше времени. Всегда лучше подготовиться, наметить план, запастись терпением. С последним у меня явные проблемы.

— Чего молчишь? — прервало мои размышления зеркальце.

— Думаю.

— Надо же, — стекло колыхнуло поверхностью, — ты и это умеешь?

Спорить с плоским занудой показалось мне занятием иррациональным, поэтому я молча ткнул пальцем в треугольник. Кто забыл — это знак, обозначающий квесты. Зеркальце ойкнуло от неожиданности (я мстительно усмехнулся) и изобразило портрет тощего старца. Под картинкой расположилась напоминалка: “Цель — пойти к отшельнику Хермиту и попросить у него страницу из блокнота”.

— А, может, ну его этот квест? — я снова обратился к зеркальному советчику.

— Как хочешь! — обиженно пискнула поверхность.

— Накормлю.

Гаджет с готовностью увеличил изображение треугольника, указав курсивом на знак в виде латинской буквы “V”.

— Ну и что это значит? — я был заинтригован.

— А то и значит, что этот квест имеет важное значение для развития персонажа, — ответило зеркальце. — Даже такого, как ты, — добавило ехидное стекло.

Про себя я решил, что буду развивать в себе выдержку. Вот прямо сейчас и начну. Я закрыл глаза и сумел промолчать, отчего даже немного погордился собой.

— А остальные что, не важные?

— Разные есть, — видимо стекло заметило мою внутреннюю борьбу. — Некоторые и делать-то необязательно. Но те, что даёт Мудрец, влияют на репутацию!

В реальной жизни репутация — штука полезная. Но чтобы её нужно зарабатывать здесь, в игре — такого я не ожидал.

— А зачем она мне?

Послышался вздох, каким обычно умудрённые опытом старцы намекают неоперившимся юнцам на их наивность. Я продолжил воспитывать в себе самообладание.

— Репутация Гамбира, — тоном лектора затянул квадрат, — нужна для того, чтобы иметь возможность покупать более мощных мороков.

— Кого?

— Те амулеты, которые ты использовал против Малфаса. Помнишь?

Ещё бы! В моей памяти всплыли образы мощных зверьков, которые помогли мне одолеть монстров и зеленоглазое чудовище.

— Так вот, без сильных моров в будущем тебе не обойтись.

Всё ясно. Надо топать к отшельнику. И без разговоров. Отыскал взглядом символ “Маршрут”, набрал в поисковике “Отшельник Хермит”. Ткнул в нужную иконку. Извилистый пунктир пронизал четыре области. Локация, в которой обитал искомый анахорет, называлась “Тёмная Долина”. Я уже приготовился тронуться в путь, как меркантильное зеркальце напомнило о взятых мной обязательствах.

— Ты обещал накормить! — пискнуло мелочное стекло.

Внезапно я ощутил голод. Не виртуальный, а самый настоящий. Это сколько же я не ел? Последний приём пищи происходил там, в другой реальности. А здесь я ещё ни разу не кушал. Подсчёт недополученных калорий навёл меня на грустную мысль. Надо проверить! Щёлкнул по иконке “Персонаж” — появился типовой рисунок среднестатистического хоббита. Так и есть. Полоска здоровья над ушастым реликтом имела неприятно оранжевый цвет. Над ней неполноценно висело двузначное число — восемьдесят пять. Вот так! Выражение “Голод не тётка” вполне применимо и к виртуальному миру. Если ты не проглотил необходимое количество аминокислот и углеводов, значит не в состоянии нормально функционировать. Всё как в жизни. Стало тоскливо.

Неожиданно что-то такое всплыло в моей памяти. Из тёмных глубин моего сознания медленно выплывало чудовище под названием “Хитрость ”. Видимо, в моей ДНК случайно затесался ген сына турецкоподданного. Палец коснулся значка с молоточком и денежкой — тут же возник перечень объявлений о продажах и покупках. Небольшой нажим на серое вещество — в голове тут же оформился алфавит. Нам надо на букву “Е” — еда. Ух ты! Я едва не утонул в собственной слюне. Такому выбору всевозможных кушаний позавидовал бы любой гурман. Правда, гастрономический список обладал одним серьёзным недостатком — за всё полагалось платить.

Я накрыл тёмным платочком собственную совесть и ткнул в аппетитный окорок и румяный хлеб.

— Семьдесят медных монет! — прозвучал чей-то голос.

— Сначала продукты! — я решил быть настойчивым.

С той стороны немного подумали и пошли на уступки. Правильно, деньги небольшие, значит риск минимальный. На это и был расчёт. Из виртуального пространства материализовался внушительный кусок мяса и большая краюха. Вместо спасибо я щёлкнул по соседней локации и оказался за пределами города. Совесть сорвала с себя покрывало и немного помучила моё эго. Я отогнал от себя видение и набросился на еду.

Глава 6

Насладиться трапезой в полной мере мне не дали. Зеркальце возмущённо завибрировало в кармане. Я достал из штанов нетерпеливую плоскость — она тут же нарисовала на себе просящие глаза котёнка из “Шрека”. Принимать пищу, когда на меня так смотрят, я не могу. Пришлось добывать кремнецвет — благо этой флоры тут росло в изобилии. Нацелившись на репей, я, по обыкновению, начал стягивать рукав рубахи на ладонь.

— У тебя же есть серп! — напомнило мне стекло.

Точно! Я и забыл. Достал сельхозинвентарь и махнул им прямо под корень неприглядной колючки. Растение с мягким хрустом упало на землю. Я поднёс зеркальце к игольчатому цветку — то заглотило ломкую веточку в свои ненасытные недра.

Тут я вспомнил, что у меня оставался недоеденным солидный шмат мяса и хлеб. Предвкушая продолжение завтрака, повернулся в сторону пищи и… остолбенел. На мой провиант покусились. И кто! Мелкие проходимцы в касках. Те самые суслики! Уродливое порождение чьей-то больной фантазии. Пройдохи беззастенчиво отгрызали большие куски от окорока и крошили хлеб. Сухпаёк таял на глазах.

Я бросился спасать остатки своего провианта, но в мою ногу вцепился ещё один грызун. Видимо, его на пиршество не пригласили. Минус двадцать пунктов здоровья. Ничего себе! Суслики являлись монстрами первого уровня. В общем-то, ничего серьёзного, но я был без доспехов. Поэтому урон, наносимый мне примитивными особями, был чувствительный. Я махнул серпом по мелкому агрессору, тот пискнул и отбросил лапки.

Сделал шаг в направлении дружно обедающего коллектива — снова боль в ноге. Опять минус двадцать пунктов. Ещё один суслик! В голове зашумело. Я достал меч и рубанул по хлипкому тельцу. Зверёк издал жалобный вопль и упал. Рядом с трупиком образовался кожаный жилет и поножи. Какая-никакая, а всё-таки защита.

Пока натягивал выпавший дроп, заметил шевеление справа. На меня напали сразу два мелкотравчатых создания. Мой урон — пять единиц здоровья. Потери зверьков — несколько сломанных зубов. То-то же! Поножи делали своё дело. Я быстро разобрался с самоуверенным дуэтом. Один из забияк одарил меня выпавшей из-под каски аптечкой — вовремя. Я проглотил кисловатый кисель — здоровье восстановилось.

Посмотрел в сторону опрометчиво оставленной еды — той уже не было. На её месте расположилась группа пузатых сусликов, с ленивым азартом взирающих на мои поединки с их соплеменниками. Я был взбешён. Размахивая мечом, бросился в сторону обожравшихся уродцев. Те, не сговариваясь, кинулись врассыпную. Преследовать никого не стал. Подошёл к месту, где валялись хлебные крошки и склонил голову в знак памяти по безвременно погибшему завтраку.

Ладно, расстраиваться не будем. Немного подкрепиться мне всё-таки удалось, так что голод уже не мучил. В общем, жить можно. К тому же я приобрёл снаряжение. Пусть оно кожаное — всё равно защищает. Правда, не сильно. Активировал зеркальце, щёлкнул по иконке “Персонаж”. Возникла фигурка хоббита. Она была одета в такой же дроп, как и у меня. Ткнул в поножи — появились характеристики предмета. Защита — плюс десять единиц, сила — восемь, уровень жизни — плюс пять. Теперь жилет. Сила — плюс пятнадцать, защита — плюс десять, интуиция — плюс три. Не густо, но для начала сойдёт.

Я поправил свою амуницию, откуда-то звякнуло. Подпрыгнул — опять стальной звук. Сунул руку в карман — что-то есть. Какие-то кругляшки. Сгрёб их в кулак и вынул из брюк. На ладони блестели несколько медных монет. Приятно, конечно, но непонятно. Я уставился на зеркальце.

— За каждого убитого моба игроку падают деньги, — последовало объяснение.

Ничего себе! Почти, как у киллеров. Убил — получите. А вообще-то, это хорошая новость. Драться с монстрами всё равно придётся, так что пусть не задаром.

— А почему мне раньше ничего не перепадало? — я подозрительно уставился на стекло. Может, это его проделки?

— Деньги начинают капать после взятия квеста на репутацию города, — пискнуло зеркальце. — Обычно все с этого и начинают. Кроме некоторых, — подумав, добавил гаджет. — У тебя вообще всё не как у людей, — поставило на мне крест стекло.

Я хотел напомнить, что в данный момент являюсь хоббитом, но лишний раз указывать на принадлежность к более мелкому сословию почему-то не хотелось. Итак, с поверженных монстров падают монеты, иногда дроп, то есть полезные вещи. Что ж, неплохо!

Я продолжил свой путь. Локация, где так неудачно поел, называлась “Равнина”. Действительно — никаких оврагов и холмов. Ровная поверхность с бурой травой. Похоже на степь. Без приключений пересёк ещё две области, “Посёлок Гросс” и “Холмы Маунта”, и попал в локацию, где обитал отшельник Хермит. Райончик был ещё тот. “Тёмная Долина” вполне подходящее название для местности, где царит сумрак, а серый небосвод имеет кровавый оттенок.

Мне сделалось неуютно. Достал из штанов плоский квадрат. Когда становится жутко, хорошо иметь под рукой собеседника. Или двух. А ещё лучше батальон. И желательно вооружённый. Я вздохнул — у меня такого не было. Зато было зеркальце. Я потёр гладкий край своего советчика. Тот ожил.

— Чего звал?

— Уточнить, где отшельник.

На блестящей поверхности появился флажок, указывающий моё положение на местности. Совсем рядом расположился знак квестового единоличника. Я осмотрелся, внимательно вглядываясь в серые сумерки. Заметил тень, какое-то уплотнение во мраке. Стараясь не шуметь подошёл ближе. Из темноты проявилась убогая лачуга, больше похожая на походный шалаш, чем на жильё человека. Дверь заменяла видавшая виды тряпка. Я собрался с духом и уже собрался откинуть потрёпанный полог, как вдруг из недр вигвама выскочил заросший субъект и разразился скорострельной тирадой:

— Рад приветствовать тебя, странник, в своей обители. Готов ответить на любые вопросы, выполнить пожелания или просто поговорить. Ты любишь поговорить? Нет? Это неважно, а вот что действительно важно — это то, что ты не обошёл вниманием одинокого затворника, изгоя, брошенного всеми на произвол судьбы. Ты хочешь знать, почему я остался один? О-о, это долгая история…

Отшельники бывают двух видов: молчаливые и разговорчивые. Первые сторонятся любого общества, вторые страдают из-за его отсутствия. Мне попался единоличник из второй, болтливой категории. Слова из него вылетали со скоростью электрички. Пулемёт “Максим” заржавел бы от зависти.

— Заходи ко мне в дом, садись, я расскажу тебе о своей жизни, о днях, полных грустных мыслей, и редких минутах радости, так редко выпадающих на мою долю…

У меня разболелась голова. Я начал догадываться, почему этот тип подался в изгои. Если бы он этого не сделал, его бы просто прибил какой-нибудь нетерпеливый персонаж. При этом остальное игровое сообщество было бы ему за это чрезвычайно признательно.

Я мучительно соображал, что делать. Самым простым выходом казалось стукнуть болтуна чем-то тяжёлым. Грех, конечно, обижать убогих, но этот приступ быстровещания необходимо было как-то прервать.

Внезапно меня посетила светлая мысль. Я достал меч и приставил его к шее косматого одиночки. Словесный поток тут же замер, оборвавшись на полуслове. Мы с зеркальцем облегчённо вздохнули. Самое верное средство обуздать болтуна — это оружие. Если вам надоел нудный оратор, просто приставьте к его горлу кинжал. Долго ждать результата вам не придётся. Разговорчивый субъект замолкнет на неопределённое время. Правда, не навсегда. Горбатого, как известно, исправит только земляной холмик с небольшим обелиском.

— У тебя есть то, что мне нужно, — я ослабил нажим на лезвие.

— То, что вам нужно, конечно же есть, но мы часто не знаем, что нам нужно. Если недавно мы хотели одно, то через минуту нам нужно уже совсем другое, и наоборот. Вместе с тем то, что нам действительно нужно…

Ещё немного, и у меня разовьётся хроническая мигрень.

— Страница! — рявкнул я.

— Стесняюсь спросить, страница из книги, журнала, документа, газеты, брошюры, учебника?

— Блокнота! — я был на грани, моя рука дрогнула.

Видимо, одиночка понял, что перегнул палку. Ладонь болтливого персонажа нырнула внутрь хламиды, в которую он был одет, и выудила сложенный вчетверо листок.

— Нашёл его под большим камнем, — пояснил Хермит, — на самой окраине Тёмной Долины.

Я облегчённо вздохнул. Но отшельник спрятал руку с листком себе за спину. Так! Видимо, нам предстоит вторая часть Мерлезонского балета. Я сунул меч в ножны — от греха. Вдруг поддамся искушению?

— Эта страница нужна Мудрецу, — мне пришлось зайти с другой стороны. — Срочно!

— Хорошо, я отдам, только ты должен выполнить мою просьбу.

Я хотел ответить наглецу гневной отповедью, но не успел. Слова вылетали из затворника быстрее, чем мой организм на них реагировал.

— Отшельникам нельзя отказывать в просьбах, потому что просьба отшельника — это не просто просьба, а единственная возможность использовать подвернувшийся случай для отправки чего-нибудь кому-нибудь, равно как этот другой кто-нибудь захочет переслать чего-нибудь мне и тогда…

Всё я больше не могу! Пытки средневековых инквизиторов — детские забавы по сравнению с этим мучением. Готов выполнить всё, лишь бы не слышать больше эту сверхзвуковую трепотню. Конечно, можно было бы отобрать листок силой, но с квестовыми субъектами надо быть аккуратнее. Чуть что — и ты не закроешь квест. А это может грозить неприятными последствиями, вплоть до невозможности дальнейшего развития персонажа.

Я поднял руку в знак согласия. Трескучий анахорет замолчал. Никогда не думал, что можно так наслаждаться тишиной. Далеко в подсознании возникло сравнение с перерывом между бомбёжками. К несчастью, затишье было недолгим.

— Если ты хочешь что-то сказать — говори, потому что если тебе нечего сказать, то говорить буду я…

— Стоп! — я поднял вторую руку. — Давай, говори, чего хочешь.

— Надо отнести вот эту шкатулку, — затворник выудил из-за пазухи жёлтую коробочку, — русалке Моэре в Тихую Заводь. Она её потеряла и просила вернуть, только вернуть у меня не было случая, а сегодня он подвернулся в виде охотника за страницами, которые так нужны Мудрецу из Гамбира, города, расположенного в самом сердце…

Я выхватил из рук болтуна блестящую безделицу и поспешил покинуть пристанище одинокого пустомели. Напоследок Хермит хлестанул меня в спину длиннющей репликой. Я успел пригнуться — тирада пролетела мимо. Ей богу, мне казалось, что отшельник сейчас скосит меня пулемётной очередью своей болтовни. Я почувствовал себя в безопасности лишь когда перестал слышать его голос. Оглянулся — не преследует? Фу! Надо же! Никогда не думал, что могу так устать.

Нужно сориентироваться. Я сел прямо на землю и достал зеркальце. Экранчик пошёл рябью и разразился длиннющим спичем:

— Вы дозвонились в справочную компанию, если вы хоббит — переведите ваше зеркальце в тональный режим, если вы не хоббит — плюньте, потому что вам это не понадобится, так как только хоббиты могут попасть в …

Куда могут попасть хоббиты, я знал не понаслышке. Решив прекратить эту пародию на затворника, дал лёгкий щелбан пересмешнику. Прямо в экранчик. Подействовало. Наступила приятная тишина. Я позволил себе немного расслабиться. Закрыл глаза, сделал глубокий вдох. Хорошо!

В процесс релаксации снова вмешался мой спутник. Он предостерегающе пискнул, я взглянул на монитор — красный флажок окружили серые точки. Их было три. Монстры имели название — “Фингеры”.

Судорожно сглотнул и осмотрелся… Из меня тут же вырвалось неприличное слово. Дело не в воспитании, просто то, что я увидел, ввергло меня в нецензурный шок. На меня надвигалось существо, сплошь состоящее из пальцев. Представьте себе вертикальный цилиндр, из которого торчат сотни шевелящихся отростков. Они могли группироваться в небольшие соцветия и вытягиваться на манер человеческой руки. При этом пальцы всё время совершали хватательные движения, пытаясь зацепить что-нибудь из пространства. Над чудовищами висела устрашающая пятёрка. Пятый уровень! Да ещё трое!

Путь к бегству был отрезан. Я оказался в западне. Проскользнуть мимо тварей не было никакой возможности. Меня снова выручило зеркальце. Оно тренькнуло, я взглянул на экран — там красовались четыре буквы. Они составили короткое слово “Хелп”. Мне оставалось только принять решение. Да фиг ли тут думать! Я без колебаний ткнул в “Enter”. Просьба о помощи разлетелась по просторам Фанвердена. Появилась надежда. Пусть слабая, но всё равно стало легче. Хоббитам присущ оптимизм. Стоит утопающему полурослику сунуть соломинку, он тут же использует её как полноценное бревно.

Первый фингер был уже рядом. Надо протянуть время. Я выхватил меч — монстр ответил тем, что сцапал пробегавшего мимо суслика. Чудовище прижало грызуна к себе — тот потерялся среди пальцев. Раздалось чавканье — от зверька осталась лишь каска. Несъедобный шлем был выплюнут за ненадобностью прямо мне под ноги.

Я судорожно сглотнул — меня ждала та же участь. Ну уж нет. Размахнулся и врезал по скопищу отростков. Кроме нескольких пальцев монстр потерял пять пунктов своего мерзкого здоровья. И всё?! Я попробовал подсчитать, за какое время меня лишат способности к сопротивлению. Выходила неутешительная математика. Пока я делал арифметические выкладки на предмет выживания в неравном поединке, раненый фингер приступил к активным действиям. Из недр гнусных щупалец вылетел здоровенный кулак. Подобного хамства я не ожидал. Удар был такой силы, что я потерял ориентацию. Нокдаун! Мне послышался счёт рефери. Встряхнул головой — голос судьи пропал. Почудилось.

Осмотрелся. До моего обидчика было довольно далеко. Это сколько ж я летел? Зеркальце пискнуло, я мельком взглянул на экран — минус сорок единиц жизни. Коварный фингер с довольным хрюканьем двигался в мою сторону. Я хотел встать, но заметил движение сзади. Перекатился в сторону. Вовремя! Страшный удар здоровенной руки (или чего у них там?) промял почву в том месте, где я только что лежал. Молодец, жилет! Добавил мне интуиции. Всего-то три пункта, а поди ж ты.

Между тем, меня взяли в клещи. Два чучела стояли от меня по обе стороны. Я встал.

— Беги! — зеркальце едва не выпрыгнуло из кармана.

Но я не спешил. У меня появился план. Рискованный, но в Драме без риска — никуда! Возможно, последнее утверждение касается только меня, хотя вряд ли.

Видимо, фингеры впервые столкнулись с таким поведением. Я не бежал, не хватался за оружие. Просто ждал, задумчиво глядя мимо моих соперников. Не хоббит, а герой из “Матрицы”. Монстры немного помедлили, а потом решили напасть. Одновременно! Два огромных кулака вылетели навстречу друг другу. Как говорится, из пункта А в пункт Б… Мне оставалось только пригнуться.

Раздалось смачное чавканье, затем оханье и хруст. Я не кровожадный, но такого кайфа от драки не испытывал ещё никогда. Оба чудовища, мельтеша пальцами, рухнули на землю, словно подкошенные. Из кармана раздался рёв стадиона, когда забивают решающий гол. Я немножко понаслаждался своим триумфом и… потерял бдительность. Локальные успехи притупили моё внимание. Про третьего монстра я забыл напрочь. Он сам напомнил о себе. Мощным ударом в мою спину. Минус пятьдесят единиц жизни!

Подняться я уже не смог. Красная пелена накрыла глаза, сил не хватило даже на то, чтобы пошевелиться. Меня схватили отвратительные щупальца монстра и… отпустили. Я снова упал. Сквозь шум в ушах пробивались звуки борьбы и рёв животных. Наверное, галлюцинации. Я погрузился в полусознательный вакуум. Чудились странные твари, рвущие на части фингеров. Промелькнула фигурка хоббита. Затем всё стихло. Я закрыл глаза и провалился в бездну.

Насладиться трапезой в полной мере мне не дали. Зеркальце возмущённо завибрировало в кармане. Я достал из штанов нетерпеливую плоскость — она тут же нарисовала на себе просящие глаза котёнка из “Шрека”. Принимать пищу, когда на меня так смотрят, я не могу. Пришлось добывать кремнецвет — благо этой флоры тут росло в изобилии. Нацелившись на репей, я, по обыкновению, начал стягивать рукав рубахи на ладонь.

— У тебя же есть серп! — напомнило мне стекло.

Точно! Я и забыл. Достал сельхозинвентарь и махнул им прямо под корень неприглядной колючки. Растение с мягким хрустом упало на землю. Я поднёс зеркальце к игольчатому цветку — то заглотило ломкую веточку в свои ненасытные недра.

Тут я вспомнил, что у меня оставался недоеденным солидный шмат мяса и хлеб. Предвкушая продолжение завтрака, повернулся в сторону пищи и… остолбенел. На мой провиант покусились. И кто! Мелкие проходимцы в касках. Те самые суслики! Уродливое порождение чьей-то больной фантазии. Пройдохи беззастенчиво отгрызали большие куски от окорока и крошили хлеб. Сухпаёк таял на глазах.

Я бросился спасать остатки своего провианта, но в мою ногу вцепился ещё один грызун. Видимо, его на пиршество не пригласили. Минус двадцать пунктов здоровья. Ничего себе! Суслики являлись монстрами первого уровня. В общем-то, ничего серьёзного, но я был без доспехов. Поэтому урон, наносимый мне примитивными особями, был чувствительный. Я махнул серпом по мелкому агрессору, тот пискнул и отбросил лапки.

Сделал шаг в направлении дружно обедающего коллектива — снова боль в ноге. Опять минус двадцать пунктов. Ещё один суслик! В голове зашумело. Я достал меч и рубанул по хлипкому тельцу. Зверёк издал жалобный вопль и упал. Рядом с трупиком образовался кожаный жилет и поножи. Какая-никакая, а всё-таки защита.

Пока натягивал выпавший дроп, заметил шевеление справа. На меня напали сразу два мелкотравчатых создания. Мой урон — пять единиц здоровья. Потери зверьков — несколько сломанных зубов. То-то же! Поножи делали своё дело. Я быстро разобрался с самоуверенным дуэтом. Один из забияк одарил меня выпавшей из-под каски аптечкой — вовремя. Я проглотил кисловатый кисель — здоровье восстановилось.

Посмотрел в сторону опрометчиво оставленной еды — той уже не было. На её месте расположилась группа пузатых сусликов, с ленивым азартом взирающих на мои поединки с их соплеменниками. Я был взбешён. Размахивая мечом, бросился в сторону обожравшихся уродцев. Те, не сговариваясь, кинулись врассыпную. Преследовать никого не стал. Подошёл к месту, где валялись хлебные крошки и склонил голову в знак памяти по безвременно погибшему завтраку.

Ладно, расстраиваться не будем. Немного подкрепиться мне всё-таки удалось, так что голод уже не мучил. В общем, жить можно. К тому же я приобрёл снаряжение. Пусть оно кожаное — всё равно защищает. Правда, не сильно. Активировал зеркальце, щёлкнул по иконке “Персонаж”. Возникла фигурка хоббита. Она была одета в такой же дроп, как и у меня. Ткнул в поножи — появились характеристики предмета. Защита — плюс десять единиц, сила — восемь, уровень жизни — плюс пять. Теперь жилет. Сила — плюс пятнадцать, защита — плюс десять, интуиция — плюс три. Не густо, но для начала сойдёт.

Я поправил свою амуницию, откуда-то звякнуло. Подпрыгнул — опять стальной звук. Сунул руку в карман — что-то есть. Какие-то кругляшки. Сгрёб их в кулак и вынул из брюк. На ладони блестели несколько медных монет. Приятно, конечно, но непонятно. Я уставился на зеркальце.

— За каждого убитого моба игроку падают деньги, — последовало объяснение.

Ничего себе! Почти, как у киллеров. Убил — получите. А вообще-то, это хорошая новость. Драться с монстрами всё равно придётся, так что пусть не задаром.

— А почему мне раньше ничего не перепадало? — я подозрительно уставился на стекло. Может, это его проделки?

— Деньги начинают капать после взятия квеста на репутацию города, — пискнуло зеркальце. — Обычно все с этого и начинают. Кроме некоторых, — подумав, добавил гаджет. — У тебя вообще всё не как у людей, — поставило на мне крест стекло.

Я хотел напомнить, что в данный момент являюсь хоббитом, но лишний раз указывать на принадлежность к более мелкому сословию почему-то не хотелось. Итак, с поверженных монстров падают монеты, иногда дроп, то есть полезные вещи. Что ж, неплохо!

Я продолжил свой путь. Локация, где так неудачно поел, называлась “Равнина”. Действительно — никаких оврагов и холмов. Ровная поверхность с бурой травой. Похоже на степь. Без приключений пересёк ещё две области, “Посёлок Гросс” и “Холмы Маунта”, и попал в локацию, где обитал отшельник Хермит. Райончик был ещё тот. “Тёмная Долина” вполне подходящее название для местности, где царит сумрак, а серый небосвод имеет кровавый оттенок.

Мне сделалось неуютно. Достал из штанов плоский квадрат. Когда становится жутко, хорошо иметь под рукой собеседника. Или двух. А ещё лучше батальон. И желательно вооружённый. Я вздохнул — у меня такого не было. Зато было зеркальце. Я потёр гладкий край своего советчика. Тот ожил.

— Чего звал?

— Уточнить, где отшельник.

На блестящей поверхности появился флажок, указывающий моё положение на местности. Совсем рядом расположился знак квестового единоличника. Я осмотрелся, внимательно вглядываясь в серые сумерки. Заметил тень, какое-то уплотнение во мраке. Стараясь не шуметь подошёл ближе. Из темноты проявилась убогая лачуга, больше похожая на походный шалаш, чем на жильё человека. Дверь заменяла видавшая виды тряпка. Я собрался с духом и уже собрался откинуть потрёпанный полог, как вдруг из недр вигвама выскочил заросший субъект и разразился скорострельной тирадой:

— Рад приветствовать тебя, странник, в своей обители. Готов ответить на любые вопросы, выполнить пожелания или просто поговорить. Ты любишь поговорить? Нет? Это неважно, а вот что действительно важно — это то, что ты не обошёл вниманием одинокого затворника, изгоя, брошенного всеми на произвол судьбы. Ты хочешь знать, почему я остался один? О-о, это долгая история…

Отшельники бывают двух видов: молчаливые и разговорчивые. Первые сторонятся любого общества, вторые страдают из-за его отсутствия. Мне попался единоличник из второй, болтливой категории. Слова из него вылетали со скоростью электрички. Пулемёт “Максим” заржавел бы от зависти.

— Заходи ко мне в дом, садись, я расскажу тебе о своей жизни, о днях, полных грустных мыслей, и редких минутах радости, так редко выпадающих на мою долю…

У меня разболелась голова. Я начал догадываться, почему этот тип подался в изгои. Если бы он этого не сделал, его бы просто прибил какой-нибудь нетерпеливый персонаж. При этом остальное игровое сообщество было бы ему за это чрезвычайно признательно.

Я мучительно соображал, что делать. Самым простым выходом казалось стукнуть болтуна чем-то тяжёлым. Грех, конечно, обижать убогих, но этот приступ быстровещания необходимо было как-то прервать.

Внезапно меня посетила светлая мысль. Я достал меч и приставил его к шее косматого одиночки. Словесный поток тут же замер, оборвавшись на полуслове. Мы с зеркальцем облегчённо вздохнули. Самое верное средство обуздать болтуна — это оружие. Если вам надоел нудный оратор, просто приставьте к его горлу кинжал. Долго ждать результата вам не придётся. Разговорчивый субъект замолкнет на неопределённое время. Правда, не навсегда. Горбатого, как известно, исправит только земляной холмик с небольшим обелиском.

— У тебя есть то, что мне нужно, — я ослабил нажим на лезвие.

— То, что вам нужно, конечно же есть, но мы часто не знаем, что нам нужно. Если недавно мы хотели одно, то через минуту нам нужно уже совсем другое, и наоборот. Вместе с тем то, что нам действительно нужно…

Ещё немного, и у меня разовьётся хроническая мигрень.

— Страница! — рявкнул я.

— Стесняюсь спросить, страница из книги, журнала, документа, газеты, брошюры, учебника?

— Блокнота! — я был на грани, моя рука дрогнула.

Видимо, одиночка понял, что перегнул палку. Ладонь болтливого персонажа нырнула внутрь хламиды, в которую он был одет, и выудила сложенный вчетверо листок.

— Нашёл его под большим камнем, — пояснил Хермит, — на самой окраине Тёмной Долины.

Я облегчённо вздохнул. Но отшельник спрятал руку с листком себе за спину. Так! Видимо, нам предстоит вторая часть Мерлезонского балета. Я сунул меч в ножны — от греха. Вдруг поддамся искушению?

— Эта страница нужна Мудрецу, — мне пришлось зайти с другой стороны. — Срочно!

— Хорошо, я отдам, только ты должен выполнить мою просьбу.

Я хотел ответить наглецу гневной отповедью, но не успел. Слова вылетали из затворника быстрее, чем мой организм на них реагировал.

— Отшельникам нельзя отказывать в просьбах, потому что просьба отшельника — это не просто просьба, а единственная возможность использовать подвернувшийся случай для отправки чего-нибудь кому-нибудь, равно как этот другой кто-нибудь захочет переслать чего-нибудь мне и тогда…

Всё я больше не могу! Пытки средневековых инквизиторов — детские забавы по сравнению с этим мучением. Готов выполнить всё, лишь бы не слышать больше эту сверхзвуковую трепотню. Конечно, можно было бы отобрать листок силой, но с квестовыми субъектами надо быть аккуратнее. Чуть что — и ты не закроешь квест. А это может грозить неприятными последствиями, вплоть до невозможности дальнейшего развития персонажа.

Я поднял руку в знак согласия. Трескучий анахорет замолчал. Никогда не думал, что можно так наслаждаться тишиной. Далеко в подсознании возникло сравнение с перерывом между бомбёжками. К несчастью, затишье было недолгим.

— Если ты хочешь что-то сказать — говори, потому что если тебе нечего сказать, то говорить буду я…

— Стоп! — я поднял вторую руку. — Давай, говори, чего хочешь.

— Надо отнести вот эту шкатулку, — затворник выудил из-за пазухи жёлтую коробочку, — русалке Моэре в Тихую Заводь. Она её потеряла и просила вернуть, только вернуть у меня не было случая, а сегодня он подвернулся в виде охотника за страницами, которые так нужны Мудрецу из Гамбира, города, расположенного в самом сердце…

Я выхватил из рук болтуна блестящую безделицу и поспешил покинуть пристанище одинокого пустомели. Напоследок Хермит хлестанул меня в спину длиннющей репликой. Я успел пригнуться — тирада пролетела мимо. Ей богу, мне казалось, что отшельник сейчас скосит меня пулемётной очередью своей болтовни. Я почувствовал себя в безопасности лишь когда перестал слышать его голос. Оглянулся — не преследует? Фу! Надо же! Никогда не думал, что могу так устать.

Нужно сориентироваться. Я сел прямо на землю и достал зеркальце. Экранчик пошёл рябью и разразился длиннющим спичем:

— Вы дозвонились в справочную компанию, если вы хоббит — переведите ваше зеркальце в тональный режим, если вы не хоббит — плюньте, потому что вам это не понадобится, так как только хоббиты могут попасть в …

Куда могут попасть хоббиты, я знал не понаслышке. Решив прекратить эту пародию на затворника, дал лёгкий щелбан пересмешнику. Прямо в экранчик. Подействовало. Наступила приятная тишина. Я позволил себе немного расслабиться. Закрыл глаза, сделал глубокий вдох. Хорошо!

В процесс релаксации снова вмешался мой спутник. Он предостерегающе пискнул, я взглянул на монитор — красный флажок окружили серые точки. Их было три. Монстры имели название — “Фингеры”.

Судорожно сглотнул и осмотрелся… Из меня тут же вырвалось неприличное слово. Дело не в воспитании, просто то, что я увидел, ввергло меня в нецензурный шок. На меня надвигалось существо, сплошь состоящее из пальцев. Представьте себе вертикальный цилиндр, из которого торчат сотни шевелящихся отростков. Они могли группироваться в небольшие соцветия и вытягиваться на манер человеческой руки. При этом пальцы всё время совершали хватательные движения, пытаясь зацепить что-нибудь из пространства. Над чудовищами висела устрашающая пятёрка. Пятый уровень! Да ещё трое!

Путь к бегству был отрезан. Я оказался в западне. Проскользнуть мимо тварей не было никакой возможности. Меня снова выручило зеркальце. Оно тренькнуло, я взглянул на экран — там красовались четыре буквы. Они составили короткое слово “Хелп”. Мне оставалось только принять решение. Да фиг ли тут думать! Я без колебаний ткнул в “Enter”. Просьба о помощи разлетелась по просторам Фанвердена. Появилась надежда. Пусть слабая, но всё равно стало легче. Хоббитам присущ оптимизм. Стоит утопающему полурослику сунуть соломинку, он тут же использует её как полноценное бревно.

Первый фингер был уже рядом. Надо протянуть время. Я выхватил меч — монстр ответил тем, что сцапал пробегавшего мимо суслика. Чудовище прижало грызуна к себе — тот потерялся среди пальцев. Раздалось чавканье — от зверька осталась лишь каска. Несъедобный шлем был выплюнут за ненадобностью прямо мне под ноги.

Я судорожно сглотнул — меня ждала та же участь. Ну уж нет. Размахнулся и врезал по скопищу отростков. Кроме нескольких пальцев монстр потерял пять пунктов своего мерзкого здоровья. И всё?! Я попробовал подсчитать, за какое время меня лишат способности к сопротивлению. Выходила неутешительная математика. Пока я делал арифметические выкладки на предмет выживания в неравном поединке, раненый фингер приступил к активным действиям. Из недр гнусных щупалец вылетел здоровенный кулак. Подобного хамства я не ожидал. Удар был такой силы, что я потерял ориентацию. Нокдаун! Мне послышался счёт рефери. Встряхнул головой — голос судьи пропал. Почудилось.

Осмотрелся. До моего обидчика было довольно далеко. Это сколько ж я летел? Зеркальце пискнуло, я мельком взглянул на экран — минус сорок единиц жизни. Коварный фингер с довольным хрюканьем двигался в мою сторону. Я хотел встать, но заметил движение сзади. Перекатился в сторону. Вовремя! Страшный удар здоровенной руки (или чего у них там?) промял почву в том месте, где я только что лежал. Молодец, жилет! Добавил мне интуиции. Всего-то три пункта, а поди ж ты.

Между тем, меня взяли в клещи. Два чучела стояли от меня по обе стороны. Я встал.

— Беги! — зеркальце едва не выпрыгнуло из кармана.

Но я не спешил. У меня появился план. Рискованный, но в Драме без риска — никуда! Возможно, последнее утверждение касается только меня, хотя вряд ли.

Видимо, фингеры впервые столкнулись с таким поведением. Я не бежал, не хватался за оружие. Просто ждал, задумчиво глядя мимо моих соперников. Не хоббит, а герой из “Матрицы”. Монстры немного помедлили, а потом решили напасть. Одновременно! Два огромных кулака вылетели навстречу друг другу. Как говорится, из пункта А в пункт Б… Мне оставалось только пригнуться.

Раздалось смачное чавканье, затем оханье и хруст. Я не кровожадный, но такого кайфа от драки не испытывал ещё никогда. Оба чудовища, мельтеша пальцами, рухнули на землю, словно подкошенные. Из кармана раздался рёв стадиона, когда забивают решающий гол. Я немножко понаслаждался своим триумфом и… потерял бдительность. Локальные успехи притупили моё внимание. Про третьего монстра я забыл напрочь. Он сам напомнил о себе. Мощным ударом в мою спину. Минус пятьдесят единиц жизни!

Подняться я уже не смог. Красная пелена накрыла глаза, сил не хватило даже на то, чтобы пошевелиться. Меня схватили отвратительные щупальца монстра и… отпустили. Я снова упал. Сквозь шум в ушах пробивались звуки борьбы и рёв животных. Наверное, галлюцинации. Я погрузился в полусознательный вакуум. Чудились странные твари, рвущие на части фингеров. Промелькнула фигурка хоббита. Затем всё стихло. Я закрыл глаза и провалился в бездну.

Глава 7

Очнулся оттого, что меня трясли за плечо. Блин, лучше бы не трогали. Знаете, как по-украински будет “Как закалялась сталь”? Як дрючилася железка! Вот приблизительно так я себя и чувствовал. В смысле, как задрюченная железка. Голова болела, всё тело ныло. Ощущения такие, будто на мне проводились танковые учения.

Перед глазами возник красный плюс. Где-то я его уже видел. Аптечка! Вытянул в направлении спасительной коробочки губы, но не достал. Неожиданно мечта фармацевта подъехала ближе, меня макнули в кисель. Гуманисты, блин! Зато полегчало. Допить аскорбиновый сироп я смог уже самостоятельно. Торжественный писк из кармана возвестил о том, что здоровье восстановлено полностью.

Приподнял голову, глаза уставились на синие сапоги. Они расположились непосредственно возле меня. Взгляд пополз вверх. Не может быть! Прямо передо мной стоял Борг — тот самый хоббит, которого я встретил в Гамбире.

— Очухался? — тон его голоса был мягким.

— Кажется, — я кивнул,

— Хорошо, что я был в соседней локации, — объяснил мой спаситель, — а то тебе не поздоровилось бы.

Я снова кивнул, мол, сочтёмся. Кажется, у меня появился друг. Вдруг заметил гигантского ящера — тот важно прохаживался неподалёку.

— А это… — я вытянул руку в сторону чудища.

— Лизард, — ответил “синий”, - морок ящера.

Динозавр посмотрел в нашу сторону и согласно рыкнул. Всё, мне нужен отпуск. А то окончательно съеду с катушек. Может, я смотаюсь домой? Денька на два, не больше? Воображение нарисовало картинку с мягким диваном. Возле него аппетитно расположился запотевший бокал с пенным напитком. Я сглотнул слюну.

— Как ты здесь очутился? — Борг прервал заманчивые фантазии.

— К русалке иду, — я не стал скрывать своих планов.

— Ты стихи сочиняешь? — улыбнулся “синий”.

Странный вопрос. Я посмотрел на собеседника.

— Пока идёшь — потренируйся, — последовал непонятный совет. — Кстати, как ты смог уделать двоих фингеров.

— Повезло, — я немного слукавил.

— Ну-ну, — хоббит смерил меня долгим взглядом. — Кстати, там с одного выпал дроп, забери.

Он указал пальцем куда-то в сторону. Проследив направление, я увидел пару новеньких сапог. Они имели зелёный цвет и высокие голенища.

— А как же ты?

— Бери, бери. У меня есть, а ты честно заработал.

Благородные персонажи встречаются редко. Но мне повезло. Борг спокойно мог прибрать выпавший дроп себе — я бы ничего не заметил. А если бы и узнал, то возмущаться не стал бы. Ведь он меня спас. К тому же “синий” понёс расходы — призвал морока. Я снова посмотрел на ящера — тот мирно пасся неподалёку. Не хищник, а безобидная овечка, Хотя стоит, наверное, целое состояние. Загрыз уродца пятого уровня и не поморщился.

— Мне пора, — Борг на прощание поднял руку.

— Спасибо, — я был признателен “синему”.

Хоббит кивнул, мол, пустяки, и поспешил по своим делам. Он лихо свистнул, Лизард потрусил следом. Овчарка, да и только! Прямо сценка — “Мы с Казбеком на границе”. Через минуту парочка растворилась в сумраке Тёмной Долины.

Я подошёл к сапогам и натянул халявную обувь на ноги. А что, сидят плотно, хотя и не жмут. Мой размерчик! Достал зеркальце. Так, “Персонаж”. На изображении хоббита появились сапожки. Они имели название: “сапоги убийцы”. Ткнул в них пальцем, возникли характеристики: интуиция — плюс пять единиц, сила — одиннадцать, уровень жизни — пять. По стилю боя — костолом. Цена — три золотых. Дорогая вещь!

“Костолом” — что это значит? Я ткнул в непонятный термин. Возникло коротенькое пояснение. Костолом — сильный удар, много интуиции. Недостаток — мало ХП. Блин, а что такое ХП? Я ткнул в непонятную аббревиатуру. Ещё одна объяснялка: ХП — это очки здоровья. Вот, люблю всё лаконичное. Краткость — не только сестра таланта, но еще и родственница объяснения.

Настроение стало заметно лучше. Может, и хорошо, что на меня напали? Как говорится, всё, что ни делается…

— Кот в сапогах! — послышался из штанов ехидный голос.

Зеркальце! Не может без своих подколок. Поцарапать его, что ли? Нельзя. Вещь редкая, неправильно поймут. Гема говорила, что их совсем мало… В памяти всплыло лицо амазонки. Я достал зеркальную плоскость. На ней появилось изображение кремнецвета. Не обращая внимания на намеки, нашёл нужную иконку и нажал на “Контакты”. Набрал “Генгема”. По-прежнему офлайн!

Внезапно ладную фигурку исказили помехи. Изображение искривилось, на экране возник контур разряженной батарейки, истошно мигающий красным цветом. Мою совесть настойчиво призывали проснуться. Ладно! Война войной, а обед по расписанию.

Колючий кустарник виднелся неподалёку. Один взмах серпа — и вот уже зеркальце, этот блестящий проглот, втягивает в себя ломкие калории. Насытившись, девайс сделался тёмным, погрузив себя в отключенное состояние. Хоть бы спасибо сказал. Стало чуточку обидно. Хотя ждать от электроники вежливости — занятие бесполезное. Успокоив себя этим бесспорным утверждением, я тронулся в сторону Тихой Заводи.

Миновав Ведьмин Луг, оказался в нужной локации. Местность была болотистой, а воздух влажным. Достал зеркальце, потер пальцем — хватит спать. Гаджет лениво ожил и предложил мне меню. В смысле не набор блюд, а игровой интерфейс. Нажал на значок “Карты”. Так, вот флажок, я значит. Вот русалка, где-то рядом. Я взял чуть правее, ноги оказались в воде по щиколотку. Вошёл в заросли камыша. Мне почудился голос. Прислушался.

— Вечереет утро ночкою дневной, — продекламировали из зарослей.

Что за бред!

— В небе зазвездился месяц молодой!

Как может звездиться месяц, я представлял себе слабо. Поэтому решил уточнить детали на месте. Смело шагнул навстречу корчащемуся в творческих муках рифмоплёту. Моему взору предстала небольшая полянка, посреди которой расположилось премилое создание. Белокурые волосы падали на безупречную грудь. Взгляд скользнул ниже, по тонкой талии, и разочарованно уставился в холодную чешую. На месте третьего параметра красовался рыбий хвост.

Я скорбно вздохнул. Судя по всему, моё сожаление заполнило окружающую среду целиком, потому что русалка повернулась в мою сторону, большие ресницы удивлённо моргнули.

— Здрасьте, — я вежливо поклонился.

— Ты слышал мои новые стихи? — Моэра не стала утруждать себя ответным приветствием.

Я кивнул.

— Тебе понравилось?

— Такого я ещё не слышал, — мне даже не пришлось врать.

Блондинке понравился мой ответ.

— Что ещё можешь сказать?

Я задумался. Поэты — народ ранимый. Я знал это наверняка. Там, в настоящей реальности у меня был приятель, грешивший писанием четверостиший. Он сочинял вирши на манер “Он её любил, но быстро разлюбил, понял, что недолюбил и снова полюбил”.

Когда ему тонко намекали, что надо бы как-то поизящнее бить ямбом по хорею, он впадал в обиду и демонстративно не разговаривал. В общем, выражал протест. Правда потом отходил, но всё равно высказывался в том смысле, что художника обидеть может всякий.

Из всего этого следовал только один вывод: поэтов лучше не критиковать. Спойте им парочку дифирамб, и они изольют вам всю душу. Причём бульканье будет разносторонним — как возвышенным, так и вполне материальным. Я прочистил горло и приступил непосредственно к фанфарам.

— Ваши стихи — это апофеоз поэтической мысли, выраженный в изящных эпитетах и запоминающихся оборотах, — меня несло. — Никто во всём Драме не сможет сравниться с вами в искусстве стихосложения и подбора рифм.

Вот и всё. Клиента можно брать тёпленьким. Я видел, как разомлела от похвалы полурыбка. Правда, долго общаться с двинутыми блондинками чревато нервными срывами, поэтому я сразу же перешёл от торжественной части к практической.

— Вам тут передали, — на моей ладони красовалась маленькая коробочка.

Глаза нимфы вспыхнули, она протянула к вещице бледную руку. Причёска ундины пошла волнами, на мгновение приоткрыв изумительный бюст. Мои глаза прилипли к округлостям. Зрелище поглотило меня целиком, заметно повлияв на мои органы чувств. Во всяком случае, я не заметил, как подарок отшельника перекочевал в холодные ладошки водяной поэтессы.

— Камыш! — бархатный голос выдернул меня из сладострастных грёз.

Я встряхнул головой — лёгкий налёт эротизма тут же растворился в сыром воздухе.

— Камыш! — повторила русалка, склонившись над подарком отшельника.

Ну всё, это — в “Кащенко”. Но я оказался не прав. Шкатулка отбросила крышку и выдала череду рифм:

— Малыш, гашиш, латыш, шиш, грыж…

Недолго думая, девица решила применить на практике предложенные ей варианты.

— Шумел камыш, деревья гнулись,

Нашли гашиш и…

Русалка вопросительно посмотрела в мою сторону.

— Поперхнулись, — я услужливо предложил свою версию.

Моэра улыбнулась. Смотри-ка, понравилось! Полусырая девица дёрнула из причёски один волосок и протянула его мне. Это что, в знак признательности?

— Отдашь его Хермиту.

Да что ж такое! Мной распоряжаются, как хотят, абсолютно не интересуясь моими планами. Хотя, это же квест. А что такое квест? Вы посещаете какого-нибудь странного типа с единственной целью — получить от него такое задание, от которого у любого нормального человека съедет крыша. А потом бегаете между сомнительными персонажами, выполняя их чудные хотелки, и радуетесь, если у вас что-то срастается. В общем, бред наяву.

— Гнулись, — меня вывел из раздумий нежный голосок.

Русалка, склонившись над коробочкой, настойчиво запрашивала новый вариант рифмы к данному слову. Видимо, мой эпитет её не впечатлил.

— Воткнулись, рехнулись, споткнулись, чертыхнулись…

Меня подмывало остаться и посмотреть, чем закончится этот творческий вечер, но я решил не рисковать. Моя психика за последнее время и без того испытала колоссальные перегрузки. Поэтому я бросил “Пока” и поспешил прочь из камышовых зарослей.

— Сиреневый белок краснеет желтизной… — донеслось сзади.

Я вздохнул. Отсутствие искры божьей у некоторых с лихвой компенсируется усердной настырностью. Хотя безобидное хобби русалки никому не мешало. Как говорится, чем бы дитя не тешилось…

Моя ладонь по-прежнему сжимала длинный волос водяной дивы. Зачем он отшельнику? На память, что ли? Активировал зеркальце. Оно включилось. Молча. Редкий, я бы даже сказал, уникальный случай. Набрал на клавиатуре “Волос русалки”. На экране возникла тонкая нить, под ней появилась надпись: “Волос русалки — артефакт, помогает увидеть, что происходит в других локациях”. Вот это да! Портативный телевизор! Неспроста Хермит заслал меня к нимфе. Знал, прохиндей, чем она его отблагодарит. Что ж, расчёт оказался верным. Каждый получил, что хотел. Начинающая поэтесса авторифмач, а отшельник — видеоплейер. А я? Я тоже не остался внакладе. Возможность закрыть квест — не самый плохой вариант.

До жилища отшельника добрался без осложнений. Тот в нетерпении топтался перед своим шалашом. Увидев меня, бросился навстречу. Я на всякий случай выставил перед собой руку. Кто его знает, что у него на уме? Но всё обошлось. Изгой остановился от меня в метре.

— Ну?

— Что? — я решил немножко помучить одиночку.

— Ты нашёл русалку или не нашёл, если нашёл то отдал ту шкатулку, которую я тебе передал? Если не нашёл, значит не передал, а если не передал, то…

Тьфу ты! Совсем забыл про его манеру разговаривать.

— Если тебе что-нибудь передали, то отдай это мне, потому что если ты не отдашь то, что тебе для меня передали, не получишь ничего, в том числе и страницы. Если хочешь получить страницу, верни то, что тебе дали или отдай…

У меня заныло в затылке.

— Вот! — я протянул болтуну белый волос.

Лицо отшельника расплылось в улыбке. Мне показалось, что от него исходит сияние. Как всё-таки мало нужно человеку для счастья! Только то, что он хочет иметь.

— Страницу! — я прервал эйфорию, в которой завис довольный анахорет.

Он вздрогнул и послушно полез за пазуху. Выудил драгоценный лист и протянул его мне.

— Страница — очень важная вещь, но волос важнее, потому с ним мне будет не так одиноко, как со страницей, хотя и к странице я уже как-то привык, а с привычками расставаться непросто, хотя можно завести новые, и они могут быть лучше, чем старые, хотя старые…

Я схватил засаленную бумажку и поспешил ретироваться. На удивление, одиночка быстро затих. Видимо, обнаружив, что благодарный слушатель исчез из зоны его влияния, он вплотную приступил к изучению чудесного волоска. Вот и славно!

Так, теперь обратно в Гамбир, к Мудрецу. Отдам страницу и закрою квест. Я повертел в руках пожелтевший от времени лист. И чего там такого? Развернул. Но потертой бумаге виднелись какие-то знаки. То ли руны, то ли ризы. Никогда таких не встречал. Мудрец говорил, что содержимое страницы имеет важное значение. Наверное, это шифр. Или тайнопись. Ладно, не моё дело. Главное — доставить экземпляр невредимым, в целости и сохранности. А там уж пусть решают, что с ним делать дальше — отдать на экспертизу или подвергнуть глубокому анализу. А может у Мудреца есть ключ к шифру?

Я не заметил, как достиг границы. Пересёк рубеж, разделяющий две локации. Название местности “Холмы Маунта” говорило само за себя. Ландшафт был изрезан большими оврагами. Они перемежались с пологими пригорками. Приходилось чередовать подъёмы и спуски. Вообще, я начал привыкать к резкой смене окружающего пейзажа. Если поначалу меня это напрягало и даже нервировало, то сейчас я безболезненно реагировал на переход, к примеру, из мрака Тёмной Долины к свету смежного с ней района.

Раздался предостерегающий писк. Я вздрогнул. Именно так зеркальце предупреждало меня об опасности. Достал из кармана квадрат. Тот тут же набросал нужную локацию. Я разглядел одинокий флажок, имитирующий моё положение на местности. На неровном рельефе появилась движущаяся в моём направлении точка. У меня засосало под ложечкой. Я быстро проглядел названия монстров, обитающих среди возвышенностей. Они назывались Гайры. Да уж. От такого названия ждать приятных сюрпризов не приходилось.

Выхватил меч, огляделся. Никого. Бросил взгляд на экран — точка приближалась. На всякий случай пригнулся, рассмотрел обстановку под таким ракурсом. Что за фигня! Пусто! Может, зеркальце поломалось? Интересно, у него антивирус стоит? Странная точка медленно наползла на красный флажок. Мурашки на спине стали размером с хоккейную шайбу. Я по-прежнему никого не видел, но чувствовал, что сейчас начнётся! Предчувствия меня не обманули.

Сверху раздался звук, похожий на крик чайки. Правда морская птичка щебечет на сотню децибел тише, чем то, что ревело сейчас над моей головой. Мне не хотелось знать, как выглядят местные монстры, но инстинкт самосохранения заставил меня взглянуть на небо. Блин! В мою сторону на всех парах мчалась птица размером с небольшой грузовик. Вообще-то это была не совсем птица. Монстр имел паучью голову. Как выглядит череп паука, я представлял плохо, но почему-то был уверен, что не ошибся. Господи, насколько больной должна быть фантазия у того, кто выдумывает таких чудовищ!

Над Гайрой висела зловещая четвёрка. Четвёртый уровень. Час от часу не легче! Птичка, не долетев до меня сотни метров, сорвалась в решающее пике. Я почувствовал себя Анной Карениной, на которую мчится локомотив. Замахнулся мечом. С ножиком на танк можно бросаться только, когда нет другого выхода. У меня его не было.

Ещё мгновение, и клочки хоббита разлетятся по всему Драму. Но в дело вмешались другие силы. Откуда-то возник лазерный луч. Пикирующая тварь не попала в торжественные хроники бестиария. Она попала под обстрел передового вооружения, отчего развалилась на множество мелких перьев. Обгоревшие останки ужасной Гайры медленно оседали на землю.

Задрав голову так, что заныла шея, я взглянул прямо над собой. Там, в самом зените своей славы, зависла ракета. Не такая, на которых бороздят просторы вселенной, а самая примитивная, на манер тех, что вертятся в детских каруселях. Обычный цилиндр с отверстием для седока. Из овальной дырки торчала голова человека. Принадлежность к полу на таком расстоянии определить было сложно. Трудность заключалась ещё и в том, что разглядываемый субъект имел тёмные очки с линзами-капельками. Ну Рэмбо, и всё тут.

Защитник униженных и оскорблённых направил свой космолёт вниз. Не долетев до земли пары метров, водитель припарковал свой рыдван прямо в пространстве и достал из его недр длинную палку с крюком. Багор! Что за цирк!

Очкастый явно на что-то нацелился. Я мысленно опустил перпендикуляр от его болида к поверхности земли. Ага! Что-то есть! Присмотревшись внимательней, понял, в чём дело, Оказывается, из чудовища выпал дроп, который лихой авиатор решил прибрать к рукам. Что ж, имеет право!

Тем временем у лётчика возникли трудности. Он никак не мог подцепить честно заработанный шмот. А выйти никак? Может, ему нельзя? Вполне допускаю, что есть некое правило, запрещающее покидать летательный аппарат иначе, как на парашюте. Всё-таки термин “буйный” подходит к фантазии создателей этого мира как нельзя лучше. В этом я убедился на собственной шкуре. И не один раз. Ладно, помогу горемыке.

Я подошёл ближе к блестящим доспехам. Новенькая кираса сверкала синей сталью. Аккуратно зацепил латы за крюк. Летун начал подтягивать инструмент вверх, перебирая руками длинный черенок. Наконец, выбитый из чудовища дроп исчез в ржавом люке. Сомнительный аппарат издал булькающий звук и сорвался с невидимого якоря вверх. Через мгновение апофеоз инженерной мысли растворился в прозрачном небе локации. Кин-дза-дза какая-то!

Я вопросительно посмотрел на зеркальце.

— А чего ты хотел?

— Не знаю, — я пожал плечами. — Наверное, адекватности. Какого-то соответствия окружающей обстановки игровым ресурсам. Я понимаю — чудовища, орки, рыцари. Но как может сочетаться откровенно фэнтезийная атмосфера с ракетами или НЛО?

— Почему фэнтезийная?

Я непонимающе уставился на стекло. Что оно имеет ввиду?

— Ты просмотри все локации, — зеркальце явно на что-то намекало. — Не пейзажи, а названия.

Я нажал на “Карту” и уменьшил масштаб. Локациям, где уже побывал, уделять времени не стал. Мысленно проложил путь от Гамбира к неизведанной территории. Меня ждал сюрприз. Названия некоторых областей если и не ввергли меня в шок, то имели совершенно неуместные обозначения. “Марсианская впадина”, “Джунгли Тау Кита”, “Леса Андромеды”. Космические зоны составляли некое направление, отправной точкой которого являлась столица.

Была ещё одна группа районов, которую можно было бы объединить по единому признаку. Сказочному. Во всяком случае, их названия наводили на мысль о народном фольклоре. “Тридесятое царство”, “Кудыкина Гора”, “Лукоморье” — вот далеко не полный список антуражного азимута.

— Дурдом! — я заклеймил позором изобретателей этого мира.

Зеркальце изобразило на себе жёлтое здание с зарешечёнными окнами. Редкий случай, когда мы пришли к единому мнению.

Ладно, надо идти дальше. Гаджет без напоминаний набросал нужный маршрут. До столицы было два перехода. Недалеко. Если никто не нападёт, скоро будем на месте. Я без происшествий пересёк Посёлок Гросс, потом Равнину и снова оказался в столице.

Ничего не изменилось. Та же суета, мельтешение ярких доспехов и лат. Дом Мудреца нашёл быстро. Постучал. Дверь отворилась. Снова темень — хоть выколи глаз. Я знал, что произойдёт дальше. Щёлкнет выключатель, и зажжётся лампочка. Прищурился. Из темноты чиркнули спичкой. Не понял! Я открыл глаза — грустный учёный зажёг свечу. Тусклый свет от примитивной лучины едва освещал интерьер дома. Вот те на! А как же стеклянная колба с лампой накаливания? Может, старик не выдержал грабительских тарифов на электроэнергию?

— А где лампочка? — я решил полюбопытствовать.

— Запретили, — мудрец глубоко вздохнул. — Сказали — вредное изобретение.

Я сочувственно покачал головой. Было видно, что учёному жаль своё детище. Но сгореть на костре за убеждения — такая перспектива его явно не прельщала. В общем, не Джордано.

— Вот! — я достал из кармана страницу.

Старик моментально забыл о своём горе. Это было заметно по его вспыхнувшим глазам. Надо же, а дедушка-то заводной! Азарт присущ всем, в том числе и учёным. Он протянул ко мне руку — я вложил в его ладонь заветную бумагу.

— Ты смог добыть страницу из блокнота Бильбо! — мудрец был на седьмом небе. — Это большая удача!

Полностью разделяю эту точку зрения. То, что я до сих пор жив — тут без везения не обошлось. Из кармана послышались зеркальные трели. Привычным жестом достал квадратную плоскость из брюк.

— Вы завершили квест “Блокнот Бильбо”, - радостно блеснуло стекло.

В кармане звякнуло, я ощутил приятную тяжесть. Плата за квест! Надо оприходовать! С некоторым нетерпением достал наличность для пересчёта. Пять серебряных монет номиналом по десять игровых единиц. В сумме — пятьдесят серебра. Не густо, конечно. Зато без налога.

— Вами получено, — зеркальце продолжало перечисление “плюшек”, - семьдесят очков опыта и сто — репутации Гамбира. Вы достигли третьего уровня!

Вот и ладушки! Что заработал — получил. Я повернулся к учёному — тот, вооружившись треснутой лупой, с интересом разглядывал загадочные иероглифы. Хотел попрощаться, но отрывать учёного от исследований не решился. Уж больно заинтересованно завис Мудрец над артефактом. Пробравшись сквозь беспорядок к двери, выбрался на воздух. Там меня уже ждали.

Очнулся оттого, что меня трясли за плечо. Блин, лучше бы не трогали. Знаете, как по-украински будет “Как закалялась сталь”? Як дрючилася железка! Вот приблизительно так я себя и чувствовал. В смысле, как задрюченная железка. Голова болела, всё тело ныло. Ощущения такие, будто на мне проводились танковые учения.

Перед глазами возник красный плюс. Где-то я его уже видел. Аптечка! Вытянул в направлении спасительной коробочки губы, но не достал. Неожиданно мечта фармацевта подъехала ближе, меня макнули в кисель. Гуманисты, блин! Зато полегчало. Допить аскорбиновый сироп я смог уже самостоятельно. Торжественный писк из кармана возвестил о том, что здоровье восстановлено полностью.

Приподнял голову, глаза уставились на синие сапоги. Они расположились непосредственно возле меня. Взгляд пополз вверх. Не может быть! Прямо передо мной стоял Борг — тот самый хоббит, которого я встретил в Гамбире.

— Очухался? — тон его голоса был мягким.

— Кажется, — я кивнул,

— Хорошо, что я был в соседней локации, — объяснил мой спаситель, — а то тебе не поздоровилось бы.

Я снова кивнул, мол, сочтёмся. Кажется, у меня появился друг. Вдруг заметил гигантского ящера — тот важно прохаживался неподалёку.

— А это… — я вытянул руку в сторону чудища.

— Лизард, — ответил “синий”, - морок ящера.

Динозавр посмотрел в нашу сторону и согласно рыкнул. Всё, мне нужен отпуск. А то окончательно съеду с катушек. Может, я смотаюсь домой? Денька на два, не больше? Воображение нарисовало картинку с мягким диваном. Возле него аппетитно расположился запотевший бокал с пенным напитком. Я сглотнул слюну.

— Как ты здесь очутился? — Борг прервал заманчивые фантазии.

— К русалке иду, — я не стал скрывать своих планов.

— Ты стихи сочиняешь? — улыбнулся “синий”.

Странный вопрос. Я посмотрел на собеседника.

— Пока идёшь — потренируйся, — последовал непонятный совет. — Кстати, как ты смог уделать двоих фингеров.

— Повезло, — я немного слукавил.

— Ну-ну, — хоббит смерил меня долгим взглядом. — Кстати, там с одного выпал дроп, забери.

Он указал пальцем куда-то в сторону. Проследив направление, я увидел пару новеньких сапог. Они имели зелёный цвет и высокие голенища.

— А как же ты?

— Бери, бери. У меня есть, а ты честно заработал.

Благородные персонажи встречаются редко. Но мне повезло. Борг спокойно мог прибрать выпавший дроп себе — я бы ничего не заметил. А если бы и узнал, то возмущаться не стал бы. Ведь он меня спас. К тому же “синий” понёс расходы — призвал морока. Я снова посмотрел на ящера — тот мирно пасся неподалёку. Не хищник, а безобидная овечка, Хотя стоит, наверное, целое состояние. Загрыз уродца пятого уровня и не поморщился.

— Мне пора, — Борг на прощание поднял руку.

— Спасибо, — я был признателен “синему”.

Хоббит кивнул, мол, пустяки, и поспешил по своим делам. Он лихо свистнул, Лизард потрусил следом. Овчарка, да и только! Прямо сценка — “Мы с Казбеком на границе”. Через минуту парочка растворилась в сумраке Тёмной Долины.

Я подошёл к сапогам и натянул халявную обувь на ноги. А что, сидят плотно, хотя и не жмут. Мой размерчик! Достал зеркальце. Так, “Персонаж”. На изображении хоббита появились сапожки. Они имели название: “сапоги убийцы”. Ткнул в них пальцем, возникли характеристики: интуиция — плюс пять единиц, сила — одиннадцать, уровень жизни — пять. По стилю боя — костолом. Цена — три золотых. Дорогая вещь!

“Костолом” — что это значит? Я ткнул в непонятный термин. Возникло коротенькое пояснение. Костолом — сильный удар, много интуиции. Недостаток — мало ХП. Блин, а что такое ХП? Я ткнул в непонятную аббревиатуру. Ещё одна объяснялка: ХП — это очки здоровья. Вот, люблю всё лаконичное. Краткость — не только сестра таланта, но еще и родственница объяснения.

Настроение стало заметно лучше. Может, и хорошо, что на меня напали? Как говорится, всё, что ни делается…

— Кот в сапогах! — послышался из штанов ехидный голос.

Зеркальце! Не может без своих подколок. Поцарапать его, что ли? Нельзя. Вещь редкая, неправильно поймут. Гема говорила, что их совсем мало… В памяти всплыло лицо амазонки. Я достал зеркальную плоскость. На ней появилось изображение кремнецвета. Не обращая внимания на намеки, нашёл нужную иконку и нажал на “Контакты”. Набрал “Генгема”. По-прежнему офлайн!

Внезапно ладную фигурку исказили помехи. Изображение искривилось, на экране возник контур разряженной батарейки, истошно мигающий красным цветом. Мою совесть настойчиво призывали проснуться. Ладно! Война войной, а обед по расписанию.

Колючий кустарник виднелся неподалёку. Один взмах серпа — и вот уже зеркальце, этот блестящий проглот, втягивает в себя ломкие калории. Насытившись, девайс сделался тёмным, погрузив себя в отключенное состояние. Хоть бы спасибо сказал. Стало чуточку обидно. Хотя ждать от электроники вежливости — занятие бесполезное. Успокоив себя этим бесспорным утверждением, я тронулся в сторону Тихой Заводи.

Миновав Ведьмин Луг, оказался в нужной локации. Местность была болотистой, а воздух влажным. Достал зеркальце, потер пальцем — хватит спать. Гаджет лениво ожил и предложил мне меню. В смысле не набор блюд, а игровой интерфейс. Нажал на значок “Карты”. Так, вот флажок, я значит. Вот русалка, где-то рядом. Я взял чуть правее, ноги оказались в воде по щиколотку. Вошёл в заросли камыша. Мне почудился голос. Прислушался.

— Вечереет утро ночкою дневной, — продекламировали из зарослей.

Что за бред!

— В небе зазвездился месяц молодой!

Как может звездиться месяц, я представлял себе слабо. Поэтому решил уточнить детали на месте. Смело шагнул навстречу корчащемуся в творческих муках рифмоплёту. Моему взору предстала небольшая полянка, посреди которой расположилось премилое создание. Белокурые волосы падали на безупречную грудь. Взгляд скользнул ниже, по тонкой талии, и разочарованно уставился в холодную чешую. На месте третьего параметра красовался рыбий хвост.

Я скорбно вздохнул. Судя по всему, моё сожаление заполнило окружающую среду целиком, потому что русалка повернулась в мою сторону, большие ресницы удивлённо моргнули.

— Здрасьте, — я вежливо поклонился.

— Ты слышал мои новые стихи? — Моэра не стала утруждать себя ответным приветствием.

Я кивнул.

— Тебе понравилось?

— Такого я ещё не слышал, — мне даже не пришлось врать.

Блондинке понравился мой ответ.

— Что ещё можешь сказать?

Я задумался. Поэты — народ ранимый. Я знал это наверняка. Там, в настоящей реальности у меня был приятель, грешивший писанием четверостиший. Он сочинял вирши на манер “Он её любил, но быстро разлюбил, понял, что недолюбил и снова полюбил”.

Когда ему тонко намекали, что надо бы как-то поизящнее бить ямбом по хорею, он впадал в обиду и демонстративно не разговаривал. В общем, выражал протест. Правда потом отходил, но всё равно высказывался в том смысле, что художника обидеть может всякий.

Из всего этого следовал только один вывод: поэтов лучше не критиковать. Спойте им парочку дифирамб, и они изольют вам всю душу. Причём бульканье будет разносторонним — как возвышенным, так и вполне материальным. Я прочистил горло и приступил непосредственно к фанфарам.

— Ваши стихи — это апофеоз поэтической мысли, выраженный в изящных эпитетах и запоминающихся оборотах, — меня несло. — Никто во всём Драме не сможет сравниться с вами в искусстве стихосложения и подбора рифм.

Вот и всё. Клиента можно брать тёпленьким. Я видел, как разомлела от похвалы полурыбка. Правда, долго общаться с двинутыми блондинками чревато нервными срывами, поэтому я сразу же перешёл от торжественной части к практической.

— Вам тут передали, — на моей ладони красовалась маленькая коробочка.

Глаза нимфы вспыхнули, она протянула к вещице бледную руку. Причёска ундины пошла волнами, на мгновение приоткрыв изумительный бюст. Мои глаза прилипли к округлостям. Зрелище поглотило меня целиком, заметно повлияв на мои органы чувств. Во всяком случае, я не заметил, как подарок отшельника перекочевал в холодные ладошки водяной поэтессы.

— Камыш! — бархатный голос выдернул меня из сладострастных грёз.

Я встряхнул головой — лёгкий налёт эротизма тут же растворился в сыром воздухе.

— Камыш! — повторила русалка, склонившись над подарком отшельника.

Ну всё, это — в “Кащенко”. Но я оказался не прав. Шкатулка отбросила крышку и выдала череду рифм:

— Малыш, гашиш, латыш, шиш, грыж…

Недолго думая, девица решила применить на практике предложенные ей варианты.

— Шумел камыш, деревья гнулись,

Нашли гашиш и…

Русалка вопросительно посмотрела в мою сторону.

— Поперхнулись, — я услужливо предложил свою версию.

Моэра улыбнулась. Смотри-ка, понравилось! Полусырая девица дёрнула из причёски один волосок и протянула его мне. Это что, в знак признательности?

— Отдашь его Хермиту.

Да что ж такое! Мной распоряжаются, как хотят, абсолютно не интересуясь моими планами. Хотя, это же квест. А что такое квест? Вы посещаете какого-нибудь странного типа с единственной целью — получить от него такое задание, от которого у любого нормального человека съедет крыша. А потом бегаете между сомнительными персонажами, выполняя их чудные хотелки, и радуетесь, если у вас что-то срастается. В общем, бред наяву.

— Гнулись, — меня вывел из раздумий нежный голосок.

Русалка, склонившись над коробочкой, настойчиво запрашивала новый вариант рифмы к данному слову. Видимо, мой эпитет её не впечатлил.

— Воткнулись, рехнулись, споткнулись, чертыхнулись…

Меня подмывало остаться и посмотреть, чем закончится этот творческий вечер, но я решил не рисковать. Моя психика за последнее время и без того испытала колоссальные перегрузки. Поэтому я бросил “Пока” и поспешил прочь из камышовых зарослей.

— Сиреневый белок краснеет желтизной… — донеслось сзади.

Я вздохнул. Отсутствие искры божьей у некоторых с лихвой компенсируется усердной настырностью. Хотя безобидное хобби русалки никому не мешало. Как говорится, чем бы дитя не тешилось…

Моя ладонь по-прежнему сжимала длинный волос водяной дивы. Зачем он отшельнику? На память, что ли? Активировал зеркальце. Оно включилось. Молча. Редкий, я бы даже сказал, уникальный случай. Набрал на клавиатуре “Волос русалки”. На экране возникла тонкая нить, под ней появилась надпись: “Волос русалки — артефакт, помогает увидеть, что происходит в других локациях”. Вот это да! Портативный телевизор! Неспроста Хермит заслал меня к нимфе. Знал, прохиндей, чем она его отблагодарит. Что ж, расчёт оказался верным. Каждый получил, что хотел. Начинающая поэтесса авторифмач, а отшельник — видеоплейер. А я? Я тоже не остался внакладе. Возможность закрыть квест — не самый плохой вариант.

До жилища отшельника добрался без осложнений. Тот в нетерпении топтался перед своим шалашом. Увидев меня, бросился навстречу. Я на всякий случай выставил перед собой руку. Кто его знает, что у него на уме? Но всё обошлось. Изгой остановился от меня в метре.

— Ну?

— Что? — я решил немножко помучить одиночку.

— Ты нашёл русалку или не нашёл, если нашёл то отдал ту шкатулку, которую я тебе передал? Если не нашёл, значит не передал, а если не передал, то…

Тьфу ты! Совсем забыл про его манеру разговаривать.

— Если тебе что-нибудь передали, то отдай это мне, потому что если ты не отдашь то, что тебе для меня передали, не получишь ничего, в том числе и страницы. Если хочешь получить страницу, верни то, что тебе дали или отдай…

У меня заныло в затылке.

— Вот! — я протянул болтуну белый волос.

Лицо отшельника расплылось в улыбке. Мне показалось, что от него исходит сияние. Как всё-таки мало нужно человеку для счастья! Только то, что он хочет иметь.

— Страницу! — я прервал эйфорию, в которой завис довольный анахорет.

Он вздрогнул и послушно полез за пазуху. Выудил драгоценный лист и протянул его мне.

— Страница — очень важная вещь, но волос важнее, потому с ним мне будет не так одиноко, как со страницей, хотя и к странице я уже как-то привык, а с привычками расставаться непросто, хотя можно завести новые, и они могут быть лучше, чем старые, хотя старые…

Я схватил засаленную бумажку и поспешил ретироваться. На удивление, одиночка быстро затих. Видимо, обнаружив, что благодарный слушатель исчез из зоны его влияния, он вплотную приступил к изучению чудесного волоска. Вот и славно!

Так, теперь обратно в Гамбир, к Мудрецу. Отдам страницу и закрою квест. Я повертел в руках пожелтевший от времени лист. И чего там такого? Развернул. Но потертой бумаге виднелись какие-то знаки. То ли руны, то ли ризы. Никогда таких не встречал. Мудрец говорил, что содержимое страницы имеет важное значение. Наверное, это шифр. Или тайнопись. Ладно, не моё дело. Главное — доставить экземпляр невредимым, в целости и сохранности. А там уж пусть решают, что с ним делать дальше — отдать на экспертизу или подвергнуть глубокому анализу. А может у Мудреца есть ключ к шифру?

Я не заметил, как достиг границы. Пересёк рубеж, разделяющий две локации. Название местности “Холмы Маунта” говорило само за себя. Ландшафт был изрезан большими оврагами. Они перемежались с пологими пригорками. Приходилось чередовать подъёмы и спуски. Вообще, я начал привыкать к резкой смене окружающего пейзажа. Если поначалу меня это напрягало и даже нервировало, то сейчас я безболезненно реагировал на переход, к примеру, из мрака Тёмной Долины к свету смежного с ней района.

Раздался предостерегающий писк. Я вздрогнул. Именно так зеркальце предупреждало меня об опасности. Достал из кармана квадрат. Тот тут же набросал нужную локацию. Я разглядел одинокий флажок, имитирующий моё положение на местности. На неровном рельефе появилась движущаяся в моём направлении точка. У меня засосало под ложечкой. Я быстро проглядел названия монстров, обитающих среди возвышенностей. Они назывались Гайры. Да уж. От такого названия ждать приятных сюрпризов не приходилось.

Выхватил меч, огляделся. Никого. Бросил взгляд на экран — точка приближалась. На всякий случай пригнулся, рассмотрел обстановку под таким ракурсом. Что за фигня! Пусто! Может, зеркальце поломалось? Интересно, у него антивирус стоит? Странная точка медленно наползла на красный флажок. Мурашки на спине стали размером с хоккейную шайбу. Я по-прежнему никого не видел, но чувствовал, что сейчас начнётся! Предчувствия меня не обманули.

Сверху раздался звук, похожий на крик чайки. Правда морская птичка щебечет на сотню децибел тише, чем то, что ревело сейчас над моей головой. Мне не хотелось знать, как выглядят местные монстры, но инстинкт самосохранения заставил меня взглянуть на небо. Блин! В мою сторону на всех парах мчалась птица размером с небольшой грузовик. Вообще-то это была не совсем птица. Монстр имел паучью голову. Как выглядит череп паука, я представлял плохо, но почему-то был уверен, что не ошибся. Господи, насколько больной должна быть фантазия у того, кто выдумывает таких чудовищ!

Над Гайрой висела зловещая четвёрка. Четвёртый уровень. Час от часу не легче! Птичка, не долетев до меня сотни метров, сорвалась в решающее пике. Я почувствовал себя Анной Карениной, на которую мчится локомотив. Замахнулся мечом. С ножиком на танк можно бросаться только, когда нет другого выхода. У меня его не было.

Ещё мгновение, и клочки хоббита разлетятся по всему Драму. Но в дело вмешались другие силы. Откуда-то возник лазерный луч. Пикирующая тварь не попала в торжественные хроники бестиария. Она попала под обстрел передового вооружения, отчего развалилась на множество мелких перьев. Обгоревшие останки ужасной Гайры медленно оседали на землю.

Задрав голову так, что заныла шея, я взглянул прямо над собой. Там, в самом зените своей славы, зависла ракета. Не такая, на которых бороздят просторы вселенной, а самая примитивная, на манер тех, что вертятся в детских каруселях. Обычный цилиндр с отверстием для седока. Из овальной дырки торчала голова человека. Принадлежность к полу на таком расстоянии определить было сложно. Трудность заключалась ещё и в том, что разглядываемый субъект имел тёмные очки с линзами-капельками. Ну Рэмбо, и всё тут.

Защитник униженных и оскорблённых направил свой космолёт вниз. Не долетев до земли пары метров, водитель припарковал свой рыдван прямо в пространстве и достал из его недр длинную палку с крюком. Багор! Что за цирк!

Очкастый явно на что-то нацелился. Я мысленно опустил перпендикуляр от его болида к поверхности земли. Ага! Что-то есть! Присмотревшись внимательней, понял, в чём дело, Оказывается, из чудовища выпал дроп, который лихой авиатор решил прибрать к рукам. Что ж, имеет право!

Тем временем у лётчика возникли трудности. Он никак не мог подцепить честно заработанный шмот. А выйти никак? Может, ему нельзя? Вполне допускаю, что есть некое правило, запрещающее покидать летательный аппарат иначе, как на парашюте. Всё-таки термин “буйный” подходит к фантазии создателей этого мира как нельзя лучше. В этом я убедился на собственной шкуре. И не один раз. Ладно, помогу горемыке.

Я подошёл ближе к блестящим доспехам. Новенькая кираса сверкала синей сталью. Аккуратно зацепил латы за крюк. Летун начал подтягивать инструмент вверх, перебирая руками длинный черенок. Наконец, выбитый из чудовища дроп исчез в ржавом люке. Сомнительный аппарат издал булькающий звук и сорвался с невидимого якоря вверх. Через мгновение апофеоз инженерной мысли растворился в прозрачном небе локации. Кин-дза-дза какая-то!

Я вопросительно посмотрел на зеркальце.

— А чего ты хотел?

— Не знаю, — я пожал плечами. — Наверное, адекватности. Какого-то соответствия окружающей обстановки игровым ресурсам. Я понимаю — чудовища, орки, рыцари. Но как может сочетаться откровенно фэнтезийная атмосфера с ракетами или НЛО?

— Почему фэнтезийная?

Я непонимающе уставился на стекло. Что оно имеет ввиду?

— Ты просмотри все локации, — зеркальце явно на что-то намекало. — Не пейзажи, а названия.

Я нажал на “Карту” и уменьшил масштаб. Локациям, где уже побывал, уделять времени не стал. Мысленно проложил путь от Гамбира к неизведанной территории. Меня ждал сюрприз. Названия некоторых областей если и не ввергли меня в шок, то имели совершенно неуместные обозначения. “Марсианская впадина”, “Джунгли Тау Кита”, “Леса Андромеды”. Космические зоны составляли некое направление, отправной точкой которого являлась столица.

Была ещё одна группа районов, которую можно было бы объединить по единому признаку. Сказочному. Во всяком случае, их названия наводили на мысль о народном фольклоре. “Тридесятое царство”, “Кудыкина Гора”, “Лукоморье” — вот далеко не полный список антуражного азимута.

— Дурдом! — я заклеймил позором изобретателей этого мира.

Зеркальце изобразило на себе жёлтое здание с зарешечёнными окнами. Редкий случай, когда мы пришли к единому мнению.

Ладно, надо идти дальше. Гаджет без напоминаний набросал нужный маршрут. До столицы было два перехода. Недалеко. Если никто не нападёт, скоро будем на месте. Я без происшествий пересёк Посёлок Гросс, потом Равнину и снова оказался в столице.

Ничего не изменилось. Та же суета, мельтешение ярких доспехов и лат. Дом Мудреца нашёл быстро. Постучал. Дверь отворилась. Снова темень — хоть выколи глаз. Я знал, что произойдёт дальше. Щёлкнет выключатель, и зажжётся лампочка. Прищурился. Из темноты чиркнули спичкой. Не понял! Я открыл глаза — грустный учёный зажёг свечу. Тусклый свет от примитивной лучины едва освещал интерьер дома. Вот те на! А как же стеклянная колба с лампой накаливания? Может, старик не выдержал грабительских тарифов на электроэнергию?

— А где лампочка? — я решил полюбопытствовать.

— Запретили, — мудрец глубоко вздохнул. — Сказали — вредное изобретение.

Я сочувственно покачал головой. Было видно, что учёному жаль своё детище. Но сгореть на костре за убеждения — такая перспектива его явно не прельщала. В общем, не Джордано.

— Вот! — я достал из кармана страницу.

Старик моментально забыл о своём горе. Это было заметно по его вспыхнувшим глазам. Надо же, а дедушка-то заводной! Азарт присущ всем, в том числе и учёным. Он протянул ко мне руку — я вложил в его ладонь заветную бумагу.

— Ты смог добыть страницу из блокнота Бильбо! — мудрец был на седьмом небе. — Это большая удача!

Полностью разделяю эту точку зрения. То, что я до сих пор жив — тут без везения не обошлось. Из кармана послышались зеркальные трели. Привычным жестом достал квадратную плоскость из брюк.

— Вы завершили квест “Блокнот Бильбо”, - радостно блеснуло стекло.

В кармане звякнуло, я ощутил приятную тяжесть. Плата за квест! Надо оприходовать! С некоторым нетерпением достал наличность для пересчёта. Пять серебряных монет номиналом по десять игровых единиц. В сумме — пятьдесят серебра. Не густо, конечно. Зато без налога.

— Вами получено, — зеркальце продолжало перечисление “плюшек”, - семьдесят очков опыта и сто — репутации Гамбира. Вы достигли третьего уровня!

Вот и ладушки! Что заработал — получил. Я повернулся к учёному — тот, вооружившись треснутой лупой, с интересом разглядывал загадочные иероглифы. Хотел попрощаться, но отрывать учёного от исследований не решился. Уж больно заинтересованно завис Мудрец над артефактом. Пробравшись сквозь беспорядок к двери, выбрался на воздух. Там меня уже ждали.

Глава 8

Три типа бандитской наружности, ухмыляясь, разглядывали мою амуницию. Их лица лучше всяких слов говорили о том, что эта делегация прибыла отнюдь не с дружественным визитом.

— Это вот этот заморыш тебя кинул? — пятый уровень ткнул в меня пальцем. При этом он сделал такое лицо, будто съел таракана.

Ах вот в чём дело! Эта триада явилась, чтобы выразить мне обструкцию по поводу чёрствого сухаря и просроченной буженины, которые я в порыве голодного спазма позаимствовал у бессердечных торговцев? Я облегчённо вздохнул. Не потому что нашёл выход из положения. Просто, получать затрещины вслепую гораздо обиднее, чем за явную пакость. В общем, возникла ясность, а это плюс. Хотя и не очень большой.

— Он! — утвердительно кивнул четвёртый уровень. Значит, это его обобрал до нитки проголодавшийся хоббит.

Я вдруг снова почувствовал голод. Вспомнил аппетитное мясо и хлеб. В голову опять закралась хитрая мысль о безвозмездном заимствовании. Я попытался задвинуть её в подсознание, но крамольная идейка сопротивлялась, как могла. Наконец, я справился с хулиганкой и вернулся к суровой действительности.

— Ты это…Того…Что скажешь, ушастый! — подал голос третий член ку-клукс-клана. Тоже пятый левел.

До расправы оставались считанные минуты. Стоп! Какая расправа? Мы — в столице, а тут драться категорически запрещено.

— На себя посмотри! — я расправил плечи.

Ничто так не придаёт смелости, как отсутствие наказания за проступки. Всё-таки в этом сумасшедшем мире есть свои плюсы. Например, от гамбирского моратория на мордобитие я был в полном в восторге.

— Ах ты, шмокодявка, — пятый уровень пошёл пятнами.

— Сам дурак! — я совсем осмелел. А чего бояться?

Красные протуберанцы на лице “пятого” сменила нездоровая бледность. Все болезни от нервов. Если хотите прожить долго и счастливо — не расстраивайтесь по пустякам. В милую беседу двух интеллектуалов вмешался четвёртый уровень. Он оказался более рассудительным, чем его горячий приятель, поэтому высказал следующую мысль:

— Ты меня обманул, значит должен ответить!

Пока всё логично — не поспоришь.

— Здесь мы тебя тронуть не можем!

И это не вызывает сомнений.

— Поэтому — будем ждать тебя через час в Лукоморье. Придёшь?

— Конечно! — я активно закивал головой.

Видимо мой энтузиазм проявился излишне бурно, потому что троица с подозрением посмотрела в мою сторону.

— Не явишься — хуже будет! — обнадёжил меня на прощание пятнистый.

Странно, но настроение не упало. Наоборот, я даже почувствовал некий подъём. А что? Деньги у меня есть, с голоду не умру. А если что-то пойдёт не так — куплю мороков и снова войду в дом. Отберу ключ у Малфаса и…

— Не получится, — зеркальце снова прервало мои мысли.

— Почему? — у меня похолодело внутри.

— Дверь открывается только один раз.

Мне стало не по себе. Я, конечно, не собирался возвращаться в реальный мир, но где-то в глубине души теплилась мысль о возможной лазейке на случай, если всё сложится скверно. А теперь выясняется, что обратного пути нет.

— А другие двери? — я с робкой надеждой взглянул на холодную плоскость.

Зеркальце изобразило на себе мужской торс.

— Не знаю, — пожало плечами туловище

Я ему не поверил, но спорить не хотелось. Обличать вруна не имея улик — дело дохлое. Внезапно мои ноги налились свинцом, я почувствовал усталость. Взгляд зацепился за уютное слово “Трактир”. Еда и ночлег. То, что нужно! Смогу отдохнуть и собраться с мыслями. Я направился в сторону частной гостиницы.

На пороге меня встретил хозяин харчевни. Это был маленький человечек, румяный, как блин.

— Рад видеть гостя в моём заведении, — голос владельца гостиницы был масляным. — Чего изволите, номер, ужин или всё вместе?

— Мне — “всё включено” на сутки. Сколько денег?

— Прошу! — трактирщик вытянул пухлую ручонку в направлении ресепшена.

Мы подошли к потёртой конторке, человечек что-то сложил в уме и выписал мне счёт. Пропустив подробности, я взглянул на итоговую сумму. Пятьдесят серебра. Почти вся моя наличность! Растерянность, возникшая на моём лице, не укрылась от владельца ресторации.

— Есть ещё один вариант! — его глазки сверкнули.

— Какой? — я был заинтригован.

Пухлая фигурка исчезла под секретером, раздался звон потревоженных рюмок. Послышалось усердное пыхтение. Наконец, раскрасневшийся толстячок выпрямил свою тучную фигурку. Его пальцы-колбаски сжимали клетчатый ящичек. Шахматы!

Я вопросительно посмотрел на трактирщика. Заплывшие глазки светились радостным энтузиазмом.

— Если сможешь выиграть, — пояснил он, — платить не потребуется.

Класс! Я не гроссмейстер, но играю неплохо. Даже был чемпионом школы! Так что, свободно могу дать сеанс одновременной игры. В воображении всплыл незабвенный турнир в Васюках.

— А если проиграю? — я решил уточнить, что будет в случае моего фиаско.

— Тогда, — хозяин пожал сдобными плечиками, — ты отдашь всё, что у тебя есть.

Ну, знаете, это уже слишком! Я развернулся к двери. Нет, уходить не собирался. Просто применил военную хитрость, чтобы сбить цену. Человечек этого не знал, поэтому с необычайной резвостью перекрыл мне путь к отступлению.

— Победишь — получишь эти чудесные шахматы! — он протянул мне деревянный футляр.

— Зачем они мне? — я оттолкнул от себя игровое поле.

В кармане возникла вибрация. Я достал зеркальце, оно тут же изобразило шестнадцать шахматных статуэток. Я ткнул в боекомплект пальцем, возникла следующая надпись: “ Шахматы — это возможность обзавестись доспехами”.

— Как? — мне был не понятен сам принцип предлагаемой аферы.

— Для того чтобы получить нужную вещь, — зеркальце настойчиво пыталось втолковать мне правила сделки, — необходимо иметь весь набор.

— А дальше?

Стекло изошлось терпеливым вздохом. Видимо моя непроходимая дремучесть в этом вопросе вызвала раздражение в хрупкой душе моего советчика.

— Просто меняешь его на доспех и всё!

Ладно! В общем и целом всё ясно, а детали уточним позже. Я решил принять предложение сдобного шахматиста. Взглянул на трактирщика. Тот, раскрыв рот, смотрел на зеркальце.

— Согласен! — я грубо прервал сеанс немого восторга.

Не люблю, когда так откровенно разглядывают мои вещи. Это меня угнетает и давит на самолюбие.

— Значит так, — круглый человечек, встрепенувшись, решил уточнить регламент соревнования. — Если победишь, сутки имеешь полный пансион.

— И шахматы! — я указал на доску.

— И шахматы, — согласился мой соперник. — Если выиграю я, получаю всё, что у тебя есть.

Я кивнул.

— И это тоже, — толстяк бесстыдно вытянул палец в сторону зеркальца.

Наглость — это не второе счастье, это главная черта трактирщиков. Я хотел донести эту простую мысль до своего визави так, чтобы ему стало стыдно. Но, немного подумав, решил к насилию не прибегать. Зачем? Зеркальце я не отдам никому. При любых раскладах. Если потеряю остальное — не беда. Такое со мной уже случалось, и ничего — пока ещё жив, и даже здоров.

Гостиничный монополист уже расставлял фигурки на доске. Теперь пришла моя очередь раскрыть рот. Статуэтки были словно живые. Они не блестели лаком, а имели естественный вид. Вот только не двигались. Стояли, не шелохнувшись, как заколдованные.

Упитанный домовладелец выбрал себе белый набор. Ладно, спорить не буду. Пусть. Как говорится, на правах хозяина. Так, отбросим всё лишнее и сосредоточимся на игре. Олимпийский принцип одиноких хоббитов — главное не участие, а победа.

- “Е” два — “е” четыре, — трактирщик сделал первый ход.

Подумаешь, удивил! Стандартное начало. Я смело направил своего пехотинца вперёд. Толстяк прикрыл пешку. Я тоже. Мой соперник начал вводить в бой фигуры. Я ответил тем же.

Борьба умов вылилась в замысловатый эндшпиль, где положение чёрных было наиболее выигрышным. Непосвящённому показалось бы, что идёт равная борьба. Но инициативой владел я. Мои войска наступали, я играл первым номером. Белые оборонялись. Неожиданно они применили хитроумную защиту.

В ответ я разработал сложную комбинацию, целью которой являлось уничтожение вражеского ферзя. Взглянул на трактирщика. Тот заволновался. Его лоб покрылся испариной, а нога задёргалась в лихорадочном тике. Толстяк встал и забегал туда-сюда по харчевне. Я последил за его метаниями, отчего получил несказанное удовольствие. Довести противника до нервного срыва — это уже полдела. Считайте, игра сделана! Наконец, ресторатор, получив разрядку, вновь занял место напротив. Мы вернулись к прерванной партии.

Я взглянул на доску и опешил. Что за… На театре военных действий произошли изменения. Моя ладья была сдвинута вправо, а слон находился на другой клетке. И это ещё не всё! Я не досчитался одной пешки. Её просто не было на игровом поле. При этом я готов был поклясться, что к шахматам никто не приближался. Внимательно посмотрел на прохиндейское личико моего противника. Тот сиял, как начищенный самовар. Нет, здесь явно что-то не так!

Краем глаза заметил движение на доске. Показалось? Присмотрелся внимательнее. Белый конь крадучись пробирался на соседнюю клетку, пытаясь поставить моих солдат в совсем уж глупое положение. Ах ты, лошадь страшная!

Я притворился, что хочу сделать ход. Моя рука зависла над доской. Правда, двигать фигуры я не стал. Вместо этого дал подзатыльник вражескому коню. Хитрая кобыла, не ожидав такого пердюмонокля, взбрыкнула и заняла совсем не ту клетку, на которую нацелилась вначале. Животное замерло, осуждающе глядя в мою сторону. Трактирщик, кажется, ничего не заметил. Я сделал свой ход.

В этот момент скрипнула дверь. В харчевню вошёл рослый тип третьего уровня. Хозяин гостиницы обернулся на звук. Очень кстати! Я продолжил предпринимать меры по обеспечению игровой дисциплины.

Если войска жульничают, значит виноват их предводитель. Я сжал кулак и приблизил это грозное нагромождение прямо к носу белого короля. Тот в ужасе отшатнулся. В качестве доказательства серьёзности моих намерений, стукнул стоящего рядом слона. Тот хотел возмутиться и уже поднял для этого хобот, но кулак, поднесённый непосредственно к бивням, изменил намерения капризного элефанта.

Видимо, воспитательная минутка не прошла даром. Белый король что-то рявкнул, мою пешку тут же вернули из плена. Кроме того, вражеские фигуры заняли правильные места. Ну вот, теперь совсем другое дело! Я прикинул в уме план генерального наступления и отдал войскам приказ о штурме вражеских укреплений. Чёрный король отсалютовал мне маленькой сабелькой и бросил солдат в атаку.

Блицкриг удался. Вражеский ферзь пал в неравной схватке с ладьёй и конём. Пехота соперника редела, как сорняки под лопатой дачника. Неприятельских фигур на доске становилось всё меньше и меньше. В конце концов, вражеский монарх был загнан в клетчатый угол. Устав от чудовищной серии шахов, венценосная фигурка махнула на всё рукой и решила капитулировать.

Я взглянул на трактирщика. Тот удивлённо смотрел на то, как его маленькая армия терпит неожиданный крах. Наконец, его король выбросил белый флаг и, растерянно пожав августейшими плечиками, спрыгнул с доски.

Успешно проведённая операция наводила на мысль о гениальности полководца. Из недр моего организма тут же выскочила скромность и укоризненно покачала головой. Я мысленно наступил ей на горло и выпятил грудь. Правда, вешать на неё регалии никто не торопился.

От приятных мыслей меня отвлёк скрип входной двери. Я посмотрел в ту сторону — снова третий уровень. Видимо, поняв, что хозяину трактира сейчас не до посетителей, он покинул негостеприимное заведение.

Меж тем упитанный ресторатор смахнул с игрового поля оставшиеся фигурки. Перевернув доску, он начал сбрасывать туда незадачливые шахматы. Те с костяным стуком падали на деревянную поверхность. Чёрно-белый коктейль из недавних противников напоминал теперь братскую могилу. Закончив процесс погребения игровых статуэток, толстяк с силой захлопнул крышку футляра и протянул его мне.

— Бери, это теперь твоё, — выдавил из себя ресторатор.

Его заплывшие глазки выражали искреннюю ненависть и непритворную антипатию. Во всяком случае, честно. Никакого тебе лицемерия или заверений в вечной любви. Ну и ладно, добиваться расположения трактирщика я не собирался. А вот воспользоваться бесплатным сервисом очень даже входило в мои планы.

Я принял клетчатую доску из рук недавнего противника, на чём торжественная церемония награждения и закончилась. Далее мне предстояла вполне материальная процедура по выбору кушаний и комнаты отдыха. Само собой, я предпочёл самые фешенебельные апартаменты и наиболее дорогие блюда. А что? Немного покуражиться над побеждённым я посчитал делом полезным. Немного сбить спесь с трактирщика мне хотелось с того самого момента, как я переступил порог его заведения.

Справедливости ради надо отметить, что хозяин гостиницы без всяких споров выполнил свои обязательства. Мне была выделена большая комната с кроватью, на которой мог бы свободно разместиться танковый полигон. До отказа набив желудок, я разбросал свои члены по постельным просторам. Сытая дрёма мгновенно окутала меня ватной пеленой.

Мне снился кошмар. Будто бы я очутился в большом белом зале с колоннами. Глянцевый пол излучал слабое сияние и незатейливую мелодию. Стерильная чистота не радовала, а, наоборот, наводила на мысль о карантине. Внезапно сквозь матовую оболочку колонн я разглядел людей. Их тела были подвешены в воздухе, к ним тянулись какие-то провода или трубки.

Прямо передо мной возник стол. Не обеденный, а операционный. В одно мгновение неведомая сила привела меня в горизонтальное положение. Я оказался лежащим на холодной кушетке. По глазам ударил яркий свет от софитов. Сквозь марево едва смог различить три фигуры, склонившиеся прямо надо мной. Мне захотелось кричать, но я не смог выдавить из себя ни звука.

Резкая боль в руке — на предплечье появился надрез. Чья-то конечность в перчатках держала небольшого червя с тонким проводом. Она приблизила его к шраму. Кольчатая тварь извивалась, видимо, не желая быть имплантатом. Но его, так же как и меня, никто не спрашивал. Пресмыкающегося гада сунули прямо в открытую рану.

Вот тут меня прорвало! Я выдал такую затейливую тираду на среднематерном диалекте, что хирурги, проводившие операцию, замерли в немом восторге. Нет, выражения их лиц я не видел, но почувствовал, как заслушались мои мучители.

В этот момент одна из колонн разлетелась на части, и оттуда выпрыгнула обнажённая девица. Раздался звон бьющегося стекла, свет померк. Я приподнял голову и обомлел. Опутанная кучей трубок, в чём мать родила, круша всё подряд на своём пути, ко мне прорывалась Гема. Три тени пытались остановить эту стихию, но амазонка дралась, как тигрица. В какой-то момент в её руке сверкнул скальпель. Один взмах, и нить от червя перерезана. Гибкая тварь заёрзала в ране и стала пробиваться в глубь моих мышц. Последнее, что я запомнил, был обрывок тонкого провода, исчезающий в кровоточащем шраме моей руки.

Я открыл глаза. В первый момент даже не мог сообразить, где нахожусь. Вытерев пот со лба, приподнялся на локте. Большая кровать, стол, стул. Так это же харчевня! Вот и шахматы. От сердца чуть отлегло. Дрожащей рукой потянулся к клетчатой доске. Почувствовал боль. Взглянул на руку. Ни фига себе! На предплечье красовался свежий шрам. Меня замутило. Я снова откинулся на подушки. Мысли в голове путались. Зал, червяк, Гема.

Может, я ещё не проснулся? Ущипнул себя за ногу. Больно! Значит, не сплю. Снова взглянул на руку, осторожно пощупал розовую полоску. Почувствовал мышечный спазм. Надавил пальцем на кожу. Мелкая змейка переползла от локтя к запястью. Стало противно и …щекотно. Червяк под кожей замер, я задумался.

Попытался дать логичное объяснение произошедшему, но у меня ничего не вышло. Бывает, конечно, когда сны сбываются наяву. Но чтобы из них в реальность проникали вполне материальные вещи — этого просто не может быть!

В памяти всплыло разъярённое лицо Гемы. Она явно пыталась мне помочь. Но чего добивалась амазонка? Освободить меня? Бред! Как можно освободить от сна? Если только разбудить. Хотя, мне показалось, что не этого она хотела. Её целью был червяк. Точнее, даже не он, а волосок, который она перерезала. Если это так, то проводок был очень важной частью. Частью чего? Мысль о том, что в моём организме теперь живёт неуправляемый гад самой мерзкой наружности, не давала покоя.

Я снова потрогал утолщение. Оно шевельнулось. Я был растерян. Стоп, у меня же есть зеркальце! Я извлёк гладкого друга из брюк, потёр плоскость. Та пошла волнами. На экране возникло изображение хоббита, сидящего верхом на коне. Конь был шахматный. Я не оценил тонкий юмор моего плоского друга. Мне было сейчас не до смеха.

— Вот, смотри, — я нажал на утолщение. Подкожный паразит тут же переполз выше.

Зеркальце промолчало.

— Что это такое? — я прервал затянувшуюся паузу.

— Поднеси меня к этому…

Экран зеркальца потемнел, на нём вспыхнула надпись “Осторожно, радиация”. Я приблизил девайс к месту на коже, где угадывался змеиный контур. Послышался слабый гул, лёгкий щелчок возвестил об успешно сделанном рентгене. В нетерпении повернул монитор к себе. На снимке чётко выделялась кость моего предплечья. В мягких тканях виднелось инородное тело. Зеркальце изменило масштаб, максимально увеличив изображение имплантата. Тельце червя было пронизано сетью мелких ячеек.

— Ну! — я поторопил стекло с выводами. — Что это?

— Ты только не волнуйся.

Так говорят, когда всё хреново. Мой случай исключением не был.

— Да не тяни ты кота за…

Уточнять детали кошачьей анатомии я не стал, потому что меня перебило зеркальце.

— Это чип.

А то я не знал!

— Его целью является контроль за субъектом, — я насторожился, — а также приведение поведенческих импульсов к определённому алгоритму.

Короче говоря, вживляют в тело умную хреновину и делают из персонажа послушного болвана. Мне стало не по себе.

— Только… — речь зеркальца оборвалась на полуслове.

Такого любителя театральных эффектов ещё поискать. Недосказанность и длинные паузы — вот далеко не полный список излюбленных приёмов блестящей поверхности. Я хотел выразить своё возмущение вслух, но мой советник меня опередил.

— Ты видел сетку на змейке?

Я кивнул.

— Эти ячейки являются носителями информации. Но они не заполнены.

— Что это значит? — я судорожно сглотнул.

— Только то, что в тебе сидит неуправляемая субстанция.

Нет, я не обрадовался, но мне стало легче. Всё-таки не хочется быть послушным зомби в чьих-то руках. Пусть уж лучше бесконтрольная штуковина. А может её выковырять? Я выхватил меч. Попытался нацелить остриё на подкожный нарост. Хитрая тварь переползла дальше. Сделал ещё одну попытку — змейка метнулась в сторону. Игра с невидимкой в догонялки мне наскучила довольно быстро. Ну и ладно! Пусть сидит себе там, если нравится. Если подойти к вопросу с философской точки зрения, то мы (то есть я и мой паразит) — являемся собратьями по несчастью. Ведь шустрый червяк оказался в моей среде не по собственной воле. Я сам видел, как он сопротивлялся. Хоть это и происходило во сне, всё помню отчётливо.

На секунду задумался. Прокрутил в уме последнюю мысль. Блин. Сезонное обострение шизофреника! Кому рассказать — примут за буйно помешанного. И правильно сделают.

В дверь постучали. Надо же, какие церемонии! Вежливость в Драме — это анахронизм. Хотя, видимо, не всегда.

— Войдите! — я на всякий случай вынул меч из ножен.

На пороге возник трактирщик. Его круглое лицо лоснилось от радушия. Вот ведь, изображает из себя гостеприимного хозяина, а на самом деле явился напомнить, что пора и честь знать. Лицемер!

— Ну, мне пора! — я не стал ждать, пока мне укажут на дверь.

Толстяк изобразил поклон, больше похожий на глубокий кивок. Согнуться ниже ему не позволило огромное утолщение, расположенное между шеей и поясом. Да уж, повар и фитнесс — вещи несовместимые.

— Захотите сыграть ещё — буду рад! — пухлый хозяин растянул полные губы в улыбку.

Ладно, как-нибудь обязательно. А сейчас, адью. Дела, знаете ли…

Я махнул на прощание рукой, подхватил шахматы и толкнул дверь гостеприимного заведения.

Три типа бандитской наружности, ухмыляясь, разглядывали мою амуницию. Их лица лучше всяких слов говорили о том, что эта делегация прибыла отнюдь не с дружественным визитом.

— Это вот этот заморыш тебя кинул? — пятый уровень ткнул в меня пальцем. При этом он сделал такое лицо, будто съел таракана.

Ах вот в чём дело! Эта триада явилась, чтобы выразить мне обструкцию по поводу чёрствого сухаря и просроченной буженины, которые я в порыве голодного спазма позаимствовал у бессердечных торговцев? Я облегчённо вздохнул. Не потому что нашёл выход из положения. Просто, получать затрещины вслепую гораздо обиднее, чем за явную пакость. В общем, возникла ясность, а это плюс. Хотя и не очень большой.

— Он! — утвердительно кивнул четвёртый уровень. Значит, это его обобрал до нитки проголодавшийся хоббит.

Я вдруг снова почувствовал голод. Вспомнил аппетитное мясо и хлеб. В голову опять закралась хитрая мысль о безвозмездном заимствовании. Я попытался задвинуть её в подсознание, но крамольная идейка сопротивлялась, как могла. Наконец, я справился с хулиганкой и вернулся к суровой действительности.

— Ты это…Того…Что скажешь, ушастый! — подал голос третий член ку-клукс-клана. Тоже пятый левел.

До расправы оставались считанные минуты. Стоп! Какая расправа? Мы — в столице, а тут драться категорически запрещено.

— На себя посмотри! — я расправил плечи.

Ничто так не придаёт смелости, как отсутствие наказания за проступки. Всё-таки в этом сумасшедшем мире есть свои плюсы. Например, от гамбирского моратория на мордобитие я был в полном в восторге.

— Ах ты, шмокодявка, — пятый уровень пошёл пятнами.

— Сам дурак! — я совсем осмелел. А чего бояться?

Красные протуберанцы на лице “пятого” сменила нездоровая бледность. Все болезни от нервов. Если хотите прожить долго и счастливо — не расстраивайтесь по пустякам. В милую беседу двух интеллектуалов вмешался четвёртый уровень. Он оказался более рассудительным, чем его горячий приятель, поэтому высказал следующую мысль:

— Ты меня обманул, значит должен ответить!

Пока всё логично — не поспоришь.

— Здесь мы тебя тронуть не можем!

И это не вызывает сомнений.

— Поэтому — будем ждать тебя через час в Лукоморье. Придёшь?

— Конечно! — я активно закивал головой.

Видимо мой энтузиазм проявился излишне бурно, потому что троица с подозрением посмотрела в мою сторону.

— Не явишься — хуже будет! — обнадёжил меня на прощание пятнистый.

Странно, но настроение не упало. Наоборот, я даже почувствовал некий подъём. А что? Деньги у меня есть, с голоду не умру. А если что-то пойдёт не так — куплю мороков и снова войду в дом. Отберу ключ у Малфаса и…

— Не получится, — зеркальце снова прервало мои мысли.

— Почему? — у меня похолодело внутри.

— Дверь открывается только один раз.

Мне стало не по себе. Я, конечно, не собирался возвращаться в реальный мир, но где-то в глубине души теплилась мысль о возможной лазейке на случай, если всё сложится скверно. А теперь выясняется, что обратного пути нет.

— А другие двери? — я с робкой надеждой взглянул на холодную плоскость.

Зеркальце изобразило на себе мужской торс.

— Не знаю, — пожало плечами туловище

Я ему не поверил, но спорить не хотелось. Обличать вруна не имея улик — дело дохлое. Внезапно мои ноги налились свинцом, я почувствовал усталость. Взгляд зацепился за уютное слово “Трактир”. Еда и ночлег. То, что нужно! Смогу отдохнуть и собраться с мыслями. Я направился в сторону частной гостиницы.

На пороге меня встретил хозяин харчевни. Это был маленький человечек, румяный, как блин.

— Рад видеть гостя в моём заведении, — голос владельца гостиницы был масляным. — Чего изволите, номер, ужин или всё вместе?

— Мне — “всё включено” на сутки. Сколько денег?

— Прошу! — трактирщик вытянул пухлую ручонку в направлении ресепшена.

Мы подошли к потёртой конторке, человечек что-то сложил в уме и выписал мне счёт. Пропустив подробности, я взглянул на итоговую сумму. Пятьдесят серебра. Почти вся моя наличность! Растерянность, возникшая на моём лице, не укрылась от владельца ресторации.

— Есть ещё один вариант! — его глазки сверкнули.

— Какой? — я был заинтригован.

Пухлая фигурка исчезла под секретером, раздался звон потревоженных рюмок. Послышалось усердное пыхтение. Наконец, раскрасневшийся толстячок выпрямил свою тучную фигурку. Его пальцы-колбаски сжимали клетчатый ящичек. Шахматы!

Я вопросительно посмотрел на трактирщика. Заплывшие глазки светились радостным энтузиазмом.

— Если сможешь выиграть, — пояснил он, — платить не потребуется.

Класс! Я не гроссмейстер, но играю неплохо. Даже был чемпионом школы! Так что, свободно могу дать сеанс одновременной игры. В воображении всплыл незабвенный турнир в Васюках.

— А если проиграю? — я решил уточнить, что будет в случае моего фиаско.

— Тогда, — хозяин пожал сдобными плечиками, — ты отдашь всё, что у тебя есть.

Ну, знаете, это уже слишком! Я развернулся к двери. Нет, уходить не собирался. Просто применил военную хитрость, чтобы сбить цену. Человечек этого не знал, поэтому с необычайной резвостью перекрыл мне путь к отступлению.

— Победишь — получишь эти чудесные шахматы! — он протянул мне деревянный футляр.

— Зачем они мне? — я оттолкнул от себя игровое поле.

В кармане возникла вибрация. Я достал зеркальце, оно тут же изобразило шестнадцать шахматных статуэток. Я ткнул в боекомплект пальцем, возникла следующая надпись: “ Шахматы — это возможность обзавестись доспехами”.

— Как? — мне был не понятен сам принцип предлагаемой аферы.

— Для того чтобы получить нужную вещь, — зеркальце настойчиво пыталось втолковать мне правила сделки, — необходимо иметь весь набор.

— А дальше?

Стекло изошлось терпеливым вздохом. Видимо моя непроходимая дремучесть в этом вопросе вызвала раздражение в хрупкой душе моего советчика.

— Просто меняешь его на доспех и всё!

Ладно! В общем и целом всё ясно, а детали уточним позже. Я решил принять предложение сдобного шахматиста. Взглянул на трактирщика. Тот, раскрыв рот, смотрел на зеркальце.

— Согласен! — я грубо прервал сеанс немого восторга.

Не люблю, когда так откровенно разглядывают мои вещи. Это меня угнетает и давит на самолюбие.

— Значит так, — круглый человечек, встрепенувшись, решил уточнить регламент соревнования. — Если победишь, сутки имеешь полный пансион.

— И шахматы! — я указал на доску.

— И шахматы, — согласился мой соперник. — Если выиграю я, получаю всё, что у тебя есть.

Я кивнул.

— И это тоже, — толстяк бесстыдно вытянул палец в сторону зеркальца.

Наглость — это не второе счастье, это главная черта трактирщиков. Я хотел донести эту простую мысль до своего визави так, чтобы ему стало стыдно. Но, немного подумав, решил к насилию не прибегать. Зачем? Зеркальце я не отдам никому. При любых раскладах. Если потеряю остальное — не беда. Такое со мной уже случалось, и ничего — пока ещё жив, и даже здоров.

Гостиничный монополист уже расставлял фигурки на доске. Теперь пришла моя очередь раскрыть рот. Статуэтки были словно живые. Они не блестели лаком, а имели естественный вид. Вот только не двигались. Стояли, не шелохнувшись, как заколдованные.

Упитанный домовладелец выбрал себе белый набор. Ладно, спорить не буду. Пусть. Как говорится, на правах хозяина. Так, отбросим всё лишнее и сосредоточимся на игре. Олимпийский принцип одиноких хоббитов — главное не участие, а победа.

- “Е” два — “е” четыре, — трактирщик сделал первый ход.

Подумаешь, удивил! Стандартное начало. Я смело направил своего пехотинца вперёд. Толстяк прикрыл пешку. Я тоже. Мой соперник начал вводить в бой фигуры. Я ответил тем же.

Борьба умов вылилась в замысловатый эндшпиль, где положение чёрных было наиболее выигрышным. Непосвящённому показалось бы, что идёт равная борьба. Но инициативой владел я. Мои войска наступали, я играл первым номером. Белые оборонялись. Неожиданно они применили хитроумную защиту.

В ответ я разработал сложную комбинацию, целью которой являлось уничтожение вражеского ферзя. Взглянул на трактирщика. Тот заволновался. Его лоб покрылся испариной, а нога задёргалась в лихорадочном тике. Толстяк встал и забегал туда-сюда по харчевне. Я последил за его метаниями, отчего получил несказанное удовольствие. Довести противника до нервного срыва — это уже полдела. Считайте, игра сделана! Наконец, ресторатор, получив разрядку, вновь занял место напротив. Мы вернулись к прерванной партии.

Я взглянул на доску и опешил. Что за… На театре военных действий произошли изменения. Моя ладья была сдвинута вправо, а слон находился на другой клетке. И это ещё не всё! Я не досчитался одной пешки. Её просто не было на игровом поле. При этом я готов был поклясться, что к шахматам никто не приближался. Внимательно посмотрел на прохиндейское личико моего противника. Тот сиял, как начищенный самовар. Нет, здесь явно что-то не так!

Краем глаза заметил движение на доске. Показалось? Присмотрелся внимательнее. Белый конь крадучись пробирался на соседнюю клетку, пытаясь поставить моих солдат в совсем уж глупое положение. Ах ты, лошадь страшная!

Я притворился, что хочу сделать ход. Моя рука зависла над доской. Правда, двигать фигуры я не стал. Вместо этого дал подзатыльник вражескому коню. Хитрая кобыла, не ожидав такого пердюмонокля, взбрыкнула и заняла совсем не ту клетку, на которую нацелилась вначале. Животное замерло, осуждающе глядя в мою сторону. Трактирщик, кажется, ничего не заметил. Я сделал свой ход.

В этот момент скрипнула дверь. В харчевню вошёл рослый тип третьего уровня. Хозяин гостиницы обернулся на звук. Очень кстати! Я продолжил предпринимать меры по обеспечению игровой дисциплины.

Если войска жульничают, значит виноват их предводитель. Я сжал кулак и приблизил это грозное нагромождение прямо к носу белого короля. Тот в ужасе отшатнулся. В качестве доказательства серьёзности моих намерений, стукнул стоящего рядом слона. Тот хотел возмутиться и уже поднял для этого хобот, но кулак, поднесённый непосредственно к бивням, изменил намерения капризного элефанта.

Видимо, воспитательная минутка не прошла даром. Белый король что-то рявкнул, мою пешку тут же вернули из плена. Кроме того, вражеские фигуры заняли правильные места. Ну вот, теперь совсем другое дело! Я прикинул в уме план генерального наступления и отдал войскам приказ о штурме вражеских укреплений. Чёрный король отсалютовал мне маленькой сабелькой и бросил солдат в атаку.

Блицкриг удался. Вражеский ферзь пал в неравной схватке с ладьёй и конём. Пехота соперника редела, как сорняки под лопатой дачника. Неприятельских фигур на доске становилось всё меньше и меньше. В конце концов, вражеский монарх был загнан в клетчатый угол. Устав от чудовищной серии шахов, венценосная фигурка махнула на всё рукой и решила капитулировать.

Я взглянул на трактирщика. Тот удивлённо смотрел на то, как его маленькая армия терпит неожиданный крах. Наконец, его король выбросил белый флаг и, растерянно пожав августейшими плечиками, спрыгнул с доски.

Успешно проведённая операция наводила на мысль о гениальности полководца. Из недр моего организма тут же выскочила скромность и укоризненно покачала головой. Я мысленно наступил ей на горло и выпятил грудь. Правда, вешать на неё регалии никто не торопился.

От приятных мыслей меня отвлёк скрип входной двери. Я посмотрел в ту сторону — снова третий уровень. Видимо, поняв, что хозяину трактира сейчас не до посетителей, он покинул негостеприимное заведение.

Меж тем упитанный ресторатор смахнул с игрового поля оставшиеся фигурки. Перевернув доску, он начал сбрасывать туда незадачливые шахматы. Те с костяным стуком падали на деревянную поверхность. Чёрно-белый коктейль из недавних противников напоминал теперь братскую могилу. Закончив процесс погребения игровых статуэток, толстяк с силой захлопнул крышку футляра и протянул его мне.

— Бери, это теперь твоё, — выдавил из себя ресторатор.

Его заплывшие глазки выражали искреннюю ненависть и непритворную антипатию. Во всяком случае, честно. Никакого тебе лицемерия или заверений в вечной любви. Ну и ладно, добиваться расположения трактирщика я не собирался. А вот воспользоваться бесплатным сервисом очень даже входило в мои планы.

Я принял клетчатую доску из рук недавнего противника, на чём торжественная церемония награждения и закончилась. Далее мне предстояла вполне материальная процедура по выбору кушаний и комнаты отдыха. Само собой, я предпочёл самые фешенебельные апартаменты и наиболее дорогие блюда. А что? Немного покуражиться над побеждённым я посчитал делом полезным. Немного сбить спесь с трактирщика мне хотелось с того самого момента, как я переступил порог его заведения.

Справедливости ради надо отметить, что хозяин гостиницы без всяких споров выполнил свои обязательства. Мне была выделена большая комната с кроватью, на которой мог бы свободно разместиться танковый полигон. До отказа набив желудок, я разбросал свои члены по постельным просторам. Сытая дрёма мгновенно окутала меня ватной пеленой.

Мне снился кошмар. Будто бы я очутился в большом белом зале с колоннами. Глянцевый пол излучал слабое сияние и незатейливую мелодию. Стерильная чистота не радовала, а, наоборот, наводила на мысль о карантине. Внезапно сквозь матовую оболочку колонн я разглядел людей. Их тела были подвешены в воздухе, к ним тянулись какие-то провода или трубки.

Прямо передо мной возник стол. Не обеденный, а операционный. В одно мгновение неведомая сила привела меня в горизонтальное положение. Я оказался лежащим на холодной кушетке. По глазам ударил яркий свет от софитов. Сквозь марево едва смог различить три фигуры, склонившиеся прямо надо мной. Мне захотелось кричать, но я не смог выдавить из себя ни звука.

Резкая боль в руке — на предплечье появился надрез. Чья-то конечность в перчатках держала небольшого червя с тонким проводом. Она приблизила его к шраму. Кольчатая тварь извивалась, видимо, не желая быть имплантатом. Но его, так же как и меня, никто не спрашивал. Пресмыкающегося гада сунули прямо в открытую рану.

Вот тут меня прорвало! Я выдал такую затейливую тираду на среднематерном диалекте, что хирурги, проводившие операцию, замерли в немом восторге. Нет, выражения их лиц я не видел, но почувствовал, как заслушались мои мучители.

В этот момент одна из колонн разлетелась на части, и оттуда выпрыгнула обнажённая девица. Раздался звон бьющегося стекла, свет померк. Я приподнял голову и обомлел. Опутанная кучей трубок, в чём мать родила, круша всё подряд на своём пути, ко мне прорывалась Гема. Три тени пытались остановить эту стихию, но амазонка дралась, как тигрица. В какой-то момент в её руке сверкнул скальпель. Один взмах, и нить от червя перерезана. Гибкая тварь заёрзала в ране и стала пробиваться в глубь моих мышц. Последнее, что я запомнил, был обрывок тонкого провода, исчезающий в кровоточащем шраме моей руки.

Я открыл глаза. В первый момент даже не мог сообразить, где нахожусь. Вытерев пот со лба, приподнялся на локте. Большая кровать, стол, стул. Так это же харчевня! Вот и шахматы. От сердца чуть отлегло. Дрожащей рукой потянулся к клетчатой доске. Почувствовал боль. Взглянул на руку. Ни фига себе! На предплечье красовался свежий шрам. Меня замутило. Я снова откинулся на подушки. Мысли в голове путались. Зал, червяк, Гема.

Может, я ещё не проснулся? Ущипнул себя за ногу. Больно! Значит, не сплю. Снова взглянул на руку, осторожно пощупал розовую полоску. Почувствовал мышечный спазм. Надавил пальцем на кожу. Мелкая змейка переползла от локтя к запястью. Стало противно и …щекотно. Червяк под кожей замер, я задумался.

Попытался дать логичное объяснение произошедшему, но у меня ничего не вышло. Бывает, конечно, когда сны сбываются наяву. Но чтобы из них в реальность проникали вполне материальные вещи — этого просто не может быть!

В памяти всплыло разъярённое лицо Гемы. Она явно пыталась мне помочь. Но чего добивалась амазонка? Освободить меня? Бред! Как можно освободить от сна? Если только разбудить. Хотя, мне показалось, что не этого она хотела. Её целью был червяк. Точнее, даже не он, а волосок, который она перерезала. Если это так, то проводок был очень важной частью. Частью чего? Мысль о том, что в моём организме теперь живёт неуправляемый гад самой мерзкой наружности, не давала покоя.

Я снова потрогал утолщение. Оно шевельнулось. Я был растерян. Стоп, у меня же есть зеркальце! Я извлёк гладкого друга из брюк, потёр плоскость. Та пошла волнами. На экране возникло изображение хоббита, сидящего верхом на коне. Конь был шахматный. Я не оценил тонкий юмор моего плоского друга. Мне было сейчас не до смеха.

— Вот, смотри, — я нажал на утолщение. Подкожный паразит тут же переполз выше.

Зеркальце промолчало.

— Что это такое? — я прервал затянувшуюся паузу.

— Поднеси меня к этому…

Экран зеркальца потемнел, на нём вспыхнула надпись “Осторожно, радиация”. Я приблизил девайс к месту на коже, где угадывался змеиный контур. Послышался слабый гул, лёгкий щелчок возвестил об успешно сделанном рентгене. В нетерпении повернул монитор к себе. На снимке чётко выделялась кость моего предплечья. В мягких тканях виднелось инородное тело. Зеркальце изменило масштаб, максимально увеличив изображение имплантата. Тельце червя было пронизано сетью мелких ячеек.

— Ну! — я поторопил стекло с выводами. — Что это?

— Ты только не волнуйся.

Так говорят, когда всё хреново. Мой случай исключением не был.

— Да не тяни ты кота за…

Уточнять детали кошачьей анатомии я не стал, потому что меня перебило зеркальце.

— Это чип.

А то я не знал!

— Его целью является контроль за субъектом, — я насторожился, — а также приведение поведенческих импульсов к определённому алгоритму.

Короче говоря, вживляют в тело умную хреновину и делают из персонажа послушного болвана. Мне стало не по себе.

— Только… — речь зеркальца оборвалась на полуслове.

Такого любителя театральных эффектов ещё поискать. Недосказанность и длинные паузы — вот далеко не полный список излюбленных приёмов блестящей поверхности. Я хотел выразить своё возмущение вслух, но мой советник меня опередил.

— Ты видел сетку на змейке?

Я кивнул.

— Эти ячейки являются носителями информации. Но они не заполнены.

— Что это значит? — я судорожно сглотнул.

— Только то, что в тебе сидит неуправляемая субстанция.

Нет, я не обрадовался, но мне стало легче. Всё-таки не хочется быть послушным зомби в чьих-то руках. Пусть уж лучше бесконтрольная штуковина. А может её выковырять? Я выхватил меч. Попытался нацелить остриё на подкожный нарост. Хитрая тварь переползла дальше. Сделал ещё одну попытку — змейка метнулась в сторону. Игра с невидимкой в догонялки мне наскучила довольно быстро. Ну и ладно! Пусть сидит себе там, если нравится. Если подойти к вопросу с философской точки зрения, то мы (то есть я и мой паразит) — являемся собратьями по несчастью. Ведь шустрый червяк оказался в моей среде не по собственной воле. Я сам видел, как он сопротивлялся. Хоть это и происходило во сне, всё помню отчётливо.

На секунду задумался. Прокрутил в уме последнюю мысль. Блин. Сезонное обострение шизофреника! Кому рассказать — примут за буйно помешанного. И правильно сделают.

В дверь постучали. Надо же, какие церемонии! Вежливость в Драме — это анахронизм. Хотя, видимо, не всегда.

— Войдите! — я на всякий случай вынул меч из ножен.

На пороге возник трактирщик. Его круглое лицо лоснилось от радушия. Вот ведь, изображает из себя гостеприимного хозяина, а на самом деле явился напомнить, что пора и честь знать. Лицемер!

— Ну, мне пора! — я не стал ждать, пока мне укажут на дверь.

Толстяк изобразил поклон, больше похожий на глубокий кивок. Согнуться ниже ему не позволило огромное утолщение, расположенное между шеей и поясом. Да уж, повар и фитнесс — вещи несовместимые.

— Захотите сыграть ещё — буду рад! — пухлый хозяин растянул полные губы в улыбку.

Ладно, как-нибудь обязательно. А сейчас, адью. Дела, знаете ли…

Я махнул на прощание рукой, подхватил шахматы и толкнул дверь гостеприимного заведения.

Глава 9

Снаружи ничто не изменилось. Всё та же столичная суета. Внезапно взгляд зацепился за яркую вывеску. “Арсенал”. Надо же, прямо в центре города. Каждый мужчина имеет склонность к оружию. Я исключением не был.

У дверей никаких секьюрити — вход свободный. Вошёл внутрь. От увиденного у меня захватило дух. Такого выбора военного снаряжения я не встречал никогда. Чего только тут не было! Всевозможные мечи, топоры и сабли целиком занимали одну стену. Другая была сплошь увешана обмундированием. Ассортимент поражал разнообразием — от шипастых краг до литых красных скафандров.

Я взглянул на цену, количество нулей неприятно обожгло самолюбие. Грустно позвенел серебром в кармане. Да, с моими финансами тут не разгуляешься. Ну и ладно! Будем считать, что экскурсия прошла успешно, зайдём в другой раз. Как-нибудь на недельке… Неожиданно я заметил неприметную витринку в самом углу помещения. Подошёл ближе. Под стеклом лежали блестящие кругляшки с изображением разных зверушек. Их разъярённые мордочки ощерились в злобных оскалах. Мороки!

Присмотрелся внимательнее. Над каждым из медальонов были выведены цифры — уровень и репутация. Так, посмотрим. Над волколаками и тиграми расположилась единичка и прочерк. Значит, доступны с первого уровня, репутация не нужна. Пойдём дальше. Кругляшок с физиономией динозавра. Так это же Лизард! Огромный ящер, одной левой расправляющийся с уродливыми фингерами. Доступен с третьего уровня, сто единиц репутации Гамбира. Могу купить. Взглянул на цену. Двадцать пять серебра! Решение пришло быстро. Возьму одного лизарда и двоих тигров. Денег как раз хватает.

Кому платить? Я огляделся. В обозримом пространстве не наблюдалось ни одного менеджера по продажам. Странно. Вынул зеркальце. На экране меня ждала надпись: “Самообслуживание”. Вот те на. Да у них тут сервис! А что? Магазин федеральный, значит и услуги отвечают требованиям. Справа от прилавка заметил ряд кнопок. Возле каждой был изображён соответствующий товар. Ниже располагалась широкая прорезь для монет.

Всё ясно! Принцип, как у автомата для кофе. Кидаешь деньги, жмёшь кнопку, получаешь результат. Погладив на прощанье честно заработанный полтинник, одну за другой побросал в ненасытную щель свои кровные монетки. Раздалось гудение, внутри зашуршало. Наконец, послышался звон. Я нагнулся. В самом низу, почти над полом, располагался лоток, на котором блестели три диска со зверским профилем. Я сгрёб покупку и направился к выходу.

Вышел на улицу. Снова поймал несколько косых взглядов. Не то, чтобы меня это задевало, просто не хотелось лишний раз привлекать внимания. Мимо вальяжной походкой прошёл седьмой уровень. Мало того, что всего осмотрел, так ещё и оглянулся. Да что не так-то? Полез за зеркальцем.

— Ну! — стекло казалось раздражённым.

— Чего они на меня глазеют?

— А сам-то как думаешь?

Я пожал плечами. Плоскость щёлкнула фотовспышкой — на мониторе возник снимок хоббита. Ушастый персонаж в зелёных ботфортах, кожаной косоворотке с шахматами под мышкой выглядел в Гамбире, как коза с граммофоном. В смысле, так же нелепо и анекдотично. Всё-таки очень полезно иногда посмотреть на себя со стороны. Сразу же всё про себя понимаешь.

Раздался писк, под фотографией появилась короткая надпись: “Без комментариев”. Я решил сменить тему, поэтому ткнул в шахматы. Клетчатый прямоугольник, вытеснив оттуда фигурку полурослика, занял экран целиком. Ещё один щелчок по рисунку — статуэтки выстроились в боевой порядок. Под картинкой с игровым полем возникли две строчки: “Обмен на доспехи производится у Тени в Тридесятом Царстве.

Так, шахматы мне ни к чему, а вот амуниция нужна позарез. Наметим маршрут — я ткнул в нужную иконку. Пунктир прорезал две локации — Лукоморье и Тридесятое Царство. Про тени в сказочной стране мне слышать ещё не приходилось. Я оставил эту явную нестыковку на совести разработчиков. Из Гамбира в нужную область можно было перемещаться мгновенно, с помощью одного клика. Я щёлкнул по локации под названием Лукоморье. Меня тут же перенесло в соответствующее место.

Ну конечно. Как же без него! Передо мной, раскинув гигантские ветви, стоял вековой дуб. Поперёк ствола была натянута жёлтая цепь. На ней сидел здоровенный кот.

— Чего уставился? — хамоватая живность поправила на себе очки. — Квест, что ли?

Я отрицательно покачал головой.

— Тогда проходи, нечего здесь торчать!

Меня повергла в лёгкий шок манера разговаривать невоспитанного пушистика. Наверное, из-за этого я не заметил, как в локации появились ещё три персонажа. Когда мой организм среагировал на движение, ретироваться было уже поздно. Знакомая троица выстроилась передо мной в угрожающую шеренгу.

“Будут бить”, - мелькнула в голове скорбная мысль.

— Явился! — то, как у пятого уровня чешутся руки, просто бросалось в глаза. И чего я ему сделал? — Тебе когда было велено?

— Вижу, мне здесь рады, — я нащупал в кармане мороков.

— Успел посетить трактирщика? — четвёртый уровень указал на шахматы.

— Да, сгоняли партейку. Не желаете? — я вытянул доску.

— Так мы их того, — вступил в разговор третий, — и так заберём.

Ну уж дудки! Хоббиты просто так ничего не отдают. Не из-за жадности, просто они бережливые. От природы.

Троица двинулась в мою сторону. Видимо, они решили, что мирные переговоры успехом не увенчались. Я был того же мнения, а потому выхватил меч. Свободной рукой сжал морок тигра. Краем глаза отметил оживление на дубе. Предстоящая схватка вызвала большой интерес среди местного населения. Лукоморские реликты внаглую делали ставки. Роль букмекера выполнял кот. Он собирал деньги, а взамен выдавал бумажки. Учёный кот оказался довольно предприимчивой скотиной.

Мои соперники разделились. Двое обошли меня с флангов. Один остался на месте. Я оказался в кольце интервентов. Пятый уровень достал оружие. Ничего себе! В могучих руках красовался здоровенный топор с длинным древком. Один раз попадёт — и можно смело заказывать деревянный макинтош. Ладно, у меня тоже есть чем удивить. Взглянул на свой меч. Честно сказать, по сравнению с топором противника мой клинок казался пилкой для ногтей. Пятый замахнулся, я хотел сманеврировать, но передумал. Не потому, что мне надоело жить. Просто в мирное выяснение отношений вмешалась посторонняя сила.

По пятому уровню врезали молнией. Нет, грозы не было. Высоковольтный зигзаг был выпущен дамой на метле. Воспользовавшись заминкой, активировал зеркальце. Быстро нашёл на карте Лукоморье, нажал на значок “Монстры”. Кто бы сомневался! Отрицательные персонажи имели чудное прозвище — “Яга”. Только какие же это монстры? У кого повернётся язык так обзывать девиц с параметрами 90–60 — 90? Ну и что, что они на помеле? Ну, злые, как собаки. Зато, какие формы!

Вообще, зрелище впечатляло. Красавицы на мётлах в количестве трёх выделывали такие фигуры высшего пилотажа, что “Стрижи” удавились бы от зависти прямо на собственных “Мигах”. Правда, кроме красочного авиашоу весь этот парящий Мюзик Холл развлекался ещё и тем, что палил разрядами направо и налево. Я невольно залюбовался, как ведьмы пятого уровня утюжат моих недругов.

Ну, ладно, вы тут развлекайтесь, а мне пора. Как говорится, адьёс амигос. Я сделал пару шагов согласно намеченного маршрута и тут же пожалел о содеянном. Одна из фурий, заметив мой порыв, швырнула в меня грозовым снарядом. Спасения не было. Я растерянно смотрел, как несётся в мою сторону высоковольтный разряд. Ещё мгновение, и хорошо прожаренного хобита можно будет подавать к столу.

К тому, что произошло потом, я никакого отношения не имел. Зато имел тот, кто сидел у меня под кожей. Моя рука сама по себе взметнулась вверх, вокруг неё возник слабый нимб. Врезавшись в неожиданную преграду, электрический излом полетел обратно, в сторону своей хозяйки. Сноп искр — и растрёпанная колдунья вперемешку с обломками летучего инвентаря плюхнулась на землю. Вот так — угол падения равен углу отражения. Или в переводе с научного — как аукнется, тем по балде и получите.

Но оказалось, что радоваться было ещё рано. Вскочив на ноги, ведьма рванула в мою сторону. В этот момент я понял, почему красота — страшная сила. На симпатичной мордашке застыло такое выражение ненависти, что мне стало не по себе. Нет, страшно не было. Было неуютно. Как будто смотришь фильм ужасов.

Мегера на ходу сгенерировала в руках энергетический шар и собралась запустить им в мою сторону. Не успела. Я почувствовал лёгкую щекотку в предплечье — имплантат переполз к запястью. Мой кулак сжался сам по себе, я почувствовал нарастающее тепло. Пальцы с силой разжались — из моей ладони вырвался слепящий сгусток. Последовала вспышка, потом хлопок, я прищурился. Когда снова открыл глаза — на месте набирающей скорость ведьмы зияла большая воронка. Вокруг неё лежали обрывки одежды. В кармане звякнуло — на счёт поступили деньги.

— Вы получили опыт! — глухо тренькнуло из кармана.

“Ещё какой!” — мелькнуло в голове. Я не успел даже как следует удивиться тому, что творила моя рука. Вернее, вживлённый в неё червяк. События разворачивались так стремительно, что дать происходящему хоть какое-то объяснение просто не было времени.

Послышались вопли. Я посмотрел в сторону драки. Плохо дело! Ведьмы перешли от точечных ударов к ковровой бомбардировке. Над троицей мстителей безысходно повисли красные полоски. Жизнь в моих новых знакомцах теплилась еле-еле. Воздушные фурии тоже пострадали, но по сравнению со своими противниками имели ещё достаточный запас сил. В этот момент я зарёкся злить женщину. Любую. Гневная дама — зрелище не для слабонервных.

Я снова взглянул на баталию. Сейчас эти крошки уделают отряд маломощных хлипаков и примутся за меня. Видимо от продолжения драки мне не отвертеться. Эх, ладно! Слабо представляя, как вести поединок, я выхватил меч и рванул в самую гущу схватки. Чип и Дейл спешат на помощь!

В общем-то, меч можно было бы и не доставать. Подкожная змейка знала своё дело. Она вытянула мою руку до неприличных размеров и дала крепкий подзатыльник одной из оставшихся Яг. Девица кувыркнулась прямо в пышную крону лукоморского дуба, отчего зрители посыпались с дерева, как яблоки на Ньютона. Возмущению сказочной братии не было границ. Разозлённые тем, что их отдых был прерван так беспардонно, они сами разобрались с незадачливой чернокнижницей. Оставалась ещё одна лётчица. Я решил не испытывать больше судьбу, поэтому достал медальон с ящером и осторожно потёр его пальцем.

Из пространства материализовалось мощное туловище динозавра. Я скомандовал “Фас” и вытянул руку в сторону ведьмы. Лизард смерил взглядом бесноватую пигалицу и, недолго думая, расправил кожистый нарост на спине. Вот это да! Он ещё и летает!

Мощный взмах крыльев, и вот уже первобытный птеродактиль гонится за колдуньей. Та о людях больше не помышляла. Всё её внимание было сосредоточено теперь только на возникшей рептилии. Фурия маневрировала, швырялась молниями, но моего дракончика эти жалкие потуги волновали слабо. Он спокойно, с чувством явного превосходства, даже с некоторой ленцой, уклонялся от зарядов, продолжая преследовать свою противницу. В какой-то момент ему, видимо, наскучили эти игры. Он прицелился и плюнул в ведьму огнём. Раздался воющий звук подбитого мессера, и колдунья горящим факелом рухнула на полянку у дуба.

Когда дым рассеялся, на месте крушения зеленел какой-то предмет. Дроп. Так, интересно, что там. Подошёл ближе. На обугленной траве лежала аккуратно сложенная кольчуга. Защитная рубашка призывно блестела зелёным. Нагнулся, взял в руки. Надо же, какая лёгкая. Быстро скинул кожаную футболку, примерил обновку. В самый раз. Активировал зеркальце, щёлкнул по иконке “Персонаж”. Мой плоский дублёр тоже красовался в стальной сорочке. Ткнул в кольчугу, появились её характеристики: интуиция — плюс двенадцать, сила — восемнадцать, живучесть — шесть. Класс! Очень полезная вещь!

Я почувствовал, как напряглась змейка под кожей. Ощущение, будто к руке слегка прикоснулись. Выхватил меч, обернулся. Чумазая троица в помятых доспехах снова выстроилась в ряд. Да что ж такое! Хотите продолжить — пожалуйста! Свистнул лизарда. Тот, бросив щипать травку, потрусил в мою сторону.

— Не, мы это… — пятый уровень ясно дал понять, что настроен миролюбиво.

— Короче, спасибо, — четвёртый левел языком владел лучше. В смысле речи.

— Ерунда! — я облегчённо махнул рукой. — Если что — обращайтесь.

— Хочешь — вступай в наш клан, — ещё один пятый уровень выразил мне свою признательность.

Только тут я заметил на их доспехах знак. Он был похож на дорогу. Извилистая лента петляла в лесной чаще.

— Мы — бродяги, — слово снова взял четвёртый, видимо, самый смышлёный из троицы.

— Это заметно! — я не скрывал иронии.

— Клан так называется, — мой собеседник надул губы.

Смотри-ка, какой ранимый. Ладно. Если предлагают дружить семьями, отказываться грех.

— Вообще-то, я пока об этом не думал, — я не стал юлить.

Троица переглянулась.

— Закинь нас в “Контакты”, - расщедрился пятый. — Захочешь сходить в “Подземелье” или ещё куда — дай знать, сводим.

Активировав клавиши, записал имена новых друзей. Четвёртый уровень звался Тапком, парочка пятых тоже имела звучные ники — Компот и Котлета. Да уж, с такими кликухами им надо быть не “Бродягами”, а “Проходимцами”. Но, как говорится, о вкусах не спорят.

Мы распрощались, и я тронулся дальше. Со стороны дуба послышались мартовские вопли. Оглянулся — так и есть: кот снова пошёл налево.

Я двигался в сторону границы. За мной преданной собачонкой бежал ящер. Что с ним делать? Жалко, что нельзя взять с собой, но в другую локацию мороков брать не положено. Остановился, крикнул лизарду “Гулять”, тот послушно принялся объедать местную флору.

Я продолжил своё путешествие. Время от времени попадались следы невиданных зверей, иногда пробегал леший. Видел даже двоих мужиков в небе. Один держал другого за бороду, отчего тот сквернословил на всю округу. Ну и Лукоморье!

Дорогу мне преградил здоровенный камень. “Направо пойдёшь — битому быть, налево пойдёшь мёртвому быть, прямо пойдёшь — плати десять монет”. Вот те на! Вход в Тридесятое Царство облагался таможенной пошлиной!

Хотел достать деньги, но не успел. Из кармана раздался нетерпеливый перезвон. Уже зная, в чём дело, вздохнул и полез за зеркальцем. Так и есть. На экранчике был изображён кремнецвет. Стекло настаивало на завтраке. Огляделся, заметил неподалёку знакомые заросли. Сорвал пару веточек и скормил их голодному гаджету. Раздались характерные звуки — репейник растворился в зеркальной плоскости. Вот троглодит! Сколько ни дай…

— Тебе жалко, да? — зеркальце бесстыдно вторглось в мои мысли.

Я прыснул. Настолько по-детски прозвучало это заявление.

— Да нет, в общем-то, — мне стало чуточку неловко.

— Тогда сорви ещё один!

Ну и фрукт! Ладно уж, так и быть. Я скормил обжоре ещё один прутик, на экране возникло изображение толстого кота в джинсах. Брюки не сходились на объёмном пузе, отчего пуговица на поясе мохнатой тушки выглядела бесполезным пережитком.

Поглощение пищи зеркальным квадратом раззадорило и мой аппетит. А что? Самое время подкрепиться. Одним щелчком скинул с монитора жирного представителя семейства кошачьих. Вместо усатого франта появилось игровое меню. Ткнул в “Аукцион”, выбрал раздел “Еда”.

Так, что у нас тут? От разнообразия всевозможных кушаний желудочный сок зажурчал во мне мартовским ручейком. Выбрал копчёное мясо и сыр. Как говорил один хитрый медведь, и того и другого, и можно без хлеба.

По чём? Пятьдесят пять медных монет. Я положил денежку на ладонь, наличность сразу же растворилась в пространстве. Послышался слабый щелчок — на камне возник мой заказ. Запечённое мясо издавало неземной аромат, а сырный диск отливал соблазнительной бронзой.

Я поудобнее устроился на монолите и принялся за еду. Жёсткий указатель неудовольствия по этому поводу не выражал, так что завтрак прошёл спокойно. Помня о коварных сусликах, пищу не выпускал из рук до тех пор, пока она полностью не просочилась через мой пищевод.

Возникло чувство удовлетворения. В голове зародилась сытая мысль о заслуженном отдыхе. Я огляделся в поисках подходящей постели, и уже всерьёз вознамерился прикорнуть, как вдруг почувствовал шевеление под кожей. Сон сняло, как рукой. Блин, совсем забыл про него! Осторожно потрогал утолщение, но змейка больше не двигалась.

Так! У меня накопились вопросы! Я извлёк из брюк зеркальце, потёр экран. Вопросительный знак, возникший на мониторе, был изогнут в мою сторону крючковатым укором.

— Ну-ка, отсканируй эту штуку ещё раз!

По всей видимости, серьёзность моего тона к дискуссии не располагала. Поэтому зеркальце молча изобразило Айболита с клистиной трубкой в руках. Шут гороховый! Я приблизил стекло к подкожному утолщению, оно послушно сделало рентгеновский снимок. Повернул плоскость к себе — чёрно-белая фотография. Вот кость, а это — червяк.

— Увеличь его!

Плоскость послушно выделила нужный сектор и приблизила изображение имплантата. Длинное тельце было пронизано ячеистой сеткой. Вроде бы всё по-прежнему, вот только… Несколько клеточек уже не были пустыми. Они были заполнены. Будто кто-то невидимый закрасил их красным карандашом.

— Ты что-нибудь понимаешь? — я обратился к зеркальцу.

— Птица-говорун отличается умом и сообразительностью! — стекло нарисовало на себе инопланетную птичку из мультика.

— Да не выпендривайся ты! — я разозлился.

— Я точно не знаю, — стекло вернуло на экран ячеистую змейку, — но могу предположить следующее…

Снова пауза! Ну всё, щас убью! Скорее всего, в эту минуту я был похож на мавра, пришедшего пожелать доброй ночи Дездемоне. Почуяв опасность, зеркальце быстро возобновило прерванный монолог.

— Судя по всему, — рассуждало оно, — этот чип — самообучающийся.

Я раскрыл рот от изумления. Вот это новость! То, что во мне живёт паразит, я, конечно, знал, но известие о том, что он посредством меня намеревается получить образование, ввергла меня в лёгкий ступор.

— Изначально эта субстанция, — продолжало довольное произведённым эффектом зеркальце, — обладала только одним качеством — инстинктом самосохранения.

Я вспомнил, как боролась подкожная змейка с ведьмами. Так это она, значит, себя защищала. Просто старалась выжить.

— Но по мере приобретения опыта она начинает учиться, заполняя полученными навыками пустые ячейки.

— И что будет, когда все её клетки закрасятся? — вообще-то я не хотел знать, что произойдёт в этом случае, но вопрос сам собой сорвался с губ.

— Я не знаю, — честно призналось стекло.

Ну и хорошо! Я облегчённо вздохнул. Быть фаталистом иногда полезно. Чем забивать голову возможным Армагеддоном, лучше просто положиться на судьбу. Может это и неправильно, зато сохраняет нервные клетки. А они, как известно, не обладают склонностью к размножению.

Я достал из кармана денежку. Поискал глазами щель для монеток. Взгляд упал на широкую прорезь. А может не платить? Пройду контрабандой, да и всё. Воодушевлённый мыслью о сэкономленных средствах, я смело шагнул на территорию Тридесятого Царства. Железные рамки турникета тут же ударили по ногам. Блин, откуда они взялись? Сделав пакость, гнусный барьер исчез так же внезапно, как и появился.

Расставаться с наличностью грустно всегда. Но иногда без этого не обойтись. Я бросил кровные средства в бдительную прорезь, монетка мгновенно исчезла в чёрной дыре таможенных сборов. Сделал ещё одну попытку проникнуть на сопредельную территорию. На этот раз никаких эксцессов не произошло.

Тридесятое Царство встретило меня громким воем.

Снаружи ничто не изменилось. Всё та же столичная суета. Внезапно взгляд зацепился за яркую вывеску. “Арсенал”. Надо же, прямо в центре города. Каждый мужчина имеет склонность к оружию. Я исключением не был.

У дверей никаких секьюрити — вход свободный. Вошёл внутрь. От увиденного у меня захватило дух. Такого выбора военного снаряжения я не встречал никогда. Чего только тут не было! Всевозможные мечи, топоры и сабли целиком занимали одну стену. Другая была сплошь увешана обмундированием. Ассортимент поражал разнообразием — от шипастых краг до литых красных скафандров.

Я взглянул на цену, количество нулей неприятно обожгло самолюбие. Грустно позвенел серебром в кармане. Да, с моими финансами тут не разгуляешься. Ну и ладно! Будем считать, что экскурсия прошла успешно, зайдём в другой раз. Как-нибудь на недельке… Неожиданно я заметил неприметную витринку в самом углу помещения. Подошёл ближе. Под стеклом лежали блестящие кругляшки с изображением разных зверушек. Их разъярённые мордочки ощерились в злобных оскалах. Мороки!

Присмотрелся внимательнее. Над каждым из медальонов были выведены цифры — уровень и репутация. Так, посмотрим. Над волколаками и тиграми расположилась единичка и прочерк. Значит, доступны с первого уровня, репутация не нужна. Пойдём дальше. Кругляшок с физиономией динозавра. Так это же Лизард! Огромный ящер, одной левой расправляющийся с уродливыми фингерами. Доступен с третьего уровня, сто единиц репутации Гамбира. Могу купить. Взглянул на цену. Двадцать пять серебра! Решение пришло быстро. Возьму одного лизарда и двоих тигров. Денег как раз хватает.

Кому платить? Я огляделся. В обозримом пространстве не наблюдалось ни одного менеджера по продажам. Странно. Вынул зеркальце. На экране меня ждала надпись: “Самообслуживание”. Вот те на. Да у них тут сервис! А что? Магазин федеральный, значит и услуги отвечают требованиям. Справа от прилавка заметил ряд кнопок. Возле каждой был изображён соответствующий товар. Ниже располагалась широкая прорезь для монет.

Всё ясно! Принцип, как у автомата для кофе. Кидаешь деньги, жмёшь кнопку, получаешь результат. Погладив на прощанье честно заработанный полтинник, одну за другой побросал в ненасытную щель свои кровные монетки. Раздалось гудение, внутри зашуршало. Наконец, послышался звон. Я нагнулся. В самом низу, почти над полом, располагался лоток, на котором блестели три диска со зверским профилем. Я сгрёб покупку и направился к выходу.

Вышел на улицу. Снова поймал несколько косых взглядов. Не то, чтобы меня это задевало, просто не хотелось лишний раз привлекать внимания. Мимо вальяжной походкой прошёл седьмой уровень. Мало того, что всего осмотрел, так ещё и оглянулся. Да что не так-то? Полез за зеркальцем.

— Ну! — стекло казалось раздражённым.

— Чего они на меня глазеют?

— А сам-то как думаешь?

Я пожал плечами. Плоскость щёлкнула фотовспышкой — на мониторе возник снимок хоббита. Ушастый персонаж в зелёных ботфортах, кожаной косоворотке с шахматами под мышкой выглядел в Гамбире, как коза с граммофоном. В смысле, так же нелепо и анекдотично. Всё-таки очень полезно иногда посмотреть на себя со стороны. Сразу же всё про себя понимаешь.

Раздался писк, под фотографией появилась короткая надпись: “Без комментариев”. Я решил сменить тему, поэтому ткнул в шахматы. Клетчатый прямоугольник, вытеснив оттуда фигурку полурослика, занял экран целиком. Ещё один щелчок по рисунку — статуэтки выстроились в боевой порядок. Под картинкой с игровым полем возникли две строчки: “Обмен на доспехи производится у Тени в Тридесятом Царстве.

Так, шахматы мне ни к чему, а вот амуниция нужна позарез. Наметим маршрут — я ткнул в нужную иконку. Пунктир прорезал две локации — Лукоморье и Тридесятое Царство. Про тени в сказочной стране мне слышать ещё не приходилось. Я оставил эту явную нестыковку на совести разработчиков. Из Гамбира в нужную область можно было перемещаться мгновенно, с помощью одного клика. Я щёлкнул по локации под названием Лукоморье. Меня тут же перенесло в соответствующее место.

Ну конечно. Как же без него! Передо мной, раскинув гигантские ветви, стоял вековой дуб. Поперёк ствола была натянута жёлтая цепь. На ней сидел здоровенный кот.

— Чего уставился? — хамоватая живность поправила на себе очки. — Квест, что ли?

Я отрицательно покачал головой.

— Тогда проходи, нечего здесь торчать!

Меня повергла в лёгкий шок манера разговаривать невоспитанного пушистика. Наверное, из-за этого я не заметил, как в локации появились ещё три персонажа. Когда мой организм среагировал на движение, ретироваться было уже поздно. Знакомая троица выстроилась передо мной в угрожающую шеренгу.

“Будут бить”, - мелькнула в голове скорбная мысль.

— Явился! — то, как у пятого уровня чешутся руки, просто бросалось в глаза. И чего я ему сделал? — Тебе когда было велено?

— Вижу, мне здесь рады, — я нащупал в кармане мороков.

— Успел посетить трактирщика? — четвёртый уровень указал на шахматы.

— Да, сгоняли партейку. Не желаете? — я вытянул доску.

— Так мы их того, — вступил в разговор третий, — и так заберём.

Ну уж дудки! Хоббиты просто так ничего не отдают. Не из-за жадности, просто они бережливые. От природы.

Троица двинулась в мою сторону. Видимо, они решили, что мирные переговоры успехом не увенчались. Я был того же мнения, а потому выхватил меч. Свободной рукой сжал морок тигра. Краем глаза отметил оживление на дубе. Предстоящая схватка вызвала большой интерес среди местного населения. Лукоморские реликты внаглую делали ставки. Роль букмекера выполнял кот. Он собирал деньги, а взамен выдавал бумажки. Учёный кот оказался довольно предприимчивой скотиной.

Мои соперники разделились. Двое обошли меня с флангов. Один остался на месте. Я оказался в кольце интервентов. Пятый уровень достал оружие. Ничего себе! В могучих руках красовался здоровенный топор с длинным древком. Один раз попадёт — и можно смело заказывать деревянный макинтош. Ладно, у меня тоже есть чем удивить. Взглянул на свой меч. Честно сказать, по сравнению с топором противника мой клинок казался пилкой для ногтей. Пятый замахнулся, я хотел сманеврировать, но передумал. Не потому, что мне надоело жить. Просто в мирное выяснение отношений вмешалась посторонняя сила.

По пятому уровню врезали молнией. Нет, грозы не было. Высоковольтный зигзаг был выпущен дамой на метле. Воспользовавшись заминкой, активировал зеркальце. Быстро нашёл на карте Лукоморье, нажал на значок “Монстры”. Кто бы сомневался! Отрицательные персонажи имели чудное прозвище — “Яга”. Только какие же это монстры? У кого повернётся язык так обзывать девиц с параметрами 90–60 — 90? Ну и что, что они на помеле? Ну, злые, как собаки. Зато, какие формы!

Вообще, зрелище впечатляло. Красавицы на мётлах в количестве трёх выделывали такие фигуры высшего пилотажа, что “Стрижи” удавились бы от зависти прямо на собственных “Мигах”. Правда, кроме красочного авиашоу весь этот парящий Мюзик Холл развлекался ещё и тем, что палил разрядами направо и налево. Я невольно залюбовался, как ведьмы пятого уровня утюжат моих недругов.

Ну, ладно, вы тут развлекайтесь, а мне пора. Как говорится, адьёс амигос. Я сделал пару шагов согласно намеченного маршрута и тут же пожалел о содеянном. Одна из фурий, заметив мой порыв, швырнула в меня грозовым снарядом. Спасения не было. Я растерянно смотрел, как несётся в мою сторону высоковольтный разряд. Ещё мгновение, и хорошо прожаренного хобита можно будет подавать к столу.

К тому, что произошло потом, я никакого отношения не имел. Зато имел тот, кто сидел у меня под кожей. Моя рука сама по себе взметнулась вверх, вокруг неё возник слабый нимб. Врезавшись в неожиданную преграду, электрический излом полетел обратно, в сторону своей хозяйки. Сноп искр — и растрёпанная колдунья вперемешку с обломками летучего инвентаря плюхнулась на землю. Вот так — угол падения равен углу отражения. Или в переводе с научного — как аукнется, тем по балде и получите.

Но оказалось, что радоваться было ещё рано. Вскочив на ноги, ведьма рванула в мою сторону. В этот момент я понял, почему красота — страшная сила. На симпатичной мордашке застыло такое выражение ненависти, что мне стало не по себе. Нет, страшно не было. Было неуютно. Как будто смотришь фильм ужасов.

Мегера на ходу сгенерировала в руках энергетический шар и собралась запустить им в мою сторону. Не успела. Я почувствовал лёгкую щекотку в предплечье — имплантат переполз к запястью. Мой кулак сжался сам по себе, я почувствовал нарастающее тепло. Пальцы с силой разжались — из моей ладони вырвался слепящий сгусток. Последовала вспышка, потом хлопок, я прищурился. Когда снова открыл глаза — на месте набирающей скорость ведьмы зияла большая воронка. Вокруг неё лежали обрывки одежды. В кармане звякнуло — на счёт поступили деньги.

— Вы получили опыт! — глухо тренькнуло из кармана.

“Ещё какой!” — мелькнуло в голове. Я не успел даже как следует удивиться тому, что творила моя рука. Вернее, вживлённый в неё червяк. События разворачивались так стремительно, что дать происходящему хоть какое-то объяснение просто не было времени.

Послышались вопли. Я посмотрел в сторону драки. Плохо дело! Ведьмы перешли от точечных ударов к ковровой бомбардировке. Над троицей мстителей безысходно повисли красные полоски. Жизнь в моих новых знакомцах теплилась еле-еле. Воздушные фурии тоже пострадали, но по сравнению со своими противниками имели ещё достаточный запас сил. В этот момент я зарёкся злить женщину. Любую. Гневная дама — зрелище не для слабонервных.

Я снова взглянул на баталию. Сейчас эти крошки уделают отряд маломощных хлипаков и примутся за меня. Видимо от продолжения драки мне не отвертеться. Эх, ладно! Слабо представляя, как вести поединок, я выхватил меч и рванул в самую гущу схватки. Чип и Дейл спешат на помощь!

В общем-то, меч можно было бы и не доставать. Подкожная змейка знала своё дело. Она вытянула мою руку до неприличных размеров и дала крепкий подзатыльник одной из оставшихся Яг. Девица кувыркнулась прямо в пышную крону лукоморского дуба, отчего зрители посыпались с дерева, как яблоки на Ньютона. Возмущению сказочной братии не было границ. Разозлённые тем, что их отдых был прерван так беспардонно, они сами разобрались с незадачливой чернокнижницей. Оставалась ещё одна лётчица. Я решил не испытывать больше судьбу, поэтому достал медальон с ящером и осторожно потёр его пальцем.

Из пространства материализовалось мощное туловище динозавра. Я скомандовал “Фас” и вытянул руку в сторону ведьмы. Лизард смерил взглядом бесноватую пигалицу и, недолго думая, расправил кожистый нарост на спине. Вот это да! Он ещё и летает!

Мощный взмах крыльев, и вот уже первобытный птеродактиль гонится за колдуньей. Та о людях больше не помышляла. Всё её внимание было сосредоточено теперь только на возникшей рептилии. Фурия маневрировала, швырялась молниями, но моего дракончика эти жалкие потуги волновали слабо. Он спокойно, с чувством явного превосходства, даже с некоторой ленцой, уклонялся от зарядов, продолжая преследовать свою противницу. В какой-то момент ему, видимо, наскучили эти игры. Он прицелился и плюнул в ведьму огнём. Раздался воющий звук подбитого мессера, и колдунья горящим факелом рухнула на полянку у дуба.

Когда дым рассеялся, на месте крушения зеленел какой-то предмет. Дроп. Так, интересно, что там. Подошёл ближе. На обугленной траве лежала аккуратно сложенная кольчуга. Защитная рубашка призывно блестела зелёным. Нагнулся, взял в руки. Надо же, какая лёгкая. Быстро скинул кожаную футболку, примерил обновку. В самый раз. Активировал зеркальце, щёлкнул по иконке “Персонаж”. Мой плоский дублёр тоже красовался в стальной сорочке. Ткнул в кольчугу, появились её характеристики: интуиция — плюс двенадцать, сила — восемнадцать, живучесть — шесть. Класс! Очень полезная вещь!

Я почувствовал, как напряглась змейка под кожей. Ощущение, будто к руке слегка прикоснулись. Выхватил меч, обернулся. Чумазая троица в помятых доспехах снова выстроилась в ряд. Да что ж такое! Хотите продолжить — пожалуйста! Свистнул лизарда. Тот, бросив щипать травку, потрусил в мою сторону.

— Не, мы это… — пятый уровень ясно дал понять, что настроен миролюбиво.

— Короче, спасибо, — четвёртый левел языком владел лучше. В смысле речи.

— Ерунда! — я облегчённо махнул рукой. — Если что — обращайтесь.

— Хочешь — вступай в наш клан, — ещё один пятый уровень выразил мне свою признательность.

Только тут я заметил на их доспехах знак. Он был похож на дорогу. Извилистая лента петляла в лесной чаще.

— Мы — бродяги, — слово снова взял четвёртый, видимо, самый смышлёный из троицы.

— Это заметно! — я не скрывал иронии.

— Клан так называется, — мой собеседник надул губы.

Смотри-ка, какой ранимый. Ладно. Если предлагают дружить семьями, отказываться грех.

— Вообще-то, я пока об этом не думал, — я не стал юлить.

Троица переглянулась.

— Закинь нас в “Контакты”, - расщедрился пятый. — Захочешь сходить в “Подземелье” или ещё куда — дай знать, сводим.

Активировав клавиши, записал имена новых друзей. Четвёртый уровень звался Тапком, парочка пятых тоже имела звучные ники — Компот и Котлета. Да уж, с такими кликухами им надо быть не “Бродягами”, а “Проходимцами”. Но, как говорится, о вкусах не спорят.

Мы распрощались, и я тронулся дальше. Со стороны дуба послышались мартовские вопли. Оглянулся — так и есть: кот снова пошёл налево.

Я двигался в сторону границы. За мной преданной собачонкой бежал ящер. Что с ним делать? Жалко, что нельзя взять с собой, но в другую локацию мороков брать не положено. Остановился, крикнул лизарду “Гулять”, тот послушно принялся объедать местную флору.

Я продолжил своё путешествие. Время от времени попадались следы невиданных зверей, иногда пробегал леший. Видел даже двоих мужиков в небе. Один держал другого за бороду, отчего тот сквернословил на всю округу. Ну и Лукоморье!

Дорогу мне преградил здоровенный камень. “Направо пойдёшь — битому быть, налево пойдёшь мёртвому быть, прямо пойдёшь — плати десять монет”. Вот те на! Вход в Тридесятое Царство облагался таможенной пошлиной!

Хотел достать деньги, но не успел. Из кармана раздался нетерпеливый перезвон. Уже зная, в чём дело, вздохнул и полез за зеркальцем. Так и есть. На экранчике был изображён кремнецвет. Стекло настаивало на завтраке. Огляделся, заметил неподалёку знакомые заросли. Сорвал пару веточек и скормил их голодному гаджету. Раздались характерные звуки — репейник растворился в зеркальной плоскости. Вот троглодит! Сколько ни дай…

— Тебе жалко, да? — зеркальце бесстыдно вторглось в мои мысли.

Я прыснул. Настолько по-детски прозвучало это заявление.

— Да нет, в общем-то, — мне стало чуточку неловко.

— Тогда сорви ещё один!

Ну и фрукт! Ладно уж, так и быть. Я скормил обжоре ещё один прутик, на экране возникло изображение толстого кота в джинсах. Брюки не сходились на объёмном пузе, отчего пуговица на поясе мохнатой тушки выглядела бесполезным пережитком.

Поглощение пищи зеркальным квадратом раззадорило и мой аппетит. А что? Самое время подкрепиться. Одним щелчком скинул с монитора жирного представителя семейства кошачьих. Вместо усатого франта появилось игровое меню. Ткнул в “Аукцион”, выбрал раздел “Еда”.

Так, что у нас тут? От разнообразия всевозможных кушаний желудочный сок зажурчал во мне мартовским ручейком. Выбрал копчёное мясо и сыр. Как говорил один хитрый медведь, и того и другого, и можно без хлеба.

По чём? Пятьдесят пять медных монет. Я положил денежку на ладонь, наличность сразу же растворилась в пространстве. Послышался слабый щелчок — на камне возник мой заказ. Запечённое мясо издавало неземной аромат, а сырный диск отливал соблазнительной бронзой.

Я поудобнее устроился на монолите и принялся за еду. Жёсткий указатель неудовольствия по этому поводу не выражал, так что завтрак прошёл спокойно. Помня о коварных сусликах, пищу не выпускал из рук до тех пор, пока она полностью не просочилась через мой пищевод.

Возникло чувство удовлетворения. В голове зародилась сытая мысль о заслуженном отдыхе. Я огляделся в поисках подходящей постели, и уже всерьёз вознамерился прикорнуть, как вдруг почувствовал шевеление под кожей. Сон сняло, как рукой. Блин, совсем забыл про него! Осторожно потрогал утолщение, но змейка больше не двигалась.

Так! У меня накопились вопросы! Я извлёк из брюк зеркальце, потёр экран. Вопросительный знак, возникший на мониторе, был изогнут в мою сторону крючковатым укором.

— Ну-ка, отсканируй эту штуку ещё раз!

По всей видимости, серьёзность моего тона к дискуссии не располагала. Поэтому зеркальце молча изобразило Айболита с клистиной трубкой в руках. Шут гороховый! Я приблизил стекло к подкожному утолщению, оно послушно сделало рентгеновский снимок. Повернул плоскость к себе — чёрно-белая фотография. Вот кость, а это — червяк.

— Увеличь его!

Плоскость послушно выделила нужный сектор и приблизила изображение имплантата. Длинное тельце было пронизано ячеистой сеткой. Вроде бы всё по-прежнему, вот только… Несколько клеточек уже не были пустыми. Они были заполнены. Будто кто-то невидимый закрасил их красным карандашом.

— Ты что-нибудь понимаешь? — я обратился к зеркальцу.

— Птица-говорун отличается умом и сообразительностью! — стекло нарисовало на себе инопланетную птичку из мультика.

— Да не выпендривайся ты! — я разозлился.

— Я точно не знаю, — стекло вернуло на экран ячеистую змейку, — но могу предположить следующее…

Снова пауза! Ну всё, щас убью! Скорее всего, в эту минуту я был похож на мавра, пришедшего пожелать доброй ночи Дездемоне. Почуяв опасность, зеркальце быстро возобновило прерванный монолог.

— Судя по всему, — рассуждало оно, — этот чип — самообучающийся.

Я раскрыл рот от изумления. Вот это новость! То, что во мне живёт паразит, я, конечно, знал, но известие о том, что он посредством меня намеревается получить образование, ввергла меня в лёгкий ступор.

— Изначально эта субстанция, — продолжало довольное произведённым эффектом зеркальце, — обладала только одним качеством — инстинктом самосохранения.

Я вспомнил, как боролась подкожная змейка с ведьмами. Так это она, значит, себя защищала. Просто старалась выжить.

— Но по мере приобретения опыта она начинает учиться, заполняя полученными навыками пустые ячейки.

— И что будет, когда все её клетки закрасятся? — вообще-то я не хотел знать, что произойдёт в этом случае, но вопрос сам собой сорвался с губ.

— Я не знаю, — честно призналось стекло.

Ну и хорошо! Я облегчённо вздохнул. Быть фаталистом иногда полезно. Чем забивать голову возможным Армагеддоном, лучше просто положиться на судьбу. Может это и неправильно, зато сохраняет нервные клетки. А они, как известно, не обладают склонностью к размножению.

Я достал из кармана денежку. Поискал глазами щель для монеток. Взгляд упал на широкую прорезь. А может не платить? Пройду контрабандой, да и всё. Воодушевлённый мыслью о сэкономленных средствах, я смело шагнул на территорию Тридесятого Царства. Железные рамки турникета тут же ударили по ногам. Блин, откуда они взялись? Сделав пакость, гнусный барьер исчез так же внезапно, как и появился.

Расставаться с наличностью грустно всегда. Но иногда без этого не обойтись. Я бросил кровные средства в бдительную прорезь, монетка мгновенно исчезла в чёрной дыре таможенных сборов. Сделал ещё одну попытку проникнуть на сопредельную территорию. На этот раз никаких эксцессов не произошло.

Тридесятое Царство встретило меня громким воем.

Глава 10

Из тёмного леса появился волк.

— Могу подвезти, — неожиданно зверь заговорил человеческим голосом.

Я опешил.

— Недорого, — увидев мою растерянность, добавил зверь.

— Сколько? — я сглотнул.

— До центра — один золотой, — прикинув в уме прейскурант, сообщило животное.

— Это грабёж! — я изобразил на лице возмущение.

— А тогда я тебя съем!

Разговор с позиции силы — общий принцип всех хищников. Змейка под кожей дёрнулась, я выхватил меч. Серый задумался, видимо прикидывал шансы.

— Тогда десять серебра, — вымогатель пошёл на попятную.

Ну вот, это совсем другое дело!

— Могу дать одну серебряную монетку, — я решил торговаться до последнего.

— Три! — зверь не сдавался.

Я согласно кивнул головой. Лесной житель обрадованно завилял хвостом. Ладно! В конце концов, за комфорт надо платить. А уж за экзотический — и подавно. Вынул блестящую денежку, сунул её в пасть хищника. Тот с готовностью предоставил свой бок для посадки. Хоть и с трудом, но я всё-таки смог взобраться на мощную спину зверя.

— Куда едем? — серый повернул ко мне меркантильную морду.

— К Тени!

Возникла заминка, волк тряхнул туловищем, я едва не свалился на землю. Меня выручила змейка. Она сжала мой кулак в стальной зажим, который намертво впился в холку хищника.

— Ты чего? — я был слегка озадачен.

— Мы так не договаривались, — заартачился живой транспорт.

Судя по всему, представитель сказочной фауны решил разорвать сделку. Правда, деньги при этом возвращать не торопился.

— Места там глухие, дикие, — продолжал скулить хищник, — даже жуткие.

— Добавлю ещё две монетки!

Денежный фактор — решающее обстоятельство в переговорах. Я уже настроился на поездку, поэтому решил не скупиться. Волк сразу приободрился, в его глазах проявился блеск презренного металла. В общем, серый размышлял недолго — деньги сделали своё дело.

— Эх, была — не была, — животное сорвалось с места.

Шустрый хищник, как любая маршрутка, исповедовал агрессивный стиль перемещения в пространстве. Известно, что главной задачей пассажиров данного вида транспорта является добраться до конечного пункта живым. Я в этом плане исключением не был.

Мохнатый лихач закладывал такие виражи, от которых у Шумахера попросту съехала бы крыша. Он настолько виртуозно петлял по дороге, так резко тормозил, а потом снова набирал скорость, что мне приходилось изо всех сил держаться за жёсткую шерсть, чтобы не свалиться.

Мы неслись по лесам и полям, мимо нас мелькали какие-то строения, но разобрать детали не было никакой возможности. Все мои помыслы были сосредоточены только на одном — чтобы не выпасть из седла. Насчёт седла — это я образно.

Лишь однажды этот гонщик сбавил скорость. Появилась белая табличка с надписью “Кукуево”. Зверь немного уменьшил ход. Переведя дух, я заметил большой терем справа. Невольно загляделся. Правда, долго любоваться зрелищем мне не пришлось. Граница селения кончилась, и хищник припустил с новой силой. Резкий рывок чуть не лишил меня равновесия, из моего организма вырвалась неприличная рифма к названию населённого пункта.

Вокруг стало заметно темнее, пейзаж поменял яркие краски на серые тона. Исчезли запахи, пропали звуки. Волк перешёл на опасливую рысцу и, наконец, замер.

— Всё, приехали! — у зверя дрожал голос.

— А… — я хотел уточнить, где находится искомый субъект, но волк, применив передовые методы изощрённой мимикрии, уже растворился в окружающей среде. Он сумел так распластаться на серой траве, что его смог бы заметить разве что опытный следопыт. Хамелеон, блин!

Я мысленно махнул на него рукой — пусть лежит, если нравится. Огляделся. Из тусклого мрака на меня надвигался тёмный сгусток. Повеяло холодом — у меня тоже появилось желание слиться с пейзажем в один незатейливый натюрморт. Так, чтобы меня никто не видел. Желательно, ближайшие лет пятьсот.

А чего это я раскис-то? Ведь не просто же так пришёл, а по делу. А на крайний случай у меня и меч имеется. Провёл рукой по рукояти своего клинка. Хотя вряд ли он тут пригодится. Ведь нельзя же просто взять, да и проткнуть тень!

— Зачем явился ко мне, смертный?! — прошипело у меня над ухом.

Ужас липкой пеленой окутал округу. Торчащие из травы ушки хищника тут же прикинулись невинными сыроежками. Я сделал глубокий выдох и вытянул перед собой клетчатую доску.

— Вот! — из-за сухости во рту, я сумел произнести только это.

— Почему ты решил, что меня заинтересует какой-то футляр? — потусторонняя субстанция скучковалась возле игрового поля.

Вот те раз! Мне обещали честный обмен, а этот летучий голландец косит под ненормального. Я слегка разозлился. Ну уж нет, так дело не пойдёт!

— Посмотрите, какие шахматы! — я открыл доску, привидение заглянуло внутрь.

Фигурки, увидев, кому их сватают, тут же притворились обычными кусками дерева, а некоторые даже захотели сбежать. Я пресёк массовый побег резким закрытием игрового поля, привидение метнулось вверх. Теперь оно висело надо мной злобной тучкой.

— Зачем они мне? — Тень колыхнулась вниз, клетчатое поле выпало из моих рук.

Доска прилетела точно в темечко серому. Тот даже не пискнул, старательно изображая из себя плодородный слой.

— Так ведь будет чем скрасить одиночество, — я нагнулся за игрой.

— Одиночество — не самое плохое в жизни! — на меня повеяло стужей. — А особенно в смерти!

Я вдруг чётко осознал, что произойдёт в следующий момент. Из меня начнут высасывать силы. Вероятнее всего, именно это бы и случилось, если бы не одно обстоятельство. Я уловил в голосе привидения тоску и безысходность. А если кому-то хреново, всегда можно залезть в душу.

— Что тебя тревожит? — я сумел выдавить из себя три слова.

Привидение как-то сразу обвисло, а потом мутной слезой стекло на землю.

— Тошно мне, — из-под ног выпрыгнуло затемнение, — потому что не знаю, кто меня отбросил. Я — тень без хозяина. А так не бывает! Я — это то, чего быть не может.

— Тут можно всё поправить! — в моей голове мгновенно созрел план.

— Говори! — привидение, не мигая, уставилось мне в глаза.

Я собрался с духом и выдал следующее:

— Ты можешь отбросить саму себя.

Наступила полнейшая тишина. Я ждал, когда меня начнут рвать на части, но всё обошлось. Полтергейста явно заинтриговало моё предложение.

— Тогда ты сам будешь и хозяином, и тенью, — не дав призраку опомниться, закончил я свою мысль. — В общем, два в одном.

Мой потусторонний собеседник задумался, потом отделил от себя небольшую часть и распластал её на земле. Полетал влево-вправо — обе сущности единого целого двигались слаженно, как пловчихи из синхронного плаванья.

— Теперь у меня есть своя собственная тень! — фантом радовался, как ребёнок. — Значит, я — настоящий!

Мне даже показалось, что стало чуточку светлее. Я был рад за полупрозрачного реликта, но продолжать знакомство мне не хотелось. Я снова вытянул перед собой шахматы. Мой жест истолковали верно. Привидение прекратило торжества по случаю обретения собственного отброса и приняло доску из моих рук. Шахматы исчезли внутри мутной субстанции.

— Выбирай, что тебе нужно! — радостное шипение тёмного сгустка казалось уже не таким зловещим.

Передо мной возникли новые, блестящие зеленью, доспехи. Они висели прямо в воздухе. Интересоваться тем, как устроен невидимый прилавок, я не стал. Единственным моим желанием сейчас было как можно скорее убраться отсюда подальше. Поэтому я быстро ткнул в массивный предмет, похожий на железные шорты. Выбранная амуниция, громко лязгнув, тут же оказалась на мне. Остальное обмундирование растворилось так же внезапно, как и возникло.

Я пролепетал что-то вроде “премного благодарны” и начал медленно пятиться в сторону, противоположную той, где колыхалась Тень.

— Постой! — зашипел мой новый знакомец.

Я замер. Ну вот. Кажется, надежда на благополучный исход дела приказала долго жить.

Тень вместе с собственной тенью подплыла ко мне ближе.

— Вот, возьми! — прохрипел глухой голос.

Ладонь сама, без моей помощи, вытянулась вперёд. На ней возник маленький амулет.

— Это тебе за то, — растворяясь в пространстве, прохрипел призрак, — что помог мне обрести себя.

Фантом исчез, стало светло. По инерции я всё еще продолжал идти задом, пока не услышал визг. Оглянулся — волк.

— Сойди с хвоста, больно! — хищник пытался выдернуть из-под моих сапог свой отросток.

Я быстро убрал ногу, освободив из капкана волчий атавизм. Серый тут же перестал скулить и начал опасливо озираться по сторонам.

— А где этот? — он поднял на меня испуганную морду.

— Кто? — я прикинулся шлангом.

— Ну тот, — волк боялся даже назвать привидение по имени. — Такой прозрачный.

— Ушёл, но обещал вернуться! — соврал я.

— Слушай, давай сматываться отсюда скорее, а? — у зверя стучали зубы.

Дважды меня просить не пришлось. Я взгромоздился на волчью спину и вцепился руками в жёсткую шерсть. Серый сорвался с места так, будто собрался поставить мировой рекорд скорости. Усейн Болт, увидев такой спурт, побелел бы от зависти.

Мы проскакали уже довольно приличное расстояние и даже начали чувствовать себя в безопасности. В этот момент нам преградили путь. Волк затормозил, я слетел на землю. Хотел выразить серому своё возмущение, но не успел. Мой взгляд упёрся в две палочки в чёрных сапожках. Я провёл взглядом по тщедушной фигурке — на глаза едва не навернулись слёзы. Передо мной стояло существо такой невероятной худобы, что просто не верилось в возможность его существования. Казалось, что это не кожа обтягивает рёбра, а, наоборот, рёбра вдавливают кожу внутрь.

При всём своём тощем устройстве создание имело злые глаза и агрессивное выражение лица. Внезапно меня осенила догадка. Я выхватил из кармана зеркальце. На экран уже была выведена нужная локация. Ткнул в значок “Монстры”. Что и требовалось доказать — местные чудовища звались Кощеями.

Я перевёл взгляд на гражданина напротив. Было ясно, что худосочный субъект симпатий ко мне не питает никаких. Я опять оказался прав! Бухенвальдский крепыш вытянул в мою сторону костлявые пальцы, на жёлтой макушке возникла призрачная корона. Над ней проявилась шестёрка. Шестой уровень! Я выхватил меч. В ответ Кощей разразился зловещим хохотом. На меня этот антуражный приём почему-то не подействовал — я сразу же врезал клинком по костлявому запястью.

Злодей ойкнул, его кисть отвалилась и большим тараканом потрусила в мою сторону. Рубанул по автономной конечности — та затихла. Мой противник пришёл в себя быстро. Он выкрикнул заклинание — из здоровой руки монстра вылетела стая чёрных ворон. Группа агрессивных птиц устремилась в мою сторону. Я махал мечом направо и налево, но пропустил несколько выпадов пернатых тварей. Моё здоровье сократилось на треть. ХП злодея тоже уменьшилось, правда, незначительно.

Я кое-как добил последнюю птичку. Взглянул на противника. Ничего себе! Отрубленная рука регенерировала прямо на глазах. “Я так не играю”, - сказал бы в этом случае Карлсон. Мне играть приходилось, причём игра развивалась не по моим правилам. Я нанёс колющий удар в корпус. Меня ждало разочарование — меч пролетел мимо тщедушного тельца. Худой прохиндей виртуозно владел таким приёмом, как уворот.

Тем временем Кощей выкинул следующий номер — топнув худенькой ножкой, он возбудил в почве активность. Прямо из-под земли стали появляться крысы размером с собаку. Табун грызунов, выстроился в боевой порядок, напоминавший знаменитую свинью тевтонских рыцарей. Блин, такие и отгрызть чего-нибудь могут! Всё-таки хорошо, что я выбрал поножи! В подсознании всплыл фрагмент дурацкой частушки про алюминиевые трусы. Правда, музыкальная минутка закончилась быстро — крысы бросились в атаку.

Я боролся, как одержимый, но силы были неравны. Когда последний грызун испустил дух, полоска моего здоровья была окрашена в критический красный цвет. До окончательного абзаца мне оставалось каких-нибудь двадцать пунктов. В голове противно шумело, руки едва держали меч. Я собрал волю в кулак и махнул клинком сторону Кощея. Но моя атака вновь не имела успеха. Коварный задохлик выхватил откуда-то большой ятаган и поставил блок. Я взглянул на злодея — его выпуклые глаза светились победным блеском. Кривой меч сверкнул в костлявых руках монстра. До моей гибели оставалось ровно одно мгновение.

В этот момент я ощутил покалывание в пальцах. Взглянул на свои руки — вот это да! Мои конечности превратились в длиннющие клешни, похожие на манипуляторы робота. Я ничего не предпринимал, отростки действовали сейчас сами по себе. Они молотили тщедушного злодея, как боксёр грушу. А ещё говорят — размер не имеет значения. Ещё как имеет!

Один удар по Кощею — минус двадцать пунктов колдовского здоровья. Злодей попытался ответить, но нарвался на блок. Хук клешнёй справа — ещё минус двадцать. Как говорится, получите и распишитесь. Корона монстра съехала набок.

Вот тут колдун разозлился по-настоящему. Он взвыл и выбросил худенькие ручки вперёд. Мне захотелось провалиться сквозь землю. И вовсе не от стыда! На меня летела стая мелких крокодилов с крыльями. У каждого аллигатора имелось три пасти. Неожиданно мои руки начали вращаться, пока не превратились в огромный пропеллер. Через мгновение мельтешащие лопасти обернулись сплошным кругом. Послышался рёв самолётного двигателя. Стайка незадачливых пресмыкающихся, не успев затормозить, была размолочена винтами в мелкие клочья.

Когда последняя тварь отправилась в небытие, руки прекратили вращательные движения. Одна из них схватила задохлика за горло, а вот другая… Как известно, смерть Кощеева находится на конце иглы, а игла в яйце. Короче говоря, моя вторая конечность, по-прежнему продолжающая пребывать в агрессивно-удлинённом состоянии, что-то сжала в районе кощеева паха. Раздался чавкающий звук, за ним послышался дикий вой. Я зажмурился. Когда снова открыл глаза, на месте злодея дымилась только небольшая кучка пепла. Рядом валялись обгоревшие обрывки вражьей одежды. В голове промелькнуло что-то вроде “Граждане! Храните ценные вещи в надёжном месте!”

Взглянул на свои руки. Они снова имели нормальный вид. От сердца сразу же отлегло. Внезапно я почувствовал слабость и без сил свалился на землю. В кармане, требуя внимания, верещало зеркальце. Ну и пусть себе. Не хочу ни с кем разговаривать. Вдруг почувствовал какую-то нездоровую активность рядом с собой. Приподнял голову — меня обнюхивал волк. Где он был во время драки, неизвестно. Наверное, прикидывался какой-нибудь незабудкой.

— Отдай своё сердце! — я выбросил руки вперёд и сделал страшные глаза.

Честно говоря, сам не ожидал от себя такого. Но напугать этого приспособленца почему-то хотелось с невероятной силой. Зверь распластался на земле, обхватив лапами голову. Кажется, я перестарался. Ещё Кондратий серого хватит.

От резкого движения у меня самого закружилась голова. Неожиданно взгляд выхватил из пространства знакомый символ. Аптечка! Надо же! Рядом с останками колдуна виднелась заветное снадобье. Как это я его сразу не заметил? Подошёл ближе, поднял с земли своевременно выпавшую коробочку и осушил её содержимое. В кармане тренькнуло — здоровье полностью восстановилось. Заметил ещё две бутылочки — так это же эликсиры здоровья! В бою вещь незаменимая. Подобрал ёмкости и уже хотел тронуться дальше, как вспомнил про волка.

Оглянулся назад. Серый, не шевелясь, лежал на влажной траве. Он даже не сменил позы. Может, помер со страху? Я сорвал травинку и пощекотал ей мохнатое ухо. Слуховой орган хищника дёрнулся.

— Отбой! — я постучался по серой черепушке.

Волк приподнял голову.

— Ты живой? — в глазах хищника читалось недоверие.

— Почти!

— Как это? — зверь, озираясь, смотрел по сторонам. Наверное, намечал возможные пути бегства.

— Моя сущность пребывает в несвойственной ей ауре, — я придал голосу максимум таинственности, — что воспринимается, как диссонансный образ, отражённый галлюцинирующим сознанием.

Выражение волчьей морды лучше всяких слов говорило о том, что он боится подхватить ту заразу, которая, судя по всему, поразила меня целиком.

— Ну, мне пора, — скроив брезгливую мину, серый стал потихоньку пятиться к лесу. — Ты не забывай, заходи, если что…

— А как же… — я хотел ещё о чём-то спросить волка, но тот, торопясь поскорее покинуть карантинную зону, перешёл на ускоренную трусцу и вскоре скрылся в лесной чаще.

А хорошая бы из него собачка получилась! Краем уха я слышал, что тут можно заводить питомцев. Правда, о них нужно заботиться. То есть, кормить, поить, и всё такое. А зачем кормить волка. Его и так ноги кормят! Мне представилось, как с аппетитным урчанием догрызает свою заднюю лапу несчастный хищник. Тьфу ты, что за ерунда в голову лезет!

Из кармана раздалась раздражённая вибрация. Догадаться, чего требует мой плоский спутник, было нетрудно. Я достал серп, срубил пару веточек кремнецвета. Затем вынул из кармана зеркальце. Возмущённая плоскость уже готова была разразиться гневной отповедью, но, увидев приготовленный завтрак, делать этого не стало, а приступило непосредственно к поглощению несчастного растения.

Девайс чавкал, я ждал. Мне показалось, что моё зеркальце как-то округлилось, приобрело лишний вес и стало не совсем плоским. Я даже обхватил его пальцами, пытаясь по памяти воспроизвести первоначальную толщину. Квадрат застенчиво ойкнул, изобразил на себе лопоухую физиономию хоббита, по которой со всей силы хлестанули рукой. По округе разлетелся звук звонкой пощёчины.

— Ах, оставьте! — зеркальце поменяло на себе картинку.

Теперь там моргала глазками робкая особа. Её щёки пылали стыдливым румянцем, а взгляд жаждал продолжения откровенных ухаживаний. Мне не было никакого дела до зеркальных инсинуаций. Я тоже хотел есть.

Ничто так не пробуждает аппетита, как созерцание чужой трапезы. Я сглотнул слюну, гаджет тут же перестал валять дурака и вытащил из своих сытых недр игровое меню. Я щёлкнул в аукцион, нашёл значок “Еда”. Выбрал себе хлеб и буженину. Достал из кармана несколько медяков и подбросил их в воздух. Денежка, не успев достичь пика своей траектории, исчезла в прозрачном воздухе. Передо мной тут же возник заказ. Еда была упакована в бумажный пакет с видами тридесятого царства и пожеланием “Приятного чревоугодия”. В общем, сервис!

Разорвав упаковку, набросился на еду. Пока утолял голод, заметил в лесу шевеление. Показалось? Присмотрелся — нет, действительно кто-то есть. Продолжая набивать желудок, стал следить за метаниями неизвестного. Из темноты блеснули два огонька. Так это же волк! Значит, сделал вид, что смылся, а сам оборудовал себе наблюдательный пункт. Да уж! Любопытство иногда сильнее страха.

Положил недоеденный кусок мяса перед собой на траву. Так, чтобы из леса была хорошо видна румяная корочка мясного деликатеса. Я всем нутром ощутил голодный спазм колеблющегося хищника. Ладно, пусть немного помучается, а мы пока займёмся делом.

Я постучал пальцем в тёмный монитор.

— Чего изволите? — на экранчике возник прилизанный тип с полотенцем, переброшенным через руку.

Сытое зеркальце находилось в прекрасном расположении духа.

— Покажи меня!

Появилась иконка “Персонаж”, я ткнул в значок пальцем. Меня интересовала вновь приобретённая амуниция, а именно — поножи. Щёлкнул в изображение защитных штанишек — возникли их характеристики. Так, посмотрим. Интуиция — плюс девять пунктов, сила — двадцать два, уровень жизни — плюс тринадцать. Я уменьшил масштаб — весь экран заняла фигурка хоббита. Над моим плоским дублёром расположились цифры. Мой ХП, или по-другому уровень жизни, составлял теперь двести девять единиц. Что ж, уже неплохо! Хотя до старших уровней всё равно далеко.

Я снова взглянул на свою копию. Да уж, видок ещё тот! Ушастое создание в кольчуге, новеньких ботфортах и железных трусах! Да ещё со шпагой. Картинка — Дартаньян на сдаче металлолома. Если кто-нибудь в будущем догадается подвесить в Драме большой магнит, то персонажи просто поприлипают к нему, и будет тогда всем “гейм овер”. Причём полный.

А вообще, до полной экипировки мне не хватает двух вещей: наручей и шлема. Они закроют руки и голову. Может, купить? Я набрал “Аукцион”, нашёл нужное обмундирование. Да, такое мне не по карману. Как насчёт украсть? Тоже вряд ли получится. Если уж меня разыскали из-за несчастной корочки хлеба, то за дорогущий шлем найдут и подавно. Правда, есть ещё варианты. Например, снова сыграть в шахматы. Но одна только мысль о Тени заставила мой организм содрогнуться в нервном пароксизме.

Кстати, потусторонний субъект что-то мне презентовал. Я достал амулет. На чёрном диске была изображена дверь. Её створки украшал маленький череп. От картинки повеяло гнилостным холодом. Меня передёрнуло, я спрятал в карман жуткий гостинец. Набрал на экране “Подарки”. Возникло изображение амулета. Осторожно ткнул в чёрный диск пальцем. Под кругляшком появилась короткая запись: “Амулет возвращения. Служит для мгновенного перемещения к Тени”. Ну уж нет! Ни за что! Как говорится, лучше вы к нам… Я достал страшный талисман из брюк, замахнулся…

Из тёмного леса появился волк.

— Могу подвезти, — неожиданно зверь заговорил человеческим голосом.

Я опешил.

— Недорого, — увидев мою растерянность, добавил зверь.

— Сколько? — я сглотнул.

— До центра — один золотой, — прикинув в уме прейскурант, сообщило животное.

— Это грабёж! — я изобразил на лице возмущение.

— А тогда я тебя съем!

Разговор с позиции силы — общий принцип всех хищников. Змейка под кожей дёрнулась, я выхватил меч. Серый задумался, видимо прикидывал шансы.

— Тогда десять серебра, — вымогатель пошёл на попятную.

Ну вот, это совсем другое дело!

— Могу дать одну серебряную монетку, — я решил торговаться до последнего.

— Три! — зверь не сдавался.

Я согласно кивнул головой. Лесной житель обрадованно завилял хвостом. Ладно! В конце концов, за комфорт надо платить. А уж за экзотический — и подавно. Вынул блестящую денежку, сунул её в пасть хищника. Тот с готовностью предоставил свой бок для посадки. Хоть и с трудом, но я всё-таки смог взобраться на мощную спину зверя.

— Куда едем? — серый повернул ко мне меркантильную морду.

— К Тени!

Возникла заминка, волк тряхнул туловищем, я едва не свалился на землю. Меня выручила змейка. Она сжала мой кулак в стальной зажим, который намертво впился в холку хищника.

— Ты чего? — я был слегка озадачен.

— Мы так не договаривались, — заартачился живой транспорт.

Судя по всему, представитель сказочной фауны решил разорвать сделку. Правда, деньги при этом возвращать не торопился.

— Места там глухие, дикие, — продолжал скулить хищник, — даже жуткие.

— Добавлю ещё две монетки!

Денежный фактор — решающее обстоятельство в переговорах. Я уже настроился на поездку, поэтому решил не скупиться. Волк сразу приободрился, в его глазах проявился блеск презренного металла. В общем, серый размышлял недолго — деньги сделали своё дело.

— Эх, была — не была, — животное сорвалось с места.

Шустрый хищник, как любая маршрутка, исповедовал агрессивный стиль перемещения в пространстве. Известно, что главной задачей пассажиров данного вида транспорта является добраться до конечного пункта живым. Я в этом плане исключением не был.

Мохнатый лихач закладывал такие виражи, от которых у Шумахера попросту съехала бы крыша. Он настолько виртуозно петлял по дороге, так резко тормозил, а потом снова набирал скорость, что мне приходилось изо всех сил держаться за жёсткую шерсть, чтобы не свалиться.

Мы неслись по лесам и полям, мимо нас мелькали какие-то строения, но разобрать детали не было никакой возможности. Все мои помыслы были сосредоточены только на одном — чтобы не выпасть из седла. Насчёт седла — это я образно.

Лишь однажды этот гонщик сбавил скорость. Появилась белая табличка с надписью “Кукуево”. Зверь немного уменьшил ход. Переведя дух, я заметил большой терем справа. Невольно загляделся. Правда, долго любоваться зрелищем мне не пришлось. Граница селения кончилась, и хищник припустил с новой силой. Резкий рывок чуть не лишил меня равновесия, из моего организма вырвалась неприличная рифма к названию населённого пункта.

Вокруг стало заметно темнее, пейзаж поменял яркие краски на серые тона. Исчезли запахи, пропали звуки. Волк перешёл на опасливую рысцу и, наконец, замер.

— Всё, приехали! — у зверя дрожал голос.

— А… — я хотел уточнить, где находится искомый субъект, но волк, применив передовые методы изощрённой мимикрии, уже растворился в окружающей среде. Он сумел так распластаться на серой траве, что его смог бы заметить разве что опытный следопыт. Хамелеон, блин!

Я мысленно махнул на него рукой — пусть лежит, если нравится. Огляделся. Из тусклого мрака на меня надвигался тёмный сгусток. Повеяло холодом — у меня тоже появилось желание слиться с пейзажем в один незатейливый натюрморт. Так, чтобы меня никто не видел. Желательно, ближайшие лет пятьсот.

А чего это я раскис-то? Ведь не просто же так пришёл, а по делу. А на крайний случай у меня и меч имеется. Провёл рукой по рукояти своего клинка. Хотя вряд ли он тут пригодится. Ведь нельзя же просто взять, да и проткнуть тень!

— Зачем явился ко мне, смертный?! — прошипело у меня над ухом.

Ужас липкой пеленой окутал округу. Торчащие из травы ушки хищника тут же прикинулись невинными сыроежками. Я сделал глубокий выдох и вытянул перед собой клетчатую доску.

— Вот! — из-за сухости во рту, я сумел произнести только это.

— Почему ты решил, что меня заинтересует какой-то футляр? — потусторонняя субстанция скучковалась возле игрового поля.

Вот те раз! Мне обещали честный обмен, а этот летучий голландец косит под ненормального. Я слегка разозлился. Ну уж нет, так дело не пойдёт!

— Посмотрите, какие шахматы! — я открыл доску, привидение заглянуло внутрь.

Фигурки, увидев, кому их сватают, тут же притворились обычными кусками дерева, а некоторые даже захотели сбежать. Я пресёк массовый побег резким закрытием игрового поля, привидение метнулось вверх. Теперь оно висело надо мной злобной тучкой.

— Зачем они мне? — Тень колыхнулась вниз, клетчатое поле выпало из моих рук.

Доска прилетела точно в темечко серому. Тот даже не пискнул, старательно изображая из себя плодородный слой.

— Так ведь будет чем скрасить одиночество, — я нагнулся за игрой.

— Одиночество — не самое плохое в жизни! — на меня повеяло стужей. — А особенно в смерти!

Я вдруг чётко осознал, что произойдёт в следующий момент. Из меня начнут высасывать силы. Вероятнее всего, именно это бы и случилось, если бы не одно обстоятельство. Я уловил в голосе привидения тоску и безысходность. А если кому-то хреново, всегда можно залезть в душу.

— Что тебя тревожит? — я сумел выдавить из себя три слова.

Привидение как-то сразу обвисло, а потом мутной слезой стекло на землю.

— Тошно мне, — из-под ног выпрыгнуло затемнение, — потому что не знаю, кто меня отбросил. Я — тень без хозяина. А так не бывает! Я — это то, чего быть не может.

— Тут можно всё поправить! — в моей голове мгновенно созрел план.

— Говори! — привидение, не мигая, уставилось мне в глаза.

Я собрался с духом и выдал следующее:

— Ты можешь отбросить саму себя.

Наступила полнейшая тишина. Я ждал, когда меня начнут рвать на части, но всё обошлось. Полтергейста явно заинтриговало моё предложение.

— Тогда ты сам будешь и хозяином, и тенью, — не дав призраку опомниться, закончил я свою мысль. — В общем, два в одном.

Мой потусторонний собеседник задумался, потом отделил от себя небольшую часть и распластал её на земле. Полетал влево-вправо — обе сущности единого целого двигались слаженно, как пловчихи из синхронного плаванья.

— Теперь у меня есть своя собственная тень! — фантом радовался, как ребёнок. — Значит, я — настоящий!

Мне даже показалось, что стало чуточку светлее. Я был рад за полупрозрачного реликта, но продолжать знакомство мне не хотелось. Я снова вытянул перед собой шахматы. Мой жест истолковали верно. Привидение прекратило торжества по случаю обретения собственного отброса и приняло доску из моих рук. Шахматы исчезли внутри мутной субстанции.

— Выбирай, что тебе нужно! — радостное шипение тёмного сгустка казалось уже не таким зловещим.

Передо мной возникли новые, блестящие зеленью, доспехи. Они висели прямо в воздухе. Интересоваться тем, как устроен невидимый прилавок, я не стал. Единственным моим желанием сейчас было как можно скорее убраться отсюда подальше. Поэтому я быстро ткнул в массивный предмет, похожий на железные шорты. Выбранная амуниция, громко лязгнув, тут же оказалась на мне. Остальное обмундирование растворилось так же внезапно, как и возникло.

Я пролепетал что-то вроде “премного благодарны” и начал медленно пятиться в сторону, противоположную той, где колыхалась Тень.

— Постой! — зашипел мой новый знакомец.

Я замер. Ну вот. Кажется, надежда на благополучный исход дела приказала долго жить.

Тень вместе с собственной тенью подплыла ко мне ближе.

— Вот, возьми! — прохрипел глухой голос.

Ладонь сама, без моей помощи, вытянулась вперёд. На ней возник маленький амулет.

— Это тебе за то, — растворяясь в пространстве, прохрипел призрак, — что помог мне обрести себя.

Фантом исчез, стало светло. По инерции я всё еще продолжал идти задом, пока не услышал визг. Оглянулся — волк.

— Сойди с хвоста, больно! — хищник пытался выдернуть из-под моих сапог свой отросток.

Я быстро убрал ногу, освободив из капкана волчий атавизм. Серый тут же перестал скулить и начал опасливо озираться по сторонам.

— А где этот? — он поднял на меня испуганную морду.

— Кто? — я прикинулся шлангом.

— Ну тот, — волк боялся даже назвать привидение по имени. — Такой прозрачный.

— Ушёл, но обещал вернуться! — соврал я.

— Слушай, давай сматываться отсюда скорее, а? — у зверя стучали зубы.

Дважды меня просить не пришлось. Я взгромоздился на волчью спину и вцепился руками в жёсткую шерсть. Серый сорвался с места так, будто собрался поставить мировой рекорд скорости. Усейн Болт, увидев такой спурт, побелел бы от зависти.

Мы проскакали уже довольно приличное расстояние и даже начали чувствовать себя в безопасности. В этот момент нам преградили путь. Волк затормозил, я слетел на землю. Хотел выразить серому своё возмущение, но не успел. Мой взгляд упёрся в две палочки в чёрных сапожках. Я провёл взглядом по тщедушной фигурке — на глаза едва не навернулись слёзы. Передо мной стояло существо такой невероятной худобы, что просто не верилось в возможность его существования. Казалось, что это не кожа обтягивает рёбра, а, наоборот, рёбра вдавливают кожу внутрь.

При всём своём тощем устройстве создание имело злые глаза и агрессивное выражение лица. Внезапно меня осенила догадка. Я выхватил из кармана зеркальце. На экран уже была выведена нужная локация. Ткнул в значок “Монстры”. Что и требовалось доказать — местные чудовища звались Кощеями.

Я перевёл взгляд на гражданина напротив. Было ясно, что худосочный субъект симпатий ко мне не питает никаких. Я опять оказался прав! Бухенвальдский крепыш вытянул в мою сторону костлявые пальцы, на жёлтой макушке возникла призрачная корона. Над ней проявилась шестёрка. Шестой уровень! Я выхватил меч. В ответ Кощей разразился зловещим хохотом. На меня этот антуражный приём почему-то не подействовал — я сразу же врезал клинком по костлявому запястью.

Злодей ойкнул, его кисть отвалилась и большим тараканом потрусила в мою сторону. Рубанул по автономной конечности — та затихла. Мой противник пришёл в себя быстро. Он выкрикнул заклинание — из здоровой руки монстра вылетела стая чёрных ворон. Группа агрессивных птиц устремилась в мою сторону. Я махал мечом направо и налево, но пропустил несколько выпадов пернатых тварей. Моё здоровье сократилось на треть. ХП злодея тоже уменьшилось, правда, незначительно.

Я кое-как добил последнюю птичку. Взглянул на противника. Ничего себе! Отрубленная рука регенерировала прямо на глазах. “Я так не играю”, - сказал бы в этом случае Карлсон. Мне играть приходилось, причём игра развивалась не по моим правилам. Я нанёс колющий удар в корпус. Меня ждало разочарование — меч пролетел мимо тщедушного тельца. Худой прохиндей виртуозно владел таким приёмом, как уворот.

Тем временем Кощей выкинул следующий номер — топнув худенькой ножкой, он возбудил в почве активность. Прямо из-под земли стали появляться крысы размером с собаку. Табун грызунов, выстроился в боевой порядок, напоминавший знаменитую свинью тевтонских рыцарей. Блин, такие и отгрызть чего-нибудь могут! Всё-таки хорошо, что я выбрал поножи! В подсознании всплыл фрагмент дурацкой частушки про алюминиевые трусы. Правда, музыкальная минутка закончилась быстро — крысы бросились в атаку.

Я боролся, как одержимый, но силы были неравны. Когда последний грызун испустил дух, полоска моего здоровья была окрашена в критический красный цвет. До окончательного абзаца мне оставалось каких-нибудь двадцать пунктов. В голове противно шумело, руки едва держали меч. Я собрал волю в кулак и махнул клинком сторону Кощея. Но моя атака вновь не имела успеха. Коварный задохлик выхватил откуда-то большой ятаган и поставил блок. Я взглянул на злодея — его выпуклые глаза светились победным блеском. Кривой меч сверкнул в костлявых руках монстра. До моей гибели оставалось ровно одно мгновение.

В этот момент я ощутил покалывание в пальцах. Взглянул на свои руки — вот это да! Мои конечности превратились в длиннющие клешни, похожие на манипуляторы робота. Я ничего не предпринимал, отростки действовали сейчас сами по себе. Они молотили тщедушного злодея, как боксёр грушу. А ещё говорят — размер не имеет значения. Ещё как имеет!

Один удар по Кощею — минус двадцать пунктов колдовского здоровья. Злодей попытался ответить, но нарвался на блок. Хук клешнёй справа — ещё минус двадцать. Как говорится, получите и распишитесь. Корона монстра съехала набок.

Вот тут колдун разозлился по-настоящему. Он взвыл и выбросил худенькие ручки вперёд. Мне захотелось провалиться сквозь землю. И вовсе не от стыда! На меня летела стая мелких крокодилов с крыльями. У каждого аллигатора имелось три пасти. Неожиданно мои руки начали вращаться, пока не превратились в огромный пропеллер. Через мгновение мельтешащие лопасти обернулись сплошным кругом. Послышался рёв самолётного двигателя. Стайка незадачливых пресмыкающихся, не успев затормозить, была размолочена винтами в мелкие клочья.

Когда последняя тварь отправилась в небытие, руки прекратили вращательные движения. Одна из них схватила задохлика за горло, а вот другая… Как известно, смерть Кощеева находится на конце иглы, а игла в яйце. Короче говоря, моя вторая конечность, по-прежнему продолжающая пребывать в агрессивно-удлинённом состоянии, что-то сжала в районе кощеева паха. Раздался чавкающий звук, за ним послышался дикий вой. Я зажмурился. Когда снова открыл глаза, на месте злодея дымилась только небольшая кучка пепла. Рядом валялись обгоревшие обрывки вражьей одежды. В голове промелькнуло что-то вроде “Граждане! Храните ценные вещи в надёжном месте!”

Взглянул на свои руки. Они снова имели нормальный вид. От сердца сразу же отлегло. Внезапно я почувствовал слабость и без сил свалился на землю. В кармане, требуя внимания, верещало зеркальце. Ну и пусть себе. Не хочу ни с кем разговаривать. Вдруг почувствовал какую-то нездоровую активность рядом с собой. Приподнял голову — меня обнюхивал волк. Где он был во время драки, неизвестно. Наверное, прикидывался какой-нибудь незабудкой.

— Отдай своё сердце! — я выбросил руки вперёд и сделал страшные глаза.

Честно говоря, сам не ожидал от себя такого. Но напугать этого приспособленца почему-то хотелось с невероятной силой. Зверь распластался на земле, обхватив лапами голову. Кажется, я перестарался. Ещё Кондратий серого хватит.

От резкого движения у меня самого закружилась голова. Неожиданно взгляд выхватил из пространства знакомый символ. Аптечка! Надо же! Рядом с останками колдуна виднелась заветное снадобье. Как это я его сразу не заметил? Подошёл ближе, поднял с земли своевременно выпавшую коробочку и осушил её содержимое. В кармане тренькнуло — здоровье полностью восстановилось. Заметил ещё две бутылочки — так это же эликсиры здоровья! В бою вещь незаменимая. Подобрал ёмкости и уже хотел тронуться дальше, как вспомнил про волка.

Оглянулся назад. Серый, не шевелясь, лежал на влажной траве. Он даже не сменил позы. Может, помер со страху? Я сорвал травинку и пощекотал ей мохнатое ухо. Слуховой орган хищника дёрнулся.

— Отбой! — я постучался по серой черепушке.

Волк приподнял голову.

— Ты живой? — в глазах хищника читалось недоверие.

— Почти!

— Как это? — зверь, озираясь, смотрел по сторонам. Наверное, намечал возможные пути бегства.

— Моя сущность пребывает в несвойственной ей ауре, — я придал голосу максимум таинственности, — что воспринимается, как диссонансный образ, отражённый галлюцинирующим сознанием.

Выражение волчьей морды лучше всяких слов говорило о том, что он боится подхватить ту заразу, которая, судя по всему, поразила меня целиком.

— Ну, мне пора, — скроив брезгливую мину, серый стал потихоньку пятиться к лесу. — Ты не забывай, заходи, если что…

— А как же… — я хотел ещё о чём-то спросить волка, но тот, торопясь поскорее покинуть карантинную зону, перешёл на ускоренную трусцу и вскоре скрылся в лесной чаще.

А хорошая бы из него собачка получилась! Краем уха я слышал, что тут можно заводить питомцев. Правда, о них нужно заботиться. То есть, кормить, поить, и всё такое. А зачем кормить волка. Его и так ноги кормят! Мне представилось, как с аппетитным урчанием догрызает свою заднюю лапу несчастный хищник. Тьфу ты, что за ерунда в голову лезет!

Из кармана раздалась раздражённая вибрация. Догадаться, чего требует мой плоский спутник, было нетрудно. Я достал серп, срубил пару веточек кремнецвета. Затем вынул из кармана зеркальце. Возмущённая плоскость уже готова была разразиться гневной отповедью, но, увидев приготовленный завтрак, делать этого не стало, а приступило непосредственно к поглощению несчастного растения.

Девайс чавкал, я ждал. Мне показалось, что моё зеркальце как-то округлилось, приобрело лишний вес и стало не совсем плоским. Я даже обхватил его пальцами, пытаясь по памяти воспроизвести первоначальную толщину. Квадрат застенчиво ойкнул, изобразил на себе лопоухую физиономию хоббита, по которой со всей силы хлестанули рукой. По округе разлетелся звук звонкой пощёчины.

— Ах, оставьте! — зеркальце поменяло на себе картинку.

Теперь там моргала глазками робкая особа. Её щёки пылали стыдливым румянцем, а взгляд жаждал продолжения откровенных ухаживаний. Мне не было никакого дела до зеркальных инсинуаций. Я тоже хотел есть.

Ничто так не пробуждает аппетита, как созерцание чужой трапезы. Я сглотнул слюну, гаджет тут же перестал валять дурака и вытащил из своих сытых недр игровое меню. Я щёлкнул в аукцион, нашёл значок “Еда”. Выбрал себе хлеб и буженину. Достал из кармана несколько медяков и подбросил их в воздух. Денежка, не успев достичь пика своей траектории, исчезла в прозрачном воздухе. Передо мной тут же возник заказ. Еда была упакована в бумажный пакет с видами тридесятого царства и пожеланием “Приятного чревоугодия”. В общем, сервис!

Разорвав упаковку, набросился на еду. Пока утолял голод, заметил в лесу шевеление. Показалось? Присмотрелся — нет, действительно кто-то есть. Продолжая набивать желудок, стал следить за метаниями неизвестного. Из темноты блеснули два огонька. Так это же волк! Значит, сделал вид, что смылся, а сам оборудовал себе наблюдательный пункт. Да уж! Любопытство иногда сильнее страха.

Положил недоеденный кусок мяса перед собой на траву. Так, чтобы из леса была хорошо видна румяная корочка мясного деликатеса. Я всем нутром ощутил голодный спазм колеблющегося хищника. Ладно, пусть немного помучается, а мы пока займёмся делом.

Я постучал пальцем в тёмный монитор.

— Чего изволите? — на экранчике возник прилизанный тип с полотенцем, переброшенным через руку.

Сытое зеркальце находилось в прекрасном расположении духа.

— Покажи меня!

Появилась иконка “Персонаж”, я ткнул в значок пальцем. Меня интересовала вновь приобретённая амуниция, а именно — поножи. Щёлкнул в изображение защитных штанишек — возникли их характеристики. Так, посмотрим. Интуиция — плюс девять пунктов, сила — двадцать два, уровень жизни — плюс тринадцать. Я уменьшил масштаб — весь экран заняла фигурка хоббита. Над моим плоским дублёром расположились цифры. Мой ХП, или по-другому уровень жизни, составлял теперь двести девять единиц. Что ж, уже неплохо! Хотя до старших уровней всё равно далеко.

Я снова взглянул на свою копию. Да уж, видок ещё тот! Ушастое создание в кольчуге, новеньких ботфортах и железных трусах! Да ещё со шпагой. Картинка — Дартаньян на сдаче металлолома. Если кто-нибудь в будущем догадается подвесить в Драме большой магнит, то персонажи просто поприлипают к нему, и будет тогда всем “гейм овер”. Причём полный.

А вообще, до полной экипировки мне не хватает двух вещей: наручей и шлема. Они закроют руки и голову. Может, купить? Я набрал “Аукцион”, нашёл нужное обмундирование. Да, такое мне не по карману. Как насчёт украсть? Тоже вряд ли получится. Если уж меня разыскали из-за несчастной корочки хлеба, то за дорогущий шлем найдут и подавно. Правда, есть ещё варианты. Например, снова сыграть в шахматы. Но одна только мысль о Тени заставила мой организм содрогнуться в нервном пароксизме.

Кстати, потусторонний субъект что-то мне презентовал. Я достал амулет. На чёрном диске была изображена дверь. Её створки украшал маленький череп. От картинки повеяло гнилостным холодом. Меня передёрнуло, я спрятал в карман жуткий гостинец. Набрал на экране “Подарки”. Возникло изображение амулета. Осторожно ткнул в чёрный диск пальцем. Под кругляшком появилась короткая запись: “Амулет возвращения. Служит для мгновенного перемещения к Тени”. Ну уж нет! Ни за что! Как говорится, лучше вы к нам… Я достал страшный талисман из брюк, замахнулся…

Глава 11

— Стой! — от резкого выкрика чуть не упал.

Зеркальце истошно вибрировало в свободной руке.

— Ты чего артефактами швыряешься? — пристыдила меня плоскость. — Так никаких амулетов не напасёшься!

Я опустил руку. А действительно, вдруг пригодится? Может, его можно будет продать или выгодно обменять? Много места не занимает. Пусть пока полежит, а там видно будет.

Зеркальце снова разразилось затейливой трелью. Ну, что на этот раз? Мелодия была незнакомой. Я взглянул на экран, в углу мигал маленький конвертик. “Вам сообщение”,- стекло набросало на себе образ Печкина с журналом Мурзилка. Клоун! Я ткнул в мигающий значок. Надо же — Тапок объявился.

Я даже обрадовался. Разговаривать с зеркалами или животными интересно, тут вопросов нет. Но иногда хочется простого человеческого общения. Ткнул в нужный контакт — на мониторе возникла знакомая физиономия. Под застывшим Тапком висело сообщение: “Привет. В Подземелье идёшь?” Ни в какое подземелье мне не хотелось. Но отказываться сразу было неудобно. Написал: “Надо подумать”. “Только быстрее”, - пришёл ответ.

Когда предлагают участие в сомнительной операции, надо хотя бы немного представлять, о чём идёт речь.

— Эй! — я потёр зеркальце за край. — Что такое Подземелье?

— Темнота! — последовал ответ.

— Где? — я огляделся по сторонам.

— Ты — темнота, — пояснило стекло.

Я хотел ответить, что не темнее некоторых, но в этот момент на экране запульсировал небольшой значок. Его я ещё не использовал ни разу. Инстансы! Что скрывается под загадочным термином, я не знал. Видимо, пришло время выяснить. Щёлкнул по нужному символу — возник перечень непонятных названий. Их было с десяток. В середине затесалось искомое Подземелье. Так, посмотрим. Коснулся пальцем иконки — весь монитор заняла карта. Блин! Какая-то крысиная нора в разрезе!

Коричневый монолит прорезали множество тоннелей. Вдоль каждого из них были проложены рельсы. Между коридорами расположись три зала. Они имели разный цвет. Красный находился в самом центре инстанса, зелёный и синий — по бокам. Ну и что с этим светофором делать? В ответ на моё недоумение на экране возникло пояснение. “Подземелье — единственное место в Фанвердене, где находится природное месторождение энергетических кристаллов”. Ничего себе местечко! Шахта!

Я продолжил изучение инстанса. “Энергетические кристаллы являются лучшими аккумуляторами волшебной энергии и необходимы для производства магических артефактов”. Так. Значит, мне предлагают принять участие в добыче полезных ископаемых! Ладно, а вознаграждение? Где это? Вот! Выигравшая команда получает опыт и доблесть. Доблесть! Характеристика, без которой не получишь очередное звание. А мне позарез нужно дослужиться до элитного воина. Так, всё! Я участвую.

Активировал клавиатуру, написал “Согласен” и отправил послание Тапку. В ответ поступило любезное приглашение вступить в группу. Я ткнул в него пальцем — появились два слова: “Принять ” и “Отклонить”. Я выбрал “Принять”, слева возник списочный состав коллектива, в который мне предстояло влиться в ближайшем будущем. Он состоял из восьми членов, одним из которых являлся я. Кроме того, там были трое моих соратников по охоте на ведьм. Остальных я не знал.

“Давай, подгребай быстрее, — на мониторе зияло новое сообщение. — Пощекочем мурунгов!”

Мурунгов?! Вот ведь чувствовал, что втягивают в нехорошую историю, и всё равно попался на удочку! Я уже стал подыскивать подходящий предлог, чтобы отказаться от экспедиции, когда змейка на руке шевельнулась. Я оглянулся — вот это номер! Наглый волк, опустив в землю бесстыжий взгляд, тянул в сторону леса остатки моей буженины. Как он умудрялся при этом не издавать никаких звуков, для меня являлось загадкой. Я, конечно, сам выставил приманку, но мне и в голову не могло прийти, что наживку умыкнут прямо из-под моего носа.

— Стой! — эхо от громкого окрика разлетелось по округе.

Волк на мгновение замер, поднял глаза. Они были полны стыда и раскаяния. Выждав эффектную паузу, серый продолжил пятиться в сторону спасительной чащи. Ну уж нет! Пойман — значит вор!

Я встал, в два прыжка настиг пыхтящего хищника и выхватил меч. Волк выпустил добычу и посмотрел на меня полными укора глазами.

— А воровать нехорошо! — я решил пристыдить животное.

— Жадина! — рыкнул зверь.

Вот так! Я же ещё и виноват!

— Могу вернуть, но при одном условии.

Глаза волка блеснули алчным огнём.

— Если доставишь меня до границы.

Я помахал перед волчьей мордой мясом, прохиндей сглотнул слюну. Через мгновение мы пришли к долгожданному соглашению. Пока хищник уничтожал остатки моего провианта, я набрал на экране “Питомцы”. Появилось изображение девицы с попугаем на плече. Бони Мила. Ну и имечко! Где обитает? Вот это да! Оказывается, прямо тут, в Тридесятом Царстве. И как это персонажа с таким именем угораздило попасть в сказочную локацию? Чудеса какие-то. В общем-то, мне без разницы, кого и как зовут. Главное, эта дама выдаёт лицензию на использование братьев наших меньших. Правда, не безвозмездно.

— Со мной хочешь? — я взглянул на облизывающегося хищника.

Тот поднял на меня сытую морду и отрицательно помотал головой. Блин, облажался я. Надо было попридержать мясо. С голодными договариваться проще.

— Буду кормить, — я был сама щедрость.

Волк задумался.

— И гладить! — это был последний аргумент.

Чем ещё привлечь хищника я не знал. Хотя, тому хватило. Серый смахнул с глаз предательскую слезу и согласился. Вот и ладушки!

— Дай лапу! — я вытянул руку.

Волк вытер мохнатую конечность о траву и сунул её в мою ладонь. Я погладил его по макушке. Зверь прижал уши и прикрыл глаза. Ещё немного и замурлычет. Но, хорошего понемногу! Завершив сеанс релаксации, я вскочил на спину хищника. Серый повернул ко мне недовольную морду. А что? Накормил, приласкал — будьте любезны доставить, куда нужно. А нужно мне… Я снова набрал “Бони Мила”. Заводчица находилась совсем рядом. Показал волку маршрут, тот кивнул и сорвался с места. Я снова чуть не упал. Надо на досуге поработать над стартом.

Мчались мы с ветерком, поэтому достигли нужного пункта в считанные минуты. Впереди показалась большая ограда. Волк сбавил ход и остановился перед деревянными воротами. Сквозь неплотно прибитые доски виднелось множество вольеров и клеток, в которых щебетали, рычали и скулили всевозможные твари. Кого там только не было! Вся известная в природе фауна, включая Красную книгу. Гомон из-за ограды стоял такой, что хотелось заткнуть уши. Да уж, дело поставлено тут с размахом!

Посредине ворот я заметил маленький прямоугольник. Ага, калитка! Собрался постучаться, но меня остановила надпись. На двери висела табличка “Осторожно, собака!” Двусмысленность предостережения настораживала. То ли имелось ввиду — “Подумай лучше, собака такая, стоит ли с нами связываться” или же это обычное предупреждение о неадекватной скотине на цепи. А, может, и не на цепи. Я представил себе огромного Цербера, с нетерпением ждущего незваных гостей.

Повернулся в сторону волка, поманил к себе пальцем. Тот категорично помотал головой и попятился. Может, зря я его завербовал? Уж больно трусоват. Ладно, зато бегает быстро. Я вздохнул и постучался в калитку. Тишина. Постучал снова. Послышались чьи-то шаркающие шаги. Наконец дверь отворилась — передо мной возникла вмеру упитанная дама. Она жевала пирог и смотрела на меня оценивающим взглядом. Словно прикидывала, чего я стою. Хорошо хоть зубы не проверила. В смысле как у коня на рынке.

— Мне нужна Бони Мила, — я прервал процесс немого разглядывания моей натуры.

Ответом меня не удостоили.

— Это вы? — снова попытался разговорить молчаливую пышку.

— Ну! — не переставая жевать калорийную сдобу, выдавила из себя дама.

— Вот это животное, — я указал рукой за спину, — изъявило желание стать моим питомцем.

Бони внимательно посмотрела на волка.

— Ну!

Всё я больше не могу! Если это жвачное ещё раз нукнет, я за себя не ручаюсь. Хотя, чего я мучаюсь? Когда не клеится разговор, надо просто найти общий язык. В сознании возникла картинка, как мы с пухлой Боней роемся в холодильнике в поисках замороженного деликатеса. Я встряхнул головой — бредовое видение растворилось в сером веществе моего мозга.

— Ну! — хозяйка местного зоопарка, наконец, доела свой пирожок.

Итак, мадам изволит изъясняться частицами и междометьями? Пожалуйста!

— Что? — я включил дурочку.

— Вон! — кивнула в сторону волка Бони.

Надо же! Да у нас богатый лексикон!

— Где? — эта убогая импровизация почему-то начинала мне нравиться.

— Вот! — девица потёрла между собой пальцы.

Этот жест во всех мирах означает одно и то же — деньги.

— Хм! — я пожал плечами.

— Да ну! — мадам махнула рукой, видимо давая понять, что разговаривать больше не о чем.

Я вдруг представил, как наша беседа выглядит со стороны. Да уж! Эллочка Людоедка по сравнению с нами — просто эталон красноречия. Всё, пора заканчивать эту пантомиму. Достал из кармана одну серебряную монетку и протянул её в качестве доброй воли.

— Бр-р! — девица с презрением оттолкнула мою руку.

Смотри-ка, торгуется. Я вынул ещё одну денежку.

— Ох! — мадам отвернулась, поправляя на голове волосы.

Я снова пошарил в кармане. На ладони красовалась уже половина моей наличности.

— Вот! — я гордо позвенел серебром.

Бони Мила не ответила. Она подошла ко мне вплотную и запустила пухлую ручонку в мой карман. Я ожидал чего угодно, только не такого самоуправства. От самоуверенной наглости грузной дрессировщицы я впал в лёгкий ступор. Мадам, ничуть не смущаясь, выгребла все деньги до последнего медяка. Это называется самообслуживание по-драмски. А в простонародье — грабёж.

— Ну, это уж… — опомнившись, я хотел возмутиться, но девушка уже извлекла из недр мощного декольте бумагу и принялась её заполнять.

Через минуту мне был предоставлен документ следующего содержания: “Волк серый является собственностью … В этом месте зиял пропуск. Ну конечно, я же не представился.

— Свен, — допущенная небрежность была тут же исправлена.

Бони внесла в документ недостающую информацию и протянула его мне. Окончательная версия аусвайса выглядела теперь так: “Волк Серый является собственностью Свена Косноязычного”. В самом низу издевательской бумаги стояли две буквы — Б. М. Я не знал смеяться мне или плакать.

— Ого! — это единственное, что я мог выговорить в тот момент.

— Ну-у! — девица махнула рукой. Мол, не стоит благодарности.

Обобрав меня до нитки, массивная пародия на красноречие потеряла ко мне интерес и продрейфовала в сторону раскрытой калитки.

Из кармана послышались вибрирующие смешки. Я веселье своего плоского спутника не разделял, хотя, со стороны весь этот полунемой театр выглядел, наверное, забавно. Мычание ягнят, блин!

Вообще, положение глупее не придумаешь! Я снова остался без гроша в кармане, и, главное, ради чего? Ради сомнительного клочка бумаги, подтверждающего принадлежность несмелого куска шерсти мне, Свену Косноязычному. Вот ведь ещё и обозвали напоследок!

Я посмотрел на своё приобретение. Оно, свернувшись в уютный клубок, беззастенчиво дрыхло в тени старого дерева. Я тут хожу по инстанциям, выправляю бумаги, а он спит!

Я вздохнул и уже хотел сложить мандат пополам. Вдруг почувствовал что-то твёрдое. Присмотрелся — свисток. Блестящий предмет был прикреплен к самому углу выписанного мне документа. Это что — подарок на память или блестящая безделушка имеет практическое значение?

Самый верный способ проверить — дунуть! В смысле свистнуть. Конечно, кое-какие догадки у меня уже были, но отступать от задуманного я не стал. Подошёл к спящему хищнику, нагнулся и свистнул в самое ухо. Серый подпрыгнул так, что чуть не оказался на верхушке дерева, под которым спал. Я едва успел увернуться. Волк с вертикальным взлётом какой-то!

Приземлившись, зверь распластал своё туловище на земле, пытаясь как можно глубже вжаться в травяной слой. Я снова свистнул. Серый не шевелился — типа никого нет дома. Я ещё немного посвистел. Видимо от моих трелей волчья оторопь стала проходить. Прохиндей приподнял голову, я тут же сунул ему под нос свидетельство о принадлежности серой массы мне лично. Волк обнюхал документ на предмет его подлинности, а затем чихнул. Вот и отлично! Будем считать это вступлением в должность.

Я достал зеркальце. На экране красовался точно такой же свисток, что мне подарила незабвенная Боня. Под свистулькой виднелось короткое пояснение: “Служит для вызова питомца”. Вот оно что! Значит, если этот хлыщ (я посмотрел на хитрую морду) смоется в самоволку, то настойчивая трель блестящей безделушки призовёт его к порядку. Отлично!

От резкой вибрации я чуть не выронил зеркальце из рук. Да что ж такое. Свисток на мониторе не спеша превращался в мигающий конверт. Сообщение. Ткнул в белый прямоугольник, возник человеческий контур с запоминающимся ником. “Ну ты скоро?!” — чувствовалось, что Тапок нервничает. Блин, меня же ждут!

Активировал клавиатуру, набрал “Скоро буду” и отправил послание Тапку. В ответ получил “ОК”.

— Поехали! — я махнул хищнику рукой.

— Работа не волк! — наглый штрейкбрехер смотрел на меня бесстыжими глазами.

Ах так! Я сунул в рот свисток — серый насторожился. По округе разнеслась переливчатая трель. Волк, послушно виляя хвостиком, засеменил в мою сторону. Ай да свисток! Не знаю уж, как всё устроено, но этот маленький инструмент подавлял волю животного и настраивал его на рабочую волну.

Я без труда вскарабкался на предоставленную для посадки спину, набрал нужный маршрут и сунул пунктирный ориентир под нос строптивому питомцу. Серый кивнул головой и по своему обыкновению сорвался с места.

Вход в Подземелье находился в соседней локации. А именно — в Лукоморье. Кстати, совсем недалеко от дуба. Мы мчались, как вихрь. Я стал немного приспосабливаться к манере передвижения моего серого транспорта. Чтобы хоть как-то сохранять равновесие следовало пригибаться к холке зверя. Применяя этот нехитрый приём, я чувствовал себя намного усидчевее.

Границу пересекли без особенных происшествий. Сзади послышался запоздалый лязг турникета. Устаревшее устройство не могло соперничать в скорости с бешено скачущим волком. Я злорадно ухмыльнулся, представляя выражение лиц сказочных таможенников, когда они обнаружат недостачу. Ну, это их проблемы. А мы, кажется, уже приехали. Волк перешёл на неспешную трусцу, а вскоре и вовсе остановился.

Я выпрямился и остолбенел от представившейся моему взору картины. Мы находились у подножия холма, в основании которого зиял тёмный проём. Видимо, это и был вход в Подземелье. Но какого было обрамление этого входа! Затейливые узоры из трёхцветных кристаллов складывались в невероятную по красоте мозаику. Наверное, это и есть те самые полезные ископаемые, за которыми нам предстоит охотиться.

— Хорошая собачка! — из ступора меня вывел знакомый голос.

Я перестал разглядывать фрески и перевёл взгляд на говорившего. Тапок стоял в окружении группы соратников, собравшихся в экспедицию.

— Привет! — я спрыгнул на землю и подошёл к знакомой троице.

Котлета, Тапок и Компот улыбались. Мы пожали друг другу руки.

— Вот, знакомься! — Тапок вытянул руку в сторону остальных камикадзе.

Я заглянул за спины моих знакомцев, и обнаружил там парочку хоббитов и двоих людей. Их экипировка внушала уважение и будила зависть. В отличие от меня все были в полном боевом снаряжении. Доспехи имели разную форму и даже цвет, но закрывали своих хозяев полностью. Я почувствовал себя вороной, не известно как затесавшейся в стаю матёрых стервятников. Кроме преимущества в снаряжении, а значит и в силе, все были на один-два уровня старше.

Видимо, заметив моё смущение, слово взял Компот.

— Ты того… Не боись! — он похлопал меня по плечу. — Это… Всё будет пучком!

Мне почему-то представился засохший букет, торчащий из могилки безвременно почившего хоббита.

— Твоя задача собирать кристаллы, — лексикон Тапка был заметно богаче, чем у Компота. — Этим же займутся ещё двое, — он указал на парочку в синем. — Остальные будут вас прикрывать. Ясно?

Я кивнул. Чего ж тут непонятного? Тактика простая — трое таскают из огня каштаны, остальные мочат ненавистных мурунгов. Кто больше сдаст — того и победа. Выигравшие получают вожделенную доблесть, побеждённые посыпают голову пеплом.

— Все готовы? — судя по всему, Тапок был выбран командиром летучего отряда.

Присутствующие закивали, я тоже хотел подтвердить серьёзность своих намерений, но вспомнил про волка. Огляделся — хищник исчез. Вот змей! Трусливое порождение Тридесятого Царства рисковать шкурой не желало ни в какую. Я уже нащупал в кармане свисток, но вовремя заметил торчащий из-за кустов хвост.

— Секунду! — я пулей метнулся к зарослям.

— А я вот тут ягодки волчьи нашёл, — хитрую морду волка перекосило от кислых плодов, но он изо всех сил делал вид, что ничего вкуснее ещё не пробовал.

Я не стал ждать, чем закончится гастрономический опыт моего питомца, а без лишних слов запрыгнул на его спину. Волк, поняв, что участия в экспедиции всё равно не избежать, вздохнул и побрёл к ожидающей нас группе.

Мы выстроились в ряд перед тёмным отверстием. Тапок поднял руку и, выдержав паузу, шагнул в темноту. Остальная семёрка последовала за своим командиром.

— Стой! — от резкого выкрика чуть не упал.

Зеркальце истошно вибрировало в свободной руке.

— Ты чего артефактами швыряешься? — пристыдила меня плоскость. — Так никаких амулетов не напасёшься!

Я опустил руку. А действительно, вдруг пригодится? Может, его можно будет продать или выгодно обменять? Много места не занимает. Пусть пока полежит, а там видно будет.

Зеркальце снова разразилось затейливой трелью. Ну, что на этот раз? Мелодия была незнакомой. Я взглянул на экран, в углу мигал маленький конвертик. “Вам сообщение”,- стекло набросало на себе образ Печкина с журналом Мурзилка. Клоун! Я ткнул в мигающий значок. Надо же — Тапок объявился.

Я даже обрадовался. Разговаривать с зеркалами или животными интересно, тут вопросов нет. Но иногда хочется простого человеческого общения. Ткнул в нужный контакт — на мониторе возникла знакомая физиономия. Под застывшим Тапком висело сообщение: “Привет. В Подземелье идёшь?” Ни в какое подземелье мне не хотелось. Но отказываться сразу было неудобно. Написал: “Надо подумать”. “Только быстрее”, - пришёл ответ.

Когда предлагают участие в сомнительной операции, надо хотя бы немного представлять, о чём идёт речь.

— Эй! — я потёр зеркальце за край. — Что такое Подземелье?

— Темнота! — последовал ответ.

— Где? — я огляделся по сторонам.

— Ты — темнота, — пояснило стекло.

Я хотел ответить, что не темнее некоторых, но в этот момент на экране запульсировал небольшой значок. Его я ещё не использовал ни разу. Инстансы! Что скрывается под загадочным термином, я не знал. Видимо, пришло время выяснить. Щёлкнул по нужному символу — возник перечень непонятных названий. Их было с десяток. В середине затесалось искомое Подземелье. Так, посмотрим. Коснулся пальцем иконки — весь монитор заняла карта. Блин! Какая-то крысиная нора в разрезе!

Коричневый монолит прорезали множество тоннелей. Вдоль каждого из них были проложены рельсы. Между коридорами расположись три зала. Они имели разный цвет. Красный находился в самом центре инстанса, зелёный и синий — по бокам. Ну и что с этим светофором делать? В ответ на моё недоумение на экране возникло пояснение. “Подземелье — единственное место в Фанвердене, где находится природное месторождение энергетических кристаллов”. Ничего себе местечко! Шахта!

Я продолжил изучение инстанса. “Энергетические кристаллы являются лучшими аккумуляторами волшебной энергии и необходимы для производства магических артефактов”. Так. Значит, мне предлагают принять участие в добыче полезных ископаемых! Ладно, а вознаграждение? Где это? Вот! Выигравшая команда получает опыт и доблесть. Доблесть! Характеристика, без которой не получишь очередное звание. А мне позарез нужно дослужиться до элитного воина. Так, всё! Я участвую.

Активировал клавиатуру, написал “Согласен” и отправил послание Тапку. В ответ поступило любезное приглашение вступить в группу. Я ткнул в него пальцем — появились два слова: “Принять ” и “Отклонить”. Я выбрал “Принять”, слева возник списочный состав коллектива, в который мне предстояло влиться в ближайшем будущем. Он состоял из восьми членов, одним из которых являлся я. Кроме того, там были трое моих соратников по охоте на ведьм. Остальных я не знал.

“Давай, подгребай быстрее, — на мониторе зияло новое сообщение. — Пощекочем мурунгов!”

Мурунгов?! Вот ведь чувствовал, что втягивают в нехорошую историю, и всё равно попался на удочку! Я уже стал подыскивать подходящий предлог, чтобы отказаться от экспедиции, когда змейка на руке шевельнулась. Я оглянулся — вот это номер! Наглый волк, опустив в землю бесстыжий взгляд, тянул в сторону леса остатки моей буженины. Как он умудрялся при этом не издавать никаких звуков, для меня являлось загадкой. Я, конечно, сам выставил приманку, но мне и в голову не могло прийти, что наживку умыкнут прямо из-под моего носа.

— Стой! — эхо от громкого окрика разлетелось по округе.

Волк на мгновение замер, поднял глаза. Они были полны стыда и раскаяния. Выждав эффектную паузу, серый продолжил пятиться в сторону спасительной чащи. Ну уж нет! Пойман — значит вор!

Я встал, в два прыжка настиг пыхтящего хищника и выхватил меч. Волк выпустил добычу и посмотрел на меня полными укора глазами.

— А воровать нехорошо! — я решил пристыдить животное.

— Жадина! — рыкнул зверь.

Вот так! Я же ещё и виноват!

— Могу вернуть, но при одном условии.

Глаза волка блеснули алчным огнём.

— Если доставишь меня до границы.

Я помахал перед волчьей мордой мясом, прохиндей сглотнул слюну. Через мгновение мы пришли к долгожданному соглашению. Пока хищник уничтожал остатки моего провианта, я набрал на экране “Питомцы”. Появилось изображение девицы с попугаем на плече. Бони Мила. Ну и имечко! Где обитает? Вот это да! Оказывается, прямо тут, в Тридесятом Царстве. И как это персонажа с таким именем угораздило попасть в сказочную локацию? Чудеса какие-то. В общем-то, мне без разницы, кого и как зовут. Главное, эта дама выдаёт лицензию на использование братьев наших меньших. Правда, не безвозмездно.

— Со мной хочешь? — я взглянул на облизывающегося хищника.

Тот поднял на меня сытую морду и отрицательно помотал головой. Блин, облажался я. Надо было попридержать мясо. С голодными договариваться проще.

— Буду кормить, — я был сама щедрость.

Волк задумался.

— И гладить! — это был последний аргумент.

Чем ещё привлечь хищника я не знал. Хотя, тому хватило. Серый смахнул с глаз предательскую слезу и согласился. Вот и ладушки!

— Дай лапу! — я вытянул руку.

Волк вытер мохнатую конечность о траву и сунул её в мою ладонь. Я погладил его по макушке. Зверь прижал уши и прикрыл глаза. Ещё немного и замурлычет. Но, хорошего понемногу! Завершив сеанс релаксации, я вскочил на спину хищника. Серый повернул ко мне недовольную морду. А что? Накормил, приласкал — будьте любезны доставить, куда нужно. А нужно мне… Я снова набрал “Бони Мила”. Заводчица находилась совсем рядом. Показал волку маршрут, тот кивнул и сорвался с места. Я снова чуть не упал. Надо на досуге поработать над стартом.

Мчались мы с ветерком, поэтому достигли нужного пункта в считанные минуты. Впереди показалась большая ограда. Волк сбавил ход и остановился перед деревянными воротами. Сквозь неплотно прибитые доски виднелось множество вольеров и клеток, в которых щебетали, рычали и скулили всевозможные твари. Кого там только не было! Вся известная в природе фауна, включая Красную книгу. Гомон из-за ограды стоял такой, что хотелось заткнуть уши. Да уж, дело поставлено тут с размахом!

Посредине ворот я заметил маленький прямоугольник. Ага, калитка! Собрался постучаться, но меня остановила надпись. На двери висела табличка “Осторожно, собака!” Двусмысленность предостережения настораживала. То ли имелось ввиду — “Подумай лучше, собака такая, стоит ли с нами связываться” или же это обычное предупреждение о неадекватной скотине на цепи. А, может, и не на цепи. Я представил себе огромного Цербера, с нетерпением ждущего незваных гостей.

Повернулся в сторону волка, поманил к себе пальцем. Тот категорично помотал головой и попятился. Может, зря я его завербовал? Уж больно трусоват. Ладно, зато бегает быстро. Я вздохнул и постучался в калитку. Тишина. Постучал снова. Послышались чьи-то шаркающие шаги. Наконец дверь отворилась — передо мной возникла вмеру упитанная дама. Она жевала пирог и смотрела на меня оценивающим взглядом. Словно прикидывала, чего я стою. Хорошо хоть зубы не проверила. В смысле как у коня на рынке.

— Мне нужна Бони Мила, — я прервал процесс немого разглядывания моей натуры.

Ответом меня не удостоили.

— Это вы? — снова попытался разговорить молчаливую пышку.

— Ну! — не переставая жевать калорийную сдобу, выдавила из себя дама.

— Вот это животное, — я указал рукой за спину, — изъявило желание стать моим питомцем.

Бони внимательно посмотрела на волка.

— Ну!

Всё я больше не могу! Если это жвачное ещё раз нукнет, я за себя не ручаюсь. Хотя, чего я мучаюсь? Когда не клеится разговор, надо просто найти общий язык. В сознании возникла картинка, как мы с пухлой Боней роемся в холодильнике в поисках замороженного деликатеса. Я встряхнул головой — бредовое видение растворилось в сером веществе моего мозга.

— Ну! — хозяйка местного зоопарка, наконец, доела свой пирожок.

Итак, мадам изволит изъясняться частицами и междометьями? Пожалуйста!

— Что? — я включил дурочку.

— Вон! — кивнула в сторону волка Бони.

Надо же! Да у нас богатый лексикон!

— Где? — эта убогая импровизация почему-то начинала мне нравиться.

— Вот! — девица потёрла между собой пальцы.

Этот жест во всех мирах означает одно и то же — деньги.

— Хм! — я пожал плечами.

— Да ну! — мадам махнула рукой, видимо давая понять, что разговаривать больше не о чем.

Я вдруг представил, как наша беседа выглядит со стороны. Да уж! Эллочка Людоедка по сравнению с нами — просто эталон красноречия. Всё, пора заканчивать эту пантомиму. Достал из кармана одну серебряную монетку и протянул её в качестве доброй воли.

— Бр-р! — девица с презрением оттолкнула мою руку.

Смотри-ка, торгуется. Я вынул ещё одну денежку.

— Ох! — мадам отвернулась, поправляя на голове волосы.

Я снова пошарил в кармане. На ладони красовалась уже половина моей наличности.

— Вот! — я гордо позвенел серебром.

Бони Мила не ответила. Она подошла ко мне вплотную и запустила пухлую ручонку в мой карман. Я ожидал чего угодно, только не такого самоуправства. От самоуверенной наглости грузной дрессировщицы я впал в лёгкий ступор. Мадам, ничуть не смущаясь, выгребла все деньги до последнего медяка. Это называется самообслуживание по-драмски. А в простонародье — грабёж.

— Ну, это уж… — опомнившись, я хотел возмутиться, но девушка уже извлекла из недр мощного декольте бумагу и принялась её заполнять.

Через минуту мне был предоставлен документ следующего содержания: “Волк серый является собственностью … В этом месте зиял пропуск. Ну конечно, я же не представился.

— Свен, — допущенная небрежность была тут же исправлена.

Бони внесла в документ недостающую информацию и протянула его мне. Окончательная версия аусвайса выглядела теперь так: “Волк Серый является собственностью Свена Косноязычного”. В самом низу издевательской бумаги стояли две буквы — Б. М. Я не знал смеяться мне или плакать.

— Ого! — это единственное, что я мог выговорить в тот момент.

— Ну-у! — девица махнула рукой. Мол, не стоит благодарности.

Обобрав меня до нитки, массивная пародия на красноречие потеряла ко мне интерес и продрейфовала в сторону раскрытой калитки.

Из кармана послышались вибрирующие смешки. Я веселье своего плоского спутника не разделял, хотя, со стороны весь этот полунемой театр выглядел, наверное, забавно. Мычание ягнят, блин!

Вообще, положение глупее не придумаешь! Я снова остался без гроша в кармане, и, главное, ради чего? Ради сомнительного клочка бумаги, подтверждающего принадлежность несмелого куска шерсти мне, Свену Косноязычному. Вот ведь ещё и обозвали напоследок!

Я посмотрел на своё приобретение. Оно, свернувшись в уютный клубок, беззастенчиво дрыхло в тени старого дерева. Я тут хожу по инстанциям, выправляю бумаги, а он спит!

Я вздохнул и уже хотел сложить мандат пополам. Вдруг почувствовал что-то твёрдое. Присмотрелся — свисток. Блестящий предмет был прикреплен к самому углу выписанного мне документа. Это что — подарок на память или блестящая безделушка имеет практическое значение?

Самый верный способ проверить — дунуть! В смысле свистнуть. Конечно, кое-какие догадки у меня уже были, но отступать от задуманного я не стал. Подошёл к спящему хищнику, нагнулся и свистнул в самое ухо. Серый подпрыгнул так, что чуть не оказался на верхушке дерева, под которым спал. Я едва успел увернуться. Волк с вертикальным взлётом какой-то!

Приземлившись, зверь распластал своё туловище на земле, пытаясь как можно глубже вжаться в травяной слой. Я снова свистнул. Серый не шевелился — типа никого нет дома. Я ещё немного посвистел. Видимо от моих трелей волчья оторопь стала проходить. Прохиндей приподнял голову, я тут же сунул ему под нос свидетельство о принадлежности серой массы мне лично. Волк обнюхал документ на предмет его подлинности, а затем чихнул. Вот и отлично! Будем считать это вступлением в должность.

Я достал зеркальце. На экране красовался точно такой же свисток, что мне подарила незабвенная Боня. Под свистулькой виднелось короткое пояснение: “Служит для вызова питомца”. Вот оно что! Значит, если этот хлыщ (я посмотрел на хитрую морду) смоется в самоволку, то настойчивая трель блестящей безделушки призовёт его к порядку. Отлично!

От резкой вибрации я чуть не выронил зеркальце из рук. Да что ж такое. Свисток на мониторе не спеша превращался в мигающий конверт. Сообщение. Ткнул в белый прямоугольник, возник человеческий контур с запоминающимся ником. “Ну ты скоро?!” — чувствовалось, что Тапок нервничает. Блин, меня же ждут!

Активировал клавиатуру, набрал “Скоро буду” и отправил послание Тапку. В ответ получил “ОК”.

— Поехали! — я махнул хищнику рукой.

— Работа не волк! — наглый штрейкбрехер смотрел на меня бесстыжими глазами.

Ах так! Я сунул в рот свисток — серый насторожился. По округе разнеслась переливчатая трель. Волк, послушно виляя хвостиком, засеменил в мою сторону. Ай да свисток! Не знаю уж, как всё устроено, но этот маленький инструмент подавлял волю животного и настраивал его на рабочую волну.

Я без труда вскарабкался на предоставленную для посадки спину, набрал нужный маршрут и сунул пунктирный ориентир под нос строптивому питомцу. Серый кивнул головой и по своему обыкновению сорвался с места.

Вход в Подземелье находился в соседней локации. А именно — в Лукоморье. Кстати, совсем недалеко от дуба. Мы мчались, как вихрь. Я стал немного приспосабливаться к манере передвижения моего серого транспорта. Чтобы хоть как-то сохранять равновесие следовало пригибаться к холке зверя. Применяя этот нехитрый приём, я чувствовал себя намного усидчевее.

Границу пересекли без особенных происшествий. Сзади послышался запоздалый лязг турникета. Устаревшее устройство не могло соперничать в скорости с бешено скачущим волком. Я злорадно ухмыльнулся, представляя выражение лиц сказочных таможенников, когда они обнаружат недостачу. Ну, это их проблемы. А мы, кажется, уже приехали. Волк перешёл на неспешную трусцу, а вскоре и вовсе остановился.

Я выпрямился и остолбенел от представившейся моему взору картины. Мы находились у подножия холма, в основании которого зиял тёмный проём. Видимо, это и был вход в Подземелье. Но какого было обрамление этого входа! Затейливые узоры из трёхцветных кристаллов складывались в невероятную по красоте мозаику. Наверное, это и есть те самые полезные ископаемые, за которыми нам предстоит охотиться.

— Хорошая собачка! — из ступора меня вывел знакомый голос.

Я перестал разглядывать фрески и перевёл взгляд на говорившего. Тапок стоял в окружении группы соратников, собравшихся в экспедицию.

— Привет! — я спрыгнул на землю и подошёл к знакомой троице.

Котлета, Тапок и Компот улыбались. Мы пожали друг другу руки.

— Вот, знакомься! — Тапок вытянул руку в сторону остальных камикадзе.

Я заглянул за спины моих знакомцев, и обнаружил там парочку хоббитов и двоих людей. Их экипировка внушала уважение и будила зависть. В отличие от меня все были в полном боевом снаряжении. Доспехи имели разную форму и даже цвет, но закрывали своих хозяев полностью. Я почувствовал себя вороной, не известно как затесавшейся в стаю матёрых стервятников. Кроме преимущества в снаряжении, а значит и в силе, все были на один-два уровня старше.

Видимо, заметив моё смущение, слово взял Компот.

— Ты того… Не боись! — он похлопал меня по плечу. — Это… Всё будет пучком!

Мне почему-то представился засохший букет, торчащий из могилки безвременно почившего хоббита.

— Твоя задача собирать кристаллы, — лексикон Тапка был заметно богаче, чем у Компота. — Этим же займутся ещё двое, — он указал на парочку в синем. — Остальные будут вас прикрывать. Ясно?

Я кивнул. Чего ж тут непонятного? Тактика простая — трое таскают из огня каштаны, остальные мочат ненавистных мурунгов. Кто больше сдаст — того и победа. Выигравшие получают вожделенную доблесть, побеждённые посыпают голову пеплом.

— Все готовы? — судя по всему, Тапок был выбран командиром летучего отряда.

Присутствующие закивали, я тоже хотел подтвердить серьёзность своих намерений, но вспомнил про волка. Огляделся — хищник исчез. Вот змей! Трусливое порождение Тридесятого Царства рисковать шкурой не желало ни в какую. Я уже нащупал в кармане свисток, но вовремя заметил торчащий из-за кустов хвост.

— Секунду! — я пулей метнулся к зарослям.

— А я вот тут ягодки волчьи нашёл, — хитрую морду волка перекосило от кислых плодов, но он изо всех сил делал вид, что ничего вкуснее ещё не пробовал.

Я не стал ждать, чем закончится гастрономический опыт моего питомца, а без лишних слов запрыгнул на его спину. Волк, поняв, что участия в экспедиции всё равно не избежать, вздохнул и побрёл к ожидающей нас группе.

Мы выстроились в ряд перед тёмным отверстием. Тапок поднял руку и, выдержав паузу, шагнул в темноту. Остальная семёрка последовала за своим командиром.

Глава 12

Мы очутились в небольшой пещере. На стенах горели факелы, посредине расположилась мерцающая голубым светом площадка.

— Сюда будешь складывать кристаллы! — Тапок показал мне на плоскость. — Возить будешь тачками.

В голове возникла аналогия “Грузите апельсины бочками”. Послышался металлический лязг. Это Компот катнул в мою сторону тележку на рельсах. Мы с волком переглянулись. Там, на поверхности, всё казалось более романтичным. Волшебные кристаллы, и всё такое… Представлялось, что магические ископаемые плавно парят в воздухе, сами собой укладываясь в призрачные штабеля. А на самом деле что? Сплошная проза жизни! Рабский труд каторжанина на рудниках. Ладно, назвался груздем — толкай вагонетку.

Вытащил зеркальце, активировал карту инстанса. Ближе всего красная пещера. Находится в самом центре Подземелья. Туда и двинемся. Я коснулся волчьего загривка, серый тронулся в намеченном направлении. Мы вышли к какому-то перекрёстку, миновали пару штолен и оказались в огромной пещере. Я даже зажмурился. Всё, включая каменный пол и стены, было ярко-красного цвета. Сквозь сплетение рельс виднелись ромбовидные кристаллы. Ничего себе! Один бы такой самородок туда, в настоящую реальность, и можно купить не то что “Челси”, а всю Английскую сборную оптом. Вместе с “Уэмбли” и их королевой.

Я спрыгнул с волка и нагнулся, чтобы поднять драгоценную породу.

— Положи на место! — раздался громкий голос. Змейка на руке шевельнулась.

От неожиданности я выронил самородок. Тот упал прямо на лапу моего питомца. Серый взвыл дурным голосом и рванул в сторону. Когда я обернулся, здоровенный мурунг как раз находился в процессе падения.

Серый хищник хоть и не являлся образцом храбрости, зато обладал приличной массой. Его рефлекторный порыв сбил опешившего противника с ног. Похоже, хищник и сам не ожидал от себя такой прыти. Он с искренним изумлением смотрел на то, как валится на землю мурунг пятого уровня. Полоска жизни над врагом дрогнула — минус пять единиц.

Я выхватил меч и в два прыжка оказался рядом с поверженным противником. Конечно, лежачего бить некрасиво, но в Драме такая щепетильность может дорого стоить. К тому же я слабее. Успокоив таким образом свою совесть, я занёс над головой клинок и ударил чернокожего в голову. Сноп искр почти ослепил меня — мурунг успел выставить блок. Вероятно, он владел какой-то секретной техникой боя, потому что я не успел оглянуться, как мой соперник был уже на ногах.

Я осмотрелся в поисках поддержки. Никого! Успел заметить только серые уши, скромно торчащие над брошенной вагонеткой. Мурунг замахнулся на меня огромным топором. Если бы рубанул, через секунду на моём месте стояли бы два симметричных хоббита. Левый и правый. К счастью, этого не произошло. Помешал Компот.

Откуда он взялся, я не заметил. Только мой соратник по подземной вылазке оказался в шикарной для атаки позиции. А именно справа от рассвирепевшего мурунга. Страшный удар в шлем заставил чернокожего упасть на колени. Враг лишился ещё пятнадцати пунктов своего здоровья. Правда, очухался быстро. Он вскочил на ноги и почти без замаха рубанул своим страшным оружием по Компоту. Удар пришёлся тому в грудь. Латы выдержали, но мой спаситель пошатнулся. Минус двадцать единиц!

Нападать сзади удобнее, потому что в этом маневре присутствует элемент неожиданности. А неожиданность — лишний козырь в любой драке. Я размахнулся и что есть силы врезал по шлему ненавистного мурунга. Минус пять единиц его мерзкой жизни. Всего-то?! А я размахивался на все тридцать! Чернокожий обернулся, сквозь прорези шлема блеснули его глаза. Словно в замедленной съёмке я наблюдал за тем, как топор взмывает над своим хозяином, чтобы обрушиться затем на мою голову.

— Наших бьют!

Это вырвалось из меня помимо моей воли. Будто организм сам решил предпринять необходимые меры по своему спасению. Как ни странно, на призыв откликнулись сразу двое. Конечно, это были Котлета и Тапок. Подозреваю, что они располагались где-то неподалёку.

Котлета сильнейшим ударом своего меча сбил врага с ног. Полоска над мурунгом сократилась наполовину, окрасившись в оранжевый цвет. Он хотел подняться, но в дело вмешался Тапок. В его арсенале находилось такое страшное оружие, как палица. Размахнувшись, воин с обувным ником с силой опустил её на пытающегося подняться противника. Раздался жуткий хруст — на вражеской кирасе появилась вмятина. Индикатор его здоровья перешёл в красный сектор.

— Чего стоишь?

Я вздрогнул. Если меня не перестанут пугать, скоро превращусь в законченного неврастеника.

— Собирай кристаллы, — велел мне Тапок, — а в драку не лезь.

Сделав внушение, он бросился добивать мурунга. Ну и ладно, пускай сами справляются. Меня выбрали шахтёром, так что буду выполнять свои прямые обязанности. Я наметил скопление ископаемых и направился в сторону залежей. Только собрался поднять с земли первый кристалл, как заметил шевеление. Присмотрелся — так это же орк! Вражеский лазутчик занимался тем, что грузил в вагонетку драгоценную руду.

Я вспомнил, что мне только что внушал Компот. Поэтому вместо меча выхватил из кармана свисток. Набрал полную грудь воздуха и дунул. Свист привлёк ко мне не только волка, но и внимание копошащегося орка. Может, он и бросился бы защищать свою добычу, но вид огромной собаки никак не настраивал на героическую волну.

— Фас! — я эффектно выбросил руку вперёд.

— Ага, щас! — ответило мне животное.

Я ошалел от такой наглости. Если нежелание серого питомца принимать участие в схватках ещё можно было как-то понять, то с беспардонной фамильярностью мне не позволяло смириться собственное самолюбие. Я снова свистнул. Волчьи глазки подёрнулись пеленой, он завилял хвостиком, изображая из себя комнатную собачку. Чи-хуа-хуа, блин.

Пока мы выясняли отношения, вражеский копатель смылся, оставив в наследство полную тачку кристаллов. Вот и славно! Не надо корячиться, надрывая своё здоровье непосильным трудом. Остаётся только утолкать этот вагончик на сортировочную и сдать драгоценности по описи. Я схватился за холодные поручни вагонетки и попробовал привести её в движение. Ничего себе! Тележка на рельсах едва шевельнулась. Да здесь не хоббит нужен, а бурлаки. Что делать? Вдруг меня осенило. Волк!

— Давай вместе! — я изобразил в лицах, как именно следует толкать тележку.

Серый аж присел. Одна из его лап дёрнулась. Подозреваю, он хотел покрутить ею в районе своего виска. Но не успел, потому что я снова использовал свисток. Животное опять стало послушным. А, может, нельзя так часто свистеть? Вдруг у зверушки случится размягчение мозга? Мне представилось, как через волчьи уши вытекает серое вещество. Я встряхнул головой — мозговая жидкость затекла обратно.

Пока мой питомец находился в послушном состоянии, я подобрал брошенную кем-то верёвку. Один её конец привязал к вагонетке, а другой — к хвосту строптивого зверя. Сам взобрался на его спину и тронул загривок. Волк послушно направился в сторону выхода из пещеры. За нами, гремя колёсами, тащилась гружёная доверху вагонетка.

Напоследок бросил взгляд в сторону драки. Тапок куда-то исчез. Не было видно и мурунга. Добили, наверное. Зато появилась парочка орков. Ими вплотную занимались Компот и Котлета. Блин, ходячий обед какой-то. Ладно, пусть развлекаются, а мне надо сдавать добычу. Красная пещера осталась позади, мы въехали в штольню. Здесь царил полумрак, несколько факелов едва освещали пространство. Я скорее почувствовал, чем увидел тень, пронёсшуюся мимо нас.

Летящий по своим делам призрак почему-то вернулся и завис неподалёку. Так это же тот самый мурунг! Значит, его уделали, и он торопится теперь на свою базу, чтобы нырнуть в алтарь воскрешения. Я видел такой и у нас, рядом с площадкой для сдачи кристаллов. Только почему он замер? Хотя, кажется, я догадываюсь. Вид волка, впряжённого в грузовой вагончик, способен впечатлить кого угодно, даже привидение. Да уж, такой паровозик из Ромашково тут вряд ли когда-нибудь проезжал. Мы уже приблизились к границе штольни, а тень, недавно бывшая воином, всё ещё продолжала, раскрыв рот, колыхаться на месте.

Миновали ещё один грот. Теперь перекрёсток. До нашей базы оставалось рукой подать! Внезапно на моём пути возникли два вооружённых до зубов головореза. Мурунги! Оба — пятые уровни. Выследили. В общем-то правильно. Не дать возможности врагу сдавать кристаллы — чем не вариант? Отличная тактика, органично вписывающаяся в стратегию поведения в инстансе. Только где же наши? По идее перекрёсток перед своей базой должен находиться под особым контролем.

Времени на размышления не было. Я выхватил зеркальце, набрал “Хелп” и отправил сообщение остальной семёрке. Теперь нужно тянуть время. Правда, как реализовать эту идею я представлял слабо. Вдруг поймал себя на мысли, что нахожусь уже не перед вагонеткой, а позади неё. Каким-то чудом серый освободился от привязи, и был занят тем, что пытался разместить своё неслабое туловище под маленькой тележкой. Как всегда мешала задняя часть. Она наотрез отказывалась втискиваться в ограниченное пространство между вагонеткой и рельсами. Не питомец, а Анна Каренина!

Два мурунга, ухмыляясь, двинулись в мою сторону. Хоть и не велел Компот лезть в драку, а потасовки не избежать. Неожиданно на перекрёсток вкатилась тачка. Её, пыхтя от усердия, толкал ещё один хоббит. Блин, невовремя! Но, как говорится, нет худа без добра. Один из чернокожих переключился на моего коллегу. Тот, увидев, что его труды могут пойти прахом рассвирепел. Он издал вопль, похожий на боевой клич индейцев, и, выхватив саблю, бросился в атаку. Судя по всему, психическую. Мурунг замер от неожиданности.

А что? Чем не маневр? Поддавшись импульсу, я заорал благим матом и тоже кинулся на врага. Если взбесился один хоббит — это симптом. Когда двое — патология. Наверное, также думали и наши соперники. Поэтому они сочли за благо ретироваться. Сначала полурослики используют хищников в качестве тягловой силы, а потом начинают кидаться на прохожих. Кому охота связываться с такими? Никому! Ещё подцепишь чего-нибудь!

В общем, всё бы могло сойти гладко, если бы на сцене не появился ещё один, третий мурунг. Гортанный окрик вновьприбывшего заставил замереть на месте его соплеменников. Ещё один возглас — и троица чернокожих двинулась в нашу сторону. Мы оказались в кольце. Змейка на руке дёрнулась. Я не собирался делать ничего подобного, но мои пальцы сами схватили свисток и сунули его в рот. Тому, что случилось потом, дать рациональное объяснение не было никакой возможности. Во всяком случае, в тот момент. Подарок “красноречивой” Бони в мгновение ока превратился в трубу, по Подземелью разлетелся нестройный сигнал пионерского горна.

Я с изумлением наблюдал за тем, как из-за тачки, где прятался мой питомец, появляется голова монстра. В общем-то, откликнувшееся на призыв существо чем-то напоминало прежнего волка, но сходство было отдалённым. Мой трусоватый соратник увеличился в размерах, приобрёл жуткий взгляд и стальную шерсть. Но главное отличие состояло в том, что в его глазах не было страха. Наоборот, там читалась решительность и желание расправиться с врагами.

Монстр выпустил внушительные когти и в доказательство серьёзности своих намерений провёл ими по каменистому полу пещеры. Раздался звук ножа по стеклу, на твёрдой поверхности остался глубокий след от железных когтей хищника. Последовала короткая пауза, после чего чудовище бросилось в атаку. Сразу на троих.

Один удар лапой — стоявший ближе всех к зверю мурунг упал. Минус тридцать единиц его здоровья! Нормально! В ответ на это один из чернокожих замахнулся топором и с силой опустил его на спину волка. Посыпались искры, раздался железный лязг. Казалось, зверь вообще не заметил удара — полоска над ним цвет не поменяла. Минус три пункта здоровья — сущие пустяки для такого чудища.

Хищник рыкнул и вплотную принялся за своего обидчика. Он умудрился схватить его зубами прямо поперёк туловища. Волк помотал мордой из стороны в сторону и швырнул чернокожего в стену. Наверное, так обращаются Тузики с грелками. Во всяком случае, мурунг сейчас выглядел едва ли лучше, чем резиновый согреватель. Индикатор его жизни окрасился в оранжевый цвет.

Мы с другим хоббитом не вмешивались. Находясь под впечатлением от невиданного зрелища, просто стояли и, раскрыв рты, наблюдали за поединком. Мурунги бились, как одержимые, но сопротивляться машине для убийства их сил было недостаточно. Вскоре один из врагов был убит, его призрак метнулся в сторону и исчез в штольне.

Участь остальных чернокожих была также предрешена. От их здоровья оставались какие-то жалкие двадцать пунктов, тогда как мой пёсик за весь поединок потерял всего лишь десять единиц своей волчьей жизни. Он, сверкнув свирепыми глазами, замахнулся громадной лапой для последнего удара и … снова стал маленьким. В смысле прежним. Метаморфоза произошла неожиданно, поэтому мой питомец не успел вернуться в своё естественное, то есть трусливое, состояние. Видимо, не до конца выйдя из образа громадного чудища, он ещё раз стукнул лапкой по железным латам мурунга и громко тявкнул.

Наступила немая пауза, в течение которой все участники драки осознавали тот факт, что злобная собачка, которая только что наводила тут шорох, больше опасности не представляет. Мурунги пришли в себя первыми и набросились на обмельчавшего хищника. Один из них замахнулся мечом. Я помочь своему питомцу уже не успевал. Ещё немного, и от волка осталось бы только воспоминание. Но случилось непредвиденное.

Трусость — это оборотная сторона храбрости. Серый, испугавшись до состояния невменяемости, отколол следующий номер. Он совершил невообразимый по траектории прыжок и впился зубами в единственное незащищённое у врага место — горло. Волчьи челюсти лязгнули — мурунг приказал долго жить. Оставался ещё один. Где он? Тот, решив окончательно покончить с бешеной псиной, занёс над головой топор. Я размахнулся и швырнул мечом во врага. Клинок блестящей стрелой метнулся в сторону чернокожего и выбил оружие из его рук.

Волк куда-то исчез, а рассвирепевший мурунг бросился на меня. Его сбил с ног хоббит. Тот самый, который притаранил вторую тележку с кристаллами. Он рубанул своей саблей по туловищу противника. Минус десять единиц жизни! Вражеская полоска стала красной. Оставалось только добить противника. Где меч? Я пошарил глазами по пещере — знакомая рукоять блеснула из-под вагонетки. Кинулся за своим оружием, но подобрать не успел.

Из провала соседней штольни показались два орка. Оглянулся в надежде на помощь хоббита. Но тому было не до меня. Коварный мурунг сумел восстановить силы. Наверное, имел в запасе эликсиры. Значит, придётся воевать одному. Только как без клинка-то? На мгновение промелькнула мысль о бегстве. А что? Разумное отступление — это не трусость, а тактический ход. Хотя нет. Скажут, что бросил в беде товарища и два вагончика редких ресурсов. И окажутся правы.

Я вздохнул и шагнул навстречу вражеской паре. Те остановились. Видимо, вид безоружного хоббита, идущего на таран, был здесь в диковинку. Но их паралич длился всего несколько мгновений. Один из уродцев выхватил кривой меч и ударил меня в корпус. Змейка щекотно крутанулась вокруг запястья, в моей груди образовалась сквозная дыра, в которую угодил вражеский клинок. Я даже не успел толком удивиться, как зияющая пустота превратилась в воронку и засосала в себя оружие орка. Тот озадаченно хрюкнул и посмотрел на пустую лапу, ещё недавно сжимавшую стальной ятаган. Моё тело приняло прежний вид, а я вспомнил про серп. Не ахти какое оружие, но на худой конец сойдёт.

Выхватил сельхозинвентарь и врезал по озадаченному орку. Тот взвыл — минус десять единиц его жизни. Неожиданно голову сотрясло, перед глазами поплыли красные круги. Это второй гад зашёл сзади и ударил меня в затылок. Я потерял сразу двадцать пять пунктов. Змейка елозила по руке, но почему-то ничего не предпринимала. Я махнул серпом за спину, там ойкнули. Видимо, сумел зацепить уродца. Мстительно ухмыльнулся, представляя, куда именно могла угодить дачная принадлежность. Правда, моя радость была недолгой. Первый орк пришёл в себя и врезал мне здоровенным кулаком в краге. Конечно, это не удар мечом, но приятного всё равно мало. Минус семь единиц!

Я удивлённо посмотрел на своего соперника. Тот осклабился в отвратительной гримасе. Неожиданно довольная харя орка рассыпалась мириадами искр — меня снова стукнули сзади. Я упал на колени, глаза заволокла красная пелена. Новый удар — теперь спереди. Ещё парочка оплеух и можно заказывать белые тапочки и грустную музыку.

Так бы оно и было, если бы не зеркальце. Молчавший до того артефакт ожил и заверещал истошным писком. Я прислушался.

— Мороки, идиот!

Первое слово советовало активировать монстров, второе намекало на мои умственные способности.

Итак, мороки! Как же я сам-то про них забыл?! Сунул руку в карман, нащупал кругляшок и потёр его пальцем. Раздался знакомый рык, затем вражеский вопль. Значит, зверёк приступил к своим обязанностям.

Я вдруг вспомнил ещё об одной вещи — эликсире, который подобрал после схватки с Кощеем. Интересно, это Подземелье так на память влияет или во мне прогрессирует ранний склероз?

Достал бутылочку и залпом опустошил её содержимое. Прямо из горла. А что? Тут все так делают! Самочувствие улучшилось, здоровье частично восстановилось. Оно сразу прибавило пятьдесят пунктов. Почти четверть жизненной силы. Вынул ещё один пузырёк, опорожнил и его. Совсем хорошо! Полоска ХП покинула оранжевый сектор и замерла на отметке в сто тридцать пунктов.

Я приподнял голову, меня в неё тут же стукнули. Блин, и так уже всё забываю! Обернулся — на меня смотрел орк. Тот самый, оставшийся без оружия. Что за цирк! Морок тигра уже давно должен был превратить его в призрачное облачко. Хотя, с такой рожей, наверное, всё-таки в тучку.

Я окинул взглядом весь театр боевых действий. Хоббит по-прежнему выяснял отношения со своим противником. А что же мой морок? Тигр дрался с существом, похожим на скорпиона. Над членистоногой тварью висела зловещая семёрка. Седьмой уровень! Морок мурунгов был сильнее моего зверя. Половина тигриного здоровья была уже истрачена, тогда как полоска над скорпионом сократилась лишь на треть.

Так, пора выпускать вторую Симбу. Достал последний амулет и потёр холодную поверхность. Возникший из пустоты тигр тут же кинулся в самую гущу схватки. Он впился чудовищу в хвост, который время от времени жалил его коллегу. Раздался визг. Вот и ладушки, глядишь, уделают этого таракана. Что будет, если одолеет скорпион, думать даже не хотелось.

Краем глаза заметил замах руки сзади. Повернулся, выставил перед собой серп. Вовремя! Получился блок. Орк удивлённо хмыкнул, видно не ожидал такого приёма от агрария.

Теперь моя очередь. Я замахнулся серпом, орк тоже решил поставить защиту. В этот момент я решил применить военную хитрость и пнул врага в пах. Гоблин согнулся пополам, я хотел врезать ему по спине, но сам получил сильный удар по ногам. Упал. Очухавшийся уродец ударил меня сверху.

Настырность орков общеизвестна. Если уж эти двое решили сделать из меня отбивную, значит, будут мутузить до полной готовности. В общем, меня били, я отбивался. Полоска моего здоровья уже давно стала оранжевой, постепенно приобретая зловещий красный тон. Ещё немного, и я паду в неравном поединке.

В этот критический для меня момент в локацию ворвались несколько человек. Увидев, что я нахожусь в чрезвычайно потрёпанном виде, Тапок с Компотом бросились мне на выручку. Эта парочка резво взялась за дело, вскоре к ним присоединился ещё один член нашей команды. Немного придя в себя, я тоже принял участие в превращении орков в третье агрегатное состояние. То есть в пар.

Вскоре две грустные тени скрылись в соседней штольне. Мельком взглянул на другого хоббита. Там тоже всё было в порядке. Котлета совместно с ещё одним соратником по подземной кампании добивали врага, покусившегося на наши кристаллы. Кроме того, на перекрёстке появилась ещё одна вагонетка. Там виднелись драгоценные ископаемые синего цвета. Когда её притолкали, я не заметил. Да оно и понятно. Если тебя домогается парочка хулиганствующих субъектов, становится как-то не до численности подвижного состава.

— Где были-то? — я был вне себя. — Говорили — будем прикрывать, а сами?

— Вот-вот! — поддержал меня другой хоббит.

Я посмотрел на помятого соплеменника. Хороший парень! Немного психованный, зато неуступчивый. Надо будет закинуть его в Контакты. Хотя, результаты этого инстанса наверняка сохраняться в памяти зеркальца.

— Мы, это, — слово взял Компот, самый косноязычный член нашей группы. — В общем, там…

— Нам пришлось отбиваться, — перебил товарища Котлета, — мурунги напали на него, — он показал пальцем на третьего копателя, — когда он собирал кристаллы.

Короче говоря, получилось так, что оставшиеся члены обеих команд, собрались в синей пещере, где и выясняли отношения. Силы были приблизительно равными, поэтому бойня длилась долго. Всё решили мороки. У наших этих полезных зверьков оказалось на несколько штук больше. К тому же, противники применили тактику, несколько отличающуюся от нашей. У них был только один собиратель кристаллов. Остальные — воины. В их задачу входило не столько добывать ресурсы, сколько отбивать их у своих соперников. То есть у нас. Но их замысел не сработал. Два не вполне адекватных хоббита сорвали их коварные планы.

Мы дружно затолкали вагонетки на базу и стали сдавать драгоценные ископаемые. Выглядело это так: кристаллы, попав на мерцающую плоскость, на мгновение делались ярче, потом погружались вглубь светящейся субстанции, из которой состояла загадочная площадка для сдачи.

Когда все три вагонетки были опустошены, я достал зеркальце. На карте инстанса появилось табло. Там виднелась короткая запись: люди(хоббиты) — 62, мурунги(орки) — 3. Значит, мы сдали шестьдесят два кристалла, наши соперники — всего лишь три. Серьёзная заявка на победу!

Неожиданно мой взгляд зацепился на едва различимый прямоугольник на стене. Контур напоминал дверь. Правда, никаких ручек или скважин видно не было. Я подошёл к Котлете.

— Что это? — вытянул руку в сторону непонятных линий.

— Не знаю, — мой соратник по подземной авантюре пожал плечами. — Сколько раз пробовали открыть — ничего не выходит. Может, это для старших уровней?

Достал зеркальце, навёл его на стену. Гаджет молчал.

— Ну! — поторопил я блестящую плоскость.

— Это вход, — вышло из задумчивости стекло, — только не ясно куда.

Вот спасибо! А то я сам не знал!

— Ещё варианты есть? — я не стал скрывать иронии.

— Или выход, неизвестно откуда.

Да! Мысль — глубже некуда! Вообще, выводы моего плоского друга иногда повергают меня в лёгкий шок. Хотя к логике его рассуждений придраться сложно.

— Пошли, сделаем ещё один рейс, — ко мне подошёл Тапок.

Идти никуда не хотелось, но инстанс ещё не закончен. Так что надо топать, снова грузить магическую руду в примитивные тележки.

— Только ты стой рядом, — я схватил Тапка за руку, — и никого ко мне не пускай. Мороков я уже потратил, да и с эликсирами у меня напряг.

Несмотря на мягкость своего ника, Тапок был серьёзным воином пятого уровня. Имел звание Чемпиона и соответствующие нашивки. Невзирая на заслуги, он не стал кочевряжиться, а улыбнулся и согласно кивнул. Вот так-то лучше! Мы уже собрались тронуться в путь, как я вспомнил про своего питомца. Где прячется? Достал подарок Бони и свистнул. От стены отделилась её часть и послушно побрела в мою сторону. Серый! Как он слился со скальной поверхностью в один сплошной монолит, было выше моего понимания. Это уже не способности, а настоящий талант! Я не стал седлать волка, оставив хищника в покое. Психика несчастной псины и так подверглась серьёзному испытанию. Так что пусть просто прогуляется. Волк держался поближе к Тапку, выбрав его мощную спину в качестве естественного прикрытия.

Мои опасения насчёт агрессивности злобных мурунгов не оправдались. Наш противник был деморализован неудачей. То ли они поняли, что проиграли, то ли решили не тратить лишние силы и мороков, но столкновений больше не было. Мы спокойно насобирали три тачки кристаллов и сдали их на своей базе. К окончанию инстанса счёт был уже 135:3 в нашу пользу. Как говорится, за явным преимуществом! Секундомер отсчитывал последние мгновения подземного приключения, раздался скрип двери, в глаза ударил яркий свет — выход. Восьмёрка победителей вместе с одним волком дружно шагнула в проём и оказалась в том же месте, откуда начала путь к пещерам.

Зеркальце разразилось победным гимном, затем торжественной репликой:

— Вы приобрели доблесть и опыт! Вы достигли четвёртого уровня!

Я заглянул в экран, в нетерпении ткнул пальцем в “Персонаж”. Появилось изображение хоббита. Над ушастой фигуркой возникла четвёрка, в графе “Звания” значилось “Боец”. Доблесть исчислялась восемью тысячами единиц. Ай да инстанс! За один поход сразу столько достижений! Класс!

Мы тепло попрощались, участники подземной вылазки стали расходиться по своим делам. Вскоре у тёмного входа остались только я и троица, принадлежащая к клану “Бродяг”.

— Не надумал к нам? — Котлета положил руку на моё плечо.

— В другой раз!

Не то чтобы я стал индивидуалистом или мне был противен дух коллективизма. Просто, моей целью было другое сообщество, имеющее инопланетное название. Последним мне пожал руку Компот.

— Ну, ты это, — его красноречие не имело границ, — в общем, если что…

Вот ведь, вроде ничего не сказал, а всё понятно. Одним словом — феномен!

Я уже собрался определить свой дальнейший маршрут, как почувствовал змейку. Артефакт беспокойно завозился на моей руке. Послышался лёгкий рокот, я взглянул наверх — надо мной завис большой НЛО. Из тарелки показался цилиндрический луч, который в мгновение ока достиг земли. Краем глаза заметил, что в зону его действия попал и Компот. Возникшее биополе беспардонно расправилось с гравитацией, я почувствовал себя в невесомости. В днище гигантской машины образовался зев, и мы вместе с испуганным волком и матерящимся Компотом вплыли в чрево трансгалактического блюдца.

Мы очутились в небольшой пещере. На стенах горели факелы, посредине расположилась мерцающая голубым светом площадка.

— Сюда будешь складывать кристаллы! — Тапок показал мне на плоскость. — Возить будешь тачками.

В голове возникла аналогия “Грузите апельсины бочками”. Послышался металлический лязг. Это Компот катнул в мою сторону тележку на рельсах. Мы с волком переглянулись. Там, на поверхности, всё казалось более романтичным. Волшебные кристаллы, и всё такое… Представлялось, что магические ископаемые плавно парят в воздухе, сами собой укладываясь в призрачные штабеля. А на самом деле что? Сплошная проза жизни! Рабский труд каторжанина на рудниках. Ладно, назвался груздем — толкай вагонетку.

Вытащил зеркальце, активировал карту инстанса. Ближе всего красная пещера. Находится в самом центре Подземелья. Туда и двинемся. Я коснулся волчьего загривка, серый тронулся в намеченном направлении. Мы вышли к какому-то перекрёстку, миновали пару штолен и оказались в огромной пещере. Я даже зажмурился. Всё, включая каменный пол и стены, было ярко-красного цвета. Сквозь сплетение рельс виднелись ромбовидные кристаллы. Ничего себе! Один бы такой самородок туда, в настоящую реальность, и можно купить не то что “Челси”, а всю Английскую сборную оптом. Вместе с “Уэмбли” и их королевой.

Я спрыгнул с волка и нагнулся, чтобы поднять драгоценную породу.

— Положи на место! — раздался громкий голос. Змейка на руке шевельнулась.

От неожиданности я выронил самородок. Тот упал прямо на лапу моего питомца. Серый взвыл дурным голосом и рванул в сторону. Когда я обернулся, здоровенный мурунг как раз находился в процессе падения.

Серый хищник хоть и не являлся образцом храбрости, зато обладал приличной массой. Его рефлекторный порыв сбил опешившего противника с ног. Похоже, хищник и сам не ожидал от себя такой прыти. Он с искренним изумлением смотрел на то, как валится на землю мурунг пятого уровня. Полоска жизни над врагом дрогнула — минус пять единиц.

Я выхватил меч и в два прыжка оказался рядом с поверженным противником. Конечно, лежачего бить некрасиво, но в Драме такая щепетильность может дорого стоить. К тому же я слабее. Успокоив таким образом свою совесть, я занёс над головой клинок и ударил чернокожего в голову. Сноп искр почти ослепил меня — мурунг успел выставить блок. Вероятно, он владел какой-то секретной техникой боя, потому что я не успел оглянуться, как мой соперник был уже на ногах.

Я осмотрелся в поисках поддержки. Никого! Успел заметить только серые уши, скромно торчащие над брошенной вагонеткой. Мурунг замахнулся на меня огромным топором. Если бы рубанул, через секунду на моём месте стояли бы два симметричных хоббита. Левый и правый. К счастью, этого не произошло. Помешал Компот.

Откуда он взялся, я не заметил. Только мой соратник по подземной вылазке оказался в шикарной для атаки позиции. А именно справа от рассвирепевшего мурунга. Страшный удар в шлем заставил чернокожего упасть на колени. Враг лишился ещё пятнадцати пунктов своего здоровья. Правда, очухался быстро. Он вскочил на ноги и почти без замаха рубанул своим страшным оружием по Компоту. Удар пришёлся тому в грудь. Латы выдержали, но мой спаситель пошатнулся. Минус двадцать единиц!

Нападать сзади удобнее, потому что в этом маневре присутствует элемент неожиданности. А неожиданность — лишний козырь в любой драке. Я размахнулся и что есть силы врезал по шлему ненавистного мурунга. Минус пять единиц его мерзкой жизни. Всего-то?! А я размахивался на все тридцать! Чернокожий обернулся, сквозь прорези шлема блеснули его глаза. Словно в замедленной съёмке я наблюдал за тем, как топор взмывает над своим хозяином, чтобы обрушиться затем на мою голову.

— Наших бьют!

Это вырвалось из меня помимо моей воли. Будто организм сам решил предпринять необходимые меры по своему спасению. Как ни странно, на призыв откликнулись сразу двое. Конечно, это были Котлета и Тапок. Подозреваю, что они располагались где-то неподалёку.

Котлета сильнейшим ударом своего меча сбил врага с ног. Полоска над мурунгом сократилась наполовину, окрасившись в оранжевый цвет. Он хотел подняться, но в дело вмешался Тапок. В его арсенале находилось такое страшное оружие, как палица. Размахнувшись, воин с обувным ником с силой опустил её на пытающегося подняться противника. Раздался жуткий хруст — на вражеской кирасе появилась вмятина. Индикатор его здоровья перешёл в красный сектор.

— Чего стоишь?

Я вздрогнул. Если меня не перестанут пугать, скоро превращусь в законченного неврастеника.

— Собирай кристаллы, — велел мне Тапок, — а в драку не лезь.

Сделав внушение, он бросился добивать мурунга. Ну и ладно, пускай сами справляются. Меня выбрали шахтёром, так что буду выполнять свои прямые обязанности. Я наметил скопление ископаемых и направился в сторону залежей. Только собрался поднять с земли первый кристалл, как заметил шевеление. Присмотрелся — так это же орк! Вражеский лазутчик занимался тем, что грузил в вагонетку драгоценную руду.

Я вспомнил, что мне только что внушал Компот. Поэтому вместо меча выхватил из кармана свисток. Набрал полную грудь воздуха и дунул. Свист привлёк ко мне не только волка, но и внимание копошащегося орка. Может, он и бросился бы защищать свою добычу, но вид огромной собаки никак не настраивал на героическую волну.

— Фас! — я эффектно выбросил руку вперёд.

— Ага, щас! — ответило мне животное.

Я ошалел от такой наглости. Если нежелание серого питомца принимать участие в схватках ещё можно было как-то понять, то с беспардонной фамильярностью мне не позволяло смириться собственное самолюбие. Я снова свистнул. Волчьи глазки подёрнулись пеленой, он завилял хвостиком, изображая из себя комнатную собачку. Чи-хуа-хуа, блин.

Пока мы выясняли отношения, вражеский копатель смылся, оставив в наследство полную тачку кристаллов. Вот и славно! Не надо корячиться, надрывая своё здоровье непосильным трудом. Остаётся только утолкать этот вагончик на сортировочную и сдать драгоценности по описи. Я схватился за холодные поручни вагонетки и попробовал привести её в движение. Ничего себе! Тележка на рельсах едва шевельнулась. Да здесь не хоббит нужен, а бурлаки. Что делать? Вдруг меня осенило. Волк!

— Давай вместе! — я изобразил в лицах, как именно следует толкать тележку.

Серый аж присел. Одна из его лап дёрнулась. Подозреваю, он хотел покрутить ею в районе своего виска. Но не успел, потому что я снова использовал свисток. Животное опять стало послушным. А, может, нельзя так часто свистеть? Вдруг у зверушки случится размягчение мозга? Мне представилось, как через волчьи уши вытекает серое вещество. Я встряхнул головой — мозговая жидкость затекла обратно.

Пока мой питомец находился в послушном состоянии, я подобрал брошенную кем-то верёвку. Один её конец привязал к вагонетке, а другой — к хвосту строптивого зверя. Сам взобрался на его спину и тронул загривок. Волк послушно направился в сторону выхода из пещеры. За нами, гремя колёсами, тащилась гружёная доверху вагонетка.

Напоследок бросил взгляд в сторону драки. Тапок куда-то исчез. Не было видно и мурунга. Добили, наверное. Зато появилась парочка орков. Ими вплотную занимались Компот и Котлета. Блин, ходячий обед какой-то. Ладно, пусть развлекаются, а мне надо сдавать добычу. Красная пещера осталась позади, мы въехали в штольню. Здесь царил полумрак, несколько факелов едва освещали пространство. Я скорее почувствовал, чем увидел тень, пронёсшуюся мимо нас.

Летящий по своим делам призрак почему-то вернулся и завис неподалёку. Так это же тот самый мурунг! Значит, его уделали, и он торопится теперь на свою базу, чтобы нырнуть в алтарь воскрешения. Я видел такой и у нас, рядом с площадкой для сдачи кристаллов. Только почему он замер? Хотя, кажется, я догадываюсь. Вид волка, впряжённого в грузовой вагончик, способен впечатлить кого угодно, даже привидение. Да уж, такой паровозик из Ромашково тут вряд ли когда-нибудь проезжал. Мы уже приблизились к границе штольни, а тень, недавно бывшая воином, всё ещё продолжала, раскрыв рот, колыхаться на месте.

Миновали ещё один грот. Теперь перекрёсток. До нашей базы оставалось рукой подать! Внезапно на моём пути возникли два вооружённых до зубов головореза. Мурунги! Оба — пятые уровни. Выследили. В общем-то правильно. Не дать возможности врагу сдавать кристаллы — чем не вариант? Отличная тактика, органично вписывающаяся в стратегию поведения в инстансе. Только где же наши? По идее перекрёсток перед своей базой должен находиться под особым контролем.

Времени на размышления не было. Я выхватил зеркальце, набрал “Хелп” и отправил сообщение остальной семёрке. Теперь нужно тянуть время. Правда, как реализовать эту идею я представлял слабо. Вдруг поймал себя на мысли, что нахожусь уже не перед вагонеткой, а позади неё. Каким-то чудом серый освободился от привязи, и был занят тем, что пытался разместить своё неслабое туловище под маленькой тележкой. Как всегда мешала задняя часть. Она наотрез отказывалась втискиваться в ограниченное пространство между вагонеткой и рельсами. Не питомец, а Анна Каренина!

Два мурунга, ухмыляясь, двинулись в мою сторону. Хоть и не велел Компот лезть в драку, а потасовки не избежать. Неожиданно на перекрёсток вкатилась тачка. Её, пыхтя от усердия, толкал ещё один хоббит. Блин, невовремя! Но, как говорится, нет худа без добра. Один из чернокожих переключился на моего коллегу. Тот, увидев, что его труды могут пойти прахом рассвирепел. Он издал вопль, похожий на боевой клич индейцев, и, выхватив саблю, бросился в атаку. Судя по всему, психическую. Мурунг замер от неожиданности.

А что? Чем не маневр? Поддавшись импульсу, я заорал благим матом и тоже кинулся на врага. Если взбесился один хоббит — это симптом. Когда двое — патология. Наверное, также думали и наши соперники. Поэтому они сочли за благо ретироваться. Сначала полурослики используют хищников в качестве тягловой силы, а потом начинают кидаться на прохожих. Кому охота связываться с такими? Никому! Ещё подцепишь чего-нибудь!

В общем, всё бы могло сойти гладко, если бы на сцене не появился ещё один, третий мурунг. Гортанный окрик вновьприбывшего заставил замереть на месте его соплеменников. Ещё один возглас — и троица чернокожих двинулась в нашу сторону. Мы оказались в кольце. Змейка на руке дёрнулась. Я не собирался делать ничего подобного, но мои пальцы сами схватили свисток и сунули его в рот. Тому, что случилось потом, дать рациональное объяснение не было никакой возможности. Во всяком случае, в тот момент. Подарок “красноречивой” Бони в мгновение ока превратился в трубу, по Подземелью разлетелся нестройный сигнал пионерского горна.

Я с изумлением наблюдал за тем, как из-за тачки, где прятался мой питомец, появляется голова монстра. В общем-то, откликнувшееся на призыв существо чем-то напоминало прежнего волка, но сходство было отдалённым. Мой трусоватый соратник увеличился в размерах, приобрёл жуткий взгляд и стальную шерсть. Но главное отличие состояло в том, что в его глазах не было страха. Наоборот, там читалась решительность и желание расправиться с врагами.

Монстр выпустил внушительные когти и в доказательство серьёзности своих намерений провёл ими по каменистому полу пещеры. Раздался звук ножа по стеклу, на твёрдой поверхности остался глубокий след от железных когтей хищника. Последовала короткая пауза, после чего чудовище бросилось в атаку. Сразу на троих.

Один удар лапой — стоявший ближе всех к зверю мурунг упал. Минус тридцать единиц его здоровья! Нормально! В ответ на это один из чернокожих замахнулся топором и с силой опустил его на спину волка. Посыпались искры, раздался железный лязг. Казалось, зверь вообще не заметил удара — полоска над ним цвет не поменяла. Минус три пункта здоровья — сущие пустяки для такого чудища.

Хищник рыкнул и вплотную принялся за своего обидчика. Он умудрился схватить его зубами прямо поперёк туловища. Волк помотал мордой из стороны в сторону и швырнул чернокожего в стену. Наверное, так обращаются Тузики с грелками. Во всяком случае, мурунг сейчас выглядел едва ли лучше, чем резиновый согреватель. Индикатор его жизни окрасился в оранжевый цвет.

Мы с другим хоббитом не вмешивались. Находясь под впечатлением от невиданного зрелища, просто стояли и, раскрыв рты, наблюдали за поединком. Мурунги бились, как одержимые, но сопротивляться машине для убийства их сил было недостаточно. Вскоре один из врагов был убит, его призрак метнулся в сторону и исчез в штольне.

Участь остальных чернокожих была также предрешена. От их здоровья оставались какие-то жалкие двадцать пунктов, тогда как мой пёсик за весь поединок потерял всего лишь десять единиц своей волчьей жизни. Он, сверкнув свирепыми глазами, замахнулся громадной лапой для последнего удара и … снова стал маленьким. В смысле прежним. Метаморфоза произошла неожиданно, поэтому мой питомец не успел вернуться в своё естественное, то есть трусливое, состояние. Видимо, не до конца выйдя из образа громадного чудища, он ещё раз стукнул лапкой по железным латам мурунга и громко тявкнул.

Наступила немая пауза, в течение которой все участники драки осознавали тот факт, что злобная собачка, которая только что наводила тут шорох, больше опасности не представляет. Мурунги пришли в себя первыми и набросились на обмельчавшего хищника. Один из них замахнулся мечом. Я помочь своему питомцу уже не успевал. Ещё немного, и от волка осталось бы только воспоминание. Но случилось непредвиденное.

Трусость — это оборотная сторона храбрости. Серый, испугавшись до состояния невменяемости, отколол следующий номер. Он совершил невообразимый по траектории прыжок и впился зубами в единственное незащищённое у врага место — горло. Волчьи челюсти лязгнули — мурунг приказал долго жить. Оставался ещё один. Где он? Тот, решив окончательно покончить с бешеной псиной, занёс над головой топор. Я размахнулся и швырнул мечом во врага. Клинок блестящей стрелой метнулся в сторону чернокожего и выбил оружие из его рук.

Волк куда-то исчез, а рассвирепевший мурунг бросился на меня. Его сбил с ног хоббит. Тот самый, который притаранил вторую тележку с кристаллами. Он рубанул своей саблей по туловищу противника. Минус десять единиц жизни! Вражеская полоска стала красной. Оставалось только добить противника. Где меч? Я пошарил глазами по пещере — знакомая рукоять блеснула из-под вагонетки. Кинулся за своим оружием, но подобрать не успел.

Из провала соседней штольни показались два орка. Оглянулся в надежде на помощь хоббита. Но тому было не до меня. Коварный мурунг сумел восстановить силы. Наверное, имел в запасе эликсиры. Значит, придётся воевать одному. Только как без клинка-то? На мгновение промелькнула мысль о бегстве. А что? Разумное отступление — это не трусость, а тактический ход. Хотя нет. Скажут, что бросил в беде товарища и два вагончика редких ресурсов. И окажутся правы.

Я вздохнул и шагнул навстречу вражеской паре. Те остановились. Видимо, вид безоружного хоббита, идущего на таран, был здесь в диковинку. Но их паралич длился всего несколько мгновений. Один из уродцев выхватил кривой меч и ударил меня в корпус. Змейка щекотно крутанулась вокруг запястья, в моей груди образовалась сквозная дыра, в которую угодил вражеский клинок. Я даже не успел толком удивиться, как зияющая пустота превратилась в воронку и засосала в себя оружие орка. Тот озадаченно хрюкнул и посмотрел на пустую лапу, ещё недавно сжимавшую стальной ятаган. Моё тело приняло прежний вид, а я вспомнил про серп. Не ахти какое оружие, но на худой конец сойдёт.

Выхватил сельхозинвентарь и врезал по озадаченному орку. Тот взвыл — минус десять единиц его жизни. Неожиданно голову сотрясло, перед глазами поплыли красные круги. Это второй гад зашёл сзади и ударил меня в затылок. Я потерял сразу двадцать пять пунктов. Змейка елозила по руке, но почему-то ничего не предпринимала. Я махнул серпом за спину, там ойкнули. Видимо, сумел зацепить уродца. Мстительно ухмыльнулся, представляя, куда именно могла угодить дачная принадлежность. Правда, моя радость была недолгой. Первый орк пришёл в себя и врезал мне здоровенным кулаком в краге. Конечно, это не удар мечом, но приятного всё равно мало. Минус семь единиц!

Я удивлённо посмотрел на своего соперника. Тот осклабился в отвратительной гримасе. Неожиданно довольная харя орка рассыпалась мириадами искр — меня снова стукнули сзади. Я упал на колени, глаза заволокла красная пелена. Новый удар — теперь спереди. Ещё парочка оплеух и можно заказывать белые тапочки и грустную музыку.

Так бы оно и было, если бы не зеркальце. Молчавший до того артефакт ожил и заверещал истошным писком. Я прислушался.

— Мороки, идиот!

Первое слово советовало активировать монстров, второе намекало на мои умственные способности.

Итак, мороки! Как же я сам-то про них забыл?! Сунул руку в карман, нащупал кругляшок и потёр его пальцем. Раздался знакомый рык, затем вражеский вопль. Значит, зверёк приступил к своим обязанностям.

Я вдруг вспомнил ещё об одной вещи — эликсире, который подобрал после схватки с Кощеем. Интересно, это Подземелье так на память влияет или во мне прогрессирует ранний склероз?

Достал бутылочку и залпом опустошил её содержимое. Прямо из горла. А что? Тут все так делают! Самочувствие улучшилось, здоровье частично восстановилось. Оно сразу прибавило пятьдесят пунктов. Почти четверть жизненной силы. Вынул ещё один пузырёк, опорожнил и его. Совсем хорошо! Полоска ХП покинула оранжевый сектор и замерла на отметке в сто тридцать пунктов.

Я приподнял голову, меня в неё тут же стукнули. Блин, и так уже всё забываю! Обернулся — на меня смотрел орк. Тот самый, оставшийся без оружия. Что за цирк! Морок тигра уже давно должен был превратить его в призрачное облачко. Хотя, с такой рожей, наверное, всё-таки в тучку.

Я окинул взглядом весь театр боевых действий. Хоббит по-прежнему выяснял отношения со своим противником. А что же мой морок? Тигр дрался с существом, похожим на скорпиона. Над членистоногой тварью висела зловещая семёрка. Седьмой уровень! Морок мурунгов был сильнее моего зверя. Половина тигриного здоровья была уже истрачена, тогда как полоска над скорпионом сократилась лишь на треть.

Так, пора выпускать вторую Симбу. Достал последний амулет и потёр холодную поверхность. Возникший из пустоты тигр тут же кинулся в самую гущу схватки. Он впился чудовищу в хвост, который время от времени жалил его коллегу. Раздался визг. Вот и ладушки, глядишь, уделают этого таракана. Что будет, если одолеет скорпион, думать даже не хотелось.

Краем глаза заметил замах руки сзади. Повернулся, выставил перед собой серп. Вовремя! Получился блок. Орк удивлённо хмыкнул, видно не ожидал такого приёма от агрария.

Теперь моя очередь. Я замахнулся серпом, орк тоже решил поставить защиту. В этот момент я решил применить военную хитрость и пнул врага в пах. Гоблин согнулся пополам, я хотел врезать ему по спине, но сам получил сильный удар по ногам. Упал. Очухавшийся уродец ударил меня сверху.

Настырность орков общеизвестна. Если уж эти двое решили сделать из меня отбивную, значит, будут мутузить до полной готовности. В общем, меня били, я отбивался. Полоска моего здоровья уже давно стала оранжевой, постепенно приобретая зловещий красный тон. Ещё немного, и я паду в неравном поединке.

В этот критический для меня момент в локацию ворвались несколько человек. Увидев, что я нахожусь в чрезвычайно потрёпанном виде, Тапок с Компотом бросились мне на выручку. Эта парочка резво взялась за дело, вскоре к ним присоединился ещё один член нашей команды. Немного придя в себя, я тоже принял участие в превращении орков в третье агрегатное состояние. То есть в пар.

Вскоре две грустные тени скрылись в соседней штольне. Мельком взглянул на другого хоббита. Там тоже всё было в порядке. Котлета совместно с ещё одним соратником по подземной кампании добивали врага, покусившегося на наши кристаллы. Кроме того, на перекрёстке появилась ещё одна вагонетка. Там виднелись драгоценные ископаемые синего цвета. Когда её притолкали, я не заметил. Да оно и понятно. Если тебя домогается парочка хулиганствующих субъектов, становится как-то не до численности подвижного состава.

— Где были-то? — я был вне себя. — Говорили — будем прикрывать, а сами?

— Вот-вот! — поддержал меня другой хоббит.

Я посмотрел на помятого соплеменника. Хороший парень! Немного психованный, зато неуступчивый. Надо будет закинуть его в Контакты. Хотя, результаты этого инстанса наверняка сохраняться в памяти зеркальца.

— Мы, это, — слово взял Компот, самый косноязычный член нашей группы. — В общем, там…

— Нам пришлось отбиваться, — перебил товарища Котлета, — мурунги напали на него, — он показал пальцем на третьего копателя, — когда он собирал кристаллы.

Короче говоря, получилось так, что оставшиеся члены обеих команд, собрались в синей пещере, где и выясняли отношения. Силы были приблизительно равными, поэтому бойня длилась долго. Всё решили мороки. У наших этих полезных зверьков оказалось на несколько штук больше. К тому же, противники применили тактику, несколько отличающуюся от нашей. У них был только один собиратель кристаллов. Остальные — воины. В их задачу входило не столько добывать ресурсы, сколько отбивать их у своих соперников. То есть у нас. Но их замысел не сработал. Два не вполне адекватных хоббита сорвали их коварные планы.

Мы дружно затолкали вагонетки на базу и стали сдавать драгоценные ископаемые. Выглядело это так: кристаллы, попав на мерцающую плоскость, на мгновение делались ярче, потом погружались вглубь светящейся субстанции, из которой состояла загадочная площадка для сдачи.

Когда все три вагонетки были опустошены, я достал зеркальце. На карте инстанса появилось табло. Там виднелась короткая запись: люди(хоббиты) — 62, мурунги(орки) — 3. Значит, мы сдали шестьдесят два кристалла, наши соперники — всего лишь три. Серьёзная заявка на победу!

Неожиданно мой взгляд зацепился на едва различимый прямоугольник на стене. Контур напоминал дверь. Правда, никаких ручек или скважин видно не было. Я подошёл к Котлете.

— Что это? — вытянул руку в сторону непонятных линий.

— Не знаю, — мой соратник по подземной авантюре пожал плечами. — Сколько раз пробовали открыть — ничего не выходит. Может, это для старших уровней?

Достал зеркальце, навёл его на стену. Гаджет молчал.

— Ну! — поторопил я блестящую плоскость.

— Это вход, — вышло из задумчивости стекло, — только не ясно куда.

Вот спасибо! А то я сам не знал!

— Ещё варианты есть? — я не стал скрывать иронии.

— Или выход, неизвестно откуда.

Да! Мысль — глубже некуда! Вообще, выводы моего плоского друга иногда повергают меня в лёгкий шок. Хотя к логике его рассуждений придраться сложно.

— Пошли, сделаем ещё один рейс, — ко мне подошёл Тапок.

Идти никуда не хотелось, но инстанс ещё не закончен. Так что надо топать, снова грузить магическую руду в примитивные тележки.

— Только ты стой рядом, — я схватил Тапка за руку, — и никого ко мне не пускай. Мороков я уже потратил, да и с эликсирами у меня напряг.

Несмотря на мягкость своего ника, Тапок был серьёзным воином пятого уровня. Имел звание Чемпиона и соответствующие нашивки. Невзирая на заслуги, он не стал кочевряжиться, а улыбнулся и согласно кивнул. Вот так-то лучше! Мы уже собрались тронуться в путь, как я вспомнил про своего питомца. Где прячется? Достал подарок Бони и свистнул. От стены отделилась её часть и послушно побрела в мою сторону. Серый! Как он слился со скальной поверхностью в один сплошной монолит, было выше моего понимания. Это уже не способности, а настоящий талант! Я не стал седлать волка, оставив хищника в покое. Психика несчастной псины и так подверглась серьёзному испытанию. Так что пусть просто прогуляется. Волк держался поближе к Тапку, выбрав его мощную спину в качестве естественного прикрытия.

Мои опасения насчёт агрессивности злобных мурунгов не оправдались. Наш противник был деморализован неудачей. То ли они поняли, что проиграли, то ли решили не тратить лишние силы и мороков, но столкновений больше не было. Мы спокойно насобирали три тачки кристаллов и сдали их на своей базе. К окончанию инстанса счёт был уже 135:3 в нашу пользу. Как говорится, за явным преимуществом! Секундомер отсчитывал последние мгновения подземного приключения, раздался скрип двери, в глаза ударил яркий свет — выход. Восьмёрка победителей вместе с одним волком дружно шагнула в проём и оказалась в том же месте, откуда начала путь к пещерам.

Зеркальце разразилось победным гимном, затем торжественной репликой:

— Вы приобрели доблесть и опыт! Вы достигли четвёртого уровня!

Я заглянул в экран, в нетерпении ткнул пальцем в “Персонаж”. Появилось изображение хоббита. Над ушастой фигуркой возникла четвёрка, в графе “Звания” значилось “Боец”. Доблесть исчислялась восемью тысячами единиц. Ай да инстанс! За один поход сразу столько достижений! Класс!

Мы тепло попрощались, участники подземной вылазки стали расходиться по своим делам. Вскоре у тёмного входа остались только я и троица, принадлежащая к клану “Бродяг”.

— Не надумал к нам? — Котлета положил руку на моё плечо.

— В другой раз!

Не то чтобы я стал индивидуалистом или мне был противен дух коллективизма. Просто, моей целью было другое сообщество, имеющее инопланетное название. Последним мне пожал руку Компот.

— Ну, ты это, — его красноречие не имело границ, — в общем, если что…

Вот ведь, вроде ничего не сказал, а всё понятно. Одним словом — феномен!

Я уже собрался определить свой дальнейший маршрут, как почувствовал змейку. Артефакт беспокойно завозился на моей руке. Послышался лёгкий рокот, я взглянул наверх — надо мной завис большой НЛО. Из тарелки показался цилиндрический луч, который в мгновение ока достиг земли. Краем глаза заметил, что в зону его действия попал и Компот. Возникшее биополе беспардонно расправилось с гравитацией, я почувствовал себя в невесомости. В днище гигантской машины образовался зев, и мы вместе с испуганным волком и матерящимся Компотом вплыли в чрево трансгалактического блюдца.

Глава 13

Какое-то время я находился в заторможенном состоянии. Нет, я всё видел и чувствовал, но восприятие действительности было замедленным. Наверное, именно так себя чувствует муха, попавшая в стакан с киселём. Невидимая сила протащила нас по круглому коридору и опустила на белый пол. Ощущение вязкости исчезло, притяжение пришло в норму. В ушах немного шумело, но я всё равно смог расслышать жалобное поскуливание и неприличную реплику. Повернул голову — рядом прижался к полу волк, чуть поодаль, раскрыв от удивления рот, расположился Компот.

Огляделся по сторонам. У меня похолодело внутри. То самое место из сна! Белый зал со стерильным полом и колоннами с подвешенными в них людьми. Виднелись и столы наподобие тех, где мне делали операцию по вживлению змейки. Но самое неприятное было то, что посреди этого карантина располагался прозрачный стол, за которым сидели три существа. Гуманоиды! Их безволосые лица напоминали яйца, на которых не вполне адекватный яйцевод (или как они правильно называются?) нарисовал узкие, без ресниц, глазки и безгубый рот. Ушей и носа у пришельцев не наблюдалось. Одеты они были в белые хламиды, напоминавшие медицинский халат.

— Ни хрена себе! — в звенящей тишине голос Компота показался мне райской музыкой.

Я был с ним полностью солидарен. Вообще, я заметил, что выражать мысли с помощью ненормативной лексики ему удаётся гораздо лучше, чем обычным языком. Только, боюсь, на инопланетян крепкие выражения вряд ли подействуют.

Я попробовал сделать шаг, приподнял руку — всё работает, ничего не парализовано. Может, уже приступим к встрече в верхах или как? Но гуманоиды продолжали разглядывать нас безжизненными глазками.

— Слышь, может я это… — Компот выхватил меч.

В то же мгновение неизвестная сила выбила оружие из руки моего соратника, его конечность повисла безжизненной плетью. Волк изо всех сил старался прикинуться инопланетной собачкой, но у него это выходило не очень. Компот, качнул здоровой рукой руку больную и выдал ещё несколько непечатных слов. В целях предотвращения эскалации напряжённости в отдельно взятой тарелке в дело решил вмешаться я.

— Привет, — я был само радушие, — как жизнь на альдебаранщине?

Главное в профессии дипломата — произвести приятное впечатление. Я растянул губы, демонстрируя радость от встречи с непознанным. Последовала едва уловимая трансформация воздуха — мой рот тут же онемел, я не мог больше выговорить ни слова. Ну вот, нам предельно ясно намекнули на то, что диалога не получится. А раз нет разговора — не будет и компромисса, то есть выяснять отношения придётся с помощью кулаков. Ладно, не впервой.

Хотел крикнуть Компоту, чтобы готовился к атаке, но выговорить ничего не смог. Мой язык распух и ни в какую не хотел выполнять обязанности органа речи. Между тем, троица яйцеголовых перешла от немой части своего заседания к вербальной. Овальные головы шевельнулись, послышался звук, похожий на стрёкот цикад. Совещание было коротким, итогом которого стал резкий выкрик сидящего в центре пришельца. Не понимаю, почему их так называют? Не пешком же они сюда пришли? Правильней было бы говорить “прилетельцы”. Ну ладно, как свинью не называй, хрюкать всё равно не перестанет.

В общем средний щебетнул, откуда-то появились ещё четыре тарелочных обитателя. Двое взяли под руки Компота, другая парочка занялась волком. Под впечатляющий спич моего соратника, наполненный изощрённой руганью и утончёнными эпитетами, его поволокли в сторону колонн. К нецензурному протесту Компота примешивался волчий вой. Как ни прикидывался мой питомец кутёнком из созвездия Гончих Псов, ему никто не поверил. Бедного хищника схватили за задние лапы и потащили вслед за Компотом.

Трио недружелюбных космонавтов встало, прозрачный стол провалился сквозь безупречный пол. Гуманоиды синхронной шеренгой направились в мою сторону. Змейка на руке шевельнулась. Я хотел отступить, но не смог пошевелиться. Опять инопланетные штучки! Заметил, как дёрнулся один из операционных столов и без всяких на то оснований заскользил в мою сторону. Меня прошиб холодный пот. Мой сон повторялся наяву! Яйцеголовые были уже совсем близко, я чувствовал, как они сверлят меня своими глазками. В их руках сверкнули непонятные приспособления. Мне вспомнился Шариков на столе у Филиппа Филипповича.

Змейка в руке заметалась взбесившимся угрем, по моему телу пробежала тёплая волна. Перекошенный рот отпустило, я начал вращаться вокруг собственной оси. Нет, я не пытался изобразить из себя Цискаридзе, всё дело заключалось в имплантате. Подкожный гость в один момент раскрутил меня до состояния современной турбины и двинул вперёд. Я юрким тайфуном пронёсся сквозь шеренгу пришельцев, разметав живодёров по белому залу.

Промчавшись по замысловатой траектории, замер возле Компота. Голова не кружилась, тело налилось силой, а дух бодростью. Если бы у меня был с собой измеритель адреналина, он наверняка бы зашкалил. Парочка инопланетных конвоиров замерла, не в силах понять, что происходит. Воспользовавшись заминкой, змейка превратила мою руку в кувалду, которая стала, соблюдая строгую очерёдность, бить гуманоидов по головам.

У меня возникло стойкое чувство, что их скорлупа сейчас треснет. Пришельцы не стали ждать, когда с их организмами произойдут необратимые перемены, а просто взяли, да и оставили в покое моего товарища с десертным ником Компот. Змейка дёрнулась, моя рука коснулась онемевшей конечности члена бродяжьего клана, чем восстановила её прежнюю функциональность.

Компот разминал затёкшую руку, сопровождая этот процесс руганью инопланетян в целом, а также их родственников, среди которых почему-то чаще всего упоминалась мать. Пока мой соратник по плену упражнялся в риторике, я огляделся по сторонам в надежде найти своего питомца. Ага, вот он. Тащившие хищника гуманоиды замерли, видимо, размышляя над тем, как бы приструнить распоясавшегося пленника, то есть меня. Брошенный за ненадобностью хищник вертел головой по сторонам, выискивая какой-нибудь предмет интерьера, за которым можно было переждать смутные времена. Вот ренегат!

Я достал из кармана подарок Бони и свистнул. По мере вдувания воздуха в маленькое отверстие небольшая вещица постепенно увеличивалась в размерах. К окончанию трели свисток превратился в тромбон. Я издал несимпатичный духовой звук, похожий на… В общем, не Амурские волны.

В ту же секунду волчья внешность стала меняться. Трусливый хищник превращался в инопланетное чудище. Его туловище вытянулось, приобрело некоторую аморфность и теперь беспорядочно колыхалось. Получилась этакая амёбоподобная такса с мордой в виде солдатского сапога. Студенистое существо, ещё недавно бывшее трусливым млекопитающим, раскрыло бесформенную пасть и заглотило одного из своих обидчиков. Гуманоид не успел даже хрюкнуть, как оказался внутри собакообразной медузы. Шкура монстра стала прозрачной, любой желающий мог наблюдать процесс переваривания пришельца в животе бывшего волка.

— Выплюнь! Фу! Гадость! — я пытался образумить своего питомца, но всё было напрасно.

Зверь повернул ко мне нестабильную морду, немного подумал, а потом набросился на ещё одного представителя внеземного разума. Ну и ладно! В конце концов, не мы разрыли топор войны. Мне представилось, как утыканный перьями волк копает ямку в поисках томагавка.

Слева послышалась витиеватая тирада Компота. Я повернул голову — мой соратник, приправляя своё раздражённое состояние сочными репликами, гонял по залу пару яйцеголовых. Да, не надо было доводить Компот до кипения. Наверное, теперь и рады бы избавиться от беспокойного пленника, да только тот уже просто так не уйдёт. Сначала уделает всё, что плохо шевелится, потом обматерит, и только после этого сделает вывод, что его миссия выполнена.

Вообще, вся эта история с нашим киднеппингом превратилась в какое-то фантасмагоричное шоу. Волк-медуза с аппетитом глотает неприятеля, а воин под смешным ником Компот, выражаясь так, что вянут уши, гоняет по звездолёту его же экипаж. Внезапно я почувствовал, как змейка беспокойно завозилась на руке. Сделав пару движений верх-вниз, она крутанулась вокруг запястья. Я почуял недоброе, обернулся…

Три гуманоида, те самые, что недавно корчили из себя жюри, держали в руках сеть. Видимо, даже в далёкой галактике не изобрели ничего лучше для поимки добычи, чем примитивное мелкоячеистое плетение. Одно мгновение — и я оказался внутри блестящего невода. В голове возникла картинка, как меня бросают к ногам старухи, сидящей у разбитого корыта.

Попытался высвободиться, но хитрая сеть обладала одним неприятным свойством — чем больше я барахтался, тем сильнее сжимались путы. Получалось так, что я сам затягивал на себе петлю. Пришлось смириться. Сбоку послышалось громкое ворчание и ругань. Скосил глаза. А вот это уже совсем плохо! Оба моих спутника болтались точно в таких же сетях, что и я. Ни волк, несмотря на свою нынешнюю аморфность, ни Компот со своим жидким ником, не могли просочиться сквозь ячейки блестящего полотна.

Меня грубо бросили на один из столов, сеть снимать не стали. В глаза ударил яркий свет, надо мной согнулись три тени. В их руках блеснули хирургические инструменты. Змейка под кожей словно взбесилась. Она, не замирая ни на секунду, елозила по всему подкожному пространству. Внезапно раздался ненавидимый всеми звук бормашины. Резкая боль, брызги крови. Я закричал. Не столько от боли, сколько от ужаса — мою руку отрезали. Ту самую, в которую была вживлена змейка.

Мне стало плохо, глаза заволокла красная пелена. Ещё немного — и потеряю сознание. Краем глаза заметил, как коварные расчленители колдуют над ампутированной конечностью, пытаясь выковырять имплантат. Наверное, эта картинка стала бы последним фрагментом в ускользающем от меня сознании. Если бы не змейка. То ли я бредил, то ли это происходило на самом деле, но я видел, как отсечённая рука вырвалась из лап инопланетных хирургов и устремилась в мою сторону. Через мгновение блудная конечность заняла своё законное место. Я снова почувствовал змейку, она сращивала края раны.

Уподобившись швейной машинке “Зингер”, она штопала шрам. Вскоре я смог не только пошевелить пальцами, но и разорвать чёртову сеть. На всё про всё ушло всего несколько секунд. Пришельцы за это время успели только приблизиться ко мне на расстояние вытянутой руки. Не их, а моей. Той самой, со змейкой. Подкожный червяк растянул мою конечность так, что она стала длиннее раза в три. А сильнее, я уж не знаю насколько.

Во всяком случае, яйцеголовые в полной мере ощутили мой гнев. Даю руку на отсечение, что… Нет, руку больше не дам. Хватит. В общем, я был уверен, что в этот момент альдебаранцы пожалели о том, что связались с хоббитом Свеном по прозвищу Косноязычный.

Конечно, всё делала змейка, но придумывал я. Такой вот у нас получился тандем. Моя мстительная натура изобретала изощрённые приёмы возмездия, а рука посредством чудесного имплантата претворяла их в жизнь.

На практике это выглядело так. Сначала в моей голове сложился образ огромной плети, которая хлещет по инопланетным захватчикам. Червяк дёрнулся, моя рука превратилась в гигантский хлыст. Пара хлёстких ударов разметала наглую троицу по залу. Потом я представил, как мои обидчики горят в огне. В то же мгновение плеть начала трансформироваться в нечто круглое. Сковорода! Огромная!

Не знаю уж как, но змейка сумела подвесить хозяев НЛО в воздухе, а потом шмякнуть их прямо на раскалённую утварь. Кухонная принадлежность зашипела, по залу пронёсся истошный щебет. Получился небольшой персональный ад. Правда, кулинарное извращение длилось недолго. Дымящиеся гуманоиды один за другим повскакивали с горячей поверхности. Я уже собрался устроить моим мучителям небольшое утопление, но не успел. Из-за колонн показалась фигурка хоббита в синем. Да это же Борг!

Я опешил. Он-то что здесь делает? То есть его нахождение на летающей тарелке можно было бы объяснить, если бы он был пленником. Но тот вёл себя не как узник. Оглядев творящееся вокруг безобразие, он издал резкий стрёкот. Три поджаренных гуманоида обиженно защебетали в ответ. Я почувствовал нехороший подвох. Ну точно! Раздался звук сирены, прямо из пола стали появляться прозрачные ящики, в которых лежали инопланетяне. Стеклянные крышки с шипением отъезжали в сторону. После этого пребывающие в анабиозе пришельцы открывали глаза и поднимались в своих гробах. Совсем как ведьма в “Вие”.

Я огляделся. Ага, вот они. Волк с Компотом, забытые всеми, пребывали рядом друг с другом. Просто идиллия. Лежат себе тихо, как жмурики в морге. Хотя, конечно, дёргаться в этих силках — себе дороже.

Хотел выхватить меч. Но меня опередила змейка. Она превратила мою руку в нож и разрезала им обе сети. Бесстрашный представитель клана Бродяг издал матерный клич и выхватил топор. Волк жалобно тявкнул и закрутил головой в поисках надёжного убежища.

Между тем, межгалактическая сирена надрывалась истошными воплями, количество проснувшихся инопланетян росло на глазах. Сколько же их тут? Я снова взглянул на Борга. Тот, извергая из себя непонятный стрёкот, указывал рукой в мою сторону. Вот змей! В наших рядах затесался предатель. Мой соплеменник оказался вражеским прихвостнем и пособником инопланетной реакции.

Я уже представил, как расправлюсь с ренегатом, но яйцеголовые первыми перешли к активным действиям. В их руках появились удлинённые предметы, напоминающие… Додумать мысль я не успел. Яркий луч лазера расплавил передо мной идеальный пол. Бластеры! Ах так?! Я нарисовал в воображении нейтронную пушку. Принцип действия подобного устройства я представлял себе слабо, но мне казалось, что такое оружие должно стрелять пучками энергии.

Змейка целиком разделяла мои милитаристские взгляды. Она превратила мою руку в нечто среднее между установкой Град и вувузелой племени Какабунду. Я нажал маленький рычажок, последовала отдача, меня припечатало к одной из колонн. Слегка оглушило, но я всё равно заметил, как голубоватый сгусток расщепил с десяток пришельцев на атомы.

Гуманоиды ответили беспорядочной пальбой бластерами. Мы вместе с Компотом и волком пытались прятаться за колоннами, но такая защита не гарантировала безопасности. Цилиндрические столбы под выстрелами яйцеголовых разлетались на части. Из них, опутанные проводами и трубками, выпадали люди. Некоторые ещё двигались, другие лежали неподвижно. Помочь несчастным пленникам возможности не было. На нас наступали. Казалось, что весь зал был забит неприятелем. Выстрелы бластеров становились более частыми, их заряды ложились всё кучнее.

Внезапно взгляд зацепился за одну из колонн. Нет, внешне она ничем не отличалась от других. Но тот, кто находился внутри… Эти глаза я не мог бы забыть никогда. Гема, не мигая смотрела на меня сквозь матовую прозрачность колонны. Я не сомневался ни секунды. Направил нейтронную пушку в верхнюю часть цилиндра и нажал на гашетку. Яркий пучок вырвался из ствола, к моим ногам вместе с мириадами острых осколков выпала амазонка.

Я хотел помочь девушке, но новый залп агрессивных пришельцев не позволил мне проявить благородство. Если честно, то нас бы уже давно распылили на кучку корпускул. Но гуманоиды, судя по всему, хотели взять нас живьём. Они уже окружили место нашей дислокации, и теперь сжимали кольцо. Что делать? Машинально сунул руку в карман, мои пальцы нащупали холодный кругляшок. Подарок Тени. Блин! Только не это! Огляделся по сторонам — другого решения не было. Яйцеголовые были уже совсем близко, в их руках опять появились сети. Ладно, как говориться, из двух зол…

Я схватил лежащую Гему за руку и потёр амулет пальцем. Свет померк, появилось ощущение невесомости. Правда, фаза полёта длилась недолго. Вскоре вновь ощутил под ногами опору, стерильную атмосферу инопланетной посудины сменил аромат лесных трав. Я пытался рассмотреть окружающий пейзаж, но темень стояла хоть выколи глаз. Зато я мог слышать. Нецензурная реплика Компота прозвучала любимым шлягером. Его неприличное мнение поддержал тихий вой моего питомца. Значит, волшебная сила талисмана перенесла сюда и моих спутников. А как же Гема?

Словно в ответ на мои мысли послышался стон. Глаза уже начали адаптироваться к сумраку, я различил лежащую на земле фигурку. Нагнулся. Вовремя. Над головой со свистом пролетел какой-то предмет. Что за… Тут меня осенило. Амулет переносит не персонажа, а целый кусок пространства. И в него, кроме нас, мог попасть кто-то ещё. Я поднял голову — надо мной, нависли два инопланетянина. В их конечностях блеснули ножи. Видимо, эта парочка, решила раз и навсегда покончить с костью в горле межгалактической миссии, то есть со мной. Но в дело вмешался ещё один персонаж. Тот, от которого возникают мурашки и хочется стать невидимкой.

Тёмное пятно, окутав окружающую среду атмосферой ужаса, поднялось над пришельцами. Те ни о какой агрессии уже не помышляли, а, как все остальные, не шевелясь смотрели на привидение. Помедлив, сгусток принялся за дело. Его нижняя часть раздвоилась на манер змеиного языка и вонзилась в несчастных таукитайцев. Картинка получилась та ещё! Два отростка Тени приобрели неоновый цвет и стали вращаться, вытягивая из бедных инопланетников жизненную силу.

Гуманоиды осунулись, скорлупа на их лицах покрылась сетью мелких трещин. Вскоре всё было кончено. Парочка инопланетных жмуриков распласталась на влажной траве. От них осталась лишь высохшая оболочка, обтянувшая несуразной формы скелет.

Снова стон. Я склонился над Гемой — её глаза были открыты.

— Ты как?

Конечно, глупее вопроса придумать было сложно, тем более что амазонка никак на него не отреагировала. Она только смотрела на меня своими большими глазами, словно пыталась что-то сказать.

— Ты меня слышишь? — я предпринял новую попытку разговорить мою спасительницу.

Та в ответ застонала и повернула голову набок. Да, с воительницей явно что-то не так. Видимо, инопланетный застенок подорвал её здоровье. Что делать?

— Могу лизнуть, — несмотря на страх перед Тенью, серый предлагал бескорыстную помощь.

— В смысле — может, вырвет? — моя ирония получилась горькой.

— А если того, — Компот изобразил непонятный жест, — в смысле вот так…

Кажется, я понял. Мой красноречивый соратник предлагал сделать искусственное дыхание и массаж сердца. Нет, не из развратных побуждений. Его намерения были чистыми, а желание помочь искренним. Но я чувствовал, что это не поможет. Не знаю почему, но во мне сидела уверенность, что девушке нужен отдых. А ещё время.

Оставить человека в покое, чтобы он мог отлежаться, набраться сил — вроде бы задача проще некуда. Только не в игре. Во всём Драме не найдётся такого места, куда можно было бы пристроить полуживого персонажа и обеспечить ему уход. И не потому, что вокруг одни бессердечные негодяи. Просто здесь так непринято.

Взять на руки и таскать везде с собой — тоже не выход. Мои похождения с такой ношей вряд ли завершатся хеппи-эндом. Нас, скорее всего, прибьют обоих. Но и бросить девушку на произвол судьбы я не мог. Блин! Легче решить Теорему Ферма, чем найти хоть какой-то выход из этого тупика.

Внезапно что-то такое возникло в голове. Какая-то догадка, ещё не оформившись в стройную мысль, промелькнула на горизонте сознания. Я посмотрел наверх. Тень! Ну, конечно! Надёжнее места просто трудно себе представить. Как всегда, гениальная мысль оказалась проще задачки для первоклассника. Оставить Гему под присмотром призрака — разве не блестящая идея? Только надо придумать ещё один совет для привидения.

Ничего, сочинять советы для призраков — любимое занятие хоббитов. Помнится, фантом говорил, что он — это то, чего не может быть. Обыкновенный комплекс неполноценности, присущий многим тёмным личностям. В том числе и нашему полтергейсту.

— Невкусная энергия попалась, — прошипели сверху, — синтетическая.

Вполне может быть. То, что в основе гуманоидных организмов лежит не вполне органика — очень даже возможное допущение.

— Это лишний раз доказывает твою реальность, — я надеялся заинтриговать жуткую субстанцию.

Сгусток замер, Компот напрягся, волк прикинулся незаметной травкой. Если я ошибся — нам всем труба! К счастью привидение к моим словам проявило живой интерес.

— Как это? — потусторонний субъект колыхался теперь прямо передо мной.

— Если откуда-то убыло, то где-то прибавилось, — я изо всех пытался донести до Тени свою мысль. — Есть такое правило.

Охренеть! Я рассуждаю с виртуальным полтергейстом о законах физики. Какому-нибудь Наполеону из шестой палаты такая шизофрения даже и не снилась!

— Не врёшь? — сгусток просипел в самое ухо.

Меня передёрнуло. Казалось ещё немного и в меня проникнут через ушную раковину. Мне представилось, как в моё ухо вползает полупрозрачный язык. Бр-р! Мечта мазохиста какая-то. Всё, надо заканчивать этот диспут, а то на самом деле свихнёшься.

— Тебе надо документировать каждый случай изъятия чужой энергии в личных целях, — господи, чего я несу. — Тогда ты в любой момент сможешь предъявить свою подлинность и невыдуманность.

Самая больная тема для призраков — реальность их существования. Поэтому Тень сразу же ухватилась за моё предложение.

— Мне нравится, — просипел дух, — теперь буду всё записывать.

— Хороший учёт, — я пытался закрепить успех, — основа любой бухгалтерии.

Сомнительный лозунг, но привидению понравилось. Это было заметно по форме, которое принял фантом. Сейчас он находился в образе тёмного гладиолуса. Хотя обольщаться по этому поводу не стоило, потому что главное у призраков вовсе не форма, а содержание. А что творится внутри тёмных душ, простым смертным лучше вообще не знать.

— Ты дал мне ещё один правильный совет, — сгусток принял бесформенный вид, — что просишь за это?

Я хотел проявить скромность и, потупив глазки, сказать, что мне ничего не нужно. Но вовремя понял, что образ первокурсницы из глубинки мне вряд ли подходит. Поэтому решил действовать прямо, без всяких дипломатических глупостей.

— Надо присмотреть вот за этой девушкой, — я указал на лежащую на земле амазонку, — пока она не восстановит силы.

Наступила пауза. И тишина. Такая, что было слышно, как стучит сердце. А стучало оно, словно сошедший с ума барабанщик. Так бывает, когда Тень берёт тайм-аут. В этот момент никогда не знаешь — то ли тебя сейчас начнут пользовать, то ли наградят какой-нибудь безделушкой, вроде чёрного талисмана.

— Хорошо, — наконец, выдавил из себя фантом. — Пусть остаётся.

Вот и славно! Если призрак взял на себя обязательство, то можно быть спокойным за его выполнение. Что-то вроде кодекса чести. Не надо ни подписи кровью, ни клятв с уверениями в верности призрачным принципам. Достаточно одного слова, и всё, никто даже близко не подойдёт к воительнице. Да и кому взбредёт в голову по доброй воле идти в гости к Тени? Разве что одному хоббиту, да и то — от безвыходности положения.

Мои размышления прервала Тень.

— Чего ждёшь?! — её тон показался мне угрожающим.

Я хотел уточнить, чем вызван внезапный всплеск недружелюбия, но мне не позволили задать наводящий вопрос. Зеркальце! Давно молчавший гаджет тренькнул в кармане. Я прислушался.

— Валим! — громкий шёпот стеклянного советчика призывал меня к скорейшему завершению визита.

Наверное, мы превысили предельный лимит пребывания в гостях у полтергейста. А, может быть, Тени просто не терпелось приступить к бюрократической волоките, связанной с учётом прошлых и будущих жертв. Так или иначе, надо было сматываться. И чем скорее, тем лучше!

Я огляделся в поисках волка. Серого видно не было. Дунул в свисток — ушастый мимикрист выполз из-за какого-то пня, расположенного неподалёку. Волк продолжал проявлять чудеса изобретательности в смысле сокрытия своего трусливого тельца в окружающей действительности. Как ему удаётся упрятаться целиком за небольшими предметами — непонятно.

Я вскарабкался на дрожащего хищника, тот сорвался с места на первой космической скорости. Я бы наверное не удержался на его спине, если бы не Компот. Я не заметил, как он пристроился сзади. Скорее всего, не заметил этого и мой питомец. Его стремление покинуть жуткое место превосходило все остальные желания. Такая мелочь, как лишний седок, препятствием для этого не являлась. Думается, если бы сейчас на него взгромоздился средних размеров слон, он бы и его не почувствовал.

От ускорения и от резких смен направлений захватывало дух. Сидящий позади меня Компот так и не смог сформулировать до конца ни одного ругательства. Его невнятные реплики походили на желание немого заики обматерить бездарного логопеда. В конце концов, он оставил бесплодные попытки выразить свои мысли на предмет превышения скорости и сидел молча, любуясь мелькающим перед глазами пейзажем.

Тем временем сумрак растаял, появились краски живой природы. Стали слышны пение птиц и остальные, присущие привычной среде, звуки. Воздух наполнился ароматами трав. Волк сбавил ход, перейдя на рысцу, а потом и вовсе остановился. Я огляделся. Мы находились у границы с соседней локацией.

Какое-то время я находился в заторможенном состоянии. Нет, я всё видел и чувствовал, но восприятие действительности было замедленным. Наверное, именно так себя чувствует муха, попавшая в стакан с киселём. Невидимая сила протащила нас по круглому коридору и опустила на белый пол. Ощущение вязкости исчезло, притяжение пришло в норму. В ушах немного шумело, но я всё равно смог расслышать жалобное поскуливание и неприличную реплику. Повернул голову — рядом прижался к полу волк, чуть поодаль, раскрыв от удивления рот, расположился Компот.

Огляделся по сторонам. У меня похолодело внутри. То самое место из сна! Белый зал со стерильным полом и колоннами с подвешенными в них людьми. Виднелись и столы наподобие тех, где мне делали операцию по вживлению змейки. Но самое неприятное было то, что посреди этого карантина располагался прозрачный стол, за которым сидели три существа. Гуманоиды! Их безволосые лица напоминали яйца, на которых не вполне адекватный яйцевод (или как они правильно называются?) нарисовал узкие, без ресниц, глазки и безгубый рот. Ушей и носа у пришельцев не наблюдалось. Одеты они были в белые хламиды, напоминавшие медицинский халат.

— Ни хрена себе! — в звенящей тишине голос Компота показался мне райской музыкой.

Я был с ним полностью солидарен. Вообще, я заметил, что выражать мысли с помощью ненормативной лексики ему удаётся гораздо лучше, чем обычным языком. Только, боюсь, на инопланетян крепкие выражения вряд ли подействуют.

Я попробовал сделать шаг, приподнял руку — всё работает, ничего не парализовано. Может, уже приступим к встрече в верхах или как? Но гуманоиды продолжали разглядывать нас безжизненными глазками.

— Слышь, может я это… — Компот выхватил меч.

В то же мгновение неизвестная сила выбила оружие из руки моего соратника, его конечность повисла безжизненной плетью. Волк изо всех сил старался прикинуться инопланетной собачкой, но у него это выходило не очень. Компот, качнул здоровой рукой руку больную и выдал ещё несколько непечатных слов. В целях предотвращения эскалации напряжённости в отдельно взятой тарелке в дело решил вмешаться я.

— Привет, — я был само радушие, — как жизнь на альдебаранщине?

Главное в профессии дипломата — произвести приятное впечатление. Я растянул губы, демонстрируя радость от встречи с непознанным. Последовала едва уловимая трансформация воздуха — мой рот тут же онемел, я не мог больше выговорить ни слова. Ну вот, нам предельно ясно намекнули на то, что диалога не получится. А раз нет разговора — не будет и компромисса, то есть выяснять отношения придётся с помощью кулаков. Ладно, не впервой.

Хотел крикнуть Компоту, чтобы готовился к атаке, но выговорить ничего не смог. Мой язык распух и ни в какую не хотел выполнять обязанности органа речи. Между тем, троица яйцеголовых перешла от немой части своего заседания к вербальной. Овальные головы шевельнулись, послышался звук, похожий на стрёкот цикад. Совещание было коротким, итогом которого стал резкий выкрик сидящего в центре пришельца. Не понимаю, почему их так называют? Не пешком же они сюда пришли? Правильней было бы говорить “прилетельцы”. Ну ладно, как свинью не называй, хрюкать всё равно не перестанет.

В общем средний щебетнул, откуда-то появились ещё четыре тарелочных обитателя. Двое взяли под руки Компота, другая парочка занялась волком. Под впечатляющий спич моего соратника, наполненный изощрённой руганью и утончёнными эпитетами, его поволокли в сторону колонн. К нецензурному протесту Компота примешивался волчий вой. Как ни прикидывался мой питомец кутёнком из созвездия Гончих Псов, ему никто не поверил. Бедного хищника схватили за задние лапы и потащили вслед за Компотом.

Трио недружелюбных космонавтов встало, прозрачный стол провалился сквозь безупречный пол. Гуманоиды синхронной шеренгой направились в мою сторону. Змейка на руке шевельнулась. Я хотел отступить, но не смог пошевелиться. Опять инопланетные штучки! Заметил, как дёрнулся один из операционных столов и без всяких на то оснований заскользил в мою сторону. Меня прошиб холодный пот. Мой сон повторялся наяву! Яйцеголовые были уже совсем близко, я чувствовал, как они сверлят меня своими глазками. В их руках сверкнули непонятные приспособления. Мне вспомнился Шариков на столе у Филиппа Филипповича.

Змейка в руке заметалась взбесившимся угрем, по моему телу пробежала тёплая волна. Перекошенный рот отпустило, я начал вращаться вокруг собственной оси. Нет, я не пытался изобразить из себя Цискаридзе, всё дело заключалось в имплантате. Подкожный гость в один момент раскрутил меня до состояния современной турбины и двинул вперёд. Я юрким тайфуном пронёсся сквозь шеренгу пришельцев, разметав живодёров по белому залу.

Промчавшись по замысловатой траектории, замер возле Компота. Голова не кружилась, тело налилось силой, а дух бодростью. Если бы у меня был с собой измеритель адреналина, он наверняка бы зашкалил. Парочка инопланетных конвоиров замерла, не в силах понять, что происходит. Воспользовавшись заминкой, змейка превратила мою руку в кувалду, которая стала, соблюдая строгую очерёдность, бить гуманоидов по головам.

У меня возникло стойкое чувство, что их скорлупа сейчас треснет. Пришельцы не стали ждать, когда с их организмами произойдут необратимые перемены, а просто взяли, да и оставили в покое моего товарища с десертным ником Компот. Змейка дёрнулась, моя рука коснулась онемевшей конечности члена бродяжьего клана, чем восстановила её прежнюю функциональность.

Компот разминал затёкшую руку, сопровождая этот процесс руганью инопланетян в целом, а также их родственников, среди которых почему-то чаще всего упоминалась мать. Пока мой соратник по плену упражнялся в риторике, я огляделся по сторонам в надежде найти своего питомца. Ага, вот он. Тащившие хищника гуманоиды замерли, видимо, размышляя над тем, как бы приструнить распоясавшегося пленника, то есть меня. Брошенный за ненадобностью хищник вертел головой по сторонам, выискивая какой-нибудь предмет интерьера, за которым можно было переждать смутные времена. Вот ренегат!

Я достал из кармана подарок Бони и свистнул. По мере вдувания воздуха в маленькое отверстие небольшая вещица постепенно увеличивалась в размерах. К окончанию трели свисток превратился в тромбон. Я издал несимпатичный духовой звук, похожий на… В общем, не Амурские волны.

В ту же секунду волчья внешность стала меняться. Трусливый хищник превращался в инопланетное чудище. Его туловище вытянулось, приобрело некоторую аморфность и теперь беспорядочно колыхалось. Получилась этакая амёбоподобная такса с мордой в виде солдатского сапога. Студенистое существо, ещё недавно бывшее трусливым млекопитающим, раскрыло бесформенную пасть и заглотило одного из своих обидчиков. Гуманоид не успел даже хрюкнуть, как оказался внутри собакообразной медузы. Шкура монстра стала прозрачной, любой желающий мог наблюдать процесс переваривания пришельца в животе бывшего волка.

— Выплюнь! Фу! Гадость! — я пытался образумить своего питомца, но всё было напрасно.

Зверь повернул ко мне нестабильную морду, немного подумал, а потом набросился на ещё одного представителя внеземного разума. Ну и ладно! В конце концов, не мы разрыли топор войны. Мне представилось, как утыканный перьями волк копает ямку в поисках томагавка.

Слева послышалась витиеватая тирада Компота. Я повернул голову — мой соратник, приправляя своё раздражённое состояние сочными репликами, гонял по залу пару яйцеголовых. Да, не надо было доводить Компот до кипения. Наверное, теперь и рады бы избавиться от беспокойного пленника, да только тот уже просто так не уйдёт. Сначала уделает всё, что плохо шевелится, потом обматерит, и только после этого сделает вывод, что его миссия выполнена.

Вообще, вся эта история с нашим киднеппингом превратилась в какое-то фантасмагоричное шоу. Волк-медуза с аппетитом глотает неприятеля, а воин под смешным ником Компот, выражаясь так, что вянут уши, гоняет по звездолёту его же экипаж. Внезапно я почувствовал, как змейка беспокойно завозилась на руке. Сделав пару движений верх-вниз, она крутанулась вокруг запястья. Я почуял недоброе, обернулся…

Три гуманоида, те самые, что недавно корчили из себя жюри, держали в руках сеть. Видимо, даже в далёкой галактике не изобрели ничего лучше для поимки добычи, чем примитивное мелкоячеистое плетение. Одно мгновение — и я оказался внутри блестящего невода. В голове возникла картинка, как меня бросают к ногам старухи, сидящей у разбитого корыта.

Попытался высвободиться, но хитрая сеть обладала одним неприятным свойством — чем больше я барахтался, тем сильнее сжимались путы. Получалось так, что я сам затягивал на себе петлю. Пришлось смириться. Сбоку послышалось громкое ворчание и ругань. Скосил глаза. А вот это уже совсем плохо! Оба моих спутника болтались точно в таких же сетях, что и я. Ни волк, несмотря на свою нынешнюю аморфность, ни Компот со своим жидким ником, не могли просочиться сквозь ячейки блестящего полотна.

Меня грубо бросили на один из столов, сеть снимать не стали. В глаза ударил яркий свет, надо мной согнулись три тени. В их руках блеснули хирургические инструменты. Змейка под кожей словно взбесилась. Она, не замирая ни на секунду, елозила по всему подкожному пространству. Внезапно раздался ненавидимый всеми звук бормашины. Резкая боль, брызги крови. Я закричал. Не столько от боли, сколько от ужаса — мою руку отрезали. Ту самую, в которую была вживлена змейка.

Мне стало плохо, глаза заволокла красная пелена. Ещё немного — и потеряю сознание. Краем глаза заметил, как коварные расчленители колдуют над ампутированной конечностью, пытаясь выковырять имплантат. Наверное, эта картинка стала бы последним фрагментом в ускользающем от меня сознании. Если бы не змейка. То ли я бредил, то ли это происходило на самом деле, но я видел, как отсечённая рука вырвалась из лап инопланетных хирургов и устремилась в мою сторону. Через мгновение блудная конечность заняла своё законное место. Я снова почувствовал змейку, она сращивала края раны.

Уподобившись швейной машинке “Зингер”, она штопала шрам. Вскоре я смог не только пошевелить пальцами, но и разорвать чёртову сеть. На всё про всё ушло всего несколько секунд. Пришельцы за это время успели только приблизиться ко мне на расстояние вытянутой руки. Не их, а моей. Той самой, со змейкой. Подкожный червяк растянул мою конечность так, что она стала длиннее раза в три. А сильнее, я уж не знаю насколько.

Во всяком случае, яйцеголовые в полной мере ощутили мой гнев. Даю руку на отсечение, что… Нет, руку больше не дам. Хватит. В общем, я был уверен, что в этот момент альдебаранцы пожалели о том, что связались с хоббитом Свеном по прозвищу Косноязычный.

Конечно, всё делала змейка, но придумывал я. Такой вот у нас получился тандем. Моя мстительная натура изобретала изощрённые приёмы возмездия, а рука посредством чудесного имплантата претворяла их в жизнь.

На практике это выглядело так. Сначала в моей голове сложился образ огромной плети, которая хлещет по инопланетным захватчикам. Червяк дёрнулся, моя рука превратилась в гигантский хлыст. Пара хлёстких ударов разметала наглую троицу по залу. Потом я представил, как мои обидчики горят в огне. В то же мгновение плеть начала трансформироваться в нечто круглое. Сковорода! Огромная!

Не знаю уж как, но змейка сумела подвесить хозяев НЛО в воздухе, а потом шмякнуть их прямо на раскалённую утварь. Кухонная принадлежность зашипела, по залу пронёсся истошный щебет. Получился небольшой персональный ад. Правда, кулинарное извращение длилось недолго. Дымящиеся гуманоиды один за другим повскакивали с горячей поверхности. Я уже собрался устроить моим мучителям небольшое утопление, но не успел. Из-за колонн показалась фигурка хоббита в синем. Да это же Борг!

Я опешил. Он-то что здесь делает? То есть его нахождение на летающей тарелке можно было бы объяснить, если бы он был пленником. Но тот вёл себя не как узник. Оглядев творящееся вокруг безобразие, он издал резкий стрёкот. Три поджаренных гуманоида обиженно защебетали в ответ. Я почувствовал нехороший подвох. Ну точно! Раздался звук сирены, прямо из пола стали появляться прозрачные ящики, в которых лежали инопланетяне. Стеклянные крышки с шипением отъезжали в сторону. После этого пребывающие в анабиозе пришельцы открывали глаза и поднимались в своих гробах. Совсем как ведьма в “Вие”.

Я огляделся. Ага, вот они. Волк с Компотом, забытые всеми, пребывали рядом друг с другом. Просто идиллия. Лежат себе тихо, как жмурики в морге. Хотя, конечно, дёргаться в этих силках — себе дороже.

Хотел выхватить меч. Но меня опередила змейка. Она превратила мою руку в нож и разрезала им обе сети. Бесстрашный представитель клана Бродяг издал матерный клич и выхватил топор. Волк жалобно тявкнул и закрутил головой в поисках надёжного убежища.

Между тем, межгалактическая сирена надрывалась истошными воплями, количество проснувшихся инопланетян росло на глазах. Сколько же их тут? Я снова взглянул на Борга. Тот, извергая из себя непонятный стрёкот, указывал рукой в мою сторону. Вот змей! В наших рядах затесался предатель. Мой соплеменник оказался вражеским прихвостнем и пособником инопланетной реакции.

Я уже представил, как расправлюсь с ренегатом, но яйцеголовые первыми перешли к активным действиям. В их руках появились удлинённые предметы, напоминающие… Додумать мысль я не успел. Яркий луч лазера расплавил передо мной идеальный пол. Бластеры! Ах так?! Я нарисовал в воображении нейтронную пушку. Принцип действия подобного устройства я представлял себе слабо, но мне казалось, что такое оружие должно стрелять пучками энергии.

Змейка целиком разделяла мои милитаристские взгляды. Она превратила мою руку в нечто среднее между установкой Град и вувузелой племени Какабунду. Я нажал маленький рычажок, последовала отдача, меня припечатало к одной из колонн. Слегка оглушило, но я всё равно заметил, как голубоватый сгусток расщепил с десяток пришельцев на атомы.

Гуманоиды ответили беспорядочной пальбой бластерами. Мы вместе с Компотом и волком пытались прятаться за колоннами, но такая защита не гарантировала безопасности. Цилиндрические столбы под выстрелами яйцеголовых разлетались на части. Из них, опутанные проводами и трубками, выпадали люди. Некоторые ещё двигались, другие лежали неподвижно. Помочь несчастным пленникам возможности не было. На нас наступали. Казалось, что весь зал был забит неприятелем. Выстрелы бластеров становились более частыми, их заряды ложились всё кучнее.

Внезапно взгляд зацепился за одну из колонн. Нет, внешне она ничем не отличалась от других. Но тот, кто находился внутри… Эти глаза я не мог бы забыть никогда. Гема, не мигая смотрела на меня сквозь матовую прозрачность колонны. Я не сомневался ни секунды. Направил нейтронную пушку в верхнюю часть цилиндра и нажал на гашетку. Яркий пучок вырвался из ствола, к моим ногам вместе с мириадами острых осколков выпала амазонка.

Я хотел помочь девушке, но новый залп агрессивных пришельцев не позволил мне проявить благородство. Если честно, то нас бы уже давно распылили на кучку корпускул. Но гуманоиды, судя по всему, хотели взять нас живьём. Они уже окружили место нашей дислокации, и теперь сжимали кольцо. Что делать? Машинально сунул руку в карман, мои пальцы нащупали холодный кругляшок. Подарок Тени. Блин! Только не это! Огляделся по сторонам — другого решения не было. Яйцеголовые были уже совсем близко, в их руках опять появились сети. Ладно, как говориться, из двух зол…

Я схватил лежащую Гему за руку и потёр амулет пальцем. Свет померк, появилось ощущение невесомости. Правда, фаза полёта длилась недолго. Вскоре вновь ощутил под ногами опору, стерильную атмосферу инопланетной посудины сменил аромат лесных трав. Я пытался рассмотреть окружающий пейзаж, но темень стояла хоть выколи глаз. Зато я мог слышать. Нецензурная реплика Компота прозвучала любимым шлягером. Его неприличное мнение поддержал тихий вой моего питомца. Значит, волшебная сила талисмана перенесла сюда и моих спутников. А как же Гема?

Словно в ответ на мои мысли послышался стон. Глаза уже начали адаптироваться к сумраку, я различил лежащую на земле фигурку. Нагнулся. Вовремя. Над головой со свистом пролетел какой-то предмет. Что за… Тут меня осенило. Амулет переносит не персонажа, а целый кусок пространства. И в него, кроме нас, мог попасть кто-то ещё. Я поднял голову — надо мной, нависли два инопланетянина. В их конечностях блеснули ножи. Видимо, эта парочка, решила раз и навсегда покончить с костью в горле межгалактической миссии, то есть со мной. Но в дело вмешался ещё один персонаж. Тот, от которого возникают мурашки и хочется стать невидимкой.

Тёмное пятно, окутав окружающую среду атмосферой ужаса, поднялось над пришельцами. Те ни о какой агрессии уже не помышляли, а, как все остальные, не шевелясь смотрели на привидение. Помедлив, сгусток принялся за дело. Его нижняя часть раздвоилась на манер змеиного языка и вонзилась в несчастных таукитайцев. Картинка получилась та ещё! Два отростка Тени приобрели неоновый цвет и стали вращаться, вытягивая из бедных инопланетников жизненную силу.

Гуманоиды осунулись, скорлупа на их лицах покрылась сетью мелких трещин. Вскоре всё было кончено. Парочка инопланетных жмуриков распласталась на влажной траве. От них осталась лишь высохшая оболочка, обтянувшая несуразной формы скелет.

Снова стон. Я склонился над Гемой — её глаза были открыты.

— Ты как?

Конечно, глупее вопроса придумать было сложно, тем более что амазонка никак на него не отреагировала. Она только смотрела на меня своими большими глазами, словно пыталась что-то сказать.

— Ты меня слышишь? — я предпринял новую попытку разговорить мою спасительницу.

Та в ответ застонала и повернула голову набок. Да, с воительницей явно что-то не так. Видимо, инопланетный застенок подорвал её здоровье. Что делать?

— Могу лизнуть, — несмотря на страх перед Тенью, серый предлагал бескорыстную помощь.

— В смысле — может, вырвет? — моя ирония получилась горькой.

— А если того, — Компот изобразил непонятный жест, — в смысле вот так…

Кажется, я понял. Мой красноречивый соратник предлагал сделать искусственное дыхание и массаж сердца. Нет, не из развратных побуждений. Его намерения были чистыми, а желание помочь искренним. Но я чувствовал, что это не поможет. Не знаю почему, но во мне сидела уверенность, что девушке нужен отдых. А ещё время.

Оставить человека в покое, чтобы он мог отлежаться, набраться сил — вроде бы задача проще некуда. Только не в игре. Во всём Драме не найдётся такого места, куда можно было бы пристроить полуживого персонажа и обеспечить ему уход. И не потому, что вокруг одни бессердечные негодяи. Просто здесь так непринято.

Взять на руки и таскать везде с собой — тоже не выход. Мои похождения с такой ношей вряд ли завершатся хеппи-эндом. Нас, скорее всего, прибьют обоих. Но и бросить девушку на произвол судьбы я не мог. Блин! Легче решить Теорему Ферма, чем найти хоть какой-то выход из этого тупика.

Внезапно что-то такое возникло в голове. Какая-то догадка, ещё не оформившись в стройную мысль, промелькнула на горизонте сознания. Я посмотрел наверх. Тень! Ну, конечно! Надёжнее места просто трудно себе представить. Как всегда, гениальная мысль оказалась проще задачки для первоклассника. Оставить Гему под присмотром призрака — разве не блестящая идея? Только надо придумать ещё один совет для привидения.

Ничего, сочинять советы для призраков — любимое занятие хоббитов. Помнится, фантом говорил, что он — это то, чего не может быть. Обыкновенный комплекс неполноценности, присущий многим тёмным личностям. В том числе и нашему полтергейсту.

— Невкусная энергия попалась, — прошипели сверху, — синтетическая.

Вполне может быть. То, что в основе гуманоидных организмов лежит не вполне органика — очень даже возможное допущение.

— Это лишний раз доказывает твою реальность, — я надеялся заинтриговать жуткую субстанцию.

Сгусток замер, Компот напрягся, волк прикинулся незаметной травкой. Если я ошибся — нам всем труба! К счастью привидение к моим словам проявило живой интерес.

— Как это? — потусторонний субъект колыхался теперь прямо передо мной.

— Если откуда-то убыло, то где-то прибавилось, — я изо всех пытался донести до Тени свою мысль. — Есть такое правило.

Охренеть! Я рассуждаю с виртуальным полтергейстом о законах физики. Какому-нибудь Наполеону из шестой палаты такая шизофрения даже и не снилась!

— Не врёшь? — сгусток просипел в самое ухо.

Меня передёрнуло. Казалось ещё немного и в меня проникнут через ушную раковину. Мне представилось, как в моё ухо вползает полупрозрачный язык. Бр-р! Мечта мазохиста какая-то. Всё, надо заканчивать этот диспут, а то на самом деле свихнёшься.

— Тебе надо документировать каждый случай изъятия чужой энергии в личных целях, — господи, чего я несу. — Тогда ты в любой момент сможешь предъявить свою подлинность и невыдуманность.

Самая больная тема для призраков — реальность их существования. Поэтому Тень сразу же ухватилась за моё предложение.

— Мне нравится, — просипел дух, — теперь буду всё записывать.

— Хороший учёт, — я пытался закрепить успех, — основа любой бухгалтерии.

Сомнительный лозунг, но привидению понравилось. Это было заметно по форме, которое принял фантом. Сейчас он находился в образе тёмного гладиолуса. Хотя обольщаться по этому поводу не стоило, потому что главное у призраков вовсе не форма, а содержание. А что творится внутри тёмных душ, простым смертным лучше вообще не знать.

— Ты дал мне ещё один правильный совет, — сгусток принял бесформенный вид, — что просишь за это?

Я хотел проявить скромность и, потупив глазки, сказать, что мне ничего не нужно. Но вовремя понял, что образ первокурсницы из глубинки мне вряд ли подходит. Поэтому решил действовать прямо, без всяких дипломатических глупостей.

— Надо присмотреть вот за этой девушкой, — я указал на лежащую на земле амазонку, — пока она не восстановит силы.

Наступила пауза. И тишина. Такая, что было слышно, как стучит сердце. А стучало оно, словно сошедший с ума барабанщик. Так бывает, когда Тень берёт тайм-аут. В этот момент никогда не знаешь — то ли тебя сейчас начнут пользовать, то ли наградят какой-нибудь безделушкой, вроде чёрного талисмана.

— Хорошо, — наконец, выдавил из себя фантом. — Пусть остаётся.

Вот и славно! Если призрак взял на себя обязательство, то можно быть спокойным за его выполнение. Что-то вроде кодекса чести. Не надо ни подписи кровью, ни клятв с уверениями в верности призрачным принципам. Достаточно одного слова, и всё, никто даже близко не подойдёт к воительнице. Да и кому взбредёт в голову по доброй воле идти в гости к Тени? Разве что одному хоббиту, да и то — от безвыходности положения.

Мои размышления прервала Тень.

— Чего ждёшь?! — её тон показался мне угрожающим.

Я хотел уточнить, чем вызван внезапный всплеск недружелюбия, но мне не позволили задать наводящий вопрос. Зеркальце! Давно молчавший гаджет тренькнул в кармане. Я прислушался.

— Валим! — громкий шёпот стеклянного советчика призывал меня к скорейшему завершению визита.

Наверное, мы превысили предельный лимит пребывания в гостях у полтергейста. А, может быть, Тени просто не терпелось приступить к бюрократической волоките, связанной с учётом прошлых и будущих жертв. Так или иначе, надо было сматываться. И чем скорее, тем лучше!

Я огляделся в поисках волка. Серого видно не было. Дунул в свисток — ушастый мимикрист выполз из-за какого-то пня, расположенного неподалёку. Волк продолжал проявлять чудеса изобретательности в смысле сокрытия своего трусливого тельца в окружающей действительности. Как ему удаётся упрятаться целиком за небольшими предметами — непонятно.

Я вскарабкался на дрожащего хищника, тот сорвался с места на первой космической скорости. Я бы наверное не удержался на его спине, если бы не Компот. Я не заметил, как он пристроился сзади. Скорее всего, не заметил этого и мой питомец. Его стремление покинуть жуткое место превосходило все остальные желания. Такая мелочь, как лишний седок, препятствием для этого не являлась. Думается, если бы сейчас на него взгромоздился средних размеров слон, он бы и его не почувствовал.

От ускорения и от резких смен направлений захватывало дух. Сидящий позади меня Компот так и не смог сформулировать до конца ни одного ругательства. Его невнятные реплики походили на желание немого заики обматерить бездарного логопеда. В конце концов, он оставил бесплодные попытки выразить свои мысли на предмет превышения скорости и сидел молча, любуясь мелькающим перед глазами пейзажем.

Тем временем сумрак растаял, появились краски живой природы. Стали слышны пение птиц и остальные, присущие привычной среде, звуки. Воздух наполнился ароматами трав. Волк сбавил ход, перейдя на рысцу, а потом и вовсе остановился. Я огляделся. Мы находились у границы с соседней локацией.

Глава 14

Я достал зеркальце, ткнул пальцем в “Карты”. Смежная область имела интригующее название — Леса Андромеды. Наверное, именно здесь должна сливаться сказка с фантастикой. Это в идеале. А на самом деле что? И почему мой питомец прискакал именно сюда? Я решил выяснить это у самого предмета моих размышлений.

— Ты чего сюда прибежал-то?

— Слезь, — прохрипело задохнувшееся животное, — устал, как собака.

Иногда меня просто убивают метафоры моего шерстяного питомца. Хотя, его понять можно — количество выпавших на волчью долю испытаний превысило все мыслимые пределы. Бьюсь об заклад, серый за всю свою жизнь не переживал столько стрессов, сколько за последнее время. Натерпелся, болезный. Вон, совсем с лица спал. В смысле с морды. Наверное, уже сто раз пожалел о том, что согласился стать моим питомцем. Зато со мной не соскучишься!

Мы с Компотом освободили спину зверя от своего присутствия. Волк вздохнул и растянулся на траве. Пусть порелаксирует немного. А мы…

— Слышь, я это, — Компот хотел выдавить из себя мысль, — пойду, в общем. Ты, конечно, того, но без тебя как-то…

Зато честно! Своим несвязным мычанием мой соратник по инопланетному подполью ясно давал понять, что со мной хорошо, а без меня есть шансы ещё немного пожить. Мы распрощались, пожав друг другу руки. Напоследок Компот выдал витиеватую тираду, приправленную непечатными репликами. Если я его правильно понял, то он выражал искреннюю надежду на то, что мы больше никогда не увидимся. Хотя, может, мне не удался перевод? Ладно, кто ж его осудит? В последнее время нахождение вблизи одного хоббита чревато серьёзными осложнениями. Вплоть до реальной перспективы перейти в неживое состояние.

Я смотрел вслед удаляющемуся приятелю, мне сделалось грустно. Уже как-то привык к этому персонажу. А его манера выражаться если и не поднимала дух, то уж настроение приподнимала точно.

— Съесть бы чего-нибудь, — прервал мои размышления серый.

Я опустил взгляд — зверь смотрел на меня голодными глазами. Сколько волка ни корми — его всё равно жрать тянет. Хотя, обеспечивать бесперебойное питание я обещал, тут не поспоришь. Ладно, придётся добывать продукты.

Выбрал на зеркальце “Аукцион”, вошёл в соответствующий раздел. Ткнул в балык, курицу и хлеб. Стоимость комплексного обеда — одна серебряная монетка с мелочью. Я достал из кармана деньги. Меня неприятно удивило их количество — всего несколько медяков. Хватало только на хлеб. Зато я мог купить сразу несколько буханок. Что ж, недостаток качества компенсируем количеством. Выставил руку с оставшейся наличностью, деньги растаяли в воздухе. Передо мной тут же материализовались три ржаных кирпичика.

Надо было видеть волчью морду. Она выражала брезгливость и непонимание. Конечно, зверя понять можно. Организм хищника, ориентированный преимущественно на дичь, не желал принимать ничего мучного. Сделав вид, что не понимаю причин волчьего отвращения, я сел на траву и принялся за еду. Со стороны моего питомца послышалось громкое сглатывание. Через мгновение серый уже уплетал румяный параллелепипед. Всё-таки ничто так не пробуждает аппетита, как перспектива остаться голодным.

Не успел я проглотить первый кусок, как зеркальце извергло из себя требовательную мелодию. Я закатил глаза. Стеклянный советчик непрозрачно намекал на своё опустошённое состояние. Я огляделся в поисках кремнецвета, один из представителей хрупкой флоры рос непосредственно под рукой, даже вставать не надо. Редкая удача! Достал серп, срубил ломкий цветочек. Положил его прямо на зеркальце, то превратилось в небольшую воронку.

Я глядел на то, как расправляются с завтраком мои спутники. Волк, прижав лапами хлеб, догрызал вторую буханку. Девайс заглотил уже половину хрустального растения. Пикник на обочине, блин.

Мне почему-то вспомнился Борг. То, как он вёл себя на тарелке, не оставляло сомнений в его причастности к гуманоидной экспансии. Только зачем понадобился инопланетянам какой-то там хоббит? А люди? Скорее всего, пленники! Но для чего гуманоидам столько узников? Вопросы, на которые нет ответов. Зато у меня есть зеркальце!

— Слушай, — я обратился к блестящей поверхности, — а чего ты так долго молчало?

Стекло, заглотив последнюю веточку несчастного растения, изобразило на себе объёмный живот без хозяина. Видимо, в его представлении именно так выглядит сытость.

— Я, — снизошёл до ответа гаджет, — игровой артефакт. А там, на тарелке, была не игра.

Вот это да! Если бы волк сейчас превратился в Нефертити, я бы, наверное, не так удивился. А ведь и правда! Когда нас гоняли по инопланетному блюдцу, я не терял пункты здоровья, мне не добавляли опыт. Не было остальных признаков нахождения в игровом мире. Так, значит, там была реальность. Только какая? Где конкретно она находится? Хотел спросить об этом у зеркальца.

— Я не знаю, — стеклянная плоскость опередила меня с ответом.

Свет на гуманоидные выходки могла пролить Гема, но она была не в форме. Ещё Борг, но этот инопланетный прихвостень вряд ли согласится на откровенное интервью. Во всяком случае, по доброй воле. Значит, придётся всё выяснять самому. Только как? Мне виделся только один путь — через клан под названием “Альфа Центавра”. А для этого нужны определённые достижения. Кандидатский минимум — седьмой уровень и звание “Элитный воин”. Блин, всё это ещё так далеко. Стоп! Я ведь был в Подземелье и заработал доблесть!

Схватил зеркальце. То изобразило игровое меню, я щёлкнул в значок “Персонаж”. Так и есть — над фигуркой хоббита красовалась новенькая четвёрка. Кроме того мне было присвоено очередное звание “Боец”. Что это даёт? Стеклянная поверхность зарябила, потом нарисовала неприглядной формы камень. На нём были высечены непонятные знаки. Под рисунком появилось короткое пояснение: “Каменные руны служат для увеличения характеристик предметов экипировки. Их можно встраивать в доспехи”. Хорошая вещь, только пока что неактуальная. А как насчёт уровня?

— Вам доступны новые квесты! — зеркальце рылось в моих мыслях, как в собственном комоде.

Я пролистал список заданий, среди которых одно было выделено буквой “V”. То есть, важный для моего развития, как игровой единицы. Посмотрим, кто его выдаёт? На экране возник портрет неряшливого учёного. Мудрец! Кто бы сомневался! Значит, надо возвращаться в Гамбир.

Я уже собрался отправиться в путь, как почувствовал шевеление под кожей. Змейка! Надо же, совсем про неё забыл. Навёл зеркальце на утолщение. То заново просканировало район дислокации чудесного имплантата. Взглянул на монитор — результат меня просто ошеломил. Почти все ячейки были закрашены. Незаполненными оставались лишь несколько клеточек.

Значит, скоро змейка закончит самообучаться. Чем это мне грозит? Наверное, ничем. Во всяком случае, до сих пор она только помогала. Не зря же её хотели из меня выковырять? Мне вспомнилось, как яйцеголовые ампутировали мою руку. Меня передёрнуло. Вот уроды! Осмотрел плечо — никаких шрамов. Змейка восстановила не только функциональность конечности, но и проследила, чтобы не осталось даже рубцов. Вообще подкожный червяк обладал только одним недостатком — он защищал меня не всегда. Вступал в дело выборочно, по своему усмотрению. Такая разборчивость меня тревожила. Хотя, с другой стороны, жаловаться грех. Если бы не инородный подкидыш, то мне вряд ли удалось бы уцелеть там, на тарелке.

Спасибо Геме! Перерезав нить змейки, она помешала пришельцам сделать из меня послушного болвана. Ходил бы сейчас, как сомнамбула. Или болтался в полупрозрачной колонне, как фантик в проруби.

Набрал “Контакты”, хотел нажать на ник амазонки. Но передумал. Вдруг нарушу процесс восстановления? Или рассержу Тень? Представлять разозлённого призрака не хотелось даже мысленно. Ладно, пора трогаться в путь.

Я поднялся с земли, посмотрел на волка. Тот, свернувшись в мохнатый клубок, беззастенчиво спал. Возле сопящего хищника виднелась целая россыпь хлебных крошек. Я вспомнил, что не успел доесть собственную краюху. Посмотрел вокруг — той нигде не было. Всё ясно. Пока я занимался логическими построениями, прохиндей просто схомячил оставшийся хлебец.

Я тронул зверя за загривок — тот даже не шелохнулся. Пришлось доставать свисток. От раздавшейся трели хищник встрепенулся и открыл глаза.

— Всё, поехали!

— А погладить? — зевнуло животное.

Я опешил. Хотел пристыдить нахала, но вдруг вспомнил, что давал обещание не только кормить, но и холить своего питомца. Подошёл ближе и почесал у серого за ухом.

— А меня? — раздалось из кармана.

Я замер от неожиданности. Достал из штанов стеклянный прямоугольник. Тот изобразил на себе слезу. Что ж, видимо в частичке нежности время от времени нуждаются все. Даже зеркала. А куда его гладить-то? В какое место? Приблизил палец к блестящему монитору.

— Ты чего, совсем уже?! — рявкнул гаджет.

Я чуть не выронил его из рук.

— Шуток не понимаешь? — продолжило стыдить меня стекло.

Тьфу ты! Ладно, в следующий раз попроси чего-нибудь! Сзади послышалось подозрительное фырканье. Оглянулся — серый, прикрыв лапкой зубастую пасть, вовсю потешался над своим хозяином. Ах так?! Я убрал зеркальце в карман и сунул свисток в рот. От раздавшейся трели волк перестал ржать, услужливо предоставив свою спину для посадки.

Я занял ставшее уже привычным место на спине своего питомца, волк не двигался. Изображая испанского кабальеро, потыкал бока зверя пятками. Опять не помогло.

— Я туда не поеду, — почему-то шёпотом прохрипел хищник.

Мой трусоватый питомец никогда не отличался храбростью. Но чутьё-то у него было звериное. И не доверять этому свойству волчьей натуры у меня оснований не было. Я взглянул на сопредельную территорию под названием Леса Андромеды и пришёл точно к таким же выводам, что и серый. А именно — ну его нафиг эти галеры. От соседней локации веяло холодом и неприятностями. Хватит с меня инопланетной экзотики. Мы пойдём другим путём. Знакомой дорогой — через Лукоморье.

— А зачем ты вообще сюда прибежал-то? — не то, чтобы я был занудой, просто хотелось знать причины.

— Зачем, зачем, — проворчали снизу, — испугался. Вот и принесли ноги. В общем, само вышло.

Так я и думал. Когда спасаешься бегством, маршрут не имеет значения. Вынул зеркальце, набрал “Карты”. До Гамбира было два перехода. Показал зверю извилистый пунктир, тот согласно махнул хвостом. Конечно, Тридесятое Царство и Лукоморье роднее волчьему сердцу, чем какая-нибудь Кассиопея. Да и мне тоже, если честно.

Я вцепился в жёсткую шерсть на загривке своего питомца, тот воспринял это, как сигнал к старту. Резкий рывок с места меня врасплох не застал — я начал привыкать к манерам своего рысака.

Мы мчались вдоль границы с загадочной областью. Неожиданно серый начал сворачивать влево, прямо к Лесам Андромеды. Змейка на руке дёрнулась. Я изо всех сил сжал волчий загривок — никакой реакции. Траектория нашего движения всё больше отклонялась в сторону неизвестной локации. Блин! Что делать-то? Сдавил пятками бока хищника — бесполезно. Вместо того чтобы внять моим намёкам, бесчувственное животное свернуло прямо к границе. Имплантат крутанулся вокруг запястья, в этот момент мы пересекли запретный рубеж.

Какая муха укусила моего волка, я не знал. Не реагируя ни на какие раздражители, он мчался вперёд. Больше всего удивлял тот факт, что несмелая натура моего питомца не пугалась неизвестной территории и чуждой флоры. А она, в смысле флора, была ещё какой чуждой. Несмотря на скорость, я сумел разглядеть кое-какие детали андромедского леса.

Формой инопланетные растения напоминали щупальца с множеством отростков. Это было бы ещё полбеды. Хуже всего было то, что весь этот инопланетный ареал шевелился, как живой. Длинные стволы раскачивались в разные стороны, пытаясь достать своего соседа. Когда какому-нибудь щупальцу это удавалось, раздавался громкий хруст. Поверженный ствол падал, разламываясь на несколько частей. Они тут же врастали в вязкую, покрытую жёлтым мхом, почву и начинали тянуться вверх. Весь этот горький катаклизм сопровождался стонами и воплями.

Хреновина какая-то, а не лес. Если увижу какого-нибудь андромедянина, обязательно скажу ему об этом. Жаль, Компота нет рядом, он бы точнее всех определил, как именно должна называться их среда обитания.

Внезапно лес (или что это было?) кончился, и мы оказались на каменном плато. Серый сбросил скорость. Проскакав по инерции ещё некоторое расстояние, он остановился у большого камня. Ну, наконец-то!

— Что, бензин кончился? — я дал подзатыльник серому. Не со зла. Просто, чтобы привести его в чувство.

Бесполезно! Мой питомец никак не отреагировал на провокацию. Он стоял неподвижно, уставившись в одну точку. Я проследил направление его взгляда. Ох и ни хрена себе! Да это не камень, а трон! А на нём…

На нём сидело существо, с которым захотел бы встретиться разве что законченный псих. Или неадекватная животина, скачущая по экзотическим джунглям, словно взбесившийся кенгуру.

На громадной глыбе расположился гигант синего цвета. Из огромного тела торчали две головы. Каждая имела по три глаза, которые взирали на нас с неподдельным интересом. Я имел все основания полагать, что интерес у чудовища был гастрономический. Настолько плотоядным показался мне этот взгляд. Мои опасения подтвердил волк. Поняв, куда занесла его нелёгкая, он захотел сделаться маленьким, пытаясь прикинуться серым камешком, одним из многих на большом плато.

Я слез со спины хищника, огляделся. Да, смыться вряд ли получится. Каменистая площадка была целиком окружена лесом. Монстр шевельнулся, змейка на руке дёрнулась. Мои пальцы тронули рукоять меча. Только какой в нём прок? Эти сиамские близнецы в один момент прихлопнут нас небольшой скалой, и даже не почешутся.

— Кы пто катой? — рявкнуло чучело.

Громовой бас чудовища раскатился по андромедской локации. Фраза что-то напоминала, но я соображал неважно. Наверное, потому, что зрелище двухголового синяка размером с пятиэтажку адекватному восприятию способствовало плохо. Но надо отвечать. А то невежливо как-то получается.

— И тебе не хворать! — выкрикнул я, от души надеясь на правильность своего приветствия.

Две головы склонились на один бок. Блин, наверное, прикидывают, какое место у меня вкуснее.

— Тшо чхотешь от немя, гуфлик? — монстр решил продолжить диалог.

Я хотел ответить, что сам он гульфик, но вовремя одумался. Спорить с чудовищами занятие глупое и небезопасное. Лучше всего, найти с ними общий язык. Только как его искать, если этот синеватый реликт изъясняется хуже Компота?

В следующее мгновение у меня возникли опасения на предмет состояния собственной психики. Потому что я услышал голос персонажа с десертным прозвищем.

— Слышь, я щас того, — кряхтел откуда-то мой велеречивый друг, — слезу и уделаю эту ширинку!

Вообще-то речь члена бродяжьего клана была несколько длиннее, потому что перемежалась сочными эпитетами нелитературного характера. Я поискал глазами источник нецензурного вещания. Вот он! Связанный Компот висел на большом камне, расположившемся по соседству с троном синюшного двойника.

— Ты как сюда попал? — от неожиданности я даже забыл про чудище.

Оно само напомнило о себе.

— Во имапал я! — прогремел синий.

— Урод! — Компот был в своём репертуаре.

В руках монстра появилась дубина. Небольшая, с фонарный столб. Я поспешил вмешаться в разгорающийся межгалактический конфликт.

— Я пришёл, — произнёс я, не понимая, что говорить дальше, — для… В общем, по делу.

Чудовище замерло, вперив в меня шесть глаз, и сунуло толстый палец в ухо одной из своих голов. Покрутило им там. Мне подумалось, что двухголовый таким образом намекает на мои умственные способности. Но я ошибся. Выковыряв из уха большой шмат коричневого вещества, монстр пальцами скатал шарик и залепил им рот моего товарища. Мне послышался звук, похожий на спазм. Посмотрел вниз — волка чуть не стошнило. Ничего удивительного, мой питомец отличался не только ранимой натурой, но ещё и чувствительным пищеварением. Я был в этом смысле покрепче, но и мне стало как-то не по себе.

Тем временем "синий" крякнул и снова повернул ко мне обе головы.

— Шорохо шывло! — пробасил довольный собой гигант. — Мешно!

И шестиглазый выдумщик зашёлся в задорном андромедском веселье. Я посмотрел на несчастного Компота. Жертва собственной нецензурности пыталась выплюнуть изо рта гадость, но его попытки ни к чему не приводили. Вязкое вещество затвердело, запечатав губы моего соратника сургучной печатью.

— Тшо не шменёшься? — обратился ко мне синеватый реликт.

— Что-то не хочется! — ответил я, с удивлением осознавая, что начинаю понимать андромедский язык.

— Дотга вогори, жашем пишёл! — монстр снова состроил серьёзную мину. Даже две мины.

Надо было что-то придумать. Но в голову лезла какая-то ерунда, наподобие “не извольте беспокоиться” и “дави гидру капитализма”. Выручило зеркальце. Оно тренькнуло в кармане. Я достал из брюк своего советчика — на экране было написано только одно слово: “Квест”. Так этот двуличный синяк квестовый персонаж?! Как же это я сам-то не догадался?

— Тшо эот у теяб? — синий ткнул толстым пальцем в направлении девайса.

— Керзальце! — ответил я на чистом андромедянском наречии.

Пока монстр обдумывал моё произношение, я нашёл на экранчике нужную локацию. Так, кто у нас тут раздаёт задания? Ткнул в значок “Квестовый Персонаж”, на мониторе возник портрет двухголового чудища синего цвета. Зигерод! Что ж, имечко под стать внешности.

Итак, выбор невелик. Или меня подвесят, как Компота, на стенку, или придётся брать квест.

— Дай мне задание! — крикнул я монстру.

Тот уставился на меня непонимающими глазками.

— Нме жунен вкест! — полиглотом я не был, но на ломаном андромедском изъясняться у меня получалось.

— А-а, вкест! — обрадовался Зигерод. — Тшо ж ыт разу не ксазал?

Как же, ксажешь тебе! Тьфу ты, уже и думаю по-ихнему!

— Визу, ыт шмелый гуфлик! — продолжал между тем двухголовый.

Не то слово! Ещё какой шмелый! А уж гульфик из меня вообще супер! Мою внутреннюю иронию прервало зеркальце. Оно разразилось переливчатым звоном и сообщило мне следующее:

— Для вас начался квест “Проблема Зигерода”!

Проблема у него! Стой себе да лови зазевавшихся туристов. Ладно. Возьму квест, а выполнять не стану. Лишь бы свалить отсюда поскорее.

— Немя свё рвемя чумают лзые чеври, — пожаловался синий. — Пинеси нме каратитона. Он нме мопожет.

— Ландо, довогорились, — сообщил я чудовищу. — Токло оптусти Мопкота.

— Воко? — не понял меня реликт.

— Того дючика, — я указал на мычащего Компота. — Нме без евно не правиться!

Синий почесал дубиной в обоих затылках, а потом махнул свободной ручищей:

— Адно! Азбирай!

Вот и алдушки! Да что ж такое! Дурной пример, он дурной и есть. Ладно, вот устану от ратных подвигов, пристроюсь переводчиком при андромедском посольстве. От мыслей о возможной перспективе стать межгалактическим толмачом меня отвлёк звук пробки, вылетевшей из бутылки с шампанским. Обернулся — это Зигерод откупорил рот моего соратника. То, что выдал Компот прямо в оба лица чудища, я передавать не стану. По причине цензуры и соблюдения разумных приличий. Хорошо, что Компот не успел, как я, овладеть местным наречием, а то нас наверняка втоптали бы в почву две массивных ноги синего цвета.

Монстр только спросил у меня, что конкретно имел ввиду мой несдержанный товарищ. Я ответил, что тот таким образом выражает неподдельную радость от встречи и искреннюю надежду на новое рандеву. Пока синий реликт переваривал мою информацию, я достал зеркальце. Мне было интересно, что такое каратитон.

Вызвал клавиатуру, набрал нужное слово. На мониторе появилось существо самого отвратительного вида. От таких картинок хочется вытереть руки. В общем-то, обычный паук. Только с множеством ног с глазами. Сегментные конечности имели по три органа зрения каждая, а студенистое туловище — целую уйму ртов. Время от времени они раскрывались, и из красных пастей вырывались липкие языки. Судя по всему существо было небольшого размера, но подойти к нему близко меня не заставил бы даже приставленный к виску пулемёт. И где обитает это инопланетное чудо? Джунгли Тау-Кита! Локация по соседству с Гамбиром.

Обычно все хотят избавиться от насекомых, а мой двухголовый оппонент, наоборот, решил одного завести. Ладно, у каждого свои заморочки. Краем глаза заметил, как дёрнулся синий. Прямо из каменистой почвы вынырнул гибкий провод и вонзился в ступню Зигерода. Великан хрюкнул, замахнулся дубинкой, но червяк, откусив часть синей плоти, уже смылся. Вот, значит, для чего понабился каратитон.

Ну, всё, квест взяли, пора сваливать отсюда. Так, Где Компот? Тот был рядом. Мой товарищ плевался в обоих смыслах. В прямом и переносном. Во-первых, пытался прочистить рот, во-вторых, на чём свет костерил двухголового реликта. Значит, всё в порядке. А где волк? Пропал. Я достал подарок незабвенной Бони и свистнул. Один из булыжников зашевелился и начал трансформироваться в знакомую фигуру. Просто нет слов! Если бы проводились соревнования по растворению особей в природной среде, мой питомец был бы чемпионом мира. Особенно если его перед тем хорошенько напугать.

— Я туда не полезу, — сообщил мне серый, когда мы с Компотом взгромоздились на его спину.

Тоже мне удивил! А кто недавно точно так же ныл, а потом взял, да и завёз нас сюда. Сусанин, блин!

— Ты же сам сюда прискакал! — я попытался пристыдить серого.

— Я не хотел, — виновато вильнул хвостом хищник, — оно само вышло.

— Как это?

— Послышался зов, — пояснил волк, — тихий такой, нежный, как персик.

Убивают меня его метафоры. Вроде бы среднерусский зверь, а выражается, как заправский калиф. Несовместимость налицо. Хотя, чего только не бывает в Драме!

— Ты тоже? — я посмотрел на Компота.

Тот кивнул. Всё ясно — моих друзей зомбировал этот синюшный двойник. Видимо, помимо других ценных качеств, он обладал ещё и способностью заманивать к себе путников. Телепатическим гипнозом. Способ, мягко говоря, не вполне обычный, но, как говорится, каждый выделывается, как хочет.

Ну и что прикажете делать? Силой загнать своего питомца в страшный лес я не мог. Уговаривать его — номер дохлый. Упрямству хищника позавидовал бы самый капризный осёл. Сказать по правде, мне и самому не хотелось туда лезть. Выручило зеркальце. Дав о себе знать активной вибрацией, оно попросилось на аудиенцию. Я достал плоскость на божий свет и взглянул на экранчик.

Там была изображена наша локация. На окраине плато мигала синяя точка. Я увеличил масштаб — возникло изображение какого-то объекта. Ещё крупнее. Вот это да! Детская карусель с целым набором различных сидений. Правда, все они были на космическую тематику — ракеты, летающие тарелки и ещё какие-то, совсем странного вида, аппараты. Я вспомнил, как помогал одному такому астронавту на ржавом рыдване. Прикинул расстояние — совсем рядом. Развлекательное сооружение было скрыто от нас большим камнем.

Сделал несколько осторожных шагов. Так и есть — детская забава, какой бы нелепой не казалась она в таком месте, расположилась прямо на каменистой почве плато. Ладно, будем осваивать новый вид транспорта. Я направился к карусели. За мной, не отходя ни на шаг, семенили волк с Компотом. Следом за ними тяжело ступал синий реликт.

Так, что выбрать? Естественно, ракету. Я имею ввиду тот заострённый цилиндр с двумя дырками для детей. Только вместо капризных недорослей кататься сегодня на этой вертушке придётся нам. Хотя, у меня есть большие сомнения насчёт способности данной техники совершать беспосадочные перелёты. Ладно, попробуем!

— Шорохая сакурелька! — с каким-то благоговением произнесло чудище.

— Не то восло! — ответил я, пристраивая своё эго на жёсткое сиденье ракеты.

Волк, чудовище и Компот, раскрыв четыре рта, с неподдельным любопытством следили за моими манипуляциями.

— Чего встали? — я махнул рукой своим спутникам. — Лезьте!

Первым опомнился Компот. Исторгая неприличное ворчание, он последовал моему примеру и занял отверстие позади меня. Волк за всё золото мира не согласился бы остаться здесь один. Поэтому прыгнул прямо на руки члену бродяжьего клана. Компот от неожиданности крякнул и высказал серому всё, что о нём думает вообще и о его поступке в частности. Белка и стрелка, блин!

Ладно, как там дальше? Ключ на старт или с толкача? Я вопросительно посмотрел на Зигерода.

— Ут еть ламенькая чопонька! — тыкнул синим пальцем в ракету реликт.

Тут же тренькнуло зеркальце, изобразив на весь экран красную кнопку. Я одной рукой взялся за ржавый руль, второй нажал на “чопоньку”. Если бы я только знал, что произойдёт потом, я бы ещё сто раз подумал, прежде чем тыкать пальцами в незнакомые предметы.

Ржавая посудина сорвалась с места с такой скоростью, что мой организм подвергся нешуточной перегрузке. Под сдавленный мат Компота и жалобный вой хищника ракета вошла в плотные слои андромедской атмосферы.

Я достал зеркальце, ткнул пальцем в “Карты”. Смежная область имела интригующее название — Леса Андромеды. Наверное, именно здесь должна сливаться сказка с фантастикой. Это в идеале. А на самом деле что? И почему мой питомец прискакал именно сюда? Я решил выяснить это у самого предмета моих размышлений.

— Ты чего сюда прибежал-то?

— Слезь, — прохрипело задохнувшееся животное, — устал, как собака.

Иногда меня просто убивают метафоры моего шерстяного питомца. Хотя, его понять можно — количество выпавших на волчью долю испытаний превысило все мыслимые пределы. Бьюсь об заклад, серый за всю свою жизнь не переживал столько стрессов, сколько за последнее время. Натерпелся, болезный. Вон, совсем с лица спал. В смысле с морды. Наверное, уже сто раз пожалел о том, что согласился стать моим питомцем. Зато со мной не соскучишься!

Мы с Компотом освободили спину зверя от своего присутствия. Волк вздохнул и растянулся на траве. Пусть порелаксирует немного. А мы…

— Слышь, я это, — Компот хотел выдавить из себя мысль, — пойду, в общем. Ты, конечно, того, но без тебя как-то…

Зато честно! Своим несвязным мычанием мой соратник по инопланетному подполью ясно давал понять, что со мной хорошо, а без меня есть шансы ещё немного пожить. Мы распрощались, пожав друг другу руки. Напоследок Компот выдал витиеватую тираду, приправленную непечатными репликами. Если я его правильно понял, то он выражал искреннюю надежду на то, что мы больше никогда не увидимся. Хотя, может, мне не удался перевод? Ладно, кто ж его осудит? В последнее время нахождение вблизи одного хоббита чревато серьёзными осложнениями. Вплоть до реальной перспективы перейти в неживое состояние.

Я смотрел вслед удаляющемуся приятелю, мне сделалось грустно. Уже как-то привык к этому персонажу. А его манера выражаться если и не поднимала дух, то уж настроение приподнимала точно.

— Съесть бы чего-нибудь, — прервал мои размышления серый.

Я опустил взгляд — зверь смотрел на меня голодными глазами. Сколько волка ни корми — его всё равно жрать тянет. Хотя, обеспечивать бесперебойное питание я обещал, тут не поспоришь. Ладно, придётся добывать продукты.

Выбрал на зеркальце “Аукцион”, вошёл в соответствующий раздел. Ткнул в балык, курицу и хлеб. Стоимость комплексного обеда — одна серебряная монетка с мелочью. Я достал из кармана деньги. Меня неприятно удивило их количество — всего несколько медяков. Хватало только на хлеб. Зато я мог купить сразу несколько буханок. Что ж, недостаток качества компенсируем количеством. Выставил руку с оставшейся наличностью, деньги растаяли в воздухе. Передо мной тут же материализовались три ржаных кирпичика.

Надо было видеть волчью морду. Она выражала брезгливость и непонимание. Конечно, зверя понять можно. Организм хищника, ориентированный преимущественно на дичь, не желал принимать ничего мучного. Сделав вид, что не понимаю причин волчьего отвращения, я сел на траву и принялся за еду. Со стороны моего питомца послышалось громкое сглатывание. Через мгновение серый уже уплетал румяный параллелепипед. Всё-таки ничто так не пробуждает аппетита, как перспектива остаться голодным.

Не успел я проглотить первый кусок, как зеркальце извергло из себя требовательную мелодию. Я закатил глаза. Стеклянный советчик непрозрачно намекал на своё опустошённое состояние. Я огляделся в поисках кремнецвета, один из представителей хрупкой флоры рос непосредственно под рукой, даже вставать не надо. Редкая удача! Достал серп, срубил ломкий цветочек. Положил его прямо на зеркальце, то превратилось в небольшую воронку.

Я глядел на то, как расправляются с завтраком мои спутники. Волк, прижав лапами хлеб, догрызал вторую буханку. Девайс заглотил уже половину хрустального растения. Пикник на обочине, блин.

Мне почему-то вспомнился Борг. То, как он вёл себя на тарелке, не оставляло сомнений в его причастности к гуманоидной экспансии. Только зачем понадобился инопланетянам какой-то там хоббит? А люди? Скорее всего, пленники! Но для чего гуманоидам столько узников? Вопросы, на которые нет ответов. Зато у меня есть зеркальце!

— Слушай, — я обратился к блестящей поверхности, — а чего ты так долго молчало?

Стекло, заглотив последнюю веточку несчастного растения, изобразило на себе объёмный живот без хозяина. Видимо, в его представлении именно так выглядит сытость.

— Я, — снизошёл до ответа гаджет, — игровой артефакт. А там, на тарелке, была не игра.

Вот это да! Если бы волк сейчас превратился в Нефертити, я бы, наверное, не так удивился. А ведь и правда! Когда нас гоняли по инопланетному блюдцу, я не терял пункты здоровья, мне не добавляли опыт. Не было остальных признаков нахождения в игровом мире. Так, значит, там была реальность. Только какая? Где конкретно она находится? Хотел спросить об этом у зеркальца.

— Я не знаю, — стеклянная плоскость опередила меня с ответом.

Свет на гуманоидные выходки могла пролить Гема, но она была не в форме. Ещё Борг, но этот инопланетный прихвостень вряд ли согласится на откровенное интервью. Во всяком случае, по доброй воле. Значит, придётся всё выяснять самому. Только как? Мне виделся только один путь — через клан под названием “Альфа Центавра”. А для этого нужны определённые достижения. Кандидатский минимум — седьмой уровень и звание “Элитный воин”. Блин, всё это ещё так далеко. Стоп! Я ведь был в Подземелье и заработал доблесть!

Схватил зеркальце. То изобразило игровое меню, я щёлкнул в значок “Персонаж”. Так и есть — над фигуркой хоббита красовалась новенькая четвёрка. Кроме того мне было присвоено очередное звание “Боец”. Что это даёт? Стеклянная поверхность зарябила, потом нарисовала неприглядной формы камень. На нём были высечены непонятные знаки. Под рисунком появилось короткое пояснение: “Каменные руны служат для увеличения характеристик предметов экипировки. Их можно встраивать в доспехи”. Хорошая вещь, только пока что неактуальная. А как насчёт уровня?

— Вам доступны новые квесты! — зеркальце рылось в моих мыслях, как в собственном комоде.

Я пролистал список заданий, среди которых одно было выделено буквой “V”. То есть, важный для моего развития, как игровой единицы. Посмотрим, кто его выдаёт? На экране возник портрет неряшливого учёного. Мудрец! Кто бы сомневался! Значит, надо возвращаться в Гамбир.

Я уже собрался отправиться в путь, как почувствовал шевеление под кожей. Змейка! Надо же, совсем про неё забыл. Навёл зеркальце на утолщение. То заново просканировало район дислокации чудесного имплантата. Взглянул на монитор — результат меня просто ошеломил. Почти все ячейки были закрашены. Незаполненными оставались лишь несколько клеточек.

Значит, скоро змейка закончит самообучаться. Чем это мне грозит? Наверное, ничем. Во всяком случае, до сих пор она только помогала. Не зря же её хотели из меня выковырять? Мне вспомнилось, как яйцеголовые ампутировали мою руку. Меня передёрнуло. Вот уроды! Осмотрел плечо — никаких шрамов. Змейка восстановила не только функциональность конечности, но и проследила, чтобы не осталось даже рубцов. Вообще подкожный червяк обладал только одним недостатком — он защищал меня не всегда. Вступал в дело выборочно, по своему усмотрению. Такая разборчивость меня тревожила. Хотя, с другой стороны, жаловаться грех. Если бы не инородный подкидыш, то мне вряд ли удалось бы уцелеть там, на тарелке.

Спасибо Геме! Перерезав нить змейки, она помешала пришельцам сделать из меня послушного болвана. Ходил бы сейчас, как сомнамбула. Или болтался в полупрозрачной колонне, как фантик в проруби.

Набрал “Контакты”, хотел нажать на ник амазонки. Но передумал. Вдруг нарушу процесс восстановления? Или рассержу Тень? Представлять разозлённого призрака не хотелось даже мысленно. Ладно, пора трогаться в путь.

Я поднялся с земли, посмотрел на волка. Тот, свернувшись в мохнатый клубок, беззастенчиво спал. Возле сопящего хищника виднелась целая россыпь хлебных крошек. Я вспомнил, что не успел доесть собственную краюху. Посмотрел вокруг — той нигде не было. Всё ясно. Пока я занимался логическими построениями, прохиндей просто схомячил оставшийся хлебец.

Я тронул зверя за загривок — тот даже не шелохнулся. Пришлось доставать свисток. От раздавшейся трели хищник встрепенулся и открыл глаза.

— Всё, поехали!

— А погладить? — зевнуло животное.

Я опешил. Хотел пристыдить нахала, но вдруг вспомнил, что давал обещание не только кормить, но и холить своего питомца. Подошёл ближе и почесал у серого за ухом.

— А меня? — раздалось из кармана.

Я замер от неожиданности. Достал из штанов стеклянный прямоугольник. Тот изобразил на себе слезу. Что ж, видимо в частичке нежности время от времени нуждаются все. Даже зеркала. А куда его гладить-то? В какое место? Приблизил палец к блестящему монитору.

— Ты чего, совсем уже?! — рявкнул гаджет.

Я чуть не выронил его из рук.

— Шуток не понимаешь? — продолжило стыдить меня стекло.

Тьфу ты! Ладно, в следующий раз попроси чего-нибудь! Сзади послышалось подозрительное фырканье. Оглянулся — серый, прикрыв лапкой зубастую пасть, вовсю потешался над своим хозяином. Ах так?! Я убрал зеркальце в карман и сунул свисток в рот. От раздавшейся трели волк перестал ржать, услужливо предоставив свою спину для посадки.

Я занял ставшее уже привычным место на спине своего питомца, волк не двигался. Изображая испанского кабальеро, потыкал бока зверя пятками. Опять не помогло.

— Я туда не поеду, — почему-то шёпотом прохрипел хищник.

Мой трусоватый питомец никогда не отличался храбростью. Но чутьё-то у него было звериное. И не доверять этому свойству волчьей натуры у меня оснований не было. Я взглянул на сопредельную территорию под названием Леса Андромеды и пришёл точно к таким же выводам, что и серый. А именно — ну его нафиг эти галеры. От соседней локации веяло холодом и неприятностями. Хватит с меня инопланетной экзотики. Мы пойдём другим путём. Знакомой дорогой — через Лукоморье.

— А зачем ты вообще сюда прибежал-то? — не то, чтобы я был занудой, просто хотелось знать причины.

— Зачем, зачем, — проворчали снизу, — испугался. Вот и принесли ноги. В общем, само вышло.

Так я и думал. Когда спасаешься бегством, маршрут не имеет значения. Вынул зеркальце, набрал “Карты”. До Гамбира было два перехода. Показал зверю извилистый пунктир, тот согласно махнул хвостом. Конечно, Тридесятое Царство и Лукоморье роднее волчьему сердцу, чем какая-нибудь Кассиопея. Да и мне тоже, если честно.

Я вцепился в жёсткую шерсть на загривке своего питомца, тот воспринял это, как сигнал к старту. Резкий рывок с места меня врасплох не застал — я начал привыкать к манерам своего рысака.

Мы мчались вдоль границы с загадочной областью. Неожиданно серый начал сворачивать влево, прямо к Лесам Андромеды. Змейка на руке дёрнулась. Я изо всех сил сжал волчий загривок — никакой реакции. Траектория нашего движения всё больше отклонялась в сторону неизвестной локации. Блин! Что делать-то? Сдавил пятками бока хищника — бесполезно. Вместо того чтобы внять моим намёкам, бесчувственное животное свернуло прямо к границе. Имплантат крутанулся вокруг запястья, в этот момент мы пересекли запретный рубеж.

Какая муха укусила моего волка, я не знал. Не реагируя ни на какие раздражители, он мчался вперёд. Больше всего удивлял тот факт, что несмелая натура моего питомца не пугалась неизвестной территории и чуждой флоры. А она, в смысле флора, была ещё какой чуждой. Несмотря на скорость, я сумел разглядеть кое-какие детали андромедского леса.

Формой инопланетные растения напоминали щупальца с множеством отростков. Это было бы ещё полбеды. Хуже всего было то, что весь этот инопланетный ареал шевелился, как живой. Длинные стволы раскачивались в разные стороны, пытаясь достать своего соседа. Когда какому-нибудь щупальцу это удавалось, раздавался громкий хруст. Поверженный ствол падал, разламываясь на несколько частей. Они тут же врастали в вязкую, покрытую жёлтым мхом, почву и начинали тянуться вверх. Весь этот горький катаклизм сопровождался стонами и воплями.

Хреновина какая-то, а не лес. Если увижу какого-нибудь андромедянина, обязательно скажу ему об этом. Жаль, Компота нет рядом, он бы точнее всех определил, как именно должна называться их среда обитания.

Внезапно лес (или что это было?) кончился, и мы оказались на каменном плато. Серый сбросил скорость. Проскакав по инерции ещё некоторое расстояние, он остановился у большого камня. Ну, наконец-то!

— Что, бензин кончился? — я дал подзатыльник серому. Не со зла. Просто, чтобы привести его в чувство.

Бесполезно! Мой питомец никак не отреагировал на провокацию. Он стоял неподвижно, уставившись в одну точку. Я проследил направление его взгляда. Ох и ни хрена себе! Да это не камень, а трон! А на нём…

На нём сидело существо, с которым захотел бы встретиться разве что законченный псих. Или неадекватная животина, скачущая по экзотическим джунглям, словно взбесившийся кенгуру.

На громадной глыбе расположился гигант синего цвета. Из огромного тела торчали две головы. Каждая имела по три глаза, которые взирали на нас с неподдельным интересом. Я имел все основания полагать, что интерес у чудовища был гастрономический. Настолько плотоядным показался мне этот взгляд. Мои опасения подтвердил волк. Поняв, куда занесла его нелёгкая, он захотел сделаться маленьким, пытаясь прикинуться серым камешком, одним из многих на большом плато.

Я слез со спины хищника, огляделся. Да, смыться вряд ли получится. Каменистая площадка была целиком окружена лесом. Монстр шевельнулся, змейка на руке дёрнулась. Мои пальцы тронули рукоять меча. Только какой в нём прок? Эти сиамские близнецы в один момент прихлопнут нас небольшой скалой, и даже не почешутся.

— Кы пто катой? — рявкнуло чучело.

Громовой бас чудовища раскатился по андромедской локации. Фраза что-то напоминала, но я соображал неважно. Наверное, потому, что зрелище двухголового синяка размером с пятиэтажку адекватному восприятию способствовало плохо. Но надо отвечать. А то невежливо как-то получается.

— И тебе не хворать! — выкрикнул я, от души надеясь на правильность своего приветствия.

Две головы склонились на один бок. Блин, наверное, прикидывают, какое место у меня вкуснее.

— Тшо чхотешь от немя, гуфлик? — монстр решил продолжить диалог.

Я хотел ответить, что сам он гульфик, но вовремя одумался. Спорить с чудовищами занятие глупое и небезопасное. Лучше всего, найти с ними общий язык. Только как его искать, если этот синеватый реликт изъясняется хуже Компота?

В следующее мгновение у меня возникли опасения на предмет состояния собственной психики. Потому что я услышал голос персонажа с десертным прозвищем.

— Слышь, я щас того, — кряхтел откуда-то мой велеречивый друг, — слезу и уделаю эту ширинку!

Вообще-то речь члена бродяжьего клана была несколько длиннее, потому что перемежалась сочными эпитетами нелитературного характера. Я поискал глазами источник нецензурного вещания. Вот он! Связанный Компот висел на большом камне, расположившемся по соседству с троном синюшного двойника.

— Ты как сюда попал? — от неожиданности я даже забыл про чудище.

Оно само напомнило о себе.

— Во имапал я! — прогремел синий.

— Урод! — Компот был в своём репертуаре.

В руках монстра появилась дубина. Небольшая, с фонарный столб. Я поспешил вмешаться в разгорающийся межгалактический конфликт.

— Я пришёл, — произнёс я, не понимая, что говорить дальше, — для… В общем, по делу.

Чудовище замерло, вперив в меня шесть глаз, и сунуло толстый палец в ухо одной из своих голов. Покрутило им там. Мне подумалось, что двухголовый таким образом намекает на мои умственные способности. Но я ошибся. Выковыряв из уха большой шмат коричневого вещества, монстр пальцами скатал шарик и залепил им рот моего товарища. Мне послышался звук, похожий на спазм. Посмотрел вниз — волка чуть не стошнило. Ничего удивительного, мой питомец отличался не только ранимой натурой, но ещё и чувствительным пищеварением. Я был в этом смысле покрепче, но и мне стало как-то не по себе.

Тем временем "синий" крякнул и снова повернул ко мне обе головы.

— Шорохо шывло! — пробасил довольный собой гигант. — Мешно!

И шестиглазый выдумщик зашёлся в задорном андромедском веселье. Я посмотрел на несчастного Компота. Жертва собственной нецензурности пыталась выплюнуть изо рта гадость, но его попытки ни к чему не приводили. Вязкое вещество затвердело, запечатав губы моего соратника сургучной печатью.

— Тшо не шменёшься? — обратился ко мне синеватый реликт.

— Что-то не хочется! — ответил я, с удивлением осознавая, что начинаю понимать андромедский язык.

— Дотга вогори, жашем пишёл! — монстр снова состроил серьёзную мину. Даже две мины.

Надо было что-то придумать. Но в голову лезла какая-то ерунда, наподобие “не извольте беспокоиться” и “дави гидру капитализма”. Выручило зеркальце. Оно тренькнуло в кармане. Я достал из брюк своего советчика — на экране было написано только одно слово: “Квест”. Так этот двуличный синяк квестовый персонаж?! Как же это я сам-то не догадался?

— Тшо эот у теяб? — синий ткнул толстым пальцем в направлении девайса.

— Керзальце! — ответил я на чистом андромедянском наречии.

Пока монстр обдумывал моё произношение, я нашёл на экранчике нужную локацию. Так, кто у нас тут раздаёт задания? Ткнул в значок “Квестовый Персонаж”, на мониторе возник портрет двухголового чудища синего цвета. Зигерод! Что ж, имечко под стать внешности.

Итак, выбор невелик. Или меня подвесят, как Компота, на стенку, или придётся брать квест.

— Дай мне задание! — крикнул я монстру.

Тот уставился на меня непонимающими глазками.

— Нме жунен вкест! — полиглотом я не был, но на ломаном андромедском изъясняться у меня получалось.

— А-а, вкест! — обрадовался Зигерод. — Тшо ж ыт разу не ксазал?

Как же, ксажешь тебе! Тьфу ты, уже и думаю по-ихнему!

— Визу, ыт шмелый гуфлик! — продолжал между тем двухголовый.

Не то слово! Ещё какой шмелый! А уж гульфик из меня вообще супер! Мою внутреннюю иронию прервало зеркальце. Оно разразилось переливчатым звоном и сообщило мне следующее:

— Для вас начался квест “Проблема Зигерода”!

Проблема у него! Стой себе да лови зазевавшихся туристов. Ладно. Возьму квест, а выполнять не стану. Лишь бы свалить отсюда поскорее.

— Немя свё рвемя чумают лзые чеври, — пожаловался синий. — Пинеси нме каратитона. Он нме мопожет.

— Ландо, довогорились, — сообщил я чудовищу. — Токло оптусти Мопкота.

— Воко? — не понял меня реликт.

— Того дючика, — я указал на мычащего Компота. — Нме без евно не правиться!

Синий почесал дубиной в обоих затылках, а потом махнул свободной ручищей:

— Адно! Азбирай!

Вот и алдушки! Да что ж такое! Дурной пример, он дурной и есть. Ладно, вот устану от ратных подвигов, пристроюсь переводчиком при андромедском посольстве. От мыслей о возможной перспективе стать межгалактическим толмачом меня отвлёк звук пробки, вылетевшей из бутылки с шампанским. Обернулся — это Зигерод откупорил рот моего соратника. То, что выдал Компот прямо в оба лица чудища, я передавать не стану. По причине цензуры и соблюдения разумных приличий. Хорошо, что Компот не успел, как я, овладеть местным наречием, а то нас наверняка втоптали бы в почву две массивных ноги синего цвета.

Монстр только спросил у меня, что конкретно имел ввиду мой несдержанный товарищ. Я ответил, что тот таким образом выражает неподдельную радость от встречи и искреннюю надежду на новое рандеву. Пока синий реликт переваривал мою информацию, я достал зеркальце. Мне было интересно, что такое каратитон.

Вызвал клавиатуру, набрал нужное слово. На мониторе появилось существо самого отвратительного вида. От таких картинок хочется вытереть руки. В общем-то, обычный паук. Только с множеством ног с глазами. Сегментные конечности имели по три органа зрения каждая, а студенистое туловище — целую уйму ртов. Время от времени они раскрывались, и из красных пастей вырывались липкие языки. Судя по всему существо было небольшого размера, но подойти к нему близко меня не заставил бы даже приставленный к виску пулемёт. И где обитает это инопланетное чудо? Джунгли Тау-Кита! Локация по соседству с Гамбиром.

Обычно все хотят избавиться от насекомых, а мой двухголовый оппонент, наоборот, решил одного завести. Ладно, у каждого свои заморочки. Краем глаза заметил, как дёрнулся синий. Прямо из каменистой почвы вынырнул гибкий провод и вонзился в ступню Зигерода. Великан хрюкнул, замахнулся дубинкой, но червяк, откусив часть синей плоти, уже смылся. Вот, значит, для чего понабился каратитон.

Ну, всё, квест взяли, пора сваливать отсюда. Так, Где Компот? Тот был рядом. Мой товарищ плевался в обоих смыслах. В прямом и переносном. Во-первых, пытался прочистить рот, во-вторых, на чём свет костерил двухголового реликта. Значит, всё в порядке. А где волк? Пропал. Я достал подарок незабвенной Бони и свистнул. Один из булыжников зашевелился и начал трансформироваться в знакомую фигуру. Просто нет слов! Если бы проводились соревнования по растворению особей в природной среде, мой питомец был бы чемпионом мира. Особенно если его перед тем хорошенько напугать.

— Я туда не полезу, — сообщил мне серый, когда мы с Компотом взгромоздились на его спину.

Тоже мне удивил! А кто недавно точно так же ныл, а потом взял, да и завёз нас сюда. Сусанин, блин!

— Ты же сам сюда прискакал! — я попытался пристыдить серого.

— Я не хотел, — виновато вильнул хвостом хищник, — оно само вышло.

— Как это?

— Послышался зов, — пояснил волк, — тихий такой, нежный, как персик.

Убивают меня его метафоры. Вроде бы среднерусский зверь, а выражается, как заправский калиф. Несовместимость налицо. Хотя, чего только не бывает в Драме!

— Ты тоже? — я посмотрел на Компота.

Тот кивнул. Всё ясно — моих друзей зомбировал этот синюшный двойник. Видимо, помимо других ценных качеств, он обладал ещё и способностью заманивать к себе путников. Телепатическим гипнозом. Способ, мягко говоря, не вполне обычный, но, как говорится, каждый выделывается, как хочет.

Ну и что прикажете делать? Силой загнать своего питомца в страшный лес я не мог. Уговаривать его — номер дохлый. Упрямству хищника позавидовал бы самый капризный осёл. Сказать по правде, мне и самому не хотелось туда лезть. Выручило зеркальце. Дав о себе знать активной вибрацией, оно попросилось на аудиенцию. Я достал плоскость на божий свет и взглянул на экранчик.

Там была изображена наша локация. На окраине плато мигала синяя точка. Я увеличил масштаб — возникло изображение какого-то объекта. Ещё крупнее. Вот это да! Детская карусель с целым набором различных сидений. Правда, все они были на космическую тематику — ракеты, летающие тарелки и ещё какие-то, совсем странного вида, аппараты. Я вспомнил, как помогал одному такому астронавту на ржавом рыдване. Прикинул расстояние — совсем рядом. Развлекательное сооружение было скрыто от нас большим камнем.

Сделал несколько осторожных шагов. Так и есть — детская забава, какой бы нелепой не казалась она в таком месте, расположилась прямо на каменистой почве плато. Ладно, будем осваивать новый вид транспорта. Я направился к карусели. За мной, не отходя ни на шаг, семенили волк с Компотом. Следом за ними тяжело ступал синий реликт.

Так, что выбрать? Естественно, ракету. Я имею ввиду тот заострённый цилиндр с двумя дырками для детей. Только вместо капризных недорослей кататься сегодня на этой вертушке придётся нам. Хотя, у меня есть большие сомнения насчёт способности данной техники совершать беспосадочные перелёты. Ладно, попробуем!

— Шорохая сакурелька! — с каким-то благоговением произнесло чудище.

— Не то восло! — ответил я, пристраивая своё эго на жёсткое сиденье ракеты.

Волк, чудовище и Компот, раскрыв четыре рта, с неподдельным любопытством следили за моими манипуляциями.

— Чего встали? — я махнул рукой своим спутникам. — Лезьте!

Первым опомнился Компот. Исторгая неприличное ворчание, он последовал моему примеру и занял отверстие позади меня. Волк за всё золото мира не согласился бы остаться здесь один. Поэтому прыгнул прямо на руки члену бродяжьего клана. Компот от неожиданности крякнул и высказал серому всё, что о нём думает вообще и о его поступке в частности. Белка и стрелка, блин!

Ладно, как там дальше? Ключ на старт или с толкача? Я вопросительно посмотрел на Зигерода.

— Ут еть ламенькая чопонька! — тыкнул синим пальцем в ракету реликт.

Тут же тренькнуло зеркальце, изобразив на весь экран красную кнопку. Я одной рукой взялся за ржавый руль, второй нажал на “чопоньку”. Если бы я только знал, что произойдёт потом, я бы ещё сто раз подумал, прежде чем тыкать пальцами в незнакомые предметы.

Ржавая посудина сорвалась с места с такой скоростью, что мой организм подвергся нешуточной перегрузке. Под сдавленный мат Компота и жалобный вой хищника ракета вошла в плотные слои андромедской атмосферы.


home | my bookshelf | | Драм |     цвет текста   цвет фона