Book: Жених в бегах (СИ)



Глава 1.


Был прекрасный летний вечер. Солнце было ещё высоко, но уже не терзало город своей жарой. Выйдя из автобуса, рыжеволосая девушка, поправив рюкзак на спине, пошла по тротуару. Её маленький коттедж находился за лесопарком, который отделял жилой квартал от автострады, ведущей в центр города. Обычно она всегда шла вдоль дороги и сворачивала к домам. А сегодня Аника решила сократить путь через лесопарк, чего не делала очень давно. После трудного рабочего дня, ей страшно хотелось поскорее добраться домой и завалиться отдыхать.

Отойдя от остановки, она пошла по протоптанной тропинке. Многие пользовались ею, чтобы сократить дорогу, но Аника делала это редко, опасаясь, что в лесу могут напасть. Но было ещё достаточно светло, и она рискнула, сокращая путь в два раза.

В негустой лес солнечный свет проникал в достатке через кроны деревьев. Кустов практически не было, сухие деревья своевременно вырезались, поэтому всё вдоль тропинки хорошо просматривалось.

Проходя мимо одного дерева, Аника заметила собаку, похожую на овчарку. Девушка с интересом присмотрелась к животному и заметила, что оно привязано. Оглядевшись по сторонам, она никого поблизости не увидела, и тогда решилась подойти ближе. Очень большая чёрная собака была без ошейника, но с грубой верёвкой на шее, второй конец которой привязан к дереву. Псина издала жалобный визг, пытаясь привлечь к себе внимание человека. Аника не выносила, когда издевались над животными, а данное существо несомненно оставили здесь не из добрых побуждений. Такое зрелище вызвало у неё бурю возмущения. Какой-то живодер привязал бедного пса к дереву посреди леса, обрекая на страшную смерть.

Она приблизилась к собаке, проверяя, насколько та агрессивна, и подметила, что это был кобель. Иногда чужие псы могли быть довольно ласковыми. Огромный чёрный пес, заметив, что девушка приближается, заволновался. Наблюдая за ней, он склонял голову то на одну сторону, то на другую. Аника остановилась и решила посмотреть, как он будет реагировать. Пёс наблюдал за ней. В его взгляде улавливалась искра разума, несвойственная животному.

Девушка выжидала, изучая его реакцию на её приближение: вроде рычать и гавкать не собирался. Она подошла ещё - пёс переминался с лапы на лапу и, кажется, смотрел на неё с надеждой. Аника подошла почти вплотную и увидела, что у пса голубые глаза, шерсть, чёрная и блестящая, переливалась на солнце. Красивая и ухоженная собака. Такая могла стоять немалых денег. У Аника даже возникла мысль, что её могли выкрасть и спрятать здесь. Так они стояли друг напротив друга - собака изучала девушку, а девушка - собаку. - Какой ты красавец, - ласково сказала она ему. - Ты не укусишь меня, если я тебя отвяжу?

Девушка улыбнулась собаке, та привстала и замахала хвостом. Аника восприняла это как дружественный знак, и шагнула ещё ближе. Пёс потянулся к ней, вытянув шею, на сколько позволяла веревка, и девушка осторожно поднесла руку к нему, проверяя реакцию. И он подался вперед, подставляя голову под пальцы.

- Молодец, - также ласково сказала Аника, приближаясь ещё на шаг.

Аника коснулась чёрной шерсти, мягкой и шелковистой на ощупь. Такой прежде она никогда не встречала. Она почесала ему за ухом, и пёс прикрыл глаза от удовольствия.

- Кто же тебя такого красивого здесь оставил? - спросила Аника, глядя на пса и по сторонам.

Поглаживая его всё смелее, она нехотя отняла руку от чудесной шерсти. Собака легла на землю и умоляющим взглядом посмотрела на человека.

- Потерпи, сейчас я тебя отвяжу, - Аника стала развязывать верёвку на стволе дерева.Но попытка не увенчалась успехом. Грубая верёвка была сильно затянута.

- Это же какой силой надо было обладать, чтобы так завязать, - пожаловалась девушка псу. - Тогда давай попробуем с тобой.

Она повернулась к псу и осмотрела верёвку на его шее. Осторожно потянув петлю, Аника следила за собакой, зная, что некоторые не любят, когда трогают за ошейник. Но пёс, виляя хвостом, терпеливо ждал, пока девушка занимается верёвкой. Повозившись с ней немного, она растянула петлю и, ослабив её, стала снимать с шеи. Собака завертела головой, так как верёвка впилась ей в горло, и заскулила. Аника постаралась побыстрее освободить её и сняла петлю.

- Ну, вот и всё, - радостно сказала Аника, отталкивая собаку в сторону, чтобы показать, что она свободна.

Пёс отшатнулся от неё и замотал головой. Девушка, убедившись, что с ним все в порядке отступила в сторону, рассматривая пса повнимательнее. Он оказался куда больше любой овчарки, напоминая её лишь отдаленно из-за заостренных ушей. Ростом в холке пёс был чуть ли не до пояса девушке, с высокими сильными ногами, массивной передней частью туловища и головой. Мощные передние и тонкие задние лапы, длинноватая густая шерсть. Какой именно породы пёс, девушка не знала. Возможно, был какой-то помесью.

Довольная своим поступком, Аника, помахав псу на прощанье, вернулась на тропинку и поспешила домой. На душе стало как-то легко и радостно от совершенного доброго дела. Сегодняшняя попытка сократить путь прошла не даром.

Через несколько минут, она заметила, что тот самый пёс следует за ней.

- Эй, - окликнула она его, - ты чего за мной идёшь? А, ну, домой. Может, тебя выкрали, теперь ты свободен. Ступай к хозяину. Не может быть такая красивая собака без хозяина.

Пёс остановился, опустив голову, и настороженно смотрел на девушку снизу вверх. Аника, видя, что он отстал, пошла дальше, но потом снова заметила его, следующим за ней. И сколько не отгоняла, пёс пришел следом за ней домой.

Придя к своему маленькому двухэтажному коттеджу, который снимала, она встала у калитки, поглядывая на своего преследователя. Пёс остановился в нескольких десятках метров, внимательно наблюдая. Девушка открыла калитку, и собака двинулась к ней. Аника с изумлением созерцала, как здоровенная чёрная псина без приглашения заскочила во двор.

Девушка зашла вслед за ним и закрыла калитку. Пёс уселся возле порога и оглянулся на неё через плечо. И взгляд его был какой-то хитрый и озорной.

- Что же мне с тобой делать? - задалась вопросом Аника, глядя на здоровенного пса в своем маленьком дворе. - Ладно, раз уж я вмешалась в твою судьбу, то придётся менять её до конца.

Она улыбнулась псу, погладила его по голове и почесала ему за ухом.

- Если не найдётся твой хозяин, подыщу тебе нового, - сказала Аника, вздохнув. - Ты вроде пёс добрый, так что проблем с эти не должно быть.

Девушка присела рядом с ним, и пёс оказался ростом с неё. Разглядывая и поглаживая прекрасное животное, она вспомнила свои детские мечты о большой собаке, которая охраняла бы её и отпугивала возможных обидчиков. Но родители не разрешали завести подобную. Только маленьких собачонок, которые занимали бы мало места и ели немного. И даже сейчас такое не позволительно для неё, животное требовало внимания и ухода, а с её занятостью это было невозможно. Она стала почёсывать его шею и грудь, и пес довольно заскулил.

- Наверное, от верёвки чешется? - с пониманием спросила она его и продолжила чесать шею.

Девушка пошла в дом, оставив его во дворе, который был полностью огорожен, не опасаясь за побег, да и не похоже, что он желал покидать её. Придя в дом, Аника решила, что бедное животное стоит накормить. Неизвестно сколько времени оно провело у того дерева, раз увязалось за ней. Видимо, сильно изголодалось. Достав из морозилки кусок мяса, она разморозила его в микроволновке. Выйдя из дому, предложила псу поесть. Он понюхал, но есть не захотел. Аника пожала плечами, и оставила кусок рядом с собакой.

- Извини, ничего другого предложить не могу, - сказала она, глядя на пса. - Собачьего корма у меня нет.

Выглянув на улицу позднее, она обнаружила, что пёс все же съел предложенное.

Жаркий день, плавно перешедший в прохладный вечер, завершился клубившимися облаками на небе и раскатами грома вдалеке. Предусмотрительно закрыв все окна на случай грозы, Аника собралась ложиться спать. В окне засверкали вспышки молний, а за ними последовали и раскаты грома. Девушка задернула шторы поплотнее и, улёгшись на кровать, закуталась в одеяло. Тяжелые капли забарабанили по стеклу, задавая частоту. Дождь убаюкивал, но резкие раскаты заставляли вздрагивать. Аника уже дремала, когда под окном раздался жуткий вой.

- Что за чёрт! - подскочила она на кровати и прислушалась.

За окном улицу озарило вспышкой, и раздался очередной раскат. Дождь мерно барабанил по стеклу. И снова вой. Пёс под порогом принялся пронзительно выть, перекрикивая грозу.

Аника, забеспокоилась, что он разбудит всех соседей в округе своим до ужаса громким голосом. Вскочив с кровати, она побежала вниз и открыла дверь. Пёс сидел на пороге, задрав голову, и выл.

- А ну, перестань! Ты не в лесу! - воскликнула Аника. - Ты людям спать мешаешь.

Пёс посмотрел на неё жалобным взглядом и снова поднял голову, чтобы завыть.

- Ладно, - вздохнула девушка, осознавая, чего он добивается, и впустила его в дом.

Пёс заскочил в дом с радостным видом.

- А ты хитрец, - прищурившись, сказала она, когда псина устроилась на коврике, на кухне. - Видимо, ты жил в доме, так?

Пёс посмотрел на неё виноватыми голубыми глазами и положил голову на сложенные лапы.

- Только без глупостей, - пригрозила ему Аника пальцем. - Чтоб утром здесь был порядок.

Пёс недовольно заворчал, будто понимал каждое слово. Аника, развеселенная хитрой уловкой зверя, отправилась в спальню на втором этаже.

***

Утро следующего дня было солнечным, ничто не напоминало о ночной грозе. Аника встала и пошла в ванную, умываться. После утренних процедур, она вспомнила, что вечером впустила в кухню пса. Бросив всё, она поспешила туда, опасаясь, что пёс мог там напакостить. Не самым разумным было впускать здоровенную чужую собаку в дом. “Но он таким хорошим был, и взгляд, почти как у человека”, - успокаивала себя Аника.

Аника прямо в пижаме спустилась вниз по ступенькам на первый этаж. Жила она одна и переодеваться лишней раз у неё не было нужды. Пройдя по коридору в направлении кухни, она остолбенела перед открытыми дверями, которые запирала.

Сразу у входа стоял холодильник, верхняя дверка которого была открыта, а ниже неё красовались чьи-то голые босые ноги, и без сомнений мужские. А то, что принято прятать под нижним бельем, было прикрыто шторкой с её окна. И обладатель этих ног по-хозяйски рылся в её холодильнике. У Аника отпала челюсть от такой картины. Она потёрла глаза, чтобы убедиться, что ей не привиделось, и ещё раз заглянула в двери.

Первая мысль - бомж забрался в дом. Но на кухне была собака, куда она могла подеваться? Одного вида такой можно испугаться. Может, в другую комнату пробралась? Ведь ясно было, что прибывать в доме для неё - привычное дело. Аника тихо, на цыпочках, отступила назад, заглянув в гостиную, но пса там не обнаружила.

Она снова заглянула на потрошителя холодильника. Следующий вопрос: почему замотался в её шторку? Он что, голый к ней забрался? Может, чей-то беглый любовник? От этой мысли Анике невольно захотелось засмеяться, но она сдержалась, чтобы не привлечь внимание незваного гостя. И как он вообще попал на её кухню? Может, она дверь забыла закрыть, когда собаку впускала?

Нужно было избавляться от него. Сразу позвонить в полицию или попытаться прогнать самой? Аника застыла в раздумьях, задумчиво разглядывая ноги возле холодильника.

- Чего застряла там, хозяйка? - вдруг проговорил незваный гость за дверкой.

Аника вздрогнула - он заметил её. И она спохватилась, решив брать напором. Подумала, если накинется сразу, то от неожиданности незваный гость сбежит. Она вдохнула и шагнула к дверям кухни.

- Ты кто такой и чего роешься в моём холодильнике?! - возмущённо воскликнула она, приближаясь к дверям с грозным видом.

Потрошитель холодильника выглянул из-за дверки. И она увидела довольно симпатичного молодого парня с тёмными волосами и выразительными голубыми глазами. При первом взгляде он напомнил ей кого-то, но она не могла понять кого. Быстро перебрав в памяти подобных персонажей, так и не смогла ничего похожего вспомнить. Но кем бы он ни был, это не даёт ему право хозяйничать на её кухне. Гость что-то жевал, видимо, добытое в холодильнике, и в руке у него был кусок колбасы и хлеба. Аника даже немного растерялась, ожидая видеть заросшего нечёсаного бомжа. Парень в ответ с интересом разглядывал девушку в пижаме.

- Симпатичная пижамка, - проговорил парень с лёгкой улыбкой, обведя её быстрым взглядом с головы до ног.

Аника была одета в пижаму цвета индиго, состоявшую из рубашки и штанов. На его замечание она невольно перевела взгляд на себя, потом опомнилась и, мотнув головой, повторила сердито:

- Кто ты и чего роешься в моем холодильнике?

- Я пытаюсь поесть, - ответил он, улыбаясь. - Только выбор у тебя тут небогатый. Йогуртами и творогом я не наедаюсь, а мясо уже съел. Хорошо, хоть колбаска есть, - он показал кусок в своей руке.

Аника поняла, что незваный гость совершенно не смущен своим поведением, и что находиться в чужом доме без приглашения.

- Какого черта! - ещё громче воскликнула Аника. - Это мой холодильник и моя колбаса.

Она подскочила к холодильнику и захлопнула дверку у него перед носом. Парень отступил на шаг, продолжая жевать.

- Извини, хозяйка, но кушать очень хотелось, - виновато проговорил парень.

Аника окинула его гневным взглядом. Телосложение у него оказалось весьма впечатляющее - высокий, почти на голову выше неё ростом, мускулистый, с гладкой кожей, красивыми чертами лица. Прям, модель из журналов со спортивной одеждой. Таких она чаще видела на подиуме, при показах, нежели на улицах. На бомжа он точно не был похож.

- Как ты сюда попал? - требовательно спросила Аника.

- Через дверь, - пожал плечами парень.

- Я что, забыла дверь запереть, когда пса пускала? - Аника спрашивала себя, переведя растерянный взгляд на входную дверь.

Она снова гневно посмотрела на парня, беззаботно жевавшего колбасу и хлеб. Его беспечный вид и невинный взгляд навел Анику на мысль, что перед ней мог быть психически нездоровый человек. Осознание того, что придётся иметь дело с психом, радости не добавила. Подобный контингент бывает разные, хорошо, если этот не из буйных. Нужно было действовать и избавляться от непрошеного гостя. Возможно, для этого понадобиться помощь специалистов.

- Ты что, псих-эксгибиционист? - спросила она, прищурившись подозрительно, размышляя вызывать санитаров или нет.

- Нет, - уязвлёно проговорил парень. - Я не имею привычки ходить голым перед людьми, но нужда заставила.

“Псих, иного не может быть. Да и не стоило надеяться, что признается”, - рассудила девушка.

- У меня есть большая собака, - с угрозой проговорила Аника, - так что лучше убирайся подобру-поздорову. Не то я полицию вызову!

Она повелительно указала на дверь. Парень прокашлялся, пережёвывая очередной откушенный кусок, и скрестил руки на груди.

- Нет у тебя никакой собаки, - заявил он. - И никуда я не пойду.

Парень всем своим видом давал понять, что уходить не собирается.

“Точно псих”, - подумала девушка.

У Аники отвисла челюсть от невиданной наглости незваного гостя. Выдохнув и вдохнув, она метнула взгляд по сторонам, и вспомнила: за холодильником была швабра. Отскочив назад, она выхватила металлическую складную швабру и выставила перед собой.

- Если ты не уберёшься, - прорычала она, - я вынуждена буду применить силу. А ещё и шторку заберу.

Она указала на необычный элемент одежды на парне.

- Хозяйка, - жалобно проговорил парень, - ты не можешь меня выгнать. Ты освободила меня.

- Сейчас я точно освобожу, свободней некуда, - произнесла Аника, наступая со шваброй. - Прочь на улицу или позову собаку.

Парень сердито нахмурился и упер руки в бока.

- Я и есть та собака, - вдруг заявил он.

Аника сначала удивленно приподняла брови, опешив от такого заявления, потом тоже нахмурилась.”Точно псих”, - подтвердила она свой диагноз для него. Неужто он что-то сделал с бедным безобидным псом?

- Ты выпустил её! - воскликнула Аника и пошла на парня со шваброй.

Девушка махнула ею, но нежданный гость ловко увернулся, отступая назад. Девушка продолжала наступать, и парень попятился к двери через всю кухню.

- Пожалуйста, - парень вскинул руки перед собой в защитном жесте, - мне нельзя за порог, иначе опять стану собакой!

- Пошёл вон! - завопила Аника, не желая слушать его бред. - Псих!

Она прижала его к двери и заставила открыть её. Замок на удивление был закрыт. Повернув ключ, парень раскрыл дверь, и Аника вынудила его выйти за порог. Отойдя на пару шагов от двери, он посмотрел на неё с укором. Через несколько секунд раздался хлопок, облако тумана, и вместо парня перед дверью сидела чёрная собака, завернутая в шторку. Пёс, обернувшись к ней, проскулил и завилял хвостом.



Аника с вытаращенными глазами смотрела на него, не веря увиденному. Только что на её глазах человек превратился в собаку. На автомате она захлопнула двери и повернула ключ. Выронив швабру, в испуге она побежала в спальню. Захлопнула за собой дверь и спряталась под одеяло.

Отсидевшись, она немного пришла в себя.

- Может, это всё мне приснилось, - пробормотала Аника, выбираясь из-под одеяла.

Она снова пошла в ванную и умылась, чтобы привести себя в чувства. Она внимательно осмотрела своё отражение в зеркале на предмет заболевания, но ничего подозрительного не обнаружила. Температуры не было, глаза в порядке, горло не красное. Возможно, всё произошедшее ей приснилось? Она по-быстрому оделась, потому что уже опаздывала на работу, и спустилась вниз. Позавтракав кукурузными хлопьями с йогуртом и выпив кофе, выглянула в окно - пёс оставался лежать перед дверью.

- И не уходит, исчадие ада, - проворчала Аника, выглядывая в окно из кухни. - А мне же на работу надо.

Взглянув ещё раз на животное, она тяжело вздохнула.

- Дёрнул же чёрт подойти к этой псине, - проворчала она. И сокрушённо покачав головой, добавила в укор себе: - Твоя доброта тебя погубит, Аника.

Надев легкую курточку и прихватив рюкзак, она осторожно приоткрыла дверь и выскользнула наружу. Пёс приподнял голову, посмотрев на неё молящим взглядом, и забил хвостом по полу.

- Даже не смотри на меня, - погрозила она ему пальцем, - убирайся на все четыре стороны. Я не могу подкинуть до ближайшего приюта. Или вызвать живодерню.

Она решила быть строже с ним, чтобы не поддаваться на его молящие глаза. Пёс посмотрел настолько жалобным взглядом, что Анике захотелось его приласкать. С трудом верилось в приключившееся полчаса назад. Но она напомнила, что перед ней какой-то демон. Люди в собак так просто не превращаются. Поспешив к калитке, она обернулась - пёс лежал на прежнем месте, не пытаясь последовать за ней, хотя бы это успокаивало.


Глава 2.


Вернувшись домой с работы, Аника с досадой обнаружила, что собака на прежнем месте. Открыв калитку, она с воинственным видом проследовала к дому. Увидев ее, пес поднял голову. Решив, если утром ей ничего не привиделось, то стоит сказать этому существу, чтобы убиралось с ее двора куда подальше.

- Ты вроде человеческий язык понимаешь, - сказала она с укором, подходя к крыльцу. - Почему ты все еще здесь?

Пес так печально посмотрел на Анику, что вызывал непереборимое чувство сострадания, и показалось, будто тяжело вздохнул, укладывая голову на лапы, смотря на нее все тем же жалостливым взглядом. Против такого сложно было устоять, но девушка постаралась не поддаваться на эту уловку. Один раз она уже сглупила, впустив его.

- Ты демон какой-то, или что ты там, - проговорила она ему. - И я больше не собираюсь пускать тебя в дом! Так что проваливай.

Девушка поднялась на крыльцо, осторожно обойдя его боком, и проскользнула в двери. Пес оставался лежать неподвижно на месте, наблюдая за ней взглядом.

Переодевшись в домашние штаны и кофту, она занялась своими делами. Устроившись в своей комнате на втором этаже, Аника постаралась не вспоминать о собаке под дверями.

Позднее, готовя себе ужин из яичницы, бекона и картошки, она услышала настойчивое царапанье в дверь. Пес бесспорно хотел попасть в дом, и решил настоятельно добиться этого.

- Не порть мне дверь, зараза! - воскликнула Аника, раздраженная его настырностью. - Иначе точно вызову службу надзора за животными.

Аника прислушалась - царапанье прекратилось, но послышался тихий скулеж, почти переходивший в вой.

- Да, что за наказанье! - выдохнула Аника, оглянувшись на дверь.

Посмотрев на мясо в сковородке, она поняла, что пес хочет есть. Прошли почти сутки, как она давала ему то мясо, и огромный пес явно проголодался за такое время. Тогда она наложила в тарелку кусок бекона, яичницы и немного картошки, подошла к дверям и приоткрыла их. Пес внимательно следил за ней. Она с осторожностью просунула тарелку в двери и поставила на пол.

- Ешь, и убирайся, - бросила она и захлопнула дверь.

Через стекло в дверях она стала подглядывать за собакой - та приподнялась и понюхала еду. Видно было, как она сглотнула, учуяв приятный запах, облизалась. Аккуратно взяла зубами кусок бекона и стала жевать.

- Вот, гад, жрет только мясо, - проворчала Аника, задернув шторку.

Через пару минут снова выглянув, увидела, что пес сидел над тарелкой и разглядывал еду, сглатывая слюни. У Аники сжалось сердце от такой картины. Животное, несомненно, хотело есть, но почему-то не ело. Утренняя встреча с парнем у холодильника казалась нереальной, каким-то сном. Может, ей все привиделось?

Но собака не ушла никуда за день, значит, что-то да было. Любопытство съедало Анику, очень хотелось выяснить, отчего он пристал к ней и почему не уходит. По правильному стоило вызвать службу надзора за животными, но не могла так поступить с бедным псом, которого спасла. Она еще понаблюдала за ним через окно: пес просто сидел над тарелкой, то рассматривая еду, то поглядывая на дверь.

Решившись на отчаянный шаг, Аника вооружилась шваброй, подошла к двери и открыла ее. Пес вскочил на лапы и завилял хвостом.

- А, ну, отойди, - она махнула шваброй, отгоняя его от тарелки, и забрала ее.

Пес, смотря на нее вопросительно, стоя в дверях и склонив голову набок. Девушка унесла тарелку на кухню и поставила на стол. После чего она обернулась к нему, ожидая, что он предпримет, но тот продолжал стоять, не двигаясь.

- Можешь войти, - кивнула она псу, - только без глупостей. Я вооружена.

Она махнула металлической шваброй, как боевым шестом. Пес с озорным взглядом вбежал в кухню, покрутив головой и принюхиваясь, приблизился к столу и заглянул в тарелку. Благодаря его росту, голова как раз оказалась над столом. Пока пес осматривался, Аника обошла его стороной и подошла к выходу.

- Что, хочешь со стола есть? - удивленно спросила девушка, прикрывая двери и не сводя взгляда со зверя.

Но пес остановился у стула, на котором осталась лежать шторка, и ткнул ее носом. Тем самым давая понять, что хочет воспользоваться ей. Аника раскрыла рот от удивления.

- Ты хочешь опять в нее завернуться? - заикаясь, спросила она, указывая на занавеску.

Пес в ответ на этот вопрос взял шторку зубами и сбросил на пол. Похоже, существо в ее кухне желало снова обратиться в парня. Поругав себе за очередную глупость, что впустила его, Аника решила, что стоит предложить ему что-то понадежнее, чтобы прикрыться.

- Постой! - окликнула она его. - Раз уж на то пошло. Давай, я тебе полотенце принесу.

Пес поскреб лапой пол и кивнул головой, выказывая согласие на предложение.

- Сейчас, - махнула Аника рукой и умчалась на второй этаж.

Когда она вернулась в кухню с полотенцем, то вместо собаки опять обнаружила парня. Он уже прикрылся той же шторкой и сидел на стуле, поедая вилкой еду с тарелки.

- Я же просила подождать, - возмутилась Аника.

- Не думаю, что тебе было бы приятно глазеть на мое перевоплощение в человека, - хмыкнул парень.

Аника уставилась на него, осознавая, что утром ей ничего не привиделось. Это был тот же голубоглазый парень, выдворенный шваброй за порог, после чего он превратился в большую собаку, которую она только что впустила в дом. И сейчас он сидел за ее столом и расправлялся с едой в тарелке.

Утром она, толком не проснувшаяся и шокированная, особо к нему не приглядывалась, не до того было. Теперь она рассмотрела его, как следует. С виду ему можно было дать лет двадцать, но, будучи темноволосым и слегка небритым, выглядел старше. Парень был не просто симпатичный, а настоящий красавчик, и мог бы составить конкуренцию любой знаменитости или модели. Один только взгляд необычных глаз чего стоил, невольно притягивая внимание. Но таилось в них и что-то опасное, заставлявшее оставаться настороже.

И Аника тут же, не позволяя обольщаться на внешнюю оболочку, напомнила себе, что минуту назад он был псом. Это наводило на определенные мысли: перед ней либо инопланетянин, либо мутант, или черт знает, что еще за тварь.

Приблизившись к нему с опаской, она протянула полотенце.

- В лесу ты меня так не боялась, - усмехнулся парень, смотря ей в глаза.

- Я животным больше доверяю, чем людям, - ответила Аника, отходя от него.

- Ну, я не совсем животное, - проговорил он с той же улыбкой, - но мне доверять тоже можно.

- Доверие еще заслужить нужно, - буркнула девушка, не теряя бдительность.

Он забрал у нее полотенце и обернулся, освободившись от занавески, протянул ее девушке.

- Брось на пол, - махнула Аника. - Я потом заберу, ты ее шерстью испачкал.

Парень оскорбленно скривился и показательно отбросил занавеску. Ее слова пришлись ему не по нраву. Сменив элемент гардероба, он вернулся к тарелке. Расправляясь с едой, странный гость поглядывал на хозяйку дома. Аника от этого чувствовала себя несколько неуютно, но постаралась не выказывать своего страха.

- Может, у тебя какая другая одежонка найдется? - поинтересовался он, видя, как девушка на него смотрит с подозрением. - А то, похоже, мой вид тебя смущает.

- Нисколько, - хмыкнула девушка, сжав крепче швабру, - этим меня не удивишь. Меня смущает не твой вид, а кто ты. А на счет одежонки…

Она призадумалась, разглядывая его. Парень ростом, наверное, выше метр восемьдесят. Да, и габариты у него не мелкие: не худой, крепкий и мускулистый, длинные ноги, широкие плечи. С таким телом можно смело брать за живую модель для рекламы мужского нижнего белья.

- Мужской одежды не держу, - ответила Аника после размышлений, - а мои штаны вряд ли тебе подойдут. Ты в них даже не влезешь.

Сдерживая непроизвольный смешок, она прикрылась рукой, когда воображение нарисовало парня в ее штанах. Эта непринужденная беседа заставила ее забыть о страхе перед ним. Парень тоже не удержался от улыбки над этими слова.

- Ну, можно же что-то придумать другое, - предложил он, вопросительно глядя на нее.

- Юбок таких размеров у меня тоже нет, - хихикнула девушка.

Похоже, этот вариант смутил парня, или ей показалось? Он опустил голову, посмотрев куда-то в сторону, и прокашлялся.

- Вообще-то, я предпочитаю гардероб несколько иного плана, - ответил он с униженным видом.

- Я могла бы, - Аника продолжала прикрывать рот рукой, чтобы сдерживать смех, - предложить свой халат. Но боюсь, тебе он будет, как рубашка.

- Нравиться издеваться над попавшим в беду человеком? - с упреком спросил парень.Похоже, он надеялся на большее понимание с ее стороны, но девушка только еще больше веселилась, подкалывая его.

- Вовсе нет, - Аника старалась справиться со своим разыгравшимся весельем и принять серьезный вид. - Просто пытаюсь найти решение этому вопросу. Но не будем зацикливаться на этом. Обойдешься и полотенцем, я не собираюсь тебя задерживать здесь надолго.

Парень на этого издал возмущенное невнятное ворчание. Собравшись с мыслями, Аника решила, что пора переходить к активным действиям, и устроить ему допрос, чтобы выяснить, что происходит.

- Так, а теперь рассказывай, что ты или кто ты? - требовательно произнесла девушка, держа наготове швабру, как копье. - Почему привязался ко мне? И какого черта, ты в моем доме становишься человеком, а за дверью - собакой?

Парень покосился на нее, прожевывая и глотая еду. Аника, ощущая на себе его взгляд, сжала крепче швабру.

- Ну, во-первых, я не собака, а волк, - парень засиял улыбкой, - если ты так плохо разбираешься.

Зеленые глаза девушки округлились от удивления. А, судя по его торжествующему виду и тону, она должна обрадоваться оказанной чести.

- Волк? - пораженно переспросила она. - Во, счастье в дом привалило.

Парень утвердительно кивнул.

- Но ты же сам вчера сказал, что ты “та” собака, - вспомнила Аника, нахмурившись.

- Я так сказал, потому что ты воспринимала меня, как собаку, - оскорбился парень.Он посмотрел на пустую тарелку, потом на девушку.

- А есть еще че перекусить? - с жалобным видом спросил он, оглянувшись на холодильник.

Она посмотрела в молящие голубые глаза, точно такие, как у пса. Поведение парня было несколько странным: то выказывал всем своим видом, что она его оскорбляет, то тут же переключался и просил поесть.

- Ты и так почти все у меня съел, - пожаловалась девушка. И добавила: - Остался только плов вчерашний. Что ты за прожорливый волк такой?

Он изменился в лице, посерьезнев, даже стал как-то старше выглядеть и опаснее.

- Признаюсь, ем я много, - парень внимательно смотрел на девушку, следя за ее реакцией, - потому, что я - оборотень, если ты еще не поняла.

На его заявление Аника издала жалобный стон и закатила глаза к потолку, едва не выронив швабру. Несмотря на все предшествующее веселье, страх моментально сковал разум, и в голове все перемешалось. Похоже, парень говорил это на полном серьезе. А, учитывая всё происходящее, другого объяснения не было. И после этого утверждения она определилась, что настораживало ее в нем. То, как он смотрел, напоминало взгляд хищника, изучавшего добычу. В памяти всплыли кинообразы кровожадных зверей с огромными клыками и когтями, раздирающие людей.

- Только не надо падать в обморок, хозяйка, - обеспокоено проговорил парень, наблюдая ее шокированный вид. - Думаю, ты будешь против, чтобы я к тебе прикасался. А неизвестно, сколько ты проваляешься без сознания. Да и я не горю желанием тебя трогать.

Он указал на нее рукой, и тон его был нешуточным, без намека на веселье. От мысли, что ее будет трогать оборотень, закружилась голова. Аника глубоко вдохнула, стараясь сохранить здравомыслящее сознание и унять волнение. Но этот парень не был похож на кровожадного зверя из фильмов. Вполне симпатичная собачка, точнее волк, с шелковистой шерстью. Представления об оборотнях с имевшейся реальной картиной не складывались.

- Я… - запнулась девушка, хлопая ресницами. - Нет, не собираюсь. Оборотни - это сказка. Ты - это фокусник какой-то, да?

Аника категорично не желала верить его словам.

- Где ты такие фокусы видела? - оскорбленно спросил парень. - Ты вышвырнула меня за дверь, и я трансформировался. Какие фокусы?

Он ожидал, что произведет на нее определенное впечатление своим заявлением, но не в том направлении. Растерянность девушки говорила, что его слова не убедили ее.

- Значит, это я чего-то перебрала, - Аника нервно хихикнула, потерев лоб. - Может, они чего в йогурты подсыпают, и ты моя галлюцинация? Или вытек газ какой-то…

Девушка растерянным взглядом обвела кухню, отступая от него подальше. Парень, нахмурившись, наблюдал ее шок.

- Человек, - надменно фыркнул оборотень, отклонившись на спинку стула. - Вы готовы верить во всякую ерунду, но только не в реальные вещи. Давай свой плов, хозяйка, может, тогда ты поверишь в мою реальность.

Не зная, как реагировать дальше, Аника отступила к холодильнику и послушно достала тарелку с остатками плова.

- Ты съешь меня? - вдруг спросила она испугано, повернувшись с тарелкой.

Парень удивленно приподнял брови, глядя на нее. Похоже, этот вопрос сбил его с толку.

- Мы не едим людей, - ответил он после минутного молчания. - Сдалась ты мне. Я вообще-то плов просил, а не тебя.

Он издал возмущенный вздох и покачал головой.

- А разве оборотни не едят людей? - спросила Аника, продолжая стоять у холодильника.

- Мы оборотни-волки, - сдержано проговорил парень, - а не людоеды. И я буду мертвый волк, если ты не поторопишься, хозяйка.

Он помахал рукой, призывая ее поторопиться. Девушка прошла к микроволновке, чтобы разогреть в ней плов.

- Почему ты называешь меня хозяйкой? - удивленно спросила она. - Из-за того, что я освободила тебя и приютила?

- Еще чего, - мотнув головой, фыркнул оборотень. - Я не знаю твоего имени, а ты хозяйка сего жилища, так и обращаюсь.

Парень посмотрел на нее снисходительно, будто она была какой-то дикаркой, или в его глазах смотрелась просто дурой.

- А… - выдохнула девушка. - Мое имя Аника.

- Таннари, - парень поднял руку в знак приветствия. - Приятно познакомиться. Наверное, с этого стоило начинать.

- Какое странное имя, - проговорила Аника.

Никогда ранее подобного она не слышала, но почему-то оно показалось знакомым, как и парень, когда увидела его в первый момент. Но всякое в жизни бывает, может, где слышала прежде, вот и застряло в подсознании.

- Имя, как имя. Для оборотня, - он оскалился в широкой улыбке. - Так ты даешь плов? - нетерпеливо переспросил он.

- Ты что, настолько голодный? - спросила она, ставя тарелку в микроволновку.

Парень прокашлялся и выпрямился за столом.

- Я трое суток не ел, до того, как ты дала мне то мясо, - признался Таннари, махнув рукой в сторону двери.

- Ты что, трое суток сидел привязанным у того дерева? - спросила Аника, подавая ему разогретый плов.

В душе девушки отозвалось нотка сочувствия к нему. Это опасное существо, которым он показался ей после заявления, что он оборотень, уже не казалось таким грозным. И скорее само нуждалось в помощи, чем защите от него. Ее даже удивила столь быстрая смена собственных эмоций в отношении навязавшегося гостя.



Парень подтянул к себе тарелку и ложку, которую подала ему Аника, и стал поедать плов.

- Нет, - мотнул головой он, - там только сутки просидел. До этого я был в бегах.

- О, как, - выдавила Аника. - И от кого ты бегаешь?

- Ты будешь смеяться, - смущенно проговорил оборотень, разглядывая содержимое тарелки, и вероятно пожалел, что сказал ей об этом.

Видя, что он не горит желанием делиться своими злоключениями, Аника постаралась быть с ним, как можно деликатнее, чтобы узнать подробности. Возможно, она смогла бы ему чем-то помочь, тем самым избавившись от его назойливого присутствия в ее доме.

- Говори, - попросила она с улыбкой, - я постараюсь сдержаться.

- От невесты, - тихо сказал Таннари.

У Аники вырвался смешок. Парень поднял на нее предупреждающий взгляд, что не потерпит насмешек.

- Прости, - поспешила она извиниться, вернув серьезный вид. - Это как так?

- Это долгая история, - вздохнул он, поедая плов.

- Ладно, оставим это на потом, - согласилась девушка. - А теперь поясни, почему ты за порогом в собаку,… то есть в волка, превращаешься, а в моем доме - человек?

Парень задумался, пережевывая.

- О, это куда сложнее объяснить, - плечи парня расстроено опустились. - Ты же в магии не разбираешься.

Он вопросительно посмотрел на нее. Сложно было понять, то ли он спрашивал, то ли утверждал.

- Я вообще в магию не верю, да и в оборотней тоже, - фыркнула девушка. - Но, глядя на тебя, полагаю, нужно начинать верить.

Аника подавила нервный смешок. Сначала оборотни, теперь еще и магия - всё это казалось каким-то бредовым сном. Может, завтра еще и апокалипсис начнется?

- И швабру уже можешь отложить, - парень кивнул на орудие защиты девушки, которое она все это время сжимала в одной руке, - Можешь не бояться, я тебя не покусаю. Если бы хотел, то уже давно укусил. Есть точно не стану.

Аника посмотрела на швабру в руках, и нехотя вернула ее на законное место. Парень, вроде не выказывал агрессивности в отношении ее, даже старался быть дружелюбным. И заверения, что не нападет, звучали куда убедительнее, чем рассказ об оборотнях. Отложив швабру, она решила заварить чай. Это помогло бы успокоить нервы и привести мысли в порядок, и придало бы непринужденности сложившейся ситуации.

- В магии я не эксперт. Но ты хотя бы попытайся объяснить мне, в чем суть, - предложила Аника, включая электрочайник.

- Сейчас попробую, - парень разделался с остатками плова на тарелке.

- Тебе чай или кофе сделать? - спросила она своего неожиданного гостя.

- Чай, - ответил он.

Чайник закипел, и девушка заварила себе и ему чай. Взяв чашки, она подала парню одну и села за стол напротив со своей. Парень немного отпил, наслаждаясь теплым напитком. Аника терпеливо ждала, когда он объяснит что к чему. За то короткое время, что они общались, она отметила для себя, что для такого мифического существа, как оборотень, поведение парня выглядит слегка чудным. Возникло такое чувство, будто он потерялся и не знает, куда попал, вот и увязался за ней. Посетила мысль, что он мог быть пришельцем из другого измерения. И действительно, местные истории об оборотнях были связаны с циклами луны, когда существа, зависимые от нее, меняли обличье. А этот трансформировался просто за порогом, хотя сейчас не был период полнолуния.

- Та веревка, - начал Таннари, подперев голову рукой, - что я был привязан к дереву, не простая, а со связующим заклинанием. Меня поймали и привязали там в качестве наказания. Заклинание не давало вернуть мне человеческий облик и освободиться от веревки.

- Ты, часом, не из другого мира? - поинтересовалась Аника, чтобы развеять свои сомнения.

- Нет, - улыбнулся парень, - я местный.

- А перегрызть ту веревку нельзя? - было видно, что девушка мало верила его словам.

- И перегрызть ее невозможно, - сердито ответил парень, что она не понимает таких элементарных для него вещей. - Говорю же, на ней заклинание. Ее можно было снять, только развязав узлы, это разрушило бы заклинание. Но ты их не развязала, а сняла петлю через мою голову.

Он рукой сделал жест от своей шеи вверх. В его голосе Аника уловила нотки укора.

- То есть я еще и виноватой получаюсь? - возмутилась девушка.

- Я ни в чем тебя не виню, - ответил безучастно Таннари. - Ты же не могла ничего знать об этом.

Но его взгляд исподлобья говорил несколько другое.

- Да, действительно, - фыркнула Аника, ставя на стол чашку, - я всего лишь хотела сделать доброе дело и помочь животному. А как говориться, благими намерениями вымощена дорога в ад. В результате - в моем доме голый мужик.

- Я не мужик, - возмутился оборотень, выпрямившись. - Я волк.

- Может, и волк. За порогом, - с равнодушным видом проговорила Аника. - Но в доме от голого мужика особо не отличаешься.

Она ткнула с его сторону пальцем, указывая на внешний вид. На лице парня отразилось недовольство и возмущение. Он оперся на спину стула и, вытянув ноги под столом, сложил руки на груди.

- У тебя же нет подходящей одежды, - упрекнул он. - Если бы была - тогда бы я и оделся.

- Ну, извини, - хмыкнула Аника сердито, - всю жизнь ждала, чтоб ты тут голышом появился. Да, так и выбросила имевшуюся мужскую одежду, не дождавшись.

- Но можно купить снова, - с ухмылкой предложил оборотень.

- Обойдешься. И долго тебе пришлось бы сидеть под тем деревом? - спросила она, решив допросить до конца, возвращаясь к теме разговора.

- Утром они должны были придти за мной, - ответил Таннари.

- И что же будет теперь? - продолжила расспрашивать Аника. - Почему ты только в моем доме человеком становишься?

- Потому, что ты освободила меня, - он указал на свою шею.

Таннари постарался объяснить ей наиболее доходчиво суть сложившейся ситуации.

- И эта свобода действует только на твоей территории, - парень постучал пальцем по столу. - А твоя территория - твой дом. За его порогом то заклинание не снятое и по законам магии действует на меня, как и прежде.

- А как ты узнал, что можешь возвращаться в человека именно в моем доме? - поинтересовалась девушка, подозрительно сощурившись. - Когда я тебя в грозу впустила?

- Можно и так сказать, - кивнул Таннари. - Вообще-то мне не очень нравиться в дождь находиться на улице, а уж тем более в грозу. Шерсть вся вымокает. Единственный способ заставить тебя впустить меня - завыть. Оказавшись в доме, почувствовал, что свободен от заклинания. Я вернулся в человека и попытался выйти.

Аника удивленно захлопала ресницами.

- Ты пытался уйти?

- Да, пока ты спала. Но за порогом вернулся в волка, - пояснил огорченно Таннари. - Вернувшись в дом, опять почувствовал свободу. Тогда я понял, что это все связано с тобой и твоим домом, и что заклинание не снято до конца.

- Тогда возвращайся домой, - развела руками Аника, - пусть расколдуют тебя. Че ты ко мне пристал? Думаешь, я тебя кормить буду? Да тебя легче убить.

Она указала на пустые тарелки перед ним. Парень подался к столу и оперся на него локтями, опустив голову и не глядя девушке в глаза.

- Я не могу вернуться. Дома они будут искать меня в первую очередь, - запуганно проговорил он, словно Аника предлагала ему прыгнуть с моста.

- Кто они? - натянуто улыбнулась Аника, чувствуя, что с парнем не все чисто.

- Клан невесты, - ответил Таннари.

- Клан? - переспросила она. - Чем дальше в лес, тем веселее. Ты не один такой?

- Да, - кивнул парень. - Общество оборотней делиться на кланы. Я из древнего влиятельного клана, но у нас возникли некоторые сложности. Отец связался с другим кланом, который более богатый, но менее влиятельный и древний. Они обманом вынудили отца дать слово, что я женюсь на одной из дочерей их клана.

- Так вас там целые кланы? - глаза Аники расширились от изумления.

- Да, - простодушно ответил Таннари, осмелившись поднять на нее взгляд.

- Так вы настоящая мафия! - выдохнула девушка.

Таннари засмеялся над ее словами. Однако, девушке было не до смеха. Пожалуй, было спокойнее, если бы он пришел из другого мира. Но оказывается он не единственное такое существо в городе.

- Ничего смешно не вижу, - разозлилась Аника. - Того гляди, завтра придут за тобой, и сожгут мой дом и меня убьют.

- Не придут, - спокойным тоном ответил Таннари, отклоняясь назад. - По нашим законам, мы не должны трогать людей.

- Но они же ищут тебя, - возразила Аника. - Ты в бегах, я забрала тебя. Значит, перешла им дорогу. Что им мешает напасть на меня, когда я увела у них жениха?

Она гневно посмотрела на него, требуя ответа.

- Лично им ты ничего не сделала, - ответил оборотень. - Ты считаешь незаинтересованной стороной, поэтому они не имеют права трогать тебя.

Его слова звучали неубедительно. Новости о кланах и преследователях не прибавили привлекательности в историю об оборотнях. Поначалу история о беглом женихе ее позабавила, но возможные проблемы с богатыми и влиятельными кланами разогнали все веселье.

- Так, - Аника отодвинулась от стола, - доедай, и проваливай на все четыре стороны.

Она указала на двери. Оборотень посмотрел на нее исподлобья.

- Только когда ты окончательно освободишь меня, - буркнул он.

- Что? - возмутилась Аника.

Парень смотрел на нее тяжелым взглядом. Вся его растерянность и смущение в раз исчезли. Анике стало не по себе, вспоминая, что перед ней оборотень. Ничего не мешало ему растерзать ее на месте, несмотря на их задушевную беседу.

- Ты не освободила меня до конца, - проговорил он. - Теперь только ты можешь окончательно освободить меня от связующего заклинания, чтобы я мог, как прежде становится человеком по желанию и обратно.

Аника растерянно развела руками, безмолвно открывая и закрывая рот. Незваный гость заявлял, что уходить по доброй воле не собирается, и еще какие-то заклинания требовал. Хотя это обнадежило, что он не растерзает ее, потому что она была ему нужна.

- Смеешься? - воскликнула она, вернув дар речи. - Я что, ведьма какая? Или волшебница, чтоб с тебя заклинания снимать?

Он окинул ее оценивающим взглядом, от которого мороз по коже пробежал.

- Нет, не похожа, - отрицательно покачал он головой. - Хоть и рыжая.

- Вот видишь, - махнула Аника рукой в сторону дверей, - так иди, ищи себе другую заклинательницу.

- Значит, нужно поискать способ, - ответил оборотень.

Понадеявшись на то, что она ему нужна, и он не причинит ей вреда, Аника поднялась из-за стола и направилась к холодильнику. Достав швабру, она подскочила к нему и стала размахивать шваброй, рассудив, что раз уже ей удалось его выгнать, значит и еще получиться.

- А ну, проваливай, - выкрикнула она, - мне проблемы с мафией не нужны!

- Думаешь, мне нравиться, что я застрял тут с тобой? - возмущенно сказал парень, поднимаясь со стула.

- Я тебя не задерживаю, - зло проговорила Аника. - Освободи помещение!

Таннари, видя, что девушка не настроена на сотрудничество, отскочил от стола и попятился к дверям.

- Ты выгонишь меня на ночь глядя? - сделал он последнюю попытку разжалобить ее.

- Ничего тебе не станется, - Аника хмуро свела брови. - У тебя шерсть хорошая, не замерзнешь. Лето на дворе!

Она вынудила парня открыть двери и выйти за порог. Хлопок - и на крыльце снова стоял черный волк. Девушка захлопнула двери и закрыла на ключ.

Спустя какое-то время, Аника выглянула в окно и увидела, что волк все также остается под дверью. Лежал, свернувшись калачиком. Парень основательно настроился поселиться у нее. Если не в доме, то на крыльце.

Заснула она с трудом, размышляя над произошедшим за день.


Глава 3


Наступивший день был выходным. Спешить на работу не было необходимости, и Аника встала позднее, никуда не торопясь.

Спустившись в кухню, она выглянула в окно - волк находился все на том же месте. Недовольно ворча, девушка занялась приготовлением себе еды.

Перекусив легким завтраком, Аника заглянула в холодильник, и решила, что нужно идти в супермаркет, так как незваный гость съел все ее запасы. Собравшись, она приоткрыла двери, следя за тем, что будет делать зверь, но он смирно сидел и выжидающе смотрел на нее.

- Кормить я тебе больше не собираюсь, - сказала ему Аника. – Даже не надейся.

Выйдя за порог, она осторожно обошла волка и спустилась с крыльца. Волк поднялся вслед за ней.

- Даже не думай идти за мной, - предупредила она, обернувшись. – Я собралась в магазин - ты сожрал все мои продукты. Проваливай к себе домой, пусть там тебя кормят.

Волк склонил голову набок, не выражая ни малейшей обеспокоенности по этому поводу. Она захлопнула калитку у него перед носом и направилась в ближайший супермаркет. Едва она отошла от дома порядка метров на сто, волк с легкостью перескочил через забор и двинулся за ней.

Аника пыталась отогнать его по дороге, но настырное существо продолжало ее преследовать, идя позади в метрах десяти. На входе в супермаркет волк отстал - охранник не пустил его внутрь. Девушка же сделала равнодушный вид, будто не знает его и близко, и тогда он уселся у входа, дожидаясь её.

Аника скупилась в супермаркете и выходила из дверей, как у нее на пути появился волк.

- Черт, - воскликнула она раздраженно, - я ж тебе сказала не идти за мной, а убираться к себе домой.

Но волк в ответ завилял хвостом и повел головой в сторону супермаркета, облизываясь.

- Что, опять жрать хочешь? – возмущенно спросила девушка. – Тебя реально дешевле прибить, чем кормить. Я уже сказала тебе, что кормить не собираюсь. Иди домой, пусть там тебя кормят.

Обойдя его, она зашагала по улице, а волк обогнал ее и встал на пути. Аника смерила его гневным взглядом. Этот парень, или волк, или кто он там, явно не собирался оставлять ее в покое. Но она решила быть категоричной в своем решении, не собираясь поддаваться на жалобный взгляд голубых глаз. Ее доброе отношение к животным не могло распространяться на это назойливое создание в шерсти.

- Отвали, - огрызнулась девушка и пнула его ногой, требуя убраться с дороги.

Навстречу шла пожилая женщина, проходившая мимо них и ставшая свидетелем этой сцены. Она возмутилась этому, смотря на девушку неодобрительным взглядом.

- Девушка, зачем вы бьете свою собаку? – осуждающе спросила женщина.

- Это не моя собака, - буркнула Аника, обходя волка. – Пристала на запах колбасы.

- Как же не ваша, - продолжила женщина, - разве чужая собака позволила бы так пинать себя.

Женщина указала на волка, виновато опустившего голову и последовавшего за девушкой. Аника обернулась и одарила зверя сердитым взглядом, понимая, что он специально изображает несчастный облик. Женщина осуждающе покачала головой и пошла дальше.

- Пошли, я тебя обратно привяжу, - мстительно прошипела Аника на волка, - исчадие ада.

Волк поднял голову и удивленно посмотрел на нее.

- Да-да, к дереву, - уточнила она, злобно косясь через плечо.

Теперь голова зверя обреченно опустилась, и он поплелся за девушкой. Аника понимала, что поступает с ним жестоко, но она не подписывалась помогать оборотням и прочей нечисти. Не в ее компетенции заниматься таким. Она зашагала по улице, на которой располагались различные магазинчики. И когда они проходили мимо мясной лавки, за спиной раздался протяжный вой. Прохожие с опасной посмотрели на воющего зверя, переходя на другую сторону дороги, чтобы избежать встречи с ним. Втянув шею в плечи, Аника резко развернулась и шлепнула волка по носу рукой. Волк сначала от неожиданности присел, потом зарычал на нее, оскалив острые белые клыки. Девушка испуганно отпрянула, вспоминая, что перед ней не просто волк.

- Извини, - проговорила она, прижимая к себе пакет с покупками, опасаясь, что он наброситься на нее. – Я не специально…

Оскал на морде волка сменился на умоляющий взгляд голубых глаз, такой же, как в лесу. Волк повел носом в сторону мясной лавки, улавливая манящие запахи. Аника понуро вздохнула, осознавая, что эта зверюга не собирается оставлять ее в покое. Она посмотрела на двери мясной лавки, и в уме подсчитала, сколько денег оставалось у нее в кошельке. Стоило еще остановиться у банкомата, чтобы снять дополнительную сумму, чтоб потом были в кошельке наличные.

- Ладно, я куплю тебе мясо, и ты отстанешь. Договорились? - сказала Аника, направляясь в магазин.

Волк радостно замахал хвостом, провожая ее взглядом. Когда она вышла с парой килограмм мяса, он пристроился рядом, смотря на нее счастливыми глазами и облизываясь.

- Тебе что, его прямо сейчас отдать? – спросила она, глядя на него.

На что волк бодро зашагал вперед. Девушка посмотрела ему вслед недовольным взглядом.

- Понятно, ты хочешь, чтоб я тебе его еще и приготовила, - хмыкнула Аника.

Положив мясо в пакет к остальным покупкам, она пошла вслед за ним.Когда они проходили мимо магазина со спортивной одеждой, волк неожиданно перегородил ей дорогу, повернувшись носом к дверям.

- Да, что ж такое? – возмутилась она, пытаясь обойти его.

Но волк проворно препятствовал ей идти дальше, загораживая путь своим телом.

- Чего тебе надо? - Волк повел мордой в сторону магазина с одеждой. – Только не говори, что я должна еще и одежду тебе купить. Это уже слишком. Я тебе сказала, что не собираюсь задерживать надолго. Так, что убирался на все четыре стороны.

Она обошла его и хотела пойти дальше, но он схватил ее за пакет и стал тащить к магазину.

- Давай я тебе мясо сейчас отдам, и мы расстанемся, - предложила с надеждой Анина, сопротивляясь.

Но волк продолжал тянуть пакет, не обращая внимания на ее слова. Ей снова захотелось стукнуть его по носу, чтоб отпустил, но не рискнула, опасаясь, что может все же цапнуть зубами. Они стали перетягивать пакет из стороны в сторону. Волк тянул, но так чтобы не порвать пакет, однако, и уступать не собирался, вынуждая девушку приблизиться к дверям магазина.

- Отпусти, порвешь, - зашипела Аника. – Это сверх наглость! Я так поняла, уходить ты не собираешься, и решил поселиться у меня. И раз у меня нет для тебя одежды, то решил потребовать, чтобы я ее купила.

Волк посмотрел на нее исподлобья, и заурчал, клацнув зубами. В его взгляде улавливалась некоторая угроза. Аника осознала, что лучше уже не спорить с ним, а то еще набросится. Она сдалась и пошла к магазину спортивной одежды.

- Ладно, - оскорблено проговорила она у дверей, - только одни штаны. На большее не рассчитывай. И вот, - она поставила пакет на землю, - сторожи.

Волчья морда выразила возмущение оскорбленной гордости, но он послушно уселся возле пакета. Аника удовлетворенно хмыкнула, глянув на охранника-оборотня, и открыла двери. Зайдя в магазин, прошлась по рядам товара и выбрала приглянувшиеся спортивные штаны, прикинув размер на глаз, а также футболку. Решив, что полуобнаженный парень в ее доме - зрелище крайне волнующее, если вдруг, кто заявиться в гости. Расплатившись, она вышла из магазина и продемонстрировала волку пакет с покупкой, который смирно сидел возле продуктов.

- Теперь доволен? – с издевкой спросила она, подбирая пакет с продуктами. – Теперь я могу вернуться домой?

Волк с невозмутимым видом поднялся и засеменил вперед в направлении ее дома, не дожидаясь девушку.

- Может, ты сам бы понес свои вещи? – бросила она ему вслед, махнув пакетом.

Волк только обернулся на ходу, посмотрел на нее через плечо с надменным видом и побежал дальше. Девушка, сердито засопев, подхватила пакеты и пошла по тротуару.

Вернувшись домой, Аника прошла к дому, а волк, опередив ее, подбежал к двери и встал перед ней.

- Я так понимаю, у тебя твердое намерение войти в мой дом и без моего на то согласия, - проговорила Аника, смотря сверху вниз на него.

Волк повернул голову и одарил ее умоляющим взглядом, с которым было сложно бороться. Девушка обреченно вздохнула и открыла двери. Все равно он дал четко понять, что убираться никуда не собирается, и если понадобится, то применит силу. И она примирилась со сложившейся ситуацией.

- Ладно, заходи, - проговорила она, делая пригласительный жест рукой, - что с тобой поделаешь, приблуда.

Волк вбежал в кухню и оглянулся на девушку, заходящую следом за ним. Закрыв дверь, она прошла и поставила пакет с продуктами на стол.

- Это твое, - она протянула волку пакет с одеждой. – Можешь пройти в гостиную.

Он подбежал и взял пастью предложенный пакет. Она указала рукой в коридор с обреченным видом. Проводив его взглядом, Аника осознала, что фактически стала заложницей этого странного существа. Он не пожелал уходить куда-либо, еще и вынуждал выполнять свои прихоти. Отогнав мрачные мысли, она принялась раскладывать продукты. Пока она этим занималась, волк прибывал в гостиную, где он мог одеться.

- С размером ты угадала, - услышала она за спиной, когда выкладывала продукты в холодильник.

Парень вошел так тихо, что она и не заметила. То ли специально крался, то ли все оборотни так ходят бесшумно. Она обернулась и увидела Таннари, одетого в купленные черные штаны и синюю футболку. И простая одежда ни чуть не портила его привлекательность. А ярко-синий цвет даже очень подходил к его глазам. Он поправил на себе футболку, проходя в кухню. В одежде он уже не был похож на психа в полотенце, а вполне завидный парень, о котором мечтают многие представительницы женского пола. Но Аника тут же напомнила себе, кто он есть на самом деле, и постаралась не выказывать и малейшего интереса к нему.

- У меня глаз алмаз, - хмыкнула она, продолжая выкладывать продукты. - Я работаю дизайнером.

- Ты хороший дизайнер, - усмехнулся Таннари. – Надеюсь, я тебя не смущаю?

- Ха, после дефиле в занавеске и полотенце? - фыркнула Аники, посмотрев на него через плечо. - Странно, что тебя это как-то волнует.

Парень стоял посреди кухни, упершись руками в бока, и смотрел на нее.

- Ну, обычно, девушки при встрече со мной, - задумчиво проговорил Таннари, - даже одетым, выглядят весьма смущенными. А ты, как я вижу, моим видом особо не обеспокоена.

Аника захихикала. Парень понадеялся удивить ее своей привлекательностью. Такая самонадеянность повеселила ее от всей души.

- Намекаешь, что я при виде тебя должна была разомлеть? – смеясь, проговорила она. – Так у тебя почти получилось.

И она имела в виду вовсе не его человеческий облик.

- Не то чтобы, - пожал плечами Таннари, - но надеялся, что это компенсирует мою принадлежность к оборотням. Но ты все равно выставляла меня из дома.

Он указал за спину в направлении входных дверей.

- Извини, что не оправдала твои надежды, - хихикнула Аника. – Мое дизайнерское агентство занимается организацией показов мод. И таких мальчиков-красавчиков, как ты, я вижу часто и целыми табунами.

- Хочешь сказать, что у тебя к подобным вещам иммунитет, - усмехнулся оборотень с довольным видом, понимая, что в этом плане проиграл.

- Ага, - кивнула девушка.

- Тогда понятно, - продолжал улыбаться парень, - почему ты предлагала вырядить меня в юбку или халат. На подиуме и не такое увидишь.

Девушка решила не поддаваться непринужденной беседе и отнестись к происходящему серьезно.

- А теперь давай разберемся, - Аника захлопнула холодильник и подбоченилась, - с какой стати я должна тебя кормить и одевать?

- Не переживай ты, - Таннари гордо вздернул голову, - я оплачу тебе все твои расходы, как только смогу вернуться в клан. Мы не нищие, на еду и одежду денег хватит, чтобы с тобой рассчитаться. Ты все записывай, чтобы не забыть. Были бы у меня в шерсти карманы, я прихватил бы карточку с собой.

Он развел руки, демонстрируя свою беспомощность. Аника даже стало жаль его. Она попробовала представить себя на его месте. По воле случая или глупому стечению обстоятельств, парень попал в ловушку вместе с ней. И вполне естественным было его желание вернуть себе человеческий облик любым способом.

- Ладно, - кивнула девушка.

- И еще у меня к тебе дружеская просьба, - проговорил Таннари осторожным тоном.

- Дружеская? – иронично переспросила Аника. – С каких пор это мы стали друзьями?

Таннари улыбнулся и скрестил руки на груди.

- С тех пор, как ты сказала – какой я красавец, и я тебе не укусил, - веселым тоном припомнил он ей.

Аника обреченно вздохнула, закатив глаза. Ведь она тогда принимала его за обычную собаку.

- Валяй, злыдень, свою просьбу, - сказала она, махнув рукой в его сторону.

Какая теперь уже разница, раз он в ее доме и не собирается его покидать. Возможно, то, что он попросит поможет избавиться от него.

- Можно, я пока побуду у тебя? – спросил он, глядя на нее тем же умоляющим взглядом.

- Что? – Аника удивленно приподняла брови. – Ты хочешь прятаться в моем доме от своих мафиозных кланов?

Ее надежды не оправдались, парень озвучит свои намерения оставаться в доме и дальше.

- Я вынужден, - возмутился Таннари. - Ты освободила меня и к себе привела.

- Я не приводила, ты за мной пришел, - напомнила Аника, ткнув в него пальцем.

- А не ты ли сказала – «раз я вмешалась в твою судьбу, то придется менять ее до конца»? – его слова ошарашили Анику окончательно. – Вот и приходится расхлебывать.

Наглости ему было не занимать: то в друзья набивается, то судьбу менять требует. Аника шумно выдохнула, смотря на него.

- Я не поняла, на что ты намекаешь? Нечего было за мной увязываться, а к себе домой проваливать.

- Не думай, что я в восторге от всего этого. Вовсе нет. Я бы не пошел за тобой, если бы мог трансформироваться. Я не могу никуда уйти, - сдержано пояснил он, - потому что только в твоем доме могу быть человеком.

- Хочешь, чтоб я тебе нового хозяина и новый дом нашла? – с насмешкой спросила Аника.

Оборотень мотнул головой, раздраженный ее издевками.

- Я прошу тебя о помощи, человек! – не выдержал Таннари. – А ты не понимаешь моих намеков, и всячески это игнорируешь, выставляя меня за дверь. А я теперь без тебя не смогу нормально существовать, пока не расколдуешь. И никто кроме тебя этого не сможет сделать.

Вид у парня был несколько униженный. Мало того, что теперь зависит от нее, так видимо, просить помощи у человека было ниже его достоинства. Но другого выхода у него не было. Оборотень не сводил с нее взгляда, ожидая ответа. Аника замотала головой, не желая отвечать ему, и пошла включать чайник.

- Тебе не стоит бояться меня. Это в моих же интересах, - добавил он, наблюдая за ней, стоя возле стола. – Я не причиню тебе вреда.

Похоже, он уловил ее страх перед ним. Хотя другого и не стоило ожидать в такой ситуации. У людей оборотни вызывали не самые лучшие ассоциации, не имея ни малейшего понятия об их реальном существовании. И он это осознавал.

- Давай по порядку, - проговорила Аника, собравшись с мыслями. – Что было бы с тобой, не отвяжи я тебя?

- Меня бы женили на одной из дочерей клана Шадрин, - с поникшим видом проговорил Таннари.

Снова его самоуверенный и бесцеремонный вид сменился понурым и растерянным. Он не скрывал, что мысли об это ему неприятны.

- А что, там такие страшные дочери? – Аника не удержалась от смешка.

- Дело не в красоте, - серьезным тоном ответил Таннари, подходя к столу ближе. – А мы завтракать будем?

Парень обвел взглядом кухню в поисках съестного. Он снова резко сменил тему разговора, вспоминая о еде.

- Я вообще-то позавтракала, - ответила Аника, пожав плечами. – Могу тебе только хлопья с молоком предложить. Или бутерброды.

- Издеваешься? – оборотень с укором посмотрел на нее. – Какие хлопья?

Ей вспомнился голодный взгляд волка возле мясного магазина. Но также она помнила его нахальное поведение и то, как он вынудил ее купить одежду. В душе отозвался мстительный голосок.

- Кукурузные, - с издевательской улыбкой ответила Аника. – Так что там с невестами?

- Этот брак им нужен, чтобы породниться с нашим кланом, тем самым заполучив часть нашей власти и магии. И я еще слишком молод, чтобы жениться.

Парень принял страдальческий вид, показывая, что такая участь его жутко не устраивает.

- Сколько же тебе лет? – как бы невзначай поинтересовалась она.

- Двадцать четыре, - не раздумывая, ответил оборотень. – Для оборотня это весьма юный возраст.

- Что ж они решили так срочно тебя женить? – усмехнулась Аника.

- Говорю же, - повторил Таннари, - им нужна наша магия и власть. Так что там можно перекусить?

Аника, сжалившись над его голодным видом, достала из холодильника масло, сыр и колбасу, и стала нарезать их с хлебом.

- Так вы тоже обладаете магией, - сказала Аника, делая ему бутерброды. – Так чего же ты не освободился сам от той веревки?

- Отец дал слово, - обреченно произнес Таннари, усаживаясь за стол. – Это связывает мне руки. Я не могу ничего противопоставить им. Когда они за мной пришли, все, что он сказал мне – беги.

Аника опять не сдержалась и захихикала.

- Жених, сбежавший из-под венца, - проговорила она, поглядывая на него, - не каждый день такое услышишь. Но ты же не можешь бегать всю оставшуюся жизнь. Разве нельзя это решить как-то по-другому?

- Можно, но пока никто не знает как, - ответил Таннари. – Поэтому он и сказал мне бежать. Это единственный вариант на данный момент. Пока они не поймали меня, есть возможность избежать этой женитьбы.

- Но они поймали тебя, - заключила Аника.

- Да, они устроили настоящую травлю, обвинив отца в нарушении данного слова, - подтвердил парень. – На что отец сказал, что не отвечает за действия взрослого сына. Поймаете – он ваш. Это их крайне разозлило, и они стали охотиться за мной.

- Хорош папаша. Что же, им до ужаса нужен только ты? – Аника поставила тарелку с бутербродами перед ним и чашку с кофе.

- Да, я единственный сын главы клана, - ответил Таннари. – Еще у меня есть сестра. Но у нее нет таких прав наследования, как у меня. Я единственный наследник клана.

Таннари кивнул в знак благодарности и принялся за бутерброды.

- Ух, даже так, - восхищенно выдохнула Аника.

Сказанное парнем, звучало так, будто он какой-то наследный принц. Да и все приключающееся за эти дни больше напоминало какую-то странную сказку или ужастик. Хотя ничего плохого пока не произошло, но, наверное, не стоило обольщаться.

- Так что можешь не беспокоиться на счет расходов, - Таннари подмигнул ей.

- Но пока ты выпутаешься из этой истории, - ответила Аника, наблюдая, как он быстро уничтожает бутерброды, - а, судя по твоим словам, это будет нескоро, я стану банкротом. Ты жрешь столько, что я за месяц не съедаю. По крайней мере, из мяса.

- Ну, извини, - Таннари развел руками, - мне нужны силы для перевоплощения. Да и я не такой мелкий, как ты. Или может тебе жалко?

Он, глядя вопросительно, указал на нее бутербродом. Аника сердито нахмурилась на такое замечание. В жадности ее еще никто не обвинял. Парень улыбнулся ей в ответ и продолжил есть.

- Разве не всё ли равно: человек ты или волк? – поинтересовалась она.

- Большую часть жизни мы проводим в человеческом облике, - принялся объяснять он. – Но время от времени принимаем звериную форму. Это требует определенной магической силы. Эта сила восстанавливается за счет пищи. Чем дольше нахожусь в звероформе, тем больше нужно еды для восстановления сил. А уж если звероформа насильно удерживается, то идет перерасход энергии, пополняя из магических резервов.

- В этом вся ваша магическая сила? - спросила девушка.

- Не только, - продолжил Таннари. - Я не могу рассказать тебе всех наших секретов. Это… - Он помолчал, раздумывая над ответом.

- Так лучше для тебя, - сказал он покровительственным тоном. - Меньше знаешь, крепче спишь.

- Ладно, - пожала плечами Аника, решив лишнего не выпытывать. - Я и так уже слишком много узнала за последнее время.

- И еще запомни, - надменно добавил Таннари, - мы не люди, но и не звери. Мы выше вас на ступень эволюции.

В его словах прозвучало что-то унизительное.

- Поэтому я должна, в качестве прислуги, готовить тебе и одевать? - оскорбленно спросила Аника.

- Вовсе нет, - оборотень посмотрел на нее невинными глазами, - просто я не умею готовить. А так я бы и сам все сделал. Но, помнится, ты была недовольна, что я хозяйничал на твой кухне.

- Ага, - кивнула девушка. – Хорошо, хоть это запомнил. Однако, я не представляю, что делать с тобой дальше.

- Так можно сесть спокойно и все обдумать, - предложил парень, указав на стул напротив. – Я пока еще и сам не решил, как действовать дальше. Вместе можем придти к выгодному нам решению.

- Ты так об этом рассуждаешь, будто по воскресной ярмарке прогуливаешься, - фыркнула Аника.

- Просто я стараюсь мыслить трезво, - спокойным тоном ответил оборотень, отпив из чашки кофе. – Без лишних эмоций. Правда, зверский голод мешает немного, но это не эмоция, а физиологическое состояние.


Глава 4


Аника вспомнила, что у нее было печенье. Решив, что оно вполне подойдет к кофе, стала доставать его из тумбочки. Обернувшись к Таннари, она увидела, как он яростно чешется за ухом, при этом притоптывая ногой.

- Что ты делаешь? – спросила она, смотря на него с подозрением, поставив тарелку с печеньем.

Таннари, отреагировав на ее оклик, резко одернул руку и спрятал за спину.

- Извиняюсь, - виновато проговорил он. – Сказывается слишком долгое пребывание в зверином облике.

- У тебя блохи? – Аника испуганно отпрянула от стола, за которым он сидел. – Надо было тебе ошейник противоблошиный надеть, прежде, чем в дом пускать.

Она отошла на пару шагов от стола, разглядывая его. Учитывая, что он был полностью голый, паразиты могли находиться только в волосах.

- У меня нет блох, - Таннари посмотрел на нее так, будто она нанесла ему смертельное оскорбление. – Кровь оборотней смертельна для паразитов. Мне даже комары не страшны. И мы не болеем звериными и человеческими болезнями.

- Чего тогда чешешься? – поинтересовалась Аника, смотря на него с сомнением.

- А что у тебя никогда ничего не чешется? – ответил он с виноватым видом. – Думаешь, так просто туда-сюда трансформироваться то в волка, то в человека? – Таннари щелкнул пальцами. - Потом кожа некоторое время зудит, но к этому привыкаешь. А вот столь долгое пребывание в звериной форме, как мне пришлось провести, усиливает это. Да и звериная сущность начинает брать вверх. Случалось такое, что после таких связующих заклинаний оборотни уже не могли вернуться к человеческой форме вообще.

- Сочувствую, - произнесла сострадательно Аника.

Наступила пауза. Всех тонкостей из жизни оборотней она не знала, и оставалось лишь догадываться, во что выливается ему такое принудительное удерживание зверем. Себе она это представила, как, если бы ее вынудили постоянно ходить в шубе, не давая раздеться. А учитывая, что на дворе лето, то это показалось просто пыткой.

- А вот помыться я бы не отказался, - смущенно сказал Таннари.

- Так мне еще тебе и свою ванную предоставить? – Аника скрестила руки на груди.

- А тебе что, жалко? – он демонстративно почесал за ухом.

Парень, кроме того, что требовал кормить его, еще и основательно решил воспользоваться всеми благами ее дома. Но девушка не собиралась так просто уступать ему, понимая, что само его пребывание может грозить большими неприятностями.

- Так, давай по порядку, - проговорила она, опершись о кухонную столешницу, позади нее. – С твоей стороны, - она стала загибать пальцы на правой руке, – ты жрешь, как лошадь; у тебя ни гроша; нет даже одежды. Но, думаю, штанов и футболки на первое время тебе хватит. Тебя разыскивает озлобленный мафиозный клан оборотней и разгневанная невеста, от которой ты сбежал из-под венца.

- До венца дело еще не дошло, - обиженно проговорил парень. – Я вообще не знаю, кто моя невеста.

- Пусть так, - продолжила Аника. – С моей стороны – мне угрожают озлобленные кланы оборотней; ты находишься в моем доме, а ко мне могут придти мои друзья в любое время; мне нужно ходить на работу; у посторонних могут возникнуть вопросы, кто ты и что делаешь в доме одинокой девушки. Я не вижу никаких выгод для себя в этом. Что скажешь в свое оправдание?

Сидя на стуле, оборотень принял непринужденную позу, разглядывая девушку.

- Да, не переживай ты. Тебя обязательно отблагодарят, - сказал он таким тоном, будто делал ей одолжение. - За хорошее вознаграждение люди и не на такое идут.

Он явно был невысокого мнения о людях.

- Если я и соглашусь помочь тебе, - недовольно скривилась девушка, - то уж точно не ради денег.

Она гордо вздернула голову, выражая свое негодование таким отношением.

- Интересно, чем же можно тебя к этому склонить? – как бы невзначай спросил оборотень, не сводя с нее внимательного взгляда.

Она опять ощутила на себе тот хищный взгляд, изучающий жертву, заставлявший снова занервничать. И понадеялась, что до применения силы к ней он не прибегнет, как и обещал.

- Разве, что из жалости, - язвительно заявила Аника. – Но пока мне жалко только себя, потому что угрожают только мне.

- Никто тебе не угрожает, - невозмутимо заявил Таннари. – Они не посмеют причинить тебе вред, а тем более твоему дому. Таковы правила – не трогать людей, не вмешиваться в их дела. Поэтому вы до сих пор не знаете о нашем существовании.

- Но ты же вмешался в мою жизнь, - возразила Аника. – И хочешь дальше в нее вмешиваться.

- Вообще, это ты первая вмешалась в мою, - Таннари бросил на нее косой взгляд.

- Ты нагло воспользовался моей добротой, - фыркнула Аника. – Ничего не мешало тебе уйти еще в первый день. А мне теперь расплачиваться за это? У меня своя жизнь, и ты в нее не вписываешься.

- Но я ж не прошу прописать меня здесь навсегда, - оскорблено проговорил оборотень. – Мне некуда идти. Чужую собаку ты готова приютить, а человека, нуждающегося в помощи, выгоняешь на улицу.

Таннари сложил руки на груди и отвернулся, глядя куда-то в окно. Аника обреченно вздохнула. Он стал давить на жалость, и она это уловила. Надо же было ей ляпнуть про это, а он тут же зацепился.

- Но ты не человек, - напомнила она, не желая сдавать позиции.

- А что, так сильно заметна разница? – Таннари развел руки и помахал им. – У меня так же две руки, две ноги и одна голова. И я пока никого не загрыз, чтобы бояться меня.

- А что, еще нужно дождаться, чтобы ты кого-то загрыз? – хмыкнула девушка.

Он с оскорбленным видом уставился на нее упрямым взглядом, давая понять, что спорить бесполезно.

- Допустим, ты останешься даже на короткое время, - не уступала Аника, - что я скажу людям? Кто ты и что здесь делаешь?

- Скажи, что я твой родственник, - предложил Таннари, пожав плечами, - брат, дядя, племянник. Приехал издалека. И не забывай, что ты должна меня освободить до конца, чтобы я отстал от тебя.

Аника не удержалась и рассмеялась. Утверждения на счет родственности невысокой рыжеволосой девушки с зелеными глазами и высокого темноволосого парня с голубыми глазами, наверное, у каждого вызвали бы сомнения.

- Родственник? – переспросила она с насмешкой. – Ты на себя в зеркало давно смотрел?

- Я что, так плохо выгляжу? – с улыбкой спросил оборотень, подперев подбородок кулаком.

- Я не про то, - хмуро ответила девушка. - Ты брюнет, а я – рыжая. Много у нас родственного?

Таннари с интересом разглядывал ее, склонив голову набок, как и в облике волка. Аника даже почувствовала себе неудобно под таким пристальным взглядом.

- Так дальний же, - не сдавался Таннари. – Вы люди бываете весьма разные. У вас наследственные черты так отчетливо не передаются.

- А у вас, что, передаются? – не теряя скептицизма, поинтересовалась Аника.

- Если бы ты увидела моих родителей и сестру, то поняла бы, о чем я, - ответил Таннари, понимая, что ей это трудно объяснить.

Девушка уяснила, чтобы она не говорила, он находил, чем ей возразить. Переспорить его было невозможно. Упрямая зверюга не желала покидать ее дом ни под каким предлогом. Оставалось только смириться с данным обстоятельством. Хотя бы временно.

- Ух, - Аника развела руки, мотнув головой и рыжим хвостом, - я устала от этого разговора. Мне нужно время, чтобы все обдумать. А ты, если хочешь, можешь воспользоваться ванной. Полотенце я тебе дала.

Оборотень засеял победной улыбкой, чувствуя, что выиграл этот раунд. Аника развернулась к посуде, которую перемыла ранее, и расставила ее по местам. Покончив с ней, она собралась уходить.

- А телик можно будет потом посмотреть? – поинтересовался Таннари у нее.

- Ты еще и телик смотришь? – с насмешкой спросила девушка, двигаясь к выходу из кухни.

- Нам человеческое не чуждо, - задумчиво ответил оборотень. – Ты нашего особняка не видела.

- Извини, что у меня здесь не особняк, - взмахнула Аника рукой вверх.

Она уже была в дверях, когда услышала его вскрик.

- Ой, - театрально простонал парень.

- Что опять? – обернулась к нему Аника.

- В животе урчит, - виновато признался он.

- Только не говори, что я еще должна тебе готовить, - возмутилась девушка. – Тебе действительно проще прибить. Ты только, что съел все бутерброды с колбасой и ветчиной. Кажется, я поняла, почему разорился твой клан – они не могли тебя прокормить! Вот и решили женить.

- Вовсе нет, - обиделся оборотень. – Все из-за того, что приходится долгое время проводить в звериной форме. Это требует лишних затрат энергии.

- Может, тебе пиццу заказать? – предложила с надеждой девушка.

Перспектива быть кухаркой для оборотня ее не прельщала, хватит, что предоставила в его распоряжение ванную и гостиную.

- Душу пиццей не обманешь, - ответил Таннари, косясь на нее. – Нужно что-то более весомое.

- Тогда, пожалуйста, мясо в холодильнике, - Аника хлопнула рукой по стенке холодильника, - ты в курсе, как он открывается.

- Я не умею готовить, - возмущенно ответил Таннари. – У нас этим прислуга занимается.

Аника сжала кулаки и скрипнула зубами от злости. Мало того, что этот нелюдь решил поселиться в ее доме, так еще думает, что она ему вместо прислуги.

- Но сырое ты же ел, - выдала она.

- Тогда мне нужно снова трансформироваться, - спокойно ответил оборотень, демонстративно разглядывая свою руку, сжимая и разжимая пальцы. – Человеком я сырого мяса не ем. А это опять затраты энергии, и снова голод.

- Это шантаж! – выкрикнула девушка.

Он снова посмотрел на нее жалобным взглядом.

- Тебе, что тяжело, хотя бы сварить или зажарить его? – не отставал парень.

- А тебя явно не учили вежливости, - выпалила Аника.

- Я понял, ты себе цену набиваешь. Хочешь, чтобы я сказал: “пожалуйста”? – оборотень озарился улыбкой.

- О самообслуживании слышал когда-нибудь? – не сдавалась она, не желая поддаваться на его наигранную вежливость.

- Хочешь, чтобы я здесь что-нибудь спалил? – парировал он. – Вряд ли ты желаешь этого.

- Пустила, на свою голову, в дом монстра, - проскрипела сквозь зубы Аника, вскинув руки верх.

- Эй, - с уязвленным видом окликнул ее парень, - на это я могу и обидеться. Я хоть чем-то похож на монстра?

Девушка сердито посмотрела на него, выказывая свое недовольство на его претензии. На что он улыбнулся самой обворожительной улыбкой, какой она не видела до этого. Но, будучи рассерженной до предела и к тому же напуганной, Аника не поддалась на его попытку очаровать ее в который раз.

- Думаешь, если у тебя смазливая мордаха, - злобно проговорила она, - то я обязана перед тобой пресмыкаться?

- Я не прошу пресмыкаться, - ущемлено отозвался парень, посерьезнев, – а всего лишь приготовить еду. Я действительно не умею готовить. Но могу попробовать, если тебе не жалко кухни, - он указал на плиту.

Аника прорычала что-то невнятное, резко развернувшись на месте, так что ее рыжий хвост взметнулся вверх, и пошла прочь. Лохматый наглец точно решил, что она прилагается к дому вместо прислуги.

Пока неожиданный квартирант был в ванной, Аника принялась готовить мясное рагу со спагетти. Нарезав мясо и овощи, она бросила их на сковородку.

- Человек, что ты делаешь? – услышала Аника за спиной, когда жарила мясо.

Девушка обернулась и посмотрела на Таннари злобным взглядом. Он стоял возле холодильника и принюхивался, как пес.

- Жарю мясо, - сказала она, отвернувшись. - Не видно, что ли?

- Не видно, но слышно, - отозвался Таннари, проходя к столу. – Я чуть слюной не захлебнулся. Разве оно должно так пахнуть перед тем, как его подадут на стол?

- Извини, я включила вытяжку, - ответила Аника, - но мясо есть мясо. Оно все равно будет пахнуть. Или у тебя просто собачий нюх.

- Волчий, - выправил ее Таннари с улыбкой. – У меня обостренные чувства. Я могу за несколько километров учуять еду, выследить по запаху человека.

Его заявление насторожило девушку. На фоне их гастрономических споров, она еще сполна не задумывалась о том, с кем имеет дело, и на что оборотни способны. Обращение в волка точно было не единственной способностью, об остальном можно только догадываться или расспросить его. Симпатичный парень на кухне - это одно, а клан преследующих его оборотней - совсем другое.

- А остальные? – спросила Аника, оглянувшись на него.

- Что остальные? – не уловил он, о чём она.

- Остальные обладают таким же нюхом?

- Да.

- Значит, они могут найти тебя по запаху? – встревожено спросила Аника. – И могут придти сюда за тобой?

- Нет, - уверенно ответил Таннари.

- Откуда такая уверенность? – Аника осознавала, что шутки с монстрами, типа оборотней, могут плохо кончиться. Беспечность парня ее удивляла. Если его сородичи обладали такими способностями, почему его это не волновало?

- Потому, что той ночью прошел дождь, - ответил парень на её невысказанный вопрос. – Он смыл твои и мои следы и запахи, так что можешь расслабиться.

Аника стала вспоминать передачи о животных, где рассказывали о том, как они ориентируются по запахам. Но все равно посмотрела на него с недоверием.

- Ты только сказал, что можешь выследить человека за несколько километров, - напомнила она.

- Насколько я смог рассчитать, твой дом находиться на достаточном отдалении от того лесопарка, чтобы они не учуяли, - пояснил Таннари. – К тому же вокруг полно других запахов.

- Ага, значит, ты все просчитал, - возмутилась Аника, взмахнув лопаткой, которой мешала рагу, - поэтому не спешил убираться отсюда.

Она посмотрела сердито на стоявшего к ней боком парня, и он пожал плечами.

- Ну, не совсем так, - попытался оправдаться оборотень, - это уже потом на ум пришло, когда не смог уйти человеком. А ты там еще долго?

Аника обернулась к нему и увидела голодный взгляд.

- Еще немного, - ответила она.

Настроив себя на то, что перед ней тот же пес, которого впустила из жалости, Аника постаралась воспринимать его именно так. И не задумываться, что перед ней оборотень, да еще и парень-красавчик, а собачку можно и покормить.

Закончив с готовкой, Аника подала на стол. Таннари поблагодарил ее и подтянул к себе тарелки. Оборотень с волчьим аппетитом набросился на блюда перед ним, довольно урча. Девушка в который раз убедилась, что перед ней не обычный человек. От людей таких звуков не услышишь.

- А рычать обязательно? – спросила Аника, с изумлением смотря на него.Таннари проглотил еду и поднял на нее виноватый взгляд.

- Извини, - сказал он, - говорил же, сказывается долгое пребывание в звероформе.

- Ладно, я не буду тебе мешать, - Аника встала из-за стола и покинула кухню.

Она решила, что не стоит мелькать у него перед носом. Мало ли, вдруг он, как собаки или волки, не любит, когда кто-то находиться рядом с его едой.

Вернувшись позднее, она отправилась мыть посуду. Стоя возле мойки, она иногда поглядывала на своего квартиранта. Он с большим удовольствием все съел, и попросил добавки.

- Хорошо, что ты живешь одна, - сказал Таннари, сделав перерыв в поедании мяса.

Аника обернулась к нему с удивленным взглядом.

- С чего ты взял, что я живу одна? – поинтересовалась она. – Может мои уехали в отпуск. Лето все-таки.

- Ага, - Таннари снисходительно улыбнулся. – Волка не обманешь.

- Да прям уж так, - не сдавалась Аника. – С чего такая уверенность?

- Еще в ту грозу, когда ты впервые впустила меня в дом, - пояснил он, - я понял, что ты одна живешь. Посторонних запахов, кроме твоего, здесь не было.

- Оттого был такой настырный? – язвительно спросила она.

- И это тоже, - улыбка его стала виноватой. – Если бы был еще кто-то, то довольно сложно было объяснить мое присутствие здесь, - отметил он.

Девушка призадумалась на минуту над его замечанием. И снова ее богатое воображение разбавило ее хмурое настроение веселыми картинками. Вряд ли кто-то из ее семьи поддержал бы затею оставить в доме оборотня, пусть и такого симпатичного. От собаки таких размеров родители были бы в шоке.

- Еще бы, - хохотнула Аника, - мало кому можно объяснить, что в твоем доме делает незнакомый голый мужик.

- Я не мужик, - обидчиво рыкнул Таннари. – Я волк.

- Тем более, голый волк, - Аника продолжала смеяться. – Кстати, дом не мой. Я его арендую, так что попрошу ничего здесь не портить. Ясно?

- Не бойся, мебель грызть не буду, - оскалился оборотень.

Аника одобрительно хмыкнула и продолжила заниматься посудой. Покончив с рагу и спагетти, Таннари принес ей тарелки.

- Спасибо, - проговорил он, отдавая тарелки.

- На здоровье, - кивнула Аника.

Таннари широко улыбнулся, довольный своей вежливостью. Забирая тарелки, девушка подняла взгляд на него снизу вверх, будучи на голову ниже ростом, и охнула. Парень обеспокоено посмотрел на ее испуганное лицо и округлившиеся глаза, пытаясь понять причину такой реакции, а она отступила от него на шаг в сторону.

- Что такое? – спросил Таннари.

- У тебя клыки, - дрожащим голосом сказала Аника, указывая на него пальцем.

Таннари расслабился, поняв, что ничего страшно не случилось.

- Да, - кивнул он, широко улыбаясь и снова демонстрируя белоснежные зубы, - я же волк.

Она не на шутку испугалась, заметив у него клыки. Он оказался впервые так близко возле нее, так что они коснулись локтями, когда она мыла посуду. Сразу же первая мысль была – хочет укусить, хотя уверял, что не есть людей. От страха, внутри будто все провалилось, а сердце бешено заколотилось. Но вел он себя спокойно, не делая лишних движений.

- Но я думала, - опомнившись, сказала Аника, - что клыки могут быть только в четырехпалой форме.

- Ну, они не такие, как в звероформе, - проговорил он непринужденным тоном, пожав плечами, - но значительно выделяются, нежели у человека. По этому оборотней можно отличить от людей.

- Я сразу и не заметила, - Аника, потупив взгляд, вернулась к мытью посуды. – А тут ты подошел совсем близко…

- Я напугал тебя? – поинтересовался он, отходя в сторону, чтобы не пугать ее еще больше.

- Нет, но…

- Напугал, - утвердительно кивнул он.

Как он не старался вести себя дружелюбно, но все равно улавливал страх девушки перед собой, что было не в его пользу. И это расстраивало: ему нужна была ее помощь, а боясь, вряд ли она сможет ему помочь.

- Есть немного, - созналась девушка, посмотрев на него. – Просто издалека клыков не замечала.

- Не нужно меня бояться, - повторил он, - я не причиню тебе вреда. Мне нужна твоя помощь, чтобы снять заклинание до конца.

- А потом что? – решилась спросить она.

- Можешь просто забыть, что я был здесь, - хмыкнул он.

- И меня не тронут?

- Не должны, - неуверенно ответил Таннари.

- Что-то не слышу уверенности в твоем голосе, - высказалась Аника, подозрительно прищурившись и пристально разглядывая его.

Парень замялся с ответом. Похоже, он все-таки не был убежден в том, о чем заявлял.

- Просто я не уверен, чем закончиться эта история, - ответил он. – Но из моего клана тебя точно никто не тронет.

- То есть, мне стоит бояться только друзей невесты? – усмехнулась Аника. – А значит, угроза уменьшается на половину?

Таннари виновато развел руками, не зная, что ей ответить. Девушка точно подметила, что клан невесты стоит опасаться. За них он не мог поручиться.

- Еще раз спасибо, - сказал он, - было очень вкусно.

- На здоровье, - ответила Аника.


Глава 5


Покончив с делами на кухне, Аника прошла в гостиную, Таннари проследовал за ней.

- Поели, теперь можно и отдохнуть, - Таннари похлопал себя по животу. - Так как на счет телика? – он кивнул на сорокадюймовый телевизор на тумбочке.

Аника обвела взглядом комнату и подхватила пульт на диване.

- Вот пульт, - она передала его парню, - думаю, ты знаешь, как с ним обращаться.

- Вроде не забыл, - усмехнулся он.

- Раз уж ты решил обосновать в моем доме, - продолжала девушка, - совершенно не учитывая моего мнения на этот счет…

- Ну, почему же, - перебил он ее. – Ты хозяйка здесь. Как скажешь, так и будет.

- Хочешь сказать, - Аника нахмурилась, - что если я потребую, чтобы ты ушел, ты уйдешь?

- Уйду, - кивнул он, - но не дальше твоего двора.

Он решил быть с ней честным, чтобы не спорить лишний раз. Так или иначе, идти ему было некуда, к тому же он стал зависим от человеческой девушки и ее жилища, невзирая на пожелания их обоих.

- Ладно, - вздохнула Аника, покосившись на него настороженным взглядом, - что с тобой поделаешь, потом еще будешь мстить мне за то, что плохо обращалась.

- Я не злопамятный, - хмыкнул Таннари, вертя в руках пульт. – Но память у меня хороша.

- Тогда запоминай, - подхватила его заявление Аника, - ты обитаешь только здесь. На второй этаж не поднимаешься. Ничего не ломаешь и не портишь. Я бы тебе спальню предложила, здесь есть маленькая, - она указала в коридор, - но там нет кровати. Так, что спать тоже можешь здесь. Подушки есть. Одеяло надо?

- Желательно, - ответил Таннари. И добавил оскорбленно: - В человеческом облике оборотни спят так же, как и обычные люди.

- А храпят тоже? – весело спросила Аника.

- Я не храплю, если тебя это интересует, - ответил Таннари.

- Это обнадеживает, - усмехнулась девушка. – Ладно, ванной можешь пользоваться, у меня есть своя наверху. Опять жрать захочешь - где холодильник ты знаешь.

Таннари прошел и уселся на диван, устраиваясь поудобнее. Наблюдая за ним, Анике представилось, что это тот пес или волк. И она задалась вопросом: пустила бы его на диван в таком случае или нет? Но ответить на него не смогла: уж слишком неравноценное сравнение было. Все же парень имел человеческий облик, и напрямую попросил ее о помощи. А если не вспоминать о том, кто он на самом деле, общаться с ним было легко и непринужденно.

- Пока я сыт и доволен, - заявил он с облегчением. – Спасибо.

- Вопросы есть? – поинтересовалась она напоследок.

Он помотал отрицательно головой и включил телевизор. Аника ушла в свою спальню на втором этаже, а Таннари стал смотреть телевизор, перелистывая каналы.

Поднявшись к себе, Аника наконец смогла спокойно задуматься над происходящим в ее доме. Совершенно незнакомый парень, о котором она знает только имя и из его же заявления, что он оборотень, поселился в ее доме. На требование покинуть его, угрожал обосноваться во дворе, что ни чуть не упрощало ситуации. Все это больше напоминало нечто из области фантастики или даже ужасов, чем реальность. И если бы она собственными глазами не видела, как он превратился в волка, то никогда не поверила бы в подобное. Ведь если не присматриваться к клыкам, то он ничем не отличался от парней, которых она часто видела на работе. Красив, с атлетическим телосложением, самоуверен, порой даже слишком нахальный. Но, вспоминая его странное рычание и вынюхивание, вынуждена была признать, что он от обычных людей отличался. Его рассказ о побеге от невесты, магии и кланах вообще не укладывался в голове и вызывал только улыбку и желание вызвать санитаров из подходящего заведения. Но тем ни менее он был здесь, и ей пришлось смириться с его присутствием в доме. Оставалось надеяться, что он и дальше будет вести себя смирно по отношению к ней, как и утверждал. По крайней мере, пока она была ему нужна.

***

- Так что ты решила? – спросил Анику Таннари, когда она снова спустилась.

Она заглянула в гостиную. Парень сидел на диване, вытянув ноги и положив их на стоящее рядом кресло.

- По какому поводу? – уточнила девушка, прибывая мысленно где-то далеко.

- На счет меня, - пояснил Таннари, помахав ей рукой.

- А… Еще не решила, - растерянно ответила Аника.

- Надеюсь, что ты не решишь к ночи выгнать меня на улицу, - проговорил Таннари.

- Так переживаешь, что окажешься на улице? – усмехнулась Аника, почувствовав свою власть над его положением.

- Улица не самое страшное, если бы я мог оставаться в человеческой форме, - ответил Таннари, посмотрев на нее. – Нужно, чтобы ты как-то связалась с моей семьей.

- Еще чего, - возмущенно фыркнула девушка. – Тогда друзья невесты точно заявятся сюда.

- В который раз напоминаю тебе, что ты разрушила связующее заклинание, - серьезным тоном произнес Таннари, - И теперь, чтобы освободить меня, ты должна снять его. Иначе я пожизненно поселюсь у тебя.

Он улыбнулся ей обезоруживающей улыбкой. Знал, гад, на что надавить. И она тут же вспомнила про его зверский аппетит. Чем быстрее она от него избавиться, тем дешевле будет для нее.

- Так, где там твоя семья, ты говорил? - Аника выпрямилась, понимая, что преимущество опять на его стороне.

- Вот это уже другой разговор, - повеселел оборотень. – Но для начала нужно переждать пару дней.

Аника издала возмущенный писк.

- Это еще для чего?

- Чтобы они окончательно потеряли мой след, - пояснил Таннари. – Всего день-два. Потом я расскажу, как найти мою семью.

- Где гарантия, что они его потеряют? – поинтересовалась она.

- Нет никакой гарантии, - беззаботно ответил оборотень. – Но думаю, день-два ожидания тебе ничего не будет стоить, и так надежнее, что след они точно потеряют.

Аника только развела руками и ушла. Упоминание, что дни выжидания ничего не будут стоить, сразили на повал. Так что и всякое желание спорить дальше отпало. Он за два дня разорил ее на немалую сумму, а во сколько обойдется его дальнейшее пребывание страшно было представить. Оставалось надеяться, что его заверения на счет возмещения затрат - не пустые слова.

***

- Слушай, Аника, - позвал из ванной Таннари, рассматривая себе утром в зеркале.

- Чего еще? – отозвала девушка с кухни.

- Не могла бы ты купить мне что-то из бритвенных принадлежностей? – осмелился он спросить вежливым тоном.

Аника выглянула из кухни в коридор, откуда было видно двери в ванную, где находился квартирант.

- Это еще зачем? – смутилась девушка. – Это тоже жизненно необходимо?

Ее все больше возмущало, что он обосновывался в доме, требуя для себя все больше удобств.

- Нет, но за эти дни я зарасту так, что родная мама не узнает, - пояснил парень.

- Ха, - Аника выдохнула, - не хватало мне еще здесь бритвенных принадлежностей. Какая тебе разница, что так с шерстью, что так.

Она засмеялась, довольная своей поддевкой.

- Думаешь, раз я оборотень, то должен выглядеть, как бомж нечесаный? Я и так смирился с одним комплектом штанов и футболки, – обиженно проговорил Таннари, выходя из ванной. – И хожу босиком.

Он вытянул одну ногу вперед и указал на босую стопу.

- Может, тебе еще модельные тапки купить? – развеселилась девушка, указывая на его ногу вилкой, которую держала в руке.

- Да, до всей этой истории, - пожаловался Таннари, акцентируя на свою ущемленность, - у меня была одежда лучших марок. Я, что не имею права выглядеть прилично, хотя бы с тем, что осталось?

Парень не стесняясь демонстрировал, что жертва здесь он, но девушка не собиралась поддаваться не его жалобный вид.

- Еще скажи, что ты метросексуал, – с насмешкой сказала Аника.

- Ладно, извини, что побеспокоил, - ответил оборотень с поникшим видом, не глядя на нее.

Он прошел в гостиную и улегся на диван. Аника последовала за ним, заметив, что он обиделся на ее слова. Опять она постаралась отнестись с пониманием к положению, в котором он оказался. Судя по его словам, он всегда получал только лучшее, а теперь оказался лишенным всего, даже человеческого облика. Это снова вызвало у нее приступ сочувствия к нему.

- Хорошо-хорошо, куплю я тебе, - Аника поняла, что оскорбила его, и решила загладить свою вину. – Только я не разбираюсь в мужской косметике.

- У тебя что, парней не было? – удивленно спросил он, повернув голову к ней.

Оскорбленный вид смениться на заинтересованный.

- Были, - пожала плечами Аника, - но дело до покупки косметики не доходило.

- Сбегали раньше? – усмехнулся Таннари.

- Да, - нехотя призналась девушка, - я не уделяла им достаточно внимания. Творческий процесс, знаешь ли, занимает много времени.

- А я подумал, что так же выставляла за двери шваброй, - решил поддеть он.

- Мои парни из собак в людей не превращались, - иронически ответила Аника с довольной улыбкой.

- Так можно не бояться, что сюда заявится твой бойфренд? – улыбка оборотня стала шире. – То-то я не заметил намека на чужой запах в твоем доме.

Его радость на отсутствие у нее парня насторожила Анику. Значило ли это, что он теперь в курсе, что некому защищать ее? Но не хотелось показывать, что заступаться за нее никто не станет.

- Нет, - кивнула Аника. – Но я уже предупредила, что у меня бывают гости – мои друзья. И человек я занятой, и времени нянчиться с тобой - нет. Выходные заканчиваются, а мне завтра на работу надо.

- Зачем со мной нянчиться, - возразил Таннари, выкладывая ноги выше на подлокотник дивана. – Я уже большой мальчик. Будешь брать бритву, подойдет и одноразовая, а гель бери гипоаллергенный, а то все эти запахи у оборотней только раздражение вызывают.

- Жесть! Пока ты не выберешься из моего дома, я стану экспертом по оборотням, - вздохнула Аника и вернулась на кухню.

***

Утром Аника собралась на работу. Она предупредила Таннари, что не собирается оставлять его в доме одного. За завтраком по этому поводу у них возник спор.

- Послушай, - решительно проговорила девушка, - я не могу тебя здесь оставить. А вдруг придет кто-то, а тут ты. Возникнут вопросы. Вдруг тебе придется выйти за порог? Убегать?

- Я буду сидеть тихо, - упрашивал ее Таннари. – Никто не заметит меня здесь.

- Нет, - настаивала на своем девушка, мотнув головой, - вдруг ты вздумаешь уйти, и мой дом останется незапертым? Ты ж лапами замок не закроешь.

- Я не собираюсь никуда уходить, - продолжал убеждать ее Таннари. – И смею заверить, что ничего в твоем доме не представляет для меня какой-либо ценности. Это если ты боишься, что я обкраду тебя.

- Не думаю, что ты сможешь, что-то унести в лапах, - хихикнула Аника. – Но мне будет спокойнее, если ты будет на улице. Ты говорил, что покинешь дом, если я попрошу, - напомнила она.

Он долго спорил с ней, но все же сдался ее требованию - покинуть дом на время ее отсутствия. Пока Аника отправилась одеваться, Таннари доедал завтрак.

Девушка оделась и спустилась в кухню, где, ожидая ее, сидел Таннари.

- Две минуты и я жду тебя на выходе, - Аника указала на двери.

Оборотень с недовольным видом побрел в гостиную, откуда вернулся волком.

- Послушный мальчик, - улыбнулась ему Аника, за что заработала угрожающий оскал. – А будешь скалиться, вообще в дом больше не пущу, - пригрозила она.

Волк с ворчанием вышел на крыльцо, и Аника закрыла дверь на ключ.

- Оставайся во дворе, - сказала она, уходя, - я постараюсь вернуться побыстрее.

Волк с оскорбленным видом устроился на пороге, гордо держа голову.

Аника работала в дизайнерском агентстве, занимавшемся организацией показов одежды различных модельеров, разрабатывая художественные эскизы будущих декораций. Офис располагался в центре города, и туда она добиралась на автобусе. Замечая по дороге крупных собак, девушка невольно вспоминала свою встречу с черным волком. И задавалась вопросом, нет ли среди них других оборотней.

Добравшись в офис, Аника никак не могла сосредоточиться на деле. В мыслях то и дело всплывали события последних нескольких дней. Теперь она знала, что среди обычных людей водятся еще и оборотни. От этого было жутко и неспокойно на душе. С таким знанием она теперь будет бояться ходить вечером по улицам города. В памяти всплывали все фильмы ужасов, которые ей довелось посмотреть о подобных существах. От этих мыслей ее передергивало. Но хуже всего, что подобное создание оккупировало ее дом. На вид парень вроде был неагрессивный, но кто его знает, что он за личность, и вел себя иной раз странно. Исходя из его рассказов, был он из семьи небедной, а у богачей своих причуды. Стоило держать с ним ухо востро, а то кто знает, что у него на уме. Хотя оборотень был довольно симпатичный, но у красавцев могли иметься свои сдвиги, похуже, чем у заурядных людей. А если еще добавить к этому принадлежность к нелюдям, то ожидать можно все, что угодно. На эти мысли также наводила та надменность и требовательность в поведении квартиранта. Он явно не привык, что ему в чем-то отказывали. Итого – богат, красив и не человек. Такого сочетания крайностей еще стоило поискать.

Аника осознавала, что вляпалась в неприятную историю и выхода из нее не видела. Он все время пользовался ее состраданием к нему. Видимо, чуял, что она жалеет его. Но она не была волшебницей, чтобы расколдовать его, как он требовал. О магии она вообще ничего не знала. Оставалось соглашаться на его условия и помочь разыскать семью, чтобы они помогли ему.

***

Возвращаясь с работы, Аника заглянула в магазин косметики и купила своему квартиранту все, что он просил. Смеясь сама над собой оттого, что выполняет все, что он требовал от нее. Он не приказывал, не требовал напрямую, но все равно добивался от нее того, что ему нужно было. Делал он это ненавязчиво, как бы между прочим, и в результате она исполняла его просьбы. До этого она даже парням своим не дарила подарков. Они так долго не задерживались рядом с ней, потому что она забывала приходить на свидания. Или просто не обращали внимания на девушку, которая была постоянно окружена парнями-моделями и девушками-моделями. Видимо, считали, что у нее и без того хватает поклонников. А на самом деле, никто из этого окружения даже не замечал маленькую рыжеволосую девушку. Для них она была не важнее стенда с вывеской. Раздумывая над своим поведением, она словила себя на том, что побаивается его, наверно, поэтому соглашалась на все. Вспомнив о магических способностях, она подумала, что он мог заколдовать ее. Или чувствовал, что она его и жалеет, и боится одновременно.

Погружаясь в свои раздумья, Аника вспомнила, как в детстве с соседскими мальчишками спасала провалившуюся в яму чужую собаку. Они вытащили ее, но собака чуть не покусала их, когда оказалась свободной от своей ловушки. Но все равно было жаль ее, какой бы опасной она не была. Возможно, это давнее происшествие сподвигало ее к этой безумной авантюре с оборотнем.

По возращению домой девушка обнаружила волка на прежнем месте. Он лежал перед входом, вытянув длинные лапы, и спал. Его немалая тушка заняла почти все маленькое крыльцо. Сейчас она, наконец, обратила внимание насколько он больше простых собак и волков, спрашивая себя, почему вообще подошла к нему в лесопарке. Это опять вызвало приступ страха. Человеком он вызывал большую симпатию, заставляя забывать, кто он есть.

Обреченно вздохнув, Аника прошла через дворик и поднялась по ступенькам, как можно тише.

- Подъем! – скомандовала она, желая напугать его.

Волк не спеша, поднял голову и посмотрел на нее с полуприкрытых глаз. Ее появление для него не было внезапным, наверняка, давно учуял ее запах. Девушка взглядом указала на дверь, намекая, что ей нужно пойти. Волк лениво потянулся и сел, освобождая подход к двери.

Едва она открыла дверь, волк втиснулся в проход и помчался в гостиную. Аника, покачав головой, понесла пакеты с покупками к холодильнику. Она снова накупила мяса и колбасы, чтобы было чем кормить квартиранта. Отложив купленную косметику, стала раскладывать продукты по холодильнику.

- Что так долго? – услышала она голос Таннари, входящего в кухню. – Я уже успел изголодаться.

- Если уж так невтерпеж, - язвительно ответила Аника, подбоченившись одной рукой, - то надо было сходить на охоту.

- Здесь не на кого охотиться, - ответил оборотень с досадой, будто рассказывал про поход в магазин, где раскупили все товары. – Люди всю добычу уже давно распугали или перестреляли.

Ощутив, что он стал позади нее, Аника обернулась. Он заглядывал через плечо девушки в холодильник, изучая его содержимое.

- Здесь добычи нет, - ехидно сказала она, смотря на него снизу вверх, заметив это.

- Зато есть прекрасная ветчина, - он протяну руку над ее головой и забрал пачку с нарезной ветчиной. – Масло подай, пожалуйста.

Аника, понимая, что взывать его к скромности бесполезно, подала ему масло, добавив к нему сыр, и он отошел к столу делать себе бутерброды.

- Я тут мороженые котлеты купила, - сообщила она, закрывая холодильник. – Будешь такое?

- Я полуфабрикаты не ем, - ответил оборотень, жуя. – Там мяса практически нет.

- Ладно, тогда будут мне, - вздохнула огорченно девушка. И с надеждой спросила: - А курицу-гриль употребляешь?

- Курица? – задумчиво переспросил Таннари. – Пожалуй, можно. Птица тоже хорошо.

- Хорошо, в следующий раз возьму пару куриц, - сказала она.

Ей опять пришлось ему готовить. На этот раз она просто пожарила мясо с подливой, и сварила картофельное пюре. Пока она колдовала над плитой, оборотень явился на запах и стал заглядывать, чем занимается девушка. Заметив мясо на тарелке, он потянулся к нему, за что заработал удар деревянной лопаткой по руке.

- Эй! – уязвлено воскликнул парень, потирая руку. – Ты чего бьешься?

- Лапы мыл, что лезешь в общую тарелку? – сердито спросила Аника, глянув на него исподлобья.Она не привыкла, что кто-то мешает ей на кухне готовить.

- У меня не лапы, - еще больше возмутился квартирант, - а руки.

Он протянул к ней руку и пошевелил пальцами у нее перед носом. Девушка отмахнулась от него лопаткой, но парень уже ловко одернул руку, избегая удара.

- Но ты же заявляешь, что ты волк, - возразила она, указав на него лопаткой. – Значит - лапы.

- Волк я в звероформе, - обидчиво пояснил Таннари. – А так я человек. Ты долго еще там?

Он указал на сковородку и кастрюлю на плите. Аника обреченно вздохнула, понимая, что дискутировать тщетно, и продолжила жарить. Закончив готовить, она наложила в тарелку и подала на стол. Он съел все, еще и добавки требовал. Аника, ругаясь мысленно на его зверский аппетит, отдала ему оставшееся. Тогда, как готовя, надеялась, что хватить хотя бы на два раза.

- Ой, совсем забыла, - воскликнула Аника, убирая тарелки со стола. – Я ж купила то, что ты просил.

Парень вопросительно посмотрел на нее.

- Только не говори, что тапки, - весело проговорил он.

- Нет, - улыбнулась Аника в ответ. – Слишком большая честь будет.

Она подхватила оставленный на другом стуле пакет и протянула ему.

- Надеюсь, подойдет то, что я выбрала, - сказала она, отдавая пакет, - и не вызовет раздражения.

Таннари заглянул в пакет, исследуя его содержимое.

- О, ты даже зубную щетку купила, - удивленно проговорил он. – Благодарствую.

- Беспокоилась, - смущенно ответила Аника, - что ты ешь много мяса, от чего могут зубы и клыки подпортиться.

- Еще раз спасибо за заботу, - улыбнулся он ей, - хоть не забуду, что значит быть человеком.

Аника снисходительно улыбнулась ему в ответ.


Глава 6


Возвращаясь с работы, Аника купила две курицы-гриль с надеждой, что это избавит ее от готовки. Уже который день ей приходилось готовить для зверя, поселившегося в ее доме, а съедал он все до последней крошки. Так что на второй раз ничего не оставалось. Она себе никогда столько не готовила, а тут совершенно чужое существо. В какой-то мере это начинало доставать.

По возвращению, волк уже встречал ее у калитки. Когда девушка зашла во двор, он принялся старательно обнюхивать пакет с покупкой.

- Тебе-тебе, - сказала она, проходя к дому. – Или тебе прям сейчас отдать?

Волк проскулил и побежал на крыльцо. Зайдя в дом, она положила курицу на стол. Волк пулей рванул в гостиную, и через пару минут оттуда вернулся Таннари.

- Какой чудесный запах, - проговорил он, приближаясь к столу.

Он подгреб пакет с курицей и стал разворачивать его.

- Рада, что тебе понравилось, - с облечением сказала Аника.

- Такой запах не может не понравиться, - он развернул фольгу и сглотнул. – Дома мне не позволяли такое есть.

- Придерживаетесь здорового образа жизни? – оборотень кивнул.

- Моя мама приверженец здорового питания, - с улыбкой поведал Таннари. – Она говорит, что раньше оборотни были сильнее, потому что питались натуральной пищей, а не той, что сейчас люди напридумывали. Начиная оттого, что неправильно кормят животных и неправильно готовят.

- Так я еще разбалую тебя здесь, - хмыкнула Аника. – Потом твоя семья мне еще претензии выставлять будет.

- Я им ничего не расскажу, - он заговорчески подмигнул ей. – Можно же себя иногда побаловать.

- Ножик дать? – спросила девушка, видя, каким голодным взглядом он смотрел на зажаристые тушки.

- Тут резать нечего, - облизнулся оборотень.

- Ладно, - отмахнулась Аника. – Приятного аппетита, не буду мешать тебе.

Аника удалилась в свою комнату, пока квартирант разделывался с курицей.

Когда она вернулась спустя какое-то время, от двух куриц остались только косточки аккуратно сложенные на тарелке.

- О, - удивленно проговорила Аника, - ты заглотил все без остатка.

Таннари посмотрел на нее не менее удивленно.

- Да, - подтвердил он. И добавил виновато: – Если ты хотела тоже попробовать, то надо было предупредить заранее.

- Нет, - мотнула Аника. – Ешь на здоровье. Надеюсь, на сегодня ты уже будешь сытым.

- Как знать, - задумчиво сказал он, глядя на куриные останки на тарелке. – Но косточки ты не выкидывай, я съем их завтра, когда ты уйдешь.

Аника удивленно покосилась на него. Похоже, зверь был всеядным.

- Хорошо. И знай, - заявила Аника, указывая на косточки, - сегодня я тебе готовить не буду. Я уже начинаю уставать от постоянной готовки для тебя. Прихожу с работы и готовлю, вместо того чтобы отдохнуть.

- Извини, - оборотень виновато улыбнулся. – Постараюсь до утра перебиться на бутербродах.

- Дело не в бутербродах, - возразила Аника. – Ты домой когда собираешься? Я тебе не прислуга.

- Я вовсе не считаю тебя за прислугу, - Таннари постарался говорить как можно дружественнее. – Если бы у меня были деньги, я бы дал их тебе. Даже сам сходился бы в магазин, но вряд ли продавец поймет, что я от него хочу.

Аника с полминуты смотрела на него и расстроено вздохнула. Ей нечего было ему противопоставить, и он об этом прекрасно знал, чем и пользоваться, изображая из себя страдальца.

- Ты говорили, что переждешь пару дней и скажешь где искать твоих родных, - напомнила она.

- Точно, - кивнул он. – Ты чайник не ставила? Что-то после этой птицы пить захотелось. Специй много.

Аника нахмурилась и развернулась к чайнику, чтобы включить его.

- Ты не отвлекайся. Давай рассказывай, где искать твою семью, - не позволила она сменить тему.

Таннари принялся объяснять ей, где он жил, в какой районе находиться дом его семьи. Аника заметила, что делиться он этой информацией неохотно. Либо он не желал выдавать место обитания оборотней своего клана, либо не стремился вернуться домой.

- А позвонить им - не вариант? – спросила Аника.

Она и сама несильно горела желанием лезть в логово монстров, которые могли растерзать ее. Ладно, этот ее невольный квартирант, зависел от нее, но что мешало другим разделаться с ней.

- Я не помню номеров, - расстроено ответил он. – Я и свой номер не помню весь.

- Что, у оборотней такая плохая память? – удивилась Аника.

Девушка смотрела на него с весельем в глазах. Если забыть, что он оборотень, то она видела перед собой типичного избалованного сынка богатых родителей, который не привык себе отказывать ни в чем. Которому не требовалось о чем-либо беспокоится, или за что-то переживать. Даже запоминать что-либо, потому что за него помнили другие.

- Нет, я уже говорил, что память у меня отличная. Просто не запоминал его, - признался Таннари. – Не было в том необходимости. Все записано в телефоне. Можно подумать, что ты помнишь все номера, - возмущенно добавил он.

Его слова подтвердила догадку Аники – за него помнил телефон, хотя он мог с легкостью запомнить цифры.

- Ты не равняй меня и себя, - возразила язвительно девушка, приподняв бровь. – Вы же вроде выше людей по эволюции.

Таннари нахмурился и посмотрел на ее исподлобья. Девушка явно хотела его поддеть, и ей это удалось. Все это время он старался быть с ней вежливым и относился, как к равной. Хотя поначалу и высказался, что люди для него нечто низшее. И она прекрасно это запомнила, и теперь упрекала его этим.

- Я вроде тебя ничем не обидел, - проговорил он с укором.

Аника смущено опустила глаза, понимая, что сказала лишнее. Наступила неловкая пауза.

- Извини, - тихо сказала она.

- Ладно, забудь, - ответил Таннари, приняв беззаботный вид. – Сам же так сказал. Понимаю, что ты боишься. И это естественно. Но я постараюсь, чтобы тебе ничего при этом не угрожало.

Если ему и были неприятно ее замечание, то он старательно скрыл свое отношение к этому, продолжая разговор, как ни в чем не бывало. Раз он проигнорировал это, то и Аника постаралась забыть все.

- Этот адрес, что ты мне сказал, находится на другом конце, - стала рассуждать Аника, чтобы отвести внимание от неприятного момента. – Более того, это за городом. Машины у меня нет. А брать такси у меня денег не хватит. Это будет стоить целое состояние. Разве, что на автобусе добираться.

- За расходы не беспокойся, я все тебе возмещу, - заявил Таннари.

- Но я на работе до вечера, - возразила Аника. – А ночью шляться по окраинам города я не собираюсь. Тем более там, где водятся оборотни.

Парень понимал, что девушка не стремиться отправляться в обитель оборотней.

- Так я же буду с тобой, - напомнил Таннари, надеясь так придать ей храбрости. – Сама ты все равно ничего не найдешь.

Она посмотрела на него изучающим взглядом. Конечно, он мог защитить ее от своих сородичей. Но ситуация, в которой он оказался, была не в его пользу. Они угрожали скорее ему, чем ей.

- А не боишься, что тебя будет с мешком поджидать клан невесты? – усмехнулась Аника, подперев рукой голову.

Таннари отвел взгляд. Девушка точно подметила, можно было даже не сомневаться, что они продолжают охотиться за ним. И дома искать станут в первую очередь.

- Да, - вздохнул оборотень, - это я как-то забыл. Они наверняка следят за домом.

Он задумчиво почесал за ухом.

- Опять чешешься? – взволновано заметила Аника, указав на него пальцем.

- Это нервное, - выкрутился оборотень, одернув руку.

Они продолжили молча пить чай.

Самым странным было, что смотря на него, в душе у нее, где-то в глубине, откликалось что-то непонятное, заставлявшее замирать сердце при встрече с его взглядом. Может это просто был первобытный страх перед зверем, но она уже не чувствовала такого сильного испуга, как в первые минуты знакомства, а все больше сострадание и жалость.

- Может, стоит подумать еще над другими идеями? – предложила девушка. – Где еще можно найти твоих родственников, кроме дома?

Таннари задумался.

- К отцу на работу можно попробовать пробраться, - отозвался он.

- Думаешь, они не станут следить за ним? – усомнилась Аника, прищурившись.

- Я же сказал – попробовать, - повторил Таннари.

- Хорошо, - кивнула девушка. – И где он работает?

- Компания «Соултех», - рассказал он. - Ее центральный офис находиться недалеко отсюда. Можно туда и пешком дойти, если не хочешь брать такси.

Аника стала раздумывать над его словами. Попробовать можно, но было страшновато. Если его преследователи следят за его отцом, то велика вероятность нарваться на них.

- Адрес ты знаешь? – спросила она.

- Нет, - с горечью признался Таннари. – Но знаю дорогу.

- А кроме отца, - продолжала расспрашивать она, - к кому еще можно обратиться, если мы не сможем добраться до него?

Таннари снова задумался.

- Сестра, - произнес он.

- Что сестра?

- Моя сестра Тасмин, - пояснил Таннари, - она часто бывает в деловом центре города. Можно попробовать найти ее.

- И как?

- По запаху, - он сказал это, как будто это была элементарная вещь.

- А просто адрес сказать не можешь? – удивленно спросила Аника.

- Я не знаю адреса, только дорогу, - виновато ответил Таннари. – Я приезжал к ней иногда. Побывав где-нибудь однажды, я отлично запоминаю дорогу.

- Кошмар, - схватилась за голову Аника. – Ты ничего не знаешь, и хочешь, чтобы я нашла твоих сородичей. Ладно, компанию еще можно по названию найти, а остальное?

- Извини, - развел руки Таннари, - я не задумывался о том, что придется спешно бежать. И мне не нужны были адреса, когда я знал дорогу.

- Ну, мобильный-то можно было с собой прихватить, - возразила Аника, устав от его незнания.

- Ты шутишь? Я в срочном порядке бежал из дома в зверином обличии, - пояснил он с раздражением. – Волком я бегаю куда быстрее, чем человеком. А в шкуре карманов нет. Мои преследователи из стаи Шадрина пришли за мной вчетвером. Времени на раздумья, что брать с собой, у меня не было.

Его раздражало, что она не могла или не хотела понять, каково ему приходилось из-за всего этого.

- Стаи? – удивленно переспросила девушка.

- Э… да, - Таннари растерянно кивнул. – Между собой мы называемся стаями. Это для людей мы кланы.

- Черт! Чем дальше, тем сложнее мне понимать эту всю вашу систему, - вздохнула Аника.

- Не забивай себе голову, - небрежно проговорил Таннари, - поможешь мне освободиться и забудешь про нас.

- Ага, как же, - фыркнула девушка. – Я теперь на улицу ночью не выйду.

Таннари снисходительно улыбнулся ей. С каждым разом ему приходилось все больше рассказывать о секретах общества оборотней. О таком просто забыть будет сложно. Но девушка была нужна ему, и приходилось с этим считаться.

- Только мне придется идти с тобой, если пойдем к сестре, - заявил он, - чтобы показать дорогу к Тасмин.

- Хорошо, - согласилась Аника, - но не сейчас. Возможно, на выходных. Этими днями у меня завал. Готовиться показ и работы невпроворот. Мне сейчас некогда будет тобой заниматься. Ты поселился в моем доме со своими проблемами очень некстати.

- Но в выходные офис компании не работает, - напомнил парень.

- Тогда придется еще подождать, пока у меня будет больше свободного времени, - огорчилась Аника. – Не скажу же я им, что у меня дома оборотень, которого надо проводить к родственникам.

- Там что, кроме тебя некому больше работать? – насмешливо спросил Таннари.

- Есть, - неохотно ответила девушка, - но у меня есть своя часть работы, которую нужно выполнить. И за меня ее никто не сделает. А с тобой так вообще ничего не успеваю.

- Так разве я тебе мешаю? – обиженно спросил он.

- Твои проблемы мешают, - злобно улыбнулась девушка.

- Та я никуда не спешу, - довольно хмыкнул оборотень, отклоняясь на спинку стула и сложив руки на груди. – Можешь не торопиться.

- Конечно, - хмуро подтвердила девушка, - тебе лишь бы подольше прятаться.

- Не скажу, что мне так нравиться тут сидеть, - проговорил задумчиво оборотень. – Но это лучше, чем на улице.

- Еще бы, - хмыкнула Аника, - кормят, одевают, спать укладывают.

- Вот только не надо сочинять, - фыркнул Таннари. - Спать ты меня не укладываешь.

- Я предоставила тебя свою гостиную, - уточнила Аника, указывая на дверь из кухни в коридор, – чтоб тебе было, где спать. Может, тебе еще и колыбельную петь перед сном?

- Боюсь, тогда я спать не смогу, - парень показательно вздохнул. И добавил, заметив удивленный взгляд девушки: - Предпочитаю спать в тишине. Слух чувствительный.

***

Утром, спустившись со второго этажа, Аника почти столкнулась с выходящим из ванной Таннари. Он был полностью раздет и не вытерся насухо.

- Черт! – девушка резко отскочила от него и отвернулась. – Ты чего тут голый разбегался?

Так неловко она не чувствовала себя даже при первой встрече с ним.

- Душ принимал, - равнодушно ответил парень. – Откуда было знать, что ты туда вдруг появишься.

- А одеться, что ли, нельзя? – возмущенно спросила Аника, прикрывшись рукой. – Не один в доме живешь.

- А что тебя смущает? – насмешливо спросил он. – Будто голым видишь первый раз.

- Да ты хоть в шторке был, - продолжала возмущаться девушка.

- Можно подумать, - хмыкнул оборотень, - что она при этом играла какую-то роль.

- Очевидно, стыд тебе не ведом, - буркнула она.

- А чего мне стыдиться? - самодовольно заявил он. – У меня тело на зависть всем людям.

Нелюдь явно не страдал застенчивостью, и, видимо, охотно готов был демонстрировать превосходство своего тела.

- Я для того тебе одежду купила, - сердито проговорила Аника, обходя его боком, - чтобы ты одетый ходил.

- Но ты ее постирала, - напомнил Таннари, - и она еще не высохла.

- То хоть бы полотенцем прикрылся, - проворчала Аника, уходя на кухню.

- А смысл? – веселился оборотень смущению девушки. – Все равно мне сейчас трансформироваться в волка.

- Но это не означает, что нужно здесь голым разгуливать, - опять повторила она из кухни.

Таннари прошел в гостиную и выглянул из дверей.

- А что такого? – спросил он громко, чтобы она услышала, поддаваясь разыгравшемуся веселью. – Боишься, что соблазню?

Анику задела эта реплика. Опять он хвастался собой. И решила не оставаться в долгу, чувствуя, что он специально цепляет ее.

- Было бы на что соблазняться, - злобно проговорила она, заглянув в коридор, чтобы увидеть его. – На лапы и шерсть?

- Если так, то зачем мне одежда? – с довольной улыбкой спросил оборотень, а в глазах играли веселые чертики.

Аника поняла, что опять проиграла в споре, недовольно взвыла и спряталась с его поля зрения.

К завтраку он явился в полотенце.

- Я же просила одеться, - сказала Аника, прокашлявшись после изумления.

- Но я же не голый, - возразил он с той же насмешливой ухмылкой, усаживаясь за стол. – Помнится, ты вообще одни штаны предлагала купить.

- Поэтому и купила футболку, - ответила Аника, указывая на него. – А если кто придет? Как все это будет выглядеть?

Она попыталась воззвать к его совести в отношении ее. Мало того, что бесцеремонно поселился в доме, так еще не давал спокойно сосуществовать в нем.

- Сам факт моего присутствия выглядит весьма подозрительно, - усмехнулся Таннари. – Не важно голый я или одетый.

- Ты решил окончательно достать меня? – угнетенно спросила девушка.

- Лучше тебе не знать, как я достаю, - хмыкнул оборотень. – Волки очень настойчиво преследуют выбранную жертву.

- Ты мне угрожаешь? – нахмурилась Аника, подбоченившись одной рукой.

- Вовсе нет, - с невинным взглядом ответил Таннари. – Просто просвещаю.

- Тогда я пошла одеваться, - раздраженно проговорила девушка, - а ты не задерживайся здесь и тоже будь готов к выходу. И до вечера одежда точно высохнет.

Не покидало ощущение, что он специально испытывал ее терпение и выдержанность на прочность. Все же она не была железной и бесчувственной статуей, и его выходки порой задевали те чувства, которые не должна ощущать к подобному существу. Но она старательно противилась этому, хотя, глядя на него, приходилось постоянно напоминать, что перед ней нелюдь. Когда он был волком, было гораздо легче и спокойнее на душе.

***

Вернувшись домой, Аника открыла калитку и вошла во двор.

- Здравствуй, Аника! – поздоровался с ней через забор сосед.

Мужчина лет сорока, полноватый, заглядывал поверх забора.

- Здрасте, - кивнула она в ответ с улыбкой.

- Смотрю, ты завела собачку, - проговорил он, указывая взглядом на крыльцо, где разлегся волк.

Выражение его лица было обеспокоенным. Странно, что он еще раньше не сделал ей замечание, когда волк завыл в первый день.

- Нет, что вы, - помотала головой Аника. – Это не моя собака. Просто родственники попросили присмотреть, пока они в отъезде. Увы, с моей занятостью, у меня нет возможности живность заводить. Но родственникам не смогла отказать в помощи.

- А, понятно, - закивал сосед, стараясь изобразить понимание. – Красивый пес. Но твоя собачка, то есть твоих родственников, с такой легкостью перепрыгивает забор.

В его голосе слышалось не скрытое беспокойство. Видимо, волк что-то натворил, раз сосед решил завести разговор на эту тему, ибо обитал во дворе не первый день. Или беспокоился, что тот перепрыгнет к нему. Девушка покосилась на зверя, лежавшего на крыльце. Волк поднялся, наверно услышал, что разговор о нем, и подбежал к ней. Аника посмотрела на него вопросительно, а волк перевел взгляд на соседа. Тот с опаской отпрянул от забора, заметив, что волк смотрит в его сторону. Девушка заметила его пугливую реакцию.

- О, вы не волнуйтесь, - поспешила успокоить его Аника, погладив волка по голове, - он неагрессивный, очень добрый пес. Я держу его в доме, когда прихожу.

- Было бы прекрасно, если бы он постоянно был в доме, - с намеком сказал сосед. – Или сидел на цепи.

- Он вовсе не опасен, - заверила его Аника.

Но, похоже, ее слова соседа не убедили. Она улыбнулась удаляющемуся соседу и пожала плечами, а волку указала рукой на дом, и он радостно побежал к дверям. Попрощалась с соседом и пошла за оборотнем.

Зайдя, она дождалась, пока Таннари трансформируется. Она все еще злилась на него за утреннее дефиле в полотенце, а тут еще жалобы соседа. Сегодняшний день не задался с самого утра.

- Что ты тут вытворял, что сосед стал про тебя спрашивать? – спросила она, встретив его в коридоре, у дверей в гостиную.

- Ничего, - безвинно ответил Таннари. – Я своими делами занимался. Какого черта он через забор заглядывает?

Он всем видом показал свое недовольство по этому поводу, и что любые обвинения в его адрес будут необоснованными. Гордый оборотень скрестил руки на груди, и смотрел на девушку с надменным видом.

- Какими это еще делами? – насмешливо спросила Аника. – Кости что ли во дворе зарывал?

- Гулять ходил, - огрызнулся оборотень. – А этот мужик за мной через забор следил. Вот я ему пару раз улыбнулся.

- Ты рычал на него, – изумилась Аника.

- Только улыбнулся, - настаивал на своем Таннари.

Под улыбкой он подразумевал оскаливать клыки. Аника впервые заметила его клыки, когда он слишком широко улыбнулся.

- Ты своими улыбками распугаешь всех соседей, - высказалась она. – И они вызовут какую-нибудь службу. Если занимаешься своими делами, то занимайся, не привлекая лишнего внимания. Мало тебе проблем?

- Постараюсь, - недовольно ответил оборотень. - Но ты задержалась, и мне нужно было чем-то заняться.

- Ты, должно быть, сама доброжелательность, - махнула на него Аника, возмущенная его поведением. – С соседями шутки плохи. Это только привлекает внимание людей.

Девушка намекала на то, что с ней он вежлив и добр, и того же хотела в отношении к другим людям.

- То, как я отношусь к тебе, - заявил Таннари, уловив ее намек, - не распространяется на остальных людей.

- Я так и поняла, - хмыкнула Аника, - потому что я тебе нужна.

- Нужна, - утвердительно кивнул он.

Обреченно вздохнув, она прошла дальше.

- А что так поздно пришла? – повелительно спросил Таннари ее, когда она прошла мимо.

- Извини, но у меня есть своя личная жизнь, - возразила девушка, - и я вольна заниматься своими делами. И не обязана перед тобой отчитываться.

Она смерила его сердитым взглядом и прошла дальше на второй этаж.

- Прости, - попытался извиниться он, - но чем дольше ты отсутствуешь, тем больше энергии я трачу. А это вызывает у меня волчий аппетит. Ты же не позволяешь мне остаться в доме на целый день.

Аника обернулась, недовольная его обвинительным тоном, стоя на лестнице, и посмотрела на него сверху вниз.

- Еда в холодильнике, - она указала на дверь кухни в конце коридора.

- Ты забыла, - Таннари приподнял бровь, - утром я все доел.

- Что ж ты за прожорливое создание такое? – пробурчала Аника, поднимаясь по лестнице. – Денег на тебя не напасешься, чтобы продукты покупать.

- Оборотень, - напомнил он с самодовольным видом. И иронично добавил: – Помнится, ты говорила, что деньги для тебя не важны.

- Это не значит, что я не потребую возмещения затрат, понесенных на твое содержание, - сердито проговорила девушка через плечо.

- Тогда единственный способ избавиться от меня - помочь освободиться. Чем быстрее ты доберешься до моей семьи, тем быстрее я съеду с твоей квартиры и возмещу твои затраты, - с улыбкой ответил парень.

- Я думаю об этом день и ночь, - злобно крикнула Аника, перегнувшись через перила лестницы.

И опять она готовила и кормила его, выказывая всем видом недовольство. Но Таннари делал вид, что не замечает все этого. Поев, он молча ушел в комнату и до вечера не показывался ей на глаза.

После ужина заглянув в гостиную, Аника обнаружила парня возле полки с ее книгами.

- Ты что там делаешь? – поинтересовалась она. – Телевизор сломался?

- Телик надоел, - отозвался парень, не отрываясь от книги.

- Решил картинки посмотреть? – насмешливо спросила девушка.

- Почитать, - деловито ответил Таннари, обернувшись к ней.

Он держал в руках раскрытую книгу.

- Не подумала бы, что ты любитель книг, - хмыкнула девушка.

- Считаешь, раз я оборотень, то читать не умею? – укоризненно спросил он, глянув на нее косым взглядом.

Аника прокашлялась, подбирая слова в ответ. Она уловила в его голосе намек, что она относиться к нему предвзято из-за его принадлежности к другому виду.

- Вовсе нет, - пожала плечами девушка. – Просто думала, что если верить твоим словам, то у тебя полно других занятий, помимо чтения.

- Я знаю несколько языков, в то числе и древний язык волков. Дома у меня огромная библиотека старинных книг, - хвастливо заявил Таннари, - и многие из них я прочитал. Но твой архитектурный дизайн, - он указал на книгу в руках, - тоже можно почитать для разнообразия.

В который раз девушка убедилась, что это существо от скромности не помрет.

- Признаться честно, - смущенно ответила Аника, - я в архитектуре не сильна. Мне ближе дизайн одежды или интерьеров, нежели что-то столь масштабное, как здания.

- Зачем тогда тебе эта книга? – удивленно спросил он.

- Пыталась постигнуть данную область, - усмехнулась она. – Но поняла, что не мое. Могу восхищаться подобным только со стороны.

- При желании постигнуть можно что угодно, - возразил парень.

- Извини, но у меня нет склонности к такой науке, - отмахнулась девушка.

Он глянул на нее снисходительным взглядом и насмешливо улыбнулся. Аника, чтобы избежать дальнейших его подколов, ретировалась в свою комнату.


Глава 7


Постоянное сидение дома, в компании прожорливого и бессовестного оборотня, порядком надоело Анике, и она решила пойти прогуляться после работы.

- Ты собираешься куда-то? – поинтересовался Таннари, заметив ее в выходной одежде: бежевой кофте и светло-серых джинсах.

- Да, - не стала скрываться девушка, - хочу пойти погулять в парк. Надоело сидеть здесь. И готовить.

Последнее слово она произнесла с обвинительными нотами.

- Можно составить тебе компанию? – напрямую спросил парень, наблюдая за ней.

- Как хочешь, я не в праве указывать тебе куда идти, - ответила Аника. – Хочешь, может остаться в доме. Я не требую от тебя покидать его сейчас. Я ненадолго.

- Я все же составлю тебе компанию, - настоял Таннари. – А то, знаешь, вдруг ты еще нарвешься на друзей моей ненавистной невесты.

- А что такое может быть? – настороженно спросила Аника, замерев на месте.

Таннари смотрел на нее выжидающе, не торопясь с ответом.

- Я теперь, что, из дома выйти не могу? – продолжила она расспрашивать, возмущенная его молчанием.

- Можешь, - безучастно ответил оборотень, - на работу ты же ходишь.

- Тогда в чем дело?

- На работе ты среди людей, общаешься с ними, - проговорил Таннари, - а в парке слишком мало посторонних запахов, и тебе могут вычислить.

- Каких еще запахов? – не понимала его девушка.

- Ты общаешься со мной, а значит, пахнешь мной, - пояснил он.

- Чего? – глаза Аника округлились. – Я к тебе даже не прикасалась ни разу.

Но мысленно все же перебрала воспоминания, правда ли, она не соприкасалась к ним. А если случай имел место, то очень давно.

- Но трогала волка, - напомнил он.

- Я руки помыла, - Аника развернула ладони внутренней стороной вверх и показала ему.

- Извини, - покачал головой Таннари, - но это так просто не отмыть.

Аника растерянно посмотрела по сторонам.

- Так что, мне теперь сидеть дома безвылазно? – взвыла она. – Мне это уже начинает надоедать. Я не подписывалась на то, чтобы подстраиваться под тебя и быть твоей пленницей.

- Ну, что ты, - Таннари поднял руки, в знак примирения. – Просто надо чем-то перебить запах.

- И чем же? – не успокаивалась Аника.

Ей очень хотелось куда-нибудь пройтись, развеяться. Компания волка ей уже поднадоела. Но, похоже, ее квартирант не желал, чтобы она куда-либо шла.

- Например, собачей мятой, - познавательным тоном поведал Таннари. - Оборотням ее запах очень не нравится. – И с улыбкой добавил: - Но должен предупредить, что мне она тоже не по вкусу.

- Ха, - недовольно выдохнула девушка, прищурившись, - это значит, что я не могу ее использовать, потому что общаюсь с тобой.

- Точно, - не отрицал оборотень. - Извини, что напрашиваюсь, но мне лучше пойти с тобой. Так будет лучше. Если кто-то подозрительный окажется поблизости, то я его учую.

- Еще бы. Ты все продумал, - презрительно фыркнула Аника. – Я без тебя теперь и шагу ступить не могу.

Несмотря на все ее возмущения, парень сохранял безмятежный вид. Перспектива всюду следовать за человеком его не воодушевляла, но опасения, что ее могут схватить, вынуждали действовать именно так.

- Никто кроме меня не сможет определить оборотня на расстоянии, - проговорил Таннари. – Если тебя схватят, туго придется мне, а не тебе.

Аника посмотрела на него враждебно. Оборотень не просто вмешался в ее жизнь, но и подстроил ее под себя. Хорошо хоть на работу следом не таскался.

- А мне все равно, - вдруг заявила девушка. – Если кто и пристанет ко мне, я скажу, что ничего не знаю.

Таннари одарил ее насмешливым взглядом.

- Ты храбрая девочка, но лучше не рисковать. Волков не обманешь, - сказал он, уходя в гостиную.

***

Придя в парк, девушка уселась на одну из лавочек, наслаждаясь теплым вечером. Немного парило, что предвещало дождь. Но Аника надеялась, что успеет прогуляться до него. Посидев на лавочке, она пошла дальше. Волк то шел за ней, то бежал впереди – оглядывался по сторонам, принюхивался. Остановившись у палатки с хот-догами, она купила себе один, и, отходя, наткнулась на голодный взгляд волка. Продавец с опаской глянул на здоровенного пса и натянуто улыбнулся девушке.

- Сейчас и тебе куплю, - раздраженно сказала она, давая деньги еще на один. – Только без соусов.

Забрав хот-дог, она протянула его волку, и проговорила:

- Только, чтобы потом твои претензий не предъявляли, что я тебе фаст-фудом закормила.

Тот одним махом заглотнул его и двинулся за девушкой с довольным видом. Продавец удивленно посмотрел на них и занялся своими делами.

Аника прогуливаясь дальше по парку, решила улизнуть от волка, пока он отвлекся. Во время их разговора она все же надеялась, что он не пойдет с ней. Но он настоял, что должен сопроводить ее. Такая компания только привлекала к ней лишнее внимание. Люди из-за него косились на нее с опаской. И эти взгляды ей уже надоели. Вот и решила она свернуть на другую дорожку за кусты, пока он побежал вперед, тем самым скрывшись с его поля зрения.

Волк обернулся и увидел, что девушка исчезла. Тут же охватило чувство тревоги. Оббежав взглядом пространство, он принюхался – деревья, кусты, люди, дым, еда. Случилось то, чего он опасался, или она сама ушла? Развернувшись, он рванул назад. Следуя за ее запахом, свернул за кусты.

Пробежав по дорожке, Аника пошла по лужайке, где на другом краю сидели люди, разстелив покрывала на траве, и отдыхали в тени деревьев. Пройдя полпути по лужайке, она обернулась и увидела бегущего к ней волка. Подпрыгнув на месте, она ускорила шаг, затем побежала, оглядываясь, не в силах бороться со своим страхом.

Волк, увидев бегущую девушку, позабыл зачем следовал за ней. Сердце зверя забилось быстрее, разогревая кровь и обостряя животные инстинкты. Азарт преследования опьянил разум, заглушая человеческую сознательность. Волк с озорством сорвался с места и погнался за ней.

Люди на краю лужайки, заметив громадного пса и бегущую девушку, с замирающими сердцами наблюдали за ними.

- Черт! – выдохнула Аника на ходу, видя несущегося на нее волка.

Не успела она пробежать и десяти шагов, как он нагнал ее. Волк с разбегу прыгнул на свою жертву всем своим весом более чем в сотню килограмм. Девушка почувствовала, как тяжелые лапы ударили ей в спину, и она свалилась на траву. Зверь приземлился на лапы, нависнув над хрупкой девушкой. С лёту ударившись об землю, Аника надеялась, что не потеряет сознание. Упав, она закрыла голову руками, и сжалась в комочек, замерев между лап волка, испугавшись, что он решил на нее напасть. Полежав несколько минут не двигаясь и размышляя, чем могла его так спровоцировать к атаке, она почувствовала, как на ее руку капает что-то. Осмелившись приоткрыть глаза, увидела, что волк стоит над ней с открытой пастью и разглядывает, а на нее стекает слюна.

- Черт тебя побери, плешивый! – прошипела Аника. – Ты чуть не убил меня своей тушей.

Волк повернул голову набок и облизался, глядя на нее с игривым выражением на морде, а глаза блестели от радости. Девушка хотела встать, но он ткнул ее носом, не давая подняться. Она отмахнулась от него рукой, отводя его голову от себя.

- Убери свою слюнявую морду, - возмутилась девушка.

На что волк лизнул ее в щеку. Аника возмущенно взвизгнула и вновь оттолкнула его в сторону. Но волк настойчиво лез к ней с намереньями облизывать дальше, несмотря на протестующие крики.

- Спятил совсем? – прорычала Аника, отталкивая мокрый волчий нос от своего лица.

- Девушка, - раздался чей-то рядом голос, - может, вам помощь нужна?

Аника повернула голову и увидела какого-то мужчину в метрах пяти от них. Он обеспокоено смотрел на нее, но подойти ближе боялся.

Волк переключил внимание на него, подняв взгляд, и оживленное выражение морды сменилось на угрожающий оскал. Из его груди раздалось глухое рычание, голубые глаза сверкнули холодным гневом. Аника испуганно посмотрела на зверя, опасаясь, что он нападет на человека, привстала и быстро обхватила за шею. Её руки едва хватало на обхват мощной звериной шеи, из-за чего пришлось прижаться к волку. Рука зарылась в мягкую шелковистую шерсть и утонула в ней. Прижимаясь к нему, она ощутила лицом ее мягкость, а обонянием учуяла его звериный запах. В мыслях невольно возник вопрос: в человеческом облике волосы у оборотня такие же?

Мужчина отступил на несколько шагов, глядя вопросительно на девушка.

- Все в порядке, - поспешила сообщить Аника, повиснув на волке, - это мой пес. Он играет со мной. Не приближайтесь.

- Как скажете, - поднял руки вверх мужчина и поспешил удалиться.

Человек отошел, а волк извернулся и снова лизнул ее в щеку. Девушка, выпустив его из объятий, отпихнула от себя его морду, возмущенно фыркая.

- Ты людей напугал своими выходками, - возмутилась Аника, выбираясь из-под ног волка. – Мало тебе проблем по жизни?

Девушка поднялась на ноги и отряхнулась, потирая ушибленные локти и бок. А волк, разинув пасть, смотрел на нее с тем же озорством, что и прежде. Видимо, желая продолжить начатую игру. Хотела идти дальше, но он схватил ее за руку пастью. Зубы с силой сжали запястье, но не наносили вреда.

- Что ты творишь?! – испуганно воскликнула девушка, пытаясь высвободить руку.

Она подумала, что он решил с мужчины переключиться на нее, и пожалела, что позволила себе воспринимать его, как безобидную собачку. Второй рукой она шлепнула его по носу, и волк выпустил ее запястье. Поморщив нос и облизавшись, он уставился на нее с удивленным выражением. Девушка же смотрела на него с опаской. Вглядываясь в его глаза, она не заметила в них того осмысленного взгляда, что был при первой встрече и до этого момента. От этого по спине пробежали мурашки. С ним что-то происходило. Возможно, оборотень становился обычным зверем.

- Успокойся ты, - сказала Аника, потирая руку, - я больше не буду бежать. И я не играю в ваши волчьи игры, - тихо добавила она. - Лучше бы ты остался дома…

Девушка направилась обратно к дорожке, с которой бежала, не желая больше продолжать нескладную прогулку. Волк попытался снова втянуть ее в игру, но она отмахнулась от него, спокойно шагая по парку. После пары тщетных попыток он успокоился и последовал рядом с ней. Взглянув на небо, Аника увидела надвигающуюся грозовую тучу, а поднявшийся ветер свидетельствовал, что дождь начнется очень скоро. Ускорив шаг, и опасливо поглядывая на шедшего рядом волка, она поспешила домой.

Добраться вовремя им так и не удалось. Небо затянуло, в воздухе запахло озоном и свежей влагой. Резкий дождь ливанул, когда они еще шли по улице, на которой располагался коттедж Аники. Бежать, чтобы быстрее добраться, домой она не рискнула, страшась, что волк снова наброситься на нее. Но сам волк рванул вперед, когда ливень стал хлестать сильнее. Пробежав немного, он обернулся и увидел, что девушка продолжает спокойно идти под дождем, не предпринимая попыток ускориться. Струи дождя нежадно поливали улицу и прохожих. Девушка, сцепив зубы и обхватив себя за плечи, продолжала спокойно идти, раз за разом стирая воду с лица. В результате домой Аника добралась вымокшая насквозь. Волк уже сидел на крыльце, с интересом разглядывая мокрую маленькую девушку со злым выражением лица.

Они вошли в дом, и Аника с обиженным видом быстро поднялась к себе наверх. Волк с непониманием проводил ее взглядом и вбежал в гостиную.

И когда она спустилась, то не желала разговаривать со своим квартирантом, делая вид, будто не замечает его.

- Аника, - обратился к ней Таннари. – Что случилось? Ты чего под ливнем плелась, как черепаха?

- Нам не о чем говорить, - буркнула она, заваривая себе чай, чтобы согреться.

- Не понял, - удивленно проговорил он. - Что-то не так?

Он присмотрелся к девушке внимательнее. Она не смотрела на него и старалась держаться подальше, поглядывая с боязнью.

- Что не так? – нервно переспросила девушка, резко повернувшись к нему. - Чтобы ты меня вообще загрыз?

Теперь он сообразил, в чем причина ее такого поведения. Инцидент в парке явно не добавил доверительности в отношения с человеком. Его действия напугали девушку, из-за чего она могла отказаться помогать ему, и желая, хоть как-то успокоить ее, решил извиниться.

- Прости, что погнался за тобой. Но тебе не стоило убегать, - постарался он оправдаться за произошедшее. – Первое, что я подумал, что тебя схватили. Ты спровоцировала меня своим побегом.

Как и следовало ожидать, он еще ее и виноватой сделал. Но своей вины в том Аника признавать не собиралась, иначе зверюга совсем сядет на шею.

- Ты чуть не зашиб меня своей тушей, - отозвалась она, косо смотря на него. - Боюсь, что мне скоро и шагу ступить нельзя будет.

В ее глазах отражался неподдельный испуг при воспоминании о прыжке волка. Ему самому стало неприятно, что своими действиями так напугал девушку.

- Я не про то, - проговорил Таннари, - ты вольна идти куда хочешь. А это все зверь. Ты побежала, и он воспринял это, как охоту.

- А я думала зверь – это ты, - с укором сказала она, направляясь к выходу из кухни с чашкой.

Аника видела, что он не желал признавать свою вину, списывая произошедшее на звериную часть, хотя все это время утверждал, что он сам и есть волк.

Понимая, что она считает его виноватым, Таннари не знал, как лучше объяснить ей, что происходит с ним. В ее глазах читалось возросшее недоверие к нему и прежнюю настороженность, и почему-то это очень задевало. Ему не хотелось, чтобы она так воспринимала его, и боялась. Стоя посреди кухни, он запустил руку в волосы, подбирая слова для ответа.

- Да. Но, наверное, из-за слишком долгого пребывания в звероформе, - старался оправдаться он, - азарт погони и звериные инстинкты берут вверх над разумом. Я не видел тебя. Я видел убегающую жертву.

- Хочешь сказать, что облизывал, обслюнявив меня всю, и хватал пастью за руку тоже, как жертву? – язвительно спросила она, показывая свою руку.

Он подошел ближе к ней, чтобы рассмотреть ее. Следов на руке не было, но выражение лица девушки красноречиво говорило, что она не выдумывает. Таннари не хотелось верить ей, потому что это означало бы, что он, в самом деле, начинает действовать на животных инстинктах. Мало того, что погнался за ней, так еще мог и укусить. Аника заметила, как в его глазах мелькнуло смятение и руки бессильно опустились.

- Я облизывал тебя? – с сомнением переспросил он, глядя на нее с некой неприязнью.

Аника утвердительно кивнула. А его взгляд с оттенком брезгливости вызвал волну горечи и сожаления, что связалась с ним вообще. Но еще больше задевало, что позволила себе проникнуться к нему чувствами, пусть даже жалостью. Тогда, как он все время напоминал, что люди для него низшие существа.

- А еще на мужчину чуть не кинулся, - в довершение сообщила она, решив хоть так разбудить в нем совесть, - который хотел мне помочь, думая, что ты напал на меня. Я едва удержала тебя. Хотя тебе, наверное, ничего не стоило избавиться от меня.

- Но все же не избавился, - он развел руками, стараясь показать, что ничего страшно не случилось.

Парень смотрел на нее, все еще не желая верить ее словам. Он стал восстанавливать в памяти события дня. И отрывок из парка складывался воедино с трудом. Помня девушку на подсознательном уровне, он не тронул, просто облизал, но чужого человека мог растерзать. Недоверчивый взгляд девушки поубавил уверенности в себе и своих действиях.

- Я этого не помню, - растерянно признался Таннари.

- Так я и поверила, - хмыкнула Аника, уходя из кухни.

Таннари, словно опасаясь, что она сейчас исчезнет, резко потянулся к ней.

- Я серьезно, - воскликнул парень, схватив ее за руку.

Аника дернулась от его неожиданного прикосновения и разлила на себя чай. Его рука показалась обжигающей на ее холодной после прогулки под дождем коже. Отчего подумалось, что он собрался воспользоваться своей волчьей магией, чтобы заколдовать ее.

- Смотри, что ты натворил, – расстроено проговорила она.

- Извини, - он отпустил ее руку. – Но я действительно не помню, что хватал тебя за руку пастью, и что рычал на человека. Только то, что побежал за тобой, а потом как шли домой.

Аника отступила от него в коридор. Парень заявил, что у него провал в памяти. Ничего хорошо это не сулило.

- Это уже не смешно, - ответила она со страхом в голосе. – Может, ты ночью надумаешь меня загрызть?

Он видел, что девушка снова прониклась чувством страха, и нужно было успокоить ее. Нельзя было допускать этого. Его и самого стало охватывать неприятное ощущение испуга от безвыходности и потери контроля над ситуацией.

- Нет, - отрицательно мотнул головой Таннари, понимая, что его слова звучат мало убедительно. – Но это признак того, что я слишком много нахожусь в звероформе, и мое человеческое сознание начинает уступать звериному. Чем дольше буду находиться, тем сильнее будет становиться зверь. Рассказывал же, что с этими связующими заклинаниями могут быть проблемы.

Аника смотрела на него настороженным взглядом, раздумывая, стоит ли продолжать эти непонятные отношения с нелюдем. Или попробовать прогнать его. Но она не могла так поступить. Исходя из его слов, если он постоянно будет волком, то сойдет с ума, потому что человеком может быть только в ее доме. И он стоял перед ней отчаявшийся, смотря с надеждой на ее помощь.

- Ты заявляешь, что у тебя провалы в памяти, - сокрушено проговорила Аника. – Знаешь ли, это не прибавляет доверия к тебе.

- Тебе не стоит меня бояться, - постарался успокоить ее Таннари. – Если я не укусил тебя, то и в дальнейшем не причиню вреда. На подсознательном уровне я помню, кто ты. Если бы хотел навредить, то не кусал бы, а просто убил. Но мне стоило бы оставаться человеком, как можно больше времени.

- Намекаешь, чтобы я оставляла тебя в доме во время моего отсутствия? – спросила она.

- Это могло бы сократить время пребывания в звероформе, - Таннари отвел взгляд. – Но это не решит всей проблемы.

Это признание далось ему с трудом. До последнего он думал, что ситуация у него под контролем, и можно не спешить. Но все оказалась куда хуже, чем он предполагал изначально, надеясь отсидеться у девушки какое-то время. Похоже, этому не суждено случиться.

- А что же?

- Похоже, заклинание неснятое до конца дает побочные эффекты, - пояснил он.

- Предлагаешь поскорее найти твоих сородичей? – уточнила Аника с оживлением.

- Придется, - согласился он. – Сознаюсь, что я надеялся отсидеться у тебя некоторое время. Меня не стали бы искать среди людей. Но дела принимают другой оборот…

- Потому, что ты начинаешь сходить с ума, - закончила за него Аника с насмешкой.

- Я не схожу с ума, - сердито проговорил Таннари, возвращая себе прежнюю уверенность. – Просто это означает, что в звероформе я могу не контролировать себя.

Такое заявление радости девушке не принесли. Того гляди, следующий раз вместо облизывания может и покусать, несмотря на его заверения, а то и убить. А ведь она его обняла, пытаясь защитить человека, как он еще не укусил ее при этом.

- Вот обрадовал, - фыркнула Аника, допивая чай. – Может, мне просто тебя не пускать в дом?

Она всем своим видом постаралась показать ему, что не в восторге от его поведения и предложений. Но парень не собирался отступать, потому что не было куда. Он поймал ее взгляд, и Аника, словно зачарованная, не могла отвести глаза.

- Аника, - Таннари шагнул к девушке, - ты должна помочь мне.

Его движение в ее сторону привело Анику в чувства и заставило сердце бешено заколотиться. В какой-то миг, ей показалось, что он намеревается напасть, загипнотизировав ее. Она опять встретилась с ним взглядом и испуганно заморгала, не желая больше поддаваться наваждению.

- Ничего я тебе не должна, - возмутилась Аника, отпрянув.

Таннари уже понял, что угрожать или заставлять эту девушку бесполезно. Это только пугало ее и отталкивало, заставляя сопротивляться. Но можно было хорошенько попросить, и она не отказывала правильным просьбам.

- Пожалуйста, – умоляюще смотрел он на нее. - Разве ты не понимаешь, что кроме тебя, мне некому помочь?

Аника видела, какой у него стал отчаянный и загнанный вид. Опять ей стало жаль его, за что ругала себя в который раз. Он призирал ее просто за то, что она человек, а она ему сочувствовала из-за своей доброты, за которую может дорого поплатиться.

- У тебя что, нет друзей, к которым ты мог бы обратиться? – поинтересовалась она.

- Есть, но они все оборотни, - пояснил Таннари с горестью, - и за ними наверняка тоже следят. И они бессильны против наших обычаев. Они не пойдут против Шадрин.

- А среди людей?

- Среди людей, нет, - признался парень, - ты единственный человек, с кем я так близко контактировал. Я наследник клана, у меня нет нужды общаться с людьми. Не положено по иерархии.

- Значит, я была удостоена большой чести? – с издевкой спросила девушка. – И за это должна идти против клана оборотней?

Таннари нахмурился, показывая, что насмешек терпеть не станет. Взгляд похолодел, и весь его вид говорил, что дважды упрашивать ее он не собирался. Гордость снова заговорила в нем. И без того снизошел до прошения человека о помощи, и Аника решила, что не стоит дразнить зверя. Раз уж она с ним связалась и согласилась на присутствие в доме, то надо было довести начатое до конца, только тогда со спокойной душой она может избавиться от него.

Аника допила чай и вернулась на кухню поставить чашку. Таннари продолжал следить за ней взглядом.

- Можешь считать, что так, - бросил он, после паузы. – И я не прошу тебя идти против клана, а только помочь мне.

- Следственно, могу гордиться этим, - надменно проговорила она, проходя мимо Таннари. – Постараюсь в ближайшее время заняться твоей проблемой. Чем быстрее ты отсюда выберешься, тем быстрее я стану свободной. Если не загрызешь раньше.

И она поспешила скрыться с его глаз, чтобы не дразнить еще больше. Последний его взгляд, который она успела поймать, был совершенно другим, нежели в начале разговора. В нем было больше вины, сожаления, безвыходности и отчаяния.

Вернувшись в комнату, она стала переодевать облитую чаем кофту. Задумалась над тем, как это случилось, и вспомнила, что до этого он не прикасался к ней в человеческой облике. Она гладила его, как волка, обняла; и он контактировал с ней только волком: то перегораживал дорогу, то облизал. Все это время, он даже не пытался приблизиться к ней и дотронуться, а тут схватил за руку. Возможно, ему это было неприятным, судя по его виду и то, как отреагировал на новость, что облизал, но отчаяние заставило. Не раз он делал намеки, что люди для него низшие существа, а сегодняшний случай загнал его в тупик. И ему снова пришлось просить о помощи, хотя девушка ясно дала ему понять, что боится его. Но он не желал освобождать ее от своего присутствия, снова требуя помочь.

Аника тяжело вздохнула, садясь на кровать. С трудом, но она призналась себе, что ей было приятно с ним общаться, хоть и побаивалась. Сегодняшнее происшествие несколько притупило ее чувства, которыми она прониклась к нему, но не стерло их до конца. И там, в парке, обняв его, она почувствовала его звериную мощь, исходящую от этого странного существа. Возможно, он и считал ее чем-то более низким, но относился по-особому, сам признался в этом. Она прекрасно понимала, что он мог бы запугать ее или принудить силой, однако обращался с просьбами и был вежлив. И как ей показалось, облизывал он как-то по-дружески, и рычал не просто так, а будто хотел защитить ее. И в который раз он старался заверить, что не причинит вреда. Но в это с трудом верилось, если учесть, что он перестает контролировать себя.

И если верить его словам, то ему действительно не к кому обратиться за помощью. За семьей и друзьями следили его преследователи. Он не мог вернуться домой, не мог стать человеком из-за нее, ему некуда было идти. От этих мыслей ей легче не стало, но и отказать ему в помощи она не могла. Стараясь справиться с нервным потрясением, пережитым из-за оборотня, она постаралась отвлечься на что-то.

***

После случая в парке, Аника позволила Таннари оставаться в доме, пока она была на работе. Приказав строго настрого не подходить к окнам и дверям, и он клятвенно пообещал, что будет сидеть, как мышка.

Последующий несколько дней он вел себя очень тихо и смирно. Часами сидел перед телевизором с задумчивым видом, почти не разговаривал, лишь общаясь короткими фразами при встрече. Ни о чем не просил и ничего не требовал, признав свою вину в произошедшем. Ел все, что она предлагала, не привередничая, согласился даже на мороженые котлеты. Аника подумала, что была в какой-то степени сурова с ним в предъявленных обвинениях. Его печальный и покорный вид заставил ее саму ощутить укол вины за строгость к нему, будто наказала любимого пса за испорченные тапки. Даже пришлось себе напомнить, какова его истинная сущность, хоть она уже и не злилась на него за тот случай.

***

Утром, в который раз собираясь в агентство, она заглянула в гостиную - Таннари еще спал. Лежал на боку, обняв подушку, укрывшись легким одеялом. Его безмятежный вид растрогал Анику до нового приступа жалости. Она представила себе, если бы он был обычным человеком и не мог вернуться домой. Наверное, это больно и страшно.

Ему уже не требовалось вставать вместе с ней и уходить. Она не тревожила его, и он отсыпался вдоволь, заявляя, что это тоже помогает восстанавливать силы. То, что он только ел и спал, вызывало надежду, что можно не бояться его. Сам он всячески заверял ее раз за разом, что не причинит ей никакого вреда.

Когда она уже почти собралась уходить, он проснулся и вышел в коридор. Заспанный, в помятой одежде и с взлохмаченными волосами, он совершенно не был похож на опасного оборотня и невольно вызывал улыбку. Но Аника быстро вернула себе серьезный вид, чтобы лишний раз не показывать ему своей благосклонности.

- Ты уже уходишь? – спросил он, потирая глаза.

- Да, мне уже пора бежать, - ответила девушка, подхватывая свою сумку. – Сегодня вернусь поздно. Так что скоро не жди.

- А ты точно на работу идешь? – вдруг спросил он.

- Конечно, - удивленно ответила Аника. – А что?

- А юбка такая короткая, будто в клуб собралась, - усмехнулся Таннари, указывая на ее одежду.

Аника была одета в темно-зеленую рубашку и коротковатую клетчатую серую юбку в складки. Девушка невольно осмотрела себя.

- У нас нет дресс-кода, - фыркнула она. – Мы занимаемся творчеством, и вольны носить, что нам удобно.

- А тебе в такой форме за школьницу не принимают? - засмеялся оборотень.

Невысокая ростом, стройная, с высоко собранным хвостом, в короткой юбчонке - ее действительно можно было принять за подростка.

- Я вовсе не похожа на школьницу, - возразила Аника, с важным видом поправляя рубашку.

- Когда я увидел тебя в том лесопарке, - весело сказал Таннари, - то поначалу принял за подростка. А в таком виде-то вообще не знал бы, что думать.

- Восприму это за комплимент. Но что тебе до того, - фыркнула девушка, - ты же не человек.

- Ну, это же не значит, что мы не общаемся с людьми, - улыбаясь, признался оборотень. – В том числе и с девушками.

- Ты же говорил, что близко не водился с людьми, - напомнила Аника, подозрительно прищурившись.

- Не настолько близко, чтобы становиться друзьями, - уточнил он. – Но мимолетные встречи, так или иначе, были. И с девушками тоже.

- Правда? – насмешливо спросила она. – Может мне нужно начать бояться тебя еще больше?

- Не стоит, - усмехнулся он. – Разве могу я обидеть ребенка.

Он снова сделал знак в ее сторону, указывая на одежду. Девушка ему в ответ скорчила рожицу.

- Я тебе не ребенок, мне двадцать четыре, как и тебе, - возмутилась Аника, ткнув в его сторону пальцем, и направилась к выходу.

- А я все не осмеливался спросить, сколько тебе лет. Все же не стоит беспокоиться, что я обижу тебя. Мне не положено прикасаться к людям, - оборотень сложил руки на груди и склонив голову набок, разглядывая ее. - Хотя в некоторых случаях, могут быть исключения.

Аника, уловив на себе его изучающий взгляд, почувствовала себя неловко.

- И вообще, какое тебе до того дело, как я выгляжу, - раздражено проговорила она. - Что хочу, то ношу. Я за дверью в собаку не превращаюсь.

- Волка, - исправил он ее с довольной улыбкой.

Она смерила его гневным взглядом, мотнула рыжим хвостом и хлопнула дверью. Таннари, веселясь, покачал головой и отправился умываться.


Глава 8


Ранним утром в доме Аники зазвонил дверной звонок. Кто-то надоедливо давил на кнопку без устали. Таннари слышал, что Аника не спешит спускаться, да и на втором этаже звонок не так слышно. Не выдержав со своим чувствительным слухом, он подскочил с дивана и пошел к двери. Резко распахнув дверь, он увидел невысокого худого парня.

- Чего надо? – сердито спросил он с рычанием, прожигая взглядом утреннего визитера, поднявшего шум.

Парень с раскрытым ртом испуганно уставился на хмурого Таннари, одетого в одни штаны и с растрепанными волосами, но тот терпеливо ждал, пока он соберется с мыслями. У него на лице четко читалось, что такой встречи он не ожидал: вместо рыжей девушки встретит высокого парня в спортивных штанах и босиком.

- Простите, - запнувшись, проговорил парень, глядя на оборотня снизу вверх. – Аника здесь проживает?

Таннари смерил его мрачным взглядом с головы до ног. Хотел ему что-то ответить, но не успел.

- Здесь! – услышал он за спиной ответ.

Обернувшись, Таннари увидел бегущую по коридору в халате Анику. Она уже спускала по лестнице, когда услышала, что ищут ее.

- Я здесь, - повторила девушка. – Кто там?

- Тут какой-то чувак, - ответил ей Таннари, полуобернувшись, - решил сломать тебе звонок.

Оборотень, заняв оборонительную позицию, загораживал собой дверной проем, подобно сторожевому псу, мешая разглядеть, кто пришел, будто пришедший мог представлять собой угрозу для обитателей дома. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять его готовность атаковать в случае чего.

Аника спешно подошла к нему и заглянула в двери через руку Таннари, которой он оперся об косяк, преграждая доступ в дом. И увидела парня в голубых джинсах, белой футболке и зеленой ветровке. Утро было прохладным после дождей, прошедших на днях.

- Адам? – удивленно произнесла Аника.

- Привет, - парень на крыльце робко помахал рукой девушке.

- Что-то случилось? – спросила она взволновано.

- Нет, - мотнул головой Адам. – Извини, но я, кажется, не вовремя пришел.

Он бросил смущенный взгляд на Таннари, все также стоявшего в дверях. Девушка заметила это, и поняла о чем он подумал. Аника выразительно покосилась на своего квартиранта, надеясь, что он поймет значение этого взгляда

- О, это мой племенник, - быстро сказала она, отталкивая Таннари от дверей, - троюродный. Гостит у меня.

Таннари с интересом посмотрел на Анику, потом на пришедшего парня. То, как гость смотрел на него, ему совсем не понравилось. Необъяснимо почему, но он увидел в нем какую-то угрозу. Может, это было вызвано тем, что он стал первым человеком, наведавшимся к девушке. Или волк воспринял этот визит, как вторжение на свою территорию, которой на этот момент являлся дом девушки. Определить, что так пришлось не по нраву, он сам не мог. Все чувства и эмоции были растревожены и чрезмерно обострены.

Аника взглядом указала ему на коридор позади него, но оборотень не спешил уходить. Девушка нахмурилась еще больше и прокашлялась, давая понять, что он здесь лишний. Даже захотелось дать команду «место», как непослушной собаке. И он, наконец, нехотя отступил и пошел обратно в гостиную.

- Нужна будет помощь – зови, - сказал Таннари, удаляясь.

- Проходи, - она махнула Адаму.

Он вошел в кухню, робко улыбаясь.

- Прошу прощения, если побеспокоил, - опять извинился он.

- Ничего страшного, - мягко улыбнулась Аника. - Я еще спала. Но ничего, все равно нужно было вставать. Чего ты ко мне заявился так рано?

- Миссис Фанберри позвонила мне утром и велела, чтобы я прибыл, как можно раньше, и тебя прихватил, - пояснил Адам. – Ты же помнишь, что сегодня показ.

- Да, конечно, - кивнула Аника. – А что там случилось?

- Я не знаю, - пожал плечами парень. – Но она сказала, чтобы ты приехала, как можно раньше. Я на машине, так что предлагаю поехать со мной.

- Хорошо, - кивнула Аника. – Подождешь в машине, я быстро оденусь и прибегу.

- Конечно, - улыбнулся Адам, - я подожду.

Она проводила Адама и закрыла двери. Походя, на обратном пути, заглянула в гостиную.

- Какого черта ты пошел к двери? – с недовольством спросила она Таннари, лежавшего на диване и смотревшего телевизор. – Теперь на работе про меня пойдут сплетни.

- Скажи спасибо, что я ему в глаз не дал, - сердито проворчал Таннари. – Кто его учил с самого утра так трезвонить? А ты даже не пыталась побыстрее спуститься, вот и не выдержал, так как слух у меня довольно чуткий. А я, как ты сама знаешь, последнее время довольно раздражительный.

Аника вскинула руку и хотела сказать еще что-то, но передумала. Сжала кулак и погрозила им оборотню. Спорить с ним все равно было бесполезно, как всегда переключил все в свою пользу. Он даже на нее не обратил внимание, продолжая смотреть телевизор.

Поспешно собравшись, она по дороге снова заглянула в гостиную.

- Смотри, будь доброжелательным волчарой, - бросила она квартиранту, уходя.

- Если никто не будет дразнить, - невесело ответил Таннари, повернув к ней голову и встретившись взглядом.

Девушка заметила в нем неприкрытую тоску. Парень явно скучал по дому. И сложившаяся ситуация, в которой приходилось подчиняться несносным для него условиям, была ему в тягость.

- Я буду поздно, - сообщила Аника. – Так что не жди.

Она помахала ему рукой и выбежала к ожидавшей ее машине. Таннари, поднявшись, наблюдал за ней через окно, проводя взглядом.

Мир людей ему был чужд. Он практически не сталкивался с ним, общаясь лишь время от времени с богатыми и влиятельными людьми из круга знакомств отца, которые в угоду себе жертвовали другими, не задумываясь. Его же время набираться опыта среди людей еще не пришло. По большей части его окружали только оборотни низших рангов, выполнявшие любые пожелания. Даже члены других кланов не смели перечить, если ему что-то вздумается. Статус наследника клана давал много преимуществ перед представителями своего вида. Обитая в определенном окружении и не задумываясь не о чем, Таннари растерялся, оказавшись на улице в человеческом мире среди простых людей. Не знал куда бежать и где прятаться от своих преследователей, в результате чего попался в их ловушку.

Для волков человеческое общество выглядело варварским, притворным, продажным, жаждущим наживы и стремлением уничтожать мир вокруг себя и все, что несхоже с людьми. Тогда, как волчье общество отличалось чистотой эмоций и чувств, где ненависть была нескрываема, дружба неразрушима, любовь бесконечна, а преданность бессрочна. Но необходимость выживать среди людей заставляла вести скрытый образ жизни, что не мешало оставаться верными своим принципам.

Имея некоторый опыт общения с человеческими девушками, Таннари знал, какое впечатление производит на них, и думал, что и его освободительница воспримет также, несмотря на то, что он оборотень. Да не так сталось, как предполагалось. Еще не зная, кто он, стала гнать прочь, не желая слушать, просто приняв за сумасшедшего. Узнав правду, девушка была изумлена. Он чувствовал, что она сомневается в его словах, но при этом пытается скрыть свой естественный страх, и ее старания выглядеть бесстрашной и сильной вызывали улыбку. Ни один человек не сравниться в силе с оборотнем, даже самым слабым. А она то ли не верила до конца, то ли действительно была безрассудно храброй, угрожая ему шваброй.

Мысли об этой маленькой рыжеволосой девушке отзывались приятными ощущениями. Её поведение совершенно не сходилось с теми представлениями о людях, которые у него были, и с каждым днем общения это всё больше подтверждалось. Вначале знакомства он отнесся к ней слишком высокомерно, думая, что она как и все люди, падкая на деньги и возможность поживиться. Тогда как она относилась к нему со всей своей мягкостью и добротой, стойко вынося все его выходки. А ведь могла просто прогнать прочь, и он медленно свихнулся бы в звероформе, блуждая по улицам города. Из-за связующего заклинания его возможности были ограничены, делая из него практически обыкновенного зверя. Но и этого было достаточно, чтобы напугать человека, а эта девушка не испугалась и подошла к нему в том лесопарке, исполненная сострадания.

Увидев ее в тот момент, он несказанно обрадовался, хотя мимо проходило много людей, но только она выказала интерес к нему. Пришлось принять самый жалостливый вид, чтобы склонить девушку к помощи и не напугать. Избавившись от аркана, хотел уже бежать прочь, но, осознав, что не может трансформироваться в человека, решил проследовать за ней.

Ее заявление, что она станет помогать только из жалости, натолкнуло на мысль, что стоит действовать в этом направлении. С самым кротким и покорным видом он настойчиво преследовал ее, добиваясь благосклонности и содействия. И она, наконец, сдалась и согласилась помочь. Иногда до ужаса раздражало, что приходится так унижаться перед человеком, но другого выхода не оставалось. Таннари готов был пообещать ей любые богатства, лишь бы она помогала.

При обращении в человеческий облик, часть сил возвращалась, но этого было недостаточно, чтобы справиться с испорченным заклинанием. Оставалось надеяться на помощь человеческой девушки, к которой проникся дружественными чувствами.

Изо дня в день он дожидался ее возвращения, когда она уходила утром, переживая, чтобы не попалась в лапы его преследователям. Возникли опасения, что они все же могут навредить ей. За столь короткое время он уже свыкся с тем, что она рядом. Ее нытье по поводу зверского аппетита веселило, хотя он и сам иной раз задумывался над этим, но особо не переживал. Все-таки он был хищником и ничего странного в этом не видел. Мысль о том, что придется расстаться и позабыть, печалила. Хотелось, чтобы они все же остались друзьями. Он чувствовал, что она не могла долго злиться на него и его странности. Но уж лучше пусть злилась бы, чем боялась. Ее отношение к нему стало по-настоящему волновать, заставляя подчиняться всем ее требованиям, лишь бы не пугалась.

В какой-то мере он чувствовал себя спокойно при отсутствии раздражающих факторов. Но почему-то приход того парня вызвал у него непонятное раздражение. То ли из-за звонка, резко разбудившего его, то ли сам факт его появления. Нестабильность его состояния могла вызывать эмоциональные всплески. Он согласился с Аникой, что не стоило ему подходить к дверям, так как мог навредить парню, посчитав его угрозой для себя. К девушке он уже привык, а другие люди могут спровоцировать его.

Постаравшись забыть об утреннем визитере, он задремал под шум телевизора.

Вернулась Аника домой поздно. На часах было без четверти двенадцать. Зайдя в дом, она включила свет и встретила Таннари, стоящего в дверях кухни.

- Привет, - махнула она ему, подходя на кухню и ставя небольшой пакет на стол. – Думала ты уже спишь.

- Решил дождаться тебя, - сказал он, подходя к ней. – Мало ли что. На показах мод присутствует много народу из разных слоев общества. Переживал, чтобы ты не попалась на глаза кому не надо.

Аника подняла на него удивленный взгляд.

- Ты меня пугаешь с каждым разом все больше, - сказала она, отступая от него на шаг. – Это кому я должна была там попасться?

- Сказал же, что там разный народ бывает, не так ли? – Аника кивнула. – А значит кто-то из наших мог присутствовать на показе.

- Черт, - выругалась Аника. – Что же ты раньше не сказал? Я бы не осталась там. Я только из корпоративной солидарности туда хожу.

- Но раз ты вернулась как ни в чем не бывало, - проговорил Таннари, указывая на нее рукой, - значит все в порядке. Думаю, что там слишком много людей и резких запахов, чтобы учуять тебя, даже если кто-то там присутствовал из оборотней.

- Всё, - отмахнулась Аника, - никуда я больше не хожу, пока не избавлюсь от тебя. А то чувствую, что не сохраню свою шкуру целой. Теперь мне оборотни на каждом шагу будут мерещиться.

- Извини, что усложняю тебе жизнь, - виновато улыбнулся Таннари, опираясь на спинку стула.

- Да, - кивнула Аника, - усложняешь. Очень усложняешь. Кстати, чтобы облегчить себе жизнь, пришлось упросить официантов поделиться со мной фуршетом.

Она раскрыла пакет и достала несколько свертков. Развернула их и предложила Таннари различные блюда. Он устроился за столом и попросил включить чайник. Включив, Аника села за стол напротив него, и тоже принялась за еду.

- И как все прошло? – поинтересовался он, жуя.

- Отлично, - восхищенно ответила Аника. – Клиенты, как всегда, были довольны нашими декорациями, а мы - их показом. Было множество народа: светские сливки, богачи, репортеры, фотографы. Я держалась в сторонке, - уточнила она. - Потом в конце было фаер-шоу и фуршет.

Она указала на еду из пакета.

- Здорово. Фаер-шоу - это круто, - отстраненно отозвался Таннари. – А ты как добралась?

- Меня Адам подвез, - ответила Аника.

- Тот чувак, что поднял утром шум, - уточнил Таннари с неприязнью, бросив на нее короткий взгляд. – Ты же говорила, что у тебя не бой-френда.

Аника уловила в его голосе недружелюбные нотки, чем была удивлена. Подозрительным было, что уже в который раз он осведомляется о существовании у нее парня. Неужто боится, что она будет тратить время еще на кого-либо кроме него? Глупо было бы с ее стороны пытаться заводить кого-то, пока в доме обитает такая агрессивная зверюга. Ведь он воспринимает ее и дом, как свою собственность. Друзей страшно пригласить в гости: вдруг нападёт. Уже не раз она придумывала различные отмазки, чтобы отказывать всем, кто напрашивался к ней.

- Он мне не бойфренд, - засмеялась девушка. – Мы работаем вместе.

- Угу, - промычал оборотень, прожевывая.

- Вообще-то, он нестандартной ориентации, - тихо сказала Аника, будто кто-то еще мог их услышать.

Открыв правду о своем коллеге, она понадеялась успокоить его, что на ее внимание никто не претендует.

- Проклятье! - чертыхнулся Таннари и дернулся, словно его обрызгали кипятком. – То-то мне не понравилось, как он на меня смотрел. И его запах… Я мало общался с людьми и многим запахам просто не могу дать определение. Но теперь буду знать.

Аника рассмеялась еще больше, увидев изумленно выражение его лица. Такой реакции она не ожидала.

- Это тебя так обеспокоило? – спросила Аника.

- Нет. Но лучше ему сюда больше не приходить, - заявил он, - пока я здесь. Ничего личного, но я за себя не ручаюсь.

Таннари опустил голову, разглядывая свою чашку.

- Он и так не придет, - продолжая смеяться,сказала Аника. – Его не убедили мои слова, что ты мой племянник. И он думает, что ты мой парень.

- Пусть думает, что хочет, - проворчал Таннари, - лишь бы не приходил. Учитывая ту сферу, в которой ты работаешь, неудивительно, что ты общаешься с такими людьми.

- Среди оборотней такого не бывает? – осмелилась поинтересоваться Аника с улыбкой.

Таннари поднял на нее оскорбленный взгляд.

- Этого нам только и не хватает, - фыркнул парень. – Нас и так мало. Оборотни выбирают пару раз и навсегда. Если бы мы были так просты, как люди, то нас было бы также много. Я свою пару не выбирал, мне ее навязывают. Это хуже всего. Связанные брачным ритуалом, мы больше не сможем ни с кем иметь потомства, кроме как с супругом.

- О, как у вас все серьезно, - восхищено проговорила Аника.

- А я с Шадрин не хочу иметь ничего общего, не то, что потомства, - прорычал Таннари, вызвав неприятные для себя воспоминания.

- Сочувствую, - вздохнула Аника, погасив веселье. – Показ прошел, и я могу теперь уделить время твоей проблеме. Постараюсь выпросить выходной, чтобы сходить к твоему отцу.

- Спасибо, - кивнул Таннари. – Извини, что усложняю тебе жизнь.

- Та чё там, - отмахнулась Аника, - я сама себе ее усложнила, когда решилась отвязать тебя, там у дерева.

Они обменялись понимающими взглядами, что по воле злой судьбы оказались связанными невидимыми цепями.

- Можно нескромный вопрос? – вдруг спросила Аника, после небольшой паузы.

Воспользовавшись непринужденной и дружественной обстановкой, она решила удовлетворить свое любопытство.

- Можно, - с долей смущения ответил оборотень. И весело добавил: – Только за скромность ответа ответственности не несу.

- Почему ты раздеваешься, когда превращаешься в волка? – быстро спросила она, чтобы не потерять решительность задать интересующий её вопрос.

- А тебе хотелось бы увидеть волка в футболке и штанах? – с улыбкой спросил Таннари.

Аника смущенно опустила взгляд, отчасти сожалея, что осмелилась такое спрашивать, но уж любопытство было слишком сильно.

- Просто интересно, - тихо проговорила она, выбирая печенье из вазочки, чтобы не смотреть на него.

- А если серьезно, - ответил парень, - то параметры звериной и человеческой формы не совпадают. После трансформации одежда на волке может просто порваться или повредиться когтями. Поэтому благоразумнее избавляться от нее перед сменой формы, если ничего не мешает. К тому же, вряд ли мне удастся уговорить тебя на покупку комплекта новой одежды.

- Ну, теперь все понятно, - с улыбкой ответила девушка.

И они продолжили пить чай.

***

Таннари сидел на диване, смотря телевизор, когда в комнату вошла Аника, держа в руках пылесос. Он вопросительно посмотрел на нее, ожидая пояснений происходящему.

- Уборка, - заявила девушка, ставя пылесос на пол.

Таннари подобрал ноги на диван, без слов давая понять, что мешать не будет. Она пропылесосила между диваном и телевизором, и вокруг кресел.

- Может, помочь чем надо? – вежливо предложил Таннари, наблюдая, как девушка старается навести чистоту.

Она остановилась и внимательно посмотрела на оборотня.

- Зря ты это сказал, - с коварной улыбкой сказала Аника. – Пылесосом пользоваться умеешь?

- Я уборкой никогда не занимался, - признался оборотень с ответной улыбкой. – Смотри, как бы потом не пришлось его в ремонт сдавать.

Предложить-то он предложил, но что-либо делать желанием не горел. Не пристало наследнику стаи заниматься столь никчемным занятием, но хотелось показать свою признательность за проживание в доме.

- У тебя, что такие руки корявые, что ты все ломаешь? – съязвила Аника, упершись одной рукой в бок.

- Нет, сильные, - хвастливо хмыкнул оборотень. – Могу не рассчитать силу и сломать.

Он демонстративно сжал кулак и хрустнул костяшками.

- Все когда-то нужно начинать, - с невозмутимым видом изрекла девушка, выключая пылесос. – Раз уж поселился здесь, значит нужно приобщаться к совместной деятельности.

- Но я понятия не имею, как нужно убирать, - проговорил оборотень с наивным видом. – У нас для этого есть прислуга. Был бы у тебя автомобиль, я мог бы его починить.

Аника, упершись рукой в бок, оценивающе посмотрела на него, соображая, какое задание придумать.

- Тогда, давай-ка, вставай, - скомандовала она парню, махнув рукой. – Нужно отодвинуть диван. Сама я его никогда сдвинуть не могла, слишком он тяжелый. Вот и поможешь с этим.

- Ну, это запросто, - Таннари весело усмехнулся и поднялся с дивана.

Подошел со стороны и, взяв за днище, с легкостью поднял один его край.

- Так подойдет? – спросил он, удерживая мебель на вытянутой руке.

Аника потрясенно уставилась на него, хлопая глазами. Он без видимых стараний удерживал одной рукой тяжелый, массивный диван, который она даже сдвинуть не могла.

- Что так смотришь? – усмехнулся он, наблюдая ошеломление девушки. – Я не только красивый, а еще и сильный. Сильнее любого из людей.

Аника недовольно фыркнула, преодолевая свое потрясение от открытия очередной способности оборотней.

- Тебе бы еще немного скромности, вообще бы цены не было, - язвительно упрекнула она.

На что оборотень самодовольно ухмыльнулся.

- Так ты будешь убирать? – указал он на пылесос в ее руках. – Я же не могу его вечно держать так.

- А ты не уронишь его на меня? – недоверчиво спросила Аника.

- Если я его уроню, то некому будет меня расколдовывать, - оборотень постарался сохранить серьезность на такое замечание.

Девушка, покосившись на поднятый диван, принялась пылесосить часть ковра, находившуюся под ним. Таннари со скучающим видом ждал, пока она закончит.

- Так, ты пока подержи, - заявила Аника, указав на диван. – Я сейчас вернусь.

- Только недолго, - предупредил он, - мои силы не безграничны.

- Ой, хоть какой-то недостаток у тебя есть, - злорадно улыбнулась девушка.

Она выбежала из гостиной, и через полминуты вернулась со шваброй, которая служила ей орудием защиты. Таннари посмотрел на нее удивлено-настороженным взглядом, едва не уронив мебель.

- Ты решила поколотить меня, пока мои руки заняты? – не удержавшись, спросил он.

Аника сразу не поняла смысла такого вопроса, и тоже удивленно смотрела на него. Потом осознала, почему он это спрашивает, и засмеялась.

- Нет, что ты, - смеясь, ответила она. – Я пол помыть хотела.

- Ну, смотри, - хмыкнул Таннари, сдерживая улыбку, - а то могу и выронить твой диван. Сломается, мне спать не на чем будет.

Девушка быстро протерла под диваном и дала разрешение опустить его на место. Потом убрала под креслами и шкафом. Оборотень добросовестно выполнял взятую на себя обязанность помогать, перемещая мебель.


Глава 9


Утром Аника спустилась на кухню и, войдя, испугано вскрикнула.

- О, боже! – она отпрянула назад и схватилась за сердце.

На кухне она увидела уже проснувшегося Таннари. Он сидел за столом и, как обычно, жевал что-то. Перестав жевать, он удивленно посмотрел на девушку, склонив голову набок, потом огляделся по сторонам, посмотрел на потолок, заглянул под стол. И опять уставился на нее. Девушка смотрела на него перепуганными зелеными глазами.

- Это ты меня за бога приняла? – поинтересовался он.

- Чтоб ты треснул, блохастый, - выругалась Аника, придя в себя.

- Что случилось? – не мог он понять причины ее испуга, одновременно вспоминая, что мог совершить такое пугающее.

- Ты страшно похож на волка, - выдохнула она, указывая на него пальцем.

- Так я же и есть волк, - усмехнулся Таннари. – Тоже мне открытие. Или ты за ночь забыла?

Он прищурился, глядя на Анику, которая продолжала стоять в дверях кухни.

- Ничего я не забыла, - мотнула головой девушка, и опять указала на него пальцем. – Ты себя в зеркало видел?

- Я с утра принимал душ, - дернул он плечом. – Конечно же, и в зеркало заглянул, вроде, ничего там не изменилось. А что?

- У тебя на голове волчьи уши! – сообщила ему Аника. – Я захожу на кухню, а тут такое сидит чудище. Меня чуть удар не хватил.

Таннари сидел спиной к окну. И свет, падавший из него, очерчивал его силуэт так, что на голове вырисовывались заостренные ушки.

- Ах, это, - широко улыбнулся оборотень, проведя рукой по голове. – Так это ж просто волосы. Отросли за это время. Они у меня быстро растут.

Он старательно стал приглаживать их обеими руками, но они все равно непослушно торчали так, что было похоже на уши.

- Ничего себе волосы, - взволнованно проговорила Аника, подходя к нему ближе. - Я уж подумала, что ты начал мутировать из-за этих заклинаний, и у тебя уши в человеческом обличии отрасли.

Она подошла к столу, приглядываясь к парню, чтобы убедиться, что это действительно такое сочетание завитков волос, а не настоящие уши. Таннари, заметив ее настороженный недоверчивый взгляд, взлохматил волосы, чтобы смешать непослушные локоны с остальными.

- Это всего лишь волосы, - настоятельно повторил он. – Такое бывает.

- Расчесываться надо, - поучительно бросила Аника, отходя от стола.

Она достала свою чашку и сделала себе кофе.

- Я расчесался бы, - проговорил он задумчиво, - да только у меня нет расчески. Но тут дело не в этом.

- Ладно, - сдалась Аника, - я куплю тебе еще и расческу, чтобы ты не пугал меня по утрам.

- Так расческа тут особо не поможет, - продолжил объяснять оборотень. – Такие проявления случаются, и не только у меня. Причина тому точно не известна. Возможно, из-за магии, а может просто потому, что мы оборотни. Подстричься нужно короче, тогда не так заметно.

Он снова потрепал волосы, виновато улыбаясь.

- Возможно, это послужило появлению разных страшных историй, - проговорил Таннари. - Люди-волки, оборотни с волчьими головами. А добавь сюда клыки. Их ты уже заметила. Мы намного сильнее людей. Вот тебе и страшилки про кровожадных нелюдей. Сейчас это не так бросается в глаза, потому мода совсем другая. Короткие стрижки, разного рода средства для волос сглаживают эту особенность.

Девушка, стоя у кухонной столешницы, посмотрела на него через плечо. В чем-то он был прав. Что-то да послужило возникновению подобных историй. И они были неоднозначны: в одних упоминалось, что оборотни – это люди похожие на волков; в других – волки, становящиеся людьми. Но все они сопровождались кровавыми подробностями, вызывая страх и трепет перед этими существами.

- Может и так, - отозвалась Аника, косясь на него. – Но, черт бы тебя побрал, так и умереть можно, если где в переулке встретишь.

- Надеюсь, это не поменяет наших планов на сегодня? – спросил он.

- Нет, - ответила девушка, - я не собираюсь каждый раз брать выходной, чтобы тебя выгуливать.

- Эта прогулка может помочь тебе избавиться от меня, - напомнил он, криво усмехнувшись.

На сегодня они запланировали поход к отцу Таннари, в офис компании, где он работал. В надежде, что там за ним следить не будут. Аника специально для этого взяла выходной по завершению показа. После долгих напряженных рабочих дней она имела такое право, чем и воспользовалась.

- Радоваться не буду, - ехидно улыбнулась она. – Потому как это еще не значит, что так оно и будет.

- Но можно же надеяться на лучшее, - улыбнулся он, стараясь ободрить ее. – Хочешь - верь, хочешь – нет, но мне очень хочется вернуться домой. Я люблю свою семью и свой дом. Мне нравиться заниматься вверенными мне делами.

- О, тебе еще и какие-то дела доверяют, - насмешливо проговорила Аника, усаживаясь за стол.

- Хм, - Таннари снисходительно улыбнулся ей, - я не такой, как ты про меня думаешь.

- Еще скажи, что оборотни читают мысли, - настороженно проговорила Аника, глядя на него через чашку.

Всех его способностей она не знала, и кто его знает, что он еще припас под конец.

- Нет, не читают, - подтвердил он. – Но я вижу, как ты смотришь на меня. И думаешь: вот он богатенький мальчик, развлекается день и ночь в клубах или еще где.

- Вовсе я так не думаю, - проворчала Аника, пряча взгляд за чашкой. – Я думаю только о том, что ты оборотень.

- Да, ладно, - усмехнулся Таннари, - я заметил, как у тебя округлились глаза, когда я сказал про особняк, и про компанию.

- Я просто была удивленна, - раздраженно проговорила Аника, - что оборотни владеют домами и компаниями.

- Так и быть, поверю тебе, - с ухмылкой сказал оборотень, не став спорить, чтобы не настраивать её против себя перед походом в город. – Я бы рассказал тебе больше, но не могу. Оно тебе не к чему. Меньше знаешь – крепче спишь.

- Вот тут я с тобой полностью согласна, - оживленно подхватилась его слова Аника.

- Все равно, когда мы расстанемся, тебе лучше забыть о нашем существовании, - произнес он с какой-то печалью в голосе.

- Постараюсь, - тихо ответила Аника, разглядывая содержимое своей чашки.

- Но надеюсь, мы расстанемся друзьями, - более веселым тоном сказал Таннари.

- Да, забуду, как о друге, - кивнула Аника.

***

Аника шагала по дорожке, ведущей к зданию компании, в котором располагался главный офис «Соултех». Добираться ей пришлось пешком, потому что в такси их никто не взял. Пассажирку с огромным псом ни один таксист не пожелал пускать в автомобиль.

Офис располагался не так уж далеко, но дорога заняла добрый час времени. Пока они добирались, она успела подустать, поэтому медленно плелась за волком, который бодро бежал впереди. Вдоль дорожки, по которой они шли, росли высокие кусты в качестве живого ограждения и эстетического облагораживания прилегающей территории. Аккуратно подстриженные, чтобы не мешать прохожим ходить, они полностью скрывали собой обзор по ту сторону, и видно было только возвышающийся дальше небоскреб, к которому они направлялись.

Они почти подошли к зданию, как вдруг из прохода между кустами на их пути появились группа из четырех мужчин в дорогих деловых костюмах. Все, как на подбор, высокие и широкоплечие, они повернули в их сторону. Увидев волка и девушку, замерли на месте, переглядываясь между собой. Было заметно, как они принюхиваются и приглядываются к странной парочке.

Волк, увидев их, тоже застыл на месте. Через минуту взаимного разглядывания мужчины двинулись ему навстречу. Волк ощетинился и зарычал. Девушка, остановившись, насторожилась тоже, понимая, что происходит что-то неладное. Четверо быстрым шагом приближались к ним. Аника подумала, что нужно бежать, но волк оставался на месте. И она в тот же момент рассудила, что бегство от оборотней бесполезная затея.

Мужчины приблизились и остановились перед волком, который присел на все четыре ноги и оскалился еще больше.

- Девушка, - улыбаясь, обратился один из них, с темно-русыми волосами и холодными, как сталь, серыми глазами.

Аника ощутила на расстоянии исходящую от них угрозу. Она пригляделась и заметила клыки, такие же, как у Таннари. В тот момент ей захотелось развернуться и побежать, невзирая ни на что. Но понимала, что от оборотней ей не убежать. Невольно вспомнился побег от Таннари. Их четверо, а она – одна. Возможностей волка она не знала, но предположила, что один он с четырьмя может не справиться. Мужчины, перегородившие им путь, выглядели по возрасту старше Таннари, и явно из другого клана. А, судя по его реакции, она догадалась, что это могли быть те самые друзья невесты, преследовавшие его.

- Простите, я с незнакомыми мужчинами не разговариваю, - сдержано ответила Аника, пытаясь отдалиться от них.

Успокаивало только то, что между ними стоял волк. Мужчина, заговоривший с ней, сделал шаг вперед к волку, и тот, скалясь и пригнув голову, попятился назад.

- Это ваша собака? – мужчина небрежным жестом указал на Таннари.

Аника глянула на волка, потом на мужчин, перегородивших дорогу. В их глаза читалось чистое призрение – как к ней, так и волку перед ними.

- Да, - уверенно заявила она. – А вам какое дело?

Она не могла бросить Таннари в такой ситуации и решилась отстаивать его перед ними, надеясь на то, что они не тронут ее посреди улицы, наполненной людьми. Наверное, если бы хотели напасть, то уже напали бы, а не вступали в разговоры.

- Вы уверенны, что вы его хозяйка? – не отставал мужчина в дорогом костюме и с надменным видом.

- Это моя собака, - утвердительно произнесла Аника, - и какое вам дело до нее?

Аника потихоньку отступала назад, готовая броситься наутек в случаи чего.

- У вас есть на нее документы? – спросил мужчина, снисходительно улыбаясь и делая к ней шаг. – На ней нет ни ошейника, ни намордника.

- А вы что, служба надзора за животными? – скептично спросила Аника. – Она дворняга, у нее нет документов.

- А ветпаспорт? – не унимался мужчина.

Он переводил взгляд то на нее, то на волка. А его самодовольная ухмылка вызывала мурашки по коже на спине. Волк, не переставая скалиться, не позволил ему больше приблизиться к девушке.

- Слушайте, какое вам дело?- возмутилась Аника, махнув рукой в его сторону. – Это мой пес. А вы не похожи на ветнадзор. Так что отстаньте.

Аника шагнула еще назад, желаю увеличить расстояние между ними, как можно больше.

- Так как же вы докажете, что это ваша собака? – спросил он, небрежно указывая на рычащего волка.

Оборотень в костюме ясно давал понять, что совершенно не боится стоящего перед ним зверя.

Аника начала паниковать. Действительно у нее не было никаких доказательств, что это может быть ее собака, на нем даже не было ошейника. Но она вспомнила, что волк понимает человеческий язык. Это навело ее на одну мысль, и она понадеялась, что он догадается поддержать ее уловку.

- Т… Тузик, ко мне, - окликнула Аника волка, стоявшего в метра двух впереди нее.

Момент, когда она позвала его, и волк повернул к ней голову с удивленным выражением на морде, показался вечностью. Девушка с замершим сердцем следила за его реакцией.

- Тузик, - натянуто повторила Аника, смотря ему в глаза, и похлопала по бедру рукой, - ко мне.

Волк посмотрел на мужчин убийственным взглядом и повернул к ней. Когда он приближался, она видела, какой у него негодующий вид, но не подала виду, что заметила это. Тихо урча, волк занял место рядом с ней.

- Вот видите, - как можно спокойнее проговорила девушка. – Он слушается меня. Это мой пес.

Мужчины переглянулись между собой, обмениваясь многозначащими взглядами.

- Знаете, девушка, - продолжил говорить мужчина в дорогом костюме. – У нас собака пропала, очень дорогая. И она похожа на вашу. Возможно, вы ее просто прикормили, и она вам доверилась.

- Ее сложно прикормить, - ответила Аника, - она жрет, как лошадь, - за что получила толчок мордой в бедро. – И она у меня дрессированная, а чужую собаку сложно заставить слушаться.

Аника глянула на волка и потрепала его за ушами. Тот довольно прикрыл глаза и прижался к ее ноге.

- Тузик, сидеть, - произнесла она, глядя ему в глаза.

Волк несколько секунд колебался и сел.

- Лежать, - волк лег.

- Поворот, - волк перевернулся через спину.

- К ноге. Дай лапу, - волк выполнял все команды.

Волк уселся рядом с девушкой, не сводя с нее взгляда, и подал лапу. Со стороны это выглядело: преданная собака смотрит на свою обожаемою хозяйку, готовая выполнить любую ее команду. Но Аника видела на морде совсем другое – негодование и оскорбление, и по возвращению ждет серьезный выговор за все это.

Трое остальных мужчин, скрестив руки на груди, с недовольством наблюдали за демонстрацией умений пса.

- Вот видите, - сказала Аника, поглаживая волка по голове, - он у меня хороший послушный мальчик. И уж никак не чужая собака. Еще вопросы есть?

Она вопросительно посмотрела на оборотня, стоявшего перед ней. Мужчина прокашлялся и посмотрел на волка.

- Возможно, мы ошиблись, - произнес он, отходя назад.

Он развернулся к остальным и, проходя мимо, махнул им рукой. Те с неохотой последовали за ним в противоположную сторону от девушки и волка, оглядываясь на них. Таннари схватил пастью девушку за руку и потянул в противоположную сторону от мужчин.

- Бежать? – тихо спросила Аника, смотря вслед уходящим оборотням.

Волк подтолкнул ее всем телом, и девушка пошла по дорожке в обратную сторону, откуда пришла. Аника заторопилась, ускоряя шаг.

Как только они скрылись из вида, волк перешел на бег, заставляя Аника последовать его примеру. Они побежали по улице, оббегая людей по дороге, которые шарахались в стороны от огромной собаки. Спустя какое-то время волк остановился и стал оглядываться назад, высматривая что-то. Одно из преимуществ звероформы - это безошибочно чуять преследование. Природный инстинкт, выработанный за тысячи лет существования вида и его противостояния с охотниками. И сейчас он взбунтовался, разрывая изнутри. Следовало догадаться сразу, что преследователи так просто их не отпустят. Будучи более уверенным в себе, чем в первый раз, оборотень ушел бы от них с легкостью. Но он был не один. Ни в коем случае нельзя было допустить, чтобы пострадала девушка, если они решаться напасть, а еще лучше просто бежать и скрыться, как можно быстрее. И нужно было предупредить ее о слежке, иначе может начать сопротивляться и возмущаться.

Аника тем временем переводила дыхание, запыхавшись после пробежки. Она иной раз наведывалась в фитнес-клуб, но такая резкая зарядка была непривычной. Они более двадцати минут бежали по улицам, стараясь удалиться от места нежеланной встречи, как можно дальше.

Стало ясно, что их попытка пробраться к отцу Таннари полностью провалилась. Удача оказалась не на их стороне. Мало того, что они не добрались до компании, так еще и нарвались на преследователей, едва не попав к ним в лапы. Наверное, стоило считать большим везением, что они не схватили их прямо на улице. По всей видимости, они были неуверенны с кем столкнулись, или не решились трогать в открытую.

Волк беспокойно закрутился на месте, вглядываясь куда-то. Потом бросился к ней, стал скулить и крутиться волчком, гоняясь за своим хвостом.

- Что? – спросила она его, понимая, что он хочет ей сказать что-то. – Что ты мне хочешь сказать?

Она смотрела на него, а он на нее с беспокойством в глазах, и снова стал оглядываться на свой хвост.

- Хвост? – спросила она, обходя его. – Что-то с хвостом?

Волк недовольно заворчал и повернулся к ней мордой.

- За нами хвост? – догадалась она.

Волк оживился и двинулся дальше.

- За нами следят, так? – уточнила она у него, хотя и знала, что ответить он не может.

Волк оглянулся на нее и прибавился шагу. Девушка последовала за ним. Пробежав по улице, он резко свернул в переулок, где, оказывается, располагалась автомастерская, через которую можно было попасть на соседнюю улицу. Волк вбежал в мастерскую-гараж, чем вызвал волну испуганных воплей ее работников. Мужчины в рассыпную разбежались от черного пса, остановившегося возле одной из разобранных машин.

- Что ты делаешь? – прошипела Аника, вбежав вслед за ним. – Ты людей пугаешь.

Но волк это совершенно не беспокоило. Он нарочно пробежал туда-сюда по масленым пятном, оставленных автомобилями. Девушка удивленно наблюдала за ним, не понимая, чего он добивался.

- Девушка! – раздался мужской голос откуда-то из-за машин. – Это ваша собака?

Аника оглянулась по сторонам.

- Моя, - несмело ответила она.

- Уберите ее, - прокричали из-за машины. – Нам работать надо!

- Извините! – выкрикнула Аника. – Сейчас заберу, – и подбежала к волку. – Давай убираться отсюда, пока они полицию не вызвали.

Но волк уже сам направился к выходу на другую сторону. Аника побежала за ним, так и не понимая, чего он добивается, и зачем полез в мастерскую. Выскочив на улицу, волк помчался дальше, временами приостанавливаясь и оглядываясь по сторонам. Его спутница старалась поспевать за ним.

- Слушай, у меня уже нет сил, - выдохнула Аника, поравнявшись с волком.

Оборотень поубавил темп, и девушка облегченно вздохнула.

- Вот прям чувствовала, что не стоит сюда соваться, - посетовала она, недовольно поглядывая на черного зверя.

Но он с безучастный видом шагал рядом, водя носом по сторонам, исследуя окружающий мир.

Они еще петляли какое-то время по улицам, среди людей, проверяя, нет ли преследования. Прохожие с опаской поглядывали на здоровенного черного пса и хрупкую девушку рядом с ним, уступая им дорогу.

Неожиданно волк опять свернул, но в это раз уже в двери китайского ресторанчика. Посетители в ужасе шарахнулись в стороны, когда волк протрусил мимо них. Персонал испуганно и возмущено закричал, когда он вторгся на кухню и бесцеремонно пробежал через нее к черному выходу. Повара, гремя кастрюлями, запрыгивали на столы и ругались по-китайски. Помощники поваров, носившие ящики, попадали на землю, увидев громадного зверя. Аника, извиняясь во все стороны, бежала за ним. Она уже и забыла, что страшно боялась погони, и думала только, куда занесет волка в следующий раз.

- Надеюсь, дома ты мне объяснишь, к чему все эти визиты в мастерские и рестораны, - сказала она Таннари, когда они оказались в переулке за рестораном.

Волк бросил на нее короткий взгляд и пошел дальше, следя за тем, чтобы девушка поспевала за ним.

Пришлось попетлять изрядное время по городу, чтобы убедиться, что нет хвоста.

***

- Харви, это он? – спросил один из мужчин, когда они отошли от девушки и волка.

- Похож. Да, и нюх не обманешь, - ответил Харви, поглядывая в сторону, куда скрылась парочка.

- Но, что он делает рядом с человеком? – продолжал расспрашивать мужчина своего главаря.

Когда члены клана Шадрин обнаружили исчезновения своего пленника, решили, что он сам освободился, и не подозревали о девушке.

- Возможно, - задумчиво проговорил Харви, по-прежнему поглядывая в сторону, - прибился к человеческой девчонке, чтобы спрятаться и не подохнуть с голоду. Лазить по помойкам не станет. Гордость наследника стаи не позволит. Освободится, он освободился, но, видимо, человеком стать не смог. Что-то напортачил с заклинанием, а звероформа требует подпитки.

- Тогда, почему он выполнял команды человека? – не отставал его собеседник.

- Смею предположить, - ответил Харви с насмешливой улыбкой, - что решил прикинуться обычной собакой, чтобы не выдать себя. Думает, что так сможет спрятаться от нас среди людей.

- Проследить за девчонкой? – предложил тот.

- Пожалуй, стоит, Ларс, - кивнул Харви. – Мне уже надоело гоняться за этим щенком. Пора заканчивать с этими догонялками. Руки так и чешутся намять ему ребра, когда поймают.

- Почему, тогда сразу не схватили? – осторожно поинтересовался Ларс.

- Человек, - брезгливо проговорил Харви. – Она может быть не в курсе, кто он такой. Нельзя выдавать себя, иначе придется разбираться еще и с ней, а на это нужно отдельное разрешение.

Их попытка проследить за девушкой с волком не увенчалась успехом. Волк засек их, и стал прятаться и путать следы.

- Проклятье! – выкрикнул Харви на своих подчиненных. – Вы не смогли уследить за какой-то человеческой девчонкой.

- Харви, - виновато ответил ему подчиненный Ларс, - видимо она засекла, что мы следим. Или волк заметил.

- Черт бы вас побрал! – свирепствовал Харви. – Тогда нужно продолжить следить за его семейством. К кому-то из них он рано или поздно опять явится, как сегодня. Он не может постоянно быть в звероформе. Либо сдохнет волком, либо приползет к своим.


Глава 10


После марафона по городу они, наконец, добрались домой. Аника ели тащила ноги. Взобравшись на крыльцо, она открыла двери и вошла в дом. Волк устремился в гостиную, а девушка бессильно рухнула на стул на кухне, валясь с ног от усталости, и опустила голову на руки, сложенные на столе.

- Ты назвала меня Тузиком! – с нотами уязвленной гордости воскликнул Таннари, вернувшись из гостиной человеком и на ходу поправляя футболку.

Аника подняла голову и посмотрела на него мрачным взглядом.

- А что, лучше, если бы я назвала тебя Таннари?! – возмутилась она. – И заявить, что это не ваш Таннари, который сбежал из-под венца. Это совсем другой, просто случайно имя совпало!?

- Ты обращалась со мной, как с собакой! – еще с большим оскорблением проговорил оборотень.

Они уставились друг на друга гневными взглядами. Оборотень принял угрожающий вид, но ей сейчас было все равно. Она ради него рисковала, а его волновало только то, что с ним обращались, как с собакой.

- И это все, что тебя волнует сейчас?! - воскликнула Аника, - Мы едва не попались. Эта встреча означает, что они нашли тебя! И знают, что ты со мной! А значит, скоро придут сюда. Так что давай, лапы в зубы и проваливай!

Аника указала на дверь. От волнения ее начинало трясти. Пробежка по городу вывела ее из себя. Если во время кружения по улицам она думала только о том, как сбежать, то сейчас осознала всю опасность ситуации, в которой оказалась.

Парень тут же поубавил пыл, осознав, что своими претензиями только еще больше разволновал испуганную девушку.

- Ладно, я немного погорячился, - Таннари поднял руки в знак примирения. – Но все же, можно было и поприличнее имя придумать.

Девушка уставилась на него разгневанным взглядом. Оборотень нисколько не беспокоился по поводу недавней встречи и погони. Или не хотел показывать.

- Так ты что, не собираешься выметаться?! – воскликнула Аника, топнув ногой, чтобы унять дрожь в коленках.

- Забыла? Я все еще не могу стать человеком за порогом твоего дома, - напомнил он с самоуверенным видом, скрестив руки на груди.

Аника вскочила со стула, забыв про усталость, и подскочила к нему.

- Я мирилась со всем этим, пока мне ничего не угрожало, - сказала Аника, начав нервно расхаживать по кухни. - А теперь вижу, что шутки закончились. Эти ребята не буду церемонится со мной. У них это на лицах написано. Я и без того рисковала, когда заступалась за тебя.

- Если бы они хотели навредить тебе, - возразил Таннари, - то сделали бы это прямо на улице. Разве ты этого не поняла?

- Поняла я или нет, это мое дело, - воскликнула Аника. – А тебе лучше уйти! Не в моих силах противостоять стае монстров.

- Я не позволил бы им к тебе приблизиться, - проговорил Таннари, в надежде успокоить ее.

- Ты даже не смог их учуять, - упрекнула она его, разведя руки. – Хотя хвалился, что только ты можешь учуять оборотней издалека.

Таннари пристыжено опустил голову. Девушка была права, тут он оплошал, из-за чего они чуть не попались. Но уязвленная тем, что пришлось корчить из себя обычную собаку, волчья гордость возмущалась такому обращению и не терпела упреков со стороны человека.

- Они появились с неподходящей стороны, - попытался оправдаться он.

Девушка сжала зубы от злости, глядя на его безмятежный вид. Они чуть не попались, а он оправдывается, тем, что они пришли не с той стороны.

- Извини, я сделала для тебя больше, чем могла, - не успокаивалась Аника.

- Тебе нечего бояться, - продолжал заверять ее Таннари.

Девушка, расхаживая по кухне, остановилась возле холодильника, и сердито покосилась на своего квартиранта, стоявшего посреди кухни и наблюдавшего за ней.

- Прости, но красивый парень на кухне – это одно, - Аника сначала указала пальцем на него, потом себе за спину, - а клан оборотней на хвосте – совсем другое.

Парень искоса поглядывал на нее, забавляясь ее разгневанным видом. Страх сменился гневом, что давало надежду, что она храбрее, чем казалась.

- Продолжай злиться, - усмехнулся Таннари, - ты так больше всего похожа на маленькую рыжую ведьмочку.

- Я уже тебе сказала, - от его слов Аника вспыхнула еще больше, - я не ведьма, чтобы расколдовать тебя!

Она выхватила швабру из-за холодильника и взмахнула перед ним. Ему хотелось еще позлить ее, но не до такой степени, чтобы она опять принялась выгонять его.

- Опять ты начинаешь, - фыркнул Таннари, не моргнув даже и глазом.

- Раз ты назвал меня ведьмочкой, то я сейчас выгоню тебя поганой метлой, - проговорила Аника, наступая со шваброй.

Таннари стал отступать к двери.

- Вообще-то, это швабра, - указал он пальцем на инструмент для уборки.

- А я современная ведьма! – прорычала Аника. – Я и так слишком много сделала для тебя.

- Но не достаточно, - возразил он, уперев руки в бока.

- Тогда сейчас дополню, - Аника махнула шваброй у него перед носом.

Понимая, что шутки нужно прекращать, Таннари принял серьезный вид. Похоже, девушка по-настоящему испугалась и не желала дальше знаться с ним. Пришла пора заканчивать все эти игры в поддавки и брать контроль в свои руки. Продолжая отступать, у самой двери он резким движением выхватил у нее, словно у ребенка, швабру и отшвырнул в сторону. Аника ошеломленная осталась стоять с раскрытым ртом и пустыми руками.

- Что ты…

- Да, я мог забрать ее у тебя в любое время, - признался Таннари, возвращаясь к столу и отвечая на ее невысказанный вопрос. – Лишь из уважения к тебе, подчинялся твоим требованиям.

- Это уже переходит любые границы, - взбунтовалась Аника, наблюдая за ним. – Ты уже не как гость ведешь себя, а как захватчик.

Она посмотрела на него – он нисколько не был смущен своим поведением. Наглый, самодовольный зверь, не воспринимавший чужое мнение в счет.

- Извини, так вынуждают обстоятельства, - хмуро проговорил Таннари.

Его слова и равнодушный вид просто взбесили ее.

- Какие это обстоятельства? Что ты берешь меня в заложники? – осведомилась Аника, подходя к нему.

- Никуда я тебя не беру, - ответил Таннари, покосившись на нее. – Это скорее я здесь заложник. А ты вольна идти, куда захочешь.

- Но ты взял в заложники мой дом! – выкрикнула Аника, топнув ногой.

Она никак не могла успокоиться. Убегая от преследователей, волк указал ей, что за ними увязался хвост. И им пришлось пару часов бродить по городу, путая следы. Все это время она боялась, что преследователи нападут. А тут еще и он не желал покидать ее дом, давая понять, что силой ей с ним не справиться. У нее уже начиналась истерика из-за всего этого.

- Это временно, - буркнул Таннари. – Думаешь, я млею от счастья, что приходиться здесь сидеть? Твой дом стал для меня тюрьмой. Нет ничего хуже для дикого зверя, чем ограничение свободы. Я бы ушел, но не могу!

- Я тебе здесь не задерживаю! – прорычала девушка и снова указала на выход. – Проваливай на все четыре стороны!

– К тому же, весьма не по-дружески выставлять меня за дверь при возникновении малейших сложностей, - упрекнул ее оборотень.

- Не по-дружески?! – зашипела Аника. – Меня стая оборотней преследует, а ты тут про маленькие сложности рассказываешь.

Девушка сжала кулаки от негодования. Не будь он оборотнем, она бы его стукнула.

- Расслабься, - невозмутимо проговорил Таннари, - никто тебя не преследует. От хвоста мы избавились. Вон, - указал он на стул, - сядь, чайку попей.

- Какой чаек! – взвыла Аника, чуть ли не плача от его безмятежности.

- Любой, - простодушно ответил оборотень, включая чайник. – Думаешь, я обрадовался встречи с ними? Я был удивлен не меньше твоего. Теперь дорога к отцу закрыта. Похоже, они следят за ним повсюду.

Он посмотрел на расстроенную девушку, стоявшую посреди кухни и рассержено сопевшую. Ее состояние начало беспокоить. Люди были слабее волков в эмоциональном плане, и сильное волнение могло отражаться на их здоровье. Такие переживания могли вызвать нервный срыв у девушки.

- Садись, - он повелительно указал на стул, - тебе нужно успокоиться. У тебя истерика начинается. Понимаю, что перепугалась, но зачем так бурно реагировать.

Аника поражалась его спокойствию. Их чуть не поймали, а он про чай думает. Она закрыла лицо руками, желая разрыдаться во весь голос.

- Только не надо плакать, - строго проговорил Таннари. – Мне больше нравиться, когда ты злишься. Сейчас выпьешь чаю, успокоишься. Тебе же никто ничего не сделал.

Он старался разговаривать с ней спокойно и уверенно. Правда, точно не зная, что именно стоит сказать ей в этой ситуации, но хоть что-то, лишь бы отвлечь.

- Я не буду, - вздохнула Аника, отводя руки от лица. – Не буду плакать.

Она послушно подошла к столу и села. Сил на сопротивление и дальнейший спор не было.

- Ты, кажется, хотела знать, зачем я поперся в автомастерскую и ресторан, - Таннари так постарался отвлечь ее от страшных мыслей и переживаний.

Девушка подняла на него измученный взгляд. Пробежка и нервное напряжение вымотали ее, оставив только опустошение.

- И зачем же? – спросила она.

- Чтобы запутать следы, - пояснил Таннари, заваривая чай. – Мои лапы оставляют след из запаха. А чего в нашем городе больше всего?

Аника пожала плечами, не желая думать. Таннари поставил перед ней чашку с чаем.

- Автомобилей, - ответил он сам на свой вопрос. – Я испачкал лапы в масле, чтобы скрыть свой след, спрятав его среди запахов машин, которые все пахнут практически одинаково.

- Теперь понятно, - слабо улыбнулась Аника, расслабившись, - зачем ты топтался по автомастерской. А я уж думала, ты совсем того…

Девушка дотронулась до своего виска пальцем.

- До того, чтобы я совсем того, еще далеко, - обиженно проговорил Таннари.

- А китайцев зачем распугал? – спросила она.

- Чтобы скрыть твой запах, - он указал на нее пальцем. – В их ресторанах всегда много различных сильных запахов. Часто бывают и такие, что оборотням не по нраву. А китайцы переживут.

Он улыбнулся ей, стараясь приободрить после пережитого. Понимая, что девушка повела себя очень храбро, не бросив его и отстояв перед его преследователями.

- Спасибо тебе, - вдруг сказал он.

- За что? – удивилась Аника, совершенно не ожидая каких-либо благодарностей от него.

- Что не бросила меня, - признался он.

- Можно подумать, у меня был выбор, - фыркнула девушка, немного успокоившись.

- Был, - утвердительно заявил Таннари. – Ты могла сдать меня им. Сбежать. Но ты осталась и вступилась за меня, отшив их.

- Та не за что, - пожала плечами Аника, смущенная такой похвалой. – У меня, наверное, запоздалая реакция со страхом. Только сейчас меня охватила паника, - призналась она.

- Неужто, был такой сильный повод для паники? – с улыбкой осведомился Таннари. – С виду они обычные парни в дорогих костюмах.

- Я видела их клыки, - поведала девушка. – Этого уже было достаточно, чтобы начать паниковать. И я не понимаю, как ты можешь быть так спокоен, когда они чуть не схватили тебя. Весь улыбаешься, будто после прогулки в парк аттракционов, - с упреком проговорила она.

Она изучающее посмотрела на него. Оборотень вел себя, как обычно, ни единым словом или движением не выказывая хоть каплю беспокойства.

- А чего мне волноваться? – усмехнулся он. – Не поймали же. Вот и радуюсь. Это вы люди слишком впечатлительны и боязливы.

Аника недовольно нахмурилась. Парень заметил ее реакция и понял, что не стоило ему это говорить.

- Я рисковала ради тебя, - воскликнула она, - сцепившись с компанией оборотней. И после этого выходит, я - трусиха?!

Как же все-таки сложно общаться с людьми. Что не скажи, сразу принимают на свой счет. Или это только она была такой? Он поспешил заверить ее, что не сомневается в ее храбрости.

- Спокойно, - Таннари выпрямился, видя, что девушка опять начала заводиться, - я лично про тебя ничего не сказал. У меня к тебе никаких претензий нет. Ты выдающийся представитель человечества.

- Издеваешься? – Аника становилась все мрачнее.

- Вовсе нет, - старался разрядить обстановку Таннари. – Не думаю, что любой человек воспринял бы меня, не испугавшись. Ты не прогнала меня, еще и решилась помощь. Разве ты после этого не уникальна?

Он попытался задобрить ее дружественной улыбкой.

- Уникальна, - проворчала Аника. – Своей глупостью и наивностью.

- А ты вообще сказала, что я жру, как лошадь, - вспомнил он вдруг. – Я же не обижаюсь.

- А что, не так, что ли? – невинно захлопала глазами Аника.

- Вовсе не так, - с обиженным видом ответил оборотень. – Лошади едят постоянно, а я могу много дней обходиться без еды.

- Что-то этого я не заметила, - язвительно сказала Аника.

- Потому, что нет необходимости, - с улыбкой ответил Таннари.

Она допила чай и встала из-за стола. Парень внимательно следил за ней. Девушка явно была все еще взволнована. И он забеспокоился, что следующий раз она не пожелает куда-либо идти ради него.

- Тебе стоило бы выпить что-то из успокоительного, - заботливым тоном проговорил Таннари. – Стресс опасен для человеческого здоровья.

- Ага, спасибо за заботу, - буркнула Аника.

Она покинула кухню, отправившись в свою комнату. Понимая, что дальнейший спор бесполезно. Оборотень, как всегда, находил, что ответить ей.

Поднявшись наверх, она не отбросила его совет об успокоительном, и нашла у себя в аптечке что-то подходящее. Приняв две таблетки сразу, улеглась на кровать, дожидаться пока они подействуют. И сама не заметила, как задремала. Физическая и психологическая нагрузка взяли свое.

Проснувшись, Аника почувствовала себя намного лучше и спокойнее. Она уже не так злилась на оборотня и приключения, выпавшие на ее долю из-за него. И осознала, что он не всесилен, и не мог всего предусмотреть. И стоило радоваться, как он сказал, что не они попались в лапы его преследователей.

Переодевшись и умывшись, она спустилась вниз. Таннари сидел в гостиной и смотрел телевизор.

- Выспалась? – улыбаясь, спросил он, когда она заглянула в комнату.

- Откуда ты знаешь, что я спала? – настороженно спросила Аника.

У нее закрались подозрения, что он нарушает их договоренность, что он не будет подниматься на второй этаж.

- Догадался, - беззаботным тоном ответил парень. – Слишком тихо было у тебя наверху. Я хорошо слышу, когда ты ходишь по комнате. И слышал, когда ты ходила в ванную.

- Да, я заснула, - призналась девушка. – Все это выбило меня из колеи.

- Надеюсь, теперь тебе лучше? – поинтересовался он.

- Лучше, - кивнула Аника. – Пойду, что-нибудь приготовлю.

- Это правильно, - оживился Таннари. – А то я уже проголодался. Да, еще эта пробежка. Но не смел тебя беспокоить по этому поводу.

Он напомнил ей о марафоне по городским улицам, и Аника почувствовала, как у нее ноют ноги после этого. Она демонстративно застонала и ушла на кухню.

- Кто были эти люди? Или оборотни? – спросила Аника у Таннари, когда готовила ужин.

Она решила расспросить его, так как считала, что имеет право знать, от кого ожидать проблем. Таннари сидел за столом и уничтожал уже приготовлено блюдо.

- Оборотни. Они из клана Шадрин, - ответил он. – Друзья невесты, как ты назвала их.

- Почему они не схватили тебя?

- Наверное, сомневались, - пожал плечами Таннари, - или опасались выдать себя перед тобой.

- Ты знаешь их? – поинтересовалась девушка.

- Знаю, - кивнул Таннари, - тот, что говорил с тобой, Харвилинн. Старший сын Шардин, наследник клан. Его послали за мной, когда я сбежал, другим со мной не справятся. Предполагаю, что женить меня хотят на его сестре.

- Он опасен? – настороженно спросила Аника.

- Не думаю, что он станет выходить за рамки установленных правил, - постарался успокоить ее Таннари.

- И что ж это за правила? – поинтересовалась девушка.

Она никогда бы не подумала, что монстры станут придерживаться каких-то правил.

- Правила, согласно которым мы не должны выдавать себя посторонним людям, - ответил Таннари. – Нельзя вовлекать в свои дела. Люди не должны страдать при наших разборках, потому что это тоже может выдать наше существование. И тому подобное.

- Не думала, что монстры будут придерживаться каких-то правил, - решилась она поделиться своими мыслями.

Таннари посмотрел на нее долгим взглядом, в котором чувствовалось осуждение за сказанные слова.

- Мы не монстры, - серьезным тоном произнес он. – У нас, как и у людей, есть свое сообщество, в котором существуют свои правила, законы, обычаи и традиции, иначе будет хаос и неразбериха. Если бы мы были монстрами в вашем понимании, то не смогли бы прожить среди людей столько тысяч лет. С нашей точки зрения – люди больше монстры – только они бросают свои детей на произвол судьбы и убивают ради развлечения.

- А вы, значит, не убиваете и не бросаете? – удивленно спросила Аника.

- Родители никогда не бросают детей. А если вдруг с родителями что-то случается, то стая никогда не оставит потомство, и будет заботиться о них. Если и убиваем, то только из необходимости, - хмуро ответил Таннари. – Как уже сказал, все в границах допустимых нашими правилами и законами.

- А ты убивал? – вдруг спросила девушка, внимательно наблюдая за ним.

- Нет, - без раздумий ответил он. – Как правило, управляющая кланом семья не касается каких-либо разборок напрямую. Но если в том будет необходимость…

Он резко замолчал. Его слова звучали вполне искренне, и Аника не стала сомневаться в том, что на его руках крови нет.

- А то, что ты выдал себя мне – не есть нарушением этих правил? – с улыбкой спросила Аника.

- Есть, - не стал отрицать оборотень, подмигнув ей. – И как говорят: на то они и правила, чтоб их нарушать. Но кто же меня ругать будет, когда от этого зависит моя жизнь.

- Да, прям, уж так жизнь зависит, - хмыкнула девушка, открывая навесной шкафчик, чтобы достать специи.

Дверка поддалась не сразу, и она дернула ее сильнее. Та открылась и перекосилась из-за отпавшей завесы.

- Вот черт! – выругалась Аника, глядя на повисшую на одной завесе дверку. – Что за день сегодня такой.

- Я думал, что ты только храбрая, - засмеялся Таннари, - а оказывается еще и сильная, что двери вырвать можешь.

- Ничего я не вырывала, - возмутилась Аника, пытаясь пристроить завесу обратно. – Она сама отпала. Видимо, уже давно разболталась.

Будучи невысокая ростом, Аника едва доставала до завесы. И ее попытки починить дверку, только развеселили Таннари. Заметив его насмешливый взгляд, она с раздосадованным видом отпустила дверку, так как та не желала становиться на место.

- Ну и черт с ней, - проворчала она, возмущенная его насмешками.

- Отвертка есть? – спросил Таннари, поднимаясь из-за стола.

Аника удивленно посмотрела на него.

- Зачем?

- В зубах поковыряться, - насмешливо сказал он, подходя к шкафчику.

Таннари с своего роста легко приподнял дверку и вернул завесу на место, но выпавшие саморезы нужно было вкручивать, чтобы она держалась.

- Так есть отвертка или нет? – переспросил он, глянув на застывшую девушку и смотревшую на него круглыми глазами. – Или мне зубами закручивать?

Он широко улыбнулся, обнажая клыки.

- А… сейчас поищу, - пришла в себя Аника и открыла один из ящиков под кухонной столешницей.

Порывшись в нем, она выудила небольшую отвертку.

- Такая подойдет?

- Любая подойдет, - Таннари забрал у нее отвертку и вкрутил саморезы на место. – И хватит на меня так смотреть.

- Как? – захлопала глазами Аника, не уяснив, о чем он.

- Думаешь, раз я богатенький оборотень, то не умею отверткой пользоваться, - засмеялся он.

- Я вовсе так не думаю, - обижено проговорила Аника.

- Ладно, поверю на слово, - ухмыльнулся Таннари, возвращая инструмент.

Девушка забрала его и бросила обратно в ящик. Парень открыл и закрыл дверку, проверяя, что она надежно закреплена.

- Спасибо, - поблагодарила его Аника.

- Не за что, - ответил он и вернулся за стол.


После того, как парень поел, Аника стала убирать посуду со стола. Сложив тарелки и чашки, отнесла в мойку. Неосторожным движением она зацепила стакан с водой, стоявший на краю возле мойки, опрокинув его на пол. Он с дребезгом разлетелся на осколки.

- Краски зеленые! – выругалась девушка, с досадой глядя на битое стекло и разлитую воду под ногами.

Собравшийся уходить Таннари обернулся на звук и увидел, как расстроилась девушка. Захотелось как-то ободрить ее.

- К счастью, - улыбнулся он.

- Похоже, сегодня мне счастье не светит, - вздохнула Аника, опускаясь на корточки над разбитым стаканом.

Она хотела взяться за осколки, чтобы собрать, но не успела.

- Не трогай… поранишься, - Таннари вдруг оказался рядом и, оттолкнув ее руку, перехватил резким движение обломок стекла.

От этого он слишком сжал осколок, не рассчитав силу, и острые края впились ему в кожу. Разжимая пальцы, парень слегка поморщился и забрал стеклянный обломок другой рукой, несомненно, ему было больно при этом. Аника, удивленная такой заботой, изумленно смотрела на его пальцы и выступающую кровь.

- Я, может, не поранилась бы, - виноватым голосом проговорила девушка, - а вот ты точно поранился.

- Ерунда, - отмахнулся Таннари, держа двумя пальцами злосчастный осколок.

- Больно? – с сочувствием спросила девушка.

- Терпимо, - сдержано ответил он.

- Пожалуй, лимит нашего везения на сегодня был исчерпан при встрече с твоими сородичами, - хмыкнула Аника, указывая на его кровоточащую руку.

- Они мне не сородичи, - холодно проворчал парень.

Он рассматривал свою руку, проверяя, не осталось ли там мелких осколков.

- С чего ты вдруг так забеспокоился, что я могу пораниться? – поинтересовалась она. – Испугался вида моей крови?

- Нет, - отрешенно ответил он. – Я же не вампир, чтоб на кровь бросаться.

Аника не стала больше допытываться, видя, что он не настроен делиться своими соображениями. Он сам был удивлен своим спонтанным порывом уберечь ее от возможного ранения. В доли секунды в голове помчались мысли о том, что девушка может изранить руки, загнать осколки стекла, а у нее они будут долго заживать, и очнулся только, когда уже сжимал в руке осколок.

Поднявшись, Аника достала из тумбочки мусорное ведро, чтобы выкинуть в него осколки. Оборотень, собрав, бросил в него все остальные осколки, держа раненую руку в стороне.

- Давай обработаем твой порез, - предложила Аника, - а то еще заразишься чем-то.

- Не нужно ничего, - мотнул головой Таннари, не глядя на нее.

- Но у тебя все еще кровь идет, - она указала на его окровавленную ладонь.

И потянулась к его руке, но он отпрянул от нее подальше и встал.

- Сказал же, не нужно трогать, - резким тоном повторил оборотень. – Вдруг моя кровь опасна для тебя.

- Я что, похожа на паразита? – угрюмо спросила Аника.

Выглядел парень отчужденным, и при попытке приблизиться отходил.

- Я не в курсе, как кровь оборотней действует на людей, - сказал он, отступая, - так что лучше не рисковать. А это всего лишь царапина. За пару минут затянется.

Он подошел к мойке и открыл кран. Подставив руки под струю воды, смыл кровь.

- Уже почти все зажило, - объявил Таннари, рассматривая свои пальцы и ладонь.

- Покажи, - потребовала девушка, подходя к нему.

Он продемонстрировал ей руку, где остались только отметины от порезов. Аника ошеломленно разглядывала его пальцы. Было столько крови, а следов от повреждений почти нет.

- Оборотни обладают повышенной регенерацией, - пояснил Таннари, заметив ее удивление. – Раны, в зависимости от сложности, быстро заживают. Так что это для меня ерундовая царапина.

Он снова показал ей руку, сжимая и разжимая пальцы.

- Ты удивляешь меня с каждым разом все больше, - слабо улыбнулась девушка.

- А если бы поранилась ты, - ответил он, - то заживало несколько дней, если не больше. А мне нужно, чтобы ты была в целости и сохранности, и в состоянии помогать.

Эти слова несколько развеяли доверительность окружавшей их атмосферы. Он напомнил, что она нужна ему лишь, чтобы освободиться. Аника отступила от него и достала из тумбочки веник.

- Раз тебе помощь не нужна, тогда проваливай, - проговорила она с серьезным видом, - я тут приберу остальное.

- Если справишься сама, то я удаляюсь, - безрадостно ответил оборотень, направляясь к выходу.

После они разошлись по комнатам, стараясь забыть тяжелый день.

Таннари, устраиваясь на диване перед телевизором, упрекнул себя за глупость. От его внимания не ускользнуло, как поменялась девушка на лице, когда он сказал, что она нужна, чтобы помогать. В ее взгляде без сомнений читалась обида на сказанное. Опять закрались подозрения, что, обидевшись, она может отказаться помогать. Они собирались расстаться друзьями, а он снова высказался, что она нужна только для помощи. И это прозвучало так, что он просто использует девушку в своих целях, что, по всей видимости, задело ее.


Глава 11


Прошло несколько дней с момента их неожиданной встречи с людьми из клана Шадрин. Таннари ограничил до минимума выход на улицу, чтобы избежать очередной нежеланной встречи.

В один из вечеров Аника пригласила к себе подругу, которая уже который раз напрашивалась в гости, а она все ей отказывала из-за поселившегося у нее необычного жильца.

- Таннари, - обратилась Аника к своему квартиранту.

Тот сидел в гостиной и смотрел телевизор.

- Да? – отозвался он.

- Ко мне должны придти гости, - объявила она с намеком.

- И что? – равнодушно спросил он.

- Как что? – недовольствовала Аника. – Ты не хочешь пройтись, прогуляться?

- Куда? – удивленно спросил он. – Скоро стемнеет, а ночью волки могут шастать по улицам в поисках меня.

Да, его довод был железным, даже стальным. После той встречи Аника сама боялась куда-то пойти, чтоб не наткнуться на оборотней. Из-за чего решила ограничить свое нахождение вне дома только работой и магазином, пока не выпроводит квартиранта.

Аника скорчила ему рожицу. А он улыбнулся ей, довольный своей победой.

- Ты так широко при гостях не улыбайся, - сердито одернула его Аника. – А то клыки торчат.

- Я постараюсь не покусать твоих гостей, - и Таннари оскалился еще больше, - если они не будут пытаться погладить меня. - И после паузы добавил: - А еще лучше бы гостям сюда не ходить, пока я здесь.

Он посмотрел на нее выразительным взглядом, намекая, что другие люди могли спровоцировать его.

- Я уже и так использовала все отмазки, какие только можно было придумать, - возразила Аника. – На протяжении двух недель я только и делаю, что выдумываю, почему нельзя придти ко мне в гости. Это вызывает только лишние вопросы.

- Но если они будут приходить сюда, - Таннари приподнял бровь, - вопросов будет еще больше. Как с тем парнем Адамом, так?

- Но ты же не хочешь никуда уходить, и в ванной ты сидеть не станешь, - проговорила Аника, все так же намекая, что ему лучше уйти.

- Ты прекрасно знаешь, что мне лучше никуда не ходить, - еще раз повторил он.

Аника недовольно поворчала, и ушла на кухню, где занималась ужином.

Позднее раздался дверной звонок.

- Я тебе прошу, - обратилась девушка к своему вынужденному сожителю, - будь доброжелательным.

- Постараюсь, - Таннари блеснул клыками, которые чуть выступали на нижнюю губу.

Аника обреченно вздохнула, и пошла к двери, открывать. На пороге стояла блондинка в голубых джинсах и белой трикотажной кофте, белокурые локоны спадали на плечи. Увидев Анику, она заулыбалась.

Таннари в этот момент сидел за столом, ужиная. Люси вошла, приветствуя подругу.

- Аника, - защебетала Люси, войдя, - прошлый раз ты сказала, что не можешь… ой.

Она заметила присутствие парня на кухне, и перевела взгляд на Анику.

- Я, кажется, помешала? – тихо спросила она, снова покосившись на парня.

- Нет, - спокойно ответила Аника.

- Но у тебя гость, - Люси взглядом указала на Таннари.

- Это мой родственник, - с равнодушным видом ответила Аника. – Троюродный племенник.

Девушка окинула оценивающим взглядом родственника. Не заметить, насколько он хорошо собой мог только слепой. Аника поняла, что подруга заинтересовалась им, но препятствовать знакомству не стала. Люси прошла к столу, за которым сидел Таннари.

- Вечер добрый, - поздоровалась Люси с ним.

- Добрый, - Таннари чуть улыбнулся ей.

Девушка показалась ему обычной, не вызвав у него никаких лишних эмоций, как в случае с визитом парня по имени Адам.

- Я Люси, давняя подруга Аники, - представилась гостья.

- Таннари, - кивнул оборотень. – Родственник. Дальний.

Девушка расплылась в широкой улыбке, и застыла у стола, смотря на парня. Она стояла, разглядывая его, как диковинного зверя в зоопарке, и глупо улыбалась. Таннари прямо почувствовал ее взгляд, и ему стало не по себе от такого внимания. Аника заметив ее чрезмерный интерес, схватила подругу под локоть и потащила за собой.

- Идем, - сказала она ей. – Не мешай человеку ужинать.

Они поднялись на второй этаж, и Люси тут же напала с расспросами.

- Слушай, кто он такой? – с горящими от интереса, глазами спросила Люси. – Ты что, работу на дом берешь?

- Мой родственник, - сдержанно ответила Аника. – Он здесь проездом. Издалека. Попросился побыть у меня на несколько дней.

- Мне бы такого родственника, - восхищенно проговорила Люси.

- Не советую, - мотнула головой Аника.

Видя вопросительный взгляд подруги, она продолжила с серьезным видом:

– Его родители просто звери. Отправили парня в дальнее путешествие, а денег на гостиницу не дали. Вот он и перебивается по родственникам. Да и еще аппетит у него просто волчий, разоришься.

- Бедняжка, - сочувствием сказала Люси. – Могу к себе его поселить, если будет совсем туго.

Аника прыснула смехом, понимая какие мысли одолевают подругу.

- А как же Стивен? Он против не будет?

- Это подобие мужчины? – фыркнула Люси. – Он обещал, что не будет играть, но все равно продолжает делать ставки. И я ему сказала больше не беспокоить меня.

Аника закивала, смотря на подругу с сочувствием.

- Так что, если твоему родственнику нужна будет помощь, - Люси подмигнула Анике, - он может обратиться ко мне.

Аника почувствовала некий укол ревности из-за откровенного интереса подруги. Но постаралась этого не показывать.

- Извини, но он чужим не доверяет, - помотала головой Аника. – Его воспитывали в очень строгих традициях. У них там свои порядки, что-то вроде секты. Он даже за порог боится ступить без сопровождения, потому что города не знает.

- Ой, да ладно, - подозрительно сощурилась Люси, - чтоб такой парень, да чего-то боялся. Небось, сама на него глаз положила.

Подруга заговорчески подмигнула ей. Аника приняла серьезный вид, не допускающий какого-либо веселья.

- Не городи чушь, - возмутилась Аника, - он мой родственник. Как брат, точнее племенник. А значит, я стою выше его по семейному дереву, и отвечаю за него.

- И много у тебя таких симпатичных родственников? – поинтересовалась Люси с лукавой улыбкой.

- Такой один. Родственник, как родственник, – равнодушно пожала плечами Аника. – Я ничего особого не заметила, так как у нас на показах такие пачками ходят по подиуму.

- Конечно же, ты же крутишься в дизайнерских кругах, - усмехнулась Люси. – Тебя этим не удивишь. Но это родственный экземпляр покруче будет.

- Да, я привыкла к таким парням, - призналась Аника с неким сожалением, - так же как и они ко мне. И никто из них не обращает на меня внимания.

- Только не говори, что этот даже не смотрит на тебя, - с сочувствием проговорила Люси.

- Как он должен на меня смотреть? – отпиралась Аника. – Мы родственники.

Аника постаралась свести эту тему на нет, и начать говорить о чем-то нейтральном.

Обсудив все свои девичьи вопросы, Аника проводила подругу. Таннари сидел уже в гостиной и снова смотрел телевизор.

- Счастливо! – Люси заскочила в гостиную и помахала Таннари. – Было приятно познакомиться.

- Счастливо, - махнул рукой ей Таннари.

- Если вдруг нужна будет помощь, можете ко мне обращаться, - пролепетала Люси.

Аника утащила Люси из гостиной, так как та продолжала стоять и глупо улыбаться ему.

- До встречи, подруга, - попрощалась Люси. – Я еще как-нибудь загляну.

- Хорошо, - кивнула Аника, - только звони сначала, а то меня может не быть дома. Сейчас завал на работе.

Подруги распрощались, и Аника зашла в гостиную.

- Ну, как твоя подруга, не испугалась меня? – насмешливо спросил ее оборотень.

- Даже слишком, - с не меньшим весельем ответила Аника. – Она была готова забрать тебя к себе на проживание. Пришлось сказать, что ты из секты.

- В отличие от тебя, - самодовольно усмехнулся оборотень, - пытающуюся все время меня выселить. Теперь видишь, как я действую на девушек.

Он напомнил ей о начале их знакомства, когда надеялся очаровать ее своими внешними данными.

- Просто она не знает, кто ты и из какой секты на самом деле, - возразила Аника. И язвительно добавила: – Знала бы, бежала отсюда, мелькая пятками. Она даже собак боится, да и других животных тоже.

- Я не животное, - возмутился оборотень, едва с уловимым рычанием в голосе.

- А я про тебя ничего и не говорила, - фыркнула Аника.

Парень понял, что она мстила за его оскорбительные слова.

- Хочешь сказать, что я тебе совсем не нравлюсь? – задето спросил Таннари.

- Я не сказала, что не нравишься, - возразила девушка, и продолжила насмешливо: – Мне нравиться твоя шерсть, и лапы у тебя такие большие, и зубы острые. А вот Люси готова была уже тебя на свидание приглашать.

Аника тихо хихикнула, прикрыв рот.

- Что смешного? – осведомился Таннари.

- Представила, что Люси идет на свидание с волком, - призналась она. – Только боюсь, в ресторан такую парочку не пустят.

- Это плохо, - театрально нахмурился Таннари, – А готовить она, наверное, не умеет, иначе в другом случае я не соглашусь.

Аника с улыбкой пожала плечами.

- К тому же она не поверила, что ты родственник, - махнула она на него. – Та же история, что и с Адамом.

- Того гляди, следующие твои гости нас поженят, - развеселился Таннари.

- Очень смешно, - смущенно фыркнула Аника. – Долго же придется объяснять, почему жених за порогом в собаку обращается.

Веселье оборотня немного развеялось от такой поддевки.

- Волка, - прокашлявшись, поправил он.

- Тем более, - веселилась теперь Аника.

- Наверное, мне стоит взять на примету твою подругу, - задумчиво проговорил Таннари, решив не оставаться в долгу. – Как освобожусь, тогда можно будет пригласить ее на свидание.

- Дело твое, - равнодушно ответила Аника, чуя, что говорит он это специально.

***

Несколько дней пробежали в обычной обстановке. В течение которых, они решили переждать, чтобы снова попытаться подобраться к семье Таннари. Аника отправлялась на работу, стараясь больше никуда не заходить, и быстро возвращалась домой. Она уже привыкла к тому, что по приходу ее встречал Таннари. Несмотря на их пугающие приключения с побегом от клана оборотней, она стала все больше привязываться к нему, и воспринимать впрямь, как родственника. С каждым днем общения узнавала о нем все больше, что притягивало, как магнит, подталкивая находиться рядом, как можно больше времени. Его признание, что он никого не убивал, вселило ей доверия к нему.

***

Однажды вернувшись с работы и войдя в дом, Аника почувствовала в кухне четкий запах горелого. Бросив пакеты с покупками на стул, она подскочила к плите, которая оказалась чем-то залита. В стороне стояла обгоревшая кастрюля с недоваренным содержимым, судя по виду, мясом.

Оценив масштаб происшествия, девушка зарычала от возмущения.

- Таннари! – завопила она.

Выждала минуту, чтобы дать парню время на приход в кухню, но он не появился. То, что он не сбежал после совершенного преступления и остался в доме, подтверждал звук работающего телевизора.

- Таннари! – закричала Аника повторно.

И уже не дожидаясь его, направилась в гостиную, прихватив с собой швабру.

- Я убью тебя! – воскликнула она, влетев в комнату. – Пакостный волчара! Ты что сотворил с плитой?!

Она уставилась испепеляющим взглядом на парня, спрятавшегося за самой большой из подушек, имевшихся на диване.

- Мы еще не женаты, а ты уже хочешь убить меня? – Таннари выглянул из-за подушки.

Бесстыжие глаза волка смотрел на Анику с насмешкой, тогда как улыбку он прятал за подушкой. Мало того, что не выказывал раскаянья в содеянном, так еще и насмехался. Девушка метнула в него глазами молнии, желая сжечь вместе с диваном.

- Не бери грех на душу, - стараясь сгладить ситуацию, он улыбнулся в открытую. – Лучше отдай меня Шадрин.

Аника замахнулась на него шваброй, и оборотень принял самый жалостливый вид, прикрываясь подушкой от праведного гнева девушки.

- Какого черта ты полез к плите, если не умеешь пользоваться? – сурово спросила она.

- Прости, я виноват. Меня замучил зверский голод, а ничего серьезного в холодильнике не осталось. Хотел сварить мясо, как ты это делала, - признался он. – Но отвлекся, и все выбежало на плиту.

- Мало тебе, что меня преследуют кланы оборотней, - прорычала девушка, - так решил еще и мой дом сжечь, злыдень!

- Это ты преувеличиваешь, - возразил Таннари, обняв подушку, которой прикрывался. – Даже малейшей угрозы пожара не было. Этого я бы ни за что не допустил. Где бы тогда я мог становиться человеком? Всего лишь испачкалась плита.

Аника стукнула шваброй об пол.

- Так, иди, убири за собой! – и указала на дверь.

- Нет, - помотал головой оборотень, - я такого делать не умею.

- Намекаешь, что я еще должна за тобой убирать? – возмущенно спросила девушка.

Казалось еще немного и из девушки полетят искры.

- Если тебе так трудно, - пожал плечами Таннари, - то запиши это на мой счет проживания у тебя.

- Мне трудно представить, что у тебя за родители, раз ничему тебя не научили, - фыркнула Аника. – Что в руки не возьмешь, все ломаешь и делать ничего не умеешь.

- Только не надо трогать моих родителей, - посерьезнел Таннари.

- Ну, так иди, убирай! – повторила девушка, топнув ногой.

- Тогда точно пожара не избежать, - задумчиво проговорил оборотень, опершись подбородком на подушку и косясь на девушку.

Аника взвыла от возмущения и, схватив одну из подушек на диване, запустила в квартиранта.

- Ай! – театрально вскрикнул Таннари, когда подушка попала в него. – Это ж надо так расстраиваться из-за какой-то плиты.

В него полетело еще несколько подушек.

- Сегодня плита, а завтра еще чего-нибудь сломаешь или спалишь! – воскликнула Аника.

- Ладно, это была всего лишь случайность, - оправдывался Таннари, закиданный подушками. – Я ж не специально.

- Тогда даже не сомневайся, что я впишу это в твой счет! – указала на него пальцем Аника. – Еще и со штрафными процентами.

- Любой каприз за мои деньги, - усмехнулся парень, откинувшись на подушки за спиной. – Записывай, я потом еще тебе и премиальные начислю.

- Не думай, что это так просто тебе обойдется, - она погрозила ему шваброй. – Будешь сегодня без ужина.

- Эээ! – возмутился оборотень. – Ты не можешь так жестоко поступить! Я и так весь день голодный. Ты ж не хочешь, чтобы я снова попытался что-то приготовить.

Парень вопросительно приподнял бровь, глядя на нее хитрим взглядом.

- Шантажировать вздумал? – Аника вскинула швабру.

- Никак нет, - помотал головой парень. – Лишь прошу проявить сострадание к голодному волку.

Он посмотрел на нее таким жалостливо-умоляющим взглядом, что она больше не могла противостоять ему и сдалась. Девушка ушла, ворча что-то себе под нос, а оборотень тяжело вздохнул. В такие моменты она нравилась ему больше всего. Ее страх бесследно исчезал, и в глазах горела решительность и готовность противостоять чему угодно.

Не уследив за плитой, он знал, что это рассердит хозяйку дома, но не думал, что до такой степени. Его взгляд упал на подушки, которыми она его закидала. Усмехнувшись воспоминаниям, он подхватил одну из них и подложил себе под голову, устраиваясь удобнее перед телевизором.

***

В один из вечеров, пока Таннари ужинал на кухне, Аника отправилась в гостиную и решила посмотреть телевизор. Она подобрала пульт и устроилась на краю дивана, на котором спал ее квартирант. Поклацав каналы, нашла передачу о животных и стала смотреть ее.

Спустя какое-то время пришел Таннари.

- Что смотришь? – спросил он, усаживаясь рядом на диван.

- Познавательную передачу о животных, - ответила с рассудительным видом девушка, не глядя на него.

Он устроился довольно близко возле нее, даже не подумав отодвинуться подальше. И Аника почувствовала себе немного скованно от такой близости.

Сначала оборотень молча смотрел передачу вместе с ней, потому стал выказывать свое нежелание продолжать этот просмотр.

- Там ничего другого нет? – натянуто спросил он.

- Может и есть, - ответила Аника, игнорируя его недовольство, – но я хочу это посмотреть. Сейчас должны про волков показать. Может, что интересное расскажут про вас.

Она с улыбкой покосилась на него многозначащим взглядом. Он уловил ее намек.

- Мы не те волки, - оскорблено ответил оборотень.

- Нет? – насмешливо спросила Аника. – А с виду не отличишь.

- Помнится, - задумчиво проговорил Таннари, - ты меня от голого мужика не отличала.

Теперь он смотрел на нее с насмешкой. Щеки Аники невольно вспыхнули румянцем. Но, несмотря на смущение, уступать она не собиралась.

- Но ты всевозможными способами убедил меня, что ты волк, - возразила она. – Один твой волчий аппетит чего стоит.

- Мы не те волки, - настаивал на своем Таннари, нахмурившись. – Мы отдельная раса. Мы живет среди людей, и люди работают на нас.

- Очень познавательно, - проворчала Аника, задетая высокомерием его утверждений. – Теперь я точно будут экспертом по оборотням.

Таннари посмотрел на нее с лукавой улыбкой.

- Признаю, что слишком много тебе рассказываю, - хмыкнул он. – Не по правилам это.

- Хотела бы знать больше, - отозвалась девушка, отклоняясь от него подальше, - но боюсь, потом вообще спать не смогу.

- Однако, передачи о животных тебе в этом не помогут, - сказал он, наклонившись к ней и резким движением выхватив пульт из рук.

Аника возмущенно вскрикнула, но Таннари пропустил это мимо ушей и переключил на другой канал, по которому показывали автомобильное ралли. Она пару минут созерцала его самоуверенный вид, с которым он смотрел на экран, потом выхватила пульт обратно и переключила назад на передачу о животных. Парень сердито покосился на нее, а она показала ему язык в ответ.

На телеэкране уже стали показывать кадры с волчьей стаей, бегущей по лесу. Таннари, как зачарованный, с минуту смотрел на них, и что-то внутри него стало откликаться, вызывая желание также рвануть в лес. Захотелось ощутить звериную свободу, скорость бега, отбросить всякие ограничения, сдерживавшие его в человеческом обличии, поддаться полностью звериным инстинктам. Но он напомнил себе, что не имеет с этими существами ничего общего, кроме названия.

- Как такую ерунду можно смотреть? – недовольно проговорил оборотень, взмахнув рукой.

- Ты тут сутками сидишь и смотришь, что хочешь. Могу я хоть раз посмотреть то, что хочу? Я люблю передачи о животных, - оскалилась Аника, – если бы не любила, фиг бы подошла к тебе в лесу. Так что, скажи спасибо, что я такое смотрю.

Её задело то, как он надменно заявлял, что он другой расы, и что люди на них работают. Тут же вспомнилось, что она для него готовит, стирает, и живет он в ее доме. Не оставляло ощущение, что она для него вместо домработницы.

- Ерунда это все, - не уступал Таннари, - люди не знают, как животные на самом деле относятся ко всему.

А сам, начиная нервничать, пытался подавить в себе набирающую власть звероформу, рвущуюся на свободу. Усиливалась жажда измениться и убежать куда-нибудь. Он уже давно не обращался в волка, и даже успел позабыть, что не может за порогом дома оставаться человеком. Но вид зверей, свободно бегущих по лесу, пробудил спавшую до этого часть.

- Ха, тоже мне специалист по животным, - зло фыркнула Аника. – Это ты из собственного опыта выводы делаешь.

- Мы выше животных, - надменно произнес Таннари, гордо подняв голову. – И выше людей.

Он не смел признаться, что испытывает дискомфорт от просмотра глупой передачи, не желая выслушивать ее обвинения, что сходит с ума, а девушка не замечала его реакцию на нее. Вот и отмазывался желанием смотреть что-то другое. Он снова выхватил у нее пульт и переключил на гонки.

Аника возмущенно взвыла и вырвала пульт обратно. Его заявление, что они выше людей подтвердило ее подозрения, что она для него всего лишь прислуга. Ей страх как захотелось поставить его на место.

- Вообще-то это мой пульт, - выпалила она, - и мой телевизор!

- А что, гостью нельзя посмотреть телевизор? – властно спросил он, протягивая руку к пульту с целью отобрать.

Аника убрала руку дальше, чтобы он не достал предмет спора. Таннари старался справиться с нарастающим раздражением, как мог, а девушка только сердила его еще больше.

- Уж больно наглый гость, - заявила она, глядя ему в глаза с вызовом.

- А может, это ты мало гостеприимная хозяйка? – Таннари смотрел на нее, принимая дерзкий вызов человеческой девчонки.

Его тон ей совсем не понравился. Она все делал для него, а он обвинил ее в негостеприимстве, а еще раньше в жадности. Неблагодарная зверюга обнаглела до пределов, что переполнило чашу ее терпения. Он снова потянулся за пультом, надвигаясь на девушку, приблизившись настолько, что она ощутила его дыхание.

- Что? – воскликнула Аника прямо ему в лицо. – Да, твое место вообще на коврике под порогом!

Таннари опустил голову и посмотрел на нее исподлобья. Раздражение переросло в злость. Человек посмел указывать ему место, унижать его, высшего по развитию и иерархии. Никакие дружественные отношение за несколько дней не могли изменить убеждение, вкладываемые с рождения. Задетая гордость дала толчок к действию. Парень оскалился, обнажая свои клыки и нависая над ней. От него послышалось сердитое рычание, похожее на то, как он рычал на Шадрин. Испуганно уставившись на него, Аника поняла, что он не шутит. Сердце бешено заколотилось, а по всему тело пробежала дрожь. На фоне их дружественно общения она уж позабыла, кем он был на самом деле. И тут же пожалела, что осмелилась так говорить с ним, тем самым рассердив нелюдя.

Девушка попыталась отстраниться от оборотня, но он грубо толкнул ее на диван, и она упала на подушки. Парень с рычанием продолжил надвигаться на нее, опершись одной рукой об спинку дивана, а второй перегородил ей дорогу к бегству.

- Ладно-ладно, - пискнула Аника в надежде, что это успокоит его, - смотри, что хочешь.

Она, держа двумя пальцами, протянула пульт, опасаясь, что он укусит ее. Но Таннари продолжал нависать над ней, разглядывая. Минуту назад у него было желание растерзать ее за проявленную дерзость и неуважение к нему. Аника, видя, что пульт его уже не интересует, прижала руки к себе и недвижимо замерла. В ожидании своей участи, закрыла глаза, понимая, что ей с ним не справиться, и успела мысленно попрощаться с жизнью. Ее беспомощный вид заставил оборотня образумиться, напоминая, что перед ним та, которая освободила его. Он снова взял себе под контроль, подавляя свои звериные инстинкты, на мгновение овладевшие им. Но желание растерзать сменилось стремлением прикоснуться к ней. Звериная часть продолжала влиять на него, делясь воспоминаниями контакта с ней. И ему, как человеку, захотелось узнать, каково это.

Аника, оцепенев, ждала его дальнейших действий. Он наклонился совсем близко, и она от страха зажмурилась еще сильнее. Потом ощутила, что он обнюхает ее, и сама, невольно принюхавшись, почувствовала его запах. Чистый, не смешанный ни с каким искусственным, как это бывало обычно с парнями, пользовавшимися различной косметикой и парфюмерией, но на человеческий он не был похож. Она прекрасно знала, как пахнут мужчины, при проведении показов этого нельзя было не заметить. Его же запах нельзя было сравнить ни с одним из них. Если бы она не знала, что рядом с ней он, то не за что не догадалась бы, что рядом человек.

Его дыхание коснулось ее лица, тогда она осмелилась приоткрыть глаза и увидела его прямо перед собой. Произвольно вздрогнула, когда он провел носом по ее щеке, спускаясь к шее. Его прикосновения вызвало волну из тысячи игл, прокатившуюся по телу, поочередно впивавшихся в кожу. От знания, кто он такой, ее охватил первобытный страх перед зверем, от которого дыбом встал каждый волосок на теле.

Он чуял ее трепет перед собой, слышал, как бешено колотится ее сердце, и еще что-то, чему не мог дать названия. Не было опыта общения с людьми, чтобы определить, что это. Но решил, что со временем разберется. Остановившись над шеей, вдыхая ее запах, Таннари раздумывал. Так близко с людьми он прежде не контактировал.

От его заминки над шеей у Аника мелькнула мысль, что он хочет укусить ее, как это делают вампиры. От этого девушка дернулась в сторону, пытаясь увернуться от возможного укуса, на что оборотень тихо зарычал. И Аника снова зажмурилась и задрожала, ругая себя за глупость. Лежала бы тихо-смирно, пока не успокоится, а так только провоцирует его и злит.

Пока он раздумывал, девушка попыталась вырваться. Это рассердило, а так хотелось разобраться до конца в своих ощущениях. Осознавая, что так удерживать ее вечно нельзя, оборотень перешел к действиям.

После этого она почувствовала, как его губы прикоснулись к ее губам. Осторожно, словно спрашивая разрешения, едва затрагивал их. Аника боялась шевельнуться, но ответила ему, осознав, что давно этого желала. Нашлось объяснение тому странному чувству, которое возникало при взгляде на него. Страх стал отступать, тая в его нежном поцелуе. Ее рука сама потянулась к нему, ложась на плечо, вторая по-прежнему сжимала пульт. Под футболкой она ощутила его мышцы - твердые, как сталь, от напряжения. Он продолжал удерживать свое тело на весу.

Поцелуй становился все смелее, бросая в феерию ощущения. Дрожь в ее теле не прекратилась, теперь вызнанная его близостью и прикосновением. Аника забыла обо всем на свете, чувствуя его тепло, хотя он оставался нависать на расстоянии нескольких сантиметров над ней. Таннари наслаждался поцелуем, переводя в более откровенный и прижимаясь к девушке все ближе.

Аника опомнилась только, когда мягкие клыки царапнули ей губу. Увлекшись, оборотень слегка укусил ее. Не до крови, но она ощутила, как заостренные зубы впились в нее. Девушка, ойкнув, вздрогнула и, желая защититься, оттолкнула его. Таннари резко отстранился от нее и уселся на другой край диван, повернувшись спиной, и схватился за голову. Он совершенно забылся, когда девушка не стала сопротивляться поцелую, от которого исчез ее страх, и это стало затягивать, порождая желание получить больше. И вспомнил, кого целует, только когда она вскрикнула.

- Прости, - проворчал он, - я не должен был делать этого в отношении человеческой особи.

Аника, прикрыв рукой рот, потрясенная уставилась на него. Отведя руку, она посмотрела - нет ли крови.

- Человеческой особи? – изумленно переспросила Аника.

- Извини, - Таннари виновато опустил голову, не осмеливаясь смотреть на нее, - но ты разозлила меня, и я потерял контроль.

- Ты меня за мясо принял, что ли? - брезгливо произнесла девушка. – Съесть хотел?

Похоже, что он сожалел, что поцеловал ее, ведь столько твердил, что он выше людей, и от осознания этого ей стало очень неприятно. Она быстро вскочила с дивана и побежала из гостиной на второй этаж.

- Аника! – Таннари устремился за ней.

Но девушка даже не приостановилась и помчалась по лестнице. Таннари выскочил за ней в коридор.

- Аника! – позвал он ее, стоя на лестнице, пока она еще не добралась до дверей. – Извини, что зарычал на тебя!

Но она только хлопнула дверью своей комнаты.

Он понимал, что его рычание напугало ее, потом укусил, целуя. Теперь она точно никуда больше с ним не пойдет. Проклятая передача вывела его из себя, и девушка не пожелал ему уступить, чтобы переключить на другую, и вот к чему это привело. Он не понимал, что с ним твориться. Не стоило ему к ней приближаться и касаться, наверное, не зря оборотни держатся от людей подальше.

Аника спряталась в комнату, напуганная и расстроенная. Его действия привели ее в замешательство. Такое поведение могло быть вызвано изменениями, спровоцированными разрушенным заклинанием. Он предупредил, что может быть из-за этого опасен. Но в звериной форме, а не как человек. Однако, неожиданный поцелуй заставил забыть про это. Она полностью отдалась ему, забыв про страх, потому что тайком мечтала о нем. Все это время она старалась выказывать к нему полное равнодушие, обиду, злость, недовольство, если не страх. Но лишь этим обманывала себя. Только полная дура могла оставаться к нему безразличной. Даже осознавая, кто он на самом деле, она все равно влюбилась в него. Позволила себе увлечься тем, кто является самым недосягаемым существом, которое только можно вообразить. А его столь разнящееся поведение по отношению к ней, сбивало с толку. То он делал ей не двузначные замечания, то заботился, то заявлял, что люди ниже его по происхождению. Поцелуй зажег искорку тлеющей надежды.

Но после столь внезапного поцелуя, его слова ударили, как хлыст. Будто сначала приручал, втираясь в доверие, потом наказал, чтоб знала свое место.

Она, оказывается, для него всего лишь человеческая особь, которая должна прислуживать ему, а еще пленница, наверное. Аника одернула себя за глупые мысли о нем. Игры с монстрами до добра не доведут. Было большой дуростью рассчитывать на что-то, поведясь на красивую оболочку. Монстры остаются монстрами, даже красивые. А ведь он мог и загрызть, разозлили она его больше. От этой мысли Анику передернуло. Хоть и он кричал ей вслед какие-то извинения, это не меняло его звериной сущности. Стоило забыть о произошедшем, как о дурном сне. И поскорее найти способ освободить его от этого чертового заклинания, и тогда она сможет избавиться от него. И забыться.

Не в силах больше сдерживаться, она тихо заплакала.

***

Утром Аника спустилась в кухню, и к ней присоединился Таннари. Девушка всячески избегала встречи с ним взглядами, слишком свежи были и болезненны воспоминания прошлого вечера.

- Аника, - хриплым голосом заговорил с ней Таннари. – Прости, я не хотел тебе навредить…

- Забудем об этом, как о неприятно инциденте, - резко ответила она, не поворачиваясь к нему от плиты.

Она стойко решила, что нужно решить это вопрос сразу, так как им все еще предстоит жить бок о бок в одном доме. И неизвестно насколько это могло затянуться.

- Смею ли я, - осторожно спросил он, - надеяться на дальнейшую твою помощь?

Больше всего он опасался, что она откажется ему помогать после случившегося. А принуждать ее - означало бы еще больше напугать.

- Безусловно, мне ничего другого не остается, - ответила она, так же стоя к нему спиной. – Из-за неудачной попытки меня загрызть, я тебе сдавать клану невесты не буду.

В ее голосе звучал упрек, что вызвало у него укол вины.

- Аника, - сдавлено проговорил Таннари, - я не хотел тебя… кусать. Так вышло…

- Тем не менее, укусил, - проворчала она и ушла.

Он проводил ее тоскливым взглядом, карая себя за произошедшее.

Дальше девушка собралась на работу и, не прощаясь, ушла, оставив его наедине с собой.


Глава 12


Вернувшись с работы, Аника обнаружила Таннари, сидящим за столом на кухне. Однозначно он дожидался ее прихода. Девушка молча прошла к холодильнику и выложила купленные продукты. Он некоторое время наблюдал за ней, потом решился заговорить.

- Аника, - начал он, - давай поговорим.

Девушка, направляясь к выходу из кухни, замерла. Постояв так несколько секунд, обернулась к нему.

- О чем? – раздраженно спросила она.

- О том, что произошло, - продолжил Таннари. – Я ни в коей мере не желаю, чтобы ты боялась меня или злилась. Если чем-то оскорбил тебя – извини. Я это не специально. Наверное, все же заклинание действует на меня куда больше, чем я думал.

Аника стояла, сложив руки на груди, и слушала. Его раскаяние выглядело искренним, и как обычно, ей хотелось ему верить. Стоило ему посмотреть на нее своим жалобным щенячьим взглядом, как она готова была все простить.

- Я не злюсь, и стараюсь все понимать, - ответила она, потерев лоб рукой, что избежать прямо взгляда на него. – Но давай договоримся о границах личного пространства, чтобы не провоцировать тебя. Раз ты такой непредсказуемый, то не надо приближаться ко мне на расстояние ближе метра. Договорились?

- Как скажешь, - со слабой улыбкой ответил Таннари. – Поверь, я не стремлюсь причинить тебе вред. Иначе мне неоткуда будет ждать помощи, кроме как от тебя.

Она не стала ничего говорить в ответ и ушла, а он вернулся в гостиную.

Позднее Аника спустилась и приготовила ужин. Оставаться ужинать с Таннари она не стала, решив огранить свое общение с ним до минимума. Обидно было не за укус, а за те оскорбительные слова, что он сказал.

***

Наступивший день был выходным, и Аника спокойно отсыпалась, никуда не спеша. Нежась в постели, она повернулась и потянулась. Ее рука наткнулась на что-то мягкое и пушистое рядом. Пощупав, она пыталась вспомнить, что из такого могло находиться возле нее, но не припоминала ничего подобного. Приоткрыв глаза, она увидела волчью голову, лежащую на кровати.

Пронзительный вопль разнесся по всему дому. Девушка стала отползать в сторону и потянула одеяло на себя, пытаясь защититься им от непрошеного гостя. Волк подскочил с растерянным видом и, оглянувшись по сторонам, попятился с кровати, которая прогнулась под его немалым весом, с грохотом свалился на пол и вскочил на ноги. Аника, закрывшись одеялом, в испуге кричала, не в силах придти в себя после такого пробуждения. Волк распахнул дверь и выскочил пулей из комнаты и, перескочив через перила лестницы, спрыгнул вниз.

Оборотень ночью волком приперся в ее комнату и улегся спать рядом на постели.

Аника, немного придя в себя, выглянула из-под одеяла и осмотрелась. Волк исчез. Переведя дыхание и уняв дрожь, она решилась выбраться из кровати и стала одеваться. Данный инцидент выходил за любые установленные рамки. Только накануне вечером они говорили про личное пространство, а тут она просыпается с волком в постели. Кажется, оборотень переставал контролировать себя в любой форме. Стоило задуматься о том, как побыстрее от него избавиться. Слишком она увлеклась им, поддавшись на его обаяние, за что может дорого заплатить, возможно, даже жизнью.

Одевшись и умывшись, она осторожно спустилась вниз, выглядывая, куда делся квартирант. Заглянув в гостиную, она увидела его сидящего на диване, уже в человеческом обличии и одетым. Подобрав ноги на диван, он обхватил колени руками и уткнулся в них лицом.

- Я думала, мы вчера договорились? – осмелилась она заговорить с ним, не заходя в гостиную. - Так, что это было?

Опасаясь, что он может напасть, она решила оставить себе путь для отступления.

- Извини, - услышала она глухой ответ.

Он даже не поднял головы. Девушка смотрела на него, стараясь определить - опасен он в данный момент или нет.

- И это все, что ты можешь сказать? – удивленно спросила Аника. – Что ты делал в моей комнате, да еще и волком?

- Мне очень жаль, что такое случилось, - ответил Таннари, чуть приподняв голову, но не смотрел на нее.

Такое его поведение привело ее в полное замешательство. Обычно раскованный и самоуверенный, сейчас он был похож за испуганного зверька, попавшего в ловушку. Ей все же хотелось знать, в чем причина данного происшествия. Она набралась храбрости и, пройдя в гостиную, присела рядом на краюшке дивана. Почувствовав ее приближение, Таннари приподнял голову и косо посмотрел на нее. Девушка поежилась под его странным взглядом, но постаралась не сбежать от нарастающего страха. Она не знала, что от него ожидать, но старалась справиться со своими эмоциями.

- Изменения продолжаются, - тихо ответил он, отведя взгляд.

- Это все из-за заклинания? – уточнила она. – Но я-то здесь при чем?

Таннари не осмеливался смотреть на нее. Ему было крайне неприятно, что так напугал девушку, отчасти даже стыдно.

- Прости, что так напугал тебя, - виновато проговорил он. – Ты права, я начинаю сходить с ума.

- Давай не будем так категоричны, - постаралась ободрить его Аника. – Постарайся найти причину произошедшего и тогда уже решай, что с тобой происходит.

Она видела, насколько расстроенным он был из-за случившегося. Даже после поцелуя он так не переживал.

- Тем вечером, когда мы поспорили за пульт, - осмелился он признаться. – Меня разозлила не ты, а передача о волках. Я увидел их, свободно бегающих, и тоже захотел освободиться. Проклятая звериная сущность начала рваться наружу, завладевая разумом. Так, что еще раз прошу прощения.

- Звериная сущность? – переспросила девушка.

Таннари внимательно посмотрел на нее, и видел, что девушка, несмотря на его безумные выходки, оставалась небезучастной в его судьбе. Он сцепил руки перед собой, переплетая пальцы.

- Понимаешь, есть я – Таннари, и есть я – волк. Человеческая и звериная сущность, основанная на магии, - стал разъяснять он, указывая на свои руки. – Они сосуществуют в балансе между собой. Зверь делиться с человеком силой, выносливостью, чутьем, жизненной энергией, человек – разумом. Так мы понимаем человеческую речь, знания, общаемся с людьми. Когда этот баланс нарушается, кто-то берет вверх. – Он стал заламывать одну руку другой. - Чаще всего зверь, потому что разум довольно хрупкий инструмент, ломающийся при сильной нагрузке.

- Заклинание нарушило этот баланс, - подытожила Аника.

- Да. И, похоже, звериная сущность тянется к тебе, - добавил он.

- Ко мне? – удивленно переспросила девушка. – С какой стати?

- Точно сказать не могу, - неуверенно проговорил Таннари, – я в этом не эксперт. Но предполагаю, что из-за того, что ты освободила меня тогда в лесу. В нашей жизни есть вещи, которые делают нас теми, кто мы есть. Как людям, нам нужна одежда, дома, машины и прочей, а как волкам – движение, свобода и охота. Меня тогда поймали, что было хуже смерти для свободного волка. Заарканили и привязали, я оказался в ловчем капкане. Мысленно попрощался со своей свободой, а тут появилась ты и даровала свободу. Но освободила меня, не как человека, а только волка.

- Подожди, - Аника не могла вразумить смысла его слов, - но ты в моем доме человек. Почему волк? Ты сам превратился в волка?

Она все также вопросительно смотрела на него, не найдя ответа на свой вопрос.

- Нет, этого я не помню, - признался парень. – И не помню, как оказался в твоей комнате. Но думаю, это из-за того, что постоянно находился здесь и не выходил, как прежде. Опасался, что буду опасен для окружающих, понадеялся насильно сдержать зверя, оставаясь большую часть времени человеком. Но волк, получивший свободу, взял свое. Пока мое сознание спало, он вышел наружу. И пришел к тебе…

Аника расстроено вздохнула.

- Даже в испуге я заметила, что ты испугался не меньше, - она захотела приободрить его, видя, что он поник совсем из-за этого.

- Еще бы, - хмыкнул Таннари, - первой мыслью было, что я укусил тебя на этот раз. Получив желаемое, зверь вернулся на свое место, а проснулся я. И тут такая картина. В обычной жизни преобладает моя человеческая часть, полностью контролируя все действия. Но сейчас я чувствую, как из-за нарушения, бунтует моя звериная сущность, требуя свободы. А мои попытки насильно сдержать ее только вызывают еще больший мятеж.

После небольшой паузы он добавил:

- А еще, я полагаю, он думает, что ты снова дашь ему свободу. Только в этот раз от меня.

- А такое разве возможно? – пораженно спросила девушка.

- Если я не смогу трансформироваться в человека, как положено, - пояснил Таннари, - то мое сознания постепенно начнет уступать звериному. Хотя это уже происходит, началось с постоянного голода, которому я не придал значения. Исчезну я, как человек, а, следовательно, волк получит все.

- Наверное, стоит побыстрее добраться к твоим родным, - кивнула Аника, натянуто улыбнувшись.

- Ага, - Таннари опять опустил голову на колени, - пока я не сошел с ума окончательно.

Они провели в молчании несколько минут. Аника смотрела на парня, совершенно поникшего и растерянного, забывая, что совсем недавно злилась и обижалась на него.

- Интересно, сумасшедшему можно становиться главой стаи? – с нервным смешком спросил себя Таннари, нарушив молчание. – Такого я еще не слышал.

- Ну, ты же еще не сумасшедший, - возразила девушка, видя, как он пытается загнать себя в еще большее отчаяние.

- Если не стану психом, - он посмотрел на девушку, - то волком точно. Тоже было бы интересно знать, может ли волк управлять стаей.

- Не стоит терять надежду, - улыбнулась Аника, старясь поддержать его. – Ты же не использовал всех возможностей, чтобы так отчаиваться.

- Но время-то идет. Чтобы не происходило, под угрозой продолжение моего рода, - пояснил оборотень. – Я единственный, кто может его возглавить в будущем, лишь смерть освобождает меня от этой обязанности. Не станет меня, наследие моей семьи будет утрачено.

- А сестра? – осторожно спросила она.

- Сестра может выйти замуж, - ответил Таннари, - но магическая сила и власть наследуется только по мужской линии. Брак с более слабым представителем вида ослабляет род. Ее возможности опустятся до уровня супруга. И такого еще никогда за всю историю не было.

- А за сильного представителя она выйти не может? – Аника не могла понять запутанности устройства их общества.

- Ага, - горько усмехнулся Таннари, - мы являемся одним из наиболее влиятельных родов. Кроме нас еще два, и все они наши родственники. Понимаешь о чем я?

– Давай завтра попробуем пойти к твоей сестре, - предложила девушка, чтобы вернуть ему надежду. - Надеюсь, по выходным она работает.

- Может быть, - ответил он неуверенно. – Там торговый центр. Покупатели ходят туда каждый день.

Таннари кивнул, и она оставила его, уйдя на кухню готовить завтрак.

Весь день он просидел тихо и смирно, обдумывая их дальнейшие действия. На ночь Аника заперла двери своей комнаты на ключ, опасаясь повторения утреннего инцидента.

***

Таннари проснулся рано утром и обнаружил, что лежит у двери комнаты Аники. Благодаря девушку за сообразительность, что закрыла дверь, и, ругая всевозможными словами свою звериную часть, он быстро спустился вниз, пока она опять не заметила его появления.

И когда она спустилась, он не стал ничего ей говорить, чтобы не пугать еще больше. Придя на кухню и обнаружив его жарящего яичницу, Аника изумилась.

- Что ты делаешь? – спросила она.

Таннари обернулся и улыбнулся ей.

- Кушать захотелось.

- Так в холодильнике что-то еще оставалось, - вспомнила она.

- Мне яичницы захотелось, - он указал на сковородку.

- Ты ж говорил, что не умеешь готовить, - усмехнулась Аника, подходя к чайнику.

Обнаружив, что он уже горячий, она достала свою чашку и растворимый кофе.

- Не умею, - подтвердил Таннари, выключая сковородку. – Но яйца зажарить могу.

Затем сгреб яичницу на тарелку и пошел к столу.

- Еще я умею шашлык жарить, - хвастливо сознался он. – Только боюсь, в доме ты не позволишь костер разводить.

- Почему в доме? – удивилась Аника.

- Во двор-то я выйти не могу, - напомнил он. – А лапами жарить не очень удобно будет.

Аника залилась веселым смехом, представив себе эту картину.

- Что смешного? – поинтересовался Таннари, любясь ее весельем.

- Представила, - вдохнула Аника после смеха, - как ты волком жаришь шашлыки над костром. Прям, как в мультиках: сидишь на задних лапах, с шампурами в передних.

Девушка продемонстрировала свои представление данной сцены, чуть присев и вытянув полусогнутые руки. Таннари тоже не удержался от улыбки, обнажая свои клыки, поддаваясь веселью вместе с ней.

- Тебе весело, - проговорил он, изобразив обиженный вид. – А мне знаешь, каково? Я б от шашлычка не отказался.

Он с мечтательным видом облизался.

- Ладно, я же не заставляю тебя жарить шашлык, - прыснула она новой порцией смеха. – Могу только курицу гриль предложить.

- А это хорошая идея, - отметил оборотень.

Он смотрел на нее и радовался, что она не застала его под своими дверями, иначе бы это расстроило ее очень-очень.

- Завтракаем и собираемся? – спросил он, когда ее веселье поутихло.

- Да, - коротко ответила девушка.

Как и договорились, позавтракав, они стали собираться в город. Таннари на словах рассказал, где находиться торговый центр, в котором нужно было искать его сестру. Аника примерно определила маршрут, по которому им стоит добираться туда.

- Сразу расскажи, где ее примерно искать и что говорить при встрече, - уточняла детали Аника, за очередной чашкой кофе. - И чтоб меня точно к ней пустили.

- Просто скажи, что ты по личному вопросу, - ответил Таннари. – Мое присутствие рядом отбросит любые другие вопросы.

Одевшись в наиболее подходящую одежду – спортивные штаны, мягкую рубашку и ветровку с капюшоном – на случай, если за ними будет погоня, чтоб было удобно бежать. А то прошлый раз бегать в джинсах было затруднительно. Прихватив рюкзак, она спустилась вниз, где уже ждал волк, смирно сидя посреди кухни и дожидаясь ее.

- Надеюсь, ты это ты, - настороженно сказала она, подходя к нему.

Волк посмотрел на нее, а она присмотрелась к его глазам, если в них тот разумный свет присущий оборотню разумному. Убедившись, что все как надо, она указала ему на выход.

Волк выбежал наружу, и девушка закрыла за собой на ключ двери. Они вышли со двора, и снова по улице зашагала странная парочка – девушка и огромный черный пес.

В такси их не брали, это они уже проверили, поэтому направились к автобусной остановке. Пешком добираться в центр города было далековато.


Глава 13


Идя по улице мимо различных магазинов, Аника наблюдала себя и идущего рядом волка в витринах. Со стороны они смотрелись пугающе – хрупкая девушка и здоровенный пес, будто вышедший из преисподней. Проходя мимо мясного магазина, волк тоскливо заскулил.

- Даже не думай, - Аника с равнодушным видом прошла дальше. – Разве, что на обратном пути, если тебя не заберут твои сородичи.

Волк послушно поплелся за ней, оглядываясь на дверь мясного магазина, откуда доносились дразнящие запахи.

От мысли, что они сегодня могут расстаться, стало как-то тоскливо. С его появлением ее спокойная размеренная жизнь стала иной. Часто любопытство преобладало над страхом перед опасными существами, подталкивая к безрассудным поступкам, добавлявших адреналину в кровь, хоть потом и жалела, что ввязалась. А еще эти чувства, которыми прониклась к нему непозволительно глубоко. Аника представила, каково будет без него: наверное, одиноко в доме, никто больше не будет ждать ее возвращения с работы и встречать, не с кем будет поспорить и не на кого позлиться. Придется постараться, чтобы забыть все, поэтому она запретила себе об этом думать.

Они подошли к остановке, где стояло несколько человек в ожидании автобуса. Они с опаской покосились на волка и ради спокойствия отошли подальше, когда девушка стала возле остановки. Волк беспокойно обследовал пространство вокруг и уселся рядом с Аникой. Он сильно волновался из-за их похода, и надеялся, что им больше не встретятся его преследователи

На дороге показался общественный транспорт и люди переместились ближе к дороге. Аника кивнула волку, указывая на их «такси», и они тоже подтянулись. Автобус подъехал к остановке и его двери открылись, выпуская пассажиров. Пропустив всех желающих войти, Аника с волком тоже стала подниматься по ступенькам.

Водитель посмотрел на них круглыми глазами.

- Извините, девушка, - проговорил водитель автобуса, - но с такой большой собакой без поводка и намордника в автобус нельзя.

Он указал на волка. Девушка отступила назад и раскрыла рот, чтобы возразить, но дверь в ту же секунду закрылись у нее перед носом. Тормоза автобуса зашипели, и он отъехал от остановки. Недовольно попыхтев, девушка отошла от края дороги.

- Итак, - Аника опустила взгляд на волка, – с тобой без поводка и намордника меня в автобус не пустят.

Волк склонил голову набок, смотря на нее с непониманием. Она заподозрила, что оборотень в звероформе начинал плохо соображать и не воспринимать человеческую речь.

- Ты пугаешь людей, - пояснила она, и спросила: - Идем покупать поводок и намордником?

Морда волка оскалилась, и девушка испуганно отпрянула от него. Предложение ему явно было не по нраву, судя по его агрессивному виду.

- Не хочешь. Хорошо, - опасливо проговорила она. – Тогда я пошла домой.

Она развернулась и последовала в том направлении, откуда они пришили. Особо уговаривать его она не собиралась, все равно бесполезно. Оборотень, так или иначе, сделает по-своему. А если он продолжит становиться непредсказуемым и опасным, попросит покинуть ее дом, если, конечно, получится. Волк постоял на месте, провожая ее взглядом, потом побежал за ней. Обогнав, он перегородил ей путь.

- В автобус нас не пустили, - сказала Аника, остановившись, - не надейся, что в такси повезут. Это мы уже пробовали.

Она напомнила об их попытке, добираться на такси к офису его отца.

- Надеюсь, ты не забыл, как на тебя таксисты реагируют, - продолжила Аника. - Такую зверюгу, как ты, в машину не пустят. А через полгорода пешком я идти не собираюсь. Я и к вечеру туда не дойду.

Девушка осторожно обошла волка и пошла дальше. Он снова обогнал ее с недовольным выражением на морде. Она остановилась и внимательно посмотрела на него.

- Не думаю, что тебе нравиться все больше сходить с ума с каждым днем, - заявила Аника, ткнув пальцем его в голову. - Я тебе просто в дом не пущу, будет жить на улице. Ты можешь быть опасен для меня. Понимаю, что ошейник и поводок вызывают у тебя неприятные воспоминания, может даже оскорбительно. Но других предложений у меня нет. Разве, что будешь бежать сзади за автобусом, но тогда велика опасность, что можешь попасть под машину. Мне бы этого не хотелось. Выбор за тобой.

Она пошла дальше, оставив волка позади. Тот снова обогнал ее.

- Выбирай, дружок: поводок с намордником и я передаю тебя твоей сестре, или проваливай на все четыре стороны. Тебе крышу рвать начинает, и мне страшно рядом с тобой находиться.

Девушка отмахнулась от него, снова пытаясь обойти. Что еще сказать ему, она не знала. Других доводов, чтобы убедить принять такой вариант, у нее не было. Вариант с пешим походом через большую часть города ее не устраивал.

Волк с оскорбленным видом опустил голову и шагнул в сторону остановки. Идея с ошейником ему действительно не нравилась, напоминая о капкане у того дерева. Но девушка убедила его, что другого выбора у него нет. Следя за его реакцией, она поняла, что он принял ее предложение.

- Вот так-то лучше, - с довольным видом сказала Аника, поворачивая за ним. – Идем, заглянем в зоомагазин. И не переживай, я выберу тебе самый красивый. Я все-таки дизайнер, а ты любишь самые лучшие вещи.

Волк поплелся за ней с униженным видом, когда она направилась к магазину, поглядывая на девушку исподлобья. Они вошли в зоомагазин, расположенный недалеко от остановки. При их появлении в зале, продавец охнул при взгляде на волка и чуть не спрятался под прилавок.

- Мне бы ошейник, поводок и намордник, - сказала Аника продавцу, - вот на эту собачку.

Она указала на волка. Продавец замельтешился и стал искать подходящие размеры. Из предложенного Аника выбрала синий ошейник, поводок-цепочку и черный кожаный намордник. Волк смотрел на все это со смертельной обидой, но девушка стоически выдержала этот убийственный взгляд.

Выйдя из магазина, Аника присела рядом с ним, и волк демонстративно отвернул морду.

- Не расстраивайся ты так. Это все лишь для отвода глаз, - постаралась она успокоить его ласковым голосом, - как только выйдем из автобуса, я сниму все. Подашь знак, если будет жать.

Она обняла его, надевая ошейник, и пристегнула поводок. Почесала его за ухом, чтобы задобрить, от чего он довольно прищурил глаза.

- Смотри, какая красота, - восхищенно проговорила девушка, разглядывая волка в обновке. – Теперь можно ехать куда хочешь.

Волк тут же потянул ее к остановке. По приходу автобуса, она одела ему намордник и их впустили в общественный транспорт без разговоров.

***

По прибытию на ближайшую, к торговому центру, остановку, они вышли, и Аника тут же сняла с него намордник и поводок.

- Ошейник, может, пока оставить? – спросила она у волка. – Вдруг срочно надо будет бежать на автобус.

И тот в знак согласия пошел вперед, не дожидаясь, чтобы она его сняла. Девушка с облегчением вздохнула и последовала за ним. Они, как обычно, привлекли немало внимания при появлении в торговом центре. Аника, чтобы хоть как-то снизить интерес к себе, набросила капюшон на голову, спрятав свои рыжие волосы. Волка же спрятать было невозможно.

Они прошли к лифтам и поднялись почти на самый верх, где располагались офисы. В лифте они ехали в полном одиночестве. Больше никто не рискнул войти вместе с ними.

***

Выйдя на нужном этаже, Аника оказалась в типичном офисном помещении, по коридорам которого сновали по своим делам офисные работники. Встретившиеся на их пути, с испуганными криками шарахались в стороны, в результате девушка с волком переполошили весь этаж.

Волк остановился у стойки, за которой сидела девушка-секретарь.

- Мне нужна мисс Тасмин, - сказала Аника, оказавшись в главном офисе торгового центра, куда ее привел волк.

- Прости, а вы по какому поводу? – спросила элегантно одетая девушка за стойкой.

- Я по личному, - ответила Аника, настороженно оглядываясь по сторонам.

- Как мне вас представить? – спросила секретарша.

- Скажите, что я от ее брата, - тихо ответила Аника, покосившись на волка.

Девушка-секретарша кивнула и ушла по коридору через стеклянные двери. Спустя несколько минут она вернулась.

- Можете пройти, - сказала она. – Вон в те двери.

Аника двинулась в указанном направлении.

- Девушка, - обратилась к ней секретарша, - с собакой туда нельзя.

Волк оскалился при упоминании о собаке.

- Эта собака без меня всех тут покусает, - с улыбкой ответила Аника. – Думаю, мисс Тасмин меня простит.

Секретарша, глянув на оскал волка, испуганно отшатнулась, оставив любые попытки возразить. Пройдя через стеклянные двери, Аника подошла к дверям офиса Тасмин и вошла в кабинет. За столом сидела красивая девушка с темными волосами и голубыми глазами, внешности которой могла позавидовать любая модель. Теперь Аника поняла, о чем говорил Таннари, когда упоминал о родственной схожести.

- Здравствуйте, вы мисс Тасмин? – все же решила она уточнить.

Девушка удивленно посмотрела на нее, потом заметила волка в ошейнике, зашедшего вслед за ней, и ее голубые глаза округлились до невозможности.

- Таннари? – выдохнула она.

- Да, это ваш брат, - ответила ей Аника. – Нужно поговорить по этому поводу.

Девушка вышла из-за стола и подошла к странной парочке. Тасмин оказалась выше Аники на полголовы, но явно ниже Таннари. Стройная, с завидной фигурой, шикарными черными волосами, одетая в элегантный деловой костюм. Рядом с ней Аника почувствовала себя невзрачной деревенщиной в спортивном костюме.

- Кто вы? – вежливо спросила она свою внезапную посетительницу.

- Меня зовут Аника, - ответила девушка. – Я случайно нашла вашего брата в лесопарке привязанным к дереву. И отвязала его.

- В каком лесопарке? – удивленно переспросила Тасмин.

Девушка, очевидно, не была в курсе всего произошедшего с ним.

- Недалеко от моего дома, - старалась пояснить Аника. – Я возвращалась с работы, спешила и решила сократить дорогу, и увидела привязанную к дереву собаку. Мне не нравиться, когда над животными издеваются. И решила отпустить ее. Он увязался за мной и пришел ко мне домой.

Тасмин смотрела на девушку, как на сумасшедшую. Все ее история для нее точно звучала, как бред. Аника подумала, что, наверное, стоило не с этого начинать.

- Но откуда вы знаете, что это мой брат? – с недоверием спросила девушка.

Она непонимающе смотрела, то на нее, то на волка.

- Я его в дом впустила во время грозы, - ответила Аника. – А утром обнаружила парня на моей кухне, - тихо добавила она. – Потом он рассказал мне, кто он такой и что с ним случилось, и попросил о помощи.

Тасмин не смогла сдержаться от улыбки. О проблемах брата она, видимо, все-таки знала.

- А почему он сейчас в звероформе? – удивленно осведомилась она.

- Оказалось, что я как-то неправильно освободила его. Что-то там вышло не так с заклинанием, - пояснила Аника, указывая на волка. – И за порогом моего дома он снова становиться собакой.

- Волком, - исправила его Тасмин.

Аника виновато кивнула.

- И как давно это произошло? – спросила Тасмин.

- Больше двух недель назад, - ответила Аника. – Мы уже пытались подобраться к вашему отцу, но ничего не вышло. Пожалуйста, заберите его, ему нужна помощь. Я не могу освободить его. Не то он меня скоро разорит или съест.

Аника постаралась принять самый жалостливый вид, как это делал оборотень. С ней этот фокус всегда срабатывал, вот и понадеялась, что на его сестру тоже подействует.

- Что же ты сразу не пришла?

- Он сказал, что нужно переждать, - пояснила Аника, тыкнув пальцем в волка, опасаясь, что к ней могут предъявить какие-то претензии. – Что его ищут. А потом эти друзья невесты начинают преследовать меня, когда мы к вашему отцу пошли. Мне не нужны ваши проблемы.

Сестра оборотня посмотрела на девушку с пониманием. Человеку не стоило включаться в их разборки, но она уже была в них втянута.

- Я, конечно, попробую что-то сделать, - ответила Тасмин, глядя на волка, - но мне нужно с отцом посоветоваться. Сама я ни чем не могу помочь. Я не в курсе подробностей этого дела, что и как оно произошло.

- Пожалуйста, - взмолила Аника, - ему нужна помощь. Это заклинание плохо на него действует, вызывая какие-то побочные действия.

Девушка-оборотень видела в ее глазах неподдельное беспокойство при упоминании о житейских сложностях брата. И поняла, что он нашел по-настоящему небезразличного к его беде человека, что было само по себе непостижимым и фантастическим.

Вдруг зазвонил мобильный телефон на столе Тасмин. Девушка тут же бросилась к нему.

- Да, - ответила она.

На ее лице отразилось сильная тревога, и она перевела взгляд на своих визитеров.

- Они идут сюда, - сказала Тасмин, выключив телефон.

- Кто? – непонимающе спросила Аника.

- Клан Шадрин, - мрачно ответила Тасмин, подходя к ним. – Они следили за мной. Вам нужно немедленно уходить.

- Что значит, уходить? – возмутилась Аника. – Разве вы не заберете своего брата? Ему помощь нужна.

Аника указала на волка, который беспокойно затоптался на месте и тихо зарычал при упоминании о клане Шадрин.

- Я не могу его защитить, и помешать даже, - с сожалением ответила Тасмин. – Единственный для него выход – это бежать и прятаться.

Также она понимала, что нельзя было втягивать в это дело человека. Но раз уже он связался с ней, или она с ним, то нужно тянуть это дело до конца. И уповать лишь на богов, что никто из них при этом не пострадает. Аника видела, что сестра оборотня не спешила с оказанием помощи, и попыталась ухватиться, хоть за какую-то возможность привлечь ее.

- Послушайте, - не успокаивалась Аника, - но он же не может вечно бегать. Он сказал, что я должна как-то освободить его от этого заклинания, чтобы снова стать человеком. Вы хоть в этом можете помочь?

- Сейчас мы ему ничем помочь не можем, - с горечью призналась сестра. – Но мы ищем, как это сделать. Я спрошу и на этот счет. А сейчас бегите!

Она силой вытолкала Анику в двери, а волк выскочил вслед за ними. В коридоре к тому моменту возникло какое-то движение. Несколько мужчин в дорогих костюмах расталкивали работников офиса и двигались в направлении кабинета Тасмин. Аника узнала в них тех, что встретились ей в парке. Но их было уже не четверо, а шестеро. Она смотрела на преследователей, и сердце испуганно заколотилось. История повторяется. И в этот раз отмазаться точно не выйдет. Они запомнили ее, и к полному счастью застали ее в компании с сестрой оборотня. На этот раз сомневаться не станут и схватят ее.

- Беги! – шепнула ей Тасмин и толкнула в противоположную сторону. – Там пожарная лестница.

Аника бросила прочь от преследователей, волк последовал за ней. Мужчины ускорили шаг, следуя за ней. Один из них остановился возле Тасмин, стоявшей с невозмутимым видом.

- Мисс Дармун, - обратился к Тасмин он осуждающим тоном, - что же вы препятствуете установлению законности.

- Ничему я не препятствую, - равнодушно ответила Тасмин, скрестив руки на груди. – Какая-то девчонка с собакой заявилась в кабинет, и я выставила ее. Это вы считаете незаконным?

Мужчина сокрушенно покачал головой и последовал за остальными. Тасмин проводила его презрительным взглядом и вернулась в кабинет, молясь о том, чтобы девушка и волк смогли бежать от них.

Аника побежала по коридору, ища пожарный выход. В торговом центре было семь этажей, так что спускаться было недолго. Волк бежал позади, оглядываясь на преследователей, прикрывая их отход. Аника нашла пожарную дверь и выскочила на лестницу. Перескакивая через ступеньки, она неслась со всей допустимой скоростью, лишь бы не упасть. Преследователи не отставали, не желая упускать свою жертву в очередной раз. Звук погони придавал сил, и девушка с разбегу спрыгивала через пролет лестницы и бежала на следующий.

- Бежишь, как трусливая псина, поджав хвост, - бросил один из преследователей, перегнувшись через перила. - Так и сдохнешь, бегая на четырех.

Волк, прикрывавший побег Аники сзади, остановился и зарычал. Девушка оглянулась на него, привлеченная рычанием. Он повернулся к преследователям, принимая брошенный вызов, не смея пропускать мимо ушей такое оскорбление. Те приостановились и с довольными улыбками смотрели сверху на свою жертву.

- Мы ж тебе не самый худший вариант предлагаем, - продолжил говорить мужчина из клана Шадрин, которого Таннари назвал Харвилинн, – а ты в бега подался.

Волк в ответ зарычал громче и шагнул ему навстречу, поставив лапу на ступеньку, готовый броситься в атаку.

- Вместо того, чтобы кататься на дорогих машинах да ходить по ресторанам с красивой женой, - мужчина спустился на одну ступеньку, - окажешься в приюте для собак, или попадешь на живодерню, как бешенная псина. Думаешь, эта человеческая девчонка будет с тобой возиться?

Волк двинулся вперед, угрожающе опустив голову и рыча. Аника поняла, что они специально дразнят его, чтоб он сцепился с ними, и можно было схватить. Она уловила на себе злой взгляд серых глаз оборотня, обещавший ей вечные муки. Но больше всего в этот момент ее беспокоило, что они могут схватить Таннари, чего желала меньше всего.

- Не надо! – воскликнула Аника. – Они провоцируют тебя! Бежим!

Она открыла ближайшую дверь, выходящую на один из этажей и выбежала в торговый центр. Волк, сверкая злобой в голубых глазах, метнулся за девушкой, осознавая, что разделяться им нельзя.

Аника помчалась по торговому центру, петляя между покупателями, соображая на ходу куда бежать, где спрятаться. Волк мчался за ней. Люди шарахались от здоровенной псины, когда он проносился сквозь толпу. Мимо мелькали яркие витрины бутиков и больших магазинов.

Девушка затормозила возле одного из крупных магазинов одежды и свернула в него. Волк последовал за ней. Обойдя продавцов, чтобы они не заметили животное, Аника пробежала между рядов с одеждой. Нашла примерочную и спряталась в ней. Схватив за ошейник, затащила за собой волка, и задернула шторку.

- Тихо, - девушка приложила палец к губам, присев в углу. – Сюда никто не посмеет зайти.

Волк недовольно заворчал и стал скрести когтями пол. Беспокойно топчась на месте, он стал трогать лапой девушку за колено.

- Успокойся ты, а то нас услышат, - Аника оттолкнула его лапу.

Волк же не унимался. Он сел и, опустив голову, стал трогать себя за нос, потом носом трогать руку девушки. Она присмотрела к его действиям, соображая, что он хочет ей показать.

- Ты хочешь что-то сказать мне? – она посмотрела на него внимательнее. – Что?

Волк опять потрогал свой нос, и взволновано заскулил.

- Что они учуют нас по запаху? – испуганно спросила Аника.

Волк, подняв голову, завилял хвостом.

- Точно! Черт, что же делать? – она задумала, обеспокоено поглядывая на шторку. – Моя доброта меня погубит.

Она сжала руки в кулаки, стараясь подавить нараставший страх. Нельзя было ни в коем случаи паниковать сейчас. Волк был прав, они отыщут их по следу запаха. Таннари уже не раз об этом рассказывал. Рядом с ним она порой забывается, с кем связалась. Тогда он спрятал свой след в автомастерской, а ее - пробежав через ресторан. Но в торговом центре не было мастерских и китайских ресторанов, и на это раз за ними не просто следят, а преследуют в открытую. Через несколько минут раздумий Аника прошептала:

- Парфюмерный магазин! Ты упоминал, что сильно пахнущая косметика вызывает у тебя раздражение.

Волк удивленно посмотрел на нее своими голубыми глазами. И в этот момент шторка отдернулась, и Харвилинн Шадрин обнаружил их. Смотря на девушку и волка, сидевших в углу примерочной, он озарился торжествующей улыбкой. Аника вскликнула от неожиданности, а волк в миг зарычал и прыгнул на мужчину, заваливая на пол. Он повернул голову к девушке, давай знак, чтобы она уходила. Волк придавил лапами человека к полу, пока Аника выбиралась из примерочной и бросилась наутек.

- Ты не посмеешь причинить мне вред, - победно проговорил Харвилинн Шардин, лежа под волком.

Зверь в ответ зарычал громче и раскрыл пасть, приближаясь к его горлу, доведенный до того, что нанести смертельный удар. Испуганный женский вопль остановил его, заставив отпрыгнуть в сторону. Одна из продавщиц, привлеченная шумом, пришла к примерочной и увидела зверя нависавшего над человеком. Волк сорвался с места и последовал за девушкой.

Девушка на выходе заметила двоих из Шадрин.

- Человек, - обратился один из них к Анике, - лучше тебе с нами не шутить. Тебе же хуже будет.

Она остановилась, соображая, как выбраться из магазина. Но волк ее опередил – сбив с ног одного из них и рыча на другого, он освободил ей дорогу к выходу. Аника, не мешкая, перескочила через мужчину на полу и выскочила наружу. Но в дверях еще один, перегородив ей путь, хотел схватить за руку, но волчьи челюсти сомкнулись на его запястье раньше, чем он успел дотронуться до девушки.

- Ах ты шавка! – взвыл оборотень из Шадрин, отдергивая руку от волка.

Волк одарил его смертоносным оскалом и побежал прочь. Девушка помчалась дальше по торговому центру, а волк следовал за ней по пятам, оглядываясь на преследователей. Они спустились на этаж ниже по ступенькам и побежали вдоль витрин. Дальше Аника помчалась, разыскивая парфюмерный магазин, но первым ей попался маркет бытовой химии.

- За мной, - она окликнула волка, бежавшего за ней хвостом.

Он приостановился перед входом, но потом все же вошел. Аника, несмотря на возмущенные крики продавщицы на кассе, побежала по рядам. Сделав круг почета, она приостановилась у одной из полок.

- Какой из порошков самый вонючий? – поинтересовалась она у волка, остановившегося рядом с ней.

Волк провел носов из стороны в сторону и приблизился к одному из видов. Девушка схватила пачку и помчалась дальше. Быстро расплатившись на кассе, она выскочила обратно на коридор торгового центра и снова помчалась вдоль витрин бутиков и маркетов. Шадрин стали нагонять ее, когда она приблизилась к лестнице, чтобы спуститься на следующий этаж. Трое окружили их, пытаясь схватить.

- Отойди, - призвала Аника волка, и тот послушно отошел за ее спину.

Оборотни из Шадрин, ухмыляясь от такого непонятного маневра, стали сжимать кольцо.

- И не стыдно тебе прятаться за спиной человека? – с издевкой проговорил один из них. – Тебя ж все засмеют, когда мы расскажем о твоих похождениях.

Волк с оскорбленным видом зарычал и шагнул вперед.

- Не слушай их, - окликнула его Аника.

Девушка специально подпустила их поближе, чтобы не промахнуться. Разорвав у себя за спиной пачку со стиральным порошком, она резко выкинула руку, рассыпая его по дуге в лица мужчин. Белое облако из мелкого пахучего порошка окутало их в секунду. Возмущенно взвыв, прикрываясь руками, они отскочили в стороны, но уже успели вдохнуть его. Такой прием мог на время задержать погоню, давая надежду на счастливый побег. И они с волком, не теряя времени, бросились бежать дальше.

Все-таки магазин парфюмерии Аника отыскала. На входе волк замер, крутя носом и не желая идти дальше.

- Ну, давай же, - Аника схватила его за ошейник и со скрежетом когтей об мрамор втащила в магазин упирающегося волка. – Или ты хочешь, чтоб они тебя схватили?

Волк, немного поупрямившись, поддался. Аника выглянула наружу, выясняя нет ли преследователей на горизонте. И тогда забежала за прилавок и затолкала под него волка.

- Девушка, что вы творите?! – возмутилась продавец.

- Тихо, - одернула ее Аника, - за мной гоняться мафиози!

Девушка-продавец удивленно захлопала ресницами, глядя на девушка в капюшоне, нервно оглядывающуюся на двери.

- Дайте самый сильнопахнущий парфюм, - потребовала Аника, оглядываясь на вход в бутик.

Продавец опустила взгляд на волка под прилавком. Тот слегка приподнял верхнюю губу, как бы в улыбке, демонстрируя белые клыки. Девушка дрожащей рукой потянулась к одному из флаконов и подала его Анике. Та принюхалась и скривилась от резкости и густоты запаха.

- Думаю, это подойдет, - одобрительно кивнула она. – Сколько стоит?

- Нисколько, - пискнула продавец, косясь на волка.

- Я не собираюсь вас грабить, - успокаивающе сказала Аника. – Сколько?

- Двадцать, - дрожащим голосом ответила продавец.

Аника достала две десятки из кармана и положила на прилавок. Открыла флакончик и посмотрела на волка.

- Давай лапы, - скомандовала она.

Она присела рядом с ним и протянула руку, но услышала рычание в знак протеста. Она посмотрела на него умоляющим взглядом.

- Другого выхода нет. Здесь нет автомастерских, - напомнила она.

Волк, глядя в ее зеленые глаза, неохотно поднял поочередно передние лапы. Она брызнула на них, потом на задние, и еще немного на спину.

- Извини, но так надо, - развела руками Аника. – Совсем немного.

Волк негодующе заворчал и прижал уши. Закончив с опрыскиванием, Аника поставила флакончик.

- Благодарю, - сказала она, выходя из-за прилавка.

Волк, чихая, последовал за ней.

- Но это ваше, - проговорила продавец, отодвигая флакончик.

- Нет, спасибо, - мотнула головой Аника. – Мне это больше не нужно.

Аника выглянула в проход, проверяя нет ли там преследователей. Не заметив снаружи никого подозрительного, Аника махнула волку, и они выбежали на коридор. Добравшись до ближайшей лестницы, стали спускаться, оглядываясь по сторонам. Оборотней из Шадрин нигде не наблюдалось. Анике не верилось в их удачу. Возможно, выходка с порошком помогла, но об это она никогда не узнает. Вообще она не надеялась, что это как-то поможет, но попробовать стоило. Смешавшись с толпой внизу, они выбрались из торгового центра. Если их и заметили, то продолжить преследование не смогли, или не стали, или боялись, что у них еще какой сюрприз припасен в коробке.

Достав из рюкзака повод и намордник, Аника направилась к автобусной остановке. Волк с оскобленным видом позволил надеть себе намордник и прицепить поводок.

- Надеюсь, не жмет, - с улыбкой сказала она, надевая намордник, и почесала ему за ухом.

Запрыгнув в первый же автобус, они поспешили покинуть центр города. В автобусе, Аника немного расслабилась, и благодарила бога и всех святых, что они снова смогли уйти от лап оборотней. Было несколько глупым полагаться, что они не станут следить за сестрой Таннари. Ведь она тоже была членом семьи, а значит, могла ему помочь.

Сидя в автобусе, она поглядывала на волка, который потирал лапой нос, пытаясь достать его под намордником, чихал и облизывался, будто мог смыть запах резкого парфюма. И словила себя на том, что улыбается от мысли, что оборотень остался, отчего отвернулась к окну, чтобы он не заметил этой глупой улыбки. И неизвестно, сколько времени еще может пробыть с ней, семья-то, похоже, не знала, чем ему помочь. Тут же она поняла, какими эгоистичными были ее мысли. Если он и дальше будет оставаться в таком состоянии, то лишиться разума, превратившись в зверя. Минутная бессмысленная радость, сменилась глубокой печалью и сочувствием к парню, застрявшего в теле волка.

Выйдя на одну остановку раньше, Аника пошла совсем другим путем, нежели обычно. Он был длиннее, но можно было запутать следы. Волк все время от торгового центра чихал периодически и трусил головой.

- Извини, что пришлось тебя обрызгать духами, - сказала Аника, созерцая его мучения.

Она сразу, выйдя из автобуса, сняла с него намордник и ошейник с поводком. Теперь он плелся за ней сзади, чихая и потирая нос лапой.

- Вернемся домой, отмоешься, - с сочувствием сказала она, наблюдая за ним.


Глава 14


Придя домой, едва Аника открыла двери, волк влетел в дом и умчался в гостиную. Аника, тяжело вздохнув, заперла двери и включила электрочайник. После напряженной погони хотелось забыться и расслабиться. Стоило опять принять успокоительное, потому что она была весьма близка к тому, чтобы быть пойманной монстрами, что не добавляло крепости нервам. Если бы волк не подоспел и не укусил того преследователя, он схватил бы ее.

- Какой ужас! – услышала она возмущенный вой вперемешку с рычанием из гостиной.

Когда Таннари появился в кухне, Аника вопросительно посмотрела на него. Вид у него был страдальческий, при этом он держал руки вытянутыми перед собой, не смея приблизить.

- Этот запах мертвого убьет, - пояснил Таннари. – Как люди могут таким пользоваться?

Он чихнул несколько раз.

- Я уже извинилась, - повторила Аника, - но другого способа спрятать наши запахи я не видела. Прими душ, может, меньше раздражать будет.

- Я не обижаюсь, - Таннари приветливо улыбнулся. – Пожалуй, таки пойду это смою, иначе лишусь нюха.

Таннари отправился в душ, Аника тем временем заварила себе чай. А пока он настаивался, сходила переодеться, чтобы тоже избавиться от запаха парфюма, столь резко витавшего вокруг их обоих. За одно проглотила пару таблеток успокоительного, чтобы не впадать в истерику, как прошлый раз. Забросила в шкаф рюкзак, в котором остались лежать ошейник, поводок и намордник. Одевшись в домашние штаны и рубашку, она спустилась вниз. Взяв заварившийся чай, уселась за стол и постаралась успокоиться.

Она посмотрела на Таннари, вернувшего из душа, и заметила, что у него опять волосы торчали, как волчьи ушки.

- У тебя опять, - она указала на голову, - ушки.

Таннари попытался разгладить их, но насмешливый взгляд девушки сказал ему, что это бесполезно. Тогда он растрепал волосы, как можно сильнее.

- А, черт с ними, - отмахнулся он.

Похоже, он совершенно забыл, что она напялила на него ошейник с намордником, и все что волновало его - невыносимый запах. Это порадовало, не пришлось оправдываться за них.

- Поверить не могу, что они следили и за Тасмин, - пожаловался он.

- А ты надеялся, что они только за домом да отцом будут смотреть? - хмыкнула Аника, смотря на него из-за чашки. – Она же твоя сестра. Несложно догадаться, что ты надумаешь обратиться к ней. Она старше тебя?

Таннари сделал себе чай и присоединился к девушке.

- Да, - ответил он, садясь за стол напротив нее. – На пять лет.

- И ты не знал, чем она занимается и где бывает? – удивленно спросила девушка.

- Я знаю, чем она занимается, - оскорбленно ответил Таннари. – Это ее торговый центр. Она его владелица. Но я никогда там не был, только рядом с ним. Я шопингом не страдаю.

- Она владелица? – удивилась Аника. – А ты чем занимался? Небось, гонками владеешь, – попробовала она угадать.

- Я ничем не владею, - неохотно признался парень. – Пока.

- Ха, так все-таки у тебя ничего нет, злыдень, - усмехнулась Аника.

- У меня все есть, - возмутился оскорбленный Таннари. – Все, что принадлежит клану - мое, но пока жив отец, он всем владеет. Я же получаю все, что захочу. Остальное мне пока ни к чему. И что за злыдень?

- О, так тебе придется ждать, пока наследство получишь, - хмыкнула Аника, и пояснила: – Злыдень – это очень бедный нищий, которого преследуют одни несчастья. Никого не напоминает?

Колкие замечания девушки задели его самолюбие.

- Насмехаешься, человек, - Таннари произнес это с тихим рычанием. - Тебе сложно понять порядки нашего общества. Так что бесполезно что-либо объяснять тебе. Я уважаю своего отца. Он никогда ни в чем не утеснял меня. Он даже мог бы заставить меня смириться с этой женитьбой. Но не стал этого делать, зная, что я против.

- Хороша семейка, - вздохнула девушка, чувствуя, что не стоит больше цеплять эту тему. – А мне-то что с того? Эти ребята уже второй раз натыкаются на меня. Рано или поздно они вычислят меня.

- Хм, после этой парфюмерной гадости, - скривился Таннари, - это будет не просто.

Он принюхался к руке, и брезгливо потер об ногу.

- Фу, - отфыркивался оборотень, - эту мерзость еще попробуй отмой.

- Со временем выветрится, - усмехнулась Аника.

Он опять чихнул.

- Будь здоров, - с улыбкой сказала Аника. – Но все же тебе лучше подумать о том, как бы освободить мое жилище. Твоя сестра попробует тебе помочь, а я бессильна.

Она в который раз пыталась намекнуть ему, что следует убраться из ее дома. Но он, похоже, игнорировал эти намеки.

- Ты выгоняешь меня? – с жалобным видом спросил Таннари. – Опять?

Такого поворота в ее решениях он не ожидал, после всего пережитого вместе. Ему казалось, что их общение стало на порядок доверительнее и восприимчивее, и она готова идти с ним до победного конца.

- Извини, но тебе не кажется, что ты загостился у меня? – зло намекнула Аника. – Ты все больше начинаешь втягивать меня в свои оборотневские разборки, а я не желаю пострадать в них. Они едва не схватили меня.

- Но я все еще не нашел способ освободиться, - напомнил Таннари. – Нужно попробовать еще раз связаться с Тасмин. Только ты можешь уже сама к ней сходить, чтобы я не привлекал внимание. Дорогу ты теперь знаешь.

- А где гарантия, что они не набросятся на меня одну? – спросила Аника, поднимаясь из-за стола. – Они же следят за ней. И они видели меня, и теперь знают в лицо, да и по запаху, или как оно у вас там.

- Даже если и пристанут, - возразил оборотень, - ты можешь сказать, что я убежал от тебя после этой погони.

- Вряд ли они поверят, - усомнилась Аника. – Особенно после всех этих приключений. Я в открытую выступила против них, боюсь, это они мне не простят. Особенно ту пачку порошка.

Аника невольно улыбнулась, вспоминая, как отважно отмахалась от погони стиральным порошком.

- Ладно, тогда я опять пойду с тобой, - кивнул Таннари, подмигнув ей, – можно взять с собой пару пачек порошка. У нас хорошо получается убегать от них. Я же не позволил им схватить тебя.

Аника с равнодушным видом отнесла чашку в мойку и пополоскала под струей воды. Может, волчаре и было весело от всего этого, а вот она видела только угрозу для себя. Все это дело принимало все более серьезные обороты, угрожая подмять ее, как рядовую жертву.

- А может, ты действительно убежал бы? – с намеком спросила она, не смотря на него.

- Таки хочешь выставить меня, - прищурившись, проговорил парень. – Но это не решение. Я все равно не уйду.

Девушка повернулась к нему, глядя вопросительно.

- Тогда, может мне уйти? – поинтересовалась Аника, проходя через кухню к входной двери. – А ты можешь пожить тут, решать свои проблемы и прочее. А мне потом сообщишь как-нибудь, что все закончилось.

Последствия всей этой истории ее пугали не на шутку. Им второй раз посчастливилось уйти из лап преследователей. Третьего шанса, наверняка, Вселенная не даст. Стоило прислушаться к интуиции и спасаться, хотя бы бегством. За эти недели, что он жил в доме, ее жизнь превратилась в безумный ужастик. То все тихо, спокойно, то кто-то выскакивает из-за угла и начинает за ней гоняться. Она была на грани того, чтобы плюнуть на все, перестать бояться и послать всё к черту.

Аника хотела открыть дверь, но оборотень в мгновении око оказался рядом с ней. Она даже не успела заметить, как он поднимался из-за стола. Придавив рукой дверь, не позволяя девушке открыть, он навис над ней с тихим рычанием. Аника от неожиданности чуть присела и отступила к стенке позади нее, так как Таннари перегородил ей дорогу, зажимая в угол. В какой-то миг ей показалось, что он опять начинает звереть, теряя контроль.

- Я говорил тебе - не пытайся бежать от меня, - проговорил тихо Таннари с едва уловимым рычанием.

Девушку стала охватывать паника. За сегодняшний день она достаточно пережила и хотелось спрятаться куда-нибудь, где ее никто не нашел бы: ни оборотни, ни парни, ни люди. Но он, видимо, с эти считаться не собирался.

- Я ничем не могу тебе помочь, - хрипло ответила Аника. – Выкручивайся сам.

- Скажи, ты действительно хочешь, чтобы я до конца дней пробегал на четырех лапах? – тихо спросил он с грустью. – Или попал на живодерню, как они сказали? Или превратился в безмозглое животное, опасное для окружающих?

Аника подняла на него глаза и встретилась с его голубыми, полными печали.

- Что же ты молчишь? – допытывался он, склонив голову набок.

Аника не знала, что ему ответить, молчаливо глядя на него. В его голубых глазах блеснули искорки, пока он разглядывал ее. Аника только сейчас рассмотрела, какие густые и длинные у него ресницы, придававшие выразительности и без того пленительным глазам хищника. Хотелось оттолкнуть его подальше, чтобы не околдовывал своим завораживающим взглядом, но не находила сил.

- Нет, - выдохнула она, в надежде, что он отстанет.

Таннари поднес руку к ней, Аника замерла, прикрыв глаза, страшась его гнева. Но почувствовала, как он нежно погладил ее по щеке, дальше пальцы скользнули по шее к плечу. От его прикосновений по коже пробежал мороз, обостряя ощущения. Каждый нерв пронзило зарядом, исходящим от него. Девушка вздрогнула и резко вдохнула. Снова открыв глаза, она увидала, как он взял прядь ее волос и пропустил между пальцами.

- Опять будешь грызть? – спросила она обреченно.

И повернула голову в сторону, нарочно открывая ему свою беззащитную шею.

Разглядывая ее, оборотень боролся с разрывавшими его противоречиями. С одной стороны его звериная сущность делилась с ним приятными ощущениями от контакта с человеком, отчего хотелось самому удостовериться в этом. Прежде он практически не притрагивался к ней. А с другой - ему не положено было общаться с людьми более, чем того требовали обстоятельства. Но он уже раз соприкоснулся с ней ближе, чем следовало, и не оставляло желание повторить этот контакт. Слишком ярко он помнил ее вкус, и желал ощутить его снова. Было бы проще, будь он обычным рядовым волком, а не наследником своего рода. Никто не одобрит его связь с человеком, чтобы к этому не привело.

Как наследник, он обязан был придерживаться волчьих правил и обычаев. Но какая ему сейчас разница, что про него скажут другие, не их же преследуют. Им нет до этого дела. А она рядом, помогает, и его так безудержно тянет к ней. Рядом никого нет, и никто не видит его. И к черту, все правила и законы, загнавшие его в эту ловушку. Отбросив все сомнения, он поддался соблазну, узнать все ощущения от близости с ней.

- Нет, - с улыбкой ответил Таннари.

Девушка и опомниться не успела, как он уже целовал ее, удерживая за шею, чтобы не отвернулась. А сопротивляться не смогла, так как безумно влюбилась, вопреки всему, и безвольно поддалась вспыхнувшему страстному порыву, потянувшись навстречу.

Его вторая рука обхватила ее за талию и привлекла к себе. Ощутив холодность ее тела после прогулки под дождем, захотелось немедленно согреть. Она оказалась захвачена им и прижата к его телу, которое оказалось горячее человеческого, подобно телу волка. Аника почувствовала себя, словно в объятьях живого металла – сильного, твердого и теплого. Под мягкой кожей перекатывались стальные мышцы, скрывавшие нечеловеческую силу. Девушка в ответ обхватила его за шею, полностью отдаваясь его власти. Подогрело азарт то, что она не сопротивлялась и не оттолкнула. Значит, питала к нему не меньший интерес, несмотря на испуг в прошлый раз.

Таннари нежно сжимал ее в своих руках, боясь напугать, такую мягкую и податливую, непохожую на волчиц. Он чувствовал биение ее сердца и пульсацию крови в венах, взволнованное дыхание, хрупкость и уязвимость тела, что вызывало желание защищать и оберегать. Все это время она была рядом - домашняя и заботливая. Волк не ошибся, стремясь к ней, и он поддался его влечению. Ее запах стал для него родным и близким, привлекая стать еще ближе. И на вкус она такая неповторимая, еще вкуснее чем в первый раз. Уже не чувствовалось привкуса страха, только нескрываемая страсть. Желая сделать полностью своей, он легко подхватил ее, задыхающуюся от его поцелуя, на руки и понес в гостиную. Если бы она пожелала вырваться в этот момент, он бы ни за что не выпустил. Звериное «я» твердило, что это его добыча и отпускать он ее не собирается. Но она смирно покорилась ему, не отрываясь от поцелуев. Уложив на диван, он продолжил целовать.

Аника лишилась всяких сил на сопротивление его нежностям. Она снова учуяла его нечеловеческий запах, сводивший ее с ума. От него ей хотелось попробовать его на вкус, отчего впивалась страстными поцелуями в ответ, совершенно забыв о его звериной натуре. Думала лишь о том, чтобы он не останавливался, сжимала его шею изо всех сил, опасаясь, что исчезнет. Его крепкие руки, пробравшись под рубашку, осторожно исследуя ее тело, будто она была из хрупкого стекла. И целовал он теперь бережно, не дотрагиваясь до нее клыками. А она, проникая в его рот языком, намеренно касалась их, стремясь ощутить их остроту. Ему пришлось силой отцепить ее руку с шеи, чтобы получить доступ к пуговицам рубашки. Когда он переключился с поцелуями на шею, она смогла хорошо вдохнуть недостающий воздух.

- Что ты делаешь? – спросила Аника дрожащим голосом, прибывая, словно в дурмане от его ласк, но все смогла заставить себя заговорить.

Осколки разума кричали в ней, что это неправильно. Что она не может быть с ним. Как бы красив и мил не был, он оставался совершенно чуждым существом, с которым у нее не должно быть ничего общего. Он сам постоянно напоминал, что люди для него - низшие существа. И с самого начала предлагал забыть о нем, когда они расстанутся. Происходящее нужно остановить, пока не зашло слишком далеко, чтобы потом не мучаться болью сожалений. Но как же это было тяжело, когда он с такой нежностью прикасался к ней, а его мускулистое тело властно придавило ее, цепляющуюся за него, словно за спасательный круг. И с каждой минутой силы на сопротивление таяли все быстрее.

Таннари, расстегнув рубашку, целовал ее шею, плечо.

- Целую тебя, - ответил он, не отрываясь от поцелуев.

- Целуешь человеческую особь? – с обидой спросила девушка.

- Ну, я же тоже человек. Когда не на четырех лапах, - проворчал оборотень, продолжая целовать.

Она казалась ему такой сладкой, что он не желал останавливаться. Ни одна женщина прежде не имела для него такого вкуса. Может потому, что она была человек? Ответа он не находил.

- Но ты же сказал, что не должен так делать в отношении человеческой особи, - напомнила она уязвлено.

И надеясь, что он сам оттолкнет ее, если забылся. От его горячего дыхание на коже разум заволакивало пеленой страсти.

- Я имел в виду - кусать, - ответил он.

И она почувствовала, как ей в плечо впились клыки. Осторожно и нежно. И вздрогнула от этого прикосновения, вспоминая прошлый раз, но по телу прокатилась только приятная дрожь.

- Все же это неправильно, - выдохнула Аника, теряясь в его руках.

- В обществе оборотней связываться с человеком считается дурным тоном, - ответил Таннари. – Но, как ты заметила, я не привык подчиняться правилам. И мне все равно, что они там скажут.

Его слова вернули ее в реальность. Возникло чувство, что он хочет воспользоваться ею, чтобы разбавить свое скучное пребывание в ее доме, раз другие девушки вне его досягаемости. Аника резко оттолкнула его, чтобы выбраться из-под него, и повернулась набок. Поначалу он отпустил, позволяя вырваться из объятий, опасаясь, что опять напугал. Но что-то внутри рванулось, требуя остановить ее и не упускать, иначе больше не вернется. И он вновь удержал ее, обхватив впереди одной рукой за плечи.

- Отпусти, - жалобно произнесла Аника.

Он прижался к ее спине, продолжая удерживать рукой, поддавшись навязчивому голоску, что шептал «Не отпускай…», и сожалея о сказанных словах.

- А если нет? – его губы коснулись ее уха, обжигая теплым дыханием.

- Что же, я бессильна против тебя, - тихо произнесла она, расслабившись в его хватке.

Аника поникла, осознавая, что вовсе не в физических силах дело. Стремление к нему было таким сильным, что едва хватило воли, чтобы оттолкнуть. Питая свою борьбу обидой и страхом, она все же переломила себя и вырвалась из желанных объятий. Однако, если он продолжит наступать, то сломает всякое ее сопротивление. Но он тут же отпустил. Не хотел, чтобы думала, будто посмеет применять к ней силу. Высвободившись, Аника встала.

- Пожалуй, в моей жизни и без того достаточно совершенных ошибок, - расстроено проговорила она, - не хотелось бы, чтобы и ты был в их списке. Хотя нет, - девушка обернула к нему, - ты уже там числишься. С того момента, как я впустили тебя в дом.

- Значит, я твоя ошибка, - обиженно проговорил Таннари, садясь на диване. – Почему?

- Связи с оборотнями трудно назвать чем-то правильным, - ответила Аника.

- Разве это так мешает?

- Ты оборотень! – воскликнула она. – По-моему этого более, чем предостаточно.

- Но я же игнорирую то, что ты человек, - признался он. И с улыбкой добавил: – И ты только что сама цеплялась в меня, как клещ.

Несмотря на улыбку, ее слова в душе отозвались какой-то горечью. Та страсть, с которой она ему отвечала, не могла быть поддельной. Может, опять испугалась?

Аника смущенно отвернулась. Так и хотелось высказаться, что поразвлечься с ней у него не выйдет.

- Может, ты заколдовал меня, - буркнула она.

- Подобных магических способностей у нас нет, - угрюмо ответил Таннари, осознавая, что она ищет оправданий себе.

- Ты забылся, - проговорила она, застегивая рубашку, - что люди ниже вас по развитию. Извини, но между нами не может быть ничего общего. Ты оборотень. Следующий раз ты меня загрызть можешь.

Аника пытала настроить саму себя против него, но выходило это не важно.

- Я хоть чем-то причинил тебе вред? – требовательно спросил Таннари, возмущенный ее безосновательными обвинениями.

Он был осторожен с ней, насколько мог. Ни к одному человеку он так не относился, а она обвиняет его в кровожадности. Это задевало волчью гордость. Глупая девчонка не замечала или не хотела замечать, как особо он к ней относится.

Аника застегнула рубашку и направилась к двери.

- Если не причинил, - она обернулась к нему, - это не значит, что в дальнейшем не навредишь.

- То, что я теряю над собой некоторый контроль, - попытался оправдаться Таннари, - не значит, что я всегда такой. Это все из-за чертового заклинания.

Оправдания перед человеком заставляли чувствовать себя глупо, но от чего-то не хотелось, чтобы она воспринимали его, как зверя. И он готов был сделать что угодно, лишь бы доказать, что неопасен для нее.

- Я тебе неровня, - с горестью произнесла Аника. - Так что лучше даже не пытаться что-либо начинать. Мы слишком разные. Сам же говорил, что по окончанию этой истории лучше забыть обо всем. Найди себе другую игрушку.

Он поднялся с дивана и направился к ней.

- Аника…

- Пожалуйста, - она вскинула руку, призывая его не приближаться и не продолжать этот разговор. – Не нужно делать мне еще больнее.

После этого она ушла из гостиной. Ему хотелось броситься за ней, схватить и не отпускать, но человеческого благоразумия хватило, чтобы не делать этого. Этим бы он только напугал еще больше, оттолкнув от себя. Она ясно дала понять, что для нее он монстр, зверь, и еще она думает, что он с ней играет.

Таннари вернулся на диван, раздумывая над ее словами. Он и допустить не мог, что человеческая девушка вызовет у него такую бурю эмоций. Даже звериная сущность притихла, не давая о себе знать с момента контакта с ней. За время, проведенное вместе, он по-настоящему привязался к ней. И был не против развития этих отношений, но, похоже, она этого не пожелала продолжать, абсолютно не воспринимая его всерьез.

***

Укрывшись в своей комнате, Аника теперь не знала, как смотреть ему в глаза. Она оттолкнула его, когда он предложил сблизиться. Если бы только он был человеком… Это так больно отзывалось в сердце, что хотелось рыдать во весь голос. Или взять и вернуться к нему, просить прощения, что она так не думает. Но она не станет так делать, потому что это было бы неразумно. Нужно сохранить толики разума хотя бы в этом. А еще она не настолько обезумела от чувств к нему, чтобы так поступать. Ничто не могло принести столько боли, как любовь. Но любую боль можно же пережить. И она настроила себя на то, что справится с этим и забудет его. Это всего лишь глупые чувства, и от них не зависит ее жизнь. И она не поддастся ему только потому, что испытывает что-то к нему. Не за что не позволит порадовать его надменное высокомерие. Не станет одной из тех, кто безоговорочно падает в его объятьях, как он любил рассказывать.

И за что судьба с ней так обошлась, позволив впустить зверя в свое сердце? Зачем допустила свернуть на ту проклятую тропинку и встретиться с ним? Почему свела с оборотнем? И без того не могла найти в жизни счастье, так еще и с ним пересеклась путями.

Почему именно он? Разве мало вокруг нее было красивых парней? Неужели потому, что зависел от нее? Объяснений происходящему она не находила, от чего хотелось рыдать в надрыв или что-нибудь разбить. Что за злой рок уготовлен ей, заставивший пересечься их пути?

Оставалось только разрыдаться, чтобы облегчить себе душу, что она и сделала. Сидя у кровати, Аника тихо всхлипывала, закрыв лицо ладонями.

Таннари позднее вышел на лестницу и слышал, как она плачет. Сидя на ступеньках и прислушиваясь, он боролся с желанием подняться наверх и позвать ее. Так хотелось объясниться с ней, чтобы она восприняла его намерения всерьез. Не выдержав, он пошел к комнате. Нажал на ручку, и дверь поддалась - девушка не закрылась. Приоткрыв дверь, он заглянул в комнату: Аника сидела на полу возле кровати и, поджав ноги к себе, рыдала в ладошки.

Таннари осмелился войти в комнату и приблизиться. Опустился на колени рядом и протянул к ней руку.

- Аника… - позвал он ее, дотронувшись до ее руки.

Девушка отвела ладони и посмотрела на него испугано. И встретилась с его жаждущим взглядом голубых глаз. Первой мыслю, при виде его в комнате было, что он пришел схватить силой за отказ. Видя девушку заплаканной, оборотень продолжал сдерживать свое желание сгрести ее в охапку и утешить, опасаясь напугать этим.

- Ты что здесь делаешь? – всхлипнула она, уставившись на него блестящими от слез глазами.

- Пожалуйста, - тоскливо проговорил Таннари, - не плачь. Я не хочу, чтобы ты из-за меня плакала.

- Я не позволяла тебе сюда приходить, - вдруг воскликнула она, отмахнувшись от его руки.

Будто этот запрет мог как-то его остановить.

- Аника, я не желаю тебе ничего плохого, - с горестью сказал он, вглядываясь ей в глаза. – Я не хотел тебя обидеть.

И увидел в них неподдельный испуг. И от этого стало невыносимо горестно.

- Прости…

- Уходи! – требовательно воскликнула она, зажмурившись. – Убирайся отсюда!

Она, не глядя, снова ударила по протянутой к ней руке и отстранилась в сторону. Таннари повернулся, не поднимаясь с колен, и посмотрел на нее искоса. Вид у него был таким подавленным, будто у пса, наказанного любимым хозяином. Если плакала из-за него, почему тогда прогоняла? Этого он не понимал. И решил, что нужно дать ей время, не трогать. Она была человеком, а люди так эмоциональны, им куда труднее справляться со своими чувствами. Они не могут ощущать их так чисто, как волки. И придется с этим мириться. И выждать время, пока она успокоиться, чтобы объясниться.

Он медленно поднялся на ноги и вышел из комнаты.

Вечером Аника, стараясь не встречаться с ним, приготовила ужин и ушла, а Таннари ужинал в одиночестве.

***

Наступившее утро было самым мрачным за все время пребывания оборотня в ее доме.

Девушка не говорила с ним и даже не смотрела в его сторону. Вела себя, будто его и не было рядом. Таннари решился заговорить первым. Аника вся напряглась, заметив, что он идет к ней.

- Аника, давай объяснимся, - подошел он к ней, пока она стояла у плиты. – Я не хотел тебя обидеть, но ты действительно небезразлична мне. Зверь оказался прав, стремясь к тебе. Звериная сущность первой почувствовала, насколько близкой ты стала для меня.

- Пожалуйста… - проговорила Аника, отодвигаясь от него.

Сил спорить с ним она не находила, а его уговоры и попытки разговорить ее, лишали последних. Слушать его оправдания не хотелось, потому что знала, что опять поверит ему.

- Выслушай. Затягивая время, я вовсе не от Шадрин прятался, - признался он, - а хотел оставаться рядом с тобой, как можно дольше времени. Просто не осознавал этого. Ты сделала для меня больше, чем кто-либо из мне подобных.

- Прошу тебя, - раздраженно проговорила она, - не начинай. Забудь про все это. Ты чувствуешь это из благодарности, что я тебе помогала. Как только ты освободишься, забудешь про меня.

- Откуда тебе знать, что я буду помнить, - сердито произнес Таннари.

Девушка продолжала отталкивать его, не желая сближаться. Он хотел взять ее за руку, но она отдернула ее.

- Лучше вспомни про нашу договоренность о личном пространстве, - резко сказала Аника, отступая от него на шаг.

- Но я же вижу, что ты тоже неравнодушна ко мне, - тихо произнес он.

- Разве можно быть к тебе равнодушной? - воскликнула Аника, осмелившись поднять на него взгляд. – Тебя можно только бояться. Ты рычишь, когда ешь! – высказалась она, понимая, что более глупой отговорки не придумать.

- Я больше не буду, - смиренно ответил Таннари, склонив голову набок.

- Ты кусаешься! – она сама для себя пыталась выделить в нем самые худшие черты.

- Так тоже больше не буду, - он виновато опустил голову.

- Ты оборотень! Ты не человек! – из последних сил воскликнула Аника.

- До этого проклятого заклинания я от человека ничем не отличался, - заявил оскорбленно Таннари. – За исключением некоторых деталей.

- Если бы не это заклинание, - произнесла она, - мы бы никогда не встретились. И ты бы не зависел от меня, и ничего этого не было. По иерархии тебе не положено с людьми общаться. Я не хочу быть твоей игрушкой!

- Ты вовсе не игрушка! – повысил голос оборотень. – К игрушкам интерес быстро теряют. А мой к тебе только растет.

Аника поняла, что он так просто не отступит, а его сердитый взгляд сводил ее с ума. Нельзя было оставаться рядом с ним ни секунды, иначе он снова перейдет в наступление. Она хотела уйти, но он перехватил ее и обнял за талию, прижав к себе спиной.

- Для меня не имеет значение, что ты человек, - сказал он, положив вторую руку ей на плечо.

Она почувствовала, как он наклонился к ней, и его дыхание коснулось ее шеи. Она непроизвольно повернула голову набок, ему навстречу. Его губы коснулись ее виска, и она ощутила, как волна тепла прокатилась по тело от этих прикосновений. Но тут же опомнилась, разгоняя наваждение навеянное им, и дернулась из его объятий.

- А мне НЕ все равно, что ты НЕ человек. Оставь меня в покое, - Аника отвернулась. – Мне на работу нужно собираться.

Она вырвалась из его рук и ушла, оставив его с расстроенным видом.

- Ладно, у нас еще есть время, чтобы поговорить, - тихо сказал Таннари, провожая ее взглядом.

Позже, спускаясь, Таннари встретил ее в коридоре. Аника быстро промчалась мимо, чтобы снова не попасть к нему в руки. Но он не стал задерживать ее, а только прошел следом к выходу.

- Скажи, неужели я такой страшный? – уныло спросил он, когда девушка уже собиралась закрыть за собой двери.

Аника отважилась бросить на него короткий взгляд.

- Ты не страшный, - тихо ответила она. – Страшны возможные последствия. И подумай над тем, как освободить меня от своего присутствия.

- Это ты лучше подумай над тем, что я сказал, - рассержено сказал Таннари, прежде чем девушка захлопнула дверь.

В ее словах звучала такая холодность, что он невольно поежился. За что она с ним так? Люди. Они всегда думают, что словами можно решить все, но нюх-то не обманешь. Аромат страсти исходящий от нее, говорил обратное, не позволяя ему отступить.


Глава 15


Аника, возвращаясь с работы, шла по улице, погрузившись в свои раздумья. В течение дня ей удалось отвлечься на работу и забыть о Таннари и произошедшем между ними. Но по возвращению домой, она снова вернулась к этому. Уходя, ей хотелось, чтобы по возвращению он куда-нибудь таинственно исчез. Чтобы она вернулась, и его не нашла в доме. Но прекрасно знала, что он никуда не денется. Сердце сжималось до боли от мысли, что снова придется встретиться с ним и отбиваться от уговоров ответить ему взаимностью. Если так будет продолжаться и дальше, она не выдержит и сдастся ему, несмотря на все разумные доводы против этого. Но даже если сегодня она выстоит, то завтра будет следующий день, а за ним еще и еще. И он никуда не уйдет, пока не освободится от заклинания.

Идя по тротуару, девушка не заметила, как у обочины остановился черный внедорожник. И когда она проходила мимо, из него выскочили трое мужчин и окружили ее. Девушка испуганно отпрянула к забору, вдоль которого шла, когда они перегородили ей дорогу. Аника узнала одного из мужчин, что преследовал ее и волка, которого Таннари назвал Харвилинн. Он стоял у нее на пути и улыбался, смотря на нее своими серо-стальными глазами. Двое других стояли позади нее. Из чего она поняла, что они вычислили ее.

- Чего вам надо? – враждебно спросила Аника.

Она решила попробовать отвязаться от них путем простого отпирания и отрицания всего.

- Девушка, - проговорил парень по имени Харвилинн нейтральным тоном, - верните собаку, и мы больше вас не потревожим.

- Какую еще собаку? – Аника сделала вид, будто не понимает о чем он. – Вы видите рядом со мной какую-нибудь собаку?

Она развела руки.

- Большую, черную, с которой вы приходили в торговый центр, - пояснил мужчина из Шадрин. – Вы же не желаете лишних проблем на свою голову? Это чужая собака и стоит больших денег.

- У меня нет никакой собаки, - выкрикнула Аника. – Вы что-то путаете.

Парень из Шадрин приблизился к ней.

- Это животное может принести вам немало беспокойства, - продолжал уговаривающее Харвилинн. – Отдайте, и мы обо всем забудем.

- Так, - Аника шагнула вперед, набравшись решительности, - убирайтесь с моего пути! Или я вызову полицию!

Она засуну руку в карман джинсов, пытаясь достать телефон, но не успела. Оборотень из клана Шадрин молнией подскочил к ней и схватил за руку, заломив. Девушка вскрикнула и умолкла, когда рука мужчины стальной хваткой сдавила ее шею.

- Деточка, - прорычал Харвилинн ей в ухо, - если хочешь остаться целой и невредимой, то лучше тебе отдать его нам.

- Я не понимаю о чем вы, - пискнула Аника, судорожно сглотнув.

Она почувствовал, как оборотень принюхивается к ней.

- Не смей играть в игры с волками, - прорычал он над ней. – Мы и так достаточно за вами набегались. На тебе его запах. Свежий. Где он?

Аника закрыла глаза, вспоминая, что Таннари прикасался к ней утром. Внезапно возникло сожаление, что она не помылась после этого. Она собирала остатки своей храбрости. Вопреки их разногласиям, сдавать его им она не желала.

- Я не понимаю, о ком вы, - выдавила она.

- Думаешь, мы дураки? – прорычал Харвилинн. – Думала, мы не сможем тебя вычислить? Помимо запахов, мы еще умеем пользоваться достижениями современной техники. И с легкостью нашли тебя по изображениям с камер наблюдения.

Оборотень от нетерпения сдавил ей шею сильнее, и девушка закашлялась. Последние капли мужества противостоять им покинули Анику. Она поняла, что не в ее силах сражаться с оборотнями. Если она не скажет им, они заставят ее силой.

- Черный волк, - повторил нетерпеливо Харвилинн. – Где черный волк? Он у тебя дома?

Аника, осознавая обреченность ее жильца и свою, кивнула. Харвилинн потащил ее в машину. Усадив на заднее сиденье, сел рядом, а с другой стороны сел второй мужчина.

- Покажешь, где твой дом, - приказал он девушке, когда автомобиль отъехал с обочины.

Аника молча кивнула. Она начинала паниковать. До нее стало доходить, что ее приключения с оборотнями подходят к концу. Оставалось молиться, что заполучив Таннари, они оставят ее в живых. Но ей так же было жаль, что из-за нее он попадет в их руки. Все их старания, помочь ему освободиться, оказались напрасны. Преследователи все равно нашли его и теперь схватят.

Они подъехали к ее коттеджу, и она указала на него. Внедорожник остановился напротив дома, и они вышли. Харвилинн снова схватил Анику за шею, крепко обхватив своими длинными цепкими пальцами, и потащил во двор. Двое, включая водителя, остались стоять у калитки, а один из них пошел вперед, чтобы позвонить в звонок.

Таннари, услышав звонок, оставался сидеть на месте. Он больше не подходил к дверям, как и просила Аника. Но послышался звук открывающего замка и он подумал, что возможно кто-то пытается его взломать, проверив нет ли кого дома. Аника же дала захватчикам свой ключ, так как они посчитали, что он не откроет им.

Подойдя к дверям, Таннари застыл на месте, учуяв запах своих преследователей. Он не мог поверить, что они нашли его. Подскочив к окну, заглянул в него и увидел Харвилинна с Аникой. Из его груди вырвалось глухое рычание, полное отчаяния и гнева. Неужели случилось то, чего он больше всего опасался? Они вычислили девушку и схватили, вынудив ее привести к нему. Или она решила таким образом избавиться от него. Но нет, он не верил, что она могла так поступить с ним. Он решительным шагом подошел к двери и открыл ее.

Взгляды Таннари и девушки встретились – в ее глазах читался ужас и обреченность. Аника смотрела на него виноватым взглядом, показывая, что ничего поделать с ними не могла. Этого хватило, чтобы убедиться, что умышленно она так бы не поступала.

- О, мистер Дармун, - воскликнул Харвилинн, державший Анику за шею, - а мы искали вашу четырехлапую форму. А вы, оказывается, свободно наслаждаетесь человеческим обликом.

Таннари оскалился ему в ответ, обнажая клыки. Бешеный скачек эмоций переполнил его при виде угрозы девушке. Пришлось сделать над собой неимоверные усилия, чтобы не броситься в атаку ради ее освобождения.

- Отпусти девушку, - прорычал он так громко, что соседские собаки жалобно заскулили.

Видя явное беспокойство парня за судьбу девушки, оборотень из Шадрин довольно ухмыльнулся.

- А вы спускайтесь сюда, и тогда я отпущу, - деловито проговорил Харви, сдавливая шею Аники, и она жалобно запищала.

Таннари замер, колеблясь. Если он сделает еще шаг, то трансформируется в волка. А он бы предпочел продолжать разговор с ними. Аника видела его нерешительность и знала почему. Впервые она увидела его таким разгневанным, демонстрировавшего свою истинную природу зверя, и как исказилось красивое лицо оборотня в несвойственном людям оскале, и поняла, что за все это время он не злился по-настоящему. Возможно, он сейчас сердился на нее, думая, что она привела врагов, чтобы освободиться от его присутствия. От этой мысли стало также больно, как и от хватки на шее.

- Он не может, - прохрипела Аника.

Мужчина из Шадрин непонимающе посмотрел на девушку в своих руках, потом на Таннари.

- С чего это?

- Он за порогом моего дома становиться волком, - пояснила Аника дрожащим голосом.

- Ах, вот оно что, - с улыбкой ответил Шадрин. – Вы, видимо, что-то накрутили, когда освобождали его.

Аника утвердительно кивнула. Харвилинн несколько минут молчал, обдумывая что-то.

- Тогда, - он посмотрел на Таннари, стоявшего в дверях, - боюсь, эту проблему решит на месте у нас не получится.

- Отпусти ее, - повторил Таннари, указывая на Анику. – Она здесь ни при чем.

Он все еще надеялся, что они не станут втягивать в разборку человека.

- Как раз она здесь при чем, - ответил ему Шадрин. - Ждем тебя на складах.

Он потащил девушку за собой к остальным мужчинам.

- Отпусти ее! – закричал ему вслед Таннари. – Или я пожалуюсь в совет старейшин! Вы не можете вмешивать в наши дела обычных людей.

- Тогда и мы пожалуемся на тебя, - обернулся Шадрин. – А девчонку мы отпустим в обмен на тебя, когда придешь на склады. Там и расколдуем. Или хочешь увидеть ее растерзанной? Мне ничего не стоит оторвать ее милую рыжую головку.

Харвилинн с издевательской ухмылкой сжал шею Аники и потянул руку вверх. Девушка жалобно взвизгнула и схватилась руками за его руку, но хватка была сродни железным тискам. От боли потемнело в глазах и невольно покатились слезы.

- Неудачного ты себе сторожевого пса подобрала, детка, - проговорил Харвилинн ей на ухо. – Он приносит только неприятности.

Девушка не ответила, а лишь захныкала еще больше. Таннари зарычал громче, свирепея от вида ее страданий и своего бессилия, но Харвилинн только усмехнулся ему в ответ. Он потащил Анику дальше. Остальные вышли со двора вслед за ним. Они усадили ее в тонированный внедорожник и уехали.

Таннари, рыча от негодования и досады, стал раздеваться. Из-за него девушка может пострадать. Этого он допустить не мог. Она стала дорога для него, несмотря на то, что она человек, и столько для него сделала, рискуя собой. Он обещал, что ей ничего не будет угрожать. А теперь она в их руках и они угрожают оторвать ей голову.

Через минуту из дома выскочил черный волк и, перескочив через забор, помчался за автомобилем.

***

Анику привезли на торговые склады, принадлежащие клану Шадрин. Усадили на стул и приставили двух крепких парней. Все произошедшее во дворе ее дома явно было направлено на то, чтобы выманить Таннари. Они, по видимости, уловили, что она ему небезразлична и воспользовались этим.

- Девочка, - обратился к ней, тот, что схватил ее.

- Меня зовут Аника, - нахмурившись, ответила она.

- А меня Харви, - с улыбкой представился оборотень из Шадрин. – Ты влезла в серьезные неприятности. Но у тебя есть шанс выпутаться из них целой.

- И как же? – поинтересовалась Аника.Ничего нового для нее он не сообщил. То, что она вляпалась в неприятности, она знала еще с момента, когда обнаружила голого парня у себя на кухне.

- Если будешь делать все, что тебе скажут, – пояснил он. - Рассказывай, как ты освободила нашего беглеца, - потребовал Харви из клана Шадрин. – Что ты там говорила на счет превращения за порогом?

- Я не знаю всех тонкостей вашей магии, - начала Аника, - но по какой-то причине, парень по имени Таннари в моем доме становиться человеком, а за порогом волком.

- А теперь расскажи, - предложил он более мягким тоном, - как и где ты его нашла.

При этом он постарался дружественно улыбаться ей, не обнажая сильно клыки.

Аника коротко рассказала, как нашла Таннари, опустив многие детали.

- Разве мама тебя не учила, что чужих собак нельзя трогать? – сердито спросил Харви.

- Моя мама учила меня, что над животными издеваться – грешно, - огрызнулась Аника, скрестив руки на груди.

- Ладно, - кивнул ей Харви, – но он же не животное. Зверь, но не животное.

Он смотрел на Анику своими серыми глазами. Этот оборотень также был привлекателен, но в его глазах читалась холодная расчетливость и надменность. Во взгляде Таннари она видела озорство и живой интерес. Тогда, как этот Харви смотрел на нее, как на низшее существо.

- Не страшно было, когда узнала, кто он такой? – поинтересовался Харви. – Не боялась, что загрызет?

- Страшно, - ответила Аника.

- Хорошо, посчитаем, что он тебя запугал, вынудив прикрывать его, - хмыкнул он. – Это смягчит твою участь, человек. С оборотнями, детка, шутки плохи.

- Я уже это поняла, - проворчала Аника, поеживаясь. – Где мне с вами силой тягаться.

- Когда это беглец явиться, разберемся, - ответил Харви.

В дальнем краю склада послышался шум. Крики людей и грохот чего-то падающего. Оборотни вокруг Аники насторожились и стали более плотным кольцом. Шум и возня приближались к ним, свидетельствуя, что Таннари появился в складах.

На стопке сложенных ящиков появился черный волк. В проходе бежали люди, вероятно, работники склада или подчиненные оборотней, и кричали, указывая на волка.

- Проваливайте, - выкрикнул им один из Шадрин. – Мы сами разберемся.

Волк, угрожающе рыча, навис над краем ящика. Люди из клана Шадрин двинулись к нему. Один из них забрался на ящики позади волка и попробовал подобраться сзади. Но зверь метнулся к нему, толчком морды сбросив вниз. И снова вернулся на край, откуда было хорошо видно клан Шадрин и девушку.

- Может, хватит этого концерта? – крикнул волку Харвилинн. – Или ты хочешь, чтобы мы девчонке шерстку подпортили? Она же для тебя что-то значит, не так ли?

Харвилинн кивнул в сторону Аники. Двое парней, что сторожили девушку, положили ей руки на плечи и сжали своей стальной хваткой. Аника заскулила, прося не причинять ей вреда. Волк, сверкая злобой, спрыгнул с ящиков на землю. Люди клана Шадрин, расступившись с насмешливыми возгласами и свистом, проводили его к Харви. Черный волк, рыча и ощетинившись, приблизился в сопровождении двоих парней в дорогих костюмах.

Харви, спрятав руки в карманы, стоял, ожидая, пока он подойдет поближе.

- Мистер Дармун, - проговорил он с наигранной вежливостью, когда волк остановился перед ним, - это ж надо было так низко пасть, чтобы прятаться среди людей. Стоило столько бегать, чтобы сдаться ради человеческой девчонки? В лес надо было бежать.

Аника понуро опустила голову, понимая, что в происходящем ее вина. Волк оскалился и зарычал, дернувшись к нему.

- Ну-ну, не стоит, - с издевкой сказал Харви, - мы и так знаем, какой вы грозный. К тому же, мы вам нужны, чтобы освободить от связующего заклинания. Или вам понравилось постоянно в шерсти ходить?

Он достал из кармана пиджака ту грубую веревку, которая была на волке, когда Аника нашла его. Волк отпрянул назад, скалясь на веревку. Аника обеспокоено наблюдала за ними. Шадрин приблизился к волку, но тот попятился от него, угрожающе огрызаясь и клацая зубами. Девушка видела, что он ни за что не подпустить к себе врага. А освободить его, насколько она поняла, могут только они.

- А что нужно, чтобы освободить его? – спросила она.

- Нужно надеть веревку и развязать узел у него на шее, - пояснил Харви.

- Можно я попробую? – спросила Аника.

Харви с интересом посмотрел на девушку, потом на рычащего волка.

- Держи, - он бросил веревку Анике.

Она поймала веревку. Хотела встать, но стражники не пустили, вопросительно смотря на своего шефа. Харви кивнул им в знак, чтобы они отпустили ее. Девушка поднялась и подошла к черному волку. Тот с опаской посмотрел на нее, но не дался, отступив назад. Аника присела рядом с ним и показала ему веревку.

- Послушай, - она смотрела в его голубые глаза, тихо шепча, - это единственное, что освободит тебя. Я не хочу, чтобы ты превратился в безумное животное. Тебе становиться все хуже. Ты больше не будешь зависеть от меня… моего дома. Баланс внутри тебя восстановится. А там что-нибудь придумаешь.

Они смотрели друг другу в глаза, ища понимания. Она была права, ничто другое не освободит его. И уйти ему не дадут, а если попытается, пострадает девушка. Этого он желал меньше всего. Волк с неохотой опустил перед ней голову, и она осторожно надела ему петлю. Обняв, его она прошептала:

- Прости, - и он незаметно лизнул ее в щеку.

Волк обреченно опустил голову перед ней.

- Что теперь? – спросила Аника.

- Развязывай узел, - указал Харви.

Аника принялась развязывать узел на шее волка. Это заняло немало времени.

- Ну, ты еще долго? – с раздражением спросил Харви.

Он уже уселся на стул, устав ждать.

- Я делаю все, что в моих силах, - ответила Аника, не оставляя попытки развязать узел. – Что ж вы так затянули его. А разрезать его нельзя?

- Нет, только развязать, - ответил Харви. – И только ты. Если бы ты не разрушила заклинание, мы бы просто расколдовали его, и узел сам бы развязался.

- Прости, - прошептала Аника на ухо волку, - я не хотела, чтобы ты попался им.

Волк только повел головой, коротко посмотрев на нее, и отвернулся. Прошло еще какое-то время, счет которому Аника уже потеряла, сидя рядом с волком и пытаясь распутать проклятый узел.

- Ой, кажется, поддается, - радостно воскликнула Аника.

Харви поднялся со стула и обошел девушку с волком.

- Парни, приготовьтесь, - скомандовал он своим людям.

Через минуту в проходе из-за стопок ящиков появились два огромных серых волка. Люди Шадрин тоже заняли позиции в других проходах. Аника развязала веревку и отшатнулась, заметив других волков.

- Не бойся, - сказал ей Харви, - это для него, - он кивнул на Таннари. – На случай, если он опять удариться в бега.

Освобожденный волк покрутился на месте, загнанно оглядываясь по сторонам. Все дороги к спасению были перекрыты.

- Не дури, - предупредил его Харвилинн, - или пострадает девчонка. Даже тела не найдут.

Он открыл двери подсобного помещения склада и проговорил к волку:

- Там джинсы и футболка.

Волк бросил на девушку последний взгляд и с затравленным видом зашел в подсобку. Аника, видя в нем обиду и упрек, отбросила веревку, словно это была ядовитая змея. Тяжесть вины легла на ее плечи непосильным грузом.

- Вы, мисс Аника, можете быть свободны, - сказал Харви ей, закрыв двери за волком.

- Мне отсюда самой добираться? – с возмущением спросила девушка.

- До ворот вас проводят, а дальше, думаю, вы дорогу найдете. Немаленькая уже.

Аника выдохнула с негодованием.

- Это крайне возмутительно, - проговорила она. – Вы выкрали меня по дороге, а обратно мне пешком топать?

- Тут поблизости ходит общественный транспорт, - махнул Харви в сторону прохода. – Скажите спасибо, что мы просто вас отпускаем.

Он вдруг подошел к ней вплотную и склонился к ее уху.

- Ты уже кому-нибудь о нас рассказывала? – тихо спросил он.

- Нет, конечно, - ответила девушка, с опаской косясь на оборотня. – Кто мне поверит, что есть люди способные превращаться в волков?

- Это правильно, - проговорил Харви, возвышаясь над ней. – Тогда просто беги и забудь, что мы существуем. Благодари, что осталась в живых.

Он хищно улыбнулся ей, демонстрируя свои клыки. Аника приосела, вспоминая с кем имеет дело.

Дверь подсобки открылась: из нее вышел Таннари, одетый в серую футболку и голубые джинсы.

- О, мистер Дармун, - Харви обратился к нему, - вы быстро. Только смотри, без фокусов. Мои ребята теперь наготове и пресекут любые твои трюки.

- Отпустите девушку, - потребовал он.

- Я уже ее отпустил, - сообщил Харви с надменным видом.

Таннари встретился с Аникой взглядами. Она беззвучно прошептала «Прости». В его глазах читался тот же упрек, что и во взгляде волка, но теперь еще к нему добавилось и призрение.

- Можешь попрощаться с мисс Аникой, - предложил Харви с ухмылкой, - если желаешь.

Но Таннари молча прошагал к ожидавших его четырем парням из Шадрин. Они стали грубо толчками в спину подгонять его, смеясь и подшучивая. Аника стало больно, словно били ее.

- Эй, - вмешалась она, - зачем же вы бьете его? Он же сдался вам.

- Не переживай, - с насмешкой сказал ей Харви, наблюдая за ними, - до свадьбы заживет. На нем вообще все быстро заживает, как на собаке.

Таннари обернулся в последний раз и посмотрел на Анику. Ей было больно до ужаса видеть его таким, и он явно винил ее в этом, потому что пожертвовал собой ради нее.

Анику вывели к проходной с территории складов. Добираясь до остановки, которая находилась в метрах двухсот от складов, она радовалась, что ее отпустили целой и невредимой. Сев в автобус, она осознала, что больше никогда его не увидит. Из глаз невольно покатились слезы. Еще утром ей хотелось, чтобы он ушел, но не таким образом. А теперь почувствовала такую пустоту вокруг себя, будто потеряла самое ценное, что когда-либо имела в жизни.

***

Глава 16


Вернувшись домой, с убитым видом Аника прошла в гостиную. Дом показался совершенно пустым. За это время она привыкла к тому, что ее встречал или парень, или волк. Она вспомнила его слова, что стала для него довольно близкой и небезразличной, от этого легкие сдавило невидимыми тисками. На диване она увидела аккуратно сложенные штаны и футболку. Сев рядом, взяла вещи, оставленные Таннари, и прижала к себе. На них сохранился его запах. Хотелось зарыдать, завыть по-волчьи. Они так плохо расстались, точнее их разлучили резко и без возможности попрощаться, объясниться, сказать последние слова. Но стоило ли лить слезы за монстром? Из-за него она столько раз подверглась опасности. Но разве можно бросать друга в беде, если даже тебе грозит опасность? А ведь он дал понять ей, что она больше для него, чем друг.

Но если он и считал ее другом или еще кем-то, то теперь будет ненавидеть за то, что из-за нее он попался. Она предала его, освободив для них. Прижимая к себе одежду, она утирала бегущие по щекам горячие слезы и пыталась успокоить себя. Тихо поплакав, она спрятала ее в тумбочку.

Последние недели, на протяжении которых приходилось делить дом с необычным квартирантом, казались каким-то сном, если бы не его одежда. А все услышанное об оборотнях выдуманной сказкой. Аника продолжала спрашивать себя, действительно ли все это произошло с ней. Может, это все себе выдумала от одиночества? А в ее доме жила обыкновенная собака. Но она вспомнила, что ей некогда было задумываться об одиночестве, полностью погружаясь в любимую работу. Благодаря этому и не могла ни с кем серьезно развить отношения. А навязавшийся в квартиранты пес, волк - поправила она себя, - заставил задуматься, насколько одинока ее жизнь. И теперь без него одиночество увеличилось в разы. Нескоро она сможет посмотреть на кого-то еще, уж больно глубоко забрался в сердце черный волчара.

Ночь она прорыдала в подушку, не в силах справиться с переживаниями, вспоминая его объятья и поцелуи, пусть и мимолетные. Она продолжала винить себя в том, что Таннари попался своим преследователям из-за нее. Она не смогла ничем ему помочь в этом, а наоборот, освободила его для них.

***

Таннари привезли в особняк Шадрин. Под конвоем из четырех человек, следовавших за Харвилинном, его провели в дом. Его обитатели с интересом смотрели на него.

- Мы сообщим твоим, чтобы готовились к свадьбе, - сказал ему по дороге Харви с победоносным видом.

Они поднялись на второй этаж и закрыли его в комнате без окон. Таннари постоял у дверей, разглядывая свое место заключения. Это было довольно большая комната. В ней располагалась широкая кровать, стол со стульями, кресло, шкаф, на стене висел огромный плоский телевизор. С виду это была обычная спальня, только без окон. Также имелось две двери: через одну он вошел, вторая вела в ванную комнату.

Смирившись со своей судьбой, он уселся в приглянувшемся углу, игнорируя имевшуюся мебель. Обводя взглядом свою тюрьму в очередной раз, Таннари осознал, что чувствуют дикие звери, когда попадают в неволю. Стены вокруг давили на него, вызывая панику. Казалось, в помещении не хватало воздуха. Звериная сущность внутри него заметалась, требуя свободы. Хотелось трансформироваться и бежать прочь отсюда. Но это было бесполезно. Нельзя было поддаваться, иначе потом не сможет совладать с ней.

Спустя некоторое время Таннари услышал, как открылись двери, и в комнату кто-то вошел. Он приподнял голову, которую опустил на поджатые колени, и увидел одного из своих конвоиров. Он принес поднос с едой и поставил его на стол.

- Твой ужин, - сообщил конвоир ему.

Таннари, ничего не говоря, опустил голову. Аппетита у него совершенно не было. Конвоир молча ушел.

***

- Отец! - Тасмин влетела в кабинет Акелана, - Отец!

Акелан сидел в рабочем кабинете за столом, занимаясь делами.

- Что такое? – подскочив на ноги, спросил Акелан, видя, как взволнована его дочь.

Растерянность и отчаяние в глазах дочери сказали о худшем.

- Они поймали Таннари, - сокрушено сообщила она.

- Откуда ты знаешь? – не желал он верить в услышанное.

- Они позвонили мне, - с горестным выражением ответила Тасмин. – И сообщили, что поймали его. И чтобы мы готовились к свадьбе через месяц.

Акелан обессилено осел в кресло.

- Что ж, - проговорил он, - разве мы могли этого избежать? Сказал же ему – беги. Я перерыл все, чтобы найти способ избавить его от этого. Но безрезультатно.

- Но может еще возможно что-то сделать? – не желала сдаваться Тасмин. – Разве старейшины ничего не знают на это счет?

- Нет, - мотнул головой Акелан. – Разве, что сам договор окажется недействительным. Но мы уже воспользовались их помощью, а другие условия их не устраивают. Только свадьба в уплату процентов.

- Разве нельзя оплатить эти проценты деньгами? – отчаявшись, спросила Тасмин.

- Ты прекрасно знаешь, что у нас нет таких свободных денег, - ответил Акелан. – А если не покроем расходы, понесенные на ту разработку, то у людей возникнет много вопросов, что может повлечь за собой наше разоблачение.

- Проклятые Шадрин, - прорычала девушка. – Откуда у них столько денег, что они их раздают налево и направо?

- Их уровень благородства позволяет им заниматься не самыми честными делами, - ответил отец. – Надо же как-то компенсировать свой недостаток.

- Хочешь сказать, что они замешаны в криминале? – удивленно спросила Тасмин.

- Не без этого, - пожал плечами Акелан. – Наша сила основывается на магии, а они строят свою на деньгах. Они прекрасно обосновались в мире людей, где правит капитал. За деньги люди готовы на многое, вот они этим и пользуются. И мы попали в эту ловушку, затеяв ту разработку, не проверив все, как следует, понадеявшись только на свое чутье земли.

Он тяжело вздохнул, разглядывая свои руки на столе.

- Так что в результате пришлось пожертвовать Таннари, - тихо сказал он.

Тасмин опустилась в кресло, стоявшее рядом со столом напротив отца.

- Возможно, лучше бы он оставался с той девушкой, - проговорила она обреченно.

- Шадрин так бы не оставили ее, - ответил Акелан. – Еще бы и человек пострадал. И без того они нас попрекать будут, что он спрятался среди людей.

- Надеюсь, они хоть позволят с ним повидаться? – спросила Тасмин.

- Они не имеют права запрещать нам его видеть, - вздохнул Акелан.

***

Наира узнав о том, что Таннари схватили, пришла в ярость. Чтобы хоть как-то выплеснуть свои эмоции, она схватила первую попавшуюся вазу и разбила ее.

- Акелан! Сделай же что-нибудь! – Наира повернулась к мужу.

- Прости, - Акелан виновато опустил голову, сидя на диване, опершись локтями на колени.

Наира с рычанием схватила очередную вазу и швырнула на землю.

- Они схватили моего мальчика, - прорычала женщина, - и насильно удерживают его. Я не хочу такого родства! Ты должен что-то сделать!

Она посмотрела на мужа требовательным взглядом. Акелан отрицательно покачал головой.

- Я пытался, - произнес он, - но ничего не смог противопоставить им. Я знаю, что виноват, но не могу ничего изменить.

- Не для них я растила моего мальчика! – яростно прошипела Наира. – Они недостойны его! Нужно что-то сделать.

Акелан прикрыл глаза одной рукой, не в силах смотреть на расстроенную жену, разносившую комнату. В сыне она души не чаяла, все позволяла и прощала. И его заточение нанесло ей болезненный удар прямо в сердце. Потому что знала, насколько это будет тяжело для него.

***

Харви на следующий день пришел в комнату, в которой удерживали Таннари.

- Ну, как обустроился? – спросил он Таннари, сидевшего в том же углу, что и вчера.

Он так и не выходил, ночуя в углу. Харвилинн взглянул на нетронутую еду, и только хмыкнул.

- Свадьба только через месяц, - сообщил он, - так что рассчитывай свои силы более рационально.

- Может, как раз не доживу до этого позора, - рыкнул Таннари, подняв голову.

- Что такое позор - ты еще не знаешь, - наставнически проговорил Харви, возвышаясь над ним. – Скажи спасибо, что еще не все знают, что ты прятался под юбкой у человеческой девчонки. А то бы пальцами затыкали.

Он растянулся в довольной ухмылке, упиваясь своим превосходством над ним. Таннари на его слова оскалил клыки и рванулся вперед. Харви с присущей оборотням реакцией отскочил назад.

- Не дури, - покачал он головой, - а то придется тебя перед свадьбой попортить.

- А ты рискни, - огрызнулся Таннари, поднимаясь на ноги.

- С превеликим удовольствием, - Харви хрустнул костяшками кулака.

Они шагнули друг к другу, оскаливая клыки и угрожающе рыча. Вдруг в дверь постучали, и она открылась.

- Мистер Шадрин, - позвал его один из конвоиров. – Сообщили, что к мистеру Дармуну просятся посетители.

Харви бросил на Таннари косой взгляд и повернулся к двери. Таннари расслабился, понимая, что к нему пришел кто-то из его семьи. Минут через десять к нему зашла вся его семья. Они бросились к нему с объятьями и расспросами.

- Сынок, - запричитала мать, обнимая его, - как ты тут? Они хорошо с тобой обращаются?

- Да, - кивнул Таннари.

Рассказывать что-либо о своих конфликтах с семейством Шадрин он не стал. Видя, как расстроена мать, не хотел огорчать ее еще больше. Отец с виноватым видом с трудом смотрел ему в глаза.

- Извини, сын, что так получилось, - попросил он прощения у него. – Говорил же - беги куда подальше.

- Ладно, - Таннари обнял отца, показывая, что не сердиться на него, - что случилось, то случилось. Придется смириться. Главное, что я пытался. Ты не виноват, я сам попался дважды.

Отцу было горестно смотреть на угнетенный вид сына, но ничего изменить он не мог.

- По крайней мере, после свадьбы ты сможешь вернуться домой, - сказал Акелан, похлопав Таннари по плечу.

Тот молча кивнул, не желая даже думать о предстоящем событии.

- Братишка, - Тасмин заключила его в объятья. – Не сдавайся, мы с тобой. И до последнего будем искать способ выручить тебя. Время еще есть.

Таннари отстранился от сестры и посмотрел в ее голубые глаза.

- Спасибо, сестрица, - со всей искренностью поблагодарил он.

- За месяц весь мир может перевернуться, - улыбнулась Тасмин.

Они еще провели вместе некоторое время, утешая его и стараясь хоть как-то поддержать.

***

Потянулись невыносимые дни заключения. Таннари продолжал отсиживаться в углу, наведываясь иногда только в ванную. Не желал ни с кем разговаривать и кого-либо видеть. Есть он так и не начал. Три раза в день ему приносили еду и забирали не тронутую.

Харви наведался в комнату, в которой удерживали Таннари.

- Решил объявить голодовку? – спросил он, узнав, что тот отказывается от еды.

Он стоял неподалеку от него и взирал сверху вниз с неприкрытым призрением.

- Я не буду есть ваши помои, - заявил Таннари, глядя на него исподлобья.

- А что тебе надо? Чтобы твоя мамаша из дому передачки носила? – усмехнулся Харви. – Но боюсь, что она разучилась готовить.

Таннари угрожающе зарычал, впившись в него свирепым взглядом, и приподнявшись.

- Ладно-ладно, - поднял руки Харви, не убирая с лица довольную ухмылку, - мы же скоро станем родственниками.

- Бродячая шавка тебе родственник, - огрызнулся Таннари.

Он поднялся на ноги, выпрямившись и гордо вздернув голову. Ростом они были практически одинаковы, и теперь смотрели в глаза друг другу на одной уровне.

- А будешь грубить, - надменно произнес Харви, глядя на него нахмурившись, - получишь по ребрам. До свадьбы заживет. Я не позволю хамить мне в моем же доме.

- Так он же скоро станет и моим, - злорадно усмехнулся Таннари, склонив голову набок.

- Твоим он никогда не будет, - холодно проговорил Харвилинн. – Отправишься после свадьбы в свою конуру.

- Тогда можно я не буду забирать с собой вашу самку? – насмешливо спросил он. – А то боюсь, она там будет лишней. И мама может оторвать ей голову. Ненароком.

- Об этом у нас будет отдельный разговор, - проговорил Харви, направляясь к дверям. – А тебе лучше начать питаться.

Таннари в ответ только оскалил клыки. Любые угрозы со стороны Шадрин его совершенно не волновали. Он предпочел бы умереть, нежели дожить до свадьбы. Намеренно раз за разом провоцировал Харви, чтобы тот сцепился с ним. Но тот понял это и старался игнорировать его уловки. Мысль о том, что его жизнь навсегда свяжут с ненавистным существом, и что только от него он сможет иметь детей, приводила его в бешенство, лишая аппетита и покоя.


Глава 17


Харви снова наведался к Таннари.

- Ты так и не ешь, - качнул он головой в сторону нетронутого подноса. – К свадьбе совсем истощаешь. Потом еще нас обвинять будут, что голодом тебя морили.

- От ваших харчей скорее загнусь, - огрызнулся Таннари.

Он уже вторую неделю отказывался от еды, употребляя только воду. У него пропал всякий аппетит, и он не мог заставить себя съесть хотя бы кусочек.

- Если не начнешь есть, - с угрозой проговорил Харви, - мы будем кормить тебя насильно.

- А ты попробуй, заставь, - прорычал с вызовом Таннари.

Он напрягся и подался вперед, будто собирался прыгнуть. Шадрин смотрел на него с равнодушным видом, совершенно не видя в нем какой-либо угрозы.

- Ты щенок еще совсем, - с насмешкой проговорил Харвилинн. – Понимаю, что оторвали тебя от мамкиного бока раньше времени, но так уж сложились обстоятельства. И тебе придется с ними смириться.

- Но у щенка есть острые зубы, - прорычал Таннари в ответ. – И я готов ими грызть вас за ваш обман.

Он оскалился, молниеносно вскочил с места и швырнул в него стоявший неподалеку стул. Харвилинн ловко поймал предмет мебели и поставил на пол.

- А вот мебель ломать не надо, - зарычал он на него. – Ты еще не стал частью нашей стаи, чтобы безобразничать тут. Я бы тебя проучил, но оставлю это на потом. Когда станешь членом нашей стаи. Тогда и покажешь свои зубки, а я тебе их посчитаю.

Он потер кулаком об ладонь.

- Ты ничего мне не сделаешь, - оскалился Таннари, гордо вздернув голову, - я наследник стаи!

Они скрестились взглядами – серая сталь Харвилинна и голубой лед Таннари.

- Так же как и я, - ухмыльнулся Харви. – Но я старше тебя и сильнее. Ты еще не дорос до моего уровня.

Харвилинн был прав, но это не останавливало Таннари. Вопреки всему, он готов был вцепиться в него, чтобы выпустить гнев переполнявший его.

- Ну, так в чем дело? – стал провоцировать его Таннари, поманив к себе рукой. – Давай, покажи, на что ты способен. Или слабо?

- Говорю же – потом, - Харви одарил его презрительным взглядом.

Он развернулся и ушел, чтобы не поддаться искушению. Таннари со злости перевернул стол, оказавший перед ним. Тут же дверь открылась, и в комнату опять заглянул Харви.

- Я же сказал, - рыкнул он, - не трогай мебель.

Но Таннари лишь еще более угрожающе зарычал на него. И тот, недовольно хмыкнув, захлопнул двери. Таннари понимал, что если ввяжется в драку, то проиграет. Из-за отказа от еды, он стал терять силы. От злости звериная сущность, еще не вставшая на свое место из-за нарушенного баланса, брала вверх и толкала его на безумные поступки. Он с трудом контролировал себя, а визиты Харвилинна только дразнили его и вызывали приступы гнева.

Он снова вернулся в угол, в котором сидел перед этим. Он все чаще думал об Анике и времени проведенной рядом с ней, хотя поначалу пытался забыть. Но ничего не вышло. Человеческая девушка с зелеными глазами затронула его душу и сердце. Он не на шутку привязался к ней, а звериная часть все еще бунтовала из-за внезапной разлуки с ней. Но было больно еще и оттого, что она оттолкнула его. Неужели он ошибся, приняв ее влечение к нему за настоящие чувства? Но ее опасения перед ним тоже можно было понять. Достаточно одного того, что он был оборотнем, что оттолкнуло бы любого здравомыслящего человека. А она помогала ему, и сделала шаг навстречу, но испугалась дальнейшего развития их взаимоотношений. Подумала, что он с ней развлекается, что она для него игрушка.

Он согласился сдаться на милость Шадрин, лишь бы ей не навредили. Пожертвовал своей свободой ради нее, и теперь никогда больше не увидит ее. А она сдала его им и просто ушла, не сделав даже попытки остаться с ним. Это причиняло такую боль, что он готов разнести стенку, чтобы освободиться. Имелись бы в комнате окна, он бы уже давно сбежал. Но Шадрин все предусмотрели и поместили его в комнату без окон, а за дверью дежурили четверо оборотней, достаточно сильных, чтобы справиться с ним. Совсем недавно жилище девушки казался ему тюрьмой, в которой он был вынужден сидеть. Но в сравнении с этим, дом Аники показался родным, где он готов был провести остальную жизнь, оставаясь добровольным узником, нежели здесь. Отныне ему уже и не увидеться с ней. В этот момент он почувствовал себя загнанной в угол крысой, а не волком. Хотелось бросаться на стены и завыть от отчаяния. Но нет, он не позволит им услышать свой плач. Не дождутся.

***

Прибывая в угнетенном состоянии и наблюдая за тем, как ему приносят еду, Таннари посетила одна безумная мысль. Встав у двери, он подкараулил парня, приносившего ему еду, и захватил его. Застигнутый врасплох, тот не успел оказать сопротивление. Таннари, сдавливая его шею, заставил его постучал в дверь, чтобы ее открыли. Когда дверь открылась он, угрожая убить заложника, потребовал выпустить его.

- Мистер Дармун, - обратился к нему один из стражей, - мы таких решений не в праве принимать. Даже под угрозой смерти. Сейчас мы позовем мистера Шадрина и вы выскажите ему свои требования.

Таннари недовольно зарычал в ответ. Упоминание о Харвилинне только разозлило еще больше. Они отправились за Харви. Через минуту тот появился у комнаты с пленником.

- Ты что это удумал? – с насмешкой спросил Харви, заглянув в двери.

- Выпусти меня или я убью его, - прорычал Таннари, сдавливая горло своей жертвы.

Парень в его хватке захрипел. Обычный рядовой оборотень не мог противостоять в одиночку наследнику, и Таннари мог с легкостью расправиться с ним. Именно по этой причине его преследованием и поимкой занимался другой наследник, способный противостоять ему. Харви сокрушенно покачал головой, продолжая улыбаться.

- Даже если ты оторвешь ему голову, это не поможет тебе покинуть эту комнату, - холодно проговорил Харви, стоя напротив дверей и спрятав руки в карманы. – А вот кровь невиновного будет на твоих руках. Этого ты хочешь?

Таннари зло зарычал, сдавливая шею в своих руках еще больше. Парень засипел, едва способный дышать. Ему ужасно хотелось кого-нибудь растерзать от безнадежности обрести свободу. Звериная сущность, чувствуя под пальцами пульсацию в артерии, жаждала крови за ограничение своей свободы. Но все же он обуздал свой гнев и толкнул парня в двери так, что тот кубарем вылетел из комнаты. Харви сделал резко шаг в сторону, и парень, пролетев мимо него, врезался в стенку напротив дверей.

- Так-то лучше, - усмехнулся Харви.

Таннари, задыхаясь от злости, сам захлопнул дверь, не желая никого видеть, иначе вцепится еще в кого-нибудь. Переведя дыхание после переполнившего его возбуждения, он вернулся в свой угол и тяжело опустился на пол. Он вспомнил, как Аника спрашивала его – убивал ли он кого-нибудь. Что бы он ей сказал, если бы разорвал того парня, только потому, что разозлился? Ему стало стыдно за свои действия. Девушка не зря боялась его, как зверя. Он не был человеком, и мог быть опасен для простых людей. А значит, и для нее. Он задумался над тем, что иногда она его злила своими действиями или словами. Тут же возник страх, что из-за этого он может навредить ей.

От осознания этого бездонная пропасть в душе стала еще больше. Она оказалась права: между ними не может быть ничего общего, и это заставляло его ослабевать сопротивление уготовленной ему судьбе.

***

Несколько раз в неделю к Таннари наведывалась Тасмин. Поначалу она не замечала, что брат теряет форму. На третьей неделе пребывания в заточении у Шадрин, она обратила внимание, что он исхудал и осунулся.

- Таннари, - обеспокоено проговорила Тасмин, придя в очередной раз, - что-то вид у тебя совсем плохой. И с каждым разом все хуже. Что они с тобой делают?

- Ничего, - безразлично ответил он, сидя на кровати.

- Ну, как это ничего, - возмутилась Тасмин. – Ты посмотри на себя в зеркало! Ты сам на себя не похож.

- А какая разница, на кого я похож, - пожал плечами Таннари. – Им все равно, лишь бы было за кого выдать замуж.

- Но нам не все равно! – воскликнула Тасмин, тряхнув его за руку. – Братишка, ты не вздумай изводить себя до смерти! Мы ведь не оставляем попытки освободить тебя.

Она оглянулся на стол, на котором стояла нетронутая еда.

- Ты что, совсем не ешь? – сердито спросила Тасмин.

- Нет аппетита, - признался он, глядя куда-то в сторону.

- Значит, нужно через силу, - настоятельно проговорила Тасмин. – Так давай-ка, быстро за стол и съешь все, что там есть.

Он подхватила его под руку и потащила к столу. Несмотря на то, что она была девушкой, сил у нее, как у оборотня, было достаточно, чтобы заставить его идти к столу. Она силой усадила его на стул перед подносом и села рядом, смотря пристальным взглядом. Он же ответил ей жалобным. Сейчас она разглядела, как у него мученический вид. Исхудавшее лицо, неясный взгляд, сгорбленные плечи. Казалось перед ней не ее брат, а какая-то пародия на него.

- Знала бы, что ты тут бастуешь, - проворчала сестра, - из дома принесла бы еду.

Таннари, недовольно кривясь, стал вилкой ковырять в тарелке.

- Ешь давай, или я стану кормить тебя с ложечки, как в детстве, - приказала она. - Я не уйду никуда, пока не съешь все. Ишь, че удумал, голодом себе заморить. Они того не стоят.

Таннари косо посмотрел на сестру. Тяжело было выразить словами его душевное состояние, чтобы объяснить ей, что с ним.

- А Аника говорила, что я жру, как лошадь, - горько усмехнулся он.

Тасмин посмотрела на него с сочувствием. Она уловила, с какой теплотой в голосе он вспомнил о человеческой девушке.

- Не можешь забыть ее, - заключила она с пониманием.

Таннари ничего не ответил ей и стал безрадостно жевать выбранный кусок.

- Если уж она тебе так небезразлична, - проговорила Тасмин, пока он жевал, - то можешь потом сделать ее своей любовницей. В виду обстоятельств, никто ничего тебе не скажет. – И тихо добавила: - Хотя она человек, и быстро состарится.

От ее слов Таннари чуть не подавился, закашлявшись.

- Что, не пойдет? Она, наверное, будет против, да? - удивленно спросил сестра, уловив на себе гневный взгляд брата. – Ладно, молчу.

Она заставила его съесть все до последнего и только тогда распрощалась. И в дальнейшем навещая, она заставляла его съедать оставленную для него еду, и еще с собой приносила. Но в остальные дни, он продолжал голодовку.

***

Однажды дверь в комнату открылась, и вошел Харвилинн. Он придержал двери и предложил войти девушке. Высокая блондинка, явно крашенная, с серыми глазами. Как и всех оборотней, фигурой природа ее не обделила. Одетая в короткое зеленое платье, обтягивающее ее формы, на высоких каблуках, что делало ее ростом с Харви.

Харвилинн закрыл двери и подошел к Таннари, разлегшегося поперек кровати. Он бесцеремонно разглядывал пришедшую девицу, недовольно кривясь, догадываясь о причине такого визита.

- Это кто? – презрительно спросил Таннари, прежде чем Харви успел что-то сказать.

- Это моя сестра, - сдержанным тоном ответил Харвилинн.

Теперь он точно понял, что девушка перекрашена в блондинку, потому что, будучи сестрой Харвилинна, должна быть русой.

- И че ей надо здесь? – все также презрительно спрашивал Таннари.

- Это Флоранс – твоя невеста, - представил Шадрин.

Таннари снова принялся оценивающе разглядывать девушку. Та стояла со скучающим видом, косясь на него надменным взглядом.

- А можно осмотреть все кандидатуры? – скривился Таннари, небрежно махнув рукой в сторону девушки.

- Какие еще кандидатуры?! – вспыхнул Харвилинн.

Он угрожающе навис над кроватью и Таннари, готовый вцепиться ему в горло.

- А что, выбрать нельзя? – с наивным видом спросил Таннари, смотря на него честными голубыми глазами.

- Нет! - рявкнул Харви.

- А может, мне блондинки не нравятся, - сказал он так, будто скорее обращался к девушке, нежели к Харви. – К тому же она у вас крашенная, а я люблю девушек с натуральным цветом волос.

Таннари ткнул в ее сторону пальцем. Девушка с оскорбленным видом оскалилась в его сторону, показывая своим клыки.

- Ты же сказал, что он из древнего и влиятельного рода, - прорычала Флоранс подошедшему к ней Харви.

- Так и есть, - вздохнул Харви.

- А ведет себя, как бродяга с помойки, - брезгливо фыркнула девушка. – И выглядит не лучше.

Таннари на протяжении нескольких дней не брился и не расчесывался, ходил в помятой одежде, не снимая вторую неделю, стремясь придать себе наиболее отталкивающий и запущенный вид, а из-за отказа от еды потерял в весе, действительно став похожим на исхудавшего бродягу. И вел себя, как можно вызывающе и оскорбительно. Только холодный взгляд голубых глаз оставался таким же гордым и упрямым.

- С этим мы потом разберемся, - проворчал Харви. Хотя готов был отколотить норовистого жениха хоть сейчас. Таннари вслед за ним поднялся с кровати и приблизился к представленной девушке. Обошел ее по кругу, разглядывая, словно товар в магазине. Девушка при этом недовольно косилась на него, нервно сжимая переплетенные пальцы. Подойдя к ней сзади вплотную, едва не касаясь ее шеи носом, Таннари принюхался. Девушка показательно вздохнула и отвернулась. Все его чувства на ее запах отозвались негативно. Покрутив головой и чихнув, он отошел от нее подальше.

- Она мне не нравится, - прямо заявил он. – От нее воняет тобой. Может, все-таки другую поищите.

Девушка возмущенно фыркнула и повернулась к двери.

- Не спеши, Фло, - остановил ее Харви. – Похоже, парень не понимает, что от него требуется.

Он угрожающим видом направился к Таннари, стоявшему в стороне от них. Подойдя к нему, он вдруг схватил его за руку и заломил ее.

- Я привел твою невесту, - прорычал Харви ему в ухо, - чтобы ты с ней познакомился, а не оскорблял. И чтобы знал в лицо.

- Ты хоть шею мне сверни, - огрызнулся Таннари, сцепив зубы от боли в руке, - уважения от меня к ней не добавиться.

Особо он не сопротивлялся, нарочно придавая себе наиболее страдальческий вид. Девушка смотрела на него с призрением, сморщив нос.

- Не станешь вести себя подобающе, - рыкнул Харви, - отколочу так, что придется свадьбу отложить на неопределенный срок. И не думаю, что твоим будет приятно смотреть на тебя покалеченного, пока все срастется.

Таннари, заметив удивление в глазах Флоранс, решил поимпровизировать.

- Ай-яй-яй, - взвыл он жалобно, - смилуйся. Я больше так не буду, только не бей меня снова. У меня еще с прошлого раза не отошло.

Теперь Харви удивленно посмотрел на него.

- Я тебя еще не бил, - возмущенно проговорил он. – Но не мешало бы.

- Нет, не надо, - жалостно проговорил Таннари, зажмурившись, - я буду выполнять все команды, только не сажай на цепь.

- Какая цепь? – возмутиться Харви. – Что ты выдумываешь, щенок.

Он выпустил Таннари из хватки и тот, встряхнувшись, выпрямился.

- Ладно, - сказал он, поправляя рубашку, - но взаимности не ждите.

Он спрятал руки в карманы и волком уставился на девушку.

- И вы уговариваете меня, - подала голос Фло, - связать жизнь с этим жалким созданием? Какой же он наследник рода?

Она брезгливым жестом указала на Таннари.

- Не обращай внимания, - сдержано проговорил Харвилинн, - он всего лишь придуривается. Не ведись на его обманчивый вид. На днях он готов был оторвать голову одному из наших парней, только чтобы выйти отсюда.

- Не верится, что у такого древнего и могущественного рода такой наследник, - произнесла Флоранс, качнув головой. - Как он будет стаей управлять? Как его зовут? Тан?

- Таннари, - воскликнул тот, указав в нее пальцем. – Таннари и никак иначе. Мое имя не сокращается, как ваши собачьи клички.

- Я тебе точно сейчас побью, - обозлено прорычал Харвилинн.

- Ну, давай, попробуй, - Таннари скрестил руки на груди, смотря на него с вызовом.

- Достал уже, - раздраженно рыкнул Харви.

Наступила пауза. Каждый их них изучал друг друга, обдумывая дальнейшие действия. Напряженность нарастала, но наследник Шадрин удержался от возможной стычки.

- До свадьбы осталось чуть больше недели, - проговорил Харви более спокойно. – Завтра к тебе придет портной, чтобы подобрать костюм. А еще нужно будет провести репетицию церемонии. Так что не вздумай дурить при этом. Сразу предупреждаю: попытаешься бежать – сломаю что-нибудь.

Он подхватил сестру под руку и повел к дверям.

- На сегодня ваше знакомство окончено, - сообщил он.

***

После их ухода Таннари забрался в свой любимый угол. Внутри него уже восстановился баланс со звериной частью, и он не так остро реагировал на раздражающие факторы. Но знакомство с девушкой, являвшейся его невестой, снова пошатнуло это еще не закрепившееся равновесие. Потому, стараясь ни о чем не думать, спустя какое-то время он заснул прямо в углу. Ему снилось, что он снова волк и бежит по лесу. Он видит Анику и начинает преследовать ее. Идет по ее следу из сладкого манящего запаха, желая настигнуть свою добычу и ощутить ее вкус. Она убегает от него, но он догоняет…

Проснулся Таннари в холодной поту, тяжело дыша, будто пробежал не один километр. Он не мог вспомнить, что сделал, когда догнал девушку. Но почему-то казалось, что причинил ей вред. Страх навредить ей преследовал его в сновидениях. Чтобы разогнать воспоминания о дурном сне, не покидавшие его, Таннари направился в душ. Включив холодную воду, он забрался под струю. И сидел там, потеряв счет времени, пока не осознал, что дрожит всем телом и с силой сжимает зубы, чтобы они не стучали. Сказывался отказ от пищи – его тело теряло выносливость и силу. В голове пронеслась мысль, чтобы замерзнуть до смерти. Но понял, что это дурость, уж слишком долго придется мерзнуть, особенно учитывая, что на дворе лето. Вынудив себя переключить воду на теплую, отогрелся и вылез из душа. Отчаяние так и не отступило, но телесные мучения заставили немного забыться.


Глава 18


Тасмин вместе с отцом занималась приготовлениями к предстоящей свадьбе. Для всех окружающих все выглядело, как обычная свадьба между богатыми наследниками. И только приближенные к семье знали, как обстояло дело. Наира наотрез отказалась заниматься чем-либо связанным с этой проклятой женитьбой и грозилась придти в траурном платье.

- Отец, нужно еще поискать способ вытащить Таннари, - проговорила Тасмин, когда они рассматривали списки гостей. – Выглядит он просто ужасно. Весь извелся и не желает питаться нормально. Еще немного и это погубит его.

- Солнце мое, - вздохнул Акелан, - если бы хоть что-то было, я бы уже нашел это. Таннари теперь будет ненавидеть меня до конца своих дней.

- Не говори так, - возмутилась Тасмин. – Он никогда не будет ненавидеть тебя. Если бы он послушался тебя и бежал, а не спрятался среди людей, то его бы не заарканили.

- Да, - сокрушенно покачал головой Акелан, - но его по моей вине теперь свяжут раз и навсегда. А соединить свою судьбу с нелюбимым существом - хуже смерти. Теперь всю жизнь придется мучиться, как в удавке. Это все равно, что вольного зверя посадить на цепь. Жить будет, но что это за жизнь?

Тасмин расстроено вздохнула и продолжила рассматривать список в руках. Каждый из них прекрасно понимал, что значит свобода выбора и действий. Не было ничего ценнее для вольного волка.

- Кстати, о цепи. Когда человеческая девушка с Таннари пришли ко мне в торговом центре, - вспомнила Тасмин, печально улыбнувшись, - на Таннари был ошейник. Надеюсь, та девушка не держала его на цепи.

- Ошейник? – переспросил отец, удивленно глядя на дочь.

- Да, - подтвердила Тасмин, - я еще тогда так удивилась, что это он позволил на себя ошейник напялить. Ему…

- Погоди, - перебил ее отец, разволновавшись. – Ты знаешь, что это может означать?

Он резко отложил бумаги, которые рассматривал.

- Нет, - помотала головой Тасмин, смотря на него непонимающе.

Акелан помолчал, обдумывая, как лучше ей объяснить суть дела.

- В древние времена, - пояснил Акелан, - если оборотень добровольно позволит человеку надеть на себя ошейник, то становится его слугой.

Тасмин удивленно заморгала. Акелан поднялся с кресла и зашагал по кабинету.

- Хочешь сказать, что та девушка теперь его хозяйка? – спросила она. – А он ее раб?

- Это нечто иное, чем рабство, - ответил Акелан, пожав плечами. – В таком случае оборотень может делать что хочет, пока не получит прямого приказа от хозяина, если верить этому утверждению. Но такого не было сотни лет. Все, от старого до малого, ни за что не позволят надеть на себя ошейник. Это считается своеобразным оскорблением для дикого зверя. Подобного тому, что Шадрин поймали Таннари ловчим арканом. Только он был со связующим заклинанием. Нужно у старейшин уточнить, так как всех подробностей я не знаю.

***

К Анике наведалась Люси. Подруга заскучала за ней и решила проведать.

- Привет, подруга, - поприветствовала Люси Анику, когда та открыла дверь.

- Привет, - слабо улыбнулась Аника. – Проходи.

Люси, чмокнув ее в щеку, впорхнула в кухню и стала оглядываться.

- А где твой прекрасный родственник? – тихо спросила она с улыбкой.

- Уехал, - с равнодушным видом ответила Аника, закрывая двери.

Люси внимательно посмотрела на подругу.

- А вид у тебя такой, будто помер, - с сочувствием качнула головой Люси.

Аника нахмурилась. Она поняла, что сейчас подруга устроит допрос во всех подробностях.

- Никто не помер, - Аника постаралась сохранить безмятежный вид.

- Ну-ну, - понимающе кивнула Люси. Она подхватила Аника под руку и потащила к столу. – Идем, угостишь меня чайком-кофейком, и изольешь душу. А я постараюсь тебе помочь, чем смогу. Иногда нужно дать себе выговориться, чтобы стало легче.

Аника, не упираясь, побрела к столу. Люси села на стул, а она включила чайник. Когда вода закипела, заварила чай и подала подруге.

- А теперь рассказывай, - приказала Люси, - в чем дело. Что так огорчило мою горячо любимую подругу, что у нее вид, как у горюющей вдовы?

- Ничего не огорчило, - фыркнула Аника.

- Ты мне это брось, - нахмурилась Люси. – На тебе лица нет. Меня на этот счет не обманешь. Дай угадаю, - она хитро прищурилась. - Ты все же была неравнодушна к своему родственнику. Признавайся, подруга?

Навязчивость подруги начала раздражать Анику.

- Отстань, Люси, - раздраженно отмахнулась она. – Если немного расстроена, это не значит, что из-за кого-то.

- Да, ладно, - прищурилась Люси. – Кто-кто, а я то эксперт в сердечных делах. А ты со своей вечной работой ничего не замечаешь вокруг себя. И забываешь о тех, кто приглашает тебя на свидание. У тебя в доме жил офигенный мужик, и чтобы ты его вот так игнорировала. Не верю.

Она не сводила с Аники пристального взгляда.

- Я таких офигенных мужиков целыми табунами вижу каждый день, - старалась сохранить спокойствие Аника. – Можно ли после этого его воспринимать всерьез?

- Да, но они не жили в твоем доме, не ели и не спали под одной крышей, - с лукавой улыбкой сказала Люси, следя за реакцией подруги. И заговорчески добавила: – И этот заметно отличался от них. Было в нем что-то сверхъестественно-притягательное. Даже с первого взгляда.

Люси возвращала ее к воспоминаниям, которые она так старалась забыть все это время. Отвлекаясь на работу и другие дела, она заставила себя не думать о Таннари и всем, что с ним было связано. В какой-то мере ей удалось позабыть о нем и времени, проведенном рядом с ним. Никто о нем не знал, кроме Люси, и напоминать было некому. Но вот едва подруга появилась на пороге, тут же стала расспрашивать о нем. Аника, чтобы спрятаться от ее внимательного взгляда, уперлась лбом в ладошки, борясь с растревоженными эмоциями.

- Не знаю, что там у вас произошло, - продолжала щебетать Люси. – Но такого траурного вида у тебя я еще не видела. Может, он чем обидел тебя?

Она присмотрелась к подруге, нахмурившись.

- Ты что, переспала с ним? – вдруг спросила она, подавшись вперед.

- Нет! – Аника резко вскинула голову, глядя на подругу круглыми глазами.

- Ага, - утвердительно кивнула Люси, - вижу, что нет.

Они молчали с минуту, смотря друг на друга.

- А, наверное, стоило, - произнесла мечтательно Люси, подмигнув. – С таким и ради одного раза стоит. Да и деток от такого не грех завести.

- Люси! – воскликнула Аника, не выдержав.

Расспросы подруги задевали самое больное. Все ее предложения шли в разрез с реальностью. Ни о каких отношениях с оборотнем нельзя было и думать, о детях тем более. Но эта тема растревожила притихшую вину перед парнем. Прошло немало времени с момента их расставания, и его, небось, уже женили. И теперь детей он сможет иметь только с ненавистной женой.

- Молчу, - Люси демонстративно прикрыла рот. – Но зря ты так его отпустила.

Аника одарила ее испепеляющим взглядом. Подруга была неумолима.

- Но все же, что произошло, - не отставала подруга, - что тебя вогнало в такой похоронный вид?

- Мы не слишком хорошо расстались, - натянуто ответила Аника, дабы удовлетворить ее любопытство.

- Он что, отшил тебя? – презрительно прищурилась Люси.

Аника возмущено выдохнула.

- Никто меня не отшил, - проворчала Аника. – Это чисто наши семейные дела. Не нашли общего решения проблемы.

- У него невеста есть, да? – не унималась подруга, глядя на нее с состраданием.

- Люси! – не выдержала Аника, отодвигаясь от стола. – Забудь про него, что когда-то видела. Эта тема закрыта.

- Хорошо, - подняла руки Люси. – Но мне больно смотреть на твои страдания.

Аника обреченно покачала головой, понимая, что любопытства у подруги не отберешь. Но в тоже время, она по-дружески заботилась о ней, переживая за ее душевные страдания.

Они еще поговорили на отдаленные темы, и Люси убежала.

Аника, проводив подругу, пошла в гостиную и уселась на диване. Хотела посмотреть телевизор, чтобы отвлечься от мрачных мыслей, но не стала включать его, желая побыть в тишине. Люси своими расспросами пробудила все те воспоминания, которые она так старалась похоронить на протяжении этого времени. Слезы сами покатились по щекам, и Аника упала в подушки, разрыдавшись во весь голос.

***

Как и говорил Харвилинн, к Таннари пришел портной, принеся несколько свадебных костюмов.

- Добрый день, - поздоровался с ним портной. – Меня зовут Мартис.

Таннари, стоявший в это момент у стола, только кивнул ему в ответ.

- Представляю вашему вниманию эти костюмы, - он указал на одежду, висевшую на передвижной вешалке, - выберете, какой вам по душе, и я подгоню его под ваш размер.

- Да мне пофиг, какой там костюм будет, - огрызнулся Таннари. – Хоть лохмотья.

На лице портного отразилось недоумение.

- Тогда позвольте мне предложить вам вариант, - осмелился Мартис на инициативу.

Таннари только пожал плечами. Портной выбрал один из костюмов черного цвета и протянул его парню. Тот, взяв его, швырнул на кровать и стал раздеваться.

В момент, когда он собирался снять штаны, двери в комнату открылись, и вошла Флоранс. При ее появлении раздеваться дальше Таннари передумал. Она остановилась в дверях, держа какие-то бумаги, и посмотрела на него оценивающим взглядом. Несмотря на то, что он несколько утратил форму из-за недостатка питания и угнетенного состояния, это ни чуть не уменьшило его привлекательность для противоположного пола. Крепкое тело все также покрывал отчетливый рельеф мышц, свидетельствующий о немалой силе, а магический ареал наследника чувствовался на расстоянии. Флоранс это прекрасно видела и понимала, что такой ее паре позавидуют многие. Пусть он дерзил и оскорблял без конца, но его внешний вид, не смотря на запущенность, сполна компенсировал этот недостаток.

- Тебе чего здесь надо? – возмущенно спросил Таннари, уперев руки в бока.

- Харви отправил меня, - проговорила она, проходя в комнату, - уточнить список гостей. До свадьбы всего неделя, в мы еще не всех ваших пригласили.

- Да можете вообще никого не приглашать, - огрызнулся Таннари, - на это позорное представление.

- А это уже не тебе решать, - оскалилась в торжествующей улыбке Фло.

Она подошла к нему плавной походкой, и встала на расстоянии вытянутой руки. Таннари скрестил руки на груди и смотрел на нее враждебным взглядом. Его так и тянуло схватить ее за шею и придушить. Может, тогда бы не пришлось жениться.

- Тогда я вам ничем помочь не могу, - прошипел он. – Я не помню ни имен, ни адресов. Последнее время участились провалы в памяти. И хватит на меня пялиться, глаза поломаешь. Голых мужиков не видела, что ли?

От него не ускользнуло то, как она внимательно его разглядывает. Девушка удивленно моргнула и отступила от него, немного утратив уверенность, но быстро взяла себя в руки. Как дочь главы стаи, уступать она не собиралась.

- Должна же я рассмотреть, что мне подсовывают, - хмыкнула она.

- Это еще нужно посмотреть, кого под кого подсовывают, - со злорадной улыбкой надменно ответил Таннари.

Девушка с оскорбленным видом выпрямилась. В этот раз она была в обычной домашней одежде и без каблуков была на полголовы ниже него. Таннари смотрел на нее сверху вниз с не меньшим пренебрежением, чем она на него. Но без своего братца она уже не выглядела такой уверенной в себе и надменной. Превосходство наследника стаи от рождения брало свое. Оно не ограничивалось простым различием мужчины и женщины, а проходило на уровне доминантности внутри своего вида. Врожденная способность занимать главенствующее положение и оказывать преобладающее влияние на других, диктовать другим свою волю. Если с Харвилинном они были на равных, то она была не чета ему.

- Тебе еще придется побегать за мной, чтобы я согласилась спать с тобой в одной кровати, - резко ответила Фло, стараясь вернуть себе авторитетность. – Придется считаться со мной, как со своей женой. И никуда ты не денешься.

- Ой, напугала, - с насмешкой огрызнулся Таннари. – Да, у меня на тебя даже не встанет.

У девушки перехватило дыхание от такого оскорбительного обращения. Никто никогда так с ней не разговаривал, да еще при посторонних. Ясно осознав, что любезничать с ней он не собирается, вздернув подбородок, она развернулась и пошла к выходу.

- Что, без братца всю спесь растеряла? – язвительно крикнул ей вслед Таннари.

- Я скажу ему, - обернулась Фло. - Он с тебя ее выбьет.

Портной все это время мышкой стоял у вешалки с костюмами, не смея пошевелиться. Таннари вспомнил про него, когда Флоранс хлопнула дверью.

- Думаю, на сегодня примерка закончилась, - объявил он портному.

- Но, мистер Шадрин приказал, чтобы я сегодня подобрал вам костюм, - осмелился возразить Мартис.

- А я сказал, что закончена, - зло прорычал Таннари, надевая рубашку. – Проваливай!

- Как скажете, мистер Дармун, - покорно склонил голову портной.

Он взялся за вешалку и потащил ее за собой к выходу.

- Стой! – окликнул его Таннари.

- Вы передумали? – оживленно спросил портной, обернувшись.

- Нет, - ответил Таннари, подбирая костюм с кровати, - это не забудь забрать.

Он швырнул ему костюм, и портной поймал его.

***

Для репетиции мероприятия Таннари вывели из комнаты заточения под конвоем из четверых человек. Церемония должна была проводиться в огромном зале, выполненном в готическом стиле. Там уже установили помост, на котором будет стоять алтарь и священник, проводящий ритуал бракосочетания. На всех выходах из зала стояли охранники, выставленные для того, чтобы жених не сбежал. Флоранс уже была на месте, а Харви пришел вместе с конвоирами и Таннари.

Зал был украшен, и по нему бегал организатор мероприятия, раздавая команды работникам, заканчивающим приготовления. Убранство зала ничем не отличалось от обычного для людей – ленточки, бантики, букеты цветов и т.п. Особым отличием на этой свадьбе будет алтарь, который привезет с собой священник. Ритуал бракосочетания был основан на магии, поэтому сама церемония проводиться, как магический обряд. Это связывало пару навеки, исключая какой-либо развод, и детей эта пара могла иметь только друг от друга.

До дня свадьбы оставалось несколько дней.

- Итак, - проговорил Харви, когда они вошли в зал, - приступайте.

Организатор подбежал к нему, приветствуя и кланяясь.

- Кевин, - обратился Харвилинн к организатору, указывая на Таннари, - прибыл жених. Объясни-ка ему его задачу в этом действе. Только по быстрому, а то он спешит.

Харви подтолкнул Таннари в плечо вперед к Кевину.

- Великолепно, - обвел взглядом организатор представленного жениха. – Надеюсь, он не забудет побриться перед церемонией.

- А что, бородатые женихи не принимаются? – насмешливо спросил Таннари, держа руки в карманах.

- Принимаются, - сдержанно ответил Кевин, - только, если аккуратная и стильная борода, а не а-ля-бродяга.

- А может у меня имидж такой, - не уступал Таннари.

- Кевин, - вмешался Харви, - ты на его внешний вид внимания не обращай. Ко дню свадьбы он приведет себя в порядок, а пока занимайтесь репетицией самого мероприятия.

Организатор пожал плечами и указал Таннари, где встать. Потом поманил к себе Флоранс, стоявшую у помоста и разговаривающую с какой-то женщиной. Она подошла к ним и встала рядом с Таннари. Они переглянулись неприветливыми взглядами и отвернулись в разные стороны.

- Итак, - принялся объяснять Кевин, - жених встречается с невестой у входа.

Он указал на двери.

- Невеста подает руку жениху, - Кевин махнул им, чтобы парень и девушка, взялись за руки.

- Даже не подумаю, - ощетинился Таннари, зло покосившись на Флоранс, и спрятал руки поглубже в карманы.

Организатор Кевин посмотрел вопросительно на Харви. Тот махнул рукой, чтобы продолжал дальше.

- Взявшись за руки, молодые неспешным шагом проходят к алтарю, - Кевин пошел к помосту, маня за собой Таннари и Флоранс.

– Поднимаются на помост и останавливаются перед священником. Тут будет алтарь, - он указал на обозначенное место.

Парень с девушкой прошлись по залу вдоль рядов расставленных стульев для гостей и взошли на помост. Дальше организатор распинался о том, что будет рассказывать им священник, и как будет проводиться ритуал. Таннари, слушая его вполуха, заметил, что за помостом и установленными декорациями имеется еще одна дверь. И возле нее не наблюдалось никого из охранников. Стараясь сохранить, как можно более равнодушный вид, Таннари оглянулся по сторонам. Его конвоиры остались у входа в зал, а остальные охранники стояли на других дверях. Убедившись, что все они далеко от него, Таннари прыгнул за декорацию, сбив с ног Кевина, стоявшего перед ними, изображая священника, и рванул к примеченным дверям.

Харви, едва уловив это маневр, сорвался с места и побежал к помосту. Таннари подскочил к выходу и хотел выбежать через него, но в дверном проеме вдруг появился здоровенный парень из охраны. Резко затормозив перед ним, Таннари попятился назад, так как у парня в руках оказался электрошокер, который тот выставил перед собой, угрожая ему. Особого вреда он бы ему не причинил, но вывел бы из строя на какое-то время. За спиной послышались ругательства Харви, заскочившего за помост и настигшего Таннари.

- Я же тебя предупреждал! – прорычал Харви, надвигаясь на него.

- Решил посмотреть, что у вас на заднем плане, - ухмыльнулся тот, смиряясь с провалом побега.

Гордо расправив плечи, он стал у стенки, ожидая возможного наказания.

- Френк! – выкрикнул гневно Харви парню в дверях. – Где ты шляешься? Он чуть не сбежал.

- Шеф, - виновато проговорил парень, - я лишь на минутку отлучился. Думал, успею, пока они там ходят.

- Тебе вредно думать! – прорычал Харви, поворачиваясь к Таннари. – А тебя я сейчас проучу на будущее. Достал уже. За одно научу немного вежливости.

Видимо, сестрица таки пожаловалась на хамство жениха. Странно, что он сразу не прибежал на разборку. Он замахнулся на Таннари, но тот резко присел и, проскочив под его рукой, навес удар в бок первым. Харвилинн согнулся, но быстро выпрямился и ударил Таннари ногой. От удара тот свалился на пол и Харви подскочил к нему, чтобы нанести очередной удар. Но Таннари успел откатиться и, перекувыркнувшись через голову, вскочил на ноги. Он сосредоточился на том, чтобы просто избегать ударов Шадрина, не тратя силы на ответную атаку.

Все, кто присутствовал в зале, сбежались на шум драки и потрясенно наблюдали за происходящим, собравшись полукругом возле площадки за декорациями. Таннари старался не попадать под удары. Харви, разозлившись всерьез, атаковал в полную силу. От его нескольких ударов в каменном полу остались вмятины и трещины. Громкое рычание и грохот привлекло обитателей особняка и из других частей.

- А ну, прекратили! – раздался рядом властный голос, в момент, когда Таннари уворачивался от очередного удара.

Отпрыгнув как можно дальше от Харвилинна, он оглянулся, кто это сказал. Возле декораций стоял седоватый мужчина солидного вида с холодными серыми глазами и сильно схожий с Харви. Это был Орхар Шадрин, Глава клана Шадрин, отец Харвилинна и Флоранс. Видимо, кто-то осмелился доложить ему о происходящем, так как больше никто не мог остановить сцепившихся наследников. Харви, заметив его, сразу же выпрямился, приняв смиренный вид, поправляя пиджак.

- Отец, - проговорил он, опустив голову.

Таннари поднялся на ноги и тоже выпрямился, расправив плечи.

- Что здесь происходит? – требовательно спросил он, обводя недовольным взглядом собравшихся, будто шайку разыгравшихся щенков.

Флоранс, наблюдавшая с довольным видом за дракой, стояла в стороне, тоже притихла и отвернулась в другую сторону. Харви, сверкнув глазами, покосился на Таннари, стоявшего посреди площадки.

- Он хотел сбежать, - пояснил Харви.

Глава Шадрин приблизился к Таннари, который озлобленно косился на него.

- Парень, - обратился к нему Орхар Шадрин, мягко улыбаясь, - зачем ты сам себе жизнь усложняешь? Что уготовлено судьбой, того не избежать. Пора бы смириться, и принять все, как есть. И пользоваться предоставленными возможностями.

Говорил он спокойно, уверенно и убедительно, как и положено было главе стаи, державшего в повиновении всех ее членов. Таннари четко чувствовал его силу, влиятельность и превосходство над собой, и это раздражало не меньше, чем издевки Харви.

- Надежда, знаете ли, умирает последней, - ответил ему Таннари, демонстративно поправляя воротник рубашки.

- Надеешься прожить в бегах оставшуюся часть жизни? – Орхар вопросительно приподнял бровь.

- Жизнь у меня долгая, - проговорил Таннари не моргнув, глядя ему глаза, - что-нибудь да придумал бы.

Несмотря на превосходство стоящей выше его по иерархии особи, он не собирался приклоняться перед ним и добровольно подчиняться. И такой прямой взгляд был практически вызовом ему.

- Вместо того, чтобы наслаждаться всевозможными удобствами рядом с красивой женой? – снисходительно хмыкнул Шадрин, бросив взгляд на дочь.

Таннари при этом недовольно поморщился, но сдержался, чтобы не нахамить главе стаи, Это могло бы подорвать его положение непоправимо. Одно дело пререкаться с себе равными, а другое - с могущественным главой. И так позволил себе многое. Не будь он женихом в этой ситуации, его, наверное, уже давно наказали бы за такое неуважение к главе.

- Бессмысленно что-либо вам объяснять, - сдержано проговорил Таннари, - не вас же насильно женят.

Он развернулся и пошел к помосту, гневно глянув на Фло. Харви ринулся за ним.

- Больше никаких драк, Харвилинн, - повелительно сказал ему Орхар, когда тот проходил мимо него.

- Как прикажешь, отец, - послушно кивнул Харви.

Участники стычки заняли свои первоначальные места и продолжили репетицию. Остались лишь некоторые детали, которые стоило обсудить. Все это быстро решили и Таннари отвели обратно в комнату его заточения.

***

- Старейшины подтвердили, - сообщил Акелан Тасмин, вернувшись домой. – Человек, надевший ошейник оборотню, становится его хозяином и может приказать ему все, что угодно.

- А запретить жениться? – с надеждой спросила Тасмин.

- Хозяин может приказать даже умереть, - траурно сказал Акелан. – Как и я сказал, это больше, чем рабство. В свое время люди считали нас чем-то сродни демонов, и преследовали. А как говорит одна поговорка: «Сколько волка не корми, он все равно в лес смотрит», подчиняться людям волки никогда не будут. Позволяя добровольно надеть на себя ошейник, оборотень признает человека своим хозяином и готов выполнить любой его приказ. Так как магическая сущность является частью нас, то ошейник связывает ее и подчиняет полностью, подобно заклинанию. Таннари, не осознавая этого, позволил той девушке надеть на себя ошейник.

- И что, он теперь навечно в ее власти? – с ужасом спросила дочь.

- Ну, почему же, - возразил Глава Дармун, - если захочет, она может дать ему свободу.

- Тогда нужно найти эту девушку и уговорить ее, чтобы она запретила Таннари жениться, - с воодушевление предложила Тасмин. – А потом уговорим ее дать ему свободу. Он же ей не к чему.

Тасмин смотрела на отца в ожидании его одобрения. Другого выхода она не видела. Акелан задумался, размышляя над предложением дочери.

- Можно попробовать, - согласился Акелан. – Только нужно поторопиться, до свадьбы пару дней.

- Только я не знаю, где живет эта девушка, - призналась Тасмин. – Только имя – Аника. Нужно у Таннари спросить.

- Тогда отправляйся к нему и расспроси, - ответил отец.


Глава 19


Тасмин, едва освободившись от дел, поспешила к Таннари.

- Таннари, - Тасмин пришла к нему в особняк Шадрин, - как ты тут?

- Да, пока еще живой, - хмыкнул он. – Эти змеи еще не всю отраву в меня впрыснули.

- Перестань, - покачала головой Тасмин, - если бы ты нормально питался и не бастовал, то мог бы уже выбраться отсюда.

- Ага, - усмехнулся Таннари, - я уже попытался. Они с шокерами дежурят по периметру.

Она ободряюще похлопала брата по плечу, понимая, что выбраться из лап Шадрин так просто не выйдет. Но хотелось хоть как-то поддержать. Видя, что он немного повеселел, Тасмин решила перейти к делу, из-за которого пришла.

- Послушай, - заговорила она. - Ты можешь сказать, где найти эту девушку Анику? Мне нужно с ней увидеться.

Таннари посмотрел на нее удивленно. Сестра вспомнила о человеческой девушке, и упоминание ее имени больно отозвалось в глубине души. Но внешне он ничем не выказал свое беспокойство.

- Да, конечно, - ответил Таннари. - А зачем тебе?

- Хочу переговорить с ней, - Тасмин решила не давать ему призрачной надежды, на случай, если ничего не получиться.- Подумала, хоть и с опознанием, что стоило бы отблагодарить за помощь тебе. Хотя и ничего не вышло из этого, но она все же рисковала из-за тебя. А мы, кажется, даже спасибо ей не сказали.

Брат еще с минуту изучающее смотрел на Тасмин.

- Хорошо. Спасибо действительно сказать не успел, и расстались мы не очень дружески и резко. И еще, я ей денег должен, - вспомнил он. – Расплатись за меня, пожалуйста. Я обещал, что верну все деньги, что она на меня потратила. И поблагодари за все. Она знает за что.

- Хорошо, - ответила Тасмин с улыбкой.

Она заметила, как он оживился, вспоминая о ней. Таннари стал объяснять, как найти дом Аники. Адреса он точно не знал, опять же не интересовался, действуя чисто на животных инстинктах, будучи волком, а сама девушка так и не упомянула его.

Узнав адрес Аники, Тасмин поспешила к ней.

Застать девушку дома оказалось не такой простой задачей. А где она работает, Тасмин не спросила, да и насколько она поняла, Таннари не знал этого. Раздосадованная неудачей, Тасмин вернулась домой.

На следующий день она повторила попытку, но опять не нашла девушку. Она раньше времени ушла на работу, а вечером не вернулась домой. Тасмин предположила, что девушка заночевала у кого-то другого.

В момент, когда Тасмин собралась опять отправиться к ней с визитом, возникли проблемы в торговом центре. Поэтому ей пришлось отложить свою поездку к Анике на некоторое время.

Аника, чтобы не поддаваться и, без того тяжкому унынию, зарылась в работу с головой, вплоть до того, что стала оставаться ночевать. Растревоженные подругой воспоминания с новой силой царапали душу и сердце, не покидало чувство утраты близкого человека. Подавляя свои непокорные чувства, она стремился не думать о красивом оборотне. Но сидя на работе и чертя эскизы, несколько раз ловила себя на том, что начинала рисовать Таннари. Первым порывом было порвать листок, но останавливалась. Это все, что ей осталось от него – воспоминания. Так она хотя бы будет помнить его лицо. И прятала рисунок в дальний ящик под кучей других бумаг.

***

Наступил день свадьбы. В доме Дармун царило непривычное оживление, все готовились к поездке в особняк Шадрин. Наира ходила, словно в трауре, Акелан собирался с силами, чтобы пережить это мероприятие, и только Тасмин не теряла надежды.

- Ты нашла эту девушку? – спросил у дочери Акелан.

- Я не смогла ее выловить, - расстроено ответила Тасмин. – Но я прямо сейчас отправлюсь к ней домой. Пусть в последний момент, но постараюсь поговорить с ней. Сегодня выходной, надеюсь, она дома.

- Езжай, - кивнул Акелан. – Если что, я скажу, что ты задержалась в связи со своими делами и будешь позже.

- Если надо, - решительно заявила Тасмин, - я ее силой привезу.

- Но ты все же полегче там, - посоветовал отец.

Тасмин, собравшись, прыгнула в свой серебристый Лексус и помчалась к дому Аники.

***

Зазвонил дверной замок. Аника, не понимая, кто это к ней мог заявится без предупреждения, подошла к двери и открыла. Увидев Тасмин в шикарном платье на пороге своего дома, Аника тут же захлопнула перед ней двери. Появление девушки-оборотня на пороге ее дома не сулило ничего хорошего. Она уже давно заметила, что оборотни у нее под дверью – не к добру. Сначала волк, потом целая компания, теперь эта девушка. Значит, будут еще неприятности, потому что они так просто не уходят.

- Выслушай, Аника! – закричала через двери Тасмин. – Нам нужна твоя помощь!

Она со своей нечеловеческой силой застучала в дверь, чуя, что девушка стоит за ней.

- Пожалуйста, открой, - стала просить Тасмин. – Выслушай меня! Нам очень нужна твоя помощь! Таннари нужна твоя помощь!

Аника некоторое время слушала крики оборотня и не выдержала.

- Довольно! – воскликнула она с обидой в голосе, открыв двери. – Я уже вам помогла так, что меня преследовали и выкрали! Угрожали голову оторвать! Разбирайтесь со своими проблемами сами.

Она хотела закрыть двери, но девушка-оборотень уперлась рукой в двери.

- Послушай, - Тасмин не дала закрыть ей двери и вошла в дом.

Аника испуганно уставилась на голубоглазую девушку.

- Но вы же не можете входить в дом! – удивилась она.

Та снисходительно посмотрела на нее с улыбкой.

- Если вошел мой брат, - пояснила Тасмин, - то и я могу войти, и любой из нашего клана.

- А те? – Аника имела в виду друзей невесты, схвативших ее.

- Те не из нашего клана, поэтому они не могут войти, - пояснила Тасмин. – Но и это не дает гарантии. Потому что это всего лишь неписаное соглашение между людьми и оборотнями. Но если Таннари жениться на их невесте, то и они смогут войти.

- Вот так дела, - расстроено выдохнула Аника.

Тасмин не стала отвлекаться на вступление и сразу перешла к делу, так как времени оставалось совсем мало.

- А дела наши очень серьезные, - продолжила Тасмин с встревоженным видом. – Таннари можно спасти от этой чертовой свадьбы. А это спасет и весь наш клан от обязанностей перед кланом Шадрин. Ведь это не просто брак между ними, а еще и магический союз двух стай.

- А я тут при чем? – Аника скрестила руки на груди.

- Ты одевала Таннари в звероформе ошейник? – спросила Тасмин.

- Ошейник? – удивленно переспросила Аника.

Она уж и забыла о нем. После той поездки в торговый центр она про него и не вспоминала больше. Ей стало немного стыдно перед девушкой за то, что пришлось обращаться с ее братом, как с обычной собакой.

– Ну, было дело, - виновато призналась она. – Меня в автобус с ним без намордника и поводка не пускали. И в такси с ним никто пускать не захотел.

- Намордника? - с улыбкой переспросила Тасмин. Аника кивнула. – А ошейник он сам дал надеть?

Волка она видела только в ошейнике, про намордник Тасмин и не знала. Но могла себе представить, каково было братцу при этом, однако он все же согласился на это.

- Конечно, - ответила Аника, пожав плечами, - я бы с ним не справилась, чтобы силой его надеть.

- Он у тебя сохранился? – поинтересовалась Тасмин.

Интерес девушка к ошейнику показался Аника весьма странным.

- Сохранился, - кивнула она. – Тебе его принести?

Тасмин кивнула, и Аника побежала искать ошейник. Заскочив в свою комнату, она стала вспоминать, куда забросила его. Выбрасывать не стала, так как он вместе с поводком и намордником стоил немалых денег. Открыв шкаф, она заметила рюкзак и вспомнила, что с ним ездила в торговый центр. Схватив его, открыла и увидела в нем эти вещи. Достав ошейник и поводок, она направилась обратно в кухню. Вернувшись с ошейником и поводком, она протянула их Тасмин.

- Нет, мне они не нужны, - сказала она, отталкивая ее руку.

- Зачем тогда просила? – непонимающе спросила Аника.

- Это нужно тебе, - Тасмин указала на нее пальцем.

Аника удивленно заморгала. Что-то эта девушка-оборотень не договаривала.

- Мне? – Аника подавила смешок. – Извините, я больше в ваши волчьи игры не играю. С меня довольно.

Она рассержено швырнула ошейник и поводок на стул. Разум монотонно твердил, что нужно прогнать эту девушку и пусть сами разбираются со своими свадебными проблемами. Она и без того на многое пошла ради этого нелюдя. Ее предупредили раз, второго предупреждения может не быть.

Тасмин, видя, что девушка не горит желанием идти навстречу, решила рассказать все, как есть.

- Аника, выслушай меня, - обратилась к ней Тасмин, - по древнему обычаю – человек, надевший оборотню ошейник по доброй воле, становится его хозяином.

- Ты о чем?

- То, что ты надела Таннари ошейник с его позволения, - пояснила Тасмин. – И теперь ты являешься его хозяйкой.

Аника недовольно фыркнула. Такого бреда ей еще не доводилось слышать. Мало ей оборотней с кланами, так еще ее и какой-то хозяйкой объявили.

- Спасибо, я уже с собачкой наигралась, - отмахнулась девушка. – Я в хозяйки никому не нанималась.

Но невольно всплыли воспоминания, когда волк прибежал за ней домой, и она сказала, что подберет ему нового подходящего хозяина и о том, что вмешалась в его судьбу.

- Пожалуйста, - взмолила ее Тасмин. – Эту свадьбу нужно остановить. Видела бы ты, как Таннари от этого страдает. У меня сердце до боли сжимается, когда я его вижу. Все это время его держали взаперти, никуда не выпуская. Он практически ничего не ел, и находиться в таком угнетенном состоянии, что стал терять силы, исхудал. Они все время угрожают ему расправой покалечить. Ты - его единственный шанс. Только ты можешь запретить ему женится на этой девице. Мы сделаем для тебя все, что скажешь. Заплатим любые деньги. Спаси его!

Девушка смотрела на Анику с таким отчаяньем, что она не выдержала и отвернулась.

- Извините, но что-то ты перегибаешь палку, - возразила Аника. – Такого не бывает. Я в такие сказки не верю.

- А в оборотней ты верила до встречи с Таннари? – спросила Тасмин.

Аника помотала головой. Упоминание о страданиях Таннари и, что ему угрожают, заставило вздрогнуть душой и сердцем. И она была одной из причин его страданий, потому что его схватили из-за нее. Снова подала голос, отброшенная в дальние уголки сознания, вина за это. Если бы они не схватили ее, у него еще был бы шанс освободиться. Но страх перед расправой, которой ей угрожали Шадрин, и разум заставляли отмахиваться от всего, что было связано с оборотнями и бежать прочь.

- Он все еще не забыл тебя, - проговорила Тасмин, внимательно наблюдая за Аникой, надеясь хоть так зацепить ее.

Вопреки голосу разума, сердце ее забилось чаще, умоляя согласиться на просьбу девушки-оборотня. Надежда избавить парня от нежеланного брака ожила с новой силой. Тогда она не смогла ему помочь. Да, он был ей небезразличен, что причиняло боль, но Аника ругала свое глупое сердце за бессмысленные чувства к нелюдю. И их нескладное расставание оставило в душе горький осадок. Она надеялась с этим справиться и забыться, и почти убедила себя, что у нее с ним ничего общего не может быть. Но появление Тасмин с ее заявлением только растревожило эту боль и вину перед ним.

- Пожалуйста, - не отставала Тасмин. – До церемонии осталось всего пара часов. Я уже давно тебе пыталась выловить, но не заставала дома. А где ты работаешь, я не знала.

- Это бред! – Аника не желала верить в происходящее.

- Таннари говорил, что ты добрая и отзывчивая, - с упреком проговорила Тасмин, чуть ли не со слезами. – И мимо страдающего животного не пройдешь, а вот страдающего парня не хочешь спасти. Ты можешь представить, каково дикому зверю в неволе? Так же и он, даже хуже. Он осознает свою обреченность.

Аника коротко глянула на нее. Всего несколько недель превратили ее жизнь в кошмар с беготней, преследованием и угрозами лишить головы, а теперь еще и заявляют, что она стала хозяйкой оборотня, и только она может его спасти. Но сердце больно отзывалась при упоминании его имени, а умоляющий взгляд Тасмин заставлял ее прислушаться к озвученной просьбе. Сестра не скрывала, что очень переживала за судьбу брата.

- А что потом? – спросила Аника.

- Ты можешь дать ему свободу, - ответила Тасмин. – Он же тебе не нужен в рабство.

- Нет, конечно, - пожала плечами Аника. – Еще рабов мне не хватало. Достаточно историй с оборотнями.

Она помолчала, раздумывая. Чувство вины, что его поймали из-за нее, скреблось в душе, не давая покоя. Она помнила, как те оборотни обращались с ним, когда схватили. И могла только представить, как обращались с ним в заключении, если сестра говорила, что он стал терять силы и отказываться от еды. Он жаловался, что ее дом стал ему тюрьмой, но он хотя бы волком мог выйти, когда хотел, а там его удерживали силой. Это ужаснуло ее не меньше, чем угрозы оторвать ей голову.

- А они снова не пристанут к нему? – с сомнением спросила Аника.

Она готова была сделать то, что просила девушка, но зря рисковать тоже не хотела. Те оборотни предупредили ее, чтобы больше не путалась у них под ногами.

- Вот тут я не знаю, - призналась Тасмин, - но мы все выясним. Но сейчас нужно остановить эту свадьбу. Если ты боишься чего-то, то мы защитим тебя. Собирайся и поехали.

Аника помедлила, раздумывая, но мысли о страданиях Таннари заставили отбросить сомнения и действовать решительнее.

- Хорошо, - объявила Аника, набравшись решительности, - я согласна помочь. Что нужно для этого сделать?

Она старалась не задумываться о последствия, все равно у нее запоздалое реакция на страх. Если что-то и будет ей угрожать, поймет она это не сразу. Главное загладить свою вину перед ним, а там постарается снова забыть все.

- Собирайся, по дороге все расскажу, - Тасмин поторопила Анику и та пошла одеваться.

***

Глава 20


Автомобиль Тасмин мчался по городу. На одной из дорог они попали в пробку.

- Черт! – выругалась Тасмин, нервно тарабаня пальцами по рулю. – Так мы опоздаем.

Когда тянущаяся колонна машин продвинулась вперед, она стала выруливать в один из переулков. Автомобиль из соседнего ряда помешал ее маневру, преградив путь. Открыв окно, Тасмин высунула голову и закричала на водителя:

- Убери свое корыто с дороги!

- Еще чего, я по правилам еду, - огрызнулся мужчина в мешавшем проезду автомобиле.

Взвинченная девушка-оборотень оскалила клыки и громко зарычала на него. Мужчина перепугано отшатнулся, хотя их разделяли машины. Сейчас ей было все равно, как на нее будут реагировать люди. Основным было добраться до поместья Шадрин, как можно быстрее.

- Убери машину, - медленно с рычанием повторила Тасмин.

Мужчина трясущимися руками включил заднюю передачу и отъехал. Тасмин вырулила с дороги в переулок и поехала объездным путем. По дороге она стала объяснять человеческой девушке, что и как нужно будет сделать, когда они прибудут на место. В какой-то момент Анике показалось, что зря она на все это согласилась. Судя по словам Тасмин, ей предстояло заявить перед толпой оборотней, что она хозяйка одного из них. От этого ее охватила дрожь. Стараясь унять ее, она сжала ошейник с поводком в руках до боли. Но наверное, любовь и вина оказались сильнее страха. Пока они добрались до особняка, в котором проводилась свадьба, Аника набралась смелости, чтобы сделать то, что от нее просили. Решив, что по завершению сегодняшнего действа никогда больше не вспомнит об оборотнях и всем, что с ними связано.

Автомобиль Тасмин въехал в огромные ворота роскошного поместья и подъехал к большому трехэтажному дому, похожему на старинный замок. Тасмин привезла Анику к особняку Шадрин, где проводили свадьбу. Выбравшись из машины, она подхватила ее под руку и повела в дом. Охрана сначала перегородила им дорогу, сообщая, что людям здесь не место. Но Тасмин заявила, что она сестра жениха, и девушка - ее сопровождение, и если они не стремятся обзавестись проблемами, то должны ее пропустить. Не желая пререкаться с ней, они пропустили их.

Аника в сопровождении Тасмин прошла к залу, где собрались гости с обеих сторон. Все входы и выходы были перекрыты людьми из клана Шадрин, видимо до сих пор опасались побега жениха. Тасмин повела Анику через все кордоны. Они остановились у главных дверей, которые вели в зал проведения церемонии, откуда доносился голос священника, читавшего клятву молодоженов.

- Нет, я не смогу, - вдруг Аника резко развернулась назад, - этого сделать.

Ее внезапно охватил какой-то первобытный страх перед зверями. Она осознала, что собирается сунуть голову в самую пасть монстрам, и хотела идти обратно.

- Ты что?! – зашипела на нее Тасмин, схватив ее за руку. – Мы уже здесь, тебе остается только заявить свои права и остановить свадьбу. Не смей отступать в последний момент.

Она впилась в Анику гневным взглядом и больно сжала руку. Было видно, что девушка готова растерзать за брата, и применить к ней силу, если понадобиться. Но какая разница, кто ее растерзает один оборотень или толпа.

- Там зал полный оборотней! – прошептала Аника дрожащим голосом и глядя на нее испуганными глазами. – Они съедят меня живьем. Тот Харви точно мне голову оторвет. У меня нет столько храбрости.

- Никто не тронет тебя, - постаралась заверить ее Тасмин. – Тем более, что наш клан будет на твоей стороне. Отец и мать все знают. Они не позволят причинять тебе вред. Тебе всего-то нужно сказать, что ты его хозяйка и запрещаешь своему оборотню жениться.

- Он тоже говорил, что никто не причинит мне вред, - возразила Аника. – Но мне чуть голову не оторвали.

Тасмин посмотрела на нее испытывающее, понимая, что девушке страшно, но другого выхода не было, иначе бы не обратилась к человеку за помощью.

- Я буду рядом, - сдержано проговорила Тасмин. – Обещаю, что порву любого, кто посмеет приблизиться к тебе.

От нее послышалось тихое рычание. Ее слова звучали очень убедительно, и огонь, горевший в ее голубых глазах, свидетельствовал о полной решительности выполнить данное обещание несмотря ни на что.

Тасмин услышала слова клятвы, где священник спрашивал, есть ли кто-то возражающий против этого брака. Это означало, что времени совсем не осталось. Она схватила Анику и втолкнула между двух парней стоявших в дверях, при этом сильно ущипнув ее. Аника от этого вскрикнула, и эхо в зале усилило ее крик. Все собравшиеся с интересом обернулись к ней, в том числе жених с невестой.

Обернувшись, Таннари не поверил своим глазам. Маленькая рыжеволосая девушка стояла в дверях огромного зала и смотрела на него. Первым порывом, едва заметив ее, было броситься к ней, но он замер, не в силах пошевелиться. Стало так больно от мысли, что он сейчас свяжет свою жизнь с той, к которой не испытывал даже симпатии, что для волка было больнее любой пытки. А та, которая мила душе и сердцу, стояла так далеко. Ее запах, уловленный им, заставил заволноваться не на шутку. В момент захотелось залиться громким воем, протестуя против происходящего. Но возник вопрос: что она здесь делала? И как сюда попала? Пришла посмеяться над ним? Или Шадрин решили добить его напоследок, пригласив ее, как напоминание о провалившемся побеге? Но позади нее стояла Тасмин. Неужели сестра выведала, где живет девушка, чтобы причинить ему боль? Поверить в это он не мог, она никогда бы такого не поступила.

Аника увидела Таннари рядом с блондинкой в белом платье, и в душе отозвалось нечто сродни ревности. Внутри зашептался злобный голосок, что ему там не место, и она должна вырвать его из чужих лап. Наверное, так и должно было быть, когда любишь. Присмотревшись к нему, заметила, что он действительно переменялся. Они не виделись почти месяц и изменения сразу бросились в глаза. Мрачный взгляд, лицо исхудало и осунулось, исчезла та гордая осанка, которую она наблюдала при знакомстве с ним. Но, кажется, при виде ее он посветлел и заулыбался. Аника тут же вспомнила, что чуть не стала очередным развлечением для него. Еще бы, повеселел, увидев понравившуюся игрушку, до которой не смог добраться. Но ничего, теперь у нее есть ошейник, если полезет снова, будет чем отвадить.

Кажется, прошла вечность, пока они, стоя в разных концах зала, смотрели друг на друга. Не покидало чувство, что вот-вот разразиться буря.

- Смелее! – прорычала Тасмин.

- Я против! – выкрикнула Аника, набравшись смелости и слыша шипение Тасмин за спиной.

От волнения она не могла понять, достаточно ли громко выкрикнула свое требование, но зал загудел. Собравшиеся в зале оборачивались на нее с удивленными взглядами и замешательством на лицах. Парни на входе забеспокоились, оглядываясь, то на Тасмин, то на Анику. Тасмин предупреждающе зарычала на них, проходя в зал и встав между ними и Аникой. На лице Таннари отразилось искреннее удивление от ее вмешательства. Он не мог уразуметь, зачем она это сделала. Неужто надеялась так остановить свадьбу? Глупая, не понимала какой опасности подвергала себя. И уже приготовился броситься на защиту, если кто-то посмеет причинить ей вред.

Напоминая себе, что из-за нее с ним такое случилась и, видя, как Таннари смотрит на нее, Аника достала поводок и ошейник из-под куртки и подняла вверх.

- Я - хозяйка этого оборотня! – выкрикнула она, указывая на Таннари.

Ей казалось, что ее голос дрогнул, когда она заявила свои права. Все собравшиеся обернулись к ней и зашумели еще больше. У Аники задрожали коленки от взглядов, обращенных к ней. Она собрала остатки сил, чтобы не упасть на месте или не убежать прочь.

Таннари, нахмурился, увидел знакомый предмет в руках девушки, а ее заявление привело в недоумение. Он перевел взгляд на Тасмин, и вид сестры говорил, что она была в курсе происходящего. Сестрица не призналась ему в истинной причине интереса к Анике. Видимо, так она собралась вызволять его, поэтому не рассказала всех подробностей плана спасения от этой женитьбы. Прекрасно знала, что он бы не позволил вмешивать в это девушку.

- Что за бред?! – воскликнул Орхар, Глава клана Шадрин, вскочив со своего места. – Кто позволил человеку придти сюда?!

Он вышел в проход, ведущий от дверей к алтарю, и посмотрел гневным взглядом на человеческую девушку. Аника также заметила, что и Харви поднялся со своего места и смотрел на нее. И этот взгляд обещал все возможные беды на ее несчастную голову. Происходящее явно не устраивало семейство Шадрин и рушило все планы, и они готово было отстаивать свои права.

Аника сжалась внутренне, ожидая, что ее сейчас растерзают. Но Таннари смотрел на нее с такой надеждой, что она не могла отступить. Чтобы между ними не произошло, он не заслуживал на такую участь. В его глаза загорелся некий щенячий восторг, как тогда в лесопарке от неожиданного освобождения. Он уже хотел бежать с помоста, на котором стояли брачующиеся и священник, но невеста удерживала его. Флоранс сильнее сжала его руку, и он перевел взгляд на нее. Девушка с негодующим видом смотрела на него, и не собиралась отпускать.

- Это какое-то недоразумение! - закричал Глава Шардин.

- Можете проверить, - выкрикнула Тасмин, нарисовавшись позади Аники.

Она подтолкнула девушку вперед, чтобы та подошла к нему. Аника на подгибающихся ногах пошла мимо гостей к Таннари. К ней вышел какой-то старик и внимательно посмотрел на нее и ошейник. От его изучающего взгляда золотистых глаз, у нее мурашки по спине забегали, и казалось, волосы зашевелились на затылке. Он протянул к нему руку и резко отдернул, оскалившись. Она заметила его клыки – тоже оборотень. Хотя чего стоило удивляться: вряд ли здесь кто-то из присутствующих им не был, кроме нее самой.

- Человек говорит правду, - огласил старик залу, и посмотрел на Анику. – Каковы твои требования?

Девушка перевела дыхание, собирая оставшуюся храбрость.

- Я запрещаю своему оборотню Таннари Дармун брать в жены кого-либо из Шадрин. – произнесла Аника заученную фразу, продиктованную ей Тасмин.

Она махнула перед собой ошейником и поводком, как бы подзывая Таннари. Старик кивнул главе Шадрин, и он с негодованием подошел к невесте и, нашептав что-то, указал на Анику. Девушка с досадным видом выпустила руку Таннари, который одарил Флоранс убийственным взглядом, спрыгнул с помоста и побежал к Анике. Подбежав к ней, не смог сказать ни слова, так же как и она ему. Снова он рядом с ней, и теперь четко чуял ее, отчего хотелось схватить и сжать в объятьях. Но заметив, как она дрожит, решил, что этим напугает еще больше. Они несколько мгновений смотрели друг другу в глаза, не в силах оторвать взгляды. Аника прочитала в его глазах безмерную благодарность за освобождение. На душе сразу полегчало, впервые с того дня на складах. Таннари схватил ее за руку и потащил к выходу. Опустив голову и глядя себе под ноги, Аника понимала, что этого ей клан невесты не простит, но крепкая хватка на запястье давала некое чувство защищенности.

В зале поднялся еще больший гул. Со стороны Шадрин доносились недовольные возгласы и осуждающие реплики, а со стороны Дармун смешки и облегченные вздохи. Акелан поднялся со своего места и подошел к помосту, где все еще стоял Орхар Шадрин.

- Достопочтенный мистер Шадрин, - обратился он к нему вежливым тоном, - должен предупредить вас, что та девушка, - он указал на уходящих Таннари и Анику, - теперь под защитой нашего клана.

Он старался говорить, как можно громче, чтобы многие услышали его.

- Мне нет никакого дела до нее, - фыркнул Орхар, принимая безучастный вид.

- Это я на случай, если вдруг кто-то из ваших вздумает ей навредить, - предупредил он, глянув на Харвилинна.

На выходе из зала дорогу Таннари и Анике перегородили охранники. Они слышали, что произошло, но не понимали, как им действовать. Таннари предупреждающе зарычал на них, и они покорно отступили перед ним, проводив его и девушку растерянными взглядами.

Оборотень вывел Анику из зала и повел к выходу из злосчастного особняка, Тасмин поспешила за ними. Видя за собой, Таннари оглядывался на девушку. Одиночество и безвыходность, давившие все это время, отступили, как только он коснулся ее руки. Аника видела, с какой нежностью он смотрит на нее, но от сковавшего ее страха, было не до того. Ее стала охватывать паника - начинала сказываться запоздалая реакция на стрессовую ситуацию. Трясло от волнения, и зубы стучали, как от холода. Казалось, что сейчас оборотни из особняка бросятся за ней всей стаей.

- Что с тобой? – обеспокоено спросил Таннари, когда она чуть не упала на ступеньках крыльца особняка.

- Страшно, - сцепив зубы, ответила она.

Таннари подхватил ее под руку, чтобы она больше не падала, и помог спуститься со ступенек.

- Не бойся, я больше не позволю обидеть тебя. Я знал, что ты уникальна и храбра, - с улыбкой сказал он, - но не думал, что настолько. Держись, вы – люди, очень эмоциональны и уязвимы.

Они остановились возле крыльца, раздумывая, куда идти дальше. Девушка стала торопливо высвобождать руку из хватки, и Таннари отпустил, видя недоверия во взгляде. Освободившись, отступила на шаг.

- Куда сейчас? – спросила Аника, сквозь зубы, обхватив себя руками, чтобы унять дрожь.

Она оглянулась по сторонам, ища путь, чтобы броситься бежать, если будет погоня.

- Подальше отсюда, - вздохнул Таннари, не глядя на нее. – Ты снова спасла меня.

- За мной был должок. Чувство вины просто задушило меня, - ответила она. – Из-за меня ты им попался.

- Не стоило себя винить, - проговорил Таннари, повернув голову к ней. – Ты и так много сделала для меня.

Заметив, что девушка вся дрожит, он взял ее за плечи и посмотрел в глаза. Аника не смогла долго выдерживать его взгляд и опустила голову. Ее аромат, приятный и родной, был таким сильным, что он не выдержал и обнял, прижав к себе. Он слышал, как колотится ее сердце от волнения и страха, и сделал бы, что угодно, чтобы она перестала бояться. От пребывания в его объятьях к Анике пришло успокоение. Вопреки обиде на него и злости, она почувствовала, что пока он рядом, опасаться нечего.

- Аника, - тихо проговорил он, погладив ее по волосам, - я очень тосковал по тебе.

Прибывая в его руках и позабыв обо всем, Аника спохватилась от звука его голоса, вспомнив день их расставания. В этот момент их догнала Тасмин. Аника, заметив ее, резко оттолкнула оборотня. Силой удерживать он не стал, не желая усиливать волнение девушки.

- В машину, - скомандовала Тасмин, указывая на серебристый Лексус, припаркованный перед крыльцом. – Надо бы побыстрее убираться отсюда, пока они не опомнились.

Тасмин села за руль. Они последовали за ней – Аника на заднее сиденье, Таннари рядом с сестрой.

- Это правда, что она теперь моя хозяйка? – спросил он, когда машина вырулила со стоянки на выезд с особняка.

Таннари так и не уловил всей сути произошедшего, и почему Шадрин так легко отпустили его, не препятствуя уходу. Об ошейниках он слышал лишь нечто отдалено, но что к чему не знал.

- Да, - кивнула Тасмин. – Ты позволил надеть себе ошейник, тем самым, отдавшись ей в служение. Но не переживай, мы найдет способ это исправить. Это уже не так страшно, как эта свадьба. Она же может даровать тебе свободу в любой момент.

Таннари заглянул через плечо на Анику, смотревшей в окно. Хотя она и старалась сохранить равнодушный вид, но все равно было заметно, что она еще не успокоилась, продолжая сжимать в руках ошейник и поводок. Взглянув на них, он задумался о том, как столь ненавистные предметы сначала лишили свободы, а потом спасли. Не согласись он тогда на уговоры девушки нацепить ошейник, ни за что не избежал бы этой свадьбы.

- Спасибо, - сказал он ей.

Сначала она не поняла, что обращаются к ней, а потом перевела взгляд на него.

- Не за что, - ответила она.

- Да есть за что, - улыбнулся Таннари, - каждое твое неожиданное появления спасает мою шкуру.

- Не надейся, что так будет и дальше, - холодно ответила Аника с натянутой улыбкой.

Таннари уловил, что она не в восторге от происходящего и не выказывает взаимной радости от встречи с ним. Неужели до сих пор думает, что его отношение к ней несерьезное? Это несколько омрачило радость избавления от женитьбы.

- Итак, куда едем? – спросила Тасмин.

Пункты разработанного ею плана закончились, и она не знала, как поступать дальше.

- Отвезите меня домой, - попросила Аника.

- Может все же к нам? – предложила Тасмин, опасаясь возможной мести. – Там никто тебя не достанет.

- Я хочу домой, - повторила девушка.

Тасмин переглянулась с Таннари, и он кивнул ей в знак согласия.

***

Флоранс Шадрин в свадебном платье влетела в комнату, рыча от негодования.

- Какой позор! – завопила она, сбрасывая с себя фату. – Как вы могли такое допустить?!

Она обернулась к своему брату Харвилинну.

- Как?! – требовательно повторила она. – Ты позволил опозорить меня!

- Успокойся ты, - спокойно ответил Харви. – Кто ж знал, что такое может случиться.

- Кто знал?! – разъяренно воскликнула Флоранс. – Почему ты не разделался с человеческой девчонкой сразу?

- Не было приказа, - равнодушно проговорил Харвилинн, усаживаясь на диван. – На расправу с людьми нужно отдельное разрешение. Дармун сдался, и мы отпустили девчонку. Кто ж знал про какой-то там ошейник.

- Ты представляешь, как теперь на меня будут смотреть в нашей обществе? – прорычала Флоранс. – Они будут смеяться за моей спиной. И все из-за треклятой человеческой девчонки, которая выставила меня дурой.

Она пометалась по комнате, нервно меняя ее шагами.

- Сделай что-нибудь, - потребовала она, остановившись перед братом.

Он поднял на нее вопросительный взгляд.

- Что я, по-твоему, могу сделать?

- Что-нибудь, - повторила она натянуто. – Этот паршивец осрамил твою сестру, - она ткнула в себя пальцем. - Ты должен отомстить ему. Я согласилась на все это ради вас. Вы мне золотые горы наобещали. И что получила в результате? Натерпелась оскорблений от него и позор на весь мир оборотней!

- Ладно, что-нибудь придумаю, - фыркнул Харвилинн, лишь бы сестра отстала.

***

Лексус Тасмин подъехал к коттеджу Аники. В машине зависла тишина, где каждый думал, что бы сказать на прощание.

- Что теперь? – спросила Аника, прежде чем выйти из машины. – Вы заберете ошейник?

Она подняла руку, протягивая его оборотням. Тасмин обернулась к ней.

- Нет. Ты пока не выходи никуда, - сказала она девушке, - это убережет тебя от возможных посягательств со стороны Шадрин. Мы потом придем к тебе.

- Но мне нужно ходить на работу и все остальное, - напомнила Аника. – Я согласилась помочь вас с условием, что мне ничего не будет угрожать. Забирайте его и забудьте про меня.

Как она и предполагала, связи с оборотнями ничем хорошим для нее не кончатся. Теперь ей снова будет угрожать клан невесты за то, что она отобрала у них жениха. В этот раз они вряд ли отпустят ее с миром. То, как смотрела та блондинка на нее, говорило, что она бы собственноручно растерзала человека. Она уже начала жалеть, что согласилась на уговоры Тасмин.

- Да, - не отрицала Тасмин, - но все произошло довольно быстро. Мы не знаем, как должно происходить освобождение. К тому же сохраняется вероятность, что Шадрин могут снова выдвинуть свои требования. Нужно немного времени, чтоб приставить к тебе охрану. Постараюсь к вечеру все организовать. Оставь свой телефон, я перезвоню тебе, когда все будет готово.

- Ладно, до вечера я еще потерплю, - согласилась Аника. – А потом забирайте свой ошейник и оставьте меня в покое. Хорошо?

Мысль о том, что если избавиться от этого ошейника, она навсегда порвет с ними связи, немного успокоило ее.

Тасмин перевела взгляд на брата. Выражение на лице Таннари было напряженным, видно было, что он хотел что-то сказать, но решил промолчать, потом посмотрела обратно на девушку.

- Хорошо, - кивнула она. – До встречи.

Аника вышла из машины и пошла к калитке своего дома. Таннари проводил ее взглядом, долго смотря ей вслед. Тасмин внимательно посмотрела на брата.

- Ты хотел ей что-то сказать, - проговорила она. – Почему промолчал?

- Я потом с ней поговорю, - ответил брат. – Наедине.

- Она ясно дала понять, что не хочет иметь с нами ничего общего, - отметила Тасмин. – Разве ты недостаточно времени провел с ней наедине?

- Прошу, не доставай меня, - огрызнулся Таннари. – И так тошно.

Он и предположить не мог, что Аника так холодно отнесется к их встрече. Разлука с ней принесла ему немалую боль, а она, похоже, совсем не переживала по этому поводу. Или была настолько напугана?

- Ладно, - виновато произнесла Тасмин. – Извини меня, братишка, но это я виновата. Я позвала ее. Это была моя идея на счет ошейника. Я предложила отцу воспользоваться этой возможностью, чтобы остановить эту чертову свадьбу, и он согласился. Другого способа мы не нашли.

- И я тебе за это благодарен, - ответил Таннари, посмотрев ей в глаза. – Спасибо.

Он снова отвернулся. Тасмин больше не стала продолжать тяжелый разговор, решив оставить его на более подходящий момент. Они достаточно пережили за один день, стоило оставить решение остальных проблем на другой день. Она завела мотор и вырулила на дорогу.

Глава 21


По дороге в особняк Дармун, Таннари попросил сестру притормозить у одной из закусочных.

- Это еще зачем? – удивленно спросил та.

- Сейчас узнаешь, - улыбнулся Таннари.

Он, одетый в свадебный костюм, выбрался из машины и помчался в закусочную. Вернулся оттуда через пару минут с пакетом. Когда он сел на свое место, машину наполнил аромат жареной курицы.

- Что это? – не меньшим удивлением спросила Тасмин, сглотнув от умопомрачительного запаха.

- Курица-гриль, - пояснил Таннари с улыбкой. – Избежав этой свадьбы, я почувствовал себя куда лучше, и что жизнь продолжается. И понял, что очень голоден.

Он развернул пакет, и аромат усилился еще больше. Тасмин, сглатывая набирающуюся от манящего запах слюну, смотрела на него, как завороженная.

- Но мама запрещает нам питаться подобным фаст-фудом, - возразила она, смотря на него голодным взглядом.

- А мы ей ничего не расскажем, - Таннари развернул фольгу, в которую была завернута куриная тушка. – Будешь?

Он посмотрел вопросительно на сестру. Видя ее голодный взгляд, не дожидаясь ее ответа, отломал одну куриную ногу и протянул ей.

- Но… - Тасмин попыталась сопротивляться соблазну.

Таннари только усмехнулся и вручил ей в руки куриный окорок.

- Ты змей-искуситель, - прорычала Тасмин, впиваясь зубами в курицу.

- Волк, - ухмыльнулся Таннари, отрывая сочный кусок белого мяса грудинки.

Расправившись с курицей, сытые и довольные, они вытерли руки и двинулись дальше.

***

Таннари и Тасмин вернулись домой. Войдя в дом, парень вздохнул с облегчением. Почти два месяца оборотень провел в бегах, сначала прячась от Шадрин, потом просидел в заточении у них. И все-таки вернуться ему помогла Аника. Если бы она тогда не заставила его надеть ошейник, сейчас он уже был бы связан с Флоранс навеки.

- Ты снова дома, братишка, - сказала Тасмин с улыбкой, когда они вошли в особняк. – Иди, отдыхай после пережитого. Никто не побеспокоит тебя.

Она крепко обняла его, искренне радуясь возвращению. Освободившись от ее объятий, Таннари кивнул в знак признательности и ушел к себе. Оказавшись дома в спокойствии и уверенности, что никто больше не преследует, его волчий аппетит начал возвращаться. Съеденная курица была для него каплей в море, и он побрел на кухню в поисках съестного.

***

Зазвонил телефон, и Аника подняла трубку.

- Здравствуй, Аника, это Тасмин.

- Привет, - ответила девушка, - я надеюсь, ты приедешь за ошейником.

- Пока нет, - сообщила Тасмин. – Я звоню сказать, что возле твоего дома будут дежурить наши ребята, чтобы никто не причинил тебе вреда. Если вдруг что-то подозрительно заметишь, обращайся к ним. Пока забрать ошейник мы не можем, так что придется тебе пару дней потерпеть.

- Но мне нужно завтра на работу, - возмущенно сообщила Аника.

- Они отвезут тебя, куда скажешь, - ответила Тасмин. – И привезут. На это время они – твои телохранители. Пожалуйста, не отказывайся, не хочется вытаскивать тебя из неприятностей.

- Ну, спасибо, - злобно прорычала Аника в трубку. – Ты же сказала: заберете ошейник, и на этом расстанемся.

- Извини, - виновато проговорила Тасмин, - но это дело весьма специфично, и так быстро его решить не удается.

- Тогда поторопитесь, - требовательно сказала Аника и отключила телефон.

***

Спустя пару дней, Таннари почувствовал, что набрался достаточно сил и решил проверить их в спортзале. Аппетит его рос не по дням, а по часам. Усиленно питаясь протеинами, он быстро восстанавливал силы.

Позднее Тасмин нашла его в спортзале. Обычно оборотни использовали его, чтобы выплеснуть лишнюю энергию или для тренировок.

- Я думала ты отдыхаешь, набираешься сил, - весело проговорила сестра, видя, как брат оживает на глазах.

Таннари забрался по скалолазной стенке под потолок и сидел на подвесном мостике.

- Сил у меня хоть отбавляй, - ответил он, глядя на нее сверху, - и большое желание кого-нибудь растерзать. Желательно из Шадрин, а в идеале - Харви или его сестричку.

- Да, - хмыкнула Тасмин, - вижу, чувствуешь ты себя отлично. А там чего завис?

- Размышляю, - деловито ответил Таннари.

- О чем? – поинтересовалась сестра.

- Ошейник у Аники забрали? – поинтересовался он.

- Еще нет, - ответила она. – Решаем, как разрулить это дело.

Таннари встал на мостике и прыгнул на стенку, ловко вцепившись за выступы руками. Быстрый спуск и он оказался на земле. Тасмин дожидалась, пока он спустится, скрестив руки на груди.

- А что дальше? – спросил Таннари, подойдя к ней. – Что будет со мной? С Аникой?

- Мы говорили об этом с отцом. Переждем какое-то время, - пояснила Тасмин, - и она освободит тебя. Мы уже с ней это обсудили.

- А где гарантия, что Шадрин опять не придут за мной? – выразил свои сомнения Таннари. – Снова бежать?

- Конечно, от этого мы не застрахованы, - согласилась Тасмин, прекрасно понимая опасения брата. – Но мы думаем над этим.

- И сколько времени для этого понадобится?

Тасмин пожала плечами. Наступила пауза.

- Они отстанут от меня, если я будут женат? – вдруг поинтересовался Таннари.

- Предлагаешь заняться поисками новой невесты для тебя? – удивленно спросила Тасмин.

- Нет, - мотнул головой брат.

- Тогда, что? – не понимала она, к чему он клонит.

- У меня уже есть одна на примете, - загадочно ответил он, смотря куда-то в сторону.

- Что? – глаза Тасмин округлились. – Ты сам хочешь на ком-то жениться?

- Я женюсь на Анике, - вдруг заявил Таннари, повернувшись к сестре и встретившись с ней взглядом.

- Шутишь? – не поверила сестра.

- Нет, - без малейшего намека на веселье ответил он.

- Таннари, ты спятил! – воскликнула Тасмин.

И с подозрением спросила:

- Это потому, что она твоя хозяйка?

- Потому, что я люблю ее, - заявил он.

- Она что, приказала тебе? – со страхом спросила Тасмин.

- Нет, - с возмущением ответил Таннари. - Я знаю, что полюбил ее до ошейника. И если бы не это, то никогда не позволил бы ей надеть его на себя.

- Ты что, знал про служение?

- Нет, - честно ответил Таннари, - но что-то подсказало, что стоит согласиться на это. Я доверился ей. И видишь - не зря.

- Она говорила, что любит тебя? – поинтересовалась сестра.

– Нет, - признал он. - Вообще-то она обозвала меня монстром и сказала, что между нами не может быть ничего общего.

Он расстроено опустил голову, вспоминая их расставание.

- И после этого ты заявляешь, что любишь ее? – ошеломленно спросила Тасмин.

- Но она же не сказала, что не любит, - неуверенно проговорил Таннари. – Ее не устраивает, что я не человек, но глаза говорили совсем другое. Такое чувство, будто она сопротивлялась самой себе.

- Но она человек, - возразила сестра.

- А у нас что, запрещено любить людей?

- Нет, но…

- Вот и славно.

- Братишка, подумай хорошенько, - призвала его к здравомыслию Тасмин. – Это может привлечь не меньшие неприятности, чем брак с Шадрин.

- А я лучшего варианта не вижу, - оспорил Таннари. – Она не принадлежит ни к одному из кланов, а значит, не будет никаких обязательств. Шадрин больше не будут преследовать меня. И она, как пара, устраивает меня. Разве может быть лучше?

- Однако, любит ли она тебя? – продолжала убеждать его сестра. – Для нее ты зверь, если не чудовище. Сам только, что сказал.

- Так я схожу и спрошу, - пожал он плечами. – Если честно, я осознал насколько она дорога мне, только когда сидел взаперти. Поэтому так и не спросил ее.

Тасмин бессильно развела руками, пытаясь вразумить брата.

- Но боюсь, отец будет возражать.

- Я поговорю с ним, - ответил Таннари.

В даре убеждения брата она не сомневалась. Он все время оставался после своих проделок безнаказанным.

- Братишка, подумай еще раз, - не отставала сестра. – Если тебе себя не жалко, то пожалей ее.

Таннари посмотрел на нее вопросительно, не понимая, на что она намекает.

- Она человек, - опять напомнила Тасмин. – Даже если она тебя любит, подумай, на что ты ее обрекаешь. Пройду годы: ты останешься таким же, как и сейчас, а она превратится в старуху. Каково ей будет рядом с тобой?

Таннари опечаленно опустил голову. Вся радость от только что найденного решения растаяла в миг. Слова сестры ударили в самую цель, разбив призрачную надежду найти душевный покой.

- Аника хорошая девочка, решительная и смелая, - продолжила говорить Тасмин. - Она помогла тебе, и не заслуживает такие мучения.

- А я, значит, заслуживаю? - обижено ответил Таннари. – Ведь я больше никого не смогу любить.

- Не будь таким эгоистом, - фыркнула Тасмин. – Тебе же не запрещают с ней видеться. Но предлагать жениться не стоит.

- Значит, я – эгоист, да? – рассержено проговорил Таннари. – А жениться на ком-то другом, и при этом поддерживать связь с ней – верх альтруизма? Считаешь, это правильнее?

- Тебе будет еще больнее, когда она поймет, что ты не меняешься, - рассудила Тасмин жестким тоном, - а она стареет. И тогда сама тебя прогонит.

- Нет… - замотал головой Таннари. – Нет, здесь должно быть какое-то решение. Ведь другие выбирают людей себе в пару.

- Но они же не являются наследниками клана, - возразила сестра. – Своим необдуманным поступком ты заставишь страдать не только ее и себя, но и весь клан. Женившись на ней, ты лишишь нас продолжения рода.

Таннари больше не стал ей отвечать и ушел. Тасмин только расстроено покачала головой, провожая его взглядом. Она желала для брата лучшего, но и позволить действовать опрометчиво под влиянием чувств тоже не могла .

***

Таннари сидел на ступеньках огромного крыльца особняка, когда к нему подъехал лимузин, и из него вышла его мать.

- Сынок, - обратилась Наира к нему, - что ты здесь скучаешь с таким огорченным видом?

- Радоваться нечему, - буркнул Таннари, подняв на нее грустный взгляд.

- Отчего же? – мать присела рядом с ним на ступеньку. – Ты освободился от столь ненавистного родства. Мы все этому радуемся.

Она обняла его за плечи, прижимая к себе.

- Да, - вздохнул Таннари, - но я все равно не могу быть с той, которая мне по душе.

- Интересно, - с улыбкой проговорила Наира. - Ты что, кого-то уже имеешь на примете?

Таннари молча кивнул.

- И кто же эта счастливица? – заинтриговано спросила Наира.

Таннари не решался признаться матери. Но она всегда прощала ему все шалости и выходки, и относилась с пониманием к его предпочтениям.

- Она человек, - тихо сказал он.

- Ты про ту девушку, что с ошейником? – уточнила Наира, и Таннари кивнул. – Что же тебя так печалит?

Мать оказалась на удивление проницательной, поняв причину печали сына.

- Она человек, - вздохнул Таннари. - Разве мы можем быть вместе?

Он тоскливо взглянул на мать.

- Это все, что останавливает тебя перед достижением цели? – спросила она, зная, что немногое может остановить сына в получении желаемого.

- А разве может быть что-то другое? – возразил Таннари. – Мы - оборотни, она – человек. Мы живет куда дольше людей. Это может принести нам обоим немало страданий. К тому же, она сама не раз указывала мне на это. Возможно, она боится меня.

- И откуда такие выводы? – поинтересовалась она.

- Тасмин была весьма убедительна, - поделился он.

- Хм, твоя сестра умная и сообразительная молодая леди, - проговорила Наира. – Но еще недостаточно осведомленная.

- Хочешь сказать, что она была не права? – Таннари внимательно посмотрел на мать.

- Не то, чтобы не права, - задумчиво проговорила та, - но она всего не знает. Идем.

Наира поднялась со ступеньки и поманила сына за собой.

- И куда? – спросил Таннари, последовав за ней без особого энтузиазма.

- Увидишь, - загадочно произнесла Наира.

***

Глава 22


По прошествии нескольких дней Тасмин столкнулась с братом в дверях, входя в дом. Он налетел на нее, спеша куда-то.

- Эй, полегче, братишка, - воскликнула она.

- Ой, извини, - извинился он перед ней, отступая, - спешу.

- Куда это ты так летишь, - поинтересовалась она, перегородив ему дорогу, - не замечая людей на своем пути?

- Извини, долго рассказывать, - он попытался обойти ее и проскользнуть в двери, – а у меня нет времени.

- Постой-постой, - она встала у него на пути, не выпуская. – Что-то ты радостный такой? А ну выкладывай, что случилось?

- Ничего не случилось, - возмущенно ответил Таннари. – Освободи дорогу, ты меня задерживаешь.

Он хотел отодвинуть ее в сторону, но сестра не поддалась ему.

- Нет уж, - решительно оттолкнула его Тасмин. –Ты все еще мой младший брат, и я обязана следить за тем, чтобы ты не натворил глупостей. Говори, куда собрался?

- Я не собираюсь творить какие-либо глупости. А всего лишь еду к Анике, - широко улыбаясь, ответил он, зная, что она так просто не отстанет.

Пока сестра ошеломленно постигала услышанный ответ, парень отодвинул ее в сторону.

- Погоди, - Тасмин схватила Таннари за руку. – Я чего-то не поняла? Ты вроде решил, что оставишь ее в покое. Мы же об этом говорили.

- Долго объяснять, - бросил он, высвобождая руку, - а я спешу. Ты лучше у мамы спроси. Она тебе много познавательной информации расскажет.

Оставив растерянную сестру в холле, он выскочил из дома. Набросил капюшон ветровки на голову, так как шел дождь, и побежал к машине, припаркованной перед крыльцом. Вдали слышались раскаты грома, небо временами рассекали вспышки ярких молний. Эта погода напомнил ему день встречи с человеческой девушкой, изменившей его судьбу. Той ночью тоже была сильная гроза, и он вынудил ее впустить его в дом. Поэтому не терял надежды, что и сегодня она откроет перед ним двери.

***

День выдался дождливый. С утра припекало жаркое летнее солнце, а после обеда разразилась гроза. И после нее дождь не прекращался. Серые свинцовые тучи нависли над городом, грозя повторением бури.

Раздался звонок в двери. Аника недоумевала, кто мог придти к ней в такую погоду. Девушка спустилась на первый этаж и увидела Таннари, с которым не встречалась со дня той свадьбы. Стоя у двери, она колебалась, стоит ли открывать. Он же, чувствуя ее, терпеливо стоял в ожидании, когда откроются двери. И готов был ждать, пока она не решиться, потому что привык дожидаться ее.

Аника видела, что он не уходит, как и тогда, когда был волком, оставалось только завыть. Его появление могло сулить лишь новые проблемы с нелюдями, но сердце предательски ёкнуло, заныв от тоски и желания пообщаться с ним. Она опять при расставании нагрубила ему, желая оттолкнуть. И теперь все ее старания забыть о нем рухнули в момент его появления на пороге дома. Чувства, притихшие за это время, ожили с новой силой, требуя хоть на минуту увидеться с ним, поговорить. Поддавшись им, Аника открыла. В дом ворвался запах озона и дождя, как и той ночью, когда она впустила волка.

Стараясь не показывать своей радости от этой встречи, девушка приняла наиболее равнодушный вид, если не враждебный. Открыв дверь, она встретилась с ним взглядами. Выглядел парень несколько иначе, нежели когда пребывал в ее доме, и не таким измученным, как в особняке Шадрин. Теперь это действительно был парень с картинки в дорогом журнале, только волосы, как и прежде, были растрепаны, а сам он был немного небрит. Одетый в темно-синие джинсы, светло-серую легкую ветровку и синюю футболку, по цвету похожую на ту, что она покупала ему. И Аника сразу определила, что одежда не из дешевых марок. Было так странно видеть его человеком за пределами дома. В памяти он сохранялся, как босоногий парень в футболке и штанах, которого она встречала по большей части на кухне.

Они снова стояли молча, глядя друг на друга. Девушка старалась избегать встречи с ним взглядом, чтобы не попасть в плен голубых глаз, которому не сможет дать отпор. Достаточно было только взглянуть на него, чтобы вспыхнули обжигающие воспоминания о его прикосновениях. В какой-то момент захотелось захлопнуть дверь и не впускать его, иначе не сдержится и поддастся его чарам, прекратив сопротивление.

Оборотень уловил тот же волнующий запах исходящий от нее, столь приятный для него. Перед ним была та милая девушка в домашней одежде, спасшая его в лесопарке и от ненавистной свадьбы, а дом за ее спиной, ставший ему случайным убежищем, казался родным. Хотелось подскочить к ней и, подхватив на руки, не отпускать больше никогда. Но пришлось напоминать себе, что она, если не боится, то, как минимум обижена на него.

- Привет, - первым поздоровался Таннари.

- Привет, - ответила Аника.

Вид у девушки был отчужденным, и смотрела она словно сквозь него, но он все же надеялся, что удастся с ней поговорить.

- Позволишь войти? – спросил оборотень.

- Отчего же нет, вы теперь всем кланом вхожи ко мне домой, - ответила она, нахмурившись и сделав пригласительный жест рукой.

- Это тебе Тасмин рассказала? – спросил он, входя.

Аника кивнула.

- Я впервые вхожу в твой дом человеком, - усмехнулся Таннари, обводя взглядом знакомую кухню.

- Не вздумай привыкать, - проворчала Аника позади него.

Он снова в ее доме. Теперь ничто не удерживало его и не связывало с ней, но он все равно пришел. Последний их разговор здесь закончился неприятно, и чтобы не отвлекаться на горькие воспоминания, решила перейти сразу к делу.

- Ты за ошейником? – спросила она.

- Нет, - ответил оборотень, не глядя на нее.

- Когда же вы собираетесь его забирать? – сердито спросила девушка. – Договорились же, что я помогаю освободить тебя от свадьбы, и вы оставляете меня в покое.

- Тут не все так просто, - ответил Таннари. – Мои ищут этому решение. Если ты сейчас отдашь мне ошейник, Шадрин снова могут придти за мной. И я не для этого пришел.

Аника расстроено вздохнула. Она все же не хотела, чтобы он снова попал к ним в руки, увидев, что они с ним сделали. Но и тянущиеся хвостом за оборотнями проблемы ей тоже не нужны. Внутри что-то подсказывало, что причина его прихода она сама. И вдруг вспомнила про потраченные на него средства, и решила напомнить ему, чтобы продолжить разговор и отвлечь от себя.

- А может, деньги принес, те, что я на тебя потратила? – радостно спросила девушка.

Она постаралась скрыть свое волнение под иными причинами. Решив показать, что все, что ее интересует – это затраты, понесенные из-за его пребывания в доме. Аника понимала, что ведет себя бессовестно, но другого не могла позволить себе, так как чувствовала свою слабость перед ним, и не хотела, чтобы он снова этим воспользовался. Их последний разговор наедине закончился слишком резко, оставив между ними много недосказанностей.

- А что, Тасмин не отдала? – удивленно спросил Таннари.

- Нет. А должна?

- Я просил ее тогда, перед свадьбой, отдать, - пояснил парень.

- Она только за ошейником ко мне пришла, - поведала Аника.

Он достал из внутреннего кармана кошелек и вытащил несколько купюр крупного номинала и положил на стол. Девушка посмотрела на сумму удивленными глазами.

- Ты, конечно, немного объел меня, но не настолько, - призналась она. – Я не собираюсь тебе обирать только потому, что ты богат. Моя совесть мне этого не позволит.

То, что оборотень отдал деньги, говорило в пользу того, что он держит свое слово. Но в глубине души она ожидала от него других действий, однако приложила все усилия, чтобы не выказывать этого.

- Ничего, это тебе в уплату морального ущерба за причиненные неудобства. Как я и обещал оплатить все по счету, - сдержано ответил Таннари, покосившись на нее. – И если тебе что-то нужно еще, ты только намекни. Клан сделает для тебя все.

Он проследил за ее реакцией на эти слова. И девушка заметила его настороженный взгляд.

- Не переживай, я не собираюсь тебя натравливать на кого-либо, - проговорила Аника, скрестив руки на груди. – Вы мне ничего не должны. Как ты говорил: разбежимся и забудем обо всем. – Она кивнула головой на двери. - Если нужно будет дать тебе свободу, всего лишь скажи.

- С этим можешь не спешить, - ответил он.

Слова оборотня насторожили девушку.

- А чего ты тогда пришел? – спросила Аника, вернувшись к началу разговора. Таннари посмотрел прямо на нее.

- Хотел тебя увидеть. Мы тогда не слишком хорошо расстались, - огорчено проговорил он. - Но, похоже, ты не очень рада моему визиту.

Аника уловила, к чему он ведет, подтверждая свои подозрения. И, настроенная дать отпор сразу же, приготовилась к тому, что он может начать уговаривать сблизиться с ним. Наглый волк не собирался отступать.

- Помнится, после освобождения ты собирался к Люси, - съязвила Аника, заставляя злиться себя как можно сильнее. – Ну, так ступай.

- Я адреса не знаю, - с улыбкой ответил Таннари, веселясь ее попытке прогнать его.

- Я подскажу, - деловито хмыкнула девушка.

Таннари сокрушенно покачал головой.

- Вот глупенькая, - сказал он, прищелкнув языком. – Я так сказал, чтобы позлить тебя. Хотел привлечь твое внимание, потому что ты все время меня игнорировала. А ты как всегда не внимательна, или не хочешь замечать, что блондинки мне не по душе.

- Так иди искать, что тебе по душе, - Аника указала рукой на дверь.

- Вот я и ищу одно рыжее солнышко с зелеными глазами, - сдерживая улыбку, проговорил оборотень. – Ты случайно ее не встречала?

- Нет, - буркнула девушка.

- А мой волчий нюх привел меня сюда, - не отставал Таннари.

- Нюх? – насмешливо фыркнула Аника. – Это тот, который не смог учуять оборотней в соседних кустах? Тогда ты сильно заблудился, бедолага.

Оборотень зажмурился, чтобы не сказать ей какую-нибудь грубость, начиная злиться на упрямство девушки. Все ее действия полностью противоречили тому, что говорили глаза.

- Мои способности были ограничены из-за заклинания, - оправдывался он. – Но теперь я снова чую так, как надо, поэтому и пришел.

Он дотронулся указательным пальцем до своего носа.

Девушка, невольно проследив за его рукой, все же встретилась в какой момент с ним взглядами, и словно провалилась в невесомое пространство, образовавшееся между ними. Ощутила всем телом, как ее тянет к нему невидимым магнитом, так же как и в прошлые разы, когда их взгляды встречались. Та невидимая магия его очарования действовала на нее моментально. Но она нашла в себе силы разорвать этот зрительный контакт, сосредоточившись на своей злости.

- Вы и так ходите сюда, как к себе домой. С волками поведешься - жди, когда загрызут, - ответила она, нахмурившись. – Я боюсь, как бы ты меня не съел. Вы и без того доставили мне немало беспокойства. А эти Шадрин теперь меня точно живьем сожрут.

- Никто не посмеет и пальцем тебя тронуть, - с легким раздражением сказал Таннари, подойдя к ней вплотную. – И я уже тебе говорил - мы не едим людей.

Его начинало злить, что она без конца твердила, что ее загрызут. Похоже, пора было заканчивать с шутками и переходить к серьезному разговору.

- Потому, что я твоя хозяйка? – криво усмехнувшись, спросила Аника, глядя на него исподлобья. Она стояла, скрестив руки на груди, чтобы предать себе более уверенный вид, а под усмешками скрывала свое волнение. Тогда, как он возвышался над ней и смотрел сверху вниз, не сводя глаз. И ей стоило огромных усилий удерживать спокойствие перед ним.

- Нет. Потому, что я хотел, чтобы ты стояла рядом со мной в белом платье, - проговорил он тихо, глядя в ее зеленые глаза.

Упоминание белого платья навело ее на определенный вывод.

- Это ты, типа, мне предложение делаешь? – с насмешкой удивленно спросила Аника, отворачиваясь от него.

- Считай, что – да, - решительно заявил оборотень.

- Извини, но поищи себе другую игрушку, - фыркнула она, не желая поддаваться на его очередную хитрость.

И устав сдерживать свою обиду решила высказаться:

- Ты жил в моем доме, как в собственном, я вытащила тебя с этой свадьбы. Мало тебе? Я не из тех, с кем можно развлечься, так что поищи кого-нибудь более подходящего. Меня же оставь в покое.

- Если бы я хотел развлечься, - сердито проговорил он, - то не делал бы предложение. Или ты думаешь, что я всем подряд такое говорю? Так знай, что волки делают это только раз. И игрушкам такие предложения не делают.

Таннари взял ее за плечо и развернув к себе. Пришлось преодолеть желание перейти к силовому методу, а иначе спугнет безвозвратно, словно маленькую пугливую птичку, осмелившуюся приблизиться к грозному зверю, те чувства, что читались в ее взгляде. Аника раскрыла рот от удивления, вздрогнув от его прикосновения. Такого поворота событий она не ожидала.

- Э… - выдавила она растерянно.

- Не надо никаких «э», - продолжил Таннари, чтобы не давать ей время для сомнений. – Только скажи, ты любишь меня или нет?

Он решил действовать на прямую, просто спросив, без лишних вступлений, видя ее холодность и отстраненность, но глаза-то говорили совсем другое. Аника растерялась окончательно. Все ее мысли в испуге разбежались в стороны, так что она не могла сосредоточиться ни на одной.

- Я люблю тебя, а ты меня? – снова спросил ее Таннари.

Наступил момент затяжного молчания. Зависшую тишину нарушал только стучащий дождь в окно и отдаленные раскаты грома. Аника не могла найти слов для ответа. Его заявление было настолько ошеломляющим, что казалось каким-то сном. Это не просто признанием в любви, которого она никак не ожидала, он сделал предложение, что вообще казалось нереальным, учитывая, кто он есть. Все это время она считала, что он воспринимает ее как одно из своих очередных любовных приключений. Раз она тогда ответила, то он может продолжать настаивать на своем, не желая признавать поражение. Тогда, как сама испытывает к нему искренние чувства. Жертвовать собой ради его мимолетной прихоти она не собиралась, лучше страдать безответно, но его признание все перевернуло. Одна ее половинка закричала от радости «Да»! Однако, вторая от сомнений и страха по-прежнему не давала ей окончательно оттаять, говоря холодным голосом разума. Она не забыла его истинную сущность, это отталкивало в первую очередь, и какие неприятности с ним связаны.

- Меня? Человеческую особь? – обиженно переспросила Аника.

- Говорил же – это не помеха. Думаешь, я бы так просто сдался им? – проговорил оборотень. – Пришел бы на те чертовы склады, ради простой человеческой особи? Я говорил, что ты мне небезразлична. Я растерзал бы их, если бы с твоей головы упал хоть волосок.

- Я думала, ты смертельно обиделся на меня, - неуверенно проговорила Аника, покосившись на него, - за то, что я освободила тебя для них.

- Так и было, до момента, когда ты появилась на свадьбе, - ответил Таннари. – Но допустить, чтобы ты пострадала из-за меня тогда, не мог. Я же обещал.

- Но ты же говорил, что они не могут навредить мне, - возразила Аника.

- Они нет, - ответил Таннари, - но среди них есть обычные люди. Они могли отдать тебя им, а тех ничто не сдерживает. А мне было не все равно.

Он видел, что девушка всячески пытается отмахнуться от его признаний, но сдаваться не собирался, пока она не даст четкого ответа.

- Не знаю, была ли это любовь с первого взгляда, - проговорил оборотень, чуть помолчав, разглядывая ее. - Но еще тогда в лесопарке, ты мне приглянулась. Правда, я принял тебя за подростка. Но когда ты впустила в дом, понял, что ошибся. Сначала ты понравилась мне, как волку. Хотя это выглядит несколько иначе, чем для человека, но потом и как человеку тоже. И теперь все, чего я хочу, чтобы ты была всегда рядом со мной.

Отведя взгляд, он тяжело вздохнул, по-прежнему улавливая упрек в глазах девушки.

- Аника, я вовсе не играю с тобой, и ради развлечения не пришел бы сюда. Мои намеренья серьезнее некуда. Признаю, что поначалу вел себя по-хамски с тобой, - Таннари снова посмотрел на нее. – Решив, что понравлюсь тебе, и поэтому ты станешь мне помогать. И уж никак не ожидал, что сам заинтересуюсь человеческой девушкой. Но, похоже, боги распорядились по-другому. В какой-то момент все изменилось, когда сам попал в эту ловушку, осознав, что ты значишь для меня, и теперь не мыслю своей дальнейшей жизни без тебя.

- Тебя не будут уважать за связь с человеком, - отбилась Аника, отворачиваясь.

Вопреки ее собственным отрицаниям, она желала парню только лучшего. А за связь с ней его в мире оборотней могли призирать. Сам же заявлял, что они выше людей, и это перечит их традициям. Внутри нее бушевал ураган сомнений и чувств.

- Мне плевать на их уважение, - ответил он, стоя возле нее. – Я и так для них собака на поводке после той свадьбы. И если уж быть собакой, то лучше счастливой. Если ты, конечно, согласна.

Оборотень безучастно пожал плечами, но смотрел на нее с надеждой. Хотя от его внимания не ускользнуло, что девушка колеблется и находит разные причины, чтобы отвергнуть его предложение.

- Ты же говорил, что еще слишком молод, чтобы жениться, - вспомнила Аника его слова.

- Да, - не стал отрицать Таннари. – Я остаюсь слишком молодым, но теперь я влюблен. А это многое меняет. Так каков твой ответ?

- А ты настырный, - хмыкнула Аника, обернувшись.

И в ее взгляде парень заметил потеплевший огонек, подпитавший его надежду на положительный ответ.

- Я привык добиваться желаемого, - улыбнулся он, - и не всегда для этого нужна сила. А самое желаемое для меня – это ты. И готов сделать все, что хочешь, чтобы добиться твоей взаимности.

Он не стал упоминать, что характерными чертами наследника стаи были настойчивость, упрямство и желание побеждать.

- Это я заметила, - проворчала девушка. - Достаточно повыть ночью.

Таннари только виновато улыбнулся в ответ.

- Если бы я был обычный человек, - спросил он, - чтобы ты ответила?


Глава 23


Потянулись минуты. Они смотрели друг другу в глаза, ища в них ответы на свои вопросы. Она видела, что оборотень говорил правду. А он видел ответ на свой вопрос, но хотел его услышать. Ему требовалось твердое согласие.

Аника боролась сама с собой. Сердце и душа кричали и толкались сказать «Да!», а трезвый разум твердил, что это безумие. Связываться со зверем - самоубийство. Если не он, то другие могут расправиться с ней. Пламенные чувства противоборствовали с леденящим страхом. Но может ли быть так, что подлинный монстр нежнее и ласковее тех, кто есть чудовище внутри? Ведь среди людей встречаются такие, что ужаснет любого монстра, хотя у них нет ни клыков, ни хвостов, ни шерсти, и рычать они не умеют. Он пожертвовал тогда собой, чтобы защитить ее. И она понимала, чего едва не стоила ему эта жертва. А теперь он стоял перед ней и признавался, что любит. Ни это ли было самым ярким подтверждением?

И она отважилась. Пусть это счастье будет мимолетным, но и короткий миг может стоить куда большего, нежели целая вечность. Внутри словно рухнула ледяная стена, которой она пыталась отгородиться от него. Вспомнились слова Люси, что лучше сделать и потом жалеть, чем не сделать - и жалеть, что не сделал. И Аника решила, что лучше ее растерзают из-за любви к нему, нежели она будет медленно сгорать на костере сожалений. И будь, что будет. Все равно ее жизнь пуста и однообразна. Была такой. Пока она не подобрала собачку в лесопарке. Второй раз терять его она не хотела. Глаза наполнились горячими слезами, медленно стекавших по щекам.

- Да, - тихо ответила Аника.

- Что? – Таннари намерено сделал вид, что не расслышал, и склонился к ней, повернув голову в сторону.

- Да, я люблю тебя, - робко повторила Аника, не смея поднять на него взгляд.

- Почему тогда отпираешься? – спросил он, взяв ее за подбородок и заставив посмотреть на себя.

- А разве это нормально, - сказала она со слезами на глазах, – влюбиться в парня, который превращается в волка. В этом я не осмеливалась признаться даже самой себе.

- Так и должно быть, - загадочно улыбнулся оборотень.

Она хотела, осведомиться почему, но не успела. Он привлек ее к себе и, склонившись, медленно прикоснулся к ее нежным губам. Позабыв обо всем, Аника, придаваясь сладкому поцелую, обхватила его за шею так, будто боялась, что он исчезнет. В голове мелькнула властная мысль, что вот теперь он на своем месте - рядом с ней, поразившая ее саму. Ей место уступила другая: вдруг причина тому, что она стала его хозяйкой. Но жаркие объятья и поцелуи заставили позабыть обо всем. Вновь она оказалась в его сильных и в тоже время нежных руках. Его запах действовал на нее удивительно, заставляя забыть про всякий страх перед ним. Это был их первый поцелуй по согласию, без страха и сомнений. Фейерверк чувств взорвался внутри от осознания, что все преграды между ними разрушены. В душе, будто опять засияло солнышко после долгой бури. Так стало приятно от мысли, что он рядом.

Заключив девушку в свои объятья, Таннари впервые за несколько месяцев почувствовал настоящее облегчение, и впервые в жизни, что действительно счастлив. Она ответила ему «да», тем самым несказанно осчастливив. Теперь он ни за что и никуда не отпустит свое рыжее солнышко.

От его близости ей хотелось сделать что-то безумное. Аника, почувствовав исходящих от него нежность и страсть, пожелала ощутить его ближе. Ее рука скользнула по его груди вниз и, нащупав край футболки, потащила вверх. Таннари отпустил ее губы и улыбнулся.

- Теперь ты мне позволишь подняться наверх? – спросил он.

- Позволяю, - с улыбкой ответила Аника.

Он подхватил ее на руки, и понес на второй этаж. На выходе из кухни девушка ойкнула, и парень посмотрел на нее вопросительно.

- Ты деньги забыл, - девушка указала на стол.

- Черт с ними, - рыкнул оборотень, потершись щекой об ее волосы. - Главная ценность здесь - ты. И я хочу подарить тебе все, что у меня есть.

Обхватив его за шею, Аника прижалась к ней губами, от чего оборотень довольно зарычал.

- Только не пугайся, - предупредил он, ощутив, что девушка вздрогнула в его руках. – Это я от удовольствия. Я все же остаюсь волком.

Аника от смущения прикрыла одной рукой глаза.

- Но ты продолжай, я не против, - заулыбался Таннари, поднимаясь по ступенькам.

Занеся девушку в комнату, уложил на кровать и, сбросив ветровку, устроился рядом.

- Как ты тогда попал в мою комнату? – с улыбкой спросила Аника, разглядывая его рядом с собой.

Они провели врозь больше времени, чем вместе, когда он жил в ее доме. И она теперь изучала его по-новому, и не могла налюбоваться. Она чувствовала, что не внешность в нем привлекает, а что-то невидимое и неопределимое, и как заметила Люси – сверхъестественное. И причину этому она объяснить не могла. Может, виной тому была его волчья натура?

- Не помню, - проговорил он, помотав головой. – Наверное, лапами открыл дверь. Ничего в этом сложного нет. Здесь пахло тобой, а волка сложно остановить перед намеченной целью. К тому же, на следующее утро я опять проснулся под твоей дверью. Хорошо, что ты ее закрыла.

- Серьезно? – глаза девушки расширились от удивления. – И ты ничего не сказал.

- Не хотел лишний раз пугать тебя, - признался парень. – К тому же, ты была в таком прекрасном настроении.

- Так, ты же меня развеселил своим рассказом о шашлыке, - вспомнила Аника.

- Скорее ты меня, - улыбнулся он.

Она с минуту смотрела на него.

- А чего ты такой лохматый? – спросила она, разглядывая его щетину нескольких дней. – Тебе что, бритву забыли купить? Или опять ко мне на содержание отправили?

- Не до этого было, - равнодушно ответил он.

Аника провела пальцами по его подбородку и щеке, потому всей ладонью.

- Она такая мягкая, - удивленно проговорила она. – Совсем не колется.

- Да? – Таннари потер свой подбородок ладонью. – Не обращал внимания.

- Такая же, как твоя волчья шерсть, - Аника определила, что напомнила щетина.

Она подтянулась к нему и потерлась щекой об его щеку.

- Точно мягкая, как шерсть волка, - подтвердила она, вспоминая ощущения, когда обнимала его, одевая ошейник.

Аника обнаружила, что помнит каждый миг, проведенный с ним рядом, будь он волком или человеком.

- Ну, я же и есть волк, - он широко улыбнулся, обнажая клыки. – Может мне не бриться вообще?

- Бриться, конечно, - засмеялась Аника, похлопав его по щеке, - будешь хоть немного похож на человека. Оборотень мой лохматый.

Таннари, осознав ее последние слова, где она назвала его своим, задержал дыхание, чтобы не зарычать от радости, что могло напугать девушку. Это сказало ему, что она действительно любила его, раз заявила права на него с первых минут. Он наклонился к ней и с нежностью поцеловал. Аника забралась рукой ему под футболку, желая дотронуться к его коже. И парень, отпустив девушку, снял и отбросил ее в сторону. Вернувшись, он осыпал ее поцелуями, спускаясь от губ к шее. Его теплые руки осторожно изучали ее тело, завершая то, что не позволили сделать в прошлый раз. И Аника провалилась в невесомость от его ласки, прикрыв глаза. Ее отклик усиливал его возбуждение, заставляя перейти к следующему этапу.

Оборотень осторожно запустил руку под ее рубашку, наслаждаясь прикосновением к оголенной коже и целуя в ключицу. И девушка сама потянулась к пуговицам, но он остановил ее, предпочитая самому это сделать.

- Надо дверь было запереть, - пробормотала Аника, пока он расстегивал ей рубашку.

- Ничего страшного. Никто не посмеет войти, - ответил Таннари, - пока у тебя в доме оборотень.

Он поцеловал ее в обнажившийся живот ниже пупка и зарычал в него. От этого звука внутри нее пошла такая вибрация, накрывая волной наслаждения, что все тело задрожало от желания стать с ним единым целым. Девушка, схватившись руками за покрывало, выгнулась со стоном, и поджав ноги, едва не ударила его. Таннари поднял голову и, удивленно посмотрел на нее, а она на него, прерывисто дыша.

- Ты что, никогда не была с парнем? – спросил он с изумлением.

- До этого не доходило, - смущенно ответила девушка.

- Ага, - хмыкнул оборотень, вспоминая ее слова, - творческий процесс, работа, занятость.

– Это плохо? – еще более сконфуженно спросила Аника, покраснев.

- Это чудесно. Оставим это до первой брачной ночи, - заявил Таннари, отступив.

- Ты серьезно? – Аника не сдержала улыбки.

- Вполне, - и в его взгляде Аника не видела ни намека на веселье, но глаза счастливо заблестели. – И это прекрасно. Лучше и быть не может. О таком я и не мечтал.

- А ты не сбежишь перед свадьбой? – с весельем спросила она. – Жених в бегах, а? Опыт у тебя уже есть.

Она хлопнула его по плечу.

- От тебя? – с насмешкой спросил оборотень. – Никогда. Ты столько раз пыталась от меня избавиться, выставляя за двери, маленькая рыжая бестия, но я все равно возвращался. И чтоб ты не переживала, знай, что от этого многое зависит.

- Наглости тебе не занимать, - засмеялась Аника.

Таннари широко улыбнулся ей в ответ.

- Можно потрогать? – робко спросила она.

- Что? - удивленно спросил он.

- Клыки.

- Можно, - оборотень снова улыбнулся, обнажая заостренные клыки.

Аника осторожно дотронулась пальцем до клыка. Они значительно выделялись на фоне других зубов. Более длинные, чем у людей, но не слишком острые. Провела пальцем по краю клыка – мягкие плавные линии, не создавали впечатления опасности.

- Они что, не прячутся? – поинтересовалась она.

- Нет, - ответил парень. – Ты что, еще этого не заметила? Я же не вампир.

- А что, еще есть и вампиры? – с испугом спросила Аника.

- Есть, но не бойся, - поспешил он успокоить ее, - город под нашим контролем. Они сюда не сунутся.

Таннари вернулся к поцелуям. Она почувствовала, как клыки мягко коснулись ее шеи, нежно царапая кожу, как он спустился к плечу, освобождая его от рубашки, продолжая целовать. Снова она ощутила, как в плечо нежно вцепились его клыки, а язык вслед за ними зализывал место укуса, словно пытаясь загладить вину. И опять он вернулся к шее, лаская ее.

- Щекотно, - хихикнула Аника, когда он в очередной раз царапнул клыками за шею.

- Прости, забываю, что ты человек, - виновато сказал Таннари. – Но это не надолго.

- Я что, стану оборотнем? – испуганно спросила девушка. – Ты не шутишь?

- Обязательно, - подтвердил он, и пояснил: – Иначе ты будет стареть, как обычный человек. Только так ты сможешь жить столь долго, как и мы, став частью стаи. Я не хочу, чтобы ты постарела хоть на день. Кроме своей любви, я хочу подарить тебе долгую и здоровую жизнь, не сравнимую с человеческой.

- Ты что, укусишь меня?

- Нет, - постарался он успокоить ее, - для этого проводят особый магический обряд. Это не больно, так что не переживай.

- Ты знал об этом? – поинтересовалась Аника.

- Нет, но я узнал, прежде чем придти к тебе, - сознался оборотень, довольно улыбаясь.

Он поцеловал ее в шею и зарычал. Опять ее тело пронзила волна этой необычной вибрации, но не такая сильная, как у живота. Аника, хватая воздух, снова изогнулась рядом с ним.

- Как ты это делаешь? – спросила она, расслабившись.

- Такая наша особенность, - усмехнулся Таннари. – Или магическая способность. Точно не знаю.

- Все оборотни так делать могут? – поинтересовалась девушка.

- Только мужчины, - с улыбкой ответил Таннари. – У женщин сосредоточение центров удовольствия расположено внутри тела, и наше рычание приводит их в действие.

Он провел пальцем от шеи, между грудей, по животу до штанов.

- Но раньше ты так не делал, - отметила Аника.

- Я не смел, - робко признался он, погладив ее по щеке. – Ты же боялась меня. Если бы я так сделал, то напугал бы еще больше.

- Но в первый раз ты рычал, - вспомнила девушка инцидент с пультом.

- То было совсем другое рычание. Я зарычал на тебя, - Таннари виновато опустил голову, - а не для тебя. Тогда я еще не осознавал, что ты значишь для меня.

Аника видела, что парень искренне сожалеет о произошедшем. Она поднесла к нему руку и провела указательным пальцем по щеке к подбородку.

- Сделай еще так, - попросила она.

- Понравилось? – с хитрой улыбкой спросил Таннари.

Аника, залившись румянцем, кивнула. Тогда он, не отрывая от нее взгляда, приблизился к ее животу и коснулся губами, и она прикрыла глаза в предвкушении порции удовольствия. Оборотень зарычал намного тише, чем в первый раз. Видимо, так контролировал силу, посылаемой волны, и девушка выгнулась, задыхаясь.

Когда он вернулся от живота к шее, Аника не удержалась и тоже укусила его за шею.

- Ай, не надо меня кусать, - возмутился Таннари.

- Тебе можно, а мне нет? – обиделась она.

- Если будешь кусать меня, то я не дождусь до свадьбы, - усмехнулся он, потерев своим носом об ее.

- Тогда давай прекратим это, - заявила девушка, отталкивая его. – Ты странно на меня действуешь. Я от тебя схожу с ума. Еще сама не выдержу и… спровоцирую тебя.

Она стыдливо отвернулась.

- Как скажешь, - с улыбкой проговорил парень.

Он сел на кровати и, подобрав свою футболку, надел ее. Аника тоже села и быстро застегнула рубашку.

- Может, ошейник заберешь? – поинтересовалась она.

- Нет, отдашь после свадьбы, - ответил Таннари, - а то еще кто-нибудь попытается снова заарканить меня и увести.

- Тогда им придется пройти мимо меня со шваброй, - улыбнулась Аника.

Таннари засмеялся и привлек к себе, одаривая ее поцелуями.

- Аника, я влюбился в тебя, как мальчишка, - признался он.

- А ты и есть мальчишка, - засмеялась она. – Точнее волчонок.

- А ты знаешь, что волки влюбляются только раз?

- Нет.

- Та свадьба не только легла бы тяжким грузом на мой клан, но и убила бы мое сердце, потому что в нем поселилась ты.

- Может, это из-за ошейника? – спросила девушка, заглядывая ему в глаза.

- Нет, это случилось еще до ошейника, - заверил Таннари. – Как мне объяснили, ошейник действует только тогда, когда ты отдашь мне прямой приказ.

- Я не стану его использовать, - заявила она. – За исключением, если тебя опять заставят на ком-нибудь жениться.

- Надеюсь, - хмыкнул он, – ты не запретишь мне жениться на тебе.

Аника рассмеялась.

- А кем я буду по иерархии? – спросила она.

- Ты будешь рядом со мной, - с улыбкой ответил он, - маленькая современная ведьмочка.

- Я не ведьмочка, - обиженно проговорила Аника, положив голову ему на плечо. – Я не имею колдовать.

- Умеешь, - засмеялся Таннари. – Особенно на кухне.

- Тебе понравилось, как я готовлю? – смущенно спросила девушка.

- Конечно, - с искренностью в голосе ответил оборотень. – Если бы не нравилось, я бы сказал.

Они замолчали, только шум дождя за окном нарушал тишину, навеивая какую-то тоску.

- Знаешь, - заговорил Таннари, тяжело вздохнув, - сидя у Шадрин, я думал, что неверно расценил твое отношение ко мне, приняв простое влечение за настоящие чувства. И когда ты так холодно встретила меня, испугался, что так и есть. Поэтому решил, что нужно спросить напрямую, что ты испытываешь ко мне. И я рад, что ошибся.

- Я считала, что ты хочешь со мной развлечься, - созналась Аника. - Прости, но я чувствовала себя такой слабой перед тобой, что малейшая уступка и я сдалась бы. Так и получилось.

- И что тебя переубедило? – поинтересовался он.

- Знаю, что я слишком доверчивая, - ответила девушка, вздохнув, - потому что сразу поверила твоим словам «Я люблю тебя».

- Правильно сделала, - шепнул оборотень ей на ушко. – Потому что я еще никому этого не говорил.

Таннари прижал ее к себе сильнее, будто это сделает их еще ближе.

- Этот дождь не прекращается, - проворчала Аника, покосившись в окно. – Только скуку навивает.

- Тебе со мной скучно? – огорченно спросил Таннари.

- Нет, что ты, - заверила его девушка. – Наоборот, с тобой мне очень радостно. Но все, что за пределами твоих объятий такое унылое.

Она озарилась улыбкой, прижимаясь к нему. Было так необычно чувствовать себя счастливой в объятья оборотня, что подумала, будто понемногу сходит с ума от пережитых потрясений. Добровольно соглашаясь с таким положением вещей, потому что никогда так хорошо не чувствовала себя. Тепло его тела убаюкивало и давало чувство успокоения, мягкие и ласковые прикосновения очаровывали, заставляя замирать, чтобы не спугнуть. Только сейчас она задумалась, какие нежные у него руки. Особенно это удивляло при воспоминании о силе, которой он обладал.

Она перехватила его руку и переплелась пальцами, чтобы убедиться, что ей не показалось. Он нежно сжал пальчики, потом поцеловал ее руку. Слегка коснувшись клыками, снова поцеловал. Казалось, ему жизненно необходимо за что-нибудь ее укусить, и ей это нравилось.


Глава 24


Прибывая в объятьях оборотня, Аника почувствовала, что вновь хочет получить удовольствие от его рычания. И, испугавшись своей такой реакции, она резко оттолкнулась от него, высвобождаясь из рук.

- Ты чего? – удивленно спросил Таннари, с нежеланием отпуская ее.

- Мне захотелось, чтобы ты опять порычал на меня, - призналась Аника и отвернула, краснея.

Таннари довольно ухмыльнулся.

- Ах, это, - проговорил он. – Ну, теперь я точно уверен, что ты моя пара.

- Ты о чем это?

- Тебе нравиться мой запах? – вдруг спросил он.

Аника неуверенно кивнула.

- Это признаки пары – запах, рычание, готовность жертвовать, - пояснил он. - Я пожертвовал собой ради тебя, а ты решилась придти в логово оборотней ради меня, хотя очень боялась. От твоего запаха я с ума схожу, а на вкус ты для меня такая сладкая, что трудно оторваться. Жаль, я понял это с запозданием, тогда бы не выпустил никуда, и ты не попала в руки Шадрин.

- Давай не будем о них вспоминать сейчас, - попросила девушка, и парень кивнул в знак согласия.

Таннари, поддавшись соблазну и ее просьбе, придвинулся к ней, уткнулся в шею и тихо зарычал. Анику пробрала очередная волна блаженства. Она отклонила голову, подставляя ему свою шею, желая продолжения, и он повторил. От этого девушку пробрала дрожь, и она схватила его за руку и сжала со всей силы. В ответ он обхватил ее второй рукой и прижал к себе, впиваясь поцелуем. Несколько минут они наслаждались друг другом, пока Таннари не очнулся и понял, что снова раздевает ее.

- Черт, - выругался он, отстраняясь от девушки. – Ты не должна поддаваться мне, иначе все испортим.

- Что испортим? – одурманено спросила Аника, застегивая назад пуговицы, которые он успел расстегнуть.

- Для обряда нужно, чтобы ты была невинна, - пояснил он. – Это дает больший шанс, что ты станешь одной из нас.

- Что же я поделаю, если меня зверски тянет к тебе, - смущенно улыбнулась она. – Мой нежный и ласковый зверь.

- Нужно отвлечься на что-то, - предложил оборотень, взъерошив волосы обеими руками, будто так мог разогнать мысли о желанной девушке.

Он был прав: стоило заняться чем-то не связанным с объятьями. Аника, чувствуя, что теряет контроль над собой рядом с ним, отодвинулась подальше.

- А все волки женятся на выбранной паре? – решила расспросить она.

- Нет, как ты уже заметила, - ответил ей Таннари. – Хорошо, если пара находит друг друга до женитьбы или хотя бы по обоюдному согласию. Для рядовых волков с этим дело обстоит проще. А так, многие браки среди верхушки общества строятся по расчету, потому что в этом замешана власть и могущество магии, а также деньги. Иногда из необходимости. Больнее всего, когда потом встречают свою пару. Да, они могут любить друг друга, но детей смогут иметь только от супругов. Так и мучаются до конца дней. Браки, заключенные на магии, не расторгаются.

- Печально, - вздохнула Аника.

- Меня бы не устроили страдания до конца жизни. Теперь ты понимаешь, почему я так к тебе стремился? – спросил он. Девушка утвердительно кивнула.

- А люди среди них часто встречаются? – ей стало любопытно одна ли она такая.

- Это не исключено, - ответил оборотень. – Нечасто, но бывает. И, как я тебе сказал, при этом проводится ритуал обращения. Однако, среди правящих семейств такое явление - редкость.

- Значит, мне на редкость повезло? – улыбаясь, спросила Аника.

- Не знаю, - Таннари широко улыбнулся в ответ, - но мне точно повезло.

В его взгляде она заметила восторг и радость. Еще никто никогда не смотрел на нее с такой увлеченностью, жадно ловя каждый ее взгляд. Опять на ум пришло сравнение с преданным псом, но тут же напомнила себе, что он волк, а у них совсем другие нравы.

- А можно задать один нескромный вопрос? – поинтересовалась она.

- Спрашивай, что хочешь, - ответил он, улыбаясь, - если буду знать, то обязательно отвечу. Ты же знаешь, что со скромностью у меня проблемы.

- Откуда у вас такое богатство? – робко спросила Аника.

- Мы владеем различными компаниями, которые занимаются добычей полезных ископаемых, производством медицинских препаратов и другое, - ответил оборотень.

- И никто не замечает, что вы не похожи на людей? – поинтересовалась она.

- Ну, на нас работают так же и люди, - пояснил он. – Не везде мы сами занимаемся работой лично. Есть оборотни рангом ниже, они нанимают людей на работу. А люди уж дальше всем занимаются, а наши волки обычно занимают управляющие должности.

Они нашли тему для разговора и отвлеклись друг от друга.

- И какие ископаемые вы добываете? – спросила девушка.

- Нефть, газ, различные руды, редкие металлы, - ответил Таннари.

- Ничего себе, - восхищенно проговорила Аника, посмотрев на него. – Люди позволяют вам владеть таким вещими?

- Конечно же, - кивнул он. – Потому, что они не находят их там, где мы.

- Как это? – удивилась она.

- Одна из наших магических способностей, - пояснил Таннари, - чуять землю, ее состав на больших глубинах. Мы находим полезные ископаемые и подаем запрос на разрешение разработок. Получая разрешение, начинаем добычу. Мы находим их там, где людям ни за что не определить залежи каких-либо ископаемых. Нам не требуется тратить средства на различные анализы и пробы. Это дает нам большие преимущества и меньше конкурентов.

- Еще бы, если все могли чуять, где зарыта нефть, - усмехнулась Аника, - ее давно бы уже выкачали всю. И давно у вас такие богатства?

- В давние времена, - принялся рассказывать Таннари, - сообщество оборотней держалось вдали от людей, не вникало в их дела, живя своей жизнью в своих городах, деревнях, владея своими землями. Устав жизни людей позволял жить отстранено, никто не смел вмешиваться во внутренние дела землевладельцев. Но потом мир людей стал меняться, начались мировые войны, сметавшие все на своем пути, не щадя никого и ничего. Оборотни стали разбредаться по людским городам, деревням. Во все времена оборотни были способны находить золото и серебро, те же клады. Этим и жили. Потом люди стали изобретать различные механизмы, требовавшие различные редкие металлы и ту же нефть. Осознав всю важность этого, стаи, обосновавшиеся среди людей, стали продвигаться в обществе людей, зарабатывая состояния и положения. Передавали их по наследству, укрепляли. А люди ради денег готовы делать что угодно, лишь бы хорошо платили. Не задавали лишних вопросов, если даже и замечали что-то необычное. Все важные должности занимаются членами стаи, так что вся власть и информация не выходит за пределы общества оборотней.

- Ты так хорошо знаешь историю оборотней?

- Думаешь, я только гуляю да развлекаюсь? – недовольно спросил Таннари.

- Нет, - Аника виновато улыбнулась. – То, что ты умеешь пользоваться отверткой, я заметила.

- У нас свои частные школы для детей, университет, где обучение сильно отличается от человеческого, - пояснил он. – А те, кто имеет желание, идут дальше учиться в человеческие заведения. Дети семейств управляющих стаей получают самое лучшее образование, потому что они являются наследниками, и в будущем будут управлять кланом.

- Ты говорил, что Тасмин ничего не наследует, - вспомнила Аника.

- Да, она не наследует права управления стаей, но имеет право на часть недвижимости, денег. Что-то вроде приданого, – пояснил Таннари.

- А ты? Почему у тебя ничего нет?

- Оно и так все мое, - улыбнулся парень, разведя руками, - но пока жив отец, всем заведует он. Да и это немалая ответственность - следить за всем и отвечать за всех членов клана. Я помогаю ему в делах, но при этом, не забывая сохранять за собой образ богатенького сыночка.

- Зачем? – удивилась Аника.

- Учитывая нашу продолжительность жизни, могут возникать вопросы, почему отец не стареет, а я не меняюсь с годами. Вот и приходиться играть на публику.

- И долго живут оборотни? – несмело спросила девушка.

- Долго. Отцу чуть за семьдесят, как по человеческим годам. И он в самом рассвете сил, – ответил оборотень.

- А тебе всего двадцать четыре? - уточнила Аника. – Это твой реальный возраст?

- Да, - кивнул он, - я же говорил, что слишком молод для женитьбы. Оборотню может быть пятьдесят, а по документам тридцать. Мы никогда не признаемся в своем истинном возрасте, чтобы не выдать себя. И у меня все было впереди, мне еще гулять бы, да гулять. Обычно в нашем мире оборотней, дети какое-то время живут с родителями, до определенного возраста, а потом уходят в мир людей, чтобы набраться опыта. Так как мы живем довольно долго по-человечески меркам,то, чтобы скрыть это, проводится перестановка поколений.

- Это как? – удивленно спросила Аника.

- Как бы лучше объяснить, - Таннари задумчиво почесал за ухом.

- Опять чешешься? – прищурилась Аника, сдерживая улыбку. – Может у тебя там блохи?

Таннари отдернул руку и выпрямился.

- Опять ты начинаешь? – фыркнул парень обижено.

- Нет, что ты, - невозмутимо проговорила Аника заботливым тоном. - Но кто знает, что с тобой эти Шадрин сделали. Дай гляну.

Она поднесла к его уху руку.

- Не говори глупости, - возмутился Таннари, отталкивая ее руку, но она резко потянулась и запустила пальцы ему в волосы за ухо.

От этого он замер и прикрыл глаза. Аника, удивленная, наблюдала реакцию оборотня на ее действия. Она пошевелила пальцами, почесывая, и он, довольно улыбаясь, заурчал. Заинтригованная, она протянула вторую руку и почесала за другим ухом. Таннари повернул голову, прижимаясь к другой руке. Аника перебирала пальцами волосы и нежно касалась кожи, как она это проделывала с волком, почесывая за ухом. На его лице отражалось такое наслаждение, что она заволновалась.

- Ты в порядке? – обеспокоено спросила она, следя за его странной реакцией. – Я не делаю тебе больно?

Ответил оборотень не сразу, продолжая клониться вслед за ее руками, и что-то промычав.

- Нет, - выговорил он, вдохнув и приоткрыв глаза, - мне очень хорошо.

И снова закрыл глаза. Аника невольно хихикнула и убрала руки. Таннари недовольно заворчал и тряхнул головой.

- Что это было? – спросила она.

Таннари посмотрел на нее тоскливым взглядом.

- Чувствительная зона.

- Я нашла твое слабое место? – удивленно спросила Аника.

- Касания кого-либо другого не доставляют мне такого удовольствия, - признался он. - Это еще одно подтверждение, что ты мне пара.

Он лег на кровать и умостил голову ей на колени.

- Сделай еще так, - жалобно попросил он.

- Как? – смеясь, спросила Аника.

- Почеши еще, - он потерся щекой об ее колени.

Аника запустила руку ему в волосы и стала поглаживать его за ухом. Второй рукой она просто перебирала его волосы по всей голове.

- Все же ты не человек, - проговорила она, любуясь его довольным видом. – С людьми такого не бывает.

- От части, - признал он, не открывая глаз. – Но мы рождаемся и умираем людьми; живем, как люди; любим, как люди. Хотя нет, мы любим только раз, наверное, поэтому нас так мало.

- Возможно, - не стала оспаривать Аника, - мне все особенности вашей вида не известны.

Несколько минут они провели в молчании, наслаждаясь моментом единения. Дождь за окном притих, но редки капли все еще стучали в стекло. Аника не могла поверить в то, что простое почесывание за ухом может производить такой эффект. Он лежал на кровати с закрытыми глазами, полностью расслабившись и балдел от ее рук.

- Ты там еще не спишь? – поинтересовалась Аника.

- Думаю, - пояснил он с улыбкой, - как тебе объяснить особенности устройства нашего общества.

- Какие именно?

- То, что не дорассказал, - пояснил он, все также с закрытыми глазами.

- А на чем мы там остановились, а то я уже забыла? – засмеялась девушка.

- На продолжительности жизни. Оборотни живут дольше людей раза в три, - продолжил он. - И чтобы не привлекать внимания, дети уходят. А родители занимают их место. Ну, будто они и есть эти дети. Тут свою роль играет схожесть детей и родителей. Помнишь, я говорил тебе? – девушка кивнула. – Ни у кого не возникает вопросов, что дети похожи на своих родителей, а то и их копии. Потом спустя одно поколение дети возвращаются, как их же дети. Для людей мы существуем под другими именами, и меняем их при необходимости.

- Ух, - выдохнула Аника, - все так сложно. Я точно буду экспертом в оборотнях.

Она широко улыбнулась ему.

- Но обычно такая схема задействована в правящих кланами семьях, - продолжил Таннари разъяснять. – В обычных семействах все намного проще. Они могут куда-нибудь уехать–переехать, потом вернуться. Они так не привязаны к месту, как мы.

- Если бы не это все, когда бы ты уехал? – поинтересовалась она.

Таннари открыл глаза и посмотрел на нее. Девушка проявляла чистое любопытство, разглядывая его сверху.

- Где-то лет после тридцати-сорока, - неопределенно ответил он. – На это много что влияет.

- А это Харви? Он такой же, как ты?

- Нет, он старше, и у него подходит время покидать семью, - ответил Таннари, презрительно скривившись. – Напоследок он и папаша решили хорошенько пристроить свою сестрицу.

- Когда же оборотни женятся? – усмехнулась Аника.

- Обычно не раньше пятидесяти, но для девушек это особой роли не играет. Все это связано с наследием стаи и магической силой. С возрастанием силы и магия возрастают. Чем сильнее магия, тем сильнее способности. Чем выше ступень иерархии, тем могущественнее магическая сила. Заключая с кем-то брак, мы уступаем место рядом с собой породнившемуся клану. Вплоть до того, что он может полностью слиться с нашим, а может получить часть нашей силы.

- А если бы кроме тебя были еще сыновья? – заинтриговано спросила Аника, увлеченная его рассказом.

- Сила делилась бы между всеми, а отец выбрал бы кого-то одного, - ответил он. – Другие имели бы право на основания своих кланов или перейти в другой, где нет наследника. – Заметив вопросительный взгляд девушки, пояснил: - Бывают и такие. У моего отца так было. Его младший брат, мой дядя, стал главой клана, где были только дочери. И довольно неплохо поживает. А, так как я один в семье, и не приходится ни с кем делиться, то вся власть и сила переходит мне, что делает меня очень ценным и лакомым кусочком для других. И в виду этого, меня приперли к стенке и хотели женить на своей невесте Шадрин в срочном порядке, не глядя на мой возраст.

- Так мне можно этим гордиться, что достался такой лакомый кусочек? – засмеялась Аника.

- Можешь начинать, - усмехнулся Таннари. – Потому, что я уже горжусь, что мне досталась редчайшая сладость.

Он взял ее руку и поцеловал. Девушка стесненно отвела взгляд, видя, как он пристально разглядывает ее. Они умолкли, и Аника размышляла над услышанным рассказом. Все это было из области фантастики. У людей иногда все бывает запутано, а здесь вообще дебри непроходимые. Магия, сила, власть… Все это не укладывалось в голове.

- А может, тебе не стоит жениться на мне, - смущенно предложила Аника.

Таннари резко поднялся с ее колен и посмотрел внимательно, даже сердито.

- Стоит, очень даже стоит, - заявил он без тени сомнения. – Я с годами практически не изменюсь, а ты будешь стареть намного быстрее. А я не хочу, чтобы ты старела. Хочу, чтобы ты была со мной рядом много-много лет. После свадьбы ты будешь иметь право на перевоплощение, которое даст тебе наши способности. Ты будешь одной из нас.

- То есть, я буду жить долго-долго? – с изумлением спросила Аника.

- Ну, если брать по человеческим меркам, то да, - улыбнулся он. – И всегда молодой. Стареем мы очень медленно.

Он подмигнул ей.

- И чем мы будем заниматься на протяжении это долгой-долгой жизни? – с улыбкой спросила Аника, разглядывая его.

- А чем захочешь, - весело ответил Таннари, склонившись к ней настолько близко, что они едва не соприкасались лбами. – Хочешь, будем путешествовать по миру в поисках приключений, а хочешь, можем поселиться где-нибудь в глуши и наслаждаться тишиной и одиночеством. Пока назад не позовут. Для нас не будет никаких преград, как только ты станешь одной из нас.

- Звучит весьма заманчиво, - задумчиво проговорила девушка. – Но у меня же работа.

- Ну, захочешь, будешь работать, - хмыкнул Таннари. – Но ты же не будешь на ней трудиться на протяжении пятидесяти лет. Это может вызвать много вопросов, почему ты не меняешься.

Аника смущенно заулыбалась, все же в полной мере не представляя себе, каково это быть оборотнем, и чем можно заниматься при долго-долгой жизни.

- Поехали? – вдруг спросил он.

- Куда? – удивленно переспросила девушка.

- Кататься по миру или в лес, - заявил Таннари.

Аника удивленно заморгала.

- Домой ко мне поехали, - засмеялся он, видя ее замешательство.

Она с досадой стукнула его в плечо.

- Ты так не пугай, - сердито возмутилась Аника.

- Мне нравится, когда ты злишься, - указал он на нее пальцем, - рыжая ведьмочка.

Она опять хотела его стукнуть, но он перехватил ее руку и подтащил ее к себе, уткнувшись в шею с рычанием.

- Прекрати! – задыхаясь от удовольствия, выкрикнула Аника.

- Извини, - виновато проговори Таннари, выпуская ее из рук. – Увлекся. Собирайся, поехали знакомиться с моей семьей.

- Что-то мне от этого не по себе, - призналась она.

- Не волнуйся, они тебе понравятся, - постарался он успокоить ее. – Мама очень хочет с тобой познакомиться.

Аника встала с кровати и подошла к окну. Дождь практически перестал лить, где-то в стороне на небе появился просвет в облаках. Его приглашение познакомиться с семьей смутило. Находясь дома, она чувствовала себя более уверенно. Одно дело быть с одним оборотнем на своей территории, а другое отправиться к ним в логово, где их множество. От этой мысли было как-то жутковато.

- Ты не желаешь знакомиться с моей семьей? – расстроено спросил Таннари, заметив ее задумчивость.

- Желаю, - ответила Аника, повернувшись. – Но еще свежи воспоминания о визите на территорию оборотней.

- Тебе не стоит бояться моей стаи, - Таннари постарался быть наиболее убедительным. – Они все чрезмерно благодарны тебе за мое спасение.

- Да, - горько усмехнулась Аника, опустив голову, - спасла, чтобы женить на себе.

Оборотень, нахмурившись, поднялся с кровати и подошел к ней.

- А это уже не их дело, на ком я женюсь по собственному желанию, - заявил он.

- Ага, - вздохнула девушка.

Таннари заключил ее в объятья и прижал к себе.

- Никто тебя там не съест, - с улыбкой проговорил он, прижимаясь щекой к ее волосам. - Десертом ты выглядишь только для меня, а другие даже смотреть не посмеют.

- Если так, то можно рискнуть и съездить, - хмыкнула Аника, прижавшись щекой к его груди.

- Ну, так собирайся и едем.

Сквозь одежду она чувствовала его тепло, окутавшее со всех сторон, успокаивающее и придающее уверенности. В груди слышался мерный стук сильного сердца, подтверждающий, что он живой, а не вымышленный призрак, каким казался все это время. Из страшных историй она знала, что вампиры - живые мертвецы с ледяными телами, но об оборотнях ничего конкретного не слышала, кроме того, что они превращаются в животных. И теперь убедилась, что они были полной противоположностью вампирам.

- Ты всегда такой теплый, даже горячий? – смущенно спросила Аника, не удержавшись.

- Да, - с улыбкой ответил оборотень. – Температура тела волка выше человеческой. Поэтому я кажусь тебе горячим. А ты что, замерзла?

- Нет, - ответила Аника. - Но еще в первый раз, когда ты дотронулся до меня, почувствовала это. Думала, что ты так колдуешь.

- Все жизненные процессы ускоренны, - пояснил он. – Если вдруг происходит попадание заразы в организм, температура повышается еще больше, усиливается регенерация. Это своеобразный защитный механизм, тем самым, сжигая все возможные угрозы в виде бактерий и вирусов. Примерно так же, как и у людей.

- Ммм, - протянула Аника, прижимаясь к нему, - так об тебя зимой греться можно.

- Не такие уж у нас холодные зимы, - хмыкнул оборотень, улыбаясь. – Ты тоже будешь греть меня, когда станешь волчицей.

- Тогда можно экономить на отоплении, - засмеялась девушка.


Глава 25


Прихватив с собой кое-какие вещи, Аника закрыла двери и поспешила за Таннари к автомобилю.

- О, какая у тебя крутая машина, - подметила она, выйдя за калитку.

У обочины стоял припаркованный серебристый, с синим оттенком, внедорожник, покруче того, что был у Тасмин.

- А ты говорила, что я злыдень, - с улыбкой ответил он.

Аника виновато улыбнулась. Таннари обнял ее за плечи и подвел к автомобилю.

- Прошу вас, принцесса, - он открыл дверку, и Аника устроилась на переднем сидении.

- Для принцессы нужно, чтобы был принц на коне, - хихикнула она.

- Извини, но я не принц, - весело ответил оборотень. - Однако здесь лошадок триста, не меньше. Пойдет в качестве компенсации?

- По мне, так ты лучше любого принца, - с улыбкой проговорила Аника.

- Я тоже мою рыжую ведьмочку ни на кого другого не променяю, - сказал Таннари, склонившись к ней, и коснулся легким поцелуем.

Он захлопнул дверку и обошел машину.

- А внутри еще круче, - проговорила восхищенно девушка, когда он занял место за рулем. – Такие только на картинке видела. Она, наверное, бешеных денег стоит.

Светло-бежевый кожаный салон, деревянные элементы в отделке, множество кнопок и дисплеев.

- Есть немного, - улыбнулся Таннари, - но сколько, говорить не стану, а то скажешь, что хвастаюсь.

- А я спрашивать не собираюсь, - усмехнулась девушка. - А то скажешь, что подсчитываю твое богатство.

- Не беспокойся, все мое станет твоим. Тебе удобно? – поинтересовался он, нажимая какие-то кнопки на панели.

- Очень, - стесненно ответила Аника.

Ее ремень безопасности пристегнулся автоматически.

- Что ж, - с невозмутимым видом сказал Таннари, - привыкай к удобствам.

Он тоже пристегнулся, завел мотор и вырулил на дорогу. Аника стало стыдно перед ним. Она столько грубила ему, выгоняла из дому, пытаясь оттолкнуть, а он обращается с ней, как с принцессой, будто ничего и не было. Никто никогда в жизни к ней так не относился. Наверное, ей трудно будет понять волков-оборотней и их странности с парами.

Автомобиль мчался по дороге мягко и бесшумно. С таким комфортом Анике еще не доводилось ездить. Все же, дорогой автомобиль такого класса ни с чем не сравнить. Она, то разглядывала машину изнутри, то поглядывала на Таннари, чувствуя себя глупым подростком на первом свидании. Ощущения были совершенно другими, нежели когда он зависел от нее и ее дома. Теперь он был совершенно независимым существом, способным действовать быстро и решительно. Чувствовалась его сила и влияние, необъяснимая притягательность, так что не хотелось отходить ни на шаг, а главное, чувство защищенности от любой опасности. Она видела уже не того растерянного парня на кухне, попавшего в беду, а самостоятельного, уверенного и сильного мужчину. И было так приятно от мысли, что это ее мужчина.

Аника не удержалась и потянулась к нему рукой, чтобы почесать за ухом. Таннари, заметив ее движения, дернулся в сторону.

- Не надо, - предупредил он сердито, покосившись на нее, - а то мы врежемся куда-нибудь.

- Извини, - виновато проговорила Аника, убрав руку, - такой соблазн снова дотронуться до тебя.

Он с ухмылкой только покачал головой.

Когда они притормозили на светофоре, рядом остановился байк, на котором сидели двое мужчин в кожаных одеждах. Аника перевела взгляд на байкеров, и тот, что был пассажиром, улыбнулся ей. По ее спине пробежали холод, когда она заметила у него клыки. Она схватила Таннари за руку, лежавшую на рычаге коробки передач, и он повернул к ней голову. Увидев испуганное выражение на ее лице, Таннари посмотрел в том же направлении, что и она. В этот момент байкер достал из-под курточки короткий автомат и направил в их машину. Аника не успела опомниться, как ее сильно дернул и подмял под себя Таннари. Раздался грохот автоматной очереди, пули ударили по автомобилю, и парень зарычал.

- Цела? – спросил он, приподнимаясь над ней.

- Кажется, да, - дрожащим голосом ответила девушка.

Для достоверности ее слов, парень быстрым взглядом осмотрел ее на наличие повреждений. Отстегнув ее ремень, толкнул вниз.

- Лежи, - сквозь зубы приказал он ей, вдавливая в кресло автомобиля.

Аника подняла голову и увидела кровь у него на предплечье.

- Ты ранен! – воскликнула она.

- Это не смертельно, - также сквозь зубы ответил Таннари.

Было видно, что ему больно, но двигался нормально, будто не замечал полученных повреждений. Быстрым движением отпустил сцепление и ударил по газам - машина взревела и с визгом колес сорвалась с места. Они помчались, пытаясь уйти от преследования. Автомобиль заносило при резких поворотах на скользкой дороге, но парень легко справлялся с транспортом, уверенно удерживая его под контролем. Было заметно, что такая ситуация не была для него чем-то из ряда вон выходящим. Или он, как и прежде, просто не поддавался волнению в напряженной обстановке. Аника, сползая под панель, сжалась на переднем сидении. Ее стало бросать из стороны в сторону, когда Таннари несся по дороге, стараясь оторваться от оборотней на байках. Нападавшие оказалось не одни. К первому присоединилось еще три мотоцикла, несшиеся с ревом вслед за ними.

- Только не высовывайся, - повторил Таннари, заметив, что Аника хочет выглянуть в окно.

Он толкнул ее за плечо вниз, заставляя опуститься ниже. За бортом снова раздалась автоматная очередь. Пули с лязгом застучали по корпусу машины.

– Бешенство вам в глотку! – выругался оборотень. – Всю машину исцарапали!

Аника не видела, куда они едут, но понимала, что оторваться им не удается. Байкеры имели преимущество маневренности на заполненной машинами дороге. И становилось понятно, что они легко настигают их.

Таннари достал телефон и бросил его Анике.

- Найди мне номер Тасмин, - приказал он.

Девушка схватила телефон и стала просматривать список. Нажала кнопку вызова и передала парню.

- Тасмин! – закричал Таннари в телефон, когда та ответила. – За нами гонится бродячая стая. Срочно нужна помощь!

- А где же охрана?! – сердито закричала в трубку сестра.

- Я отпустил всех, когда приехал к Анике, - виновато ответил брат.

- Чтоб тебя блохи съели! Где ты?! – воскликнула Тасмин в ответ. – Я уже иду.

- Я направляюсь к старой текстильной фабрике, - сообщил парень. – Постараюсь оторваться, но сомневаюсь, что это удастся. Со мной Аника, боюсь, как бы ее не ранили.

- Продержись, я уже иду! – связь прервалась.

Аника смотрела на оборотня круглыми глазами, осознавая, что у них серьезные неприятности.

- Кто они? Что им надо? – дрожа, спросила девушка.

- Оборотни из банды, - пояснил он. – Есть одинокие оборотни, изгои, не состоящие не в одном из кланов. Они часто создают свои банды – бродячие стаи - выполняя различные поручения для кланов, или разбойничают среди людей. А что им надо, остается только догадываться. Но их точно кто-то навел на нас.

- Бродячие потому, что на мотоциклах? – уточнила Аника.

- Нет, - ответил Таннари. – Они не привязаны к какой-либо территории и перемещаются с места на место, забредая на чужие территории. Чаще всего не подчиняются установленным правила и законам, кланам, творя, что вздумается.

Они свернули на улицу, ведущую в промышленный район. Машин и людей стало меньше, а потом и вовсе исчезли. Только пустые здания, тянущиеся вдоль дороги. В одних проводились ремонтные работы и вдоль стен стояли конструкции металлических лесов, обтянутые защитной сеткой и пленкой, в другие не было даже окон. Аника не удержалась и выглянула в окно. Байкеры не отставали, продолжая обстреливать их еще больше. Никто им вокруг уже не мешал, и они в открытую достали оружие.

Таннари оглядывался на преследователей, гневно рыча. Девушка увидела, что его спина была в крови. Видимо, попали не только в плечо.

Машину тряхнуло, и она завиляла.

- Проклятье, чтоб с вас шкуры слезли! – выругался парень. – Колесо прострелили.

Аника схватилась за сиденье, чтоб удержаться. Таннари стал тормозить автомобиль, осознавая, что дальше ехать с пробитым колесом бессмысленно. Он свернул за одно из зданий, чтобы скрыться из виду от погони.

- Выходи, - скомандовал он девушке, открывая дверку автомобиля.

Аника открыла свою и выбралась из машины. Таннари уже обежал вокруг и стоял рядом. Они заехали в какой-то запущенный район города – то ли склады, то ли заброшенное предприятие. Времени на побег было немного, поэтому они помчались прочь от машины настолько быстро, насколько могли. Из-за угла появились байки с улюлюкивающими оборотнями. Увидев своих жертв, покидающих автомобиль, один выстрелил очередь в воздух, остальные поддержали его радостными криками.

Таннари, прикрывая Анику собой, побежал к зданию. Пробежав вдоль здания, они свернули за угол. Все двери на их пути были заперты. Выбивать их было некогда - рев моторов мотоциклов быстро приближался. Свернув за следующий угол, они двинулись к другому зданию. Таннари, чувствуя надвигающуюся опасность, обернулся, высматривая преследователей. Из-за поворота за ними выскочил громадный волк темно-серого окраса, немного меньше, чем звероформа Таннари, но не менее внушительный.

- Стой! – скомандовал парень Анике.

Она тут же затормозилась и, обернувшись к нему, заметила зверя. Волк, мчался к ним, угрожающе рыча. Девушка вернулась к Таннари и спряталась за его спиной. Она увидела, что вся одежда на спине Таннари пропиталась кровью. От этого зрелища на глаза наворачивались слезы, но чтобы не поддаваться панике напомнила себе, что раны у него заживают очень быстро.

- Кто это? – спросила она, глядя на приближающегося волка.

- Один из них в звероформе, - пояснил он.

Серый волк, разинув пасть, бросился на них. Таннари прыгнул ему навстречу, нанося удар снизу кулаком в пасть. Волк от удара перекувыркнулся в воздухе и упал на асфальт в нескольких метрах от него. Все заняло считанные секунды. Аника смотрела на это ошеломленная и не в силах шевельнуться. Только, что парень одним ударом отбросил оборотня весом в добрую сотню килограмм. Вероятно, это и была демонстрация той силы, которой он обладал. Человек и с обычной собакой не сможет справиться.

Волк встрепенулся и поднялся на ноги, тряся головой. Его язык был в крови и из пасти капала кровавая слюна. Но, похоже, отступать он не собирался. Злобно рыча, он снова двинулся к ним.

- Что, мало получил? – рыкнул Таннари.

Парень без малейшего сомнения шагнул ему навстречу, оставив девушку позади. Волк прибавил ходу и нацелился на него. Таннари приготовился нанести очередной удар, но зверь резко свернул, обходя его. И парень понял, что не он его цель, а девушка. Хватило мгновение, чтобы осознать, если не станет ее, снова появится угроза попасть в руки Шадрин. Это была их истинная цель. В долю секунды он обернулся, видя беззащитную Анику, стоявшую посреди площадки между зданиями. Волк сделал скачок в ее сторону, и девушка, испуганно закричав, отскочила в сторону, чудом избежав его удара. Этого хватило, чтобы Таннари настиг его. Прыгнул ему на спину и схватил за загривок. Оттолкнувшись от него, перекинул через себя и со всей возможной силой швырнул об землю. Послышавшийся громкий хруст засвидетельствовал множественные переломы. Волк взвыл и закорчился на асфальте.

- Я же предупреждал, - холодно проговорил Таннари, сдавливая его горло.

Он стоял над ним, опершись на одно колено и держа рукой за шею. Волк задергался и забился в конвульсиях от нехватки воздуха, судорожно дергая лапами. Оборотень хотел завершить начатое, но вспомнил про девушку. Бессознательно он перевел взгляд на Анику, лежавшую неподалеку на земле. Она в изумлении наблюдала за ними. Допустить, чтобы она видела, как он убивает, он не мог и, отпустив волка, вскочил на ноги.

- Ты в порядке? – спросил Таннари, подскочив к ней.

- Вроде да, - ответила Аника, поднимаясь на ноги с его помощью. – Может, будет пара синяков. Асфальт не слишком мягкий.

- Ну, с этим можно жить, - улыбнулся парень, желая ободрить ее.

- А что с этим? – она кивнула на волка, дергающегося на земле.

- Он свое получил, - презрительно проговорил Таннари. – Нужно уходить.

Парень толкнул девушку вперед, понукая бежать дальше. Но выстрелы позади них, заставили остановиться, чтобы защититься от случайной пули. Он схватил Анику за плечо, останавливая, и обернулся к приближающимся мотоциклам, пряча ее за спиной.

Байкеры стали окружать их, прижав к стенке. Размахивая оружием, они слезли с байков и направились к ним. С недовольным выражением на лицах посмотрели на своего собрата в звероформе, но прошли мимо него и подошли к парню с девушкой. Только один из них подошел к волку и осмотрел его.

- Досталось же Урго, - хмыкнул байкер-оборотень, стоя над серым волком. – Но хотя бы живой. Это его этот щенок так? - Он указал рукой на Таннари.

Байкеры обступили их, держа наготове оружие. У Аники ноги подкосились от страха, когда семь оборотней взяли их в кольцо. С одним Таннари справился, но мог ли он противостоять такому количеству? Тогда у Шадрин его сдерживали всего четверо. Оборотень, пряча ее за своей спиной, зарычал, предупреждая, чтобы те не приближались. Девушку охватило чувство безвыходности и отчаяния от мысли, что отсюда им не выбраться.

- Чего привязались? – рыча, спросил байкеров Таннари.

- Ты нашего парня порвал? – с недовольством самый старший из них, видимо, Глава рь.

Мужчина выглядел лет на сорок. Лицо с правильными чертами, темные волосы, карие глаза, атлетического телосложения. Впрочем, как и у всех остальных. Вся эта компания больше напоминали команду накаченных спортсменов, чем простых байкеров. Одет Глава рь был в кожаные курточку и штаны, и черную с рисунком футболку. На остальных участниках банды была подобная одежда.

- Сам виноват, - ответил Таннари без тени сожаления. – Полез к неравному.

- За это придется ответить, - деловито проговорил Глава рь.

- Вы нарвались на большие неприятности, - предупреждающе прорычал им Таннари.

- Нам не привыкать, - усмехнулся Глава рь. – Мы вольные волки.

- В это раз вы так просто не отделаетесь, - Таннари старался держать всех в поле зрения.

Оборотни вели себя раскованно, упиваясь беспомощностью своих жертв, чувствуя свое преимущество.

- Нам нужна только человеческая особь, и мы тебя отпустим, - заявил Глава рь.

Таннари невольно оглянулся на Анику за спиной. Девушка прильнула к нему, вся дрожа. Такого поворота событий они никак не ожидали. С чего это вдруг бродячая стая заинтересовалась человеком. Тут же возникли подозрения, что без Шадрин здесь не обошлось.

- Вы замахнулись на чужое, - угрожающе зарычал Таннари.

- Твое что ли, шавка хозяйская? – засмеялся Глава рь.

Остальные поддержали его веселье. Они явно были в курсе его дел, что подтверждало причастность Шадрин. Хотя тогда в зале были и из других кланов, но вряд ли они были заинтересованы в этом. Однако, он был наследником сильного клана, и среди них могли оказаться заинтересованные враги.

Главарь сделал шаг в их сторону.

- Она моя самка, - заявил Таннари. – Только попробуй, тронь.

- Фу, связался с человеком, - Глава рь сплюнул. – Хотя чего тут удивляться, такого стоило ожидать от псины на поводке.

- Зато я без намордника. И мои клыки будут поострее твоих, и с легкостью перегрызут тебе горло, - огрызнулся Таннари. – Один уже допрыгался.

Парень указал на лежавшего на асфальте волка. Байкеры рассмеялись, переглядываясь между собой.

- Один против семерых, - Глава рь достал пистолет, - что ты можешь сделать? Ты даже с четырьмя не справился.

Заявление Глава ря подтвердило участие Шадрин. Они преследовали его вчетвером. Узнать об этом эти бродяги могли только от них. Глава рь резко вскинул пистолет и выстрели Таннари в правое плечо. Тот отшатнулся назад, натолкнувшись на Анику позади себя. Девушка испуганно закричала, зажав уши. Увидев, что Таннари схватился за плечо, поняла, что попали в него.

- Зачем вы стреляете?! – в отчаяние закричала она. – Что вам надо?

- Подумаешь, ему ничего от того не станется, - веселясь, сказал Глава рь. – Можно хоть всего изрешетить - заживет, как на собаке.

Он снова прицелился и выстрелил. Таннари дернулся от полученного ранения и яростно зарычал, но в ответ ничего сделать не мог, защищая собой девушку. Байкеры дружно рассмеялись, веселясь его бессилию. Глава рь кивнул одному из своих оборотней, и получивший приказ байкер, неспешно направился к Таннари и Анике. Оборотень не смел отступить ни на шаг, опасаясь, что они могут навредить девушке.

- Что голубки, долетались? – спросил подошедший байкер насмешливо, остановившись в полутора метрах от них.

Аника схватилась за курточку Таннари, замирать от страха, что ее сейчас схватят. Он загородил ее собой, в знак, что не намерен никому отдавать.

- Тронешь, - оскалил клыки Таннари и погрозил ему кулаком, - голову оторву. Лишай тебе в хвост!

Девушка чувствовала, что он скорее умрет, чем отдаст ее.

Байкер замер в нерешительности, оглянувшись на Глава ря. Все же наследник клана, будучи на вершине иерархии стаи, был сильнее его как доминант свого вида. И он видел, что тот сделал с их сородичем, выступившим против него в одиночку, а также ощущал ауру исходящей от него магической силы и мощи.

Но этого было не достаточно, чтобы противостоять врагу, превосходящему численно, и при этом защитить девушку.

- Есть другой вариант решения нашего конфликта, - деловито заявил Глава рь. – Она отдает тебя во служение нам. И мы отпускаем ее.

Заявления ошеломило Анику так, что она выглянула из-за Таннари, чтобы увидеть эти наглые лица, посмевшие такое требовать. Она прекрасно понимала, что это означало бы для него. На такое она никогда не согласиться, даже под страхом смерти. И готова была дать ему свободу в этот же момент, но опять это подставит его под удар перед Шадрин.

- Размечтались, - огрызнулась она. – Я скорее умру.

Ее настолько это возмутило, что даже хищный взгляд Глава ря банды ни чуть не напугал.

- Помолчи, - одернул ее Таннари.

Аника сникла за его спиной и прижалась ближе.

- У вас есть еще шанс убраться, и избежать проблем со стаей, - сделал он в свою очередь предложение спокойным уверенным тоном.

- Нам стаи не указ, - хмыкнул Глава рь. – И не думаю, что стая встанет на сторону человеческой особи.

- Это ты Шадрин расскажи, псы бродячие, - ответил Таннари. – Они вас подослали.

- А это уже не твое дело, - оскалился Глава рь. – Выбирай: отдаешь девчонку или она умрет.

***

Глава 26


Ситуация накалилась до предела. Требовалось еще потянуть время, но, похоже, уже ничего не выйдет. Глава рь подал знак остальным - и они подняли оружие, прицеливаясь в парня и девушку. Аника прижалась к Таннари, прощаясь с жизнью. Ответив ему взаимностью, она допускала, что их счастье может быть недолгим, но не думала, что настолько. Оборотень мог пережить полученные повреждения, а вот она - вряд ли. Стало так больно и обидно на свою судьбу. Ей хотелось пробыть с ним долго-долго, попутешествовать по миру и узнать, каково это быть оборотнем. Она закрыла глаза и уткнулась Таннари в плечо.

В момент, когда казалось, что ничто не спасет их, из-за угла выскочила черная масса и накинулась на одного из байкеров, вгрызаясь в шею пастью. Он закричал, падая на землю, и пытаясь отбиться от нападающего. Остальные в испуге отскочили в стороны. Здоровенный черный волк терзал свою жертву, пока она не затихла. Бросив ее, волк посмотрел на следующего байкера, сверкая гневным взглядом голубых глаз. Прыжок - и тот оказался подмятый под тушей волка. Оборотни отступили к Глава рю, целясь в волка.

Аника открыла глаза на крики и увидела метающегося между людьми черного волка. Присмотревшись, заметила, что это волчица.

- Это волчица? – удивленно спросила Аника Таннари.

- Тасмин, - ответил он без сомнения.

Сестра подоспела вовремя. Таннари вздохнул с облегчением при ее появлении, которое означало, что помощь близка. Байкеры перевели оружие на волчицу, пытаясь попасть в нее. Но та была слишком проворной, двигаясь между ними и их мотоциклами. Они, не желая повредить свой транспорт, не стреляли в нее, когда она пряталась за него. Уходя от очередной атаки, волчица заскочила за металлический ящик, стоявший неподалеку. Пули с лязгом ударили по металлу. Через минуту из-за него выглянула девушка.

- Вы нарушили закон, напав на наследника стаи, - заявила она, обращаясь к Глава рю. – За что будете наказаны. И эта человеческая девушка находиться под защитой стаи Дармун.

Байкер-Глава рь в ответ недовольно скривился.

- Нам ваши законы не указ, - прорычал он. – Стая так низко пала, что защищает собаку и человека!

Он презрительно сплюнул.

- То, что у него хозяйка, - рыкнула Тасмин гневно, - не меняет дела. Он остается наследником стаи.

Сестра понимала, что сама толкнула брата на такой шаг, тем самым вызвав новые проблемы. И готова была защищать его до последнего, разорвав любого, кто осмелится причинить ему вред. Тасмин опять спряталась за ящиком, и выскочила оттуда волчицей, угрожающе рыча. Она снова бросилась на байкеров, кусая и сбивая с ног.

За углом послышались крики и голоса людей. Похоже, к ним, наконец, пришла помощь. Байкеры-оборотни, осознав, что потеряли свое преимущество, бросились к своим мотоциклам, но волчица успела нескольких настигнуть и яростно искусать.

Взревели моторы и байкеры, спешно забираясь на свои байки, рванули прочь. Таннари, взяв Анику за руку, пошел к Тасмин. Волчица продолжала рычать вдогонку убегающим байкерам. Они же, разворачиваясь и желая оставить последнее слово за собой, отстреливались в ответ.

Таннари отвлекся на волчицу, тогда как Аника заметила, что один из бродячих оборотней прицелился в Таннари. Поддавшись бессознательному порыву, она закрыла его собой. С позиции разума это был глупейший поступок, но с позиции чувств, желание защитить свою половинку было оправдываемо. Вследствие чего пуля попала ей в левое плечо. Жуткая боль кислотой расползлась по телу, парализуя. Аника пошатнулась и закричала.

- Аника! – Таннари, обернувшись, подхватил ее.

Беглый взгляд – насколько тяжелое ранение, и он сжал ее в объятьях.

- Что ты сделала?! – прорычал он.

- Они целились в тебя, - простонала Аника, - я хотела защитить…

- Дурочка! – накричал он на нее. – Мне пули не страшны, а тебя серьезно ранили. Глупая девчонка, тебя могли убить!

Он гневно зарычал, глядя вслед уезжающим мотоциклам. Аника постаралась сквозь боль улыбнуться, но выходило это плохо. Слезы наполняли глаза, не давая смотреть. Плечо и рука онемели от боли. Волчица подбежала к ним, обнюхала раненую девушку и зарычала.

- Артерия вроде не задета, - сказал ей Таннари. – Но в опасной близости.

Из-за угла появились три внедорожника, и выбежали пятеро людей в одежде спецназа и с оружием. Люди стали обстреливать убегающих байкеров, а машины остановились рядом с парнем, девушкой и волчицей. Из двух машин вышло по пять человек, а из одного трое.

- Мисс Дармун, - обратился к волчице один из мужчин, - ваши вещи здесь.

Он открыл дверь внедорожника, и волчица запрыгнула в него. Через несколько минут из него вышла Тасмин в джинсах и рубашке.

- Богран, - обратилась она к одному из мужчин, - займитесь этим.

Тасмин указала на лежавшего на асфальте волка.

- Что с девушкой? – спросил один из мужчин, подходя к Таннари, сидевшего на земле и державшего Анику на коленях.

- Ранена, - ответил он. – Пуля в плече.

- Можете отнести ее в машину? – учтиво спросил он, стараясь не разгневать, видя, как он взволнован. – Мы доставим вас в клинику.

К ним подошла Тасмин. Она взглянула на Анику, которая была почти в бессознательном состоянии, потом на брата, осматривая ранения.

- Ох, и досталось же тебе, - кривясь, проговорила она.

- Ничего, заживет, - проворчал он. – Что так долго?

- Извини, вы забрались в такие дебри, - оправдалась Тасмин. – Здесь такая вонь от химии, что ели нашла вас.

- Надеялся оторваться, - проговорил Таннари, - но они колесо прострелили.

- Кстати, - сердито проговорила сестра, - тебя еще ждет выговор за то, что отправил телохранителей. Из-за тебя парни получать незаслуженную взбучку от отца.

- Знаю, что зря отослал их, - виновато опустил голову брат. – Но я же не думал, что такое случится.

- Ага, думал, после всего тебя просто оставят в покое? Не забудь заступиться за парней, чтоб не уволил, - упрекающее отметила девушка. – Думаю, будет весьма не заслуженно лишать их работы из-за твоей самонадеянности.

- Может хватить уже, - рыкнул Таннари, недовольный упреками сестры.

- Давай-ка, грузитесь, - Тасмин указала на автомобиль, в котором одевалась, - и в клинику.

- Я надеюсь, мы так просто их не отпустим после этого? – Таннари посмотрел на сестру в ожидании положительного ответа, и указывая рукой в сторону удиравшей бродячей стаи.

- Не волнуйся, - кивнула сестра. – Отца я предупредила, и это привело его в бешенство. Он уже этим занимается. Из города им не уйти. Они за все ответят.

- Нужно будет допросить, кто их подослал, - Таннари поднялся на ноги, держа Анику на руках. – Хотя и так знаю, что это были Шадрин. Они в курсе всего дела. Больше никто не мог им этого рассказать.

- Но для любых обвинений нужны доказательства, - рассудила Тасмин.

Парень осторожно забрался в машину.

- Сознаются, куда они денутся, - зло прорычал оборотень. – Один у нас уже есть, так что можно начинать.

Тасмин обернулась на своих людей, грузивших избитого волка в машину. Оборотню требовалось определенное время на восстановление после полученных повреждений. И после выздоровления его ждала незавидная судьба.

- Не беспокойся, мы вытащим из него все возможное, - хищно улыбнулась Тасмин, забираясь на переднее сидение.

Пока люди клана Дармун занимались зачисткой следов оборотней, автомобиль с раненой девушкой направился в клинику.

***

Аника в полуобмороке видела, как ее несли куда-то из машины. Чувствовала, что держат крепкие надежные руки, но боль обжигала и не давала сосредоточиться ни на чем.

Потом была белая комната. Кто-то раздевал ее. Укол. Боль отступила, но она провалилась в сон. Ей провели операцию и вытащили пулю из плеча. Подтвердились предположения оборотня, определенные на нюх. Пуля прошла очень близко, возле плечевой артерии, едва не задев. Проснувшись, Аника смогла вернуть себе трезвое мышление и осмотреться.

Она была в больничной палате, но не похожей на обычные, в которых ей доводилось бывать. Видимо, это была палата для богатых клиентов. Оборудование отличалось от тех, что были в обычных клиниках, на стене висел телевизор, широкие удобные кровати, тумбочка и трансформирующийся передвижной столик.

Повернув голову, на соседней кровати она заметила Таннари, сидевшего спиной к ней. И увидела пять пулевых ранений, что он получил, закрыв ее собой. Они были отмыты от крови и обработаны чем-то. И, похоже, эти раны совершенно не доставляли никакого беспокойства.

- Таннари, - позвала она его слабым голосом.

Парень обернулся на ее голос и радостно улыбнулся. В руках он держал телефон, и бросил его на кровать, когда увидел, что она очнулась.

- Ты проснулась, - проговорил он, поднимаясь с кровати и подходя к ней.

Она увидела остальные раны на плече, полученные от пуль байкеров.

- Сколько у тебя ран, - выдохнула она бессильно, разглядывая его.

Он осторожно сел на ее кровать, чтобы не потревожить.

- Ничего страшного, - безучастно ответил он, похлопав себя по плечу. – Пули вытащили, через несколько дней раны затянутся. И даже следов не останется.

- Правда, что все так быстро заживает? – удивленно спросила она, не отрывая от него взгляда.

- Да. Я же оборотень. Помнишь, как я порезался стеклом? У нас ускоренная регенерация и плотность мышц такая, что пули не причиняют особого вреда, только кровь бежит. Поэтому их нужно обязательно вытаскивать, они мешают заживлению, – пояснил он.

- Помню, - слабо улыбнулась Аника, - только те порезы зажили за несколько секунд.

- Порезы не сравнить с пулевым ранением, - пояснил парень, - поэтому нужно больше времени. А вот ты зачем прыгнула под пулю? Глупая девчонка.

Таннари смотрела на нее с осуждением. Он не на шутку испугался, когда в девушку выстрелили, а ведь ранение могло оказаться смертельным.

- Я хотела защитить тебя, - виновато ответила Аника.

- Тебе могли убить, - печально произнес он, взяв ее за руку. – Чтоб я тогда делал без тебя?

- Я не знаю, почему так сделала, - проговорила девушка. – Но ты же сам говорил, что желание жертвовать признак пары. Наверное, меня тоже накрыло это чувство.

- Мне такие жертвы не нужны, - сердито проговорил оборотень, указывая на ее плечо. – А то так, я рискую остаться без пары.

В этот момент дверь палаты открылись, и вошел пожилой мужчина с коротко стриженной седой бородкой.

- Так, - протяжно произнес он, смотря на них, - как тут мои пациенты?

Мужчина в белом халате осмотрел парня и девушку беглым взглядом и улыбнулся им. У него тоже были клыки. Заглянув на спину Таннари, он что-то отметил на бумагах в своих руках.

- Все в порядке, доктор Эгари, - ответил ему Таннари.

- Как девушка? – поинтересовался он, подойдя к Анике.

Он взял ее руку и проверил пульс. Взглянул на мониторы рядом стоявшего оборудования, считывающего состояние Аники через подключенные провода с датчиками.

- Я вроде нормально, - ответила Аника, – только плечо ноет.

- Ну, это еще анестезия не отошла, - с пониманием сказал доктор Эгари. – Должен предупредить – дальше будет больнее. Но выпишу вам таблетки, чтобы облегчить боль.

Таннари кивнул ему в знак согласия с его словами. Аника расстроено вздохнула, но постаралась собраться с силами, чтобы быть готовой ко всему. Это был ее осознанный выбор. Знала, с кем связалась, а значит, придется терпеть все свалившиеся вслед за этим трудности. Сблизившись с Таннари, она уже не хотела расставаться с ним, несмотря даже на смертельную опасность. Заявив тогда, что лучше умрет, чем отдаст его, она сказала правду. И была счастлива, что они выпутались из этой передряги.

Доктор осмотрел ее и ушел.

- А где мы находимся? – поинтересовалась Аника у Таннари.

- Это наша клиника, - пояснил он. – Для оборотней. Персонал здесь тоже состоит из оборотней. Так что можешь не беспокоиться ни о чем. Доктор Эгари - наш семейный врач.

- Но я же человек, - удивилась Аника.

- Ты под защитой нашего клана. Я наследник клана, а ты моя хозяйка, – разъяснил Таннари. – И тебе полагается все необходимое, как для члена клана.

- Они из-за меня напали, - с виной в голосе проговорила Аника.

- Не переживай из-за этого, - постарался успокоить он ее. – Их, наверняка, Шадрин подослали. Так что, чем быстрее мы объявим о свадьбе, тем лучше.

- Не вызовет ли это еще большие проблемы? – с сомнением спросила девушка.

- Куда уж больше, - засмеялся оборотень, обнажая клыки в улыбке. – После всего этого мне уже все равно. Я им глотки за тебя перегрызу. Отдыхай, и побыстрее выздоравливай.

- А где гарантии, что они опять не нападут или не пришлют еще кого-то? – не могла успокоиться Аника.

- Пока гарантий нет, - сознался Таннари. – Но на нашей земле они не осмелятся на такое.

- На вашей земле? – переспросила Аника.

- Да, как только ты поправишься, - пояснил он, - то переедешь в наш особняк.

- Как твоя самка? – обиженно спросила она, отвернувшись.

Таннари виновато улыбнулся ей, понимая, что для нее это прозвучало оскорбительно.

- Если бы мы были людьми, - продолжал разъяснять он, - я бы назвал тебя своей невестой. Но мы волки, и я говорил с ними, как с волками. Чтобы у них не возникало каких-либо лишних вопросов.

Аника смущенно улыбнулась и сжала его руку. Все же она еще не могла полностью постигнуть всех их волчьих тонкостей.

***

Спустя три дня раны Таннари исчезли, не оставив никаких следов, что в него стреляли. Все эти дни он ни на минуту не оставлял Анику одну, опасаясь, что могут снова покушаться на нее.

- Прошу вас, - Таннари помог Анике встать с кровати.

- Меня сегодня выписывают? – поинтересовалась она.

- Да, - подтвердил он. – Остальное лечение будет дома. Вот одежда.

Он положил на кровать новую рубашку и спортивные штаны. Девушка бегло осмотрела предоставленные вещи, и попыталась одеться, но с одной рукой проделать это было сложно, и Таннари стал помогать ей.

- Дома? – удивилась Аника, просовывая руку в рукав рубашки.

- У меня дома, - уточнил Таннари.

- А как же мои вещи? – осведомилась Аника.

- Купим тебе новые, - улыбнулся оборотень. – Как эти.

Он указал на штаны, которые она одела и рубашку, которую он помогал ей застегнуть.

- Так не пойдет, - возразила девушка, глядя на него сердито. – Мне нужны мои вещи.

- Типа той школьной формы? – хмыкнул оборотень. - Так ты ходить больше не будешь, - вдруг заявил Таннари. – Разве, что дома.

- У меня есть и другие вещи, - нахмурилась Аника. – Помимо одежды.

- Зачем они тебе? Я могу купить тебе все новое, - сказал он. – Ты меня одевала-кормила, теперь моя очередь.

- Еще чего, - возмутилась девушка. – В отличие от тебя, я могу выходить на улицу в человеческом обличии. Еще скажи, что ты меня за порог не выпустишь.

- Да, - не задумываясь, кивнул парень.

- Я не твоя собственность, - повысив голос, возмутилась девушка, отворачиваясь от него.

- Ты моя невеста, - бесстрастно ответил оборотень тоном, нетерпящим возражения.

Похоже, их спор свернул не в то русло и перешел в перебранку. Она увидела его несколько с иной стороны, которой он прежде не показывал. Властность и невосприимчивость чужого мнения. Он ясно дал понять, что ожидает от нее покорности и подчинения. Закрались подозрения, что она не знает его настоящей сути, и все его прежнее поведение всего лишь прикрытие. Тут же вспомнился ошейник, и возможность повелевать им с его помощью. Глубоко в подсознании сохранялась тень страха перед ним, напоминавшая насколько он опасное существо.

- Если ты будешь так со мной обращаться, - сердито сказала Аника, насупившись, - ошейник я тебе не отдам.

- И не надо, - с улыбкой произнес Таннари. – Я готов выполнять любой твой приказ и без него.

Он обнял ее осторожно со спины, чтобы не побеспокоить раненое плечо, и поправил волосы, собранные в хвост. Аника покосилась на него недовольно, прекрасно помня, что оборотень добивается своего любыми способами, и такая поразительная уступчивость могла быть обманчива.

- Да заберем мы твои вещи, - успокаивающе произнес он, видя, что девушка заупрямилась. – Только позже, когда ты поправишься. И только под большой охраной. Я не хочу, чтобы ты опять пострадала, мое рыжее золото. Довольно подвергать себя опасности. Я всего лишь хочу защищать и оберегать тебя.

Таннари обошел ее, встав перед ней. Поднес руку к лицу и нежно погладил по щеке, заставляя смотреть в глаза. Тепло его руки приятно коснулось кожи, откликаясь в сердце на желанное прикосновение. И Аника поняла, что готова подчиняться ему, чувствуя это тепло и его близость, обещающие заботу и безопасность.

- Ты такая уязвимая и хрупкая, что каждый может тебе навредить, - проговорил он, глядя прямо ей в глаза. – Не только оборотни. Поэтому я готов сделать все, чтобы защитить тебя. Даже закрою в комнате, если понадобится, но только ради твоего же блага.

Анику настиг укол вины. Ведь, правда, они только что сильно пострадали, спасаясь от бродячей стаи на байках. Если бы он не поехал к ней, этого бы не случилось. Но с другой стороны, их целью была она, и они могли придти за ней в любое другое время. А его не было бы рядом, чтобы защитить.

- Прости, - виновато проговорила Аника, поворачиваясь к нему спиной. - Ты ради меня жизнью рисковал, от пуль закрывал, а я тебя ошейником угрожаю.

Она утерла одной рукой выступившие слезы, понимая, что поступает так из-за страха перед ним.

- Ничего, - стоя позади нее, Таннари обнял и поцеловал в щеку, - тебе я позволю все. Можешь угрожать, чем угодно. А чтобы убить меня, каких-то пуль будет маловато, - усмехнулся он.

Аника чувствовала, что относиться к нему неправильно. Он столько для нее делает, а она ему угрожает из-за пустяка. Призадумавшись, она осознала, что он и вправду только защищал и не выказывал к ней ни малейшей агрессии. А методы этой защиты выбирал сам, не спрашивая ее. То закрывал собой от пуль, то решил не выпускать за порог.

***

Глава 27


Из клиники Таннари привез девушку в особняк своей семьи. Из машины Аника разглядывала в окно ухоженные газоны, дорожки и клумбы, тянувшиеся вдоль дороги, ведущей к дому. Располагавшийся посреди огромного поместья двухэтажный дом-замок впечатлил своими размерами и архитектурой. К старому зданию особняка были пристроены новые иной функциональности – крытый бассейн, оранжерея, гараж для автомобилей и другие. Сделано это было с умом и выполнено в том же стиле, что и основная постройка, не нарушая гармоничного ансамбля архитектуры старинного дома. Шикарная клумба с фонтаном перед большим крыльцом радовала глаз цветущими розами.

Аника от переизбытка впечатлений едва осознавала все происходящее. Пару дней назад она жила неприметно в своем маленькой съемном коттедже, а сейчас ее привезли в одно из богатейших поместий города. И в качестве кого? Невесты наследника всего этого богатства. В голове это укладывалось с трудом, даже не будь он оборотнем. Наверное, так чувствовала себя Золушка.

Семья встретила их на крыльце, радостно приветствуя. Аника чувствовала себя при этом сковано, тогда как ее восприняли, как родную.

Таннари представил мать и отца. Выглядели оборотни лет на тридцать с хвостиком. И ни за что не скажешь, что им за семьдесят. Наира - красивейшая женщина, голубоглазая брюнетка, дала бы фору любой модели, выдавали ее только клыки. В отличие от Тасмин, чья красота была, словно нежный цветок, она выглядела, как зрелый плод в самом соку. Она с радостным видом прижала Анику с волчьей силой, что девушка вскрикнула от боли в плече. Таннари поспешно напомнил ей, что она ранена, и высвободил из объятий матери-оборотня. Акелан - мужчина на зависть всем. Те же голубые глаза, что и у Таннари, и иссиня-черные волосы. Даже на расстоянии Аника сразу ощутила исходящую от него невидимую мощь, окружавшую его незримой аурой, несравнимую с Таннари. Сдержанный и спокойный, он смотрел на человеческую девушку покровительственно.

Увидев родителей, Анике стало понятно, почему Таннари и Тасмин так красивы. На кого из родителей они похожи, сложно было сказать. Потом, приглядевшись, она все же решила, что Тасмин больше схожа с отцом, а Таннари с матерью, но чем именно затруднялась сказать. Познакомившись, они отправились в дом.

Убранство особняка Аника, как дизайнер, оценила сразу. Все было подобрано со вкусом, наверняка, не без помощи специалистов по интерьеру, без излишней показухи, и в то же время достаточно роскошно, чтобы показать состоятельность хозяев. Ей подготовили отдельную комнату. Зайдя туда, девушка обнаружила там некоторую свою мебель.

- Я что-то пропустила? – она вопросительно посмотрела на оборотня позади себя. – Как сюда попал мой комод?

- Извини, - виновато улыбнулся Таннари, - ты же хотела получиться свои вещи. Вот я и приказал перевезти их сюда. А так как ты была бы против того, чтобы кто-то в них рылся, я сказал, чтоб забрали вместе с мебелью.

Аника невольно рассмеялась. Такого она от него не ожидала. Могла предположить, что он накупит ей новых вещей или еще что-то в этом роде.

- Ну, ты даешь, - выдохнула, справившись со смехом. – Я бы некогда не додумалась о таком просить. Прямо с мебелью.

Она указала на тумбочку и комод. Подойдя к ним, она заглянула в ящики – все ее вещи лежали так же, как она их оставила.

- Ну, я сам догадался, - пожал плечами Таннари.

- Ты ж говорил - поедем вместе забирать, - напомнила она о разговоре в клинике.

- Я решил, что не стоит больше рисковать, - признался он смущенно. – Второй раз так может не повезти. Поэтому перед выпиской из клиники договорился о доставке твоих вещей. Ребята сработали быстро. Их там немного было, - он указал на комод. - Так что чувствуй себя, как дома.

- Спасибо, - кивнула Аника. – Я уж думала, ты в отместку заставишь меня ходить в одном комплекте одежды.

Она оглянулась, следя за его реакцией. А сама понимала, что ее жизнь теперь не будет прежней. Она связалась со странными существами, и они подстраивают ее существование под себя.

- Никогда, - с нежностью проговорил он, - мое сокровище.

- Если я сокровище, - хитро прищурилась девушка, - то ты дракон?

- Обижаешь, - скривился Таннари. - Я - волк. Но готов охранять свое сокровище не менее бдительно.

Он подошел к ней сзади и обнял за здоровое плечо. Наклонился к шее и, поцеловав, тихо зарычал.

- Прекрати, - жалобно простонала Аника, чувствуя, как у нее подгибаются ноги от волны слабости перед ним.

- Прости, - виновато сказал он, подхватывая ее за талию, - не удержался. Располагайся, тебе положен постельный режим.

Он подхватил ее на руки и понес к кровати. Уложив, снял с нее кроссовки и улегся рядом с правой стороны.

- Как тебе кровать? - спросил Таннари.

- Ночь посплю, скажу, - задумчиво ответила Аника.

- Если тебе что-то нужно – только скажи, - Таннари взял с тумбочки пульт. – Это от телевизора.

Он указал на стену, где висел большой плоский телевизор.

- Беспроводная сеть тоже подключена, - продолжил он знакомить с удобствами. – Так что можешь пользоваться.

- Ты все предусмотрел, - улыбнулась девушка.

- Конечно, - парень приподнялся над ней, - чтоб тебе было удобно и нескучно.

- С тобой мне нескучно, - ответила она.

- Тогда почеши мне за ухом, - попросил он.

Аника прыснула смехом. Оборотень спустился ниже и умостился возле ее руки так, чтобы было удобно доставать до уха.

***

Первые три дня Анике предстояло отлеживаться в постели. Доктор предписал покой, чтобы дать ране время прижиться.

На следующее утро после прибытия в двери комнаты Аники постучали. И, не дожидаясь ответа, дверь открылась - вошел Таннари. Аника, протирая глаза одной рукой, посмотрела на него затуманенным взглядом.

- Что-то случилось? – хрипло спросила она.

- Нет, - ответил он весело. – Прекрасное доброе утро.

Он подошел к ее кровати и обвел взглядом.

- А чего тогда врываешься? – сердито спросила девушка, оставаясь лежать на подушке.

Рука немного ныла, хоть она и приняла на ночь обезболивающее. Опасаясь потревожить ночью плечо, она не могла расслабиться и спокойно спать.

- Пришел узнать, как спалось, - с довольной улыбкой ответил Таннари.

- Так себе, - проворчала Аника. – Плечо не дает нормально лечь. Поэтому спала в полглаза.

- Что ж, - расстроено вздохнул Таннари, - придется потерпеть.

Он сначала сел на кровать, потом улегся рядом с ней. Аника настороженно покосилась на него.

- Дальше спать будем вместе? – насмешливо спросила девушка.

- Как захочешь, - с ухмылкой ответил Таннари, заложив руку за голову. – А хочешь, будем завтракать. Ты что предпочитаешь? Свои йогурты с хлопьями, или что-то покалорийнее?

- Что есть, то съем, - ответила Аника. – Я не переборчевая, в отличие от некоторых плотоядных.

- Это ты на меня намекаешь? – Таннари приподнял голову, заглядывая ей в глаза.

- А я других не знаю, - язвительно проговорила она, пряча улыбку.

Он приподнялся на локтях и повернулся на бок. Положил руку ей на талию и склонился над ней.

- Ты, как любительница передач о дикой природе, - деловито проговорил он, - должна знать, что против природы не попрешь. На травке долго не протяну.

- Та я ж не предлагаю тебе травкой питаться, - усмехнулась Аника. – Я про себя, что ем все подряд.

- Но когда станешь волчицей, - возразил оборотень, - придется пересмотреть свой рацион.

- Что, хлопьев есть нельзя будет?

- Можно, но нужно что-то более питательное. Это трудно объяснить, - разъяснял Таннари. – Вот станешь, тогда поймешь.

Он улыбнулся ей и поцеловал.

- Ты не представляешь, как я рад видеть тебя в своем доме, - проговорил он, отстранившись от нее после поцелуя.

- Да? А у меня такое чувство, что мы поменялись местами, - проворчала Аника.

- Мой дом достаточно большой, - рассмеялся Таннари. - Здесь есть, где разгуляться, а не только гостиная с телевизором.

- Это я заметила, - смущенно проговорила девушка.

- Когда сможешь нормально двигаться, я тебе все покажу. А сейчас давай умываться, одеваться и завтракать. Тебе нужно восстанавливать силы.

- Хорошо, уговорил, - Аника отбросила одеяло и хотела встать.

Одета она была в свою пижаму, которая приехала в особняк вместе с мебелью. Но Таннари остановил ее.

- В ванную я тебя отнесу, - заявил он.

- С чего это? – удивилась она. – У меня не нога, а плечо болит.

- Все равно, это лишний раз напрягаться, - не уступал он, перегораживая дорогу.

- Я могу и сама справиться, - уперто нахмурилась девушка, отталкивая его в сторону, когда он попытался взять ее на руки. – Я же не калека.

- Но тебя из-за меня подстрелили, - виновато проговорил Таннари. – Не сопротивляйся, позволь мне позаботиться о тебе.

Он смотрел на нее умоляющим щенячьим взглядом.

- Ладно, - сдалась она.

Он подхватил ее, улыбаясь, довольный предоставленной возможностью. Оказавшись у него на руках, Аника не удержалась и протянула руку к его уху. Запустила пальцы в волосы и почесала за ухом. Таннари замер, прикрыв глаза. Далее все произошло, как при замедленной съемке: девушка стала падать из его расслабленных рук на кровать и он вслед за ней. Аника рухнула обратно в постель, при этом постаралась не удариться плечом, а Таннари свалился сверху на нее. Девушка вскрикнула, приземлившись, а парень попытался не придавить ее собой.

- Ты что? – застонала она, хватаясь за плечо.

Таннари, уткнувшись ей в живот при падении, приподнял голову.

- Я же предупреждал, не делай так, - сердито сказал он, глядя на нее.

Он поднялся с нее и сел на кровати, тряхнув головой.

- Прости, - смеясь, сказала Аника. – Не думала, что это так подействует.

- Думаешь, я тебе тут просто так распинаюсь, объясняя все? – обиженно спросил он. – Только ты так на меня действуешь.

Аника приподнялась и села на кровати. Хитро взглянув на оборотня, снова протянула к нему руку и притронулась к голове за ухом. Таннари замер и стал клониться к ее руке. Девушка, почесывая его, стал опускать руку и он вслед за ней.

- Как это действует? – с интересом спросила она.

- Наступает, - перебивчево ответ парень, клонясь за рукой, - расслабление. Сильное расслабление…

Он улегся на кровать рядом с девушкой. Аника невольно увлеклась властвованием над ним, тогда как он бессильно вытянулся на кровати рядом с ней.

- Может, все-таки позавтракаешь, - подал голос Таннари, не в силах отстраниться от ее руки.

- Ну, если ты так настаиваешь, - с насмешкой проговорила девушка и убрала руку. – Только больше не роняй меня.

Таннари открыл глаза и посмотрел на нее снизу вверх.

- А ты делай то, что я говорю, и все останутся целы. Если я говорю, что не надо делать, значит – не надо.

Он сел и придвинулся к ней. Аника настороженно отклонилась, но парень взял ее за здоровое плечо и притянул к себе. Приблизился к раненному плечу и принюхался.

- Что ты делаешь? – спросила девушка, не понимая его действий.

- Проверяю, не открылась ли твоя рана от падения, - пояснил он, выпрямившись.

- И как? – Аника поморщилась, поправляя повязку.

- В порядке, - удовлетворенно кивнул Таннари. – А теперь умываться.

Он поднялся с кровати и повторил попытку подхватить ее на руки. Она уже смиренно поддалась, и он понес в ванную. Там поставил перед умывальником, и показал, что подача воды реагирует на движение. Девушка умылась одной рукой, и он подал ей полотенце.

- Новые зубные щетки, - сообщил Таннари, открыв один из ящиков. – Не знал, какая тебе понравится, поэтому взял несколько.

Аника заглянула в ящик – в нем лежало с десяток запечатанных разных зубных щеток. Девушка удивленно угукнула.

- Да, любая подойдет, - Аника взяла первую приглянувшуюся, и он распечатал ее.

Она почистила зубы и пополоскала рот. Еще раз умылась, и Таннари подал ей полотенце.

- У меня возникает чувство дежа-вю, - проговорила Аника, глядя на щетку в стакане.

- От чего же? – поинтересовался оборотень.

- Только мы местами поменялись, - ответила девушка, переведя взгляд на него. – Дом, одежда, щетки. Что там дальше было?

- Не вижу ничего общего, - усмехнулся парень, скрестив руки на груди.

- Сначала ты прятался в моем доме от Шадрин, - Аника ткнула в него пальцем, затем перевела на себя, - теперь я в твоем. Пойдем искать моих родственников?

- Боюсь, твои родственники тут не помогут, - засмеялся Таннари, подхватывая ее на руки.

Он отнес ее обратно на кровать и отправился за завтраком.

Три дня Аника провела, не вставая с постели, чтобы рана прижилась.

***

Особняк оборотней был просто роскошным. В поместье, как и говорил Таннари, было все, что пожелаешь, даже конюшня с лошадьми и небольшая трасса для гонок на внедорожниках. Можно было полжизни из него не выходить, наслаждаясь всеми удобствами. Таннари провел ей короткую экскурсию, после того, как она смогла двигаться. Анике все время приходило на ум сравнение его пребывания в ее доме. Ей опять стало стыдно перед ним. Он предоставлял ей всю роскошь и удобства, которые имел, а она его на коврик отправляла.

Таннари заметил ее сдержанность и пристал с расспросами.

- Тебе не нравится мой дом? – спросил он, когда они прогуливались по полю для гольфа.

- Нравится, - его вопрос застал Анику врасплох.

- Почему же ты тогда все время сидишь в своей комнате? – поинтересовался он.

- А чем мне заниматься, когда я не могу нормально рукой шевелить, - возразила Аника. – Я сижу там и рисую.

- Ах, да, - он позабыл, что у нее ранено плечо. – Но ты даже ни о чем не попросишь. Может, тебе что-то нужно?

- У меня все есть, - пожала плечами Аника, и скривилась от неприятных ощущений в левом.

- Но, все равно я вижу, что ты ведешь себя несколько сковано, - поделился он свои наблюдением. – Тебя что-то не устраивает? Так ты только скажи, все исправим.

- Да все хорошо, - как можно равнодушнее ответила Аника. – Просто не могу привыкнуть к вашей роскоши.

- Тогда надо с этим что-то делать, - поговорил Таннари с улыбкой. – Потому, что моя жена будет жить только в такой роскоши и даже большей.

- Даже после того, как я отправляла тебя на коврик? – осмелилась она высказаться.

- Именно из-за этого ты скромничаешь? – усмехнулся Таннари.

Аника виновато отвела глаза.

- Давай, ты забудешь обо всем, что было до этого, хорошо? – предложил он. – Тогда ты не была мне невестой, и обращалась так, как и должна была. Возможно, даже лучше, чем я того заслуживал. Теперь наши отношения строятся совсем на другом. Я не зависим больше от тебя, а ты от меня. Начнем отсчет с того момента, когда я спросил «Любишь ли ты меня?», а ты ответила «Да».

Аника подняла на него удивленный взгляд.

- А как же ошейник?

- Он не в счет, - ухмыльнулся Таннари. – Если про него не вспоминать, то все происходит так, как надо. Я даю тебе все не потому, что подвластен тебя из-за ошейника, а, потому что люблю. И хочу, чтобы у тебя было все самое лучшее. Вот скажи, чего бы ты хотела?

- Не знаю, - ответила Аника.

- Неужели тебе ничего не хочется? – удивленно спросил он. – Такого не бывает. Подумай, чего бы ты хотела. Не стесняйся. У нас хватит средств, чтобы выполнить любой твой каприз.

- Я не знаю, - опять повторила она. – Я вообще не знаю и не понимаю, чего мне хочется в последнее время. Столько всего произошло.

- Зато я знаю волшебное слово, которое может помочь, - загадочно проговорил Таннари.

Девушка удивленно приподняла брови.

– Пожалуйста, - протяжно произнес он с улыбкой, и Аника подарила ему ответную улыбку.

Они подошли к электрокару на краю поля для гольфа. Нужно заметить, что он отличался оригинальностью от обычных гольф-каров, стилизировано под джип. На нем же они передвигались по поместью, осматривая его. Таннари помог девушке сесть на сиденье. Сам забрался рядом за руль электрокара и положил руку на спинку сидения за ее спиной, приобняв за плечо.

- Хочешь машину? – решил он помочь ей сделать выбор.

- Эту? – она с улыбкой ткнула в электрокар.

- Нет, - засмеялся Таннари и похлопал рукой по рулю. – Это любимый гольф-кар отца. Его делали под заказ. Боюсь, он не пожелает с ним расставаться. Обычную, на бензине. Самую крутую. Все друзья обзавидуются.

- К чему мне машина, - нахмурилась Аника, - я водить не умею.

- Ладно, проехали, - кивнул Таннари, понимая, что промахнулся. – Сначала научу водить, потом машину подарю. Тогда, хочешь счет в банке с неограниченным кредитом?

- Счет? – удивленно переспросила Аника. – Зачем он мне?

- Как зачем? А деньги тебе зачем? – проговорил Таннари. – Будешь покупать все, что пожелаешь без ограничений. Все девушки любят тратить деньги.

- Мне денег хватает, - ответила девушка. – Единственной статьей моих перерастрат был ты.

Он склонился к ней:

- Что ж ты такая неумолимая? Другая на твоем месте визжала бы от счастья. А что с тобой?

- Я уникальная, - с хитрой улыбкой ответила Аника, покосившись на парня. - И мне было бы интереснее, что делала бы другая, узнай, что ты оборотень.

- Не знаю, что другая сделала бы, - вздохнул Таннари. – Но точно знаю, что я не делал бы для другой.

На ее вопросительный взгляд он резко прильнул к ее шее и, поцеловав, зарычал.

- Не надо, - выдохнула Аника, закатив глаза от удовольствия.

- Что не надо?

- Делать это, - простонала она.

- Это? – он снова зарычал ей в шею.

Она, не удержавшись, обхватила его за шею здоровой рукой, и парень, забывшись, привлек ее за талию к себе.

- Ай, - вскрикнула Аника.

- Что такое? – обеспокоено спросил Таннари.

- Плечо.

- Извини, забыл, - он с виноватым видом выпустил ее из объятий.

Обнимал он ее очень нежно, но все же рана напоминала о себе.

- Ладно, поехали дальше? – Аника кивнула в ответ.

- А у тебя есть свой гольф-кар? - поинтересовалась девушка, когда они двинулись дальше.

- Нет, - ответил Таннари, - я в гольф не играю. У меня другие машинки, помощнее.

- Тот трек для внедорожников твой?

- Точно, - довольно ухмыльнулся оборотень. – Если пожелаешь, покатаю.

Он заговорчески подмигнул ей и прибавил скорости.


Глава 28


В двери комнаты Аники постучали. Открыв двери, она увидела Тасмин.

- Привет, - поздоровалась с ней девушка-оборотень.

- Привет, - ответила ей Аника. – Что-то случилось?

Тасмин нечасто к ней заглядывала.

- Таннари просил, - сообщила она, - чтобы ты спустилась.

- А где он?

- Он в саду за домом, ждет тебя, - пояснила Тасмин.

- А чего он сам не пришел? – удивленно спросила она.

- Спустись, увидишь, - загадочно улыбнулась сестра.

- Хорошо, спасибо, - поблагодарила ее Аника. – Сейчас иду.

Тасмин махнула ей на прощанье и ушла.

Аника, отбросив свои дела, спустилась и пошла в сад. Идя по дорожке, она уловила запах дыма и чего-то жареного. Зайдя за кусты, увидела Таннари, одетого в черные спортивные штаны и темно-серую футболку. Он сидел на корточках спиной к ней перед костром и что-то делал.

Зеленая лужайка с ухоженным газоном была оборудована для отдыха – белая ажурная беседка, стол, стулья, и для костра специально отведенное место. Между деревьями висел гамак, рядом с беседкой стояла лавочка-качели на цепях.

- И что это будет? – спросила Аника, приближаясь к нему и невольно принюхиваясь к аромату жареного мяса, перемешанного с дымом.

- Шашлык, - с улыбкой ответил Таннари.

Он переворачивал шампура с мясом над углями. Аника оценила масштаб происходящего: на костре лежали шесть шампуров, и в кастрюле было еще мясо. На столе в беседке стояли тарелки и бутылочки с соусами.

- Признаться честно, - проговорила Аника, наблюдая за оборотнем, - я думала, ты просто сказал про шашлык, чтобы я не сердилась из-за готовки.

- Стыд и позор тому волку, который не умеет жарить шашлык, - весело проговорил Таннари. – Неважно из какого мяса.

Он поднялся на ноги и приблизился к ней.

- Я бы не стал хвастаться тем, чего не умею, - Таннари подошел вплотную и обнял девушку за талию. – И надеюсь, ты не откажешь, если я опять попрошу что-нибудь приготовить для меня?

Он ожидающе посмотрел на нее.

- Против ваших поваров, - усмехнулась Аника, - моя стряпня отдыхает.

- Но мне нравилось, как ты готовила, - не отставал Таннари.

- Правда? – недоверчиво переспросила девушка.

Парень утвердительно закивал.

- Я бы не стал есть то, что мне не понравилось, - заявил он. – Я же не стал есть полуфабрикаты.

- Ну, если сильно попросишь, то конечно приготовлю, - с улыбкой ответила девушку.

- Я очень сильно буду просить, - с ухмылкой проговорил оборотень.

Он обнял ее и прижался к шее, зарычав. Девушка замычала от удовольствия, но когда он отпустил, вдруг спросила, указывая на костер:

- Шашлык часом не горит?

- Черт! – Таннари, резко выпустив ее, подскочил к костру и схватил шампура с мясом, забирая их с костра. – Они были практически готовы. Чуть не сгорели.

- Их могла постигнуть судьба моей кастрюли, - рассмеялась Аника, наблюдала за тем, как он хлопочет над шашлыком.

Ей вспомнилось его попытка сварить мясо и их разговор у нее дома, где он предлагал развести костер посреди комнаты. Таннари обернулся к ней с обиженным видом.

- Сейчас должны остальные подойти, - сообщил Таннари, снимая мясо на тарелку. – Так что скучать не придется.

- Семейный отдых? – уточнила она.

- Да, я решил сегодня устроить пикник для всех, - сознался он.

Таким образом Таннари хотел сблизить девушку со своей семьей. Совместные завтраки, обеды и ужины несколько сдружили их, а вот пикник в саду в непринужденной семейной обстановке сгладил бы оставшиеся углы.

Парень достал телефон и стал звонить.

- Ну, где вы там? – сказал он в телефон. – Давайте, подтягивайтесь, уже почти все готово.

Пока Таннари раскладывал очередную порцию для жарки, пришли мать с отцом, а за ними Тасмин. Одетые в спортивные костюмы, они вовсе не походили на миллионеров, и вели себя, как обычные люди на отдыхе: свободно и расковано, разговаривали и шутили.

- Запах уже возле дома слышно, - весело проговорила сестра, проходя мимо костра.

- Теряешь нюх, сестричка, - усмехнулся Таннари. – Должна была еще в доме учуять.

Тасмин скорчила рожицу в ответ. Акелан и Наира прошли в беседку и устроились за столом. Акелан, обнимая и целуя, что-то нашептывал жене, и она тихо смеялась и отвечала ему. Они так напоминали обычную парочку влюбленных, словно и не было рядом взрослых детей. Анику такое поведение несколько удивило, вызывая смущение.

Закончив раскладывать шампура, Таннари взял девушку под руку и повел в беседку к остальным. Когда все расположились по местам, они принялись за дегустацию приготовленного блюда.

- Что-то ты, братишка, промахнулся, - пожаловалась Тасмин, прожевав кусок. – Подгорел шашлык.

Наира с Акеланом издали тихий смешок. И прежде, чем парень успел что-то сказать, Аника заговорила первая.

- Это из-за меня, - проговорила она виновато. – Я отвлекла его.

Тасмин удивленно приподняла брови, а в глаза заиграли веселые чертики.

- Похоже, - она широко улыбнулась, - братишка, у тебя появилась еще одна защитница. Прежде приходилось только маме противостоять.

Таннари с полным ртом сказать ничего не смог, и наградил ее гневным взглядом. Тасмин поникла, покорно опустив глаза, уловив его недовольство. Хоть она и была старше по возрасту, но по иерархии стояла ниже его. Аника же, будучи его невестой, а в будущем женой, приравнивалась к нему.

- Просто я давно не практиковался, - наконец заговорил Таннари, прожевав. – Из-за большого перерыва.

- Ничего, - покровительственно проговорила Наира, желая поддержать сына, - наверстаешь упущенное.

- А следующий раз ты будешь жарить, - мстительно проговорил Таннари, указав куском хлеба на сестру.

- Да без проблем, - вздернула подбородок Тасмин. – Точно тебя переплюну. Выбирай, из какого мяса.

Остальные сосредоточили внимание на них. Таннари призадумался с хитрой улыбкой, косясь на сестру.

- О, доча, - протяжно взвыл Акелан, - ты бросаешь вызов?

Отец посмотрел на дочь с почтением.

- Дуэль! Дуэль! Дуэль! – Наира застучала руками по столу.

Таннари довольно хмыкнул, поддерживаемый матерью. Только Аника непонимающе хлопала глазами, глядя на веселящихся оборотней.

- Перепелки, - изрек парень свой приговор.

- Не издевайся, - зашипела возмущенная Тасмин. – Ты б еще “воробья” сказал. Там есть нечего.

- А ты жарь так, чтоб было, - ехидно проговорил Таннари.

- Ладно, - насупилась сестра. – Тогда за тобой лягушки!

От смеха не удержался даже Акелан. Аника чуть со стула не свалилась от ее слов. Таннари, осознав заявление Тасмин, был похож на получившего по носу щенка. Преодолевая шок, он прокашлялся и проворчал:

- Знал бы, сказал улитки.

И добавил официальным тоном:

- Тогда берегись, потому что мои лягушки будут самые жирные.

Опять в беседке раздался взрыв смеха. Таннари пришлось ловить Анику за руку, чтобы она не упала со смеху. Тасмин, довольная своей победой, пыталась сдерживать смех, но в конце тоже рассмеялась, заразившись общим весельем.

- Ну, если твои лягушки будут жариться так же, как и этот шашлык, то нам не суждено будет их попробовать. Вторая порция горит, - сообщила она всем, указывая на костер.

- Черт! – воскликнул Таннари, подрываясь с места, и помчался к костру.

Остальные проводили его новой порцией смеха. Аника очень давно не проводила время так весело. Вроде и ничего такого, но какой же была дружественной атмосфера и общение между ними, даже в соперничестве. Наверное, среди людей не встретишь такого взаимопонимания и любви в семье. Этот вечер убедил ее в том, что она хочет стать частью этой семьи нелюдей.

Ее собственная семья была самой обычной. Рано покинув ее, уехала учиться после школы в Академию искусств. Потом в виду своей одаренности сразу нашла работу и работала, не отвлекаясь ни на что. Оставаясь далеко от своих родных, она не имела возможности часто с ними видеться.

- А ты, Аника, - обратился Акелан к девушке, пока Таннари занимался над костром, - умеешь жарить шашлык?

- Нет, - помотала она головой. – Разве что на сковородке. Я на природе нечасто бывала. Все время в городе проводила.

- Ну, это нестрашно, - усмехнулся Акелан. - При желании всему можно научиться.

- Я легко всему учусь, - улыбнулась Аника, желая не потерять достоинство в глазах главы стаи.

Они продолжили трапезу, поедая вторую порцию шашлыка, приправляя его соусами и запивая соком. Болтая о разном и вспоминая о прошлых пикниках, время для них пролетело не заметно. Родители Таннари ушли раньше. Тасмин еще посидела с Аникой и братом за компании и тоже ушла, когда начало темнеть. Когда они тоже собрались уходить, Аника предложила прибраться в беседке, но Таннари запретил ей, сообщив, что об этом позаботится прислуга, а невесте не пристало подобными вещами заниматься. И выведя из беседки, обнял за талию и повел обратно к дому.

- А ты, правда, будешь шашлык из лягушек жарить? – смеясь, спросила Аника, когда они с Таннари возвращаясь через сад.

- Обязательно, - твердо заявил оборотень. – Тасмин бросила мне вызов. Правда, придется поломать голову, где достать лягушек пожирнее.

Он задумчиво почесал затылок, и девушка рассмеялась еще громче.

- Спасибо, - вдруг сказала Аника.

- За что? – удивленно спросил он.

- За такой чудесный вечер, - улыбнулась девушка. – Твои родители… Они такие…

- Какие? – с интересом спросил парень, прижимая ее к себе за талию.

- Впечатляющие, - подобрала она подходящее слово после раздумий.

- Смотри, не увлекайся, - предупредил он с улыбкой. – Волчьи пары могут быть весьма притягательными для людей.

- Это как? – удивилась Аника.

- Та магия любви, что связывает пары на всю жизнь, - пояснил Таннари, - привлекает и других существ, вроде людей. Но это только, если действительно пара, а не просто супруги.

- А мы разве не пара, что ты переживаешь, что я увлекусь? – обижено надулась Аника.

- Пара, - вздохнул Таннари. - Но ты, все же, пока человек. И это в определенной мере влияет на тебя. Ты воспринимаешь все не так, как мы.

- А твои родители пара? – смягчено спросила Аника.

- Именно, - кивнул парень. – Отец встретил мать до женитьбы, и его отцу она понравилась во всех отношениях. И он дал согласие на брак. Мама из состоятельной семьи из южных краев.

- Звучит романтично, - усмехнулась девушка.

- У нас романтики не меньше, - засмеялся Таннари, - ведьмочка моя.

***

Беззаботные дни бежали один за другим. Аника даже позабыла про работу, пока ей не позвонил Адам и не напомнил, что у нее остались эскизы последнего проекта. Договорившись о встрече, она отправилась искать Таннари, чтобы просить о поездке на работу. И нашла парня в его комнате.

- Таннари, - обратилась Аника к нему, - мне нужно съездить на работу. Отдать Адаму эскизы, а то я совсем о них забыла.

- Хорошо, - кивнул он, - съездим. Не вопрос.

Позднее Аника в сопровождении Таннари спустились вниз, и они вышли на улицу. Перед крыльцом стоял припаркованный черный внедорожник, особо ничем неприметный.

- Хм, прошлая машина была понаворочанее, - хмыкнула Аника, разглядывая транспортное средство.

Таннари обвел внедорожник критичным взглядом.

- Может ли быть больший наворот, чем пуленепробиваемая броня? – с ухмылкой проговорил он.

- Броня? – удивленно переспросила Аника.

- Я не хочу, что ты ещё подвергалась какой-либо опасности, - пояснил оборотень. – Все еще не закончилось.

- А отряда телохранителей не будет? – смеясь, спросила она.

- Тут, я думаю, справлюсь сам, - он открыл дверку и пригласил ее сесть. – И Брабус в этом поможет.

- Брабус? – спросила Аника.

- Автомобиль так называется, - пояснил оборотень.

Они выехали с поместья и направились в центр город. Подъехав к зданию, в котором располагалось агентство, Аника набрала номер коллеги и попросила спуститься. Через несколько минут Адам появился из дверей здания, и девушка вышла из машины. Таннари тоже вышел, держа ухо востро. Опасность со стороны недоброжелателей все еще не миновала, и он не собирался терять бдительность. Вслед за девушкой идти он не стал, а остался возле автомобиля дожидаться ее возвращения.

Аника приблизилась к парню, и он посмотрел на нее с сочувствием.

- Боже, Аника, как же тебя так угораздило? – запричитал Адам, увидев перевязанную руку девушки.

- Да, все нормально, - успокоила она его мирным тоном, - травма не очень серьезная, но с перевязкой придется походить.

Он посмотрел на автомобиль, из которого она выходила.

- Вижу, опять твой родственник приехал, - тихо проговорил Адам, кивнул в сторону Таннари, стоявшего у машины.

- Да, - кивнула Аника. – Помогает мне в связи с травмой.

Парень как-то странно посмотрел на нее, потом перевел взгляд на Таннари.

- Слушай, может, это он тебе руку сломал? – обеспокоено спросил Адам, вспоминая их встречу.

- С чего ты это взял? – округлила глаза девушка.

- Он так враждебно смотрит, - прошептал парень.

Аника невольно обернулась. Таннари стоял, опершись на машину и скрестив руки на груди, и наблюдал за ними. Его вид напоминал хищника, засевшего в засаде и следившего за жертвой, готового атаковать в любой момент. Она вспомнила, как он отреагировал на Адама в ее доме и на то, что он нестандартной ориентации. Возможно, это вызвало у него такой агрессивный настрой. А еще вспомнилось его заявление, что отношение к ней не распространяется на других людей. Отвернувшись, она стала чувствовать на себе его пристальный взгляд.

- Да, все нормально, - Аника улыбнулась самой веселой улыбкой, какую могла изобразить. - Просто он беспокоится, чтобы я опять не упала.

- Здесь негде падать. Аника, если он тебя обижает, - продолжил шептать Адам, склонившись к ней, - ты только скажи. Я сообщу, куда надо.

- Ты что! – возмутилась девушка. – Никто меня не обижает.

- Если ты его боишься, то я…

- Он мой жених, - не выдержав, заявила Аника, понимая, что друг желает выказать ей свою заботу.

Наступила пауза. Адам удивленно посмотрел на нее, вскинув брови.

- Ты выходишь замуж за своего племенника? – выдал он ошеломленно.

Аника бессильно выдохнула. Она никак не ожидала от него таких выводов. Хотя, прошлый раз ей приходилось убеждать его в обратном.

- Нет, - засмеялась она.

И видя еще более растерянный взгляд парня, добавила:

- Он мне не племенник. Я так сказала, чтобы никто не задавал лишних вопросов.

- А, тогда понятно, - проговорил Адам.

Но было видно, что он до конца не вник в сложившуюся ситуацию.

Поговорив еще немного о работе, она передала ему флешку с эскизами и, обнявши, попрощалась. Парень, не спеша, побрел к входу в здание, а Аника пошла к машине.

- А он точно гей? – вдруг спросил Таннари, поглядывая в сторону стекленных дверей здания, когда она вернулась к нему.

- Да. А что? – удивилась Аника его интересу к парню.

- А че он тогда лезет обниматься? – сердито проворчал оборотень, глядя вслед уходящему Адаму.

- А если бы Люси полезла обниматься, чтобы ты сказал? – спр