Book: Похищенная Звёздами 2. С небес на землю.



Богданова Екатерина


Похищенная Звёздами 2. С небес на землю.



Похищенная звёздами 2.

С небес на землю.





- Леди Миртэлла Лазвэл. Наследница наместника Изберзких земель. Протеже советника Тройсэн.

Я скривилась как от оглушающего ора церемониймейстера, так и от собственно формулировки. Он бы ещё мои физиологические параметры назвал, и размер приданого. Два месяца при дворе и всё никак не могу привыкнуть к этой церемониальной волоките.

Но несмотря на внутренний протест, нацепила на лицо приветливую улыбку и шагнула в приёмный зал. Всё как обычно: много света и блеска, разряженные пустоголовые придворные леди, не менее разряженные и, в большинстве своём, пустоголовые лорды. И много шума, слишком много. После таких приёмов всегда болит голова, но я упорно продолжаю посещать их все без исключения. Где же ещё заводить полезные знакомства и искать хоть малейший намёк на знание ведомой теперь и мне тайны, как не на таких сборищах?

Прошло три месяца с моего возвращения из отлучения, или из сказки? Меня действительно ждали дома и устроили праздник. Были и банкет, и бал-маскарад и даже ярмарка. Веселились все без исключения... кроме меня. Я смогла только с трудом отсидеть банкет и, сославшись на усталость с дороги, заперлась в своей комнате и проревела всю ночь, под праздничный салют и гул голосов празднующих моё возвращение в лоно семьи.

На третьи сутки моего затворничества пришёл дедушка и заявил, что даже он столько не отдыхает с дороги и мне пора бы уже что-нибудь натворить, а то он начинает волноваться. На что я ответила:

- Все эти три дня я думала о своей жизни и пришла к выводу, что мне пора взрослеть.

У дедули банально отвисла челюсть, и мне было предложено пригласить лекаря. Я вежливо отказалась и окончательно ошарашила деда заявлением, что принимаю ежегодное приглашение ко двору. Надо поосторожнее с заявлениями, а то дедуля уже не молод и ему вредны такие волнения.

Но решение было принято, и я уехала. Не сразу, конечно же. На приготовления ушёл почти месяц. Обновили гардероб, ответили согласием на приглашение, впервые за четыре года. Не то чтобы я была столь важной персоной, но с пятнадцати лет ежегодно получала приглашения к императорскому двору, как и большинство моих ровесниц высокого происхождения. Мне же, как внучке и единственной близкой родственнице наместника, следовало в обязательном порядке явиться по первому же зову. Но я не хотела, и дедушка поддерживал мои отказы, откровенно опасаясь за безопасность императорского окружения, да и самого императора. Впрочем, дедуля поддержал и моё согласие, отговорки, наверное, закончились, а императору отказывать не так-то и просто.

И вот я здесь, при дворе императора. Самого правителя я видела только мельком и издалека. Не считая момента представления, но там было столько народа, что не побеседуешь, да и что бы я сказала? А ну признавайся, ты нас магам продаёшь? Думаю, после такого я бы здесь сейчас не находилась. Сидела бы спокойненько в комнате с мягкими стенами и прибитой к полу кроватью, и грызла ногти себе в удовольствие. Но я промолчала, я вообще как-то быстро научилась молчать. Вот сейчас и мучаюсь, слушая перекрикивающий музыку гомон нескольких сотен голосов.

От группы беседующих лордов отделился пожилой представительный мужчина и направился ко мне.

- Приветствую тебя, Миртэлла. Почему ты не сказала, что пойдёшь на приём? Доставила бы старику радость сопровождать тебя, - проговорил лорд, предлагая свой локоть.

Я локоть приняла, в смысле, ухватилась за согнутую в локте руку мужчины. Хотя, его уже можно было назвать стариком, по крайней мере, сам он себя давно к ним причислил.

- Здравствуйте лорд Тройсэн. Рада вас видеть. Не хочу обременять вас своим присутствием. Я же понимаю, что вы согласились опекать меня только из дружеских отношений с дедушкой. У вас и без меня забот хватает.

- Глупости! Вам, юная леди, не понять стариков. Старость тянется к молодости, так мы чувствуем себя живыми. А общение с такой очаровательной любопытной девочкой по определению не может быть обременительным. Пойдём-ка присядем, и ты мне расскажешь, что тебя так заинтересовало в 'Легендах старого мира', что ты умудрилась стащить эту книгу из моей библиотеки?

Ой, заметил. И ничего я не стащила! Взяла на время. Сам же сказал, что могу читать всё, что понравится. А где мне читать-то? Не сидеть же денно и нощно в его кабинете. О чём я и сказала советнику. Он рассмеялся и ответил:

- Когда книгу берут почитать, её не прячут под плащ и не стараются вынести незаметно. Ведь ты не поступала так с "Историей экономических связей империи". Ты подошла ко мне и предупредила, что хочешь взять книгу с собой. Так почему не спросила о легендах?

Я покраснела. Да, было стыдно... что попалась. А ещё было стыдно лгать, но не могу же я правду сказать!

- Понимаете, советник, я хотела прочитать легенду о забирающих сердца богах. Но мне было неудобно признаться вам, что интересуюсь сказками, - опустила глаза, чтобы не выдать себя взглядом, - Ведь это так романтично, украсть сердце девушки. Я просто хотела узнать побольше об этой красивой сказке.

- Послушай совета старого, умудрённого опытом человека, девочка. Верить в чудеса и стремиться к их познанию никогда не поздно, и в этом нет ничего зазорного. Но конкретно эта легенда не достойна твоего внимания. Есть много более добрых и интересных историй, а звёздными богами ты лучше не интересуйся, не стоит.

И вот как это понимать? Он меня что, предостерегает что ли? Я тут со всеми подряд послами и министрами в загадки играю, на меня уже как на местную чудачку смотрят, а ответы-то вот они, рядом. Вот только как спросить, чтобы не выдать свою осведомлённость и при этом вытянуть из советника хотя бы намёк на то, в каком направлении искать дальше? А ещё в голове крутилась навязчивая мысль, если знает советник, то и дедушка тоже может быть осведомлён о том, что его народ продают как скот. Но мне не хотелось верить в то, что дедушка может быть в этом замешан. На все мои вопросы относительно отца и смерти мамы, он всегда рассказывал одну и ту же историю, но в его глазах при этом было столько тоски. Раньше я думала, что это тоска по потерянной дочери, а теперь не удивлюсь, если деда гложет тайна моего рождения.

- Что тебя так встревожило, Миртэлла? У тебя такой озабоченный вид. Ты ничего не хочешь мне рассказать, девочка?

- Всё хорошо, советник. Я просто немного устала от шума. Для меня вся эта светская суета всё ещё в новинку, никак не могу привыкнуть.

Советник похлопал меня по руке и, улыбаясь, сказал:

- Я верчусь во всём этом более сорока лет и до сих пор не привык. Кто-то здесь как рыба в воде, а кому-то каждый раз приходится переступать через себя, чтобы принять правила игры под названием политика.

- Ну мне-то такие метания не грозят, - я наиграно улыбнулась, хотелось убежать куда-нибудь, где можно спокойно посидеть и подумать в тишине, - я ничего не понимаю в политике, да и не люблю её.

- Оно и видно, - усмехнулся советник, - Особенно по книгам, которые ты у меня постоянно берёшь.

Ещё б я что-нибудь в них понимала, в этих книгах. Я пытаюсь найти в них хоть малейший намёк на магическое вмешательство в нашу жизнь, но если даже обычные политические интриги не понимаю, куда уж мне. А советник вдруг заулыбался и сказал:

- Сходи-ка ты в сад, проветрись, отдохни от шума. Вот как раз и Адил идёт, он будет счастлив тебя проводить, - и махнул рукой, подзывая своего племянника.

Я мысленно взвыла. Нееет, только не этот субтильный, веснушчатый и прыщавый прилипала! У него же рот вообще не закрывается.

- А может не надо? - да, иногда я всё-таки забываю про своё новое умение молчать.

Советник нахмурился и, строго глядя мне в глаза, спросил:

- Он тебя чем-нибудь обидел? Ты мне только скажи...

- Нет, нет, что вы. Очень милый молодой человек.

- Вот и хорошо, - и поворачиваясь к подошедшему племяннику: - Адил, мальчик мой, проводи леди Миртэллу в сад, её утомляют шумные сборища. Ступайте, - и, бурча что-то вроде 'эх молодость', переложил мою руку на локоть Ади. А мне пришлось смириться с очередной пыткой. И я полностью уверилась, что советник с дедом задались целью породниться. Ну за что мне всё это?

В саду было немного прохладно, но после душного зала это даже радовало. А по мере отдаления от дворца, становилось ещё и тихо. Хорошо. Так, стоп. Почему тихо? Ведь Ади никогда не молчал больше минуты подряд. А сейчас молчит, как то странно улыбается и молча ведёт меня вглубь сада.

- А куда мы идём? - спросила притормаживая.

- Просто гуляем, - недовольно ответил Адил и опять потащил меня вперёд.

Что-то тут не так, странный он сегодня какой-то.

Я остановилась. Ади как-то зло на меня глянул и спросил:

- В чём дело? Ты кажется хотела гулять, вот мы и гуляем. Пошли, - после чего схватил меня за руку и попытался утянуть за собой.

Я выдернула руку из его ладони и предложила вернуться обратно, мотивировав это тем, что замёрзла.

- Замёрзла она, - зло прошипел молодой лорд: - Пошли я сказал.

И схватив на этот раз за запястье, силой поволок в самую дальнюю часть сада. Я там вообще ни разу не бывала, а других гуляющих уже не было видно даже в отдалении.

- Ади, что с тобой? Да отпусти же ты меня! Мне больно! Отпусти, а то закричу.

- И что же ты будешь кричать? Я тебе ничего плохого не делаю, хотела гулять, гуляй и заткнись! - рявкнул совсем взбесившийся лорд.

Ах так! Ну ты сам напросился! Сделала вид, что смирилась и покорно иду за свихнувшимся мужчиной, а когда он, довольно усмехнувшись, перестал тянуть за руку и просто крепко держал, резко дёрнула рукой со всей силы на себя и отступила в сторону. Адил полетел вперёд, выпустил мою руку, но на ногах устоял. Сначала зло на меня уставился, но потом вдруг скривился и жалобно начал лепетать:

- Прости, Тэль, я не хотел. Ну что тебе стоит просто подыграть мне немного? Пожалуйста, ведь с тебя не убудет, а я в безвыходном положении, - схватил меня за руку, прижал её к своей груди и чуть не рыдая, начал умолять: - Пожалуйста, пошли со мной, тут не далеко. Ты просто подыграй мне и всё. Тебе не сложно ведь, а от этого моя жизнь зависит. Ну хочешь, я на колени встану? Хочешь? Вот, смотри! - плюхнулся передо мной на колени и попытался обнять за ноги. Я отскочила в сторону и с опаской глядя на умалишённого, начала пятиться назад.

- Стой! - нервно вскочил и опять схватил за запястье, - Ты сначала выслушай, а потом уже решай, уйти или помочь.

- Хорошо, - неохотно согласилась. В действительности ничего хорошего я не ждала, но и подобное услышать явно не ожидала.

- Понимаешь, у меня есть друзья.

- Да ты что? Эка невидаль! - не удержалась я от ядовитого замечания.

- Так вот, я им сказал, что у нас с тобой роман.

- Но зачем?!

- Сам не знаю. Они начали подшучивать надо мной, что у всех в таком возрасте есть любовницы, а у меня нет. Вот я и ляпнул первое, что пришло в голову.

Ну да, в двадцать один год это недоразумение снискало славу маменькиного сыночка. Да и с такими внешностью и поведением, не удивительно, что леди не балуют его вниманием.

- Вот и они тоже не поверили, - воскликнул Адил, заметив мою ироническую усмешку.

- Но чего ты хочешь от меня? Не думаешь же ты, что я соглашусь стать твоей любовницей?

- Нет, нет. Конечно я не осмелился бы просить тебя об этом. А ты не согласилась бы? - и заискивающе заглянул мне в глаза.

- Нет! - рявкнула начинающая злиться я.

- Ну нет так нет. В общем, они не поверили, и мы заключили пари. И если к полуночи я не приведу тебя в беседку влюблённых и не поцелую - я проиграю. А у меня нет такой суммы, чтобы рассчитаться за проигрыш.

- Превосходно. Меня уже и разыгрывают за деньги! Ты совсем умом тронулся? Не удивительно, что у тебя нет подруги.

- Я знаю. Понимаю, что поступил глупо и недостойно. Но что мне делать? Мама заблокировала мои счета из-за игры в карты, а расторгнуть пари я не могу. Спаси меня, Миртэлла, - воззвал, похоже, к моему чувству сострадания Ади, патетично протягивая ко мне руки.

И вот понимаю же, что нужно послать его куда подальше и уйти. Но мне стало жалко неудачника, сама не блещу удачами, и я согласилась.

- Только туда и обратно. И целуешь в щёчку, понял?

- Спасибо, ты моя спасительница! А давай ты меня в щёчку поцелуешь?

Молча вздохнула, взяла 'своего кавалера' под локоть и мы пошли к той самой загадочной беседке.

Идти оказалось уже не далеко. Мы пришли. И если это беседка, то тогда я любовница Адила. Два старых гибнущих дерева сплелись ветвями, образовав что-то вроде навеса. Но смотрелось всё это вянущее сучковатое безобразие не очень-то романтично. Да ещё и усыпанная теми же вянущими листьями и сухими веточками, старая, полусгнившая, покосившаяся скамья дополняла 'романтический' антураж.

И нас тут уже ждали! За разросшимися по причине запущенности розовыми кустами явно кто-то засел. Кусты так откровенно шевелились и шушукались, что не заметили бы это, разве что, действительно влюблённые и полностью поглощённые друг другом люди. Ади подвёл меня к не внушающей доверия скамье и приторно проворковал:

- Присаживайся дорогая. Ты, наверное, утомилась от долгой дороги в эту обитель любви.

Я чуть всё не испортила, банально рассмеявшись. Но с трудом взяла себя в руки и так же приторно ласково ответила. Ну что ты, милый, я летела сюда на крыльях нашей любви, - и мстительно добавила: - Садись лучше ты, а я к тебе на коленочки присяду.

Ади посмотрел на скамейку, обречённо протопал к оной и осторожно присел на краешек. Я глянула на его кислую мину и отвернулась от кустов, чтобы не выдать себя беззвучно смеющейся рожицей, прошептала:

- Ты бы мусор-то со скамеечки смахнул, а то занозы, там...

Ади подскочил, как будто эти самые занозы одновременно всем скопом впились в его пятую точку. Я не удержалась и сдавленно хрюкнула. Адил подошёл, приобнял и прошипел мне на ухо:

- Давай уже целуй меня и пошли отсюда.

Я скосила глаза на ненавязчиво подставленную щёку, а там прыщи! И это мне предстоит поцеловать? Ну уж нет. На другой щеке, помнится, не такие обильные насаждения. Перебралась на другую сторону, Ади приобнял другой рукой, а в розовых кустах кто-то захрюкал и заохал.

Ну хватит тянуть, пора заканчивать этот спектакль, а то уже полночь, а я ещё никого не 'допросила'. Зажмурилась и, постаравшись не думать о том, что делаю, громко чмокнула Ади в щёку. Из кустов донёсся слаженный приглушённый возглас 'Оооо'.

Я видела как-то Ади с его компанией. Вроде уже не дети, от восемнадцати до двадцати пяти, но ведут себя как несносные мальчишки.

Вдруг что-то изменилось, накатила жгучая ненависть к Ади и раздражение по отношению ко всей его компании. Захотелось схватить лорда за шею и сдавить изо всех сил. Что со мной?

Сначала сама себя испугалась, но потом нахлынуло осознание - это не мои эмоции! Он здесь! Сердце затопило истинным, всепоглощающим счастьем. В ответ пришла волна такого же счастья, только с лёгкими нотками недовольства и раздражения на Адила. Отошла от Ади и начала оглядываться, в надежде увидеть Его. Но сад был тих и пуст, за исключением нас с Ади и 'живых кустов'. Неужели мне показалось?

- В чём дело? Тебя что-то напугало? - снова подошёл и приобнял меня Адил. Опять нахлынуло раздражение. Скинула его руку с плеча и буркнула:

- Надо идти, уже поздно. Советник будет волноваться.

- Не будет, - самодовольно заявил Ади, - Ты же со мной.

Ну да, с таким-то кавалером я точно не пропаду! Случись что, он вперёд меня убежит. А потом ещё и скажет, что за помощью так торопился, чтобы меня спасти. И ничего, что заморыш, когда прижмёт, наверняка, второе дыхание откроется.

- Всё равно пора идти. Холодно и я устала. Не хочу возвращаться на приём.

- Хорошо, дорогая, я тебя провожу... прямо до постели, - почти проорал Ади, потому как мы уже отошли от заселённых кустов метров на десять.

- Совсем спятил? - зашипела я, - Ты о моей репутации подумал?

- Да какая разница? Мы оба знаем, что родственники уже всё решили. Всё равно за меня замуж пойдёшь.

- Ага, размечтался. Твои, может, что-то и решили, но дед прекрасно знает, что если я чего-то не хочу, принуждать меня - себе дороже. А я не собираюсь в ближайшее время выходить замуж, тем более за тебя.

- Да не больно-то и хотелось, - обижено пробурчал Адил, - мне вообще чёрненькие больше нравятся, и не такие худые.

- Вот и хорошо. Не провожай, я сама дойду. До свидания.

Не дожидаясь ответа, развернулась и пошла к неприметной двери, ведущей в помещения для прислуги. За два месяца я успела неплохо изучить дворец и часто пользовалась чёрными коридорами. По ним было намного удобнее ходить, да и дорога, куда бы я ни собиралась, становилась вдвое короче.

Я брела по коридорам, не задумываясь поворачивая в нужных местах, и не обращая внимания на изредка попадающихся на пути людей. Они тоже никак не реагировали на моё присутствие, привыкли уже к тому, что я часто здесь хожу и не требую раскланиваться при встрече. Мне было искренне жаль тех, кто был вынужден ежедневно терпеть унижения от высокомерных и требовательных сверх меры придворных.

Все мои мысли были заняты нахлынувшими недавно эмоциями Трэйтона. Ведь это не могли быть чувства кого-то другого, и уж тем более, не мои. Я почувствовала его впервые за три месяца и была уверена, что он пришёл за мной. Но в саду так никто и не появился, а дорога до моих комнат уже почти закончилась. Оставалась ещё надежда, что Трэйтон придёт туда, но в сердце, как и в редкие слезливые моменты слабости, опять закрались сомнения. А нужна ли я ему? Придёт ли он вообще когда-нибудь? Да, я помню рассказ учителя об истинной любви, но где гарантии, что это не было красивой сказкой, имеющей целью усыпить мою бдительность. Ведь у меня не было возможности убедиться в правдивости слов учителя. И вполне возможно, что Трэйтон получил от меня всё, что ему было нужно, что бы это ни было, и больше я его не увижу.



Вдруг, фитили освещающих коридор ламп затрещали и почти погасли, а из, казалось, глухой стены шагнула скрытая плащом фигура. Неизвестный заступил мне дорогу и, сложив руки на груди, произнёс до боли знакомым голосом:

- Я смотрю, ты тут без меня не скучала.

- Эээ, здрасти.

- И это всё, что ты мне хочешь сказать?

- Да я, как бы, не ожидала.

- Даже так? - лампы вспыхнули в два раза ярче чем были вообще способны светить. Послышался треск и звон лопающихся стеклянных колпаков и в их, сверх меры ярком свете, передо мной предстал взбешённый лорд Эрт'Грэйн.

- Нет, я конечно ждала вас, но прошло уже три месяца, - сама не знаю, почему перешла на 'вы' и начала оправдываться. А с чего это, собственно, я должна оправдываться? Это он вышвырнул меня в этот мир, и ничего, что, по сути, домой, и пропал на три месяца!

- Да какое ты имеешь право предъявлять мне претензии? Я свободная леди и не обязана отчитываться перед тобой, - тоже встала в стойку, уперев руки в бока.

- Ты свободная?!! - взревел Грэйн. - Ты. Моя. Жена.

Ой, а это ещё с чего? Что-то не припоминаю свадьбы.

- Не поняла, это когда я успела стать твоей женой?

- Ты что, правда не понимаешь? Обряд истинной любви - это заключение освещённого Звездой брака. А ты, - указующий на меня перст, - целуешься с каким-то убогим подобием мужчины.

- То есть если бы я целовалась с более привлекательным лордом, это было бы не так порицаемо? - знаю, что зря это говорю, но его ярость находит отклик в моей душе и захватывает, как моя собственная.

- Ты должна была ждать меня!

- Я ждала, а ты... Ты не появлялся целых три месяца, - делаю шаг вперёд и тычу пальцем в его грудь, - Ты бросил меня, ничего не объяснил и просто отослал. Это ты во всём виноват, - а в чём он виноват? Да и сама уже не знаю. Злоба и обида застилают глаза. И уже не важно, что это не я злюсь, обида ведь моя.

Трэйтон зарычал и звёздочки в глазах погасли явно не от нежных чувств. И мне бы задуматься и промолчать, но умение молчать решило покинуть меня в самый ответственный момент.

- Ты, - ещё один тычок в каменную грудь, - бросил меня. Я, - снова тычок, - ждала и плакала по ночам. А теперь, - стены завибрировали, и пол мелко задрожал, - имеешь наглость предъявлять мне претензии?

С потолка посыпалась штукатурка, кто-то открыл ведущую в коридор дверь. Трэйтон махнул рукой, и дверь закрылась, отрезав от нас желающего войти в чёрные коридоры.

- Молчи и иди за мной, - прорычал лорд.

- Куда? Никуда не пойду, пока ты мне всё не объяснишь!

Весь дворец содрогнулся и послышался грохот рушащихся стен.

- Я же просил помолчать! - стены коридора за моей спиной выгнулись, затрещали и начали осыпаться. Больше ни слова не скажу, а то не хочется чувствовать себя виноватой в разрушении целого дворца. А там люди...

Меня бесцеремонно сгребли в объятия и, после накатившей волны перехода, мы оказались на берегу загородного озера.

Мелькнула мысль: здесь же нет зон перехода, но в следующее мгновение Трэйтон притянул ещё ближе и припал губами к моим, так скучающим по его прикосновениям, губам.

Но это не был порыв нежности. Он остервенело терзал мои, мгновенно припухшие от грубых прикосновений, губы, как будто доказывая мне, да и себе тоже, что я принадлежу ему. Мне было горько и страшно, но я не пыталась вырваться, напротив, обмякла в руках лорда и ждала, когда пройдёт приступ ярости. Как ни странно - подействовало. Трэйтон вдруг замер, а в следующую секунду отстранился и заглянул в наполненные слезами глаза. Я моргнула, две крупных слезинки сорвались с ресниц и покатились по щекам. Нет, я не плакала навзрыд, было только две слезинки и всё. Трэйтон снова привлёк к себе и собрал солёные капельки губами. Потом застонал и, крепко обнимая, произнёс хриплым голосом:

- Прости, но ты не понимаешь. Ты моя, и я ничего не могу с этим поделать. Если мы расстанемся, то для меня жизнь станет пустой бессмысленной пыткой.

Я, как всегда, услышала в первую очередь плохое. То, с какой тоской он произнёс это 'Ты моя и я ничего не могу с этим поделать'.

- А если бы мог, ты разорвал бы эту связь?

Трэйтон напрягся, но ответил максимально честно, даже чересчур, я бы сказала:

- Сначала - да. Ты вообще не относишься к тому типу женщин, которые привлекают моё внимание. Но теперь я счастлив даже от мысли, что мы принадлежим друг другу.

Ну это он зря сказал:

- Так значит я не в твоём вкусе? - оттолкнула зелёного и встала в стойку, уперев руки в бока, - А теперь не только я принадлежу тебе, но и ты мне тоже? Так с чего же ты, мой ненаглядный, решил, что я буду терпеть такое отношение к себе? В твоём мире я может и зависела от тебя, но сейчас мы на моей территории, и я требую уважительного отношения к себе! - ну это я конечно погорячилась, стою вся такая разгневанная и смотрю на эту махину снизу вверх. И такой нелепой показалась вся эта ситуация, что я не удержалась и улыбнулась. Трэйтон тоже улыбнулся и снова обнял, нежно на этот раз. Ну и всё испортил, пробормотав в мою макушку:

- А того заморыша я убью, если ещё раз увижу рядом с тобой.

Похоже, не только мне надо учиться молчать. Встала на цыпочки и накрыла его губы своими, пока ещё чего-нибудь лишнего не ляпнул.

Нежный, едва уловимый поцелуй начал перерастать в более эмоциональный и глубокий. И мы сорвались.

Чувства и эмоции перемешались так, что я уже не могла разобрать, где его, а где мои. Осенний холод отступил, сменившись жаром. Его прикосновения к обнажённой коже рук и плеч почти обжигали, а поцелуи лишали последних остатков здравомыслия. Всё происходило так стремительно, что у меня просто не было шанса одуматься и прекратить это безумие. Я даже не заметила, когда Трэйтон успел расстелить на влажной траве свой плащ и уложил меня на него. Моё бальное платье было нещадно изорвано, но и я не осталась в долгу, пострадала рубашка лорда. И откуда только взялись силы разорвать довольно крепкую ткань? Руки и губы обжигали, но когда соприкоснулись наши обнажённые тела, мне показалось, воздух заискрился от окружающего нас жара. А поцелуи становились всё настойчивее и откровеннее. Его губы, казалось, решили исследовать каждый миллиметр моего тела. И уже не было важным, чей это восторг, мой или его. Ощущения были общими. Одно чувство непогрешимого счастья на двоих. Боль мы тоже разделили поровну. Но она мгновенно померкла под напором чувства ликования и победы, кажется, не моего... А потом память просто отключилась, не оставив никаких воспоминаний о самом значимом событии в жизни каждой девушки.

Я лежала, закутанная в плащ Трэйтона, и прижималась к его груди. Он крепко обнял и не ослаблял объятия ни на миг, как будто боялся, что я убегу. Потом нежно провёл рукой по моим, покрывающим нас обоих, волосам и прошептал, как будто ни к кому не обращаясь:

- Вот теперь ты точно от меня никуда не денешься.

И что-то насторожило в этих его словах.

- А раньше могла? - подняла голову и заглянула в волшебные зелёные глаза. Звёздочки только начали проявляться, и при скудном лунном свете даже можно было представить, что зрачок в действительности не зелёный, и это просто отблеск. Жалела ли я о том, что произошло? Нет, я была счастлива. И даже тот факт, что обнимающий меня лорд не человек, не омрачал моего счастья... ровно до того момента, когда Трэйтон ответил на вопрос.

- Могла, если бы очень захотела. Со мной была связана только 'звёздная' часть тебя. Однако твоя человеческая сущность достаточно сильна и могла бы побороть связь.

- А теперь? - спросила почти шёпотом, уже догадываясь, каким будет ответ, и почему я не помню последние моменты нашей близости.

- Теперь ты полностью моя, а я твой, - улыбнулся и чмокнул в кончик носа.

Я отстранилась и спросила срывающимся голосом:

- Ты сделал это? Ты завершил привязку? - на глаза навернулись слёзы, ответ был не нужен, я его чувствовала. Я чувствовала, что не могу встать и уйти, потому что этого не хочет Трэйтон. А обидеть или оскорбить его теперь представлялось просто невозможным. На душе стало холодно и гадко. Он меня опять обманул, просто использовал, как и предупреждал отец. Ненавижу! Ненавижу... но так люблю.

Ответ на последний вопрос я так и не получила, но в этом уже не было нужды. Мы оба понимали, что теперь всё изменится. Возможно, Трэйтон и считал, что поступает правильно, но я уже никогда не смогу ему доверять.

Больше не было произнесено ни слова. Меня доставили прямо в мои комнаты и сказав, что мне необходимо время всё обдумать и принять, а он обязательно вернётся через несколько дней, Трэйтон просто ушёл.

Скинув оставленный Грэйном на моих плечах плащ, я побрела в ванную. Стараясь ни о чём не думать, приняла ванну и смыла следы своей ошибки, закуталась в халат и легла спать.


* * *

Уснула я почти мгновенно, всё тело ныло, а мозг отказывался думать о случившемся. Но выспаться этой ночью мне было не суждено. Я проснулась от собственного стона, мне было больно, очень больно. А причину и источник боли определить никак не удавалось. И только промучившись несколько бесконечных минут, я наконец-то поняла - это не моя боль! С Трэйтоном что-то случилось!

Тогда, после произошедшего у озера, я была слишком расстроена и зла, поэтому просто не придала значения, но сейчас вспомнила: Трэйтон был чем-то очень обеспокоен и куда-то торопился, хотя и не хотел оставлять меня одну, это я чувствовала. Но тогда подумала, что он пытается таким образом оправдать свой поступок. Дескать, я тебя люблю и ничего страшного, что использую, вот, даже расставаться не хочу...

А сейчас он где-то там, раненый, а возможно, вообще умирает! И я не могу сидеть на месте и ждать, когда перестану его чувствовать. Да, пусть он гад, но ведь мой же гад, любимый. Быстро встала и одела один из сшитых по моему заказу костюмов для верховой езды. Здесь такие костюмы не носили. Я конечно же не стала новатором, в других странах женщины уже не стеснялись ходить в брюках. Но у нас эта мода почему-то не прижилась. А мне очень понравились раскованность в движениях и отсутствие цепляющейся за всё подряд юбки.

И куда мне бежать? Где его искать? Но, вопреки панике, долго искать не пришлось. Я как-будто чувствовала протянувшуюся между нами, незримую, но очень прочную, нить, да, он действительно 'привязал' меня к себе. И эта невидимая нить вела меня в нужном направлении. Вот только передвижение по дворцу оказалось затруднительным, чёрные коридоры были слегка разрушены и завалены обломками. Пришлось идти по парадным переходам, но и здесь были видны следы Грэйновой ярости. По стенам и потолку пролегали небольшие трещинки и в воздухе стоял запах пыли. Однако, повреждения были только в одном крыле, и преодолев несколько 'белых' коридоров, я опять нырнула в 'чёрные', менее широкие, но зато куда более короткие и удобные. И уже через несколько минут я стояла в саду. Он точно где-то поблизости, но где именно? Не кричать же на весь сад, да и не отзовётся. Ему уже совсем плохо, но я постаралась отгородиться от болевых ощущений. Иначе просто не смогла бы идти дальше. Вот найду, тогда и разделю с ним боль, раны и вообще что захочет. Главное чтобы выжил, а потом сама убью!

Связующая нас с Трэйтоном нить привела меня в ту часть сада, где я сегодня уже была. На земле, рядом с полностью разрушенной скамейкой, кто-то лежал лицом вниз. Я кинулась к лежащему, упала перед ним на колени и с трудом перевернула на спину. Сначала отпрянула, увидев окровавленное, перекошенное лицо, но потом присмотрелась и поняла, что это не Трэйтон. У этого мужчины были короткие светлые волосы и большой нос с горбинкой. И он был мёртв. Но где же Трэйтон? Встала с колен и осмотрелась. Ничего. Прислушалась к своим ощущениям и почувствовала, как силы стремительно меня покидают. Как будто кто-то вытягивает их из меня. А в следующее мгновение те самые кусты, за которыми вечером прятались друзья Адила, зашевелились, и из них поднялся Трэйтон. Пропало чувство потери сил, но слабость осталась, и я медленно побрела навстречу так же медленно идущему ко мне Трэйтону.

Дошли. Привалились друг к другу и замерли. Говорить ничего не хотелось, да и не моглось, если честно. Постояли так ещё немного и Трэйтон вдруг предложил:

- А давай домой.

- Это куда?

- Я тут неподалёку домик купил. У меня сейчас сил хватит только в одно место переход создать, а во дворец мне не желательно.

- Ага, стыдно за то, что там вечером натворил?

- А чего я там натворил?

И весь этот диалог бесцветными, лишёнными интонации, голосами. Мы так устали, что даже проявлять эмоции было трудно. Я махнула рукой и согласилась:

- Домой.

Трэйтон обнял, и нахлынула волна перехода. А после он вообще почти повис на мне. Я бы точно не удержала, но лорд взял себя в руки, отстранился и прошептал:

- Ты тут располагайся, а я немного посплю.

Шагнул куда-то в сторону и рухнул вниз, а я осталась одна в полной темноте. Наощупь нашла своего гада, оказывается, мы стояли рядом с кроватью, её-то и облюбовал Трэйтон. Кроватка, кстати, была не маленькая, и я устроилась рядом. Завтра обязательно допрошу, а сейчас спать. И если он мне опять помешает, точно разведусь.

Проснулась я от того, что кто-то бессовестно целовал мою шею и не заботился о том, что это тревожит мой сон. А я ещё не выспалась! Ну так получай, гад. Потянулась и, не открывая глаз, промурлыкала:

- Доброе утро... Ади.

Мне прямо в ухо рассмеялись и прошептали:

- Ну я-то знаю, что являюсь первым и единственным обладателем вот этого всего.

И принялся поглаживать это 'всё'. Скинула с себя его руки, повернулась к нему спиной и пробормотала:

- Ну нетушки, это всё моё. И моё всё хочет спать.

И от меня даже отстали, но момент был упущен. и уснуть уже не получилось.

Но и вставать тоже не хотелось, я лежала и сквозь опущенные ресницы наблюдала за тем, как Трэйтон одевается и собирает ещё влажные после ванны волосы в небрежный свободный хвост. Это когда он встал, что успел уже и ванну принять и меня подомогаться? А ведь ещё несколько часов назад был чуть живой от усталости и полностью опустошённый. Сейчас же просто лучится энергией и жизнелюбием, а я голову от подушки не могу оторвать. Трэйтон как будто услышал мои мысли, посмотрел на меня и известил:

- А я вижу, что ты не спишь. Устала? - подошёл, сел рядом и добавил: - Прости, что пришлось взять у тебя чистую энергию, но этот павший меня совсем вымотал. Давай будем тебя восстанавливать.

И целоваться полез. Я увернулась, потом и вовсе его оттолкнула и спросила о том, что сейчас меня заботило гораздо больше его поцелуев.

- Кого ты убил?

- Убил? О чём ты? Я никого не убивал... вчера.

- Но в саду был убитый мужчина. Ведь это с ним ты дрался? - и ведь так искренне врёт, что даже поверить хочется, а это его 'вчера' вообще в дрожь вгоняет.

- А, ты о павшем. Так он был не мёртв, а в стазисе. Его чистильщики забрать должны были.

- Чистильщики?

- Ну да. Я инспектирую Арену, а чистильщики забирают обезвреженных павших, - и вдруг горько усмехнувшись, добавил: - вор отлавливает воров.

- И много здесь вас?

- Кого? Инспекторов или павших?

- Да всех! Как вы вообще умудряетесь скрываться с такими-то глазами?

Трэйтон опять усмехнулся, закрыл глаза, а когда вновь открыл они были совершенно обычными. Нормальные человеческие глаза с зелёной радужкой и чёрными зрачками. Красивые, но я уже привыкла к его родным, сверкающим звёздами и заглядывающим прямо в душу, волшебным глазам. Трэйтон моргнул и звёздочки вернулись на место.

- Инспекторов здесь немного, всего по одному на каждый материк. А вот павших становится всё больше и больше, но скоро всё изменится, и надобность в инспекторах отпадёт сама собой. Да и отлавливаем мы только тех, кто откровенно нарушает договор.

- Какой договор? - вся подобралась и приготовилась выведать как можно больше информации.

- Эээ, нет. Сейчас мы вернём тебе бодрость духа, и ты меня покормишь. А потом, так и быть, я отвечу на твои вопросы.

- Я покормишь? - округлила я глаза.

- А что? Жена ты мне или кто? Прислугу я ещё не нанял, а кушать очень хочется. Продукты уже должны были завезти, так что с тебя завтрак. Но сначала энергетический завтрак, - и всё-таки поцеловал оторопевшую от известия о необходимости готовить и потерявшую бдительность меня. Успела подумать, что Трэйтон самоубийца и пусть не надеется, что я буду травиться своей стряпнёй вместе с ним. Но потом почувствовала, как в меня хлынула энергия, и все мысли спутались, потерявшись в полубессознательном состоянии. Так и не поняла, понравилась мне эта энергетическая подпитка или нет.

'Домик', как назвал его Трэйтон, оказался трёхэтажным загородным особняком, находящимся почти по соседству с летней резиденцией императора. Он был идеально чист и ухожен, но какой-то не живой.

- И давно ты приобрёл этот домишко? - спросила, осматривая огромный, великолепно оформленный холл.

- Он мне по наследству достался, от предыдущего инспектора. Нравится? Теперь он наш. Больше инспекторов не будет, да и я вызвался на эту должность, чтобы к тебе быстрее добраться. Но это всё сейчас не важно. Пошли уже на кухню, а?

Хотела спросить, что значит 'Теперь он наш', но сказала почему-то совсем другое.



- Послушай, Грэйн, а с чего это ты решил, что я буду для тебя готовить? Я вообще-то не умею. Но могу, например, фрукты помыть. Ты любишь фрукты? - пока говорила, Трэйтон привёл меня на кухню. Пропустил вперёд, потом вошёл сам и начал теснить меня к одному из столов (кухня была такая же огромная, как и холл).

- Я люблю тебя, - схватил за талию и усадил на стол, - но есть я тебя не буду... пока. Так что корми меня уже хоть чем-нибудь, во избежание, так сказать, - и опять целоваться полез. Попыталась отстраниться, но лорд потянулся следом.

- Прекрати! И вообще, мы с тобой не настолько близко знакомы, чтобы я тебя завтраками кормила!

Грэйн хохотнул и, почти уложив меня на стол, прошептал:

- Ну если ты так настаиваешь, можно ещё ближе познакомиться. Хотя куда ещё ближе-то? - да, ближе уже было некуда. Он практически лежал на мне!

- Ты, кажется, хотел есть! - возмутилась и, с трудом вывернувшись, спрыгнула со стола, - Так, давай будем смотреть, что тут у тебя есть, - и деловито пошла обыскивать кухню на предмет чего-нибудь, что не нужно готовить. Результатом моих поисков стали сыр, копчёное мясо и упомянутые мной ранее фрукты. Водрузила снедь на стол, покосилась на обиженно сопящего Трэйтона и пошла искать посуду.

Да, такого завтрака у меня ещё не было! Да и у Трэйтона, похоже, тоже. На столе, в одном большом блюде красовались, криво нарезанные ломти сыра и мяса, а рядом лежала горка прекрасно вымытых фруктов. Грэйн сидел напротив меня и с кислой миной жевал 'приготовленный' мной завтрак. Я грызла яблоко и периодически спрашивала: 'Вкусно?', или 'Тебе нравится, дорогой?', или 'Правда же, я прекрасно готовлю?'. Трэйтон скрипел зубами, или подсохшим мясом, улыбался через силу и почти рычал 'Да, дорррогая'. После того, как поперхнулся во второй раз, лорд встал и молча вышел. Вернулся с бутылкой вина. Я ради такого случая даже соизволила найти и принести бокалы. Выпив залпом два бокала красного, довольно крепкого, напитка, Трэйтон подобрел и сделал мне предложение, от которого я не смогла отказаться:

- А давай, ты больше не будешь меня кормить?

Я просияла улыбкой и воодушевлённо ответила: 'Да, дорогой'. Лорд покосился на меня и налил себе ещё вина. Продолжая лучезарно улыбаться, решила спросить на всякий случай:

- Дорогой, а ты в курсе, что у нас пьянство одного из супругов считается весомой причиной для развода?

Подавился, закашлялся и отставил бокал в сторону.

- Да что ты, дорррогая. Развод не потребуется. Ты меня раньше в гроб загонишь!

- Ой, что-то я засиделась. Мне же ещё сегодня Кит в театр сопровождать. Ты меня перенесёшь во дворец? Нет? Ну ладно, сама как-нибудь доберусь, - вскочила и тут же села обратно от грозного 'Сядь!'.

- Что за Кит? И с чего ты решила, что я позволю тебе сопровождать его куда бы то ни было?

Ишь, как разозлился, надо было лучше его кормить, голодный муж - это страшно. Но я продолжаю улыбаться, уже щёки болят, и предельно вежливо отвечаю:

- Кит не он, а она. Принцесса Китрэль, единственная и горячо любимая дочь нашего императора. У меня, как и у всех леди при дворе, есть определённые обязанности. В их число входит и сопровождение принцессы. А теперь прекрати рычать и верни меня в мои комнаты. По-моему, на сегодня с нас хватит семейной жизни.

Лорд Эрт'Грэйн молча встал, обошёл стол и подал мне руку. Потом притянул к себе, и нахлынула волна перехода. В своей комнате я оказалась уже одна, только висок грело тепло его поцелуя.

Думать о случившемся было просто некогда, осмотрела себя и ужаснулась. И в таком виде я спала! И завтракала тоже! Весь костюм был измят, а на коленях красовались буро-зелёные разводы от ползания на коленях в саду. Лицо тоже было слегка помято, и вот такой мне Трэйтон говорил что любит. Сбросила грязную одежду и отправилась в ванную. Пока мылась, вспомнила, что так и не успела спросить Грэйна об отце. Интересно же, чем у них там драка закончилась. Я, конечно, не сомневалась, что победил Трэйтон, но почему-то и участь отца меня тоже беспокоила. Да, понимаю что это глупо, я ему никогда не была нужна, но вытравить из души детское желание быть желанной и любимой своими родителями не получалось. Но предаваться душевным терзаниям времени уже совсем не было, быстро оделась и побежала к Китрэль.

И зачем я, спрашивается, торопилась? Кит опять стояла перед мольбертом, вся измазанная в красках, и полностью игнорировала толпящихся в сторонке фрейлин с приготовленными для выбора нарядами. А в театре мы должны быть уже через час, ведь без принцессы представление не начнётся, все будут сидеть и ждать сиятельную Китрэль. Но Кит, как всегда, забыла обо всём, полностью погрузившись в процесс малевания очередного своего 'шедевра'. Фрейлины боялись негодования юного дарования, поэтому и не отвлекали её. Но мне её капризы были не страшны. Подошла и взглянула через плечо принцессы на картину. А что, очень даже неплохо, с каждым разом у неё получается всё лучше. Вот только не понятно, почему юная, нежная как цветок, Китрэль рисует такой ужас. С холста на меня смотрели блёклые водянистые глаза косматого, обряженного в лохмотья старца. И где она только находит эти образы?

- Кит, - тихо позвала я. Никакой реакции, - принцесса Китрэль! - прокричала прямо в ухо. Кит взвизгнула, отбросила кисть и палитру, и с ужасом воззрилась на жуткого старца. Старец молчал. А вот я молчать не стала:

- Страшно? - принцесса икнула и кивнула, - Так зачем тогда такую мерзость рисуешь? Или это фантазии на тему суженного?

Китрэль повернулась и столкнулась нос к носу с едва сдерживающей смех мной. Поморгала, фокусируя взгляд на мне, а не на кончике своего красивого носика. Потом её взгляд наполнился осознанием того, что это не портрет, а я с ней разговаривала, и я едва успела отскочить от летящего в лицо испачканного в краске полотенца.

- Ты, ты... Да я тебя...

- Ну я пойду, а вы тут собирайтесь, - и выскочила за дверь. Но тут же снова заглянула и добавила: - И поторопитесь, у вас меньше часа, - полетевшая в меня палитра ударилась о закрытую дверь.

Фрейлины, как всегда, сработали быстро и хорошо. Да и сама принцесса не отличалась медлительностью... когда хотела отделаться от обязанностей поскорее. Так что к началу представления мы почти не опоздали. Но после окончания никто не расходился, потому что с занавесом на сцену поднялся первый церемониймейстер императорского дворца. Все замерли в ожидании очередного чуда, потому как явление лорда Круэлла могло означать только одно: намечается очередное торжество! И лорд не разочаровал восторженно внимающую публику:

- Достопочтенные лорды и леди, сегодня состоится костюмированный бал, посвящённый, инкогнито прибывшему ко двору, принцу одной из соседних держав, - громко, но степенно вещал Круэлл: - Его Величество император Сорол Второй повелевает веселиться!

Театр загудел как улей, леди в панике стенали о том, что совершенно не готовы к маскараду, лорды возмущались, что ничего не слышали о прибытии высокого гостя. А я сидела и думала, как такое возможно? Если принц прибыл инкогнито, то почему об этом объявили во всеуслышание, да ещё и маскарад по этому поводу устраивают? И зачем такая спешка? Ведь к такому событию нужно подготовиться, вон, леди чуть волосы на голове не рвут, костюмы-то за пол-дня не сошьёшь. И есть у меня такое подозрение, что этого таинственного 'принца' я очень даже хорошо знаю.

Театр опустел в считанные минуты, все побежали готовиться. Только её высочество принцесса Китрэль не была в восторге от предстоящего бала-маскарада.

- Неужели опять? - простонала она, усаживаясь в карету, - Папенька всё никак не успокоится! Сколько можно таскать ко мне этих принцев? Мне всего восемнадцать, имею я право пожить для себя?

- Нет, - я старалась говорить мягко, но смысл слов от этого не менялся, - Вы принцесса, а значит, на первом месте для вас должны быть интересы государства.

- Тэль, хоть ты мне мозги не промывай! Мне и папеньки с его советниками хватает. Что-то ты не торопишься выйти замуж во благо процветания Изберзкой долины. А чем я хуже тебя?

Наивные рассуждения, в сущности, неглупой девушки вызвали улыбку.

- Вы не хуже, вы лучше, в смысле, важнее, и это налагает определённую ответственность. Я всего лишь внучка наместника, а вы наследница престола. Да и я уже...

Замолчала, вовремя опомнившись и не ляпнув, что уже, можно считать, что замужем.

- Что ты уже? - глаза Китрэль загорелись неподдельным любопытством, - Не хочешь же ты сказать, что поддалась уговорам советника Тройсэн и выйдешь замуж за его противного племянничка.

- Нееет, уж лучше старой девой остаться! - ответила, рассмеявшись, - Я хотела сказать, что не наследую должность деда, и мой брак не так важен.

- Да ну их, давай не будем говорить о плохом. Лучше скажи, ты уже придумала, что оденешь на маскарад?

- Подберу что-нибудь, - отмахнулась я.

- Везёт тебе, - протянула принцесса, - А меня сейчас пол-дня будут портнихи терзать. Ну почему мой отец не какой-нибудь простой лорд?


* * *

Заботиться о наряде мне не пришлось. Придя в свои комнаты, я обнаружила разложенное на кровати прекрасное платье изумрудно зелёного цвета и бронзовую маску, украшенную перьями и изумрудами. Вот теперь я точно уверена, что тем самым 'принцем' является Трэйтон!

Платье оказалось слегка длинноватым, надеюсь, он его не с чужого плеча позаимствовал. Пришлось обуть туфли на высоком каблуке, зелёных в моём гардеробе не нашлось, но зато были бронзового цвета, как раз в тон к маске. Волосы мне уложили в замысловатую причёску, а так как они длинные и немало весят, складывалось впечатление, что на голове стоит нечто увесистое и грозящее съехать на глаза в самый неподходящий момент. Голову поворачивать не рискнула, а потому покосилась на позаимствованного у Китрэль парикмахера и поняла: не распутает, уж больно вид у него гордый, думает, наверное, что настоящий шедевр у меня на голове сотворил. Вот только как мне с этим шедевром ходить, да ещё и на высоких каблуках? Интересно, а если я ногу подверну, Грэйн будет меня на руках носить?

Парикмахер раскланялся и ушёл, а я осталась с 'шедевром' и шпильками. Нет, если стоять и не шевелиться, то всё очень даже неплохо. Лиф платья плотно облегал тело, а ниже талии оно свободно струилось, но ткань казалась невесомой и от малейшего движения развевалась как от ветра, выгодно визуально увеличивая собственно то, что пониже талии. Я даже сама себе понравилась! Но это пока я на месте стояла, а стоило сделать шаг, и причёска потянула голову набок, юбки запутались в ногах, а туфли вообще не хотели меня держать. Мдаа, этот маскарад я надолго запомню.

На этот раз я решила воспользоваться помощью лорда Тройсэна и отправила ему записку со служанкой. Не без труда, мне удалось расплести несколько прядей, и теперь часть волос свободно спадала на спину и плечи, уравновешивая накрученное сверху безобразие - это были как раз те пряди, которые возвышались над 'шедевром' и лично у меня ассоциировались с рогами. Поэтому, когда пришёл советник, я уже без опасений могла поворачивать голову и даже смогу её склонить при встрече с императором.

- Ты просто великолепна, дорогая, - невольно улыбнулась, вспомнив завтрак и Грэйново 'Да, дорррогая'. Поблагодарила лорда за комплимент и оперевшись на его крепкую не по-старчески руку, пошла на очередную встречу с судьбой. Что-то мы с ней зачастили со встречами в последнее время.

Сегодняшнее торжество почему-то устроили в главном приёмном зале. Вдоль стен стояли столы с напитками и лёгкими закусками, оркестр вообще загнали на возвышение за троны. А на самих тронах сидели, соответственно, император Сорол Второй и его жена, императрица Онишелла. Тихая, забитая женщина неопределимого возраста, отличившаяся лишь тем, что не смогла произвести на свет наследника. Вот принцесса Китрэль теперь и отдувается за матушкин провал. Она кстати тоже сидела на небольшом троне и перекрикивалась с отцом через кривящуюся как от громкой музыки, так и от криков родственников, императрицу. И кто только умудрился так бездумно организовать это мероприятие? Все многолюдные приёмы всегда проходили в главном банкетном зале дворца, так с чего этот балаган? Место проведения бала уступало своей несуразностью только одному - нарядам придворных леди! В стремлении перещеголять друг друга леди 'блистали' наскоро слепленными из бумаги и раскрашенными в невообразимые цвета крылышками, рожками, ушками, а кое-кто и хвостами. Зверинец какой-то. Лишь немногие сохранили благоразумие и ограничились экзотическими платьями и масками. Лорды же вообще нарядами не озаботились и все поголовно пришли в чёрных костюмах и полумасках. Правда маски были не только чёрными, попадались ещё и белые. Такого глупого праздника я ещё не видела. А сегодня мне 'посчастливилось' стать участницей этого безумия. Гостей никто не представлял, маскарад же всё-таки. Но неузнаваемых было немного. Меня сразу же узнавали по волосам, но я как-то и не стремилась сохранить инкогнито.

Гул голосов всё нарастал по мере притока гостей. И тем неожиданнее стала резко наступившая тишина. Оркестр, конечно, продолжал надрываться, но что такое музыка по сравнению с криками пытающихся переорать эту самую музыку и друг друга сотен голосов.

В зал вступил одетый во всё зелёное (ага, такого же оттенка, как и моё платье, какое совпадение!) лорд. Лицо его было практически полностью скрыто маской, оставляя открытыми только глаза, губы и подбородок. Края бронзовой блестящей маски опускались ниже лица острыми, как клыки, концами. Да Трэйтон ничего лучше придумать не мог, как перепугать весь двор! Показал бы сразу всем свои глазки и на лбу написал 'Я демон'. Хотя ещё не известно, впечатлило бы это придворных или нет. Сейчас же в зале стояла полная тишина, даже оркестр заткнулся. Люди бесшумно расступались перед вальяжно вышагивающим к тронам незнакомцем. Он подошёл к возвышению и, не поприветствовав императорскую семью даже кивком, тихо проговорил, кривя губы в ироничной усмешке:

- Неужели император не озаботился приготовить почётное место для почётного гостя? Или вы, Ваше Величество, планировали уступить мне ваш стульчик на сегодняшний вечер?

Придворные дружно ахнули. Несколько леди решили упасть в обморок, но ловить их было некому - все застыли, с ужасом ожидая гнева нашего сурового правителя, и леди падать передумали.

Император нахмурился и покраснел, явно от едва сдерживаемой злобы, но посмотрел в глаза почётного гостя и гневаться передумал. Степенно встал и проговорил:

- Мы ожидали прибытия другого... принца, но и ваш визит для нас большая честь. А почётное место приготовлено в другом зале. Если вас не затруднит, пройдёмте туда.

- Дела прежде всего. Да, ваше высочество? - хмыкнул 'принц'. - Ведите.

Сорол проскрежетал зубами, но исправлять гостя не рискнул. А придворные были в шоке от того, что император позволил понизить себя до 'высочества'. И, впечатлившись отношением правителя к гостю, бросились в рассыпную, уступая дорогу. Кажется, кто-то даже упал. Я же осталась стоять на месте - ну не впечатляют меня его выкрутасы. Проходя мимо, Трэйтон подмигнул, зрачок на мгновение вспыхнул зелёным и снова стал чёрным. Ведёт себя как ребёнок, упивающийся своим положением ребёнок.

Император, Трэйтон и несколько советников ушли. В их числе оказался и советник Тройсэн, заметивший ребячество Грэйна и подозрительно покосившийся на меня, потом на моё платье. Но в результате помотал головой, видно, решив, что показалось, и поспешил за остальными.

- Не понимаю. - Пробормотала пожилая леди. - Почему принца не представили двору? Его должны были представить! И нас ему тоже. Лордов и леди первого ранга всегда представляют высоким гостям. Это неслыханно!

- Не хочу за него замуж, он страшный. - Прохныкала, стоящая рядом с леди девочка. Да ведь ей не больше пятнадцати! Как она вообще здесь оказалась? Дело в том, что после скандала с братом деда нынешнего императора, ко двору допускаются только достигшие шестнадцатилетнего возраста отпрыски дворян. Брат Сорола первого был премерзким типом и отличался весьма извращённым пристрастием к очень юным леди. Поэтому был издан указ, запрещающий представление двору слишком юных леди. Ну и лордов тоже, чтобы девочкам не обидно было. И вот смотрю на эту девочку и понимаю, мамаша её сюда вопреки указу притащила, в надежде, что заезжий принц может позариться. Мерзко это. А 'принц' вообще уже занят! Тётка ещё что-то бурчала, убеждала дочь, что ей виднее, кто страшный, а кто выгодный. Я отошла в сторонку, подальше от неприятной особы и поближе к столам с закусками. Неизвестно, сколько они там совещаться будут, а нам расходиться нельзя пока император официально не покинет торжество. Снова заиграла музыка, люди начали отходить от шока и делиться впечатлениями. Опять стало шумно. Ну и пусть шумят, а я пока поем чего-нибудь вкусненького. Только потянулась за кексом с аппетитной, утопленной в креме, вишенкой, как кто-то положил руку на плечо и прокричал прямо в ухо.

- Привет! Кое-как нашёл тебя!

Я вздрогнула и резко развернулась. Находящееся в моей руке лакомство врезалось в чью-то грудь и, оставляя художественные разводы на чёрной рубашке, сползло на пол. Но мне было не до разглядывания кремовой абстракции, поворачиваясь, я зацепила рукой блюдо с черешней. Блюдо звонко брякнулось на пол, черешня весёлыми мячиками раскатилась во все стороны и задорно лопалась под ногами присутствующих. Кто-то поскользнулся, кто-то начал возмущаться, что новые туфельки забрызгали соком. Я подняла взгляд на жертву кекса. Фух, это всего лишь Адил. Ему и предложила:

- А пошли-ка отсюда, пока они не поняли... Короче, бежим?

- Ну пошли... переодеваться. - Пробурчал Ади, брезгливо оттягивая рубашку от груди.

Из зала мы смогли улизнуть незамеченными, все были заняты поиском виновника переполоха. Вовремя я Ади от стола оттащила, а кстати:

- Ты зачем меня искал?

- Давно в креме не мазался, вот, даже просить не пришлось, - ехидно ответил лорд.

- Ну, извини. Я же не специально. И вообще, сам виноват. Нечего было пугать. - Обиделась я.

- Да ладно, ничего страшного. Сейчас переоденусь и никаких проблем. Ты со мной?

- Ещё чего? Как-нибудь без меня переоденешься!

- Ну как хочешь, - пожал плечами и ушёл.

Я постояла ещё немного в коридоре и пошла обратно. Теперь-то меня вряд ли заподозрят. Но есть уже что-то расхотелось, и я просто бродила по залу, разглядывая причудливые костюмы особо отличившихся леди. Служанки, лавируя между гостями, споро убирали давленые ягоды. Через какое-то время вернулся Адил и направился прямо ко мне. Что-то ему всё-таки нужно.

- Мне нужно поговорить с тобой, - без предисловий начал он. Хотя предисловие уже было, немного своеобразное, правда.

- Говори, я тебя слушаю.

- Давай не здесь. Пошли в сад. - Воровато оглядываясь, попросил Ади.

- Ну нет, это мы уже проходили. Изображать твою возлюбленную больше не собираюсь!

- Ты сначала выслушай, а потом уже отказывайся, - схватил под руку и потащил к выходу в сад. Опять на жалость давить будет. Он так и замуж за него выйти попросит из-за своих дружков!

Но выйти мы не успели, открылись главные двери, и нас почтили своим присутствием император и так называемый принц. У Сорола был такой удручённый вид, что сразу стало ясно, ничего хорошего Трэйтон ему не сказал. А вот Грэйн был доволен и широко улыбался... до тех пор, пока не увидел нас с Ади, стоящих под ручку у дверей в сад. Улыбка трансформировалась в угрожающий оскал. Я отцепила руку самоубийцы от своего локтя и отошла в сторону.

- Ты чего? Мне правда нужно с тобой поговорить, - возмутился и опять потянулся к моему локтю.

Я отошла ещё на шаг и прошипела:

- Потом. Сейчас гостя будут представлять.

- Да нужен он тебе? Наверняка очередной пятый сын правителя какой-нибудь захудалой Тайлиры. Что, надеешься понравиться ему и стать принцессой? - начал ёрничать Ади. - Да он на тебя даже не взглянет, ему принцесса Китрэль нужна. Никто не упустит такой шанс стать императором.

Вот пусть ему Трэйтон голову оторвёт, чтобы болтал поменьше. А меж тем действительно началось официальное представление гостя. Представили, называется. Сам император и представил! Вот, мол, принц Трэйтон Грэйн, приехал нас посмотреть, да себя показать. А откуда приехал? Зачем вообще явился? И даже не стали ему никого представлять. Сегодня вечер нарушения традиций! Но одну традицию всё-таки соблюли. Первый танец гостю подарила сиятельная Китрэль. И с такой мордашкой она к нему шла, как будто босиком на углях танцевать предстоит.

Я отказалась от предложения Адила присоединиться к танцующим и просто любовалась тем, как красиво и гармонично кружатся по залу Трэйтон и Китрэль. Они были полной противоположностью, но это смотрелось так естественно, что я невольно позавидовала Кит. Её белокурые волосы против его чёрных, её розовое платье против его изумрудного костюма. И её испуганная, затравленная мордашка против его самоуверенной ухмылки и этой жуткой маски. Завидовать я перестала. Она его боится! Бедная, думает, наверное, что император уходил с принцем брачный договор заключать.

На последних аккордах танца Кит поскользнулась на пропущенной слугами ягоде, но Трэйтон удержал её за спину. На этом танец и закончился, Китрэль практически лежит на руке Грэйна, а он склоняется над ней. Окружающие начали аплодировать, а я смотрела на принцессу и понимала, случилось то, чего мне бы очень не хотелось. Китрэль больше не боялась, в её взгляде было восхищение!

Трэйтон вернул партнёршу в вертикальное положение и что-то прошептал ей на ухо. Кит перестала улыбаться и недовольно посмотрела на меня. Потом тоже что-то прошептала Грэйну, он нахмурился и сделал приглашающий жест в мою сторону. Принцесса недовольно сморщила носик, но пошла. Подвела Трэйтона ко мне и безразличным тоном представила нас друг другу. Я, конечно же, сделала вид, что смущена вниманием особы царских кровей. А Грэйн выбрал просто смешную причину для 'знакомства'.

- Леди, вы прекрасны. А ваш костюм просто великолепен. Цвет вашего платья является официальным цветом моего рода. И я, разумеется, не мог не заметить такое интригующее совпадение. Не согласитесь ли вы подарить мне следующий танец?

- Почту за честь, - пробурчала, начиная злиться. Вот он сейчас мне комплимент сделал или себе любимому? Ведь специально же мне это платье подсунул, чтобы потом был повод официально познакомиться.

Подошёл первый министр Оздэн и пригласил обиженно сопящую принцессу Китрэль. Но отказать у неё не было повода, и нас оставили. Трэйтон подмигнул опять на мгновение блеснувшим зелёным светом глазом и потащил меня к танцующим.

Танцевал Трэйтон действительно прекрасно, и мне очень хотелось бы увидеть нас со стороны, кружащимися по залу в ритме вальса. Но здесь не было зеркальных стен. Ещё раз пожалела, что бал не устроили в главном банкетном зале.

Где-то на середине танца Трэйтон наконец-то нарушил молчание, я уже еле сдерживалась, чтобы не заговорить первой и не высказать ему всё, что думаю об этом спектакле.

- Ты действительно прекрасно выглядишь, - прошептал, касаясь губами уха, - Я скучал, - ещё один, едва уловимый поцелуй в висок.

Да что он творит?! Осмотрелась и поняла, что за нами следит большая часть присутствующих и, судя по выражению их лиц, они всё видели. Пожилые леди осуждающе поджимали губы, их мужья высокомерно отворачивались. Молодые лорды наоборот понимающе усмехались, а леди откровенно сочувствовали попавшей в лапы монстра мне. Адил стоял с каменным лицом, а стоящие рядом с ним друзья что-то ему говорили, явно потешаясь.

- Ты что творишь? Обо мне же теперь невесть что думать будут! - прошипела, не поднимая головы и упорно изучая пуговицу на груди гада зелёного.

- Что-то тебя репутация мало заботила, когда с тем прыщавым хлюпиком на глазах его дружков целовалась, - вдруг зло ответил Трэйтон. Подняла взгляд и столкнулась с его злыми, нечеловеческими глазами. Он был в бешенстве и потерял контроль над иллюзией!

- Глаза, - прошептала, стараясь вежливо улыбаться, - Следи за глазами.

Трэйтон моргнул и уставился на меня человеческими, но по прежнему злыми глазами.

- Я же тебя предупреждал, если увижу его рядом с тобой - убью!

- Да что ты к нему привязался? Твоя ревность для меня оскорбительна! Я не давала повода сомневаться в себе. И вообще, ещё неизвестно, чем ты прошлые три месяца...

- А кто сказал, что я ревную? - усмехаясь, перебил Грэйн, - В тебе-то я как раз и не сомневаюсь. Истинная любовь вне сомнений. А что ты знаешь о нём? Уверена, что этот парень так прост, как кажется?

- Какой ты, однако, самоуверенный. Я вообще ещё не говорила, что люблю тебя.

- А это и не обязательно, я и так знаю. Скажешь, когда сама осознаешь. - Самодовольно улыбнулся и добавил: - А этого к себе не подпускай, если с тобой что-нибудь случится, я действительно ему шею сверну. И тогда меня отзовут, а это сейчас было бы весьма нежелательно. Галаксиун пока не принимает павших, ломать стереотипы и перестраивать сознание целой империи - процесс медленный и трудоёмкий.

- А что со мной должно случиться? Ты знаешь о лорде Размэле что-то, чего я не знаю? И что значит 'Галаксиун пока не принимает'?

Танец закончился, и Грэйн повёл меня к выходу в сад.

- И на какой из твоих многочисленных вопросов мне ответить в первую очередь?

- Да на все! Ты никогда не отвечаешь, а вопросов становится всё больше и больше. Мне твой учитель за один разговор больше рассказал, чем ты за всё время. Я, может, и не разбираюсь в политике, но можно же хотя бы в общих чертах объяснить что происходит! И эти необоснованные намёки по поводу Адила.

- Я ничего и никогда не делаю необоснованно, постарайся, пожалуйста, это запомнить. А сейчас мне, к сожалению, пора. Император скоро удалится, а мы ещё не все вопросы решили, - ледяным тоном ответил лорд, поцеловал мне руку и ушёл не оглядываясь.

Всё как всегда, ни одного ответа, зато несколько новых вопросов появилось. Но стоило только Трэйтону отойти подальше, как меня тут же окружили фрейлины и дебютантки, заваливая вопросами о таинственном принце и о том, что он мне говорил. Мои вопросы сразу отошли на второй план под натиском любопытствующих леди. Я ещё и слова сказать не успела, а они уже всё сами придумали. И чего я только о Трэйтоне нового не узнала! И маска на нём потому, что под ней всё лицо изуродовано шрамами, и скрывается он потому, что устраивает переворот на своей родине с целью убить собственного отца. Ну и самой интересной оказалась новость, что принц, оказывается, предложил мне стать его любовницей, но я ещё не ответила и раздумываю, согласиться или нет.

- Кыш, сороки. Дайте пройти, - между фрейлинами втиснулась принцесса Китрэль и потребовала:

- Рассказывай! - леди расступились, освобождая место в первом ряду для сиятельной, но не расходясь, в надежде поживиться пикантными подробностями, а потом разнести их по всему двору.

- Да нечего рассказывать! Потанцевали, поболтали ни о чём и разошлись, - попыталась отмахнуться я. Но Кит, в отличие от других, хотела услышать всё из первых уст и отставать не собиралась.

- А смущалась и краснела ты от разговора о погоде? Я же видела, как он на тебя смотрит! И на ухо тебе что-то шептал. Неужели правда предлагал стать его любовницей? Ты учти, если папа всё-таки нас поженит, я не потерплю фавориток, - безапелляционно закончила принцесса.

- Да ничего он мне не предлагал! И не краснела я. Вам показалось, - было неприятно и обидно. Почему я должна оправдываться? Ну, Трэйтон, я тебе этого не прощу. Скомпрометировал меня и смылся, гад зелёный!

Леди поняли, что я не собираюсь ничего рассказывать, и разошлись самостоятельно придумывать подробности. Китрэль тоже ушла, одарив меня напоследок подозрительным взглядом. Кажется, нашим дружеским отношениям пришёл конец.

Подошёл Адил, вручил мне бокал шампанского и заявил:

- Мне не нравится, что этот принц крутится возле тебя. Подозрительный он какой-то.

Я решила скрыть улыбку за бокалом, но стоило поднести его к губам, как в голове отчётливо прозвучал голос Трэйтона 'Не пей'. Я вздрогнула и убрала бокал от лица.

- В чём дело? - обеспокоенно спросил Ади, оглядываясь на стоящих в нескольких метрах и пристально наблюдающих за нами двух лордов из его компании.

- Ничего, просто я немного устала, - попыталась выдавить улыбку. Почему Трэйтон не хочет, чтобы я пила? Неужели Ади собрался опоить меня какой-то гадостью?

- Пошли в сад, подышишь свежим воздухом, выпьешь шампанского, и всё пройдёт.

Опять начал выманивать меня из помещения лорд Размэл. А в голове прозвучало злобное 'Не ходи'. Но злоба была направлена не на меня, а на Адила. И эта злоба пришлась мне по душе, потому, что я и сама начала злиться на этого прилипалу.

- Никуда я с вами не пойду. Оставьте меня в покое, иначе мне придётся поговорить с вашим дядей. И заберите своё шампанское! - вручила растерянному Ади бокал и хотела уйти, но путь преградили те самые лорды, которые до этого наблюдали за нами.

- Леди, вам лучше всё же выйти на свежий воздух, - и начали теснить меня к двери, а до неё не больше двух метров, музыка гремит, люди перекрикиваются, и даже если я позову на помощь, вряд ли кто-то услышит! А мы уже в дверях!

'Трэйтон!' - мысленно закричала я.

Но ответа не было, и меня всё-таки вытолкали в сад.

- Что вы себе позволяете? Немедленно отпустите меня! - запоздало начала возмущаться я, но лорды уже заметили мой страх и на жалкие попытки обойти их и вернуться в зал отреагировали довольными ухмылками и заявлением:

- Меньше надо было перед заезжим клоуном хвостом крутить. Согласилась бы сразу за Дила замуж выйти, и не пришлось бы прибегать к крайним мерам. Дил, где ты там?

Из-за спин неблагородных лордов вышел Адил. Виновато взглянул на меня и отвернулся.

- Ади, что происходит? Чего твои друзья от меня хотят?

- Ади, - передразнил один из злодеев, - Сам объяснишь своей будущей жене, что сейчас произойдёт, или нам ей показать? - и оба захохотали.

- А может не надо? Всё равно дядя с её дедом уже предварительное соглашение заключили, - несмело попытался возразить напуганный не меньше меня Адил.

- Предварительное соглашение легко разорвать, а мы за тебя поручились, и не желаем терять деньги из-за какой-то пигалицы, думающей, что ей позволено что-то решать. Сам подумай, у неё такое приданое, что тебе не только с долгами рассчитаться хватит, но и всю жизнь в новые влезать и расплачиваться. Тебя никто за язык не тянул, сам предложил поставить на то, что женишься на ней, - кивок на сжавшуюся от ужаса меня, - до конца сезона, так что теперь не оплошай, - и снова издевательский смех.

Меня схватили за локоть и поволокли вглубь сада. Здесь никого не было, все оставались в помещении, поближе к таинственному гостю, боясь пропустить что-нибудь интересное. Остановились у ближайшей укромной скамьи.

- Дай пузырёк, - приказал самый деятельный из троицы негодяев, протягивая руку и требовательно глядя на Адила. Наверное, больше всех поставил на свадьбу. Ади опять виновато посмотрел на меня, прошептал:

- Прости, я буду осторожен, - и вложил маленький пузырёк в протянутую руку.

- Ага, он осторожно. Он у нас вообще благородный. Потом обязательно женится!

Мне заломили руки, запрокинули голову, схватили за подбородок и влили в рот приторно сладкую жидкость с явным запахом снотворного.

- Дорогая, выплюнь бяку, - донеслось из-за деревьев, и из тени выступил Трэйтон. Вальяжно облокотился плечом о ствол дерева, скрестил руки на груди и повторил:

- Выплюнь.

А я от неожиданности сглотнула.

- Вот никогда ты меня не слушаешься, - усмехнулся Трэйтон. Перевёл взгляд на лордов и очень тихо произнёс:

- Отойдите от моей женщины.

Мои руки и подбородок наконец-то отпустили, и я осела на скамью. Перед глазами начали плясать чёрные точки, а картинка расплывалась, стоило неосторожно повернуть голову.

- Ты сколько ей влил? - шёпотом спросил у товарища тот, который меня держал.

- Всё, - также шёпотом ответил собственно вливавший, - А что? Много?

- Тэль, глазки закрой. Похоже, миндальничать времени нет.

Глаза закрывались сами собой, но после этих слов открылись.

- Ну как хочешь, - пожал плечами Трэйтон. - Моё дело предупредить.

А потом было страшно. Страшнее, чем когда думала, что Трэйтон не спасёт. Поднялся лёгкий ветерок, Трэйтон шагнул к лордам, они синхронно отступили на шаг. И вдруг, Грэйн метнулся к моим обидчикам, схватил того, что держал меня, поднял в воздух и швырнул на услужливо опустившуюся острую ветку. Ветка проткнула правое плечо лорда, он так и остался висеть на ней, разевая рот в беззвучном крике. И в это же мгновение второй лорд был пригвождён к земле, появившейся из ниоткуда в руке Грэйна такой же острой веткой. Она прошила бедро мужчины, на глазах выросла в длину и обросла дополнительными веточками и листьями. 'Посадил', - отстранённо подумала я. А Трэйтон уже возвышался над стоящим на коленях и трясущимся от ужаса Адилом. И всё это за каких-то пять секунд! Почти без магии и абсолютно беззвучно. Только сейчас раненные начали тихо постанывать, истекая кровью. Да раскачивающаяся с нанизанным на неё лордом ветка слегка поскрипывала в такт его стонам.

- Не надо, - прошептала я, - Не убивай его.

Мне было страшно, я наконец-то осознала, что отныне связана не с каким-то необычным лордом, а с нечеловеком, иномирцем, жёстким и безжалостным к своим врагам.

Трэйтон посмотрел в мои испуганные глаза, вздохнул и произнёс:

- Я же просил не смотреть, а ты опять не послушалась, - махнул рукой в сторону Адила, пробурчал: - Пусть пока живёт.

Подошёл ко мне, бережно взял на руки и прижал к груди. Глаза закрылись сами собой. И уже засыпая, я услышала истошный вопль Адила.

Меня трясли и хлестали по щекам, не больно, но обидно. С трудом приоткрыла глаза и увидела встревоженное лицо Трэйтона.

- Времени ещё немного прошло, так что справимся без магии, - говорил он, внося меня в ванную, - Ты главное не засыпай. Слушай меня и не закрывай глаза.

- То закрывай, то не закрывай, - сонно пробурчала я.

А дальше было форменное издевательство! Мне банально промывали желудок. Без всякой магии! Три раза!

Когда измученную и обессилевшую меня положили на кровать, смогла только прошептать:

- Я тебя убью, изверг.

- Я тоже тебя люблю, - ответил потешающийся изверг.

- Я сказала - убью! - прошептала чуть громче.

- Да, да, дорогая. И я о том же. Спи, а мне ещё с императором разобраться нужно.

- Так же, как с этими?

- А он тебя обижал? - тихо спросил Трэйтон.

- Нет! - слишком поспешно ответила я.

- Ну, значит, ему нечего бояться... пока.

Лорд Эрт'Грэйн ушёл решать государственные дела, а я уснула, обняв подушку и вдыхая его запах.


* * *

Разбудил меня яркий солнечный свет, резко ударивший по глазам. Проморгавшись, увидела пожилую служанку, раздвигающую тёмно зелёные портьеры.

- Добрый день, госпожа. Лорд просил передать, что сегодня будет занят, а вас ждут при дворе. Карету подадут, как только вы будете готовы. Завтрак подать сюда, или спуститесь в малую столовую?

Я молча смотрела на женщину и силилась вспомнить, как сюда попала. Последним, что вспомнилось, были слова Трэйтона 'Дорогая, выплюнь бяку', потом чёрное пятно и душераздирающий крик Адила. Неужели Трэйтон всё-таки убил его и теперь вернётся в свой мир? А что делать мне?

- С вами всё в порядке? Ваш муж сказал, что вам нездоровится. Позвать лекаря?

- Нет, спасибо...

- Обвер, госпожа. Меня зовут Обвер, - делая книксен, представилась служанка.

- Не стоит беспокоиться, Обвер. Я себя прекрасно чувствую. Только горло немного саднит, - поморщившись, прижала руку к единственному, что пострадало. Да, промывание желудка - процедура не из приятных. Вспомнила! Воспоминания вернулись мгновенно. Трэйтон не убил тех двоих, только покалечил. Но что он сделал с Адилом, я не видела. В душе начала подниматься паника. А что если он убил глупого и безвольного лорда? И теперь его отзовут! Но я не хочу, чтобы он уходил. И смерти незадачливого Ади тоже не хочу.

- Когда ушёл лорд Грэйн? - спросила уже на ходу, отправляясь в ванную.

- Сразу после завтрака, госпожа. Вам что-нибудь ещё нужно?

- Да, подайте обед сюда и приготовьте мне прогулочное платье, - только когда сказала, вспомнила, что нахожусь не в отведённых для меня комнатах дворца, и готовить мне нечего. Но Обвер снова присела и ответила:

- Да госпожа. Но ваши вещи ещё не разобраны, придётся немного подождать, пока платье погладят.

- Хорошо, - неуверенно ответила я и закрылась в ванной. И о каких вещах идёт речь? Что-то я не припомню, чтобы куда-то переезжала. Ну, Трэйтон, держись! Я покажу тебе не разобранные вещи и промывание желудка! Да ты сам в родной мир попросишься.

Быстро приняла ванну, позавтракала, переоделась в Своё платье - всё-таки он перевёз мои вещи - и отправилась во дворец, искать муженька.

Но первым, что я услышала по приезду, было обсуждение произошедшего накануне несчастного случая в саду. Оказывается, трое лордов попали под непонятно почему рухнувшее дерево. Одному веткой пробило грудь, это мы знаем. Другому пригвоздило к земле бедро, это тоже не новость. С третьим же произошло самое страшное, его пронзило несколько тонких веток ниже пояса и теперь он вряд ли сможет продолжить свой род. Бедный Ади! Он конечно негодяй и заслуживает наказания, но не такого же!

До своих комнат я так и не добралась, в одной из галерей встретилась с принцессой Китрэль, и она утянула меня в свою художественную комнату.

- Объясни, что происходит? - сразу пошла в наступление Кит, - тебя не было за завтраком, а когда я отправила одну из фрейлин узнать, не заболела ли ты, отец отменил мой приказ и сказал, что ты больше не живёшь во дворце и освобождена от обязанностей моей компаньонки. Куда ты переехала? Почему мне ничего не сказала? Ну почему ты молчишь, Тэль? Ты была самой лучшей из моих компаньонок, с тобой весело. Я приказываю тебе вернуться!

А я смотрю на капризную мордашку Китрэль и не знаю, что сказать. Как ей ответить и не рассказать лишнего при этом?

- А император тебе разве не объяснил? - с надеждой спросила первое, что пришло в голову.

- Да ничего он не объяснил! Сказал только, что теперь твой статус изменился, и быть компаньонкой тебе теперь не пристало. Ещё сказал, чтобы я держалась от тебя подальше. Миртэлла, что ты натворила?

- Да ничего я не творила! - опустила голову. Сама не знаю почему, но было стыдно. - Это всё из-за принца Трэйтона? - я опустила голову ещё ниже. - Ты согласилась стать его любовницей! - воскликнула Кит.

- Нет конечно. Я бы никогда не опозорила свой род таким поступком, - а про себя добавила: 'по нашим законам я и есть его любовница'. Щёки опалило жаром, я - любовница!

- Но твой переезд как-то связан с принцем? - продолжала допытываться принцесса.

- Не спрашивайте меня об этом, ваше высочество. Возможно, когда-нибудь я и расскажу вам эту историю, но не сейчас. Это не моя тайна, - по щеке скатилась слеза. Китрэль пристально посмотрела мне в глаза, порывисто обняла и прошептала на ухо:

- Всё равно ты моя подруга, и я не перестану с тобой общаться, что бы ни случилось, - отстранилась и, резко сменив тему, спросила: - Слышала о вчерашнем происшествии? Весь двор стоит на ушах, люди боятся выходить в сад и требуют наказать главного садовника. - И задорно улыбаясь, предложила: - Пошли, посмотрим?

Возвращаться на место вчерашней трагедии не было никакого желания, но я благодарно улыбнулась и согласилась. Из этой доброй, слегка взбалмошной девочки вырастет прекрасная императрица!

Как и сказала Кит, в саду не было ни души, люди действительно боялись. Но лучше уж так, было бы намного хуже, если бы все узнали, что произошло на самом деле.

Китрэль привела меня к той самой скамье, возле которой всё и произошло. Одно из деревьев действительно было повалено. На траве остались бурые пятна крови. От воспоминаний накатила тошнота, и я отвернулась.

- Посмотри сюда! - позвала принцесса. Стараясь не смотреть на кровь, подошла к Кит и взглянула на поваленное дерево.

- Смотри. Видишь, как сломано дерево? Как будто его сгибали до тех пор, пока оно не сломалось. Разве деревья так заваливаются? Да и не гнилое оно совсем, листья-то зелёные.

- Может его ветром поломало? - попыталась придумать хоть что-нибудь я, - Да и какая разница, как оно упало? Главное, что лорды пострадали. А почему его ещё не убрали?

- Не знаю, - пожала плечами Кит, - Уберут ещё, дерево никуда не убежит.

Мы ещё немного побродили по саду и разошлись.

Сначала я сходила в свои апартаменты. Моих вещей там практически не осталось, но комнаты по-прежнему были закреплены за мной. Это не могло не радовать, так как жить с Грэйном я не собираюсь. Не позволю превратить себя в нечто вроде Фокси! Пусть ищет себе другую любовницу, а я лучше навсегда останусь одна, чем быть замаранной статусом падшей женщины. Как встречу, так сразу и потребую, что бы, так же незаметно как вывез, вернул всё моё имущество обратно. Как-нибудь и без него проживу. На глаза навернулись слёзы. Да кого я обманываю? Не смогу я без него! Последние три месяца были для меня настоящей пыткой. И если он ко мне то же, что и я к нему, чувствует, то просто не отпустит. Но поговорить всё равно нужно, он совсем не задумывается о моих чувствах и мнении окружающих. Приняла решение и постаралась не думать пока об этом.

Были и другие заботы. Из-за событий последних дней, я забыла написать дедушке еженедельный отчёт о своём пребывании при дворе. Этим и было решено заняться. Я прошла в кабинет, села за стол и написала обо всём. И о прибытии принца икс, и о постигнувшем Адила несчастье и даже о неудачном маскараде. Только о Трэйтоне не рассказала, а так хотелось поделиться своими переживаниями с единственным родным человеком в этом мире. Горько усмехнулась, в другом-то мире у меня теперь есть отец. Кстати об отце, я так и не спросила о нём у Грэйна. Ещё один вопрос.

Дописала письмо, запечатала и отдала служанке. Так, одним делом меньше. Теперь необходимо встретиться с советником Тройсэном, высказать соболезнования по поводу несчастья, произошедшего с его племянником. Да и просто удостовериться, что слухи не врут, и Адил действительно серьёзно пострадал. Было бы неплохо повидаться с самим Ади, накопились у меня и к нему вопросы.

Вышла из своих комнат и по привычке нырнула в чёрные коридоры. Но за очередным поворотом натолкнулась на глухую стену там, где должен был быть переход в соседнее крыло здания. Ничего не понимаю. Обернулась и не нашла коридор, из которого только что пришла. Это были другие коридоры, и я не знала, куда идти. Здесь было всё по-другому! Стало страшно и почему-то холодно. И я побежала. Нигде не было ни одной двери, а стены казались неестественно гладкими. Да что происходит? Куда я опять вляпалась?

Впереди показалась дверь.

В нерешительности остановилась в паре метров от неё. С одной стороны, если есть дверь, значит, она может быть выходом из этого лабиринта. Но с другой... складывалось чёткое ощущение, что меня к ней намеренно направляли. И здесь определённо не обошлось без магии. Но Трэйтон не стал бы так жестоко со мной шутить, а значит это кто-то из его сородичей. А я не горю желанием с ними встречаться! Или это вообще мой папочка обо мне опять вспомнил? Развернулась, собираясь поискать другой выход, и застыла. Коридоров не было! Вообще! Я стояла в небольшой, узкой комнате с единственной дверью за спиной. Во всяком случае, я надеюсь, что она ещё там. Повернулась обратно, дверь была на месте и даже чуть-чуть приоткрыта. Из щели лился ровный дневной свет. А может ничего страшного не происходит, выйду сейчас через эту дверь и окажусь в саду, например, или во дворе? Но выходить совершенно не хотелось. Душу царапало нехорошее предчувствие. Решила попробовать связаться с Трэйтоном, но на мой мысленный крик никто не ответил. А вот не пойду никуда! Сяду здесь прямо на пол и буду ждать, когда меня спасут. Ведь спасёт же? Должен спасти! Я же теперь его жена, так что пусть спасает. И вообще, где наша эмоциональная связь? Неужели он не чувствует мой страх? Но садиться на грязный холодный пол не стала. Это точно не дворцовые коридоры, там чисто и не так холодно. Только присела на корточки, облокотившись спиной о стену. А заветная дверь так манит дневным светом и солнечным теплом. 'Трэйтон, где тебя носит? Ты вообще собираешься меня спасать или мне опять самой выкручиваться?'. А в ответ тишина. И только на грани слышимости лёгкий смешок. Ах так? Ну, держись, неведомый враг. Загнал меня в тупик и потешаешься. Да ты не представляешь, с кем связался! Я целых три месяца была паинькой, вот сейчас как выпущу свою катастрофичность на волю. Посмотрим тогда, кто будет смеяться. Встала и решительно шагнула к двери.

За дверью оказалась обычная лесная поляна и озеро невдалеке. Знакомое, кстати, озеро. Выходить совсем расхотелось. Я в этом мире и конкретно в этом месте уже бывала, и делать мне здесь больше нечего. Трэйтон-то там, в моём мире. Шагнула назад и упёрлась спиной в стену. Комната тоже пропала! Я стояла на пороге, в дверях, ведущих из ниоткуда на поляну перед Рок Повэр. А сама скала, по логике, должна находиться у меня за спиной. Выбора мне не оставили, пришлось вступить на территорию чужого мира. Обернулась, дверей не было и в помине, надо мной возвышалась расколотая надвое скала. Складывалось впечатление, что я вышла из разлома. Осмотрелась по сторонам - никого. И кто меня сюда перенёс? Кому 'спасибо' сказать? Побродила немного по поляне и пошла обратно, к скале. В голову пришла неплохая, в сущности, идея. А почему бы не подзарядиться? Положила руку на шершавый камень и почувствовала поток хлынувшей в меня силы. С трудом отняла, словно приклеившуюся, конечность и водрузила вторую по другую сторону от разлома. Снова поток силы. Через какое-то время руку оттолкнуло от камня. А я чувствовала себя объевшейся и слегка пьяной. Захотелось икнуть и лечь поспать. Но разлёживаться сейчас не время и не место.

- Ну, где же вы, враги драгоценные? Выходите, я готова, - ага, понимаю, что разговариваю с пустой поляной. Да и к чему я готова-то? Даже не проверила, какой силы набралась!

Но на мой призыв, как ни странно, ответили. На поляну из ниоткуда шагнул пожилой мужчина в простой неброской одежде и с доброй улыбкой на лице. Но меня добродушие появившегося только ещё больше насторожило. Вот именно с таким лицом император Сорол второй отдавал приказы казнить или посадить в тюрьму.

- Доброго вам дня, прекрасная леди, - продолжая улыбаться, проговорил мужчина. И пристально посмотрел на меня обычными, человеческими глазами. Но я уже поняла, что это ровным счётом ничего не значит. Глаза могут быть прикрыты иллюзией, да и сам человек, наверное, тоже может оказаться не тем, кем кажется.

- Что вам от меня нужно? - следя за каждым движением незнакомца, спросила немного грубо. Но обстановка не очень-то к вежливости располагала.

- От вас - ничего. Вы, конечно, довольно забавны в своей непосредственности, но меня интересуете исключительно как партнёрша лорда Эрт'Грэйна. Надеюсь, вас это не слишком огорчит.

- Да нисколечко. Так для чего вы меня сюда притащили? Зачем-то же этот балаган с коридорами вам был нужен?

- Заметьте, моя наивная леди, вы пришли сами, вас никто не притаскивал! - иронично скривив губы, проговорил мужчина.

- Послушайте, хватит мне зубы заговаривать! Говорите, чего хотели, и отправляйте меня обратно!

- Эээ, нет. Всё, что хотел сказать, я скажу вашему возлюбленному... когда он придёт за вами.

- Вы хотели сказать, если он придёт за мной? Что-то не торопится Грэйн меня спасать.

Мужчина рассмеялся и признался:

- А я его понимаю. Нет, вы не подумайте, что я о том, что он не торопится вас спасать! Я понимаю, почему он вас выбрал, с вами весело.

- Да не выбирал он меня, само так получилось, - пожаловалась я на Трэйтона, - Ему вообще такие как я не нравятся.

Мужчина нахмурился и начал внимательно меня рассматривать. Вот только взгляд у него был жуткий, как будто сквозь меня смотрел.

- Не может быть! - Вдруг воскликнул странный лорд и начал расхаживать по поляне туда-сюда. Два шага в одном направлении, разворот и два шага обратно. Потом замер и снова посмотрел на меня.

- Но ты же человек! Я не мог даже предположить...

- А стоило, - послышался ледяной голос Трэйтона, и на поляне появился ещё один участник представления.

Мой похититель брякнулся на одно колено, прижал обе ладони к левому плечу и затараторил:

- Лорд Эрт'Грэйна, искренне прошу простить меня за причинённые вашей леди неудобства, и смиренно надеюсь, что вы не воспримите это недоразумение как личное оскорбление.

По мере того как он это говорил, его облик неуловимо менялся. Волосы стали длиннее и из них пропала седина, в глазах появились звёздочки, а зрачок стал насыщенно синим. И вот перед нами уже молодой длинноволосый стартрэйн, только страх в глазах остался прежним. Неужели он Трэйтона так боится? Зачем тогда искал с ним встречи?

Трэйтон посмотрел на лорда, потом на меня. Усмехнулся и выдал:

- К вопросу о причинении неудобств моей леди мы ещё вернёмся. А сейчас я хотел бы услышать о причинах, подвигнувших вас на риск вызвать меня сюда столь неординарным способом.

- Если бы я знал, что леди является вашей истинной спутницей, я бы никогда не потревожил её.

- И всё же. Вы искали встречи со мной? Я здесь. И, признаюсь, у меня были несколько иные планы на вечер, но ваша безрассудная смелость заинтриговала меня. Слушаю вас.

- Может, ваша леди желала бы вернуться домой? - несмело предложил лорд.

Трэйтон посмотрел на меня и спросил:

- Леди желает?

- Да ни за что! Раз уж я здесь, хочу знать, из-за чего я здесь.

Трэйтон развёл руками и в ожидании уставился на рискового лорда. Лорд скривился, как от боли, наверное, хотел улыбку изобразить. Я не удержалась и сказала:

- Не похоже.

Бедолага скривился ещё больше. Уголки губ Трэйтона начали вздрагивать в попытке удержать улыбку.

- Он, наверное, меня стесняется, - прошептала я Трэйтону, - Я отойду в сторонку.

Я действительно отошла на несколько шагов и лорд начал что-то быстро объяснять Грэйну. По мере разговора, Трэйтон хмурился всё больше и больше. А потом вдруг размахнулся и наотмашь ударил говорившего. Я, сама не знаю почему, сделала ещё несколько шагов назад. Но разделяющее нас расстояние не помешало мне услышать звенящий от ярости голос лорда Эрт'Грэйна:

- Как ты посмел предложить мне это?! - прорычал он, склонившись над упавшим от удара. - Я весьма огорчён поведением своего брата, но неужели в ваши жалкие умишки пришла столь бредовая идея, что я убью родного брата лишь потому, что он сейчас уязвим? Если бы трон Галаксиуна был для меня столь важен, я бы уже его занимал! - И уже тише, явно успокаиваясь: - Триумвират будет уведомлен о заговоре. Но полученная из нашей беседы информация принята к сведению, и меры по устранению проблем, так же, будут приняты. Вы свободны, пока.

Лорд встал, вытер кровь с разбитой губы, слегка поклонился и исчез в прямом смысле этого слова. Трэйтон взглянул на руку, брезгливо вытер её о полу пиджака и направился ко мне.

Подошёл, но остановился в паре метров. Как-то виновато посмотрел и спросил:

- Испугалась?

- Я начинаю бояться тебя, - честно призналась я, - За последние два дна я уже дважды видела кровь, и оба раза пускал её ты. А то, что ты сделал с Адилом, вообще не поддаётся описанию.

- А ты не задумывалась о том, что он с тобой сделать собирался? - вдруг зло проговорил Трэйтон, - И я никогда не убеждал тебя, что являюсь эталоном миролюбия и всепрощения. Идём.

Схватил меня за руку и потянул на себя. Но перенестись мы не успели. От скалы донёсся ироничный вопрос:

- Как, вы даже на бокал вина не заглянете?

Трэйтон замер, а потом прижал к себе и прошептал:

- Сейчас перекину тебя домой. До моего возвращения из дома ни шагу.

Но меня никуда не перенесли. А на мой вопросительный взгляд, Трэйтон заскрежетал зубами и проговорил охрипшим голосом:

- Снимите блок. Я отправлю домой жену и тогда мы с вами побеседуем.

- Хм. А ты не желаешь представить нас друг другу, как того требует этикет?

- Чей? - прорычал Трэйтон, продолжая прижимать меня к груди и не давая взглянуть на нового собеседника: - Ваш или наш? Или вы имеете в виду этикет Арены?

- А не всё ли равно? - растягивая слова, проговорил таинственный мужчина, судя по голосу, находящийся у самой скалы или вообще в её разломе. Вспомнила! Вот где я слышала его голос! В том сне, когда невольно подсмотрела их с Трэйтоном встречу. Вывернулась и взглянула на таинственного незнакомца. Лучше бы я этого не делала. Из разлома скалы, сквозь едва уловимое марево, на меня смотрели звёздчатые глаза. Вот только зрачки были вертикально вытянутые, как у хищника, и светились неестественно ярким янтарным цветом. Кроме глаз под капюшоном можно было рассмотреть лишь часть лица, но и этого мне хватило! Нос был маленьким, но с большими ноздрями, губы тонкими и белыми, а вот сама кожа была пупырчатой и с зелёным отливом. Бррр, уткнулась обратно в Грэйнову грудь и прошептала:

- Хочу домой.

Чудовище как-то лающе рассмеялось и милостиво разрешило:

-Ладно, пусть идёт.

И меня тут же утянуло в черноту. Очнулась уже на кровати в теперь уже нашей с Трэйтоном спальне. Одна! Трэйтон остался там, с этим монстром. И я ничего не могу сделать. Да я же от переживаний с ума сойду. Если не стану вдовой, буду жестоко пытать собственного мужа, пока всё-всё мне не расскажет.

Трэйтон появился только спустя полчаса. Я уже и поплакать и позлиться успела, а сейчас просто сидела посреди кровати и монотонно раскачивалась из стороны в сторону. На плечи легли тёплые ладони и удержали от очередного раскачивания. Я вздрогнула, но не обернулась. Руки переместились на талию и крепко прижали к твёрдой груди. Так мы и сидели, молча и прижавшись друг к другу. Мы бы так, наверное, всю ночь просидели, если бы мой желудок не напомнил о своём существовании громким бурчанием.

- Я тоже проголодался, - прошептал Трэйтон, поглаживая мой животик.

- Готовить не буду, - уверенно заявила я.

- Это-то как раз не может не радовать, - засмеялся Трэйтон, - Пошли кухню грабить?

- Пошли, - согласно кивнула я, - А пока будем есть, ты мне ответишь на несколько вопросов.

- Что-то я не хочу наедаться перед сном. Ты без меня иди, - и развернулся обратно к спальне.

- Не паясничай! Всё равно рано или поздно, но тебе придётся мне всё объяснить.

- А давай лучше поздно, а? - и так умильно на меня посмотрел, что захотелось его по голове погладить и согласиться на отсрочку. Поборола нахлынувший не к месту приступ нежности и безапелляционно заявила: - Пошли есть и отвечать на вопросы.

- У меня от твоих вопросов будет несварение, - простонал Трэйтон, но на кухню пошёл.

Что за ребячество? Ему что, сложно ответить на несколько вопросов?

На кухне мы нашли запеченное мясо и много всяких сладостей. Может там было и ещё что-то, но мы решили ограничиться этим. Трэйтон опять притащил бутылку вина, разлил, на этот раз, золотистую жидкость по бокалам и заявил:

- Я согласен ответить на некоторые из твоих вопросов при условии, что ты сядешь мне на колени, - и довольно заулыбался.

Я подозрительно посмотрела на довольного лорда и уточнила:

- То есть, ты сам будешь выбирать, на какие вопросы отвечать, а на какие нет?

- Это зависит от того, как ты будешь спрашивать, - притягивая меня к себе и усаживая-таки на колени, промурлыкал гад зелёный.

Усадил, одной рукой обнял за талию, в другую взял бокал с вином и совсем обнаглел:

- У меня руки заняты, так что тебе придётся меня кормить.

- Хорошо, - схватила вилку, нанизала на неё кусочек мяса и поднесла к губам наглеца.

- А соус?

Обмакнула в соус и запихала в рот муженька.

- А теперь расскажи, что это был за монстр, и какие у тебя с ним дела?

- Подовди, я вую, - а сам начал мой бок поглаживать.

Нет, это невыносимо! Попыталась встать, но меня удержали. Прожевал, запил вином, поставил бокал и обнял обеими руками. И только после этого заговорил.

- Хорошо, я отвечу на этот вопрос... частично, но за это ты меня поцелуешь.

Повернулась и чмокнула шантажиста в щёку.

- Ну, я, в принципе, могу так же коротко ответить.

- Хорошо, отвечай, а потом я тебя поцелую, - сказала так, как будто не поцеловать, а придушить собираюсь. Этого-то мне и хотелось.

- Так вот, - одна рука переместилась на бедро, - этот монстр, как ты его обозвала, всего лишь полукровка, как и ты. Только у него мама, в отличие от твоей, не человек. А вот какие у нас с ним дела, я тебе пока сказать не могу.

- И всё? - возмутилась я, скидывая его руку со своей ноги, - Да ты же практически ничего не рассказал!

- Ты спросила, я ответил, - и опять руку на бедро положил. - Теперь поцелуй.

Потянулась к его губам, легко прикоснулась и только хотела отстраниться, как меня властно схватили за волосы и притянули ещё ближе. Поцелуй стал более глубоким и страстным. Вырываться уже совсем не хотелось, а заготовленные вопросы повылетали из головы все до единого.

Трэйтон встал и, не разрывая поцелуя, усадил меня на стол. Постепенно поцелуй начал перерастать в нечто большее. Платье затрещало под натиском требовательных рук Грэйна. А я была уже не в силах противиться поглотившей нас страсти. И вдруг по кухне разнеслось громкое ворчание. Мой желудок явно был против такого ужина. Трэйтон замер, но через несколько секунд начал трястись от беззвучного смеха. Потом и вовсе отстранился и, едва сдерживая смех, проговорил:

- Давай всё же сначала поедим.

Я спрыгнула со стола и, не глядя на лорда, начала поправлять платье. Щёки горели от смущения. И чего мне уже смущаться-то? Но было как-то неловко.

- Садись, - сказал почти муж и отодвинул для меня стул.

- А на вопросы ты ответишь? - спросила, усаживаясь за стол и, по-прежнему, не глядя на него.

- Конечно! За каждый ответ - поцелуй.

Ужинали мы молча.

Но вот после ужина я твёрдо решила узнать хоть что-нибудь. Выпила целых три бокала вина для храбрости и, как только Трэйтон, сыто улыбаясь, откинулся на спинку стула, уверенно заявила:

- А теперь мы всё же поговорим.

-Хорошо, только пошли в спальню, - благодушно улыбаясь, ответил явно что-то замышляющий лорд. И я даже догадываюсь, каким образом он собирается увильнуть от расспросов. Зря надеешься, дорогой, на эту удочку я больше не попадусь. И близко к себе не подпущу, пока не поговорим. Да и потом тоже. Хватит с меня игр по твоим правилам.

Придя в спальню, Трэйтон сразу же улизнул в ванную. Но вернулся буквально через несколько минут. Весь такой чистый и довольный, я даже позавидовала и тоже побежала мыться.

Вернувшись, обнаружила Грэйна лежащим на кровати и мирно посапывающим. Вот только меня не обманешь.

- Даже не надейся, что я поверила. Если ты не поговоришь со мной, то я сейчас же уеду во дворец.

А в ответ тишина. Я разозлилась и почувствовала, как что-то внутри меня начинает вибрировать, руки мелко задрожали, а кончики пальцев начало покалывать. Но мне сейчас было не до каких-то там покалываний. Моё терпение кончилось! Хватит терпеть и ждать, когда Грэйн соблаговолит ввести меня в курс дела. Тем более, я не из праздного любопытства интересуюсь. Ведь это моя жизнь и мне необходимо знать как себя вести и чего ждать от будущего!

- Грэйн, лучше поговори со мной! - почти прорычала.

Трэйтон застонал и перекатился на другую сторону кровати:

- Хорошо. Что конкретно тебя интересует? Только давай без эмоций. На конкретные вопросы я постараюсь ответить. И без претензий, пожалуйста. Я действительно устал.

Я подошла и присела на край кровати.

- Во-первых: меня не устраивает положение, фактически, твоей любовницы.

- Мы же договорились, без претензий!

- А ты не перебивай. Так вот, что ты собираешься делать, чтобы исправить эту щекотливую ситуацию?

- Да ничего, - и довольно улыбаясь, добавил, когда я уже открыла рот, чтобы сказать гаду всё, что я о нём думаю, - Я уже всё сделал. Брачный договор с твоим опекуном заключён, записи в имперских учётных книгах сделаны, данные о твоём новом имени и положении переданы церемониймейстерам двора. Поздравляю дорогая, мы поженились!

- Когда? - только и смогла сказать я.

- Сегодня. Прости, что без подарка, но твой дедушка хочет настоящую свадьбу, после окончания сезона и твоего возвращения в долину.

- А чего Я хочу, вас с дедом вообще не интересует?! - подскочила и начала нервно расхаживать по спальне.

- А ты что, не хочешь делать свадьбу? - неподдельно удивился Трэйтон.

- Да ты мне даже предложение не сделал!

- Я думал, то, что произошло у озера, само за себя говорит. Да и тебе же учитель объяснил, что нас связывает. Неужели ты могла подумать, что я сделаю истинную спутницу всего лишь любовницей?

- А что я должна думать? Ведь ты мне ничего не говоришь! - бегать надоело, и я снова плюхнулась на кровать, подтянув и обняв замотанные в халат ноги.

Трэйтон перекатился поближе и вдруг, резко дёрнув за руку, повалил меня на себя. Я начала отбиваться и моментально оказалась прижата к кровати опять перекатившимся Грэйном.

- Немедленно отпусти меня, - завизжала и начала колотить гада по груди.

- Имею полное право, жена, - выдал довольный муженёк.

- Ах ты, - опять что-то завибрировало глубоко в груди, -да я тебя... да чтоб ты... - ткнула пальцем в нависающую надо мной грудь и припечатала: - напыщенный зелёный жаб.

Трэйтон вдруг напрягся, потом округлил глаза и прошептал:

- Отмени. Отмени немедленно, иначе я...

Лорд вдруг начал стремительно уменьшаться в размере и трансформироваться. А через несколько секунд мне на живот шмякнулась огромная склизкая зелёная жаба! Я завизжала и вскочила с кровати. Жаба перекочевала на простынь, и оттуда укоризненно взирала на меня выпученными зелёными глазами со звёздочками. Экзотический получился гад.

- Ой, и что мне теперь делать?

Жаба ответила 'Куууаа'.

О-ё-ё-й! Неужели это я сделала? А что? А как? А куда мне теперь...? Так, соберись!

- Трэйтон, миленький, а ты можешь мне подсказать, как всё на место вернуть?

Жаба надулась и снова сказала 'Куууаа'. А если он таким навсегда останется? Подошла и осторожно присела рядышком. Жаба покосилась на меня и демонстративно отвернулась. Или отвернулся?

А мне вдруг стало смешно. Нет, ну правда ведь смешно. Хихикнула и легонько толкнула гада пальцем. Он резко развернулся и ощутимо щёлкнул своим длинным языком по руке.

- Ай, больно же! - отдёрнула я руку: - Надо же, какой обидчивый!

Трэйтон надулся ещё больше и снова отвернулся.

- Ладно, давай будем пробовать расколдовать тебя. Знать бы ещё, как это сделать.

Переместилась с кровати на пол и пристально уставилась на жабу. Попробовала проверить запас энергии. Внутри что-то клубилось и переливалось. Значит, сил расколдовать Грэйна точно хватит. А умение - дело наживное. Потренируюсь немного и всё должно получиться. Вот только на ком тренироваться-то? Осмотрелась по сторонам в поисках жертвы, но откуда здесь взяться живности?

- Подожди здесь, я быстро! - предупредила жабо-Трэйтона и выскочила из комнаты. Спустилась на первый этаж и замерла в нерешительности. Где же найти что-нибудь живое? Сняла с полочки на стене едва теплящийся ночной светильник, прибавила огонь и отправилась на улицу. Долго ждать не пришлось, через пару минут на свет прилетели два мотылька. Но мне нужен только один. Легко поймала ошалевшее от света лампы насекомое и побежала на кухню. Там нашла какую-то чашку и, держа руку с мотыльком над ней, указала на жертву эксперимента пальцем и произнесла:

- Напыщенный зелёный жаб.

Мотылёк начал зеленеть и раздуваться до тех пор, пока не превратился в жабу. Только глаза остались выпуклыми, насекомьими. Я бросила жабу в посудину и, сосредоточившись, сделала огромную глупость!

Ткнула пальцем в мотылька-жабу и произнесла:

- Лорд Трэйтон Эрт'Грэйн.

Ну почему я сказала именно это? Ведь надо было вернуть мотыльку прежний вид! А теперь на столе передо мной восседает Грэйн с насекомьими глазами и, судя по всему, интеллектом мотылька.

Новоиспечённый Грэйн посидел немного неподвижно, но потом попытался встать, или, скорее, взлететь. Неестественно задёргался, свалился со стола и начал подпрыгивать на животе, молотя руками и ногами по полу. Это так жутко смотрелось, что я отступила на несколько шагов и замерла, боясь даже пошевелиться. Лже-Трэйтон тоже замер и, вывернув шею, уставился на стол. Я посмотрела в том же направлении и поняла, что привлекло внимание сотворённого мной монстра. На столе стояла лампа. Обходя неподвижного 'Трэйтона' по дуге, подошла к столу и взяла светильник. Мотылёк продолжал неотрывно смотреть на огонь.

- Таак, тихо. Не бойся, сейчас я поставлю тебе лампу и всё будет хорошо, - проговаривала шёпотом, успокаивая скорее себя, подкрадываясь к существу.

Внезапно открылась дверь и в кухню ввалилась полная пожилая женщина в длинной ночной рубашке и чепце, держа перед собой сложенный зонт в качестве оружия.

- А ну...- женщина сощурилась, вглядываясь в моё лицо, - О, это вы, леди-хозяйка. А я думала, разбойники какие шуруют тут на моей кухне, - взгляд, судя по всему поварихи, опустился к полу, глаза округлились и она кинулась к 'Трэйтону'. Я заступила тётке дорогу и приказным тоном проговорила:

- Ступайте спать. Лорду слегка нездоровится, но я сама разберусь. Идите!

- А может, это, за лекарем послать? По виду-то совсем плох хозяин.

- Идите! - с нажимом повторила я.

Женщина испуганно посмотрела на полную решимости меня, опустила глаза и пятясь вышла из кухни.

Я подождала, пока за ней закроется дверь, подошла к мотыльку-переростку и поставила перед ним лампу. Он тут же подобрался вплотную к светильнику и, свернувшись калачиком, уткнулся лбом в стеклянный колпак. Отпрянул, видимо обжегшись, и снова ткнулся лицом в стекло, опять отодвинулся. С этим, кажется, проблем не будет, он плотно занят изучением теплопроводности стекла.

Теперь бегом по лестнице и в спальню. Жаба по-прежнему сидела на кровати, но уже не степенно раздувалась, а заметно нервничала, подёргивая головой и лапками.

- Всё, сейчас будем тебя расколдовывать! - стараясь изобразить веселье, уведомила мужа о предстоящем действе.

Подошла к кровати и, ткнув пальцем в жабье пузо, отчётливо проговорила:

- Лорд Трэйтон Эрт'Грэйн.

Жаба стремительно увеличилась, и через мгновение на кровати передо мной стоял взбешённый Грэйн. Он молнией метнулся ко мне, схватил за шею и припечатал к кровати. Нет, шею он не сдавливал, но дыхание перехватило... от страха.

- Ты что творишь, идиотка?! - прошипел лорд, нависая надо мной и сверля убийственным взглядом, - Ещё несколько минут, и я бы сдох в облике столь обожаемого тобой земноводного.

Звёздочки в его глазах совсем погасли, но, к сожалению, не от страсти. Ой, что же будет, когда я ему про второго Трэйтона скажу? А сказать-то ведь придётся.

Трэйтон вдруг отпустил, устало опустился рядом и, не глядя на меня, приказал:

- Говори.

- Что говорить? Ты хочешь, чтобы я попросила прощения? Так я же не специально, оно само получилось.

- Что-то подобное я от тебя уже слышал. Но сейчас речь не об этом, рассказывай, чего ещё натворила. Глазки-то бегают, значит, есть ещё что-то, чего я не знаю, - вот как ему это удаётся? И когда только успел так хорошо меня изучить?

- Понимаешь, я хотела потренироваться с превращением... - заломила руки и не знаю, как продолжить, а он резко поднял голову и, пристально глядя в мои испуганные глаза, тихо спросил:

- Кого и, главное, в кого ты превратила?

Я подскочила и, бегая по комнате и размахивая руками, затараторила:

- Не могла же я подвергать тебя опасности и превращать без тренировки, - Трэйтон хмыкнул, но промолчал, - Пришлось быстро искать какую-нибудь живность. Я нашла мотылька и превратила его в жабу, - и почти шёпотом, втянув голову в плечи, - А потом в тебя.

Зажмурилась и жду взрыва ярости, но вокруг абсолютная тишина. Приоткрыла глаза и увидела встревоженный взгляд Трэйтона.

- Оно тебе ничего не сделало?

- Нет. А могло? - почему-то стало страшно.

- Где оно? И сколько прошло времени с трансформации? - вставая и направляясь к двери, спросил Грэйн.

- На кухне. А времени прошло немного... наверное. Я как-то потеряла счёт времени когда ты меня душить начал.

- И когда это я тебя душил? - развернулся и замер в дверях.

- А откуда мне знать, что у тебя на уме. Раз за шею хватаешь, значит собираешься душить, - вот, сам во всём виноват. Нечего было меня злить.

- Лучше замолчи, пока я тебя действительно слегка не придушил, и веди меня скорее к трансмуту.

- К кому? - но пошла впереди Трэйтона. Не дождавшись ответа, обернулась и наткнулась на сверлящий мою шею взгляд. Ну и ладно, помолчу.

Но возле кухонной двери мне всё-таки соизволили ответить.

- Трансмуты - жертвы таких же безголовых как и ты обладателей силы Преображения. Когда животное, или в данном случае насекомое, достаточно долго находится в облике человека, у него зарождаются зачатки разума. Но главенствуют по-прежнему инстинкты. Так что, за этой дверью нас вполне возможно ожидает полуразумное, агрессивно настроенное существо с ярко выраженными желаниями выжить, поесть и размножиться. Из чего следует - ты остаёшься здесь.

Я стою с открытым ртом, а Грэйн повернулся к двери, вытащил прямо из воздуха длинный тонкий меч и пинком открыл дверь в кухню.

Я, конечно же, не удержалась и тоже заглянула. ЛжеТрэйтон стоял рядом со столом и одной рукой прижимал к груди лампу, а другой хватал из стоящего на столе блюда фрукты и жадно поедал их. Пол вокруг него был усеян огрызками и только надкушенными плодами. На стук открывшейся двери он отреагировал весьма своеобразно, притянул блюдо с фруктами поближе и прикрыл его собой.

Трэйтон ощутимо расслабился и опустил меч.

- Он не опасен? - выглядывая из-за спины Грэйна, поинтересовалась я.

- Пока нет. Сейчас оно только осваивает двигательные рефлексы и компенсирует увеличившуюся массу тела. Но скоро оно станет агрессивным, поэтому мне придётся его убить. Тебе лучше не смотреть на это, выйди.

- Ну уж нет! - обошла муженька и встала между ним и своим монстриком. - Он ничего плохого не сделал, и я не позволю тебе убить его ни за что!

За спиной послышался тихий то ли стрекот, то ли шелест и мне на плечо легла рука. Трэйтон перехватил меч поудобнее. Я медленно, затаив дыхание, обернулась и натолкнулась на протягиваемую мне грушу. Трясущейся рукой взяла угощение и с трудом произнесла:

- Ссспасибо.

Монстр кивнул головой, принимая мою благодарность и вдруг улыбнулся такой знакомой улыбкой Трэйтона.

- Тэль, немедленно отойди с дороги, - прошипел совсем разозлившийся Грэйн.

- Нет! Ты же видишь, он дружелюбный.

- Да? А ты задумайся, зачем оно тебя подкармливает?

- Подружиться хочет? - предположила я.

- Хочет, чтобы самка была упитанной и здоровой, когда будет вынашивать его потомство, - рявкнул Трэйтон и бесцеремонно оттолкнул меня к стене. Потом размахнулся и полоснул мечом моего монстра. Я закричала, но кричала ровно до того момента, когда сотворённый мной Трэйтон просто лопнул, оставив после себя разрубленного мотылька и горку пережёванных фруктов.

- Вот и всё, - довольно проговорил Трэйтон. - Хорошо, что оно не успело массу трансформировать, а то пришлось бы кровь убирать.

Меч пропал, а мне протянули руку, помогая встать. Руку я приняла, потому как сил не было совершенно. Но как только встала, оттолкнула и, обойдя лорда, направилась к двери. На пороге обернулась и устало спросила:

- А что было бы с тобой, если бы я тебя не расколдовала?

- Моё сознание умерло бы через несколько минут, и я остался бы жабой навсегда. Но ты успела вовремя и всё хорошо, - улыбнулся Трэйтон.

- А по-моему, я всё таки опоздала, - мстительно заявила я и пошла спать.

Трэйтон так и не пришёл в спальню, наверное, обиделся. И я бы даже попросила прощения за произошедшее, но он так и не появился. Проворочавшись полночи, я несколько раз порывалась сходить поискать его, всё же, в случившемся есть и моя вина, но вспоминалось, как он всегда увиливает от ответов и каким жестоким может быть, и я возвращалась в кровать, едва дойдя до двери. Да, я превратила его в жабу, но не намеренно же! Если бы меня не похитили из-за него, это вообще было бы невозможно. И это его нежелание посвящать меня во что-либо настораживает. А если быть откровенной, начинает пугать. Что он от меня скрывает?

Заявился Трэйтон только под утро, совсем измотанный и злой. Молча прошёл в ванную, через десять минут так же молча подошёл к кровати, скинул халат и, абсолютно обнажённый, лёг рядом со мной. Притянул к себе, обнял и через минуту уже крепко спал. Я попыталась отстраниться, но муж прижал к груди ещё крепче. Муж, теперь мы навсегда вместе. Быть может, стоит попытаться наладить отношения по-другому? Решила набраться терпения и подождать. Возможно, тогда он сам захочет мне всё рассказать.


* * *

Через неделю пришло короткое письмо от дедушки. Наместник сообщил, что лично прибывает ко двору, и по его приезду меня ждёт серьёзный разговор. Интересно, чего ему Трэйтон наговорил? Просто так дед не оставил бы долину. Да он скорее меня бы домой призвал! А значит, основной причиной его приезда являюсь не я. И у Трэйтона не спросишь. За последнюю неделю мы с ним практически ни разу нормально не поговорили. Он постоянно где-то пропадал. Появлялся глубоко за полночь, уставший, голодный, а иногда и легко раненый. А я скрежетала зубами, но ни о чём не спрашивала. Лишь однажды он заговорил сам.

Как и в предыдущие ночи, помылся, лёг, прижал меня к себе и прошептал:

- Спасибо.

- За что? - всё же не удержалась от вопроса.

- За то, что не устраиваешь сцен и не требуешь ничего объяснить, - тихо ответил, касаясь губами моих волос.

- Ответь только на один вопрос, - так же тихо попросила я, - тебе угрожает опасность?

- Не больше, чем обычно. В Галаксиуне оказалось слишком много противников объединения, и все они подались в соседние миры в поисках дармовых источников энергии.

Я обернулась и непонимающе посмотрела на Грэйна.

- Павших много развелось, - усмехаясь, заявил он.

- Ну и что? Ты вон тоже павший, но мне это никак не вредит.

- Не все такие сдержанные. Я восстанавливаю запас энергии, питаясь от твоих эмоций, медленно, но без ущерба для тебя. А большинство павших опустошают привязанных за несколько недель, вытягивая из них чистую энергию. Это намного быстрее и приятнее. И ты не представляешь, каких трудов мне стоит сдерживать себя, когда ты так близко, такая тёплая и аппетитная, - его рука начала блуждать по моему телу, я попыталась отодвинуться.

Трэйтон не пустил, прижал к себе и, посмеиваясь, заявил:

- Не бойся, не съем я тебя. А вот когда наплыв недовольных поутихнет, мы с тобой хорошенько поругаемся, я подзаряжусь от всплеска твоих эмоций и тогда мы наверстаем упущенное без риска, что я забудусь и заберу у тебя часть энергетического запаса. Примирение, это так прияяятно, - мечтательно протянул, поцеловал меня в плечо и добавил: - А теперь давай спать.

Да пожалуйста, я только за! Лучше бы вообще молчала, чем услышать такое. Невольно возникает вопрос к самой себе: а надо ли мне вообще ещё о чём-нибудь спрашивать? Вот уж правда, счастье в неведении.

А сейчас я держу в руках послание от дедушки и понимаю - его приезд, скорее всего, связан с политикой. А конкретно, с политическими отношениями между людьми и стартрэйнами. Если Трэйтон так легко добился от деда согласия на наш брак, значит дедушка знает о звёздных людях и заключённом с ними договоре. Неприятно осознавать, что вырастивший тебя человек замешан в таком грязном деле. Ненавижу политику!

Дворец опять гудел, как улей. Было объявлено об очередном приёме в честь прибытия очередных же высоких гостей. Оказывается, в этом году нашей империи выпала честь принимать глав других государств на ежегодном мировом конгрессе. Вот только об этом конгрессе никто раньше и слыхом не слыхивал. Да и император наш уже много лет не покидал пределов своей империи. Ну не любит наш правитель путешествовать, а тут, оказывается, Ежегодный конгресс! Люди понимали, что назревают какие-то перемены, и все были взбудоражены ожиданием. Слухи быстро распространились по империи, начались народные волнения. И Трэйтон совсем перестал бывать дома, но я узнавала об этом от слуг, в те редкие моменты, когда появлялась там сама. Император вдруг резко поменял обо мне мнение и уже не противился нашему с принцессой Китрэль общению, а напротив, настаивал на том, чтобы я проводила с его дочерью как можно больше времени. Я понимала, что Сорол попросту боится за дочь и считает, что с женой иномирца она в большей безопасности, чем под присмотром дворцовой стражи. Его логика была очевидна - уж маг-то не допустит, чтобы с его супругой что-то случилось, а заодно и за принцессой присмотрит. Вот я и торчала во дворце круглосуточно, и Трэйтона это вполне устраивало, потому, что он тоже был где-то поблизости. Иногда до меня долетали отголоски его эмоций, в основном раздражения и усталости. Но иногда проскальзывала и откровенная ненависть, а вот на кого она была направлена, я так и не разобралась.

Прибыл дедушка, я об этом узнала от Кит. Она ворвалась в свою гостиную, где сидели я и ещё три компаньонки её высочества, вытолкала за дверь вошедшего следом стража. Теперь за принцессой всюду неотступно следовали два охранника и постоянно норовили осмотреть каждую комнату, в которую собиралась войти сиятельная. Но принцесса их всегда опережала, мотивируя это тем, что в своём доме ей бояться нечего.

- Уйдите с глаз моих! Мне уже не нужны няньки, а переодеться есть кому помочь и без вас, - это охране и повернувшись, уже нам: - За последние полчаса прибыло больше половины наместников и два каких-то императора, не знаю, чьи они, я не интересовалась, - и переведя взгляд на меня: - Твой дед тоже приехал. Через двадцать минут состоится официальный обед, так что бросайте свои книжки и пяльцы, и бегом переодеваться.

Да, в этом вся Китрэль, что среди прибывших мой дедушка, она заметила, а вот личностями царственных особ не поинтересовалась. Просто Кит твёрдо уверена, что никогда не покинет родину, и иностранцы её совершенно не интересуют. А тот факт, что в родной империи нет подходящей для неё партии, принцессу совершенно не тревожит. Она считает, что и сама справится с управлением страной, когда вырастет и всему научится, разумеется. И не важно, что ей уже восемнадцать, а император не так молод, как хотелось бы. Есть ведь ещё и советники. В общем, наша принцесса не дорожит своим титулом и мечтает быть свободной художницей. И сейчас эта художница самозабвенно спорит с парикмахером, убеждая его, что распущенные волосы лучше сочетаются с её парадной тиарой, а мастер пытается доказать, что нет ничего прекраснее его 'шедевров'. Спорить принцессе надоело, и она заявила:

- Не хотите ли вы сказать, что у меня некрасивые волосы? - сощурила глаза и добавила: - Или, может, вам кажется, что без вашего участия я буду распугивать гостей своим видом?

Парикмахер молча раскланялся и удалился. Вот как в одной девушке может сочетаться столько противоположных качеств?

Обед протекал вяло и как то непразднично. Ещё бы, в ближайшие дни ещё столько народу понаедет. Так что эти официозы теперь каждый день будут проходить. Мне отвели место между дедом и советником Тройсэн, наверняка сам советник постарался. Поговорить наедине мне с ним так и не удалось, только выразила официальные соболезнования в связи с увечьем племянника, и на этом наше общение закончилось. Похоже, лорд знает, кто был инициатором 'несчастного случая', и винит меня в произошедшем. Дед же вообще только коротко поздоровался и продолжил начатый до моего появления разговор с советником. И зачем, спрашивается, меня между ними посадили? Чтобы я чувствовала себя пустым местом? Присутствовал на обеде и Трэйтон. Но он был не похож на себя, и узнала я его только по бросаемым на меня взглядам и волнам тепла и нежности... я тоже соскучилась.

Обед закончился и все разбрелись по своим апартаментам. Трэйтон удалился одним из первых вместе с императором. Мне же были предложены сразу две руки. Вздохнула, положила ладони на локти дедушки и лорда Тройсэн, и пошла на 'казнь'. Разговор происходил в кабинете советника.

Лорд Тройсэн сразу же занял место за столом, дедушка сел в кресло напротив, а мне пришлось стоять перед ними, как напроказничавшей девчонке.

Лорды помолчали немного, и первым заговорил дедушка.

- Тэль, девочка моя, ты ничего не хочешь мне рассказать?

- А что конкретно вас интересует? - тихо спросила я.

И дедушка сорвался. Как он кричал - мне захотелось заткнуть уши. Он так не ругался, даже когда я случайно сожгла ещё не прочитанное послание от императора. Мне поведали и о том, что я глупая наивная девчонка, и о том, что повторяю ошибки своей матери, и даже уведомили, что мне уже немного осталось мучиться, потому как совсем исхудала и синяки под глазами. И припечатали в конце гневной тирады, что совсем меня монстр замучил.

Не спорю, из-за переживаний я немного похудела, да и сплю в последние дни плохо, но не винить же во всех грехах Трэйтона!

- Дедушка, - осторожно начала я, - а почему ты вдруг решил, что мне грозит смертельная опасность? У меня всё хорошо, - покосилась на молча слушающего советника, - и я выхожу замуж.

- Прекрати делать вид, что тебя устраивает роль жертвы этого чудовища! - снова сорвался на крик дед. - Не для того я растил свою внучку, чтобы её загубила такая же мразь, как и убивший твою мать негодяй.

- А может, если бы я знала о своём происхождении немного больше, всё сложилось бы иначе? - не сдержалась я. - И не забывай, дедушка, я на половину такая же 'мразь', как и лорд Эрт'Грэйн.

- Нет, ты человек. Я сделал всё, что бы ты выросла доброй и человечной.

- Но я всё же не совсем человек, - подошла к столу, выхватила из подставки писчее перо и, поднеся его к губам, прошептала: - Веер.

Перо в моей руке стремительно трансформировалось в сложенный перьевой веер. Я демонстративно его разложила и начала обмахиваться. Дедушка застонал и прикрыл глаза рукой.

Советник медленно встал и тихо спросил:

- Это ты пыталась убить моего племянника и его друзей?

Я сначала опешила от такого предположения, но потом пришло понимание, что меня теперь тоже считают чудовищем, и меня сейчас интересовало только одно:

- Ты тоже так думаешь? - спросила, пристально глядя на дедушку.

- Просто скажи мне, что это не ты, и я поверю. Дай мне надежду, что я не потеряю свою девочку, что ты не погибнешь и не станешь таким же чудовищем, как твой отец.

- О, да. С папочкой я уже имела радость познакомиться. Горячая была встреча, - внутри поднималась волна протеста, и контролировать её было очень сложно, потому что к ней примешивалась явно не моя злоба. Трэйтон был где-то поблизости и сильно злился.

- А ваш племянничек получил по заслугам, он пытался меня изнасиловать, чтобы я не могла отказаться от столь желанного для вас брака с ним! И его дружки тоже участвовали в заговоре. Мой муж всего лишь проучил их, чтобы не считали себя всевластными.

Боги, что я несу! Это же не мои мысли и слова. В дверь требовательно постучали и, не дожидаясь приглашения, в кабинет вошёл Трэйтон. Поздоровался с лордами кивком головы, подошёл ко мне и, приобняв за плечи, спросил шёпотом:

- Как ты?

- Да просто замечательно! - громко ответила я. - Вот, только что узнала, что я, оказывается, чудовище. Да, и ты, кстати, тоже. Замечательная у нас с тобой семейка.

Трэйтон легко погладил меня по спине, посмотрел на дедушку и сказал:

- Выйдем на минутку, мне нужно сказать вам пару слов наедине.

Злость как рукой сняло.

- Не надо никуда выходить! Давайте все вместе поговорим, а лучше отложим этот разговор до тех пор, пока все не успокоимся.

- Если уж ты меня боишься, что говорить об остальных, - грустно улыбнулся Трэйтон. - Но если ты так хочешь, мы отложим этот разговор, - пристальный взгляд на сникшего деда, - ненадолго. Думаю, лорды нас поймут, не общался с женой несколько дней - соскучился. Попрощайся с дедушкой, дорогая, мы домой.

Я взглянула на бледного деда и прошептала одними губами только нашу фразу из моего детства:

- Я твой цветочек, а ты моё солнышко.

Уголки старческих губ дрогнули, и дедушка несмело улыбнулся, я улыбнулась в ответ и накатила волна перехода. Уже во время переноса губы мужа требовательно накрыли мои в голодном, каком-то исступлённом поцелуе. Мне тоже тебя не хватало...

Мы оказались в своей спальне, ласки Трэйтона становились всё настойчивее и грубее. Закружилась голова, ноги подкосились, и я упала бы на пол, но Трэйтон резко толкнул меня на кровать, а сам отошёл на несколько шагов.

- Прости, я не хотел, но моя сила почти на нуле и накопители сами тянутся к открытому источнику, - произнёс не глядя на меня. - Ложись спать, я скоро вернусь.

- Подожди! А как же принцесса? Мне нужно во дворец.

- Ничего с твоей принцессой не случится за одну ночь, - почти прорычал Грэйн. - У меня уже не хватит силы создать переход к Рок Повэр, и мне необходимо провести эту ночь рядом с тобой. Иначе ты станешь вдовой к завтрашнему вечеру. Ложись.

И ушёл в ванную. Наверное, опять моржевать будет. Я переоделась, легла и, затаив дыхание, прислушивалась к доносящемуся из ванной шуму воды. Никак не покидало ощущение неправильности ситуации. Жизнь Трэйтона зависит от меня, но он сдерживается, чтобы не навредить. Неужели мы обречены на постоянный контроль своих чувств. Чуть больше - погибну я, чуть меньше - и ему грозит смерть. Это страшно и непонятно. А может предложить ему вернуться в Галаксиун? Ведь там ему не грозит энергетическое истощение, и моя энергия потеряет для него ценность.

Пришёл Трэйтон, лёг и как всегда притянул к себе. Я помолчала немного и всё же решилась спросить:

- А может тебе лучше вернуться домой?

- Ты гонишь меня? - весь напрягся и обхватил руками ещё крепче, как будто боясь, что я вырвусь и убегу.

- Нет! Конечно же, нет. Я могу отправиться с тобой.

Трэйтон горько усмехнулся и ошарашил заявлением:

- Нет, Тэль, не можешь. Вспомни свои ощущения, когда ты была там в прошлый раз?

Я наморщила лобик и непонимающе уставилась на мужа.

- Твоё самочувствие, припомни, не было ли каких-либо странных ощущений? Сильно ли выросли волосы? И сколько раз за проведённые в Галаксиуне недели ты подпиливала ногти?

Как не пыталась вспомнить, в голову приходил только один ответ: ни разу! И женских недомоганий не было.

- И что это значит? - спросила, почему-то шёпотом.

- А это значит, что по каким-то, неведомым мне причинам, там ты не живёшь. Все твои жизненные процессы словно замораживаются. Мне не известна природа этого замирания, но я не хочу рисковать тобой. Ведь в следующий раз твой биологический механизм может не возобновить свою работу. О возвращении в Галаксиун не может быть и речи. Нам придётся учиться жить здесь, - неуловимо поцеловал в шею и прошептал на ухо: - Спи, любимая.

По телу пробежалась волна жара, оставляя за собой озноб и мурашки. Вот теперь-то я совсем и не хочу спать. Я хочу обычную, счастливую жизнь, хочу, чтобы Трэйтон был просто человеком. Моим любимым человеком. Хотя не уверена, что полюбила бы его, будь он заурядным лордом из моего мира. Ну почему всё так сложно?!

Когда я проснулась, Трэйтона уже не было. Ещё бы! Я проспала почти до обеда, но зато впервые за две недели выспалась. Я уже оделась и собирала под сетку волосы, собираясь сбегать на кухню за чем-нибудь съестным, когда пришла Обвер и сообщила, что уже час, как меня дожидается пожилой лорд. Ему подали чай в малую гостиную, а лорд-хозяин категорически запретил тревожить госпожу, и гость с этим согласился, уверив прислугу в том, что с удовольствием подождёт. Я сразу догадалась, что это дедушка. Наверняка Трэйтон устроил этот визит, чтобы позволить нам поговорить в спокойной обстановке и во всём разобраться. Сорвалась с места, но, добежав до лестницы, остановилась. Вот уже две недели, как являюсь здесь хозяйкой, а даже половины помещений особняка не видела. Да и прислугу не всю знаю. Подошла Обвер и, понимающе улыбнувшись, сказала:

- Идёмте, я вас провожу.

Пришлось идти за степенно вышагивающей женщиной. Надо как-то выкроить время и ознакомиться со своими владениями.

Обвер указала на нужную дверь, присела и ушла. Я вошла и в нерешительности остановилась на пороге. Дедушка сидел в кресле у окна и, держа перед собой забытую чашку с чаем, задумчиво смотрел вдаль. Обернулся на звук открывшейся двери, поставил чашку на столик, встал и развёл руки для объятий. Я счастливо улыбнулась и кинулась дедуле на шею. Перестаралась немного, чуть не завалила старика. Но дед у меня крепкий, устоял. Крепко обнял и, поглаживая рукой по спине, прошептал:

- Моя девочка.

Я всхлипнула и позорно разревелась. Как же я устала за последние месяцы. Так захотелось снова стать маленькой беззаботной девочкой, которой я была, живя с дедушкой.

Мы постояли немного, обнимаясь, я успокоилась и повела деда к диванчику. Усадила его, сама пристроилась рядышком и, не дожидаясь пока попросят, начала говорить. Я рассказала обо всём. О том, как попала в другой мир, как встретилась с Трэйтоном и он заботился обо мне. Сначала потому, что хотел использовать меня в каких-то своих планах, а потом магия его мира связала наши жизни, и теперь мы любим друг друга. И много чего ещё. Дедушка слушал, внимательно и не перебивая. А мне с каждым словом становилось всё легче и спокойнее на душе. Проговаривая вслух все свои вопросы и переживания, я многое расставила по местам, и вопросов сразу поубавилось, а то, что раньше казалось ужасным, в действительности оказалось всего лишь девичьими страхами. Но были и те вопросы, ответы на которые я могла получить от деда. Я и спросила, обо всём сразу.

Дедушка долго смотрел на меня, а потом выдал.

- Понимаешь внучка, я уже немолод и разум слегка притупился. Давай, ты сейчас раскопаешь гору своих вопросов и будешь выдавать их мне по одному. На что смогу - отвечу. А потом ты мне на пару маленьких вопросиков ответишь, - и задорно подмигнул.

Дедуля постоянно сетует, в кого я такая безголовая и бедовая, но я-то знаю, что в него.

Я задумалась, какой же вопрос задать в первую очередь? Наверное, всё же лучше сначала спросить о чём-нибудь безобидном. Хотя, вряд ли хоть один из вертящихся у меня в голове вопросов, можно назвать безобидным. Но всё же:

- По какой причине съезжаются высокие гости, и почему встреча назначена именно у нас?

- Да мы толком и не знаем. Известно только то, что наши заоблачные соседи собирают всех глав государств, чтобы объявить о чём-то важном. А вот о чём, пока не объявят - не узнаем. А что касается места сбора, так это, похоже, твоя заслуга. Этот твой... муж всех и собирает. Наша империя не самая большая и могущественная, но лорд Грэйн здесь. Вот все и съезжаются сюда.

- Эрт'Грэйн, - машинально поправила я.

Дедушка вопросительно поднял брови.

- Его зовут лорд Трэйтон Эрт'Грэйн. Эрт означает принадлежность к правящему роду.

- Мне он представился без всяких принадлежностей, так я его и буду звать. А ты, я смотрю, неплохо осведомлена об их жизни. И когда только успела? - удивлённо покачал головой дедушка.

- Ну, это здесь меня не было только пару часов, а там-то я прожила больше месяца, - лукаво улыбнулась я, - И, ты же знаешь меня, пока ни узнаю всё, что интересует - не отстану.

- И как же тебя угораздило? - вдруг грустно спросил дедушка.

- Да всё хорошо. Дедуля, не стоит за меня переживать, я счастлива, - воодушевлённо принялась убеждать старика в том, что мне несказанно повезло. Но он, похоже, не поверил.

- Вот только взгляд у тебя не счастливый. Я слишком хорошо знаю свою маленькую девочку, не нужно меня обманывать.

- Просто немного устала. И вообще, ты пытаешься сменить тему, чтобы не отвечать на вопросы? - строго проговорила, глядя в глаза.

Дед взгляда не отвёл, помолчал немного и сдался:

- Спрашивай.

- Что ты знаешь о моём настоящем отце? - знаю, что деду больно об этом вспоминать, но мне необходимо услышать его версию.

- Внучка, зачем тебе это? Зачем ворошить старое?

- Для меня это не прошлое. Это моя жизнь, моё настоящее. Он пытался похитить меня... дважды. И если бы не Трэйтон, неизвестно, где бы я сейчас была. Так что, рассказывай всё, что знаешь.

- Я знаю не так много, как хотелось бы. Но слушай. Твоя мама была...

В дверь постучали, вошёл дворецкий (у нас, оказывается, есть дворецкий!), поклонился и объявил:

- К вам посетитель.

- Ко мне? И кто же может прийти ко мне сюда?

- Лорд пришёл к хозяину, но узнав, что его нет дома, пожелал встретиться с вами, - и опять поклонился.

- И откуда, интересно, он узнал, что я дома? - сощурила я глаза. Просто, если это к Трэйтону, то я вряд ли смогу быть полезной. Да и не знает никто, что мы 'женаты'. По крайней мере, официально об этом объявлено не было.

Дворецкий опустил голову и покаянно произнёс:

- Я посчитал нужным спросить у посетителя, не желает ли он увидеться с леди Грэйн. Так приглашать? - и виновато на меня посмотрел. Молодой ещё, не то, что дедушкин. У того и муха не проскочит.

- Зови уже. Будем разбираться. Дедуль, ты, если что, меня поддержи. Я же в политике не понимаю, а у Трэйтона здесь только политические связи.

Дедушка молча кивнул и повернулся к распахнувшейся двери. Я встала и тоже посмотрела на дверь.

- Лорд Лайлэйк, - громко произнёс дворецкий и отступил в сторону, пропуская в гостиную триумвира Этр'Лайлэйка. Я икнула, села обратно на диван и прошептала:

- Ой, мамочки.

- Я тоже очень рад тебя видеть, дорогая... невестка, - хищно улыбаясь пропел триумвир и, совершенно игнорируя деда, направился ко мне походкой хищника.

А я вдруг вспомнила, что дома, и здесь он никакой не триумвир, а всего лишь брат моего мужа и мой гость! Встала, гордо выпрямилась и произнесла отстранёно-вежливым тоном:

- Рада вновь вас видеть, лорд Лайлэйк. Позвольте представить вам моего деда, наместника Изберзкой долины, лорда Шэйнира Холдэра.

Лайлэйк мазнул по дедушке безразличным взглядом, коротко кивнул и вновь переключился на меня.

- Неплохо ты вжилась в роль хозяйки, а не боишься, что завтра на твоём месте может оказаться другая, более эмоциональная глупышка? Дааа, мой братец всегда был бунтарём, но я не думал, что он осмелится пасть. Ему еженедельно пересылается энергетическая сфера для подпитки, и этого всегда хватало всем проверяющим. Но Трэй привык использовать силу не ограничивая себя, вот и наплёл, что погибнет, если ты не пригреешь его под своим крылышком, я прав?

Мне было очень неприятно слушать весь этот бред, но нёс его брат Трэйтона, да к тому же, ещё и маг. А потому продолжаю вежливо улыбаться:

- Мне жаль вас огорчать, но на сей раз вы не правы. Присмотритесь повнимательнее, и возможно вы поймёте, в чём ошиблись.

Сиреневый, хотя сейчас у него были вполне обычные, человеческие глаза, разве что оттенок радужки очень редкий в нашем мире, сощурился и недобро посмотрел на меня. Дед напрягся, но промолчал. Только придвинулся ко мне поближе.

- Не переживай, дедушка, он мне ничего не сделает. Ведь я Жена его брата. Ведь так, триумвир? - всё же не удержалась от язвительного тона.

- А ты оказалась не так проста, как представил тебя Трэй. Пустышка, да? - усмехаясь, произнёс лорд. Прошёл и сел в кресло, не дожидаясь приглашения. - Ну и где носит этого интригана? Он должен был меня встретить.

И опять эти нотки обиженного ребёнка в голосе. Как он умудряется совмещать в себе жёсткого правителя и вечно недовольного старшим братом ребёнка?

- Трэйтон наверняка очень занят, поэтому и не смог вас встретить. Но, думаю, скоро он появится. Не хотите ли выпить чаю, пока мы его ждём? - ну да, я же хозяйка, а значит должна принимать гостя по всем правилам.

- Лучше вина, красного, - а потом повернувшись к деду: - И расскажите мне о вашем мире, лорд... Холдэр.

Дедушка взглянул на меня, я встала и пошла давать распоряжение по поводу вина и закусок. Не отказалась бы сейчас и от чего-нибудь посущественней, но обедать в обществе родственничка не хотелось.

Когда я вернулась в гостиную, то не поверила своим глазам. Дедушка и триумвир увлечённо спорили о каких-то нововведениях в торговой политике с заморскими странами и пошлинах на морские перевозки. Дед снисходительно похлопал триумвира по плечу и заявил:

- Ты ещё молод и не понимаешь, что любые реформы влекут за собой определённые последствия. И риск не всегда оправдан.

- Да бросьте вы, прогресс не стоит на месте и изменения неизбежны, - отмахнулся Лайлэйк.

Они ещё что-то говорили, но я уже не слушала. Просто стояла и оторопело смотрела на то, как мой дедуля дружески беседует с прайм-триумвиром другого мира. Видел бы это Трэйтон! С ним дедуля не столь благожелателен. И что бы это могло значить?

Пока я пребывала в ступоре, принесли вино. Лайлэйк сам разлил его по бокалам, один протянул деду, другой взял сам. Поднял бокал и провозгласил тост:

- За плодотворное сотрудничество!

Дедуля тоже приподнял свой бокал и добавил:

- И пусть оно будет долгим, - взглянул на меня, - и обоюдовыгодным.

Они дружно выпили и продолжили разговор. А я поняла, что здесь и без меня обойдутся, и пошла обедать. Мой уход, похоже, даже не заметили. Где же Трэйтон?

Послышались шаги, и по лестнице спустился мой муженёк. Он вообще дверями пользуется? В одном триумвир прав, Трэйтон совершенно не умеет экономить энергию. Только я хотела сказать что-нибудь вроде 'И где тебя носит, когда тут такие гости?', как Трэйтон приложил палец к губам и, подмигнув, вдруг исчез. Просто пропал - только что спускался по лестнице и вот его уже нет. Почувствовала шевеление воздуха рядом и лёгкий, едва ощутимый поцелуй в щёку. А потом шёпот на ухо:

- Вернись обратно, мне нужно проникнуть в гостиную не вызывая подозрений.

- А через стены ты не научился ходить? - съязвила я. А что? Если может становиться невидимым, то пусть и через стены проходить учится, как привидение из страшилки. Там его братец деда вербует, а он тут играется! Но думала об этом я по дороге в гостиную. Открыла дверь, немного подождала, вошла и прошла к свободному креслу.

- Трэй не появился? - отвлёкся от беседы сиреневый.

- Можно сказать, что нет, - пробурчала я и посмотрела на довольного дедушку. Уж не заколдовал ли его триумвир?

- Ну что ж, подождём ещё немного. Вы ведь никуда не торопитесь, лорд Холдэр? Ещё вина?

Дедуля кивнул и протянул бокал. Ну и чего же ты ждёшь, Трэйтон? Он такими темпами всё твоё вино выпьет и деда мне напоит.

- Выйди, - едва различимый шёпот за спиной. И что обо мне подумают? Бегаю туда-сюда, будто несварением страдаю.

Натянуто улыбнулась, пробормотала:

- Пойду, распоряжусь по поводу обеда, - и вышла. Но это же я. Осталась за дверью, в надежде что-нибудь услышать. Только бы слуги не увидели, вот будет позор.

А за дверью стало совсем тихо. И о чём они там шепчутся? Так захотелось обратно зайти, но нельзя. Не просто так же меня Трэйтон выпроводил, надеется, что без меня будет сказано что-то интересное. Но мне-то тоже интересно! Вдруг в гостиной послышался какой-то грохот и снова всё стихло. Схватилась за ручку - не открывается! Покрутила, подёргала - заперто. А там дедушка! У него же сердце слабое. Начала колотить по двери кулаками, но никто открывать не торопился.

Повернулась спиной, пнула ногой со всей силы и как закричу:

- Если с дедом что-нибудь случится, я вас сама на родину депортирую. Звездуны убогие.

Какое-то время было тихо, а потом грянул хохот. Причём, смеялись двое, и дедули среди них не было. Схватилась за ручку и ещё раз дёрнула изо всех сил. Дверь легко открылась, и я чуть не упала. С трудом удержалась на ногах, влетела в комнату и, сложив руки на груди, встала в стойку под названием 'сейчас тут всем будет плохо'. Но плохо никому не было, всем было хорошо. Дед застыл в позе внимательно слушающего собеседника, слегка наклонившись вперёд. Стазис этот свой наложили, гады! Трэйтон стоял в угрожающей позе, но смеялся. Триумвир сидел на полу, потирал щёку с намечающимся синяком и тоже смеялся. Одно из кресел валялось на боку, его-то падение и послужило причиной грохота.

- Так что ты с нами сделаешь? - спросил триумвир, устраиваясь на полу поудобнее.

- Деда мне верните, - пробурчала, растерявшая весь свой пыл, я.

- Да кому он нужен? Забирай, - отмахнулся сиреневый. - А мы тут ещё немного побеседуем. Да, братец?

- Я уже... сказал всё, что хотел. Надеюсь, ты меня понял.

- Да, весомые у тебя... аргументы. А, кстати, ты почему меня не встретил? Я же мог заблудиться.

- Ну-ну. Что-то я не припомню, чтобы ты хоть раз где-нибудь заблудился, - проговорил Трэйтон, подавая брату руку.

- Вы мне деда размораживать собираетесь? - напомнила я о своём существовании. - И вообще, вам что, драться больше негде?

- Тут, понимаешь, дело не в месте, а в поводе, - усмехнулся триумвир.

- Ещё один такой повод, - неожиданно зло проговорил Трэйтон, - и ты больше никогда не сможешь драться.

- Да ладно тебе, должен же старик знать, кому свою внучку отдаёт.

- Я предупредил.

- Деда мне отдайте, гады глаз...

Трэйтон метнулся ко мне и зажал рот рукой.

- Не стоит, дорогая. Я и первый раз на всю жизнь запомню.

- Так, хватит болтать. Триумвир садится в кресло, а...

- Лэй, мы же теперь родственники, - вставил сиреневый.

- Лэй, так Лэй. Вы сядете в кресло, а мы выйдем.

- 'Ты', зачем в семье такой официоз?

- Да садись же ты! - рявкнула я, вздохнула и продолжила более миролюбиво: - Разморозишь дедушку и тогда мы зайдём. Не хочу, чтобы он лишний раз волновался.

Взяла Трэйтона под руку и потащила к выходу, а вслед нам понеслось:

- Сочувствую твоему счастью, братец. Она же тебя под каблук загонит.

Трэйтон остановился, развернулся и уже набрал в лёгкие воздуха, собираясь опять начать разборки, но я прошептала:

- Если дедушка пострадает от вашего стазиса, в червяка превращу.

Лорд выдохнул, покосился на меня, я покивала головой, подтверждая свою угрозу, и мы всё-таки вышли. Через несколько секунд из-за двери послышался бодрый голос Лэя:

- Да вы не переживайте так. Это он раньше таким был, в молодости. Теперь Трэй остепенился... почти.

Трэйтон заскрежетал зубами, резко открыл дверь и произнёс, заходя в гостиную:

- Братец, не ожидал, что ты так рано освободишься! У тебя же на сегодня четыре казни было назначено. Неужели простил испортивших твою парадную мантию прачек?

У дедушки округлились глаза, но и Лэй не уступал ему по размеру удивления.

- Каких прачек? - непонимающе уставился на брата триумвир.

- Действительно, не стоит сейчас об этом. Рад, что ты почтил нас своим присутствием, - таким тоном только соболезнования приносить, а не о радости говорить.

Дедушка встал, склонил голову и хрипло произнёс:

- Вынужден вас покинуть, лорды. Дела. Миртэлла, проводи меня, пожалуйста.

В коридоре дед остановился и, пристально глядя мне в глаза, спросил:

- И чему мне верить? Кто из них говорит правду? Надеюсь, что не оба?

- Да не волнуйся ты так, дедуль. Что бы тебе ни наговорил лорд Лайлэйк, он всего лишь пытается досадить Трэйтону. И Трэй отвечает ему тем же. Иногда они ведут себя как дети.

Дедушка вроде успокоился, но уже на крыльце обернулся и выдал:

- А лорд Лайлэйк тебе бы больше подошёл. И что ты нашла в этом солдафоне?

Дед уехал, а я всё стояла на пороге и не могла понять, и где он увидел солдафона? Трэйтон совсем не такой.

В гостиную я не пошла. Отправилась на кухню, поела прямо там, под удивлёнными взглядами прислуги, и не особо обращая внимание на причитания поварихи по поводу моей худобы. Поблагодарила за обед и отправилась собираться во дворец. Уверена, что по поводу прибытия Лэя устроят очередной приём. И когда они государством управлять успевают, выделяя столько времени и средств на веселье?

Лорды перебрались в кабинет и разбирали какие-то документы. Я зашла предупредить, что отправляюсь во дворец. Трэйтон, не отвлекаясь от бумаг, пробурчал: 'Хорошо. Мы будем позже'. А Лэй вообще не заметил моего присутствия.

Во дворце царил хаос. Все бегали, суетились и вообще пребывали в крайнем возбуждении. Сегодня приём, а завтра высокое собрание за закрытыми дверями. Придворные лорды были возмущены и оскорблены до глубины души. Неслыханно, решаются важные вопросы, а их не пригласили! Леди политические тонкости не волновали. Гораздо больше их заботило присутствие при дворе такого количества завидных женихов. И только Китрэль была спокойна, её не трогали ни приём, ни конференция. Меня отчитали за долгое отсутствие и потащили в сад на прогулку. Погода сегодня была не по-осеннему теплая, и принцесса вознамерилась устроить пикник в дальней части сада. Мы весёлой стайкой шли впереди, выбирая место для отдыха, а за нами тянулась вереница слуг со всем необходимым для пикника. Больше всех 'повезло' пожилому лакею, тащившему мольберт, тубус с холстами и ящик с принадлежностями для рисования.

Когда всё было приготовлено, мы расселись на подушках, немного посплетничали, перекусили и маленькими группками по двое-трое человек бродили в тени деревьев. Отовсюду слышался весёлый смех и шушуканье секретничающих фрейлин. А Китрэль нашла какое-то особенное дерево и срочно решила его нарисовать. Мне, конечно же, досталась честь сопровождать принцессу. И чего она в этом дереве нашла? Обычный крутеяз, только начинающие краснеть листья, в лучах пошедшего на склон дня, придавали ему таинственный, слегка мрачноватый вид. Лично мне казалось, что листья испачканы в крови. Вспомнился лорд, раскачивающийся на пронзившей его грудь ветке, и стало совсем не по себе.

Принцесса уже самозабвенно чего-то там малевала, я же просто присела на траву в тени молодой яблони и лениво наблюдала за пытающимся сдвинуть с места упавшее кривобокое яблочко жуком. Не удержалась и подтолкнула плод. Яблоко перекатилось на другой бок, а жук упал на спину и задрыгал лапками. Помогла, называется!

Вдруг Китрэль взвизгнула и швырнула палитру в сторону крутеяза. Я перевела взгляд в ту сторону, куда испуганно таращилась принцесса, и увидела незабываемое зрелище. В лучах солнца возвышался величественный и невозмутимый триумвир Эрт'Лайлэйк. Всё его лицо было извазюкано в красках, палитра сползла на грудь, там и осталась. Прилипла, наверное. Я сдавленно хрюкнула, пытаясь удержать смех. Лорд сложил руки на груди, палитра отвалилась, но не упала. Лэй поймал её и, подойдя к застывшей с приоткрытым ртом Кит, протянул дощечку со словами:

- Возьмите, это, я так понимаю, ваше.

Китрэль помотала головой и ответила:

- Нет!

Я не удержалась и громко расхохоталась. На меня недобро посмотрели, причём оба.

- Тэль, может, ты нас представишь? А то леди даже не знает, как ко мне обратиться, чтобы принести извинения.

- Я должна извиняться? Вы сами виноваты, выпрыгнули из-за дерева, как кролик из кустов. И вообще, вы меня напугали, так что это вы обязаны извиниться передо мной! - заявила Кит и, демонстративно вздёрнув носик, отвернулась.

Как когда-то выразился Трэйтон, 'похоже, будет весело'. Я подошла и, стараясь не улыбаться, произнесла:

- Принцесса, позвольте представить вам кролика..., ой простите, - и как же его представлять-то? Как его зовут? О, вспомнила, - принца Эвилэя Лайлэйка.

Китрэль приподняла бровь и ехидно спросила у меня, продолжая игнорировать Лэя:

- И откуда прибыл этот заносчивый принц? Кого-то он мне напоминает.

- Это брат лорда Грэйна. Они немного похожи... внешне.

Повернулась к сиреневому и монотонно проговорила:

- Сиятельная принцесса Китрэль Озорская, единственная и горячо любимая дочь императора Сорола Второго, - выдержала небольшую паузу и добавила: - А теперь можете извиняться друг перед другом.

Как ни странно, Лайлэйк слегка поклонился и произнёс:

- Приношу свои извинения за то, что напугал вас, прекрасная Китрэль.

Схватил принцессу за руку и приложился губами к внутренней стороне запястья. А это вообще все правила приличия нарушает! Так могут поступать только мужья по отношению к своим жёнам. Но Кит не возмутилась, как должна была, а покраснела и засмущалась.

- И вы простите меня, - и протянула полотенце. Лэй взял тряпицу вместе с ручкой принцессы и приложил его к своему лицу. Похоже я здесь лишняя. Но это не простой принц, так что:

- Ну что ж, вот и познакомились. Нам пора. Скоро приём, - и потянула Китрэль за руку. Полотенце полетело на траву, Кит выдернула руку, недовольно посмотрела на меня и, одарив Лэя ласковым взглядом, промурлыкала:

- Увидимся на банкете.

И где решившая посвятить себя искусству бунтарка? Передо мной стояла влюблённая девчонка. Знала бы ты, кто он, вмиг растеряла бы всю симпатию.

Принцесса попыталась возмутиться, что ещё не дорисовала дерево, но фрейлины уже собрались и ждали только нас. Ведь впереди приём, а к нему ещё нужно приготовиться. Платья и причёски для некоторых не менее важны, чем желание угодить принцессе. Китрэль, конечно, будущая императрица, но ведь всегда остаётся надежда приглянуться какому-нибудь принцу, или хотя бы послу, и покинуть нашу дождливую империю.

Времени до начала праздника оставалось уже совсем мало, и я понимала, что просто не успею смотаться домой и переодеться, но проблему опять решил Трэйтон. Служанка передала записку, в которой мне предлагалось посетить свои дворцовые апартаменты. А там были Трэйтон и его не в меру возбуждённый брат. Трэйтон сразу указал на лежащее на кровати кремовое платье с корсетом и множеством полупрозрачных юбок. И где он только берёт эти невиданные наряды, из своего мира, что ли, приносит? Я схватила наряд и убежала в ванную. И уже оттуда слушала восторженную речь Лэя о том, что он никогда ещё не встречал такой прекрасной, нежной и трогательной принцессы.

Интересно, это палитру на своём лице он принял за нежность, или своё сравнение с кроликом - за трогательность?

Трэйтон же вообще не был расположен к задушевным беседам и сразу заявил:

- Если мы заключим соглашение и выйдем на новый уровень, она и так будет твоей. Так что сосредоточься на делах и направь всё своё обаяние, если оно у тебя вообще есть, на привлечение местной верхушки на нашу сторону.

Меня эти слова вогнали в ступор. Что значит 'она и так будет твоей'? Трэйтон, мой Трэйтон, говорит о Кит как о какой-то вещи! С трудом переоделась, расчесала волосы и просто перевязала их ниткой жемчуга в нескольких местах. Платье было прекрасно и великолепно сидело на мне, но меня ничто уже не могло отвлечь от этих жутких слов о принцессе. Я люблю Трэйтона, и просто не переживу, если он окажется негодяем!

Но к лордам я вышла, доброжелательно улыбаясь и ничем не выдавая своих эмоций.

- Ты прекрасна, как всегда, - нежно улыбнулся Трэйтон. - И сегодня твой дедушка объявит о нашей помолвке.

- А не поздновато ли для помолвки? - усмехнулся Лэй.

- Тэль хочет соблюсти все местные обычаи, - ответил Грэйн и протянул мне руку.

В зал мы так и вошли, я с Трэйтоном под руку и Лайлэйк рядом с Трэем. Церемониймейстер замешкался, но всё же объявил:

- Принц Трэйтон Грэйн, его невеста, леди Миртэлла Лазвэл и их спутник.

В зале воцарилась тишина. Лэй приподнял бровь и воззрился на объявляющего. Бедолага втянул голову в плечи и, кажется, начал молиться неведомым богам. Знал бы он, что эти самые 'боги' сейчас стоят рядом!

Навстречу нам вышли сам Сорол Второй, первый церемониймейстер и дедушка! А он-то зачем? Лорд Круэлл повернулся к залу и громогласно объявил:

- Император дружественной державы, его величество прайм-триумвир Эвилэй Лайлэйк.

Император степенно раскланялся с Лэем, а Круэлл продолжал:

- Принц Трэйтон Грэйн и его невеста, леди Миртэлла Лазвэл.

На меня были направлены несколько десятков злобных женских взглядов. Но не они заботили меня сейчас. О помолвке должен был объявить дедушка! Круэлл объявлял только о политических, заключённых не без участия императора, союзах. Взглянула на дедушку, он виновато опустил глаза. Как там говорил Трэйтон несколько минут назад? 'Если мы заключим соглашение, принцесса всё равно будет твоей', меня же отдали ещё до соглашения. Я, конечно, не против официального оформления наших отношений, но зачем представлять это так, как будто меня продали?! Беспокоилась за принцессу, а теперь сама оказалась разменной монетой в политических играх. Трэйтон, судя по напрягшейся руке и недовольному прищуру в сторону императора, тоже был не в курсе. Но теперь выходило, что наш брак приобретает политическую ценность, а значит, император ждёт ответной услуги. Знать бы ещё, что он хочет выторговать в обмен на не представляющую никакой ценности для империи меня? Подошли другие гости, и мы прошли вглубь зала. Атмосфера вокруг была напряжённой и недружелюбной, но только по отношению ко мне. Трэйтону и его брату все улыбались, но, стоило перевести взгляд на меня, и в глазах леди загоралась неприязнь. А лорды разглядывали мою скромную персону с явным недоумением. В их глазах прямо-таки читался вопрос - и что он в ней нашёл? Ну и пусть! Гордо подняла голову и лучезарно улыбнулась недоброжелательной общественности. Дедушка усмехнулся и обратился к Трэйтону:

- Позвольте украсть у вас мою внучку?

Трэйтон рассеянно кивнул, переложил мою руку на дедов локоть и направился в сторону какого-то принца или императора, беседующего с советником Тройсэн. Многовато высочеств и величеств развелось при нашем дворе в последние дни, всех и не упомнишь.

Дедушка увлёк меня к диванчику у стены, усадил и участливо спросил:

- Как ты, милая?

- Бывало и лучше. И чего его величество хочет от Трэйтона?

- Не знаю, - честно признался дед. - Меня поставили перед фактом, что о твоём новом статусе будет объявлено на имперском, церемониальном уровне, и пришлось подчиниться. Император понимает, что в преддверии перехода на новый уровень отношений между мирами, лорд Грэйн не пойдёт на открытый конфликт, и решил запастись лишним козырем в переговорах.

- Так, не хочу ничего об этом знать! Трэйтон разберётся с нашим бесстрашным правителем и без открытого противостояния, а мне всё равно не понять всех хитросплетений и интриг. Лучше скажи, Сорол ничего не говорил о сути конференции?

- Нет. А у этого своего спросить ты не можешь?

- Дедушка, прошу тебя, я люблю Трэйтона, и тебе придётся смириться с тем, что он теперь часть моей жизни. Большая её часть.

Послышался какой-то шум, все гости устремились в сторону непонятных звуков, а доносились они с улицы. Мы дружно высыпали на террасу и застыли, восхищённо любуясь самым прекрасным и невероятным салютом, из когда либо озаряющих небо над императорским дворцом. А в завершении торжества света и красоты на потемневшем, почти ночном, небе появилось изображение принцессы Китрэль. В маленькой шляпке и выбившимися из причёски локонами, с широко распахнутыми глазами и лёгким испугом на лице. Точь-в-точь, как сегодня днём, при появлении Лэя в саду. Сразу стало ясно, чьих рук это дело.

Лэй подошёл к облокотившейся на перила принцессе и громко объявил:

- Этот салют посвящается самой прекрасной, очаровательной и... меткой принцессе во всех существующих мирах. Ваш образ отпечатался в моём сердце так же чётко, как краска на лице.

Взял Китрэль за руку и приложился губами к её пальчикам. Кит совсем засмущалась, покраснела, опустила голову и едва слышно пробормотала слова благодарности.

- Что творит этот идиот?! - Трэйтон стоял за моей спиной и тихо возмущался.

- А что в этом плохого? Лэю понравилась Кит, он уделяет ей внимание. Это же всего лишь флирт. Или я не права?

- На императора посмотри, - прошептал Трэйтон.

Я взглянула на его величество и поняла причину недовольства поведением триумвира. Сорол Второй стоял бледный как стена, а выражение лица у него было такое, как будто Лэй к горлу его дочери нож приставил, а не ручку поцеловал.

- Пошли отсюда, - вдруг предложил Трэйтон, подойдя ко мне вплотную и почти касаясь спины.

- Куда? - прошептала, слегка отстраняясь, потому, что люди начали коситься и одаривать осуждающими взглядами.

- А разве это так важно? Главное, что там мы будем вместе, и не будет этих напыщенных придворных, - прошептал, снова приблизившись и щекоча мне висок дыханием.

- Чуть позже, - прошептала в ответ и пошла за потянувшимися к дверям в зал людьми.

- Через полчаса я тебя заберу, - и затерялся в толпе.

Уже почти все леди и лорды вошли в помещение, когда меня схватили за локоть и оттащили в сторону от дверей.

- Пошли, погуляем в саду, - грубым, каким-то хриплым голосом предложил Трэйтон, продолжая удерживать меня за руку.

- Мы же договорились, что уйдём через полчаса! - попыталась освободить руку от почти болезненного захвата.

- Дааа? - почему-то удивился Трэйтон. - Ну тогда, я передумал. Уйдём сейчас, - и потянул меня к лестнице.

Да в чём дело?

- Трэйтон, отпусти! Ты на себя не похож!

- Не говори ерунды. Это я, твой любимый и всё такое. Пошли, говорю. Доверься мне, в саду тебя ждёт сюрприз.

Всмотрелась внимательно в лицо Трэйтона - ничего подозрительного, его черты, его глаза. Но сердце сжалось от бесконтрольного страха, что-то с ним было не так. Казалось, через его глаза на меня смотрит кто-то другой, злобный и агрессивный.

- Знаешь, я, наверное, лучше вернусь в зал. Там дедушка, да и принцесса меня ещё не отпускала.

Но и Трэйтон не торопился отпускать мою руку.

- Кто для тебя важнее, дед с принцессой или я, твой хозяин?

- Кто?! С каких это пор ты стал моим хозяином? - нет, это определенно не мой Трэйтон. Грэйн слишком хорошо меня знает и не рискнул бы ляпнуть такую чушь.

Вдруг, в голову пришла замечательная идея. А что, если попробовать с помощью магии вернуть этому субъекту его истинный облик. Ведь смогла же я превратить жабо-Грэйна обратно в моего Трэя. А с этим даже если и не получится - не жалко. Потому как я уверена, что это какой-то злодей и намерения у него явно недобрые. А пока я это обдумывала, меня уже стащили со ступеней и увлекли в тень деревьев.

Я остановилась, не собираясь продолжать этот балаган.

- В чём дело? Идём, - совсем хрипло проговорил Трэйтон.

Я подняла руку и, указывая пальцем на самозванца, чётко проговорила:

- Истинный облик этого лорда, - по телу прошлась волна магической энергии, но стоящий передо мной лорд не изменился! Это был по-прежнему Трэйтон. Только лицо его вдруг побледнело, скривилось от боли. Он упал на одно колено и, не поднимая головы, прохрипел:

- Беги... Лэй...

Я отступила на несколько шагов. Это Трэйтон! Только с ним что-то не так. Ему плохо! Уже собралась подойти и помочь подняться, но Трэйтон вскинул голову и уставился на меня злыми, жёлтыми глазами с вертикальными зрачками. Развернулась и, не разбирая дороги, ломанулась в сторону лестницы прямо через розовые кусты. Ободрала руки, но даже не пискнула. И не обернулась ни разу, пока ни оказалась на ступенях. А когда посмотрела в том направлении, откуда только что прибежала, увидела только неясное свечение зелёного цвета.

В зал я постаралась войти спокойно. Отыскала взглядом Лэя и почти побежала к нему. Бесцеремонно схватила родственника за локоть и выдернула из возглавляемой Кит толпы обожательниц. Принцесса одарила меня обещающим неприятности взглядом. Она злилась с того момента, как объявили о моём новом статусе.

Отвела недоуменно взирающего на встрепанную и запыхавшуюся меня триумвира подальше от людей и затараторила полушёпотом:

- Там Трэйтон, с ним что-то не так. Он хотел мне навредить, а когда я попыталась воздействовать на него силой, ему стало плохо. Он почти упал и приказал бежать за тобой.

- Что ты сделала с моим братом? - зло прошептал Лэй.

- Это не я! У него глаза были странные, как у того чудовища из Рок Повэр.

Лэй замер и прикрыл глаза. А когда открыл их вновь, в его взгляде плескался страх!

- Из помещения ни шагу. Увижу в саду - сам прибью! - огляделся и, схватив меня за руку, куда-то потащил. Как оказалось, к деду.

- Вот, передаю из рук в руки. Из зала не выпускать. Быть всегда на виду.

Дедушка напрягся, но ничего не спрашивая, молча кивнул. А Лэй ушёл. И стоило ему покинуть помещение, как все двери закрылись сами собой. Вокруг было шумно и весело, и мало кто заметил такую странность, как самозакрывающиеся двери на террасу.

Я умоляюще посмотрела на дедулю. Дедуля грозно сдвинул брови и пробурчал:

- Не пущу. Пусть сами разбираются.

- Ну пошли, хотя бы в окно посмотрим, - взмолилась я.

А в следующее мгновение прогремел взрыв! Все стёкла со стороны сада брызнули осколками в зал, прямо на людей. Кто-то завизжал, кто-то начал неприлично ругаться. И почти вся, довольно не малая, толпа присутствующих кинулась на террасу. Любопытство оказалось сильнее страха. Протолкавшись через толпу, мы с дедом пробрались к перилам. А в саду, прямо на том месте, где я оставила Трэйтона, зияла огромная глубокая воронка с неровными краями и вывороченными с корнем деревьями по бокам. И никого не было. Трэйтон и Эвилэй просто пропали!

Мы сидели в рабочем кабинете его величества. Я здесь была впервые, но сейчас было не до интерьера. Во-первых, переживала за Трэйтона, да и за Лэя тоже. А во-вторых, меня допрашивал сам император и я, как подданная его императорского величества Сорола Второго, не имела права молчать. Но чувствовала, что и полностью откровенной быть тоже не могу.

Ответить на очередной вопрос я не успела, голову пронзило острой, непереносимой болью. Вскрикнула и сжала виски руками. И только отдышавшись, поняла, что это была не моя боль. Плохо было Трэйтону, очень плохо. В следующее мгновение сбоку от меня заискрился воздух и появился Лэй. Он был весь в земле и с окровавленными руками. Его левое плечо было не в лучшем состоянии, рукав изодран, а под лохмотьями виднелась рваная, ещё кровоточащая рана. Но что-то мне подсказывало, что на ладонях не его кровь. Я вскочила и спросила срывающимся шёпотом:

- Где он? Он жив?

- Да, - хрипло ответил Лэй, прокашлялся и продолжил уже нормальным голосом: - Я за тобой, одному ему здесь не выкарабкаться, а у меня сейчас не хватит силы перенести нас обоих. И там нас наверняка ждут.

Высвободила руку из дедушкиного захвата, он попытался удержать меня, но сейчас я могла думать только о своём муже, и молча шагнула к Лэю. Триумвир повернулся к застывшему в шоке императору и проговорил:

- Надеюсь, вы нас извините, ваше высочество?

Сорол поморщился от 'высочества', но молча кивнул, принимая извинения. Нахлынула волна перехода.

Трэйтон лежал на кровати. Он тоже был весь в земле и крови. На боку виднелась уже почти затянувшаяся рана, а вот бедро ещё кровоточило, и довольно сильно.

- Он потратил слишком много сил на борьбу с подчинением, так что тебе придётся поделиться с ним чистой энергией. Мне тоже необходимо подзарядиться, но у Рок Повэр нас, наверное, будут ждать, поэтому я к себе во дворец, у меня там ещё остался небольшой запас сфер. Если Арена пропустит - принесу.

А я стояла как вкопанная и не могла оторвать взгляд от посеревшего, осунувшегося лица Трэйтона.

- Ну, чего замерла, иди к нему, - подтолкнул меня в спину триумвир и испарился.

Подошла и осторожно, стараясь не прикасаться к израненному телу, легла рядом. Прижалась лбом к щеке лорда и замерла. Но ничего не происходило, не было ощущения покидающих сил, вообще ничего не менялось. Трэйтон по-прежнему был без сознания, глубоко, но редко дышал и не забирал мою энергию. Я села, нависая над ним, погладила по щеке, наклонилась и поцеловала, вложив в прикосновение всё своё желание поделиться силой, энергией, самой жизнью. Темнота накрыла неожиданно, успела только подумать 'получилось' и повалилась на Грэйна.


* * *

Меня трясли за плечи и навязчиво пытались разбудить. Вялые отмахивания руками не помогли, пришлось приоткрыть один глаз и послать нарушителей моего покоя куда подальше. Тоже не помогло! Сквозь дымку сна услышала вопрос, заданный полушёпотом и явно не мне.

- Ты какую энергию брал?

- Откуда я знаю, без сознания же был! Она сама её в меня вливала, но по ощущениям накопители полные.

- Да ты её досуха выпил! Поздравляю братец, теперь у тебя безразличная ко всему, холодная как рыба и не отягощённая чувствами жена!

Меня опять потрясли и попытались усадить. Села, оттолкнула навязчивые руки, потянулась и озвучила то, что меня сейчас беспокоило:

- Хочу есть и в туалет. Нет, в туалет всё-таки больше, - и, не обращая внимания на оторопело уставившихся на меня братьев, соскочила с кровати, немного постояла, пережидая головокружение, и пошла в ванную, на ходу стягивая платье.

Лэй закашлялся и отвернулся, а Трэйтон прошептал:

- Ты же в туалет хотела.

- Помоюсь попутно, я же рядом с грязным тобой лежала.

Когда я вышла из ванной, в спальне был уже только Трэйтон.

- Тэль, милая, иди сюда, - похлопал по простыни Грэйн. Странно, кровать же заправлена была. Ааа, наверное, он спать собирается, уже же ночь.

- Нет, я пойду поем. А спать больше не хочется, так что ты тут без меня.

За дверью хохотнули, и донёсся ехидный голос Лэя:

- Тебе помочь, братец?

- Я же сказал, что сам справлюсь, - прорычал Трэйтон. - Убирайся от моей спальни извращенец!

Я подошла к двери, открыла и упёрлась взглядом в халат. Халат был на триумвире, и они преградили мне дорогу.

- Прости, дорогуша, но из этой спальни ты не выйдешь... пока супружеский долг не исполнишь, - хохотнул лорд и закрыл дверь перед моим носом.

Повернулась к Трэйтону, он хмуро смотрел на дверь, потом сделал пасс рукой. Дверь и часть стены окутала голубоватая дымка, а сквозь неё донеслось:

- Опять силой разбрасываешься не по де...

Дымка впиталась в стену, и стало совсем тихо. Трэйтон поднялся с кровати, подошёл ко мне, приобнял за плечи и попытался объяснить, что здесь происходит.

- Понимаешь, Миртэлла, когда я был без сознания, не мог контролировать свои накопители силы и... они вытянули из тебя всю эмоциональную энергию.

- Ну и что? Я есть хочу! Давай, ты мне потом об этом расскажешь? Или пошли на кухню, я могу есть и слушать одновременно.

Попыталась повернуться к двери, но меня осторожно, но настойчиво развернули опять к кровати и нежно, касаясь губами уха, прошептали:

- Сначала я поделюсь с тобой своими чувствами, а потом мы будем делать всё, что ты захочешь.

- Я же уже сказала, что хочу есть! - отклоняясь и потирая ухо, повторила я. - И зачем мне твои чувства? Мне и так неплохо.

Трэйтон заскрежетал зубами, произнёс: 'Прости, но времени совсем мало осталось, скоро процесс станет необратимым'. Легко поцеловал в губы и, бесцеремонно схватив на руки, понёс к кровати. Так же бесцеремонно бросил на простыни, сорвал с меня халат и свой тоже скинул. Мне стало страшно, это был даже не страх, а инстинктивное желание защититься от агрессора. Попыталась сбежать с другой стороны кровати, но Грэйн схватил за ногу и подтянул к себе. Я начала брыкаться и отбиваться руками, но за считанные секунды была скована магией по рукам и ногам. Из глаз потекли слёзы, а изо рта вылетали такие слова, которые раньше и про себя не осмелилась бы произнести.

Трэйтон лёг рядом и, нависая надо мной, погладил по щеке. Попыталась укусить, зубы щёлкнули в паре миллиметров от пальцев лорда.

- Ну что же ты, малышка? Я же ничего плохого тебе не сделаю, ты просто расслабься и постарайся почувствовать ко мне хоть что-нибудь, кроме страха.

- Я чувствую, что меня связали! И мне это не нравится!

- Это уже что-то. Дальше, я уверен, будет легче, - улыбнулся Трэйтон и начал покрывать поцелуями всё моё тело. По коже, вслед за его губами и руками, прошла волна тепла, стало жарко. Но в душе не было ничего, кроме беспокойства. Прикосновения были приятны, но всё равно хотелось высвободиться из магических пут, оттолкнуть мужа и уйти. Всё равно куда, лишь бы прекратить это раздражающее действо.

- Делай уже быстрее, что собрался, только отпусти меня, - грубо произнесла и постаралась отвернуться от настойчивых губ. Грэйн схватил за подбородок и всё же поцеловал. Вместе с вливаемой в рот энергией пришла боль. Не сильная, ноющая боль в груди. Как будто грудную клетку распирало и обжигало изнутри. Я застонала. Трэйтон разорвал поцелуй и успокаивающе погладил по голове.

- Шшш, потерпи немного. Так и должно быть. Скоро станет полегче.

И снова нежные губы и руки. Только теперь прикосновения дарили успокоение и заглушали боль.

Скованность в конечностях пропала, но я уже и не вырывалась. Пусть произойдёт то, что должно. Ведь раньше я была счастлива рядом с ним. А что такое счастье? Все мысли из головы выбил следующий приступ боли. И нужно ли мне такое счастье?

Я лежала, свернувшись калачиком, и пыталась унять непрошеные слёзы. Трэйтон сидел рядом, но не пытался успокоить. Бросил эту бессмысленную затею после третьей попытки прикоснуться ко мне. Я неизменно вздрагивала и отодвигалась. Ещё немного и свалюсь на пол. Ну и пусть, зато оттуда он меня не увидит. Было мерзко и стыдно. А ещё очень обидно и страшно. За что он так со мной? Неужели нельзя было отдать эту треклятую энергию как-то по-другому? Зачем нужно было связывать и лишний раз показывать, насколько я беззащитна перед ним? И в то же время не покидал страх за Трэйтона. Ведь он чуть не погиб сегодня. Он оказался уязвимым! А я-то думала, что Грэйн один из сильнейших. Ан нет, нашлись те, кто сильнее.

Застонала и уткнулась лбом в подушку.

- Тэль, ну сколько можно заниматься самокопанием? Всё же хорошо закончилось.

- Ничего не хорошо! Ты меня почти изнасиловал! И чуть не погиб и... я тебе столько наговорила.

- Что касается насилия, под конец я начал опасаться, что подобная участь постигнет меня. И я не погиб, это главное. А твой словарный запас действительно вверг меня в шок. Знаешь, я даже заподозрил, что меня злостно обманули, подсунув базарную торговку вместо леди, - он ещё и потешается надо мной!

Подскочила, схватила подушку и, размахнувшись, изо всех сил ударила ею муженька. Он явно не ожидал удара и кубарем скатился с кровати. Я перехватила подушку поудобнее и направилась добивать гада. Но услышала стон и, забыв обо всех обидах и терзаниях, метнулась к раненому. Но не успела спрыгнуть с кровати, меня с неё коварно сдёрнули за ноги. Повалилась на никакого не раненого, а беззвучно смеющегося Трэйтона и сразу же была заключена в крепкие объятия.

- Вот такая ты мне и нужна, бесстрашная, воинственная и... обнажённая.

Ой, а я и забыла, что не одета.

- Лучше бы ты не возвращал мне эти эмоции! Те полчаса без чувств и переживаний были самыми лёгкими и умиротворёнными во всей моей катастрофичной жизни! - проныла, уткнувшись лицом в грудь мужа.

- Зато я за эти полчаса успел соскучиться по своей персональной катастрофе, - меня трогательно чмокнули в макушку и поинтересовались: - Успокоилась?

Я отрицательно помотала головой,

- Нуу, значит, можешь продолжать терзаться, а я пойду - поем.

Я вскинула голову и возмущённо спросила:

- Издеваешься?

На что мне честно солгали:

- Нет.

Ужинать, или, скорее, завтракать, меня несли на руках.

На кухне обнаружился спящий сидя за столом Лэй и пустая бутылка от вина.

- Переволновался, - вынес вердикт Трэйтон. - Давай не будем его тревожить, поедим тихонечко за другим столом и пойдём спать. Часа четыре у нас ещё есть.

Но не тревожить Лэя не получилось. Он пошевелился во сне и с перебудившим, наверное, весь дом грохотом свалился на пол. Подскочил, настороженно озираясь по сторонам, увидел нас и, пьяно улыбнувшись, сел на другой стул. Предыдущий не пережил падения и развалился на части.

- Ну что, голубки, вылечились? - начал ехидничать триумвир.

Я покраснела и отвернулась.

- Не стоит, - тихо, но весьма угрожающе, произнёс Трэйтон.

- А я что? Я же за вас волнуюсь! Но раз твоя жёнушка вместо того, чтобы оголяться передо мной, краснеет, значит всё в норме.

Я вообще готова была провалиться сквозь землю. И угораздило же меня снять это платье при нём.

- У тебя три часа, чтобы привести себя в порядок и явиться ко мне в кабинет. Сегодня конференция, если ты не забыл. И, в свете последних событий, необходимо скорректировать некоторые пункты основного договора. Некоторые же вторичные вообще теряют свою ценность.

Лэй поднял руки, принимая поражение, и ушёл отсыпаться. А я подумала, что кто-то только что сократил свой отдых ещё на один час, и внесла актуальное предложение:

- Пошли спать?

И вот она, заветная дверь к отдыху, но стоило Трэйтону протянуть руку к ручке, как во входную дверь настойчиво постучали. А потом и вовсе, игнорируя молоточек, забарабанили кулаками.

- Иди в спальню, - напряжённо произнёс Трэйтон. Открыл дверь и втолкнул меня для верности. Захлопнул перед моим носом дверь и сквозь непрекращающийся грохот послышались его удаляющиеся шаги. Я, конечно же, вышла в коридор, крадучись прошла к лестнице и притаилась, выглядывая из-за угла. Трэйтон, держа в одной руке тот самый меч, которым трансмута убивал, подошёл к входной двери и, не поинтересовавшись, кто пожаловал, резко распахнул её. В дом ввалился кто-то замотанный в серый плащ, почти рухнул на Грэйна и, повиснув на его плечах, запричитал:

- Трэй, слава Звезде, я добрался до вас! Говорила мне мама, что через 'Арену' небезопасно идти! Но ты же знаешь, что у меня с потоками так себе, думал, по главному пути будет безопасней. Ох и пошвыряло меня. Кто-то все вектора посбивал. Меня чуть не распылило, и вот...

Гость продемонстрировал ровно обрезанный угол плаща и торчащий из-под него обрубок ножен. Меня передёрнуло, вспомнила, сколько раз меня Трэйтон перемещал таким же способом, и порадовалась, что все части тела на месте.

- Зачем меч с собой потащил? - усмехнулся Трэйтон, - ты же им только себя поранить можешь.

- Так спокойнее, - пробурчал гость и откинул капюшон с головы. А под капюшоном оказались встрёпанные, как всегда, волосы и голубые глаза в обрамлении звёздочек. Роби! А его-то сюда каким ветром занесло?

- Что случилось? Почему ты здесь? - напряжённо спросил Трэйтон. Ага, мне тоже хотелось бы знать.

- Ты не представляешь, что там творится! - возбуждённо воскликнул Робьез.

- Ну, раз ты здесь, значит что-то очень выдающееся. Идём в кабинет, прислуга скоро проснётся, а ты слегка выбиваешься из образа местного аристократа.

- Это почему? Я почти такой же лорд, как и ты!

- Вот сейчас всё обсудим, переоденешься, прикроешь глаза иллюзией, тогда и будешь аристократом. А сейчас ты для местного населения, скорее, потрёпанный демон. Иди за мной.

И Трэйтон направился к лестнице. Я метнулась к спальне, но остановилась, услышав усталое:

- Да иди уже с нами, катастрофа ты моя. Всё равно ведь не отвяжешься, пока всё не узнаешь.

Губы расплылись в довольной улыбке, и шагнула обратно в коридор.

- Привет Роб! Очень рада тебя видеть! - воодушевлённо начала я, но осеклась, увидев удивлённый взгляд Роба.

- А она почему тут? Ты же сказал, что отправил девочку домой.

- Она дома. Ты повнимательнее к ауре присмотрись.

Роб уставился на меня, потом медленно, будто скользя взглядом по чему-то, невидимому мне, перевёл взгляд на Трэйтона. Нахмурился и выдал:

- Ну ты и сволочь, Грэйн! Не ожидал такого от тебя!

- У тебя не только с потоками, с аурами тоже туговато. На нить взгляни. Она полукровка и между нами произошло слияние.

- Может хватит меня так пристально рассматривать, у меня мурашки от ваших взглядов, и разговоров тоже.

- Ещё бы! Стоишь на сквозняке в одном халате. Иди оденься, мне нужна здоровая жена, - покосился на Роба, - и вменяемый друг, который, вместо того, что бы пялиться на не совсем одетую МОЮ ЖЕНУ, поздравит меня и перейдёт к делу.

Роб густо покраснел, отвёл взгляд от слегка распахнувшегося на моей груди халата, точнее от того, что под халатом и пробурчал:

- Поздравляю.

Трэйтон зло глянул на меня и повёл гостя в кабинет. Я почему-то тоже покраснела, замоталась в халат по самый подбородок и пошла переодеваться. Таким Трэйтон предстал передо мной впервые, хотя нет. Был ещё момент, когда он меня после встречи с триумвиром обнюхивал. И эта его необоснованная злоба была, мягко говоря, неприятна и обидна.

Я нашла самую закрытую блузу с воротником стоечкой, подобрала к ней длинную, свободную юбку, оделась и поспешила присоединиться к лордам. Обиды подождут, сейчас главное - ничего важного не пропустить. В Галаксиуне явно происходит что-то плохое. И, думается мне, что это как-то связано и с нападением на Трэйтона и с сегодняшней конференцией. Не хотелось бы, чтобы увлекшись своими играми, стартрэйны, походя, уничтожили наш мир. А учитывая их возможности и, судя по желтоглазому уродцу из скалы, присутствие какой-то третьей силы, такое вполне может произойти.

Роби говорил много, путано и эмоционально. И всё, что мне удалось понять из его рассказа, это то, что в мире Звёздных назревают огромные перемены, связанные с их предками, но есть те, кто не желает воссоединения с сородичами и возвращения на историческую родину. И эти нежелающие захватили власть, воспользовавшись отсутствием прайм-триумвира, и объявили народу, что Лэй сбежал, оставив свой народ на растерзание агрессивных захватчиков с исторической родины.

- В совете предатели! - вещал, а скорее, верещал, Роб, хватая себя за волосы и чуть ни выдирая их клоками. - Триумвират покинул дворец в полном составе. Чёрные волки были наполовину уничтожены, а оставшиеся перешли на сторону захватчиков, спасая свои шкуры. Мама, моя мама! осталась в подвальных лабораториях, чтобы поддерживать переходы арены в активном состоянии до вашего возвращения.

Роб подскочил к Трэйтону, схватил его за грудки и начал трясти, требуя:

- Вы должны немедленно вернуться домой, ТЫ обязан спасти маму!

Трэйтон отцепил руки друга от своего халата и жёстко рявкнул на него:

- Сядь!

Роб попятился и практически упал в кресло. Закрыл лицо руками и застонал.

- Прекрати истерику, твоя мать может в любой момент покинуть дворец, воспользовавшись переходом. Покинуть Арену мы сможем не раньше заключения договора. Ты сам понимаешь, насколько это важно. Сегодня, уже через несколько часов, состоятся переговоры, и они будут успешными, обязаны быть! Иначе нам всем предстоит жалкая участь бездомных или роль воспроизводителей в Стархэйне. Они не отступят и они сильнее, а мышиная возня вокруг трона скоро станет вообще не имеющим смысла занятием. Нас поглотят в ближайшие месяцы, неужели ты этого не понимаешь?

- Мы будем защищаться, - жалко возразил Роб.

- Не будь дураком! Я сказал - поглотят, а не завоюют. Они в разы сильнее нас, даже после катаклизма. Нам просто нечего им противопоставить. Им нужна наша кровь, чтобы возродить своё величие, и они без труда её возьмут... если мы сами не получим свежую кровь для повышения своего потенциала.

Трэйтон вдруг метнул встревоженный взгляд на внимательно слушающую меня. Нахмурился, подошёл, присел рядом и, взяв мои руки в свои, произнёс:

- Прости, милая, но до подписания договора тебе лучше поспать.

Я собралась возразить, но муж положил руку на мой лоб, и меня накрыло вязкой чернотой.

Сознание вернулось яркой вспышкой, а следом за ним и осознание. Резко села и открыла глаза. Я находилась в спальне. Значит, муженёк перенёс меня сюда и даже покрывалом укрыл. Какой заботливый! Посмотрела в окно, солнца не было видно, значит, уже далеко за полдень, и договор, а точнее приговор, подписан. Как он мог?! Им претит мысль стать бесправными воспроизводителями для более сильных сородичей, а нас - людей, значит, можно использовать в таких же целях? Ну подожди, я устрою тебе незабываемую супружескую жизнь! Встала и уже собралась отправиться на поиски драгоценного супруга, но заметила какие-то конверты на прикроватном столике. Взяла верхний, на нём были императорские вензеля и дворцовая печать. А вот внутри находилось приглашение на торжество в честь помолвки её высочества принцессы Китрэль и триумвира Лайлэйка! Быстро сработали и, похоже, изменить что-то уже не получится. Они добились объединения и вышли из тени. И теперь их враги станут и нашими. А враги-то непобедимые! Отбросила приглашение и распечатала второй конверт. Подписи на нём не было, но я уже догадывалась, что там. Так и есть, короткая записка от Грэйна, в которой он сообщает, что вынужден был отправиться в Галаксиун, но постарается вернуться как можно быстрее. Ага, поторопись, дорогой, я буду ждать с нетерпением! Уже сейчас руки так и чешутся. Но помолвка назначена на завтра, а значит, Лэй здесь. Вот с ним-то я пока и разберусь. Хотя, уверена, идея об объединении принадлежит Трэйтону, но ведь триумвир её поддержал, а значит, виновен не меньше.

Эвилэя в доме не оказалось, слуги сказали, что хозяин забегал в обед на пару минут и снова ушёл, а его брата вообще сегодня не видели. Ну и мне тогда здесь делать нечего, переночую во дворце. С грустью вспомнила свои комнаты в дедовом доме. Только там я была по-настоящему дома. Этот особняк мне чужой, а о гостевых апартаментах при императорском дворе и говорить не стоит. Там я только спала и плакала от тоски по Трэйтону. Кажется, скоро я начну плакать от тоски по тем временам.

Во дворце было непривычно тихо. Принцессу я нашла в саду, и она там была не одна! С ней был Лэй. Они прогуливались под ручку и ворковали, как настоящие жених и невеста. Вот только их помолвка - не что иное, как закрепление договора. Политический союз и не более. И Кит должна это понимать, но личико принцессы лучилось счастьем, каким-то искусственным, неправдоподобным счастьем. Я закрыла глаза, сосредоточилась, как учил наставник Трэйтона, и когда вновь посмотрела на Китрэль, то увидела едва заметную, сиреневую дымку вокруг её головы. Её заставили влюбиться с помощью магии!

- Принцесса, триумвир! Вот вы где, а я вас везде ищу, - нацепила на лицо приветливое выражение и поспешила к так называемым влюблённым.

- Тэль, я так рада тебя видеть! Извини, что лично не сообщила тебе о помолвке, - защебетала Кит, отлепляясь от Лэя и обнимая меня, будто несколько месяцев не виделись. Я тоже обняла принцессу и показала родственничку кулак за её спиной. Лэй сначала удивился, но потом пожал плечами и произнёс одними губами:

- С мужем разбирайся, - триумвир в своём репертуаре, у него всегда во всём Трэйтон виноват. А то, что это его магия окутывает принцессу, это так, мелочи.

- Тэль, я так счастлива! Теперь мы с тобой породнимся, представляешь! - и шёпотом: - И у него такие глаза! Я просто насмотреться не могу. Так и вижу наших детей с такими же волшебными глазками, - даа, знатно ей мозги промыли. Она же вообще детей не хотела.

- Ваше высочество, вы позволите украсть вашего... жениха на пару минут? Мне необходимо поговорить с ним о... своём женихе.

- Ну конечно, если только Эви не будет против.

- Не будет, правда же Эви? - передразнила я принцессу.

Лэй поцеловал Китрэль в щёчку, принцесса чуть не разрыдалась от счастья, меня же перекосило от злобы, и со скорбным видом предложил мне свой локоть. Я вцепилась в его руку мёртвой хваткой и потащила за деревья. А когда мы скрылись от прогуливающихся по саду, резко остановилась и, сложив руки на груди, прошипела:

- И как это понимать?

- Ты о чём? - невинно хлопая глазками, спросил Лэй.

- Что, так много всего натворил, что даже не догадываешься, из-за чего я злюсь в данный момент, Эви?

- Если ты об отъезде Трэйтона, то он скоро сам вернётся, с ним и будешь ругаться. И вообще, не мешай мне налаживать будущую семейную жизнь.

- Да чего там уже налаживать? Ты в её маленькую головку столько магии напихал, что уже всё более чем налажено. Природного обаяния, значит, не хватило? Немедленно сними с неё эту гадость! - окончательно распалилась я.

- Тише ты, - озираясь, попросил триумвир, - В конце концов, ты такая же, как и мы, наполовину. И, кстати, это из-за тебя нам пришлось менять план и форсировать события. А принцесса мне действительно нравится, и я ей тоже. Я только немного подкорректировал её отношение к своему происхождению, чтобы леди не волновалась.

- Какая забота! А тебе не кажется, что она имеет право сама решать, из-за чего волноваться, а из-за чего нет? И что за бред по поводу изменения планов? Я-то тут вообще причём?

Лэй немного помолчал, потом усмехнулся и заговорил не менее ехидно, чем я минуту назад:

- Ну, раз уж ты так отстаиваешь право выбора принцессы, то и тебе не помешает узнать кое-что. Как думаешь, что послужило причиной вчерашнего нападения на Трэя?

Я пожала плечами.

- А тебе не показалось странным, что после подчинения, он не попытался убить меня или, скажем, вашего императора? Он заинтересовался именно тобой.

- Так почему? - поторопила замолчавшего лорда.

- Ох, и влетит же мне от Грэйна, но я всё равно скажу. Чтобы нос слишком не задирала.

- Да говори уже, раз начал! - разозлилась я, - Чего во мне такого ценного, что я их заинтересовала больше твоей царственной персоны?

- В тебе? - рассмеялся Лэй, - Да ты им мешаешь! А вот Грэйн - он для них лакомый кусочек. Бесценный генетический материал. Трэй, я и ещё несколько сильнейших лордов. Они, кстати, и тобой интересовались, но тебе чистоты крови не хватает. Вот тебя и решили убрать, его, Трэйтона, руками, чтобы потом меньше о мести думал. Сам не уберёг, не справился с влиянием. Ведь изначально Трэй собирался вернуться в Стархэйм, но тут случилась ты и поломала все планы наших бедствующих сородичей относительно моего братца. Грэйн отказался от сотрудничества и начал кипучую деятельность с целью спасти тебя и весь ваш мир от участи обеда.

- Я не понимаю, кто они, эти таинственные сородичи?

- Это длинная история, пусть Трэй расскажет, - отмахнулся Лайлэйк.

- Ну уж нет! Рассказывай, только кратко! - и вцепилась в его рукав, чтобы не убежал.

- Меня вообще-то невеста ждёт, - попытался вырваться Лэй. Ткань рукава затрещала и триумвир сдался.

- Ладно, слушай. Когда-то, очень давно, наших предков сослали в другой мир за высокомерие и непринятие других рас. Просто собрали всех не согласных с реформами и, открыв переход, выкинули из родного мира. А вот закрыть этот переход у них ума уже не хватило. Через него просачивалась энергия нашей магии, и изгои не погибли. Они просто захватили новые территории и стали править новым миром, создав огромную империю - Галаксиун. Мы - потомки тех сосланных. Но на нашей исторической родине случился какой-то катаклизм, и раса стартрэйнов практически вымерла. Те, что выжили, перемешались с другими расами, и их сила стала регрессировать. Вот они и вспомнили о некогда изгнанных соплеменниках. Мы им нужны для создания нового, чистокровного поколения. Вот, собственно, и всё.

- Так если их осталось мало и они ослабли, их же можно победить! - в голове всё перемешалось, опять политика правит балом!

- Да, их осталось мало, но по сравнению с тем, сколько было раньше, а не по сравнению с нами. И смешение разных рас тоже даёт определённые преимущества. Раньше они правили десятками миров, сейчас хотят вернуть прежние владения и захватить новые. В частности, это милое местечко, - Лэй раскинул руки, показывая о каком местечке идёт речь, - За сим откланиваюсь. Пищи для размышлений я тебе дал более чем достаточно. Переваривай, - развернулся и пошёл прочь.

- Последний вопрос, - взмолилась я, просто оседая на траву.

- Давай, я сегодня добрый, - обернулся триумвир.

- Зачем Трэйтон вернулся туда? Его же там могут убить!

- Ты меня вообще слушала? Он им нужен живой. А если поймают - выкрутится как-нибудь, это же Грэйн. Если он сумел почти самостоятельно снять коллективно наложенное подчинение, то и с остальным справится.

Лэй ушёл, а я так и осталась сидеть на траве. Я-то знаю, что подчинение Трэйтону удалось побороть только после того, как на него воздействовала моя магия. Возможно, это было случайным резонансом двух противоположных воздействий. А если так, то в следующий раз Трэйтон может проиграть!

Посидев ещё немного в саду, я замёрзла и отправилась во дворец. Вечер прошёл как в тумане. Я поужинала в общем зале и даже улыбалась и поддерживала светскую беседу с соседками по столу. Потом успокоила дедушку, объяснив, что ничего непоправимого не произошло, и я в норме. Только дедуля слишком хорошо меня знает, и после разговора распереживался ещё больше.

- Что-то не видно твоего Грэйна. Куда это он запропастился? Хотя, оно и к лучшему. Чем меньше времени ты с ним проводишь, тем мне спокойнее.

Мы находились в кабинете отведённых для наместника апартаментов, поэтому я могла не скрывать эмоции. Вскочила с диванчика и, нервно расхаживая по кабинету, начала выплёскивать наболевшее:

- Мне и так тяжело и страшно! Сколько можно твердить, что Трэйтон мне не пара? Он мой муж.

- Он твой любовник! И мне больно видеть, как он унижает тебя, - перебил дед.

- Он МОЙ МУЖ! Скоро станет им и по вашим законам. И если ты не примешь его, то я... - села обратно на диван, сгорбилась и, опустив голову, прошептала: - Прошу тебя, мне так необходима твоя поддержка. Ведь раньше мы всегда делились друг с другом всеми радостями и невзгодами. А он сейчас где-то там, среди врагов, я боюсь за него. Что мне делать?

И я всё-таки разревелась как маленькая девочка, уткнувшись лицом в грудь подсевшего ко мне и обнявшего за плечи деда. Он гладил меня по волосам и укачивал как ребёнка. Но всё же не удержался от замечания.

- Ты сказала, по Вашим законам, а не по нашим. Неужели я потерял свою маленькую девочку, и теперь ты принадлежишь тому, далёкому и опасному миру магии?

- Это по-прежнему я, твоя Миртэлла, просто я выросла и стала другой. Теперь я знаю, почему не могла найти себе места в этом мире, здесь не было его. И без Трэйтона я не живу, потому что мы созданы, чтобы быть вместе. Это даже не зависит от нас. Трэйтон вообще признался, что я не в его вкусе, но сила магии связала нас вместе, потому что мы идеально подходим друг другу. И эту связь невозможно разорвать, да я и не хочу. Я люблю его. Да, он не идеален, он бывает жесток и живёт ненавистной мне политикой, но он мой, понимаешь, мой, - слова произносились с трудом, прерываясь всхлипами и судорожными вздохами, но истерика прекратилась так же быстро, как и началась. Я так и уснула на маленьком диванчике, в объятиях укачивающего меня дедушки.

Мне снилось детство, пруд за конюшней, праздник в честь моего двенадцатилетия, именинный пирог и море цветов вокруг. А потом всё резко изменилось, пропали радость и лёгкость. А на смену им пришли беспокойство, напряжение, а потом и ярость. Бурная, клокочущая ярость, переросшая в невыносимую боль и полное безразличие ко всему, кроме этой выжигающей разум боли. Проснулась от собственного крика и падения с кровати. Осмотрелась и вспомнила, что нахожусь в дедовом кабинете, а упала с маленького, неудобного диванчика. Меня всю трясло, в душе поселилась странное ощущение пустоты, как будто оттуда вырвали что-то очень ценное, необходимое для её существования.

Крадучись, чтобы не потревожить спящего дедушку, ушла к себе. Но уснуть уже не смогла. Просто лежала, смотрела на движущиеся по стене тени раскачиваемых ветром ветвей и ждала. Я и сама не смогла бы сказать, чего ждала, но чувствовала - что-то должно случиться. С Трэйтоном произошло что-то ужасное, а я не могла даже заплакать, просто лежала и ждала...

Утро началось с небывалой суеты. И чего все так бегают? Это же всего лишь помолвка, а не императорская свадьба. Больше всех носилась сама принцесса и всем мешала своими приказами и подсказками. В результате у меня даже почти получилось отвлечься от сосущей пустоты внутри. День пролетел быстро и сумбурно. Все разбежались по своим комнатам и особнякам, переодеваться к торжеству. Я тоже уехала домой. Побродила по комнатам, посидела с подушкой Трэйтона в обнимку в спальне, и не заметила, как подошло время отправляться во дворец. Собиралась я быстро, но всё равно слегка опоздала.

В главном банкетном зале собрались представители всех знатных семейств империи. Именно главы родов, а не семьи целиком, а это значит, что будет объявлено не только о помолвке. О ней, кстати, уже объявили, и сейчас все ждали продолжения представления.

На возвышении стояли император с супругой и Лэй с принцессой, и тоже чего-то ждали. В зале воцарилась полная тишина, вдруг, в этой, неестественной для такого скопления людей, тишине раздались чёткие, уверенные шаги и к царственным особам присоединился Трэйтон! Он обвёл присутствующих взглядом, задержав его на мне чуть дольше, чем на других гостях. А в глазах его светились неприкрытые иллюзией звёзды и холодное безразличие. Я, наверное, упала бы от этого презрительного взгляда, если бы не дедушка, оказавшийся рядом и поддержавший меня за локоть.

- Что происходит? - прошептал дедуля мне на ухо.

- Не знаю, - так же шёпотом ответила я, уцепившись за локоть деда.

Трэйтон начал говорить, но я не могла уловить смысл его речи, ёжась от такого же холодного и презрительного, как и взгляд, голоса. Он вещал о новых временах и перспективах, о дружбе наших миров и рас, но в его словах не было искренности или радости. Только расчёт и пренебрежение. Это не мой Трэйтон! Я больше не чувствовала его эмоций, вообще никаких чувств. Я не чувствовала его! По щеке скатилась слезинка. Дедушка заметил эту слабость и взволнованно приобнял одной рукой.

- В чём дело? Почему ты плачешь, девочка моя? - тихо спросил дедуля.

Я прижалась к родному плечу и прошептала:

- Оплакиваю своё счастье, ведь оно, кажется, закончилось, так и не успев толком начаться. Сказка стала явью, но если бы я знала, чем она закончится...

- Да объясни же, что не так. Твой муж здесь, так что тебе не нравится?

- Я его больше не чувствую, это не мой Трэйтон. Не знаю, что они с ним сделали, но он стал другим. Неужели ты этого не видишь?

Дедушка присмотрелся к продолжающему свою речь Трэйтону, пожал плечами и ответил:

- Немного скован, наверное, не часто приходилось выступать перед такой обширной аудиторией, ну и глаза свои больше не прячет. А так, каким был мер... лордом, таким и остался.

Почему никто не замечает? Неужели только я вижу и чувствую, что это совершенно другой Грэйн? Сейчас он действительно казался мерзавцем, жестоким и беспринципным политиком. Мне стало страшно, как же он поведёт себя по отношению ко мне?

Официальная часть закончилась, заиграла музыка, по залу начали сновать разносчики с напитками и закусками. Трэйтон спустился с возвышения и, мазнув по мне безразличным взглядом, вышел из зала. Я пошла следом за ним, но выйдя в холл, растерялась. Трэйтона здесь уже не было, и куда он отправился, я даже не представляла. Заглянула в один коридор, прислушалась - ничего. Прошла к другому - тоже никого. Вдруг холл наполнился звуками праздника, это лакей открыл высокие, двустворчатые двери, выпуская кого-то из гостей. Как и Трэйтон, я покидала зал через неприметную дверь для прислуги, и сейчас оставалась невидимой для вышедших, скрываясь за углом коридора. А вот я видела, что вышли Эвилэй и Китрэль. Они чинно прошли по холлу, свернули и, так же медленно и молча, пошли по одному из коридоров, ведущих в центральную часть дворца. Я пошла следом, окликнула принцессу, но она никак не отреагировала. А не услышать меня Кит не могла. Каждый звук в широком, с высокими потолками, коридоре, разносился эхом по всей его длине. И я просто шла за парочкой на расстоянии нескольких шагов, понимая, что, скорее всего, на них кто-то воздействует магией. И кто же это может быть? Конечно же, Трэйтон! А ему сейчас не стоит доверять, возможно, его подчинили, и теперь он выполняет приказы того желтоглазого монстра из разлома, или его соратников.

Принцесса и триумвир остановились возле дверей одного из залов. Я даже не знала, что это за помещение и для чего оно предназначено. Дверь открылась, Кит с Лэем медленно вошли, а я быстро юркнула следом, тут же спрятавшись за портьерой.

Мы находились в явно заброшенном помещении. Всё окна были зашторены, но, несмотря на полумрак, было очевидно, что это тронный зал. Практически в центре большой комнаты стоял всего один, резной, каменный трон. А вот на этом троне, вальяжно развалившись, восседал лорд Эрт'Грэйн. Одна его рука небрежно лежала на подлокотнике, а в другой он сжимал бокал красного вина. Вдруг Трэйтон вскинул голову и, игнорируя стоящих перед ним брата и принцессу, посмотрел прямо на меня. Криво усмехнулся и тихо произнёс:

- Немного терпения, дорогая. Подождём ещё одного участника нашего маленького представления.

Я поёжилась от страха, но прятаться уже не имело смысла. Отодвинула портьеру, но осталась на месте. Послышался шорох, в противоположной от входа стене открылась неприметная дверь, и в помещение вошёл его величество император Сорол Второй.

- Вот теперь, пожалуй, начнём. Проходите, ваше высочество, присоединяйтесь.

Император растерянно посмотрел на Трэйтона, перевёл взгляд на дочь и бросился к ней. Встряхнул принцессу за плечи, позвал, опять встряхнул. И, не получив никакого результата, в ужасе уставился на Грэйна.

- Не переживайте. Я поработал над их восприятием. Теперь они реагируют только на мои приказы. Китрэль, успокой папочку.

Принцесса повернула голову к императору и произнесла бесцветным голосом:

- Всё хорошо. Слушайся лорда Грэйна, и ничего плохого не случится.

Император побледнел, ссутулился и спросил:

- Чего ты хочешь?

Я подошла к его величеству и встала рядом с ним, давая понять, чью сторону принимаю. Император покосился на меня и тихо попросил:

- Пожалуйста, скажи мне, что ты об этом не знала.

- Об этом, наверное, даже Трэйтон не знал. Ведь так? - смело посмотрела в глаза мужа. Вот только демонстрировать смелость и действительно быть смелой, это не одно и то же. Как же мне хотелось спрятаться за спину императора.

Трэйтон молча разглядывал меня, наклонив голову набок. С таким видом рассматривают забавную зверушку, но никак не жену. Потом хмыкнул, перевёл взгляд на Сорола и признался:

- Да, изначально план был другим, но... Но, избавившись от излишней эмоциональности, я пришёл к выводу, что вы, ваше высочество, слишком слабы, чтобы победить нашего общего врага. И мне придётся взять на свои плечи груз ответственности и... власти.

При произнесении последнего слова, глаза Трэйтона засветились в два раза ярче. Из них прямо лился холодный, зелёный свет.

- Я не позволю! - взревел император. Но Трэйтон так на него посмотрел, что его величество сник мгновенно. Но попытался воззвать к здравомыслию лорда.

- А как же народ? Люди не примут вас как своего правителя!

- Вот поэтому-то я и женюсь на вашей очаровательной дочурке.

Лэй дёрнулся, но, видимо, не смог побороть наложенную на него магию и снова замер. А я бесцеремонно вцепилась в локоть императора, чтобы не упасть от шока. Только его величеству не за кого было хвататься, и он заметно покачнулся.

- Вот видите, возраст даёт о себе знать. Пора бы вам уже отправиться на покой. Свадьба состоится через неделю, за это время мы подготовим все необходимые документы, и вы передадите мне управление империей.

- Но как же ваш брат? Ведь уже объявили о помолвке...

- Мы похожи, никто и не заметит замены. А если заметят - им же хуже, - отмахнулся Трэйтон. - А мой братец не останется в накладе. Ему достанется Миртэлла, в наследство, так сказать.

Мы с императором уже практически обнимались, держась друг за друга.

- Что скажешь, брат? - Грэйн сделал пасс рукой, и Лэй пошатнулся, согнулся и застонал. Потом взял себя в руки и прорычал сквозь сжатые зубы:

- Ты что творишь, ублюдок? - в следующее мгновение Эвилэй закричал и упал на колени. А потом встал и снова замер в одной позе. Послышался едва различимый всхлип, я посмотрела на Китрэль, она по-прежнему стояла без движения и даже не моргала, но из её глаз катились крупные слёзы. Что же ты делаешь, Трэйтон?

- Я знал, что ты меня поддержишь, брат, - издевательски усмехнулся Трэйтон. Но через мгновение улыбка сползла с его лица, сменившись беспокойством. Грэйн напрягся и пробурчал:

- Как этот идиот смог пройти?

Открылась дверь, и в зал вбежал Роб, на ходу формируя в руках сгусток голубоватого света. Не успел. Трэйтон махнул рукой, будто отмахиваясь от назойливой мухи. Роба сбило с ног волной зелёного тумана, протащило по полу и впечатало в стену с такой силой, что по ней пошли трещины. Роби застонал, дёрнулся и затих.

- Так-то лучше, - меланхолично заметил Трэйтон, сделал глоток вина и продолжил: - Так на чём мы остановились?

Я медленно попятилась к Робу, Трэйтон метнул в мою сторону подозрительный взгляд, но не остановил. Уже не осторожничая, сорвалась с места и подбежала к незадачливому спасителю. Упала перед ним на колени. Роби лежал на боку с закрытыми глазами, при каждом вздохе в его груди что-то булькало и хрипело. Я осторожно приподняла голову раненого и положила к себе на колени. Роб захрипел сильнее, открыл глаза и прошептал:

- Помоги.

Боги, что же делать? Как ему помочь? Но Роб, оказывается, просил помочь ему сесть и сейчас, тихо постанывая, пытался опереться на руку. Я поспешила помочь. Лорд оперся спиной на стену, поморщился, закашлялся. Изо рта у него пошла кровь. Я зажала рот рукой, чтобы не зарыдать в голос. Слёзы уже застилали глаза, а Роб вдруг улыбнулся.

- Не реви, что-нибудь придумаем.

За спиной послышался возглас императора:

- Вы не посмеете! Я более десяти лет формировал совет лордов!

Трэйтон отвечал спокойно и тихо, но я не прислушивалась.

- Как его остановить? - прошептала, наклонившись к Роби.

- Сейчас - никак. Его пытались подчинить, он потратил слишком много энергии на противостояние и сжёг привитую сферу чувств. Теперь он не испытывает почти никаких эмоций, идеальный политик, - быстро зашептал Роб. - Мама сказала, что есть только один способ вернуть прежнего Трэя... - посмотрел на меня, мотнул головой, поморщился от боли и продолжил: - нет, не получится. Можно ещё попробовать вырубить его и перенести в родовые лаборатории Галаксиуна. Там бы ему вживили новую сферу.

- А первый способ, какой? - 'вырубить', как выразился Роб, Трэйтона сейчас представлялось вообще невозможным. Если он приближение друга почувствовал заранее, то подкрасться уж точно не выйдет.

- Понимаешь, есть способ. Но мама предупредила, что это очень опасно. Ты можешь погибнуть... скорее всего, погибнешь.

- Говори, - приказала я.

- Вы же связаны, ты можешь попробовать передать ему свои эмоции. Только передавать придётся все, а после ты просто не захочешь жить.

- Так я позавчера уже передавала, и ничего, обратно вернул. Как это сделать?

- Это другое, сейчас он заберёт всё, его накопители вытянут из тебя абсолютно всю жизненную энергию. А как? Никак не надо. Не хочу, чтобы ты погибла.

- Миртэлла, подойди, - позвал Трэйтон.

- Ну же, как это сделать? - поторопила Роби, нашёл, когда обо мне заботиться! Грэйн тут мой мир захватывает, не до осторожности. Верну своего Трэйтона, пусть потом сам меня и спасает.

- Нужен близкий контакт и искреннее желание отдать...

Роби захрипел и на мгновение потерял сознание. А когда очнулся, громко прохрипел, глядя на Грэйна:

- Трэй, отпусти. Мы же друзья.

- Иди, - позволил Трэйтон. Ещё один пасс рукой, Робьеза окутало зелёным свечением, и он исчез.

Я встала, развернулась и решительно пошла к Трэйтону.

- Все основные вопросы мы решили...

Открылась дверь, и в зал, спиной вперёд, вошёл какой-то лорд, тянущий за собой смеющуюся фрейлину. Леди первой заметила, что помещение не свободно. Ойкнула и остановилась, лорд проследил за её взглядом, обернулся, брови его медленно поползли вверх.

- Вон! - злобно рявкнул Грэйн. Не знаю насчёт других чувств, но злиться он явно не разучился.

Леди взвизгнула и убежала, а вот лорд оказался менее понятливым.

- Что здесь проис...

Очередной взмах рукой, голова лорда с хрустом разворачивается лицом к двери, тело же остаётся стоять к ней спиной.

Я закричала и тут же зажала рот рукой. Если на крик прибегут люди, то будут ещё жертвы. Мужчина со свёрнутой шеей кулем свалился на пол. Дверь закрылась.

Трэйтон сделал ещё глоток вина и продолжил, как ни в чём не бывало:

- Вопросы решены. У кого-нибудь будут просьбы? Предложения? Нет? Ну, я так и думал, что мы друг друга поняли. Вы свободны.

- У меня есть маленькая просьба, - подала голос я, - Ты отдаёшь меня брату, даже не попрощавшись. Я хочу поцеловать тебя на прощание.

Трэйтон подозрительно прищурился.

- С чего вдруг такая нежность? Я только что у тебя на глазах убил человека.

- Сам виноват, был дураком, вот и поплатился! - на одном дыхании выдала я. - Я безропотно приму твоё решение, но только если ты подаришь мне прощальный поцелуй, - по спине пробежался холодок, а ведь он действительно жестоко убил человека, и мне придётся целовать его возле ещё не остывшего трупа. Надеюсь, что придётся.

- Я хорошо тебя знаю, Тэль. Странная просьба, не находишь?

Раскачивая бёдрами, как незабвенная Фокси, и нацепив на лицо самую откровенную улыбку, на какую была способна, я направилась к трону.

- Возможно, ты, всё же, знаешь меня намного хуже, чем полагал. Может, вот таким ты привлекаешь меня ещё больше.

Краем глаза заметила, как скривился и сплюнул император. Не важно, главное, чтобы Трэйтон согласился.

- А знаешь, возможно, я оставлю тебя себе. Пусть Лэй довольствуется фрейлинами. Одна уже, кстати, освободилась, - кивок на труп у двери.

- А поцелуй? - надула губки я. Подошла вплотную к трону, пробежалась пальчиками по бедру мужа и, усевшись к нему на колени, обняла за шею.

- Ты, как всегда, удивляешь, - пропел Трэйтон, поглаживая мою шею, - Но если ты что-то задумала, твою шейку ждёт такая же участь, как и его, - рука больно сдавила шею, а взгляд выразительно устремился к лежащему на полу, как сломанная кукла, лорду.

Я провела пальцами от локтя до запястья мужа и переложила его расслабившуюся ладонь себе на грудь, стараясь не думать, что у этого спектакля есть зрители. Рука на груди сжалась, до боли сдавив оную. Положила свою ладонь поверх его, погладила, пальцы слегка ослабили хватку. И откуда столько силы взялось? Казалось, раньше он был слабее, или просто сдерживался со мной? Переместила руку на щеку Трэйтона, провела пальчиком по нижней губе. Потянулась и слегка прикусила её. Подействовало, муж расслабился и приоткрыл губы. Крепко обхватив его за шею, прижалась и жадно впилась в губы. Думая лишь об одном: 'хочу отдать всю свою силу, все чувства, а если будет нужно - и душу'.

Трэйтон снова напрягся, оттолкнул меня так, что я кубарем скатилась с его коленей и оцарапала щёку при падении.

- Тварь, - прошипел Грэйн, - Я тебя предупреждал...

Договорить он не смог, глухо застонав и вцепившись в подлокотники так, что старый камень начал крошиться под его пальцами. Я, не теряя времени, подбежала и снова прильнула к губам мужа. Энергия уходила стремительно, я чувствовала, как силы покидают меня. Но Трэйтон уже не стонал от боли, он сам держал меня и жадно пил остатки моей силы. Во рту появился привкус крови. Это ранка на щеке начала кровоточить сильнее. Но я не сопротивлялась, Роб сказал, что нужно отдать всё, а значит, я отдам.

Последним, что я услышала перед окончательной потерей связи с миром живых, были произнесённые с такой тоской и болью слова Трэйтона:

- Что же ты наделала, глупышка?


* * *

Я очнулась от жуткого, пробирающего до костей холода. Вокруг было сыро и темно. Рядом кто-то тяжело дышал. Вспомнились последние события. Я в склепе! Боги, неужели я умерла? Но тогда кто дышит рядом? Осмотрелась, рядом виднелся едва различимый, сгорбленный силуэт. Вдруг под потолком вспыхнуло несколько светящихся шариков, и я встретилась взглядом с мутно-жёлтыми глазами отца. Попыталась встать, не дали. Родитель мягко, но настойчиво толкнул обратно на твёрдый камень. Это был всё-таки склеп, хорошо, что хоть в гроб не положили. Стоп, раз я в склепе, значит, умерла, или нет?

- Ааа...

- Да, ты практически умерла, - предвосхитил мой вопрос папочка. - Но я, в отличие от этих юнцов, знаю, что делать в таких случаях. Ты пока полежи, ритуал ещё не завершён, а мне нужно немного времени, чтобы восстановиться после первой его части. Плохо, что Леризу с собой не взял, теперь подпитаться не от кого.

Только сейчас, осмотревшись, я заметила каменные пиалы, расставленные по углам алтаря, на котором я лежала, в них было налито что-то вроде жидкого металла. А левая рука отца от локтя до запястья была изрезана какими-то символами.

- Ну что ж, продолжим, - отец встал с каменной скамьи для скорбящих и погасил огоньки под потолком. - Не бойся, так надо. И сейчас будет немного больно.

Мне показалось, или в голосе отца проскользнули нежность и забота? Наверное, показалось.

Вдруг послышались приближающиеся голоса. Родитель замер, а потом вообще зажал мне рот рукой и прошептал 'Ни звука' на ухо.

- Очнись, Трэй. Она ушла, её уже не вернуть, - это был явно голос Лэя.

- Нет! Я её чувствую. А в дневниках чётко прописан ритуал возвращения по родной крови, - это уже Трэйтон.

- Хватит спорить, если есть хоть малейшая надежда, я готов отдать всю свою кровь! Только верните мою внучку, - бедный дедушка, как же ему больно из-за меня.

- Лэй, связующий ритуал родной крови придётся провести тебе, мне понадобится сила для второго этапа.

- Да уж не дурак, догадался, - ехидно ответил триумвир.

- Да открывайте же вы эту дверь. Моя девочка лежит там полумёртвая, а они спорят ни о чём! - возмутился дедуля.

Послышался скрежет отодвигаемого засова.

- Уходим, - шепнул папашка и потянул меня с алтаря.

- Трээээйтон, - закричала я во всё горло.

Дверь распахнулась от удара. Успела увидеть ворвавшегося в склеп Трэйтона, прежде чем отец утянул за собой в переход.

Я рванулась к мужу, но переход уже сомкнулся.

- Кудааа! - закричал родитель, но было уже поздно предостерегать. Меня подхватило встречным потоком сияющей звёздной пыли, вырвало из рук отца и закрутило, как в урагане, унося в неизвестном даже богам направлении. Я потеряла сознание уже секунд через тридцать непрерывной болтанки.

Очнулась от громкого хлопка и яркого света. Открыла глаза, сощурилась и узрела склонившихся надо мной людей. Хотя, это были, скорее, нелюди. Лордов двадцать, если не больше, смотрели на меня в немом изумлении. А я лежала в центре большого стола, прямо на каких-то бумагах и картах. Похоже, я помешала какому-то совещанию.

- Здрасти, - болтанка между мирами не прибавила мне сообразительности.

- Здравствуйте, - почти синхронно ответили воспитанные лорды.

Я встала на четвереньки и в гробовой тишине поползла к краю стола. Доползла. Один из совещающихся до моего появления лордов учтиво предложил мне руку. Слезла со стола, отцепила от коленки прилипший листок с какими-то записями.

- Вот, возьмите. Это, наверное, ваше, - протянула листок поддержавшему меня во время сползания со стола лорду. Он, молча, взял, положил на стол и выжидательно уставился на меня.

- Ну, я, пожалуй, пойду.

Развернулась и увидела сплошную ровную стену без окон и дверей. Осмотрелась, выхода нигде не было. Помещение окружала абсолютно ровные, белые стены. Повернулась обратно, к всё так же молча изучающим меня взглядами лордам, и, жалко улыбнувшись, пролепетала:

- А где выход?

- Там же, где и вход, - усмехнулся один из лордов. Напряжение в рядах совещающихся спало, и все дружно засмеялись.

- А ты говорил, что защита абсолютная! - смеясь, похлопал по плечу один лорд другого.

- Так она рассчитана на отражение попыток взлома, а не на случайный выброс. Малышка, ты часом не шпион? - и все снова дружно заржали.

А я обиделась. Видимо, обида отразилась на моём лице, потому что лорды как-то быстро успокоились и начали сочувствовать.

- Тебя в стихийную воронку, наверное, затянуло, - предположил один из них.

- И как только не разорвало? - добавил второй.

- А девочка-то с маскарада! И кто ж тебя надоумил в погребальный саван отсталых народов нарядиться? - воскликнул ещё один лорд.

А мне вдруг стало плохо. Закружилась голова и во рту пересохло. И чтобы не упасть, я схватилась за ближайшего лорда. Мужчина почему-то захрипел, посинел и упал. Зато мне сразу полегчало!

- Отойдите от неё, - жёстко произнёс тот, кто помогал мне слезать со стола, - Это не маскарадный костюм, посмотрите на кровавые символы на груди. Её призвали родной кровью, но обряд, похоже, не завершили.

- Это полукровка, - в ужасе закричал ещё один мужчина, - Она нас всех 'выпьет'!

- А у вас есть что-нибудь попить? - невпопад брякнула я. Просто пить действительно очень хотелось.

Все дружно отступили подальше от меня.

- Ну нет, так нет, - опустила голову и попросила: - Выпустите меня, пожалуйста.

- Откуда ты? - напряжённо вглядываясь в моё лицо, спросил, судя по всему, глава этого собрания, - Твои черты кажутся мне смутно знакомыми.

И ещё несколько лордов подтвердили, что, кажется, где-то меня видели. Но вот где именно, они не могли вспомнить.

А я молчала, ожидая, пока господа наговорятся и выпустят меня уже из этой клетки. Наряду с жаждой, появилось и прямо противоположное желание уединиться. А здесь, похоже, такие удобства не предусмотрены.

- Вспомнил! - завопил самый молодой из присутствующих.

И зачем же так орать? Ещё немного, и удобства уже не понадобились бы.

- Вспомнил! Она из ментального слепка того... - лорд осёкся, настороженно посмотрел на меня и закрыл глаза.

Остальные тоже замерли, явно общаясь мысленно, но глаза не закрывали, пристально следя за каждым моим движением. А я особо и не двигалась. Так, ножкой притопывать начала... от нетерпения.

- Хм, - сказал, если можно так выразиться, глава странной компании. Его взгляд стал более заинтересованным, а губы растянулись в довольной улыбке.

- Раз уж звёзды распорядились так, что вы попали сюда, то мы просто не имеем права отпустить такую милую леди, не продемонстрировав ей нашего гостеприимства. Вы со мной согласны, лорды?

Такой приторной улыбочки я ещё ни у кого не видела. А голос - только в любви таким признаваться. И мне как-то совсем не хотелось испытывать на себе их 'гостеприимство'. Уж больно оно наигранно.

- А как же обряд? - спросил молчавший до этого мужчина. И взгляд у него был такой... напуганный. Какая я, оказывается, страшная.

- А действительно, что за обряд? - вопросила я, делая шаг по направлению к лордам. Они слаженно отступили. Только главный остался на месте.

- Думаю, наши сёстры истинной жизни без труда его завершат, - покровительственно улыбнулся он. Сколько можно улыбки менять? У него уже щёки, наверное, болят.

- А что будет, если его не завершить? Чем мне это грозит? - решила сразу уточнить, чтобы решить, надо оно мне или пока обойдусь.

- Да на тебя сейчас даже силой нельзя воздействовать, не то, что прикоснуться, - выпалил младший. На него так посмотрели, что бедолага голову в плечи втянул. Мне показалось, что ему сейчас кто-нибудь подзатыльник даст.

- А знаете, я, наверное, пока без обряда обойдусь. Вернусь домой, тогда и завершу, - приняла я гениальное решение.

Лорды почему-то с моим решением не согласились.

- Не думаю, что это возможно. Сейчас вы одной ногой в Предсмертии. Оно быстро вытягивает всю вашу жизненную силу, и мы не готовы нести такие потери из-за вашего каприза, - жёстко ответил глава собрания, потом, видимо, взял себя в руки и заговорил мягче: - Неужели столь юная леди настолько жестока, что согласится пополнять свои силы за счёт здоровья окружающих, - выразительный взгляд на, слава богам, пришедшего в себя лорда, привалившегося к стене и прожигающего меня ненавидящим взглядом.

- А давайте мы этот вопрос позже обсудим. Продемонстрируйте мне своё гостеприимство побыстрее, пожалуйста, - уже на что угодно была готова согласиться, только бы выпустили отсюда и дали возможность уединиться.

Лорд хмыкнул, заметив, что я уже приплясывать начинаю, и решил поиздеваться:

- Ах да, вы же, кажется, хотели пить? - взмахнул рукой и протянул мне, взявшийся из ниоткуда, стакан воды.

- Ссспасибо, - прошипела я, - уже не хочу.

- Тогда пройдёмте, - сжалился и указал на появившийся в стене овальный проход.

Меня провели через несколько белых, безликих коридоров. Открыли двери и впустили в просторную комнату. А когда я вошла, сказали 'Располагайтесь' и заперли. Ну и пусть! Потом с этим разберусь, а сейчас необходимо ознакомиться с отведёнными мне апартаментами.

Выйдя из ванной, подошла к окну, раздвинула тяжёлые коричневые шторы и залюбовалась прекрасным пейзажем за окном. Усеянное цветущими маками поле и пасущиеся в разнотравье на опушке далёкого леса кони. Одно в этом пейзаже было плохо - он был нарисованным! Вместо окна в небольшой нише висела картина. Вот так клетка, и как мне теперь отсюда выбираться? А главное, откуда? Ведь я понятия не имею, где нахожусь, и кто мои тюремщики. И где они могли меня видеть? Надо будет во всём этом разобраться, а то опять одни вопросы и ни одного ответа. Радует только то, что они меня, кажется, опасаются. Я, если быть честной, и сама себя слегка побаивалась. Чувствовался в душе какой-то холод, безразличие к чужим проблемам. Мне даже того, посиневшего из зала для совещаний, нисколько жалко не было. Но чувства у меня определённо на месте. Не то, что в прошлый раз, когда энергию Трэйтону отдавала. Просто сейчас я стала... злее что ли. Оно и к лучшему, так легче проблемы решать. Чем я сейчас и займусь.

Подошла к двери и начала колотить по ней кулаками. Кулаки стало больно и в ход пошли туфли. Вот только они были на мягкой, кожаной подошве. М-да, после смерти нормальной обуви не полагается. Пока искала, чем бы постучать, в замке загремел ключ и дверь открылась.

- Ну здравссствуй, очаровательная Миртэлла. Рад вновь тебя видеть, - слегка шипяще растягивая слова, поздоровался со мной тот самый монстр из разлома Рок Повэр, с которым меня Трэйтон не хотел знакомить.

- Ой, - ответила я и попятилась от двери. Натолкнулась на кушетку, села и повторила: - Ой, - а потом начала часто икать.

- Ну вот, совсем девушку напугал, - послышалось из-за спины чудовища. Желтоглазый вошёл и посторонился, пропуская своего спутника. Икать я перестала мгновенно. Вот уж точно, клин клином...

- И как же тебя занесло сюда? - спросил вошедший.

- А вас? - поинтересовалась я, вглядываясь в холодное, пренебрежительное лицо учителя! Появилась надежда, что я всё-таки у друзей, если здесь наставник Трэйтона.

- Я-то как раз дома, - усмехнулся старик, - И безмерно рад такому подарочку судьбы. Теперь Трэй поймёт, наконец, что его место здесь, среди сильнейших, и бросит заниматься глупостями. Он даже сможет оставить тебя себе, если конечно захочет. Но вряд ли ты будешь ему интересна, когда мальчик прочувствует все прелести своего нового положения. В его распоряжении будет половина женщин Стархэйма.

- Ага, и деток одарённых ему нарожают, - буркнула я, понимая, что помощи от предателя ждать не стоит.

- Ну вот, ты же всё понимаешь, - улыбнулся учитель, - Но не переживай, и для тебя занятие найдётся. Ты у нас тоже девочка одарённая. А пятидесятипроцентная принадлежность к стартрэйнам в сложившейся ситуации тоже многого стоит. Вниманием лордов обделена не будешь.

- Что вы несёте?! - возмущённо вскочила я. В глазах опять заплясали чёрные точки, но постаралась скрыть дурноту, опустила голову и спросила: - Чем они вас подкупили? Ведь Трэйтон был для вас почти сыном, как же вы могли предать его?

- Это он предал все свои планы, когда появилась ты! Если бы не эта глупая связь, Трэй уже единолично сидел бы на троне Галаксиуна и выбирал, какую из высших леди одарить своим вниманием! Я столько сил и времени вложил в этого мальчишку, чтобы вернуть, принадлежащий ему по праву рождения статус, а он всё променял на сопливую полукровку и её отсталый народец! - и столько ненависти было в этих словах, да и во взгляде, что я больше не колебалась. Шагнула к старику и с наслаждением схватила его за лицо обеими руками. Учитель захрипел, закатил глаза и начал оседать на пол. Но я не собиралась останавливаться на полпути.

- Не сметь! - закричал желтоглазый и кинулся ко мне.

Я отняла одну руку от щеки стоящего на коленях и дёргающегося в конвульсиях, старика и схватила монстра за протянутую ко мне руку. Желтоглазый взвыл и тоже упал на колени, зрачки его расширились, став почти круглыми и практически полностью закрыли звёздчатую радужку. Учитель перестал хрипеть, из носа у него пошла кровь. Я убрала руку, и старик повалился на пол. Желтоглазый же, напротив, начал приходить в себя и пытался выдернуть свою пупырчатую ладонь из моего захвата. Недолго думая, схватила массивный тяжёлый стул и, с трудом размахнувшись, опустила его на голову монстра, пока не оклемался и так удобно стоял на коленях. Не убила, конечно, но вряд ли он будет в состоянии помешать мне сбежать. Взглянула на учителя, широко распахнутые, закатившиеся глаза явно свидетельствовали о том, что предатель мёртв. По телу прошла волна дрожи, я убила! А потом появилось непривычное чувство злой радости, сам виноват. Не стоило вставать у меня на пути. Проскользнула и затерялась в глубинах сознания мысль, что со мной, всё же, что-то не так. Но на рассуждения не было времени, нужно бежать. Знать бы ещё - куда?

Коридоры были абсолютно пусты. В неестественной тишине даже осторожные, крадущиеся шаги казались громкой поступью неуклюжего человека. Хорошо ещё, что я не на каблуках, а то сама бы от себя шарахалась. Ориентироваться было совершенно не по чему, а потому я всё время шла прямо, никуда не сворачивая. И правильно шла! Потому что в результате пришла в огромный зал с, наверное, сотней зон перехода. Но не это здесь было главной достопримечательностью, в центре зала, на небольшом возвышении находился большой, непрерывно двигающийся и переливающийся шар энергии. Что это такое, я понятия не имела, но это, определённо, что-то очень важное. А значит, надо поломать эту штуковину, чтобы не повадно было моего мужа обижать. Обошла сферу по кругу, со всех сторон одно и то же. Вдруг появилось непреодолимое желание коснуться этого чуда. Я и коснулась. Рука мгновенно прилипла к шару и через неё потекла чистая, пьянящая сила. Но она не задерживалась во мне, а уходила через моё тело, как по руслу реки, неизвестно куда. Шар начал шипеть и потрескивать разноцветными искорками. А меня стремительно накрывало осознанием того, что произошло со времени моего воскрешения. Я попала к тем самым могущественным соплеменникам Трэйтона, которые хотят захватить наши миры. Но не это было ужаснее всего, я убила! Походя лишила жизни старика, который, по сути, даже ничего плохого мне не сделал. По щекам потекли слёзы раскаяния и неприязни к самой себе. Я превратилась в какое-то чудовище. И вдруг, в голову ворвались тысячи голосов. Они в ужасе кричали о каком-то вторжении и уничтожении Священной Звезды. Разобрать ещё что-то я не могла, но в мозг хлынуло столько новой информации, что сознание попросту отключилось от перегрузки. Пришла в себя практически мгновенно. Встала, опираясь на бортик возвышения со сферой. Голова болела невыносимо. Энергетический шар, который, скорее всего, и есть та самая Священная Звезда, значительно уменьшился в размере, но по-прежнему ярко светился и пульсировал. А во мне клубилась и пульсировала сила! Не вся энергия ушла в никуда, что-то задержалось и во мне. В коридорах послышался топот десятков, если не сотен ног. И мне необходимо срочно уносить свои ноги, пока их не переломали за осквернение местной святыни. Бросилась к ближайшей зоне перехода, встала в круг и взмолилась:

- Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, перенеси меня к Трэйтону.

Как активировать переходы, я понятия не имела, но подействовало. Одновременно с накатившей волной перехода в зал ворвалось несколько десятков воинов, остальные толпились в коридорах, и в меня полетело с десяток энергетических снарядов. Но переход уже закрылся, и оставалось только надеяться, что он перенесёт меня в более дружелюбное место, желательно к Трэйтону.

Первым, что я услышала, когда волна перехода схлынула, это визг и крики ужаса. Открыла глаза и сдавила виски пальцами.

- И чего так орать? И так голова раскалывается?

Огляделась и поняла, что нахожусь в малом молельном зале императорского дворца. Судя по чёрным свечам и запаху покой-травы, здесь проходили чьи-то поминки. Я стояла перед трибуной братьев Неведомых Богов, а на меня взирало насколько десятков пар перепуганных глаз.

- Здрасти. Кого хороним? - просто голова плохо работала, а сказать ведь что-то нужно.

- В-в-в-вас, - заикаясь, пролепетал Старший Брат Богов.

- Рановато, - ответила и пошла на выход, не обращая внимания на шарахающихся от меня придворных. Что примечательно, здесь не было ни деда, ни Трэйтона с Лэем, ни представителей императорской семьи. А значит, этот балаган затеяли сами придворные, им лишь бы повод был.

Встречающиеся на пути слуги и придворные шарахались в сторону, а несколько леди даже обморок изобразить пытались. На мой взгляд - переигрывают. Но зрелище, должно быть, было действительно впечатляющее. В потрёпанном, измазанном кровью погребальном саване, с распущенными, спутанными волосами, да и бледная, наверное, как покойница. Голова болела всё сильнее и сильнее. Казалось, ещё немного, и её разорвёт на части. Чего мне эта сфера туда напихала? Срочно нужно найти Трэйтона, пока мозги не вскипели.

Деда в своих покоях не оказалось. Где искать императора я понятия не имела, а потому поймала молодую служанку, девушка пискнула и попыталась убежать.

- Да постой же ты. Я живая! Только голова болит нещадно. Так что не визжи, а лучше помоги мне найти императора или, лучше, лорда Грэйна.

Девушка настороженно вглядывалась в мои глаза, потом протянула ручку и ткнула пальцем в грудь. Покраснела и, опустив глаза, пролепетала:

- Простите, но все говорят, что вы умерли... и одежда ваша...

- Они ошиблись. Представь, каково мне было очнуться в склепе, во всём этом тряпье.

- Идёмте, - улыбнулась девушка, - Мне Нарог только что рассказал, что пришлые лорды и император уже несколько часов в подвальных камерах пытают какого-то бедолагу.

- Нарог? - переспросила, идя за шустрой служанкой.

Девчонка обернулась, снова покраснела и объяснила:

- Это мой... знакомый стражник с нижних уровней.

Перед лестницей на нижние уровни стоял тот самый Нарог. Увидев нас, он выхватил меч и крикнул:

- Беги ко мне Линя!

Линя рассмеялась и, стреляя глазками, спросила:

- И что бы ты сделал своим мечом, если бы это и правда был призрак. Убери, - и брезгливо отодвинула лезвие меча пальчиком. - Леди не умерла, лекари, наверное, опять своих отваров перепили и похоронили живого человека. Гады они.

Стражник опустил меч, но прятать в ножны не стал, продолжая с опаской поглядывать на меня.

- Пропусти, пусть леди обрадует своего жениха. А то на нём со вчерашнего вечера лица нет. Смотреть жалко.

Проходя мимо стражника, я повернулась к нему и сказала:

- Береги девочку, повезло тебе.

Да, такие рассудительность и здравомыслие и среди образованных придворных редкость, а тут служанка, да ещё и молоденькая совсем. Надо будет её потом отблагодарить.

Вся моя семья оказалась в сборе. По стонам и приглушённым голосам я быстро нашла нужную камеру, остальные были пусты и заперты. Заглянула в полутёмное сырое помещение и вздрогнула. У стены, прикованный к ней цепями, сидел мой отец. Его шею сдавливала ещё одна, светящаяся магией, цепь. А над ним возвышался Трэйтон, держа в руках какой-то странный предмет с несколькими крючками и лезвиями на конце. Несмотря на полумрак, было видно, что с этого орудия стекают капельки крови, а грудь и живот отца превратились в сплошное кровавое месиво. И на всё это безумие равнодушно взирали император и дедушка. Отец снова застонал, а Трэйтон поднял руку со страшным оружием и меланхолично произнёс:

- Можешь упорствовать и дальше, но мы оба понимаем, что скоро ты просто сойдёшь с ума от боли, и мне придётся убить тебя как больную собаку. Но если ты скажешь, где она, то обещаю, что смерть будет быстрой и безболезненной.

Отец поднял голову, увидел стоящую в дверях меня, усмехнулся и, с трудом разлепив спёкшиеся губы, прохрипел:

- Она всё ещё с нами.

Трэйтон зарычал и размахнулся для нового удара.

- Нееет! - закричала я, бросилась к отцу и прикрыла его собой.

-Тэль, - неверяще прошептал Трэйтон, бросил орудие пытки и сгрёб меня в крепкие объятия. Подбежал дедушка и тоже начал обнимать. Хорошо хоть император обниматься не полез. Вырвалась из рук родственников и потребовала:

- Немедленно отпустите отца. Он меня спас, а вы! Лучше бы вместе с общим врагом боролись, чем истязать человека.

Трэйтон пристально посмотрел на меня, обошёл, присел на корточки перед папой, - Извини, был не прав, - протянул руку и магией залечил нанесённые во время пыток раны, - Но отпустить я тебя не могу, сам понимаешь.

Повернулся ко мне, смерил холодным взглядом и осведомился:

- Довольна?

- Пока да, - ответила я таким же тоном. Но не удержалась и, с чистой совестью, ведь отцу больше не больно, сама кинулась мужу на шею. Меня бережно подняли на руки, прижалась покрепче к любимому и закрыла глаза.

Трэйтон перенёс меня прямо в ванную. Сам наполнил её, раздел меня и бережно опустил в воду. Вымыл, обернул большим полотенцем, как ребёнка, и отнёс на кровать. Я не открывала глаза до тех пор, пока не почувствовала, как муж лёг рядом и крепко прижал к себе, будто боясь потерять. В голове что-то взорвалось жгучей болью, я застонала.

Трэйтон напрягся и, встревоженно вглядываясь в глаза, приказал:

- Расскажи обо всём, что с тобой произошло. Кто завершил ритуал?

- Никто, - простонала, держась за голову. А потом начала тихо говорить, рассказывая всё. Выплёскивая всю боль от его предательства, когда выжег из себя все чувства, делясь щемящей тоской, когда решилась отдать жизнь, только бы он стал прежним. Вспомнила страх и удивление, когда очнулась в склепе, а рядом был отец с окровавленными руками. Смущаясь, поведала о том, как оказалась на столе и как испугались лорды. Потом, едва сдерживая рыдания, рассказала о том, как убила предавшего нас, учителя. Трэйтон слушал, не перебивая. И только когда в подробностях описала ту энергетическую сферу и свой контакт с ней, Трэйтон вскочил, взволнованно воскликнул:

- С этого и надо было начинать, - и исчез.

Но истинный шок я испытала, когда через томительных пятнадцать минут ожидания, Трэйтон появился посреди спальни в обнимку с леди Фоксэлией Эрт'Пинкэл.

- И как это понимать? - возмутилась я, поплотнее заматываясь в полотенце.

- Здравствуйте, леди Эрт'Грэйн, - поздоровалась Фокси, не отрывая взгляда от пола.

У меня отвисла челюсть от удивления.

- Не волнуйся, милая. Сейчас Фокси немного почистит твою память и головная боль пройдёт, - 'успокоил' меня Трэйтон.

- Ещё чего! Не позволю кому попало у себя в мозгах ковыряться.

Фокси по-прежнему не отрывала взгляда от пола, но её ехидную улыбочку я заметила.

- Это необходимо, пойми. Соприкоснувшись со Священной Звездой, ты получила обрывочную память нескольких поколений собирателей. И теперь эта память может тебя уничтожить как личность. А извлечённая с помощью Фокси информация может оказаться очень полезной в борьбе с высшими. Ничего не бойся, я буду контролировать процесс.

Дверь в спальню распахнулась, и вошёл Лэй. Трэйтон прикрыл меня покрывалом и недовольно произнёс:

- Тебя не учили, что входить в чужую спальню без стука не этично?

- Да чего я там не видел? - отмахнулся Лэй.

Я округлила глаза и закашлялась. Перестаралась, когда набирала воздуха в лёгкие, чтобы ответить.

Фокси противно захихикала, а Лэй заулыбался, донельзя довольный произведённым эффектом.

- Как жизнь после смерти, сестрёнка? - и с размаху плюхнулся на кровать, отдавив мне ноги, - А ничего так, удобно, - попрыгал, проверяя степень этого самого удобства. Я не удержалась, высвободила одну ногу из-под покрывала и со всей силы пнула нахала в спину.

- Ууууй, - взвыл триумвир, вскакивая с кровати и потирая ушибленное место, - злая ты. Я по ней скучал, волновался, а она! - обиженно вещал лорд, приобняв ошарашенную Фокси за плечи.

- Прайм-триумвир, - отошла от первого шока леди и присела, склонив голову.

- Да брось ты! Здесь все свои, а ты вообще моя кузина и...

- Хватит! - жёстко оборвал Трэйтон, - Часть информации ему, - кивок на посерьёзневшего триумвира, - часть мне, что сможешь, оставь себе. Всё ясно?

- А ей что-нибудь оставить? - спросила недовольная таким тоном леди.

Трэйтон неуверенно посмотрел на меня, задумался, потом кивнул:

- Постарайся всё сохранить. Нас с Лэем можешь не щадить, сами отфильтруем. Начинай.

Фокси подошла и присела на край кровати рядом со мной. Потянулась ко мне, я отпрянула.

- Не бойся, - прошептала, - больно не будет, мне всё это тоже удовольствия не доставляет, но ради того, чтобы избежать участи породистой кобылы, я готова даже на такое.

Я невольно улыбнулась, вспомнив, кто её отец, и позволила женщине положить руки мне на голову. Она притянула моё лицо поближе и с силой упёрлась своим лбом в мой. Мы что, бодаться будем? А потом мне стало так легко и давящая изнутри боль начала по крупице уходить, как будто перетекая в её голову.

Через какое-то время давление на лоб ослабло, и Фокси со стоном отпустила мою голову.

- Слишком много, - еле слышно проговорила она, - не понимаю, как ты ещё не сошла сума.

Подошёл Трэйтон, тоже сел на кровать, сам положил трясущиеся руки леди себе на голову и упёрся лбом в её лоб. Фоксэлия облегчённо вздохнула и передала Трэйтону то, что забрала у меня.

Трэйтон сжал зубы и, прикрыв глаза, что-то шептал одними губами около минуты. Потом открыл глаза, звёздочки потускнели, но взгляд оставался незамутнённым.

- Много мусора, но лишнее легко убрать, ещё раз, - приказал он.

Процедуру с передачей повторяли несколько раз. Три раза чужие воспоминания забирал Трэйтон. Потом Фокси ослабла, и Лэй притащил светящиеся шарики чистой энергии. Интересно, где он их берёт? Рыжеволосая леди подзарядилась, и ещё три раза бодалась со мной. Две порции информации достались Эвилэю, одну леди самоотверженно оставила себе. Я же откинулась на подушку и блаженно улыбаясь уснула, даже не дождавшись, пока 'гости' разойдутся.

Проснулась я глубокой ночью, одна. Встала, накинула халат и пошла искать мужа. Муж нашёлся в кабинете, вместе с Лэем и посапывающей на диванчике Фокси.

- Почему не спите? И почему она ещё здесь? - сходу начала допрос.

Трэйтон оторвался от изучения каких-то записей и с нежностью посмотрел на меня.

- А ты почему встала? - спросил, подходя и обнимая одной рукой за талию.

- Есть хочу, - призналась я.

- Вот и я ему говорю, что не помешало бы отдохнуть, - позёвывая вставил Эвилэй.

- Ты так и не ответил, что вы тут делаете и почему Фокси ещё здесь? - напомнила я.

От своего имени розовая вздрогнула и проснулась. Осмотрелась, скривилась при виде обнимающего меня Трэйтона, и заявила:

- Я устала, где моя комната?

Я возмущённо уставилась на Грэйна. Моё возмущение было принято к сведению, и Трэйтон, немного мягче, чем мне хотелось бы, ответил:

- Не думаю, что это уместно. Тебе лучше вернуться домой.

- Домой? - горько усмехнулась леди, - А у меня больше нет дома. Я не замужем, и отцу приходится прятать меня в подвале во время сватовства, если это можно так назвать. За мной уже три раза приходили! Не хочу туда возвращаться!

- Ну чего ты её гонишь, Трэй? Пусть уже остаётся. Она же нам помогает.

И мне стало жалко эту вздорную, но, в сущности, безобидную особу. Прикоснулась к руке мужа и едва заметно кивнула, когда он посмотрел на меня.

- Хорошо, оставайся. Сегодня переночуешь в гостевой, а завтра переедешь во дворец. Лэй, устрой нашу гостью.

И повёл меня к выходу. Уже в дверях обернулась и заметила коварный блеск в розовых глазах и победную улыбочку на пухлых накрашенных губах. Ой, не к добру всё это, нужно быть настороже. Наверняка леди Эрт'Пинкэл ещё доставит мне хлопот.

Утро выдалось не в меру насыщенным. Разбудили меня нежные поцелуи и прикосновения. А ещё головокружительный запах полевых цветов. Открывать глаза совершенно не хотелось, а потому обняла мужа и присоединилась к приятным супружеским обязанностям.

Потом был завтрак в постели, и в ванную меня отнесли на руках. А когда оделась, Трэйтон опять взял на руки и понёс на первый этаж, в гостиную, объяснив, что там меня ждёт сюрприз. Я не сопротивлялась, но не спросить не могла.

- Ты меня теперь всегда на руках носить будешь, как беспомощного ребёнка?

- Я просто боюсь тебя отпустить, вдруг опять потеряешься, - ответил Трэйтон и прижал к себе ещё крепче, - А о твоей беспомощности легенды можно слагать. Ты умудрилась проникнуть в абсолютно непроницаемую цитадель врага, походя уничтожить плоды их пятилетних трудов и улизнуть совершенно невредимой. Ах да, забыл ещё сказать, что прихватила с собой уйму бесценной информации. Ты у меня универсальная шпионка и катастрофа в одном лице, - рассмеялся муж.

- А, кстати, чего интересного в моей голове накопали?

- Об этом потом, сначала сюрприз, - опять отвертелся от ответа Трэйтон, поставил меня на ноги и открыл двери в гостиную.

- Роби! - взвизгнула я и кинулась на шею совершенно здорового и жизнерадостного друга.

Роб поймал меня в свои объятья, приподнял и закружил по комнате.

- Я тоже рад видеть тебя живой, слышал, ты побывала в стане врага?

- Да пустяки всё это, - отмахнулась я.

- Ой, и как же вы оттуда выбрались? - Услышала я заданный мелодичным девичьим голосом вопрос.

Осмотрелась и только сейчас заметила стоящую у окна миловидную девушку. Судя по внешности, ей было не больше семнадцати лет. На меня восхищенно смотрели светло карие, в обрамлении ярких звёздочек, широко распахнутые глазки. Пухлые губки слегка приоткрылись от удивления, а пальчики нервно теребили прямые, каштановые локоны.

- Ааа, это тоже сюрприз для меня? - поинтересовалась я, разглядывая юную гостью.

Роб опустил меня на пол, подошёл к девушке и, взяв её за ручку, подвёл ко мне.

- Вот, Тэль, позволь представить тебе леди Майдэлию Шэд'Браун, - и, повернувшись к своей спутнице: - Майди, вот это и есть та самая бесстрашная леди, которая спасла всех нас.

- Когда это я успела вас спасти? Не слушайте вы его, никого я не спасала, это меня постоянно спасать приходится.

Майди смущённо улыбнулась и пролепетала:

- Очень приятно познакомиться.

- Мне тоже приятно. Я так понимаю, вы пришли с этим балбесом? - и указала на почему-то тоже смутившегося Роби.

- Майди протеже моей мамы. Сейчас у нас неспокойно, вот мама и попросила меня спрятать её здесь и присмотреть за ней.

Они так всех невест из Галаксиуна сюда перетаскают. Но эта девочка мне нравится, не то, что Фокси. А потому:

- Рада буду помочь влиться в местное общество. Вот только глаза лучше спрятать.

- Так значит, ты согласна? - воодушевился Роб. - Я знал, что ты всё поймёшь и поможешь!

- О чём это ты? - подозрительно прищурилась я.

- Как о чём? О том, что Майди поживёт у вас немного... пока мы войну не выиграем. А о глазах не волнуйся. Майдэлия у нас мастер иллюзий. Майди, покажи.

Леди моргнула, и глаза её стали совершенно обычными. Потом провела рукой перед лицом, и вот передо мной уже не юная Майди, а точная моя копия. Она улыбнулась моей улыбкой, покрутилась вокруг своей оси и засмеялась моим смехом.

- Ну как, похоже? - спросила вторая я, полностью копируя мой голос, мимику и даже движения.

А мне стало неприятно осознавать, что меня вот так просто могут подменить точной копией. И даже Трэйтон не различит, потому что я сама не отличила бы на его месте.

- Ничего себе! Трэй, тебе одной мало было? Где вторую урвал? А вообще да, так супружеская жизнь явно будет интереснее, - раздалось от двери, и в гостиную вошли Лэй с Фокси.

Майди ойкнула и вернула прежнее обличье.

- Ну вооот, - протянул триумвир, - А так интересно всё начиналось. И откуда в наших краях такая прелесть?

Девочка совсем смутилась, присела и склонила голову, пряча яркий румянец под каскадом волос.

- А я её знаю! - воскликнула Фокси. - Но что здесь делает младшая дочь ремесленника?

Какая же она всё-таки гадина! Майди промолчала, но губки оскорблено поджала и отошла за спину Роби.

А вот лорд молчать не стал:

- Лорд Шэд'Лимэл не ремесленник, а один из лучших в столице оформителей. И я бы попросил, леди Эрт'Пинкэл, не оскорблять Майдэлию.

Ну надо же! Не думала, что наш Роби способен на такое рыцарство.

- Хм, у меня есть и более интересные занятия, - жеманно ответила Фокси.

Трэйтон только грозно на неё глянул, а вот Лэя мало интересовало, оскорбится леди или нет. Он повернулся к розовой и заявил ей прямо в лицо:

- Ну и язва же ты! Иди лучше, погуляй где-нибудь, не порти нам удовольствие, - и кошачьей походочкой направился к совсем напуганной девочке.

Фокси фыркнула и, громко хлопнув дверью, выскочила из комнаты.

А я заступила дорогу шустрому родственничку, сложила руки на груди и поинтересовалась:

- А скажите-ка мне, уважаемый триумвир Эрт'Лайлэйк, как поживает ваша сиятельная невеста, незабвенная, во всяком случае, я надеюсь, что незабвенная, принцесса Китрэль Озорская?

Лэй всплеснул руками и выдал:

- И ты тоже язва! Я же просто познакомиться хотел. Всё, ты меня оскорбила, пойду Кит жаловаться, - и отодвинув меня в сторону: - Надеюсь, это не последняя наша встреча. Вы меня покорили своим талантом, милая леди.

Лэй ушёл, я повернулась к Трэйтону и предложила:

- А давайте завтракать. У меня от ехидства голод просыпается.

Майди несмело улыбнулась, но посмотрела на Роба, будто спрашивая его мнения. Кажется, с этими двумя всё понятно.


* * *

-Тэль! - Китрэль, вопреки всем правилам придворного этикета, подобрала юбки и побежала ко мне через весь зал. Подбежала, обняла и прошептала:

- Как же я рада, что ты жива, - напряглась, увидев вошедшего вслед за мной Трэйтона. Отстранилась и, пристально посмотрев в глаза, громко спросила:

- Ты что, по-прежнему с этим? Он же чуть не убил всех нас!

- Вы неправы, ваше высочество. Это был не совсем Лорд Эрт'Грэйн. Я не могу вам всего объяснить, но ...

- Да знаю я уже всё, мне Эви объяснил, - перебила меня Кит, - Но этого твоего я всё ровно боюсь.

Принцесса ещё раз покосилась на Трэйтона и предложила:

- Пойдём лучше со мной, поможем с оформлением алтаря.

Я удивленно воззрилась на сиятельную и уточнила:

- Я так понимаю, вы имеете в виду свадебный алтарь? И когда же состоится сие торжество?

- А ты что, не знаешь? Через восемь дней состоятся наши свадьбы, - и посмотрев на меня с сочувствием: - Вот, он даже не сказал тебе, боится, наверное, что убежишь.

Я повернулась и посмотрела на Трэйтона не предвещающим для него ничего хорошего взглядом. Трэйтон меня понял и поспешил отойти подальше, к вошедшим в зал Робу и Майдэлии.

Майди, кстати, очень легко влилась в местное общество. Все были очарованы её скромностью и детской непосредственностью. Я позвала девочку с нами, и мы пошли принимать активное участие в оформлении алтаря. А заключалось оно в том, чтобы мешать оформителям и путаться под ногами у слуг.

Как оказалось, с момента моего чудесного воскрешения двор начал спешно готовиться к двойному торжеству. Ну конечно, поминки же пришлось отменить, а праздники наши придворные любят.

- А всё-таки это замечательно! Две свадьбы в один день. Платья нам уже начали шить. Сегодня была первая примерка, а ты пропустила, - принцесса не умолкала ни на минуту.

- А что ты думаешь по поводу происхождения своего жениха? - перебила я поток восхищённых высказываний.

- Я стараюсь об этом вообще не думать. Главное, что мы друг друга любим. Ведь так?

Я кивнула, думая о том, как же Кит отнесётся к тому, что я тоже наполовину такая же, как и наши женихи. Глупая это затея, устраивать свадьбы, когда враг готовится к вторжению. Хоть я и отбросила их в этой подготовке на пару лет назад, но ведь ничто не мешает им изменить первоначальный план.

Трэйтон всё же поведал мне, какую информацию я притащила в своей бедовой голове. Оказалось, что я ненароком наполовину опустошила почти готовый к использованию силовой активатор прямого перехода из одного мира в другой. Сильнейшие лорды Стархэйма в течение пяти лет наполняли эту сферу магической энергией, с целью открыть прямой переход в наш мир, а я, вот так просто, взяла и слила в пространство половину накопленной силы. Да ещё и вобрала в себя остаточные воспоминания этих собирателей, отдаваемые сфере вместе с энергией. Так что теперь я для них враг номер один.

А на мой вопрос 'Чем же им так приглянулся наш мир?', Трэйтон ответил, что мы сами высших не интересуем. Они предвидели определённые сложности в привлечении Галаксиуна к великой миссии возрождения непобедимой расы, а потому решили перекрыть доступ к эмоциональной составляющей, которую, как известно, стартрэйны 'покупали' в нашем мире. Сами же обитатели Стархэйма от недостатка эмоций не страдают. Был и в их истории такой момент, но они не особо пеклись о чистоте крови. И не зря! Такая неразборчивость дала свои плоды, чувства к ним вернулись, но у полукровок стала пропадать сила. А лишаться эмоций или магии они не хотят, вот и подумали, а почему бы не решить эту проблему за счёт других? И правда, зачем забирать у кого-то чувства и прививать их младенцам, если можно жениться на этом ком-то, или выйти замуж, и ребёнок получит их по наследству. В общем, вывод мой был прост - гады они, что одни, что другие. Трэйтон рассуждает о том, что наши враги решают свои проблемы за счёт других, а тот факт, что сами они уже несколько столетий крадут чужие чувства, его нисколько не тревожит. Вот возьму и откажусь за него выходить. Посмотрим, что он тогда скажет. Хотя, я и так догадывалась, что ему эта свадьба не особо-то и нужна. Он меня уже давно женой считает, да и я, если быть честной с самой собой, считаю его мужем. Но мириться с воровством чувств не хочу! Вот выиграем эту нелепую войну, тогда и закачу огромный скандал... может быть даже покидаюсь в него чем-нибудь.

- Леди Эрт'Грэйн, что с вами? - потрогала меня за плечо Майди.

- Я же просила не называть меня так, по местным законам мы ещё не женаты. Или ты не заметила, что мы тут усердно мешаем приготовлениям к моей свадьбе? - укоризненно прошептала я.

- Ой, простите. Я забыла. Просто вы замерли и так смотрели перед собой. Я подумала, что вам плохо.

- Я просто задумалась. И прекрати мне выкать. Я всего на три года старше тебя.

- Но ваше положение... - попыталась оправдаться Майди.

- Обычное у меня положение. Ты же хочешь, чтобы мы стали подругами? А подруги не выкают, так ведь?

- Хорошо, - сдалась девушка.

- А меня ты на 'вы' называешь. Значит мы не подруги? - надула губки подошедшая и услышавшая конец разговора принцесса

- О чём сплетничаем, девчонки? - раздалось сзади, между мной и Китрэль втиснулся Лэй и обнял нас обеих за талии.

- У тебя рука лишняя? Могу помочь избавиться, - предложил брату Трэйтон.

Лэй мгновенно отпустил меня и пожаловался невесте:

- Они меня постоянно обижают, - наклонился к порозовевшему ушку и прошептал: - Давай сбежим отсюда. Хочешь, я покажу тебе свой мир?

Я услышала, потому что была ближе всех, а Трэйтон не слышал. Но он явно не одобрил бы такое безрассудство. Ведь Галаксиун почти полностью контролируют высшие. Они постоянно патрулируют большинство крупных городов. Стартрэйнов прячут люди, которые раньше были почти рабами, а теперь помогают, как могут. И в этот хаос триумвир собирается отвести принцессу? Да его там живо скрутят, прочистят мозги и отправят 'трудиться на благо исторической родины'.

- Эээ, Эвилэй, а тебе не кажется, что подобные прогулки несколько неуместны? - осторожно начала я.

- Завидуй молча, - ответствовал триумвир, схватил Кит за руку и потащил в сторону от людей.

- Не пущу! - заявила я, хватая принцессу за руку, но Лэй уже открыл переход, и меня утянуло следом за ними.

- Вот идиот! - рявкнула я, вставая и отряхиваясь. Они-то с Китрэль перенеслись как положено, а вцепившуюся в ручку принцессы меня болтало во все стороны, и в конце ощутимо приложило коленями об пол.

- Полностью с тобой согласен, - заявил появляющийся рядом Трэйтон. Посмотрел на меня и добавил: - И ты не лучше. Зачем следом увязалась? Они не дети, сами пусть разбираются, куда и зачем гулять.

- А вас, между прочим, никто и не приглашал, - насупился обидевшийся на 'идиота' Лэй.

- Бери свою невесту и живо назад, пока не засекли перемещение, - рявкнул ему Трэйтон, прижимая меня к себе и открывая переход.

Я закрыла глаза и приготовилась ощутить волну, но подул лёгкий ветерок и всё прекратилось. А потом услышала ненавистный шипящий голос:

- Ну куда жшше вы? Дажшше не поздоровалиссс и ужшше уходите?

Открывать глаза сразу расхотелось.

Трэйтон задвинул меня за спину и приказал не высовываться. Лэй проделал ту же процедуру с принцессой, и мы оказались зажаты между стеной и спинами лордов. Ну и как тут не высовываться? Интересно же, кто там? Ну кроме того желтоглазого, его-то я по голосу узнала.

- Отпустите женщин, - напряжённо проговорил Трэйтон.

- Ты называешь женщиной свою ручную волчицу? - усмехнулся ещё один смутно знакомый голос, - Неужели вы считаете, что мы до сих пор верим в сказочку про истинную любовь и случайное появление этой... в абсолютно защищённой от вторжения крепости? Ловко же вы нас провели! Никто и не подумал, что избранница может оказаться бойцом. Отойдите в сторону, лорды. Не хотелось бы попортить ценный материал, когда будем уничтожать эту хитрую бестию.

Послышался дружный смех нескольких голосов.

- И ничего я не бестия, - выглянула из укрытия и осмотрела мгновенно переставших смеяться и насторожившихся мужчин.

Их было семеро: желтоглазый монстр, трое, включая главного, из того зала, где я по столу ползала, и ещё трое незнакомых лордов.

- Я сказал, не высовываться, - прошипел Трэйтон и ещё сильнее прижал меня к стене.

В спину упёрлись какие-то выпуклости на стене. Осмотревшись, насколько это позволяло, мягко говоря, стеснённое положение, наконец-то поняла, где мы находимся. Это был тронный зал дворца Трёх, а значит, у меня за спиной сейчас те самые взрывающиеся светильнички. Губы сами собой растянулись в предвкушающей улыбке. Ну что ж, лорды, хотели бестию? Получайте! Извернулась и взяла в каждую руку по шарику. Пальцы начало слегка покалывать, но после контакта со 'Священной Звездой' я ещё не разу ни использовала магию, а потому была переполнена ею, и энергия не впитывалась.

Слегка оттолкнула Трэйтона и, выскочив из-за его спины, кинула оба снаряда в незваных гостей. Тут же схватила ещё два. Первые шары взорвались, разметав 'гостей' в разные стороны, теперь, что бы попасть, придётся целиться. Но Трэйтон и Эвилэй быстро сориентировались и тоже начали атаку. Я выбрала свою цель, ну держись желтоглазое чудовище.

Вокруг всё взрывалось и искрилось, 'высшие' - и кто их только так назвал, атаковали нас, мы их. Трэйтон прикрывал непрерывно кидающую сферы меня и каким-то образом отражал явно предназначенные мне энергетические сгустки. Лэй, в свою очередь, защищал сжавшуюся у стены и уже даже не пытающуюся кричать принцессу. Когда всё только началось, она завизжала, но, наверное, перестаралась и сорвала голос.

Это безумие продолжалось минут десять, но потом трое лордов, включая жёлтого, прикрыли своих собратьев, которые, столпившись, начали что-то магичить. В следующее мгновение Лэй повернулся и напал на Трэйтона.

А потом всё завертелось так быстро, что я даже не успела заметить, когда нас схватили. На Трэйтона и Эвилэя наложили стазис, меня просто парализовали, а Кит сама впала в ступор от страха.

Потом нас куда-то переместили. Китрэль особо не трогали, она сама вцепилась в меня как клещ, и нас так и закрыли вдвоём в камере. Это была именно камера, с решётками, сыростью и крысами. Принцесса непрерывно плакала и пыталась растрясти меня. Я же не могла даже моргнуть и думала только о том, где Трэйтон и Лэй. Но потом вспомнила, у меня же есть сила, и не малая, учитывая мою грабительскую деятельность в стане врага.

Долго пыталась отстраниться от нытья Кит и почувствовать свою силу. Наконец получилось ощутить и направить энергию на освобождение. Получилось! Сначала смогла шевелить только пальцами руки, но потом оцепенение резко спало, и я подскочила, до икоты напугав принцессу.

- Тэль! - воскликнула сиятельная и кинулась меня обнимать.

- Да прекрати ты, - бесцеремонно оттолкнула я её высочество, - Нужно выбираться отсюда и искать наших любимых.

Как ни странно, эти слова подействовали и Кит почти успокоилась.

- Тогда пойдём спасать моего Эви... ну и твоего этого тоже.

- И как мы это сделаем? - задала я резонный вопрос.

- Нуу, тебе виднее, ты же одна из них, а не я, - ответила Китрэль.

- Так, и что ещё рассказал тебе твой Эви?

- Только то, что ты тоже многое можешь. Так давай, спасай нас!

И что мне на это ответить? Одно радует, принцесса от меня не отвернулась.

Замок взломать я смогла только с третьего раза, но смогла! А дальше мы с Кит долго бродили по пустым подземельям, пока ни нашли лестницу наверх.

А выбравшись с подземного уровня, я сразу же поняла, где мы находимся. Уж больно знакомыми оказались коридоры.

- И что теперь? - спросила Кит.

- А теперь нам нужно не попасться на глаза врагам и надеяться, что наши мужчины здесь и тоже не бездействуют, - уверенно ответила я, стараясь не показать, как мне страшно на самом деле.

- Ну, тогда пошли? - неуверенно спросила принцесса.

- Куда? Я понятия не имею, где они. Хотя, подожди, сейчас кое-что попробую.

Закрыла глаза, сосредоточилась и мысленно позвала Трэйтона. Сначала было тихо, потом в голове прозвучал злой голос мужа, и я покраснела. Просто не ожидала, что он может так выражаться. И тут же: 'Ты слышала? Прости, это не тебе. Я тут слегка занят. Где ты?'.

Я постаралась коротко описать место, где мы находились, и рассказала, как сбежали.

'Идите прямо, потом поверните налево, я встречу'. И всё, больше он ничего не объяснил.

- Пошли, - схватила Китрэль за руку и повела в указанном направлении.

- Куда ты меня тащишь, - начала упираться сиятельная, - почему мы должны идти именно в этот коридор?

- Там Трэйтон, и потише, пожалуйста, - прошептала я.

- А откуда ты знаешь?

- Трэйтон сказал.

Китрэль недоверчиво посмотрела на меня, но промолчала и пошла следом более охотно. Свернуть в нужном месте мы не успели, Грэйн вынырнул из-за угла, и мы с принцессой дружно завизжали, закрыли рты только тогда, когда поняли, что из них не вылетело ни звука. Трэйтон щёлкнул пальцами и голос вернулся.

- Идёмте, - подхватил нас под руки и потянул в ту сторону, откуда мы пришли.

- А почему не туда? - упёрлась на этот раз я и показала на коридор, из которого вышел муж.

- Потому что ко мне, в отличие от вас, охрану приставили и... в общем, не стоит туда ходить.

- Ну не стоит, так не стоит, - сразу же согласилась я и безропотно пошла в указанном направлении. Но это же я, а потому: - И куда мы направляемся? Где Лэй?

Китрэль подобралась и стала внимательнее прислушиваться к нашему шёпоту.

- А вот к нему-то мы и идём. Не могу же я пропустить свадьбу собственного брата.

- Что? - взвизгнула её высочество, - Ну-ка показывайте, куда идти. Я ему устрою свадьбу с двойными похоронами!

Попетляв по многочисленным и подозрительно пустым переходам, мы вышли к небольшой нише, из которой доносился шум многочисленной толпы. В нише оказалось два маленьких окошка, выходящих на следующий этаж, а потому не было видно ничего, кроме пола и ног собравшихся, судя по всему, на свадьбу Эвилэя, лордов и леди.

- Ну что там? - прыгала вокруг нас принцесса. Для её небольшого роста окна находились слишком высоко.

- Свадьба там, и нас никто не пригласил, - усмехаясь ответил Трэйтон.

- А я не нуждаюсь в приглашении, - неожиданно злобно прошипела нежная и трогательная Китрэль. - Чего встали?! Ведите меня туда!

Чувствую, эту свадьбу наши враги запомнят надолго.

- Не думаю, что наше появление будет уместно на данном этапе торжества. Лучше немного подождать, - попытался воззвать к рациональному мышлению принцессы Трэйтон.

Но куда там! У её высочества и в лучшие-то времена с логикой были некоторые проблемы. А сейчас вообще казалось, ещё немного, и в очаровательных голубых глазках вспыхнет зловещий огонь Отмщения.

- Чего подождать? Пока моего Эви отдадут какой-нибудь грымзе с цветастыми глазёнками? Да я прямо сейчас пойду туда и эти самые глазёнки ей выцарапаю, чтобы знала, как зариться на чужих женихов!

И воинственная принцесса развернулась, посмотрела по сторонам, произнесла простенькую считалочку и пошла в выпавший коридор.

- С таким подходом, как раз к рождению первенца дойдёт, - пробурчал Трэйтон, догнал Кит, схватил за руку и со словами 'нам туда', развернул в другую сторону.

Мы прошли ещё немного и остановились у ведущей наверх лестницы.

- И как ты собираешься вытаскивать его оттуда? - поинтересовалась у Грэйна.

- Да никак, сам выберется. Сейчас вот только поможем ему вернуть контроль, и будем ждать.

Потом Трэйтон долго стоял с закрытыми глазами и что-то магичил. Китрэль нетерпеливо притопывала ножкой и бурчала о том, что 'им-то хорошо, а я скоро без жениха останусь'.

Трэйтон устало привалился к стене и прошептал:

- Теперь твой ход, братец. Идёмте.

Мы поднялись на следующий этаж и замерли у стены, за которой находился тот самый зал, где проходила церемония.

А через несколько секунд по ушам резанул громкий женский визг.

- Начнём! - азартно сверкнул глазами Трэйтон и вдруг исчез.

- И как это понимать? - возмутилась её высочество.

- Привыкай, - сокрушенно вздохнула я.

Через целую вечность томительного ожидания, минуты две наверное, перед нами, прямо в стене появился овальный проход. Ну как не принять столь явное приглашение? А нас, похоже, не ждали! Вокруг творилось что-то невообразимое, леди и лорды жались к стенам, визжали и рыдали. На возвышении, у алтаря, над миловидной, наряженной в свадебное платье девушкой возвышалось, в ореоле сиреневого сияния, огромное безобразное чудовище. И этот монстр обвёл взглядом помещение, подмигнул, вызывающим дрожь глазом нам с Кит и, переведя взгляд на невесту, прорычал:

- Ну что, дорогуша, ты всё ещё говоришь 'да'?

- Н-н-нет, - пролепетала полуживая от страха новобрачная.

- Не слышу! - рявкнул Лайлэйк.

- Нееет! - безумно вращая глазами, завизжала невеста.

- Вот и чудненько! - клыкасто улыбнулся монстр и радостно спрыгнул в зал! Пол содрогнулся так, что я чуть не упала. Вцепилась в руку принцессы, взглянула на неё и не поверила своим глазам. Кит восхищённо ловила каждое движение огромного, не меньше трёх метров, ужасного монстра и шептала 'Мой Эви. Мой любимый'.

Что тут началось! Те гости, которые ещё не успели сбежать, ползком покидали место торжества. Прибежали пленившие нас лорды и попытались напасть на Лэя, но все магические атаки словно впитывались в окружающую триумвира сиреневую дымку. Подошёл Трэйтон и галантно предложил нам присоединиться к его брату. Китрэль сразу же кинулась к своему 'прекрасному принцу', а вот я не горела желанием приближаться к этому нечто.

- Только не говори, что ты тоже можешь превращаться во что-то подобное, - взмолилась, покорно следуя за мужем.

- Хорошо, не скажу, - туманно ответил Трэйтон.

И что мне теперь думать? Бояться, что однажды проснусь ночью и обнаружу рядом с собой огромное чудище с клыками и горящими зелёным светом глазами?

А поведение Кит вообще не поддавалось объяснению. Она подбежала к своему ненаглядному, век бы не глядела, и, указывая пальчиком на одного из нападающих, прокричала:

- А вот этот меня за волосы хватал и в камеру толкнул так, что я чуть не упала!

- Которррый? - прорычал Лэй, - А, понял, - взял принцессу одной рукой за талию и поставил у алтаря, несостоявшаяся невеста судорожно всхлипнула, - Подожди меня здесь, рррадость моя.

- Ну что, запомнишь теперь, что не стоит зариться на чужих женихов? - довольно вопросила принцесса у соперницы. Та помотала головой, потом покивала и прошептала 'Спасите'.

А Лэй тем временем пытался донести до неблагородного лорда, что не стоит обижать его невесту. Донёс, точнее, лорд вынес собой часть стены, и его собратья поспешили ретироваться, кто через двери, кто через тот проход, через который мы с Китрэль сюда попали, а двое вообще через проделанный товарищем пролом. В помещении не осталось никого, кроме нас четверых и горе-невесты.

- Иди уже с глаз моих, - великодушно заявила её высочество.

Девушка, спотыкаясь, выбежала из зала, а в следующее мгновение стены завибрировали и все проходы пропали! Исчезли даже пролом и окна! Вокруг воцарились тишина и темнота. Ненадолго. К потолку взлетело несколько светящихся шариков, а лорды высказали своё мнение о ситуации. На этот раз покраснели мы обе. Посмотрели друг на друга, у обеих во взглядах читался вопрос 'И как они себе представляют столь близкие отношения между стенами, нашими врагами, временем и звёздами?'.

Эвилэй наконец-то вернул свой обычный облик, чему я несказанно обрадовалась. Китрэль тут же прижалась к жениху и, всхлипывая, начала жаловаться на напугавших её врагов.

- А вид собственного избранника вас не смутил? - просто интересно стало, почему такой нежный цветочек так неадекватно отреагировал на монстроподобного Лэя.

- Нормальный у него вид! - вскинулась Кит. - Он у меня такой сильный, - и снова прижалась к груди триумвира.

- Да, произвести впечатление на невесту тебе определённо удалось. Но не слишком ли высока цена? И чем ты только думал! - возмущённо взирал на брата Трэйтон.

- Откуда мне было знать, что они контролируют даже мои личные переходы? - попытался оправдаться Лэй.

- А тебе не приходило в голову, что тотальный контроль подразумевает и отслеживание перемещений?!

Я подошла к мужу и успокаивающе погладила его по спине, звёзды в его глазах начали гаснуть, а драка между братьями сейчас была бы весьма некстати.

- Всё в порядке, дорогая, - приобнял меня и чмокнул в макушку.

- И как будем выбираться? - пробурчала в плечо любимого.

- Чего у тебя не отнять, так это умения задавать вопросы, отвечать на которые совершенно не хочется, - грустно улыбнулся Трэйтон.

- А я вам скажу, как мы выберемся, - потирая руки и коварно ухмыляясь, сказал Эвилэй. - Нас Трэй вытащит. Правда же братец? - и загадочно подмигнул Трэйтону.

- Нет, - неожиданно жёстко заявил лорд. - Ты прекрасно знаешь, как это опасно. Должен быть другой выход.

- Да брось ты, ничего опасного тут нет. Я же только что её использовал, и ничего плохого не случилось. Это наш единственный козырь против них. Они такого не встречали и не знают, как с этим бороться, - начал убеждать Лэй.

- О чём вы говорите? - опять не удержалась от вопроса я.

- Твоя личина с тобой практически с рождения. Я же свою получил сравнительно недавно, и не уверен, что смогу полностью контролировать её, - напряжённо проговорил Трэйтон.

- Я подстрахую. Или у тебя есть другие идеи? - не сдавался триумвир.

- Да что за личина-то?! - практически прокричала я, уже начиная догадываться, что речь идёт о чудовищном перевоплощении родственничка. И я оказалась права... к сожалению.

- Ты просила не говорить тебе, что я тоже могу быть таким, как мой брат. Я и не такой, я в два раза больше и страшнее, - повернулся ко мне Трэйтон, - Это привилегия правящего рода. Галаксиун не всегда населяли только люди, и мы, стартрэйны, смогли возродить и подчинить некоторых обитателей прошлого. Немногие избранные, достигая пятилетнего возраста, получают так называемую личину, некое энергетическое существо. Они растут и развиваются вместе, но личина является только тенью своего хозяина, не имея собственной воли и разума. Я был принят в род правящих в шестнадцать. И только через два года получил личину... соответствующего возраста. Пока я её не выпускаю из накопителей, она бессильна. Но как она поведёт себя, вырвавшись на свободу, неизвестно.

- Так давайте думать, как отсюда выбираться, - воодушевлённо предложила я. Не надо нам неконтролируемых чудищ, и без того проблем хватает. Интересно, сколько ещё сюрпризов скрывает мой муженёк? Хотя нет, лучше не знать!

- А нет других способов, - развёл руками триумвир. - Мы можем сколько угодно долбить эти стены силовыми ударами, всё впитается. Здесь нужна энергия другого порядка.

- И что теперь? - дрожащим от страха голосом спросила её высочество.

- А теперь они подождут, когда мы энергетически истощимся, и возьмут нас тёпленькими. Да, братец? - ехидно заключил Лэй.

Трэйтон вообще никак не отреагировал на колкость, он напряжённо о чём-то думал.

- Вы можете подпитываться от нас, - вдруг прошептала Кит.

- Так на это они и рассчитывают! Хотят подождать, пока мы вас 'с голодухи', так сказать, прикончим. И вот они мы, два свободных от избранниц самца.

- Должно что-то быть, - пробормотал Трэйтон, не обращая никакого внимания на болтовню брата.

Эвилэй уселся на край платформы с алтарём и притянул к себе на колени принцессу:

- Мне так лучше думается, - объяснил он, когда Кит попыталась встать.

Трэйтон продолжал мерить помещение шагами и шептать что-то одними губами.

А я подошла к стене и протянула руку к слегка вибрирующей поверхности.

- Не трожь! - закричали братья одновременно.

Вздрогнула и шагнула назад, под ногу попала чья-то, утерянная во время бегства с поля сражения, туфля. Споткнулась и, чтобы не завалиться назад, наклонилась вперёд и опёрлась рукой о стену.

- Тэль! - Трэйтон кинулся ко мне, но остановился в нескольких шагах и неверяще уставился на мою руку, потом на меня. Подошёл и задумчиво поинтересовался:

- Ну и как ощущения?

- Ощущаю, что у вас с нервами не всё в порядке. И я скоро заикой стану от ваших криков!

Лежащую на стене ладонь приятно холодило и слегка пощипывало, даже скорее щекотало. Пристроила рядом вторую руку, стена ощутимо вздрогнула, как живое существо от холода. И только тогда я почувствовала, что странное ощущение щекотки продвигается по рукам и распространяется по всему телу. Это было необычное, но приятное ощущение. Будто стоишь под мелким, летним дождиком.

- Хм, как думаешь, почему не сгорела? - выдал подошедший Эвилэй.

Мгновенно отдёрнула руки. И за спину спрятала для верности. Осторожно, внимательно глядя под ноги, отошла от стены. Ну их, сразу сказать не могли.

- Тэль, милая, прикоснись, пожалуйста, к стене ещё раз, - Трэйтон обнял со спины и положил подбородок мне на плечо.

- Ага, не дождёшься!

- Ну чего ты, глупая? Обиделась что ли?

Я насупилась и промолчала.

- Ну не дуйся. Пойдём, - и потащил меня к этой треклятой стене. - Протяни руку, я буду рядом. Мы просто кое-что проверим.

Вздохнула, обернулась и укоризненно взглянула на продолжающего обнимать за талию мужа и с размаху шлёпнула ладонью по стене. Трэйтон глухо застонал и начал мелко вздрагивать. Подскочил Лэй и, почему-то ногой, сбил Грэйна с ног. Но Трэйтон не разжал руки, и мы оба повалились на пол. Хватка мужа ослабла, я подскочила на колени и повернулась к мужу. Он лежал на боку и скрипел зубами от боли, но больше не стонал. Трясущимися пальцами прикоснулась к бледной щеке.

- Всё хорошо, - прошептал Трэйтон. - Но мне сейчас необходимо пополнить запас энергии. Поцелуй меня.

Я обернулась и, вопросительно приподняв брови, посмотрела на Лэя.

- Ну вы тут лечитесь, а мы за алтарём погуляем. Пойдём дорогая, - подхватил принцессу под ручку и действительно увёл за алтарь.

Поцелуй был коротким, но весьма насыщенным эмоциями. Трэйтон быстро вытянул из меня изрядную часть энергии и сам отстранился. Полежал ещё несколько секунд, потом резко вскочил, подал мне руку, помогая подняться. Чмокнул в кончик носа, подмигнул и сказал:

- Спасибо, а теперь иди сама подзарядись, - и легонько подтолкнул обратно, к стене.

Я прислушалась к своим ощущениям и поняла странное:

- А мне не нужно. После поцелуя, по-моему, у меня ещё больше силы стало. Давай проверим, какая она на этот раз? Вдруг пригодится.

- Странно. Хотя с тобой всё странно. Стой здесь и не вздумай использовать силу, - и повернувшись к алтарю: - Лэй, иди-ка сюда!

Из-за алтаря не донеслось ни звука. Трэйтон прошёл вперёд, заглянул за возвышение, усмехнулся и сложил руки на груди. Мне стало любопытно, подошла и тоже заглянула за алтарь. Принцесса и триумвир самозабвенно целовались, не замечая нас и, похоже, вообще забыли, где мы находимся, и что происходит.

- А это они тоже лечатся? - предположила я.

Влюблённые отпрянули друг от друга и покраснели. Оба! С Китрэль-то всё ясно, а с чего Лэй покраснел, я так и не поняла.

- Нас вообще-то, в плен взяли. Не время для развлечений, отойдём, - и Трэйтон увлёк за собой смущённого брата.

Я последовала за ними, но была остановлена жёстким взглядом.

- Так не честно! Мы здесь все в плену, и меня, в отличие от вас, хотят убить. Так что говорите всё как есть, - возмутилась я.

- Теперь я понимаю, что их опасения были не напрасны. Ты действительно опасна для высших... и не только. И нужно подумать, не отвлекаясь на твои постоянные вопросы, - объяснил Трэйтон, но потом улыбнулся и добавил более мягко: - Побудь, пожалуйста, с принцессой, нам правда нужно посоветоваться наедине.

Я уступила, но обида всё равно закралась в душу. Получается, Трэйтон считает, что я опасна для него. Но ведь он сам попросил прикоснуться к стене! А теперь что-то скрывает от меня.

Подошла Кит и, глядя на тихо разговаривающих лордов, шёпотом спросила:

- О чём они там секретничают?

- Обо мне, - так же шёпотом ответила я.

- И чего ты опять натворила? - удивилась её высочество.

- Если бы я знала! - воскликнула я и уверенно направилась к мужу.

Как ни странно, меня встретили улыбкой и ласковым вопросом:

- Обиделась?

- Я так понимаю, вы что-то придумали? - спросила в свою очередь я.

Трэйтон приобнял за плечи и отвёл в сторону.

- Понимаешь, Миртэлла, похоже, действительно, у нас нет другого выхода, кроме как воспользоваться услугами моей личины, - так и знала, что ничего хорошего не услышу. Не зря он назвал меня полным именем. Но следующие слова мужа ввергли в ещё больший шок.

- Но твои новые способности могут помочь сдержать личину в случае, если я потеряю контроль. Ты готова попробовать?

Я стояла как громом поражённая и думала, как, как я могу удержать огромного монстра?

- А какие у меня способности, и что нужно делать? - тихо спросила, уже чувствуя, что ответ мне не понравится.

- Обряд призыва по крови не был завершён должным образом, и теперь ты можешь пропускать через себя энергию. Тебе нужно будет только прикоснуться ко мне и лишить силы, всей. Личине придётся вернуться в опустевшие накопители. Вот так, но это может и не потребоваться, если я удержу контроль, - беззаботно объяснил муж, но что-то в этом плане было не так, какое-то несоответствие.

- А как я смогу подобраться к разбушевавшемуся монстру?

- Лэй поможет. Не волнуйся, это просто мера предосторожности. Я почти уверен, что справлюсь.

Вот! Вот что не давало мне покоя.

- Ты же говорил, что лишаясь силы, вы умираете! А теперь хочешь, чтобы я выкачала из тебя всю силу?!

- Хватит болтать, мы и так потеряли много времени. Пора действовать, - пришёл на выручку брату, явно подслушивавший, триумвир. - Тэль, ты поняла, что от тебя требуется? Вот и чудненько. Сейчас быстро выносим стену и бежим в зал перехода. Давай, Трэй.

Мне даже рот открыть не дали и бесцеремонно оттащили от напрягшегося и начавшего светиться зелёным светом мужа.

Превращение происходило очень медленно и жутко. Из груди Трэйтона как будто сочился зелёный туман и расползался в стороны, поглощая всё тело. Когда весь Грэйн оказался в коконе этого тумана, я не выдержала и отвернулась, спрятав лицо на груди приобнявшего меня Лэя. Китрэль заняла такую же позицию в самом начале превращения.

- Ну чего вы испугались, девчонки? Всё самое интересное ещё впереди, - 'успокоил' нас Лайлэйк.

Через несколько минут томительного ожидания послышались громоподобные шаги и оглушающий грохот ломаемой стены. А затем низкий рокочущий голос:

- Идём. И быстррро!

Мы развернулись, чтобы бежать, и замерли, с ужасом разглядывая огромного, не меньше пяти метров ростом, монстра. Он весь был в ореоле зелёного сияния и чтобы увидеть лицо, нужно было поднять голову. Чего я твёрдо решила не делать!

- Вперррёд! - поторопил великан и отступил, открывая нашему обозрению, не менее большой, чем он сам, пролом в стене.

Мелькнула мысль, а что если бы потолок в помещении не был таким высоким?

В пустынных коридорах Трэйтону было неудобно быстро передвигаться, а потому мы от него почти не отставали.

Никто не помешал нам в кратчайшие сроки добраться до уже знакомого мне зала с энергетическим сгустком в центре. Все сразу кинулись к зонам перехода.

- Стойте! - окликнула я остальных, остановившись перед Звездой, - Неужели мы просто сбежим и даже не попытаемся уничтожить эту штуку?

- И как ты себе это представляешь? - ехидно осведомился Лэй. - Опять будешь ручками за чужие накопления хвататься?

- Пусть попррробует, - пророкотал монстроподобный Трэйтон.

- Да пожалуйста, я только за! Но тебе не кажется, дорогой братец, что это слегка опасно?

- Не опаснее меня. Мы всю жизнь рррискуем. Пррробуй.

Я несмело подошла к шару и протянула руку, чтобы прикоснуться. А потом подумала, может попробовать по-другому? Подняла вторую руку и практически обняла пульсирующую, переливающуюся 'звезду'. Ой, зря я это сделала, нашла время экспериментировать!

Меня как приклеило к шипящей сфере, и энергия теперь не уходила через меня, текла по кругу. И это было больно, всё тело ломило и жгло. Застонала и попыталась освободиться, не получилось.

Подлетел Трэйтон и, грубо отшвырнув меня, с размаху рубанул огромной когтистой ручищей по Звезде. Я отлетела к стене, больно ударившись спиной. В ушах зазвенело. Но звон резко перешёл в оглушающий грохот, а по глазам резануло яркой вспышкой. Сфера взорвалась! Стены и потолок встряхнуло, и они начали осыпаться едким пеплом. Но нам этот взрыв, почему-то, не повредил.

- Я знал, что ты сможешь сдержать её, - прозвучало от одного из коридоров, - Ты всегда был очень одарённым мальчиком.

Я просто впала в ступор, в коридоре стоял учитель! Как, ну как такое возможно?! Ну я же его убила. А он стоит здесь, постаревший, осунувшийся и глаза, кажется, стали человеческими.

Учитель шагнул в зал и, восхищенно глядя на Трэйтона, продолжил:

- Она прекрасна, твоя личина. Самая сильная во всём роду. Я горжусь тобой!

- Уходим, - проговорил Грэйн, не глядя на бывшего наставника.

- Не выйдет, - развёл руками Лэй, - зоны тоже разрушены. Все потоки разметало выплеском, так что выхода нет.

- Я знаю, где есть открытые зоны и проведу вас... если вы возьмёте меня с собой, - нагло заявил предатель.

Трэйтон резко развернулся к нему и бесшумно, как хищник, а им он по сути и является сейчас, приблизившись, наклонился и прошипел над головой старика:

- Что, новые друзья уже не столь благосклонны? Вот только старых у тебя больше нет!

Протянул руку, схватил перепуганного предателя за шею и, подняв до уровня своего лица, всмотрелся в его глаза.

- Ты человек. Старый, никчёмный и беззащитный человек.

И даже как-то бережно поставил учителя на усеянный пеплом и обломками пол.

- Да, теперь я беззащитен. Это твоя... жена сделала меня таким! Она выжгла мои накопители и если бы не наличие человеческой крови, убила бы! Идите за мной, я знаю короткий путь до зала перехода для правящих.

- Мне не нужна твоя помощь, я увидел в твоих глазах всё, что нужно, - жёстко ответил Трэйтон. - В моём мире больше нет для тебя места.

Грэйн развернулся и пошёл к другому коридору, по дороге задел часть устоявшей стены, и она осыпалась. Мы пошли за Трэйтоном и учитель тоже увязался следом. Проходя мимо меня, кинул ненавидящий взгляд, но промолчал. Пройдя несколько метров по пустому коридору, Трэй вдруг остановился и, повернувшись к стене, легко, как бумажную, проломил её. Заглянул в помещение и поманил нас следом. Потом перевёл безразличный взгляд на наставника и тихо сказал:

- Уйди, не вынуждай меня...

- Ты не можешь оставить меня здесь! Теперь, после того, как я потерял силу, они превратили меня в слугу. Ты должен спасти меня!

- Я тебе ничего не должен! - взревел Трэйтон.

- Спокойно, братец. Не забывай про контроль. Пошли отсюда, нас, конечно, боятся, но они тоже не дураки, могут придумать и на личину управу.

Я встала в круг, здесь они были в два раза больше, чем в предыдущем зале, но зон перехода было всего три. Триумвир с принцессой заняли вторую зону перехода. Трэйтон направился ко мне, а в спину ему полетели злые, хлёсткие слова.

- Ты бросаешь меня так же, как бросил её, свою мать. Убиваешь, как убил её. Она умерла из-за тебя!

Трэйтон замер, его начало трясти, из глаз хлынул холодный, зелёный свет, а из горла вырвался безумный, нечеловеческий рёв.

Лэй среагировал мгновенно, подскочил к развернувшемуся к учителю брату и, засияв сиреневым, толкнул его ко мне с криком 'Действуй Тэль'. Монстр полетел на меня, и мы вместе провалились в открытый Эвилэем переход. Я схватилась за упавшего на колени мужа и начала вытягивать из него силу, шепча как молитву: 'Только не умирай, только не умирай...'

Из перехода нас выбросило почему-то не на пол, а на высоте около метра от пола. Сначала упала я, а Трэйтон, уже бессознательный, повалился сверху. Его трясло, он стремительно уменьшался, возвращая свой нормальный облик, и если бы не это, он меня просто задавил бы своим весом. С трудом перекатив безвольное тело в сторону, встала и бегло осмотрела помещение. Мы переместились в столовую своего особняка. За дверью что-то загремело, послышался женский крик, но я не пошла проверять, кинувшись к мужу. Он дышал! Дыхание было редким и поверхностным, но Трэйтон был жив!

В столовую ворвался злой и почему-то мокрый Лэй. Быстро оценил ситуацию, подбежал к брату, поднял его и понёс, на ходу посвящая меня в скрытые ранее подробности плана.

- В общем так, Трэя можешь спасти только ты. Вы пережили слияние, и теперь ты можешь управлять его телом как своим. Для этого нужно повторно слиться энергетически и аурами. И тогда ты сможешь растянуть его сжатые накопители, постепенно наполняя их энергией. Только не перестарайся, а то опять в ледышку превратишься и будешь тут передо мной голышом разгуливать.

- Что? - пискнула семенящая за нами принцесса.

Мы уже поднимались по лестнице и на восклицание её высочества не отреагировали.

- А как происходит это слияние? Что мне нужно делать? - спросила я, загораясь надеждой, что всё будет хорошо, Трэйтон будет жить... если я смогу сделать то, что нужно.

- Понимаешь, я знаю об этом только в теории. Главное - очень захотеть, а там всё должно получиться на инстинктах, - Лэй пинком открыл дверь в нашу с Трэйтоном спальню и внёс его в комнату, - Знаю только, что этому процессу способствует эээ... как бы помягче выразиться, супружеский долг и всё такое, - сгрузил брата на кровать и сделав рукой приглашающий жест, ехидно пропел: - Прошу, миледи. Приступайте. А я там подожду, - и пошёл к двери.

- Стой! - крикнула в спину триумвира.

- Помогать не буду! Даже не проси, - пробурчал, не оборачиваясь, но остановился уже в дверях и добавил: - Ты его немного подзаряди, и он тебе сам всё объяснит. И поторопись, сейчас личина умирает. А если умрёт она, то и Трэйтона вряд ли получится вытащить.

Я оказалась возле мужа ещё до того, как за Эвилэем закрылась дверь. Припала к его губам и попыталась влить в него немного силы. Но Трэйтон не брал её, лежал совершенно недвижимый и холодный, но рукой я чувствовала, что сердце ещё бьётся. Боги, что же делать? Как заставить его принять энергию? Ведь я не смогу слиться с ним вот таким, бессознательным!

- Да очнись же ты! - прокричала в посиневшие губы, - Сколько можно из-за меня умирать?

В отчаянии стукнула кулаками по груди любимого и снова припала к его губам. Ничего! По щекам текли слёзы, у меня не получается! Прижалась лбом к его лбу и прошептала 'Прости'.

И энергия медленно потекла от меня к нему. Сначала даже не поверила, решила, что выдаю желаемое за действительное. Но Трэйтон пошевелился и едва слышно застонал.

Я снова припала к его губам, но муж плотно их сжал, не давая вливать в него силу.

А когда, отстранившись, посмотрела на него. С трудом прошептал:

- Не меня питаешь - личину.

- Помоги мне, пожалуйста. Объясни, что я должна делать?

- Ляг рядом, близко.

Я легла и обняла любимого.

- И что теперь? Как нам слиться.

- Нужно открыться... захотеть... - Трэйтон закашлялся и захрипел.

Я прижалась ещё крепче и постаралась сосредоточиться на мысли об энергетическом соединении, ведь ауры наши и так сплелись. И вдруг как будто нырнула в сознание Трэйтона! Я чувствовала его вялые мысли как свои собственные и уловила среди них главную. Как заставить работать пустые, схлопнувшиеся накопители. Мысленно потянулась к груди мужа и осторожно попробовала отдать ему часть энергии. В его груди копошилось что-то маленькое, чёрное и напуганное. Я чувствовала этот страх, не так отчётливо, как мысли и чувства Трэйтона, но чувствовала. В голове прозвучал ответ на мой молчаливый вопрос: 'Личина. Не тревожь. Открывай с другой стороны'. Если бы я ещё знала, как и что 'открывать'? Мысли Грэйна начали путаться, а чёрный комочек личины задёргался как от боли. И я рванула эфемерные органы для энергии, выплёскивая в них половину всей энергии, какую чувствовала в себе. Трэйтон выгнулся и закричал. Не мысленно, а по-настоящему. Ему было больно, и я чувствовала эту боль, забирая часть её себе. Потом Трэйтон затих, тяжело дыша и скрипя зубами.

- Не быть тебе лекарем, - прохрипел, отдышавшись, - Ты только добить можешь. И то не без мучений.

И после этих слов сам крепко обнял и потянулся к моим губам.

Это было волшебно! Чувствовать сразу за нас обоих. Мы действительно слились воедино, и уже неважно было, где чьи чувства и мысли. Они были общими. И это было так естественно. Как будто в каждом из нас только половина одной души, одного разума.

В дверь громко постучали, и послышался как всегда ехидный голос Лайлэйка:

- Не хотелось бы вам мешать, но мне нужно знать - Трэй ты живой или не очень? А то у нас тут война не по расписанию началась. Хотя, судя по всплеску энергии, более чем живой. Даже я не удержался - подпитался немного. В свете предстоящих событий не помешает. В общем, закругляйтесь. Жду во дворце.

Сказка закончилась, сменившись чувством потери и страхом перед будущим.


* * *

Трэйтон был, мягко говоря, очень зол. Да что там, он был просто в бешенстве.

Торопливо одеваясь, бурчал проклятия в адрес войны, времени и своего брата, подобравшего наиболее неподходящий момент для стука. Потом взглянул на меня, нежно улыбнулся и произнёс загадочное:

- А так даже лучше. Теперь есть стимул свернуть всю эту возню по-быстрому.

Подошёл, быстро поцеловал и ушёл, предварительно предупредив, чтобы не вздумала из дома выходить.

Вот так. Там война! Он будет жизнью рисковать, опять, а я должна сидеть дома и изводить себя ожиданием. Моё место во дворце, рядом с ним, дедом и принцессой. Ведь её высочество наверняка будут охранять лучше самого императора. Сорол безумно любит свою дочь и о ней заботится в первую очередь.

Вскочила, накинула халат и, на ходу завязывая пояс, побежала за мужем, в надежде уговорить его взять меня с собой. Из кабинета доносились громкие голоса. Трэйтон на кого-то злился. Подошла ближе и разобрала оправдывающийся голос Лэя. Странно, он же говорил, что будет во дворце.

- Во время слияния! На завершающей стадии!! У тебя вообще мозги есть!!! - под конец Трэйтон уже практически кричал.

- А откуда мне знать, какая у вас там стадия? И вообще, в чём проблема-то? Вы женаты. Это всё равно должно было случиться, рано или поздно, - Лэй, как всегда, считал себя во всём правым.

- В том-то и дело, что рано. И тем более, я не планировал совершать ритуал, - раздражённо перебил Трэйтон. - Но теперь уже ничего не изменить, хватит об этом. Что там с проломом?

Я толкнула дверь и вошла.

- Даже и не проси, - сразу же заявил муж. Вот как он понял, что я хочу о чём-то попросить?

- Ты остаёшься здесь, и это не обсуждается, - и уже не мне: - Рассказывай.

- Пролом появился буквально полчаса назад. Грубый, все поточные вектора в округе порвали. Энергия есть, но только фоновая. Громыхнуло знатно, пространство разошлось на окраине небольшой деревеньки. Никто не выжил. Там сейчас наши дежурят, пока попыток проникновения не было, - отчитался Эвилэй.

- Плохо, всё намного хуже, чем я думал. Они передумали. Нас больше не хотят поработить, нас собираются уничтожить. Стабильный переход без священной звезды они не могут создать, а ждать не хотят. Ещё несколько таких разрывов, и им даже нападать не придётся, пространство так покорёжит, что мы сами дружненько передохнем, - Трэйтон взглянул на меня и сказал брату: - Более неподходящего времени просто не может быть. Собирай всех, будем закрывать пролом. А в идеале, постараемся выгнуть его в обратную сторону. Пусть им аукнется!

Я только открыла рот, чтобы возмутиться и настоять на перемещении во дворец, но муж опять опередил.

- Сидишь здесь, не волнуешься и встречаешь возможных союзников. Я сейчас смотаюсь в Галаксиун, постараюсь собрать сильнейших.

- Но там же...

- Не переживай, теперь они мне точно не страшны, да и не до меня им сейчас.

Лорды замерцали и исчезли. А я осталась растерянно стоять посреди кабинета.

Потянулись томительные минуты ожидания. Минуты перетекали в часы, а я всё металась по дому и не могла найти себе места. Переоделась в костюм для верховой езды и попыталась выйти на улицу. Именно попыталась, а не вышла. Да я даже к двери подойти не смогла! На пути как будто выросла невидимая стена и категорически не хотела подпускать меня к двери. С чёрным ходом и окнами дело обстояло точно так же. Эх, надо было учиться строить переходы по своим потокам. Ведь другие стартрэйны могут перемещаться, не прибегая к зонам перехода, а значит, и я могу... только не умею.

Попробовала поесть, но единственное, на что я сейчас была способна, это грызть ногти. Но возвращаться к детской привычке не хотелось, так что я осталась голодной и злой.

Спустя два часа хаотичной беготни по этажам, на меня начали коситься слуги. Они, кстати, беспрепятственно как входили, так и выходили из особняка. Чтобы не пугать прислугу, постаралась хотя бы создать видимость спокойствия, взяла какую-то книгу и, забравшись с ногами на диван в малой гостиной, сделала вид, что читаю. За стеной, в столовой, что-то загремело, потом послышались чьи-то торопливые шаги и крик. Я мгновенно подскочила, книга была отброшена в сторону, даже название так и не прочитала. Не успела я подойти к двери, как в комнату ворвалась запыхавшаяся, перепуганная служанка и затараторила:

- Леди-хозяйка, там такое! Там какие-то люди, в смысле эти, которые с глазами. Там они и столовая. Они все стулья переломали и требуют какого-то прима. Торил за рабочими побежал, вы туда пока не ходите.

- Стоп, - остановила я лавину маловразумительных объяснений, - Иди на кухню и передай там, чтобы приготовили напитки и закуски. Всё подать в главную гостиную.

И решительно отодвинув перепуганную девушку от двери, пошла встречать, судя по всему, отправленных Трэйтоном лордов.

Их было одиннадцать, все стартрэйны. Некоторых я уже видела. Кажется, это были те, кто обсуждал меня, когда я впервые попала в Галаксиун, Совет Восьми или что-то вроде того. А вот место их прибытия выглядело впечатляюще. От большого, обеденного стола и стульев мало что осталось. Но обломков мебели не было! В центре помещения был большой, абсолютно пустой круг, а по краям валялись остатки стола и стульев с ровно обрезанными краями. Как будто масло горячим ножом отрезали. М-да, надо бы отвести специальную комнату для перемещений, а то мебели не напасёшься.

- Леди Эрт'Грэйн, рад снова вас видеть, - от группы лордов отделился высокий, худощавый мужчина с жёлтыми глазами и знакомым лицом. Точно! Это один из тех, кто копались в моей грудной клетке, изучая кровь. А вот как его зовут, точно не вспомню.

Лорд понял моё замешательство и представился:

- Шолар Шэд'Элонэс.

- Эээ, здравствуйте. Пройдёмте в гостиную, там будет удобнее ждать, - обвела взглядом то, что осталось от столовой, и добавила: - И там ещё осталась целая мебель.

Лорды заулыбались, а Шэд'Элонэс развёл руками и виновато сообщил:

- У нас был только приблизительный маршрут, одиночные переходы сейчас опасны, а коллективные... слегка разрушительны.

- А если бы в момент вашего появления здесь оказался кто-нибудь из прислуги или я? - как-то жутко стало.

Желтоглазый снисходительно улыбнулся:

- Место выхода корректируется в зависимости от наличия живых существ. Мы попали в это помещение исключительно потому, что здесь никого не было. И не волнуйтесь вы так, вам это сейчас категорически противопоказано.

- Это ещё почему? - удивилась я.

- Так вы ещё не знаете? - в свою очередь удивился мой собеседник. Разговор происходил по пути в гостиную, и лорд придержал меня за локоть, пропуская в зал своих товарищей. А когда последний гость вошёл в помещение, закрыл за ними дверь и тихо проговорил:

- Я вижу такие вещи по роду своей деятельности, ну и по силе, конечно же. И я безмерно уважаю лорда Эрт'Грэйна, но не одобряю того, что он решился на такой серьёзный шаг в столь неспокойное время. А то, что он вас не поставил в известность вообще подло! Поэтому считаю, себя вправе уведомить вас, леди Эрт'Грэйн, что вы в положении.

И выжидательно уставился на меня своими жуткими жёлтыми глазами. А я недоумённо смотрю на него и жду продолжения. Не дождалась.

- В каком положении? - если уже начал, так пусть договаривает, в какое положение меня поставил Трэйтон.

- Хм, я бы сказал, в интересном, - продолжаю непонимающе смотреть на него, мимо прошли три служанки с подносами, а лорд не выдержал и как рявкнет: - Да беременная ты.

Последняя служанка вздрогнула и уронила поднос, по полу рассыпались многочисленные канапе. А я выдала:

- Да быть того не может!

- То есть вас сей факт не радует? - вопросил лорд, не обращая внимания на ползающую у нас в ногах и собирающую раскатившиеся закуски служанку. Зато девица сразу же навострила ушки и скорость собирания понизила вдвое.

- А с чего вы вообще это взяли? Я, вроде бы, не располнела, - сказала, внимательно осматривая свою талию, - Да и у меня только недавно... - осеклась и покраснела. Чуть лишнего не брякнула.

- Судя по ауре, срок ещё очень маленький, не больше десяти дней. Хотя постойте, - жёлтые глаза уставились на меня так внимательно, что по спине прошёлся холодок. А потом лорд, вдруг побледнел и выдал сказанное ранее мной: - Да быть того не может!

Я укоризненно взглянула на прислушивающуюся служанку и девушка поспешила удалиться на кухню за новой порцией снеди.

- Говорите уже, чего вы там разглядели? Меня уже ничем не удивишь.

- А знаете, леди, вы лучше с мужем об этом поговорите. Не стоило мне начинать этот разговор, - и лорд позорно сбежал в гостиную. Я ещё немного постояла, натянула на лицо приветливую улыбку и пошла к гостям.

Мы уже успели все перезнакомиться, когда в комнату вошёл Эвилэй, и все почтительно замолчали, склонив головы перед триумвиром. Все, кроме меня.

- Лэ... триумвир, можно те... вас на минуточку? - и не дожидаясь ответа, бесцеремонно схватила правителя целого мира за руку и выволокла из гостиной. Со стороны гостей послышались плохо скрываемые покашливанием смешки.

- Ты что, сдурела? - зашипел родственничек, едва за нами закрылась дверь, - Мне нужно ввести лордов в курс дела и отдать распоряжения относительно предстоящих военных действий.

- Ты мне сначала объясни кое-что, а то я вам с братцем такие военные действия устрою, что высшие в радость будут! - просто за последние полчаса я успела обдумать то, что произошло после нашего с Трэйтоном слияния. Вспомнила подслушанный разговор на повышенных тонах в кабинете и сопоставила с новой информацией о моём 'интересном', как выразился желтоглазый, положении.

- И что ты так срочно хочешь узнать? - сдался Лэй.

- Вот ты мне только правду скажи, а то хуже будет, - почти прорычала я, - С чего один из этих, - кивок в сторону гостиной, - желтоглазый который, решил, что я беременна?

Лэй сначала растерялся, но потом взял себя в руки и наигранно обрадовался.

- Правда? Ой, как же я за вас с Трэйтоном рад! Это же просто замечательно, я буду дядей! - схватил меня за руку и начал её трясти как умалишённый.

- А я за вас с Трэйтоном не рада, и вам обоим точно не до радости будет, если ты мне сейчас не расскажешь, что случилось, когда ты к нам в спальню постучался, - прошипела, выдёргивая руку из цепких пальцев триумвира.

- А давай ты с Трэем об этом поговоришь, а? - начал пятиться к двери Эвилэй. А меня начало ощутимо трясти, и всё тело покалывало, а ладони и кончики пальцев жгло так, что захотелось окунуть их в ледяную воду.

- Тэль, успокойся. Прекрати немедленно! Ты сейчас весь дом разрушишь! Подумай о людях, ты их убьёшь!

Из гостиной выбежали лорды, а в холле творилось что-то невообразимое. Стены и потолок мелко подрагивали, а все не прикреплённые к стенам или полу предметы взмывали к потолку и, разбиваясь об него, щепками и осколками осыпались вниз. Мне стало страшно, и от этого в душе начала подниматься ещё одна волна ярости.

- Я наложу стазис! - крикнул один из лордов, поднимая руки.

- Не сметь! - взревел Эвилэй, ударив лорда по направленным в мою сторону рукам, - Она носит наследника крови истинной любви. Это его убьёт! - и повернувшись ко мне: - Тэль, послушай меня. Ты сейчас наделена силой хаоса, и если не возьмёшь её под контроль, то мы все погибнем. И ты с ребёнком тоже.

По стенам побежали трещины, у меня закружилась голова, а руки жгло так, что застонала от боли. И эта боль вызвала следующую волну негодования. Стоящих передо мной лордов сбило с ног и впечатало в стену. У меня по щекам текли слёзы бессилия, ведь понимаю, что это всё я творю, а сделать ничего не могу.

- Она нестабильна! Придётся накладывать стазис, - проговорил желтоглазый.

- И что с тобой за это сделает Грэйн? Да и со всеми нами, что не помешали? Наследник крови истинной любви каждому даётся только один раз, - в нарастающем гуле прокричал Лайлэйк.

За спиной прозвучал приглушённый хлопок и меня обняли родные, сильные руки. Трэйтон крепко прижал к груди и прошептал на ухо:

- Хватит шалить, катастрофа ты моя.

Я развернулась в кольце рук мужа и потребовала:

- Немедленно объясни мне, о каком наследнике крови они говорят!

- Хорошо, любимая. Я сейчас же всё тебе объясню. Ты только успокойся, это вредно для здоровья...

- Только попробуй сказать 'ребёнка'!

- ... окружающих. Посмотри, как ты перепугала сильнейших лордов Галаксиуна. Может и правда взять тебя с собой? Будешь главной наступательной силой, - Трэйтон старался говорить серьёзным тоном, но уголки его губ предательски подрагивали в попытке удержать улыбку, а в глазах задорно поблёскивали звёздочки.

И я успокоилась.

- И всё-таки, гад ты!

- Ага, зелёный, - и глядя мне за спину, на сгрудившихся у стены лордов, - Всё хорошо, всего лишь небольшая семейная размолвка. Приступайте к обсуждению, я присоединюсь к вам чуть позже.

Меня мягко, но настойчиво развернули и повели к лестнице. Уже на ступеньках расслышала тихое 'Бедный мужик'. Голос мне был не знаком, но решила запомнить, на всякий случай...

Едва мы вошли в спальню, я тут же развернулась и, уперев руки в бока, потребовала:

- Рассказывай.

- Да ты уже и так почти всё знаешь. Да, ты беременна. И не скажу, что меня это не радует, но! Я не планировал этого. Сейчас не самое подходящее время. И да, твоя беременность несколько отличается от обычной. В процессе слияния запускается ритуал продолжения рода, как по крови, так и по силе. Я был слишком слаб после энергетического истощения и не удержал контроль. Точнее, меня отвлёк Лэй, и я его потерял. И завершающая стадия ритуала прошла как и должно быть. Но первые две его части не были произведены, как положено, я всё же старался избежать этого. И теперь у нас родится наследник крови, но не рода. То есть, этот ребёнок будет сочетать в себе все лучшие кровные качества нас обоих. А вот его сила определится в процессе развития. Вот так, - немного помолчал и удивлённо добавил: - И что, даже ничего не спросишь?

А я стою, смотрю на него и не могу понять, чего мне больше хочется, побить его или расцеловать. Но сказала почему-то совсем другое:

- А мы ещё не поженились, - Трэйтон засмеялся, и мои губы сами собой растянулись в ответной улыбке.

- Вот, ещё один стимул побыстрее выиграть эту нелепую войну. Чем я сейчас и займусь. Ты со мной?

- На войну? - удивилась я.

- Нет, - опять рассмеялся Трэйтон, - пока только на совет.

- Конечно с тобой.


* * *

- Как думаешь, они быстро победят? - в который раз спросила Кит.

Мы с Китрэль сидели в её покоях и пытались занять себя хоть чем-то, пока наши мужчины закрывали уже третий разрыв в пространстве. Предыдущие два они залатали без особого труда. Во всяком случае, Трэйтон так сказал. Но в этот раз разрыв был каким-то другим. Я мало что поняла из подслушанного нами с её высочеством разговора между императором и Эвилэем. Ясно было только одно - всё плохо! Нас заперли и окружили непроницаемой силовой стеной. Но и этого им показалось мало. Несколько минут назад нам ненавязчиво составили компанию Фокси и Майди.

- Вы настолько уверены в своём женихе, что даже не допускаете мысли о поражении? - ехидно вставила Фокси.

- Конечно! - наивно ответила принцесса, - Он такой сильный и смелый, и красивый, и...

- Мы поняли. Ваш Эви самый-самый, - улыбнулась я.

- Но Трэй сильнее. Кому, как ни мне об этом знать, - самодовольно заявила Эрт'Пинкэл, поглядывая на меня, явно ожидая моей реакции.

Но я не собиралась доставлять ей такого удовольствия. Только Кит не знала о роли Фокси в прошлом моего мужа и искренне удивилась:

- Вообще-то это наша Миртэлла является невестой лорда Грэйна, так что она знает его лучше всех! Правда же, Тэль.

- Да бросьте вы! Невеста! Трэйтон, конечно, может позволить себе немного расслабиться, но настоящий брак. Девочки, неужели вы настолько наивны, - рассмеялась розовая, поглядывая на меня.

И ведь знает же, что мы уже женаты. А всё это представление устроила исключительно для того, чтобы позлить и унизить меня. И у неё это получилось! По телу прошла волна дрожи, а кончики пальцев опять начало жечь. Но ситуацию спасла Майди. Сидящая в стороне и молча слушающая наш разговор девушка, встала и пересела на диван рядом со мной.

- Ой, знаете, я тут сейчас такое вспомнила, - защебетала Майдэлия, - Когда вы сбежали в Галаксиун, нам с Роби пришлось вас прикрывать. Я целый день изображала вас, ваше высочество, но это было не сложно. А вот Робу повезло меньше, ему пришлось сначала отобедать в общей зале в образе леди Миртэллы, а потом ещё и совершить прогулку по саду с наместником. Уж не знаю, что ему наговорил твой дедушка, - Майди, будто невзначай, взяла меня за трясущуюся руку и слегка её сжала, - но он потом ещё сутки краснел и злился!

Я представила, что пришлось пережить бедолаге Робу, и улыбнулась. Напряжение спало, и стало намного спокойнее.

А принцесса вдруг встала и, возвышаясь над сидящей в кресле Фокси, высокомерно заявила:

- Вы являетесь моей гостьей. Прошу не забывать об этом и вести себя соответственно.

Вот это да! Не думала, что малышка Кит может быть такой проницательной и властной.

- Гостьей? - вскочила Фоксэлия, - Да нас к вам в качестве дополнительной охраны приставили! Чтобы эта, - кивок на меня, - не сбежала и опять не испортила всё своими выходками.

- Леди Этр'Пинкэл! - попыталась остановить её Майди, но Фокси уже разошлась не на шутку.

- Меня! Сделали нянькой для этой! - и указала на меня пальцем, почти коснувшись длинным ногтём кончика носа. Глаза съехались на переносице, а в голове зародился один очень интересный вопрос. Нет, там, конечно же, было много вопросов, но один просто плясал на кончике языка. Я его и выпустила.

- А с чего это нас вдруг решили дополнительной охраной обеспечить? Происходит что-то, о чём нам забыли сказать?

- Леди Фоксэлия, не стоит... - Майди не оставляла попыток призвать Эрт'Пинкэл к молчанию, но та, похоже, твёрдо решила высказать всё, что обо мне думает.

- А я не буду больше молчать! Чем она лучше других? 'Не стоит волновать Тэль, она такая эмоциональная', - передразнила, судя по всему, Трэйтона, - Так вот, знай, что сейчас все рискуют своими жизнями из-за тебя! Высшим нужна именно ты! Не знаю как, но Трэй ещё вчера вечером узнал, что сегодня будет создан поисковый разлом. И потоки будут искать именно тебя. Вот что их могло заинтересовать в таком убожестве, как ты?

У меня кровь от лица отлила, стало очень страшно и холодно. Я знаю, что им от меня нужно. Им нужен ребёнок, потому что, во-первых, он сам по себе очень ценен, а во-вторых, так они смогут контролировать Трэйтона, даже без магического подчинения! Ради наших жизней Трэй пойдёт на что угодно. И тут в голове что-то щёлкнуло: а откуда высшие могли узнать, что я беременна? Их осведомлённость может означать только одно, среди нас предатель, причём в самом ближайшем окружении. Ведь даже Фокси не знает о моём положении. Одно радует, судя по такой же осведомлённости Трэйтона, у нас тоже есть союзник в стане врага.

- Лорд Эрт'Грэйн предупреждал, а вы! Посмотрите на неё! Теперь она обязательно попытается что-нибудь предпринять, - запаниковала Майди.

- Всё хорошо, - тихо проговорила я, - Только не нужно говорить обо мне так, как будто меня здесь нет.

- Простите, леди Эрт'Грэйн, - Майдэлия опять забылась и перешла на официальный тон.

Принцесса округлила глаза и переспросила:

- Леди кто? Ты что-то путаешь, Майди. Тэль ещё не Грэйн. Или у вас принято менять фамилию ещё до свадьбы?

- Нет, ваше высочество. У нас принято иметь свою фамилию, не зависимо от семейного положения. Но это касается только чистокровных. А гибридам достаётся имя мужа. Ведь своего имени они не достойны, - опять съязвила Фокси.

Кит медленно развернулась к заносчивой леди и, чеканя слова, тихо проговорила:

- Пошла, вон, стерва, - у Фокси банально отвисла челюсть, а Китрэль сорвалась и закричала: - Вон, я сказала! - в комнаты ворвались выставленные ранее принцессой за дверь стражники и повыхватывали мечи из ножен, - Уберите эту... женщину из моих покоев и проследите, чтобы она покинула дворец.

- Больно нужно, - хмыкнула пришедшая в себя леди и уже в дверях обернулась и слащаво пропела: - Пойду, Трэю постельку согрею, - помахала пальчиками с розовыми ноготками и выплыла в коридор.

- Спасибо, Кит, - хрипло поблагодарила я, от расстройства забыв про субординацию. Но принцессу такая фамильярность нисколько не расстроила.

- Я вот одного не могу понять, судя по рассуждениям этой дамы, лорд Грэйн хорошо её знает. Так чем он думал, отправляя её к нам? Это ж надо, доверить охрану невесты такой стерве! Да это от неё охранять надо. Вот стерва!

- Вы повторяетесь, ваше высочество, - слабо улыбнулась я.

- Мне просто стыдно произносить вслух то, что я о ней на самом деле думаю, - призналась принцесса, смущённо опустив глазки.

- А давайте пить чай, - наигранно весело предложила Майди. Было видно, что девушка пытается сгладить ситуацию. Только я так и не поняла, почему вид у неё при этом был такой виноватый?

Мы дружненько встали и направились в личную столовую принцессы, по дороге делясь своими вкусовыми пристрастиями и решая, кто чего больше хочет.

- Я просто обожаю пирожные с ванильным кремом и вишнями, - заявила её высочество.

И вот мой несдержанный язык! Так и знала, что рано или поздно проболтаюсь.

- Нет, только не ваниль. Нам от неё плакать хочется, - и руку на пока ещё плоский животик положила. Но это скоро изменится, как объяснил Трэйтон, беременность у стартрэйнов несколько иначе проходит. Уже через десять - пятнадцать дней ребёнок начинает быстро расти, но к месяцу рост останавливается, и около двух месяцев уходит на формирование энергетических накопителей. А дальше всё как у людей происходит. И эти два месяца будут для меня самыми сложными, мне ежедневно будет нужна энергетическая подпитка, иначе ребёнок будет питаться моими жизненными силами и меня может постичь участь мамы.

Размышляя о тяготах предстоящего материнства, не сразу заметила, что Китрэль и Майди остановились и смотрят на меня, как на чудо какое-то. У принцессы глаза стали просто невообразимо огромными, и рот от удивления приоткрылся. А реакция Майдэлии вообще не поддавалась объяснению. Она вдруг резко отшатнулась от меня и, закрыв лицо руками, начала всхлипывать и шептать:

- Нет, это неправильно. Как я могла. Это подло, подло. Это мерзко.

Потом резко отняла руки от лица и, утерев, мгновенно прекратившиеся слёзы, решительно сказала:

- Я не позволю. Тэль, прости меня. Я мерзкая! Но я всё исправлю. Просто у меня не было выбора! Они обещали отпустить брата и сестёр, но так нельзя! Я всё исправлю!

И девушка стремительно начала меняться, превращаясь в мою точную копию. Потом шагнула ко мне и, прошептав: 'Не бойся, я только скопирую ауру', положила руки мне на плечи.

А спустя несколько мгновений окно слева от нас разлетелось вдребезги, в лицо подул сильный, жаркий ветер. Майдэлия оттолкнула меня и крикнула:

- Бегите.

- А как же ты? - и тут я увидела это! Из окна к нам тянулись едва заметные, переливающиеся нити. 'Поисковые потоки', так, кажется, их называла Фокси. И эти нити потянулись ко мне, но Майди опять толкнула меня, сбив на этот раз с ног, и сама шагнула навстречу. Нити осторожно потрогали лицо и шею девушки, а потом мгновенно обмотались вокруг её тела и утянули в никуда. Только что девушка стояла здесь, и вот она просто исчезла. Только эхом донеслись её последние слова 'Прости. Я искупила'.

Китрэль завизжала, сбежались стражники, а я сидела на полу и молча плакала, понимая, что вряд ли уже когда-нибудь увижу эту светлую девочку живой.

Пришли Трэйтон, Эвилэй и Робьез. Роби, понурив голову, лепетал бессвязные извинения и уверял, что он ничего не знал. А я подняла взгляд на присевшего передо мной на корточки Трэйтона и безапелляционно заявила:

- Мы должны спасти её! - да что там, я начала нагло требовать, схватив мужа за грудки, - Мы обязаны спасти Майдэлию! Я не успокоюсь, пока не вытащу её оттуда!

- Успокойся милая, - попросил Трэйтон, поглаживая пальцами по щеке, - Мы сделаем всё, что в наших силах.

- Ты не понимаешь! Её заставили! Она пыталась спасти родных, но отказалась, когда узнала о ребёнке. Она пожертвовала собой и своей семьёй ради нас! Мы обязаны спасти их.

- Всех не спасёшь, - раздражённо заявил Лэй и отошёл к прижимающейся к груди отца и всхлипывающей невесте.

Я недоуменно посмотрела на мужа, и он объяснил странное поведение брата:

- Лэй испугался за принцессу. А для него это в новинку, вот и бесится. Не привык переживать за кого-то, кроме себя. Не обращай внимания, скоро успокоится, - и повернувшись к Робьезу: - Роб, подчистишь тут? А то фонит. Как бы по следу пролом не создали. Подлог они уже наверняка обнаружили.

Бледный как покойник лорд молча кивнул и умоляюще посмотрел на меня. До него наконец-то дошло, что Майди не предательница и не использовала его, чтобы подобраться к нам. Я кивнула на его молчаливую просьбу и уверенно заявила:

- Мы её вернём, - и откуда только взялась такая уверенность, что девушка будет спасена? И тут же ответила сама себе, я уверена в Трэйтоне, а он не бросит отдавшую себя взамен его жены девочку.

Муж бережно взял меня на руки и вынес в соседнюю комнату. А уже оттуда открыл переход домой. Но перенестись мы не успели. Нас откинуло обратно, Трэйтон пошатнулся, но устоял и меня не отпустил. Потом медленно поставил меня на пол, развернулся и опрометью кинулся в столовую, крикнув на ходу:

- Оставайся здесь!

И я даже собиралась его послушаться, ведь теперь мне нужно думать не только о себе. Но через какое-то время из-за двери послышался приглушённый крик. Кричала Китрэль. И я не выдержала, рванула туда. Но дверь открыть мне не дали. Мою трясущуюся руку остановила уверенная рука с розовым маникюром. А над ухом прозвучал твёрдый командный голос:

- Отойди. Сначала я. А лучше вообще не суйся, раздавит. Я уже вызвала помощь, жди здесь, - и меня бесцеремонно оттолкнули в сторону. Фокси приоткрыла дверь и, сжав зубы до скрежета, нырнула в комнату, плотно прикрыв за собой створку.

Потянулись минуты ожидания, но из-за двери больше не доносилось ни звука, а помощь так и не появилась. Я окончательно разволновалась, и по телу опять побежала дрожь, а руки начало жечь. Нет, я так больше не могу! Шагнула к двери и потянулась к ручке, но она от меня ускользнула, как и сама дверь. Это было жутко, высокие, двустворчатые двери выгнулись вовнутрь, а потом с треском открылись. И всё бы ничего, но раньше-то они открывались наружу! А в столовой творился неописуемый хаос. Как раз под стать моему состоянию, потому, что меня уже трясло, и я сама чувствовала, что от меня как будто волны разбегаются во все стороны.

Почти в центре помещения, на том самом месте, где пропала Майди, от воспоминания о девушке начало трясти ещё сильнее, зияла пульсирующая и постепенно расползающаяся дыра в пространстве. Она действительно медленно разрасталась, несмотря на усилия пытающихся её удержать трёх лордов и одной леди. А исходящая от неё пульсация, похоже, причиняла боль жавшимся к стенам людям. Однако я совершенно не чувствовала дискомфорта от этих волн. Они опадали, не доходя до меня. И я пошла к этому разлому, чувствуя, что он не причинит мне никакого вреда. И даже наоборот. Потому что рост этого нечто прекратился, а Трэйтон смог проговорить сквозь сжатые от напряжения зубы:

- Ты что творишь? Уйди.

Но я не послушалась, а вместо этого шагнула ещё ближе, окончательно выпуская на волю бушующую внутри меня силу. В голове мелькнуло: 'Пусть им аукнется'.

Хлынувшая из меня энергия столкнулась с исходящей из пролома и беспрепятственно понеслась дальше, сминая и выворачивая дыру в пространстве в обратную сторону. Разрыв начал стремительно уменьшаться, но увидеть, как он исчез, я не смогла. В глазах потемнело, и мир вокруг пошатнулся.

Подхватили и не дали упасть надёжные, сильные руки. А губы накрыли поцелуем, вливая в меня энергию. Руки сами собой поднялись и обвили шею мужа, зарывшись пальцами в его волосах на затылке и растрепав собранные в пучок локоны.

Кажется, мы увлеклись. Энергетический обмен уже давно закончился, а мы всё стояли посреди наполненной людьми комнаты и целовались, забыв обо всём.

- Кхм-кхм. Молодой человек, а вам не кажется, что это уже переходит все границы? - прозвучало совсем рядом.

Я уткнулась лицом в грудь мужа и застонала, осознав, что сейчас происходит. Трэйтон прижал к себе и тихо спросил у дедушки:

- О каких конкретно границах вы говорите?

Я выглянула из укрытия и натолкнулась на осуждающий взгляд деда.

- О границах этики и морали! Неужели вы не понимаете, что компрометируете свою невесту?

- А у любви нет границ, уважаемый наместник, - вставил проходящий мимо Лэй, подмигнул мне и пошёл дальше.

А Трэйтон разозлился. Потому что только так можно было объяснить его следующие слова.

- Мне надоел этот фарс! - громко проговорил он, - Миртэлла уже является моей женой, и вас, как её ближайшего родственника, я уведомил об этом в первую очередь.

- Ага, - пробурчала я, - даже раньше, чем меня.

А дедушка растерялся, но потом взял себя в руки и тоже громко сказал:

- Но не по нашим законам! Поэтому будьте любезны отпустить мою внучку. Я сам о ней позабочусь.

- Вряд ли вы сейчас сможете дать ей ту заботу, в которой она нуждается. А над изменением ВАШИХ законов уже работает специально созданная для этого палата лордов. И об этом вам тоже известно, - и добавил уже только для дедушки: - Я знаю, что не устраиваю вас в качестве супруга вашей внучки, но это уже свершившийся факт, и вам придётся смириться.

Я высвободилась из объятий мужа и умоляюще посмотрела на него.

- Только не долго, - правильно понял мою молчаливую просьбу Трэйтон, - Нам ещё предстоит паломничество к Рок Повэр, - и уже не мне: - Лэй, можно тебя на минутку?

Эвилэй неохотно отошёл от уже успокоившейся и, невзирая на творящийся вокруг беспорядок и суетящихся слуг, заедающей стресс ненавистными мной пирожными с ванильным кремом принцессы. И вышел вслед за братом. А мне предстоял очередной, нелёгкий разговор с дедулей.

В процессе этого разговора я ненавязчиво выяснила, о чём беседовал дедушка якобы со мной на прогулке по саду три дня назад. И если уж я сама покраснела, то что про Роби говорить? Бедный, страшно представить, что он чувствовал, уверяя дедушку в 'своей' сдержанности и целомудрии. Вот уж не ожидала, что дедуля рискнёт завести разговор на подобную тему. А уж как Роби-то не ожидал, наверное. А теперь дед сидит в своём кресле, мы беседовали в его рабочем кабинете, и выговаривает мне, что 'я' его обманула в прошлый раз, и теперь моё падение очевидно не только для него, но и для всего двора.

- Через пару часов весть о том, что мы с Трэйтоном уже женаты, облетит всю столицу. И уже не важно, по чьим законам он является моим мужем, потому что скоро законы у нас будут общими, - попыталась успокоить я дедулю.

- Тэль, маленькая моя, неужели ты не понимаешь, что я просто боюсь за тебя? Боюсь, что он обидит тебя, а ты будешь терпеть, потому что заступиться некому. Так вот, каким бы сильным магом он ни был, я его на изнанку выверну, если он не сделает тебя счастливой! - уверенно заключил дед.

Но мне было ещё что добавить:

- Во-первых, пока только я доставляю ему проблемы, а не он мне. Ты же меня знаешь, дедуль, - улыбнулась и подмигнула старику.

Дед улыбнулся в ответ и спросил:

- А во-вторых?

А вот с этим уже сложнее. Как бы ему помягче сказать, чтобы не побежал Трэйтона наизнанку выворачивать? Да как ни говори, смысл не изменится. А потому зажмурилась и выпалила:

- А во-вторых, ты скоро станешь прадедом. Поздравляю.

Сижу с закрытыми глазами и жду взрыва негодования, а ничего не происходит. Приоткрыла один глаз и натолкнулась на подозрительный взгляд прищуренных глаз.

- Ты мне только одно скажи, когда?

- Чего когда? - и голову в плечи втянула.

- Когда произошло сие знаменательное событие? - подозрительно спокойно пояснил дед.

- Ну, если быть абсолютно точной, то два с половиной дня назад, перед первым нападением высших.

- И с чего ты взяла, что уже беременна? - снисходительно улыбнулся дедушка.

- У нас, в смысле у стартрэйнов, беременность проходит несколько иначе. Так что, это точно. Ты не злишся?

- Да чего уж там, - задумчиво проговорил дед. - Но свадьбу устроим в ближайшее время. Я с Грэйном сам поговорю.

- Конечно! - обрадовалась я. Фух, прям камень с души сняла. Теперь можно со спокойной совестью отправляться к скале, а то уже появляется нехорошее, сосущее чувство в груди. Кажется, мой малыш уже поглотил, переданную Трэйтоном энергию и начинает тянуть жизненные силы из меня.

Я легко попрощалась с дедом, чмокнув его в морщинистую щёку и пообещав обязательно встретиться завтра за обедом, и побежала искать мужа. Необходимо подзарядиться и придумать план спасения Майди. На душе было легко и светло. Казалось, я всё могу, и мы обязательно вернём Майдэлию.

Но Трэйтон думал иначе. Как оказалось, пока я разбиралась с дедом, он где-то раздобыл энергетические сферы и заставив меня впитать несколько штук, сказал, что дома есть запас на несколько дней, а ему нужно срочно решить какие-то проблемы. Вот только ожидающие его в сторонке Лэй, Роб и ещё трое стартрэйнов были в удобной, чёрной одежде и при оружии. И с ними стояла Фокси, напротив, одетая в откровенное платье и с ярким макияжем.

- Вы идёте за Майди? - прямо спросила я.

- Всё будет хорошо, - туманно ответил Трэйтон.

- Нет! - я даже ногой топнула, - Я понимаю, что там может быть опасно, но она же идёт с вами! Так почему не могу пойти я?

Трэйтон взглянул на непривычно серьёзную и собранную Фоксэлию и тихо проговорил:

- Фокси любезно согласилась прикрыть наше появление в Стархэйме. А тебя ищут, и если ты пойдёшь с нами, то нас сразу же обнаружат. Просто поверь, так надо.

- Она согласилась быть приманкой? - не поверила я.

- Леди Эрт'Пинкэл бывает грубой, язвительной и высокомерной, но она верная подданная Галаксиуна и одна из немногих женщин правящего рода, пожелавших пройти военную подготовку. Она может за себя постоять. И хватит об этом. Тебя перенести домой, или останешься во дворце?

- Домой, - обречённо вздохнула я. Взгляд Трэйтона стал жёстким и холодным, а это верный признак того, что он окончательно принял решение и ни за что не изменит его.

Дома было тихо и невообразимо скучно. А Трэйтон где-то там, рискует жизнью, спасая Майди. Было грустно до слёз, но я так устала, что сама не заметила, как уснула.

Проснулась от удара в спину. Точнее, я ударилась спиной, упав на что-то твёрдое и холодное. Мгновенно открыла глаза, но вокруг было темно и тихо. Может, уже ночь, а я просто свалилась с кровати во сне?

Рядом послышались всхлипы и приглушённое рыдание. Я села и постаралась рассмотреть хоть что-то.

Всхлипы резко оборвались, и кто-то спросил испуганным шёпотом:

- Кто здесь?

- Я, - ответила максимально правдиво. Сон отпускал неохотно, а потому соображала я ещё медленно и тоже неохотно.

- Кто я? - пискнул всё тот же зарёванный голос.

- А ты кто? - поинтересовалась в свою очередь я.

- Тэль! - воскликнула Майди. Теперь я узнала, это был именно её голосок, - Как ты здесь оказалась?

- Спроси что-нибудь полегче, - пробурчала, усаживаясь, судя по всему, на полу тюремной камеры, - Почему в темноте сидишь? Зажги светлячок.

- Нет! - взвизгнула девушка, - Там, в углу труп, я боюсь.

- А в темноте сидеть ты не боишься? Отвернись, если не хочешь, мне нужно осмотреться и понять, как я сюда попала.

Майди тяжело вздохнула, закопошилась, видимо, отворачиваясь к стене, и выпустила пару светящихся шариков из ладони.

Я взвизгнула и вскочила на ноги. Просто оказалось, что этот самый труп прямо передо мной. Я сидела практически нос к носу со скрючившейся в углу камеры и уже несколько дней мёртвой, пожилой женщиной.

- Странно, судя по внешнему виду, она умерла не меньше трёх дней назад, а запаха нет.

Майди часто задышала, наверное, сдерживая рвотные позывы. А когда успокоилась, объяснила:

- Я на неё стазис наложила, а то задохнулась бы здесь.

- А почему её не убрали? - спросила, разглядывая труп. Умерла, скорее всего, от истощения. И вот странно, но совершенно не боюсь. Я конечно не жеманная любительница цветочков, но это же труп!!! А мне нисколечко не страшно. Наверное, сама не заметила, как изменилась за последние месяцы.

- Меня специально к ней подселили, чтобы посговорчивее была. Не хотят пытками ценный материал портить, вот и пытают психологически. Так как ты сюда попала?

- А вот не знаю, - развела руками, отходя от покойницы. Майди по-прежнему разговаривала 'со стеной'.

- А что ты делала до того, как очутилась здесь?

- Да спала я. Просто спала в своей кровати. Тебя, кстати, во сне видела.

- Поняла! - воскликнула девушка, поворачиваясь ко мне и уже совершенно не обращая внимания на свою отмучившуюся сокамерницу, - У тебя же блуждающая сила, так? - и не дожидаясь ответа, - И ты, наверное, недавно подпитывалась. Ты владеешь силой пространства! Мы спасены!

Майди вскочила, подлетела ко мне и, несмотря на свой небольшой рост и хрупкое телосложение, схватила меня и закружила по комнате.

- А вот я ничего не поняла, - призналась, когда меня наконец-то поставили на грязный, каменный пол.

- Ну чего здесь непонятного? Ты видела меня во сне и на подсознательном уровне захотела со мной увидеться. Сила среагировала на желание, и тебя перекинуло ко мне. А сейчас ты перенесёшь нас обратно! Всё очень просто.

- Прямо проще не бывает, - возмущённо всплеснула руками, - Если бы я ещё знала, как это сделать!

- Ну ты же как-то перенеслась сюда. Значит, местный защитный полог тебе не помеха, - не унималась Майди.

- Я спала! А проснулась уже здесь. И понятия не имею, как это произошло.

В коридоре послышались тихие, будто крадущиеся шаги.

- Это Трэйтон. Они пришли за тобой, - прошептала вмиг насторожившейся девушке, - Они несколько часов назад отправились тебя спасать.

- А если нет? - прошептала в ответ Майди. Потом взмахнула рукой, и светлячки погасли - Спрячься в дальнем углу. Тебя не должны обнаружить.

- Там же труп, - прошипела я.

- В другом, - и подтолкнула меня в нужном направлении.

С лёгким скрипом отодвинулся засов, и дверь беззвучно отворилась. Я вжалась в тёмный угол, а Майди шагнула к двери и встала так, чтобы закрыть обзор этого самого угла.

- Бессстрашшшная, - прошипел знакомый голос. Потом желтоглазый хмыкнул и добавил полушёпотом: - Идём, за тобой пришшшли.

И Майди безропотно пошла за желтоглазым гибридом, с которым я уже имела честь встречаться, и не единожды. Только в дверях обернулась и грустно посмотрела в мою сторону. Дверь закрылась.

Ну вот, опять! Опять она сама пошла в лапы врага, прикрывая меня. Я посидела пару минут без движения и встала. На цыпочках подкралась к двери и, затаив дыхание, легонько толкнула её. Дверь с лёгким шорохом приоткрылась. Правильно, ведь здесь больше не должно было быть узников. Так зачем запирать пустую камеру? Покойница уже точно никуда не сбежит.

Несмело выглянула за дверь и увидела уже знакомый, плохо освещённый коридор с рядами дверей с обеих сторон. Мы с Кит сбегали из одной из этих камер. Что ж, похоже, мне придётся повторить этот подвиг ещё раз... если, конечно, не попадусь.

Вышла в пустой коридор и пошла, выбрав направление наугад. Куда-нибудь да приду. Всё лучше, чем сгинуть в одной из камер. Ведь неизвестно, вернут сюда Майди или нет.

Судя по царившей вокруг тишине, узников здесь больше не было. И вдруг, проходя мимо очередной двери, я услышала тихое пение. Пел мужчина. Песенка была слегка фривольной и весёлой не по случаю. Кто это так радуется, сидя в темнице? Странно, голос казался смутно знакомым.

- Эй, - позвала, тихо постучав по двери.

Пение смолкло, послышались бодрые шаги и ироничный вопрос:

- У вас что, уже и девочек в камеру поставляют?

- Эээ... нет. Я тут... сбегаю. Вас выпустить? - неуверенно предложила я.

- А давай! Давно я с девушками куда-нибудь не сбегал!

Что-то у меня появились сомнения, стоит ли его выпускать. Но с другой стороны, если не выпущу - его ведь могут убить. И я тоже буду частично виновата в его смерти.

Попыталась отодвинуть небольшой засов, но он не хотел отодвигаться. Значит, тут нужна магия.

- Ну чего ты там? Передумала? Не бойся - не обижу. Вдвоём у нас больше шансов выбраться отсюда.

- Да пытаюсь я! - ответила немного грубее, чем собиралась. А нечего меня отвлекать, когда я тут магичить пытаюсь! Вдруг перестараюсь и взорву что-нибудь. Через пару минут усердных стараний и ворчания за дверью, засов, всё-таки, поддался. Похоже, в прямом смысле, надоело ему, наверное.

Еле успела отскочить от резко распахнувшейся двери и увидела высокого, давно не бритого, бледного, светловолосого мужчину с белыми зрачками и смутно знакомыми чертами лица.

- Вот так встреча, - пропел мужчина, - Малышка Грэйна! А ты что тут делаешь?

- Сбегаю. А вы...

- Не узнала? Ну да, видок у меня сейчас, наверное, не очень. Руфиан. Помнишь? Ну как так можно? Такая приличная, на первый взгляд, девушка, а не помнишь лорда, подарившего тебе поцелуй... и способность говорить, - засмеялся мужчина.

И я вспомнила! Именно этот лорд помог мне вернуть голос, когда я сбежала от Трэйтона из-за его глупой шутки с палачом!

- Здравствуйте. А вы как здесь оказались?

- Долгая история, - отмахнулся Руфиан, - Давай лучше выбираться отсюда.

А у меня вдруг всё поплыло перед глазами, и голова закружилась. Слишком много энергии ушло на попытки открыть камеру, и теперь малыш начал активно поглощать мои жизненные силы.

Руфиан поддержал за локоть и удивлённо спросил:

- Ты чего это? Ранена что ли?

- Нет. Ребёнок. Мне срочно нужна энергия.

- Ааа, что б тебя! Нашли время! Я почти на нуле, - подхватил меня на руки и добавил: - Ты потерпи, сейчас что-нибудь придумаем.

Голова больше не кружилась, но слабость накатывала удушливыми волнами, и поэтому я благодарно прижалась к несущему меня на руках лорду и думала только о том, чтобы с ребёнком ничего не случилось.

Лорд резко остановился, я посмотрела вперёд и похолодела от ужаса. Из бокового коридора вышел тот самый желтоглазый полукровка и теперь удивлённо пялился на нас своими вертикальными глазами. Руфиан сделал осторожный шаг назад, а желтоглазый повернул голову к коридору, из которого только что вышел и выдал:

- Грэйн, ты опоздал, её уже спасли! Всё дружище, твою жену уже другой мужик на руках носит!

- Да больно она мне нужна! - возмутился Руфиан, но прижал меня к себе ещё крепче и отступил на пару шагов.

А из бокового коридора вышел Трэйтон и внимательно на меня посмотрел.

- Это не я, - почему-то сказала я. А чего не я? И сама не знаю. Но от взгляда мужа захотелось спрятаться за спину Руфиана.

Трэйтон подошёл и молча забрал меня у лорда.

Руфиан облегчённо вздохнул и пожаловался:

- Тяжёлая она у тебя. Худая как скелет, а тяжёлая.

- Ты на себя бы посмотрел. Когда ел в последний раз? - пробурчал Трэйтон, идя за желтоглазым. Больше с ними, кстати, никого не было.

- А где Майди и остальные? - спросила почти шёпотом, боясь даже посмотреть на мужа.

- Дома, - рявкнул он, - Там, где должна была находиться ты!

И я поняла, что Трэйтон злится не из-за Руфиана, а из-за того, что я здесь. Но я же не специально сюда перенеслась, оно само. О чём я и сообщила мужу. На что он грубо ответил:

- У тебя всегда всё 'оно само'. Надоело! Запру и силу заблокирую.

А я обиделась. Ведь я же действительно ничего плохого не сделала. Даже наоборот, Руфиана вот спасла, а он. И вообще, ничего ведь плохого не случилось.

Трэйтон глянул на надувшуюся меня, хмыкнул и спросил у Руфиана:

- А ты здесь какими судьбами?

- Ты ж меня знаешь! - самодовольно улыбнулся лорд с сомнительной репутацией, - Я могу купить и продать всё, что угодно. Но в этот раз прогадал. Попала ко мне в руки очень интересная информация, и я решил предложить её триумвирату, а эти - кивок на желтоглазого, - обиделись.

- Что за информация? И как он к тебе попала?

- Вот и они хотят знать - как? Так что я промолчу. Я и жив-то ещё только благодаря молчанию, потому что они меня не тронут, пока не узнают, - и улыбка у него при этом была такая лукавая.

- Ты так и не ответил, что за информация? - напомнил Трэйтон.

- Хм, это, собственно, довольно ценное знание, - намекнул Руфиан.

Мы уже покинули нижние уровни и сейчас передвигались по узкому и, судя по пыли и паутине вокруг, заброшенному коридору.

- Чего ты хочешь? - прорычал Трэйтон.

- Всего лишь вернуть то, что и так принадлежит мне. Ну, или свой угол в твоём новом мирке в случае, если Галаксиун не удастся отбить. Но это маловероятно, если у вас будет предлагаемое мной знание, - и улыбка торгаша стала просто лучезарной.

- Под своим углом ты подразумеваешь город или провинцию? - почти прошипел Трэйтон.

- Детали можно обсудить позже. Ну так что, договорились? С братцем, думаю, ты без проблем разберёшься.

- Зависит от того, что ты предлагаешь. Если информация окажется действительно ценной, тогда договорились, - Трэйтон был явно недоволен, но судя по блеску в глазах, эта тайна его заинтересовала и очень.

- Тогда нам сюда, - пропел безмерно довольный Руфиан, указывая на глухую стену. Насладился гаммой удивления и недоумения на наших лицах и добавил: - Или сюда? - и указал на противоположную стену. Потом подошёл к совершенно другому месту и пробурчав 'А не всё ли равно', начал чертить на шершавой поверхности какие-то символы прямо ногтём.

- Что ты делаешшшь? - прошипел желтоглазый, - Нам не до твоих фокусов, нет времени. Идёмте. Мы уже почти пришли.

- А я решил сразу показать, раз уж мы здесь, - пояснил Руфиан, не отвлекаясь от вычерчивания.

Трэйтон молчал и напряжённо вглядывался в настенное художество. Потом вдруг вздрогнул, поставил меня на пол и стремительно поцеловал, передовая немного энергии. Потом взял моё лицо своими ладонями и прошептал:

- Если что-нибудь пойдёт не так, беги. Что бы ты ни услышала или увидела, просто беги. Поняла?

Я молча кивнула, совершенно не понимая, чего он так испугался.

- Что, дружище, узнал таки письменность вознёсшихся? Так я в тебе и не сомневался! Вместе же старые свитки из хранилища в юности воровали, - засмеялся переставший чертить странные символы лорд. Потом отступил от стены, всмотрелся в символы, видимо, проверяя правильность своих трудов, и громко проговорил какой-то набор буков. Я разобрала только что-то вроде 'анрэтрох стар роогх хэйм слипэ'. Символы на стене замерцали и перестроились в прямоугольник, образуя очертания двери. Потом ярко вспыхнули и погасли, оставив после себя действительно дверь. Только она была каменной, как и стена.

- Что это? - прошипел желтоглазый.

- Магия вознёсшихся способна на многое, - ответил ему Трэйтон.

- Но это жшшше легенда!

- Ага. Значит, это легенда сейчас вырезала дверь в глухой, каменной стене, за которой, кстати, должна находиться пропасть. Сейчас проверим, что нам ещё преподнесёт легенда! - довольно заявил Руфиан и толкнул появившуюся дверь.

Но дверь не открылась! Она просто исчезла, открыв нам абсолютную, непроглядную черноту. Складывалось впечатление, что за этой дверью находится ещё одна, выкрашенная в чёрный цвет, стена. Руфиан осторожно протянул руку к этой пустоте, и она прошла сквозь неё, как сквозь масляную плёнку на воде, даже круги по чёрной поверхности пошли.

- Ну, и как ощущения? - поинтересовался Трэйтон.

- А ты сам попробуй, - предложил лорд и выдернув руку, отступил в сторону.

Трэйтон усмехнулся, подошёл к проёму и, без особого энтузиазма, прикоснулся к черноте. Немного подождал и протянул руку дальше, а потом и вовсе шагнул вперёд и пропал за непроглядной пеленой. У меня началась паника! Что он делает? Зачем туда полез? Но в следующее мгновение из черноты показалась голова мужа и он весело спросил:

- Ну вы идёте или нет? - повернулся ко мне и строго добавил: - Остаёшься здесь.

- Но... - начала я и была прервана жёстким:

- Не рискуй зря, ты не одна.

И я смирилась.

Лорды скрылись за чернильной преградой, а я стояла и ждала. Минуты тянулись так медленно, что казалось, время совсем остановилось. Я села прямо на пол, напротив прохода в неведомое, опёрлась спиной о стену и закрыла глаза. Так меньше вероятности расплакаться. Как же я хочу оказаться там, рядом с любимым. И не важно, что будет дальше, только бы быть рядом с ним. Опора из под спины куда-то пропала, и я повалилась назад, а над головой прозвучало злобное:

- Опять?! Точно запру!

Мгновенно распахнула глаза и наткнулась взглядом на протянутую руку. Ухватилась за неё и встала. Трэйтон перехватил мою ладонь покрепче и прошипел:

- Без разрешения ни шагу.

Ни шагу, так ни шагу. Но смотреть-то никто не запрещал!

Я и смотрела во все глаза. А посмотреть было на что! Мы находились в огромном помещении с высоким, куполообразным потолком и рельефными стенами. По ним, будто волны, расходились какие-то письмена и графические изображения. А в центре этого великолепия стояла высокая статуя красивой женщины. Женщина держала на вытянутых руках поднос, а на нём, на подставке клубилась и переливалась целая вселенная. Миллиарды маленьких светящихся искорок непрерывно двигались и сталкивались, создавая новое движение. И это чудо было таким же огромным, как и всё здесь. Мы медленно подошли ближе, но рассмотреть эту волшебную вселенную лучше не получалось. Статуя была слишком высокой. И вдруг красивая, но безжизненная статуя пошевелилась, а потом совершенно беззвучно встала на колени и, склонив голову, протянула нам поднос с драгоценной ношей. И мы бы его с удовольствием взяли, не будь он размером с приёмный зал королевского дворца. А статуя так и замерла со склонённой головой и протянутым к нам подносом. Она его держала почти у самого пола, где-то на уровне моей талии. А чудесная вселенная продолжала жить своей, неповторимой жизнью. И тут я увидела какую-то неправильность. Что-то в этом скоплении искорок было неправильно. Шагнула ближе, но была остановлена мужем. Трэйтон потянул за руку обратно, но я резко дёрнулась, высвобождая вспотевшие от волнения пальцы, и, отмахнувшись от возражений, шагнула ближе. Долго всматривалась в хаотичные движения искорок и, наконец, заметила, что показалось мне неверным.

С одной стороны искорки двигались более медленно и сталкиваясь с одной, чуть менее яркой чем остальные, крупинкой, отталкивались от неё, и уплывали в обратном направлении, ища новой встречи с другими собратьями. А вот та, тусклая крапинка продолжала стоять на месте и отталкивать от себя все остальные искорки, создавая миниатюрную зону отчуждения.

Я резко повернула голову к остальным, чтобы подозвать их поближе и показать, что заметила и уткнулась лбом в грудь мужа. Оказывается, Трэйтон уже давно подошёл ко мне и обнимал со спины, видимо, страхуя от всяких неожиданностей. Но я совершенно не боялась, твёрдо зная, что единственная плохая вещь здесь, это та самая затухающая крупинка.

- Ты заметил? - спросила, почему-то шёпотом.

А Трэйтон стоял совсем бледный и какой-то безэмоциональный. Потом медленно перевёл взгляд с искорок на меня и так же шёпотом сказал:

- Помнишь, я рассказывал тебе сказку про книгу Судеб? - я непонимающе смотрю на него, а он продолжил, - Она оказалась права. И теперь я должен выбрать.

- Что выбрать? - продолжаю шептать, потому что страшно вдруг стало.

- Я тогда подумал, что эта книга просто магическая шутка, но теперь понимаю, что она была права и предупреждала меня о предстоящем выборе, - всё так же без эмоций проговорил Трэйтон

А потом вдруг резко схватил меня, прижал к себе крепкими объятиями и затараторил:

- Но я не хочу выбирать. Я не готов к такой жертве. Почему именно сейчас? Это так несправедливо.

- Расскажи, - только и смогла попросить я.

Трэйтон отпустил, отвернулся к стене и заговорил уже громко, так, чтобы все услышали.

- Руфиан, ты наверняка знаешь, что перед нами.

- А то, - вставил самодовольный лорд.

- Так вот, несколько лет назад я открывал книгу Ответов. И я получил свой ответ, тогда не поверил. И зря. Книга сказала, что мне придётся выбирать... Подойдите, посмотрите, одна жизнь в коконе умирает.

Лорды подошли и всмотрелись в искорки.

- Стархэйм, - потрясённо прошептал желтоглазый, - Экспансия не поможет! Гибнет сама искра жизни.

- Да, - подтвердил Трэйтон.

- А дать вторую жизнь искре гибнущего мира может только зарождающаяся жизнь, - воскликнул Руфиан.

И все посмотрели на меня. А мне стало совсем страшно. О чём они? Чего так выжидательно на меня смотрят?

- Что происходит? - я сделала несмелый шаг назад, а Трэйтон бросил раздражённый взгляд на кокон и грубо ответил:

- Неважно, я свой выбор сделал. Уходим, - снова схватил меня за руку и потянул за собой в сторону совершенно нормального с этой стороны выхода.

- Стойте, - почти прокричал желтоглазый, - Грэйн, ты не имеешь права обрекать мой мир на гибель.

- Позже вернёмся сюда и всё сделаем. С тебя зародыш, - как-то зло и решительно произнёс муж, даже не обернувшись.

- Это вряд ли, - неожиданно печально ответил Руфиан, - Прости, Трэй, но другого раза не будет. Это одноразовый переход, стоит выйти отсюда, и обратно ты уже не зайдёшь, даже входа не увидишь.

Трэйтон остановился, напрягся и всё так же, не оборачиваясь, угрюмо произнёс:

- Так найду.

- Храм жизни вознёсшихся? - грустно улыбнулся Руфиан, - Не обманывай себя. Пусть девочка сама решит, отдай ей право выбора.

- Нет, - рявкнул Трэйтон, - я выбрал и точка.

Я осторожно потянула свои пальцы из ладони мужа, а когда он посмотрел на меня, спокойно попросила:

- Объясни.

- Незачем тебе это знать, - Трэйтон становился всё злее и агрессивнее.

- Ведь ты сейчас злишься потому, что понимаешь - ты неправ, - так же спокойно проговорила я, - Объясни, пожалуйста, - положила руку на грудь мужа и доверчиво заглянула в глаза.

Трэйтон отвёл взгляд и промолчал. А вот желтоглазый молчать не стал.

- Мой народ гибнет, мы все умираем. Когда эта искра погаснет, угаснет и мой мир. И спасти нас может только отданная кокону зарождающаяся жизнь, твой ребёнок.

Я отшатнулась и инстинктивно прикрыла живот руками. Нет, этого не может быть! Неужели они и правда хотят, чтобы я принесла в жертву своего малыша?

- Я уже сказал, мы уходим, - Трэйтон опять потянулся к моей руке, но я отдёрнула её и отошла от него.

- Ты злишься, ты понимаешь, что так нельзя, - в глазах стояли слёзы. Я не могу, просто не могу отказаться от своего, ещё не рождённого малыша! Но как же они? Целый мир, все обитатели Стархэйма, они все погибнут! А ведь среди них и дети и такие же, ожидающие материнства, как и я.

И ещё одно:

- Война, она закончится, если спасти искру? - я сама не узнавала свой голос.

- Не нужно, прошу тебя, уйдём отсюда, - прошептал Трэйтон.

- Ответь на мой вопрос. И ещё, что было написано в той книге? Какой выбор ты должен был сделать?

- Я его уже сделал, - зло проговорил муж, - Но тебя это не устраивает. Что ж, решай сама!

И он пошёл к выходу.

- Трэйтон, не оставляй меня! - умоляюще окликнула любимого.

Он обернулся и жёстко проговорил:

- Ты хочешь знать, что было написано в той проклятой книге? Так я тебе скажу! Там было всего две строчки. "Придёт время, и ты встанешь перед выбором: самому решать судьбы мира или доверить решение своей избраннице. И ты потеряешь всё, что тебе дорого, сделав неверный выбор". Ещё несколько месяцев назад я бы, не колеблясь, пожертвовал всем ради спасения жителей Стархэйма и прекращения войны. И это было бы неверным решением. Теперь я не готов на подобные жертвы даже ради своего мира. А высшие - наши враги и они-то мне точно не дороги. Так скажи мне, стоит ли доверять принятие такого решения той, что и в себе-то разобраться не может?

А вот это было обидно. Но обиду вытеснила другая навязчивая мысль. Трэйтон сказал, что раньше выбрал бы спасение мира, но теперь его мнение изменилось. Но ведь эта книга знает всё, так неужели она не знала и о том, что он изменится? А значит, уйти сейчас - будет неверным решением, которое приведёт к гибели всего, что дорого Трэйтону. А это, в свою очередь, может означать только одно - мы потерпим поражение в этой войне! И уже неважно будет, выживут высшие или нет, потому что наш мир они успеют уничтожить. Им не составило труда создать три разрыва в пространстве за два дня, и они наверняка способны на большее. Рано или поздно они поймут, что мы не намерены сдаваться, и уничтожат мой мир, уничтожат мой дом.

- Нет, - твёрдо проговорила я, - ты сделал неверный выбор. Мы должны зажечь эту искорку, иначе сами погибнем.

Желтоглазый облегчённо выдохнул, и я поняла, что всё это время он не дышал, ожидая вердикта для себя и своих соплеменников.

- А она дело говорит, - вставил Руфиан, - Войну нам при любом раскладе не выиграть, а так... есть шанс, что они угомонятся. Я конечно думал, что мы решим проблему по-другому. Раздавили бы ногтем зерно жизни и все дела.

Желтоглазый зашипел и ощерился на Руфиана.

- Без обид, чудик, но жить-то всем хочется, - развёл руками болтливый лорд.

А я стояла и думала, смогу ли я убить своё дитя сейчас, зная, что ему всё равно не суждено появиться на свет? Какой бы выбор сделала любая другая мать, пожертвовать ребёнком и всё равно погибнуть вместе с двумя мирами или уцепиться за надежду, что мои выводы не верны? Сомнения и боль раздирали на части. Но в глубине души я уже приняла решение, поэтому и было так больно.

- Как это сделать? - проговорила хриплым, срывающимся голосом.

- Тэль... - Трэйтон хотел ещё что-то сказать, но покачал головой и отвернулся.

Подошёл Руфиан и, положив руку мне на плечо, проговорил:

- А ты сильная, не ожидал. Пожалуй, сильнее всех нас, вместе взятых. Но как это сделать, я понятия не имею. Это же легенды, там всё красиво и романтично написано, но инструкция не прилагается, - развёл руками и добавил: - Слушай своё сердце.

Если бы я слушала своё сердце, то сейчас они лицезрели бы мою удаляющуюся спину и мелькающие пятки. Но сегодня проснулся мой разум и, руководствуясь именно им, я шагнула к кокону. С пола дотянуться было невозможно при всём желании, и я оглянулась, взглянув на мужа в поисках помощи.

- Давай подсажу, - предложил Руфиан. Желтоглазый стоял в стороне, виновато понурив голову и, казалось, вообще старался быть незаметным.

- Я сам, - подошёл Трэйтон и, улыбнувшись, спросил: - Подсадить? - вот только улыбка была какая-то жалкая.

А я была благодарна ему за то, что принял моё решение, не обвиняет и больше не пытается отговорить. Улыбнулась в ответ и продолжила, начатую им шутку:

- Подкинуть!

Муж взял меня на руки и бережно усадил на край платформы.

- Не оставляй меня, - опять попросила я, и он легко запрыгнул следом за мной. Подал руку, помогая подняться. А не успели мы отойти от края, как 'поднос' вздрогнул, статуя вновь ожила и стремительно встала, поднимая платформу высоко над головой. И так и замерла, с поднятыми к потолку руками, в которых держала поднос с клубящимися и непрерывно движущимися искорками... и одной невезучей семейкой, в довесок.

А недостижимый, казалось, потолок был совсем близко, но это ничего не изменило. Он был непроницаемо чёрным... как и вход в этот храм. А что если? Я всмотрелась в чернильную, лоснящуюся пелену и... показала язык. Платформа, на которой мы стояли, начала мелко подрагивать, и я сначала испугалась, что оскорбила тех, кого почитали как богов считаемые богами стартрэйны. Но потом поняла, что это не гнев, это держащая нас 'статуя' банально смеётся! А значит, моя догадка оказалась верна, они наблюдают за нами как за жуками в стеклянной банке!

- Что это за фарс?! Вам весело от того, что мы страдаем? - возмущённо прокричала в чёрный, но наверняка прозрачный с той стороны, купол.

- Тэль, не стоит, - Трэйтон взял моё лицо руками и вгляделся в глаза, - Если ты не готова, мы уйдём. Только не веди себя так, я не переживу, если потеряю ещё и тебя.

А я отмахнулась от него и опять обратилась к потолку, в твёрдом намерении докричаться до вознёсшихся:

- Вам нужна жертва, вам нравится наблюдать, как другие страдают? Да какие же вы вознёсшиеся? Ведёте себя как злобные, обиженные дети!

И вдруг всё остановилось. Перестала подрагивать платформа, Трэйтон так и не взял меня за руку, замерев, только прикоснувшись к сжатым в кулачок пальцам. Обернулась и не увидела кокона с движущимися искорками! Вместо прекрасной вселенной стоял полноватый мужчина неприятной наружности в замусоленной накидке и с нечёсаными, серыми волосами.

- Эээ, здрасти. Только не говорите мне, что вы один из этих, - и пальцем вверх показала. Просто, если это боги, то удивительно, как у них все искорки ещё не загнулись?

Пузатик, ну как его ещё назвать, если у него такое пузо и одежонка на этом пузике аж блестит от грязи. Так вот, пузатик недоуменно посмотрел на меня, потом осмотрел себя, смутился и в следующее мгновение передо мной стоял высокий старец благообразного вида. А я вдруг чётко осознала, что ни за что не отдам своего ребёнка вот этому недоразумению и окончательно осмелела.

- Да чего уж там. И прошлый образ сгодился бы, - и лучезарно улыбнулась.

Старец вытаращил на меня блёклые серые глаза. И так мне его удивлённая мордашка пузатика напомнила, что я заулыбалась ещё шире.

- Кто ты, - начал дедок довольно бодрым, не старческим голосом, потом прокашлялся и продолжил степенно: - Кто ты, потревожившая наш покой дева?

- А вы будто не знаете? Вы мне лучше скажите, что с гаснущей искрой делать будем?

Платформа опять мелко задрожала. Даа, заскучали они тут, похоже, без нормального общения. А старец скривился и обиженно спросил:

- У тебя вообще совесть есть? Ты как с богами разговариваешь?

- И он меня ещё о совести спрашивает! - всплеснула я руками, - Сами тут над людьми измываются, жертвы требуют. Ишь чего удумали, ребёнка вам отдай! - да, меня понесло, но я переволновалась, у меня шок, могли бы и понять.

- Да кому он нужен, ребёнок твой?! - возмутился представитель высших сил, - Нам важен факт жертвенности, готовность, так сказать, отдать самое дорогое ради возрождения истощившейся и погрязшей в грехах расы.

- И вы заставляете пережить весь этот кошмар только ради того, чтобы проверить, пойдёт ли кто-то на такую жертву? - возмущению моему не было предела.

- А как иначе? Должны же мы как-то проверить, достоин мир второго шанса, или его гибель является единственно верным исходом. Порядок такой, - равнодушно пожал плечами старец.

- Менять вам нужно порядок. Потому что это не порядок, а бардак какой-то! Убедились? 'Факт жертвенности' зафиксировали? Так возрождайте уже! - меня начало трясти, это последствия стресса. Я окончательно убедилась в том, что моему малышу ничего не грозит, и теперь едва держалась на ногах от усталости.

Старец поднял глаза к потолку, сокрушённо покачал головой, вздохнул и пробормотал:

- Надоели вы мне все, уйду на покой, - потом взглянул на меня и указывая мне за спину, сказал: - Смотри.

Я обернулась, но ничего особенного не увидела. А когда повернулась обратно, старца уже не было.

А кокон с искорками стоял на прежнем месте. Они всё так же жили своей беспокойной жизнью, непрерывно сталкиваясь и разбегаясь в разные стороны для нового столкновения. И одинокое, угасающее зёрнышко было по-прежнему на своём месте, и всё так же отказывалось присоединиться к своим суетящимся собратьям. И что теперь? Подошёл Трэйтон, обнял со спины и тихо спросил:

- Что происходит? Ты была рядом, а в следующее мгновение оказалась возле кокона.

- А ничего не происходит, к сожалению. Но зато жертвоприношение отменяется!

Трэйтон стремительно развернул меня к себе и, озабоченно глядя в глаза, повторил свой вопрос:

- Что произошло? Они не приняли жертву?

- Вот ещё! Им и не нужна была жертва, они просто поиздеваться любят! - я хотела рассказать про встречу с колоритным пузатиком, трансформировавшемся в старца, но в горло будто песка насыпали, а губы словно склеились, и ничего, кроме мычания, не произносилось. А в голове чётко прозвучало: 'Твоё посвящение только для тебя'. А по-человечески объяснить не могли? Мол, стыдно стало, не рассказывай никому. Платформа вздрогнула, а я отчётливо расслышала смешок. И пришло осознание, что всё это представление было действительно хорошо разыгранным представлением, специально для меня. Мне показали то, что мой разум с лёгкостью принял. И знать, какова действительность, совершенно не хотелось. Наверное, каждый попадающий на аудиенцию к вознёсшимся видит что-то своё. 'Спасибо', - мысленно произнесла я. В ответ прозвучало: 'Ты принесла свою жертву, отринув сомнения и поверив. Мы её принимаем'. И голос на этот раз был женским и мелодичным, а у меня почему-то защипало глаза, и по щекам опять потекли слёзы, слёзы облегчения.

- Тебе плохо? Да скажи же уже хоть что-нибудь, - Трэйтон схватил за плечи и слегка встряхнул меня, возвращая в реальность.

- Всё хорошо, - улыбнулась я сквозь слёзы, - Наш малыш остаётся с нами, и гибнущий мир обязательно возродится.

И как будто подтверждая мои слова, кокон засиял ещё ярче, мы повернулись и увидели, как миллиарды искорок в едином порыве устремились к гаснущей товарке. Собрались в плотный пучок, столкнувшись все одновременно, а потом этот комочек, будто взорвался брызгами светящихся крапинок во все стороны. Угасающее зёрнышко вспыхнуло в два раза ярче остальных, померцало мгновение и стало не отличимым от остальных. Через несколько секунд его было уже не найти. Все искорки сновали туда-сюда и были похожи друг на друга как близнецы.

Статуя снова ожила, хотя я подозревала, что никакая это не статуя, и плавно опустила платформу вниз. Трэйтон спрыгнул на пол, взял меня за талию и поставил рядом с собой. Статуя вернулась в начальное положение и застыла, держа поднос с вселенной перед собой.

Трэйтон больше ни о чём не спрашивал, и я была ему благодарна за это. Хотя, чувствую, что позже допроса с пристрастием мне не избежать.

Счастливо улыбаясь, повернулась к нашим спутникам и натолкнулась взглядом на скорбные лица Руфиана и желтоглазого, надо хоть имя его узнать, что ли. Заметив мою радость, мужчины перестали изображать плакальщиц на похоронах и молчаливо ждали разъяснений.

- Жертва не потребовалась! - объявила я.

- Так это же здорово! - искренне обрадовался Руфиан.

- Но как же... - желтоглазый запнулся, его и так не белая кожа посинела на глазах, а зрачки превратились в тоненькие полоски.

Трэйтон шагнул вперёд, задвигая меня себе за спину и тихо, угрожающе произнёс:

- Контролируй себя, Змей. Твоему народу больше ничего не угрожает... кроме его глупости. Мы уходим.

Змей, вряд ли конечно это его имя, расслабился и, слегка склонив голову, прошипел:

- Прошшшу прщщщения.

Руфиан хлопнул его по спине так, что Змей чуть не упал, и, подмигнув, заявил:

- Не шипи, чудик. Всё в норме, - и повернувшись к Трэйтону: - Ну как тебе мой товар? Согласись, я ещё мало запросил!

- Можешь не продолжать. Большего тебе точно не позволят. Радуйся, что прежнее положение вернёшь.

И, приобняв меня за талию, повёл к выходу.

Стоило нам только выйти в коридор, как проход тут же пропал. Смотреть, как из глухой стены появляется довольнющий Руфиан, а за ним и присмиревший Змей, было жутко. Но эйфорию от спасения, пусть и чужого, мира, а главное, от осознания, что мой малыш остался со мной, уже ничто не могло омрачить. До зала перемещений мы добрались беспрепятственно. Нигде никого не было, казалось, это место давно пустует, и мы единственные, кто здесь находится. Позже Трэйтон рассказал, что так оно и было. Произошёл всплеск энергии, открылся новый источник силы, и все обитатели Стархэйма устремились к нему, в надежде на возрождение своих былых способностей.

А сейчас мы без проблем перенеслись в наш дом. Руфиан сказал, что ему нужно разобраться со своими владениями и, пообещав навестить нас, когда у Трэйтона появится наследник, пропал в соседней зоне перехода. И вот, стоим мы, обнявшись, в нашей спальне, и я не могу поверить, что всё закончилось.

- Сейчас мыться, обедать и спать, - скомандовал муж.

- А ты куда? - напряглась я.

- Я по-быстрому, смотаюсь во дворец. Отправлю Лэя наводить порядок в Галаксиуне и к тебе под бочок. Договорились? - и, не дав мне возможности возразить, стремительно поцеловал, отдавая часть энергии. Прошептал: - Маленького тоже кормить надо, - чмокнул в кончик носа и исчез. А я погладила животик и вдруг чётко осознала, там не маленький, там маленькая!


* * *

Трэйтон вернулся только под утро. Уставший и раздражённый, он быстро принял ванну и лёг на другой край кровати, подальше от меня.

- Что-то случилось? - тихо спросила я, подобравшись поближе к мужу.

- Не сейчас, - коротко ответил он и затих.

Я долго вертелась с боку на бок, гадая, что же такое могло произойти, из-за чего Трэйтон так разозлился? Но в результате, всё же, уснула и пропустила момент, когда муж встал и ушёл. Это сколько же он поспал? Выходило, что не более трёх часов. И он так и не рассказал, что же его взбесило. Ну что ж, значит, опять придётся всё узнавать самой.

Дворец встретил меня пугающей тишиной и абсолютным запустением. И куда все подевались? Даже слуги не сновали по чёрным коридорам, через которые я пошла в покои дедушки. Его там не оказалось, как и принцесса отсутствовала вместе со всеми фрейлинами. В саду тоже никого не было, и я отправилась на кухню. Уж там-то всегда было полно народу. Но, вопреки ожиданиям, и на кухне было безлюдно и тихо. Только какая-то старушка сидела у окна и меланхолично толкла что-то в каменной ступке.

- Бабушка, а куда все подевались?

- Ась? - спросила старушка, поворачиваясь ко мне ухом и подставляя к нему руку.

- Где все?! - проорала я в самое старческое ухо.

- И чего так кричишь? Ишь, нервные какие все стали, - возмутилась бабуля, - Нету никого. На площадь пошли, казнь смотреть.

У меня сердце замерло. Казнь! У нас уже лет десять никого не казнили принародно. Были, конечно, преступники, приговорённые к самому суровому наказанию, но их казнили по-тихому, в тюремных застенках. А тут на площади! Это что же нужно натворить, чтобы из смерти устроили потеху?

Кучер, стоило мне назвать новое место назначения, мгновенно оживился и, скинув сонливость, погнал лошадей ещё до того, как за мной закрылась дверца кареты. Похоже, с ним уже кто-то поделился 'радостными' новостями. Мы неслись по опустевшим городским улицам на неимоверной скорости. Он же так лошадей загонит! Я постучала по передней стенке экипажа, но это не возымело никакого действия. Человек стремился поспеть к началу ужасающего действа и совершенно забыл как о своих обязанностях, так и об осторожности. В результате мы не вписались в очередной поворот, карета наскочила колесом на бордюр и... лошади умчались вперёд, а мы, я, кучер, ну и карета, соответственно, остались посреди дороги со сломанным колесом и кучей не высказанных мной, но так и вертящихся на языке, эпитетов в адрес возницы. Пришлось продолжить путь пешком, благо, недалеко уже было.

Площадь была переполнена и все входы на неё были запружены людьми. Простые горожане были вежливы и даже уступали мне дорогу, пропуская к центральному возвышению. Но рассмотреть, что там происходит, через головы и шляпки присутствующих, не было никакой возможности. Ближе к середине собрались придворные, а они не отличались особым пиететом к себе подобным, и мне пришлось прокладывать себе путь локтями. Слева от себя удалось разглядеть помост с несколькими креслами, в которых удобно расположилась императорская семья. А вот ни Трэйтона, ни Эвилэя нигде не было. Толпа шумела так, что невозможно было услышать собственные мысли. А я целенаправленно продвигалась к эшафоту, работая локтями и стараясь отрешиться от всё нарастающего гула. Я пробилась вперёд, один из придворных, которого я немного грубо потеснила, чтобы оказаться в первом ряду, ответил мне не менее грубым тычком. Я вылетела вперёд и едва не упала, но удержалась, оказавшись прямо перед эшафотом. Подняла взгляд на возвышение и открыла рот в немом крике. Прямо на меня смотрели звёздчатые сиреневые глаза стоящего на коленях и положившего голову на Камень Искупления триумвира Эрт'Лайлэйка.

Метнула полный ужаса взгляд на императорскую ложу и натолкнулась на хмурый, решительный взгляд принцессы. Как?! Как она может просто сидеть и смотреть на то, что здесь творится? Это не правильно! Это просто чудовищно! Перевела взгляд обратно, на смиренно ожидающего смерти Лэя и заметила, что его грудь стягивает едва заметно мерцающая цепь. Этой же цепью за спиной связаны руки. Проследила взглядом за тянущейся от рук смертника цепью, и вера в этот фарс пропала окончательно. Край цепи сжимал в руках и направлял по ней сдерживающую магию Трэйтон. Мой Трэйтон! Это просто не могло быть правдой. Но это был мой муж, он стоял на эшафоте, закрыв глаза и сжав зубы от напряжения, и удерживал собственного брата, для казни.

И вдруг всё стихло, а это могло означать только одно - казнь начинается! На помост поднялся палач в красной мантии с капюшоном и скрывающей лицо маске. В лучах полуденного солнца блеснуло лезвие огромного топора, а я по-прежнему стояла в трёх метрах от эшафота и не могла ни пошевелиться, ни закричать, чтобы прекратить этот кошмар. В полной тишине палач занял своё место и поднял топор. Я наконец-то отмерла, но только и смогла всхлипнуть и закрыть лицо руками. Послышался свист рассекающего воздух топора, громкий удар металла о Камень Искупления и глухой стук упавшей и покатившейся по помосту головы. А потом, нет, только не это, об мои ноги что-то ударилось, и воцарилась абсолютная тишина. А я больше не могла выдержать этот ужас, закричала и, не отнимая рук от лица, попятилась назад.

Меня крепко обняли и прижали лицом к груди.

- Тшшш, успокойся. Милая, родная, любимая моя девочка. Ну зачем же ты пришла сюда? - шептал муж, гладя меня по спине.

Я оттолкнула его, посмотрела полными слёз глазами в его спокойные, уверенные в своей правоте, и смогла только прошептать:

- Как ты мог? - отвела взгляд в сторону, и он сам притянулся к лежащей в пыли голове Лэя. Стоп! Меня трясло и слёзы застилали глаза, но даже в таком состоянии я не могла не заметить, что широко распахнутые, безжизненные глаза казнённого были красными! И лицо было другим. Это был не Лэй! Сознание окончательно отказалось что-либо понимать и решило покинуть меня. Накатила спасительная темнота.

Придя в себя, сразу же поняла, что обморок был недолгим. Меня несли на руках, а вокруг гудела толпа. Значит, мы ещё на площади. Не открывая глаз, прижалась покрепче к мужу и тихо спросила:

- Кто это был?

- Тот, кто предал свою семью ради власти, - так же тихо ответил Трэйтон.

- А где Лэй? - появилось нехорошее предчувствие в отношении родственника.

- Не переживай, с ним всё будет хорошо, - усмехнулся муж.

- Будет? - мгновенно открыла глаза и посмотрела на Трэйтона. Он был спокоен как скала и уверенно нёс меня к императорской ложе сквозь расступающуюся толпу.

- Он немного пострадал, - неохотно ответил Трэйтон, - Потом поговорим. Ты пока здесь посиди, - усадил меня в одно из кресел для привилегированных особ, а сам пошёл обратно, к эшафоту.

На помосте уже трудились рабочие. Тело казнённого упаковали в мешок, Камень Искупления убрали до следующей казни, которая, надеюсь, состоится ещё очень нескоро. Кровавые потёки засыпали песком, и на площадку, где всего несколько минут назад лишили жизни 'человека', вышли цирковые актёры. Начался праздник по случаю окончания так и не начавшейся толком войны. Теперь стало понятно, почему после казни никто не спешил покинуть площадь. Но как же это дико и неправильно!

Трэйтон подошёл к уже пропитавшемуся кровью мешку с трупом, встал рядом и через мгновение исчез, вместе со скорбным скарбом. А мне совершенно не хотелось оставаться здесь и делать вид, что всё просто замечательно, как вынуждена была поступить её высочество. Посмотрела на принцессу, она заметила мой взгляд и вымученно улыбнулась, видимо, стараясь приободрить меня. Даже не представляю, каких усилий стоит ей сидеть здесь, когда её любимый лежит где-то раненый. Но это её долг, в отличие от меня. Я никому ничего не должна и не собираюсь улыбаться через силу. Попыталась встать... и не смогла! Трэйтон, чтоб его, каким-то образом 'приклеил' меня к этому креслу намертво. Ну подожди, я тебе устрою! Я, в конце концов, не рабыня и не его собственность. Мне, и только мне, решать, когда и где находиться. А силу-то использовать нельзя. Во-первых, она ребёнку нужнее, во-вторых, неизвестно, куда меня занесёт, если попробую. Ну и люди вокруг, вдруг пострадает кто-нибудь. А потому сижу и тихо зверею. Злость такая, что попадись мне сейчас под руку муженёк, точно побила бы. Дааа, что-то я последнее время нервная слишком стала. Но Трэйтон всё равно своё получит!

И как по заказу, рядом появился мой ненаглядный. Окружающие вздрогнули, но в сторону никто не шарахнулся. Люди уже начинают привыкать.

- Хочешь уйти? - заботливо осведомился супруг.

- Да, - прошипела, ласково улыбаясь.

Трэйтон нахмурился и попросил шёпотом:

- Давай не будем злиться, а?

- Хорррошо, дорогой, - так же улыбаясь, ответила я.

Муж сокрушённо покачал головой, но говорить больше ничего не стал. Подал руку, помогая подняться. Кресло отпустило без каких-либо проблем. А в следующее мгновение нахлынула волна перехода.

Я думала, что Трэйтон, как всегда, перенесёт меня домой, запрёт и сбежит, так ничего и не объяснив. Но мы оказались во дворце Трёх, в Галаксиуне.

- Хочешь повидаться с моим братом? - радостно спросил муж.

- Видела уже сегодня, больше что-то не хочется, - передёрнула плечами, вспоминая свои ощущения во время казни лже-Лэя. А стук падающей головы и её последующее врезание в мои ноги мне теперь ночами сниться будет.

- А зачем на площадь притащилась? - неожиданно зло спросил Трэйтон, - Я специально ничего тебе не стал рассказывать, хотел оградить от всего этого. Но это же Миртэлла! Она всегда появляется там, где не нужно!

- Где не нужно? Да! Мне не нужно было появляться в твоём мире! - и знаю же, что потом буду жалеть о своих словах, а остановиться не могу, - Если я тебя не устраиваю, так уходи! Никто тебя не держит!

- Ты держишь, - уже абсолютно спокойно ответил муж, - А теперь и наш ребёнок. Ну что, легче стало?

Он стоял, облокотившись плечом о стену рядом с дверью, скрестив руки на груди и, улыбаясь, смотрел на меня. И я понимаю, что он сейчас специально меня спровоцировал. Вот слов прямо нет, но легче действительно стало. И тут открывается дверь, и из комнаты, в которую она ведёт, доносится ехидный голос Эвилэя:

- А если бы меня убили, вы бы и на похоронах тоже ругались? Если пришли проведать больного - заходите. А нет, нечего тут шуметь.

И голос у этого больного был такой... бодренький. А про то, что он дверь с помощью магии открыл, и говорить не стоит.

Но внешний вид триумвира действительно оставлял желать лучшего. Он сидел в постели, облокотившись спиной о подушки. По-пояс Лэй был прикрыт одеялом, выше пояса на нём ничего не было. Видимо, чтобы одежда не мешала заживанию огромного, протянувшегося от плеча до пояса, косого рубца. Края раны почти стянулись, но местами ещё сочились кровавыми капельками, которые тут же аккуратно вытирала пожилая женщина в белоснежном платье и сером, местами испачканном в крови, переднике. На рукаве её наряда тоже виднелись кровавые брызги. Обработав рану, женщина поклонилась и вышла, прикрыв за собой дверь. Лэй улыбнулся и приветственно помахал рукой, от чего скривился и закашлялся. Из раны на животе опять начали сочиться рубиновые капельки, триумвир вытер выступившую на губах кровавую пену, сглотнул и хрипло спросил:

- Надеюсь, вы Кит сюда не притащили?

- Не переживай, она сама вряд ли отважится посмотреть на тебя сейчас. Ей нападения хватило, - успокоил брата Трэйтон.

Теперь я понимаю, почему на казни принцесса была так решительно настроена. Увидь я, как Трэйтону наносят подобные раны, сама бы за топор взялась.

А Лэй опять растянул бледные губы в задорной улыбке и потребовал:

- Ну, рассказывайте.

Я повернулась к Трэйтону и, приподнявшись на носочки, прошептала ему в ухо:

- А его магией вылечить нельзя?

- Вот мне тоже интересно услышать ответ на этот вопрос, - подал голос триумвир.

Трэйтон усмехнулся, подвинул мне кресло и приказал 'Сядь'. Я села, потом собралась возмутиться, что он мне приказывает. Но увидела, с какой осторожностью муж садится на край кровати, чтобы не потревожить раненого брата, и передумала.

- Я вам обоим сейчас всё расскажу, чтобы не повторяться, - пообещал Трэйтон, - Только у меня два условия. Ты, - взгляд на больного, - воспринимаешь информацию спокойно и не рвёшься на разборки, пока не закончится регенерация.

Лэй молча кивнул.

- Ну а тебе, радость моя, - это, конечно же, мне, - придётся собрать всю волю в кулачок и не перебивать меня бесконечными вопросами!

Я надулась, но тоже промолчала. Сам вечно ничего не объясняет, а потом ещё и недоволен, что я спрашиваю.

- Вот и замечательно. Все со мной согласны, - и повысив голос: - все всё поняли.

- Да поняла я! Буду молчать, - вот чего он опять начинает меня злить?

- Да рассказывай ты уже, не томи, - потребовал триумвир.

- Могу сразу 'обрадовать' тебя, братец, лечить твои раны нельзя. Напавший на тебя оказался обладателем боевой силы, сильнейшим. Думаю, ты уже догадываешься, кто это был.

- А... - начала я, но осеклась и закрыла рот.

- Вот же мр...- воскликнул Лэй, но тоже осёкся на полуслове, помолчал немного и спросил: - И что с ним?

- Император Сорол потребовал смертной казни, так как нападение было совершено на территории его дворца и в присутствии свидетелей.

- Это кто свидетели? - усмехнулся триумвир, - Та парочка, что улепётывала из кустов, даже не одевшись толком?

- Шум вашего сражения привлёк внимание. И если бы мы не спеленали его стазисом, то он добил бы тебя. И не факт, что этим бы и ограничился.

А я молчу. Только раздражение всё растёт и растёт. Трэйтон, будто почувствовав моё недовольство, повернулся и пояснил:

- Предателем оказался триумвир Эрт'Рэйд. Он подменял Лэя, когда нашему жениху хотелось уединиться со своей невестой. Разумеется, Эвилэй, будучи оооч-чень благородным лордом, никого не предупреждал о своих отлучках. Вот Рэйду и не составляло труда занимать его место и узнавать всю интересующую его информацию от приближённых. В совете нет Познающих, и как долго продолжался этот маскарад, мы уже никогда не узнаем.

- Мы просто гуляли, разговаривали и обсуждали планы на будущее, - насупился Лэй, - Вы, вон, вообще жили в одном доме, и ничего.

- Тебя никто и не обвиняет, - успокоил его Трэйтон, - Но, согласись, ты сам подставился. Если бы Элонэс не вычислил подмену, он бы тебя прикопал в саду и занял твоё место.

- Но не занял же, - отмахнулся Лэй, - Когда казнь?

- Уже, - грустно улыбнулся Трэй, - Запоминающееся получилось зрелище, учитывая, что силу мы его заблокировали, и иллюзия спала только после отсечения головы.

- Всё равно никто не видел, - Лэй требовательно уставился на брата, а Трэйтон молчал и преувеличенно озабоченно рассматривал ранение брата, - Трэээй, только не говори мне, что его казнили прилюдно!

- Это было одним из требований Сорола. Послы были взбудоражены нападением, и император таким способом продемонстрировал готовность наказать обидчиков своих гостей. Принцесса, кстати, пожелала присутствовать на казни. И вот ты мне скажи, это она из-за того, что Рэйд тебя у неё на глазах шинковал, разозлилась? Или ты так достал девчонку, что её высочество представляла, будто именно тебя на голову укоротили?

- Да идите вы! Шутники, - обиделся Лэй, - На меня ж теперь пальцем показывать будут. 'Смотрите, это ему на прошлой неделе голову отрубили', - прогнусавил триумвир.

Мы с Трэйтоном рассмеялись, Лэй сначала надулся, но потом тоже заулыбался.

- Ладно, лечись давай, а мы пойдём. Мне ещё в Стархэйм на подписание мирного договора вместо тебя нужно успеть.

Трэйтон встал, я тоже поднялась. А когда мы уже выходили, Лэй спросил:

- Вы его хоть допросили?

- Об этом потом поговорим, - спокойно ответил Трэйтон, но я успела заметить, как при упоминании о допросе, глаза мужа сверкнули холодной яростью. Мне о результатах этого допроса, похоже, не суждено узнать никогда.

Трэйтон перенёс меня прямо во дворец. Здесь уже было шумно и людно. Гуляния на площади ещё продолжались, но это был праздник для простых горожан. Знать будет веселиться позже. Очередной приём, и опять до утра. Я твёрдо решила на нём не присутствовать. Я свою войну выиграла и приз получила. Погладила уже начинающий увеличиваться животик. Правда, эти изменения были пока заметны только мне.

От приёма я могла отказаться, а вот отвертеться от приготовлений к уже тройной свадьбе, Роб и Майди решили к нам присоединиться, мне не удалось.

Примерка - это каторга! Особенно, когда портнихи больше озабочены благополучием наряда, а не того, на ком он. Мы находились в покоях её высочества и подвергались коллективному издевательству. Китрэль и Майди стенали и вскрикивали каждый раз, когда их использовали в качестве подушечек для булавок, я же молча дралась, шлёпая по той руке, которая умудрялась меня уколоть. Колоть стали реже, но и прежнего энтузиазма уже не проявляли. А мне было всё равно, я и так уже замужем. Ничего страшного, если моё платье не будет самым-самым. Главное, что я для мужа самая-самая. И он мне уже говорил, что без платья я ему больше нравлюсь. Когда портнихи сжалились и дали нам небольшую передышку, разрешив слезть с тумб, на которые нас загнали, чтобы издеваться удобнее было, принцесса завела разговор о том, кто кого будет отдавать женихам.

- Надо обязательно проконтролировать, чтобы папин наряд подходил к моему платью. Моя свадьба должна быть идеальной. С Эви мы уже обо всём договорились, он будет в сиреневом, а мне в причёску вплетут сиреневые ленты и цветы, - щебетала Кит, - А твои родственники будут? - спросила она у Майди.

- Надеюсь, - вздохнула девушка, - Лорд Эрт'Грэйн обещал, что все захваченные вернутся, почти все, - Майдэлия наморщила носик, пытаясь сдержать слёзы, - Файни уже замужем, и её, наверное, не отдадут. Это моя старшая сестра, её забрали одной из первых, потом пришли за остальными, если бы Роби не забрал меня, я бы тоже уже могла оказаться замужем за каким-нибудь гибридом, - передёрнула плечами от отвращения, а потом, повернувшись ко мне, спросила: - Тель, а у тебя много родни?

- Да, что-то ты притихла. Хорошо себя чувствуешь? Может, позвать лекаря? - засуетилась принцесса. Она вообще стала относиться ко мне как к хрустальной вазе, после того, как узнала, что я в положении.

А я стояла у окна и думала о том, что у меня тоже есть отец, но во время церемонии он будет по-прежнему томиться в императорских застенках, вместо того, чтобы вести меня к алтарю. И я обязана хотя бы повидаться с ним. Как бы то ни было, но он мой родитель. И к тому же, он вернул меня к жизни, когда я уже почти перешла грань миров. Нет, я не простила ему смерть мамы и то, что он бросил её. Но от привязчивого чувства вины отделаться никак не могла. Ведь я счастлива, у меня любимый муж и скоро будет ребёнок, а он сидит в подвале, прикованный цепями к стене, всеми забытый и никому не нужный.

- Тэль? - на плечо легла холёная ручка принцессы, - Тебе плохо?

- Нет, всё замечательно. Я сейчас, - убежала в гардеробную переодеваться, захватив с собой одну из швей, чтобы помогла мне снять нечто, обещающее в скором времени превратиться в подвенечное платье. Когда я вернулась из гардеробной, портнихи одарили осуждающими взглядами, а принцесса, заступив мне дорогу, потребовала:

- Признавайся, ты собралась к нему? И думаешь, тебя пустят в подвал? - я беспомощно пожала плечами, не зная, что и ответить. Откуда она вообще знает про отца?

- Так, жди меня. Я тебя проведу, - и Китрэль скрылась за дверью, захватив с собой трёх служанок. Вернулась её высочество в строгом сером платье и с собранными в пучок волосами.

- Я готова, идём. И пусть только попробуют не пропустить! - заявила принцесса и уверенно направилась к выходу.

- А я? - подала голос ничего не понимающая Майди.

- А ты нас прикроешь, - распорядилась Кит, - Если заявится кто-то из наших женихов, примешь соответствующий облик и выйдешь к нему.

Майди согласно кивнула, но губки обиженно надула.

Охрана нижнего уровня действительно пропустила нас, почтительно склонив головы перед её высочеством, сиятельной принцессой Китрэль Озорской. Нужную камеру я нашла по памяти. А вот открыть засов не смогла. Руки тряслись так, что не получалось взяться за ручку.

Кит оттеснила меня, не без труда отодвинула затвор и прошептав: 'Я тебя здесь подожду. Только не долго, а то тут жутко', открыла передо мной дверь камеры.

Я несмело шагнула в полумрак сырого помещения и замерла, услышав знакомый скрипучий голос.

- А ты так и осталась добренькой наивной девочкой. Но в данной ситуации меня это даже радует. Проходи, располагайся. Напитки не предлагаю, ибо самому мало, - хрипло рассмеялся заключённый.

Глаза привыкли к полумраку, и я наконец увидела его. Отец по-прежнему был прикован к стене цепью. Только теперь за ногу. На шее всё так же мерцал блокирующий силу ошейник, а в глазах горел неистребимый бунтарский огонь. Волосы были спутаны, а лицо давно не брито. Ведь прошло только несколько дней, а он выглядел так, будто провёл недели, если не месяцы в заточении.

- Что, не нравится? Да, доченька, неволя никого не красит. А ты, я смотрю, расцвела. Но рано или поздно моя кровь даст о себе знать, и в тебе проснётся жажда к власти и могуществу. И тогда ты сама придёшь ко мне, а я буду ждать. Я терпеливый.

А я стояла, смотрела на этого одинокого, обозлившегося на весь мир старика и не могла слова вымолвить. Ведь это мой отец, и я не могу, просто не в силах оставить его тут гнить заживо.

- Скоро ты станешь дедушкой, - сама не знаю, зачем сказала. Но почему-то казалось правильным поделиться этой радостью именно с ним, 'человеком', давшим мне жизнь.

И отец вдруг улыбнулся, тепло и радостно. В его глазах мелькнула и угасла надежда. Он отвернулся и тихо проговорил:

- Лучше уходи отсюда и забудь о моём существовании.

Но я шагнула к нему, положила руку на сгорбленную спину и почти шёпотом спросила:

- Если я тебя освобожу, ты пообещаешь уйти и никогда не возвращаться в мою жизнь?

- А ты попробуй, - резко развернулся и, схватив меня за руку, продолжил: - Я никогда никому и ничего не обещаю. Жизнь слишком непредсказуема, чтобы загадывать наперёд. Но, если ты снимешь этот ошейник, я тихо уйду, никому не причинив вреда. И даже тебя с собой не заберу, с тобой сейчас возни много будет. Ты не чистокровная, но беременность всё равно будет сложной. Так что, рискнёшь?

В глазах отца опять загорелся огонёк надежды, и у меня не хватило смелости потушить его. Потянулась к ошейнику и направив силу к рукам, легко расстегнула его.

Отец замер, видимо, не веря в то, что я решилась. Потом пристально посмотрел на меня и заявил:

- Не будет с тебя толку, слишком добрая. Может хоть во внуке моя кровь проснётся.

Стремительно встал, взмахнул рукой, и сковывающая его ногу цепь рассыпалась чёрным пеплом. Потом провёл руками по лицу, волосам. И вот передо мной уже гладковыбритый, пожилой мужчина с собранными в низкий хвост пепельно-седыми волосами.

- Ну а теперь, доченька, мы с тобой немного прогуляемся. Мне нужно подзарядиться, неизвестно, когда получится кого-нибудь привязать. И я не хочу, чтобы у Рок Повэр возникли какие-либо проблемы.

Я попятилась, но родитель грубо схватил за локоть, дёрнул на себя и мы провалились в переход.

Возле разлома было как всегда солнечно и уютно. Отец потащил меня прямо к скале и, приказав не шевелиться, положил руки на камень. Потом довольно улыбнулся и весело спросил:

- Ну что, дочка, хочешь, покажу тебе свой дом?

- Ннне хочу. Отправь меня обратно, пожалуйста, - взмолилась я, проклиная свою жалостливость. Ну как можно было поверить Ему?!

- Ну не хочешь, так не хочешь. Значит, сейчас немного попутешествуем, и я тебя верну твоему зелёному.

- А куда мы попутешествуем? - спросила, продолжая пятиться от папочки.

- Не переживай, тут недалеко. Мне нужно забрать кое-что из дворца Трёх. Ну и в Арене есть небольшое дельце. Ты бы подпиталась, а то заморыш твой тебя саму жрать начнёт.

Меня передёрнуло от такой грубости, но к скале пошла. Ведь малышке действительно нужно много энергии, а я сегодня ещё не пополняла запас.

- Ну чего ты там возишься? - окликнул отец, - Давай быстрее, дела не ждут.

Я уже привычно приложила руку к шершавой поверхности, потом водрузила вторую ладонь по другую сторону разлома. А почувствовав, что накопители полны, убрала руки и шагнула в разлом. Куда-нибудь этот переход меня да выведет. Всё лучше, чем компания этого 'человека'. Свой дочерний долг я выполнила, теперь нам не по пути.

Уже проваливаясь в зияющую пустоту, я обернулась и увидела грустно и немного лукаво улыбающегося отца.

- Моя кровь! - заявил родитель, и мгла сомкнулась надо мной.

Вокруг было шумно и многолюдно, но стоило мне немного неудачно, на четвереньках, вывалиться из разлома, наступила многозначительная тишина. И в этой тишине приговором прозвучали чёткие шаги по мостовой. Голову поднимать совершенно не хотелось, а когда в этой гнетущей тишине прозвучали злобные слова, вообще захотелось уползти обратно, к отцу.

- Вот знаешь, я даже не удивлён! - прошипел мой муж, - Есть ли хоть одно место во всех известных мирах, куда ты не смогла бы просочиться?

- А их много? Миров? - спросила, всё так же, не поднимая головы.

- Учитывая, какая ты у меня деятельная, боюсь, что скоро станет меньше. Не хочешь объяснить, как здесь оказалась? Насколько я помню, ты сейчас должна готовиться к нашей свадьбе, - тихо проговорил муж и добавил шёпотом: - И встань уже с колен.

Встала, осмотрелась и так же шёпотом спросила:

- А здесь, это где?

Мы находились на какой-то площади, в нескольких метрах от нас толпилось не меньше пятисот стартрэйнов, в основном молодые леди и лорды, они явно чего-то ожидали. А я им, похоже, помешала. Обернулась и увидела огромный, больше двухэтажного дома высотой, расколотый надвое камень. С этой стороны разлом выглядел более эстетично. Было сразу понятно, что это искусственно созданный проход.

- Насмотрелась? - ехидно осведомился Трэйтон, - Теперь отойди, пожалуйста, в сторонку и не мешай и так долго ждущим этого момента возвратиться на родину.

Меня взяли за локоть и отвели в сторону.

- О, Тэль, а ты здесь откуда? - к нам подошёл всегда радостный в последнее время Роб.

- Так, мимо проходила, - буркнула я, старательно отводя глаза в сторону. Трэйтон продолжал сверлить меня осуждающим взглядом.

- Могла бы хотя бы сейчас не... ходить мимо, - снова зашипел Трэйтон, - Стой здесь. Роб, под твою ответственность.

И лорд Эрт'Грэйн ушёл руководить перемещением освобождённых из недолгого плена сородичей.

- Ну давай, рассказывай, пока Трэй занят, - заговорщицки подмигнул мне Робьез.

- Да, пустяки, - постаралась врать непринуждённо, - Я отпустила отца и он... попросил проводить его до Рок Повэр. А вы здесь, вот я и решила заскочить, поздороваться.

- Ты... что сделала? - округлил глаза лорд.

- Папу освободила! - рявкнула я, - У меня скоро свадьба, а отец в тюрьме. Вот я его и выпустила. Тебе что-то не нравится?

- Всё, всё, успокойся, - поднял руки Роби, - Это вообще не моё дело, сами разбирайтесь.

- Извини, - схватила Роба за руку, - Я не хотела кричать на тебя, просто всё так навалилось. Я устала, мне надоело постоянно притягивать неприятности. И Трэйтон вечно недоволен.

Кажется, я действительно устала, на глаза навернулись слёзы, так захотелось к дедушке. Очередное разочарование в отце, постоянные проблемы и опасности, и пить очень хотелось, почему-то шоколадного молока.

Роби приобнял, прижал к себе и весело сообщил:

- Да, супружеская жизнь, это тебе не игрушки. Ну ничего, привыкнешь.

- Робьез, может, ты уберёшь руки от моей жены, - Трэйтон уже освободился и подошёл к нам.

- Да пожалуйста, - Роби обиделся и отошёл к переходу.

- Устала? - неожиданно ласково спросил муж.

Я растерянно кивнула.

- Пошли домой. Всё закончилось, осталась только свадьба, и мы свободны.

Меня бережно взяли на руки, и я умиротворённо прижалась к груди любимого. Но всю идиллию нарушили следующие слова мужа.

- А про выходку с отцом мы с тобой потом поговорим.

- Гад ты, всё-таки, зелёный гад! - в сердцах воскликнула я.

- Ага, я тебя тоже люблю, - рассмеялся любимый гад.


* * *

Свадьба. Отныне это слово у меня будет ассоциироваться с пытками! Приготовления завершились. Платья готовы. Сегодня, уже через несколько часов, я стану леди Эрт'Грэйн по законам своего мира. А оно мне надо? Видимо, да. Вот только предстоящее торжество не вызывает никаких ощущений, кроме паники. Мои подруги по 'счастью' тоже волнуются, но у них-то настоящие свадьбы, с первой ночью, переездом в дом мужа и прочими кардинальными переменами в жизни. Мы же с Трэйтоном после церемонии вернёмся в наш, уже обжитой и привычный дом и завалимся спать, предварительно подкормив энергией нашего будущего наследника, я так и не сказала мужу, что будет девочка. Думаю, сегодня как раз и скажу... после обряда. А сейчас самый ответственный, с точки зрения её высочества, момент. Невесты собрались в покоях принцессы и ожидали прихода мучителей, которые помогут нам одеться, сделают причёски и макияж. Я никогда не пользовалась косметикой, но в этот раз отвертеться не получится. А пока служанок и мастеров нет, я, постанывая, лежала на диванчике и тихо ругала будущего, если можно так выразиться, мужа. Дело в том, что вчера у нас был девичник, но мне даже вино пить нельзя. Вот Трэйтон и приволок из Галаксиуна целых четыре бутылки какого-то 'безвредного' напитка. Обозвал его Звёздным Нектаром и заверил нас, что напиток совершенно не опасен для здоровья. Вот только он забыл уточнить, что речь шла о здоровье ребёнка. Мы втроём выпили все четыре бутылки и очень весело провели время. Вот сегодня и страдаем от жуткого похмелья в том же составе, в котором и пили. Майди жалобно сообщила, что даже магия не помогает от этой отравы. Хорошо, что нам сегодня запрещено видеться с женихами до начала церемонии. Иначе вместо коллективной свадьбы, были бы коллективные похороны. Мы бы просто поубивали наших ненаглядных, ведь Лэй с Робом подтвердили слова Трэйтона в отношении безвредности этого самого Нектара.

Но насладиться страданиями нам не дали. Пришли служанки с выглаженными надушенными платьями, и мы с дружным стоном отскребли себя от диванов.

Это были не пытки, а наглое издевательство! На нас напялили подвенечные наряды, заставили обуть туфельки на высоких каблуках, а потом загнали на тумбы, чтобы где-то что-то подшить или отпустить. В туфлях у нас осанка, видите ли, поменялась, и необходимо кое-что подправить. Кому необходимо? Лично меня и так всё устраивает. Но мнения невест никто не спрашивал. Не зря у нас в народе говорят, что даже императором могут командовать двое - врач и портной. И вот, церемония ещё не началась, а я уже устала, ноги ноют, глаза слипаются, и вообще ничего уже не хочется. Но наши женихи нас всё-таки любят! Когда с платьями и причёсками разобрались, и мастера наносили на наши лица последние штрихи, добиваясь идеального результата, дверь приоткрылась, и в помещение заглянула пожилая женщина из стартрэйнов. У неё были густые золотистые волосы и молочно белые зрачки. Обладательница силы истинной жизни, если я не ошибаюсь.

- Ну, кого тут подлечить? - улыбаясь, спросила она.

- Меня! - хором ответили три измученные невесты.

- Сначала поможем тем, с кем легче справиться, - сообщила наша спасительница и направилась к радостно улыбающейся принцессе.

Когда женщина отошла от Китрэль, мастеру пришлось убирать лишние румяна. Щёчки её высочества и так горели здоровым румянцем, а глаза блестели от волнения вперемежку с предвкушением.

Следующей счастливицей оказалась Майди. И только после того, как над головой у девушки перестали водить руками и нажимать на её шею в разных местах, наконец, настала моя очередь.

- А с вами, леди, будет весьма непросто. Полукровка, да ещё и носящая плод искажённого обряда. Я постараюсь, но не могу обещать, что вам станет намного лучше.

- Я и немногому буду рада, - пробурчала, завистливо глядя на бодрых, возбуждённых подруг.

И мне действительно стало немного легче.

- Спасибо, - искренне поблагодарила лекаршу, - Ещё бы ноги не ныли, и спать не хотелось, и было бы совсем хорошо.

- А вот с этим я, пожалуй, справлюсь, - улыбнулась женщина. Опустилась передо мной на колени и приподняла пышные невесомые юбки. Нахмурилась и заявила: - Обувь поменять сразу же после церемониала.

Поводила руками над моими многострадальными конечностями, и усталость отступила. Потом достала из небольшого, прикреплённого к поясу, мешочка крошечную, не больше горошины энергетическую сферу и со словами: 'Чтобы сон прогнать', протянула её мне. Я приняла шарик, зажала его в ладони, чувствуя, как энергия впитывается в кожу и разбегается по всему телу. Спать действительно совсем расхотелось. Мы дружно поблагодарили целительницу, а она погрозила нам пальцем, посоветовала больше не злоупотреблять Звёздным Нектаром и, улыбаясь, удалилась. Служанки накинули на наши плечи длинные серебристые плащи с капюшонами, чтобы не испачкать платья ненароком, и невесты отправились в храм Неведомых богов, чтобы выйти замуж за этих самых богов.

- Майди, а зачем вам с Робом проходить нашу церемонию бракосочетания? - трясясь в карете рядом с взволнованно расправляющей подол платья девушкой, задала давно вертевшийся в голове вопрос, - Ведь у вас наверное эмоциональная связь?

- Она ещё не завершилась, - надула губки юная леди, - И мы собираемся остаться жить здесь, вот и решили, что будет лучше, если сделаем всё по местным правилам, - и понизив голос до дрожащего шёпота добавила: - Сегодня мы завершим слияние.

Теперь понятно, почему она так волнуется.

- А мы будем жить в Галаксиуне, - грустно проговорила принцесса, - А папиным преемником станет лорд Грэйн.

- Кто? - я чуть с сиденья не свалилась, - Это с чего вдруг он должен становиться преемником?

- Ну вы же здесь остаётесь, а Эви не может оставить родину без правителя. Вот лорд Грэйн и займёт место брата, - невозмутимо пояснила принцесса, а потом прикрыла ротик ладошкой и затравленно посмотрела на меня, - Не выдавай меня! Я забыла, что тебе пока нельзя об этом говорить. Но ты не переживай, ведь быть императрицей - это здорово.

- Здорово? А у меня кто-нибудь спросил, хочу ли я такой судьбы для себя и своих детей? - меня начало трясти от злости. Значит, мне пока нельзя говорить? Моё мнение его вообще не интересует. Ну я ему устрою свадьбу!

Майди осторожно взяла меня за руку и попросила:

- Давай не будем омрачать такой день ссорами. Потом с мужем поговоришь.

- И не волнуйся по поводу детей, наследником станет первый мальчик, независимо от того, кто его родит, ты или я. А у тебя может оказаться девочка. Ну а я уж точно первым мальчика рожу, мне Эви обещал, - заявила Кит.

И я сразу успокоилась. Я-то точно знаю, что у меня девочка будет. А император ещё не так стар, лет двадцать ещё вполне может протянуть. Так что нам с Трэйтоном эта морока с властью не грозит.

К храму мы подъехали с чёрного хода. Главный, по ритуалу, для мужчин, они приходят в храм, чтобы дар богов забрать. А мы, подарочки, их там дожидаемся. Но главная часть церемонии всё равно будет во дворце проводиться. Так что нашим суженым нужно только благодарность богам оставить, храмовникам тоже на что-то жить нужно. Только в последнее время это уже дань традициям. 'Боги'-то теперь среди нас ходят, глазками сверкают. Ну ничего, храмовники - народ хваткий, что-нибудь новенькое придумают.

Мы встали у алтаря, спинами к залу и накинули на головы объёмные капюшоны. Теперь нам остаётся только ждать. По замыслу первой должны забрать Кит. И мне вдруг пришла в голову интересная мысль.

- Девочки, а вы не хотите нашим заботливым женихам за нектар немного отомстить? - спросила вполголоса, чтобы служка, зажигающий свечи, не услышал.

- О чём это ты? - у принцессы заблестели глазки.

- А пусть они угадают, где чья невеста! Майди, наложи на меня иллюзию принцессы и сама её облик прими, - ребячество, конечно. А травить нас перед свадьбой - не ребячество, это уже диверсией попахивает.

- Может, не надо? - замялась Майди, - Меня потом Роби ругать будет.

- Я ему поругаю! Не переживай, я скажу, что это моя идея была, а ты не смогла отказать беременной подруге. Ну давай же, они уже в первый зал входят. Слышишь шум голосов? - начала уговаривать я.

- Соглашайся, Майди! Будет весело. И мы тебя в обиду не дадим, - присоединилась к уговорам Китрэль.

И Майдэлия сдалась, шагнула ко мне и навела иллюзию.

- Только резких движений не делай, а то мне будет трудно и себя и тебя контролировать. А мне сегодня ночью сила будет нужна, - девушка покраснела, поняв, что сболтнула лишнего, а мы с Кит заулыбались, но говорить ничего не стали, чтобы не смущать подругу ещё больше.

Раскрылась дверь ритуального зала и помещение наполнилось доносящимися с улицы голосами толпы. Сюда заходят только Братья Звёзд и участники ритуала.

- Готов ли ты, - храмовник запнулся, - сын звёзд, принять дар, - опять пауза, - Неведомых богов? И чем ты готов отблагодарить их за своё счастье?

- Хм, - послышался голос Лэя, - так я тогда монеты себе оставлю. Они же всё равно для нас предназначены, и я, как прайм-триумвир, гарантирую вам, любезнейший, что вся сумма будет отправлена в божественную казну.

Послышались смешки Трэйтона и Роба. Лэй сжалился над Братом Звёзд, и со словами: 'Да бери уже', зазвенел мешочком золотых.

Потом раздались приближающиеся шаги и голос Эвилэя:

- Кит, покажи мне своё прекрасное личико.

По правилам, Китрэль сейчас должна повернуться к жениху, он должен взять её на руки и вынести к ликующей толпе, чтобы продемонстрировать миру, насколько милостивы к нему оказались боги, одарив таким счастьем. Но мы повернулись синхронно, и в зале воцарилась тишина. Мы стояли и наслаждались замешательством на лицах лордов, но всё испортило ехидное замечание Лэя.

- Эк я себя люблю, сразу тремя одарил!

Потом этот наглец пристально осмотрел нас и шагнул... ко мне! Протянул руку и елейным таким голоском:

- Иди ко мне, радость моя.

Я стою. Покосилась на принцессу, она уже явно была недовольна, но ещё держалась. Майди вообще смотрела на Роба влюблённым взглядом, и никакая иллюзия не могла этого скрыть. Оно и понятно, если учесть, что у них сейчас эмоциональное слияние в самом разгаре. Роб, кстати, тоже смотрел только на свою невесту.

- Ну что же ты, милая? Не смущайся, - поторопил меня Эвилэй.

А потом обернулся к собратьям и выдал:

- Трэй, ты как хочешь, но я эту забираю. Она уже с приданым, и о наследнике можно не печься.

И все трое покатились со смеху. Кит обиженно засопела, Майди убрала иллюзию, а Трэйтон и Роб сунули в руки ничего не понимающему храмовнику откуп и направились к нам.

- Твою недовольную мордашку никакая иллюзия не спрячет, - улыбнулся Лэй, - Ты у меня неповторимая.

Женихи взяли нас на руки и пошли хвастаться перед горожанами своими подарочками.

Толпа встретила дружным рёвом сотен голосов. Не каждый день дочь императора замуж выходит, да ещё и за такого экзотического экземпляра. Впрочем, и нас тоже вниманием не обделили. Все уже были наслышаны о перестановках в наследовании трона, одна я оставалась в счастливом неведении. Трэйтон покосился на меня, но не заметив никакой реакции на приветственные возгласы новым наследникам, успокоился и дальше уже шёл, радостно улыбаясь. Он даже умудрился помахать толпе рукой! Я так и не поняла, откуда у него взялась третья рука? Ведь две совершенно точно были заняты драгоценной ношей, то есть мной. Лэй посмотрел на брата и тоже начал радостно помахивать толпе 'лишней' конечностью.

На площади перед храмом нас ждали три открытых экипажа, запряжённых белоснежными длинноногими скакунами. Порода явно не тягловая, бедные лошадки, как их в ранге понизили, ради украшения торжества. Кучера были разряжены, один другого наряднее. Но самыми красивыми мужчинами здесь, конечно же, были наши избранники. Трэйтон, во всём изумрудно-зелёном, Лэй, в сиреневом, ну а Роб, соответственно, в голубом. А в наших причёсках были вплетены ленты и цветы соответствующих нашим женихам расцветок. И украшения тоже были подобранны исходя из соображений сочетаемости с обликом суженых. На мне сверкали изумруды и демантоиды, принцесса могла похвастаться александритами и аметистами редкого насыщенно-сиреневого оттенка, ну а Майди достались сапфиры и топазы. В общем, мы все сверкали и переливались в лучах яркого осеннего солнца, отбрасывая разноцветные блики на окружающих. Дааа, с украшениями мастера, похоже, перестарались.

Мы расселись по экипажам и отправились во дворец, на основную часть церемонии. Именно там нас будут благословлять родственники, и сочетать браком сам Император.

В приёмном зале было как всегда шумно, но стоило объявить о прибытии виновников торжества, как воцарилась полная тишина. Женихи уже стояли под увитой лианами аркой и ждали нашего появления. Сначала задумывалось, что невест будут вводить в зал по очереди, согласно положению. Но в последний момент, мы решили, что пойдём все вместе. И вот, входим мы в зал, Кит ведёт под руку его величество, император Сорол, меня гордо поддерживает под локоток дедушка, Майди сопровождает прибывший только вчера отец. А на алтаре, рядом с женихами, стоят шесть больших бокалов, наполненных подозрительно знакомого оттенка напитком. По залу разнеслось три слаженных стона. По традиции нам полагается осушить бокал вина до дна и скрепить союз поцелуем. Желудок скрутило не предвещающим ничего хорошего спазмом. Взглянула на подруг и поняла, что их терзают те же сомнения. Интересно, а как окружающие расценят то, что эти бокалы 'случайно' упадут? Не побегут же за новой порцией, а значит, они обязательно упадут!

Нас подвели к женихам, передали с рук на руки, как говорится. И началась церемония. Император вещал о семейных ценностях и скреплении отношений между мирами, а я всё стояла и думала, как бы опрокинуть эту отраву так, чтобы меня не заподозрили в злом умысле? Но проблема решилась сама собой. Немного не так, как мне хотелось бы, но бокалы не выжили.

Слушать высокопарную болтовню было скучно и утомительно. Я переступила с ноги на ногу. Каблук левой туфли предательски подвернулся и, чтобы не упасть, я схватилась за первое, что подвернулось под руку. Это оказалась лиана с весёленькими розовыми цветочками. Но растительность прочностью не отличалась и порвалась, повиснув капающей соком плетью над моей головой. Махнула рукой, откидывая привязчивую растительность. Среди гостей послышались тихие смешки, а лиана покачалась из стороны в сторону и зацепилась за волосы. Дёрнула поганку, начиная злиться по-настоящему... и арка с оглушительным треском рухнула вперёд, увлекая за собой алтарь, вино и... запутавшегося в растительности императора. В зале воцарилась звенящая тишина. Звенящая - потому, что бокалы разбились, оглашая помещение мелодичным звоном. Император выпутался из цветочков, встал и, повернувшись к нам, грозно обвёл всю компанию подозрительным взглядом. Я стояла, скромно потупив глазки и ничем не выдавая свою причастность к происшествию. Трэйтон хмыкнул, а его величество махнул рукой и заявил:

- Целуйтесь уже, пока ещё что-нибудь не произошло.

Пожалуй, поцелуй - это то единственное, ради чего стоило пережить весь этот свадебный кошмар. Я забыла абсолютно обо всём, растворяясь в муже без остатка. Ведь за всё время с нашего знакомства у нас просто не было времени насладиться друг другом. И уже совсем не важно, что нас окружают люди, а другие пары прервали поцелуй и спустились с остатков алтаря.

- Уйдём? - прошептал Трэйтон, продолжая прижимать меня к себе.

- Нельзя, - с сожалением ответила я, - Но после поздравлений обязательно сбежим.

Но нас опередили Лэй с Кит. Они просто заявили, что в Галексиуне их ожидает ещё одно торжество и смылись через переход, даже не попрощавшись.

- Ну-ну, - тихо проговорил Трэйтон, - Их ожидает торжество, только завтра.

Следующими сбежали Роб и Майди. А когда мы прощались с гостями, нахлынуло ощущение энергетического взрыва. Воздух вокруг был настолько переполнен энергией, что казалось, будто он стал осязаемым. Немногочисленные стартрэйны дружно подняли бокалы и провозгласили тост 'За истинную любовь'.

- Вот теперь они действительно женаты, - произнёс Трэйтон.

- Кто? - спросила, не понимая о чём он, и что вообще происходит.

- Робьез и Майдэлия, - пояснил муж, - Слияние завершилось.

Я покраснела, догадавшись, как это слияние завершили.

Дедушка прощался с нами дольше всех. А когда нехотя выпустил меня из объятий, в глазах старика блестели слёзы. Похоже, дедуля только сейчас осознал, что его девочка выросла и отправляется в самостоятельное плавание по реке жизни. Но он зря переживает, это плавание будет долгим и счастливым, потому, что рядом со мной будет самый лучший, любимый мужчина.


ЭПИЛОГ.

Весна расцветила всё вокруг в радостные краски жизни. На поверхности небольшого пруда, навстречу солнечному теплу, раскрыли свои нежные лепестки водяные лилии. Мы с Трэйтоном гуляли возле воды, любуясь отражением причудливых облаков в зеркальной глади пруда. Такие прогулки уже стали своеобразным послеобеденным ритуалом. И вдруг, окружающую нас утопию разорвало оглушительным взрывом. Я резко обернулась к дому. Голова закружилась и к горлу подступила тошнота. Муж поддержал за талию, или скорее за то, что от неё осталось. Ждать уже совсем немного, малыш должен появиться через пару недель. Но с такой семейкой, это может произойти через пару часов! Из окон третьего, детского этажа валил густой ядовито-жёлтый дым.

- Опять! - простонала я, - Трэйтон, сколько можно? Разберись уже, в конце-то концов, со своей дочерью!

- Она такая же моя, как и твоя, - невозмутимо ответил муж, - И любознательность ей досталась точно от тебя. Не переживай, отремонтируем, не впервой.

- Ей всего семь, Трэйтон, семь лет! А что дальше будет?

- Восемь, - всё так же невозмутимо ответил супруг.

- Это всё твой братец! Он во всём виноват!

- Успокойся, дорогая. Тебе сейчас вредно волноваться. Ну кто ж мог предположить, что, подпитавшись от выброса энергии во время ритуала, он передаст нашей девочке свою силу?

- Звучит так, будто он нам свечку держал и подсказывал, - пробурчала я, - И вообще, я уже сомневаюсь, ты её отец или этот...

- А я не сомневаюсь. И горжусь успехами дочери, - уверенно заявил муженёк.

- Пока что она успешно разрушает наш дом. И если ты с ней не поговоришь, то это сделаю я.

- Вот тогда дом точно не устоит, - рассмеялся Трэйтон, приобнял меня за плечи, привлёк к себе и повёл домой, - Сейчас разберёмся, что там Иза опять придумала.


ДЕСЯТЬ ЛЕТ СПУСТЯ (возможно, начало третьей книги)

- Мама, мама! А Рэлька сбежала! - радостно прыгая со ступеньки на ступеньку, сообщил Вэлтон. Всего десять лет, а уже так похож на отца, - Вот, она записку оставила! - задорно сверкая изумрудными зрачками, сын продемонстрировал исписанный клочок бумаги.

- Опять к деду перенеслась, - сокрушённо проговорила, забирая у сына бумажку.

Вчиталась в кривые, явно написанные в спешке строчки, и закричала на весь дом:

- Трэйтооон!

- Ну что опять? - устало вопросил муж, выглядывая из малой гостиной, - Если вы не поторопитесь, мы не то, что на торжество по поводу рождения дочери Робби и Майди опоздаем, мы и на её свадьбу не успеем.

- Ничего страшного, у них уже третья девочка, вот как сына родят, так и прибудем вовремя. Поездка отменяется, Иза сбежала.

- Опять к твоему непутёвому папаше? - спокойно осведомился Трэйтон, - Не переживай, он всё равно больше двух дней никогда не выдерживает.

- Нет, любимый, на этот раз наша девочка выбрала другую жертву, точнее, жертв, - расправила записку, прокашлялась и с выражением прочитала: - 'Дорогие мои родители, я вас очень люблю. Но и дядю Лэя я тоже люблю, а вы меня к нему не отпускаете. Пожалуйста, не волнуйтесь за меня, я погощу в Галаксиуне месяц или два. К началу занятий обещаю вернуться. Целую. Ваша дочь, Изарэль. Постскриптум: не ищите мою Искорку, я её случайно уменьшила и потеряла'!

- Бедная лошааадка, - протянул Вэлтон.

- Бедный Галаксиун, - простонала я, - Трэйтон, ты обязан её вернуть! Галаксиун страдает от твоих племянников. Изу он просто не переживёт!

Муж отлепился от косяка, который подпирал всё это время, и безапелляционно заявил:

- Изарэль уже почти восемнадцать. Рано или поздно нам придётся отпустить её. Так пусть лучше поучится самостоятельности там, чем здесь. У девочки каникулы, не будем мешать ей веселится. А мы едем в гости.


КОНЕЦ ВТОРОЙ ЧАСТИ.


home | my bookshelf | | Похищенная Звёздами 2. С небес на землю. |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 37
Средний рейтинг 4.4 из 5



Оцените эту книгу