Book: Монарх от Бога



Монарх от Бога

Александр Ильич Антонов


Монарх от Бога


Монарх от Бога

Энциклопедический словарь.

Изд. Брокгауза и Ефрона.

Т. XXXI, СПб., 1893


Константин VIII (по другому счёту VII) Багрянородный - византийский император (род. 905, прав. 912-959), сын Льва VI и Зои Карбонопсины. Так как это был четвёртый брак Льва, то некоторыми оспаривалась сама законность рождения Константина До 913 г. государством управлял дядя Константина, Александр, при котором произошёл разрыв с болгарами, а с 914 г. регентство находилось в руках Зои. Доместик школ Константина Дука уже в 914 г. пытался захватить в свои руки правление, но неудачно. Счастливее был храбрый адмирал Роман Лекапен. Воспользовавшись неудовольствием против Зои, последствием её неудачных действий против болгар (в 917 г. они нанесли грекам поражение на реке Ахелое), Роман Лекапен захватил власть, заключил Зою в монастырь и сделался (920 г.) соправителем Константина, которого женил на своей дочери Елене. В 944 г. Роман был низвергнут своими сыновьями Стефаном и Константином, а в следующем году Константину удалось с помощью фамилии Фока освободиться от шурьёв и заключить их в монастырь. Впрочем, и во время своего единоличного правления (945 - 959) Константин предоставлял заведование государственными делами жёнам и министрам, посвящая своё время преимущественно занятиям науками и искусством. В 924 г. болгары грозили Константинополю, но со смертью Симеона началось ослабление их могущества, Пётр заключил с империей мир, и за ним был официально признан титул царя. Далее империи приходилось отражать нападения венгров и русских, сделавших в 941 г., при Игоре, неудачное нападение на Византию. Несколько лет спустя, в 957 г., великая княгиня Ольга была в Константинополе и приняла там крещение. На Востоке такие первоклассные полководцы, как Иоанн Куркуй, Варда Фока и его сыновья (Никифор, Лев и Константин), боролись с арабами и вновь распространили власть до Евфрата; только нападение на Крит окончилось крайне неудачно (949). К тому же к 949 (или 948) г. относится первое путешествие Лиутпранда к константинопольскому двору, данное по многим указаниям. Константину принадлежит заслуга деятельного участия в том литературном движении, которое отличало Византию X в. Им была предпринята реорганизация высшей константинопольской школы. О научных его интересах свидетельствует далее целый ряд учёных работ, компиляций и сборников по агиографии (сборник Симеона Метафраста), истории, тактике, естественным наукам и т. д., произведённых большею частью по его поручению и при его содействии. Он написал жизнеописание Василия Македонянина, речь по поводу перенесения мощей святого Иоанна Златоуста и чрезвычайно ценные для византийской истории сочинения «О церемониях византийского двора» и «Об управления империей»; их целью было служить руководством для сына Константина, Романа, образованию которого император посвящал много забот. Константин умер 9 ноября 959 г.; высказывались подозрения, что он был отравлен своей невесткой, Феофано.



Монарх от Бога

Супруге Тамаре - посвящаю


Друг мой, испытанный и нежный,

В глуши деревни коротаем жизнь с тобой.

Пишу романы, я на нивушке безбрежной,

А ты - Горящая Свеча - путь освещаешь мой!


Византия была тем же, чем Рим для западного и германского мира, т.е. великим воспитателем, великим инициатором, носителем религии и цивилизации, принесла сербам, болгарам, русским историческую жизнь и цивилизацию, дав им алфавит, литературный язык, принципы гражданского управления, законы литературы и искусства.

Мишель-Шарль ДИЛЬ, французский историк, учёный.


Глава первая. СТРАДАНИЯ ЛЬВА МУДРОГО[1]


В императорском дворце Византии Магнавр поселилось великое уныние. Не слышно было ни боя барабанов на плацу, когда императорские гвардейцы готовились к параду, - а их выводили на парады при императоре Льве Мудром часто, - не раздавались крики командиров, которые распоряжались дворцовой гвардией во время её подготовки к торжественному прохождению мимо Божественного.

Всюду в покоях и залах огромного мраморного дворца царила тишина. Придворные разговаривали только шёпотом. Императорские сановники следили за сохранением спокойствия и наказывали виновных. По воле Божественного, которого за глаза прозвали Деспотом, из дворцовых конюшен убрали жеребцов, чтобы они необузданным ржанием не нарушали покой. Даже клетки с попугаями были убраны из дворцового парка…

В императорский свите все сановники и вельможи знали, что их повелитель страдает не напрасно и пришла пора страданий не вдруг. Самое печальное было в том, что Лев Мудрый стал жертвой собственной воли. Едва получив в наследство трон от отца, императора Василия Македонянина[2], погибшего на охоте, Лев Мудрый вступил на путь создания законов. И одной из своих первых законотворческих новелл он запрещал подданным империи четвёртый брак, ставил препоны на стремлении к третьему браку и даже порицал второй. Церковь благословила этот закон в благодарность за то, что Лев Мудрый счёл обязательным завершать вступление в супружество венчанием в храме, чего раньше в Византии не водилось.

И вот императорское законотворчество принесло страдания самому повелителю великой державы. Вельможи в залах дворца Магнавр иногда тайком между собой шутили:

- Божественный напоролся на свой трезубец.

- Если бы на трезубец… На тростниковую палочку.

Но эти шутки были грустными. Все во дворце Магнавр понимали, что бедствие, навалившееся на государя, могло постичь каждого из них. Лев Мудрый, пребывая в супружестве почти двадцать лет, оставался бездетным. Каких только медиков и целителей не звал на помощь император! Одних одаривал деньгами, других изгонял - всё оставалось тщетным. И, тем не менее, он упорно ждал наследника, всё ещё питая надежды и всячески не давая им умереть.

Отец Льва Мудрого, император Василий Македонянин, женил сына довольно рано. Он сам нашёл ему невесту. Это была дочь его сановника, сакеллария - государственного контролёра - Афинодора, Лариса. Она блистала красотой, но её красота казалась неземной. Похоже, что печаль и грусть, смирение и послушание, ласка и отзывчивость - всё это вместе взятое отражалось на её божественном лице. В супружестве она пробыла всего несколько лет. А её угасание началось вскоре после первых месяцев супружеской жизни. Лев Мудрый собирал лучших мужей медицины и не выпускал их из дворца. Он грозил им казнью, если они не вылечат его супругу. Случалось, что медики сутками не отходили от императрицы, наблюдали за каждым её вдохом-выдохом, ежедневно осматривали, но причин увядания Ларисы не могли найти.

Жестокий нравом Лев Мудрый всё-таки проявил милость к медикам. Он выгнал их из дворца и заменил простыми народными целителями. А он ждал от них чуда, и им удавалось как-то возбуждать Ларису. Тогда она звала к себе супруга и они вместе проводили ночи. Но проходило время, а плод их желаний не давал о себе знать. Наконец Лев Мудрый ожесточился против супруги. Он корил её как только мог, называл бесплодной смоковницей. В нём погасли все чувства к Ларисе, и она стала для него чужой.

Императрица нашла себе утешение в вере, днями молилась в храмах. И все, кто окружал Ларису, получали от неё благодать, которую она излучала. Священнослужители узнали о её даре, и, когда императрица скончалась, церковь причислила её к лику святых. Сам Лев Мудрый так и не понял ту Ларису, которая считалась перед Богом и людьми его супругой.

Ровно через год после кончины императрицы Ларисы в жизни императора наступили перемены. По случаю семейного праздника логофет дрома[3] Астерий пригласил императора в гости.

- Божественный, окажи моей семье честь. У нас сегодня торжественный день. Ну а по какому поводу, ты узнаешь позже, когда порадуешь нас своим поселением.

- Что за таинственное торжество? - спросил Лев Мудрый.

- Прости, но ближние просили пока молчать об этом.

Лев Мудрый уважал и ценил первого сановника правительства Астерия. Это был умный, деловой и преданный человек. Он ведал путями сообщения, почтой. Ему принадлежало ведение иностранных дел. Ему же подчинялись все прочие логофеты - министры, он был главой полиции и рассылал императорские указы. Всегда энергичный, с открытым лицом, улыбчивый, он привлекал к себе собеседников. Император долго смотрел на Астерия, но сказал коротко:

- Я приду.

Премьер-министр жил вблизи императорского дворца Магнавр, на центральном проспекте Константинополя Ниттакий, между площадями Августеон и Амастрийская. Астерий владел большим особняком, построенным из розового мрамора. Просторный двор был огорожен высокой каменной стеной.

Императора встречали всей семьёй. Она у Астерия была большая. За спинами премьер-министра и его супруги на широком крыльце стояли три сына и три дочери, и одна из дочерей была уже в возрасте невесты. Её звали Кириена, у неё сегодня был день ангела, и по этому поводу проводилось маленькое семейное торжество. Но Астерий, оставаясь до мозга костей деловым человеком, спустился с крыльца, подошёл к императору и сказал:

- Божественный, ты вдовствуешь уже год. Пришло время подумать о супружестве. Присмотрись к Кириене-господствующей. Она уже в зрелости и достойна быть супругой государя.

Император поднялся на крыльцо, подошёл к семье Астерия. Ему все поклонились, он же, кивнув головой, посмотрел на супругу премьер-министра, а потом на старшую дочь Кириену, что мать и дочь похожи друг на друга, как сестры-близнецы. Лев Мудрый счёл это за добрый знак. Он улыбнулся Кириене. Она смутилась и опустила голову. Слуги уже распахнули двери в особняк, и Астерий повёл императора в трапезный зал.

День и вечер, проведённые в семье Астерия, поселили в душе Льва Мудрого надежду на то, что у него будет такая же большая семья. Он поверил, что Кириена принесёт ему наследника. И спустя неделю Лев Мудрый вновь появился вечерней порой в мраморном особняке. Когда после трапезы дети Астерия покинули зал, он попросил у Астерия и его жены Евгении благословения на супружество с их дочерью Кириеной.

- Даю вам слово императора, что мы будем счастливы, - заверил Лев Мудрый. - Я мечтаю о такой же большой семье, как у вас.

- Мы благословляем тебя, Божественный, на брачный союз с Кириеной. Она будет достойной супругой, - ответил Астерий.

Вскоре же в храме Святой Софии состоялось торжественное венчание Льва Мудрого и Кириены-господствующей. Премьер-министр Астерий получил титул «царского отца». В день присвоения ему почётного титула, император сказал:

- Ты подарил мне радость жизни. Басилевс[4] этого никогда не забудет.

И впервые за многие годы царствования Лев Мудрый устроил торжество в Юстиниановой храмине, лучшем зале дворца Магнавр, куда в прежнее время для простых смертных двери были закрыты.

Наступила пора безоблачной жизни императорской четы. В отличие от Ларисы Гетерской, молодая, полная жажды жизни Кириена и впрямь стала господствовать над Львом Мудрым. Но своё господство она проявляла лишь в закулисной супружеской жизни. Под её ловкими руками Лев Мудрый превратился в молодого мужа, который был жаден до любовных утех. Каждый раз Кириена горела в ночную пору такой страстью, что и супруг загорался, забывая о том, что ему, императору, должно вести степенный образ жизни. Когда же Лев Мудрый вдруг становился серьёзным, думал о державных делах, Кириена шептала ему с девической горячностью:

- Божественный супруг, у тебя впереди много времени заботиться о державе. Сегодня ты мой, и только мой. Вот как затяжелею и понесу, так дам тебе волю.

- Ты моя госпожа, и я покорен тебе до конца наших дней, - отвечал Лев Мудрый, лаская супругу.

Больше полугода длилась безмятежная супружеская жизнь императорской четы. Но пришёл день и час, когда в них проснулось беспокойство. Оно накапливалось и наконец выплеснулось. Лев Мудрый излил свою горечь на себя и на Кириену:

- Мы с тобой бесплодные смоковницы. Прошла весна, вот уже осень на дворе, а ты так и не затяжелела.

- Может, потому, что моё время ещё не пришло, - попыталась смягчить боль супруга Кириена. - И ты, Божественный, поверь, что я не могу быть бесплодной, ежели у моей матушки нас шестеро. Ты же сам говорил, что я вылитая матушка.

Эта первая размолвка между супругами вспыхнула перед отъездом императора в Македонию. Только что вступивший на престол Болгарии царь Симеон[5] счёл нужным развязать против Византии войну. К Филиппополю подходило болгарское войско. И пришла в действие византийская световая сигнализация. Едва войско болгар появилось вблизи рубежа Византии, как в Константинополе уже знали о приближении врага и начались приготовления к его отражению.

Повод для войны у болгар был, как они считали, серьёзный - торговля. По старым договорам Византии с Болгарией купцы последней торговали в Константинополе. Но крупные византийские торговцы потребовали от императора закрыть купцам Болгарии путь в столицу. Лев Мудрый пошёл навстречу торговым магнатам державы, и болгарских купцов выпроводили торговать в Фессалонику. Они взбунтовались, и царь Симеон выступил в их защиту.

В эту пору в Византии было в строю сто двадцать тысяч воинов. Но Лев Мудрый не хотел войны, в которой гибли бы его воины. Он задумал завершить сражение с болгарами по-иному. Лев Мудрый, «блестящий представитель дипломатического искусства Византии, поднял против своих новых христианских братьев мадьярскую орду, кочевавшую тогда между Днепром и Днестром. Венгры оттеснили болгар за Дунай», - писал хронист. Но первое поражение войска царя Симеона не сломило его воинственный дух. Он сумел собрать новые силы и выгнал мадьярскую орду из пределов своей страны. После этого болгарское войско нанесло сильное поражение армии Льва Мудрого, и он вынужден был пойти на заключение выгодного для Болгарии мира. Византия стала платить Болгарии дань, а её купцы по-прежнему продолжали торговать в Константинополе.

Противостояние Византии и Болгарии, в котором победителем вышел царь Симеон, длилось больше года. Всё это время император Лев Мудрый провёл при войске в Филиппополе. А в тот день, когда он намеревался выехать в Константинополь, из столицы прискакал спафарий Феаген - тайный служитель в секрете - и передал с глазу на глаз печальную весть, ударившую государя в самое сердце:

- Божественный, будь мужествен. В Магнавре умерла твоя супруга Кириена.

Феаген стоял перед императором, склонив голову. Он готов был принять его гнев за чёрную весть.

Однако почти полтора года отсутствия в Константинополе и все те огромные переживания, которые Лев Мудрый испытал в борьбе с Болгарией, смягчили удар. Он закусил губы, почувствовал, что глаза его повлажнели. Отвернувшись от Феагена, он утёр лицо, повернулся к служителю и спросил его:

- А как перенесли утрату родители Кириены, Астерий и Евгения?

- Они страдают и ждут твоего приезда.

- Узнает ли Византия о моих страданиях? - отозвался Лев Мудрый и закрыл лицо руками.

В этот миг в нём вспыхнуло возмущение. Он гневался на Господа Бога за то, что Всевышний не защитил его от злых сил, которые унесли из жизни двух его супруг. И постепенно в императоре окрепла мысль о том, что два бедствия, постигшие его, имеют одну причину, порождены одним замыслом. Кто-то, неведомый ему, добивался оставить его без наследника престола. Кто этот злоумышленник, опалённый жаждой добыть императорскую власть?

И Лев Мудрый вспомнил стратига[6] Анатолика. Он был главнокомандующим византийской армией и по рангу среди всех сановников державы занимал второе место. Он был умён и коварен, умел плести интриги. В армии у него всюду стояли преданные ему средние военачальники, особенно в тагмах[7], расположенных близ Константинополя и в самом городе. Ничто не могло помешать ему захватить власть в столице. Дворцовая гвардейская тагма не вызывала доверия у Льва Мудрого. Как кавалерийская, так и пехотная гвардии в последнее время состояли в значительной части из иноземцев-наёмников - варягов, иверов, печенегов и хазар. Они были преданы своему военачальнику, умели воевать, но не защищать честь императора, считал Лев Мудрый с горечью.

Все эти прихлынувшие размышления побудили Льва Мудрого немедленно мчать в Константинополь и там жестокой рукой подавить всякую попытку захвата власти, к чему, по здравому размышлению императора, сводились усилия «злой силы». И во главе тысячи личных конных гвардейцев, среди которых были в основном греки и русы, Лев Мудрый покинул Филиппополь. Он не послал гонцов в столицу, чтобы уведомить тестя Астерия. Он не хотел, чтобы ему устроили встречу, как всегда было принято при возвращении императора из похода. У него было намерение вернуться в Магнавр ночной порой. Приближалась уже поздняя осень, и ночи стояли непроглядно тёмные. Одна из таких ночей, как счёл император, поспособствует ему в выполнении задуманных мер безопасности.



Однако возвращение Льва Мудрого не осталось незамеченным для горожан и придворных Магнавра. По воле премьер-министра сработала световая сигнализация. К тому часу, когда император с гвардейцами появился близ городских ворот, его встречали дворцовые гвардейцы с факелами, придворные во главе с тестем, сотни горожан. И не было ни приветственных криков, ни говора: над толпой сохранялась полная тишина. Помнили все встречающие о горе, постигшем императора, и знали они, что Лев Мудрый возвратился из долгой военной кампании без победы.

Молчаливый строй воинов, застывшие горожане, убитый горем тесть, который подошёл к императору у ворот, - всё это вместе взятое отозвалось в душе Льва Мудрого щемящей болью. Он понял, что его встречают траурным молчанием потому, что он потерял свою супругу. Увидев Астерия, император спешился. Страдания отца Кириены передались и ему, он почувствовал сердечную боль, на глаза навернулись слезы. А сказанное премьер-министром: «Прости, Божественный, что не уберегли императрицу», - побудило Льва Мудрого обнять Астерия и застыть вместе с ним в горестном молчании. Наконец император спросил тестя:

- Что же случилось с моей супругой? - Он взял Астерия под руку, и они вошли в городские ворота. - Расскажи, ничего не утаивая.

- Да, Божественный, так и расскажу. Истомлённая ожиданием тебя, на той неделе она вышла в парк и на скамье задремала. В это время прилетел ядовитый лесной клещ, сел ей на шею, прополз под воротник и впился в сонную артерию. Клеща извлекли медики, но Кириена так и не пришла в себя. Её принесли во дворец. Медики пытались спасти её, как-то пробудить к жизни, но им это не удалось.

- Чудовищно! - с болью отозвался Лев Мудрый. - Я хочу увидеть Кириену. Где она?

- Она лежит в раке, наполненной льдом. Рака стоит в Святой Софии. Святители ждут тебя.

Молча, сопровождаемые придворными и воинами, при свете факелов, император и премьер-министр направились в храм Святой Софии. Они миновали аристократический проспект Ниттакий, вышли на большую площадь Атмендан, заполненную горожанами, и, подойдя к храму Святой Софии, вошли в него. Внутри он был освещён сотнями свечей и лампад. Кроме священнослужителей, семьи и близких Астерия, в храме никого не было.

Мраморная рака с покойной стояла на амвоне близ алтаря. Лев Мудрый, подходя к раке, почувствовал слабость в ногах, щемило сердце. В душе у него уже не было обиды на то, что супруга не принесла ему наследника. Ведь могло быть и так, что Господь не дал ему чадородной силы. Кириена же была достойной женой, ласковой, нежной, жизнерадостной. Лев Мудрый подошёл к раке, глянул на Кириену и не заметил, как у него потекли слезы. Она лежала перед ним как живая. На её щеках рдела лёгкая печать румянца, как будто Кириена только что бегала, прилегла и уснула. Император склонился к ней, поцеловал в лоб и припал головой к груди. Сколько он пробыл в таком состоянии, ему было неведомо. Он пришёл в себя, когда на его спину легла чья-то рука. Лев Мудрый поднял голову и увидел рядом с собой патриарха Николая Мистика.

- Сын мой, уже скоро рассвет. Верю, что твои страдания безмерны. Пройдём к образу Святой Софии и облегчим душевную боль молитвой.

Несколько лет назад Николай был одним из крупных сановников при императоре, служил тайным советником. За свою прозорливость, за мудрые и полезные советы, за умение распознавать внутренний мир любого скрытного человека он был прозван Мистиком. Это прозвище так и осталось при нём даже тогда, когда он благодаря Льву Мудрому получил сан патриарха Византии.

Молитва облегчила страдания императора. Окончив её, он сказал:

- Спасибо, святейший. Господь помогает мне…

После похорон императрицы Кириены Лев Мудрый долго вёл замкнутый образ жизни, поручив все свои дела придворным сановникам и Сенату. Но события, происходящие в огромной империи и за её рубежами, требовали его властного ока и заботы. Однако и здесь его преследовал злой рок. На острове Сицилия в эти годы были потеряны последние владения Византии. Их захватили критские корсары. Князь Даман Тирский разграбил в 896 году город Димитриаду. Через полтора года рыцари Льва Трипольского заняли остров Самос, напали на город Лемнос, осадили Фессалонику. Император не успевал посылать свои войска на отпор внешних врагов, проникающих в пределы империи в разных фермах - провинциях. Жизнь вдовца постепенно превратила Льва Мудрого в деспота. Он пристрастился к хмельному, и вместе с тем его не покидала жажда добыть наследника. Поправ свой же закон о запрещении вступать в третий брак, он испросил позволения патриарха Николая на новое супружество.

Патриарх помолился Богу и отозвался на просьбу:

- Я понимаю твоё желание, сын мой, и церковь разрешает тебе избавиться от вдовства.

- Как бы я жил без тебя, святейший! Ты милосерден без меры.

Этот разговор состоялся накануне отплытия императора в Македонию, на родину предков. Он уплывал на пяти военных дромонах[8] и намеревался посетить прежде всего приморский городок Солунь. Его влекла в Солунь память. Лет пять назад он отдыхал у епарха - градоначальника - Солуни и увидел в его семье отроковицу. Это была старшая дочь епарха Стратиона. Тогда Божественный подумал, что позовёт её служить во дворец. Теперь он прибыл с другим желанием.

И был в Солуни у Стратиона торжественный обед в честь императора Льва Мудрого, и было долгое любование черноглазой, стройной, с напускной строгостью на юном лице Анисией. А на другой день, перед отъездом вглубь Македонии, император попросил у епарха Стратиона руки его дочери. Получив согласие отца и матери на брак с их дочерью, Лев Мудрый отложил поездку по Македонии. Улыбнувшись, он сказал будущему тестю:

- Мы совершим эту поездку по местам наших предков вместе с моей супругой Анисией.

Так всё и было. Спустя неделю со дня появления Льва Мудрого в Солуни, он венчался с Анисией в мест ном храме. Потом они провели свой медовый месяц в путешествии по Македонии. В эти дни император считал себя счастливым человеком. Земля предков встречала Льва Мудрого и его супругу со всеми почестями. Они побывали в селении Дорищи, где родился отец Льва Мудрого, император Василий Македонянин, и оставались родственники, хотя и дальние. В память о своём пребывании Лев Мудрый заложил в селении храм и оставил деньги на его возведение. Вернувшись в Солунь, император написал указ о присвоении епарху Стратиону звания генерала и в три раза увеличил ему денежное содержание. Он тепло простился с родителями Анисии и с молодой, полной радости жизни супругой уплыл в Константинополь.

Нельзя сказать, что юную императрицу приняли в Магнавре с распростёртыми объятиями. Все придворные - и дамы и мужчины - были с нею почтительны, но Анисия видела за внешним проявлением благородства холодный блеск в глазах, особенно у дам. Анисия была достаточно умна, чтобы понять истоки скрытой неприязни придворных: у многих из них были дочери-невесты. Завидуя императрице, дамы прозвали её македонской пастушкой. Но стойкая по нраву Анисия не знала, что такое нервы, и потому не замечала проявлений неприязни.

Незаметно пролетело десять месяцев супружества. А чуть раньше, на шестом месяце семейной жизни, Анисия понесла. И теперь каждый вечер, перед тем как лечь спать, император спрашивал:

- Голубушка, кого ты носишь под сердцем?

- Того, кого ты ждёшь, Божественный, - отвечала Анисия.

- Я всю жизнь буду молиться Всевышнему за этот дар.

- Ты не одинок. Будем молиться вместе.

Но злой рок царствовал над Львом Мудрым и вскоре дал о себе знать. Ранней осенью на константинопольском гипподроме наступало время конных скачек. Это была пора непрерывных праздников для горожан. Десятки тысяч любителей захватывающих зрелищ заполняли трибуны гипподрома, делали ставки на любимых лошадей. Случалось, устраивались массовые потасовки и в дело вступали полицейские с кнутами. В эту же пору на торг, где продавали скот, арабы и хазары приводили на продажу своих скакунов, а после удачной торговли валом валили на гипподром, занимали лучшие места. Никто из горожан не связывался с ними, потому что боялись их. Но бесчинства арабов и хазар не прошли для них бесследно. Лев Мудрый внял жалобам своих подданных и повелел епарху Константинополя Форвину запретить вход на гипподром арабам и хазарам.

Вскоре арабы узнали, от кого исходило это запрещение. Они не взбунтовались, а затаились. И прошёл слух, что арабы замышляют покушение на императора. На это Лев Мудрый пообещал изгнать всех арабов из Константинополя.

Стоял благодатный сентябрьский воскресный день. К полудню, как было объявлено, на гипподроме начинались главные скачки лучших скакунов. На них всегда присутствовали сам император и все его сановники, сенаторы. Больше двух тысяч конных и пеших гвардейцев императора следили за порядком на гипподроме и близ него. Льва Мудрого просили пропустить эти скачки. Но любовь к яркому зрелищу была у него сильнее страха. И сохранил влечение к гипподрому Лев Мудрый с той поры, когда его отец участвовал в скачках. Василий в ту пору был конюхом на гипподроме и лучшим умельцем объезжать самых норовистых лошадей. Лев помнил отца могучим и красивым великаном, властителем самых диких жеребцов. Шли годы, отец Льва стал императором, а в его сыне навсегда осталась страсть к посещению скачек.

После кончины отца, Василия Македонянина, эта страсть стала для Льва Мудрого ритуалом. Так и в этот сентябрьский день в сопровождении своих придворных Лев Мудрый выехал на гипподром. Сегодня рядом с ним сидела молодая, полная сил и достоинства, с гордо поднятой головой императрица Анисия. Ей было отчего гордиться собой. Она несла дитя, и сказано ей было мудрым патриархом Николаем Мистиком, что в её лоне возрастает будущий наследник престола. Лев Мудрый, зная, что его супруга вынашивает дитя, повёз молодую супругу на гипподром, чтобы «показать» будущему наследнику ристалище скачек, в которых когда-то принимал участие его дед.

Однако ни Льву Мудрому, ни Анисии не удалось увидеть праздничное представление. Кортеж императора миновал проспект Месу и уже проезжал мимо последних особняков проспекта Ниттакий. Но в это время из окна какого-то особняка вылетела стрела и вонзилась в левый бок супруги императора. Она только вскрикнула и замертво упала головой на колени Льва Мудрого. Оцепенение охватило всех, кто ехал рядом с императором, но оно длилось всего несколько мгновений. Конные и пешие гвардейцы помчались к тому особняку, откуда якобы вылетела стрела. Императорский кортеж остановился. Вельможи сбежались к экипажу Льва Мудрого. А он пытался вытащить из тела супруги стрелу, и в глазах его застыл ужас. Казалось, он лишился разума. Но нет, черты его лица исказило непомерное горе, ещё ярость и ненависть к тем, кто поднял руку на его невинную супругу. Он понял, кто совершил преступление, и знал, что стрела предназначалась ему: ведь в это самое мгновение Анисия склонилась к нему и заслонила его грудь. Задыхаясь от гнева, император крикнул окружающим его вельможам и гвардейцам:

- Всех арабов под нож! Всем смерть без пощады! - Его взгляд метнулся по лицам сановников и остановился на премьер-министре Астерии. - Ты веди гвардию на разбойников! Всех уничтожь! - добавил он жёстко.

- Исполню, как сказано, Божественный! - ответил Астерий.

Увидев конного телохранителя, он отобрал у него коня, вскочил в седло и помчался к особняку, который был окружён воинами.

А вскоре была поднята в седло вся императорская гвардия, находившаяся в казармах, и турмархи - средние командиры - повели её в кварталы, где жили арабы. И началась резня. Сотни мужчин, молодых арабов, погибли в этой бойне. Тысячи были изгнаны из Константинополя. Побоище продолжалось до глубокой ночи. Трупы устилали улицы. Но эта резня не избавила императора Льва Мудрого от страданий, каких он не испытывал при кончине Ларисы и Кириены. С гибелью Анисии в Льве Мудром погибла и надежда получить наследника престола.

В Константинополе наступили долгие дни траура.


Глава вторая. НАСЛЕДНИК ПРЕСТОЛА


Никто из византийцев не переживал так за императора Льва Мудрого, как патриарх Византии Николай Мистик. Он был духовным отцом басилевса и лучше других знал его характер. Он понимал, что три удара злого рока, которые получил Лев Мудрый, теряя своих супруг, не по силам перенести даже мужественному человеку. Ведал патриарх, что император, в малой или в большой мере, любил каждую из своих жён. И они были достойны этого. Потеря Анисии пошатнула крепкое здоровье и душевный мир Льва Мудрого. Он становился жестоким не только к врагам державы, особенно к арабским корсарам, но и к тем, кто его окружал. Вместе с ожесточением к императору пришло пристрастие к хмельному. Он хотел утопить в нём своё горе, предаться забвению и потому окончательно потерял веру в то, что у него когда-либо появится наследник престола.

Со временем Льву Мудрому стало казаться, что он предвидит гибель зародившейся Македонской династии, что она исчезнет, лишь он уйдёт из мира. И были минуты, когда Лев Мудрый жаждал смерти. Патриарх Николай многажды пытался убедить его взять себя в руки и вести достойный императора образ жизни. В такие часы Лев Мудрый с горькой усмешкой спрашивал патриарха:

- Скажи, святейший, где и в чём мне найти утешение от тягостного вдовства? Издав закон о запрещении третьего и последующих браков, я загнал себя в клетку. Когда же я нарушаю закон, Господь жестоко меня наказывает, - с горькой усмешкой продолжал император.

Будучи проницательным человеком, умеющий размышлять державно, Николай Мистик понял, что надо искать путь, как обойти закон, не нарушив его. И однажды патриарха осенило, и озарение шло вразрез с догматами церкви, но это был всё-таки естественный выход из тупика. И Николай Мистик сам отважился нарушить в какой-то степени каноны нравственности. Он счёл, что цель оправдывала средства.

Святейший Николай воспитывал племянницу, дочь сестры. Она с малых лет росла при нём. Родители её погибли в резне, которую учинил в городе Димитриаде критский корсар князь Даман Тирский. Патриарх дал Зое хорошее образование, её научили светскому рукоделию, и, когда она вышла из отрочества, дядя ввёл племянницу в круг придворных дам. Зоя не блистала красотой и одевалась просто, потому среди жён и дочерей крупных сановников она оставалась незаметной. Но странное дело: к ней тянулись все, кто хоть раз внимательно посмотрел в её большие серые глаза. В них светилась сила, которая жила в её душе. Дядя Николай знал и ценил эту силу. Зоя унаследовала её от отца, родовитого иранца. Отец Зои исповедовал восточную веру - суфизм. Эта вера покоилась на древнем восточном учении о мудрости. Отец Зои считался суфием и был глубоко верующим человеком. Но он не посещал храмов, а ощущал своего Бога в сердце. Других религий он не отвергал, не вёл разговоров о Иисусе Христе и Создателе. Он отрицал фарисейство и словам предпочитал дело. Он нёс в себе добро и излучал его, ему дано было понимание гармонии и красоты. Зоя с детства запомнила напутствие отца, которое он не уставал повторять: «Ты, доченька, живи с Богом в сердце и не забывай творить добро».

В палатах патриарха Зоя появилась, когда ей было семь лет. Казалось бы, что она ещё дитя. Но с первых дней общения с племянницей Николай Мистик понял, что корни веры отца проросли так глубоко в её душе, что их невозможно выкорчевать, разве что обрубив. Дядя не стал творить над девочкой насилие, не угнетал её принуждением войти в христианскую веру. Как и все православные христиане, он оставался к юной суфии милосерден и доброжелателен. С тем дядя и племянница и ужились. С годами они прониклись друг к другу любовью и уважением. И когда пришло время ввести девушку в императорский дворец, патриарх без каких-либо сомнений сделал это, считая, что Зоя - носительница жизни и добра - и во дворце будет их сеять.

Теперь, как считал Николай Мистик, для его племянницы настало время сотворить добро во имя империи. Ему, первосвятителю византийского христианства, сам Бог повелевает склонить племянницу на подвиг во благо великой державе. Она должна сохранить поднявшуюся из народных глубин Македонскую династию. Её основатель Василий Первый, сын крестьянина, простоял во главе империи двадцать лет и ничем не посрамил своего императорского достоинства.

«Благодаря своей деятельной силе и крестьянской предусмотрительности он восстановил внешнее значение государства, счастливыми войнами распространил границы империи на Востоке… хорошим судопроизводством и администрацией он восстановил порядок внутри и прекратил начавшиеся при его предшественнике церковные волнения», - сказано в исторических хрониках.



Сын Василия Македонянина, Лев Мудрый, ни в чём не развенчал достоинств отца, однако был менее удачлив в сражениях с внешними врагами империи. Но внутренняя жизнь державы ничем не омрачилась за минувшие восемнадцать лет его стояния на троне. Лишь личные беды императора вызывали сочувствие и сострадание его подданных.

Всеми глубинами своего сердца и души первосвятитель понял, что теперь только от него и от племянницы Зои зависит благоденствие державы и императора. Завершив череду долгих размышлений, патриарх счёл своим долгом воплотить задуманное в жизнь. Оставалось приобщить к задуманному свою племянницу.

Приближалось Рождество Христово. Было воскресенье - двадцать восьмая неделя по Пятидесятнице. В этот день православные Византии отмечали годовщину мученика Севастиана и дружины его, а ещё жены Зои. Патриарху предстояло вести службу в Святой Софии, а племяннице - идти на службу во дворец. Но до того, как покинуть палаты, они вместе садились за утреннюю трапезу. За столом сидели вдвоём. Служитель принёс блюда с пищей, питие и ушёл. Пища была скромной. Николай Мистик не страдал чревоугодием, его племянница - тем более. Странное состояние испытывал в эти минуты патриарх. Он не знал, с чего начать столь щепетильный разговор с непорочной племянницей. Часто отрываясь от пищи, он глядел на Зою с растерянностью. Она поняла, что ему нужно сказать ей нечто очень важное, и прервала тягостное молчание.

- Дядюшка, ты чем-то озабочен, - начала она, - и что-то хочешь сообщить мне, но не соберёшься с духом. Я выслушаю тебя, дядюшка, почтительно, что бы ты ни сказал.

Она смотрела на дядю большими серыми глазами, и они призывали его к откровенности.

- Спасибо, дочь моя славная, что помогла мне. Разговор у меня к тебе и впрямь очень важный. Я хочу просить тебя исполнить столь нужное для империи, что ты пока и представить себе не можешь. Даже язык не слушается меня, чтобы выразить эту просьбу. И ты вольна ей не внимать. - И патриарх развёл руками.

- Говори о чём угодно, дядюшка, ибо я знаю, что ты думаешь подвигнуть меня на то, чтобы я сотворила добро.

- Верно, дочь моя. Ты облегчила мою душу, и я буду с тобой откровенен, потому как твой возраст позволяет выслушать слишком сокровенную просьбу. Ты знаешь, что император бедствует, и нам с тобой посильно избавить его от страданий. Ему не дано нарушить свой закон и привести в церковь четвертую жену. И церковь не может того позволить. Есть только один выход для императора обрести наследника престола - это сойтись с новой своей избранницей в гражданском браке. И если он тебя изберёт, готова ли ты на этот подвиг во имя империи? Я знаю силу твоего характера, знаю корни наследственности. Ты способна дать императору сына, чтобы Македонская династия не исчезла. Вот в чём твой подвиг. И ты совершишь его втайне от двора и свиты, втайне от всего света. Лишь мы двое, император и я, будем знать о твоём мужестве. И всё изменится, всё завершится благополучно с рождением наследника престола. Ты не останешься в забвении. И прости меня, дочь моя, за всё сказанное столь откровенно. - Патриарх встал и поклонился племяннице.

Зоя тоже встала и поклонилась дядюшке. Лицо её пламенело, глаза излучали яркий свет. Она ответила твёрдо, как подобает суфии:

- Спасибо, дядюшка, за искренность. Ты, первосвятитель церкви, избрал меня посланницей и орудием добра. Я буду этой посланницей и исполню твою святую просьбу.

Патриарх вышел из-за стола, обошёл его, отодвинул от Зои стул, перекрестил её трижды и произнёс:

- Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь. - Потом он обнял Зою и, поцеловав, добавил просто и ласково: - Спасибо, славная. Всё свершится благополучно, и на рождественские праздники Божественный будет у нас в гостях.

- Он не разочаруется в нас, - сказала Зоя с улыбкой.

В тот же день, после торжественной литургии в Святой Софии, которую вёл сам патриарх Николай, он пригласил императора в алтарь и перед иконой Софии Премудрости спросил:

- Божественный, ты вдовствуешь уже четвёртый год. Думаешь ли ты изменить свою судьбу?

Император ответил патриарху после долгой паузы. Он пристально смотрел в лицо Николаю Мистику, пытаясь разгадать подоплёку его вопроса. Помнил он, что за минувшие годы патриарх ни разу не спрашивал его о том, как чувствует он себя в роли вдовца. Лев Мудрый знал, что по воле церкви Николай Мистик не позволит ему преступить изданный закон. Сам император никак не проявлял желания попрать его и временами признавался себе, что уже смирился с незавидной долей вдовца. А когда просыпалась жажда сбросить это тягостное бремя, он гасил подобную жажду хмельным. Но в ночные, бессонные часы он замечал, что в глубине души билась, как птица в клетке, мысль о том, что он уйдёт из мира не оставив после себя наследника, и что это жестоко и несправедливо по отношению к нему. Да, у него есть младший брат, но это будет великой бедой, если Александр займёт трон. И всё восставало в Льве Мудром против брата, он ночами искал путь продолжения династии Македонян.

Но пора было отвечать на вопрос патриарха, который по сану своему должен был заботиться и молиться о здравии и благополучии императорской семьи. Ответил Лев Мудрый, однако, вопросом:

- Святейший, а какой совет ты дашь своему императору, чтобы его судьба изменилась?

Этот вопрос пришёлся по душе Николаю Мистику: он открывал ему дорогу к действию.

- Божественный, пока я прошу тебя принять моё приглашение побывать на трапезе в Крещенский сочельник. Там мы с тобой и поговорим душевно и без помех.

И опять задумался император; почему бы не быть патриарху откровенным в сей миг? Но ведь не повелишь, не крикнешь. И так все годы, сколько помнил Лев Мудрый, Николай Мистик был загадочным и не ходил с душой нараспашку. Однако, осуждая патриарха, Лев Мудрый признавал, что Николай Мистик всегда был рьяным его защитником. Он ответил, скупо улыбнувшись:

- Слава богу, что до сочельника осталось ждать всего сутки. Я приду, святейший, готовь побольше хмельного.

- Будет и хмельное. Об одном прошу, Божественный: дождись меня во дворце и мы придём ко мне вместе - только вдвоём.

- Страсти в тебе бушуют, святейший. Мне так и кажется, что ты по-прежнему тайный советник, - усмехнувшись, сказал император.

Николай Мистик словно согласился с ним, покивал головой и перекрестился на образ, причисленного к лику святых императора Константина Великого[9]. Патриарх преклонялся перед Константином Великим, порвавшим с Западной Римской империей, создавшим новую империю - Византию - и основавшим на проливе Босфор столицу молодого государства. Искусные мастера мозаики создали образ императора с градом Константинополем в руках, показав его мощь и величие во всей красе.

Той порой Лев Мудрый, увидев, что патриарх впал в созерцание, покинул алтарь и уехал в Магнавр. За вечерней трапезой, когда все придворные и сановники уже были в сборе, произнесли тоста в честь Божественного и выпили вино, некая сила заставила Льва Мудрого встать и повела вдоль огромного стола. Он шёл медленно и всматривался в лица придворных дам и юных дев. Иногда его взор задерживался на ком-то из них, на других он кидал лишь беглый взгляд. Так было и тогда, когда он проходил мимо племянницы патриарха Зои. Но на короткое мгновение глаза их встретились, и случился некий световой всплеск, словно между двумя тучами в доли секунды пролетела молния. Больше Лев Мудрый уже ни на кого не смотрел. Он быстрым шагом прошёл к своему тронному креслу, опустился в него и прикрыл глаза рукой. Он ощутил на ладони тепло, исходящее от его глаз, как будто молния вошла в них и теперь излучала таинственный жар. «Мистика какая-то, - подумал император. - И зачем святейший задумал пошутить надо мной, пригласил к себе на трапезу? Мог бы и в моём покое открыть свою тайну».

Однако у «шутки» оказалась серьёзная оборотная сторона. Как ни пытался Лев Мудрый забыть об этом мгновении, ему не удавалось это в течение почти всей бессонной ночи и ужасно долгого декабрьского дня: перед глазами мельтешили образы Николая Мистика и его племянницы Зои. Они надоели ему, он злился, но отделаться от них он не мог. Лишь появление патриарха во дворце избавило императора от мучений. В первый момент встречи Лев Мудрый хотел было упрекнуть Николая Мистика за то, что он наслал наваждение, но, увидев в глазах патриарха преданность и сочувствие, погасил в себе недоброе побуждение.

- Я так долго ждал твоего появления, святейший, что устал.

- Божественный, я пришёл в нужный час. Да благословит нас Бог.

Разговаривая о текущей жизни, они покинули дворец, вышли в парк и там на одной из дорожек повернули к особняку патриарха. Это было большое двухэтажное здание из бело-розового мрамора, строгих форм, со множеством покоев, с просторной трапезной и молельной комнатой. Когда император и патриарх скрылись за дверью особняка, неподалёку от него, среди кустов лавра, мелькнула тень телохранителя Льва Мудрого. Это был молодой придворный евнух Гонгила, ещё подростком привезённый императором из Антиохии.

Он был силён, ловок и предан Льву Мудрому, как пёс. И просидел он в кустах до утра, оберегая жизнь и покой своего бога.

В покоях патриарха император бывал очень редко и каждый раз с любопытством смотрел на все, что ловил его взор. Он заметил, что в этом особняке царствуют скромность и образы святых. Среди них внимание Льва Мудрого привлекла икона Богоматери Одигитрии с младенцем Иисусом на руках. Она была изображена в полный рост. Три лампады, освещающие её и младенца, одухотворяли лики, делали их живыми и земными. Пройдёт чуть более полувека, и эта икона будет подарена великой русской княгине Ольге. Лев Мудрый и Николай Мистик перекрестились пред иконой, и патриарх повёл императора к накрытому для трапезы столу, усадил его на почётное место, сам на минуту скрылся за боковой дверью и появился вместе с племянницей.

Она была одета в бело-розовый далматик[10] с оранжевой полосой от плеча к золотому поясу. Её густые каштановые волосы, украшенные малой диадемой, локонами ниспадали на плечи. Лицо было бледноватым, но полные губы алели, голову она наклонила и смотрела вниз. А поклонившись императору, Зоя поглядела на него широко распахнутыми серыми глазами, и в них Лев Мудрый заметил нечто особое, некое обещание. Чего? Этого император не сумел разгадать.

Зоя села за стол напротив Льва Мудрого. Николай Мистик сел сбоку от них, но ближе к Божественному. Едва опустившись на стул, патриарх ощутил на своих плечах непомерную тяжесть того, что ему надлежало донести до императора и племянницы. Но, будучи искушённым в тонкостях трудных бесед, он начал разговор с самых высоких слов и, словно щитом, прикрывал себя именем Всевышнего.

- Божественный басилевс, славная моя племянница, я пригласил вас за праздничный стол для того, чтобы напомнить о вашем долге перед империей. Минувшей ночью я долго молился, просил у Всевышнего совета, и он снизошёл своей милостью до раба своего, дал совет призвать вас к единению. И церковь благословляет вас на подвиг во имя великой Византии. Но она не довлеет над вашей волей. Вкупе решайте сами, идти или не идти к подвигу. Церковь надеется лишь на то, что каждый из вас несёт в себе высокую честь византийца, всегда способного на самопожертвование на благо державы. Сказанное мною вы слышали. Я же поднимаю кубок за то, чтобы слова мои проросли плодами, а не плевелами. - И патриарх поднял кубок.

- Остановись, святейший. Мы выпьем бальзам, излитый тобою, втроём. Мы тебя поняли. - И Лев Мудрый обратился к Зое: - Так ли я говорю, славная Жизнь?

- Истинно так, - ответила Зоя-Жизнь.

Выпив вина, все трое долго молчали. Лев Мудрый и Зоя ели виноград и смотрели друг на друга. Они поняли подспудный смысл сказанного патриархом, но ещё не представляли, как вести себя. Но вот наконец Лев Мудрый улыбнулся, и Зоя ответила ему улыбкой. И вдруг император громко засмеялся. Это был здоровый смех. Лев Мудрый вновь ощутил радость бытия. Он поднял палец и весело произнёс:

- Ну, святейший, поводил ты меня за нос! Да и во благо! Во благо! - И тут же спросил Зою: - А ты, славная, давно ли служишь во дворце?

- Больше двух лет, Божественный.

- Грешен пред тобой. Как-то не запомнилась ты мне прежде, а теперь… Теперь я вижу, что ты достойна самой высокой чести.

- Прости, Божественный, этому ещё не наступило время. - И Зоя легко засмеялась.

Это был доверительный смех. После него им ничто не мешало сблизиться до завещанного патриархом.

Той порой Николай Мистик понял, что он за столом лишний, встал и молча ушёл. Ни Лев Мудрый, ни Зоя не обратили на это внимания, потому что уже были заняты собой. И император сказал то, что призвало их к единению:

- Славная, мы сожгли за собою мосты и во власти друг от друга.

- Да, Божественный. Но пусть это останется между нами.

- Я ценю людей с твёрдым характером. Ты одна из них.

- Спасибо, государь.

В эти мгновения Лев Мудрый присматривался к лицу Зои. Познав разных красавиц, он сделал для себя неожиданное открытие: её внешность лишь невнимательному человеку могла показаться некрасивой. Он увидел в Зое не только прелестные и обладающие притягательной силой глаза, но и красивую шею. И её облик, нос, уши, губы - всё было в гармонии. И голову на высокой шее она умела держать гордо. А когда она повернулась к нему в профиль, он узрел царственную осанку. И то, что он раньше не замечал её, случалось потому, что её заслоняли собой пышные придворные дамы и дочери высших сановников. Выведи он её в том наряде, в котором она вышла к нему, она конечно же привела бы всех в изумление. Так или не так всё могло случиться, но Лев Мудрый утвердился в мысли о том, что титул августы - дамы царской крови - будет Зое бесспорно к лицу.

В эти минуты узнавания друг друга Зоя тоже была деятельна. Она попыталась вспомнить, было ли у императора за два с лишним года её пребывания во дворце недостойное благородного мужа отношение к окружающим его придворным дамам. И оказалось, что она сама ничего подобного не замечала и ни от кого не слышала осуждения императора. Постепенно жертвенный огонь во имя сотворения добра разгорался в её груди всё сильнее. В ней угасло всякое сомнение в том, что она вступает на греховный путь. Нет, греха с её стороны не будет сотворено, только благое деяние. Зоя преображалась. Сказав: «Спасибо, государь», - она взяла его правую руку, повернула ладонью вверх и принялась «читать» линии жизни. А прочитав, сделала вывод:

- Божественный, все грядущие годы твоей жизни протекут благополучно. У тебя будет наследник, ты наречёшь его своим любимым именем Константин. И ты будешь любим своей супругой. - Зоя не спускала с лица императора завораживающих глаз и улыбалась.

И тогда он взял её руку и поцеловал. Чёрная бородка и короткие усы пощекотали ей кожу, поцелуй был крепкий, чувственный. Лев Мудрый проникся лаской, и Зоя почувствовала его влечение к ней. Она легко освободила свою кисть из его сильной руки, встала, обошла стол. Лев Мудрый понял её желание, вышел ей навстречу. Они обняли друг друга, приникли губами, и где-то в глубинах их сознания вспыхнули мысли о том, что всё в их жизни должно было случиться именно так. Они вспомнили, что раньше при встречах их мимолётные взгляды оставляли в сердцах свой след и, как драгоценные зерна, накапливались там. И вот зерна проросли. После целой вечности пребывания в объятиях. Лев Мудрый чуть отстранился от Зои и негромко произнёс:

- Я твой раб, царица моей души. Твори со мною, что подскажет твоё доброе сердце.

У Зои слов не нашлось. Она заменила их делом. Зная, что уже наступила ночь, что ей предоставлена полная свобода в исполнении желаний, она взяла за руку наречённого судьбой и повела в свою опочивальню. Они поднялись по лестнице на второй этаж и там из просторного зала вошли в просторные покои Зои. Она сразу заметила, что по воле дядюшки в её покоях было приготовлено все, чтобы украсить ночь сближения. В туалетной комнате ванна была наполнена горячей водой с благовониями, рядом в покое был накрыт стол, в опочивальне ждало просторное ложе. Всюду горело множество свечей. Здесь не было и намёка на скрытное уединение двух одиноких душ. Возникшая вначале оторопь в груди Льва Мудрого исчезла. Он почувствовал себя свободно, словно вернулся из дальнего похода к любимой супруге и она приняла его по-царски. Так всё и было. Бог добра, который руководил в эти часы деяниями своей дочери Зои, именно так и хотел встретить божественного императора Византии.

Едва Лев Мудрый осмотрелся, как Зоя повела его в туалетную комнату и принялась раздевать. Делала она это с улыбкой. Он был благодарен Зое за её предусмотрительность, за то, что над его волей довлела её добрая воля. Ему было приятно подчиняться Зое. А она исполняла своё назначение ловко и умело. И вот уже Лев Мудрый, мужчина крепкого телосложения, с широкой грудью, со шрамами на плече и бедре, нежился в ванной. А Зоя той порой скинула с себя далматик и принялась растираться благовониями. Император пытался не смотреть на обнажённую девушку, но ему это не удалось. Он видел мраморные статуи греческих богинь. В Микенах на полуострове Пелопоннес однажды он долго любовался дочерью Юноны и Юпитера - Гебой. Она подавала богам божественный напиток. Лев Мудрый запомнил её стройной, полной грации. И вот она, воплощённая Геба, перед ним. «Всевышний, как ты милосерден ко мне», - мелькнуло у него в уме.

Зоя подошла, помогла Льву Мудрому встать из ванны, и вытерла его мягкой белоснежной льняной простыней, другую накинула ему на плечи, сама укрылась розовой шёлковой тканью и повела Божественного к столу. Она наполнила кубки вином с бальзамом, они выпили молча. Им осталось сделать несколько шагов до ложа, чтобы утонуть в забвении.

В эту ночь, накануне Рождества Христова, Лев Мудрый не вернулся во дворец. Он провёл её в опочивальне с Зоей-августой, как величал теперь Зою император. Прошло не так уж много времени, меньше года, и Лев Мудрый огласил титул августы с амвона храма. А пока наступила пора тайной жизни Льва Мудрого и Зои. Она протекала в особняке патриарха, куда всем смертным запрещалось входить кроме служителей. Тайна сохранялась строго, о ней знали только патриарх да евнух Гонгила. Когда император приходил поздним вечером к Зое, евнух оберегал их покой. На четвёртый месяц их тайной жизни, приняв императора на ложе, Зоя прошептала:

- Божественный, я понесла.

Лев Мудрый молча уткнулся лицом в грудь Зои. Он не спросил её, кого она носит под сердцем, сына или дочь, - он смирился бы и с дочерью. Лаская Зою, Лев Мудрый сказал:

- Тебе пора во дворец. Ты будешь жить в порфирных покоях. Я хочу, чтобы ты всегда была рядом.

- Так скоро и будет, мой государь. Но до родов нам не надо нарушать наше уединение.

- Почему, моя славная августа? Никто не посмеет косо взглянуть на тебя.

- Я верю тебе. Но есть силы, неподвластные даже воле императора, мне бы хотелось уберечь от них твоего сына.

- Славная, ты уверена, что родишь сына?

- Да, мой Божественный. Каждую ночь я разговариваю с ним.

- Как разговариваешь?

- Всё очень просто у нас.

- Я готов в это поверить, но…

- А ты поверь. Должно тебе знать, что мой Бог живёт во мне. От него мы, суфии, питаемся мудростью, и он учит нас познавать мир. Когда твоему сыну будет годик, он многое расскажет о себе, чего ты, Божественный, не знаешь.

Зоя говорила так, что её слова были зримы для Льва Мудрого. Они входили в него не только звуками голоса, но и как нечто материальное. Он словно бы пил бальзам, который наполнял его тело небывалым блаженством. И он уже не сомневался, что Зоя говорит правду, что всё так и будет.

- Я ничего не отрицаю из сказанного тобой. И пусть дом твоего дядюшки останется кровом твоим, сколько бы ты этого ни пожелала.

- Спасибо, Божественный. Я знала, что ты поймёшь меня. - И Зоя прижалась к будущему отцу её ребёнка всем своим гибким телом.

Вольно или невольно, но для императора Льва Мудрого наступило время ожидания, не дающее ни минуты покоя. Он считал дни, недели, когда наконец у него появится наследник. И однажды Зоя подсказала ему, как скоротать время ожидания.

- В тебе, Божественный, живёт жажда сочинительства. Дана она тебе Всевышним, вот и прославь его имя. Напиши книгу о храмах-базиликах. Знаю, что ты об этом давно мечтаешь.

Для Византии 904 год протекал спокойно. Он уже заканчивался, стояла глубокая осень. Держава ни с кем не воевала, никто на неё не собирался нападать, и потому Лев Мудрый мог себе позволить приступить к сочинению «Базилики», которое он и впрямь вынашивал. Так и случилось, что Лев Мудрый увлёкся сочинением. В эту пору он уделял мало внимания государственным делам, жил в мире творчества и любви к Зое-августе. Он никого не пускал в этот мир.

Однако всё тайное со временем становится явным, и во дворце Магнавр постепенно многое стало известно о таинственной жизни императора. Сложилось это по крупицам. Вдруг придворные вельможи и слуги заметили исчезновение из дворца племянницы патриарха. Сановники в секрете, служившие самому императору, вскоре узнали, скоро проведали, что каждую неделю он скрывался вечерами в розовом особняке патриарха и проводил там ночи, возвращаясь во дворец на рассвете. Евнух Гонгила давно стал целью, на которую были устремлены взоры всё тех же служителей в секрете. Так мало-помалу во дворце Магнавр утвердилось мнение, что император пребывает в порочной связи с Зоей, которую острые на язык дамы и вельможи прозвали Карбонопсиной. И как бы не произносилось придворными это прозвище, оно звучало оскорбительно.

О происках придворных, об их злословии вскоре от тех же служителей в секрете узнал император, и он принял жёсткие меры. Слишком рьяные хулительницы и хулители Зои были удалены из дворца, остальным же придворным Лев Мудрый сказал за полуденной трапезой просто:

- Вы, мои верные служители, помните одно: за каждое мерзкое слово о моей избраннице будете сурово наказаны.

Премьер-министр Астерий защитил придворных императора от его гнева и опалы:

- Божественный, все недостойные тобою наказаны, и мы их изгнали. Пусть твой гнев не изольётся на невиновных. Все мы чтим и любим тебя, и кто бы ни была твоя избранница, для нас она станет государыней.

- Я верю тебе, великий логофет дрома. А вам всем скажу одно: я не виноват, что меня преследует злой рок.

На этой трапезе было заложено почтительное отношение к будущей императрице.

У Зои подошло время родов. За три дня до появления на свет младенца роженицу по воле императора перевели во дворец. Сделано всё это было тайно. Лев Мудрый опасался сглаза и всего того, что могло причинить вред его избраннице и дитяти. Зою поместили в пурпурной опочивальне, где по многовековой традиции рождались багрянородные или порфироносные отпрыски - наследники тронов. К этому покою были поставлены верные телохранители, которыми распоряжался преданный императору евнух Гонгила. Он был горд таким доверием и оставался неусыпен в бдении днём и ночью. Казалось, он даже не спал в эти дни. Пищу, которую приносили Зое, сперва пробовал Гонгила, потом император. И только после этого она попадала на стол к роженице. Они готовы были на самопожертвование.

Принимать роды у Зои вызвалась придворная повитуха Анастасия. Ходили слухи, что она хорошо преуспела в ремесле, принимая всякие внебрачные роды.

Лев Мудрый знал Анастасию, но по своим соображениям не допустил её к Зое. И была найдена акушерка из простых горожанок по имени Вевея - верная. Её привели к императору, и он поговорил с нею с глазу на глаз. Вевея пришлась ему по душе. Она подкупала своей сердечностью, добротой и бескорыстием. Лев Мудрый сказал доброжелательной горожанке:

- Исполни свой долг по-божески, славная Вевея, и ты будешь жить при моём наследнике, ни в чём не нуждаясь, пока он не подрастёт.

- Я не обману, государь, тебя в твоих надеждах. Приму дитя и понянчу его, сколько сил хватит, - ответила Вевея.

Повитуха пришла в пурпурную опочивальню в полдень, накануне праздника Воздвижения честного и Животворящего Креста Господня. Опытная акушерка подумала, что середина первого осеннего месяца сентября - благодатное время для родов. К Зое привёл её сам император. Он шёл туда с волнением, какого никогда не испытывал, и Вевея это заметила. Она уловила его взгляд, когда он подошёл к Зое, и этот взгляд выразил все, что нужно было знать Вевее. Таким же взглядом одарила Льва Мудрого и Зоя: это были два любящих друг друга человека. И на душе у Вевеи стало спокойно. Порадовало её и то, что Зоя не лежала в постели, а была на ногах и ходила по просторной спальне. Знала Вевея, что движение роженицы до последнего часа облегчит ей роды.

И настало время Вевее остаться наедине с Зоей. Она с поклоном попросила императора покинуть опочивальню. Он послушно исполнил её просьбу. Вевея взяла Зою под руку, и они ещё долго ходили по покою. И повитуха рассказала Зое все, что ожидало её перед родами и во время их. Зоя слушала внимательно и во всём доверилась доброй женщине. Когда Зоя устала от ходьбы, Вевея уложила её в постель на спину и принялась растирать ей живот тёплыми и мягкими руками. Делала она это старательно и долго. У Зои отошли воды, потом начались родовые схватки. Зоя сдерживала крик боли. Но Вевея попросила её дать волю исцеляющим крикам. Во второй половине ночи, уже близко к рассвету, наступили роды. Вевея бережно принимала младенца, и с рассветом роды благополучно завершились. Пурпурный покой огласился детским плачем. На свет появился мальчик. Вевея омыла его и показала изнемогшей от усталости роженице.

- Ты родила того, кого ждал твой Божественный, - произнесла Вевея.

Зоя протянула руку к ребёнку и погладила его по головке. На большее у неё не хватило сил.

В это время император Лев Мудрый вошёл в покой и тихо, словно тень, встал за спиной Вевеи. Он смотрел на своего сына и плакал, не замечая слез. У него было основание радоваться до слез: позади остались долгие годы страданий.

- Слава тебе, Господи, и тебе, Зоя-августа, что наградили меня наследником престола, - молвил он и продолжал плакать.


Глава третья. ЩИТ НА ВРАТАХ ЦАРЬГРАДА


С рождением наследника престола Лев Мудрый всё сделал так, как задумал. Правда, для этого ему потребовалось немалое время, почти год. Оно затянулось по той причине, что патриарх Николай Мистик, по природе своей великий праведник и человек долга, задержал крещение наследника. Испытывая давление клира в исполнении канонов церкви, он не мог признать младенца, рождённого от Зои, законным наследником престола. Но после долгих препирательств с императором и вопреки сопротивлению митрополитов и епископов он взял на себя ответственность за крещение младенца и признание его законным сыном императора. Но при этом Николай Мистик выдвинул жёсткое условие: немедленно удалить из дворца Магнавр свою племянницу Зою. И выходило, что он лишал младенца матери. Лев Мудрый негодовал, сходился с патриархом в жестоких словесных стычках. Он упрекал его в чёрствости по отношению к племяннице.

- Ты, святейший, вовсе сошёл с ума. Сведя меня со своей прекрасной племянницей, теперь ты чинишь препоны.

Николай Мистик отвечал твёрдо и не менее вдохновенно:

- Тогда я творил благое во имя империи. И ныне буду крестить твоего сына и церковь признает его наследником. Что тебе ещё надо? Законы православной веры и твои личные для меня превыше всего. Довольно мне грешить.

- Сотвори же ещё один грех во имя своей любви к нам.

В конце концов Николай Мистик сдался, воскликнув при этом:

- Ах, эта любовь к ближнему погубит меня! И помни, что я позволяю тебе принести младенца в храм Святой Софии только в день Крещения Господня!

Странно было смотреть на этих мужей со стороны. Они метали молнии друг в друга, не ожесточаясь сердцами и стойко отстаивая свою правоту. Так или иначе, но 6 января 906 года Николай Мистик лично крестил сына императора в храме Святой Софии и назвал преемником трона Византии. Но он остался твёрд в своём решении добиться удаления Зои из дворца в свой особняк. Было в этом нечто забавное. Может быть, преклонный возраст сломил доброжелательный характер Николая Мистика, или он жаждал держать племянницу при себе как утешение в старости, но патриарх продолжал упорствовать. Однако нашла коса на камень.

Справив торжество по поводу крещения сына, император принялся искать пути, как ему одолеть упрямого Николая Мистика заставить обвенчать его с Зоей. Почитая возраст патриарха, он не вызывал его на беседы к себе, а шёл в особняк. Придя в этот раз, он попросил у патриарха совета:

- Святейший, я хочу венчаться с твоей племянницей. Ты мудр и помоги мне одолеть закон, возведённый мною.

- Ишь чего захотел! Да Всевышний обрушит на нас гром и молнии за святотатство. И ты ещё толкаешь меня на свершение тяжкого греха! Скажу последнее: я уведу племянницу из дворца силой и ничто не помешает мне, если ты будешь настаивать на своём. Одумайся, сын мой!

- Я принимаю твой вызов. Давай, кто кого…

Лев Мудрый потерял терпение. Он понимал, что толкает патриарха на нарушение закона, который в державе превыше всего. Церковь должна защищать интересы империи, однако сам-то император готов нести ответ за это нарушение. Куда же ему деться? И тут Лев Мудрый вспомнил, что у него есть ещё один верный путь. Он может обратиться к папе римскому Сергию Третьему. И Лев Мудрый решил припугнуть Николая Мистика.

- Святейший, ты же знаешь, что я могу пойти за милостью к папе римскому. В Западной церкви о моём законе не знают, он для неё облако в небе. К тому же там есть воля, допускающая несколько браков, и, очевидно, случится так, что папа римский вынудит тебя к отречению.

Однако Лев Мудрый не напугал Николая Мистика. Он спокойно и рассудительно всё поставил на место.

- Сын мой, эта палка о двух концах. Она ударит как меня, так и тебя. Сергия я знаю. Его хлебом не корми, но дай вмешаться в дела нашей церкви и в твои личные. Он всегда жаждал показать своё превосходство над нами. Ведь он повсюду доказывает, - что есть глава Вселенской церкви.

- Но если ты не желаешь, чтобы он вмешался в дела нашей церкви, то венчай меня, а я отвечу перед Господом Богом за свой и за твой грех.

- Ничего ты не понимаешь, сын мой. У тебя в державе есть ярые противники твоего брака. Зилоты, ревнители старого православия, попиратели юстиниановых[11] законов, тотчас ополчатся на тебя, они всегда были сторонниками Рима.

Лев Мудрый понял, что его разговор с патриархом ни к чему хорошему не приведёт. Он окончательно потерял терпение и, грозя Николаю Мистику пальцем, гневно прошептал:

- Ну, вот что, святейший и мой духовный отец: сидеть тебе три дня в своих палатах и никуда не показываться. Да не покажешься, если и пожелаешь, стражей поставлю, гвардейцами окружу особняк, чтобы свою волю не проявил!

С тем и покинул палаты патриарха император. А тот перекрестил его вслед:

- Иди с Богом, выпутывайся из своих силков сам. - И улыбнулся.

Вернувшись во дворец, Лев Мудрый призвал своего евнуха Гонгилу и повелел ему:

- Мой верный служитель, возьми сотню моих пеших гвардейцев и поставь их вокруг особняка патриарха. И накажи им, чтобы из палат и мышь не убежала, ни сам патриарх, ни служители не покинули особняк.

- Исполню, Божественный, как велено, - ответил могучий Гонгила.

Спустя каких-то полчаса сотня гвардейцев поставила вокруг особняка патриарха шатры, чтобы заступить на дежурство. И в эту же пору Лев Мудрый позвал к себе Тавриона, логофета дворца, и попросил его:

- Сходи, любезный, во Влахернский храм и позови ко мне митрополита Евфимия.

Таврион лишь поклонился и ушёл.

Влахернский храм возвышался сразу же за стеной, окружающей Магнавр. Митрополит Евфимий был главою этого храма и константинопольской епархии. Его считали преемником Николая Мистика. Евфимий был предан Льву Мудрому и питал надежду на то, что придёт час, и он по воле императора будет возведён в сан патриарха. Услышав от дворецкого Тавриона, что его призывает к себе император, он понял, что от него потребует Божественный, и пошёл во дворец с готовностью послужить тому.

Встретились император и митрополит в Юстиниановой храмине. Лев Мудрый любил принимать в ней особо важных посетителей Магнавра, а также служителей церкви для интимных бесед с ними. Благочестивый Евфимий, поклонившись императору, пожелал ему долгих лет бытия. Лев Мудрый пригласил митрополита к столу, на котором стояли вазы с фруктами, кубки с вином.

- Я позвал тебя, святой отец, чтобы ты помог мне выполнить мой священный долг. Ты знаешь, что у моего наследника есть мать, и я хочу, чтобы она жила со мной в Законе Божьем, чтобы воспитывала сына вместе со мной. Николай Мистик противится этому. Он боится взять на душу грех: нарушения другого закона, не церкви, а изданного мной. Но я беру этот грех на себя и прошу тебя к завтрашнему дню приготовить обряд нашего венчания с Зоей.

- Божественный, мне бы не хотелось вступать в раздор со святейшим, тем более что мы просили его блюсти законы. Исчерпал ли ты все доводы в разговоре со святейшим в пользу венчания?

- Увы, я был красноречив сверх меры, но не поколебал его упрямства. А по-иному и не могу назвать его супротивничество. Потому уповаю на твоё благоразумие и преданность трону.

Евфимий потянулся к кубку. Лев Мудрый понял побуждение митрополита и тоже протянул руку к кубку. И так, без долгих рассуждений, они пришли к согласию. Выпив вино и поставив кубок на стол, Евфимий сказал:

- Верю, что грех ляжет на того, кто помешает исполнить волю Всевышнего и соединить родителей Богом данного дитяти и наследника престола. Я венчаю вас завтра. Аминь.

Евфимий ещё сидел, а император встал и поклонился ему.

- Благодарю тебя за разумное решение. Я не останусь перед тобой в долгу.

Встал и Евфимий, тоже поклонился:

- Верю тебе, Божественный, ибо ты живёшь по правде. Да хранит тебя Господь. Завтра к полудню жду вас в храме. - И, ещё раз поклонившись, Евфимий покинул Юстинианеву храмину.

«Через два дня после крещения сына Лев Мудрый женился на его матери. И не только женился, но и венчал её, дав ей титул августы, титул, который получали дамы царской крови», - писал в «Истории церкви» протоиерей Валентин Асмус.

Довольный благоприятной беседой с Евфимием, возбуждённый вином, радостный, Лев Мудрый отправился в покой желанной ему Зои. Появившись, он с ходу произнёс:

- Моя августа, готовься к венцу. Завтра в полдень нас обвенчают, наступит наше законное супружество.

Для Зои сказанное Львом Мудрым было полной неожиданностью. Она знала, какие препоны поставлены дядей на её пути к храму и венчанию. Она спросила Льва Мудрого:

- Божественный, за кого нам молиться?

- Митрополит Евфимий разрубит гордиев узел. Честь и хвала ему за почитание императора и тебя, моя августа.

- Слава Богу, - молвила Зоя и прижалась к груди Льва Мудрого. - А я хочу тебе исповедаться, Божественный.

- В чём, моя государыня? Ты чиста, как кристалл.

- Не знаю, то ли явь, то ли сон пришли ко мне нынче ночью. Будто бы шла у меня беседа с нашим сыном. Стоял он передо мной отроком и вещал, что к нам приближается бедствие.

- И ты поверила, что вещание сбудется?

- Поверила, Божественный. Он сказал, что летней порой прихлынут к Константинополю орды варваров-русов и они пойдут на приступ города.

- Странное вещание. Но в нём есть доля правды. Варвары-русы готовятся к походу. Мне это известно от вернувшихся с Руси купцов. Но куда они намерены двинуться, купцам неведомо. А сынок тебе не сказал, кто их князь?

- Поведал. Я услышала, что он назвал его конунгом[12] Олегом.

- Да, это князь русов Олег. И что же ты посоветуешь, матушка прорицателя?

- Так я передам тебе совет сына. Он же сказал, что близ монастыря Святого Мамы живёт много русов. И у тебя в гвардии они есть. Вот и подними всех на стены, как Олег приведёт рать. Они и поладят с Олегом, и русы уйдут без обид.

- Ой, славная, не тешьте себя вместе с сынком надеждами на мирный исход. Я знаю варваров-русов. Они свирепы и кровожадны. Язычники же! А чтобы ты согласилась со мной и сына в том убедила, принесёшь его на стены, когда варвары прихлынут к нам.

- Божественный, как можно! - воскликнула Зоя.

- Можно. Он будущий воин. Укроем его латами, и ты в латах пойдёшь - и вас ни одна стрела не достанет.

- Хорошо, мы рискнём, Божественный, - согласилась Зоя. - А если надо, то защитим собой.

- Так и будет, моя славная. А теперь пора готовиться к венцу. Я хочу, чтобы ты покорила своим величием наших придворных дам.

- Я постараюсь, - улыбнулась Зоя.

После родов в ней пробилась, как цветок из благодатной почвы, красота, которая могла удивить многих, и Зоя это знала.

На другой день за утренней трапезой дворецкий объявил о том, что император приглашает всех к полудню во Влахернский храм. Таврион не сказал, по какому поводу они приглашены. Но придворные уже знали причину. Им было известно и то, с какой целью окружён особняк патриарха. Потому смелый духом логофет Прокопий, ведающий императорским имуществом, громко произнёс:

- Сегодня наш Божественный венчается. Поздравляем его с решительным шагом. Честь и хвала Божественному!

Прокопия дружно поддержали, и за столом мощно прозвучало:

- Честь и хвала!

Ещё вечером минувшего дня Лев Мудрый и Зоя сошлись во мнении, что их венчание и свадебный обед будут скромными, как бы по-семейному. И в этот день так всё и было. Перед литургией Евфимий и церковный клир повенчали Льва Мудрого и Зою-августу. Потом все придворные сановники и немногие вельможи собрались за праздничной трапезой. Император снял опалу с патриарха, и ему было предложено прийти во дворец и почтить императорскую чету. Но Николай Мистик проявил норов и в тот же день с амвона собора Святой Софии запретил императору входить в него.

Всё это на другой день стало известно императору, и он принял ответные крутые меры. Поскольку духовный отец не имел права на подобные деяния, Лев Мудрый начал добиваться отлучения Николая Мистика от сана патриарха.

Николай Мистик не стал упорствовать, и, когда собрался константинопольский клир, он добровольно сложил с себя сан патриарха. На его место избрали митрополита Евфимия. Он встал во главе Византийской церкви. А Николай Мистик испросил себе право быть настоятелем Влахернского храма.

Той порой вещий сон Зои-августы становился явью. Византийские купцы, они же служители в секрете, сумели опередить рать великого князя Олега и задолго до его прихода к рубежам Византии донесли до стратигов империи весть о движении русской рати и даже о её численности. Первым о приближении русов узнал брат императора царь Александр. К нему привели молодого купца Сфенкела, который числился на императорской службе спафарием - служителем в секрете. Встретившись с царём, который в это время был в конюшне и осматривал скакунов, Сфенкел всё рассказал ему подробно и без прикрас:

- Я торговал в Киеве всю прошлую осень и зиму. Но, поручая дело приказчику, промышлял и другим. Много раз я побывал на Днепре, близ Киева, на реках Десне, Ирпени и Стугне и видел, как всю осень в устья рек русы гнали до ледостава сотни ладей и стругов[13]. И всюду вокруг Киева собирались тысячи воинов. Ближе к весне стали прибывать на правобережье Днепра конные сотни. Под знамя великого князя Олега сходились все народы, подвластные ему. Я встречался с купцами-русами, которые доставляли войску провиант, и они сказали мне, что рать пойдёт на Византию. Многие из купцов собрались в поход с воинами в погоне за дешёвой наживой. Когда Днепр покрылся двумя тысячами лёгких судов, на каждом из которых умещалось по сорок воинов, я покинул Киев и, меняя лошадей, примчал в стольный град. В пути я видел и конницу, может быть, до двадцати тысяч воинов.

Александр слушал Сфенкела вполуха. Он недавно вернулся из чудесного и длительного морского путешествия. Он побывал в Египте, в Палестине, в других странах Средиземноморья, и ему не хотелось вникать в придворную жизнь, его мало волновала судьба Византии. Но выслушав Сфенкела, прикинув в уме - Александр хорошо знал счёт, - какой силой идёт на Византию Олег, царь всё-таки отправился к старшему брату уведомить его о приближении врага. Он нашёл брата в оранжерее, где Лев Мудрый вместе с Зоей-августой и сыном ухаживал за диковинными тропическими цветами. Лев Мудрый подумал, что Александр пришёл не ко времени, но спросил:

- Что скажешь, Александр?

- Любезный брат, - начал Александр, - на нас двумя потоками движутся варвары-русы. Только что из Киева вернулся служитель в секрете Сфенкел.

Лев Мудрый посмотрел на Зою, тронул за головку полуторагодовалого сына и произнёс:

- Надо же, Багрянородный возвестил правду. - Он спросил брата: - И что же, они идут морем и сушей?

- Так доложил Сфенкел. Морем движутся две тысячи судов, на каждом из которых по сорок воинов. Сушей - двадцать тысяч конницы.

Лев Мудрый тяжело вздохнул, опустил голову и задумался. Как ему не хотелось в этот час ввязываться в войну, тем более с русами! Он уже был наслышан от купцов, что это молодой, мужественный народ, дерзкий и очень храбрый. После того как Зоя-августа рассказала супругу о видении сына, о том, что он поведал матери, в какой-то мере суеверный Лев Мудрый поверил ей во всём и тогда же побывал в посаде близ монастыря Святого Мамы, где проживали воины-русы и торговые люди с семьями, познакомился со многими из них и понял, что и впрямь этот молодой народ способен на великие подвиги. Ему показалось, что русы чем-то похожи на далёких предков македонцев, которые под предводительством Александра Македонского завоевали полмира. И Лев Мудрый внял совету сына, который сказал, что с русами лучше не воевать, а поладить. Знал он, что добиться этого будет трудно, если противник ищет сечи, рвётся к боевым подвигам. Поразмыслив над грядущими событиями, Лев Мудрый сказал Александру:

- Брат мой любезный, отныне у нас не будет ни дня покоя. Тебя я прошу возглавить горожан и поднять их на защиту Константинополя. Проверишь готовность стен к приступу и собирай припасы: камни, смолу - всё, чем можно поразить врага. Но прежде всего собери в полк всех русов, призови юных и даже старцев. Всем им дай один наказ - усмирять воинский пыл своих братьев по крови словом. Если же Олеговы ратники не будут внимать их слову, пусть бьются за империю, как за свой родной дом.

- Я тебя понял, Божественный. Но хочу спросить: кто возглавит защиту Константинополя с моря?

- Спасибо, что беспокоишься и об этом. Я сам распоряжусь протянуть цепи через бухту Золотой Рог. Но этого мало. Наш флот сейчас у острова Самое. Его нужно вернуть. Там на кораблях служат около семисот воинов-русов. Их тоже важно двинуть навстречу братьям по крови. Вот только будут ли они сражаться? Я немедленно пошлю за флотом дромон во главе с молодым мореходом Романом Лакапином[14]. Ему должно будет привести флот в Босфор, встретить армаду русов и, если не уйдут по-доброму, разметать.

- Всё верно. Мудрость твоя мне ведома, - польстил старшему брату Александр и покинул оранжерею.

Вскоре весть о приближении рати русов к Константинополю стала известна всем горожанам. Понимая, что их может ожидать длительная осада, они засуетились, как муравьи в растревоженном муравейнике. В гавань Суд начало каждый день прибывать множество купеческих судов с пшеницей из Египта, с продуктами из других провинций Византии. Епарх[15] Константинополя Форвин отправил всех своих чиновников в гавань следить за поступлением продовольствия, закупать его в пользу города. Жители спешили запастись съестным на рынках, и вскоре они опустели.

Царь Александр в это время собирал городское ополчение. Все русы, живущие близ монастыря Святого Мамы и способные держать оружие, были уже поставлены на городские крепостные стены. Врага ждали со дня на день. И вскоре сигнальная служба принесла с порубежья первую световую весть о том, что конная рать русов достигла города Силистрия. Сопротивление гарнизона было сломлено, и город оказался в руках русов. Окрылённая первой победой, рать князя Олега двинулась вглубь империи, держа путь на Константинополь.

Лев Мудрый воспринял эту весть болезненно. Он переживал падение города Силистрия, но не решился двинуть навстречу врагу свои тагмы - дивизии: не хотел ослабить гарнизон Константинополя. И это была его ошибка. Русская конница шла беспрепятственно к столице Византии. Русы разоряли на пути селения, грабили имущество, убивали скот - действовали, как все завоеватели.

Известия продвижений врага к Константинополю поступали во дворец Магнавр каждый день. Наконец пришли первые вести и о приближении армады русских морским путём. А флот, который вёл Роман Лакапин, из-за встречного ветра всё ещё не появлялся в Мраморном море, и всё складывалось к тому, что армада русов подойдёт к Константинополю раньше, чем его защитники. Явится ли надёжной преградой цепь, перегородившая бухту Золотой Рог, никто не мог предсказать.

Для византийцев, однако, всё получилось плачевно и неожиданно. Их флот опоздал подойти к бухте Золотой Рог на сутки. Возле неё уже сгрудилась русская армада. Но её передовые суда налетели на цепь и получили повреждения. И князь Олег сообразил, что ему не удастся с ходу войти в бухту Золотой Рог. Он повернул суда вспять, они вытянулись вдоль береговой отмели. Вскоре же последовало повеление князя Олега приставать всем судам к берегу и вытягивать их на песчаную отмель. Сорока воинам было по силам вытянуть на берег свою ладью или струг, и к вечеру почти две тысячи судов были на суше. Двадцать тысяч ратников заняли в стане судов оборону. Остальные шестьдесят тысяч воинов князь Олег и его воеводы повели к Константинополю.

В полночь морская и конная рати князя Олега вошли в посады, окружающие город. В них русы не встретили никого из жителей: все они укрылись за крепостными стенами. Скоро Константинополь с трёх сторон был окружён врагами. На крепостных стенах десятки тысяч византийских воинов, тысячи горожан-ополченцев и несколько сотен русских воинов приготовились к отражению неприятеля. Никто в эту ночь в столице не спал. Император Лев Мудрый держал со своими стратигами совет. Великий доместик[16] Анатолик настаивал на том, чтобы совершить многотысячную вылазку, пустив вперёд воинов-русов.

- Враг ещё не осмотрелся, не укрепился. Мы хлынем на него внезапно и сомнём. Он дрогнет, когда услышит, что на них с криками «Вперёд, русы! Вперёд!» идут их братья по крови.

Однако ни император, ни военные чины не поддержали великого доместика Анатолика. Епарх Константинополя, стратиг Форвин заявил:

- Наша вылазка обречена на поражение. Пока последние тысячи выберутся за ворота, передние погибнут от вражеской конницы. Мне только что доложили, что к городу подошла и конная рать русов. Никакой вылазкой мы не спасём город. Надо защищаться на стенах.

Император молчал. Он был в растерянности. Ничего подобного в его жизни не было. Спор продолжался, и большинство склонилось к предложению Форвина. Неожиданно в зале появился дворецкий Таврион. Он подошёл к Льву Мудрому и сказал:

- Божественный, тебя просит Зоя-августа. Она должна сообщить нечто очень важное.

Лев Мудрый словно ждал этого вызова супруги. Он молча встал и ушёл в покои императрицы. В пути он опять вспомнил о том, как Зоя-августа рассказывала ему о своём видении сына-отрока и о том, что он говорил. Но причина вызова Льва Мудрого с совета была не в том, что Зое-августе пришло во сне, а в другом. В свои неполных два годика сын, словно взрослый и мудрый муж, пророчествовал. Потому Зоя-августа и попросила Льва Мудрого покинуть совет. Войдя в покой супруги и столкнувшись с ней лицом к лицу у дверей, он осведомился:

- Наш сын спит?

- Нет, Божественный. Он ждёт тебя и требует невозможного.

- Говори суть.

- Багрянородный повелевает мне отнести его на крепостную стену.

Властно говорит и показывает ручонкой: «На стену! На стену! Хочу видеть русов!»

- Но сейчас ночь! Что он там увидит? Младенцу надо спать.

И сердитый отец направился в опочивальню сына. Войдя в покои, он остолбенел. Мальчик, одетый как на прогулку в зимний сад, тянул своей ручонкой мамку Вевею к дверям. Оторопь у Льва Мудрого прошла, он подхватил сына на руки и спросил:

- Куда ты ведёшь мамку Вевею?

- На стены. Хочу видеть русов. Мне с ними жить бок о бок. Позову их к миру.

Лев Мудрый чуть было не выронил из рук сына, настолько поразило его сказанное малышом. «Да нет же, нет, это не малыш, это говорит мудрый муж», - мелькнуло у императора. Увидев сбоку от себя Зою, он спросил:

- Августа, ты слышала, что изрёк твой сын?

- Да, Божественный, и, прошу тебя, исполни его волю. Устами младенца глаголет провидение Божье. К тому же мы обещали отнести его на стены в шлеме и в латах.

- Не засмеют ли нас с тобой?

- Не посмеют, - ответил сын за мать.

Льву Мудрому стало легче, он улыбнулся. «И верно, не посмеют смеяться над подрастающим Багрянородным», - подумал император и молча понёс сына из покоев Зои-августы, из дворца. Они с супругой шли рядом. Члены совета узнали, что император уходит на стены, и поспешили следом за ним. Уже наступал рассвет, когда император с сыном на руках и свита поднялись на стену. Воины с удивлением заметили, что император несёт на руках ребёнка. Великий доместик Анатолик велел воинам заслонить императора от случайной вражеской стрелы, они сделали из щитов стену, за которой шёл император с сыном. А он направился к северным воротам, где виднелся шатёр великого князя Олега. Когда Лев Мудрый остановился, Багрянородный-младенец громко сказал:

- Я хочу видеть русов!

Император велел воинам расступиться и подошёл к зубчатому поясу. В просвете между двумя зубцами мальчик увидел стан русской рати. Его глаза засверкали от любопытства, но лицо было не по-детски серьёзным.

- Я так и знал, что они придут несметной силой. Нам их не одолеть, - сказал он отцу.

- Что же делать. Багрянородный? - обеспокоенно спросил император.

- Мы придём к миру. Вели найти на стене руса Фёдора. Пусть приведут его ко мне.

Лев Мудрый сказал об этом стратигу Анатолику, и тот распорядился найти Фёдора-руса. Ждали долго, уже солнце поднималось. Наконец к императору привели двух полусонных Фёдоров. Один из них был щуплый, чернявый мужичишка, а другой - молодой богатырь, с маленькой рыжей бородкой.

- Вот он истинно Фёдор, - показал ручонкой на богатыря Багрянородный.

- Что ему делать? - спросил отец сына.

- Вели крикнуть в стан русов, чтобы позвали к стене князя Олега.

Лев Мудрый знал, что все воины-русы хорошо говорят по-гречески, и пересказал Фёдору повеление сына. При этом он тихо добавил:

- Скажешь князю Олегу, что если он не уйдёт, то все вы, русы, живущие в Константинополе, будете изгнаны в пустыню.

- Я понял тебя, Божественный, - ответил Фёдор-богатырь.

- Иди же! - побудил его Лев Мудрый.

Фёдор встал между зубцами и крикнул, приложив руки к лицу рупором:

- О-го-го, русичи, говорит Фёдор-муромец! Шлите к стене князя Олега! Разговаривать будем!

Голос у Фёдора был могучий и прокатился над всем русским станом.

Снизу долго никто не отзывался. Но Фёдор видел движение в стане и то, как слушали его. Он ещё раз громко прокричал то же самое, и кто-то откликнулся:

- Князь почивает! Ждите, когда проснётся!

Фёдор вернулся к императору, развёл руками и повторил:

- Князь-батюшка почивает, будить не велено.

Лев Мудрый задумался: не к лицу ему, Божественному, ждать, пока какой-то князь варваров проснётся.

- Идёте во дворец. Нет нужды нам торчать здесь, - произнёс он.

Было очевидно, что сыном императора управляет небесная сила. Он по-взрослому сказал отцу:

- Божественный батюшка, за бухтой Золотой Рог уже льётся кровь твоих воинов. Не допускати, чтобы и здесь пролилась.

Лев Мудрый ещё не сообразил, что ответить сыну, как на стене появился служитель в секрете Сфенкел. Он подошёл к императору и тихо произнёс:

- Мой государь, морские воины гибнут за Золотым Рогом. Русы вытащили свои суда на берег, наши подошли с моря и ринулись на них. Но многие были побиты стрелами, пока шли по песчаной отмели к берегу. Они просят помощи.

- Доместик Анатолик, веди свою гвардию на русов! - повелел император стоящему рядом командующему византийской армией.

Анатолику было чем распорядиться в Константинополе. В резерве под его рукой стояла войсковая тагма, в которой насчитывалось шестнадцать тысяч конных гвардейцев. Оставалось лишь дать команду и двинуться на врага. Но этому мешало то, что Константинополь был уже в осаде. Неприятель шёл в пять раз больше воинов, и прорваться через этот заслон было невозможно, счёл Анатолии. Выход из Константинополя был только через бухту Золотой Рог. Но надо было снять цепи, набрать в бухте десятки купеческих судов. Это было невыполнимо, и Анатолику оставалось лишь идти на вылазку через восточные ворота. Впервые стратиг был в трудном, почти безвыходном положении, ибо русам ничего не стоило разобрать за восточными воротами мост через протоку.

Той порой за бухтой Золотой Рог, на берегу пролива русы продолжали расстреливать в упор византийских воинов, не теряя своих ратников, укрытых ладьями и стругами. Наступил день, и оставшиеся в живых воины, покинув берег, вернулись на дромоны. Роман Лакапин, который по воле императора привёл флот в пролив Босфор, подсказал адмиралу Леониду, что нужно высадиться там, где нет русов, и зайти им за спину. Но Роману Лакапину не удалось обмануть русов. Их варяжский воевода Рулав послал берегом пролива лёгких на ногу воинов, они проследили манёвр византийцев и, вернувшись в стан, доложили о нём Рулаву. Он же распорядился поставить ладьи и струги в два ряда и обороняться между ними.

Время уже близилось к полудню, когда тысячи византийских воинов появились близ русского стана и были опять встречены тучами стрел. Не защищённые латами и щитами воины гибли, не успевая добежать до лагеря русов.

А возле северных крепостных ворот уже начались переговоры с князем Олегом. Вёл их по воле императора и его сына епарх Константинополя Форвин через руса Фёдора. Князь Олег подъехал к крепостной стене на вороном коне в сопровождении десяти воинов, прикрывающих князя щитами. Хороший стрелок из лука нашёл бы щель и мог бы достать князя. Но вот щиты опустились и князь Олег громко возвестил:

- Что вы хотите от меня? Чтобы я не брал ваш город? Но я возьму его, ибо затем и пришёл!

- Остановись, великий князь Олег! - услышал он мощный голос богатыря Фёдора. - Божественный император просит тебя не воевать славный Царьград. Он и нам, русичам, мил.

- Почему я не должен, как ты говоришь, воевать Царьград? Сильному принадлежит жизнь слабых.

- Слушай, великий князь, с вниманием. - И Фёдор начал говорить о том, чего ему не наказывали передать Олегу ни император, ни епарх. - Мы, русичи, живущие в Византии, знаем твою силу и мощь. Ты царь великой державы. Но если ты будешь воевать Царьград, то нас, русичей, твоих сородичей, вырежут, как овец. А нас в Царьграде вместе с жёнами и детьми больше трёх тысяч. Мы просим тебя о милосердии. А император готов заплатить тебе неслыханную дань, какой ты ни с кого не получал.

- Как тебя звать, русич? Ежели обманываешь, то я найду тебя и сам накажу!

- Будь обман в моих словах, я бы сам в сей миг спрыгнул на камни. Вера моя христианская бережёт от обмана и греха. А зовут меня Фёдором. Муромский я!

- Вот что, Фёдор Муромский: скажи царям, чтобы ждали моего слова до полудня. И ещё передай им моё повеление убрать со стены воев, не то постреляют мои ратники их, как белок. Тебя же я с собой заберу. Будешь у меня воеводой.

- Всё уразумел, великий князь, со всем согласен.

Князь Олег что-то сказал своим воинам, они быстро вскинули луки, положили стрелы на тетивы и выстрелили в небо. Стрелы улетели в небесную синь и, похоже, оттуда не вернулись. Олег помахал Фёдору рукой и поскакал в свой стан. Фёдор подошёл к императору. Робости перед ним у русича не было, и он передал басилевсу всё слово в слово. От себя же добавил:

- Ты бы, государь, внял его повелению.

Глаза императора засверкали гневом.

- Того не будет! За дерзость я уничтожу его рать!

Но сын, которого Лев Мудрый держал на руках, тронул его за лицо, провёл ручонкой по бороде:

- Уступи, божественный батюшка, русскому князю. Это во благо тебе и мне.

И гнев у императора схлынул, как морская волна от каменистого берега, но он упрекнул сына:

- Тебе, Багрянородный, рано вмешиваться в государственные дела.

- Батюшка, меня призывает к тому Всевышний.

- Ладно, - согласился Лев Мудрый. - Я посажу ратников на стены, и русы не увидят их. С тем и уйдём.

Багрянородный потянулся на руки к матери. Зоя-августа взяла его.

- Не греши, божественный батюшка, - укорил он отца.

- Да пребудет мир между вами! - воскликнула Зоя-августа. - Божественный, сведи воинов со стены, и пусть они встанут рядом с нею.

Льву Мудрому не хотелось углублять малую щель раздорам с сыном, и он согласился.

- Будь по-вашему. - Он позвал епарха Форвина и повелел ему: - Дай команду всем воинам и ополченцам сойти со стены вниз и быть возле неё. - Он отошёл с епархом подальше от Зои-августы и сына и тихо добавил: - Оставь на стене секреты. Русы коварны.

Вскоре император и его свита покинули крепостную стену. Следом сошли с неё воины, располагаясь внизу. Лев Мудрый тоже не собирался уходить от крепостной стены. И прошло немало времени в ожидании неведомо чего. Никто не знал, как поведут себя русы. Лишь Багрянородный, похоже, что-то прозревал. Он попросился с рук матери на землю и потянул её к сидящему неподалёку Фёдору. Подойдя, молвил:

- Ты, воин, сказал русам больше, чем тебе было ведено. Ты хотел разбудить в них милосердие?

- Так и было, малыш Багрянородный.

- Хвала тебе.

- Я тоже не хочу сечи.

Багрянородный потянулся к мечу Фёдора, взялся за рукоять.

- Покажи мне его.

Но Фёдор отвёл ручонку малыша и сказал пророческие слова:

- Твоя рука никогда больше не коснётся меча.

В это время все увидели бегущего человека. Он приблизился к императору. Это был Роман Лакапин. Он выдохнул:

- Русы побили морских воинов. Все полегли!

- Проклятие! Я накажу русов! - вспыхнул император. - Где великий доместик Анатолик? Почему он не пришёл флоту на помощь?

- Он у восточных ворот. Но русы разрушили мост через протоку, и Анатолик не может вести гвардейцев на вылазку.

- Где епарх Форвин? - крикнул император.

- Я здесь, Божественный, - отозвался епарх и возник перед императором. - Слушаю!

- Вели всем воинам подступить к воротам. Я сам поведу их на врага! Я докажу…

Но с лестницы в сей миг стремительно спустился служитель в секрете и подбежал к императору:

- Божественный, русы у ворот!

- Форвин, веди всех на стены! - вновь крикнул император.

Форвин не успел разобраться в этой сумятице, как Багрянородный попросился к Зое-августе на руки и потянул её к отцу. Мать поняла побуждения сына и поспешила к супругу.

- Божественный батюшка, это мир! Это мир? - воскликнул Багрянородный и протянул к отцу руки.

Лев Мудрый взял сына на руки и почувствовал желание прижать его к груди. Когда тело ребёнка приникло к императору, он ощутил исходящее от него тепло и посмотрел вокруг. То, что он увидел, поразило его. Ещё совсем недавно он не обращал внимания на горожан, на посадских, а сейчас он узрел перед собой людское море. Оно колыхалось - только волны да детский плач, как крики чаек перед бурей. И Лев Мудрый понял, что его подданные, как и сын, не хотят кровопролития, что они тянутся к миру и надеются на то, что он, Божественный, принесёт им этот мир.

- Ты говоришь о мире? - спросил отец у сына.

- Да. Идём на стену, божественный батюшка.

Форвин, стоящий рядом, задал вопрос:

- Государь, что делать? Вести воинов и ополченцев на стену?

- Подожди, епарх Форвин. Сам Господь вмешался в наши дела. Он глаголет устами младенца. Прислушаемся к нему. А теперь идём с нами на стену да захвати руса Фёдора. - Он глянул на Зою-августу, позвал её: - Идём с нами, славная. Вам в будущем жить в мире с русами.

Зоя-августа пошла следом за мужем, ступила на лестницу. Поднимаясь на стену, она думала о бренности жизни. Её насторожили последние слова супруга. Неужели он предчувствует край земного бытия? На глаза у неё навернулись слезы.

Епарх Форвин поднялся на крепостную стену первым. Выглянув за зубцы, ахнул. Он увидел, что всё пространство у северных ворот заполонили воины-русы. Они держали над головами не луки со стрелами, и Форвин не заметил штурмовых лестниц. Он видел лишь червлёные щиты, блестевшие на солнце. Но больше всего поразило Форвина то, что он увидел у ворот. Боком к ним застыли два коня, на их спинах лежал небольшой помост. Один воин держал червлёный щит, а другой - это был великий князь Олег - прибивал щит к вратам Константинополя. Епарх Форвин пришёл наконец в себя и позвал Льва Мудрого:

- Божественный, подойди сюда. Смотри, что делают русы. Они прибивают к нашим вратам щит.

Посмотрев из-за стены и увидев происходящее, Лев Мудрый печально улыбнулся и миролюбиво, но невесело произнёс:

- Князь Олег знает своё дело. Отныне мы его данники.

- И всё так просто?

- Да, Форвин.

И вот щит уже прибит. Князь Олег и воин встали на крупы коней, стоявшие рядом с конями воины сняли помост и положили его у ворот. Князь Олег первым опустился в седло, отъехал на несколько шагов от ворот, глянул на стену и крикнул:

- Эй, византийцы, зовите императора! Говорить будем!

- Он здесь! - ответил Фёдор. - Он слушает тебя!

- Слушает, а показаться боится. Тогда передай ему, что отныне он мой данник. Пусть шлёт ко мне в стан завтра послов. Будем говорить о мире. И сам приходи.

- Слава тебе, великий князь, за миролюбие! - горячо воскликнул Фёдор.

Он слово в слово пересказал Льву Мудрому слова князя Олега.

- Что передать ему? - спросил Фёдор. - Он ждёт ответа, Божественный.

- Скажи, что он варвар! - в сердцах произнёс Лев Мудрый. - Зачем он побил моих морских воинов?

- Помилуй, Божественный, они сами полезли в сечу! Я этого не буду говорить.

- Все вы, русы, упрямы. Ладно, передай, чтобы завтра с утра ждал послов. Ты и поведёшь их. Будем готовить договор о мире. - Форвину Лев Мудрый сказал: - Тебе быть главой послов. Подбери мудрых. Вечером придёшь на доклад.

- Исполню все, как велишь, Божественный.

- Вот и славно. А мы уходим… Устали.

Внизу императора ждала колесница. Он сел в неё с сыном и Зоей-августой. Проезжая через толпы горожан, Лев Мудрый несколько раз крикнул им: «Вас ждёт мир! Вас ждёт мир!» С тем и уехал во дворец Магнавр. Сын уснул у него на руках. Зоя-августа смотрела на малыша и чему-то улыбалась.


Глава четвертая. ВОСШЕСТВИЕ


Императорская семья отдыхала в зале Августеон. Стоял тёплый последний апрельский вечер, и окна зала были распахнуты. Лёгкий ветерок колыхал красивые шёлковые шторы, на которых были изображены цветные грифоны среди ярких розовых и голубых цветов.

Стены залы украшали мозаики из священных писаний, а на мозаичном полу была запечатлена фигура вождя готов, побеждённого императором Византии Константином Великим пять с лишним веков назад. В зале всюду стояло много статуэток из слоновой кости. Одна из них - Богоматерь с младенцем - высилась на столе, за которым сидел перед раскрытой книгой шестилетний отрок Константин Багрянородный. Рядом с ним сидела Зоя-августа, и они вместе читали рукописную книгу сочинителя Агафия, в которой он описывал время императора Византии Юстиниана Первого. Мать и сын были увлечены чтением и не слышали, о чём вели разговор император Лев Мудрый и патриарх Евфимий.

Но распахнулась дверь в зал, и в неё влетел, словно кем-то преследуемый, царь Александр, брат Льва Мудрого и его соправитель. Он был во хмелю и ничего вокруг не видел, нацеленный на старшего брата. Навстречу Александру поднялся патриарх Евфимий и, взяв крест, направился благословить его. Но царь поднял руку и, заслонившись от креста, громко, категорично произнёс:

- Иди, сядь, светлейший. Ты мне нужен как свидетель нашей с братом беседы. Садись, садись, - потребовал Александр.

- Брат, о какой беседе ведёшь речь? Мы виделись утром и обо всём поговорили. Тебе пора на покой, ты хмелен. - Голос Льва Мудрого прозвучал довольно резко.

- Ах вот как! Ты даже выслушать лишний раз брата не желаешь! Но я требую, чтобы ты меня выслушал и исполнил мою просьбу!

Зоя-августа и Багрянородный отвлеклись от чтения, смотрели на братьев и прислушивались к их разговору, который вот-вот готов был перейти в ссору, какие неоднократно случались в последнее время.

- Что тебе нужно от меня? - спросил Лев Мудрый.

- Сегодня мне стало известно, что болгары напали на наши отчие земли в Македонии. Дай мне тагму кавалерии, и я накажу их.

- Почему же мне ничего не известно о разбоях болгар?

- Да потому что плохо работает твоя служба в секрете.

- Не буду оспаривать. Может быть, не успела донести до меня эту весть. Но тебе я не дам тагму. Ты не стратиг и потеряешь шестнадцать тысяч воинов.

- Ну надо же! - взмахнул руками Александр. - Какому-то простолюдину Роману Лакапину ты доверяешь флот, а своему брату, который умнее его на голову, боишься дать всего одну тагму!

- Если бы я тебя не знал? Да тебя жажда хмельного погубит!

Царь Александр быстро подошёл к столу, на котором стояли блюда с фруктами и вино, налил кубок вина и выпил.

- Я пью потому, что ты довёл меня до этого унижением! - выкрикнул он и стукнул кубком о стол.

Багрянородный даже вздрогнул. Зоя-августа погладила его по голове, желая успокоить.

- Образумься! - пытался остановить Александра Лев Мудрый.

Зоя-августа встала, сказала сыну:

- Не бойся, родимый, сейчас я их помирю.

Она направилась к Александру. Знала Зоя-августа, что вражда братьев длится долгие годы, что у младшего брата есть причины быть недовольным. Но в этом старший брат был виновен меньше всего. Довлели над ним законы императорского двора. Много лет назад, когда Лев Мудрый женился в первый раз, Александр тоже хотел жениться. Но старший брат не мог ему этого позволить. «Ты обретёшь супругу, когда у меня появится наследник», - сказал он. Шли годы, а наследника у императора всё не было. За это время Александр потерял невесту и пристрастился к хмельному. К тому часу, когда у Льва Мудрого родился сын, Александр утратил интерес к супружеству, потому как утонул в развлечениях с вольными жёнами. Но озлобление на старшего брата у него не прошло, и он всячески выражал его.

Подойдя к Александру, Зоя-августа попросила его:

- Славный, поговорите мирно. Если ты будешь всегда трезвым, брат даст тебе войско.

Лицо Александра изменилось, на нём появилась презрительная усмешка, и он нанёс Зое-августе оскорбление:

- А-а, мироносица Карбонопсина, Чёрная собака! Тебя только не хватало. Иди к своему пророку и не мешай мужскому разговору.

Оскорблённая Зоя-августа отшатнулась от Александра. Она попыталась что-то сказать, но не нашла слов. В тот же миг встали император и патриарх. Оба подошли к Александру, и патриарх потребовал, подняв крест:

- Проси прощения у августы, хулитель недостойный! Не жди сурового церковного суда!

- Этого не дождёшься, святейший! - гордо вскинув голову, произнёс Александр.

Лев Мудрый схватил брата за грудь и, тряся его, прокричал:

- Ты позоришь императорский род! Я заточу тебя в монастырь!

- Попробуй, если достанешь! - Александр освободился от руки брата и покинул зал Августеон.

Лев Мудрый согнулся, схватился за левую половину груди и замер. Но спустя несколько мгновений, когда Зоя-августа подошла к нему и взяла его за плечи, он медленно распрямился и с болью проговорил:

- Господи, за что мне такое наказание? Я же ни в чём не нарушил против него законов империи.

- Бог накажет безрассудного, - заметил патриарх Евфимий.

- Не дождусь я того, - ответил Лев Мудрый. Он ссутулился, лицо его посерело, глаза потускнели. - Плохо мне, святейший.

Зоя-августа взяла супруга под руку и сказала патриарху:

- Божественный жалуется на сердце.

Она повела его из залы. Ещё крепкий телом Евфимий подхватил Льва Мудрого под другую руку. Вскоре его привели в спальню и уложили в постель. Зоя-августа послала слугу за логофетом дворца Таврионом и за императорским медиком Протогеном. Багрянородный тоже пришёл в покои императора. Наделённый божьим даром ясновидения, мальчик понял, что его отец проживёт недолго и скоро преставится. Он заплакал, уткнувшись лицом в стену. К нему подошёл патриарх, погладил по голове, положил руку на плечо:

- Не плачь, божественный отрок. Всё в руках Всевышнего, и твой батюшка ещё будет скакать на коне.

- Он устал. Ему не подняться в седло, - сквозь слезы ответил Багрянородный.

Пришли Протоген и Таврион. Зоя-августа сказала им:

- У Божественного была вспышка гнева, и что-то случилось с сердцем. Помоги ему, Протоген.

Лев Мудрый был в сознании, он слышал сказанное Зоей-августой.

- И был удар камнем под сердце, - тихо добавил он.

Расторопный Протоген приготовил микстуру, послушал сердце императора, дал выпить ему лекарство и сообщил:

- Божественный, этот удар тебе по силам перенести. Через два дня мы с тобой встанем…

- Я уже не тешу себя надеждами, - отрешённо ответил император.

И у Протогена прокралась та же мысль: «Увы, такой удар трудно выдержать».

В наступившую ночь Зоя-августа и её сын не покидали спальню Божественного. Багрянородный заснул тут же в просторном кресле, а Зоя-августа и Протоген лишь изредка отходили от императора и то вкупе, то врозь боролись за его жизнь. Протоген часто искал у больного пульс и не находил его. Он поил императора сердечными микстурами, но они не помогали. Похоже, сам больной уже не боролся за свою жизнь. Однако он был в светлом уме и утром попросил привести к нему сына. Багрянородный ещё спал в кресле, и слуги принесли его с креслом. Мальчик не проснулся. Лев Мудрый долго смотрел на лицо сына. На нём застыла печать скорби. Эта скорбь показалась понятной отцу. Он подумал: «Отрок осознает мою близкую кончину». Льву Мудрому стало жутко. «На кого же я оставлю малолетнего сына? На дядю, погрязшего в разврате? На патриарха Евфимия? Но Александр растопчет его и отлучит от патриаршества. Ах, как было бы хорошо, если бы моя Зоя-августа была потвёрже, пожёстче характером. Мелькнула у Льва Мудрого мысль о премьер-министре Астерии, но его пора провожать на отдых. Остановил своё внимание Лев Мудрый на великом доместике Анатолике - так ведь не допустит его Сенат и прочие сановники встать во главе империи, потому как по закону власть остаётся у сына императора и его дяди Александра.

Помня о своих корнях крестьянского происхождения, Лев Мудрый подумал о том, чтобы приблизить ко двору и лично к сыну молодого, честолюбивого, честного и одарённого умом и храбростью адмирала Романа Лакапина. Он был близок по крови к Багрянородному и мог стать крепкой опорой во время регентства Зои-августы. Да, он тоже из крестьян, как сам Лев Мудрый, и хотя сегодня не сановник, но в свои двадцать пять лет уже адмирал императорского флота. Собравшись с силами, император позвал Зою-августу.

На рассвете Протоген послал её отдохнуть, и она, добравшись до своей опочивальни, не раздеваясь, окунулась в короткий и тревожный сон. С рассветом её разбудил некий толчок. Рядом никого не было, и она поняла, что её зовёт Божественный. Так это и было. Он поманил Зою глазами, как только она вошла в покой. А когда подошла, сказал ей:

- Славная Зоя-августа, пошли за Романом Лакапином лёгкую скедию[17]. Вели ему прибыть во дворец.

- Но где он, Божественный?

- Его найдут у острова Хиос. В любом случае скажешь Лакапину о моей воле: стоять ему близ тебя, как стоит над флотом. Он умный и всё поймёт.

- Божественный, ты скажешь ему об этом сам. Я уверена.

- Не стоит кривить душой, моя бесценная Зоя-августа.

Лев Мудрый скупо улыбнулся.

- Я сейчас же пошлю за Лакапином скедию.

- И вот ещё что: возьми у Тавриона договор о мире с русами. Хочу, чтобы Багрянородный знал и помнил его с детства. Скоро русы будут могущественнее нас, и надо крепить с ними мир.

Договор с Русью принесли. Сын проснулся. Его умыли, накормили и привели к отцу. Тот спросил:

- Багрянородный, ты помнишь, как русы приходили к нам под стены Константинополя?

- Помню, батюшка. И мы поладили с ними.

- Жаль, что они побили наших морских воинов. Ну да теперь можно лишь сожалеть. Вот что я хочу сказать. Договор о мире, который мы заключили с Русью, ты должен помнить как молитву.

- Я прочитаю его сам, и он останется в моей памяти навсегда.

- Тогда читай и ничему не удивляйся. Знай твёрдо одно: в будущем мы с Русью будем родственными державами, русы тянутся к христианству. В нашей державе уже тысячи русов-христиан. Придёт время, и русские князья станут просить рук наших царевен. Не надо отказывать им. Династические браки - это путь к глубокой дружбе.

Зоя-августа, которая тоже внимательно слушала Льва Мудрого, заметила:

- Но закон нашей церкви не позволяет нам отдавать царевен иноземцам, тем более язычникам.

- Ради мира с русами его дозволено будет нарушить. И дано это императору и церкви.

- Всё надо дозволять, что во благо империи, - к удивлению взрослых сказал ребёнок. - Вот ведь в договоре ты, батюшка, многие блага русам даруешь. И щедр без меры…

Лев Мудрый прислушивался к сыну, но его голос долетал до ушей всё слабее и слабее. Голова гудела, словно в ней ниспадал водопад с вершин гор.

- …Греки дают по двенадцать гривен на человека… сверх того уклады на города Киев, Чернигов, Полтеск…

Голос пропал. В голове Мудрого шумел только водопад. Но вот голос возник вновь:

- Русским гостям или торговым людям, которые прибудут в Грецию, император обязан на шесть месяцев давать хлеба, вина, мяса, рыбы и плодов… Они имеют также свободный вход в народные бани…

И снова в голове Льва Мудрого был лишь гул водопада. И резкая боль в груди.

Наконец боль утихает, шум водопада прекращается, император возвращается к размышлениям. Они сводятся к одному: он должен утвердить на престоле империи своего сына. Это жажда всей его жизни. Вознеся Багрянородного на престол державы, он может сказать, что выполнил священный долг, завещанный ему волей отца. Помнил Лев Мудрый, как смертельно раненный на охоте отец произнёс, умирая: «Тебе повелеваю, сын мой, не уходить из мира сего без наследника. Македонская династия должна жить и здравствовать века». Тогда он ответил отцу: «Воля твоя будет исполнена, даже если мне придётся пройти через огненное горнило». Это было сказано двадцать шесть лет назад, за неделю до кончины отца. Лев Мудрый чувствовал, что и в его распоряжении оставалась какая-то неделя бытия.

Покончив с горестными размышлениями, он попросил Зою-августу позвать к нему логофета дворца Тавриона. Она ушла и вскоре же вернулась с дворецким.

- Слушаю тебя, Божественный, повелевай, - сказал Таврион.

Это был преданный и умный служитель императора: уже более пятнадцати лет он безупречно хозяйствовал во дворце Магнавр.

- Верный Таврион, найди великого доместика Анатолика и передай ему моё повеление: дать царю Александру тагму кавалерии и пусть он завтра же идёт к рубежам Болгарии скорым маршем и за Филиппополем накажет тех, кто вторгся в наши пределы.

- Исполню, Божественный. Что повелишь ещё?

- Пока ничего. Но завтра же, как Александр покинет Константинополь, приходи ко мне и получишь другое повеление.

Когда логофет Таврион ушёл, Лев Мудрый вновь окунулся в размышления. Теперь он думал о Зое-августе. Знал, что близок день, когда на её плечи ляжет непомерная тяжесть, и он должен предупредить её об этом.

- Славная моя Зоя-августа, будь мужественна. Я обязан сказать тебе, что Господь призывает меня к себе. Это неизбежно. - Зоя попыталась что-то ответить, но он слабым движением руки заставил её помолчать и продолжал: - Тебе выпала судьба стать регентшей при нашем сыне, и это утвердит закон державы. Но ты не одна встанешь к кормилу империи. Мой брат тоже будет увенчан короной императора, и наступит время двоевластия. Тебе потребуется всё мужество, чтобы выстоять против его порочного властолюбия.

- Но на кого мне опереться, Божественный?

- На тех, кто сегодня предан нам: на Тавриона, Форвина, Василида.

Все наши сановники присягнут тебе. У тебя будет своя гвардия. И мой тебе совет: как только Роман Лакапин появится во дворце, поставь его во главе моей гвардии. Он честолюбив, но тебе станет служить верно.

Неподалёку за низким столом, забыв о договоре Византии с Русью сидел будущий император Константин Багрянородный и напряжённо вслушивался в то, о чём говорили мать и отец. И это напряжение отражалось на его лице. Оно было страдальческим. Багрянородный и представить себе не мог, что живой отец вдруг уйдёт из жизни. Он уже знал о непомерных невзгодах императора, выпавших на его долю, и понял, что всё это надломило его здоровье. И выходило, что последний удар, нанесённый ему дядей Александром, оказался смертельным. Почему же он, сын, не преградил дяде путь к отцу, не защитил его, когда дядя вломился в покои и начал терзать своего старшего брата? Багрянородный не заметил, как из его глаз потекли слезы. Мать, увидев плачущего сына, подошла к нему, чтобы как-то утешить его.

- Успокойся, сынок. Твой отец говорит о неизбежном. Никуда от этого не уйдёшь. Нам с тобой надо хранить его честь, выполнять заветы.

- Спасибо, мама, я постараюсь больше не плакать, - по-взрослому ответил Багрянородный, утирая слезы.

Прошли ещё одни сутки страдания близких императора и увядания его самого. В полдень прибыл с докладом логофет Таврион.

- Божественный, всё исполнено, как велено тобой. Анатолик дал тагму гвардейской кавалерии, которая стояла в северном пригороде столицы, и сегодня утром царь Александр выступил на Филиппополь.

- Вот и славно. Теперь слушай. Завтра день апостола Иоанна Богослова. Церковь его чтит, именует апостолом любви, ибо он всей своей жизнью и трудами учил, что человек без любви не может приблизиться к Богу. Я хочу, чтобы мой сын познал через Иоанна Богослова любовь к Богу. И завтра Зоя-августа пойдёт с ним в храм Святой Софии, Там должно быть и императору, но у меня нет сил.

- Божественный, мы отнесём тебя на кресле, - сказал Таврион.

- Может быть, я соглашусь. Утро вечера мудренее. А сейчас съезди к епарху Форвину. Передай ему мою волю: завтра с утра никого не выпускать из столицы. Но впускать можно. И так до полудня. - Император устало закрыл глаза.

Таврион поклонился и ушёл. Ему было над чем подумать. Он знал, что Божественный доживает последние дни, страдал за него и боялся за свою судьбу. Не хотел он видеть на престоле Александра. Да и мало кто из сановников чтил его, разве что близкие к нему молодые и распущенные вельможи. Таврион был убеждён, что Александр выдворит из дворца всех, кто верой и правдой служил Льву Мудрому. По пути он встретил евнуха Гонгилу и наказал ему:

- Приготовь дорожное кресло. Поставь его около опочивальни Божественного. Да утром будь рядом, чтобы я тебя не искал.

- Так и будет, господин Таврион, - ответил двадцатилетний Гонгила.

Он возмужал, был высок ростом, широкоплеч и мягок нравом, учтив.

Взяв с собой двух телохранителей, Таврион отправился в аристократический квартал Ниттакий, где возвышался среди прочих особняков дворец епарха Константинополя Форвина. Он шёл и думал о том, что скрывалось за повелением Льва Мудрого не выпускать никого из города. И всё сводилось к тому, что недоброжелатели могут вынести из Константинополя некую тайну. Так или иначе, но тайна должна быть сокрыта от брата Льва Мудрого, Александра, пришёл к выводу Таврион. И он успокоился, поняв, что император задумал деяние во благо империи. С тем логофет дворца и появился в палатах епарха города. Пятидесятилетний Форвин, потомок родовитых патрициев, встретил Тавриона с приветливой улыбкой, но погасил её и спросил:

- Как Божественный?

- В светлом разуме и повелевает, - ответил Таврион.

- Выходит, что и ты ко мне с повелением Божественного?

Форвин провёл Тавриона в покой, стены которого были обиты бархатом мягкого бежевого тона, усадил к столу, сел сам, наполнил кубки вином, и старые друзья просидели в беседе полный час.

На Константинополь опустился тёплый майский вечер. С Босфора дул лёгкий и прохладный ветерок. Это уходил последний спокойный день перед чередой важных и болезненных событий и потрясений.

Царь Александр, получив в своё распоряжение тагму гвардейской кавалерии, не помчался сломя голову к рубежам Болгарии. Он ехал медленно, как на прогулке, и всё время думал о том, по какому поводу его выпроводили из Константинополя. К вечеру того же дня, когда за городком Силиврия начался большой лес, Александр увёл кавалеристов в него. Там он велел располагаться на привал. Потом Александр собрал турмархов - средних командиров - и повёл с ними беседу, в которой не прозвучала ни одна повелительная нота.

- Господь послал мне вас во благо империи. Мы пойдём с вами на варваров-болгар и накажем их за дерзкие вторжения на нашу землю. Но это будет потом. А пока мы два дня отдохнём в этом лесу, насладимся благодатной природой. Об одном прошу вас, славные турмархи: следите, чтобы никто из воинов не отлучался. Помните, что мы пребываем в секрете. Да поклянитесь на мечах, что исполните мою просьбу.

И обнажились пять мечей, и над поляной в сумеречном лесу прозвучало негромко, но твёрдо:

- Клянёмся, клянёмся!

Ночь и следующее утро прошли в стане спокойно, лишь сам Александр не находил себе места. Он волновался по той причине, что догадывался о задуманном императором сверхважном деянии. Тот и отослал своего брата из Константинополя, чтобы он не стал помехой в замысленном. Ближе к полудню Александр взял с собой десять воинов, велел главе тагмы следить за воинами и сказал:

- Я скоро вернусь, Зинон.

Прискакав к опушке леса, Александр послал на дорогу, ведущую в Константинополь, трёх гвардейцев и наказал им искать среди путников тех, кто шёл или ехал из столицы. Однако ожидания его оказались напрасными: воины вернулись ни с чем. Он понял, что такого не могло бы случиться, если бы ворота Константинополя были открыты. И Александр счёл, что он стал жертвой жестокого обмана, что в столице произошло событие, которое касалось прежде всего сына императора и его, соправителя. Он снял посты на дороге и вернулся к воинам. К этому времени у него созрело твёрдое решение немедленно вернуться в Константинополь, войти с воинами в него и явиться к дворцу Магнавр во главе тагмы. А там события покажут, как ему действовать дальше, защищая свою честь и неотъемлемое право на долю власти в империи. Доскакав до стана, Александр велел стременному позвать Зинона. Тот пришёл быстро.

- Слушаю, государь, - сказал Зинон, застыв перед Александром.

- Вот что, Зинон. Ты всегда был предан императору. Послужи и на сей раз. Нам нужно немедленно вернуться в Константинополь, любой ценой войти в него и спасти Божественного. Если до полуночи не будем в Константинополе, Магнавр захватят заговорщики.

- Но Божественный отправил нас на рубеж Болгарии. Там наше место, - возразил Зинон.

- Верно. Но лично я не получал от Божественного такого повеления. Пришёл посыльный от великого доместика и передал якобы волю Льва Мудрого. Вот я и насторожился.

- В таком случае нам нельзя медлить, государь, - ответил Зинон.

- Ты рассуждаешь верно. Поднимай тагму в седло.

И вскоре гвардейцы покинули лес за Силиврией, и тагма на рысях помчалась в Константинополь.

Минувший день в столице прошёл так, как его задумал Лев Мудрый.

Несмотря на усиление боли в левой груди, он размышлял здраво и утром дал согласие отнести его, но не в Святую Софию, а в зал Августеон. Он велел торжественно облачить себя, при этом наказал Тавриону:

- Собери немедленно в Августеон всех сановников, позови сенаторов, вельмож. И дай мне носильщиков.

В опочивальне появились четверо сильных воинов. Они укрепили на ножках кресла ремни, посадили императора в кресло, вскинули ремни себе на шеи и понесли его в зал Августеон. События развивались быстро. И их течение никому, кроме императора Льва Мудрого, не было ведомо. Вскоре зал Августеон был полон. Принесли императора. За ним следом пришла Зоя-августа, держа за руку сына. Едва кресло поставили на возвышение, как сбоку от императора встал Таврион. Подняв руку, он возгласил:

- Божественный просит всех вас шествовать с ним в храм Святой Софии, чтобы почтить день памяти любимого нами апостола Иоанна Богослова.

Вперёд вышел премьер-министр Астерий и с поклоном сказал:

- Воля Божественного превыше всего. Мы следуем за ним.

Носильщики подняли кресло и понесли. За императором шла Зоя-августа с сыном, дальше потянулись все сановники и сенаторы. К храму Святой Софии Таврион вёл процессию ближним путём, через аллеи парка к западным воротам, за которыми неподалёку высился собор. В нём императора с приближенными ждал весь клир во главе с патриархом. Так было из года в год на день Иоанна Богослова. Но сегодня всё было по-другому. Больной император появился в храме с иной целью. Знали об этом пока лишь двое: Лев Мудрый и Таврион. Логофет верил и в храме поднял всех священнослужителей на то, чтобы они свершили обряд венчания семилетнего Константина Багрянородного на императорство. Патриарх Евфимий вначале засомневался, можно ли при здравствующем басилевсе венчать короной императора малолетнего сына. Он спросил Тавриона:

- Сын мой, это повеление Божественного?

- Не сомневайся, святейший, а подойди к нему и благослови. Он всё и скажет.

Патриарх подошёл к императору, осенил его крестом и осведомился:

- Божественный, ты возносишь сына на престол?

- Да, святейший. И начинай обряд немедленно. Господь уже позвал меня к себе, я скоро уйду.

- Прости, Божественный, что я задел твою рану.

Евфимий посмотрел вокруг и на сановников, которые пришли со Львом Мудрым, и не увидел царя Александра. Он хотел спросить, где царь, ведь ему должно быть на венчании племянника, но промолчал. Понял, что Александр удалён неспроста, и распорядился начать обряд коронования.

В храме всё пришло в движение. Запели два хора: мужской и женский. Зазвонили малые колокола, подвешенные в нишах над алтарём. Ярко запылали зажжённые новые свечи. Кресло с императором перенесли на амвон. Открыли врата в алтарь, а сам патриарх приступил к обряду венчания отрока на императорство.

Сам Багрянородный был взволнован и даже напуган тем, что так неожиданно вершилось над ним. Он шёл в храм на богослужение, как прежде хаживал не раз. А теперь ему предстояло восшествие на трон. И отныне ему некуда да и нельзя было прятаться от народа. Ему нужно управлять народом, вести его за собой. Как тут не дрогнуть семилетнему отроку!

Обряд завершился довольно быстро. Багрянородного увенчали короной, помазали миром, провели по алтарю, хор вознёс здравицу в его честь - и он уже монарх великой империи. Господи, на кого же ему опереться? Багрянородный посмотрел на отца. Тот поддержал его взором. И мать подбадривающе-ласково улыбнулась. Как тут не расправить плечи? И он их расправил и голову поднял выше. Он отдал себя во власть судьбы, и всё встало на своё место.

Он уже помазанник Божий, и теперь его долг думать и заботиться о благе своих подданных. В этот час он не мог ведать, что судьбой начертано ему нести имя Божественного Багрянородного императора ровно сорок семь лет. Подобного Византия не знала и не будет знать впредь. Не ведал Багрянородный и того, что в этот знаменательный и торжественный день наступит для него череда жестоких потрясений.

Во дворце Магнавр ещё продолжался праздничный пир по случаю восшествия на престол Константина Багрянородного. А его дядя Александр уже приближался с шестнадцатью тысячами конных гвардейцев к Константинополю и с возрастающей яростью возносил в небо клятву покарать всех, кто обманул его. В число этих «обманщиков» попадали Лев Мудрый, Зоя-августа, их сын и многие сановники, преданные Льву Мудрому. Весть об обмане Александр получил на пути к столице от своего молодого друга, патриция Неофита. В час коронования Багрянородного он оказался в храме Святой Софии. И счёл своим долгом уведомить своего порфироносного друга, как величал Неофит царя Александра.

Но весть о приближении к столице кавалерии, ведомой Александром, была донесена служащим в секрете молодым Диодором до епарха Форвина, и он поспешил уведомить о том Льва Мудрого. Император не сразу сообразил, что делать, спросил Форвина:

- Брат-сумасброд и может наделать беды. Как его остановить?

- Божественный, тебе не следует останавливать его и будить в нём зверя. Пусть придёт во дворец, и мы вместе с ним выпьем чару вина в честь Багрянородного. А вот тагму кавалерии нам не нужно пускать в город. Надо повелеть Зинону увести её в казармы.

- Так и поступи, преславный Форвин, - согласился Лев Мудрый.

Он по-прежнему полулежал в кресле, придвинутом к столу, за которым вельможи воздавали честь восшедшему на престол Багрянородному, сидевшему в высоком кресле рядом с отцом и матерью.

Епарх Форвин тотчас покинул дворец Магнавр и поспешил отдать распоряжение вновь закрыть все крепостные ворота. Сам он отправился к северным воротам, где должен был появиться царь Александр. Но ждать пришлось долго. Лишь к ночи, когда во дворце закончился торжественный обед, до Форвина донёсся цокот копыт приближающихся коней. Близ переднего всадника - это был царь Александр - горели факелы, освещая ему путь. Вскоре Александр был у ворот. Два воина подскакали к ним и постучали в дубовые створки рукоятями мечей. Один из воинов крикнул:

- Именем царя Александра открывайте!

Но со стены послышался зычный голос епарха Форвина:

- Царь Александр, по воле императора Льва Мудрого отправь Зинона и тагму в казармы, и тебе будет открыт путь!

Взвинченный до предела Александр яростно закричал в ответ:

- Епарх Форвин, открой сей же миг ворота, или я велю повесить тебя на них.

- Напрасно ты мне угрожаешь, государь. Я выполняю повеление Божественного.

Внизу, у ворот, воцарилось долгое молчание. Потом вновь раздался голос Александра:

- Я выполнил волю императора и велел Зинону вести тагму в казармы. Открывай же!

- Наберись терпения, государь. Как будет световой сигнал из казарм, так для тебя откроют ворота.

- Запомни, Форвин, ты всё равно не будешь прощён, - донеслось снизу.

- Я покорен судьбе! - ответил епарх, прислушиваясь к звукам ночи.

Вскоре из пригорода донёсся цокот удаляющихся копыт. А спустя немного времени над казармами, на вышке, вспыхнул факел: тагма прибыла в расположение. Форвин спустился со стены и велел открыть одну створку ворот. Царь Александр въехал в город. Следом за ним воины пропустили только стременного и Неофита. Загремели засовы. Форвин придержал Неофита, сказал ему:

- Не надо было тебе уведомлять царя. Я видел, как ты скрылся из храма.

Неофит не обмолвился ни словом, лишь сильно дёрнул за поводья коня. Стояла уже полночь, когда царь Александр и Неофит появились возле дворца Магнавр. Где они провели время до полуночи, было неизвестно, но царь Александр и его спутник пребывали в сильном хмелю. У ворот Магнавра царь сказал Неофиту:

- Ты меня не жди, иди домой. И спасибо за все. Я этого не забуду. - И он скрылся за воротами.

У крыльца Александр спешился, бросил поводья стременному, вошёл во дворец и решительно направился в покои императора. Но близ спальни его остановил евнух Гонгила.

- Ваше величество, Божественного только что уложили в постель. К нему нельзя. Он же болен!

- Славный Гонгила, я несу императору сверхважный и срочный военный секрет, - пустился на ложь царь.

- Хорошо. Я доложу Божественному, что его хочет видеть брат.

- Не утруждай себя, мы зайдём вместе, - заявил Александр и, оттеснив Гонгилу от дверей, прошёл в спальню первым.

Божественный полулежал. Рядом с ним сидела Зоя-августа.

- Зачем ты пришёл в полночь? Знаешь, что Божественный болен, - сказала она.

- Не твоё дело, Карбонопсина, - жёстко ответил Александр. Зоя-августа, как от удара, прикрыла лицо рукой и тихо молвила:

- Ты подлец. Господь накажет тебя за это.

- Прежде я накажу тебя и твоего Божественного. Зачем вы обманули меня и короновали младенца?

- Божественный не нарушил закона империи. Он лишь обезопасил себя от твоего бесчинства.

- Он ошибся и не обезопасил себя. Я здесь, и я равный ему император. И коль сын его вознесён в императоры, я снимаю корону с Божественного. Она ему не нужна. Он через день будет мёртв. - Александр шагнул к постели Льва Мудрого, схватил его за грудь и закричал, тряся брата: - Это тебе за все издевательства надо мной! Ты готов был сделать из меня евнуха. Не получилось! Не получилось! - И Александр продолжал яростно трясти Божественного.

К нему подбежал Гонгила и попытался освободить императора от рук брата. Но царь локтём в солнечное сплетение сбил евнуха с ног. Зоя ухватилась за одежду Александра, но он с силой толкнул её, и она упала на ложе.

- Всем воздам по чести! Да будет и прочим! - крикнул Александр и покинул опочивальню.

- Боже, прости меня, грешного! - воскликнул Лев Мудрый, и голова его упала набок.

Три дня император пролежал без сознания. Как ни пытался медик Протоген привести его в чувство, ему это не удалось. Возле постели императора посменно несли бдение все высшие сановники: великий доместик Анатолик, премьер-министр Астерий, епарх Форвин, патриарх Евфимий. Зоя-августа лишь изредка отлучалась из спальни, чтобы провести какое-то время с сыном, который был в отчаянии.

На четвёртый день ранним утром Лев Мудрый пришёл в себя. Он открыл глаза, повёл ими и, увидев патриарха, бодрствовавшего в эту ночь при нём, позвал его взглядом к себе. Евфимий подошёл.

- Хочу видеть сына и Зою-августу, - прошептал Лев Мудрый.

Они пришли тотчас, словно стояли за дверями. Зоя-августа протянула руку, тронула супруга за лицо.

- Божественный, ты в светлой памяти. Слава Богу.

- Прости, Зоя-августа, моё время ушло. Я люблю тебя и сына. С тем и ухожу. Ещё скажи брату, что прошу у него прощения. Я был жесток с ним. Но таковы законы империи. Прощайте. Благослови меня, святейший.

И Лев Мудрый закрыл глаза и больше уже не открывал их. Тело его медленно остывало. Шёл день 12 мая 912 года.


Глава пятая. АЛЕКСАНДР ИДЁТ К ТРОНУ


Едва миновало девять дней после кончины императора Льва Мудрого и в храмах Константинополя прошли панихиды, как в столице наступило время бесчинств. Царь Александр давно жаждал отомстить всем, кто в прежние годы, при брате Льве Мудром, не замечал его, считал недостойным царского титула, способным только на разгульную жизнь и развлечения на гипподроме. Репрессии начались в Святой Софии. Когда закончилась панихида, на которой простоял Александр, его подручные во главе с Неофитом привезли в закрытой колеснице к вратам Святой Софии отлучённого несколько лет назад патриарха Николая Мистика. Накануне вечером царь Александр навестил Николая, жившего у северных ворот в небольшом доме. Войдя в помещение с низким потолком, Александр обнял встретившего его старца и ласково сказал:

- Годы твоего отлучения миновали, святой отец. Завтра я посажу тебя на патриарший престол византийской церкви.

- Я готов послужить церкви и империи, сын мой, - ответил Николай.

Спустя некоторое время отлучённый патриарх сидел в колеснице и ждал, когда врата Святой Софии вновь распахнутся для него. В ней прошли лучшие годы его жизни, и он терпеливо ожидал, когда в храме смолкнет пение и его позовут к служению. Александр тоже ждал мгновения, когда патриарх Евфимий вознесёт в купол храма «Аминь». «Да будет так», - повторял в душе Александр и торопил время. За его-спиной стояли воины, переодетые в гражданское платье, со спрятанным под одеждой оружием. Панихида завершилась. Евфимий вознёс «Аминь», царь Александр ступил на амвон и, положив руку ему на плечо, провозгласил:

- Именем наместника Бога на земле императора Византии Александра я отлучаю тебя от сана патриарха. Ты никогда не молил за меня Бога, оттого я и страдал. Теперь страдать тебе. - Александр повернулся к своим воинам и сказал: - Увезите его в монастырь Святого Мины, чтоб сегодня же над ним свершили постриг.

- Власть Божия надо мной превыше твоей. Ты ещё не император. Но я покидаю храм, чтобы не дышать твоим смердением.

Ярость охватила сердце Александра, он закричал повелительно, обращаясь к священнослужителям:

- Постричь его немедленно! И заточить в смрадную келью!

В это время к Александру подошёл Николай Мистик и твёрдо заявил:

- Государь, отмени свою волю. Или ищи другого главу церкви. Я на престол не встану.

Сказанное Николаем Мистиком полностью вывело из равновесия Александра, он закричал и на старца:

- Святой отец, я чту тебя! И не огорчай меня, служи империи верой и правдой! А хулителя я не прощаю! - И он направился к вратам храма.

Вернувшись в Магнавр, Александр с помощью Неофита составил список тех, кого не терпел при жизни Льва Мудрого. «Царь Александр, прежде всего позаботился о том, чтобы поменять всех, кто был особенно предан Льву VI», - сказано в древних хрониках. К нему приводили сановников по одному, и участь быть первым изгнанником досталась логофету дворца Тавриону. Когда он появился в Золотом зале, где Александр принимал сановников, царь жёстко сказал:

- Логофет Таврион, ты мне неугоден и завтра же до полудня вместе с семьёй покинь дворец. Отправляйся в своё имение Ликандр. Мои воины тебя проводят.

- В чём моя вина перед тобой, царь Александр? К тому же я служу императрице Зое-августе и её сыну, императору Багрянородному.

- Власть моя отныне простирается и над ними. Завтра меня увенчают короной императора. - И Александр повелел стоящему рядом с ним Неофиту: - Отведи его в покой. Поставь воинов, и пусть они проследят, как он собирается в путь.

- Всё исполню, Божественный, - ответил Неофит и увёл Тавриона.

За логофетом дворца был отстранён от должности премьер-министр патриций Астерий, и у него Александр отбирал дворец. При Льве Мудром Астерий честно и добросовестно служил империи, и в его годы правления держава богатела. В государственной казне хранилось более двух тысяч кентинариев[18] золота и три тысячи кентинариев серебра. Всё это богатство равнялось тридцати пяти миллионам золотых рублей.

Когда Астерия вызвали к царю Александру, он не поспешил на его зов, ибо догадывался, чем пригрозит ему сумасброд - так Астерий давно окрестил в душе Александра. Шёл Астерий в Золотой зал с глубокой обидой в груди и думал о том, как спастись от ссылки.

Но знал Астерий и то, что ему надо будет проявить рабскую покорность, чтобы избежать изгнания, ибо гордыня только взбесит царя.

Александр сидел на своём царском троне насупившись. Возле него с гордо поднятой головой стоял Неофит. Едва Астерий приблизился к трону, как Александр резко сказал:

- Я недоволен твоей службой, логофет дрома. Ты медлителен. Отныне твоё место займёт доместик школ Константин Дука[19].

- Спасибо, государь. Я и сам хотел просить тебя освободить меня от службы. Устал я, да и годы… Мой родовой дом в Силиврии, там и доживу свой век.

- Ты хорошо поступаешь, что не супротивничаешь. Когда Константин Дука примет твоё место, уезжай в свою Силиврию. Бывал я там…

- Я волен, государь? - спросил Астерий.

Александр уже потерял терпение - столько ждал! - и бросил:

- Мне всегда претило тебя видеть. Уходи же! - он обратился к Неофиту: - Любезный, позови Константина Дуку.

Поменяв почти всех сановников на близких к себе молодых вельмож, Александр не решился сместить второго по рангу империи после императора, командующего византийской армией, великого доместика Анатолика. Знал Александр, что все изгнанные им из Магнавра теперь его недруги, если не больше. Сместив Анатолика, он нажил бы стойкого и умного врага, у которого в войске немало верных друзей, готовых на выполнение каких угодно повелений великого доместика. Воображение Александра было таким сильным, что он даже увидел дворец Магнавр, окружённый воинами Анатолика, требующими, чтобы он, царь Александр, покинул трон и отдал его великому доместику. Помнил царь и то, что Анатолик скоро ему понадобится для того, чтобы возглавить поход на Болгарию.

Александр ещё при жизни Льва Мудрого добивался расширения Византии в Европе за счёт Болгарии. Теперь Александру оставалось только найти повод для вторжения на болгарские земли. Однако деятельный и смелый царь Симеон, недавно поднявшийся на трон Болгарии, опередил Александра. До него дошли вести о кончине Льва Мудрого и о том, что царь Александр пока не венчан на императорство, что он всего лишь соправитель при малолетнем императоре Багрянородном. Проведал Симеон и о том, что, изгнав из правительства всех вельмож, которые деятельно служили верой и правдой Льву Мудрому, тем самым нажил себе множество врагов. Всё взвесив, Симеон пришёл к выводу, что Византия близка к событиям, несущим смуту. К тому же царь Александр допустил беззаконие с болгарскими купцами, как это было уже однажды. Все купцы Болгарии, торговавшие беспошлинно, были обложены двойной пошлиной. Они взбунтовались. Их принялись изгонять из Византии. Царь Симеон счёл, что за это греков надо наказать, и позвал себе на помощь славянские племена балканских стран. Он собрал сильное войско и двинулся на Константинополь.

«Воспользовавшись смутами в младенчество Константина Порфироносного, болгарский царь Симеон поставил своей задачей сделаться полным хозяином Балканского полуострова и возложить на свою голову корону «византийских императоров», - отмечено в хрониках.

Войско Симеона шло к столице Византии, не встречая сопротивления. Его конница и пешие полки не стали штурмовать город Адрианополь, но обошли его. И было похоже, что войско без помех подойдёт к Константинополю. Но дозорные на вышках с помощью световых сигналов дали знать в столицу о приближении врага. Царю Александру эту весть принёс великий доместик Анатолик. Он был расстроен и даже высказал Александру свою обиду:

- Я же говорил тебе, государь, что если мы отправим главное войско в Анкиру[20], то окажемся биты. Да будет тебе ведомо, что через день-другой болгарский царь Симеон встанет под стенами Константинополя.

- Я разобью болгар своей гвардией. Сегодня же в ночь доместик Зинон уведёт навстречу болгарам две тагмы.

- Но болгар не меньше ста тысяч, и с ними идут свирепые варвары! Всё это на тридцать тысяч гвардейцев Зинона.

- Что же делать? Говори. Ты великий доместик! - в голосе Александра прозвучали ноты раздражения.

- Я бы поставил на место Зинона адмирала Романа Лакапина. Роман одарённый военачальник.

- Я его не поставлю. Он уже слишком близко встал к Зое-августе. Его надо бы изгнать из дворца. Но, если он одарённый, я подумаю…

- Это уж твоё дело, государь.

- Разберусь. А ты спешно шли гонцов к войску за Никею, пока оно на полпути к Анкире. До подхода войска мы продержимся. Две тагмы Зинона и гвардейцев Лакапина я подниму на стены. Зинон возглавит всю оборону крепости.

Александр не хотел расставаться с командиром гвардейских тагм Зиноном. Он считал его преданным человеком и был твёрдо уверен, что в трудную для себя минуту может опереться на Зинона и его тагмы. Зинон со своими гвардейцами казался Александру надёжным щитом.

В тот же день, когда Анатолик покинул дворец, царь пригласил к себе Зинона и спросил его:

- Ты доволен Таврионом?

- Да, Божественный. Я молю Бога, чтобы он послал тебе безоблачное правление империей.

- Я сам добиваюсь того. Но слышал ли ты, что в Византию вторглись болгары? Их ведёт сам царь Симеон.

- Слышал, Божественный. Но они уйдут от нас, с чем пришли.

- В твоей уверенности должна быть причина. Как ты заставишь их уйти, если они рвутся в Константинополь?

- Мы разобьём их под стенами города. Никому из врагов ещё не удавалось подняться на стены Константинополя. Но почивать на лаврах нам нельзя. Надо немедленно готовиться к защите. На помощь гвардии я позову горожан. Из посадов нужно всех позвать в город, многих поставить на стены.

- Приступай к делу немедленно.

- Так и будет. Но, пока враг не у стен столицы, исполни, государь, коронование на императорский трон. Это самое важное сейчас.

Царь Александр грустно улыбнулся. Прогнав патриарха Евфимия, он нажил недруга в лице патриарха Николая Мистика. Патриарх страдал не только за Евфимия, но и за Тавриона, за Астерия, за Василида. И когда теперь патриарх сменит гнев на милость, Александр не знал.

- Иди, Зинон, венчай своё дело, - ответил с печальной улыбкой Александр.

Едва Зинон скрылся за дверью Золотого зала, как Александр глубоко задумался. Мысль об императорском троне одолевала его с первых дней кончины брата. Но Лев Мудрый перед смертью не благословил его занять трон и править вместе с Багрянородным. И выходило, что старший брат не хотел видеть младшего на императорском троне, оттого и поспешил короновать сына. Теперь у Александра оставался один путь к престолу - через насилие над племянником, над его матерью, венчанной императрицей. Однако насилие над такой личностью, как Зоя-августа, могло дорого стоить ему. Александр знал, что ему придётся вступить в борьбу не только с Зоей-августой и её сыном, но и с великим доместиком Анатоликом. Он был вдов, ещё полон сил и здоровья, смел и отважен. Но главное было в том, что он боготворил Зою-августу, и можно было предполагать, что, как только вдова снимет траурный венок, он осмелится преклонить перед нею колени. Потому-то Александр и не дерзал совершить над Зоей-августой насилие.

Однако, почувствовав поддержку волевого военачальника Зинона, Александр воспрянул духом. К тому прибавилась надежда, что Николай Мистик всё-таки не останется неблагодарным за вознесение его на трон церкви. Сообразив, что обстоятельства складываются для него благоприятно, Александр дерзнул добывать себе императорский престол. Он позвал верного Неофита и велел ему узнать, дома ли патриарх. В эту пору, вернувшись в Святую Софию и на патриаршество, Николай Мистик вновь занял Мраморный особняк за дворцом Магнавр.

Неофит был скор на ногу, сам слетал в особняк святейшего. Выяснив, что тот не вернулся со службы, поспешил к царю.

- Государь, патриарх ещё в храме. Там и ночь проведёт на молении. Так я съезжу к нему и привезу его в колеснице.

Александр был недоволен поведением Николая Мистика. Всё-таки он избегал встреч с государем. Царь вспомнил, что даже в Святой Софии ему не удалось встретиться с патриархом. Было ему сказано, что тот уехал во Влахернский монастырь, на самом деле читал каноны в алтаре.

- Не надо привозить его во дворец, - сказал царь Неофиту. - Завтра иди в храм чуть свет и заставь его дождаться меня, любым путём. Завтра будет великий день.

- Божественный, я догадываюсь, к чему ты держишь путь. Но для этого у тебя не хватает одного.

- Чего же, славный Неофит?

- Символа, мой государь. Красных сапог! И я принесу их сегодня. А завтра ты выйдешь в них из дворца Магнавр и тебя будут ждать у крыльца пятнадцать тысяч гвардейцев. Я позабочусь и об этом. Увидев тебя в красных сапогах, они кликнут клич: «Слава императору!» Да, так и будет: «Слава императору!» громом прокатится над дворцом, над Константинополем. И тебе останется только войти в храм и потребовать от патриарха, чтобы он возложил на тебя императорскую корону. Он даже спрятаться не успеет.

И Неофит весело рассмеялся. Ему хотелось добавить: «Как славно мы проведём патриарха». Но он сдержался, чтобы не перейти границы дозволенного.

Оставив Александра одного, Неофит поспешил добывать красные сапоги. Он знал, у кого они, и догадывался, зачем хранятся с той поры, когда смелый военачальник получил их у корсар на острове Крит. Догадка Неофита была верной. Адмирал Роман Лакапин и впрямь некогда вынашивал мечту стать императором Византии. Помнил он, что это удалось Василию Македонянину, а тот был всего лишь наездником. Лакапин помнил также, что ещё в ранней юности иранский маг открыл ему его будущее. На белой каменной стене под рукой волшебника возник образ мужественного воина-рыцаря. Роман узнал в этом образе себя. И на ногах у него были красные сафьяновые сапоги - символ императорской власти.

Как удалось Неофиту убедить Романа Лакапина отдать сапоги, осталось неведомо. Скорее всего в Лакапине победил здравый смысл. Но в полночь логофет дворца Неофит принёс сапоги в опочивальню царя Александра, и тот, к удивлению Неофита, поблагодарил его, попросил помочь надеть сапоги и улёгся в них спать, сумев при этом улыбнуться.

- Даже если я умру сегодня, то при символе императора. - И счастливый Александр заснул.

Неофит в эту ночь даже не прилёг отдохнуть. Он тоже, как Александр, спешил навстречу новой судьбе. Он верил, что после коронации Александр сместит-таки Анатолика с поста командующего византийской армией и отдаст этот высокий пост ему. Но для этого Неофиту надо было обойти командующего сухопутным войском Льва Фоку, который мог бы по праву подняться на место Анатолика. Неофит, однако, молился Всевышнему старательно и считал, что владыка мироздания проявит к нему милость и вознесёт его в великие доместики. Едва занялся августовский рассвет, как Неофит пожаловал в покой Романа Лакапина.

- Прости, что потревожил твой сон. Пора выводить к дворцу гвардию. Я же иду обряжать царя.

- Не слишком ли ты торопишься, Неофит?

- Всевышний благоволит ко мне, да буду ему послушен. Всё дело в том, что враг уже близко, и если мы с рассветом выстроим у дворца гвардию, то все сановники, пребывающие в нём, будут знать, что мы уводим гвардейцев навстречу вражескому войску. Нам же прежде всего надо дойти до собора Святой Софии. Во дворце и опомниться не успеют, как обряд посвящения царя Александра в императоры будет завершён.

- Ты, Неофит, не по годам мудр. Я внимаю твоему совету. Иди и поднимай государя.

Роман и Неофит разошлись. Первый отправился в казармы за гвардейцами, второй - в покои царя Александра. Их тайные действия пока в Магнавре никому не были ведомы. И прошло не так уж много времени, как на площадь перед дворцом въехали первые сотни конной гвардии, которая ещё недавно служила императору Льву Мудрому. Когда площадь была забита конными сотнями, на просторном дворцовом крыльце появился царь Александр. Он предстал перед гвардейцами в императорском облачении, на нём была пурпурная туника, а на ногах красные сафьяновые сапоги. Воины знали этот символ и после минутного оцепенения выдохнули в полную грудь короткую, но многозначительную здравицу. Гвардия признала новый титул Александра, и над площадью грянул гром:

- Да здравствует император! Да здравствует император!

И это прозвучало трижды, с каждым разом возносясь в небо всё сильнее.

События развивались стремительно. Казалось, что в воздухе ещё витали мощные звуки здравицы, а к крыльцу уже подвели двух вороных коней под сёдлами. Неофит предложил Александру подняться в седло и помог ему, сам же птицей взлетел на спину скакуну. Гвардейцы тотчас освободили путь к воротам, и царь вместе с Неофитом повели и за собой гвардию. И пока во дворце Магнавр недоумевающие обитатели судили-рядили о том, что же случилось в это ранее августовское утро перед дворцом, Александр и его гвардия были уже близ Святой Софии. Неофит помог государю сойти с коня и повёл его под руку к распахнутым вратам храма. В них царя встретил весь церковный клир во главе с патриархом Николаем Мистиком.

Позже Александр узнал, что ему следует благодарить за подобную встречу своего фаворита Неофита. Это он провёл четверть ночи-в Святой Софии, убеждая Николая Мистика исполнить обряд коронования Александра. Много горячих и острых слов прозвучало в эту ночь под сводами Святой Софии, пока Николай Мистик не дал согласие свершить обряд. Чистый душой патриарх страдал оттого, что Александр так жестоко поступил с Евфимием, порочил Зою-августу и её сына, безжалостно изгонял со службы достойных сановников. И он молил Бога, чтобы тот своей властью вмешался в неправедные дела Александра и наказал его.

Той порой за стенами Святой Софии сначала возник словно бы далёкий гром, который приближался. И прошло совсем немного времени, как на площади появилась огромная толпа горожан. Спереди них шла к храму, держа за руку сына, императрица Зоя-августа. Она шла с одной целью: высказать Александру обвинение в том, что он без согласия её и императора Константина Багрянородного пытается присвоить себе титул императора. Но горожане, сопровождающие её, были охвачены другим стремлением: они хотели помешать Александру захватить императорский трон. Горожане просачивались сквозь ряды гвардейцев, уже появились на паперти собора и громко кричали: «Долой Александра!

Долой насильника!» Гвардейцы не усмиряли горожан. Они подспудно были с ними заодно. Роман Лакапин не проявлял своей власти. Он будто бы не видел и не слышал яростного движения толпы. Однако от его внимания ничто не ускользало. Он заметил среди горожан много воинов, которым в этот час надлежало быть на крепостной стене в ожидании появления войска болгар. Когда же он увидел Зою-августу с сыном, то подумал, что всё-таки надо защитить царствующих особ от произвола толпы, что следует добиться коронования Александра в присутствии Зои-августы и её сына, ибо у Константина Багрянородного было первостепенное право стояния на троне как императора. Он подозвал к себе двух турмархов - командиров, возглавляющих по четыре тысячи гвардейцев, - и велел оттеснить от храма толпу горожан.

- И помните, чтобы не было пролито ни одной капли крови, - предупредил он командиров.

Роман и сам обратился со словами увещевания к горожанам. Подъехав к самой паперти, он громко призвал горожан выслушать его.

- Вольные византийцы, охладите ваш пыл! Не чините беззаконий! Мудрые мужи, подойдите ко мне, и мы войдём в храм и будем свидетелями того, что там вершится богоугодный и справедливый божественный обряд!

В мгновение ока к Роману приблизились десять почтенных мужей, и один из них, самый старший, сказал:

- Веди нас, доместик, в храм. То, что мы там увидим и услышим, всё передадим горожанам. Да будет так, чтобы не было насилия и восторжествовала правда.

Роман Лакапин сошёл с коня, отдал свой меч стременному, снял шлем и тоже отдал его и направился в храм, уводя за собой почтенных горожан. Все они, следом за Романом, подошли к самому амвону, на котором находились царь Александр, Зоя-августа и с нею за руку император Багрянородный. Чуть в стороне стоял Николай Мистик. Императрица в это время укоряла царя:

- Ты никогда не уважал своего брата, не любишь его сына, постоянно унижаешь меня. Мы же тебе ничего плохого не сделали. Соглашусь с тобой, что тебя отстраняли от власти. Но способен ли ты властвовать? Ты поссорил Византию с Болгарией. Её воины уже в империи. Чем завершится их вторжение, одному Богу ведомо…

Александр стоял с опущенной головой, но не являл собой покорности. Он был похож на ярого быка, готового ринуться в бой. Умудрённый жизнью Николай Мистик тронул его за руку.

- Сын мой, смирись перед волей Божьей с терпением. Не в силах ты управлять самодержавно. Встань рядом с отроком-императором, рядом с его разумной матушкой и царствуйте в мире. Да будешь коронован. Аминь.

Александр понял, что Зоя-августа и Николай Мистик подсказывают ему мудрый выход из лабиринта, в котором он блуждал. Но его съедали гордыня и честолюбие. Не мог он внять советам немощного старца, увещеванию Зои-августы и просительному взгляду племянника. В него вселился бес упрямства. И неизвестно, чем бы завершилось противостояние, если бы не вмешался Роман Лакапин.

- Божественная августа, отрок-император и ты, царь Александр, послушайте, что я скажу от имени десятков тысяч горожан, которые заполонили площадь. Они хотят мира в царствующем доме. Они против императора-самозванца, они за императрицу с сыном, за императора-соправителя. Да будет так. И тогда мудрые мужи, что пришли со мной, заверят царствующих, что в державе и столице станут господствовать мир и благополучие.

Царь посмотрел на горожан косым взглядом, но в голове промелькнула мысль о том, что их-то ему и надо бояться как огня. Он слышал гул многотысячной толпы, чувствовал, что гвардейцы с толпой заодно и стоит лишь кому-то бросить в толпу факел, как она вспыхнет необъятным пламенем и всё сожжёт, сметёт на своём пути. Александр испугался гнева толпы, его сопротивление сломилось, и он смиренно сказал:

- Я склоняю голову перед волей народа, ибо мои корни там, среди толпы. У тебя, Зоя-августа, я прошу прощения за все обиды, которые нанёс тебе. Да воцарится между нами мир.

- Сказанному в храме пред ликами святых и отца церкви, святейшего патриарха я и мой сын поверим тебе, - ответила Зоя-августа. - Да не будет это кощунством с твоей стороны, Александр.

- Клянусь, не будет, - подтвердил Александр.

- Быть на то воле Господней. И прошу тебя, святейший, короновать брата Льва Мудрого и дядю Константина Багрянородного императорской короной. Ему стоять соправителем Константина.

- Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь, - произнёс патриарх и осенил крестом Константина, Зою-августу и Александра.

Горожане согласно покивали головами, и старший из них возвестил:

- Царь Александр, город запомнит всё сказанное здесь. - Поклонившись Николаю Мистику, добавил: - Верши обряд, святейший отец.

По мановению руки патриарха на клиросе зазвучал гимн, и Николай Мистик со священниками приступили к обряду коронования. В храме, где только что бушевали страсти, наступило общее умиротворение. Патриарх вознёс молитвы к Всевышнему, поблагодарил его за то, что внёс в души неправедных смирение. И вот уже открылись врата алтаря, служители принесли две короны, увенчали ими Константина Багрянородного и Александра и повели их в алтарь.

А в это время к северным воротам Константинополя прискакал дозор из семи всадников. Они везли в столицу весть о том, что царь Симеон с войском уже близко и скоро появится под стенами столицы. Дозорных впустили в город. Они уведомили стражей, что к полудню врага можно будет увидеть с крепостных стен, сами поскакали, как им велели, к храму Святой Софии. Роман Лакапин встретил дозорных у врат храма, но не пустил их внутрь, приказав:

- Докладывайте.

Воин средних лет с серым от пыли лицом, с короткой чёрной бородой спешился и подошёл к Лакапину.

- Мы доглядывали за болгарами от рубежа державы. Хотели знать, какой силой идут. Скажу: у них несметная сила, их тьма. Они тянут за собой стенобитные орудия, длинные лестницы, катапульты. К полудню будут близ города.

- Спасибо за радение, - ответил Лакапин и задумался.

Сейчас ему надо было принимать решение. И только он в ответе за то, что произойдёт, когда болгарское войско подойдёт к городу. Он дал себе слово, что остановит кровопролитную войну, и должен добиться исполнения клятвы. Размышления закончились, и он сказал турмархам:

- Ведите императорскую гвардию на стены. Готовьтесь к сече.

Весть о приближении болгарского войска дошла до горожан. Они стали разбегаться по домам. А те, кто был призван в ополчение, поспешили на крепостные стены. Каждый знал, что ему делать. Константинополь превращался в военный лагерь.


Глава шестая. РАСПЛАТА


Вознесённый на престол императора Александр вскоре же стал забывать о том, в чём клялся, что можно было бы назвать человеческими добродетелями. И в те дни, когда болгарское войско стояло уже под стенами Константинополя, а византийское ещё не вернулось из-за Босфора, Александр решил разделаться с великим доместиком Анатоликом и отдать этот высокий пост угоднику Неофиту. А чтобы Александра не обвинили в столь очевидной несправедливости к Анатолику, он собрал совет сановников и поручил возглавить его бывшему доместику - министру школ - Константину Дуке. Знал Александр, что Константин Дука из кожи вылезет, лишь бы угодить Божественному. С Зоей-августой, которая знала Анатолика полтора десятка лет, считала его умным и порядочным стратигом и человеком, Александр не посоветовался и даже не счёл нужным пригласить её на совет.

Но до Зои-августы дошли слухи о неблаговидных действиях Александра, и она обо всём рассказала сыну. Багрянородный всё понял и проявил свою волю:

- Мама-августа, идём на совет. Мы с тобой должны запретить решать государственные дела без нас.

Зоя-августа выслушала сына и согласилась с ним. Она уже давно отметила способность Багрянородного рассуждать по-взрослому. Это было во благо державе. К сказанному сыном она добавила:

- Александр погубит империю, если мы в военную пору позволим ему убрать с поста великого доместика Анатолика. Хватит и того, что Александр позволил болгарам подойти к столице. Идём же, сын, и проявим свою волю.

И Зоя-августа повела Багрянородного в Золотую палату, где Александр собрал на совет сановников-министров.

В зале теперь стояли два трона. На одном из них сидел Александр, другой пустовал. Зоя-августа провела к нему сына и усадила его. Сделала замечание Александру:

- Зачем собрал совет без ведома Багрянородного? Ты вновь самовольничаешь.

- Тому причиной война, Зоя-августа, и решать военные задачи следует зрелым мужам, а не женщинам и детям.

Зоя-августа ничего не ответила Александру на явное уязвление достоинства её и сына. Встав рядом с ним, она обратилась к сановникам, которые уже почувствовали накал страстей:

- Я не вижу среди вас командующего армией Византии великого доместика Анатолика. Но нам известно, для чего вас собрал император Александр. От имени императора Константина Багрянородного говорю вам: не спешите отлучать великого доместика от войска. Оно уже переправляется через Босфор и завтра с утра, а может быть, в ночь прогонит болгар от столицы. Так ли мной сказано, Багрянородный?

- Так, матушка-августа. Я только хочу добавить, чтобы Анатолик не допустил кровопролития. Сильный может прогнать слабого, вразумив его словом.

Слушая Багрянородного, одни сановники улыбались его наивному суждению, другие же нашли в нём глубокий смысл: сильный всегда может вразумить слабого словом - это звучало мудро. А император Александр злился и теперь уже лишь из амбиции думал о том, как избавиться от Анатолика. Но пока в его легковесной голове не было никаких дельных мыслей. И странным казалось поведение Александра. Он вовсе не переживал, не испытывал волнений, что враг у стен столицы и готовится к приступу.

Болгары с трёх сторон обложили Константинополь и разоряли посады, пригороды, монастыри. Шёл уже третий день осады. А Византия находилась словно бы в летаргическом сне. В Константинополе заботились только о том, чтобы враг не проник в город, и на крепостных стенах было достаточно воинов и горожан для отражения готовящегося приступа с северной стороны. Болгарские воины подтянули на расстояние полёта стрелы свои стенобитные орудия, подтаскивали щиты, чтобы под их прикрытием разрушать крепостные стены и городские ворота. Уже были установлены катапульты для метания стрел с огненными факелами.

Гвардейцы Лакапина неустанно следили за действиями болгарского войска с крепостной стены. И сам Лакапин был среди гвардейцев. Он сосредоточенно думал о том, какие приняты меры, чтобы остановить болгар, протянуть время до подхода войска из-за Босфора. В бухте Золотой Рог и за её пределами наблюдали за проливом воины Лакапина на лёгких скидиях, чтобы немедленно донести до него весть о появлении флотилии с воинами из Анкиры. Роман Лакапин с нетерпением ждал эту весть. Она должна была послужить для него сигналом к действию.

Но время шло, а вестников всё не было. Лакапин досадовал и ругал в душе за нерасторопность командующего сухопутными войсками доместика Льва Фоку. Лакапин готов был обрушить своё негодование и на великого доместика, который вот уже двое суток не показывал и носа на крепостной стене. Где он был всё это время, может быть, отсиживался в своём особняке на проспекте Ниттакий? Но вот, наконец, после полудня на стене появился первый вестник. Он подошёл к Лакапину запыхавшись:

- Доместик гвардии, флотилия с войском прибила. Воины высаживаются справа и слева от бухты Золотой Рог. Что передать доместику армии Льву Фоке?

- Скажи ему, чтобы сосредотачивался на берегу и дал отдых воинам до утра. С рассветом ему идти на болгар. Да пусть ночью остережётся нападения печенегов.

Вестник поклонился и убежал. Лакапин смотрел ему вслед и улыбался. Теперь он выполнит задуманное и выпроводит болгар из Византии без пролития крови. Отваживаясь, казалось бы, на безнадёжный шаг, Лакапин надеялся выиграть давно ведущийся поединок с соперником Львом Фокой. И Роман приступил к действию отважно и решительно. Он подошёл к краю стены, встал между зубцами на виду у вражеских воинов и крикнул им:

- Братья болгары, я командующий войском, обороняющим город и крепость, Роман Лакапин! Позовите к стене царя Симеона. Буду говорить с ним о мире. Зовите и не желайте себе худа.

- Ишь чего захотел! Не будет тебе мира! - услышал Лакапин.

- Эй, рыжебородый, я тебя запомню! Зови сей же миг государя! - властно закричал Лакапин.

Среди воинов нашёлся командир, ответивший Лакапину:

- Сдавайтесь без боя, ромеи, вот и будет вам мир! Это говорит тысяцкий Иван Ботев.

- Зови, Ботев, Симеона. Царю лучше знать, что делать.

- Ишь какой упрямый! Ладно, жди, а я пошёл за царём!

Прошло немало времени. Солнце уже поднялось в зенит, вот-вот покатится к горизонту. Но царь не появлялся. Лакапин досадовал, что задуманное срывается, что придётся биться с болгарами. Однако царь, отдохнув в полуденном сне, приехал-таки к крепостной стене в окружении свиты. Лакапин увидел богатырски сложенного воина в блестящих латах, поверил, что это царь. Сидящий рядом на коне, тоже могучий воин крикнул:

- Кто вызывал царя Симеона? Вот он!

- Я, доместик Лакапин, вызывал болгарского царя, - отозвался Роман. - Я должен сообщить ему нечто очень важное.

Симеон что-то сказал громогласному воину, и тот снова крикнул:

- Ты не император, и речи с тобой не будет! Пусть выйдет к царю за ворота сам Константин Багрянородный!

- Тогда ему надо выходит вдвоём с Александром. А я их уполномоченный.

Возникла пауза, и после неё задорно прозвучало:

- Царь Симеон сейчас пришлёт своего гончего пса - с ним и поговорите Александр и ты.

- Государь, ты будешь жалеть, если не выслушаешь меня! - твёрдо стоял на своём Лакапин.

- Вот как достанет тебя государь да отхлещет плетью, тогда и узнаешь, как дерзить царю Симеону! - послышалось из стана врагов.

Симеон стал разворачивать коня, чтобы уехать, и Лакапин отважился крикнуть то, что остановило царя.

- Государь, не уезжай! Жди, и мы выедем вместе с императором Багрянородным.

Пауза не затянулась. На стену долетело:

- Пусть поспешит Багрянородный. Царь будет ждать его!

Симеон отъехал к видневшемуся неподалёку шатру и сошёл с коня. Лакапин понял, что царь сдержит слово, и поспешил со стены во дворец Магнавр. Он не питал особых надежд на то, что Зоя-августа отпустит сына за крепостные стены, но всё-таки рискнул на благо державы уговорить её дать Багрянородному возможность выйти за ворота крепости. Он не думал, что царь Симеон пойдёт на преступление, и если рисковал чьей-то жизнью, то в первую очередь своей. Только Богу ведомо, как поведут себя болгары, коли пришли с жаждой покорить Византию. Однако, несмотря на всё это, Роман Лакапин готов был испытать судьбу.

В Магнавре он нашёл Зою-августу и Багрянородного в Юстиниановой храмине. После совета в Золотом зале они, ещё взволнованные, пришли покормить золотых рыбок и успокоиться близ них. Роман поклонился Зое-августе и её сыну и без обиняков сказал:

- Матушка-императрица, отпусти своего сына на переговоры с царём Симеоном.

- На какие переговоры должен идти мой сын? Это долг мой или Александра. Симеон просто смеётся над нами. Переговоры с отроком - очень весёлая шутка.

- Матушка-императрица, с Симеоном буду говорить я, а Багрянородный своим императорским именем подтвердит сказанное.

Зоя-августа посмотрела на Лакапина большими завораживающими серыми глазами и тихо произнесла:

- Ты умён, Роман, я знаю, и найдёшь сказать болгарам то, что их образумит. Но я боюсь за жизнь сына. Рано отроку вставать лицом к лицу с врагом.

- Я заплачу своей жизнью, чтобы защитить его. Клянусь в том.

- Я тебе верю, Лакапин. Но пора спросить Багрянородного. Намерен ли он защищать мир с опасностью для своей жизни?

Константин стоял чуть поодаль у аквариума из венецианского стекла. Он отозвался, не дожидаясь, когда его спросят:

- Матушка-государыня, доместик Лакапин справедливо зовёт меня на переговоры с царём Симеоном. Царь беден, и ему приходится добывать хлеб войнами. Давно ли приходил под наши стены князь русов. Он тоже был беден. Мы помогли ему избавиться от нищеты, и он ушёл с миром.

- Ты хочешь сказать, Багрянородный, что всё в жизни повторяется.

- Да, матушка. И мы пойдём на переговоры с царём Симеоном. Прости меня, матушка-августа.

- Но что скажет твой дядя Александр? Он ведь тоже в ответе за империю.

Карие глаза Багрянородного засверкали задором, жаждой борьбы.

- Дядя уже сказал своё слово, поссорив нас с Болгарией. - И он обратился к евнуху: - Гонгила, подними в седло сотню моих гвардейцев. И пусть к крыльцу подадут колесницу.

Вскоре сотня гвардейцев во главе с сотским русом Никанором сопровождала Багрянородного и Зою-августу, которые ехали в колеснице. Вот и северные ворота. Лакапин спешился и, подойдя к ним, выглянул в малое оконце. Болгары по-прежнему были в отдалении. У шатра виднелась свита царя. Лакапин велел открыть калитку и вышел за ворота.

- Болгары! - крикнул он воинам свиты. - Зовите царя Симеона. Император Багрянородный выедет сейчас из ворот.

Один из воинов скрылся в шатре. Вскоре из него вышел Симеон. Он поднялся в седло и в сопровождении всё тех же воинов направился к воротам крепости. Они в это время распахнулись. Стременной вывел коня, Лакапин вскочил на него и сделал знак рукой императору и всем, кто его сопровождал. Сотня гвардейцев выехала двумя колоннами, и между ними двигалась колесница Багрянородного. Он был в латах и шлеме. Зоя-августа осталась за воротами. А в колеснице рядом с императором стоял Гонгила и прикрывал его щитом. Император и царь съехались. Их разделяло расстояние в десять шагов. Константин увидел перед собой могучего воина. Его черные глаза были проницательны, лицо могло показаться суровым, но суровость скрадывала заметная улыбка. Похоже, Симеон думал, чем может удивить его отрок Багрянородный. А он сказал достойное великого государя:

- Благородный болгарский царь Симеон, ты легко вошёл в мои пределы, но выйти тебе из них будет трудно, если не примешь мой совет.

- Говори, Багрянородный. Я слушаю тебя, - ответил царь Симеон.

- Был под стенами Константинополя шесть лет назад князь русов Олег с немалой ратью и ушёл, не разорив город. Мой отец Лев Мудрый заплатил Олегу большую дань - тот и забыл о брани. Был заключён мир. Говори и ты, какую дань хочешь получить. Мы держава богатая и не оскудеем, ты же нуждаешься в серебре и злате.

- Доброта твоя мне по душе, Багрянородный. Но тебе не по силам утолить мою жажду. Я, государь великой Болгарии, хочу быть императором Византии.

- Верно, такой жажды мне не утолить, и пусть она будет пока в твоей душе. Однако выслушай то, что тебе скажет по секрету мой адмирал Роман Лакапин.

- Ну давай твоего адмирала, - проговорил Симеон и тронул коня.

И Лакапин дёрнул коня за поводья, подъехал к Симеону. А когда съехались, Роман почти на ухо сказал царю:

- Славный царь Симеон, мы щадим твою честь и не хотим, чтобы твоё имя было опорочено.

- И как это ты можешь уязвить моё имя и честь?

- Всё просто, государь. Из-за Босфора пришло наше войско. В нём сто тысяч свирепых воинов: арабов, русов, хазар. Они уже обложили твою рать, как дикие псы медведя, и стоит им дать световой сигнал, как они ринутся на твоих воинов. Но мы не хотим кровопролития. Путь тебе на север открыт до завтрашнего утра. В том воля Багрянородного.

- И это правда?

- Целую крест. Говори, государь, чем отблагодарить тебя за благородство. И очень прошу: не трать время.

Симеон задумчиво и внимательно смотрел на Лакапина. У него мелькнуло: «Не обманывает». И поняв, что ещё не настала пора добыть трон Византии, вздохнув, но с сожалением сказал:

- Я уйду сегодня в ночь, если до захода солнца пришлёте сюда две колесницы - одну с золотом, другую с серебром - и коней в придачу. - При этом он печально улыбнулся: - Помните, что это всего лишь ваши откупные и награда моим воинам. Вот слово чести. - И Симеон протянул Лакапину свою могучую руку.

Лакапин пожал её и произнёс:

- Жди меня, государь, с колесницами. Я приеду к закату солнца.

Поклонившись, он поспешил к императору.

- Я вижу твою улыбку, - заметил Багрянородный.

- Есть отчего. Вот только отступное царь Симеон просит немалое: две колесницы с золотом и серебром. Не обедняем ли?

- Я должен спросить об этом матушку-августу.

- Верно. Без её совета нам не обойтись. Но пора возвращаться в крепость. Там и попросишь, Божественный, чтобы матушка-августа дала повеление логофету казначейства Феагену отпустить золото и серебро. А к заходу солнца я должен быть здесь. Тогда в ночь Симеон уведёт своё войско.

Возвращаясь в Магнавр, Роман Лакапин подумал, что надо немедленно найти великого доместика Анатолика и попросить его двинуть войско на сближение с болгарами. Он знал, что царь Симеон не очень-то поверил, что его рать могут окружить византийцы. Во дворце Роман разу же попросил Зою-августу послать кого-либо за Анатоликом.

- Хорошо, Лакапин, я сейчас же пошли к нему Гонгилу, - ответила она.

Пока Гонгила бегал за великим доместиком, Зоя-августа и Багрянородный сошлись во мнении, что болгарам следует выдать две колесницы с серебром и золотом.

- Не хочу резни и кровопролития, - сказала Зоя-августа, - и потому не пожалеем бренных серебра и злата.

Вскоре к заднему фасаду Магнавра подкатили две колесницы и логофет-казначей Феаген выдал воинам Лакапина тридцать пудов золотых монет в кожаных сумах, каждая весом в два пуда, и столько же серебряных. Феаген плакал: «Вы меня разорили». - «Успокойся, Феаген, мы сбережём больше, если не будем воевать», - утешал его Лакапин.

Всё уже было готово к вывозу колесниц из дворца. Но Лакапин хотел прежде дождаться Анатолика. Однако прошло немало времени, можно было дважды обернуться, а он всё не появлялся. Когда Лакапин уже перестал ждать Анатолика и был вынужден выехать из Магнавра, как обещал царю Симеону, прибежал испуганный Гонгила. Он был бледен, похоже, его бил озноб. Ломким голосом он сказал Лакапину:

- В доме великого доместика беда. Слуги, нашли его в саду, он убит дротиком в сердце.

- Как убит? Кто это сделал? - спросил храбрый Лакапин и вздрогнул. - Где были его телохранители?

- Мне это неведомо, почтенный Лакапин. Слуги только и сказали, что он был привязан к дереву и в его сердце торчал дротик.

На миг Лакапин растерялся, но взял себя в руки и вместе с Гонгилой поспешил в покои Багрянородного и Зои-августы. Они были во власти разговора о болгарах, и сообщение Лакапина прозвучало для них как гром среди ясного неба. Зоя-августа принялась креститься, а Константин, крепко сжав кулаки, тихо и твёрдо, уверенный в своей правоте, сказал:

- Это сделали люди дяди Александра.

Лакапина сейчас беспокоило другое. Он посмотрел в окно. Нужно было спешить на встречу с царём Симеоном, потому что солнце готово было опуститься за горизонт. Роману вновь понадобился Гонгила. Он позвал евнуха и сказал ему:

- Славный Гонгила, в твоих руках судьба Константинополя. Возьми двух-трёх воинов и поспеши в бухту Золотой Рог. Распорядись любой скидией и выплыви из бухты. Справа на побережье Босфора ты должен найти командующего армией Льва Фоку. Передашь ему, чтобы он двинулся всем своим войском на север и сблизился за городом правым и левым крылом с болгарами. Но в сечу чтобы до утра не вступал. Лишь утром, если болгары не уйдут от города, он должен поднять войско в сечу.

- Гонгила всё понял, - ответил евнух.

- Да храни тебя Бог, - и Роман похлопал Гонгилу по плечу. Тут же он обратился к Зое-августе и Багрянородному: - Божественные, мне пора на свидание к царю Симеону.

На коротком пути до крепостных ворот Роман Лакапин успел подумать о том, что сказал отрок Багрянородный. «Откуда у него такое убеждение в причастности к убийству Анатолика императора Александра? Уж не прочит ли тот на место Анатолика кого-то из своего окружения?» - предположил Лакапин. И первым, кто пришёл ему на ум, был вельможа из молодых да ранних Неофит. «Ой, не хотелось бы мне быть под его пятой», - завершил невесёлые размышления Лакапин, подъезжая к воротам.

Царь Симеон уже злился. Он находился в окружении свиты и смотрел на заходящее солнце: готовился взмахнуть рукой, как только солнце скроется за горизонтом, чтобы начать приступ. К нему уже всё было приготовлено. В душе Симеон ругал всякими непотребными словами византийцев, называл их обманщиками, лжецами, пронырами и грозился отомстить за обман в первую очередь Роману Лакапину. Царю были очень нужны две колесницы с золотом и серебром. Бедствовал он вместе со своим народом от нищеты. И то, что император решил откупиться от него, он счёл за благо. А теперь выходило, что золото и серебро не дойдёт до его рук и византийское войско вот-вот обложит болгарскую рать, как свора собак медведя. Его лазутчики не только выследили врага, но и привели «языка», который всё честно рассказал. И это было правдой. Симеон сам слушал грека, и всё сказанное сходилось с тем, что выложил ему при встрече Роман Лакапин. Попадись ему теперь этот проныра после захода солнца, он бы своей рукой казнил его за обман: золото, серебро - они уже в глазах Симеона сверкали, рябили, пересыпались.

А солнце уже легло на горизонт и быстро-быстро, как показалось Лакапину, проваливалось в бездну. Стражи у ворот узнали доместика и распахнули ворота. Колесницы ещё далеко громыхали позади, а Роман Лакапин выскочил на открытое пространство и увидел, что царь Симеон взмахнул рукой и повёл своих воевод к войску. Роман ударил коня плетью, догнал царя и воевод а крикнул:

- Государь Симеон, остановись!

Царь развернул коня и, не видя за спиной Лакапина колесниц, схватился за меч и, обнажив его, ринулся на доместика.

- Вот я тебе покажу «остановись»!

- Но, государь, солнце ещё не скрылось. Видишь, ломтик на горизонте лежит? И ты можешь нарушить слово чести.

Царь смотрел не на солнце, а на две колесницы, которые выкатились из ворот крепости. Он убрал меч в ножны и с нотой вины произнёс:

- Старею, брат. Не поверил я тебе. - Симеон повернулся к воеводам: - Стогнев, иди, принимай золото и серебро. Фролов, приведи пленного воина-грека, отдай командиру.

Колесницы, влекомые каждая парой лошадей, остановились возле свиты. Царь подошёл к ним, заглянул в одну, в другую, попробовал на вес кожаные сумы и сказал:

- Стогнев, проверь каждую суму, не камни ли!

- Эк недоверчивый Фома, - усмехнулся Лакапин.

Он уже был уверен, что царь Симеон уведёт своё войско, получив от византийцев богатый откуп, и ему, Лакапину, в стане болгар уже нечего делать. Но привели воина из войска Льва Фоки. Лакапин спросил его:

- Как это тебя угораздило в плен попасть?

- Так я по нужде в кусты ушёл. Там и схватили.

- Ну, берись за стремя, идём в крепость.

Лакапин попрощался с Симеоном, позвал своих возниц, и все медленно направились к городским воротам.

Царь Симеон оказался верен чести. Близко к полуночи болгарское войско снялось со становища и ушло к пределам своей державы. О том уведомили Лакапина его дозорные. После ухода вражеского войска остались разорёнными пригороды, посады, селения на всём пути пришельцев. Таковы были законы войны: сильный отбирал у слабого все, что хотел.

Избавившись от войны, Византия оставалась в полосе внутренних потрясений, и Роман Лакапин, вместо того чтобы ехать во дворец, отправился в особняк Анатолика. Ему было необходимо знать во всех подробностях об убийстве великого доместика. Лакапин пытался восстановить картину преступления, приблизиться к истине.

Ставя на место неизвестных убийц тех или иных знакомых ему вельмож, способных совершить убийство, он пытался остановиться на ком-либо из них. С такими мыслями Лакапин появился на дворе особняка Анатолика и при свете факелов увидел в саду бывшего доместика школ, а теперь премьер-министра Константина Дуку. Он спросил Лакапина:

- И что же, помогло нам золото? Болгары ушли?

- Да, они покидают наши пределы, - ответил Лакапин и в свою очередь спросил: - А что здесь стало известно?

- Ничего нового и никаких следов тех, кто совершил убийство. Верёвка и дротик - вот и все, что они оставили. И проникли они в сад через восточную стену.

- А император Александр знает, что великий доместик погиб?

- Императора пока не нашли. Говорят, что он ещё в конце дня покинул Магнавр и уехал с воинами в бухту Золотой Рог.

Лакапин подумал, что находиться ему в саду Анатолика больше незачем, что его надежды найти преступников призрачны, и он покинул сад и подворье великого доместика. Роман счёл, что остаток ночи ему лучше провести среди воинов на крепостной стене. Это поможет ему через своих дозорных вернее знать, как ведут себя болгары, уходя в свои пределы. Он переживал, что они могут захватить пленных, с тем чтобы продать их в рабство. Этого он не хотел допустить.

На стене у Лакапина хранился тёплый плащ. Кто-то из воинов принёс старое кресло. Роман сел в него, закутался в плащ и попытался уснуть. Но сон не шёл. Мысль об убийстве Анатолика не покидала его. Он думал, кому было выгодно убрать Анатолика. То, что Александр не терпел его, Роману было известно, и он утвердился в мысли о том, что великого доместика убрали по воле Александра. Конечно же ему было доступно послать своих людей или наёмных арабских корсар, чтобы убрать Анатолика. А рядом с Александром возникал Неофит. Помнил Роман, что император однажды открыто пообещал Неофиту место великого доместика. И выходило, что роль Неофита в смерти Анатолика могла иметь место. Теперь оставалось только ждать, как поступит Александр, когда появится после своего загадочного исчезновения.

Цепкий ум Лакапина приближался к истине. Император Александр уехал из дворца Магнавр в критический момент не случайно. Накануне приступа, к которому болгары уже были готовы, Александра одолел страх. Он бежал из дворца. Добравшись до бухты Золотой Рог, он на лёгкой скедии доплыл до своего дромона, на котором совершал плавания ещё Лев Мудрый, и решил провести там несколько дней, пока не улягутся страсти. Он знал, что Неофит, получивший от него лишь намёк на то, что требуется совершить и тысячу золотых милиаризиев[21], равных двумстам пятидесяти золотым червонцам, сделает все, чтобы убрать Анатолика и замести следы убийства. Воля императора была исполнена. Теперь Неофиту оставалось ждать, когда Александр сдержит слово чести и одарит его титулом великого доместика. В тридцать пять лет получить такой чин неродовитому вельможе - это ли не счастье!

Александр вернулся в Константинополь в тот день, когда во Влахернском храме шла панихида по убиенному. Он прошёл к гробу и встал в изголовье. Сбоку от него оказалась Зоя-августа, держащая сына за руку. Императрица не сразу посмотрела на Александра. А когда подняла голову, то увидела, что он утирает слезы. Чуть раньше Зоя-августа заметила, как текли слезы по лицу Неофита. Она сочла, что тот и другой проявляют притворство. Её неприязнь к Александру вспыхнула с новой силой. Боясь, что она может выплеснуться, Зоя-августа отошла от гроба и увела Багрянородного Сын понял порыв матери и крепче сжал рукой её ладонь. Они покинули Влахернский храм, и, пока шли до Магнавра, Багрянородный сумел задать матери несколько вопросов, и на некоторые из них у Зои-августы не нашлось ответа.

- Я не знаю, сынок, в чём я виновата перед императором. Разве только в том, что была супругой твоего батюшки.

- А почему дядя не найдёт себе супругу?

- Когда-нибудь ты узнаешь и эту причину.

Багрянородный посмотрел на мать с удивлением и больше ничего не спрашивал.

После того как ушли из Византии болгары, как схлынули волнения, внесённые в жизнь Магнавра убийством Анатолика, во дворце наступило время умиротворённой печальной тишины. Но это не была грусть о покойном великом доместике. Придворные не проявляли радости жизни потому, что в залы и покои дворца вселилось злое поветрие, исходящее от премьер-министра Константина Дуки, занявшего место жизнерадостного Астерия.

Мрачный, как осенняя ночь, получивший звание военного доместика ещё во время службы в византийской армии, Константин Дука вызывал даже не у робких придворных озноб. Взгляд его черных, сверкающих из-под нависших бровей глаз излучал холод. Тонкие губы были всегда презрительно сомкнуты, нос с горбинкой был свернут влево, видимо, от сильного удара, и потому казалось, что Дука всё время что-то ищет. Но Константин Дука был умён, деловит и властен. И теперь император Александр, не спросив согласия Зои-августы, регентши Багрянородного, отдал в руки Константина Дуки все государственные дела. Порой Дука подписывал императорские указы.

Зоя-августа не могла с этим смириться. Она считала, что полноправным государем империи должен быть только её сын. И она попыталась очертить Дуке круг его государственных дел. Однако Константин Дука сказал Зое-августе такое, что поставило её в тупик и ей показалось, что он рассуждает правильно.

- Августейшая императрица, я исполняю свой долг во благо империи и обязан вмешиваться во все, вплоть до торговли и добычи золота. Ни императору Александру, ни тебе, августейшая, многие дела непосильны. Приведу лишь один пример. Не вмешайся я в эти дни в торговлю, Константинополь остался бы без хлеба, ибо Египет не поставляет пшеницу. После отставки Астерия никто не занимался закупкой зерна, и, если бы болгары продержали столицу в осаде хотя бы два месяца, в городе наступил бы голодный мор.

- Знает ли о том Александр?

- Да, Божественный во всё посвящён.

- Ну а послов на Русь по чьей воле отправили?

- По моей. Я помню дословно договор, и по нему Русь обязана оказать нам помощь в случае военной угрозы. Она была налицо.

- Вижу, преславный Константин, что ты служишь империи с честью. Но помни о том, что, кроме императора-соправителя, есть ещё император Константин Багрянородный и я, его регентша.

- Да, августейшая, я об этом буду всегда помнить, - ответил Дука и с поклоном покинул Голубой зал, где принимала его Зоя-августа.

Мать и сын, оставшись одни, долго сидели молча. Странным было это молчание. Зоя-августа думала о сыне, о том, что на его плечи с каждым днём взросления будет ложиться всё большая ответственность за судьбы империи. И ей хотелось заглянуть в завтрашний день. Каким станет подниматься сын на императорский трон, когда придёт время его зрелости? Она пыталась разгадать будущего Багрянородного. Она мечтала видеть его мужественным и благородным монархом, властно держащим бразды правления огромной империи. Она молила Бога, чтобы он избавил державу от разорительных войн, от внутренних потрясений, чтобы Господь послал ему умную и добрую спутницу жизни, чтобы у них были здоровые дети и среди них рос наследник трона. Что ещё могла пожелать сыну любящая мать?

Конечно же, здоровья, державного ума и чтобы подданные любили его за справедливость и заботу об их благе. Но её пугало то, что до того времени, когда наступит пора зрелости, пройдёт ещё больше десяти лет. Она переживала, что отношения между дядей и племянником становятся всё более отчуждёнными.

Александр преднамеренно не замечал Константина, не проявлял к нему никаких добрых чувств. Даже тогда, когда они сидели на тронах, Александр ничем не давал знать о том, что рядом с ним сидит равный ему божественный властитель империи. В сердце Зои-августы всё это отзывалось болью, и особенно острой стала эта боль после убийства Анатолика. Он был предан Льву Мудрому, по-отцовски относился к осиротевшему Багрянородному, чтил её, вдовствующую императрицу. И если его убрали по воле Александра, значит, тому это было нужно. Выходило, что Анатолик мешал Александру в каких-то замыслах. В каких? И касались ли они её сына? На это надо было искать ответы. По силам ли ей это? «Да», - отвечала себе Зоя-августа.

Думы юного императора Багрянородного мало чем отличались от размышлений его матери. Несмотря на свой отроческий возраст, он мыслил здраво, по-взрослому и пытался разгадать, что представляет собой бывший доместик школ Дука. Нет, он не казался ему пугающим чудовищем. Он будто пришёл из древних греческих мифов, был загадочным и никого не впускал в свой внутренний мир. Багрянородный не мог даже предположить, какими деяниями он удивит императорский двор завтра. К изучению Дуки Багрянородного побуждала природная любознательность. Подспудно и неосознанно в нём пробуждалась страсть к познанию не только своего сановника, но и окружающего мира. И впервые в Багрянородном появилось желание описать Дуку, хотя бы запечатлеть его внешний образ на пергаменте. И тому, кто заглянул бы в будущее Багрянородного, было бы ведомо, что его желанию суждено быть исполненным. Он прикоснётся пером к пергаменту и напишет многие сочинения. Пока же Константин Багрянородный лишь наблюдал жизнь, осмысливая её в меру своего дарования и возраста. Жизнь подбрасывала ему всё новые загадки.

Как-то уже глубокой осенью 912 года в Золотой палате по воле Александра собрались на совет сановники. Были приглашены и Багрянородный с Зоей-августой. Александру пришла мысль, что пора утвердить Неофита в титуле великого доместика, сделать его главнокомандующим византийской армией. Александр описал все достоинства Неофита и его заслуги перед империей и предложил совету:

- Надеюсь, преславные чиновники, вы поддержите моё выдвижение логофета дворца Неофита на пост великого доместика.

Однако этот призыв Александра никого не побудил из сановников выразить своё согласие. Молчание, которое озадачило императора, было полным. Лишь после долгой паузы Багрянородный спросил дядю:

- Ты прочишь Неофита в командующие армией Византии, а умеет ли он держать в руках меч? На плацу я видел многих сановников, кто упражнялся, а Неофита не встречал.

Багрянородного поддержал Константин Дука:

- Рано Неофиту стоять во главе войска. Думаю, что этого места более достоин командующий сухопутной армией Лев Фока.

Не удержалась от желания высказать своё мнение и Зоя-августа:

- Багрянородный и я считаем, что великим доместиком способен встать бывший адмирал флота, а ныне доместик гвардии Лакапин.

- У меня нет возражений против сказанного августейшей императрицей. А Неофит пусть наберётся военного опыта, будучи заместителем Льва Фоки, - согласился Константин Дука.

Сановники дружно поддержали Зою-августу и Константина Дуку. И надо было видеть лицо Александра: глаза сверкали гневом, рот исказила гримаса. Он ополчился на Константина Дуку и Зою-августу. Тыкая в них пальцем, он чуть ли не с криком произнёс:

- Вы заседаете на совете в последний раз! Только с Константином Багрянородным я буду решать государственные дела!

Решение совета Александр не осмелился отменить. А встретившись с Неофитом, сказал ему:

- Меня одолели недруги: твои и мои. Но ты уезжаешь заместителем к Льву Фоке и с очень важным моим заданием. Подготовь всех турмархов к тому, чтобы они в нужный день дружно защитили наши с тобой интересы во благо империи.

- Я постараюсь, Божественный. К тому же знаю, кто наш враг.

- Вот и славно. Да собирайся не мешкая. Чем раньше встанешь рядом с Львом Фокой, тем лучше для нас с тобой.

Неофит, однако, не смог поспешить с отбытием в Никею. По воле Константина Дуки его задержали. Дука готовил Льву Фоке некую грамоту. Он вручил её Неофиту, когда вечерело. Он словно предугадывал, что может произойти в проливе Босфор в эту позднюю осеннюю пору.

- Передашь лично командующему армией, - наказал Дука.

Неофит пришёл в бухту Золотой Рог уже вечером. Капитан небольшой памфилы[22] предупредил его:

- Нам бы лучше с утра выйти в пролив. Шторм может быть…

Неофит был взвинчен и резко остановил капитана судна:

- Отправляемся немедленно. И никаких разговоров.

Из бухты памфила вышла при слабом ветре, но по мере удаления он усиливался. Пришлось убрать парус. Памфила пошла на вёслах. Ветер превратился в ураганный, вздыбились волны. Они били в правый борт, и гребцы, хотя и не жалели сил, не могли удержать судно по курсу. Когда же вышли на середину Босфора, памфилу, словно щепку, понесло на восток. Волны накатывались выше бортов, заливали судно. Сломалась мачта. С каждым мгновением памфила оседала всё ниже. Шквалы западного ветра и волны несли её в самую горловину пролива, к Чёрному морю. И там, в узком месте, памфила налетела на купеческую кумбарию[23] арабов. Раздался оглушительный треск. Борта не выдержали, суда развалились, их захлестнул могучий вал и поглотил. Стихия продолжала неистовствовать.

Спустя неделю после шторма с южного побережья Босфора пришла в бухту Золотой Рог лёгкая скидия. Лев Фока прислал в Магнавр казначея Харимона. Он всегда приплывал в конце года за денежным довольствием для армии. И когда логофет Феаген, управляющий императорским казначейством вместо отстранённого Василия, спросил Харимона, прибыл ли к Льву Фоке сановник Неофит, тот ответил:

- Я в этом месяце никого из высоких чинов на довольствие не ставил и даже новых лиц в штабе не видел.

- Странно. Семь дней назад отбыл в Никею на памфиле Неофит. Может, его захватил шторм?

- Я слышал, что в проливе погибло много судов. Но больше купеческих кумбарий.

Поговорив с Харимоном, Феаген отправился к логофету Ромилу, занявшему место Неофита, и рассказал ему то, что услышал от казначея из Никеи. Ромил прошёл на доклад к императору Александру. Выслушав Ромила, Александр ничего не сказал. Он задумался, и было над чем. Кто-то сильный и отважный бросил императору вызов, и гибель фаворита в морской пучине - это предупреждение ему, Божественному. Выходило, что его противник обладал демоническим даром. Предполагал Александр давно, что разгул стихии в Босфоре не во власти природы, а в руках демонов, и теперь надо было ждать возмездия ему, Божественному. Не владеющий твёрдым духом Александр принялся искать врагов близ себя. Его поиски увенчались успехом. Он узнал, что великий доместик Анатолик и Константин Дука были в родстве по материнской линии. Но не только это вызвало подозрение императора во враждебности Дуки к нему. Он заметил, что глаза Дуки излучали демоническую силу. Александру оставалось только следить за ним, ждать проявления демонизма и тогда судить его церковным судом, а это значило предать смерти на костре.

Не умеющий быть скрытным, Александр вскоре выказал свой страх перед Дукой, и умный бывший доместик школ понял, что в лице императора Александра он приобрёл лютого врага, который ищет малейшего повода посчитаться с ним. Особенно это стало ясно Константину Дуке, когда во время застолья по случаю Рождества Христова захмелевший император, грозя ему пальцем, сказал:

- Гибель моего славного дворецкого Неофита на твоей совести, доместик школ. Запомни это.

Константин Дука счёл незаслуженным это подозрение и оттого вдвойне болезненным. И в нём, гордом и обидчивом до озлобления, проснулась ненависть. Чтобы не выплеснуть её, не выдать себя, Дука ушёл с праздничного торжества. Уходил он с супругой Мелентиной и малолетним сыном Феоктистом. Провожал их логофет дворца Ромил. Он успокаивал Дуку:

- Ваша светлость, не надо обращать внимания на Божественного. Он всегда груб и резок, когда выпьет хмельного.

Ромил проводил семью Дуки до палат бывшего Логофета дворца Тавриона, которые Александр отобрал, когда «расчищал авгиевы конюшни» во дворце Магнавр. Прощаясь с Дукой, Ромил пожелал ему:

- Да не снизойдёт гнев Божественного на вашу голову, достойный Константин. Спокойной ночи. - И они расстались.

А наутро в день собора Пресвятой Богородицы императора Александра нашли в постели мёртвым. На полу валялся золотой кубок и стояла лужица недопитого вина. Вскоре слух о смерти императора облетел весь дворец Магнавр, и он загудел, словно растревоженный улей. В спальню императора сбежались сановники, пришли Зоя-августа и Багрянородный. Неожиданная смерть сильного, здорового человека потрясла всех своей загадочностью. Зоя-августа спросила сановников и смотрела при этом на логофета дворца Ромила.

- Кто уводил императора из трапезной в опочивальню?

- Я в это время провожал Константина Дуку, - ответил Ромила.

Все остальные промолчали. И эта загадка так и не будет распознана. И ни у кого не будет оснований осудить Константина Дуку. Все вельможи видели, как уходил он с семьёй из трапезной и провожал их Ромил.

Лишь мудрые старцы скажут, что таких таинственных смертей случалось в византийских дворцах немало и с ними всегда мирились.


Глава седьмая. МЯТЕЖ


Императора Александра за три года его стояния на троне так и не полюбили ни народ, ни его сановники, ни вельможи. Он не оставил в памяти византийцев никаких добрых деяний, - но нажил множество врагов. С Болгарией он не сумел наладить дружественных отношений. Откупившись от них однажды уступками в торговле, он вскоре забыл о самом существовании Болгарии в угоду своей праздной жизни. И всё-таки его неожиданная смерть была воспринята в Византии как бедствие. Народ империи не помнил, когда свершилось последнее покушение на коронованных особ. Смерть Льва Мудрого была признана византийцами естественной. В городе поползли слухи, что на императора Александра совершили покушение заговорщики, но их имён никто не называл, ибо не знали. Убийца оставался загадочным.

Острее всех отравление дяди Александра во дворце Магнавр переживал Константин Багрянородный.

- Матушка-августа, зачем злодеи сделали это? Ведь он был терпим. Он ходил в храм, молился. Время пришло бы, и он стал бы ко всем милосерднее.

Зоя-августа не нашла, что ответить сыну. Она только утешала его:

- Видно, так было угодно Господу Богу.

Но это утешение было слабым. Багрянородный забыл все детские обиды на дядю, который никогда не проявлял к нему добрых чувств. Племянник Константин пытался вспоминать лишь что-то хорошее в дяде и собирал это по крупицам. Теперь ему была понятнее любовь дяди к лошадям, к своему отцу, который в юности объезжал ретивых коней. И сам Александр заботился об арабских скакунах, когда их готовили к бегам на гипподроме. Даже нелюбовь дяди к матери Багрянородный прощал, оправдывая его тем, что тот не познал супружеского тепла.

После смерти дяди Константин неожиданно повзрослел, на его лице появилась озабоченность, оно стало строже, и даже отроческие припухшие губы сделались суше. Он уже серьёзно осознавал своё высокое назначение: отныне он единовластный монарх великой империи. Ему, и только ему отвечать за благополучие в державе, за безопасность её рубежей, за то, как работает правительство, сенат. К чести Багрянородного, в свои отроческие годы он уже знал роль правительства, сената, знал, где пролегают рубежи его империи, где раскинулись земли всех двадцати девяти фем - провинций. Он мог назвать все восточные семнадцать провинций, расположенных в Малой Азии вплоть до реки Евфрат. Он помнил наизусть фемы Балканского полуострова - их было двенадцать. Знал Константин всех стратигов, возглавлявших провинции, и всех епархов крупных городов. В этом ему помогал логофет казначейства Феаген, который распределял денежное довольствие по провинциям и городам.

День за днём и всякими доступными путями, с помощью Зои-августы и приближенных сановников Константин расширял и углублял свои знания об империи. Он узнал, что у Византии есть вассальные города и земли в других державах: в Италии - Венеция, Неаполь, Гаэту, Амальфи, в Далмации - Рагуза, Спалато. Константина заинтересовали вассалы северо-запада Балканского полуострова. Там жили хорваты, сербы, обращённые дедом, императором Василием Македонянином, в христианство. Багрянородный считал, чем-то они будут очень полезны в борьбе против Болгарии, издавна враждебной Византии.

Узнавая свою империю, Константин удивлялся её безбрежным пространствам. На западе от неё был зависим Египет со столицей Александрией, на востоке - далёкая Армения, раскинувшаяся по юго-восточному побережью Чёрного моря. Константин поклялся в душе, что как только повзрослеет, так совершит путешествие во все четыре конца света своей империи. И первое своё путешествие Багрянородный задумал совершить в Армению, на родину предков своего деда. Его тянуло узнать быт и жизнь горцев: армян, аланов, грузин.

Прошли сороковины после смерти императора Александра, и жизнь в Константинополе, во дворце Магнавр стала входить в обычное русло. Всю полноту власти Зоя-августа и Багрянородный взяли в свои руки. Им помогал своими советами мудрый патриарх Николай Мистик. К старости дядя Зои-августы осознал, что когда-то был несправедлив к племяннице и даже не пожелал узаконить её брак. Но когда Зоя-августа пришла с сыном на день Святой Троицы в храм Святой Софии помолиться, он усадил её в императорское кресло и попросил у неё прощения.

- Я долго отчуждал тебя, славная племянница, причинил тебе много страданий. Каюсь в грехах своих и прошу меня помиловать.

Зоя-августа встала с кресла, обняла усохшие плечи старца.

- Будем жить в мире, дядюшка, сколько позволит Господь. Я ведь в ту пору, когда ты восстал против моего супружества, молила Бога о твоём здравии. Тебя толкали на суровость каноны веры. Кто же в этом виноват?

- Так и было. Теперь же я помогу тебе и твоему сыну укрепиться на троне империи.

После литургии в честь Святой Троицы патриарх увёл Зою-августу и Константина в ризницу и там поделился с ними тем, что не было известно простым смертным и что составляло тайну церковной исповеди. Знал Николай Мистик, что, раскрывая кому-либо эту тайну, он совершает тяжкий грех. Однако, помня о том, что тем самым он предупреждает о готовящемся преступлении против императорского дома, он обязан был нарушить церковный канон. И патриарх предупредил.

- Тишина и благость, наступившие ныне в державе, мнимые, дети мои, - начал он разговор. - К трону империи вновь подползают черные демоны. Они коварны и скрытны и до поры до времени не дадут о себе знать.

- Что же нам делать, святейший, чтобы обезопасить себя? - спросила Зоя-августа. - И кто эти демоны?

- Трудно ответить на второй вопрос. Но проведу вас к первому. Вам надо, и это посильно, восстановить справедливость.

- Какую?

- Верните на государеву службу всех, кого изгнал Александр.

- Но это трудно сделать. У нас появятся новые враги.

- Верно и то и другое. Но борьба за справедливость всегда требует жертв. Опирайся на Романа Лакапина. Он честен и не подведёт.

- Но нам придётся идти против Дуки, - заметил Багрянородный. - Он уже сумел приласкать тех, кто вознёс Александра.

- Да, вам нужно встать против Дуки. Что поделаешь! Но, изживя из дворца недругов, вернув обездоленных, вы справитесь с теми, кто стоит за спиной нынешних сановников.

- Дядюшка, скажи откровенно: кого нам опасаться?

- Скоро вы узнаете его сами, как только потревожите осиное гнездо. Внимайте дальше. Вернув к трону одних, привлекайте и тех, кто будет служить вам верой и правдой.

- Как узнать преданных? - спросил Багрянородный.

- Когда встанут на службу Астерий, Таврион, Василид, Прокопий, они и приведут праведных. И последнее: вызовите в столицу Льва Фоку и всех его турмархов. Их придётся взять под стражу и отправить подальше от армии.

- Это невозможно, - заявила Зоя-августа.

- Возможно. Но очень трудно. Помните, что Лев Фока готовит очаг мятежа.

Патриарх отошёл от Зои-августы и её сына к стене, за которой был алтарь. Там висела большая икона Богоматери с младенцем, перед которой стояли императоры Константин Великий и Юстиниан Первый. Патриарх прочитал молитву и, вернувшись, сказал:

- Я внял совету святых императоров и открываю вам тайну исповеди. Знайте же, что вдохновитель и вождь мятежа рядом с вами. Это бывший доместик школ, а ныне логофет дрома Константин Дука.

Зоя-августа побледнела. У Багрянородного в глазах появился страх, он сжался, словно от грозящего ему удара.

- Дядюшка, может, арестовать его тайно? - спросила императрица.

- Нельзя сейчас этого делать! - выдохнул патриарх. - Поступайте, пожалуйста, как я советую. Пусть восторжествует справедливость, нарушенная Александром. Это все, что я мог вам поведать. Помолитесь во имя Господа Бога И выступайте после этого против демонов. Аминь.

Зоя-августа и Багрянородный посмотрели друг на друга. Они поняли, что патриарх тоже боится грядущих событий и потому не желает, чтобы они нахлынули бурей.

- Мы будем терпеливы и во всём последуем твоему совету, дядюшка, - сказала Зоя-августа. - Всё будем делать скрытно, чтобы Дука не застал нас врасплох. Так ли я говорю, Божественный?

- Матушка-августа, я с тобой согласен.

Покинув храм Святой Софии, Багрянородный ещё в пути к дворцу посоветовал Зое-августе позвать к себе изгнанного Александром бывшего логофета казначейства Василида.

- Матушка-августа, мы в первую очередь вернём к службе Василида и накажем ему выдать всем опальным от Александра пособие. И пусть он каждому скажет, что его зовут на званый обед в Магнавр. Как соберутся все, так и оставим их во дворце.

- Божественный, ты дал мудрый совет. Василид конечно же исполнит нашу просьбу. А когда все соберутся… - Зоя-августа остановилась. - Впрочем, не будем опережать события.

Казначей Василид служил в этой должности двадцать с лишним лет и начинал службу ещё при Василии Македонянине, деде Багрянородного. Это был умный и замкнутый человек, обладавший твёрдым характером. Казна при нём находилась на самом строгом учёте, и ни одна золотая или серебряная монета не пропадала бесследно. Высокий, крепкий, всё ещё моложавый, хотя чёрная борода была окрашена густой изморозью, с большими строгими карими глазами, он умел держать на расстоянии самых настырных вельмож, которые небескорыстно добивались его дружбы. Зою-августу он уважал за то, что она была бережливой хозяйкой Магнавра.

Казначей Василид - по церковному преданию - царственный, почтительно стоял перед императрицей. Но Зоя-августа позвала его не для того, чтобы отдать повеление, она хотела попросить его участия в делах на благо императорского престола. Она провела его к столу.

- Садись, достопочтенный Василид. Мы пригубим с тобой вина, и я поделюсь с тобой своими горестями.

Зоя-августа села к столу. Василид последовал за ней. Он держал себя свободно и ответил достойно:

- Я готов исполнить твоё повеление, императрица Зоя-августа.

Золотые кубки были уже наполнены вином. Зоя-августа взяла свой. Василид тоже поднял кубок. Они выпили вина, и Зоя-августа начала разговор:

- Через неделю памятный день кончины моего супруга Льва Мудрого, и я хочу собрать к столу всех, кто помогал ему править державой. Ты помнишь, что всем рассылал пособие за опалу. Теперь мы выдадим тебе деньги, и ты развезёшь их тем, кто чтил Льва Мудрого, и пригласишь их на званый обед, который падает на чистый четверг.

- Я понял, государыня. Это доступно сделать, и я выполню твою просьбу. Дай повеление казначею Феагену выдать мне деньги и выделить стражей.

- Всё устроит Гонгила. Я пошлю его сейчас же к Феагену. И спасибо, Василид. Я помню тебя с той поры, когда была девочкой, а на трон вступил мой будущий супруг Лев Мудрый.

- Твой супруг, августейшая, продолжал дело отца без погрешений, и дай Бог, чтобы династия Македонян жила и здравствовала. Я ведь сам из Македонии, и как мне не чтить своих земляков. В юности будущий император Василий дружил с моим отцом, а он в ту пору был казначеем при епархе Адрианополя.

- Я помню о том из рассказов супруга. Ты ведь тоже тогда дружил с ним.

- Так и было. - И, вздохнув, Василид добавил: - Светлое время тогда было. Я часто вспоминаю его. Поди, старею.

- Но скажи мне, преславный Василид, положа руку на сердце, как сейчас течёт жизнь в Магнавре? Вроде бы всё мирно, тихо. А по-твоему?

Василид задумался. Он понял, что приглашение не сводится лишь к тому, чтобы уведомить опальных вельмож о званом обеде. Он счёл, что Зоя-августа скрывает от него суть приглашения. Увидела она какие-то подводные течения в жизни Магнавра и насторожилась. Бывший логофет казначейства, будучи сам скрытным, даже издали умел наблюдать дворцовые ходы, как поверхностные, так и глубинные. Он с большой достоверностью мог бы сказать, кто виновник гибели Александра. Император отправил Василида в отставку значительно позже других сановников. И теперь он понял, с какой целью тогда брали у него из казны деньги. Но византийская дворцовая жизнь приучила Василида к умению скрывать свои прозрения и быть во всём осторожным. Иначе ему бы не прослужить два с лишним десятилетия главным казначеем огромных богатств, которые хранились у него в подвалах не только в деньгах, но и в чистом золоте, серебре, в больших запасах драгоценных камней. Особая была у Василида служба, и он дорожил ею. Но потерял, жестоко обиженный императором Александром. За что он был отстранён от должности? Не за то ли, что любил Льва Мудрого, а с него перенёс любовь на сына? И вот теперь отрок династии Македонян может попасть в смертельную беду, которая пока таится в дворцовых течениях. Как тут не встать на защиту Багрянородного? По глубокому убеждению Василида, внук Василия Македонянина должен способствовать расцвету Византии, наступившему при деде. «Да не пожалею живота своего», - отважно подумал Василид и ответил терпеливо ожидающей его слова Зое-августе:

- Да, пока мне всё кажется тихим и мирным в Магнавре, матушка-императрица. Но, если ответить положа руку на сердце, я вижу бурный подводный поток, и не приведи Господь вырваться ему наружу.

- Буду откровенна с тобой, Василид, я слышу об этом сегодня во второй раз.

- Я так и понял. И надо поблагодарить Бога, что он шлёт заступников императорскому дому.

- Но кто приводит в движение подводный поток?

- Тебе, матушка-императрица, поди, сказали о чёрном дьяволе?

- Сказали. И я догадываюсь, что ты тоже знаешь его. Потому не будем медлить, славный Василид. Прими мою просьбу о защите Багрянородного с пониманием и чистым сердцем. Благословляю тебя.

Василид допил из кубка вино, встал.

- Твоё благословение, матушка, для меня свято. Я жду Гонгилу. - Он откланялся и покинул Голубой зал.

Зоя-августа встала следом за Василидом, позвала Гонгилу и отправилась вместе с ним в казначейство за деньгами. В пути её не оставляли думы. Она пришла к мысли, что успокаиваться нельзя ни на минуту и что ей нужно встретиться с Романом Лакапином: в его руках императорская гвардия. И Зоя-августа подумала, что сейчас надо узнать настроение Лакапина, не изменилось ли его отношение к Константину Дуке. Вдруг Дука сумел завоевать расположение Лакапина - тогда всё донельзя осложнится. Те, кто встал во главе заговора и дерзнул поднять мятеж против законных государей, имея под руками гвардию, конечно же добьются успеха. Зоя-августа знала, что при императоре Александре Лакапин питал к Константину Дуке скрытую неприязнь. Не улетучилась ли она? Когда деньги в казначействе были получены и Гонгила с двумя стражами ушёл к Василиду, Зоя-августа, одолеваемая сомнениями, отправилась к сыну, чтобы услышать его мнение.

Константин Багрянородный был в это время в библиотеке и вместо занимательного чтения углубился в сочинение о Константине Великом, основателе Византии. Зоя-августа, увидев сына за этим занятием, порадовалась. Знала она, что жизнь Константина Великого - самый яркий пример служения империи.

- Прости, сынок, что прерываю твоё чтение. Я хочу тебя кое о чём спросить.

- Слушаю тебя, матушка-августа.

- Ты зорок. Скажи мне, не тянутся ли друг к другу Дука и Лакапин? Я не понимаю их отношений.

- Нет, матушка, не тянутся. Тебе надо было видеть, как Дука смотрит на Лакапина, и ты всё поняла бы.

- И что же, он ненавидит доместика Лакапина?

- Пожалуй, так. Но его ненависть исходит от страха перед Лакапином. Не знаю, почему, но это истина.

- . Ты меня порадовал. Значит, мне не нужно опасаться Лакапина, если я намекну ему о том, к чему стремится Дука?

- Не опасайся. Нам на него можно положиться. К тому же Лакапин готов исполнить любую твою просьбу, - улыбнулся Багрянородный.

Подспудный смысл последней фразы Зоя-августа не поняла. Она ответила:

- Дай-то Бог. Но послушай, какая мысль пришла мне в голову. Мы едва знаем половину сановников, выдвинутых Константином Дукой, и уж совсем плохо знаем слуг и ремесленников, которых во дворце сотни. А что если все они сторонники Дуки?

- Верно, матушка-августа, так может быть. Но чем сейчас поможет нам Лакапин?

- Да пусть он переоденет своих гвардейцев в дворцовые ливреи, поставит садовниками, конюхами, поварами.

- Ну, поваров не стоит трогать: не каждый гвардеец способен быть поваром, - улыбнулся Багрянородный. - К тому фавориты Дуки узнают обо всём этом и донесут ему. Что тогда?

- Вот этого мы и должны добиться, - убеждённо ответила Зоя-августа. - Надо думать, что Дука пока лишь вынашивает замысел мятежа, но не готов к нему. Заметив перемены, он будет торопиться и тем самым выдаст себя.

- Я благословляю тебя, матушка-августа, на это действо. И если мы станем открыто готовиться к защите чести и трона, это нам только на пользу.

- Вот и славно, Багрянородный. Я сегодня же поговорю с Лакапином. Он умён и всё поймёт. И вот что я хочу сделать. Следует поручить нашим служителям в секрете Диодору и Сфенкелу, чтобы они не спускали глаз с Дуки.

- Матушка, будь осторожна. Сфенкел и Диодор служили дяде Александру. Если ты сочтёшь их преданными нам - поручи.

- Согласна с тобой, да ведь не влезешь в душу каждого, - вздохнула Зоя-августа, тронула сына за плечо и покинула библиотеку.

Романа Лакапина нашли лишь к вечеру. Он вместе со своими гвардейцами выезжал на учения за город. Эти учения были обязательными, но гвардейцы любили выезжать на полевой простор и там вольно предаваться военным играм, показывать свою удаль, сноровку.

В эти годы, начиная со времён Василия Македонянина, Византия могла держать наёмное войско. И гвардия наполовину состояла из иноземцев: иверов, печенегов, хазар. А в последние годы жизни императора Льва Мудрого в гвардии появились и сотни русских воинов, которых князь Олег стал отпускать на службу в дружественную державу. Они уже хорошо говорили по-гречески, многие обзавелись семьями, у них росли дети. В гвардейской тагме Лакапина было около тысячи русов. Он любил их. Это были храбрые, сильные и надёжные воины. Они обладали выносливостью и питались самой простой пищей. Все они отличались от других гвардейцев внешностью: рослые, статные, светловолосые, с улыбчивыми лицами. Этих северных славян ни с кем нельзя было спутать. В это время между Византией и Русью был в силе договор о мире, заключённый с великим князем Олегом. В нём говорилось и о военной помощи Руси в трудную для Византии пору.

Когда Зоя-августа и Лакапин встретились в Голубом зале и императрица озадачила его вопросом, сможет ли он подобрать на временную дворцовую службу пятьсот гвардейцев, Лакапин без колебаний ответил:

- Лучше других с этим справятся русы. Им это проще. На своих подворьях в посаде близ монастыря Святого Мамы они многому научились по хозяйству. Подберу из них и дворцовых слуг, и конюхов, и садовников. Русы сделают все, что им поручим.

Зое-августе нравилась открытость характера Лакапина. Она хорошо знала его семью: жену Марию, четверых сыновей, дочь Елену, ровесницу её сына. Девочка была обаятельна, и Зоя-августа полюбила её. «Я обязательно позову Елену на службу во дворец», - пообещала Зоя-августа Марии. И теперь, угадав в Лакапине желание послужить императорскому дому, она осведомилась:

- Славный Лакапин, а почему ты не спросишь, зачем я зову гвардейцев в конюхи, слуги, садовники?

- Я воин с десяти лет, и нам не принято интересоваться тем, во что нас не посвящают власть имущие.

- Спасибо за откровенность, ты открыл мне путь к взаимности. Я буду с тобой, адмирал, прямолинейна, чтобы у тебя не возникло подозрения, что веду с тобой игру.

- Я слушаю тебя, государыня, и чувствую, что ты намерена опасаться за судьбу трона.

- Верно. Выходит, что поветрие достигло и тебя, адмирал?

- Достигло.

- В таком случае я призываю тебя бороться с нами рука об руку, и в том надобность в твоих гвардейцах. И лучше всего, как ты говоришь, привлечь к этому русов. Одного боюсь: у нас, кажется, мало времени, чтобы предупредить опасность.

- Придётся постараться не опоздать.

- Тогда сегодня же в ночь приходи с помощниками к логофету императорского имущества Прокопию, и он выдаст твоим гвардейцам ливреи и всё прочее, что потребуется.

Судьбе было угодно крепко связать семьи императрицы Зои-августы и Романа Лакапина. Через несколько лет дочь Лакапина Елена стала женой Константина Багрянородного, и их супружество многие годы до вознесения в чистое небо было безоблачным. А теперь Зоя-августа и Лакапин в доброжелательном единении вступили в борьбу с главарём, готовящим мятеж.

Сам Константин Дука пока пребывал в неведении того, что его замыслы известны императору Багрянородному и императрице Зое-августе. В последнее время он редко бывал во дворце, находился в разъездах и плаваниях по городам империи, располагавшимся по побережью Ионического моря и Адриатики. Особый интерес проявил Константин Дука к крупному, и второму по значению после Константинополя, городу Фессалоники. Туда он выезжал дважды и постоянно посылал с различными поручениями своих чиновников. Его гонцы уплывали на полуостров Пелопоннес и в города Никополь и Кефалония. Константин Дука, просвещённый доместик школ, по духу своему был стратигом, и его замыслы могли бы удовлетворить самого осторожного претендента на императорский трон, потому что они были подготовлены основательно и сулили успех. Дуке удалось привлечь на свою сторону многих градоначальников в Малой Азии. Там были целые военные провинции, такие как Харсиана, Месопотамия, Колонея, усеянные укреплениями с пограничной милицией. Благодаря влиянию командующего сухопутной армией Льва Фоки на епархов этих городов и на стратегов провинций, они готовы были поддержать Константина Дуку в захвате трона империи.

Такая мощная поддержка во многих провинциях притупила бдительность Константина Дуки, и он не придал значения тому, что во дворце Магнавр увидел всех тех сановников, которых в своё время отлучил от службы император Александр. Даже встреча с бывшим премьер-министром Астерием и логофетом дворца Таврионом не насторожила и не смутила его. Он поприветствовал их и спросил:

- С чем пожаловали в Магнавр?

Астерий ответил ему с лёгким поклоном:

- Мы приглашены Зоей-августой на званый обед по случаю очередной годовщины дня памяти Льва Мудрого.

- Очень хороший повод, - усмехнулся Дука тонкими губами. - Но запомните одно: чтобы и духу вашего не было во дворце после трапезы. Ишь, наводнили Магнавр без меры!

- Мы не забудем этого, - ответил и Таврион с лёгким поклоном.

Константин Дука не обратил внимания на молодых с крепкой воинской статью слуг дворца, на лакеев, подающих за трапезой блюда. Он думал о том, что приближается его звёздный час: в полночь через день после званого обеда, по его замыслу распахнутся с четырёх сторон ворота и в Магнавр ворвутся больше тысячи отважных наездников-арабов, повяжут всех обитателей дворца вместе с императором Багрянородным и его матерью Зоей-августой, отведут их в бухту Золотой Рог и отправят на пустынные острова Эгейского моря. Что с ними станется потом, Константина Дуку не интересовало. Власть окажется в его руках, армия будет ему послушна. В Константинополе ему поможет укрепить трон доместик Зинон, а в провинциях - командующий сухопутной армией Лев Фока. В душе Дука ликовал, считая, что в эту ночь он наденет красные сапоги и будет провозглашён императором. Он послал в свой дворец слугу и велел жене Мелентине с сыном Феоктистом прибыть утром в Магнавр, чтобы быть очевидцами его триумфа.

До начала мятежа оставались считанные часы. Главной заботой в эти часы было стремление найти начальника императорской дворцовой гвардии Романа Лакапина и в какой раз постараться привлечь его на свою сторону. Была, однако, в арсенале Дуки и другая мера: если Лакапин не согласится ему помочь и жить в мире с ним, то арестовать его или даже лишить жизни и тогда, Дука верил, гвардия будет послушна ему. И вторая мера возобладала над разумом Дуки. Он взял с собой подручных и отправился в покои Лакапина. Но он не нашёл в них ни Романа, ни сыновей, ни жены с дочерью: Лакапины словно в воду канули. И этот, казалось бы, пустяк насторожил Константина Дуку. Понял он, что Лакапина голыми руками не возьмёшь. В это время во дворце появился командир тагмы гвардейцев, которая стояла в пригороде Константинополя, и Дука повелел Зинону:

- Возьми гвардейцев и найди Лакапина во что бы то ни стало. Лиши его жизни, ибо он может помешать нам.

- Я исполню твою волю, великий логофет дрома, - ответил Зинон.

Это был могучий воин, способный сражаться не с одним, а с полудюжиной врагов.

- И тогда получишь императорскую дворцовую гвардию, - пообещал Дука.

- Я найду Лакапина и снесу с него голову! - воскликнул от радости Зинон и один отправился в казармы, где располагались дворцовые гвардейцы.

За ним последовал служитель в секрете Диодор. Под рукой у него было седло - так он не обращал на себя внимания и его никто не остановил. Диодор вошёл следом за Зиноном в казарму, нашёл младшего турмарха Стирикта и сказал ему:

- В поисках Лакапина к вам пришёл глава тагмы Зинон. Он лютый враг вашего Лакапина и убьёт его, если встретит. По воле императора арестуйте Зинона и посадите в карцер. Помните: он силён, как лев, и опасен.

- Справимся. Я на него пару тигров выпущу, - улыбнулся Стирикт.

Константин Дука ждал Зинона с нетерпением. Но прошёл час, другой, а он не возвращался. Дука понял, что настал критический миг, и поспешил в свой родовой особняк на проспекте Меса. За последние ночи в нём собралось больше тысячи наёмников иверов и хазар, подготовленных для овладения дворцом Магнавр.

До полуночи оставалось ещё больше часа, но некое предчувствие побудило Дуку действовать немедленно. Он позвал хазарского князя Фармурию и князя иверов Дадаидзе и приказал им:

- Ты, князь Фармурия, как откроем ворота, снимешь стражей и поведёшь своих воинов к казармам. И чтобы ни один-гвардеец не выскочил из них!

- Всё понял, великий логофет.

- Ты, князь Дадаидзе, пойдёшь вслед за мной во дворец, ворвёшься в покои императрицы и императора, снимешь всех стражей, захватишь сановников и императрицу с сыном. Всех немедленно уводи на дромоны в бухту Золотой Рог.

- Какое хорошее дело ты поручил мне, брат, - с улыбкой ответил огневой Дадаидзе. - И помни, великий логофет: вместе с овцами я унесу из дворца всё золото и драгоценности. Всё это моё!

- Я даю тебе волю, чтобы ты взял то, что увидишь и найдёшь.

А за мраморным особняком Константина Дуки уже следили в эти часы десятки пар глаз воинов Лакапина и служителей в секрете, переодетых слугами и в кого угодно. Кто-то из них уже поспешил в Магнавр с вестями, кто-то скрылся в палатах Дуки.

Роман Лакапин в этот час был в полуподвальном помещении дворца, в котором располагались разные службы, кладовые, ледники, огромная кухня. Как всегда, кушанья готовили здесь больше полусотни поваров. В этот вечер среди них была половина гвардейцев, переодетых в поварскую форму. Сам Лакапин был похож на маститого повара. Первым к Лакапину подбежал Диодор.

- Они во дворце, - сказал он. - Но Зинон арестован в казармах.

- Всем к бою! За мной! - крикнул Лакапин и, взяв спрятанный меч, покинул кухню. За ним последовали десятка четыре «поваров». - Всем на второй этаж, к императорским покоям!

На лестничной площадке между первым и вторым этажами Лакапин велел ударить в малайский гонг. Звуки медного ударного инструмента достигли всех уголков дворца, и сотни «слуг», вооружившись короткими мечами, ринулись на мятежников. Звуки гонга были услышаны гвардейцами в казармах, и возле них завязалась схватка с пособниками Дуки. В это время к северным воротам Магнавра подошли гвардейцы Зинона. Они распахнули ворота и хлынули во двор Магнавра.

Их было больше тысячи. Но командир тагмы Стирикт уже встал во главе своих гвардейцев и повёл их на воинов Зинона, большинство из которых были наёмными печенегами и хазарами. Они дрались с дворцовыми гвардейцами без особой охоты и вскоре попытались убежать с места схватки.

Двор Магнавра был очищен от мятежников. Но Стирикт подумал, что они могли ворваться во дворец и захватить его, и повёл своих гвардейцев в Магнавр. Там всё решалось в императорских покоях, где действовал Роман Лакапин. Когда он поднялся на второй этаж, то в императорском крыле услышал звон мечей и увидел в Голубом зале, близ опочивален Багрянородного и Зои-августы, что дерутся две группы воинов. Гвардейцы Лакапина, переодетые слугами, защищали двери спален, а Дука с мятежниками пытался пробиться к ним.

- Бросай оружие, Дука, - крикнул Лакапин, - и ты сохранись себе жизнь!

Дука обернулся к Лакапину, выкинул вперёд руку и закричал:

- Вот он, наш главный враг! Ну берегись! - И кинулся на Романа. Лакапин усмехнулся: доместик школ хочет сойтись с ним в сече. Этого ещё не хватало! Да такого бойца он… Но понял Лакапин и более важное: перед ним был не только его личный враг, но и враг императорского трона и женщины, которую он боготворил. И мгновенно созрела мысль уничтожить его и тем обезглавить мятеж.

А Дука уже был рядом, он занёс меч, чтобы сразить Лакапина. Но Роману хватило мгновения, чтобы отразить удар. И он ещё раз крикнул:

- Бросай оружие, и я сохраню тебе жизнь!

- Это я сохраню тебе жизнь, когда отрублю руки! - И Дука, теряя от гнева рассудок, бросился на Лакапина вновь.

Схватка была скоротечной. Ловкий и стремительный Лакапин снова отбил удар Дуки. Но он не стал выбивать из его рук оружие, ибо безоружного врага не убивают. Он только искусно отражал атаки Дуки и ждал удобного момента, чтобы покончить с ним одним ударом. И этот миг настал. Выхватив левой рукой короткий меч, Лакапин отбил меч Дуки и длинным выпадом нанёс смертельный удар в сердце вождя мятежников.

Константин упал. А его подручные тотчас побросали мечи и опустились на колени.

В дверях опочивальни появилась Зоя-августа. Роман Лакапин подошёл к ней и с лёгким поклоном сказал:

- Государыня Зоя-августа, мятеж подавлен. Его вождь убит.

- Иди и скажи об этом Багрянородному. Он верил в тебя, - ответила Зоя-августа и повела за собой Лакапина.

Дверь в опочивальню императора захлопнулась. Гвардейцы заставили сторонников Дуки выносить тела убитых из Голубого зала, сами же принялись собирать оружие.


Глава восьмая. БИТВА НА РЕКЕ АХЕЛОЕ


Весна 917 года была в Константинополе, да и во всей европейской Византии, тревожной, пугающей войной и новыми потрясениями. Болгария вновь накапливала свои войска на границе с Византией, и оттуда каждую ночь поступали в Константинополь световые сигналы. Всё говорило о том, что царь Симеон вот-вот наденет доспехи, поднимется на боевого коня и поведет свою более чем стотысячную рать на соседа, никак не желающего воевать с Болгарией. Говорили в народе, что в царя Симеона вселился бес гордыни и властолюбия и он был бы счастлив умереть императором на троне Византии. А ведь у Симеона было огромное царство. В эту пору владения Болгарии простирались от Чёрного моря до Адриатического, от Белграда до Фракии на юге. Но царю Симеону этих владений было недостаточно. Непомерное тщеславие побуждало его двинуть своё войско на византийцев.

В императорском дворце Магнавр весной этого года всё ещё отзывались последствия минувшего мятежа. Сторонник Константина Дуки командующий азиатской армией Лев Фока отказался выполнить приказ командующего византийской армией Романа Лакапина. Он не признавал его великим доместиком, считал, что Константин Багрянородный поступил несправедливо, ибо император должен был отдать этот пост ему по праву старшего по званию.

И теперь, когда возникла острая нужда в азиатской армии для защиты Византии от болгар, Лев Фока находил десятки причин, не позволяющих ему выполнить волю императора. Дело дошло до того, что Лев Фока распространил весть о том, что в его армии началась эпидемия проказы. Служители в секрете доложили императору, что это новый обман Льва Фоки и никакой проказы в войске нет. Однако двенадцатилетний император Багрянородный не хотел применять к командующему армией всю силу своей власти. Он по-прежнему слал гонцов к Льву Фоке с грамотами, в которых просил к началу военных действий явиться с войском в европейскую часть Византии.

Со своей стороны Роман Лакапин делал всё возможное, чтобы противопоставить Болгарии силу, способную сдержать вторжение её войска. Он нанял воинов печенежской орды в эту пору кочеваний вдоль нижнего течения Дуная. Орду оставалось только переправить на западный берег реки. Но все греческие суда ждали подхода к южному берегу Мраморного моря азиатской армии и не могли прибыть для переправы печенегов.

В сложившихся обстоятельствах Роман Лакапин рискнул выйти навстречу болгарскому войску всего с двумя тагмами, в которых было чуть больше тридцати тысяч воинов. Времени собирать дополнительное войско в западных провинциях у Лакапина не хватало. Когда же пришла пора выступать навстречу болгарам к северным рубежам Византии, у Лакапина возникла на пути новая преграда. Он пришёл в Магнавр доложить императору Константину о том, что уводит тагмы навстречу врагу. Константин Багрянородный одобрил это решение, но при этом сказал:

- 'Мы пойдём на врага вместе, великий доместик.

- Божественный, ты хочешь вести войско? - вырвалось у Романа. - Но это же опасно! Мы слабее врага в три-четыре раза, если случится сражение…

В карих проницательных глазах юного императора искрилась лукавинка. Он с улыбкой признался:

- Нет, великий доместик, водить войско пока не мой удел. Я хочу увидеть, как наши воины защищают свою землю. И ещё я должен знать воочию, как дерётся алчный царь Симеон. Он нарушает мирный договор. Или нам опять нужно будет от него откупаться?

- Этого я пока не ведаю. Но о другом говорю твёрдо: на войне опасно, государь. Я также не ведаю, что меня ждёт. К тому же мне надо знать, что сказала твоя матушка Зоя-августа о твоём желании.

- Я о том ей не говорил. Но даже если она что-то скажет, запрета не будет. Ей известно, великий доместик, кому должно умереть в постели, тот не погибнет в сече, - пошутил Багрянородный. А потом добавил, как взрослый муж: - Отныне я приступаю к своим особым делам самостоятельно. У нас с матушкой полное взаимопонимание. А дела мои сводятся к тому, чтобы описывать день за днём все, что происходит примечательного в империи. Волей Всевышнего я её главный хронист, и в этом году по совету матушки я поступаю в Магнаврскую высшую школу.

- Это похвально, Божественный. В высшей школе тебя научат, как полезнее управлять империей. А по поводу описания происходящего в державе тебе бы лучше найти хороших хронистов из монахов. Хлопотное это дело да и опасное.

- Не сбивай меня, великий доместик, с избранного пути. Ни тебе, ни матушке жажды моей не погасить.

В этот миг Лакапин впервые отметил, что юный император и его такая же юная дочь Елена очень похожи друг на друга, и больше всего характерами. Но размышлять об этом Лакапину было некогда.

- Выходит, матушка не одобрила твоих шагов, - заметил Роман.

- Одобрила, но сказала, что ещё надо повзрослеть.

- И ты считаешь, что она неправа?

- Нет, я так не скажу, великий доместик. Я понимаю, что такое война. Но я хочу научиться предотвращать войны. Я не забыл, как ты великолепно сделал это пять лет назад. Тогда болгары могли взять Константинополь. Чтобы предотвратить это ещё раз, нам с тобой придётся идти навстречу болгарам вместе.

- Ты убедил меня, Божественный, - с грустью в душе согласился Лакапин. - Готовься в путь. Послезавтра мы выступаем.

- А доместика Льва Фоку я вынужден сместить.

- Как это сделать, я пока не представляю. Не с войском же на него идти!

- Я издам эдикт - указ верховной власти, и он окажется вне закона. Куда ему тогда деться?

- Божественный, лучше подождать немного. Если бы не болгары, мы нашли бы безболезненный путь сменит Льва Фоку и даже с честью для него.

Через день из пригородов Константинополя выступило навстречу болгарам тридцатидвухтысячное войско, ведомое Романом Лакапином. Тагму Зинона возглавил опытный турмарх Стирикт. Император Константин Багрянородный, окружённый сотней отборных гвардейцев, больше русов, ехал в колеснице вместе с евнухом Гонгилой. Увлечённый познанием истории, он так и не научился достойно скакать на резвых скакунах. Путь держали к главному городу Македонии, Адрианополю. Багрянородный и Лакапин считали, что болгары попытаются его захватить, и надо было опередить их, дать им близ города отпор, встав на берегах реки Ахелое. Епархом Адрианополя и стратигом всей провинции стоял в эту пору бывший адмирал флота Леонид. О нём ходили легенды, его сравнивали по силе и храбрости с настоящим львом. Но у него для защиты города было всего шесть тысяч воинов. «Устоит ли он до подхода войска?» - задавал себе вопрос Лакапин и спешил, чтобы встретить врага на намеченном рубеже.

У болгарского царя Симеона были свои расчёты. Его войско находилось значительно ближе к порубежному с Болгарией Адрианополю. И он подошёл к нему на двое суток раньше тагм Романа Лакапина. Полки болгар приблизились к городу ночью и с ходу обложили его плотным кольцом. Царь Симеон повелел с рассветом начать штурм города, и хотя стратиг Леонид попытался сделать все, чтобы спасти Адрианополь, он не сумел противостоять стотысячной рати. Шесть тысяч воинов, защищающих город на стенах редкой цепочкой, для болгар не оказались помехой. Защитники смогли продержаться только до полудня. Болгары лезли на стены как саранча, вал за валом. Стратиг Леонид сам сражался в рядах воинов. Он успевал быть на самых опасных местах и вдохновлял воинов своей безудержной храбростью и могучей силой. И он был уже весь изранен, когда его сразила вражеская стрела. Она поразила его в шею, и он упал замертво. Его гибель вызвала в рядах защитников панику. Они прыгали со стен и убегали в город, прятались по домам. И едва перевалило за полдень, как Адрианополь был в руках царя Симеона. Он, гордый, величественный, въехал в него.

Оставив в городе мощный десятитысячный гарнизон, царь Симеон повёл свою рать навстречу тагмам византийцев. Полки двигались вдоль реки Ахелое, но, достигнув большого прибрежного леса, царь Симеон распорядился, чтобы войско скрылось в нём на отдых. Три полка он выслал вперёд и наказал их воеводам, при встрече с византийцами отступить, а миновав лес и дойдя до чистого поля с увалами близ реки Ахелое, завязать с греками бой. Воеводы поняли замысел царя Симеона и повели полки вперёд.

Лишь на другой день болгарские дозорные увидели греческое войско и умчались предупредить воевод. Но и византийские дозорные заметили болгарских воинов. Двое из них помчались к войску, и один из них, рыжебородый воин, подскакав к Лакапину, доложил:

- Великий доместик, мы видели болгарский дозор. Значит, их войско где-то близко.

- Тебе знакома местность впереди? - спросил Лакапин воина.

- Да, великий доместик. Полдня пути будет вдоль дороги холмистая степь. Дальше дорога прижимается к реке и идёт по опушке леса. Он большой, тянется стадии[24] на десять. За лесом вновь степной простор. Там излучина дороги поворачивает вслед за рекой к Адрианополю.

- Скачите к своим. Продолжайте идти вперёд до появления болгарского войска. Как появится, дайте знать, - распорядился Роман.

Едва дозорные скрылись, Лакапин подскакал к колеснице императора и сказал ему:

- Божественный, скоро мы встретимся с болгарским войском. Вернись хотя бы в Силиврию.

- Великий доместик, не настаивай. Я останусь при войске.

- Я опасаюсь, Божественный, что мы попадём в ловушку.

- Выходит, ты не веришь отваге и мужеству своих гвардейцев. Как же так?

- Нас мало, к тому же болгары коварны. И Адрианополю мы уже ничем не поможем: упустили время, и он уже в руках Симеона. Я не могу принять грех на душу, Божественный. Я опасаюсь за твою жизнь.

- Хорошо, великий доместик, я не буду упорствовать. Поступай, как подсказывает тебе твой опыт и твоё сердце.

- Слава Богу! - воскликнул Роман. - Ты внял моим молитвам. И вот что ещё, Божественный: я оставлю при тебе тысячу воинов-русов во главе с тысяцким Никанором, и вы пойдёте в арьергарде.

- Я покоряюсь твоей воле, великий доместик. Об одном прощу: шли мне вести из авангарда.

- По мере необходимости исполню, Божественный. - Осмотревшись, Лакапин позвал стременного: - Кастор, найди тысяцкого Никанора!

Вскоре Никанор появился перед Лакапином на сером коне. Это был крепкий, светловолосый воин с ровной бородкой. Его голубые глаза сверкали. Ему было не больше двадцати пяти лет.

- Слушаю, батюшка-воевода. Я понял, что нам пора выдвигаться!

- Не спеши поперёд батьки в пекло, как у вас говорят, - усмехнулся Лакапин. - Веди свою тысячу к колеснице Божественного, встань вокруг неё плотно и стой, пока не пройдёт всё войско. Быть тебе с императором в хвосте и беречь его, как зеницу ока.

Глаза у Никанора потускнели, он ответил вяло:

- Исполню. А мы-то в сечу рвались…

Предчувствие никогда не обманывало Лакапина, и он тихо сказал:

- Всем нам сегодня придётся скрестить мечи с врагом. - И, хлопнув Никанора по плечу, добавил весело: - Не посрами чести, тысяцкий, и действуй своим разумом!

Они расстались. Никанор остался близ императорской колесницы, а Роман поскакал в голову колонны.

Солнце поднялось в зенит, когда на дороге вновь появились два конных воина. Это были всё те же дозорные. С вестью приблизился к Лакапину рыжебородый.

- Великий доместик, болгары затаились впереди за увалом.

- Сколько их?

- Патрокл сказал, что около тагмы, - ответил рыжебородый.

Лакапин задумался. Он счёл, что эти шестнадцать тысяч не всё войско, а лишь три-четыре болгарских полка. «Но где остальные? - рассуждал Лакапин. - Если шли мимо Адрианополя и взяли его, то не остались же там? А может, ещё штурмуют город? Ой, доместик, не промахнись! Но у меня же за тридцать тысяч, чего же бояться шестнадцати? Однако и помнить надо, что в войнах побеждают не числом, а умением». С горечью Лакапин подумал и о том, что не удалось заполучить в помощь печенегов, но признался, что в этом виноваты сами: не пригнали суда, и печенеги и отхлынули от могучего Дуная в степи. Вновь он упрекнул командующего сухопутной армией Льва Фоку. И понял Лакапин, что всё складывается не в его пользу и ничто не сулит ему успеха в этой войне с болгарами. Но проснулась гордость. Он, бывший морской адмирал, и с малым флотом выигрывал сражения под Сицилией, так неужели здесь, имея тридцать тысяч храбрых воинов, он повернёт вспять? Да ещё на глазах у императора. И схлынули сомнения в своей слабости, он поверил в удачу, поверил в то, что если не попадёт в ловушку и будет действовать смело, то опрокинет болгарское войско в реку Ахелое, которая у них за спиной.

И Лакапин дал команду Стирикту, чтобы его тагма развернула строй и двигалась к виднеющемуся вдали увалу.

- Как поднимутся на тебя болгары, остановись и рази их стрелами. В этом мы сильнее болгар. Вперёд, гвардия! - проводил Стирикта Лакапин и сразу скомандовал второму турмарху - Кариону: - Ты, друг Карион, пойдёшь в обход болгар. Как зайдёшь за увал, ударишь болгарам в бок, сомнёшь и, и тогда вам вместе со Стириктом гнать их к реке.

Размышляя о предстоящем сражении, Лакапин невольно начал действовать так, как замыслил ход сражения царь Симеон. А ему нельзя было отказать в полководческом таланте. И тут-то Симеон оказался сильнее. Когда тагма Стирикта, развёрнутая в широкий фронт, достигла увала и поднялась на него, болгарские полки, пустив несколько сотен стрел издали, на рысях стали отходить на север, к чернеющему на горизонте лесу. Слева от них показалась тагма Кариона, но болгары продолжали благополучно отходить.

Приближающийся лес, вырастая перед тагмами Кариона и Стирикта, заставил их свернуть развёрнутый строй в колонну и устремиться следом за болгарами в суживающееся пространство между лесом и рекой Ахелое. Судьба загоняла византийцев в ловушку. Лакапин успел подумать, что в этом лесу затаились главные силы болгар, которые сумел спрятать царь Симеон. Однако Лакапина что-то влекло и влекло вперёд, и он вместе с воинами продолжал губительную погоню за полками болгар. Он помнил лишь одно: враг на византийской земле и его надо прогнать.

И вот уже лесной массив позади, впереди вновь широкая степь, за которой виднелась гладь реки Ахелое. Болгары замедлили движение, многие остановились, развернулись к византийцам, подались к мечам. Натянулись луки, и стрелы полетели в византийцев. Лакапин и Стирикт взметнулись на холм на разгорячённых конях, вскинули мечи и уже были готовы вместе с передовыми гвардейцами ринуться в сечу. Но Лакапина словно что-то ударило, он глянул с холма вдаль и увидел, как из леса волна за волной выкатываются конные болгарские воины. И нацелились они нанести удар византийцам в спину. Вот они уже Сблизились с тысячей гвардейцев Никанора, окруживших колесницу императора. Лакапина обдало холодом. Не помня себя, он крикнул: «Ромеи, за мной!» - и поскакал сквозь строй гвардейцев туда, где болгары уже окружали тысячу гвардейцев Никанора.

Воины Стирикта поняли Лакапина и, развернув коней, галопом помчались за ним. И вот уже половина воинов тагмы Стирикта сошлась в сече с болгарами. Лакапин и Стирикт прорубали коридор к колеснице императора. Той порой гвардейцы Никанора, окружив плотным кольцом колесницу, отбивали натиск врага. У Константина Багрянородного на глазах разворачивалась ожесточённая схватка. Он видел, как болгары, пуская стрелы, летели на сомкнутый круг, слышал, как звенели мечи. Он уже видел и то, как Лакапин и Стирикт вели гвардейцев на помощь Никанору. Но пока двенадцатилетний император воспринимал происходящее вокруг как красочную картину, перед которой он всего лишь зритель. До него ещё не дошло, что сражение может обернуться страшной трагедией, что враг наступает силой, превосходящей силу Лакапина в несколько раз. И он не знал, что ему делать в этой круговерти сражения. Беспомощность породила в нём страх.

- Гонгила! - закричал он телохранителю. - Почему не идёшь в сечу? Защити же меня!

- Божественный, успокойся! Ты под защитой Всевышнего! - только и сказал Гонгила, сжимая в могучей руке меч и готовясь отдать жизнь за Багрянородного.

А силы византийцев, оборонявших императора, прирастали. С запада прорубил коридор со своей полноценной тагмой Карион. С севера примчались с восемью тысячами гвардейцев Лакапин и Стирикт. Они без особого труда тоже прорубили себе проход в войске болгар, и в распоряжении Лакапина оказался мощный ударный кулак из двадцати с лишним тысяч воинов. Впереди к югу Лакапин увидел большой холм и решил вести к нему своих гвардейцев, пока болгары не заняли его.

Отбиваясь со всех сторон, византийцы медленно, но упорно пробивались к холму. Их путь устилали десятки трупов врага. И гвардейцы достигли холма, овладели им. Лакапин подумал, что на этой позиции он продержится до ночи, от вражеских стрел их спасут щиты и пространство.

В это время закончилось сражение на берегу Ахелое, где восемь тысяч византийцев сумели опрокинуть в реку вдвое превосходящего их по численности врага. Вернувшись к окружённым тагмам, они тоже мощным клином взялись прорубать себе проход. Стирикт привёл на северный участок две тысячи воинов, и вскоре совместными усилиями они разрубили кольцо, и теперь уже две тагмы занимали холм.

Царь Симеон был в эти часы сражения гневен и неистов. Он расстроился оттого, что не сработала его ловушка. Сам он не участвовал в сече, не знал истинного положения в рядах окружающих и тем более в рядах окружённых. Он лишь покрикивал на воевод, которые появлялись перед ним, приказывал поскорее покончить с врагами и двинуться на Константинополь. И воеводы, не испросив у царя совета, мчались к своим воинам, гнали и гнали их на византийцев. А те стояли стеной, прикрытые огромными червлёными щитами и защищённые длинными мечами. К вечеру болгар одолела усталость. Под натиском таких воинов, как Никанор, Стирикт, Карион, которые врубались в болгарский строй, он распадался и воины в страхе отступали. Когда царь Симеон увидел, как дерутся его «непобедимые богатыри», он вновь вошёл во гнев и кричал на воевод:

- Вам только с курами да овцами воевать. - А когда узнал, что среди византийцев находится император Константин, совсем рассвирепел: - Эй, воеводы, приведите немедленно ко мне Багрянородного, я отхожу его плетью за дерзость! Он узнает, как поднимать меч на царя, который мог взять его дырявый Константинополь!

После этого крика воеводы сами повели воинов на неприступный холм и бились до глубоких сумерек. Но им так и не удалось приблизиться к колеснице императора.

Наступил вечер. Очень быстро стемнело, и прекратился звон мечей, не раздавались боевые кличи. Лишь стоны раненых с той и другой стороны нарушали вечернюю тишину. Лакапин наконец подошёл к императору и сказал:

- Прости, Божественный, мы угодили-таки в ловушку, которую расставил нам царь Симеон.

- Ты видел его? Он при войске?

- Я слышал, как он ругал воевод за то, что ещё не одолели нас. Сегодня он свиреп, как никогда.

- Отведи меня к нему, - потребовал Багрянородный. - Я упрекну его за то, что нарушил мир. И дам ему денег, если он бедствует. Он откроет нам путь.

- Не тешь себя надеждами, Божественный. Нынче ты можешь откупиться от него только короной и троном в Константинополе.

- Господи, Симеон опять за своё! - Тяжело вздохнув, произнёс Багрянородный. - Он ведь и пять лет назад грозился отнять у меня трон. И что же нам теперь делать?

- Держаться. И думать, как выпутаться из нелепого положения, - попытался укрепить дух юного императора Лакапин.

У самого же в этот миг мелькнула, как он назвал её, дикая мысль: «У нас есть два выхода: или с честью умереть на поле брани, или отдаться на милость врага». Но эта «дикая мысль» оказалась легковесной при твёрдом духе Лакапина, и она как прилетела, так и исчезла. Его упадочное состояние продолжалось недолго. Он пошёл по своему стану и увидел, что воины ведут себя спокойно, словно в походе на биваке. Большинство воинов трапезничали, доставая из своих сум съестное, многие кормили коней. Были и такие, которые точили мечи, несли с поля сечи собранное оружие. Господи, у них нет чувства страха перед врагами! Почему это? И понял Лакапин, что на этот вопрос должен ответить только он, если его спросят. Всё сводилось к тому, что гвардейцы верили: он найдёт выход из трудного положения, и только он может спасти войско от полного уничтожения. Но каково найти выход, если против его двадцати с лишним тысяч стоят около ста тысяч болгарских воинов! И, пройдясь из конца в конец по стану гвардейцев, Лакапин нашёл, как ему показалось, простой и надёжный путь спасения своих воинов и юного императора.

Вернувшись после обхода стана к колеснице Багрянородного, он велел стременному Кастору позвать всех старших и младших турмархов на совет. Когда собрались все, кого хотел видеть Лакапин, он сказал им просто и немногословно:

- Как придёт полночь, так выступим тремя колоннами. Ты, Стирикт, пойдёшь справа, ты, Карион, - слева. Между вами, сопровождая императора, пойдёт Никанор. Запомните главное: всё делаем молча, ни звука, ни шороха. Молча поднимаемся и молча идём прорубать себе путь. Враг обложил нас стеной, но стена эта тонка, и мы проломим её, вырвемся на свободу. И пока враг соберётся с духом догнать нас, мы будем за каменными и прочными стенами Силиврии. Думаю, что вам всё ясно. Идите к воинам, готовьтесь в путь.

Юный император стоял рядом с Лакапином, но он ни словом не вмешался в распоряжения великого доместика. Он понял, что сейчас судьба войска в руках этого боевого адмирала. Да, Лакапин остался им. Он смело смотрел в ночь, где во тьме затаились окружившие его войско враги, он толково отдавал приказы, и все, кто слушал его, понимали, что именно так надо идти и биться за право быть свободным, но не рабом.

Полночь приблизилась быстро. Тучи заволокли небо, стояла непроглядная тьма. Но воины уже поднялись в седла, помогли забраться на них раненым, обнажили мечи. И пришла пора ломиться через стан врага. Колесницу императора Лакапин велел спрятать в самую середину колонн. И вот уже шёпотом прошелестело: «Вперёд, вперёд на врага!» Кони шли пока тихо, а потом, когда первые ряды колонн достигли болгар, всё пришло в бешеное движение. Гнали коней кто рысью, кто галопом, и топтали вражеских воинов, убивали их полусонными, когда они возникали на пути. Среди болгар возник переполох. Многие подумали, что враг напал на них всюду, и, бросая коней и оружие, бежали в темноту подальше от византийского стана. Царь Симеон выскочил из шатра и закричал на телохранителей:

- Кто посмел беспокоить меня?!

Один из телохранителей не испугался этого крика и ответил:

- Это, государь-батюшка, ромеи всполошились.

К царю сбежались воеводы, спрашивали его, что делать. Он же начал их беспощадно ругать, а накричавшись вволю, махнул рукой.

- А, делайте что хотите! - и ушёл в шатёр.

Воеводам это показалось смешным, но и грустным.

Они поняли, что византийцы разрубили их стан, окружающий холм, и ушли из-под носа. И пока воеводы соображали, что надо делать, цокот копыт византийской конницы уже погас в ночи и наступила тишина. Пришло и ещё одно разочарование в стане болгар, особенно среди воевод. Все они боялись гнева царя Симеона. Он осознал, что случилось. Сон к нему уже не шёл, он свирепел с каждым мгновением и готов был прогнать с глаз долой всех воевод, допустивших, чтобы византийцы прорвались через их полки. Однако, когда позвали воеводу Панича, к царю прибежал его стременной и сказал:

- Государь-батюшка, воевода Панич убит. Его нашли в груде тел там, где удирали ромеи!

Лишь после этого царь Симеон опомнился и закричал на воевод:

- Эй, бурдюки овечьи, догнать ромеев и порубить! Без головы Лакапина не возвращаться! Пороть буду!

И никто из воевод не посмел возразить царю. Погиб лучший воевода болгарского войска, отважный Панич, и его смерть требовала отмщения. Все воеводы признали правоту царя: надо преследовать византийское войско. Но кто-то из воевод вполголоса заметил:

- Вот и посчитаются с нами ромеи, как в ночь догонять пойдём. То мы их в ловушку заманили, то они нам сыра бесплатного бросили.

Однако сказанное тихо долетело до слуха царя через его шептунов, и он не поленился позвать смелого воеводу.

- Черт возьми, а ты прав, шептун Ботев. Мы и впрямь в ловушку угодим, потому как Лакапин хитрее меня. - Симеон рассмеялся над своей шуткой, а отгромыхав, произнёс: - Приводите войско в порядок, а я пойду спать, - и скрылся в шатре.

Уже далеко за пределами опасности, на раннем рассвете апрельского дня, император послал Гонгилу за Лакапином. Он ехал неподалёку и появился быстро. Багрянородный сказал:

- Великий доместик, ты устал в седле. Садись рядышком в колесницу, отдохни. - Гонгиле Багрянородный указал на коня: - Веди его на поводу.

Лакапин спешился и сел в колесницу.

- Слушаю тебя, Божественный.

- Спасибо тебе и низкий поклон за то, что спас своего императора от позорного плена.

- Это верно. Великий позор ожидал бы нас, случись подобное, - усмехнулся Лакапин и добавил: - Да Бог миловал, и всё позади.

- А что нам дальше делать? Как Симеона образумить?

- Пока не знаю, Божественный. Но поскольку он тоже опозорился, то постарается смыть позор и вновь подойдёт к Константинополю, будет ломиться на стены.

- А что ты будешь делать? Ведь тебе с ним воевать, - усмехнулся юный император.

- Если поможешь, государь, я справлюсь с Симеоном, - серьёзно отозвался Лакапин. - Есть у меня одна задумка.

- В чём моя помощь? Нанимай войско, денег казна тебе даст.

- Другая помощь нужна, немедленная. На этот раз царь Симеон попытается идти на приступ Константинополя не только с суши, но и с моря и ему нужен будет флот. Если мы не помешаем, он наймёт его у африканских арабов или у русов. Их малые ладьи и струги легки и быстры, й тогда по Чёрному морю Симеон прорвётся в Босфор и войдёт в бухту.

- А цепь в Золотом Роге зачем?

- Оборвут. Болгары в железе толк понимают.

- Да, это я слышал.

- Ты, Божественный, как приедешь в Магнавр, тотчас пошли своих дипломатов к арабам и русам.

- И это все?

- Нет, Божественный. Прими любые меры к тому, чтобы азиатская армия была на европейском берегу. И Льва Фоку убери.

- Уж лучше сам возьмись за Льва Фоку. А я тебе новый эдикт напишу. Сильные слова найду.

- Хорошо, Божественный, но помни: я во всём тебе уступаю лишь потому, что ты молод.

- Ах, Лакапин, я другим озабочен. Надо будет обязательно описать события минувших дней и нынешней ночи. Это же страницы истории империи Македонян. Как важно сохранить это для потомства!

Спустя десять и двадцать лет Роман Лакапин будет слышать от улыбчивого Константина Багрянородного те же слова. Словно у императора нет других забот, как только писать сочинения. Что ж, за ту свободу действий, какую предоставит Лакапину император, у того не возникнет никаких других чувств кроме благодарности. Потом придёт уважение, родится любовь. И Роман Лакапин в течение двадцати пяти лет станет соправителем Константина Багрянородного, заслужившим от него самую высокую похвалу.

А пока Божественный и великий доместик спешили добраться до Константинополя, по пути оставив полтагмы в Силиврии для защиты крепости, сами же готовились защищать столицу империи. Отступление гвардии от болгарского войска не было похоже на паническое бегство. Это было расчётливое и продуманное действо спасения императора Византии, который по молодости лет сделал опрометчивый шаг.

Какими путями, неведомо, но вести о том, что произошло на реке Ахелое, дошли не только до горожан, но и до обитателей Магнавра, до священнослужителей и самого патриарха. Все уже знали, как болгары заманили гвардию в ловушку и с какой доблестью великий доместик Лакапин вывел тагмы из вражеского окружения и спас императора от неминуемого пленения. И когда Багрянородный был уже совсем близко от столицы, в город примчались глашатаи и весть о приближении императора облетела все кварталы столицы. Во Влахернском храме зазвонили колокола. На их зов откликнулись другие храмы, и над Константинополем вознёсся благовест. А к северным воротам, в которые должен был въехать император, потянулись сотни горожан. Под звон колоколов выехала из дворца навстречу сыну и императрица Зоя-августа. За минувшее время она провела не одну бессонную ночь, переживая за сына. Её мнение о его неразумном шаге совпадало с мнением Романа Лакапина. Но она уже простила сына и торопила возниц, управляющих четвёркой быстрых коней.

- Они тянутся, как сонные мухи, - сетовала Зоя-августа мамке Вивее.

- Тем желаннее будет встреча, - отвечала мудрая повитуха.

Странно, но императора встречали как победителя. Над толпами горожан стоял с неутихающей силой гул голосов. А Багрянородный прятал от горожан глаза: ему было стыдно. Он хорошо знал, что ведёт за собой вражеское войско, и с болью думал, что через день-другой, заняв Силиврию, царь Симеон появится под стенами Константинополя. Уповал юный император на Бога и надеялся, что воины Кариона продержатся за прочными стенами Силиврии несколько дней, пока не придёт помощь. Но император понимал, что сейчас это его досужие размышления. А жизнь всё рассудит по-иному, и ему придётся держать ответ перед народом за то, что он не может укротить нрав воинственного соседа. Потому-то Багрянородный и не глядел на горожан и даже не видел, как прошагала близ него четвёрка коней и протянула колесницу, в которой сидела Зоя-августа. Он очутился лицом к лицу с матушкой Зоей-августой, которая хотя и смотрела на сына с материнской любовью, но готова была укорить его за легкомыслие. Не укорила. Она легко перебралась к сыну, обняла его.

- Багрянородный, держи голову выше! - проговорила она. - Нет твоей вины в том, что сегодня враг оказался сильнее и коварнее.

- Да, матушка, я уже всё осознал. И я помню, что у нас с Симеоном болгарским в силе мирный договор двенадцатого года. Но как я объясню византийцам всё это.

- Твой народ умный, и он поймёт. Только не надо перед ним оправдываться. В нужный час ты расскажешь ему правду.

Близ самых ворот при въезде в крепость стояла плотная толпа горожан. Они в этот миг молчали. И вдруг молчание было нарушено мощным голосом. Могучий ремесленник в кожаном фартуке, с руками, словно корневища дуба, спросил:

- Божественный, почему ты бежал от болгаришек? Ведь мы тебе такое крепкое оружие отковали!

Юный император не спрятался за мать и Гонгилу. Он велел остановить коней и встал.

- Честно скажу: сегодня царь Симеон сильнее меня. Но я же расту и скоро наберусь сил. Вот и встретимся с Симеоном в чистом поле.

Чистосердечное признание императора было принято горожанами с воодушевлением. Могучий кузнец взмахнул руками, шлёпнул себя по кожаному фартуку и воскликнул:

- Славный парень наш император!

И толпа восторженно загудела. Но похвала не вскружила голову Багрянородному. Он опустился на сиденье и так глубоко задумался, что не замечал уже горожан, стоящих на центральном проспекте Константинополя. Он думал о том, как предотвратить беду, которая неотвратимо приближалась к столице. «Надо остановить болгар на подступах к городу, но как остановить, если нет под рукой армии?» - бился в голове один и тот же вопрос. Он запрокинул её в небо, чтобы вознести молитву к Богу, и вдруг увидел перед собой купола Святой Софии. В глубине души зазвучал церковный хор, а перед глазами шествовал крестный ход с хоругвями и чудотворными иконами и славил мир.

К императору пришло воспоминание пятилетней давности в честь освобождения Константинополя от болгарской осады. «А что если повести крестный ход навстречу врагу? Ведь болгары тоже христиане. Проснётся же в них Бог милосердия.

Не должны же они убивать и брать в рабство ищущих мира!»

Мысли в голове Багрянородного накатывались волнами, перехлёстывали друг друга, и, когда настала пора сворачивать на широкий, но короткий проспект Меса, ведущий к дворцу Магнавр, он сказал Гонгиле:

- Вели ехать в храм Святой Софии.

Когда свернули к собору, Зоя-августа подумала, что сын хочет помолиться за своё спасение от плена, и промолвила:

- Ты верно поступаешь, сын мой. Надо вознести молитву Всевышнему за то, что спас тебя от неминуемой и страшней беды.

- Я помолюсь за это, матушка. Но чуда ещё не сотворилось, а я надеюсь с Божьей помощью на него.

В соборе Святой Софии Багрянородный попросил служителей найти патриарха Николая Мистика.

- Пусть он придёт на амвон. Я подожду его там, - сказал Багрянородный рослому светловолосому молодому пономарю, обликом не похожему на грека.

- Мигом позову его, Божественный. Он на клиросе у певчих. - И пономарь с поклоном удалился. Это был паломник из Руси по имени Григорий. Он пришёл в Константинополь юношей из городка Изборска. Его изгнала на чужбину безответная любовь к изборской княжне Прекрасе, будущей русской княгине Ольге. Он прибыл в Херсонес, там в Инкерманском мужском монастыре принял православие и добрался до Константинополя. Судьбе будет угодно свести Ольгу и Григория в Киеве спустя много лет. Он встанет близ неё духовным отцом.

Но вот скорый на ногу Григорий привёл под руку престарелого Николая Мистика. Он осенил императора крестом:

- Мы молим Бога за твоё спасение, сын мой.

- Спасибо, святейший. Теперь я буду умолять тебя, чтобы ты спас от врагов град императоров.

- Господи, сын мой, разве можно крестом Божи-им…

- Лучше не скажешь, святейший. - И Константин, взяв патриарха под руку, повёл его в ризницу. По пути он начал разговор: - Ты, святейший, рассказывал мне, что был свидетелем принятия христианства болгарами.

- Помню, рассказывал. И что же?

- И ты сам крестил их многие сотни, и, если память мне не изменяет, ты крестил самого царя Симеона.

- Так и было. Но в ту пору он был лишь царевичем, пяти лет от роду. Он, поди, забыл, кто его крестил.

- Не мог он этого забыть, не мог! И потому, святейший, прошу тебя собрать клир, и всех священнослужителей города, и всех монахов из городских и ближних монастырей. Это возможно?

- Посильно.

- И тогда ты поведёшь их крестным ходом навстречу болгарам, которые идут на Константинополь несметной силой. Мы всех престарелых священнослужителей и монахов, и тебя вместе с ними, посадим на колесницы…

Николай Мистик, слушая Константина, прищурил глаза. Виднелись сквозь щёлочки лишь зрачки. Ему казалось, что император в этот миг читает божественные письмена, начертанные для него, первосвятителя Византии, чтобы исполнил он всё то, что в них сказано. А сказано было о том, к чему призывал Багрянородный. Патриарх давно изучил нрав болгарского царя Симеона. Раньше его пожирала жажда богатства, но в своей державе он не мог её утолить. Только щедрый дар Византии помог ему избавиться от сжигающей его жажды. Царская казна стала полна. Теперь в Симеоне проснулась другая жажда. Он стремился достичь величия, чтобы потомки запомнили его на многие века: был-таки в Болгарии император, и имя ему Симеон. И патриарх подумал, что в силах византийской церкви увенчать Симеона императорской короной. «Чего не сделаешь ради спасения святынь Царьграда», - решил Николай Мистик.

- Церковь исполнит твою волю, Божественный, - сказал патриарх, лишь только император умолк. - Я сейчас же начну собирать клир, и по всем монастырям и храмам побегут мои служители. Завтра ранним утром крестный ход двинется навстречу царю Симеону. И прошу тебя не удивляться, Божественный, если мы воздадим Симеону особый почёт в том случае, если он не поднимет против нас меч.

- Спасибо, святейший. Я всегда знал, что ты любишь великую и святую Византию, - ответил Багрянородный.

Он сидел в кресле усталый, сморённый волнениями минувших дней и, произнеся последние слова, уснул.

Патриарх тихо покинул ризницу.


Глава девятая. УСЛАДА СИМЕОНУ


Войско царя Симеона миновало Силиврию стороной. Его дозоры узнали, что там встала гарнизоном тагма Кариона, и Симеон не решился идти на приступ города. Он сказал своим воеводам:

- Пусть Карион посидит в безделье. Время придёт, и он сам явится ко мне на поклон.

- Ты правильно поступаешь, государь. Не будем распылять силы. Нам важно взять Константинополь, - ответил за всех воевода Стоянов.

И вскоре дозоры Лакапина донесли, что рать Симеона уже в одном дне пути от Константинополя. Лакапин хотел было навязать Симеону встречную сечу, но его удержала воля императора. Когда Лакапин появился в покоях императора, тот встретил его оживлённо.

- А я тебя давно жду, - сказал Багрянородный.

- Спасибо, Божественный. Но я с чёрной вестью: болгарское войско завтра к полудню будет под стенами града. Думаю я, что надо вывести наше войско и встретить врага на марше. И я остановлю болгар, задержу их до подхода тагм Льва Фоки.

- Ты всё сказал?

- Да, Божественный.

- Теперь послушай меня. Я верю, что ты сумел бы остановить войско царя Симеона и причинил бы ему много хлопот. Но в том нет нужды. Утром навстречу Симеону выйдет патриарх Николай Мистик. Он поведет великий крестный ход, и всё решится миром.

- Божественный, это будет твоя вторая ошибка, - отважно заявил Лакапин. - Царь Симеон сметёт со своего пути крестный ход, как сметают осенние листья с дорог.

- Что поделаешь, на ошибках учатся. И всё-таки крестному ходу быть. По этой причине ты, великий доместик, нынешнюю ночь отдохни. Может, Симеон и не примет наших предложений, которые выскажет святейший: он ведь его крестный отец. И если окажется, что кровопролитие неизбежно, тогда уж будем биться на стенах Константинополя. Вот все, что я хотел тебе сказать. Теперь иди и отдыхай. Завтра у тебя может быть очень трудный день.

- Спасибо, Божественный, я и впрямь падаю от усталости. Лакапин, пошатываясь, ушёл в свои покои. Он не видел близких уже две недели. Его ждали жена Мария, дочь, три сына. Четвёртый, самый старший, Христофор, был на службе. Лакапин обнял жену, поцеловал дочь, потрепал чубы сыновей и попросил Марию отвести его в опочивальню.

- Устал я, славная, до немочи.

Мария отвела его в спальню, помогла раздеться, и он, упав на ложе, мгновенно уснул. Три ночи перед тем он не сомкнул глаз.

А в Константинополе в эту ночь мало кто спал. Епарх города Форвин вместе со старшим сыном Лакапина Христофором, который командовал городской милицией, следили, как готовятся воины к защите города на крепостных стенах. С ними был и турмарх Стирикт, размещавший на стенах своих гвардейцев. С первыми лучами солнца с площади Атмендан, где высились две колонны императора Феодосия с искусными барельефами греческих воинов, двинулся великий крестный ход, его вёл патриарх Николай Мистик. Он ехал в лёгкой колеснице, в которую была запряжена пара белых кобылиц, и сам он был одет в белые одежды. За колесницей следовал весь церковный клир, священники, которых было не меньше двух сотен, несли хоругви и чудотворные иконы. За ним следом шли сотен пять монахов, они тоже несли иконы. Над шествием, словно шелест листьев в ветреную погоду, стоял мерный гул. Священники и монахи пели молитвы. И никто из них не сомневался в том, что патриарх Византии поступил неверно, что крестный ход потерпит неудачу. Все истово верили, что крестный ход и его моление Всевышний увидит и услышит и вразумит своего сына, царя Симеона, сделать шаг навстречу согласной жизни двух великих народов.

Надежды на мирный исход крестного хода у патриарха Николая были более прочные, и крылись они не только в уповании на Господа Бога, но и в ожидании разумной выгодной для Болгарии помощи со стороны византийской церкви. Болгария в это время была в большой зависимости от папского Рима, и папы римские, сколько их ни менялось, не признавали независимость болгарской патриархии. А священнослужители стонали под постоянным давлением папских легатов, которые навязывали Болгарии свои, более жестокие церковные уставы, чем в византийской церкви, склоняли страну к католическому вероисповеданию. Однако Николай Мистик достаточно хорошо знал, что священнослужители Болгарии с первых лет принятия христианства тяготели к православной византийской церкви. Бескорыстная помощь Болгарии в обретении ею церковной самостоятельности, открытие пути к независимости патриархата державы - всё это давало уверенность, что переговоры о завершении военного противостояния мирным путём закончатся успешно.

Был в руках византийского патриарха ещё один крупный козырь, чтобы завоевать расположение царя Симеона и его дружбу. Но Николай Мистик даже себе пока не позволял размышлять о том, какие последствия принесёт этот козырь, если он раскроет его.

Чуть ли не полдня крестный ход двигался безостановочно. Но вот наконец далеко впереди идущие молодые монахи заметили приближение болгарского войска и бегом пустились навстречу крестному ходу.

- Они идут! Идут! - крикнул высокий монах, подбежав к колеснице патриарха. - Небо заполонили!

- Слава тебе, Господи. Наконец-то! - облегчённо вздохнул Николай.

Он остановил колесницу, шествие тоже замерло. Патриарх встал, повернулся к нему и принялся разводить руками вправо и влево. По этому условному знаку многосотенное шествие начало медленно разворачиваться по степному пространству, образуя живую стену на пути болгарского войска. И так, развёрнутым строем, подняв как можно выше хоругви, крестный ход продолжал движение.

Появившийся на дороге болгарский дозор, увидев нечто странное, не похожее на военный строй, ускакал к своему войску. Старший дозора приблизился к царевичу Петру, сыну царя Симеона, и сказал:

- Царевич, впереди нас ждёт чудо! Монахов и попов видимо-невидимо идёт на нас, да все с хоругвями, с иконами!

- Что за страсть Господня?! - воскликнул царевич, рослый отрок пятнадцати лет. - Разогнать их, как стадо овец!

Но сам разгонять не решился, поскакал к отцу, остановил его. И войско остановилось. Царевич сказал:

- Батюшка, дозор донёс, что впереди препона!

- Что ещё за препона? - рассердился Симеон.

- Монахи и попы дорогу перегородили. Я их сейчас разгоню, и двинемся вперёд.

Царь Симеон тяжело выбрался из колымаги, махнул воинам рукой, и они, подведя коня, помогли царю подняться в седло.

- Ты вот что, Петро: подожди с разгоном. Это проделки Лакапина. Невестке в отместку, - пошутил он. - Поди, за монахами воины затаились.

- Что же делать, батюшка?

- А то и делай, что повелю. Возьми свою сотню и скачи за спину монахам, да стороной. Потом дальше скачи, пока Лакапинову свору не встретишь. Да в ловушку не попади. А как возвращаться будешь, монахов разгони, а рьяных посеки.

Молодой и красивый царевич Пётр был по нраву очень миролюбивым человеком. Он не любил войну, вид крови вызывал у него страдания. Пётр всячески отвиливал от военных походов. Но отец неумолимо тащил его за собой, дал ему сотню воинов и чин сотского, повторяя при этом: «Погоди, я из тебя отважного витязя сделаю».

Ничего не сказав отцу в ответ, Пётр поскакал к своей сотне и повёл её навстречу крестному ходу. А перед ним свернул с дороги вправо, чтобы объехать монахов. Не заметив за их спинами воинов, Пётр вновь повёл сотню к дороге и поскакал к югу, навстречу неведомо чему.

Той порой царь Симеон повелел воеводам развернуть полки в боевой порядок и повёл их вперёд. Вскоре, через какую-то версту, он увидел поперёк дороги живую черно-белую изгородь с иконами и хоругвями, увидел пару белых коней и сидящего в колеснице, как он догадался, самого патриарха в белых одеждах. «Нет, это не проделки Лакапина, это по воле императора… Я же даровал ему жизнь на реке Ахелое», - честолюбиво подумал царь Симеон, И отважился приблизиться к крестному ходу, к патриарху, стоящему в колеснице. Когда подъехал, спросил:

- Старче, ты чего мне дорогу перекрыл? Я с войском иду, посторонись, а то кони затопчут…

- Сын мой, царь Симеон, перед тобою не старче, а глава Восточной православной церкви патриарх Николай.

- Прости, святой отец. Я ведь с тобой незнаком.

- Бог простит. Но я с тобой знаком, и, когда ты был пятилетним царевичем, я крестил тебя. А путь я перекрыл по одной причине: иду навстречу тебе с миром.

- Ишь какие заковыристые дорожки у судьбы. Встретил крестного отца, а он мне препоны чинит. И зачем мне мир, если я сильнее Византии? Вот как уйдёт Багрянородный за Босфор, оставит мне Царьград, тогда и наступит вечный мир.

- Я знаю, что ты смелый и честолюбивый царь. Но ты не ведаешь того, что когда-то на этих землях властвовал ещё более честолюбивый властелин, царь Александр Македонский. Он жаждал завоевать весь мир.

А что получилось? Он погиб в тридцать три года, съедаемый жаждой власти.

- Мне нет дела до какого-то Александра Македонского, не слышал я о нём. Я Симеон Болгарский и хочу быть властелином Византии.

- Зная твою жажду, потому зову в колесницу поговорить по душам. Сойди с коня, не бойся.

- Это я-то боюсь?! Нет во мне страха, и душа моя глубоко в груди - твои словеса не дойдут до неё. Скажи мне лучше, по чьей воле сюда пришёл? По воле Лакапина. или Багрянородного?

- Я пришёл сюда по воле Господа Бога. И не отказывайся поговорить со мной. Я сообщу тебе такое, отчего душа твоя приблизится к сердцу. А оно у тебя доброе.

- Ишь, ты всё знаешь. Ладно, святой отец, уважу твою старость, присяду, послушаю тебя. - Посмотрев на воевод, сидящих в сёдлах за спиной, Симеон сказал им: - Велите войску спешиться. Отдыхайте, принимайте пищу. - И сам сошёл с коня, поднялся в колесницу патриарха, сел рядом с ним, положил ручищи на колени: - Говори, святой отец, что тебе от меня нужно? Да не тяни время, дорого оно.

- Говорю. Сказал же я, что сердце у тебя доброе. Прими же им всего одно слово - «мир». И тебе и нам нужен мир.

- Зачем сильному мир? Разве ты не понял меня? Я сильнее многих других, и потому все должны быть подвластны мне.

- Ошибаешься, сын мой. Почему же ты, сильный, позволил властвовать в твоей державе легатам папы римского?

Царь Симеон нахмурился. Патриарх Николай разбередил его застарелую рану. Больно стало. За двадцать с лишним лет своего царствования он так и не добился независимости своей церкви от папы римского и его церкви. Семь пап сменилось за это время на престоле Западной церкви, и все они считали Болгарию своей епархией. Слышал Симеон, что сейчас в Риме на престол сел новый папа, Десятый Иоанн, некий итальянец из Тоссиньяно, - так и он уже прислал в Софию не одну буллу. А его легаты заполонили храмы Болгарии. Они властвуют, как у себя дома. Даже патриарх Павел у них в услужении, как дьячок. И, будучи честным человеком, царь Симеон признался:

- Ты прав, святейший, мордуют нас папские легаты. Всё на свой лад хотят переиначить. Патриарх Павел жалуется мне, словно немощное дитя. А я потворствую римлянам и, что делать, не придумаю.

- Пока я только сочувствую тебе. Но ты должен знать, что христианство пришло к вам из Византии и я крестил первых христиан в царских теремах. Вот и выходит, что римским легатам ты потворствуешь и не гонишь их по законному праву сильного и справедливого, а на нас хомут задумал набросить. Не к лицу тебе, сильному царю, быть на побегушках у римских легатов. В шею их гнать нужно.

- Чего уж там, заслуживаю упрёка. - И царь Симеон загорячился. - Да ты дай совет, святейший, как их выгнать из державы, на кого опереться? Потому и хомут хочу на вас набросить, что сам с петлёй на шее пребываю. Легаты ведь и мне голову морочат: дескать, властвовать тебе надо в Византии, тогда церковь едина будет. Вот откуда оно, моё честолюбие.

Патриарх погладил могучую руку царя своей мягкой и лёгонькой рукой, сказал доверительно и тепло:

- Болгары и греки - народы одной веры, православной, потому как же нам не помочь братьям по вере в трудный час. И я от чистого сердца зову тебя во дворец Магнавр, тут до него недалеко. Соберёмся там миром и обсудим злосчастье, постигшее Болгарию. И поверь моему слову, что и капли твоей чести и чести Болгарии не будет ущемлено. Ведь у нас с Болгарией и мирный договор в почёте пребывает.

- Подожди, святой отец. Это как же так, прямо сейчас и ехать? С коня на пир? - опешил царь Симеон.

- Самое время ехать, сын мой, царь великой Болгарии. И совет мой прост. Ты оставь здесь войско на отдых. День-другой постоят - не страшно, не зима. Возьми с собой по пути сына Петра. Он вроде бы с сотней воинов мимо нас проезжал. И заявимся нежданно-негаданно в Магнавр. То-то дивно будет!

- Морочишь ты мне Голову, святейший. Как можно войско бросить? И к врагам своим в пекло голову сунуть? Нет, я пойду с воеводами посоветуюсь.

- Сходи, сын мой, обязательно. Они у тебя умные и дельное посоветуют. Но добавлю к сказанному, что тебя в Царьграде ждёт великое величание, а какое, ты узнаешь только в храме Святой Софии.

- Ой, святой отец, с огнём играешь! Случится что со мной, мои воины в твоём стольном граде всё с землёй сравняют.

- Усмири свой гнев, сын мой, мы не варвары, чтобы обманывать и быть жестокими. Иди и советуйся…

Царь Симеон сошёл с колесницы и направился к своим воеводам, которые кучкой стояли неподалёку. Николай Мистик зорко наблюдал за ними. Он видел, что царь показывал на строй крестного хода и воеводы с ним в чём-то согласились. И догадался патриарх, что царь готов ехать в Константинополь, но повелел воеводам всех священников и монахов вместе с клиром оставить при войске в заложниках. Тут патриарх ничего не ног поделать. Опережая события, он велел вознице ехать вдоль строя своей паствы, чтобы сказать им слова утешения, укрепить их мужество во временном пленении.

Царь Симеон не спускал глаз с патриарха и, как только тот направился к пастве, велел стременному подать коня, поднялся в седло и поскакал к Николаю.

- Святой отец, ты торопишься отправить их домой? Так нет же! На то есть моё слово. Никто из них не уйдёт из болгарского стана, пока я не вернусь из Царь-града.

- Не волнуйся, болгарский государь. Я хотел сказать своим детям лишь о том, чтобы они набрались терпения и мужественно перенесли тяготы временного пленения. К тому же они не божьи птицы, им нужен хлеб насущный.

- Не беспокойся: мои воины не скупы и накормят голодных.

- Вот и славно.

- Буду надеяться, что меня там не задержат на неделю.

- Ты вернёшься к войску завтра после полудня.

- Тогда в путь. И вот что: говори пастве нужное, а я двух воевод возьму, и мы поскачем.

И прошло совсем немного времени, как патриарх донёс своё слово до паствы, а царь позвал двух воевод, Ботева и Стоянова. Маленький кортеж, сопровождаемый только стременными, направился в Константинополь. В пути царь и его свита встретили царевича Петра с сотней воинов.

- Батюшка, впереди всё чисто. Мы даже в двух селениях побывали, но и там нет ни одного воина, сказал Пётр, довольный своим поиском.

- Это хорошо, что нет обмана, - ответил Симеон. - Давай поворачивай коня, поедешь с нами в Царьград.

- А сотня?

- Она за тобой.

Патриарх заметил, что царь доволен ходом событий: не обманывают его пока ни в чём, всё так и должно быть. В тот вечер в соборе, когда Багрянородный проснулся, Николай попросил его не принимать никаких мер, которые насторожили бы болгарского царя. Багрянородный сказал: «Я попрошу Лакапина вести эту игру честно. Дай-то бог, чтобы царь Симеон не слукавил. Он горазд на выдумки». Патриарху пришлась по душе проницательность императора. «Он таков. Мы же придержимся заповедей Божьих», - ответил тогда патриарх и, соблюдая их, вёл болгарского царя в Константинополь с чистым сердцем. Святейший надеялся, что и расставание с царём завершится полюбовно.

На горизонте показался Константинополь. Виднелись купола Святой Софии, других храмов. Был виден акведук, по которому в столицу поступала питьевая вода. В селении Солунь, мимо которого проезжали, крестьяне занимались своими делами и не обращали внимания на болгарских воинов. Лишь подростки глазели на них у обочины дороги. Когда воины остановились и попросили воды, мальчишки разбежались по домам и вскоре несколько женщин принесли кувшины с питьевой водой и поили болгар из глиняных кружек.

- Надо же, водица-то, как у нас - родниковая. Спасибо, молодайки! - поблагодарил царь женщин, напившись холодной воды.

За селением Солунь начались пригородные посады. В них к дороге выходило много мужчин. Помнили они, как болгары разорили их три года назад, и смотрели на воинов жгучими глазами, в которых отражалось все, что заслуживали завоеватели. Наконец отряд подъехал к северным воротам крепости, и на её стенах царь Симеон заметил множество воинов. Некоторые из них держали стрелы на тетивах луков. Казалось, стрелы вот-вот полетят.

- Это что такое? - спросил недовольный Симеон Николая Мистика.

- Ты прости их горячность, государь. Они вспомнили прошлое. Но стрелять не будут, - ответил патриарх.

- Ой, смотри, святейший! За жизнь каждого моего воина ты поплатишься десятью попами и монахами, - пригрозил царь Симеон.

- Мы это знаем и помним, и ни одна стрела со стены не прилетит.

И вот кортеж уже перед городскими воротами. Николай Мистик подъехал к ним и крикнул стражу, выглянувшему из оконца:

- Именем патриарха открывайте ворота!

Но им долго не открывали. Со стены спустился начальник милиции Христофор Лакапин и вышел за калитку. Увидев патриарха, поклонился, спросил:

- Есть ли воля императора впустить иноземных воинов?

- Будет, сын мой. А пока впусти нас с царём и царевичем по моей воле.

Христофор ещё колебался, но царь Симеон потребовал от патриарха:

- Скажи этому воеводе, что я и мои воины приглашены императором в гости.

- А ведь верно, - согласился патриарх и сказал Христофору: - Слетай-ка к своему батюшке, пусть он попросит воли императора впустить болгарского царя с царевичем и воеводами. Лети, сын мой, а мы подождём.

Всё свершилось очень быстро, потому как император и великий доместик уже знали, что случилось на северной дороге за Силиврией. Лишь только Христофор изложил просьбу патриарха, как император улыбнулся и молвил:

- Святейший достоин похвалы. Всё идёт так, как он задумал. - И заторопился: - Я сам встречу царя Болгарии. Симеон мне любезен.

В полдень царь Симеон, царевич Пётр и воеводы Ботев и Стоянов сидели за трапезным столом в Золотой палате в компании Багрянородного, Зои-августы, Лакапина и его внучки, дочери старшего сына, семилетней Марии. Девочку привели к столу по просьбе Багрянородного. Её посадили напротив царевича Петра, и, пока шла трапеза, он не спускал с неё глаз. Она была прелестна. На плечи ей ниспадали черные, как вороново крыло, локоны волос, черные большие глаза сверкали и прятались в густых ресницах. У неё были ещё по-детски припухшие губы, прямой нос, а когда она улыбалась, обнажались два ряда белокипенных зубов. Пётр забыл о трапезе, любовался прекрасным созданием. Марию это, похоже, не смущало, ей даже нравилось, что пригожий сын царя нашёл её достойной своего внимания. Спустя десять лет «Пётр женился на внучке Романа Лакапина (927 г.). Этот союз развязал империи руки и дал возможность сосредоточить свои силы в Малой Азии, против халифата, - сказано в исторических хрониках.

А взрослые пока решали не менее важные текущие дела. После того как было выпито вино за здравие царствующих особ, повёл беседу патриарх Николай:

- Я уверен, что великая славянская Болгария никогда бы не вела с нами войн, если бы их не разжигали папские легаты. Это они, пользуясь мягкосердием болгарских государей, вот уже три десятилетия натравливают их на вторжения в наши пределы. Скажу похвалу болгарскому народу и его государям, что в первые годы после принятия от нас христианства Болгария долгие годы жила с нами в мире. Вспомним время императора Василия Македонянина, когда болгары и византийцы двадцать лет жили в мире и дружбе. Отныне нам ничто не мешает восстановить прочный мир между нашими державами. - Патриарх передохнул, отпил глоток вина, посмотрел на императора и продолжил: - И пока ты, царь Симеон, мылся в бане с дороги, мы в узком кругу обсудили всё то, чем можно скрепить нашу дружбу. И для начала слово скажет великий доместик.

- У нас с Лакапином есть повод для дружбы. Мы с ним в равной мере поквитались на реке Ахелое. Говори же, великий доместик, - предложил Симеон.

- Я буду краток, воину нет нужды быть красноречивым, - начал Лакапин. - На севере империи по нашему упущению войско царя Симеона захватило земли во Фракии и Македонии. Если мы уступим их Болгарии до Стримона и Родопских гор, то Византия не оскудеет, а царство царя Симеона прирастёт землями, и тогда конец вражде из-за этих лугов и холмов. Как считаешь ты, Божественный, и ты, Зоя-августа?

- Покой державы превыше всего, - ответила Зоя-августа, - Но царь Симеон стоит с войском в полудне от столицы. Мы отдадим земли Македонии и Фракии, а он и спасибо забудет сказать. Нужен договор и мирное соглашение.

- Матушка-августа, ты напрасно так говоришь. Царь Симеон человек чести и господин своего слова. Вот и послушаем, что он скажет, как оценит великодушие Византии, - произнёс своё слово император.

Царь Симеон любил хмельное. Пока патриарх, Лакапин и Зоя-августа вели разговоры, он трижды успел приложиться к большому кубку и даже сам его наполнял. Будучи тугодумом, он разогревал себя хмельным и тогда говорил толково. Но сейчас ему не было нужды изливаться в благодарностях, хвалить византийцев за великодушие. Он уже присоединил к Болгарии земли Фракии и Македонии до Родопских гор, надеялся присоединить и те, что лежали за Стримоном. А пока он был готов заключить перемирие лет на пять и увести войско за свои рубежи. Теперь ему оставалось подождать, что же такое обещают ромеи, о чём наговорился патриарх в пути. Он с этого и начал:

- Вот ты, святой отец, вещал, что меня ждёт некое величание в Святой Софии. Так просвети, тогда и ответ мой услышите.

- Соглашусь с тобой, сын мой. Рано или поздно, но тайное становится явным. - И патриарх повернулся к императору. - Послушай, Божественный, что я скажу. Мы уже сказали, что признаем независимость болгарской церкви. Но, будучи родителями её христианства, и властью, данной тебе и мне Всевышним, мы можем возложить на болгарского царя императорскую корону. Но пусть Симеон помнит при этом одно: его возносят не как римского или византийского императора, а как императора родной ему Болгарии. И царь Симеон достоин этой чести. Церковь готова его короновать.

- Не будет ли ущерба от этого нашей империи? - спросила Зоя-августа. - Ведь мы же будем венчать его.

- Я думаю, что никакого ущерба не будет, - заметил Константин Багрянородный. - И сила наша прирастёт дружбой с его державой.

- Сказано от души, - согласился патриарх и обратился к царю Симеону: - Теперь ты слышал, сын мой, какое величание тебя ждёт? Так не пора ли за дело. Завтра утром исполним обряд Святой Софии. Всех жду с рассветом.

В душе Симеона в эти мгновения бушевало одно чувство - честолюбие. Всё прочее улетучилось. Он возрадовался, что в европейском мире прозвучит наряду с императорами Рима и Константинополя и его имя - императора великой Болгарии. Стоило воевать с Византией за это? Он оставался верен своему задиристому духу. Теперь же пришло время пойти на уступки, на мир. Но Симеон умел быть предельно осторожным.

- Предки мои были простые крестьяне. На царство первым встал мой дед. Он говорил мне: хочешь съесть яичко, наберись терпения, когда курочка снесёт. Потому говорю: пишите грамоту о мире. Я подпишу её, как только вознесут на мою голову императорскую корону.

- А красные сапоги тебе не нужны, государь? - спросил Лакапин.

- В жёлтых быть болгарскому императору, - ответил царь Симеон.

Время было уже позднее, наступила ночь. У всех за спиной был долгий и тяжёлый день с треволнениями. Первым встал патриарх.

- Пора и на покой, дети мои, - сказал он. - Завтра жду вас в храме Святой Софии до утренней трапезы.

Все согласились с патриархом, что надо идти спать. Лишь царевич Пётр осмелился пересесть со своего места рядом с будущей царицей, и они о чём-то говорили и порой смеялись. Но Лакапин извинился перед царевичем, взял внучку за руку и увёл её.

Перед утренней трапезой, когда собрались многие сановники, придворные, император донёс до них весть о том, что с Болгарией заключается мир и что он зовёт всех с собой в Святую Софию.

- С трапезой придётся подождать. До неё патриарх Николай возложит на голову царя Симеона императорскую корону Болгарии. Идёте же чествовать императора дружественной нам державы.

В зале поднялся говор. Для всех это было полной неожиданностью. Однако голоса звучали добродушно, никто не осуждал ни патриарха, ни императора, только логофет дворца Таврион заметил:

- Дай-то Бог, чтобы болгары о нашей дружбе всегда помнили.

На этот раз в Святую Софию шли так, словно бы на большой праздник. Патриарх прислал на двор Магнавра мужской хор. Под его пение вышли из дворца Багрянородный, Зоя-августа, царь Симеон, великий доместик Лакапин и многие сановники во главе с Таврионом. Так получилось, что и царевич Пётр оказался в толпе придворных. Он шёл, держа за руку семилетнюю Марию. Когда это увидел отец Петра, то улыбнулся и покачал головой.

- Ну и хитры ромеи, даже сыну моему голову заморочили, - поделился он своим удивлением с Ботевым.

Однако в Святую Софию царь Симеон шёл охотно. Он знал, что его ждёт, верил, что всё так и будет, как обещали.

В книге «История церкви» протоиерея Валентина Асмуса сказано: «Симеон получил от патриарха императорскую корону и обещание», что со временем малолетний Константин VII Багрянородный женится на дочери царя Симеона». Всё было исполнено, как пишет историк церкви. Одного не случилось: Константин не женился на дочери царя Симеона. Вмешались силы, которые не позволили ему сделать это. Он влюбился в другую девушку и проявил твёрдость характера, чтобы рука возлюбленной досталась ему. Но это произошло позже.

Хор певчих привёл императорскую свиту к Святой Софии. На паперти Багрянородного и Симеона встретил патриарх Николай. Он осенил их крестом и повёл в храм. Царь Симеон вошёл в собор с широко распахнутыми глазами и раскрытым ртом. Удивлению его не было предела. Он почувствовал себя в этом огромном храме маленьким и слабым человеком. «Словно дитя», - сказал он потом. Но величие храма и его пространства медленно и упорно возносили христианскую душу царя под купол, и он рос, ощущал себя колоссом, способным двинуть горы. Эту силу ему придавала мысль о том, что он примет императорскую корону в творении великого императора Юстиниана. Что ж, в своё время этому императору было чем гордиться. Он нашёл лучших в мире архитекторов Ацфимия и Исидора Мителского, которые и построили самый великолепный храм всех эпох.

Любуясь собором, слушая божественное пение, царь Симеон приобщился душой к прекрасному. Он забыл о войнах, о том, что в полдня пути от Константинополя, в степи стоит его почти стотысячное войско. Он пришёл в себя только тогда, когда обряд коронования завершился и под мощное пение хора святейший патриарх Николай возложил на его голову императорскую корону.

- Господи, хвала тебе за то, что вознёс меня на императорский престол! - воскликнул Симеон и в порыве благодарности поцеловал патриарху руку.

Потом он обнял Багрянородного и приник к руке Зои-августы, подумав при этом, что если бы он был язычником, то посватался бы к ней, вдове-императрице. «Да уж куда тут, коль христианин. К тому же и царица у меня хороша», - прокатилось в голове Симеона.

Провожали императора к войску после обильного застолья во дворце. Симеон на радостях даже выпил лишнего. Захмелев, он говорил царевичу Петру:

- Ты, сынок, не оставь меня здесь. В Софию нам надо спешить, к матушке.

Император Симеон, его сын Пётр и воеводы Ботев и Стоянов покинули Магнавр. Их проводили только до дворцовых ворот. Там к ним присоединился патриарх Николай, сидевший всё в той же малой колеснице, в которую была впряжена пара белых кобылиц. Скоро кортеж, сопровождаемый сотней воинов, примчал к войску и пастве, уже гостившей среди болгарских ратников.

В апрельский предвечерний час болгарское войско пустилось в обратный путь к своим рубежам. А крестный ход с пением молитв и псалмов вернулся в Константинополь. Византия приступила к мирным годам жизни.


Глава десятая. ПЕРВОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ БАГРЯНОРОДНОГО


Эдикт Константина Багрянородного об отстранении командующего сухопутной армией Льва Фоки наконец возымел своё действие. Великий доместик нашёл ему достойную замену. В его же армии вырос талантливый полководец двадцатипятилетний Иоанн Куркуй. Позже его назовут гениальным армянским полководцем, и в хрониках по этому поводу будет записано: «Иоанн Куркуй в течение 22 лет (920-942 гг.) взял более тысячи крепостей и отодвинул границу империи от реки Галиса до Евфрата и Тигра». Он совершил много других подвигов.

А пока Роман Лакапин вызвал из азиатской армии Иоанна Куркуя и представил его императору Багрянородному. Была долгая беседа, во время которой Иоанн понравился Багрянородному, и император своим указом утвердил его командующим азиатской сухопутной армией. И пришла пора выезжать к армии и принимать её от Льва Фоки. Роман Лакапин и Иоанн Куркуй во главе тысячи воинов отправились в город Анкиру, где был штаб армии.

Встретившись с бывшим сторонником императора Александра и пособником Константина Дуки, Львом Фокой, Роман Лакапин предложил ему полюбовное решение его противостояния императорской власти. Лакапин помнил наказ Константина Багрянородного. Провожая Романа в Малую Азию, император сказал:

- Будь к Льву Фоке великодушен. Его заслуги перед империей значительны и превышают ошибки. Сколько лет он сдерживал грозные силы арабского халифата! Скажи, что я назначаю ему достойную пенсию и дарую имения, где он пожелает.

Всё произошло так, как посоветовал император. Лакапин и Куркуй нашли Льва Фоку в штабе армии. Это был гордый и независимый полководец, ещё крепкий, несмотря на преклонный возраст. Встретил он посланцев императора достойно, но вначале сказал правду, даже выразил некоторое неудовольствие:

- Был я когда-то в обиде на тебя, великий доместик Лакапин. Но знаю, что за минувшие годы ты не посрамил чести империи. Теперь обида моя схлынула и я готов выслушать тебя и узнать волю императора.

Тонкий политик Лакапин ответил с доброй улыбкой:

- Тогда было смутное и тяжёлое время. Но юный император по нашему совету не принял против тебя крутых мер. Ты ведь тоже был в чём-то неправ. Теперь всё позади. Империя здравствует, и тебе предоставляется возможность отдохнуть от ратных дел.

- Ладно, пока не будем гнать коней. Вам надо отдохнуть с дороги, помыться в бане. Потом я сдам воинов, имущество и вы скажете о том, что уготовила мне судьба.

Роману Лакапину показалось, что Льва Фоку ничто не волновало в своей будущей судьбе, он принял свою отставку как должное.

- Передай Багрянородному, что я им доволен. Спасибо за пенсию.

- Так и передам, - ответил Лакапин.

- А имения мне не надо. У меня всё есть в Фессалонике. Там семья, дети, жена.

Спустя две недели великий доместик вернулся в Константинополь и пришёл к императору с докладом о своей поездке в азиатскую армию. Всё уложилось в двух фразах.

- Мы съездили благополучно, и Иоанн Куркуй принял армию. Лев Фока отплыл в Фессалонику к семье.

- Вот и слава Богу, - отметил Багрянородный. - Но ты не теряй связи с Куркуем, помогай ему. А я хочу поставить тебя в известность, что собираюсь в путешествие.

- Когда это ты надумал, Божественный? И в какие края?

- Надумал давно. Это моя детская мечта. И отправлюсь я на прародину моих предков, в Армению. Далековато, но это же путешествие. Душа моя уже там, в горах Армении…

- В нас, Божественный, течёт одна кровь. Как бы и я хотел побывать в этой загадочной стране! Мой прадед - выходец из Эребуни. Дед рассказывал об этом городе чудеса. Доберись до него, Божественный, и обязательно побывай в храме Гегард. Не буду говорить что это за храм, его надо увидеть.

- Я выполню твою просьбу, великий доместик. А ты выполни мою. Я хочу, чтобы было всё мирно между тобой и моей матушкой Зоей-августой. Не тяготи её государственными делами. Советуйся изредка. Она ушла в моление и как-то сказала, что хочет креститься и уйти в монастырь, принять постриг. «Вот, - говорит, - женю тебя, а потом воли твоей попрошу, уйти к Господу Богу». И моей мольбы и просьб она, кажется, не слышит.

- Надейся, что это случится не скоро. Она ещё внуков дождётся.

Роман Лакапин на этот раз ошибался. Всё произошло скоро и даже неожиданно для него, хотя позже кто-то и упрекал его, что он принудил силой уйти Зою-августу в монастырь. Это было не так. Роман счёл бы за счастье для себя удержать Зою-августу от пострига: она уже давно жила в его сердце.

Константин Багрянородный не стал затягивать сборы в путешествие по империи. Была благодатная весенняя пора. Март радовал солнцем, теплом. Чёрное море, как сказывали купцы и мореходы, в это время года было спокойным, без неожиданных штормов, правда, не всегда с попутными ветрами для тех, кто плыл с запада на восток. Собирались в путь обстоятельно. Лакапин настоял на том, чтобы Багрянородный взял с собой тысячу воинов, желательно русов, знакомых с морем. Это оказалось возможным, потому как только в самом Константинополе было более двух тысяч русских воинов. Подбирать способных к дальнему плаванию Лакапин поручил тысяцкому Никанору. Было подсчитано, что для похода потребуется пять больших военных дромонов, пять средних - памфил. Загрузили на суда хлеб, муку, сухари, крупы, вяленое мясо, соль, сыры, вино и воду в бочках и мехах - все, что потребуется в долгом морском плавании. Не были забыты и письменные принадлежности, пергамент. Багрянородный взял с собой двух скорописцев - записывать в пути с его слов всё увиденное.

Подготовка к плаванию шла, как было задумано. Но за три дня до отплытия с Багрянородным случилось нечто неожиданное, что чуть не стало причиной его отказа от путешествия.

Тёплым мартовским вечером Константин и Зоя-августа, а с ними жена и дочь Лакапина вышли погулять в парк. Вскоре Зоя-августа и Мария увлеклись разговором и не обращали внимания на детей. Они и раньше гуляли все вместе. Но тогда было как-то всё проще. Игры у них были увлекательные. А когда отдыхали, набегавшись, Константин рассказывал Елене древние греческие мифы, и им ничто не мешало быть просто подростками, для которых понятия о душевных и сердечных чувствах были далеки.

А теперь дурманящие запахи ранних цветов повеяли на них до такой степени остро, что они шли позади матерей молчаливые, лишь изредка кидали друг на друга торопливые взгляды. Большие черные глаза Елены жмурились, утопали в ресницах, красивые губы были сжаты в комочек, щеки то бледнели, то пунцово полыхали. Константин хмурился, смотрел в землю. Он словно забыл, что любит улыбаться и что его улыбка всегда нравилась Елене. Иной раз она даже просила: «Багрянородный, улыбнись!» А ныне на лицо будто осенняя хмарь нашла, и он не знал, о чём говорить с Еленой. Ему захотелось, чтобы его сейчас позвали на дромон в бухту Золотой Рог, и тогда он уплыл бы в путешествие. Он даже решал подбежать к матери и спросить её, что с ним случилось.

Наконец Багрянородный обрёл некое равновесие, стал способен размышлять здраво и подумал, почему это Елена, всегда такая живая, непоседливая, любящая звонко смеяться, вдруг превратилась в молчаливую и осторожную, словно чужую ему девчонку. А ведь он уже в течение семи лет рассказывал ей о греческих богах и богинях, и она порой находила в этих мифах нечто смешное и заразительно смеялась. И вдруг они идут и молчат, и между ними, как показалось Константину, подул холодный ветерок. Константин разозлился, ветерок мешал ему завести разговор с Еленой. Он вспомнил, что по греческой мифологии символ Елены - горящий факел. Но сейчас дует уже холодный ветер, и Елене, похоже, холодно, она сжалась в плечах, сутулится. В нём проснулась жалость к ней, и он спросил:

- Еленушка, что с тобой? Ты не заболела?

- А я подумала, что ты заболел.

- Как можно мне заболеть, если я отправляюсь в путешествие?

- Ну и отправляйся. Если я даже заболела, то тебе не всё ли равно? Вот уйдёшь в море и всё забудешь.

Чуткий Константин уловил в голосе Елены обиду. «Но чем я мог её обидеть? Чем? - подумал он. - Между нами всё так мирно, так хорошо». И вырвалась из глубины души мысль о том, что Елена страдает из-за его отплытия в путешествие. Поняв это, Константин вначале обрадовался. Выходило, что она привыкла к нему и ей трудно с ним расстаться. И ему захотелось успокоить её. Но как? Он этого не знал. Не мог же он отказаться от путешествия!

И тут Елена произнесла такое, что перевернуло всё его представления об их детских отношениях. Она оказалась на голову взрослее и мудрее его, хотя была на месяц моложе.

- Ты мог бы попросить моего отца отпустить меня с тобой. Я была бы тебе хорошей спутницей.

Багрянородный промолчал. Посмотрел на Елену. Она стояла перед ним вдруг повзрослевшая, с гордо вскинутой головой. Таким видел Багрянородный её отца, когда прорывались из окружения на реке Ахелое. Глаза Елены были широко распахнуты, и в них Константин увидел вызов. В этот миг он ещё не понял, что взгляд Елены был знаком самой судьбы. Он улыбнулся, подумал, что его могут осудить за дерзкую просьбу, если он вдруг заикнётся о том, чтобы взять Елену в путешествие. Но уже в следующее мгновение цепкий ум Багрянородного подсказал ему: «Дерзай, ибо это начертание Провидения?» Константин вновь улыбнулся, ему стало легко, исчезла скованность. В ответ на его улыбку Елена весело засмеялась. Она проникла в тайный смысл его улыбки. В её глазах отразились огни её души, сердца. Багрянородный тоже засмеялся. Перед ним был тот факел, с которым ему не страшно будет идти по жизни. «И скорее всего до самого исхода», - мелькнуло у него в мозгу. И этот взывающий к его смелости огонь в глазах Елены побудил Константина к тому, чтобы взять её за руку, и они молча, не спуская друг с друга глаз, пустились догонять Зою-августу и Марию. Так они бегали в детстве, почему бы им и впредь не бежать по жизни рядом, рука в руке.

Зоя-августа и мать Елены Мария остановились, услышав топот детей, повернулись к ним и молча, понимая значение бега бок о бок, переглянулись между собой. И на их лицах не было осуждения, лишь ласка и материнская нежность горели в их глазах. Обе женщины любили своих детей без меры.

В тот же вечер за трапезой в кругу семей Зои-августы, Лакапина и Тавриона Константин Багрянородный поднялся и, смело глядя в глаза Лакапина, сказал то, что должен был сказать мужественный и разумный человек:

- Великий доместик Лакапин, матушки Зоя-августа и Мария, я прошу вас позволить Елене и мне совершить предстоящее путешествие к берегам прародительской земли вместе.

В Золотом зале воцарилось молчание. Все смотрели на Зою-августу и Лакапина. Они же были настолько поражены просьбой Константина, что не находили слов в ответ на необычайное желание императора: ведь просил их сам Божественный. Но у Зои-августы и Романа Лакапина оставалось высшее родительское право не позволить своим детям исполнить столь безрассудное стремление. Однако и Зоя-августа и Роман Лакапин ещё стояли у кормила власти. И она диктовала им иное. Безрассудно ли желание их детей? Зоя-августа видела в подрастающей Елене достойную спутницу жизни её сына. Великий доместик понимал, что ему открывается путь к безграничной власти в империи. А по-другому быть и не могло, потому что Багрянородный считал своим главным делом не управление империей, а сочинительство. Видел великий доместик, как юный император со снедающей его жаждой наблюдает за жизнью империи, как терпеливо, забывая об отдыхе и сне, всё записывает. «Он же, словно царь Моисей, готов всё заносить на бумагу, как тот изложил десять заповедей на каменных скрижалях. Во благо, во благо их совместное путешествие. Они сольются в нём воедино своими сердцами», - пришёл к выводу Лакапин и, встав, громко и твёрдо произнёс:

- Мы с матушкой Марией в согласии благословляем дочь Елену на это путешествие.

- Спасибо, великий доместик, спасибо, матушка Мария, - с волнением сказал всё ещё стоящий Багрянородный и поклонился родителям Елены.

Его взор обратился к матери. Она в это мгновение смотрела на Марию, и та слегка кивнула ей головой. Зоя-августа тоже встала. Материнское сердце подсказывало, что сейчас нельзя разлучать впечатлительного сына с Еленой, и она произнесла должное:

- Всевышнему угодно, чтобы наши дети шли по жизни рядом. Я благословляю Багрянородного на путешествие с любезной мне Еленушкой.

Позже, когда Константина и Елену провожали на судно, Лакапин сел в колесницу рядом с императором. Некоторое время он молча рассматривал его, а потом повёл речь:

- В ту ночь, после сговора о путешествии, мне приснился дивный сон. Будто пришли мы с тобой на берег Босфора, я уже седой, постаревший и немощный, ты - в зрелости. И говоришь ты мне: «Зачем уходишь от меня?» А я отвечаю: «Пора и честь знать. Тридцать лет мы шли рука об руку. И не было у нас друг на друга обид». - «И впредь не будет», - отвечаешь ты. А я и говорю: «Обернись назад, посмотри на высокий берег». И ты посмотрел, увидел моих сыновей Стефана и Константина и молвил: «Зависть, она гранит разрушает». Тут подошла ладья Харона, я сел в неё и отплыл от берега. Вот я и думаю: ты всегда будешь мне за сына, полного чести и достоинства. Нам будет легко в пути. Потому и отправляю с тобой свою дочь, веря в то, что с её головы ни один волос не упадёт, что чести её ты не уронишь. - И Лакапин обнял Константина по-отцовски.

- Всё так и будет, - ответил Багрянородный.

Для себя он иной судьбы, иного соправителя не искал. Он верил Лакапину, как себе, потому что с той поры, как помнил его, великий доместик всегда и во всём был благороден и честен.

Позже, спустя годы, жизнь заставит Лакапина быть жестоким к своим врагам и недругам империи. Он любыми средствами станет раскрывать против императора и себя заговоры. Но Багрянородному не в чем будет упрекнуть Лакапина по отношению к себе.

Четыре дромона и пять памфил уже вышли из бухты Золотой Рог. На них уже всё было готово к плаванию: гребцы сидели за вёслами, воины расположились на палубах. Суда ждали на рейде императорский дромон «Никея». Он стоял у высокого причала. На его палубах выстроились воины во главе с Никанором, гребцы - тоже воины - находились за вёслами. Возле причала императора ждали священники. Вот появились колесницы, в которых прибыли путешественники и те, кто их провожал. Священники начали молебен в честь благополучного плавания. Багрянородный и его спутница были в одеждах воинов. На них сверкали шлемы. И в Елене невозможно было узнать девушку. Под пение псалмов они проследовали на судно. За ними шёл священник - молодой росс Григорий. Он отправлялся в плавание по воле патриарха Николая Мистика.

Опустились на воду весла, дромон «Никея» медленно отошёл от причала и начал удаляться. Багрянородный и Елена стояли у борта и махали руками родителям. Путешествие началось. Вскоре дромон императора вышел в Босфор и встал во главе других дромонов и памфил, вытянувшихся кильватерным строем. Багрянородный знал, что им надо пройти по проливу около ста пятидесяти стадиев, чтобы выйти у мыса Попаз в Чёрное море. Пролив был неширок - от четырёх до двенадцати стадий. В нём было тесно от множества торговых судов, которые плыли в Чёрное и Средиземное моря. Константин и Елена не покидали палубы дромона почти весь день, жадно взирая на незнакомый мир, переходя от борта к борту. С ними постоянно находился Гонгила. Он, знаток моря, называл встречающиеся суда:

- Вот идут три кумбарии арабов. Там, вдали, виднеются ладьи русов. Они везут товары в Константинополь.

Но вот позади и узкий пролив Босфор. Гонгила показал на длинный мыс - последнюю преграду перед Черным морем.

- Это страж ветров, мыс Попаз, - пояснил Гонгила.

Море распахнулось широко, неоглядно. По нему катились мелкие волны с белыми барашками на гребнях. Море жило, дышало. Моряки почувствовали попутный ветер, подняли паруса. Суда заскользили быстрее, гребцы подняли весла, отдыхая. Константин и Елена увидели большое стадо дельфинов. Они взлетали над морскими волнами, сверкая на солнце атласными боками, и скрывались в морской стихии, чтобы вновь и вновь взлететь и нырнуть. Елена была очарована зрелищем. Она по-детски хлопала в ладоши и смеялась. Багрянородный был сдержаннее, но улыбался, думая при этом, какой силой должны обладать эти изящные морские животные, чтобы так легко и грациозно взлетать над волнами, преодолевать в полете немалое пространство, скрываться в морской пучине, чтобы набраться сил для нового полёта.

Первый день плавания море полностью поглотило внимание Елены и Константина. Оно зачаровало их. Им хотелось смотреть и смотреть на водный простор, на жизнь, которая проявлялась на нём, на суда, бороздящие его в разных направлениях. Однако после первой остановки в приморском городке Ираклия и после следующей в городе Амастрида у Багрянородного стало меньше времени любоваться морем. Его захватила жизнь приморских городов, которые принадлежали империи. В них жили его подданные. И хотя путешествие Багрянородного было задумано как познавательное, оказалось, что ему нужно заниматься и государственными делами.

В городке Ираклия при встрече с императором епарх пожаловался, что у них возродились секты иконоборцев и протестуют против законотворчества Василия Македонянина. Епарх городка Ираклия Ангеляр заявил:

- Божественный, иконоборцы вновь попирают память твоего деда. Они требуют от меня, чтобы я отменил действие «Эпанагоги». Но как можно, ведь это введение к общему своду законов. Это неслыханная дерзость иконоборцев! - горячился Ангеляр.

Багрянородный пытался успокоить Ангеляра простой истиной:

- Пусть они кричат и размахивают руками. Это не страшно. Законы моего деда Василия, изложенные в книге «Прохирон», незыблемы. Все несообразности, которые возносят исавры в противоположность божественным догматам, не должны пугать разумное общество, - пояснял вдумчивый император. - Не так ли, славный Ангеляр?

- Истинно так, Божественный, - соглашался епарх городка Ираклия. Пожилой Ангеляр помнил деда Константина Багрянородного, Василия. - Честь и хвала твоему деду за то, что он свято хранил и защищал каноны церкви, боролся с павликанами-иконобрцами. Ты, внук Василия, поди, не знаешь, что вождь павликан Хрисофир был убит теми, кто чтил императора Василия. Голова Хрисофира была отослана императору, и мы отметили победу над павликанами празднествами и триумфом. В благодарность народу, поддержавшему твоего деда в борьбе с павликанами, он построил сто монашеских обителей и церквей.

- Спасибо тебе, славный Ангеляр, что хранишь память о моём деде. А священников я пришлю из столицы. Пусть они вразумят исавров, - пообещал Багрянородный.

В более крупном городе южного черноморского побережья, Амастриде, епарх Памва обратился к Багрянородному с иной просьбой. Во время трапезы, устроенной в честь императора, епарх с болью сказал то, что заставило задуматься Багрянородного:

- Сладу нет с купцами и торговыми людьми. Вольничают, Божественный, как хотят. Они скупают ходовые товары, прячут их, а потом продают по более высоким ценам. Ювелиры тянут медь к себе, что им никак не нужно.

- Ты, преславный Памва, пошли своего человека в Константинополь, пусть он купит книгу, которая только что появилась. Называется она «Книга епарха» и содержит в себе права и обязанности, представляющие устав двадцати двух городских корпораций и цехов. Заставь своих торговых людей жить по уставам этой книги, и у тебя всё будет хорошо.

Возвращаясь на борт «Никеи» от епарха Памвы, Константин подумал, что не напрасно в империи прилежно занимаются книгописанием. Он убеждался, что книги несут людям знания, заставляют соблюдать законы. На корабле Константин рассказал Елене о своих встречах и впечатлениях от Амастриды. Она и сама рвалась на берег, чтобы вместе с Багрянородным познавать новый для них мир.

Когда приплыли в порт Синоп, главный город провинции Пафлагония, Елена отважилась сойти на берег вместе с Константином. Их сопровождали Гонгила и, как всегда, отряд воинов во главе с тысяцким Никанором. Когда пришли на Восточный рынок, Никанор встретил на нём своих земляков из Чернигова. Купцы были довольны торговлей. Ещё действовал договор Византии и Руси времён великого князя Олега, по которому русские купцы торговали беспошлинно. Черниговский купец Фёдор Вол поднёс Никанору пару горностаев, мех которых отливал золотом. Он сказал земляку при этом:

- Ты их вот этой черноглазой девице подари. - И показал на Елену.

Никанор знал, что в одежде воина с ними отправилась в путешествие дочь Лакапина, но возразил:

- Угодил ты в лужу, земляк Фёдор. Это ратник, а не девица.

- Ну-ну, знаешь же, что черниговских обманом не возьмёшь. Дари, не то сам поднесу золотую рухлядь, - захохотал Фёдор Вол.

Засмеялась в ответ и Елена, тем выдав себя. Смех её был звонкий, певучий. Она приняла подарок купца с поклоном и, сняв с запястья золотой браслет, поднесла его Фёдору.

- Это твоей синеглазой, - сказала она.

- Низкий поклон тебе, разумница. Истинно счастлив будет тот, который выберет тебя, - зачастил Фёдор, любуясь украшением.

После похода на рынок Синопа Елена стала вести себя раскованнее. Она поняла, что лицо ей не спрятать и оно ясно выдавало, кто она. «И хорошо, и не надо прятаться. Пусть все видят, что мы друзья с императором», - искромётно подумала Елена, и с этого часа всякое «морское» недомогание у неё улетучилось, она стала прежней непоседливой и жизнерадостной спутницей Багрянородного.

В Синопе она вместе с Багрянородным была приглашена на обед к доместику Пафлагонии Ермократу и предстала перед доместиком и его окружением в парчовом греческом далматике. Когда Ермократ поинтересовался у Константина, кем ему приходится Елена, тот с гордо поднятой головой ответил:

- Это дочь великого доместика Романа Лакапина, Елена. И она моя невеста. Прошу любить и жаловать.

- И ты, божественная, согласна с этим? - спросил высокий красивый Ермократ.

- Да, преславный доместик. Мне нравится быть невестой моего несравненного друга детства.

- Я восхищаюсь тобой, божественная. Да будет счастлив под твоим крылом Багрянородный.

Ермократ напророчил от чистого сердца. Константин был счастлив в супружестве с Еленой. Небо над ними всегда было голубое и безоблачное.

Между тем Ермократ, узнав о конечной точке путешествия Багрянородного, отправил в Эребуни гонцов, чтобы известить царя Мовсеса о приезде византийского императора, и тем самым Ермократ облегчил его путешествие. От Чёрного моря в Эребуни надо было проехать на лошадях почти полторы тысячи стадиев, это семь дней пути по горным караванным дорогам. Прибытия путешественников на рейд к рыбачьему посёлку Фындыклы должны были ждать кони под сёдлами и колесницы.

Многодневное путешествие к восточным берегам Чёрного моря завершалось. После короткой остановки в Трапезунде, последнем византийском городе на южном побережье Чёрного моря, суда повернули на север и плыли вдоль восточного берега моря до рыбацкого посёлка Фындыклы. Там близ устья реки встали на рейде. А через день армяне пригнали двести лошадей под сёдлами и две колесницы, в каждую из которых были запряжены три лошади.

Как и предполагали, путешествие в Эребуни длилось семь дней. Окружающие караванный путь горы покоряли своим величием Константина и Елену. Они завораживали путников. На шестой день путешественники прибыли в городок Эчмиадзин. Ещё в Синопе доместик Ермократ посоветовал посетить Эчмиадзинский собор.

- Говорят, что это один из первых христианских храмов. Его строительство началось в триста первом году, - поделился тогда своими знаниями Ермократ.

Наконец Елена и Константин, взявшись за руки, тихо вошли в огромный храм. Нет, он не так велик, как Святая София, но мощнее, монументальнее, и в нём царит спокойствие веков. И, помолившись, Елена и Константин почувствовали свою причастность к этому многовековому спокойствию. В храме было мало икон, больше фресок. Свечи горели лишь на амвоне перед алтарём, и это тоже влияло на верующих, сосредотачивало их на молитве. Константин сказал Елене:

- Какой народ здесь живёт! Он раньше европейцев осознал величие христианства.

- Мне кажется, я способна летать в этом храме, как птица, - призналась очарованная Елена.

Священник храма, узнав от Григория, кто посетители собора, подошёл к ним.

- Позвольте вас, божественные, причастить, - сказал он. Они с поклоном дали согласие. И начался молебен, во время которого Константина и Елену приобщили к одному из семи таинств.

Они вкусили хлеба и выпили вина, что было воплощением тела и крови Христа.

От Эчмиадзина до Эребуни меньше чем полдня пути, и к вечеру после моления в Эчмиадзинском соборе путешественники прибыли в Эребуни. Их ждала торжественная встреча. Вестники Ермократа побывали в Армении не зря. Они уведомили царя Мовсеса о высоких гостях. Царь Мовсес из династии Багратидов вывел всю знать Эребуни на окраину города, чтобы встретить императора Византии. Перед въездом в крепость стояли многочисленные толпы горожан. Лишь только колесница Багрянородного остановилась, как ему навстречу вышел совсем юный царь Мовсес, может быть, на два года старце Константина. Багрянородный сошёл с колесницы и направился к Мовсесу, который распахнул руки, чтобы обнять византийца.

- Я приветствую тебя, Божественный, и тебя, лучезарная Елена, на прародительской земле и в её древней столице Эребуни, которой скоро две тысячи лет. Вы наши дорогие гости. Милости прошу к очагам прадедов.

- Спасибо, царь славной династии Багратидов. Сегодняшний день для нас навсегда останется праздником, - ответил Багрянородный.

Царь Мовсес показал рукой на колесницу: дескать, вернись император в неё. Когда Багрянородный сел в неё, Мовсес взял одну из лошадей под уздцы и повёл её в Эребуни, к дворцу Багратидов.

Светло-серое двухэтажное здание дворца было сложено из кристаллического туфа, с мраморной отделкой окон, карнизов и колонн, богато украшенных резьбой. Сложный орнамент был настолько разнообразен, что нельзя было найти два одинаковых цветка, листа, двух птиц, зверей, животных. Всё это сочно выделялось, и было трудно отвести взор от диковинной резьбы по камню. Внутреннее убранство дворца было скромным. Здесь Константин увидел на стенах много мечей, кинжалов, щитов, копий, шкур диких зверей и персидских ковров.

Только за трапезным столом Константин представил свою спутницу.

- Если вы помните род Лакапинов, то перед вами дочь великого доместика Романа Лакапина, Елена.

Поднялся один из вельмож. Это был престарелый князь Баграни, которому уже миновало сто лет.

- Я провожал молодого витязя Модеста Лакапина, дядю прекрасной Елены, на службу к императору Михаилу. Но в Эребуни и сегодня живёт много твоих родственников, внучка, - сказал князь Баграни и поклонился Елене. А подняв чашу с вином, закончил: - Завтра мы соберём за этим столом всех сродников Василия Македонянина и Романа Лакапина.

Своё слово князь Баграни сдержал. На другой день в трапезной дворца Багратидов собралось больше ста армян, которые были причастны к родам Василия и Романа. Прежде чем сесть к столу, все подходили к Константину и Елене, кланялись им, оставляли на столе дары, и среди них были иконы, вырезанные на палисандровом дереве, украшения из золота и серебра, камеи из слоновой кости с резьбой. Этот день прошёл в череде воспоминаний о прошлом, о том, как предки Македонянина и Лакапина строили храм Гегард. И было сказано столько удивительного о чудесах, происходящих в храме Гегард, что Константин и Елена загорелись страстью, не затягивая время, побывать в нём. И третий день пребывания в Эребуни император и его спутница провели в храме Гегард. Он находился не в самом городе, а за его пределами, в горах. Когда Елену и Константина привезли к горам, они удивились: как тут можно построить какой-то храм. Но вот они сошли с колесницы, князь Баграни, неутомимый старец, повёл их по горному ущелью. Когда горы нависли над ними, они увидели в отвесной стене железные врата, и князь Баграни ввёл их в эти врата.

То, что увидели Константин и Елена, оказавшись в чреве горы, повергло их в изумление. Они увидели храм Гегард во всём его великолепии. И всё это подземное царство никак не походило ни на один храм. Здесь было вырублено несколько церквей, отделанных с такой изящной красотой, как будто это были ювелирные изделия. Куда ни посмотришь, колонны, капители, карнизы, барельефы - всё было высечено из монолита горы. Создавалось впечатление, что над этими храмами трудились тысячи каменотёсов не одного поколения. За храмами, всё в том же монолитном чреве горы, были вырублены сотни монашеских келий и все они непохожи друг на друга. Казалось, что каждый монах вырубал себе келью сам, по своему вкусу и разумению, лишь каменные ложа и узкие невысокие тумбы были везде одинаковы. Кое-где на каменных тумбах лежали раскрытые молитвенники, стояли светильники. Они горели. На ложах виднелись охапки сухой травы. Двери в кельи заменяли подвешенные на крюках полотна из воловьих шкур.

По-разному воспринимали всё увиденное Константин и Елена. Он был строг, сосредоточен, его зоркие глаза пытались всё запечатлеть, запомнить. Он прикасался к вещам руками, хотел почувствовать их тепло или холод. Елена порой брала Константина за руку, и в ней ощущалась дрожь. Ей чудилось, что она бродит в волшебном царстве. Однако пришёл миг, когда и в Елене исчезла оторопь и она улыбнулась.

Князь Баграни привёл гостей в последнюю церковь. Всё здесь было, как и в других церквах: каменная степенность, чистота, чуткая тишина. Но в самом центре церкви, недалеко от алтаря, из каменного пола в большую каменную чашу бил родник, и в искусно созданный водоём через небольшое отверстие в своде храма проникали лучи солнца. Они отражались многими бликами - зайчиками - и были в постоянном движении, завораживая стоящего близ них.

- Это чудо из чудес! - воскликнула очарованная Елена.

- Посмотри, они ведь все цветные, - поддался завораживанию Багрянородный. - И глаз нельзя оторвать…

- А когда солнце за тучами, они пропадают? - спросила Елена князя Баграни.

- Внученька, ты можешь узнать это сама, придя вечером или в полночь. Родник будет сверкать, как и сейчас.

- Мы придём, мы обязательно придём! - воскликнула Елена.

Появились священники, раздалось пение хора, которое звучало не по-земному, наступил молебен и пора очищения душ от всех житейских грехов. Когда молебен завершился, князь Баграни повёл гостей к выходу, но, похоже, не к главному. Они шли длинным коридором, освещённым светильниками. А когда вышли, то оказались перед ровным степным пространством. Это была горная долина, и среди трав они увидели нечто незнакомое им.

- Не удивляйтесь, дети, вы видите древние армянские хачкары, застывших в камне воинов нашей земли, - сказал князь Баграни.

Константин и Елена поспешили к одному из хачкаров и увидели искусно высеченный рисунок. Среди цветов стоял воин с опущенным мечом. Они подошли к другим хачкарам - их были сотни среди трав - и увидели иные каменные орнаменты. И сколько хачкаров они не осмотрели, рисунки были всюду искусны и неповторимы.

- Как же богата эта наша земля ваятелями, непохожими друг на друга!

- Ты верно заметил, Багрянородный, - отозвался князь Баграни.

И прошла неделя пребывания Константина и Елены на земле прадедов. Они побывали на армянской свадьбе, отдали дань праху предков. Перед дворцом Багратидов на площади было устроено для них ристалище воинов.

На нём не было пролито ни капли крови, гости увидели лишь превосходное искусство сражения на мечах. Вечерами Багрянородный старательно записывал свои впечатления или рассказывал о них скорописцам, и они трудились в поте лица.

Настало время прощаться. Провожали гостей всем городом. Четыре лошади были навьючены подарками, но самыми дорогими для Константина и Елены были две камеи - их портреты, высеченные на мраморе. На розовом поле светились два живых лица. Елена была олицетворением красоты, Константин строг и мудр не по-юношески. Прощаясь, царь Мовсес сказал:

- Я навещу Константинополь в твоё царствование, басилевс.

- Желанный гость, мы встретим тебя с радостью.

Под прощальные взмахи тысяч рук две колесницы и двести всадников покинули Эребуни, уходя на запад вновь горным каменистым путём.

Возвращаясь к морю, то в седле на просторной дороге, то в колеснице, Елена и Константин поняли, что их связывает нечто большее, чем дружба с детских лет. Когда они неотрывно смотрели друг на друга, у них сильнее бились сердца, руки тянулись к пожатию, к ласке. Им трудно было сдерживать эти порывы. И когда Константин брал в свою руку маленькую, с длинными пальцами ладонь Елены, в его груди разливалось благостное томление. А Елена опускала глаза, и щеки её рдели. В конце концов они поняли, что с ними произошло. Они перешагнули грань отрочества, вступили в юношескую и девичью пору. Их постоянное общение, внутреннее понимание друг друга дали свои плоды, у них всё было в гармонии. Константин видел, как мужественно переносит Елена тяготы долгого путешествия, она всегда общительна, отзывчива, ни на кого из приближенных, из слуг не косится взглядом, не скажет недоброго слова. Её трудно было вывести из равновесия, она отличалась терпеливостью, не знала, что такое капризы.

Может быть, Константин сам создал такой безупречный образ девушки, которую полюбил, ан нет, он постарался быть правдивым и ничего не приукрашивал. И ему хотелось, чтобы со временем в Елене не проросли никакие низменные черты характера, чтобы она всегда оставалась чистосердечной, побеждала зло доброжелательностью, не страдала завистью и чванливостью. Отмечал Константин, что многие натуры, поднимаясь на вершину власти, смотрели на тех, кто стоял ниже, с превосходством повелителей. Дух сочинительства заставлял Константина ко всему присматриваться прежде всего умом, а уж потом чувствами, оценивать людей, как ваятель оценивает мраморную глыбу, чтобы отсечь от неё всё лишнее и создать прекрасный образ. Но иногда ему казалось, что так не должно быть, что сердце всему мерило. Однако он отклонил главенство сердца, считая разум даром Божьим, способным глубоко и безошибочно узнавать людей. Но Константин изначально заблуждался, потому что сердце у него было доброе и отзывчивое, просто пока он этого не замечал за собой.

В таких размышлениях минуты молчаливой гармонии они продолжали обратный путь до Фындыклы, где стояли на рейде их дромоны и памфилы.

Возвращались Константин и Елена в Магнавр иным путём. Этот путь наметился ещё в Константинополе. И не случайно. К тому Константина обязывали государственные заботы. В европейские земли империи входили не только провинции-фемы Балканского полуострова, но и двенадцатая провинция в Крыму - Херсонес. Однако, честно признаваясь себе, юный император не мог сказать, что больше повлияло на стремление побывать на Крымском полуострове - то ли влияние утолить жажду созревающего историка, то ли государственные заботы. Получалось всё-таки, что две заботы слились в одну: желание как можно больше узнать о положении Херсонеса. Знал Багрянородный, что аппетит приходит во время еды, й потому уже примерялся к тому, чтобы сделать приобретения за провинцией Херсонес, там, где обитали печенеги и хазары. Знал Константин и то, что за Крымским полуостровом совсем близко находятся земли русов. Ему хотелось побывать и там, чтобы со временем написать историю Руси, которая по своим пространствам была не меньше Византии. И, подплывая к Крыму, Багрянородный вспомнил о священнике Григории, который всё время находился среди русских воинов.

Григорий был молод и в самой силе. Его ясные голубые глаза излучали доброту. По стати ему надо было стать воином, биться в сечах, но он принял обет быть Христовым воином, чтобы нести пастве милосердие. И вот они встретились, византиец и росс, оба молодые, жадные до жизни. Константин владел огромной империей, у Григория, кроме креста, за душой ничего не было. Но он нёс в себе божественное начало и потому был богаче Константина. Он осенил императора крестом и певучим голосом произнёс:

- Благополучия тебе, Божественный, в делах и помыслах. Аминь.

Багрянородный стоял у борта дромона. Он повернулся к чернеющей на горизонте узкой полоске земли и сказал:

- Вот там, за Херсонесом, лежит страна русов. Ты из неё и расскажи мне о ней, что знаешь.

- Божественный, я не был на Руси более десяти лет, боюсь пустить ложь. Сам я из Изборской земли, что лежит далеко на севере, близ Великого Новгорода.

- Смотри-ка, «Великий Новгород»! В чём его величие?

- Для русов, Божественный, Великий Новгород как прародительская земля. Оттуда пошла Русь. И живут там мужественные люди. Среди тех, кто тебе служит, много новгородцев. Стоит град на реке Волхов. С того места можно плыть в Балтийское море, дальше по северным и южным морям добраться до Средиземного моря, там приплыть к Константинополю и вот сюда, к Херсонесу, и потому в нашей земле много славных мореходов. Новгородцы очень свободолюбивый народ и сами выбирают себе князя, правят землёй вместе с ним. У них есть законодательное собрание, которое на Руси называется вече. Если князь неугоден новгородцам, вече отлучит его от власти и выберет другого.

- А почему ваш Великий Новгород не стольный град Руси?

- Сегодня так нужно, чтобы стольный град был на юге державы. Нам постоянно приходится бороться с печенегами и хазарами, теснить их от нашей земли. Из Киева это удобнее делать, чем из Великого Новгорода.

Неожиданно беседа Багрянородного и Григория была прервана. Подошёл Гонгила и потревожил императора:

- Божественный, к нам приближается не меньше сотни судёнышек. Что будем делать?

- Ждать с ними встречи, - улыбнулся Константин.

Он направился к носу корабля. Гонгила и Григорий пошли следом и увидели, что множество мелких судов окружают их суда. Григорий долго вглядывался в приближающиеся «кораблики» и догадался, что это ладьи и пришли на них в море, может быть, новгородцы, псковитяне, изборяне. Помнил Григорий, что и в пору его детства сотни ладей уходили по весне из Новгородской земли на охоту за купеческими судами, которые плыли в Трапезунд или из него.

- А вот и они, вольнолюбивые новгородцы, - сказал Григорий Багрянородному. - И вышли они на охоту.

- На какую охоту?

- Да похоже, что на разбойный промысел.

- И могут напасть на нас?

- Не осмелятся: они же видят нашу силу. - В то же время Григорий подумал, что надо бы предупредить русов, напомнить им об Олеговом договоре. Он сказал: - Божественный, вели Гонгиле подогнать памфилу. Мы с Никанором поговорим с русами.

Багрянородный распорядился, чтобы Гонгила исполнил все, о чём просил Григорий. Вскоре с дромона последовал сигнал на одну из памфил, и она подплыла к дромону. Григорий же позвал Никанора:

- Идём, брат мой, на переговоры с русами.

- Меня это тоже беспокоит, - ответил Никанор.

Они перешли на памфилу. Дромоны застыли на месте. Лёгкая памфила полетела навстречу впереди идущей ладье. Григорий уже заметил, что на ладье не меньше сорока воинов и многие из них подняли луки, положили на тетивы стрелы. Григорий замахал руками, то складывая их крестом, то разводя в стороны. Воины на ладье опустили луки. Суда приблизились друг к другу.

- Говори, Никанор, - сказал Григорий.

- Понял, - отозвался Никанор и крикнул: - Мы русы и служим царю Византии по Олеговой клятве! Что вы от царя хотите?

На носу ладьи стоял богатырски сложенный воевода Посвист. Он ходил с Олегом на Царьград и был в ту пору тысяцким. Он помнил Олегов договор с греками: «Первым словом да умиримся с вами, Греки, да любим друг друга от всей души. И никому не дадим из сущих под рукою Светлых Князей обижать вас; но потщимся, сколь можем, всегда и непременно соблюдать сию дружбу». Прочитав это в душе, как молитву-заклинание, Посвист ответил:

- Хочу видеть царя и сказать ему слово.

- Ишь ты, сразу быка за рога!

- Ты черниговский?

- Так и есть, черниговский, - подтвердил Никанор.

- Видно сокола по полёту, - засмеялся Посвист. - Ладно, делу - время, потехе - час. Плывём, не мешкая, к царю, не то передумаю.

- Меч оставь, лодку спускай, плыви. Да один чтобы, - командовал воеводой тысяцкий.

У Посвиста было, очевидно, нечто важное сказать Багрянородному, и он всё сделал так, как велел Никанор. С ладьи спустили на воду лёгкую лодку-долблёнку. Посвист снял меч с пояса, уселся в долблёнку и ловко подплыл к памфиле. Он бросил конец верёвки Никанору, и тот подтянул лодку. Посвист легко перебрался на памфилу. Гребцы положили весла на воду, и памфила поплыла к «Никее». Император Византии и воевода Руси встретились. Разговор их шёл на верхней палубе судна, наедине.

- Что ты хочешь сказать императору? - спросил Багрянородный.

- Россы помнят Олегов договор с Царьградом и свято чтут его. Ходили наши купцы недавно в Болгарию. И видоки с ними были. Они стали очевидцами того, как восточные бояре собирают рать. Разлад у них с царём Симеоном, и хотят они поссорить его с Византией и Русью.

- А что же царь?

- Так всё делалось тайно. Он и не знал. Ранами мается, в постели лежит. Откуда ему что знать?

- И что же намерены сотворить бояре?

- Домнев у них за вождя, и настроен он перехватить твои суда и тебя, басилевс, взять в полон. Того мы не можем допустить и вышли тебе навстречу.

- Низкий поклон тебе, росс. И что же нам теперь делать?

- Так мы тебя до Царьграда проводим. А коли осмелятся болгарские разбойники лезть на рожон, мы им по шее надаём. Вот и все.

- Рад твоей помощи, да вот в Херсонесе хотел побывать.

- А это одно другому не помеха. Плывём в твой Корсунь, а потом и в Царьград двинемся.

- Спасибо, росс. Тогда в путь отправляйся.

На рассвете следующего дня суда Багрянородного подошли к мысу Херсонес. Потянулись в бухту. И в это время с северо-запада вошли в широкую горловину бухты два незнакомых судна. Всезнающий Гонгила сказал Багрянородному:

- Это римляне. Папские галеры.

- Зачем они пришли в Херсонес? - спросил Константин.

- Скоро узнаем, Божественный. А то, что я знаю, похоже на выдумку или на миф.

- Ну расскажи о той выдумке.

- Не хотелось бы, - ответил Гонгила.

- Верный друг, даже в выдумке есть доля правды.

- Я всё от купцов слышал, а каждый из них по-своему рассказывает. Да время у нас есть. Так слушай, Божественный. Говорят, что первый папа римский Климент, живший восемьсот лет назад, поехал в Тавриду Христа проповедовать и тавров в свою веру обращать. Они же просили его сотворить чудо. Больше года дождей над Тавридой не было, всё гибло. Тавры умоляли Климента призвать дождь, иссыхающих детей у его ног клали. Он пообещал дождей, но обещания не исполнил. И говорят, что вот здесь, у мыса Херсонес, тавры утопили его судно и всех, кто был на нём.

Гонгила замолчал.

- И что же, теперь папские легаты ищут его останки в море? - спросил Багрянородный. - Или не так?

- Да всё было вроде по-иному. Римляне не приняли эту легенду. Они утверждают, что папа Климент пострадал за веру один и был убит на площади Херсонеса. Там сброшен в высохший колодец.

- Но тот колодец никак не найдут, - усмехнулся Багрянородный. - Как ты думаешь, Гонгила, не поискать ли его нам?

- Божественный, смеяться над этим грешно, - заметил Гонгила, - но если бы нашли колодец, то обрели бы и мощи. Ничто не исчезает бесследно.

- Выходит, что ищут тот колодец?

- Да, ищут. По повелению папы римского Александра Первого, который жил в одно время со святым Климентом, и это долг каждого папы, вступающего на престол римской церкви.

- Удивительно. А я этого не знал, - разочарованно вздохнул Багрянородный. - Получается, что они продолжают искать.

- Будь моя воля, я бы запретил римлянам копаться в нашей земле, - сказал Гонгила.

Ему возразил священник Григорий:

- Зачем запрещать? Пусть ищут. Папа Климент - один из первых христиан, пострадавших за веру.

- Но он же обманул тавров. Это не по-божески. И святость его мнима, - рассудил Гонгила.

Наконец корабли вошли в Херсонесскую бухту. Весла были подняты. Неподалёку остановились и две папские галеры. От причалов Херсонеса вскоре отошли два лёгких судна. Одно из них подошло к «Никее», другое направилось к папским галерам. В это время из крепости выехали две колесницы, будто в Херсонесе знали, кто прибыл на дромонах. На самом деле всё так и было. Ещё в Синопе Константин сказал Ермократу, что на обратном пути побывает в Херсонесе. Тогда Ермократ заметил: «Мои купцы побывают там и уведомят доместика Диомида». И теперь Диомид, который давно ждал императора, примчал в гавань на колеснице, сам прибыл на дромон встретить Божественного. Это был почтенный муж лет шестидесяти, подвижный, быстроглазый. Поклонившись Константину и Елене, Диомид произнёс:

- Божественный, я помню твоего деда императора Василия, Он побывал у нас, и мы в его честь устроили конные скачки. Ещё ему подарили пару тавридских скакунов, быстрых, как молния.

Диомид приветствовал и Елену, как царственную особу. Поцеловал ей руку и позвал её и Константина на своё судно.

Когда подплывали к берегу, Багрянородный с удивлением отметил, что издали ничем не примечательная крепость вдруг поднялась и стала похожа на неприступную цитадель.

- Когда в последний раз к Херсонесу подступали враги? Сумел ли он выстоять? - спросил Багрянородный.

- Слава Богу, уже многие десятилетия наш город не знает нашествия врагов. Вот только римляне досаждают раскопками чуть ли не каждый год, - посетовал Диомид.

- Мы попросим папу римского прекратить наезды, - пообещал император. - Но лишь в том случае, если они наносят нам ущерб.

С берега бухты Диомид повёз на колеснице Константина и Елену в крепость, но не во дворец, а в храм Святого Василия Великого.

- Молебен в честь тебя, Божественный, исполняют. Потому почти наш храм вниманием, - попросил Диомид.

Константин и Елена провели в Херсонесе два дня и тоже, как римляне, пытались разгадать тайну исчезновения папы римского Климента. Им это не удалось. Константин понял, что поиски бесплодны, сказал римскому легату:

- Ты, римлянин Марин, передай папе Иоанну, что император Византии Константин Багрянородный против ваших поисков мощей Климента на Херсонской земле. Вы наносите нам ущерб.

Сухой и желчный Марин, даже не соизволив поклониться императору, ответил:

- Вселенская римская церковь имеет право искать мощи своих святых там, где их можно найти. Мы не исчерпали возможности.

- Не заносись, римлянин Марин. Передай папе Иоанну, что всё находящееся на нашей земле принадлежит Византии. И это твоё пребывание в Херсонесе последнее.

На третий день после прощальной трапезы и молебна Константин и Елена покинули Херсонес. Диомид проводил их до корабля.

- Дай тебе Бог, Багрянородный, долгих лет жизни и благополучного царствования, - сказал он на прощание.

Караван судов с поднятыми парусами, при попутном ветре покинул бухту Херсонеса и поплыл к Константинополю. Ладьи воеводы Посвиста, как он и обещал, провожали императора.


Глава одиннадцатая. ОТКРОВЕНИЕ ЕЛЕНЫ


В эту ночь, накануне своего дня рождения, Елена не могла уснуть. Стояла духота. В каюте, казалось, нечем было дышать. Она долго ворочалась в постели, пытаясь отделаться от беспокоивших её мыслей о грядущем дне. Предчувствие говорило ей о том, что её ждёт нечто страшное и непредсказуемое. Елене было отчего беспокоиться. Ещё вечером она была напугана тем, что услышала на палубе дромона от воинов, которые несли бдение. А говорили они о том, что не сегодня-завтра императорские суда встретятся в море с болгарскими пиратами, или восставшими воинами, которые уже появились из дунайского гирла, миновали Жебриянскую бухту и приближаются к судам Багрянородного с намерением отрезать им путь к Константинополю, напасть на них и захватить императора в плен. Елену не успокаивало то, что под рукой Багрянородного тысяча отважных воинов и что их сопровождают почти сто русских судов, на каждом из которых сорок ратников. Странным было то, что, узнав о предстоящем нападении болгар, она переживала не за себя. Она была уверена, что даже свирепые пираты ей ничего не сделают. Елена страдала за Константина. Помнила она, что они и раньше покушались на его жизнь. Чего стоило сражение с болгарами на реке Ахелое! Но тогда рядом с Багрянородным был её отец, он-то и спас императора от плена. А теперь на кого положиться, если болгары подойдут силой в три-пять раз большей, чем у русов и византийцев?

И Елена подумала, что сейчас настало самое время спасти Константина от верного плена. Надо лишь разбудить его и убедить покинуть медлительный дромон и уйти на лёгкой памфиле от опасных берегов в открытое море. Беспокойство Елены переросло в жажду действия. Была уже вторая половина ночи, когда она встала с ложа, надела одежду воина и вышла из своей каюты. В темноте она добралась до соседней каюты, где спал император, и наткнулась на верного стража, евнуха Гонгилу. Он видел в темноте, словно ночной зверь, и, положив большущую лапу на плечо Елены, спросил:

- Что тебе нужно, дочь Лакапина?

- Гонгила, я боюсь за Багрянородного. Его надо спасать.

- Спасибо, благородная. Но кого ему бояться?

- Предчувствие меня томит, болгарские пираты вот-вот нападут.

Сон у Константина был чуткий, он услышал разговор, узнал голос Елены, встал, оделся и вышел.

- Ночь душная, и мне не спится, - сказал Константин. - О чём у вас речь? Идёте на палубу, там прохладнее.

Багрянородный был спокоен, и Елена не стала изливать свою боль. На палубе было тесно. Одни воины спали прямо на досках, другие застыли у бортов. Выходило, что ночь была тревожной не только для Елены, но и для бывалых русских ратников. Многие из них помнили о коварстве болгар по сражению на реке Ахелое и теперь считали, что хитрые болгарские воеводы вновь придумают какую-нибудь охотничью уловку и обведут молодого императора. Гонгила, ведя Елену и Константина к свободному месту, заметил, как бы соглашаясь с дочерью Лакапина:

- Да, сегодня и впрямь беспокойная ночь.

Но на море, кроме всплесков воды под ударами весел, никаких других звуков не было. Стоял полный штиль, море не колыхалось. Воздух застыл в покое, небо было чистое - ни облачка, крупные звезды купались в морской глади. Судя по Полярной звезде, дромоны шли строго на запад. Елена и Константин застыли у борта и, всматриваясь в ночную тьму, молчали. Гонгила высился позади них, держа левую руку на рукояти меча. Гребцы трудились дружно, и дромон шёл хорошим ходом.

Вскоре за спинами путешественников прорезалась на горизонте бледная полоска утренней зари. Постепенно она розовела, поднималась над морем, ширилась, и наступил рассвет. Но влажная, душная ночь оставила свои следы: над поверхностью моря поднялся туман, за ним исчезли морские дали. Всем на глаза будто упала пелена, не было видно даже ладей русов. А когда первые лучи солнца пронзили туман, то справа по борту все увидели, что на русские ладьи надвигается армада более мелких, чем они, судёнышек. И стало очевидно, что это приближаются болгары. Они обкладывали «добычу», как муравьи. Из туманной дымки их выплывало всё больше и больше. Вот они уже начали пускать стрелы, но русским воинам за бортами ладей стрелы были не страшны. Воевода Посвист повёл свои суда на вражеские клином. Следом за ладьями пошли греческие памфилы, на которых приготовились к схватке с врагом воины Никанора. Стрелы полетели с той и с другой стороны. Болгары стремились прорваться к дромонам, и стал ясен их замысел: они охотились за императором и поступили тонко. Около двадцати их судов возникли из белёсой дымки с левой стороны по курсу дромонов. Вот они рядом, с них летят не только стрелы, но и железные «кошки»-трезубцы на прочных верёвках. Ими болгары цеплялись за борта и пытались подняться на палубу императорского дромона. Наконец нескольким воинам удалось взять борт приступом, и на судне появились десятка три морских разбойников. И среди болгар были печенеги и хазары. Зазвенели мечи, завязалась схватка. Впереди болгар дрался богатырь, крушивший всё на своём пути. И он был близок к цели, к каютам, где спрятались Багрянородный и Елена. Но навстречу болгарскому богатырю выбежал тысяцкий Никанор. Он возник на месте павшего руса и скрестил свой меч с мечом болгарина. Перед Никанором был воевода Миколов, богатырь, известный не только в Болгарии, но и на Руси. Никанор, будучи юношей, видел его. Он крикнул Миколову:

- Зачем с разбоем пришёл? У Византии мир с царём Симеоном!

- Мне нет дела до Симеона, я сам себе царь! - зло сказал Миколов. - Он наше золото, что получил от твоего царя, себе заграбастал. Так мы за своим пришли. Прочь с дороги! - закричал он и взмахнул мечом. - Где твой Божественный?

Никанору некуда было отступать: за спиной каюта с юным императором, которого ему доверено защищать. И Никанор схватился с Миколовым в смертельном поединке. Но удары болгарского богатыря были настолько сильны, что он едва сдерживал их. «Боже, помоги выстоять!» - воскликнул Никанор, вкладывая в удары всю свою силу. Но он чувствовал, что его надолго не хватит. И неизвестно, чем бы завершилась схватка, если бы не Гонгила. Он прыгнул откуда-то, как чёрная пантера, и поразил богатыря в шею копьём. Миколов рухнул на палубу как подкошенный. А Никанор ринулся на тех болгар, которые были за спиной богатыря, и, погнав их, одного уложил, другого скинул в море.

Болгары были упорны. Несмотря на то что несли потери, они продолжали лезть на дромон. Солнце уже поднялось высоко, а вокруг дромонов и памфил продолжалась сеча. Но вот кто-то из болгарских воинов, будучи свидетелем гибели богатыря, мощным голосом крикнул:

- Миколов пал! Миколов пал! Отомстим!

Может быть, последнее слово и не дошло до болгар в суматохе и криках сечи, но два первые слова будто плетью ударили по спинам разбойников, и всюду, где можно было избежать схватки с русами, они начали уводить свои суда. Воины Посвиста ещё долго преследовали их, но наконец отстали. В море наступила тишина.

И в этой тишине юный император и его спутница появились на палубе корабля. Их вид говорил о том, что утро для них выдалось самое худшее в жизни. Они были бледны, глаза в красных ободках от бессонницы. Следом за ними вышел священник Григорий. Константин, осмотрев палубу и увидев множество убитых воинов, с болью сказал Григорию:

- Жизнь так ничему и не научила болгар. С упрямством ослов лезут они на нашу державу. Соберёмся с силами и проучим их.

- Но не все болгары твои недруги, Божественный, - заметил священник. - Я помню царевича Петра. Если он встанет на престол, Болгария и Византия забудут о вражде.

- Дай-то Бог! - произнёс Константин и, подойдя к борту, вздохнул полной грудью и обратился к Елене: - Ну вот, моя заступница, мы плывём свободно. Море перед нами чистое.

- Хорошо, что чистое. Спасибо русам. Это они спасли нас, - отозвалась Елена.

- Я отблагодарю их. Пока жив и здравствую, они будут торговать у нас беспошлинно.

- Божественный, ты поступишь благородно, - ответила Елена.

Невольно её мысли перекинулись в Константинополь, в Магнавр, к отцу Роману Лакапину, В этот час Елене показалось, что её отец пытается взять от жизни больше, чем она ему даёт. Нынче он великий доместик, глава вооружённых сил Византии - это ли не высокая честь для того, кто начинал путь воина простым лучником? Но Елена без сомнений знала, что её отцу мало чести быть вторым лицом в державе. Он тянется к короне. Удастся ли ему это, Елена не ведала, но ей теперь было очевидно и то, что Лакапин подомнёт под себя императора, встанет над ним, а в какой ипостаси, она пока не знала. Было ясно как божий день, что отец выдаст её замуж за Константина с каким-то умыслом. И Елена сочла, что совершит смертный грех, если допустит некий расчёт, идя к супружеству. Она не хотела быть орудием в руках отца на пути к императорскому трону.

Пятнадцатилетняя Елена здраво отдавала себе отчёт в том, что её ждёт нелёгкая схватка с отцом в борьбе за независимое от её отца положение Багрянородного. Она пришла к мысли, что сумеет постоять за своего будущего супруга. Проведя больше месяца бок о бок с Константином, она сумела до глубины души понять его характер и, самое главное, его жизненные интересы. Они сводились к одному: чтобы творить добро во благо империи, во благо подвластному ему народу. Елена поняла и то, как он намерен творить добро и благо. Ей, познавшей историю императорского двора с времён Юстиниана, было очевидно, что Константин повторит Юстинианов путь и будет созидателем. Чего? Пока Елена этого не ведала, но была убеждена в том, что его созидательная деятельность даст хорошие плоды. Конечно, он должен окружить себя достойными помощниками, будь то великий доместик, логофет дрома или простой спафарий - служитель в секрете.

В молчании, в созерцании моря, на самом деле в вихревой круговерти мыслей Елена и Константин провели у борта дромона не один час. Наконец Багрянородный заметил, что Елена расслабилась.

- Нам с тобой пора отдохнуть, - позвал Константин Елену.

Она лишь благодарно улыбнулась и направилась вниз к каюте.

Плавание близилось к концу. Путешественники устали, ничего не замечали вокруг и жили только впечатлениями увиденного и пережитого ранее. Тяготы длительного путешествия отразились на Елене больше, чем на других. В её годы ей, изнеженной дворцовой жизнью, ласками матери, вдруг ринуться за тысячи стадиев морского и сухопутного пути - такое по силам немногим. Но у Елены хватило мужества не быть никому обузой. Она с честью носила одежду воина, нигде не уронила своего достоинства, вела себя скромно, обыденно. Даже тогда, когда Багрянородный держал её на людях за руку, она не показывала, что гордится этим, хотя в душе и ликовала от благодарности к императору.

Елена помнила те дни, когда в Святой Софии короновали титулом императора царя Симеона и он говорил Константину, что теперь с лёгким сердцем отдаст свою дочь-царевну ему в супруги. Тогда Елена не придала значения этим словам, и произошло это по той причине, что она не испытывала к Константину никаких чувств, кроме дружеских. Но в те дни, когда они отправились в путешествие, в её душе уже зародилась ревность и даже зависть к той царевне. Вскоре, однако, в Елене исчезли всякие жизненные чувства. Это случилось в тот день, когда Константин в Синопе представил Елену как свою невесту. Она уверовала тогда в то, что Константин не изменит сказанному принародно.

В таком, то печальном, то приподнятом состоянии духа Елена возвращалась в Константинополь. Она ещё не строила воздушных замков, но каждый день, проводя время с Багрянородным, она показывала ему своим поведением, что их будущая жизнь сложится благополучно. Но в молодости многим присуще ошибаться. Не избежала этого и Елена. В ближайшие дни ей предстояло убедиться, что небо над её головой не совсем безоблачное.

В это солнечное утро все, кто был свободен от дел, вышли на верхнюю палубу дромона. В полночи путешественники миновали мыс Попаз, на котором стоял маяк, вошли в пролив Босфор и теперь, одолев последние сто пятьдесят стадиев, подплывали к бухте Золотой Рог. Всем хотелось видеть город, от которого отплывали два с лишним месяца назад. Константин и Елена стояли у борта, взявшись за руки, и крепко сжимали их. Они знали, что неутомимый Гонгила сумел послать в Магнавр гонцов с вестью о возвращении императора и им предстояла волнующая встреча.

Наконец суда вошли в бухту и по расчищенной водной глади поплыли к императорским причалам. Путешественников приветствовали моряки со стоящих в гавани судов. На причале, к которому пристал корабль императора, было тесно от людей. Здесь собрались близкие сановники, вельможи, купцы, простые горожане. Но взгляд Елены торопливо блуждал по толпе и не находил матери Константина, Зои-августы. «С нею что-то случилось», - мелькнуло у Елены. Она посмотрела на Константина, который махал кому-то рукой, и спросила:

- Ты видишь матушку?

- Нет, я её не вижу, но вижу патриарха.

- Божественный, с твоей матушкой что-то произошло, - обеспокоенно произнесла Елена.

- Не волнуйся. Может быть, у неё дела…

- Нет-нет. Какие бы дела её ни задерживали, она пришла бы, - заметила Елена и поспешила сойти с корабля.

Миновав трап, она оказалась в объятиях матери. Мария повела дочь к колеснице. А Елена несколько раз оборачивалась назад, пытаясь увидеть Константина, но ей это не удавалось. Он шёл сбоку от Романа Лакапина, который заслонял Константина. В карете Елена спросила Марию:

- Мама, а почему не пришла встречать сына Зоя-августа?

Мария замешкалась с ответом, пожала плечами и сказала первое, что пришло на ум:

- Ей нездоровится. - И, уверовав, что это правда, добавила: - Я не вижу её уже много дней. Она и к трапезе не выходит.

- А папу ты не спрашивала, что с ней?

- Не спрашивала. Но я же говорю тебе, что она приболела.

- Ты могла бы зайти к ней, - с укором произнесла Елена.

Мария не смотрела дочери в глаза, и Елена поняла, что мать не желает сказать правду, придумывает то, чего нет. «Зачем?» - возник вопрос у Елены, но выведывать у матери она не стала, чтобы не заставлять пускаться в новый обман.

Во дворце Магнавра Елена первая спрыгнула с колесницы и попыталась подойти к отцу. Там, на причале, он даже не обратила на неё внимания и прежде всего подошёл к императору. И теперь он шёл с ним рядом, а позади плотно шествовали сановники. И Елене не удалось сойтись с отцом, посмотреть ему в глаза, как она желала. Войдя следом за свитой во дворец, она прошла мимо отца и поспешила в свои покои, который находился в противоположном от императорского конца правом крыле.

Вот и её покои. Здесь всё по-прежнему, всё на своих местах: рукоделие, книги, стопа пергаментных листов с её рисунками. Вот «Пастух Форбис, кормящий младенца у царя Этима». Вот «Бегущая по саду Дафна и догоняющий её Аполлон». Рисунок «Девы снимают яблоки в саду Гесперид» Елена долго держала в руках. В нём было много загадочного. Елена уже не помнила, под каким впечатлением она рисовала эту акварель, но знала точно, что змея, сползающая к девам по стволу яблони, - это символ коварства. Змея смотрит на девушку Калиин ласково, а жало выпущено, и она вот-вот вонзит его в шею Калиин. Елена увидела всё это так живо, что ей стало больно и захотелось пить.

Она попросила служанку принести виноградного сока, уселась в кресло и принялась размышлять над тем, по какой причине мать обманывала её и кто в окружении матери та змея, которая хочет смертельно ужалить её. Елена учила законы логики и помнила законы тождества и противоречия, исключения третьего достаточного основания, чтобы ужалить. Её понятия, суждения и умозаключения, во многих случаях опираясь на логику, не подводили её. Елена, сколько помнит себя, терпеливо и настойчиво углубляла и расширяла то, что дал ей Господь Бог. Теперь она была способна создать логически выверенную картину того, что произошло в Магнавре в отсутствие её и императора. Она понимала, что подготовка к произошедшему началась значительно раньше, хотя и не выражалась в каких-то действиях. Её отец, достигнув звания военного сановника самого высокого ранга - командующего византийской армией, - знающий себе цену и не без основания считающий себя на голову выше других сановников дворца Магнавр, не то чтобы возомнил о себе как о человеке, имеющем право на императорский трон, но вызвал искру этой жажды или мечты. Искра породила пламя, и ныне это пламя пожирало душу отца, желая вырваться на свободу и воплотиться в явь.

И похоже, что жажда вырвалась на свободу в тот день, когда Роман Лакапин без колебаний отправил свою дочь в путешествие с императором. Он счёл, что другого такого случая может не быть для его восхождения на вершину власти и, заручившись честным словом императора, что с его дочерью не случится ничего, затрагивающего её честь, - принялся готовить почву в Магнавре. Конечно, размышляла Елена, её путешествие в любом случае была на руку отцу. Ведь если бы Константин покусился на честь Елены и добился бы своего, он всё равно не сумел бы уйти от брачного союза: Роман Лакапин в силу своей армянской крови, для которой благородство превыше всего, заставил бы Константина заключить этот союз.

Но Лакапин отправил дочь и будущего зятя в путешествие и задумался: а всё ли он сделал для того, чтобы его мечта осуществилась и дочь стала императрицей? Надо полагать, что он, как умный человек, не посмел скинуть со счета Зою-августу, правительницу империи в малолетство Константина Багрянородного. Наверное, у Романа Лакапина нашлось время завести разговор с Зоей-августой о судьбах его дочери и её сына. Может быть, это была вечерняя трапеза, рисовала картину Елена, когда её отец и Зоя-августа остались в Золотой палате вдвоём. Может, предприимчивый Лакапин предложил Зое-августе выпить вина за здоровье детей и их благополучное путешествие. Он был жизнерадостен, весел, и это не понравилось Зое-августе: чему радоваться, отправив в морское путешествие отрока и отроковицу. И Зоя-августа, впервые разлучённая с сыном на столь длительное время, может быть, с досадой заметила:

- Великий доместик, не к лицу нам с тобой ликовать, когда дети наши ушли в столь опасное плавание.

- О, матушка-августа, да зачем же волноваться, если наши дети плывут на мощных дромонах и с ними тысяча воинов и сотни моряков? Да и море в эту пору благодатное, - горячо отозвался Лакапин.

Елена помнила, как Зоя-августа ласково пожелала им благополучного плавания, нашла сердечные слова, и потому могла согласиться с Лакапином, что их дети под сильной защитой. С другой стороны, Зоя-августа могла сказать, что нельзя так беспечно говорить о благополучии плавания: зло многолико, оно может проявиться по-всякому. И Елена пришла к мысли о том, что между её отцом и матерью Константина произошла серьёзная размолвка по какому-то другому поводу. Может быть, Зоя-августа была несдержанна, узнав о корысти, которую пытался получить из поездки дочери Лакапин. Скорее всего так и было, и Зоя-августа сказала Лакапину:

- Любящий отец, ты отправил свою дочь или с каким-то умыслом, который, надеюсь, скоро станет очевидным, или безрассудно. Ибо девочке в пятнадцать лет такое путешествие может оказаться не по силам. Поделись со мной чистосердечно.

И после этих слов Лакапин закипел. Или слово «безрассудно» сильно задело его, или то, что Зоя-августа уличила его в корысти. Да, он не будет отрицать, что корысть имела место. И как ей не быть, если он при благоприятных обстоятельствах становился тестем императора! А это многое значило. И почему бы ему не встать соправителем императора. Ведь был же при Константине соправитель Александр, и его увенчали титулом императора. Правда, Александру не повезло, потому что он был скуден умом, потому что выбрал себе премьер-министром узурпатора Константина Дуку.

Нет, он, Лакапин, никогда не посягнёт на жизнь и достоинство Константина Багрянородного, он всего лишь облегчит императору жизнь тем, что возьмёт на свои плечи все тяготы государственного управления империей. А вместе с полководцем Иоанном Куркуем обеспечит безопасность рубежей империи, не допустит посягательства на её независимость болгар или арабов. Всё это взвесив, оставаясь, как он себя разумел, честным человеком, Лакапин и ответил Зое-августе на её незаслуженное оскорбление. И ответ этот был прям и смел - таков уж был Лакапин в минуты душевного возмущения:

- Умысла в моём благословении на плавание и путешествие не было, но присутствовало желание сблизить Елену с твоим сыном. Они уже давно хорошие друзья, но я хочу, чтобы они ещё и полюбили друг друга. Вот тогда я с чистым сердцем благословлю свою дочь на супружество с твоим сыном. И ни у кого не сорвётся с языка слово «корысть», ибо оно будет оскорбительным для меня, и тот, кто произнесёт его - мужчина, воин, услышит мой вызов на поединок. А если я услышу от тебя, матушка-августа, слово «корысть», то, стиснув зубы, стерплю эту обиду. И помни, матушка Зоя-августа, что буду терпеть её во благо твоему сыну. Он до маститой старости останется при мне басилевсом, Багрянородным императором Византии. Я же встану при нём всего лишь соправителем.

- Спасибо за откровенность, Лакапин, - скупо улыбнувшись, ответила Зоя-августа, - но ты скромничаешь. Я знаю доподлинно, что быть тебе императором, ибо такие, как ты, не довольствуются малым. Поклянись же на распятии Иисуса Христа, что и впредь будешь верен своему благородству. Тогда ты услышишь моё последнее слово.

Елена представила себе, как всё происходило дальше. Её удивили слова и поступки двух дорогих её сердцу существ. Лакапин встал.

- Прошу тебя, матушка Зоя-августа, проследовать за мной в молельный покой.

- Я готова. - И Зоя-августа тоже встала из-за стола.

Молельный покой был возле трапезной. Туда заходили большинство сановников, когда они шли к трапезе. В молельном покое горели лампады, так как окон в нём не было. Они освещали множество икон, написанных искусными византийскими иконописцами. В середине покоя под шёлковым покрывалом стоял аналой, на нём лежали золотой крест, Евангелие и небольшая икона Иисуса Христа. Роман Лакапин подошёл к аналою, взял крест, а когда Зоя-августа встала напротив него, он поцеловал крест и, положив руку с крестом на Евангелие, сказал:

- Клянусь памятью отца и матери, что, служа империи, я ни в чём и никогда не ущемлю достоинства императора Константина Багрянородного. - Он поцеловал образ Христа и добавил: - Аминь!

Потом Лакапин положил крест, повернулся к образу Софии Премудрости и принялся творить молитву. Зоя-августа встала рядом с ним и тоже начала молиться. Затем они вновь подошли к аналою, и крест оказался в руках Зои-августы. Она подняла его и тихо заговорила:

- Я тоже целую крест, Роман Лакапин, за твоё благородство. Служи империи, как ты задумал. И вот моё последнее слово: после венчания и свадьбы наших детей я сложу с себя регентство.

- А что потом? - спросил Лакапин.

Зоя-августа скупо улыбнулась, хотя раньше никогда не скупилась на улыбки, и тремя словами подвела черту под своей судьбой:

- Уйду в монастырь.

- Зачем? Зачем?! - горячо и не помня себя воскликнул Роман. - Да мы с тобой.

- Нет, Роман, мы с тобой не уживёмся. Я всё время буду мешать тебе, и ты потеряешь сон. - Зоя-августа вновь улыбнулась, зная о Романе нечто сокровенное.

- Не помешаешь! Клянусь!

- И на кресте? - усмехнулась Зоя-августа.

Лакапин замолчал, опустил голову. Он признался себе, что Зоя-августа всегда нравилась ему своими женскими достоинствами и он полюбил её. К своей Марии, уже остывающей, он охладел после появления на свет дочери Елены. Они жили мирно, он ни в чём не обижал её, не умалял заслуг матери, принёсшей ему четверых сыновей и дочь, но сам был горяч, любвеобилен и, глядя на вдову Зою-августу, думал, что она была бы ему хорошей спутницей жизни. Наконец он ответил, но как-то вяло:

- Да и на кресте…

Зоя-августа лишь посмотрела на него печально и покинула молельный покой и трапезную. Лакапин остался стоять на своём месте и теребил чёрную бороду, пронизанную серебряными нитями…

Размышления Елены оборвались. Она словно вышла на луговой простор. Во все четыре стороны путь свободен, всюду светло, чисто. Ничто не угрожает. И потому она с лёгким сердцем отправилась в левое крыло дворца, где располагались покои Зои-августы и её сына. Она шла твёрдо, уверенно, потому что ощущала крайнюю необходимость увидеть Зою-августу и поклониться, повиниться в том, что полюбила её сына. Без этого покаяния Елена не могла уже прожить и дня.

Зоя-августа потом призналась, что ждала Елену. Ждала с той минуты, как увидела изменившегося до неузнаваемости своего сына. Ей показалось, что он сильно повзрослел, что черты его лица потеряли отроческую мягкость, приобрели мужественность, он стал выше и раздался в плечах. Но больше всего Зою-августу поразили его глаза. В них светилось всёпонимание. Так бывает лишь у древних старцев, достигших столетней мудрости. Обняв мать, спросив о её здоровье, он вскоре же признался в любви к Елене. И Зоя-августа поняла, почему сын так быстро повзрослел. Зная его впечатлительную натуру, она только и сказала:

- Не будь, сын мой, мотыльком, не сгори в пламени свечи.

- Этого не случится, матушка-августа. Огонь будет гореть в нас взаимно. Ты поймёшь это, когда увидишь Елену.

Багрянородный ушёл от матери на встречу с сановниками. А вскоре в покое Зои-августы появилась Елена, и Зое-августе было достаточно одного взгляда, чтобы понять сына. Он был прав: своим внутренним огнём они будут согревать друг друга всю жизнь. Зоя-августа встала навстречу Елене и обняла её, как мать обнимает дочь.

- Здравствуй, славная. Я рада, что вы были под защитой Всевышнего. Мне сын рассказывал, какие страсти вы пережили, когда напали болгары.

- Всё позади, матушка-августа, - ответила Елена. В эти мгновения Зоя-августа готова была пожертвовать всем своим достоянием и самой жизнью ради благополучия в супружестве этой славной девушки и своего сына. Как большинству женщин, жертвенность была присуща и вдовствующей императрице.

Но, поняв состояние Зои-августы, Елена попыталась избавить её от желания принести себя в жертву ради сына. И Елена открыла Зое-августе то, что прозрела в своих размышлениях по поводу её встречи с Лакапином в трапезной и молельной. Она так и сказала:

- Матушка Зоя-августа, Господь позволил моему духу быть на твоей встрече с моим батюшкой Романом Лакапином. Я не хочу осудить вас: каждый по-своему был прав. Об одном прошу тебя: не прерывай мирской жизни. У тебя ещё будет много радости бытия на долгом жизненном пути.

Зоя-августа, как и сыну, посмотрела в черные глаза Елены и увидела в них ясность и чистоту помыслов. Таким глазам надо верить, сочла Зоя-августа, и у неё зародилось сомнение в том обещании, какое она дала Лакапину. Но она поборола своё сомнение и сказала так, чтобы у Елены не было возможности удержать её от затворничества:

- Дочь моя, я приняла христианство, пока вы были в путешествии. Мой Бог и Всевышний - едины. И потому я дала обет Всевышнему, что после вашего венчания уйду служить нашему отцу Спасителю. Не обессудь, будь милосердна.

Зоя-августа замолчала. Но чуткая Елена догадалась, что мать Константина открыла не всё сокровенное. И поняла Елена недосказанное просто: Зоя-августа не хотела разбить жизнь её родителей. Елена давно поняла, что её отец неравнодушен к вдовствующей императрице. В эти мгновения Зоя-августа смотрела на Елену любящим взглядом. Девушка ощутила тепло этого взгляда и подумала, что ей будет очень не хватать матери Багрянородного. Елена не заметила, как из её глаз потекли слезы, а почувствовав их наконец, улыбнулась. Улыбка была грустная, словно прощальная.


Глава двенадцатая. ЮНЫЕ СУПРУГИ


Прошло чуть больше месяца, как Константин и Елена вернулись из путешествия, и всё это время Зоя-августа, Лакапин и Елена с Константином были в ожидании перемен в их жизни. Но дни бежали, а перемены не приходили, и у каждого было своё мнение о том, что вокруг них ничего не происходит. Зоя-августа сочла, что Лакапин не предпринимает никаких шагов, чтобы связать судьбу дочери и Константина потому, что не хочет расставаться с его матерью. Тяга его всё нарастала, и внимание Лакапина к Зое-августе стало заметно окружающим. У Лакапина назрели сложности в отношениях с Марией. Почувствовав к себе охлаждение супруга, она догадалась о его причинах и отважилась встать поперёк дороги между Еленой и Константином, как будто они оказались виноваты в том, что Лакапин разлюбил жену. Мария стала искать пути, как нарушить дружбу молодых людей. Лакапин впал в некую растерянность под нападками Марии. Он пытался убедить её, что их мирной супружеской жизни ничто не угрожает, и выложил Марии сокровенное, сообщив, что близок день, когда Зоя-августа уйдёт в монастырь. Теперь, чтобы сохранить мир в семье, ему надо было поторопить время и обвенчать Елену и Константина. Он понял, что затягивать венчание нет смысла, и в час трапезы сказал Зое-августе:

- Матушка-императрица, не пора ли нам подумать о своих детях? Может быть, накануне Рождества Христова и обвенчаем их?

- Я согласна, великий доместик. В согласии и исполним обряд. Не стоит обманывать их и себя, затягивать время.

- Спасибо, матушка Зоя-августа. Я рад, что мы понимаем друг друга. Позволь мне приготовить всё для исполнения торжества.

- Ты волен во всём, - ответила Зоя-августа.

Юные жених и невеста слышали разговор родителей. Их лица просияли, и они заулыбались, румянец заиграл на щеках Елены, она склонилась к столу.

Скоро после трапезы в ранние сумерки декабрьского дня Константин и Елена вышли погулять в парк. Когда им удалось в одной из аллей скрыться от их спутника Гонгилы, Елена прижалась всем телом к Константину, привстала на цыпочки, обняла его за шею, нашла его губы и поцеловала. Константин ответил ей жарким поцелуем. Это было их первое прикосновение сердцем к сердцу, и они, счастливые и возбуждённые, побежали по аллее. Почувствовав неодолимое влечение друг к другу, спрятались за кустами лавра, и вновь их губы сошлись в долгом и трепетном поцелуе. У Елены закружилась голова. Она закрыла глаза и прошептала:

- Господи, почему же раньше мы отказывали себе в этом блаженстве!

- Теперь мы наверстаем упущенное, - весело ответил Константин.

А желание продолжало одолевать их, но появился их неизменный страж Гонгила, поднявшийся дубом над кустами лавра, и спросил:

- У вас это впервые? Я помню, прежде вы благородно сдерживались.

- Ах, Гонгила, всё ты знаешь! Но помни, что у нас сегодня праздник. Как придут святки, мы обвенчаемся.

- Слышал я об этом. Радуюсь вместе с вами.

Все вышли на аллею, и Гонгила, осмотревшись вокруг, вновь оставил Константина и Елену наедине. А они, по-прежнему возбуждённые и счастливые, забыли обо всём на свете, и Константин принялся рассказывать будущее своё и Елены после венчания:

- Божественная, если ты не возражаешь, мы проведём медовый месяц в Македонии. Мы поедем с тобой туда, где долгие годы жил мой дед Василий. Он достоин того, чтобы о нём написать сочинение, и я напишу его. И ты мне поможешь. Мы вместе будем искать тех, кто помнит его.

- Я стану тебе верной помощницей. Но помни о том, что я постараюсь сдерживать твоё воображение. Чтобы в твоём сочинении была одна правда.

- Об этом я всегда буду помнить. Плохо поступает тот хронист, который искажает историю. Мне это ни к чему. Основатель Македонской династии и без прикрас встанет на Олимп словно бог. Сын крестьянина, благодаря уму поднявшийся на престол великой империи, - только это даёт право назвать его Божественным. И я убеждён, что Всевышний не позволил бы недостойному быть басилевсом. Ты помнишь печальную участь моего дядюшки Александра?

- Помню. Это и впрямь был человек несчастной судьбы.

Они замолчали. Взявшись за руки, шли по аллее, шурша опавшей листвой, и думали, каждый по-своему, о том дне, когда им придётся идти под венец. Однако их думы текли по одному руслу. Им хотелось, чтобы поскорее наступил сочельник, чтобы перед ними распахнулись врата Святой Софии, чтобы патриарх Византии Николай соединил их сердца.

В эти же дни, в ожидании сочельника, решала свою судьбу Зоя-августа. Она подумала, что ей надо искать монастырь, в котором она могла бы преклонить колени и посвятить себя Богу. Но желание её высвечивалось неоднозначно. Она хотела найти обитель, расположенную вдали от городов, от больших дорог, где-нибудь в лесной глуши, может быть, среди гор, на берегу горного озера, и для этого она решила навестить своего дядюшку патриарха Николая. Он в это время проживал всё в том же мраморном особняке среди других особняков, которые стояли за дворцом Магнавр.

Патриарх встретил Зою-августу ласково. Между ними уже давно не было обид и недоразумений. Теперь старец хвалил Господа Бога за то, что он наделил его разумной и достойной похвалы племянницей. Патриарх уже был стар и умиротворён жизнью, думал отойти от патриаршества и тоже скоротать дни в монашеской обители. Он присмотрел уже себе мужской Влахернский монастырь, который, главное, был рядом с Магнавром.

- Здравствуй, моя радость. Какие заботы привели тебя ко мне?

- Должно быть ведомо тебе, дядюшка, что в сочельник мы с Лакапином венчаем своих детей.

- Ведомо, доченька.

Патриарх усадил Зою-августу к столу, где в вазах лежали фрукты, сам сел напротив.

- А моего стремления ты пока не знаешь, дядюшка. Я ухожу в обитель и хочу принять постриг. Но это будет после венчания.

- Господи, славная, не рано ли уходишь от мира?

Ты ещё полна сил, тебе бы замуж надо. И всего-то сорок три года, - запричитал Николай и прослезился.

- Не печалься, дядюшка. Замуж я больше не пойду, не хочу сиротить кого-то.

В этот миг Зоя-августа подумала о жене Лакапина Марии, которую он может отдать в жертву своему загоревшемуся чувству.

- У меня нет слов вразумить тебя. Но подумай о сыне.

- Думаю. Но я исполнила в мирской жизни все, что предписал мне Господь Бог, и ухожу с чистым сердцем. Потому пришла просить тебя о милости. Помоги мне подобрать обитель в глуши от мирских дорог, на берегу светлого озера.

Николай Мистик задумался. Он ещё искал слова убеждения, чтобы заставить племянницу отказаться от своего желания уйти от мира, и не нашёл таких слов, ибо в глубине души у него зародилось понимание Зои-августы, и он счёл её шаг правильным. И вспомнилась ему голубая чаша озера Уван между Силиврией и Адрианополем, в стороне от дорог. Там, возле этого озера, располагался женский монастырь великомученицы Святой Каллисты. Но он был убогий, и сердце сжималось от жалости к инокиням, когда вспоминал о них. Но подумал патриарх и о другом - о том, что Зоя-августа может преобразить эту обитель. Он даже увидел поднявшуюся там новую церковь, чистые и тёплые кельи, срубленные из хорошего леса, который высился близ озера, увидел новую трапезную и все, что скрадывало суровую жизнь монахинь. И патриарх отважился посоветовать племяннице уйти в обитель Святой Каллисты и попытаться преобразить её.

- Славная Зоя-августа, я понимаю твоё желание уйти подальше от мирской суеты и дам совет, куда направить свои стопы. Но спрашиваю тебя: готова ли ты к тому, чтобы не только пребывать в молении в обители, но и поднять её из разрухи? Тебе это посильно, ты в состоянии сделать вклад в обитель, за который получишь благодарение Всевышнего.

- Говори, дядюшка, что я должна сделать?

- Есть за Силиврией в двадцати стадиях от Мраморного моря небольшое озеро Уван, и близ него расположена малая обитель Святой Каллисты. Лучшего места для души ты не сыщешь. Но её надо обновить, поставить храм, возвести новые кельи, трапезную, ну и многое другое. И я верю, что тебе это всё будет посильно.

Зоя-августа посмотрела на дядюшку большими серыми глазами, и в них он увидел нежность. Она тепло улыбнулась.

- Родной отец не сделал бы для меня большего, - сказала она. - Это дар Божий, о котором я и мечтать не могла. Завтра же я поеду туда, чтобы начать там новую жизнь.

- Вот и славно. Тебя будет провожать отец Григорий, который уже побывал там.

Однако, проводив Зою-августу, Николай Мистик засомневался в своём побуждении помочь племяннице уйти в монастырь. Он вспомнил о Божественном и понял, что нужно узнать его мнение. Вздыхая, охая, мучаясь болями в ногах, патриарх в сопровождении служителя Иринарха отправился во дворец, чтобы поговорить с императором. Всё-таки, считал патриарх, у сына Зои-августы должно быть своё мнение дать ей волю уйти в монастырь или не дать. Она не только мать, но и регентша, у неё есть ответственность за державу. Во дворце патриарх не пошёл в покои Багрянородного, а уединился в Юстиниановой храмине и послал Иринарха к императору.

- Скажи Божественному, что я по воле Господней прошу его прийти к аквариуму.

- Так и скажу, святейший: рыбок вместе покормить, - пошутил Иринарх.

Выслушав служителя, Константин счёл, что патриарх зовёт его на встречу в связи с чем-то очень важным - Юстинианова храмина для этого и служила. Багрянородный вскоре появился в ней.

- Святейший, ты позвал бы меня в свои палаты. Что случилось?

- Сын мой, я пришёл во дворец с одним вопросом: знаешь ли ты, что твоя матушка намерена уйти в монастырь?

- Да, святейший, я знаю об этом. Она сказала, что уйдёт после нашего венчания.

- И ты не пытался её остановить в своём желании?

- Пытался. Но она непреклонна.

- Господи, это так. Она была у меня и просила совета, в какую обитель ей уйти. Но я тоже попытался её отговорить.

- Что же нам делать, святейший? Остаётся лишь смириться.

- Похоже, что другого нам ничего не дано. Завтра она поедет посмотреть обитель. Съезди и ты с нею. Может, в пути найдёшь ключ к её сердцу. Ей ещё надо помогать тебе управлять империей.

- Я тоже так считал, но вышло, что ошибся. Она готова отдать бразды правления Роману Лакапину.

- Вот как? Это довольно странно! - горячо заметил патриарх.

- Пути Господни неисповедимы. Но, по-моему, она права.

- Как же он мог повлиять на стойкую Зою-августу?

- Того не знаю, святейший.

Император и патриарх помолчали, каждый думая о чём-то своём.

- Сын мой, так ты съезди с матушкой. Вас поведет священник Григорий. Я бы тоже поехал, да немочь одолевает…

- Мы обязательно поедем с нею.

- Кто это «мы»?

- Я позову с собой невесту.

- Ну-ну, - только и сказал патриарх. - Прости, что побеспокоил.

Николай Мистик поманил служителя. Иринарх помог ему встать. Патриарх молча осенил императора крестом и покинул Юстинианову храмину.

Вечером, когда сановники собирались на трапезу, император попросил Гонгилу перехватить Елену и передать ей, чтобы она зашла в молельный покой.

- Я буду ждать её там, - сказал он евнуху. Спустившись в трапезную, Константин зашёл в молельню и принялся молиться в ожидании Елены. Но едва он приступил к молитве «Отче наш», как Елена появилась.

- Слушаю тебя, Божественный, - произнесла она, коснувшись его руки.

- Завтра моя матушка куда-то уезжает. Я хочу проводить её. Ты поедешь со мной?

- Повелевай, мой император, а я твоя послушная подданная, - улыбнулась Елена.

- Но матушка уезжает очень рано.

- Я тоже люблю рано вставать.

- Вот и славно.

Теперь Константину оставалось лишь уведомить мать, что её станут сопровождать. За трапезой он сказал ей:

- Матушка Зоя-августа, мы с Еленой хотим побывать вместе с тобой в обители и посмотреть, каким будет твоё пристанище.

И впервые в жизни Зоя-августа повысила на сына голос:

- А вот этого я не хочу!

- Но почему, матушка? - удивился Константин.

- Там будет протекать моя, и только моя жизнь. И я не желаю, чтобы кто-то вмешивался в неё.

- Матушка, послушай меня. Я всегда был твоим покорным сыном. Но сегодня я поступаю так, как считаю нужным. И это будет во благо тебе. Не лишай меня последней возможности.

- Не настаивай. Я лишаю тебя этой возможности.

Было похоже, что Зоя-августа обостряет отношения с сыном умышленно.

- Но, матушка, выслушай меня, - упорствовал Константин. - Во время нашего путешествия отец Григорий рассказывал о скудости и убожестве монашеского бытия. Ты недостойна такой жизни.

- Я заслужу её. Господа, да не мешайте мне жить так, как я хочу! - чуть ли не крикнула Зоя-августа.

- Но мы же ни в чём не будем тебя стеснять и чем-то мешать. Мы даже в монастырь не пойдём, а посмотрим издали. К тому же я уже позвал Елену. Что ж я ей скажу?

- То и скажи, что я против.

- Матушка, не отторгай нас. Мы тебя очень и очень любим. И будем страдать, если ты… - Он не договорил, но склонился к руке матери и поцеловал её.

Зоя-августа смягчилась, и подумала: «С какой стати я вспылила и чуть не накричала на сына, чуть не порушила нашу связь? Да, он хочет знать, как будет жить его мать в монашестве. А что скрывать? Это даже вредно для обители: могут подумать, что я скрываюсь умышленно. Да и нет мне нужды ломать течение жизни до последней ветви! - воскликнула она в душе. - Пусть дети знают о моём затворничестве все, что велит Бог». И Зоя-августа погладила сына по голове, чего уже давно не делала.

Константин поднял на мать влажные глаза, и она виновато сказала:

- Прости, сынок. Нечистая сила пыталась поссорить нас.

- Я так и подумал.

- Мы поедем вместе. И пусть моя жизнь останется открытой для вас. Забудь все, что вырвалось у меня.

- Я люблю тебя, матушка.

Ранним утром следующего дня колесница и полсотни воинов покинули дворец Магнавр и через западные ворота уехали к побережью Мраморного моря, по направлению к Силиврии. Дорога была людной, накатанной. Григорий сидел рядом с Зоей-августой, Константин и Елена напротив них. И священник рассказывал, как он служил в Инкерманском мужском монастыре под Херсонесом:

- Божественный слышал о нём, когда мы были в Крыму. Этот мужской монастырь находится в чреве горного плато, и монахи сами вырубили себе кельи, храм, трапезную и все, что нужно. Этот тяжёлый труд называется послушанием, и все монахи проходят через него. Но как благодатно течёт жизнь иноков после тяжких трудов…

Зоя-августа собралась в путь, надев на себя самую скромную одежду, и была похожа на обычную горожанку. Она надеялась на то, что в монастыре её никто не узнает. Однако она ошиблась. Три года назад в монастыре Святой Каллисты появилась одна из придворных дам императорского двора. Увидев её в монастыре, Зоя-августа сразу вспомнила сварливую жену доместика школ Константина Дуки. Её звали Мелентина. Она стала ещё более сварлива, когда её супруг занял место премьер-министра. Она умела плести интриги и ссорить между собой самых миролюбивых сановников и их жён. В первый же день посещения монастыря Зоя-августа заметила Мелентину. Трудной стала эта встреча, и было неведомо, чем она завершится.

Стадиях в семи от монастыря, на лесной поляне, Зоя-августа и Григорий оставили всех, кто с ними приехал, и отправились вдвоём пешком к монастырю. Так захотела Зоя-августа, и ей никто не стал перечить. Было пасмурно и зябко. Когда вышли из леса, с гор подул холодный ветер. Пройдя два стадия, Зоя-августа и Григорий вышли к озеру Уван. Оно было небольшое: стадий пять в ширину и чуть больше в длину. За озером виднелось несколько строений. Среди низких, одно возвышалось, чем-то напоминающее храм. Это и был ветхий храм монастыря Святой Каллисты.

- Вот перед нами и обитель, - сказал Григорий, - низкие - кельи, повыше - церковь.

- Славно там помолиться Богу, - заметила Зоя-августа.

Она не огорчилась от вида такого убожества, потому как была готова. И знала она, что изначально это было селение убогих - бедных крестьян, а не монастырь, и превратили его в обитель овдовевшие жены тех, кто погиб в сечах.

- Ума не приложу, как вы будете тут жить матушка-императрица, - горестно произнёс Григорий.

- Всё одолеется в молении и в служении Богу. Идём же в монастырь. Хочу всё осмотреть, - сказала Зоя-августа и устремилась берегом озера к обители, которая уже влекла её.

Той порой к монастырю отправились и Константин с Еленой, и если Зоя-августа обходила озеро с правой стороны, то они шли по левой. В лесу они встретили десять монахинь, которые заготавливали дрова. Одна из них рубила секирой под корень сухостойное дерево, другие собирали хворост в кучи. В одной из монахинь Елена признала Мелентину.

- Посмотри вон на ту монашку! - воскликнула Елена. - Это жена Константина Дуки. - И Елена взяла обеими руками руку Константина, словно ища у него защиты.

- Чего же бояться её?

- Она ядовитая ехидна. Мама столько рассказывала про неё.

- Будем надеяться, что монастырская жизнь обновила её.

- Дай-то Бог. И прости меня, но я испугалась за Зою-августу.

- Не винись, славная. А матушка сумеет постоять за себя.

- Да, да, она сильнее Мелентины. И всё же…

Между тем вдова Дуки присмотрелась к трём пришельцам и узнала прежде всего Гонгилу, а затем и Константина с Еленой. В руках она держала толстую хворостину, похожую на палку. Глаза у неё были сужены до щёлочек, а тонкие губы пролегли поперёк лица чёрной ниткой. Она спросила Константина без почтительности:

- Зачем ты идёшь в женскую обитель да ещё нехристя за собой ведёшь? Уходите прочь!

- Здравствуй, женщина Мелентина. Бог в помощь тебе. А Гонгила христианин, и ему с императором вход всюду открыт.

- Ты ещё отрок, - отмахнулась от Константина вдова Дуки, - и мало что понимаешь в житейском. Но пришёл бы её отец, - Мелентина чуть не ткнула палкой в Елену, - я бы его научила уму-разуму за то, что супруга моего лишил жизни и осиротил сына, в торговца превратил. Ух, как я ненавижу Лакапина вместе с Зоей Карбонопсиной. Как я молю Бога, чтобы он покарал их!

- Мелентина, не порти себе жизнь! - строго сказал император. - Тебя накажут за поношение царственных особ. - И Константин крепче взял Елену за руку. Они прошли мимо Мелентины.

Обойдя озеро Уван, Зоя-августа и Григорий встретились у полуразрушенного храма с Константином и Еленой. К ним вышла из храма игуменья, постаревшая седая женщина.

- Меня зовут матушка Пелагия. Бог в помощь вам. Чего вы хотите?

- Помолиться пришли, матушка Пелагия, - ответил Григорий.

- Врата храма для вас открыты. Но служба уже кончилась, а другая будет позже.

- Мы подождём, - сказала Зоя-августа. - А пока, матушка Пелагия, поведай нам, как живете, хозяйство покажи.

Игуменья задумалась, присматриваясь к Зое-августе, и, покачивая головой, произнесла с горечью в голосе:

- Праздное спрашиваешь, госпожа. Как убого мы живём, видно с первого взгляда.

- А много вас в обители?

- Тридцать шесть вдов, мужья которых погибли на реке Ахелое, да ещё одна вдова из дворца Магнавр пришла. А до битвы на реке Ахелое здесь и обители не было - просто убогие жили. И нас богатый динат[25] изгнать надумал: Максимиану посильно все.

В разговор вмешался Константин. Он хорошо знал, что такое «сильные динаты» - это помещики, скупающие за гроши земли у бедных «убогих» крестьян.

- Максимиан больше не станет преследовать вас. Будет на то эдикт императора. И вас никто не изгонит с благодатного места. - Константин осмотрелся: - Всё это будет ваше.

В защищённом с севера лесом монастыре не ощущались порывы горного холодного ветра. На юге открывался вид на озеро Уван. Окружающая природа вносила в душу покой, умиротворение. Но Константин вспомнил о Мелентине и сказал Зое-августе:

- Матушка, мы видели здесь в лесу вдову Дуки Мелентину. У лее какое тут служение Богу… Вернёмся в Константинополь.

- Помолчи, сын мой, идите с Еленой гулять. А я и поговорю с матушкой Пелагией.

Зоя-августа подошла к игуменье, которая стояла неподалёку, и они отправились осматривать хозяйство. Следом за ними ушёл и Григорий. А Константин повёл Елену в храм и по пути поведал ей, что беспокоится за мать.

- Вот что я думаю: как вернёмся в Магнавр, попрошу патриарха увезти Мелентину в другой монастырь.

- А если твоя матушка не позволит?

- Тогда не знаю, что делать.

Елена остановила Константина на маленькой дощатой паперти.

- Послушай, Багрянородный, меня. Я знаю, что твоя матушка сделает. Она добротой своей покорит Мелентину. Как только встретится с нею, скажет: «Сестрица моя, давай послужим Господу Богу в обители вместе, не досаждая друг другу». Мелентина, конечно, свысока посмотрит на Зою-августу, такой уж у неё нрав, ответит: «Мы с тобой неровня. Я уже три года здесь гну спину, а ты лишь пришла. Вот поработай с моё». - «Мелентинушка, успокойся, - скажет твоя мать. - Я тебе великое дело поручаю. Ты будешь келаршей и поведёшь всё хозяйство в обители. А я буду молиться за тебя и исправно исполнять послушание». Мелентина усмехнётся тонкими губами, но миролюбиво ответит: «А ведь славно получится. Я умею вести хозяйство, и никому из нерадивых спуску не дам». - «Вот и хорошо, вот и поладим». Но Мелентине покажется, что против неё замышляется какой-то подвох. «И чего это ты поладить со мной задумала? В Магнавре ты теперь не у дел, сюда пришла простой монашкой, так и служи Богу, а я своё дело справлять буду». - «Матушка Мелентина, давай вспомним заповедь, что за добро добром надо платить. Ты согласна жить со мной в обители, и я отплачиваю тебе добром. Я возвожу тебя в келарши. Выходит, и делить нам с тобой нечего». - «Да уж поладим, коль так, - ответит Мелентина. - Я человек добрый». - И Елена горячо продолжала: - Твоя матушка и Пелагию не ущемит, скажет ей: «Ты, матушка Пелагия, так и будешь своё дело вести. А меня казначеем оставь».

Константин засмеялся:

- Если бы это говорила не ты, я бы ни одному слову не поверил. Но знаю, что всё по-твоему будет, И потому зайдём в храм, помолимся и постоим в тишине.

Зоя-августа и Пелагия пришлись друг другу по душе и проговорили до сумерек. Императрица открылась перед игуменьей, и та прониклась к ней почтительностью и уважением. Потом они вместе встретили монахинь, вернувшихся из леса с заготовки дров. И тут Зоя-августа увидела Мелентину. Как и предполагала Елена, именно такой разговор и состоялся между вдовой Дуки и вдовой Льва Мудрого. Одного не предусмотрела Елена: забыла приобщить к беседе Пелагию.

Только вечером Зоя-августа и её спутники покинули монастырь, добрались до Силиврии и там нагрянули в палаты епарха города Варипсава. За вечерней трапезой Зоя-августа попросила епарха:

- Преславный Варипсав, найди мне в городе мастеров возводить храм, кельи и трапезную в монастыре Святой Каллисты. Ещё скажи Максимиану-землевладельцу, что отныне земли вблизи монастыря и под ним принадлежат обители Святой Каллисты. Добавь: деньги, которые он заплатил за земли, получит в императорской казне.

- Божественный, я рад, что восторжествует закон. Максимиана давно надо было поставить на место.

- Так и будет. Ещё прошу быть доброжелательнее к вдове Дуки. Она отныне в монастыре келарша, и все хозяйственные и строительные заботы легли на её плечи. Она станет вести дела от имени Багря неродного и моего.

- Ох, тяжело мне будет с Мелентиной, - вздохнул Варипсав.

- Сойдётесь. Будь только с нею справедлив.

Зоя-августа, её спутники и воины провели в Силиврии ночь, а чуть свет выехали в Константинополь.

Через два дня после возвращения Зои-августы, Константина и Елены в Константинополе было оповещено, что на чистый четверг назначено венчание Константина Багрянородного и Елены Лакапин. Это предстоящее событие для горожан было неожиданным, потому как кроме неопределённых слухов о помолвке никто ничего не ведал. Но падкие до всяких зрелищ и торжеств византийцы с раннего утра валом повалили к собору Святой Софии, так как знали, что венчание императоров испокон веку проходило в храме Софии Премудрости. Отец Елены Роман Лакапин решил, что торжество должно быть проведено пышно, чтобы всем горожанам хватило вина и угощений, и для этого он попросил раскошелиться всех богатых купцов города, заверив их, что в случае чьей-то нужды у купцов казна восполнит затраты. Ещё он велел конной гвардии в этот день маршировать по городу. Он также хотел, чтобы его дочь и императора провожали в храм сотни сановников, службу вёл сам патриарх Николай Мистик. А с ним рядом были все митрополиты и епископы города.

Свадебную открытую карету везли двенадцать белоснежных коней. Жених и невеста сидели в бобровой и горностаевой шубах, подаренных русскими купцами. Арабские купцы положили в карету огромные букеты орхидей. За каретой жениха и невесты ехали в колесницах родители невесты и Зоя-августа. За ними верхом следовали четыре брата Елены. На всём пути до храма горожане выпускали красивых голубей. А у самого храма, когда Константин и Елена в сопровождении Тавриона и Форвина сошли с кареты, горожане выпустили пару белых окольцованных лебедей. Огромные птицы долго кружили над площадью, а потом под бурные крики горожан крылом к крылу поднялись высоко в небо и полетели к Мраморному морю. Стоящая рядом с женихом и невестой Зоя-августа сказала:

- Белые лебеди - это к счастью, дети.

- Мы с Еленой так и поняли, матушка, - ответил Багрянородный.

На паперти собора Елену и Константина ждали патриарх, митрополиты и епископы. Они окружили жениха и невесту и повели их в храм. В нём собрались сотни горожан. Для жениха и невесты до самого алтаря были расстелены белые ковры из верблюжьей шерсти, и Елена и Константин шли по ним, будто по воздуху, - так лёгок был их шаг. Они слушали божественное пение и ничего вокруг не замечали. Перед глазами у них всё ещё кружили белые лебеди, словно херувимы.

Но вот жених и невеста взошли на амвон, и наступил обряд венчания. Он длился долго. В честь молодых два хора пели псалмы, они пили вино, их помазали миром. Им надевали обручные перстни, их венчали коронами. Они целовались. Елене и Константину казалось, что всё это происходит не с ними и они наблюдают за обрядом со стороны. И всё-таки происходящее оставляло свои следы: то они бледнели, то у Елены на верхней губе появлялась испарина и она краснела. Однако все, кто присутствовал на обряде венчания, смотрели на молодую пару с восторгом. Она была прекрасна. «Юным слава! Юным слава!» - кричали византийцы. А кто-то из горожан крикнул: «Честь Македонянину!»

Наступила последняя минута венчания: молодожёны должны были поклясться на Евангелии в верности друг другу. И в этот миг раздался громовый голос: «Смерть Македонянину!» Эхо этого злобного голоса ещё витало под сводами храма, когда Константин повернулся к толпе, глянул вверх и увидел, как человек, стоящий на третьем ярусе храма за колонной, натянул тетиву. Он ещё не пустил стрелу, как Константин сделал шаг вправо и заслонил Елену грудью. Стрела была пущена, но Гонгила уже был в прыжке и оказался перед императором. Стрела пронзила Гонгиле предплечье, и он упал. Константин склонился над ним. В храме раздались крики ярости. Сотни горожан бросились искать убийцу, по внутренним лестницам помчались на третий ярус. К Гонгиле подбежали молодые священнослужители и унесли его с амвона в ризницу. А к Константину и Елене подошли два митрополита и увели их в алтарь. Вскоре Роману Лакапину доложили, что преступник схвачен.

- Заковать его в цепи и посадить в городской каземат! - распорядился Лакапин.

Обряд венчания был завершён в алтаре. Вскоре патриарху тоже сказали, что преступник пойман, и он распорядился продолжать богослужение. Вновь на клиросах запели хоры. И наконец молодых супругов вывели из алтаря, под прикрытием щитов повели из храма, усадили в карету и, окружив её гвардейцами со щитами, повезли в Магнавр. Константин и Елена ехали молчаливые, напуганные и крепко держались за руки. Их можно было понять. У Константина испуг прошёл быстрее. Он погладил руки Елены.

- Всё позади, всё благополучно завершилось, и ты - моя юная супруга.

- Спасибо, Божественный. Если бы не ты, я упала бы в храме.

- Не будем об этом думать. Смотри, как нас провожают горожане. Они нас любят.

Горожане впрямь приветствовали их, но не так бурно, когда они ехали в храм, - без ликования, молча. Вскинув руки, жители лишь махали ими. Хотя стрела и пролетела по храму без звука, весть о выстреле арабского пирата вылетела из храма. Её зловещий полет облетел толпу, и она была в ярости.

Только к полудню, когда на улицы и площади выкатили бочки с вином и повозки с угощением, византийцы забыли на время о злодейском покушении на юных императора и императрицу. И постепенно разгулялось трёхдневное торжество, длившееся до самого Рождества Христова.


Глава тринадцатая. ТЩЕТНАЯ ПОПЫТКА


Прошли празднества по случаю венчания Елены и Константина, миновали первые брачные ночи молодожёнов, о которых в Магнавре было мало разговоров, чаще добродушно улыбались: дескать, какие брачные утешения могли быть по ночам, если молодожёны только что вышли из отроческого возраста.

Настало время собираться в свадебное путешествие по Македонии. Константин остался верен себе: он обещал Елене побывать в родных краях своего деда. Он был волей позволить себе такую поездку, потому как у них с супругой был впереди медовый месяц и все государственные дела по этому поводу были переданы в руки Романа Лакапина. Константин начал сборы с того, что посетил патриарха Николая и попросил его прислать к нему на службу русского священника Григория:

- Привык я к нему за время путешествия в Армению. Надёжный он человек и советами полезными богат. И за Гонгилу послужит, пока мой спаситель рану залечивает.

- Я скажу об этом Григорию, но прости, сын мой, принуждать не буду. Если осознает важность служения при тебе, то надёжнее стоять будет.

- Согласен с тобой, святейший. Ещё я хочу взять мужей учёных человек пять из высшей Магнаврской школы. И чтобы они не только сочинять умели, но и беседы разумные вести в Македонии с теми, кто помнит Василия Македонянина.

- Однако помни о том, что ты будешь достоин похвалы потомков лишь тогда, когда всё сам услышишь и запишешь. Таков закон сочинительства по истории.

- Спасибо за совет, святейший. Я буду строг и требователен к себе и к слову, которое ляжет на пергамент.

- Вот и славно. Благословляю тебя в путь.

Константин и Елена принимали учёных мужей в малом Бирюзовом зале. Были накрыты столы, словно у молодожёнов ещё не кончились свадебные дни и они решили провести их в узком кругу. Григорий сидел рядом с Константином. Он и начал беседу:

- Славные мужи, вас позвали, чтобы приобщить к важному делу. Багрянородный отправляется на родину своего деда, императора Василия. Он будет писать о Македонянине хронику. Вы поможете ему собрать всё о событиях той поры, найдёте старожилов, которые знали Василия. Так ли я говорю, Божественный?

- Спасибо, отец Григорий. Я только добавлю одно: каждый волен писать свою хронику. Надеюсь, никто из нас не повторит друг друга. Скажу последнее и наиболее важное. Я призываю вас писать «Историческую энциклопедию». В ней найдут место сотни новелл, и у каждого из вас будет великий простор для исследования прошлого.

Юный император произносил умные вещи, и те, кто слушал его, удивлялись: как это так, ещё не будучи выпускником высшей Магнаврской школы, как все они, он говорил о литературе словно искушённый сочинитель. Самый старший из участников встречи богослов Симеон Метафраст, который писал пока единственное «Назидательное чтение» - жития святых, - подумал, что Константин Багрянородный - сочинитель от Бога, и сказал от имени собравшихся:

- Мы в своём кругу, - Симеон обвёл рукой сидящих рядом, - давно жаждем обозреть историю Византии. Надо не пожалеть сил и создать, кроме «Исторической энциклопедии», «Военную энциклопедию» и «Сельскохозяйственную». Вот хронист Иоанн Камениат уже описал битву и взятие Фессалоники в 904 году. Эго поучительно для всех, - Симеон Метафраст разошёлся и сделал предложение опять же от имени всех собравшихся: - Мы избираем тебя, Божественный, главным хронистом империи.

Симеон Метафраст в Византии был известной личностью. В своём роскошном дворце на Ниттакии он собрал множество редких рукописей древних хроник. Изучая их, он отдавал им всё время, свободное от преподавания в высшей Магнаврской школе. Он держал у себя в услужении скорописцев-каллиграфов. Честолюбивый, он знал, что, творя исторические сочинения вместе с императором, он достигнет новых высот славы. Он поднимался на Парнас и хотел быть заметным человеком в Византии.

Божественному по молодости лет польстило быть главным хронистом империи, и он благосклонно дал своё согласие. Позже он утвердил это право делами, и те энциклопедии, которые перечислил красноречивый Симеон Метафраст, были изданы, и в них вложил огромный труд сам «главный хронист».

Вот уже позади официальная часть этого маленького форума. Всех ждали вино и яства. И тут взял слово поэт Иоанн Геометр. С цветущим лицом, всего на два года старше императора, он продекламировал свой экспромт с наполненным кубком в руках:


Здесь собрались маститые мужи империи,

Они явить себя народу вознамерены.

Воскликнув гимны в честь их мастерства,

Склоняю голову пред вами, господа!


Сидевший рядом с поэтом его старший друг, тридцатилетний хронист Акрит, воскликнул:

- Иоанн Геометр горазд писать сатиры! Попросим!

Геометр посмотрел на императора, и тот сказал:

- Мне нравятся сатиры, а ещё больше эпиграммы. Просим!

- Помилуйте, эпиграммы я пишу только на себя.

- Вот и отлично. Читай! - благословил Метафраст.

Геометр сделал грустную и смешную мину, все заулыбались. Поэт горестно развёл руки и прочитал:


О рог луны споткнулся мой Пегас,

И дар божественный навек во мне угас.

И потому поэтом мне не быть,

Элегию во сне не сочинить.


- Браво! Браво! - крикнул Акрит.

Но поднял руку Симеон Метафраст:

- Хронисты империи, сегодня у нас рабочий форум, а не вечер поэзии. - Он обратился к императору: - Божественный, мы готовы завтра выехать в Македонию.

У Григория уже был разговор с Багрянородным о том, когда лучше выехать, и он пояснил всем:

- Братья мои, завтра нужно совершить молебен и основательно собраться, и лишь послезавтра, ранним утром, мы отправимся в путь. И помните, что с нами вместе отбывает в путешествие императрица Елена, - вот тогда-то мы будем ждать гимнов и поэм в честь прекрасной Елены-факел.

- Боюсь я этого. В поэмах много похвалы, а я не люблю её, - смеясь, заметила Елена.

На другой день начались сборы в путешествие. В полдень во Влахернском храме был молебен. Перед вечерней трапезой встретились Багрянородный, Лакапин и казначей Василид. Он в это время чаще встречался с Лакапином, но сегодня нужен был императору в первую очередь. Речь должна была пойти о деньгах, которые потребуются для путешествия в Македонию. Но несколько дней назад как-то само собой получилось, что Багрянородный позволил Лакапину распорядиться казной империи, и великий доместик почувствовал к тому вкус. Когда личный казначей императора пришёл к Василиду получать деньги, тот сказал ему:

- Иди-ка ты, Икинф, к пресветлому Лакапину. Даст мне волю - и получишь деньги.

Золото и серебро понадобились и Зое-августе для обновления монастыря Святой Каллисты. Так они и собрались в Золотой палате, чтобы решить «пустяковое дело».

- Уведомляю тебя, великий доместик, что я уезжаю с группой учёных мужей в Македонию. Поездка займёт больше месяца. Тебе придётся вершить государственные дела. А пока я повелеваю Василиду выдать деньги Икинфу на поездку и Зое-августе на возведение монастыря.

Говоря это, молодой император пристально смотрел на Лакапина. Ему хотелось увидеть в Романе все душевные изменения и порывы. И Константин отметил, что Лакапину было приятно услышать столь щедрое повеление управлять державой. Но Константин знал о том, что сказанное им далее не отзовётся в душе Лакапина малиновым звоном.

- Но поскольку издавна в империи, - продолжал Багрянородный, - казна была в единоличной власти императора, я не снимаю эту власть с себя и главному казначею Василиду делаю предупреждение: если он и впредь позволит нарушить волю императора, то я отправлю его келарем в монастырь. Сейчас же повторяю тебе, Василид: зайди за Икинфом и выдай ему деньги на путешествие и Зое-августе для возведения монастыря.

Василид откланялся и молча ушёл.

Роман Лакапин выслушал последнее, склонив голову. Много разных мыслей прокатилось в его лобастой голове. В день венчания Константина и дочери он счёл, что легко взнуздает юного зятя и заставит его плясать под свой боевой рог. Но вот Лакапина первый шаг потерпел неудачу. Не распоряжаться отныне ему казной самовольно. И это было сказано зятем твёрдо, со взглядом тёмно-карих глаз, нацеленных на него, Лакапина. Знал же он, что деньги - это власть даже над монархами. Увы, этой власти у него нет, а что он добудет завтра, пока самому Богу неведомо. Но Лакапин не потерял присутствия духа. Кроме того, он не привык унывать при первых неудачах. А поторопился взять бразды правления в свои руки потому, что надеялся: добросердечный Багрянородный простит его. Он так и сказал:

- Божественный, я думал сделать как лучше. Ведь у тебя идут сладостные дни и ночи, и мне не хотелось нарушать их. Впредь так и будет, как повелеваешь, великий басилевс.

Константин ещё не привык к лести и оттого принял сказанное за истинное расположение тестя к нему.

- Слава Богу, что мы понимаем друг друга.

В разговор вмешалась Зоя-августа.

- Великий доместик, ты вот что скажи нашему молодому мужу. Должен он знать, что его ждёт с твоей доченькой в Македонии. Болгарам до Адрианополя всего два дня пути, и, даже несмотря на холода, они могут прихлынуть к городу. А ведь Константин, как я слышала, намерен взять с собой только полтысячи воинов.

И опять, прежде чем ответить Зое-августе, Лакапину потребовалось одолеть новое душевное смятение. Конечно, сказать, что в зимнюю пору с императором в Македонии ничего не случится, даже если он отправится туда с сотней гвардейцев, было бы легче всего.

Болгары не любили воевать в холодное время года. Но даже если и нахлынут, что с того? Византия без императора не останется. Вот он сидит, умный, мужественный, решительный. Лакапину было впору улыбнуться от столь приятного внутреннего откровения, но он сдержался и даже нахмурился: в путешествие уходила его дочь и он никому не позволит бросить её на произвол судьбы. И уже в самый последний миг, перед тем как ответить Зое-августе, он вспомнил, что совсем недавно поклялся на кресте и Евангелии не чинить Багрянородному никаких мерзостей до скончания века. После этого борения Лакапин ответил:

- Пресветлая Зоя-августа, мне, как великому доместику, хранителю мира в империи, ведомо, насколько коварен царь Симеон. Потому с Багрянородным пойдёт лучшая тагма конных гвардейцев плюс его императорского величества личная тысяча русов во главе с Никанором. Для воинов это будет полезный поход: засиделись в казармах, а для Симеона - поучение. Пусть знает, что мы готовы и способны защищать свои рубежи круглый год. Думаю, что ни у кого больше вопросов ко мне не имеется.

- Спасибо, великий доместик. Мы удовлетворены, - проговорила Зоя-августа.

- Что ж, нам пора идти к трапезе, - подвёл к концу беседу Роман. Он пока не сказал никому, и даже императору, что ждёт с часу на час возвращения из Болгарии служителей в секрете молодых купцов Диодора и Сфенкела. То, что они уже близко, донесли служители световых сигналов. Лакапин волновался. Сфенкел и Диодор возвращались раньше определённого времени. Лакапин ждал их в середине весны. Однако их неожиданный уход из Болгарии был вызван какими-то чрезвычайными обстоятельствами, побудившими разведчиков покинуть страну. Сейчас он строил догадки, и они были неутешительны.

В своё время царь Симеон считал, что Константин Багрянородный обязательно женится на его дочери: ведь был же сговор, - и это давало ему повод думать о будущем слиянии Болгарии и Византии. Симеон также считал, что две державы, слившиеся в одну, должны называться Болгаро-Византийской великой империей. И он крепко уверовал в то, что после женитьбы Багрянородного на его дочери Илоне ему, Симеону, быть императором этой державы. Будущему своему зятю он отводил при себе место соправителя, может быть, с титулом царя. Возбуждённое воображение Симеона толкнуло его на то, чтобы заказать лучшим мастерам Болгарии императорскую колесницу невиданного ранее величия. И она была сделана, ждала своего звёздного, триумфального часа.

Однако триумфу не суждено было проявиться в Софии. Царя Симеона ждало глубокое разочарование, граничащее с трагедией. Говорили потом очевидцы дворцовой службы, что когда царь узнал о венчании Константина Багрянородного с дочерью Романа Лакапина, то полдня бил посуду и всех, кто подворачивался ему под руку. Тут многое было приукрашено: бушевал он всего лишь с полчаса и посуду перебил ту, что была под руками, да серебряный кубок запустил в дворецкого, который принёс чёрную весть. Но в другом царь Симеон проявил последовательность.

Вскоре же царским повелением собрали войско, и было намечено после Масленицы двинуть его на Константинополь.

Подтверждения неопределённых слухов и ждал Лакапин. При этом он молил Бога, чтобы они не подтвердились. «Господи, не дай восторжествовать сумасбродству выживающего из ума Симеона!» - восклицал в душе Лакапин.

Купцы вернулись из Болгарии в ночь накануне отъезда из Константинополя Багрянородного, Елены и их спутников. Диодор и Сфенкел появились в Магнавре. У служителей в секрете было слово императора, которое всюду помогало им открывать двери. Так и Диодор с Сфенкелом добрались до покоя великого доместика. Стражи у его покоев позвали постельничего, а он уже отправился будить Лакапина.

Роман вышел из опочивальни очень быстро. Он будто и не спал.

- Ну что там, в Болгарии? - был первый его вопрос.

- Там, как на Этне в вулкане, всё бушует, - ответил Сфенкел. - Царь Симеон собирает войско, чтобы отплатить Багрянородному за обман. Симеон всюду заявляет, что Багрянородный обещал жениться на его дочери.

- И когда он выступает?

- Думал, что после Масленицы, но если уломает сына Петра встать во главе войска, то на днях и выступит. Сам он только кричать силён, а ноги уже отказались повиноваться.

- А почему царевич Пётр не желает войны?

- Так он и оказался камнем преткновения на пути своего батюшки, - с весёлой нотой вмешался в разговор Диодор.

- Что за камень? - спросил его Лакапин.

- Великий доместик, ты должен помнить, как царь Симеон и царевич Пётр в Магнавре побывали. Петру удалось посидеть против твоей внучки Марии и поводить её за ручку. Влюбился он в Марию - вот и камень преткновения, - пояснил Диодор. - Сказывают, что Пётр заявил отцу: не станет воевать против будущего тестя.

- Ну а сватов почему не шлёт?

- Отец против. Он такой: чуть что- и за дубину, - засмеялся Диодор.

- И чем всё кончится?

- А свадьбой! - ответил бойкий Сфенкел.

- Смотри, быть тебе за посажёного отца! - погрозил Сфенкелу пальцем Лакапин и спросил Диодора: - Так покатятся на нас бочки или нет? Как ты думаешь?

- Похоже, что нет, пресветлый, - ответил Диодор. - Отец и сын увязнут в своей сваре. Пётр уже но мальчик, и внучка твоя глубоко вошла ему в сердце.

- С огнём играешь, Диодор. Случится не по-твоему, тебя не простит никто. Сегодня утром выступает в Македонию Константин Багрянородный. Тут и на перекладину недолго угодить…

- Я всё понял. Тогда надо предупредить Божественного, что в Болгарии собрано войско. И это правда.

Лакапин не ответил. Он думал. В этот миг из-за спины чёрный бес шепнул ему на ухо: «Тебе-то что? Пусть едут. Ты и выгадаешь». Но тут появился белый ангел и громко заявил: «Бесчеловечно! Великий грех на душу падёт! Предупреди Багрянородного, пресветлый!»

Роман знал, что рядом с ним или в нём самом живут два духа и один всегда подбивает на гадости, а другой останавливает. И вовремя. Погрозил Лакапин духу тьмы кулаком и сказал спафариям:

- Так я и поступлю. А как утихнет в Софии, пусть едут. Тепло наступит, в пути приятно…

Однако чёрный бес не отступал, шептал: «И ты отказываешься от своей жажды властвовать в империи? Ведь целый месяц! Да плюнь ты на все, живи для себя. А дочь ты можешь не отпустить. Ты же отец». И так было сладостно Лакапину слушать этот совет. За ним он видел императорскую корону, желанный титул басилевса, Божественного, наконец. И он повелел служителям в секрете:

- Идите отдыхать. И помните: вы у меня не были. И стражам моим словом скажите, что они не видели вас.

Пляска на лезвии меча понравилась Лакапину. Он так до утра и не уснул, перебирая в голове то жемчуга, то острые камни. Остановился на последнем: выстелить дорогу Багрянородному острыми камнями. И выстлал бы по совету чёрного беса, да вмешался белый ангел и добился своего. Перед рассветом Лакапин всё-таки уснул и проснулся бодрый, свежие мысли в голове потекли. «Смотри-ка, говорят же, что утро вечера мудренее, - подумал он. - И надо сделать всё так, как велит Бог. Пойду-ка я к своим детям, пока не укатили».

В эту же ночь приснился Елене сон, будто пришёл утром в их покои отец, взял её за руку и грозно сказал, что не отпускает её в поездку по Македонии. И был он суров, каким она никогда не видела его. Он с силой повёл её из опочивальни, привёл в тёмный подвал и заточил в темницу. Она стала биться ногами в дверь и… проснулась.

На неё в испуге смотрел Багрянородный.

- Что с тобой, славная? - спросил он.

- Мне приснился странный и страшный сон.

- Ты билась ногами.

- Так и было. Господи, Багрянородный, я боюсь.

- Но что было во сне?

- Отец отвёл меня в темницу и там замкнул. Сказал, что я не поеду в Македонию.

- У него нет на то права. Ты едешь со мной.

- Верно говоришь, что нет. Но если сон вещий? Выходит, с родителями надо в ссору идти. Ты этого хочешь?

- Конечно, нет, - тяжело вздохнув, ответил Божественный. - Но что же делать? Может, тебе не ехать с нами?

- Ой, Божественный, не будем нагонять на себя страха. Ведь это лишь сон, и пора вставать и собираться в путь.

В покоях императора всё пришло в движение. Утреннюю трапезу приняли, не спускаясь в зал. Слуги вынесли вещи в дорожную колесницу. Пришёл священник Григорий, сказал:

- Божественный, спутники ждут нас на Амастрийской площади.

- Мы тоже готовы в путь. Пойдём, попрощаемся с матушкой.

Константин с Еленой ушли в покои Зои-августы. Григорий остался в покое один. Он рассматривал древнюю греческую вазу из малахита, на которой были изображены шесть фурий и между ними стоящий на коленях Орест, умоляющий Минеру. Григорий так увлёкся древним мифом, что не слышал, как в покои вошёл Лакапин в сопровождении Диодора и турмарха гвардии Стирикта.

- Где Багрянородный? - спросил Лакапин.

- Они с Еленой ушли к Зое-августе, - ответил Григорий.

Лакапин был озадачен и позвал Григория:

- Идём с нами, святой отец.

Все четверо появились в покоях Зои-августы. Она стояла рядом с сыном и невесткой и о чём-то говорила, когда вошедший первым Лакапин прервал её:

- Прости, пресветлая Зоя-августа, что вошёл в твои покои. На пороге беда, и я вынужден был…

- Что случилось? - перебила его Зоя-августа.

- Вот скажет он, ответственный за световую связь императорской гвардии, турмарх Стирикт. - Но Стирикт смотрел на Багрянородного.

- Докладываю императору, Божественный, только что получено световое сообщение с рубежа за Филиппополем. На рассвете болгарское войско подошло к нашим границам.

- И большими силами? - спросил Багрянородный.

В разговор вмешался Лакапин:

- Об этом лучше знает служитель в секрете Диодор. Он и Сфенкел сегодня ночью вернулись из Болгарии.

- Говори, Диодор, - повелел Багрянородный.

- Мы служили там всё лето, с той поры, как болгары напали на нас в гирле Дуная, - начал рассказ Диодор. - Тогда уже по воле царя Симеона собиралось войско. К осени полки стали уходить к югу, в сторону наших рубежей. Мы видели, как через Софию прошло около двадцати полков. Теперь близ Филиппополя больше семидесяти тысяч.

- Великий доместик, что ты на это скажешь? - спросил император.

- Я надеялся, что сын Симеона Пётр не даст воли отцу воевать с нами. Выходит, что я ошибся. Надо срочно помочь гарнизону Филиппополя продержаться до подхода войска, что стоит на окраинах Ираклия. Нельзя больше допустить, чтобы Симеон подошёл под стены Константинополя. Сегодня мы сильнее Симеона, и он должен знать об этом.

- Это ещё нужно доказать, - заметил Константин.

- Да, - согласился Лакапин. - Это решается лишь в сечах.

- Я сам поведу войско, - заявил Багрянородный.

- Божественный, твоё время водить войско ещё не пришло. Наберись терпения. Войско поведу я с сыном Христофором.

И вдруг Багрянородный весело засмеялся:

- А ведь славно получается, великий доместик. Мы с Еленой и наши спутники отправляемся в поход вместе с войском. Мы идём до Адрианополя и остаёмся там, будем искать тех, кто помнит и видел моего деда. Ну а ты… ты пойдёшь бить врага.

«Да нет же, нет! Я не допущу тебя и дочь ещё раз до риска жизнью», - крикнул в душе Лакапин, но ответил тихо и убедительно:

- С экспедицией придётся подождать, Божественный. Съездите в Македонию летом или ближе к осени, когда там будут конные скачки. А пока тебе надлежит сидеть на троне в Константинополе.

Багрянородный посмотрел на Елену, на Зою-августу.

- Великий доместик прав: тебе следует быть в столице, - сказала она.

- Нам придётся смириться, Божественный. Но раз уж мы поставили себе задачу, то попросим наших учёных друзей потрудиться в Константинополе, - рассудила Елена.

- Не понимаю, что они тут будут делать?

- Да всё просто. Твой дедушка, поднявшись на трон империи, не забыл своих земляков и, надо думать, многих позвал в Магнавр. Вот и попробуем найти тех, кто жив.

Константин задумался и признался себе, что все трое: мать, тесть, супруга - правы. И обстановка в связи с безрассудством царя Симеона очень опасна для империи, и зимняя поездка малоприятна. Потому нужно принести Симеону Метафрасту и его друзьям извинения и в одной упряжке с Лакапином добывать для империи мир.


Глава четырнадцатая. ПРОВОДЫ ЗОИ-АВГУСТЫ


Константин Багрянородный, как и обещал супруге поискать тех, кто знал его деда, обратился с просьбой к священнику Григорию:

- Ты, святой отец, посети Симеона Метафраста и попроси его моим именем найти в столице современников Василия Македонянина. Пусть он с друзьями соберёт их и придёт с ними в Магнавр.

- Всё понял, Божественный, и сделаю, - ответил Григорий.

Проводив священника, Багрянородный поспешил вызвать к себе Тавриона. Его повысили в должности. Теперь он стал логофетом дрома и держал в руках управление полицией, путями сообщения, почтой и «телеграфом» - световой связью с вышек. Ему принадлежало ведение посольских дел. Таврион явился вскоре же. Пополневший, но по-прежнему подвижный, он с поклоном сказал:

- Слушаю, Божественный.

- Вот что, преславный Таврион: сегодня же пошли толковых чиновников в Венгрию и на Русь. Должно им встретиться с королём Лукашем и князем Игорем и просить их, чтобы поддержали Византию в борьбе против Болгарии. Тому и другому надо будет напомнить, что у нас есть договор о взаимной помощи и что болгары забыли честь, нарушают мирный договор и могут пойти на Венгрию и Русь, если нас одолеют. Я напишу послам грамоты, и путь им открыт.

- Всё складывается благоприятно. Наш купеческий караван завтра уплывает на Русь, чтобы пройти Днепр по высокой воде. Идут купцы и в Венгрию. Послы будут там скоро, - ответил Таврион. - Но, Божественный, может, отправить послов и в Болгарию? Предупредить царя Симеона, что на него пойдёт большая сила трёх держав. Вдруг образумится.

- Готовь посла и в Болгарию. Не помешает.

Проводив Тавриона, Багрянородный сел в кресло и попытался сосредоточиться на череде неотложных дел. И тут же оперся в мысли о матушке Зое-августе. Он думал, что после его свадьбы она забудет о своём желании уйти в монастырь. Да, пусть возводит обитель - это отрада для души. Но оторвать себя от мирской жизни - это совсем другое дело. Она восемь лет простояла государыней и почти единолично правила державой. Что же теперь ей, деятельной, остаётся делать? Молиться? Исполнять послушание во благо мелочам жизни? Собирать хворост вместо Мелентины-келарши? Носить с озера воду, опять же выполняя послушание? И стало горько на душе у Константина. Он отправился в покои матери убеждать её отказаться от своей затеи. Но Багрянородный не думал ломиться в её душу напрямую. Он пришёл в небольшой красивый покой, стены которого были отделаны бирюзовым шёлком с диковинными цветами.

- Матушка, ты отправила деньги в монастырь? Как там идут дела? - спросил Багрянородный.

- Деньги не отправляла. Сегодня или завтра отправлю и всё узнаю. Жду Мелентину.

- Во дворце?

- А где же ещё? - удивилась Зоя-августа.

- Не надо бы, матушка, её сюда звать.

- Чего же ты боишься? Она стала другая, миролюбивая.

- Матушка, не верь. Говорят же на Руси, что горбатого только могила исправит. Я боюсь, что от неё в Магнавре искры посыплются и все вокруг запылает.

- Сынок, зло нужно лечить добром.

- Я помолюсь, чтобы мои молитвы помогли тебе. Но лучше бы ей здесь не бывать.

- Уповая на Бога, стерпим её, - отозвалась Зоя-августа.

Мелентина появилась во дворце вскоре после этого разговора. Как только она сошла с повозки и приблизилась к парадному крыльцу, так встретилась с Романом Лакапином, который шёл на хозяйственный двор, где его ждали гвардейцы. Он отправлялся к воинам тагмы, стоявшей в северных казармах близ Константинополя. С ней он должен был выехать к рубежам Болгарии. При виде Мелентины лицо его перекосилось, словно от зубной боли. Он гневно спросил:

- Кто тебе дал право появляться в Магнавре?

- Господь с тобой, пресветлый адмирал Лакапин. Ты что, боишься меня? А я пришла по воле императрицы Зои-августы. Знаешь такую? - уколола она Лакапина.

- Говори яснее, что тебе надо от неё?

- Не скажу. Это наше с императрицей дело.

Возмущённый Лакапин глянул в лицо Мелентины и заметил, что она улыбается. Это явно говорило о том, что она не боится его и готова пойти с ним на примирение. «Господи, лучше худой мир, чем добрая ссора», - мелькнуло у Лакапина, и он рассердился на себя: «Да что это я время тяну!»

- Иди, Мелентина, к Зое-августе. Да пожелай мне удачи.

- Вот так-то вернее. Езжай с Богом, во всём тебе будет удача.

И они разошлись. Знал Лакапин, что у вдовы Константина Дуки были основания питать к нему не только неприязнь, но и ненависть. По сути, его усилиями был раскрыт заговор Дуки, и он мятежника убил в схватке. Правда, он уговорил сенаторов не подвергать ни Мелентину, ни её сына Феоктиста ссылке и оставить за ними всё их имущество и особняк на проспекте Меса.

Однако миролюбивый вид Мелентины и впрямь был мнимым. Она ещё не приняла христианскую добродетель и милосердие за меру поведения. Скрывая своё истинное лицо, Мелентина готовилась исподволь посчитаться с Лакапином за свою загубленную жизнь, и ей для этого лишь требовалось время. Она надеялась дождаться, когда у Лакапина вырастут два сына, Стефан и Константин, в характерах которых ещё во время служения во дворце Магнавр она увидела деспотизм. Сановница Мелентина не ошиблась: они мужали такими, какими она хотела их видеть.

А пока Мелентина, пользуясь благосклонностью Зои-августы, добывала себе имя деятельной и добродетельной монастырской келарши. Встретившись в день приезда с Зоей-августой, она толково доложила ей, что в монастыре Святой Каллисты за минувшее время сделано немало для приведения его в достойное состояние.

- Обитель, матушка Зоя-августа, преображается, и всё стараниями Варипсава. Спасибо ему. Он купил на твои деньги много готовых срубов на кельи, и их привозят и собирают. Скоро и жить в них можно будет. И для тебя, матушка, келья возводится. Через неделю будет готова.

- Тебе спасибо, Мелентина, за радение во благо обители. Как там матушка Пелагия?

- В молитвах за тебя пребывает. Кончилась у инокинь скудная жизнь. И они за тебя Бога молят.

- А фундамент под храм заложили?

- Котлован под усыпальницы выкопали, и стены уже поднимаются. Скоро выше земли начнут расти.

- Так всё славно. Рвусь я туда. Душа уже давно в обители. Устала я от мирской жизни. Об одном сердце болит: как тут на троне Багрянородному стоять? Слышала я, Мелентина, что ты способна пророчествовать. Скажи мне своё слово о Багрянородном. Какой бы правда ни была, я выслушаю стойко.

Мелентина голову склонила, глаза спрятала, но при этом подумала: «Добра ко мне Зоя-августа и всегда была такой. Чего же я таю жало для неё? Не по-божески это. Ладно уж… доброта должна добром и оплачиваться». Она встала, взяла с тумбы горящую лампаду, поставила её на стол перед собой, села. Лицо её ярко осветилось. Она сказала:

- Садись, Зоя-августа, передо мной. Смотри мне в глаза. Как появится в них муть и чернота, когда буду говорить, опали меня гневом, лампаду с горячим маслом на голову излей. Будут глаза чистыми - слушай и верь: правдой одарю.

Зоя-августа передёрнула плечами. Зябко ей стало, по спине озноб пошёл - ведь просила она о запретном. Да отступать уже было поздно.

- Одари, если посильно. Какой бы правда ни была, стерплю, - повторила Зоя-августа, положила руки на стол, скрестила их, глаза поверх лампады на Мелентину нацелила.

А Мелентина молитву шептала и вдруг внятно заговорила?

- От матушки мне Божья благодать досталась, да чуть не затоптали её. Но жива она, моя Божья благодать. Слушай же вещие слова. Сын твой совершит многие благие дела для империи, слова о нём переживёт века. Он будет ведом миру не только как император великой державы, но и как просветитель народов. Здравствовать твоему сыну ещё тридцать девять лет… Тридцать девять, дальше не вижу. Он станет жить безоблачно и счастливо в супружестве, у него будет сын, наследник династии. Но он не станет ходить в ратные походы…

Императрица ни на миг не спускала глаз с лица Мелентины и видела, как глаза прорицательницы изменились, из тёмно-карих превратились в небесно-голубые. И речь из них лилась журчанием горного родника. Зоя-августа вначале испытывала дрожь в теле, но взгляд Мелентины излучал тепло, и она согрелась.

- Не погаснет огонь Македонской династии. Внук у тебя будет красивый и умный, и у него родятся двое сыновей и дочь, которой суждено быть великой княгиней Руси. Державе Багрянородного процветать и здравствовать. Сын твой напишет о том хроники. Все будут счастливы под рукой Багрянородного. И он с Лакапином станет вести счастливые войны. Но придёт в ваш дом Феофано…

Неожиданно откуда-то налетел порыв ветра, и лампада погасла. Мелентина закрыла ладонями глаза и долго сидела молча. Потом отвела руки от лица, и Зоя-августа увидела её обычные тёмно-карие глаза. В них светилась печаль, а с губ сорвались грустные слова:

- Не суди меня, матушка-императрица, большего открыть тебе не смею.

- А почему ты дважды повторила число тридцать девять?

- То Божий знак этого дома. Запомни.

- Запомню, преславная Мелентина. Но кто же такая Феофано?

Лицо Мелентины стало суровым, даже мрачным, она вновь склонила его. Она и сама не понимала, откуда пришло это имя, и сказала:

- Не пытай меня больше, Зоя-августа. Мне пора возвращаться в обитель. Идти ли мне к Василиду? Поедет ли кто со мной?

- Иди, преславная, к Василиду. У него приготовлено всё для обители. Его казначей и воины проводят тебя.

Мелентина раскланялась и ушла из покоев Зои-августы. А спускаясь по лестнице, почувствовала, что за нею кто-то идёт. Она не посмотрела назад, но свернула в правое крыло дворца, где находилось «царство» главного казначея Василида. Шаги звучали за нею следом. Но вот и двери казначейства. Возле них стоял страж. Мелентина подошла и сказала:

- Василид ждёт меня.

Страж распахнул двери, Мелентина вошла в них и, обернувшись, увидела сына Лакапина, Стефана. Поняла: он за нею следит. И она печально улыбнулась. Он и его брат Константин с годами обретут облик черных демонов. Об этом Мелентина сказала бы на суде Божьем. Но она не знала, что Стефану было нужно от неё в эти мгновения, почему он за ней следит. Да, она повезёт из казначейства много серебра и золота, чтобы платить за работу, за материалы для обители, но не будет же Стефан охотиться за монастырской казной, сочла Мелентина. Многое бы отдала она, чтобы разгадать замыслы Стефана, но в душе у неё возникла некая преграда, и желания её погасли.

Вскоре главный казначей выдал молодому казначею деньги. Он вместе с Мелентиной уселся в повозку и оказался в окружении семи воинов, среди которых был юный Стефан. Он выполнял волю отца, которому нужно было знать, где расположен монастырь Святой Каллисты.

Весть о происках Стефана дошла через главного казначея Василида до Багрянородного. Он удивился странному желанию Лакапина и спросил главного казначея:

- Преславный Василид, зачем нужно следить за моей матушкой и знать, где она ищет покой?

Мудрый Василид только предполагал причины интереса Лакапина к Зое-августе. Он как-то заметил его взгляд на вдову. И этот взгляд объяснил многое, но не все. Лакапин не был вдовцом. Не думал ли он вместо Зои-августы отправить в монастырь свою супругу?

- Что греха таить, Божественный, твоя матушка и не такого рыцаря, как Лакапин, сведёт с ума. Вот и делай вывод. Да прости старика за правду, сам искал ответ.

- Ой, Василид, я не думаю, чтобы Лакапин был так близорук. Моя матушка не бросает слов на ветер, и уж Лакапин-то знает об этом лучше меня, - ответил Багрянородный и запретил себе вмешиваться в дела Зои-августы.

Он счёл, что она вправе решать их сама и они не пойдут в ущерб императорскому дому.

Между тем время разлуки с матерью неотвратимо приближалось. Константин и Елена теперь пытались встречаться с ней как можно чаще, но им это не всегда удавалось. Зоя-августа уже сторонилась близких, искала одиночества, уходила во Влахернский храм и там проводила многие часы, укрепляя свой дух молитвами. И Магнавр она отважилась покинуть тайно. Когда вскоре Мелентина появилась вновь, Зоя-августа сказала ей:

- Ты, пресветлая Мелентина, в следующий раз приезжай в Магнавр к вечеру на другой день после Богоявления. Как все дела исполнишь здесь, так выедешь к Влахернскому храму и там подождёшь меня.

- Это в день Иоанна Предтечи? Да с чего бы это, матушка-государыня? Я и не знаю, сумею ли приехать.

- Но я, Мелентина, прошу тебя Христом Богом, не откажи. Отплачу сторицей. Любезна ты мне Мелентина, во всём я тебе доверяю, и пусть моя просьба к тебе останется для других тайной.

- Я так поняла, матушка-императрица, что ты хочешь в день Иоанна Предтечи покинуть Магнавр?

- Не пытай меня, славная. Всё узнаешь в свой час. Скажи, как дела в обители?

- Так с тем и приехала, государыня Зоя-августа. Келья твоя готова к молению и послушанию монастырскому. И многие другие кельи готовы. Пелагия уже освятила их. Трапезную завершают возводить. Как приедешь, в храме возведённом молиться будем.

Жажда одиночества побудила Зою-августу поскорее отделаться от Мелентины, и, выслушав её, она почти сухо сказала:

- Теперь иди, Мелентина, по келарским делам, а мне помолиться надо. И не забудь о дне Иоанна Предтечи.

Выслушав со склонённой головой Зою-августу, ощутив боль от обиды за сухость - ведь она уже давно тянулась к государыне всем сердцем - пыталась убедить себя Мелентина, что она шла к очищению. А тут Зоя-августа задумала подчинить её себе и сделать своей сообщницей в бегстве из Магнавра. «К чему эта скрытность?» - спросила себя Мелентина. - Да к тому, чтобы досадить близким. Но ведь это жестоко. Никто, ни сын, ни невестка, не заслужил того, чтобы от них тайком сбежала любимая ими мать и свекровь. И Мелентина отмела греховную покорность, подняла голову и, глядя на Зою-августу строгими глазами, сказала выделяя каждое слово:

- Матушка-государыня, не взыщи с меня. Не могу быть твоей пособницей в тайном бегстве из Магнавра. И буду рядом с тобой только в тот час, когда свершатся твои проводы принародно. - Откланявшись, Мелентина покинула покой Зои-августы.

Этот неожиданный решительный поступок Мелентины отозвался в Зое-августе столь сильно, что она потеряла дар речи. Лишь вскинула руку, но слов не нашла. Наконец она почувствовала в груди жар.

Это дал о себе знать гнев. «Да как она смела! - подумала Зоя-августа. - Да я её…»- и осеклась. Она умела здраво размышлять в самые решительные мгновения. Выбежав следом за Мелентиной, она позвала её:

- Мелентина, вернись!

Но та даже не обернулась. К Зое-августе подошла молодая служанка, спросила:

- Матушка-государыня, вернуть её?

- Верни.

Однако служанке так и не удалось найти Мелентину. Она скрылась из глаз в одно мгновение. Зная все выходы и входы Магнавра, Мелентина воспользовалась тем, каким покидал дворец патриарх. И Мелентина шла к нему, но на полпути к его особняку ей встретился священник Григорий.

- Здравствуй, дочь Христова, - сказал он.

- Тебе того же, святой отец.

- Если идёшь к патриарху, то его нет. Он в храме Святой Софии ведёт службу.

- Господи, что же делать?

- Чем ты озабочена, дочь Христова?

Святой отец, ты близко к императору, так пере-дай ему, что его мать в день Иоанна Предтечи скрытно покинет Магнавр и уйдёт в обитель. Не по-божески это, тайком от близких. И скажи Божественному, чтобы вместе с патриархом устроили ей достойные императрицы проводы.

- Спасибо, пресветлая, за твоё радение о чести императрицы. Я всё передам Божественному.

Наступил Собор Предтечи и Крестителя Господня Иоанна.

- Святой Иоанн приготовил себя к великому служению строгой жизнью, постом, молитвой и состраданием к судьбам народа Божия, - провозгласил, открывая Собор Предтечи, патриарх Николай Мистик и продолжал, обращаясь к верующим, заполонившим Святую Софию: - Сегодня мы провожаем к великому служению строгой жизнью вдовствующую императрицу Зою-августу. Да поклонимся ей низко и пожелаем мужественной поступи к святости. - И патриарх повернулся к Зое-августе, своей любимой племяннице, и низко поклонился ей.

Она же стояла близ амвона строгая, бледная, и из её глаз текли слезы очищения. Никогда она не думала, что её будут провожать в монастырь под гимны, которые исполняют в честь святых. Рядом с Зоей-августой стояли Константин Багрянородный и Елена. А за их спинами виднелись священник Григорий и Мелентина. Сын и невестка Зои-августы были строги и молчаливы. На их лицах проступали черты страдания. Их надежда на то, что матушка откажется от пострига, так и не оправдалась.

После молебна патриарх, император и императрица, а за ними весь церковный клир и сотни горожан к проводили Зою-августу до патриаршей колесницы. Возле неё она остановилась, попрощалась с сыном и Еленой, поклонилась всем, кто подошёл к ней проститься. И вот прощание завершилось. Зоя-августа поднялась в колесницу и медленно помахала рукой. Сопровождали её семь верховых монахов-воинов из патриаршей «гвардии». Проводы не были нарушены ни словом, ни криком. Все молча молились, лишь из храма через открытые врата доносилось пение церковного хора.


Глава пятнадцатая. ЛАКАПИН ПОДНИМАЕТСЯ НА ТРОН


Мартовской порой, когда природа уже справляла торжество пробуждения к новой жизни, вернулся из похода великий доместик Роман Лакапин. Он вошёл в Константинополь во главе императорской гвардии как победитель в борьбе с болгарами. Но это была бескровная победа. Не было потеряно в сечах ни одного воина, да и самих сражений не было. Всё решилось мирным путём. Второй раз за многие десятилетия Болгария оказалась сговорчивой. Что повлияло на миротворческое настроение царя Симеона, неизвестно, ибо к тому было несколько побудительных причин. Наверное, главной из них стала та, что царь Симеон уже потерял воинский дух, потому как в последнее время много болел от старых ран и уже не мог даже с помощью стременных подняться в седло. Весомым поводом к миру было и то, что по Дунаю к Болгарии приближался византийский флот в сотню судов, на которых плыли почти тридцать тысяч воинов доместика Иоанна Куркуя.

К тому же венгры предупредили царя Симеона: если он пойдёт войной на Византию, то они выступят с войском против него. Дошла до Софии весть и о том, что печенежская орда движется из Днестровья к Дунаю. Лакапину было отчего чувствовать себя бодрым и уверенным в победе над Болгарией. Он был благодарен логофету дрома Тавриону за то, что его послы и посланники поработали хорошо, дали понять Болгарии, что Византия достойна того, чтобы её уважать и не бросаться с мечом и опущенным забралом в драку.

Но, отдавая должное всем названным причинам, способствовавшим замирению с Болгарией, Роман Лакапин отдавал предпочтение последней причине, которую не назвал. Её последствия проявились пока в малой степени, но оказались важнее и сильнее других. Всё случилось ещё до того, как Болгарии погрозили венгры и печенеги, а флот Иоанна Куркуя был далеко от её рубежей. И происходило это на глазах у Лакапина. Великий доместик с двумя тагмами скорыми переходами вышел далеко за Филиппополь, приблизился к рубежу с Болгарией, поставил лагерь и занял позиции там, где болгары каждый раз врывались в Византию. Три дня его войско отдыхало, и болгары не давали о себе знать. Дозоры, которые наблюдали с больших деревьев и высот за болгарской землёй, всякий раз возвращались с дежурства с коротким докладом: «В Болгарии всё тихо».

На четвёртый день этот покой был нарушен. Дозорные принесли весть турмарху гвардии Стирикту о том, что к рубежам Византии приближается отряд воинов в сто человек, сопровождающие колесницу редкой красоты с упряжкой в три пары гнедых коней. Стирикт поспешил к шатру Лакапина, доложил ему обо всём и спросил:

- Что делать, великий доместик?

- Наблюдать и ни одной стрелой не нарушать покой болгар. Пусть считают, что нас нет на рубеже. Помни, что сто воинов - это не войско.

- Верно, - согласился Стирикт и снова спросил: - А если всё-таки пойдут на нашу землю?

- Пропустить.

- Но мы ничем не рискуем?

- Ничем. Мы выигрываем. Кто бы они ни были, возьмём в плен. Если это знатные воины, потребуем выкуп. Иди, действуй, Стирикт.

Но едва Стирикт вышел из шатра, как тут же вернулся с молодым воином.

- Великий доместик, прискакал Патрокл и докладывает, что отряд приблизился к нашим холмам и разбивает стан.

- Новое дело. Они что, на своей земле? Посмотрю-ка я сам на них. Как только Лакапин вышел из шатра, стременной Кастор подвёл ему коня, подставил стремя. Лакапин поднялся в седло. За ним взлетел на коня стременной, махнул рукой, и из-за шатра выехали десять гвардейцев. Группа поскакала к холмам. До лесистого холма, куда держал путь Лакапин, было не больше двух стадиев, доскакали в несколько мгновений. Это был предпорубежный холм, и болгар на нём не было. Спешившись у подножия холма, отряд поднялся на него. На северном склоне, на высоком грабе было устроено дозорное «гнездо». Подниматься к нему следовало по лестнице. Лакапин без раздумий полез вверх. Вот и «гнездо». С него открывался вид на торговый тракт. По нему в мирное время двигались десятки купцов в ту и другую страну. Сейчас оно было пустым, а на кромке византийской земли, на последнем холме был разбит стан и высился шатёр. Над ним развевалось царское знамя.

- С чего бы это? Неужели сам царь Симеон пожаловал в гости?! - воскликнул Лакапин. - Вот уж не спишь, да выспишь.

На лестнице, поднявшись по грудь над площадкой, появился Стирикт.

- Великий доместик, что ты увидел? - спросил он.

- Царский стяг вижу над шатром, который стоит на нашей земле. Ещё крытую колесницу, вроде бы царскую.

- Так повели окружить их.

- Ну полно. Этот холм давно спорный. Болгары считают, что они на своей земле. А если нет, так выходит, что Симеон пришёл с миром. Давай-ка слезай, и я следом.

На земле Лакапин сказал Стирикту:

- Возьми десять воинов да стяг не забудь: едем к Симеону в гости.

Вскоре конный отряд в двенадцать человек подъехал к болгарскому стану, который всё-таки был разбит на византийском холме. Лакапин остановился возле шатра, и тут же перед ним возникли три воина с обнажёнными мечами.

- Уберите-ка оружие, болгары. Вы наши гости, а мы здесь хозяева. Кто у вас за господина?

Воины убрали мечи, но молчали и не двигались с места. В шатре услышали голоса приезжих, и из него вышел молодой царевич Пётр.

- Здравствуй, великий доместик Лакапин. Ты меня помнишь?

- Как не помнить, когда ты на мою внучку Марию весь вечер глаза пялил. - И Лакапин засмеялся.

- Так уж и пялил, - с лёгкой обидой произнёс Пётр. - Просто она мне понравилась. Как она там, невестится?

- Ой, рыцарь, «просто» не нравятся, с корыстью - да. Ты что, с отцом приехал? Где он?

- Здесь батюшка, в шатре, но ногами слаб, не может к тебе выйти. Заходи в шатёр.

- Ну, если желает видеть, зайду. За честь сочту. - Лакапин спешился, отдал повод подоспевшему Кастору. - Веди, - сказал он царевичу Петру.

Пётр первым пропустил Лакапина в шатёр. В нём царил сумеречный свет. Присмотревшись, Роман увидел ложе и на нём полулежащего и постаревшего царя Симеона.

- Э-э, государь, так не годится. Зачем рано сошёл с боевого коня? - пошутил Лакапин.

- Если бы не сошёл, так мы бы с тобой в Царьграде встретились: я - на стене, а ты - под стеной.

- Знаю твою удаль, чего говорить. С чем пришёл царь Симеон в Византию?

- Потому и пришёл, что обложили меня, как борзые медведя в берлоге: с одной стороны - хазары, с другой - печенеги. Да и твой Куркуй с грозной силой подходит. А главный-то в этой своре мой сынок.

Полюбуйся на него. Ни за что не пришёл бы сюда, если бы не он…

В голосе Симеона ещё звенела бравада, но сел могучий бас до тонкого младенческого голоска, как на исходе. Дышал он часто, но не хватало ему воздуха. Кашлем зашёлся. Наконец отдышался, кое-как сказал:

- Садись, Лакапин, в кресло. Ты здесь хозяин, а я - проситель.

- Что случилось, царь-батюшка? - с почтительностью к старости Симеона спросил Лакапин.

- А вот пусть царевич Пётр говорит. - Симеон обратился к сыну: - Ну так выполняй волю отца, наследник престола.

Тот недолго думая, шагнул к сидевшему в кресле Лакапину, бухнулся на колени и, перекрестившись, выпалил:

- Отдай, великий доместик, свою внучку Марию мне в жены. Свет она мне затмила!

- Вот те раз! Да ты и видел-то её единожды!

- Верно. Да с первого взгляда она вошла мне вглубь сердца. Сплю и вижу лишь её.

- Тут уж ничего не скажешь. Знаю, что такое сердечная заноза, - вздохнул Лакапин и вспомнил Зою-августу. - А твой батюшка как на это смотрит?

- Он здесь. Спроси его, великий доместик.

- Я и без спроса, отвечу. Видел твою Марию, славная девочка поднимается. - И царь откровенно, простодушно добавил: - Да ведь для меня главное не она, а ты. Сегодня стоишь позади императора, а завтра, глядишь, и рядом встанешь, в корону облачишься.

- Твоими устами да мёд бы пить, - усмехнулся Лакапин.

Но сказанное польстило ему. Выходило, что не только он видит в себе достойного соправителя, но и другие это заметили. «Спасибо, Симеон, тебе за откровенность», - подумал он, промолвил же другое:

- Хотел бы я отдать свою внучку за твоего сына, царь Симеон. Но у неё есть родитель - вот он уж решит, быть ли по-нашему.

- Да полно, великий доместик, - загорячился Симеон. - Грохнешь кулаком по столу, и не устоит твой Христофор. Он тебе не ровня.

Лакапина забавляла отважная и прямодушная речь царя Симеона. «Придётся дать согласие. Чего уж тут душой кривить. А Христофор? Он понятливый, за мной пойдёт», - решил Лакапина и повернулся к Петру:

- Твой батюшка верно сказал: моя воля над внучкой Марией царствует. Потому, чтобы не томить тебя, славный царевич, моё благословение ты услышал. Быть моей внучке твоей супругой.

- Да хранит тебя Господь, великий доместик! - воскликнул Пётр.

- Встань, рыцарь, и собирайся в Константинополь. Должно тебе там с невестой встретиться да решить всё по-божески. Пётр встал, поспешил к отцу, возле ложа опустился на колени.

- Благослови, батюшка, и ты.

- Легко отделаться думаешь, сынок. Ты поклянись на кресте, что никогда не обнажишь меча против своего тестя и против Византии.

- Батюшка, я принял эту клятву в сердце своём давно, с той самой поры, как увидел и полюбил Марию. Клянусь теперь с чистой совестью не поднимать меч на великую Византию. Мы питаемся богатством и знаниями Византии. Как же нам воевать с нею?!

Лакапин понял, что всё главное уже сказано, и хотел было подняться, но славянское великодушие не знает пределов. Неведомо когда и как на низком походном столе появились вино, кубки, закуски. Царь Симеон пригласил Лакапина к столу.

- Я помню, как чествовали меня в Царьграде, когда корону императора воздевали. Хочу и я тебя почествовать, Лакапин. Садись к столу, наполним кубки, и будет тебе моё слово.

Лакапин встал, воин придвинул к столу его кресло, и он вновь сел. Три кубка были наполнены. Их подняли и выпили с пожеланием благ.

- Ты, великий доместик Роман Лакапин, отныне моим повелением почётный князь столицы Болгарии Софии и врата в неё для тебя будут всегда открыты.

- Это для меня великая честь. К внукам в гости обязательно наведаюсь, - ответил Лакапин.

- Вот и славно. А теперь мы выпьем за сговор. Тут я сына поздравлю. Дай Бог ему ладную семеюшку заполучить.

И засиделись в полевом застолье будущие сородичи. Сумерки уже к шатру подступили. На другое утро Лакапин проводил царя Симеона в Софию. Прощались тепло, по-родственному, лишь Симеон заметил, как всегда, откровенно и просто:

- Как будешь в Софии, заходи в мою усыпальницу. Там и застанешь. - И засмеялся своей шутке.

Так Лакапин, выиграв эту «войну» без потерь - всего-то внучку отдавал в жены будущему царю Болгарии, - возвращался в столицу. С ним ехал царевич Пётр с семью воинами. В пути он встретился со своим будущим тестем Христофором, который уводил с порубежья свою гвардейскую тагму. Христофор был общительный и приветливый человек, и разговор между ними протекал непринуждённо.

- С того дня, как ты был у нас в Магнавре, я хорошо запомнил тебя и подумал, что не каждому повезёт, кто встретится на поле сечи с тобой. Славный витязь.

- В батюшку Симеона пошёл, а он бычка годовалого на спине поднимал.

- Твой батюшка неугомонный. Много крови нам попортил.

- Ныне угомонился. Из Софии везли до вашего рубежа в колеснице, теперь домой повезли. Не задержаться бы мне в Царьграде.

- Сами с Марией всё и решите, - произнёс Христофор, словно был уже не волен в судьбе дочери.

Ехали царевич Пётр и доместик Христофор стремя в стремя, природой любовались, о конных скачках завели разговор. Оба оказались знатоками лошадей. Как раз к Адрианополю подъезжали, где ежегодно, начиная с августа и до глубокой осени, проводились скачки.

- Ты не бывал на адрианопольском гипподроме? - спросил Христофор.

- Так вы не пускали, - усмехнулся Пётр.

Лакапин ехал впереди, слышал разговор Петра и Христофора. При упоминании о гипподроме, он вспомнил, как император рвался в эти края добывать воспоминания о деде. И надумал Лакапин угодить зятю, привезти из Адрианополя двух-трёх старожилов, которые служили на гипподроме и знали Василия Македонянина. Лакапин так и поступил. Он велел Христофору, проведя войско через город, остановиться с ним в рощах за посадами, сам со Стириктом и стременными отправился к епарху Адрианополя. Город ещё был похож на военный лагерь. Всё было приготовлено для отражения вражеских приступов, и воины несли бдение на стенах. Но за день до приезда Лакапина в город примчали от него гонцы и доложили епарху, что угроза нашествия болгар миновала.

Епарх Иринарх был давний знакомый Лакапина, ещё со времён императора Льва Мудрого. Он встретил Лакапина почтительно: всё-таки второе лицо в империи - и первым поздравил его с удачным разрешением военного противостояния. Он посоветовал:

- Что Филиппополь, что наш Адрианополь - страдальцы от Болгарии. Дай-то Бог, чтобы все напасти прекратились.

- Так и будет, почтенный Иринарх. Как женим царевича Петра на византийской августе, мир до конца века наступит, - весело заверил епарха Лакапин и попросил его: - Сделай приятное императору, найди двух-трёх старожилов, кто служил на гипподроме и знал Василия Македонянина.

- Найду. И что с ними делать?

- Отправь с почётом в колесницах в Константинополь. А там уж император окажет им честь.

- Великий доместик, давай поступим так. Ты сегодня мой гость. Много дней провёл в пути, потому помоешься в бане, отдохнёшь. А мы той порой найдём старожилов, снарядим им колесницу и отправим подарок с тобой. Ну как?

- Не возражаю, почтенный Иринарх. Только я ведь не один, а с царевичем Петром. Примешь ли?

- С великим почтением. Места всем хватит. А осенью не забудь приехать на скачки. Пятую годовщину без войны будем праздновать, - избавлялся от наболевших дум епарх, простоявший во главе города больше двадцати лет.

Роман Лакапин и царевич Пётр провели в Адрианополе два дня. Они и впрямь отдохнули за это время. Вечером было застолье. Иринарх пригласил знатных вельмож города на встречу с великим доместиком, и все его благодарили за предотвращение нового нашествия болгар. Лакапин сказал, что надо отметить в этом заслугу царевича Петра, который пошёл поперёк батюшки, царя Симеона. Вельможи поклонились царевичу Петру. Лакапину эта встреча с вельможами была важна, потому как ему хотелось завоевать расположение городской знати: Адрианополь был одним из трёх после Константинополя и Фессалоники крупным городом Византии.

В этот же вечер Иринарх разыскал двух восьмидесятилетних старцев, которые находились в светлой памяти и хорошо помнили Василия Македонянина, ибо вместе с ним долго служили на гипподроме. Лакапин не стал их расспрашивать о прошлом, лишь сказал:

- Почтенные Дорофей и Афиноген, вы поедете с нами в гости к внуку Василия Македонянина, Константину Багрянородному.

Старцы долго переговаривались между собой, теребили коротко остриженные бороды. Потом Дорофей с улыбкой произнёс:

- А что, внучонок нашего Василия заслуживает того, чтобы мы с тобой, Афиноген, посетили его.

- Браво, браво! Хорошо сказано! - воскликнул Лакапин.

Через день великий доместик со старцами и царевичем Петром покинули Адрианополь. Пётр всей душой рвался поскорее добраться до Константинополя. Наступил благодатный апрель. Была Лазарева суббота. Горожан с утра оповестили о том, что с бескровной «войны» возвращается с войском великий доместик Лакапин. Для горожан возвращение войска всегда было событием, но чаще таким, которое приносило печаль, страдания: войн без жертв не бывает. Тысячи горожанок выходили навстречу войску с болью в груди и с надеждой на то, что с их супругами, братьями, отцами, сыновьями ничего не случилось, что возвращаются они живыми и здоровыми. Как в старом добром мифе: улетели тридцать два сокола, столько же и вернулись. То ли не радость! То ли не повод для торжества!» И, когда войско вступило на мостовые Константинополя, его встретили бурей ликования, в котором прорывались два слова: «Слава Лакапину! Слава Лакапину!» И вдруг, как всем показалось, у самых стен Магнавра явственно прозвучало ошеломляющее: «Даёшь императора Лакапина!»

Многие сановники, близкие к Константину Багрянородному, стояли у распахнутых окон дворца и слушали ликование горожан. Был услышан и чей-то мощный призыв: «Даёшь императора Лакапина!» Он долетел и до ушей императора Константина. Некоторые вельможи поспешили закрывать окна, но Багрянородный заметил:

- Не надо закрывать окна. Мы должны знать, чем дышит народ. Этот вздох говорит о многом.

- Божественный, это просто кто-то дурачится! - воскликнул Таврион. - И ничего в этом страшного нет.

- Ты прав, пресветлый Таврион: ничего страшного, - согласился Багрянородный.

Он уже знал от гонцов, что случилось несколько дней назад на рубеже Болгарии и Византии, и посчитал, что произошло знаменательное событие. Знал он и другое: событие было вызвано стечением многих обстоятельств, потому не должно быть и героя, которого следует возносить. На месте Лакапина мог оказаться Таврион, Христофор или кто-то вовсе из малоизвестных военачальников. Случилось бы всё так же. И внучки Лакапина могло не быть, пришёл к выводу Багрянородный, на её месте была бы другая девочка, которая понравилась бы царевичу Петру.

Но произошло именно так, а не по-другому, и Лакапин оказался той звездой, которая осветила будни Константинополя. И Багрянородный счёл нужным встретить героя хотя бы на крыльце Магнавра. Он позвал Елену:

- Идём, моя государыня, встречать твоего батюшку. Он возвращается с беспримерной победой.

- Это во благо державы, Божественный, потому отдадим ему должное. Я догадываюсь о причине, остановившей болгар, - заметила Елена. - Вот только лишнее чей-то голос вознёс…

- Не переживай, голубушка. Это тоже во благо державы.

Багрянородный и Елена, а с ними десятка два вельмож вышли из народа на парадное крыльцо. В это время распахнулись крепостные ворота Магнавра и во двор въехал и небольшой отряд воинов, и дорожная колесница. Неподалёку от крыльца отряд и колесница остановились. Все спешились. Два старца выбрались из колесницы, и к крыльцу направились Лакапин, царевич Пётр, Христофор и Афиноген с Дорофеем. Стирикт и Кастор поддерживали старцев под руки.

Роман был хмур. Ему не понравился выкрик какого-то ретивого горожанина: «Даёшь императора Лакапина!» Великий доместик знал, что императору этот провокационный крик уже известен, но как он отзовётся на нём, Лакапине, можно было только гадать. Однако ничего хорошего ждать не приходилось. И всё-таки Лакапин сбросил с лица хмурость, подошёл к императору с улыбкой и поклонился.

- Рад видеть тебя, Божественный, в добром здравии. Мы вернулись с бескровной победой.

- Город возвестил нам об этом. Ты заслуживаешь всяческой похвалы, великий доместик.

- Со мной гость, царевич Пётр. Он победил батюшку и заслужил лавровый венок победителя.

- Вот как! Ну расскажешь. А это что за старцы? - И Багрянородный показал на Афиногена и Дорофея.

- Прислал тебе подарок Иринарх адрианопольский. Дорофей и Афиноген помнят твоего деда. Они вместе с ним служили на гипподроме.

- Благодарю Иринарха за такой подарок.

Константин спустился с крыльца к старцам, взял их под руки и повёл во дворец. За ними шли Елена, Лакапин и Пётр. Следом потянулись все сановники. В вестибюле появился уже выздоровевший Гонгила. Багрянородный позвал его:

- Ты, Гонгила, позаботься о славных Дорофее и Афиногене. Пусть помоются в бане с дороги, а к трапезе чтобы были возле меня.

Когда старцы с Гонгилой отошли, Константин обратил внимание на царевича Петра.

- Как здоровье твоего батюшки, царевич?

- Он уже устал от жизни, Багрянородный.

- Это верно. Сколько боевых походов перенёс, сколько сражений прошёл, ран, поди, на теле не счесть… Рыцарь он у тебя. А ты с чем приехал, царевич?

- С поклонами, с просьбой. Невесту хочу от вас получить и в Софию увезти. А на меньшее не согласен, - улыбнулся Пётр.

- Хороший повод для доброй беседы, - заметил Константин и обратился к Лакапину: - Великий доместик, выходит, царевич за твоей внучкой приехал?

- Так, Божественный. Да расставаться с Марией не хочу.

- В гости наведываться будешь. Ты на всякий случай спроси у царевича Петра, будет ли он приглашать в Софию.

Багрянородный позвал логофета дворца Прокопия. Он вмиг оказался рядом.

- Слушаю, Божественный.

- Отведи царевича в его покои. Мы с ним встретимся за трапезой.

Багрянородный, Елена и Лакапин молча направились к лестнице на второй этаж. Но, прежде чем разойтись по покоям, император сказал Лакапину:

- Нам с тобой есть о чём поговорить, великий доместик. И мы это сделаем завтра.

- Я готов к этому, Божественный. А сегодня у нас пойдёт разговор с царевичем Петром.

Так оно и было. За полуденной трапезой всё свелось к разговору семьи Лакапина и царевича Петра о его сватовстве. Будущей невесты за столом не было, и царевич хмурился. Ему так хотелось увидеть невесту! Ведь прошло почти четыре года с той первой встречи за этим же трапезным столом, а Пётр её не видит. Это ли не досада?

Между тем за столом только Лакапин диктовал свои условия, Христофор и Пётр молча соглашались с ним.

- Ты, царевич Пётр, не сердись, что невесту не показываем. Чего волноваться? Ты её видел. Сейчас она ещё краше стала. А наше условие таково: увидишь ты её завтра и мы поведём вас в храм. Там обручим вас, и вы расстанетесь, пока невеста возрастать будет: отроковица же. А как придёт время, так и обвенчаем. Теперь мы слушаем. Говори своё слово.

Пётр для бодрости выпил вина. В шестнадцать лет можно всё выложить одним духом.

- К обручению готов. Ждать венчания - тоже. Да наберусь терпения. Но вот моя, а прежде всего батюшкина просьба, и вы, родители невесты, моего батюшку должны понять. Он стар и болен и просит привезти невесту в Болгарию. Отпустите Марию со мной, милосердные родители. Будет она там подрастать на правах сестры, речь нашу познает, обычаи, нравы. И чтобы обрела она за эти годы новую родину, а не тянулась по весне к отчему гнезду. Прошу вас!

- Разумно всё это, батюшка? - спросил Христофор отца.

- Истинно разумно. Так давно поступают в некоторых европейских странах. Нам с этим тоже надо смириться. Спросите, однако, мою внучку. Сама-то она как?

- Так завтра и спросим, - ответил Христофор.

Багрянородный тоже думал о текущем сватовстве.

Он уже присмотрелся к характеру царевича Петра. Умён и мягкосердечен. Амбиций нет, не в батюшку, а, поди, в матушку. Но твёрдость уже просматривается. На своём постоять умеет. Убедил же отца, предостерёг от ссоры с соседом. Ну, как не пойти навстречу столь обстоятельному будущему царю? И Багрянородный сказал своё слово:

- Я присоединяюсь к просьбе царевича Петра. Отпустите и благословите Марию на подрастание в царской семье. И хотелось бы нам с супругой побывать на вашей свадьбе. А если понадобится, считай так, царевич Пётр, что мы с Еленой будем заглазными посажёными отцом и матерью. А теперь чарой с вином закрепим этот сговор.

И зазвенели золотые кубки. Судьба Марии Лакапин была решена.

Время показало, что её супружество было счастливым. Когда кубки отзвенели, Багрянородный встал из-за стола, велел всем продолжать трапезу, сам с Еленой позвал с собой старцев Афиногена и Дорофея и увёл их в свои покои. Он волновался. Ему предстояла беседа с теми, кто видел его деда, жил с ним рядом, разговаривал, работал, может быть, соперничал на скачках, знал до той поры, пока тот по воле случая не оказался во дворце Магнавр. Чтобы из беседы ничего не утерялось, Константин велел прислать двух скорописцев, которые служили в посольском комитете у Тавриона.

Сидели два старца за столом вместе с Багрянородным и Еленой. Стол был накрыт празднично: в вазах фрукты, виноград, на блюдах дичь, рыба, в кубках вино, чтобы беседа текла оживлённее. Багрянородный не понукал старцев к разговору. А они как выпили по кубку крепкого виноградного вина, так и повели речь между собой, забыв о слушателях:

- Ты, Афиноген, должен помнить, как мы с тобой впервые встретились с Василием-наездником, этаким божественно красивым. Он тогда со своим скакуном пришёл. А тот скакун на одра был похож!

- Горбоносый да пегий! Как не помнить, - зачастил Афиноген. - Ко мне же он к первому подошёл. На Николая Чудотворца ликом похожий. А краше-то его я отродясь никого не видел. Плечи в жердь распахнулись. «Ты, - говорит, - меня сегодня к скачкам допусти». И жеребца по горбатому носу гладит.

- С огненными глазами, - вмешался Дорофей.

- Вот-вот. «Я, - говорит, - всех обгоню. Моему жеребцу нет равных».

Не рассмотрел я как следует жеребца-то, съязвил Василию: «Разве что к хвосту последней кобылы привязать».

- Напрасно ты его, Афиноген, поджёг. Как он взъярился! Вскочил на коня без седла и по конному двору помчался. Кричит: «Я самому епарху покажусь!» А я глянул на коня-то и удивился. Видом-то неказистый, горбоносый, шея длинная, тонкая. Да поджарый, как гончий пёс. И норов, словно пар из ноздрей вырывается.

- Так ведь велел епарх Амвросий взять Василия в наездники: дескать, пусть перед кобылицами красуется. А он им всем потом свой зад показывал, как на скачки пустили…

Слушая Афиногена и Дорофея, Елена и Константин то улыбались, то смеялись. И было отчего: высвечивался перед ними лихой крестьянский парень. Умён, красив, отчаянно смел. Сказать нельзя, что нет у него силы покорить окружающих. И по рассказу дедов выходило, что через полгода службы на гипподроме, наблюдая за господами, сам все повадки перенял, в городское платье оделся, неузнаваем стал увалень деревенский.

- Щёголем заделался, - засмеялся Афиноген. - С той поры горожане и горожанки толпами стекались на гипподром: одни на его скачки полюбоваться, другие - наездником Василием… Тут-то по осени и приехал в Адрианополь на скачки сам божественный император Михаил[26].

- Ох, и любитель был до скачек гулёна Михаил, - снова вмешался Дорофей. - Ему столы с яствами и вином на гипподроме накрывали. Любил повеселиться. Он шёл вначале на конный двор и лошадей, приготовленных к скачкам, осматривал. Там, как я помню, и заметил Василия-наездника.

- Ты того не видел, Дорофей, как император повёл Василия к себе за стол, не слышал, как сказал ему: «Победишь сегодня в скачках, быть тебе наездником в императорских конюшнях». - «Рад такой чести, постараюсь, Божественный», - ответил Василий. «Так выпей за удачу», - велел император. «Ан нет, перед скачками даже лошадям пить вредно», - ответил Василий.

- И победил. Да как! - перебил Дорофей. - На три корпуса обошёл лучшего арабского скакуна македонский жеребец Василия. Вот чудеса-то когда наступили!

- Выходит, что увёз император моего деда в Константинополь? - спросил Багрянородный.

Посерьёзнели деды, и Афиноген весомо сказал:

- На роду у него было написано так. Знамение видели над его домом сельчане: сидел Василий Македонянин на царском троне и корона сверкала на его голове. А увезти-то увёз Василия император Михаил - так ведь себе на поруху. Василий-то в Константинополе небо всем затмил своими подвигами.

Как понял Константин, старцы поведали ему все, что знали о его деде, что накопилось в воображении. Но Багрянородному показалось, что жизнь Василия превращена ими в миф, притом в героический. Они обоготворили своего героя и придумали многое из того, чего не было на самом деле. Но Багрянородный всё простил им, всё принял к сердцу. Лишь значительно позже он узнал, что тот период жизни Василия Македонянина был совсем иным - суровым и подчас жестоким. Тем не менее в своём сердце Багрянородный сохранил рассказ старцев Афиногена и Дорофея таким, каким его записали скорописцы. Но Багрянородный ещё раз понял, что ему необходимо увидеть самому, в какой обстановке жил его дед. Он должен побывать в селении, где вырос дед, в конюшнях, где тот работал, на гипподроме, где участвовал в скачках. Он должен уловить запахи всего того, что окружало деда Василия.

Проводив старцев на отдых, Багрянородный и Елена ещё долго сидели за столом, пересказывая всё услышанное, и картины прошлого деда Василия становились сочнее.

Но минувший день остался в памяти Елены и Константина не только приятной беседой со старцами Афиногеном и Дорофеем. Как ни хотели они не вспоминать неприятное, но громовый крик какого-то недруга Багрянородного: «Даёшь императора Лакапина!» - напоминал им о себе. Супруги вспомнили об этом крике в одно мгновение, независимо друг от друга. Эти три слова высветились перед ними в первые же минуты молчания, и возникла необходимость поговорить об этом, сделать какие-то выводы. Почему это вдруг кому-то захотелось увидеть на троне Лакапина? И чем византийцам неугоден он, Багрянородный?

В шестнадцать лет пылкое воображение видит в пламени свечи вселенский пожар. Но блистающий умом Багрянородный сумел отмести в сторону всякую горячность и подумать здраво о том, как совместить крик одинокого глашатая с реальной жизнью империи. Багрянородный и Лакапин - кто они для державы? Первый - Богом данный император. Он получил от отца трон в наследство. Это высшее законное право быть главой империи. «Ты вознесён на трон Богом. Подданные принимают тебя по Божьему велению». А второй - Лакапин?

Отец сидящей с ним рядом супруги Елены. Ещё хороший человек, умелый полководец, честный, не алчный. Но всего этого мало, чтобы быть императором. Человеку, стремящемуся захватить трон силой, таких положительных сторон характера даже не нужно. Зачем добродетели деспоту или диктатору? Но Лакапин под это мерку не подходил. Константин вспоминал о Лакапине другое. Он вознесён на пьедестал великого доместика не случайно. Он был блестящим адмиралом флота. Он командовал армиями и всюду показывал себя с лучшей стороны. Он любим воинами, может быть, народом. А почему бы не любить человека, который принёс мир в державу, предотвратив войну с Болгарией? А какие они разные люди. Багрянородный и Лакапин! Первый рвался в Адрианополь, чтобы удовлетворить честолюбие, написать миф о деде Василии. Второй же помчался туда, чтобы предотвратить пожар войны и сделать это даже, может быть, ценой своей жизни. И получалось, что законный наследник трона во всём проигрывал Лакапину, подспудно вынашивающему мечту о троне, претенденту на него.

«И как же теперь быть? - зашёл в тупик Багрянородный. - Кого спросить, с кем посоветоваться?» И Константин посмотрел на Елену молящим взглядом.

- Как ты на всё это смотришь, пресветлая? Кому из нас двоих - мне или Лакапину - быть императором? Может быть, и впрямь уступить место твоему отцу, ибо он достойнее меня?

- Не гневи Бога, Багрянородный. Не думаю, чтобы великий доместик счёл себя выше, чем он есть. Конечно, быть кесарем из ста вельмож разве что один откажется, убогий умом и честолюбием. Ты спроси великого доместика сам, погляди в глаза. Ты проницателен и увидишь в них всю правду.

- Утром мы так и поступим. Мы поговорим с глазу на глаз. Знай, моя пресветлая, что я о себе думаю. Мне никогда не быть государственным мужем. Меня влечёт история, сочинительство. И я молю Бога об одном - о том, чтобы твой батюшка был честным и добросовестным соправителем. Я готов поделить с ним трон. И ты меня не суди за подобную уступчивость. Вот проживём с тобой жизнь, и ты узнаешь, какой я на самом деле.

- Божественный, ты меня пугаешь. Ты говоришь, как незрелый отрок. Встань над собой выше. Ты император от Бога, и я знаю, что ты сильный и мужественный.

- Спасибо, преславная. Дай я тебя обниму, и нам пора на супружеское ложе.

Елена прижалась к Багрянородному и замерла. В ней пробуждалась любящая женщина. И где-то в глубине души она призналась себе и согласилась с тем, что сказал о своей личности Багрянородный. Да, он может уступить полтрона её отцу, если тот не потребует большего. «А ведь так и будет. Они на всю жизнь останутся друзьями», - мелькнуло у Елены нечто провидческое. Но завершила она свои умные размышления весьма просто: «Поживём - увидим».

У Романа Лакапина в этот вечер и ночь тоже немало времени ушло на размышления. Он был очень недоволен тем, что какой-то негодяй громовым голосом воскликнул: «Даёшь императора Лакапина!» Это полоснуло его словно ножом по сердцу. Он обозвал того негодяя провокатором и теперь думал о том, как бы не дать какими-то неосторожными словами и действиями повода Багрянородному судить его за посягательство на трон. Он хотел оставаться предельно честным служителем императора. Вместе с тем он сознавал свою силу и способность привести Византию к процветанию, совершить благополучные войны, расширить пределы державы. И он был уверен, что с такими блестящими полководцами, как Иоанн Куркуй и молодой Варда Фока, ему по силам расширить империю до рек Тигра и Евфрата, чтобы там не было непрерывных кровопролитных стычек, не разорялись города и селения южных провинций. Он хотел, чтобы Багрянородный отдал себя без помех нужному сочинительству, писанию истории Византии и других стран. А по-иному, если он будет править империей и урывками прикасаться к любимому делу, у него ничего не получится: останется он посредственным правителем и ещё более посредственным сочинителем. Всё это понимая, Лакапин решил не предпринимать каких-либо действий, чтобы подменить императора.

И получалось так, что к утреннему разговору с императором Лакапин вовсе не был готов. Он не находил слов, чтобы отмести от себя злостный выкрик, не знал, как выразить своё стремление служить империи бескорыстно. И выходило так, что у него не было желания встречаться с императором и затевать с ним разговор, чреватый непредсказуемыми последствиями. В конце концов Лакапин решил ни в чём не оправдываться, во всём согласиться с юным императором, полагаясь на его лесть.

И произошло так, что встреча, состоявшаяся перед утренней трапезой, была самой короткой, какие у них раньше случались. Сказали они друг другу всего по несколько малозначащих слов и сошлись на предложении Лакапина привлечь «третейского судью».

- Божественный, послушай меня. Как обручим Марию и Петра да проводим их, так поедем к твоей матушке. Пусть она и решит за нас, как нам стоять в этом мире: бок о бок или по-иному.

Константин благодарно улыбнулся, тронул Лакапина за руку и сказал:

- Ты хорошо придумал. - И тихо добавил: - Мы оба соскучились по Зое-августе.


Глава шестнадцатая. СЛОВО «ТРЕТЕЙСКОГО СУДЬИ»


За утренней трапезой Роман Лакапин сел рядом с царевичем Петром.

- Как спалось, наследник престола? Или ночь без сна прошла? - спросил Лакапин Петра.

- О, я умею спать, когда близко ревут быки, - улыбнулся тот.

- Это славно. Я же ночью думал о том, что у нас с Болгарией сегодня памятный день. Мы заложим первый камень в храм нашего мира и содружества. Так ли я говорю, царевич Пётр?

- Я бы не сидел здесь, если бы всё было по-иному. Однако не могу понять, почему и сегодня нет за столом невесты?

- Ты скоро её увидишь.

Когда закончилась трапеза, все стали собираться во Влахернский храм на обручение Петра и Марии. И в это время мать Марии, Раиса, привела дочь в зал. Она увидела многих вельмож и смутилась. А к ней уже подходил царевич Пётр. Вот они уже рядом, можно достать друг друга рукой. Перед Петром, опустив голову, стояла юная девушка, рослая, но тонкая, как хворостинка. Черные локоны упали ей на лицо. У Петра не было слов, чтобы дать о себе знать. Но она видела его туловище, ноги и, поняв, кто перед нею, подняла лицо. У Петра перехватило дух. Перед ним был ангел с большими карими глазами, затенёнными ресницами, с тонким прямым носом и манящими, чуть припухшими алыми губами. Мария улыбнулась.

- Здравствуй, царевич Пётр. Я тебя помню.

- Здравствуй, пресветлая Мария. Я приехал за тобой, - обрёл дар речи царевич. - Ты готова идти в храм на обручение?

Мария посмотрела на мать, та кивнула головой, и девушка ответила:

- Я готова.

Пришёл час, и все направились во Влахернский храм. Он был близко, дошли до него пешком. Император с Еленой выступали впереди, за ними - Мария и Раиса, взявшись за руки. Следом шли Пётр с Лакапином и Христофором.

Священник Григорий уже побывал в храме, и там по его просьбе всё приготовили для обряда обручения. Хор пел псалмы, горели свечи, пахло ладаном. Будущие жених и невеста предстали перед епископом и священниками. Обряд начали с причащения. Петру и Марии поднесли хлеб и вино. Громко звучала молитва, читаемая епископом. В ней говорилось о непостижимости тайны превращения хлеба и вина в тело и кровь Христову.

Наблюдавший за таинством причащения Багрянородный думал в эти мгновения о том же, о чём говорил Петру Лакапин. Он видел, как в эти минуты вершится исторический акт, и его должно было записать в хроники, чтобы потомки могли сказать, что в этот день и час благодаря обручению царевича Петра и Марии было положено начало миру между Византией и Болгарией на долгие полвека.

Той порой священники принесли на блюде обручальные кольца, и одно из них воцарилось на тонком пальце Марии, другое - на крепкой руке Петра. Хор увенчал помолвку. Все вздохнули свободно. Помолвленные, отныне жених и невеста, смотрели друг на друга счастливыми глазами. Деловой нравом логофет дрома Таврион сказал за торжественным трапезным столом:

- Хорошее приобретение сделал в Византии царевич Пётр. Такие невесты, как Мария, редкость в наше время.

Багрянородный понял эти слова во всей их многозначности.

А после помолвки и торжественной трапезы со здравицами и пожеланиями начались сборы жениха и невесты в дальний путь. Собирали Марию в благословенную Софию щедро. Увозила она в Болгарию двадцать тюков добра, навьюченных на десять лошадей. Ничего не пожалел для внучки Лакапин. Упаковали в тюки шёлковые и парчовые ткани, ковры, русские меха, сафьяновые сапожки впрок и на «вырост». Две тяжёлых кожаных сумы с золотыми и серебряными монетами погрузили воины на лошадь. Не поскупились на дары и Багрянородный с Еленой. Они подарили Петру и Марии шубы из русских мехов, золотые и серебряные приборы для большой трапезы. Наконец сборы завершились, и на пятый день после приезда Петра в Магнавр молодых проводили в путь. Сопровождала их конная сотня гвардейцев Христофора.

Пришла пора Багрянородному и Лакапину отправляться в монастырь святой Каллисты. Оказалось, что с пустыми руками ехать в обитель нельзя, потому как к новым кельям, трапезной, храму нужен был всякий приклад. Нагрузили две повозки даров. А самым важным на тех возах был русский воск на свечи, лампадное масло, мука на просвиры и ещё вино для причастия. Отправились в путь Багрянородный и Лакапин в хорошем расположении духа, и, хотя о Зое-августе у них речи в дороге не было, каждый думал о ней, и думы их во многом совпадали. Оба надеялись, что Зоя-августа благословит их союз, суливший одному из них безмятежную жизнь созерцателя и мыслителя, а другому - нелёгкий труд и ратные подвиги во имя державы, а ещё во имя славы, которая придёт к нему, - Лакапин в это верил и убеждал себя, что она будет заслуженной.

В Силиврию Багрянородный и Лакапин добрались только к ночи. Подъехали прямо к особняку епарха Варипсава. Гонец уже уведомил епарха, что император едет с сотней гвардейцев, и Варипсав всё приготовил к их приезду.

- Милости просим в нашу тихую заводь, Божественный, - встретил Варипсав Багрянородного у крыльца особняка.

- Мы к тебе на ночлег. Завтра с утра едем в монастырь святой Каллисты.

- Возродилась обитель. Скоро и храм надо будет освящать.

- Как там моя матушка?

- В благочестии пребывает. Постриг свершила, имя Зинаиды приняла. И всё там у неё по-божески.

Не знал в этот час Багрянородный, что «божеской» жизни пока у Зои-августы не было, что завтра его ждёт очень тяжёлый день пребывания в монастыре Святой Каллисты. И случилось это стараниями келарши Мелентины.

В тот день, когда Лакапин вернулся с войском из Адрианополя, Мелентина приехала в Константинополь по делам обители. С нею был каменных дел мастер. Они покупали мраморные плиты для отделки алтаря в храме. Управились как раз к тому часу, когда Лакапин с царевичем Петром подъезжали к Магнавру и народ, ликуя, встречал победителя. Слышала она возгласы: «Слава победителю! Слава Лакапину!» Но довелось ей увидеть и услышать, как некий детина со смоляной бородкой вскочил на коня и, размахивая боевой секирой, трижды прокричал: «Даёшь императора Лакапина!» Мелентина была близко от возмутителя и сама крикнула: «На костёр тебя, богохульник!» Он повернул коня к Мелентине, навис над нею, как глыба, гаркнул: «Не будь ты Христова дочь, порубил бы!» - и ускакал.

Видела после этого Мелентина, как Лакапин ехал с гордо поднятой головой. Может, так показалось ей, но, вернувшись в обитель, она встретилась с Зоей-августой, изложила ей всё в том свете, в каком представила его, и закончила рассказ со вздохом:

- Это что же, матушка императора, происходит? Похоже, что Лакапин за спиной твоего сына Багрянородного кесарем готовится подняться! Поди, и корону уже примерял, и красные сапоги приготовил. Остановить его надо! Остановить!

Слушая Мелентину, Зоя-августа ни разу не перебила её, не остановила, лишь в лице изменилась: глаза потускнели, складки горечи прорезались. И думы в голове закружились безотрадные. «Он же клятвопреступник! Господи, почему я слушала его со смирением? Как ошиблась!» - стенала Зоя-августа, вспомнив, как перед уходом в монастырь беседовала с Лакапином.

Мелентина продолжала изливать своё негодование и даже посоветовала Зое-августе послать её в Константинополь с просьбой к сыну-императору заточить в каземат Романа Лакапина как посягателя на трон.

Зоя-августа наконец возразила Мелентине:

- Ты, сестра, могла ошибиться. Может быть, это недруги Лакапина кричали, чтобы поссорить императора и великого доместика.

- Почему же великий доместик не схватил смутьяна? Говорю же, что видела гордо вскинутую голову Лакапина.

- Не знаю, Мелентина, что подумать. У самой головушка кругом идёт, сердце покой потеряло.

- Держись, матушка, и в Магнавр поезжай защищать сына. Он же так молод и слаб, что его кто угодно может обидеть и одолеть.

- Императора непросто одолеть. У него есть гвардия и преданные телохранители, вельможи.

- О какой гвардии ты говоришь, Зоя-августа? Она под рукой у сына Лакапина, Христофора. Пойдёт ли сын против отца?

- Мелентина, так мы зайдём в дебри. Ты забыла, что у императора есть войско, есть Сенат, которые защитят его!

- Славная матушка, не заблуждайся. Войском командуют люди, которые преданы Лакапину: что Иоанн Куркуй, что Варда Фока.

- Мудрая провидица, говори же, когда что делать в Магнавре мне?

- Я уже сказала своё.

- Тогда не мешай мне помолиться Всевышнему. Буду уповать на него. Он защищает праведных. Уходи ради Бога. - И Зоя-августа выпроводила Мелентину из кельи.

Прошло три дня, в течение которых Зоя-августа встречалась с Мелентиной лишь за трапезой и они обменивались только поклонами. А на четвёртый день к полудню в монастырь приехали Багрянородный, Лакапин и Варипсав. Следом за ними во дворе монастыря появились две повозки с дарами. Воины остались за воротами обители.

Константин удивился преображению монастыря, происшедшему с той поры, как он с матушкой побывал в полуразрушенном становище монахинь. Храм из белого камня уже был возведён, в нём шли отделочные работы. По одну сторону храма возвышалась срубленная из толстых брёвен трапезная, по другую - убегали вглубь двора два ряда рубленых домиков. Большинство было с двумя окнами. В них располагалось по две кельи. Такое желание проявили многие монахини: жить и молиться Богу не в одиночестве.

Приезжих встретила игуменья Пелагия. Николай Мистик попытался было поставить настоятельницей обители Зою-августу, но она наотрез отказалась.

- Пощади меня, дядюшка. Я ухожу от мира молиться Богу, мой удел - молитвы, - проговорила Зоя-августа во время своего отъезда в обитель.

Однако «мир» продолжал вторгаться в жизнь Зои-августы. В её одинокую келью пришла Мелентина и сказала:

- Матушка Зинаида, в обитель приехали твой сын с Лакапином и Варипсавом, они хотят видеть тебя.

- Господи, зачем они приехали?

- Их привела судьба. Ты выйдешь к ним или позвать их в келью?

- Не надо звать. И выходить к ним не буду, - твёрдо ответила Зоя-августа. - Иди же и скажи им так!

- Если они спросят, почему?

- Я дала волю сыну. Он вправе решать свою судьбу.

Мелентина не уходила, топталась у порога, наконец сказала:

- И Лакапин хочет тебя видеть.

- Передай и Лакапину, что больше ничем ему не помогу. Ещё же передай: пусть боится проклятия и геенны огненной.

- Но они проделали такой долгий путь. Будь к ним милосердна.

- Мелентина, ты навязчива. Уходи. Христом Богом прошу!

Прошла долгая пауза молчания. Потом Мелентина тихо ушла. Зоя-августа встала перед образом Богоматери и принялась молиться. Её сердце рвалось к сыну, но твёрдый нрав удерживал. Знала она, что может вспылить при виде Лакапина. Виной тому был клич недруга: «Даёшь императора Лакапина!» Когда она услышала эти слова, они сразу вошли в её сердце и болезненно щемили его. И ничего она не могла сделать, чтобы избавиться от боли и помочь сыну. Только упование на Бога ещё удерживало её от отчаяния, с молитвой на устах Зоя-августа вышла из кельи. Она стояла вдали от храма, последняя в ряду, протянувшемуся вдоль ограды. Зоя-августа шла медленно, и в эти мгновения у неё появилось желание уйти в лес и дойти по нему до самых гор, там найти пещеру и скрыться в ней. О, если бы она знала, как помочь своему юному сыну! Если бы она была мужчиной, способным держать в руках меч, она бы ринулась на Лакапина и со словами: «Умри, клятвопреступник!» - пронзила бы ему сердце. Но у Зои-августы не было ни меча, ни сил, лишь кипела в душе жажда никого больше не видеть.

Господь помог ей пройти не замеченной никем до калитки, вытянуть тяжёлый засов и оказаться в лесу, который подступал здесь к обители. Не оглядываясь, будто отрубая прошлое, она прошла через кустарники и вышла в вековой лес. Забвение мгновенно поглотило её душевное смятение. Она не знала, куда идёт, ей просто хотелось уйти как можно дальше от тех, кто приехал её навестить, даже от сына. В вершинах грабов и буков иногда перекликались птицы, порой они мелькали у неё перед глазами. Но Зоя-августа ничего не видела и не слышала. Забвение не отпускало её и влекло всё глубже в девственный лес. Она не помнила, сколько времени была в пути, и пробудилась от забвения только тогда, когда вместе с лесом стала подниматься в гору. Она осмотрелась. В лесу было сумеречно, потому что лучи солнца не пробивались сквозь густую листву деревьев. Ещё в лесу было душно и не чувствовалось самого малого дуновения ветра. Ноги уже ломило от усталости.

Вдруг Зоя-августа услышала журчание ручья, падение струи воды. Пройдя несколько шагов на звук, она наткнулась на бочажок родниковой кристально прозрачной воды. В ней играл маленький солнечный зайчик. Зоя-августа даже улыбнулась от очарования, которое охватило её близ маленькой лесной купели. Камни вокруг бочажка были мокрые, со следами каких-то мелких лесных зверюшек. В Зое-августе проснулась жажда. Она нагнулась к падающей струе воды и напилась. Вода обожгла ей рот, льдинками скользнула по горлу, но это было ни с чем не сравнимое блаженство. Она увидела заросший мхом камень, похожий на тумбу, и села на него. У Зой-августы открылась дверца памяти, из неё вылетела птица и спросила: «И что будем делать дальше?» Но с ответным словом птица не прилетела, и вместо облегчения на душе стало ещё тяжелее. Человека, не знающего, куда идти и что делать, надо брать за руку и вести на дорогу, к дому, к людям. Но Зою-августу некому было взять за руку, и она ещё не была стойкой, умеющей выдерживать жизненные шквалы монахиней и пошатнулась. Ей захотелось крикнуть: «Мелентина!» - и увидеть её, опереться на закалённое в жизненном борении плечо.

Зое-августе вновь захотелось пить. На этот раз она пила из пригоршни и маленькими глотками. И похоже, сейчас ей удалось открыть волшебную силу родниковой воды. Она заставила Зою-августу вновь пропустить через сердце все, что сегодня произошло, и отсеять плевелы, оставить зерна, дать им цену. Так и сидела Зоя-августа на камне, пытаясь привести свои чувства и мысли в строгий порядок. И время не прошло даром. Когда уже стало смеркаться, она пришла к мысли, что в мире и вокруг сына ничего страшного не происходит. Она склонилась также к мысли и уверовала в неё, что Лакапин не нарушит клятвы, не предаст забвению её доверие, что теперь ей нужно встретиться с сыном и с Лакапином, выслушать их и ответить на вопросы, которые они зададут, дать совет. Это было самое простое решение, но она надеялась, что сыну и Лакапину ничего другого и не надо.

«Дай Бог, чтобы всё так и было», - пришла к выводу Зоя-августа и поднялась с камня. Умывшись родниковой водой, словно приняв причастие, Зоя-августа стала легко спускаться со склона горы. Но когда она спустилась к подножию, то поняла, что не знает, куда, в какую сторону идти, и растерялась. Однако оторопь была недолгой. Зоя-августа подумала, что необходимо успокоиться и вспомнить, как она шла. Однако из этого ничего не вышло. Она не могла вспомнить, сколько времени была в пути, в какую сторону света шла. А сумерки становились всё гуще, и она принялась молить Бога, чтобы прислал ей на помощь тех, кто приехал её навестить. И они отозвались на зов её души.

Осмотрев храм, помолившись в нём на три образа, висевшие там, где быть вратам в алтарь, Багрянородный попросил игуменью:

- Матушка Пелагия, отведи нас к Зое-августе или покажи её келью.

- Божественный, побудь в храме ещё недолго, а я схожу к ней. Надо предупредить дочь Христову, хотя ты и сын её.

- Если так принято, я не настаиваю. Мы тут помолимся.

- Дай Бог тебе здоровья, - произнесла Пелагия и ушла.

Лакапин и Варипсав прошлись по храму и решили, что в нём ещё много дел.

- Пожалуй, к следующему году не закончат, если не помочь, - заметил Лакапин.

- Мастеров у нас мало. Вот если бы из Константинополя прислали! Думаю попросить Багрянородного, чтобы к дню ангела Зои-августы завершить всё в храме и освятить.

К ним присоединился Багрянородный. Они поделились мыслями.

- Ты бы, Божественный, сказал епарху Константинополя, чтобы взял под свою опеку храм да ко дню ангела твоей матушки и завершил, - предложил Лакапин.

- Так и сделаю. У Форвина найдутся и живописцы, и другие мастера. - Багрянородный посмотрел на двери храма и обеспокоенно сказал: - Что-то Пелагия пропала, или моя матушка не хочет видеть нас?

Время шло, а Пелагия не появлялась. Когда терпение у всех уже иссякло, Варипсав первым двинулся к вратам храма. В это время в них появилась игуменья, и сразу бросилось в глаза, что она бледна, как полотно, и голова у неё трясётся.

- Родимые, беда, - только и выдохнула она.

Следом вбежала Мелентина и с болью сообщила Багрянородному:

- Матушка твоя в лесу исчезла. Я была за калиткой, кричала - она не отзывается.

- Почему она ушла из обители? - спросил император.

- Не знаю. Я ей сказала, что вы приехали, - только и всего.

Способным к немедленным действиям оказался лишь Лакапин.

- Варипсав, подними немедленно воинов и на конях идите в лес. - Он обратился к Пелагии: - Заставь своих резвых монахинь искать Зою-августу. - Повёл Мелентину к выходу из храма. - Быстро за мной! Где та калитка?

В это время зазвонил малый колокол, подвешенный в звоннице. В монастыре всё вмиг пришло в движение. А колокол продолжал звонить, и звон его, хотя и не басовитый, тонкий, достигал самых глубин леса. Сотня конных гвардейцев развернулась в цепь и, держа звон колокола за спинами, двинулась, как повелел Лакапин, на север, к горам. Великий доместик ехал рядом с императором. Они молчали, прислушиваясь к звуками леса. Однако лес безмолвствовал, лишь всё ещё слышимый звон колокола плыл над головами тех, кто искал Зою-августу. А где-то под ногами коней лежал её след. Сотня шла в нужном направлении. Позади сотни шарили по кустам сорок три монахини.

Расстояние в лесу трудно измерить, тут даже опыт лесных жителей не помогал. Гвардейцам, да и Лакапину, казалось, что они проехали не меньше двадцати стадиев. Они принялись кричать: «Зоя-августа, отзовись!» - но лес безмолвствовал. Неожиданно в левой части поисков лесная тишина была нарушена. На поляне, поросшей мелким кустарником, было поднято с лёжки стадо вепрей. С хрюканьем и рыком они помчались в чащу. Лакапин метнулся на левое крыло сотни и велел гвардейцам преследовать стадо и гнать его в сторону полей. Он почувствовал, что если не прогнать стадо к полям, то может случиться непоправимое.

Сумерки заставили Зою-августу торопиться. В лесу уже раздавались какие-то шорохи. Где-то крикнул филин: «Ух-ух!» У Зои-августы по спине пробежал озноб. Она знала о себе, что мужественна, и всё-таки вечерний дремучий лес навевал страх. И она спешила, готовая вот-вот побежать. Но куда? Где обитель, Зоя-августа не представляла. Ей показалось, что она уже кружит по лесу, и она шла, куда несли ноги. И вдруг левым ухом она услышала далёкий колокольный звон. Зоя-августа остановилась, прислушалась: нет, не ошиблась, звук колокола долетал до левого уха. Выходило, что она отдалялась от обители. А ведь этот колокольный звон каждый день сзывал монахинь на утреннюю молитву, на трапезу. От волнения у неё забилось сердце. Зоя-августа подумала, что, если бы не этот колокольный звон, она ушла бы от обители в неведомые края. Встав лицом к звону, стараясь не потерять направление, она пошла и пошла, всё убыстряя шаг. Справа от себя она услышала хрюканье вепрей, рык секача, но это было уже в стороне. Звон колокола становился всё сильнее. И неожиданно услышала голос сына: «Матушка Зоя-августа, отзовись!» У неё не нашлось сил кричать, но она побежала на этот зов, и слезы радости полились из её глаз. Из-за деревьев выплыли несколько всадников, и в одном из них Зоя-августа узнала своего сына. И он увидел мать, соскочил с коня, вмиг оказался рядом с ней, и она очутилась в его объятиях.

- Какая нечистая сила унесла тебя?! - гладя мать по спине, произнёс Багрянородный.

- Прости, сынок, прости. Истинно бес попутал, - утирая ладонями слезы и грустно улыбаясь ответила Зоя-августа.

Возвращались Багрянородный и его мать пешком. Шли рядом и тихо беседовали. Больше спрашивала Зоя-августа.

- Что заставило тебя приехать, сынок? - был первый её вопрос.

И у Багрянородного не враз нашёлся ответ. Он думал, как лучше сказать о столь важном событии: напрямую или издалека раскрыть матушке себя как неспособного управлять империей, оправдаться тем, что у него другие жизненные интересы. Он думал даже разжалобить мать: дескать, опекун ему нужен по молодости лет, что не было в Византии подобного, чтобы в семилетием возрасте возносили на трон, да и сейчас ему лишь шестнадцать миновало. Уж какой из него император, он и меч-то в руках не держал! Но все, что он надумал сказать в оправдание своего приезда, было не тем, вернее - неправедным. А правда хранилась глубже и была в том, что он в какой-то момент со страхом стал размышлять о потере трона. Ему он не даст укрепиться Македонской династии, у него не будет даже права писать сочинение о своём деде Василии. С этого он и начал.

- Ты уже знаешь, матушка, что я озабочен хроникой императора Василия Македонянина, но, чтобы писать это сочинение с чистой совестью, нужно укрепить трон. Если бы ты слышала, как кричали в столице: «Даёшь императора Лакапина!» - то и у тебя возникло бы опасение за наш трон. Вот по этой причине я здесь. Совет твой нужен, матушка, совет, ибо только ты дашь его от чистого материнского сердца, не покривив душой!

- Теперь я всё поняла, Божественный. Раньше не могла понять, оттого мука душевная в лес угнала. Я помню свою беседу с Лакапином перед твоей свадьбой. Ныне скажу как перед Богом, как с амвона храма: двум могучим рекам пора слиться в одну и течь мощно, как Дунай, у которого одна сила, одна власть над стихиями и два берега, каждый сам по себе.

- Я тебя тоже понял, матушка. Нам надо с Лакапином слиться воедино. Не таков ли твой совет?

- Ты правильно меня понял, сынок. У меня много оснований дать такой совет. Я не буду перечислять их, скажу одно: вы без потрясений для империи и Магнавра простоите бок о бок не одно десятилетие. Вот и все, сынок. К нам приближается Лакапин, и мы пока помолчим.

- Пресветлая Зоя-августа, может, поднять тебя в седло? - спросил Лакапин, подъехав.

- Нет, великий доместик. Мне приятнее идти рядом с сыном.

- Но ведь ты устала: слишком долгая прогулка получилась.

- Да, великий доместик, и, если бы не родник, который встретился мне в пути, я бы всё ещё прогуливалась по тёмному лесу.

- Опасны прогулки в таком лесу. Вепри не помилуют при встрече. Потому у меня, как у воина, прямой к тебе вопрос, Зоя-августа: чья воля заставила тебя в лес убежать?

- И сын о том спрашивал. Я отвечаю: бес попутал.

- Я бы поверил, что бес, но ведь тебе сказали, что сын приехал. Конечно, добавили, что он со мной появился в обители.

- Всё так и было.

- И про бесноватого сказали, что кричал: «Даёшь императора Лакапина!»?

- Истинно было сказано.

- Так вот, матушка Зоя-августа, моё твёрдое слово к сему: позови воинов и вели заковать меня в цепи. Слова не вымолвлю в защиту. Ты ведь сочла меня за клятвопреступника.

- Напрасно распаляешь себя, великий доместик. Я побывала у святого родника, испила водицы и прозрела. Сходи и ты завтра, испей водицы. Он чудодейственный, лесной родник.

Лакапин понял, что всё черные мысли против него у Зои-августы растворились в воде чудодея. Он легко вздохнул и бодро произнёс:

- Спасибо, матушка-августа, я исцелён твоими словами и дыханием.

В монастырь Зоя-августа и все её спутники вернулись при свете факелов. У ворот стояли монахини. Когда Зоя-августа вошла во двор, они запели молитву «Во благо спасённого». Зоя-августа заметила, что Мелентины среди инокинь нет. Не стояла она и возле Пелагии, которая беседовала с Варипсавом. И вдовствующая императрица уразумела, что все старания Мелентины казаться душевной, милосердной - это обман, за которым она прятала истинное лицо враждебной императорскому дому особы. Она оставалась преданной памяти Константина Дуки и пыталась отплатить за его падение и смерть.

На душе у Зои-августы стало муторно. Она поняла, что надо оградить себя от влияния злобного и мстительного существа. Но рука у неё не поднималась, чтобы ударить несчастную женщину. Не придя ни к чему разумному, Зоя-августа ушла вместе с сыном и Пелагией помолиться в храм.

Ранним утром после тревожного дня и вечера, пробыв ночь в полудрёме, Роман Лакапин встал чуть свет и отправился к роднику. На пути к нему он не сбился с дороги. Роману помогало некое чутье морехода. Идя всё время на север, он поднялся в гору, нашёл на склоне выбитый в камне бочажок, увидел камень с примятым мхом, на котором сидела Зоя-августа, и улыбнулся чему-то своему. Потом Лакапин умылся в бочажке, напился со струи водицы, сел на камень и почувствовал, как душа очищается от всяких греховных помыслов. Он постиг одно: не нужно предпринимать никаких действий для того, чтобы достичь трона империи. Он великий доместик, и только, и, как бы ни распорядился его судьбой Господь Бог, он останется доволен. Лакапин опять улыбнулся. Ему так мало требуется в своих чаяниях - всего лишь честно исполнять свой долг перед империей.

Роман просидел у родника до полудня. Он полюбовался пятью парами сизых с белыми грудками горлинок, прилетевших на водопой. Они не испугались его и даже щебетали у бочажка. Когда они улетели, Лакапин ещё раз опустился на колени к струе очистительной водицы, напился с ладони и не спеша отправился в обратный путь, благодаря Зою-августу за подаренную отраду.

Вернулся Лакапин к полуденному богослужению и сразу же прошёл в храм. У него возникло желание помолиться, и он некоторое время молился, словно никем не замечаемый. На самом деле всё было по-иному. Его прихода ждали. Молодая инокиня, увидев, что Лакапин подходит к воротам обители, побежала в храм и сказала о том Пелагии. Когда богослужение завершилось, Пелагия, возвысив голос, словно бы пропела строку из псалма:

- Волею Божьей и желанием вдовствующей императрицы Зои-августы, зову' на амвон храма Божественного императора Константина и великого доместика Лакапина.

Лакапин был удивлён этим приглашением, но заметив, что Багрянородный подошёл к Пелагии, направился к амвону и с поклоном встал рядом с игуменьей.

В эти же мгновения из алтаря вышла Зоя-августа. Она была в белоснежном монашеском одеянии, с крестом и Евангелием в руках. Положив Евангелие на аналой и подняв крест, Зоя-августа осенила им императора и великого доместика и произнесла:

- Не призываю вас к клятве. Вы дадите её, как придёт час. Говорю одно: я, мать императора Константина Багрянородного, призываю великого доместика Романа Лакапина встать рядом с ним на трон империи и в великой преданности и чести стоять на нём бок о бок столько лет, сколько отпустит их вам Всевышний. Аминь!

Воцарилась глубокая тишина, лишь было слышно, как потрескивают свечи да три монашки вполголоса поют акафист. Лакапин будто потерял дар речи. Багрянородный улыбался, в его глазах плескалась радость. К нему пришло то, чего он ожидал с великим нетерпением, -свобода. Да, теперь он был волен заниматься тем, к чему тяготела его душа. И мечта его сбылась. Он без помех создал многие сочинения, столь полезные для управления империей, и эти труды вошли в золотой фонд мировой литературы. Багрянородный и Лакапин простояли на троне империи двадцать четыре года. Это были годы процветания Византии.

Хронисты писали разное о годах совместного управления империей Багрянородного и Лакапина. Немало появилось попыток очернить имя Романа Лакапина: «Хитростью и насилием, но, к всеобщему почти удовольствию, захватил власть». Но всё это не соответствовало действительности. Сами дела Лакапина говорили о другом. Он был достоин уважения византийцев за бескорыстное служение империи.

День благословения Зоей-августой Багрянородного и Лакапина прошёл в монастыре Святой Каллисты празднично и умиротворённо. Была монашеская трапеза - не скупая, а с добавлением различных яств и вин, какие украшают стол в мирской жизни. Игуменья Пелагия закрыла глаза на это греховное утешение и не сожалела о том. Она была обеспокоена другим. По её твёрдому убеждению, Мелентину не следовало оставлять в монастыре рядом с Зоей-августой. Всё минувшее время отравляла она вдовствующей императрице жизнь. Так будет и впредь, считала игуменья Пелагия. Жажда мести в Мелентине не угасла, и дух супруга Константина Дуки постоянно питал её этой жаждой.

На другой день Пелагия встретилась с епархом Варипсавом и попросила его найти Мелентине пристанище в другом монастыре. И он пообещал Пелагии:

- Есть за городом Солунь женский монастырь, и там игуменья уже в престарелом возрасте. Вот туда и отвезу Мелентину, пусть встанет во главе обители.

Однако дальше этого разговора дело не двинулось. Зоя-августа сказала Варипсаву и Пелагии:

- И пальцем не трогайте Мелентину. Она очистится от скверны.

В этот же день Зоя-августа проводила из монастыря близких её сердцу Багрянородного и Лакапина. Она не кривила душой. Великий доместик был тестем её любимого сына, и она с лёгким сердцем отдала его под опеку твёрдого в постоянстве соправителя Романа Лакапина. Зоя-августа признавалась себе, что Лакапин уже многие годы был дорог её сердцу. Что ж, она будет молиться за него Господу Богу.


Глава семнадцатая. МОНОЛОГ


Прошло больше года с того дня, как в монастыре Святой Каллисты Зоя-августа благословила сына и Лакапина на совместное стояние на троне. Потом было коронование великого доместика. Состоялось оно в храме Святой Софии, как повелось издавна. Но всё проходило скромно, без торжеств - так попросил Лакапин. И даже в Константинополе долго не все знали, что теперь империей правят два басилевса. Но во все соседние страны были отправлены посланники с императорскими грамотами, чтобы уведомить европейских монархов о значительных преобразованиях в управлении Византией. Настоял на этом Багрянородный.

- Пусть все задиры - короли, цари - знают, на кого пойдут войной. - При этом Багрянородный весело улыбнулся.

Но, похоже, у соседних государей отпала всякая охота затевать военные ссоры с великой державой. В самой империи в минувшие полтора года не замечалось никаких внутренних потрясений - ни восстаний, ни заговоров. Войско служило исправно. Больше ста тысяч воинов держала в строю Византия в эту пору, и это войско возглавляли одарённые полководцы Иоанн Куркуй и Варда Фока, которых боялись даже отважные арабские корсары.

Византия богатела, торгуя со всеми странами Европы и Средиземноморья. Государственная казна и её главный казначей Василид не успевали подсчитывать накопления золотых и серебряных кентинариев - самой весомой денежной единицы Византии. Империя считалась самой богатой державой мира.

У самого Константина Багрянородного прошедшие полтора года тоже не прошли праздно. Он жил напряжённо, ему не хватало времени. Дни и вечера казались короткими. За этот период он сумел закончить высшую Магнаврскую школу. В каждый мало-мальски свободный день во дворце Магнавр можно было увидеть кого-то из хронистов, сочинителей, поэтов. Все они объединились вокруг Симеона Метафраста, и он управлял поисками всего того, что касалось жизни Василия В Македонянина. Минувшей благодатной осенью Константин Багрянородный, а с ним Метафраст, Акрит, Камениат и Геометр побывали в Адрианополе, смотрели осенние конные скачки, встречались на гипподроме с Афиногеном и Дорофеем, которые познакомили гостей с закулисной жизнью наездников.

Сам Константин Багрянородный провёл на гипподроме несколько дней. Вместе с Еленой он любовался скачками и так же, как его спутники, приобщался к жизни гипподрома. А когда в скачках случился перерыв, епарх Адрианополя Иринарх предложил Багрянородному съездить в селение Дорищи, где родился и вырос его дед. Это было степное селение в восьмидесяти стадиях от Адрианополя. Крестьяне выращивали здесь степных скакунов македонской породы. Старожилы сказали, что македонская порода коней пришла к ним с времён Александра Македонского. Так это было или нет, но Константин принял легенду как должное и, купив у крестьян несколько молодых кобылиц и жеребцов, отправил их в Константинополь.

Было грустно Багрянородному оттого, что в Дорищах не осталось никого из близких или дальних родственников. Всех их Василий приютил в Константинополе. Не оставалось в живых и тех стариков, которые помнили бы своего земляка-императора. О своём посещении Дорищ Константин и Елена оставили память. Они заложили на сельской площади камень будущего храма, и Багрянородный поручил Иринарху в этом же году начать его возведение. Деньги же велел отчислить из доходов провинции в императорскую казну.

Одну из ночей Константин и Елена провели в становище на отгонном пастбище конского табуна. Всю ночь горел костёр, потому как с гор дул холодный ветер. Пастухи рассказывали были и небылицы, которые якобы случались на пастбищах. Константин слушал побывальщину с интересом. Она помогла ему понять многое в характере деда. Он пришёл к выводу, что здесь, на степном, предгорном просторе, под ясным звёздным небом и мог сложиться сильный и волевой характер юного Василия. Степь воспитала в нём упорство и волю к победе.

Всё-таки оказалось, что табунщики знали очень много о жизни императора Василия. Знали, что он был похищен, но как, точно никто этого за давностью времени не помнил. Сложилось предание о героическом облике их земляка, и оно передавалось от поколения к поколению, становясь всё красочнее и дороже, как бы их достоянием. Константин Багрянородный очень внимательно выслушал то, о чём поведал ему старший табунщик Фобвин. Что это было, правда или вымысел, никто не мог сказать. Но случай касался смерти императора Михаила Третьего, к которой якобы оказался причастен Василий, будучи уже большим сановником во дворце Магнавр. В минувшую короткую ночь на пастбище Константину не удалось разобраться в перипетиях смерти императора Михаила, и он решил сделать это позже, дополнив одну легенду другими.

Вернувшись из Адрианополя в столицу и встретившись по государственным делам с императором Лакапином, подписав вместе с ним эдикты и посольские грамоты и завершив разговор о событиях в державе, Константин сказал Лакапину:

- Ты, басилевс, управляйся тут с делами, а мы с Еленой и моими спутниками по Адрианополю поплывём в Фессалонику.

- Знаю твой интерес к Фессалонике, Божественный, - ответил Лакапин, - пожелаю вам благополучного плавания. Но прежде, чем ты уедешь, Божественный, хочу с тобой посоветоваться по важному государственному делу.

- Нам ничто не мешает сейчас же разобраться в том. Говори, басилевс, я слушаю.

- Спасибо, что не откладываешь на завтра. - Лакапин помолчал, прошёлся по Юстиниановой храмине, где чаще всего встречались два императора, и начал, казалось бы, издалека: - Пребывая турмархом, а позже доместиком, я много ездил по империи и, может быть, лучше других знаю, как живут крестьяне-бедняки, оставшиеся без земли. И я пришёл к мысли о том, что нам с тобой пора защитить крестьян и бедняков от произвола. Надо начать борьбу против земельно-чиновничьей аристократии всех рангов. Я наметил три важные меры в защиту крестьян и стратиотов[27], в защиту крестьянского землевладения, поглощаемого помещиками. Первое, что необходимо сделать, - это дать право родственникам покупать у разорившихся земли, имения. Нужно запретить помещикам приобретать что-либо от убогих каким бы то ни было способом. И наконец, установить принудительное обратное отчуждение земель, незаконно захваченных помещиками.

- Удастся ли всё это провести в жизнь? - спросил Багрянородный.

- Я уверен, что мы справимся. И крестьяне нам будут благодарны. Нам следует помнить, что наша армия состоит из крестьян.

- Это верно, - согласился Багрянородный.

- Но это не все, Божественный. Нам надо издать законы о монастырях. Ты видел сам, какой убогий образ жизни они ведут. Их давят десятки тягот от податных изъятий.

- Ты прав, басилевс.

- Пришло время освободить монастыри от постоя чиновников, служащих в войске и в провинциях, избавить от денежных поборов, от прокорма судей, стратигов, сборщиков налогов, от поставки продовольствия в крепости, от принудительной продажи мулов, ослов, лошадей, волов, от насильственной продажи хлеба по пониженной цене.

- Господи, какая гора несправедливостей лежит на плечах бедных монастырей! Ты прав, необходимо восстанавливать справедливость.

- И это ещё не все, Божественный. Вот пергамент, и на нём записан ещё с десяток незаслуженных тягот в отношении монастырей.

- С чего ты думаешь начать благоустраивать жизнь неимущих?

- С твоего согласия, Божественный, мы издадим новеллы законов, в которых черным по белому будет записано все, что не должны делать имеющие власть.

И в новеллах будет определена мера наказания за нарушение императорских законов.

«Внутренняя деятельность Романа Старшего была чрезвычайно важна и плодотворна, - отмечали хронисты того времени. - Умный Константин Багрянородный всячески поощрял каждое благое начинание Лакапина. В 922 году новеллы с законами в защиту крестьян и монастырей были изданы и приобрели силу».

А Константин Багрянородный с императрицей Еленой плыли той порой в Фессалонику. Их сопровождали опять-таки богослов Метафраст, хронисты Акрит и Камениат, поэт Геометр. С ними были два скорописца. Императорский дромон «Никея» сопровождали три памфилы с воинами. Личная сотня гвардейцев во главе с Никанором плыла на дромоне. В море стоял полный штиль, и суда двигались только на вёслах. Но Багрянородный и его спутники не замечали медленного движения судов. У них просто не было на это времени. Пользуясь тем, что в пути их ничто не отвлекало, Багрянородный вёл монолог, а скорописцы записывали всё сказанное на пергамент. К этому моменту, как счёл Багрянородный, он знал о жизни Василия Македонянина если не все, то очень многое, что позволяло ему заносить добытое на пергамент. Каюта на средней палубе дромона была просторной. На столе имелось все, чтобы утолить жажду и голод. Перед Багрянородным сидели четыре слушателя, сбоку от него за небольшим столом поместились скорописцы. После глотка вина Багрянородный приступил к рассказу:

- Крестьянская семья моего деда, выходца из Армении, появилась в Македонии в начале прошлого века, как раз в тот год, когда благочестивая, но по умыслу бесов охваченная гневом императрица Ирина ослепила собственного сына, императора Константина. Тогда по всей империи прокатились волнения и военная придворная знать низложила Ирину и заточила её в монастырь. Так говорил мне логофет дрома времён императора Никифора Первого.

Но никто из старожилов не мог сказать мне, когда родился Василий Македонянин. Я предполагаю, что он родился между сороковым и сорок пятым годом прошлого столетия. Это я узнал от табунщиков на пастбище за Дорищами. Старцы рассказывали, что им привезли подростка лет семи, через год или чуть больше его и ещё нескольких подростков похитили болгарские разбойники и увезли в Фессалоники, где продали в рабство. Его доставили на полуостров Пелопоннес, и там он попал в колонию из тысячи рабов, которой владела аристократка Данилида. Подростка Василия ввезли на отгонные пастбища. Пелопоннес, как и в наше время входил в Византию и был её провинцией. На отгонных пастбищах среди табунщиков Василий провёл долгие десять лет. Все эти годы он не сходил с конского седла, объезжая и перегоняя табуны лошадей. Он выбирал себе самых строптивых, сильных жеребцов, готовых затоптать копытами любого посягателя на их свободу. Василий умел обуздывать этих дикарей. Они становились послушными, как охотничьи псы.

Знал молодой табунщик, что госпожа Данилида была любительницей конных скачек и из его сотоварищей-табунщиков каждый год по осени отбирали кого-то в наездники. Ах, как он жаждал хоть раз показать себя на скачках! Но те, кто приезжал в табуны от Данилиды отбирать наездников, не хотели замечать Василия, хотя мимо него нельзя было пройти, не заметив. Он был наездником от Бога. Тем не менее управляющий хозяйством Данилиды, приезжавший отбирать наездников, сказал ему однажды, когда Василий дерзнул попросить взять его на скачки:

- Ты, дикий армянин, никогда не будешь допущен к госпоже. Не терпит она нехристей и видеть не желает.

Василий не знал, что он крещён, что христианская вера вошла в него с молоком матери. Но когда его продавали в рабство, он был назван язычником: за язычников больше платили. А рабов-христиан, как и в наше время, в ту пору в Византии запрещалось держать законом. Так он и воспитывался в язычестве, среди подобных себе.

Но однажды Данилида устроила скачки близ своего замка. Говорили, что она проводила их в честь дня своего ангела. По её воле к замку согнали всех рабов, и было среди них много табунщиков. Они приехали на тех конях, с которыми объезжали табуны. И Василий приехал на своём скакуне, в котором не было особой стати - сухой, поджарый, длинноногий, горбоносый, пегой масти. Василий начал воспитывать его, когда он был годовалым. Теперь ему было девять лет. Он был неутомим: ходил, скакал разными аллюрами, легко переходил с иноходи на галоп. К тому же был своенравен, с резким характером, не любил, когда какая-то лошадь бежала впереди него. Заржав, он бросался вперёд, конечно, если Василий позволял ему это, догонял, обходил и уж больше не уступал пути. У Таврона - так звал Василий своего любимца - был настоящий бойцовский характер. Но Василию он оставался послушен, как хорошо тренированная собака строгих правил. Мать у Таврона была простая кобылица пегой масти, он пошёл в неё. Считал Василий, что масть и скрала в скакуне стать. Но Василий любил Таврона и знал, что конь его не подведёт.

Между тем на гипподроме все наездники показывали своих коней «царице» - так Данилида величала себя. Всадники медленно проезжали мимо неё, и она отбирала тех скакунов, которые нравились ей. Таврион конечно же не понравился Данилиде. Она коротко бросила управляющему: «Прочь его!» Василий, понурый, обиженный судьбой, опустив поводья, поплёлся на своём Тавроне подальше от гипподрома, к конюшням. Но Таврон, словно человек, понял, что его хозяина обидели, что он изгнан из среды тех всадников, с которыми всегда был неразлучен. Сделав круг по полю за гипподромом, Таврон по своей воле приблизился к тому месту, где начинались скачки, а кони пока табунились. Видел Таврон, как всадники выстраивались в широкий ряд, слышал их ласковые слова, замечал то напряжённое состояние коней, которое и сам испытывал, перед тем как крупной рысью сорваться с места, грудью рассекать упругий воздух, мчаться и мчаться, не зная усталости, чувствуя лишь ветер в ушах.

Прозвучал колокол, и кони сорвались с места, только комья земли полетели из-под копыт, и устремились вперёд. Они уже ушли со старта на полстадия, когда Таврон проявил свой необузданный нрав, вырвался на беговую полосу и вихрем помчался вперёд. Василий опомнился, но не остановил коня, подумав: «Будь что будет». Он дал Таврону волю, дал понять, что одобряет его порыв. И Таврон прибавил в беге. Он догнал всадников, обошёл уже последнего скакуна. Кони вытянулись в длинную вереницу. Впереди лишь пять-шесть всадников шли ровно, не уступая друг другу первенства. И Таврон полетел к этим всадникам. Скорость нарастала, он храпел от ярости, пошёл намётом. Он уже недалеко от мчащихся впереди скакунов, он уже в первом ряду и уступает всего лишь полкорпуса летящему белому арабскому скакуну. Но догнал, догнал! И обходит! Близок конец дистанции.

Василий склонился к холке коня. С его губ сорвался клич: «Вперёд, македонец!» Он увидел, как зрители в восторге машут руками, кричат: «Браво! Браво!» Поднялась с кресла и «царица» Данилида. Её любимый белый арабский скакун уже на корпус позади Таврона.

И прозвучал колокол. Пятнадцать стадиев дистанции позади. Таврон пришёл первым. Он пробежал ещё полстадия, сошёл с беговой дорожки и, чувствуя, что поводья ослабли и всаднику безразлично, куда идёт конь, направился в чистое поле.

Василий был ко всему безразличен по той причине, что знал: его ждёт жестокое наказание. Данилида умела применять к рабам изощрённые меры пыток. Дальше всё так и должно было случиться. Слуги «царицы» догнали Василия, стащили с коня и, награждая тумаками, погнали к госпоже. Возле неё уже были приготовлены плети с железными шипами, каждый удар которых рвал кожу в клочья.

Но Всевышнему было угодно заступиться за моего деда. Когда Данилида увидела Василия вблизи, она обомлела и вспомнила скульптуру Адониса, стоявшую у неё в зале для гостей. И вот он перед ней воочию. Она же, прекрасная, как богиня Венера, вдруг ощутила любовный порыв к этому табунщику, олицетворяющему древнегреческого полубога. Так думала Данилида, рассматривая Василия и любуясь его прекрасным лицом и статью.

- Что ты хочешь получить за победу в скачках, Адонис?

- Ничего, божественная.

- Тебя ждали плети, а я дарую тебе всё по твоему желанию, и ты отказываешься.

- Награди меня свободой, божественная.

Данилида засмеялась:

- О нет. Такому, как ты, милее будет в неволе. Я твоя госпожа и заставлю полюбить меня. Зачем же тебе тогда свобода?

- Я уеду на родину.

- Ты будешь счастлив в рабстве!

Данилида конечно же издевалась над юным Василием, но по её воле его не отправили на пастбища. Он был приставлен к любимым лошадям Данилиды. Она приходила к ним каждый день и всякий раз встречалась с Василием. Он ей нравился всё больше. Но она умела только кусать человека, даже если испытывала к нему любовь. Говорили, что у Данилиды было ледяное сердце.

И всё-таки судьбе было угодно благоволить к Василию. На другую осень Данилиду пригласили участвовать со своими скакунами на скачках в Фессалонике, и она приняла это приглашение. Придя в очередной раз на конюшню и увидев Василия, она сказала ему:

- Я же говорила, что награда от тебя не уйдёт. Собирайся в путь. Мы отправляемся в Фессалонику. Ты будешь наездником на моём Вакхе, и за победу я дам тебе волю поцеловать меня.

- Если тебе, божественная, нужна победа, отправь меня в Фессалонику вместе с моим Тавроном.

- Полно тебе, Адонис! - воскликнула Данилида, забыв имя раба. - Это ты победил в скачках, а не твой конь. Мне ли не знать мужскую натуру!

- Как тебе угодно, госпожа. Согласен в первых скачках вести к победе Вакха. А во вторых поскачу на Тавроне.

- Своенравен ты, однако. Помни одно: не победишь на Вакхе, не увидишь больше своего Таврона…

Багрянородный замолчал. Пересохло горло. Он пил вино маленькими глотками, смотрел на сидящих рядом и на то, как скорописцы записывали его новеллу о Василии Македонянине. Когда Константин напился, Елена спросила его:

- И что же было дальше?

- В Фессалонике Василий победил в двух заездах на Вакхе и в одним - на Тавроне, - продолжал Багрянородный. - Но и за эти победы не получил свободы. Данилида стала дорожить рабом, как своим оком. А дальше всё было просто. О победах на скачках лошадей из конюшни Данилиды дошла весть до императора Византии Михаила. Весёлый нравом император, любящий торжества по всякому поводу, решил пригласить на скачки Данилиду. Но Михаил устраивал эти скачки не в Константинополе, а в Адрианополе. Он хотя и надеялся на победу над высокомерной «царицей» Пелопоннеса, но в душе у него затаился страх: а вдруг Данилида вырвет победу и тогда его ждёт позор. А проиграв скачки в Адрианополе, он может с улыбкой сказать, что так было задумано, чтобы угодить «царице» Пелопоннеса и заманить её в Константинополь, где она никак не желает показываться.

Данилида заявила трёх лошадей и двух наездников. Василию опять предстояло скакать на Вакхе, а во втором заезде - на Тавроне. Но в ту пору это было не принято: каждый наездник выступал на одной лошади. Однако император Михаил пошёл навстречу «царице» и дал своё согласие, но предупредил, когда Данилида приехала в Адрианополь:

- В случае победы я выкуплю у тебя того наездника. Сколько бы он ни стоил, заплачу золотом.

- Я своих рабов не продаю, - с холодной улыбкой ответила «царица».

Император был обижен вызывающим ответом Данилиды, но не показал своей обиды. Он затаил её.

На скачках, смотреть которые собрался весь Адрианополь и сотни любителей скачек из Константинополя, всё получилось так, как задумала Данилида. В первом заезде победил на пятнадцати стадиях Вакх с наездником Василием, а во втором - на десять стадиев - Василий позволил одержать победу Таврону. Император Михаил был взбешён. После заездов он прибежал в конюшню со сжатыми кулаками, чтобы наказать обидчика. Михаил счёл, что в его поражении виновен только наездник Василий. Но, найдя того возле лошадей, увидев перед собой красавца, Михаил опустил кулаки. Осмотрев Василия с головы до ног, он спросил:

- Откуда ты такой неповторимо-божественный?

Питая какую-то смутную надежду на свободу, Василий сказал:

- Я родился и рос в Дорищах рядом с Адрианополем. Да было мне лет семь, когда нас, нескольких подростков, похитили с пастбища болгарские разбойники и продали в рабство. Так я попал к Данилиде, где вот уже десять лет служу табунщиком.

- Выкуплю я тебя у Данилиды, никаких денег не пожалею, - загорячился император. - Сейчас же иду!

- Спасибо, Божественный. Будет за кого молить Бога моим детям и внукам, - ощутив в душе радость, ответил Василий.

- И коня выкуплю. Запомнил твоего Таврона! - Император похлопал Василия по плечу и добавил: - Жди свободы! - И ушёл.

Когда же Михаил встретился с Данилидой и завёл разговор о Василии, она весело засмеялась.

- Это же Адонис - божество. А богов не продают, Багрянородный.

- Он мой подданный, а ты его держишь в рабстве!

- Он язычник, и я купила его у болгар.

- У разбойников!

- Я их не видела.

Спор императора и «царицы» ни к чему не привёл, и Данилида покинула Адрианополь. А на третью ночь, когда остановились на отдых в селении неподалёку от городка Филиппы, Василий сбежал от Данилиды. За ним пустились в погоню и догнали бы, но его спас быстроногий Таврон. Василий знал, куда направить свои стопы. Он ехал в Константинополь и верил, что император Михаил даст ему приют. Спустя несколько дней он добрался до столицы. Он подъехал к ней в полночь голодный, усталый, вымокший под осенним дождём. Постучав в ворота, он попросил стражей впустить его в город. У него справились, кто он и откуда. Василий ответил, что ведёт к императору коня-победителя на последних скачках в Адрианополе. Стражи, рассмотрев при свете факела пегого одра, засмеялись.

- Коршунам на корм отведи своего «победителя», - сказал старший страж. - Да проваливай подальше, пока цел.

Василий не знал, куда деться. Денег у него не было, чтобы заплатить за постой на гостином дворе, и он отправился на кладбище, которое недавно проезжал. Там он нашёл старый дуб и устроился под ним на сухой листве бок о бок с конём.

Днём Василий беспрепятственно въехал через восточные ворота в город, ведущие к большому рынку, миновал его и вскоре подъехал к воротам Магнавра. Когда гвардейцы императора спросили, зачем он явился к дворцу, Василий ответил, что привёл победителя на скачках в Адрианополе. Гвардейцы не осмеяли Василия. Они слышали от своих сотоварищей, которые побывали в Адрианополе, о том, как лучших императорских скакунов опередил какой-то пегий горбоносый жеребчик. Один из гвардейцев осведомился:

- И что, этот одер победил императорскую чёрную стрелу?

Василии сказал, что всё так и было. Гвардейцы посмеялись и передали Василия подошедшим дворцовым гвардейцам.

В это утро император Михаил был не в духе. Болела голова после торжества, придуманного по его прихоти. Он не захотел видеть Василия, велел отвести его на конюшню и поставить к лошадям.

- Да смотри, чтобы не сбежал куда, как от Данилиды, - предупредил император логофета дворца.

Так началась служба Василия в Магнавре. Но приблизились новые скачки, уже в Константинополе, и Василий в двух заездах выиграл их на своём Тавроне. Император Михаил торжествовал. Он возвёл Василия в герои. Тот получил титул главного наездника императорской конюшни. Шло время, и благодаря своему уму и деловитости Василий стал быстро подниматься в чинах. «Здесь он возбудил внимание императора Михаила III и скоро был призван к высшим государственным должностям», - писали хронисты той поры.

В счастливой судьбе Василия Македонянина во дворце Магнавр было всё предельно просто. Он оказался на голову способнее и умнее многих сановников во всех делах, какие ему довелось исполнять. Но при нём свершились в Магнавре два трагических события, тень от которых пала на Василия Македонянина. Ему приписали убийство всемогущего дяди императора Никифора Варды. Это случилось в 866 году. Однако при всех заглазных обвинениях, никаких улик против Василия не нашлось, никто не произнёс против него слова публично, и Василий был возведён в титул кесаря вместо Никифора Варды.

Спустя год при неизвестных обстоятельствах погиб император Михаил Третий. В 867 году Василий Македонянин был коронован патриархом Фотием как император Византии. Как и после смерти Никифора Варды, Василия подозревали в причастии к гибели императора Михаила. На плечи одного человека возложили два убийства. Не слишком ли это большое преступление, чтобы доверить ему стоять на троне империи, к тому же выходцу из крестьян? - рассуждал Константин Багрянородный. - При всём желании не верится в то, как хронисты донесли до нас события полувековой давности. И теперь для меня нет важнее дела, как оправдать перед Византией чтимого ею императора. Честь моя будет поругана, если я не добьюсь своего. Только по этой причине мы плывём в Фессалонику, потому что нити преступления ведут в этот город. Но я не исключаю необходимости побывать на полуострове Пелопоннес. Там, говорят, жила вдохновительница преступления «царица» Данилида.

Константин Багрянородный закончил свой монолог лишь к вечеру. Слушатели были довольны. Симеон Метафраст, впитавший в себя монолог как губка, думал теперь о том, что Багрянородному Всевышний дал все, чтобы он вошёл в историю как сочинитель. Он преподносил события так, будто они протекали в их дни. Он даже рисовал портреты тех, о ком вёл речь.

Чуть позже Метафраст услышал от императора о том, что Пелопоннес он намеревается посетить не только для того, чтобы раскрыть подоплёку преступления, совершенного более полувека назад, но и для того, чтобы посмотреть на полуостров как на провинцию, которая входит в состав Византии. Выходило, что императору интересно узнать, по каким законам живут на Пелопоннесе и не пора ли вмешаться в дела полуостровитян. Известно было ему, что при Данилиде там было крупное восстание рабов, потому стоит определить, нет ли и сейчас предпосылок для волнений.

А пока суда подплывали к Фессалонике, расположенной на берегу залива Терманкос Эгейского моря.

Этот город был основан в IV веке до новой эры, а в IV веке новой эры византийскими мастерами в нём было построено много христианских православных храмов. Они украшены мозаиками и фресками лучших художников и иконописцев Византии. Фессалоника была дорога державе тем, что приносила в казну огромный доход. Город торговал со всем Средиземноморьем. В кем устраивались торговые ярмарки, и на эти ярмарки везли свои товары купцы с Аравийского полуострова, из Египта, из Испании и Франции.

Когда дромон «Никея» и памфилы подошли к порту, там было тесно от иноземных судов. Но и на рейде у гавани их стояли десятки. Скорый на ногу Гонгила отправился к капитану «Никеи». Он пришёл к нему в тот миг, когда на дромон поднялся со скедии чиновник порта, доложивший капитану, что в Фессалонике карантин.

- Мы не знаем, что делать. В городе умирает, как во время чумы, каждый десятый житель. Моровое поветрие пришло из Охрида.

Когда Гонгила вернулся и рассказал о том, что происходит в Фессалонике, Багрянородный недолго был в размышлениях. Он перекрестился и сказал:

- Мы помолимся за тех, кого постигло поветрие. Ну а нам надо отправляться на Пелопоннес. Даст Бог, побываем в Фессалонике на обратном пути.

И, не задерживаясь, суда покинули залив Терманкос, подняли паруса и с попутным ветром поплыли к Коринфу, крупному городу полуострова Пелопоннес. Но к императору пришёл сочинитель Иоанн Камениат и с мольбой в голосе проговорил:

- Божественный, оставь меня в Фессалонике. Сколько лет я ждал этого дня, а тут…

- Ты знаешь, что такое моровое поветрие?

- Я хочу увидеть, как оно влияет на людей, хочу знать причины. Я слышал, что в 904 году в Фессалонике тоже был мор на людей. Как я могу писать историю, не зная сути?

- Я отпускаю тебя, Иоанн, потому как понимаю. - И Багрянородный позвал евнуха: - Гонгила распорядись остановить корабль, дай Иоанну лодку, двух воинов и денег на расходы.

- Спасибо, Божественный. Благодарю от всего сердца за доброту, - с поклоном сказал Камениат.

Друзья простились с сочинителем, пожелав ему одолеть поветрие.


Глава восемнадцатая. ВОССТАНИЕ


Дромон «Никея» подплывал к мысу Аттика. Впереди лежал архипелаг Киклады. К одному из них Константин и Елена решили пристать. Но к причалу близ островного селения дромон не мог подойти из-за мелководья. Он встал в отдалении, к нему подошла памфила. Константин и Елена вместе со спутниками и воинами пересели на памфилу, и она вскоре была у причала. По побережью Греции, по прибрежным островам давно уже прошёл слух о том, что от Фессалоники плывёт на дромоне «Никея» император с супругой, и всё население островка из архипелага Киклады высыпало на берег встречать Божественного с супругой. Был среди них и динат Родопиан, владелец трёх островков архипелага. Полусогнувшись в поклоне, он подошёл к Багрянородному и, приложив правую руку к сердцу, спросил:

- Божественный, а почему ты не привёл за собой флот с воинами? Ответь, Божественный, Родопиану - динату трёх островов.

- А чем обеспокоен динат Родопиан? - спросил Константин.

- Мы живём, как на вулкане Этна, что в Сицилии.

- Странно. Я вижу, на твоём острове царят мир и тишина.

- Да, на малышке мир и тишина. А на двух других островах рабы восстали. Они захватили мои скедии и уплыли на Пелопоннес.

- Зачем?

- Чтобы поддержать рабов бывшей «царицы» Данилиды.

- Они тоже восстали?

- Да, Божественный. Восстали славянские рабы, которые не раз бунтовали при Данилиде. Тогда она их подавила. Теперь Данилиды нет и рабы захватили Спарту.

- Но ты послал гонца в Константинополь?

- О Божественный, у меня нет надёжных людей. И я не знаю, что мне теперь делать. Защитишь ли ты нас, Божественный?

- Да, я постараюсь защитить вас, но для этого нужно время.

Багрянородный оказался в затруднительном положении. Восстания всегда беспокоили его. Он считал, что они не возникают по пустякам, только доведённые до отчаяния люди берут в руки оружие, сбиваются в отряды и добиваются торжества правды силой этого оружия. И в каждом случае виновники восстания - это не те, кто взялся за оружие, а те, кто вынудил вооружаться. Люди борются за своё право на достойную жизнь. Виновны ли они? Не знал Багрянородный, что думают по этому поводу аристократы. Сам он ещё нёс в себе крестьянскую кровь, потому чаще всего оставался на стороне восставших, будь то рабы или бедные крестьяне - стратиоты. Он с явной неприязнью относился к крупным землевладельцам империи, таким как Далассены, Фоки, Склиры, Комнины, Палеологи, Кантикузены. Он знал, что «сильные» не стесняются в средствах закабаления «убогих», самовольно отнимают земли у одних и отдают на выгодных для себя условиях другим, делают разбойные набеги на селения, сгоняют крестьян с земли, заставляют их потом выкупать свои фермы и земельные участки.

Среди помещиков-динатов особенно свирепствовала военная знать. Багрянородный знал недостатки, имевшиеся в провинциальном устройстве армии. Крестьяне, чьи сыновья служили в ней, попадали в личную зависимость от командиров, которые, как правило, были из среды местных крупных землевладельцев. Опираясь на общность интересов, дружескую и семейную солидарность, подкреплённую брачными союзами и совместными боевыми походами, военная верхушка слилась в могучий аристократический клан. Ощутимо чувствовалось, как знал Багрянородный по себе, давление военной аристократии на императора и его государственную власть. Владея неприступными замками и огромными богатствами, она не считалась с законами, изданными императором. Тому пример - свод законов, созданных Лакапином и Багрянородным в 922 году. Ни одна статья пока не действовала в полной мере по всей империи, разве что в провинции Константинополя. Вот откуда шло порождение восстаний. Их природа для Константина Багрянородного и, слава Богу, для Лакапина была очевидна и призывала их, императоров, к борьбе против аристократического произвола. Но, как ни печально, Багрянородный признавался себе, что он не в состоянии бороться с аристократией, ибо она питала жизненными соками саму императорскую власть. Круг замыкался. И оставалось ответить на вопрос крупного землевладельца Родопиана лишь одно: ему будет оказана помощь в борьбе против восставших рабов. Было очевидно, что эту помощь надо оказывать.

- Если восстание не прекратится на этих днях, я пришлю флот к Пелопоннесу и к твоим островам, - сказал Багрянородный.

- Спасибо, Божественный, мы продержимся до подхода флота.

У Багрянородного уже пропало желание гулять по острову, и он вернулся со своими спутниками на памфилу. Суда взяли курс к Пелопоннесу. Но ещё до подхода к полуострову император почувствовал, что может потерпеть неудачу в своих планах, как это случилось в Фессалонике. По его мнению, в восстании и поветрии было что-то общее: то и другое уносит жизни людей без разбора - христианин ты или язычник, бедный или богатый. Знал Багрянородный, что моровое поветрие в Фессалонике не пощадит ни богатых, ни бедных. Представлял он и природу восстания. Она движима одним: как можно больше убить людей с той и другой стороны.

Направляя корабли к Пелопоннесу, Константин сомневался, в том, что поступает правильно. Скорее всего, он испытывает судьбу, как это сделал Камениат. Если повезёт, он будет больше знать о природе восстаний, достовернее опишет их. Если не повезёт, попытается уйти от искушения судьбы, вернётся в Магнавр, чтобы там в тиши и уюте пострадать за бедных и убогих, которые вынуждены поднимать восстания. Но вскоре стало очевидно, за кого сильнее переживал Багрянородный. Он подкрепил делом свою идею, чтобы все сущие в Византии жили по правде.

В подобных размышлениях Багрянородный подплывал к Коринфскому перешейку, чтобы сойти на берег и почувствовать гарь восстания.

Но к вечеру, стадиях в семидесяти от полуострова, вблизи четырёх судов императора появились десятка полтора мелких судёнышек: арабских кумбарий и греческих скедий. Они шли курсом императорского дромона и уже сблизились с ним. Выглядели они обычными торговыми судами, и ничто не вызывало подозрения о разбойничьем характере мореплавателей.

И всё-таки выяснилось, что суда принадлежали восставшим на Пелопоннесе рабам. Были среди них бывалые люди, которые знали, что даже один заложник из числа богатых людей может оказать восставшим неоценимую помощь. Епарх города, глава провинции или кто-то из знатных богачей могли заплатить за свою свободу золотом. Восставшие нуждались в деньгах, чтобы купить на них у крестьян пищу. Как показалось восставшим повезло. Вскоре они узнали, что перед ними императорский дромон и сопровождающие его памфилы с воинами. Воины их не испугали. Две скедии и кумбария приблизились к «Никее» на полет стрелы. Светловолосый воин, широкоплечий, могучий, лет тридцати пяти, мощным голосом крикнул:

- Эй, на дромоне, зовите императора, говорить буду?

Гонгила, который давно уже наблюдал за подплывавшими к дромону судами, спросил стоящего рядом Никанора:

- Что нужно?

- Это рус. Он хочет видеть Багрянородного.

- Спроси его, зачем ему нужен басилевс.

- Спрошу. - И Никанор закричал: - Эй, рус, как тебя звать?

- Ну Прохор, белгородский. А ты?

- Я Никанор, черниговский.

- Так зови своего владыку!

- Зачем он тебе?

- А вот это уже не твоё жеребячье дело! Ты зови его, и баста! Тогда и узнаешь, о чём речь поведу!

- Ну что будем делать, Гонгила? - спросил Никанор евнуха.

- У нас так не бывает. Каждый, кто хочет видеть императора, говорит, зачем.

- Ладно, стой тут, я сам схожу к Божественному. - И Никанор ушёл.

На коротком пути он подумал, что надо упросить Багрянородного поговорить с Прохором. Никанор уважал Багрянородного за простоту и доступность. Помнил он: таким был на Руси князь Олег. Никанор пришёл в каюту, поклонился и сказал:

- Божественный, тебя хочет видеть рус. По-моему, он из тех, кто воевал за Византию в Сицилии и был пленён.

- Интересно.

- Так он и сейчас в рабах. Прохором зовут.

- Ну это не страшно: он из рабов, я из крестьян.

- Тогда поладите, - пошутил Никанор и повёл Багрянородного на верхнюю палубу.

Судёнышки повстанцев подошли к дромону совсем близко. Камнем, брошенным рукой, с них можно было достать тех, кто стоял на палубе корабля. Багрянородный встал между Никанором и Гонгилой, спросил:

- Чего тебе надобно, рус?

- А ты император? Почему без короны?

- Ишь, чего захотел. Я не во дворце Магнавр, да и тяжела она.

- Ладно, верю твоему Никанору, что ты император. А дело у меня простое. Помнишь, князь Олег приходил к тебе в Царьград?

- А потом с ним был заключён мир. Так ведь? Помню.

- Да не всё помнишь. Олег дал тебе две тысячи воинов, а ты погнал их в Сицилию воевать.

- Не я отправил их на Сицилию, а мой дядя Александр.

- Вот-вот, слышал я про того недотёпу. Так нас по его милости без сечи взяли в полон арабы.

- И что же?

- А то, что продали нас всех арабы на Пелопоннес, в имение «царицы» Данилиды, и там с нас шкуру с живых спускают.

- Знать, язычники. Такой уж там порядок. Да я порушу его, с тем и приплыл. Так что кончайте драку.

- Вот-вот, кончим, а ты обманешь. Да мы тогда…

- Не надо, не угрожай, Прохор.

- Как же не угрожать! Говорю же, что обманешь. Все вы такие, в коронах.

- Говори толком, что тебе нужно?

- Мы, рабы «царицы» Данилиды, подняли восстание. Мы добиваемся свободы или умрём за неё. Но пока мы не собираемся умирать. Мы возьмём тебя в заложники и, когда нам выдадут грамоту о свободе и мы покинем Пелопоннес, тогда помилуем тебя и отпустим.

- В заложники я тебе не дамся. Ищи другой путь к свободе.

- Дашься не дашься, мы тебя спрашивать не будем. Нас больше тысячи, и мы с твоими дворцовыми котами справимся.

- Несерьёзно это, Прохор. За моей спиной армия всей империи, поэтому давай по-иному договариваться.

- Вот и говори суть.

- Я выкуплю вас у сына Данилиды, Ореста, и если пожелаете, то будете служить в моей гвардии, нет - отправитесь в Киев.

- Ты умный мужик, - засмеялся Прохор, - сразу видно, что из нашенских. Однако какой заклад нам оставишь, что всё так и будет, как обещаешь?

- Честное слово императора - вот мой заклад.

- Э-э, так не пойдёт!

- Прохор, не возносись! - крикнул Никанор. - Верь Багрянородному, как отцу родному.

- Ишь ты, чего захотел! Я-то поверю, а за мной - тыща? Попробуй, докажи им! Камень на шею да и в море сбросят. Сказывают, что при императоре тут жена. Вот тебя да её и возьму в заклад.

- Не кощунствуй, бык упрямый!

- Что он сказал? - спросил Багрянородный.

- Твою супругу, Божественный, требует в заложницы.

- Господи, как он посмел?! Таких русов я ещё не встречал!

- Успокойся, Божественный. - И Никанор крикнул Прохору: - Вот я, меня и бери в заклад! За мной тоже тысяча воинов, и они дают мне волю.

Не спрашивая разрешения у императора, Никанор спрыгнул на борт памфилы и приказал гребцам:

- Весла на воду! Да шевелитесь!

И памфила стала медленно удаляться от дромона.

- Какие упрямые эти русы! Один другого упрямее, - взмахнув руками, произнёс император, наблюдая за тем, что происходило за бортом корабля.

А памфила уже подошла к скедии, и Никанор поднялся на её борт. Скедия подплыла к кораблю ещё ближе, и Никанор крикнул:

- Давай, Божественный, спеши в Коринф, добывай нам свободу!

Багрянородный так и поступил. Дромон с памфилами обошли судёнышки восставших, унося обеспокоенного императора. Он думал, как ему поступить с наследником Данилиды. Арестовать Ореста он не мог - это было бы со стороны императора прямым пособничеством восставшим рабам. И никто не примет свершённого ареста крупного землевладельца как акт защиты законов империи, и мало кто поймёт, что динат Орест довёл рабов до такого возмущения, что они взяли в руки оружие. Пользуясь голодным годом, когда на полях всё выгорело от жары, засохли сады, виноградники, пала скотина на пастбищах, Орест скупил земли за бесценок. Лучшие земли он выменивал за зерно, за муку, брал крестьян в кабалу, они работали у него за кусок хлеба.

«Кто же возмутитель спокойствия державы? К кому применять жестокие меры?» - прикидывал так и эдак Багрянородный. И выходило, что всё-таки надо укротить Ореста.

С тем Багрянородный и прибыл на Пелопоннес. Думал он в начале путешествия побывать с Еленой в древнейшем городе полуострова Микенах, ещё в Спарте, где тоже всё дышало древностью. Но обстоятельства вмешались в поведение императора помимо его воли. Он был вынужден заниматься разбирательством причин восстания и судебным иском против тех, кто дал повод к восстанию. И всё это вместо того, чтобы собирать по крупицам факты жизни деда Василия, вместе со своими спутниками попытаться ухватить нить, которая приведёт к раскрытию преступления, совершенного над императором Михаилом Третьим. Так нет, и Метафраст, и Акрит, и Геометр ныне представлены сами себе, у него же возникло государево дело. Пелопоннес, в древности Морея, вставал из морской дымки как некое поднебесное божественное пристанище. Самая высокая гора полуострова, Тайгет, была похожа на сфинкса, поднимающегося под облака на высоту в пятнадцать стадиев. Наконец дромон «Никея» и памфилы вошли в южную бухту и остановились у самого перешейка, соединяющего полуостров с материком.

Гонцы одной из памфил, отправленных раньше, уже побывали у епарха Коринфа, Амбракия, и он приехал, чтобы встретить императора, пригнал для него колесницу и несколько коней под сёдлами. Епарх Амбракий был ещё молод. Багрянородный и Лакапин назначили его всего лишь год назад. До этого он служил в городской управе Фессалоники чиновником. Лакапин заметил в нём ум, честность и деловитость и попросил Багрянородного отдать под власть Амбракия но только Коринф, но и Пелопоннесскую провинцию. «Мы не ошибёмся, Божественный», - заверил тогда Лакапин.

Однако теперь, когда над Пелопоннесом бушевало пламя восстания, император начал сомневаться в том, Что год назад они с Лакапином не ошиблись. Амбракий не должен был допустить восстания, считал Багрянородный. Как понял он из слов Прохора, рабы требовали от властителей Пелопоннеса не чего-то сверхмерного, а простого человеческого обращения, самой малой заботы о рабах.

Уже на пути к Коринфу, в колеснице, Багрянородный спросил:

- Ты, Амбракий, скажи, положа руку на сердце всё ли ты сделал для того, чтобы предотвратить восстание? И почему дал захватить Спарту?

- Помилуй, Божественный, Спарта здравствует. А в остальном вы разберётесь сами. Но признаюсь, что городские власти Коринфа ничего не сделали, чтобы не дать вспыхнуть восстанию. Землевладелец Орест но только слишком жесток с рабами, но и не ставит власть Пелопоннеса ни во что.

- Но что, по-твоему, должен был делать динат Орест, чтобы его рабы не восстали?

- Они такие же, как мы. Среди них много умных, знающих ремесло, и потому их нельзя считать за скот и содержать как скотину. Если бы у Ореста с времён «царицы» Данилиды всё было по-человечески между хозяином и рабом, никто бы, думаю, не восстал.

- Где сейчас находится Орест?

- Трудно сказать, Божественный. В Коринфе его нет. Он, поди, в замке отсиживается. А может, близ восставших, пытается с наёмниками уничтожить их. У него много наёмников.

- Он обещал уничтожить рабов? И кто его наёмники?

- Он нанял арабских головорезов из корсар. И в войске у него больше тысячи человек.

- А сколько восставших?

- Их может быть тоже чуть больше тысячи, и к ним бегут рабы с островов Киклады. К тому же они держатся в горах, и их трудно оттуда выкурить.

- Ты помогаешь Оресту в борьбе с восставшими?

- Я служу императору, Божественный, и мой долг бороться на державной земле со всякими разбоями. Я Оресту пока не помогал, он не просил о помощи, а должен бы.

- Вот я и говорю: заколдованный круг.

- Верно, Божественный. Выходит, что восстания надо гасить не жестокостью, а справедливостью.

- Очень хорошо подметил. Для этого нужно найти Ореста и привезти его в Коринф, даже если он того не желает.

- Что я должен сделать?

- Взять свою полицию, я дам тебе сотню воинов, и отправляйся на его поиски. Найдя, скажи, что я вызываю его в Коринф. Не пожелает ехать добром, приведи его силой. А тут уж мы с ним побеседуем, выясним, кто раздул очаг восстания.

- Божественный, я постараюсь сделать все, как ты повелел.

- А поскольку ты говоришь, что он заносчивый, с тобой поедет мой логофет Гонгила. Он умеет приводить в чувство строптивых.

Колесница прикатила в Коринф. Древний полис[28] дышал дворцами и особняками двадцати столетий. Коринф был ровесник Микен, Спарты, Олимпии. Спутники Багрянородного и Елены готовы были тотчас отправиться в город, любоваться памятниками старины, знаменитыми на всё Средиземноморье. Когда ехали по улицам Коринфа, пустился в размышления Акрит. Он поведал, что древнегреческий полис основан именно двадцать веков назад дорийцами. Пока Акрит считал века, поэт Геометр любовался колоннами коринфского ордера, пышной капителью, состоящей из многих рядов листьев аканфа.

- Нигде этого не увидишь, только в Коринфе, - отметил Геометр и добавил поэтической строкой: - Любуюсь я колоннами Коринфа, как любовался бы красою нежной нимфы.

Самый старший из спутников Багрянородного на «песнопения» сотоварищей заметил:

- А мне бы сейчас кубок коринфского вина и кусок говядины с пастбищ Пелопоннеса.

Вскоре колесницы выехали на главную площадь Коринфа, где в белокаменном особняке располагались пелопонесская и коринфская управы. Возле парадного крыльца стояли человек пятнадцать служащих. Епарх Амбракий представил их:

- Божественный, это те, кто работает со мной.

- Скажи им, что мы ещё встретимся.

- Я так и скажу. А пока мы поедем ко мне, чтобы вы отдохнули.

Колесницы проехали площадь и в начале широкой улицы остановились возле серого мраморного особняка, недавно отреставрированного. У дверей стояли два стража.

- Живёшь, как в военное время, - заметил Константин.

- Да, Божественный. У нас ведь нет крепостных стен.

Вскоре гости Амбракия сидели в трапезной. Было выпито коринфское вино за здравие императорской четы, за благополучие семьи Амбракия. И для всех неожиданно Багрянородный произнёс:

- Хочу исправить свою ошибку. Когда мы ехали к Коринфу, я сказал епарху Амбракию, что ему должно завтра ехать за Орестом. Так вот я решил, что поеду в зону восстания сам и там завершу план замирения. К тебе, Амбракий, просьба: приготовь к утру для моих гвардейцев триста коней.

- Божественный, я смогу это сделать лишь в том случае, если оставлю без лошадей полицейских и воинов гарнизона. У меня останется только пятьдесят конных воинов.

- Вот и хорошо. Они выступят с нами…

На другое утро триста пятьдесят воинов и Константин Багрянородный в колеснице выступили в направлении небольшого городка Мантенея, в котором ещё совсем недавно властвовала пелопонесская «царица» Данилида, а теперь стоял над округой её сын, сатрап Орест. Багрянородному очень хотелось увидеть места вокруг Мантенеи: здесь прожил десять лет его дед Василий, где-то в предгорных долинах он пас табуны лошадей, а на мантинейском гипподроме одержал свою первую победу в скачках.

Приближался Божественный и ещё к одной цели, которая давно манила его на Пелопоннес. В Адрианополе старожилы рассказали ему, что в ту пору, когда Василий служил во дворце Магнавр, приехала в Адрианополь молодая и красивая гречанка. Назвала себя Элидой, сообщила, что она дочь Василия Македонянина и ищет его. Она была ласкова, обаятельная и словно бы завораживала людей своими черными прекрасными глазами. В Адрианополе её полюбили и сказали, что если она думает найти своего отца, то ей следует ехать в Константинополь. Зная, что Василий большой любитель конных скачек, она каждый день после полудня появлялась на гипподроме. Вскоре она познакомилась с молодыми наездниками, узнала, кто из них любимец императора Михаила. В один из осенних дней Элиду свели с Василием и Элида поведала, что она его дочь. Всё рассказанное ею совпало с тем случаем в жизни Василия, когда он, работая в конюшнях Данилиды, познакомился с молодой и красивой гречанкой, ключницей «царицы». Оба они были молоды, и свела их не любовь, а жажда полноты жизни. Они отдавались друг другу в любой свободный час и с жадностью поглощали наслаждения, которые доставляла им близость. Потом они неожиданно расстались, потому что Василий уехал в Адрианополь и после скачек не вернулся.

Спустя восемнадцать лет перед Василием появилась прекрасная девушка и назвалась его дочерью. Было узнавание друг друга: черты их лица совпадали. Память Василия сохранила ему те дни и ночи, какие подарила ему красавица Малея. И Василий признал Элиду своей дочерью.

В первый же день встречи отца и дочери на гипподроме появился император Михаил, и, когда он увидел Элиду, сердце его зашлось от нежности к ней. Василий не решился представить императору Элиду как свою дочь, да она того и не заметила. А после скачек уже в сумерках осеннего дня женолюбец Михаил и Элида незаметно ушли от Василия и с гипподрома. Элида привела императора в свой домик, наградила его нежностью, обаянием, любовью - всем до пресыщения. Умиротворённые радостями жизни, они пили вино, и вновь ласкали друг друга, и тешились. Потом усталый Михаил уснул, а Элида, поставив рядом с ним полный кубок вина, тихо удалилась.

Императора Михаила нашли мёртвым только на третий день, и то по чистой случайности: уличные собаки учуяли тление тела и собрались к домику, лаем потревожив округу.

Элида исчезла из Константинополя и благополучно вернулась домой к своей госпоже в Мантенею. С той поры и до недавнего времени красавица Элида была наложницей сына Данилиды, Ореста. Она никогда не была дочерью Василия. Та девочка вскоре после рождения умерла, и Данилида велела Малее воспитать другую девочку, внебрачную дочь своей подруги.

Теперь Элида доживала свой век в Мантенее. Её-то и хотел увидеть Багрянородный. Он надеялся на чистосердечное признание Элиды. Надежда эта была призрачной, но всё-таки ютилась в душе Багрянородного. В случае чистосердечного признания, он с чистой совестью мог бы дополнить правдой жизни пергамент о Василии Македонянине.

Наконец на другой день к вечеру Багрянородный и его маленькое войско добрались до Мантенеи. Константину стало волнующе радостно, когда они с Еленой увидели гипподром, на котором выступал его дед. Багрянородный попытался зримо представить красавца наездника на пегом неказистом жеребце. И ему это удалось по той причине, что он хорошо помнил отца, похожего на своего отца. «Вот только силой они разнились», - вспомнил Багрянородный слова одного из старожилов.

Замок «царицы» Данилиды путники увидели за несколько стадиев от городка. Он возвышался на холме западнее Мантенеи и был похож на хорошую крепость. Вокруг замка в глубоком рву плескалась под ветром вода. Мост через ров был поднят, и Амбракию стоило большого труда докричаться до стражей, чтобы они опустили мост и открыли ворота. Но, опустив мост, стражи позволили подойти только одному епарху. Лишь после переговоров с епархом ворота были открыты и императору с воинами разрешили въехать во двор. Приезжих, однако, ждало разочарование. Дворецкий сказал, что «царевич» со своими воинами охотится в горах за восставшими рабами.

- Экая досада, - посетовал император.

Он уже думал о том, что завтра с утра отправит помощников на поиски пресловутой Элиды.

- Придётся вам, Акрит и Геометр, послужить истории, - сказал Багрянородный своим спутникам.

- Это нам в удовольствие, - отозвался Геометр. - Может, она по-прежнему красива, как в юности…

В маленьком городке все хорошо знали друг друга, и потому помощники Багрянородного нашли Элиду быстро. Она жила на окраине Мантенеи в неплохом доме, построенном ей Орестом, воспитывала внука и внучку сына, которого нажила в общении с «царевичем». Геометру не пришлось полюбоваться красой Элиды: её скрыла паутина старости. Однако она была подвижной, словоохотливой и без капризов отправилась с Акридом и Геометром в замок своего бывшего возлюбленного. Когда Элиду привели в покои, где находился Багрянородный, он усадил её к столу, и они некоторое время сидели молча, рассматривая друг друга. Лицо Элиды увяло, потеряло краски, но глаза оставались жгучими и притягивали к себе. Беседа их оказалась короткой.

- Элида, помнишь ли ты своё путешествие в Константинополь?

- Да, Божественный, хорошо помню.

- И встречу с императором Михаилом тоже помнишь?

- Она мне памятна до сих пор. Михаил был слишком горячим и жадным до утех.

- Но потом его нашли мёртвым в том домике, который ты снимала. Как это случилось?

- Ты, Божественный, молод, тебе это мудрено понять. Но я проясню. Бедный Михаил был уже в годах. Он выпил лишнее и перетрудился на ложе, тешась со мною. Его сердце лопнуло, когда я, не помню уже в какой раз принимала его. Ах, если бы он не был так хмелен! Мне было жалко его.

- Это правда? Ты поклялась бы на Евангелии?

- Ни слова лжи. И я готова дать клятву. Но я долго отмаливала свой грех - совращение Божественного. Мне было жалко его, - повторила Элида.

- Но ты скрылась из Константинополя.

- Мне не хотелось умирать.

- А по чьей воле ты приехала в Константинополь, в Адрианополь?

- Того человека уже нет в живых. И ты, Божественный, давно знаешь, кто мог послать меня на встречу с императором.

- Это Данилида?

Элида смотрела на Багрянородного чистыми жгучими глазами и только моргнула ими да слегка кивнула головой.

- Отпусти меня, Божественный, к внукам. Я вижу, ты всё понял.

- Иди домой, женщина. Тебя никто больше не потревожит. Я верю всему, что ты сказала, - произнёс Багрянородный и открыл перед ней дверь покоя, в котором они провели несколько минут.

На поиски хозяина замка ушло два дня, но безуспешно. Лишь ранним вечером третьего дня он вернулся в сопровождении полусотни воинов-арабов. Перед Багрянородным предстал детина лет пятидесяти, с черными, недобрыми глазами, обросший чёрной бородой. «Какой уж тут «царевич», - подумал Багрянородный. Это был истинно критский корсар. Орест поклонился слегка и независимо.

- Зачем я понадобился, Божественный император? - спросил он.

- Дело у меня к тебе важное, сын славной Данилиды, динат Орест. Желательно его решить быстро. Не терпит оно потери времени. Садись и слушай.

- Спасибо, - ответил Орест и сел напротив на скамью у камина.

Он внимательно рассматривал стоявшего за спиной императора могучего Гонгилу. На поясе у евнуха висели два дротика и тяжёлый меч, на рукоять которого он положил правую руку. «Да, посильнее меня барс», - мелькнуло у Ореста. Он сказал:

- Слушаю тебя, Божественный.

- Помнишь ли ты то, что ты подданный императорского дома Византии?

- Помню, Божественный.

- Ну тогда славно. Однако, помня это, ты нарушаешь законы империи. Зачем же так поступаешь?

- Я чту законы и не помню, чтобы нарушал какие-то.

- Это хуже, что не признаешься, но я напомню.

Есть закон о том, чтобы динаты не скупали у крестьян землю за бесценок, а купив ранее девятьсот двадцать второго года, вернули её хозяевам за ту же цену, за какую купили. Ты этот закон не исполняешь и продолжаешь владеть землёй. Её прежние хозяева у тебя в кабале. А вот и более серьёзное нарушение закона империи. Ты содержишь рабов в чёрном теле, они живут у тебя впроголодь, ты зверски наказываешь их за малейшую провинность. В результате ты причинил империи огромный ущерб. Ты дал повод для восстания. Погибнут тысячи невинных людей. Восстание разрастается, оно охватило архипелаг Киклады. Нужны императорские флот и войско, чтобы подавить его. Вот цена твоего незаконного властолюбия. Ты будешь судим!

Пока император властно и жёстко говорил, Ореста охватывал всё больший страх. Он взмолился:

- Божественный, помилуй! Я готов сделать все, чтобы избежать кары. Ради исполнения законов я ничего не пожалею!

Константин понял, что перед ним трус в облике злодея, и добил его:

- Вот эти свои слова: «Рада исполнения законов я ничего не пожалею» - ты запомни на всю жизнь. Нарушишь их - и тебе не избежать жестокого наказания.

- Клянусь честью матери…

- Поклянись прежде на Евангелии.

- Да, Божественный, если так надёжнее.

Орест встал, засуетился, нашёл Евангелие и срывающимся голосом произнёс клятву.

- Теперь садись и слушай внимательно. Я готов идти на компромисс и открываю тебе единственный путь избежать суда. Я покупаю всех твоих рабов за ту дену, какую ты заплатил при их покупке. Запомни, что это милость с моей стороны. Я мог бы их просто отобрать у тебя, потому что все твои рабы - русы, а у нас с Русью мирный договор, по которому держава обязана выдавать ей всех найденных рабов. Ясно ли тебе?

- Да, Божественный.

- Сделку мы осуществим завтра. А сегодня в ночь ты посчитай, сколько должен получить за выкуп.

- Исполню, как повелеваешь.

- Завтра же утром мы поедем с тобой в горы и объявим рабам свободу. И помни, что если совершишь какой-либо подвох, то с тебя мои воины-русы снимут с живого шкуру. Это будет их месть за своих братьев по крови. К тому же среди твоих рабов есть мой заложник, русский, тысяцкий Никанор. Его голова для моих воинов подороже твоей. Ясно ли это?

- Истинно ясно, Божественный.

- И второе. Верни земли всем стратиотам, у которых ты скупил их в голодные годы. За твоими действиями будет следить доместик Амбракий, и он же пришлёт мне грамоту. Тогда ты получишь от меня деньги за землю.

Орест на этот раз долго молчал и думал, наконец спросил:

- Божественный, а что же мне делать без рабов и крестьян?

- Ты богат. Живи в своё удовольствие. У тебя остаются родовые земли - нанимай крестьян, хозяйничай на них. Не хочешь - иди ко мне на службу.

- Я подумаю, - ответил Орест.

- Думай. И не совершай новых злодеяний, не держи на меня зла. С тобою обходятся милостиво.

«Ведь была же однажды милостива с моим дедом Данилида», - подумал Багрянородный.

- Спасибо, Божественный.

Жёсткие складки на лице Ореста расправились, лицо стало добрее. Может быть, впервые он почувствовал уважительное отношение к себе. Он встал.

- Я был бы рад, Божественный, посидеть с тобой и твоими спутниками за моим трапезным столом и выпить кубок вина.

- Я принимаю твоё приглашение. - В начале беседы Константин не думал, что Орест окажется таким уступчивым и согласным на все. «Так ведь доброта согнутую сталь испрямляет». - Идём же к трапезному столу, горный орёл. - Багрянородный знал святцы и помнил, что Орест - это значит горный. А что он орёл, и простаку было видно: сумел победить страх и согласиться с разумным требованием императора.

На другой день ранним утром из замка выехала конная сотня гвардейцев императора во главе с ним. Его сопровождали евнух Гонгила и епарх Амбракий. Динат Орест был без воинов. В руках он держал вместо меча древко с белым полотнищем. Вначале путь лежал по ровной долине, где росли виноградники, оливковые рощи, фруктовые сады. Потом начались поля с зерновыми посевами. А дальше пошли холмистые пастбища, загоны для скота, навесы, фермы. Хозяйство у Ореста было ухоженным. «Неужели он только палками и плетьми выколачивал прилежание рабов?» - подумал Багрянородный, с высоты коня осматривая благодатные земли Пелопоннеса.

Но уже близко лесистые горы, и где-то на их кручах и в дебрях скрываются восставшие рабы. Они заперты в горах и не могут выйти в долину, чтобы добыть себе еду. На их пути крепкие заслоны наездников Ореста. Вот уже показался их стан. Горят костры, над кострами подвешены котлы, в которых готовится пища. В загонах стоят кони под сёдлами. В любую минуту всадники могут уйти на рысях туда, откуда последует призыв боевого рога.

Стан воинов остался позади. Орест повёл Багрянородного ближе к лагерю восставших. Миновали дозорные посты, которые находились примерно в стадии от опушки горного леса. Орест знал, что за сотней воинов императора уже наблюдают из леса, и попросил Багрянородного остановиться на рубеже дозорных. Дальше Орест двинулся один, держа в руках поднятое древко. Приблизившись к лесу на полстадии, он крикнул:

- Эй, обречённые, зовите Мардария! С ним будет говорить император! - Из леса не последовало ни звука. Орест терпеливо ждал, потом ещё раз прокричал: - Приведите на опушку заложника Никанора!

Лес продолжал безмолвствовать. И тогда тронул за поводья коня Багрянородный. Он позвал Гонгилу и Амбракия, и они втроём поехали к лесу. Они выдвинулись далеко за Ореста и были уже доступны для стрел. Но страха в груди у Багрянородного не было, и он не очень громко крикнул:

- Никанор, скажи Мардарию, кто я, и выходите из леса! Будете говорить со мной.

Никанор, Мардарий и Прохор и впрямь были довольно близко от Багрянородного. Они сидели в кроне густого бука и, увидев императора, примчались советоваться, кому идти на переговоры. Никанор же решил:

- Выходим все трое. Там моя сотня гвардейцев, и они защитят нас от наёмников.

Спустившись с дерева, все трое подошли к опушке, и распахнулись лесные ворота. Двое повстанцев и заложник вышли на луговину и смело приблизились к императору.

- Здравствуй, Божественный. Вот и я, цел и невредим, - сказал Никанор.

- А кто с тобой рядом?

- Так Прохор, что подходил к нам в море. Ещё Мардарий, вождь повстанцев, Божественный, он армянин из Мардира.

Константин позвал Ореста и, когда тот подъехал, спросил вождя:

- Мардарий, это твой господин?

- Был. Но больше не будет. Я умру в этих горах. Они такие же прекрасные, как и в моей родной Армении. Оресту я не сдамся.

- Слушайте, Мардарий и Прохор, внимательно. Говорю в присутствии вашего бывшего господина дината Ореста. Отныне вы и все, кто за вашей спиной, свободные граждане Византии. Это говорю я, император Константин Багрянородный.

- И что же нам делать со своей свободой в горах? - спросил Мардарий.

- Выходите из гор, из леса, живите, как все свободные люди. Кто хочет, может вернуться на родину. От меня вы получите деньги на прожитие. Воинов зову служить у меня в гвардии. Ремесленники займутся своим делом. Землепашцы будут выращивать на своей земле хлеб. Доместик Пелопоннеса Амбракий даст землю тем, кто пожелает остаться здесь.

- И всё это сегодня или завтра? - спросил Мардарий.

- Да, сегодня и завтра, и впредь, - ответил Амбракий. - Слово императора для нас закон.

- Решайте, а я уже вам не советчик, - сказал Никанор Мардарию и Прохору и направился к императору. - Божественный, все они голодны, много дней едят то, что добудут в лесу.

- Сколько их?

- Я спрашивал. Семьсот тридцать человек, - ответил Никанор.

- Иди и скажи Мардарию, чтобы выводил из леса людей строем и при оружии. Амбракий и ты, динат Орест, идите и распорядитесь наёмниками: уведите их со становища, но чтобы пищу оставили.

И вскоре всё пришло в движение. Орест не воспротивился этому распоряжению императора и ускакал вместе с Амбракием в сопровождении десяти гвардейцев в лагерь наёмников. Мардарий, Прохор и Никанор вернулись в лес, и спустя какой-то час из леса потянулась по луговой дороге колонна повстанцев. Они несли на плечах копья и обнажённые мечи, за спинами у них были луки и колчаны со стрелами. Восставшие представляли внушительную силу.

В этот же день, после обильной трапезы повстанцы покидали земли дината Ореста и уходили в Коринф, ведомые главой Пелопоннеса Амбракием. Император поручил ему узнать у повстанцев, кто и чем будет заниматься, и всех пристроить к делу. А спустя день, завершив сделку составлением грамот, покинул замок Ореста и Багрянородный со свитой и воинами. С ним уезжали и Мардарий с Прохором, которых Багрянородный позвал служить в своей гвардии. Приехал в Коринф и Орест. Он получил у казначея императора деньги за выкуп рабов.

Восстание завершилось. Багрянородный добыл все, что касалось тайны гибели императора Михаила. И он покидал Коринф с чистой совестью. За ним последовали на судах Пелопоннеса около трёхсот бывших рабов - армян, русов, хазар, - пожелавших служить в императорском войске. Увозили свои впечатления и спутники Багрянородного Метафраст, Акрит и Геометр. И один из них уже примерялся написать новеллу о необычном по тому времени поведении Константина Багрянородного, так умело погасившего «пожар» восстания.


Глава девятнадцатая. ПУТЬ К ЦАРСКИМ КОРОНАМ


Вернувшись с Пелопоннеса, Багрянородный взялся за приведение своего сочинения о Василии Македонянине в окончательный вид. Хронист Акрит нашёл ему двух лучших каллиграфистов. Каждый день после утренней трапезы Багрянородный приходил с ними в библиотеку и там читал им своё сочинение со скорописных листов. Они же, как близнецы-братья, лист за листом, чётко, красиво записывали на пергаментах «Жизнеописание Василия Македонянина».

Божественного никто не беспокоил. Лишь иногда приходил Лакапин, и тогда каллиграфы работали самостоятельно. А Багрянородный занимался государственными делами. Чаще других приходила в библиотеку Елена. Она то сидела где-либо и читала «Илиаду» и «Одиссею», то помогала супругу читать каллиграфам текст скорописцев. Но однажды литературная работа была на несколько дней прервана. За утренней трапезой Роман Лакапин сказал Багрянородному:

- Божественный, у меня семейные неурядицы. Мне надо с тобой посоветоваться, как моей семье жить дальше.

- Я готов тебя выслушать, преславный басилевс.

- Так сразу после трапезы и поговорим. Если не возражаешь, мы пройдём в Юстинианову храмину.

Этот большой круглый зал, с широкими окнами и двумя дверями, был составной частью Магнавра и предназначался для уединения императоров для интимных бесед с кем-либо. Был в зале и тайный выход. Его знали только императоры. Двери строго охранялись, и никто из посторонних не мог проникнуть в храмину, подслушать разговор. Багрянородный с первых дней стояния на троне любил бывать в храмине, посидеть в ней у аквариума, покормить рыбок, получить новости от служителя в секрете, не боясь, что их подслушают.

Два императора встретились у стола, на котором всегда лежали в вазах свежие фрукты и виноград, стояли золотые кубки и кувшин с вином. Они уселись в кресла, и Багрянородный сказал:

- Слушаю тебя, преславный Лакапин.

- Божественный, я пребываю в смятении от семейных неурядиц.

- Что случилось?

- Меня угнетают сыновья. Я не знаю от них покоя. Хочу избавиться от Стефана и Константина, послать их служить в войско или на море, но они не желают. Требуют того, чего недостойны.

Багрянородный чувствовал искреннее душевное беспокойство Лакапина, пытался понять, почему Романа беспокоят сыновья, но безуспешно. Тогда он спросил:

- Чего же они требуют?

Лакапин тяжело вздохнул, опустил голову и долго сидел молча, думая о том, что если он скажет о желании сыновей, то Багрянородный может пойти им навстречу. Сам Лакапин того не хотел. Однако его угнетала двойственность положения. Если он захочет исполнить желание сыновей, то они его возненавидят - такой уж у них нрав. Но ещё больше боялся он того, что, добившись желаемого, они будут биться за то, чтобы получить самый лакомый кусок в империи. И у его боязни было основание. Пауза затянулась, Лакапин отпил глоток вина и, тяжко вздохнув, сказал:

- Они требуют от нас с тобой царских титулов.

- И не больше? - без удивления спросил Багрянородный.

- Пока да, не больше, - ответил Лакапин. - Но говорят же, что аппетит приходит во время еды.

- Это верно. И что ты предлагаешь? Может, завоевать для них какие-нибудь царства в Африке? - улыбнулся Багрянородный.

- Я ничего не предлагаю, поверь мне, Божественный. Но не могу же я им сказать, что ты восстанешь против их желания. Да и зачем тебе надевать на шею хомут, изготовленный недругами!

- Так уж и недругами?

- Выродки они! - в сердцах выговорил Лакапин. - Вот им моё благословение. Повзрослели, а ума не прибавилось.

Багрянородный пока ещё был бездетным и не мог здраво судить о том, какие дети у Лакапина, а их было пятеро. Он имел право произнести весомое слово только о своей супруге Елене. Но здравый смысл подсказывал, что следует познать характеры Стефана и Константина, чтобы не загнать болезнь внутрь, потому как лечить её будет трудно. Надо думать, что старшие сыновья Лакапина Христофор и Павел довольны избранным жизненным путём: один уже командует императорской гвардией, другой посвятил себя служению Богу. Он священник и, даст Бог, до митрополита дорастёт. И Багрянородный пришёл к мысли, что пора выбираться из лабиринта, да и путь к тому увидел.

- Вот что, преславный. Не нужно маяться болью, которую можно вылечить. Если ты считаешь, что тебе будет легче жить, когда они получат царские титулы, то давай так и поступим. Нет, тогда…

- Лучше бы отказать. Об империи надо думать. Они не принесут ей никакой пользы, озабоченные скачками да увеселениями. А с другой стороны, они меня загрызут, и уж лучше отступиться от них.

Божественный видел, что страдания Лакапина стали глубже. Глаза у него были тусклые, и это явственнее, чем что-либо иное, выдавало его болезненное душевное состояние. Выходило, что ему, Багрянородному, необходимо было помочь соправителю обрести твёрдость духа. И он нашёл такую возможность.

Было ранее решено, что Роман Лакапин сам возглавит большой морской поход к берегам острова Крит. Пришло время наказать критского пирата Льва Трипольского, освободить остров от его тирании, а с Критом и другие острова Адриатического моря, и оградить побережья от вторжения этого пирата. Поход готовился основательно. На остров Родос уже были перевезены тридцать тысяч воинов из азиатской армии Иоанна Куркуя, и сам Куркуй должен командовать этими силами. Багрянородный надеялся на успех похода на Крит и, чтобы взбодрить Лакапина, внести в него душевное равновесие, сказал:

- Вот о чём я думаю, преславный. Империя не пошатнётся, если в Магнавре, кроме нас с тобой, появятся два царя. Такое уже было. Тебе же нужно твёрдое самообладание, чтобы вести флот к Криту. Сейчас для нас важнее всего уничтожить силы пирата Льва Трипольского. Или что не так мною сказано?

- Спасибо, Божественный, других слов я от тебя и не ожидал.

- А затем и в Софию тебе надо ехать. Тебя, князя Софийского, приглашают на свадьбу, а не Христофора и Павла.

- Я уже посетовал было на Петра, с чего бы это он меня зовёт, а потом подумал, что Пётр правильно поступил: ему не с Христофором жить в мире, а с тобой да со мной.

- Добавлю к нашей беседе одно; так и скажи своим сыновьям, что после похода на Крит и поездки в Софию будем решать их судьбу. Пусть набираются терпения.

В тот же день Роман Лакапин в своих покоях учинил разнос сыновьям Стефану и Константину. Жена его, Мария, хотела было заступиться за них, но и ей досталось:

- Не твоё это женское дело вмешиваться в государственные дела. Они с какой стати рвутся к царским коронам? Да для того, чтобы жить сладкой и вольной жизнью. Скачки, гулящие девицы, а там дойдёт и до заговора против отца родного. Вон Христофор и Павел служат усердно и благонравно, и никаких забот о них у нас с тобой нет. А эти?… Ну, погодите, заставлю вас в поте лица хлеб добывать. Вот епарху Константинополя помощник нужен, так мы тебя, Стефан, к нему и приставим. А ты, Константин, будешь логофетом царских конюшен. Прокопий сгонит с тебя жир.

- С чего бы это?! - возмутился могучий, раньше времени полнеющий Константин. - Я ведь буду со временем царём. Да ты не пугай нас, батюшка, службой. Мы не из пугливых.

- Испугаетесь, как не дам благословения венчать вас.

- Дашь, батюшка, дашь. Мы же знаем, что ты нас любишь, - заявил Стефан. Он умел быть льстивым. - Ты же у нас самый лучший.

Лакапин и впрямь любил своих сыновей - всех четверых. Но он хотел от последних двух большего, чтобы они в чём-то были похожи на него. Но ни Стефан, ни Константин не унаследовали черт его характера. Как тут прикипеть к ним всей душой?

Было Лакапину до боли обидно, что сыновья ни словом не поддержали его дух, когда узнали, что он поведет флот на пирата Льва Трипольского, не просились с ним в поход, как этого добивались Христофор и Павел. А в Болгарию будут рваться как оголтелые. Да и почему не стремиться, если там предстоит веселье, торжества, красивые девицы?

Слух о предстоящем короновании Стефана и Константина титулами царей вскоре дошёл до патриарха Николая Мистика. Зная их праздный нрав, тягу к прелюбодеяниям, леность мысли, непочтение к церкви, патриарх восстал против них и сказал, что закроет все храмы, но не пустит их к алтарю, не вознесёт над ними царских корон. Николай Мистик уже достиг преклонного возраста и поэтому не боялся тех, кто держал власть. Ещё не ведая подоплёки событий, Николай Мистик обвинил Романа Лакапина в том, что он сам прорвался к трону и сыновей за собой тянет. «Анафему пошлю им!»- кричал Николай Мистик в душе и не преминул-таки встретиться с Константином Багрянородным и высказать все, что думал о младших сыновьях Лакапина.

Был день Святой Софии Премудрости, чтимый праздник константинопольских христиан. В этот день Багрянородный и Елена приехали в Святую Софию помолиться на торжественной литургии. Службу вёл сам патриарх Николай. Он ещё не знал, что это его последнее богослужение. Императора с супругой он встретил на паперти, благословил их и провёл к креслам близ амвона, где всегда сидели императорские особы во время долгого богослужения. Патриарх, как всегда, вёл службу усердно, но от длительного хождения почувствовал в ногах неодолимую тяжесть. С помощью служителя он ушёл в ризницу. Его усадили в кресло. Он ощущал, как слабеют его силы. Вот уже и руку не может поднять, чтобы перекреститься, и дышать уже нечем. Теряя голос, он попросил дьячка позвать в ризницу императора. Когда Константин пришёл, Николая напоили святой водой, и ему стало легче. Он мог ясно сказать то, что позже обрело пророческую силу. Константин сел рядом, взял его слабеющую руку.

- Святейший, ты звал меня, и я перед тобой.

- Слушай, что скажу, сын мой. Известно мне, что вы с Лакапином намерены венчать царскими титулам его сыновей, Стефана и Константина. Умоляю вас, не делайте этого. Они аспиды ядовитые, их укусы будут смертельны.

- Святейший, мы будем уповать на Бога и на то, что он изменит их нравы. Пойми нас: слово сказано, дело должно быть исполнено.

- Тебя не виню: ты делаешь это от доброты душевной. Романа тоже не вини: он желает детям блага. Но это не дети, а аспиды. Шлю им анафему!

Патриарх перекрестил перед собою пространство, произнёс «аминь», рука его упала, глаза закатились, и он впал в забвение. Жизнь ещё теплилась в нём, но её жар, словно уголёк под пеплом, угасал с каждым мигом.

Багрянородный присел с ним рядом и взял его руку, пытаясь согреть её. Пришла Елена и тоже села рядом, взяла другую руку. Так они и просидели до поздней поры, не заметив, что в ризнице собрались все священнослужители собора… Когда близко к полуночи жизнь в патриархе угасла, прозвучал сам по себе колокол - так говорили потом служители храма и многие горожане.

Константин и Елена в эту ночь осиротели, потеряв духовного отца. Возле него протекли все годы их жизни. Он крестил Константина, венчал его императорской короной, возносил над