Book: Превратности судьбы



Дмитрий Михайлюк

Превратности судьбы

Пролог

Солнце уже почти скрылось за горизонтом, но его последние лучи, пробивающиеся через глубокие разломы Тандельских гор, все еще освещали крепость и ее окрестности. Облака, как будто испугавшись, что их развеют, стыдливо убегали прочь, стараясь спрятаться за острыми вершинами, а подгоняющий их ветер небрежно трепал стяги и штандарты, установленные на трех основных башнях крепости.

Форт Сандрагор был еще не достроен, но его высокие стены из черного гранита и ворота гномьей ковки уже не давали врагу шансов на легкую победу. Незавершенные башни, примыкающие к основной стене, тоже не стояли без дела: наверху на наспех сооруженных деревянных помостах, прикрываясь широкими щитами, ютились лучники.

На крепостных стенах воины, одетые в тяжелые латы, и арбалетчики с тревогой рассматривали через бойницы изменившиеся очертания Темного леса.

Тысячи тварей разных мастей и видов вышли и остановились на его границе. В сумерках эта кишащая серая масса казалась единым уродливым существом, которое со всех сторон ощетинилось острыми клыками и когтями. Темным магам пришлось приложить все свои умения, чтобы собрать и удерживать этих монстров вместе, не позволяя им напасть и разорвать друг друга.

Деревья на краю леса как будто ожили. На их ветках, цепляясь тонкими лапами, висели тощие твари, напоминавшие мартышек, но без шерсти. Серая и дряблая кожа делала их практически невидимыми в темноте. Перепрыгивая с ветки на ветку, надиры* издавали резкие противные звуки. От их криков у меня по спине пробежали мурашки, как от мела, скрипящего о школьную доску.

На каменистое поле, поросшее зеленым мхом, перед стенами форта уже начинала стягиваться поднятая проклятыми некромантами нежить. Мертвяки неторопливо выходили из леса и, двигаясь по приказу адептов, собирались в многочисленные группы, которые бесцельно топтались на месте. Трупы были разной степени свежести, поэтому даже на расстоянии трехсот метров ощущался тлетворный запах их разложения. В прошлом большинство из них были рабами Темных магов. Мне было искренне жаль этих бедняг, которые даже после смерти не смогли обрести покой, и были вынуждены подчиняться некромантам.

Кроме обычной нежити, на поле выползли и магические существа — мергры*, которые были созданы из органов разных мертвых животных. Этих монстров некроманты выкармливали уже целую неделю, и поначалу слабые и неуклюжие твари теперь представляли собой сильных и опасных противников.

На их мордах были заметны глубокие шрамы, а железные скобы, поначалу удерживавшие челюсти, намертво вросли в череп. На их скользкой от слизи коже беспорядочно торчали острые костяные наросты, а глаза отсвечивали зеленоватым светом. В предвкушении кровавой трапезы они фыркали, ревели и разрывали длинными когтями каменистый грунт. Желание полакомиться живой плотью затмевало все их инстинкты, и только воля некромантов удерживала тварей от нападения на защитников крепости.

Среди деревьев мелькнули размытые тени, и я, один из немногих, смог увидеть и распознать в них галхов — вырожденных вампиров. После обращения люди не могли долго контролировать 'животный голод', в отличие от истинных вампиров*, и со временем начинали пожирать плоть убитых ими жертв. Теряя из‑за этого многие способности, присущие обычным кровососам, и утратив человеческий облик, они все равно оставались очень быстрыми и злобными тварями, представляя собой немалую опасность. Их глаза песочного цвета и кожа, покрывшаяся гнойниками, вызывали отвращение не только у людей, но и у истинных вампиров. И тем не менее, став изгоями и отказавшись от большинства моральных принципов, они были самыми лучшими кандидатами для исполнения грязных заказов.

Где‑то за деревьями раздался дикий утробный рев, заставивший многих молодых стражей, стоявших на стенах крепости, нервно вздрогнуть. А следом за ним, словно в ответ, в воздухе разлился пронзительный визг сотен летающих существ размером с кулак. Это были тирисы*. Одну третью часть уродливого тела этих тварей занимала голова с непропорционально большой пастью, полной мелких, но очень острых зубов. Маленькие рептилии с повадками пираний зависли над границей леса. Они ждали приказа королевы–матки, которую, в свою очередь, контролировали Темные маги.

Раздался треск ломающихся деревьев, и из чащи появился обладатель дикого рёва. Это был сахитин*, монстр четырехметрового роста, с туловищем, похожим на тело медведя, но с головой огромной черепахи. Отсутствие клыков в пасти чудища с лихвой компенсировали полуметровые когти на его лапах. Следом за ним появилась немногочисленная стая из трех таких же особей ростом поменьше и группа из четырех магов.

Удерживать под контролем этих животных, обладающих зачатками разума, удавалось лишь опытным адептам, поэтому я не удивился, увидев на поясе у магов широкие бляхи, означавшие звание старших послушников в иерархии темных.

Сегодня под стенами крепости маги проклятых земель собрали с округи всё, что могло кусать, рвать и убивать. Их задачей было разрушить недостроенную крепость, сровнять ее с землей и не дать воинам Дариуса Третьего укрепиться возле портала. Темные готовились к этой битве уже три месяца. Наняв галхов и заключив контракт с вампирами, старшие учителя отобрали для сражения наиболее опытных и одаренных из своих адептов. Многие из темных магов хотели проверить в деле своих учеников, для которых эта битва стала экзаменом.

Недавно открывшийся проход, связавший королевство Этлания и проклятые земли, давал великолепную возможность династии Дариев разведать и освоить часть территорий возле портала. Это было неприемлемо для темных и тех разумных тварей, которые издавна обитали здесь. Тем более, это могло сильно помешать планам повелителя, и его гнев в первую очередь пал бы на старших магов и их нерадивых адептов. Поэтому темные понимали, что лучше погибнуть в бою, чем стать объектом исследований темного лорда.

На крепостной стене рядом с принцем стояли пятеро присягнувших мне Джардов, в таких же необычных костюмах, как и я. На матово–черных доспехах не было бликов от горящих рядом факелов, да и не могло быть. Специальная краска позволяла нашим доспехам мимикрировать. Сливаясь с окружающей средой, мы казались лишь серыми тенями. Взобравшись на парапет, я стоял на краю стены и рассматривал позиции противника, помечая для себя расположение темных магов, вампиров и галхов.

Мой отряд ждал того же, что и наш противник: когда последние лучи солнца исчезнут и все погрузится во тьму. Тогда мы попробуем осуществить наш дерзкий план, а натравленные темными магами твари кинутся в атаку.

Для выполнения задания у нас было не так много времени: до тех пор, пока на ночном небе не появится здешнее ночное светило — Протарион, и не озарит своим серебряным светом всю округу.

— Пора, — сказал принц, когда последний луч исчез за горизонтом, и все погрузилось во тьму.

Моя группа пришла в движение. Кивнув напоследок принцу, я первым спрыгнул с десятиметровой стены вниз. Приземлившись на твердый грунт и погасив инерцию прыжка, я дождался, когда рядом послышались еще пять звенящих ударов. Скорее по привычке, чем ради необходимости, я положил руку на рукоять кинжала. Почувствовав привычную дрожь в теле, я сделал несколько шагов и перешёл на бег. За мной, не сбавляя скорости, след в след двигались Джарды…

— Удачи, — шепотом произнес вслед принц и посмотрел на туконом*, отсчитывающий отпущенное нам время.

Глава 1

Просто утро или кто рано встает тому Бог подает

Меня разбудил сигнал будильника мобильного телефона. На видавшей лучшие времена Nokia играла мелодия В. Цоя 'Пачка сигарет'. Рано, еще слишком рано, так не хотелось вставать, тем более выбираться из‑под теплого ватного одеяла. Потянувшись так, что хрустнули шейные позвонки, и сладко зевнув, я взглянул на часы. Электронный циферблат показывал ровно пять часов утра.

Встав с кровати и накинув махровый халат, я поплелся на кухню, по пути заглянув в туалет. Поставив металлический чайник на газовую плиту, я привычно повернул ручку конфорки. Раздался тихий щелчок, и на ней вспыхнули голубоватые язычки пламени. Отыскав вечно теряющийся пульт, включил телевизор и стал переключать каналы в поисках программы новостей, в конце которых надеялся узнать прогноз погоды на сегодня. Не найдя такового, я включил радио. Ведущих в эфире еще не было, и в комнате тихо заиграл блок, состоящий из техно–музыки.

Сегодня так рано пришлось встать из‑за запланированной поездки в лес, где меня ожидала 'грибная охота' с моими близкими друзьями. Нет, я не заядлый грибник, но лучшего места, чтобы собраться вместе дружной компанией подальше от шума и суеты города, мы не придумали. Ну и естественно, после так называемой охоты, мы собирались устроить пикник. Покушать вкусного шашлычка и побаловаться мягкой, тягучей водочкой, так сказать, отдохнуть телом и душой…

На полу у двери на кухню стоял походный рюкзак, до этого года два пролежавший на антресолях в ожидании своего хозяина. За весь срок своей службы он всего четыре раза покидал пределы города и после стирки выглядел, как новый.

Чтобы утром впопыхах ничего не забыть, я собрал рюкзак еще с вечера. Оставалось лишь сложить в него продукты из холодильника, чем я и занялся.

Мозг еще окончательно не проснулся, поэтому я долго раздумывал, куда впихнуть банку с консервированными огурцами. В это время раздался звонок мобильного. Подняв трубку, я услышал голос Андрея:

— Привет, Рома! Ты уже проснулся?

— Почти, — ответил я сонным голосом, наморщив лоб. Бодрый голос Андрея подсознательно вызывал отвращение, организм все еще настоятельно требовал немедленно вернуться в теплую кровать, — Сейчас вот кофе выпью и тогда точно проснусь, — промямлил я.

— Ты как в поговорке: 'поднять — подняли, а разбудить забыли', — усмехнулся в трубку Андрей, — Ладно, слушай, я уже во дворе у Лехи, сейчас он спустится и мы поедем за Толиком. Так что у тебя еще где‑то полчаса на сборы.

— Да я в принципе готов, подъедете — позвони, — ответил я, бросив несчастный взгляд на никак не желающую влезать банку огурцов.

— Лады, — бросил Андрей и отключился.

Андрей среди нас четверых единственный, у кого есть машина. Здесь как раз тот случай, когда сапожник всё‑таки обзавелся сапогами, а не как в поговорке, где сапожник без сапог. Андрей был не только хорошим водителем, но и отличным автомехаником.

Благодаря знаниям, полученным в техникуме по специальности автотехник, и работе в автосервисе своего дяди, в армию он попал в мотострелковую часть и был поставлен водителем БМП. Проводя большую часть времени в боксах воинской части, ремонтируя старую технику и тем самым повышая свое мастерство, Андрей был на хорошем счету у армейского начальства.

Периодически возвращая к жизни старый штабной УАЗ и генеральскую «Волгу», он добился того, что из армии дембельнулся с лычками сержанта. После армии, он вернулся в автомастерскую, но уже работал не на подхвате, а мастером. Так как дядя по родственному подгонял Андрею неплохие заказы, то он смог всего за два года собрать необходимую сумму денег и купить себе машину.

Всегда спокойный и рассудительный, не обделённый чувством юмора он без труда влился в нашу веселую компанию. Вывести Андрея из себя можно только навредив его автомобилю. Вот тут он заводится с пол–оборота, ведь свою машину Андрей просто обожает. Сначала, сразу после покупки, дело доходило даже до фанатизма. В дождливую грязную погоду заставлял нас перед тем, как забраться в машину, надевать загодя припасенные бахилы. Андрей даже имя ей дал: 'Барсик'. По этому поводу я однажды спросил у него:

— Почему Барсик? Ведь машина женского рода.

— Это внедорожник, значит мужского рода. Хороший, рабочий конь.

— Так и назвал бы его Буцефалом, раз конь, — предложил я в шутку.

— Нет, у этой модели внедорожника название 'Ирбис', значит Снежный Барс. Ласково — Барсик.

— Так он же у тебя зеленого цвета, какой же он снежный?

— Да иди ты. Как захотел, так и назвал, — обиделся он.

Андрей был хорошим другом и верным товарищем. Вот только с девушками ему не везло. Хотя он и не был Аполлоном, но обладал весьма привлекательной внешностью. Высокий стройный брюнет с карими глазами. На его спокойный взгляд уверенного в себе человека попалась не одна девушка, но заканчивались эти отношения всегда одинаково. Пропадая в гараже со своей машиной, он частенько забывал о своих пассиях, которые, не выдерживая такого обращения, ставили Андрею одно и то же условие: 'Или я, или твоя долбанная машина'. Ну вы понимаете, какой выбор он делал.

Заварив ароматный кофе, я вышел на балкон. Горячая кружка приятно грела ладони. За окном уже начинало светать и первые лучи осеннего солнца медленно разгоняли сумрак, пробиваясь между нагромождений панельных многоэтажек.

Хотя сентябрь в этом году не сильно радовал хорошей погодой, днем все еще было тепло, да и дождя уже дня два как не было. У меня было хорошее настроение и, нарисовав смайлик на запотевших стеклах, я задумался.

Скоро за мной приедут друзья и через пару часов дороги мы прибудем в осенний лес. Я люблю лес. Там во мне каждый раз просыпается какое‑то первобытное чувство единения с природой. Гуляя между сосен, можно просто остановиться, закинуть голову вверх, закрыть глаза и прислушаться к лесу: прерывисто щебечут птицы, где‑то деловито, с завидным упорством долбит дерево дятел, шумит запутавшийся в кронах высоких деревьев ветер. Лесной воздух чистый и свежий, поэтому он так необычен после пыльных улиц города. И каждый из нас, попадая в лес, старается почувствовать эту разницу, глубоко вдохнув.

Для меня эта поездка была очень кстати. Моя девушка Лена на этих выходных хотела познакомить меня с родителями, что не вызывало у меня особой радости. Заметив, что я не сильно горю желанием развивать и углублять наши отношения, она решила взять этот процесс в свои руки.

Накануне у нас состоялся разговор по поводу моей поездки. Пожаловавшись на ее девичью память, я напомнил ей, что эту поездку мы с ребятами планировали давно и наконец‑то вырвали свободные выходные. Так что при всем моем желании увидеть ее родителей (а как же, прямо‑таки мечтаю), я не могу подвести своих друзей и поэтому прийти к ней в гости не смогу.

Ленка, конечно, в очередной раз высказалась по поводу нашей поездки, сказав, что мне дороже друзья, с которыми я собираюсь напиться в драбадан, чем она любимая. И еще то, что я абсолютно не обращаю на нее внимания и совершенно не интересуюсь ее желаниями. И это все Лена мне доказывала, лежа в постели после бурного секса.

Хорошо, что в лесу минимальная возможность встретить особу женского пола. Иначе она бы еще и заявила, что я к девкам еду, на которых, с ее же слов, я пялюсь, стоит ей только отвернуться. Вот так всегда: если ты идешь с ней на вечеринку, то это — культурное времяпрепровождение, а если без нее то это — пьянка. Железная женская логика.

В свое оправдание я пытался заявить, что за насущными делами мы с друзьями уже более двух месяцев не можем собраться вместе. А о том, когда мы в последний раз вообще куда‑нибудь выбирались, я тем более молчу.

Успокоить Ленку удалось лишь после того, как я пообещал, что на ее день рождения, до которого оставалось не так много времени, мы сможем собраться в тесном семейном кругу, где я наконец‑то смогу познакомиться с ее родителями (а вернее, они со мной). Ну и конечно, пришлось закрыть рот поцелуем и продолжить ласки, чтобы перевести ход ее мыслей в другую плоскость.

Знакомство с родителями переносилось еще на один месяц, а я вновь задумывался над нашими с Ленкой отношениями. Не то чтобы я боялся встречи с ее предками, но сначала знакомство с родителями, потом совместные походы по дням рождениям ее родственников, а там не успеешь оглянуться, и уже в ЗАГС потянет.

Мне хорошо с ней, но одно дело проводить время вместе и совсем другое — семейная жизнь. Не готов я пока. Нет, я понимаю, что ей через месяц уже двадцать два, как говорится, девушка созрела. Но мне‑то только двадцать пять, мне бы еще годика три погулять. Хотя видя настроения Лены, предполагаю, что прогулка к дворцу бракосочетания со всеми вытекающими последствиями может случиться и раньше. Я уже начал ловить себя на мысли, что, проезжая каждый раз мимо этого здания, я непроизвольно напрягаюсь.

Лена — девушка красивая: стройная фигурка, ноги, как говорится, 'от ушей', длинные каштановые волосы собраны в хвостик, взгляд лисички, веселый характер и звонкий смех. Озорная во всех отношениях. Вот еще бы готовить научилась — цены бы не было, а то в последнее время у меня от ее кулинарных экспериментов уже изжога появилась.



Работает она дизайнером на мебельной фирме у своего отца, живет отдельно от родителей, в общем, одни плюсы. А у меня? И вот что Ленка во мне нашла? Почему из многих, кто ее добивался, она выбрала именно меня, ума не приложу. Может, я единственный, кто так героически терпит ее кулинарные изыски?

Первый раз я увидел Лену, когда в нашу компанию ее привела одна из очередных девушек Андрея. Встречая вместе с нами праздники и проводя пикники, Лена все чаще и чаще приходила к нам в гости и со временем, незаметно для меня самого у нас завязались с ней отношения. Это произошло после того, как в очередной раз после поздней вечеринки я провожал ее домой. По дороге мы мило болтали, а когда подошли к ее подъезду, то она повернулась, приблизилась и поцеловала меня в губы. Лена убежала к себе, а я стоял и думал: что это было и что делать дальше? Следующая наша встреча превратилась в свидание, я купил ей букет цветов и пригласил в кино. И как говорится — понеслось, поехало…

Крепкое телосложение, невысокий рост, темные волосы. Ничего особенного во мне не было. Из плюсов, наверное, только веселый характер да умение шутить. Работая на маленькой компьютерной фирме, занимаюсь ремонтом оргтехники, снимаю недорогую однокомнатную квартирку, по выходным шабашу.

Может, я немного и отличаюсь от остальных, но этого никто не замечает, да я и не афиширую это. Например, у меня сильно развитая интуиция. А еще иногда меня как будто переключают. В стрессовой или нестандартной ситуации я становлюсь жестоким и расчетливым. Мысли четко выстраиваются в логические цепочки, и я действую словно робот, абсолютно лишенный эмоций, хотя при этом могу мило улыбаться. Такая способность не раз выручала меня, позволяя практически без потерь выбираться из неприятных историй.

Свои способности я обнаружил еще будучи подростком. Как‑то раз, поздно вечером отдыхая во дворе со своими приятелями, я вдруг ощутил непонятное чувство тревоги. Не понимая, почему я чувствую такой дискомфорт, я решил сходить домой и посмотреть, все ли там в порядке. Родители на этих выходных ночевали на даче. Поднявшись в квартиру и проверив газ, свет и воду, я убедился, что все нормально. Чувство опасности ушло, и я со спокойной душой спустился назад во двор. Каково же было мое удивление, когда, вернувшись, я не обнаружил во дворе ни души. Всех моих приятелей как ветром сдуло, а ведь меня не было минут пять, не больше, и расходиться никто не собирался. На следующий день, оказалось, что всех ребят забрали в полицию и продержали там до утра. В квартале гопники ограбили непростую, богатую дамочку, и доблестные работники правопорядка по указанию свыше гребли всех подряд, создавая вид бурной деятельности.

От размышлений меня отвлек звонок мобильного, на этот раз вызывал Толик:

— Рома, мы уже подъезжаем, так что спускайся, — пробасил голос в трубке.

Толик у нас человек–гора, эдакий Добрыня Никитич, добрый, принципиальный и целеустремленный. Наверное, стоит отметить прическу Толика, которой не было, потому что брился он наголо. Глядя на него и не скажешь, что человек — программист, с двумя высшими образованиями. Если судить по его внешности, Толику бы подошла работа кузнеца или обвальщика, а он работает фрилансером.

Еще учась в институте, Толик собрал небольшую группу толковых программистов, вместе с которыми брался за небольшие заказы. А после окончания института, получив заочно диплом юриста, зарегистрировал свою фирму, которая бралась уже за серьезные проекты.

Зато хобби у него было соответствующее: холодное оружие, доспехи, история древнего боя. Чтобы не заплыть жирком, вместо простого бодибилдинга Толик записался в секцию исторического фехтования, говорит — мышцы должны выдерживать нагрузки, а не надуваться мыльными пузырями. Тренер в секции, бывший спецназовец, заметив в нем немалый потенциал, гонял его будь здоров. Поэтому, несмотря на свои огромные размеры двигался Толик по–кошачьи, а о том, чтобы сбить его с ног в честном поединке, не могло быть и речи.

У себя дома, на стене, на старом ковре он повесил саблю и кортик. Кортик достался ему в наследство от деда, тот на флоте служил, а саблю купил сам в каком‑то антикварном магазине. Конечно, маловато для коллекции, но Толик говорит, что это только начало. Мы и сами думаем в этом году ему на день рождения скинуться и купить какой‑нибудь раритетный кинжал, такому подарку он точно будет рад.

Среди своих друзей, я как массовик–затейник предлагаю разные занятия и приключения, по–доброму шучу над ребятами. За что и получаю периодически от Толика по шее, который почему‑то считает меня оболтусом. Иногда я думаю, что в нашей компании Толик существует только для того, чтобы меня воспитывать и наставлять.

В последний раз придя к нему в гости в секцию, я решил проверить геройский характер женского коллектива и выпустил в зале пару белых мышей, купленных в зоомагазине. Мужики валялись от хохота, когда испуганные 'амазонки', сначала, визжа, пытались зарубить бедных грызунов, немного подпортив паркет деревянными мечами, а после того, как мыши удачно смылись, гоняли по всему залу уже злостного шутника. Так что Толик сначала отбил меня от разъярённых воительниц, а потом и сам выгнал взашей из секции.

И вообще, мы с Лешей одногодки, а воспитывает Толик почему‑то одного меня. Несправедливо…

Накинув потертую кожаную куртку, я обулся в подаренные мне на прошлый день рождения друзьями берцы, закинул рюкзак за плечи и открыл дверь. В подъезде было темно: опять у нас на площадке перегорела лампочка. Давно говорил соседям, что нужно бы скинуться и купить экономку, все вроде соглашаются, но воз и ныне там.

На ощупь я закрыл замок на двери и начал спускаться по лестнице.

— Мяяяяу!

И тигры у ног моих сели, вернее не сели, и не тигры, а просто это я наступил на дремавшую кошку. Одно тело сигануло вверх по ступенькам, другое кубарем скатилось вниз на лестничный пролет.

Тымсь! Бум! Шмяк!

— Ууё! — взревел я, схватившись за ушибленную ногу.

Как велик и могуч русский 'народный', сколько в нем красок и интонаций! Он сильно помог мне высказать все то, что я думал по поводу поступка Мурки. Нет чтобы спать, как все порядочные кошки, на подоконнике или батарее, надо было улечься именно на ступеньках. Этажом выше, словно выражая свое несогласие, жалобно мяукала обиженная Мурка.

Да уж, утро начинало мне 'нравиться'. Правду говорят: 'Кто рано встает, тому Бог подает'. Мне сейчас 'прилетело' так, что в пору на YouTube выкладывать. Придя в себя, я понял, что нужно быстро уходить, пока соседи не вышли посмотреть, кто там так складно 'поет' и им спать не дает. Вот же у нас народ: если будешь кричать 'караул' - дверь никто не откроет, а если крепким словцом наворачивать — всем сразу становится интересно.

Прихрамывая и отряхиваясь, я вышел из подъезда. Напротив на площадке, тихо поскрипывая, качались детские качели, а осенний ветер гонял по двору опавшую листву, которую еще не успел убрать наш дворник дед Миша. Тихо шумя шинами по асфальту, во двор заехала знакомая машина, УАЗ 3162 'Ирбис'.

Заклеенные на одну треть темной лентой фары и раскрашенный в виде клыков кенгурятник, придавали машине хищный вид. Хотя Андрей и перебрал ее, и затюнинговал: поставил люстру, добавил дополнительные штанги, но внутри в ней как‑то тесновато, неуютно. Он обещал еще и сиденья поменять, обшить салон кожей, ну вот тогда и оценим. А вообще, нормальная рабочая лошадка, не раз выручавшая нас.

Андрей вышел из машины и помог мне закинуть рюкзак в багажник.

— Ты чего такой помятый? — удивленно окинув меня взглядом, спросил Андрей.

— Погода нелетная, — буркнул я, потирая ушибленную голень.

— Ладно, садись, летчик, — усмехнулся Андрей, забираясь обратно в машину.

Доковыляв до двери, я втиснулся на заднее сиденье, где уже сидел наш 'Толкиенист' Леха. Нет, он не был фанатом Дж. Р. Толкиена, но был ролевиком и даже пару раз участвовал в играх. Из‑за худощавого телосложения, он играл роль эльфа, мага или лучника, неплохо стрелял из лука или метко кидался 'изделиями номер два', наполненными водой. Самостоятельно изготавливая оружие и доспехи для игр, он вместе с Толиком мог часами спорить по поводу различных типов вооружения, описывая их достоинства и недостатки. На этой теме они давно спелись. Леша даже, поддавшись уговорам Толика, вступил к нему в секцию. Теперь эти двое страдали в залах клуба, Андрей занимался 'Барсиком', а я встречался с Ленкой. В общем, все были при любимом деле…

Работал Алексей начальником отдела в сервисном центре бытовой техники одной из брендовых фирм. Являясь отличным специалистом в своей области и обладая большим багажом знаний, Алексей все же был нерешительным человеком. Может быть, поэтому он и был таким педантом на работе и четко следовал инструкциям. Будучи романтиком по натуре, он умел красиво ухаживать за девушками, и тут среди нас ему не было равных.

Дома, на книжных полках Леша собирал коллекцию фантастики и фэнтези. Так что на его день рождения не возникало вопросов с подарком: пара хороших книжек — и счастливый Алексей на пару–тройку дней выпадал из реальности. А так как нас было трое, и подарок мы покупали вместе, то обычно приносили ему как минимум пару серий и Леша пропадал даже из секции…

Недавно расставшись со своей девушкой, он глубоко переживал по этому поводу, что сыграло немаловажную роль в организации нашей поездки, и затевая пикник, мы хотели чтобы Алексей немного развеялся.

— Доброе утро! Как ваше ничего? — спросил Алексей, оторвавшись от планшета.

— Ничего, вашими молитвами, — через силу улыбнулся я, пытаясь устроить поудобней ушибленную ногу.

— Ну что, с Богом, — окинув нас взглядом сказал Андрей и снял машину с ручника.

Медленно набирая скорость, Барсик выехал со двора. Мы катились по практически пустым улицам провинциального города. Весело звеня на перекрестке, мимо проскочил первый трамвай. В витринах магазинов мерцали еще работающие неоновые лампочки, словно подмигивая нам и желая приятной поездки. Наше приключение уже началось, а город только просыпался…

— Самое главное не забыли? — зевнув спросил я.

— Забыли, забыли. По литру на брата забыли, — ответил мне Толик.

— Не многовато? А то будет как в прошлый раз, — скривился Леха.

— Нормально, как там говорится: 'Сколько водки не бери, а все равно в магазин придётся бегать дважды', — улыбнулся Толик.

— В лесу магазинов нет, — сказал я, засунув руки под мышки, удобно облокотившись на спинку сиденья намереваясь покемарить в дороге.

— Так ото ж, — назидательно подняв указательный палец, подытожил Толик.

В салоне негромко играло радио и ребята болтали ни о чем. Я же, прикрыв глаза, ехал молча. Делится утренним приключение в подъезде, причиной которого стала коварная Мурка, я не собирался, чтобы в дальнейшем избежать подколок друзей. Вот только ногу я ушиб конкретно, и это портило общее впечатление от поездки.

Выехав на трассу, Андрей притопил и мы понеслись навстречу долгожданному пикнику. По обеим сторонам дороги раскинулись когда‑то колхозные, а теперь уже фермерские поля, на которых еще колосилась неубранная пшеница. Посередине пути мы съехали на обочину и сделали остановку. Пока ребята разминали ноги, а я курил, Андрей залез под капот и деловито что‑то там рассматривал и поправлял. Любит он свою машину, и она отвечает тем же, ни разу мы с ним в дороге еще не ломались.

Передохнув, мы продолжили наш путь и приблизительно через час без приключений прибыли на место. Свернув с трассы на разбитую бетонку и проехав железнодорожный переезд, мы добрались до поселка.

Дальше дорогу указывал Толик, у которого здесь раньше тетка жила. Будучи еще школьником, он несколько раз со своей бабкой Тамарой Ивановной был у нее в гостях, так что места немного знал. Так, следуя его советам, мы по грунтовке, а затем по просеке заехали в лес.

Глава 2

'Кто ищет, тот всегда найдет' или 'Давайте отрежем Сусанину ногу. Не надо, не надо — я вспомнил дорогу!'

Проехав в лес по песчаной дороге километра два, мы остановились возле небольшой полянки, с трех сторон окруженной лесом. Высокие ели стройными рядами огораживали ее, создавая маленький уютный островок.

Хотя было видно, что только вчера здесь прошел дождь, грязи не было. Влага ушла в землю, а опавшие иголки создавали мягкий хвойный ковер. Полянка была хорошей — и машину было где поставить, и нам — где присесть. Расчистив от опавшей хвои участок под мангал, мы принесли несколько широких, но коротких стволов оставшихся после прорубки просеки, чтобы было на чем сидеть. На них постелили одеяла: получилось и тепло, и мягко. Достав из багажника раскладной столик, который Андрей только недавно купил в супермаркете садового инвентаря, мы установили его между импровизированных лавок.

Закончив с обустройством полянки, мы начали собираться в лес. Я достал из рюкзака раскладной ножик и большой пакет, а Толик с Алексеем приготовили плетеные корзинки.

Андрей сказал, что собирать грибы будет возле нашей стоянки, от машины далеко он отходить не будет, и чуть позже займется приготовлением шашлыка. Сгрузив ему сумки с едой и договорившись, что через пару часов возвращаемся назад на поляну, мы отправились за грибами.

Лес тут большой, но так сложилось, что с одной стороны его пересекает железная дорога, а с другой — приток речки, так что заблудится нереально. Нога все еще болела, поэтому, идти я быстро не мог. Тем временем, Леша вместе с Толиком, обогнав меня, ушли в лес дальше. Я же потихоньку пошел сам, внимательно вглядываясь в желто–коричневый ковер из опавших иголок.

Здесь, внизу, под кронами деревьев легкий, почти неощутимый ветерок разносил лесные запахи, а наверху, где он бушевал, раскачивая ветви высоких деревьев, щебетали птицы, предупреждая друг друга о незваном посетителе. Эти звуки и запахи завораживали, хотелось остановиться и прилечь отдохнуть, но зная себя, я не был уверен, что не засну. Поэтому я лишь на секунду остановился, вздохнул полной грудью, расстегнул куртку, чтобы не было жарко, и, выбрав себе небольшую палку, направился дальше, разгребая небольшие холмики, встречающиеся на пути.

'А вот и первый трофей', — обрадовался я, разворошив очередной холмик. Присев на корточки, я аккуратно срезал его. Гриб оказался родственником белого - 'польским'. Начало было положено, и я продолжил поиски с двойным рвением.

Приблизительно через час у меня был уже собран полный пакет грибов. Азарт сбивала лишь болевшая нога, но очень хотелось похвастаться перед друзьями. Да и Ленке на день рождения, на стол, маринованные грибочки которые я очень уважаю, не помешают.

Перед глазами так и предстала пиала с грибами, заправленными кольцами мелкого белого лука, сдобренных капелькой уксуса, а на тарелке — горячее картофельное пюре… У меня аж слюнки потекли.

'Ничего, сегодня шашлычок тоже вкуснотища, а грибочки подождут', — успокаивал я себя.

Собирая грибы, я дошел до зарослей молодого березняка. В такие дебри не пролезешь. Мелкие ветки, переплетаясь, образовывали непреодолимый плетень. Вот и пришлось идти по краю, стараясь обогнуть этот участок. Неожиданно, среди березняка показалась тропинка, тоже заросшая, но в принципе проходимая.

Она была еле заметной, и по ее состоянию было понятно, что ею давно не пользовались. 'Может там заветная полянка, полная грибов?' - подумал я и решил проверить. Застегнув куртку и подняв воротник, я побрел по тропинке. Воевать с зарослями пришлось минут десять. Ветки хлестали по кожаной куртке, не причиняя мне боли, но сильно затрудняя движение. Я уже подумывал о том, чтобы вернуться назад, но все же, прорвав оборону молодого леса, вышел на небольшую поляну, метров семи в диаметре. На ней росла высокая трава, но вся она была примята, причем как‑то странно: концентрическими кругами. В дальнем ее конце, возле большого валуна лежал дикий кабан.

Это был огромный старый секач. Длинная седая шерсть и клыки сантиметров по десять производили впечатление. Сначала я даже испугался, подумав, что тот просто спит, да так и замер на месте. Но присмотревшись, увидел, что зверь не дышит. Подойдя ближе, я с уважением стал рассматривать дикое животное.

Я понял, что кабан умер совсем недавно, ведь вчера был дождь, а следы крови на траве были видны отчетливо. Приблизившись вплотную к секачу, я увидел, что у него из‑под лопатки торчит рукоятка кинжала.

'Что?! Такую махину убить с помощью ножа? Кто бы это мог сделать?' - моему удивлению не было предела.

Еще раз оглядевшись и не обнаружив никаких следов чужого присутствия, я немного успокоился и присел рядом с тушей.

Кинжал очень заинтересовал меня, поэтому я схватился за рукоять и вытянул его. Из раны потекла еще не успевшая свернуться кровь. Получается, кабана зарезали менее получаса назад.



Я стал рассматривать странную находку. Кинжал был не прост: вдоль лезвия струились выгравированные вязью руны. Клинок был серого цвета, и даже кромка лезвия не давала бликов на солнце. Стержень из материала, похожего на зеленое стекло, был вертикально вставлен в рукоятку, обтянутую змеиной кожей, и выглядывал наружу миллиметра на три. На его зеленой кромке и на кольце у основания ручки, располагались непонятные символы.

Мне стало не по себе. Нет, понимаю, что хрень странная, чувствую, что что‑то не так с этим 'ножиком', а выбросить — жаба душит. Минут через пять, жаба победила, и, завернув кинжал в газету, я убрал сверток в пакет.

Взглянув на часы и поняв, что пора возвращаться к друзьям, я, оставив тушу кабана, стал выбираться обратно. Возвращаясь, я думал о том, кто же хозяин кинжала и куда он подевался? Как‑то не радовало то, что кроме нас, здесь, в лесу, может оказаться кто‑то, способный вот так, одним ножом убить такое опасное животное.

Через пол часа ходьбы я вышел на просеку и по ней дошел до нашего лагеря. На мангале жарился шашлык, распространяя вокруг себя аппетитный запах, над ним с бутылкой пива и пучком зелени 'колдовал' Андрей. Тем временем, Толик и Леша на нашем походном столике расставляли закуску. Помидорчики, сырная и мясная нарезка, консервированные хрустящие огурчики, свежий черный хлеб, запечённая в золе картошечка, перья зеленого лука, маслины и другие деликатесы — все это украшало наш столик. В машине негромко играла клубная музыка.

— Я, кажется, вовремя?

— Да, только тебя и ждем, — ответил Леша, отвлекшись от сервировки.

Отнеся пакет к машине, я попросил его полить мне на руки воды из бутылки и взял мыло.

— Много собрал? — спросил он, приоткрыв крышку бутылки.

— Польских в основном и немного маслят, — похвастался я, подставляя руки под тоненькую струйку воды.

— У меня все готово, — окликнул нас Андрей, снимая шашлык с мангала.

Ароматный запах специй и жареного мяса грозил свести с ума, поэтому, поспешив вытереть руки, я помог ребятам раздвинуть закуски на столе так, чтобы уместился шашлык. Про секача я решил рассказать только после того, как мы поедим, потому что ребятам наверняка будет интересно на него посмотреть, а мне потом холодный шашлык есть не хотелось.

Разложив шампуры, мы присели за столик. Шашлык удался на славу, впрочем, как и всегда. Пили не спеша, отдыхая от повседневных забот. Вспоминали старые смешные случаи, которые происходили с нами, делились планами на будущее. Эх, как хорошо вот так, в кругу друзей, посидеть, пообщаться, когда говоришь, и тебя понимают с полуслова.

После того как шашлык был полностью съеден и закончилась вторая бутылка водки, я наконец поведал друзьям о находке кабана, при этом умолчав про кинжал. Я еще не решил, что с ним делать, и, возможно, он мог бы стать будущим подарком Толику, на его день рождения.

Сообщая о находке секача, я, как настоящий рыбак, размахивал руками показывая, каких он был размеров. Делал страшные глаза, изображал клыки полуметровой длины. В общем, с моих слов там лежал целый мамонт.

Совместно было принято решение: пока еще не стемнело, проверить правдивость моего рассказа, найти место с небывалым 'чудищем' и сфотографироваться на его фоне. Пошли все, любопытство победило даже Андрея.

Я со всей ответственностью исполнял роль Сусанина. Завел ребят в какие‑то дебри, но тропинку так и не нашел. После часового блуждания, узнал о себе очень много нового и интересного. Друзья осыпали меня ну очень 'добрыми' пожеланиями и даже несколько раз вспомнили мою маму.

Терпение ребят резко закончилось после того, как Толик провалился в чью‑то нору и чуть не сломал себе ногу. К тому же, начинало темнеть. Поэтому забросив поиски, мы стали выбираться на просеку.

Вернувшись на поляну мы продолжили пикник. Достав из багажника гитару, Леша с Толиком по очереди играли старые проверенные временем песни 'Чижа' и 'Сектора Газа'. Хитом же вечера, не единожды исполненным, стала песня группы 'Чайф' - 'Никто не услышит'. Ее припев в четыре глотки, заставил все местное зверье, никогда не слышавшее воя такого ужасного монстра, попрятаться по норам.

В час ночи, когда все выбились из сил, Андрей ушел спать в машину, мы же, достав спальники разместились у костра. Леха в очередной раз напомнил, что я - 'нехорошая редиска', заставил их зря болтаться по лесу, и что кабан моя выдумка.

— И ничего я не выдумал, у меня и вещдоки есть, — обиженным голосом ответил я.

— Это какие? — не унимался Алексей, пытаясь подколоть меня.

— А вот такие. Кабан ведь не своей смертью умер, а от обильной кровопотери. Пырнули 'хрюшку', да видно он очень матерым оказался и умудрился сбежать вместе с кинжалом. А я тот кинжальчик схомячил.

Уже дремавший Толик, едва услышав про орудие убийства подскочил и потребовал оружие к досмотру. Пришлось выбираться из теплого спальника и идти к машине. Достав из багажника рюкзак, в который переложил кинжал, я передал трофей удивленным друзьям.

Приблизившись к костру, Толик с глазами маньяка рассматривал мою находку. Он только что на зуб его не пробовал. Газета, в которую был завернут кинжал, за три минуты была изрезана на тонкие полоски. Чтобы лучше рассмотреть символы, Толик достал из кармана маленький диодный фонарик и направил свет на зеленый стержень. Мы замерли. Луч от светодиода как будто попал в ловушку: он начал растекаться десятком ручейков по бокам стержня, и тут же вернулся в центр, образовывая трехмерное изображение дракона, обвившего сферу.

Когда мы пришли в себя, от Толика посыпались предложения о продаже ему данного чуда оружейного искусства. В ход пошли даже угрозы, что он вообще со мной разговаривать не будет, если я не отдам ему кинжал. Пообещав ему, что я подумаю на трезвую голову, и успокоив его тем, что до возвращения домой, удивительный трофей он может оставить у себя, я завалился спать.

* * *

Абсолютно черные глаза, пристально смотрели на костер и трех человек спящих возле него. Темнота ночи скрывала мешковатую фигуру стоящую за деревом. Атон улыбался, звериная ухмылка все шире и шире расползалась на его морде. Наконец‑то, миссия почти завершена, и теперь, он сможет вернуться домой. Руки, заканчивавшиеся уродливыми пальцами, дрожали от переполнявших его чувств.

В этом мире был очень слабый магический фон, что сильно облегчало его поиски, но все равно пришлось потратить много сил, чтобы исполнить задуманное. Но не зря же Атон являлся лучшей ищейкой доминиона. Поиски длились вот уже более двадцати лет, но это стоило того. Теперь повелитель получит то, что он хочет, а Атону достанется обещанная награда.

Над поляной и спящими людьми голосом, словно принадлежащим выходцу из бездны, зазвучали слова заклинания. Кинжал, лежавший возле Толика, засветился бледным светом, и несколько искорок из костра метнулись к серому лезвию клинка.

'Все, кинжал активирован. Теперь он сам вернется к повелителю, а лишние люди — это заботы хозяина. Наверное, стоит перекусить перед возвращением домой. Теперь можно наплевать на осторожность', — подумал Атон и кинулся в сторону деревни.

Никто из спящих людей не проснулся и не услышал, как над стоянкой пронесся дикий удаляющийся хохот, принесенный из леса ветром.

Глава 3

Врагу не сдается наш гордый 'Варяг' или Барсик выходит на охоту

Ночью мне приснился странный сон. Будто стою я на берегу широкой реки, а рядом на ее волнах мерно покачивается добротный деревянный плот, привязанный веревкой к коряге на берегу.

Поверх стеганки на мне надета кольчуга, а холщовые штаны заправлены в сыромятные сапоги до колен. На украшенном серебром поясе — булатный меч в ножнах, стою я такой себе Илья Муромец, плыть собираюсь. Вдруг позади меня раздается звонкий смех, и я оборачиваюсь. Ко мне бежит молодая девушка в легком голубом платьице, рыжая коса весело болтается у нее за плечами. Одной рукой она придерживает надетый на голову венок из ромашек, а другой машет мне. Почему‑то мне стало очень грустно, я видел ее перед собой и понимал, что я ее знаю, но ни имени, ни кто она вспомнить не могу.

Тем временем, девушка подбежала ко мне и начала что‑то говорить, но вместо слов я слышал лишь звон колокольчика и грустно улыбался. Она сняла с головы венок и достала из него зеленый листик. Взяв меня за руку, незнакомка положила его в мою ладонь. Это оказался четырёхлистный клевер. Через секунду он стал таять, как снежинка, и исчез, не оставив и следа. Знакомая незнакомка приблизилась и поцеловала меня в щеку, от нее приятно повеяло луговыми цветами и травами. Отстранившись, девушка весело засмеялась, а ее глаза на мгновенье из нежно–голубых обратились в золотые. Улыбнувшись ей, я взошёл на плот. Отвязав веревку и взяв в руки шест, я оттолкнулся им от илистого дна. Красавица махала мне рукой, а я просто смотрел на неё.

Плот медленно отчалил. Когда же он достиг середины реки, маленькая фигурка на берегу исчезла. Внезапно налетел ветер, поднялась волна, плот стало мотать из стороны в сторону, и я проснулся. За плечо меня тряс Толик.

— Рома, хорош дрыхнуть.

— Отвали, не видишь, мне плохо, — чувствовал я себя отвратительно, в голове шумело, а все окружающие звуки раздражали.

— Давай, приходи в себя, уже десятый час, — сочувствующе сказал Толик и поставил рядом со мной бутылку с минералкой.

Толик ушел, а я, сделав глоток, скривился: вода не принесла желаемого облегчения. Она была теплой и абсолютно безвкусной. Встав и подойдя к столику, на котором оставались следы вчерашнего пиршества, я плеснул из начатой бутылки в стаканчик грамм сто водки и залпом выпил. Теплая волна облегчения разлилась внутри. Еще пару минут, и все будет в норме. Запив огуречным рассолом и закинув в рот пару маслин, я осмотрелся. Андрей, что‑то насвистывая, протирал лобовое стекло, Леха, подпирая спиной ствол дерева, пил кофе, а Толик, собрав свой спальник, грузил его в машину.

— Эх, хорошо вчера посидели, душевно. Пора собираться потихоньку, — с сожалением вздохнул Андрей.

— Полянку надо бы привести в порядок, — сказал Толик, и мы, переглянувшись, приступили к уборке.

Собрав мусор в пакеты и засыпав землей кострище, мы погрузили оставшиеся вещи в багажник. Окинув напоследок взглядом поляну, я забрался в салон, и машина тихонько поехала по просеке, немного подпрыгивая на кочках.

Толик все никак не мог наиграться с кинжалом, то и дело крутил его в руках. Надо будет все‑таки подарить ему это чудо оружейного искусства. Вот только его еще назад забрать нужно у этого маньяка, ведь день рождения у Толика еще только через два месяца.

— А что, если сделать так? — произнес Толик и, прокрутив на рукоятке кольцо с символами по часовой стрелке на несколько позиций вперед, нажал на выступающий из рукоятки зеленый цилиндр.

Раздался глухой щелчок, и стержень полностью погрузился в ручку кинжала. Затем, внутри него начал зарождаться пламенный вихрь. Внезапно, все вокруг стало очень четким, как будто кто‑то добавил контрастность в окружающий мир, время замедлилось и яркая вспышка света залила все вокруг. На секунду я ослеп, когда же зрение и чувство времени вернулись в норму, я понял, что все вокруг изменилось.

Просека и лес исчезли, а наша машина, все еще двигаясь, оказалась окружена низкорослыми людьми в странных домотканых одеждах. Они в ужасе разбегались в стороны, бросая луки и колчаны со стрелами. Не успев затормозить, наша машина зацепила одного из них, и он, истошно крича, кубарем покатился вбок.

Все происходило настолько быстро и было настолько нереально, что никто из нас даже не успел испугаться. Мне казалось, что все это происходит с кем‑то другим, а я лишь со стороны наблюдаю за происходящими событиями.

— Какого черта?! — воскликнул Леша, бешено вращая головой по сторонам.

— Вроде бы жив, — наблюдая за кувырками визжащего человечка, сказал Толик голосом, абсолютно лишенным эмоций.

Андрей чтобы не врезаться в убегавшую от нас толпу, вместо того, чтобы затормозить, резко повернул влево. Машина не успев проехать и пяти метров, нырнула вниз. Теперь стало понятно, почему карлики побежали в другую сторону, но нам уже было все равно. Склон, по которому мы покатились, оказался очень крутым. Одной рукой схватившись за ручку двери, второй я уперся в кресло, в которое сел Толик. Сердце бешено колотилось, адреналин разгонял кровь все быстрее и быстрее.

— Тормози! — заорал Леха, вцепившись обоими руками в спинку кресла.

— Не могу, если я сейчас попытаюсь это сделать, мы перевернемся, — сказал сквозь зубы напряженный Андрей, и на его лбу выступили капельки пота.

Еще сильнее разгоняясь, мы неслись к концу склона, где более пологий участок заканчивался и поднимался небольшим холмом. Несколько раз казалось, что задний мост машины вот–вот оторвется от земли и мы перевернемся, но слава Богу, этого не произошло.

Говорят, что в таких ситуациях сердце уходит в пятки. Ничего подобного. Оно застряло в районе кадыка, и я судорожно пытался вздохнуть. Мельком взглянув на ребят, я поразился: от тряски и напряжения Леша позеленел, Андрей был бледным, особенно выделялись пальцы рук, которыми он вцепился в руль, Толик же от напряжения стал красным, как рак.

'Какие мы разноцветные', — пришла в голову дурацкая мысль. И тут включился мой защитный механизм. Я мгновенно успокоился. Сейчас я никак не мог повлиять на происходящие события, поэтому, запретив себе паниковать, я просто стал наблюдателем.

До холма оставалось метров сто, когда мы заметили на нем группу людей, одетых в черные балахоны. Попробовав свернуть на той скорости, что развила машина, мы бы попросту перевернулись, поэтому Андрей лишь зажал клаксон. Некоторые из стоявших фигур на холме повернулись на звук сигнала нашего автомобиля, остальные же продолжали стоять на месте и не обращали на нас никакого внимания.

От группы быстрым шагом отделились трое, у каждого в руке был черный резной посох. Немного спустившись с холма, они остановились. Нас разделяло метров десять, когда практически одновременно с направленных на нас посохов сорвались два огненных и один голубой шар. Каждый из несущихся навстречу нам сгустков был размером с баскетбольный мяч. Через секунду они с громким хлопком врезались в автомобиль.

Пламя охватило лобовое стекло, и казалось, снаружи разбушевался огненный вихрь. Синий же шар, рассыпался сотней ручейков электрических разрядов, которые заструились по стеклам и корпусу машины. Ни огонь, ни молнии не нанесли ни нам, ни 'Барсику' никакого вреда, но из‑за бушующего пламени было абсолютно не видно дороги. Мы продолжали нестись вперед, но теперь еще и вслепую.

Наверное, не такого результата ожидали атаковавшие нас маги, поэтому стоявший по центру замешкался всего на одну секунду, но она стоила ему жизни. После удара тело неудачливого 'пиротехника', кувыркаясь, улетело вбок.

— Минус один, — невольно опережая события сказал я, пытаясь сквозь сполохи пламени рассмотреть полет уже мертвого тела.

Сверкая, как новогодняя елка, задев кенгурятником дерн, машина взлетела на холм. Пламя на лобовом стекле наконец‑то угасло, но Андрей лишь успел опять зажать клаксон. Прямо по курсу, кругом стояло человек десять, а в его центре бородатый дед в красном балахоне размахивал кривым ножом над небольшим камнем. Вокруг группы легкой фиолетовой дымкой светился воздух, четко прорисовывая на земле окружность. Никто из стоящих впереди людей даже не попытался отойти с пути несущегося автомобиля.

— Да они что, глухие?! — заорал Андрей и нажал на тормоз. Машина, раскидывая комья земли, пошла юзом.

Пытаясь выровнять машину, Андрей проскочил фиолетовый барьер, и мы оказались в центре холма, сметая все на своем пути. Тела магов разлетались в разные стороны поломанными куклами. Впритирку проскочив булыжник, мы налетели на деда в красном. Бородатый лишь на мгновение задержался на кенгурятнике и с удивленным выражением лица сполз под колеса автомобиля.

— Минус шесть, — сказал уже Толик, нервно передернув плечами.

— Да вы что, с ума сошли? — закричал с паническими нотками в голосе Леша, — Это же люди!

— Люди огненными шарами не бросаются. А это? А это хрен знает кто! — пытаясь удержать машину, зло сквозь зубы ответил Андрей.

Перескочив через холм, машина выровнялась и опять начинала набирать скорость. 'Американские горки' да и только.

— А вот сейчас нас будут убивать, — сказал я, мельком окинув окружающий нас ландшафт. Вот тут, я уже окончательно признался себе, что теперь к нам в гости спешит пушной северный зверек, и попытался вспомнить слова молитвы «Отче наш». Но в место этого в голову упрямо лезла старая поговорка: 'казалось, что нам пиз..ц, оказалось, что не казалось'.

С другой стороны холма открылась ужасная для нас картина. Внизу широким строем стояли тысячи варваров, одетые в железные и кожаные доспехи. Блики солнца сверкали на их оружии и рогатых шлемах, вожаки, покрикивая, раздавали команды. Орда готовилась к сражению, а напротив них, на расстоянии километра, боевым строем выстроилась армия в сияющих латах.

На шум на холме обратили внимание, и в нашу сторону уже бежало несколько рогатых с большими топорами и молотами.

— Газуй! — заорал Толик так, что заболело в ушах, и мне отчего‑то захотелось дать ему подзатыльник. Вернуть, так сказать, его любимое воспитательное средство, чтобы не орал и дал встретить свой конец спокойно.

— Не проскочим, — обреченно выдохнул Андрей, еще крепче схватившись за руль, а я мысленно махнул на Толика рукой и стал смотреть на приближающихся варваров.

Каждый из нас уже был готов простится с жизнью. Мы понимали, что прорваться или сбежать у нас нет ни одного шанса. А судя по тому, что мы перебили большинство магов на холме, 'радушный' прием нам гарантирован. Но тут картина изменилась. К строю варваров со стороны второго войска по воздуху стремительно стали приближаться десятки огненных шаров. Оставляя за собой длинный шлейф, как от кометы, заряды заставили само небо изменить цвет. Из нежно–голубого оно превратилось в пламенно–рыжее.

Огненный дождь достиг центральных рядов войска орды. Каждый сгусток, врезавшись в землю, разливался кипящей кляксой, вскоре стало казаться, что перед нами пылающее море. В этом огненном безумии, метались уцелевшие группы варваров, пытаясь избежать мучительной смерти.

Слева от нас в небе появился настоящий дирижабль. Выскочив из‑за белых пушистых облаков, он быстро снижался. Покрытая железными щитами кабина, выглядевшая, как корпус галеона, была непропорционально большой по сравнению с воздушным шаром в виде сигары. Каким образом ему удавалось удерживаться в воздухе, для меня оставалось загадкой. И тем не менее, аэростат не только не падал, но и уверенно маневрировал.

Заходя над правым крылом армии варваров, избежавшим печальной участи центральной группировки, он сбрасывал круглые металлические снаряды, размером с ядро Царь–пушки. Падая вниз, от удара об землю они взрывались, раскидывая сотни осколков, и на расстоянии пятидесяти метров от точки падения такого шара не оставалось ничего живого. Действуя, как газонокосилка, дирижабль медленно плыл, меняя курс в зависимости от расположения уцелевших групп врага.

Скоро его попытались атаковать громадные летающие ящерицы, на которых в седлах сидели варвары. С аэростата в них полетели ядра, которые, раскрываясь, превращались в сети. Мощные, но неуклюжие ящерицы, попав в такую ловушку, камнем падали вниз, увлекая за собой своих наездников. В результате команде летающего судна удалось без труда отбиться от этих 'птеродактилей'.

— Андрей, я так думаю, что рогатых здесь не сильно любят, и как бы нам за компанию не прилетело. Давай, выруливай на другую сторону долины, — сказал я. Изменившаяся обстановка заставила меня выйти из оцепенения, — Двигай прямо через огонь, должны проскочить.

— Даже если проскочим, почему ты думаешь, что там нам будут рады? — спросил Андрей разворачивая машину в проход между двух огненных клякс.

— Там больше шансов выжить, а здесь нам за компанию с рогатыми точно приклеят ласты, — ответил я, пытаясь рассмотреть из‑за головы Толика предстоящий нам маршрут.

— Армагеддец местного масштаба, и мы внутри него. А вокруг меня — самоубийцы! — закричал Леша.

— Не дрейфь, квакуха, болото будет наше, — попытался подбодрить его вернувший себе самообладание Толик.

Андрей вел машину между огненных озер, иногда сбивая взбесившихся варваров, которые кидались на нас. Машину кидало из стороны в сторону, но Андрей умудрялся держаться выбранного направления. Я никогда не думал, что мой друг умеет так водит машину, а то, что наш 'Барсик' сможет дрифтовать, вообще было невозможно представить. Думаю, Андрей и сам не ожидал от себя такого.

Дзынь, бум! — послышался звук от улетающего варвара, а его топор, пронесся всего в нескольких сантиметрах от лобового стекла и упав на капот соскользнул в бок.

— Минус тридцать два, — подытожил Толик, провожая взглядом очередного психа.

— Да нет, вроде этот живой, — оглядываясь, возразил я.

— Ты у него пойди еще, пульс пощупай, — огрызнулся Толик.

— Не, я сейчас из машины выйду только для того, чтобы в танк пересесть, — попытался пошутить я, чтобы хоть как‑то сбросить напряжение, которое захватило меня.

— Хорош бубнить, не отвлекайте! — закричал Андрей, пытаясь проскочить очередную выжившую группу варваров и вернулся к своей мантре, которую он твердил уже в течении десяти минут. — Только не по колесам, только не по колесам.

Все были на нервах, но возражать Андрею никто не посмел, сейчас от него зависела наша судьба. Несколько огненных шаров в опасной близости пронеслись мимо и упали у нас за спиной. Хорошо, что дирижабль прошел левее, иначе, боюсь, нам бы не помогло и мастерство Андрея.

Мы почти вырвались из огненного ада, но впереди показался еще сохранившийся строй варваров, находившихся на переднем крае войска орды. Огонь не задел их ряды, они все еще стояли непрерывной стеной.

— Должны проскочить! — воскликнул Андрей, и вдавив до упора педаль газа, запел:

Наверх, вы товарищи, все по местам!

Последний парад наступает!

Врагу не сдаётся наш гордый 'Варяг',

Пощады никто не желает!

*1

Неожиданно для рогатых, мы выскочили из пламенной стихии и на полном ходу врезались в их строй. Варвары, истошно крича, разлетелись в разные стороны, как кегли в боулинге. Многие из них, даже не поняли, что произошло, а наша машина, подскочив на чьем‑то трупе, рванула дальше.

— Мы все‑таки сделали это! — радостно закричал Толик, хлопнув руками по торпеде так, что открылся бардачок.

— Ты что творишь, мутант–переросток?! — заорал Андрей, но его крик утонул в наших возгласах радости.

Несмотря ни на что, мы прорвались через толпы варваров и бушующее море огня. Впереди простиралось широкое поле. Но радовались мы недолго. Навстречу нам, выстроившись клином, неслась галопом тяжелая конница. В руках передовых всадников развивались знамёна, остальные рыцари уже опускали копья в боевое положение.

— Блин, вышел ежик из тумана, — вздохнул Толик, понимая, что мы находимся между молотом и наковальней.

— Надеюсь, это не по нашу душу? — уточнил Андрей и начал уводить машину в сторону от несущихся рыцарей.

Пыль столбом поднималась из‑под колёс. Андрей пытался выжать как можно больше скорости из машины. Когда мы все‑таки успели уйти с линии атаки крайних всадников, конница уже вклинилась в ряды варваров, разрезая, как нож масло, уже и так нарушенное построение. По полю позади конницы, быстрым шагом к позициям рогатых выдвинулась пехота. А легкая конница обходила правый фланг варваров, намереваясь зачистить тех, кто выжил после бомбежки дирижабля.

— Да когда же это закончится? — уже хрипя, заорал Андрей, а мы прильнули к окнам.

С практически непострадавшего левого фланга варваров, к нам наперерез неслась немногочисленная группа наездников на кабанах. Варваров было до полусотни, и они быстро приближались. Громадные твари поднимали за собой столб пыли, и казалось, что на нас несется взбесившийся локомотив.

— Андрей, давай, жми к реке мимо позиций рыцарей, может, эти гады туда не сунутся, — предложил Леша, наконец‑то взявший себя в руки.

— Попробуем, — ответил Андрей, удерживая скорость автомобиля на максимуме. Нам бы автостраду — и у рогатых не было бы шансов нас догнать, но мы мчались по пересеченной местности и варвары нагоняли нас.

И тут нам опять повезло. Видимо, армия рыцарей приняла нас за союзников. Когда расстояние между нами и варварами сократилось метров до ста, кабанов и их наездников накрыла волна стрел. Из нескольких десятков преследователей, осталось лишь семеро, но они все равно продолжили преследование.

Впереди уже показался берег реки, а с позиции воинов к нам быстро приближалась группа всадников в позолоченных доспехах.

— А вот и подкрепление, — сказал я, искренне надеясь на это.

— Хорошо бы, — ответил мне Толик, нервно посматривая в другую сторону на приближающихся кабанов и их наездников.

Две группы достигли нашей машины одновременно, только варварам было уже не до нас. Конница рыцарей вихрем налетела на рогатых. Двое из преследователей лишились своих голов, даже не успев обнажить клинки, но их тупые и разъярённые секачи неслись вперед, представляя собой опасность. Немного наклонившись в сторону, резким движением меча, словно тот был продолжением руки, первый из скакавших рыцарей пронзил череп оставшегося без наездника секача. Споткнувшись и покатившись кубарем, трехсоткилограммовая мертвая туша сбила своего собрата. Образовалась свалка, и завязался бой.

Хотя соотношение было один к трем, конным воинам приходилось нелегко. Варвары, понимая всю безысходность своего положения, кидались в безнадежные атаки с яростью берсеркеров. Мы же, оставив место схватки позади, продолжили движение к реке. На сегодня с нас крови было достаточно.

(*1 Песня на стихи австрийского поэта Рудольфа Грейнца (в переводе Е. М. Студенской)

Глава 4

Четыре по сто пятьдесят или история одного подзатыльника

Остановились мы лишь на пологом склоне берега реки. Несколько минут салон машины напоминал музей восковых фигур: ни движения, ни звука. Лишь равномерно под капотом шумел двигатель на холостых оборотах.

— Минус тридцать шесть, — сказал как бы в пустоту Андрей и заглушил двигатель.

Лучше бы он этого не делал. Оглушающая тишина навалилась на нас. Казалось, что она сейчас раздавит тебя. Заставит, как пружину, сжаться до предела. Мне даже стало тяжело дышать.

Я рывком открыл дверь машины, и теплый воздух ударил мне в лицо. Выбравшись, я глубоко вдохнул. Каким же сладким он мне показался. Я даже прикрыл глаза от удовольствия. Сделав еще несколько глубоких вздохов, я понял, что у меня начала кружится голова. И сел, оперевшись спиной на колесо 'Барсика', став массировать виски.

Пытаясь связать последние события в единую картину и найти логическое объяснение всему происходящему, я снова и снова прокручивал в голове наше скоростное ралли наперегонки со смертью.

Каждый из моих друзей пытался сбросить навалившееся напряжение по–своему. Алексей сидя в машине, молча бился головой об мягкий подголовник сиденья, всегда сдержанный Толик матерился, переворачивая что‑то в багажнике. Андрей же рыдал на капоте машины, обнимая ее и постоянно твердя:

— Барсик, родной мой!

Было тяжело и необычно видеть Андрея в таком состоянии. Как, впрочем, и всех остальных. Не знаю, как я сам выглядел в этот момент — наверное, не лучше. С одной стороны, произошедшее никак не хотело укладываться в голове — готов поспорить, что не только у меня. С другой же… Такое впечатление, что мы все восприняли случившееся как что‑то… Обыденное? Нет. Скорее неизбежное. Хотелось уподобиться Лёхе и тоже побиться головой обо что‑нибудь. Чтобы отвлечься от столь навязчивой идеи, я перевел взгляд на 'Барсика'.

Да уж, автомобилю досталось, весь в копоти, подпалинах, с помятым и поцарапанным капотом, он мало напоминал машину, которая выехала вчера утром из гаража. Но все же, Барсик спас нас, выдержав безумную гонку, в очередной раз доказав, что наш автопром еще может делать надежные машины.

Сегодня мы стали невольными участниками битвы и под колесами нашего автомобиля погибло много людей, но нереальность всего происходящего и шок смягчали ощущения вины от совершенных нами убийств. Да и на фоне сегодняшней битвы, наши «минус тридцать шесть» были лишь песчинкой в море. Оправдывая себя тем, что мы просто пытались выжить, я более–менее успокоил себя. Но понять и принять в полной мере, что же вообще с нами произошло, мне не удалось.

Вернулся Толик, держа в руках минералку и бутылку водки — чудом не разбившуюся после нашей 'поездки'. Мы без слов поняли друг друга. Выпить сейчас было просто необходимо, и я позвал Лешу и Андрея. Толик налил каждому по полному пластиковому стаканчику.

— Андрей, ты это… Спасибо, — сказал Толик, положив руку ему плечо. Хотя каждый из нас брал всю ответственность за произошедшее в равной степени на себя, но все же, Андрей был за рулем автомобиля, и, наверное, сейчас ему было тяжелее всего. Хотя думаю, окажись на его месте любой из нас, то он сделал бы для остальных то же самое.

— Да, Андрей, спасибо, если бы не ты… — сказал я, хотя и без слов было понятно, как мы все благодарны Андрею.

Он посмотрел каждому из нас в глаза. В этот момент, мне казалось, что ни одна сила в мире не сможет разорвать нашу дружбу. После таких моментов, что‑то меняется в сплоченной группе людей, делая ее монолитной. Как будто невидимые нити связывают в едино не только дружбу, делая ее еще крепче, но и частички наших душ, делая нас практически кровными братьями.

— За Барсика, за Снежного Барса! — сказал Андрей, отдавая дань уважения не только машине стоящей рядом, но и всем тем, кто приложил руку для ее создания.

Мы стукнулись стаканчиками и выпили. За этим занятием нас и застала группа из двадцати рыцарей в позолоченных доспехах. На прекрасных породистых вороных скакунах они приблизились к нам и остановились напротив. Кони, еще не успев остыть от прошедшей погони, фыркали и били копытами оземь.

Закрытые забрала шлемов скрывали лица воинов. На груди у каждого поверх доспехов был изображен клинок, вокруг которого обвивались красивые цветы, похожие на розы. У каждого из воинов на левом боку был меч в ножнах, а на правом был закреплен кинжал. Из‑под доспехов выглядывала кольчуга, которая доходила до середины бедра, а латы, защищающие ноги, были украшены замысловатым орнаментом. У каждого из всадников шлем был украшен пышным плюмажем из крашенного в красный цвет длинного конского волоса. Вперед выехал рыцарь в самых богато декорированных доспехах — видно, командир. Кроме плюмажа, его шлем был инкрустирован драгоценными камнями, ярко переливающимися в лучах солнца.

Помедлив немного, явно выдерживая 'театральную' паузу, а может разглядывая нас, он открыл забрало, и произнес:

— Кырым хао тар нео, кос рона эхо.

Я внимательно всматривался в лицо, в общем‑то, молодого воина. Ничем особенным оно не выделялось, может, был немного смуглее нас. Немного сбивало то, что я ожидал увидеть сурового, заросшего щетиной мужика, а тут оказался парень. Водка несколько сбавила напряжение, державшее нас после получасового марафона, поэтому я спокойно произнес, стараясь сохранить серьезное выражение лица:

— Леха, ты же в сервисном центре работаешь. Привык уже, что все инструкции на китайском, так что это твой клиент, переводи, а то я его не понимаю, — протянул я, пытаясь придумать, как нам объясниться с прибывшими людьми. Так и хотелось поднять правую руку и сказать 'Хао', хотя это были и не индейцы.

— Ты чё, Рома, какой китайский, мы же непонятно где, — Леха покрутил пальцем у виска, видно, приняв меня в серьез.

Рыцарь удивленно взглянул на нас, затем повернулся и сказал что‑то своим спутникам. Один из воинов спрыгнул с лошади, подошел ко мне и снял шлем. И тут я понял, что доспехи — универсальное средство маскировки.

Шлем медленно поднимается… И что, вы думаете, мы видим? Наконец‑то кривую заросшую рожу, преисполненную рыцарского достоинства? Черта–с-два! Под шлемом скрывалась миловидная девушка с живыми голубыми глазами. Пара светлых прядей, выбившихся из под подшлемника красиво обрамляла ее лицо.

Небольшой, аккуратный носик, пухлые, сочные губки, которые даже без косметики были ярко–алыми, словно она то и дело кусала их, задумавшись о чем‑то.

Все это мгновенно располагало к ней. Очаровательно улыбнувшись, она сняла латную перчатку и, чуть наклонив голову, вынула из мочки уха золотую сережку с достаточно крупной черной жемчужиной. Показав пальцем на украшение, она приложила его к своему виску. Потом показав пальцем на меня, протянула сережку. Я конечно не гений, но два плюс два сложить умею, поэтому, взяв украшение, приложил его к своей голове. В ушах раздался легкий щелчок, а рыцарь опять заговорил.

— Я принц Этлании Эрик Дан Лирийский, приветствую вас, доблестные воины. Позвольте выразить вам свою благодарность за вашу помощь в разгроме армии Ваалкха. Приглашаю вас сегодня отужинать вместе с нами и отпраздновать нашу знаменательную победу. Нам было бы очень занятно побеседовать с вами и уточнить, кому мы обязаны столь легкой победой. А сейчас прошу простить меня, мне необходимо вернуться к войскам. Я пришлю за вами того, кто проводит вас в лагерь.

Понимая, что аудиенция закончена, я протянул назад серьгу девушке, но она отрицательно замахала головой.

— Тын лан осум, касатлех, — сказала она и хитро улыбнулась.

Я приложил серьгу опять к виску.

— Сестра говорит, что сережку вы сможете вернуть за ужином. И что так, вы не сможете отказаться от нашего приглашения, — улыбнулся Эрик, а я понял, что его высочество настойчиво приглашает нас и оставлять без контроля непонятных гостей не собирается.

Девушка повернулась и направилась к скакуну. Запрыгнув на него, она убрала золотистые локоны и надела шлем. Алексей все это время не сводил с нее глаз. По нему было заметно, что девушка своей красотой сразила его наповал.

Когда воины покинули нас, ребята окружили меня. Естественно, им было очень интересно, что же такого успел сообщить мне рыцарь, и что за подарок мне достался.

— Ну? — спросил Толик, заинтересованно смотря на меня.

— Что 'ну'? — прикинувшись дурачком, сказал я, сделав удивленное выражение лица.

— Баранки гну! Что это было? — начинал сердиться Толик, а Андрей с Лешей с укором посмотрели на меня.

— Да поговорили просто, вернее он говорил, а я слушал, — вздохнув, сдался я.

— И что, ты его понимал? — удивленно спросил Леша, подозрительно смотря на меня, как будто не веря.

— Вообще‑то, да, — ответил я, с вызовом в голосе.

— Тебе в глаз дать? — шутливо угрожая, спросил Андрей.

— За что? — искренне удивился я.

— Чтоб ты кота за то, что блестит, не тянул. Мы что клещами должны у тебя каждое слово вытягивать?

— Рассказывай давай, — говоря это, Толик показал мне сжатый кулак.

Кто владеет информацией — тот владеет миром. Поэтому наслаждаясь моментом, я шутливо продолжил.

— Да ничего в принципе и не сказал: говорит мол, я Эрик, работаю принцем, приглашаю вечером водки попить, пришлю за вами человечка, он и отвезет, куда надо, — говоря это, я попытался сделать серьезное выражение лица, но на нем предательски расплылась улыбка.

— А девушка что сказала? — спросил Леша. Наверное, этот момент интересовал его больше, чем мой разговор с будущим монархом.

— Девушка? Какая девушка? Ах, девушка. Она сказала, что без вон того худого в гости можете не приходить, имея ввиду тебя, уж больно ты ей понравился, — я просто не смог сдержать себя, чтобы в этот момент не подшутить над Лешей.

У меня зазвенело в ушах, это прилетел подзатыльник от Толика.

— Хватит дурью маяться, ты лучше скажи, за что тебе сережку дали, — применил свое излюбленное лекарство Толик. И почему я позволяю ему это делать?

— Не за что, а для чего, — надувшись, ответил я, потирая затылок. — С ее помощью я мог понимать их язык.

Толик и ребята стали рассматривать серьгу, которую я держал в открытой ладони.

— Ладно, давайте присядем. Поговорить серьезно надо, — предложил Толик и достал одеяла из багажника, чтобы постелить их на траву.

Усевшись на одеяла, мы стали держать совет. Во–первых, окончательно решили, что все‑таки мы попали в другое измерение или Вселенную, ведь все, увиденное нами, никак не вписывалось в привычную картину нашего мира. С ума сходят поодиночке, а не вчетвером и все сразу, так что на буйство фантазии грешить не приходилось.

Во–вторых, постановили, что я — придурок потому как принес непонятный кинжал в лагерь, Толик — баран, потому, что сумел его активировать, Андрей — герой, спасший всех нас, а Леша вообще здесь просто погулять вышел.

Чтобы хоть немного адаптироваться в этом мире, решили перекидывать образы из наших фентезийных книг: если встретится мужик с острыми ушами, значит, это эльф, а если кто бросается огненными шарами, то это маг и т. д. и т. п.

И, наконец, главное — нужно не искать на пятую точку приключений, а как можно скорее возвращаться домой!

Посещение лагеря принца даже не обсуждалось, других вариантов развития дальнейших событий никто не видел. В гостях мы надеялись получить информацию о нашем местоположении и о происходящих вокруг событиях, чтобы решить, что же делать дальше. Да и чего таить: мы надеялись на помощь от неожиданных союзников.

Когда мы уже заканчивали наш импровизированный совет, послышался топот копыт. Со стороны лагеря войска Этлании к нам приближался конный воин без доспехов. Подъехав и спешившись, он представился. Пришлось мне опять выступать в роли толмача–переводчика.

Как я и предположил, воин оказался нашим сопровождающим, а звали его Таран Оз. На вид Озу было лет сорок пять, но это был подтянутый, крепкий воин. Стрижка ежиком, квадратное, обветренное лицо, нос картошкой, добрый располагающий взгляд. Хотя воин был без доспехов, за его плечами на перевязи находился клинок, а с левого бока на ноге три маленьких метательных ножа.

Оз прекрасно понимал всех нас, поэтому мне приходилось переводить только его речь. Мне конечно же, стало интересно, где его жемчужина.

— Оз, а как ты понимаешь то, что мы говорим, ведь я не вижу у тебя жемчужины и ты ничего не прикладываешь к голове.

— Каждый раз делать это совсем не обязательно, — ответил Оз, — достаточно того, чтобы она находилась довольно близко. Кто‑то вставляет жемчужину в украшения, кто‑то носит на цепочке на шее. Я же заказал у лекаря вставить ее вместо выбитого в драке зуба, — и, улыбнувшись, Оз продемонстрировал мне чудо здешней медицины. Один из верхних резцов был черным.

Стараясь расположить к себе Оза, я вел себя просто и добродушно. Пока что он был нашим единственным источником информации, и мне было крайне важно добиться его доверия. Весело и непринужденно я задавал ему простые вопросы и переводил ребятам его ответы.

Попросив Оза рассказать поподробнее о жемчуге, который помогал общаться представителям разных народов, мы узнали, что на континенте их было много достаточно много. Соответственно, существовало огромное количество разных языков и наречий. Поэтому проблему общения решили с помощью магии. Было изобретено заклинание 'всеобщего языка', которое накладывалось на жемчужины черного цвета. Такая зачарованная жемчужина, конечно же, стоила денег, но по цене была вполне доступна даже обычному лавочнику или трактирщику. Цена зависела лишь от размера жемчужины.

Наложить такое заклинание можно было и на жемчужину размером с бусинку, но стандартный размер был чуть больше горошины потому, что меньший размер жемчужины вызывал задержку перевода на пару секунд. Еще размер влиял на расстояние, на котором она могла располагаться, чем больше жемчужина, тем дальше от головы она могла находиться. И наконец, существовали жемчужины с грецкий орех, и это была большая редкость. Такие жемчужины позволяли общаться на расстоянии пяти гиров нескольким собеседникам, не используя другие жемчужины.

— Тоже мне еще оперативная память, с блютусом вперемешку, — усмехнулся Толик, внимательно слушавший мой перевод.

— О чем это он? — спросил Оз. Наверное, жемчужина не смогла перевести эти понятия.

— Это он о похожих магических предметах у нас дома, долго объяснять. Лучше скажи, а почему именно жемчуг, а не какой‑нибудь другой дешевый материал? — спросил я, не давая Озу забраться в дебри знаний нашего мира. Иначе наш разговор мог бы затянутся на очень долго, а мне было крайне необходимо получить максимум информации о месте, где мы сейчас находились, и желательно побыстрее.

Оказалось, что по структуре заклинание было очень сложным и было составлено именно под черный жемчуг, и никому не удавалось его переделать под другой материал. Маг же, который представил это заклинание миру, был одним из главных акционеров организации по добыче черного жемчуга, и ему было выгодно сохранять монополию. А еще, ходили слухи, что маг вовсе и не изобретал это заклинание, а просто обнаружил его в одном из древних источников и выдал его за свое, чтобы получить степень магистра. Как бы то ни было, на протяжении пяти веков черный жемчуг ценился именно за возможность наложить на него это крайне полезное заклинание.

— Оз, я так понял, гир — это мера расстояния? — спросил я, пытаясь понять правильно ли я понял воина.

— Да, это приблизительно один широкий шаг, — ответил Оз, и развел руки на расстояние около метра.

— Ну, хоть в расстояниях мы не запутаемся, поскольку гир и метр приблизительно равны, — сказал я ребятам. Я не думал, что нам будет важно точное расстояние до сантиметра, тем более линейки у нас не было. Так что, придеться в будущем, переходить на местные измерительные величины.

Кстати, я заметил, что после того как привел для себя соответствие 'метр равно гир' слово 'гир' исчезло и теперь я слышал более привычное слово метр. Интересно работает жемчужина. Тут, похоже, существует обратная связь между пользователем и волшебным девайсом.

— А тысяча метров это сколько? — решив проверить свое предположение, спросил я.

— Один крок, — ответил Оз и поправил перевязь с мечом за спиной.

У меня возникла мысль, что раз гир равен метру, то крок должен быть равен километру.

— Сколько–сколько? — переспросил я, сделав вид, что не расслышал.

— Один километр, — ответил Оз, продолжавший все время посматривать на нашу машину.

А я отметил, что теория о замещении понятий работает, чем и поделился с друзьями.

Продолжая нашу беседу, я получил очередное обещание от Толика — поставить мне фингал под глазом и отобрать у меня серьгу, если я не прекращу шутить при переводе. Но все равно, иногда, я не мог удержаться. Так на предложение Оза, желаем ли мы перед ужином привести себя в порядок и искупаться, я естественно согласился. Ребятам же перевел, что Оз спрашивает, готовить ли ему палатку на четверых или Леша будет ночевать у принцессы?

— Да что ты прицепился ко мне с этой принцессой! — Воскликнул психанувший Леша.

— Еще скажи, что она тебе не понравилась? Я же видел, какими глазами ты на нее смотрел, — ухмыляясь сказал я, увернувшись от Толиного подзатыльника.

— А у одного из вас есть реальные шансы стать мужем принцессы, — улыбнулся Оз, он‑то понимал всех нас и с удовольствием наблюдал за нашей перепалкой с Лешей.

— Что?! — удивленно воскликнул я, никак не ожидав такого поворота событий.

— Что он сказал? — взволнованно спросил Толик, а Андрей с Лешей переводили взгляд то на меня, то на Оза не понимая, что могло меня так взволновать.

— Похоже, одному из нас придется стать мужем принцессы, и я не шучу, — выдохнул я.

— Чего? Каким, блин, еще мужем? — спросил Андрей, все еще не совсем понимая, о чем идет речь.

— Ну, не все так плохо, — заржал Оз, — я же сказал - 'может', а не обязан.

Оз рассказал нам, что отец принцессы Алины, король Этлании Дариус Третий давно хотел выдать свою любимую дочурку замуж, так как он и королева уже давно хотели понянчить внуков. Обычно в этом мире, девушек высшего сословия отдавали замуж через год после совершеннолетия, которое наступало в восемнадцать лет. Но принцессе уже почти исполнился двадцать второй год, а она еще не была замужем, давая от ворот поворот всем претендентам.

Алина всегда восхищалась старшим братом и с детства старалась ему подражать. Так что неплохо владела мечом и стреляла из лука. А ее различные затеи не раз добавляли седых волос в бороду короля. Даже двухлетнее обучение в академии магии с ее строгими правилами не изменило ее характер, а только добавило изобретательности ее шалостям.

Выходки несносной девчонки давно надоели королю, и он надеялся, что хоть брак успокоит его дочурку. Поэтому идея с замужеством стояла как никогда остро.

Этлания была очень небедным государством, и Алинино приданое не давало спать многим королям и герцогам. Тем более, породниться с одной из самых влиятельных династий цивилизованного континента желали многие монархи. Поэтому предложений руки и сердца было непристойно много.

Когда очередной претендент Валент оф Гофман, принц одного из северных королевств, по прибытии во дворец три дня подряд провел не выходя из сортира, и ни одно лекарство не помогало его бедному желудку, король пришел в бешенство. Он вызвал Алину, так как не сомневался, что это было ее рук дело. В запале ссоры, король поклялся, что если в течении года она сама не назовет имя своего жениха, он выдаст ее замуж за этого 'засранца'. Это так взбесило Алину, что и она поклялась, что выйдет замуж за первого встречного, если тот выполнит три ее условия. Первое условие — он должен был убить одного из двух кровных врагов королевства: вождя южных варваров Ваалкха или шамана южной орды Кинарга. Второе условие — найти самую большую черную жемчужину в королевстве, и третье — разгадать ее загадку.

В общем, в понимании принцессы, первый встречный должен был быть безумно храбрым, чтобы побеждать всех врагов направо и налево. Второе — быть богатым, чтобы мог себе позволить королевский подарок, ну и третье — не быть тупым, как пробка.

Слухи сразу же поползли по королевству, и количество претендентов резко уменьшилось до нуля, потому как самоубийц не было. Случилось это одиннадцать месяцев назад, и через месяц связанный клятвой король, должен будет объявить о помолвке принцессы Алины и принца Валента.

Неприязнь принцессы к принцу Валенту увеличивалась пропорционально сальному взгляду принца и его хамству. На последнем из приемов в столице, когда он при всех назвал ее женушкой, Алина не выдержала и спалила с помощью магии его шевелюру. А утром собрав вещи, сбежала к брату, который в то время находился на юге королевства в графстве Тора.

— История, конечно, интересная, но мы здесь каким боком? — спросил я, открывая начатую бутылку минералки и предлагая Озу утолить жажду. Он как‑то странно посмотрел на бутылку, но ничего не сказал и взяв ее, сделал сразу пару больших глотков.

— Ну как же, ведь это именно вы убили шамана южной орды — Ки.. Кинарга, — запнулся Оз от попавших в горло пузырьков воздуха.

— Когда?! — опять удивился я, хлопая Оза по спине.

— Там, на холме, возле жертвенного камня, вы своим механическим тартагом раздавили эту тварь, — показывая на наш автомобиль, сказал Оз.

— Приплыли. Мужики, помните того деда в красном балахоне? Оказывается, это был один из местных Боссов, шаман южной орды Кинарг, — невесело улыбнулся я.

— Тогда понятно, почему мы им так всем не понравились, — сказал Андрей и обиженно добавил, — и вообще нехрен было всякой гадостью в Барсика швырять.

Да уж, попали мы с ребятами в прямом и переносном смысле. Друзьями еще не обзавелись, зато серьезных врагов себе уже нажили, что грозило нам большими неприятностями.

— В погоню за вами, чтобы отомстить за смерть отца, отправился его сын Ачхел. Вам повезло, что его высочество успел вовремя, — продолжал Оз, приложившись еще раз к бутылке. Видно, пузырьки в воде его забавляли.

— Раз сын погиб, уже легче, мстить не будет, — сказал Толик, — Но расслабляться все равно не стоит, кто его знает, сколько у этого Кинарга еще родственничков.

Разговор, конечно, мог продолжаться еще очень долго, но нам было пора отправляться в лагерь и мы начали собираться. Я спустился к реке сполоснуть лицо и вымыть руки. Пологий берег был усыпан темной крупной галькой. На обратном пути, я решил приколоться над Лехой. Выбрав из гальки черный камушек покрупнее, я подойдя к машине, кинул его Леше.

— Леха, лови.

— Что это? — крутя в руках круглый камень, спросил он.

— Как что? Это тебе черная жемчужина, теперь осталось разгадать загадку принцессы, и можешь жениться, — заржал я.

— Ну, все! Ты меня достал, — закричал Леша и хотел запустить камнем в меня, но его руку перехватил Оз.

— А ну покажи, — брови Оза поползли вверх, когда он взял из Лешиной ладони камушек. — Да это же настоящая черная жемчужина!

Обретя способность говорить, я перевел ребятам возгласы Оза, и все с интересом стали рассматривать жемчужину, кидая на меня косые взгляды.

— Поразительно, — с неподдельным удивлением комментировал Оз. — Такая должна стоить не меньше тысячи золотых.

— Ты где ее взял, чудовище? — строго взглянул на меня Толик.

— Руки ходил мыть, там весь берег усыпан галькой, решил над Лехой подшутить и взял один из камушков.

Как бы в свое оправдание, показывая руки, я в очередной раз потерял дар речи: на правой ладони медленно исчезало изображение зеленого листика клевера.

Вернув жемчужину, Оз вскочил на коня и попросил следовать за ним, а я, немного придя в себя, вслед за друзьями забрался в машину, и мы поехали в лагерь.

Глава 5

Шерлок Холмс и доктор Ватсон, или операция 'Ы'

Когда мы добрались до лагеря, в нем кипела работа и он напоминал растревоженный муравейник. Разгром войска Ваалкха был уже завершен, и большая часть солдат Этлании уже успела вернуться в свое расположение. Лишь несколько сотен конных рыцарей, разбившись на отряды, вылавливали небольшие группы отступающих варваров.

У обоза часть воинов устанавливали большие котлы, а возле палаток из подручных средств сооружались столы. В ход шли даже небольшие круглые трофейные щиты варваров. Чувствовалось приближение грандиозной попойки.

Если там, на поле, сверкая латами, стояли хмурые воины, то сейчас складывалось ощущение, что мы попали в лагерь отдыхающих на природе ролевиков.

Многие из воинов, сняв латы, просто улеглись на траву. Кто‑то оттирал с доспехов еще не успевшую совсем засохнуть кровь. Кому‑то оказывалась первая медицинская помощь.

Особенно повеселил молодой воин, наверное, первый раз участвовавший в битве. Стоя в одних шароварах, он оживленно жестикулируя руками, что‑то рассказывал молодой санитарке, которая пыталась перевязать его.

Несмотря на наличие котлов полевой кухни, практически возле каждой группы палаток стояли собственные котелки, в которых варились блюда по своим эксклюзивным рецептам. Шум, гомон и смех царили повсеместно.

— Кажется, мы здесь уже знамениты, — сказал Толик, провожая взглядом очередную группу солдат, которые приветливо кивнули нам.

— Ага, а на праздничном ужине нам вручат ордена и медали с закруткой на спине, — улыбнулся Леха, вспомнив бородатую шутку.

Доехав до одной из палаток, Оз остановился.

— Вы будете отдыхать здесь. Располагайтесь, — сказал он, все еще сидя на лошади. — А я пока поеду распоряжусь на счет бани.

Мы решили долго не возиться и, достав из машины только самое необходимое, направились в палатку. Она была просторной. Даже Толик мог стоять в ней не нагибаясь. Материал палатки был похож на брезент черного цвета, а закрывалась палатка с помощью шнурка, продетого в петли. Перетащив внутрь наши нехитрые пожитки, мы положили на пол, устеленный соломой, спальники и удобно устроились на них.

— Нам нужна информация, — сказал Андрей, поправляя поудобнее рюкзак, который использовал вместо подушки. — Попробуй разговорить Оза, он вроде не против ею поделиться.

— Хорошо, попытаюсь, — ответил я, удобно устроившись на спальнике.

В это время Толик пытался развязать шнурок, закрывающий маленькое окошко, чтобы впустить внутрь больше солнечного света.

— Кстати, для того, чтобы вернутся домой нам нужен маг. Он должен помочь разобраться в нашем кинжале. А где его взять? — спросил Леша и передал Толику свой швейцарский нож, чтобы тому легче было развязать узелок на запутавшемся шнурке.

— Давайте не будем торопиться, друзья. Мне кажется, многое станет ясным после ужина, — чертыхаясь, сказал Толик, возясь с неподдающимся узлом.

— А где, кстати, кинжал? — спросил я, наблюдая над потугами друга.

— Не отдам, Рома, теперь тем более не отдам. Сейчас, когда от него зависит наше возвращение домой, он будет у меня, так надежней, — ответил Толик наконец‑то распутавший узелок. В открытое им окошко кроме света хлынул поток свежего воздуха.

— Ладно, Толик, договорились, — нехотя ответил я

.

Пролежав в палатке минут двадцать, я решил немного разведать обстановку. Выйдя наружу, я огляделся. Неподалеку располагались несколько групп таких же палаток. Мы находились как бы рядом с ними, но все же отдельно от остальных. Мимо проходили воины, спешащие по своим делам, а для того, чтобы завязать разговор, нужен был повод. Я вспомнил про собранные нами грибы. Нырнув обратно в палатку, я попросил Андрея достать их из машины.

— Так нас вроде покормить обещали, да и зачем тебе все? — удивился Толик.

— Готовить я ничего не собираюсь, буду с местными контакт налаживать. А грибы — так пропадут ведь, когда нам ими заниматься теперь? А так для дела пригодятся.

Ребята согласились, и Андрей пошел доставать грибы из багажника. Я же направился к соседней группе палаток, возле которых на костре грелся котелок, а над ним 'колдовал' немолодой воин. Подойдя поближе и дождавшись, когда тот обратит на меня внимание, я поздоровался:

— День добрый.

— Добрый, — ответил воин, все еще помешивая что‑то в котелке. — О! А вы чай не из команды тартага будете?

— Да, это наша машина. Так вы меня понимаете? — удивился я.

Я, конечно, понимал, что для разговора с воинами мне понадобится помощь жемчужины и планировал использовать подарок принцессы, передавая ее собеседнику, чтобы тот смог понять меня. Но нарваться на обладателя собственной жемчужины среди солдат я не ожидал.

— Конечно, — ответил воин, обратив внимание на прицепленную у меня за воротник сережку. — Ах это. Так я еще в битве при Анеке слух потерял. Вражеский маг в меня не попал, но все же пущенный им огненный шар слишком близко рванул. После этого пришлось на жемчужину потратиться, — и он показал на ухо, в котором в крепежной пластинке находилась небольшая жемчужина. А я для себя отметил, что жемчужина посылает сигналы прямо в мозг, обходя слуховые органы.

— Ну ребята вы даете, ну сорвиголовы, сейчас в лагере только и разговоры про вас. Как вы лихо их, — продолжил воин, не прекращая помешивать кашу.

— Кого их? — не поняв, что именно имеет в виду старый воин, спросил я.

— Так магов этих, раз и все. Я уж утром с жизнью прощался, не думал, что такую бойню пережить смогу, а оно вот как обернулось. Звать‑то как тебя, молодец?

— Роман, — ответил я, чихнув в этот момент.

— А меня Кор. Ежели не побрезгуете, прошу чуть погодя, как каша изготовится, к нашему столу, — доброжелательно сказал воин, и кинул еще щепотку какой‑то приправы в кашу.

— Извини, Кор, мы бы с радостью, но нас к вашему принцу пригласили, — сказал я и отошел немного в сторону, чтобы ветер не нес на меня пыльцу приправ, которыми Кор щедро одаривал кашу.

— А ну тогда конечно, разве ж можно Его высочеству отказать? — сказал Кор и сам громко чихнул, — эх хороша каша будет, забористая.

— Послушай, Кор, тут такое дело, мы грибов насобирали, а теперь за ратными делами готовить их некогда. Возьмешь? — решил я наладить с гурманом дружеский контакт.

— Ты чай шутник, какие же в Жаренне грибы? Или у тебя пивные? Так на кой они мне, где ж я бражку буду ставить, мы же в походе? — спросил удивленный воин и осуждающе посмотрел на меня.

— Нет, Кор, грибы что ни есть самые настоящие. Понимаешь, мы прибыли издалека, и у нас сейчас для обычных грибов самое время.

— Так вы через портал к нам прибыли? — заинтересовался воин.

— Ну, типа того, — не зная, как еще объяснить наше появление здесь, ответил я.

— Ух ты! А я ведь тоже один раз в молодости, когда наша рота сопровождала Его величество в Арланию через врата проходил. Раз и все, один шаг и ты так далеко от дома, что и за орат не обернешься.

— А орат — это как долго? — уточнил я, пытаясь с помощью моей теории пополнить запас здешних величин.

— Ну Холодення, Цветення, Жареннья, Дождення — это один орат.

Значит орат — это один год, сообразил я. Сопоставив времена года со знакомыми мне названиями, я добился ожидаемого результата, и теперь вместо Жарення мне слышалось лето.

— Спасибо Кор. Ну так что, удивишь сослуживцев грибочками? — хитро подмигнул я.

— Так запросто, — заулыбался воин и бросил в кашу очередную порцию приправ.

— Кор, тут еще вот что. Нас к его высочеству пригласили, а мы ваших нравов и порядков не знаем. Может, просветишь немного?

— Так тут дело не хитрое, спрашивают — отвечай, попусту языком не мели. Когда будете здороваться — достаточно немного склонить голову. Да и вообще, мы сейчас на войне, так что многие условности игнорируются.

— Спасибо за совет. Ну так что, идем за грибочками? — показав рукой на наше временное жилище спросил я.

— Вы идите, а я сейчас кого помоложе из моей сотни позову, и мы подойдем, — сказал воин и сдвинул котелок с огня в сторону.

Кор в очередной раз удивил меня. По виду и не скажешь, что сотник. Вон даже сам кашу варит. Хотя кто знает их обычаи и традиции.

Я вернулся к машине, а минут через пять подошел Кор вместе с совсем юным парнем лет шестнадцати. Да уж, возраст воинов армии Этлании был достаточно разнообразен.

Они забрали мой пакет и корзинки с грибами, пообещав тару непременно вернуть. Уже уходя, Кор еще раз поблагодарил нас и шутливо сказав, что ежели у принца нам не понравится, то мы будем желанными гостями у них за столом. Дружески попрощавшись с Кором, я увидел, как к палатке приближается Оз.

— Ну что, банька готова, но перед тем как мы пойдем туда, позвольте вручить вам маленький подарок от Его высочества, — сказал приблизившись Оз и вручил каждому из нас по небольшой деревянной коробочке.

Внутри находились золотые цепочки, на которых в красивых кулонах были небольшие черные жемчужины. Так я избавился от роли толмача–переводчика, и теперь мы все могли общаться свободно.

* * *

Пройдя за Озом через лагерь, мы подошли к огороженному участку возле реки. Между вбитых в землю столбов были натянуты трофейные шкуры диких животных, образовав огороженную площадку под открытым небом. Внутри находилось десять больших бочек, из которых поднимался пар. Оказалось, это и была баня. Из неё было два выхода, один из которых вел к реке. Так что, если было бы большое желание, то можно прямо из горячей бочки пробежаться и нырнуть в воду с небольшого помоста.

— Оз, ты останешься с нами? Нужно поговорить, — спросил я, пытаясь найти время для разговора с нашим провожатым.

— Да, пожалуй, мне бы тоже не мешало помыться, — легко согласился Оз и повел нас внутрь.

Раздевшись, мы забрались в две соседние бочки чуть поодаль от остальных и я обратился к Озу:

— Понимаешь, Оз, мы прибыли издалека, и нам хотелось бы немного прояснить ситуацию. В вашу битву мы вмешались совершенно случайно. Мы даже не знаем, где находимся. В общем, нам интересна любая информация, которой ты сможешь с нами поделиться.

Оз любезно согласился помочь и оказался весьма неплохим собеседником. Из его рассказа я узнал, что находимся мы сейчас на южной границе Этлании, в графстве Тора.

Этлания была процветающей страной, включавшей в себя двадцать одно графство и занимала не последнее место среди королевств цивилизованного континента. Ее столица — город Лерон, располагалась в Лерийском графстве и являлась образцом культуры и процветания всего государства. Страна уже лет двадцать ни с кем не воевала, поэтому в ней спокойно развивались торговля, ремесла и искусства.

Благодаря мудрой политике династии Дариев — правителей Этлании, государство поддерживало близкие и дружеские отношения с королевством гномов, а также с единственным на континенте государством магов — Валадией.

Соседние королевства уважали династию Дариев и никакой агрессии не проявляли. И даже наоборот, старались заручиться поддержкой столь сильного в экономическом плане государства. В столице был даже организован целый квартал, где располагались исключительно резиденции дружественных государств.

Король Дариус Третий проводил разумную политику развития экономики государства, в том числе введя небольшие налоги. Тем самым, он дал возможность стабильно развиваться торговцам, ремесленникам и сельскому хозяйству. Выделяя немалые деньги на социальные нужды, король был любим своим народом, а также имел немалую поддержку среди придворных, грамотно распределяя бонусы и честно разрешая конфликтные ситуации между дворянами.

Проблемы у Этлании были только на южных границах, к которым примыкали дикие земли. Королевство несколько раз пыталось их освоить, но из‑за агрессии варваров этого не получилось. Ведя кочевой образ жизни, дикари устраивали набеги, разрушая новообразовавшиеся поселения, тем самым не давая возможности для дальнейшей экспансии королевства. Широкомасштабных же военных действий никто не хотел, а мелкие стычки на границе только поддерживали в тонусе армию.

Имея под боком реальную угрозу в виде варваров, Дариус Второй, отец нынешнего правителя провел реформу в армии королевства и даже основал что‑то наподобие Суворовских училищ, которые, в свою очередь, в какой‑то степени заменяли и детдома. В такое училище мог попасть каждый, вне зависимости от того, есть у него родители или нет. Обучающиеся там дети имели минимальные контакты с родственниками (если те у них были), поэтому разница между такими детьми и сиротами практически не ощущалась. Выходцы из таких учебных учреждений регулярно пополняли ряды армии.

Дариус Третий поддержал начинания своего отца и, обладая достаточными ресурсами, проводил дальнейшую модернизацию войска. Со временем, он передал управление армией своему сыну принцу Эрику, который продолжил политику отца, деда и прадеда. Поэтому в оснащении, мастерстве и дисциплине армия Этлании уступала лишь гномам…

— Да уж, Оз, можно сказать, это нам еще повезло, что мы попали в столь развитое королевство, а не в дикие земли. Еще неизвестно, как бы тогда дело вышло, — сказал я, подумав, что всё могло бы быть намного хуже.

— Ну, дикие земли — это еще не худший вариант. Вот если бы вы попали в проклятые земли, тогда вам точно пришел бы конец, — ответил Оз с блаженством наслаждаясь горячей водой.

— Проклятые земли? Расскажи, — заинтересовавшись новой напастью, попросил я.

— Тысячу лет назад, на континенте произошел катаклизм, вызванный войной магов. Большинство фактов той войны история почти не сохранила, но все же было известно, что войну начали именно маги, причем сразу три стороны: некроманты, стихийники и демонологи. Друиды и эльфы с их магией жизни и магией леса были уже намного позже втянуты в конфликт и, так как они не соглашались присоединиться ни к одной из сторон, били их все.

Катастрофа случилась, когда некроманты доигрались со своими заклятиями до такой степени, что уже не могли контролировать распространение нежити. Демонологи не остались в долгу и призвали таких демонов, что уже не могли закрыть врата в их миры. Ну а стихийники решили, что пропадать — так с музыкой и шарахнули так, что большие цунами, землетрясения и перепады температур еще долго возникали сами собой.

До сих пор одну четвертую часть континента занимали проклятые земли, оставшиеся после катастрофических магических сражений.

Сказывали, что в глубине проклятых земель существует священный лес. Ну или то, что от него осталось. По преданиям, там жили никогда не ладившие между собой эльфы и друиды. Но лишь объединившись вместе, они смогли выжить и противостоять нашествиям тварей. Правда это или ложь, никто не знал. В течение трех столетий, в проклятые земли никто не заходил далее половины светового дня. Попытки конечно же были, но отправившиеся туда отряды храбрецов больше никто и никогда не видел. Ведь пережить ночь в проклятых землях без надежных стен не удавалось никому…

— Но как же вы выжили?

— Говорят, в последнем сражении маги практически перебили друг друга. Без их управления появились невиданные твари, нежить, непонятная остаточная магия, все это и много чего другого вырвалось из каменного мешка Тандельских гор. Оставшиеся в живых расы, селившиеся на окраинах континента, объединенные общей бедой, заключили союз и бросили все свои силы на борьбу с тем, что выбралось из проклятых земель. За время столетней войны союзу все‑таки удалось перекрыть перевалы и обеспечить их надежную защиту. Захватив центральную часть континента, гномы, люди, руоки и тавры уже целый век охраняли проходы, не допуская распространения заразы.

На выживших магов начались гонения, все беды свалили на них. Вырезав практически всех, королевства остались без магии, прочно вошедшей в обиход, и стали приходить в упадок. Только через триста лет после той войны к магам начали относиться более терпимо, но практически все знания уже были потеряны.

Нынешняя цивилизация теперь строилась на обломках старой. Крупицы магических знаний периодически всплывали в виде старых артефактов и свитков с неизвестными заклинаниями. Главным подарком исчезнувших цивилизаций оказались порталы. Их было не очень много, но возможность через пару минут оказаться на другой стороне континента стоила многого. Работали порталы попарно, поэтому при разрушении одного из пары, второй превращался просто в бесполезную конструкцию. Но один раз в год, происходил процесс инициализации системы порталов, и все рабочие врата становились недоступны в течении суток. А так называемые свободные брамы входили в режим поиска. Если такой портал находил свободную половинку, то они самостоятельно включались на пару часов. Для постоянной активации, необходимо было зафиксировать такой переход, просто перекинув через него любое живое существо. Также не исключалась вероятность того, что вторые врата могут оказаться в проклятых землях и внезапно активироваться от проскочившей внутрь любой маленькой зверюшки, а иметь у себя бесконтрольный проход к тварям никто не желал. Поэтому врата даже в нерабочем виде находились под постоянной охраной королевства, в котором находились.

Нередко в королевствах имелось всего один или два портала, в Этлании же рабочих порталов оказалось шесть штук, два из которых находились в графстве Лерийском, что и поспособствовало становлению династии Дариев. Грамотно использовав расположение порталов, Дариус Третий наладил оживленную торговлю, а благодаря умеренным налогам через страну протекало большое количество транзитных перевозок. Львиную долю дохода королевства приносила именно коммерция, которой завидовали даже гномы…

Магия из зачаточного состояния медленно, но уверенно поднималась на новый уровень. По крохам собирались утерянные магические знания. Маги создавали университеты, набирая способных адептов. Велись новые разработки.

Больше войн за власть маги не вели и довольствовались привилегиями дворянства. Даже было принято соглашение на Большом совете, что маги не могут занимать руководящие посты в королевствах, отступлением от правил были лишь должности магического советника и главного лекаря. Последствия прошлой войны пугали обычных людей, и ее повторения никто не хотел, поэтому, чтобы не усиливать влияние магов, и был принят такой закон.

Тех королей, которые пытались игнорировать закон и скрывать в своем государственном аппарате магов, строго наказывали. Секретная служба Валадии недаром ела свой хлеб, и отслеживала каждый всплеск магии на территории королевств и стран, входящих в союз Цивилизованного континента.

Небольшие поблажки были в отношении членов королевских семей, но и это не сильно приветствовалось. Даже для них были некоторые оговорки и ограничения. Если кто‑то из королевской семьи хотел стать полноценным магом, то он обязательно должен был иметь наследника, а сам отказаться от престола. В таком случае, при смене монарха власть переходила от деда к внуку или внучке. Конечно, до совершеннолетия будущего короля или королевы в стране правил наместник. Как ни странно, но одним из инициаторов данного закона был архимаг Викториус, самый знаменитый маг континента.

— А что такое Валадия? — спросил я, как губка впитывая всю выливаемую на меня Озом информацию.

— Валадия — это исключение из правил, государство, полностью подконтрольное магам, где роль короля исполняет Архимаг, а все чиновники — выпускники академии магии. Несмотря на маленькие размеры, на мировой арене Валадия играет одну из ключевых ролей, являясь монополистом в обучении магическим искусствам. Частное обучение магии в Валадии и большинстве королевств запрещено и строго карается сообществом магов. Поэтому получить качественные магические знания возможно только в магических академиях и университетах.

Кстати, по количеству рабочих порталов, Валадия является лидирующим государством: на семь графств приходится шестнадцать порталов. Самое населенное графство в Валадии называется Крит и имеет пять порталов. В нем же находится столица Валенсия и разросшийся до размеров города главный университет магов — Адеон.

— Оз, ты упоминал союз. Что произошло с ним? — спросил я, отодвинувшись к краю бочки, когда работник бани стал подливать горячей воды.

— Со временем, он немного видоизменился и стал чем‑то вроде управляющего органа всего цивилизованного континента, — ответил Оз и попросил молодого парнишку принести горячей воды и ему.

Теперь, на политической арене выделяются две структуры, совет королей и совет магов. Советы стараются поддерживать мир и относительный порядок на цивилизованном континенте. Совет королей собирается раз в два года, и на нем обсуждаются текущие дела королевств. Улаживаются спорные вопросы, рассматриваются размеры выделяемых средств на охрану перевалов Тандельских гор. Заодно обсуждают возможность династических браков, позволяющих улучшить отношения между королевствами. Раньше еще разбирались с зарвавшимися царьками. Когда одному из таких корольков приходила мысль о мировом господстве и он начинал войну, решением совета его 'больно били по носу' и в королевстве менялась династия. Но такого уже давно не было.

Совет магов собирается каждый год. На собрании рассматриваются различные магические вопросы, присваиваются звания магистров, назначаются должности преподавателей университетов, представляются новые разработки заклинаний.

Раз в три года собирается 'Большой совет', когда члены двух советов объединяются вместе. На таких советах заключаются различные долгосрочные контракты между королевством магов и другими государствами, решаются налоговые вопросы о практике магической деятельности, предоставляются различные льготы и привилегии отличившимся магам.

Если на Совете королей, председатель выбирается каждый раз новый, то на Совете магов неизменным главой был архимаг Викториус. Это был старый и мудрый маг. Говорили, что он жил еще до катастрофы, но прожить более тысячи лет не под силу даже Архимагу. Поэтому это была лишь еще одна красивая сказка.

— Оз, но сейчас ведь у вас война. Как так случилось? И почему совет допустил ее?

— Мы воюем с варварами, и никто не ожидал настолько бурного развития событий. Совет не имеет влияния на дикие племена, и мог ответить прямой агрессией только в случае поражения Этлании. Слава святой Данате, этого не произошло.

Также Оз рассказал, что в течении последнего года, на границе с дикими землями обстановка накалялась с каждым днем все сильнее и сильнее, набеги варваров участились вдвое. По сведениям разведки, к границам графства Тора стягивались различные племена кочевников, и у варваров даже образовался союз племен под предводительством одного из вождей. Это стало катализатором. Никто не знал, но слабые в магическом плане племена неожиданно получили значительную поддержку от давнего врага Этлании — шамана Кинарга. Вернувшись после вынужденного бегства из орды, из‑за некоторых разногласий с советом племен, он привел с собой более двадцати неизвестных магов. Хотя они и обладали средними способностями, своих соперников новые маги искусно поражали неизвестными заклинаниями, заставляя ужаснуться даже опытных варваров.

Быстро вернув свои позиции в орде с помощью новоприобретенных помощников, Кинарг предложил свою помощь в нападении на Этланию.

В это же время, получив исчерпывающие сведения от разведчиков своего друга, графа Тирама, принц Эрик собрал войско и, заключив договор с гномами и магами, прибыл в графство Тора. По договору, для охраны границ графства гномы предоставили атакующий дирижабль с командой канониров, маги же выделили тридцать пять выпускников боевого факультета академии Адеон. Эрик выжидал, подтягивая резервы. Когда же разведка Тирама донесла о выдвижении армии врага, войско Этлании выдвинулось ему навстречу.

Перейдя границу графства Тора, варвары неожиданно для них, были встречены укрепленной армией Этлании, а не обычными пограничными отрядами. Если в армии Ваакха варвары были вооружены кто как мог, и многотысячная армада представляла из себя сборище разрозненных кланов, то войско Эрика представляло собой монолитную, хорошо отлаженную машину.

Ваакх смог выставить девятнадцать тысяч пеших варваров. Это были кочевые племена, жившие на границах с Этланией, а также народность Ахоров. Смуглые степняки смешались с лесными бандитами и представляли собой ядреную смесь, которую необходимо было выплеснуть на врага, пока она не взорвалась.

Также Ваакх подготовил для вторжения полторы тысячи боевых кабанов, которых с трудом удалось доставить из центральной части диких земель, пообещав владельцам загонов щедрую долю от добытых трофеев. А тысячу маврикийских лучников и пару дюжин летающих Вохров ему уже пришлось нанимать не за обещания, а за звонкие монеты.

Для диких земель это было небывалым событием — собрать такое количество воинов вместе. В принципе, дикие земли могли выставить армию и в десять раз больше, но даже поход против общего врага не заставил объединиться вместе все племена. Каждый из местных вождей боялся от соседей удара в спину и на войну отправлял максимум треть своих воинов.

Армия Этлании смогла выставить девять тысяч тренированной пехоты, из которых три тысячи были закаленными в боях ветеранами, тысячу лучников, две тысячи тяжелой конницы и три — легкой. Новичков в армии было процентов десять, да и те прошли обучение в военных училищах, в которых их с детства учили обращению с оружием.

Существенным преимуществом Эрика был дирижабль гномов и сорок семь боевых магов, двенадцать из которых служили на постоянной основе в армии Его величества, а остальные были наняты в Академии и срочно переброшены через портал.

В козырях же Ваакха, вождя новообразовавшейся орды, был Кинарг с его магией крови. Принося в жертву своему темному божку младенца или девственницу, он кратковременно получал невиданную магическую силу. Перед битвой Кинарг решил принести в жертву младенца с магическими способностями, что дало бы ему еще большую силу и позволило бы призвать каменных големов, абсолютно невосприимчивых к магии.

Принц Эрик был убежден, что сможет остановить вторжение Ваакха, но какой ценой? Приготовившись к отражению атаки, принц Эрик не забывал наставления мудрых учителей, что 'лучшая защита — это нападение', поэтому делал ставку на тяжелую конницу и дирижабль гномов, даже не зная, что это решение принесет ему большую пользу, чем он рассчитывал.

Зная о магической защите орды, своих магов он планировал использовать лишь для ее подавления и дальнейшего отвлечения шамана Кинарга и его помощников.

— И вот, когда Кинарг затеял жертвоприношение, оградив себя и алтарь непроницаемым магическим куполом, произошли события полностью изменившие ход битвы.

— Это были мы? — догадался я.

— Да, — улыбнулся Оз и продолжил.

Наблюдавший за расположением врага штаб войска Этланиии увидел странную картину. В центре колонны маврикийских лучников вдруг сверкнула ослепительная вспышка и из нее появился тартаг. Маврики, представители низкорослой народности, не отличались особой храбростью и у них в рядах возникла паника. Еще бы, ведь мастера засад привыкли поражать врага стрелами, находясь под надежным прикрытием, а тут неожиданно сами угодили в непонятную ловушку.

Затем, взревев, тартаг начал спускаться по склону, направляясь в самое сердце вражеской армии, к жертвенному камню, где как раз начинался обряд жертвоприношения. Принц был поражен, он и не думал, что машины гномов способны преодолевать такие препятствия. Атака магов, которые попытались остановить героев, даже не замедлила их приближение. Наверное, тартаг был оснащен очень редким и мощным артефактом, потому как их заряды просто поглощались им.

Дальнейшие событие вообще поразило Эрика и его магов. Когда тартаг на полном ходу, выписывая немыслимые пируэты, даже не заметив силовой барьер, поставленный Кинаргом и его помощниками, пронесся сквозь ряды врага, давя приближенных адептов шамана и его самого.

Оза я решил не разочаровывать. Знал бы он, чему мы обязаны таким пируэтам. Поэтому я молча продолжил слушать его рассказ.

Такого шанса Эрик пропустить не мог, и, пока оставшиеся адепты спасались бегством, оставив без магической защиты войско варваров, маги армии Этлании нанесли магический удар, уничтожив почти половину пехоты врага. Гномы, увидев такой поворот событий, скинули маскировку и бросили дирижабль в атаку.

Наблюдая за дальнейшими действиями тартага, принц в очередной раз был удивлен. Спасаясь от неминуемой гибели от рук приближенных Кинарга, тот пытался прорваться сквозь бушующее море пламени, увлекая за собой разъярённых варваров. Пришло время, и принц отдал приказ почти опустошенным магам прекратить обстрел и послал в атаку на оставшееся построение противника тяжелую и легкую конницу…

Принц Эрик был поражен храбростью незнакомых воинов, поэтому, когда он снова увидел тартаг, преследуемый варварами, то решил вмешаться сам, выдвинувшись на помощь нежданным союзникам. Тем более, тартаг уже находился недалеко от позиций рыцарей, и принц, как еще молодой воин, тоже был не прочь проявить свою отвагу и мастерство. Если в гущу битвы его не пустили телохранители, то он хоть так попытался принять непосредственное участие в сражении. Тем более, среди преследующих тартаг варваров был сын Кинарга. Не маг, но сильный и известный даже за пределами орды воин. И принцу было не зазорно скрестить с ним мечи.

В течение следующего часа деморализованная армия противника была полностью разгромлена, потери же армии Этлании были ничтожно малы. Принц Эрик решил отметить столь знаменательную победу своих воинов и приказал устроить праздник, не забыв пригласить и героев сегодняшней битвы.

Единственное, что печалило принца, это то, что Ваакху с его ближайшими помощниками удалось сбежать. Посланный в погоню отряд был уничтожен неизвестными заклинаниями. Не помогли даже защитные амулеты. А пока подтянулись маги, Ваакх сумел скрыться.

— Ну, вот и все. Я удовлетворил твое любопытство? — сказал порядком выдохшийся Оз.

— Вполне. Только это не любопытство, а жизненная необходимость. И это лишь верхушка айсберга знаний о вашем мире, которые нам предстоит узнать. Я вижу, Оз, ты смог сделать соответствующие выводы и не сильно удивлен тем, что мы не совсем местные, и прибыли через необычный портал к вам в гости. Причем даже не по своей воле, так сложились обстоятельства.

Оз кивнул, а я почувствовал, как сработал мой внутренний переключатель. За доли секунд, в голове пронеслись тысячи мыслей, выстраиваясь в логические цепочки. Вся полученная за день информация разложилась по полочкам, подсказывая наиболее компромиссное решение насущных проблем. Одновременно с этим, я понял, что во мне как будто что‑то изменилось, казалось, что я принял допинг. Я стал быстрее думать, и у меня ускорилась реакция. Непроизвольно кинув взгляд вверх, я увидел высоко в небе пролетающую мимо птицу. Пытаясь присмотреться и определить, что это за пернатое, я словно увеличил zoom объектива видеокамеры, и птица оказалась на расстоянии вытянутой руки. Да что же это такое! Что происходит? Погрузившись в воду с головой, я задержал дыхание и закрыл глаза. Посчитав до десяти и немного успокоившись, я вынырнул.

Да уж, в этом мире мои врожденные способности немного видоизменились и возросли многократно. Да кого я обманываю — «немного» это слабо сказано! Ладно, с этим будем разбираться позже, а сейчас нужно ловить момент и работать с Озом. Благо, сейчас для меня картина ближайшего возможного будущего была ясна как никогда, и я начал.

— Оз, я предлагаю тебе сыграть в одну игру, — в шутливой манере предложил я.

— Какую? — приподняв брови, удивился моему предложению Оз.

— Шерлок Холмс и лекарь Ватсон, — понесло меня.

— Да у меня вроде ничего не болит, и лечить меня не надо, — недоуменно ответил Оз.

— Ха, Оз, поверь, тебе понравится. Я буду Шерлоком Холмсом, а ты лекарем Ватсоном. И лечить никого не надо. Просто я буду строить выводы на основании известных мне фактов, а ты удивляться. Во–первых, скажи мне Оз, где ты служишь у принца Эрика, разведка или внутренняя безопасность? — не давая опомнится Озу, начал я.

Добродушный дядя куда‑то пропал, мимика лица осталась той же, но взгляд из беззаботно веселого изменился на жесткий пронзающий. Не отводя взгляда и не моргая, мы смотрели друг другу прямо в глаза, как будто заново оценивая. Игра в гляделки затянулась, но наша дуэль была бесцеремонно нарушена работником бани, который, выполняя просьбу Оза, добавлял горячей воды и неудачно взмахнул ведром. Озу, чтобы не получить по лбу, пришлось увернуться, оторвав взгляд. Воспользовавшись этим, я тоже отвел взгляд и смотря уже просто перед собой продолжил:

— Можешь не отвечать, это не столь важно. Поехали дальше. Перед ясными очами Его высочества появилась непонятная четверка воинов. Легко завалила Кинарга, несмотря на его защиту и репутацию сильнейшего шамана орды, избежала смерти среди многотысячной армии врага и благополучно устроилась на берегу реки на пикничок. Конечно, к такой компании следует присмотреться, а вернее — не спускать с нее глаз, поэтому тебя и приставили к нам. Мудрое решение, между прочим. Да и такого актера подобрали, просто рубаха–парень. Сам все рассказывает, ничего не скрывает, сама любезность, но за всем этим скрывается расчетливый аналитический ум и прирожденная проницательность. Извини, Оз, просто в нашем мире это — стандартная процедура вербовки, было с чем сравнить.

Далее, возникает закономерный вопрос, для чего нас изучают и разрабатывают? Как хотят использовать? И тут мне приходит на ум только патовая ситуация с принцессой Алиной. Король Дариус Третий очень озабочен предстоящим браком принцессы с принцем Валентом, поскольку понял, что из себя представляет будущий зятек. Алина, так та вообще ненавидит своего будущего мужа и желает видеть его в черном костюме, но не на свадьбе, а в гробу. На дуэль принца вызвать не получается, потому что этот трус всегда находит повод от нее отказаться, а из‑за угла убить нельзя — разразится скандал. И тут, так ладно появились мы, просто шикарный вариант. Кинарга завалили, жемчужину достали, хотя я предполагаю, что если бы я ее случайно не нашел, вы бы сами из королевской сокровищницы самую большую на блюдечке с голубой каёмочкой нам принесли, типа это ваш трофей.

А дальше принцесса знакомится с одним из нас, он дарит ей жемчужину, она для вида задает вопрос, сколько будет два плюс два, и все. Счастливая пара идет на поклон к королю за благословением, и Дариус Третий объявляет о помолвке. Валент грызет ногти, а принцесса получает нового жениха. И ведь придется замуж идти, слово дала.

И все бы хорошо да ладно, но только королю и такой брак не нужен, поэтому незадачливого жениха до свадьбы случайно убивают на охоте или он, случайно падая с лестницы, сворачивает себе шею. Никто не станет поднимать шумиху из‑за обычного наемника. Ведь так вы собираетесь представить нас широкой общественности?

Конечно, король очень 'расстроен', невеста в трауре, но в целом в королевстве все тихо и спокойно, и, немного погрустив, король начинает поиск нового, 'выгодного' жениха. Этой сказке конец, а кто слушал молодец.

Цепкий взгляд Оза, как рентген продолжал изучать меня. Похоже, мои догадки попали если не на сто, то на девяносто девять процентов точно в цель.

— Но есть еще один вариант развития этой сказки, — улыбнулся я. — Зачем же играть нас втемную? Все происходит точно так, как я только что рассказал, но вместо случая на охоте, его величество предоставляет нам немного наличности, дает клятву не предпринимать попыток убить нас, а мы отправляемся по приглашению Архимага в его королевство и не появляемся в Этлании в течение года. Король делает вид, что сильно обижен таким хамским поведением будущего зятя, который попросту сбежал от невесты. Невеста льет слезы и разрывает помолвку с негодяем. Всё, хеппи–энд. От тебя, Оз, мне нужно лишь согласие короля на эту операцию 'Ы'. Только не спрашивай, почему 'Ы', — вспомнил я бородатую шутку и улыбнулся.

— А почему ты уверен, что Архимаг Викториус пришлет вам приглашение? — все также с холодным, но уже заинтересованным взглядом спросил Оз.

— Это же элементарно, Ватсон. Когда мы с легкостью взломали защитный купол шамана, многих магов заинтересовало, как нам это удалось? Я так догадываюсь, что защита Кинарга была не самой слабой. А так как я не собираюсь сейчас делиться этой информацией, Архимаг сам захочет выяснить это в приватной беседе. И даже если он не догадался через своих помощников сделать нам приглашение во время сегодняшнего ужина, то сейчас для тех, кто нас слушает, — я повысил голос. — Я тонко намекаю об этом!

— Откуда ты знаешь, что нас подслушивают маги? — спросил Оз и стал оглядываться по сторонам.

— Логика и аналитика — самая действенная магия моего мира. А если нас сейчас не подслушивают, то я сильно разочаруюсь в магах, — напустив на себя деловой вид, ответил я.

— Хорошо, я передам Его высочеству ваше предложение. А сейчас, прошу простить меня, мне необходимо идти. Вы найдете дорогу к палатке, или за вами прислать того, кто проведет вас обратно?

— Найдем, я запомнил несколько ориентиров.

— Хорошо, — ответил Оз и вылез из бочки.

Уже на выходе из бани Оз обернулся, и глядя мне в глаза, спросил:

— Кто же вы на самом деле?

— Русские, просто русские, — добродушно улыбнулся я…

* * *

Помывшись и выбравшись из бочек, мы хотели было одеться, но к нам подскочил работник бани.

— Извините, но сэр Оз распорядился выдать вам новую одежду, ее сейчас принесут.

Через пару минут, перед нами предстали шелковые рубашки, штаны, сапоги из мягкой кожи, портянки и что‑то на подобии пиджаков или камзолов. Как наматывать портянки нам показал Андрей, а пиджаки мы решили не надевать, взамен попросив раздобыть нам кожаные жилетки, увиденные нами у простых воинов.

Пока мы одевались, распорядитель выполнил нашу просьбу и принес четыре кожаных жилета. Поблагодарив его, мы накинули их и покинули баню.

Вернувшись в палатку, я рассказал друзьям о создавшемся положении и предложил свой план. Ведь кто, как не Архимаг, сможет помочь нам вернутся домой? Осталось лишь дождаться согласия Его величества.

Мой план был одобрен тремя голосами против одного.

— А почему я должен быть женихом, почему не ты?! — возмущался Леша.

— Нет, я никак не могу. А вдруг король не сдержит свое обещание и грохнет жениха, или принц Валент расстроится из‑за неудавшейся свадьбы и наймет головорезов, чтобы поквитаться? А тебя не жалко, — заржал я.

— Горбатого могила исправит, — сказал Толик, и в палатке раздался звук подзатыльника.

Глава 6

А вас, Штирлиц, я попрошу остаться!

Лёжа в палатке на спальнике в ожидании приглашения на ужин, я вернулся к идее с черной жемчужиной. Рассматривая золотой кулон с волшебным девайсом, я размышлял: раз глухой человек с помощью нее может слышать, это что же получается, мыслесвязь? Но если жемчужина позволяет передавать мысли, то всё, о чем бы носитель волшебного девайса ни подумал, окружающие это бы услышали, а этого не происходит. Значит, необходим какой‑то фактор, который позволяет запустить процесс диалога.

При разговоре, слушая собеседника, воспринимаешь его интонацию и даже тембр голоса, при этом не слыша фоном его истинную речь. Да и остальные окружающие звуки ты воспринимаешь как должное. Какая все‑таки сложная система!

Так как друзья уже надели свои цепочки с жемчужинами, то я решил провести эксперимент. Мысленно представив образ Толика, я позвал его. Никакой реакции. «Эх, не получилось», — огорчился я. Как же она работает?

Когда у ребят еще не было жемчужин, Оз ведь понимал их, и именно его жемчужина перехватывала мысли ребят. Стоп! Значит, я должен хотеть услышать собеседника, или, по крайней мере, тот должен привлечь мое внимание.

— Толик, — позвал я развалившегося рядом друга.

— Чего тебе? — зевая, неохотно отозвался он.

— У меня тут маленький эксперимент, нужна твоя помощь.

— Какой еще эксперимент? — недовольный тем, что я не даю ему дремать, ответил Толик и приподнялся на локте.

— Очень полезный, конечно, если получится. Представь себе, что я что‑то хочу тебе рассказать, и ты это хочешь услышать, — смотря прямо в глаза другу, я приготовился к эксперименту, но не тут‑то было.

— Чего? — взглянув на меня, как на придурка Толик удивился.

— Блин, Толик, представь, что я тебе сейчас анекдот расскажу, — нетерпеливо ответил я, пытаясь все же осуществить задуманное.

— Ну давай, рассказывай, — опять зевая, ответил Толик, и завалившись на спину закрыл глаза.

Так что, слушает меня он, или опять думает о чем‑то своем, осталось только догадываться, но я продолжил. Закрыв глаза, я опять представил образ Толика и мысленно брякнул первое, что пришло мне в голову:

— Ехали медведи на велосипеде, а за ними кот задом наперед.

— Ты дурак, или прикидываешься? — спросил меня Толик, даже не открыв глаза. Видно, ответ на этот риторический вопрос он знал уже наперед и все для себя решил.

— Ты слышал? — я с нетерпением ждал ответа друга, и мне было все равно, что он сейчас обо мне подумает.

— Что слышал? — начинал злиться Толик. Наверное, он решил, что я просто хочу не дать ему подремать.

— Ну, про медведя слышал? — сгорал я от нетерпения.

— Да слышал я про твоего медведя, а теперь отвали, дай спокойно покемарить, — ответил Толик, и хотел повернутся ко мне спиной, но я резко подскочил и кинулся в угол палатки к нашим вещам, причем случайно наступил ему на ногу.

— Рома! Твою мать! — сквозь зубы взвыл он.

— Толик, по–моему, у Ромы крыша поехала, — сказал, улыбаясь Леха, наблюдая за тем, как Толик еще не решил, то ли встать и дать мне чертей, то ли все‑таки, оставаясь на месте, запустить в меня чем‑нибудь. Как назло, под рукой ничего такого не оказалось, а вставать ему было лень.

— Поехала, поехала. Сейчас будет фокус! — взяв из рюкзака бутылку минералки и сжав зубами ее горлышко, я, смотря прямо на друзей, мысленно заговорил.

У лукоморья дуб зеленый,

Златая цепь на дубе том,

И днем и ночью кот ученый,

Все ходит по цепи кругом.

Вместо аплодисментов были открывшиеся рты, друзья четко слышали меня, а ведь с бутылкой в зубах это было невозможно. Я с оживлением рассказал ребятам о моей теории и о передаче информации черной жемчужиной. Осталось проверить, если я хочу что‑то сказать только одному человеку, смогут ли это услышать другие? Представив мысленно, по очереди каждого из друзей, я назвал разные цвета. И у меня все получилось, каждый 'услышал' именно свой цвет, и не 'услышал' цвет другого.

Способ такого общения мог пригодиться, когда нужно было сказать что‑то непредназначенное другим. Поэтому, чтобы закрепить результат и избавится от безделья, мы немного потренировались мыслесвязью…

Когда же снаружи раздался вой сигнализации, мы даже не поняли, что произошло, а Андрей пулей выскочил к машине. Мы выбежали за ним.

— А ну, выходи сюда! — орал на кого‑то Андрей.

— Мы просто хотели посмотреть, — раздался низкий бас, и из‑за палатки послышалась короткая перебранка.

Андрей выключил брелком сигнализацию, и мы с интересом стали рассматривать двух низкорослых хулиганов — это оказались гномы. Виновато посматривая на нас, они вышли из своего укрытия. Одеты они были словно летчики из старых фильмов про первую мировую. Кожаные шлемы скрывали их шевелюры, и на этом фоне густые и пышные бороды выглядели комично. Своим добродушно–виноватым выражением лиц, как у нашкодивших детей, они невольно вызывали симпатию.

— Просим прощения, но мы просто никогда не видели подобного тартага и хотели рассмотреть его поближе. Вы не могли бы сказать, у какого клана вы его купили? — с интересом поглядывая на нас, спросили гномы.

— У клана УАЗа, — ответил Андрей, а я отметил, что все же наши писатели–фантасты, видимо, подключаются к какой‑то всеобщей информационной сфере. Ведь именно так и должны были выглядеть гномы, описанные в наших фентезийных книгах. Густые брови, нос картошкой, глаза, расположенные чуть ближе к носу, чем у обычного человека, или же это просто нос был таким большим, что складывалось именно такое впечатление.

Несмотря на рост около ста шестидесяти сантиметров, гномы казались меньше из‑за раздутого торса и коротких ног.

— Но такого не существует среди гномьих кланов! — удивились гномы и с недоверием посмотрели на Андрея.

— А кто вам сказал, что его сделали гномы? — усмехаясь ответил тот и ласково провел ладонью по капоту машины.

— Да никто не смог бы построить такую машину, кроме гномов. Только мы, гномы, можем создавать такие сложные механизмы! — казалось, гномы сейчас выпрыгнут из собственной одежды, так сильно они размахивали руками.

Возмущению, как и самомнению, гномов не было предела. Одна мысль о том, что кроме их народа, веками хранившими секреты механики, кто‑то другой мог создать такой сложный механизм, приводила их в бешенство.

— Вы глубоко ошибаетесь, такие механизмы и подобные ему производят у нас на родине. И нет такого человека, который хотя бы раз не прокатился на автомобиле.

— Наверное, у вас совсем маленький народ, — фыркнул один из гномов, все еще не веря услышанному.

— Да, совсем маленький, — ехидно улыбнулся Леша, подключаясь к разговору, — приблизительно полторы сотни миллионов человек.

— Да все вы врете! Да на всем континенте не наберется столько людей, и тем более столько тартагов! — уже почти кричали гномы, их лица стали красными от возбуждения, и казалось еще чуть–чуть, и у них из ушей повалит дым.

— А кто вам сказал, что мы с этого континента? — усмехнулся я, ну не мог я не вставить свои пять копеек. — Кстати, может вам водички принести, а то я смотрю, вы сильно взволнованы. Как говорят лекари, волноваться, тем более по таким пустякам вредно для здоровья.

— Пустякам?!

— Конечно, любезные. Вы не поверите, но в нашем мире есть механизмы в тысячу раз сложнее этого агрегата, — сказал я, и для пущего эффекта зевнул, словно эта тема была для меня такой скучной, что не стоило тратить на нее время.

Пока гномы пытались вернуть свои челюсти на место, мои друзья хохотали.

— Неслыханно! А можно все‑таки посмотреть ваш тартаг? — обратились гномы, все еще не способные поверить в услышанное.

— Посмотреть можно, но руками ничего не трогать! — сказал Андрей, ему очень хотелось утереть нос коротышкам, и похвалиться своим 'Барсиком'. Тем более, где бы ему еще встретились такие ценители механики.

На время экскурсии по технологиям автопрома мы присели возле палатки, с интересом наблюдая за процессом доведения Андрея до белого каления. Гномов интересовало буквально все: от покрышек до устройства двигателя. Но я предупредил Андрея, чтобы он не раскрывал подробно все секреты автопрома. В этом мире патентом на эти технологии обладали только мы, и эти знания в дальнейшем можно было выгодно продать.

Гномы не могли удержаться и постоянно пытались дотронуться до различных узлов машины, поэтому периодически раздавались возгласы возмущенного Андрея:

— Ты куда полез, бородатый?! Руки прочь от советской власти!

А мы лишь весело улыбались и делали ставки, насколько еще хватит терпения у Андрея. Оно окончательно закончилось, когда один из коротышек случайно дотронулся до клемм аккумулятора.

— Ай! — отпрыгнув, испуганно закричал коротышка, схватившись за руку.

— Все хватит, вы мне так машину угробите, — сказал Андрей, и закрыв капот, отогнал обиженных гномов от 'Барсика'.

После того, как гномы убедились, что Андрей действительно больше не даст им возможности потрогать машину, они постарались принять деловой вид.

— Большое спасибо, — поблагодарили нас гномы, — нас очень заинтересовали некоторые узлы вашего тартага и мы бы хотели обсудить возможность их более детального изучения. К сожалению, мы приглашены на ужин к Его Высочеству и опоздать никак не можем. Позвольте нам навестить вас завтра?

Было видно, как горели глаза у коротышек, и если бы Андрей не отогнал их от 'Барсика', то они бы и не вспомнили про приглашение на ужин.

— Какое совпадение. Мы тоже приглашены к Его Высочеству, и также не желаем опаздывать, но возможно там, на ужине, мы еще раз затронем эту тему, — деликатно ответил Толик.

Согласившись на это, гномы, попрощались, и что‑то обсуждая и размахивая руками, направились к центру лагеря. Наверняка, это 'что‑то' был наш так называемый тартаг. В какой‑то момент, мне даже показалось, что если так дело пойдет и дальше, то они смогут и подраться, настолько горячим было обсуждение увиденного.

Мы же расставшись с гномами, остались дожидаться посыльного.

— Ну что, Андрей, похоже, твоего 'Барсика' ждут перемены, — сказал я серьезным видом.

— Это какие? — спросил Андрей, которому почему‑то срочно стало необходимо протереть лобовое стекло, и он полез в машину за тряпкой.

— Ну, так коротышки его до винтика разобрать захотят, — все также с серьезным видом продолжал я.

— Ага, счаз–з-з! Вон, это не я за ключом побежал? Да я их теперь на пушечный выстрел не подпущу.

— Ну, я бы на твоем месте так сильно не заводился. А если у тебя какая деталь на машине поломается, где запчасти брать будешь?

— Типун тебе на язык, и чирь на жопу, — сказал Андрей, и сплюнул через левое плечо.

— Хочешь, не хочешь, Андрей, а у тебя теперь один выход — договариваться с гномами на патенты, и пускать детали в производство, — улыбнулся я.

Андрей зло посмотрел на меня, но промолчал. Тем временем, к нам подбежал посыльный.

— Здравствуйте, меня зовут Тим. Позвольте проводить вас к Его Высочеству принцу Эрику Дану, — протараторил мальчуган лет четырнадцати, а я подумал: что этот ребенок вообще делает здесь во время войны? А если бы все кончилось не так благополучно? Что, если бы варвары, прорвав строй рыцарей, добрались бы до лагеря? Что было бы с ним? В лучшем случае — рабство.

— Мы готовы, — пробасил Толик, сбив меня с мысли, а Тим, шмыгнув носом, кивнул головой — мол, пошли, и мы направились за ним.

Не успев пройти и пару десятков метров между палаток, мы услышали, как где‑то в центре лагеря раздался дружный рев сотен глоток.

— Что это? — спросил я у парня.

— Скорее всего, это Его Высочество Эрик Дан закончил свою пламенную речь, посвященную нашей победе, и объявил начало праздника. Теперь до утра гулять будем, — ответил радостно Тим.

Не знаю, чем занимался парень в лагере, возможно 'подай–принеси', но по нему было видно, что он горд до безумия. Сейчас, находясь здесь, среди всех этих воинов, он чувствовал себя одним из них. Ведя нас только ему ведомой дорогой между одинаковых палаток, он весело махал встречающимся воинам.

— Ясно, что завтра армия назад возвращаться не собирается, — улыбнувшись, сказал Толик.

И как бы в подтверждении его слов, мимо нас прошли солдаты, неся дубовые бочки. Со слов Тима, в них был разлит любимый напиток настоящих воинов - 'гномья водка'.

Хотя в расположении армии Этлании строго придерживались сухого закона, сегодня был достаточно веский повод для того, чтобы нарушить его. И с разрешения принца Эрика, лагерь гудел в преддверии грандиозной пьянки.

Тим подвел нас к роскошному белому шатру. По его периметру, на расстоянии трех метров стояла охрана. Этим воинам не грозил сегодняшний праздник, личная гвардия принца не могла позволить себе расслабится. Латы воинов блестели и были безупречны. Несмотря на то, что уже близился вечер, было еще довольно душно. И мне было трудно представить, как тяжело приходилось этим беднягам, до сих пор находившихся в латах.

На входе, гвардейцы попросили нас сдать оружие, а двое магов стали сканировать нас на наличие активных, опасных заклинаний и подозрительных амулетов. Оружия у нас, естественно, не оказалось, чем мы очень удивили охрану. Маги же нас сканировали еще дольше, поскольку кроме амулетов с жемчужинами, больше ничего магического у нас не было, что еще больше усиливало подозрение. Но не найдя, к чему придраться, нас пропустили.

Войдя внутрь шатра, мы оказались в небольшой прихожей, где дорогу нам преградил лакей.

— Уважаемые гости, как я могу вас представить?

Простой вопрос поставил нас в тупик, как‑то мы не догадались придумать себе звучные имена и титулы.

— Сэр Анатолий, сэр Алексей, сэр Андрей и сэр Роман, русские наемники — ничего не стал придумывать я, ну кроме того что наделил нас дворянскими званиями. Ну а почему наемники, я и сам не знаю, к чему ляпнул.

Подсознание само подкинуло этот вариант. Как то на делегацию от планеты Земля мы не тянули, да и на солдат регулярных войск Российской армии тоже. 'Мы тут люди не местные, просто мимо проходили' - как то не хотелось. Так что, этот вариант по–моему даже неплохо получился, тем более слово не воробей — вылетит не поймаешь. Друзья только удивленно взглянули на меня и, как бы согласившись, промолчали.

Лакей просочился между красными занавесками, разделявшими главный зал шатра от 'прихожей' и объявил нас, после чего они широко распахнулись. Пройдя внутрь, я первым делом оценил обстановку. В шатре было светло, на шестах возле стен стояли магические светильники. Из круглых шаров лился мягкий желтоватый свет, как от привычных нам лампочек. На полу были расстелены мягкие ковры, и мне было даже как‑то неудобно, что продеться ходить по ним в обуви. На стенах висели штандарты со знакомым нам изображением меча и розы.

Людей в шатре оказалось на удивление мало. Кроме прислуги, стоявшей возле входа, за квадратным столом находилось лишь шестеро человек и два гнома. В центре, лицом ко входу сидел принц Эрик, справа от него — молодой человек с военной выправкой, а слева — сияя украшениями, его сестра Алина.

С левого края стола, находились двое уже знакомых нам гномов, а справа двое магов и Торан Оз. Нас троих: меня, Толика и Андрея пригласили присесть напротив принца, а Алексея, как будто случайно, на свободное место с левого края, возле Алины. И у меня промелькнула мысль, что разведка у принца недаром ест свой хлеб.

На столе перед гостями стояли фарфоровые блюда, наполненные различной снедью, а серебряные приборы и хрустальные кубки подчеркивали торжественность момента.

Окинув взглядом гостей, я удивился, как разительно они отличаются друг от друга. Принц и сидящий рядом граф были приблизительно одного возраста. По виду я дал бы им обоим лет по тридцать. На этом их сходство заканчивалось. Если принц был гладко выбрит и коротко подстрижен, то граф напоминал Мюнхгаузена. На его лице росли тоненькие усы и бородка, а волосы были собранными в короткий хвостик. На принце был надет военный китель белого цвета, и напоминал дореволюционную форму русских флотских офицеров. На графе же был строгий приталенный черный костюм с высоким воротником.

Внимательно рассматривающие нас маги были в красных халатах и напоминали цыганок — столько всяких амулетов, колец и браслетов было надето на них. Обоим было на вид за пятьдесят, но зная, что передо мной маги, я сомневался, что смогу определить их реальный возраст.

Оз, как и утром, был одет как обычный воин. На нем была такая же кожаная жилетка, как и у нас. А уже знакомые нам гномы даже за столом сидели в своих летных шапочках.

На фоне остальных ярко выделялась принцесса Алина. На ней было шикарное длинное синее платье, покрой которого выгодно подчеркивал ее бюст и талию, открытые плечи прикрывала полупрозрачная шелковая накидка, а на голове, переливаясь драгоценными камнями, сверкала диадема. Случайно перехватив взгляд Алексея, я понял, что парень окончательно влип.

Прислуга наполнила наши бокалы вином, и принц Эрик встал, чтобы произнести тост.

— Я хочу всех нас поздравить с этой великолепной победой и выражаю свою признательность нашим боевым друзьям — гномам клана Скалы. Они, как всегда, оказались на высоте в прямом и переносном смысле. Их замечательный летающий тартаг и его мужественная команда снова оказались в нужном месте и в нужное время.

Не могу не отметить высокое мастерство боевых магов, их великолепные умения и слаженность действий. Их огненный шторм просто сломал хребет противнику и нанес ему невероятные потери.

Также хочу поблагодарить моего друга — графа Тирама, за действия его разведотрядов и своевременную поставку припасов. И даже сегодняшнее пиршество просто не могло бы состояться без его неоценимой помощи.

Отдельно же выражаю огромную благодарность нашим гостям — русским наемникам. Их смелый и отчасти безумный поступок сохранил жизнь многим нашим воинам. Само провидение послало их нам на помощь. За победу, друзья!

Мы все встали и, когда звон хрусталя стих, выпили. Вино оказалось очень неплохим и оставляло после себя приятное освежающее послевкусие.

Прислуга поставила на стол первые блюда. В фарфоровые тарелки был разлит необычный суп из существ, похожих на кальмаров. Над столом разлился приятный запах приправ и специй. Мой желудок предательски заурчал, но я все же дождался, когда Его Высочество первым приступил к трапезе.

Тем временем, Алексей достав из нагрудного кармана серьгу, которую я передал ему, обратился к Алине:

— Принцесса Алина, позвольте вернуть вам ваше украшение. В вашем прелестном ушке, оно будет выглядеть намного лучше, чем в руках обычного наемника, — сказал Алексей, и улыбаясь, передал сережку принцессе.

— Ну, не такого уж и обычного, — вернула ему улыбку Алина.

Неожиданно, принц оторвался от блюда и обратился к нам.

— Прошу меня великодушно простить, эмоции от произошедшего переполняют меня, и я совсем забыл вас познакомить. Позвольте представить — гномы клана Скалы: сэр Наков Тук и сэр Мехус Тук. Величайшие мастера своего дела и прекрасные воины, — принц манерным жестом указал рукой на гномов.

— Мы рады снова видеть вас, — кивнули нам гномы. Уж кому–кому, а гномам было сейчас абсолютно все равно эти приличия и условности, они с удовольствием продолжали налегать на блюда и закуски.

— Магистр Нимиру и магистр Тореус. Магистр Нимиру представляет магов академии Адеон, а магистр Тореус — давний друг нашей семьи и главный маг в королевстве, — продолжал принц.

Маги по очереди слегка кивнули нам головами. Выдержав паузу, я сказал:

— Нам очень приятно познакомится со столь уважаемыми гномами и с не менее уважаемыми магистрами.

— Нам тоже, — сказал магистр Нимиру и хитро улыбнулся. Тогда я понял, что мои догадки оказались верными, и кроме разведки принца, маги тоже все это время не спускали с нас взгляд.

— Также позвольте познакомить вас с графом Тирамом, владельцем графства Тора, — принц кивком головы указал на сидящего рядом с собой друга.

Граф слегка кивнул головой в ответ, а потом и мы.

Китайские болванчики закончились, и началась игра в салочки. Один из присутствующих обращался к кому‑нибудь, и эти двое перекидывались парой реплик, остальные же согласно принятому здесь этикету внимательно слушали.

Передать же право вести разговор должен был тот, к кому обратились, за ним оставалось последнее слово.

— Сэр Роман, — обратился ко мне магистр Нимиру. — Нам было бы очень интересно узнать, с помощью каких заклинаний вам так просто удалось разрушить барьер шамана Кинарга?

Не думаю, что задавая вопрос, который не давал покоя многим здесь присутствующим, маги ожидали честного прямого ответа. Но все внимательно ждали, что же я отвечу, поскольку это могло все же немного приоткрыть завесу нашей тайны. К тому же, этим они четко обозначили, что их очень интересует данный вопрос, и тем самым призывали к диалогу. Я решил сыграть с ними в эту игру.

— Уважаемый магистр Нимиру, я думаю, что нашим друзьям будут утомительны и не интересны эти магические формулы, выкладки и структуры, но в будущем мы обязательно обсудим с вами этот вопрос, — ответил я, давая понять, что мы были бы не прочь побеседовать на эту тему, но в приватной обстановке.

— Тогда позвольте пригласить вас и ваших друзей посетить нашу замечательную академию Адеон, — тут же среагировали маги.

— Мы с радостью принимаем ваше приглашение. Как только разрешим насущные вопросы и у нас появится свободное время, мы непременно посетим вашу уникальную академию, — ответил я, таким образом подтверждая наше желание встретится на их территории и пообщаться с архимагом.

Официальное приглашение было получено, и я не разочаровался в магах. Дальнейший вечер прошёл за обменом любезностями и поеданием вкуснейших блюд.

Сославшись на то, что в палатке стало душно, Алина захотела на свежий воздух, и Алексей с радостью согласился сопроводить ее. Маги, посетовав на сильное магическое истощение, также покинули нас, и мы остались ввосьмером. Увидев, как мне подмигивает Андрей, я попытался его услышать по мыслесвязи. И тут он мне рассказал весьма интересную деталь. Оказалось, что мыслесвязь здесь обычное явление, не одни мы такие умные и наблюдательные. И во время ужина он с удовольствием общался с гномами и Толиком.

Да и остальные, во время ужина, не перебивая друг друга, могли общаться между собой.

Не знаю почему, но это взбесило меня. Все, значит, болтают, как при обычном застолье, а я, как придурок, пытаюсь следовать этикету. Как будто я тут для мебели поставлен. И хоть бы кто подсказал. И наверное, больше всего я злился на самого себя, что вот такой–разтакой, а не догадался. Я психанул.

— Ваше Высочество, — обратился я к принцу, приняв немного виноватый вид.

— Да, сэр Роман, — удивился принц, но как бы, не заметил нарушение этикета. Сейчас, Толик что‑то спрашивал у графа Тирама. Все другие недоуменно посмотрели на меня, и только гномы хитро улыбались, мол, давай, долой эти этикеты–шметикеты.

— Скажу вам прямо. Я только недавно научился пользоваться мыслесвязью, и это вызывает у меня некоторые трудности. Понимаете, в моей голове периодически раздаются фразы, не предназначенные мне, — я блефовал и шел ва–банк, но злость на самого себя придала мне уверенности и меня понесло. — Например, вы обрадовались, что маги ушли, о чем не постеснялись сообщить сэру Озу. Поэтому я попросил бы присутствующих немного отступить от этикета, и общаться между собой нормально, не пользуясь мыслесвязью. А то мне как‑то неудобно подслушивать остальных.

Бинго, моя интуиция не подвела меня! Видно, что что‑то похожее принц Эрик все‑таки сообщил Озу. А я еще раз поблагодарил природу, наградившую меня аналитическим складом ума. Ведь все так просто, я лишь сопоставил несколько предположений.

Обычные люди, не обладающие магическими способностями, магов недолюбливают — это раз. Тореус, главный маг королевства, приближен к королю и наверняка не раз получал задание от Его Величества присматривать за Его Высочеством. Думаю, молодого принца не сильно радовали нравоучения старого мага — это два. Ну и красноречивый взгляд в спину удаляющимся магам — это три.

За столом возникла неловкая пауза, как будто все пытались вспомнить, что такого могли сказать невпопад, что не предназначалось для моих ушей. Друзья же с удивлением смотрели на меня, а я мысленно ухмылялся. Лишь Толик показал мне под столом кулак, видно, догадавшись, что все это мои проделки.

Оз, молча уставившись в тарелку, усиленно налегал на салат, гномы улыбались, а удивленный принц все медлил с ответом.

— Сэр Роман, у вас действительно уникальный дар. Мои учителя говорили, что у меня достаточно надежная защита от прослушивания моих переданных мыслей.

Так, намотал я себе на ус, значит, разговор между двумя при большом желании можно услышать и здесь, а при мыслесвязи применяется дополнительная защита от подслушивания. Прям как у нас кодировка сообщений и шифры.

— Прошу простить меня, Ваше Высочество, я действительно сначала не понял, а потом стыдился признаться в этом, — все еще с виноватым видом говорил я, но внутренне радовался своей маленькой победой, вроде реабилитировал себя в своих глазах.

— Конечно, сэр Роман. Раз так, то я объявляю торжественную часть закрытой, и открываю ужин 'Дуасте'. Это ужин равных, здесь нет регалий и отличий, мы все общаемся на 'ты'. Это один из старых обычаев, введенных еще моим прапрадедом, — немного помедлив с ответом, сказал принц.

— Благодарю вас, Ваше Высочество. Не сомневаюсь, ваш предок был очень мудрым человеком, раз смог придумать такую оригинальную традицию, — сказал я, а сам задумался. Выпить на равных с будущим монархом стоило многого, и моя внезапная выходка обернулась для нас неожиданным плюсом.

Неожиданно, к разговору подключился Толик, окончательно сняв напряжение последних минут.

— Скажите, достопочтенный Мехус, а какие напитки предпочитают гномы? — спросил он, как будто ничего не произошло.

— Конечно же, гномью водку, — встрепенулись гномы, как будто давно ждали, что их спросят именно об этом.

— А не могли бы вы, предоставить нам на пробу этот замечательный напиток? — Толик был сама любезность.

— Конечно, мы как раз захватили с собой немного, — улыбнулся один из гномов. Все выглядело так, как будто гномы все это спланировали заранее, и для меня это выглядело довольно комично.

Оз по просьбе Мехуса позвал лакея, и попросил того достать из прихожей небольшой бочонок, который гномы принесли с собой.

Наконец‑то начался настоящий праздник победителей: выпив для пробы гномьей водки, мы все расслабились, и разговоры скатились до обсуждения битвы, после чего плавно перекочевал в область женских прелестей. Забавно было слушать гномов, у которых идеал женской красоты представлялся как Геракл в юбке, и если муж с женой ни разу за месяц не отмутузят друг друга, то значит это не любовь. В общем, мистер и миссис Смит отдыхают.

Принц жаловался на различные этикеты, которые приходиться соблюдать в столице, и что он бы с удовольствием переложил бремя будущего правления на брата, но к сожалению бог послал его родителям дочь. Было заметно, что принц соскучился по нормальному общению, видно, друзей у него было немного. Что показалось мне странным, о чем я и спросил у Оза.

— Видишь ли, Рома, из настоящих друзей у Эрика лишь граф Тирам, остальные подлизы и подхалимы, пытающиеся за счет дружбы с принцем добиться себе привилегий. Граф Тирам в детстве, при несчастном случае потерял родителей, и его воспитывал дед. Тот был воином старой закалки, поэтому воспитывал Тирама в строгости, и прививал с ранних лет внуку принципы чести и благородства. Однажды, познакомившись на охоте, Тирам и Эрик сразу нашли общий язык, и вот уже много лет были не разлей вода. Однако недавно и между ними пробежала черная кошка.

Как всегда, причиной стала женщина — графиня Аннита Сигорская, славившаяся незаурядной красотой и умом, на одном из балов познакомившись с молодыми друзьями. Она легко вскружила обоим голову. Никто не хотел уступать, и в порыве гнева оба наговорили друг другу гадостей. Принц вызвал Тирама на дуэль, но тот не мог себе позволить даже возможности убить будущего монарха, поэтому был вынужден принести публичные извинения.

Графиня же, помахав обоим после бала ручкой, уехала к себе в соседнее королевство и больше не объявлялась. После этого граф Тирам избегал встреч с принцем, а Эрик, хоть и чувствовал себя виноватым, но по статусу не мог себе позволить прилюдно извиниться. И только нападение варваров снова свело их вместе.

— Оз, но ведь сейчас возникла такая великолепная возможность их помирить. Во–первых, они выпили, во–вторых сейчас же объявлен ужин 'Дуасте', и если принц сейчас при всех извиниться перед Тирамом, это не будет зазорно. Сейчас ведь все равны.

— Ну, и как ты себе это представляешь? — почесывая макушку спросил Оз.

— Смотри, если принц сейчас рассыплется в извинениях, это будет как‑то глупо и неестественно. Нужно создать ситуацию, возможно, мне даже придется немного нахамить принцу. Так что смотри, Оз, если вдруг принц решит меня казнить, тебе меня спасать, — я интуитивно пытался придумать ситуацию, в которой принц будет чувствовать себя обязанным, заступится за своего друга.

— Ну, ты смотри там, не сильно буянь, я ведь всего лишь советник. Что ты задумал? — внимательно слушал меня Оз, пытаясь говорить в пол голоса.

— Погоди, Оз, план у меня еще четко не сформировался, я думаю…

Праздник продолжался, и мы еще больше сдружились с гномами. В порыве всеобщей любви даже обменялись подарками. Так как у нас с собой ничего не было, то Андрею пришлось сбегать к машине. Оттуда он принес две бейсболки, которые он купил в подарок для своих племянников, к которым собирался заехать после пикника.

Бородатые гномы в бейсболках с изображением наших тяжей грузовиков — это что‑то. Было непонятно, что больше понравилось гномам, изображение наших тартагов, или сама идея наносить на одежду такие рисунки. Обрадовавшиеся подарку гномы вручили нам ключ–карту, сказав, что при предъявлении таковой в любой гномьей лавке, нам предложат самый лучший товар и по честной цене. Когда Эрик сказал, что и ему бы не помешала такая карта, гномы ухмыльнувшись, ответили что принцу такая карта ни к чему и для Его Высочества и так вынесут все самое лучшее. Ухмылялись гномы, наверное, на счет цены.

Когда до 'Ты меня уважаешь?' оставался один тост, принц вежливо послал всех спать, попросив Оза проводить гномов в их лагерь. Чтобы веселые гулёны не встретили среди подгулявших воинов себе приключений. Ведь сейчас любая шутка могла стать кровным оскорблением для пьяных гномов, что могло обернутся большими неприятностями, и не факт, что для гномов.

Оз пошел проводить братьев Туков, но обещал быстро вернуться. Я же был немного расстроен тем, что на пьяную голову мне никак не удавалось придумать, как помирить принца и Тирама.

Мы уже направились к выходу из палатки, чтобы дождаться Оза на свежем воздухе, когда Эрик заплетающимся языком сказал:

— Дорогие друзья, задержитесь ненадолго, нам нужно обсудить кое какие вопросы. Приглашаю вас присесть…

Мы вернулись за стол и принц продолжил.

— Оз передал мне ваше предложение. Посоветовавшись с отцом, мы решили, что оно приемлемо. Здесь, — принц указал, на мешки в углу палатки, — ваш гонорар за битву. Вам заплатят, как и магам, по тысяче золотых каждому и плюс шесть тысяч золотых, это та маленькая сумма, которую вы хотели попросить у моего отца. Этих денег вам хватит с лихвой, чтобы жить в течение года в любой стране нашего континента. Девять тысяч золотом, остальные серебром и медью. Вам необходимо завтра же проследовать в столицу, чтобы король смог объявить о помолвке. Я так понимаю, женихом вы выбрали сэра Алексея.

— Да, Ваше Высочество. Благодарим за щедрость. У меня лишь два вопроса. Первый: нам необходимо будет задержаться в столице, до тех пор пока мы не найдем топливо для нашего тартага и не проведем его ремонт. Не думаю, что это займет много времени, если нам поможет магистр Тореус. И второй: принцесса Алина в курсе происходящего? — Спросил я.

— На счет задержаться в столице, вам двух десятиц хватит? — спросил принц, расслабленно откинувшись на спинку стула.

— Да, Ваше Высочество, двадцати дней нам будет вполне достаточно, — взглянув на Андрея и увидев его кивок ответил я.

— Хорошо, — ответил принц и продолжил. — А вот насчет Алины, мы с отцом полагаемся на мастерство вашего друга, пусть это выглядит как можно более реалистично. Кто знает, как отреагирует сестра, когда узнает про наш план. Надеюсь, предоставленная сумма окупит дополнительные трудности?

— Конечно, но тогда я попрошу Вас оплатить стоимость черной жемчужины, — ответил я, вспомнив о дорогостоящем подарке для принцессы.

— Вот к чему приводит братание с гномами! Теперь ты уже и торгуешься, — усмехнулся принц, — Ладно. Я добавлю еще тысячу золотых.

— Договорились, — ответил я, и протянул принцу руку, чтобы закрепить договор.

Занавески распахнулись, и в шатер ворвался Алексей.

— Что случилось? — видя, что что‑то с ним не так, взволнованно спросил Толик.

— Я, я не смог ее обманывать! Она такая… такая… Я проговорился, и мне пришлось все рассказать ей.

— Идиот! — вскочив, воскликнул принц, — что ты наделал?!

— Не стоит делать поспешных выводов, Ваше Высочество, позвольте мне переговорить с ней! — воскликнул я, надеясь исправить ситуацию.

— О Боже, что я скажу отцу? Забирайте свои четыре тысячи, и я хочу, чтобы вы немедленно покинули лагерь!

— Вы сами виноваты, Ваше Высочество. Стоило посвятить принцессу в наш план, тем более это было и в ее интересах! И я попрошу Вас, ведите себя подобающе и не смейте оскорблять моих друзей. Тем более, куда мы поедем ночью? Дайте хоть отоспаться.

— Что?! Да как ты смеешь? — возмущенно воскликнул принц, не привыкший к такому обращению.

— Смею, смею. Сейчас ведь 'Дуасте' и мы на равных. И я требую должного уважения к своим друзьям, — прямо, и с вызовом я смотрел в глаза принцу.

— Вы переходите все границы, сэр Роман, — наконец‑то подал голос Тирам.

— Я? Границы чего? Я пытаюсь постоять за друга. А Вы? За кого Вы сейчас пытаетесь заступиться? За Его Высочество? Вы что же, до сих пор считаете его своим другом? Кому, как ни вам знать, что слово 'дружба' для принца пустой звук.

'Ага, наконец‑то проснулся. Давай, граф, без тебя мне не справиться', — подумал я.

— Да, принц Эрик мой друг, и я не позволю какому‑то выскочке осуждать его поступки, — граф подошел к стулу принца, и стал у него за спиной и чуть сбоку.

— Тогда вы просто болван, граф Тирам, потому, что принц не оценит этого, — продолжал повышать я градус.

— Не смейте оскорблять в моем присутствии моего друга! — вскочив из‑за стола и схватившись за рукоятку меча, закричал Эрик. — Прости меня, Тирам. Я не должен был допустить такого отношения к тебе. Я действительно ценю твою дружбу и прошу у тебя искреннего прощения за наши прежние с тобой размолвки.

— Эрик, не нужно, я все понимаю, мы были оба с тобой неправы. Давай отложим наш разговор, а сейчас я бы хотел проучить наглеца, — граф положил руку на эфес шпаги.

— Нет, он мой, — зло прошипел принц и медленно стал извлекать меч из ножен, и в этот момент в палатку ворвался вернувшийся Оз.

— У вас все в порядке, Ваше Высочество? А то ваша охрана волнуется, — Оз удивленно уставился на принца, не понимая, что происходит.

— Все нормально, Оз, сейчас только преподадим урок вежливости! — ответил принц и вытянул свой меч полностью.

— Все верно. Оз, все нормально, твой план великолепно сработал, они уже помирились, — весело добавил я и от греха подальше отошел от принца.

— Мой план?! — опешил Оз.

— Вот видишь, ты говорил, что получится, а я тебе не верил, — продолжил я. — Прошу прощения, принц Эрик, граф Тирам, за этот маленький спектакль. Надеюсь, вы не сильно обидитесь на нас за наше участие в нем.

— Оз?! — Тирам и Эрик удивленно смотрели на ошеломленного Оза.

Все это время, с момента появления Алексея я просто кричал по мыслесвязи друзьям: 'Стоять! Все по плану! Молчать! Не вмешиваться!' И, слава богу, они меня послушались.

Принц хотел сказать что‑то еще, но в шатер ворвалась Алина.

— Ну что, братец, вы опять с отцом все решаете без меня?! — принцесса от переполнявших ее чувств топнула ножкой.

— Сестра! — Попытался остановить ее Эрик, но тщетно.

— Замолчи, Эрик! Итак, сэр Алексей, я красивая? — Гневно сверкая глазами, спросила она.

— Очень, — потупив глаза в пол, смущенно ответил Алексей.

— Все, третье условие выполнено. Жемчужину, братик, можешь оставить себе, а завтра же я еду к отцу и назову имя своего будущего мужа.

Алина обвела всех презрительным взглядом, резко развернулась и с гордо поднятой головой вышла. В комнате повисло неловкое молчание.

— Так на счет Алины — это не розыгрыш? — расстроено взглянул на меня принц.

— Нет, Ваше Высочество. К сожалению, Вы оказались правы, мой друг — действительно влюбленный идиот.

— Но раз все закончилось не так печально, как я думал, предлагаю всем снова выпить в знак примирения, — сказал Эрик и попросил Тирама разлить в стопки гномьей водки.

Выпив и помирившись, мы направились к выходу из палатки. Кстати, в качестве маленького подарка Эрик отлил в небольшой кувшин чистой воды и капнул туда несколько капель какой‑то настойки, сказав, что это нам лекарство на утро.

Попытавшийся выскочить наружу с нами, Оз был остановлен возгласом Эрика.

— Оз, а тебя я попрошу остаться! Нам нужно будет обсудить твои уникальные таланты, — сказал Эрик и с улыбкой кровожадного волка посмотрел на Оза, и тому пришлось вернуться. Проходя мимо меня, гневно сверкая глазами, Оз по мыслесвязи мне бросил:

— Ах ты ж маленький сученок! Да я тебе язык отрежу, да чтоб тебе ночью Якуба приснилась, конспиратор хренов!

А я лишь улыбался. Нет, а что, я, понимаешь, чуть ли не жизнью рисковал. А ему‑то всего–навсего ухи надерут, а потом еще и поблагодарят.

— Рома, — окликнул меня на выходе принц, — А все же почему операция 'Ы'?

— А чтоб никто не догадался, — сказал я, и мы с друзьями весело заржали.

Глава 7

Любовь зла, завалишь и козла

Проснувшись, я услышал конское ржание. Я лежал и не смел открыть глаза. Очень хотелось, чтобы все, что произошло со мной, оказалось всего лишь сном. И я сейчас лежу в спальнике в лесу, а по просеке рядом едет телега из деревни. Открыв один глаз, я увидел темный потолок палатки.

— Твою… — из моей груди вырвался стон разочарования.

— Что, тоже не приснилось? — неожиданно для меня раздался голос Толика.

— Да иди ты, — ответил я. Разочарование от того, что это не сон, смешивалось с жутким похмельем.

— Ну что, давай будить остальных? — промычал Толик, пытаясь открыть бутылку с минералкой.

— Давай, пусть тоже вкусят все прелести 'и где это я?', — ответил я, дожидаясь, когда Толик напьется и передаст бутылку мне.

Вот, казалось бы, четыре абсолютно разных человека, а при пробуждении почему‑то вспомнили одну и ту же маму. Наверное, это у нас в генах.

Окончательно проснувшись, не забыли мы и о подаренном нам вчера целебном напитке. Сделав буквально по глотку из заветного кувшина, мы почувствовали себя гораздо лучше, а после его опстошения нам показалось, что вчера ничего и не было. Окончательно распрощавшись с симптомами похмелья, мы выбрались из палатки. Недалеко от входа обнаружился Оз, сидевший на бревне и пивший из деревянной кружки горячий ароматный напиток.

— Ну, братцы, вы даете! Я поначалу сомневался, что вы из благородных, но так дрыхнуть могут только сэры. Уже пятая десница дня прошла, — улыбаясь, сказал Оз и отставил кружку.

— Да ладно тебе, Оз, вчера ведь славно посидели, — ответил я, подумав, что все могло закончится не так весело, как теперь казалось. Да и Леша, конечно, вчера порядочно накосячил.

— Оз, а сколько всего десниц в сутках? — спросил заинтересовавшийся Толик и присел рядом с Озом, стараясь не перевернуть его кружку, которая стояла рядом.

— Десять десниц по сто тиков.

— А тик это сколько? — продолжил спрашивать Толик. И правда, мы в этом мире практически сутки и включиться в местное время для нас было крайне необходимо.

— Сто ударов сердца, — ответил Оз и зачем‑то хлопнул себя рукой по груди.

— Принимая за нормальное сердцебиение семьдесят ударов в минуту, имеем, что их десница приблизительно равна двум с половиной часам, т. е. в сутках у них двадцать пять часов и сейчас где‑то пол–одиннадцатого, — выдал я через секунду, неожиданно для самого себя.

— Тебя вчера по голове не били? — удивленно смотря на меня, спросил Андрей.

— Ты что, вчера пил без нас, калькулятор ходячий? — улыбнувшись, вторил ему Толик.

— Да идите вы, — ответил я. Вроде больших математических способностей я за собой не замечал, а тут — на тебе. И я был удивлен этому не меньше, чем мои друзья.

Оз усмехнулся и продолжил.

— Принцесса рвет и мечет. Она уже с утра в дорогу собралась, а будить дорогих гостей после банкета не принято. Вот и сижу здесь по приказу Его Высочества, вас жду, — сказал Оз и, вспомнив про недопитый напиток, взял опять кружку в руки.

В общем, деваться было некуда, и мы приступили к сборам в дорогу. Закинув наши нехитрые пожитки и мешки с золотом в машину, мы присели перекусить продуктами, оставшимися еще после пикника. Не забыли пригласить и Оза. Было заметно, что воин с интересом пробует нашу пищу. Особенно его удивили чипсы, которые я взял с собой похрустеть во время дороги, но засунул их слишком далеко в рюкзак и потом поленился за ними лезть. А во время пикника хватало и натуральных продуктов.

— Оз, — виновато обратился я по мыслесвязи к советнику во время импровизированного завтрака.

— Чего? — буркнул он, видно, еще сердясь на меня.

— Ты это, зла не держи, за то, что я на тебя концы перевел. Если бы я что‑то попытался объяснить в тот момент принцу, меня бы никто не послушал и неизвестно, чем бы дело закончилось. А так вроде все хорошо обернулось, — сказал я, пытаясь помирится.

— Да, Якубу тебе в гости, — ответил Оз. — Знаешь, как эти мальчишки меня чепухвостили, несмотря на то, что я им в отцы гожусь? Потом, конечно, принц меня поблагодарил, но все же больше так не делай.

— А ты неплохо выглядишь, я бы тебе дал всего сорок, — искренне удивился я.

— Ну так мне дряхлеть нельзя, знаешь, сколько на мне всего? Нужно поддерживать авторитет, а то отправят на пенсию, что я буду делать? — ответил Оз и тяжело вздохнул. Мне неожиданно стало ясно, что Оз жил своей работой. Видно, своего положения он добился исключительно старанием и деловыми качествами и не исключено, что начинал он обычным солдатом.

— Так а сколько тебе?

— Ну пятьдесят пять скоро стукнет, — с сожалением опять вздохнул Оз. Видно, для него это была больная тема.

— Да ладно, Оз, тебе да пенсии еще далеко. Тем более, даже того времени, что мы знакомы, мне хватило, чтобы распознать в тебе профессионала, а такими кадрами не разбрасываются, — мне захотелось морально поддержать его.

— Ага, посадят перебирать бумажки или молодняк воспитывать, а я этого не люблю. Якубы на них нет! Мне оперативная работа больше по душе.

— Ладно, Оз, а что ты заладил — Якуба да Якуба. Кто это вообще? — спросил я, передавая Озу стаканчик с кофе, который Андрей заваривал на капоте, предварительно застелив его клеёнкой. Вот ведь маньяк — там царапины и вмятины с кулак, а он все боится машину испачкать.

— Якуба? Так это по старым поверьям богиня такая была. Развлечение у нее было одно. Обращалась в девушку невиданной красоты. Знакомилась с молодыми парнями и соблазняла их.

— Ну и что тут такого? — ожидая все‑таки какого‑то подвоха, спросил я.

— А то, что в самый ответственный момент, превращалась она в свое истинное обличие. Вот и представь, что секунду назад тебя обнимала знойная красотка, а тут вдруг понимаешь, что под тобой огромная рогатая зеленая жаба. Каково?

— Я бы даже сказал 'кАково', — и не зная, переведет ли правильно мою иронию жемчужина, добавил. — Да уж, ужас, да и только…

Закончив завтрак и дождавшись, когда Андрей дольет в бак бензин из запасной канистры, мы поехали вслед за ожидавшим нас верхом Озом к шатру принца. Несмотря на позднее застолье, работа в лагере уже кипела вовсю, и воины занимались житейскими делами. Глядя на этих людей, я понял, как мало нужно для счастья. Скоро они вернутся к своим семьям, живые и невредимые. Пусть случайно, но и мы приложили к этому руку, и я внутренне радовался вместе с ними.

Шатер принца, как и вчера, был под охраной и на некоторых лицах гвардейцев мелькали ухмылки. Видно, нас здесь запомнят не только по вчерашнему подвигу, но и по нашим ночным загулам. Из шатра раздавался звонкий голос принцессы.

— Сколько можно их ждать? Да я сейчас сама пойду и разбужу этих лентяев!

— Сестра, как можно! Ты должна вести себя, как настоящая принцесса, а не как взбалмошная девчонка. Гости устали и хотят отдохнуть. Тем более среди них твой будущий муж, так что прояви к ним хоть капельку уважения.

— Гномью водку вы устали пить да пьяными языками молоть! А насчет Алексея — так ему единственному хватило мужества признаться мне, что это все ваши политические игры. И раз это так — так никакой он мне и не муж, — да уж, принцесса была не в духе, и, слава богу, принц первым принял на себя порывы ее гнева.

Чтобы обозначить наше прибытие, Андрей посигналил. На шум из шатра вышел принц Эрик. Он встретил нас с улыбкой на лице.

— Доброе утро! — поздоровался он, а я подумал, что если он улыбается, значит все не так уж и плохо.

— И вам того же, Ваше Высочество. Мы готовы к дороге, — сказал Толик.

— Они готовы! Свершилось! — выскочила из шатра Алина. — Это неслыханно, чтобы принцесса ждала каких‑то наемников! — в гневе Алина смотрелась ничуть не хуже, а румянец, выступивший на ее лице, и надутые губки только добавляли изюминку ее красоте.

— Просим прощения, Ваше Высочество, но вы так поразили нас вчера вашей красотой, что мы смогли уснуть только под утро. А сэр Алексей, так тот вообще не сомкнул глаз, — вспоминая, как ночью храпел Леха, сказал я.

Принцесса была так возбуждена, что даже не смогла понять, как ей реагировать на мой комплимент. Хмыкнув, она приказала слугам подавать коней.

— С вами отправятся сэр Торан Оз и рота сопровождения, путь до столицы займет у вас одну десятицу. Я же выдвигаюсь завтра, и прибуду со своими войсками в столицу на день или два позже вас, — сказал принц.

— Тогда до встречи в столице, Ваше Высочество, — сказал я, и мы обменялись рукопожатиями.

Садясь обратно в машину, я заметил, что принц направился к загону с его личными лошадьми, где на коне его уже ожидал Тирам.

— Все‑таки точно помирились, — обрадовался я и улыбнулся…

* * *

Выбравшись из лагеря, мы поехали по проселочной дороге. По обеим сторонам тракта стеной стоял дремучий лес, изредка пронизанный тонкими тропами. И если бы не осознание того, что это все‑таки другой мир, можно было подумать, что мы где‑то в глубинке России — такое же бездорожье, такие же бескрайние леса. Изредка из леса доносились крики неизвестных нам птиц, а зверье, услышав топот сотни коней, предусмотрительно попряталось. Так что с местной фауной нам познакомиться нам пока не удавалось.

Принцесса, нарочито игнорируя нас, двигалась вместе с сэром Озом во главе колонны. Мы же медленно ехали сзади, стараясь держатся не слишком близко, чтобы не глотать пыль, поднимаемую сотней лошадей.

Так как выдвинулись мы поздно, то Оз решил ехать без остановок до самого вечера. В начале девятой десницы (восемь вечера) наш отряд стал лагерем на опушке леса. Солдаты развели костры, поставили палатки и стали готовить нехитрый ужин. Оз выставил десять человек в охранение и назначил дежурства.

Принцесса, взяв свою порцию каши, демонстративно направилась в палатку. Мы же с друзьями устроились вместе с Озом возле небольшого костра.

— Оз, я вот опять насчет времени. А как вы определяете, который час? — раз у них было точное исчисление времени, то и прибор для его счета должен был быть. Мне бы хотелось взглянуть на это чудо здешней механики. 'Хотя почему механики? Возможно, это какой‑нибудь магический прибор', — подумал я.

— Тукономом, — ответил Оз и достал из внутреннего кармана жилетки часы.

Они разительно отличались от привычных нам механических часов, были сплошь покрыты красивой гравировкой и напоминали часовые механизмы из старых фильмов, которые носили на цепочке. Главным же отличием было то, что стрелок не было, а было два диска, соответственно разделенные на десять и сто делений. Тот, который был побольше, показывал туки, а находящийся внутри — десницы. Для определения времени использовалась фиксированная метка сверху. Причем если туки вращались по часовой, то десницы против. Заводились они при помощи специального ключика.

— Кстати, те гномы, с которыми вы так весело вчера развлекались, потомки Эраста Тука, гнома, который первым собрал туконом. Прибор в его честь и назвали, — выдал нам Оз, а я подумал что эти двое должны занимать в иерархии гномов не последнее место, с такими‑то корнями. По крайней мере, их должны знать многие.

— А дорого ли стоит такой туконом? — спросил Андрей, с удовольствием уплетая солдатскую кашу.

— Да уж недешево. Но еще Дариус Второй, пользуясь дружбой с гномами, сделал оптовый заказ тукономов и роздал их монахам ордена святой Данаты, обязав тех в каждом городе или селе, где есть церковь с колоколом, отбивать десницы. Ну и армию свою снабдил, конечно. Так что на время службы всем сотникам выдают казенные. У нас даже есть наградные тукономы, вот мой, например.

Оз показал гравировку на обратной стороне туконома, но так как читать по–здешнему я не умел, то для меня это были просто красивые закорючки.

— Оз, а скажи, через какие графства мы будем проезжать по пути в столицу? — поинтересовался я. Мне было интересно подробнее узнать географию королевства.

Оз залез в свою походную сумку и достал кожаную папку или планшет. Открыв ее, он достал сложенный вчетверо лист пожелтевшей бумаги. Оз развернул его, и мы увидели карту Этлании.

— Сейчас мы находимся на границе графств Тора и Линдейл, это вот здесь, — ткнул пальцем Оз. — Через два дня войдем в Парус, это самый большой город в графстве. Там задержимся на сутки, отдохнем. Оттуда по центральному тракту, через земли графства Дамтон где‑то три дня пути до графства Отум. Там тоже станем на постой. А там уж и последний рывок через графство Липтар, и мы в столице…

— Я пошел спать, — буркнул равнодушный к рассказу Алексей и отправился к палатке.

— Жалко парня, совсем сник. Ходит, как в воду опущенный. Видать, сильно его принцесса зацепила, — сказал Толик, когда Алексей скрылся в палатке.

— Ничего, время лечит. Все равно из этого бы ничего хорошего не вышло, — вздохнув, добавил Оз, подумав о чем то своем.

— Оз, кстати, дай табачку попробовать, а то у меня уже почти закончился, — имея в виду сигареты, попросил я.

Оз достал небольшой мешочек и отсыпал табака. Затем вытащил из кармана сумки несколько листков нарезанной бумаги и протянул мне.

— Табачок знатный, я его у одного знакомого гнома беру, — похвастался Оз.

Ссыпав табак в пустую пачку из‑под сигарет, я стал делать самокрутку. Осмотрев свое изделие и признав его годным, я закурил. Приготовившись к неприятным ощущениям курения самосада, я был приятно удивлен мягкостью табака.

— Совсем неплохо. Надо будет у твоего гнома прикупить и для себя.

— Без проблем, только в столицу доберемся, — ответил Оз и тоже закурил.

Перекурив после ужина, я понял, что пора бы и покемарить.

— Ладно, завтра опять в дорогу, пойдемте спать пораньше, — предложил я и отправился в палатку к Андрею.

* * *

Ночью меня разбудил мочевой пузырь. Как бы не хотелось выбираться из нагретого спальника, а пришлось. Отойдя к кустам и сделав свое дело, я захотел покурить. Поэтому, достав из кармана пачку с табаком, я стал забивать самокрутку. На небе из‑за туч выглянул спутник этой планеты, осветив пространство лагеря. Нужно будет спросить у Оза, как они тут его называют?

Вдруг меня привлекло движение возле палатки Алины. Как будто какой‑то темный сгусток стелился по земле и медленно передвигался к входу в палатку. Я пристально всматривался, пытаясь понять, не чудится ли мне это. Но тут из сгустка на меня посмотрели два звериных желтых глаза.

Не знаю, что это за существо, но движется оно прямо в палатку Алины. Где же стража и как в лагерь проникла эта тварь? Тут я понял, что вижу еще двух ее собратьев, ползущих в сторону загона с лошадьми. Да что же это такое?

Понимая, что долго мне орать не дадут, а поднимать тревогу надо, я поднял с земли камень и навесом бросил его на капот 'Барсика'.

— На нас напали! — заорал я, и мир погрузился в темноту.

Пришел я в себя от резкой боли в голове. Я понял, что руки связаны и, схватив за ноги, кто‑то волочет меня. Совсем рядом слышен шум схватки и вой сигнализации.

Значит, прошло не так много времени, пока я был без сознания. По крайней мере, меня не успели далеко утащить. Нужно что‑то предпринять.

Заметив большую корявую ветку, лежащую сбоку тропинки и делая вид, что все еще без сознания, я зацепился за нее веревкой связанных рук. Теперь моему носильщику приходилось тащить и меня, и ветку за собой. Ругнувшись сквозь зубы, существо с желтыми глазами отпустило мои ноги и приблизилось, чтобы отцепить ветку. Желтоглазый урод еще не понял, что я пришел в себя.

Сложив ладони лодочкой, я резко ударил прямыми пальцами в горло твари, когда та наклонилась ко мне. Желтоглазый схватился руками за место удара, выпучив от боли глаза. Так же лежа, я нанес удар существу ногами в живот. Желтоглазый хрипя, все еще держась руками за горло, упал на спину рядом. Схватившись связанными руками за конец ветки, я перекинул ее через себя на голову корчащегося существа. Один из толстых обломанных сучков ветки попал прямо в его глаз. Раздался неприятный звук, и сучок, пробив глазницу, глубоко вошел в мозг.

Пару раз судорожно дернувшись, мой похититель замер, а я лежал и не верил, что получилось отбиться. Вот это повезло — так повезло. Дальше нужно было выбираться отсюда и я, извиваясь как гусеница, подполз к телу существа. Вытащив из его ножен кинжал, я перерезал путы. Сзади все еще был слышен шум боя, и я, неуверенно перебирая ногами, несмотря на сильную боль в голове, медленно побрел туда.

Выйдя на нашу стоянку, я увидел ужасную картину. Стражи охранной роты почти все были мертвы, тела воинов и желтоглазых лежали по всему лагерю. Я увидел Оза и еще двух солдат, пытавшихся отразить атаку четырех существ. Хотя существа были вооружены длинными кинжалами, а Оз и солдаты мечами, желтоглазые теснили их. Им это удавалось за счет поразительной скорости. Люди так быстро двигаться не могли.

Чуть дальше я увидел еще более печальную картину, на земле без сознания лежала Алина, а мои друзья не давали к ней пройти двум уродам. Толик и Андрей вооружились мечами, а Алексей размахивал горящим факелом. В этот момент я подумал, что все же хорошо, что с нами Толик, который не зря так долго тренировался в залах клуба. Без него у Андрея и Алексея не было бы шансов.

Я поковылял к своим. Так получилось, что я зашел со спины к нападавшим. Драться на ножах я не умею, тем более с их скоростью, меня порежут на мелкие кусочки за минуту. Я не придумал ничего лучше, чем со всей дури запустить трофейным кинжалом в одного из них. То ли я бросать не умею, то ли кинжал не предназначен для таких бросков, да только кинжал врезался в спину желтоглазому, рукояткой вперед. Но и это принесло свой результат. Не ожидая такого, существо замедлилось и сделало шаг вперед, и Толику удалось достать его. Меч вошел в грудь существа, и оно рухнуло наземь.

Оставшись в одиночку против четверых, желтоглазый уже только защищался. Несмотря на свою скорость, он не мог противостоять нашим хоть и не очень умелым, но упорным атакам. Толику удалось сильно задеть его и тварь оступилась, а Андрей, подскочив, как настоящий самурай, снес желтоглазому голову.

За это время в сражении Оза ситуация тоже изменилась. Ценой своей жизни одному из воинов удалось убить одного нападающего. Теперь только трое уродов атаковали его и оставшегося солдата. Оставив Алексея возле Алины, мы кинулись к Озу на помощь. Я задержался на десяток секунд, чтобы подобрать кинжалы с убитых нами существ и стал нагонять друзей.

Когда я подбежал, друзья и желтоглазые уже обменивались выпадами. Андрей с Толиком в большинстве случаев только парировали удары, а вот сэр Оз и оставшийся в живых воин уже имели возможность атаковать. Не став ничего придумывать, я применил свой бросок 'куда попаду'. Выскочив сбоку от существ, я метнул в них два подобранных мной кинжала. На этот раз я добился больших успехов. Тут и расстояние для броска было намного меньше, а злости и азарта схватки намного больше. Поэтому мой первый кинжал все же вонзился в плечо одному из желтоглазых, а второй попал другому рукояткой в грудь, дезориентировав того на секунду. Но Озу этого мгновения было достаточно, чтобы завершить свой выпад, и желтоглазый рухнул с перерезанным горлом. Оставшись вдвоем ночные гости решили удрать, но это удалось только одному из них. Второй был пронзен двумя клинками в грудь.

После окончания схватки мы, не сходя с места, вглядывались в темноту, пытаясь узнать, закончились ли твари или нас ждет новое нападение.

— Что это за лупоглазые? — нервно заорал Андрей, его дыхание срывалось.

— Это галхи, существа с севера, говорят, родственники вампиров, — пытаясь отдышаться, ответил Оз.

— Какого лешего они на нас напали и что с принцессой Алиной? — спросил Толик, видя как к нам, приближается Алексей, неся на руках бесчувственную принцессу.

— Алина оглушена и парализована неизвестной мне магией. И судя по тому, что ее оглушили, а не убили, их целью была именно она. В большинстве случаев эти твари работают по заказу, — ответил Оз.

— А я‑то тут причем? — спросил я, — меня тоже связали и пытались утащить. Правда, меня оглушили не заклинанием, а старым дедовским способом, чем‑то тяжелым по макушке, — сказал я и пощупал шишку на затылке.

— Я не знаю, — ответил Оз, — может съесть хотели, свежим.

Представив, как меня живого разделывают ножом, я поежился и со злостью пнул ближайший труп галха.

— А вот хрен вам!

— Может, это Валент их нанял? — спросил Толик, рассматривая меч, который ему достался.

— Нет, он бы не успел. От момента, как мы вышли из лагеря, еще и суток не прошло, — ответил ему Оз. — И даже если он уже знает, что принцессы ему не видать как своих ушей, то нанять, а тем более доставить сюда галхов у него не было времени. Более вероятно, что они служат Ваакху и выполняли в этом районе какую‑то миссию, но после разгрома его армии цели изменились и они получили приказ на захват принцессы.

— А откуда они знали, что принцесса едет с такой малочисленной охраной, а не вместе с братом? Предатель? — спросил Андрей.

— Возможно, — задумавшись, ответил Оз. — А может, это на вас уже объявили охоту.

— Ёкарный бабай, ну надо же так было вляпаться! — произнес Алексей, все еще внимательно вглядываясь в темноту ночи.

— Оз, как это вообще могло произойти? Как они смогли бесшумно пробраться в лагерь? Где была охрана? — спросил я, и на всякий случай вооружился двумя трофейными кинжалами.

— Галхи — это недовампиры, бывшие люди, у них ускоренный метаболизм, и они профессиональные убийцы. Охрану вырезали тихо и бесшумно, их было слишком много. Нас бы всех спящими перерезали, если бы не ваш тартаг, который поднял тревогу, — сказал Оз.

— Это не тартаг поднял тревогу, а я. Вышел ночью освежиться, смотрю — кто‑то по лагерю ползает. Извини, Андрей, пришлось в 'Барсика' кирпичом запустить, чтобы сигналку включить. Потом получил по голове, потерял сознание, очнулся - 'гипс' по рукам и ногам. Умудрился завалить своего похитителя и тогда вернулся к вам.

— Ты один голыми руками убил галха?! — удивленно приподняв брови, спросил Оз.

— Да мне просто повезло, вы‑то как? — спросил я у друзей.

— Да выскочили за Андреем, когда на 'Барсике' сработала сигналка. Увидели, как началась схватка, эти твари были повсюду. Алексей сразу кинулся спасать Алину, ее как раз вытаскивали из палатки. Этот влюбленный фанатик с голыми руками бросился на одного из тащивших ее галхов, повалив того наземь. Мы же, подобрав с убитых воинов оружие, кинулись ему на помощь. Там уже и Оз подскочил, в общем, принцессу отбили. Оз оставил нас охранять принцессу, а сам бросился на помощь своим солдатам. Чуть позже все‑таки и на нас напали двое галхов, а потом притопал ты, — рассказывал Толик, все еще внимательно рассматривая свой меч.

Я понимал Толика, сегодня он обрел нового друга. Ведь этот меч спас ему сегодня жизнь и даровал победу. Уверен, теперь этот маньяк ни за что не отдаст его кому‑то другому.

— Они вернутся? — нервно спросил Андрей у Оза.

— Не думаю, но до рассвета еще далеко и нужно быть настороже. Патрик, мне искренне жаль твоих ребят, — обратился Оз к выжившему воину. Азарт схватки закончился, и воин, уронив меч, смотрел на павших солдат своей сотни. — Патрик, возьми себя в руки. Принцесса еще в опасности, ты давал клятву. Подними свой меч.

Было видно, что Оз старался не дать другу впасть в психологическую кому. Я даже не представляю, как бы я повел себя на месте Патрика.

Воин внимательно посмотрел на Оза и поднял оружие.

— Патрик, и не вздумай броситься на свой меч, — продолжил Оз, — да, ты можешь остаться здесь среди своих солдат, но ты нужен нам. Тем более, неужели ты спустишь это с рук тому, кто нанял этих тварей? Тем более, одному из этой группы удалось уйти.

Взгляд воина из сумашедше–обреченного принял осмысленное выражение, а затем стал жестким, как сталь.

— Ты прав, Оз. Извини, это было временное помешательство, — сухим голосом ответил воин, и я понял, что теперь у него появилась новая цель в жизни — месть…

Решив держать оборону возле машины, Алину мы уложили на заднее сиденье, а сами расположились рядом, запалив костры с каждой стороны. Никто не спал и, чтобы скоротать время, я завел разговор с Озом.

— Оз, кстати, а как вы называете небесные тела над головой? У нас днем светит Солнце, а ночью — Луна, а у вас?

— Ну, по этому поводу у нас есть старая легенда. Лона, одна из дочерей небесного создателя, была яркой звездочкой. Летая в бесконечной синеве, она встретила Прома, бога огня, повелителя метала. Их любовь была чистой и бесконечной. И в результате у них родилась дочка Талия. Позавидовав их счастью, злой Ахроз, повелитель бесконечного холода, захотел лишить их любимой дочки и нагнал дикую стужу. Теперь, чтобы спасти Талию, Лона целый день греет ее, чтобы та не замерзла. А Пром, построив огромную железную крепость Протарион, ночью охраняет Талию от других козней Ахроза. Так что днем нам светит прекрасная Лона, а ночью мы видим Протарион, — я и Оз вместе посмотрели на ночное светило, которое действительно своим светом вызывало ощущение спокойствия и умиротворения.

— Красиво. А вот мне стыдно признаться, что про наши светила я и не знаю ничего такого. Наверное, есть какие‑то легенды, но мне они не известны.

— Слушай, Роман, а вообще, как у вас там, дома? — спросил Оз и предложил мне готовую самокрутку.

— Ну, сам понимаешь, Оз, в двух словах и не расскажешь, в общем магия и у нас вроде как есть, но она другая. Так же любим, работаем, воюем периодически. В общем, на гробовой доске каждого можно написать 'родился, жил, работал, умер' ну или 'не работал'. Такие же сэры, пэры, богачи и обычные люди. Есть правда еще одна самая гнусная часть человечества, политиками называется. Вот живет вроде человек, работает и вдруг становится политиком — депутатом, превращаясь неизвестно во что.

— Так у вас тоже нежить? — посочувствовал Оз.

— А как же, куда ж без нее, — усмехнулся я, вспоминая наших мордоворотов.

— И как вы их изводите? — поинтересовался Оз, выпустив густое облако дыма.

— А мы самых главных, самых страшных в отдельный город согнали, построили им там замок. И вот они там сидят и друг дружку жрут. А мы наблюдаем за ними, как в зоопарке за зверями.

— Фу, и вам не противно смотреть, как они друг дружку того? — покосился на меня Оз.

— Лучше пусть друг дружку, чем обычных трудяг, — ответил я, хотя и понимал, что от этих продажных тварей страдаем мы все.

— Да вы хуже варваров! — возмутился Оз, реально себе представив, как мы выпускаем наших политиков на арену и они там жрут друг — друга.

— Обижаешь Оз, у нас это называется цивилизованным развитием государства…

Утром мы решили дожидаться подхода армии Этлании. Если принцесса не придет в себя, так там хоть маги помогут, да и после всего произошедшего лучше передвигаться с надежной охраной. Мы решили помочь Озу с телами солдат, а Алексей остался в машине, наотрез отказавшись оставлять Алину одну. Он положил ее голову на свои колени, гладил ее волосы и что‑то шептал ей.

Мы же начали сносить тела наших поверженных воинов, аккуратно укладывая их на траву, рядом друг с другом.

Часа через два, когда мы еще продолжали таскать мертвых, Алина пришла в себя. Она увидела улыбающееся лицо влюбленного Алексея и улыбнулась ему в ответ, но тут же поняв, что находится не у себя в палатке, изменилась в лице. Изнутри машину озарила яркая вспышка.

— А–а-а! — закричал Алексей, схватившись за лицо, а Алина пулей выскочила из машины.

— Что здесь происходит и что вы себе…

Алина замолчала на полуслове, увидев как мы переносим тела воинов. Испуг и недоумение отразились на ее лице.

— Дура! Что ты с ним сделала?! — заорал я, аккуратно опустив тело очередного погибшего.

— Ослепила. Ой! Я же все не так поняла. Ой! Леша! — удивленно воскликнула принцесса, прикрыв рот ладошками.

Пытаясь выбраться из машины, ослепленный Алексей столкнулся с налетевшей на него Алиной.

— Леша, прости, я просто ничего не поняла, я случайно, сейчас все пройдет, — Алексей в ответ что‑то неразборчиво буркнул, но я не расслышал.

Теперь уже Леша сидел возле машины, а Алина ухаживала за ним. Прикладывая к его лицу салфетки, смоченные каким‑то лекарством.

— От них с ума можно сойти, — сказал я, возвращаясь к прерванной работе.

— От кого? — спросил Толик, взяв за руки очередное тело.

— Да от женщин. Хочешь добиться их расположения — дай сначала им себя покалечить, — ответил я, подойдя с другой стороны и взяв несчастного за ноги.

— Ах, это, — безразлично ответил Толик. За то время, пока мы сносили солдат, это превратилось уже просто в механическую работу, и настроения ни у кого не было.

— И еще… — я не успел закончить фразу, на дороге появился конный разъезд приближающейся армии.

— Ну, вот и дождались, — облегченно вздохнул стоявший рядом Оз.

Глава 8

Что такое принцессы и с чем их едят

Замок Тангер. Проклятые земли.

В кабинете царил полумрак, тяжелые черные шторы закрывали окна. Возле камина стояли два кресла, обтянутых черной кожей. В них сидели двое. Огонь медленно пожирал деревянные чурки и горел неестественно ровно. Одна из фигур старалась как можно дальше отстраниться от огня. Еще бы: летний вечер был очень теплым, а еще этот жар от камина. Вторую же фигуру это ничуть не смущало, и даже казалось, что она получает удовольствие.

— Докладывай, Дарак, — равнодушно сказал маг, укутанный в черную мантию.

— Все очень плохо, милорд. Нападение на Этланию, которое мы так давно и тщательно готовили, провалилось. Во–первых, в самом начале схватки неизвестными наемниками был убит шаман Кинарг, что естественно, лишило орду магической защиты. А во–вторых, Кинарг не успел довести до конца готовившийся обряд и не сумел вызвать каменных големов.

Без магической поддержки степняки и лесные бандиты стали просто мясом. Маги врага и проклятые гномы в первые же минуты битвы разбили более половины орды и у варваров просто не осталось никаких шансов. Далее конница принца уже играючи разбила остатки армии.

Мне пришлось незаметно отступить, прикрывая наших выживших адептов и Ваакха, который увязался за нами.

— Почему ты не помог нашим союзникам? Почему не использовал 'зов предков'? — все с тем же равнодушием спросил старший.

— Маги Этлании своими огненными зарядами сжигали варваров до золы, а гномьи снаряды разрывали тела на куски. Не было рабочего материала, а тех тел, что были пригодны для превращения в нежить, было слишком мало, чтобы повлиять на ход боя. Я решил не светить нашим врагам наше новое заклинание.

— Это для тебя оно новое, а так этому заклинанию тысяча лет. Но ты правильно поступил, у нас еще будет время удивить наших врагов.

— Да, милорд. Но это не все. Эти наемники, убив шамана, смогли заручиться поддержкой короля, и сейчас помолвка принца Валента и принцессы Алины отменена. Теперь один из них станет ее женихом. Так что обе наши ставки не сыграли, милорд, — скороговоркой выпалил худощавый молодой маг. — Теперь устранение принца Эрика не имеет первоочередного значения.

— Как могли обычные наемники угробить Кинарга? Разве он не пользовался моими наработками защитного купола? — спросил старший.

— У них оказался мощный артефакт в тартаге, я даже не смог просканировать его, мне просто не хватило сил и мастерства, — утомленно произнес Дарак.

— Даже так. Это становится интересным. Что ты узнал о них? — в голосе старшего прорезалась нотка интереса.

— Их имена. И то, что они из благородных: сэр Анатолий, сэр Алексей, сэр Андрей и сэр Роман. Они называют себя русскими наемниками, хотя я не знаю такой страны ни на этом, ни на другом континенте. Ходит слух, что они вообще из другого мира. Разве это возможно, милорд? — стараясь угодить, тут же выпалил худощавый.

— Да, это возможно, Дарак, — ответил рассеянно маг, задумавшись о чем то своем.

— Милорд, еще одно. По сообщению нашего информатора, Алина с сотней бойцов отделилась от армии и выехала в столицу. Мной было принято решение похитить ее, но оказавшиеся под рукой гаалхи не оправдали надежд. Их было сорок особей, но они не то что не смогли захватить принцессу — их просто всех вырезали, сумел уйти только один.

— Дайте приказ и я найму настоящих вампиров, а не этих ублюдков! Я хотел бы поквитаться с этими русскими.

— Не смей трогать эту четверку, но вампиров для слежки найми. Глаз с них не спускать. Я позже решу их судьбу. Принц Валент нам больше не нужен. Ты меня понял? — жестко ответил хозяин.

— Да, милорд. Несчастный случай? — вскочив на ноги, испуганно залепетал старший послушник.

Темная фигура в ответ утвердительно кивнула головой.

— Разрешите идти, милорд? — Дарак поклонился. Как же ему хотелось по быстрее покинуть этот кабинет. Указательная нотка в голосе старшего перепугала его не на шутку.

— Долей мне в бокал и можешь быть свободен.

Дарак налил, как любил хозяин, две трети крови и одну треть вина. С самого начала разговора он знал, что выживет, ведь хозяин пригласил его присесть возле камина. Вот если бы они сидели за столом, тогда бы следовало волноваться. Но даже зная это, Дарак не мог унять дрожи в коленках.

Уже открыв двухстворчатую дверь из кабинета, он услышал:

— Дарак.

— Да, милорд? — страх предательски сковывал движения, и Дараку пришлось приложить немало усилий, чтобы повернутся лицом к господину.

— Дня три я буду заниматься своими исследованиями, меня не беспокоить.

— Слушаюсь, милорд, — ответил старший послушник и, уважительно склонив голову, пятясь, вышел из комнаты.

Закрыв за собою тяжелую дверь, он в очередной раз подивился мастерству магистра. Змеи, изображенные на железных створках двери, ожив, переползли к центру и застыли. Теперь дверь представляла собой монолитную плиту, которую невозможно было открыть ни силой, ни магией. Как будто все еще чувствуя на себе взгляд милорда, Дарак передернул плечами, прогоняя оцепенение и поспешил удалиться…

Маг сидящий возле камина ухмыльнулся, в его глазах заиграл веселый огонек. Глупый Дарак и не догадывался, что сыграла самая большая ставка.

— Ну что ж, пора заняться делами, тем более следопыт Атон в ожидании обещанной награды наверное весь ковер в приемной вытоптал. И ведь не уйдет, зараза. Ну ничего, дам ему расческу, и пока ковер не примет прежний вид, хрен он у меня что получит.

Подойдя к камину, магистр взмахнул рукой, и мирно горящее пламя мгновенно охватило все пространство камина. Шагнув внутрь, маг исчез, а пламя погасло.

* * *

Конные воины, увидев нас, спешили приблизиться. Командир разъезда оказался неглупым и с ходу оценил обстановку. Поэтому, перебросившись несколькими фразами с Озом, он послал гонца в штаб армии. Остальные всадники остались с нами, и наконец мы смогли почувствовать себя в безопасности. Напряжение спало, и я почувствовал себя мертвецки уставшим. Буквально на секунду притулившись спиной к одиноко стоявшему дереву, я провалился в забытье. Казалось, прошло всего лишь несколько секунд, когда я открыл глаза и понял, что на нас скачет полутысячное конное войско. Бессонная ночь и пережитый ужас вызвали дикую апатию, поэтому если бы даже это был противник, я бы не сдвинулся ни на миллиметр. Рассмотрев наконец флаги войска Этлании я опять закрыл глаза.

Пять сотен лошадей, несущихся галопом — это вам не фунт изюма. Поэтому когда это громыхающее и фыркающее войско наконец остановилось, я окончательно проснулся. Было видно, что принц Эрик пытался как можно быстрее добраться к нам. Когда я подошел к нашей машине, возле которой стояли мои друзья и Оз, принц уже держал в своих объятиях Алину.

— Сестра, с тобой все в порядке? — обнимая ее, спрашивал он.

— Да, я цела и невредима. Ты пока ещё не совсем задушил меня.

— Прости, — принц отпустил девушку, — я просто так переживал за тебя. Оз, я хочу из первых уст узнать о произошедшем. Давайте присядем, и ты мне все расскажешь.

Солдаты по приказу принца расстелили на траве одну из палаток, и все выжившие после сегодняшнего кошмара расположились перед принцем. Оз пересказал произошедшее ночью во всех подробностях, иногда и мы добавляли свои 'пять копеек' в его рассказ. Лишь Алина молчала и тоже внимательно слушала, поскольку все события она 'проспала'.

Не забыл Оз рассказать и о том, как ребята отбивали принцессу. Эрик выразил нам большую признательность и сказал, что теперь он наш должник. А Алина восхищенно смотрела на Алексея. Ну как же, ведь он с голыми руками кинулся спасать ее от гаалхов. Во время разговора Эрик странно посматривал на сестру, видя, как она и Алексей, сидя вместе, держались за руки.

После выяснения всех обстоятельств принц отправил несколько депеш и организовал похороны павших.

Чтобы не осквернять погребение воинов, тела тварей перетащили на другое место и там сожгли. А на месте боя была устроена братская могила. Когда последний из солдат был похоронен, принц выступил с речью, где выразил сожаление по поводу погибших. Огласив, что за спасение принцессы семьи павших воинов будут получать двойную пенсию, принц отдал приказ, чтобы каждый возвращающийся полк останавливался на час отдыха возле погребения, чтобы солдаты могли проститься с погибшими друзьями. Отдав последние почести павшим, воины забрались на коней, и мы выдвинулись дальше.

Алексей решил присоединиться к принцессе, и, взяв одну из свободных лошадей, поехал с ней рядом. Хотя мы уговаривали его не делать этого, ведь опыта езды у него не было, он все равно не отказался от своей глупой затеи, сказав, что у него и принцессы, появилось очень много общих тем для разговоров.

— С Лехой что‑то нужно делать, — обратился я к друзьям, — такими темпами он точно решиться жениться на принцессе, чего ее папа явно не одобрит. Мне не жалко денег, которые нам выдал принц, но ведь король может и всерьез голову Леше открутить.

— А что с ним сделаешь? У него сейчас мозги совсем отказали и не факт, что от того лечебного энергетика, которым перед дорогой напоили нас маги. Вот сейчас он себе на лошади задницу отобьет с непривычки, потом не то что ходить — сидеть нормально не сможет — сказал Андрей, пристраиваясь в хвост колонны.

— Вот когда он завтра не сможет залезть на лошадь, в чем я не сомневаюсь, а будет ехать с нами в машине, проведем с ним ликбез на тему 'влюбленные принцессы' и что делают их папочки с неугодными женихами, — предложил Толик.

— Согласен, только нужно что‑то повнушительнее. Что, если он не одумается, то тапки прилетят не только ему, но и нам, и Алине. Типа, отправит папа дочурку в монастырь, — сказал я, развалившись на заднем сиденье.

— А у них тут монастыри есть? — спросил Андрей.

— А я откуда знаю? Но что‑то говорить ведь надо, — ответил я и задумался, — как‑то нужно было разрубить этот 'Гордиев узел'. Новоиспеченных влюбленных конечно жалко, но по–моему без слез тут не обойтись…

Не спеша следуя за конным отрядом, часов через пять мы достигли места стоянки возле полноводной реки, которая называлась Лура. Было видно, что на этом месте армия останавливалась не в первый раз. Воины уже разжигали костры, устанавливали шатры и палатки. Неподалеку через речку был построен каменный мост, не сильно широкий, но сделан добротно. Завтра тут будет столпотворение, на нем едва могли разминуться три всадника в ряд…

Встретивший нас посыльный пригласил расположиться недалеко от шатра принца. 'Недалеко' в понятии нашего провожающего было около ста метров. В уже поставленной палатке мы обнаружили стонущего Алексея. Он лежал на животе.

— Ну что, джигит, наскакался? Дурья твоя башка! А ведь тебя предупреждали, — высказался с порога Толик, а Алексей лишь отвернулся и продолжил свои вздохи.

Расстелив свои спальники рядом, мы улеглись отдохнуть с дороги. Минут через десять, когда мое терпение иссякло, и больше не было сил слушать стоны Лехи, я решил пройтись и вышел из палатки. На выходе я столкнулся с Алиной, она несла в руках какой‑то кувшин.

— Какими судьбами, Алина? Неужели земля поменялась местами с небом? Раз вы лично решили посетить обычных наемников, и даже не просто так, а с подарком. Надеюсь, это вино? — шутливо спросил я.

— Вам бы только выпить! Это лекарство, растирка для Алексея.

— Эх, вот так всегда! Такая красивая девушка, да еще и принцесса, и не ко мне. Грустно.

— Перестаньте, сэр Роман, лучше пропустите меня. Я ведь на минутку, брат и так уже косо смотрит на меня, — принцесса иронично улыбнулась.

— Э нет, торопиться не надо. Давайте поставим кувшинчик вот сюда, — я забрал его и поставил возле палатки. — А теперь мы с вами пройдемся и немного поговорим.

— Но Леша…

— Ничего страшного, еще пару минут подождет. Дело не терпит отлагательств. Тем более, когда мы с вами сможем еще оказаться наедине?

Взяв под руку принцессу и отведя ее в сторону, я завел разговор.

— Принцесса Алина, я хотел бы обсудить с вами ваши отношения с Алексеем. Дело в том, что я не могу без слез смотреть на своего друга, ведь он влюбился в вас, словно мальчишка. Взять хотя бы его сегодняшнюю затею на счет конной поездки. Неужели вы, не могли остановить его? Видите, как он теперь мучается.

— Но я же не знала, что он в первый раз сядет на лошадь. Теперь я хочу помочь ему, эта мазь поставит его на ноги за один день, — принцесса виновато отвела взгляд.

— Поверьте, вы можете помочь ему, но не этой мазью. Поймите, ваши отношения зашли очень далеко. Вы ведь знаете, что ваш отец очень негативно отнесется к вашему браку, если он действительно станет реальным. Ведь невооруженным глазом видно, что если так и дальше пойдет, то вы решите всерьез сыграть свадьбу. Вы ведь знаете Алексея всего пару дней, о чем вы думаете? Вы должны охладить пыл Алексея и отдалится от него.

— Кто вы такой и какое имеете право вмешиваться в наши отношения с Алексеем?! — воскликнула Алина, гневно посмотрев на меня.

— Имею, Алина! Имею. Алексей — мой друг, и я не хочу, чтобы у него в голове или в районе сердца оказалась лишняя дырка от случайной стрелы. Думаете, ваш отец допустит свадьбу? Ну конечно, если вы готовы рискнуть жизнью моего друга, пожалуйста, продолжайте. Только если с ним что‑нибудь случиться, винить вы должны будете только себя.

— Я поговорю с отцом, я скажу, что люблю Алексея! Он не посмеет.

— Да что вы говорите! Даже если предположить, что у вас Алексеем любовь с первого взгляда, во что мне верится с трудом, и вы все‑таки добьетесь от отца разрешения на свадьбу, вы можете гарантировать, что король не сможет придумать какой‑нибудь несчастный случай, чтобы избавится от него, не навлекая на себя ваш гнев. А если во время обеда он случайно подавится или заболеет неизвестной и очень опасной болезнью, или просто споткнется и сломает себе шею? На месте короля я бы вообще сделал проще: нанял профессиональных убийц и грохнул всех нас четверых, а на телах оставил записку, что это привет от родственников Кинарга. В общем, у вашего отца миллион и один способ избавится от нас, не навлекая ваш гнев на себя.

Принцесса замолчала. Мне было жаль ее, но допустить дальнейшее развитие событий не по сценарию было чревато серьезными последствиями, и я продолжил.

— Да, вы любите друг друга, но принесет ли эта любовь счастье Алексею и вам? Даже если вам удастся уговорить отца, не забывайте, вы все‑таки принцесса, а он простой наемник. Как на него будут смотреть при дворе? Как на прихлебателя? О чём будут шептаться у него за спиной? А что скажут на совете королей вашему отцу? Вы не задумывались об этом, Ваше высочество? Вы можете помочь, отпустив его. Да, это не просто, но со временем вы поймете, что все мы, и я, и ваш брат, и ваш отец были правы. К сожалению, вы не сможете быть счастливы вместе с Лешей, слишком много обстоятельств не в вашу пользу. Тем более, вы уверенны, что при возможности вернуться в наш мир, он решит остаться тут? А о том, чтобы перенести вас обоих к нам, даже речи быть не может. Если ваш отец, при каком‑то невероятном стечении обстоятельств, все же благосклонно отнесется к вашему браку, то отпустить свою дочь неизвестно куда, он навряд ли согласится.

— Мы сбежим, мы любим друг друга. Мы уедем далеко–далеко, но все же будем вместе и никто не сможет нам помешать!

'Да уж, детский сад какой‑то', — призадумался я. — 'Ну вот что с ними делать? А что если…'

— Хорошо, Алина, — обратился я уже по мысле–связи. — Давайте пока не будем торопить события, пусть время расставит все по своим местам. Но для того чтобы у ваших отца и брата не появился повод для размышления о ваших отношениях с Лешей, предлагаю разыграть небольшой спектакль.

— Какой? — Также по мыслесвязи спросила у меня принцесса, удивленно взглянув на меня.

— Давайте разыграем ссору между вами и Алексеем и скроем ваши отношения от посторонних взглядов. Нам нужно, чтобы все были уверенны, что между вами все кончено. Нет, свадьба в силе и все идет по плану, но для ваших отца и брата должно быть ясно, что у вас с Алексеем никаких серьезных намерений. Таким образом, вы защитите моего друга от нападок родственников. Вы согласны?

— Но тогда я не смогу видится с Лешей.

— Возможно, какое‑то время. Но тем не менее, пока он ваш официальный жених, вы все равно будете пересекаться, по крайней мере тайно.

— Да, но что я должна сделать? — у принцессы загорелись глаза. Ну а как же, наверное в любовных романах, которые ей удалось прочитать, наверняка были тайные свидания с возлюбленным. Это я удачно попал.

— Сейчас я предоставлю вам повод обидеться на Алексея, и вы согласно новой роли должны будете на некоторое время исчезнуть для него.

— Но…

— Никаких но, принцесса. Не забывайте, на кону жизнь моего друга. Тем более, во–первых, я предупрежу его об этом, а во–вторых, в последующем буду вам помогать.

— Я согласна, — отведя взгляд, ответила Алина.

И перейдя с мыслесвязи на обычный разговор я продолжил.

— Принцесса, не знаю, рассказывал ли вам Алексей, но буквально недавно его бросила будущая невеста. Не кажется ли вам странным, что он сразу же влюбился в другую? Я, конечно, не могу ничего утверждать, но, по–моему, вы для него спасательный круг, безумно красивый, но всего лишь круг. Настоящая ли это любовь?

— Это не правда, — прошипела Алина и подозрительно посмотрела на меня.

Не знаю, приняла ли она мою фразу в серьез или все же играла по задуманному плану, но пятой точкой чувствую, что Леше еще точно предстоит разговор об этом с Алиной.

— Может, вы сами спросите у него?

Я хотел было сказать что‑то еще, но принцесса, гневно взглянув на меня, прошептала какие‑то слова и из ее глаз потоком брызнули слезы. Закрыв лицо ладонями, она убежала.

'Не, ну я все понимаю, но какие же эти женщины все‑таки стервы! Даже заклинание для вызова слез придумали. И вообще, зачем я во все это ввязался? Ладно, теперь еще нужно поговорить с Лешей', — подумал я и, тяжело вздохнув, отправился к палатке.

Зайдя в палатку, я понял, что ничего не изменилось Алексей все также кряхтел и стонал, а Толик и Андрей резались в дурака.

— Интересно, нас хоть покормят? — спросил у меня Андрей.

— А я откуда знаю? Вот, Алексей, это тебе растирка. Алина передала.

— А где она? — спросил Алексей, и даже соизволил перевернуться ко мне лицом.

— Я вам что, справочное бюро? Передала и ушла к себе. Что сам себе задницу намазать не сможешь? — разозлился я.

— Да я не об этом, просто хотел ее увидеть!

— Как меня достали ваши 'шуры–муры'! Лучше действительно пойду спрошу, где тут кормят.

Выйдя из палатки, я столкнулся с Эриком. Да что же это такое?! Хоть знак стоп вешай. Было видно, что принц очень зол. Сжимая кулаки, он дышал сквозь зубы.

— Где этот негодяй?! Я немедленно хочу его видеть!

— Что случилось, Ваше высочество? — недоуменно спросил я.

— Сэр Алексей! Что он сделал с моей сестрой, она рыдает и ни о чем не хочет говорить!

— Принц Эрик, сэр Алексей здесь совершенно ни при чем. Давайте отойдем, и я вам все объясню.

Отойдя от палатки, я передал Эрику официальную версию нашего разговора с принцессой. Во время рассказа принц наматывал круги, изредка бросая на меня взгляд.

— Якубу мне в гости! Ты правильно поступил. Но неужели ты не мог это сделать как‑то помягче?!

— Да как же еще мягче? Я и так старался, как мог.

— И когда она успела влюбиться? — остановившись, задал риторический вопрос принц.

— Ну, это уж точно не ко мне. Кстати, теперь, когда принцесса, надеюсь, не захочет даже видеть Алексея, нужно будет не дать ему возможности встретится с ней и объясниться.

— Это я возьму на себя. Не боишься, что если все откроется, то потеряешь друга? — принц кинул на меня пронзительный взгляд.

— Я больше боюсь, что потерял бы друга и, возможно, не одного, если бы не сделал этого.

— Ну, ты вообще делаешь из моего отца монстра, — взгляд принца потеплел, он понял, что я не за свою шкуру переживаю и не за деньги.

— Это не я, это обязательства перед государством и короной делают его таким. Не ты ли недавно из‑за всех этих государственных заморочек не мог помириться с Тирамом? Или может ты дашь гарантии?

Принц внимательно посмотрел на меня и на пару секунд замолчал. Видно, что‑то решив для себя по поводу моего панибратского обращения, он продолжил.

— Что ты заладил 'гарантии, гарантии'?! Ладно, мне пора идти. Мпасибо, что все рассказал.

— Да не за что. Между прочим, а где бы мы могли пообедать, Ваше высочество? — не забыв о друзьях, спросил я.

— Я распоряжусь, вам принесут, хотя все равно мы из общего котла в походе едим — традиция. Так что если сильно проголодались — с левого края стоянки полевая кухня.

— Спасибо, Ваше высочество, мы пройдемся…

Вернувшись к своим, я принес радостную весть, что нас все‑таки покормят, но топать нужно самим. Алексея оставили в палатке, пообещав принести ему ужин сюда.

— Кстати, кто там приходил? — спросил Толик, по пути к полевой кухне.

— Эрик, — ответил я, хотя, думаю, ребята и так наблюдали за нами из палатки.

— Чего шумел? — продолжал интересоваться Толик.

— Да так ничего, поговорили просто, что такое влюбленные принцессы и с чем их едят.

— А по–подробнее?

— Такое впечатление, что я все еще в роли толмача–переводчика. Тому расскажи, этому перерасскажи! За ужином поговорим, а то слюной сейчас подавлюсь.

За разговором мы подошли к обозам и расположившейся рядом полевой кухне, с которой доносились аппетитные запахи…

Как и обещал, за ужином я рассказал друзьям о произошедшем разговоре, но опять же — официальную версию. За что получил два недовольных взгляда и почётное звание мудака.

— Да идете вы оба! Я что ли для себя стараюсь?! Или мы не об этом сегодня разговаривали, что это добром не кончится?! Я думал, что хоть вы меня поддержите. Вот завтра Алексею будете сами объяснять, почему ему нельзя быть с принцессой, раз такие умные и пушистые.

Психанув и недоев, я ушел искать Оза, чтобы упасть ему на хвост и разжиться табачком.

— Эх, тяжело, а дело делать надо. И, как говорится, 'меньше знаешь — крепче спишь', — тем более, я все еще не исключал возможности, что нас подслушивают. Ничего, потом со временем поймут.

Оз был очень занят планированием завтрашней переправы, но пять минут мне уделил. Мы немного поболтали, а потом он, пожелав мне хорошо выспаться, отправился к принцу на доклад. Я же направился к себе в палатку.

Глава 9

Место встречи изменить нельзя

Утром мы встали, и Андрей с Толиком сходили за завтраком, который состоял из вчерашней подогретой похлебки и каши. Перекусив, мы наблюдали за тем, как армия, покинув место стоянки, начала свое движение. Как я и предположил, переправа грозила затянуться, поэтому нам стоило поспешить. Когда мы подъехали к мосту, передовой полк вместе с принцем уже заканчивал переправу через реку.

На удивление, лекарство, переданное Алиной, помогло Алексею, но о конной поездке он уже и не заикался. Поэтому, заняв свою очередь для переправы, мы все вчетвером собрались возле машины.

— Дорога до Паруса тут дальше одна, а плестись за конницей мне надоело, — сказал Андрей, — давайте доедем до города сами и там подождем остальных.

— А вдруг Алина захочет меня увидеть? Мы ведь со вчерашнего дня с ней не виделись, — встревожился Алексей.

— Алексей, тебя никто не держит, бери лошадь и скачи с принцессой рядом, — усмехаясь, предложил Толик.

— Не, я не могу сейчас на лошадь, — отвечая, Алексей потер копчик и скривился.

— Тогда молчи в тряпочку, — закончил я, видя, что все же симптомы вчерашней поездки еще не окончательно прошли. Хотя Алексей больше не стонал и даже передвигался довольно уверенно.

— Ну, я должен хотя бы предупредить ее, — не унимался наш Ромео.

— У тебя пять минут, больше мы ждать не будем. Нам что, из‑за тебя теперь очередь пропустить? — возмутился Андрей.

— Но, я даже не знаю где она, — канючил Алексей.

Утром, как я и ожидал, охрана не пустила Алексея к Алине, сославшись на то, что принцесса еще спит, и ему пришлось возвращаться назад несолоно хлебавши, а когда он вернулся к ней чуть позже, ему сообщили, что принцесса уже ушла…

Дождавшись своей очереди, мы проехали через мост. Передвигаясь по обочине, сигналя и заставляя конных воинов пропустить нас, мы достигли начала колонны. Поравнявшись с Эриком я вылез по пояс в открытое окно машины и перекрикивая шум мотора, прокричал:

— Ваше высочество, позвольте нам добраться до города самим. Скорость нашего тартага намного больше, чем у самого резвого скакуна в вашей армии, а нам приходится плестись. Тем более это не очень хорошо сказывается на работе нашего тартага. Если бы вы указали нам место встречи в Парусе, мы бы подождали вас там.

— Я не против, а встретиться мы сможем в гостинице 'Под счастливой звездой', только чур, королевские апартаменты не занимать, — улыбаясь, ответил мне принц.

— Договорились, Ваше высочество, но мы бы даже не посмели себе такую дерзость, зная, что вы должны вскоре подъехать.

— Да от вас всего можно ожидать! Только появились и уже украли у меня сестру, — пошутил принц.

— Ваше высочество, а где принцесса Алина? — встрял в наш разговор Алексей.

— К сожалению, принцессе Алине немного нездоровится, ничего страшного, но она решила выдвигаться чуть позже с обозом, там есть карета, в которой она и продолжит свое путешествие, — ответил ему принц.

— Передайте принцессе Алине, что я буду с нетерпением ждать ее в Парусе, — прокричал Алексей.

— Непременно, — намеренно холодно ответил ему принц.

Помахав руками на прощание принцу, и набрав скорость, мы начали удаляться от армии Эрика. Через некоторое время Андрей с Толиком начали деликатную промывку мозгов Алексею по поводу принцессы. Тот лишь смотрел в окно и молчал, изредка бросая на меня взгляд. Я же связавшись с ним по мысле–связи обрисовал ситуацию и рассказал про наш с Алиной план. Алексей, конечно же, был недоволен, но теперь ему стало ясно, почему он не смог встретится с принцессой и немного успокоился.

Продолжая движение по тракту, мы обогнали дозор, а уже часов через пять достигли города. Вернее, его крепостной стены. Не мегаполис, но довольно большой город раскинулся на берегу широкой реки. Она была судоходной. Несколько парусных судов скрывались из вида, уходя за угол крепостной стены, которая доходила практически до кромки воды.

Перед стеной не было никаких построек, что удивляло. Из моих знаний истории следовало, что обычно возле городских стен должны были вырастать кварталы бедняков, ну или по крайней мере должен быть рынок. Ну я бы понял еще, если бы здесь периодически вспыхивали войны и люди боялись строиться за пределами крепостной стены, но ведь Оз уверял, что воевать Этлании приходилось не менее двадцати лет назад. Этот вопрос я решил задать Озу позже.

Стена была высотой около двадцати пяти метров и была выложена из обтесанного природного камня. Из‑за высоких стен город нам рассмотреть не удалось, лишь несколько зданий в центре поднимали свои шпили выше городской стены

— Странное название города 'Парус', вы не находите? Учитывая порт и большое количество парусных кораблей, — спросил я, рассматривая очередной парусник, выходящий в фарватер реки.

— Кто знает, может мы не первые, кто попал в этот мир из нашего, и основатель этого города мог быть одним из славян, — шутливо ответил Толик.

— Представляю себе на главной ратуше города надпись 'Добро пожаловать' на русском языке, — иронично поддержал его Андрей.

Окончание дороги и надежда наконец‑то выспаться на нормальной кровати подняли нам настроение.

— Ты еще скажи, что тому, кто сможет прочитать эту надпись, вынесут ключи от города, типа наследство, — рассмеялся я.

За разговором мы подъехали к пропускному пункту. Перед тяжелыми железными воротами вереницей стояли телеги, на них сидели и ждали своей очереди, чтобы проехать в город крестьяне. Вход охраняли стражники и парочка магов. Маги сканировали телеги, выискивая запретные для ввоза на территорию города товары, а охрана взымала плату за въезд.

— Да мы тут час простоим, — расстроившись сказал Леша, видно возможность помыться и мягкая постель не давали ему покоя.

— Подождите, у меня есть идея, — сказал я, рассмотрев телеги, нагруженные различными продуктами.

Выйдя из машины, я подошел к ближайшей к нам повозке. В ней со скучающим видом сидел дедок и жевал сухарик.

— День добрый, дедуля.

Дедок обернулся и окинул меня намётанным взглядом. Оценив мою платежеспособность по внешнему виду, сразу стал предлагать мне свои товары.

— Чего тебе надо, мил человек? У меня все есть: и овощи, и фрукты, сыр, молочко, мясо. Все свежее, — говоря это, дедок хотел стянуть с нескольких плетеных корзин крышки, для демонстрации товара, но я остановил его.

— Да мне бы узнать, сколько в город проезд стоит?

— А, — ответил дедок, потеряв ко мне интерес, но подумав, ответил, — дорого, сынок, дерут в три шкуры. С человека три медяка, а с повозки пятнадцать. Так мы тоже с односельчанами не лыком шиты, сюда на восьми едем, а тут на пять перегружаем.

— Понятно, — ответил я, а сам подумал, что нужно побыстрее изучать товаро–денежные отношения. Ведь кто его знает, дорого это или может дедок просто как любой торговец жадный.

— А я смотрю, ты не местный? — видно решив, что за разговором время в очереди пройдет быстрее, спросил дедок.

— Да, мы из далека. Ты лучше скажи, пять телег, это семьдесят пять монет, не считая людей, так? — приступил я к задуманному плану.

— Ну, так, — немного подозрительно посмотрел на меня дед.

— А если я подскажу тебе, как сэкономить, а за это возьму тридцать два медяка? — подмигнул я пройдохе.

— Тфу, думаешь, если предложишь, весь товар в еще меньшее количество повозок перегрузить, так не сдюжат они. Мы уже пробовали. И еще тебе тридцать два медяка отдать, какая ж мне выгода, — усмехнулся старик.

— А такая дедушка, что платить вовсе не придется, и даже отдав мне тридцать две монеты, ты сэкономишь сорок три, не считая платы за людей.

— Это как? — теперь уже действительно удивился старик.

— Нет дедуля, сначала давай договоримся, — приняв скучающий вид, сказал я.

Дед сунул большой палец в рот, обслюнявил его и протянул мне руку для рукопожатия.

— Это че? — я удивленно и немного брезгливо посмотрел на руку старика.

— Уговор. Во дает, не знает, как уговор держать, — ответил усмехнувшись дедок.

Бля, — протянул я про себя. За что боролись на то и напоролись, пришлось и мне в рот палец совать, после чего мы пожали руки.

— Вот что, ты же на рынок в город едешь продуктами торговать? — спрашивал я, стараясь незаметно для деда вытереть руку о сено которым был устелен пол повозки.

— Ну да, — все еще не понимая куда я клоню, отвечал дедок.

— А вот не надо тебе туда ехать. Берешь свои товары и едешь вон на тот пригорок, — указал я на небольшой холм возле дороги к городу, — и там ставишь свои телеги, как на ярмарке. Через две или три десницы, здесь появится многотысячная армия Этлании. Естественно в город всех не пустят, а после победы у солдат и денежки водятся, да и покушать они будут не прочь. Как ты думаешь, быстро расторгуешься? Да и за место на местном рынке платить не надо.

— Ух ты! А не врешь? — гримасы удивления, недоверия и жажды наживы мелькали на лице старика.

— Как можно? Уговор, — скорчив обиженное лицо, сказал я.

— Стойте! Стойте, окаянные! — заорал дед первой телеге из своей деревни, которая уже начинала подъезжать к воротам, и вприпрыжку кинулся к ней.

Вскоре все селяне стали разгружать первую телегу перебрасывая товары на оставшиеся четыре, а дедок вернулся ко мне.

— Ну, коли не соврал, ежели будешь в наших краях, милости просим в гости. Меня Маккаром кличут, староста я в Берюсне, деревенька такая на западе от города, — выразил таким образом мне благодарность старик и достал из‑за пазухи маленький мешочек. Отсчитав тридцать две медные монеты, Макар спросил:

— А почему именно тридцать две?

— Все просто, пятнадцать за проезд тартага, двенадцать за людей и пять стражникам, чтобы долго не задерживали с вопросами, — дружелюбно ответил я.

— Нечего этих дармоедов кормить, да и еще за тартаг не пятнадцать, а двадцать пять платить надо. Это ж не телега.

— Э вона как.

— Ни че, — подмигнул дедок, — дармоедам обломится, а пять монет я тебе в долг дам. Будут — вернешь, а не будут — ну и бог с ними. Я б тебе просто так дал, но перед торговлей деньги дарить примета плохая.

— Спасибо тебе, дедушка, да только не нужны мне твои пять монеток, найдем как‑нибудь, — усмехнулся я, вспоминая о мешках с деньгами в багажнике. Да и денег я с него взял только по тому, что если бы я просто так рассказал о приближающейся армии, то он мог не поверить. А так 'Уговор'.

— Только вот еще что, а зачем ты телегу разгружаешь? — спросил я.

— Ха, милок, так ты же сам сказал армия с победой идет, значит, будут гулять. А у меня кум в городе винную лавку держит, да гномьей водкой приторговывает. Вот мы с кумом на пару и торганем. Я сейчас только к нему, загружусь и обратно. А там и он меня не обидит, сочтемся.

— И то верно. Ну, прощай, дедуля.

— С богом, милок, с богом, — ответил Маккар и поковылял к пустой повозке.

Маккар, сам о том не подозревая, ввел меня в тупик. Кум, ну вот как это понятие мне подсунула жемчужина? Чтобы свести ассоциацию этого слова жемчужине пришлось бы обработать столько противоречивых фактов. И для этого ей бы понадобилось основательно покопаться в моих мозгах. Это что же получается, что все, кто носит жемчуг, 'открыты' и есть возможность, контролируя жемчужину владельца, узнать его мысли.

Раз до мыслесвязи здесь уже додумались, то и этой проблемой должны были уже озаботиться. Надеюсь в заклинании предусмотрена личная защита информации, но я решил этот момент не выпускать из виду и по возможности разобраться более детально с этим вопросом.

Тем временем телеги развернулись и вереницей поехали прочь от ворот.

— Ты что им наплел? — спросил Толик, когда я вернулся в машину.

— Да предложил не в городе торговать, а армейскую ярмарку устроить.

— Твою бы энергию всегда в мирных целях, тебе бы цены не было, — пошутил Толик.

Пропустив телегу с Маккаром, удивленные стражники смотрели на приближающийся тартаг. Наверное им тоже было интересно, чем это мы озадачили местных крестьян. Подъехав к воротам, мы вышли из машины.

— Кто такие? Зачем пожаловали? — строго и подозрительно спросил старший.

— Мы русские наемники, держим путь в столицу. Решили отдохнуть с дороги в вашем славном городе, — ответил Андрей.

— У нас в городе все спокойно, так что вести себя культурно, без драк и неприятностей. Если что — без вопросов загремите в тюрьму, не смотря на ваши регалии. Понятно?

— Нам тоже не нужны проблемы, но боюсь, они у вас все‑таки скоро появятся, — сказал я, пытаясь понять, что именно имеет ввиду стражник, говоря о регалиях.

Стражники схватились за мечи, маги окутались синеватой дымкой, а рядом с воротами открылись бойницы, из которых показались наконечники стрел.

— Если это была шутка, то она дорого вам обойдется, — прорычал, глядя на меня, стражник.

— О, уважаемый, вы меня не правильно поняли. Дело в том, что сейчас с юга к городу приближается армия.

— Что?! Какая армия? — воскликнул старший.

— Ну как же, уважаемый, уже два дня прошло, как армия под предводительством принца Эрика разгромила войско Ваакха и теперь возвращается домой.

— Якуба мне в гости! Сколько у нас времени? — взволнованно спросил у нас стражник.

— Ну, я думаю, что десницы две–три. Вам что, не сообщили? — удивился я. Раз Эрик смог связаться с Его Величеством, значит магические средства связи у них должны быть. И о победе Эрика должны были знать уже в каждом графстве.

— Да сообщили, но мы ожидали их не раньше, чем через три–четыре дня.

— Ну, считайте, что мы их дозор, так что у вас действительно немного времени для встречи Его высочества.

— Мне срочно нужно связаться с комендантом, нужно отменить все отгулы и увеличить патрули в городе, — уже не обращая на нас ни какого внимания, размышлял вслух от избытка чувств старший.

По лицу стражника было непонятно, от чего он так взволнован, то ли от встречи с венценосной особой, то ли от предстоящих проблем. В любом случае, городу придется держать хоть и мирную, но осаду. Я передал деньги за право проезда в город и мы сели обратно в машину. Расстроенные предстоящими проблемами стражники даже не удосужились их пересчитать, а маги забыли просканировать наш тартаг, так что мы так и не узнали, есть ли что у нас из запрещенных для ввоза вещей.

Въехав в город, мы оказались тут же объектом внимания местных ребятишек. Видно, тартаги были нечастым явлением в городе и ребятне было безумно интересно потрогать диковинную машину. Остановившись, я вышел из машины и подозвал старшего из ребят, которые бежали за нами со свистом и улюлюканьем. Сунув тому пару медяков, спросил, как добраться до гостиницы 'Под счастливой звездой'. Нам подсказали, что она находится возле ратуши, и если мы поедем по центральной улице города, то не пропустим.

Оказавшись за городской стеной, мы наконец‑то смогли рассмотреть город. Дороги были вымощены брусчаткой, а сточные канавы были чистыми и явно предусмотрены только для отвода дождевой воды. Из этого я сделал вывод, что в городе была канализация.

Аккуратные дома с резными окнами и дверьми были побелены, а крыши покрыты красной черепицей. Ближе к центру двухэтажные дома сменились трехэтажными, появлялись лоджии и балконы. По тротуару спешили по своим делам горожане.

В общем, город жил своей спокойной и размеренной жизнью, еще не зная, какую напасть ему предстоит пережить. Ну, во всяком случае, если мудрые командиры все же ограничат доступ солдат к спиртному, то все равно в ближайшие пару суток местные бордели будут вынуждены держать серьезную осаду.

Подкатив к четырехэтажному зданию, окна которого были необычно выполнены в виде семиугольных звезд, Андрей произнес:

— Кажется, прибыли.

— Похоже, — почесав макушку, подтвердил Толик.

Выйдя из машины, мы остановились перед входом. Над ним светилась подсвеченная магическим заклинанием надпись. Так как читать на незнакомом языке мы не умели, то предположили, что это название гостиницы.

Зайдя внутрь, мы направились к стойке, за которой стоял портье. Одетый в черный фрак и весь в кружевах, он брезгливо осматривал нас. Ну да, на фоне этих шикарных ковров, картин и блестящих золотом дверных ручек наша трехдневная щетина, потертые куртки и пыльная обувь выглядели не очень.

— Скажите, любезный, мы слышали, что в вашем отеле есть отличные номера. Нас интересуют номера напротив королевского люкса, — добродушно улыбнувшись, спросил я.

— Боюсь вам, это будет не по карману, — ответил тот с безразличным видом.

— О размере нашего кармана вам не следует беспокоиться, — спокойно ответил я.

— Извините, но все номера на третьем и четвертом этаже заняты, могу предложить номер на четверых на втором этаже над кухней, — как будто пытаясь указать нам, что даже с возможностью оплатить самые презентабельные номера, мы не достойны их. Не знаю, кто останавливается в этой гостинице, но наш внешний вид явно не вызывал в глазах портье уважения.

— Любезный, вы нас не поняли, нас интересует номер именно на четвертом этаже. Но раз там нет свободных номеров, придётся нам поискать в другой гостинице. Как жаль, ведь принц Эрик хотел остановиться именно здесь. Придется огорчить его, ведь мест нет.

Портье изменился в лице.

— Ну что же вы сразу не сказали, что вы из гвардии Его высочества? Ведь именно для него и забронированы все номера на четвертом этаже.

— Нет, милейший, мы не из гвардии Его высочества. Дело в том, что вот этот молодой человек, — я рукой указал на Алексея, — в ближайшее время станет членом королевской семьи, а мы его друзья.

— Неужели вы и есть русские наемники? Господа, прошу меня простить, но ваш внешний вид совершенно сбил меня с толку. Ваши вещи сейчас же доставят в ваши комнаты. И позвольте поинтересоваться: вам ужин подавать в номера или вы решите отобедать в нашем замечательном ресторане?

— Мы поужинаем в ресторане, — ответил Толик, — но для начала нам бы ванну принять с дороги.

— Да, да конечно, у нас в каждом номере своя купальня. Вы, кстати, не подскажете, когда нам ожидать Его высочество?

— Думаю, что через две–три десницы, — устало ответил я. — Да, и сколько с нас за номера?

— А на какой срок вы планируете у нас остановится?

— Пока на сутки, а там как принц Эрик решит, — ответил я.

— За ваши два номера с вас пять золотых и вот ваши ключи. Сэдрик, Тео! — крикнул портье.

К нам подскочили парни лет пятнадцати и, схватив наши сумки, повели нас по широкой лестнице на четвертый этаж. Зайдя в номер, я осмотрелся. Обстановка, конечно, радовала, но не за такие же деньги! На небольших резных столиках в вазах стояли свежие цветы, а посреди номера стоял стол с вазами, наполненными фруктами. В комнате были еще две двери, одна в спальню, другая в купальню. Комнаты были очень большие и светлые. Заглянув во второй номер, я убедился, что они совершенно одинаковые.

Мы с Лешей заняли первый от лестницы номер, а Толик с Андреем второй. Леха, как пострадавший от конных поездок, пошел мыться первым, я же улегся на диване.

В дверь постучали, и в комнату вошла молодая девушка лет восемнадцати.

— Я пришла узнать, не желают ли господа сдать вещи в стирку после дороги? — девчонка волновалась и теребила передник.

— Желают, — ответил я, взглянув на нее, — и еще. Хочешь заработать серебрушку?

— Я приличная девушка, — гневно сверкнув глазами, ответила она.

— Ничего такого я тебе и не собирался предлагать, хотя ты очень симпатичная, — улыбнулся я зардевшейся девчушке. — Тебе просто нужно будет спуститься в ресторан и зарезервировать все столики на сегодняшний вечер. Справишься?

— Да, сэр.

— Сколько это будет стоить? — я встал с кровати и подошел к служанке.

— Двадцать столов по пять серебрушек — это будет сто, сэр, — отвечая, девчонка настороженно посмотрела на меня.

— А золотыми? — спросил я и тут же поймал себя на том, что тупо пялюсь в вырез ее платья на пышные груди.

— Три золотых и десять серебрушек, — ответила служанка, а я заставив себя отвести взгляд от ее груди, про себя отметил, что один золотой тут равен тридцати серебрушкам.

— Вот тебе деньги, я протянул девчушке четыре золотых, а когда вернешься, принесешь оставшиеся монеты, за вычетом одной серебрушки, которую я тебе пообещал и заберешь белье в стирку.

Девушка выскочила выполнять поручение, я же вернулся на диванчик. Вот блин, привык я к хорошему регулярному сексу, а тут четвертый день пошел. Начинаю потихоньку звереть. Вот ребятам хорошо — у них дома никаких обязательств, вон уже даже жених нарисовался, а у меня ведь Ленка. И вот как себя вести, ну месяц, два, я еще может и выдержу, а потом? Куда гормоны девать?

И когда я домой смогу вернутся и смогу ли? В общем, решив пока не пускаться во все тяжкие, я решил, что даже если я и не смогу сдержаться, то по возвращению честно смогу ответить Ленке, что ни с одной девушкой на планете Земля я ей не изменял.

Дождавшись Алексея и передав ему, что должны прийти за бельем и принести сдачу, я пошел в купальню и с удовольствием принял душ. Переодевшись в свою старую одежду, которую нам постирали в лагере, мы немного повалялись на кроватях, обсуждая с Лешей его дальнейшее поведение с Алиной. Добившись от Алексея обещания, что до приезда в столицу он будет вести себя сдержанно и корректно, чтобы не вызывать подозрений у ее отца, я решил покемарить перед ужином.

Часа через три меня разбудил Алексей, и мы, зайдя за Толиком и Андреем, спустились вниз в ресторан.

— Что‑то здесь сегодня не слишком людно? — спросил Андрей окинув взглядом пустой зал.

— Наверное, цены большие, — ухмыльнулся я, зная причину отсутствия клиентов.

По всему залу ресторана стояли квадратные столы, накрытые белоснежными скатертями. Они были украшены небольшими вазочками с цветами. Выбрав один из центральных столов мы присели. К нам тут–же подошел молодой парень.

— Извините но… к сожалению, сегодня наш ресторан закрыт на спец–обслуживание. Если вы постояльцы гостиницы, то вы можете сделать заказ, и вам принесут все в номер.

— Как тебя звать? — обратился я к официанту.

— Раймонд, сэр.

— Так вот, Раймонд, мы как раз и есть те, кто сделали заказ на спец облуживание, — ребята удивленно посмотрели на меня.

По мысле–связи я объяснил ребятам, что поскольку принц мог сделать тоже самое, то я решил опередить его. И поскольку Его высочество может присоединиться к нам и без приглашения, то обижен не будет. А вот если бы он зарезервировал зал, то мы бы прийти без приглашения уже не смогли.

— Тогда конечно, сэр. Я сейчас же принесу меню.

— Погоди, Раймонд. К сожалению, мы не умеем читать на письменах Этлании. Так что тебе придётся нам рассказать меню на словах. И еще один вопрос: как ты определил, что мы сэры?

— Ваш медальон, сэр. На нем есть оттиск герба Этлании. Такие знаки различия могут носить только люди благородного сословия.

'ЕПРСТ!' - про себя выругался я. Хоть бы Оз подсказал, а то носим знаки различия и даже не знаем.

— Скажи, а почему же я не слышал такого вежливого обращения ни от стражи, ни от вашего доморощенного консьержа?

— Видите ли, сэр, на вашем медальоне нет меток полного титула, а это значит, что вы еще не вступили в право наследства.

— Чего? — ну, Оз, ну подарочек, я тебе еще припомню.

— По законам Этлании титул переходит от отца его детям только после его смерти. А до тех пор вы хоть и благородных кровей, но никаких особых прав не имеете.

Я задумался, что стоит расспросить Оза поподробней о титулах званиях и с пристрастием. И вообще, почему нам выдали такие слабые регалии, если даже принц признал в нас благородных?

— Ладно, Раймонд, огласи, пожалуйста, чем у вас здесь можно поживиться.

Выслушав официанта, мы сделали заказ разных блюд, а из алкоголя выбрали местную водку 'утренняя роса', рекомендованную официантом. Если в гномеьей было чуть больше шестидесяти градусов, то в ней было всего сорок пять. И пилась она на несколько порядков мягче.

Как только нам вынесли мясную нарезку и водочку, чтобы скрасить ожидание основных блюд, в зал вошел принц Эрик.

— Я даже не сомневался, что вы здесь. Как только я узнал, что под видом моих близких друзей, кто‑то занял комнаты на четвертом этаже и тем более зарезервировал ресторан, я почему‑то сразу вспомнил о русских наемниках. Спасибо, Рома, что ты хоть королевский номер не занял. Только где теперь будет спать Оз и моя королевская охрана?

— Охране положено охранять, а не спать, — усмехнулся я. — Тем более там, на этаже, еще четыре свободных номера, кроме королевского люкса.

— Не четыре, а два. Вся левая сторона это все королевский номер, — ответил принц.

— Так там еще две двери с коридора, значит номера три.

— Это когда меня нет, там три номера, а когда я приезжаю — это один королевский люкс. Там и двери между комнатами есть.

— Красиво жить не запретишь, — вздохнул я.

— Положение обязывает. Значит так, слушайте мой приказ. Без меня и Оза не пить, я сейчас приму душ и к вам. Кто осмелиться нарушить, прикажу казнить, — принц улыбнулся и пошел на выход из зала, где его дожидались гвардейцы.

— А Алина будет? — спросил в след ему Алексей.

— Принцесса устала с дороги, и будет ужинать в номере, — не оборачиваясь, ответил ему принц.

Мы остались дожидаться заказанных блюд и Эрика, что в прочем не помешало нам пару раз нарушить приказ принца под принесенную мясную нарезку. Через полчаса Эрик вернулся вместе с Озом. К нам на стол, как будто ожидая его высочества, наконец‑то принесли заказанные блюда и поставили дополнительные приборы. Только наш заказ увеличился втрое, и на столе появилось даже то, чего мы не заказывали.

Официанты при всем своем желании не смогли бы разместить это все на одном столе, поэтому придвинули два ближайших. Под крышками столов оказались хитрые защелки и три стола были соединены в один.

— Судя по вашим довольным лицам, мне все‑таки придется вас казнить, но для начала мы выпьем и поедим, — присаживаясь, сказал принц.

— Ваше высочество, это все–же наш столик и сегодня угощаем мы. Согласно нашему обычаю, опоздавшим наливают штрафную, — и с этими словами я налил в бокал грамм по сто 'утренней росы', для него и Оза.

— Ну что ж, мы должны уважать обычаи наших гостей, — ответил Эрик. — Только учтите, я ем много, а Оз еще больше. Учитывая, что цены здесь королевские, это вам влетит в копеечку, хотя кухня и соответствует.

— Благодаря вашим стараниям, мы не бедствуем Ваше высочество, — вернул я улыбку Эрику.

— Рома, ну я же просил, в неформальной обстановке на 'ты'.

— Хорошо, Эрик. Сегодня ты узнаешь, как могут гулять русские наемники, Ну, как у нас говорится, будем здравы, бояре, — я улыбаясь подмигнул друзьям и мы выпили…

Глава 10

Утро добрым не бывает

Проснулся я от боли в спине, она ужасно затекла. Оказалось, что я заснул в купальне. Мысли медленно ворочались в моей больной голове. 'Да уж, знатно мы вчера погуляли.'

В голове всплывали разные вчерашние моменты, но никак не хотели выстроиться в цельную картину — картину вчерашней ночи. 'Надо найти Эрика и попросить у него настойки от похмелья', — подумал я.

Выйдя из ванной, я понял, что все‑таки нахожусь в своем номере, но количество жильцов в нем явно не соответствовало нормам проживания. Вместо спокойно дрыхнущего Алексея я наткнулся на четырех гвардейцев сидящих на диване.

Я хотел было пройти в спальню, но один из воинов подскочил ко мне, перегородив собою дверь.

— Туда нельзя!

— Во–первых не ори, — я схватился за голову, от крика гвардейца у меня чуть мозг не вытек. — Во вторых почему? И вообще, какого черта вы делаете в моем номере? — перевел я свой мутный взгляд на гвардейца.

— Там изволил отдыхать Его высочество в сопровождении сэра Оза, а мы охраняем их, — уже спокойным голосом ответил гвардеец.

— Я не понял, у него напротив целых три спальни, что ему там, места мало?

— Извините, но вчера, когда вы вернулись с прогулки и принц хотел отправиться к себе, принцесса Алина выста… была против того, чтобы он там ночевал.

— Не, ну нормально, а мы здесь причем?

— Его высочество вчера сказал, что раз вы его напоили до визга пьяной Якубы, что даже сестра его выгнала, то и ночевать он будет у вас.

— Понятно, а остальные где? — спросил я, бросив взгляд на неубранный стол с закусками и пустыми кувшинами. Оказывается, мы еще и здесь гуляли.

— Если вы о своих друзьях, то они в соседнем номере.

Из нашей спальни вышел Оз. Если принц выглядел точно также, как и он, тогда понятно, почему Алина выпроводила его. Вся одежда Оза была в каких‑то пятнах и паутине. Тем более, мои смутные воспоминания подсказали, что Эрик требовал продолжение банкета у себя в номере, что окончательно взбесило сонную принцессу.

— Чтоб я еще раз сел с вами пить! — с болью в голосе промычал Оз.

— Оз, а разве у вас нет того чудного лекарства, которым с нами поделился принц Эрик у себя в шатре? Может, подлечишься и меня угостишь заодно, — с надеждой на быстрое избавление от симптомов похмелья спросил я.

Оказалось, что лекарство есть, но оно находится в номере принца, в который Алина никого не впускает.

— Может, мне удастся уговорить ее?

— Попробуй. У мня не получилось, она так и сказала: 'Так вам и надо, будете знать. В следующий раз так пить не будете'.

— Ладно, попытка не пытка, — сказал я и вышел из номера. Хотя на счет 'не пытка' это я погорячился. Стуча в дверь королевского люкса, с каждым ударом я чувствовал, как будто мне в голову забивают гвозди.

На стук из‑за двери мне ответила Алина.

— Оз, можешь и не пытаться, я не дам вам настойку. Пусть это будет вам уроком.

— Это не Оз, Ваше высочество, это сэр Роман.

— И что же вам угодно? — спросила принцесса, наверняка догадываясь о цели моего визита.

— Видите ли, принцесса Алина, нам крайне необходима лечебная настойка, и если вы не отдадите ее, нам придется лечиться нашим методом, который заключается в повторном употреблении алкогольных напитков. Поверьте, нам всем сейчас очень плохо. К тому же, если мы будем лечиться таким образом, то армия без своего главнокомандующего и завтра не сможет покинуть этот город. Я приношу вам свои искренние извинения и прошу простить нас, только верните, пожалуйста, настойку.

Видно, мои доводы посеяли зерно сомнения в обороне Алины, поскольку из‑за двери послышался скрип открываемого засова, и в проходе появилась принцесса.

— Принцесса, если вы сжалитесь над нами, я вам обещаю, что до прибытия в столицу никто из нас и капли алкоголя в рот не возьмет. Тем более, видели бы вы как плохо Алексею! Ну не дадите же вы пропасть своему будущему супругу?

Видно, последним доводом стало выражение моего измученного лица. И Алина, вздохнув, через минуту вынесла мне знакомую флягу.

— Смотрите, сэр Роман, вы дали мне слово. Не разочаруйте меня и передайте Алексею, что я терплю его подобные выходки в последний раз.

— Честное пионерское, — сказал я и отправился к себе в номер, улыбаясь добытому сокровищу и тому, как же жемчужина перевела мою клятву.

Вернувшись победителем, я налил лекарство Озу и Эрику, но только после того, как они мне поклялись, что до прибытия в столицу пить не будут. Взять с них эту клятву не составило труда, поскольку даже мысль о повторном употреблении горячительных напитков в ближайшее время заставила скривиться обоих.

Выпроводив принца я провел такой же ритуал со своими друзьями, после чего мы все приняли душ и переоделись. Вернувшийся через час вместе с Озом принц предложил позавтракать всем вместе и на этот раз Эрик сказал, что угощает он.

В холе гостиницы, через который лежал наш путь в ресторан, нас ожидал сюрприз. К нам с визитом прибыл мэр этого города с делегацией. Стража не пускала никого на четвертый этаж и он вынужден был ожидать внизу в холе.

Оказалось, наши ночные приключения уже стали для этого города легендой. Впрочем, обо всем по порядку.

* * *

После того, как мы хорошо выпили в ресторане, нам захотелось приключений. Заказав карету, мы всей компанией весело и шумно катались по городу. Кучера мы высадили на первом же перекрестке, так как он не разрешал нам прокатиться с ветерком. И со словами - 'эй, залетные', управление на себя взял Толик.

Или потому что час был поздний, или кучер вызвал стражников, но на очередном круге по городу нас остановил патруль, перегородив дорогу телегой. Со словами 'атас, менты' мы бросили карету и попытались скрыться в узких улочках квартала. Но незнание города и большое количество выпитой водки не дали нам это сделать.

Меня и друзей зажали в узком переулке. Патруль состоял из девятерых стражников. Оз с принцем, как назло, рванули от кареты в другую сторону, поэтому мы оказались в ощутимом меньшинстве.

Старший патруля предложил нам сложить оружие и сдаться по хорошему, но в нас сыграла патриотическая гордость, и мы с криком 'русские не сдаются' с голыми руками кинулись на стражников. Нужно отдать должное воинам, которые тоже не стали обнажать клинки.

От могучих ударов Толика стражники разлетались в стороны, но на него насели трое, и даже ему пришлось несладко. В армии Андрей занимался не только ремонтом автомобилей, но и успешно изучил технику самообороны, так что ему довольно удачно удавалось отбиваться от двух напавших на него стражников.

Тяжелее всего приходилось нам с Лехой. Я хотя и вырос в не совсем спокойном районе, и потому на уровне уличной драки махать кулаками умел, но, пропустив пару–тройку ударов от двух своих соперников, уже начинал 'плыть'. Лехе же уже крутили руки.

На наше счастье, на шум потасовки первыми успели прибежать принц и Оз, а не еще один патруль.

Поэтому положение изменилось в нашу пользу. Получив неожиданную подмогу, мы легко опрокинули стражников. Впрочем, сразу же после этого дали стрекача.

Я не знаю, в каком районе вырос Оз, но было видно, что уличные драки — это его стихия. Как он мастерски вырубил двоих стражников, было любо–дорого посмотреть, причем не нанося тяжких телесных. Убегая от места потасовки, я даже увидел счастливую улыбку на его лице. Наверное, молодость вспомнил.

Пробегая мимо одного из близлежащих домов, мы увидели, как нам машет какой‑то мужик. Недолго думая, всей гурьбой мы ломанулись к нему в дом. А буквально через пару мгновений после того, как он закрыл дверь, по улице пробежала толпа стражников.

Оказалось, что мы попали в дом к старому контрабандисту, который принял нас за местных хулиганов, которые пытались скрыться от патруля. Он даже предложил нам выпить за чудесное освобождение из лап стражи. Видно, старому контрабандисту не хватало общения. 'Везучий', так он представился нам, был, так сказать, уже на пенсии.

Ушел он из бизнеса по морально–этическим соображениям, когда даже за большие деньги отказался переправлять в город наркотики. Одно дело товары без пошлины возить и совсем другое — эту гадость. В общем, правильным мужиком оказался. А кличку 'Везучий' он получил потому, как за всю свою карьеру ни разу не был пойман стражей.

Жил теперь Везучий, приторговывая табаком и гномьей водкой, которые для себя все еще тягал в город, но за чужие заказы уже не брался.

Через два часа, когда мы выпили все запасы спиртного старого пройдохи, оставленные им после последней удачной сделки и собирались уже возвращаться в гостиницу, в дверь постучали особым образом.

— Свои, — сказал Везучий и пошел открывать, по пути сетуя, что придется делать незапланированную вылазку за гномьей водкой.

Открыв дверь, он тут же влетел назад с расквашенным носом, а в комнату ворвались четверо в масках.

Везучий жил один и в такой поздний час нападавшие не рассчитывали, что у него может оказаться кто‑то в гостях. Тем более шесть вооруженных, в драбадан пьяных мужиков. С возгласом - 'наших бьют', мы кинулись на помощь нашему новому другу.

Ворвавшиеся не сильно отличались боевыми умениями, и нам без труда удалось сначала повалить их на пол, а потом связать. Причем повалить их на пол оказалось легче, чем связать. В той куче мала которая образовалась Леха перепутав умудрился связать ноги Толику, и тот не долго думая разразился гневной тирадой. Даже не представляю, как смогла перевести жемчужина отборный русский мат, но во время его монолога все замерли, кроме нас и Леши, пытающегося развязать узел.

Продолжая играть роль нарушителей закона, я представился русским авторитетом по кличке Фантомас, а принца Эрика столичным метром по кличке Царь. Наехав на местных бандюков, как они, сявки мохнорылые, позволили себе потревожить столь уважаемых авторитетов в законе, — еще бы, ведь у нас такая 'крыша' в виде царственной особы — мы начали допрос.

Оказалось, Везучий недавно по пьяни проболтался, что не был ни разу пойман потому, что знал потайной ход за пределы крепостной стены. Что через этот лаз он и таскал в одиночку нелегальные товары. И эти отморозки пришли выбить у него месторасположение этого подземного хода.

Тут уж мы взялись и за Везучего, который согласился столь видным авторитетам открыть тайну. Оставив связанными неудавшихся контрабандистов у Везучего в чулане, мы спустились в глубокий подвал его дома. За деревянными ящиками в стене, завешенный старой тряпкой был проход.

Оказалось, что однажды Везучий решил устроить себе потайной схрон и разобрав кладку в подвале своего дома, он наткнулся на старый туннель, один конец, которого выходил за крепостные стены в небольшой роще, а второй заканчивался странным залом где‑то под городом.

В лес нам идти было не интересно, а вот полазить по катакомбам под городом, это мы завсегда рады. Спустившись в туннель, мы зажгли факелы принесенные Везучим и направились в противоположную сторону от хода в лес.

Освещая наш путь, факелы бросали причудливые тени на своды туннеля, который почему‑то спускался вниз. Старая кладка, выложенная из обожжённого кирпича, выглядела на удивление крепко, а вот штукатурка обвалилась, превратилась в пыль и лежала толстым слоем на полу. Воздух на удивление не был спертым, видно, вентиляция еще работала, но это абсолютно не спасало нас от грязи. Вымазавшись и собрав на себя по пути всю паутину, мы дошли до конца туннеля. Оказались мы в большом зале, в центре которого в окружении обнаженных женских статуй, стояла каменная арка.

— Ну ничего себе, да это же врата! — воскликнул Оз, первым подойдя к ним.

— Неизвестный портал в центре города? Везучий, ты же был здесь, ты что, не видел? — спросил пораженный принц. Мне показалось, что от увиденного они с Озом даже протрезвели.

— Ну видел, бабы голые вокруг арки сидят, бабы красивые. Я еще подумал, если с деньгами напряг будет, можно их было бы продать. А то, что портал или не портал, так я их не видел никогда. Я‑то и был тут всего один раз, да и спешил, в общем. Глянул тупик, нет ничего кроме статуй и арки, и пошел другой конец исследовать.

— Принц, а почему вы уверены, что это врата? Как по мне, тоже просто красивая арка, дополняющая сюжет, — спросил Андрей.

— Да просто они не активированы, — ответил не отрывая взгляда от находки Принц.

— А давайте включим и посмотрим, интересно ведь, — предложил я, хлопнув по краю арки.

— Вы что! Да тут магов нужно вызывать для изучения, да и охрану. А вдруг он окажется и вправду рабочим, кто знает, куда он открывается, — ответил Эрик.

— Нужно немедленно вызвать из лагеря наших магов и роту охраны, — обратился Оз к принцу.

— С вами не интересно, — сказал я, — ну хоть одним глазком, а?

— Я тебе дам одним глазком, — показал мне кулак Толик.

Пока все продолжали рассматривать портал, я, обходя зал возле дальней стены, обнаружил ступеньки, ведущие вверх, и проход, заложенный каменной кладкой.

— Друзья, смотрите, а тут стеночка интересная. А давайте хоть тут посмотрим, что там? Может, там сокровищница и мы все станем сказочно богаты, ну не зря же здесь столько девок обнаженных.

Друзья подтянулись ко мне, с интересом рассматривая стенку. Вокруг заложенного прохода на стене были вылеплены фрески, изображающие обнаженных девиц в соблазнительных позах.

— Ну на счет сокровищ не знаю, но это может быть выход. Что‑то мне не охота опять по туннелю паутину собирать, — сказал Оз.

— Кладка старая, вон раствор весь уже высыпался, если чем‑нибудь стукнуть, может и получится, — предложил Толик. Действительно кладка отличалась от той, что была в туннеле и здесь раствор со временем уже разрушился.

Мы, используя одну из статуй в качестве тарана, принялись ломать проход. Минут через десять стена начала поддаваться, а еще через пару минут кладка провалилась внутрь, и перед нами открылся лаз.

— Стоять! Никому не двигаться! — послышалось с той стороны, и из проема, как черти из табакерки, начали выскакивать стражники.

Принц Эрик вышел вперед и, предъявив свои регалии, а именно перстень, который по желанию хозяина материализовал в воздухе герб Этлании, приказал стражникам опустить оружие. Опознав принца, недоуменные воины опустили оружие и помогли выбраться нам наружу.

Оказалось, что мы вломились в один из подвалов магистрата. Услышав непонятный шум, охрана, вызвав подкрепление, спустилась в подвал и стала ожидать непрошеных гостей.

Приказав оцепить зал с порталом, принц решил, что на сегодня с нас приключений достаточно и надо бы отметить это событие. Мы отправились назад в гостиницу, а ошеломленного Везучего отправили с нарядом к нему домой за неудавшимися контрабандистами. Впрочем, принц пообещал Везучему, что его трогать не будут. А Оз добавил, что такими ценными кадрами не разбрасываются и что он примет его в этом городе на службу, в отдел по борьбе с контрабандой.

На что Везучий хотел ответить отказом, но Оз что‑то сказал тому по мыслесвязи и бывший контрабандист, вздохнув, согласился.

Вернувшись в гостиницу, мы выпили за удачную прогулку, ведь находка портала тянула на событие года. Последний раз портал находили лет пятьдесят назад, а если он окажется еще и рабочим, то это сулило городу большие перемены.

А потом наступило утро и, судя по состоянию здоровья, добрым оно не было.

Глава 11

Если видишь в стене руки не пугайся это глюки

Харлам с утра дожидался аудиенции принца и был сильно взволнован. За все его два срока на посту мэра, а это почти десять лет, таких происшествий не было. В его городе всегда все было тихо и спокойно, все исправно платили налоги, да и стража недаром ела свой хлеб, и преступности в городе практически не было. А тут за одну ночь…

Сначала ночью по городу вся стража гонялась за вновь прибывшей бандой, каких‑то русских, можно подумать, ему было мало проблем со стоящей рядом с городом армией. Потом нападение на ратушу той же самой бандой. Которая оказалась вовсе и не бандой, а каким‑то специальным отрядом, возглавляемым лично Его высочеством. И вовсе это оказалось не нападение, а специально подготовленная операция, в результате которой были обнаружены врата. Ну зачем они ему, у него и так забот невпроворот, а теперь еще и портал. А если он окажется рабочим? Только от одной этой мысли ему становилось дурно.

Где ему брать охрану, где размещать? Столько сразу организационных вопросов и главное их не отложишь до следующего собрания городского совета. Все нужно решать быстро.

После того как его разбудили в два часа ночи и вытащили из теплой постели, он уже не спал. Харлам уже отправил в замок Орта графу Стоку донесение и наделся, что граф, прибыв в город, снимет хоть часть обязанностей, связанных с порталом, с его плеч. А сейчас ему было просто необходимо, лично встретится с принцем.

В ожидании Его высочества, для себя Харлам уже окончательно решил, что на следующие выборы в мэрию он ни ногой…

— Сэр Харлам, если я не ошибаюсь? — обратился к нему спускающийся по лестнице принц.

— Да, Ваше высочество, — слегка поклонившись, ответил Харлам.

— Мы как раз собираемся позавтракать. Не составите нам компанию?

— Как пожелаете, Ваше высочество. Это было бы весьма кстати, ведь нам необходимо столько всего обсудить и как можно скорее.

* * *

Пройдя в зал ресторана, мы выбрали вчерашний столик. К нам сразу же подбежал распорядитель. Сделав заказ, принц Эрик завел разговор с Харламом.

— Как продвигаются дела с порталом?

— Силами городской стражи портал заблокирован, а маги из вашего лагеря еще ночью приступили к изучению брамы, — Харлам нервничал, поэтому его голос предательски дрожал. Хотя с утра еще не было жарко, на его лбу выступили капельки пота, поэтому, достав носовой платок, он периодически вытирал им лоб.

— Пока еще рано предпринимать какие‑либо кардинальные действия. Для начала нужно дождаться результатов работы магов. Вы известили графа Стока? — поинтересовался принц.

— Да, Ваше высочество, я связался с ним с первыми лучами солнца, и я думаю, граф прибудет не позднее завтрашнего дня.

— Как так получилось, что о подземном сооружении ничего не было известно?

— Ваше высочество, вы же знаете, что город возник на руинах. Ратуша была построена на старом фундаменте, а чертежей подвалов у нас не было.

В зал ворвался магистр Тореус.

— Эрик! Нам удалось активировать портал, — кричал он, быстро передвигаясь через весь зал. — Эрик, ты не поверишь! Мы с магистром Нимиру и еще десятком стражей побывали на той стороне — это непонятный склеп или зал…

— Давайте присядем, уважаемый магистр, и вы расскажите все по порядку, — сказал заинтересованно Эрик, махнув рукой официанту, чтобы поднесли еще один стул.

— Какой там порядок! Ваше высочество, нам срочно нужно подкрепление!

— На вас напали?! — Вскочил из‑за стола принц.

— Нет! Но запустив маяк, наши маги смогли установить месторасположение другого выхода портала! Это проклятые земли, Эрик! Проклятые земли!

Рядом раздался звук падающего тела — это тушка Харлама сползла под стол.

— Приведите его в чувство, — крикнул слугам Эрик, — Оз, срочная депеша в лагерь! Прислать сюда всех нанятых магов и тысячу латников! Перекрыть выход туннеля в лесу! Передовой группе закрепиться в занятом склепе. Я немедленно направляюсь к порталу.

— Ваше высочество, мы бы хотели присоединиться к вам, — сказал я, надеясь, что такое событие не должно пройти мимо нас стороной. Тем более, очень хотелось посмотреть на работу портала.

— Боюсь, друзья, там будет сейчас слишком тесно и небезопасно, — разочаровал меня Эрик. — Сейчас я вам доверяю самое ценное задание. Вы должны будете немедленно отправиться в столицу вместе с принцессой, ведь операцию 'Ы' никто не отменял. Смысла выделять вам охрану я не вижу, моя конница не сможет угнаться за вашим тартагом. Так что вам придется добираться самим. Будучи в Даосе, слушайтесь Алину, она подскажет, где остановится, а оттуда свяжетесь со мной. И чтобы я был окончательно спокоен за сестру, прошу вас, сэр Роман, принести мне клятву. Вот, прикоснитесь к кольцу.

— Какую клятву? — удивленно спросил я, не понимая куда клонит принц.

— Поклянитесь, что доставите мою сестру в целости и сохранности в Даос. Там, я думаю, вам выделят сопровождение и надлежащую охрану для принцессы, если это потребуется.

— Клянусь — сказал я и прикоснулся к перстню. — Хотя, если честно, то мне кажется, вы сомневаетесь в наших искренних намерениях. И это обидно.

— Не обижайся, Роман. Да, мы стали друзьями, но что я скажу отцу, если он меня спросит? Он не поймет меня. Как я мог отправить сестру одну, с незнакомцами.

— Ага, незнакомцы. Один из этих незнакомцев, кстати, будущий супруг. Ладно, Эрик, будем считать это рабочим моментом. Кстати, зачем было дотрагиваться до кольца?

— Это семейная реликвия нашей семьи, один из древних артефактов, доставшихся в одном из походов моему предку. В него вставлен камень клятвы, при нарушении клятвы я, во–первых, узнаю об этом, во–вторых, ты погибнешь.

— Спасибо, что хоть предупредили, Ваше высочество, — обиделся я.

— Ну, полно тебе, Роман. А сейчас прошу меня простить. Мне пора к порталу. Организовать заставу в подвалах замка мы не сможем, нам придется выбираться с той стороны и ставить укреп район там. И пусть святая Даната поможет нам.

Попрощавшись, принц ушел, мы же остались завтракать. Как говорится 'война — войной, а обед по расписанию'.

Перекусив, мы поднялись к себе на этаж. Ребята пошли собираться, я же направился к принцессе.

Я рассказал ей о сложившейся ситуации, и мы с Алиной договорились, что выдвигаемся часа через два…

Наша машина стояла возле гостиницы. Андрей перераспределял место в багажнике, а Леша бродил по двору в ожидании принцессы. Толик, взяв немного наличности, решил заскочить в ближайшую лавку, чтобы набрать продуктов в дорогу. Я же решил наведаться в ратушу и все‑таки еще раз взглянуть на портал, но уже трезвыми глазами.

К сожалению, внутрь меня не пустили, так как был объявлен строгий пропускной режим. Уже собираясь уходить, я увидел, как из здания выходит Оз.

— Оз! — окликнул я его и помахал руками.

— Вы еще здесь? — спросил он, подойдя ближе.

— Да с минуты на минуту выдвигаемся. Принцессу ожидаем.

— Понятно. Счастливой дороги.

— Оз, может все‑таки проведешь меня к порталу? Очень хочется взглянуть, — я с надеждой посмотрел на Оза.

— Рома, извини. Сейчас совершенно не время для экскурсий. Там сейчас такой дурдом, да и я спешу. Буду в столице, обязательно сходим. Я даже бесплатно проведу тебя через портал, если захочешь. А сейчас извини — не могу.

— Хорошо, Оз, я понимаю. Удачи вам. Надеюсь, мы еще свидимся и повторим наш банкет?

— Ты смерти моей хочешь? Я, несмотря на лечебный напиток, еще от вчерашнего не совсем отошел, — скривился Оз.

— Ну, так по сложившимся обстоятельствам следующий раз будет еще не скоро. Так что успеешь поправиться, — улыбнулся я.

— Хорошо. Если затея с порталом окончится удачно, то непременно. Даю слово, — в ответ улыбнулся Оз и крепко пожал мне на прощание руку.

Вернувшись, я обнаружил, что все уже собрались и Андрей грузит продукты в багажник. Вещи Алины были уже устроены сверху машины и закреплены. В общем, затарились мы под завязку. Нам с Алексеем пришлось потесниться, и Алина устроилась рядом.

Выехав за пределы крепостной стены, Андрей прибавил скорости, а принцесса указывала дорогу. Так мы ехали около часа. Достав из кармана небольшую раковину, Алина прошептала в нее заклинание и передала Толику.

— Повесь, пожалуйста, рядом с вашими амулетами.

— Какими амулетами? — удивился Толик, взяв раковину.

— Ну, вон же у вас кубик с точками и елочка.

— А так это просто для красоты, а елочка для хорошего запаха, — говорил Толик, цепляя раковину к кубику. — А что это?

— Это амулет молчания, теперь мы можем говорить свободно, не боясь быть подслушанными, — улыбнулась Алина. — Брат наверняка кинул на ваш тартаг маяк.

— Ну, раз нас уже не слышат, тогда я к окну хочу. Давай, Алексей, меняться, — сказал я.

Конечно же, чтобы быть поближе к Алине, Алексей ни разу не сопротивлялся, а даже наоборот, хотел побыстрее поменяться со мной местами. Так как машину никто останавливать не собирался, весь этот цирковой номер мы проделали под мои высказывания на русском народном и под смех принцессы. Наконец усевшись, Алексей тут же потянулся к Алине, и они поцеловались. В зеркало заднего вида я увидел упавшую челюсть Андрея. Толик тоже был недалеко от этого.

— Ну и как это понимать?! — спросил он.

— Что именно? — делая вид, что ничего не происходит, сказал я.

— Вот это! — показывая на целующуюся парочку, кричал Толик.

— Ах, это. Любовь, наверное.

— Но они же в ссоре, и у вас договор с принцем!

— Ну как вам сказать… В общем, очередной спектакль для Его высочества и Его величества удался, — с умным видом ответил я.

— А поподробнее?!

— Раз эту парочку уже не остановишь, вон, они даже нас не замечают, я решил немного обезопаситься. Пока король и принц думают, что все идет по оговоренному плану, нам ничего не угрожает. Нам нужно лишь продержаться до тех пор, пока согласно операции 'Ы' Его величество не даст клятву, о том, что и пальцем не тронет нас, как только мы покинем пределы Этлании. Так как извинений от вас все равно не дождешься, за то, что вы меня тогда мудаком обозвали, жду от вас хотя бы похвалы за прекрасно разыгранный сценарий.

— Ты придурок! Если король узнает, то нам точно несдобровать, — вместо похвалы я получил укор от Толика.

— Да какая разница, что так, что этак! Тем более, после того как мы получим клятву от короля, мы быстренько переместимся через столичный портал в Валадию, в гости к архимагу. А там Алина через магическую связь пусть сама объясняется с отцом.

— Что?! Ты еще хочешь, чтобы нам приписали похищение принцессы?! — воскликнул Толик.

— И не какое это не похищение. Я теперь Лешу одного никуда не отпущу, — подала голос Алина и тут же продолжила целовать Алексея.

— Рома! Ну ладно у этого от любви мозги набекрень, но ты! Как ты вообще додумался до этого? — спросил Андрей.

— Слушайте, вы не обижайтесь, но кто из нас мудак — это еще стоит разобраться. Хорошо сидеть на попе ровно и ничего не делать. Вот вы все время меня критикуете, а что вы сами предложили? Я хоть как‑то пытаюсь влиять на происходящие события, а вы?

— Не ссорьтесь, ребята, все у нас получиться. А папа пошумит, пошумит и простит, он у меня добрый. Тем более, мы с вами совершим столько подвигов, что папа сам будет рад, что у него появится такой зять.

— О! Леша, ты уже стопроцентный настоящий жених, ты хоть сам про это знаешь? — спросил Андрей, не отрываясь от дороги.

— А у него нет выбора, — мило улыбнулась Алина, — а если вдруг он передумает, я превращу его в какую‑нибудь гадость.

— Что‑то мне в это слабо верится, принцесса. Не думаю, что ваша магия способна на такое.

— А давайте проверим на вас, сэр Анатолий, — хихикнула Алина.

— Все! Верю, верю! Не надо экспериментов, — примирительно подняв руки сдался Толик.

Во время всего разговора Алексей лишь улыбался и все сильнее прижимал к себе Алину…

Когда влюбленным, наконец, надоело целоваться, я обратился к принцессе.

— Алина, я вот хотел спросить, а почему бы просто не разрушить портал вместо того, чтобы охранять? — спросил я.

— Это невозможно. Вернее, возможно, но при уничтожении высвобождается такое большое количество энергии, будто тысяча магов одновременно запустят свои самые мощные заклинания. На такое никто не пойдет.

— Ну тогда почему бы не залить весь подвал металлом? Конечно, это дорого, но всяко дешевле, чем строить крепость и содержать там гарнизон, — предложил Толик.

— Нет, вы не понимаете. Никто не старается запечатать врата. Наоборот, если с той стороны построят форт, туда сразу же хлынут многочисленные экспедиции за древними артефактами. Все окружающие земли на расстоянии половины светового дня исследуют на наличие старых диковинок и знаний. Да, при удачном исходе королевство обогатится. Подобный портал в проклятые земли есть только у магов, и они на нем заработали немало денег. Сначала выгребли все артефакты, которые были поближе, а теперь за умеренную плату пускают всех желающих поохотиться за неведомыми тварями и за оставшимися артефактами.

О месторасположении действующего портала твари проклятых земель, конечно же, узнают, но к тому времени мы уже успеем закрепиться с той стороны. Тем более так удачно сложилось, что армия рядом.

— Но как же то, что никто не может пережить ночь в проклятых землях?

— Во–первых, до наступления ночи Эрик успеет построить какую‑нибудь временную магическую защиту, во–вторых, портал только активировался и не успел привлечь достаточно много тварей. У Эрика есть, по меньшей мере, дня три, пока там не станет действительно опасно. Сейчас им главное застолбить территорию и оградиться частоколом. А позже под прикрытием магов гномы соорудят уже каменные стены и башни. Конечно, это займет месяца три, но ведь с каждым новым метром каменной стены и каждой новой башней защитникам будет легче. Тем более, твари более активны по ночам, а днем более–менее все спокойно, если, конечно, не произойдет ничего экстраординарного.

— Построить крепость за три месяца? Это невозможно, — подал голос Андрей.

— О, вы плохо знаете гномов. Если достаточно им заплатить, то эти мастера с помощью своих умений и магии горы свернут.

— Проще говоря, королевство обзавелось немалым бонусом, а нам с этого ничего не обломится. Обидно, — пожаловался я.

— Ну, папа обязательно скажет вам спасибо, а это тоже немалого стоит.

— Ага, если нас с вашим заговором все‑таки раскроют, я обязательно напомню об этом Его величеству и вместо медленной казни попрошу быструю, — пошутил Андрей.

Так мы и продолжили наше путешествие. Алина вливалась в наш коллектив, а мы привыкали к ней. Периодически Толик сменял за рулем Андрея. И мы без долгих остановок, за сутки проскочив графство Дамтон, прибыли в главный город графства Отум.

Даос был раза в два больше Паруса, но крепостной стены не имел. Видно, сюда еще ни разу не доходила война. Он напоминал баварскую деревню, только раз в сто больше. Аккуратные двухэтажные домики выстроились ровными рядами, и каждый имел свой садик. В центре города раскинулся городской парк с озером, и все это было словно на картинке. Рядом с парком находилось несколько монументальных зданий. Наверное, это были мэрия и другие муниципальные постройки.

— Давайте, принцесса, командуйте, где останавливаться будем, — сказал Андрей, — передохнуть нужно.

— Здесь есть неплохая гостиница 'Тихая гавань', нам нужно будет проехать в левую часть Даоса, а там я подсажу, — ответила Алина.

Подъезжая к городу, мы остановились перед шлагбаумом, здесь стражники тоже взымали плату за проезд, но только за транспортные средства. Принцесса предъявила родовую печатку и нас бесплатно и без вопросов пропустили.

Дороги в Даосе были тоже вымощены брусчаткой, но были вдвое шире, чем в Парусе. По подсказкам Алины через полчаса мы подъехали к зданию, выглядевшему словно огромный черный корабль, севший на мель, а кусты вокруг здания были подстрижены в форме скал и рифов.

— Я бы назвал гостиницу не 'Тихая гавань, а 'Последнее пристанище', — сказал я, выходя из машины, — антураж соответствует.

— Да ладно тебе, Рома. Все равно красиво, — ответил мне Алексей, рассматривая гостиницу.

— А кухня тут хорошая? Надеюсь, мясо в меню будет? А то, судя по морской тематике, в меню может оказаться преимущественно рыба, — спросил Толик.

— Так и есть. Здесь превосходно готовят морепродукты, но мясные блюда тоже не обделены вниманием. Раз вы так любите мясо, рекомендую блюдо из морского змея, очень вкусно.

— Не, не, мы уж как‑нибудь без змей обойдемся, — ответил Толик.

— А чего, я бы попробовал, — не согласился я. — принцесса плохого не посоветует.

— Смотри, Рома, нам завтра в дорогу, и еще неизвестно, чего такого она графу Валенту посоветовала, — усмехнулся Толик.

— Фу таким быть, Анатолий! Я же в целях самообороны…

— Ладно, Алина, хватит разговоров. Очень есть хочется, а нам еще в номера вселяться, — сказал Толик, и мы прошли внутрь.

В отличие от гостиницы в Парусе, 'Тихая гавань' была более домашней. Это ощущалось по интерьеру и количеству номеров, которых было всего шесть. В холе нас встретил сам хозяин, одетый, как пират, ему только попугая не хватало, да и ноги было у него две. Может быть, когда‑то он и вправду был моряком? Обветренное лицо, мозолистые руки, да и камзольчик сидел на нем как влитой.

— О, принцесса Алина, добро пожаловать в 'Тихую гавань'! Я так рад снова тебя увидеть, девочка моя, — капитан расставил руки, приглашая принцессу нырнуть в его объятия.

— Здравствуй, дядюшка Морган! Я тоже рада тебя видеть. Мы бы хотели остановиться у тебя на один день. Свободные номера есть? — принцесса прильнула к капитану, поцеловав того в щеку.

— Всего на один, — разочарованно протянул капитан, — ты опять спешишь? А ведь у нас завтра вечером юбилей. Исполнится ровно двадцать лет, как я открыл эту гостиницу, и раз ты уж оказалась здесь, то непременно должна присутствовать на празднике.

— Дядюшка, ты же понимаешь, что не все от нас зависит. Мы действительно торопимся. Хотя, если честно, я бы не отказалась от праздничных блюд тетушки Ристар. Она так вкусно готовит!

— Как жаль. Рис будет очень расстроена, ведь она так любит тебя. Молодые люди, ну может вы сможете повлиять на Ее высочество? Всего лишь еще один день! Потешьте стариков. Ведь еще маленькой девочкой принцесса не раз гостила у нас. Рис даже до сих пор не дает закрасить в третьем номере стенку, которую Алина в пять лет разрисовала красками.

— Сэр Морган, мы обязательно обсудим ваше предложение за ужином, очень кушать хочется, — сказал Толик.

— Да, да вы проходите в свои номера, вот ваши ключи, а я скажу мадам Ристар, чтобы она начинала накрывать на стол, — капитан снял со стены три пары ключей и вручил нам.

На втором этаже нас ожидали небольшие, но уютные и чистые номера. К неудовольствию наших влюбленных, принцессу мы поселили отдельно от Алексея, запретив тому приближаться к ее номеру. Уже по принятой традиции я поселился с Алексеем, а Толик — с Андреем.

Разместившись в наших комнатах, мы спустились вниз, в уютную столовую. Два из шести столиков были заняты, за одним сидела пожилая супружеская пара, за другим худой постоялец бледного вида, в очень дорогом костюме.

Поздоровавшись, мы сдвинули два столика вместе, а из кухни вышла мадам Ристар. Было видно, что хотя годы брали свое, в молодости это была красивая дама. Она оказалась стройной и подтянутой, хотя я ожидал увидеть пухленькую женщину. Как‑то у меня создался стереотип, если человек вкусно готовит, как, например, моя бабушка, то он обязательно должен быть полным.

— Ах, Алина, девочка моя, как ты? — кинулась обнимать Алину хозяйка гостиницы.

— Все хорошо, тетушка Ристар, — улыбаясь, отвечала Алина.

— Ох, Алиночка, исхудала‑то как. Ну разве можно себя доводить до такого? И куда смотрят твои родители?

— Тетушка, ну полно вам. Разрешите, я представлю вам моих друзей. Это сэр Анатолий.

— Мадам, рад знакомству, — сказал Толик кивнувшей ему хозяйке.

— Сэр Андрей, — Андрей молча кивнул. — И сэр Роман.

— Мадам, я никак не мог ожидать от сэра Моргана такой прыти. Как он мог, в его‑то возрасте, охмурить такую молодую прекрасную даму? — пытаясь создать впечатление, сказал я.

— Наглец, — рассмеялась мадам Ристар, — такая грубая лесть, впрочем, мне понравилось. Видите ли, юноша, сэр Морган был именно таким, как вы, наглым и уверенным в себе капитаном. Ах, как он ухаживал за мной, как добивался меня…

— Рис, ну что ты пристаешь к нашим гостям? — в зале появился сэр Морган, — Неужели ты хочешь уморить их голодом?

— Ничего подобного, дядя. Просто я решила представить тетушке моих друзей, — сказала ему Алина, — Кстати, позвольте мне представить сэра Алексея, моего будущего мужа. Сэр Алексей настоящий герой — он смог победить Кинарга. Конечно, не один, а вместе с друзьями, но именно он мой избранник.

— Ой, — чуть ли не плача закричала тетушка. — Я так рада за тебя, моя ласточка. Как я переживала, пусть этот Валент теперь локти кусает, подлец. Когда же свадьба, милая моя?

— Так! Отставить слезы и расспросы! — прикрикнул Морган на жену. — Ты гостей накорми сначала, а потом и расспрашивай.

— Ой, что же это я, действительно. Мор, помоги мне вынести блюда, у меня уже все готово…

— Очень милые люди, — сказала Алина, когда мадам Ристар и сэр Морган ушли на кухню, — Сэр Морган был капитаном 'Черного ястреба'. Когда мой отец еще был принцем, они вместе плавали в несколько экспедиций и были близкими друзьями. Уйдя на пенсию, дядя построил этот отель и теперь, когда мы проезжаем через Даос, то всегда останавливаемся у него.

— Алексей, — обратился я по мысле–связи, привлекая его внимание, — если ты только попытаешься ночью пробраться к принцессе, я тебе отрежу то, что мешает тебе думать. Раз Морган — друг короля, то непременно имеет с ним связь и наверняка Его величество уже в курсе, что мы у него в гостях. Так что смотри!

— Да я все понимаю, Рома. Мне только что Толик то же самое сказал. Хватит мне на мозги капать.

— Ладно, не обижайся. Просто от тебя сейчас всего можно ожидать.

Вернувшаяся чета принесла на подносах наш ужин и допрос мадам Ристар продолжился. Большая часть вопросов досталась Алине, поэтому нам все‑таки удалось неплохо поужинать. Кухня и вправду была отменная.

Вернувшийся Морган, который ненадолго уходил, объявил, что он только что связывался с Его величеством и тот был не против того, чтобы мы на денек задержались. Таким образом, было окончательно решено, что мы остаемся на праздник.

— Мадам Ристар, не сочтите за грубость. А кто еще будет на завтрашнем вечере? — спросил я пытаясь поддержать разговор.

— Ну как же. Наши соседи и друзья, чета Армстронгов и чета Норишей. Ну и естественно супруги Патерны, поскольку они сейчас проживают в нашем отеле, вы должны были их видеть, когда зашли, они как раз заканчивали обедать. Я приготовлю самые вкусные из своих блюд, и мы посидим тихо, по семейному. Ах, чуть не забыла: завтра на каникулы приедет наша внучка Тина, она сейчас обучается в академии Адеон и за хорошие оценки заслужила две десятицы увольнительных. Вот и все, — закончила мадам Ристам.

— Извините, а молодой человек за крайним столиком тоже постоялец и будет приглашен? — спросил я.

— Какой молодой человек? — удивленно посмотрел на меня Морган.

— Ну как же, вон за крайним столиком у стены. Разве вы не видите?

И тут началось что‑то необъяснимое. Время как будто замедлилось. Опять, наверное мои способности дали о себе знать. Худощавый встал и при этом раздался скрип передвигаемого стула. Сэр Морган, не оборачиваясь, засунул руку под полы куртки и в комнате раздался звук выстрела. Не знаю, но передо мной сидел какой‑то мастер Йода, не оборачиваясь и только на скрип стула он умудрился выстрелить и точно попасть худому прямо в грудь. Молодой человек, вместо того, чтобы замертво упасть, рванул к выходу, но тут его настигло два метательных кинжала. Один пробил череп, другой торчал точно под левой лопаткой. Худой, как подкошенный, рухнул лицом вперед. Я не мог понять, как столько событий смогли уместиться в паре прошедших секунд и с удивлением замер. Друзья смотрели на меня, я же в свою очередь смотрел на мадам Ристар, в руках у которой уже было еще два кинжала.

— Нет, ну ведь с утра знал, что что‑то не так! — закричал Морган. — Я ведь его чувствовал. Все утро как на иголках. Ведь ощущал чей‑то взгляд на спине. Не зря я зарядил пистоль.

Морган встал, достал из ножен саблю и медленно начал приближаться к трупу, а за ним чуть правее — мадам Ристам, прикрывая его.

— Что это было?! — взволновано спросил Андрей.

— Чертовы вампиры, вот что! Только что они забыли у меня? — прошипел сквозь зубы капитан.

— Вампиры?!

Мы все стали приближаться к телу, из которого присевший Морган уже вынул кинжалы и вернул их жене. Перевернув тело на спину, мы увидели лицо молодого человека. Морган кончиком сабли приподнял тому губу, выставляя на обозрение большой клык.

— Ну что я говорил, — сказал Морган и с удивлением посмотрел на меня, — Как же ты его увидел?

— Просто видел и все. Мы когда зашли, он за столом сидел, я подумал, заказ ожидает.

— Ну и друзья у тебя, Алина, сплошные сюрпризы, — пристально посмотрела на меня Ристар

— И что тут такого? Вот вы ведь тоже его видели, раз так мастерски смогли уложить его, — обратился я к ней.

— Я смогла увидеть его, когда Мор попал в него, и магия морока дала сбой.

— Магия?

— Ну да. Магия вампиров. Только сильные маги и другие вампиры могут их увидеть в состоянии морока.

— Я же не маг, — сказал я и тут же улыбнулся во все тридцать два зуба, чтобы продемонстрировать, что и клыков у меня нет.

— Вот я и говорю, что странные у Алины друзья, — повторила мадам Ристар…

Обыскав вампира, мы обнаружили при нем небольшой мешочек с золотом, кинжал, и кристалл связи. Все это по хозяйски Морган сгреб себе.

— Судя по тому, что мы с Ристар давно отошли от дел, это по вашу душу, — сказал Морган. — Теперь вы тем более никуда не поедете, пока мои друзья не прошерстят город.

— Но дядя!

— Ни каких 'но', Алина. Да Ронон с меня шкуру спустит, если хоть волосок упадет с твоей головы.

— А кто такой Ронон? — по мысле–связи спросил я у Алины.

— Это мой папа. Имя Дариус он принял уже после коронации.

Через десять минут в гостиницу прибыло четверо темных личностей и начали повторный осмотр тела и столовой. Нас же отправили по номерам, строго запретив покидать пределы гостиницы. Да уж, Морган немножко приврал на счет того, что отошел от дел. По вызовам отставников так не бегают.

Отбившись от приставаний друзей по поводу моей способности видеть вампиров, я завалился спать.

Ночью я проснулся от непонятного дискомфорта, как будто кто‑то рядом со мной сидит на кровати. Приоткрыв глаз, я тихонько выматерился про себя. Рядом со мной сидел старичок и что‑то бурчал себе в бороду.

— Ты кто? — только и смог спросить я.

— Вы что, не помните? Меня зовут Глюк хозяин, — радостно ответил старичок.

— Чего ты хочешь, Глюк? — спросил я, хотя на языке только и вертелось - 'черепицею шурша, крыша едет не спеша'.

— Домой хочу, хозяин.

— Ну и иди себе, — буркнул я, надеясь избавиться от наваждения.

— А вы? — хныкнул старичок.

— Я‑то тут причем?

— Ну куда вы, туда и я.

— Да иди ты к черту, привидение несчастное.

— Я бы с радостью, но без вас я не смогу, — на полном серьезе ответил старик.

Не, ну послал, так послал. Вот же хитрый старикашка. Самое неожиданное было то, что я абсолютно не испытывал страха и вообще вроде же ни капли не пил. Что происходит? Неужели у меня крыша поехала?

— Глюк, а ты не белочка?

— Нет, хозяин, я Глюк.

— Так, Глюк, если ты мне не снишься и ты не белочка, то иди, куда хочешь, только оставь меня в покое.

— Как прикажете, хозяин, — Глюк встал с кровати, вытянул руки и спиной вошел в стенку. Когда снаружи остались лишь его кисти рук, я спросил:

— Глюк! — из стены тут же высунулось лицо старика.

— Да, хозяин?

— Ты привидение?

— Нет, хозяин.

— Понятно. Ну иди, иди.

Несмотря на всю бредовость ситуации, я воспринял все совершенно спокойно. Если уж крыша поехала, тогда уже поздно переживать. В общем, я решил во всем разобраться утром и, зевнув, перевернулся на другой бок. Через пять минут я уже спал крепким сном.

Глава 12

Раз ромашка, два ромашка, — а я четвертую сломал

Утро, новый день — новые возможности, новые проблемы. Проснувшись, я первым делом посмотрел на кровать Леши, он был на месте. Ключ от входной двери я на всякий случай спрятал под свою подушку, чтобы пресечь попытку несанкционированного посещения Алексеем принцессы.

Встав с мягкой перины, я выглянул в окно — солнце было уже высоко. Нет, это не дело нужно приобрести туконом, а то без часов как‑то неуютно. Приведя себя в порядок в ванной комнате, я разбудил Леху. После чего пошел вниз к Моргану узнать новости и справиться на счет завтрака.

Выйдя в зал, я обнаружил там Толика беседовавшего с молодой девушкой. Черные волосы, черная мантия, черные сапожки, и на фоне этого изумрудно зеленые до одури глаза. Взглянув на Толика, я удивился. Мой друг был увлечен беседой, и на его лице то и дело проскакивала смущенная улыбка.

— Доброе утро Толик, а вы прекрасная незнакомка, наверное, Тина, — подойдя к ним, поздоровался я.

— Вы совершенно правы сэр Роман, — улыбнулась мне в ответ девушка, и посмотрела мне прямо в глаза.

Там на земле, мне доводилось видеть рыжеволосых девушек с зелеными глазами, я их всегда называл хитрыми бестиями. А здесь было непередаваемое ощущение чего‑то чужеродного, даже немного зловещего и тем не менее сочетание черных как смоль волос собранных в конский хвостик, дополненное правильными чертами лица и зеленые глаза создавали завораживающую красоту. Может это магия, ну не могут глаза быть такими зелеными.

— Вы знаете, как меня зовут? — не смотря на то, что взгляд девушки обезоруживал, и даже в какой‑то мере гипнотизировал, спросил я.

— Ну конечно же! Да весь боевой факультет уже знает ваши имена и то, как вы выглядите. Ваша четверка не сходит с первых полос «Утренней звезды» с момента вашего появления в Этлании, — оживленно защебетала девушка.

— Интересно узнать, с чем же связан такой интерес к нашим скромным персонам? — догадавшись, что речь идет о местной прессе, поинтересовался я.

— Да вы что шутите?! Вы же смогли сразить Кинарга, спасти принцессу от гаалхов, обнаружить портал и все это за одну десятицу. Если бы вы были магами, то за ваши заслуги уже могли бы претендовать на степень магистра. Да хотя–бы уничтожение мастера вампира, которое вы совершили вчера. Вот утренний выпуск.

Девушка достала из кармана кристалл и прошептала заклинание. Кристалл в ее руке мигнул и в воздухе напротив нас, появилась голограмма свитка с печатным текстом и фотографией мертвого вампира. Вверху свитка было написано: «Утренняя звезда» самые свежие магические новости всего континента. Ниже шрифтом поменьше было заглавие статьи: «Русские наемники снова выходят на охоту».

— Что за бред, мы вообще пальцем его не трогали, — удивленно воскликнул Толик, успевший тоже прочитать заголовок.

— Трогали, трогали или вы хотите сказать, что это мы старые и больные пенсионеры убили эту тварь? — Сказал, улыбаясь, подходящий Морган.

— Но сэр, — попытался возразить я.

— Никаких но, мне в прессе светится без надобности, а моей жене тем более. Так что во всех официальных отчетах вы теперь еще и охотники на вампиров. Тем более если бы не ты еще не известно, как бы дело повернулось.

— Дядя так что, это все не правда огорчилась Тина.

— Тиночка мы с бабушкой только помогли ребятам, ты ведь знаешь, как тяжело обнаружить и заманить мастера вампира, а это целиком заслуга ребят.

— Ну, если так, — посветлела Тина, — сэр Анатолий сэр Роман вы, ведь мне не откажите и все, все расскажите. Одно дело читать про ваши подвиги и совсем другое дело услышать историю от участников событий.

— Тина извините, я сейчас немного занят, а вот сэр Анатолий с удовольствием вам все расскажет, — подмигнув другу, сказал я.

— Толик лишь одобрительно закивал головой.

— Похоже, в нашем полку инвалидов прибыло, еще один влип, — подумал я и обратился к Моргану. — Сэр Морган не могли бы вы мне кое‑что объяснить.

— Я к вашим услугам сэр Роман, давайте пройдемте в мой кабинет.

Мы прошли вглубь комнаты, за стойку, где за тяжелыми занавесками скрывалась дверь. Открыв ее, мы оказались в небольшом коридоре, в котором находилась еще одна дверь. Следуя за Морганом, я вошел в кабинет. Сразу было видно, что в этом помещении капитан проводит много времени. На небольшом столике в углу стоял уже остывший завтрак. Окон в кабинете не было, зато на каждой стене висела как минимум одна репродукция на морскую тематику. Особенно мне понравилась картина сошедшихся борт в борт двух джагернаутов давших одновременно залп из всех орудий. Присев за тяжелый дубовый стол Морган указал мне на ближайшее к нему кресло, предлагая располагаться.

— И так сэр Роман дела ваши плохи, — капитан облокотился на стол и пристально посмотрел мне в глаза.

— Неужели? — не понимая к чему клонит Морган, спросил я.

— Не иронизируйте молодой человек. По собранной нами информации этот вампир следил за вами, именно за вашей четверкой, а не за принцессой. Если бы у него была задача убить вас, мы бы сейчас уже не разговаривали.

— Если честно, то я сам в замешательстве. Если бы нам хотели отомстить за смерть Кинарга то тогда бы нас действительно просто убили. Остается только то, что кто‑то охотится за нашим секретами, — предположил я.

— Очень на это похоже сэр Роман. И поскольку именно вам угрожает опасность Алина с вами никуда не поедет. Завтра мне доставят амулет копии, и с вами вместо принцессы под ее видом отправится Тина.

— Вы у Алины спросили?

— Этот план придумал его величество и Алине придется выполнить его волю.

— Значит за Алину вы переживаете, а Тину не жалко?! — возмутился я.

— Тина боевой маг, неопытная конечно, но сильная в магическом плане.

— Алина тоже маг.

— Алина недоучка, она провела только допустимые два года в академии, а Тина уже закончила четвертый курс, — сказал капитан и тяжело вздохнул.

Позже я узнал, что царственные особы, имеющие магические способности имели право только на два года обучения в академии Адеон. Ведь если бы Алина продолжила обучение, то стать наследницей престола уже бы не смогла. Ведь по принятому закону маги не имеют права быть королями и королевами. А прошедшие курс общей магии официально магами еще не считались, ведь даже звание «ученика мага» давалось только после сдачи экзаменов после второго курса. Стандартное же обучение в академии длилось шесть лет и еще дополнительный год практики…

— Так зачем вообще впутывать в это дело девушек, может мы вообще поедем просто вчетвером?

— Ты наверное забыл, как на вас напали галхи. Кто даст гарантии, что и за принцессой до сих пор не ведут охоту? А так мы вычислим не одних так других.

— Тысяча золотых.

— Что тысяча золотых?

— Именно столько вы нам дадите, за то, что мы возьмем с собой Тину, — спокойно продолжил я.

— Что! — Морган вскочил, — да ты что себе позволяешь? Ты что совсем страх потерял? Да ты хоть знаешь, с кем разговариваешь? Да как ты вообще мог вообще додуматься до такого?

— Не считайте нас такими уж простачками. Хотя мы и молодо выглядим — думать умеем. Хотите ловить на живца, тогда вам придётся раскошеливаться.

— Что?! Как ты смеешь даже заикаться о вознаграждении?! Я защищаю интересы его величества и короны, а ты хочешь нажиться на этом.

— В результате предлагаемого вами мероприятия может пострадать моя шкура, а я к ней как‑то уже привык, знаете ли. Поэтому тысяча золотых скрасят минуты переживания по поводу моего здоровья, — спокойно сказал я.

Казалось, Морган сейчас взорвется, он стал красным как вареный рак. Капитан хватал ртом воздух как выброшенная на берег рыба. От моего требования у него перехватило дыхание.

— Ты! Ты! Да я тебя по кусочкам резать буду и кидать на корм акулам!

Морган выхватил саблю и рубанул ею по столу, стол с грохотом распался на две части. Я же продолжал сидеть на стуле и со скучающим выражением лица смотрел на стену. По крайней мере, это выглядело так со стороны. На самом деле я был готов в любую секунду вскочить и уйти от удара, тем более я не думал, что капитан сможет причинить вред безоружному человеку.

Неожиданно в комнату вбежала встревоженная мадам Ристар. Мгновенно оценив ситуацию, она громко крикнула мужу:

— Морган Тодеуш Фрост, а ну ка немедленно успокойся. А вы юноша немедленно объясните, что здесь происходит. Мадам Ристар стала между пыхтящим, как паровоз Морганом и мной.

— Видите ли, Мадам мы никак не сойдемся на сумме нашей сделки, — я медленно приподнялся с кресла, — я и не знал что ваш муж такой жадина. Сэр Морган так и быть я немного уступлю вам, мое последнее предложение девятьсот золотых и ваша шляпа, уж больно она мне понравилась.

Произнося последние слова, я как бы случайно оказался возле двери, и только закончив фразу, сразу прошмыгнул в нее. С той стороны двери послышался удар. Это сэр Морган метнул в меня саблей.

— Что?! Мою шляпу?! — доносилось мне в след, — Ристам пусти меня, я просто подержу его немножечко за горло.

Чувствуя, что немного переборщил, я быстренько побежал к нашим номерам. Пусть капитан немного остынет, а там уже в присутствии друзей я надеялся продолжить этот разговор. Надеясь что в номере принцессы меня будут искать в последнюю очередь, я сразу же кинулся к ее двери. Постучавшись, и не дождавшись ответа, я заскочил внутрь. Посреди комнаты в одной ночнушке застыла Алина.

— Да как ты смеешь! — возмущенно вскрикнула она.

— Тише принцесса молю вас, просто сейчас у меня возникли большие неприятности.

— Конечно. Их тебе устроит Леша, когда я позову его.

— Нет, я серьезно, спрячьте меня, а то сэр Морган, что‑то сильно на меня осерчал.

— Дядя?

— Алина, я позже все объясню. Просто я подумал, что здесь меня искать не будут.

— Ладно, иди в спальню и сиди там тихо.

— Ух, повезло же Лехе, какая фигурка, — улыбнулся я Алине, проходя мимо нее. Принцесса показала мне язык и шмыгнула в ванную, а я зайдя в спальню тихонько прикрыл дверь. Присев возле окна чтобы меня не было видно, я стал смотреть во двор. Минуты через две появился сэр Морган. Он медленно прошел до ворот и запер их на ключ, а вернувшись, повернул направо и скрылся за углом гостиницы.

— Вот блин попал, точно меня ищет, — подумал я. — Нет точно, пусть чуть–чуть остынет, а потом мы вернемся к нашим баранам. А что, хочешь жить умей вертеться, кто знает, сколько мы пробудем в этом мире, и деньги здесь играют не последнюю роль. Услуги должны быть оплачены, не зря же нас здесь называют русскими наемниками, и за свою работу мы берем дорого. У нас уже и репутация для этого соответствующая.

В гостевой комнате раздались тихие шаги, я насторожился. Дверь в спальню тихонько приоткрылась и из‑за нее показалась голова Леши.

— Алина ты не спишь? — прошептал он, — А! О? — Начал заикаться Алексей увидев меня. — Рома ты? Что ты тут делаешь? — замерев в проходе, ошеломленно спросил он.

— Тебя жду, а ты что подумал? — буркнул я, успокоившись что это не по мою душу.

— Но.

— Что но! Тебе прям здесь по шее надавать? Кто обещал не приближаться к принцессе? Ты нас всех под монастырь подвести хочешь?

Тем временем из ванной комнаты вышла Алина, на ней был уже одет махровый халат, а на голове полотенце, которым она вытирала волосы, из‑за него Алексея она и не заметила.

— Рома выйди из спальни мне нужно переодеться.

— Алина! — сколько в этом возгласе было ревности.

— Леша? Да что же это такое, это какой‑то проходной двор, а не номер принцессы! Вас что же мальчики стучаться не учили? Где ваши манеры?!

— Я, между прочим, постучался, — ответил я.

— И сразу же ворвался, застав меня голой.

— Голой? Лицо Алексея выражали полное недоумение. А по мере развития бурного воображения его глаза начали наливаться кровью.

— И ничего не голой на тебе была прекрасная кружевная ночнушка, — возразил я.

— Кружевная?! Ах, кружевная, закипал Алексей.

— Фу фу–фу Леша не знаю, что ты себе там, на придумывал я просто здесь прячусь.

Но Леша меня уже не слышал. Второй раз за день за мной погнался паровоз. Перескочив через кровать, я обратился к принцессе:

— Алина ну хоть ты ему скажи.

— И не подумаю. Будешь знать, как врываться к голым царственным особам, — хихикнула она.

В очередной раз, увернувшись от Лешиных объятий я подскочил к окну.

— Да ну вас к черту, — крикнул я и, толкнув створки окна, выпрыгнул.

Еще рассматривая двор, я заметил, что под окнами разбит палисадник, поэтому пораниться при приземлении не боялся. Тем более в юности мне частенько приходилось бегать по гаражам и сараям, так что основы «паркура» мне были знакомы. Приземлившись я перекатился примяв цветы в палисаднике.

— Мои Касандры и Дардантилы! — раздался дикий возглас из открытого окна первого этажа напротив клумбы.

Обернувшись, я увидел разъяренный взгляд мадам Ристар. — Нет, ну надо же было так попасть? — взвыл про себя я.

— Морган он здесь, — закричала мадам Ристар, сдав меня с потрохами.

На раздумье у меня были секунды, из‑за угла гостиницы послышался топот, наверняка это мчался капитан.

— Где он? — еще не видя меня, заорал он.

Ворота закрыты и перелезть через них или ограду не представлялось мне возможным, из‑за острых шипов сверху. Прятаться нужно было на территории гостиницы, но где?

Единственным местом, где меня искать уж точно не будут, это кабинет Моргана, — пришла мне в голову мысль, и я кинулся в холл. Только бы успеть. Ворвавшись в еще пустой зал я кинулся к двери и слава богу она оказалась открытой. Едва успев тихонько прикрыть ее за собой, я услышал шум, в комнату ворвался сэр Морган и кинулся наверх по лестнице.

Так, мне нужно было спрятаться получше, поэтому я направился по коридору к двери в кабинет. На мое счастье и она была открыта, видно в порыве ярости Морган забыл про все на свете и забыл закрыть кабинет. Зайдя в комнату я внимательно осмотрел обстановку еще раз, прикидывая где можно было бы спрятаться. В углу я приметил большой дубовый шкаф. Подойдя и открыв его, я обнаружил в нем костюмы капитана, — ну что ж отличное место, — подумал я и забрался внутрь.

Сидя в шкафу я думал, как мне выбираться из создавшейся ситуации и главное, все так глупо получилось. И зачем я начал злить Моргана? Уже засыпая, я немного отсидел себе ногу. Чтобы поменять положения я схватился за один из крючков и попытался приподняться. Крючок предательски провернулся, задняя стенка шкафа ушла в бок, и я кубарем вкатился внутрь тайной комнаты.

В помещении было абсолютно темно, поэтому я на ощупь попытался подняться. Задев на стене, что то круглое я вспомнил, что также выглядели светильники в комнатах отеля. Для того чтобы они включились их нужно было потереть, а чтобы выключить постучать. Снова нащупав светильник, я начал гладить его ладонью. Потихоньку в нем загорелась искра и стала становиться все ярче и ярче. Мебель в комнате стала принимать очертания, и через несколько секунд в ней уже было светло. Найдя с другой стороны такую же лампу, я включил и ее. Теперь можно было и осмотреться.

Две противоположные стены комнаты были заставлены шкафами с маленькими ящиками, открыв один из них, я обнаружил там небольшие карточки и разные бумаги. Ага, картотека или архив догадался я.

Возле третьей стены напротив входа были сундуки, приоткрыв один из них, я чуть не вскрикнул от удивления, он был полностью забит золотыми монетами. — Вот же жадный старикашка, зажал тысячу, — подумал я.

Как ни хотелось, но я не взял ни одной монетки. Воровать нельзя, а тем более у таких злых дядек, как Морган — чревато последствиями. Вздохнув, я приоткрыл следующий сундук, он был поменьше, но был доверху набит драгоценными камнями.

— Нет ну теперь точно без компенсации я не дам ребятам участвовать в затее Моргана с ловлей на живца.

Больше в комнате ничего интересного не наблюдалось. Закрывая сундук с камушками, я случайно слишком резко отпустил крышку и от удара защелка находящаяся на ней немного деформировалась. Теперь без инструмента ее было не починить и сундук остался чуть приоткрытым.

Посетовав на свою невезучесть, я вернулся в шкаф. Устроившись поудобней я все‑таки решил выждать и выбираться наружу уже ночью.

Неожиданно я услышал скрип открываемой двери и насторожился. Приникнув к узкой щели, между створок дверей шкафа я стал наблюдать.

Вошедшим оказался Морган, подойдя к разрубленному столу, он выдвинул один из ящиков и достал оттуда кристалл связи. Прошептав заклинание адресата, он принялся ждать. Через пару минут с той стороны ответили, напротив капитана появилась голограмма мужика в мантии.

— Да Мор что ты хотел? — приветливо ответил собеседник.

— Ронар ты сильно обидишься, если один из ожидаемых тобой русских наемников не доедет к тебе?

— Что то случилось? — удивленно спросила фигура с той стороны.

— Случилось?! Да этот сэр Роман ходячая катастрофа! Нет, я понимаю, что он не так прост, как кажется. Но этот сукин сын уже с утра успел взбесить меня, своего друга и мою Ристар. И теперь этот гаденыш умудрился спрятаться так, что я его найти не могу. Если бы он мне попался сразу я бы у тебя и спрашивать не стал, а порубил бы его в капусту.

— Теряешь хватку Мор, чтобы ты не мог найти кого‑то?

— Не сыпь мне соль на рану. Я уже все облазил, а за ворота он точно не ушел сигналка не сработала. Он точно не вампир?

— А я откуда знаю Мор, ты его хотя бы видел, а я только с ваших с Эриком слов имею о нем представление. Что же он натворил такого?

— После того как я рассказал ему твой план он потребовал у меня денег. Представляешь, у меня потребовал! Когда же я попытался объяснить, как глубоко он ошибается, то этот гаденыш всего лишь стал понижать цену, но взамен потребовал мою шляпу.

— И сколько же он потребовал? — спросила расхохотавшаяся голограмма.

— Девятьсот золотых, — буркнул Морган.

— Я бы не пожалел этих денег, чтобы поприсутствовать при вашем разговоре, — еще пуще прежнего расхохоталась голограмма.

— Тебе смешно, а мне что делать? Он наотрез отказывается брать с собой Тину.

— Да дай ты ему эти деньги, — продолжал заливаться Дариус третий.

— Да за что я ему денег должен давать? Сопровождение им и слежка будут устроены на самом высшем уровне, сам понимаешь, иначе бы я Тину с ними не пустил — ответил Морган.

— Но он, же все‑таки не твой подчиненный, так что нужно договариваться. А со своим другом из‑за чего он поругался?

— Видишь ли, Ронан когда он выскочил из моего кабинета, он не побежал прятаться к себе. Он спрятался в спальне твоей дочери, где его случайно нашел сэр Алексей. Приревновав, тот кинулся на него. Этот Роман убегая выпрыгнул в окно и представляешь прямо на клумбу Ристар. У нее там наконец‑то выросли какие‑то цветы, которые ни как не хотели приниматься. А он на них упал, прямо на глазах у Рис. Как она в него кинжалом не запустила ума не приложу?

— А парень действительно удачливый сукин сын, — продолжала хохотать голограмма. Ой, ладно Мор у меня сейчас должно начаться совещание, а мне еще в себя прийти нужно, — голограмма вытирала выступившие слезы, — договаривайся с ним, не обеднеешь старый пройдоха, а Алину отправь со своими людьми, как и договаривались. Хорошо?

— Может я ему хотя бы язык отрежу? — пошутил капитан.

— Не, не, я хочу с ним еще поговорить, очень занимательный молодой человек.

Опасность практически миновала, и понимая, что не исключена возможность оказаться быть запертым в кабинете до утра, я решил выйти.

— Спасибо ваше величество, что спасли мне жизнь и мой язык, — громко сказал я и открыл створки шкафа.

— А? — Вытянулось лицо у Моргана.

— Аааа!! Упала в невидимое кресло голограмма. Ой, спасите, я сейчас лопну! — голограмма уже просто корчилась от смеха. — Он все время был у тебя под носом.

— Ваше величество прошу меня простить, но мне кажется, что мне пора бежать, быстро сказал я и метнулся к двери.

— Что!!! — Опять заорал Морган. — Ах, ты ж…

Выскочив через дверь в холл, я подпер ее стоявшей рядом вешалкой для плащей и кинулся наверх к себе в номер. Заскочив внутрь, я совсем забыл про Алексея, который уже сидел там.

— Блин Леха не тупи, — заговорил, я когда он поднял на меня взгляд. — У Алины я просто прятался. Я тебя вообще не узнаю, что за ревности? Мы же друзья, ты меня сто лет знаешь.

— Рома, Алина мне все объяснила, а там я не знаю, что на меня нашло, — похоже, Алексей уже пришел в себя и находился в адекватном состоянии.

— Не Леша я понимаю, что все выглядело довольно пикантно, но ты бы сначала хотя бы выслушал меня.

— Рома я не знаю, я просто так сильно ее люблю, прям сума схожу, и когда я увидел тебя там у нее в спальне… Я как подумаю, что Алина может быть с кем‑то другим, так вообще себя не контролирую.

— Ладно, Леша проехали, хотя из‑за тебя у меня серьезные проблемы с мадам Ристар.

— Мадам Ристар уже не так сильно сердится на тебя. Алина с Тиной уже подправили магией ее цветочки, и теперь они стали еще лучше. Девчонки уже на кухне, и Мадам Ристар раскрывает им свои секреты в приготовлении праздничных блюд. А вообще я думаю, что они там просто нам косточки перемывают.

— Ну а как же без этого, — согласился я.

Договорившись что Алексей меня прикроет я завалился спать, что то после попадания в этот мир ни как не могу выспаться. Чувствую периодически непонятную усталость. Казалось, что я только закрыл глаза и вот уже Алексей тормошит меня.

— Рома вставай, пошли на праздничный ужин.

— Не я не могу там же Морган и мадам Ристар, — сонно ответил я.

— Мадам Ристар сказала что: «пусть этот негодник тоже спускается, сэр Морган его не тронет».

— Ага, все равно стремно.

— Хочешь, чтобы девчонки тебя засмеяли?

Чтобы не потерять авторитет пришлось собрать всю храбрость в кулак и спустится вниз в столовую. Все столы были поставлены вместе и за ними уже сидели приглашенные гости, хозяева и мои друзья. Сэр Морган уже принял свой прежний вид, но встретившись с ним взглядом, я понял, что при первой возможности он мне вспомнит весь сегодняшний цирк так, что мало не покажется.

Мадам Ристар представила нас своим гостям и далее пошел действительно простой семейный ужин, вкусные по домашнему блюда, спокойные беседы, рассказы про наши подвиги. Я весь ужин вел себя тише воды, ниже травы. Приняв меня за молчуна, добродушные соседи не приставали ко мне с расспросами, поэтому я спокойно наблюдал за всеми присутствующими. Принцесса уже была в курсе, что завтра ей придется расстаться с нами и нет–нет хватала Алексея за руку. Ох уж мне эти влюбленные.

Было еще очень интересно наблюдать, как Тина пытала Толика. Толик вел себя очень сдержанно и очень аккуратно проявлял знаки внимания Тине, но я‑то видел, что мой друг безнадежно пропал в этих зеленых глазах.

А Тина? Для нее Толик был действительно рыцарем на белом коне. Такой сильный, смелый, победитель магов и охотник на вампиров. Она смотрела на него таким восхищенным взглядом, что Толик смущался и краснел, как вареный рак.

После ужина мы немного потанцевали. Использовав магический кристалл мадам Ристар включила музыку похожую на вальс. Медленные танцы этого мира не сильно отличались от наших, поэтому белыми воронами мы не оказались. Как не пытался я отсидеться в сторонке, у меня это не получилось. Ко мне подошла мадам Ристар.

— Ну что негодник, вы пригласите даму на танец?

— Конечно, мадам я только–только хотел пригласить вас, просто мне не хватало храбрости.

— А я яй сэр Роман, такой взрослый мальчик, вы уже должны отвечать за свои поступки.

— Мадам Ристар я приношу вам свои самые искренние извинения, мне так жаль ваши цветы. Поверьте, если я бы мог как‑то загладить свою вину…

— А вот сейчас мы поговорим именно об этом, — я взял хозяйку вечера за талию и мы закружились в медленном танце. — Сэр Роман вы мой должник.

— Да мадам, — виновато согласился я, — думаю я должен еще сказать вам спасибо за то что вы не дали капитану прибить меня.

— И это тоже, но сейчас не об этом. Вы уже знаете, что с вами вместо принцессы поедет Тина, так вот я хочу, чтобы она доехала в столицу целой и невредимой. Вы отвечаете за нее головой.

Во взгляде и тоне Ристар было все. Если бы она могла, она бы сама поехала вместо Тины, она так любила свою племянницу. Догадка молнией пронзила меня. Дочь?

— Ваша девочка не пострадает, я обещаю, — сказал я, пристально смотря ей в глаза.

Во взгляде Ристар появилось секундное замешательство, и она даже случайно наступила мне на ногу. Затем ее взгляд изменился и я почувствовал, что сейчас решается моя судьба. То есть, жить мне или нет. Похоже, я сам того не ожидая приоткрыл завесу тайны, которую лучше не знать. Видно жемчужина перевела мою фразу основываясь на моей догадке.

Решив что‑то про себя Ристар улыбнулась, — Нет вы предельно очень интересный молодой человек. Я так думаю, сэр Анатолий не хуже вас, поскольку моя племянница, — слово племянница она выделила, — положила на него глаз.

— У вашей племянницы очень хороший вкус, сэр Анатолий в какой‑то мере мне, как старший брат. Поэтому он намного рассудительней меня.

— Ах, мой мальчик, как же ты напоминаешь мне моего Моргана в молодости, — вздохнула мадам.

Танец закончился, и я проводил Ристар к ее мужу.

— Надеюсь, мы поняли друг друга и договорились, — сказала она напоследок.

— Безусловно мадам, — серьезно ответил я.

Когда гости уже начали расходиться, капитан Морган подошел ко мне.

— Сэр Роман вы бы не могли пригласить ваших друзей ко мне в кабинет, очень хочется поговорить. Я жду вас, а дорогу вы уже знаете, — ехидно сказал Морган и направился к себе.

Позвав ребят, я повел их в логово капитана. Войдя, мы застал хозяина кабинета сидящим в кресле лицом к двери курящим трубку. Морган встал и первым делом высказал мне накипевшее. Сказал, что я еще жив только благодаря его величеству и мадам Ристар, и что если я не выполню ее просьбу, то он меня лично четвертует. Далее был рассказан план ловли на живца.

Когда трубка капитана погасла, Морган озвучил мелкие организационные детали, после чего достал мешок с монетами.

— Здесь восемьсот золотых, плата за ваш риск, — недовольно сказал капитан.

— Но мы же договаривались…

— Нет, я точно придушу его. Сто монет это компенсация за мой стол и моральный ущерб ты понял!

— А стол тут причем? Я стол не трогал.

— Уйди с глаз моих долой пока я не плюнул на все договоренности и не прибил тебя! — закричал Морган.

— Хорошо, хорошо мы согласны, — сказал я, передвигаясь к двери, — а как же…

На меня смотрело дуло пистоля, — Если ли ты еще посмеешь заикнуться о шляпе, это будет последнее слово в твоей жизни.

— Нет, я просто хотел спросить, как пройти в библиотеку?

— Что?

Тут уже не выдержал Толик и от греха подальше вытолкнул меня в двери…

Глава 13

Один шаг

Ночью я опять проснулся от ощущения, что кто‑то находится рядом со мною на кровати. Открыв глаза, я выматерился.

— Глюк, твою дивизию, ты?

— Я, хозяин, — тихонько ответил сидящий старичок.

— Ну, что тебе надо от меня, приведение с мотором?

— Я не приведение, хозяин, я Глюк. Теперь я буду с вами.

— Нахрен ты мне сдался? Мне личная шиза без надобности.

— Хозяин вы не смотрите, что я такой старый и слабый я теперь умею очень–очень многое, я многому научился, — с воодушевлением воскликнул старик.

Вот у нас в фентезийных книжках героям достается, какой‑нибудь дикий полезный зверек или дракон, или компьютерный девайс, а мне достался старый дед склеротик. Вот что мне с ним делать?

— Слушай, а ты точно не бред моего больного воображения?

— Нет, хозяин, я настоящий.

Чтобы проверить реальность всего происходящего я попросил Глюка подать мне со столика стакан с водой. Напившись, я вернул его Глюку, и он поставил его обратно. По крайней мере, он был в какой‑то степени материален раз мог передвигать предметы.

— А ты только по ночам можешь мне являться или днем тоже?

— Я буду с вами, когда пожелаете хозяин, — преданно смотря мне в глаза, ответил Глюк.

— Глюк, а чего ты всегда ко мне в постель лезешь?

— Я нахожусь возле вашего ложа хозяин, как и положено, быть преданному слуге.

— Понятно, хотя ничего не понятно. Возле ложа должны быть девушки, а не старики.

— Мне превратится в девушку? Или пригласить суккубу.

— Боже упаси, — представил я, как старикашка в обличии молодой красотки пытается меня соблазнить, — а на счет суккубы, ты что серьезно?

— Да хозяин. Для меня это пока еще затруднительно — сил маловато, но в дальнейшем это не будет проблемой.

— Нет, не надо суккубы, лучше скажи, а ты можешь, уменьшиться, чтобы тебя другие не видели, — спросил я подумав, что светить деда друзьям пока не хочу.

— Могу, только зачем? Меня кроме вас и так никто не видит.

— Ну, хоть с этим проблем не будет. Глюк, а ты откуда вообще здесь взялся? Ты что тут живешь?

— Да хозяин. Меня привязали к этому дому магией и заставили охранять. Пока вы не освободили меня.

— Когда? — не понимая о чем говорит старик, удивился я.

— Вы сказали, что я могу идти куда захочу, а заклинание привязки по сравнению со словом хозяина так ерунда. Теперь я смогу быть с вами.

— Ладно, Глюк оставайся, позже с тобою разберемся. Будешь нужен, позову и не надо садиться больше на мою кровать. Понял?

— Как пожелаете хозяин, — радостно сказал старикашка и исчез.

Отпустив Глюка, я закрыл глаза и сразу же заснул.

* * *

В темном подвале царил беспорядок, разорванные грязные вещи были раскиданы по полу. Затхлый запах и вонь были настолько сильны, что казались осязаемыми. Единственная свеча стоящая на столе слабо мерцала и от этого обстановка казалась еще более мрачной.

— Ан, ты что отказываешься?! — возмущенно спросил стоявший в центре.

— У нас договор, — ответил из угла крепыш.

— Это у мастера был договор, нас он не касается. Мы должны отомстить, ты что не понимаешь? Как мы сможем вернуться домой, как ты посмотришь в глаза старейшинам. Да нас не возьмет к себе больше ни один мастер вампир в ученики.

— Лэр, мастер сам переоценил свои возможности, он был слишком самоуверен и ты знаешь это.

— А где бы ты сейчас был Ан если бы не мастер, ты бы до сих пор гнил в подвалах Танга, — сказал с упреком Лэр.

— Я знаю, я ничего не забыл, но долг перед стаей превыше всего. Я послал запрос старейшинам, как и положено сделать после смерти мастера, они скоро дадут ответ.

— Эти старые маразматики только сутки будут собираться и рассуждать, у нас нет времени ждать их ответа — завтра охотники покинут город.

В подвал заскочили двое, на плече у одного из них было бесчувственное тело юной девушки.

— Лэр мы вернулись, — сказал шедший без ноши.

— Аро, Ланг, вы как раз вовремя, Ан хочет дождаться решения совета.

— Ан разве ты не хочешь отомстить? — спросил удивленно Аро.

— Теперь, я за старшего, и без разрешения совета я не пойду на это, у мастера был приказ наблюдать, а не убивать, — вскочив, ответил вампир.

— Ты просто трусишь, что испугался охотников? — сказал Ланг, сбросив тело девушки на кучу тряпок.

— Закрой свою пасть, или ты забыл с кем разговариваешь? — огрызнулся Ан.

— Ты как хочешь, а мы завтра выдвигаемся. Наш долг отомстить за смерть мастера. Если мы не сделаем этого сейчас, то в столице у нас не будет ни единого шанса. Победителей не судят, даже провалив контракт на наблюдение, мы убьем этих русских и захватим принцессу. А ты если захочешь, можешь и дальше прятаться в этом бомжатнике и ждать решение совета.

— Я вынужден буду сообщить старейшинам, — сжав кулаки произнес Ан.

— Ан мы не изменим своего решения, а теперь не мешай нам, мы должны набраться сил перед боем.

Наклонившись над бесчувственному телом вампиры принялись терзать свою жертву. Девушка на мгновения очнулась, но так и не вырвавшийся крик застрял в ее горле, ее голосовые связки, как и остальное тело парализовало…

* * *

Проснувшись, я отметил про себя, что с каждым днем начинаю спать все больше и больше. То ли на меня так действует лишний час в сутках, то ли что‑то еще. Алексея уже не было, по этому умывшись я спустился в низ, в холл.

— О «спящая красавица», идем завтракать, все уже на столе, — сказал мне возвращающийся с улицы в столовую Андрей.

Догнав его, я увидел, что наша компания уже сидела за столом и поглощала свежий омлет с беконом и салатом.

— Доброе утро друзья и приятного аппетита, — сказал я.

— Спасибо, присаживайся, мы уже было подумали, что тебе голодным придется ехать, Алексей тебя разбудить не смог, а мы уже через час собираемся выдвигаться, — ответил мне Толик.

Алексей, быстро перекусив, извинился и убежал.

— Куда это он? — спросил я.

— К принцессе прощаться, — улыбнувшись, сказала Алина.

— Тина? — удивился я, смотря на принцессу.

— Ага, ну как работает медальончик?

— Поразительно ведь голос тоже изменился, никогда бы не узнал тебя.

Продолжая завтрак, я все поглядывал на Тину пытаясь найти хоть какое нибудь отличие, но так и не смог.

В зал зашел капитан Морган.

— Ну что, готовы?

— Да капитан, — ответил за всех Толик.

— Тогда счастливого пути и не дай вам бог отклониться от намеченного маршрута, следуйте четкому плану.

Попрощавшись, мы стали забираться в машину, а хозяева гостиницы вышли нас провожать.

— Сэр Роман, — окликнула меня Ристар, — помните, вы мне обещали.

— Да мадам я постараюсь. И еще сэр Морган, как бы мне не хотелось признаваться, но я у вас один из сундучков нечаянно сломал.

— Какой сундучок, у вас в комнате нет сундука, — сказал не понявший меня капитан.

— Я честно не хотел, простите, там немного молоточком подравнять и все будет как прежде, просто у меня молотка не было, — виновато сказал я и запрыгнул в машину.

Сначала сэр Морган смотрел на меня удивленно, но потом на него снизошло прозрение, и он побледнел. Развернувшись, капитан кинулся в дом.

— Андрей если ты не хочешь чтобы Барсика поцарапали, поехали, — сказал я.

— Что ты еще успел натворить? — строго спросил меня Толик.

— Я случайно в его картотеку забрался, но я честно ничего не брал.

— Вечно с тобой проблемы Рома, ладно Андрей поехали, пока сэр Морган не отрезал, что ни будь Роме, например голову, — сказал Толик, и машина тронулась со двора гостиницы.

Минут через десять, когда мы уже подъехали к окраине города, Тина заерзала, а потом достала из дамской сумочки кристалл связи, тот тихонько светился и вибрировал. Прошептав в него кодовое слово, она включила его.

— Тиночка солнышко ты меня слышишь? — прозвучал в трубке голос мадам Ристар.

— Да тетушка.

— Тиночка ау, ты меня слышишь? — раздался уже встревоженный голос мадам Ристар.

— Да да тетушка.

— Ах, — хлопнул себя по лбу Толик, — вот Тина, это амулет молчания его нужно выключить.

Он отцепил ракушку и передал ее Тине, та что‑то шепнула туда, видно заклятие было стандартным, и снова заговорила в кристалл:

— Да тетушка я слышу, у нас все хорошо, что — то случилось?

— Ох, я уже испугалась, что мы остались без связи. Передай сэру Роману, чтобы он был предельно осторожен и по прибытию в столицу никуда не выходил из дворца.

— Это почему же? — крикнул возмущенно я в кристалл.

— Так вы слышите сэр Роман, прекрасно. Мой муж дал указание на ваше похищение.

— Что? Это беспредел, я пожалуюсь его величеству, — возмутился я искренне не понимая что так понадобилось Моргану от моей 'тушки'.

— Боюсь мой мальчик, что даже если вы сообщите об этом королю, это ничего не изменит.

— Но почему? Что я такого сделал? Мы же вроде помирились? — недоумевая спросил я.

— Вы были в тайной комнате? — строго спросила мадам Ристар.

— Да, но я же ничего не взял, ни единой монетки. И читать я не умею на вашем языке, так что все тайны капитана остались при нем.

— Это не важно, вы вторглись туда и защита не сработала. Все самые тайные хранилища нашей, да и не только нашей страны оборудованы такой же системой охраны. Она считалась совершенной, такую защиту ставит лично архимаг Викториус, до вас никому не удавалось не то чтобы сломать, а даже проникнуть, не замечено сквозь нее. Теперь для разведки вы представляете немалый интерес, Морган даже не ругался когда обнаружил произошедшее, настолько был ошеломлен. Теперь они с вас шкуру спустят только чтобы узнать, как вам это удалось.

— А это обязательно — похищение, допросы? Может договоримся по–хорошему, я согласен на честный и правдивый разговор с вашим мужем, скажем так тысяч за десять золотых.

— Десять тысяч? Молодой человек, почему вы такой жадный насколько я знаю, вы не бедствуете. Зачем вам столько золота?

— Мадам Ристар видите ли у меня складывается такое впечатление что скоро, очень скоро нам понадобится раз так в десять больше, чем имеющаяся у нас наличность. Так что заработать я всегда не прочь. Тем более за такую интересную информацию, я прошу такие смешные деньги и это только из‑за моего хорошего расположения к сэру Моргану.

— Ха смешные деньги, — с издевкой прозвучало в кристалле, — хорошо я попробую поговорить с Морганом, но думаю, что после всего произошедшего ему бы доставило больше удовольствия получить от тебя информацию, ломая тебе кости. Ладно, до связи, Тиночка береги себя, — сказала Ристар и кристалл потух.

— Рома ты без приключений на пятую точку никак не можешь. Вечно ты, куда нибудь вляпаешься, — осуждающе высказался Толик.

— Но я же уже извинился.

— Все приедем в столицу, попрошу его величество запереть тебя в комнате. Если ты и там, что‑нибудь натворишь нам точно несдобровать. Так что будешь под домашним арестом.

— Ой, напугал, я хоть высплюсь, — сказал я, устраиваясь поудобней, дорога предстояла не близкой…

Ехали мы на всякий случай медленно, чтобы наша страховка могла нас догнать в любой момент. Сэр Морган не уточнил, кто придет нам на помощь, но обещал, что это будет быстро. Двигаясь по утвержденному маршруту, часа через три мы решили устроить привал. Остановившись на обочине, мы вышли размять ноги. Связавшись с Ристар, Тина доложила, что у нас все в порядке и у нас плановая остановка. Мадам Ристар сообщила, что группа поддержки следует за нами и у них тоже все в порядке.

Решив немного перекусить, мы достали пирожки, которые напекла нам в дорогу «тетушка» Тины, и расположились возле машины. Тина еще вчера выпотрошила Толика узнав от него, о всех наших приключениях, по этому сегодня болтала с ним о пустяках, а Алексей кидал завистливые взгляды на щебечущую парочку, но молчал. Перекусив и исполнив обряд «мальчики налево, девочки направо» мы стали забираться в машину. Собираясь усесться на свое место, я услышал шепот:

— Хозяин, хозяин.

— Тфу Глюк, чего тебе я же сказал, будешь нужен, позову, — прошептал себе под нос я.

— Там дальше по дороге я заметил три ауры похожие на ту, что была в гостинице. Та аура, которая принадлежала мастеру вампиру.

— Вампиры? — с сильным беспокойством спросил я.

— Чего ты сказал? — окликнул меня Андрей, думая что я обращаюсь к нему.

— Нет ничего это я не тебе.

Попытавшись связаться с Глюком по мысле–связи, я обрадовался тому, что хотя у того и не было никаких жемчужин он все‑таки слышал меня. Черте знает, как работают эти жемчужины или это Глюк такой особенный?

От него мне удалось узнать, что впереди действительно притаились вампиры. Меня одолел страх, там, в гостинице один из них был настолько быстр, что у меня и у моих друзей не было ни малейшего шанса устоять против них. А учитывая их способности быть невидимыми…

— Рома что застыл, садись, поехали, — позвал меня Леха.

— Впереди трое вампиров, — четко сказал я.

Толик вылез из салона и стал меня внимательно рассматривать.

— Рома что с тобой?

— Впереди на нас готовится засада, в ней участвует трое вампиров, если мы сейчас поедем нам конец.

— Ты что их видишь, — спросил озабоченно Толик, взглянув на простирающуюся вдаль дорогу.

— Нет, но они там, я знаю, — смотря прямо в глаза Толику, сказал я.

— Рома у тебя что глюки, — шутя, спросил Андрей.

— Нет, это не глюки, а кое‑что другое, впрочем, это пока не важно. Тина связывайся с нашей поддержкой, нужно узнать, как нам вести себя дальше.

— Но, что я им скажу? — удивленно спросила она.

— Тоже самое, что я только что сказал вам.

Тина все еще подозрительно глядя на меня достала кристалл и стала вызывать тетушку. Связавшись с ней и передав наш разговор, Тина ввела мадам Ристар в состояние шока. В кристалле раздавались крики и возгласы команд.

— Сэр роман как далеко они от вас, вас уже заметили? — раздался в кристалле голос капитана.

Я опять с помощью мысле–связи обратился к Глюку и спросил у того чем сейчас занимаются вампиры и как до них далеко. На что получил ответ, что вампиры наблюдают за дорогой. Расстояние между нами около километра, но пока ветер не изменится, нас не обнаружат.

— До вампиров приблизительно один километр, ветер дует от них, поэтому они нас до сих пор не почуяли, — доложил я капитану.

— Сэр Роман вы уверенны?

— Я буду безумно счастлив если ошибаюсь, — искренне ответил я и спросил, — Что нам делать дальше?

Сэр Морган приказал ни на секунду не прерывать связь и через десять туков продолжить движение, но потихоньку. Мы медленно приближались к засаде, ведь вампиры должны были быть нейтрализованы, ведь кто знает — где они нападут в следующий раз.

Оказалось, что все это время мадам Ристар и сэр Морган находились на борту дирижабля наших друзей гномов. Возвращаясь после выполненного контракта, гномы задержались по торговым делам в Даосе, где и были наняты сэром Морганом. Передвигаясь над нами, и прячась в облаках, наша поддержка была всегда с нами. Хотя мысль, что нас прикрывает дирижабль, грела сердце, но все равно тревожные мысли терзали меня. При безумной скорости движения вампиров, что они успеют сделать оттуда сверху? Закидать бомбами? Не будут они этого делать, нас может зацепить. Единственное что я знал, что как бы там ни было нам нужно просто не впустить вампиров внутрь тартага.

— Толик, а что ты делал с нашим кинжалом, когда мы очутились на поле битвы? — спросил я.

— Ничего, я тогда при вспышке его уронил, а когда мы остановились возле реки, я его нашел. Он пробил пластик над коробки передач и застрял там.

— Я предлагаю вставить его туда–же, кто знает, может он и от вампиров нам поможет?

Андрей сразу же возмутился таким варварским способом крепления кинжала, но я объяснил ему, что лучше иметь одно незапланированное отверстие в его любимой машине, чем получить пару дырок на шее от вампиров. Установив кинжал мы принялись внимательно вглядываться в даль пытаясь заметить зубатую смерть, хотя это было и нереально, но не смотреть вперед, заставить себя было невозможно.

— Глюк дай знать, когда они нас почуют, — мысленно обратился я к нему.

— Уже хозяин, только что поменялся ветер, еще пара секунд и они узнают о вашем приближении. Тем более у вампиров прекрасный слух, может, нас уже даже услышали.

— Тина вампиры уже знают, что мы приближаемся, доложи на дирижабль, — приказал я.

— Я и вас прекрасно слышу, сэр Роман, — раздался из кристалла голос Моргана, — Как далеко они от вас, ваша поддержка их еще не видит?

Но ответить я не успел, не дожидаясь, когда мы подъедем к засаде, вампиры кинулись к машине, видно жажда мести пересилила здравый смысл. Тут их увидел уже и я, хотя они опять применили свою природную магию. Расстояние в триста метров при их скорости было пустяковым делом, но это дало нам несколько секунд. Я закричал, чтобы Андрей остановился, размытые от скорости тени быстро приближались к нам.

Тина что‑то кричала в кристалл, а ребята, замерев, продолжали смотрели на пустую для них дорогу.

Вдруг из облаков показались четыре маленькие точки, которые падали вниз. Неужели нас все‑таки решили закидать бомбами? Я смотрел на них и думал лишь о том, чтобы нас не задело взрывом. Как всегда неожиданно, опять проснулись мои способности. Я сфокусировал взгляд и черные точки превратились в четыре падающих тела.

От тартага до вампиров оставалось несколько десятков метров, когда падающие фигуры, так и не раскрыв парашютов, в сотне метров над землей резко начали снижать скорость. Без магии тут явно не обошлось. Увидевшие их вампиры остановились, не ожидав такого поворота событий. Еще не достигнув земли, люди в черной одежде и масках обнажили клинки. Приземлившись мягко и точно между нами и нашей угрозой, они застыли глядя на вампиров. Оказывается спустившиеся с небес могли видеть зубатых. Игра в гляделки начинала затягиваться.

Неожиданно Тина дернула ручку двери и выпрыгнула наружу. Пытаясь ее остановить, я схватился за ее одежду, но не удержался и выпал наружу.

— Дура! Куда? — заорал я, пытаясь подняться.

— Я маг, я могу сражаться!

Дальнейший разговор был бесцеремонно прерван криком из кристалла:

— Тина немедленно вернись в тартаг! — кричала панически мадам Ристар.

Но сделать мы уже ничего не успели Тина вскинув руку запустила несколько конструктов. Это были простые структуры напитанные под завязку разрушительной магией. Видно девочка заранее готовилась.

— Стоп, откуда я все это знаю, как могу их видеть? — мелькнула у меня мысль.

Я абсолютно точно знал предназначение каждого из них и четко видел их структуру. Я знал как можно было нейтрализовать их разрушив определенные узлы связи. Откуда эти знания? Впав в ступор, я наблюдал, как магические заряды приближаются к вампирам.

Появление конструктов, как звук выстрела на беговой дорожке запустил череду событий. Вампиры кинулись вперед и в их руках засверкали клинки. Конструкты не успели навестись, их структура была проста и предназначалась явно не для таких скоростей. Они пролетели мимо, но заставили зубатых приближаться к появившейся четверке воинов по дуге. На том месте, где только что стояли вампиры заискрился воздух и раздались громкие хлопки, сработавшие конструкты вакуумной бомбы втянули и разорвали окружающее пространство, но вампиров там уже не было.

Наконец зубатые достигли воинов, и зазвенела сталь. К моему удивлению четверка черных не уступала вампирам в скорости, а в мастерстве превосходила их. Поняв, что просто так наскоком им не пройти, вампиры изменили тактику. Их плащи внезапно взмыли вверх превратившись в рваные серые кляксы. Закружившись кляксы кинулись вниз на черных воинов мешая их обзору. Постоянно мелькая перед их лицами, в самый неподходящий момент они практически ослепили воинов.

Разрубая кляксы на куски, наши защитники не причиняли тем никакого вреда, те снова собирались вместе. Так не могло продолжатся долго и вот уже один из воинов схватился за рассеченное плечо. Двое вампиров остались сражаться с четверкой черных, третий же бросился к нам. Все это происходило слишком быстро, но Тина все‑таки успела кинуть вновь созданный конструкт в кинувшегося в нашу сторону вампира.

Хотя расстояние было маленьким, вампир просто каким‑то чудом все‑таки смог увернутся от магического заряда и кинулся к нам. Я успел всего лишь сделать шаг и оттолкнуть стоящую в ужасе Тину, чтобы стать между ней вампиром. Я не почувствовал боли, лишь дикий холод разлился в моем боку когда клинок вампира вошел в меня. Дыхание остановилось, понимая что это мои последние мгновения меня наполнила безумная ярость.

Раскинув руки я схватил удивленного вампира и заключил того в свои объятиях. Падая на землю в месте с зубатым, я увидел три точки, выскочившие из облаков, и почувствовал, как в мою шею вонзились острые клыки. Вокруг раздался ужасный дикий рев, и я провалился во тьму.

Глава 14

Джарды

Сознание медленно возвращалось ко мне, ужасно хотелось пить, в горле как будто прошлись наждаком. Приоткрыв глаза, я тупо уставился в потолок. Казалось, все мои силы ушли на то чтобы сделать это.

— Пить, — эта мысль пронзила мое сознание.

Казалось, через вечность моих губ коснулась влажная губка, и капельки такой желанной воды попали на пересохший язык. Попытавшись повернуть голову, чтобы увидеть того, кто был со мною, меня пронзила боль и я опять провалился во тьму.

Когда я снова пришел в себя, то смог уже открыть глаза, не напрягаясь. Боясь потерять сознание от боли, я не стал шевелиться, опять бросив в пустоту мысленное: 'Пить'.

Губка опять приблизилась к моим губам. На этот раз я сумел схватить ее зубами.

— Хозяин, вам нельзя много воды, потерпите, уже скоро все пройдет.

'Глюк, ты?', — мысленно спросил я, но губку так и не выпустил.

— Да, хозяин, вам необходим отдых, спите, спитеее. — Голос удалялся, и я понял, что темнота опять ждет меня.

Вновь пробуждение и снова жажда; еще не открывая глаз, я мысленно произнес:

'Глюк, воды'.

На этот раз я чувствовал себя на удивление значительно лучше. Открыв глаза, я увидел перед собой небольшую чашечку. Жадно прильнув к ней, я стал делать маленькие глотки.

— Спасибо, Глюк.

— Не за что, хозяин.

Теперь я мог смело вращать головой, боли почти не было. Осмотревшись вокруг, я понял, что нахожусь в небольшом темном подвале, лежа на грубых досках, прикованный к стене метровыми цепями.

— Где мы? — попробовал сказать я в голос и закашлялся.

— Старайтесь поменьше говорить, хозяин, вы еще недостаточно окрепли. А находитесь вы в замке его величества Дариуса Третьего.

Тут я вспомнил последние минуты нашей поездки.

— Это… Глюк, меня что укусил вампир и я выжил? — надеясь что это не так спросил я.

— Да хозяин, — ответил старичок и присел рядом.

— Я стал вампиром? — задавая вопрос я ждал приговора, неужели мне предстоит либо смерть от рук палача, либо превращение в гаалха.

— Нет, что вы, хозяин с вами такого не может случится, — одновременно удивил и успокоил меня Глюк.

Может мы все‑таки отличаемся от местных жителей на уровне ДНК и укус вампира нам не страшен? — обрадовался я.

— Тогда что со мной? Я чувствую себя не совсем обычно, хотя может это все от слабости.

— Вы просто приходите в норму, — загадочно улыбнулся Глюк.

— Что значит в норму? — я решил добиться от старика как можно большей информации по моему состоянию.

— Да, ваш организм при попадании яда от укуса вампира запустил защитные механизмы и немного видоизменился.

Я оглядел свое тело, насколько позволяли сделать это цепи, и не заметил никаких изменений. Что‑то Глюк опять путает.

Глюк а поподробнее? — все–же решил уточнить я.

Глюк встал и несколько минут стоял надо мной не двигаясь с места.

— Так ваша кровь уже прошла стадию регенерации, привычные составляющие эритроциты, палеоциты, витроциоты и красные кровяные тельца находятся в норме.

Кто? Я конечно не был отличником, но какие нахрен палеоциты, и витроциоты?

— Палеоциты одновременно являются носителями системной информации и являются катализаторами, позволяя вам регенерировать. Вы посмотрите на свой бок если не верите, а в идеале если вам даже ампутировать вашу конечность она отрастет заново.

— Я тебе что ящерица? — возмутился я, но взглянув на свой бок в том месте, где был пронзен мечем не заметил даже шрама, — охренеть, — только и смог сказать я, а старик продолжил.

— Кстати именно благодаря им вы не можете обратиться в вампира, они не позволяют изменить ваш генетический код. Витроциоты эта ваша защита и активное оружие. Именно они позволяют вам входить в стелс режим и повышают вашу живучесть.

Какой режим? — продолжал охреневать я.

Ну по простому вы можете двигаться со скоростью вампира и даже быстрее. В общем все ваши врождённые способности это их дело. Кстати они немного необычного вида, не такие как я видел раньше.

Костная ткань также пришла в норму, а вот мышечная еще не совсем, возможно просто вам не хватает белков. Вам нужно сейчас увеличить объем принимаемой пищи.

После этих слов я неожиданно понял что есть действительно хочется. Нет не так, я понял, что хочу ЖРАТЬ.

— Так Глюк с этим пока достаточно, лучше расскажи что было там на дороге. Все по порядку, с момента появления вампиров.

— Хорошо, хозяин. Когда один из вампиров так бесцеремонно кинулся на мадмуазель Тину, вы встали на его пути. Как же можно было такое допустить, хозяин? Как вы могли позволить пронзить вас мечем? Все эти ваши шуточки до добра не доведут. Потом вы схватили его, а когда эта тварь укусила вас, вы сломали ему позвоночник и издав боевой клич, упали без сознания.

— Так это что, я кричал?

— Ну а как же, это же ваш знаменитый клич, хозяин. Сотни ваших врагов, только услышав его, бросались в бегство. После того, как вы обездвижили вампира, я, с вашего позволения, больше не мог смотреть на это безобразие и развеял Хулы. Так что двоих оставшихся вампиров разделали под мелкую нарезку. А прибывшие на помощь капитан Морган, мадам Ристар и принцесса Алина добили зубатого, который укусил вас.

— Кого ты развеял?

— Ну, эти летающие тряпки. Сначала все кинулись к вам. Мадам Ристар, Тина и принцесса Алина так убивались, так плакали.

Потом сэр Морган хотел пробить вам грудь и отсечь голову, чтобы не дать вам обратиться, но Джарды не позволили этого сделать.

— Кто?

— Джарды, люди в масках. Эти глупцы решили, что до вашего обращения вас заберут в замок. Как будто не знают, что для вас укус вампира лишь досадная рана. Потом Джардам пришлось разрубить тело вампира, чтобы освободить вас. Вы так крепко держали его.

— А что было дальше?

— Да ничего особенного. По прибытию во дворец, они принесли вас сюда, и ждут, когда вы обратитесь.

Уже на второй день все ваши внутренние органы пришли в норму, вас больше вывело из строя перекушенная вампиром артерия. Вы потеряли непозволительно много крови. Но кстати это же и запустило процесс трансформации, проснулись ваши палеоциты и витроциоты, начав активное деление.

— Неужели меня никто не пытался спасти? Неужели эти уроды, бросили меня здесь подыхать, я‑то думал, что обычно героев лечат искусные маги, даже в казалось бы безнадежных случаях.

— Наверное, они ждали, пока вы обратитесь, вампирам лекарства не нужны. Скорее всего, они уже похоронили вас. Только Джарды и ваши друзья верили в вас.

— А кто это такие Джарды? — утомленно и разочарованно спросил я.

— Джарды, хозяин, это люди укушенные вампиром. Испытывать жажду крови и не поддаться ей могут лишь единицы. Для этого нужно иметь железную силу воли. Для поддержания своей жизни Джарды позволяют себе пить лишь кровь убитых ими вампиров. Поэтому они настоящие истребители вампиров, жить‑то хочется. Вот они и подумали, что сохранят вам жизнь, надеясь, что вы станете одним из них, а если нет, то выпьют вашу кровь. Нет, ну не нахалы?

— А где мои друзья?

— Ваши друзья с момента приезда в замок пьют уже второй день, вас оплакивают. Они уже несколько раз пытались проникнуть в подвалы и освободить вас, но Джарды их не пустили. Охотники на вампиров сказали, что ты выйдешь или с ними, или вообще не выйдешь. Кстати, по–моему, сегодня ночью ваши друзья собираются идти сюда на приступ, но в их состоянии это нереально.

— Если бы ты, Глюк, знал, какие крепости наши деды брали под сто грамм.

— Но там далеко за сто грамм, хозяин!

— Да ладно тебе, Глюк, лучше скажи, ты кандалы снять можешь?

— Конечно, хозяин, я их не трогал, только чтобы Джарды не встревожились, они ведь периодически приходят вас навещать, — подойдя ко мне, Глюк дотронулся до каждой цепи и наручники просто рассыпались в пыль.

— Дай мне еще попить и давай будем выбираться отсюда, а то тут холодно и сыро, мне здесь не нравится. Да и поговорить с кое–кем надо. Я покажу им гостеприимство. Я им устрою кузькину мать, меня, победителя Кинарга, заслуженного охотника на вампиров — и в подвал! Тем более жрать очень хочется.

Я попытался встать, но мир закрутился вокруг меня и я опять плюхнулся на доски. Подскочивший Глюк поддержал меня.

— Да уж, наверное, еще рано, завтра будем устраивать сюрпризы, а теперь я еще немножечко посплю.

— Конечно, как пожелаете хозяин, но как же кандалы? — Спросил Глюк.

— Да никак, если кто‑то придет, разбуди меня.

— Хорошо, хозяин, — ответил Глюк, а я улегся на доски и опять заснул…

* * *

Сейчас была смена Рокфора. Уже немолодой Джард стоял на страже либо нового товарища, либо еды. Да, когда‑то он вот так же лежал на нарах, когда к нему в камеру зашел его будущий командир Дик Торе. Рокфор никогда не был трусом и выбирался из самых сложных передряг, и надо же было такому случится. Однажды возвращаясь из кабака домой, он оказался на пути голодного вампира. Большое содержание алкоголя в крови не дало подействовать яду, и Рокфор не превратился в беспомощного истукана. Голыми руками он свернул шею напавшему ублюдку. Идущие по следу молодого вампира, Джарды опоздали всего на несколько минут. Их предводитель Дик решил дать шанс опытному воину, и Рокфор смог оправдать его ожидания. Вот уже более двадцати лет Рокфор охотился на вампиров, каждый раз вымещая всю свою боль и злость на этих отродьях.

Обратившись, он приобрел скорость и бессмертие вампира, но теперь его мучила жажда — жажда крови. Только несгибаемая воля и страх стать Галхом помогали ему удерживать себя в руках. Скоро начнется «собачья вахта» и его сменит Рит. Тогда он сможет себе позволить выпить бокал вина, капнув туда несколько капель крови убитых недавно вампиров и утолить свою жажду.

— Вы не подскажете, как пройти в библиотеку? — раздалось за спиной.

Рокфор был не из робкого десятка, но от неожиданности вздрогнул. Резко развернувшись, он выхватил из ножен меч. На расстоянии вытянутой руки перед ним стоял молодой парень. Тот самый узник, который еще находился в процессе обращения и должен был быть прикован наручниками в камере.

— Чего стоим, кого ждем? — спокойно обратился к нему парень.

— Стоять, не двигаться! — выкрикнул Рокфор, судорожно пытаясь понять, как же он не услышал и не почуял приближения узника. А главное, как тот смог выбраться?

— Холодно тут, давай лучше пойдем туда, где потеплее, и там поговорим, — спокойно произнес парень.

— Я сказал, 'Стой!' или я отрублю тебе голову! — угрожающе сказал Рокфор.

— Я и так стою. И меня мучает вопрос, как долго мы здесь будем так торчать?

— Тебе сейчас вообще положено лежать прикованным, а ты тут разгуливаешь!

— Я, извините, в этой камере себе уже зад отморозил, сколько можно. Это что, у вас такие методы лечения? — Улыбаясь, спросил парень.

— Жажду чувствуешь? — все еще не понимая, как себя вести, спросил Джард.

— Нет, пить уже не хочется, а вот покушать я был бы не прочь. У тебя есть чего‑нибудь пожевать? — спокойно спросил парень.

— Ты что, еще не обратился? А ну покажи зубы.

Парень широко улыбнулся и Рокфор отметил, что увеличенных резцов у того не было.

— Но это невозможно! Я же своими глазами видел, как тебя укусил вампир! — воскликнул Джард.

— Скажи спасибо, что это не я укусил его, а то мы бы сейчас с ним вдвоем здесь стояли и юморили с тобой.

В коридоре послышались шаги и к беседующим подошел Рит.

— Рокфор, ты сума сошел, зачем ты выпустил его?! — вскрикнул он, обнаружив, с кем разговаривает его товарищ. Второй джард выхватил свой меч и направил его острие в грудь парню.

— Я не выпускал его, он сам пришел, — пожаловался Рокфор в ответ.

— Один золотой, — сказал парень.

— Что один золотой? — удивились оба Джарда.

— В последнее время мои зубы на вес золота, так что если еще кто‑то захочет на них взглянуть, то с него один золотой. И вообще, хватит тут лясы точить, я уже здесь замерз. Конечно, вам, ребята, большое спасибо, там на дороге вы всех нас спасли, но вот некоторым я бы с удовольствием дал в зубы за такое гостеприимство. Давайте ведите меня к своему начальству, а там разберемся, кому медали, а кому в зубы.

Посовещавшись между собой, Джарды повели пленника к командиру…

* * *

Пройдя по запутанным лестницам подвала, мы подошли к небольшой двери, обшитой железом. Джард Рокфор постучался и первым зашел внутрь, Рит же остановил меня, положив руку на плечо.

— Дик, тут такое дело, пленник…

— Что, уже обратился?

— Нет, в общем, смотри сам, — Рокфор приоткрыл дверь, приглашая нас.

Войдя внутрь, я застал картину маслом: за столом сидели капитан Морган и, как я понял, командир Джардов Дик.

— Доброй ночи, а чего не спим? Что, сэр Морган, совесть замучила? Я тут, понимаешь, выполнял обещание, пылинки с Тины сдувал, разных дядек с большими зубами, охочих до женского тела, отгонял, а меня в кутузку. Нехорошо, батенька, нехорошо.

Ответом мне стало гробовое молчание и открывшиеся рты.

— Сэр Морган, по моим сведеньям, я уже дня четыре как не жрамши, так что будьте любезны, дайте чего‑нибудь поесть.

— Так ты не обратился! Но это невозможно! Ты остался человеком?! — Воскликнул капитан, пропустив мимо ушей мою просьбу.

— Нет, ну что вы, как я мог, я теперь суслик, вон у меня и хвост вырос.

Командир наемников заглянул мне за спину.

— Нету там хвоста, — сказал главный Джард.

— Слушайте, до вас пока дойдет, что я не стал вампиром, я так с голоду помру, давайте вы мне дадите чего‑нибудь поесть, а там сидите, соображайте хоть до утра.

— Сэр Роман, а вы бы не могли…

— Конечно, конечно, только давайте один золотой, — перебил я Моргана.

— Зачем?

— Ну а как же, вы же наверняка хотели, чтобы я продемонстрировал вам свои зубы. С сегодняшнего дня я беру один золотой за демонстрацию своих зубов. Знаете, как дорого стоят средства за их уходом, а меня в последнее время буквально все просят их продемонстрировать. Ну сегодня и только для вас я сделаю исключение, дайте только пожрать.

— А, ну конечно, конечно, я сейчас же дам распоряжение, только не могли бы все‑таки сначала…

— Да пожалуйста, — опять перебил я Моргана и продемонстрировал им свои зубы, — ну что, все довольны, а теперь будьте любезны, исполните свое обещание.

Сэр Морган подошел ко мне и неожиданно обнял с такой силой, что даже уже не беспокоившая рана в боку заныла.

— Спасибо, сынок, я так благодарен тебе за спасение Тины.

— Не за что, я все‑таки был вам должен, — простонал я. — Кстати, если уж мы с вами так сказать помирились, может, вы отмените свой приказ на мое похищение и мы все решим полюбовно? — решив воспользоваться моментом, спросил я.

— Конечно, сэр Роман, — капитан принял прежний строгий вид.

— Мадам Ристар передала вам мои условия?

— Да, но у меня есть предложение получше. Ты мне сообщаешь, как тебе удалось поломать защиту, а я в свою очередь никому не рассказываю, что тебе это удалось. Ведь даже если мне это уже будет не интересно, то других эта информация очень заинтересует.

— Сэр Морган, это же шантаж, — простонал я.

— А с тобой по–другому нельзя, тебе палец дай — так руку откусишь. Так что сейчас я сделаю заказ, мы с тобой поужинаем вместе, и ты мне все расскажешь.

— Хорошо, я согласен. Пока мы будем ожидать заказ, вы не подскажите, где бы я мог помыться и переодеться?

— Я отведу тебя в отдельный номер, там ты сможете привести себя в порядок и поужинать.

Уже уходя, я обернулся к молчавшему все это время командиру Джардов:

— Я очень рад знакомству с вами и большое спасибо за вашу помощь.

— Не за что, это наша работа, — спокойно ответил капитан Дик.

— Я надеюсь, там на поле никто из ваших достойных воинов не пострадал?

— Мира порезали, у него сейчас десятица отгула, но за него не беспокойтесь, он уже сейчас по девкам бегает вместо того чтобы лечиться, значит, с ним все в порядке.

— Ну что ж, тогда до встречи, мне почему‑то кажется, что мы с вами еще увидимся.

— Я буду рад познакомится поближе с таким удивительным человеком, как вы, — доброжелательно ответил капитан.

— А я с таким Джардом, как вы, — мы улыбнулись друг другу и я вышел.

* * *

Выйдя из темных подвалов дворца и поднявшись на верхние уровни, я отметил, что он был великолепен. Всюду встречались прекрасные работы искусных мастеров, будь то картина, скульптура или просто резная дверь. Дворец был освещён магическими лампами, которые по принятому здесь обычаю располагались на стенах, а не на потолке.

Добравшись до гостевых покоев, сэр Морган показал, где тут ванна, и отправился за моим заказом на кухню хотя было уже довольно поздно. А я, набрав ванну, с удовольствием забрался в нее. Наконец‑то согревшись и от этого начиная кемарить, я услышал, как в комнате стукнула дверь.

— Сэр Роман, вы где? — раздался взволнованный голос Тины.

Быстро выбравшись из ванны и накинув на себя халат, я вышел в комнату. Увидев меня, Тина кинулась ко мне, обняла и заплакала.

— Ну, Тина, не надо, ну что ты, перестань, — утешал я ее. — Давай успокоимся и просто поговорим.

Тина подняла голову, и мы встретились взглядами. Обняв девушку за талию, я понял, что на ней одета всего лишь ночнушка. По моей спине пробежали мурашки, и я заметил, что кое‑что под халатом начинает просыпаться.

'Фу, фу, фу, — пронеслось у меня в мыслях, — так, стоп. Красивая бестия, но она уже почти девушка Толика. Я понимаю, что для нее я сейчас герой, как же, спас ей жизнь, пожертвовав собой. Но это не моя опера'. Предавать друга я не собирался, поэтому, чтобы события не стали разворачиваться по любовному сценарию, необходимо было это дело резать на корню.

— Между прочим, тут так что заведено практически обнаженными разгуливать по замку?

— Ой! — Тина смущенно опустила взгляд, — просто мой номер почти напротив, а когда я услышала от дяди что вы здесь, я так торопилась. Я просто должна была убедится, что с вами все в порядке, тем более дядя сказал что вы не обратились, это невероятно.

— Так, Тиночка, давай присядем, — усадив магиню на диванчик, я продолжил: — Во–первых, ты перестаешь себя корить за свой поступок, во–вторых, защищать тебя было моим заданием и если бы с тобой что‑нибудь случилось, мне бы не поздоровилось. Поэтому защищая тебя, я всего лишь выполнял обещание. Так что простого извинения за то, что выскочила из машины, будет от тебя вполне достаточно. В–третьих, сейчас сюда вернется твой отец, что он подумает о нас, видя тебя в ночнушке, а меня в халате, так что бери себя в руки и бегом высыпаться, а то завтра Толик протрезвеет и тебе нужно будет хорошо выглядеть и сиять для моего друга. Я‑то его хорошо знаю, вижу, что ты для него очень много значишь.

— Откуда ты знаешь? — Тина внимательно посмотрела на меня.

— Ну как же, столько лет зная Анатолия, я прекрасно вижу, что у него творится на душе.

— Я не об этом, я о том, что Морган мой отец?

'Твою дивизию, язык мой враг мой, нет, все‑таки я еще не совсем оправился, раз допустил такой ляп', — подумал я про себя.

— Тина, я просто оговорился. Видно, я еще не совсем оклемался, — грубо попытался я исправить произошедшее.

— Не отпирайся, я знаю, ты не оговорился. Я всегда знала это. Родители решили скрыть от меня и окружающих правду. Наверное, они таким образом хотели защитить меня.

И Тина, закрыв лицо руками, опять разрыдалась. Вдруг дверь отворилась и на пороге появилась мадам Ристар и сэр Морган.

— Сэр Роман, а вот и обещанный… — замер с подносом капитан.

— Тиночка? Девочка моя, что с тобой? Что случилось? — кинулась мадам Ристар к девушке.

— Как это все понимать, сэр Роман, немедленно объяснитесь! — Удивленно спросил Морган.

вою мать, да что же это такое! Второй раз вижу девушку в ночной рубашке — и у меня снова неприятности.

И главное за что, я же ничего не делал. Ну что мне опять в окно сигать? Да ну нах, тут третий этаж как минимум. Так скоро у меня разовьется комплекс неполноценности, при виде ночных рубашек я автоматически начну выпрыгивать в окно.

Тина прижалась к груди матери и зарыдала еще сильнее, сэр Морган, видя меня в одном халате и свою раздетую дочь, понял это по–своему.

— Ах ты ж скотин, как ты посмел? Как ты мог так воспользоваться наивностью юной девушки? У тебя что, вообще совести нет! Да как ты посмел распустить свои грязные руки! Да я тебя зубами сейчас рвать буду. — рявкнул капитан.

— Да что вы говорите, — психанул я, — во–первых, руки у меня чистые, я только что из ванной. А во–вторых, что же я такого страшного сделал?

На диване уже рыдали хором двое — мадам Ристар и Тина.

— Ты! Ты! — уже брызгая слюной, красный как рак, кричал капитан.

— Ну же, папаша, ну же.

— Ты обесчестил мою ДОЧЬ! — заорал Морган и кинулся на меня.

Чтобы не оказаться разрубленным пополам, мне пришлось нарушить семейную идиллию на диване, перепрыгнув через его спинку, а сэр Морган погнался за мною.

— Папа, не надо, не надо, он не трогал меня! — Раздалось с дивана и поток рыданий возобновился с удвоенной силой.

Сэр Морган, по инерции пробежав еще несколько шагов с замахнувшейся саблей, остановился и тупо уставился на меня.

— Да–да, сэр Морган, вы только что сами признались и не надо так смотреть на меня. Лучше идите и воссоединитесь с семьей. Сколько можно издеваться над своей дочкой? У нее свадьба может быть уже на носу, а кто ее под венец поведет, ДЯДЯ? Так что хватит всяких тайн, тем более Тина и так уже обо всем догадалась. А я, извините, откланяюсь, пойду искать кухню, а то сейчас уже начну жевать эти вкусные занавески на окнах.

Пробравшись к двери и схватив с принесенного подноса тарелку с курицей, я скрылся в коридоре.

* * *

Ну вот, еще даже не совсем придя в себя, я опять вляпался в историю. Что же мне везет‑то так и что теперь делать? Стоять в коридоре в тапках и халате, и ждать пока семейка конспираторов успокоится? Ну уж нет.

— Глюк, — позвал я старичка.

— Да, хозяин?

— Слушай, а комната моих друзей далеко?

— Нет, их тоже расположили в гостевом крыле, это по коридору седьмая дверь налево.

— Ладно, проводи меня, а то тут в этих переходах замка сам черт ногу сломит.

— Следуйте за мной, хозяин, — ответил Глюк и мы пошли.

Подойдя к дверям номера, где находились мои друзья, Глюк исчез, а я зашел внутрь. В комнате на столе стояли различные закуски и пустые графины, видно, друзья больше налегали на водочку. Приоткрыв дверь спальни, я увидел три мирно посапывающие тушки. Сейчас мои друзья спали и я решил не будить их.

'Это я удачно зашел', — сев за стол и поставив среди остальных блюд горячую курицу я накинулся на еду. Набив от души пузо, я откинулся на диване. — Как говорится, жить хорошо, а хорошо жить еще лучше'.

Я переоделся в свои вещи, которые нашлись в моем рюкзаке, стоявшем среди поклажи друзей. Неотложных дел вроде бы не было, и чтобы скоротать время, я решил поговорить с Глюком.

— Глюк.

— Я здесь. В своей манере из ниоткуда появился старичок.

— Может, ты мне расскажешь, что происходит со мной?

— Хозяин, что с вами, вы задаете такие странные вопросы, вы что, потеряли память?

— Глюк, почему ты решил, что я твой хозяин, объясни мне. Я тебя впервые увидел несколько дней назад.

— Хозяин, я присягнул вам на верность семь тысяч лет назад и служил вам до тех пор, пока вы не исчезли.

Вы изменили внешний облик, но сущность‑то осталась та же. Я сразу же узнал вас, когда увидел в гостинице. Куда вы пропали, хозяин? Где были все это время? Ваши земли захвачены, ваши предки прокляты.

— Ты что, имеешь в виду, что в прошлой жизни я был твоим хозяином, имел силу и власть?

— Да, только не в прошлой, а в настоящей, — сказал старик.

— Слушай, ну в переселение душ я бы еще поверил, но я обычный человек, я родился и вырос в своем мире, у меня были нормальные родители. И никакой силы и власти у меня никогда не было. Жаль огорчать тебя, но, по–моему, ты ошибаешься.

— А как вы тогда объясните вашу способность к регенерации, невозможность обращения от укуса вампира? Ваши просыпающиеся способности? — спросил меня, ухмыляясь, старичок.

— Вот это я и хотел узнать у тебя.

— Я вам и объясняю, вы — это вы, и у вас врожденная регенерация, ваша кровь не подвержена мутациям. Ну, а насчет ваших остальных способностей — ваши вариоциоты видоизменились они обросли новыми связями, так что кроме тех способностей, о которых я знаю вы приобрели еще и другие.

— Ну расскажи о которых ты знаешь.

— Ну основная это так называемый стелс режим, к сожалению до полного восстановления мышечных волокон я категорически рекомендую его не использовать. Для вашего организма это будет непереносимый стресс. При тех скоростях и нагрузках которые происходят в стелс режиме ваш организм не сможет нормально функционировать. Я предполагаю, что эту способность можно будет использовать не раньше чем месяц, а то и два, к тому времени ваша трансформация будет окончательно завершена.

— Очень интересно, а другие?

— Ну повышенная переносимость тепловых излучений, огонь, магический огонь, жесткие волны.

— Какие волны? — не понял я.

— Жесткие, ваше тело намного труднее порезать или проткнуть не только обычным физическим оружием, но и нанести ему урон магией. Т. е. магия разрыва, проникающая магия не принесут вам особого урона.

— Что то я этого не заметил этого там на дороге, когда вампир проткнул меня.

— Ну во первых ваша трансформация не закончена, а во вторых это же не панацея, просто нужно потратить больше усилий чтобы проткнуть вас обычным оружием. А вот попытаться нарушить связь молекул в вашем организме магией практически невозможно. Если в вас запустить ледяную стрелу например, конечно она пробьет ваше тело, а вот если применить непосредственное заклинание для разрушения вашего тела это будет бесполезно. Тоже самое касается наведения внешнего управления, гипноз, морок и тому подобное. Вот вы же видели вампиров. Тоже самое касается ядов. Однажды вы зайдя ко мне в лабораторию по ошибке выпили склянку с серной кислотой и ничего с вами не случилось, только икота напала.

— Еще что‑то? — наполовину не веря в услышанное спросил я.

— Да у вас великолепное зрение. Ваш зрачок может видоизменятся позволяя видеть на дальние расстояния, а также улавливать мельчайшие потоки света, что позволяет вам прекрасно видеть ночью.

— Ну на счет ночного зрения что‑то не замечал.

— Вам просто необходимо немного потренироваться хозяин.

— Да Глюк самое главное там на дороге я увидел конструкты, которые создала Тина. Мало того я вспомнил их я где‑то их уже видел. Как так?

— На счет увидел, так это ваше истинное зрение проснулось. А на счет вспомнили, так это же хорошо ваша память возвращается. Обладая истинным зрением и имея возможность наблюдать как другие используют магию вы всегда страшно злились. Природа обделила вас возможностью использовать чистую магию, использовать ее, но тем не менее ваши врожденные способности на порядок отличались от остальных ваших соплеменников. Вы же и поработили меня для того чтобы я помогал вам, начиная от бытовой магии и заканчивая применением боевых заклинаний и созданием артефактов. Вы заставляли учить вас теории, создавать при вас заклинания, в общем учить вас магии. Вы говорили что это необходимо вам чтобы противостоять магам. А позже я создал вам магический артефакт — кольцо, с помощью которого вы могли целенаправленно высвобождать мощный поток чистой энергии. С его помощью вы научились разрушать направленные в вас конструкты, нарушая их структуру. Для вас это не составляло труда, зная их теоретическое построение…

— Глюк скажи, по–твоему, это мой родной мир и я вернулся сюда через семь тысяч лет?

— Нет, хозяин, это не ваш родной мир.

— Еще лучше. Ладно, Глюк, вернемся к этому вопросу позже, а то у меня сейчас мозги закипят.

— Как пожелаете, хозяин, — сказал Глюк и исчез.

Я же, присев на диван и пытаясь переварить услышанное, остался ожидать пробуждения друзей. После разговора со стариком, вопросов стало еще больше. Почему из миллионов таких же, как я, именно мне достался этот непонятный бонус? Я никогда не хотел стать героем, никогда не мечтал о приключениях в другом мире. И если старик прав, кто же я на самом деле?

Глава 15

Демон

Замок Тангер, проклятые земли.

Железные двери отворились и Дарак на «деревянных» ногах зашел внутрь, страх пожирал его изнутри.

— Милорд.

— А заходи, заходи Дарак, чем ты меня порадуешь сегодня? — сказала сидящая за столом фигура, читающая древний свиток.

— Пришел отчет от лиги вампиров, — собравшись духом, доложил он.

— Расскажи мне вкратце, я почитаю потом, — не отрываясь от пергамента, сказала фигура.

— Посланный для наблюдения мастер вампир был разоблачен и уничтожен. Его ученики в нарушение приказа лиги решили отомстить убийцам своего учителя. Они спланировали нападение при передвижении русских через лес. Но наверное предвидя такое развитие событий, наемники сами устроили вампирам ловушку. Русские наняли Джардов и те убили нападавших. Теперь наблюдение сорвано. Еще в отчете сказано, что один из наемников был укушен и серьезно ранен.

— Он умер, обратился? — вскинул взгляд на Дарака хозяин.

— Милорд наблюдение сорвано, а наш информатор еще не может ничего толком сообщить, но через пару дней…

— Завтра утром ты мне доложишь, или это будет твое последнее утро.

— Слушаюсь милорд, разрешите выполнять милорд, — паническим голосом заговорил Дарак.

— Погоди, что с обнаруженным порталом?

— Нам не хватает силы выбить от туда войска Этлании, их чертовы маги не дают нам этого сделать, а тех тварей, которых мы взяли под контроль в округе нам не достаточно. Разрешите использовать адептов хаоса мастер? С их помощью мы сможем смять их оборону.

— Нет достаточно того, что мы засветились у варваров, если мы проявим их и здесь, появятся не нужные для нас вопросы. Перестаньте атаковать и стягивайте силы для массированного нападения. Кстати, адептов направь к вампирам, пусть они там объяснят нашим друзьям, что нарушать контракты чревато. Иди и помни, что я сказал — завтра утром.

— Да милорд, — ответил Дарак и кинулся к выходу из кабинета.

Вот и случай подвернулся, один к четырем, что он нашелся, — потирая на руке перстень украшенный небольшим брильянтом, подумал Альдари Шока Велидар, верховный архидемон Зарока, владетель шестого доминиона Вирата, двенадцатый из тридцати павших.

* * *

Устав ждать, когда же все‑таки друзья проснутся, я прилег на диван. Через пол часа наконец‑то дверь в спальню открылась и на пороге с измученным лицом появился Леша. Подойдя к столу, он жадно приложился к кувшину с освежающим напитком. Меня он еще не успел заметить. По его рассеянному взгляду было видно, что он еще пьяный и у него жуткий сушняк. Дождавшись когда он напьется и поставит кувшин, все также лежа я сказал:

— Бу!

Леша попытался сфокусировать взгляд на мне, когда до него все‑таки дошло что перед ним здоровый и невредимы друг он закричал:

— Рома? Рома!

Кинувшись ко мне от переизбытка радостных чувств, Алексей задел коленкой столик, и стоявшая на краю пиала с острым соусом перевернулась прямо на мое лицо.

Соус попал в глаза и рот, и мне показалось, что лицо загорелось.

— Бля*ь! Вскочив заорал я, отплевываясь и схватившись за лицо руками.

— Рома! — радостно продолжал орать Леха и не обратив внимание на мое испачканное лицо, схватил и прижал меня к себе.

Пытаясь оттолкнуть пьяное и по этому бестолковое создание, я уперся Леше руками в грудь и шею, испачкав его красным соусом. На наши крики из спальни выскочили Толик и Андрей. Подскочивший Толик схватил Алексея и попытался его оттянуть от меня, а Андрей схватил резной стул стоявший возле стола и со всего размаху огрел меня им по спине так, что тот разлетелся.

— УАААА! — взвыл я через пару секунд, как сирена при бомбежке, когда снова обрел способность дышать.

— Вы чего?! Это же Рома! — воскликнул отлетевший от меня, удивленный Леша.

— Ах вы ж…. (Далее следует фраз длиною в шестьдесят секунд произнесенная на одном дыхании, с перечислением всех видов флоры и фауны, и их размножения которые я только знал).

— Он же укусил тебя! — заорал удивленный Андрей.

— Да не кусал он меня! — воскликнул Леша пытаясь перекричать меня.

— Это не кровь это соус, который этот имбицыл пролил на меня! Дайте воды — продолжал орать я.

Схватив кувшин Толик плеснул мне воду в лицо, а Андрей кинулся в ванную за полотенцем…

* * *

Я лежал на диване с мокрым полотенцем на лице, а вкруг стояли ребята.

— Рома ну ты это, мы спросоня не поняли и еще этот соус, — извиняющимся тоном говорил Толик.

— С перепоя вы ни чего не поняли. Что за люди, одни в подвал сажают, другие мебель об тебя ломают, что за райончик?

— Ну мы же извинились и вообще Рома, мы так рады за тебя. А нам сказали, что ты теперь станешь вампиром и к тебе не пускали, — извиняющимся тоном сказал Андрей.

— Я в курсе, все нормально, наш русский дух никаким вампирским не перебьёшь. Теперь я пришел в норму, так что давайте не будем об этом. Лучше расскажите, что там с нашей операцией 'Ы'.

Оказалось, что по прибытию во дворец ребят поселили в гостевых покоях и в первый же вечер ребята напились, переживая за меня. Так продолжалось три дня и ребят никто не беспокоил, все понимали причину их запоя, тем более они не буянили ну если не считать двух попыток прорваться ко мне в подвал.

Так что про операцию 'Ы' они ничего нового не могли сказать. И нам оставалось лишь ждать дальнейшего развития событий. А то, что они скоро закрутятся с новой силой, я не сомневался.

* * *

Я слышал, что утро во дворцах наступает поздно, но наверное это был неправильный дворец так как в пол девятого к нам в дверь постучали. На пороге стоял лакей.

— Его величество Дариус третий назначил вам аудиенцию на пятую десницу ровно, вам надлежит прибыть к этому часу в приемный зал дворца. У вас есть еще половина десницы для того чтобы привести себя в надлежащий вид. В шкафах вы найдете одежду по своим размерам и вот, — лакей протянул небольшую запечатанную бутылочку, — это вам передали для снятия неприятных ощущений после принятия горячительных напитков. Я зайду к вам через сорок тиков, чтобы проводить вас.

Лакей передал бутылочку и удалился, нам же ни чего не оставалось делать, как собираться. Пока друзья принимали душ и лекарство я направился к шкафам чтобы выбрать себе одежду. Подобрав костюм типа троечки, но с пиджаком с высоким воротником, я обнаружил в боковых шкафчиках нижнее белье и носки. Слава богу, в этом мире их уже придумали, а то портянки если честно не мое.

Пока я одевался подтянулся Толик, а потом и другие ребята. На Толике костюм смотрелся довольно смешно. Как не старалась прислуга, размера по его габаритам не нашли и хотя в штаны он влез пиджак застегиваться отказывался. Поэтому Толик накинул на себя легкий черный плащ, застегнув его красивой заколкой на плече.

Не зная как поступить мы долго решали, брать с собой оружие для антуража или нет. Но все решилось когда Толик сказал, что наш магический кинжал он не оставит и подцепил его на перевязь обнаруженную тут же в шкафу. Мы же решив не отставать от него прикрепили на пояса ножны, в которых были наши трофейные кинжалы подобранные с убитых галхов.

Вскоре вернулся лакей и повел нас по длинным коридорам дворца. Идя на аудиенцию я понял, что лакей ведет нас главными коридорами замка при этом водит нас кругами. Видно его величество перед аудиенцией хотел поразить нас красотой своего дворца.

Наконец‑то подойдя к большим окованным серебром и золотом дверям возле которых в безупречно чистых и надраенных до блеска латах стояли двое рыцарей, лакей достал из кармана туконом и замер. Простояв так минут пять мы глазели на не шелохнувшихся рыцарей. Вдруг лакей убрал туконом и через несколько секунд двери открылись.

Мы вошли в большой просторный зал для приемов. Потолок в нем был высоким и достигал шести метров в высоту. Длинной же он был около пятидесяти метров. Пол был выложен белоснежной плиткой, а по центру раскинут длинный ковер от дверей через которые мы вошли и практически до самых ступенек ведущих к трону.

По обе стороны стен стояли воины в латах, а ближе к трону люди в красных мантиях.

Ступив на ковер, мы пошли вперед и остановились возле его конца. Перед нами на троне сидела постаревшая копия принца Эрика — Дариус третий. По правую руку от короля стоял полный, лысый старичок с посохом.

— Ну чтож приступим, — сказал Дариус третий и хлопнул в ладоши.

Стоявшие позади нас воины взяли нас в полу круг и обнажили мечи, но не приближались, маги окутались фиолетовой дымкой направив на нас резные посохи. На полу вокруг нас засветилась пентаграмма и мы оказались в ее центре, а еще через секунду возле нас оказались Джарды. Светящиеся лучи пентаграммы начали уменьшаться и я один оказался один внутри нее. Мои же друзья мгновенно были схвачены охотниками на вампиров и поставлены на колени. На меня же остались направлены посохи магов.

— Что это значит?! — воскликнул я оставшийся единственным из друзей на ногах, смотря прямо на короля.

— Всего лишь то, что ваш бездарный план провалился, сэр Роман или вы нам представитесь настоящим именем, — с издевкой произнес король.

— Я не понимаю о чем вы говорите ваше величество, мы прибыли по вашему приглашению для осуществления помолвки с вашей дочерью.

— Довольно этой комедии примите ваш истинный облик.

— Какой облик!? — начал закипать я, — я ничего не понимаю ваше величество, позвольте объясниться.

— Ну что ж тогда прошу любить и жаловать архимаг Викториус, — представил стоящего рядом старичка

Дариус третий. — Мой друг не смог дождаться вашей встречи в академии и прибыл ко мне в гости, чтобы предостеречь меня.

— Ну вот мы и познакомились, — обратился ко мне архимаг, — хотелось бы сказать молодой человек, но думаю что вы старше меня не на одну тысячу лет.

Тем временем Дик, командир Джардов обезоружил Толика и преподнес нашу магическую находку архимагу.

— Ну вот что и требовалось доказать, — держа в руках кинжал сказал толстяк.

— Что доказать? Я вас не понимаю, вы нас не за тех принимаете, мы ехали надеясь на дружеский прием, а в результате меня посадили в тюрьму. А теперь вы еще и обвиняете нас не понятно в чем.

— Довольно, — вскричал архимаг, — ты проклятый демон не сможешь нас обмануть, неужели ты так глуп, что не понимаешь, что выдал себя с головой. Что не ожидал, что тебя смогу раскусить?! Ты ошибся, я то помню ваше отродье, и тот момент когда проклятые демонологи выпустили вас в наш мир. Я единственный кто дожил до сегодняшнего дня, но я все помню, — кричал архимаг. — Я помню, как вы убивали моих братьев, как разрывали их на куски, как поглощали их бедные души. Теперь тебя ждет смерть.

— Бред! Какой из меня демон?!

— Тебе наверное интересно где ты прокололся?! — не слушая меня продолжал кричать архимаг, видно нахлынувшие события из его прошлого вывели его из себя. — Сначала я очень удивился, как можно было разрушить защиту Кинарга, да так быстро за несколько секунд? Перебрав все варианты, я понял, что это мог сделать только артефакт. Демонический артефакт поскольку защита Кинарга была построена на принципах демонической магии, поэтому до этого момента никто не мог ее разрушить вот так с ходу. И вот я держу его у себя в руках. Это кинжал достойный архидемона. Вы провели блестящую операцию, даже пожертвовали своими учениками и Кинаргом. Что вам стоило преодолеть свою собственную защиту. Ведь вы не разрушали ее, она просто пропустила вас внутрь. Наверное пред смертью Кинарг очень удивился. Откуда ему было знать, что для вас люди это всего лишь расходный материал и ваши подлые обещания ничего не стоят. Наконец нам стало понятно, кто натравил на Этланию варваров. И главное зачем. Все это было задумано вами лишь для того чтобы втереться в доверие к королю. Чтобы подобравшись к нему убить его, приостановив тем самым наши общие задумки на счет проклятых земель. Там вы до сих пор хозяйничаете, но не мы так наши внуки раздавят последних из тварей созданных некромантами. Изведут и вашу подлую породу и мир придет на наши земли. Ах о чем это я. — запнулся взволнованный Викториус.

Ах да. Разделавшись с Галхами вы опять допустили ошибку. Откуда вам было известно про нападение? Да оттуда что вы сами организовали его! Практически всю битву вы отсутствовали и когда уже по разыгранному сценарию практически всех воинов охраны перебили на сцену вышли вы и закончили спектакль, заслужив тем самым еще большее доверие. Дальше еще лучше, вы нашими руками подготовили себе площадку для вторжения, подсунув нам портал в проклятые земли, конечно вы заранее знали о его месторасположении и так мастерски заманили туда его высочество. Опять доверие к вам растет и вы все ближе и ближе к своей цели. Но вы конкретно прокололись в Даосе, аж два раза. Не знаю причем тут вампиры и какие у них в этом деле интересы, но после того как его величество сообщил мне про случай с зубатыми в гостинице я понял кто ты! Ведь вампиров может видеть или вампир или сильный маг. Или демон! — победно выкрикнул Викториус. — А когда ты вломился в архив Моргана, я тем более убедился в своей правоте. Освободить демоническую сущность, заключенную для охраны хранилища мог только демон. Что встретил своего старого товарища? — Архимаг расхохотался. — Когда я узнал об этом я не мог больше терпеть и немедленно отправился через портал к Дариусу, чтобы подготовить тебе ловушку. Когда оказалось, что тебя укусили я был в шоке. Как, чтобы демон позволил себя укусить? Но тут я понял, что это всего лишь очередная уловка, чтобы еще более убедить всех нас в своих добрых намереньях ведь вы обыграли это так, что подставили себя вместо племянницы Моргана. Конечно же, как может вампир обратить демона, это не возможно и я ждал, когда вы закончите спектакль с вашей болезнью. Ловушка была расставлена и ты сам пришел в нее. И вот сейчас ты в моих руках и моя месть будет страшна, я отомщу тебе за моих павших братьев. Твоих рабов, которых ты называешь друзьями, мы буде пытать. Думаю, что они расскажут нам очень много интересного.

Архимаг стоял передо мной с горящими от восторга глазами, победителя. А я был зол, так все он правдоподобно представил. Только все это было неправдой.

— Все это бред, по–моему вы страдаете паранойей по поводу демонов. Я и мои друзья не хотели смерти его величеству, этот кинжал я нашел случайно и он перенес нас в ваш мир. Мы искали встречи с вами архимаг Викториус, чтобы вы помогли вернуться нам обратно домой. Я не знаю почему я не обратился в вампира, но я не демон. Ну как мне доказать вам что это все полная ерунда?

— Не пытайся нас ввести в заблуждение демон, я то знаю какие вы все искусные лжецы. Ты находишься в пентаграмме и не сможешь вырваться из нее, будь ты хоть архидемон. Эти заклинания достались моим братьям от плененных демонологов, так что даже не пытайся напасть на нас. Я не буду с тобой больше играть, это опасно. Я и так заболтался с тобой, сейчас я уничтожу тебя.

— Я не знаю, что будет дальше со мной, но вам придется принять то, что сегодня вы убьете не в чем неповинного человека, который доверился вам! — сказал я.

— Хватит! — Закричал Викториус и протянул мне кинжал, — вот я стою пред тобой вот твой кинжал возьми его если сможешь, сделай шаг выйди из пентаграммы. Что не можешь? — опять расхохотался архимаг.

Я злился и это не давало мне возможности растеряться. Понимая, что нахожусь в миллиметре от смерти, я больше всего переживал за друзей. Меня сейчас сожгут или еще какой магией уничтожат, а их ведь будут пытать. А за что? А будь что будет, — я сделал шаг навстречу архимагу и схватил с его протянутой ладони кинжал.

Мир вокруг заполнился огнем и вспышками, вокруг бушевал огненный смерч, а я ослепленный стоял в его центре.

Когда огненный вихрь начал спадать и я обрел возможность видеть, передо мной предстала картина 'маслом'. Архимаг окутанный магической защитой отлетел от взрывной волны к трону и сидел на коленках у Дариуса третьего. Дариус застыл с открытым ртом, маги прекратив огонь целились в то место где еще несколько мгновений назад был я. А я даже наполовину не осознавая свои действия уже был за спиной у Джардов державших моих товарищей. Хватая за шкирку охотников на вампиров, я откидывал тех от своих друзей. Встретившись глазами с Диком я понял, что двигаюсь по сравнению с ними, как будто это они люди, а я вампир. Так разительно отличалась моя скорость.

Став между своими друзьями и остальными я заставил себя успокоиться и время побежало все медленнее и медленнее. Постепенно вернулись звуки.

Первое что я услышал так это диалектические выражения, которыми щедро выражал свои чувства Дариус третий. Видно с Морганом и простыми моряками он провел не один день вдали от замков с их этикетом. К нам лицом стояли уже поднявшиеся Джарды, но клинков не обнажали, а Маги удивленно переводили посохи на поменявшую свое месторасположение цель.

— Викториус слезь с меня, якорь мне под мышку!

Архимаг растерянно слез с его величества и приказал магам не атаковать.

— Ваше величество, — обратился я, пытаясь привлечь его внимание. — Надеюсь все видели, как я вышел из пентаграммы и даже после атаки ваших магов я еще никого не убил, хотя и имел все возможности для этого.

Надеюсь это веское доказательство того, что я не демон и что мы с друзьями не желаем вам зла. Сейчас я бы хотел, чтобы нам организовали 'чистый коридор' и мы с друзьями смогли выйти из дворца поскольку мне надоело, что здесь нас все время пытаются или замучить или убить. Мы бы хотели добраться до ближайшего портала и покинуть пределы вашего государства. Надеюсь это окончательно снимет с нас все подозрения и никто никого убивать не будет. Хотя если честно очень хочется, — посмотрел я на архимага.

— А. ммм. демон т. е. Сэр Роман подождите я немного приведу свои мысли в порядок, а то после этого взрыва я немного плохо соображаю. Вы не могли бы дать мне пару тиков, чтобы прийти в себя.

Еще раз окинув взглядом зал и обуглившуюся дыру на том месте где стоял я в самом начале. Дариус третий взглянул на растерянного Архимага.

— Сэр Роман, у меня сейчас нет слов, чтобы описать всю гамму чувств связанных с этой ситуацией. Прошу вас не покидать сейчас дворец и пройти в свои покои. Со свой стороны клянусь что с этого момента я ни словом, ни делом не буду предпринимать попыток навредить вам и гарантирую вашу безопасность в моем замке пока вы находитесь здесь, — и король дотронулся рукой до фамильного перстня — Надеюсь вас устроит моя клятва и вы останетесь. Я не могу так просто отпустить вас, до конца не разобравшись в этой ситуации.

— Вы просто не оставляете нам выбора ваше величество, я не хотел бы с боем прорываться из вашего дворца. Мы принимаем ваше предложение сроком на три дня. В течении это времени мы или придем к пониманию или мы будем вынуждены уйти и тогда если нас кто нибудь попытается остановить я за себя не отвечаю.

— Я согласен с вами сэр Роман, даю слово, что если по истечению течении трех дней вы решите все‑таки покинуть дворец я не буду этому препятствовать. А теперь прошу меня простить мне кое‑что нужно обсудить с моим старым другом, — и Дариус так глянул на архимага, что тот аж покраснел от стыда. — Капитан Дик проводит вас в ваши покои, чтобы к вам не возникало вопросов, если вы не против.

Я согласился и мы вместе с Джардами покинули зал. Молча идя до номера, я хватал на себе недоуменные взгляды друзей. Но что я мог им сейчас сказать? Подойдя к нашим гостевым покоям командир Джардов обратился ко мне.

— Сэр Роман я знаю там в зале вы могли убить нас всех, я видел вашу скорость это поразительно. Прошу принять мою благодарность за себя и своих воинов, спасибо что сохранили нам жизнь ведь спасая своих друзей вы могли попросту перебить нас.

— Не стоит Дик, я ведь действительно никого не хотел убивать.

— Все равно знайте если мне представится возможность оплатить свой долг…

— Не нужно слов Дик если мне потребуется твоя помощь я обязательно попрошу о ней тебя и твоих храбрых воинов. А сейчас пожалуйста оставьте нас.

Зайдя в комнату и увидев диван, я только сейчас ощутил, как болят все мышцы моего тела. Казалось что пламя бушующего огня не причинив никаких ожогов снаружи, обожгло все тело изнутри. Сделав пару шагов к дивану и пошатнувшись, я понял, что проваливаюсь в темную бездну. Последнее что я почувствовал как чьи то руки подхватили меня.

Глава 16

Новые цели

Когда я очнулся, на дворе была глухая ночь.

— Глюк, твою мать, опять ты!

— Да хозяин, — ответил сидящий рядом на диване старичок.

— Я же приказал не сидеть со мной рядом на кровати когда я сплю!

— Так вы же не на кровати, — виновато ответил старичок.

— Глюююк, едрить тебя за ногу. Я тебе …, — и тут я вспомнил произошедшие со мной события. — Ладно, ты как раз вовремя нужно разобраться в накопившихся вопросах. Начнем сначала. Вопрос первый кто ты? И если ты только заикнешься что ты Глюк, я тебе полбу стукну.

— Но я же…

— Глюк заткнись. Судя по твоему виду, ты все равно когда‑то был человеком, так что начнем именно с этого момента. Чего молчишь?

— Так вы же сами приказали мне заткнуться, — покорно ответил старичок.

— Глюк не зли меня.

Глюк вздохнул и начал свой рассказ:

Несколько тысяч лет назад он жил в одном из множества параллельных миров вселенной. В его мире магическая составляющая была развита довольно сильно. Магия вошла буквально во все сферы жизни людей.

Специализируясь в различных направлениях, он был довольно успешным магом, но ему хотелось славы и тогда он начал изучать демонологию. Решив призвать сильного демона и покорить того на зависть всем своим коллегам, Глориус Юрикус Кас на долгие годы погрузился в изучение этой дисциплины. И вот когда он решил что готов, Глориус заперся в своей лаборатории и провел ритуал призыва. Что‑то пошло не так, и прибывший демон оказался намного сильнее, чем ожидал Глориус. Маг уже был готов распрощаться с жизнью, но место того чтобы сожрать душу неудачливого демонолога демон предложил сделку.

Демон не мог магичить, но нуждался в магии. Глориус должен был поступить к тому на службу, взамен получив бессмертие. Демон также пообещал, что не тронет душу мага и отпустит того на свободу через десять тысяч лет. Подумав над предложением демона смерть или служба, Глориус конечно же согласился. Демон прозвал нового слугу Глюком и перенес того в свой мир. Глюк служа демону, продолжал свои исследования и со временем стал по меркам своего мира архимагом. Но через тысячу лет службы демон неожиданно пропал и Глюк с удивление заметил, что стал терять магическую силу.

Глориус понял, что связанный магической клятвой, напрямую зависит от демона хозяина. Вместе с магией он начал терять жизненную силу и превратился непонятно во что. Обладая бессмертием, он не мог умереть, но стал практически призраком. Магичить Глюк уже практически не мог, но собрав последние крохи своей силы, маг сумел изготовить артефакт, который бы позволило ему перемещаться между мирами в поисках хозяина.

Вот уже более шести тысяч лет Глюк скитался по разным мирам, но так и не мог найти демона, с которым заключил договор.

Когда же Глюк переместился в этот мир, он уже совсем ослабел и был пойман архимагом, принявшим его за очередную демоническую сущность. Глориус был порабощен и стал частью охранного заклинания.

Но тут случилось чудо, Глюк наконец‑то встретил своего хозяина, который принял его, обратно, на службу. И теперь Глюк продолжает исполнять свои обязанности с мечтою получить обещанную свободу.

— Ты что‑то путаешь Глюк, по–твоему, я и есть тот демон, который заключил с тобой контракт? Глюк у тебя что, крыша поехала? Посмотри на меня, у меня хвоста и рогов нет, какой же я демон.

— Хозяин я не понимаю, что с вами произошло, но вы на самом деле демон, а обратиться в человека так для вас это пустяк.

— Во–первых, я ни в кого не обращался, я родился таким, и сколько себя помню хвоста и рогов у меня не было. И во вторых ты же сам сказал, что демон не мог магичить, как же он мог тогда обратиться в человека?

— Демонам не нужна магия, чтобы обращаться в людское подобие, это чем‑то похоже на процесс у оборотней, хотя вся структура преобразования намного сложнее, — ответил старичок. — А на счет того, почему я уверен в вас хозяин, так ваша внутренняя аура не изменилась и я сразу признал ее, такой я не видел больше ни у одного из демонов.

— Какая еще внутренняя аура? — рассердился я.

— Кроме обычной ауры, которую имеют все существа, существует также аура души, это настолько тонкое излучение, что во всех мирах, в которых мне довелось побывать, ни одна из рас магов не смогла обнаружить ее. Для них душа и ее аура одно и тоже. Но я, будучи в вашем мире не раз наблюдал за тысячами пожираемыми демонами душами и научился видеть и различать ауру души. Кстати демоны тоже чувствуют ее, хотя и не видят. Для них душа грешника это как пища приправленная специями, а душа праведника, как сладкий деликатес, ну вы же должны помнить.

— Тфу Глюк да не ел я никаких душ и тем более не помню, какими они были на вкус.

— Действительно хозяин я ни разу не видел как вы их ели в отличие от других демонов, но как вы объясните, что до сих пор живы, ведь для продолжения жизни демон просто обязан пожирать души. И чем больше он их употребляет, тем сильнее он, а вы были одним из сильнейших архидемонов.

— Глюк я человек и мне для продолжения жизни нужна обычная пища. Тем более там в зале, во время так называемого приема, я же вышел из пентаграммы.

— Да хозяин, та пентаграмма не смогла бы вас удержать. Несмотря на заверения архимага эта пентаграмма рассчитана на демонов среднего звена, вы же относитесь к высшей касте. Но все равно чтобы не причинять вам неудобства я находясь вне пентаграммы незаметно разрушил ее контур. А после атаки магов там и вовсе не осталось никаких следов. Так что по этому поводу не извольте волноваться.

Понятно, спасибо Глюк. Кстати я смотрю, ты с каждым разом становишься вроде бодрее.

— Конечно, хозяин ведь теперь вы рядом и моя сила возвращается.

— Так ты значит падла энергетический вампир, а я‑то думаю, что меня так в сон клонит, — попытавшись схватить Глюка, я чуть не свалился с дивана, а старичок, спрыгнув, сжался на полу и прикрыл голову руками.

— Хозяин не надо, простите я только чуть–чуть, у вас же силы немерено даже если я не буду с вами рядом то все равно по нашим магическим связям, я буду как зависеть так и пополняться энергией от вас. Просто находясь рядом, это происходит быстрее.

Старичок дрожал и был сильно напуган, мне стало жаль его.

— Глюк встань и не трясись, не трону я тебя. Так вампирюга давай так, раз ты уж присосался, то должен отрабатывать.

— Все что прикажете хозяин, — затряс бородой старичок.

— Вот тебе мое первое задание…

* * *

Отпустив Глюка я опять заснул, а утром проснулся от того что опять со мной на диване кто — то сидит.

— Неугомонный старикашка, опять ты? Теперь ты и по утрам мне спать не будешь давать?

— Какая я тебе старикашка!?

Открыв глаза, я увидел, как надо мной нависла Тина.

— Ой, Тина привет, а ты чего? — попытался я подняться.

— Лежи и не двигайся, — толкнула она меня в грудь, и я повалился на подушку.

Рядом стоял Толик Алина и остальные ребята, а Тина водила надо мной открытыми ладонями.

— Так отставить Кашпировского, — сказал я и встал с дивана. — Со мной все в порядке.

— Все в порядке? Да ты уже второй день без сознания, — сказал Толик.

— Все я уже пришел в себя и нормально себя чувствую, только есть очень хочется.

— Роман мы все так переживали, отец даже хотел пригласить дворцового лекаря, но ваши друзья не согласились и пустили к вам только нас с Тиной, — заговорила Алина.

— Правильно сделали, а то от ваших магов всего можно ожидать, сначала заживо зажарить хотели, а теперь лечить надумали.

— Ой, сэр Роман нам всем так не удобно, папа так ругался с дедушкой Викториусом. И ему и папе теперь так стыдно. И мне за них очень стыдно, да если бы я только знала, я бы ни за что не позволила дедушке такое провернуть.

— Алина вот на кого–кого, а на тебя с Тиной я вообще не обижаюсь. А на счет извинений от твоего папы и дедушки, то мы еще вернемся к этому вопросу. А для начала можно поесть а?

— Конечно, конечно сейчас же все принесут. Сэр Роман там папа очень просил сообщить, когда вы придете в себя, не согласитесь ли вы с ним еще раз встретиться?

— Можешь передать ему, что после завтрака я буду абсолютно свободен. Только у меня два условия пусть архимаг тоже будет присутствовать при нашем разговоре и если можно без всяких там церемоний, а то на ваши официальные встречи у меня появилась аллергия.

— Хорошо я передам папе.

— Кстати Алина как там твой брат? А то архимаг говорил о каком‑то вторжении?

— У него все хорошо, сейчас у них затишье и он передавал вам привет, сказал, что из всех его знакомых только вы удостоились такой встречи у его отца, с таким фейерверком в главном зале.

— Ха ха ему смешно. Ты лучше напомни его высочеству, что его клятву ни кто не отменял и что до прибытия в столицу у него и Оза сухой закон, — язвительно сказал я.

Принцесса хихикнула и пообещала непременно передать мои слова брату.

— Тина ну а у тебя как дела, надеюсь, все разрешилось? — искренне сочувствуя, спросил я.

— Да сэр Роман, все равно это рано или поздно должно было произойти. Мама и папа все объяснили, почему они скрывали это даже от меня. А теперь у нас все будет хорошо. И еще спасибо тебе большое.

— Пожалуйста, только у меня к тебе большая просьба, больше ко мне в ночнушке не приходить, а то меня твои родители точно прибьют.

— В какой ночнушке? — спросил Толик глядя на меня и Тину.

Я взглядом полным отчаянья посмотрел на окно комнаты. — Опять?

— Рома ты мне ничего не хочешь рассказать? — спросил меня Толик.

— Фу–фу–фу Толик все вопросы к Тине мне и одного влюбленного паровоза в виде Алексея хватило. И вообще что за мания меня в чем то подозревать? У вас вообще после того как мы попали в этот мир какое‑то обострение на почве ревности.

— Кстати на счет обострения, — перебил меня Андрей, — Ты нам ничего не хочешь объяснить.

— Ладно, расскажу все как на духу только Тина, и Алина вы действительно хотите знать правду?

— Конечно, ответила Алина мы ни куда не уйдем, пока ты нам все не расскажешь.

— Ну уж нет, сначала вы раздобудете мне обещанный завтрак.

— А потом ты нам все–все расскажешь? — Вцепилась в меня Тина.

— Да, но будет еще два условия, — заговорщицки сказал я.

— Какие? — заинтересованно спросили девушки.

— Ну, во–первых, вы поклянетесь, что‑то что вы услышите вы никому не расскажите, вам я готов это все рассказать только потому, что вы все равно из Толика и Леши потом все вытяните, а второе условие вы сейчас же принесете мне все свои ночнушки.

— Ночнушки, зачем?

— Так во время следующих наших ночных встреч я хоть посмотрю на вас голых, так будет хоть за что по шее получить, а то получается, ничего не видел, ничего не делал, а все хотят мне голову оторвать.

У меня в глазах закружились звездочки, как всегда Толик применил свое любимое воспитательное оружие.

— Хорош дурью маяться, давай садись и все рассказывай…

Все же за рассказ я принялся только после того как прислуга принесла завтрак. Сидя со своими друзьями за столом я рассказал о том, что в этом мире во мне проснулись необычайные способности. Рассказал что там, в зале выхватив кинжал из рук архимага, я понял что мои силы многократно увеличились. Но после таких нагрузок мой организм все‑таки не выдержал и поэтому, вернувшись в номер, я потерял сознание. Также я сказал Толику, что теперь кинжал должен быть у меня вдруг опять какая‑нибудь экстренная ситуация и нам понадобятся мои новые способности, а кинжал увеличивал их многократно. Тем более все‑таки хозяином кинжала был я. Конечно, Толик с этим не согласился, но Тина буквально за пару минут успокоила моего друга и он сдался…

Попросив Алину, договорится о встрече с королем, я решил, еще немного повалятся на диване. Ожидая приглашения, я закрыл глаза и мысленно попытался выстроить дальнейшую линию своего поведения с Дариусом третьим и Викториусом.

Через полчаса в комнату явился уже знакомый нам дворецкий, и я проследовал за ним.

* * *

Идя на аудиенцию к Дариусу третьему, я все–же надеялся, что после такого промаха со стороны архимага, Викториус просто не сможет нам отказать в помощи. А его величество, если что, также чувствуя вину перед нами, в крайнем случае, поддержит.

Меня подвели к дверям в кабинет его величества, возле которых опять же стояла охрана. Два рыцаря все в таких же идеально чистых доспехах с изображением на груди меча, вокруг которого вились розы, не шевелясь, стояли по бокам двери. На этот раз, сопровождавший меня слуга постучал, а затем отрыл дверь сам.

Меня уже ждали, в уютном кабинете стоял круглый стол, за которым сидел его величество Дариус третий и архимаг Викториус. Присев на предложенное мне кресло я внимательно посмотрел на обоих.

— Рад вас снова видеть сэр Роман, надеюсь, вы уже поправились? По крайней мере, мне доложили, что вы чувствуете себя уже хорошо. Иначе я бы не потревожил вас, — произнес Дариус третий.

— Да ваше величество я чувствую себя нормально, спасибо что поинтересовались. Давайте не будем ходить вокруг да около, а сразу приступим к накопившимся вопросам. Судя по оброненным фразам капитана Моргана, вы довольно умный и деловой человек и привыкли решать вопросы по существу.

— Вы довольно неординарный молодой человек так сразу быка за рога и вас даже не смущает, что перед вами находится царственная особа, — улыбнулся Дариус третий.

— Простите ваше величество, я никоим образом не хотел вас обидеть, но вставшие перед нами вопросы крайне важны для меня. Поэтому я хотел бы решить их незамедлительно.

— Мы просим прощения за произошедший инцидент, но и вы должны нас понять сэр Роман, все сложилось таким странным образом, — извинительно, произнес маг.

— Не буду врать архимаг Викториус я зол на вас, ведь я и мои друзья были в шаге от погибели благодаря вам. Но думаю, это не станет препятствием для нашего конструктивного диалога.

— Если бы я не боялся обидеть вас сэр Роман, я бы предложил вам золото в виде извинений, но думаю это было бы не правильно. Поэтому я прямо спрашиваю вас сэр Роман, поскольку мы действительно совершили грубую ошибку, — король опять с укором взглянул на архимага, — то может быть вы сами, попросите нас, о чем нибудь. В пределах разумного конечно.

— Вы совершенно правы ваше величество у меня есть одна просьба касающаяся вас обоих. Видите ли, вам наверное, уже известно, что мы не из вашего мира, не вижу причин этого скрывать. Здесь мы оказались совершенно случайно, нас перенес сюда вот этот артефакт, — и я положил кинжал на стол. У меня к вам просьба нам очень хотелось бы вернуться домой. Но мы не знаем как. Возможно, архимаг Викториус смог бы помочь нам в этом вопросе. Это единственная наша просьба.

Архимаг опять взял кинжал в руки, а я не отрывал от него взгляд. Через пять минут Викториус положил кинжал обратно и, смотря на меня, принес нам приговор.

— Уважаемый сэр Роман, к моему большому сожалению, я не смогу вас вернуть обратно. Да я знаю, что это письменность принадлежит демонам, но прочитать я ее не в силах, это не обычные руны демонологов. Магическое зрение тоже не сильно мне помогло, внутренняя структура этого артефакта настолько сложна, что будь этот артефакт, сделан даже людьми на расшифровку ушли бы годы. А так как это сделали демоны то это вообще практически не возможно. Мне очень жаль.

Меня как будто ударили чем‑то тяжелым по голове. Всё, все надежды рухнули. Я смотрел обреченным взглядом на архимага и уже не понимал, что он мне говорить. А как я скажу об этом ребятам? — думал я.

— Есть, конечно еще один способ, — произнес Дариус третий.

— Что? — убитым голосом спросил я.

— Сейчас я могу вам рассказать секрет государственной важности, но только в обмен на клятву молчания.

— И это поможет нам вернуться домой?

— Возможно, — ответил король.

— Я согласен, — ответил я и, поклявшись на кольце короля, с надеждой стал слушать каждое его слово.

— Дело в том, что по собранной нами информации в центре проклятых земель существует довольно преуспевающее королевство.

— Но ведь там никто из людей не может прожить и суток, как же там может находиться, а тем более преуспевать целое королевство? — удивился я.

— Дело в том молодой человек, что этим королевством правит демон. Его магия невероятно сильна и во многом не понятна нам. Покоряя нежить, вампиров и квархов, приручая диких мутировавших зверей, захватывая рабов и развивая магию крови, очень скоро он может полностью покорить проклятые земли. Объединив усилия всех местных тварей, он сможет прорвать оборону перевалов. И тогда зараза проклятых земель выплеснется на весь континент. Удержать перевалы мы не сможем, наши аналитики все просчитали. Тем более он очень хитрый и умелый политик, если он сможет обратить против нас еще и жителей диких земель нас просто сметут. Сэр Роман мы ведь думали, что этот демон вы и есть. И прибыли лично, чтобы устранить меня и архимага. Так как мы являемся главами тайного ордена Иллариум цель, которого не дать распространиться заразе проклятых земель.

— Конечно, это многое объясняет, но как это может помочь вернутся нам домой? — спросил я.

— Тут два варианта. Первый, возможно, сохранилась библиотека светлого леса и второй, библиотека демона. Я думаю, там наверняка найдутся старые рукописи по демонологии, с помощью которых я смогу расшифровать руны на вашем кинжале, — ответил архимаг.

— Вы что же предлагаете нам отправиться в проклятые земли и достать вам эти рукописи? — удивился я.

— Нет, конечно, это было бы просто самоубийство. Сейчас мы предлагаем вам вступить в наш орден. Когда придет время, и мы выступим против армии демона, я надеюсь, нам удастся победить. Тогда вы сможете посетить библиотеку светлого леса или захватить библиотеку демона.

— И когда вы собираетесь начинать наступление?

— Мы еще не готовы. Подготовить армию, собрать все возможные ресурсы, договориться с союзниками это минимум еще пять лет. Ведь это нужно делать очень аккуратно, чтобы демон ничего не заподозрил. Ну, а на сколько затянется война известно только всевышнему, демон ведь тоже не будет сидеть, сложа руки, его армия тоже растет с каждым днем.

— С такими сроками демон может напасть и раньше, — сказал грустно я. В общем, вы нам предлагаете ждать, пока вы захватите библиотеку, а потом потратите неизвестно, сколько времени на расшифровку и в лучшем случае мы вернемся домой лет через десять?

— Если честно, то это по самым оптимистическим прогнозам, — сказал архимаг.

Десять лет, десять долгих лет. Мне это определенно не подходит, но нельзя же опускать руки. Стоп. А как же Глюк? Он же наверняка может прочитать надписи или еще лучше его амулет, с помощью которого он перемещался между мирами. Как я мог так протупить. Почему я сразу не обратился к нему? Так нужно срочно поговорить с Глюком. — Подумал я и с облегчением вздохнул.

— Давайте теперь поговорим по поводу операции 'Ы' от вас ваше величество я ожидаю клятвы, что вы не предпримете попыток устранить нас.

— Как можно сэр Роман, мы же открыли перед вами все карты, тем более приглашаем вас в орден. Что за недоверие вы хотите обидеть нас? — с удивлением в голосе спросил король.

— Нет, но я бы хотел вам кое‑что рассказать. Поверьте, после моего рассказа вы поймете, что я не зря попросил вас сделать это.

— Ну что же сэр Роман вы опять заинтересовали меня, я даже не могу представить, что же вы успели натворить такого, после чего я должен буду вас убить. И тем не менее я согласен, — сказал Дариус и произнес слова клятвы прикоснувшись к кольцу, — а теперь мы слушаем вас.

— Что касается помолвки принцессы и сэра Алексея то в виду новых обстоятельств должен просить вас обратить внимание на всю серьезность ситуации. Сэр Алексей любит вашу дочь, и принцесса Алина отвечает ему взаимностью. Я понимаю, что сэр Алексей не лучшая партия для вашей дочери, но как бы не было беды. По моей информации принцесса намеренна, сбежать вместе с нами. Я планировал, что когда мы будем гостить у архимага, принцесса сама все вам расскажет и сможет со временем уговорить вас.

— И почему же вы мне рассказали это сейчас? Хотите, чтобы я сейчас поговорил с дочкой? — произнес Дариус.

— Да ваше величество. Теперь обстановка и задачи изменились, поэтому я и признался вам. Тем более у меня есть очень веское обстоятельство, заставившее меня решать этот вопрос по существу уже сейчас.

— Это же какое? — все еще раздраженно спросил Дариус.

— Это два прекрасных малыша, которых носит под сердцем ваша дочь.

Взгляд Дариуса превратился в рентген, который сканировал меня, похоже, король решил, что я над ним просто издеваюсь.

— Вы понимаете, с кем шутите сэр Роман.

— Не нужно на меня так смотреть, я надеюсь, у вас во дворце есть хорошие маги и смогут определить даже самый маленький срок беременности. Теперь вы понимаете, для чего я потребовал с вас клятву.

— Но как это возможно? — шептал сам себе король. — А потом он 'взорвался' слушая выражения, которые он кричал, бегая из угла в угол, я подумал, а не пиратствовал ли сэр Морган и Ронан во время своих так называемых экспедиций.

— Ваше величество вы же не убьете отца своих будущих внуков, в конце концов, вы сами давно их хотели понянчить.

Ронан остановился и внимательно посмотрел на меня.

— Теперь я начинаю понимать капитана Моргана, который хотел убить вас. И как вам это удается так расположить к себе людей сэр Роман? Хотя я так понимаю, отцом детей является сэр Алексей и соблазнил мою дочь именно он, но прибить мне почему‑то хочется именно вас.

— Тогда от греха подальше позвольте мне удалиться.

— Если это все, идете ради бога сэр Роман, теперь уже мне необходимо подумать.

— Да кстати, откуда вы это узнали? — спросил меня Викториус, — ведь вы не маг и не могли этого увидеть сами.

— Вынужден вас удивить уважаемый архимаг, абсолютно не умея оперировать магией, я обладаю магическим зрением.

— Но как это возможно…? — прошептал удивленный маг.

— Помните о клятве дорогие союзники. А теперь позвольте удалиться я должен посоветоваться на счет вашего предложения с друзьями, — перебил я его и покинул кабинет.

* * *

Ан тихонько приоткрыл створки окна и скользнул внутрь комнаты. Подойдя к кровати, и спящему внутри нее человеку, он на секунду замер. Это его первое самостоятельное задание и он не подведет старейшин. Ан кинулся к шее жертвы, и та даже не успела проснуться. Яд мгновенно парализовал тело мужчины, Ан продолжал пить кровь. После того как вампир понял что жертва мертва, он достал из кармана клок светлых женских волос и вложил молодому мужчине в руку. Дело сделано теперь нужно до утра покинуть город и доложить старейшинам.

* * *

Идя по коридорам дворца, я позвал Глюка. Воодушевленный своей идеей я сразу озадачил старикашку, приказав вернуть нас домой. Глюк долго извинялся и ныл, но все–же мне удалось выяснить, что вернуть нас домой с помощью своего амулета он не может. Амулет был настолько слаб, что едва справлялся с переносом его не материального тела. О том чтобы переместить нас в наш мир, тем более с тартагом не могло быть и речи.

В амулете был слишком маленький осколок тираниума. Тираниумом оказался зеленый минерал, который был установлен в ручке моего артефакта.

Когда я предложил ему, извлечь тираниум из кинжала, Глюк отказался. Оказалось, что кристалл был, не просто вставлен в артефакт, он был неотъемлемой частью магического контура.

Его извлечение могло нарушить равновесие и привести к высвобождению всей энергии накопленной в нем, за доли секунды. Что произойдет во время этого, Глюк даже не мог вообразить. Но большой 'Бум' обещал точно.

Тогда я спросил, не сможет ли он расшифровать знаки на кинжале и с его помощью вернуть нас. На что он с большим воодушевлением ответил, — что сможет. Оставалась лишь маленькая деталь, что для этого ему нужно составить заклинание адресата с указанием мира, куда мы хотим попасть. Естественно название нашего мира на демоническом языке я не знал. Опять все сводилось к посещению библиотеки демона, в которой могли находиться атласы миров.

Вот так мои мечты были разрушены несносным старикашкой, и на меня опять нашло уныние.

* * *

Вернувшись к друзьям, я не знал с чего начать. Толик посмотрев на меня и догадавшись о чувствах, бушующих у меня в внутри сказал:

— Давай Рома не томи, рассказывай как есть.

— В общем, домой нам не светит друзья, точнее ближайший возможный срок это лет через десять, я вам даже всего не могу рассказать, поскольку дал клятву молчания. Единственное что могу вам сейчас сказать, что от его величества поступило предложение вступить нам в некую тайную организацию. В общем, завтра от нас ждут ответа.

— А что нужно будет делать в этой организации? — спросил Андрей.

— Если честно, то пока даже не знаю, в любом случае я не горю желанием плясать под чужую дудку.

— Да, а что ты предлагаешь заняться сельским хозяйством?

— Не знаю, — ответил я, — можно торговлей.

— Не можно, а нужно. Реальным нашим капиталом есть багаж знаний нашего мира и мы должны использовать это по максимуму. Думаю нужно будет входить в тесный контакт с гномами, слава богу у нас там и друзья уже есть, — сказал Андрей.

— Рома ты владеешь большей информацией чем мы поэтому просто скажи у нас есть сейчас другой выход? — спросил у меня Толик.

— Выход всегда есть, но на данный момент наиболее оптимальное решение для нас развиваться самостоятельно. По крайней мере, мы сами сможем просчитывать свои риски.

Все сидели молча погруженные в свои мысли. А мне реально захотелось напиться и сбросить стресс последних дней. Поскольку мои друзья только вышли из запоя предлагать им я ничего не стал.

— Ладно вы тут сейчас думайте, а мне нужно пройтись кое с кем переговорить.

* * *

Выйдя из комнаты я позвал Глюка и попросил того отвести меня в подвалы замка, а именно к командиру Джардов…

— Сэр роман вы? — удивился Дик, увидев меня в дверях.

— Да капитан Дик и если вы не против давай прейдем на ты.

— Согласен, — ответил капитан, и пригласил меня присесть.

— Видишь ли, мне бы хотелось поговорить с тобой, у тебя есть время?

— Для тебя найду.

— И еще одна просьба, у тебе водка есть?

— Я не пью водку, но для гостей держу бутылочку, — ответил Дик, направившись к небольшому секретеру.

— Что Джарды не пьют водку? — поинтересовался я.

— Да, боюсь потерять контроль. Но от бокала вина не откажусь.

Дик достал из шкафчика бокал и небольшую рюмку, на столе появилось две бутылки. Дик достал пару яблок и разрезал их. Налив мне водки, а себе вина он капнул в свой бокал пару капель крови из маленького пузырька.

— О чем ты хотел поговорить, — спросил меня Дик после того, как мы выпили за знакомство.

— Видишь ли, Дик, так сложились обстоятельства, что нам приходится сейчас круто менять свою судьбу и принимать очень важные решения. Поверь, еще две десятицы назад моя жизнь была спокойной и размеренной, а теперь нужно обдумывать каждый свой шаг, чтобы он не стал последним.

— Что, чувствуешь себя не в своей тарелке?

— И да и нет, мне даже немного нравится, как вокруг меня крутится столько событий, но тут же появляется уйма ответственности.

— А как ты хотел, лидер должен отвечать за своих людей.

— Да это все понятно, только меня‑то главным еще никто не назначал, и я переживаю не за своих

подчиненных, а за своих друзей.

— Скажу тебе так. Я вот командир Джардов и каждый из моих бойцов мне как брат, а не как подчиненный.

— Поэтому я и пришел к тебе, видишь ли, Дик я собираюсь создать особый отряд наемников. И я хочу, чтобы Джарды стали его костяком.

— Что? — рассмеялся Дик.

— Что тут смешного? — спросил я.

— Во–первых, я нахожусь на службе его величества и капитан Морган наш непосредственный начальник с таким трудом создавший наш отряд просто так нас никуда не отпустит. И во–вторых, почему ты думаешь, что я все брошу, пойду за тобой?

— С его величеством и капитаном я договорюсь. А пойдешь ты за мной или нет, это будет только твое решение. Но у меня есть, что предложить тебе.

— И что же это? Ты хочешь предложить мне деньги, власть? — презрительно посмотрел на меня Дик.

— Нет, Дик, кое‑что большее. Во–первых, уважение простых солдат считающих своего командира образцом для подражания, а не нелюдью. Или ты можешь похвастаться любовью к вам обычных людей.

Дик отвел взгляд.

— Во–вторых, не думаю что в округе довольно много вампиров и вам достаточно их крови для продолжения своего существования. А созданный мною отряд будет работать в таких местах, что этого вопроса стоять не будет.

— Хозяин, — связался со мной по мысле–связи Глюк, — процесс обратим.

— Что? — спросил я.

— Процесс обратим, путешествуя через множество миров в ваших поисках, в одном из миров я столкнулся с тем, что там научились обращать новообращенных вампиров опять в людей, у тех абсолютно пропадала жажда крови. Они становились практически обычными людьми, ну может чуть быстрее и сильнее.

— И ты сможешь повторить этот процесс с Джардами?

— Да. Меня этот вопрос заинтересовал настолько, что я даже задержался и провел около года изучая этот процесс в том мире. Дело в том что при обращении обратно в получеловека срок жизни увеличивается в пять, а то и шесть раз. Это конечно не бессмертие вампира но все–же. Заклинания и методику трансформации я знаю отлично, вот только нужно два особых компонента, это кровь истинного вампира, и кровь демона. Конечно было бы лучше если бы у меня были кровь патриарха и архидемона, тогда возможно я проведу свой эксперимент и после ритуала их способности вообще останутся прежними.

— Спасибо Глюк, молодец, — похвалил я старичка и обратился к Дику. — И в третьих я знаю способ, как избавить вас от жажды крови.

— Дика, словно ударило током, он посмотрел на меня, словно думая вру я или говорю правду.

— Я не буду с тобой торговаться этим знанием, Дик, я знаю, как это можно сделать, но мне нужно два компонента, это кровь патриарха вампиров и кровь архидемона. Если ты мне принесешь, их я без всяких условий проведу ритуал.

Дик посмотрел на меня словно на сумасшедшего.

— А Протарион тебе с неба не достать?

— А слабо создать отряд, которому это будет по силам изловить патриарха и демона? — ответил на это ему я.

— Да это не отряд нужен, а целый легион.

— Вот это я и имел в виду. Конечно, для этого понадобится не один день и даже не один год, но ты, же Джард у тебя вся вечность впереди.

— Ты хочешь, чтобы мы создали со временем легион, который сможет захватить сначала патриарха, а затем архидемона? И я должен буду посылать своих бойцов на смерть только для того чтобы стать опять человеком? Я никогда не пойду на это, — возмутился Дик.

— Нет, ты будешь посылать воинов на смерть не поэтому. Что ты знаешь о проклятых землях?

— Кроме того что мы защищаем перевалы? — Дик внимательно посмотрел на меня.

— Да.

Я не могу с тобой об этом говорить.

Какое совпадение и я не могу с тобой об этом говорить. Поэтому мы можем сделать вывод, что предстоящие события будут очень тесно связаны с нашими общими интересами. Тогда ты понимаешь, что те кто пойдут на смерть будут погибать не ради нас, а ради своей страны. И наш долг помочь им, чем больше жизней мы сохраним тем лучше. Если ты обучишь бойцов, у них будет больше шансов выжить. Могу лишь добавить, что к патриарху и демону у меня свой интерес, но если эти оба поделятся с тобой своей кровью я не буду против, — улыбнулся я.

Дик аж хрюкнул.

— Я думаю, что архимаг Викториус точно ошибся в тебе Роман. Ты не демон, в твоих венах течет кровь коротышек. Так юлить могут только они. Вот только у меня вопрос, почему я должен все это делать под твоим началом?

— Вспомни Кинарга, если патриарх будет тебе по силам, то вот без меня с архидемоном вам не справиться.

Тебе по силам справится с архидемоном?! — с издевкой и недоверий спросил Дик.

Конечно же нет, я не настолько самоуверен, но с моей помощью ваши шансы на успех увеличатся в двое.

— Мне нужно подумать, — ответил Дик.

— Думай, я жду от тебя ответа завтра утром. Прости, я сам ограничен во времени.

— Ладно, тебе еще налить? — примирительно спросил Дик…

* * *

Как не хотелось мне отдохнуть и в спокойной обстановке поговорить с капитаном Джардов, посидеть нам спокойно не дали, в комнату ворвался Рокфор.

— Капитан у нас Ч. П. Только что сообщили, что в городе завелся вампир. Уже есть первый убитый.

— Кто жертва, узнали?

— Да капитан, это принц Валент.

— Да уж теперь заварится каша, — произнес Дик, — если мы не найдем убийцу на нас повесят всех собак. Скандал гарантирован. Прости Роман, я должен незамедлительно прибыть на место происшествия.

— Дик с тобой можно? Меня тоже очень заинтересовал этот случай. Тем более нас уже называют охотниками на вампиров, нужно поддерживать репутацию.

Дик еще раз окинул меня взглядом.

— А Якуба с тобой, пошли…

Глава 17

 Игра начинается

Когда мы прибыли к особняку, который принадлежал принцу Валенту, было уже больше полудня. Толпа зевак расступилась, пропуская нас к решетчатым воротам. Дик позвал привратника и тот открыл нам калитку. Пройдя внутрь особняка, мы сразу же встретились с местным распорядителем. Хорий служил у принца Валента и руководил всей прислугой в доме. Напуганный произошедшим, увидев капитана Джардов, он еще сильнее испугался и Дик с трудом смог опросить его.

Оказалось, вчера принц Валент прибыв после очередного из своих походов по злачным питейным местам города, привел с собой молодую девушку. После чего они уединились у него в спальне. В конце первой десницы девушка покинула здание, и Хорий по ее просьбе вызвал экипаж.

— Это была девица легкого поведения? — уточнил Дик.

— Я, я не знаю, — лепетал Хорий.

— Где вы наняли возницу?

— Здесь неподалеку на площади у них дежурная точка.

— Пошлите туда кого‑нибудь из прислуги и пусть те дадут адрес возничего, который работал вчера. Рит, — обратился Дик к одному из двух стоящих с нами Джардов, — дождешься посыльного, поедите по указанному адресу и притяните сюда возничего. Рокфор отправляешься к Миру, его больничный окончен и живо сюда оба, — приказал он второму.

Без лишних слов Джарды кивнули и вышли. Мы же с распорядителем поднялись в спальню принца Валента. На кровати абсолютно голый, лежал запрокинув голову молодой мужчина. На простынях и подушке были следы крови, а на шее явственно различался след от укуса.

Дик медленно обошел комнату, а затем приблизился к телу. Наклонившись он заметил клок волос в руке у мертвеца. Аккуратно взяв их, он стал их рассматривать. Я же по мысле–связи обратился к своему помощнику.

— Глюк, посмотри здесь все.

— Да хозяин, — раздалось сзади, и из‑за моей спины материализовался старичок. Он стал медленно передвигаться по комнате рассматривая окружающие нас предметы. Когда он несколько раз проходил мимо Дика, тот оборачивался и начинал принюхиваться.

— Похоже нужно искать девку, — сказал Дик.

— Непременно, ответил я, — а по мысле–связи добавил, — убийцу все равно уже будет не догнать, а так можно будет списать на несчастный случай. Мол голодная вампирица замаскировалась под проститутку и поужинала пьяным мужиком.

— Как догадался? — также по мысле–связи спросил у меня Дик.

— Так тут только слепой не увидит, ранки аккуратные прямо в артерии чувствуется навык, явно не новообращенная девушка кусала.

— А я это по запаху понял, из раны на шее идет запах крепкого 'парализата' у новообращенных не такой.

Нам нужно поспешить, я думаю для достоверности этой истории вампир посетил ту невезучую путану и она вот–вот обратится.

— Но я же три дня провалялся, а тут и суток не прошло, — удивился я.

— Во–первых ты и не обратился, а во–вторых все зависит от потери крови, ты ее тогда много потерял, а ее он мог только укусить.

Мы спустились вниз во двор усадьбы, и обойдя здание осмотрели траву под окном комнаты Валента. Как ни старался вампир, но от взгляда опытного Джарда не ускользнули следы его ночного присутствия.

— Да он проник, и также ушел через окно, — сказал капитан.

— Послушай Дик, Валент все‑таки принц, так где же его охрана?

— Думаю те деньги, которые его отец выделил ему на охрану, он тратил на развлечения. Да и по правде говоря, кому он был нужен. Для комфортной жизни ему хватало и прислуги.

— Ну судя по тому что–его убил вампир, кому‑то он сильно насолил. Ведь их услуги наверное стоят недешево.

— Скорее всего, ему просто не повезло, убив его, пытаются подорвать репутацию Дариуса третьего. Если бы убили простого гражданина, где нибудь в подворотне — это одно, а вот наследника престола в его же собственной постели — это совсем другое. Непременно поползут слухи, что у нас по столице вампиры гуляют как у себя дома. Поэтому нам просто необходимо поймать или убийцу, или ту несчастную, которую он подставил.

— А сорванная свадьба с принцессой Алиной не может быть причиной?

— Все может быть. Может под это событие Валент денег у кого‑нибудь занял, а теперь естественно вернуть не смог и его заказал кредитор. Нам сейчас главное поймать вампира, а там видно будет.

— Не думаю, что даже поймав истинного убийцу вы сможете узнать имя заказчика. Насколько я понял у вампиров что‑то вроде гильдии убийц и клиент не связывается напрямую с исполнителем.

— Это да, и вообще пусть об этом голова болит у Моргана…

Болтая с Диком мы оказались во дворе усадьбы. В ворота толкая впереди себя возничего, вошел Рит. Мужичек скулил и пытался все время куда‑то сбежать. Еще бы, столько страху натерпелся. Возничий жил один и когда его дергая за ногу разбудил Джард, он спросонья решил, что его решили съесть…

— Так отвечать четко я внятно. Понял! — гаркнул на него Дик, когда тот подошел к нам.

Зря это он сделал, потому что у возничего закатились глаза и тот рухнул в обморок.

— Якуба тебя побери, — сквозь зубы выругался Дик.

Дик приказал принести ведро воды, которое и вылил на возничего. Вскочивший мужик придя в себя и увидев опять лицо Джарда решил дать стрекача, но был остановлен Ритом.

— Ты придурок. Ты ночью вчера дежурил? — взяв возничего за шиворот спросил Дик.

— Де- де- де жу- жу- жу, — заикался возничий.

— Отвечай да или нет, — рыкнул на него Дик.

— Да! — выдавил из себя как из пушки перепуганный насмерть возничий.

— Девушку от сюда подвозил.

— Да.

— Куда отвез? Адрес!

— У. у. ул, — еще сильнее стал заикаться возничий.

— Надо дать ему выпить, а то мы так до утра с ним заикаться будем — сказал я.

Дик крикнул Хория и попросил того принести грамм сто водки. Запрокинув в себя залпом так называемое лекарство, возничий более–менее смог говорить. К этому времени подошли Рокфор и Мир, и мы отправились по указанному адресу.

Прибыли мы к дому путаны как раз вовремя, на втором этаже дома раздались крики. Джарды мгновенно увеличили скорость и исчезли внутри дома, я же просто проследовал за ними. Оказалось мы были правы девушку действительно укусили и та обратившись попыталась напасть на соседку по комнате. Соседке повезло она успела закрыться в ванной комнате и оттуда звала на помощь.

Джарды поднявшись в комнату не церемонясь связали новообращенную и вызвали экипаж, чтобы доставить ту в дворцовые казематы. Участь несчастной путаны была решена. Ее сделают козлом отпущения, а после она станет едой для Джардов…

* * *

Вернувшись во дворец и попрощавшись с Диком и остальными Джардами я отправился к друзьям. Вернувшись, я застал все еще спорящих ребят. Решая за и против предложения Дариуса третьего, друзья разделились на два лагеря. Если Толик доказывал в силу своего предпочтения, что став на службу к его величеству мы будем как у Христа за пазухой, то Алексей и Андрей не хотели принимать непосредственное участие в боевых действиях, которые могли предстоять на службе у царственной особы. И склонялись к варианту, что нужно пробиваться в этом мире за счет своих знаний и заниматься торговлей. Иллюзий на счет быстрого возвращения уже никто не испытывал.

Друзья предложили высказаться и мне по этому поводу, на что я им заявил, — что никто не мешает нам заниматься этим всем понемногу. Например если Андрей и Леша так хотят заниматься коммерцией то никто же не против. Андрею я прямо так и сказал, что по нему во всю плачут гномы и ему имеет смысл через наших знакомых налаживать у них производство различных наших ништяков.

Толику я же сказал что на службу к его величеству, я уж точно не собираюсь. Плыть по течению обстоятельств и ждать когда его величество и архимаг найдут способ вернуть нас домой, мне не подходит. А если ему так хочется подраться, то этой возможности через несколько лет я ему предоставлю столько, что он сам запросится к Андрею.

Алексея же я 'обрадовал' тем, что его судьба сейчас вообще неизвестна, ведь ситуация с принцессой вообще повисла в воздухе, но в связи с новыми обстоятельствами этот вопрос в скором времени будет решен. Я не стал радовать друга тем, что он скоро станет отцом это прерогатива его возлюбленной. Только она сама об этом возможно еще не знает. Я и то случайно обратил на это внимание, когда Тина лечила меня. Наверное воздействуя на меня своей магией она запустила в моем теле какие‑то процессы. Как всегда неожиданно во мне проснулись мои новые способности, и я резко начал ощущать все запахи вокруг себя. Я обратил внимание, что запах Тины возбуждал меня как мужчину, а вот запах стоящей рядом Алины был абсолютно неинтересен и даже отталкивал.

Пытаясь понять почему это так, я пришел к выводу что это все гормоны, но почему Алина не вызывала никаких ощущений ведь обе девушки были прекрасны. Пристально разглядывая обеих, я неожиданно для себя переключился, на 'истинное зрение'. Только было оно не совсем обычным и кроме магических потоков и аур я стал видеть человеческие души. Поначалу я даже испугался, но любопытство победило и я продолжил рассматривать девушек. Вот тут я и увидел в Алине зерно новой души, а вернее два…

В конце концов, мы решили с друзьями дождаться очередного раунда переговоров с его величеством, а уже потом будем принимать окончательное решение. Поужинав в наших апартаментах, мы завалились спать.

Ночью уже по сложившейся традиции меня разбудил Глюк, и его очередной сеанс выкачки из меня энергии закончился тем, что я уже просто молча спихнул его ногой с кровати, и до утра меня уже никто не беспокоил.

* * *

Замок Тангер проклятые земли

За последние сутки Дарак похудел, наверное, килограмма на два, нервы шалили, а подчинённые и слуги заслуженно или нет, наказывались им молниеносно. Уже под утро пришло сообщение от его доносчика, и он смог в первый раз за ночь спокойно вздохнуть. Солнце только встало, а он уже стоял под дверьми хозяина и ждал приглашения войти.

Когда железные змеи расползлись по своим местам, и можно было войти внутрь, он постучался. Дверь без единого скрипа открылась и Дарак зашел. Архидемон в человеческом облике сидел за столом.

— Милорд ваш приказ выполнен. Наш источник докладывает, укушенный выжил и не обратился. Это был сэр Роман. Сейчас вся четверка находится в замке у Дариуса третьего. Во время встречи короля и русских наемников произошел досадный инцидент, которой был замят, но нашему источнику удалось выяснить, что это была попытка уничтожить или захватить их в плен. Кстати вся эта провалившаяся операция была проведена с подачи архимага Викториуса. Все наемники живы и немалую роль в этом сыграл артефакт. Также был выполнен ваш приказ, принц Валент мертв, по официальной версии его убила новообращенная девица легкого поведения, которую он случайно подцепил.

Дарак замер и ждал реакции хозяина, его сердце учащенно билось, а на лбу выступили крупные капли пота.

— Дарак я уже не раз говорил тебе, пока ты мне полезен, ты можешь, не беспокоится за свою грешную душу. Вот видишь, можешь ведь когда захочешь. О действиях наемников докладывать мне раз в сутки и продолжать наблюдение. А сейчас можешь быть свободен.

— Милорд.

— Что‑то еще Дарак?

— По предположения нашего осведомителя наемники могут покинуть пределы Этлании, вслед за ними последует группа вампиров, но этого мало для полного наблюдения. Позвольте задействовать резервных агентов. А именно агента Миранду и Сакрона.

— Информация о наемниках сейчас есть первоочередной задачей, поэтому можешь задействовать хоть чертей из преисподней.

Дарак поклонился и направился к дверям, он уже приготовился обернуться, зная черту хозяина, последнее указание кидать в след, и не ошибся.

— Дарак.

— Да милорд?

— Пришло время разыграть 'карту' Рахора, можешь начинать операцию.

— А что с Ваакхом?

— Это пусть решает Рахор, хотя нет, пусть пока живет. Пока он жив, Рахор будет более сговорчив.

— Слушаюсь милорд, — сказал Дарак и удалился.

Ну что же ставка сыграла сэр Роман, отложим нашу колоду карт и достанем шахматную доску, — подумал про себя архидемон и улыбнулся.

* * *

Часов в девять пришел вчерашний лакей и предупредил, что аудиенция у короля назначена на одиннадцать часов. Быстро перекусив, я отправился к Дику, мне нужен был его ответ. Зайдя к нему в комнату, я застал всех Джардов в сборе.

— Как хорошо, что вы здесь все вместе, — сказал я. — Дик я готов услышать от тебя ваше решение. Сразу хочу сказать, что каким бы оно ни было я с уважение приму его.

Я стоял перед Джардами и те смотрели на меня, как будто заново оценивая. Наконец, Дик, взял слово.

— Все что ты говорил мне конечно очень интересно, но чем ты сможешь доказать, что такой юнец как ты сможет выполнить свои обещания. И еще, может ты просто пытаешься решить с помощью нас свои проблемы?

— Конечно, пытаюсь, ответил я, кто как не вы сможет выполнять самые смелые, самые авантюрные задания. Кто как не вы сможет обучить молодых воинов примкнувших к нам. Но, во–первых, я всегда буду с вами и во–вторых, цель у нас одна. Так почему же нам не идти к ней вместе? А на счет моих обещаний, так часть из них тоже зависит от вас. Вы станете для молодых солдат примером для подражания только в том случае, если они перестанут бояться вас. Опыт и умения у вас всех есть, а силе духа может позавидовать каждый. Так что все в ваших руках. Ну а на счет избавления от 'жажды' я еще раз повторюсь: даже если вы не пойдете за мной, просто достаньте мне немного крови демона и патриарха и я избавлю вас от нее, без всяких оплат и условий.

— Сладко стелешь, — Сказал Рокфор.

— Я хоть и молодой парень, но вы не красны девицы, чтобы я вас уговаривал. Я уже сказал: не захотите не надо.

— Но ты же не маг, как ты собираешься вылечить нас? — сказал Мир.

— Глюк, — обратился я к старичку.

— Да хозяин.

— Можешь предстать перед ясные очи этих воинов, как нибудь поэффектней?

— Вы уверенны хозяин?

— Давай Глюк, я в ожидании спецэффектов.

В комнате замигали магические светильники, и из них брызнули искры. По полу начал стелится туман, взявшийся из под карнизов стен и перед Джардами прямо из пола начала подниматься бледная фигура Глюка.

— Нежить, — заорал Рокфор и кинулся к Глюку с мечем в руке. Остальные Джарды рассредоточились по комнате и обнажив мечи, выискивали малейшее движение в тумане. Рокфор со скоростью блендера рубил фигуру Глюка, а та лишь немного теряла форму и колебалась.

— Хозяин мне долго так стоять, — во все услышанье спросил Глюк.

— Еще пару минут пока наш герой не выдохнется, — ответил я.

Ракфор замер и посмотрел на меня, да и все остальные Джарды перевели на меня взгляды.

— Позвольте представить вам, мой помощник, магическая сущность Глориус Юриус Кас.

— Он с тобой, — нервно спросил меня Дик.

— Да, Глюк поздоровайся, пожалуйста, и ответь этим доблестным воинам, сможешь ли ты провести обряд и избавить их от жажды крови?

— Долгих лет бессмертной жизни! — поздоровался Глюк. — да я действительно могу провести обряд, но мне по прежнему нужны два ингредиента, кровь…

— Все все Глюк можешь быть свободен, — перебил я глюка и тот исчез, а за ним следом пропал и туман. — Ну что теперь вопрос по поводу проведения обряда исчерпан, — поинтересовался я у Мира.

— Предупреждать надо, — буркнул Дик, — с такими друзьями и врагов не надо.

— Ну что вы, это просто он выглядит так, а на самом деле это милейший демонолог. Ну, или то, что от него осталось.

Джарды стали полукругом и стали общаться с помощью мыслесвязи. Минуту через три капитан обернулся и ответил за всех:

— Ладно, Роман мы согласны, единственный теперь вопрос это разрешение капитана Моргана. Мы все‑таки присягали ему и вольную нам никто не давал.

— Это уже мои проблемы, — сказал я. Ну что же друзья огромное вам спасибо и постараюсь не обмануть высокое доверие оказанное вами. А теперь простите скоро аудиенция у его величества мне нужно идти.

* * *

Минут за десять до назначенного часа за мной зашел лакей, и мы проследовали к знакомому кабинету его величества. Зайдя внутрь, я увидел, что сегодня Дариус третий решил принять меня один. На этот раз мы присели возле окна, на столике стояли чайные приборы и сдобные булочки, присыпанные сахаром и маковыми зернышками.

— Угощайтесь сэр Роман, — махнув в сторону стола, сказал Дариус.

— Благодарю вас ваше величество, вам чаю тоже налить? — спросил я налив себе из фарфорового чайника заварку, разбавляя ее кипятком.

— Да будьте так любезны. И так сэр Роман перед нами встали два основных вопроса. Первый это судьба моей дочери и сэра Алексея и второй ваша дальнейшая судьба. Еще вчера я готов был прибить вашего друга и вас заодно, а теперь я в смятении. Теперь если с вашим другом что‑то случится, моя дочь не простит мне этого. Даже если я буду здесь и не причем. Поэтому я принял решение, если они действительно любят друг друга пусть женятся. И плевал я на всех этих доморощенных индюков и подлиз с их мнением. Для меня сейчас главное счастье моей дочери, а тем более здоровье моих будущих внуков. Поэтому в связи с беременностью моей дочери, мои маги подтвердили ваши догадки, свадьба состоится немедленно, а точнее через пять дней. Не хватало мне еще пересудов о зачатии королевских отпрысков вне брака.

— Вы приняли мудрое решение ваше величество и главное от чистого сердца, — сказал я, передавая кружку с чаем.

— Я бы от чистого сердца выпорол бы эту парочку и тебя заодно.

— Я то тут причем?

— А притом, если бы вы с друзьями придерживались первоначального плана, а не играли в шуры–муры, этого бы не было. Тем более ты в вашей команде главный и должен был смотреть за своим другом.

— Во–первых, я не главный, мы все просто друзья, просто так сложились обстоятельства, что большинство из событий связаны больше со мною, чем с кем‑то другим из нашей четверки.

— Не прибедняйтесь сэр Роман, в вас скрыт прирожденный лидер, я чувствую это.

— Мне лестно слышать такие слова от столь умного и уважаемого человека как вы ваше величество, но все же среди друзей мы все равны.

— Ладно, сэр Роман. В общем, я сегодня обрадую дочь, а вы озадачьте сэра Алексея. Кстати ваш друг должен будет остаться в королевстве и стать примерным мужем и семьянином. Я не позволю ему уехать с вами, не хватало, чтобы моя беременная дочь ввязалась с вами в какую‑нибудь опасную авантюру. Молодые получат свой замок, земли и пусть растят там моих внуков. Кстати вы не подскажите, какими талантами обладает ваш друг, ведь должен же я дать ему какую‑нибудь должность в королевстве.

— Ну, насчет этого вам все‑таки лучше переговорить с Алексеем, а вообще он неплохой управленец. К тому же многие знания нашего мира помогут ему провести некоторые реформы в той области, куда вы его устроите. Я бы посоветовал вам назначить его именно на проблемную отрасль, как говорится, — хуже не будет, а если у него получится, то ему плюс, а вам польза. Тем более я уверен в способностях моего друга.

— Ну что ж, прислушаюсь к вашему совету сэр Роман. — Отхлебнув в очередной раз из чашки ароматного чая, сказал Дариус.

— Да кстати, раз уж вы ваше величество своим волевым решением уменьшили количество членов нашего отряда, то должны компенсировать нам это.

— Сэр Роман, когда вам надоест вымогать у посторонних деньги? — спросил король и усмехнулся.

— Никогда, — ответил я, — но сейчас речь не о деньгах. Мне нужна ваша помощь в решении одного вопроса, а именно, я хочу, чтобы вы повлияли на сэра Моргана.

— И что ты от него хочешь?

— Джардов. Я хочу, чтобы эти воины присоединились к моему отряду.

— Ха сэр Роман у вас губа не дура, во–первых, не слишком ли равноценный обмен четверых на одного? А во вторых как вы это себе представляете?

— Я уже разговаривал с Джардами и они согласны перейти под мое руководство. Мне удалось убедить их, что так будет лучше для них. Вам нужно будет лишь повлиять на капитана Моргана, чтобы он отпустил их. А на счет равноценного обмена, так вы забираете у нас лучшего друга, великолепного управленца, спортсмена, примерного семьянина, да и просто красавца, — улыбнулся я. — К тому же мы будем под присмотром.

— Под каким присмотром? — не понял меня король.

— Ну не поверю я, что когда мы покинем стены вашего замка, вы потеряете к нам интерес. А так какие хлопоты? Дик с удовольствием поделится со старым другом капитаном Морганом всей информацией, что, где и когда. Тем более от вас я не собираюсь ничего скрывать, мы же все‑таки союзники.

— Я так понимаю, вы не хотите вступать в орден?

— Вы совершенно правы, ваше величество. Я глубоко уважаю вас и архимага Викториуса, но мне бы хотелось найти свой путь. Если мы вступим в орден, то будем вынуждены следовать вашим негласным правилам, а мне бы этого пока не хотелось. Но, тем не менее, цели у нас и у ордена весьма схожи, поэтому не вижу причин для отказа помощи друг другу. Поймите десять лет на решение нашего вопроса это очень большой срок, а так пути господни неисповедимы, может нам повезет и мы сможем отыскать путь домой раньше.

— Ну что ж, я предполагал развитие и такого сценария, — ответил король, — пусть будет так. Надеюсь, когда придет время, мы станем плечом к плечу против наших врагов. Ну а насчет Джардов, я попробую поговорить с Морганом, но ничего не обещаю. В конце концов, Джарды не просто воины, если бы ты знал с какими трудностями он реализовал эту затею. Ты знаешь, какой экзамен у Джардов?

— Нет, ваше величество.

— Открою тебе маленькую тайну, в темницу к новообращенному приводят смертника и вот они в течение десяти дней сидят вдвоем. Только воин, обладающий огромной силой воли, может устоять против соблазна, вцепится в шею смертнику. Жажду крови могут контролировать только единицы. Если он выдерживает, то становится Джардом, а если нет то пищей для Джардов. Ты понимаешь, что этих четверых он искал пять лет?

— Да это будет не простое решение для него, я понимаю это. Если это поможет то капитан, как то сказал, что он мой должник, так вот если он примет положительное решение, то пусть считает, что мы в расчете. Тем более как я уже говорил Джарды не против.

— Хорошо сэр Роман, что‑то еще?

— Вы бы не могли устроить мне встречу с архимагом, у меня к нему есть пара вопросов.

— Викториус сейчас у себя я могу с ним связаться и спросить, сможет ли он принять тебя сейчас.

Дариус достал кристалл связи и связался с архимагом, тот любезно согласился принять меня через полчаса. Допив чай и попрощавшись с Дариусом, я с помощью Глюка отыскал апартаменты мага.

У Викториуса я провел около трех часов. Архимаг еще раз извинился за свою ошибку, и мы немного поговорили о моих дальнейших планах. Так же мне удалось договориться о помощи архимага в производстве топлива для нашей машины. Сырая нефть была известна и в этом мире, но использовалась лишь в качестве дополнительного ингредиента для зажигательной смеси. Андрей хвастался, что его приятель, который служил в Чечне, подробно рассказал ему принцип перегонки нефти. Поэтому я договорился, что Андрей принесет с собой сырую нефть и образцы оставшегося бензина, и они в лаборатории вместе с архимагом попробуют воспроизвести состав. Викториус даже дал несколько адресов в городе, где мы могли бы закупить запасы сырой нефти.

Потом я выклянчил у Викториуса кристалл связи и тот научил меня им пользоваться. В очередной раз доведя архимага до белого коления я стал подопытным кроликом. Дело в том что я по прежнему не мог управлять магическими потоками, поэтому все заклинания адресата произносил Глюк. Не знаю на какой частоте звука он произносил заклинания, но архимаг его не слышал. Поэтому получалось, что просто молча держа в руках кристалл я вызывал абонента. Архимаг не мог ничего понять. Мои объяснения, что я произношу заклинания просто в голове его не удовлетворили и он в течении часа заставлял меня вызывать одного из своих учеников пытаясь понять и зафиксировать природу этого явления.

Наконец не выдержавший Глюк сказал, что если этот недоделанный маг не угомонится, то он его аннигилирует к чертовой матери. Пришлось сослаться архимагу, что мой магический резерв очень мал и что я истощен. Архимаг был очень расстроен, но тут же сообщил, что сразу после свадьбы Алины он отправится к себе в Валадию и приглашение посетить его королевство остается в силе. Я так понял, что там мне лучше не появляться иначе я рискую стать лабораторной крысой.

Как бы извиняясь за свои пытки архимаг предложил мне продолжить нашу беседу за обедом. Во время трапезы я узнал, что название тайного ордена Иллариум связан с редким металлом, в связи с проблемами его обработки изделия из него стоили в два, а то и в три раза дороже, чем золото. А ценился он из за того что был очень крепок и абсолютно невосприимчив к магии. Поэтому все короли и сильные мира сего старались заполучить себе латы именно из такого материала, хоть те и стоили баснословных денег.

Намного дешевле было выковать обычные латы, и укрепить их с помощью магии, а для защиты приобрести нейтрализующие амулеты. Поэтому доспехи из Иллариума приобретались больше для статуса, чем для защиты. Колющее и режущее оружие из иллариума не делали, а все из‑за того, что этот металл практически не возможно было заточить…

На прощание я задал Архимагу вопрос: как он, прожив более тысячи лет, не превратился в старого, злобного и надменного старикашку. Чем очень сильно рассмешил его. Архимаг ответил, что только я имел столько наглости и смелости задать ему этот вопрос, и что его ученики считают абсолютно наоборот, особенно когда он принимает у них экзамены.

А вообще, чем старше он становился, тем больше понимал, что практически ничего не знает про магию, поэтому не считал себя самым умным, а злость, зависть и ненависть убивают даже бессмертных, поэтому он не имел гонора и несмотря на свой возраст с уважением относился к другим. С его слов его лекарствами была тяга к знаниям и добродушный характер. И если бы не угроза проклятых земель он бы давно отошел от дел, чтобы целиком и полностью отдать себя науке…

Вполне закономерно я задал вопрос архимагу, неужели он единственный кто пережил катаклизмы и войну тысячелетней давности. Оказалось, что переживших ту войну магов было немало, но все они уже давно умерли. И лишь он Викториус продолжает жить.

Дело было в том, что во время войны он и еще четверо магов в ущелье Камуда отбивали очередную атаку некросов. Тварей было слишком много и им пришлось отступить. Чтобы задержать тварей маги применили одно из своих самых мощных заклинаний 'зов стихии', но что‑то пошло не так. К тому времени магический фон уже был нарушен и иногда проверенные тысячелетиями заклинания давали сбой.

Магия поглотила приближающихся некросов. Но вместо тог чтобы исчезнуть смерч из четырех стихий стал разрастаться и грозил смертью вызвавшим его магам. Огненный вихрь, снаружи, раскаленный пар наполненный кусочками метала внутри, дьявольская мясорубка приближалась к магам. Чтобы спасти своих друзей Викториус применил одно из самых страшных заклинаний для магов, — 'отречение'. Применивший его маг навсегда лишался своих магических способностей, но мог единовременно развеять любое стихийное заклинание. Но и тут все пошло наперекосяк и архимаг не смог правильно направить высвободившуюся магическую силу. В этот момент смерч все‑таки поглотил магов.

Это было не возможно, но через несколько часов архимаг пришел в себя и понял, что не только остался жив в отличие от остальных друзей, но и его магические способности остались с ним. А еще через некоторое время Викториус обнаружил, что перестал стареть и оставался таким же, как и в тот день в ущелье…

В общем, после нашей беседы расставались мы с архимагом хоть и не друзьями но уже хорошими знакомыми и заручившись его поддержкой на будущее, я отправился к себе в номер.

Глава 18

Свадьба

Вернувшись мы собрали с ребятами совет. На повестку дня было выставлено несколько вопросов.

Первым делом я объявил, что после встречи с королем мы официально заключили мирный договор и теперь являемся официальными союзниками. От вступления в орден я отказался, как и от поступления на службу к его величеству.

После этого я поставил вопрос о том, что нам делать дальше и предложил свой вариант дальнейшего развития событий. Во–первых я озадачил Алексея, что Дариус третий официально дал добро на свадьбу, которая состоится через пять дней. И что теперь он сможет со своей возлюбленной принцессой Алиной строить новую ячейку общества. Андрей, было что‑то заикнулся: что все так быстро и он не совсем готов, но тут же получил от Андрея и Толика такую гневную тираду, что быстро заткнулся и смирился с уготовленной для него участью. О беременности Алины я решил ничего не сообщать Алексею, это была прерогатива будущей мамочки. Я также сообщил Алексею, что ему придется остаться в королевстве.

Дальше я предложил Андрею и Толику сразу после свадьбы отправиться к гномам и там провести переговоры по заключению контрактов на производство различных узлов нашего автомобиля. Посоветовав при этом не просто процент от прибыли, а долю в предприятии. В конце концов Андрей механик и сможет принести в этот мир не одно рационализаторское предложение, которое сможет внедрить и наладить изготовление.

Для любого бизнеса нужен капитал, поэтому встал еще один вопрос, который касался финансов.

ут я опять обратился к Алексею сказав, что в приданое Алине король выделил один миллион золотых. Так вот по крайней мере я возьму у него в долг тысяч сто, и на развитие совместного предприятия Толку и Андрею понадобится такая же сумма. Алексей сказал, что нужно посоветоваться с Алиной в конце концов это ее приданное. Мы согласились, но разговор должен был состояться в нашем присутствии, чтобы мы могли объяснить принцессе, для каких целей нам нужны деньги.

— Рома, а чем будешь заниматься ты? И для чего тебе такие деньги, — спросил Толик.

— А я мои дорогие друзья буду продолжать поиски возможности возвращения домой. А деньги мне нужны для экипировки своего отряда. Кстати я еду к гномам с вами, у них я планирую обзавестись необходимыми мне доспехами. А после планирую посетить проклятые земли.

— Что?

— Да да, Толик именно в проклятых землях я планирую найти ответы, но не сразу конечно. Для начала я хочу немного заработать на найденном нами портале. Я хочу со своей командой поискать древние реликвии и скопить капитал для дальнейших поисков пути возвращения домой.

— И что–это за команда? — спросил Андрей.

— Пусть пока это будет маленьким сюрпризом, тем более вопрос еще окончательно не решен, боюсь сглазить.

— Ну Андрей явно от своего Барсика ни ногой, но почему ты решил что я оставлю тебя одного, — сказал Толик.

— А кто будет с Андреем? За этими пройдохами нужен глаз да глаз. А что скажет Тина, на твои походы в проклятые земли, ты не подумал?

— А что Тина? — спросил Толик.

— Я думал у вас все серьезно?

— Ну и что. Я пока еще сам могу принимать решения.

— Ну ну, посмотрим как ты запоешь когда об этом узнает Тина. И еще Толик, сейчас я стал совершенно другим, со мной происходят странные вещи.

И что теперь, мы должны бросить тебя?

Нет конечно, мы по прежнему близкие друзья, но сейчас мне нужно побыть одному, мне нужно найти свой путь…

* * *

Дни до свадьбы пролетели в заботах и делах, мы несколько раз выбирались в город, прикупили себе несколько комплектов походной одежды, закупили так необходимую сырую нефть и Андрей с архимагом закрылись в дворцовой лаборатории, которую любезно разрешил использовать Тореус. Маг все еще находился с принцем в Парусе.

Я наконец‑то разжился табачком, который по совету Оза прикупил у его знакомого гнома, причем даже дешевле чем приобретал его Оз. В этом мне помогла ключ–карта любезно подаренная нам гномами.

Алексей все время находился в прострации, от такого поворота в своей холостяцкой жизни, а после того как Алина сообщила ему о своей беременности вообще потерялся. Поэтому мы сдали его принцессе с надеждой, что до свадьбы она приведет его в порядок. После разговора Алина без долгих колебаний ссудила нам часть своего приданного, разумеется с возвратом, но взамен потребовала от меня обещание, что ни при каких обстоятельствах Алексей не отправится с нами в проклятые земли. Успокоив Алину, что у меня такого и в мыслях не было, я взял свой магический чек, который представлял собой кристалл с наложенным на него заклинанием. Второй достался Толику.

В один из дней я все–же заскочил в гости к капитану Моргану и мы поговорили о судьбе Джардов. Сначала Морган сказал, что даже не стал бы со мной разговаривать если бы не просьба его величества, а потом в течение получаса я был вынужден выслушать лекцию о сходстве моей скромной персоны с различными пресмыкающимися и о моем близком родстве с нежитью. Дав выговорится разъярённому капитану, я привел свой убийственный аргумент, что могу вернуть Джардам человеческую натуру, чем привел Моргана в крайнюю степень замешательства.

Объяснив капитану все нюансы этого предприятия, я получил еще одну гневную тираду, что я самоубийца и хочу погубить его солдат. На что я задал ему вопрос, как бы поступил он в такой ситуации, если даже шансов на успех один на миллион.

Капитан Морган в очередной раз грязно выругался, его эмоции переливались через край. Затем достал из шкафа напиток похожий на коньяк и мы с ним напились. В результате он сказал, что если с его ребятами что‑нибудь случится, он с меня живого шкуру спустит и дал вольную Джардам.

На третий день экспериментов довольный Андрей сказал, что теперь проблем с топливом не будет. Поняв принцип перегонки сырой нефти и доведения ее до требуемого октанового числа. Архимаг создал магический артефакт, который погружался в сырую нефть и буквально через пару часов та преобразовывалась в так необходимый нам бензин. В свою очередь Андрей продемонстрировал архимагу изобретение нашего мира, — коктейль Молотова. Чем заинтересовал мага, который сказал, что ему наверное стоит наверстать упущенные знания алхимии, поскольку в проклятых землях остались места где обычная магия дает сбой и может быть заменена оружием созданным с помощью этой науки…

Добившись окончательного решения по поводу Джардов, я побывал на очередной аудиенции у короля, на которой мы договорились, что мой отряд имеет право беспрепятственного прохода в проклятые земли через портал в Парусе. И что наши находки не будут облагаться налогом в связи с нашим непосредственным участием в обнаружении портала. Однако эксклюзивные артефакты и свитки будут продаваться в первую очередь королевству Этлании.

Получив от короля маленький нагоняй за разорение его дочери, я выслушал упрек, что неужели я не мог обратиться о займе лично к королю. Чем я не преминул воспользоваться и попросил у короля еще сто тысяч в займы. Не буду повторять те слова и выражения, которыми разразился король, перевернувший на себя чашку с горячим чаем, шокированный моей просьбой. Скажу лишь, что его величество предупредил меня, что своей смертью я не умру и что такого наглеца он в жизни не видел. Сказал, что у него с каждой нашей встречей все сильнее и сильнее появляется неудержимое желание подержать меня немножечко за горло, но денег дал.

Передавая мне кристалл для получения требуемой суммы, Дариус предупредил меня, что если я еще раз в его присутствии заикнусь про кредиты. Он лично сопроводит меня на долговые галеры. На что я ответил, что даже его отец Дариус второй, брал кредиты у гномов на благие дела. На это Дариус третий заявил, что у его отца было свое королевство, а у меня кроме моей наглости ничего нет. И что он дал мне кредит только потому, что если я не смогу его вернуть, то он выставит мою жизнь на аукцион. А с моими способностями доводить до белого каления сильных мира сего он не только вернет потраченные на меня деньги, но и приумножит их, поскольку многие захотят прибить меня лично…

Наконец наступил день свадьбы. Дворец был похож на растревоженный улей, гостей было столько, что во дворце селили только монархов с минимальным количеством личной прислуги. Остальные приглашенные были поселены в зарезервированных гостиницах города и ближайших постоялых дворах. От различных гербов и штандартов рябило в глазах. Для принятия всех карет и экипажей не хватало места, и под стоянку для экипажей и даже тартагов были отданы площадки в городском центральном парке.

По принятому здесь обычаю церемония бракосочетания начиналась с первыми лучами солнца. Тысячи приглашенных гостей и обычные люди собрались на берегу небольшого озера. Маги создали удивительный ледяной мост через водоем, в центре которого была размещена небольшая площадка.

Жених и невеста с первыми лучами Лоны взошли на мост и пошли навстречу друг другу. Встретившись на середине они остановились и взялись за руки. Мост казался таким легким, таким воздушным, что казалось вот вот рухнет, под тяжестью молодых. При таком количестве присутствующих на берегах озера было поразительно тихо, создавалось ощущение, что кроме влюбленных никого нет. Это была заслуга магов которые накинули полог тишины на окружающих.

На небе встретились ночь и день. Лона уже протянула свои лучи чтобы обогреть Талию, но на небе по прежнему, был виден Протарион, в котором по легенде жил Пром. Обряд как бы совершался в присутствии двух влюбленных небожителей. Далее голосом усиленным магией Алина и Алексей произнесли слова клятвы верности друг другу и просьбу небесным светилам стать свидетелями их союза. В отличии от нашего мира здесь супруги обменивались не кольцами, а браслетами. После того как молодожены выполнили ритуал и слились в поцелуе, маги убрали полог тишины, и радостные крики заполонили округу.

Вот тут все приглашенные гости отправлялись досыпать, а молодых отправили в замок для совершения их первого супружеского акта. Праздничный бал был должен начаться в шесть часов вечера, где невеста должна была предоставить, доказательства своей невинности. Традиция была чисто формальной, поскольку уже давно никто не верил, что многие влюбленные пары действительно будут дожидаться «первого дня», чтобы насладиться друг другом.

За столом жениху предоставлялось право первого тоста, который звучал так: — «Моя невеста стала женщиной», и все. Обязательные свадебные обряды на этом заканчивались и начинался праздник…

Мы с ребятами были включены в свиту жениха и поэтому нам повезло, многим приходилось возвращаться во дворец пешком, а для нас и новобрачных были поданы кареты. Среди свиты невесты, мы заметили Тину. Девчонки уже подружились, хотя в детстве были ярыми соперницами и не переносили друг друга. Тина завидовала Алине, потому что та была принцессой, а Алина завидовала Тине поскольку та обладала незаурядными магические способностями. Но сейчас они уже повзрослели, а благодаря Толику и Алексею часто виделись и быстро сблизились.

Прибыв во дворец по принятому здесь обычаю, мы были вынуждены проводить молодоженов в их опочивальню и разбиться на пары для охраны спокойствия молодых. Один молодой человек и одна девушка должны были находиться возле дверей их комнаты и никого не впускать.

К ним приходили ряженые гости в масках и пытались подкупить подарками за право первыми поздравить молодых. Подарки принимались, но предназначались они молодожёнам. А гостям вручался шарик с номером. Впоследствии во время свадьбы разыгрывались несколько призов. Первым был танец с невестой, второй танец с женихом. Но главным призом была возможность принять молодых супругов на одну неделю в гости. И это считалось большой честью.

Мне досталось одно из первых дежурств и молоденькая милая напарница из свиты принцессы. Она все время задавала какие‑то глупые вопросы, но стараясь не обидеть девушку я старался отвечать на них, а потом повалили гости и стало не до этого. Гора подарков стала расти, и мне пришлось отправить девушку за помощью, чтобы их вынесли из коридора в одну из комнат принадлежащих принцессе.

В это время ко мне подошла молодая девушка в красивом голубом платье с глубоким вырезом на спине. На лице у нее была маска бабочки. Оглядев меня, незнакомка поинтересовалась.

— Скажите, а вы случайно не сэр Роман, — нежный голосок незнакомки завораживал.

— Да он самый, с кем имею честь общаться? — вежливо спросил я.

— Фи сэр Роман вы должны знать, что до розыгрыша призов я не смогу вам назвать свое имя. Или вы хотите меня лишить приза?

— Так вы сюда подарок принесли? Ну что–же давайте его сюда и вот ваш шарик.

— Вот, — протянула мне незнакомка маленькую шкатулку, но от предложенного шарика отказалась. — Позвольте я сама выберу свой номер.

Поскольку правилами это не возбранялось я предоставил ей вазу, внутри которой были шарики с номерами.

— Ну а если вас все еще интересует кто я, то вы сможете пригласить меня на танец. Не думаю, что вы сможете спутать мою маску и платье. Так что я буду ждать.

Незнакомка улыбнулась и оставила меня одного, а вскоре пришли друзья и забрали подарки. А потом опять потянулись гости…

Перед балом вся наша компания получила один час отдыха и мы с друзьями заглянули в нашу комнату чтобы принять душ и переодеться для бала. Приведя себя в порядок мы вернулись опять к комнате молодых, чтобы проводить их на бал. Возле апартаментов молодожёнов мы столкнулись с Эриком.

— А вот и остальная шайка в сборе, — улыбнулся нам принц, — что все‑таки обвели нас с отцом вокруг пальца, добились своего?

— Ваше высочество у нас даже в мыслях ничего подобного не было, это просто стечение обстоятельств, — разведя руки в примирительном жесте, — улыбаясь сказал я.

— Так я вам и поверил. Нет вы специально нашли тот портал, чтобы я не мог присматривать за сестрой.

— Конечно вы правы ваше высочество, от вас ничего не скроешь, — все еще улыбаясь ответил я, — кстати как у вас дела в Парусе?

— Постройка крепости идет полным ходом и твари затихли как будто собираются устроить нам какую то подлянку. Я завтра утром возвращаюсь, приехал только на свадьбу сестры. Сейчас там Оз за главного. Ну ладно скоро бал, а я только с дороги пойду приводить себя в порядок, — сказал принц и удалился.

Мы же дождавшись молодых, проследовали в зал. Несмотря на огромные размеры помещения казалось яблоку негде упасть, столько было гостей. Все дружными выкриками встретили молодых и праздник начался. Между гостей бегали официанты, разнося подносы с шампанским и я поражался их мастерству. Как им удавалось пройти среди такой тучи народу для меня оставалось загадкой. Расположившись стоя, по правую сторону от присевших на дополнительно установленные троны молодых, мы стали свидетелями поздравительной речи Дариуса третьего. Король поздравил молодожёнов и объявил, что сэру Алексею присвоен титул графа королевства Этлании. Далее было несколько поздравлений от прибывших на свадьбу королей и дополнительные подарки.

К основному залу примыкало несколько помещений поменьше, в них и располагались праздничные столы. Молодые, прежде чем сесть за тронный стол, должны были побывать в каждом из малых залов. Мы же согласно этикету следовали за ними.

Алина и Леша светились от счастья. Свадебное платье Алины поражало своей красотой и количеству драгоценных камней. Алексей щеголял в новом черном костюме, пошитом специально для свадебной церемонии. А на красной перевязи красовался подаренный его величеством изящный меч.

Через два часа когда все порядком подкрепились всех кто желал пригласили для розыгрыша призов, а после этого должны были начаться танцы.

Быстро разыграв три выигрышных номера, для этого в воздухе маг создал что‑то на подобии лототрона и жених с невестой по очереди выбрали шары наугад, молодые вернулись на предназначенные для них троны.

За призами никто не спешил, поскольку был шанс очень выгодно продать или перепродать свой выигрыш. Но тем не менее минут через десять показался один из молодых графов и предъявил шарик на танец с невестой. Следом с правом на танец с женихом вышла молоденькая девушка, наверное желавшая попасть в фаворитки, но зная Лешу ее деньги потраченные на выкуп выигрышного шара были потрачены зря. Победитель главного приза так и не объявился и интрига сохранялась. А затем начались танцы. Первый принадлежал молодым, и те закружились в медленном вальсе.

Я был сильно удивлен отсутствием охраны кроме почетного караула, о чем и поинтересовался у Эрика, когда тот подошел к сестре. На что принц усмехнувшись заявил: что после последнего случая с Валентом, сейчас здесь собрано столько охраны, что ее бы хватило на охрану портала в Парусе. Просто она так мастерски маскируется и не попадается лишний раз на глаза, что ее практически незаметно.

Зная, что строящийся бастион с той стороны портала сейчас охраняет более десяти тысяч воинов, я был удивлен мастерством охраны оставаться незаметными. О чем не преминул сообщить принцу. На что принц поделился секретом, что во дворце есть масса тайных помещений и проходов, в которых и сосредоточены основные силы безопастников.

Танцы продолжались, и несколько раз я заметил проносящуюся мимо незнакомку, которая в коридоре приглашала меня на танец. Хотя маски уже были сброшены, такого платья как у нее не было ни у кого из присутствующих здесь дам.

— Кто это? — спросил я у принца, указав на незнакомку.

Лицо принца исказила гримаса раздражения и он ответил :

— Это Анита Сигорская, та еще стерва. Красивая бестия, да и шармом обладает. Но что у нее на уме, никто не знает и она вертит мужчинами как хочет. Хотя я не знаю никого из тех, кто мог бы действительно похвастаться близостью с ней. Так что Роман рекомендую тебе выкинуть ее из головы.

— Да я сильно и не брал ее в голову, хотя знаешь что — то в ней есть. Просто она намекала, что будет не против, если я потанцую с ней.

— Тогда тем более советую ее избегать, просто так она не танцует. Значит ей что‑то нужно от тебя и ничем хорошим для тебя это не кончится.

Предупредив меня таким образом, принц извинился и был вынужден удалиться. Отец хотел, чтобы он присутствовал на небольшой приватной встрече, где собрались прибывшие в гости монархи. Так сказать вводил сына в элитный круг.

Я же решил пройтись к одному из столов с напитками, там меня и настигла прекрасная незнакомка.

— Ну что же вы сэр Роман, — обратилась ко мне Анита, — заставляете девушку ждать. Я так хотела потанцевать с вами.

При этих словах на меня было выплеснуто столь шарма и обаяния, что я чуть было не согласился, но предупреждение Эрика сработало и я сдержался.

— Видите ли я совершенно не умею танцевать, поэтому не смел тревожить вас, — как бы извиняясь ответил я.

— Разве вам не интересно поговорить со мной? — удивилась Анита.

— Разговаривать можно и не танцуя, — ответил я.

— Ну что–же может тогда вы проводите меня на террасу и мы поговорим с вами там.

— Я бы с большой радостью, но я не могу оставить надолго молодых.

— Ну что вы, всем уже все равно, сейчас каждый отдыхает, как хочет, — сказав это, Анита приблизилась довольно близко, и мне в нос ударил дурманящий запах ее духов.

— Я все же вынужден вам отказать, быть может позже когда молодые покинут бал, — с трудом сдерживая равнодушное выражение лица ответил я.

Аниту на мгновение передернуло, но тут же она взяла себя в руки, было видно, что она не привыкла к отказам, — я буду с нетерпением ждать возможности поговорить с вами. Мне так хотелось побольше узнать, кто же вы на самом деле — русские наемники?

— Непременно, если будет такая возможность, я ничего не стану от вас скрывать, — улыбнулся я ей.

Покинув Аниту Сигорскую, я вернулся на свой боевой пост возле Лехи, и до конца бала следовал вместе с остальной свитой за молодыми. В час ночи молодые отправились спать, а гости все не расходились. К нам подошли наши знакомые гномы которые оказались также в числе приглашенных и предложили продолжить празднование в тесном узком кругу. Тина и Толик отказались, и отправились как многие влюбленные парочки в сад, Андрей согласился, а я же решив, что с меня на сегодня достаточно попрощавшись отправился спать.

Как только я вышел из зала то натолкнулся на Аниту Сигорскую, возле которой стоял молодой граф выигравший танец с принцессой и что‑то горячо доказывал ей.

— Сэр Роман, — позвала она меня.

— Да графиня?

— Вы не могли бы проводить меня в мою комнату, а то я боюсь, что мои молодые поклонники не дадут мне этого сделать. А я так устала.

— Неужели этот молодой граф недостоин вашего внимания, графиня? — ответил я, — попросите его и этот юноша проводит вас хоть на край света.

Молодой граф не знал, как реагировать. С одной стороны он понимал, что я с издевкой отказываю его даме сердца, а с другой стороны он безумно хотел сопроводить Аниту Сигорскую и побыть с ней еще немного наедине. Поэтому если бы я просто прошел мимо, его бы это устроило.

— Вот именно поэтому я прошу именно вас проводить меня. Молодой граф выпил слишком много шампанского и не понимает, когда дама отказывает ему во внимании.

— Аниточка, но как вы можете, — залепетал униженный граф.

— Лестард вы мне не интересны. Вечер закончен, и мы расстаемся, как вы не можете это понять.

— Граф имейте хоть капельку гордости, разве вы не видите, что графиня намеренно провоцирует вас. Если вас это утешит, то графиня отказывала даже принцам, для нее это всего лишь игра, — сказал я молодому юноше. А вы Анита прекращайте так издеваться над мужчинами, а то не приведи господь, один из обиженных вами поклонников решит вам отомстить. А сейчас позвольте откланяться, я не хочу играть в ваши игры.

Если сказать что графиня была поражена, это не сказать ничего. Я просто привел ее в бешенство. На ее щеках заиграл красный румянец, а в глазах заиграл безумный огонек.

— Да что вы себе позволяете, — прошипела она.

— Я пожалуй пойду, — смущенно сказал граф.

— Нет уж теперь останьтесь Лестард или вы думаете, что Анита Сигорская может уйти с бала в одиночестве?

— О граф теперь у вас есть великолепная возможность сохранить лицо, теперь это не графиня отшивает вас, а вы можете отшить графиню. Ну же граф проявите мужество, отомстите за всех тех мужчин, которых так нагло использовала графиня, — обратился я к графу.

— Пожалуй я все‑таки пойду, — неуверенно сказал граф.

— Ты, ты! — Анита кинулась на меня с кулаками, но предполагая такое развитие событий во время нашего разговора, я держал руку на кинжале–артефакте, и когда пришло время, ускорился. Получилось, что Анита кинулась на пустую стенку, тем временем граф поспешил удалиться. Оказавшись за спиной у взбешенной графини и прижав ту к стенке, я продолжил.

— Вы такая прекрасная в гневе графиня, а все потому, что сейчас вы настоящая. Не стоит пытаться ударить меня, у вас это не получиться. И еще позвольте вам дать один совет, не пытайтесь мне отомстить за сегодняшний урок, — и резко развернув ее, я заглянув ей в глаза. — Если я почувствую от вас угрозу, я перекуплю ваш контракт.

Последнюю фразу я сказал по мысле–связи. Аниту словно ударило током, она побледнела и чуть не потеряла сознание.

Перейдя в режим ускорения я одновременно активизировал истинное зрение и то что я увидел, поразило меня. На душе графине четко различалась печать демона. Такая метка ставилась после заключения человеком контракта, предупреждая других охотников за душами, что душа данного человека уже принадлежит одному из демонов. Больше всего в этот момент меня поразили сами знания о метках и способность их различать. И почему‑то я был уверен, что уже видел подобную метку ранее.

Конечно же я блефовал и как выкупить душу мне было не известно. Тем более я не знал кому из демонов принадлежит данная печать. Но откуда бедной графине было это знать.

— Ну что Анита вас проводить, — спросил уже вслух я.

— Нет нет, я сама, — ответила мне напуганная девушка, находящаяся на грани шока и кинулась проч.

По крайней мере Архимаг оказался прав, — подумал я про себя, — все‑таки как минимум один демон в этом мире есть…

кому понравилось ну черкните хоть пару строк.

Примечания

Истинные вампиры — вампиры с рождения

Обращенные вампиры — люди или представители других рас подверженные мутациям от укуса вампира

Галхи — обращенные вампиры, потерявшие способности обычных вампиров из‑за употребления в пищу не только крови, но и плоти убитых ими жертв. От обращения до вырождения в галха проходит от пяти до семи лет.

Джарды — обращенные вампиры, питающиеся кровью истинных и обращенных вампиров. Вырождение в галхов не происходит. По силе и способностям равны истинным вампирам.

Сахитины — монстры с телом медведя и головой черепахи. Всеядны, но предпочитают мясо. Охотятся стаей, обладают зачатками разума.

Темные маги — маги проживающие на территориях проклятых земель. Основные специализации — управление неразумными животными, некромантия и демонология.

Надиры — существа обитающие на деревьях, похожи на мартышек. Жертву атакуют стаей. Не брезгуют поеданием падали и себе подобных. Нередко стаи воюют между собой.

Мергры — магические существа, созданные и контролируемые некромантами. Обладают иммунитетом к огню. При отсутствии пищи впадают в спячку.

Тирисы — летающие рептилии. Роем руководит матка, боятся яркого солнечного света.

Туконом — прибор для измерения времени.


home | my bookshelf | | Превратности судьбы |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 13
Средний рейтинг 3.9 из 5



Оцените эту книгу