Book: Молох Империи (СИ)



Молох Империи (СИ)

ВАЛИДУДА АЛЕКСАНДР

МОЛОХ {1}ИМПЕРИИ

ПРОЛОГ

Выдержки из запрещенной монографии 'Гибель свободного человечества' профессора Гиста (личное дело A-198766):

…К последней четверти третьего тысячелетия по времяисчислению древней докосмической эры возрожденное человечество обжило огромные пространства обозримого космоса, пережило череду бушевавших в галактике войн и пребывало в "золотой" эре – именно так нашими историками принято называть ту благословенную эпоху. Человечество воспряло из пепла после самой ужасной, самой опустошительной из всех войн – Войны с чужепланетным захватчиками. Войны, принявшей тотальный характер, Войны на уничтожение. Но человечество выжило и на руинах старой цивилизации расцвела ее наследница. В Золотой эре политика строилась исходя из интересов крупнейших межзвездных компаний, где правительства миров зачастую были лишь номинальными носителями власти. Были позабыты ужасы междоусобиц, голод, экономический хаос; решены многие генетические проблемы, средняя продолжительность жизни достигла ста пятидесяти земных лет. Впервые за многие века утвердилась поистине справедливая система социального устройства; отныне любой индивид мог занять достойное место в обществе, на которое он был способен. Именно в Золотую эру впервые за всю известную нам историю преступления стали явлением столь редким, а законопослушность столь высока, что понятие рецидива осталось лишь в теории юридических наук. Любой гражданин какого бы то ни было мира мог де-факто осуществить свои материальные запросы законным путем.

Примечание цензора: подтасовка фактов, как то: под человечеством 'золотой' эры провозглашается население менее половины обитаемых планет – самодовольных, застывших в социальном развитии мирков. Усмотрено: 1) пропаганда и восхваление прогнившей экономической системы, 2) умолчание форм и методов тотального контроля над населением, 3) умолчание о доступности долголетия только правящему олигархическому слою.

…Все споры между планетами и между транссекторальными компаниями решались специальными межсекторными судами. Полиция и вооруженные силы были сведены к минимуму, а армия и военный флот практически утратили свои функции. И если бы не промышленный шпионаж и редкие случаи пиратства, вероятно и эти структуры подлежали бы роспуску. Социальные же структуры и научно-технический прогресс пребывали в стагнации. Фундаментальные открытия в науке были крайне редки, а научные изыскания направлены в русло бесконечных усовершенствований.

Примечание цензора: подача искусственного торможения научно-технического прогресса как естественного пути научного развития, вместе с тем не упоминается о гибели многих научных знаний и технологий прежней цивилизации, не упоминается о вынужденном изменении технической культуры. Превознесение 'достижений' корпоративно-надгосударственных структур, а также типичная подача явного развала государствоохранительных институтов как закономерного исторического процесса.

…Кто-то пресыщался сытой и умеренной жизнью, кто-то стремился сделать удачную карьеру, кто-то просто пользовался всеми благами, которые предоставляла цивилизация. Но в любое время и в любом обществе всегда находились люди, готовые поставить на кон и жизнь, и свободу, чтобы получить нечто большее… Простые искатели острых ощущений, или же отщепенцы. И потому ряды авантюристов и звездных корсаров никогда не иссякали. Компании строили боевые корабли для защиты своих грузов, выделяли средства на содержание военно-космического флота, патрулировавшего торговые трассы и проводившего рейды за пределы окраинных миров, туда где скрывались экипажи пиратов. Как не парадоксально, но именно звездным корсарам многие миры обязаны своей свободой и существованием.

Примечание цензора: таким образом господин Гист объясняет выдавливание системой так называемого 'свободного человечества' активных и неординарно мыслящих личностей, не способных довольствоваться ролью сытых, послушных системе индивидов.

…Год 422-й стандартного времяисчисления. Пришли страшные завоеватели – нишитурцы, называвшие себя нишитами, пришли, неся из межзвездных пространств Закон Нишитуран. Это была дотоле неизвестная человеческая раса, предки которых приобрели благоприятные мутации, живя в чудовищных условиях на окраинных мирах обжитого космоса. Каждый нишит обладал недюжинной силой и крепкой мускулатурой, сложившейся на их родной планете с полуторным стандартным тяготением. Сколь разительно нишит выделялся силой от других людей, столь броско он отличался и внешностью, обладая белой, почти молочной кожей и чертами лица, красоту которых признавали представители многих миров. Внезапность и огромная боевая мощь вышколенных многочисленных армад нишитов не дали оказать серьезного сопротивления. В одночасье десятки секторов оказались завоеванными. Так через год появилась Империя Нишитуран. Война продолжалась еще несколько лет, названная в последствии второй галактической. Свободные миры стали образовывать союзы, сложившиеся в федерации и конфедерации, приступили к наращиванию боевых флотов и планетарных армий.

Покорив больше территории, чем в состоянии были 'переварить', солдаты Нишитуран остановили свое победоносное шествие и в год 428 по стандартному времяисчислению, на планете Риеста, входящую в Ласниверскую Конфедерацию, было заключено мирное соглашение. Хрупкое перемирие держалось почти девяносто лет, по истечению которых Империя Нишитуран развязала третью галактическую войну. Покорив еще полдесятка секторов, армады Нишитуран прекратили наступление. Император Улрик II отказался подписывать мирный договор и следующие два десятилетия были отмечены беспрерывными пограничными столкновениями.

Год 541-й, объединенные союзные силы начали новую войну – четвертую галактическую. Добившись в первый год определенных успехов, союзники отвоевали несколько секторов, но уже в год 542-й нишиты наголову разбили их на всех театрах военных действий, вернули потерянные территории и вторглись в Ласниверскую Конфедерацию. Еще через год война завершилась подписанием мирного договора в резиденции императора Нишитуран, а Ласниверская Конфедерация стала именоваться Ласниверской провинцией империи.

Десятки лет союзные державы и Империя Нишитуран находились в напряженных отношениях. Но постепенно ужасы войн стали меркнуть, родились новые поколения и последовал обмен дипломатическими представительствами, наладились и стали расширяться торговые связи.

Год 577-й с.в. У периферийных с Пустошью секторов Империи Нишитуран из неизведанных межгалактических просторов космоса появились ассакины. Человечество вновь столкнулось с инопланетной разумной формой жизни. Чужедальние завоеватели вторглись в империю, оставляя за собою лишь опустошенные миры. Оправившись от первого потрясения, нишиты остановили армаду чужаков и выбили ее за пределы империи, платя за каждую ошибку слишком высокую цену.

Так человечество вновь схлестнулось с чуждым разумом и с ужасом осознало, что возвращение ассакинов всего лишь вопрос времени.

Примечание цензора: господин Гист ни слова не упомянул, что задолго до ассакинов, еще перед гибелью первой цивилизации были установлены контакты со многими инопланетными формами разумной жизни. Видимо, имеет место информационный фильтр так называемого 'свободного человечества'.

Рекомендация цензора: провести изъятие во всех присоединенных мирах империи.

ЧАСТЬ I. ПРЕЛОМЛЕНИЕ.


13.02.619 г.с.в. Федеративное Скопление Арбела. Сектор Монар.


Диковинный звездный узор словно бы подстегивал фантазию. Казалось, что гордые и величавые бриллианты, топазы и рубины солнц неким причудливым образом нанизаны на одну невидимую нить. И не просто нанизаны, а шутки ради закручены самим Создателем в правильную спираль. Это созвездие носило смешное название – Спиралька. Планета Атана, спутник желтой звезды Кси-Спиральки, была единственной обитаемой в этом созвездии. Для девяноста миллионов ее жителей такая необычная и в чем-то вычурная конфигурация близлежащих светил являлась предметом особой гордости и символом туристического успеха.

В океане космоса Кси-Спиралька выглядела золотым огоньком. Одинокому наблюдателю, смотревшему на внешнепространственный экран в своей тесной каюте, огонек этот казался живым и приветливым. Наблюдатель, молодой человек по имени Константин Масканин, с документами на имя гражданина ФСА с односложным именем Мэк, естественно знал, что ВП-экран преобразует фиксируемую панораму вселенной в привычную для человека картину восприятия, устраняя спектральные смещения и прочие 'минусы'.

О космосе Константин грезил с детства. С юных лет он мечтал о нем, глядя на усыпанное мириадами огней ночное небо. И детская мечта предопределила его выбор. Предопределила вопреки воле отца, ждавшего, что он пойдет по его стопам. Однако пятнадцатилетний выпускник-кадет Константин Масканин подал документы в Академию Военно-Космических Сил. С тех пор прошли годы.

Звезды всегда завораживали Константина, хоть и успел он помотаться средь них. А сейчас, собранные в этом уголке космоса, они пробуждали сожаление и тоску по покинутой детской мечте.

Воистину космос непостижим в своей необъятности, это понимаешь, когда находишься где-то среди его бескрайных просторов. Здесь звезды всегда кажутся холодными и равнодушными, свысока взирающими на проносящиеся словно секунды столетия, не желающими замечать накал бурлящих средь них страстей и все новые трагедии амбициозной, но такой хрупкой расы, возомнившей себя хозяином вселенной. Другое дело – Кси-Спиралька и подобные ей светила, давшие человеку пристанища. К ним даже люди весьма далекие от утонченного восприятия питали благорасположение словно к чему-то одушевленному, утонченные же натуры воспринимали солнца живыми существами. И вот, смотря на золотой огонек этого теперь уже относительно близкого солнца, Масканин думал о сделанном в прошлом выборе. И жалел. Жалел, что бросил флот и согласился отправиться в Богами забытое место, именовавшееся ФСА. Он смотрел на звездную панораму как на саму вечность, приоткрывшую краешек таинственного занавеса и позволившую вдруг заглянуть в грядущее. Он понимал, что последние три года все же не потрачены впустую, что уже близок тот час, ради которого все затевалось. Но вместе с тем пока и не подозревал, что лайнер 'Литиум', на борту которого он находился, станет отправной точкой, с которой начнутся его злоключения, что нить его судьбы уже переплелась с паутиной истории, где ему отведена не последняя роль. Далеко не последняя.

Три года Константин провел на чужбине. Три года под чужим именем в чужих мирах. И два из них он проклинал тот день, когда согласился бросить флот, оставить перспективную карьеру и спокойную жизнь, и покинуть Родину. Теперь вот она – близкая развязка скитаний на чужбине. Венец усилий его собственных и усилий десятков неизвестных соратников. Там на Атане его ждут. Там настанет финал операции с этим трижды проклятым проконсулом.


'Литиум', пожалуй, он и его немногочисленные близнецы по серии честно заслужили ярлык нетипичных судов в своем классе. Слишком уж много было в нем всяческих 'очень'. Когда этот пассажирский лайнер появлялся на орбите какой-нибудь планеты, своими размерами он поражал всякое воображение. В общегалактическом реестре он классифицировался под индексом 'А+', что соответствовало его небывалым габаритам и высочайшей благоустроенности пассажирских кают, совмещенных гением инженерной мысли и самых передовых технологий, существовавших на момент его постройки. Правда, с той поры прошли многие годы… Более двух километров в длину и шестисот метров в диаметре, лайнер вмещал семьдесят палуб, предназначенных для перевозки более пяти тысяч пассажиров, еще два десятка палуб отводилось для нужд команды и грузовых отсеков. В галактике существовал лишь один подобный гигант – сверхтяжелый транспортный звездолет класса 'Астра Инкогнита', производимый в Империи Нишитуран.

Система Атана – промежуточный пункт рейса 'Литиума', находилась в нескольких парсеках – в каких-нибудь двух стандартных сутках полета. Конечно, более современные лайнеры покрыли бы это расстояние в полтора-два раза быстрее, но они не могли тягаться с 'Литиумом' в извлечении прибыли с весьма и весьма состоятельных пассажиров. Лайнер отмерял свой шестой десяток, все эти годы неизменно выполняя одни и те же рейсы. Нынешний рейс выпадал из числа обыденных. На борту пребывал Роберт Ал – проконсул сектора Монар. По заведенной им самим лет десять назад традиции, проконсул каждый стандартный год путешествовал на 'Литиуме', дабы провести отпуск на курортах Атаны, где его уже ждала семья. Традиция эта каждый раз стоила не мало нервных клеток охране, а особенно ее начальнику Ханабальду, давно потерявшему всякую надежду убедить хозяина летать на Атану на одной из собственных яхт, которые, к слову, были весьма быстроходны, а роскошью апартаментов превосходили 'люксы' 'Литиума'. И зачем, недоумевал Ханабальд, проконсулу эта едва ползущая колымага, похожая скорее на центр развлечений, запиханный в звездолет и заброшенный в космос? Ханабальда раздражало, что все его разумные доводы Ал попросту игнорировал. И каждый год неизменно повторялась та же история. Однако причина была довольно проста: за карточными и бильярдными партиями на борту 'Литиума' Ал обсуждал некоторые весьма щепетильные дела в кругу доверенных лиц. И не только их. У проконсула ведь были свои тайны.

Жизнь на лайнере бурлила во всю. Обычному пассажиру было в общем-то глубоко плевать, что судно почтил своим вниманием сам проконсул. На сорок четвертой палубе, предназначенной для развлечений гостей, где опустошение кредитных карт велось с дьявольской изобретательностью, собиралось множество разношерстного народа. Живые оркестры (небывалая роскошь!) играли мелодичные интерпретации для зрителей, занимавших бесчисленные столики в отсеках-ресторанах и отсеках-кабаре, в которых с удивительной проворностью сновали вышколенные официанты в белой флотской униформе. В другом отсеке начинался стриптиз в невесомости, неизменно собирая самые большие толпы. Имелись на борту 'Литиума' и другие места, способные удовлетворить как самые изысканные вкусы, так и самое больное воображение.

Ал всегда предпочитал игровой отсек всем этим новомодным (или старомодным – как посмотреть) завихрениям, особенно он ненавидел казино, где бесились шумные толпы праздных туристов и где охрана не могла в полной мере контролировать ситуацию. Это был тучный лысеющий человек среднего роста, как всегда одетый в дорогой официальный костюм. В руках, с безвкусно нанизанными на пухлые пальцы перстнями, он держал карты, сосредоточив все свое внимание на партии в покер. Он блефовал и делал это довольно успешно, одновременно стараясь уловить, кто из игроков поступает так же. За столом сидели еще шесть человек, четверо из которых являлись его неизменными партнерами по игре, как впрочем и в делах – владельцы крупнейших промышленных монополий сектора. У всех у них были громкие имена, обеспеченные внушительными капиталами и влиянием. 'Литиум' был не единственным местом подобных неофициальных посиделок, однако получить приглашение от проконсула на ежегодный междусобойчик на борту лайнера считалось знаком расположения хозяина сектора.

За спиной Ала бесшумно появился Ханабальд. Дождавшись, когда проконсул обратит на него внимание, начальник личной охраны передал хозяину видеофон, шепотом сообщив, что с ним срочно хочет поговорить капитан лайнера. При этом Ханабальд сумел извиниться так, словно бы он извинялся за свои извинения. Ал едва не вздрогнул, успев однако привыкнуть к дурацкой привычке Ханабальда неожиданно появляться за спиной словно привидение. Это всегда било по нервам, если переживешь несколько покушений.

– Прошу прощения, господа, – откланялся Ал без всякого удовольствия, досадуя, что приходится прерывать довольно удачную партию, – продолжим в следующий раз.

Он взял видеофон и отошел к одному из незанятых крайних столов, где его никто не мог потревожить.

– Слушаю, – произнес он, когда на маленьком голограммном экране появилось озабоченное лицо капитана.

– Господин проконсул, возникла нестандартная ситуация. Вас не затруднит подняться ко мне на мостик? – интонация капитана выдавала волнение.

– Затруднит. Вы отрываете меня от важных дел.

– Поверьте, я бы не стал беспокоить вас по пустякам.



– Не знаю что и думать, капитан. Чего ради вам так вдруг понадобилось мое внимание? Что стряслось, дьявол вас разбери?

– Господин проконсул, – невозмутимо ответил капитан, проглотив грубость Ала, – считаю своим долгом предупредить, что у нас на пересекающемся курсе неизвестный звездолет.

– Ну и?

– Он идет прямо на нас. На запросы не отвечает…

– Благодарю за предупреждение. Как я понимаю, вам не удалось опознать его?

– Именно, господин проконсул. Это неизвестный в ФСА тип звездолета. Боюсь, его намерения слишком явные. Я уже приказал связаться с ближайшей полицейской базой и запросить помощь.

– Ну что же, вы правильно поступили, капитан. Мы можем оторваться от него? – в голосе Ала звучало равнодушие, которого он, однако, не испытывал.

– Вы сказали 'оторваться'? 'Литиум' всего лишь пассажирский лайнер, господин проконсул. Чтобы набрать ускорение и сравнять наши режимы хода, нам понадобиться не менее сорока – пятидесяти минут. За это время неизвестный корабль сократит дистанцию до менее трех светоминут. Если же он увеличит скорость хода, то тогда… все произойдет довольно быстро.

– Делайте все возможное, капитан. Через восемь-десять минут я присоединюсь к вам. Действуйте.

Проконсул отключился и рассеяно уставился на погасший г-экран.

– Кажется, этот 'Литиум' может стать для меня золотой мышеловкой, – высказал он Ханабальду, задумчиво прикусив губу. – Теперь я начинаю сожалеть, что не слушал тебя… Остается только надеяться, что все это не имеет прямого отношения ко мне.

Начальник охраны предпочел смолчать. Он всегда молчал в подобных ситуациях, чтобы не обнажать перед хозяином его собственные просчеты.

На всех палубах заголосила сирена. Диссонансный вой действовал на нервы, он звучал так, будто разрыдался слабоумный детина. Через аварийные вещатели изливался голос старшего помощника капитана, сообщая о временном изменении программы полета, причем извещая об этом в таких выражениях, словно все пассажиры поголовно были детьми не старше десяти лет. Напоследок он призвал всех немедленно занять свои каюты. Спокойно и без паники толпы людей стали покидать аттракционы, рестораны, казино и другие заведения, задавая кучу дурацких вопросов попадающемуся судовому персоналу, который впрочем, не зная толком что происходит, объяснял случившееся техническими неисправностями.

Взяв с собой Ханабальда и еще трех охранников, Ал поднялся гравилифтом на верхнюю палубу, откуда в сопровождении поджидавшего их члена команды, прошел на капитанский мостик.

Пожилой человек с серебряной шевелюрой и глубокими морщинами, испещрившими лицо – таким был капитан 'Литиума' Сакс. В его подтянутой фигуре и жестах прослеживалась властность, выработанная десятилетиями, проведенными в космосе капитаном полутора десятков звездолетов. В другой раз Ал не обратил бы внимания на эту его властность и выпяченную на показ независимость, но сейчас все это подействовало проконсулу на нервы.

– Пройдемте к монитору, господин проконсул, – предложил Сакс. – В данный момент мы постепенно набираем ускорение. Через десять минут, к сожалению, вы сможете это почувствовать, так как антиинерционные системы судна не рассчитаны на работу в таком режиме… Обратите внимание на вот этот монитор. Красная точка на нем – это мы, зеленая – это неизвестный звездолет.

С показной невозмутимостью Ал наблюдал как неуклонно сокращается расстояние между двумя точками на стереоэкране. За последние восемнадцать лет, что он являлся проконсулом сектора, он смог припомнить только один случай подобный этому. Хотя было известно, что в некоторых других секторах ФСА отмечались случаи пиратства. Сам не зная почему, но Ал был уверен, что преследующий корабль был именно пиратским. Но ведь сектор обладает мощным полицейским флотом… Вернее, должен был бы обладать, подумал он. Теперь проконсул пожалел, что в прошлом году сократил бюджет секторальной полиции.

– Вам удалось что-нибудь узнать о нашем преследователе, господин Сакс?

– Да, господин проконсул. Кое-что бортвычислитель уже в состоянии выдать. Пожалуйста, – Сакс вывел на голоэкран трехмерное изображение преследователя, обладавшего непривычными очертаниями, и продолжил: – Двигатели объекта в режиме крейсерского хода. Судя по этому и по тому, что нейтринный след сильно экранирован и мы слишком поздно его засекли, можно заключить, что это боевой звездолет. И он по-прежнему игнорирует запросы.

– Так! Прекрасно, прекрасно, – Ал обвел глазами мостик, давя подступающую злость. – Значит за нами во всю дурь своих чертовых двигателей прет полный психов неизвестный корабль… Превосходно! Ну просто очень превосходно! А военные и полиция даже не знают, что по сектору спокойно разгуливает этот… этот… – Алу вдруг остро захотелось, что перед ним предстали начальник секторальной полиции и командующий военной группировкой сектора. Впрочем, на адмирала Кромайера не надавишь, у него столичные покровители. О, бездна! Не будь этих покровителей, проконсул давно бы растоптал это напыщенное ничтожество Кромайера! Зато генерал Парс скоро слетит со своего кресла, давно пора иметь в полиции более толкового генерала, желательно служаку, а не одного из прихлебателей, от которых как выясняется пользы – пшик! – Откуда он взялся, этот пират, господин Сакс? Не мог же он возникнуть из ничего?…

– Прошу прощения, господин проконсул, но этот вопрос не ко мне. У меня другие…

– Да понятно, что не к вам! – в груди Ала полыхнул гнев. – Не к вам, черт побери, а к тем идиотам, что должны обеспечивать безопасность федерации, а не натирать мозоли на седалищах в своих высоких креслах…

– Вероятно, это иностранный корабль, – произнес высокий, широкоплечий человек, стоявший рядом с капитаном.

Проконсул обернулся к нему, моментально отметив резко выпирающую челюсть. Должно быть закус, не исправленный в детстве, мимоходом решил проконсул.

– Старший помощник Зорф, – представил его Сакс.

– О, да, вы правы, это иностранный корабль и он просто заблудился, – ехидным тоном заявил Ал и рассмеялся с наигранной беззаботностью.

При этих словах капитан и старпом как-то странно на него посмотрели. Кажется, только Ханабальд уловил ехидные нотки в словах хозяина.

– Господин Сакс! – обратился сидевший за пультом вахтенный связист. – Мы приняли сообщение! Кодограмма с полицейскими шифрами на обычном канале…

– Ну, наконец-то. Немедленно приступайте к расшифровке и передайте еще раз наши координаты и параметры ускорения.

– Слушаюсь!

Проконсул стоял не шевелясь, как бы со стороны наблюдая за происходящим. Он упорядочил мысли, выкинул из головы назойливые глупые вопросы и призвал себя к самообладанию, внушая себе, что не он является причиной назревающего инцидента. Однако давило необъяснимое предчувствие чего-то дурного. И предчувствие это заставляло колотиться сердце с утроенной силой.

Капитан нарушил паузу через несколько секунд напряженного молчания:

– Знаете, господин проконсул, – он мгновение помолчал, набираясь смелости, – я благодарю всех известных в галактике Богов за то, что где-то в федерации все же есть умные головы, предусмотревшие нашу ситуацию… И мы теперь имеем безопасную связь с полицейским флотом. Но я и проклинаю всех обитающих в галактике Богов за то, что ФСА – единственная звездная держава, где до сих пор промышляют пираты…

– Не забывайтесь, господин Сакс! – Ал ощутил прилив злости. – Вам лучше поостеречься… И воздержаться от завуалированных выпадов на меня! Каждый должен делать свое дело.

– Вот именно, господин проконсул! Если бы каждый еще и делал свое дело!

Ал смерил Сакса злобным взглядом и в ответ удостоился того же. На лице старшего помощника Зорфа читалось явное осуждение. Только Ханабальд и трое охранников сохранили невозмутимость из всех, кто слышал перебранку. Впрочем, начальник безопасности проконсула в этот момент думал о другом. Его занимала полицейская кодограмма и он сильно сомневался в безопасности связи. Если 'Литиум' имеет шифры, как имеют их и прочие звездолеты, вся эта игра в таинственность и секретность связи ничего не стоит. Это только фарс, которым успокаивают экипажи лайнеров и грузовозов.

– Готово, господин капитан, – разорвал гнетущую тишину связист. – Читаю кодограмму: 'Пассажирскому лайнеру 'Литиум'. Полицейские сторожевики 'Хрот' и 'Гелиос'. Вас обнаружили. Находимся в ноль шесть светогода от вас. Легли на курс сближения. Идем форсированным ходом'.

– Это что, все?

– Все, господин капитан.

– Преследователь увеличивает скорость хода, – доложил старпом.

– Демон Пустоши! – Сакс занервничал. – Они, судя по всему, ухитрились перехватить сообщение. Но это невероятно! Значит, они владеют шифрами… Срочно передать патрулю: ваша кодограмма перехвачена, пират увеличил скорость хода.

'Пират нас преследует или нет, – думал Сакс, – но он висит на самом хвосте! Идиоты! Нет, ну что за раздолбаи? Лучше бы доблестные полицейские вообще не обнаруживали себя… этой идиотской кодограммой!'

Он обратился к старпому:

– Немедленно увеличить ускорение! Это поможет нам выиграть время…

– Слушаюсь…

– А вам и вашим людям, господин проконсул, лучше будет разместиться в антиперегрузочных креслах.

Ускорение дало о себе знать, как только пожелание капитана было исполнено. Для членов команды это было привычным делом, как и для хорошо физически подготовленных охранников. А вот Ал испытывал явные неудобства. Налившись тяжестью, его руки и ноги стали ватными, в висках ощутимо забилась кровь.

– Господин капитан, принят сигнал от преследователя, – доложил связист.

Не смотря на увеличение веса, Сакс чуть ли ни бегом подскочил к видеомонитору связи. На экране возник абсолютно лысый человек с холеной, но неприятной физиономией. Не было даже намека на волосы – ни бровей, ни ресниц. Об его одежде можно было судить лишь по серому воротнику, по всей видимости, принадлежащему униформе. Он заговорил первым:

– Я командир этого корабля и мое имя не имеет значения. Я говорю с капитаном, не так ли?

– Верно, капитан 'Литиума' Сакс…

– Сакс? Ага, теперь я тебя узнал. Так вот Сакс, мне нужен лишь проконсул. И больше ничего. Если он меня слышит, пусть трижды подумает, прежде чем дергаться…

– Его здесь нет, – искренне соврал Сакс.

– Тем лучше. Итак! Ты позволяешь нам состыковаться с лайнером и забрать его, со своей стороны я гарантирую безопасность для всех находящихся на борту 'Литиума'. Геройствовать не советую. Решай скорее. В случае отказа мы откроем огонь, тогда погибнет много-много… – он придурковато гоготнул. – Как бы это сказать? Много невинных жертв? Хм… Нет, они живы. Пока еще. Хе-хе… Много невиновных. Может быть и ты сам. Так что подумай, прежде чем идти на не нужный риск.

– Послушайте, вы!… Прекратите эту авантюру! Ваши действия бессмысленны, скоро здесь будет полиция. Вам не удастся уйти…

– Да? Что-то я не первый раз такое слышу… Послушай, Сакс, я не намерен слушать твои никчемные препирательства. Так что кончай лепетать, капитан. Ты ведь прекрасно осознаешь возможности твоей посудины? А наши далеко не исчерпаны. И чтобы помочь тебе побыстрее принять решение, мы сейчас выпустим парочку малышек… Хе-хе… Они сдетонируют где-нибудь вблизи твоего тихоходного лайнера. Подумай хорошенько, а через десять минут я еще раз свяжусь с тобой, – пират улыбнулся и послал воздушный поцелуй. – Время! Оно уже пошло…

Экран потух.

– Скотина, – тихо-тихо произнес Сакс.

Предельное ускорение очень скоро дало о себе знать. Работающие на форсаже двигатели порождали низкочастотный гул, проникающий сквозь сотни метров конструкции. Все явственней ощущалась вибрация. Долго в таком режиме 'Литиум' вытянуть не мог, ведь он был рассчитан на куда меньшие перегрузки. И многое в конструкции судна было принесено в жертву максимальному комфорту.

– Вы все слышали, – сказал проконсулу Сакс.

– Ну и? Ваши действия?

– Мои действия?! Мои действия, господин проконсул? Конечно, я буду идти до последнего! Но нам даже нечем отразить их ракеты, прах меня побери! Могут погибнуть люди…

– Не горячитесь. Надеюсь, помощь скоро будет, – отчеканил Ал.

Капитан мотнул головой, бросив нервный взгляд на один из мониторов, где появились знакографические символы вокруг зеленой и красной точек. За последние минуты точки стали еще ближе друг к другу. Отметка в одну светоминуту была преодолена. Вдруг на экране появилось то, чего так боялся Сакс: еще две засечки, но уже синего цвета. Их траектории хаотически изменялись.

– Ракеты, господин капитан, – растеряно пролепетал второй штурман, – они уже почти на хвосте у нас.

– Старший помощник, срочно маневр уворота, – скомандовал Сакс, прекрасно понимая всю бессмысленность команды. – Увеличить ускорение до предела.

– Ракеты! Параллельно с нами! – послышался чей-то крик.

В тот же миг один, затем второй взрыв встряхнули корпус лайнера, да так, что стоявшие на ногах попадали под звуки завопившей аварийной сирены.

– Повреждения?

– Э-э-э… Уничтожена башня сверхсветовой связи, второй курсовой двигатель вышел из строя.

– Сбросить скорость на ноль два и сообщить о нашем положении кораблям полиции маяковой гиперкапсулой.

– Слушаюсь.

Услышав последнее распоряжение, проконсул злобно уставился на капитана.

– Вы что делаете?! – рявкнул он с плохо скрываемой яростью. – Вы сбрасываете скорость! Мы же становимся еще уязвимее! Вы отдаете отчет своим действиям, господин Сакс? Или может быть, вы будете счастливы выдать меня? Прямо в лапы этим бандитам, а?

Капитану показалось, что его готовы растерзать. Одного знака проконсула было бы достаточно, чтобы четверо его громил разорвали Сакса на куски и тогда никакая команда не сможет помочь.

– Простите, господин проконсул, – невозмутимо ответил он, – но мы долго не вытянем на оставшихся движках. Знаете что это за двигатели? 'Пегас-1500'! Они хороши только для того, чтобы таскать звездолеты с постоянной и очень небольшой скоростью… При больших ограничениях ускорения и маневра! Вдобавок они не надежны! И из-за всего этого компания, строившая их, никогда не получала военных заказов…

– Да мне плевать что это за двигатели! – гаркнул Ал, не особо вникая о чем ему толкуют. – Вы должны выжать из них все возможное!

– При такой нагрузке, господин проконсул, мы в скором времени отправимся к праотцам или будем дрейфовать на обломках лайнера, – Сакс говорил спокойным наставительным тоном и смог всё-таки достучаться до голоса разума проконсула. (Ал даже живо представил лопнувший от перегрузок лайнер). А Сакс продолжал: -…и тогда космос, в конце концов, сделает с нами то, что не сделали пока пираты. Вы это понимаете, господин проконсул? А у меня на борту более пяти тысяч человек и я не могу рисковать их жизнями. Я не могу вступить в бой, да и нечем. Но будь это даже боевой звездолет, никто из моей команды представления не имеет, что следует делать.

– Не уходите от вопроса, капитан. Повторяю, вы хотите меня выдать?

– Чушь, господин проконсул, уж простите за прямоту. Я просто пытаюсь сделать все от меня зависящее в этой ситуации.

– Все зависящее? – Ал заставил себя успокоиться до конца и закусил губу. – Это значит допустить абордаж, не так ли, господин Сакс? А ведь они захватят 'Литиум', потому что вы сбрасываете скорость. Вы так печетесь о пассажирах… И где гарантии, что пираты не начнут убивать и брать заложников?

– Никакой гарантии, вы правы, господин проконсул, – осторожно ответил капитан, перестав обращать внимание, что Ал постоянно путает скорость и ускорение. – Но ведь этого пока не произошло, не так ли?

– Не произошло, так произойдет! Вы же гасите скорость!

– Я попытаюсь кое-что сделать. На борту имеется ручное оружие, я прикажу вооружить команду, чтобы попытаться взять в плен абордажную группу пиратов. Может быть, этот шаг остудит их пыл.

– Я хочу сказать вам, капитан… Как бы не разворачивались события, я не намерен отдавать себя в руки этих мерзавцев! Если при этом пострадают пассажиры или вы, они за это ответят. Не думаю, что они смогут уйти хотя бы от одного сторожевика. Пошли парни!

Ал покинул мостик. Всю дорогу в свои апартаменты он недовольно пыхтел. Его раздражала хоть и успевшая снизиться, но еще повышенная сила тяжести. На 'Литиуме' не было нормального антиинерционного оборудования. Но больше всего проконсула раздражал капитан Сакс. Его взбесила дерзость и наглость последнего. Ал всегда смотрел на окружающих сверху вниз, а этот капитанишка ставил себя через чур независимо! Проконсул решил все это ему припомнить.



– Хозяин, вы допустили ошибку, – неожиданно для Ала заявил Ханабальд.

– О чем ты?

– Не стоило покидать мостик.

– Думаешь, они ударят нам в спину?

– А чем не шутит черт?

– Нет, они на это не пойдут. Они не глупы, чтобы… Выбрось это из головы.

– И все же я настаиваю на возвращении обратно на мостик.

Проконсул сцепил зубы и рявкнул:

– Не желаю больше видеть мерзкую рожу этого Сакса!

А капитан в это время молча наблюдал за нервозной работой вахтенных и прибывшего по тревоге персонала мостика. На его скулах играли желваки.

– Что делать будем? – спросил тихо подошедший сзади старпом.

Сакс развернулся. Посмотрел в упор на помощника. Потом обвел рубку долгим невидящим взглядом. 'О демон Пустоши!'

– Кто теперь знает, что делать, Зорф? Уж я точно не знаю.

– Думаете, мы сможем серьезно противостоять пиратам?

Ответом было молчание.

– Господин капитан, нам придется выдать проконсула или хотя бы посодействовать этому. Иначе…

– Довольно Зорф! Я знаю, что будет иначе, – Сакс сразу как-то осунулся, как будто постарел в одно мгновение лет на десять и совсем уже стал похож на глубокого старика. Он сказал тихо и спокойно:

– Проконсул Ал – это не простой смертный, вы это понимаете, Зорф? В его власти не просто наш сектор. С этим говнюком даже заигрывает сам президент нашей неблагополучной федерации. Что ему стоило только что арестовать меня или даже убить? И взять командование на себя? И при том, господин Зорф, пойдя против него, мы совершим государственную измену…

– Значит он не особо умен, если не устранил вас и меня сразу.

– Х-хэ… Не обольщайтесь этой мыслью, господин Зорф. Ал хитер. Хитер и жесток. А сейчас он просто растерян. Да-да, просто-напросто растерян, уж я разбираюсь в людях, поверьте.

– Мне он никогда не нравился. Из-за него и таких как он в ФСА постоянный бардак.

– Поверьте, я тоже никогда не испытывал симпатии к нему. Но послушайте меня, Зорф. Вы еще молоды, а уже старший помощник на 'Литиуме'. У вас довольно приличное жалование. Лучше не лезьте в политические дебри и не клеймите публично наши коррумпированные власти. Поберегите свою шею. Не думайте, что ФСА – это то место, где можно обвинять власть безнаказанно. Вам не повезло, что вы родились здесь, а не в других уголках галактики. Даже у гражданина Империи Нишитуран больше прав чем у нас.

– Но там есть неграждане и рабы.

Сакс лишь пожал плечами.

– И все же, господин капитан, мы должны принять решение.

– Да, господин Зорф вы правы. Мы должны принять решение. Только, боюсь, любое решение мне не понравится.

– Мы должны подчиниться пиратам.

– Послушайте, Зорф, вы хоть представляете себе какая тут будет бойня? Мы даже не знаем, сколько у проконсула охраны.

– Восемь человек. Правда с ними не легко будет справиться. Пираты в отместку могут устроить резню. Охрана у Ала – это натасканные на убийство псы. Я слышал, что он набирал их из бывших агентов безопасности.

Старпом приумолк, внимательно изучая реакцию капитана. Сакс заметно колебался и чтобы 'помочь' ему, Зорф выложил новые доводы:

– Чтобы не допустить бойни, мы должны помочь пиратам…

– Помочь им?!

– Да, господин капитан, именно. Мы должны заблокировать проконсула и всю его свору. Пираты получат Ала, но не забывайте о сторожевиках. К тому же, наверняка этот район сектора уже перекрывается. Проконсул будет освобожден.

– Послушайте, Зорф, это…

– Не возражайте. Это единственное приемлемое решение в этой дерьмовой ситуации.

'Далеко не единственное, – подумал Сакс. – Ладно, старпом, сукин ты сын, ты сам выбираешь свою судьбу. А я уже старик'.

– Хорошо Зорф, я полагаюсь на вас. Поскольку у нас действительно нет другого выхода, черт возьми. Мы должны спасти людей… Конечно, никто нас за это потом по головке не погладит. В лучшем случае – прощай карьера, флот. В худшем… в худшем – обвинят в пособничестве пиратам, в государственной измене, в трусости.

– Если докопаются. Главное, все обставить с умом.

Зорф воровато огляделся, но никто их не слышал, люди на мостике находились на достаточном удалении от них.

– Я раздам оружие команде, – продолжил старший помощник, – и расставлю на каждой пассажирской палубе по две-три группы. Пусть они следят, чтобы никто не выходил из кают и докладывают немедленно обо всех происшествиях. Еще всем надо облачиться в спасательные скафандры. Я до возможного предела ослаблю антиинерционное поле на палубе проконсула.

– Ну что ж, действуйте, – махнул рукой Сакс, ощущая сильный внутренний протест.

Старпом удалился с мостика, а капитан задумчиво смотрел ему вслед. Зорфа он знал достаточно давно, но никак не ожидал, что его помощник способен на такое. Старпом взял инициативу в свои руки, Сакс позволил ему это. И теперь капитану осталось лишь наблюдать к чему все это приведет. Он поставил на Зорфа и теперь надеялся, что его ставка окажется выигрышной. Сакс знал, что Зорф совсем не прост, чувствовал что им движут какие-то свои мотивы. В какую же игру играет этот сын Бездны?

Время ультиматума истекло. На экране вновь появился лысый пират. Подойдя к пульту внешней связи, капитан услышал полные злобы и ненависти слова:

– Дьяволом клянусь, я распылю ваше судно! И все легавые вселенной не помешают мне, если вы не перейдете в дрейф. Если через минуту мои сенсоры будут фиксировать ваши долбанные двигатели в ходовом режиме, я отдам приказ батареям производить залпы до тех пор, пока не расщеплю вас на атомы!

От этих слов лицо Сакса побелело, рот искривился в яростном оскале. Но несмотря на бурю негодования, он смог ответить довольно спокойно:

– Я принимаю ваши требования. Мы произведем стыковку и выдадим проконсула. Но если мы не сможем его захватить, пусть ваши люди сделают это.

Пират заметно повеселел и даже усмехнулся, что выглядело бы комично, настолько его лицевые мускулы уродовались при попытке улыбаться, если бы не серьезность ситуации.

– Так-то лучше. Ждите в гости, – он хохотнул и экран потух.

Значительно уступающий в размерах лайнеру, преследующий звездолет взял свою жертву в гравитационные захваты. Чтобы проделать подобное требовалось специальное дорогостоящее оборудование, которое поставлялось только по военным и полицейским заказам. Этот факт пробудил неприятные размышления у капитана 'Литиума'.

– Шеф, тут старпом, – доложил стоящий на посту у входа в отсек охранник.

– Какого хрена он приперся?

– Поговорить хочет.

– Ах, поговорить он хочет. Щас поговорим.

Ханабальд вышел в периферийную секцию отсека и жестом показал подчиненному, чтобы тот покинул позицию. Тот отошел к следующей секции, но остался прикрывать.

Ханабальд чуть не озверел, когда увидел самодовольную физиономию Зорфа. Впрочем, лицо Зорфа было лишь маской, за которой он прятал нервозность. Даже стоявшие по бокам трое его людей не давали чувства уверенности.

– И что ты хочешь мне сказать?

– Я пришел предложить помощь, – Зорф натянуто улыбнулся. – Скоро здесь будут пираты, а лишние стволы не помешают.

Ханабальд тоже улыбнулся, но приветливо, потом театрально передернул плечами и с издевкой сказал:

– Вот именно: стволы лишние. Что-то твои люди не производят бравого впечатления. Скорее наоборот. Где ты их откопал?

– Они профессионалы.

'Профессионалы?' Ханабальда начал распирать смех, однако он сдержался.

– Они из отряда поддержания правопорядка, призванного бороться с террористами и пиратами. Компания выделяет большие деньги на их обучение в полицейских учебных центрах.

– Ну-ну. Представляю, как ржали легавые, глядя на этих толстозадых боевиков компании. Они стрелять-то хоть умеют?

– Вы напрасно оскорбляете. Я пришел предложить вам помощь.

– Помощь? От них мне помощь не нужна. А вот ты мне помощь окажешь. Что это за хренатень с гравитацией?

– Мы ослабили антиинерционные поля по всему судну, чтобы затруднить работу пиратам.

– Послушай старпом, ты что бредишь? Ты меня за наивного принимаешь?

Зорф хотел ответить, но в глазах что-то вспыхнуло, и он мигом оказался растянувшимся на палубе. Пришла боль. Во рту появился привкус кровь. Сплюнув тягучей красной слюной, Зорф медленно встал.

– Ну что? Мозги на месте, старпом? По всему судну, говоришь, ослабили. А может только на этой палубе? Ты заодно с пиратами, а?

От нового удара Зорф отлетел на пару метров. Ханабальд же выставил лучевой пистолет на матросов правопорядка, когда те вышли из ступора и зашевелились.

– Останешься здесь, старпом. А вы, герои, передадите капитану, чтоб он исправил эти фокусы с гравитацией. И живее!

После второго удара Зорф очухивался дольше. Теперь он верил в то, о чем рассказывали об охранниках Ала. Ханабальд бил в полсилы и при желании мог бы вообще убить. А Зорф даже не заметил как его удары начинались. Вот Ханабальд стоял прямо и вдруг – бац! Молния в глазах и ты летишь назад.

Видя состояние старшего помощника, один из матросов решил помочь ему подняться. Ханабальд довольно ухмыльнулся и конечно глаз со старпома не спускал… Именно этого Зорф ждал! Ждал момента, когда кто-нибудь из этих увальней примется помогать ему подняться на ноги. Матрос встал спиной к Ханабальду, как раз между ним и Зорфом. Принимая помощь матроса, старпом вывернул кисть, скрытно взведя спрятанный в рукаве 'шпалер' – однозарядный сюрпризец с патроном нехилого могущества. Пятнадцатимиллиметровая разрывная пуля 'шпалера' гарантировано выводила из строя любого противника. И вот он момент! Ханабальд интуитивно почуяв неладное, шагнул в сторону, чтобы матрос обзор не перекрывал, но опоздал на долю секунды. Опоздал в уходе с линии огня только из-за усиленной гравитации, не успел его организм до конца адаптироваться к ней. Всего лишь мгновение. Зорф почти уже встал на ноги, опираясь на сильные руки матроса, и выстрелил. Пуля попала Ханабальду в ухо и разнесла вместе с лопнувшим черепом многоканальный приемопередатчик.

Проклятая гравитация! Зорф закрылся мгновенно убитым в спину матросом и прикрываясь им, во всю прыть бросился на деревенеющих ногах к близкому шлюзу отсека. Каких-то два метра, а как будто… Только бы успеть, думал он. А сердце готово было выпрыгнуть из груди. Выпрыгнуть больше от усталости и перегрузки, нежели от страха.

Зорф успел, но спасли его, конечно, не быстрота и внезапность. У оставшегося телохранителя реакция была на много лучше. Старпома спасли загородившие его собою матросы, которые теперь так и не успев скрыться в шлюзе, лежали прожженными трупами у самого входа.

В это же время произошла стыковка. На лайнер через шлюз проникли четыре десятка пиратов, одетые в плотно облегающие боевые бронескафандры. Некоторые несли тяжелое ручное и станковое вооружение. Их встретил присланный Саксом парламентер, который сообщил где находится проконсул.

– Пойдешь с нами, – приказал старший. – Если это какая-то ловушка, подохнешь.

На нужной им палубе их встретил запах гари и трупы в форме флотского персонала. Подошедший старпом сообщил:

– Теперь это ваше дело. Мы подстрелили одного из них и почти отключили антиинерционное поле, но они хорошо забаррикадировались.

Когда Зорф остался один среди абордажников, старший отряда открыл забрало и подмигнул ему.

– Ты хорошо отработал свои деньги. Сколько их всего?

– Осталось семеро. И проконсул.

– Теперь можешь убираться, – он повернулся к своим людям, ткнув на двух первых попавшихся, приказал: – Останетесь здесь, охраняйте этот гравилифт. Четвертая группа в обход!


Масканина не оставляло чувство тревоги. Вроде все было как всегда, никаких причин для беспокойства, но все же он нервничал. Естественно он не выказывал своих волнений, однако его напарник знал его не первый месяц и научился подмечать мимолетные тени беспокойства на лице Мэка. И напарник научился доверять предчувствиям товарища.

Говоря, что у проконсула осталось семь телохранителей, старпом ошибался. Он не мог знать, что их было на два больше. Всего лишь на два, но все же. Масканин и его напарник Карт были этими двумя, входя в охрану дальнего круга и пребывая на лайнере в качестве пассажиров.

В двухместной каюте 3-го класса было тесновато. Обстановка – более чем скудная, удобства – на уровне хорошей гостиницы, но они не дотягивали до того же 2-го класса, не говоря о люксах. Таких кают на лайнере было не много – всего около полусотни. Палуба, где они размещались, позволяла выгодно задействовать группу, расположившуюся в одной из этих кают. Карт был старшим в группе. Это был крепкий рослый блондин с почти что квадратным лицом и мутными, кажущимися безжизненными глазами. Карт был намного старше Масканина, приближаясь годами к шестому десятку. У напарников было мало общего, да и характерами они обладали разными, и само собой расходились в мировоззрении, что успело выясниться в первую же неделю. С самого начала совместной работы их отношения оставались ровными, подчеркнуто нейтральными. Абсолютно разные люди, но оба, как здесь в ФСА любят говорить, профессионалы своего дела, а потому они всегда умели находить общий язык. Карт частенько бывал замкнут и в душе презирал любые человеческие слабости, будь то, малодушие или, скажем, потребность расслабиться в компании прекрасного пола. Масканин же, на его взгляд, смотрел на жизнь проще, во многом не разделяя убеждений компаньона. Константин давно успел изучить напарника, причем хорошо изучить, еще в первые дни знакомства придя к выводу, что Карт в общем-то мужик неплохой, да и специфического опыта у него несравненно больше. Их тандем до сих пор действовал успешно, обладая правом свободы действия. Только за последние полгода попытки покушения на Роберта Ала предпринимались трижды.

– Понял, – закончил Карт связь с Ханабальдом и вдавил языком на пломбу, выключая передатчик. Он развернулся к насторожившемуся напарнику и невозмутимо сообщил: – Похоже, все летит в тартарары, Мэк. Одним местом чую – будет хорошая драка.

– Не тяни, – не стерпел Масканин, – чем там шеф обрадовал?

– Хэ, обрадовал! Наше корыто хотят взять на абордаж! Как тебе такое?

– Да как? Прям как в старючем приключенческом боевике.

– В общем так, Мэк. Проконсул и шеф только что покинули капитанский мостик. Они идут в апартаменты. Действовать начинаем как только на борту появятся эти… – Карт запнулся, подбирая слово, – как только объявятся пираты.

– Что ж, все ясно, – кивнул Масканин. – Если не в терпеж грохнуть нашего драгоценного проконсула и непременно со стопроцентным результатом, то тогда дождитесь-ка, господа недоброжелатели, ежегодного рейса на Атану. Все правильно. Самое время – сейчас, когда все меры безопасности скорее имитация таковых. Ну если, конечно, все делать с умом, быстро и иметь в распоряжении быстроходный звездолет… Хорошенький расклад, а Карт?

– Кончай этот треп, прахвесар. Не наше с тобой дело, указывать ему как и что делать.

– Ну да, куда уж нам… – пожал плечами Масканин. – Наше с тобой дело – пытаться исправить его дурь, подставляя свои головы.

Карт вздохнул, давя негодование.

– Не по душе наше ремесло, Мэк? Какого ж ты рожна давал согласие? Оставался бы и дальше со своими красотками в 'Морском дворце'. А теперь не гунди мне. Тебе лучше и правда заткнуться, парень, и заняться своим делом.

Масканин вновь пожал плечами, подумав, что вот и состоялась первая перепалка с Картом. Первая за столько месяцев. Кажется, они оба занервничали всерьез. Масканин пошел вскрывать тайник, но не удержавшись, пробурчал:

– Шеф должен был усилить нас группой Вайсберга и Басова.

Из встроенного в переборку каюты шкафчика для одежды он извлек пластиковую панель. Через открывшийся проем начал выкладывать тайный груз, сокрытый в компактных защитных контейнерах. Рядком на выдвижном столике появились мины-ловушки, миниатюрные видеосенсоры и такие же миниатюрные мультифункциональные сканеры, а потом коробки боеприпасов и, наконец, два стэнкса – автоматы нишитурского производства, стреляющие реактивными пулями. Стэнкс считался одним из лучших автоматов в галактике, однако он был малочислен за пределами империи, в которой существовал запрет на торговлю своими вооружениями. Эти же стэнксы были контрабандными. За автоматами наступила очередь 'собачьих морд' – специальных масок, снабженных тремя видами фильтров. Воздушный фильтр, на случай применения отравляющих веществ. Универсальный светофильтр с выборочной дифференсацией чувствительности, позволявшей не воспринимать негативные воздействия на сетчатку, начиная от ультрафиолета и заканчивая вспышками световых гранат, с возможностью работы и при нулевом освещении. И шумовые фильтры – по одному на каждое ухо. Эти были вообще прелестью. Им можно было задать режим понижения или подавления определенных шумов, как то: собственное дыхание, стук сердца, оружейная стрельба, взрывы и так далее по списку. При этом можно было усилить восприятие иных шумов, шорохи, например, или голос напарника на его канале. За собачьими мордами последовала проверка поддетых под одежду бронежилетов, классифицировавшихся в ФСА вторым уровнем защиты. После бронников были проверены блоки питания к виброножам. Так без суеты и спешки группа подготовилась к бою.

Незадолго до появления пиратов, Карт потерял связь с Ханабальдом, а затем и с остальными. Карт что-то неразборчиво проскрипел по этому поводу и добавил пару 'соленых' выражений, решив, что связь неким 'чудесным' образом заблокирована. В принципе, его безмерное удивление имело серьезную причину. Заглушить частоты телохранителей – дело практически невозможное. Приемопередатчики обладали всеми мыслимыми степенями защиты, к тому же ЗПЧ имелось аж два десятка. В бесхитростной натуре Карта зародились нехорошие подозрения. Кто-то явно свой руку приложил. Телохранители по определению не могли предать, моральные качества не те. Выходит… начальник безопасности Гортас? Недаром Карт его недолюбливал в последнее время.

– Ну-ка, Мэк, проверь-ка видеосенсоры, – приказал он. – Вдруг их частоты тоже забиты.

– Главная в норме… Резервные тоже. Все нормально…

– Нормально? Хм! Впрочем, это меня радует. Они нам еще пригодятся.

– Готов? – спросил Карт.

– Готов, – Масканин кивнул в подтверждение.

– Действуем.

Прекрасно ориентируясь в конструкции 'Литиума', группа скрытно пробралась к одному из гравилифтов. Этот лифт напрямую вел к апартаментам проконсула. Здесь Карт потратил не более пяти секунд, отправив в бессознательное состояние трех вооруженных членов команды. Те стояли на посту расслабленно и не ожидали нападения, за что и поплатились. Масканин поперетаскивал их по одному в свою каюту, где оставил обездвиженными, поцепив им на позвоночник 'лентяев' – специальные парализаторы, блокирующие работу опорно-двигательного аппарата, чтоб не возиться со связыванием, кляпами и прочими неудобствами. Милая штуковина эти 'лентяи', клиенту остается только лупать глазенками и пускать слюни. В себя придут и ни конечностью двинуть, ни крикнуть не смогут. Карт в это время успел заминировать все подходы и установить видеосенсоры. Воссоединившись, напарники затаились в смежном проходе. Довольно скоро сработали дуплетом две мины-ловушки, по секции пронесся низкий гул почти бездымных взрывов. Карт сверился с показаниями видеосенсоров и удовлетворенно кивнул. Принимающий контрольный монитор показал двух убитых пиратов. Вскоре в поле зрения видеосенсоров показались еще восемь, двое тащили треногу и серебристо-стальную массивную штуковину весьма грозного вида.

– Глос-35, – Карт скривился, сплюнул, потом нервно улыбнулся. – Это серьезно, подери меня черти.

Масканин тоже узнал оружие пиратов – это был 60-мм станковый автоматический гранатомет, штатное оружие армии ФСА.

– Рвем на верх, Карт? Пока эта дура из нас месива не сделала…

Створки захлопнулись с едва уловимым шипением – произошла герметизация. Поле насыщенно-зеленого цвета мягко и напрочь произвело захват без всяких осязательных эффектов – гравилифт поднял их на следующую палубу. А внизу уже бушевали разрывы осколочно-фугасных гранат. Масканин и Карт разошлись, спрятавшись за выступы перекрытий, прекрасно скрывших бы и троих сразу, не то что по одному. Здесь на палубе давала о себе знать многократная сила тяжести. Руки и ноги слушались с трудом, словно были чужими, бешено колотилось сердце, отдавая в виски. И сам воздух как будто со всех сторон обжимал голову.

– Ну мама дорогая… – пробурчал Масканин. Дело было плохо, антиинерционку вырубили и теперь тело с каждой минутой слабело.

Пираты не заставили себя долго ждать. Сперва из гравилифта показался саперный робот – приземистый тяжелобронированный армейский тип '68' на гусеничном ходу. На него-то и сработала установленная прямо у выхода хитрая мина. Была бы она обычная армейская, робот обезвредил бы ее без труда. Но в арсенале охраны проконсула имелось кое-что поковарнее. Фототропное покрытие и экранировка от сканеров не позволяли засечь мину стандартными методами. Жаль только, что гравилифт заминировать нельзя. Лайнер – не боевой звездолет, по живучести с последним тягаться не может, гравипривод долбанет так, что нескольким палубам со всеми их обитателями мгновенный конец наступит. От взрыва робот содрогнулся, у него отказали все сенсоры, а манипуляторы вообще вырвало. Похоже, у абордажников, по крайней мере у этой группы, он был единственный. За роботом показались пираты.

Они начали выпрыгивать из гравилифта сразу по двое. Кувыркаясь по палубе и стреляя по сторонам, абордажники неуклюже рассредотачивались, гравитация ведь не выбирала себе союзников. Первые два… Теперь их четыре… Шесть… Восемь. Однако действовали они слажено и умело, но если бы знали особенности конструкции палубы, то предприняли иную тактику. Озираясь, они начали настороженно расходиться. Масканин выдохнул и снял автомат с предохранителя. Бесшумный щелчок – теперь пришло время стэнксов. И они заговорили.

Перекрестный огонь в упор – страшная штука. Пираты не ожидали, что телохранители окажутся настолько близко, их сканеры, попавшие под поле подавления Карта, не регистрировали ничего враждебного в пятидесяти метрах вокруг. Длинные очереди Масканина и Карта скосили передовых абордажников в считанные секунды. Реактивные пули насквозь прошили бронескафандры, выбивая кровавые брызги, потроша сочленения и бронепластины, разрывая смотровые забрала. На такой дистанции у пиратов шансов не было. Слитный гул стэнксов смешался с предсмертными криками и матами еще живых. А когда фланговые пираты отчаянно рванули к укрытиям, сработали мины-ловушки. По ушам Масканина ударило мощное эхо взрывов. И это не смотря на собачьи морды. Вот и пригодились они. Если бы не собачьи морды, Масканин и Карт тут же оглохли бы от взрывов в замкнутом помещении.

Масканин нырнул за перекрытие, спасаясь от шлепающих и звонко рикошетирующих осколков. Да откуда их столько? Мины же пластиковые! Или самоподрыв чьей-то гранаты? В носу засвербело от сгоревшей взрывчатки. Он дал короткую очередь наугад. Выглянул – тихо.

– Карт!

Ответа не было.

– Карт, ты цел?

Тишина в ответ. Масканин побрел вперед, с трудом волоча ноги. Пираты мертвы, синтетическое покрытие палубы залито кровью. Много крови, особенно из оторванных культей.

Тело напарника так и не нашлось. Там, где его застала смерть остались закопченные ошметки мяса и костей и забрызганные кровью листы металла. И над всем этим облако медленно расползающегося серого дыма. Видать кто-то шустрый успел бросить гранату, рванувшую одновременно с минами.

– Прости, старина, – Масканин присел на пару-тройку секунд. – Прости, что не могу отдать тебе последние почести.

Он попытался открыть шлюз следующего отсека, но тот оказался заперт с другой стороны. Характерные приглушенные отзвуки говорили, что там идет бой. Масканин вернулся к гравилифту.

Он развернул и включил монитор оставленных внизу сенсоров. Те все еще работали и показывали, что в секции никого нет. Но они не охватывали пространство у выхода из гравилифта.

Чувствуя, что неумолимо истекает драгоценное время, Масканин вошел в кабинку и держа стэнкс наготове, опустился вниз. Однако автомат не понадобился, здесь никого не было.

У входа валялись оставленные пиратами пять плазменных резаков. Прикинув, что толку от них почти никакого, так как он мог управиться только с одним, а чтобы прорезать шлюз уйдет уйма времени и сил, Константин перешагнул через них и поспешил в обход.


В то время как Карт и Масканин устанавливали сенсоры и мины-ловушки, основные силы пиратов пошли в атаку, открыв комбинированный огонь из тяжелых ручных лучеметов и подствольных гранатометов. Потеряв от мин два саперных робота и пятерых бойцов, абордажники приостановились. Но не надолго, вскоре атака возобновилась. Первому же из них ответный огонь снес голову, остальные залегли за комингсами или попрятались за выступами. Старший отряда жестами подозвал обслугу переносной ракетной установки и приказал снести баррикаду. Грянул выстрел, взрыв поглотил в пламени импровизированное заграждение, разметав его вместе с телами телохранителей проконсула. То, что осталось от баррикады, тут же заняла передняя линия штурмующих.

– Сколько их там? – крикнул командир отряда.

– Два трупа, Тарм, – ответили из занятой баррикады.

Снесенная баррикада была всего лишь первым заслоном. Реактивные пули резали воздух на высоте полуметра, не давая пиратам поднять головы. Один все-таки отважился, понадеявшись на собственную реакцию и меткость. Очередь снесла ему голову. Тарм понимал, что перед ним опытные противники, возможно не хуже его самого, выжившего в четырех локальных войнах во всех дырах галактики и в сотнях мелких стычках. А если эти ребята не пальцем деланные, то они положат почти весь его отряд, прежде чем у него появится шанс достать этого козла проконсула. Здесь весьма кстати ПРУ, он же ручной ракетомет. У Тарма имелось с годами выработанное правило: хочешь покончить с более сильным врагом – вооружись лучше него. Тарм знаками приказал расчету сделать еще три выстрела. Первый реактивный снаряд рванул где-то у переборки, не причинив никакого вреда. Зато ударная волна отбила на некоторое время прыть у телохранителей и дала возможность расчету сориентировать установку более точно. Второй выстрел сокрушил последнюю баррикаду. Третий пошел следом, чтоб уж наверняка. Не успел еще отгреметь последний взрыв, по сигналу Тарма в атаку пошла вторая группа нападающих, прикрываемая огнем первой. Короткими перебежками они достигли следующей секции. Брошенная телохранителем граната оторвала ноги одному из них. Только бронескафандры спасли его и остальных от смерти.

И тут же за спинами абордажников из пассажирской каюты ударил еще один телохранитель, в упор скосив пятерых из отряда. Он даже не высунулся, выставив только руку со стэнксом. Бронескафандры абордажникам уже не помогли, реактивные пули прошили их насквозь. Группа прикрытия не мешкала долго, огонь лучеметов прожег стэнкс, а один из пиратов на бегу швырнул гранату в открытую дверь. Тарм дал знак. С кувырком тот же абордажник влетел в каюту.

– Что там? – спросил подоспевший Тарм.

– Пара дохлых пассажиров и этот… – пират зло сплюнул через открытое забрало.

– Проверить все каюты. Никого не убивать – приказ босса.

Пираты принялись выжигать замки на дверях кают и проверять насмерть перепуганных пассажиров, ища оружие. Закончив процедуру и убедившись, что все 'чисто', передовая группа проникла в следующую секцию.

Новый взрыв гулким эхом разнесся вокруг. Тарм пробрался к покореженному люку, соединяющему обе секции и глянул в проход. Неподалеку лежал обезображенный труп со вспоротым во многих местах бронескафандром, весь проход был забрызган кровью и мелкими кусочками 'фарша'. Тарм прочистил нос, освобождаясь от специфического запаха горелого человеческого мяса, и сразу же захлопнул забрало.

– Какой-то дебил из наших активизировал мину-ловушку, – ответил на немой вопрос командира один из залегших пиратов.

– Вперед, сукины дети! – рявкнул Тарм и сделал знак ракетчикам, чтобы те дали еще два выстрела.

Бой разгорелся с новой силой.

Потеряв убитым троих и еще одного раненым, пираты уничтожили ослабленных избыточным тяготением последних телохранителей. Однако проконсула в его люксе не нашли.

– Ушел, гад… – Тарм зло сплюнул.

Проконсул был на грани паники. До последнего он верил, что охрана справится, как справлялась прежде. И вот сперва погиб начальник личной охраны Ханабальд, потом звуки боя приблизились к его каюте и тогда Ал драпанул. Слава всем Богам, что из люкса был предусмотрен надежно замаскированный и заэкранированный черный ход с четырьмя пневмоканалами, ведущими в на другие палубы в заранее забронированные каюты разных классов. Об этой предосторожности персонал судна не знал и нигде в схемах лайнера тайный путь спасения не был обозначен. Проконсул сиганул в пневмоканал наугад. Тесная капсула вынесла его в пустую каюту третьего класса. Он огляделся и перевел дух. Что ж, не комфортно, по плебейски, зато если не спасет наверняка, то поможет выиграть время. Ищи теперь его среди тысяч кают! А там, глядишь, и полицейские сторожевики подойдут.

Проконсул промокнул лоб платком и дернулся от неожиданности. Секунду назад в каюте никого не было, а теперь прямо перед ним возник незнакомый тип с угрюмой физиономией. В бронескафандре и лучевиком.

'Обложили…' – сердце Ала застыло. Мысли его понеслись лихорадочной круговертью. Но как его смогли обложить? Только четверо знали о черном ходе. Он сам, начальник личной охраны Ханабальд, начальник безопасности Гортас и Фосквиль. Последние двое были далеко отсюда. Ханабальд убит, да и не он это, склад характера не тот у начальника личной охраны. 'Гортас? Неужели Гортас? Падаль! Не может быть… Или это Фосквиль?…'

Проконсула приволокли к Тарму в бессознательном состоянии. Покидая лайнер, абордажники забрали его собой, совершенно не заботясь, что будет с брошенным ими раненым. А в это же время корабль пиратов изменил вектор тяги и совершал маневр ухода от преследовавших его сторожевиков, таща за собой в гравизахватах 'Литиум'.

Ал очнулся на жестком столе. Руки и ноги были свободны, однако возможности пошевелиться не было. Ну а говорить? Нет, говорить он не мог, но очень хотелось. Хотелось обложить всех присутствующих. А еще он хотел понять, почему еще жив и что от него хотят.

Недалеко от проконсула находился тот самый лысый, которого он видел издалека на мониторе, на капитанском мостике. Лысый разговаривал с какими-то людьми в свободных белых одеждах. Один из них, с неприятным брезгливым лицом, заметил, что проконсул очнулся. Он подошел и сделал инъекцию, от которой сразу по всему телу расползлась горячая волна, позже пришла небывалая ясность мышления и состояние безмятежности.

При других обстоятельствах Ал назвал бы это атараксией.

Рядом с человеком в белом возник еще один с очень знакомым лицом. Очень уж знакомым. Но даже не смутившись, через секунду проконсул узнал самого себя. Его двойник улыбнулся и исчез с поля зрения.

В следующее мгновение он ощутил, как что-то жесткое и теплое охватило его голову и застлало глаза. По разговорам стало понятно, что его двойник подвергся той же процедуре. В голове, помимо воли, стали возникать воспоминания и образы из его жизни, пролетающие с фантастической скоростью, словно он просматривал стоп-кадры древних кинофильмов. Что-то, что было неимоверно сильнее его воли, заставляло переживать все ранее случившееся в его жизни с новой силой. Воспоминания детства, первые впечатления, первые ошибки, боль, радость, волнения, тревоги, и наконец, осмысленная жизнь какова она есть: без снисхождений и пощады. Проконсулу казалось, это длится вечность и в то же время, может быть только считанные минуты. Потом все поглотила тьма и покой…

Когда сознание вновь вернулось к проконсулу, он увидел своего двойника с его же собственной улыбкой, смотрящего ему в глаза. Постепенно лицо двойника оттеснил лучемет, дуло которого смотрело прямо между глаз. Ал отметил это с какой-то ледяной апатией и последнее, что зафиксировало его сознание – ослепительная вспышка.

Тем временем, полицейские корабли подошли на дистанцию ракетного пуска и брали в 'клещи' спарившиеся звездолеты. Внутри пиратского корабля завыла сирена, из рубки слежения капитану сообщили, что они облучаются системами наведения атомных деструкторов.

– Тарм! – крикнул капитан и когда тот подошел, приказал: – Собирай своих людей, найди Рэта и Роната. Сколько из твоих 'тараканы'?

– Одиннадцать, босс.

– Двоих оставляешь здесь и приказываешь ДО КОНЦА охранять нашего нового проконсула. Его же нужно хорошенько связать и для правдоподобия оставить пару синяков.

– Без проблем, шеф.

Тарм ощерился в довольной ухмылке и звучным рыком стал отдавать приказы штурмовикам. Началась суматоха. Не сопротивляющегося лжепроконсула схватили и пристегнули специальными зажимами к столу, потом нанесли пару тяжелых ударов. Последними, кто остался в отсеке, были люди в белом – Рэт и Ронат.

Тарм подскочил к капитану.

– Все готовы, шеф. По-моему, самое время рвать когти.

Двое пиратов с плазменным резаком вновь прошли через свой шлюз и вскрыли шлюз лайнера. Теперь они проникли на много палуб ниже, на одну из грузовых. За ними пошли остальные. Заварив за собой вход, пираты рассредоточились среди нагромождений контейнеров и погрузочных агрегатов. Капитан вытащил передатчик и нажал кнопку. Через несколько секунд все вокруг завибрировало – пиратский корабль отделился от лайнера и пошел на разгон, одновременно начав обстрел полицейских сторожевиков.

– Теперь легавые будут воевать с 'тараканами', – пояснил он сидящему рядом Тарму.

– Что? Все эти десятки подонков – 'тараканы'? Но они могут все испортить.

– Не беспокойся, они будут делать только то, что им приказано, а легавые никогда не уничтожат корабль, зная что там проконсул.

К ним присоединился Рэт. Его лицо носило ярко выраженные признаки гнева. Он крепко вцепился в рукав капитана и процедил:

– Я всегда знал, что тебе нельзя доверять. Твой идиотизм нас всех угробит!

Капитан резко стряхнул его руку и схватив за шиворот, притянул к себе. Глаза впились в глаза врача, тот, не выдержав, отвел взгляд. Добившись психологической победы, капитан прошептал:

– Дьяволом клянусь, Рэт, еще одно твое слово и ты покойник.

Внезапно возникший рядом Ронат положил руку на плечо капитана.

– Отпусти его, Бод, – попытался он сгладить острые углы, – ты же знаешь его нервы. И все же, он в одном прав, мы оставили улики: шов на этом шлюзе обнаружат, легавые могут догадаться. И еще, куда вы сплавили тело Ала?

– Отдыхает в космосе, – капитан облокотился на контейнер, задумавшись. – Согласен, все пошло немного не так, как мы рассчитывали, но это исправимо. Мы должны пробраться в другой отсек, не всполошив видеодатчики. Тарм, возьми своих 'тараканов' и разыграй представление. Я тебя буду ждать через полчаса здесь же.

Тарм кивнул и, собрав девять человек – остальные штурмовики перешли на свой корабль, скрылся среди контейнеров. Пройдя крайне осторожно несколько рядов, он заметил двух флотских и приказал жестами своим людям затаиться. Флотские шли о чем-то переговариваясь, у одного из них в руках был передатчик, оба держали лучевые пистолеты. Тарм подал знак. Флотские оказались под кинжальным огнем, лучи изрезали одного, второй получил поверхностный ожог руки и успел отскочить в сторону. Он спрятался за небольшими контейнерами. Его стали окружать. Несмотря на рану и обреченное положение, флотский отстреливался и смог убить одного из пиратов. Успокоился он только тогда, когда Тарм приставил лучемет к его затылку.

– Брось, – тихо приказал Тарм.

Флотский выронил оружие и поднял единственную послушную руку, кривясь от боли в обоженной ране.

– Принесите их передатчик, – приказал Тарм.

Один из пиратов исполнил его приказ.

Командир группы развернул пленника к себе.

– Сейчас свяжешься с капитаном и сообщишь, что на борт проникли пираты, что твой напарник погиб, а ты успел спрятаться и остался незамеченным. Ясно? И без фокусов, если хочешь жить.

Дрожащим шепотом пленник связался с мостиком и рассказал то, что от него требовалось. В ответ донесся голос:

– Это вахтенный рубки управления Квит. Вас плохо слышно.

– Это патрульный Нум с четвертой палубы, третий отсек. Позови капитана, я хочу ему доложить об опасности.

– Это старший помощник, – послышался новый голос, едва Нум успел закончить.

– Тебя по-прежнему хреново слышно. Что там у вас произошло?

– А где капитан?

– Его здесь нет. Говори, Нум.

Глядя на наставленное на него оружие, флотский собрался и выпалил:

– Пираты! Они проникли через двадцать четвертый шлюз. Мой напарник мертв, я остался незамеченным. Повторяю, на четвертой палубе в третьем отсеке пираты. Я…

– Сколько их?

– Более полудюжины, прячутся среди контейнеров.

– Они могут тебя засечь? – задал идиотский вопрос старпом.

– Не думаю, я далеко от них, – ответил флотский, смущенный собственным не менее идиотским ответом. – Ничего, кроме оружия, я у них не увидел.

– Хорошо, Нум, оставайся на месте. Не высовывайся. Мы скоро будем. Конец связи.

Тарм забрал передатчик и стал отдавать приказы своим людям. Пираты рассредоточились, заняв позиции вокруг гравилифта. Командир штурмовиков обратился к пленнику:

– Хочешь что-то спросить?

– Да. Какой смысл для вас себя раскрывать?

– Меня радует, что и ты ничего не понял. Теперь дело за твоими друзьями. Отлично… Ты хорошо сыграл.

Грянул выстрел и пленник с удивлением уставился на дыру в животе, не желая осознавать, что уже мертв.

– Спи спокойно, – Тарм улыбнулся и закинул лучемет на плечо.

Прошло минут десять, прежде чем кабина антиинерционного лифта открылась и из нее вышел разведчик с лучеметом и передатчиком. Никто из пиратов не выдавал своего присутствия, словно все растворились в воздухе. Разведчик осторожно обошел несколько первых контейнеров и что-то о них сообщил по передатчику. Слов Тарм разобрать не мог, но догадался, что этот идиот ничего не заподозрив, дал зеленую дорогу тем, кто на верху.

Через несколько минут из лифта по двое начали выходить флотские, вооруженные лучеметами и стэнксами, последние явно были взяты у убитых телохранителей проконсула. Тарм вел счет, после пятнадцатого, похоже, поток прекратился. Кабина лифта снова закрылась. Члены команды лайнера неторопливо расходились, насторожено осматриваясь вокруг.

Со своей позиции Тарму были видны большинство из них. Он снял с предохранителя осколочную гранату, на хронометре которой уже начали изменяться цифры отсчета, и метнул ее в самую гущу врагов. На его лице играла ухмылка.

Спустя секунду после взрыва, по флотским ударил перекрестный огонь из засады. Позицию Тарм рассчитал верно, флотские попали под убийственный смерч, возможности спастись не было ни у кого.

Когда затих последний выстрел, Тарм приказал порастаскивать половину трупов на десятки метров вокруг и обстрелять все контейнеры в отсеке.

'Недоумки, – подумал он, – даже не подозревают, что сами же роют себе могилу'.

Не скрывая усмешки, он подобрал стэнкс и приказал штурмовикам собраться возле лифта. На руку было, что в этот отсек вел антиинерционный лифт, с гравилифтом Тарму пришлось бы действовать по другому. А так – все упрощалось. Абордажники стояли довольные, обмениваясь скупыми фразами о легкой победе, ковыряя ногами труп одного из поверженных врагов.

– Ну ладно, ребята, хорошая работа, – похвалил Тарм. – Теперь все в лифт. Дадим прикурить этим слюнтяям.

Он выждал, пока последний зайдет в кабину и произнес с какой-то игривостью: 'Пока, парни', и также игриво он подшвырнул в кабину пояс с гранатами. Едва он успел залечь, как взрыв со страшной силой расшвырял куски кабины и все того, что некогда было людьми. И вот бронескафандр лизнул последний язык пламени – все было кончено.

Он отряхнулся от осколков плексигласа и феропластика, оглядел подготовленную декорацию. Когда его взгляд задержался на изувеченной кабине лифта, все еще горящей и наполняющей воздух едким дымом, Тарм сплюнул и презрительно буркнул:

– Тараканы.


Масканин пытался исполнить свой долг до конца. Не то чтобы он пылал любовью или проникся симпатией к проконсулу, нет. Даже наоборот совсем, иногда так и хотелось придушить этого подонка. Но… Просто он должен был спасти его. А иначе – псу под хвост последние годы, жизнь в ненавистной ФСА, труд многих неизвестных соратников. Однако это было хоть и основное, но отнюдь не единственное, что им сейчас двигало. Хотелось отомстить за смерть напарника, с которым так и не смог подружиться, но который все же был действительно хорошим человеком. В конце концов, что плохого в жажде отправить в Бездну побольше сволочей? Перед собой он видел хорошо организованных боевиков, взявших на абордаж лайнер, стремящихся захватить Ала. Оставалось не понятно, почему команда судна им помогает, ведь можно было ограничиться простой капитуляцией.

Пробраться к противоположному гравилифту незамеченным оказалось весьма не просто. Пришлось идти окольными путями. Масканину удавалось избегать встречи с членами команды, а иногда и вырубать их, благо еще, что пассажиры не шастали, а сидели в своих каютах. Прослушивание частот флотских позволяло быть в курсе событий. Добравшись до смежной секции, он извлек из поясного подсумка один из своих любимых прибамбасов – Эсма-22 – удобный компактный сканер со спецэкранировкой и широкими возможностями. Эсмой он прозондировал территорию в 15-ти, затем в 45-ти метрах перед собой, оставаясь при этом вне поля зрения как возможных сенсоров, так и пиратов. Сканер засек сенсоры и детекторы неизвестного ему типа. Можно было бы попытаться обезвредить их, но на это ушло бы чертовски много времени. А его не было. И результат не гарантирован. Идти на пролом Масканин не рискнул. Ну прикончит он нескольких головорезов и поляжет сам. Глупая смерть. Следовало действовать по другому.

Масканин прослушивал переговоры пиратов, пытаясь нащупать выход из создавшегося положения. И понял, что опоздал. Проконсула захватили и тащат в чужой корабль. Выделив из переговоров нужный отсек, он вернулся к гравилифту и спустился в трюм. Не желая обнаруживать себя, скрытно следовал за пиратами, дыша им в затылок.

За порогом кабинки перед ним предстал лабиринт секций с полуприглушенным освещением. Секции вели в другие отсеки, забитые всевозможными подъемниками, погрузчиками, запакованными агрегатами и разногабаритными контейнерами. Благодаря заученному плану судна, он находил дорогу без труда, вот только частенько приходилось делать обходы, так как многие люки и шлюзы были заперты центральным бортвычислителем.

Пробираясь все ближе к цели, Константин понимал, что проконсула уже не спасти. Из радиоперехвата он знал о бойне в одном из отсеков. И с каждым новым метром пути, чувствовал нарастание какого-то давления. Вернее, это было даже не давление, а целая гамма тягостных чувств и ощущений, похожая на невидимый барьер, который все уплотнялся по мере движения. Настроение сменялось то апатией, то отчаянием, то гнетущей безысходностью, то резко накатывала необоснованная тревога. И было еще что-то. Что-то не объяснимое. Как будто в мыслях и вокруг присутствовал кто-то посторонний. И в то же время как будто этого и не было.

'Мозги у меня потекли, что ли?…'

Масканин сконцентрировался на своих ощущениях, пытаясь разобраться в себе. Собрал в кулак волю. О чем-то подобном рассказывал отец. Вот и пригодились отцовские уроки. Через минуту он понял. Это было направленное воздействие исходящее от кого-то одного. Направленное не на него именно, он лишь улавливал своего рода отражение. Константин сам не знал откуда это знает, но знал, что не ошибается.

Он и в самом деле не ошибался. В отличие от окружающих, он мог, не подпадая под воздействие, чувствовать врага. И он знал, что это за враг. Но к сожалению, Масканин не подозревал о границах своих уникальных возможностей. Впрочем, о существовании этого самого врага он как раз подозревал. Теперь же подозрения перешли в уверенность. Не зря ведь в охрану проконсула внедрялся, точнее его внедряли. А потому, он отбросил прочь все сомнения, что не было сложно в его возрасте, и устремился к цели. Скрытно и осторожно, все как учил отец, потратив еще почти час, он прочесал несколько отсеков и вычислил место расположения пиратов.

Прежде всего были намечены пути отхода, ведь когда начнется стрельба, сюда может нагрянуть отряд флотских.

Пираты подобрали себе хороший схрон – и удобный для круговой обороны, и неприметный, всего лишь одно из многих нагромождений контейнеров. По периметру были поставлены и замаскированы сенсоры. Просканировав территорию, Масканин отметил три мертвые зоны, где сенсоры его засечь не могли. Для наблюдения за схроном ему подходила всего одна.

Через оптический прицел стэнкса из занятой позиции пираты просматривались как на ладони. Боясь засветиться, Масканин не стал пользоваться квантовым монокуляром, да и оптикой пользовался осторожно. Он решил немного понаблюдать за ними, прикидывая, кто из них самый слабый. Первым подвергся изучению лысый, тот вел себя воинственно и властно. Второй – здоровенный, широкоплечий детина держался излишне самоуверенно. Они не годятся. Остальные два производили впечатление интеллигентов. Один из них сильно нервничал и то и дело переминался, стараясь найти позу поудобнее. Его-то Константин и выбрал.

Прицельная очередь из стэнкса разворотила грудные клетки двоим и раскроила череп лысому. В несколько прыжков Масканин преодолел разделяющее пространство, сделал абсолютно ненужные, но эффектные контрольные выстрелы. С размаха рубанул прикладом по челюсти оставшегося пирата и схватил его за горло. Психологический эффект был достигнут. Нервный 'интеллигент' безумно выпятил глаза, выплюнув вместе с кровью зубы. Лицо его посерело, а обе штанины поменяли цвет и набрались влагой.

– Говори, недоносок!! – гаркнул Масканин и слегка усилил нажим на горло. – С самого начала, кратко и по порядку, ну!

Запинаясь и шепелявя, Рэт рассказал все, что знал, нервозно сплевывая кровь между фразами. А знал он достаточно. Но, к сожалению, не все. Из всей четверки только капитан корабля Бод и командир штурмовиков Тарм знали всю подноготную операции. А они только что усилиями Масканина отправились в Бездну. Но и без этого, откровенный рассказ допрашиваемого заставил Константина сделать определенные выводы. А именно: являться перед 'новым' проконсулом было равносильно самоликвидации. И обращаться в Безопасность или полицию по меньшей мере бесполезно, а то и опасно. Да и не обратился бы он, что ему СБ в ФСА? Его бывшие 'коллеги' если даже и поверят, то все равно сделать ничего не смогут. И не станут. Ну кто даст санкцию, чтобы поковыряться в голове у проконсула сектора? А информация о некоем ненормальном, выдающим себя за телохранителя Ала очень скоро дойдет до самого Ала, решение проблемы будет однозначным. Оставалось одно – затаиться и искать способ экстренной связи с резидентом.


Он был доволен. Искусно проведенная операция принесла свои плоды. Теперь он – Роберт Ал, проконсул сектора Монар. Полиция блестяще провела абордаж пиратского корабля, благополучно 'спасла' его от рук террористов, которые, естественно, погибли все до одного, хотя полицейские стремились брать их живыми. Проведенное расследование установило то, что и было им запланировано. Дело было закрыто, тело проконсула сейчас блуждало где-то среди звезд, – все прошло так, как и было рассчитано.

Он не ощущал огорчения, что во время операции пришлось пожертвовать своими соплеменниками. В конце концов, они были воинами и специально выращены для этой операции. Они были всего лишь исполнителями и их жизни принадлежали великой цели. Они просто инструмент, не более. Но у него теперь есть и другой инструмент – неприобщенные, которых без излишних опасений можно использовать, играя на их алчности.

Неприобщенные оказались очень уязвимы. Деньги – вот тот рычаг, который можно смело использовать. Деньги – краеугольный камень их цивилизации и ее бич.

Просто удивительно, что жаждая обладать солидной денежной суммой, некоторые неприобщенные готовы исполнять любые приказы и при этом не задавать лишних вопросов. Естественно, не многие на самом деле знают с кем имеют дело. Он был убежден, что если бы и остальные каким-то невероятным образом все же и пронюхали об истинной подоплеке происходящего, то это ровным счетом ничего бы не решило. Все решал размер гонорара.

Он был очень доволен, все шло хорошо. И хотя он не был посвящен во многое из Великого Плана, он прекрасно представлял масштабы того, что сейчас происходило в этой галактике. План, тщательно разработанный ИКТИ – пятидесятью первородными, принадлежащих к первому кругу власти, практически вызрел.

ГЛАВА 2

10.04.619 г.с.в. ФСА. Сектор Монар. Планета Пола.


Из глубин ночных облаков бесшумно вынырнул дискоид и очутившись в освещенном пространстве космопорта, приобрел черты белоснежной яхты. Зависнув всего на не долгое мгновение, диск плавно опустился в раскрывшиеся створки ангара. Уже внутри он выдвинул стойки, коснувшиеся посадочной фермы после отключения антигравитаторов. Через несколько минут по трапу сошла стройная, не броско и элегантно одетая женщина, держа в каждой руке по чемодану. Чемоданы выглядели громоздкими и тяжелыми, однако несла она их без особых усилий.

У ворот ангара она остановилась, вставила в прорезь расчетную карту и оплатила стоянку. Выйдя наружу, женщина осмотрелась, выбрала направление и поспешила мимо таких же близнецов-ангаров, успев по пути не вежливо отвадить робота-грузчика на гусеничном ходу. Свои чемоданы она не доверяла никому. Да и глупо было бы нанимать грузчика, чемоданы ведь невесомы почти.

Добравшись до пешеходного эскалатора, она торопливо глянула на часы и осмотрелась. К ближайшим ангарам заходили на посадку три яхты разных моделей. Над головой изредка проносились гравитакси и частные гравитолеты. Вскоре один из них опустился рядом. Щелкнула, открываясь дверца. Вышел пожилой коренастый человек, одетый в модный прогулочный костюм.

– Не может быть, сеньеритта Комета собственной персоной! – он улыбнулся, чтобы скрыть легкое замешательство, потом галантно кивнул.

– Я рада вас видеть вновь, генерал, – она вежливо позволила поцеловать руку. – Свежо. Люблю подышать свежим воздухом после перелета.

– Вам свежо, а по мне так прохладно. Ночью в этих широтах Полы всегда прохладно. Прошу в машину. И давайте сюда ваши чемоданы.

Неохотно доверив кладь, 'сеньеритта Комета' забралась в темный и уютный салон гравитолета. Хозяин воздушной машины занял место пилота и поднял ее в воздух.

– Простите за комплимент, – сказал он, – коих я знаю вы не жалуете, но со времени нашей встречи вы еще больше похорошели. Приятно иметь дело с красивой женщиной.

– Любезность за любезность. Мне тоже было приятно иметь с вами дело, теперь я жду того же и в этот раз.

– Хм, один – один… И как вас теперь называть, сеньеритта Комета?

– Цинтия Леварез. И прошу вас, оставьте это 'сеньеритта Комета'.

– Договорились.

– Куда мы направляемся?

– В небольшой городишко Анкая, там у меня приличный домик с видом на море. Уединенное место, где вас никто не потревожит. А если кто-то проявит изрядное любопытство, все можно объяснить моим новым романом. Как вы должно быть помните, я заядлый холостяк.

– Хорошо. По прибытии сразу перейдем к делу. Не люблю откладывать в долгий ящик.

– О, узнаю вашу хватку! Только прилететь – и сразу в бой! Смею однако предложить вам отдых. Долгий перелет из Русской Империи, пограничный контроль, утомительные процедуры на таможне. Сейчас глубокая ночь, вы можете отдохнуть от нервотрепки.

– Не беспокойтесь за меня. Я превосходно выдрыхлась в своей яхте. Лучше скоротаем оставшиеся ночные часы за обсуждением дел.

– Дело ваше. Кстати о вашей яхте, завтра же займусь ее продажей.

– Благодарю.

Полчаса спустя генерал Бурмагин разливал из бутылки черного стекла коньяк 'Чиади' – самый дорогой, что имелся в его баре.

– За нашу встречу и за успех!

– Хороший тост, генерал, – поддержала его гостья.

Выпив Комета расслабилась в мягком кресле, закурила, оценивая кабинет хозяина этого дома, занимавший чуть ли не половину второго этажа.

– У вас много репродукций, – заметила она, выпустив дым. – Современные мастера: Пассак, Мережко, Турухиса… этих я знаю. О! И даже чудак Пол-Поли. А вот эти…

– Увы! – Бурмагин тоже закурил и развел руками. – Это всего лишь репродукция. Подлинников мне не купить никогда, я далеко не миллионер. Но у меня есть картины древних мастеров. Правда и они не подлинники, однако выполнены талантливыми молодыми художниками, имеющими лицензии. Эти копии стоят больших денег, вернее разрешение на их приобретение. Верещагин и Пикассо. Им более тысячи лет.

– А что тут изображено?

– Это Пикассо. 'Резня в Корее'. Что это значит – черт его знает.

– Н-да, он кажется писал это с жестокого похмелья. У нас за такое и стопку не нальют.

– М-м… – растерялся генерал. – История умалчивает…

– А вот В.В. Верещагин, – гостья присмотрелась, читая подпись под резной деревянной рамой, – 'Скобелев под Шипкой'. Да, это искусство. И почему эта талантливая копия здесь на Поле?

Бурмагин пожал плечами.

– А почему бы и нет? Простите за бестактный вопрос, но что вам до древних побед русского оружия? Вы ведь, как это принято у вас в империи говорить, не стержневая.

– Да и вы, Кристиан Евгеньевич, как у нас принято говорить, не стержневой в вашей федерации… Давайте, что ли, по делу поговорим.

– Ну что ж, давайте перейдем к делу. Вам так этого хотелось. Прежде всего я скажу, что не ожидал вас увидеть вновь. Я думал, пришлют кого-нибудь другого.

– К сожалению, обстоятельства иногда диктуют нам свои условия. Я конечно рискую, покинув пределы империи, но иного решения быть не могло. Прошло полтора года, за это время многое улеглось. БН меня потеряло.

– Безопасность Нишитуран известно своей настойчивостью.

– Да, но БН всесильно в пределах Империи Нишитуран.

– Не забывайте про нишитурскую разведку. Она, как известно, вездесуща.

– Я достаточно знаю их внутреннюю кухню, поверьте. СРИН и БН – конкуренты и ревнивы к успехам друг друга.

– Не обижайтесь Цинтия, просто из-за ваших громких подвигов, я боюсь, мы подвергаем наше сотрудничество опасности.

– Это межведомственная грызня. А мы с вами работаем в ином поле.

– Оставьте, Цинтия. Война специальных служб была и будет всегда. Но это борьба государств, борьба людей… И как представитель своей организации и своего государства, я делаю все для защиты интересов ФСА. Но потому я и сотрудничаю с вами, что существует угроза не только отдельно ФСА. Поэтому я и принял однажды ваше предложение…

– Не думаю, что это вас утешит, генерал, тем не менее дела обстоят так: руководство послало меня, потому что человека, которого вы ждали враг заставил покончить с собой. Они все еще сильнее нас. Мы несем потери. Я единственная, кто оказался сейчас не задействован. Так что, дела не важные. А теперь выкладывайте, что там по подмене проконсула Ала. Вводных не надо, я в курсе дела.

Бурмагин воткнул окурок в пепельницу, затем взял за горлышко бутылку. Комета жестом отказалась, тогда он налил только себе и моментально приговорил рюмку.

– Новости у меня – не ахти. Расследование вновь передали полиции по распоряжению этого эрзац-потентата Ала. Капитан Сакс уже найден будучи двухнедельным утопленником, посему пользы для дела не имеет. Зорфа до сих пор ищут и я думаю, не найдут никогда. Впрочем, кое-что я все-таки нарыл, поэтому вы здесь. Начну по порядку. Когда по 'горячим' следам на 'Литиуме' дело вела полиция, кто-то из них сообразил сделать психосканирование мозгов убитых пиратов обнаруженных в трюме. Потом всем этим занялось мое ведомство, началась настоящая чехарда, волокита и просто палки в колеса. Короче, записи были благополучно похерены в архивах вещдоков полицейского департамента сектора. Я заполучил их недавно, конечно же подчистив все подступы. А в записях этих самое интересное. Как известно, ведется разработка и поиск организаторов неудачного покушения на проконсула. Так вот, в этих записях доказательства, что наш нынешний Ал – самозванец и организатор собственного покушения. Для меня это конечно уже не новость, в отличии от моего ведомства и полиции. Но теперь-то у меня доказательства. И я знаю, как ими распорядиться. Это редкая удача. Сейчас время для них еще не пришло, но в будущем я припру лжепроконсула к стенке и не дам ему ни единого шанса… А теперь нечто экстраординарное, касающееся непосредственно вас. Я нашел человека, обладающего талантами нелюдей. Это он порешил пиратов в трюме.

– И кто же он?

– Ныне бывший телохранитель Ала, некто Мэк. Еще ранее боец полицейского спецотряда 'Летучий эскадрон'.

– Так-так, – Комета едва не дернулась, внутренне холодея, и совершенно спокойно задала вопрос: – И каким талантом он обладает?

– Похоже он не восприимчив к воздействию. Или скорее всего способен с ним бороться.

– Он может бороться с ментальным воздействием? – в интонацию Комета вложила всю мыслимую искренность. – Вы уверены? Если это так, это же колоссальная бомба в наших руках, генерал…

– Не спешите Цинтия, – Бурмагин вздохнул, – пока еще не в наших. Надо еще поработать, чтобы он стал играть на нашей стороне. Мэк – очень трудная личность. Я достал интересный материал на него. Биографию и копию виртуальной модели штурма Лакобонского Торгового Центра, после которого его ушли из полиции. Полицейские спецы хорошо постарались, вероятность расхождения виртуальной модели и реального события составляет ноль целых и тридцать семь сотых процента. Я хочу чтобы вы ознакомились с этой записью. Это оригинал, со всем тщанием изъятый из спецархивов. Он у меня здесь, в соседней комнате. Это многое даст для изучения вами объекта. Прошу!

Бурмагин сопроводил Леварез в смежную комнату, где размещалась необходимая аппаратура. Цинтия села в кресло, взяв в руки виртуальный шлем. Генерал недолго поколдовал с техникой и дал добро кивком. Цинтия надела шлем.


Документ? 0853314/18 'секретно'

Архив центрального полицейского управления пл. Полы.

Наименование: виртуальная модель-реконструкция.

Место: Федеративное Скопление Арбела. Планета Пола.

Раинская провинция. Город Лакобон.

Дата: 30.06.617 г.с.в

(прогнозируемая погрешность: не более 0.37%)


Генеральный директор Лакобонского Торгового Центра господин Тунако без особого внимания и интереса просмотрел отчеты и рекомендации подчиненных, после чего ленивым движением отключил голопроектор и развернулся в кресле. Глаза директора скользнули по заменяющей окно видеопанораме и застыли в далекой перспективе. Отсюда, из самой высокой точки торгового центра, создавался прекрасный вид его владений: бесконечные павильоны, корпуса, гравитолетные стоянки, закусочные и рестораны, ухоженные клумбы, пешеходные дороги и мостики, склады и огромные выставочные стенды. ЛТЦ считался одним из трех крупнейших на планете и с тех пор, как он был построен, стал достопримечательностью города. Ежемесячно его посещали до двухсот тысяч человек, что приносило стабильно высокие доходы.

Тунако никогда не обедал, во многом потому что был довольно упитан. Он мечтал хоть не много сбросить лишние килограммы. Но чрезмерно плотные завтраки и очень уж обильные ужины ничуть не улучшали ситуацию. Каждый месяц гендиректор недовольно отмечал, что все больше поправляется. И он уже почти перестал бороться. А зачем? Он вел спокойную богатую жизнь и на веки оставил в прошлом все свои страхи. С тех пор, как он стал тем, кем теперь является, прошло уже три года.

Господин Тунако посмотрел на наручные часы, корпус и браслет которых были сделаны из гравированного золота, а цифры заменяли бриллианты. Без пятнадцати три, сейчас придет Элоиза и мигом очень искусно прогонит его начинающуюся меланхолию. Секретарша работала у него второй год и, естественно, с первого же дня стала любовницей. Он даже привязался к ней. И дело вовсе не в том, что девушка была очень хороша собой (такого добра Тунако хватало), просто ему нравились ее исполнительность, прямодушие, отсутствие сообразительности, а особенно готовность беспрекословно подчиняться.

Ожидая ее появления, гендиректор расслабился, забуксовав на мысли, рюмочку какого из коньяков из его богатого ассортиментом бара, он был бы не прочь опрокинуть в себя.

А в это время, одетый в модный деловой костюм человек средних лет, среднего роста и неказистой комплекции, лишенный броских примет, неспешно и целеустремленно шел по административному корпусу ЛТЦ, в той его части, где располагалась контора Тунако. Его звали Циклоп. Настоящих имени и фамилии не знал никто.

Циклоп был абсолютно спокоен. Он уже давно перестал волноваться идя на дело, если оно, конечно детально продуманно. И именно так обстояло и теперь. На Полу, а затем в Лакобон он прибыл со своей группой, как только информация про Тунако подтвердилась. Но действовать он начал не сразу, а предварительно проведя разведку. Для этого в ЛТЦ был запущен Сквозняк. Тот был не простым бойцом. Он обладал редким талантом проникать сквозь все запоры, залезать во все щели и добывать полезную информацию в кротчайшие сроки. Вот и теперь ему понадобилось всего три дня, чтобы досконально изучить план административного корпуса, выявить все, что касалось системы охраны и изучить ближайшее окружение Тунако. То, что он узнал, легло в основу разработанного Циклопом плана.

Первое, что сделал Циклоп – это решил проблему проноса оружия. Этим занялись Лихач и Пила, которым не впервые приходилось делать подобное. Им удалось пронести лучевые пистолеты и гранаты через систему контроля и передать их остальным в условленных местах. Вторым шагом Циклоп завел тесное знакомство с секретаршей Тунако – Элоизой. Удивительно, что это оказалось так легко, Циклоп никак не ожидал такой готовности принять его общество и разделить с ним постель. Третье, уже посложнее и легче одновременно, он выведал у нее много интересного и ценного и даже включил ее в свой план.

И вот теперь момент настал. Семеро его бойцов заняли свои позиции, чтобы в случае чего блокировать охрану. А он, излучая непринужденность и деловитость, с Элоизой поднялся гравилифтом на нужный этаж. Он шел по заветной конторе Тунако, занимавшей целое крыло административного корпуса.

Девушка стала напротив миниатюрной видеокамеры и произнесла:

– Это я, шеф.

Циклоп был рядом, но вне сектора наблюдения. Дверной идентификатор сличил ее голос и изображение с заложенной в нем матрицей, двойная дверь разошлась в стороны. В ту же секунду, подтолкнув секретаршу, в кабинет вошел Циклоп.

– Что за фокусы, Лои? – Пробурчал Тунако, со звоном опуская рюмку на поднос. Он перевел негодующий взгляд мутных выпяченных глаз на бесцеремонного незнакомца. – Кто ты, придурок? Какого черта тебе здесь надо?

Циклоп улыбнулся.

– Здорово, Жирный.

Тунако застыл с открытым ртом, тупо уставившись на незнакомца. Секунды через три-четыре на его лице проявилась бледность, следом выступила испарина.

– Дыши глубже, Жирный, а то посинеешь.

Прозвучал судорожный вздох.

– Во-от, так-то лучше, – Циклоп наставил на него лучевик. – Руки на стол и не дергайся. Медленно… Вот так.

– Так вы что, знакомы? – девушка непонимающе смотрела на не безразличных ей мужчин, еще не осознав, что происходит.

– Помолчи, Лои, – Циклоп протянул руку и коснулся ее подбородка, – не надо задавать идиотских вопросов.

Гендиректор был готов провалиться сквозь пол, землю, куда угодно, хоть прямо в ад, лишь бы убраться отсюда подальше, забиться в какой-нибудь глухой, темный угол. Прошло три года и все таки они его вычислили. И не помогли все его ухищрения. Это произошло так неожиданно, что мозг отказывался соображать. Мысли покинули его, перед глазами стоял смотрящий в упор ствол, за которым проглядывалась кривая усмешка его обладателя. Потом пришла предательская, словно желающая поиздеваться мысль: как он отметил очередную годовщину своей новой официальной и удачливой жизни и был тогда абсолютно уверен, что его теперь никто не достанет. Тунако ощутил, как все его члены онемели.

– Ну что, Жирный, даже поздороваться не желаешь? – изобразил обиду Циклоп. – Вот ты и нашелся. У нас руки длинные, знаешь ли. Думаешь, изменил внешность и имя, так теперь другим человеком стал? Качков, смотрю, в охранку понабирал себе. Они тебе не помогут, гад. В штаны себе мочиться не надо, я тебя не грохать пришел. Но, если что, за мной не заржавеет… – Циклон ласково улыбнулся, качнув стволом. – Теперь слушай. Папа хочет возврата долга. Ты, надеюсь, не забыл сколько? Напомню – четыре лимона, не федеративных, естественно. Плюс процентики за три года, ну и конечно, как заведено в миру, за моральный ущерб. Отдашь – мы тебя не тронем. Понял?

Видя, что вопрос остался без ответа, Циклоп повторил с нажимом:

– Ты понял, Жирный?

Тунако не нашел сил даже кивнуть. Ему казалось, что происходящее не реально и происходит не с ним. Но вот оцепенение стало проходить, в нем стала пробуждаться и набирать силу слепая, неконтролируемая ярость. Что-то внутри так и подмывало. Как же так? Он уважаемый и солидный деловой человек, владелец торговой империи, на короткой ноге со многими политиками и власть имущими этой планеты, пасует перед этим ввалившимся к нему мурлом! Да как посмела эта грязная скотина сунуться сюда?

Захлестнувшая ярость сломала все препоны разума. Тунако перестал себя контролировать и резко двинул коленкой по кнопке под нижней стороной крышки стола.

Зазвучала сигнализация, мгновенно получили сигнал охранники, его же принял ближайшее отделение полиции. В ту же секунду убралась вверх неприметная панель потолка, из проема вынырнул автоматический самонаводящийся лучемет. И дал очередь.

Длинные желтые лучи в мановение ока разрезали не успевшую вскрикнуть девушку и оставили дымящиеся язвы на месте, где только что стоял Циклоп. Его спасла отменная реакция. Метнувшись вперед, он приземлился на кофейный столик у видеопанорамы, разломав его. Уже в следующую секунду, из положения полулежа, Циклоп трижды выстрелил в лучемет. Тот заискрился и окутался дымом.

– Знаешь, ты очень неумный человек, – Циклоп сказал это совершенно спокойно, затем сплюнул и с силой врезал в переносицу Тунако, который уже хотел было броситься на него. Миниатюрный приемопередатчик в его ухе принял сообщения от Сквозняка и Лузы, что все пошло наперекосяк.

Охранники бросились к конторскому крылу. Одного из них завалил Дурик – громила, которому лишь бы кого-то угрохать. Теперь Циклоп жалел, что взял его с собой. Скоро здесь будет полно легавых и спокойно уйти не удастся.

Циклоп с ненавистью посмотрел на Тунако, в котором ярость успела смениться ужасом от осознания происходящего.

– Сука ты гнойная…

Пущенный в упор импульс разнес гендиректору полголовы. Остатки мозгов, кровь и кусочки костей черепа забрызгали стол. С грохотом, труп вместе с креслом рухнул на пол, испортив кровью шикарный ковер.

Через полчаса спецподразделение полиции Летучий эскадрон получило команду штурмовать контору гендиректора ЛТЦ. Уже через две минуты двадцать бойцов дежурного взвода в полной готовности разместились в двух гравитолетах, тут же взявших курс на Лакобон.

К этому моменту, крыло административного корпуса, где располагался офис Тунако, уже давно было оцеплено территориальной полицией. Была предпринята неудачная попытка штурма. Преступники убили шестерых охранников и двух полицейских и еще двоих ранили. Они захватили заложников, а об их собственных потерях ничего не известно.

Взвод Летучего эскадрона получил инструктаж в полете. На борту была произведена контрольная проверка оружия и снаряжения. Через пятнадцать минут, подойдя незамеченными, гравитолеты зависли над целью. Полицейские выпрыгивали один за другим и медленно спускались на гравитационных ранцах. Распределившись, они поспешили занять позиции.

Сержант Мэк занял позицию у лестницы – единственного пути отхода из двух оцепленных этажей, сменив здесь двух полицейских. Гравилифты были отключены, поэтому, если кто-то попытается скрыться в этом крыле, у него было два пути: через лестницы и через окна. Но через последние никто не полезет – снайперы работают чисто. Оставались лестницы.

Мэк выбрал пролет пониже. Он мог контролировать все направления. Перед этим, при беглом осмотре, на верхнем пролете он обнаружил трупы охранника и одного из бандитов, да еще несколько разнотипных мин-ловушек. Он сообщил о них, не став трогать – так легко было стать хорошей мишенью. В этот раз его задачей стало прикрытие. Штурмовать будут другие. Мэк затаился.

Во взводе он считался новичком, служил в Летучем эскадроне десятый месяц и девять раз участвовал в штурмах и задержаниях. В эскадрон он попал из Учебного Центра, получив направление из призывного пункта. В Центре он провел шесть стандартных месяцев. А попасть туда было нелегко. Помимо отменного здоровья, Мэку помог многолетний опыт занятий рукопашным и ножевым боем. Инструктора потом не раз подмечали его непонятные, но эффективные приемы. Необходимые данные и базовые навыки у него были, а в Центре, как гласил лозунг над центральным входом, из любого тела делают универсальную боевую машину, 'да еще наделенную сображалкой' – как говорил один инструктор…

Сверху доносились приглушенные крики, иногда выстрелы. По своему каналу связи Мэк принял команду лейтенанта: 'приготовиться'. И в этот момент он вдруг услышал тихие осторожные шаги нескольких человек. Сейчас должен был начаться штурм.

…Циклопа угнетало дурное предчувствие. Он ощущал себя загнанным зверем и теперь лихорадочно пытался вырваться отсюда. Полицейские затеяли переговоры, требуя освобождения заложников, Циклоп затягивал их как мог, но понимал, что с каждой минутой шансов спастись у него все меньше. Если бы ни эта нелепая случайность! В его жизни бывало, что от случайностей разваливались самые великолепные планы, но они же помогали спастись там, где спасения, казалось, не было. Так и в этот раз. Если бы Жирный не разучился думать, если бы он смог себя контролировать, то остался бы жив, а Циклоп сделал бы свое дело и убрался восвояси. Но теперь сам воздух, казалось, пропитан обреченностью и смертью.

Циклоп взял с собой одного из заложников – хлюпкого высокого мужика из клерков, прихватил Сквозняка. Остальные остались, убежденные, что полиция не предпримет ничего, ведь в их руках заложники.

Гравилифты не работали, но будь по-иному, он туда бы и не сунулся – жить не надоело. Аварийный выход был заблокирован. Оставались лестницы, на которых, естественно, легавые. Сквозняк знал, как через них можно добраться в складские помещения, оттуда – в систему канализации, а там до безопасности – рукой подать. Но было одно 'но' – лестница. Подойдя к первому пролету, Циклоп и Сквозняк перезарядили лучевые пистолеты и переглянулись. Сквозняк перешагнул через один из трупов, минуя мину-ловушку, которую сам и установил. Активизировав запал, он швырнул вниз осколочную гранату. Через три секунды раздался оглушительный в замкнутом пространстве взрыв. Теперь путь свободен.

Сквозняк шел первым. Циклоп, держа клерка перед собой, за ним. Осторожно и не слишком быстро они достигли первого пролета. Странно. Ни души. Только выемки в стенах, потолке и ступеньках от осколков. Ниже, похоже, тоже не было никого. Набирая скорость, они рванули вниз.

Вот тут-то это и произошло. Циклоп не сразу понял, что это было: нечто большое, черное взялось непонятно откуда, завертело волчком Сквозняка и с силой отправило на пол. Это длилось меньше секунды. Потом Циклоп почувствовал болезненный удар в пах, что мигом вывело его из ступора и одновременно отбросило назад. Если бы не заложник, который был крепко зажат левой рукой, он бы тоже скрючился на полу.

Мэк заставил себя остановиться, хотя до второго 'клиента' было всего два метра. Лицо преступника налилось краской, в глазах совместились страх и дикий азарт. Ствол лучевика он вдавил в висок заложника, да так, что у того аж тонкой струйкой потекла кровь. На шею жертвы была наброшена гаррота – самозатягивающаяся удавка, способная перерезать мягкие ткани до самых шейных позвонков. Стоило только преступнику ослабить хватку или отпустить, гаррота все сделает сама.

Их взгляды встретились, и Мэк понял. Головорез знал, что проиграл, что все пути для него отрезаны, знал что не сможет даже прикрыться заложником. Его намерения отразились на исказившей лицо гримасе. Циклоп хотел застрелить клерка и попытаться убить полицейского. Все решали доли секунды. Оба противника приготовились к смерти и психологически были на равных, с той лишь разницей, что полицейскому надо было думать и о спасении жизни человека.

Мэк ринулся вперед. Одновременно, левой рукой он схватил и отвел лучевик от головы клерка, правой вцепился в гарроту. Пальцы, защищенные перчаткой из металлизированной ткани, не дали удавке сделать свое черное дело. В следующий момент раздался выстрел. На миг Мэк был ослеплен от боли. Краем сознания он отметил, что от его удара противник отлетел назад, впечатавшись в стену. Рука Мэка так же твердо держала гарроту, спасая жизнь жертвы, из-за чего он потерял драгоценное время.

Выстрел Циклопа разворотил полицейскому левую кисть, что дало ему лишнюю секунду, пока тот справлялся с болевым шоком. После удара о стенку у него сперло дыхание, но, действуя инстинктивно, он смог выхватить второй пистолет и выстрелить дважды, но не прицельно, наугад. Первый разряд проделал в спине заложника дымящуюся дыру. Второй черкнул и отразился от пластины бронекостюма полицейского.

Действуя на уровне рефлексов, Мэк вогнал кулак Циклопу в кадык, тот умер мгновенно.


– Он понравился мне, – заявила Комета после сеанса.

– Может еще коньяку? – предложил Бурмагин.

– Да, пожалуй я прикончу эту бутылку вместе с вами… Виртуальная реконструкция оставила во мне яркие впечатления. Знаете что? Идемте на балкон, хочу побыть на свежем воздухе.

Цинтия взяла протянутую рюмку и пригубила.

Балкон был просторен. Огражденный массивными лясами и перилами, его верхнюю часть покрывал прозрачный колпак непроницаемого снаружи плексигласа. Облокотившись о балюстраду, Цинтия всматривалась в ночь, не нарушаемую огнями больших городов. Даже свет двух полианских лун не мог разогнать тьму. Впереди до самого горизонта простиралось море, воды которого казались абсолютно черными. Слышался шум набегающих на прибрежные камни волн. Этот уголок планеты казался диким и всеми забытым.

– Мне не терпится узнать, – Комета поставила на почти не различимый в темноте столик опустевшую рюмку, – чем был заполнен этот двухлетний период в судьбе нашего Мэка.

– В его судьбе, дорогая Цинтия, штурм ЛТЦ можно по праву назвать роковым. Как вы уже знаете, он потерял кисть, а следующие пять месяцев провел в госпитале, где ему регенерировали конечность и научили управлять нею не хуже прежней. В госпитале Мэка поставили в известность об увольнении из Летучего эскадрона. Когда он захотел восстановиться, ему было отказано. Основание – резолюция начальства о его непрофессионализме. Негодование, боль, досада… Что стоят эти легкопроизносимые слова? Для него это был тяжелый психологический удар. Я знаю, что говорю. Я хорошо изучил этот отрезок его биографии. Мне также известно, что сослуживцы Мэка были крайне возмущены этой дурацкой резолюцией. Но пойди попробуй поспорь с начальством, никто не в силах тягаться с нашей полицейской бюрократией. В ходе служебного расследования были сделаны определенные выводы, что штурм ЛТЦ прошел успешно, что все заложники были освобождены и не пострадали. Все, кроме одного. И даже то что Мэк обезвредил Сквозняка и убил Циклопа – этих матерых преступников подлинные имена которых не удалось установить до сих пор, которые числились в федеральном розыске восемь лет, даже это не помогло на квалификационной комиссии. Ему предлагали перевод в другие управления, а о Летучем эскадроне посоветовали забыть. Он воевал с полицейской бюрократией больше месяца и, конечно же, безрезультатно.

– И тогда он вообще уволился из полиции.

– Верно, так он и сделал.

– На его месте я бы разбила с дюжину морд и устроила на прощание салют, – Комета хищно улыбнулась, подыгрывая. На самом деле ее позабавили слова генерала про тяжелый психологический удар. Какой к чертовой матери психологический удар у такого бойца как Мэк? Смешно!

– Ну, морды он никому не бил, хотя был близок к этому. Об него просто вытерли ноги, растоптали карьеру. Забрали смысл жизни. Дело в том, что Мэку не просто нравилась служба в спецотряде полиции, эта работа была его жизнью… Я хочу вкратце обрисовать его детство. Настоящее имя Мэка не известно никому, в том числе и ему самому. В раннем детстве он был подброшен в приют, вероятно оставшись круглым сиротой. И был усыновлен. Приемного отца звали Пауль Мэк. К этому времени он уже был в преклонном возрасте и к закату жизни сумел обзавестись небольшим магазинчиком. В общем-то старший Мэк был хорошим опекуном, хотя его часто подозревали в обратном. Свою бурную молодость он провел в чередовании красивого прожигания жизни и тюремных сроков. Вот почему старому Мэку не сразу доверили воспитание малолетнего сироты, но он таки добился своего, что стоило больших нервов и еще больших взяток. Прежде всего он завоевал доверие опекунского совета. Случается, что иногда, находясь одной ногой в могиле, люди начинают задумываться о вечном… В общем, он стал хорошим отцом, в чем постепенно убедились и социальные работники. Так вот, юный Мэк рос не то чтобы в достатке, но по крайней мере не голодая и не испытывал лишений. Учился как и все дети в школе. В старших классах друзья так и звали его просто Мэком, так это односложное имя и закрепилось в документах. Подозреваю, это случилось оттого, что это по обыкновению льстило Мэку-старшему. Беззаботная жизнь юноши вдруг резко кончилась, когда он вернулся вечером с тренировки… Да, забыл сказать, что с детства он увлекался боевыми искусствами. Придя с тренировки, он застал у отцовского магазина толпу зевак и нескольких полицейских. Магазин был совсем недавно ограблен, старого Пауля застрелили. Этот день в жизни Мэка стал поворотным, когда он определил для себя приоритеты.

– Н-да, судьба… Теперь я представляю, что для него значил Летучий эскадрон, – Комета прошлась по балкону, вновь закурив и задумавшись. Чертовски жаль было ломать столь удачную легенду младшего Масканина. Даже генералу Бурмагину она не по зубам оказалась. С его-то возможностями! Однако оставаться в ФСА Костику было смертельно опасно. И это была одна из причин, почему она объявилась на Поле. Именно ей предстояло вытащить его домой, ведь все надежные каналы оказались в последнее время перекрыты. А пока наладят новые… Как потом смотреть в глаза Масканину-старшему? Генерал-майору лейб-гвардии вольногорской дивизии? Да и просто старинному другу, дружбой с которым она дорожила… Однако, это все пока лирика, пора возвращаться к беседе. И она продолжила игру. – Чем он занимался после госпиталя?

– Переживал депрессию, но не пил, как принято в таких обстоятельствах. Какое-то время искал работу. И нашел.

– И кем же?

– Вышибалой.

– Вышибалой?

– Около двух месяцев он работал в развлекательном комплексе 'Морской дворец'. Это довольно известное место на планете. Платили ему хорошо, вот он и тянул лямку.

– 'Морской дворец', – припомнила Леварез. – Я там как-то бывала. Довольно чудесное место расположенное на дне арагайского моря. Да, заполучить там работу мечтают многие из праздной публики. Но полагаю, что Мэк был не очень-то доволен своим положением.

– Вы, как всегда, проницательны. 'Морской дворец' называют 'золотым гадюшником порока'. Быть вышибалой в этом экстравагантном заведении Мэку оказалось не по нутру. Поэтому он с легкостью принял предложение от начальника личной безопасности проконсула Ала. Так он стал телохранителем внешнего круга, а за одно воспользовался возможностью и обучился пилотированию личных яхт проконсула.

– Надо же! Какой полезный побочный эффект для аловского телохранителя. Бедняга Ханабальд хотел командовать универсалами.

– Ханабальд вовсе не был беднягой… Не будем о нем.

– Не будем, – Комета улыбнулась. Знал бы генерал, что Мэк на самом деле младший офицер ВКС… О, отпала бы у него челюсть, отпала бы. – Где сейчас Мэк?

– Здесь, на Поле. Накануне вернулся из рейса. Он нынче работает в транспортной компании 'Корнеол'. Адрес его я вам сообщу. А дальше все зависит от вас. Не знаю как вы его убедите лететь в Русскую Империю… Впрочем, это уже ваше дело.

– Надеюсь, мне убеждать не придется. Так что не беспокойтесь. Нет такого мужчины, от сердца которого у меня не нашлось бы отмычки.

– Глядя на вас… – генерал позволил себе ехидную ухмылку, намекая на репутацию гостьи, -…и отмычек-то мудреных совсем не надо.

– Не такая я уж стерва. Я всегда беру столько, сколько отдаю… И знаете что, генерал? Хоть и заочно, но ваш Мэк уже пробудил во мне симпатию.


***


Найти Масканина не составило труда. Зная его адрес, Комета поначалу понаблюдала за ним. Вскоре она отметила некоторые его привычки и обычный маршрут его вечерних прогулок. Он гулял всегда один. Сперва Комету одолевали некоторые сомнения по поводу возможной конкурентки. Когда она задавала этот вопрос Бурмагину, то даже всесильный генерал пожал плечами. Конкуренции Комета не боялась, но опасалась нарваться на принципы, ведь Константин был кое в чем принципиален. Прям как его грубиян папочка, которого так и не удалось за все годы затащить в постель. Черт, аж зло берет, такой мужик и такие завихрения. Повезло Татьяне, отхватила муженька… Но вскоре все сомнения Кометы развеялись. Костик был одинок.

Зато у нее неожиданно для себя самой возникли сомнения другого плана. Похоже, он ей действительно понравился, отчего Комета некоторое время даже колебалась, прежде чем начать действовать.

'Что тебе не нравиться, девочка? – звучал внутренний голос. – Мальчик вырос, теперь настоящий мужчина. Разве не об этом ты подумывала, когда наблюдала за ним, подростком, издалека?'

'Ты права, – ответила она себе. – Конечно же ты права, старая стерва. Только об этом и думала, особенно когда кормила его с ложечки, пока Танька на кухне возилась'.

Ей стало смешно. Нет, что за мысли! Надо расслабиться, выбросить из головы к чертовой матери все лишнее и пойти с ним 'познакомиться'. Забавно, а ведь в осмысленном возрасте Костик ее ни разу не видел.

Комета была, скромно говоря, относительно молода. И много лет по привычке свободна. Да и вправду сказать, на свои годы она не выглядела. Не ровесницей Константина конечно смотрелась, но где-то чуть старше. Совсем чуть-чуть, лет на пять-восемь, наверное.

'Ты теряешь голову', – пробурчал ее внутренний цензор.

Цинтия неспешно шла по пешеходному тротуару самого верхнего уровня одного из центральных округов огромного мегаполиса Лангора. Вокруг пестрели разномастные рекламные мониторы, объемные лазерные анимации, то тут то там гоготали толпы подростков, употребляя какую-то дрянь под сверхзабойную новомодную музыку. В воздухе сновали во всех направлениях тысячи и тысячи гравитолетов, аккуратно облетая воздушные рестораны на антигравитаторах. Обычная ночь сверхгигантского города. Обычная для ФСА и многих других звездных держав. А вот в имперских мирах, неважно даже какой империи, всей этой рекламной вакханалии не увидишь. Нет, всякие там анимации и прочие технокрасоты – с избытком, но никто не смеет агрессивно донимать и навязывать что бы то ни было. И гогочущих подростков со взбудораженными взорами там не встретишь.

Вот он ничем не примечательный кафетерий – ориентир в ее поисках. Комета вышла к 'обрыву', как называли местные километровую пропасть между округами столицы этого мира. Сейчас она находилась на самом верху – в жилых 'благоустроенных' уровнях, ниже жилые отсеки были менее уютны и соответственно дешевле, перемежаясь с отсеками муниципальных и общественных учреждений. Далее, в самом низу располагались муниципальные службы и системы жизнеобеспечения всего этого огромного металлобетонитового организма Лангора.

Цинтия заметила дневное небо, подпирающее море у горизонта. Странно – море над мегаполисом, ночь – и вдруг белые облака, скрывающие светило. И чем ближе она подходила, тем сильнее и отчетливее слышался шум моря – плеск волн, шептание ветра, гомон парящих птиц. Какая прекрасная и правдоподобная анимация!

Посреди волн и кружащих поблизости шестикрылых пернатых расположился мостик, посреди которого стоял молодой человек все-то двадцати трех лет отроду. Невольно Комета останавливала на нем долгие пристальные взгляды. Да, она не ошиблась, это был Костик. Именно таким она его и хотела сейчас увидеть. С расстегнутой рубахой, с черными из дорогого материала брюками, слегка покрывающими кожаные того же цвета ботинки. Н-да, прямо телепатия какая-то. Представила себе, каким он гуляет в этот вечер и надо же, картинка ожила!

А Масканин-младший беззаботно что-то кидал птицам, что отщипывал от большого свертка. И смотрел вдаль. Ему, видимо, было плевать, что птички были всего лишь великолепными копиями живых оригиналов и съесть его угощенья не могут в принципе. Он просто наслаждался вечером.

Внезапный порыв морского прохладного ветра взъерошил его волосы и заставил посмотреть по направлению к ней. Поначалу Костик как будто не замечал ее, но вскоре их взгляды повстречались. В его глазах задрожали шальные огоньки, заставляющие смотреть на них без отрыва.

'Ай, ай, ай, тебя заворожила эта пара бездонных глаз', – зло пошутил недремлющий в сознании цензор.

Серые глаза уже засверкали оживлением, изучая ее. В ответ Комета тоже начала изучать Костика, но теперь уже вблизи и совсем не украдкой. Что ж, в такие игры она умела играть по всем правилам искусства. Сперва заинтересуем, заинтригуем, а там, глядишь, непринужденная беседа, прогулка длиной в полночи и… Там видно будет.

Между тем Костик чуть заметно улыбнулся и не обратил внимание на внезапно исчезнувшее море и птиц, на ночь, хлынувшую на него разреженной темнотой, огнями и шумом шныряющих гравитолетов. Он не услышал синтезированного голоса аппарата иллюзограмм, призывавшего вновь кинуть монетку в прорезь приемника. Для него наступила тишина. Красивая девушка и совершенно одна. Пожалуй, чуть постарше него, но это ли важно? А самое интересное, в душе родилось щемящее чувство, что ее облик совпадает с вынырнувшим из глубин памяти смутно-знакомым образом. Таинственным образом, добрым и светлым. Что за наваждение?

Наигранно несмелым шагом Комета направилась к нему. Закралось глупое подозрение, а вдруг узнал? Нет, не может быть, да и откуда? Ему ведь тогда годков пять было, и ел давно сам и читать умел…

ГЛАВА 3

Империя Нишитуран. Планета Опет. 619 г.с.в.


Смерть всегда была снисходительна к нему.

За всю свою долгую жизнь он участвовал в десятках сражений, не раз встречался лицом к лицу с врагом и смерть, словно своего любимца, щадила его. И вот, Она брала свою дань – слишком долгую и яркую жизнь он прожил.

Повелитель опетского сектора, командующий двенадцатой армадой Нишитуран, маршал 1-го ранга, герой ассакинской войны, высокородный нишит, граф-текронт Валерий Кагер умирал.

Друзья и представители благородных фамилий империи прибыли отдать последнюю честь и совершить обряд перехода, как того требовали традиции предков.

Несмотря на немощь, он сохранил ясность мышления и, когда тело предательски больше не подчинялось ему, он находил единственную отраду в воспоминаниях. Вся его жизнь, словно заново переживаемая, проносилась калейдоскопом в его воображении. Он снова ощущал азарт близкой схватки, когда в его образах всплывали ассакинские эскадры и грозные планетарные армии чужаков. Под их яростным напором пала не одна система и во многом благодаря ему чужаки были остановлены. Он потратил все свое состояние на модернизацию флота, не брезговал набирать команды из неграждан, уравнял в правах в своих владениях простых нишитов и покоренные народы – и враг был сломлен. Грозные эскадры Нишитуран выгнали чужаков обратно в Пустошь. Но война оставила горькие плоды: его миры остались полуразрушенными, состояние потеряно. Пришлось начинать все с начала. На разведанных системах Пустоши граф основал новые владения, он строил и обживал новые миры на средства других родов имперской аристократии. Теперь столица его сектора – планета Опет – одна из самых развитых миров империи. Созданная им фирма-гигант "Опетские Киберсистемы" поставляет вооружение во все армии Империи Нишитуран, его торговые и промышленные компании ведут торговлю с неимперскими мирами.

Это была трудная, полная опасностей жизнь и Кагер был счастлив, что ему выпала такая судьба, хоть ему не суждено было умереть в бою, что было высшей честью для нишита.

Старый граф с теплом вспомнил своего сына Виктора, достойного наследника отца. Хоть тот был еще молод, ему исполнилось тридцать стандартных лет, но Виктор успел многому научиться у него. Он прекрасно чувствовал тонкости в управлении сектором, имел три обязательных высших образования: военное, полученное в Академии генштаба империи, которую должен был окончить каждый наследник текронта; инженерное и историческое, приобретенные в опетских университетах. И, наконец, он был первоклассным пилотом. Старый граф гордился своим сыном и с легким сердцем передавал дела в достойные руки.

Вернувшись к реальности, граф увидел лица старых друзей, были в его покоях и незнакомцы – представители знатных родов и даже советник императора. И все как один, как требовали традиции, были одеты в парадные мундиры с орденами и аксельбантами. Смерть была уже близка, скоро должен начаться обряд перехода…

Последнее, что увидел граф – хмурое лицо Виктора, склонившееся над ним.

Повелитель Опета умер.


***


После кончины Валерия Кагера в опетском секторе был объявлен недельный траур. Первые дни Виктор провел в одиночестве, отправившись в охотничий домик в горах. Там, укрытый от посторонних глаз, он предавался скорби и размышлениям. Никто не посмел его потревожить.

К концу траурной недели Виктор возвратился во дворец, где закрывшись в рабочем кабинете принялся за изучение наследия отца. Имена, события, даты, характеристики, ценные советы. Множество документов, посвященных внутриимперской политике, интригам в Текрусии, объемные досье на сотни имен. Внимательно все это изучая, Виктор то и дело задавался вопросом: а возможно ли было собрать эти сведения без помощи специальных служб? Иногда попадалась такая информация, которая могла сломать не мало карьер или даже погубить жизни некоторых высокопоставленных сановников империи. Как ни крути, а эти данные собраны не обычными методами. Во всем этом прослеживалась рука генерала Антона Шкумата – начальника опетского разведкорпуса – структурного эшелона Службы Разведки Империи Нишитуран. Прямые обязанности Шкумата – добыча разведданных, ему же подчинялась контрразведка сектора. Значит, генерал занимался и внутренней разведкой, нарушая прерогативу Безопасности Нишитуран – мощного и подконтрольного только императору ведомства.

Виктор всегда относился к Шкумату с опаской. Но отец не раз говорил ему, что генералу можно доверять, что он талантливый организатор, часто мыслит нестандартно, бывает жесток, но главное – он предан. Когда-то отец спас ему жизнь и восстановил его честное имя… Ни это ли объяснение его преданности? СРИН – централизованная организация, Шкумат подчиняется Центральному управлению и лично эфору разведки. Поэтому все свои совместные дела генерал и отец тщательно скрывали. В своих записях отец настаивал чтобы Виктор поддерживал с ним самый тесный контакт… Что ж, отдалять от себя генерала молодой Кагер не станет. Он хотел найти в нем друга, которого всегда можно поддержать и на которого можно было бы опереться в трудный час…

Уйдя с головой в документы, Виктор не заметил как быстро пролетело время, он только чувствовал усталость. Тогда он решил сделать небольшой перерыв, заказал кофе и развалился в кресле, закрыв глаза.

Тонкий аромат отвлек от раздумий. Поднос с кофе и сахарницей стоял на столе. Неужели он настолько ушел в себя, что даже не заметил как принесли кофе?

Потягивая любимый напиток, Виктор задумался о политическом устройстве империи, вернувшись воспоминаниями к нередким спорам с отцом, когда они обсуждали достоинства и недостатки своей звездной державы. Подобной государственной системы в галактике не существовало. Это была невероятная помесь экономических, социальных и политических систем. Но как ни странно, весь этот громоздкий механизм был хорошо отлажен и практически не давал сбоев. В империи господствовал неофеодализм, где на вершине социума находилось сильное и влиятельное дворянское сословие. Это был оплот монархии. Впрочем, в иерархическом устройстве империя не была столь оригинальна, потому как в галактике имелись и другие империи, Русская, например, старый и честный недруг. Или тот же Великий Султанат. Итак, дворянство, как оплот монархии, но в оплоте этом присутствовал весомый элемент саморегуляции и ограничения (чаще всего формального ограничения) абсолютизма – Текрусия – собрание двухсот самых влиятельных родов. Каждый из этих родов автономно управлял своей вотчиной – огромными территориями, как например великие герцогства, опетский и торкондский сектора; или небольшие сектора, а то и отдельные планетные системы. Второй столп, на котором держалась империя – это традиционно сильный офицерский корпус. Империя всегда была сильна армией и флотом благодаря которым возникла и окрепла. Причем среди офицеров, даже в числе высших, большинство не были дворянами. Как не парадоксально, но в офицерском корпусе присутствовало не мало ненишитов – это при том, что две трети ненишитского населения империи не были наделены правами граждан. Мало того, существовало рабство как одна из форм производительной силы. Кое где в великих герцогствах существовало земельно зависимое крестьянство. На фоне всего этого экономика являлась изрядно запутанной. В империи сосуществовали (и довольно успешно) и государственный контроль и управление, и свободное предпринимательство, и рабский труд. Какие-либо реформы если и начинались, то всегда, либо встречая сильное противодействие, глохли, либо проводились крайне медленно и часто не эффективно. Тем не менее Империя Нишитуран являлась сильным государством, с которым вынуждены были считаться и которого боялись.

Порядком устав, Виктор несколько раз прошелся по кабинету, потом прилег на кушетку. Информации, которую сегодня вобрал его мозг, хватит для переваривания на много дней. А ведь он изучил далеко не все. Кагер снова задумался, теперь уже о месте и роли опетского сектора в империи. Территориально сектор находился на имперских задворках и имел слабую плотность обитаемых миров, но в исчислении кубических парсеков соперничал с крупными герцогствами. Что же до экономических показателей, сектор давал в казну империи столько налогов, сколько дают с полдюжины иных секторов вместе взятых. Такое положение не устраивало многие влиятельные фигуры, с некоторыми родами в наследство пришла плохо прикрытая вражда, усугубляемая 'либеральными' реформами покойного Валерия Кагера. Хотя друзей у Кагеров было тоже не мало. Но задворки – это всегда задворки. В сектор ссылались неугодные, сюда бежали от преследований в виду относительной безопасности, мигрировали в поисках лучшей жизни, сюда же переводились опальные военные, посмевшие раскритиковать начальство либо уличенные в крамольных взглядах. Нередко на Опете находили пристанище ученые и люди искусства, чтобы найти покой и творить без постоянной оглядки на БН, что было невозможно на центральных мирах. Однако, описанная картина опетского сектора и империи в целом не была бы полной, если не упомянуть о расположенном также на задворках империи, но на противоположном ее конце торкондском секторе, в котором дела развивались во многом по похожему сценарию.

Виктору думалось о многом и мысли его были весьма мрачны. Принимаясь за дела и архивы отца, он не подозревал какое бремя ответственности обрушится на него. Как будто физически он ощутил почти не посильный груз взвалившийся на его плечи – груз доставшийся по наследству вместе с высоким положением и кажущейся свободой. Говорят, власть – это наркотик, только вот никакого опьянения от полученной власти молодой Кагер не испытал. Скорее наоборот. Теперь он понял какую в общем-то беззаботную жизнь потерял со смертью отца. Что ж, он станет достойным приемником, будет бороться со сворой недругов, в которой простые завистники – всего лишь невинные ягнята. Он научится лавировать в бесконечных политических междоусобицах, научится расплетать интриги. Впереди бесконечная борьба…

Но пока что… Пока что его статус закреплен де-факто. Де-юре он станет полноправным хозяином сектора только после присяги в Текрусии. Таково было положение вещей, таковы традиции диктуемые Законом Нишитуран. И хотя в этом присутствовала изрядная доля формализма, традиция эта была из разряда особо почитаемых. Приглашение на собрание Текрусии последует скоро и Виктор уже знал кто передаст его. Это будет граф-текронт Канадинс – старинный друг его отца.


***


Так уж заведено у человечества тысячелетия назад, что любой индивид изначально имеет такое в общем-то незаметное право – знать дату своего рождения, если конечно он не вырос в какой-нибудь дикарской обстановке. И как бы мало ни придавалось этому праву значения, однако в сознании всех народов, объединенных общим названием 'человечество', знание времени и места своего появления на свет является своего рода незаметным столпом цивилизации. Впрочем, сама цивилизация, похоже, никогда не стремилась замечать этот свой столп. Но как бы там ни было, люди любят отмечать свои именины, как и именины родных, друзей, знакомых. А когда давным-давно человечество вырвалось из цепких оков материнской планеты, свое субъективное, не мудрствуя лукаво, оно перенесло на просторы галактики. И плевали веками сменяемые друг другом поколения первопроходцев-разведчиков и исследователей, что открываемые ими новые миры вовсе-то никакие не новые, а рожденные миллиарды лет назад. С тех пор так и повелось – наткнулся разведчик глубокого космоса на привлекательный мир, снял параметры и проставил дату рождения/открытия в бортовом журнале, а потом еще, пользуясь правом первооткрывателя, присвоил планете имя какого-нибудь мифологического героя или назвал ее в честь кого-то из далекой либо не очень истории, а то и просто именем своей жены или любовницы.

У планеты Опет, естественно, тоже имелась дата открытия, которая, впрочем, совпадала с Днем Империи. Если на других мирах День Открытия отмечался как всеобщий, но местного значения праздник, то на Опете все было по иному. В представлении нишитурских верхов не могло быть лучшего способа отпраздновать главный день империи, чем военные парады. Поэтому в День Открытия во всех больших городах Опета, под шум и ликование обывательских масс, проходили вымуштрованные колонны техники, а в небе неспешно проплывали надраенные до зеркального блеска боевые корабли. И так совпало, что в очередной День Открытия ожидался прилет уполномоченного Текрусии. К этому событию Виктор Кагер готовился особенно тщательно.

Крепость Черный Бриллиант, где должна была пройти церемония встречи, являлась монументальным творением нишитурского милитаризма, коему отводилась значительная роль в планетарной обороне. Шкала 'эффективность-стоимость' здесь была неприемлема. Подобные цитадели были столь же эффективны, сколь и грандиозны. Военная машина империи нисколько не утруждала себя мыслями об экономии средств, ведь чаще всего внешнеполитические отношения с соседями правильнее было бы назвать скорее перемирием, чем добрососедством.

Черный Бриллиант находился в самом сердце Опета, в каких-нибудь пятистах километрах от столичного мегаполиса Санктора, откуда управлялся весь молодой и бурно развивающийся опетский сектор. Крепость не имела древних крепостных стен и крутых неприступных башен, какие привыкли лицезреть на стародавних изображениях историки. Вместо этого она имела широкие валы пяти метров в высоту, казавшиеся из далека земляной насыпью, покрытой травой. При близком же рассмотрении было видно голубоватое сияние, окутывающее валы, и конечно же они были сооружены не из почвы, а из сверхпрочных защитных материалов. Внешне валы охватывали территорию в пятьдесят квадратных километров. Через каждые сто метров по периметру находились закамуфлированные генераторы ядерной защиты, гасившие и локализировавшие ядерную энергию в случае попадания в их зону боеголовки. Были и внутренние валы, концентрическими кругами уходящие к центру. Всего их было семь – семь уровней обороны. Между внешними и внутренними уровнями, через каждые сто метров пролегали поперечные валы, делившие уровни на секции. Каждая такая секция крепости могла существовать как отдельный опорный пункт обороны, углубленный в грунт на километры и у самой поверхности покрытый закамуфлированными бронеплитами. В случае угрозы, бронеплиты отъезжали и на поверхность выныривали орудийные башни счетверенных крупнокалиберных скорострельных орудий, мазерные и лазерные установки, атомные пушки; открывались порты тяжелых противокорабельных ракет мощностью в десять и более мегатонн, ракет с боеголовками меньшей мощности, как противокорабельных, так и класса "земля-земля"; выдвигались пусковые установки противоракет – маленьких и юрких "Орнеров", названных именем симпатичных хищных птиц, которых люди распространили на многих мирах. На глубине более километра размещались склады боеприпасов, системы боепитания которых были автономны и в случае поражения одной из них, уничтожение всего склада было невозможным.

Крепость имела свой небольшой космодром, как с наземными ангарами, так и с подземными, уходящими на несколько километров вглубь, сообщающимися с разветвленной сетью туннелей, широких даже для столь огромного корабля, как линкор. Туннели заканчивались в десятках километров от самой крепости и имели отлично замаскированные шахты для выхода на поверхность.

Кроме того, Черный Бриллиант окутывала сеть пневмопоездов. Пневмоподземка связывала крепость со многими точками планеты, с Санктором, крупными городами, с прекрасной Оллой. Небольшой город Олла с населением всего в триста тысяч, располагался в дюжине километров от крепости. Главной достопримечательностью Оллы являлся дворец правителя опетского сектора Виктора Кагера.

Ровно в двенадцать часов по полудню по времени Оллы на одной из посадочных площадок Черного Бриллианта собралась большая группа встречающих. Одетые в парадные мундиры солдаты почетной роты эскорта производили впечатление окаменевших истуканов. Совершенно иное впечатление производила компания почтенных, одетых в строгие костюмы, но, казалось забывших обо всем, оживленно беседующих чиновников планетной администрации во главе с ее префектом. Еще большую суету создавали бригады журналистов и просто допущенные зеваки. Граф Кагер стоял один, в окружении нескольких телохранителей.

И вот на границе опетской атмосферы тяжелый крейсер "Кромм" получил разрешение на посадку и координаты крепости с указанием площадки.

В пасмурном полуденном небе из облаков вынырнула точка, ставшая быстро расширяться, все более приобретая очертания корабля. Следуя наводящему лучу, великан с ревом химических двигателей шел на посадку. На высоте двух километров корабль перешел на антигравы и абсолютно беззвучно приземлился перед встречающими.

Из открывшегося центрального шлюза по откинувшемуся трапу выбежали три десятка солдат в темно-синих мундирах – парадной форме имперских десантников, и выстроились в две шеренги.

На трапе показался маршал 2-го ранга Канадинс. Кагер и Шкумат не спеша направились к гостю. Запечатлев на стереокамерах местных и межпланетных новостных компаний официальное приветствие, они сели в белые роскошные гравитолеты и покинули крепость в сопровождении эскорта.

Путь до Оллы занял считанные минуты. На одной из центральных улиц местная полиция перекрыла движение транспорта, заблокировав все воздушные уровни для полетов. На крышах домов по всему маршруту собрались зеваки и вездесущие репортеры. Население радостно махало вслед кортежу. Был праздник, а значит и повод для веселья, к тому же младшего Кагера любили, наверное, не меньше его покойного батюшки.

Замок Кагера начал строить его отец, который снес трущобы, а оставшихся без крыши над головой поселил в быстровозводимых недорогих домах вокруг. Со временем близлежащие к замку земли баснословно поднялись в цене. Все чаще вокруг стали селиться преуспевающие воротилы, влекомые близостью родового гнезда Кагеров. Теперь уже здесь не жили прежние бедняки, уступив место за щедрые наличные.

Сам дворец занимал несколько гектар с великолепным почти фантастическим садом, чистейшим водоемом и обладал целой армией слуг. Старый Кагер не поскупился на внешний вид и на внутреннее убранство, облицевав замок мрамором, ввезенным по большей части из-за империи. По всюду в саду имелось много укромных уголков по которым разгуливали разноцветные пернатые местной фауны, издавая звонкие, радующие слух трели.

На официальный банкет по случаю прибытия маршала Канадинса собрался весь цвет опетского сектора. И не спроста, ведь известие, которое привез маршал имело немаловажное значение для дальнейшей судьбы всего сектора.

Банкет состоялся в огромном приемном зале украшенном гобеленами, картинами известных современных и старинных мастеров. Золотые люстры, свисавшие с высокого потолка, были абсолютно декоративные, ведь освещение давалось стенами, которые могли регулировать интенсивность от устного приказа. У входа в зал висели древние знамена и штандарт рода Кагеров – черно-белый терранский орел на серебряном поле.

Оркестр из дюжины музыкантов наполнял атмосферу живой музыкой и церемониальной пышностью.

Постепенно, гости заполняли зал, проходя по мозаичному со сложными узорами полу прямо к столам, уставленным изысканными яствами. Когда все заняли свои места, наступила полная тишина, смолк оркестр, прекратились разговоры. Так продолжалось несколько томительных минут. Наконец, вышел церемониймейстер и объявил:

– Повелитель опетского сектора, граф Кагер!

В другом конце зала отворились двойные двери, вошел Виктор Кагер, облаченный в парадный белый мундир из тонкой, но прочной ткани с черными манжетами, украшенными витиеватыми узорами. Все присутствующие поклонились вошедшему, который занял самый крайний из столов, стоящих в одну линию.

Прошло некоторое время и вновь раздался звонкий голос церемониймейстера, эхом прокатившийся по залу:

– Граф-текронт маршал Канадинс!

Двойные двери отворились вновь, в зал вошел высокопоставленный гость в парадном мундире, украшенном аксельбантами и наградами, причем, каждый орден и погоны с маршальскими звездами являлись произведением ювелирного искусства. Стук от тяжелых зеркально-черных сапог маршала гулким эхом отражался от стен огромного зала.

Кивнув на приветственно склоненные головы, он занял противоположное место застолья – напротив хозяина замка. В зале по прежнему стояла тишина, все ждали слов высокого гостя. Не затягивая паузу, маршал Канадинс поднял полный бокал и произнес:

– Прошел месяц с тех пор, как прискорбный рок, по воле судьбы наградивший человечество смертной оболочкой, оборвал жизнь всеми нами горячо любимого графа-текронта Валерия Кагера. Не поддается описанию какую утрату понесла империя и мы с вами в связи с его преждевременным уходом. Бывший властелин имел много друзей, считаю для себя честью признаться, что и я был среди них и знал его только с лучшей стороны. Это был отважный и честный солдат, прекрасный руководитель, преданный слуга империи. Мы понесли тяжелую потерю.

Маршал остановился и обвел взглядом всех собравшихся.

– Честь и слава Валерию Кагеру! – негромким, но твердым голосом, услышанным каждым присутствовавшим, сказал он.

Все приглашенные молча почтили память покойного, пригубив вино и не произведя ни звука.

– Почтенные мужи Опета, – продолжил Канадинс, – от имени Текрусии и с радостью от своего имени, я уполномочен объявить, что нынешнему повелителю Опета Виктору Кагеру даровано титул текронта и он теперь член Текрусии и мой коллега, и я надеюсь – друг.

Зал в одно мгновенье наполнился музыкой, хором одобрения и рукоплесканиями. Подождав, пока публика успокоится, маршал вновь взял слово:

– От имени Текрусии, я приглашаю графа-текронта Кагера на съезд, который состоится через три недели. А вверительную грамоту, а также письменное поздравление Его Императорского Величества я передам виновнику торжества немного позже. А сейчас, прошу передать слово хозяину сегодняшнего праздника!

Вновь поднялся одобрительный шум и все гости повернулись к противоположному концу столов. Виктор Кагер решил, что улыбка будет соответствовать атмосфере и позволил ее себе, тем более, что она не шла в разрез с его настроением.

– Я благодарю вас, маршал, а также всех членов Текрусии за оказанную честь. Я также рад принять поздравления от всех моих друзей и соотечественников. Я уверен, что честь оказанная мне поспособствует дальнейшему усилению и процветанию и Опета, и всей Империи Нишитуран.

Виктор кивнул и поднял бокал. Последовали рукоплескания и возгласы: "Слава Опету! Слава империи!"

Наконец, после соблюдения официальной вступительной части, все заняли свои места за столами и принялись за трапезу под веселые композиции оркестра.

Виктор решил попробовать блюдо из жаркого и моллюсков из океанов Альтаски, мясо которых было удивительно нежным. Жаркое оказалось в меру острое и прекрасно сочеталось с импортным уредонским вином. Отдавшись власти праздничного веселья, он вслушивался в льющуюся музыку и поглядывал на приглашенных. Это были люди занимающие важное место в опетском секторе. Среди них были главы крупнейших компаний, торговых корпораций, информационных концернов и фирм. Судостроители, банкиры, политики. Многие из приглашенных считали верхом своего жизненного успеха быть удостоенным чести присутствовать на подобных мероприятиях. Некоторых из них Виктор считал ничтожеством, набитым деньгами, других он не знал вовсе, но их влияние было очень заметно, чтобы обойти их стороной. Другие же, как Ролан Аранго, управляющий фирмой "Опетские Киберсистемы", были хорошо ему знакомы и он ценил их. Наконец, он увидел маршала, шутившего с юной особой, сидевшей рядом с ним. Трапеза продолжалась долго. Прислуга приносила все новые блюда и напитки, наполняла пустующие тарелки. Оркестр успел отыграть множество композиций.

Сразу после того, как почтенная публика слегка утолила голод, были объявлены танцы.

Десятки и десятки пар покинули столы и закружились в ритмичных па. Музыканты без устали играли сверхсовременные произведения, потом хорошо всем знакомые старинные вещи и иногда перемежали их с медленными танцами из далекого бережно сохраненного прошлого.

Великолепный танцор, тем не менее Виктор предпочел лишь наблюдать за весельем. Зато Канадинс решил не ограничивать себя одной лишь трапезой. Казалось, он немного смущался из-за неловкости в танце, тогда как его партнерша великолепно руководила им, не позволяя столкнуться с окружающими их галантными кавалерами и нарядными дамами. Вскоре, видно устав от молодой и энергичной особы, он извинился и вышел из толпы. Его партнерша, казалось, и не заметила ухода кавалера. Виктору пришла мысль, что она, вероятно, одна из людей Шкумата.

Улучив момент, маршал подошел к Кагеру.

– Я бы хотел обсудить с вами некоторые вопросы. Где бы мы могли поговорить одни? – спросил он.

Виктор ждал этого. Он кивнул и предложил гостю следовать за ним. Выйдя из зала, они вступили в узкий мало освещенный коридор уходящий под землю, где тишина после оркестровых децибелов воспринималась как нечто материальное. Небольшой подземный ход вел в сад, где можно было укрыться и не беспокоиться о посторонних глазах и ушах.

Они вышли в небольшую беседку, окутанную вьющимися иссиня-зелеными растениями, дающими такие тени, что у любого, находящегося здесь создавалось впечатление вечера. Все вокруг наполняли шорохи и крики опетских ящеров, могущих изменять окраску от ярко-золотых до бордово-красных и зелено-синих оттенков. Были тут также и другие зверушки, как например, земные павлины, вывезенные из прародины и распространенные во многих зоопарках галактики.

Виктор вынул из погребка, скрытого зеленью, пару бокалов из красного звонкого хрусталя и поставил их на выдвижной деревянный столик.

– Всегда держу в подобных местах что-нибудь выпить. Присоединитесь?

– Не откажусь. Мне пожалуй что-нибудь покрепче уредонского вина.

Виктор достал бутылку саранского коньяка десятилетней выдержки и разлил по бокалам добрую половину, после чего протянул один из бокалов гостю.

– Надеюсь, я вас не шокировал отсутствием рюмок? Когда вы попробуете этот коньяк, вы меня поймете.

– Я наслышан о саранских товарах.

– Здесь абсолютно безопасно, беседка напичкана самой современной блокирующей аппаратурой. Можете не беспокоиться и убрать свой искривитель.

Канадинс едва заметно улыбнулся и спрятал во внутренний карман кителя небольшой прибор в виде брелока, затем пригубил и закурил сигару.

– Великолепный табак, – сказал он, – во вселенной существует лишь два отличных табака: санлокарский и земной. И оба приходится импортировать.

Выдерживая паузу, Канадинс посмаковал аромат своей сигары.

– Я хорошо знал вашего отца, был его другом. Во многих вопросах мы всегда выступали вместе, были союзниками.

Виктор кивнул. Его гость, видимо, решил начать из далека и было видно, что ему трудно решиться, как и любому нишиту его круга.

– Да отец рассказывал мне. О вас он всегда был высокого мнения.

Маршал поднял руку и, наконец, решившись, продолжил:

– К сожалению, это все в прошлом. Наступают другие времена. Через три недели, как вы знаете, Текрусия должна избрать двух новых эфоров. Хочу вам сказать откровенно, если эфор безопасности Ивола протащит хотя бы одного своего ставленника или союзника, империи придется свернуть многие внешнеэкономические программы. Имперская экономика заакцентируется на самой себе, что несомненно приведет к кризису многих компаний и целых отраслей.

– Я знаком со взглядами Иволы, – кивнул Виктор, – Он считает, что нишиты слишком разжирели, не говоря уже о ненишитах и рабах. Я думаю, его хватил бы удар, если бы ему предложили жить в таком дворце как мой.

Собеседники улыбнулись и опустошили свои бокалы. Когда они вновь были наполнены хозяином дворца, маршал принялся зондировать почву, хотя уже знал, что не ошибся в оценке взглядов Кагера.

– Я конечно согласен, что мы стали позволять себе слишком много роскоши, которую наши предки себе не позволяли. Но ведь, в конце концов, согласитесь, империя процветает. Да, у нас имеются определенные проблемы. Мы окружены врагами, у нас есть и внутренние враги. И, на мой взгляд, все это в какой-то мере вовремя отрезвляет нас… Мы все чтим Закон Нишитуран, мой друг, но Ивола просто кретин, страдающий паранойей.

Маршал осушил бокал и вновь его наполнил, не дожидаясь Кагера.

– Помните дело Ротанова-Рунера? – спросил он.

Виктор прекрасно помнил это нашумевшее дело. Год назад Империя Нишитуран была потрясена громким разоблачением. Зот Рунер, он же – Антон Ротанов служивший в имперской безопасности и занимавший должность начальника безопасности сектора в звании генерал-полковника, оказался шпионом Русской Империи – старого непримиримого врага Нишитуран. Как установило следствие, Ротанов, занимая важные посты, не одно десятилетие подрывал безопасность империи. Вместе с Ротановым были арестованы сотни офицеров безопасности и контрразведки, были отозваны десятки агентов. Это дело возвело в ранг героев эфора безопасности Иволу и эфора разведки Савонаролу, которым император Улрик IV лично пожаловал часть имений и наградил Звездами Чести Нишитуран.

Виктор знал, что следствие продолжается до сих пор и бывший генерал Рунер заключен на одном из спутников-тюрем. И ничего, кроме смерти и унижения его и других арестованных не ждет. Кагер заметил мимолетную тень сомнения, мелькнувшую на лице Канадинса. Было заметно, что тот о чем-то задумался и, похоже, решил приговорить всю бутылку, вновь наполнив опустевший бокал. Маршал потушил сигару и, переступив через опасения, продолжил:

– Император наделил Иволу и этого ублюдка Савонаролу слишком большими полномочиями. Ивола подозревает всех, нет наверное такого места, где бы не было его стукача. Для него каждый – враг. Дай ему волю, он стал бы доносить и на императора, было бы кому. А этот тщедушный и слюнявый Савонарола организовывает убийства за пределами империи и повнедрял свои глаза и уши в каждый знатный нишитский дом. Скажу откровенно, мне от этих недоносков, блевать хочется, это фанатики, они ввергнут всех нас в хаос, из которого империя не выберется десятилетиями.

– И многие думают так же?

Маршал кивнул и вновь закурил сигару.

– Достаточно многие. Но не все. Поэтому, если Ивола сделает эфором своего человека, многое полетит к чертям. Мы начнем расширять армию, флот, полицию, БН, потеряем поддержку ненишитского населения. Не стоит забывать, что во многом благодаря ненишитам мы выиграли войну с ассакинами. И именно ваш отец впервые стал набирать их в Вооруженные Силы и наделять их правами граждан. Сейчас это норма. Но не всем это нравиться. Они кричат, что старый Кагер похерил Закон Нишитуран. Многие не могут забыть, что ваш отец освобождал рабов и набирал их в войска, давал им гражданство.

– Я знаком с моими врагами, маршал. Однако, их критика и истерические выпады не мешают реформам, которые проводил мой отец и которые внедряю я. И результат налицо. В моем секторе нет социальных волнений, нет восстаний рабов, растет благосостояние населения. Когда ненишит не имеет прав и идет война, разве станет он помогать империи? Скорее наоборот. В истории тому примеров много. А если он призван в армию, станет ли он достойно сражаться? Тоже нет. Система, в которой по инерции продолжает жить империя, разлагает ее. Систему необходимо менять. В будущем я хочу полностью избавиться о рабского труда, многие предпосылки для этого уже созданы. Уже сейчас доля рабского труда по сравнению с дореформенным периодом составляет не более восьми процентов.

Виктор замолчал и открыл новую бутылку, долил в бокал гостю и наполнил свой.

– Не могу не согласиться с вами, мой друг, – сказал задумчиво Канадинс. – Но хочу предупредить, уничтожение рабства в опетском секторе создаст опасный прецедент. Многие нишиты не только не готовы к такому шагу, но и не приемлют его. В то же время известия достигнут других миров и начнутся волнения. На вас начнется травля. Этого можно избежать, если эту вашу "революцию" отсрочить на как можно более длительный срок и проводить скрытно. Как, это уж вы знаете лучше меня.

Виктор кивнул и произнес:

– Вернемся к вашему предложению. Каким образом вы собираетесь помешать Иволе?

Канадинс окутал себя очередным облаком табачного дыма.

– На место эфора промышленности Ивола хочет протащить Туварэ, а на место эфора транспорта и торговли – Карбо. Оба они пользуются не самой большой поддержкой текронтов. Но проблема в другом. Других кандидатов слишком много и на фоне этого и Карбо, и Туварэ выглядят слишком сильно. Необходимо выбрать двух наиболее вероятных претендентов и убедить остальных текронтов голосовать за них.

– Как я понимаю, маршал, Ивола и его люди думают о том же.

Канадинс кивнул.

– Несомненно. И будут нам противодействовать.

– Кого бы вы хотели видеть эфором транспорта?

Для Канадинса этот вопрос был уже давно решен, но он все же для виду немного помолчал.

– Соричта – подходящая кандидатура.

– Согласен. Я знаю Соричту как надежного делового партнера. А эфором промышленности?

– Думаю у Вернера больше всего шансов.

– Согласен, хотя мало что знаю о нем, но ради консолидации… Какую миссию вы хотите возложить на меня?

Канадинс изучающе посмотрел в глаза Кагеру и поставил пустой бокал на столик.

– Постарайтесь склонить к нашему решению всех друзей вашего отца. Сделайте их вашими по возможности.

Оба союзника встали и крепко пожали друг другу руки. А впереди была еще целая бальная ночь.


***


– Жаль, жаль, мой молодой друг, – граф-текронт Этквинер сделал большой глоток из винного кубка. – Да, да, мне жаль, что вы погостите у меня так недолго.

Виктор развел руками.

– Время меня поджимает. А мне еще предстоит много встреч. Увы!

Замок Этквинера, располагавшийся в заповедной зоне планеты Анна, мог посоперничать роскошью наверное только с дворцом самого императора. Так показалось Кагеру, когда он очутился внутри его стен. Чего здесь только не было! Беломраморные стены, вдоль которых тянулись анфилады золотых статуй и бюстов; барельефы из нефрита и золота; воинственные и эротические фрески; гобелены; оранжереи полные экзотических цветов и деревьев среди которых беззаботно обитали не менее экзотические существа; вычурные фонтаны, вода в которых под действием гравитационных полей принимала облик движущихся существ древних мифов; залы охотничьих трофеев; отполированные до зеркального блеска мозаичные полы. И прочее, и прочее, и прочее.

Хозяин замка стал очередным текронтом из числа отцовских друзей и союзников, которого Виктор посетил за последнее время. Сразу после обильной трапезы, во время которой шла в основном ничего не значившая светская беседа, Этквинер пригласил гостя в свои покои, чтобы продолжить беседу в приятной обстановке. Очень скоро обнаружилось, что 'приятная обстановка' – это виноизлияния под музыку и танцы восьми весьма миловидных рабынь. Их одежда состояла скорее из намека на таковую.

Этквинер потягивал вино, возлежав на множестве подушек покрывавших низкое ложе. У его ног разлеглись взрослые долагмарды – здоровенные читырехлапые хищники с похожими на кошачьи мордами, имеющими очень длинные острые уши. Их огненно-красная шерсть была тщательно вымыта, отчего при каждом движении переливалась золотистыми оттенками. В природе долагмарды были быстры, хитры и необычайно гибки – лучшие качества хищников. А у этой парочки с раннего детства воспитали совсем не свирепый норов. Однако Кагер чувствовал себя рядом с ними не совсем уютно, особенно когда ноги касался длинный пушистый хвост.

Виктор оставил золотой кубок изготовленный в виде головы о четырех лицах. Его восхищенным вниманием завладели плавные, полные чувственности движения танцовщиц. У старого развратника Этквинера был отменный вкус на женщин. Сам он был уже почтенным стариком, хотя держал себя в форме и неплохо сохранился.

– Охо-хо, – досадливо пробурчал Этквинер. – Все-то у вас молодых дела. Все куда-то спешите, торопитесь, как будто не знаете что жизнь еще ведь целая впереди. Оно конечно правильно – кому сколько отмерено, кто успел, кто не успел… Только все равно не стоит гнаться за эфемерными миражами. Миражи, мой молодой друг, они и есть миражи. Надо прочувствовать каждый прожитый день. Людям нашего круга сами Боги велели быть сибаритами.

Кагера удивляло, что огромное количество выпитого никак не отразилось на этом старом сибарите. Спиртное только подстегнуло его словоохотливость. Подумав над последними словами текронта, Виктор никогда не согласился бы с ними по банальной причине – скука. Жить как Этквинер для него не было жизнью, а прожиганием ее. Ведь у него столько устремлений, столько планов. Как можно было выбросить себя из водоворота жизни, отдавшись лишь услаждению собственного тела? Нет это решительно не для него!… Потом к Виктору пришла мысль, что в нем играет вино. На трезвую голову слова старика он пропустил бы мимо ушей.

– Вы мне очень напоминаете вашего отца, – продолжил Этквинер размеренно произнося каждое слово. – Я помню его еще молодым, я ведь намного постарше его буду. Узнаю в вас его задор, его настойчивость и целеустремленность, бушующую энергию… Да-а, были времена… В моем-то возрасте больше воспоминаниями живут, ушедшими страстями. Я уважал и даже любил Валерия. Хотя и не всегда понимал его. Вот например его политика по рабовладению. Не стану вас утомлять своей философией, лучше посмотрите на этих чудесных нимф. Как они милы! И у них есть все что они пожелают, любые развлечения, изысканные кушанья, превосходные апартаменты. А подай я им свободу и что с ними будет? Их красота увянет, когда они будут вынуждены зарабатывать гроши на пропитание. Или того хуже – пойдут на панель, чтобы пропустить через себя тысячи самцов. Конечно, они могли бы выйти замуж, но тут столько всяческих препон… Заверяю вас, они счастливы, если даже думают наоборот.

'А их ты спросил?' – подумал Кагер раздраженно. И чтобы скрыть раздражение, он вновь взялся за кубок.

'По крайней мере ты видишь в них человека, а не вещь какую-то. В империи много найдется таких, что и тебя никогда не поймут'.

– А не будь их, что мне прикажите делать? – спросил Этквинер. – Моя неверная жена уже давно перешла в мир иной. А они – моя отрада. Но это частность, так сказать. В остальном Валерий был мне понятен и симпатичен. А главное, я ему обязан. Поэтому я всегда считал его своим другом и в делах, и в политике.

– Я знаю, мой отец питал к вам те же чувства. А мне говорил, что на вас всегда можно смело положиться.

Этквинер довольно улыбнулся.

– Я рад услышать такую оценку… Дружба наша – давняя, еще с ассакинской войны. Два моих сына тогда воевали под его началом после хорского 'котла', устроенного нашим чужаками. Мои сыновья тогда оказались в окружении. А ваш отец сумел под самым носом захватчиков перебросить в район Хорса линкоры Канадинса, который в то время был адмиралом – одним из многих, но уже известным и талантливым. Так вот, Валерию удалось 'прогрызть коридор' в полной блокаде Хорса и эвакуировать гарнизон базы и поредевшие эскадры. Теперь у меня уже одиннадцать правнуков.

Этквинер посмотрел в опустевший кубок и собственноручно наполнил его из натурального керамического кувшина.

– Так, что дорогой Виктор, я не стану затягивать свой ответ. Дам его прямо сейчас: я принимаю ваше предложение. А еще скажу, что и сам недолюбливаю Иволу и всех его протеже. Он – высокомерный эпигон, который не хочет признать, что империя постоянно обновляется и мы уже не можем жить как при Улрике I. Уклад жизни наших предков диктовался совсем другими факторами. Да и Савонарола в последнее время что-то опаршивел. А ведь я помню эфора разведки другим. Он много сделал полезного для империи.

– Боюсь, что не разделяю вашего мнения о Савонароле. Лучшее, что он может сделать для блага империи – подать в отставку.

– Да-а, чему не бывать тому уж и не быть. Добровольно от поста эфора еще никто не отрекался.

– Есть еще один вопрос, – Кагер подождал пока Этквинер оторвется от кубка, – вопрос, который я хотел бы сегодня затронуть.

– Слушаю.

– Это уже из области не политики, а наших деловых отношений. Я хотел бы увеличить закупки вашего оборудования для моих новых заводов. Прежде всего меня интересуют силовые прессы, все виды станков и промышленных роботов.

– Зачем вам столько? Не перестаю удивляться, ведь все это вы производите у себя в секторе. 'Опетские Киберсистемы', 'Шерол Индустри', 'Владивостокский Индустриальный Концерн' и ряд других промышленных монстров.

– Мои аппетиты растут, – Виктор улыбнулся.

– Ох! Завидую я вашим аппетитам. Что ж, ваши желания ведут к нашей обоюдной выгоде. Мы обсудим все это сегодня же за ужином. Вы останетесь на ужин, не так ли?

– Разве я смею отказаться от вашего искреннего гостеприимства?

– Вот и чудесно. А то мне, старику, и пообщаться иной раз не с кем… Кстати, передадите от меня приветы нашим общим друзьям.

– Непременно.

– И что-то я еще хотел сказать… Ах, да! Не забывайте меня, старика. Понимаю, со мной вам может даже скучно, но я что-то размяк в последнее время, стал сентиментален. А помимо дел, вы всегда можете здесь чудно провести время. Анна всегда рада вам.

Кагер взял со столика кувшин, добавил вина в кубок Этквинеру, потом себе и провозгласил:

– За нашу дружбу!


***


Текрусия Империи Нишитуран состояла из двухсот ее членов – текронтов. Каждый текронт являлся главой знатного нишитского рода, владевшего имением в несколько планетных систем, и нередко, в несколько десятков оных. Каждый род располагал финансово-хозяйственными ресурсами собственного могущества. Так например, родам могли принадлежать всевозможные фирмы, корпоративные права в промышленных концернах и торговых компаниях, а также право абсолютного контроля над ними.

На малопригодных для жизни планетах, где велись промышленные разработки недр, использовался рабский труд. Причем, рабами становились как от рождения, так и за уголовные преступления и преступления против нишитов. Средняя продолжительность жизни на этих планетах-тюрьмах равнялась десяти – двенадцати годам. Поэтому миры смерти регулярно требовали подпитки. И это являлось краеугольным камнем нишитурской экономики и политики. Но самый важный фактор состоял в том, что лишь пятая часть миров смерти принадлежала высокородным нишитам. Львиная доля этих миров состояла в собственности самой империи, а управление ими осуществлялось эфором промышленности.

Помимо надсмотра над мирами смерти, эфор промышленности осуществлял и другие функции, такие как определение внешнеэкономической политики, дача заказов под имперские нужды и другие не менее важные вопросы.

Всего эфоров было пять. Они курировали все самые важные сферы жизнедеятельности империи. Им подчинялись многочисленные централизованные и разветвленные аппараты с жесткой внутренней дисциплиной.

И все же эфоры не обладали полной властью. Абсолютной властью обладал император, который в критический момент мог отправить в отставку любого эфора и назначить избрание нового. Император мог "посоветовать" коллегии эфоров как следует строить имперскую политику, он мог начать войну и заключить мир.

Но, тем не менее, эфоры были относительно независимы, ведь за их спиной стояло большинство Текрусии, а иногда и вся.

Дворец Текрусии находился в столице империи – планете Нишитура. Это был холодный невзрачный мир, три четверти года которого поверхность планеты покрывали снега. Даже летом температура едва-едва достигала десяти градусов по Цельсию. Северный и южный полюса покрывали два гигантских ледника. Любой, ненишит из тех, кто впервые прибывал на Нишитуру, невольно задавал себе вопрос: отчего нишиты выбрали себе в столицы этот холодный, неприветливый мир? И чем больше он узнавал нишитов, тем больше понимал, что мир этот подстать их характеру: холодному, беспощадному, неумолимому.

Дворец Текрусии был выстроен на одном из северных материков у самых границ ледника. Это было огромное величественное сооружение из белого металла не поддающегося коррозии и времени. Широкие, высотой в двадцать метров, колоны, статуи исполинов и прекрасных дев, огромные портики и нескончаемые ряды ступеней. Все это поражало своим размахом и вызывало у человека чувство, что он лишь ничтожная букашка, копошащаяся в хоромах великанов.

Дворец имел еще одну особенность – никаких украшений, все линии прямы, четкая незатейливая простота.

По древнему обычаю, текронты стали собираться за две недели до начала совета. Одна треть прибыла сразу же, занимая отведенные им покои, остальные же не спешили прибыть столь рано. И дело вовсе не в том, что было неуютно себя чувствовать постоянно подмерзая (а дворец, согласно обычаю, так и содержался), и не в том, что все утопали в работе и в неожиданном ворохе проблем, свалившихся в последние дни. Причина крылась в ином, многие текронты хотели провести как можно больше переговоров, при этом чтобы как можно меньшее число (врагов? конкурентов? кого угодно?) о них узнало.


***


Виктор Кагер покинул личный крейсер "Аспет" на спасательном шлюпе и направился к точке рандеву – на орбиту одной из планет безымянной звезды отмеченной лишь в имперском каталоге. Шлюп подошел к молодой планете, находящейся в стадии формирования. Сенсоры определили наличие ядовитой атмосферы, нестабильность материков и прочие особенности, "приятные" для живых существ.

– Нас обнаружили, ваше высокопревосходительство, – доложил пилот. – Передают свои координаты.

– Вперед, – дал команду Виктор.

Шлюп лег на курс к заданному квадрату эклиптики системы, где его ждал искомый корабль. Через несколько минут его уже можно было наблюдать визуально через видеосенсоры.

Яхта текронта Кюдериона лишь внешне оправдывала это название. На самом деле это был легкий быстроходный боевой корабль со спартанской обстановкой внутри. Спартанской лишь для чужаков, как только они покидали яхту, маркиз-текронт Кюдерион возвращал себе обычное окружение. Он любил потакать своим слабостям и капризам.

После проведения стыковки, Виктор вступил в шлюз яхты. Сразу после заполнения шлюза воздухом, открылась внутренняя створа, Кагер шагнул на борт яхты. За шлюзом его ожидал хозяин корабля, одетый, как и гость, в строгий черный облегающий костюм.

– Рад видеть вас, граф-текронт Кагер на борту моей скромной яхты, – приветствовал хозяин.

– Я тоже рад познакомиться с вами, маркиз-текронт Кюдерион, – Виктор коснулся правой рукой левого плеча и кивнул головой, соблюдая форму старинного нишитского приветствия. Хозяин яхты проделал то же.

– Прошу в мои покои, – пригласил он и пошел немного впереди, показывая гостю дорогу.

Для данного класса звездолета, каюта Кюдериона была несколько большой. Кругом господствовал металл и феропластик, никаких украшений, никакого уюта. Лишь голограммы знаменитых предков и герб рода напротив рабочего стола, на котором компактно размещались мультифункциональный вычислитель и 'периферийная' техника. Впрочем, был один предмет, не соответствующий обстановке – кресло, обшитое кожей и принимающее форму тела хозяина. В него-то и предложил сесть своему гостю Кюдерион. Сам он привалился о край стола.

– Желаете чего-нибудь выпить?

– Благодарю, нет, – отказался Виктор.

Налаживая связи с друзьями отца, невольно приходилось накачиваться всевозможным изысканным пойлом, поэтому Виктор решил хоть в этот раз дать своему организму передышку. И кто знает, может в ущерб установлению контакта?

– Напрасно, напрасно, – проговорил Кюдерион и полез в стол. – Ну а я-то позволю себе пропустить стаканчик.

Маркиз-текронт был типичным представителем нишитской расы. И рост, и комплекция выдавали в нем атлета, коим он и был в силу врожденных качеств и обязательных еженедельных тренировок, которых требовал от расы Закон Нишитуран. Множество глубоких морщин изрезали его лицо, властный изгиб вечно недовольных губ, серые глаза на фоне молочно белой кожи – типичные черты нишита, если бы не крючковатый от переломов нос и большие залысины, которые были так не характерны его расе.

– Как я понимаю, граф, своим визитом вы преследуете какую-то цель. Вы прибыли ко мне с каким-то предложением? Причем инкогнито. Стало быть, вам не выгодно, чтобы кто-то узнал о нашем разговоре, не так ли?

– Совершенно верно, маркиз. То что я хочу вам предложить, может совсем не понравиться вам.

– Дайте попробую угадать, – Кюдерион залпом прикончил содержимое стакана. – Я должен проголосовать за одного из кандидатов неугодных Иволе, так?

Виктор кивнул и собрался что-то сказать, однако Кюдерион поднял руку и продолжил:

– Я уже получил предложение от одного из кандидатов, которого поддерживает Ивола и некоторые текронты. К несчастью, я не могу сказать ничего утешительного для вас, граф. Кроме всех посул, текронт Туварэ в качестве эфора будет мне выгоден.

Кюдерион встал и подошел к стене, у которой находилась койка в полуутопленном в пол положении. Он нажал что-то на небольшой панели и тонкие пластины на стене разъехались в стороны, обнажая коллекцию старинного холодного оружия. Здесь были сабли, мечи всех форм, стилеты, секиры, лабрисы и даже шипастая палица. Все это оружие было искусно подсвечено, что выгодно подчеркивало красоту и отменное состояние образцов.

Кюдерион налил себе еще, давая время гостю оценить коллекцию.

Виктор, как всякий истинный нишит, восхищенно взирал на древние орудия убийств. Но другой частью сознания он лихорадочно искал выход из создавшегося положения. Несомненно, показ, устроенный маркизом, был подсказкой, ключом. Но к чему?

Еще только ища встречи с ним, Виктор абсолютно не знал, как сможет повлиять на маркиза. К числу отцовских друзей он не относился, их деловые интересы не пересекались… Он и сам не знал почему ввязался в эту авантюру. Почему он решил, что фраза, оброненная одним из старинных друзей отца о том, что Кюдерион жаден, поможет подобрать ключик к нему? Наверняка, напрасная трата времени.

Виктор встал и подошел к стеллажу. Глядя на полуторный меч, ему показалось, что он нашел решение загадки маркиза.

Кагер повернулся и сказал:

– Прекрасный клинок.

– Который? – спросил Кюдерион и подскочил к стеллажу немного быстрей чем ему хотелось бы.

– Этот.

– О!… Когда-то это было сокрушительное оружие. Возьмите!

Виктор осторожно взял в руки тяжелый полуторный меч, клинок был отлично сбалансирован, рукоять, лишенная всяких изысков, удобно располагалась в руках. Меч ручной работы! Виктор сделал несколько профессиональных взмахов и посмотрел на свое отражение на зеркальной поверхности широкого кованого лезвия.

– И в прекрасном состоянии.

– Как и все оружие, – довольно ответил хозяин, глаза которого разгорелись. – Я вижу, он вам понравился.

– Не скрою, я питаю слабость к холодному оружию. Но такого, кованого в кузнице, я в руках еще не держал.

Он повернулся к Кюдериону.

– Жаль, что вы не знали моего отца лично, у него тоже было собрание древнего оружия, которое, впрочем, перешло мне в наследство… Но по крайне мере об одном вы слышали, что ему принадлежало. Транцетия – великолепный мир, необитаемый, населенный экзотической фауной. И флора, кстати, тоже – сплошная экзотика. Если бы вам удалось поохотиться там, то… Вы имели бы неизгладимые впечатления.

На лице маркиза теперь играла довольная улыбка.

– Уверен, граф, я знаю о чем идет речь. Это райская планета в скоплении Клешни. Старинное имение Кагеров, вблизи центральных миров. Там ведь найдены редкие изотопы, не так ли?

– Вы совершенно правы, маркиз. Я как раз хотел предложить вам участие в концессии…

– На южном полюсе? – уточнил Кюдерион.

Виктор утвердительно кивнул, отметив осведомленность маркиза. Положив меч на место, сказал:

– Совершенно верно, на южном полюсе.

– Уверен граф, – продолжил Кюдерион, – в будущем мы станем надежными партнерами. Хочу вас заверить, мой голос имеет некоторое влияние на некоторых текронтов.

Кагер усмехнулся про себя. Ему и правда было весело наблюдать, как человек являвшийся кредитором чуть ли не двух десятков текронтов, корчит из себя великого скромника.

– Так кого бы хотели видеть вместо этого недотепы Карбо?

– Я думаю, эфором транспорта самое место быть всеми уважаемому Соричте.

– Гм… Считайте, что он уже эфор.


***


Эфор БН Ивола хотел найти название своему настроению. Гнев? Бешенство? Отчасти. Злость? Впрочем, злость в нем всегда присутствовала. Скорее затаенная до поры до времени ярость.

Ивола был крупен даже для нишита. Его рост достигал двухсот тринадцати сантиметров. Железные мускулы, казалось, вот-вот разорвут мундир. Черные волосы, седеющие виски, квадратный подбородок отмеченный шрамом, удалять который его хозяин считал ниже своего достоинства. Серые тусклые глаза, казалось, никогда не светились огоньком, лоб испещряли глубокие морщины. Властный изгиб губ говорил, что этот человек привык беспрекословно повелевать.

Эфор безопасности нажал кнопку внутренней связи.

– Дежурный отдела слушает, – послышался голос из аппарата.

– Пригласите ко мне полковника Гнейпа.

– Слушаюсь, ваше сиятельство.

Через минуту вызванного офицера опознал дверной идентификатор и сухим модулированным голосом доложил: "Полковник Гнейп".

– Впусти!

Дверь отворилась и в кабинет вошел худощавый офицер в мундире с орденской планкой, застегнутом на все пуговицы, не смотря на то, что в кабинете было душновато.

– Ваше сиятельство, – приветствовал он.

Ивола кивнул.

– Что с Текрусией?

Гнейп, стоя по стойке "смирно", раскрыл папку и начал доклад:

– Со всей достоверностью можно говорить о консолидации группировок текронтов в стремлении заполучить единого кандидата. Имею основания заявить, что некоторые текронты, которые ранее считались благонадежными, ведут тайные переговоры с лидерами различных фракций.

– Имена.

– Текронт Плиний, текронт Ганер, текронт Торес…

– Ладно, продолжайте, – перебил Ивола.

– Среди наиболее заметных, так сказать дипломатов, замечены текронты Канадинс, текронт Марк, текронт Кагер и текронт Соричта.

– Соричта? Он ведь наиболее сильный претендент в эфоры транспорта и торговли.

– Именно, ваше сиятельство. Текронт Соричта развернул бурную компанию против Карбо и против Туварэ.

– А кто сильнейший конкурент Туварэ на текущий момент?

– Тут нашим оппонентам сложнее договориться, но все же определенные шаги они уже сделали.

– Так-так… – Ивола побарабанил пальцами по столу. – А что этот выскочка Кагер? Кажется он еще не представлен Текрусии?

– Совершенно верно, ваше сиятельство. Но тем не менее, похоже на то, что молодой текронт Кагер не менее влиятелен, чем его покойный отец.

Ивола откинулся в кресло и задумался.

– Дайте мне список имен сомневающихся, – приказал он.

Полковник вынул из папки лист пластика и отдал начальнику в руки.

– Подготовьте отчет о финансовом состоянии этого Кагера, о его деятельности, личной жизни, привычках, увлечениях, войсках, которые он контролирует. Меня интересует все.

– Слушаюсь, ваше сиятельство.

– Сделайте тоже самое на Марка.

– Слушаюсь, ваше сиятельство.

– Все, вы свободны, полковник.

Офицер кивнул, повернулся кругом и четким строевым шагом вышел из кабинета.

ГЛАВА 4

Тренькнул и возмущенно замолк будильник. Масканин проснулся. Шесть двадцать две. Стояло раннее утро, не нарушаемое привычным городским шумом. Он полюбовался спящей рядом женщиной и аккуратно, чтобы не разбудить ее, встал с постели. Хельга понравилась ему с первого взгляда, еще тогда, две недели назад на верхнем уровне мегаполиса. Тогда ему показалось необычным, что такая, без преувеличения сказать, красавица может гулять ночью в одиночестве. И только через шесть дней догадался, что их встреча не случайна. Это ж надо, как она его вокруг пальца обвела! Цинтия, блин, Леварез. Ну хоть догадался и то хорошо. Зато какое у нее выражение было, когда он спросил: 'Так ты, значит, тетя Хельга?!' Нет, это надо было видеть! В миг попунцовела, глазками зло так зыркнула и: 'Я тебе покажу тетю!' и пару оборотов в догон, которые Масканин только от унтеров на первом курсе академии ВКС слышал. Да уж, проняло ее слово 'тетя'. Ну ничего, женщина она еще ого-го, о чем сама не раз говорила. Ну подумаешь, чуток младше отца, с современной медициной что пятьдесят, что сорок, что двадцать – на глаз не всегда определишь. Нет, ей не сорок… уже. Ну не важно.

Масканин принял душ, побрился и решил сварить кофе. Поухаживаем, графиня это любит, да и самому приятно.

Он так и не дотронулся до кухонных агрегатов, коих на кухне имелось целое царство, отдав предпочтение ручному методу. Руки сами делали работу, а он задумался о минувших выходных. Крупные зерна заполнили кофемолку, пальцы машинально совершали все операции.

Масканин окунулся в приятные и свежие воспоминания. Вспомнился уединенный курортный остров Обус, где они на несколько дней сняли один из уютных пляжных домиков в ста метрах от самого моря, построенных для прилетающих на остров туристов. Вспомнил свои ежедневные утренние пробежки и разминки, которые железно вошли в привычку с детских лет, когда с ним и остальными братьями серьезно и систематически занимался отец. Хельга его удивляла. Вместо того, чтобы подольше поспать утром, она всегда вставала с ним наравне, а однажды пробежалась с ним на перегонки 6 километров и даже почти выиграла, хотя Масканин был превосходным бегуном от рождения и в силу регулярных тренировок.

– Ну, как? – спросила она усталая, запыхавшаяся, но довольная. Естественно, похвалы ожидала.

– Зарядец в тебе чувствуется! И пыталась ты обогнать меня, – он улыбнулся, – не ради желания его продемонстрировать.

– Угу, я бежала ради наслаждения.

– Странная ты.

– Странная?

– Я хотел сказать необычная.

Она улыбнулась и с наигранной злостью заявила:

– Ну да, вы самцы привыкли ставить себя выше. Это какой-то мужской шовинизм, что ли. Если уж я родилась без кое-чего, значит должна вписываться в рамки слабого пола. Вы еще называете нас прекрасным полом. Но разве слабость всегда прекрасна?

– Я совсем так не думал. Не горячись.

Она скривилась.

– Пошли, Костик… Вот погоди, когда-нибудь я еще затащу тебя в горы. Занимался альпинизмом?

– Не приходилось вообще-то. Но предчувствую, скоро ты страстно загоришься желанием стать моим инструктором.

– Угадал. И сюсюкаться не буду.

– Что ж, переживем.

Какое-то время они шли молча. Масканин размышлял о ее частых и довольно грубоватых шуточках, к которым уже успел привыкнуть, и об ее горячей натуре. Да, она не была обычной "приземленной" женщиной, созданной для домашнего очага. В кругу отцовских друзей не мало было волевых и сильных женщин, но как не крути, а Хельга была единственной незамужней. Этакая амазонка. Хотя, впрочем, вопреки расхожим заблуждениям, древние амазонки были всего лишь женщины воинского сословия, заменившие своих павших в боях отцов, мужей и братьев, когда враги стремились захватить их исконные земли. Хельга же в душе была глубоко несчастна, она уже давно отчаялась найти свою единственную настоящую любовь.

В нескольких метрах впереди по мокрому белому песку боком пятился спанер. Он удирал от совершенно не обращающих на него внимания людей, быстро перебирая дюжиной длинных тонких лапок со множеством сегментов. Посреди дискообразной головогруди глупо таращились на беззаботных преследователей четыре выпуклых глаза на тонких ложноножках.

– Смотри-ка, спанер, – сказал он.

– Какой-то он крупный, – удивилась Хельга, – наверное, очень старый.

– Наверное.

Они пошли вдоль берега моря. Легкий бриз овевал свежестью, шумели, перекатываясь, волны. Одна из них настигла пугливого спанера и унесла с собой, одновременно окатив людей по колено.

– Вода уже совсем прогрелась. Поплаваем? – предложила Хельга.

– Хочешь проверить на прочность волны?

– Если не хочешь, то я сама.

– Кто это не хочет? Пошли.

И они побежали навстречу набегающей волне, врезавшись в водяную стену, исчезнув в ней на несколько долгих мгновений. Первой вынырнула Хельга и звонко рассмеялась. За ней показалась голова Масканина, потом его руки обхватили девушку и развернули к себе. Держась на плаву, они умудрились поцеловаться, не напившись соленой воды.

Вскоре, также стремительно, как набежав, волна стала отступать, влеча беззаботную парочку за собой.

– Ну вот, лифчик тю-тю.

– Что-то я не чувствуя в твоих словах досады.

Они вышли на берег. В это время в северном полушарии планеты Пола наступило раннее лето. Воздух успел прогреться, поэтому холод после купания не ощущался, как мог бы месяц назад, если бы их роман начался раньше и они прилетели бы на этот же остров.

– Думаешь, мне не жалко? – она улыбнулась. – Да я в ярости! Ты же его расстегнул!

– И ты усмотрела в этом злой умысел?

– Нет, всего лишь расчет и провокацию.

Масканин беззастенчиво воззрился на ее идеальные груди с торчащими от прохлады сосками. И намеренно сглотнул.

– Хельга, намек ясен?

– Ты пакостный мальчишка, Костя.

– Ага, я большой плут и мелкий пакостник и все из-за того, что я не смог сдержать внезапный порыв.

– Я этого не говорила, это твоя похвальба самому себе.

Резко, но нежно он подхватил ее на руки и быстро закружил, глядя снизу вверх на ее обалдевшее лицо, озарившееся через секунду довольной улыбкой. Смотрел в ее широко раскрытые глаза, на растрепавшиеся мокрые волосы и на сине-зеленое небо над головой.

– Идем к гравитолету, – предложила Хельга, когда он опустил ее на песок, – разопьем бутылочку винца. Красного уредонского. Потом ты убедишься, что твой намек попал в "яблочко".

Хельга вытащила из бара воздушной машины бутылку и пару бокалов, потом постелила на песок покрывало. За каждым бокалом следовали продолжительные поцелуи. И чем-то все это ей напоминало ее же подростковые романы, та же беззаботная, наивная и романтичная атмосфера.

– Стоп, – скомандовала она. – Сейчас допиваем вино и в домик. Не хочу, чтобы нас потревожили любопытные соседи или их вездесущие детки.

– Тогда допивай сама. Неохота с утра накачиваться…

В тот день они не выходили из домика до вечера. Потом плотно поели, прогулялись по вечернему пляжу и снова скрылись в спальне на полночи.

…Наконец кофе был перемолот, сварен, разлит по чашкам и принесен в спальню.

– Проснулась, соня. Доброе утро!

Хельга почуяла аромат напитка и, взяв из его рук блюдце с чашкой, довольно улыбнулась.

– У-у, вкусно, – похвалила она, отхлебнув. – Ты великолепно его готовишь.

– На здоровье.

Масканин сделал несколько глотков.

– Вчера я тебе так и не сказал… В общем, меня рассчитали. Получил за последний рейс и даже приличную рекомендацию от кадровика компании. Так что, официально я персона свободная.

– Вот и прекрасно, – обрадовалась Хельга, – не будем терять времени. Ты занимайся, как договорились, а я навещу некоторые конторы этого муравейника. Встречаемся здесь же, в полдень.

– Принято, – Масканин сделал глоток и задумался о предстоящей беготне.

Первая половина дня выдалась безрезультатной. Все прокатные фирмы, конторы которых он посетил, заламывали за найм яхт такие цены, что проще, наверное, было рискнуть покинуть пределы ФСА любым подвернувшимся лайнером. Масканин всякий раз заводился, слыша рассчитанные на несведущих клиентов описания возможностей 'самых скоростных, самых благоустроенных и самых надежных яхт и клиперов'. Если б хоть цены не ломили, а то возьми изношенное, устаревшее, но 'самое-самое' судно, да отвали за него залог и прочая и прочая. Сезон, одним словом.

После событий на 'Литиуме', Масканин понимал, что работа в ФСА для него закончена. Ждал отзыва домой, но вместо него поступила команда ждать. Видимо, имелись на него какие-то виды, раз решили подержать в резерве. Он ждал, подыскал вакансию штурмана на грузовозе одной небольшой транспортной компании, занимающейся перевозкой каких угодно грузов в любые уголки освоенной галактики. Даже успел сгонять в несколько ближних рейсов. И вот по его душу является друг семьи сама Хельга Вировец. И вопреки логике, заводит с ним интрижку, оставаясь до поры инкогнито. Тут или все хвосты за ним подчистили, думал Масканин над причиной этой амурной задержки, или что-то в планах Хельги требовало определенного ресурса времени.

Наступил полдень – условленное время. В отличие от Масканина, Хельга выглядела бодро и уверенно. Он с досадой рассказал о неудаче.

– Ничего, – успокоила Комета, – зачем кому-то платить деньги за то, что мы можем позволить себе сами? – она улыбнулась. – Не смотри так удивленно, мы теперь и сами сможем добраться не то что домой, а и до любой точки этой чертовой вселенной.

– Ты что задумала, угнать космическую яхту?

– Не угадал. Я уже купила ее. И не смотри на меня, как чертов орнер на свое же отражение в зеркале… – она сдержалась, чтобы вновь не чертыхнуться и с улыбкой покачала головой. – Хм, вижу, твоя собственная челюсть вот-вот отдавит тебе ноги. Ану-ка, подопри ее чем-нибудь…

Масканин мотнул головой, от удивления. Прикинул сколько может стоить даже самая захудалая яхта и запоздало улыбнулся на очередное проявление хельгиных 'нежностей'.

– Ну, пошли покажу, – больше скомандовала, чем предложила Комета, открывая дверцу гравитолета.

Добравшись на окраину округа, где снимал квартиру Масканин, Хельга посадила гравитолет перед небольшим частным космопортом. Они прошли мимо административных зданий, доков, ангаров, между которыми сновали бесконечные потоки обслуживающей техники и персонала. Наконец, добрались до стандартного ангара для частных звездолетов. Хельга нажала комбинацию кнопок и вставила в ангарный замок силовой ключ. С похвальной быстротой ворота разъехались.

– Ух, ничего себе! – Масканин даже присвистнул. – Да это же "Галатур" последней модели. Просто красавец. Не знаю никого в ФСА, кто не мечтал бы о нем. Во время последнего рейса я от скуки как-то нарыл о нем…

– Пошли, – перебила Хельга. – Осмотришь все изнутри.

Если новенькая яхта корпорации "Галатур" внешне выглядела просто неотразимо, то внутри она перещеголяла уютом все свои предыдущие модели. Здесь было аж три спальных помещения, при желании сливающихся в одно, просторная душевая и такой же просторный гальюн, небольшой спортзал, автоматизированный камбуз, кают-компания и, наконец, навигационная рубка с бортвычислителем явно военной марки, что само по себе говорило о надежности как минимум. Для неискушенных в астронавигации и в принципах судовождения покупателей были предусмотрены заранее проложенные курсы и умный автопилот. Впрочем, при желании можно было перейти на ручное управление.

Осматривая внутреннее убранство и начинку, Масканин был явно восхищен. Одна только начинка навигационной рубки даже на первый взгляд тянула на баснословную сумму.

– Колись, Хельга, сколько это стоит? Что-то не верится, что тебе столько выделили на оперативные нужды.

– Меньше знаешь, лучше спишь…

– Хм!… Что-то в этом роде я и ожидал услышать.

Хельга немного натянуто рассмеялась.

– Пошли, я уже успела набить эту посудину всем необходимым, – она открыла бар и стала извлекать фужеры, фрукты и бутылки.

– Ты же знаешь, что работаю на одну очень солидную фирму. Ну вот я и сумела убедить ее поделиться со мной частью… э-э… средств.

– Подозреваю, что и я имею к этой фирме отношение.

Последнюю шутку Хельга оставила без внимания. Молча разлила по фужерам легкий напиток с замысловатым названием: 'Только для красоток!' и отправилась в кают-компанию.

– Трынделка! – скомандовала она и передала один фужер Масканину.

По ее команде включился запрограммированный на данное слово и ее голос стереовизор, появилось трехмерное изображение какого-то фильма.

– Просмотр, дальше… дальше… дальше…

Изображение стало меняться, проскакивая передачи различных каналов.

– Стоп. Увеличение.

В трехмерном формате разыгралось красочное карнавальное представление с участием странноватых переливчатых животных. Но передача вскоре закончилась, уступив место рекламе. Хельга чертыхнулась – реклама, что была непременным свойством многих торгашеских миров, вызывала ее раздражение с полоборота. Хельга переключилась на другой канал, где передавали международные новости:

"ФИРМА "ОПЕТСКИЕ КИБЕРСИСТЕМЫ", ОДИН ИЗ ГАЛАКТИЧЕСКИХ ЛИДЕРОВ В АВТОМАТИКЕ И КИБЕРНЕТИКЕ, ЗАКЛЮЧИЛА С ПРАВИТЕЛЬСТВОМ ОБЪЕДИНЕННЫХ МИРОВ НАМАРА КОНТРАКТ НА ПОСТАВКУ ОБОРУДОВАНИЯ НА СУММУ ШЕСТЬДЕСЯТ МИЛЛИАРДОВ КРЕДИТОВ В ВАЛЮТЕ ОМН.

НА СЛЕДУЮЩЕМ СОЗЫВЕ ТЕКРУСИЯ ИМПЕРИИ НИШИТУРАН ДОЛЖНА ИЗБРАТЬ НОВЫХ ЭФОРОВ. НА НАСТОЯЩИЙ МОМЕНТ СРЕДИ ПРЕТЕНДЕНТОВ НА ПОСТ ЭФОРА ТРАНСПОРТА И ТОРГОВЛИ ЯВНЫХ ЛИДЕРОВ НЕТ. ПО ПОСЛЕДНИМ ДАННЫМ ИЗ ОФИЦИАЛЬНЫХ ИМПЕРСКИХ СМИ, НА ПОСТ ЭФОРА ПРОМЫШЛЕННОСТИ ОБОЗНАЧИЛСЯ ЯВНЫЙ ЛИДЕР – ТЕКРОНТ ТУВАРЭ.

РЯД МИНИСТРОВ ВЕЛИКОГО СУЛТАНАТА ОБЪЯВИЛИ О НЕЖЕЛАНИИ СОТРУДНИЧАТЬ С ВЕЛИКИМ ВИЗИРЕМ КАТРАДЖИ, А ТАКЖЕ О ВЫХОДЕ ИЗ СОСТАВА ПРАВИТЕЛЬСТВА".

Дальше пошли внутрисекторальные новости. Терпения Хельге хватило ровно на пять секунд, затем последовала команда:

– Кышшш!

Стереовизор потух.

– Ни хрена себе у тебя команды…

– Скучно было… Все, пора за работу, Костик. Теперь твое основное место на борту – навигаторская. Конечный пункт – Земля. Не бывал на Земле?

– Не довелось. А почему Земля? Это ж какой крюк делать… Рядом с самой окраиной империи.

– Вот поэтому, Костик, вот поэтому.

– Мда. Как говорит отец, бешеной собаке семь верст – не крюк.

– Ну всего-то чуть более трех тысяч парсеков отсюда, если по прямой. Не спорь, Костик, вопрос решенный. Идем на Землю.

– Есть, мой адмирал! Когда отчаливать?

– Желательно немедленно.

Масканин расположился в кресле пилота, осмотрелся в энный раз, и принялся тестировать системы. Когда все было исследовано и бортвычислитель выдал что все системы работали штатно, Масканин со спокойной совестью запустил программу подготовки к старту. Через четверть часа от диспетчерской службы пришло разрешение на взлет. Константин запустил антигравы. Хельга уселась во второе кресло, которое она мысленно назвала креслом второго пилота, хотя для данного типа судов подобное не предусматривалось.

В верхних слоях атмосферы яхта перешла на химические двигатели и покинула Полу. Еще полчаса ей понадобилось, чтобы покинуть границу системы и перейти на межзвездные двигатели, работавшие на антивеществе.

– Ко всем талантам ты еще и пилот, – подначил Масканин, наблюдая как Хельга возится с панелями бортвычислителя.

– А-то! Думаешь, ты у нас один такой полезный на борту? А сможешь так же лихо совершить посадку на незнакомую планету?

– Обижаешь. Вот нарвемся на случайную мину, тогда и посмотришь, как я героически припланетю нас на какую-нибудь мерзлую глыбу.

– Каркай больше, – Хельга вдруг стала серьезной.

– Похоже… шутка не удалась.

– Шути про жизнь, Костя. Про смерть не надо, она и сама шутить любит.

– Так ты, выходит, суеверная? Что ж, приму к сведению.


По прошествию трех суток судового времени, их маленький звездолет достиг границ Федеративного Скопления Арбела. Масканин часто пропадал в рубке. В принципе яхта вполне могла обойтись без постоянного контроля пилота, но он не мог пресытиться ощущением единоличной власти на судне. Когда еще придется в его-то годы? Чтоб купить такую яхту или даже классом пониже денег не скопить и за несколько лет. Брать на прокат тоже все как-то не получалось, а если честно, то еще ни разу после выпуска из Академии он не располагал свободным временем, чтобы его хватило на один единственный перелет. Что до флотской карьеры, то до командира корабля расти и расти. Иногда Масканин даже почти жалел, что не на истребителя учился. Тем сразу после выпуска свой корабль полагался. Малюсенький, ограниченный в радиусе действия, но тем не менее корабль.

– Кстати, Хельга, а почему 'Аполлон'?

– Чем тебе "Аполлон" не нравится?

– Звучит неплохо, вроде. Только я этих древнегреческих богов не очень-то…

– А что, надо было назвать 'Вотаном'? Или, к примеру, вашим 'Хорсом'? Представляешь, какая реакция была бы у регистрирующих чинуш?

Масканин хмыкнул, и в самом деле дать имя древнего германского или русского бога новенькой яхте в пределах ФСА, это выглядело по меньшей мере странно. Да и вообще давать такие имена звездолетам не принято. А еще можно привлечь и совершенно ненужное внимание к их компании. Он усмехнулся, потирая подбородок.

– Придумала б что-нибудь нейтральное…

– Поздно спохватился. Надо было сразу другое имя предлагать. Теперь во всех документах яхта 'Аполлон'.

– Однако… Я сомневаюсь, что наши боги известны тут, тьфу, теперь уже там.

– Ты прав в чем-то… Но кому надо, те знают.

…Станция СС-связи 'Аполлона' засекла передачу, бортвычислитель подал сигнал оповещения. Давно ждавший этого Масканин активизировал экран приемника. Над панелью развернулось трехмерное изображение дородного человека в облегающей униформе бежевого цвета.

– Вы приближаетесь к таможенной станции системы Тампулус. Прошу следовать наводящему лучу для досмотра судна. Конец связи.

Экран потух.

– Эти ребята настолько ожирели, что даже не хотят с нами в живую пообщаться, – возмутилась Хельга.

– И с нами, и с тысячами других, – заметил Масканин. – Думаю, они просто экономят время, передавая эту запись… Есть! Я поймал их луч.

"Аполлон" подлетал к системе красного гиганта, идентифицированного бортвычислителем как СОЕ 171618-02-39 Тампулус. Система имела шесть планетоидов непригодных для жизни, кроме одной небольшой луны ближней к звезде планеты, где терраморфная инженерия еще прошлой 'докатастрофной' цивилизации создала приемлемые для обитания человека условия.

Тампулус был пограничной системой, выбранный как таможенный пункт исключительно из-за торговых маршрутов проходящих через него. Орбитальная станция таможни по сути представляла вторую луну ближней к звезде планеты и размерами лишь слегка уступала естественному спутнику.

На подлете к станции экран приемника вновь ожил, на этот раз с ними разговаривал живой служащий.

– Вы приближаетесь к таможенной станции "Тампулус". Пожалуйста, назовите себя.

– Это яхта "Аполлон", регистрационный номер триста четырнадцать, пятьсот шесть, РА-А. На борту два человека.

Когда на мониторах служащего станции после запроса появились данные о яхте, он кивнул и задал следующий по протоколу вопрос:

– Цель визита в Объединенные Миры Намара?

– Туристическая поездка, – ответил Масканин. – Вообще-то, мы у вас, так сказать, транзитом планируем и пробудем в ОМН не долго.

– Понятно. Желаю приятного путешествия. А пока садитесь в тридцать шестой досмотровый док шестнадцатой секции. Через несколько секунд его маяк свяжется с вашим бортовым вычислителем. У нас вы сможете дозаправиться и пополнить запасы. Конец связи.

"Аполлон" осторожно пролавировал между сотнями других яхт, проскользнул мимо тяжелых грузовых транспортов, и наконец вошел в указанный док.

Через бортвычислитель Масканин подключился к тампулускому ретранслятору галактической сети и собрался было связаться со своим банком на Поле. Он хотел перевести сумму со своего счета на счет станции, чтобы оплатить пошлину и заплатить за пополнение запасных резервуаров антивеществом. Но не успел еще даже ввести код доступа, как Хельга оборвала его:

– С ума сошел? Хочешь наследить?

– Тьфу! И правда… Совсем расслабился.

– То-то… Ладно, я сама займусь оплатой. А ты готовься встречать гостей.

Шлюзовая видеокамера показала подходящих к шлюзу 'Аполлона' четырех человек в форме таможенников.

– Легки на помине, – бросила Хельга. – Впусти их, я с ними пообщаюсь.

Пройдя через шлюз, таможенники встали полукругом. Все четверо выглядели явно скучающими, видимо был конец их смены и однообразная работа их утомила. Старший сделал шаг вперед.

– Приветствуем вас на Тампулусе. Я лейтенант Рангва. Прошу предъявить документы на судно, личные документы, а также предоставить яхту для досмотра.

Лейтенант Рангва был необычайно смугл, его маленький рост и плотное телосложение делали его похожим на мячик. Пожалуй самым выдающимся отличием начальника таможенного наряда были необычайно яркие красные губы. Хельга как могла более незаметно рассматривала эти губы и так и не обнаружила и следа помады или напыления.

– Так… Ксавьера Тонк, – пробормотал лейтенант, взяв документы из рук девушки и после беглого визуального осмотра, сунул пластиковый жетон удостоверения со встроенной биофишкой в ручной идентификатор.

– И Максимилиан Рамм… яхта 'Аполлон'… что ж все в порядке. Теперь прошу вскрыть все помещения. Должен вас предупредить, что личное оружие, наркотические вещества и прекурсоры на территорию Объединенных Миров Намара ввозить запрещено.

– Поверьте, лейтенант, – Хельга была самой невинностью, – мы не употребляем наркоту и оружие нам ни к чему. Мы простые туристы.

– Ни секунды в этом не сомневаюсь, госпожа, – ответил Рангва с дежурной улыбкой. – Есть еще перечень предметов, провоз которых считается контрабандой. Прошу за мной.

Хельга повернулась к Масканину и жестом показала: "оставайся тут". А сама пошла за таможенниками, чтобы вскрыть все помещения: каюты, камбуз, генераторную, машинный отсек. Вытащив портативные приборы, таможенники обследовали каждый сантиметр яхты и, ничего не найдя, сошли с борта. Последним "Аполлон" покинул Рангва. Ненадолго остановившись на входе в шлюз, он пожелал туристам приятных впечатлений и извинился за причиненное беспокойство.

Когда 'Аполлон' покинул границы системы, Масканин передал управление автопилоту. Впереди несколько дней полета до границ Русской Империи. Несколько стандартных суток абсолютно беззаботной жизни и покоя. Несколько суток в обществе Хельги и больше никого на несколько светолет вокруг…


***


Подполковник Безопасности Нишитуран Самхейн отключил стереоэкран персональника и попытался сосредоточиться. Усталость, словно стальной обруч, сжимала все его тело, болеутоляющие уже не справлялись с головной болью. Тело решительно требовало сна.

Подполковник Самхейн был одним из офицеров, занимающихся делом Ротанова-Рунера. Вместе с коллегами он медленно, но верно шел по следу предателей и вражеских агентов, распутывая клубок заговора, охватившего почти весь сектор.

Подходил к концу второй стандартный цикл, что Самхейн провел в ожидании сеанса связи со своим оперативником. Он уже решил было позволить себе вздремнуть пару часиков, когда из приемника раздался сигнал экстренного вызова.

– Слушаю, Самхейн – устало бросил он.

– Докладывает дежурный офицер связи капитан Бек. С вами хочет связаться "Озмор".

"Озмор" был позывным того самого оперативника, сообщения которого Самхейн так долго ждал.

– Соедините немедленно! – приказал он.

Стереоэкран приемника осветился абстрактными символами, живущими своей собственной жизнью. Самхейн включил дешифратор, преобразующий сигналы сверхсветовой связи в визуальные и звуковые символы, одновременно расшифровывая их, пользуясь шифрами установленными на сегодняшнее число.

На экране возникло лицо агента, со временно измененной структурой ДНК кожи, чтобы ее молочная бледность не выдавала в нем нишита.

– Добрый вечер, господин подполковник, – приветствовал агент и улыбнулся. – Хотя у меня тут почти полдень.

– Докладывайте, капитан, что у вас? – оживленно, без следа недавней усталости спросил Самхейн.

– Ваши ожидания оправдались, подполковник. Я вышел на след всех четырех людей Ротанова. Трое из них находятся в Федерации Шрак. Четвертый недавно покинул ФСА и находится на территории Объединенных Миров Намара. По всей видимости направляется в сторону Русской Империи.

Вот оно! Тщательно расставленные ловчие сети наконец сделали свое дело. Самхейн сохранял непроницаемое лицо, хотя все внутри у него ликовало. Какой-то древний охотничий инстинкт вдруг проснулся и понукал рвануть по следу жертвы.

– Продолжайте, капитан, – невозмутимо произнес он.

– У меня возник ряд трудностей, господин подполковник, – выражение лица агента было столь же неподвижно, как и у статуи. – Те трое, что находятся на территории миров Шрака, хорошо охраняются. Моя недавняя попытка их устранить едва не раскрыла меня.

– Едва не раскрыла? – убийственным тоном спросил Самхейн. Сейчас он пожалел, что наделил агента правом свободы действия. – Вы уверены, капитан?

– Абсолютно уверен, господин подполковник, – ответил 'Озмор', как будто и не заметив тона начальника. – Так вот, – продолжил он, – я прошу разрешения на применение халцедонской язвы.

Самхейн задумался. Халцедонская язва являлась чрезвычайно агрессивным штаммом вируса. Штамм этот прогрессировал в теле человека в течении скрытого инкубационного периода, абсолютно никак не проявляясь. Потом на кожном покрове жертвы образовывались незаживающие язвы, постепенно увеличивающиеся в размерах. Через несколько дней язвы появлялись на внутренних органах и человек умирал в страшных корчах. Вирус абсолютно не поддавался лечению и выявлению в инкубационный период. Он был разработан как боевой вирус для вооруженных сил Нишитуран и был впервые применен на планете Халцедон во время великих завоеваний. Вирус выкосил до восьмидесяти процентов халцедонцев и обеспечил бескровный, для нишитов, конечно же, захват системы. Вирус имел одну особенность, он жил до тех пор пока жила его жертва, потом погибал, если не удалось найти новую. Оставшимся в живых жителям Халцедона, которым повезло уберечься от язвы и дождаться ее естественной гибели, оставалось только сдаться флоту вторжения нишитов.

Спустя сотню лет халцедонская язва была усовершенствована, что позволило использовать ее для устранения неугодных. Современный штамм можно было запрограммировать на определенную ДНК, что позволяло уничтожить только жертву, не причинив вреда окружающим.

Но было одно 'но'. Применение этого средства сразу раскрывало того, кто стоит за убийством – длинную руку Нишитуры.

Самхейн мучительно взвешивал все 'за' и 'против'. С одной стороны, он не хотел раскрывать причастность империи к планируемым убийствам, с другой, он имел четкий приказ устранить всех обнаруженных людей Ротанова, которые смогли скрыться от правосудия. И если 'Озмор' говорит, что другого способа нет, значит так оно и есть. Самхейн доверял своему человеку – тот был настоящим асом.

– Ты раздобыл их ДНК?

'Озмор' кивнул, и словно спохватившись, добавил:

– Так точно.

– Действуй.

– Слушаюсь, господин подполковник. Какие будут распоряжения на счет четвертого?

– Я сам им займусь, капитан. Сообщи, что тебе удалось собрать.

– Цинтия Леварез, нишитка-полукровка. Уроженка системы Ласнивер. В настоящий момент находится на борту частной яхты 'Аполлон', номер триста четырнадцать, пятьсот шесть РА-А, 'Галатур' последней серии. Территория ОМН. Прогнозируемый маршрут полета: системы Гиц, Аль-Басра, Шинката Ирвонского сектора ОМН, далее, окраинная система Данарт фомальгаутского сектора, далее, одна из таможенных станций Русской Империи. Еще интересный факт, вся информация о родных, круге общения, личной жизни и о прохождении службы в Ласниверском разведкорпусе уничтожена лично офицером Леварез. На ее след удалось выйти благодаря наличию визуального портрета и информации выжатой из арестованных сообщников. К настоящему моменту ее подлинное имя и звание не установлены. Происхождение – тоже, имею основания предполагать, что она вовсе не полукровка, а имела временно измененную ДНК. Все, кто непосредственно общался с ней, либо мертвы, либо пропали без вести, либо неизвестны. Передаю психосканопортрет объекта и технические характеристики яхты.

Экран засверкал калейдоскопом быстро транслируемой информации, которую Самхейн перегонял в базу данных своего персональника.

– У меня все, господин подполковник.

– Удачной охоты, капитан. Конец связи.

Экран погас, в кабинете воцарилась тишина.

'Да, хорошенький вирус эта сука запустила во внутреннюю сеть разведкорпуса', – подумалось Самхейну.

Он развернул проекцию изображения Леварез и долго, неотрывно всматривался в нее. А ведь этот нынешний ее облик и в самом деле нисколько не тянет на нишитку-полукровку. Источник в ГРУ, конечно, заслуживает доверия, но лучше действовать наверняка. Решение было принято. Самхейн решил лично возглавить на нее охоту. Не смотря на свинцовую усталость и дикую мигрень, он почувствовал возбуждение. Возбуждение от предвкушения предстоящей операции. С некоторой долей досады он подумал, что надо хоть поспать часиков пять-шесть.

Он вызвал по внутренней связи дежурного офицера и приказал:

– Сообщите дежурному призраку готовность номер один к семи нолю.

Самхейн пошел спать.


Заместителю по оперативной работе

начальника Управления Безопаснос-

ти Нишитуран ласниверского секто-

ра генерал-майору Катилине


От начальника особого оперативно-следственного отдела-5 подполковника Самхейна


Рапорт


Разысканы следующие обвиняемые по делу Ротанова: Леварез (данные прилагаются); Котелин (данные прилагаются); Тико (данные прилагаются); Тахоне (данные прилагаются).

Все обвиняемые находятся за пределами Империи Нишитуран. Приступил к их ликвидации согласно директиве эфора БН # 916.


06.06.619 г.с.в. п/п-к Самхейн.

***Приложения: 4(четыре) документа


***


Призрак относился к особому классу кораблей. В самом названии его создатели уже сказали о его задачах и возможностях: проникать глубоко в тылы врага, шпионить, убивать исподтишка. На вооружении призрак имел шесть пусковых установок тяжелых противокорабельных ракет 'Немезида' с мегатонной ядерной боеголовкой или 'Немезида-А', с расщепляющейся боеголовкой. Такие ракеты мог нести корабль не меньше крейсера. Собственно, по классификатору корабельного состава Империи Нишитуран, призрак имел тот же ранг, что и крейсер. Кроме того, призрак обладал двумя десятками пусковых установок ракет других классов и восьмью установками противоракет 'Орнер'. Артиллерийское вооружение: батареи аннигиляторных скорострелок (они же зенитные автоматы) и орудийные батареи атомных деструкторов для использования кинжального огня на ближних дистанциях, на которые призрак выходил к цели и уничтожал ее, прежде чем был обнаружен. Но самым главным оружием корабля была его невидимость для сенсоров и детекторов масс, вплоть до расстояния в несколько тысяч километров. Такую невидимость обеспечивала сложнейшее сверхсекретное оборудование, которым корабль был нашпигован от кормы до носа на сорок процентов удельного веса всей своей интеллектуальной начинки. Экипаж состоял из девятисот восьмидесяти восьми человек, что составляло штат военного времени и никогда не сокращался, так как призраки могли в любую минуту быть привлечены к выполнению секретных заданий высшего командования. Корабль обладал высокой скоростью хода, повышенной маневренностью. Но, как это всегда бывает, когда конструкторы хотят совместить мощное вооружение, высокую скорость хода и оптимальную маневренность, то приходится чем-то жертвовать. В итоге призрак был слабобронирован.

Вся информация по спецификации этих кораблей была отмечена грифом 'ОСОБОЙ ВАЖНОСТИ'. Информация же о самом существовании призраков являлась строго закрытой, так что о них знали только офицеры БН и СРИН высших рангов и особо доверенные оперативники, и конечно сами экипажи. Призраки стояли на вооружении двух спецслужб, которыми руководили эфор разведки Савонарола и эфор Безопасности Нишитуран Ивола.

Для того чтобы никакая информация о существовании засекреченных кораблей случайно не просочилась, для их ремонта и базирования были построены специальные секретные базы в дали от торговых и туристических маршрутов, на непригодных для жизни планетах и спутниках. По окончанию службы, личный состав экипажей, технический и обслуживающий персонал баз получали баснословную пенсию и селились во внутренних мирах империи без права переезда и передвижения между системами. Впрочем, отставники были не в обиде.

Призрак 'Флибустьер', на котором отправился подполковник Самхейн, обнаружил 'Аполлон' на окраинах ОМН. Подполковник приказал тщательно проверить и сопоставить данные сенсоров и данные полученные от 'Озмора'. Поскольку различные типы кораблей и судов разных звездных держав использовали разнообразные марки антивещества в качестве топлива и поскольку в галактике существовало столько типов межзвездных двигателей сколько компаний их производило, не говоря уж о бесконечных модификациях и новейших разработках, то у Самхейна не осталось сомнений, что зарегистрированное излучение принадлежит именно искомой цели.

Подполковник не хотел рисковать и атаковать яхту вблизи маршрутов полицейских патрулей. Чего-чего, а огласка странного уничтожения яхты и намек на существование невидимого для сенсоров корабля была абсолютно неприемлема и это следовало исключить в принципе.

'Флибустьер' безмолвной тенью следовал за 'Аполлоном', огибая оживленные трассы и густонаселенные миры. 'Аполлон' тем временем уже проходил таможенный досмотр на пограничной станции независимого мира Сколанд, лежавшего на пересечении торговых маршрутов между ОМН и Русской Империей.

В прошлом, еще будучи простым оперативником, Самхейн неоднократно бывал в этом и некоторых других секторах конкурирующей империи. Поэтому он достаточно хорошо ориентировался в этом секторе, плюс, что пожалуй было самым ценным, обладал собранными разведданными о маршрутах военных и полицейских патрулей.

Штурман 'Флибустьера' просчитывал все возможные маршруты преследуемой яхты и все они проходили в районах, где призрак мог 'засветиться'.

Самхейн приказал наблюдать.

ГЛАВА 5/

 Планета Нишитура

Гулкое эхо от шагов и разговоров разносилось по всему Залу Присяги. Следуя Великому Закону Нишитуран, две сотни высокородных нишитов-текронтов собрались во дворце Текрусии на торжественное традиционное мероприятие – присягу трех новых ее членов, среди которых находился и молодой Кагер.

Зал Присяги был выстроен в форме амфитеатра: огромная мраморная арена с мозаичным гербом Текрусии и восходящие вверх в форме спирали ряды для зрителей. С потолка свисали штандарты почти всех двух сотен знатных родов Нишитуран. По окончании церемонии к ним вновь присоединятся три 'новых'.

Над ареной, в самом центре зала на высоте трех-пяти метров, закружился фейерверк лазерных анимаций. Одновременно зазвучала тихая монотонная мелодия, заставившая всех присутствующих замолчать. Трехмерные лазерные фигуры начали собираться в осмысленные образы и, наконец, выстроились в виде человекоподобной фигуры. Миллисекунды спустя, анимация все больше стала приобретать человеческое подобие и теперь любой мог признать в ней обнаженного нишита-великана с древним ритуальным горном со словно развивающимся на ветру вымпелом, на котором пылал завещанный предками девиз: "ГОСПОДСТВО ИЛИ СМЕРТЬ!" Великан приставил горн к губам и на весь зал грянул оглушительный гимн Нишитуран. Все, кто находились в зале встали.

После того как стихли последние ноты величественного гимна, изображение великана начало меркнуть, пока и вовсе не растаяло. Из открывшихся дверей рабы выкатили на арену огромную старинную трибуну, на которой могло разместиться полтора десятка человек сразу. Трибуна была смонтирована из сверхпрочного пластика и облицована золотыми пластинами. На каждой пластине был выгравирован герб определенного текронтского рода – каждого члена Текрусии. В самом центре лицевой стороны трибуны был изображен ее собственный герб: крылатый воин в древних облачениях с занесенным над головой мечом.

Под звуки энергичного и торжественного марша на трибуну вышел герцог Мунтэн – пожизненный председатель Текрусии.

– Благородные мужи Нишитуры, – разнесся по залу его голос, подхваченный усилителями, – для меня великая честь объявить вам о великом событии, которое происходит здесь сегодня… Сегодня благородная Текрусия принимает в свои ряды трех новых соратников, трех новых достойных сынов империи, удостоившихся этой великой чести согласно законам наших великих предков. Нет нужды перечислять все заслуги новых членов нашего…

'Какие же заслуги имеет в виду этот старый маразматик Мунтэн? – подумалось Кагеру. – Единственная заслуга Дэфуса в том, что он старший среди братьев и стал главой рода после подозрительного несчастного случая с его отцом. Заслуга Ферона в том, что он принял управление делами семейства Феронов после того как его двоюродный брат пропал без вести год назад, оставив малолетних детей. Моя же заслуга в том, что я единственный сын своего отца'.

– …достойно чтить Закон Нишитуран. Стоять на страже… – продолжал Мунтэн, все больше и больше распаляя себя собственной речью. -…и доказательством тому будет древняя клятва нишитов, которой свяжут себя благородные Кагер, Дэфус и Ферон.

Председатель Мунтэн сошел с трибуны под гром марша и сдержанных рукоплесканий.

Неожиданно для себя Виктор почувствовал необъяснимое волнение. Он не мог понять, что его беспокоило, уж явно не атмосфера торжества, царящая вокруг, и не переполняющая радость сегодняшнего события. Возможно, его сердце замерло от того, что он теперь полноправный хозяин опетского сектора. Хотя, по сути, он вот уже полтора месяца единолично управляет Опетом, но все таки, сегодня его власть станет общепризнанной, законной.

Кагер поднялся на трибуну, минуя жребий, решив первым принести священную клятву. Вновь, как и прежде, зазвучала музыка, но теперь она была какая-то трогательная, берущая за душу, с элементами психоделики. На Текрусию снизошла атмосфера таинства.

Следуя древнему ритуалу, Виктор положил правую руку на левое плечо и четырежды во все стороны слегка поклонился всему залу. После этого две сотни мужей, вершащих судьбы империи, встали.

Наступила абсолютная тишина, прерванная вскоре низким голосом присягающего, разнесшегося по залу.

– Я, Виктор Валерий Кагер, потомок славного рода Кагеров, мужественных и славных защитников Великого Закона Нишитуран, ревностных поборников силы и чести Великой Империи, вступая в управление вверенных мне миров, по праву крови и в соответствии с Великим Законом, перед лицом благородной Текрусии, клянусь: быть достойным славы своих великих предков и всей расы Нишитуры… – Виктор продолжал клятву одной частью сознания, одновременно украдкой, не меняя положения головы и не изменяя благоговейного выражения на лице, наблюдал за будто окаменевшими текронтами, на лицах которых застыла маска торжественности.

'По крайней мере, большинство из них верят в святость этой церемонии. А сам-то я не чувствую и крупицы этой святости. А эти кретины Ферон и Дэфус буквально излучают подобострастное волнение, как будто это они сейчас стоят вместо меня…'

Виктор продолжал клятву, а когда закончил, опустился на одно колено. На специальной антигравитационной платформе от свода дворцового купола медленно спустился Крылатый Воин – герб Текрусии. Новоиспеченный текронт склонил голову и биомеханическая рука опустила меч на плечо Кагера. Грянули торжественные аккорды, нового текронта окутало кровавое сияние.

И вот минуту спустя Виктор неторопливо покинул трибуну.

Следующим был Дэфус, потом Ферон. Когда последний сошел на арену, вновь зазвучал имперский гимн. На этом церемониальная часть была завершена.

Виктор Кагер занял свое наследное место на зрительских трибунах. Близость или отдаленность места от арены не имела никакого значения, все места были давным-давно разыграны по жребию и навсегда закреплены за каждым родом.

Отворились ворота, открывшие доступ из нижних помещений дворца на арену зала. На мраморный пол выкатили гусеничные роботы и принялись разбрасывать вокруг себя песок, разлетающийся мощным напором, словно водяной, струи.

Все вокруг одобрительно зашумели, предвкушая предстоящее действо. Однако Кагер не разделял радости своих коллег – через несколько минут на арену выйдут свирепые и голодные существа, выйдут гладиаторы, прошедшие специальные тренировки с холодным оружием и в искусстве единоборств, и станут убивать друг друга на потеху зрителям. Он считал гладиаторские бои отжившим обычаем, в его секторе подобные зрелища были запрещены еще при отце.

Мраморный пол покрылся слоем песка. Роботы убрались, на арену выбежало крупное, похожее на кошку, шестилапое существо. Кагер узнал зарка, похоже Кюдерион уже успел воспользоваться щедротами Транцетии. Зарк обежал арену по кругу и остановился, обнюхивая воздух и порыкивая. С противоположной стороны открылись другие ворота, на песок выскочило бронированное существо, немного уступающее зарку размерами. Панцирные щитки покрывали спину и бока, над верхней губой торчал единственный мощный рог. По бокам безумно-уродливой головы дико вращались в разные стороны маленькие красные глазки. Еще один глаз не мигая таращился с центра лба. Зарк пристально наблюдал за появившимся незнакомым ему врагом. Пятнистая переливчатая шерсть транцентийского хищника вздыбилась.

Странное существо застыло на месте и, казалось, заснуло стоя. Но неожиданно оно сорвалось с места и со всей прытью помчалось в атаку на зарка. Шестилапое 'кошачье' по-видимому не ожидало столь стремительного нападения, ведь на родной планете у него почти не было врагов, но все же, успев презрительно фыркнуть, зарк отскочил от броненосца далеко в сторону. А тот, потеряв свою цель, начал крутить уродливой головой и медленно разворачиваться. Минуты две броненосец продолжал неотрывно смотреть на врага и снова стремительно сорвался с места в атаку. С диким визгом и шипением ловкий зарк одним прыжком перемахнул через врага, острые когти вонзились в жесткие кожаные пластины.

От созерцания дальнейшего побоища Виктора отвлек сигнал видеофона. Вытащив его из кармана, он намеревался совсем его отключить, но заметил ряд символов на маленьком экране. Этот код сообщил ему Канадинс. Кагер набрал код подтверждения и активизировал прием. Вместо самого маршала на экране появилось сообщение: 'ВСТРЕТИМСЯ ПОД АРЕНОЙ У ЗВЕРИНЦА ЧЕРЕЗ ДВАДЦАТЬ МИНУТ'.

Виктор спрятал видеофон и рассеянно продолжил наблюдение за дракой, симпатизируя 'бедолаге' зарку.

Левый бок и лоб над левым глазом шестилапого хищника уже покрылись небольшими кровавыми пятнами. Его враг лишился одной пластины на спине, под которой кровоточила незащищенная кожа, уродливая голова была вся исполосована когтями.

Со взаимным ревом звери сцепились вновь, зарк умудрился оседлать броненосца и принялся рвать мощными лапами его массивную шею и морду. Визжа от боли, броненосец оттолкнулся задними лапами от арены и ударом собственного зада подбросил зарка в воздух, после чего взметнул вверх свой единственный рог. Зарку удалось сгруппироваться в воздухе и частично уйти от смертоносного оружия. Рог рассек кожу у ребер и сломал пару из них. В следующую секунду проворный шестилапый оказался под броненосцем и, изловчившись, с невероятной скоростью стал раздирать задними и средними лапами плохо защищенный живот врага. Броненосец громко визжал, но дрался до последнего, не понимая, что жизнь уже уходит из него вместе с кровью и вывалившимися кишками.

Израненный, но гордый зарк выбрался из-под поверженного врага и стряхнул с себя его внутренности, потом принялся выкатываться по арене, до тех пор пока весь не облепился песком.

Двадцать минут прошли и Кагер покинул свое ложе. Он прошел по широкому, устланному длинным ярким ковром проходу и очутился у ведущего вниз эскалатора, который в миг опустил его на нижний уровень амфитеатра.

На арену, тем временем, давно вышли и ожидали сигнала два гладиатора-человека, вооруженные длинными палками, окованными стальными шипастыми набалдашниками. На каждом был сверкающий легкий стальной шлем, щит из кожи и ничего более, кроме набедренной повязки.

Канадинс встретил Кагера в одном из темных уголков зверинца. В нос бил острый запах фекалий животных, собранных здесь из всех концов галактики. Отовсюду доносились шорохи, рычания и тысячи других всевозможных звуков.

Маршал заметил явные сомнения графа.

– Здесь никого нет, мой друг, кроме милых уродцев и тупорылых роботов-смотрителей, бесстрашно подставляющих свои бронированные бока этим очаровательным тварям. Прах побери этот дворец! Здесь совершенно негде нормально поговорить.

'Как и на всей планете', подумал Кагер.

В руках маршал держал искривитель, до неузнаваемости искажавший их разговор, делая бесполезными все возможные 'жучки' и параболические микрофоны.

– Ивола перешел к активным действиям, – начал Канадинс. – Прибрал к себе голоса неопределившихся, щедро подсластив пилюлю будущих выгод. Еще два текронта резко изменили свои намерения не получив ничего взамен.

– Меня это нисколько не удивляет. Этого следовало ожидать, маршал. Ивола оперативно принял контрмеры и несомненно готов ответить на все наши ходы.

Канадинс кивнул и продолжил:

– Не скажу, что все это было для меня неожиданно. Но не это меня тревожит. Куда девался Вернер? Сегодня вместо него присутствовал его младший брат. Как вам это нравиться?

Кагер едва скрыл свое изумление. Во-первых, он не знал об отсутствии текронта Вернера. Мало того, обычай позволяет замену текронта представителем рода лишь в связи с чрезвычайными обстоятельствами. Во-вторых, само его отсутствие на важном официальном мероприятии, когда, к тому же он является главным претендентом на пост эфора, могло сказать о многом. Могло, но не более. Это было неслыханно, ведь в подобных случаях 'громогласно' объявлялось об отсутствии текронта и причины оного. Должен был быть официально назначен представитель рода. Вместо этого сегодня присутствовал никем не представленный младший брат, то есть регламент Текрусии был грубо нарушен. Создавалось впечатление, что либо сам текронт Вернер, либо кто-то иной желал скрыть его отсутствие. Кагер склонялся ко второму варианту.

– Разделяю ваши опасения, мой друг. Я неприятно поражен этой новостью.

Канадинс опять кивнул и стал нервно расхаживать из стороны в сторону.

– Ивола зарвался. Он перешел границы дозволенного. Я попытался связаться с Вернером и оказался заблокированным. Посланные мною люди были схвачены и я больше ничего не знаю о них.

Маршал остановился, на его лице появилась холодная улыбка.

– Потом я получил угрозу.

– ?

– Оставленное сообщение на моем личном персональнике, источник которого отследить невозможно. Взломаны все мои коды и базы данных, причем грубо, чтобы сразу бросалось в глаза. Ничего ценного я там не храню, но сам факт… Что касается угрозы, то она довольно вежливо завуалирована.

Виктор поджал губы, он вполне разделял настроение Канадинса.

– Я намерен добиться аудиенции у императора, – поделился маршал. – Кстати, от этого меня тоже предостерегали.

– До голосования осталось очень мало времени, успеете ли вы остановить Иволу?

Канадинс повел плечами, словно что-то на них давило.

– Не знаю, мало шансов. Если я не смогу убедить императора, остается только действовать как прежде… Моя честь не позволит мне перенимать грязные методы этого ублюдка.

Канадинс вытащил и закурил сигару.

– За двадцать четыре члена я ручаюсь, – сказал Виктор. – Их сторону разделили еще двенадцать. Сегодня и завтра я проведу успешные, не сомневаюсь в этом, переговоры с еще семью текронтами. Сорок три человека – сорок три голоса, принадлежащих друзьям моего отца.

Маршал уставился в одну точку и весь окутался табачным дымом.

– За своих союзников я почти не беспокоюсь. Но эти разжиревшие индюки из центральных миров и независимые герцоги – темные лошадки. Пользуясь ними, Ивола может победить и тогда этот псих начнет строить новые лагеря и новые корабли, и вместе с Савонаролой вдохновит нашего 'наимудрейшего' на новые подвиги во славу империи и Закона. И тогда самые жесткие меры не смогут подавить восстания в тылах, если, не допусти священные предки Нишитуры, они развяжут новую галактическую войну.

Союзники еще некоторое время продолжали обсуждать сложившуюся тревожную обстановку. Обговаривали некоторые детали совместных действий и возвратились за четверть часа до окончания боев.

Шло время, предпринимались новые действия и контрмеры, велись тайные и явные переговоры. Час голосования стремительно приближался.

На кануне, за сутки до него, маршал Канадинс связался с Кагером и поведал о результатах приема у императора. Вернее об отсутствии результатов. Улрик IV остался глух к его обиде и доводам, сухо заметив, что эфор безопасности Ивола является человеком компетентным и чрезвычайно полезным для империи. Что, вероятно, маршал был введен в заблуждение по поводу виновника, оскорбившего его.

Когда же наступило время голосования, внезапно выяснилось, что текронт Вернер пропал без вести и в настоящий момент ведутся активные поиски. Поскольку, по обычаю такое обстоятельство, как выбывание одного из претендентов, не могло перенести дату голосования, то оно произошло в строго запланированный час. Разрозненные группировки не смогли договориться о выдвижении нового неиволовского кандидата. Эфором промышленности стал текронт Туварэ.

Кагера и его союзников утешало лишь то, что поддерживаемый Иволой Карбо проиграл, эфором транспорта и торговли стал Соричта – компетентный и независимый от спецслужб империи управленец, разделяющий неприязнь методам Иволы и Савонаролы.


***


Двухчасовое совещание в конференц-зале замка Алартон подходило к концу. По обе стороны длинного стола из черного дерева собрались десять чиновников секторального уровня, все внимание которых было сосредоточено на Кагере, занимавшем отдельное кресло в оглавлении. Обсуждались текущие дела сектора. Это было уже пятое совещание, которое Виктор проводил в своем новом качестве текронта. Все намеченные вопросы уже были рассмотрены, оставалось принять решение по прошению Ролана Аранго, который, оставаясь директором экономического департамента сектора, несколько месяцев назад был назначен Валерием Кагером управляющим 'Опетскими Киберсистемами'. Аранго не раз высказывался, что такое разрывание на два кресла не лучшим образом сказывается на эффективности его работы. Он был прав и Виктор признавал это. Решение было принято.

– Господин Аранго, я удовлетворяю ваше прошение. Отныне вы занимаетесь только делами 'О.К.'. На место директора экономического департамента я назначаю вашего заместителя – господина Куренного… Так, пожалуй на этом и поставим точку на сегодня. Все могут быть свободны кроме барона Маригнана.

Сохранявшаяся до сих пор тишина оказалась нарушенной неизбежной возней. Чиновники торопливо покидали конференц-зал. Вскоре Кагер и Маригнан остались один на один.

Маригнан происходил из малоизвестного разорившегося баронского рода. Его самая обычная нишитская внешность в купе с фигурой атлета и приветливым лицом всегда производила должное впечатление на женщин. Лицо барона, на котором можно было прочесть и мягкость, и безобидность, многих вводило в заблуждение – характер этого человека был жестким и деспотичным. В канцелярии Кагера он занимал пост личного советника и директора Центра общественных исследований. Этот Центр, имея тривиальное название, занимался многими не афишируемыми в империи делами – и прежде всего стратегическим анализом политической и экономической конъюнктуры. С самого основания Центра между ним и Шкуматом регулярно происходил обмен информацией. Это сотрудничество приобрело столь плотный характер, что Центр общественных исследований в пору было бы объявить структурным подразделением опетского разведкорпуса. Впрочем, Кагер как и Шкумат, и Маригнан на это никогда не пошел бы. Центр работает в тени, что является залогом его эффективности. Лучше не возбуждать внимания Центрального Управления СРИН и БН.

То что Маригнан остался после совещания было явлением обыденным. Так происходило каждый раз, когда Кагер хотел обсудить какой-нибудь вопрос детально и послушать взвешенное и скрупулезно продуманное мнение своего советника. Обычно Виктор сам был инициатором этих бесед 'с глазу на глаз'. Сегодня же инициатива исходила от Маригнана и от Шкумата(!). Разговор, судя по всему, предстоял особо важный.

Из конференц-зала Кагер провел советника коридором мимо парадной лестницы к гравилифту. Вместо обычного пути на верх в рабочий кабинет, лифт опустил их на минус второй уровень, где в специально оборудованной защитой от всех возможных пакостей комнате ждал Шкумат. Генерал нередко бывал в Алартоне, но на людях с Кагером появляться избегал, да и в замке его никто никогда не видел.

– Давно ждешь, Антон? – поинтересовался Виктор, когда открылась бронированная дверь.

– С четверть часа, ваше высокопревосходительство.

В комнате был необходимый минимум мебели – четыре кресла и низкий столик с подносом, на котором дожидался своего часа свежезаваренный шенж – травяной тонизирующий напиток, импортируемый с плантаций Новой Русы. Генерал, взяв на себя роль хозяина, разлил шенж из заварника по чашкам, поставил каждую на блюдце и протянул их Кагеру и Маригнану.

– Ну, с чего начнем, господа? – спросил Виктор, зная что ни советник, ни генерал не станут с ходу выбрасывать козыри.

Сделав первый глоток, Шкумат начал:

– Совсем недавно я узнал, что император послал инвективу* герцогу Азароксу и в выражениях он не стеснялся.

'Инвектива, значит', – подумал Кагер. Интересная информация, наводящая на размышления. Герцог Азарокс – эксэфор промышленности был отправлен императором в отставку и прибывал в опале. Это был своевременный шаг со стороны Улрика IV. Будучи эфорами, герцог Азарокс и граф Вилц – на посту эфора транспорта и торговли, проявили некомпетентность, больше занимаясь извлечением собственных выгод и зачастую пуская дела на самотек. Их деятельность грозила вылиться в кризис в сложной и противоречивой экономике империи. Бездарным Азароксом и инертным Вилцем была крайне недовольна Текрусия и в конце концов их невзлюбили остальные эфоры. Улрик их вышвырнул из коллегии, в Текрусии прошли выборы новых эфоров, казалось, все улеглось и кризиса удалось избежать. И тут император шлет Азароксу инвективу. Выходит, не все так гладко, как выглядит внешне.

– Азарокс и Вилц из трупов политических могут стать трупами реальными, – предположил Кагер. – Стоит только императору намекнуть Иволе.

– До этого не дойдет, ваше высокопревосходительство, – возразил Маригнан. – Эта парочка потеряла вес и лишилась зубов чтобы кого-то укусить.

– Да, но император снизошел до них. Для Улрика это равносильно эксгумации. И если он их до сих пор помнит, значит дела не из лучших. Не так ли, барон?

– Так и есть, ваше высокопревосходительство. Туварэ и Соричта конечно оберегают свои секреты, но об общем положении можно судить по принимаемым ими мерам. Их предшественники успели немало нагадить. Запустили козлов в огород, как говорят на Владивостоке III.

– Кого запустили?

– Прошу прощения, это я так, к слову, ваше высокопревосходительство. На коллегии эфоров принято решение о снижении налоговых ставок в казну империи в индустриальном секторе от двух до четырех процентов в зависимости от отрасли. Рекомендовано также снизить аналогичные налоги в провинциях. Повышены налоги с граждан и неграждан на доход, подушные налоги на рабов и земельно-приписанных. Увеличены таможенные пошлины. Скоро эти циркуляры будут разосланы. Естественно, реальная картина дел коллегией эфоров скрывается, но эти решения по налогам говорят сами за себя.

Маригнан замолчал, акцентируя паузу.

– Что дальше, барон? Горькие пилюли еще не закончились?

– Нет, ваше высокопревосходительство, – ответил Шкумат вместо советника. – По своим каналам я узнал об еще одном решении коллегии. Император его уже одобрил и через стандартный месяц оно вступит в силу. Решение таково: опетская группировка с шестидесятипроцентного секторального содержания переводится на уровень шестьдесят шесть – семьдесят. Через месяц станет известно точно.

'Хорошенькое дело, – прикинул Виктор, – выходит все-таки лихорадит империю'. В свое время император Улрик III возложил часть финансового бремени по содержанию самых мощных в галактике военно-космических сил и планетарных войск на провинции, в пропорциях которые мог обеспечить каждый сектор. Этим предыдущий император не ограничился, полицию он вообще передал на стопроцентное содержание регионов. Естественно, БН, СРИН и контрразведка так и остались на довольствии имперской казны.

– Это решение только по нашему сектору?

– Да, ваше высокопревосходительство.

– Что ж, быть по сему, если мы самые богатые в империи. Но если у нас убывает, то куда прибывает?

– Тут снова возникает Азарокс, – Маригнан поджал губы и сделал быстрый глоток шенжа. – Только нельзя сказать, что к нему прибывает. Его герцогство погружается в кризис. Генштаб был вынужден пойти на кадрирование и консервацию части сил дислоцированного там 2-го флота.

– Н-да, удивляюсь, что Улрик ограничился только инвективой, а не, скажем, кастрацией, – вслух подумал Виктор. – Такие как этот Азарокс просто гробят все к чему прикасаются… Когда уже там на Нишитуре поймут, что в империи должны быть единые налоги и строго централизованное управление экономикой?

Кагер вспомнил о шенже и в несколько глотков выпил чашку.

– Что насчет БН?

– Ивола усиленно делает вид, что нет ничего важнее борьбы с контрабандистами и сепаратистскими организациями, – ответил Шкумат. – Скоро надо ожидать его ревизоров в 'О.К.'. Ревизоры также нагрянут в финансовые структуры некоторых других текронтов.

– Ну, пусть рыщут. У нас все чисто.

– Ивола и не надеется что-то раскопать, его цель – потрепать нервы своим врагам. Это только начало, пробный шаг. Как известно, вода камень точит. Последуют и более изощренные удары. И далеко не о каждом его шаге мне удастся узнать своевременно.

Наступила пауза. Маригнан и Шкумат не стали ее нарушать, давая Кагеру подумать. Он думал о перспективах. И тенденции оценивались им со знаком 'минус'. У него систематически подрывали почву под ногами. Это были и недавно введенные ограничения на грузоперевозки, и тотальный контроль за внешнеторговыми операциями и трансфертами со стороны БН, и аресты некоторых лидеров бывших подпольных, а ныне легализованных организаций, и, наконец, недавнее смещение командующего опетской группировкой маршала 1-го ранга Сгибнева на должность начальника штаба группировки. Эфор-главнокомандующий Навукер имел давнюю неприязнь к Сгибневу по причине не только того, что маршал был единственным в этом звании ненишитом в империи. Сгибнев был героем ассакинской войны, а сам Навукер стал генералиссимусом путем интриг и карьеризма. Это была обыкновенная ревность к чужой славе.

– Что там этот шут Дилэйро? – спросил Виктор.

Маршал 2-го ранга маркиз Дилейро был назначен Навукером на место Сгибнева и уже успел заслужить в среде военных репутацию 'бумагомарателя' без царя в голове. Причем по установленным правилам, Сгибнева должны были либо отправить в отставку, либо перевести в другое место на равнозначную должность. Навукер же его фактически понизил, желая еще больше досадить и унизить.

– Дилэйро каждый день строчит депеши Навукеру, – сказал Шкумат. – Он создал канцелярию из привезенной с собой банды прихлебателей. Устраивает банкеты, третирует подчиненных, спускает по инстанции потоки нелепых циркуляров. Для него порядок – это блеск в казармах, блеск надраенных кораблей, бесконечные строевые смотры и репетиции парадов.

– Разгулялся, крыса канцелярская, – скривился Кагер. – Ничего, мы этого идиота еще выживем.

– К Сгибневу приставлены соглядатаи. Маршал на волоске.

Кагер повертел в руке пустой чашкой и поставил ее на стол. Потом с уверенностью сказал:

– Сгибнев не дурак, чтобы позволить себя дискредитировать. А не имея ничего серьезного, Навукер не осмелится его тронуть. У Сгибнева не только награды и большие заслуги. У него огромный авторитет. И только идиот не станет с этим считаться. В Академии генштаба преподают его труды по большой стратегии и по проведению оборонительных операций в масштабах ТВД, а также ряд других монографий. Навукеру он не по зубам… Но вот Дилэйро может бед натворить. Он уже начал ставить своих людей?

– Пока нет, ваше высокопревосходительство. Присматривается, но скоро начнет.

– Ничего, пусть ставит. При ближайшем благоприятном моменте добьемся проведения больших маневров и командно-штабных игр, под этим предлогом сместим всех его ставленников и бездарных выдвиженцев. Опетская группировка самая сильная в империи, она таковой и останется!

Виктор, конечно, имел долю сомнения в собственных словах, в конце концов не он командующий группировкой. И все же он имел высшее военное образование, что было обязательно для каждого наследника текронта. А главное – по Закону Нишитуран он был ответственен за моральное состояние и боеспособность дислоцируемых в секторе войск.

– Это будет проблематично, – произнес Шкумат. – Навукер не даст в обиду Дилэйро.

– И будет продолжать ставить палки в колеса. Как и другие, – добавил Маригнан.

Кагер уловил подтекст в словах барона. Он понял, что его зондировали.

– К чему вы оба клоните?

Немедленного ответа не последовало. И тогда Кагер догадался, что его подвели к водоразделу, ради которого был затеян этот разговор.

– Вижу, господа, у вас обоих вызрела какая-то идея.

– Да, ваше высокопревосходительство, – Маригнан смотрел ему в глаза. – Реформы вашего отца и внедряемые вами – это большая острая кость в горле для многих в империи. И настроения оппонентов вашей политики со временем выльются в открытый конфликт, где останется только один победитель.

Кагер молчал, его вдруг сковало оцепенение. Последнее замечание советника – озвучивание очевидного, с не менее очевидным выводом – это неминуемое столкновение. Его подталкивали к решению уже сейчас, хотя будущее противостояние только вызревало. Он понял о чем ему намекали, но о чем не решались высказаться прямо. 'Неужели все так плохо?' – задал он себе вопрос.

– Ваше высокопревосходительство, – обратился Маригнан внимательно изучая лицо Виктора, – вы когда-нибудь задумывались о запасном варианте?

'Вот оно!' Кагер видел как старательно барон скрывает свое напряжение, видел и непроницаемое выражение генерала. Он слишком хорошо их знал. Как и они его. Он им доверял. И они ему. Но в известной степени они рисковали, затеяв все это, как рисковал и он… Непреложная истина – до конца нельзя доверять никому, даже себе.

'Запасной вариант? Может быть сыграть дурака и притвориться, что я это понял, как дать задний ход?… Не поверят они мне. И разочаруются'.

Эта очередная пауза сильно затянулась, Кагер выдавил:

– Это государственная измена.

– Как посмотреть, – сказал Шкумат. – Если от стаи хищников во время охоты отбился один и не смог найти свою стаю, а потом нашел одинокого сородича и основал новую стаю, то с позиции его прежней стаи – он конкурент, а по человеческим понятиям – изменник. А вот с позиции его самого – это вопрос выживания.

Аналогия была натянутой, генерал понимал это.

– В нашем случае – это самоубийство, – устало ответил Виктор.

– Главное – начать первыми, – отпарировал Шкумат. – И кроме того, я прозондировал настроения Сгибнева и людей из его окружения. Они готовы к крайним решениям.

Кагер молчал. Он чувствовал себя загнанным в ловушку, расставленную стечением обстоятельств и ходом событий. Решись он сделать шаг вперед – путь его будет обагрен кровью. Сделай он шаг назад – и все достижения собственные и отцовские канут в Лету, тоже через кровь. Какая цена дороже? Очень трудно сделать выбор. Он знал одно, двигаясь вперед у него есть возможность победить.

Кагер переводил взгляд то на Маригнана, то на Шкумата. Потом встал и прошелся по комнате. Генерал и советник терпеливо ждали его ответа. Наконец, он остановился и дал ответ:

– Начинайте работу по этому направлению. Но пока что этот вариант пусть остается запасным.

____________________

*Инвектива императора – гневное, обличительное выступление против кого-нибудь

ГЛАВА 6

Мертвый город Маунтпулл в темный период становился еще мертвее. Так казалось всем, кто посещал его, следуя рекламным зазываниям туристических буклетов. В темный период, когда Капеллу II закрывало солнце этой системы, некогда самый населенный и развитый город на спутнике со странным названием – Откровение, погружался во мрак и безмолвие. Только древние автоматизированные осветительные столбы все еще зажигались на некогда многолюдных площадях и центральных улицах как и сотни лет назад.

Откровение – спутник второй планеты альфа-Возничего, имел около десяти тысяч километров длины экватора, но тяжелое ядро планетоида создавало гравитацию в 0,93g от стандартной, что сотни миллионов лет назад способствовало возникновению атмосферы и даже схожей с земной эволюции природы. Откровение не был особо богат водными ресурсами и может быть этот фактор, да еще специфика эволюции, оставили здесь высшей формой развития фауны только земноводных, которые впрочем развились в сотни тысячи самых разнообразных видов. Перемещаясь вслед за своей госпожой по эллиптической орбите, спутник знал периоды холодов и периоды тепла и расцвета. Сама Капелла II была бесплодной планетой, имевшей атмосферу, ядовитую для человека.

Колонизация Откровения началась в период первой экспансии человечества. Планетоид оказался весьма богатой тяжелыми элементами и платиной, шахтерские поселки быстро разрастались в города, принимавшие все новые волны переселенцев. Вскоре разработка недр началась и на Капелле II, где геологоразведочные экспедиции нашли трансурановые элементы и ледяные залежи Гелия-4.

В те времена, в середине второго тысячелетия христианской эры, Земля была почти полностью объединена под властью Мирового Правительства, контролируемого транснациональными корпорациями. Ресурсы материнской планеты были практически исчерпаны, а перенаселенность достигла критического уровня. Единственным возможным выходом стала экспансия к звездам. И освоение Откровения стало незначительным эпизодом великой экспансии. Однако на старушке Земле существовали обширные регионы не утратившие независимость. Регионы, противостоявшие Мировому Правительству – это центральная и восточная область Евразии и большая часть Индокитая, которые проводили собственную экспансию. Дух политического соперничества был перенесен на просторы галактики, где возникли и в последствии расцвели прототипы современных звездных держав. С веками ушли в Бездну многие народы, забылись их языки, но человечество продолжало обживать галактику.

Откровение, как и многие колонии МП, оставался всего лишь сырьевым мирком, снабжавшим истощенную метрополию. Развиваясь однобоко, колония не могла существовать без поддержки Земли, а колонисты со временем превратились в зависимых рабочих, не имевших права покидать спутник. И каждые 5-10 земных лет их социально-правовое положение ухудшалось. Как следствие – на спутнике начались акции неповиновения, создавались политические организации, выдвигавшие два основных требования: равноправие с метрополией и вложение стредств в развитие всех отраслей экономики спутника. Все чаще стали проявлять себя боевые террористические отряды. Мировое Правительство ответило мерами полицейского подавления. В итоге ситуация дошла до вооруженного противостояния, повстанцы действовали мобильными, хорошо организованными отрядами. Победителем вышла карательная машина МП. Восстание было подавлено, как и более ранние, и более поздние восстания других колоний. Но на Откровении победа полиции и карательной эскадры имело одно существенное отличие от их прочих побед – им не удалось ни выявить, ни арестовать или ликвидировать вождей восставших. Силы безопасности МП несколько лет безуспешно пытались покончить с организаторами мятежа.

Ушедшие в подполье вожди продолжали борьбу, руководя саботажами и забастовками, организовывая покушения на чиновников. Однако спецслужбы МП не даром ели свой хлеб, в конце концов, они нашли предателя в ядре повстанцев. Им оказалась тридцатипятилетняя Маргарет Пиппин, главный бухгалтер горнодобывающей компании и руководитель структурного подразделения мятежной организации в городе со столичным статусом Маунтпулл. История молчит, что заставило ее предать своих единомышленников, известно только, что в Маунтпулле она организовала тайный съезд вождей бунтовщиков. Силы безопасности Мирового Правительства провели блестящую операцию, арестовав десятки повстанцев – вождей и их приближенных. После скорого на расправу суда, на центральной площади Маунтпулла состоялась массовая казнь как мера устрашения колонистов. В последствии СМИ Мирового Правительства объявили Маргарет Пиппин национальной героиней, она открыла крупный счет в банке Земли, куда весьма скоро поспешила переселиться.

Однако на этом история колонии не закончилась.

Уже через неделю после казней у системы Капелла появился флот малоизвестной тогда планеты Новая Руса. Командовал флотом адмирал Кедров, прославивший свое имя через несколько лет в четырех локальных войнах. Адмирал поставил свой штандарт на КП флагманского линейного корабля 'Москва' – самого мощного боевого звездолета того времени. Флот Кедрова за несколько часов оккупировал систему и на протяжении двух месяцев отбивал все удары эскадр МП. А когда угодивший в западню линкор 'Москва' сошелся в 'дуэльном' бою с ударным авианосным соединением Мирового Правительства, имевшем в боевом составе четыре авианосца, два крейсера прикрытия и восемь эсминцев. Флагман новорусов просто покрошил с половину космических истребителей и подавил огневой мощью вражеское соединение, вынудив его ретироваться. Так начался закат эпохи господства авианосцев. Вскоре каппельская кампания была признана локальным инцидентом, а между МП и Новой Русой было подписано мирное соглашение (которое, впрочем, через пять лет оказалось нарушенным новорусами). Так был сделан первый шаг к появлению на политической арене галактики Русской Империи.

Колонисты Откровения получили наконец то, за что боролись долгие годы. Спустя полгода оккупация приняла формальный характер, а еще через месяц колонисты провожали покидающий их мир русский гарнизон. Имя Маргарет Пиппин было предано проклятию, а когда были найдены ее стереографические снимки, их размножили и поместили в ее бывшем доме. Откровенцы не пожелали выжигать свое прошлое, из дома Пиппин был создан музей скорби, чтобы последующие поколения знали цену предательства.

Со временем рудники близь Маунтпулла истощились, население стало понемногу переезжать в иные районы, а префектура спутника выкупала покидаемые жилища. И вот через полторы сотни лет печально знаменитый город превратился в призрак, куда теперь водили туристов.

С тех пор прошли века. Ныне система Капеллы, имеющая свободный статус, находилась в близком соседстве с окраиной Русской Империи. Земля же, ставшая теперь заповедной планетой, имела статус свободного мира, открытого для туристов со всей галактики. А от Мирового Правительства остались исторические архивы, его бывшие колонии стали мирами РИ и прочих звездных держав.


Масканин и Хельга гуляли по ночному Маунтпуллу, это была их третья ночь на Откровении. Они бродили по мощеным тротуарам мимо 4-6 этажных многоквартирных домов рабочих, мимо темных витрин пустующих магазинов, мимо давным-давно погасших вывесок кафе и баров, всего однажды повстречав группу подвыпивших туристов. В небе горел ярко-красный гигантский глаз Капеллы II – планета почти наполовину закрыла светило, но продолжала отражать его свет. Часа через четыре должна была наступить всеобщая тьма. Это было впечатляющее зрелище красной планеты, над которой в россыпи звезд, словно корона, блистал млечный путь.

Они посетили дом-музей Маргарет Пиппин, где робот-гид поведал колониальную историю спутника. В музее они провели около часа, а теперь гуляли по безмолвным улицам, наслаждаясь покоем, тишиной и взаимным молчанием. Константин вдруг подумал об истории колонистов, о периоде первой экспансии с несколько иных позиций. Многих открывшихся на экскурсии мелочей на уроках истории в современных школах не изучали.

Масканин невольно возвращался мыслями к роковой Марго, стереоснимки которой он видел в ее доме. Это была не просто красивая женщина, со снимков буквально лучилось ее обаяние. Красота, женственность и молодость, возложенные на алтарь предательства и вечного страха – зачем ей все это было нужно? А если бы она осталась просто бухгалтером, прожила бы счастливую жизнь в уважении и почете. Стоят ли деньги проклятий ее народа и дурной славы оставшейся в веках?

– Стерегись красавиц, – внезапно сорвалось у Масканина с языка, – ибо красивая женщина – это источник вожделения и причина многих горестей.

Хельга резко остановилась.

– Это выпад в мою сторону? – слегка напряженно спросила она.

– Не-ет, – улыбнулся Масканин. – Так говорил мой отец. Почему-то вспомнились его слова, когда я думал о Маргарет.

Хельга расслабилась и улыбнулась. Возникшее желание сказать в ответ что-нибудь едкое, ушло. Она взяла его под руку, прогулка продолжилась.

– Что бы вы делали без красавиц? – буркнула она.

– Чахли бы от тоски… В природной красоте женщин – здоровье наших детей…

– Это тоже отец говорил?

– Да… напутствовал, было дело…

– А что еще говорил твой отец?

– О! Мой старик в чем-то даже философ. Я надеюсь, что когда-нибудь пойму одно его изречение.

– Интересно. Ну-ка выкладывай, я слушаю.

Масканин охотно кивнул.

– Оно звучит примерно так: 'Как известно, смотреть и видеть – разные вещи. Большинство людей смотрят, но не видят. И лишь немногие умеют действительно не видеть'. А дальше он добавил: 'Я хочу, чтобы и ты, Костя, смог научиться смотреть и не замечать'.

– Хм, что-то в этом есть, хотя на первый взгляд – несуразица.

– И на второй, и на третий пожалуй тоже. Но если вникнуть, это можно широко трактовать и в этом скрыт какой-то смысл.

– Надо бы как-нибудь подумать об этом на досуге.

– Подумай. Мой старик, не помню, чтоб ошибался.

– Зато я помню, – прошептала она, когда Масканин пошел чуть впереди.

Дальше они снова шли в молчании. Направление выбирала Хельга, Масканин полностью отдал ей инициативу. Он просто наслаждался ночной прохладой и необремененностью проблемами. Впереди ждала легендарная Земля, на которой он никогда не бывал. Неделька на экскурсии по древним достопримечательностям, а потом все – конец расслабухе. После прародины надлежало явиться на Новую Русу в распоряжение седьмого отдела Главного Разведуправления Вооруженных Сил империи. И начнутся рапорта, объяснительные и прочие радости службы.

Хельга вывела в пригород к двухэтажной гостинице, единственной в Маунтпулле. Постояльцев оказалось не густо, номера и питание здесь стоили дешево. Это было тихое спокойное место, такое же тихое и спокойное, как и мертвый город.

Часть первого этажа гостиницы занимал ресторанный зал. Масканин заказал плотный ужин, успев сперва заплатить за номер, потом немало удивился цене земного красного вина 'Изабелла'. Вино это здесь считалось из числа дешевых, других в гостинице просто не держали. А Масканин, между тем, припомнил, что самые дешевые земные вина, продававшиеся на Поле, стоили почти в восемь раз дороже 'Изабеллы' или, например, Пино Нуа, Шардоне, Сэнфондель. 'Да уж, – пришла ему мысль, – всего три года, а я так отвык'.

За ужином, как всегда бывает, протекал необязательный разговор – обо всем и не о чем. Оба чувствовали себя раскованно, свободно. Под конец, после последнего выпитого бокала, Хельга привстала и сообщила:

– Мне надо в уборную, я задержусь.

– Так в номере же все есть.

Она одарила его взглядом, мол ты ничего не понимаешь в женских штучках. Масканин сдался, пожав плечами.

– Ну ладно, давай. А я наверх. Только, это, не искушай мое терпение, а то я пойду тебя искать.

– Я не долго, обещаю.

Она поцеловала его в щеку и торопливо вышла из зала.

Уборная ее интересовала меньше всего, хотя она не упустила возможность справить нужду. Из уборной вел второй выход. Хельга прошла темным коридором и спустилась в подвал, где на обшарпанной двери значилась надпись 'СКЛАД'. Она тихонько постучала, отметив, что нигде не видно никакой наблюдательной аппаратуры. Тем не менее, ее видят и слышат, она знала это.

Дверь открылась, за ней показался низкий сутуловатый человек с большими голубыми глазами и кислым лицом. Именно его Хельга ожидала увидеть.

– Привет, Николай. Ты как всегда прикидываешься сутулым и в своей засаленной ветровке. Может дать тебе милостыню, чтоб ты купил себе новую?

– Давно не видел тебя, о прекрасная Артемида! – он улыбнулся, радуясь встрече. – От милостыни не откажусь, куплю себе целый ящик выпивки.

– Ага, держи карман шире… Давай все вкратце, Колюша. У меня времени не то чтобы в обрез, но может некрасивая ситуация выйти.

Человек по имени Николай иронично улыбнулся, догадавшись о причине нехватки времени соратницы. Хельга моментально разозлилась и хотела уже выплеснуть вертящуюся на языке ехидную фразу, но он вдруг поднял руку, словно защищаясь, и примирительно затараторил:

– Ладно, ладно, не кипятись. Я сунул свой длинный нос не в свое дело, признаю, извини.

– Ладно. Выкладывай.

Николай прошел мимо штабелей фруктовых и овощных ящиков и залез на пустой видавший виды диван. В прошлом Николай не раз вызывал у Леварез восхищение, он был талантливым программистом и превосходным актером – мастером перевоплощений. В нынешнем воплощении он выглядел настоящим раздолбаем. После неуловимого движения в его руке оказалась пивная банка. Глухой хлопок и пенные брызги, Николай оттряхнул руку и уставился на мокрые пятна на своих штанах.

– К вашему появлению все готово, – наконец сказал он. – Вам надо будет засветиться у внешних планет солнечной системы, это будет сигнал для наших людей на станциях слежения. Вас примет камчатская база. Предупреждение: в случае нештатной ситуации на борту яхты, а также в случае попытки вашего перехвата полицией, на помощь не рассчитывать. Вы должны будете справиться своими силами. Нельзя допустить вашего захвата властями. Есть косвенные данные, что в префектуре Земли что-то заподозрили.

– Ясно, – холодно ответила Хельга.

– Хорошо, – Николай отхлебнул и вытащил из мятой пачки длинную сигарету, щелкнул зажигалкой. – Слушай богиня, а он правда сынок какой-то шишки этот твой кавалер? С чего бы это ты лично с ним носишься?

– Правда.

– Н-да! Ну ладно, наше дело исполнять приказы, – Николай глубоко затянулся и сделал новый глоток. – А стоило городить такие сложности? Летели бы через Султанат. Всяко быстрей вышло бы.

– Прямо в лапы 'МИТ'… То-то они обрадуются моему возвращению… Много трепешься, Коля.

– Это не порок.

– Как сказать. И еще. Чтоб ты тут не прохлаждался, посмотри, что можно сделать с 'Аполлоном'. Требуется некоторая модернизация.

– Сделаем. Даже с радостью, ребята скучать начали.

– Ну вот и хорошо. Ладно, я побежала.

Возвращаясь Хельга намечала планы на следующий день. Перво-наперво следовало по-тихому исчезнуть из гостиницы, а потом заняться профилактикой всех систем яхты. Она хоть и новенькая, но механизмы требовали ухода и внимания. Будет на завтра работы Николаю, пусть в своем тайном ремдоке прогонит 'Аполлон' на стенде. Заодно Хельга собиралась проконтролировать заказанную модернизацию и много всего по мелочам. После работы над яхтой следовало тихо слинять из системы Капелла II.


***


Призрак 'Флибустьер' невидимой тенью следовал за крошечным 'Аполлоном'. Проанализировав траекторию цели, вахтенный штурман сделал вывод, что яхта намеренно держится вблизи оживленных трасс и почти случайно не пересекает маршруты патрулей свободных миров. Центральный бортвычислитель сделал прогноз о дальнейшей траектории цели. Положившись на вычислитель, а также располагая информацией обо всех патрулях в нужных районах, подполковник Самхейн отдал приказ командиру корабля оставить 'Аполлон' и, совершив сложный обходной маневр, на предельном ходе достичь системы Сириуса, где располагалась мощная тыловая база военного флота Русской Империи. А оттуда уже курс на Землю.

Почти истекли стандартные сутки, когда сенсоры 'Флибустьера' засекли цель. До этого момента Самхейн нервничал, ожидая, появится ли его мишень. Ведь в противном случае пришлось бы начинать поиски с самого начала. Второе, что беспокоило подполковника – это близость к сириуской базе и связанные с этим сложности. Ведь на два парсека вокруг базы космос был нашпигован патрулями и сложнейшими сенсорами, что значительно сковывало действия призрака.

Держа курс параллельно торговой трассе, 'Аполлон' держал направление на Землю.

Словно хищник, тщательно и неторопливо выслеживающий жертву, призрак приготовился к нападению.


– Это и есть знаменитая родина человечества? – задал вопрос Масканин.

На расстоянии светового года бортовой вычислитель опознал солнечную систему и теперь ее проекция демонстрировалась на центральном экране.

– Честно говоря я ожидал большего. А вместо этого средняя величина, стандартная атмосфера, стандартное гравитационное поле, стандартное время обращения вокруг своей оси и вокруг звезды.

– Земля и есть эталон для стандартов.

– У-у, черт! – Масканину стало не ловко, раньше он как-то не задумывался над этим.

Хельга откинулась в пилотское кресло и дала команду вычислителю развернуть проекцию плоскости солнечной эклиптики плашмя.

– Погляди-ка, Костя, – вдруг решилась она на небольшую лекцию, – перед тобой легендарные планеты: вот она Венера, вот он Марс, а вот Сатурн, и гигант Юпитер. Каждая из этих девяти внутренних планет хранит тысячи трагических историй первых веков освоения космоса. У меня, по случаю, есть предложение – посмотреть каждую из них вблизи, прежде чем мы ступим на Землю.

– Хорошо, давай. Спешить-то нам точно некуда, – рассудил Масканин. – Мне и вправду охота поглядеть на легендарные миры.

Однако, не все оказалось так гладко, как бы хотелось. 'Аполлон' прошел мимо смерзшихся Дайма и Прове, успел побывать на орбитах Плутона и Нептуна, когда получил сообщение через спутник-ретранслятор: 'ВЫ НАХОДИТЕСЬ В ПРЕДЕЛАХ СИСТЕМЫ-ЗАПОВЕДНИКА ЗЕМЛЯ. ДАННОЕ ПРОСТРАНСТВО ЗАКРЫТО ДЛЯ ПОЛЕТОВ. ЕСЛИ ВЫ ХОТИТЕ ПОСЕТИТЬ НАШ СВОБОДНЫЙ МИР, ПОКИНЬТЕ ПЛОСКОСТЬ ЭКЛИПТИКИ И СЛЕДУЙТЕ К ТРЕТЕЙ ПЛАНЕТЕ. В СЛУЧАЕ, ЕСЛИ ВЫ НЕ ПОКИНЕТЕ ОКРАИННЫЕ ПЛАНЕТЫ СИСТЕМЫ, ВАШЕ СУДНО ПОДВЕРГНЕТСЯ АРЕСТУ, А ВСЕ НАХОДЯЩИЕСЯ НА БОРТУ БУДУТ ЗАДЕРЖАНЫ НА НЕОПРЕДЕЛЕННЫЙ СРОК'.

Масканин обалдело вытаращился на полученное сообщение.

– Ну, ничего себе, свободный мир! Ух, тут порядочки… Неопределенный срок – это как? Цикл, два, месяц?

– Неопределенный срок – это неопределенный срок, – Хельга улыбнулась.

– Вот вам и прародина… Здесь, похоже, нежно 'любят' туристов, да?

– У землян свои представления о собственных интересах, – ответила Хельга. – А вообще, они знамениты своими завихрениями.

Земля не имела мощного флота и тем более не имела серьезной системной обороны. В общем-то, это был отсталый в военно-техническом отношении мирок, однако каждый 'шаг' иностранного звездолета держался под наблюдением, экипажу 'Аполлона' ничего не оставалось, кроме как подчиниться требованию.

Несмотря на столь 'теплый' прием, Земля всегда была открыта для туристов. И не то чтобы она была центром паломничества, напротив, многие миры сотни лет старались не вспоминать о ее существовании, но поток желающих посетить легендарную прародину не иссякал. Миграционная служба Земли была всегда рада каждому пассажирскому лайнеру и каждой частной яхте. Туризм давал солидный и стабильный доход.

Находясь на расстоянии визуального наблюдения, 'Аполлон' получил предложение посетить первые колонии людей на Луне, тщательно сохраненные потомками. Хельга и Масканин решили принять предложение и яхта взяла курс на единственный спутник Земли.

Но неожиданно вся безмятежность, доселе властвовавшая на борту 'Аполлона', была разрушена резко и грубо. Разрушена по воле рока, а точнее – Самхейна, который любил олицетворять себя с инструментом судьбы.

– Это еще что за дерьмо? – Хельга как-то сразу вся подобралась и зло процедила: – Не пойму, детекторы масс как будто взбесились… Такое впечатление, словно и сенсоры…

Стереоэкраны яхты ничего не отображали, однако складывалось впечатление, что в опасной близости от 'Аполлона' образовалась непонятно откуда взявшаяся аномалия. И вдруг в районе аномалии сенсоры яхты засекли в оптическом и ИК- диапазонах 'огонек'. Спустя секунду огонек окружили знакографические символы и мелкая цифирь снимаемых параметров.

– Донерветер! – Хельга побледнела.

Масканин закусил губу, яхта под его управлением уже совершала резкий маневр ухода от ракеты.

– Не стой! Попытайся определить чем нас хотят навернуть!

Хельга бросилась к бортвычислителю и в тот же самый миг из-за резкой перегрузки сильно ударилась о переборку рубки. Несмотря на боль, она вползла во второе кресло. Идентифицировать ракету модернизированный бортвычислитель яхты так и не смог, но судя по параметрам облучения, выдал, что она может быть нишитурской.

– Это 'Шива'!!! – выдала вердикт Хельга.

– Чтооо?!! Откуда?!!

Масканин был удивлен внезапно проявившимися способностями бортвычислителя и сенсоров яхты. Это ж надо! Вычислитель 'Шиву' почти опознал! А большего и не требовалось, так как Масканин прекрасно знал ТТД этой ракеты класса 'корабль-корабль' с малым радиусом действия и зарядом десять килотонн. А вот от самого возникновения непонятной аномалии, которая не могла быть ничем иным кроме как неизвестным звездолетом, он не успел даже толком удивиться.

– Влипли, сука, черт возьми…

– Это нишиты, – сквозь зубы ответила Хельга, помогая взламывать предохранительный контроль панели управления.

– А то я не знаю у кого 'Шивы' на вооружении! Ты когда успела в базах данных яхты полазить?

– Объяснения потом. Готовься к острым ощущениям…

Масканин если бы и хотел, то не смог бы ничего ответить. Заскакавшие кратности перегрузок от маневров яхты начисто отбивали желание задавать новые вопросы.

Взвыла сирена инерционных компенсаторов. 'Аполлон' резко перешел от 20 'же' к девяноста, потом за какие-то секунды сбросил до трех, успешно увернувшись от 'Шивы' и огня атомных деструкторов. Вот теперь у Мэка не осталось никаких сомнений, что 'Аполлон' вовсе не типичная яхта, с такой маневренностью она вероятно могла бы сравниться если не с истребителем, то со штурмовиком точно. Видимо, яхта была приобретена заблаговременно и успела к прилету Хельги на Полу подвергнуться некоторым усовершенствованиям. Тем временем 'Аполлон' уверенно пристроился в 'кильватер' старинного и величественно громоздкого парома Земля-Луна, являющегося музейным экспонатом, но тем не менее регулярно продолжавшего выполнять рейсы как и в дни своей молодости. Хельга в это время сделала передачу по ССС об атаке неизвестного корабля.

Предугадав следующий маневр яхты, призрак вышел на курс перехвата и оказался на пути парома. 'Флибустьер' разнес его в клочья из носовых орудий и остался один на один с 'Аполлоном'.

Вот тут-то и произошло чудо. Собственно, это чудом не было. Это был вынырнувший из другой стороны Луны патрульный эсминец Земли. Его командир не стал тратить драгоценное время на выяснения всех обстоятельств, ему достаточно было наблюдать, как мечется от трасс атомных деструкторов яхта. Командир отдал приказ открыть беглый орудийный огонь по предполагаемому местонахождению невидимого корабля. Огонь эсминца повредил некоторые надстройки призрака. Воспользовавшись заминкой, 'Аполлон' круто изменил курс и зигзагами помчался к Земле. Посланные вслед залпы зенитных автоматов и деструкторов прошли мимо.

Не долго думая, подполковник Самхейн приказал атаковать 'Немезидой' патрульный эсминец. Мегатонная ракета, управляемая оператором, превратила земной корабль в маленькую звезду. Через десять секунд ракетные порты 'Флибустьера' покинули три 'Шивы', их системы наведения зацепили 'Аполлон'.

Опоздавший к месту скоротечного боя второй патрульный корабль, находившийся в паре с погибшим, уже ничего сделать не смог. Командир и другие офицеры эсминца с удивлением уставились на чистый космос, где несколько секунд назад проявился, а затем исчез чужой корабль. Проверка исправности сенсоров ничего не дала. Таинственного звездолета как и не было.

Тем временем, первая из трех ракет почти настигла яхту в верхних слоях атмосферы. 'Аполлон' мгновенно покинула спасательная капсула, унося двух человек на поверхность планеты от неминуемой смерти.

Масканин так долго, как только мог, не включал антигравы, чтобы уменьшить вероятность засекания капсулы оставшимися ракетами. В итоге обшивка раскалилась, воздух внутри нагрелся выше девяноста градусов по Цельсию, вышли из строя терморегулирующие системы.

Последовал резкий толчок – на высоте чуть менее километра капсула затормозила и стала плавно опускаться. Ставший на геостационарной орбите призрак засек как один из обломков резко погасил скорость.

– Кажется, мы приземлились. – Масканин вытер рукавом вспотевшее лицо. – Я уже не надеялся, что эта штуковина нас не угробит.

Хельга ничего не сказала, но на ее разгоряченном лице засияла довольная улыбка. Она нажала на кнопку у подлокотника кресла и ее руки, ноги и живот освободились от предохранительных зажимов. Вслед за ней освободился и Масканин, потом он открыл шлюз и спрыгнул на грунт.

Земля встретила их свежим холодным воздухом, что тем более было приятно после парилки в капсуле. Вокруг, сколько хватало глаз, простирались горы, покрытые зеленым ковром, и снежные суровые хребты. В трех-четырех десятках километров возвышался крупный действующий вулкан. Небо было необычайно чистым и ярко-голубым. Они оказались на краю небольшой поляны, сплошь покрытой высокой, по пояс, травой, цветущей розово-белыми цветами, между которыми деловито сновали разноцветные бабочки. То что это бабочки, Масканин понял сразу. Он посещал инсектарий на Новой Русе и не раз наблюдал этих забавных красивых насекомых.

Корпус спасательной капсулы был достаточно крепок, что не позволило ей развалиться при резких перегрузках. Однако, сейчас корпус являл жалкое зрелище – оплавленные потоки, волны жара, исходящие от него и треск раскалившегося до малинового цвета остывающего металла. Возвращаться внутрь вновь не хотелось никому, но сделать это и, даже не один раз, надо было во что бы то ни стало. Необходимо было выгрузить аварийные запасы. Сигароподобная капсула четырнадцати метров в длину и пяти в диаметре имела довольно вместительный трюм, который содержал достаточно много припасов из всего того, что могло потребоваться терпящим бедствие на случай аварийного приземления.

Чудом спасшиеся счастливчики принялись лихорадочно разгружать аварийные запасы. И чем больше Масканин их перетаскивал, тем больше у него появлялось вопросов. Помимо съестных продуктов и комплектов зимней одежды, он наткнулся на ящик с ручными гранатами, на охотничьи и боевые виброножи, пехотный ракетомет, на различные спецприборы, на до боли знакомые спецкостюмы 'Финист', бесшумные иглопистолеты и знаменитые стэнксы – известные в галактике автоматы, которыми вооружены планетарные армии Империи Нишитуран.

– Моя ж ты запасливая! – он рассмеялся.

Хельга прекратила разбирать один из свертков и присела, смотря в сторону от него.

– Жизнь – штука такая, что никогда не знаешь каким боком вылезет…

– Жаль танк в капсулу не влазит, да?

Она вздохнула и заразилась его смехом.

– Смейся, смейся. Чтоб мы делали без моего бзика все предусмотреть?

– Снимаю шляпу. Фигурально, конечно. Но какое-нибудь средство передвижения, черт подери, не помешал бы…

Она не ответила. Масканин тоже ничего не говорил. Лишь холодный ветер еле слышно шуршал по земле. Оба понимали, что пешком долго не побродишь. Здесь глушь, первозданная природа со всеми ее прелестями. Впрочем, проблему питания, буде она возникнет, можно решить охотой. Но вот сколько бродить по этой глуши? И куда идти? Оставалось надеяться, что по их души местные власти пошлют спасательную экспедицию.

– Ну что? Обсудим наше незавидное положение? – предложил Масканин. – Нас пытался уничтожить до зубов вооруженный корабль Нишитуран. Это раз. Корабль этот не возможно засечь, и он с легкостью разнес боевой патрульный звездолет. Это два. Знаешь ли, Хельга, напрашиваются некоторые вопросы. Не лично за тобой ли он охотился? Если так, то какого хрена ты даже не заикнулась?

– О чем? Да я знать не знала, что у Земли нас поджидают нишиты!

– Значит, я прав, да? Они на тебя охотятся? И ого! Даже целый крейсер для ликвидации выделили…

– Ладно, ладно, Костик. Я тебе все расскажу, но немного попозже. Мне надо подумать. Я и сама не врубаюсь почему на нас напала та уродина… – Хельга сорвала травинку и разжевала кончик. – В общем так: у нас очень мало времени, нам надо поскорей все это собрать и подальше убраться отсюда к чертовой матери… И еще, мне очень жаль, что… Э-эх!

Хельга посмотрела на карту на экранчике портативного персональника.

– Через двадцать-двадцать два километра будет широкая река, вернее не она сама, а ее рукав. Двигаясь по ней на север, мы набредем на небольшое поселение.

– Когда это ты успела сделать привязку на местности?

– Да нет, я всего лишь скачала наши координаты с вычислителя капсулы.

Невдалеке зеленел лес. К нему-то и направились вынужденные путешественники, собрав свои многочисленные пожитки. Кругом царили простые и одновременно диковинные белоствольные деревья с раскидистой кроной. Хельга сказала, что это натуральные терранские березы и стала перечислять другие деревья, в чем, собственно, Масканин не нуждался. Терранская флора была довольна распространена в галактике, завоевывая новые миры вместе с колонистами.

– Вот это кусты жимолости. Их ты точно нигде больше не увидишь. Осенью, если нам не повезет и мы все еще будем блуждать по здешним лесам, можно питаться этими ягодами. Есть тут и вкусное острое растение, богатое витамином С – черемша. Но сейчас для нее еще не сезон.

Дорога представляла собой пересеченную местность, местами с оголенной землей, с которой порывы ветра подымали в воздух мелкую, въедливую, долго не оседающую пыль.

Если бы не тридцать килограммов груза, которые каждый нес на плечах, сама дорога не казалась бы такой трудной, какой ее делали бесконечные рытвины и камни, скрываемые высокой травой, да еще вечно попадающая в глаза пыль.

К концу дня, добравшись кое-как до воды, путники решили все-таки закопать зимнюю одежду и с нею часть съестных припасов.

Посовещавшись, костер решили не разжигать. Ужин устроили из тушенки с хлебом, съели по банке и стали готовиться ко сну. Прежде всего, Хельга на сто метров вокруг по периметру установила и замаскировала крохотные сенсоры, которые образовали правильный октаэдр. Потом она заминировала ближние подступы растяжками сигнальных мин.

– Ну хоть любопытного и голодного зверья теперь можно не бояться, – сказала она, довольная от проделанной работы.

Масканин молча наблюдал за всеми приготовлениями, от его помощи она отмахнулась сразу.

– Где мы хоть находимся? – спросил он, когда Хельга умостилась рядом.

– Полуостров Камчатка. Восточнее Охотского моря. На юге Курильские и Японские острова, западнее… Впрочем, для человека не знакомого с земной географией это не важно. Важно, что мы в стране гор и девственных лесов не тронутых человеком. На Земле я бывала четыре раза, на самой Камчатке я во второй раз, но в качестве потерпевшей кораблекрушение, хм, впервые.

– Понятно… Выходит, мы в заповедной зоне. И человек здесь очень редкое явление, – в его голосе чуть было не проявились нотки раздражения, но он успел вовремя подавить их.

– Не совсем так, Костя. Через неделю пути на север стоит небольшая деревенька аборигенов, коряков, кажется. Оттуда за несколько дней можно добраться до ближайшего космопорта. Кроме того, мы посреди одного из живописнейших уголков Земли. Вон тот вулкан – это Ключевая сопка. Если не ошибаюсь, она самый высокий действующий вулкан на планете.

Хельга достала из рюкзака небьющуюся бутылку и отхлебнув из горлышка, восхитилась вкусом крепкого красного вина. Масканин принял бутылку из ее рук и утолил жажду несколькими жадными глотками. Только сейчас он понял, что ему отчаянно хотелось выпить.

– Не спится что-то. Ты это… сказки знаешь?

– Кхэ! Ты серьезно?

– Шучу.

Она отобрала у него бутылку.

– Жадина.

Хельга сделала глоток, потом еще один.

– Плохое у меня предчувствие, Костик. Если это и правда на меня охота, то эти ребята не успокоятся, пока не увидят мой труп. Будем надеяться, что эти сволочи поверили в нашу смерть на орбите.

Стремительно темнело. Близкое расположение леса наполняло ночь звериными звуками. Отчетливо был слышен мах крыльев ночных птиц. Звезды ночного неба не закрывало ни единое облачко. Легкий ветерок приятно обдувал, теперь уже он не нес с собой пыли, а обволакивал гонимой со стороны леса свежестью.

– Гляди, наша галактика с торца, – показала она рукой в звездное небо. – Некоторые земляне называют ее Млечным Путем… Знаешь о чем я подумала? Наше положение чем-то сродни давно забытой романтике, воспетой нашими предками: вокруг тщательно оберегаемая природа, теперь уже ставшая снова девственной, ночь и вот-вот разрядящийся извержением вулкан. И целая галактика над головой.

– Да, блин, романтика…

Хельга прильнула к Масканину, поцеловала. Потом еще, пока поцелуи не слились с нетерпеливым дыханием. Женщина повалила его на мягкую подстилку и взобралась верхом. Сорвала с себя всю одежду, подставляя наготу тела свету звезд и луны. А небо за ее спиной взорвалось алыми всполохами – началось извержение невидимой ночью Ключевской сопки. Страсть вулкана и страсть человеческая слились в одно целое, извергая в мир потоки безудержной энергии…

Лишь спустя несколько часов, уставшие, но счастливые смертные сладко спали, плотно прижавшись друг к другу. А от ярости недавно клокотавшего вулкана осталась жирная кривая полоса лавы, алым светом прорезавшая ночной мрак.

Ночь не принесла никаких сюрпризов, ни один крупный зверь не потревожил лагерь. Для мелких же вполне хватило отпугивающих сигнализаторов.

Наскоро перекусив после пробуждения, путники двинулись вдоль реки, держась спасительных лесных крон. Но их листва не могла защитить от био- и инфракрасных датчиков, если их вдруг решат серьезно искать.

В арсенале у Хельги имелся довольно мощный явно неармейский приемопередатчик, слишком много дополнительных функций он имел. Однако она не рискнула им воспользоваться, а лишь активизировала в режиме приема.

Несколько километров, путешественников сопровождала небольшая стая крупных угольно-черных птиц, вслед за людьми перебирающаяся с ветки на ветку и изредка наполняющая лес карканьем. Хельга назвала их местной разновидностью ворон и объяснила их поведение надеждой что-нибудь стащить.

Шли часы, солнце склонилось за полдень. Они продолжали прослушивать эфир на всех диапазонах. Никаких сообщений о них, никаких переговоров о поисковой экспедиции. Это давало пищу для самых разных мыслей. Либо их не искали и вообще не знали об их существовании, либо поиски велись скрытно. На правду больше походило второе.

Сделав привал, чтобы пообедать, путники обсудили свое положение и пришли к выводу, что их обязаны искать и ищут. Ведь потеря патрульного корабля, взрыв в атмосфере и четкий радарный след капсулы, не имеющей защитного покрытия – все это несомненно должно заинтересовать местные власти. И, вероятней всего, поиски держатся в тайне – отсюда и радиомолчание.

Хельга и Масканин не очень-то рады были попасть в руки земных властей для дачи объяснений, но этот вариант все же был лучшим, чем смертельные объятия нишитов. Поэтому, они не осмеливалась отсылать в эфир сигнал бедствия, опасаясь перехвата и пеленга. По этой же причине облачились в 'Финисты' – легкие и удобные костюмы, экранировавшие от биосенсоров и приборов, работавших в ИК-диапазоне.

Закопав остатки обеда, они начали было продолжать путь, когда заметили в небе серебристый гравитолет, бесшумной тенью выписывавший непонятные кренделя. Гравитолет скользил над лесом, теряя высоту. Он пролетел в каких-то двухстах метрах, градусов на шестьдесят западнее их маршрута.

Коротко посовещавшись, они пошли вслед неисправной машине.

– Это местная машина, – уверенно заявила Хельга. – Хотя это может быть и ловушкой, поэтому, если мы его отыщем, сначала понаблюдаем и осмотримся.

– Что-то я не горю желанием его искать.

– А придется.

– Да знаю, что придется. Это скорейший способ убраться отсюда. Если, конечно, эта гробина окажется в рабочем состоянии.

– Придем, увидим.

Про себя Масканин согласился с ней. Решать надо будет на месте. Они двинулись на поиски.

Судя по траектории, гравитолет должен был сесть где-то в пяти-шести километрах от них, но, видимо, у воздушной машины что-то окончательно вышло из строя, поэтому они обнаружили ее менее чем в двух километрах и со значительным боковым отклонением от засеченного курса. На разведку округи ушло около часа.

Гравитолет сел на небольшой поляне, сломав несколько деревьев. Внимательно наблюдая за обстановкой вокруг, Масканин не заметил ничего подозрительного, бинокуляры инфракрасного визора также не показали ничего живого типа человека. Один из двух антигравов воздушной машины дымился. При близком рассмотрении была заметна глубокая язва. Вся корма гравитолета была искорежена изнутри.

– Фугасный снаряд, – вынесла вердикт Хельга.

Масканин покосился на нее и уважительно хмыкнул.

Подойдя к кабине, он увидел труп пилота, лежащего в высокой траве рядом. Ноги погибшего были покрыты многочисленными ранами. Перевернув погибшего, Масканин увидел прожженную рану в спине. В кабине находился второй труп, уткнувшийся лицом в разбитое чем-то очень массивным лобовое стекло.

– А ведь их недавно завалили. Приземлились они еще живыми, – оценил Масканин. – Значит где-то рядом есть те, кто сделал это… Говорил же, нехрен лезть к гравитолету.

– Угу. Смотри, вот следы. В лес уходят.

– Заметил уже… Не думаю, чтобы их оставили жмурики. Пойдем по ним. От этого гроба все равно уже толку не будет.

Они пошли по следам, приготовив стэнксы к стрельбе. Но следы вскоре оборвались, теперь предстояло самостоятельно выбирать направление. Несколько секунд Масканина мучили сомнения, стоит ли искать тех гадов, что расправились с беспомощными людьми и наверняка ищут их самих, или лучше не начинать поисков и убраться по добру, по здорову. Но сделать выбор он так и не успел.

Ветер донес звук далекого разрыва. За ним еще и еще. Путешественники продолжили путь, внимательно прислушиваясь. Через четверть часа послышался еще один взрыв, теперь уже в другом направлении и ближе. Потом взрывы стали повторяться чаще и в разных местах.

– Похоже, – предположила Хельга, – кто-то с воздуха заминировал площадь в которой мы находимся.

– Если ты права, тогда они уверены, что мы где-то рядом.

Они оказались правы в выводах и скоро смогли убедиться в своей правоте. Масканин первым заметил широкую лесную поляну, на которой в центре стоял тяжелый боевой гравитолет. Нишитурский гравитолет, причем, не стандартный армейский, а десантно-штурмовой. Орудийная башня, со спаренными крупнокалиберными автоматическими пушками, периодически поворачивалась из стороны в сторону, как будто наводчик маялся дурью. На держателях под стабилизаторами были подвешены блоки неуправляемых ракет. Вокруг гравитолета расхаживали солдаты в черной форме. И наверняка пространство вокруг поляны сканировалось во всех диапазонах, не будь 'Финистов' взяли бы беглецов тепленькими еще на подходе к гравитолету.

Хельга жестом призвала к молчанию, чего вообще-то могла и не делать. Масканин и так застыл, внимательно изучая диспозицию. Хельга достала из просторного кармана комбинезона портативный персональник и набрала на консоли:

'НИЧЕГО НЕ ГОВОРИ, У НИХ НАВЕРНЯКА МИКРОФОНЫ ПО ВСЕЙ ПОЛЯНЕ ПОНАТЫКАНЫ'.

Потом жестами показала, что им нужно отступить.

'БУДЕМ ПОКА ОБЩАТЬСЯ ВОТ ТАК. ДОЖДЕМСЯ НОЧИ. ЕСЛИ НЕ УЙДУТ, ПОПЫТАЕМСЯ ЗАХВАТИТЬ ГРАВИТОЛЕТ'.

Сперва Масканин подумал, что она сошла с ума. Но потом взвесив возможности, понял, что ему понравилась ее дерзкая идея, хоть он и имел некоторые сомнения в успехе. Однако у него был свой вариант. Он помотал головой и взял из ее рук персональник.

'ПРЕДЛАГАЮ НЕМЕДЛЕННО ЗАВАЛИТЬ ИХ РАКЕТОМЕТОМ И ИДТИ ВСЮ НОЧЬ. Я ЗАТРАХАЛСЯ ЭТУ ТРУБУ НА СЕБЕ ТАСКАТЬ'.

Прочитав текст, Хельга тоже покачала головой и набрала: 'МЫ НЕ СМОЖЕМ УЙТИ – ВОКРУГ МИНЫ И ПАТРУЛИ. ГРАВИТОЛЕТ – ЕДИНСТВЕННЫЙ ПУТЬ ПОКИНУТЬ ЛЕС И УЙТИ ОТ ПРЕСЛЕДОВАНИЯ'.

Посмотрев ей в глаза, он снова набрал: 'АВАНТЮРА! ДАЖЕ ЕСЛИ У НАС ПОЛУЧИТСЯ, ОНИ ЖЕ С ЛЕГКОСТЬЮ ОТСЛЕДЯТ СВОЙ БОРТ. ПРЕДЛАГАЮ СИДЕТЬ И НЕ РЫПАТЬСЯ, ЖДАТЬ КОГДА САМИ УЙДУТ'.

'ДОВЕРЬСЯ МНЕ', – был ее ответ.

Масканин матерился про себя, но был вынужден согласиться с ней. Не устраивать же бурное выяснение отношений? Оставалось только дождаться ночи. Всего лишь темноты, потом всего лишь обезвредить наружные посты, пройти периметр, защищенный сенсорами, и (ха-ха), самое легкое – взять штурмом боевую машину. А еще надо будет уйти от возможного преследования.

Если Масканин сомневался в целесообразности осуществления их дерзкого плана, то Хельга имела лишь некоторые сомнения. В конце концов, она имела разностороннюю боевую подготовку и принимала участие в диверсионных операциях еще будучи молодым офицером разведуправления.

Ночь подкрадывалась незаметно.

Оставшись на краю поляны, как заранее было обговорено, Масканин всматривался, вслушивался в темноту ночи, куда несколько минут назад устремилась Хельга.

Нервничать, он не нервничал, в ее боевых умениях он не сомневался. От долгой неподвижности руки, державшие стэнкс, занемели, между лопаток неприятно сквозил холодок. Ночь выдалась прохладной. В голове все настойчивей звенела мысль, что это ловушка. Но Хельгу невозможно было переспорить. Казалось, время остановилось от того, что он так часто смотрел на часы. А там, впереди, Хельге предстояло обезвредить систему предупреждения и защиты, плюс – часовые. Сама вызвалась, а ведь казалось бы, хрупкая женщина…

В ожидании прошел час.

Вдруг, где-то справа раздался сухой хруст. Звук был очень слаб, но его хватило, чтобы Масканин насторожился пуще прежнего. Осторожно, боясь сделать лишнее движение, он всмотрелся в темноту. С минуту ничего заметно не было. Но вот появилась бесшумная и призрачная, в свете звезд и молодого месяца, фигура. Часовой шел медленно и если специально на него не смотреть, то он был абсолютно незаметен для невооруженного глаза.

Масканин внутренне подобрался, прикидывая возможности. Мысли о применении стэнкса даже не возникло. Пошевелись он, чтобы снять стэнксом часового, тот сразу заметит и предпримет контрмеры. К тому же, открой он стрельбу – поднимется переполох, который может стоить Хельге жизни. Другая возможность – затаиться. Но часовой шел прямо на него. Вскоре, стал различим его защитный шлем и надетый на глаза прибор ночного видения. Возможно у него был и инфракрасный визор, ох не зря Хельга 'Финистами' запаслась. Но и с одной только насадкой ночного виденья противник мог смотреть как днем.

Как всегда перед делом, Масканин перестал нервничать. Пока в его пользу было дерево, за которым он лежал в небольшой ложбинке, да и сама ложбинка. Расстояние сократилось метров до десяти. Подавитель Масканина уже снял параметры с сигналов датчика жизнедеятельности часового и заглушил его, одновременно отсылая снятые данные на приемник начальника караула. Теперь если часовой умрет, начкар так и будет принимать устаревшие данные. Нишит продолжал идти. Еще метра два и Масканина не возможно будет не заметить. И тут часовой остановился и огляделся.

'Учуял таки' – подумал Масканин, но ошибся.

Часовому просто сильно приспичило облегчить мочевой пузырь. И для этого он облюбовал соседнее дерево.

Масканин наблюдал и благодарил судьбу за подвернувшуюся удачу. Так, стэнкс нишит забросил за плечо, стал боком. Секунда – другая форы есть. Покрепче сжав рукоять виброножа, Масканин метнулся вперед.

Часовой среагировал слишком поздно, когда его шея, защищенная бронированным воротом, уже была перерезана вибрирующей кромкой от уха до уха. Булькая и подергиваясь, он начал медленно оседать. Масканин помог ему тихо прилечь, забрал из подсумка магазин. Потом, обшарив тело, но не найдя ничего ценного, вернулся на свое место, где подобрал стэнкс и принялся ждать дальше.

Прошли несколько бесконечных минут, когда рядом с ним бесшумно возникла Хельга.

– Все чисто, можно даже говорить шепотом, – в полголоса сказала она и повела за собой. Но сделав несколько шагов, резко остановилась. – Хорошо сработанно.

– Этот говноед не знал, чего нельзя делать часовому.

– Н-да, оказывается, тебя тоже не плохо учили.

Масканин промолчал, перекладывая из одного кармана в другой гранаты.

Ни сирены, ни криков, ни выстрелов. Тишина. Масканин чуть не споткнулся о мертвое тело другого охранника, но вовремя остановился. Впереди чернела громадина боевой машины. Пробравшись к ее бронированному корпусу, он заметил еще один труп, прислоненный к стабилизатору.

Они прошли к кабине. Обвесив себя хитрыми приборчиками, Хельга занялась сложной процедурой вскрытия люка, аккуратно орудуя руками, вооруженными хрупкими инструментами. Масканин прикрывал ее с тыла, молясь, чтобы она успела до того, как хватятся убитых часовых.

С едва уловимым гулом люк отошел в сторону и Хельга, спрятав в сумку свои хитроумные приборы, достала взведенный автомат.

Неожиданно из темноты вышел часовой. Ситуацию он просек сразу и вскинул свой стэнкс. Возможности метнуть вибронож у Масканина не было, он тут же дал короткую очередь в упор, пули отбросили часового на метр.

С неимоверной быстротой они ворвались в гравитолет, срезая огнем выбегающих сонных нишитов. Хельга ворвалась в рубку и перестреляла пилотов. Масканин залег за перекрытием между входом и десантным отсеком. Длинная очередь ударила рядом, пули срикошетили от брони, умчавшись в стороны. В ответ он швырнул гранату. Яркая вспышка на несколько недолгих секунд осветила все вокруг, пронзив гравитолет оглушительным грохотом, в котором потонули крики смерти.

Масканин проверил десантный отсек – кровь, гарь, оторванные части человеческих тел. Почти никто из мертвецов не надел броню, потому-то столько крови и такой эффект от гранаты.

Задраив люк, он вошел в кабину, где Хельга уже готовилась к старту.

– Хух! Кажется, у нас получилось, – Масканин закинул автомат на плечо и обошел труп пилота.

– Не совсем, – произнес холодный чужой голос.

Хельга и Масканин мгновенно обернулись и увидели короткие дула стэнксов, которые держали четверо в той же черной форме.

– Позвольте представиться. Я подполковник Самхейн, Безопасность Нишитуран. А теперь, бросьте ваше оружие. Бросьте, бросьте. Не то примите геройскую смерть прямо здесь и сейчас.

Оба поняли, что довольно одного лишь неверного движения и их немедленно расстреляют. По угрюмым лицам нишитов было видно, что они только этого и ждут, дали б только повод. Ничего не оставалось, кроме как подчиниться. Оружие перекочевало в руки одного из солдат. Другой солдат подошел подвергнуть их обыску, Масканин только и ждал этого, готовый действовать.

Но обыска не случилось, верней он состоялся, но не сразу. Масканин неожиданно получил сзади удар по голове и провалился в бездну…


Спустя (час, день, а может быть год?) сознание вернулось и… Лучше бы оно не возвращалось! Голова болела так жутко, что готова была вот-вот треснуть от накатывающих приступов. Он с трудом разлепил отяжелевшие веки и огляделся. Вокруг голые, унылые серо-стальные стены и никакой мебели. Яркий свет бил откуда-то с потолка и вызывал дикую нестерпимую боль в глазах. Долго смотреть было просто невыносимо, приходилось прятать глаза за спасительными шторами век. Он не знал, где находится, и как долго пробыл в отключке. Не знал где Хельга и что с ней, что угнетало еще больше, чем собственное бессилие. 'Вот и конец путешествию, – пришла мысль. – А все начиналось так…'

Через какой-то отрезок времени, он даже не мог сказать через какой, открылась незаметная дверь и его выволокли двое дюжих молодцов, скрутили руки, защелкнули на них наручники и куда-то повели.

Судя по характерным коридорам и по тому, что его на гравилифте опустили в помещение, похожее на типичный корабельный отсек, Масканин заключил, что он находится на борту звездолета. А когда его бросили перед Самхейном, он убедился в этом окончательно.

– Лейтенант Торес, – сказал Самхейн, – поклялся, что вы будете схвачены прежде, чем успеете близко подобраться к гравитолету-ловушке. Сейчас он, благодаря вам, мертв и я рад, что решил подстраховаться. Как бы то ни было, вы попались.

– Где я нахожусь? – с большим усилием, ворочая непослушным языком, спросил Масканин.

– На моем корабле, разумеется. Это я остановил вас на лунной орбите.

– Где Ксавьера?

– Кто-кто? Ах, Ксавьера. Бросьте эти игры.

Подполковник улыбнулся, если это можно было назвать улыбкой, настолько искривились лицевые мускулы.

– Хотя, если вы желаете называть эту прекрасную женщину, с которой вас захватили, Ксавьерой, то пожалуйста. Она здесь, неподалеку. Я немного просканировал ваш мозг, Константин Масканин, и убедился, что вы случайная жертва. Но увы, случайные жертвы неизбежны. Но, должен заметить, вы весьма опасная жертва. И если бы вы не убили моих людей, то участь ваша была бы не в пример легче.

Масканин попытался встать. Голова тут же закружилась, ему пришлось остаться на полу. Его злило собственное бессилие. Но одновременно он чувствовал злорадство оттого, что этот бээнец вынужден врать. Врать, что ему удалось просканировать мозги. Не на того нарвался подполковник, на разуме Масканина стоял надежный психоблок и любые попытки психосканирования неизменно буксовали на малозначительных эпизодах жизни. Видимо бээнец не имел достаточного опыта и возможности долго возиться с ним и отнес свою неудачу на бессознательное состояние Константина.

– Введите ее, – приказал Самхейн.

Двое матросов привели скованную избитую женщину, тем не менее, не смотря на свое незавидное положение, хранившую гордую осанку.

– Парочка влюбленных, как трогательно! – с сарказмом произнес Самхейн и, схватив Хельгу, приковал одну ее руку к столу. – Пожалуй, самое интересное, что я наблюдал при промывании ваших мозгов – это ваша близость. Свежие, яркие образы. Впечатляет!

– Жалкий маньяк! – разбитыми губами прошептала пленница и попыталась плюнуть в него, но не вышло, кровавый сгусток застыл на подбородке.

Подполковник приковал ее вторую руку, так, чтобы женщина оказалась прижатой к поверхности стола животом и не могла пошевелиться.

– У меня есть приказ убить тебя, сука. Но я не против доставить тебе последнее удовольствие.

Самхейн разорвал одежду на Хельге и полностью сорвал с нее, потом принялся грубо ощупывать ее прелести, самодовольно улыбаясь.

Масканин с трудом встал на непослушные ноги и хотел было броситься на ублюдка, но получил сильнейший удар от матроса-бээнца, опрокинувший его обратно на пол.

Масканин вспомнил все отборнейшие маты, но Самхейн больше не обращал на него внимания и с блаженной улыбкой издевался над пленницей, насилуя. Пытавшегося в бессильной ярости что-то сделать Константина, периодически сбивали с ног ударами.

Полностью удовлетворив свое животное естество, Самхейн привел мундир в порядок и протянул руку. Один из охранников вложил в нее длинный тонкий меч, отражавший свет полированной поверхностью лезвия. Бээнец плашмя не сильно стукнул по голове жертве, после чего отрезал ей ухо. Хельга пребывала в полусознании и практически не прореагировала на боль.

– Мой трофей, – он завернул окровавленное ухо в платок и поместив его в прозрачный пластиковый пакетик, спрятал его.

Посмотрев, как Масканина в очередной раз попинали, Самхейн сделал короткий взмах и срубил Леварез голову.

Подполковник отвел окровавленный меч от тела и с бешеным азартом начал наносить по трупу беспорядочные удары. А Масканин в ступоре смотрел на все это безумие сквозь слипшиеся от крови глаза. Смотрел и не верил. Смотрел и запоминал. Ему просто не хотелось верить. Раз за разом в воображении представало лицо Хельги и каждый раз его перегораживала перекошенная испачканная кровью звериная морда Самхейна.

Психосканирование мозга и его пагубное влияние, избиение и, наконец, жуткая картина мучений и жестокой смерти Хельги – все это заставило забыться его больное сознание в спасительном "ничто".

Масканин отключился.

– Что с этим делать, господин подполковник? – спросил техник.

– Киньте его в карцер, – ответил Самхейн и скривился. Аж самому противно. Но ничего личного, как говорится. Кажется, сцена удалась. Теперь Масканин будет злой. И даже очень злой. Убивать его не разумно. Кто знает, может свидетель казни понадобится? Его ждут рудники. Прямая дорога в мир смерти.

ГЛАВА 7

Планета Хатгал ІІІ являлась миром промышленных разработок. Подобно сотням других сходных с ней миров она ежегодно поставляла на внутренний рынок Империи Нишитуран миллионы тонн редчайших минералов и сотни миллионов тонн обогащенных руд. Как правило, все подобные сырьевые мирки имели малопригодные для человека атмосферы, либо вовсе их не имели.

Хатгал ІІІ не был исключением. Основным элементом его атмосферы был азот, составляющий ровно половину воздушной среды. Далее пропорцию делили метан, кислород, аммиак и множество всевозможных соединений и галогенных газов. Хатгал ІІІ имел всего один 'устойчивый' остывший материк, другие два были испещрены тысячами ядовитых озер, вулканов, кратеров и проявляли повышенную сейсмическую активность.

Работали на Хатгале ІІІ сложнейшие горнодобывающие машины, сверхпрочные интеллектуальные роботы и десятки тысяч рабов, принадлежащих департаменту промышленности, подчиненному эфору Туварэ.

Огромный тюремный корабль нырнул в атмосферу планеты и лишь пройдя половину посадочной траектории затормозил резко и болезненно, ничуть не заботясь о своих пассажирах. Только после этого он перешел на антигравы и приземлился в ожидающем его космопорту. Медленно и аккуратно корабль опустился в раскрытый гигантский шлюз герметичного купола ангара. Спустя минуту все пространство вокруг корабля было оцеплено охранниками и боевыми гравитолетами. К трапу звездолета подогнали гигантский вездеход и шесть сотен новых заключенных заполонили его под жестким контролем охраны, сопровождавшей вновь прибывших пинками и руганью.

Покинув космопорт, вездеход доставил свой груз в распределительный блок, куда загоняли гуськом, между двух цепей вооруженной дубинками охраны, которая весьма усердно ими орудовала.

Попав внутрь, он занял очередь, растянувшуюся на десятки метров. Все помещение выглядело грубым и нелепым, полностью металлическим с преобладающими унылыми тонами. Видеокамеры и зоркие охранники фиксировали любое движение вновь прибывших. Каждые несколько минут избивали нерасторопного заключенного. Иногда дубинками, иногда прикладами стэнксов и тяжелыми ботинками.

Очередь подошла и он увидел широкое окошко в стене, за которым сидел старый, но крепкого вида охранник со множеством нашивок и орденской планкой. Его стол был заставлен различной аппаратурой и остатками бесчисленных завтраков.

– Имя? – прогремел бээнец.

Он хотел было сказать, но передумал, ощутив водораздел с прошлой жизнью. Теперь он не тот прежний Константин Масканин, теперь он другой человек. А его настоящее имя останется известным только ему самому.

– Мэк.

– Возраст?

– Двадцать три стандартных года.

Его ответ полностью удовлетворил охранника.

– Вставь руку сюда.

Мэк повиновался и вставил руку в узкое круглое отверстие в стене, помеченное светящимся трафаретом эмблемы БН, ощутил, как невидимые ему зажимы надежно зафиксировали предплечье, и почувствовал жгущую, но не долгую боль.

– Твой номер ОСО 5211788, запомни, – охранник выдал комплект тюремного серого комбинезона.

Мэк схватил одежду и пошел к группе унылых зэков, уже подвергшихся клеймению. На руке бледно флюоресцировала наколка с номером.

Когда очередная группа достигла требуемого числа, ее вывели из помещения в весьма просторный и герметичный ангар, где погрузили в гравитолет, единственным предназначением которого была перевозка заключенных. Вскоре последовал двухчасовой перелет, за это время заключенные получили не один ушиб, а он внимательно рассматривал разделивших с ним судьбу людей. У всех были угрюмые лица и полные мрачных раздумий глаза. Все как один размышляли о собственном незавидном будущем. Естественно, размышлял и он. Впереди не приходилось ждать ничего хорошего, это было ясно любому, будь ты хоть трезвомыслящий, хоть полный идиот.

В новом "жилище" группу Мэка встретил необычайно высокий и худой офицер, в глаза бросалась его нишитская кожа, что была не просто молочной, а бледной, словно смерть. Он приказал построить вновь прибывших и взял в руки стэк, уверенно завертев им между пальцев.

– Я капитан Атанас… Я руковожу объектом 114Е, – сообщил он простуженным голосом и добавил: – На котором вы отныне будете работать. Вы будете распределены по бригадам моего отряда.

Окинув взглядом новых рабочих-рабов, капитан Атанас брезгливо сморщился, выказав свое неудовольствие их видом и их существованием вообще. Затем продолжил:

– Запомните, самое главное на Хатгале ІІІ – это дисциплина и полное подчинение. К нарушителям будут применяться суровые, я бы даже сказал – драконовские меры наказания. Я могу убить любого из вас любым способом, какой мне взбредет в голову… Вы будете разбиты на группы по три человека и если какой-то недоумок вдруг вздумает бежать, он обречет на смерть своих товарищей, потому что без их ведома он этого сделать не сможет. Если вздумает сбежать группа, то, когда ее поймают, а их всегда ловят, их ждет халцедонская язва. Для тех тупиц, которые не знают, что это такое, я скажу, что это очень долгая и весьма болезненная смерть. Кроме того, хочу предостеречь явных идиотов, которые почему-то всегда попадаются, атмосфера на Хатгале ІІІ ядовита, поэтому бегая по этим вонючим горам без скафандра, вы не проживете и нескольких минут. И последнее, некоторые из вас осуждены всего лишь на двадцать лет. Так вот, случается, что дожив до окончания срока, администрация таких освобождает и отправляет на окраинные миры империи.

Капитан слегка улыбнулся.

– Так что еще раз подумайте, прежде чем попытаетесь сбежать или устроить поножовщину. А теперь вас сопроводят в бараки, где вы будете накормлены и переодеты в спецовки. С этого момента на гуманное обращение не рассчитывайте. Все вы сволочи, преступники и враги империи, а значит единственное ваше предназначение – сгнить в этой вонючей дыре.

Капитан взмахнул стэком и тот час же послышались надрывные команды охранников. Заключенных повели в бараки.

Бараки для рабов располагались в выдолбленных горнороботами скальных пещерах. От самой породы их изолировали прочные металлические стены, от атмосферы – двойные шлюзы, а от возможных аварий – несгораемые пластиковые перегородки, которые могли полностью изолировать друг от друга все секции. Закупоренные секции могли некоторое время поддерживать автономное существование и имели аварийный запас продуктов и воздуха. Бараки надежно охранялись совершенными охранными системами, караульными постами, автономными мазерными установками и находились под наблюдением воздушных патрулей.

Хатгал ІІІ убивал и делал это порой массово: обваливая тонны пород, взрывая попутные газы в шахтах и штольнях, удушая через разгерметизированные изношенные скафандры или сводя невольников с ума долгими годами каторжной работы.

Но несмотря на полное безразличие к человеческой жизни, администрация этого каторжного мира делала все, чтобы уменьшить смертность. Сотни таких планет поглощали просто неимоверное количество рабочей силы, которую нужно было постоянно восполнять. Социальная система империи имела много врагов, особенно среди покоренных народов, недовольство которых время от времени выливалось в бессмысленные и кровавые бунты. Поэтому на миры смерти уже давно стали отправлять только преступников, совершивших уголовные преступления или деликты против империи. Законопослушный ненишит был полностью гарантирован от сией печальной участи. Были и другие источники рабочей силы – неугодные личные рабы и военнопленные.

Барак, куда втолкнули Мэка, был рассчитан на сорок человек – рабочую бригаду.

– Хатан, этот твой, – бросил охранник бригадиру и вышел.

Хатаном оказался широкоплечий молодой парень, чуть выше среднего роста. Его массивную голову венчали темные волосы, а странные желто-карие глаза изучающе осматривали новенького.

Несмотря на его молодость, а здесь находились и те, кто на десятки лет были старше бригадира, чувствовалось, что этот лидер пользуется непререкаемой властью.

– Как звать? – без особого интереса спросил он.

– Мэк.

– По какой статье?

Мэк пожал плечами в ответ.

– Не знаешь за что сюда попал, что ли?

Мэк вновь пожал плечами, ответив:

– Я не из империи.

Хатан присвистнул, вокруг возбужденно загомонили. Он поднял руку, призывая к тишине.

– И как же это тебя, интересно, угораздило?

– Захвачен в плен во время боя, – ответил Мэк, решив не раскрывать всех обстоятельств и впервые отвел взгляд от бригадира, чтобы осмотреться.

Четыре десятка зэков хранили молчание, которое нарушил Хатан:

– Так значит наши беложопые ангелы-хранители где-то затеяли небольшую войну? Ну и ну, – Хатан задумчиыо усмехнулся. – В общем так: будешь в группе с Маонго и Шкоданом. А вообще, запомни хорошенько: если будешь дружить с головой, будешь жить нормально. Обещаю. Если попадешься на воровстве или доносительстве, тебе не жить. Крыс и стукачей у нас не любят. Захочешь закосить – обращайся ко мне. Если будешь делать это сам и часто – станешь бессменным шнырем. Усек? Ну а пока Маонго покажет твою койку. Там переоденешься. На ужин ты уже опоздал. Скоро отбой.

После этих кратких наставлений бригадир потерял интерес к новичку. Он ушел в свой кубрик, после чего разошлась и толпа.

Здоровенный негр провел Мэка в отдельный кубрик, где в одну линию были расположены три койки. Тут же сидел бледный, щуплый, изможденный мужичок, который после того как Мэк ему кивнул, представился Шкоданом. В его голосе заметно ощущалась затравленность.

Мэк успел немного умыться, когда прозвучал длинный низкий сигнал.

– Падай скорее на койку, – настоятельно посоветовал Маонго и тут же последовал собственным словам.

Через некоторое время дверь в помещение отворилась. Вошел охранник, прошелся вдоль центрального прохода, заглянув в каждый кубрик, и объявил:

– Отбой!

За ним автоматически захлопнулась стальная дверь.

Свет погас и тут же над дверью в помещение включилась тусклая лампа ночного освещения. При обходе охранники могли открыть смотровое окошко и оглядеть, что творится в бараке. Находясь под первым впечатлением, Мэк подумал, а не проще было бы установить хотя бы обыкновенную видеокамеру?

– Эй, потушите луну! – крикнул кто-то.

Тут же на центральном проходе послышались шаркающие, но тихие шаги, ночная лампа была занавешена одеялом. Стало почти полностью темно.

Кровать Мэка находилась сразу у прохода и он выглянул посмотреть, что будет дальше. Но человек у 'луны' и не думал уходить, он застыл, припавши к смотровому окошку. Минут двадцать Мэк ждал, когда тот уйдет спать, но так и не дождавшись, позволил себе забыться сном, уже успев невзлюбить здешние порядки.

Снился ему опять кошмар. Один и тот же. Причем кошмар этот не забывался, а словно застревал в памяти. До недавних пор Мэк подобным не страдал и всерьез подозревал, что это последствия ковыряния в мозгах коновалов Самхейна. Кошмар, что его преследовал, начинался с одного и того же: он разговаривал с Хельгой, она смеялась и шутила, они вместе гуляли, ужинали в смутно знакомом кафе. Потом появлялся человек в черном, с бледной кожей, и снова, и снова продолжал надругаться над его женщиной. И каждый раз в ушах стояли ее полные отчаяния и боли крики. Потом возникало бледное лицо Самхейна. Не лицо даже, а зловещая морда с оскаленной пастью, переполненной рядами острых, словно частокол, зубов. Затем изо рта Самхейна брызгали потоки черной крови и он дико, остервенело смеялся. Смеялся очень долго и Мэк чувствовал полную беспомощность, бесполезную, не находившую выхода ярость и душившую ненависть. Мерзкая морда бээнца-палача начинала увеличиваться, мясистые, пылающие злобой глаза светились победой, завораживали, тянули к себе. Мэк проваливался в растущий, пламенеющий адским заревом глаз Самхейна, к которому его тащило неведомой силой, подавляющей всякое сопротивление в зачатке. Потом в этом демоническом глазу он видел свое отражение, прикованное цепями к воздуху, неспособное освободиться. Его тело, а вернее его отражение было окровавлено и обезображено. Пробуждение после такого сна не приносило ничего, кроме острого желания придушить Самхейна или любого бээнца. Мэк каждый раз зло ухмылялся и тут же забывал о кошмаре. Прошлое есть прошлое, что было, то сплыло.

Мэк проснулся как от толчка. Его прошиб холодный пот. Кругом темнота и тишина. Сначала пришла мысль, что он проснулся от кошмара, но потом он отбросил ее. Кто-то тихо и медленно крался рядом. Бесшумно, насколько это было возможно, вскочив, Мэк схватил невидимого врага, в одно мгновение выкрутил ему руку и заткнул рот. Этот кто-то даже не оказал сопротивления, а все его тело сильно трясло.

Немного ослабив хватку, Мэк освободил ему рот и спросил шепотом:

– Ты что тут делаешь?

– Я Шкодан… – ответил человек срывающимся от боли в руке голосом. – Я не хотел ничего сделать. Я всегда хожу по ночам.

– Но зачем?

– Чтобы сменить у двери Сирила. Мы с ним по очереди дежурим у 'луны', чтобы вовремя услышать охранника и снять одеяло.

Мэк освободил его и придержал.

– Слушай, а этот… – он кивнул на храпящего Маонго, – откуда здесь негр? Я думал, они давно уже в империи вымерли…

– Тише, – чуть ли не с ужасом прошептал Шкодан. – Он не любит, когда его так называют.

– Не понял…

– Чего не понял?

– Это как если бы собака не любила, когда ее собакой называют?

Шкодан шарахнулся и попятился к проходу. А Мэк лег обратно на койку. Он позволил себе еще немного подумать о 'лунном карауле' и снова заснул.

Утром его разбудил звуковой сигнал, возвестивший о подъеме. Тут же все покинули свои койки и разбрелись, кто к очкам справлять нужду, кто к умывальникам приводить себя в порядок. Один из заключенных дал Мэку тюбик с пеной и станок для бритья – такой же как и у остальных. Мэк с удивлением рассмотрел непривычные гигиенические принадлежности, затем понаблюдал, как другие сбривают утреннюю поросль. Он впервые видел подобные инструменты, ведь во всей галактике о подобных орудиях давно уже забыли, предпочитая либо пенки для растворения волос, либо молекулярное бритье. В мирах так называемого свободного человечества даже существовала мода на удаление корней волос. Мэк, как и любой его соотечественник, всегда презрительно относился к таким модам и теперь почти что пожалел об этом. Аккуратно побрившись, и тем не менее, порезавшись в нескольких местах, он смыл остатки пены и услышал голос Хатана:

– Строиться! Живее!

К удивлению Мэка, заключенные очень даже дисциплинировано построились в одну кривую линию на центральном проходе. Тяжелая дверь отворилась и в камеру вошли трое охранников.

– Все в порядке, сержант, – доложил Хатан одному из них. Тот кивнул в ответ и жестом приказал стоящему снаружи рабу вкатить тележку с завтраком: по одной для каждого миске какой-то каши и по куску пластилинового на вид хлеба.

Мэк ожидал, что каша будет мерзкой на вкус и не ошибся. Без запаха, без вкуса – это было бы еще ничего, но жидкий жир, в которой она растворилась, противно расползался по рту и пищеводу. Хлеб оказался ей под стать – безвкусная пристающая к зубам масса. Видать, здешние повара – большие мастера в своем деле. Неплохо было бы хоть одного утопить в его же вареве.

Перед началом работы Мэк получил свой первый новенький, плотно облегающий тело скафандр, изготовленный из прочной металлизированной полностью герметичной ткани. Его дополняли тяжелые горные сапоги с металлическими набойками, толстые рукавицы и гермошлем с вмонтированным приемопередатчиком. Империя не скупилась на амуницию для рабочих-рабов, исправно поставляя в миры смерти добротные скафандры, которые менялись каждый месяц, так как за это время его прочная ткань изнашивалась, не выдерживая воздействия минералов и тяжелых нагрузок.

Как оказалось, бригада Хатана занималась добычей минералов в одной из штолен методом взрывов. Перед началом нового рабочего дня Мэк, Маонго и Шкодан получили несколько ящиков с аммонитовыми шашками, которыми следовало взрывать породу в конце туннеля. Взяв по паре шашек, группа заложила их в нескольких выщерблинах, после чего Маонго к каждой связке установил детонатор, срабатывающий от дистанционного пульта.

– Уходим! – бросил он.

Отойдя на безопасное расстояние, Маонго произвел подрыв. Взметнув клубы серой пыли и разворотив породу, взрыв грянул бьющим по ушам грохотом. Тут же к месту взрыва устремился приземистый робот; десятки его конечностей с насажанными бурами мгновенно вгрызлись в породу. Люди помогали машине расчищать завал и наполняли породой подходящие самодвижущиеся платформы.

Различить что-либо в не осевшей пыли было крайне трудно, а очертания напарников растворялись уже через каких-то шесть-семь метров, по этой простой причине заключенные опасались во всю орудовать силовыми раздробителями. Шкодан с Маонго привычно выжидали. А снабженный датчиками робот 'напарник' мог реагировать на людей, и поэтому он шустро разгребал завал и дробил глыбы без риска причинить людям вред.

Заключенным же пока что оставалось наполнять подкатившую к ним порожнюю платформу и дробить более-менее мелкие осколки.

Накладывая на платформу глыбу за глыбой, Мэк размышлял над мучавшим его вопросом: почему эту простейшую операцию здесь не выполняют специальные механизмы? Однако довольно скоро вопрос этот показался ему просто дурацким, и он выкинул его из головы, ведь ответ на него был очевиден – хорошее современное, а главное – 'умное' оборудование стоило имперской казне не в пример больше нежели несколько рабов. Шкодан тоже тягал здоровенные каменюки как заведенный. А Маонго лениво перетаскивал не очень крупные булыжники, словно выражая всем своим видом, что только такая вот форма работы для него привычна.

Стараясь не обращать внимания на негра, Мэк довершил наполнение платформы и та укатила прочь. В ту же секунду ее место заняла следующая. Эта монотонная работа продолжалась несколько часов, пока не оставались только крупные глыбы. Их оставляли напоследок, чтобы потом дробить на более мелкие. Работа была до одурения простой и нудной. И с одним большим минусом – приходилось вкалывать без малейших перерывов.

– Иди сюда, – рявкнул Маонго на Шкодана. – Оглох что ли?

Тот смиренно поплелся к развороченной негром куче камней и послушно принялся переносить куски породы на гравитележку. Мэк продолжал дробить и нагружать, краем глаза наблюдая за напарниками. Неся очередной камень, Шкодан неуклюже споткнулся и упал, и похоже, сильно ударился об угол платформы. Мэк процедил проклятия. Он хотел было подойти помочь Шкодану подняться, но тот уже успел очухаться и поднимался сам. Пыль к этому времени успела осесть, сквозь оргстекло гермошлема было видно, как усмехнулся Маонго. А безучастный горный робот самозабвенно занимался дроблением.

Порядком обозленный, Мэк продолжал работать, постоянно раздумывая, не вступиться ли ему за Шкодана? Его сильно подмывало начистить морду самодовольному амбалу, но не хотелось ввязываться в драку, не зная ситуацию наверняка. Кто ж их знает, этих Шкоданов и Маонго? Вот взять Шкодана – человек, который не хочет себя защищать, есть в нем что-то неправильное, подозрительное. Но самое главное, что охлаживало пыл Мэка, была опасность повреждения чьего-нибудь скафандра, а это, как ни крути, неминуемая смерть.

После расчистки завала была вновь заложена взрывчатка. Отойдя в безопасное место, Мэк осмотрел свои перчатки, исцарапанные острыми краями минерала. Прочная ткань не выдерживала сильного трения и уже начинала изнашиваться. Вывод напрашивался сам – самое большее через неделю понадобиться новая пара. При осмотре скафандра он заметил несколько потертостей и царапин. Даже обивочный металл сапог был иссечен минералом.

Прогремел новый взрыв, за которым последовал следующий цикл добычи. За день группа успевала проделать пять циклов, что занимало четырнадцать-пятнадцать часов.

Сутки на Хатгале ІІІ длились чуть больше двадцати трех стандартных часов, из которых восемь-девять свободных от работы заключенным отводилось на кормежку, проверки и сон.

Раз в двое суток приходилось заменять горнороботу то буры, то насадки силовых раздробителей. Какие бы мозги этой железяке не вставь, он так и не поймет, что такое бережное отношение к оборудованию – его же собственным конечностям.

Так, в бесконечной круговерти измождающих рабочих циклов и отсыпаний, Мэк провел свои первые две недели. Здесь не было выходных, никто даже не заикался об этом. Единственным развлечением для рабов было спиртное – жуткое пойло, выдаваемое раз в неделю всем бригадирам, которые потом распределяли его среди своих подопечных.

Попробовав эту дрянь, которую все называли 'чиу', Мэк выплюнул его на пол. Увидав такую реакцию новенького, все дружно загоготали, а кто-то сказал, что со временем человек и к дерьму привыкает, если это самое дерьмо может стать единственной для него отдушиной.

Мэк заметил, что почти все считали время по попойкам. 'Это было две пьянки назад… то произойдет через три…' Еще он заметил, что Хатан практически всю 'трезвую' неделю находится на подпитии и, когда он переберет норму, всегда находится пара-тройка зэков, летающих по кубрикам под его кулаками-кувалдами. Но когда приходит день раздачи чиу, бригадир почти трезв.

В один из дней покончил с собой Рестик. На Хатгал III он был этапирован семь месяцев назад и зачислен к Хатану. За эти месяцы он успел заслужить 'славу' не только у себя в бригаде, рассказы о нем с интересом слушались и в других бригадах и даже охранники, бывало, проявляли к нему интерес. Рестик слыл безобидным дурачком и с самого своего появления в бараках сразу оказался в центре внимания.

А репутацию он себе заслужил не только многочисленными 'заездами', но и историей своего ареста. Дело в том, что Рестик был наркоманом со стажем. Его арестовали, когда он, нанюхавшись какой-то дряни, выбежал на многолюдную городскую улицу и громко улюлюкая, посрывал с себя одежду, выставив на всеобщее обозрение свое тщедушное тельце. При этом он декламировал корявые стишки собственного сочинения, пребывая в полной уверенности, что публика восхищенно внимает его недюжему таланту. Возможно, Рестик с детства мечтал стать известным поэтом.

На галлюцинирующего наркошу полицейские сперва глазели с живейшим интересом, все-таки не каждый день увидаешь подобное. А потом, наконец, решили, что хватит ему шокировать порядочную публику и доставили в участок. Дело было рассмотрено за несколько дней. Рестика приговорили к пожизненной каторге. Наверное, судья пожалел его, так как в империи наркомания карается смертью.

На Хатгале III охранники с ним не церемонились, лечили его 'болезнь' дубинками и карцером да потешались, заслышав дикие, полные невыразимых страданий, вопли. Мало-помалу, Рестик 'затих', став менее раздражительным, но замкнутым. Казалось, он жил в каком-то своем мирке, понятном ему одному. Работал он добросовестно и даже увлеченно. К всеобщему удивлению, так ни разу и не попробовал чиу.

В бригаде Рестик был на особом счету, его 'по-своему' оберегали, сделав объектом бесконечных шуток и словесных издевательств. Подобные взаимоотношения Мэка не удивляли, до Хатгала многие заключенный были, откровенно говоря, отбросами общества, отребьем. Поэтому и развлекались незатейливо, с присущей им пошлостью. 'Слышь, Рестик, а давай мы тебе в зад трубу вгоним. Турбоускоритель получится, как улетишь с Хатгала к едрене фене…' А каждый его очередной 'заскок' с интересом обсуждался не один день.

Недели две назад ему подсунули 'нахимиченный' белый порошок, который состоял из выпаренной из пота соли, засушенных, перетертых в муку экскрементов и неведомо откуда взявшегося порошка пищевого красителя. Рестик с сомнением воззрился на свою находку, понюхал, попробовал на вкус и отпустил длинную тираду матерных эпитетов в адрес шутников. Но в голове у него что-то перемкнуло. Его руки задрожали, взгляд застыл. Быстро и машинально он разбил порошок по 'тропкам' и втянул через импровизированную трубочку. Потом закашлялся и вырвал. Из носа брызнула кровь.

Однажды он перешел дорогу бээнцам. Когда бригада прибыла из штольни и построилась на обед, кто-то из охранников бросил в его адрес нелестное замечание. В ответ Рестик обозвал его 'беложопым кретином', что вызвало всеобщую бурю смеха. Два охранника скрутили смельчака, обработали дубинками и куда-то увели. Когда бригада пообедала и начала строиться у выхода из барака, Рестика привели голого, избитого, с выкрашенными несмываемой ярко-красной краской ягодицами. Никто из зэков над ним не посмеялся. После этого случая еще долго не находилось смельчаков поконфликтовать с охраной.

Во всех лагерях миров смерти империи существовала одна интересная особенность и являлась она превентивной мерой к устранению массовых бунтов и сложного иерархического устройства среды заключенных. Как известно, в закрытом мужском коллективе, обреченном на долгие годы единообразного и долгого общения, контингент в котором к тому же собирался из духовно неразвитых индивидов, неизменно существовала проблема полового инстинкта. Имея печальный опыт теперь уже далеких, но не меркнущих в памяти кровавых бунтов, руководство лагерей опасалось подавлять базовые человеческие инстинкты, к коим, помимо пищи, сна и прочего, относилась и потребность в совокуплении. Естественно, никаких борделей в мирах смерти создавать нишиты и не думали. В практику было внедрено использование в бараках виртуальных шлемов со встроенными биопроцессорами и записанными секс-программами. Специальные нейротрансмиттеры шлемов воздействовали на мозг, создавая совершенно реальную иллюзию полового акта. Биопроцессор адаптировался к каждому новому пользователю индивидуально, угадывая его желания, настроение, наклонности, фантазии. Виртуальные шлемы пользовались бешеной популярностью, но их не хватало – в департаменте промышленности они считались слишком уж накладными. В бригаду выдавалось по 4-5 штук, так что доступу предшествовала очередь. Кому-то виртуальные утехи перепадали раз в семь-восемь хатгальских суток, кому-то чаще, в зависимости от статуса. Заключенные прозвали виртуальный шлем 'оргазмотроном'. После очередной счастливой ночки с высвобождением излишнего запаса семенной жидкости во время поллюции, пользователь просто подмывался утром, теперь он, по замыслу разработчиков этого чуда техники, был менее агрессивен и мог сколько угодно вспоминать свои ночные 'подвиги' пусть и виртуальные.

Правда, 'оргазмотронами' пользовались далеко не все. Находились такие, которые после одного-двух 'заходов' не прикасались к ним по разным причинам. Не признавал их и Хатан. А после первого сеанса и Мэк, на которого на утро накатила волна гнетущих и болезненных воспоминаний о Хельге, испортивших настроение на несколько дней.

Рестик тоже не признавал 'оргазмотрон', но по каким-то своим причинам. Он даже не разу не пытался воспользоваться им. Рестик предпочитал просто мастурбировать в своем кубрике после отбоя, чем вызывал многочисленные шуточки и издевательства, и особое неудовольствие соседей по койкам. Поначалу они пытались его обуздать кулаками, но потом потеряли всякую надежду, наблюдая, как каждую последующую ночь Рестик все также целеустремленно принимался за старое. Придурок – он и есть придурок, что с него возьмешь?

И вот он покончил с собой. Когда бригада собралась после смены и строем направилась к ожидающему гравитолету, Рестик шел и еле слышно повторял: 'Как больно!' Внезапно вырвавшись из строя, он бросился к обрыву с криком: 'Если б вы только знали, как больно!' И прыгнул. Никто не успел его задержать.


В одном из очередных циклов, когда Мэк по обыкновению вспарывал жилу силовым раздробителем, по приемопередатчику послышались близкие крики и грязная ругань Маонго. Тщедушный Шкодан сделал неуверенную попытку увернуться от кулаков верзилы и, пропустив несколько ударов, рухнул на камни.

Мэк стиснул зубы и снова решил не вмешиваться, вспоминая, как накануне сцепился с Маонго и тот схватился за раздробитель, вынудив Мэка ответить тем же. Явная опасность подобной драки была несомненна – достаточно малейшей дырки в скафандре и своевременно доставить человека в помещение с нормальной атмосферой просто не успеть, так как конструкция скафандра не способствовала долгому пребываю в нем при разгерметизации. Поэтому Мэк продолжал в бессильном гневе набрасывать глыбы на гравиплатформу, а Шкодан терпел очередное издевательство.

Получив свое, Шкодан принялся разбирать кучу, раздробленную Маонго, а тот спокойно расселся на камнях. Перетащив на платформу глыбы негра, Шкодан продолжил дробить породу на своем участке.

И тут из пылевого облака возник бронированный скафандр охранника. Надсмотрщик оценил участки всех троих и гребущегося в породе робота.

– Слизняк пальцем деланный! Ты опять копошишься как дохлая крыса!

Участок Шкодана представлял собой печальное зрелище. Маонго и Мэк ушли далеко вперед, оставив его позади со своеобразным островом из крупных и мелких глыб.

– Ах ты сволочь ленивая! – охранник подскочил к Шкодану и резко ударил ногой в живот. – Я тебе покажу как работать!

Изрыгая нечленораздельную брань, он продолжил наносить удары по упавшему наземь заключенному. Тело раба подпрыгивало под ударами увесистых носков горных ботинок.

Мэк подбежал к надсмотрщику. Он хотел было попытаться все ему объяснить, но не успел. Причиной явилась шоковая дубинка неожиданно приложенная к голове. Гермошлем не спас от парализующего удара.

В голове все завертелось, в глазах потемнело. Мэк полностью потерял ориентацию в пространстве и упал. Через несколько секунд он пришел в себя. Охранник к этому времени уже пошел обратно – проводить обход дальше.

Матерясь про себя, Мэк подождал, пока его силы восстановятся и побрел за очередной глыбой, накапливая злость и пережидая пока уйдет слабость.

Шкодан отходил долго. Отходить ему никто не мешал, но когда он поднялся на ноги, тут же получил оплеуху от Маонго. Скрепя зубами, Мэк подошел к непутевому напарнику и стал помогать перетаскивать глыбы. Он не видел, как улыбнулся Маонго, а если бы увидел, запустил бы одну из каменюк ему в рожу.

Избитый и ослабевший Шкодан взял очередной камень и, зацепившись ногой о выступ, рухнул наземь. Мэк подбежал к нему помочь подняться. Но Шкодан затих. Тогда Мэк перевернул его. Оргстекло гермошлема было разбито. Лицо превратилось в кровавое месиво. Прочный и острорежущий минерал раздробил кости лица и вошел в мозг. Смерть наступила мгновенно.

– Маонго… Какая же ты ублюдина, Маонго…

Мэк зарычал, давно скопившаяся злость требовала выхода. И выход она нашла. Он бросился к негру, на лету ударив его замком рук по гермошлему, когда тот не ожидал нападения. Верзила рухнул на камни, но проворно перекатившись, вскочил на ноги, выставил руки вперед. С каким-то улюлюканьем Маонго ринулся на противника, нанося мощные удары, которые впрочем встречали лишь воздух. Мэк сумел в очередной раз увернуться и двинул ногой ему в живот. Маонго только пошатнулся и обрушил новую серию мощных ударов, но снова впустую. Его удары встречали лишь воздух. Однако вскоре один достиг-таки цели и сбил Мэка наземь.

Негр тут же налетел на него, но вдруг остановился, опасаясь удара ногами. Тогда, подловив момент, он ударил правой ногой, когда Мэк попытался встать.

Удар вышиб воздух из легких, дыхание сперло, но Мэк все же смог откатиться достаточно далеко и вскочить на ноги.

– Ну, давай, давай, новичок, – уверенно отчеканил негр с превосходством в интонации, – посмотрим, какой из тебя герой. Я с удовольствием выясню сколько в тебе геройства, а сколько обыкновенного дерьма, когда я тебе переломаю все ребра.

Маонго не спеша приблизился.

– Что молчишь, новичок? Уже обделался небось?

Мэк молчал. Он просто ждал.

Последовала новая атака. Мэк увел тело в сторону, уходя от кулака, и в то же время нанес удар ногой в брюхо. Маонго отлетел, однако быстро вскочил. Сквозь мембрану слышалось его тяжелое дыхание, видимо удар таки пронял. Потом уже Мэку пришлось держать такой же удар. Вернее, не держать даже. Частично уйдя от сапога в притирку с ногой верзилы, он сделал молниеносную подсечку, одновременно заехав кулаком в шлем, куда-то в район уха.

Маонго рухнул и больно ударился спиной о камень. Взревев разъяренным зверем, он рывком вскочил и бросился на обнаглевшего новичка. Но Мэк вновь в притирку ушел в сторону, проведя мощнейший подплужный удар к основанию челюсти, где гермошлем примыкал к шейным кольцам скафандра. Несмотря на всю мощь, апперкот не свалил Маонго, а только лишь остановил его. Тогда Мэк пробил по колену выставленной вперед ноги и серией ударов кулаками и локтем довершил разгром противника. Негр свалился как подкошенный.

Конечно и скафандр играл роль защиты, но Маонго оказался на редкость крепким. Он тут же попытался встать и получил еще один удар – сапогом по шее. Не будь на нем скафандра, горный сапог размозжил бы ему кадык и сломал бы позвонки. Но шейные пластины смягчили тяжелый удар. Через секунду придя в себя, негр снова попытался встать, держась руками за камень и упираясь коленями в грунт.

Мэк взял увесистый булыжник и с силой приложил его по шлему верзилы.

Остатки сил окончательно покинули Маонго и он обмяк.

Мэк подошел к поверженному врагу и рывком перевернул его, потом посмотрел на датчик жизнедеятельности и облегченно вздохнул.

'Все в порядке, кажись, жить будет. Ублюдок всего лишь потерял сознание'.

Мэк пошел дробить следующую глыбу этого чертового минерала.


– Ты добился неприятностей, – процедил ему Хатан, когда охранники обнаружили труп и потерявшего сознание Маонго. Не став ничего выяснять, они схватили Мэка и выволокли из тоннеля штольни, затем грубо бросили в стоящий рядом гравитолет. Охранники не желали слушать никаких объяснений. А Мэк и не пытался ничего объяснить.

Его бросили в карцер – темное квадратное помещение два метра шириной и высотой два с половиной. Холодные камни стен, пола, потолка. И ни единого лучика света. Здесь было зябко. От облокачивания на неровные шероховатые камни стены, тело очень скоро затекало. Не рискуя ложиться на пол, он проводил все время на корточках, иногда вынуждая себя вставать и разминать затекающие ноги.

Сколько он провел здесь времени, Мэк не знал. Но, судя по тому, что ему, как он подсчитал, тридцать раз выдавали миску с похлебкой, то могло пройти дней десять, может быть пятнадцать, смотря сколько раз в сутки здесь кормят. Точно определить он не мог, время здесь словно играло в свои собственные игры.

То, что последовало дальше, было просто удивительно. Дверь в карцер отворилась и двое охранников сопроводили его в барак бригады. Ни допросов, ни каких бы то ни было разговоров. Просто кинули в карцер и, продержав там какое-то время, также просто освободили. И никаких побоев и пыток.

'Может быть им все было известно с самого начала, – подумал Мэк. – Или администрации наплевать на то, что произошло'.

В барак его привели за полчаса до отбоя.

– Ты видать не понял, о чем я тебе говорил, – встретил его Хатан, недовольно ухмыльнувшись. – С головой не пожелал дружить, вывихнул Маонго челюсть и сломал ему ребра. Мы уважали его, а ты пришел и отправил его в санчасть.

Ну началось, сам себе кивнул Мэк. Спаянная кастовая шайка боится посягательств на своих. Логика проста, стоит попустить и даже 'луну' некому 'тушить' будет.

– Он избивал Шкодана, из-за него он погиб.

Левая бровь Хатана поднялась вверх в деланном удивлении.

– Ты как будто не тупой, с сображалкой что надо. А может ты у нас доблестный рыцарь? Активист партии защиты насекомых и растений? Видали? – Хатан повернулся к остальным, когда за его спиной зазвучал подхалимский гогот десяток глоток. – У нас, нахрен, праведник завелся. Слушай сюда, – Хатан вновь повернулся к Мэку, – Шкодан всего лишь жалкий слизняк, каких много и без которых не обойтись. Ты тут и месяца не пробыл и уже нарушил наши законы. Не тебе решать, плохи они или хороши. Понимаешь? Мы здесь уже много лет и нас устраивает эта система.

– Каждому свое…

– Поумничать захотел?

– Ваша система убивает в человеке достоинство. Погляди на себя, Хатан… От тебя до бешеного зверя один шаг.

Хатан улыбнулся, в его глазах горело еле сдерживаемое бешенство.

– Говоришь правду, не задумываясь? В жопу идеалист? Похвально… для школьника. Были у нас вроде тебя, они долго не заживались. А кому посчастливилось – опустились ниже уровня Рестика.

Заключенные обступили Мэка. Ну вот и оно: сначала 'поговорить', как бы правоту свою доказать, а потом толпой загасить. Сколько тысяч лет этому шаблону?

Один из зэков попытался ударить, но безрезультатно. Скользнув под руку, Мэк заехал в ответ ему в рожу, разбив нос. Через секунду Мэк отбивался по всем направлениям, вертясь словно волчок. Вокруг образовалась мертвая зона. Попытка напавших задавить его числом провалилась, многие получили болезненные удары, а двое сипели, согнувшись на полу.

Не дожидаясь начала следующей атаки, Мэк сделал резкий выпад в сторону и сбил с ног одного из зэков. Проскочив в образовавшуюся брешь, он шмыгнул ко входной двери, где его уже невозможно было окружить.

Теперь напасть более чем трем сразу было невозможно. Первый, видимо самый ретивый, получил прямой удар ногой в живот и согнулся пополам. А второй замком рук метил пробить защиту Мэка, но попал в дверь. Удар отбросил зэка под ноги напиравшей толпы.

Через головы передних полетели табуретки. И одна таки засветила Мэку в лоб.

Из глаз на секунду посыпались искры – и этого было бы достаточно, чтобы навалиться на Мэка и просто его затоптать. Но очередной зэк, увлеченный инерцией собственного удара, от которого Мэк ушел машинально, всем своим корпусом продолжил двигаться вперед, что помешало двум фланговым воспользоваться ситуацией. Получилась небольшая заминка.

Зато паузой воспользовался Мэк. Метя по коленям, он подсек полузавалившихся противников и те сообща рухнули. И получили по головам на добивание.

Внезапно все расступились. Вперед вышел высокий длинноволосый заключенный по кличке Конь, вытянутое лицо которого пересекали четыре уродливых шрама. В правой руке он держал заточку – грубо сработанный самодельный нож из куска стали. В руках опытного бойца такая 'игрушка' являлась весьма смертельной.

А мастерство длинноволосого предстояло скоро выяснить.

Конь стал заходить слева, рассчитывая таким образом выманить Мэка от двери. Тогда бы 'борзому', как Мэка уже начали называть, пришлось бы оголить спину. Этим неминуемо воспользовались бы остальные. Мэк остался на прежней позиции. Будь он на месте Коня, то не стал бы светить заточкой, а приблизившись бы вплотную, молниеносно нанес удар в уязвимое место: глаза, солнечное или шею. Противник же предпочел действовать в открытую, будучи уверенным в себе.

Мэк сделал ложный выпад и попытался выбить нож из его руки, но тот успел убрать ее. В следующую секунду заточка замелькала перед самым лицом Мэка, едва не задев его. Лишь благодаря реакции, ему удалось увернуться от ударов и даже буцнуть по голеню.

Молниеносные выпады длинноволосого следовали один за другим. Вот лезвие смотрело в сторону мизинца, теперь в направлении большого пальца. Длинная, но неглубокая царапина пересекла предплечье. В продолжении бесконечно долгих напряженных секунд, Мэк уворачивался, отбивал удары и, наконец, сумел провести мощнейший удар под дых. Конь согнулся и начал было попятиться на назад, но в догон получил коленом в челюсть. Конь отлетел, как сшибленная чурка. Вокруг выстроилась живая стенка, не давая его добить.

Мэк ухмыльнулся, отцовская наука пошла впрок. И будь у него тоже нож, противник давно бы стал трупом.

– Ах ты падаль! – выкрикнул Конь, восстановив дыхание и придя в себя.

Подбадриваемый толпой, он бешено размахивал заточкой, делая короткие, резкие выпады, целя в горло. И опять почти достиг цели, вспоров Мэку правую щеку. В тот же миг Мэк перебил предплечье Коня, отчего заточка полетела на пол, а ногой в это же время со всей дури лягнул истеричного придурка в пах. От такого удара тот согнулся. И получив кулаком по темени, рухнул без сознания. Про себя Мэк отметил, что длинноволосый был хорошим бойцом, но далеко не искусным. Скорее всего его школой были подворотни и войны уличных банд.

– Ну хватит, мутон! – взревел Хатан, до сих пор наблюдавший за всем в отдалении. – Попробуй-ка меня уделать.

И, разбрасывая всех в стороны, он прошелся сквозь толпу к прижатому к стене Мэку.

Вся сила и опыт не помогли пробить защиту бригадира и уйти от мощного натиска его кулаков-кувалд. Попытка противостоять закончилась тем, что Хатан прижал его к стене, начисто лишив любой попытки даже рыпнуться.

– Ну что, Мэк, наделал в штаны? Или это еще впереди?

Хатан повернул кровоточащее и начинающее оплывать лицо к себе.

– Ты… – Хатан запнулся, – И как слово-то к тебе, черт возьми, подобрать поприличнее? Дурак ты Мэк, раз пошел против нас. Против меня! Сколько бы ты смог противостоять? Ночь? Сутки? Трое? Но тебе когда-нибудь захочется спать.

Хатан отрыгнул зловонным перегаром.

– Ты дурак, но ты мне нравишься. Благородный чудак. Хм… – Рот Хатана перекосило, его стальные пальцы схватили Мэка за челюсть и стукнули затылком о стену. – Ты что, не мог жить как все? Ты ведь мог здесь нормально жить, как я, как Маонго, как он, он. Нет же, тебе понадобились эти говнюки, всякие Шкоданы, Сирилы, Рестики, которые и существуют только для того, чтобы об них вытирать ноги. Ты, наверно, из какой-нибудь обеспеченной семьи, да? Ходил себе в детстве в школу, потом в университет, читал всяких яйцеголовых умников. У тебя наверняка была хорошая работа, ты был сыт, одет и не думал о завтрашнем дне. Тебе просто не повезло, что тебя втянули в заварушку и ты попал в плен. Не знаю кем ты был, но теперь ты один из нас – просто раб! – Хатан сплюнул в сторону, успев немного остыть. – Ты не из империи, ты не знаешь, как живут здесь. Если желудок не пуст, можно позволить себе порассуждать о благородстве, о гуманности и о прочем дерьме. Каждый из нас с детства дрался за жизнь. Таким, как ты, этого не понять. Но теперь ты здесь, с нами. А мы попали сюда из другой вселенной, которой ты и не нюхал. И никто из нас никогда не был отягощен деньгами. И ты не вправе судить нас за наши законы.

Хатан отошел назад. Мэк медленно сполз по стене на пол и обхватил окровавленное лицо руками.

В коридоре послышался стук тяжелых ботинок охранников.

Дверь отворилась, вошли пятеро солдат и один заключенный. Охранники стали дубинками расталкивать толпу зэков, начиная все больше раздражаться.

Один из солдат заметил у стены Мэка и что-то рявкнул остальным.

На полуживого Мэка обрушились дубинки сразу троих охранников, выбив из него последние силы.

Вошедший с ними заключенный вплотную придвинулся к Хатану и незаметно сунул ему в руку клочок бумаги. Потом он подошел к бесчувственному телу и, подождав, пока его прекратят пинать, схватив за руки, потащил за дверь.

Мэка вновь ждал карцер. Но теперь его периодически станут избивать.

А Хатан, лежа на своей койке, единственной в его кубрике, после отбоя развернул клочок бумаги и, приказав убрать одеяло с 'луны', стал читать.


'Маонго – подсадка. Он офицер лагерной охраны. Два дня назад он вышел из санчасти для беложопых, где ему вернули его бледный пигмент и нормальные размеры носа и губ. В день, когда его туда положили, там работали люди Краба, когда его выписывали, было дежурство моей бригады. Мои люди лично видели, как Маонго устраняли имплантанты носа и губ. За их слова ручаюсь.

Сенард.'

Хатан скомкал бумажку и сцепил зубы, унимая бесивший его гнев. Сволочь Маонго, или как там его зовут, оказался беложопым офицером, полтора года водившим его за нос. А он так и не просек эту подставу. Теперь Маонго не достать.

Ну ничего, зато с Мэком можно исправить отношения. Хатан возьмет его под свое крыло. Если только его оставят в бригаде. Впрочем, в противном случае, пару слов чиркнуть другим бригадирам и Мэка никто и пальцем не тронет.

Хатан лежал и не мог уснуть. Душившая его ярость не унималась. Вскочив с койки, он вдребезги разнес табурет, на котором была сложена его спецовка. За табуретом последовала тумбочка, разлетевшаяся от кулака бригадира, словно фанерная.

'Погоди, Маонго, – подумал он, – рано или поздно…'

ГЛАВА 8

Чтобы эта встреча состоялась, было потрачено несколько месяцев кропотливой напряженной работы. И с самого начала его верный помощник генерал-лейтенант Шкумат утверждал, что это безумная затея. Слишком много людей было задействовано, слишком много прошло времени, слишком много было посвященных. Впрочем, что касается последних, то раскрыть им все карты означало бы подвергнуться необоснованному риску, поэтому все участники встречи предварительно узнали ровно столько, сколько им позволили узнать. И узнают тоже ровно столько, сколько необходимо для успеха. Однако главную карту придется все-таки раскрыть, то только потому, что Шкумат профильтровал всех участников, исключив по своим соображениям нескольких кандидатов в переговорщики.

Кагер, несмотря на предостережения, решил не доверять дело посреднику и лично прибыл на переговоры. В целях конспирации он подверг искусственной пигментации кожу, а лучший опетский биоскульптор подправил ему черты лица. По поддельным документам граф-текронт инкогнито прибыл на Тиору – одну из систем опетского сектора.

Подготовка стоила по истине титанических усилий. Ведь правитель опетского сектора хотел встретиться с бунтовщиками и революционерами, борющимися с нишитским правлением в своих мирах. И, чтобы все оставалось в тайне, Шкумату приходилось действовать сверхосторожно. И не зря. Как потом выяснилось, разведкорпус Опета имел солидный процент офицеров, не говоря об агентуре, преданных только эфору разведки империи Савонароле. Все это приводило к огромным трудностям. В итоге по сектору прокатилась волна таинственных происшествий. Одни 'случайно' погибали, другим приходилось 'исчезать без вести'.

Такие происшествия, естественно, не укрылись от бдительного савонароловского ока. И поэтому шеф опетского разведкорпуса проводил параллельную операцию под предлогом чистки нелояльных империи элементов. Шкумат, что говориться, делал настоящую грязную работу. Были оклеветаны ставленники эфора, другим были подстроены несчастные случаи. Люди гибли и исчезали. Некоторых своих людей Шкумату приходилось конспирировать и отстранять на время от дел. Для иных инсценировались убийства и несчастные случаи. По проверенной информации, Савонарола так и не получил реального представления о происходящем. Но все-таки, он отрядил специальную комиссию для расследования последних опетских событий. Специальная комиссия наделялась широчайшими полномочиями, а самый младший чин в ней был в звании полковника.

Когда-нибудь они докопаются и в этом Шкумат не сомневался. Но когда это произойдет, это уже не будет иметь никакого значения. Будет уже поздно. Поздно для них.

Второй немаловажной проблемой было собрать в одном месте практически всех глав национально-освободительных движений. Для этого нужно было убедить их в своих истинных и искренних намерениях и начисто исключить возможность любой провокации или видения с их стороны в этой затее хитроумной ловушки нишитов.

Переговоры проводились в шикарном казино, на одном из курортов Тиоры. Это казино пропускало через себя целые потоки грязных денег и совмещало, помимо традиционных услуг, широкий спектр иных увеселений.

После некоторого нажима людей Шкумата на хозяина заведения, он с радостью согласился предоставить один из этажей под тайное для него мероприятие и обеспечить секретность по своим каналам.

В шикарной просторной комнате, отделанной самыми дорогими материалами, какие можно было найти в империи, был установлен большой овальный стол.

Все участники встречи зашли практически одновременно. В одном конце стола разместились граф Кагер и генерал Шкумат. Все другие одиннадцать мест заняли прибывшие главы подпольных движений или их полномочные представители.

Шеф разведки оглядел присутствующих. Босадур Каритель и Михаил Тарасов – эти были из опетского сектора и их недавно освободили из-под стражи. Их арестовали десять лет назад и приговорили к пожизненной каторге. Долгое пребывание на мирах смерти сильно сказалось на этих мужественных людях. И хотя они были освобождены относительно давно, изможденность все же отложила на них свой неисправимый отпечаток.

Еще один, Вадим Антронов, был из Владивостока ІІІ, также входящего в опетский сектор, некоторые косвенные факты в его досье указывали на его сотрудничество с ГРУ Русской Империи. Но прямых улик не было. Впрочем, в иных обстоятельствах отсутствие улик не сыграло бы роли, для ареста и потрошения достаточно было лишь одного подозрения. Приглашая Антронова Шкумат имел дальний прицел, о чем естественно заранее доложил Кагеру и провел с графом не один час в обсуждении этого шага.

Остальные восемь были Шкумату не знакомы. Известно только, что все они из других секторов Империи Нишитуран. Ни один из них не фигурировал в материалах разработок или в материалах секретных архивов. Шкумату удалось накануне проверить и убедиться, что они не люди Иволы или Саванаролы, и он невольно восхитился ими – мастерами конспирации.

Генерал был доволен, ведь усилия не пропали впустую. Ему удалось убедить собравшихся, что эта встреча окажется для них очень полезна. Тем не менее, в помещении как будто сквозило замогильным духом. Революционеров, а попросту – сепаратистов, как их про себя предпочитал называть Шкумат, можно было сравнить сейчас с андроидами – застывшая ничего не выражающая мимика, резковатые движения и предельная концентрация, что читалась в их глазах. Шкумат видел, что их показное равнодушие – это всего лишь форма защиты от постоянного пресса страха, словно они то и дело ожидали группы захвата БН, усыпляющего газа или демонов из самой Бездны. И генерал отдал им должное, все-таки они проявили незаурядную смелость, прибыв сюда. В данную минуту сепаратисты прожигали взглядами генерала, нервозно ожидая его первых слов. Поглядывали и на временно изменившего внешность Кагера, полагая, что тот помощник Шкумата, и тут же возвращали внимание на генерала. Спокойствие Кагера было в самом деле неподдельным. Собравшимся было известно о Шкумате многое – положение, репутация и крутой норов. И вот сейчас, наблюдая генерала с расстояния нескольких метров, в некоторые головы закрадывалась параноидальная мысль, что они стали жертвой изощренной комбинации шефа Опетского Разведкорпуса.

Наконец, к облегчению многих, Шкумат изрек свои первые слова:

– Я рад, господа, что наше с вами заочное знакомство переросло в нечто качественно новое… Прежде всего, хочу сделать заявление, – начал переговоры генерал. – Это помещение тщательнейшим образом проверено на предмет прослушивания, просматривания и прочей 'ерунды'. Кроме того, никто, кроме нас с вами и хозяина этого… хм, заведения, не знает о нашей встрече. На счет хозяина можете не беспокоиться, ни он, ни его люди и клиенты ни вас ни нас не видели и ничего не знают о нашем существовании. Как видите, все ваши предварительные условия соблюдены. Вам обеспечена безопасность, полная секретность и нейтральная территория. И еще один важный момент, не зависимо от результатов наших переговоров, никому из вас не грозит никакое преследование или арест.

Никто из собравшихся не проронил ни единого слова, все лишь дружно кивнули на прозвучавшее заявление. Конечно, слова – это только слова, Шкумат понимал это. Говорить можно сколько угодно и слова останутся не более чем сотрясанием воздуха. Для достижения результата необходимы гарантии, которых ожидали немедленно.

– Настало время нам познакомиться, господа. Я не требую называть ваши имена первыми. Я хочу представить вам графа-текронта, правителя опетского сектора Виктора Кагера.

Кагер кивнул и все взгляды приковались к нему. Почти никто не смог совладать со своими чувствами. Ведь само присутствие текронта на этой встрече говорило о многом и о том, в частности, что намерения у одной из сторон более чем серьезные. Никогда, за всю историю Нишитуран не было, да и никогда, вероятно, и не будет уже, чтобы один из галактических богов, как их называли не только в империи, встретился с заклятыми врагами той системы, которую он олицетворяет.

– Что ж, – осторожно произнес высокий, крепкий светловолосый мужчина, – поскольку мы теперь знаем, с кем имеем дело, я не вижу нужды и дальше скрывать свое имя. Я Уго Свенсон из системы Арц. Я контролирую самую влиятельную организацию национально-освободительного движения моего мира. Теперь мне бы хотелось услышать имена и полномочия остальных собравшихся здесь.

– Опплер, – назвался следующий революционер. – Система Ашта.

– Зарт Нимо, – представился сидящий рядом с Опплером смуглокожий здоровяк. – Я полномочный представитель Антинишитского Фронта Данаи.

– Шутц, система Красный Дракон. Делегированный представитель объединенных фракций сопротивления.

– Аль Кор, система Ирбидора.

Наступила тишина. Все взгляды приковались к оставшимся трем парламентерам. Те назвались представителями одного из окраинных скоплений империи. Старшего звали Астой, остальных – Смар и Люфф.

– Прошу слова, господа, если позволите – обратился ко всем Свенсон и обвел присутствующих взглядом.

Возражений не последовало и он продолжил:

– Думаю, господа, мы присутствуем на историческом событии. Впервые в истории лидеры многих подпольных движений различных систем собрались обсудить дальнейшую судьбу своих народов с представителем высочайшей знати империи. Предчувствую, что мы находимся на пороге очень важного для всех нас решения. Думаю, сейчас самое время текронту Опета разъяснить цель наших переговоров.

Под пристальным всеобщим вниманием Кагер начал:

– Прежде всего, хочу сказать, господа, что я не являюсь сторонником той политики и тех методов, которые царят в сегодняшней империи. Я знаком с требованиями и целями ваших организаций и со многими я согласен. Я противник рабовладения. Я считаю, что рабство является тем фактором, которое дестабилизирует общественное положение в империи, сдерживает экономическое развитие. Я также противник классового гражданства. Как вам известно, в опетском секторе все граждане уравнены в правах и рабство практически отменено. Полная отмена – дело времени. Естественно, я сталкиваюсь с постоянным давлением со стороны Текрусии и большинства эфоров, но я не намерен отступать от того курса, который начал внедрять мой отец. Это что касается моих взглядов, – Виктор сделал паузу, желая убедиться, что всецело завладел вниманием, и продолжил, тщательно выверяя произношение каждого слова, как древний оратор на риторическом поединке. – Теперь главное, что я хочу всем вам предложить. Опетский сектор бурно развивается, идет строительство новых промышленных предприятий, осваиваются новые миры. Нам нужны рабочие руки всех профессий, особенно квалифицированные спецы. Мы будем рады принять переселенцев из других секторов, что разрешено Законом 'О миграции рабочей силы'. Официально здесь нет особых проблем, но приток мигрантов сильно ограничен недостоверностью информации, которую сообщают СМИ, подчиненные службе безопасности Империи. На самом деле у нас нет неприятных сюрпризов, о которых распространяются лживые слухи. Каждый новый поселенец обеспечивается за счет сектора жильем и нормальным заработком, он получает те же права, что и коренные жители сектора.

– То есть, граф, вы хотите, чтобы мы поспособствовали активному переселению на ваши счастливые миры? – спросил Аль Кор хмуро.

Кагер кивнул.

– И это тоже. Я хочу предложить вам безопасное пристанище. Вам и членам ваших организаций. Все эмигранты получают новые идентификационные документы, новую родину и новую жизнь. О вашей прошлой жизни не будет никому известно.

– Где гарантии, что все, что вы обещаете, будет исполнено? – спросил Зарт Нимо.

– То, что я здесь – это уже гарантия. Поверьте, я очень рискую, встречаясь с вами.

Уго Свенсон подкурил ароматизированную сигарету и пустил несколько колец. Ответ текронта на вопрос Зарта Нимо его полностью удовлетворил, как удовлетворил и остальных. Однако Свенсон чуть ли не единственный просчитал ситуацию и опасался, что граф-текронт имеет интерес тривиально использовать его и других в своих целях, а возможно даже имеет грандиозные, если не радикальные планы.

– Это, конечно, красивая идея, господин граф, – заявил Свенсон. – Ваше предложение очень заманчиво, но это не значит, что оно мне нравится. Покинув наши миры, мы сможем жить, как подобает свободному человеку. Но, бросая наши дома, мы тем самым, предаем наши народы, нашу борьбу, наши идеалы. Боюсь, что здесь мы не найдем взаимопонимания.

Кивнув генералу, Кагер дал ему команду продолжить переговоры. Шкумат демонстративно раскрыл папку с пластиковыми листами документов.

– Попытаюсь ответить на ваше замечание, господин Свенсон, – начал он, – но сначала я хочу выяснить, какие еще возражения имеются к предложению графа Кагера?

Немного подумав, все революционеры высказались, что в остальном идею они одобряют.

– Так, стало быть, все прочее приемлемо. Господин Свенсон, мы не предлагаем поставить крест на вашей борьбе. Напротив, мы бы хотели, чтобы она продолжалась. Мы предлагаем тайную перевозку засветившихся членов ваших организаций, которых, по моим данным, более чем достаточно. Не могут же они вечно скрываться, каждую минуту рискуя быть схваченными. Это и еще разъяснение вашим согражданам нашей миграционной политики, мы и хотим вам предложить. Мы также согласны принять ваших наблюдателей, которые увидят, что в опетском секторе не существует рабов и граждан высших и низших классов. Десятки миллионов нишитов мирно соседствуют с другими народами и поддерживают все проводимые в секторе изменения.

Шкумат вынул из папки документы.

– Вот некоторые социологические данные со сравнительным анализом опетского сектора и других регионов.

Генерал передал листы для изучения.

– Хочу подтвердить вышесказанное генералом Шкуматом и графом Кагером, – это сказал Вадим Антропов из Владивостока III. – Несколько лет назад, после проведения реформы, организации, которую я представляю, не за что стало бороться. Рабы получили свободу, владивостокцы стали пользоваться теми же правами, что и нишиты. Их стали брать даже в полицию. Моя организация легализовалась и превратилась в партию. Конечно, все не могло пройти гладко, были и недовольные нишиты, но они покинули систему и даже церберы из безопасности поохладили свой пыл.

– Хорошо, господа, будем считать, вы достаточно убедили меня, но все же я бы хотел получить ответ на еще один вопрос, – сказал Свенсон.

– Говорите, – ответил Кагер.

Свенсон потушил о пепельницу окурок, его голос звучал ровно и уверенно, но Кагеру показалось, что этот гигант волнуется.

– Думаю, выражу общее мнение, если спрошу, в чем же выгода заполучить поставленных вне закона в империи лиц для вас, господин граф? В чистый альтруизм я никогда не поверю. И не боитесь ли вы ухудшения социальной и криминогенной обстановки в вашем секторе?

– У нас есть прямой интерес в людях вроде вас, господин Свенсон. И никаких ухудшений мы не боимся. Как вам видно из лежащих перед вами документов, уровень преступности практически равен нулю, а социальная обстановка вполне стабильна. Даже некоторое криминогенное ухудшение в секторе ни коим образом не скажется на общей картине. А интерес наш вот в чем. Опетские реформы раздражающе действуют на многих текронтов и эфоров. Не доволен и император. Мой отец создал опасный прецедент, аристократия империи боится потерять свои источники прибыли, свои привилегии. Но по Закону Нишитуран, они ничего не могут сделать. В своих владениях хозяин только я. В последнее время особую силу набирают антиреформаторские настроения. Хотя я имею много друзей и сторонников в Текрусии, моих врагов абсолютное большинство. Эфоры и текронты не желают и думать об отмене рабства – основы их экономики. Из достоверных источников мне известно, что применение силы лишь вопрос времени. И в свете складывающихся событий, я намерен в будущем провозгласить независимое опетское государство. Поэтому, мы рады всем, кто ненавидит империю.

Сказать, что последние слова Кагера произвели сильное впечатление – значит ничего не сказать. Несколько минут господствовала напряженная тишина. Первым вышел из раздумий Шутц – представитель Красного Дракона.

– Не слишком ли вы уверены в своих силах, господин граф? – спросил он. – Извините, но тут попахивает авантюризмом.

– Империя обладает огромной боевой мощью, не раз проверенной в галактических войнах, – поддержал его Опплер из системы Ашта.

– Ваши вопросы законны, господа, – ответил Кагер. – Но я реалистично смотрю в будущее. Не забывайте, что опетский сектор является пограничным регионом с неизведанным космосом. Мы первый заслон на пути возможного вторжения ассакинов. Поэтому, опетская группировка довольно сильна. Объявление о независимости поддержит абсолютное большинство армии и флота. Сейчас ведутся тайные переговоры с некоторыми звездными державами, и я могу с уверенностью ожидать, что Опет получит помощь извне.

– Что ж, мне по душе все ваши предложения и все ваши условия, – произнес Свенсон. – Но мне понадобится время, чтобы все хорошенько взвесить и решить.

После того, как все молчаливыми кивками согласились с представителем системы Арц, Кагер объявил:

– Я рад, господа, что мы пришли к взаимопониманию. Теперь я предлагаю подписать предварительное соглашение между нашими сторонами. Генерал Шкумат сейчас предоставит вам его для изучения.

Каждый из революционеров получил небольшую стопку пластиковых листов. В помещении на час воцарилась тишина.

– Э-э-э… – подал голос Люфф из далекого скопления. – Господин граф, здесь сказано о запрете заниматься наркоторговлей и об ответственности за нее на территории опетских систем. В таком случае мы лишимся основных доходов.

– Никаких наркотиков, господин Люфф. Это абсолютно исключено. Опуская нравственные соображения, такая коммерция еще и дополнительный риск, что на вас выйдут люди Иволы.

– Но каждая организация должна на что-то существовать, – возразил Смар, коллега Люффа.

Кагер кивнул и посоветовал прочитать следующие пункты соглашения.

– Ниже сказано о финансировании Опетом ваших организаций. Каждая конкретная схема будет обсуждена на последующих переговорах.

После того, как изучение было завершено, были внесены несколько поправок и высказано всеобщее одобрение, слово взял генерал Шкумат:

– Господа, я бы хотел получить ваше одобрение на один пункт соглашения, который я из некоторых соображений не стал включать в письменной форме. Всего лишь устное одобрение, господа.

– Мы вас слушаем, генерал, – сказал Опплер.

– Вы должны ввести в ваши организации моих людей.

– То есть, это использование нас, как уже готовой сети шпионажа? – спросил Свенсон, улыбаясь.

– Именно.

– Договорились, – ответил он за всех и никто ему не возразил.

После подписания, Аль Кор – посланник системы Ирбидора, попросил представить ему несколько слов. Он встал и, словно завороженный, оглядел присутствующих. С нотками торжественности он произнес:

– Я хочу обратиться ко всем присутствующим здесь. Впервые за долгую историю владычества Нишитуран, вольнолюбивые народы получат шанс, реальный шанс, обрести свободу и сбросить с себя оковы рабства и унижения. И я думаю, второго такого шанса судьба нам не предоставит. Мы должны идти до конца, отдавая все силы нашей борьбе, лишь тогда, наши потомки с благодарностью будут вспоминать наши имена.

Ненадолго воцарилась тишина. Взгляды, застывшие на Аль Коре, варьировались от снисходительных, мол приперся дурачок, до одобрительных. Подобная речь годилась бы на каком-нибудь торжественном банкете во время предвыборной кампании в республиках. Но как ни странно, неожиданное выступление Аль Кора сопроводили вежливые рукоплескания в знак одобрения и солидарности. Аль Кор просиял.

'Дурак напыщенный', – подумал Кагер и понял, что только что заполучил верного союзника и присоединился к аплодисментам.

'Дурак не дурак, но он теперь наш'.

Переговоры продолжились. Союзники погрузились в нудную процедуру обсуждения главных принципов своего сотрудничества.


***


Кагер находился в рабочем кабинете замка Алартон. Опетское время перевалило за полдень. Был конец осени по стандартному времяисчислению. На Опете господствовало позднее лето и особенно мягкая погода в эту пору года. Несмотря на прелесть пейзажа, окружающего замок, экран внешнего обзора кабинета воспроизводил по прихоти хозяина шедевр неизвестного древнего мастера постреализма.

Заиграла мелодичная трель, возвестившая о том, что по межзвездной связи пришло очередное сообщение, высветившееся на экране вычислителя. Сообщение было от Ролана Аранго – управляющего фирмой 'Опетские Киберсистемы'. Виктор ввел режим просмотра. Как всегда к концу недели Аранго сообщал о текущем внешнеторговом балансе фирмы, о прибыли, перечисленной на счета Кагера в опетские банки от внешней и внутриимперской торговли. Солидные средства. Это радовало. 'Опетские Киберсистемы' процветали.

Об утечке граф не беспокоился. Информационная сеть и межзвездная связь, которой пользовался Кагер, имели самые современные системы защиты, которые обеспечил шеф опетского разведкорпуса.

Кагер снял часть средств со своих счетов и перечислил их на счета судостроительной компании Орбола VI, руководимой известным промышленником Рязанцевым. Предварительно он пометил их грифом 'Секретно', что означало включение сложной схемы, отследить которую невозможно даже путем хакерского взлома. Компания Рязанцева, этого промышленного воротилы, с некоторых пор строила новые боевые корабли для опетских флотов на засекреченных подводных верфях планеты Орбол VI. Судостроительная компания занималась и легальным строительством звездолетов, в том числе и боевых единиц, лимитированных генеральным штабом империи и департаментом промышленности эфора Туварэ.

По окончании операции, персональник принял сообщение с пометкой 'Совершенно секретно'. Введя код доступа, Кагер стал читать доклад от Торнье – управляющего кораблестроительной дочерней фирмой 'Опетских Киберсистем'. Сама фирма находилась далеко за пределами не только империи, но и обитаемого человеком космоса, на краю межгалактического пространства в засекреченной системе Сарагон. Система имела две обитаемые планеты: Сарагон II и четвертый планетоид Зима. Оба мира начал осваивать еще отец Виктора, разместив на них основные производственные мощности и научные кадры 'Опетских Киберсистем'. Сейчас эти миры населяют около полусотни миллионов человек, являющихся основой научного и технического потенциала опетского сектора.

Кагер пробежался глазами по тексту, пока не остановился на одном пункте.

' 5.1. В целях ускорения строительных работ на верфях и расширения производственных работ согласно плану 'Регата', необходимо дополнительное выделение 1,1 млрд. крон. Необходимо также выделение 80 млн. крон на завершение строительства и пуск полярных химических заводов на Зиме'.

Форсированная индустриализация Сарагона поглощала просто колоссальные средства. И вот снова, (в который уже раз!) Виктор облегчил свои финансы, перечислив их в секретную систему.

'Если так дальше продолжать, я могу скоро стать банкротом', – подумал он и начал просмотр следующих документов накопившихся дел.

– Ваше высокопревосходительство, – послышался по селектору приятный голос секретарши. – В приемной ожидает генерал-лейтенант Шкумат.

– Пригласи.

Когда генерал вошел, Кагер с удивлением отметил, что тот был облачен в штатское. Это было крайне не похоже на него, ведь генерал словно родился в своем мундире, и никогда не расставался с ним, за исключением бурной молодости, когда он служил оперативником СРИН, и пожалуй недавних переговоров с делегатами сепаратистских организаций. Виктор даже подумал, что если бы он случайно встретил своего помощника в толпе, то может быть и не узнал бы его среди клерков и служащих.

– Чем порадуешь, Антон?

Граф улыбнулся, видя как неуютно себя чувствует в цивильном облачении его гость.

Шкумат вздохнул и произнес:

– Я нашел дом призраков.

– Это шутка? – Кагер рассмеялся. – И из-за этого стоило лететь ко мне из другой системы?

Шкумат высунул из внутреннего кармана сюртука небольшую серебряную коробочку и раскрыл ее. Внутри лежала биопластиковая карточка небольшого размера. Взяв ее двумя пальцами по краям, он протянул ее графу.

Повертев ее в руках, Кагер засунул карточку в щель считывающего устройства. На стереоэкране появилась надпись:

'Введите код доступа'.

Шкумат продиктовал код, который был незамедлительно введен.

'Введите следующий код доступа'.

Кагер снова ввел продиктованный код.

'Введите последний код доступа'.

– Больше нет, их всего два.

– Что мне ответить этому умнику?

– Надо так и ответить, ваше высокопревосходительство.

Виктор перешел на голосовое управление персональником.

– Хорош наглеть, оба кода названы.

'Ваш доступ подтвержден'.

Через секунду появился текст:


'Особой важности. При опасности уничтожить.

Только для высшего и оперативного руководства разведкорпусов и высшего командного состава БН.


Призрак – секретный корабль стратегического назначения, принят на вооружение в 608 году с.в. Основные тактико-технические характеристики:…'


Кагер полностью погрузился в просмотр материалов, позабыв обо всей вселенной. На экране шло описание сверхсекретного корабля, его вооружения, киберначинки, конструкции двигателей, составе и структуре экипажа и многое другое. Чередовались проекции во всех возможных плоскостях.

Считав до конца весь документ, он только тогда вспомнил, что генерал терпеливо стоит и ждет.

– А черт, присаживайся, Антон. Совсем забыл о твоих старых косточках.

Шкумат скривился в улыбке и сел в кресло напротив графа.

– Я даже и сказать не могу, до чего я поражен. И давно это у тебя?

– С тех пор, как я принял должность.

– Отчего же ты мне не позже это показал? – с некоторым ехидством спросил Кагер.

– Да мог и… – генерал взял себя в руки. За последних несколько дней он почти не спал и был крайне переутомлен.

– Владеть этими сведениями, ваше высокопревосходительство, еще ничего не значит. Я не знал, где база этих призраков в нашем секторе. Ни численности, ни дислокации – ничего. В случае войны, каждый начальник разведкорпуса сектора получает директиву приступить к командованию соединением призраков с координатами их базирования и списком личного состава. До тех пор я не имею даже права заикаться о них.

– И насколько же узок круг посвященных?

– Предельно узок, ваше высокопревосходительство. Офицеры разведки званием ниже генерала в мирное время могут использовать призраки лишь с разрешения начальника разведкорпуса сектора или его замов, а те должны это согласовать с Центральным управлением и с самим Савонаролой.

– А как насчет БН?

– У безопасности тоже свой флот призраков и у них примерно те же правила. Но у них имеются также и отдельные соединения для проведения диверсионных действий, которые во время войны переподчиняются генштабу.

– Знаешь, ты мне преподнес сюрприз. Уж не знаю, хорошей новостью это считать или плохой. Время покажет. В любом случае, для начала уже неплохо. Думаю, это дело стоит отметить. Надеюсь, ты не откажешься от роли моего собутыльника? Да и тебе не помешало бы немного разрядиться.

Шкумат понимал, что это предложение равносильно приказу. Он кивнул. Но и сам был не против промочить горло. Для разрядки, как выразился граф-текронт.

– Что будешь? Вино, коньяк, виски?

– Огненную воду, пожалуй.

Кагер подошел к стене, где был встроен погребец и достал бутылку мягкой, настоянной на травах водки и пару стаканов. Наполнив их на три четверти, он протянул огненную воду генералу.

– Monstra per excessum, – сказал Виктор и оглушил свой стакан.

Шкумат последовал за ним.

– Что это, ваше высокопревосходительство?

– Мертвый искусственный язык, латынь. Я когда-то ее изучал. Как ты наверно знаешь, в библиотеке моего отца очень много древних бумажных книг, которым сотни, а иным и тысячи лет. Попадаются и на латыни. Я когда-то увлекался историей и трудами великих мыслителей. А однажды мне попалась медицинская энциклопедия по врожденным признакам вырождения… Хм, каламбур получился… Когда-то человечество не могло избавиться от случайного совпадения нездоровых генов и, случалось, рождались жуткие чудовища. Сейчас, слава богам, такое исключено в принципе. А судьбы наших предков, судя по той энциклопедии, зависели от случайных комбинаций судьбы. Однако доверять этой книжице надо с оглядкой, тогда были времена запрета евгеники и невежества о наследственных законах чистоты крови.

Кагер вновь наполнил стаканы, которые тут же опустели. Звоном хрусталя они оголосили свое место на позолоченной поверхности стола.

– И что это означает, ваше высокопревосходительство?

– Это означает избыточное развитие или удвоение органа, или всего организма. По-моему, это удачная аналогия с нишитурской империей. Вся империя, каждый нишит и невольно каждый покоренный народ, устремлены нашей культурой, политикой, философией на войну. Постоянно растет флот, армия, миры смерти и карательные органы. Все это сжирает все больше и больше средств в обход другим нуждам. Мы тяжело больны, и если это не остановить, нишитов, в конце концов, поглотит непомерно разросшийся орган, который они сами взлелеяли. Да что говорить? Я и сам типичный представитель своей расы… Еще?

Виктор на этот раз плеснул на два пальца. После очередного опустошения, он наклонился к селектору и вызвал секретаршу.

– Да, ваше высокопревосходительство, – ответил молодой сочный голос.

– Анюта, будь добра, обед через пятнадцать минут ко мне в столовую. На две персоны.

– Да, ваше высокопревосходительство.

Кагер поиграл в уме с этим 'да, ваше высокопревосходительство' и спросил:

– Составишь мне компанию?

– Умираю от голода, – ответил благодарно генерал.

– Угу… Так где же их база, Антон?

– Планета Демон.

– Демон? Не слышал о такой.

– Это непригодная для жизни планета, ваше высокопревосходительство. Ее атмосфера абсолютно ядовита, нестабильные метеоусловия – мягко сказано. В атмосфере свирепствуют настоящие дьявольские штормы и ураганы. Перепады магнитных полей и электромагнитные бури. Гравитационные аномалии. Демон способен в щепки разнести любой линкор, который по глупости туда сунется. При ее освоении погибли тысячи роботов-разведчиков и не меньше людей. Без точного прогноза метеоусловий садиться на нее – верная гибель. Затишья случаются на короткие двадцать-сорок минут, за которые надо успеть посадить корабль, лавируя между верхними и нижними слоями бурь. Сама база построена глубоко под поверхностью и имеет очень сильную экранировку от всех возмущений и аномалий. С любой точки зрения, Демон – идеальная секретная база. И идеальная могила.

– Возможно ли установить контроль над гарнизоном?

– Я уже работаю над этим.

– Прогноз?

– Минимум половина экипажей и персонала базы останутся верными империи.

– Возможно ли их там захоронить?

– Практически нет.

– В этих материалах, что я просмотрел, там есть абсолютно все на призрак.

– Это сделано по многим причинам. Например, с целью облегчения ремонта или для облегчения планирования боевой задачи.

– Как скоро мы сможем запустить в серию свои призраки?

– С учетом соблюдения режима секретности и всех сложностей технического плана, думаю, через полгода мы сможем начать их строить. Еще через год мы можем получить свой первый призрак.

– Способны ли мы подготовиться к обороне от этих кораблей?

– В ближайший год – не думаю. Проблематично, – ответил генерал. – У нас нет опыта как их боевого применения, так и защиты от них. Потребуется много времени, чтобы разработать соответствующую тактику, выработать методики… И принять необходимые меры.

– Обо всем, что касается этих призраков, докладывай мне немедленно. И еще, – Кагер убрал бутылку в бар. – Что там вокруг Соричты?

– Ивола старательно обхаживает нового коллегу, но пока что безрезультатно. Из-за чего стал срываться на подчиненных.

– Что за нотки, Антон? Думаешь, это проявление слабости?

– Надеюсь.

– На Иволу это не похоже. Надо устроить встречу с эфором транспорта и торговли. Проверь, остался ли он чист.

– Слушаюсь, ваше высокопревосходительство.

ГЛАВА 9

Одна из тюрем столицы империи – планеты Нишитуран размещалась на скалистом экваториальном острове. Сюда несколько часов назад из тюремного спутника был доставлен главный изобличенный шпион Русской Империи бывший генерал-полковник Рунер, он же Ротанов.

Личный гравитолет эфора Иволы пошел на посадку в тюремный ангар. Его выкрашенный в черный цвет силуэт резко контрастировал со снежными пейзажами вокруг. Даже все тюремные блоки были покрашены белой краской.

Спрыгнув на покрытый порошей грунт, эфор быстрой пружинистой походкой направился к ожидающей его группе офицеров БН.

Вперед выступил один из встречающих бээнцев и, козырнув, доложил:

– Ваше сиятельство, начальник шестнадцатого тюремно-следственного комплекса полковник Отт.

– Вольно.

– Вольно! – продублировал команду полковник для своих подчиненных. – Прошу за мной, ваше сиятельство.

Ивола шел следом за начальником тюрьмы по длинным серым коридорам. Рядовые охранники поспешно открывали тяжелые бронированные двери, отключали лазерные защитные поля. Полковник и Ивола гравилифтом спустились на несколько этажей вниз на уровень, где держали самого важного узника.

Камера встретила эфора затхлым запахом и сыростью. В дальнем углу одиноко лежало жалкое человеческое существо, покрытое синяками и запекшейся кровью. Лохмотья, бывшие некогда его одеждой, почти не прикрывали изуродованное тело.

– Встать! – закричал начальник тюрьмы.

Узник никак не прореагировал на крик. Тогда начальник тюрьмы в два прыжка преодолел расстояние между ними и схватил узника за волосы, потом запрокинул голову и прощупал пульс.

– Живой еще… – пробормотал Отт и тут же взревел, – подымайся, сволочь! Встать!

На узника обрушились безжалостные пинки, крепкие руки подхватили его и поставили на ноги.

Бывший генерал имперской разведки безразличным взглядом уставился в одну точку.

Ивола сделал знак полковнику, и тот направил голову Ротанова на посетителя. Через несколько секунд зрачки его сфокусировались, взгляд приобрел осмысленность.

– Он в состоянии говорить? – спросил эфор.

– Да, ваше сиятельство.

– Хорошо.

Ивола подошел поближе к Ротанову.

– Ты меня узнаешь?

Онемевшие губы, покрытые коркой запекшейся крови попытались раскрыться. Из горла узника вырвался хриплый скрип.

– Дайте ему воды, – приказал Ивола.

– Турп! – крикнул Отт. – Принеси воды.

Охранник поднес кружку с водой к губам узника и стал вливать ему в рот, тот закашлялся и упал бы, если бы полковник вовремя не подхватил его. Вторая попытка напоить оказалась более удачной. Ротанов выпил всю воду.

– Ты меня узнаешь? – повторил эфор.

– Не сказал бы… что рад нашей… встрече.

Эфор поднял руку, предупреждая явное намерение Отта проучить узника.

– Я вижу, ты в здравом уме. Все так же язвишь, как и на первых допросах. Хорошо. Ты знаешь, что ты обречен и тебе уже никто и ничто не поможет. Но ты можешь облегчить свою участь. Те несколько месяцев, что остались до казни, ты можешь провести в нормальной для человека обстановке.

– Нормальной… Это значит, меня перестанут пытать?

Ротанов ощерился в беззубой улыбке.

– Не только. Тебя начнут нормально кормить, водить в душ и на прогулки. Подумай, всего лишь одна услуга, и ты перестанешь страдать.

– И что я должен сделать?

– Ты должен дать показания, что твоими сообщниками были некоторые высокопоставленные лица империи.

– Оклеветать врагов эфора безопасности. Началась охота на ведьм?

Ивола посмотрел в глаза приговоренному.

– Твой ответ?

– Нет.

Ивола отвел взгляд и с трудом сохранил спокойствие.

– Неужели тебя устраивает твое положение? У тебя вши, цинга, туберкулез и букет лихорадок. Если ты согласишься, через неделю от всего этого не останется и следа. Сколько месяцев ты не мылся? Ты покрыт коростой и другой дрянью. Подумай о горячем душе.

– Нет.

– Я вижу, что ошибся, сказав, что ты в здравом уме. Если ты не согласишься, будешь страдать еще больше.

– Я уже труп.

– Ты пока еще жив, а сколько тебе жить зависит от меня.

– Живой труп.

– Упорствуешь?

Ивола до боли стиснул зубы. Его раздражало, что этот униженный, подвергаемый пыткам и позорному существованию человек не сломлен. Невольно он отступил к открытой двери, где вонь от немытого больного тела не была столь одуряющей.

– Подумай еще раз. Всего несколько слов и ты перестанешь страдать.

Наступила напряженная пауза.

– Нет, Ивола… Я не стану твоим орудием в новых репрессиях и чистках.

– Глупо. Я надеялся на благоразумие с твоей стороны. Ты меня разочаровал. Упрямый кретин! Твоя смерть будет ужасной. Халцедонская язва – очень долгая и очень мучительная смерть.


***


Планета Лабрис слыла райским уголком. Этот землеподобный мир обращался за четыреста один стандартный день вокруг звезды G-типа, которая по имперскому звездному каталогу носила то же название, что и ее обитаемый спутник. Лабрис являлся столицей огромной провинции Империи Нишитуран, граничащей с опетским сектором. Хотя этот мир располагался на значительном удалении от центральных секторов, Лабрис считался одним из самых известных промышленных и культурных центров империи. Планета славилась своими университетами, где учились сотни тысяч молодых людей из многих десятков систем. Ежегодно сюда прибывали миллионы туристов на устраиваемые грандиозные праздничные мероприятия.

Свое экзотическое название планета получила благодаря единственному материку, протянувшемуся вдоль от северного до южного полюса, имеющему очертания боевой секиры с двумя лезвиями. Было еще бессчетное множество крупных и мелких островов, разбросанных в бескрайних океанах.

И именно эта богатая и знаменитая планета была столицей сектора, которым управлял древний и влиятельный нишитурский род – Соричта.

Небольшое частное судно совершило посадку в маленьком космопорту, принадлежащем эфору Соричте. Скоростной гравитолет подобрал тайного гостя эфора и доставил в один из его дворцов, который был построен на небольшом уединенном острове.

Граф-текронт Кагер прибыл на Лабрис инкогнито, по предварительной договоренности, как только получил информацию, что эфор Соричта смог покинуть столицу империи.

Дворец эфора являл собою гармонию простоты и роскоши. Он возвышался на краю острова, в нескольких метрах от моря. Вокруг царили благоустроенные парки, за которыми скрывались нетронутые первозданные леса. Дворцовая архитектура недалеко отошла от канонов нишитурского зодчества и во всем ее внешнем облике чувствовалась прямолинейность, незатейливость и что-то от готики. Зато внутреннее убранство могло поразить любого видавшего виды сибарита.

В день встречи своего тайного гостя и политического союзника, Соричта объявил для прислуги и для служащих выходной. Дворец обезлюдел и казался покинутым. Но оставалась незримая охрана из преданных лично ему людей, что позволяло чувствовать себя в полной безопасности. Встречу с Кагером эфор решил провести в специально построенном для таких целей подземном зале, куда имел доступ только он. В нем было напичкано столько новейшей противошпионской аппаратуры, сколько было бы много даже для всего дворца. Личный секретарь эфора и его правая рука – Барфурт, встретил гостя и проводил к гравилифту, спустившему их в аудиенц-зал.

– Эфор Соричта.

– Текронт Кагер, – последовал обмен приветствиями.

Соричта повернулся к ждущему распоряжений секретарю.

– Останьтесь, Барфурт, вы мне понадобитесь.

– Слушаюсь, ваше сиятельство.

В отличие от других апартаментов дворца, этот зал был беден на убранство. Посреди стоял небольшой стол с персональником и подключенными к нему средствами связи. Стены были заставлены шкафами, хранившими тысячи биофишек и прочих накопителей информации. Толстый однотонный ковер и самоосвещающийся навесной потолок завершали нехитрую обстановку.

– Прошу вас, присаживайтесь, граф, – предложил Соричта. – Ничего из того, что будет здесь сказано, никогда не выйдет за пределы этих стен. Это я гарантирую.

Кагер кивнул и опустился в предложенное кресло. Приняв удобную позу, он в который раз подумал о том, насколько можно доверять Соричте. Естественно о том, чтобы полностью открыться, не могло быть и речи. Виктор хотел найти подход к эфору и решил действовать тем способом, который еще ни разу не подводил.

– То, о чем я вас попрошу, ваше сиятельство, – начал он, – может показаться вам затруднительным, а в некоторых случаях идущим вразрез со внутриимперской политикой.

Соричта понимающе покачал головой и произнес:

– Ну что же, то, что неосуществимо, можно осуществить, а то, что неприемлемо, можно сделать приемлемым, – витиевато рассудил Соричта. – Вопрос в том, под каким углом на это смотреть и каким способом этого добиваться.

Кагер понял, что эфор настроен крайне благожелательно.

– Я очень рад, что нашел взаимопонимание с вами, ваше сиятельство.

Соричта весь подобрался и смерил собеседника цепким оценивающим взглядом.

– Ну раз так, граф, давайте говорить без обиняков, – быстро и по-деловому предложил он. – Ваши конкретные предложения?

– У меня несколько просьб, ваше сиятельство. Прежде всего, я хочу увеличить квоту на поставку стратегического сырья в опетский сектор и получить разрешение на увеличение торгового и транспортного флота.

Соричта задумался, впрочем, пауза длилась не очень долго.

– Насчет вашей первой просьбы. Распределение стратегических ресурсов находится под личным контролем императора. Но думаю, я смогу кое-что тут сделать, хотя и не гарантирую, что объем поставок резко возрастет. Сами понимаете, граф, в вопросах такого уровня сталкиваются интересы многих влиятельных группировок. Это недешево будет мне стоить. Что же касается звездолетов, то тут вопрос обстоит иначе. В течение месяца я могу поставить в аренду более трехсот транспортных судов и порядка шестидесяти пассажирских лайнеров всех классов.

– Вы очень добры, ваше сиятельство. Могу ли я еще рассчитывать на лицензию на дополнительное строительство транспортников на верфях опетского сектора?

– Это можно будет устроить, граф. Но вы должны будете очень подробно обосновать свою просьбу, поскольку данный вопрос находится и в компетенции эфора промышленности Туварэ. Сюда же может сунуться и Ивола. Но со своей стороны я обещаю сделать все возможное.

– Благодарю вас…

– Не стоит. Вы один из тех, кому я обязан своим нынешним положением. Поэтому, это я вас должен благодарить. Я всегда платил долги и не забывал о своих друзьях и союзниках.

Эфор развернулся к секретарю и приказал:

– Барфурт, завтра на девять ноль-ноль подготовьте доклад о состоянии дел в частных имперских транспортных компаниях. И еще, подготовьте мне все внутриведомственные эдикты Туварэ за последние три-четыре месяца.

– Слушаюсь, ваше сиятельство.

– Подозреваю, у вас есть еще просьбы, – вновь обратился к Кагеру Соричта.

– Только одна, господин эфор. Меня беспокоит низкий уровень внешней торговли опетского сектора, что, в свою очередь, сдерживает темпы развития секторальной промышленности.

– Я вас понял, граф. Но, к сожалению, я тут мало чем могу помочь. На основании декрета предыдущего императора Улрика III-го, действует жесткое ограничение на торговлю высокотехнологической продукцией с иными державами. Единственное, что я могу тут для вас сделать – это увеличить квоту на торговлю сельскохозяйственной продукцией и агрегатов без интеллекта. Боюсь, что 'Опетским Киберсистемам' не удастся расширить свои внешние рынки.

В сказанном Соричтой Кагер не услышал ничего для себя нового. Эфор достал из пачки самовоспламеняющуюся ароматизированную сигарету и с удовольствие затянулся, выпустив красноватую струю дыма.

– А теперь, граф, давайте обсудим финансовую сторону наших дел.


***


Мэк сидел, облокотясь о металлические стенки своего нового карцера. Холод от стен и пола проникал в каждую клеточку и сковывал, словно ледяные клещи. Прислоняться к стене он старался как можно реже, но иногда без опоры он просто не мог. А чтобы согреться, узник чуть ли не каждый час занимался физо. Так и мелькали циклы: короткий сон, разминка, отдых и снова короткий сон.

Мэк уставился вверх. Слабенький свет едва пробивался через узкое сечение решетки потолка. Время от времени раздавались тяжелые шаги, и проходящий сверху охранник на мгновение перекрывал собой поток света и тогда камера погружалась во тьму.

Здесь, в карцере, у Мэка было вдоволь времени, чтобы подумать. Здравый смысл говорил ему, что он сделал ошибку, что не следовало преступать царившие на каторге неписаные законы. Однако он был убежден, что защищая Шкодана, поступал правильно. Разводить сопли по этому поводу он не собирался. Он чувствовал злость. Чистую, незамутненную злость.

В потолке проскрипело узкое окошко, через которое появился бачок с похлебкой, спускаемый узнику по веревке. Мэк давно заметил, что пищу тут подают регулярно и, судя по ее количеству, он здесь находится уже более месяца.

Он взял в руки едва теплый бачок и машинально начал его опустошение, задумавшись, что неизвестно еще что хуже: сидеть здесь или вкалывать в штольне. Видно охранники полагали, что хуже карцер и Мэк посмеялся бы над ними, если бы не некоторые обстоятельства. Первое: здесь не было отхожего места, не говоря уже об умывальнике. В результате проштрафившийся заключенный чуть ли не сходил с ума от собственных испражнений и отсутствия вентиляции. Второе: иногда сюда спускался Маонго. Правда теперь он выглядел и звался по-другому, но тот, кто знал его раньше, без труда узнает этого верзилу в новом обличии. И каждый раз Маонго по 'старой дружбе' принимался избивать Мэка, который уже не мог противостоять ему из-за истощения и вечного холода.

Добив жуткое хлебало, Мэк решил, пожалуй, согласиться с администрацией. Ему впервые захотелось вернуться в бригаду.

А потом вспомнились слова отца, которые тот сказал юному пятнадцатилетнему Костику после окончания им кадетского корпуса: 'Пусть рука твоя всегда будет правая. Чувствуешь правоту, поступай по сердцу'.

Впервые за время пребывания на Хатгале Мэк улыбнулся. Он подумал, что отец мог бы им гордиться.

ГЛАВА 10

"Всегда приятно, когда у соседей бардак".


"Из дневника маркиза Касвера, посла Империи Нишитуран в Великом Султанате.


4 марта 620 года. Вооруженные Силы Империи Нишитуран были приведены в состояние повышенной боевой готовности. Граничащий с империей Великий Султанат стал ареной боевых действий. Как позже выяснилось, пограничные с Султанатом государства последовали примеру империи, начав проведение полномасштабной мобилизации. Собственно, никого в галактике начавшаяся в Султанате война не застала врасплох, страсти там бурлили не первый год, не редко подогреваемые разнонаправленными усилиями сопредельных разведок. Громкие отставки министров и демарши визирей, недовольства гарнизонов, разнузданность пашей и откровенная политическая близорукость султана Ибрагима VII, которого еще за глаза называли Ибрагимом Слепым, словом все указывало на то, что это грянет. И вот грянуло.

Граф-текронт Кагер, как куратор группировки опетского сектора, следуя директиве генерального штаба, объявил в войсках и на флоте готовность номер один. Мощная боевая машина империи пришла в движение. Все внимание обитаемой галактики приковалось к Великому Султанату.

6 марта. По указанию эфора Савонаролы, СРИН оповестило высшее командное звено империи о ситуации в Султанате: Адмирал флота Али Караколчак, имеющий непререкаемый авторитет во флоте, поднял черный флаг и объявил о восстании против бездарного руководства Великого Визиря и самого султана. Адмирала флота неофициально поддержали многие общественные организации и политические группировки. Ему присягнули сразу четыре флота и восемь миров.

Султан Ибрагим VII ввел военное положение и через средства массовой информации объявил 'ренегата и сумасшедшего, ввергающего государство в хаос' адмирала флота вне закона.

7-11 марта. Стычки между мятежными и лояльными правительству эскадрами. Гарнизоны отдаленных секторов объявили о нейтралитете, что можно было расценить как: 'Да поможет Аллах сильнейшему!'

12 марта. Сражение у системы Денизли. Адмиралу флота Караколчаку удалось разбить и рассеять численно превосходящего противника.

13 марта. Объединенные Миры Намара официально поддержали Караколчака и предложили финансовую помощь.

20 марта. К мятежу присоединились еще двадцать одна система и треть планетарных армий. Вспыхнули восстания в правительственных флотах.

К концу марта мятежному адмиралу флота удалось на всех ТВД провести крупные силы через бреши в правительственной обороне, которые не смогли заткнуть лояльные султану маршалы. Сотни тяжелых кораблей собрались у Кайсери и других стратегических систем.

31 марта. Караколчак разбил брошенный против него правительственный резерв. Гарнизон Кайсери капитулировал без единого выстрела.

3 апреля. Почти весь мятежный флот собрался у столичной системы Новая Анкара. На сторону повстанцев перешли все центральные секторы Великого Султаната. Адмирал флота Караколчак выдвинул ультиматум Ибрагиму VII и парламенту.

4 апреля. Старый режим пал. Султан Ибрагим VII, Великий Визирь Катраджи, а также значительная часть парламентариев и министров бежали. За их головы было назначено вознаграждение. Всем другим своим врагам и недовольным новоиспеченный диктатор разрешил покинуть Великий Султанат.

Кагер внимательно отслеживал развитие событий в Султанате, которые с подачи некоторых журналистов уже называли не иначе как 'месячной революцией'. По его поручению Шкумат еще в конце марта начал зондаж окружения мятежного адмирала.

10 апреля. Новый министр иностранных дел Великого Султаната Искандэр-паша объявил, что новый режим провозглашает себя правопреемником свергнутого и дал пресс-конференцию.

На следующий день по центральным каналам межзвездных СМИ выступил адмирал флота Караколчак и подтвердил то, о чем Кагер уже знал через Шкумата. В Великом Султанате готовилась смена династии. Диктатор объявил о коррекции формы политического режима, распустил парламент и провозгласил себя султаном и генералиссимусом Али Первым. Отныне на территории Великого Султаната, следуя духу славных традиций докосмической эры, провозглашалось новое звездное государство – Оттоманская Империя.

На 1 мая была запланирована церемония коронации императора. Разосланы приглашения всем иностранным послам и объявлено, что будут представлены члены нового имперского аппарата, (который журналисты уже успели окрестить 'блистательной Портой'), а также будут провозглашены принципы нового курса Оттоманской Империи.


***


– Что скажешь, Антон? – спросил Кагер, устало потирая виски.

Шкумат откинулся на спинку чересчур мягкого кресла.

– Скажу, что для нас все складывается как нельзя лучше, ваше высокопревосходительство.

Рабочий день уже закончился. Служащие дворца Кагеров разъезжались. Виктор вызвал по селектору секретаршу и отпустил ее домой.

– Я кое-что выяснил о Караколчаке, – продолжил Шкумат, – он занимает жесткую позицию по отношению к Империи Нишитуран. Все его заявления о курсе на примирение, о дружбе и сотрудничестве и яйца выеденного не стоят. Мои люди сообщают, что на военных заводах разместили новые заказы, испытываются новые типы кораблей.

Кагер заново принялся массировать виски, устало облокотившись локтями о стол.

– Целыми сутками сижу в этом проклятом кабинете. Скоро покроюсь плесенью и превращусь в чертову мумию.

– Вам следует отдохнуть, ваше высокопревосходительство. Например, отправиться на охоту или просто дня два побродить по горам.

– Пожалуй, я с тобой соглашусь. Такое впечатление, что я скоро пущу корни в этом кресле.

Виктор недолго помолчал и улыбнулся.

– Знаешь, ты единственный, кто может мне посоветовать что-то подобное и с которым я могу запросто выпить. Аж противно как-то, когда все кругом на меня смотрят как на ходячий титул. Высокородный нишит, текронт – это неутомимая стальная машина, не допускающая ошибок, не имеющая слабостей. Хотя, с другой стороны… А, ничего.

Шкумат тоже позволил себе улыбку.

– А вы никогда не думали о?…

Кагер внимательно посмотрел на генерала.

– О чем?

– О женитьбе.

Оба рассмеялись.

– Не скрою, посещали меня такие мысли. Но какие там женщины, когда я не принадлежу сам себе? Не мне тебе объяснять. Когда-нибудь потом, я думаю…

Виктор посмотрел куда-то за спину генералу.

– Думаю вот начать переговоры с одной особой, вхожей к Его Императорскому Величеству Юрию II. Обстановка сложная. Не дай боги, Савонарола пронюхает о моих намерениях. Надо все тщательно продумать, отправить чуть ли не шпиона. Да и император Юрий наверняка сейчас очень занят. И будет занят еще очень долго. Значит, надо его заинтересовать, следовательно, придется послать человека с конкретными предложениями. Насчет кандидатуры, у тебя есть на примете человек?

– Надо подумать, ваше высокопревосходительство. Но я прямо сейчас могу назвать несколько фамилий.

– Что думаешь о Подгорном?

– Подгорный? У меня на него ничего нет. Я имею в виду…

– Я понял тебя, Антон, – Кагер улыбнулся. – Подгорный кристально чист. Он начал еще в аппарате моего отца. Ответственный, энергичный, отличный управленец. Я думаю, с поставленной задачей справится. Как, одобряешь?

– Ну, мое мнение вы знаете, ваше высокопревосходительство.

Виктор поднял бровь в немом вопросе.

– Ах, да! У тебя же на него ничего нет, что можно интерпретировать, как положительную характеристику. Ну что же, будем считать, что наши мнения сошлись. Введешь Николая Эдуардовича в курс дела.

– Какая у него степень доступа?

– Троечка… была. Теперь первая.

– Понял.

– Можешь идти, Антон.

Шкумат встал и, кивнув, направился к двери.

– И еще.

– Да, ваше высокопревосходительство, – ответил генерал, не успев открыть дверь.

– Переговоры должны начаться до начала празднования юбилея.


***


Николай Эдуардович Подгорный любил бывать в замке Алартон. Его всегда восхищала его утонченная архитектура и внутреннее убранство. Он не раз бывал во внутренних садах. И сейчас, когда гравитолет доставил его на стоянку посреди одного из парков, Николай Эдуардович пошел к замку, восхищаясь окружающей красотой. У ворот его встретил дворецкий и провел к кабинету молодого Кагера. Гость мог бы и сам найти дорогу, но все же не рискнул отказаться от услуг проводника.

'Все как и при жизни его отца', – подумал Подгорный. Это был далеко уже немолодой человек, отметивший недавно свое восьмидесятилетие. Он любил держать себя в форме: еженедельные занятия в спортзале, увлечение горами и плаванием, бег. Да и современная медицина на многое способна.

У кабинета он остановился и поправил каждую деталь своего костюма, хотя знал, что выглядит безупречно.

Идентификатор опознал гостя, и бронированная дверь открылась. Система безопасности не выявила никакого оружия или иной угрозы.

– Ваше высокопревосходительство, – приветствовал Подгорный четким кивком.

– Проходите, Николай Эдуардович, присаживайтесь.

Подгорный прошел к столу и сел в предложенное кресло.

– Вы ведь уже имели разговор с шефом разведкорпуса, не так ли? Таким образом, вы в курсе моих планов и той роли, что отводится вам.

– Совершенно верно, ваше высокопревосходительство. Должен сказать, – Подгорного охватило волнение, однако он смог это скрыть, – что я горд тем, что вы мне оказали столь высокое доверие. Я думаю… что…

– Что вы оправдаете мои ожидания? Это вы хотели сказать? Конечно, оправдаете, я в этом нисколько не сомневаюсь, иначе не остановился бы на вашей кандидатуре.

Подгорный почувствовал холод, несмотря на окружающее тепло. Но он умел владеть собой в совершенстве, и ничто не выдало его ощущений. За свою карьеру Николаю Эдуардовичу не раз приходилось сталкиваться с высокородными нишитами, и он прекрасно разбирался в тонкостях их расового темперамента. Последняя фраза, сказанная Кагером, была прямой угрозой, но в то же время правитель не хотел оскорбить его, а хотел донести, как важны результаты предстоящего дела.

– К себе я вас вызвал, Николай Эдуардович, чтобы лично переговорить, дать напутственное слово.

Подгорный кивнул, глядя в глаза графу.

– Но задерживать я вас долго не буду. Когда вылет вашего судна?

– Через девять часов, ваше высокопревосходительство.

– Значит, у вас будет еще время отдохнуть перед дорогой. Итак, прежде всего, не стремитесь сразу выйти на императора, может выйти много шума. И боги вас упаси от контактов с канцелярией Его Императорского Величества. Сперва вы должны выйти на его советника – князя Григория Царапова, Шкумат вам окажет всю необходимую помощь в этом. Следующее, вы не должны даже светиться перед исполняющим обязанности премьер-министра Деревянко. Для нас это темная лошадка и необоснованный риск. Очень желательно исключить в контактах посредников.

– Понял, ваше высокопревосходительство.

– И второе. Если речь зайдет о чем-то, что вы не понимаете, или о чем вы не знаете, я имею в виду секретное оружие или какой-нибудь феномен, вы должны передать сообщение Шкумату. Он вылетит к вам для помощи. Вот пожалуй и все. Не буду вас более задерживать. Успехов, Николай Эдуардович.

Подгорный покинул Алартон. Ему еще предстояло разобраться с рядом дел до отбытия из Опета.


***


Салон красоты 'Либертина' пользовался огромной популярностью и успехом. Размещался он в центре города Оллы на Лунном бульваре. Внешне здание больше походило на экзотическое и пестрое нагромождение фантастически кричащего фасада и переплетения самых разных архитектурных стилей. Создавалось впечатление, что его построили по эскизу больной фантазии олигофрена. У большинства жителей Оллы, а особенно у местных и заезжих служителей искусств салон вызывал, как первое впечатление, эстетический шок. По этой же причине он и был популярен.

'Либертина' предоставляла широчайший спектр услуг, осуществляя самые сложные, а порой и невозможные капризы. А услуги здесь выливались в заоблачные цены. Первый этаж был отведен для прекрасной половины человечества: будуары, сауны, массажи, услуги визажистов и парикмахеров, самые последние новинки в пластической биоскульптурике. Для подобных услуг мужчинам отводился второй этаж. Салон существовал одиннадцатый год и имел солидную клиентуру: политиков, банкиров, коммерсантов, судовладельцев, прочих толстосумов и, конечно, огромную армию их жен, а иногда – известных актеров, композиторов, поэтов, певцов и певиц. 'Либертина' процветала.

Владел салоном некто Александр Слок, внешне неприметный брюнет средних лет. Широко поставленное дело и богатая клиентура позволяли ему скрашивать свою невзрачность экстравагантными нарядами, иметь шикарные особняки и несколько новейших роскошных космических яхт. К тому же, он был лично знаком с элитой опетского сектора. Все знали Слока как общительного, добродушного и открытого человека, умеющего и поддержать разговор, и развеять дурное настроение. Но если бы кто-то узнал его получше, то был бы сильно удивлен. На самом деле Слок был хитер и скрытен. И все-таки его истинный характер не укрылся от некоторых постоянных клиентов, которые еще девять лет назад обратились к нему с предложением оборудовать несколько помещений салона для тайных деловых переговоров. Естественно, он не отказался, получив тогда и получая до сих пор щедрые чеки. В тайных комнатах заключались секретные контракты, проводились переговоры, обсуждались операции промышленного шпионажа.

Такая деятельность не могла не привлечь внимание всеведущей БН. И она заинтересовалась очень скоро, желая быть в курсе теневой деятельности экономики сектора. Слок пошел на сотрудничество с БН, получая деньги и от нее. Он регулярно передавал добытую спецаппаратурой информацию, одновременно используя ее и для себя. Некоторые проходящие через него данные являлись для Слока весьма ценными.

Дело в том, что Александр Слок был ассакином, РНХом – представителем третьего уровня власти. Человеком он был лишь внешне. Его холодный расчетливый разум чужака умело отмечал и искусно использовал все недостатки и слабости человеческой расы. Накопленный им бесценный опыт и особые врожденные способности гипервоздействия и сверхчувствительности вкупе со сверхосторожностью позволяли добывать крайне важные сведения и расширять свою агентуру. Это была его настоящая, тайная жизнь.

В официальной жизни он тратил море энергии на салон, на пышные банкеты и показы мод, заслужил славу ветреного и похотливого кутилы. Но главное, что принесло ему известность – это талант художника-портретиста. Его мастерская располагалась в 'Либертине'. Заказы от сильных мира сего были расписаны на месяцы вперед.

Слок и в самом деле был талантлив, таких как он в галактике насчитывалось лишь несколько десятков. Писал Слок много и увлеченно. И только благодаря современным технологиям ему удавалось тратить на один портрет максимум семь-восемь циклов. Полотна его кисти даже украшали семейные галереи некоторых текронтов.

В один из дней, когда Слок был занят подготовкой одного из залов для показа коллекции начинающего и подающего надежды модельера, его отвлек сигнал видеофона. Недовольно пробурчав, он ответил на вызов. На уровне его головы в воздухе развернулось окно стереопроекции, на связи был высокопоставленный чиновник из аппарата Кагера.

– Добрый день, мэтр! – приветствовал тот.

– Здравствуйте, господин Безменов. Помню, помню, я обещал вам сегодня. Что ж, давайте часика через два, а? Как управлюсь. Идет?

– Премного благодарен, мэтр. Готовитесь к показу?

– Да. Дела, проблемы, знаете ли.

– Понимаю. Что ж, не буду вас задерживать. Прибуду через два часа, как условились.

– Ага, жду.

Слок спрятал видеофон и задумался. Он работал над портретом Безменова, но это длилось не один месяц, не то, что с другими заказами. Чиновник позвонил сам, значит у него есть что-то важное. Безменов являлся одним из самых важных информаторов и самым надежным, ведь он тоже ассакин – ИН – пятого уровня власти.


***


Пассажирский клипер 'Алтас', принадлежавший компании 'Опетские Киберсистемы', был зафрахтован Центральной Опетской Информационной Компанией с целью освещения одного из главных в галактике торжеств грядущего месяца – празднования двухсотлетия Дома Скоблиных – третьей правящей династии Русской Империи. Накануне отправки бригады журналистов, исполнительный директор ЦОИК с удивлением узнал, что в его компании вот уже несколько лет 'работает' первоклассный специалист по связи, некто Хертвиг, но не счел нужным задавать лишние вопросы.

Николай Эдуардович подкурил очередную сигарету, наблюдая за роботами-погрузчиками, перетаскивающими штабеля ящиков в грузовой отсек 'Алтаса'. Рядом лениво расхаживали члены экипажа клипера.

Словно из-под земли перед Подгорным возник незнакомый молодой человек в дорогом модном костюме и с приветливым лицом.

– Вы уже осмотрели судно? – спросил он.

Молодой человек слегка улыбнулся. Подгорный ответил ему тем же.

– Нет, я, собственно, только что прибыл в космопорт.

Незнакомец снова улыбнулся и, наигранно спохватившись, сказал:

– Прошу прощения за мою бестактность, Николай Эдуардович, мое имя Хертвиг. Я инженер по связи из ЦОИК. Я буду вам помогать во время вашей командировки и охранять вашу жизнь.

– Личный телохранитель? – Подгорный улыбнулся. – Должно быть, я на хорошем счету у генерала Шкумата.

Хертвиг пожал плечами.

– Не будем задерживаться на стартовой платформе.

Внешне 'Алтас' выглядел неказисто, зато внутри царили чистота и порядок. Хертвиг показал Подгорному его каюту. Довольно просторное помещение было со вкусом благоустроено. Здесь можно было уютно провести время полета. Кроме того, имелась, судя по первому знакомству, неплохая библиотека.

– Я к вам зайду попозже, – сообщил Хертвиг и удалился в лабиринты отсеков звездолета.

Распаковав вещи, эмиссар решил изучить библиотеку потом. Спать не хотелось, как не хотелось и сидеть в каюте. Он решил побродить по клиперу.

Портовые роботы-погрузчики закончили работу и покинули судно. Через некоторое время по трапу взобралась разношерстная группа из пяти человек, среди которых была одна женщина. Все они сильно отличались друг от друга внешним видом, но были едины в одном – слишком много шумели.

Подгорному сразу бросилось в глаза их разительное отличие от команды. Последние, все как один, были подтянуты, с одинаковыми короткими прическами и несуетливы. При других обстоятельствах, их можно было принять за матросов.

'Хотя, может быть, я недалек от истины', – подумал эмиссар.

– О, здравствуйте! – громко поздоровалась дама из бригады журналистов.

Она была эффектной женщиной, причем редчайшей полукровкой. Кто-то в роду был нишитом. Симпатичное лицо, ладно скроенная фигура, но перебор, на старомодный вкус Подгорного, с блестящими принадлежностями 'боевого' облачения. Этакое позерство.

Она протянула руку, унизанную тремя перстнями и браслетом.

– Здравствуйте, – ответил Николай Эдуардович, целуя протянутую руку и одобряя про себя ее выбор духов.

– Вы должно быть капитан 'Алтаса'? А я репортер программы 'Сверхновая' на ЦОИК. Клара Унге. Должно быть видели мои репортажи?

– Клара Унге? Ну конечно! Как же я могу вас не знать?

Она улыбнулась так, словно ей признались в любви сами боги.

– Вы не покажете нам наши каюты, господин капитан?

– Ах, это?… – замялся эмиссар. – Простите, но я вообще-то…

– Клара Унге? – снова возникнув из ниоткуда, появился Хертвиг. И весьма вовремя. – Очень приятно с вами познакомиться. Я специалист по связи. Надеюсь, мы с вами сработаемся. Меня зовут Хертвиг.

Клара Унге моментально переключила внимание и одарила нового знакомого самой обворожительной улыбкой из своей коллекции.

– Боюсь, вы немного ошиблись, Клара. Господин Рознецкий не капитан, а старший помощник капитана. Поэтому, я думаю, вы простите его, если он нас покинет. Он занят подготовкой к полету. Ваши апартаменты покажу вам я. Если позволите, конечно.

– Позволю. Будьте любезны, господин Хертвиг.

Улыбнувшись на прощание, Подгорный подумал, что Хертвиг спас его от дурацкого положения. И, кто знает, может быть от еще чего-нибудь приятного? Решительным шагом он направился к своей каюте, располагавшейся на другой палубе. По дороге он подумал, что не плохо было бы получить объяснения насчет своей новой фамилии.

Ждать Хертвига пришлось долго. Подгорный успел прослушать запись старинной музыки и даже вздремнуть. Проснувшись, он взглянул на хронометр, до старта оставалось не более часа.

В дверь постучали. На пороге возник Хертвиг.

– Должен вас попросить, господин Рознецкий, впредь закрываться.

Он внимательно осмотрел каюту.

– Позволите войти?

Подгорный кивнул.

– Располагайтесь.

– Интересная женщина и очень многообещающая, – произнес телохранитель, усевшись на выдвижное сидение. – От нее почти невозможно отделаться. Железная хватка. Настоящая журналюга. Надеюсь, вы не сердитесь, что я так задержался?

Не дождавшись ответа, молодой человек продолжил:

– А теперь к делу. Вот ваше удостоверение личности, идентификационная карточка, свидетельство астронавигатора.

Он протянул документы эмиссару. Подгорный осмотрел их. Везде его объемная стереограмма, образцы волокон, легендированная информация и имя.

– Ваше нынешнее имя: Рознецкий Николай Юрьевич. Старпом капитана 'Алтаса'. Не беспокойтесь, вам не придется что-либо выполнять во время полета. Более того, рекомендую поменьше появляться в отсеках, где вы можете столкнуться с репортерами. При прохождении погранконтроля и таможенных досмотров, вы будете числиться отдыхающим после вахты, что будет отмечено в вахтенном журнале. Не забывайте, ваша главная задача сейчас – подготовиться к успешному выполнению порученного задания. Если я вам понадоблюсь, вызывайте по внутренней связи каюту госпожи Унге. Вот ее номер.

Подгорный закрыл за Хертвигом дверь. Теперь он мог на досуге изучить необходимые материалы.

Все оставшееся время до старта он провел за просмотром обзорной информации о Русской Империи. Документы по предстоящему заданию он решил пока оставить. В полете будет много времени для их тщательного изучения.

Синтезированный голос сообщил о стартовой готовности и посоветовал всем пассажирам занять свои места. Подгорный не впервые путешествовал звездолетом устаревшего типа и не страдал взлетно-посадочным синдромом, однако предпочел перенести старт лежа. Когда тот же искусственный голос доложил, что 'Алтас' покидает опетскую орбиту, Николай Эдуардович снова принялся за работу.

'Ага, вот он'. Держа в ладони квадратик накопителя, эмиссар активизировал его. Тот час кусочек биопластика бледно замерцал и призрачный свет расширился, образовав плоскость правильного квадрата, оставив сам пластик строго в центре. Силовой диск готов к работе.

На нем хранилась подробная информация о ряде высших сановниках Русской Империи: биографии, карьерные сведения, круг общения, характеры, темпераменты, интересы, склонности, взгляды и другое.

'Что ж, – подумал эмиссар, – попытаемся подобрать ключик к замку'.


***


OB-098-CXIX являлась системой двойной звезды. Вокруг голубого гиганта обращался желтый карлик и четыре планеты. На трех из них атмосфера отсутствовала, а на последней состояла из азота, углерода и галогенных газов и небольшой примеси кислорода. Будь на ней соотношение С2 и О2 противоположным, этот мир относился бы к землеподобным, то есть подходящим для освоения и заселения, даже не смотря на тяготение, в 1,6 раз превышающее стандартное, и не смотря на жаркий климат со стопроцентной влажностью. Безымянная планета была покрыта огромными водными пространствами и окутана вечной пеленой облачности и туманов. Благодаря всем этим 'достоинствам', система ОВ-098-СХIX была отмечена лишь в каталогах дордского региона опетского сектора и не вызывала ни у кого интереса. Ни у кого, кроме Слока.

Пробыв в этом мире всего пару стандартных часов, Александр Слок вновь взошел на борт геолого-разведывательного судна 'Минос'. Едва покинув пределы атмосферы, звездолет начал стремительно набирать ускорение. Через шесть часов 'Минос' вышел на траверз тихоходной яхты 'Арабела', совершавшей полет из Опета на Дорд.

После стыковки 'Миноса' и 'Арабелы', Слок перешел в шлюз яхты. Судна расстыковались, 'Минос' взял курс на систему Тиора, а яхта продолжила путь к системе Дорд, чтобы доставить ее владельца на 'Звездный Карнавал' – ежегодный праздник служителей богемы.


Шифрограмма # 05211


"Секретно Чрезвычайно срочно!


14.04.620 г.с.в. передано по ССС


Начальнику опергруппы "А-3" майору Кримецу

Копия: начальнику 4-го отдела УКОРК СРИН полковнику Клодеру


Во исполнение # 04899


Сообщаю, что сегодня, 14.04. в 23ч. 32м., станциями слежения 100-го дивизиона ДСП3 ОРК* зафиксирован выход в эфир неизвестного ССС-передатчика. Характер и параметры передачи являются весьма необычными, продолжительность эфира – 2,35 секунд. Передача велась узкосфокусированным лучом в направлении сопредельной территории Русской Империи. Место выхода передатчика в эфир определяется как область более чем восьмидесяти систем с центральной: ОВ-131-ХХI. Зафиксированная передача исследуется.


Ком. 100-го дн. ДСП ОРК к-н Крейцер".


Если бы удалось сделать перехват! Майор Кримец еще раз пробежался глазами по тексту шифрограммы и почувствовал оживление. Что ж, на сей раз есть реальная возможность вести поиски по горячим следам. Вот только район поисков охватит слишком большую территорию. Ничего, бывало и намного хуже.

Шесть стандартных месяцев назад оперативная группа УКОРК 'А-3' была ориентированна только на дело 'Ферзь'. И за эти полгода неизвестный передатчик выходил в эфир шесть раз, вернее столько выходов было зарегистрировано. Вся контрразведка опетского сектора была поставлена на уши. И то, что и принадлежность, и параметры передач до сих пор остаются неизвестными, добавляло нервозности. В заключениях специалистов отмечалось, что передатчик обладает повышенной мощностью, а узкое фокусирование защищается неизвестным нишитурским спецслужбам экранированием. Поэтому, до сих пор не получалось сделать не только перехват, но даже более менее четкой пеленгации района выхода в эфир. Известно только было, что большинство передач направлялось в Объединенные Миры Намара, часть в Русскую Империю, часть в пояс свободных миров, а одна в Пустошь(!)

'Нужен перехват, – думал Кримец, – Был бы хоть один перехват, мы бы хоть знали с кем имеем дело. Возможно, знали бы'.

Чтобы дешифровальщики раскололи шифры, определили позывные и проделали многое другое, так сейчас необходимое, им могло понадобиться два перехвата или больше (даже если шифры меняются в каждой передаче). Плюс время.

Кримец нажал кнопку селектора.

– Слушаю, господин майор, – отозвался дежурный по опергруппе старший лейтенант Логинов.

– Дима, давай дуй ко мне. Срочно!

– Понял.

Старший лейтенант вошел в кабинет, не заботясь об уставных 'приличиях'. Майора он знал не первый год, без посторонних глаз они общались как старые друзья. По виду начальника он сообразил, что дело сдвинулось с мертвой точки. За характерной нишитской невозмутимостью майора, Логинов с легкостью прочел его настроение.

– Удалось? – с надеждой спросил он.

– Нет. Но выход в эфир почти у самого нашего носа. Дима, займись установлением, какие звездолеты с двадцати трех четырнадцатого ноль четвертого по ноль часов пятнадцатого ноль четвертого находились в районе системы ОВ-131-XXI в сфере радиусом пятнадцать парсеков.

– Есть.

– Это надо сделать срочно.

– Понял.

– Давай, начинай.

Наблюдая, как Логинов покидает кабинет, Кримец подкурил и откинулся в кресле. Все что он мог сделать сейчас – это ждать новых донесений, если, конечно, его срочно куда-нибудь не выдернут.

____________________

УКОРК – Управление Контрразведки Опетского Разведывательного Корпуса. В империи военная контрразведка оргштатно подчинена СРИН

СРИН – Служба Разведки Империи Нишитуран

ДСП – Дальнее Слежение и Перехват

ОРК – Опетский Разведывательный Корпус, явл. структурным эшелоном СРИН


***


Шифрограмма # 05217


"Секретно Весьма срочно!


14.04.620 г.с.в. Опет Передано по ССС


Командующему 22-м флотом адмиралу Шкарубе


Незамедлительно выделить необходимые силы и средства для проведения силами флота операции по плану "Фараон".

Для координации действий к вам прибудет майор УКОРК Кримец.


Роуц".


Шифрограмма # 05221


"Секретно Срочно!

15.04.620 г.с.в. Дорд X1 Передано по ССС


Начальнику опергруппы "А-3" майору Кримецу


Удалось установить что, в период с 23ч.00м. 14.04. по 0ч.00м. 15.04. в интересующем нас районе находились 179 звездолетов. Подавляющее большинство – частные космические яхты и малые пассажирские лайнеры. Все суда идентифицированы, по ним ведется работа.


Логинов".


Шифрограмма # 05226


"Секретно Срочно!


15.04.620 г.с.в. Передано по ССС


Начальнику 4-го отдела УКОРК СРИН полковнику Клодеру


В ходе проведения по делу "Ферзь" мероприятий по плану "Фараон", выяснилось, что выход в эфир интересующего нас передатчика зафиксировало звено разведчиков ДИ-3 из состава группировки БН. Звено совершало плановые полеты с отработкой учебных задач, растянувшись по фронту на 8 парсеков. После проведения сличения данных разведкораблей и 100-го дивизиона ДСП ОРК, район выхода передатчика в эфир сужен до четырех систем: ОВ-098-CXV11, ОВ-098-CX1X, OB-096-CX1X, OB-100-CX1X.

Кримец".


Шифрограмма # 05230


"Секретно Чрезвычайно срочно!


15.04.620 г.с.в. Дорд XI Передано по ССС


Начальнику опергруппы "А-3" майору Кримецу


Отвечая на ваш запрос по перечисленным вами системам, сообщаю, что в интересующий нас период в данном районе находились следующие суда: рефрижератор типа ТОМ-181, принадлежащий компании "Дордтранс"; частное геолого-разведывательное судно "Минос"; грузовоз типа КО-55, принадлежащий компании "Иниси". По каждому из судов приняты меры к обнаружению и задержанию.

Логинов".


Шифрограмма # 000259


"Особой важности Молния!


15.04.620 г.с.в. Опет Передано по ССС


Начальнику опергруппы "А-3" майору Кримецу


1. Ставлю вас в известность, что сегодня в 15ч.20м. дело "Ферзь" взято на контроль Первым. Вашей опергруппе настоятельно предложено любыми усилиями и в самое ближайшее время обнаружить и обезвредить как сам неизвестный передатчик, так и работающую на нем шпионскую группу.

2. Директивой главкома опетской группировки командующим 22-м и 29-м флотами и начальнику охраны тыла группировки приказано оказывать вам всяческое содействие.

3. В связи с мероприятиями по делу "Ферзь", сегодня, 15.04., с 15ч.30м. Вам оперативно переподчиняется, с немедленной передислокацией, 4-я эскадрилья М-19Р из состава сил ОРК, тяжелый десантно-штурмовой корабль "Перекилозис" (бортовой номер 930) и взвод отдельного разведдиверсионного батальона 22-го флота.

3.1 Все необходимые приказания отданы.


Клодер".


Шифрограмма # 05238


"Секретно Весьма срочно!


15.04.620 г.с.в. передано по ССС


Начальнику охраны тыла опетской группировки контр-адмиралу Гиррону


В связи с проведением операции "Фараон", прошу Вашего активного содействия по задержанию частного геолого-разведывательного судна "Минос" (регистрационный индекс 2-СКААТЕ-171889).

В ходе проверки данных по "Миносу", удалось установить, что судно выполняет подряды по разведке недр необитаемых планет, причем, в порте приписки на Тиоре есть данные, что "Минос" около четверти рейсов осуществляет без контрактов, что вызывает трения с налоговыми инстанциями. Так же установлено, что команда судна составляет 56 человек, которые, все как один, не имеют семей. За последние полгода, сменились четыре капитана, с которыми произошли несчастные случаи. Семь месяцев назад "Минос" прошел капремонт, на нем был установлен новейший тип межзвездных двигателей производства корпорации "Шерол Индустри".

По непроверенным пока сведениям, на судне могут находиться используемые в горноразработках бомбические атомные пушки с мощностью используемых зарядов 2-6 килотонн.


Начальник опергруппы

"А-3" м-р Кримец".


Шифрограмма # 003185


"Совершенно секретно Весьма срочно!


16.04.620 г.с.в. передано по ССС


Начальнику 4-го отдела УКОРК СРИН полковнику Клодеру


Сообщаю, что сегодня, в 17ч. 25м., в системе OB-098-CXIX на четвертой планете, силами 4-й эскадрильи разведчиков ОРК и тактической группы 22-го флота, был обнаружен хорошо оборудованный в горах схрон. Приступил к исследованию.


Кримец".


Шифрограмма # 05255


"Секретно Срочно!


16.04.620 г.с.в. Тиора Передано по ССС


Начальнику опергруппы "А-3" майору Кримецу


На # 05238


В ходе проведения операции по задержанию "Миноса", следовавшего по маршруту Дорд-Тиора, во избежание возможных осложнений и происшествий, было принято решение о недопущении "Миносом" посадки в портах пл. Тиоры. Проводившее задержание подразделение было обстреляно снятой с вооружения флота спаренной аннигиляторной пушкой ТРМ-111С, после чего был отдан приказ взять судно на абордаж. Команда судна оказала упорное сопротивление. После получасового боя, часть команды заперлась в кормовых отсеках. Руководивший операцией капитан 3-го ранга Богатов принял решение отозвать своих людей. Как только абордажный бот отстыковался, сначала корма "Миноса", а затем и все судно было самоуничтожено ядерным взрывом мощностью около 5 килотонн. Абордажный шлюп, имевший частичную защиту, пострадал незначительно.


Гиррон".


Кримец считал, что ему просто повезло. Разыскать схрон на четырех системах с кучей планет и спутников было большой удачей. На это могло уйти и неделя, и месяц, не то, что неполный цикл. А могло вообще ничего не выйти. Выделенные корабли 22-го флота исследовали три системы, прочесывая их планомерно и дотошно. Он же, направляя действия лично подчиненной ему эскадрильи М-19Р, избрал систему двойной звезды. Майору просто понравился один из ее миров, который через несколько миллионов лет (если ему не поможет планетарная инженерия раньше), станет землеподобным. Все двенадцать разведкораблей, идя на километровой высоте, принялись скрупулезно сканировать поверхность, недра, водные пространства. И опять же помог случай – один из разведчиков прошел четко над схроном, что и помогло его выявить так быстро. Жаль только, что оборвалась ниточка с 'Миносом', но даже после его самоуничтожения им будут заниматься не один месяц.

Окажись он на этой планете при других обстоятельствах, Кримец чувствовал бы себя довольно уныло. Этот мирок производил угнетающее впечатление. Мутная пелена плотного тумана, тяготение превышающее стандартное в 1,6 раза, да и без бронескафандра здесь не погуляешь – атмосфера бедна на кислород. И не всегда возможно понять, какое светило сейчас в небе, желтое или голубое, или оба сразу?

Невысокая горная гряда, изъеденная коррозией, казалась миражом. В этих горах, со стороны вечно окутанных маревом болот, находился вход в схрон.

Кримец и его подчиненный капитан Виноградов стояли у открытого внешнего люка разведчика. Они наблюдали как неспешно опускается, разгоняя клочья тумана, сигароподобный корпус тяжелого десантно-штурмового корабля 'Перекилозис'. Когда на грунт опустилась рампа застывшего звездолета, из его недр высыпали три десятка десантников, облаченные в бронекостюмы и снаряженные всевозможными приборами. Потом на грунт выехали три десантно-штурмовые машины. Глядя на мощь и вооружение этого небольшого войска, Кримец с некоторым сомнением покосился на свой лучевой пистолет.

Вскоре от группы десантников отделился один и на гравитационном ранце подлетел к стоящим у разведчика офицерам.

– Командир взвода старший лейтенант Магнер, – откозыряв, представился он по каналу общей связи.

Представив в ответ себя и своего помощника, Кримец обрисовал в общих чертах, что требуется от десантников. Внимательно выслушав, взводник начал отдавать необходимые команды по своему каналу связи.

– Можете на нас положиться, майор, – бросил перед уходом Магнер, – большинство моих ребят побывали во стольких заварушках, что для перечисления не хватит волос на голове.

Разбившись по отделениям, десантники построились в боевой порядок и разошлись в разных направлениях. ДШМы, одна за другой, взмыли на пятиметровую высоту и вскоре растаяли в тумане.

Командир взвода нисколько не хвастал. Когда Кримец и Виноградов через полчаса подошли к схрону, перед ними предстала величественная картина разрушения. Каменные плиты входа валялись разбитыми и оплавленными. Просторный туннель, искусственно освещаемый самими стенами, уже наполнялся тягучими отростками тумана извне. Повсюду, в стенах, в потолке и под ногами чернели обугленные, дымящиеся останки неизвестных автоматических оружейных систем. Туннель вел в просторный зал, где были обезврежены три уровня лазерной защиты и множество мин-ловушек. Зал самоосвещался, как и туннель, а потом как выяснилось, как и все последующие помещения. Отсюда, под небольшим наклоном вниз уходили еще три туннеля, шлюзы в которые были вырваны десантниками 'с мясом'.

– В правый я послал группу, он длинный, она еще в пути, – доложил Магнер. – Центральный ведет на пост управления, левый в какой-то склад. Все помещения обезврежены.

Кримец кивнул и последовал по центральному туннелю. В помещении поста управления был учинен тот же погром, только вся аппаратура была абсолютно не тронута. Да еще в углу валялся обгоревший труп непонятного существа похожего строением на арахнида, но явно не арахнид. Труп все еще дымился, были видны и пятна желтой крови на бледно-серой чешуйчатой коже. Ростом существо должно быть доходило по грудь человеку, имело десяток конечностей разной длины и форм, голова и грудина имели четкое разделение.

– Похоже, местная живность логово здесь себе облюбовала, – прокомментировал Магнер, – кто-то из моих завалил в азарте.

Майор махнул рукой и бросил взгляд на Виноградова, который увлеченно исследовал необычные пульты, такие же необычные панели, какие-то странные, непонятного назначения, установки и блоки.

– Ни одной буквы или цифры, – удивился капитан, – нет даже чертовых закорючек.

– Вызывай техников, – приказал Кримец, – надо все это побыстрей демонтировать, чтобы в уже спокойных условиях изучать. Методом научного тыка, на худой конец.

– Не хотите, майор, осмотреть склад? – предложил Магнер. – Возможно, там что-то вас заинтересует.

– Идемте.

Три десантника из группы, посланной в правый туннель, осторожно продвигались вперед. Старший группы – фельдфебель Кулагин периодически выходил на связь. Впереди шел рядовой Арумо, замыкающим рядовой Верник.

Кулагин отметил, что они прошли уже более двух километров, а туннель все не кончался, то и дело изгибаясь и доставая однообразием и похожими на нарезы узорами.

– Похоже, я что-то нашел, командир.

Прозвучавший на канале голос Арумо был столь обыден, как будто они шагали по проспекту большого города. Кулагин нырнул за изгиб и быстро преодолел разделяющие их пятьдесят метров.

– Не смахивает на естественное.

– Вижу, – Кулагин представил вечно веселую физиономию Арумо, скрытую сейчас непроницаемым забралом защитного шлема. – Давай вперед, не спеша.

Фельдфебель в упор посмотрел на выступ на левой стене. Форма выступа смутно напоминала значок в виде кривой трехконечной звезды. Возможно, это дефект при строительстве, а возможно и знак прохода. Осмотрев все вплотную, миллиметр за миллиметром, он так и не нашел никаких признаков двери. Но тем не менее, остался на стороже.

Сзади тихо подошел Верник.

– Взорвать бы, командир, да шума много будет.

– Успеем еще. Теперь почаще назад поглядывай.

Следующие метров шестьсот туннель беспрестанно петлял. Потом впереди тишину разрезала автоматная очередь.

– Арумо! – гаркнул Кулагин в передатчик шлема и поспешил вперед.

– Все нормально, командир. Зверюга какая-то на меня бросилась. Ну, я ее и срезал.

Арумо стоял настороженно, держа стэнкс наготове. Метрах в десяти от него валялась серокожая тварь. Еще живая, пытающаяся подняться на растерзанных реактивными пулями обрубках конечностей, сочащихся желтой кровью.

– Ну что вылупился! – рявкнул фельдфебель. – Добей, чтоб не мучалось.

– Слушаюсь, – десантник прицелился в голову.

Ту-тух, тух! Тварь последний раз дернулась и застыла.

'Не орала, сволочь', – подумал Кулагин. Ему это показалось странным, ведь на атмосферных планетах животные как правило не были немыми. Этой твари конечности расстреляли, а она трепыхалась молча.

– Командир, там впереди боковой проход, – доложил Арумо. – Поуже туннеля и темный.

– Пошли.

Дойдя до прохода, Кулагин оставил Верника у входа. Оставил на всякий случай, опасаясь быть отрезанным.

– На проходе не маячь, гляди в оба.

– Да понятно, командир. Не впервой.

Фельдфебель критически осмотрел замыкающего. У Верника был стэнкс с подствольником, в набитых подсумках запасные магазины и гранаты. Кулагин добавил к его запасам пару Н-90 – повышенной мощности ручных осколочных гранат. Хлопнул по плечу и пошел за Арумо, держа дистанцию в двадцать метров.

Минут через десять туннель в который раз пошел на изгиб. С каждым десятком метров кривизна все увеличивалась. Вдруг Арумо застыл, поднял руку и медленно произнес:

– Командир, да тут куча этих зверушек… Ох, м-ма!…

Как ошпаренный, Арумо отскочил назад, дав две короткие очереди. А в то место, где он находился, ворвался шипящий смерч белых коротких лучей.

– Сколько их?! – крикнул Кулагин.

Но десантник, на вопрос не среагировал. Он доставал из подсумка гранату.

– Мать твою, Арумо! Оглох, что ли?!

Фельдфебель сошелся на маты, но все впустую. Понадобилось несколько секунд чтобы он сообразил, что происходит. Подойдя к рядовому вплотную, тронул его за плечо. Тот аж подпрыгнул, наводя с разворота стэнкс. Но, поняв, кто сзади, Арумо успокоился. Должно быть, он что-то говорил и может быть орал. Кулагин жестами объяснил, что их связь заблокирована.

'Вот тебе и зверушки, нахрен! Все каналы заглушили и оружие у них – не дротики детские. И биодатчик на них не среагировал'.

Фельдфебель не знал, что столкнулся с охранявшими туннель боевыми биороботами, но его незнание уже не имело значения.

Сдернув чеку, Арумо швырнул за угол гранату. Эхо от взрыва гулом пронеслось по туннелю. В ответ ударил новый ливень энергии, видимо граната достала не всех. Десантники начали отходить. Свой АМД-4 Кулагин выставил на полную мощность. Хотя оружие это было немного громоздким и тяжеловатым, но ему оно было по душе. АМД-4 одевался на любую из рук, что выглядело несколько экзотично для ручного вооружения, но делалось это не экзотики ради, а в силу конструктивных особенностей.

Десантники отходили неторопливо, оставив за собой первую четверку трупов. А 'звери' все напирали, сдерживаемые очередями стэнкса. Протрещала новая очередь – Арумо успел подстрелить еще одного. Только теперь фельдфебель заметил, что эти 'пауки' уже не голые, как тот одиночка, а облаченные в защитные панцири и сегменты, словно солдаты.

Десантники прибавили шагу, 'звери' становились все настойчивее и наглее. Арумо смог убить еще одного и подранил другого, Кулагин срезал своего 'зверя'. Но противника это не остановило. За очередным поворотом выпрыгнули сразу семь 'зверей'. Рядовой успел уложить ближайшего. Огненный смерч, вырвавшийся из незнакомого оружия, искромсал его в упор. Кулагин спасся только благодаря реакции, вовремя нырнув за следующий изгиб. А через несколько секунд подловил эту шестерку врагов. Шквал энергии распотрошил их всех, АМД-4 обладал огромной скорострельностью и большой мощностью на коротких дистанциях.

Фельдфебель отступал, ведя огонь веером и бросая гранаты. А когда дошел до прохода, удерживаемого Верником, поздравил себя и Перуна с первым успехом. Пусть древний Бог порадуется за своего внука!

Кулагин осмотрел проход метров с пятнадцати. У входа валялись ошметки двух 'зверей'. Рядового видно не было. Но это еще не означало, что тот погиб. Все правильно, у противника тоже могли быть гранаты или что поубойнее. Потом показался и сам Верник, держащий проход под прицелом стэнкса метров со ста пятидесяти. Объяснившись на жестах, Кулагин метко забросил очередную Н-90 во тьму и, как только грянул разрыв, бросился со всех ног. Когда проход остался за спиной, из него ударил яростный напор все тех же белых лучей.

Десантники соединились и отошли в петляющий участок туннеля. А вдалеке вновь показались 'звери'.

Фельдфебель прикрепил к стене 'эмтэху' – новейшую армейскую мину-ловушку МТ, которой еще и дразнилку придумать не успели. Хитрое устройство включило фототропное покрытие и слилось со стеной. МТ должна прореагировать на движение. Чуть ли не бегом, десантники миновали два поворота. И вот раздался взрыв. Скольких врагов он унес? После него в радиусе двенадцати метров ничего живого не оставалось. Теперь успеть бы до того выступа в форме непонятного значка. И дай Бог, думал Кулагин, чтобы это была не дверь, иначе, они окажутся между двух огней.

'Звери' снова наседали, наступая чуть ли не на пятки, как будто их тут целый легион. Верник сменил опустевший магазин, Кулагин вставил в зарядник новый блок. У обоих осталось по три гранаты, да еще имелся один 'аргумент' – как называли взрывное устройство, начиненное шестью килограммами старого доброго эластита.

Очередная сотня метров. У Верника закончились выстрелы к подствольнику, у Кулагина гранаты. За их спинами остались еще девять поверженных врагов.

Забежав за следующий поворот, фельдфебель покрошил из АМД-4 выпрыгнувшего за ним 'зверя', а рядовой уже подошел к выступу в виде знака. И тут с резким щелчком быстро и неожиданно выступ отъехал в сторону, в туннель ворвались два псевдоарахнида. Верник и ближний 'зверь' расстреляли друг друга в упор, Кулагин успел отскочить в сторону, на ходу лупанув очередью в голову второму. С прожженной головой уже мертвый псевдоарахнид пустил на прощание лучевой вихрь. Его выстрелы повредили АМД-4 и прожгли фельдфебелю плечо. Бронекостюм ампутировал изувеченную конечность и впрыснул сильную дозу антишока и обезболивающего. Кулагин встал на ноги лишь через несколько бесконечно долгих секунд.

Чувствуя, что слабеет, он подошел к погибшему Вернику, взял у него из подсумка гранату и зашвырнул в проход. Потом подобрал стэнкс и, как ему казалось, побежал, на самом деле поковылял.

Он понимал, что однорукий он уже не жилец. Фельдфебель ковылял наверх, надеясь, что успеет предупредить товарищей. А за его спиной в стену врезались ненавистные разряды белой энергии. Если бы только можно было связаться с ребятами и передать предупреждение! Фельдфебель знал, что не выживет и представил, что будет потом. Орда 'зверей' неожиданно хлынет из туннеля, и тогда его товарищи погибнут.

– Двоих не уберег, – прошептал Кулагин, когда прошло головокружение и развеялась темнота в глазах. Он извлек 'аргумент' и усмехнулся. – Взвод не останется на этой вонючей планете…

Взрыв прокатился по туннелю гулкими раскатами эха, похоронив авангард биороботов и фельдфебеля Кулагина под десятками тонн породы.

– По прежнему нет с ними связи, командир, – доложил десантник Магнеру.

Взводник придирчиво посмотрел на мощный приемопередатчик за его спиной и отвернулся.

Кримец наблюдал за Магнером, стоя в стороне. Майор знал, что командир взвода беспокоится, только не подает виду. Его можно понять – потерял людей, даже не зная, что с ними.

Мимо проплывали гравитележки, груженные демонтированным оборудованием. Суетились техники, подгоняемые капитаном Виноградовым.

К Магнеру подошел сержант.

– Командир, Рилан на нижнем уровне в генераторной обнаружил ядерный фугас. У него включился отсчет. У нас двадцать семь минут.

– Уверен, сержант? – Магнер знал, что задал идиотский вопрос, но задал его от досады. Он еще надеялся, что вернется группа Кулагина.

– Так точно, – ответил сержант. – Сами иногда таким балуемся.

– Сержант, – обратился Кримец, – в генераторной ничего больше не заметили?

– Вроде нет, господин майор. Кроме необычности самого генератора да еще парочки животных. Мы их пуганули.

– Бери своих людей, – приказал Магнер, – и на помощь первому отделению, расчищать завал.

– Есть!

– Второму отделению, оказать помощь в демонтаже оборудования!

'Двадцать семь минут', – мелькнуло в голове у Кримеца.

– Послушайте, старший лейтенант, вы ведь не успеете разобрать завал.

– Успею, майор.

– За неделю – может быть.

Магнер застыл, глядя на майора сухими глазами убийцы. Казалось, он прикидывал, каким способом лучше убить Кримеца. Потом он вздернул подбородок и сжал кулаки.

– Вы правы, майор.

– Прикажите всем своим людям заняться погрузкой.

– Есть.

За двадцать две минуты все оборудование поста управления было погружено на 'Перекилозис', из склада были забраны многие контейнеры, возможно, они прольют свет на некоторые загадки. Техперсонал, десантники и вся техника также взошли на борт ДШК.

Уже с орбиты, находясь на борту разведчика, Кримец и Виноградов по мониторам наблюдали, как из горной породы, словно из раскрывшейся ракушки, вынырнула граненная конусовидная антенна. Через несколько секунд схрон растаял в бушующем цветке ядерного взрыва.

– Передача была? – спросил Кримец.

Командир эскадрильи кивнул.

– Была. Запись сделана. Продолжительность эфира сорок шесть наносекунд

– Маловато, – заметил Виноградов. – А может целая вечность?

Кримец посмотрел на него.

– Скорее, целая вечность. У нас, наконец-то, есть перехват. А главное, у нас теперь полно аппаратуры. Скоро мы прижмем к ногтю этих неуловимых уродов.

На его губах заиграла мечтательная улыбка.


***


Первых двух сигналов будильника хватило, чтобы вырвать Хертвига из сна. Он на ощупь вырубил будильник и посмотрел на табло. Шесть ноль-ноль.

В комнате было темно. Плотно закрытые жалюзи не пропускали свет восходящего солнца.

Рядом спала Клара Унге. Хертвиг невольно полюбовался ее прекрасным обнаженным телом, во сне журналистка всегда раскрывалась. Беззвучно, чтобы не разбудить ее, он вылез из постели и пошел в ванную.

Холодный душ мигом прогнал остатки сна и придал бодрости. Потрогав отросшую щетину, Хертвиг нанес на нее растворяющую пенку, через минуту уничтожившую едва пробившуюся поросль.

Шесть двенадцать. Хертвиг уже полностью оделся и в последний раз взглянул на Клару. Она все еще спала, широко раскинув руки.

Покинув гостиницу 'Лучезарную', Хертвиг брел по ожившим улицам Екатеринаслава – столичного города Новой Русы, основанного вдовствующей императрицей еще первой династии. Город пробуждался, люди спешили на работу. Екатеринаслав был именно городом, мегаполисов в Русской Империи не было.

Хертвиг подал знак пролетающему мимо такси.

– Лихославльский космопорт.

Водитель, одетый в форменный мундир и даже с фуражкой с шашечками на околыше, кивнул и поднял гравитакси, встроившись в верхний эшелон движения.

Гостиница, где остановились журналисты, размещалась в пригороде Екатеринаслава. Лихославль же, где имелся ближайший космопорт, находился на севере от столицы. В другое время суток полет отнял бы десять-пятнадцать минут. Но теперь раннее утро – час пик и иногда создавались воздушные пробки, которые, впрочем, довольно быстро ликвидировались полицейскими регулировщиками и патрулями. Централизованной системы контроля воздушного движения в империи не любили, но во многом благодаря ей пресловутые пробки возникали редко и не надолго. Впрочем, успешная борьба с заторами в воздухе – это не единственная заслуга системы контроля, главным ее достижением являлось сведение аварийности практически к нулевому уровню.

Гравитакси доставило пассажира к семи.

Расплатившись полтинником, Хертвиг зашел в закусочную, которая только-только открылась. Заведение оказалось автоматизированным. Хертвиг занял столик и огляделся. Он был единственным посетителем. Вызвав на экран меню, он заказал тушеное мясо с картофелем-пюре и салат с непроизносимым названием.

Всего через пять минут пневмоканал явил на стол два подноса, герметично накрытые крышками. Хертвиг снял их и с большим аппетитом принялся уплетать свой заказ. Салат с трудным названием оказался довольно вкусным, но определить его ингредиенты было затруднительно. Одно несомненно – в салате присутствовала сметана и укроп, а вот что это за бело-красные хрустящие и островатые овощи для него осталось загадкой. Еще один ингредиент вероятно был огурцом, слышал он как-то про такой овощ, но другие 'штуковины' даже внешне не определялись. Однако все это не важно, главное, что вкусно.

Закончив трапезу, он сунул в прорезь рублевую ассигнацию, дождался когда автомат выплюнет на стол гость монет на сдачу и покинул закусочную.

В распоряжении еще пропасть времени. Но Хертвиг специально прибыл пораньше. Вчера он вышел на одного из местных торговцев оружием. То, что он хотел приобрести, по местным меркам являлось слишком серьезным, поэтому, не исключено, что тот хмырь стуканул на него местной полиции.

Хертвиг остановился в ста метрах от питейной 'Дюна', где была назначена встреча. Кругом ничего необычного заметно не было, только редкие пешеходы и роботы-погрузчики катили к летному полю.

Сам космопорт находился дальше. Здесь же был квартал магазинов, кафе, баров и злачных мест, которые никогда не пустовали, забитые техперсоналом и космофлотовской братией со многих миров галактики.

Хертвиг зашел в один из магазинчиков и, делая вид, что осматривает товары и иногда покупая какую-нибудь ненужную мелочь, наблюдал за 'Дюной' весь следующий час.

Так и не заметив ничего подозрительного, он, наконец, переступил порог бара. Внутри было темно и накурено, видно всю ночь здесь велось довольно оживленное общение. Официантка уносила пустые бутылки и бокалы, другая подметала осколки стекла и пыталась оттереть пятна крови. В противоположном углу двое молодцев отпихнули поломанный стол и поставили на его место новый.

Хертвиг подошел к стойке.

– Что желаете? – осведомился мордатый прислужник, зачем-то натирая тряпкой и без того чистый стакан.

– Бокал пива, темного.

– 'Старожигулевское', 'Коронное', 'Коростенское', 'Астра'?

Хертвиг пожал плечами.

– Давайте 'Астру'.

Получив бокал с густой пеной, и отхлебнув, он поинтересовался:

– Похоже, жаркая была ночка?

Прислужник улыбнулся.

– Они никогда не изменятся.

Хертвиг занял столик, стоявший вплотную у стены в дальнем углу, как раз так, чтобы обзор был свободен. Когда пиво было почти допито, напротив уселся лысый и широкоплечий тип с перебитым носом.

– Ты что ли Шворик? – спросил Хертвиг, сравнив словесный портрет с внешним видом лысого.

Тот кивнул, внимательно изучая собеседника.

– Как ты меня узнал? – снова спросил эмиссар.

– Гибон, мне тебя подробно обрисовал.

Не смотря на серьезность ситуации, Хертвиг припомнил, как вчера вечером ради интереса ввел в местную инфосеть запрос на слово 'гибон'. И неожиданно был 'атакован' изображениями смешных приматов с рыжеватой шерстью и черными мордочками, содержавшимися в столичном зоопарке. Только подписи на славянице почему-то показывали в слове два 'Б' вместо одной.

– Что у тебя для меня есть?

– Весь заказ.

– Посмотрю.

– Деньги вперед.

Хертвиг вынул заготовленную пачку банкнот и сунул под стол. Через пару минут лысый наконец сосчитал.

– Тут за один.

– Остальное потом, сначала товар.

Теперь Шворик передал оружие. Хертвиг внимательно осмотрел под столом купленный 'Коротков' – армейский пистолет, стреляющий реактивными пулями. В некоторых местах сохранилась заводская смазка. Игрушка исправна, нулячая, система знакомая. Он остался доволен.

– Ствол чистый, – сказал Шворик.

– Верю.

Хертвиг передал следующую пачку и получил второй пистолет, четыре магазина и стилет.

– Блокировщик принес?

Шворик кивнул и передал небольшой сверток.

– Два куска.

– Гибон говорил, будет дешевле.

– Гибон ошибался.

Немного подумав для виду, Хертвиг согласился:

– По рукам.

Он отсчитал две тысячи рублей – огромные деньги в пересчете на привычные ему кроны, и отдал торговцу. На самом деле ему не было разницы, сколько стоит этот приборчик.

Когда последние деньги исчезли в глубинах просторных одежд торговца, тот резко встал и торопливым шагом покинул бар.

Хертвиг развернул сверток. По сути в руках он держал портативный вычислитель, но с ограниченными функциями. При внимательном изучении, можно было выявить, что его изготовили кустарным способом, но довольно высококвалифицированно.

В первый же день прибытия на Новую Русу, Хертвиг заметил одну деталь – весь частный транспорт был оборудован встроенной системой полетного контроля, которая не давала водителю совершать резкие маневры, увеличивать скорость сверх установленного предела и игнорировать полицию. Эта система имела большие плюсы, например, аварии были большой редкостью. Но в случае опасности у водителя не было никакой возможности спастись от преследователей. Хотя, может быть, единственный преследователь здесь – это полиция. Хертвигу хотелось надеяться, что это так.

Он заказал еще пива и закурил сигарету. Курил он редко, но иногда любил потакать своим маленьким слабостям.


***


Настойчивый сигнал пневмопочты вывел его из задумчивости. Створки аппарата выплюнули небольшую пластиковую упаковку. На крышке посылки мерцал штамп почтового отделения и надпись: 'ГОСПОДИНУ РОЗНЕЦКОМУ'.

Подгорный взял посылку, взвесил, повертел в руках. Легкая. 'И что бы это означало?' – подумал он с некоторой заинтригованностью.

С момента, как клипер 'Алтас' совершил посадку в одном из крупных космопортов Новой Русы, прошло уже несколько дней.

Подгорный решил остановиться подальше от суеты Екатеринаслава. Поэтому небольшая гостиница с чистым и уютным номером на окраине столицы вполне удовлетворила его. Все это время Хертвиг неотлучно следовал за ним, но не слишком мозоля глаза. Прежде чем поселиться в номере, он проверил его на наличие 'жучков' и, оставшись довольным, покинул эмиссара.

Но все это было неважно. Вчера Подгорный был на аудиенции у советника императора князя Царапова. На первый взгляд, все прошло без сучка и задоринки, но в атмосфере беседы чувствовалось напряжение и недоверие. Возможно, он провалил задание. Подгорный с силой швырнул пластиковую коробку на кресло, потом все же подошел и вскрыл ее. Внутри лежал голопроектор размером в половину сигаретной пачки, оборудованный сложной системой биоидентификации.

'Прекрасная техника', – восхитился эмиссар.

Покрутив голопроектор в руках, он активизировал систему защиты, затем начал процедуру идентификации. Плотное силовое поле окутало голопроектор, по лицу заплясали лазерные лучи низкой частоты. Николай Эдуардович старался не моргать, когда один из лучей дошел до левого глаза и на несколько мгновений ослепил его. Наконец, через несколько секунд система завершила сличение.

Силовое поле исчезло. Появилась голограмма Царапова.

– Добрый день, Николай Эдуардович, – прозвучал голос советника, – как вы понимаете, вчера я не мог и даже не имел права полномочно вести с вами переговоры и, к сожалению, некоторые вопросы остались недообсужденными. Ныне ситуация изменилась, – князь сделал трехсекундную паузу и продолжил уже более теплым тоном: – Поэтому буду рад вас видеть у себя в пятнадцать ноль-ноль по местному времени.

Запись закончилась. Подгорный отключил голопроектор и положил обратно в коробку. Он чувствовал приободрение и одновременно страх. Каким образом они раздобыли его телеметрические данные?

'Что ж, контршпионы у них работают превосходно. Или как их там?…'

Эмиссар посмотрел на часы. Тринадцать двадцать. Время еще есть, гравитолет доставит в императорский дворец за четверть часа. Но надо еще привести себя в порядок.

Не рискуя пользоваться стандартным видеофоном, он достал спецпередатчик, настроенный на канал Хертвига, и вызвал помощника.

– Хертвиг слушает.

– Это Рознецкий, ты мне срочно нужен.

– Сейчас буду.

Николай Эдуардович зашел в ванную комнату, включил воду, отрегулировал ее до ледяной и подставил голову под струю. Потом взял полотенце и тщательно растер лицо. Затем подставил волосы под воздушный напор. Он посмотрелся в зеркало – на него глядело свежее и румяное от прилива крови лицо. Подгорный остался доволен.

В выдвижном шкафу были развешены комплекты свежего белья и одежды. После недолгих раздумий, была выбрана белоснежная рубашка с архаическими золотыми запонками и черные с синим отливом брюки из иналипоской ткани – дороговатые даже для его чиновничьего жалованья. Следующие двадцать минут заняла утомительная процедура завязывания бантоки черно-бело-серых тонов. Бантока являлась вещью, которую ненавидели все. Когда-то в далеком прошлом она пришла на смену галстуку и была очень строгой, обязательной, но элегантной частью делового костюма. Но существовало одно 'но': правильно завязать бантоку являлось целым искусством, поэтому все чиновники и деловые люди веками материли забытого талантливого модельера, создавшего сей шедевр.

'И когда эта зараза выйдет из моды?' – бухтел Николай Эдуардович, осматривая свои труды. Ну вот готово. Он был доволен, не обнаружив изъянов.

– Господин Хертвиг, – сообщил дверной идентификатор. – Впустить?

– Да.

Хертвиг вошел без привычной улыбки.

– Что-нибудь случилось? – спросил Подгорный.

– Ничего. И надеюсь не случится. Просто нехорошее предчувствие.

– Есть основания?

Хертвиг мотнул головой и, словно переключившись, как-то внутренне изменился.

– Зачем вы хотели меня видеть?

– Я получил приглашение на пятнадцать ноль-ноль. Через пневмопочту.

– Пневмопочтой?. Это довольно странно. Разрешите посмотреть.

Эмиссар кивнул.

– Где оно?

– В пластиковом коробке, в кресле.

Хертвиг подошел к креслу и вскрыл упаковку.

– Как интересно… – только и сказал он, уставившись на эмиссара.

– Мне тоже так показалось. Потрясающая техника.

– Да я не об этом.

Хертвиг показал содержимое бокса, вернее то, что от него осталось. Внутри лежал почерневший, оплавленный до неузнаваемости голопроектор.

Некоторое время они смотрели друг на друга.

– Опишите мне то, что тут находилось.

– Там был стандартный голопроектор, только миниатюрный, размером с половину сигаретной пачки. В него была встроена система защиты, которая просканировала меня, прежде чем активизировался сам аппарат. Потом пошла запись Царапова. Он назначил встречу в императорском дворце.

– Ясно.

Хертвиг плюхнулся в кресло и достал сигарету. Подкурив, он сказал:

– Существуют много способов связаться с вами, при этом соблюдая скрытность. Пересылка послания пневмопочтой… не приемлема, я бы так сказал. Хотя бы потому, что послание можно перехватить. А при наличии большого желания и больших денег можно обойти любую систему защиты.

– Вы не верите в подлинность послания?

Хертвиг глубоко затянулся.

– Не верю.

– А если оно все же подлинно? Царапов назвал мое настоящее имя.

– И что с того? – спросил помощник и, пожав плечами, предложил:

– Давайте, Николай Эдуардович, сделаем так: отправимся в императорский дворец прямо сейчас. Если нас дезинформировали, то этот шаг, возможно, спутает планы наших тайных врагов. Если же приглашение подлинное, тогда мы просто подождем назначенное время в гравитолете.

– Что ж, в таких делах я полагаюсь на вас.

Покинув номер, эмиссары сели в купленный на днях гравитолет самой распространенной на планете марки 'ЛГЗ' восьмой модели. Или попросту – восьмерка. Хертвиг сел за управление, Подгорный расположился в заднем салоне.

Поднявшись в воздух, гравитолет влился в воздушное движение. В пригороде Екатеринаслава транспортные потоки были не столь оживленные, как в центре и они за несколько минут добрались до реки Иркут, за которой начинались жилые районы города.

Подгорный наблюдал за широким мостом, по которому медленно двигались тяжелые грузовики с промышленными материалами. Грузовых гравитолетов нигде не было видно. Наверное, им запрещалось находиться в пределах столичного града. За несколько дней пребывания на Новой Русе он ни разу не видел небоскребов, многоквартирных домов да и вообще скученности населения. Планета казалась слабонаселенной. Однако он знал, что это не так и также знал, что в Русской Империи предпочитают селиться в частных одно-, двух-, трехэтажных весьма просторных домах. За эти дни он сделал еще одно наблюдение. В Екатеринаславе было много храмов. Белокаменных, древних, с яркими разноцветными куполами. На фоне городских построек храмы выглядели настоящими гигантами. Как и всякого иностранца Подгорного удивляло и то, что Новая Руса была одним из немногих миров Русской Империи, которые дозволялось посещать чужеземцам. Империя издавна была закрытой для жителей иных галактических держав, а в столичном мире иностранцам запрещено нарушать 'черту пребывания' – своего рода зону отчуждения. Существовали такие зоны и во всех закрытых мирах; зоны отчуждения охватывали территорию вокруг коммерческих космопортов, экипажам иностранных торговых и пассажирских судов было запрещено нарушать пределы зоны, поэтому вся космофлотская братия оседала в припортовых гостиницах, рядом с которыми имелись привычные им бары, таверны и прочие подобные заведения, где можно и выпить в веселой компании, и устроить добрую драку, и даже найти подружку. Подгорный знал, что портовые проститутки работали по контрактам, все они, ну может за редчайшим исключением, не были подданными русской короны, прилетая в империю за 'длинным рублем'. Вне пределов зон проституция в империи отсутствовала как явление.

– Приготовьтесь, – сказал Хертвиг и активизировал блокировщик. – Кажется, у нас появились сопровождающие.

– Хвост?

Отражение в салонном зеркале улыбнулось.

Резкий маневр вдавил Подгорного в сидение. Гравитолет резво свернул и влился в нижний поток движения.

Посмотрев на задние мониторы, Подгорный увидел, что то же самое сделали еще два одинаковых гравитолета черного матового цвета.

– Я так и думал, – бросил Хертвиг, – пристегнитесь получше.

Едва эмиссар успел застегнуть ремень безопасности, как Хертвиг резко бросил машину вниз, почти на уровень садовых деревьев и крыш домов.

Какое-то время преследователи не появлялись, затем один из них возник сверху, другой в сотне метров позади.

Послышался приглушенный грохот выстрелов, это открыли огонь из заднего гравитолета. Подгорный посмотрел назад. Из верхнего люка салона преследователя по пояс высунулся человек и целился в его восьмерку из автомата.

Забарабанила очередь. Пули разбили задний плекс и наделали дыр в переднем сидении рядом с водителем.

– Возьмите оружие!

Хертвиг кинул пистолет через плечо.

– Но как вы смогли провезти его через пограничников и таможню?

– Сейчас не время об этом. Постарайтесь убить стрелка!

Подгорный сбросил ремень безопасности и снял оружие с предохранителя. Нормально прицелиться не получалось. Он дважды безрезультатно выстрелил.

Хертвиг бросил восьмерку практически к самой земле, резво свернул между двумя трехэтажными особняками. Задний преследователь не ожидал этого и на некоторое время потерял их. Зато из верхнего гравитолета был открыт плотный огонь. Несколько пуль прошили салон спереди. Одна из них попала Хертвигу в голень, срезав пласт кожи.

Хертвиг бросил машину в другой пролет между домами, но их преследователь, как оказалось, ожидал подобного и сразу навис сверху. Еще одна очередь повредила антигравы. Гравитолет начал терять высоту.

Хертвиг оказался классным пилотом, практически не имея тяги, воздушная машина не рухнула вниз, а вспорола брюхом подворотню. Несколько испуганных пешеходов поспешили скрыться в подъездах муниципальных зданий.

– Быстрее вылезайте! – бросил Хертвиг и выпрыгнул наружу.

Подгорный последовал за ним и с удивлением уставился на султанчики, заплясавшие у его ног. Телохранитель сбил его в прыжке и прижал к земле своим телом. Но новых выстрелов, к счастью, не последовало, стрелок потерял возможность вести огонь.

Второй гравитолет пошел на повторный заход. Из боковых дверец высунулись двое боевиков с автоматами, но прежде чем они открыли губительный огонь, Хертвиг швырнул шефа за корму поврежденного гравитолета, а сам едва успел уйти от пуль.

Подгорный с оцепенением наблюдал, как срикошетившие пули пронеслись рядом и ощутил в плече сильное жжение. Ощупав его другой рукой, он увидел кровь и лишь тогда почувствовал боль.

Тем временем, один из черных гравитолетов высадил группу боевиков в нескольких десятках метров. Другой разворачивался для нового захода. От огня его стрелка гравитолет эмиссаров загорелся. Хертвиг открыл прицельный пальбу в ответ и убил водителя. Завалившись на бок, машина врезалась в бетонные плиты подворотни, развалилась на куски и вспыхнула.

– Бегом в подъезд, сейчас рванет! Они стреляли зажигательными, чтобы выкурить нас.

Им повезло наверное, что рядом стояло муниципальная пятиэтажка. Окажись они посреди кварталов частного сектора, возможностей для маневров было бы меньше. Ближайший подъезд находился напротив, в дюжине метров. Укрывшись в нем, Хертвиг только теперь увидел, что его шеф ранен. Достав из поясного кармана жгут, он перетянул им плечо выше раны и приставил рядом с пулевым отверстием крохотную металлическую аптечку. Тоненькая игла впилась в кожу, затем анализатор выдал еще серию уколов.

– Теперь наверх!

Все вокруг потряс взрыв. Выбитая взрывной волной дверь плашмя припечатала их к ступенькам. Быстро придя в себя, Хертвиг вытащил из-под нее шефа и что было сил, потащил наверх.

– Я уже могу сам, – простонал эмиссар.

– Антигравы рванули… Теперь по лестнице вверх. Я скоро к вам присоединюсь.

Подгорный тяжело застонал, а Хертвиг вызвал лифт и, когда дверцы открылись, расстрелял приборную доску.

Подгорный спешил по лестнице, внизу затарахтели выстрелы 'Короткова'.

– Хертвиг! – позвал он.

Ему никто не ответил. Сплюнув, эмиссар почувствовал боль – губы были разбиты.

Послышался еще один выстрел и чей-то короткий вскрик. Надеясь, что кричал не его помощник, эмиссар проверил магазин. Осталось девять патронов.

Убив первого боевика, Хертвиг распотрошил панель освещения и ушел в образовавшуюся тьму лестничного пролета. До следующего этажа он поднялся бесшумно и повторил акт вандализма со второй панелью. Потом прислушался. Ни одного звука. Вдруг за одной из дверей со стереограммой 'отдел регистрации' взвизгнул женский голос и послышался треск разбитого окна. Он подбежал к этой двери. Теперь и внизу прозвучали едва различимые шаги.

С диким грохотом дверь помещения вылетела на лестничную клетку, припечатав собой Хертвига. От всей души матерясь, он попытался подняться и тут же получил тяжелый удар сапогом по пояснице. Удар был столь силен, что Хертвиг выронил пистолет. Но все же он успел сгруппироваться и, отразив следующий удар, подсек нападавшего. В этот же момент снизу на лестничный пролет вскочил еще один боевик.

– Это не тот, – крикнул сбитый с ног, – кончай его на…!

Боевик вскинул автомат, но выстрелить не успел. Хертвиг метнул стилет. Длинное узкое лезвие вонзилось боевику прямо в глаз и вошло в мозг. Не издав ни звука, автоматчик покатился по ступенькам.

Хертвиг вскочил на ноги одновременно со вторым боевиком и провел правый хук в челюсть. Тот выдержал удар и с разворота лягнул эмиссара ногой, но просчитался. Проскочив под ногой, Хертвиг оказался спиной ко взломанной конторе.

Взревев, боевик бросился на него и оба влетели вовнутрь.

Хертвиг извернулся в падении, избежав удара головой о пол. И тут же двинул врага локтем в нос. Подобравшись, он раздробил боевику нос вторым ударом и вскочил на ноги.

Где-то рядом заплакал ребенок. Быстро оценив расположение комнат и длинных коридоров конторы, Хертвиг начал обыскивать отключившегося боевика. Очень скоро тот начал подавать признаки жизни. Резким рывком эмиссар сломал ему шею.

Оружия при покойнике не оказалось. Сплюнув кровью, Хертвиг вернулся в коридор и подобрал автомат. На счастье в магазине не хватало лишь нескольких патронов.

Вбежав обратно, он вломился в ближайшую комнату. Никого. Следующая комната оказалась также пустой. И повсюду строгий канцелярский порядок. Стараясь не шуметь и привести в норму дыхалку, сбитую злосчастным ударом ботинка, Хертвиг обследовал еще несколько комнат. В одной из них он увидел развороченное окно и впритык висящий на уровне этажа гравитолет. Кругом – на полу, на опрокинутом столе, на помятом носу воздушной машины рассыпаны осколки оконного стекла. Интересное решение – воспользоваться гравитолетом как тараном. Боковая дверь гравитолета была распахнута, но изнутри не доносилось ни звука.

Хертвиг решил не соваться туда, вполне вероятно там приготовлена ловушка, например, газовая мина.

Опять заплакал ребенок, на этот раз где-то совсем близко. Хертвиг обошел перекинутые кресла, разломанный столик, разбитый стереоэкран персональника и ударом ноги распахнул следующую дверь.

Из его позиции был виден стол, за которым сидела молодая испуганная девушка с годовалым ребенком на руках. В ее глазах застыл ужас. Она еще тесней прижала ребенка к себе, тот продолжал плакать, чувствуя страх матери. Странно. Во всей конторе ни души и вдруг мамаша с младенцем. Воскресенье, выходной день. Что она тут делает? Тем более с ребенком?

Хертвиг перешагнул порог комнаты. Мамаша, значит? Повеяло неправильностью происходящего. С выражением сопереживания на лице он шагнул к ней и на всякий случай вырубил. Несколько часов бесчувственной поваляется. И тут только боковым зрением заметил под столом в луже крови другую женщину, одетую в спецовку уборщицы. Малыш заплакал. Хертвиг выдернул его из рук убийцы и бережно положил в дальний закуток, затем обыскал лжемамашу. У этой сволочи оказалась подплечная кобура с мелкокалиберным пистолетом. Хорош бы он был, оставь ее за спиной…

Где-то позади он услышал шорох. Этого хватило с лихвой, чтобы тело само сигануло на пол. Тишину разорвал неожиданно мощный грохот выстрелов, слившихся в протяжный вой. Смерч горячей стали изрешетил косяк и стену рядом с эмиссаром. Первая очередь прошла мимо. Кто-то стрелял, спрятавшись за открытой дверью, не видя свою мишень. Не дожидаясь второй очереди, Хертвиг прыгнул вперед и перекатившись, вскинул автомат. Запоздалая очередь прошла поверху. Боевик за дверью смог удивить, он держал тяжелый станковый пулемет и естественно не мог его резко развернуть. Эмиссар уже приготовился отправить его к праотцам, но вдруг кто-то напрыгнул сзади. И как он, гад, подкрался? Хертвиг едва успел перехватить руку напавшего, не дав ножу разодрать ему в горло. Скользнув вниз и в сторону, Хертвиг смог перебросить боевика через плечо, закрывшись заодно от пулеметчика. Он нырнул влево. Тип с неповоротливым пулеметом среагировал с запозданием. Очередь разрезала подельника надвое. Ответный выстрел Хертвига проделал маленькую аккуратную дырочку во лбу любителя больших игрушек.


Подгорный притаился за углом. Послышались почти неразличимые крадущиеся шаги.

– Хертвиг?

Ответа не последовало.

Шаги стали громче. Сердце эмиссара забилось словно дикие тамтамы. Что-то неприятно резануло в животе. Он понял, что боится, в конце концов, он был всего лишь чиновником. В далекой юности осталась срочная служба на флоте, теперь же ему восемьдесят. Боже, как давно это было!

Высунувшись из-за угла, он четырежды выстрелил и нырнул обратно. Ответные выстрелы испещрили угол и стену напротив, обсыпав осколками керамической облицовки.

На улице послышались взрывы и выстрелы, судя по интенсивности, там разгорался жаркий бой. Значит это не Хертвиг геройствует. Жандармы? Гвардия? Кажется, он спасен. Если только не даст себя убить еще несколько минут.

Подгорный услышал снизу шорох и пустил туда еще одну пулю. В голове заметалась мысль, что осталось всего четыре патрона.

Шорох повторился и новая очередь изрешетила стены.

Подгорный кинулся к ближайшей двери и нервно забарабанил в нее. Но никто ему не открыл. Понимая, что поддался панике, эмиссар снова вернулся к углу и выстрелил наугад.

В ответ послышалась дикая матерная ругань и долгая пальба.

Выстрели звучали уже сверху. Чьи-то крики и проклятия, новые выстрелы. Шум приближался.

Подгорный надеялся, что Хертвиг каким-то образом оказался на верхних этажах и скоро придет ему на помощь.

Что-то шумно скатилось сверху. Эмиссар осторожно выглянул и увидел труп здоровенного детины с обожженным лицом. Любопытство чуть не стоило ему жизни. Затаившийся внизу боевик открыл огонь и с криком побежал по ступенькам вверх. Вдруг он смолк и, завалившись за угол, упал у самых ног эмиссара. На месте грудной клетки дымилась дыра размером в два кулака.

– Господин Рознецкий, не стреляйте, – услышал Подгорный и тесней вжался в стену.

– Я ваш друг. Унтер-офицер жандармерии. С бандитами покончено.

– Спуститесь вниз, ко мне, – ответил Подгорный.

На лестничную клетку вышел человек в бронекостюме. Он снял шлем и повелительным тоном произнес:

– Пойдемте со мной. Вам теперь ничего не грозит.

Только теперь эмиссар обратил внимание, что стрельба утихла. Он последовал за жандармом.

Внизу оказалось полно людей. В основном жандармы, их было около тридцати. Недалеко от здания застыли в воздухе бронированные гравитолеты, за ними скрывались две кареты скорой помощи.

Подгорный осмотрелся вокруг. Воронки от взрывов, горящие гравитолеты бандитов, трупы. Похоронная команда складывала в ряд тела боевиков. Их было много. Подальше лежали два окровавленных жандарма. Еще одного раненого несли на носилках. Выносили из дома и тело молодой женщины. Видимо, бандиты не раздумывали о средствах достижения цели.

От всего пережитого у Подгорного голова шла кругом. Он дико озирался.

Еще одна группа санитаров вынесла новую партию боевиков и скинула в кучу. Затем вынесли двоих бессознательных раненых, среди них был и Хертвиг.

К эмиссару подошел жандарм.

– Господин Рознецкий, я ротмистр Губский. Пожалуйста, следуйте за мной.

Подгорный несогласно покачал головой.

– Нет. Тот человек не боевик.

Эмиссар подошел к раненым и склонился над Хертвигом. Ноги помощника были иссечены осколками, сам он пребывал в отключке, видимо, контужен. Гранатами, что ли, его забросали? Ротмистр встал рядом.

– Это мой телохранитель, он убил многих из них, – Подгорный почувствовал раздражение. – Немедленно уберите его от этих мразей!

– Значит, это он порешил тех душегубов, – задумчиво произнес ротмистр. – Крепкий парень. При других обстоятельствах я был бы рад видеть его в своем подразделении. Честно говоря, мы думали, что это вы дали им как следует прикурить…

– Я? Что вы. Я и стрелять-то толком не умею. Вы спасли мне жизнь.

– Это наш долг, господин Рознецкий.

Ротмистр повернулся и крикнул:

– Вахмистр, заберите этого парня! Немедленно окажите ему помощь! Это телохранитель господина Рознецкого.

– Когда все уляжется, – обратился жандарм к эмиссару, – вы сможете навестить его в госпитале. А теперь соблаговолите следовать за мной. Вас все-таки ждут.

Они подошли к гравитолету с императорским орлом на борту и черно-желто-белым флагом на дверце. Рядом стоял высокий полный человек в черном плаще и широкополой шляпе.

– Господин Рознецкий, – обратился он, – я из безопасности. Садитесь, вас ждут в известном вам месте.

Дверца гравитолета открылась, приглашая внутрь. Подгорный взобрался на заднее сиденье. Рядом сел человек в шляпе.

– Вам окажут медицинскую помощь. Потом вы встретитесь с князем.

Гравитолет набрал высоту. Вскоре к нему присоединился эскорт.


Только в дворцовом лазарете Подгорный почувствовал себя лучше. Врачи извлекли осколки пули и все инородные тела, промыли и заштопали рану, ввели успокоительные и антисептики.

Полная безмятежность окутала сознание, непривычным успокоением разлившись по телу.

Он оглядел палату – кругом строгие белые тона, комплекс медицинского оборудования и еще одна свободная койка.

'Неужели меня здесь будут держать? – пришла беспокойная мысль. – Хирург сказал, что я не тяжелораненый'.

Эмиссар откинулся на подушки и позволил отяжелевшим векам сомкнуться. Не желая того накатил сон. Он проспал три следующих часа, а когда проснулся, почувствовал себя на удивление отдохнувшим и бодрым.

В дверь тихонько постучали.

– Войдите, – пригласил он.

В накинутом поверх мундира белом халате, вошел князь Царапов, следом человек, которого Подгорный поначалу даже не узнал. Через секунду он сообразил, кто это и сделал попытку встать.

Император Юрий II жестом показал оставаться на месте.

– Ваше Императорское Величество… – прошептал эмиссар взволнованно.

– Как вы себя чувствуете? – спросил император и, не дожидаясь ответа, посмотрел на советника. Тот, невесело улыбнувшись, обратился к больному:

– Николай Эдуардович, мы приносим извинения за пережитые вами неудобства накануне. И примите наши соболезнования по поводу ранения вашего компаньона.

– Спасибо за соболезнования, – ответил Подгорный, словно вновь пережив случившееся. – а вот извинений не надо. Я вам обязан жизнью, ведь жандармы появились вовремя. Но, если Ваше Императорское Величество позволит, у меня к вам много вопросов.

– Что ж, это обоснованно, Николай Эдуардович, – ответил Царапов после кивка Юрия. – Признаться, у нас их тоже предостаточно. И некоторые остаются по сей момент. Что же, спрашивайте, я отвечу на все ваши вопросы.

– Благодарю… – Подгорный перевел дух. – Первое, верите ли вы, что я эмиссар Кагера?

Император и советник переглянулись, не ожидая этого вопроса первым и учитывая то, что только что пережил лежащий перед ними человек.

– Оснований сомневаться в этом больше нет, – ответил Царапов.

– Объясните, будьте любезны.

– Извольте, Николай Эдуардович. Все просто. Когда вы попросили моей аудиенции, а потом по ходу разговора с вами, у меня возникло подозрение, что вы засланец Савонаролы. Обоснованное подозрение, согласитесь.

Подгорный кивнул.

– Существовала версия, что Савонарола начал какую-то игру, цели которой туманны.

– Сейчас вы так не считаете, Мстислав Васильевич?

– Нет. В ходе проверки эта версия рассыпалась в прах. Вы наверное не забыли дело Ротанова? Так вот, у нас имеются альтернативные источники, на которые можно положиться. Говорю вам это, только потому что имею основания полагать, что мои слова не достигнут ненужных ушей. Вам ведь ставили психоблок, не так ли?

Подгорный кивнул.

– Существовала и другая версия. Что вы агент третьей стороны. За вами было установлено наблюдение. Но в ходе последующих событий была опровергнута и эта версия. Вас действительно хотели вывести из игры.

Подгорный закусил губу, выказав волнение. При других обстоятельствах он смог бы контролировать себя лучше, но сейчас…

– Другая сторона? Признаться, я не понимаю вас, Мстислав Васильевич.

– Третья сторона – это неизвестные. Чужаки. Мы называем их рунхами. Но также они известны как ассакины…

Подгорный удивленно приподнялся. Целый вихрь мыслей пронесся в его голове и среди них с болью в висках запульсировала одна: неужели ассакины вернулись? Неужели грядет новая война?

– И знаем мы о них практически очень мало, – продолжал князь. – Неясными остаются также и их текущие цели.

– И что же вы о них знаете?

– Знаем, что они люди только по внешнему облику. Выглядят как мы, физиология как у нас, имеет место быть даже социальная мимикрия. Знаем, что они занимаются шпионажем и имеют разветвленную сеть в обитаемой галактике.

Эмиссар попеременно посмотрел то на императора, то на князя и произнес:

– Ваше Императорское Величество, господин советник, я не разведчик, я всего лишь посланник, но думаю, такая информация вызвала бы удар у профессионала… – Подгорный замолчал, взвешивая, можно ли задать следующий вопрос. И решился: – У вас имеются доказательства?

– Имеются, – ответил Царапов. – Но вопросов все же больше, чем ответов. Теперь мы вам хотим кое-что продемонстрировать.

Советник достал из внутреннего кармана костюма миниатюрный голопроектор, наподобие того, что видел Подгорный в отеле, и активизировал его, поставив на стол.

– Это запись сканирования мозга пленника, захваченного во время боя.

Появилось объемное изображение высокого качества. Незнакомые помещения, неизвестные люди, все мужчины. У всех угрюмые лица, многие с оружием. Потом возникло отражение в зеркале. Пленником оказалась молодая и красивая женщина. Вся запись озвучивалась слышимыми ей звуками, ее собственными мыслями и словами.

– Обратите внимание на странность ее мышления, – комментировал Царапов, – никакого кокетства перед зеркалом, никаких эмоций. Все мысли, обращенные в слова и лишь о предстоящем деле. Поверьте мне, если просканировать мозг любой другой женщины, вы обнаружите совершенно иной, гораздо более богатый эмоциональный мир. Теперь перемотаем запись на несколько часов вперед.

Появилось изображение Екатеринаслава с высоты сотни метров. Девушка сидела в гравитолете с мужчинами, вооруженными автоматами и иным оружием. В боковой монитор был виден еще один гравитолет. Через некоторое время они садятся, девушка выскакивает на бетон, где уже стоит вторая воздушная машина. Где-то слышится стрельба, все бегут туда. На ее пути попадается разломанный гравитолет с обезображенными трупами, которых лижут язычки пламени. Невдалеке горит другой.

Подгорный с тревогой узнал в горящей машине свою собственную.

Далее на записи в небе появляется еще одна машина, тоже черного цвета, которая высаживает боевиков на крышу дома и начинает стрелять куда-то, но куда девушка не видит.

Слышны крики, приказы. Несколько человек, один из которых с тяжелым пулеметом, запрыгивают в дверь воздушной машины, девушка прыгает за ними. Поднявшись на несколько этажей, гравитолет высаживает окно и в квартиру устремляются боевики.

В следующие минуты Подгорный увидел, как девушка убивает уборщицу и готовит с подельниками засаду. При этом, с ребенком она управлялась с брезгливостью – пожалуй единственной эмоцией, проявившейся за все время отображаемых событий. Подгорный увидел, как ее обезвредил Хертвиг, наблюдал как боевики забросали его гранатами, как погиб один из жандармов.

– Дальше смотреть не имеет смысла, – сказал Царапов. – Это только небольшая часть того, что мы с нее скачали. К сожалению, что-то более важного, представляющего ценность, нет. Был захвачен еще один пленник.

– А запись второго боевика? – спросил эмиссар.

– К сожалению, он скончался по дороге в лабораторию.

– Но ведь можно же сделать запись и с мертвого мозга, даже спустя несколько часов после смерти.

Царапов выключил голопроектор.

– Сейчас объясню. Дело в том, что наши пленники не совсем обычные люди, или, скажем, совсем не обычные. В их мозге имеется центр, который разрушает всю центральную нервную систему при определенных обстоятельствах. На основании прошлых наблюдений, мы предполагали, что мозг подвергается воздействию извне. Какой-то неизвестный вид облучения, неоднократно фиксировавшийся нами. Наши ученые работают над этой проблемой, но пока ничего определенного сказать не могут. Не удалось выявить также источники воздействия. Есть предположение, что источниками являются другие индивиды сообщества рунхов, но доказать это не удается. Эта девушка, которую вы только что видели, ее уже тоже нет в живых.

– Мстислав Васильевич, – обратился эмиссар, – как вам кажется, что они хотели от меня?

Царапов немного помолчал.

– Профессор Закорко, делавший запись и изучавший ее, утверждает, что цель нападения на вас – похищение. С какой целью, из сканирования выяснить не удалось.

Подгорный обдумывал увиденное и услышанное. У него вдруг все похолодело от пришедшей мысли. Он испуганно посмотрел на императора.

– Если… если был нужен именно я, не значит ли это, что они в курсе намерений графа-текронта Кагера и предмета наших переговоров?

Император Юрий II, по какой-то причине хранивший до сих пор молчание, поймал взгляд эмиссара. Жесткие серые глаза не мигая впились в Подгорного.

– Николай Эдуардович, – начал он размеренным тоном, – не только над нашими Державами, но и над галактикой в целом нависла страшная угроза. Угроза в лице неумолимого и коварного врага. Врага виновного в развязывании еще Той Войны, после которой погибла прежняя человеческая цивилизация.

В свете того, что произошло с вами, я делаю вывод, что враг знает о наших тайных переговорах и хотел захватить вас, возможно для того, чтобы выяснить обо всем в деталях. Но это маловероятно, точнее малоправдоподобно. Нам достоверно известно, что враг умеет отлично маскироваться под любого человека, принимать любую личину. Возможно, вам была уготована весьма печальная участь. Нападение может повториться. Исходя из этого, нами уже приняты меры. До границы нашей империи вас доставит военный корабль, дальше вам передадут сверхскоростную и вооруженную яхту с лучшим пилотом и штурманом. Скрытное сопровождение яхты мы вам обеспечим. Если здоровье вашего помощника позволит, он присоединится к вам.

Что же касается наших переговоров, я рассмотрел предложения графа-текронта Кагера и нашел их выгодными. Я окажу помощь в военной и финансовой сфере, а также увеличу квоту на закупку изделий компаний 'Опетские Киберсистемы' и некоторых других опетский компаний.

Передайте графу-текронту вот еще что: мы готовы будем обсудить систему обороны от призраков. Это очень важно. Вы должны это передать графу-текронту Кагеру, даже если он не понимает о чем идет речь.

Перед вылетом домой, вас снабдят копиями секретных материалов о рунхах. Передайте графу-текронту, что мы готовы к сотрудничеству и в этой сфере. И еще одно: причина государственного переворота в Великом Султанате, который теперь уже… – император хмыкнул и позволил себе кривую усмешку, – стал Оттоманской Империей… чтобы Кагер понял, насколько это важно… причина кроется именно в рунхах. А сейчас отдыхайте и набирайтесь сил.

И прежде, чем Подгорный успел собраться с мыслями и попрощаться, император и советник четко по-военному развернулись и вышли.

ЧАСТЬ II МЯТЕЖНЫЕ СИСТЕМЫ

ГЛАВА 11

Шел уже третий день, как барон Рисальдин Ажор отдыхал в южном дворце. Бесконечные дела на рудниках, финансы, политические дрязги, ирианцы – утомили его. По сути барон уже третий день находился в запое, послав к черту бесконечные проблемы с ирианцами.

'Жалкие скоты, – думал и одновременно шипел он, – я вас еще загоню в резервации'.

Очередной кубок вина с добавлением легкого наркотика оказался пуст. Барон с ненавистью уставился на него, но потом его вниманием завладела музыка и пара ирианских детей, танцевавших напротив его ложа. Обоим было лет по тринадцать. Двигались они первоклассно, великолепно чувствуя ритм музыки.

Барону все-таки удалось расслабиться и забыть о нерешенных проблемах. На днях ирианцы – коренные жители планеты Ирбидора, собрались в многотысячную толпу у планетарной префектуры и выкрикивали антинишитские и антиправительственные призывы. Подавив раздражение, Рисальдин Ажор связался с начальником городской полиции и приказал выяснить, что там требуют эти грязные свиньи. Спустя четверть часа начальник полиции доложил: ликвидацию произвола и рабства, равенства в правах с нишитами и воззвания к императору. Такой наглости Ажор стерпеть не смог. По его приказу митингующих оцепили и, применив слезоточивый газ, арестовали. После чего сослали всех до единого на рудники. К вечеру того же дня пришли сообщения о мятежах и больших жертвах на двух третях ирбидорских рудников и на отдельных рудниках Ирпсихоры – второй и последней из ирианских планет, губернатором которых Ажор являлся. Поступали сводки о массовых волнениях во всех крупных и мелких городах двух систем.

Опасаясь неминуемого гнева двух власть предержащих – эфора Соричты за бездействие транспорта, и эфора Туварэ за срыв поставок сырья для императорских заводов, барон приказал применить все силы и средства, чтобы в кратчайшие сроки восстановить производство и добычу, а также добиться всеобщего повиновения.

Вся полиция двух систем и дислоцированная на Ирбидоре 48-я армия потопили в крови многочисленные бунты зэков-рабов и заодно восполнили огромную недостачу рабсилы из числа недовольных.

'Теперь эти псы долго будут помнить, что такое неповиновение,' – подумал барон и оценивающе оглядел танцоров.

Его затуманенным мозгом уже завладела похоть. Барон долго колебался, кого, девочку или мальчика затащить в постель или может быть обоих сразу?

Так ничего и не решив, он сделал знак и стоящий наготове раб вновь наполнил его кубок вином.

Где-то послышался шум и какая-то возня.

Рисальдин Ажор подозвал раба пальцем и приказал:

– Иди посмотри, что там происходит. И позови ко мне дворцового распорядителя.

Поклонившись, раб побежал было исполнять приказание, но тут двери в покои барона распахнулись. Ворвались вооруженные люди, сразу взявшие под прицел всех находившихся в помещении.

Ажор целую минуту рассматривал сие невероятное фантастическое действо. Потом в зал вошли двое: высокий пожилой человек и следом за ним мужчина средних лет с перевязанной рукой. Все нарушители покоя являлись ирианцами.

– Рисальдин Ажор, мы берем вас в заложники, – произнес старший из них.

В первую секунду барон опешил от столь откровенной наглости, потом судорожными глотками выпил вино и прорычал:

– Пшли вон!!! Отродье скотское! Вон!!!

Наступила напряженная пауза.

Барон почувствовал, как кровь прилила к голове, сердце в груди бешено заклокотало.

– Охрана! – услышал он собственный истерический голос. – Схватить их! Охрана!

Человек с перевязанной раной резко рубанул барона здоровой рукой и подхватил потерявшее сознание тело.

– Мразь!

Даже находясь без сознания, черты лица Ажора сохранили гнев и ярость.

– Он так и не понял, что произошло.


***


Ивола нашел в себе силы, чтобы не поддаться гневу. Всем своим видом он излучал холодное спокойствие. Сообщение о захвате барона Ажора террористами застало эфора безопасности врасплох. Однако глава безопасности империи не без удивления заметил в себе некоторое злорадство. В конце концов, ведь это была его идея дискредитировать этого позорящего нишитскую честь идиота. Дискредитировать и подорвать его власть. Но случилось так, что семя, брошенное эфором, упало на благодатную почву. Слишком уж благодатную.

Барон Рисальдин Ажор, мягко говоря, был не на своем месте. Им был недоволен эфор Туварэ, откровенно выступая против погрязшего в собственных усладах губернатора. Управление Ирбидорой и Ирпсихорой осуществлялось крайне неэффективно, непонятно куда пропадали колоссальные денежные средства. Кроме того, барон Ажор был ярко выраженным плутократом, он не гнушался осуществлять в своих болезненных фантазиях все то, на что только способны чиновничья государственная и карательная машины империи. Этакий типичный олигарх из какой-нибудь Федерации Шрак. Даже имя его не типично для нишита, видать кто-то из предков не захотел транскрибировать.

В итоге, положение в этих двух системах являлось взрывоопасным, грозящим вылиться в общепланетарные бунты. Всего этого было бы вполне довольно, чтобы отстранить Ажора от управления системами, но, к большому сожалению Иволы, у мерзавца оказались хорошие связи в Текрусии. И ведь именно Текрусия имеет право лишить высокородного нишита его прав.

Вот и пришлось эфору безопасности разработать план.

Предполагалось, что выступления ирианцев заставят несколько снизить давление со стороны губернатора. Его люди, внедренные в организацию бунтовщиков, провоцировали бы выдвижение дальнейших требований, с которыми Ажору пришлось бы согласиться, если он не хотел революции. В такой ситуации барону пришлось бы уступить, что явилось бы проявлением слабости и он потерял бы часть своих покровителей. Текрусия назначила бы расследование, в ходе которого было бы выявлено столько нарушений, что ни о каком дальнейшем управлении Ажора не могло быть и речи. В конце концов, все острые углы в системах со временем можно было бы сгладить, например, обращать в рабство только за уголовные преступления, как это сделано в большинстве миров Империи Нишитуран. Со временем можно было бы устранить всех бунтовщиков-зачинщиков, расширить свою агентуру и тому подобное. А главное, поставить губернатором достойного нишита – одного из соратников Иволы, конечно же.

Все это планировалось в идеале. По двум планетам прокатилась волна широкомасштабных выступлений, начались погромы, убийства, поджоги.

Но барон Ажор усилил нажим, пролил море крови. Он слишком ненавидел ирианцев и потому недооценил их. Бойня, устроенная полицией и армией, не испугала гордый народ, а лишь придала ему решимости. И ситуация вышла из-под контроля.

Вот уже более суток не было никаких новостей из систем. Эфор безопасности располагал донесением суточной давности, что мятежники сумели разоружить некоторые части 48-й армии, что часть ирпсихорской полиции перешла на сторону террористов и что ведутся бои. Кроме того, его люди до сих пор не вышли на связь и не ясна их дальнейшая судьба.

Время шло. Ивола приказал блокировать все сообщения с мятежными мирами, потом приказал разработать специальную операцию по спасению Рисальдина Ажора. Лично он и гроша бы ломаного за него не дал, но не пристало высокородному нишиту находиться в заложниках, тем более неразумно потакать террористам. Прецедент опаснее, чем само данное событие.

Спустя двое суток после захвата Ажора, на орбиту Ирбидоры лег призрак. Оставаясь незамеченным, он произвел высадку штурмовой роты БН, после чего связь с ней оборвалась. Сто сорок два человека канули в небытие.

Ивола отозвал призрак.

К началу третьих суток стало ясно, что мятежники контролируют все главные коммуникации и стратегические объекты систем. К полудню по стандартному времени они вышли в эфир с 'воззванием императору и всем народам империи', используя передающие станции имперских информационных стереокомпаний.

Ивола заблаговременно блокировал все ближайшие ретрансляторы и записал 'воззвание', после чего приказал узнать, кто этот высокий пожилой ирианец, рискнувший выступить против империи.

Ивола изучил поступившее досье. Человек, которого они записали, состоял на службе в его ведомстве и был неплохо осведомлен о подоплеке происходящего. Он, конечно, не знал и половины, но и это уже возводило его в разряд крайне опасных. Его звали Киот.

Эфор безопасности почувствовал пробуждающийся внутри гнев, но усилием воли приструнил его. Теперь придется ставить крест на всех, на кого у Киота был выход. Когда на стол лег новый рапорт, список оказался внушительным, в нем значились десятки имен. Значит, десятки агентов и сотни завязанных на них агентов помельче уже потеряны.

Ивола подумал, что следует наказать виновных, допустивших Киота к заданию и завербовавших его. Но это потом. А сейчас…

Ивола составил детальный рапорт обо всем случившемся императору и приобщил запись перехваченного воззвания.

'Теперь не обойтись без мясников"! – подумал он.


***


– По прежнему ничего, мой вождь, – лицо инженера-связиста выдавало озабоченность.

Прошли сутки, как Киот обратился с воззванием и с тех пор ни одна из ССС-станций не зафиксировала ни единой передачи.

'Выжидают', – подумал Киот.

Пауза была ему на руку, ведь с каждым днем новоявленный вождь и его революционный комитет все полнее контролировали ситуацию. Спонтанно начатая революция, без особого сопротивления в умах ее носителей, распространялась словно эпидемия. Ее поддержали не только ирианцы, но и другие ненишиты и даже некоторые нишиты.

На четвертый день революционный комитет контролировал уже до восьмидесяти процентов территорий двух ирианских планет. В его распоряжении находились все космопорты, заводы, верфи, рудники и даже обнаруженные склады с оружием и бронетехникой.

Иногда случаются просто поразительные вещи и именно такой можно считать переход почти всего полицейского аппарата под знамя революции. Но и это не все. Когда Киот узнал, что один из корпусов 48-й армии после убийств некоторых офицеров, также перешел к восставшим, он произнес хвалу давно забытым богам его предков.

Два других корпуса представляли собой разрозненные дивизии и бригады, рассеянные по лесам и горам. Все эти части и соединения были фактически лишены взаимодействия и единого руководства.

Каждый час группы дезертиров-ненишитов выходили из лесов и присоединялись к восставшим. Иногда прибывали целые бронеколонны перебежчиков.

К исходу четвертого дня от воззвания, к Киоту доставили труп командующего 48-й армией генерал-полковника Алтаза, повинного в отдании приказа о применении оружия против беззащитных людей.

Параллельно шли аресты и убийства иволовских агентов, которых Киот знал. После промывания мозгов, арестовывались новые шпионы, потом через них следующие. В агентурной сети БН возникла и быстро расширялась огромная дыра. Новая полиция устраняла всех причастных к недавним массовым репрессиям, чистила собственные ряды.

Кровь лилась рекой. Массы ирианцев пребывали в эйфории и готовы были следовать в ад.

Но так не могло продолжаться вечно и Киот прекрасно понимал это. Очень скоро, новые проблемы дадут о себе знать. Ведь Ирбидора и Ирпсихора оказались отрубленными от экономики империи и им еще предстоит узнать, что такое дефицит и голод.

Да и революция не останется безнаказанной.

Император пришлет флот и тогда придется защищаться. Вторжение сплотит ирианцев в единое монолитное целое. А до тех пор надо приложить все усилия, чтобы ирианские миры не поглотили хаос и анархия.

'Нет ничего хуже получивших свободу, хорошо вооруженных вчерашних рабов', – думал Киот. Будучи реалистом, он прекрасно понимал, что ирианцы не устоят против военной машины Нишитуран, что восстание будет задушено. Но он свято верил, что эта революция качественно поменяет взаимоотношения ирианцев и нишитов. Он верил, что в дальнейшем Ирбидору и Ирпсихору ожидает лучшее будущее, пускай даже столь тяжелой кровавой ценой. Но без этого не обойтись. Киот был фанатиком и знал это, нисколько не брезгуя применять этот термин к себе. Пусть будет так, как должно быть, а его жизнь не имеет ни малейшего значения в этой судьбоносной игре.

Своей резиденцией Киот выбрал южный дворец Рисальдина Ажора, в котором и содержался последний. В короткие сроки дворец был оснащен перевезенным из ажорской префектуры оборудованием и спецтехникой. Рабочие и техники из числа бывших рабов устанавливали аппаратуру, переделывали помещения, исследовали подземелья. После одного такого исследования в кабинет к Киоту зашел Лхот.

Глядя на бледного помощника, вождь предложил ему сесть и налил стакан воды. Тот отказался от нее и ровным безжизненным голосом произнес:

– Я убью эту сволочь.

– Может быть ты скажешь, наконец, что произошло? – спросил Киот.

Лхот покачал головой.

– Вождь, ты должен сам это увидеть.

Одна из исследовательских групп обнаружила потайной туннель, ведущий в роскошно оформленные и оборудованные технически подземные помещения, доступ к которым имел только барон Ажор. Но когда исследователи поняли назначение комнат, а в последствии наткнулись на коллекцию Ажора, многих просто вырвало. О находке доложили Лхоту, который и решил показать ее вождю. Спускаясь по туннелю с люминесцирующим освещением, Киот спрашивал себя, что так могло перепугать взрослых здоровых мужиков? Похоже, скоро он узнает ответ на этот вопрос.

Туннель привел их в первую комнату. Отворив дверь, Киот и его помощник зашли вовнутрь. Помещение было не очень велико, но отделанное красными тонами, с инкрустацией золотом рельефного потолка, стен и резной мебели. В одну из стен была встроена стереосистема. Но более всего удивляла просторная кровать, на которой могло разместиться человек двадцать.

Следующая комната оказалась совмещением ванны и туалета. Золотые барельефы, драгоценные камни там, где только позволило больное сознание Ажора. Древние гобелены, изображающие сцены охоты, битв, пыток. И зачем они здесь?

Войдя в следующую комнату, Киот сразу сравнил ее с тюремной камерой. Эта комната раз в пять превосходила по размерам предыдущие. Почти все свободное пространство занимали одинаковые кровати, в одном углу размещался санузел, в другом окошко пищеприемника.

– Здесь он держал своих жертв, – сообщил Лхот.

Следующее помещение было почти такое же по размерам, как предшествующее. И поначалу Киот не мог сообразить, куда попал. Вокруг цепи, зажимы, жаровни, орудия истязания. Как в какой-то древней камере пыток.

– Так это же и есть камера пыток! – вслух подумал он.

Если внимательно приглядеться, во многих местах можно было заметить следы крови. Всевозможные плетки, кнуты и прочие орудия хранили отпечаток многократного использования. Но больше всего пугали примитивные на вид, но основательно продуманные адские пыточные машины.

– Это еще не все, мой вождь, – нарушил тишину Лхот, – вы должны посмотреть на коллекцию.

Последняя комната была большей из всех. Помимо дорогостоящей отделки, характерной для других комнат, эта была обставлена большим количеством зеркал в человеческий рост.

То, что увидел Киот здесь, могло привести в содрогание любого: длинные ряды постаментов, а на них чучела из ирианских девушек и юношей. Каждый 'экспонат' когда-то дышал, думал, чувствовал. Теперь от них остались внешние оболочки, словно чучела диких зверей в музее.

– Пойдем, мой вождь. Там, за этой галереей, вторая часть коллекции.

Следуя за помощником, Киот увидел до двух дюжин прозрачных и просторных контейнеров, защищенных силовым полем. Каждый контейнер представлял собой куб с трехметровыми гранями и подключенным к нему вычислителем, который анализировал и герметизировал внутреннюю среду контейнера. Своего рода консервная банка.

Киоту сделалось дурно, он с трудом удержался от рвоты и резкого порыва бежать сломя голову. Придя в себя, ему пришлось признать, что он на самом деле почти ничего не знал об Ажоре. Ведь после созерцания даже малой части того, что находится внутри контейнеров, трудно не повредиться рассудком. В контейнерах были изуверские агрегаты смерти с прикованными к ним девушками, с навеки запечатленной агонией смерти. Смотря на них, казалось, что предсмертные муки длятся вечно. Вечно! Сам воздух этого жуткого помещения был пропитан эманациями ужаса и нечеловеческих страданий.

– Довольно! – бросил Киот. – Пошли отсюда!

– Что будем с этим делать? – спросил Лхот, когда они выбрались из туннеля.

– Все надо заснять. И пока ни к чему там не прикасаться… Подожди, есть идея получше. Надо сделать из этого подземелья музей, конечно, не для всех доступный… Нам нужна наглядная пропаганда, народ вправе знать, за что он идет на смерть и терпит лишения.

– А как мы поступим с Ажором?

– Он пока будет жить.

Лхота передернуло, он потупился и не мог себя заставить посмотреть на вождя прямо. Его вдруг пробила нервная дрожь.

– Мой вождь, как после всего этого, этот дьявол может оставаться жить? Неужели вы все еще верите, что он нужен нам в качестве заложника?

– Я же сказал: 'пока'. Текронтам на него наплевать, иначе они бы давно что-нибудь предприняли посерьезнее того десанта. Нет, ублюдок пока поживет. До суда и до казни.

ГЛАВА 12

19.05.620 с.в. Планета Нишитура. Императорский дворец.


Получив рапорт эфора безопасности Иволы, император Улрик IV на третий день назначил внеочередной консилариум, состоявшийся в зале совещаний императорского дворца.

Внушительное, с высокими сводами помещение зала совещаний было облицовано плотно подогнанными плитами из белого мрамора в полном соответствии с традициями и нишитским расовым духом. Создавалось впечатление, что зал совещаний представляет собой монолитную мраморную пещеру. Стены были украшены древними, тщательно оберегаемыми от воздействия времени, боевыми знаменами и полотнищами именитых мастеров, изображающими знаменитые баталии, в которых нишитурское оружие обрело свою вечную славу. Мозаичный пол в центре зала покрывал широкий, с толстым ворсом, палас, усыпанный рисунком пестрых затейливых узоров. На паласе размещался шестигранный резной стол из красного дерева, оборудованный настольными персональниками и прочей техникой. Стол окружали шесть кресел, одно из которых сильно отличалось от остальных. Садиться в него имел право лишь император.

Кресло-трон было сработано из 'самых драгоценных материалов вселенной', инкрустировано крупнейшими бриллиантами, изумрудами, рубинами и прочими драгоценными камнями, перечисление коих может занять неуважительно много времени. Помимо этого, кресло-трон имело сложное инженерное устройство, вмещая в себя биоанализаторы, медицинский вычислитель, систему защиты, систему автономной связи и миниатюрный генератор антигравитации.

Одна из дверей в зал отворилась, впуская прибывших эфоров. Храня молчание, все пятеро прошли к центру и остановились не дойдя до стола строго выдержанный по протоколу метр. Каждый эфор держал при себе личный портативный персональник – неотъемлемую часть императорского консилариума.

Ивола, Савонарола и Навукер пребывали в парадных мундирах. Причем эфор-главнокомандующий Навукер бросался бы в глаза на любом костюмированном балу галактики, столько на нем было драгоценных наград и отличительных знаков. Половина из них была действительно заслужена, и если бы он поснимал все те награды, что преподнесли ему паркетные лизоблюды и подхалимы, то смотрелся бы не в пример лучше нынешнего.

Эфоры Соричта и Туварэ пришли в строгих деловых костюмах с бантоками, украшенными мелкими изумрудами и сапфирами.

По старинному обычаю, залы для официальных мероприятий строились с двумя входами. И вот настал момент и отворились противоположные двери. В зал вошел раб в вышитой золотом ливрее и громко объявил:

– Его Императорское Величество Улрик Четвертый!

Тот час же около обоих входов в зал выстроились лейб-гвардейцы. Эфоры вытянулись по струнке и, когда вошел император, синхронно поклонились ему.

Быстрыми шагами Улрик преодолел расстояние до стола и знаком велел эфорам садиться. Те позволили себе это только после того, как сам монарх занял кресло-трон.

Как истинный нишит, император не терпел церемоний и формализма, как их обожали правители большинства иных звездных держав. Кроме того, явившись на сегодняшний консилариум, он не считал нужным скрывать свой гнев. Император был разгневан рядом допущенных просчетов некоторых эфоров. И потому, не прозвучало никаких предварительных речей.

– Ивола! – нашел первую жертву император.

– Да, сир.

– Мы хотим, чтобы этот бунтовщик Киот и этот идиот Ажор, как можно скорее предстали перед нами. Говнюк, позорящий честь нишита у нас на ковре, а кретин, устроивший локальную революцию в нашей империи, у нас в дворцовом подземелье.

– Да, сир.

– ТОГДА, ПОЧЕМУ МЫ НЕ НАБЛЮДАЕМ ЭТИХ ВЫКИДЫШЕЙ?!!

Лицо Улрика IV покрылось пунцовыми пятнами, его застывший взгляд просверливал насквозь эфора безопасности. Гнев императора был страшен, он мог арестовать любого и горе тому, кто впал в его немилость.

Но Ивола подстраховался, что оказалось отнюдь не лишним. Составляя рапорт императору, он здорово потрудился, возлагая всю вину на бездарного Ажора, который якобы требовал невмешательства БН и загубил все на корню. Ивола откровенно оклеветал Ажора, приписав ему собственные неудачи. Мести или разоблачения он не опасался, ведь вероятность того, что захваченный террористами губернатор начнет оправдываться, практически равнялись нулю. Для этого нужно было выжить. А этого ему восставшие просто не позволят. А если же и случится чудо спасения, то Ивола позаботится о старом добром Рисальдине Ажоре.

– Сир, – обратился эфор безопасности, – делается все возможное для скорейшего разрешения этой проблемы. Но, к сожалению, тупость Ажора не является единственной причиной мятежа двух систем. Я убежден, что в империи существует заговор.

Ивола замолчал, желая сориентироваться по реакции императора. Гнев последнего, казалось, поутих.

– Продолжай! – бросил Улрик.

– Я считаю, что причина столь быстрого распространения мятежа на ирианских мирах – это прецедент, созданный покойным текронтом Кагером. В опетском секторе отменено рабство, даже уравнены в правах нишиты и ненишиты. Естественно, такого же положения хотят добиться многие покоренные народы. Если мы пойдем по опетскому пути, то наша экономика не выдержит ломки системы. Нас будет ожидать крах, а это все равно что приглашение к вторжению для наших врагов. Поэтому, империя просто обязана вернуть опетский сектор в исходное состояние.

Улрик внимательно выслушал. Его грузное тело откинулось назад. Беззвучно заработали вибромассажеры, встроенные под тонкой кожей спинки кресла-трона.

– Мы знакомы со всеми доводами, как сторонников, так и противников опетской модели, – заметил император. – Ты не учел одну вещь: Опет составляет одну пятую нашей экономики. Он один стоит доброго десятка секторов и именно созданная старым Кагером общественная и экономическая система сделала его таковым. Кроме того, не стоит забывать заслуги Кагера. Империя ему многим, очень многим обязана.

– Ваше Величество, – голос Иволы был словно синтезирован, – империя обязана Валерию Кагеру, а не его сыну. И если сохранить существующее положение, каждый год и в каждом секторе мы еще поимеем и Ирбидору и Ирпсихору. Сир, я настаиваю, чтобы внутриимперская политика была пересмотрена. Status quo подобно зреющему урагану.

– Мы подумаем над вышесказанным, – ответил император. Немного помолчав, он добавил: – Для того, чтобы тронуть Опет нужны куда более веские основания. Подозреваю, они у тебя есть. Кроме того, мы слышали слово 'заговор'.

– Совершенно верно, сир. Мои люди добыли весомые улики против Кагера и других нелояльных текронтов. Без сомнения что-то затевается за вашей спиной, сир.

– Чем ты располагаешь?

– Кагер имеет отличные связи в Текрусии. Неоднократно фиксировались его секретные переговоры с неблагонадежными текронтами. Экспорт "Опетских Киберсистем" гораздо превышает квоту эфора Соричты. Опетский сектор обладает гораздо более крупными финансовыми средствами, чем фигурирует в официальных отчетах. И, наконец, имеется информация, правда, не подтвержденная пока ничем конкретным, что Кагер установил контакты со многими крупными сепаратистскими группировками. Уверен, это далеко не полный перечень его грехов, сир.

– Предоставь нам подробную информацию.

– Да сир. Я уже составил подробный отчет.

Ивола передал императору силовой диск. Загрузив его в персональник, Улрик несколько минут просматривал отчет. Удовлетворившись первичным беглым просмотром, он отодвинул стереоэкран в сторону.

– Теперь мы хотим выслушать эфора разведки.

Маленький и щуплый Савонарола чувствовал себя неуютно в консилариумном кресле, которое лишь подчеркивало его хрупкость, так не характерную для нишита. Со стороны могло показаться, что он обрадовался, когда император обратил на него внимание. На самом деле он не испытал ни единой эмоции. Поспешно встав, Савонарола пробежал пальцами по консоли своего персональника.

– Сир, – обратился он, – перед самым вылетом к вам, я получил надежные перепроверенные сведения, что Кагер провел тайные переговоры с нашим старым врагом – Русской Империей. Несмотря на конспирацию, эмиссар Кагера все же засветился. Мало того, на него была организована попытка покушения. Достоверно известно, что это не провокация наших врагов или Кагера. Была задействована третья сила. Что она из себя представляет – выясняется.

Далее. Контрразведка зафиксировала тайную помощь, поставляемую на Ирбидору и Ирпсихору из опетского сектора. Сейчас ведется отслеживание маршрутов и разрабатываются меры по перехвату судов.

Далее. Выявлены резиденты Объединенных Миров Намара, Которонской Конфедерации, Русской Империи и даже Гессенского Королевства. Все они обезврежены. Имеются сведения об еще одном иностранном резиденте, установившем плотный контакт со Шкуматом – ближайшим лицом из аппарата Кагера. Он же – начальник разведкорпуса опетского сектора, он же – мой непосредственный подчиненный. К сожалению, доказательств преступных связей Шкумата нет. Но я уже начал подыскивать ему замену и одновременно начал готовить самую серьезную проверку всей внутренней кухни опетского разведкорпуса. Сир, считаю своим долгом заявить, что обстановка, сложившаяся внутри и вокруг опетского сектора крайне тревожная. Необходимы срочные меры по удушению заразы, пока она не превратилась в язву на теле империи.

Император жестом показал Савонароле, чтобы тот садился.

– Что скажет эфор транспорта и торговли?

Соричта встал и окинул всех собравшихся тяжелым взглядом:

– Сир, я присоединяюсь к пожеланиям моих коллег. От себя скажу, что мое ведомство готово выполнить все ваши приказы и распоряжения консилариума так оперативно, как это только возможно. Но, если позволите, я имею особое мнение на некоторые аспекты.

– Говори, – император слегка оживился.

– Ваше Величество, предвидя логику дальнейших шагов коллегии эфоров, я бы хотел предостеречь от сокращения или свертывания объема торгового оборота между всей империей и опетскими системами, и между Опетом и другими звездными державами. Это нельзя делать ни в настоящее время, ни в будущем. Иначе, будет нанесен непоправимый вред всей империи.

– Мы разделяем эти выводы, – согласился Улрик. – А эмбарго Кагера не накажешь. Что думает эфор Туварэ?

– Сир, империя нуждается в чистке, – ответил Туварэ. – Вы должны предоставить Иволе право арестовывать ренегатов всех уровней. Текрусия должна стать оплотом лояльности вам, Ваше Величество.

Император задумчиво кивнул и перевел взор на эфора-главнокомандующего. Генералиссимус Навукер встал, заложив руки за спину. Набрав в легкие воздух, он начал речь, словно находясь в лекторском зале, тщательно выговаривая каждую букву.

– Ваше Величество, долг армии и флота – стоять на страже интересов империи и священного Закона Нишитуран. Вооруженные Силы всегда готовы вступить в бой с врагом, будь он внешний или внутренний. Дайте добро и мы раздавим как гадкое насекомое этих бунтовщиков-ирианцев, а будет на то ваша воля, и опетских крыс, плетущих тайные интриги за нашей спиной. Опасная зараза мятежа и либерализма должна быть уничтожена, выжжена, удушена. И если понадобится, Вооруженные Силы окажут прямое содействие в предстоящей 'хирургической' операции в любом требуемом объеме.

– Значит в оценке текущих событий консилариум единодушен, – подвел итог император. – В таком случае, займемся вопросами операции против ирианских мятежников. Итак, первое: Безопасность Нишитуран должна и далее продолжать блокаду всех сообщений Ирбидоры и Ирпсихоры. Второе: эфор безопасности должен создать новую агентуру в этих системах. Третье: флот должен полностью обеспечить предстоящую высадку планетарных войск. Четвертое: никаких бомбардировок из космоса по промышленным объектам. Виновные в нарушении должны предаваться смерти, не взирая на лица. Пятое, активную фазу подавления мятежа следует начать не ранее чем через три-четыре месяца. Пусть ирианцы ощутят все прелести осады. И, наконец, шестое: Ивола, поручаю тебе создание специальных соединений из особо опасных элементов и прочих неблагонадежных ненишитов. Извлечение из миров смерти некоторого числа рецидивистов, анархистов, революционеров и прочей швали поспособствует разрядке на многих мирах смерти, а также в нестабильных регионах. Назовем эти соединения, скажем… черные легионы. В предстоящем вторжении, черные легионы должны быть основной ударной силой. Флот и армия будут только содействовать им и обеспечивать тыл, фланги, огневое и разведывательное обеспечение. В случае необходимости, разрешаем армейским частям наносить вспомогательные удары. Но основная тяжесть подавления мятежа должна лечь на черные легионы. Пусть весь этот сброд перебьет друг друга. Незачем напрасно проливать кровь нишитских воинов.

Император немного помолчал, обдумывая сроки подготовки.

– Начало вторжения назначаю на десятый цикл девятого месяца сего года по стандартному времяисчислению.

Тихо, словно тень, к Улрику подошел личный советник, поклонился и что-то быстро проговорил на ухо. Проговорил так, что никто из эфоров не разобрал. Улрик опустил глаза, помолчал, сжав губы. Потом мотнул головой. Еще раз поклонившись, советник удалился.

– Теперь о заговоре. БН провести чистку в Текрусии и по всей империи. Не стесняться никаких мер. Заговор должен быть вырван с корнем. Но Опет пока не трогать. Не стоит ворошить этот клубок змей раньше времени. Савонарола, ты каждый пятый цикл предоставляешь мне любые сведения, касающиеся связей Кагера с иными державами. Ивола, а ты также каждый пятый цикл докладываешь мне по Кагеру во внутренней сфере. Скажу сразу, он должен умереть, но я еще не решил, когда выгодней сделать это. Его устранение – это вопрос времени. Консилариум закрыт, – объявил владыка Нишитуран.

'Охота на ведьм' началась.

ГЛАВА 13

Месяцы, проведенные в карцере, подорвали здоровье Мэка. Он уже давно потерял счет дням и не представлял, как долго он тут находится. Следить по приемам пищи было практически невозможно. Иногда еду давали регулярно, иногда без всякой системы. Хотя, вполне вероятно, это было внутреннее субъективное ощущение. В бесконечно длящейся монотонности Мэку иногда казалось, что прошли годы, может быть столетия.

Однажды, его вырвали из этого бесконечного кошмара и доставили в лагерный госпиталь. Об этом событии Мэк помнил смутно. Врач долго удивлялся его живучести и высказывал опасение, в здравом ли уме пребывает пациент. Его поместили в госпитальный изолятор и следующие несколько недель ушли на излечение от чесотки и язв, на выведение вшей. Особое беспокойство для медперсонала представляли покрывающие все тело язвы. А абсолютное безучастие пациента к себе ставило врачей в тупик.

Когда он был переведен из изолятора в общую палату, Мэк впервые стал подавать признаки внимания к окружающим. На третий день лечащий врач его выписал.

Мэк долго размышлял над тем, что если его хотели заживо сгноить, то почему не довели тогда дело до конца, и не дождались его смерти? Или, может быть, это был акт устрашения? Или месть со стороны Маонго? Мэк вернулся в бригаду так и не найдя ответы на свои вопросы.

В истощенном и болезненном человеке трудно было узнать прежнего полного здоровья, надежд и злости Мэка. Он потерял в весе и только благодаря когда-то безумно далеким, кажется из другой жизни, занятиям воинской подготовкой с самого раннего детства, у тела еще оставались внутренние ресурсы.

Здоровье подорвалось, растаяли надежды, осталась лишь одна озлобленность. И именно озлобленность да еще жгучая ненависть аккумулировали жизненные силы и заставляли Мэка цепляться за жизнь.

Обитатели барака обступили его, не веря своим глазам, вероятно считая, что перед ними возникло привидение.

– Мэк, да ты совсем доходягой стал! – громко прошептал Хатан, обхватив его за плечи и посмотрев в глаза.

Потом, положив руку на спину, он повел его мимо расступившейся толпы к себе в кубрик.

– Скоро ужин. Будешь у нас теперь усиленно питаться. Ничего, Мэк, если тебя не прикончил карцер, то и Хатгалу ты не по зубам. Видать, ты крепкий орешек. Не слышал я, чтобы кто-нибудь, проведя несколько месяцев там, если и выжил, то не повредился рассудком. А дурачкам одна дорога – в расход. Тебя же к нам. Значит не время еще твоей смерти, а старуха свое не упустит. Я знаю.

Весь этот вечер Мэк был заботливо опекаем бригадиром. Он выслушал неуклюжий намек на извинения от Хатана, вперемешку с оправданиями и досадой, что бригадир сразу не раскусил Маонго.

Начались новые трудовые будни, которые Мэка и раньше-то не успевшего привыкнуть к ним, добивали однообразием, с которым еще только предстояло свыкнуться. Но это было бесспорно лучше, чем однообразие в карцере. К тому же, еды Мэку перепадало вдосталь и Хатан взял его под свое крыло, чем нарушил негласные законы бараков. Но идти против бригадира не осмелился никто.

Так прошли недели. За это время Мэк почти достаточно окреп.

Вот тогда и наступил поворотный момент в его судьбе.


***


Старый обшарпанный и грязный пассажирский гравитолет доставил четыре десятка рабочих на объект 114 Е.

Матерясь на собственное похмелье, водитель гравитолета открыл через пульт дверь, с ненавистью наблюдая, как на каменистый грунт, подымая клубы пыли, выпрыгивают рабы.

В это время хатгальского года небо было грязно-серого цвета. Стаи ядовито-желтых облаков проносились по серой беспросветной мгле и изрыгали потоки кислотных дождей. Каждые несколько минут раздавались то далекие, то оглушающе близкие раскаты грома.

Объект 114 Е представлял собой участок горного хребта с искусственным серпантинами, нагромождениями сверхпрочных металлических конструкций и целой армией техники и рабочих.

Вокруг господствовал невообразимый шум работающих механизмов.

Привычным маршрутом бригада дошла до грузового лифта. Спустя пару минут, он доставил их на требуемый уровень.

Разделившись на тройки, рабочие были распределены Хатаном по штольням, где уже вовсю орудовали горнороботы, а платформы на антигравах ожидали новых порций породы.

Мэк работал в паре. Недавно, третий из его группы погиб при несчастном случае, когда произошла самодетонация попутного газа. Теперь Мэк и Нумар остались вдвоем.

Оценив проделанную предыдущей сменой работу, Мэк прикинул, что они вряд ли справятся с нормой.

Горноробот вгрызался в породу где-то далеко, скрытый поднятой им пылью. Гравиплатформы выстроились в длинную цепочку. Напарники подошли к голове "поезда" и принялись накладывать глыбы.

Гравиплатформы сменяли одна другую и один за другим уходили часы расчистки завала.

Мэк осмотрел свои сапоги. Металлические набойки совсем истерлись. Надо будет после смены обратиться к Хатану, чтобы он достал новые.

Напарники тягали каменюки, одновременно находя извращенное удовольствие в крытии отборнейшими матами руководства объекта, за то что оно отказалось снизить норму, не смотря на смерть одного из группы.

И тут, прощально мигнув, погас свет.

– Твою мать!

Мэк со злости пнул гравиплатформу. Нумар на ощупь отыскал сдохнувшую пьезогорелку.

– Блок питания полетел. Черт! Придется идти за новым.

Нумар ушел. Мэк же уселся на корточки и поразмышлял над тем, что усердно работающий железный болван с каждой минутой уменьшает его с Нумаром шансы выработать норму. Горнороботу тьма была не помехой, его дробящие конечности без устали вгрызались в скалу.

Задумавшись, Мэк не сразу сообразил, что к нему кто-то приближается. Два световых луча беспорядочно шарили, вырывая из тьмы нагромождения глыб и детали гравиплатформ. Все более стала различима ругань.

На всякий случай Мэк схоронился за скальным выступом и внимательно следил за приближающимися. Наконец, стало понятно, что это надсмотрщики.

– Вот скоты! – возмущался один из них. – И не одной твари ведь нет.

– Чей это участок? – спросил второй, голос которого показался Мэку смутно знакомым.

Один из надсмотрщиков осветил что-то у себя на поясе и достал пульт. Сигнал на определенной частоте приказал роботу сообщить требуемые данные. Через доли секунды пришел ответ, в котором горноробот указал свой номер, марку, программу и номер штольни.

– Поня-атно, – зло протянул охранник, – это участок бригады Хатана. Свяжись с ним, Гирн, и вызови его сюда.

Гирн поднес руку к гермошлему, переключил частоту внутреннего приемопередатчика и исполнил приказ.

– Сейчас он появится, лейтенант.

Мэк был уверен, что имя второго надсмотрщика он знает уже давно. Сначала у него возникло смутное подозрение, теперь же оно переросло в абсолютную уверенность. Маонго он узнает и в темноте, и в любой личине.

Мэк сдержал порыв пробудившейся ярости и решил обождать, что будет дальше.

А дальше произошло то, что должно было произойти. Маонго подошел к тому выступу, за которым стоял Мэк и наставил на него лучевой пистолет.

– Выходи! – гаркнул он. – Выходи или я тебя поджарю.

Мэку ничего не оставалось. Он подчинился.

– Ты что, думал, что сможешь спрятаться?

Лейтенант рассмеялся.

– Ваши костюмы напичканы передатчиками. Ты как ходячая рекламная вывеска.

Лейтенант повернулся к Гирну.

– Сержант, а ну сними его данные.

– Слушаюсь, лейтенант.

Охранник неповоротливо подошел к Мэку, держа наготове парализатор.

– Руки! – гаркнул он и, когда его команда была исполнена, вытащил силовой диск из поясного идентификатора со встроенным датчиком жизнедеятельности, и вставил в свой портативный персональник.

– Номер, – начал Гирн, – ОСО пятьдесят два, одиннадцать, семьсот восемьдесят восемь. Имя – Мэк…

– Мэк? – не скрывая удивления произнес лейтенант. – Вот так встреча! Тебе, прямо таки, везет на меня.

– Да ну что ты, Маонго, это не везение, а подлянка судьбы, – съязвил Мэк.

– Дерзишь, сукин сын? – лейтенант улыбнулся, хотя сквозь бронешлем этого никто не заметил. – Тебе удалось или посчастливилось выбраться из карцера. Ну ничего, скоро ты вернешься в знакомые места. За невыполнение нормы и тунеядство.

Выпада Маонго Мэк хоть и ждал, но пропустил. Резкий удар, не замеченный в полутьме двух световых лучей, сбил его с ног.

– А это тебе за дерзость, собака!

Мэк не знал, чем собака, милое и верное существо, заслужило сомнительное право стать ругательством. И вообще-то, ему было плевать.

Мэк попытался встать, но следующий удар с ноги лишил его равновесия. Закусив губу от боли, он блокировал новый удар и воспользовавшись полутьмой, подсек офицера. Маонго упал, разбил фонарик и потерял оружие.

– Ах ты дерьмо! – взревел лейтенант, вставая на ноги. – Гирн, ну-ка посвети! И найди лучевик.

Дальше все было как в кошмарном сне, по крайне мере, Мэк все воспринимал именно так. Сержант шарил в поисках оружия, а раб и его начальник кружились в темноте, обмениваясь выпадами. Некоторые удары достигали цели.

Сколько это продолжалось, никто не знал. Но вот эту идиллию разрушил свет, который нес Нумар. Следом за ним шел Хатан.

– Эй ты! – обратился офицер к Нумару. – Воткни пьезогорелку в держак.

– Нашел! – Гирн схватил лучевой пистолет и передал его командиру.

Тот повернулся к Хатану.

– Боюсь, в твоей бригаде будет недостача.

– Господин лейтенант, – обратился Хатан, – в срыве нормы нет их вины…

– Нет их вины, – передразнил его нишит.

Бригадир сделал вид, что не заметил этого.

– Господин лейтенант, я могу объяснить, как все было…

– Брось, Хатан. Для меня и так все ясно.

Лейтенант рассмеялся и обратился ко второму надсмотрщику:

– Держи лучевик. А я расправлюсь с этим дерьмом.

Сержант забрал оружие и взял всех под прицел.

Теперь в штольне было достаточно света и Мэку негде было скрыться. Офицер, словно ураган, накинулся на него, нанося целый град тяжелых ударов.

Некоторые Мэк отбивал и даже пытался отвечать, но слишком уже был ослаблен, чтобы противостоять Маонго как прежде.

Нишит сбил свою жертву, и не торопясь, смакуя каждый удар, ходил вокруг него кругами.

– Господин лейтенант! – сделал еще одну попытку Хатан, и хотел было подойти к Мэку.

– Не рыпайся! – прорычал сержант.

Хатан учащенно дышал, кулаки непроизвольно сжимались до боли, он чувствовал, как кровь молоточками стучит в висках.

– Господин лейтенант, вы должны прекратить, – так же прорычал бригадир.

– Да заткнись ты, – бросил офицер. – Указывать, кто что должен, ты можешь своим рабочим-рабам, которым ты и сам являешься.

Охранник снова пнул Мэка.

Мэк закашлялся и прохрипел:

– Не лезь, Хатан. Он не остановиться – это Маонго.

Слово "Маонго" подействовало на Хатана, подобно команде "старт". Словно сорвавшись с цепи, он отбил руку второго надсмотрщика и сбил его с ног. Падая, сержант открыл беспорядочную стрельбу. Один из разрядов прожег дыру в шее Нумара.

Не давая опомниться сержанту, Хатан напрыгнул на него и заблокировал руку с оружием. Их тела переплелись, то один, то другой прижимали друг друга к камням. Каким-то образом, Хатану удалось вырвать один из шлангов газового ранца, подходящего к бронешлему охранника. Сержант на мгновенье поддался панике, что стоило ему жизни – бригадир вырвал лучевой пистолет и прострелил ему бронекостюм. Заряд выпущенный в упор прожег бронелист на груди.

С бешеным воем, Маонго, что было сил, рубанул по предплечью Хатана шоковой дубинкой. Удар выбил оружие, отлетевшее на несколько метров.

Увернувшись от следующего удара, Хатан вскочил на ноги и принял боевую стойку. Правая рука сильно болела и не слушалась. В голове шумело. На несколько секунд на Хатана накатила слабость.

Нишит знал, чего стоит в драке бригадир, самолично неоднократно наблюдав его в прошлом. Поэтому, он предпочитал не рисковать.

Выпады следовали один за другим. Лейтенант старался достать противника дубинкой и не подпускать его вплотную. По ходу поединка он старался зайти Хатану за спину, где валялся пистолет. Хатан тоже разделял его намерения, но вынужден был уходить от свистящих ударов дубинки.

К этому времени Мэк смог встать на ноги. Во рту чувствовалась кровь, но ее нельзя было даже выплюнуть, ведь для этого пришлось бы снимать шлем. Не обращая внимания на боль во всем теле, он поковылял к дерущимся. Обойти возможности не было, и тогда Мэк направился к трупу сержанта. Отстегнув с пояса покойного шоковую дубинку, он крикнул Хатану и швырнул ее.

К несчастью для Маонго, он не сразу смог отскочить к Мэку и помешать броску. Завывая в истерике, нишит ударил Мэка по голове.

Хатан поймал парализатор. Теперь поединок обещал стать равным.

От удара, проделавшего вмятину в шлеме, Мэк на минуту потерял сознание. Когда он очнулся, его вырвало прямо в гермошлем. Перед глазами расходились круги, руки и ноги плохо слушались.

– Лучевик! – крикнул Хатан и начал атаковать нишита.

Лейтенант отбивался с упорством обреченного, одновременно стараясь контратаковать. Несколько раз он пытался достать до Мэка, но новые натиски бригадира помешали ему.

Откуда-то из глубин живота накатывали новые спазмы рвоты, катализируемые вонью уже высвободившейся в гермошлем пищи. Мэк думал, что сойдет с ума от собственного дерьма и от того, что совершенно ничего нельзя было исправить. Сам удивляясь как, но он подавил новые приступы и заставил себя не замечать возникшее неудобство.

– Хватай лучевик! – снова крикнул Хатан.

Их поединок мог продолжаться долго, хотя перевес был на стороне бригадира. Любая случайная ошибка могла стоить жизни. Это был бой на выносливость, грозящий затянуться слишком надолго. И если их застанут другие надсмотрщики, конец будет предрешен.

Все же Хатану удалось оттеснить нишита, чем моментально воспользовался Мэк. Взвыв, офицер бросился в свою последнюю атаку. Его остановили выстрелы. Непослушные руки Мэка направили лучевой пистолет на врага. Первый разряд прожег колено, два других попали в живот.

Жизнь покидала Маонго, корчившегося в агонии и издающего предсмертные хрипы. На подкашивающихся ногах Мэк подошел к нему и произвел добивающий выстрел.

– Надо сплавить их, – сказал Хатан.

Мэк посмотрел на гравиплатформу.

– Ты разбираешься в антигравах?

Хатан проследил его взгляд и хлопнул по плечу.

– Не плохая идея. Когда-то я работал портовым техником. Иногда приходилось возиться с антигравами. Надо всего лишь влезть в этот примитивный вычислитель и поменять настройку высоты платформы.

Бригадир подошел к гравиплатформе и открыл панель доступа.

– Порядок, кажется, – удовлетворенно хмыкнул он через минуту.

Когда были погружены трупы, Хатан сменил настройку. Гравиплатформа подплыла к горнороботу и зависла над ним. Три трупа, парализаторы и лучевой пистолет полетели в самую гущу камнедробильных агрегатов и породы. В считанные секунды они были разорваны на мелкие кусочки и перемешаны с каменной крошкой. Вдобавок там стояло устойчивое и плотное облако мелкой пыли, надежно скрывшее все следы.

Хатан вернул гравиплатформу на место и отрегулировал генератор в прежнее состояние.

– Сука! Долбанная вонючая леталка! – вызверился Хатан, всадив кулаком по гравиплатформе. – Представляешь, Мэк, эта зараза тупая не хочет стирать последние операции! Нам надо уничтожить информацию и следы взлома.

– Дай-ка я попробую.

В старые добрые времена Мэку доводилось сталкиваться с подобными защитами. Оценив эту, он нашел ее достаточно хорошей, намного лучше стандартных защит, что ставят на заводе-изготовителе. Но все же эта защита не того уровня, с каким он раннее имел дело. Немного помучавшись, он взломал систему без всяких инструментов и замел следы.

Сообщники занялись обсуждением своей версии.


***


Капитан Атанас наблюдал за допросом. Камера четыре на четыре метра была такой же мрачной и унылой, как и все камеры Хатгала III. Серые металлопластиковые стены, холодный каменный пол, в центре стул из металла с колпаком и зажимами для допрашиваемого. В одну из стен были встроены видеокамеры и микрофоны. За ней находилось совсем иное помещение, где за пультом сидел офицер-дознаватель в отлично сконструированном кресле, автоматически подстраивающемся к форме тела. Рядом, во втором таком же кресле сидел Атанас.

Несколько часов назад пропали без вести офицер и сержант. Поиски ни к чему не привели, но были задержаны все, кто хоть как-то вызывал подозрения. Десятки заключенных уже прошли через камеру допросов, теперь туда усадили нового подозреваемого.

– Начинайте, – приказал Атанас.

Дознаватель, старший лейтенант, кивнул и приступил к своим обязанностям.

– Имя?

Вопрос впился в заключенного, прогремев словно колокол в его голове. Если бы рядом поставили мощные динамики и спросили через них, это не было бы так невыносимо. Хотя дознаватель говорил не повышенным тоном, электроды на голове от какого-то садистского колпака прогоняли слова через мозг с такой силой, что вызывали кратковременные вспышки дикой головной боли, совершенно не дающие возможности хоть как-то уйти от допроса, найти мысленное убежище и не обращать внимания на вопросы.

– Мэк.

– Номер?

– ОСО пятьдесят два, одиннадцать, семьсот восемьдесят восемь.

На мониторе персональника Атанаса высветилось досье на него. Капитан внимательно его прочитал.

"Ненадежен, опасен, не уроженец империи, – мысленно охарактеризовал опрашиваемого он, – шесть месяцев карцера и не съехал с катушек. Так… Карцер за избиение внедренного офицера".

Атанас вызвал необходимые данные и застыл.

"Вот оно! Зацепка. Внедренного офицера звали Карвала и именно его не могут до сих пор найти".

– В последний раз, – продолжал дознаватель, – ты утверждал, что не видел ни каких охранников заходивших в штольню, в которой ты работал.

Мэк скривился от напора громоподобного голоса внутри головы и ответил:

– Да.

– Когда это было?

– Когда было что?

– Когда ты их не видел?! – крикнул дознаватель.

От крика Мэку показалось, что в прямо мозгу что-то взорвалось. Мысли запутались. Чувства и эмоции накатывали одна на другую, переплетаясь, обрушиваясь на него круговоротом страха, апатии, ужаса, уныния. Опасаясь нового крика, Мэк кое-как собрал свои мысли и ответил:

– Как я могу ответить… когда… когда я их не видел, если я их не видел?

– В прошлый раз ты утверждал, что с восьми до девяти находился в штольне и не отлучался из нее. И в это же время вышла из строя пьезогорелка и твой напарник ОСО пятьдесят два, десять, триста восемь пошел за новой.

– Да.

– Как долго его не было?

– С тех пор, как он ушел, я его не видел.

– Один из водителей грейдера видел, как он направлялся в штольню, что-то держа в руках. Что ты на это скажешь?

– Возможно, он ошибся.

– Водитель утверждает, что знал твоего напарника. Они раньше были в одной бригаде.

Мозг разрывался на части, что-то шумело в ушах, но Мэк не дал предательской мысли вынырнуть из глубин подсознания.

– А тот водитель видел, что мой напарник вошел в штольню? И вообще, он что умеет смотреть сквозь гермошлем?

Какое-то время дознаватель молчал, затем его крик, словно молот, ударил в самый мозг:

– Здесь вопросы задаю Я!!!

Мэку показалось, что он проваливается в темноту. Каждую клеточку его тела переполняла боль. Темнота звала к себе, как избавление от мук. Невероятным усилием, Мэк не дал себе погрузиться в ничто. Помог внутренний настрой на борьбу. Он должен, просто должен победить.

– Старший лейтенант, – обратился Атанас к дознавателю, – прочитайте это.

Капитан развернул стереомонитор. Дознаватель отвел микрофон ото рта и посмотрел на экран.

– Попробуйте через Карвалу.

– Понял, капитан.

Дознаватель привел микрофон в прежнее положение и задал следующий вопрос:

– Ты имел разногласия с Маонго?

– Да.

– Ты дрался с ним?

– Да.

– И ты избил его?

– Да.

– Когда ты дрался с Маонго, ты знал, что он внедрен в бригаду?

– Нет.

– А когда ты узнал это?

– Только что.

– То есть, ты отрицаешь, что знал, кем на самом деле является Маонго?

– Верно.

– Зачем в твою штольню зашел бригадир Хатан?

– Не знаю, наверно, с целью проверки.

– Хатан утверждает, что зашел проверить, почему из штольни очень долго не появляется гравиплатформы.

– Верно. Нумар пошел за новой пьезогорелкой и погрузка остановилась.

– Кто такой Нумар?

– Мой напарник.

– Врешь! Все это было спланировано тобой и Хатаном. Вы знали нынешний облик офицера Карвалы и что он и есть Маонго. Вы спланировали его убийство. За одно убили сержанта и напарника, как свидетелей.

– Все это голые домыслы.

– Бесполезно отпираться. Расскажи, куда вы дели тела?

– Мы никого не убивали.

Дознаватель нажал что-то на пульте. Тело Мэка затряслось в судорогах, из его горла послышался хрип.

После применения болевого воздействия, Мэк смог продолжить отвечать лишь через несколько долгих болезненных минут. Ему казалось, что глаза просто повылетали из орбит – настолько острая была боль, а в голове работает гигантская кузня. Однако, когда боль немного утихла, он сконцентрировал с огромным усилием волю и все-таки сосредоточился на происходящем.

– Куда вы дели тела?

– Мы никого не убивали. Я не стал бы сговариваться с Хатаном.

– Почему?

– Я его ненавижу.

– У меня есть свидетельства, что у тебя с ним теплые взаимоотношения.

– Внешне. Я ему не доверяю и ненавижу.

– Почему?

– В прошлом он избил меня.

– Он многих избивал.

– Я такого не прощаю.

– Отпираться бесполезно. Хатан сознался во всем.

– Ему не в чем сознаваться.

– Познакомить тебя с записью его допроса?

– Она сфальсифицирована.

– Сфальсифицирована, говоришь? Не надейся. Она подлинная.

– Что, придурок, запас заготовок иссяк? Экая у тебя фантазия бедная…

Дознаватель пришел в бешенство. Его пальцы заплясали по пульту.

Тело допрашиваемого будто разорвалось на части, изо рта пошла пена, из носа тонко струйкой брызнула кровь. Кровь выступила по краям всех зажимов стула. Яростные волны боли искривили лицо Мэка, сотрясли его тело и душу.

– Довольно, ты убьешь его, – приказал Атанас.

Дознаватель с явным разочарованием прекратил пытку, меча маты сквозь зубы.

– Что показали датчики?

– Субъект не лгал. Эмоциональный фон адекватен ответам. Не зафиксировано внутренних противоречий. Могу расшифровать и перекинуть данные на понятный язык и подробно.

– Давай, – согласился Атанас, хотя поверил, что Мэк не врал. При допросе с таким вот пристрастием почти невозможно соврать. А при том, что устроил допрашиваемому старший лейтенант, подобное казалось просто невозможным. Психоинфозапись понадобится капитану для рапорта. Возможно, понадобиться.

Если дознание зайдет в тупик, к делу подключатся люди из внутренней безопасности БН. А их следователи могут обвинить капитана и его подчиненных в некомпетентности.

Атанас не исключал, что где-то мог допустить ошибку, поэтому, он уже решил дальнейшую судьбу Мэка, Хатана и некоторых других подозреваемых – их ждет черный легион.

ГЛАВА 14

Призрак "Угенблит" нес патрулирование по обычному маршруту в юкеонском секторе. Курс корабля пролегал вдали от оживленных межзвездных трасс, до ближайшей системы было несколько световых лет.

Командир "Угенблита" капитан второго ранга Эрбер отдыхал в своей каюте, играя в трехмерные шахматы с настольным персональником. Игра шла с переменным успехом, Эрбер был матерым игроком, но тягаться с биопроцессором мог далеко не каждый раз.

Настойчивый сигнал внутренней связи оторвал его от обдумывания следующего хода. Капитан включил монитор, на стереоэкране возникло изображение вахтенного офицера связи.

– Командир, срочная шифрограмма из штаба, – доложил связист.

– Сейчас буду.

Эрбер отключился.

– Партия, пауза, сохранить, – отдал он голосовую команду персональнику, чтобы тот занес их шахматную баталию в память.

Капитанская каюта сияла безукоризненным порядком, которого ее хозяин придерживался сколько себя помнил. Здесь не было ни одной лишней вещи, лишь то, что касалось службы и спартанского досуга. Эрбер был фанатом порядка и требовал того же от подчиненных и потому его корабль и экипаж были на хорошем счету у командования.

Открыв шкаф для одежды, он вытащил китель и, одев его перед зеркалом, внимательно проверил все детали внешнего вида, затем поправил орденскую планку. Надев фуражку и поправив ее, как того требовал устав, капитан остался доволен собой. Если требуешь от подчиненных, то в первую очередь требуй от себя и подавай пример – так гласило одно из правил нишитурского командира.

На главном командном пункте его уже ожидал вахтенный офицер связи, который вручил капитану силовой диск с записью шифрограммы.

– Вы свободны.

Связист щелкнул каблуками и покинул ГКП.

Эрбер вставил силовой диск в приемник дешифратора, затем поместил правую ладонь на сенсорное полотно и приник головой к следующему на очереди аппарату, тот час же начавшему идентификацию его сетчатки с глубинным исследованием нервных волокон мозга. В доли секунды вся информация была собрана и сличена с матрицей биопоказателей Эрбера.

После положительного результата начался процесс дешифровки силового диска.

Через секунду стереоэкран вывел содержимую диском информацию:


"СЕКРЕТНО


06.07.620 с.в. передано по ССС


Задание высшего приоритета, под личным контролем "Громовержца"


От командующего 14-й отдельной специальной бригады БН контр-адмирала барона Цегера командиру призрака 161 "Угенблит" капитану второго ранга Эрберу.


ПРИКАЗ # 0372


В связи с ухудшением внутриполитической обстановки в высших кругах империи и с целью недопущения дальнейшего противодействия проводимому высшим руководством Империи Нишитуран политическому курсу нелояльного императору и коллегии эфоров графа-текронта маршала 2-го ранга Канадинса


ПРИКАЗЫВАЮ:


1. Уничтожить тяжелый крейсер "Кромм", соблюдая максимальный режим скрытности.

1.1 Предлагается: цель встретить у системы Юкеон, как в наиболее благоприятной для выполнения задачи точке маршрута объекта. В случае возникновения непредвиденных обстоятельств – действовать по усмотрению.

2. Задачу в бортовой журнал не заносить, данные бортового и дешифровального вычислителей уничтожить.

3. После выполнения задачи вернуться к патрулированию в плановом порядке.

4. Об исполнении доложить ЛИЧНО по возвращению на базу.

Цегер".

*** ПРИЛОЖЕНИЯ (общие и тактико-технические характеристики ТКР "Кромм"), 17 (семнадцать) документов


'Если инициатива исходит от самого "Громовержца", что означало самого эфора БН Иволу, думал Эрбер, – то… а что "то"? Мое дело не спрашивать, а исполнять приказ"!

Он вызвал центральный пост управления.

– Вахтенный центрального поста капитан-лейтенант Хакс слушает.

– Объявите боевую готовность номер один, – приказал Эрбер.

– Есть!

Капитан оборвал связь.

Весь огромный организм корабля пришел в движение. Экипаж занимал посты согласно боевому расписанию, активизировались корабельные системы, готовилось к бою вооружение.

Еще не успела смолкнуть сирена боевой тревоги, как были зафиксированы доклады всех постов и команд. Хакс доложил о готовности.

– Навигаторская, – вызвал Эрбер, – курс на Юкеон, выход вне эклиптики.

– Есть, командир!

Эрбер переключил канал и вставил в приемник силовой диск, с которого только что стер всю информацию, кроме семнадцати документов приложения.

– Служба слежения.

На экране внутренней связи возникло изображение старого ветерана – начальника службы в звании капитана третьего ранга.

– Слушаю, командир.

– Приготовьтесь принять характеристику цели.

Эрбер активизировал перегон данных.

– Принято.

Прозвучал звуковой сигнал, символизирующий переход в режим полной невидимости. Мониторы, преобразующие показания сенсоров в визуальное восприятие, поглотила серая беспросветная мгла. Специальная техника, призванная сглаживать все эффекты перехода, экранировала экипаж от негативного воздействия. Немного погодя, все корабельные системы слежения вновь стали "зрячими".

"Угенблит" исчез из обычного пространства…

Прошло более девяти часов корабельного времени – именно столько потребовалось призраку, чтобы преодолеть небольшое по галактическим масштабам внутрисекторное пространство и прибыть в пункт назначения.

– Навигаторская, курс – центр эклиптики, дистанция занятия исходной – одна астрономическая.

– Есть, командир.

– Служба "Б", что у вас?

– Все системы в норме. Полное экранирование.

Призрак лег на заданный курс. На видеоэкранах мимо проплывала планета – смерзшийся комок льда и породы с единственным спутником. Вскоре позиция для засады была занята. Носовые видеоэкраны показывали юкеонскую систему из семи планет, вращающихся вокруг звезды G-типа. Каждая из планет имела по одному спутнику, кроме третьей – колонизированной, высокоразвитой, носящей имя Юкеон – столицы сектора.

Ha призраках была установлена самая мощная и современная 'умная' начинка, какую только имела Империя Нишитуран. Мощнейшие сенсоры различного назначения в пассивном режиме 'прослушивали' пространство в системе и вокруг нее во всех доступных диапазонах.

– Служба слежения, – вызвал Эрбер, – доложить обстановку.

– Данные обрабатываются, – доложил начальник службы, – слишком много объектов.

– Когда закончите – сразу докладывайте.

Эрбер отключился. Засада всегда требовала терпения, а подчас, и огромного напряжения. Могло пройти несколько циклов до появления цели. Иногда, крайне редко случались ошибки разведки, тогда призраки устраивали засады совсем не там, где должен был появиться враг.

Призраки являлись новым видом вооружения и не участвовали ни в одной из войн. Но иногда приходилось выполнять секретные боевые задачи. Большинство экипажей привлекались только к учениям и патрулям. Эрбер же был горд, что успешно выполнил десяток боевых задач, о чем свидетельствовала его орденская планка и высшая награда империи – золотая звезда Нишитуран.

Жизнь преподносила разные сюрпризы. Могло случиться так, что на этот раз засада, устроенная "Угенблитом", окажется напрасной. Но капитан сомневался, что в штабе бригады допустили ошибку, тем более, что приказ получен от самого Цегера. Единственное, что он мог сейчас сделать – это ждать. А ждать он научился очень давно, еще будучи кадетом Военно-Космической Академии. Ожидание стало его второй натурой.

Сигнал вызова. Эрбер включил экран. Это был начальник службы слежения.

– Командир, информация обработана.

– Докладывайте.

Ветеран посмотрел куда-то в сторону и начал:

– На данный момент в самой системе и на подлете находятся девяносто семь звездолетов. Четыре из них – патрульные корветы. Один эсминец находится на орбите Юкеона, по направлению к которому идут три транспортных каравана и еще двенадцать отдельных транспортников класса "Чаку" и "Цевер". Кроме того, наблюдается до двухсот лихтеров и столько же пассажирских лайнеров. Остальные объекты – частные межзвездные яхты.

– Где находятся патрули?

– По периметру эклиптики.

– Продолжайте следить. Мне нужен "Кромм".

– Есть, командир.

Потекли утомительные часы ожидания. Эрбер иногда прохаживался вдоль центрального поста управления, исподтишка наблюдая за находящимися здесь офицерами и унтерами. Время от времени он связывался с различными службами и командами, проверяя их бдительность и заодно желая застраховаться от любых неприятностей, связанных с неисправностью какой-либо системы корабля.

Экстренный вызов. Эрбер моментально подскочил к экрану. На связи был начальник службы слежения.

– Цель появилась, командир.

– Координаты и траектория.

Офицер сообщил требуемые данные. Капитан переключился на другой канал.

– Дивизион вооружения, подготовить "Немезиды".

– Есть, командир.

– Навигаторская, курс на перехват.

– Есть, командир.

Тяжелый крейсер "Кромм" вошел в пределы системы, держась курсом на Юкеон. Командир крейсера держался в стороне от транспортных и пассажирских трасс, что было на руку Эрберу.

'Угенблит' лег в дрейф по траверзу "Кромму", выжидая удобного момента для нанесения удара.

Эрбер наблюдал, как на видеоэкранах точка, обозначающая тяжелый крейсер, все больше приобретает черты корабля. "Кромм" вовсе не подошел так близко, видеоэкраны автоматически преобразовывали поступающие сигналы и увеличивали изображение.

Эрбер глянул на один из экранов бортового вычислителя – расстояние до цели – световая секунда.

– Служба "Б", – вызвал он, – доложите обстановку.

Лицо начальника службы борьбы, инженер-капитана третьего ранга, выдавало крайнюю сосредоточенность и хладнокровие. Он доложил ровно и четко:

– Фон облучения стабилен. Сенсоры противника находятся в общем режиме. Никаких признаков активизации.

Эрбер был более чем удовлетворен этим докладом, но решил выслушать еще один.

– Служба слежения, как ведет себя объект?

– Все системы противника работают в походном режиме. Система вооружения в режиме ожидания, система защиты на минимуме. Двигатели стабильно идут на ноль четыре крейсерской скорости хода. Никаких дополнительных расходов энергии не наблюдается.

Эрбер снова посмотрел на дистанцию – 0,4 световой секунды. Пора! Иначе, они подойдут слишком близко.

– Бэ-че два, доложить готовность.

– Батареи "Немезид" и "Орнеров" готовы.

– Начинайте, господа!

По каналу связи послышались команды комендоров. Один из ракетных портов "Угенблита" раскрылся и "Немезида" устремилась к цели.


Вахтенный старшина службы слежения "Кромма" со скучающим видом таращился на экраны сенсоров. Вдруг, на одном из них прямо из ничего возник неизвестный объект, начавший стремительно приближаться к кораблю. Несколько секунд старшина ошалело наблюдал за этим невероятным явлением.

Еще через несколько секунд он сбросил охватившее его оцепенение.

– Лейтенант! Неопознанный объект прямо по курсу. Идет прямо на нас. Дистанция ноль три светосекунды.

Вахтенный лейтенант бросился к экрану, проклиная всех известных ему богов, и врубил экстренное оповещение боевой тревоги, после чего его вызвал центральный пост управления крейсера.

– Бэ-че семь! – кричал вахтенный офицер. – Что у вас там?!

– О, Боже! Нам всем конец, – с побелевшим перекошенным лицом ответил лейтенант.

– Заткнись, ублюдок! Доложи, что ты видишь!

– Только что идентифицировали "Немезиду", прет на пределе. Дистанция – ноль пятнадцать светосекунды.

Больше не обращая внимания на лейтенанта, вахтенный офицер центрального поста попытался добиться запуска "Орнеров". Но как и все, противоракетные расчеты были застигнуты врасплох. По всему кораблю вышколено бегали команды, занимая боевые посты, выла надсадно сирена. На центральный командный пункт вбежали несколько офицеров и старшин. С одним из старшин едва не столкнулся примчавшийся по тревоге командир крейсера. Вахтенный офицер в это время носился по ЦП от пульта к пульту, извергая ругань в адрес командира зенитного дивизиона. Он еще не оставил надежды, что "Орнеры" успеют перехватить надвигавшуюся смерть.

В рубке слежения вахтенный лейтенант обессилено опустился в кресло и заплакал, наблюдая за бесполезными трассерами зенитных автоматов. 'Немезида' им не по зубам. Потом, посмотрев на дистанцию – менее одной десятой световой, громко рассмеялся.

– Это конец, – прошептал, стоявший рядом старшина.

Кумулятивный ядерный заряд "Немезиды" прожег так и не успевший усилиться защитный противоядерный экран "Кромма", взломал броню и уничтожил несколько отсеков. Вслед за ядерным дьяволом, внутрь попала боеголовка мощностью в мегатонну. Тяжелый крейсер "Кромм" исчез во вспышке водородного взрыва.

Так погиб маршал 2-го ранга граф-текронт Канадинс и еще тысяча сто человек.


***


Эфор Ивола вставил только что полученный им силовой диск в приемник персональника. Это была запись допроса "пропавшего без вести" текронта Вернера с применением психосканирования мозга или, если проще, как его всегда называют, "промывания мозгов".

'Выскобленную' информацию Ивола нашел очень интересной. Несомненно, полученные данные о его действиях можно классифицировать как государственную измену. Имена, планы, действия изменников – все указывало на то, что часть Текрусии собиралась устранить из коллегии эфоров самого Иволу, Савонаролу и, возможно, Навукера.

Значит, он их опередил. Глава Безопасности Нишитуран довольно улыбнулся и отключил персональник.

Сигнал селектора отвлек от приятных мыслей. Ивола нажал кнопку связи.

– Да.

– Это дежурный, капитан Понер.

– Слушаю.

– Доставили арестованного текронта Плиния.

– В мой кабинет.

– Слушаюсь, ваше сиятельство.

После опознания бронированная дверь впустила двух солдат БН, ведущих арестованного.

– Вы свободны, – бросил Ивола солдатам.

Те откозыряли и покинули кабинет. Бронедверь закрылась.

Как и любой нишит, текронт Плиний был высок и отлично физически развит. Он сохранял невозмутимый вид и гордо стоял перед эфором безопасности. Одежда Плиния явно не соответствовала климату Нишитуры, его арестовали на одной из курортных планет, когда он занимался подводной охотой.

Ивола встал из-за стола и подошел к другому его концу. Подвинув один из стульев, он предложил:

– Присаживайтесь.

Плиний проигнорировал предложение.

"Что ж, выбить спесь из тебя никогда не поздно", – подумал эфор.

– Вы знаете, почему оказались у меня? – спросил он.

Арестованный текронт ответил взглядом полным неприкрытой ненависти.

– Прежде, чем отвечать на какие-либо вопросы, я требую, чтобы меня передали под защиту Текрусии, как того требует Закон Нишитуран. И если судебное решение будет не в мою пользу, я готов отвечать на любые ваши вопросы. Своими действиями вы нарушаете Древний Закон. Моя персона неприкосновенна. Повторяю, я требую защиты и передачи меня Текрусии. Если понадобится, я найду способ добиться правоты у самого императора.

Первое время Ивола никак не прореагировал на эти слова, потом он рассмеялся и громко театрально похлопал в ладоши.

– Браво! Просто превосходная речь! Только должен вас огорчить, дорогой Плиний, все мои действия основаны на распоряжении императора. Поэтому вы можете не рассчитывать на благосклонность Его Величества. И уж никак не надейтесь на защиту Текрусии. Поэтому, предлагаю вам умерить пыл и смириться. Другими словами, со мной лучше сотрудничать.

Текронт Плиний полностью контролировал свои эмоции и всем своим видом продолжал выказывать безучастность к происходящему. Он остался спокоен, несмотря на то, что Ивола оскорбил его и фактически объявил приговоренным. Приговоренный к смерти, но не покоренный, Плиний презрительно скривил губы, несмотря на то, что страх ледяным ободом начал сковывать его грудь.

– Ваш ответ, – сказал эфор.

– Прекратите этот фарс, Ивола! У вас ничего на меня нет и быть не может. Я лояльный императору и империи сановник. Я текронт, я неприкасаем! Я требую немедленно освободить меня!

Эфор безопасности пожал плечами.

– Ну что ж, все вы не причем, все вы патриоты и герои, пока в ваши морды не тыкнешь неоспоримыми уликами. Тогда вы как один бежите стучать друг на друга, спасая свои шкуры.

Такого оскорбления Плиний стерпеть не смог. Он бросился на Иволу, подобно разъяренному зверю. Эфор, как оказалось, ожидал этого и успел уйти от атаки. Молотоподобный удар сбил Плиния с ног, а когда тот снова поднялся, на него в упор смотрел ствол миниатюризированного автомата, стреляющего реактивными пулями, – десантного варианта стэнкса одной из последних модификаций.

– Не дергайся! Мне ничего не стоит пристрелить тебя, – предостерег Ивола.

Держа текронта на прицеле, он развернул к нему стереоэкран вычислителя и включил воспроизведение допроса Вернера.

– Что ты скажешь на это?

Просматривая запись, Плиний до боли сжал челюсть и кулаки, так что заскрипели зубы и захрустели костяшки пальцев. На его лбу выступила испарина, на которую он не обратил ни малейшего внимания.

– Это грязные методы, Ивола. Фальсификация. С помощью этого дерьма ты устраняешь своих врагов.

– К сожалению, это не фальсификация. К сожалению для тебя и твоих сообщников. Ну а методы – сам понимаешь, как говорили древние – цель оправдывает средства.

Ивола наигранно вздохнул и покачал головой.

– Еще раз предлагаю со мной сотрудничать, иначе…

– Иначе что?! Ты сделаешь со мной то же самое, что сделал с Вернером? Превратишь меня в идиота? Я нишит, а нишиту не подобает предавать своих друзей. Да пошел ты, ублюдок!

Ивола растянул рот в улыбке, не предвещающей ничего доброго.

– Угу, ты у нас, оказывается, идеалист, герой и все такое. Знал бы ты, как я устал от идеалистов. Из-за вас рушатся вековые устои, погребая под собой гекатомбы жертв… Кстати! Поздравляю с чистосердечным признанием, правда, оно тебе уже ни к чему.

Эфор безопасности нажал кнопку селектора.

– Дежурный, капитан Понер слушает.

– Уведите арестованного.

– Слушаюсь, ваше сиятельство.

– И распорядись, чтобы начинали подготовку к психосканированию. Я хочу лично присутствовать.

– Слушаюсь, ваше сиятельство.

– Это все.

"В последнее время инквизиторам от БН прибавилось работенки", – подумал Ивола устало.


***


Тихоходная яхта "Синсид" принадлежала графу-текронту Торесу. Расстояние, которое любой пассажирский лайнер покрыл бы за двое стандартных суток, она проходила за втрое большее время. Но, несмотря на такой большой недостаток, "Синсид" считалась одной из самых дорогих и комфортабельных яхт галактики и принадлежала роду Торесов уже четырнадцать десятилетий.

Граф-текронт Торес наслаждался букетом прекрасного уредонского вина, лениво следя по стереовизору за развитием сюжета исторического фильма, воспевающего героические натуры древних нишитов. Торес почувствовал неприятный озноб и посмотрел на полупустую бутылку. Решив, что с него хватит, он спрятал ее в свой богатый ассортиментом бар и продолжил следить за переплетением побед и трудностей героев фильма.

Озноб не проходил, в некоторых местах кожа начала слегка зудеть. Немного удивившись, Торес подал голосовую команду "домашнему" вычислителю, чтобы тот приготовил душ.

Приняв водные процедуры и намастив благовониями свое тело, Торес развалился на широком диване.

Стереофильм скоро закончился. Граф-текронт почти сутки не спал, но сон не шел к нему, и тогда он решил вызвать стюардессу "Синсида" – во время полета по совместительству еще и любовницу.

В апартаменты вошла невысокая смуглокожая брюнетка и, призывно улыбаясь, уселась у ног босса.

– Элиза, Элиза и что бы я без тебя делал? – спросил Торес, зарывшись одной рукой у нее в волосах.

– Наверное, то же, что и я без вас, господин, умирали бы от скуки, – кокетливо ответила девушка.

Он взял ее за подбородок и подтолкнул.

– Иди же.

Девушка встала и скинула с себя всю одежду, обнажив утонченное тело, после чего скрылась в душе.

Немного поколебавшись, текронт все же решил прикончить начатую бутылку, тем более, что у него теперь есть компания.

Девушка вышла из душа, медленно и плавно подходя к хозяину походкой, какую можно было заполучить, лишь долго и упорно ее в себе вырабатывая. Острые упругие груди слегка колыхались в такт ее движениям, на коже поблескивали капельки влаги, как любил хозяин.

Торес протянул ей полный бокал вина и взял себе.

– Выпьем за жизнь, чтобы она всегда была благосклонна к нам.

Девушка улыбнулась и пригубила вино.

– Давай же, наслаждайся каждой крупицей жизни, ибо она может в любой момент стать последней, – сам того не ведая, произнес он пророческие слова.

Вслед за хозяином, девушка осушила бокал и провела языком по губам. Потом прильнула к текронту и впилась в него долгим умелым поцелуем.

– Ох, Элиза, – выдержав ее натиск и переведя дух, выдохнул Торес.

Он стал собирать языком с ее кожи капельки влаги. Стюардесса откинулась на подушки…

Проснувшись после долгих и бурных часов любви, Торес не почувствовал себя отдохнувшим. Удивляясь, что он так вымотался, текронт не увидел Элизы. Вероятно, он долго спал, она всегда уходила, если хозяин спит, когда она просыпалась. Он позволял ей это, но сейчас ощутил какую-то пустоту.

Непонятно откуда взявшаяся неприятная сухость во рту поначалу привела к мысли, что он вчера перебрал. Но потом он вспомнил все до мельчайших подробностей: не так уж он много выпил, да и уредонское вино высшего сорта никогда не давало неприятных последствий.

Потом накатила слабость. Торес лежал не в силах пошевелиться, борясь с время от времени накатывающим головокружением.

"Вот так черт", – подумал он, вспомнив вчерашние симптомы.

Силой воли преодолевая непослушное тело, Торес дотащился до пульта связи и вызвал каюту личного врача. Ему никто не ответил. На злость не было даже сил, он вызвал капитана "Синсида" и спросил:

– Где сейчас доктор Хангер?

– В кают-компании, ваше высокопревосходительство.

– Вызови его ко мне немедленно.

– Слушаюсь.

Низенький, полноватый, с небольшими залысинами доктор обеспокоено осмотрел своего пациента.

– Когда вы почувствовали себя плохо, ваше высокопревосходительство?

– Как только проснулся, – с трудом управляя губами прошептал текронт, – черт, еще вчера, но…

– Вас следует переправить в лазарет, там я смогу досконально вас обследовать.

Текронт согласно кивнул.

Доктор вызвал двух членов экипажа яхты и организовал транспортировку. Когда больного поместили на койку, к нему сразу же были подключены медицинские аппараты.

Торес забылся сном.

Доктор Хангер сделал все необходимые анализы и принялся за их лабораторную обработку. Результаты поставили его в тупик. Он был высококвалифицированным специалистом в своем деле, но до сих пор за годы своей практики ему не встречалось ничего подобного.

Торес вспотел от повышенной температуры и неровно дышал. Данные анализов показали, что в его организме прогрессирует болезнь, скорее всего вызванная очень агрессивным штаммом. Кроме того, произошли странные изменения в некоторых тканях, а некоторые участки тела были поражены некрозом лимфатической системы.

Поборов возникшую было нерешительность, Хангер ввел обезболивающее и решил обратиться за содействием к капитану "Синсида".

Весть о внезапном недуге хозяина быстро облетела яхту. Не успел Хангер закрыть за собой дверь лазарета, как перед ним возник удрученный капитан.

– Что с его высокопревосходительством?

– Он очень плох. К сожалению, я не могу вам открыть всего, но скажу, что в моем распоряжении нет необходимого оборудования и медикаментов, чтобы существенно облегчить самочувствие больного.

– Я могу чем-нибудь помочь?

– Можете. Прежде всего, надо как можно скорее доставить его высокопревосходительство в клинику…

– Я выжму все, что можно из этой медлительной посудины!

– Да, да, постарайтесь. Я хочу знать, с кем его высокопревосходительство непосредственно контактировал с самого начала полета?

– С Элизой, – ответил капитан, потирая подбородок. – Что вы имеете в виду под "непосредственно контактировал"?

– Не только секс. Близкое общение, даже через предметы.

Капитан задумался.

– Ни с кем, насколько я знаю, кроме помогавших вам.

– Хорошо, ограничимся пока только стюардессой. Ее следует поместить в лазарет. Еще я должен взять пробы на анализы всех запасов пищи.

Доктор подумал, что следует взять пробу и со всего содержимого бара текронта и вообще всех его апартаментов.

– Это все, доктор Хангер?

– Нет, я хочу взять анализы у всего экипажа.

– Понимаю, – кивнул капитан, ожидая дальнейших слов медика. Но тот снова задумался.

– Все?

– Что? Ах, да, – вспомнил о собеседнике Хангер, – ну, думаю, пока все.

Первым делом капитан задал бортовому вычислителю режим самого полного хода, потом, не удовлетворившись результатом, он перепрограммировал его так, чтобы из "Синсида" выжималось все возможное, на что он способен. И плевать на возможность отказа давно устаревших двигателей.

Стюардесса была вызвана к доктору и помещена в лазарет, где насмерть перепуганной девушке он сделал анализы и подключил ее к аналогичному Тореса оборудованию.

Были обследованы все члены небольшого экипажа и отпущены заниматься своими делами.

Напоследок доктор тщательно обследовал апартаменты текронта, но так ничего и не нашел. Вся коллекция спиртного также оказалась абсолютно безопасной.

Вернувшись в лазарет, он ввел Торесу снотворное и подключил к аппарату внутривенного питания.

Во многих местах тело текронта покрылось сыпью, постоянно текли слезы и слюни. Медвычислитель выдавал неутешительный прогноз.

Результаты анализов девушки были прямо противоположны анализам Тореса. Получалось, что она, как и любой член экипажа, полностью здорова. Из чего Хангер сделал несколько предположений: первое, что Элиза переживает скрытый инкубационный период болезни, но тогда современное оборудование должно хоть как-то и хоть что-то выявить; второе, если девушка в самом деле здорова, значит, болезнь не заразна и, возможно, занесена больному еще до полета; третье, что-то другое, о чем он пока не знает.

Единственное, что мог пока сделать доктор Хангер – это ожидать посадки в одном из космопортов в системе Крап.

Несмотря на все усилия капитана, "Синсид" дотащился до Крапа лишь два стандартных дня спустя. За это время кожа Тореса покрылась язвами, он редко приходил в себя и иногда бредил во сне. Что же касается команды, то ни у кого, в том числе и у стюардессы, не выявилось никаких признаков заболевания.

Капитан яхты получил разрешение на посадку, после чего он доложил диспетчеру:

– На борту тяжело больной граф-текронт Торес.

– Что с ним? – спросил далекий голос.

– Судовой врач не может установить.

– Ясно. Садитесь на аварийную площадку семнадцать-В, следуйте наводящему лучу. Вас будет ждать бригада иммунологов. Вам запрещено покидать яхту, в случае нарушения будет применена сила. Конец связи.

Хотя капитан и понимал необходимость предпринятых шагов руководства космопорта, но его охватило негодование, что все это произошло именно с ним. Неизвестно, как долго "Синсид" продержат в карантине. Одновременно, капитан почуял дуновение страха. Доктор Хангер заверил, что для экипажа опасности не существует, но вдруг он ошибся? Или намеренно солгал?

Через пять минут после посадки "Синсида", через шлюз вошли восемь человек в костюмах биологической защиты. Двое из них поместили больного Тореса на гравиносилки и вынесли из яхты, остальные принялись за скрупулезное исследование судна.

Когда текронта поместили в клинику на обследование, диагноз больного вызвал шок. Торес умирал от халцедонской язвы. Болезнь еще не вступила в заключительную фазу, но смерть была уже близка.

После установления диагноза, весь экипаж "Синсида" был допущен на "грунт". Доктора Хангера по его просьбе допустили к текронту. Узнав, что с ним, он чуть не лишился дара речи – не каждому врачу выпадало столкнуться с подобной болезнью. В то же время, это было плохим знаком – это означало, что кто-то таким образом устранил графа-текронта и, значит, будут искать причастных к убийству: заказчики и исполнители. Хангер понял, что его тоже могут арестовать по подозрению. И не ошибся.

Фактом халцедонской язвы очень скоро заинтересовалась Безопасность Нишитуран. Потом она передала дело уголовной полиции, которая в тот же вечер арестовала Хангера. Был арестован и весь экипаж.

Выяснив на допросах, что граф-текронт Торес возвращался со встречи с герцогом-текронтом Марком, следователь ходатайствовал своему начальнику, чтобы тот получил добро у БН на проверку и отработку версий, связанных с Марком. Получив зеленую улицу, следствие развило кипучую деятельность. Несчастный экипаж "Синсида" был отпущен.

Оперативно-следственная бригада, в состав которой входили также и специалисты по финансам, сетевые взломщики, биохимики и иммунологи, покинула систему Крап и прибыла на Лучезарную – вотчину Марка. Предъявив санкцию БН, начальник оперативно-следственной бригады наложил арест на счета фирм, принадлежащих Марку и консорциума "Экор", в котором герцог-текронт имел контрольный пакет акций, а также заморозил все операции крупнейшего имперского банка "Империал Инд", владельцем которого Марк также являлся.

Сказать, что герцог-текронт был обескуражен и взбешен – значит ничего не сказать. Убедившись, что недвусмысленные угрозы полицейским, хозяйничающим в его владениях, не возымели никакого воздействия, он попытался надавить на них через "карманное" управление полиции Лучезарной. Но структура нишитурской полиции являлась централизованной. Поняв, что можно лишиться своего кресла, а то и головы, главный генеральский чин Лучезарной умыл руки, задумавшись о перспективе досрочного и почетного завершения карьеры. Сегодня проиграл Марк, а завтра проиграют его враги и тогда…

Заручившись поддержкой ряда текронтов, Марк ощутимо надавил на главу департамента полиции империи. Следствие застопорилось. Не успев насладиться победой, Марк уже через два дня снова обнаружил, что оперативно-следственная бригада с прежним рвением принялась продолжать копаться в его делах. Кроме того, он обнаружил, что все его попытки связаться с главой департамента блокируются, а за ним установлено наблюдение.

Дав волю гневу, он избил пасущего его оперативника и в тот же вечер н