Book: Сквозь страх и боль иди за мной



Сквозь страх и боль иди за мной

Сквозь страх и боль иди за мной

Автор:Ксения Белова (http://ficbook.net/authors/295904)

Фэндом: Лабиринт

Персонажи: Сара\Джарет

Рейтинг: NC-17

Жанры: Гет, Романтика, Фэнтези

Предупреждения: BDSM

Описаниe: прошло 10 лет с тех пор, как Сара прошла Лабиринт. И все эти 10 лет мысли о Короле Гоблинов не покидают её. С каждым годом мечты девушки становятся все откровеннее. Возможно, она сама о себе многого не знает... А между тем Король Гоблинов десятилетие терпеливо дожидался удобного момента, чтобы получить желаемое. И теперь хозяином ситуации непременно будет он. Джарету и Саре предстоит пройти долгий путь взаимных обид и непонимания, в чем-то измениться самим, прежде чем обрести счастье.

Примечания автора:Присутствуют элементы БДСМ. Много постельных сцен.

====== Глава 1 ======

Оранжевые отблески заката легко скользили по женской фигурке, свернувшейся клубочком на диване. День за окном догорал. Хозяйка маленького домика на Брук-Стрит крепко спала, отсыпаясь после тяжелой трудовой недели. Ее темные волосы растрепались по влажной от слез подушке, а быстро двигающиеся под веками глаза говорили о том, что молодая женщина видит какой-то сон… Она снова была там… В Лабиринте… Он так часто снится ей в последнее время! Этот сон мучителен, он выпивает из нее все соки. Снова она бежит по темным извилистым переходам, снова под ногами стелется туман, а в животе появляется сосущее чувство страха. Страх все усиливается. Он холодными щупальцами обвивает ее горло, мешая вздохнуть. Выхода нет… Никогда нет выхода… Безысходность… Лабиринт исчезает в плотном вязком тумане. Теперь Сара не может даже бежать, ей приходится ощупывать ногами каждый сантиметр пройденного пути.

Сара едва бредет, спотыкаясь об выступающие корни каких-то растений, выставляя руки вперед, чтобы не пропасть в этом липком тумане. И вдруг ее руки упираются во что-то… Из горла Сары раздается приглушенный писк… Она медленно, очень медленно поднимет глаза, понимая, что спасения больше нет. Она попалась! Сквозь плотный туман Сара видит очертания высокой черной фигуры, стоящей рядом в полной тишине. Это еще страшнее!

- Ты моя! – хрипло и страшно произносит тот, кто стоит в тумане.

В то же мгновение перед Сарой предстает он сам – Король Гоблинов, величественный и презрительный. Его глаза сверкают радостью долгожданной победы:

- Слишком долго я тебя ждал, вещь моя, любовь моя, раба моя…

Сара проснулась с тихим вскриком. Она оглядела полутемную комнату, силясь понять – где она, что с нею. Вздох облегчения вырвался из ее губ. Снова сон… Ужасный, ненавистный и такой дорогой ей сон.

Сара поднялась с дивана и включила освещение. Уютная гостиная заполнилась ярким светом. С недавних пор девушка очень полюбила электрический свет. В нем не было теней, в нем никто не прятался, готовый схватить, едва она останется одна.

Сара прошла на маленькую кухню и включила чайник. Руки ее все еще дрожали.

- Нет, – она решительно отставила чашку, – сегодня, пожалуй, мне пригодится что-нибудь покрепче.

Прихватив с собой бутылочку виски, Сара поднялась в свою спальню. Маленький уютный домик был только ее владением, она очень счастлива в нем, отгородившись от остального мира.

Девушка плеснула немного янтарной влаги в бокал и забралась с ногами в уютное кресло. Ее кресло удобно стояло у широкого окна. Сара очень любила наблюдать за жизнью городка, в котором она жила и работала, сидя в нем и попивая чай. Но сегодня это будет виски...

По улицам спешили люди, горели фонари, проезжали машины… Мягкое тепло напитка согрело ее. Сара прикрыла глаза и отдалась своим мыслям.

- Что же со мной не так, – пробормотала она, отхлебнув из бокала еще немного жгучей влаги, – почему я одинока? Все мои подруги давно растят детей…

И верно, все как-то не складывалось в ее жизни. Первые несколько лет после Лабиринта Сара жила полной и счастливой жизнью. Иногда она вспоминала о Короле Гоблинов, но молодость изменчива, легковесна… У нее стали появляться бой-френды, она ходила на свидания, блестяще закончила школу. И только тогда Сара впервые задумалась, почему она каждого своего парня сравнивает с Ним? Почему они все кажутся ей бесхребетными слабаками? Почему ей становится смертельно скучно с каждым мужчиной, который пытается завладеть ее вниманием? Наконец, в колледже, ей вроде бы посчастливилось – в ее жизни появился Майкл. Крутой парень, крутой байк, отвязные манеры… Но в нем не было той мягкой теплоты, пробивавшейся исподволь, не было запредельной гордости короля. Он не был Королем!

Их роман закончился весьма бурно – Майкл не смог заняться с ней сексом. Его член не смог даже приподняться, не смотря на все усилия обеих сторон. Майкл ушел от нее, обозвав холодной рыбой. Сара была в отчаянии. С тех пор она пряталась за толстыми стеклами безобразных очков и старушечьим узелком волос на затылке. Малыши, с которыми девушка работала в больнице, любили ее и такую, а большего нельзя было и желать.

Сара вновь сделала глоток. Теперь виски не обжигал ее горло, а нежно согревал и покачивал на волнах дремоты.

- Видимо, я проклята Вами, Ваше Величество, – пробормотала она, сползая с кресла на теплый ковер, – какая прекрасная месть…

Сара прикрыла глаза, вспоминая Короля Гоблинов. Молодая женщина почувствовала, как ее тело охватывает мягкая истома. Он всегда был таким сильным, таким грозным и властным, насмешливым и безумно привлекательным. Даже будучи невинной девчушкой, она почувствовала эту мощную силу, эту несгибаемую волю. Боже, каким любовником он мог бы быть! Каким властелином ее желаний… Глупенькая Сара, бедная старая дева! Что ей оставалось, кроме пустых сожалений?

Спустя десять лет Сара поняла, что Король был добр к ней, по-своему добр. Теперь она сама была строгой наставницей своим подопечным, ведь иногда они крайне нуждались в твердой управляющей руке. Иногда она могла незаметно подтолкнуть малыша к маленькой победе, к новому знанию. И малыши искренне верили, что это они самые умные, самые смелые, самые-самые… Бедняжка Сара! Теперь она сама примерила на себя роль подгоняющего, оберегающего, сдерживающего мудреца. Ах, Ваше Гоблинское Величество! Как она могла быть настолько слепой, чтобы не понять, не увидеть, не остаться? Но ведь она должна была все вернуть брата домой…

- Я виновата перед Вами, Ваше Величество, – Сара не впервые беседовала с Королем так, будто он мог слышать ее, – я была слишком юна и слишком самонадеянна... Мне следовало лучше обьяснить Вам, почему не могу остаться... Могла ли я уничтожить Вас или Вы все еще правите своим удивительным миром?

Пред мысленным взором Сары вновь возник образ Короля. Она видела его так четко, будто бы встретилась с ним только вчера: высокомерный, властный, несгибаемый повелитель Лабиринта. В изогнутой линии губ, в его уникальных глазах, в надменно приподнятых бровях – во всем читалось стремление властвовать и повелевать. Иногда Сара позволяла себе представить, как бы она чувствовала себя в его власти. Это одновременно и возбуждало Сару, и заставляло вздрагивать от болезненного ощущения утраты. Ах, Джарет...

Спустя год неосторожный Хоггл проговорился о том, какое имя носит Король. Все последущие годы это имя вызывало в теле Сары невероятную дрожь, поэтому она старалась не произносить его в мыслях без особой нужды. Но сегодня можно. Сегодня – ровно десять лет, с тех пор, как ею пройден Лабиринт. Десять странных, мучительных лет, десять лет ожидания чуда. Десять лет страха перед Королем и десять лет невнятных желаний. Сара приоткрыла глаза. Выпитый ею виски приятно расслабил тело, хотя в голове было полно хмельного тумана.

За окном давно наступила ночь. В крошечной спаленке было жарко и душно. Сара распахнула окно. В комнату хлынули запахи летней ночи. На нетвердых ногах молодая женщина добралась до постели и рухнула на подушки. Дневная жара еще не выветрилась из спальни, поэтому Сара стянула через голову вытянутую футболку и распласталась на постели голышом, подставив пылающую кожу ночной прохладе. Мысли о Короле Гоблинов не покидали ее затуманенного сознания. Сара безумно хотела его и одновременно боялась, и эта волнующая смесь чувств сводила с ума.

- Джарет, – прошептала Сара, зажав свою узкую ладонь между ног, – О, Джарет…

Стройное тело вибрировало от звуков заветного имени, словно натянутая струна. Между плотно сжатых ног Сары разгорелся огонь, она извивалась на одинокой постели, все громче выкрикивая заветное имя.

- Джарет! Джарет! Джарет, гоблины меня забери! Я уничтожила тебя! Я не могу без тебя! Я хочу, чтоб ты был властен надо мной!

- Наконец тебе достало силы признаться в этом, мое сокровище, – голос Короля Гоблинов прорезал тишину спальни, – Я пришел за тобой. Ты позвала – и я пришел. Как и всегда.

Глаза Сары широко распахнулись. Вскрикнув, она потянула на себя одеяло, пытаясь прикрыться под насмешливым взглядом Короля.

- Не может быть... – Сара не могла вздохнуть от нахлынувших чувств.

Он жив! Она не уничтожила его, он по-прежнему Король... И, подумать только, он видел, как она корчилась на постели, бесстыдно лаская себя. Какой стыд!

- Тебя нет! Ты – плод моего воображения! – Сара вжалась в подушки, глядя на стройную фигуру Короля, притаившуюся во мраке.

- Ошибаешься, милая, я есть. И я пришел за той, что позвала гоблинов. Помнишь? – тонкие губы Джарета изогнулись в ледяной усмешке.

- Я никого не… – до Сары внезапно дошло, что она произнесла несколько секунд назад, поддавшись плотскому желанию.

- О, я снова слышу эти нотки, – улыбка Короля Гоблинов стала язвительно-сладкой, – бедняжка Сара так ничего и не поняла. Встань!

Король ударил стеком по голенищу своего сапога. Резкий хлопок заставил Сару вздрогнуть. Ужас липкими ниточками связал ее тело, лишив возможности двигаться. От фигуры Короля веяло угрозой.

- Однажды ты отказала мне, дорогая Сара, – он медленно приближался к ней, постукивая стеком в такт шагам, – Я предлагал тебе свою любовь, но ты оттолкнула меня. Сейчас я не предлагаю любви. Я беру то, что принадлежит мне по праву. Ты пожелала, и гоблин унесет тебя.

- Нет, Джарет, пожалуйста! – в изумрудных глазах Сары стояли слезы, – Я была пьяна! Я не подумала…

- Это один из твоих главных недостатков – легкомыслие, – стек Короля нежно очертил линию скул Сары, – но мы сможем это исправить. Не так ли, дорогая?

Саре казалось, что она снова в том кошмарном сне. Король Гоблинов стоял перед нею, от него волнами исходила угроза. И при этом девушка любовалась им. Взгляд Сары впитывал знакомые черты: острый излом бровей, хищный нос, пронзительный взгляд, плотно сжатые губы. Сквозь страх в ней нарастало возбуждение.

- Джарет, пожалуйста, – взмолилась Сара, глядя прямо в его удивительные глаза с разными зрачками, – Отпусти меня. Я больше не призову тебя, не побеспокою...

Король Гоблинов втянул ноздрями воздух и хищно усмехнулся:

- Все правильно, дорогая Сара. Тебе больше не придется меня звать, ибо отныне приказывать буду я. Ты дала мне власть над собой. Твоя душа принадлежит мне.

Джарет раскинул руки, призывая молодую женщину в свои объятия.

- Я чувствую твой запах, сокровище мое. Ты хочешь меня больше, чем все остальное в мире. Не противься мне. Иди!

Всхлипнув, Сара шагнула вперед. Не было смысла лгать самой себе. Отныне он – ее Король, ее господин. Опустив голову, девушка приблизилась к краю постели и шагнула на пол. Руки Короля Гоблинов сомкнулись вокруг ее обнаженного тела, оборачивая в тяжелый черный плащ. Мир остался где-то далеко-далеко. Сара прильнула к груди Короля.

- Держись крепче, Сара. Мы возвращаемся в Лабиринт.

Сара почувствовала, что для ее ног больше не существует опоры. Пол в комнате пропал, и теперь она вместе с Королем Гоблинов бесконечно томительно куда-то падала. Горячий ветер трепал плащ Короля, но руки Джарета крепко сжимали Сару, оберегая от палящего урагана. Девушке казалось, что падение длится уже целую вечность. Она задыхалась от палящего зноя. Внезапно ветер стих, и полы плаща распахнулись, освобождая её. Девушка ощутила под ногами мягкий ворс ковра. Глубоко вздохнув, Сара шагнула назад и огляделась вокруг.

Взору королевкой пленницы предстала большая комната со сводчатым потолком. Стены комнаты были сложены из камня. Замок! Они в королевских покоях Джарета. Сара с интересом разглядывала обстановку. В огромном камине пылал огонь, освещая алыми отблесками шкуру какого-то огромного зверя, лежавшую на полу. Темная деревянная мебель напоминала средневековую: стулья с высокими резными спинками, массивный стол, захламленный свитками, непонятные колбы и реторты в массивном шкафу. У дверей в нише она заметила огромный сундук, обитый металлом. Интересно, что в нем хранит Король Гоблинов? Взгляд Сары остановился на высокой кровати с пологом, занимавшей центральное место комнаты. И правда, Король ведь должен где-то спать… И с кем-то... Сара нервно хихикнула и повернулась к Джарету, наблюдавшему за нею с самым непроницаемым видом.

- Я думала, что в этом замке пусто и неуютно… В прошлый раз я не видела ничего подобного.

- Дорогая Сара, взрослые дяденьки не водят на экскурсию в свою спальню юных барышень, – усмехнулся Джарет, наслаждаясь ее смущением, – а сейчас для этого самое время.

Насмешливый взгляд Короля Гоблинов скользнул по обнаженному телу девушки, выразительно задержавшись на побритом лобке. Щеки Сары заалели. И зачем она побрилась там именно сегодня?!

Джарет сбросил с плеч плащ и швырнул его на спинку стула, стоящего у постели. Из небытия он выудил удобное кресло в виде круга и устроился на нем, закинув ноги на поручень. Оглядывая Сару, он задумчиво постукивал указательным пальцем по подбородку. Стек, внушавшей девушке страх, лежал на коленях Короля.

- Ваше Величество, – осмелилась нарушить тишину Сара, – я хочу одеться.

- Хочу здесь только я, а твое дело исполнять мои приказания. Подойди ко мне.

Сара обхватила себя руками за плечи, пытаясь прикрыться волосами.

- Нет! – резкий хлопок стека по ручке кресла заставил ее подскочить, – Убери руки! Я желаю смотреть на то, что ждал так долго.

«Ждал так долго…» – крутилось в голове Сары, пока ноги несли ее к трону Короля, – «Может, он еще не простил мне отказа, поэтому так жесток со мной? Господи, я боюсь его!»

- Джарет, прошу, – голос Сары был тих и печален, – не пугай меня. Скажи, чего ты хочешь?

- Чего я хочу? – Король опустил на пол ноги, обутые в высокие черные сапоги и подался вперед, вглядываясь в лицо своей жертвы, – Я хочу получить все. Я хочу, чтобы ты боялась меня, любила меня, делала все, что я скажу. Но теперь я не стану твоим рабом. Слишком поздно, милая Сара. Нужно было соглашаться раньше!

Коротко вскрикнув, Сара бросилась к дверям. Смех Короля Гоблинов звучал ей вослед.

- Куда же ты, сокровище мое?! Ты собираешься бежать через Лабиринт голышом?

Сара отчаянно дергала металлическое кольцо, пытаясь отпереть дверь. Хрустальный звон наполнил комнату. Сара обернулась.

Король Гоблинов по-прежнему сидел на тронном кресле. В его руке, затянутой в черную перчатку, лежала стеклянная сфера.

- Твои мечты, Сара, – произнес мужчина, выпуская сферу из рук.

Сара, словно зачарованная, наблюдала за тем, как шар медленно скользит по воздуху прямо к ней. Над ее головой шар лопнул, словно мыльный пузырь и молодая женщина почувствовала, что вновь куда-то перемещается. Через мгновение сознание вернулось к Саре. Она лежала на той самой огромной кровати, венчавшей королевскую опочивальню. Ее запястья были перемотаны черной лентой и основательно привязаны к изголовью кровати. Сара несколько раз дернула путы, силясь освободиться, но все попытки были тщетными.

- Прекрасно, – донесся до девушки голос Короля Гоблинов, – нужно тебя чаще привязывать, чтобы не искать потом по всему Лабиринту. Знаешь, какие бяки там водятся? Тебе и не снилось!

- Нет там никаких монстров, я помню, – Сара старалась заговорить Короля, оттягивая неизбежное, – Детские сказки...

- Она помнит! Нет, вы послушайте только, она помнит, – в голосе Джарета зазвучали насмешливые нотки, – Ты прошла по самой безобидной части Лабиринта, да и то с моей помощью. Глупенькая Сара, даже твои друзья были поставлены мною там, где им надлежало быть. Это я вел тебя!

- Ты пытался убить меня!

- Ты не понимаешь, – перебил ее Джарет, гремя чем-то в полутьме комнаты, – я не хотел, чтобы ты пострадала. Я хранил тебя.

– А как же та машина для убийства? Чистильщики подземелья?!

- Ты могла в любой момент начать умолять меня о помощи, упрямая девчонка. Да и к тому же ту дверь я тоже ставил лично. И знал, что она упадет. Ну что, сокровище мое? Ты готова принять своего хозяина?

- Нет! – выкрикнула Сара, отчаянно борясь с путами, – Не трогай меня!

- Скоро ты будешь желать совсем другого, – стек Короля мягко шлепнул по груди девушки, – И ты скажешь мне все, что я захочу от тебя услышать.



Сара прикрыла глаза, словно отрешаясь от происходящего. Что ж, раз он хочет ее тело, он получит только тело, и ничего больше.

Однако, этим надеждам не суждено было сбыться. Сара ощутила, как под весом Короля Гоблинов примялась перина. Сердце связанной жертвы забилось где-то в горле. Казалось, этот громкий стук слышно во всей комнате.

Гибкое тело Джарета вжало девушку в перину, ее соски терлись о ткань королевской рубашки, посылая по всему телу маленькие искорки удовольствия. Джарет опирался на локти, чтобы Сара могла свободно дышать. Сквозь ткань бриджей Сара чувствовала всю силу его желания. В животе девушки вновь вспыхнул огонек. Удовольствие затопило ее, заставив приоткрыть глаза.

- Ну вот, дорогая, – лицо Короля было так близко, что Сара могла разглядеть маленькие морщинки в уголках его глаз, – не нужно бояться.

Платиновые волосы Короля нежно щекотали пламеневшие щеки Сары.

- Ты так хороша, сокровище мое, – Король жадно оглядывал ее лицо, – как я мечтал снова коснуться тебя. Как тогда, в единственном танце…

Сара была полностью захвачена, зачарована его лицом, его голосом, его ни на что не похожим запахом. Этот запах не принадлежал миру людей, и в то же время он нравился Саре. Запах страха и щемящего наслаждения. Запах власти. О, как она хорошо помнила его!

Мужчина склонился к губам девушки и Сара не выдержала. С тихим всхлипом она приподняла голову, и первая поцеловала Джарета. Король Гоблинов победно улыбнулся сквозь этот отчаянно-неловкий поцелуй.

- Сколько страсти, Сара, – прошептал он, едва касаясь ее рта, – сколько огня!

- Пожалуйста, Джарет, – простонала девушка, приподнимая бедра, – помоги мне…

- С удовольствием, милая, – усмехнулся Король, впиваясь страстным поцелуем в губы трепещущей жертвы.

Этот безумный поцелуй заставил Сару стонать в такт движениям его языка. Казалось, через этот поцелуй Король Гоблинов выпивает всю ее прошлую жизнь, оставляя место лишь для себя одного. Наконец, Джарет оторвался от истерзанных губ девушки. Его рука в черной кожаной перчатке скользнула вниз в поисках нежной женской плоти. Сара сжала кулачки, когда его пальцы нашли заветное местечко и принялись хозяйничать там, сводя ее с ума. Ощущение чужеродной кожи в своем теле многократно усиливалось невозможностью прервать это безобразие, уклониться от мучительно-сладкой ласки.

Джарет мастерски задевал самые чувствительные струны ее тела, то погружая затянутые в перчатку пальцы, во влажное тепло, то поглаживая промежность Сары снаружи. Сара могла только постанывать, отдаваясь его рукам. Удивительно, но ласки Короля были очень нежными, чего Сара никак не могла ожидать. Она готовилась к грубому насилию, а получила нечто невыразимо прекрасное.

-Чего ты хочешь, сокровище мое? – голос Короля был хриплым от едва сдерживаемой страсти, – Скажи мне, Сара!

Сара открыла глаза. И когда они успели закрыться? Пальцы Джарета продолжали мучить ее. Ей нужно было унять этот зуд внутри, нужно было, чтобы Король Гоблинов причинил неизбежную боль, грубо войдя в девственное тело.

- Я хочу… – Сара попыталась заставить себя произнести нужные слова, но не смогла, – Пожалуйста!

- «Пожалуйста» что, Сара? – брови Короля приподнялись в наигранном недоумении, – Чем я могу тебе помочь?

В ту же секунду Сара ощутила нечто, напоминающее слабый электрический разряд, пронзившей ее тело. Она выгнулась дугой от невиданного ощущения сладкой муки. Джарет сидел между широко разведенных ног своей жертвы и лучезарно улыбался:

- Тебе понравилось, милая?

Еще разряд! О, Боже?! Он делает это руками! Пальцы Короля вновь скользнули внутрь, посылая болезненно-сладкие разряды, а большой палец удобно устроился на чувствительном местечке снаружи, нежно массируя и утешая.

Тело Сары билось в судорогах. Когда же он прекратит?! О, пусть не останавливается!

- Я твоя, – прохрипела она, устав бороться с очевидным, – Джарет, ты властен надо мной!

Сладкая пытка мгновенно прекратилась, оставив после себя чувство сосущей неудовлетворенной пустоты.

Сара приоткрыла затуманенные глаза. Джарет поднес правую руку к губам и вдохнул запах Сары:

- Ты прекрасно справилась, милая, – улыбнулся он.

Сара ощущала, как по ее бедрам стекает смазка, как мышцы влагалища сокращаются, требуя вмешательства мужчины.

– Посмотри на меня, Сара! – голос Короля Гоблинов прозвучал громко и властно. Сара подчинилась.

Она не успела заметить, когда Джарет успел снять с себя одежду. Наверное, это опять какая-то гоблинская магия. Король стоял на коленях, готовый войти в нее. Взгляду Сары предстал внушительных размеров член. Глаза девушки округлились.

- Джарет, я еще ни с кем... Я еще никогда не была близка с мужчиной...

- Я знаю, – ласково улыбнулся Король Гоблинов, осторожно опускаясь сверху, – Я охранял твою невинность для себя, Сара. Будет немного больно. Смотри мне в глаза, милая!

Джарет рывком вошел ее тело, мгновенно разорвав тонкую преграду. С губ девушки сорвался вскрик, но отвести взгляд она не посмела. Джарет замер. Удивительные глаза Короля Гоблинов пили ее боль, всасывая в себя до капли. Едва боль утихла, Джарет начал двигаться в ней, увлекая за собой к пику наслаждения. Саре нравились эти резкие толчки, эта приятная наполненность и завершенность, эта несвобода и невозможность сопротивления. Волны оргазма сотрясли все тело девушки задолго до того, как Джарет закончил с нею. Сара обмякла в сильных руках Короля, продолжавшего вонзаться в нее. Губы Джарета скользили по шее пленницы, острые зубы хищника прикусывали чувствительную кожу, посылая тонкие электрические разряды к ноющей промежности. Сара закричала, взбираясь к новой вершине наслаждения. Хриплый стон Короля вторил ей.

Обессиленная, Сара откинула голову на подушки и почувствовала, что связанные руки обрели свободу.

Джарет скатился с нее и привлек девушку в свои объятия. Сара прижалась к теплой коже того, кто теперь владел ею всецело. Король нежно гладил кончиками пальцев спину девушки. Эти поглаживания навевали дремоту.

- Я не должна была уходить так, Джарет... – пробормотала Сара, борясь со сном.

Король Гоблинов довольно рассмеялся. Сара почувствовала, как затряслись его плечи.

- Спи, любовь моя, – в его голосе было тепло и нежность, – мы все обсудим завтра.

Сара заснула мгновенно, прижимаясь к тому, кто подчинил ее всецело.

Джарет осторожно высвободился из объятий спящей девушки и, набросив на себя мягкий черный халат, вышел на балкон. Король глубоко вдохнул ночной воздух и удовлетворенно потянулся.

- Ну! – требовательно бросил он, – Кто там еще? Выходи!

Из-за угла здания показалось сморщенное лицо дворцового лакея.

- Ваше Величество, – трясясь от ужаса начал маленький гоблин, – Осмелюсь сообщить, что с Темной стороны опять ползут кихмеры… Ваши подданные волнуются...

Не удостоив просителя ответом, Король стянул с правой руки перчатку и прищелкнул пальцами. Подавшись веред, Его Величество принялся высматривать что-то в кромешном мраке, расстилавшемся за пределами дворца. Наконец, он прищурился и протянул руку к невидимой цели. С пальцев Джарета сорвался огненный шар и с оглушительным ревом понесся в ночную темноту. За первым шаром последовало еще два. Маленький гоблин вжался в каменную стену и дрожал от страха перед грозным повелителем.

Король вновь натянул черную перчатку и обернулся к лакею.

- Народ может спать спокойно, – небрежно бросил он, плотнее запахивая халат.

В ту же секунду, подтверждая королевские слова, с Темной стороны Лабиринта раздался отчаянный вой.

- Попал, – радостно усмехнулся Его Величество, прислушиваясь к звукам, доносившемся из темноты.

- Скажи солдатам, чтобы нашли зверей и сняли шкуры.

- Слушаюсь, повелитель! – радостно взвизгнул гоблин, счастливый тем, что остался цел.

- Тише! – шикнул на незадачливого лакея Джарет, – Не разбуди будущую Королеву!

Гоблин исчез, будто его и не бывало. Младшая челядь до дрожи в коленях боялась попасть под горячую руку Короля. А уж тем более, имея такую новость в кармане.

Король задернул тяжелую занавесь, скрывающую выход на балкон, и вернулся в опочивальню. Сегодня ему впервые не будет одиноко в своем огромном замке. Сегодня и навсегда.

====== Глава 2 ======

Яркий солнечный луч проник в открытое окно и нежно скользнул по щеке спящей девушки. Сара попыталась прикрыться рукой, но настырный свет уже ворвался в комнату, возвестив начало нового дня.

- Ну и сон мне приснился, – пробормотала Сара, потягиваясь, – жаль только...

В ту же секунду глаза девушки широко распахнулись, а дрёма исчезла без следа. Ее кожи касалось меховое одеяло, да и кровать была чересчур широка.

Сара села в постели и огляделась. Залитая солнечным светом королевская спальня выглядела почти такой же, как и вчера. По губам девушки скользнула смущенная улыбка, а в груди приятно защипало.

- Не сон... – пробормотала она, сползая обратно на подушки.

Сара зажала рукой рот, чтобы не завопить от нахлынувшего счастья. Но тут ей пришлось задуматься о более насущных вещах: организм настойчиво требовал найти туалетную комнату или что тут у гоблинов есть.

Сара обнаружила на краю постели тяжелый халат черного цвета и решила, что на первое время сойдет и это. Запах Джарета окутал ее, едва она набросила темную материю на плечи. Подвернув дважды длинные рукава, девушка отправилась на поиски санузла.

Со второй попытки ей повезло. За синей бархатной занавеской она обнаружила вполне удовлетворяющую ее вкусу и привычкам обстановку. Закончив необходимые дела, девушка решила принять душ. К сожалению, душевой в наличии не оказалось, но за ширмой ее ждала небольшая круглая купель, напоминающая джакузи. Вода в купели была умеренно-теплой, что тоже порадовало Сару. Теплая вода успокоила ноющую ломоту во всем теле и саднящую боль в промежности. Наскоро искупавшись, Сара заторопилась обратно в спальню. Возможно, Король уже вернулся и как раз поджидает ее. Обратный путь девушки пролегал мимо огромного зеркала, отразившего ее во весь рост. Раскрыв рот, Сара остановилась перед зеркалом и сбросила на пол халат, оглядывая себя. Все ее тело покрывали синяки и следы от укусов. Шея вся сплошь исполосована следами зубов. Тонкие запястья и плечи расцвечены багровыми полосами, а губы искусаны в кровь... Она делила ложе с демоном...

Сара вновь подняла глаза своему лицу и вскрикнула от неожиданности: за ее спиной молчаливо стоял виновник торжества – Его Величество Король. Их взгляды встретились в зеркале. Сара стоически выдержала этот непростой для себя поединок, не опустив взора.

- Я сдерживался слишком долго, любовь моя, – голос Короля был нежен, а руки, гладившие ее обнаженные плечи, были ласковыми.

- Я не в обиде, Джарет, просто… – Сара стушевалась под испытующим взглядом его глаз.

Король снял перчатки и потер ладони:

– Постарайся не шевелиться. Джарет приблизил руки к поврежденным местам. Сара продолжала смотреть в зеркало, стоя спиной к Королю, и не верила своим глазам. За несколько секунд синяки и ссадины побледнели, а затем и вовсе исчезли с ее тела. От ладоней Короля Гоблинов исходило приятное тепло. Дольше всех врачующей магии сопротивлялись следы укусов, но вскоре и они растаяли без следа.

Джарет убрал руки и одним пассом набросил свой халат на плечи девушки. Его ладнои снова были упрятаны в перчатки.

- Я приглашаю тебя на прогулку по Лабиринту, – Король Гоблинов притянул Сару в свои объятия и запечатлел поцелуй на макушке растерянной девушки, – Завтрак у кровати. Я зайду за тобой через час.

- А в чем...

- Я пришлю к тебе горничную с платьем, – усмехнулся Король, выпуская девушку из объятий, – Иди же. Завтрак ждет.

С этими словами Король растворился в воздухе, оставив в волосах Сары белый цветок, напоминающий розу.

Девушка поспешила в спальню. Возле кровати она обнаружила маленький изящный столик, накрытый к завтраку. Поджаренный хлеб, сыр и фрукты были весьма уместны. Горячий травяной напиток в большой кружке напоминал зеленый чай. Сара с аппетитом позавтракала, радуясь, что еда мало отличается от той, к которой она привыкла. Едва она закончила с трапезой, в дверь постучали.

- Войдите! – крикнула Сара, запахивая королевский халат, все норовивший сползти с плеч.

В дверь вошло создание необыкновенной красоты. Сара на миг задохнулась от восхищения.

Перед ней стояла миниатюрная девушка в простом сером платье. На вид ей было лет семнадцать. Солнечные лучи создавали золотистый ореол вокруг светловолосой головы незнакомки. Огромные голубые глаза и белоснежная кожа были безупречны. Девушка присела в глубоком реверансе.

- Доброе утро, миледи.

-Доброе… – Сара разглядывала вьющиеся мелкими колечками волосы незнакомки.

То, что предстало ее взору, окончательно повергло девушку в шок: сквозь золотистые волосы красавицы проглядывали небольшие остренькие рожки.

Несколько мгновений спустя Сара осознала, что девушка ждет ее разрешения подняться из реверанса и поспешила исправить оплошность:

- Пожалуйста, встань! Кто ты?

Девушка подняла прелестное личико и лучезарно улыбнулась:

- Миледи, я ваша горничная. Его Величество велели прислуживать вам. Это великая честь для моего рода, госпожа!

Юная горничная изящно поднялась и легкими шагами направилась к сидящей на постели хозяйке.

- Как тебя зовут? – придерживая полы халата, Сара поднялась на ноги.

- Эйгл, миледи. Это значит «свет, сияние».

- Волшебное имя, – похвалила Сара, удивляясь незнакомому звучанию.

- Давайте спешить, госпожа! Его Величество не любит ждать.

Юная горничная усадила Сару перед небольшим зеркалом и занялась ее прической. Заплетая темные волосы своей госпожи, Эйгл трещала без остановки, знакомя хозяйку с дворцовым этикетом.

Сара с удивлением узнала, что страшненькие гоблины, домовые и прочие существа, населяющие Лабиринт, не являются единственными жителями чудесной страны. Как выяснилось, есть еще и высшая знать – она видела ее представителей на королевском балу. Придворные гоблины живут в огромном крыле дворца, выходящем в цветущие сады. Им прислуживают несколько семей бесов.

- Так ты бес? – на всякий случай уточнила Сара, разглядывая в зеркале крошечные рожки своей служанки, пока та укладывала волосы девушки в золоченую сетку.

- Бесовка, – поправила Эйгл, осторожно закрепляя сетку золотыми шпильками.

- Мой жених, мои старшие братья и мой отец служат в королевском войске, – продолжала болтать она, подавая Саре темно-синее платье, расшитое золотыми нитями, – Бесы – отличные воины. Его Величество может гордиться своими солдатами!

У Сары отлегло от сердца: ей стало значительно легче от того, что у красивой горничной есть жених. Девушка с удивлением открыла в себе ревность.

- Все готово, миледи, – Эйгл отступила на шаг, предоставив Саре самой взглянуть на результат ее усилий.

Сара подошла ближе к зеркалу. Она залюбовалась искусной работой служанки – непослушные волосы были переплетены синими лентами и упрятаны в сетку по средневековой моде. Синее платье тоже напоминало средневековый костюм. Узкая юбка, расшитая по подолу золотом, неглубокий квадратный вырез и широкие рукава платья очаровали девушку. Она осторожно разгладила руками нежную прохладную материю. Сегодня она будет красивой для своего Короля.

- Спасибо, Эйгл! – от души поблагодарила Сара, и бесовка засияла от счастья, точно медная монетка.

- Госпожа, всего несколько штрихов, если позволите.

Девушка порывисто шагнула к Саре и поднесла крохотные ладошки к ее щекам.

- Добавим немного румянца! Вы будете прекрасны!

Щеки Сары ощутили болезненную вспышку, исходящую от ладоней Эйгл. Сара вскрикнула от неожиданности: они тут все током бьются?! В ту же секунду неведомая сила отбросила хорошенькую бесовку в противоположную от Сары сторону. Пролетев несколько метров по воздуху, служанка спиной врезалась в стену и мешком рухнула на пол.

Вскрикнув, Сара обернулась.

В дверях стоял Король Гоблинов. Джарет был страшен. От него черными волнами исходил гнев. Король вновь протянул руку в направлении начавшей приходить в себя горничной.

- Джарет, пожалуйста, не надо! – завопила Сара, бросаясь навстречу Королю.

Не думая о последствиях, девушка повисла на карающей руке, готовой послать смертельный удар по скорчившейся у стены фигурке.

- Пожалуйста, – Сара умоляюще тянула его руку на себя, стараясь отвести неминуемую гибель от несчастной бесовки, – Не делай этого! Она не хотела ничего плохого…

Казалось, само время в комнате остановилось. Секунды медленно перетекали одна в другую.

Наконец, гневные искры в глазах Короля погасли, и он взглянул на Сару. Сжатые губы дрогнули, выпуская слова:

- Почему ты защищаешь ее?

- Потому что она не виновата! – Сара решительно загородила собой незадачливую служанку.



Король медленно обошел ее и двинулся к стоящей на коленях бесовке. Личико девушки было искажено страхом.

- Умоляю, Ваше Величество, пощадите, – простонала несчастная, сжимая худенькие ручки, – это всего лишь женская магия... Все знатные дамы пользуются этим фокусом, чтобы вызвать румянец... Пощадите!

Джарет обернулся к Саре.

- Я найду тебе другую горничную, – холодно отчеканил он.

- Мне нравится эта! – Сара храбро пошла в атаку, понимая, что гнев Короля иссяк, – Мы почти подружились. Я не хочу ее терять.

- Не годится дружить с прислугой, Сара, – пренебрежительно произнес Король, – Но, впрочем, как знаешь.

- Ты не тронешь ее?

- Нет. Ее жизнь в твоих руках. Делай, что считаешь нужным.

Сара выпрямилась и проговорила со всей возможной торжественностью:

- Эйгл, ты остаешься моей горничной!

Не веря своему счастью, спасенная бесовка прижала к губам край платья своей госпожи:

- О, благодарю вас, миледи!

- Ты не понадобишься свей госпоже сегодня, – бесстрастно произнес Джарет, перекатывая с руки на руку хрустальный шар, – Убирайся!

Девушка тенью метнулась к дверям, исчезнув прежде, чем Сара успела проститься с ней. Сара боялась взглянуть на Джарета. Что он сделает с нею? Она взялась оспаривать волю самого Короля... Что она натворила?! Ледяной страх потек между лопаток девушки, заставляя ее дрожать.

- Итак, – вкрадчивый голос Короля Гоблинов заставил Сару еще ниже опустить голову, – ты решила, что можешь приказывать своему господину?

Джарет медленно обходил стоящую перед ним девушку. Гулкий звук его шагов заставлял ее вздрагивать. Сара не поднимала взгляда, опасаясь вновь вывести Короля из себя.

- Так я прав? Ты решила проявить своеволие, душа моя?

- Нет, просто Эйгл не заслужила такой участи… – попробовала возразить Сара.

- И вновь ты оспариваешь мое слово, – в голосе Джарета зазвенели довольные нотки, – Браво, Сара! Боюсь, мне предстоит научить тебя сдержанности и покорности. Но отложим это до вечера. Я обещал тебе прогулку, и я сдержу слово. Идем!

Сара осмелилась взглянуть на Короля. Казалось, Джарет ничуть не рассердился. Лицо его было непроницаемо. Надменно вздернутый подбородок и насмешливая полуулыбка заставили сердце Сары сбиться с ритма, настолько красив был стоящей перед нею мужчина.

Король протянув ей руку в черной перчатке. Девушка почувствовала, как в животе в тугой узел завязываются восхищение, вожделение и страх. Что ожидало ее вечером? Почему Его Величество решил сменить гнев на милость? Сложив внезапно пересохшие губы в вежливую улыбку, Сара вложила свою дрожащую ладонь в руку Короля. Во взгляде Джарета промелькнуло восхищение. Коротко кивнув девушке, Король повел ее к выходу.

Путь Короля и его спутницы пролегал через анфиладу комнат, в которых выполняли какую-то работу сотни маленьких гоблинов. Едва завидев своего Короля, страшненькие существа прекращали свои дела и приветствовали повелителя поклонами, успевая при этом о чем-то визгливо перешептываться.

- Как тебе мои подданные, Сара? – Король вздернул подбородок, оглядывая робеющую перед ним девушку.

- Сейчас они выглядят несколько… кхм…несколько необычно, я полагаю. В прошлый раз я…

- В прошлый раз ты была в сказке, а теперь все это – твоя жизнь, – Король злорадно усмехнулся, видя испуг в глазах своей спутницы, – Теперь это навсегда, милая Сара!

Девушка облизнула сухие от страха губы. Она не даст себя запугать! Все не так уж и плохо… По крайней мере, пока все шло относительно нормально. Очень относительно! Сара решилась задать Джарету вопрос:

- А как же остальные гоблины? Те, что живут во дворце?

Резко очерченные брови Короля сошлись на переносице, выдавая крайнюю степень недовольства.

- Тебе приснилось, Сара. Здесь только эти, – он неопределенно махнул рукой в сторону кучки кланявшихся существ.

- Зачем ты обманываешь меня?! – Сара выдернула свою руку из стальной хватки королевских пальцев и остановилась, вызывающе глядя прямо в глаза хозяина Лабиринта, – Эйгл рассказала мне о твоем дворе, о высших гоблинах, о Зеленом Лабиринте и о Темной стороне!

- Нужно было прикончить эту служанку значительно раньше, – пробормотал Король, подхватывая девушку под локоть и увлекая дальше по галерее, – Да, я соврал тебе, Сара. И врал до этого не раз.

Задохнувшись от возмущения, девушка не нашлась, что ответить, продолжая механически следовать за властной рукой Его Величества. Тем временем каменные переходы замка закончились. Перед Королем и его спутницей распахнулись двери, ведущие в Лабиринт.

Сара на секунду заколебалась, а затем решительно шагнула на солнечный свет. Яркое солнышко на миг ослепило девушку, проделавшую длинный путь в дворцовом полумраке. До слуха Сары донеслось щебетание птиц. Теплый ветер подарил девушке легкий аромат цветов, скрытых за стенами Лабиринта. Что же, этот мир не так плох, как ей казалось десятилетие назад. Возможно, ей понравится жить здесь. Улыбнувшись, она обернулась к Королю Гоблинов, стоявшему в полутьме за порогом.

- Здесь чудесно, Джарет ! Покажи мне Лабиринт… Пожалуйста!

Король Гоблинов вышел на солнечный свет. Сара отметила, как засияли его платиновые волосы, непослушными прядями свисающие вдоль бледного лица. Теперь на нем была белоснежная рубашка с распахнутым воротом, открывавшем взору девушки странный медальон на тяжелой цепи. Темно-серый плащ из шкуры какого-то мохнатого зверя окутывал фигуру Короля подобно завесе тумана. Неужели одежда меняется в зависимости от настроения, в котором пребывает Его Величество? Сара точно помнила, что несколько секунд назад королевская рубашка была чернее ночи, как, впрочем, и его неизменные перчатки. Теперь они были серыми.

- Мне нравится, когда ты просишь меня о чем-либо, сокровище мое, – Джарет стоял так близко к девушке, что щеки ее запылали от воспоминаний о прошлой ночи, когда их тела соприкасались.

Отступив на шаг, Сара протянула Королю свою ладонь. Сильные пальцы Джарета обхватили ее руку, а его взгляд вполне красноречиво скользил по телу девушки. Щеки Сары алели.

- Идем, сокровище мое, – усмехнулся Король, потянув ее за руку в сторону Лабиринта, – иначе я решу заняться тобой прямо здесь.

Решив не нарываться на неприятности, девушка решительно зашагала вслед за хозяином здешних красот.

Солнце старалось во всю, изливая на загадочный мир свет и тепло. Шагая вслед за Джаретом по Лабиринту, Сара узнавала и не узнавала места, по которым она проходила в свое прошлое путешествие. Теперь здесь все было иначе: каменные стены были увиты цветущими побегами, где-то распевали птицы, а присутствие мощной силы Короля делало прогулку еще более приятной.

- Постой, – окликнула своего провожатого Сара, – Это не прогулка, это догонялки какие-то! Я столько всего хочу узнать…

Джарет остановился, поджидая отставшую Сару. Она немного путалась в длинном платье, но старательно пыталась не показывать этого, придерживая подол обеими руками. Брови Короля приподнялись в деланном недоумении:

- Ты забыла, как ходят благородные дамы? Досадно! Раньше ты была более… грациозной.

- Не было возможности тренироваться, – резко ответила Сара, запнувшись за какой-то засохший побег, – На балы меня не приглашали, знаешь ли!

- Знаю, – Король вновь предложил Саре свою ладонь, – Придется возобновить тренировки, душа моя. О чем ты хотела меня спросить?

«Похоже, настроение Его Величества изменилось к лучшему, – подумала девушка, – нужно ловить подходящий момент»

- О чем? Да обо всем! Где мои друзья? Почему они перестали ко мне приходить?

- Я запретил, – просто и без затей ответил Король, сдерживая Сару, готовую ускорить шаг, – Не торопись, сокровище мое. Даме положено ступать медленно и плавно.

- Как запретил? Почему?!

- Потому что они начали мне мешать, – охотно пояснил Джарет, поглядывая на раскрасневшуюся от досады спутницу.

- Понимаешь ли, Сара, я много лет наблюдаю за тобой. Впервые я увидел тебя десятилетней девчушкой. Ты играла в принцессу на берегу большого ручья. На тебе было ужасающее розовое платье и мамины бусы…

- Да! – глаза Сары затуманились от грустных воспоминаний, – это был последний наш кемпинг с родителями. Через год они развелись…

- Я сострадал твоему горю, Сара, поверь, – в голосе Короля слышалось искреннее сожаление, – но я ничего не мог поделать. Я не властен в вашем мире, до тех пор, пока меня не призовет смертный. Но не будем о грустном, милая. Вернемся к тебе. Итак, я был очарован. Я мог увидеть тебя такой, какой ты станешь через пять, через десять лет. И то, что я увидел, понравилось мне еще больше. Я захотел обладать тобой, Сара.

- Почему? – горло девушки перехватило от непонятного смятения чувств. Впервые Его Величество был столь откровенен с ней.

- Потому что я увидел, как ты сильна духом, как ты верна своим принципам, как ты готова бороться за свою свободу и как чудесно ты сдашься на милость победителя. Я захотел тебя так, как не хотел ни одну женщину в мире. Я полюбил тебя, Сара.

Девушка слушала голос Короля, не смея перебить его, боясь пропустить хоть что-то. Размеренный шаг их неспешной прогулки по переходам Лабиринта несколько успокаивал ее бешено стучащее сердце.

- Я хотел получить все, но не знал, как это сделать. И тогда я написал тебе сказку. Ту самую, что ты нашла в кабинете отца за старым диваном. Сильной птице достало возможности принести ее в когтях и бросить в раскрытое на ночь окно. Дальше мне оставалось ждать.

- Так это был ты! Ты заставил меня читать о самом себе! Ты придумал весь этот спектакль с моим братишкой!

Король Гоблинов довольно рассмеялся, притянув девушку к себе. Его губы нежно скользнули по ее виску, обжигая и леденя одновременно:

- Конечно! Ты, дорогая моя, должна была всего лишь познакомиться со мной. Твой капризный братец нисколько не интересовал меня, меня больше занимала ты. Я хотел заставить тебя думать обо мне, бояться меня и желать одновременно. Признаюсь, это была лучшая часть моего плана! Какое удовольствие я получил, играя с тобой. Как я восхищался своей Сарой на королевском балу!

- Стоп! Этого не было, – возмущенная Сара притопнула ногой, – мне это снилось!

- Это было, – улыбка Джарета была нежной, а его взгляд несколько печальным, – ты танцевала со мной, сокровище мое. Ты танцевала и ты хотела, чтобы это продолжалось вечно. И, тем не менее, ты догадалась сбежать. Твой уход был весьма эффектным, поздравляю! Нам налево.

Король Гоблинов провел девушку между двух высоких колонн, стоявших посередине дороги.

- Что это? – спросила Сара, указав на колонны.

- Граница моего уединения, – ответил Король, – Дальше начинается Зеленый Лабиринт. Скоро ты его увидишь, ведь тебя нужно будет представить ко двору. Уверен, королевский двор тебя помнит!

- Джарет, ты хотел, чтобы я осталась здесь. Книгу написал ты. Зачем ты дал мне оружие против себя?

- Все очень просто, сокровище мое. Тебе было всего пятнадцать лет. Юные девушки склонны к необдуманным поступкам, а я хотел, чтобы ты все хорошо взвесила и пришла ко мне сама. Десять лет назад я создал такие условия, чтобы у тебя не осталось выбора. Ты должна была подрасти и признать мою власть над собой, что ты успешно и сделала. Я горжусь тобой, моя Сара!

- Постой-ка! Вчера ты сказал, что берег мою девственность для себя? Как это понимать?

Король Гоблинов остановился и указал Саре на невысокую башенку, увитую зелеными побегами.

- Оттуда открывается потрясающий вид на Лабиринт. Идем, я покажу.

-Вначале ответь! – заупрямилась Сара, отворачиваясь от башни, – Я хочу знать!

- Я всего лишь не дал твоему Максу… Мику…

- Майклу!

- Да, Майклу, – Король передернул плечами в знак раздражения, – Я не дал этому мальчишке стать твоим любовником. Будь у меня власть, я уничтожил бы его на месте. Теперь ты довольна, дражайшая Сара? Я ответил на все вопросы?

В душе Сары разгоралась буря. Как же так? Она была игрушкой в руках этого мистического существа, вся ее жизнь была сломана им, контролировалась им. Она никогда не принадлежала самой себе!

- А если бы я не призвала тебя, Джарет?! – в глазах девушки блеснули слезы, – Ты бы оставил меня старой девой?! Ты бы не дал мне создать семью, родить детей?! Где тогда вся твоя хваленая любовь?

- Не забывай, Сара, что моя любовь и человеческая любовь – не одно и то же! Ты родишь детей мне, моя Сара. Я об этом позабочусь.

Король Гоблинов притянул сопротивляющуюся девушку к себе и обернул ее полами мехового плаща, прижимая к своему телу. Мощь его рук была нечеловеческой, поэтому все попытки Сары вернуть себе свободу остались безуспешными.

- Не противься мне, любовь моя, – прошептал Джарет, впиваясь в губы своей пленницы страстным поцелуем.

Сара еще несколько секунд пыталась бороться с ним, но вскоре колени ее подогнулись, и она вся отдалась чувствам, которые пробуждал в ней Король.

Голова Сары пылала, между ног разгорался настоящий пожар, а затянувшийся мучительный поцелуй все никак не заканчивался. Настойчивый язык Короля вторгался в ее рот, лаская и посылая по всему телу маленькие искорки болезненного удовольствия. Сара стонала с такт движениям их языков, сплетавшихся в чувственных объятиях. Наконец, Джарет оторвался от губ девушки. Его рука нежно погладила Сару по щеке.

- Идем же, я хочу показать тебе королевский двор.

Молча кивнув, девушка как во сне последовала за Королем Гоблинов. Пока они поднимались в башню по узенькой винтовой лестнице, мысли Сары бешено метались, словно стая вспугнутых птиц.

« Вся моя жизнь… все мои мечты… он забрал у меня все… Он сделал меня такой! … Он разрушает меня и в то же время создает меня заново… И, что самое страшное, я хочу этого… Я хочу чувствовать его власть… Господи, да я ненормальная!»

- Взгляни, Сара, – глубокий голос Джарета пробудил девушку от невеселых раздумий, – Вот оно – мое царство.

Следуя за Королем, Сара шагнула на широкую площадку, огражденную каменным парапетом, и огляделась. В небольшом алькове притаилась удобная оттоманка, на которой ворохом лежали одеяла из серого, черного и бурого меха. Рядом с оттоманкой девушка приметила небольшой кувшин с водой. Видимо, это и было место уединения Короля.

Высокая фигура Его Величества отбрасывала длинную тень к ногам Сары.

- Подойди, – промолвил Джарет, облокотившись на каменный поручень, – на это захватывающее зрелище стоит взглянуть.

Сара встала рядом с Королем, положив дрожащие ладони на темный холодный камень парапета. Взору девушки предстала удивительная картина: перед нею зеленым морем расстилалась неизведанная часть Лабиринта, над которой, подобно кораблю, величественно возносился роскошный дворец. Зеленые стены дворцового Лабиринта состояли из переплетенных ветвей цветущего кустарника. Над тропинками взлетали резные белоснежные мостики, в тенистых местах прятались кружевные беседки.

- Какая красота, Джарет! – восторженно выдохнула Сара, буквально пожирая взглядом ухоженные цветники, раскинувшиеся перед дворцом.

- Там ты найдешь всю суету, всю жадность и все тщеславие этого мира, – в голосе Короля прозвучала нескрываемая неприязнь, – К сожалению, государственные дела часто требуют моего присутствия при дворе. Но обычно я предпочитаю одиночество в личных покоях. До сего дня, разумеется!

Сара вновь ощутила, как краска прилила к ее щекам. Сделав вид, что она пропустила последнюю фразу мимо ушей, девушка вновь принялась рассматривать Зеленый Лабиринт.

Саре удалось разглядеть прогуливающихся по саду придворных дам, напоминавших издалека стайку прелестных разноцветных бабочек. Рядом с дамами мелькали фигуры кавалеров, сопровождавших прелестниц.

- Почему ты так говоришь о своих подданных, Джарет? Мне казалось, что первейшая забота Короля – это внимание к тем, кто служит тебе…

Его Величество разразился смехом. Он смеялся, откинув голову назад, изредка поглядывая на недоумевающую Сару, прежде чем снова зайтись в приступе непонятного девушке веселья.

- Милая Сара, – в голоск Джарета еще звучали искорки смеха, – В Лабиринте забота о подданных – дело Королевы. Дело Короля –сдерживание существ, живущих на Темной стороне, поддержание порядка и законности в королевстве.

- Но ведь здесь нет Королевы, – Сара нервно разгладила свою синюю юбку, – А раз так, то все вопросы должен рассматривать Король, не так ли?

- Пока Королевы нет, – теперь улыбка Джарета не предвещала ничего хорошего, – но скоро, очень скоро, она появится. Королевство ждет твоей жертвы, Сара.

Девушка недоуменно моргнула, пытаясь уловить смысл сказанного. Почему жертвы?

- Видишь ли, – вкрадчиво продолжил Король Гоблинов, зайдя за спину своей спутницы и положив ладони на ее напряженные плечи, – ко двору стекаются все обиженные и оскорбленные, все просители и все жалобщики. А я ужасно не люблю подобные сцены! Я прихожу в ярость, выслушивая слезливое нытье этого отребья… Поэтому, Сара, все страждущие пойдут к Королеве, к Заступнице предо мною. В этом главная роль Её Величества – охладить гнев Короля, принять на себя все монаршее недовольство, всю королевскую жестокость. Достанет ли тебе сил, сокровище мое? Поверь, я могу быть крайне вспыльчивым и опасным. Готова ли ты к этому?

Девушка сглотнула стоявший в горле комок. Она чувствовала тепло, исходящее от тела Джарета, стоявшего позади. Манящий запах Короля кружил ей голову, заставляя думать не об обязанностях Королевы, а о том, как прошлой ночью сплетались их тела. Сара откинула голову назад и прижалась затылком к груди стоявшего за ней мужчины.

- Почему ты спрашиваешь меня об этом? Я не думала, что у меня есть выбор.

- Конечно, нет, – губы Короля Гоблинов нежно коснулись волос девушки, – но таков обычай. Итак, Сара, ты станешь моей Королевой? Будешь ли ты повиноваться мне во всем? Признаешь ли ты меня своим господином во веки веков?

Девушка вздрогнула от пронзительного ощущения. Ей казалось, что она катится в бездонную пропасть, из которой нет, и не будет выхода.

- Я стану твоей Королевой, Джарет, – прошептала Сара, в ужасе от содеянного, – Я стану…

Торжествующий смех Короля Гоблинов разнесся над Лабиринтом, заставив прогуливающихся придворных вздрогнуть от неожиданности.

- Клятва принята! – прогремел в наступившей тишине голос Джарета, – Теперь ты часть Лабиринта, душа моя. Настало время получить первый урок – урок смирения.

Всю обратную дорогу до Замка Гоблинов Джарет и Сара прошли в абсолютном молчании. Пальцы Короля уверенно и властно сжимали ладонь девушки, поддерживая и угнетая одновременно. Каменные стены Лабиринта все длились и длились, повороты и развилки сменяли друг друга в бесконечной череде повторений. Шаги Короля Гоблинов гулко отражались от вековых стен, в то время как шаги Сары не были слышны вовсе. В душе Сары метались два чувства – надежда и отчаяние. Как могла она согласиться на это предложение?! Как она могла отказаться от него?!

Невозможно, немыслимо и невообразимо жутко. Что теперь будет? Как она сможет выстоять в этом последнем сражении за свои чувства? Что ей остается делать, если перед Королем Гоблинов бессилен ее собственный рассудок и здравый смысл…

За этими раздумьями обратный путь по закоулкам Лабиринта промелькнул незаметно. Джарет остановился перед распахнутыми дверями, ведущими в замок и притянул Сару в свои объятия. Губы Короля нежно коснулись губ девушки.

- Я вынужден оставить тебя на некоторое время, сокровище мое, – прошептал Его Величество между легкими, почти невесомыми поцелуями, – До покоев тебя проводят. Жди меня к вечеру, Сара. Я жажду снова обладать тобой.

С этими словами Король Гоблинов отступил на шаг от девушки и окинул оценивающим взглядом ее фигурку, затянутую в темно-синюю струящуюся материю платья.

- Восхитительна! – прошептал он и растворился в воздухе.

====== Глава 3 ======

Ошеломленная Сара прижала пальцы к губам, которые еще помнили тепло королевского поцелуя. Неужели это все? Едва девушка выдохнула, сбросив копившееся напряжение, как внезапная догадка вновь бросила ее в пучину ужаса: Король говорил про смирение. Неужели он хочет, чтобы Сара мучилась неизвестностью ближайшие несколько часов? Что ж, видимо, она на правильном пути. Оставить ее в ожидании неизвестно чего – какая изощренная пытка, Ваше Величество!

- Миледи, я должен проводить Вас в королевские покои, – отвлек девушку от размышлений чей-то печальный и удивительно-знакомый голос.

- Хоггл! – воскликнула обрадованная Сара, обнимая растерявшегося гоблина, – Как же я рада тебя видеть!

Низкорослый Хоггл безуспешно пытался высвободиться из крепких объятий молодой женщины.

- Нельзя, миледи! Его Величество разгневается на меня!

Сара мгновенно разжала руки и поспешно спрятала ладони за спину. Хоггл нервно оглядывался по сторонам, ожидая неминуемого возмездия. Тишина длилась несколько секунд. Успокоив дыхание, девушка лихорадочно размышляла, как выйти из затруднительного положения. Догадка сверкнула словно молния, заставив Сару удовлетворенно улыбнуться. Его Величество хотел видеть Королеву – он ее и увидит!

-Хоггл, – в голосе Сары зазвенели властные нотки, – я приказываю тебе обращаться ко мне как прежде – по имени, до тех пор, пока не отменю свое приказание!

-Слушаюсь, госпожа, – спрятав довольную улыбку, старый гоблин склонился в неуклюжем поклоне.

- Итак, Хоггл, – девушка лучезарно улыбнулась старому другу, – начнем сначала. Я так счастлива вновь увидеть тебя!

- И я рад, Сара, – коротенькие ручки старика встретились с руками девушки, – Ты очень изменилась! Стала такой…взрослой…

- Прошло десять лет, Хоггл, – улыбнулась девушка, отметив, что пластмассовый браслет по- прежнему украшает запястье ее друга.

- А вот твоя улыбка осталась прежней, – в глазах Хоггла девушка прочла сожаление, которое тот неумело пытался скрыть, – Пойдем же! Я должен проводить тебя обратно… в клетку… к нему…

- Почему ты так говоришь? – Саре стало грустно оттого, что радость встречи померкла, уступив место непростым вопросам – Я сама согласилась быть здесь. Я сама…

- Не сама! – резко перебил ее Хоггл, придерживая тяжелую створку двери, чтобы девушка могла войти в замок, – Это все он! Он караулил тебя, как кот караулит мышь. Уж я-то знаю…

- Хоггл, Король рассказал мне сегодня обо всем. Я знаю, что произошло десять лет назад и знаю, чего Его Величество хочет от меня теперь. Я согласилась...

- Почему, Сара!? – в голосе Хоггла девушка услышала обиду и боль, – Почему? Ты могла бы быть свободной там, в своем мире! Ты бы прожила хорошую жизнь. А что теперь? Теперь ты – игрушка в руках Его Величества!

Девушку охватило жгучее чувство стыда, будто бы она только что предала близкого друга. Но, тем не менее, ей необходимо было признаться. Невысказанные слова томили ее, просились на язык, требовали свободы.

- Мне было только пятнадцать лет, когда я впервые увидела Короля Гоблинов. Я была еще совсем девчонкой, но кое-что понять и оценить я смогла. Десять лет я боролась с неизбежным, Хоггл. Десять лет я больше всего на свете хотела ощутить его власть. Я люблю его, Хоггл, если это чувство можно назвать любовью. Он нужен мне как воздух. Я сама иду “в клетку”…

Гулкое эхо шагов Сары и Хоггла разносилось по пустым переходам замка. Гоблины, которых Сара видела утром, куда-то разбежались, череда небольших залов поражала своей звенящей пустотой.

Хоггл шагал чуть впереди, уныло повесив голову, о чем-то размышляя. Наконец, он нарушил молчание:

- Я очень надеялся на то, что тебе хватит сил устоять, но, видно, судьба распорядилась иначе. Тем не менее, я всегда останусь твоим другом, Сара. Можешь рассчитывать на меня, как и прежде.

- Спасибо, Хоггл, – девушка улыбнулась, радуясь, что неприятный разговор остался позади.

Она не видела, как несчастный гоблин украдкой смахнул набежавшую слезу. Уж он-то отлично понимал, что Король разобьет несчастное сердце Сары и жестким каблуком раскрошит осколки. Но этого он не мог сейчас сказать ей, такой счастливой, такой сияющей, такой взрослой и прекрасной. Он не сможет оградить Сару от душевной боли, которую Черный Король обязательно причинит ей, но сможет помочь ей залечить раны, сможет помочь ей жить дальше. В этом маленький Хоггл клялся себе, ведя девушку, которую любил, к покоям своего Короля.

Дворцовые переходы все длились и длились, пустые и мрачные, будто давным-давно покинутые живыми существами. Именно такие, какими их запомнила Сара.

-Хоггл, почему так пусто вокруг? – спросила девушка, оглядываясь по сторонам.

- Все гоблины заняты работой – в Королевский Дворец съезжаются гости, – провожатый Сары зажег факел, чтобы рассеять полумрак, начинавший вползать в пустые переходы замка.

- И Джарет тоже там?- девушка начала подниматься вслед за Хогглом по широкой винтовой лестнице, придерживая шелестящие юбки.

- Разумеется, Его Величество встречает прибывших на коронацию Королевы, – ответил карлик, шагающий чуть впереди.

Сара сбилась с шага, осознав, что он имеет в виду.

- А когда состоится коронация? – ее голос задрожал от волнения.

-Через несколько дней, точно не знаю. Король обычно не делится планами с дворцовой челядью.

-Погоди-ка, Хоггл. Ты что же теперь – служишь во дворце?

Невеселая усмешка скользнула по губам коренастого гоблина.

- Его Величество приказал мне занять должность смотрителя замка, чтобы я не путался у него под ногами, пока он выслеживает тебя. У меня появилось много забот, Сара, так что я никак не мог помешать планам Короля…

- О, Хогггл, не вини себя! – девушка погладила друга по плечу, понимая, что старик много лет казнил себя за то, чего никак не мог изменить, – Мне хорошо здесь…

- С ним, – поправил Хоггл, распахивая перед девушкой двери в королевскую опочивальню, – Тебя ждет ужин, Сара. Его Величество распорядился не беспокоить тебя, так что я ухожу.

- А если я прикажу остаться? – девушка рассчитывала вновь воспользоваться своим положением, чтобы подольше поболтать с другом.

-Не получится, – голос карлика был полон печали, – Слово Короля не может оспорить даже Королева, а ты пока даже не коронована, Сара. Увы, мы должны подчиниться приказу. Я навещу тебя, как только смогу.

С этими словами старый гоблин притворил дверь, и девушка осталась одна в королевской опочивальне.

В душе Сары вспыхнул огонек гнева. Как же так? Джарет намерен замуровать ее в этой башне, не давая видеться с друзьями? Все пляшут вокруг Короля, словно марионетки, а он лишь только дергает за ниточки. Неужели, она обречена стать такой же безвольной куклой в его руках. Не об этом ли говорил ей Хоггл, пытаясь предостеречь?

Но ведь она современная, самостоятельная женщина… Одно дело, подчиниться любовнику в постели, и совсем другое – отказаться от своего Я, стать послушной исполнительницей чужой воли… Даже если это воля Джарета…

- Господи, я совсем запуталась! – пробормотала Сара, сжимая виски ладонями, – Говорят, есть такая культура, где женщина подчинена мужчине, но я не могу себе этого представить. Я не готова отказаться от своих убеждений… Неужели я поспешила, дав согласие стать Королевой?

Девушка ходила кругами по комнате, не обращая внимания на сервированный к ужину стол.

- Нет, я по-прежнему хочу быть рядом с Королем... Но кто сказал, что самого Джарета невозможно изменить? Возможно, мне удастся хоть немного повлиять на него… Возможно, если он полюбит меня снова, то согласится несколько ослабить вожжи…

На губах Сары заиграла неуверенная улыбка. Решено! Она попытается завладеть сердцем Короля Гоблинов, если только у него есть сердце.

От раздумий девушку отвлек оранжевый луч заката, пробившийся сквозь занавесь из тяжелого черного бархата.

-Неужели уже наступил вечер? – пробормотала она, решив взглянуть на то, что скрывали занавески.

Отодвинув одну из гардин, Сара увидела широкий балкон, опоясывающий башню по кругу. Глубоко вдохнув, она вышла на свежий воздух.

Закатное солнце освещало знакомый ей Лабиринт Короля, по которому она гуляла сегодня. Сара пошла вдоль согретого солнцем парапета, едва касаясь пальцами шершавого камня.

Перед ней раскрывалась удивительная панорама. Сразу за личным Лабиринтом Джарета следовал Зеленый Лабиринт. Девушке было отлично видно толпу гостей, прогуливавшуюся по его дорожкам. Перед Дворцом был выстроен почетный караул, на высоких треногах горели факелы, откуда-то звучала чарующая музыка. Сара поискала глазами Джарета, но Короля не было среди тех, кто наслаждался красотами Зеленой стороны.

Во дворце царила оживленная кутерьма. Сквозь распахнутые окна Саре удалось разглядеть роскошные залы, свечи в хрустальных люстрах, золото и зеркала, отражавшие бесчисленных слуг и служанок, сновавших по дворцу. Наверное, бесы и бесовки заканчивали приготовления к прибытию гостей. Интересно, там ли ее горничная – Эйгл?

Возможно, сегодня во Дворце состоится бал…

Сара в последний раз взглянула на Зеленый Лабиринт и отправилась дальше. Солнце все ниже клонилось к горизонту, освещая башню оранжевыми отблесками небесного огня.

Вскоре перед девушкой предстал и третий сектор Лабиринта – его Темная сторона. Над угольно-черными стенами нависал сизый туман, мешавший рассмотреть то, что скрывалось внутри. От этих стен и от зловещего тумана веяло каким-то необычайным злом, вязким ужасом и липким страхом. Саре показалось, что там, в этой зыбкой глубине прячутся все людские кошмары, все, что снится в темную полночь, все, что хочется поскорее забыть.

Сара ускорила шаг, чтобы скорее миновать Темную сторону. Башня, в которой находилась девушка, являла собой некий центр, а стороны Лабиринта расходились от нее, подобно лепесткам невиданного цветка. Вскоре Темный лепесток остался позади и взгляду Сары предстал городок, прижавшийся к подножью замка Гоблинов. Узенькие улочки, по которым когда-то шагала юная Сара, казались ей сверху совсем игрушечными.Городок располагался на склоне высокой горы и постепенно спускался к морю.

В городке всюду кипела жизнь. Между домов сновали фигурки гоблинов, прошел, шагая в ногу, отряд бесов, из лавчонки вышли две богато одетые дамы в сопровождении какого-то кавалера и зашагали по направлению к пристани, у которой пришвартовались несколько десятков парусных кораблей. До Сары донесся теплый запах хлеба с острой примесью бриза. Девушка прикрыла глаза, наслаждаясь морской свежестью.

Сара еще долго наблюдала за жизнью городка. Вот уже и стемнело. На улицах зажглись масляные фонари, из порта доносились выкрики матросов, а огромные парусные корабли стали напоминать заснувших на волнах птиц. По улочкам прогуливались знатные гоблины. Над городком, скрытым во тьме, неслась веселая музыка, то и дело слышались взрывы смеха.

Наконец, ощутив голод, Сара вернулась в королевские покои. За время ее отсутствия чьи-то заботливые руки разожгли камин. Веселое пламя освещало столик, накрытый к ужину. Девушка присела на удобный стул и отдала должное искусству повара. Надо признать, что блюда, предложенные ей, были великолепны. Насытившись, Сара решила выпить немного вина. В центре столика одиноко возвышался хрустальный бокал, в котором томилась золотистая жидкость.

Пламя камина освещало тонкие грани хрусталя, заставляя напиток мерцать и светиться.

Девушке было хорошо и уютно. Она протянула руку и взяла высокий бокал.

Откинувшись на подушки, Сара пригубила вино. Оно было совсем не похоже на то, что ей доводилось пробовать ранее. Пряный вкус настолько очаровал ее, что она совсем не заметила, как допила все, что было в бокале. Томное онемение разлилось по телу Сары, навевая дремоту. Девушка попыталась встать, чтобы налить еще немного вина, но сделать этого не смогла: ноги отказывались ей служить.

- Неужели нужно так мало, чтобы захмелеть? – удивилась Сара, прикрыв глаза, – Очень странный напиток… Мысли вовсе не путаются, а тело как бы существует отдельно…

- Это не просто напиток, – мурлыкающий голос Джарета прозвучал над самым ее ухом, – это весьма действенное зелье, сокровище мое!

Вскрикнув от неожиданности, Сара распахнула глаза и встретилась взглядом с удивительными глазами Короля, склонившегося над ней.

- Какое зелье? Зачем?! – девушка попыталась пошевелиться, но тело не слушалось ее приказов, движения были слабыми, точно у новорожденного котенка.

Джарет улыбнулся ей, обнажив острые зубы хищника:

- Я обещал тебе урок смирения, Сара. Надеюсь, тебе понравится.

С этими словами Король Гоблинов подхватил девушку на руки и перенес поближе к камину, опустив прямо на серую шкуру, заменявшую ковер.

Пальцы Сары непроизвольно сжали густой и удивительно мягкий мех. Дыхание девушки сбилось, едва Джарет склонился к ней, внимательно вглядываясь в ее лицо.

- Ты боишься, сокровище мое? – голос Короля был еле слышен Саре из-за стука бешено бьющегося сердца.

Девушке достало сил согласно мотнуть головой, не отрывая взгляда от колдовских глаз Джарета, пьющих ее страх, словно терпкое вино.

- Хорошо, – удовлетворенная улыбка расцвела на тонких губах Короля Гоблинов, – Я рад, что ты признаешь это. Скажи, Сара, хочешь ли ты принадлежать мне?

И снова голос подвел девушку, из пересохших от волнения губ не доносилось ни звука. Ей оставалось только вновь кивнуть, соглашаясь на откровенное предложение Его Величества.

Сара внимательно рассматривала лицо Короля Джарета. Ей нравилась изогнутая линия надменно-вздернутых бровей, хищная улыбка, в которой влажно поблескивали белоснежные клыки. Небольшие морщинки лучиками разбегались от внешних уголков его удивительных глаз, способных впитать и страх, и боль, и, наверное, любовь… Эти необыкновенные глаза пленяли Сару, подчиняли своей магической власти, сбивали с толку разными по ширине зрачками. Сара видела в них собственное отражение, собственную беспомощность перед ним – мистическим правителем Андеграунда, повелителем Лабиринта.

- Итак, дражайшая Сара, начнем наш урок, – Король певуче растягивал слова, разглядывая девушку, лежавшую рядом с ним на серебристой шкуре кихмера, – сегодня тебе предстоит научиться смирению. Смирение, Сара, это, покорность, которая возникнет от сознания, что цель, к которой ты будешь стремиться, остается бесконечно далекой. И только я смогу решить, когда ты достигнешь желаемого.

В ладони Джарета появился хрустальный шар. Король пристально посмотрел в глаза испуганной девушки, прежде чем отпустить сияющую сферу. Шар завис над головой Сары и внезапно лопнул, рассыпавшись миллионом сияющих брызг. Девушка почувствовала, как неведомая сила подняла ее в воздух, закружила и бросила вниз, одновременно вздергивая связанные руки вверх.

Едва к Саре вернулась способность воспринимать окружающую действительность, она смогла осознать собственное незавидное положение. С ее тела исчезла вся одежда, а сама она стояла у камина. Тепло, исходящее от пламени согревало ее обнаженную спину, мягкими лапками гладило босые ноги. Руки девушки были вновь перевязаны черной лентой и подняты над головой. Сара смогла разглядеть свисавший с потолка крюк на тяжелой цепи. На этом крюке она болталась, едва касаясь пальцами босых ног пушистой серой шкуры неизвестного ей зверя.

- Зачем? – смогла выдохнуть испуганная девушка, глядя на стройную фигуру Короля, рассеянно перебиравшего ворох свитков на массивном столе из черного дерева.

Сара машинально отметила, что на Джарете сегодня тот самый синий кафтан, в котором он танцевал с ней когда-то. Значит, во дворце действительно был бал…

- Зачем? – повторил эхом Король, стягивая расшитый драгоценными каменьями дворцовый наряд. Синяя материя сверкнула богатым шитьем, когда Его Величество отбросил кафтан в сторону, оставшись в белоснежной рубашке и синих бриджах, заправленных в высокие черные сапоги.

- Ты спрашиваешь «зачем», дражайшая Сара? – повторил Джарет, медленно приближаясь к беспомощной жертве, – Я хочу, чтобы ты окончательно признала мою власть над собой. И ты признаешь, сокровище мое, не будь я Черный Король.

В руках Джарета возникла небольшая пиала из синего стекла. Девушка с опаской наблюдала за тем, как Король Гоблинов погрузил в пиалу пальцы, затянутые в неизменные перчатки.

- Что это? – Сара попыталась уклониться от прикосновения влажной кожи к своей груди, но тело по-прежнему было сковано выпитым зельем.

Король осторожно наносил на ее открытую грудь какое-то бесцветное и пряно-пахнущее вещество. Сара ощутила легкое покалывание там, где только что были его ласкающие пальцы.

- Этот состав я сделал специально для тебя, сокровище мое. Он слегка усилит твои ощущения, не бойся. Ну, разве что, самую малость!

На губах Джарета появилась лукавая усмешка, которая удивительно ему шла. Сара нервно сглотнула, ощутив, что рука Короля принялась за нежные складки ее промежности. Легкое покалывание усиливалось, вызывая ноющее ощущение там, где кожи коснулся зловещий эликсир.

- Я назвал его «Муки плоти», – шепнул на ухо ошеломленной Саре Король.

Синяя пиала была отправлена в камин. Судя по хлопку, который раздался за спиной девушки, пламя приняло подачку и уничтожило ее в одно мгновение.

- Тебе удобно, сокровище мое? – Король отошел назад, чтобы окинуть взглядом фигурку пленницы, застывшую на цыпочках перед камином.

-Нет! – выкрикнула она, ощущая, как все внутри нее пылает, требуя утоления неудобства, причиняемого колдовским зельем, – Я ненавижу тебя за это! Как ты можешь быть таким жестоким?!

- Вот и славно, – довольству Джарета не было предела, – Оставлю тебя наедине с собой. Меня ждут государственные дела, Сара. Приятного вечера!

Король Гоблинов отступил в тень и направился к своему рабочему столу, захламленному разнообразными бумагами. Усевшись в огромное кресло с высокой спинкой, Его Величество весь погрузился в чтение одного из многочисленных свитков, иногда внося какие-то поправки длинным синим пером. Казалось, его абсолютно не интересовало состояние девушки, тихонько вскрикивавшей у камина.

Однако, Его Величество периодически приподнимал голову, чтобы полюбоваться на стройное тело своей пленницы, освещаемое пламенем. На губах Короля Гоблинов играла удовлетворенная улыбка.

Тем временем Саре было вовсе не до улыбок. Темное пламя пожирало ее, распространяясь от груди и промежности, заставляя желать только одного – чтобы тот, кто это затеял, ворвался в ее лоно, унял плясавший там пожар. Тело Сары по-прежнему не повиновалось ей, не давая возможности хоть как-то облегчить свою участь. Девушка выкрикивала разнообразные проклятия в адрес Джарета, желая только одного – прекращения этой пытки. Но ее слова, казалось, не долетали до слуха Его Величества, склонившегося над очередным распроклятым свитком.

Сара не знала, сколько прошло времени с тех пор, как Король Гоблинов оставил ее сгорать от мучительного желания, навязанного им. Она охрипла от выкриков, она устала от бесконечного жгучего удовольствия, грозившего убить ее окончательно.

Она признала свое поражение.

- Джарет, – прошептала девушка, опустив голову, – прошу…

Король, забросив ноги на край стола, заинтересованно смотрел на нее, не проронив ни слова.

- Я больше не могу…

- Чего же ты хочешь, моя Сара? – наконец снизошел он.

- Тебя… – выдохнула девушка, заставив себя посмотреть в глаза своему мучителю.

От увиденного ее обдало новой волной жара – в глазах Короля бушевала страсть, поразительно контрастирующая с безмятежностью его позы.

- Ты принадлежишь мне Сара, запомни это. Ты моя навеки.

- Да, Король...

В ту же секунду путы, удерживающие девушку, пропали, и она рухнула на мягкую шкуру, едва успев подставить ладони. Сара не могла даже пошевелиться, оставшись лежать на животе, положив голову на покалывающие от притока крови, руки.

- Чудесный вид, – произнес Король Гоблинов, погладив девушку по мягким ягодицам.

Внезапно Джарет оказался за ней. Одной рукой он приподнял бедра неподвижной девушки и рывком погрузился в ее пламенеющую вагину. Последняя связная мысль Сары была о том, что одежда Короля, скорее всего, исчезает по его желанию…

Сильные и резкие толчки мужской плоти мгновенно погасили жгучее ощущение неудовлетворенности, а пальцы Короля, сжимающие ее бедра, направляли и контролировали попытки Сары подстроиться к ритму любви.

- Да, моя хорошая, – прошептал Джарет, вонзаясь в податливое тело возлюбленной, – И только так…

Сара всхлипывала, ощущая, как член Короля ритмично погружается в нее, вызывая приступы неудержимой сладкой дрожи. Его Величество намотал на руку длинные волосы девушки и потянул на себя, вынуждая ее запрокинуть голову назад. Сара почувствовала, что вынужденное подчинение только усиливает наслаждение, делает его острее.

- Да, Джарет, да! – выкрикнула она, содрогаясь от щемящего удовольствия, – Сильнее! Еще!

Волна оргазма заставила Сару выше поднять бедра, изо всех сил вжимаясь в тело Короля. Его Величество отпустил волосы девушки и, прижав бедра Сары к своим, с последним толчком излился в ее трепещущее тело.

Колени девушки разогнулись, и она съехала животом на мягкую шерсть, придавленная весом Короля Гоблинов…

Веки Сары закрылись и она, обессиленная, провалилась в сон, не ощущая того, что Джарет подхватил ее на руки и бережно устроил в постели, прижимая к себе, словно самую большую драгоценность в его жизни.

Король прикрыл глаза и позволил себе заснуть, обнимая ту, что была ему дороже всех сокровищ мира.

====== Глава 4 ======

Саре вновь снился тот самый сон: она, спотыкаясь, бежит сквозь липкий туман по Лабиринту, спасаясь от мертвящего ужаса. Но теперь кошмар приобрел иные формы, теперь ее путь пролегает сквозь черные развилки Темной стороны Лабиринта. Сара бежит сквозь плотный туман, а каменные стены все длятся и длятся, повороты следуют один за другим, и девушка понимает, что оказалась в ловушке. Откуда-то издалека до нее доносится оглушительный рев неизвестного существа, почуявшего близкую добычу.

Сара оборачивается и замечает в тумане массивный силуэт хищника, готового броситься на нее. Она снова бежит, так быстро, что сердце готово выскочить из груди, а горло перехватывает от надсадного дыхания. Сара чувствует горячее дыхание зверя у себя за спиной, слышит, как впиваются в черный камень острые когти… С губ девушки срывается отчаянный крик, последний призыв о помощи:

- Джарет!!! – кричит она, уворачиваясь от удара когтистой лапы, – Джарет!!! Джарет!!!

Словно в ответ на ее отчаянный выкрик, зверя сносит мощной волной пламени, а перед Сарой раскрываются самые надежные объятия в мире.

Девушка распахнула глаза и встретилась взглядом с обеспокоенным Джаретом, тормошившим ее в попытке разбудить. В спальне царил уютный полумрак, освещаемый отблесками догоравшего камина, а от обнаженного тела Короля Гоблинов исходило приятное тепло.

- Что, Сара? – Король ласково стер со щеки девушки набежавшую слезинку, – Что тебе приснилось?

- Кошмар, Джарет, – пробормотала Сара, прижимаясь к нему, – ужасный сон…

- Расскажи! – потребовал Его Величество, нежно обнимая Сару.

Девушка отрицательно замотала головой, желая больше никогда не вспоминать страшный Темный Лабиринт с его когтистыми обитателями. Тепло рук Короля успокоило Сару, отогнало удушливый страх.

- Тогда покажи мне свой сон, – предложил Джарет, устраиваясь поудобнее в ворохе подушек и притягивая Сару еще ближе. Девушка прильнула к Королю, склонив голову на его плечо.

В руке Короля возникла хрустальная сфера. Его Величество несколько раз перекатил шар из одной ладони в другую, как бы настраиваясь на нужную волну, а затем, ухватив сферу кончиками пальцев, принялся вглядываться в мерцающий туман, наполнявший ее. Девушка тоже увидела собственную фигурку, бегущую прочь от огромного когтистого сгустка мрака. Страх снова заполнил ее, вынуждая закрыть глаза, отгораживаясь от страшного зрелища.

- Сара, – голос Джарета был нежен, – Никто и ничто в Лабиринте не причинит тебе зла, клянусь. Взгляни!

Девушка открыла глаза. В руках Короля покоилась тонкая серебристая цепочка, на которой небольшой звездочкой мерцал медальон, точь-в -точь такой же, как у самого Джарета, только несколько поменьше.

- Это знак Королевской власти, Сара, – промолвил Его Величество, застегивая цепочку на шее девушки, – Тебе будет достаточно показать его любому существу Лабиринта и затем насладиться всеми необходимыми почестями.

- А те звери на Темной стороне? – спросила девушка, поглаживая пальцем прозрачный камень в центре медальона, – Они не смогут…

-Нет, – улыбнулся Король, переплетая пальцы ее правой руки со своими, – Они не разумны, но осторожны. Теперь ты не боишься, сокровище мое?

- Не очень, – призналась Сара, разглядывая его руку, одетую в перчатку, которая удерживала ее пальцы, – Джарет… А мы не могли бы…

Девушка на миг заколебалась, боясь его реакции, но все же решилась задать терзавший ее вопрос:

- Не могли бы мы заняться любовью прямо сейчас? Но только… обычно… по-человечески… как простые мужчина и женщина?

Сара с надеждой взглянула на Короля Гоблинов, понимая, что если он сейчас согласится, то их отношения, возможно, когда-нибудь станут относительно нормальными.

- Я всегда к твоим услугам, душа моя, – усмехнулся Джарет, поглаживая девушку по спине, – Стоит только попросить…

С этими словами Его Величество приподнял Сару и уложил на себя. Девушка покраснела, ощутив силу королевского желания, ощутимо упирающегося в ее живот.

- Вот уж не ожидал от тебя такой прыти, моя сладкая, – пробормотал Джарет, слегка сжимая ягодицы партнерши, – Так как ты хочешь? Сверху? Сзади?

- Классически, – Сара ляпнула первое, что пришло в голову, – Я не особо сильна в практической стороне вопроса…

- Да уж, пришлось повозиться, – хмыкнул Джарет, переворачиваясь вместе с девушкой так, чтобы занять позицию сверху, – Бедный Майк! Он и не догадывается, какое сокровище потерял.

- Как не стыдно, – упрекнула Сара, осторожно поглаживая плечи Короля, – мог ли он тягаться с самим повелителем Андеграунда?

- Конечно, нет, – Джарет впился в губы девушки жарким поцелуем, – Разве ты не мечтала обо мне, пока Майк пытался развлекать тебя на свиданиях? Разве ты не хотела, чтобы на его месте был я?

Сара ощутила, как в ней нарастает возбуждение, подпитываемое столь откровенной беседой.

- Хотела, – призналась она, возвращая Королю поцелуй, – Больше всего на свете я хотела быть с тобой и одновременно боялась этого…

- И правильно делала, глупая девчонка, – хохотнул Джарет, прикусывая нежную кожу на ее плече, – Я страшен и ужасен в гневе!

- Ты прекрасен… – Сара, словно зачарованная, не отрывала взгляда от его лица, – Ты удивительный, мой Король…

Руки девушки были свободны, поэтому она могла исследовать тело своего возлюбленного, не спеша проводя ладонями по его плечам, спине, груди. Еще утром Сара была поражена нечеловеческой мощью, сокрытой в его поджаром теле, когда не смогла вырваться из королевских объятий. Сейчас она ощутила сокрытую под кожей стальную силу, столь непохожую на человеческую, и оттого безумно привлекательную для нее.

Джарет коленом раздвинул ноги девушки и притянул ее поближе к себе.

- Я хочу тебя всю, моя Сара, – прошептал он, нежно входя в ее податливое тело.

Девушка обхватила его бедра ногами, позволяя проникнуть еще глубже. Наслаждение закрутило их обоих в бешеном водовороте, но на сей раз Сара не была пассивной участницей происходящего. Ее руки сжимали и гладили плечи Короля, ее ногти царапали его кожу, а ее глаза, не отрываясь, смотрели в самые удивительные глаза в мире.

Стон удовлетворения Сары и хриплый вздох Джарета слились воедино, возвестив о завершении любовного сражения. Король Гоблинов и будущая Королева уснули под утро, не размыкая счастливых объятий.

* * *

Сара проснулась от назойливого солнечного лучика, щекочущего ее лицо. Она зарылась поглубже в подушки, стараясь укрыться от настырного света, но сон уже покинул ее.

- Джарет? – девушка вытянула руку в поисках возлюбленного, но постель оказалась пуста, – Джарет!

- Я здесь, – донесся до нее голос Короля, – выбирайся на балкон, соня!

Сара поспешила натянуть на себя вчерашний королевский халат и босиком прошлепала на балкон. Король Гоблинов удобно устроился на парапете и, блаженно щурясь на солнце, попивал чай из большой черной чашки.

- Хочешь? – спросил он, протягивая Саре белую чашку, полную горячего травяного напитка.

- Хочу! – в тон ему ответила девушка, устраиваясь рядом на широком парапете, – Как спалось?

- Это была лучшая ночь в моей жизни, – Джарет весело сверкнул глазами поверх чашки, – Но теперь я должен тебя покинуть. Утром назначена королевская охота, а у тебя сегодня примерка платьев и прием фрейлин.

- Каких еще в фрейлин? – поперхнулась чаем Сара, – Что я буду с ними делать?

- Как раз по этой причине я предпочитаю уединение, но дворцовая жизнь требует соблюдения этикета, сокровище мое. У Королевы должны быть фрейлины, так что тебе придется с этим смириться.

Девушка перевела взгляд на Королевский Лабиринт, освещенный ярким солнечным светом. Сверху он казался таким простым и приветливым.

- Ты создал эту часть Лабиринта, чтобы сбегать от дворцовой суеты?

- И чтобы заманить сюда одну наивную барышню,- усмехнулся Король, поглядывая на плечо Сары, с которого сполз воротник халата.

Девушка проследила за королевским взглядом и обнаружила на плече след от острых зубов Джарета.

- Не возражаешь, если он останется здесь, – спросил Король, поглаживая нежную кожу ее плеча, – мне будет приятно знать, что на тебе осталась моя печать.

- Пусть останется… – прошептала она, чувствуя, что в теле снова разгорается желание.

- Сейчас придет твоя горничная, – Джарет натянул халат обратно, скрыв любовный укус, – она отведет тебя во дворец. Я дал все указания портнихе, так что тебе останется только примерить несколько платьев, а остальное она доделает после коронации.

- Когда ты хочешь представить меня подданным, Джарет? – девушка заинтересованно смотрела на Короля, перекатывающего с руки на руку хрустальную сферу.

- Завтра, Сара. Завтра ты станешь Королевой и моей супругой, разумеется. Надеюсь, ты не позабыла, как нужно танцевать?

Девушка смущенно вертела в руках пустую чашку.

-Я не танцевала уже много лет…

- Тогда мне придется помочь тебе вспомнить, – произнес Король, спуская ногу с парапета, – а сейчас я должен идти, сокровище мое. Не скучай, Сара!

Не тратя времени на пешее путешествие, Его Величество растаял в воздухе, напомнив Саре ее первый визит в Лабиринт. Девушка осталась на балконе одна. Бросив последний взгляд на сюрреалистический пейзаж, она вернулась в королевскую опочивальню. Там ее поджидала сияющая от счастья Эйгл.

- Миледи, Его Величество сделал меня Вашей камеристкой!

- Прости, Эйгл, но я пока не разбираюсь в дворцовых должностях. Что это означает?

- Это означает, что я освобождена от любой другой работы, миледи! Я должна состоять при Вас и сопровождать Вас повсюду. Его Величество так добр!

Бесовка вся сияла от счастья. Сара улыбнулась ей, давая понять, что тоже рада повышению бывшей горничной, хотя не совсем разобралась, в чем же была существенная разница.

- Вот, миледи, – Эйгл протянула своей госпоже маленькую стеклянную баночку с голубым веществом, – нужно намазать этой пастой тело, прежде чем окунуться в воду.

- Для чего? – подозрительно уточнила Сара, вспоминая вчерашнюю пиалу в руках Короля.

- Для удаления лишних волос на теле, миледи. Кожа Королевы должна быть идеально гладкой. Идите же, а я пока принесу Вам завтрак.

Саре удалось понежиться в теплой купели и даже вымыть волосы. От волшебной мази вся отросшая за сутки щетинка на ногах и в подмышках исчезла без следа. Сара рискнула нанести мазь и на интимные места, так что теперь ее кожа была абсолютно гладкой, словно у фарфоровой куклы. Завернувшись в огромное полотенце, Сара вышла из ванной комнаты и направилась в опочивальню. Тем временем юная бесовка уже накрыла столик к завтраку и теперь ожидала госпожу, чтобы привести в порядок ее волосы.

- Составь мне компанию, Эйгл, – попросила Сара, усаживаясь за стол, – здесь слишком много еды для одного.

Голубые глаза камеристки округлились от изумления:

- Что Вы, миледи! Я не смею…

- Эйгл, я надеюсь, что мы подружимся. А раз так – не отказывайся, прошу! Присаживайся!

Смущенная служанка присела на краешек стула и, не зная, куда деть руки, сложила их на коленях.

- Угощайся, – рассмеялась Сара, – это приказ!

К концу трапезы юная бесовка уже чувствовала себя гораздо свободнее, весело щебеча о том, какой роскошный бал готовится на завтрашний вечер.

Наконец, с едой было покончено. Камеристка подала своей госпоже почти прозрачную сорочку, расшитую белым кружевом и теплый халат, отороченный мехом. На ноги Саре предлагались меховые тапочки, напоминавшие балетки.

- Сейчас я приведу в порядок Ваши волосы, и мы направимся в королевский дворец. Модистка ждет Вас к 12 часам.

От ладоней Эйгл исходило приятное тепло и еще влажные волосы Сары высыхали от этих чудесных касаний.

- Ты используешь какую-то магию? – спросила Сара у служанки, укладывающей волосы хозяйки в изящный пучок.

- Да, миледи, – бесовка закрепила прическу несколькими шпильками с искрящимися камушками цвета весенней травы, – хорошая горничная знает все о женской магии. Вы простили меня за вчерашнее колдовство?

- Конечно, Эйгл, но только не делай так больше, хорошо? И вообще, предупреждай меня, когда соберешься применить магию.

- Хорошо, миледи. Я закончила, мы можем отправляться.

Камеристка открыла дверь королевской опочивальни и поманила за собой Сару.

-Поспешим, миледи. Королеве не годится опаздывать!

Сара направилась за бесовкой, приоткрывшей еще одну незаметную дверь, которая скрывалась в затемненной нише у начала винтовой лестницы. В руке у камеристка держала факел, которым она намеревалась освещать путь. Сара шагнула за порог.

Перед нею расстилался длинный переход, выложенный серым камнем. Своды потайного хода терялись во мраке, ведь света факела, который несла Эйгл, хватало только на несколько метров впереди.

- Этот ход ведет прямо в королевские дворцовые покои, – пояснила бодро шагавшая впереди бесовка.

Сара порадовалась, что ее обувь и халат были предусмотрительно утеплены мехом, ведь от каменных стен и пола струился мертвящий холод.

Несколько раз Саре и Эйгл пришлось спускаться вниз по узеньким винтовым лестницам, разгоняя темноту неверным ответом пламени, а затем мрак стал заметно отступать. Впереди показалась еще одна дверь. Бесовка распахнула деревянную дверцу и Сара, шагнувшая за служанкой в дворцовые покои, потеряла дар речи от восхищения: она оказалась в сказке.

Комната, в которую она вошла вслед за своей камеристкой, больше всего напоминала покои августейших особ, которые Сара видела в одном из красочных буклетов о Версале. Здесь все сияло позолотой: роскошные вензеля вокруг туалетного зеркала, изящные изогнутые ножки кресел, обитых розовым атласом, высокие подсвечники и витые шнуры, поддерживающие каскад воздушных рубиново-алых штор. Сара с восхищением рассматривала лепные украшения потолка, изображавшие купидонов, резвящихся среди садов.

- Это Ваш будуар, миледи, – пропела Эйгл, запирая незаметную дверцу, полностью сливавшуюся со стеной, обильно украшенной золотыми виньетками.

Сара осторожно коснулась пальцами поверхности туалетного столика, инкрустированного перламутром. Ее поразил столь явный контраст холодной сдержанности Замка Гоблинов и кричащей роскоши королевского дворца.

- Идемте, госпожа, – промолвила служанка, распахивая перед Сарой белоснежную двустворчатую дверь, обильно украшенную переплетением золотых цветов.

Девушка молча проследовала за хорошенькой бесовкой через целую анфиладу комнат. Их путь пролегал через небольшую спальню, выполненную в синих тонах с неизменной золотой резьбой и лепными фризами, украшавшими и без того роскошный интерьер. Воздушный балдахин скрывал поистине царское ложе, стоящее на гнутых золотых ножках на небольшом возвышении в центре комнаты.

- Тут, пожалуй, и не уснешь,- пробормотала будущая Королева, оглядывая чудовищное сооружение, больше напоминавшее корабль под парусами, чем кровать для обычного человека.

- Его Величество не любит роскошь, поэтому предпочитает жить в Замке, – ответила Эйгл, услышав реплику хозяйки, – но иногда этикет требует присутствия Короля во дворце. Но если Вы не захотите почивать здесь, миледи, мы никому об этом не расскажем!

Сара рассмеялась, глядя на гримаску заговорщицы, появившуюся на подвижном личике бесовки.

Дальше взору девушки предстала небольшая гостиная, овальная столовая и личная библиотека, оформленные в том же стиле, что и предыдущие покои. Сара ощутила, что начала уставать от блеска золота и обилия деталей в интерьерах. Неожиданно Эйгл остановилась перед следующей дверцей и повернулась к своей госпоже, нерешительно теребя кисточки, украшавшие поясок ее голубого платья.

- Прошу, не доверяйте леди Климин. Она ненавидит Вас…

- За что же? – поразилась Сара, недоуменно глядя на смущенную камеристку.

Эйгл опустила голову еще ниже и пробормотала так тихо, что Сара едва расслышала ответ, показавшийся ей ушатом ледяной воды, вылитой на ее несчастную голову.

- Она ненавидит Вас за то, что Вы украли у нее Короля…

Девушке потребовалось несколько секунд, чтобы собраться с мыслями. Она понимала, что Джарет, скорее всего не был одинок до встречи с нею, но знать, что его бывшая любовница будет состоять в ее собственной свите – это уж слишком!

Сара ухватила бесовку за тонкую, почти прозрачную ручку, и потянула к изящной софе, стоявшей в нише между рядами книжных шкафов.

- Рассказывай! – приказала она, усевшись сама и усадив рядом подавленную бесовку, – Все, что знаешь об этой леди и Короле!

- О, миледи, не нужно было Вам говорить, – простонала Эйгл, заламывая руки, – Теперь Его Величество точно меня убьет за длинный язык…

- Не убьет, я обещаю! – прервала Сара стенания камеристки, – Не томи, Эйгл!

- Ну, хорошо, – сдалась та, – расскажу все, что знаю. Леди Климин долгое время была фавориткой Его Величества, до тех пор, пока не появились Вы… Точнее, за долго до Вашего первого визита к нам. Когда Король перестал приглашать леди Климин к себе, она была в бешенстве… Видимо, она рассчитывала стать для Его Величества чем-то большим, чем просто любовницей… Король в утешение даровал ей титул и с тех пор больше не виделся с нею наедине.

У Сары несколько отлегло от сердца при вести о том, что Джарет порвал со своей пассией тогда, когда сама Сара была еще девочкой. Значит, словам о том, что Король Гоблинов полюбил ее много лет назад, можно было верить.

- Но у леди Климин есть еще одна причина ненавидеть Вас, миледи, – продолжала свой рассказ верная Эйгл, – Ваше первое посещение Лабиринта.

- Господи, да я даже не знакома с ней! Чем я еще могла ее задеть?!

- Осколком стекла, госпожа, – удовлетворенно улыбнулась бесовка, показав свое истинное отношение к случившемуся, – Вы разбили стекло, чтобы сбежать с бала, где Король представил Вас своим подданным. Осколки разлетелись и нанесли серьезный урон красоте леди Климин. Теперь ее лицо пересекает глубокий шрам.

- О, я не хотела, – пробормотала Сара, осознав, что ее импульсивный поступок мог стоить кому-то здоровья и жизни, – Надеюсь, больше никто не пострадал?

- Столь серьезно – нет, – ответила бесовка, по-прежнему улыбаясь, – но в свете ходили слухи, что леди Климин заслужила это возмездие.

- Неужели она столь ужасна, Эйгл?

- У леди невыносимый характер, госпожа. Когда ей нужно, она способна быть ласковой кошечкой, но Вы бы знали, что терпят он нее слуги и те, кто попал в немилость…

Сара на миг прикрыла глаза, осознавая услышанное.

Итак, у Джарета был роман с некой вздорной красавицей, которая теперь ненавидит Сару за утрату королевских милостей и за нанесенную ей травму. Высший свет в тихую потешается над леди, считая, что наказание справедливо… Так вот почему смеялся Король, упоминая, что королевский двор хорошо помнит Сару!

- Спасибо за откровенность, Эйгл! – промолвила Сара, поднимаясь с софы и направляясь к нераскрытой двери, – Как говорится в одной хорошей пословице: кто предупрежден, тот вооружен. Идем же!

Камеристка вспорхнула с дивана и распахнула дверь перед Сарой, которая выпрямила спину и расправила плечи, понимая, что ей предстоит выдержать тяжелый бой с незнакомой соперницей за сердце Короля.

За дверью обнаружилась еще одна роскошная комната, скорее всего – гостиная, в зеленых тонах. В этой комнате отсутствовала кричащая позолота, а стены украшала простая белая лепнина, изображавшая вьющиеся побеги какого-то растения. В проемах между окнами поместились огромные зеркала, отразившие Сару и ее камеристку, а также пухленькую женщину средних лет, что-то вышивающую на черной материи. Увидев Сару, женщина тот час же вскочила на ноги и присела в реверансе.

- Встаньте, – теперь будущая Королева реагировала быстрее, начиная исподволь привыкать к подобным церемониям, – Кто вы?

- Прошу простить мои старые глаза, не узревшие Вашего появления, – женщина была искренне расстроена своей нерасторопностью, – Я мадам Тюсси, миледи, Ваша портниха.

- Хорошо, мадам, давайте поскорее приступим к примерке.

- Как? – глаза портнихи округлились от изумления, – Без советов фрейлин?!

- Ах, да… – Сара на миг прикрыла глаза, решая как поступить, а затем обратилась к бесовке, стоящей позади нее, – Пригласи фрейлин, Эйгл!

- Да, госпожа, – камеристка сделала книксен и поспешила распахнуть дверь перед стайкой женщин, ожидавших приглашения войти.

Сара насчитала десять фрейлин, одетых в роскошные платья, заметно превосходящие по богатству отделки лаконичные наряды Эйгл. Дамы вплыли в комнату и, выстроившись в полукруг, присели перед будущей Королевой в глубоком реверансе. Среди них было двое совсем молоденьких девушек, пятеро юных женщин, ровесниц самой Сары, и трое дам в возрасте, носивших высокие напудренные парики.

Девушка выдержала паузу, надеясь угадать, которая из фрейлин та самая леди Климин. Взгляд Сары остановился на центральной фигуре рыжеволосой красавицы, опустившей очи долу. Сомнений быть не могло – правая щека фрейлины была испорчена широким змеящимся шрамом, спускающимся даже на нежную шею. Саре стало не по себе оттого, что она была невольной виновницей появления этого страшного рубца.

- Добрый день, дамы, – проговорила Сара тоном школьной учительницы, который прекрасно освоила за последние несколько лет, – Прошу вас встать и назвать свои имена.

Фрейлины поднялись и принялись называть себя. Сара приветливо кивала каждой, заставив себя не сделать исключения для леди Климин. Теперь она могла рассмотреть ту, которая когда-то привлекла Джарета.

Леди Климин была удивительно красива, не смотря на безобразный шрам, рассекший ее бледную щеку. Огненно-рыжие волосы обрамляли лицо фрейлины, составляя резкий контраст с белизной ее кожи. Черные глаза леди враждебно сверкали, однако алые губы сложились в любезную улыбку.

- Миледи Сара, – в свою очередь присела она в реверансе,- Я – леди Климин.

Реверанс леди был изящен, однако Сара уловила некоторую насмешку, скрывавшуюся за вежливостью позы, скрытый вызов глупенькой Королеве.

- Я сожалею, что нанесла урон вашей красоте, леди Климин, – отчеканила Сара, пристально вглядываясь в лицо фрейлины, – Надеюсь, вы не держите на меня зла.

В черных глазах соперницы Сара прочла ненависть, однако губы красавицы сказали совсем иное:

- О, миледи, это было простое недоразумение! Не стоит и говорить об этом, тем более, что моя красота и мои чары остались при мне.

Фрейлина сладко улыбнулась Саре. В ту же секунду девушку пронзило воспоминание: женщина в коричневой бархатной маске, столь бесстыже прижимавшаяся к Королю Гоблинов на том самом злополучном балу – леди Климин!

Эта красавица будет бороться с Сарой до последнего вздоха… Что же, она тоже готова бороться за сердце Короля. По крайней мере завтра Сара станет Королевой и законной женой Джарета, а уж это что-то, да значит!

Дальнейшие несколько часов стали настоящим испытанием для Сары. Мадам Тюсси предлагала одно платье за другим, причем некоторые из них дорабатывались прямо на Саре: ушивались, менялась отделка, изменялся фасон, и все это безобразие расцвечивалось восхищенными вздохами фрейлин. Девушка никак не могла взять в толк, зачем эти бестолковые создания нужны для примерки, но нарушать нормы этикета она не хотела, поэтому приходилось молча скрежетать зубами от собственного бессилия.

- Какая вы бледная, миледи, – сочувственно покачала головой леди Климин, пока камеристка и портниха помогали Саре переодеться в очередное почти готовое платье, – Вашей человеческой природе, наверное, трудно пережить притязания Короля…

Взгляд рыжей красавицы выразительно задержался на плече Сары, показавшемся из-под легкой сорочки. Фрейлины испуганно вздохнули, предчувствуя поединок между ненавистной Климин и молоденькой Королевой.

- Его Величество, наверное, причинил Вам много боли?- продолжала выражать ядовитое сочувствие бывшая фаворитка Короля.

Девушка сжала зубы, едва сдерживаясь, чтобы не прикрыть яркий след зубов Джарета от взгляда любопытных фрейлин. Она быстро нашлась с ответом, жалея, что этикет не позволяет просто задушить нахалку:

- Отнюдь, леди! Король был весьма нежен со мной, если вам интересно об этом узнать. А еще Его Величество передал мне вот это!

С этими словами Сара достала медальон, подаренный Джаретом нынешней ночью. Кристаллик вспыхнул ослепительной звездочкой, на миг ослепив строптивую фрейлину.

- Я думаю, вы знаете, что это означает, дражайшая леди! – отчеканила Сара, пряча медальон под нежное кружево сорочки, – Потрудитесь не забывать и в дальнейшем!

Леди Климин присела в глубоком реверансе, а остальные фрейлины не сдержали облегченного вздоха: этот раунд выиграла будущая Королева, наголо разбив пылающую яростью леди Климин.

Наконец, портниха отложила сантиметр и внесла последние пометки в свой блокнот.

- На сегодня все, госпожа, – произнесла она, сгребая ворох разноцветных лент, предназначенных для украшения шляпок, – осталось примерить платье для коронации, но это мы сделаем наедине.

- Конечно, мадам, – промолвила Сара, спускаясь с невысокого постамента, на котором провела несколько мучительных часов, – Вы свободны, леди.

Фрейлины присели перед будущей Королевой и друг за дружкой покинули зеленую гостиную, оставив Сару наедине с верной Эйгл и мадам Тюсси.

- Какая нахалка! – взорвалась пухленькая портниха, втыкая иголку в игольницу, – Подумать только, дерзить самой Королеве!?

- Я еще не коронована, мадам, – улыбнулась Сара, с удовольствием усаживаясь в удобное резное кресло, – Но вы правы, редкая нахалка!

- Я шью для двора уже много лет, но такую злобную бестию вижу впервые.

Сара была вынуждена внутренне согласиться с доброй портнихой, ибо леди Климин ей категорически не нравилась.

- Прошу, госпожа, – мадам Тюсси повернулась к Саре, держа в руках ворох графитово-серой материи.

- Что это? – недоуменно спросила девушка, послушно ныряя в ворох струящейся ткани.

- Платье для коронации, миледи, – ответила портниха, затягивая узкий лиф, расшитый черной нитью и множеством прозрачных сияющих кристаллов.

Сара повернулась к огромному зеркалу, рассматривая наряд. Это платье в точности повторяло линии белого бального наряда, в котором она в прошлый раз танцевала на королевском балу. Основное отличие было в цвете. Темно-серое, почти черное платье сияло мягким блеском, пышные приспущенные рукава открывали линию плеч, выгодно оттеняя нежную кожу девушки. Сара провела пальцами по черной вышивке, украшавшей корсаж, растерянно рассматривая свое отражение.

- Почему оно такого цвета? – спросила она, медленно кружась на месте, не отрывая глаз от зеркала.

- Так приказал Его Величество, – ответила мадам Тюсси, поправляя пышную юбку наряда, – Вам не нравится, миледи?

- Платье превосходно, – ответила девушка, удивленная выбором Джарета, – Просто нужно привыкнуть…

В эту секунду дверь, через которую ушли фрейлины, распахнулись, и на пороге появился сам Король Гоблинов. Портниха и камеристка Сары присели в реверансе перед грозным правителем Андеграунда, но Его Величество не удостоил их взгляда: все его внимание было сосредоточено на Саре.

- Восхитительно! – надменно вздернутый подбородок Короля заставил Сару пожалеть о сорвавшихся словах, – Разве ты не согласна, сокровище мое?

- Да, конечно, – кивнула она, ощущая, что гнев Джарета готов вспыхнуть в любую секунду, – Мне, правда, нравится…

- Тебя смутил цвет, не так ли, – проговорил Его Величество, подходя к Саре и останавливаясь за ее спиной.

Его руки сжали плечи девушки, а сам он склонился к уху Сары с нехорошей усмешкой на хищном лице.

- Дело в том, сокровище мое, что я Черный Король, и моя Королева никак не может быть белой, – прошептал он на ухо девушке, замершей от испуга, – Ты станешь Черной Королевой, Сара. Извини, если разочаровал тебя!

С этими словами Джарет отстранился от нее и обратил свое внимание на трясущуюся от ужаса портниху.

- Мадам, вы превзошли саму себя! На чем вы остановились с моей Королевой?

- О-о, милорд, благодарю! – пухленькая женщина расцвела в улыбке и охотно принялась перечислять согласованные наряды, – Три бальных платья, пять повседневных, две амазонки, три платья для светских приемов и еще четыре для приемов просителей. Я сняла мерки с миледи Сары и буду готова прислать остальное в ближайшее время!

- Прекрасная работа, мадам Тюсси, – похвалил Король Гоблинов, перебирая разноцветные наряды, переброшенные через спинку кресла, – Оплату вам доставят сегодня же. Идите!

Еще раз присев в реверансе, портниха подхватила свою сумочку с нитками и исчезла за дверью со скоростью убегающего зайца.

Не глядя на камеристку, Его Величество отрывисто приказал:

- Придешь в замок к вечеру, подготовишь все для завтрашнего дня. Можешь идти!

Эйгл исчезла прежде, чем прозвучали последние слова, не рискуя злить могущественного властителя Лабиринта.

Сара и Джарет остались наедине.

====== Глава 5 ======

Король Гоблинов медленно кружил вокруг настороженной девушки, словно огромная хищная птица. Полы его черного плаща напоминали распахнутые крылья, а стук каблуков по наборному паркету лишь усиливал гнетущее впечатление от происходящего.

- Итак, Сара, – произнес Его Величество, останавливаясь прямо перед ней, – что ты наговорила леди Климин? Я застал бедняжку у двери всю в слезах. Ты подаешь дурной пример моим подданным, дорогая!

В душе Сары вспыхнула обида, которая грозила сжечь дотла все теплые чувства, что она питала к Джарету. Как он смел обвинять ее в том, чего не было? Она лишь защищалась, отстаивая свое право быть той, кем Король хотел ее видеть!

- Я безмерно удивлен, милая Сара! – продолжал, Джарет, уперев руки в бока.

Он возвышался над ней, будто судья, бескомпромиссный и властный, ранящий в самое сердце.

- Раньше ты не позволяла себе ничего подобного. Почему ты ударила леди Климин? Она так скромна, так уступчива, что тебе следовало бы поучиться у нее, дорогая.

Гнев разрастался в душе Сары с каждым несправедливым упреком, с каждым небрежно брошенным словом. Она стояла перед Королем, сжав руки в кулаки, так сильно, что ногти впивались в ладони.

- Боюсь, тебе придется принести извинения, Сара, – окончательно добил девушку Джарет, – Негоже Королеве, пусть даже и Черной, бить по щеке фрейлин, если они ей не угодили. На это есть специально обученные гоблины, душа моя.

Отчаяние и обида душили Сару, в носу противно защипало от непрошенных слез, готовых вот-вот хлынуть из глаз.

- Ты! – воскликнула Сара, шагая вперед, – Ты сам оскорбил меня, назначив одной из фрейлин свою бывшую пассию! Ты обвиняешь меня в том, чего не было! Ты готов слушать свою любовницу, но не желаешь выслушать меня!

Девушка размахнулась и отвесила Королю Гоблинов звонкую пощечину. На секунду в комнате стало тихо, словно в могиле. Сара и Джарет смотрели друг другу в глаза, осознавая случившееся. Во взгляде Короля пламенела ярость, а из глаз Сары катились слезы обиды, которые она сердито утирала тыльной стороной руки.

- Ты посмела поднять руку на Короля, – холодно произнес Его Величество, – и тебе придется заплатить за это.

Джарет сгреб девушку в охапку, и она вновь испытала щемящее чувство падения. Спустя мгновение Король выпустил девушку из объятий, и она шагнула назад, не желая сдавать свои позиции в споре. Он должен выслушать ее! Он должен поверить ей!

- Ты останешься здесь до ночи, – произнес Джарет, надменно оглядывая стоящую перед ним строптивицу, – Надеюсь, тебе хватит этого времени, чтобы осознать свое поведение.

С этими словами Его Величество растворился в воздухе, оставив девушку одну.

Сара огляделась вокруг и слезы вновь заструились из ее глаз. Теперь она не утирала их, и они все капали и капали на холодный каменный пол. Король Гоблинов оставил ее в тюремной камере, в этом не могло быть сомнений.

Темница, в которой оказалась девушка, была достаточно комфортабельной, но, тем не менее, она оставалась темницей. Сара забралась с ногами на высокое мягкое ложе и завернулась в неизменное меховое одеяло, лежавшее на постели. Рядом с кроватью помещался столик с кувшином воды и несколькими кусками хлеба. В планы Его Величества не входило морить Сару голодом, но набор продуктов был призван напомнить девушке, где она очутилась.

Солнечный свет проникал в крошечную камеру сквозь окошечко под самым потолком, освещая унылые серые стены и массивную дверь, отрезавшую ее от всего мира.

Девушка тихонько всхлипывала, переживая несправедливость обвинений, брошенных Королем, осознавая, что Джарет с легкостью поверил словам бывшей фаворитки, но не подумал выслушать саму Сару.

- У тебя же есть твои распроклятые хрустальные шары, – закричала Сара, глядя на запертую дверь, – Почему ты не заглянул в них, прежде чем верить своей Климин!? Ненавижу тебя!

Девушку била нервная дрожь. Она еще плотнее завернулась в одеяло, ощутив ласковое прикосновение меха к своей щеке. Сара не заметила, как провалилась в целительный сон без сновидений.

* * *

Его Величество восседал в своем любимом тронном кресле в Замке Гоблинов, по излюбленной привычке забросив ноги на подлокотник. Король был в ярости. Его гнев струился по переходам замка почти осязаемыми волнами, вынуждая младшую челядь притаиться в укромных уголках, чтобы не попасть под горячую руку властелина Лабиринта.

Джарет сам не мог бы сказать, на что он злится больше всего. На то, что Сара отказалась ему подчиниться?

Конечно, это не могло не злить привыкшего к полному повиновению своих подданных Короля. Разве роль женщины не заключается в том, чтобы ублажать своего супруга, подчиняться его желаниям и следовать его наставлениям?! Разумеется, это ясно и любой благородной леди, и неграмотной простолюдинке его мира! Но ведь Сара воспитывалась там, где эти законы не работают… Не поспешил ли он ослабить контроль над нею, родившейся в чуждом ему мире, где женщина равна мужчине по рождению? Сара казалась ему норовистой лошадкой, которая артачится и упрямо не идет под седло. Нужно ли сердиться на лошадь или же виноват неумелый хозяин?

Король в бешенстве швырнул в стену хрустальный шар, брызнувший от столкновения с холодным камнем множеством звенящих осколков.

Джарет устало прикрыл глаза и попытался разобраться в незнакомых чувствах, обуревавших его. Жалость. Да, именно жалость к несчастной девушке терзала его, не давая покоя.

- Проклятье! – Король порывисто вскочил с трона и принялся мерить шагами тронный зал, похлопывая стеком по голенищу своего сапога.

Незнакомое доселе человеческое чувство завязывало все его нутро в узел, заставляя почувствовать себя негодяем, обидевшим доверчивую зверюшку.

- Я готов был дать ей все, что она попросит, – бормотал Король Гоблинов, прохаживаясь вдоль трона, – но она бросила мне вызов! Мне! Властителю Лабиринта!

Взметнув полы черного, словно ночь, плаща, Джарет вновь уселся в кресло, продолжая разговор с самим собой.

- Бойся меня, люби меня, делай все, что я скажу… и я буду твоим рабом…

Ни один из его подданных не стал бы бояться Короля, пляшущего под дудку женщины, пусть даже и Королевы…

- Слабый Король – слабое государство, – пробормотал Джарет, отбрасывая прочь ненужный стек, – Моя власть должна быть абсолютной!

Но как же быть с тем отвратительным чувством вины, терзавшем его. Разве он недостаточно хорошо объяснил Саре правила игры? Почему она пошла против него столь дерзко и открыто? Мог ли он доверить ей свой мир, свою власть, свое сердце?

Мысли Джарета плавно перетекли на несчастную Климин, рыдавшую в темном уголке под лестницей. Когда-то она привлекала его своей красотой, скромностью и покорностью. Это была благовоспитанная леди, понимавшая, какую роль занимает женщина при мужчине. Когда Джарет встретил малышку Сару, он постарался не обидеть нежную Климин, подарив ей богатое поместье и новый титул, чтобы она смогла найти себе хорошего мужа. Тогда он не услышал ни слова упрека. Благородная леди лишь опустила очи долу и присела в изящном реверансе, принимая, как положено, волю своего Короля. Чем же она не угодила его Саре? Чем смогла вызвать столь яростную вспышку гнева?

Джарету вспомнилось, как однажды Сара заступилась за крошечного щенка, в которого от нечего делать швыряли камни соседские мальчишки. Как она дралась с главарем ватаги, как бежала домой с разбитой губой и маленьким скулящим комочком в руках. Бежала с победой, отстояв малыша, выросшего в прекрасного пса, верного спутника ее детства. В Саре скрывался маленький храбрый воин, не стерпевший несправедливости.

Король Гоблинов тепло улыбнулся воспоминаниям. Конечно, он тогда немного помог ей, самую малость, но и этого хватило Саре, чтобы основательно запугать мальчишек.

- Могла ли она обидеть невиновного? – пробормотал Джарет, выудив из небытия хрустальную сферу, – Или же я что-то пропустил? Нужно взглянуть…

Его Величество сосредоточился на том, что являл его взору хрустальный шар, покоившийся на кончиках королевских пальцев. С каждой секундой Джарет становился все мрачнее, а рука все сильнее сжимала колдовскую сферу.

- Привести ко мне леди Климин! – рявкнул Король Гоблинов, оторвавшись от созерцания картины недавнего прошлого.

На его лице была маска ярости.

В ту же секунду по переходам замка раздался дробный стукоток – это маленькие гоблины бросились выполнять приказание Черного Повелителя Лабиринта.

* * *

Тем временем в своих дворцовых покоях леди Климин стояла у огромного зеркала, набросив на плечи почти прозрачный пеньюар из алой струящейся ткани. На сочных губах леди играла торжествующая улыбка. Она победила! Только что ее шпионы донесли, что эта человеческая выскочка попала в немилость! Неужели после стольких лет опалы Король снова будет благоволить ей, леди Климин? Теперь-то она разделается со своими врагами, судачившими о ней все это время!

Что же, нужно подготовиться ко встрече с Королем… С Джаретом…

- О-о-о, Ваше Величество! – пропела красавица, приседая перед зеркалом в реверансе, стыдливо пряча глаза за черными густыми ресницами, – Я так растеряна…

То, что Климин увидела в зеркале, понравилось ей. Она по-прежнему мастерски владела своим лицом, вызывая на нем невинное выражение жертвы, которое когда-то так любил Король. Ее губки так же трогательно дрожали, а глаза сияли от навернувшихся слез.

- Зачем она нужна Вам, мой Король? – ядовито усмехнулась Климин, мгновенно прекратив спектакль, оторвавшись от зеркала, – Неграмотная деревенщина, позорящая королевскую власть. Я хотя бы притворяюсь кроткой, а она не может даже этого, глупое создание!

Леди принялась расхаживать по небольшой комнатке, которую она занимала во дворце. Какая несправедливость! Она уже представляла, как хозяйкой гордо войдет в покои Королевы, как будет прекрасно смотреться в украшениях, запертых в сундуке Джарета, как будет восседать рядом с ним на троне… И вдруг, словно гром посреди ясного неба – отставка! Король больше не хочет ее, он занят какой-то грязной смертной, живущей по ту сторону Границы! Эти невыносимые насмешки, эта необходимость разыгрывать кротость перед Королем, когда хочется вонзить кинжал в его черное сердце!

Рыжеволосая красавица коснулась пальцем своей щеки, по которой сбегал вниз кривой шрам.

- О-о, ненавистная! Как бы я хотела прикончить тебя! Ты отняла у меня Джарета, и почти отняла трон, но я переиграла тебя! Король вышвырнет тебя из Лабиринта навсегда!

Торжествующий смех рыжеволосой леди прервал резкий стук в дверь. Горничная серой мышкой бросилась открывать, зная, что за малейшее промедление будет немилосердно наказана вспыльчивой хозяйкой.

В покои леди, звеня оружием, вошел отряд из четырех бесов и один маленький гоблин, принесший приказ повелителя Андеграунда.

- Леди Климин, вы должны явиться к Королю сию же секунду!

- Неужели? – торжествующая улыбка озарила красивое лицо благородной дамы, – Я повинуюсь приказу Его Величества! Мой плащ!

Худенькая горничная поспешно набросила на плечи хозяйки подбитый мехом плащ, закутавший стройную фигуру леди до самых пят.

- Я готова, – горделиво промолвила Климин, расправив плечи, – Идем же!

В сопровождении солдат леди Климин покинула свои покои, надеясь этой ночью задержаться в спальне Короля Гоблинов.

* *

Джарет молча наблюдал за тем, как в зал вошли стражники, ведущие его бывшую фаворитку. Фигурка леди была закутана в молочно-белый плащ, выгодно оттенявший блеск струящихся рыжих локонов.

- Ваше Величество… – присела в реверансе леди Климин, стыдливо опуская глаза, – Я так растеряна… Зачем я понадобилась Вам в столь поздний час?

Король, чуть подавшись вперед, рассматривал ее, словно увидел впервые. Бесспорно, леди была очень красива. Но чем же она привлекала его раньше? Как он мог не замечать, что ее скромность – всего лишь притворство, что ее нежность – всего лишь искусная игра? Гордыня и тщеславие таились в каждой черточке ее лица, а в уголках алых губ скрывалась жестокость. Эта женщина вся пропитана ядом! И он собственноручно подсунул эту змею своей Саре… Глупец!

Тем временем, расценив молчание Короля как интерес, леди Климин позволила своему плащу как бы случайно соскользнуть на пол, открыв взору сидящего мужчины свое тело, едва скрытое алым флером.

- Ваше Величество желает скоротать со мной время? – произнесла она, сопровождая сказанное трепетом черных ресниц.

- Это будет весьма поучительно, – нарушил тишину Джарет, разминая пальцы правой руки, – и, надеюсь, своевременно.

Король сжал пальцы в кулак, и леди Климин ощутила, что воздух перестал поступать в ее горло.

- Итак, – промолвил Король, поднимаясь со своего места и подходя к хрипящей женщине, цепляющейся за собственную шею, – Ты позволила себе обмануть меня. И я спрашиваю себя – зачем?

Рука Короля разжалась, давая леди сделать один судорожный вдох, чтобы затем вновь продолжить пытку.

- Ты позволила себе дерзить будущей Королеве, и я вновь спрашиваю себя – зачем?

Леди Климин рухнула на колени, сжимая руками горло, в отчаянии борясь за свою жизнь. Кроль Гоблинов вновь разжал кулак, медленно обходя скорчившуюся на полу бывшую фаворитку.

- Разве я мало дал тебе, Климин? Разве я не сделал тебя герцогиней, разве я не дал тебе приданое? Но нет! Ты, возгордившись, посчитала себя достойной занять королевский трон. Не так ли?

Медленно шагающий Король вновь сжал кулак, вынуждая жертву забиться в судорогах у своих ног.

- Как я понимаю, возражений нет. Я достаточно сегодня насмотрелся на твои прелести, Климин. С этого дня ты больше не являешься статс-дамой при Королеве. Я не отниму у тебя титул и поместье, но ускорю твой брак с одним из своих советников. И поверь мне, дорогая леди, я выберу самого жестокого, который сможет держать в узде твои ненасытные амбиции!

Король Гоблинов брезгливо встряхнул правой рукой, освобождая шею женщины от колдовских чар.

- Я надеюсь, ты хорошо помнишь обязанности жены, Климин? – почти сочувственно спросил Джарет, склоняясь к белой от ужаса леди, – Бояться своего супруга и повиноваться ему во всем. Боюсь, ни первое, ни второе не вызовет у тебя того бурного восторга, какой ты разыгрывала передо мной. Пошла вон!

С хриплым писком униженная леди бросилась прочь из тронного зала, прижимая к почти обнаженной груди меховой плащ.

- Не выпускать ее из покоев, – приказал Король Гоблинов четверке бесов, бесстрастно замерших у порога, словно каменные статуи, – Еду передавать через горничную и никаких посетителей. Исполняйте.

Коротко козырнув, отряд бесов рысцой направился вослед убегающей леди Климин.

Передернув плечами, Джарет вновь опустился в полукруглое кресло, и с глубоким вздохом откинул голову назад. Прикрыв глаза, Король вновь задумался о Саре. Выходило, что следуя традициям гоблинов, он безоговорочно прав, ибо удел женщины подчиняться мужчине, даже если он в чем-то ошибается. Повиноваться и молчать…

Но его Сара иная. Она жила там, где есть странный обычай – равенство обоих полов. У Сары было собственное мнение, и она не боялась высказывать его Джарету, даже будучи пятнадцатилетней глупышкой. Не эта ли отчаянная храбрость привлекла его когда-то? Не сила ли духа девушки восхищала Джарета каждую секунду их недолгого общения?

- Если я сломаю ее, то не прощу себе никогда, – пробормотал Король, поднимаясь на ноги, – Проклятье! Не умею извиняться!

С этими словами черная фигура повелителя Лабиринта растворилась в пустоте, вызвав облегченный вздох у нескольких маленьких гоблинов, прячущихся за тронным креслом.

Король соткался из небытия прямо посреди тюремной камеры, в которой несколько часов назад оставил свою Сару. Девушка крепко спала, свернувшись калачиком под теплым меховым одеялом.

Джарет присел на постель рядом с нею и вгляделся в знакомые черты. Лицо Сары было бледно, а губы припухли от недавно пролитых слез. Король Гоблинов вновь ощутил, как в груди проворачивается острый кинжал жалости, столь незнакомого ему доселе человеческого чувства.

- Сара, – произнес он, нежно касаясь щеки девушки рукой в черной перчатке, – Проснись, сокровище мое!

Девушка еще плотнее закуталась в одеяло, крепко сжимая его ледяными пальцами. Джарет обеспокоенно огляделся, пытаясь осознать, действительно ли здесь прохладно или же озноб, сотрясавший тело Сары был вызван переживанием их недавней ссоры.

- Иди ко мне, – пробормотал мужчина, подхватывая на руки начавшую пробуждаться Сару.

- Х-х-холодно, Джарет… – не открывая глаз, жалобно произнесла девушка, прижимаясь к теплому телу Короля.

Проклиная себя, Его Величество переместил их обоих в башню, где уже полыхал огромный камин, освещая стол, сервированный к ужину. Не теряя времени на лишние движения, Джарет вновь перенес себя и дрожащую Сару прямо в круглую купель, наполненную теплой водой. От влажного тепла над купелью поднимался густой пар, от которого запотели огромные зеркала, установленные в этой своеобразной ванной комнате.

Джарет устроился на ступеньке, усадив Сару к себе на колени так, чтобы теплая вода покрывала плечи девушки, разгоняя кровь по ее застывшему телу. Король стянул с рук промокшие перчатки и отбросил их в сторону. На кончиках пальцев потрескивала магия. Опустив руки в воду, Джарет принялся поглаживать обнаженное тело возлюбленной, возвращая ей украденные эмоции. Неужели он взял слишком много? Кажется, он был достаточно осторожен, черпая из этого удивительного источника, имя которому Сара. И все же впредь следует быть более внимательным!

Джарет ощутил как по венам девушки все быстрее и быстрее струится кровь, окрашивая румянцем бледные щеки. Его затопило непередаваемое облегчение. Кажется, все в порядке, Сара начала пробуждаться ото сна.


*

Первое, что ощутила Сара, очнувшись от тяжелой, не приносящей отдыха дрёмы, было долгожданное тепло. Боже, как ей было холодно и одиноко в этом пустом и странном сне, похожем на забытье. Ей казалось, будто чьи-то нежные руки пробуждают ее от липкой дремоты, заставляют открыть глаза навстречу реальности. Джарет… Это его ладони столь властно удерживают ее… где?

- Где я? – распахнула затуманенные дремой глаза Сара, – Что происходит?

- Тише, сокровище мое!

Мечущийся взгляд девушки встретился со взглядом Короля Гоблинов, державшим ее в своих железных объятиях.

- Ты в безопасности, в нашей башне, принимаешь ванну с будущим мужем, – поспешил успокоить ее Джарет, понимая, что Сара мало что помнит о последних нескольких часах, проведенных в темнице.

Слово «нашей» приятно согрело девушку, заставив на миг отвлечься от настойчиво звенящих мыслей о недавней ссоре с Королем.

- Джарет, – проговорила краснеющая девушка,- ты… я… мы что, голышом вместе… а как же…?

- Абсолютно, – расплылся в хищной улыбке Его Величество, продолжая поглаживать нежное тело подруги, – и мы этим обязательно воспользуемся, но немного позже. Я должен кое-что сказать тебе, моя Сара.

- Подожди! Ты без перчаток. Почему?

Король Гоблинов нежно сжал кончиками пальцев сосок на левой груди девушки, отчего та едва не прикусила губу, настолько чувственным было это действо. Она впервые ощущала руки Джарета без искусственной преграды в виде перчаток всевозможных цветов.

- Вода снижает проникающую силу моей магии, Сара. Без перчаток я мог бы причинить тебе сильную боль, а возможно даже увечие. Мои руки – это оружие, Сара. Волшебство здесь, а не в хрустальных шарах. Страшная, убивающая магия повелителя Лабиринта, способная разбивать вражеские армии и разрушать города.

Девушка судорожно кивнула, понимая, что столкнулась с силой, превосходящей ее понимание возможного. Что же, он Король Гоблинов, удивительное существо, пожелавшее стать ее мужем. В ее животе возникло горячее чувство вожделения. Сара скрестила ноги, стараясь подавить растущее желание, надеясь получить ответы и на остальные свои вопросы.

- Почему ты оставил меня в темнице, Джарет? Я же…

- Постой, – властно прервал ее Король, вынимая шпильки из волос девушки, позволяя им роскошным темным водопадом заструиться по ее спине.

Длинные пряди тот час намокли и погрузились в теплую воду. Сара любовалась хищными чертами Джарета, нежно касаясь кончиками пальцев его тонких губ. Отсутствие одежды и мягкое, обволакивающее тепло воды придавало особую остроту ощущениям, переживаемым девушкой. Теперь Король Гоблинов не казался Саре столь уж властным и пугающим, скорее в его глазах она читала некую неуверенность и смущение.

- Я хочу… – Его Величество запнулся, пытаясь произнести то, что не произносил никогда, – Я хотел… Прими мои извинения, Сара! Я не должен был вводить в круг твоих фрейлин леди Климин, но эта бестия много лет так мастерски притворялась смиренной, что мне не пришло в голову заподозрить ее во лжи. Я виноват перед тобой, моя Королева. Проси теперь, чего желаешь.

Сара проглотила стоявший в горле комок. Неужели он все-таки понял, что не все проблемы решаются силой? Неужели она не безразлична Королю Гоблинов, настолько, что он готов извиниться перед своей пленницей?

- Я могу попросить все, что пожелаю? – хитро прищурилась Сара, глядя в его волшебные глаза, – Все-все, что захочу?

- Кроме свободы, разумеется, – парировал Король, обнажив в улыбке острые зубы.

- Тогда я желаю, чтобы ты любил меня прямо сейчас, – выдохнула Сара, целуя Джарета в губы.

Король подхватил Сару под колени и поднялся из купели. Вода с шумом хлынула вниз, стекая по их разгоряченным телам.

- Я не рассказывал тебе, для чего велел установить здесь зеркало? – хрипло промолвил Джарет, опускаясь со своей драгоценной ношей на появившуюся из неоткуда шкуру, подобную той, что лежала у камина.

- Нет, – ответила Сара, перебирая его светлые волосы, мокрыми прядями свисавшие вдоль бледного лица, – Так зачем?

- Чтобы заставить тебя покраснеть, сокровище мое, – усмехнулся Король, коленом раздвигая ноги девушки,- Взгляни сама!

Сара повернула голову и взглянула в зеркало, с которого по мановению королевской руки, вновь затянутой в перчатку, исчезла вся влага, открывая девушке бесстыдное и острое зрелище: их сплетенные в объятии тела, столь резко контрастирующие друг с другом. Сталь против бархата, свет против тьмы, нежность против властности…

Девушка не отрывала глаз от зеркала, ощущая, как член Короля ворвался в ее лоно.

Сара наблюдала за тем, как Джарет начал двигаться, входя в нее до упора, до чуть болезненного чувства в ее животе, заставляющего девушку вскрикивать в такт его толчкам.

Глядя в отражение, словно зачарованная, Сара наслаждалась игрой мускулов на спине Короля Гоблинов, упругими движениями его ягодиц, всем тем, что раньше было от нее скрыто.

Она ощутила острые зубы Джарета на своей шее и руки девушки взметнулись вверх, притягивая его к себе еще ближе.

- Да! – вскрикивала она, приподнимая бедра, встречая каждый толчок своего мужчины, – Да, Джарет… Ты властен надо мною… Да!

Все тело Сары пронизывали ниточки удовольствия, связавшиеся в один плотный узелок между ее широко разведенных ног. Она отдавалась Королю Гоблинов полностью, абсолютно признавая его власть над собой. Без него ей был не нужен весь мир.

- Я люблю тебя, Джарет, – выдохнула Сара, содрогаясь в оргазме, – я люблю…

Его Величество еще несколько раз исступленно вонзился в ее тело, все ускоряя темп, а затем с хриплым стоном пролился в нее, сжимая Сару в железных объятиях.

- Знаю, сокровище мое, – удовлетворенно прошептал Король Гоблинов на ухо своей возлюбленной спустя несколько долгих мгновений,- И, кстати, мы сегодня зачали новую жизнь. Я счастлив, моя Сара!

Девушке потребовалось несколько секунд, чтобы осознать услышанное. Неужели это вообще возможно?! И кем тогда будет их ребенок: человеком или нет?

- Я боюсь, Джарет, – прошептала Сара, с трудом справляясь с дрожащими губами, – А вдруг… здесь нет медицины… и лекарств… и всего остального тоже!

- Зато здесь есть волшебство, – промолвил Король, прижимая к себе напуганную девушку, – это гораздо лучше, можешь мне поверить. Вот, взгляни!

Джарет поднес к глазам возлюбленной хрустальный шар, чтобы она смогла заглянуть за грань реальности.

В дрожащем тумане Сара различила саму себя, держащую на руках симпатичную пухленькую девочку годков двух от роду. Затем картинка изменилась и ее взгляду предстала та же девчушка, но уже гораздо старше, чем ранее. Светлые волосы девочки струились по прямой спинке, а в ладошках она держала хрустальный шар. Проказница, смеясь, уворачивалась от Джарета, норовившего отобрать у дочери игрушку.

Девочка обернулась к Саре и весело подмигнула ей, пряча сферу в карман кожаной курточки, отдаленно напоминавшей по покрою наряд самого Короля. Ярко-зеленые глаза девочки поразили Сару зрачками разного размера, точь-в-точь, как у ее отца. Затем видение подернулось завесой тумана, и шар опустел, превратившись в обычную занятную вещицу, покоившуюся в королевской ладони.

Сару затопило невероятное облегчение. Ее дочь будет красавицей, так похожей на них обоих. Еще недавно девушка отчаянно боялась, что дитя родится уродливым, как те гоблины, что служили в замке, но ее страхи оказались напрасными. Девочка в шаре была просто прелестна.

- Джарет, ты видел ее? – восторженно спросила Сара, поднимая глаза к лицу Короля, прижимавшего ее к своей груди, – Она удивительна!

- Ты даже не представляешь, насколько, – усмехнулся Джарет, проводя кончиками пальцев по щеке сияющей улыбкой девушки, – В королевском роду магия переходит по мужской линии, но наша дочь унаследует ее полностью. Я научу ее всему, что знаю сам.

- Ага, – торжествующе парировала Сара, – А затем ты отдашь ее в жены какому-нибудь… рыцарю… и он будет помыкать ею, не давая права голоса, заставляя молча сносить все его придирки! Таковы ведь законы твоего Лабиринта?!

Король Гоблинов нахмурился, понимая, что угодил в собственную ловушку.

- Ты мне еще революцию тут устрой, – пробормотал он, жарко целуя протестующую девушку, – Я подумаю, что можно будет сделать. А пока – терпи, Королева! Еще как минимум пятьдесят лет…

- Почему это пятьдесят? – возмутилась Сара, уворачиваясь от его настойчивых губ, – Слишком много!

- Потому что время здесь течет иначе. По человеческим подсчетам мне больше пятисот лет, а я, как видишь, еще в трезвом рассудке и полон плотских желаний! И с тобой будет так же…

С этими словами Король перекатился на спину и приподнял Сару, усаживая ее на свой возбужденный член. Девушка скользнула вниз, принимая в себя его плоть, заполнившую ее до отказа.

- Ты изменишь законы? – спросила она, шевельнув бедрами, чем исторгла из уст Короля сдавленный стон удовольствия, – Ты обещаешь?

- Я подумаю… – хрипло ответил Джарет, сжимая ее бедра ладонями, поддерживая и помогая двигаться в такт.

Девушка вновь бросила мимолетный взгляд в зеркало, поражаясь тому, как их тела подходят друг другу. А затем Сара растворилась в чувственном наслаждении, забыв обо всем, кроме ощущений, которые пробудил в ней Король.

* * *

Много позже, когда пламя страсти утихло, и удовлетворенные любовники смогли перебраться в опочивальню, они удобно устроились у жарко пылающего камина, чтобы разделить вечернюю трапезу.

Сара ощутила, что безумно голодна и принялась за еду с такой поспешностью, что вызвала смех у Джарета, передававшего ей одно кушанье за другим.

Когда с ужином было покончено, Король протянул разомлевшей девушке бокал, полный какого-то незнакомого напитка ярко-бирюзового цвета.

- Что это? – подозрительно глядя на Джарета, спросила Сара, памятуя о предыдущем опыте с золотистым зельем, обездвижившем ее.

- Просто хорошее вино, – улыбнулся Его Величество поверх бокала, – За нас, моя Королева!

Сара дождалась, пока Король Гоблинов пригубит напиток, прежде чем последовать его примеру. Ироничный взгляд Его Величества подсказал девушке, что Джарету понятны причины такого промедления, и он искренне забавляется ее осторожностью.

- Если бы я хотел что-либо сделать с тобой, ты была бы бессильна мне помешать, сокровище мое, – Король облек мысли Сары в слова, – Теперь тебе придется научиться доверять мне.

- Как я могу доверять, если не знаю, что у тебя на уме? – спросила она, пробуя незнакомый напиток на вкус.

Питье приятно освежило и придало сил, а легкий аромат цветов напомнил Саре о летнем полдне, о скошенной траве и о любимой с детства сказке, которую она читала, забравшись в свежескошенный стожок на лужайке за домом. И вот теперь предмет ее детских грез сидит напротив, закутавшись в тот самый халат, не раз выручавший Сару, и потягивает вино, изредка прикусывая тонкие стенки бокала нечеловечески острыми зубами.

Джарет склонил голову на бок, словно большая хищная птица, наблюдающая за интересующим ее зверьком. В камине весело потрескивал огонь, располагая к неспешной беседе.

- Так что же у тебя на уме, мой Король? – спросила Сара, разглаживая нежную материю нового халата, присланного нынче расторопной мадам Тюсси.

- Все то же самое, сокровище мое, – улыбнулся Джарет, – Завтра ты станешь Королевой Гоблинов и поклянешься любить меня, бояться меня, делать так, как я скажу.

- И при этом я должна доверять тебе? – подозрительно сощурилась Сара, – Каким образом? Ты будешь подавлять меня, а я…

- А ты будешь любить меня, бояться меня и делать все, что я скажу, – с милейшей улыбкой закончил начатую фразу Джарет, – Я Черный Король, Сара, и пример для своих подданных. Если моя Королева будет бунтовать против меня, то что стоит начать бунтовать им? Иногда, конечно, случаются мелкие неприятности, вроде леди Климин, но они подавляются безжалостно и неотвратимо. Я тиран и деспот, моя сладкая, но при этом я весь принадлежу тебе.

Смущенная Сара опустила ресницы, пытаясь скрыть нахлынувшие эмоции. Это было похоже на признание в любви, если таковое вообще возможно получить от Короля Гоблинов. Сердце девушки плавилось от всеохватывающей нежности, ей хотелось прыгать по комнате и, вопя от радости, разбрасывать многочисленные подушки, украшавшие королевское ложе.

- Кстати о леди Климин, – продолжил Джарет, допивая остатки вина, – Я выдам ее замуж и отошлю от двора в ближайшее время. Тебе больше не придется сносить ее присутствие, моя Сара.

- Ты не был слишком жесток с ней? – встревожилась девушка, – Я и так сильно виновата, ведь я повредила ее лицо…

Черный Король задумчиво потер подбородок, припоминая свои действия и, неопределенно пожал плечами.

- По крайней мере, я не казнил ее, так что можешь спать спокойно, сокровище мое.

- Ты средневековый варвар! – вспыхнула Сара, со стуком приземляя бокал на невысокий столик из черного дерева, – Не казнил, и спасибо!

- Но ведь мог бы! – в руках Короля появился стек, а по губам скользнула кровожадная улыбка, – А тебя, душа моя, могу и отшлепать за попытку дворцового переворота.

Сара благоразумно поспешила оставить демократические настроения, тем более что стек по-прежнему внушал ей неконтролируемое чувство тревоги, хотя знать об этом Джарету вовсе не полагалось.

Король Гоблинов осторожно коснулся кончиком стека голени Сары, выглядывающей из распахнувшегося халата. По коже девушки побежали мурашки, а все внутри сжалось от острого чувства предвкушения.

- Завтра утром я покажу тебе границу своих владений, – сказал Джарет, медленно продвигая стек под халат замершей Сары, – И научу тебя летать.

- Ты уже научил, – прошептала Сара, внезапно охрипшим голосом, – За сегодня дважды…

- О, это не предел, – расцвел в хищной улыбке Его Величество и, подхватив девушку на руки, бережно опустил ее на постель, – Думаю, мы попробуем сделать это трижды. Ты не против, душа моя?

- Ты властен надо мной, Джарет, – ответила Сара, обнимая Черного Короля, – Можешь и не спрашивать…

Спустя четверть часа обессиленные влюбленные заснули, не размыкая счастливых объятий.

В полутемную королевскую опочивальню тенью проскользнула верная Эйгл. Подхватив отброшенное платье для коронации, она тихо вышла и притворила за собой дверь, радуясь тому, что ее госпожа, похоже, нашла путь к сердцу грозного повелителя Андеграунда.

====== Глава 6 ======

Сара проснулась ранним утром, когда первые ответы зарождающегося дня окрасили небо в бирюзовые и розовые тона. Над нею склонился Король Гоблинов, уже одетый в белоснежную рубашку и черный камзол, подчеркивающий хищную грацию его движений.

- Просыпайся, соня! – улыбнулся Его Величество, настойчиво тормоша заспанную девушку, – Светает!

- О-о-о, можно еще немножечко полежать? – Сара попыталась выторговать время понежиться в постели, но Джарет был неумолим.

- Ты пропустишь всю забаву. Завтрак ждет и отправляемся.

Сара нехотя выбралась из-под одеяла и почувствовала, как по внутренней стороне бедер медленно стекает ручеек семени Короля, оставшегося в ней после ночи любви.

- Мне нужно к воде, – сдавленно пискнула она, уносясь в ванную комнату под громкий смех Джарета, развалившегося на кровати.

Спустя час девушка была относительно готова к выходу, не считая того, что ей зверски хотелось есть.

- Вообще-то летать рекомендуется на пустой желудок, – пояснил Король, протягивая Саре удобные сапожки из черной замши, – но ведь я не могу морить голодом женщину, которая носит моего ребенка. Разрешаю чай и немного фруктов.

Натянув весьма удобные сапожки, девушка оценила преимущества мужской одежды этого мира. Узкие серые бриджи абсолютно не стесняли движений, а широкая рубашка и жилет давали достаточно тепла, чтобы не замерзнуть в предрассветном сумраке. Но, тем не менее, она скучала по удобным джинсам и любимым стоптанным туфелькам на плоской подошве. Может, Джарет согласиться переместить часть ее любимых вещей сюда, в Лабиринт?

Задумавшись об улучшении условий жизни, Сара незаметно доела легкий завтрак.

- Я готова, – сказала она, затягивая волосы в хвост обрезком бархатной ленты, – Как мы отправимся?

- На крыльях, – ответил Джарет, выуживая из небытия очередной хрустальный шар, – Идем на балкон, сокровище мое. Нам нужен простор, ибо для маневров в помещении ты еще не созрела.

Сара последовала за Королем. Рассвет уже старался во всю, над горизонтом вот-вот должно было взойти солнце.

- Послушай меня, Сара, – Джарет обернулся к ней, – Сейчас я превращу тебя в птицу. Ты должна слушать мой голос и делать только то, что я скажу.

Девушка кивнула, крепко сжимая руки от волнения. Король выпустил сферу из рук, и хрустальный шар лопнул над головой Сары, осыпав ее миллионами серебряных брызг.

Девушка увидела, что башня вдруг начала расти, вытягиваясь вверх и в стороны, занимая все поле ее зрения. Каким-то кусочком сознания Сара поняла, что это не башня увеличивается в размерах, а она сама быстро уменьшается, словно девочка из сказки «Алиса в Стране Чудес».

«Не бойся, – донесся до нее голос Джарета, – Все в порядке.»

Девушка хотела оглянуться, но взмах руками едва не опрокинул ее наземь. Руки Сары превратились в широкие крылья, а резкий хлопок ими едва не повлек за собой весьма печальные последствия.

«Я рядом, Сара, – вновь произнес Джарет, успокаивая разнервничавшуюся было девушку, – Постарайся не делать резких движений, привыкай ощущать тело птицы постепенно.»

Сара попыталась ответить ему, но звуки, вырвавшиеся из ее голосовых связок, даже отдаленно не напоминали человеческую речь: это был птичий клекот, испугавший ее даже больше, чем крылья на месте рук.

«Думай! – донеслось до девушки резкое приказание Короля, остановившее готовую начаться панику, – Я слышу твои мысли!»

«Слышишь? – спросила Сара, стараясь думать медленно и отчетливо, – Где ты, Джарет?»

«Рядом, – отозвался тот,- Взгляни выше.»

Сара подняла голову и увидела знакомую ей хищную птицу, вцепившуюся острыми когтями в каменный парапет балкона, опоясывающего замковую башню.

Девушка осознала, что сейчас ей придется полететь вслед за Джаретом, по ходу осваивая тело сипухи, в которое был заключен ее разум.

«Ты справишься, Сара, – рассмеялся в ее голове Король Гоблинов, – Это совсем не сложно! Только взмахни крыльями и садись рядом. Начали!»

Девушке оставалось только повиноваться его властному голосу.

Сильные крылья буквально вытолкнули ее вверх, подбросив, словно мячик. В отчаянной попытке удержаться Сара рефлекторно ухватилась тем, что было свободно за шершавый камень парапета. Оказалось, что цепкие когти уверенно удержали ее от падения вниз. Девушка перевела дух.

«Сейчас мы полетим, Сара, – молчаливо произнес Король, глядя на нее, чуть склонив голову, – Просто распахни крылья и доверься инстинктам. Я не позволю тебе упасть.»

С этими словами самец сипухи взмыл в предрассветное небо и принялся кружить неподалеку, поджидая подругу.

«Лети ко мне! – позвал девушку Джарет, – Ты рождена для полета, сокровище мое. Лети!»

Сара оттолкнулась от парапета и с хриплым криком ужаса распахнула крылья. Девушка ощутила сильный толчок восходящего воздушного потока и поняла, что парит над землей, освещенной первыми солнечными лучами. Густые маховые перья делали ее полет абсолютно бесшумным и прочно держали в воздухе, упираясь в плотный воздушный поток, идущий от теплой земли.

«Я лечу! – ликующе выкрикнула она, возвращаясь по широкому кругу к башне, – Джарет, это восхитительно!»

«Счастлив, что смог угодить тебе, моя Королева, – ласково отозвался Король, закладывая головокружительный вираж вокруг Сары, – Следуй за мной!»

Девушка поспешно взмахнула крыльями, догоняя стремительно уносящуюся в рассвет сипуху.

Сара изо всех сил старалась не отставать от несущегося впереди Джарета. Девушка сосредоточенно считала взмахи, пытаясь найти оптимальное соотношение скорости и положения тела в воздухе.

«Импровизируй! – донеслась до нее мысль Джарета, взмывшего выше и теперь летящего над нею, – Отпусти себя и твори свой полет.»

Сара на секунду отвела взгляд от горизонта и едва не вскрикнула от изумления – острое зрение позволяло ей рассмотреть каждый листик на деревьях, проносившихся под нею, каждую тропинку в еще темном утреннем лесу.

Глянув правее, она увидела синее зеркало моря, чуть тронутое рассветными лучами. Девушка опустила вниз левое крыло и вихрь, родившийся в перьях, развернул ее, помогая вычертить в воздухе изящную петлю. Взору Сары предстал Лабиринт, от которого они уже удалились на приличное расстояние. С высоты он еще больше напоминал четырехлистный цветок, в центре которого возвышался замок Гоблинов.

«Не отставай, сокровище мое, – поторопил девушку Джарет, бесшумно проносясь мимо, – Следуй за мной.»

Сара выправила положение своего тела и подстроилась под восходящий воздушный поток, подхвативший ее, словно волна деревянную щепку.

Под ними проносились густые леса, изредка разрезаемые широкими лугами, на которых пасся скот. Часто Сара видела хорошо укрепленные средневековые замки и деревеньки, расположившиеся под защитой замковых стен. По дорогам тащились обозы, шли пешие путники, изредка встречались верховые отряды бесов. Девушку поразило обилие зелени, чистота хрустальных рек и синь озер. В лесах мелькали стада грациозных оленей, насвистывали на все лады птицы, туман стелился над заболоченными лугами.

«Как красив твой мир, Джарет! – восхитилась Сара, проносясь над самыми верхушками деревьев, и снова взмывая вверх, – Просто удивительно прекрасен!»

«В средневековье есть свои плюсы, не правда ли? – ответил ей правитель всего этого великолепия, мерно покачивавшийся в воздухе на широких крыльях, – Я бы не хотел, чтобы этот мир постигла судьба твоего. Эти грохочущие автомобили, отравляющие воздух, эти летающие технические штуки…»

«Самолеты, – подсказала Сара, – Но в моем мире все равны перед законом, Джарет! И женщины ничем не уступают мужчинам!»

«И все они, конечно, до единой счастливы? – ехидно парировал Король, складывая крылья и пикируя вниз,- Мы на месте, сокровище мое!»

Взгляду девушки предстали обветшалые развалины замка-крепости, стоящего на высокой скале. На мгновение ей показалось, что замок составляет с единое целое с серым телом монолита. Древние зодчие потрудились на славу – крепость как будто вырастала из скалы, сама становясь ее вершиной.

Серый камень стен уже местами начинал крошиться от кропотливой работы солнца, ветра и воды, а крыша отсутствовала вовсе. Замок на горе был открыт всем ветрам, и они гуляли в его стрельчатых оконных проемах, завывая на разные лады.

К этому призраку былых времен и направил свой полет Король Гоблинов. Сара последовала за ним.

Превращение в человека заняло меньше секунды, и вскоре девушка стояла на самой верхней точке крепостной стены, изо всех сил вцепившись в крепенький кустик, пустивший свои корни меж растрескавшихся камней.

- Зачем мы здесь, Дждарет? – спросила она Короля, стоявшего рядом с ней.

Сильный ветер лохматил светлые волосы Короля Гоблинов, дружески толкал его в плечо, как бы здороваясь с давним приятелем. Сара тоже ощущала эти толчки воздуха, столь сильные, что перехватывало дыхание. Под ее ногами распахнулась отвесная пропасть, а внизу, под самым основанием скалы неспешно несла свои воды тихая теплая река. А дальше, сколько видел глаз, простирались бескрайние зеленые леса, теряясь в утреннем тумане. Девушка еще крепче вцепилась в тонкие веточки упрямого растения, пожелавшего вырасти на такой высоте. У Сары перехватывало дыхание от удивительной красоты этого места.

- Джарет! – повторила Сара, чуть тронув Короля за рукав, – Очнись…

Король Гоблинов обернулся к девушке, и в его глазах она прочла какое-то странное чувство, которого не было раньше.

- Здесь погибли мои родители, – тихо ответил Джарет, – Здесь я получил свои темные силы.

- О, прости, что спросила…- смутилась Сара.

Ей как-то не приходило в голову, что могучий Король мог когда-то быть кем-то иным… Совсем не таким сильным и властным…

- Это была первая и единственная война в моем мире. Слишком дорогую цену пришлось заплатить всем нам… Мои родители отбросили воинство эльфов назад, но при этом отдали все свои жизненные силы, погибнув раньше, чем закончился бой. Ярость и сила Короля вошли в меня, смешавшись в магический эликсир, превратив юного застенчивого Принца Гоблинов в то существо, которым я стал. Мне нет пути назад, Сара. Я – тьма и гнев, я боль и ярость, я – то, что ты найдешь в Черном Лабиринте, моя Королева.

- Так это твоя боль создала Темный лепесток?

- Как ты сказала? – переспросил Джарет, недоуменно вскидывая брови – Темный лепесток? Надо будет запомнить. Красивое название!

Он подошел к самому краю обрыва, так близко к пропасти, что из-под подошвы черных сапог вниз посыпались мелкие камешки.

- Ты бы не узнала меня, встреться мы четыреста лет назад, – печально усмехнулся Король Гоблинов, глядя вниз, туда, где бежала по камням говорливая речка, – Тот я никогда бы не посмел нарушить твой покой, не стал бы неволить тебя… Возможно, прежний Джарет понравился бы тебе гораздо больше.

- Послушай, – Сара осторожно шагнула вперед, чтобы взять руку Короля в свои дрожащие ладони, – Я люблю тебя такого, Черного, властного, надменного… очень люблю. Ты… ты самый лучший, самый… самый близкий мне человек… гоблин… Я не знаю, как лучше сказать…

- А лучше и не надо, – улыбнулся Король, притягивая Сару в свои объятия, – Моя девочка…

Они долго стояли над обрывом, обнявшись, пока солнечные лучи не осветили темный лес, расстилавшийся у подножия одинокой скалы.

- Здесь проходит граница моих владений, – нарушил тишину Джарет, выпуская девушку из кольца своих рук – За рекой начинаются эльфийские земли.

- Вы теперь живете в мире? – уточнила Сара, пытаясь разглядеть, что скрывается за густой листвой во мраке леса.

Сильный ветер по-прежнему норовил подтолкнуть ее к опасному краю, поэтому она благоразумно держалась за кустик с ярко-алыми веточками.

- Да, теперь мы соседствуем с эльфами. Когда я уничтожил прежнего повелителя Эльфлиа, к власти пришла его разумная дочь Тауриэль.

- Джарет, у эльфов правит женщина?!- воскликнула пораженная Сара, едва не выпустив ветку из рук.

- Да, в Эльфлиа правит Королева эльфов, – улыбаясь, ответил он.

- И ты ничего не имеешь против? Поверить не могу! – девушка вновь вцепилась в колючий куст.

- Ну, у эльфов всегда были свои взгляды на политику, – пожал плечами Король, – Впрочем, моя сестрица их разделяет.

«Да что это такое? – подумала Сара, – Сегодня прямо день откровений какой-то! У Джарета есть сестра…»

- Она ушла жить в Эльфлиа, когда закончилась война, и мы начали восстанавливать наши разрушенные до основания владения. Здесь была выжженная пустыня, Сара…

- Твоя сестра бросила тебя одного? Почему?

- Я сам отослал ее, – ответил Король Гоблинов, усаживаясь на самом краю обрыва, свесив ноги вниз, – Новый Джарет пугал ее, устанавливая свою власть над созданным Лабиринтом… В Эльфлиа она нашла покой и приятную компанию Тауриэль. Но хватит о прошлом! Я обещал тебе забаву. Это одно из моих любимейших развлечений, Сара! Не пугайся, я успею обернуться птицей.

С этими словами Король Гоблинов спрыгнул прямо в пропасть, лежавшую у его ног. С испуганным писком Сара бросилась к краю, ожидая увидеть, как тело возлюбленного разобьется об острые камни, но вместо страшной картины она увидела взмывающую в небо сипуху.

Через минуту Его Величество вновь стоял рядом с ней, обнимая испуганную девушку и посмеиваясь над тем, что она колотила кулачками по его груди, выкрикивая ругательства.

- Ты напугал меня, чертов гоблин! Как ты мог?! Я чуть не поседела от твоего идиотского поступка!

- Может, если мы попробуем падать вместе, мой поступок перестанет казаться тебе столь идиотским? – примирительно поднял руки Джарет.

- Что? – потрясенная Сара отступила на шаг от обрыва и вцепилась в крошащийся камень стены, – Ни! За! Что!

Король Гоблинов протянул девушке руку в черной перчатке, улыбаясь самой очаровательной улыбкой:

- Я говорил тебе про доверие, моя Сара. Доверься мне сейчас и поверь, что я не дам тебе упасть. Пойдем со мной!

Не веря тому, что она это делает, девушка вложила ледяные пальцы в теплую ладонь Короля Гоблинов. Он властно сжал ее руку и потянул прочь от выщербленной временем стены к краю обрыва. Вниз посыпались камешки, а в лицо Саре ударил порыв теплого ветра, пахнущего лесной свежестью.

Девушка взглянула вниз, и ее сердце ушло в пятки от ужаса, ведь высота, с которой она собиралась шагнуть, была поистине головокружительной.

- Доверься мне, – искусителем прошептал Джарет, тихонько подталкивая Сару к самой кромке, поросшей клочками зеленой травы, – Я буду рядом с тобой. Только не закрывай глаза…

С этими словами он шагнул вниз, увлекая ее за собой.

Девушка неслась вниз, отчаянно сжимая ладонь Короля. Тело, налившись свинцовой тяжестью, стремилось ко встрече с приближающейся землей, с острыми камнями, выглядывающим из воды подобно зубам доисторического чудовища. Сара даже не успела испугаться, как мощный толчок подбросил ее вверх, заставляя парить над шумящей рекой, над кронами деревьев, склонивших к воде свои длинные ветки. Ликующий крик сипухи прорезал тишину утра, заставив замолкнуть певчих птиц, слетевшихся к воде. Крику Сары вторил голос Короля, стремительно взмывшего ввысь. Она взмахнула мягкими крыльями, спеша догнать Джарета, чтобы вновь испытать щемящее чувство падения и полета.

«Это потрясающе! – мысленно закричала она, усаживаясь на прежнее место, – Давай еще раз!»

- Я знал, что тебе понравится, – рассмеялся Джарет, уже принявший прежний облик, – Всегда к твоим услугам, дражайшая Сара!

Девушка взяла Короля за руку и теперь сама сделала первый шаг в распахнутую пропасть.

Внизу, у подножия скалы, скрываясь за широким стволом старого дерева, за забавой Короля Гоблинов и неизвестной девушки наблюдала светловолосая женщина, одетая в зеленое платье. Ее волосы были распущены по эльфийской моде и схвачены у висков заколками в виде листьев плюща, хотя эльфийкой она не была.

- Похоже, мой непутевый братец наконец-то встретил женщину, которую смог полюбить, – пробормотала она, обнажив в улыбке острые зубы, – Нужно будет навестить Джарета и его Королеву.

С этими словами светловолосая женщина направилась в лес, шагая абсолютно бесшумно, словно была рождена в королевстве Эльфлиа.

* *

Тем временем Король Гоблинов и его Королева, вдоволь наигравшись в падение с высоты, мерно беседовали, устроившись на прогретом солнцем уступе рассыпающейся от времени башни. Теперь Сару не пугали ни головокружительная высота, ни ветер, изо всех сил треплющий ее волосы, связанные в хвост.

- Расскажи о себе, Джарет, – попросила девушка, осторожно отводя от лица Короля прядь его светлых волос, развевающихся от ветра, – Как ты жил здесь до… пока замок не был разрушен.

Король Гоблинов молча передал Саре хрустальную сферу, в которой клубился серебристый туман. Девушка с опаской взяла в руки волшебный шар, ощутив мертвящий холод, исходящий от него.

- Взгляни сама, – ответил он, устало прикрывая глаза, – и не будем больше об этом. Того Джарета больше нет.

Девушка внимательно вглядывалась в то, что показывала ей хрустальная сфера, хотя пальцы немели от прикосновения к гладкой поверхности артефакта.

Ее взору предстали удивительной красоты дворцовые покои, светлые, пронизанные сияющими солнечными бликами. Высокая светловолосая женщина, увенчанная короной, смешивала в хрустальной ступке какие-то растения, а рядом с ней, внимательно наблюдая за процессом, стоял юный Джарет. Сара внутренне улыбнулась, глядя на стройного юношу, передающего матери какой-то корешок, необходимый для приготовления зелья. Женщина чему-то рассмеялась, и сын ласково тронул руку матери, призывая не отвлекаться от творимой магии.

Затем картинка изменилась и Сара увидела отца Джарета, принимавшего эльфийских послов в тронном зале старого замка. Седовласый Король держал на коленях серьезную не по годам девочку, прическу которой венчала крошечная золотая корона. Сестра Джарета! Девочка внимательно слушала высокого мужчину, беседующего с Королем, и что-то записывала в небольшой блокнот, обтянутый коричневой кожей.

- Гемма всегда была чересчур серьезна и ответственна, – произнес Джарет, по-прежнему не открывая глаз, – Иногда я скучаю по ней…

- Может, стоит пригласить ее в Лабиринт? – спросила Сара, осторожно перекладывая сферу в другую руку, ибо заледеневшие пальцы уже ничего не чувствовали и она боялась уронить драгоценный шар, не досмотрев все до конца.

- Она не придет, – равнодушно ответил Король, запрокинув голову к лучам солнца, – Гемма осталась прежней, а вот я слишком изменился, чтобы нам было о чем поговорить.

Сара продолжала вглядываться в изображение, которое демонстрировал ей волшебный шар. Теперь она видела только Джарета. Юный Принц был отчасти знаком ей. Те же растрепанные волосы, свисающие вниз непослушными прядями, тот же излом бровей, тот же цвет глаз… Но в этом лице не было теперешней хищной красоты, темной власти, которая отличала Короля Гоблинов от всех мужчин, когда-либо в жизни встреченных Сарой. Да, юный Джарет, бесспорно, был красив утонченной красотой аристократа, но ей нравился теперешний Джарет, столь надменный, горделивый и властный, истинный господин ее желаний.

Сара протянула сферу Королю Гоблинов, внимательно смотревшему на нее.

- Мне жаль, что был разрушен твой дом, что погибли твои родители, – произнесла она, чуть касаясь кончиками пальцев тонких губ Короля, – но я полюбила тебя нынешнего и я не хочу иного Джарета. Я постараюсь дать тебе новую семью, а какой она будет, мы решим сами.

Король привлек Сару к себе, впиваясь в ее губы отчаянным поцелуем. Видимо, она дала правильный ответ, который еще на один маленький шажок приблизил ее к сердцу Короля. Его Величество целовал возлюбленную глубоко и страстно, изредка прикусывая ее губы острыми зубами, вызывая этим дрожь в ее теле.

- Давай-ка отправляться домой, – произнес Джарет, оторвавшись, наконец, от искусанных губ девушки, – Коронация назначена на вечер, но тебе еще нужно отдохнуть. Ночь будет долгой!

Джарет поднялся на ноги и протянул руку Саре, смотревшей на Короля затуманенными от страсти глазами.

- Идем, сокровище мое, – улыбнулся виновник пожара, разгоревшегося в промежности девушки, – Здесь не место для любовных утех.

С этими словами Его Величество прижал возлюбленную к себе и мгновенно перенес их обоих обратно в королевскую опочивальню, не тратя времени на длительный обратный перелет в облике совы.

- Это было самое удивительное путешествие в моей жизни! – промолвила Сара, падая ничком на широкую постель и закутываясь в теплое меховое одеяло, – Как ты думаешь, нашей дочери не повредило это приключение?

- Конечно, нет! – улыбнулся Король, присаживаясь рядом с ней, – Она, как и я, нуждается в эмоциях, сокровище мое. А твоих эмоций сегодня с избытком хватило на нас обоих. Я могу есть обычную пищу, но лучшее, что можно представить – это человеческие чувства. Как ты думаешь, почему гоблины испокон веков пугали людей?

- Им был нужен страх?- догадалась девушка, глядя в глаза Джарета, способные, как она помнила, досуха выпить ее боль и ужас.

- Именно! Страх – очень сильное переживание, и весьма питательное, хочу заметить. Лучше может быть только любовь, но нам не дано внушать людям любви.

- Вот тут ты ошибаешься, Джарет, – девушка притянула Короля к себе и прикоснулась губами к его губам, – ты смог это сделать с одной пятнадцатилетней глупышкой, которая не забыла тебя, вернувшись домой. Я мечтала о тебе каждую ночь и боялась тебя не меньше...

- Значит, мой коварный план удался, – рассмеялся Джарет, отвечая на поцелуй, – Мне стоило немалых усилий держать тебя под контролем отсюда, не имея сил войти в твой мир. Это выматывает, знаешь ли!

Сара недоуменно взглянула на Короля Гоблинов, склонившегося над ней. Пряди светлых волос Джарета нежно касались ее лица, слегка щекоча ее скулы.

- Что значит, держать меня под контролем? – поспешила уточнить Сара, – Мне казалось, что ты позабыл обо мне, едва я вернулась обратно.

- Как я мог забыть тебя? – вопросом на вопрос ответил Король, слегка сжимая плечи лежащей под ним девушки, – Ты бросала мне вызов каждым своим вздохом, ты хотела меня и не понимала, чего хочешь на самом деле. Твоя невинность была восхитительна!

- Я понимала, что ты волнуешь меня, что внутри у меня все сжимается, едва я вижу тебя, но мне нужно было домой… – ответила смущенная Сара, от волнения облизывая пересохшие губы.

- Твой дом всегда был рядом со мной, – отозвался Король, коленом раздвигая ее ноги, – Однажды я отпустил тебя, но больше этого не повториться.

Сара ощутила настойчивое прикосновение его возбужденной плоти к своей влажной промежности и осознала, что одежда вновь исчезла с их тел по мановению властной руки Короля Гоблинов, пожелавшего вновь заняться с нею любовью.

- Куда же я пойду? – ответила Сара, обнимая Джарета за плечи, и принимая в себя его член, – Ты подчинил меня своей власти, Король…

Тело девушки вибрировало в такт медленным движениям мужской плоти в ней. Король не входил в нее полностью, заставляя Сару извиваться под ним, требуя большего, много большего, чем те осторожные проникновения в ее тело.

- Посмотри на меня, сокровище мое, – хрипло приказал Джарет, нежно сжимая и поглаживая соски девушки, – Посмотри!

Сара открыла глаза и вновь попала в плен колдовских глаз, пьющих ее любовь, ее наслаждение и желание. Самое удивительное было то, что чем больше Король брал у нее, тем более острым становилось возбуждение Сары, тем больше она хотела ощутить его в себе полностью, до боли, до абсолютной наполненности.

- Ты восхитительна, моя Королева, – произнес Джарет, дразняще медленно двигаясь в ней, – Твои эмоции наполняют меня жизнью!

Внезапно Король вошел в нее до упора, резким движением заполнив сосущую пустоту в ее теле. Его движения стали резкими, почти грубыми, но сейчас Сара хотела именно этого. Ноготки девушки царапали плечи Джарета, оставляя на бледной коже алые следы, но Его Величество не замечал этого, вонзаясь в самое желанное тело в мире.

Взрыв оргазма сотряс их обоих почти одновременно, заставив девушку громко закричать от наслаждения, прижимая Короля еще ближе к себе. С губ Джарета сорвался хриплый стон, когда его семя пролилось в тело возлюбленной, а сам он рухнул на нее, придавив своим весом. Сара не протестовала, изо всех сил сжимая его в объятиях. Ощущать на себе вес Короля было для девушки мучительно-сладко, особенно осознавая, что его семя уже дало росток внутри нее.

- Как ты? – спросил Джарет, скатываясь с Сары и нежно обнимая ее, лежавшую без сил.

- Чудесно, – улыбнулась она, поглаживая пальцем алую полоску на бледной коже его плеча, – Кажется, я расцарапала тебе спину…

- Неужели? – усмехнулся Король, глядя на припухшие губы девушки, – А я искусал твои губы. Мы квиты, любовь моя.

- Ты правда говоришь то, что думаешь? – с надеждой глядя в глаза Его Величества спросила Сара, – Ты любишь меня, Джарет?

- Нет, все эти годы я летал в твой мир исключительно из восхищения человеческим прогрессом! – хохотнул он, целуя замершую в ожидании ответа девушку, – Конечно, я люблю тебя, моя несравненная Сара. Ты – сокровище моей жизни, моя надежда, моя мечта. Но знай, что даже любя тебя, я буду требователен и строг, ведь таковы законы моего мира. Я властен над тобой, Сара. Всегда помни об этом.

Джарет стянул с рук перчатки и приподнялся над лежащей девушкой.

- Не двигайся, – приказал он, осторожно врачуя следы от укуса на ее плече и начинающие саднить губы, – И когда я успел так измучить тебя?

- Мне понравилось… – Сара, краснея, опустила глаза, – У нас всегда будет так?

- Видимо, да, – усмехнулся Король, чуть касаясь кончиками теплых пальцев ее кровоточащих от поцелуев губ, – Ты гораздо нежнее, чем любая женщина Лабиринта.

- Леди Климин что-то упоминала об этом, – пробормотала девушка, стараясь лежать неподвижно, пока Король Гоблинов не закончит с исцелением.

- Забудь о ней, – ответил Джарет, вновь одевая перчатки, – Сейчас тебе нужно поесть и начать готовиться к коронации. Скоро появится твоя камеристка.

С этими словами Его Величество поднялся с постели и выдернул из небытия свой темно-синий дворцовый наряд. Сара не успела разглядеть, когда Король успел облачиться в белоснежную рубашку с жабо, в складках коего мерцала серебряная узорчатая подвеска, украшенная черными камнями.

- Тот самый наряд, – улыбнулась девушка, наблюдая Его Гоблинским Величеством, который, усевшись на стул с высокой резной спинкой, натягивал черные сапоги, – Ты уходишь, Джарет?

- Да, я должен встретить Королеву Тауриэль. А ты, сокровище мое, пока поешь и отдохни, ибо сегодня тебе понадобится много сил.

-Ты не составишь мне компанию? – спросила Сара, любуясь своим Королем.

Джарет хищно улыбнулся и прищурил глаза, оглядывая лежащую на постели девушку.

- Твои эмоции насытили меня, так что я совсем не голоден. Скорее, наоборот, полон сил и энергии!

- Неужели тебе хватает только моих чувств? – удивленно спросила его девушка.

- С избытком, – плотоядно облизнулся Джарет, – Ты действительно сокровище для меня, моя Сара! Любимая и удивительно питательная человеческая сущность!

С этими словами Король Гоблинов растворился в воздухе, оставив девушку наедине с тревожным ощущением того, что она теперь навеки заперта в одной клетке с опасным хищником.

Сара отобедала в одиночестве, не замечая ничего вокруг. Ее занимало только одно: Его Величество находится в более выгодном положении, чем она могла себе представить.

« Если бы я ненавидела его, то Джарет все равно питался бы моей ненавистью, моим страхом и владел моим телом, ведь я не в силах сопротивляться магии,- рассуждала сама с собой Сара, допивая горячий травяной напиток, – Но раз вышло так, что я люблю его, Королю Гоблинов достаются мои лучшие чувства. В обоих случаях он в выигрыше… О, пусть ему будет нужна моя любовь! Если Джарет захочет мою любовь, у нас есть шанс быть счастливыми… Но если ему будет все равно? Все равно, какое чувство выпить своими удивительными глазами… Я не смогу жить с ним, страшась и ненавидя его! Сотни лет в одном замке с ним… Сотни лет! Я надеюсь, что это будут годы любви, а не боли. Я надеюсь…»

Тревожные мысли преследовали ее все то время, что девушка провела в ванной комнате, смывая с тела и волос пыль старого замка, принесенную утренним ветром.

- Если Джарету будет все равно, какое чувство испить, то он не станет щадить меня, уважать меня, дорожить моим мнением… Я буду обречена стать необходимой ему вещью, забавным зверьком, которого держат в неволе, изредка поглаживая по мягкой шерстке. Я не хочу такой судьбы! Я хочу быть рядом с ним как равная, как настоящая жена, а не бесправная рабыня… Я должна убедить Короля Гоблинов в том, что любовь и доверие лучше страха и покорности. О, какая безумная задача!

Закончив с мытьем, Сара закуталась в теплый халат и побрела в спальню, мучимая тревогой за их с Джаретом будущее.

В опочивальне девушку уже поджидала сияющая Эйгл, одетая в нарядное золотистое платье, расшитое крошечными жемчужинами. Красиво струясь и переливаясь при каждом движении, платье подчеркивало очарование юной бесовки.

- Теперь мне положено носить красивые наряды, госпожа, – прощебетала камеристка, озорно поглядывая на молчаливую девушку, – Это так приятно! Я и помыслить о таком не могла! Отчего вы грустите?

-Все хорошо, Эйгл, – через силу улыбнулась Сара, стараясь отмести тревожные мысли, – Нам пора одеваться?

- Пора, госпожа, – ответила бесовка, усаживая хозяйку перед зеркалом, чтобы заняться ее волосами.

Все время, что камеристка затратила на создание прически, она болтала без умолку, стараясь рассказать о готовящемся грандиозном празднике для всего Андеграунда.

- И представляете, триста гостей! Сама Королева Эльфов пожаловала на вашу коронацию! А в саду оркестры и тысячи факелов осветят Зеленый Лабиринт нынешней ночью! Бал продлится до утра!

Девушка рассеянно слушала трескотню Эйгл, однако следующее слова бесовки наполнили ее сердце надеждой.

- А Король! Никто и никогда еще не видел Его Величество в столь хорошем расположении духа! – радостно щебетала служанка, накручивая на свои горячие пальцы пряди волос будущей Королевы, укладывая получившиеся завитки в простую и очень изящную прическу.

- Король производит впечатление… счастливого …человека… гоблина? – поспешила уточнить Сара у своей камеристки.

- Да, сударыня, – ответила бесовка, расцветая в улыбке, – Я так рада за вас! Вы такая добрая, такая хрупкая и, тем не менее, вы получили сердце Короля!

- Ох, не спеши, Эйгл, – покачала головой Сара, – Моя жизнь здесь только начинается и кто знает, что ждет впереди?

- А я уверена, что Его Величество любит вас!

С этими словами Эйгл закрепила шпилькой последний локон и отошла на шаг, любуясь своей работой.

- Идеально! – воскликнула она, уперев руки в бока, – Надеюсь, Король будет доволен!

Сара рассматривала свое отражение в зеркале. Ее волосы были уложены в ту же самую прическу, что и десять лет назад, когда она танцевала на балу Андеграунда, вот только теперь прическу не украшали нежные цветы. Теперь в темных волосах остро сверкали черные камешки, закрепленные на серебряных шпильках.

- Ваше платье, госпожа! – произнесла Эйгл, подавая девушке шелестящий графитово-серый наряд.

Облачившись в свадебное платье, Сара вновь повернулась к зеркалу, чтобы взглянуть на себя. Удивительно, но почти черное платье необыкновенно шло ей, подчеркивая нежный цвет кожи, теперь свободной от недавних укусов. Низкий вырез платья, расшитый черной сверкающей нитью, и пышные рукава делали ее фигурку еще более хрупкой, а широкая юбка прибавляла изящества каждому движению девушки.

- Украшения Королевы, – присела в реверансе Эйгл, протянув Саре шкатулочку из красного дерева.

Сара открыла крышку и извлекла наружу серебряные серьги и колье, украшенные теми же черными каменьями, что и подвеска на воротнике рубашки Джарета. Скорее всего, эти украшения составляли королевский комплект, призванный подчеркнуть единство Короля и Королевы Лабиринта.

- Я помогу! – вскинулась камеристка, продевая сережки в ушки своей госпожи.

Сара осторожно дотронулась до камней, составлявших узор ее колье. Они обладали уникальным блеском, который, кажется, исходил из полной темноты.

- Что это такое? – спросила она бесовку, восхищенно глазевшую на свою госпожу.

- Эти камни добываются на Темной стороне Лабиринта, – ответила Эйгл, благоговейно касаясь поверхности одного из них, – За каждый такой камешек можно купить любой замок Андеграунда со всеми, живущими в нем!

Сара охнула, поспешно убирая руки от украшения.

Ее взгляд снова остановился на собственном отражении. Теперешняя Сара являла собой некий антипод себе прошлой: черное платье, черные каменья и абсолютное понимание собственной роли нагоняли на девушку волнение совсем иного рода. Скоро она принесет клятву верности Правителю Андеграунда и для нее больше не будет пути назад. Скоро Король Гоблинов при всех назовет ее своей Королевой. Уже скоро! До чего же страшно!

- Моя Сара! – прорезал тишину опочивальни восхищенный голос Короля Гоблинов, – Я не ошибся, выбрав Королеву! Ты само совершенство, сокровище мое!

Девушка расширившимися глазами смотрела на стоящего в дверях Джарета, разрываясь между желанием броситься к нему в объятия и скорее бежать от него прочь.

- Мое восхищение тебе, Эйгл, – произнес Его Величество, кивая присевшей в реверансе бесовке, – Прекрасная работа!

В руках Короля блеснуло что-то черное. Джарет подошел к служанке, склонившейся перед ним, и надел ей на шею тонкую серебряную цепочку, украшенную черным камнем Лабиринта.

- Оставайся верна своей госпоже, и ты будешь самой влиятельной дамой при дворе, Эйгл. Ступай на праздник. Сегодня ты больше не понадобишься своей Королеве.

Счастливая бесовка мгновенно исчезла за дверью, сжимая в ладошке поистине королевский подарок.

- Итак, сокровище мое, – Джарет обернулся к молчаливой девушке и протянул ей руку, – Гости прибыли и ждут начала праздника. Это будет официальная церемония, Сара, поэтому не жди от меня особой теплоты. Сейчас я прежде всего Черный Король и олицетворяю собою власть и закон. Я буду холоден и вежлив с тобою, моя Королева, но не более того.

Сара сжала руки, увидев перед собою того Джарета, каким он был всего несколько дней назад. В надменно приподнятых бровях, в ледяных глазах, во вздернутом подбородке Короля был только вежливый интерес к ее персоне, и не более.

- Идем, любовь моя, – повторил Его Величество, притягивая застывшую девушку в свои объятия, – И не вздумай преподносить мне сюрпризы!

Ощущение то ли падения, то ли полета, длилось всего несколько мгновений, и вскоре Сара вновь ощутила под ногами твердую поверхность. Она огляделась.

Джарет и она сама стояли перед распахнутыми дверями, ведущими в удивительно роскошный зал. Сара поняла, что они перенеслись в королевский дворец. Огромное пространство зала было освещено пламенем тысяч свечей, установленных в массивных золотых светильниках. Белоснежные стены, покрытые золотой резьбой, сияли в отблесках мерцающего света. Эти завитки на стенах уже встречались Саре в покоях Королевы, но здесь обилие золота потрясало воображение девушки. Огромные зеркала многократно расширяли пространство, отражая замерших в ожидании гостей. Саре казалось, что не триста, а три тысячи разряженных высших гоблинов сейчас взирают на нее, стоящую в распахнутых дверях.

Солнечный свет струился сквозь высокие окна, добавляя блеска вычурной позолоте и освещая темный наборный паркет, по которому девушке предстояло сейчас пройти перед испытующими взглядами подданных Джарета.

- Мне страшно, – прошептала Сара, умоляюще глядя на Короля Гоблинов, – Они так смотрят…

- Они голодны, сокровище мое, и жаждут эмоций, – усмехнулся Джарет, предлагая девушке руку, – Но не волнуйся, завтра я открою сезон охоты. Они останутся довольны.

- Охоты на кого? – поспешила уточнить Сара, понимая, что ответ, скорее всего, не обрадует ее.

- На человеческие чувства, – ответил Король, притягивая девушку ближе к себе, – А теперь – выше голову, душа моя! Праздник начался.

С этими словами Король Гоблинов шагнул в освещенную залу, вынуждая девушку последовать за ним.

Сара изо всех сил старалась припомнить свой небольшой опыт игры в театральной студии колледжа, когда ей приходилось выступать перед несколькими десятками зрителей. Но даже тогда ей не было так страшно. И куда подевалась вся ее прошлая бравада, когда и море было по колено, и Лабиринт был проще, чем кусок пирога?

Медленно шествуя между расступившихся придворных, она все сильнее опиралась на твердую руку Джарета, стараясь не показывать захлестывающего ее ужаса. Сара была здесь единственным человеком, тем существом, от эмоций которого кормились здешние хищники. И сейчас она ощущала, что находится в стае волков, и только присутствие вожака защищает ее от скорой гибели в их острых зубах.

- Не надо бояться, – тихо произнес Король, склоняя голову к уху девушки, – Через минуту они будут целовать твои руки, любовь моя.

- Я не боюсь! – шепотом ответила Сара, вздернув вверх подбородок, – Ничуть!

Ответом ей был тихий смех Короля, от души забавлявшегося происходящим.

Девушка только теперь увидела, что в конце бального зала возвышается черный трон, а рядом с ним приготовлено золоченое резное кресло, в котором, видимо, положено восседать Королеве.

Рука об руку с Джаретом, они шли по огромному залу, сквозь выстроившихся вдоль стен придворных, медленно приближаясь к символам монаршей власти.

Его Величество помог Саре взойти на возвышение, и девушка смогла, наконец, окинуть взором собравшуюся здесь толпу.

Сегодня высшие гоблины не прятали лиц за масками, позволяя будущей Королеве рассмотреть себя. Среди них попадались гоблины с весьма красивыми лицами и самые что ни на есть обыкновенные, однако, всех их отличало неуловимое хищное выражение, ранее скрывавшееся под маскарадными костюмами чудовищ.

Все эти лица были обращены к Черному Королю и девушке, стоявшей рядом с ним.

- Мои подданные! – прорезал тишину властный голос Его Величества, – Сегодня я представляю вам эту человеческую женщину, которая поклялась любить меня, бояться меня, делать так, как велю ей. Она вновь вернулась в Лабиринт, чтобы стать моей супругой. Я представляю вам свою Королеву!

Над залом пронесся одобрительный гул, возвестивший Саре о том, что местное дворянство приветствует выбор своего повелителя.

К возвышению подошли две пожилые фрейлины и положили перед девушкой алую подушечку. Сара недоуменно посмотрела на Короля. Взгляд его удивительных глаз был холоден и насмешлив одновременно.

- На колени, сокровище мое, – приказал Король Гоблинов, неумолимо возвышаясь над потрясенной девушкой, – Ты принесешь мне клятву верности, Сара. На колени!

- Никогда! – прошептала она, вызывающе глядя на своего мучителя, – Ты не посмеешь…

В ту же секунду девушка почувствовала, что ноги вдруг отказались ее держать. Джарет выразительно прищелкнул пальцами, улыбаясь самой теплой улыбкой, на какую был способен:

- Готов поспорить, ты встанешь на колени, сокровище мое!

Пожилые фрейлины в напудренных париках подхватили Сару под руки и осторожно помогли ей опуститься на подушечку, устроив ослабевшие ноги на ее мягкой поверхности.

- Со всеми удобствами, хочу заметить, – нежно прошептал Джарет, а затем вновь перешел на приказной тон, столь ненавистный девушке, смотревшей на него снизу вверх, – Отвечай мне кратко и громко, любовь моя.

В ладонях Короля из сгустка мрака возникла сияющая темнотой корона, своей зубчатой формой напоминавшая цветок водяной лилии. Девушка, словно зачарованная, смотрела на мерцание черных камней, оправленных в серебро.

- Клянешься ли ты любить меня, бояться меня, делать так, как я скажу? – разнесся над залом голос Короля Гоблинов, – Отвечай!

- Да… – выдохнула Сара, понимая, что она не в силах противиться этому приказу, вытягивающему из нее нужные слова, – Да, Король!

Ее взгляд остановился на лице Джарета, столь любимом и одновременно столь пугающем. Серые глаза Его Величества пронзали ее насквозь, заглядывая в самые сокровенные уголки мятущейся души. Сара молча умоляла о пощаде, но пощады ей не было, ибо Джарет твердо вознамерился этой убийственной свадьбой приковать девушку к себе навечно.

- Клянешься ли ты быть моей рабой во веки веков?

- Да, Король, – выдохнула Сара, всеми силами желая промолчать и не отдавать свою душу на растерзание, – Клянусь…

- Клянешься ли ты править Андеграундом по моему закону и по моей воле? – властный голос Джарета, казалось, загипнотизировал всех присутствующих в зале. Никто не рисковал шевельнуться, пока не окончено произнесение клятвы.

Сам воздух сгустился, затрудняя дыхание. Корона в руках Его Величества впитала в себя весь солнечный свет, погрузив во тьму стоявших у подножия трона фрейлин. Девушка задыхалась, не в силах отвести взгляд от сурового лица Джарета.

- Да, я клянусь…

На губах Его Величества вспыхнула торжествующая улыбка.

- Своей властью я нарекаю тебя Королевой Гоблинов, моя Сара!

С этими словами Его Величество осторожно водрузил корону на голову теряющей сознание девушки. В ту же секунду свет хлынул обратно, заливая все вокруг, а воздух проник в легкие Сары, позволив удержаться от падения.

Король склонился к новоиспеченной Королеве и, подхватив ее, прижал к себе.

- Наконец-то! – шепнул он, усаживая Сару в приготовленное для нее кресло, – Теперь ты окончательно и бесповоротно принадлежишь моему миру.

По щеке девушки скатилась одинокая слезинка.

- В моем мире свадьбы обычно выглядят иначе, – пробормотала она, сердито утирая непрошенную влагу, – И это жених должен был бы стоять на колене, предлагая невесте свою руку и сердце…

Девушка чувствовала себя абсолютно опустошенной. Гоблины, стоявшие в зале, склонились в поклонах и реверансах пред обретенной Королевой Лабиринта. Теперь в их лицах не было и намека на хищное выражение, теперь в глазах каждого из придворных сияла преданная любовь к их правительнице, чью голову венчала Черная корона.

Джарет вальяжно развалился на черном троне и снисходительно поглядывал на молчаливую Сару, сложившую руки на коленях, будто примерная ученица.

- Приготовься, моя Королева! Сейчас пожалует Тауриэль.

Девушка вздернула голову и увидела, что по залу к ним шествует миниатюрная женщина с волосами цвета меда. За ней шагала свита, состоящая из четырех рослых эльфов, одетых в серебристые кольчуги, и двух юных эльфиек, которые придерживали шлейф платья своей Королевы.

Тауриэль сразу очаровала Сару. В синих раскосых глазах Ее Величества сияла добрая мудрость, напомнившая девушке ее маму. Сара вновь ощутила, что на глаза навернулись непрошенные слезы.

- Король Джарет, – мелодичный голос Тауриэль поплыл над собравшейся толпой, – Рада приветствовать тебя и твою избранницу.

- Я тоже рад твоему визиту, лесная хозяйка, – склонил голову Его Гоблинское величество, вставая с трона, чтобы приветствовать эльфийку.

- Долгих лет тебе, Королева Сара, – повернулась к девушке Ее Величество, протягивая обе руки для приветствия.

Девушка с трепетом коснулась ладоней эльфийской государыни. Ее руки были мягки и прохладны, словно вода в лесном ручье, а в синих глазах сияла любовь и нежность. Девушке на миг показалось, что она стоит в зеленом лесу под сводами высоких деревьев, в ветвях которых весело щебечут птицы. Теплое чувство покоя хлынуло в измученное сердце Сары, врачуя недавние раны.

«Крепись, дитя мое, – прозвучал в голове девушки глубокий и чистый голос эльфийки, – Труден твой путь и велики испытания, но ты сможешь пройти его до конца. Научи своего Короля не бояться любить тебя открыто. Помоги ему осмыслить свои чувства к тебе и признаться в этой слабости.»

«О, Ваше Величество, – воскликнула в отчаянии Сара, сжимая прохладные пальцы правительницы Эльфлиа, – Что я могу противопоставить его магии? Что я могу?!»

«Просто люби его, – ответила Тауриэль, ласково улыбаясь молоденькой Королеве Гоблинов, – Пусть твоя любовь не зависит от его поведения, дитя. Прими своего мужа и покорись ему. Не отталкивай Джарета своей болью и непониманием. Однажды его предала Гемма. Хоть и из благих побуждений, но сестра оставила его одного. Не оставляй же и ты. Борись за свое счастье»

Правительница Эльфлиа мягко освободила свои ладони из рук потрясенной Сары и вновь обернулась к Королю Гоблинов.

- Я буду рада видеть твою супругу в своих покоях, Джарет.

- Хорошо, лесная хозяйка, я отпущу Сару к тебе завтра после полудня, если не возражаешь.

- Не возражаю, – ответила эльфийка, величаво кивая головой, украшенной венком из ароматных зеленых трав, – Праздник великолепен, Черный Король, хотя я предпочитаю естественные цвета и формы в интерьере.

- Наслаждайся, Тауриэль, – усмехнулся Джарет, приглашая эльфийку присесть на обитое зеленым бархатом кресло, возникшее из неоткуда по левую сторону от черного трона, – Праздник только начался.

Эльфийская Королева опустилась в кресло и неподвижно замерла, словно мраморная статуя необычайной красоты. Королевская свита выстроилась за креслом своей правительницы и тоже впала в каменное оцепенение.

- Не обращай внимания, Сара, – склонился к девушке Джарет, – Эльфы славятся своим умением отрешаться от происходящего.

- Джарет, она удивительная… – прошептала девушка, глядя на гордый профиль Тауриэль, – Столько тепла, столько мудрости…

- И еще они умеют заморочить голову всякими глупостями! – Его Величество резко обрубил разговор, видимо, уже жалея, что дал слово отпустить молодую жену к правительнице Эльфлиа.

Тем временем был подан сигнал к началу праздника. Над залом раздались звуки музыки. Король Гоблинов поднялся с трона и протянул Саре руку, приглашая свою Королеву открыть бал. Девушка вложила дрожащие пальцы в ладонь Джарета и вместе с ним шагнула на темный паркет.

– Наш первый танец, сокровище мое, – произнес Король, привлекая супругу ближе к себе, – Тебе понравилось танцевать со мною тогда, десять лет назад?

Сара вспыхнула, вспоминая, какую гамму чувств вызвал в ней тот единственный танец с Королем Гоблинов. Тогда она была очарована им, тогда она впервые почувствовала вспышку плотского желания и испугалась силы своих чувств. Это не зеркало она разбила, убегая от чарующего соблазна, это разбилось ее детство, впуская в сознание запретные мысли и мечты. И любовь…

-Я подарю Луну, – произнес Король так тихо, что Сара едва услышала эти слова, обращенные к ней, – Сердцу твоему…

Внезапно Джарет вовлек девушку в танец, властно придерживая и направляя, не позволяя сделать ни единого лишнего движения. Придворные гоблины замерли, ожидая, пока королевская чета завершит первый танец, тем самым открыв бал.

Девушка уже и забыла, как прекрасно двигается Его Величество, как приятно танцевать с ним, медленно кружась в волшебном танце. Золотые отблески ложились им под ноги, Сара и Джарет отражались в многочисленных зеркалах и девушка могла воочию убедиться, как они с Королем превосходно дополняют друг друга. Слова, сказанные Тауриэль, раненой птицей бились в голове Сары: «Прими своего мужа и покорись ему… Просто люби его…»

Девушка смотрела в удивительные глаза Короля и сердце ее таяло, прощая недавно причиненную боль.

Джарет, чуть откинув голову назад, взирал на томное выражение, появившееся на лице Сары, едва они начали танцевать.

Девушка абсолютно подчинилась ему, мягко приспосабливаясь к каждому танцевальному движению.

- Это все было не слишком забавно, – начал напевать своей супруге Джарет, уверенно ведя ее в танце, – Но я буду рядом с тобой…

Сердце девушки рухнуло в пропасть, переживая мощное ощущение дежавю. Это уже было с нею однажды! Именно эта песня, именно эти слова…

- Ты помнишь? – спросила Сара, с надеждой глядя на своего мужа, – Ты однажды уже пел мне…

- Как тебя забыть, такую? – усмехнулся Джарет, блеснув острыми зубами, – Пусть весь мир рушится… Я люблю тебя, моя Королева.

Сара восхищенно смотрела на Короля Гоблинов, чуть приоткрыв губы, словно напрашиваясь на поцелуй, что Его Величество и не замедлил сделать.

Зал взорвался аплодисментами, приветствуя Короля и Королеву Андеграунда.

- Долгих лет Королеве!

- Счастья Правителям!

- Да укрепится власть Черного Короля и Королевы!

Приветственные крики заставили Джарета нехотя оторваться от губ молодой супруги и вместе с нею сойти с паркета, давая сигнал к началу бала.

- Итак, моя Сара, – проговорил Король, выходя вместе с девушкой на балкон, оставив позади праздничную кутерьму, – Могла ли ты это перенести, если бы я предупредил тебя заранее?

- Не знаю, – опустила голову девушка, – Но мне было плохо там, на коленях…

- Я знаю, – ответил Король Гоблинов, нежно касаясь ее волос, – Но таков обычай. Ты должна покориться моей воле, стать воском в моих руках и тогда я придам тебе необходимые свойства.

-Что за свойства, Джарет – поинтересовалась Сара, обнимая Короля.

- Ты научишься получать удовольствие от моей власти над тобой, душа моя. Ты с радостью примешь меня с тем, что я дам тебе: и с болью, и с наслаждением.

- Как раз об этом мне говорила Тауриэль, – задумчиво произнесла Сара, слушая стук сердца Короля.

- И что конкретно она сказала тебе? – подозрительно сощурился Джарет, – Очень бы хотелось узнать!

- Она сказала «Прими своего мужа и покорись ему… Просто люби его…»

- Ну, неужели? – рассмеялся Его Величество, поглаживая прильнувшую к нему девушку, – Первая здравая мысль за двести с лишним лет! Наконец-то, Тауриэль!

Закатное солнце осветило балкон королевского дворца, на котором замерли, обнявшись, повелитель Андеграунда и его молодая супруга.

- Давай вернемся в зал? – осторожно спросила Сара, – Я бы хотела еще танцевать с тобой...

- Любой каприз, – ответил Джарет, предлагая девушке свою руку,- Лишь об одном прошу, никогда не нарушай данную сегодня клятву! Ты слышишь меня, Сара? Никогда!

====== Глава 7 ======

Следующие несколько часов стали для Сары самыми прекрасными в ее жизни. Она без устали кружилась в танце, не отрывая взгляда от лица Джарета, ведущего ее в толпе вальсирующих придворных. Шелест пышных юбок благородных дам, блеск украшений, золотое сияние стен, звуки музыки, – все сливалось для девушки в далекий шум, оттенявший главное: тихий голос Короля, напевавшего ей волшебные слова любви. Его глаза неотрывно следили за ней, гипнотизировали ее, заставляя тонуть в океане чувств.

Девушке безумно нравился голос Джарета, бархатный и в то же время властный, проникающий ей в самое сердце. Она была очарована, совершенно покорена им, не видя и не слыша ничего вокруг. Весь мир сузился для Сары до одного Короля, держащего ее в своих объятиях. Наконец девушка почувствовала, что просто не способна сделать ни шагу.

- Джарет, я устала, – произнесла она, облизнув потрескавшиеся губы, – и очень хочу пить…

Король Гоблинов отвел взгляд, отпуская девушку из магического плена, и на Сару тот час же нахлынули звуки бала, смех гостей, кокетливые взвизгивания какой-то леди и выкрики захмелевших лордов Андеграунда.

Ей пришлось тряхнуть головой, чтобы собраться с мыслями и включиться в происходящее в зале. Теперь, когда магическое очарование пропало, праздник показался Саре чересчур кричащим, слишком вульгарным и развеселым для обычного торжества.

- Они пьяны?! – спросила она Джарета, ведущего супругу к возвышению, чтобы усадить в кресло.

- Увы, сокровище мое, здешние нравы весьма отличаются от знакомых тебе, – в руках Короля Гоблинов появилась белоснежная чашка, – Вот, выпей это.

- Что здесь? – поспешила уточнить Сара, принимая напиток.

- Всего лишь вода, чистая ключевая вода, – улыбнулся Джарет, поправляя корону на голове девушки, – Не давит?

- В самый раз, – фыркнула Сара, с наслаждением припав к живительной влаге, – Господи, Джарет, ты просто волшебник!

- Ты только сейчас это заметила, сокровище мое? – усмехнулся Его Величество, – Поразительная невнимательность!

Девушка смаковала каждый глоток хрустальной воды, удивительно вкусной и бодрящей.

Джарет обернулся к зеленому креслу, чтобы взглянуть на правительницу Эльфлиа, сидевшую в той же позе, что и несколько часов назад.

- Я должен уделить внимание Тауриэль, моя Сара, – произнес Король Гоблинов, отметив, что девушка заметно посвежела после заговоренной им воды, – Оставляю тебя на попечение фрейлин. Отдохни немного. Если хочешь, прогуляйся по Зеленому Лабиринту, тебе было бы полезно познакомиться с местными красотами.

Девушка кивнула, понимая, что этикет требует от Короля определенных действий, но внутренне противясь этому. Ей отчаянно не хотелось делить его ни с кем, даже с Королевой соседнего государства.

Джарет коротко кивнул Саре и направился к креслу, в котором восседала государыня эльфов. Завидев подошедшего правителя Андеграунда, мраморное изваяние дрогнуло и задышало, вновь становясь живой эльфийкой, готовой войти в круг танцующих гостей.

Со своего места Сара наблюдала, как тонкая рука Королевы Эльфов легла на плечо Джарета, как он повел Тауриэль в танце, посмеиваясь на какое-то замечание лесной хозяйки. Острая ревность пронзила сердце девушки.

Сара понимала, что глупо ревновать к Тауриэль, недавно советовавшей ей принять гоблинскую любовь Джарета как должное, но ничего не могла с собой поделать. Зелень платья и мед волос эльфийской государыни резко контрастировали с ледяной красотой Короля Гоблинов, подчеркивая противоположность их волшебных сил, но грация эльфийки была под стать плавным движениям Короля, что не могло не расстраивать Сару. Не в силах более наблюдать за этой парой, девушка поднялась с кресла и направилась к выходу из зала. За ней последовали две пожилые фрейлины, недавно помогавшие Саре во время коронации.

«Не хочу их видеть, – думала юная Королева, спускаясь по широкой мраморной лестнице в ночной Лабиринт, – Я даже не помню, как их зовут…»

В ту же секунду она заметила знакомую фигурку, притаившуюся в затемненной нише.

- Эйгл! – окликнула она бесовку, счастливая от того, что не останется одна, пока Джарет развлекает прекрасную Тауриэль.

Камеристка со всех ног бросилась к своей госпоже и присела перед Сарой в глубоком реверансе.

- Ваше Величество! – произнесла бесовка, сияя улыбкой, – Вы прекрасны!

- Спасибо, дорогая, – тепло ответила Сара, подхватывая под руку опешившую от такого грубого нарушения этикета служанку, – Покажи мне Лабиринт, Эйгл! А вы, дамы, можете пока быть свободны.

Шокированные фрейлины присели перед юной Королевой и поспешили удалиться, чтобы наедине обсудить последние новости двора: оказывается, Ее Величество отдает предпочтение простолюдинке, роняя тем самым авторитет благородных дам Андеграунда.

- Что вы наделали, миледи? – округлила глаза бесовка, шагая рядом со своей госпожой, – Королеве не пристало так открыто говорить с девушкой моего сословия…

- А мне все равно, что будут говорить, – рассмеялась Сара, радуясь тому, что встретила единственную подругу, – Я попрошу Короля даровать тебе титул и все прочее, что там необходимо, чтобы успокоить этих куриц. А сейчас покажи мне Зеленый Лабиринт.

Девушки шагали по широкой аллее, освещенной пламенем факелов, установленных на высоких треногах. Ночь уже вступила в свои права, пряча во мраке отдаленные уголки великолепных цветников, но при этом многократно усилив пряный аромат растений, высаженных в них.

Эйгл повела юную Королеву на белоснежный резной мостик, перекинутый через неспешно бегущую речушку. С мостика открывался прекрасный вид на дворец. Из распахнутых настежь окон доносилась громкая музыка, взрывы смеха и звон бокалов, поднимаемых за здравие Короля и Королевы Гоблинов.

- Что вас так опечалило, миледи? – спросила камеристка, остановившись на самой верхней точке круто изогнутого мостика.

Сара положила ладони на резные перила и взглянула на сияющий огнями дворец. Где-то там ее Джарет кружил в танце правительницу Эльфлиа. Девушка снова почувствовала укол необоснованной ревности.

- Я… мне…, – Сара никак не могла подобрать слов, чтобы объяснить ожидающей ответа служанке причину своего подавленного состояния, – Все так сложно и запутанно, Эйгл… Я родилась и выросла в другом мире, где даже свадьбы играются иначе… В моем мире женщина так же свободна, как и мужчина. Я не понимаю своего Короля, то он нежен со мной, то жесток. А сейчас он танцует с Королевой Тауриэль и все во мне протестует, хотя я знаю, что ревность моя напрасна.

- Миледи, Король любит вас, – произнесла бесовка, мягко прикоснувшись ладонью к руке Сары, – А танец – это только дань этикету, не более.

- Я понимаю, – печально вздохнула Сара, глядя в темную воду под пролетом моста, – Но от этого не становится легче. Как бы я хотела, чтобы мой отец повел меня к алтарю… А теперь он и моя мачеха, наверное, ищут меня повсюду… Боюсь представить, что они навоображали себе за это время…

Взгляд камеристки вдруг стал предельно серьезным. Не убирая руки с запястья Королевы, она прислушивалась к чему-то, чего не могла услышать сама Сара.

- Миледи! – выдохнула камеристка, расплываясь в улыбке, – Я слышу стук двух сердец… Вы носите ребенка Короля?!

- Как ты догадалась, Эйгл?! А впрочем, о чем я спрашиваю? Ты же тоже владеешь магией...

- Совсем немного, госпожа, – ответила служанка, нетерпеливо подпрыгивая на месте, – Как я рада за вас! Вы говорите, что не понимаете Короля, миледи? Я отвечу вам так: Его Величество посеял в вас новую жизнь, показав тем самым, что вы – единственная женщина, которую он ждал десятки, если не сотни лет. Для Короля важно, чтобы именно вы стали матерью его детей и как можно скорее, разве не в этом проявляется мужская любовь?

- Не знаю, Эйгл, – ответила Сара, – Мне не слишком везло с мужчинами… Точнее, в моей жизни всегда был только Джарет, я грезила о нем наяву столько, сколько помню себя: вначале, читая книгу, затем, играя в принцессу, а позднее увидев Короля Гоблинов в реальности. Он поглотил мои мысли, он затаился в моем сердце, мучая меня беспрестанно. А сейчас он мучает меня наяву, то любя, то отталкивая от себя ледяным высокомерием и жестокостью.

- Значит, вам пока просто не удается принять того Короля, который есть в реальности, миледи, – ответила бесовка, улыбаясь своей глупенькой госпоже, бегущей от своего счастья, – Вы живете образом, который лелеяли в мечтах, и не пытаетесь разглядеть настоящего Короля Гоблинов, ставшего вашим мужем. Просто любите его и наслаждайтесь всем тем, что ваш супруг готов дать вам.

- Ты говоришь совсем как Тауриэль, – удивилась Сара, – Но, пожалуй, в твоих словах есть доля правды, Эйгл… Я думала, что переиграла Джарета десять лет назад, верила, что смогла взять над ним вверх, а на самом деле все шло по заранее придуманному им плану… Я все еще борюсь с ним, пытаясь сразить того, кого по-настоящему и оттолкнуть-то не сумела… Ох, спасибо тебе, Эйгл! Я наконец-то нашла нужные слова!

- Рада, что смогла помочь вам, – произнесла камеристка, порывисто обнимая свою госпожу, – Умоляю, постарайтесь не бороться с Его Величеством! Слушайте его во всем, и Король подарит вам все, даже Луну с небес.

Сара улыбнулась, вспомнив, как Джарет напевал ей сегодня похожие слова, ведя свою Королеву в танце.

- Король! – воскликнула служанка, указывая Саре на быстро приближающуюся к ним фигуру повелителя Лабиринта.

Джарет шел по аллее, превосходно ориентируясь в темноте. Он шел на манящий запах Сары, доносившийся до него со стороны центрального моста, белеющего в ночной темноте. Король Гоблинов улыбнулся, почуяв, что в ноты пленительного аромата вплетается чувственная нотка страха. Именно эта нотка возбуждала его в запахе Сары больше всего. Он ускорил шаг, стремясь скорее завладеть своей женой, увести ее в какой-нибудь уединенный уголок и показать достоинства Зеленой стороны Лабиринта.

Тем временем Сара, сжимая внезапно повлажневшими ладонями белоснежные перила моста, что-то втолковывала отнекивающейся служанке. Не дождавшись согласия, она сбежала вниз и сломя голову углубилась в Зеленый Лабиринт, теряющийся в кромешной темноте.

- Где она? – спросил у побледневшей служанки Король, всходя на мост, – Ну!

- О, Ваше Величество, Королева велела мне… просила меня…

- Ну! – Джарет начинал терять терпение.

Волшебный запах Сары теперь удалялся от него, тревожа дремлющие инстинкты.

- Что же велела передать мне Королева? – рыкнул он, подавшись вперед, – Отвечай!

- Королева велела сказать, что в ее мире существует обычай кражи невесты… Вот… Ваша супруга сбежала сама, чтобы Вы нашли ее, не прибегая к магии… Я пыталась объяснить ей про запах, который чувствует любой из гоблинов, но миледи не дослушала меня…

Джарет расхохотался. Он смеялся, откинув голову назад, глядя в ясное звездное небо. Ох уж эта девчонка! Короля снедало плотское желание немедленно найти ее и взять прямо здесь же, на присыпанной алым гравием дорожке, так сказать, в воспитательных целях.

- Сара-Сара, придется немного поиграть в твои игры, – пробормотал он, медленно сходя с моста и направляясь в заросли Лабиринта, – А ты, Эйгл, ступай обратно во дворец. Я приведу Королеву обратно живой и здоровой, не беспокойся.

- Ваше Величество, – крикнула верная бесовка уходящему Королю, – миледи очень нужна ваша поддержка. Она страдает здесь!

- Миледи очень нужна хорошая порка, – хищно улыбнулся Джарет, втянув носом воздух, – И она ее получит!

Выбрав направление по запаху сбежавшей девушки, Король Гоблинов зашагал в темноту, прекрасно ориентируясь в переходах Зеленого Лабиринта.

Джарет улыбался, напевая себе под нос веселую песенку о том, как один гоблин научил непокорную супругу соответствовать его требованиям. Эта песенка всегда нравилась Королю, но в ситуации со сбежавшей Сарой, она приобретала поистине сакраментальный смысл.

Гравий похрустывал под сапогами Его Величества, неспешно идущего по следу своей пропажи.

«Если бы она только могла предположить, какой подарок сделала мне своим поспешным бегством, – думал он, следуя за неощутимым для человека следом своей наивной супруги, – Ах, Сара, мне придется дать волю своей темной натуре и, признаться, это возбуждает меня все больше и больше…»

Король Гоблинов остановился, прислушиваясь. До острого слуха хищника донеслись осторожные торопливые шаги, которые подсказали ему, что цель близка. По тонким губам мужчины скользнула торжествующая усмешка, и он замер, чтобы не спугнуть свою добычу.

«О, я не стану спешить, – размышлял Джарет, предвкушая нежданную охоту, – Я дам тебе возможность основательно испугаться, прежде чем настигну тебя, сокровище мое. Уверен, тебе понравится!»

Ночная темнота скрывала переходы Лабиринта, но острое зрение Короля Гоблинов позволяло ему видеть все, что недоступно человеческому глазу. Джарет заметил край серого платья своей супруги, затаившейся в небольшом тупичке слева от него. Внутренне посмеиваясь, Его Величество сделал два шага назад, чтобы звук его шагов достиг ушей прячущейся девушки. Зажав рот рукой, она метнулась в извилистый коридор, надеясь, что не была обнаружена.

- Я слышу тебя, Сара! – прорезал тишину резкий голос Короля, едва сдерживающего подступающий смех, – тебе не скрыться от меня, сокровище мое! Я иду за тобой.

Приглушенный вскрик ужаса еще сильнее возбудил Джарета, неспешно последовавшего за своей лакомой добычей.

* *

Сара бежала сквозь темные переходы Лабиринта, освещенного неверным светом полной луны, изредка скрывавшейся за набегавшими облаками. И что только двигало ей, когда она решила подразнить Короля Гоблинов, скрывшись от него в этих запутанных ходах?

Девушка толком не помнила, откуда ей известно о странном обычае кражи невесты, бытующем в ряде заморских стран, но в тот момент, когда Джарет приближался к ним с Эйгл, эта идея показалась ей удачной. О чем она только думала?!

Сара услышала звук приближающихся шагов Короля и замерла, прижавшись спиной к переплетению зеленых ветвей и зажав рот рукой, чтобы заглушить свое надсадное дыхание. Липкий страх неминуемого возмездия холодной змейкой пополз между ее лопаток, вынуждая еще плотнее вжаться в колючие ветки стены. Хруст каменной крошки под сапогами Джарета вызывал в теле девушки невыразимый трепет, перераставший в мучительное чувство предвкушения его победы над нею.

«Господи, да мне же нравится все это, – пораженная Сара еще крепче прижала дрожащую ладонь к губам, – Мне нравится дразнить и бояться его, я хочу, чтобы Джарет нашел меня и сделал… О, я не хочу знать, что он сделает!»

Тем временем шаги ее преследователя затихли. Сара вся обратилась в слух, силясь понять, с какой стороны придет опасность. Девушка чувствовала себя маленьким мышонком, скрывающимся от голодного кота, знавшего здесь все закоулки и переходы. Рано или поздно он настигнет ее и тогда… От безнадежности ситуации в теле девушки нарастало любовное томление, смешанное со страхом. Где-то там, в темноте, стоял господин ее желаний, тот, чью власть она готова была окончательно признать.

До слуха замершей Королевы донеслись тихие шаги, заставившие ее, сломя голову, броситься прочь, не рискуя более оставаться на месте.

- Я слышу тебя, Сара! – прорезал ночную темноту голос Короля, заставив девушку вскрикнуть от чувственного переживания близкой погони, – тебе не скрыться от меня, сокровище мое! Я иду за тобой.

Сара, подобрав пышные юбки, неслась по узкому коридору, освещенному неверным лунным светом. За своей спиной девушка слышала шаги Джарета, то отстающие от нее, то подступающие совсем близко. Несколько раз она замечала его поджарую фигуру, скрывавшуюся в ночном мраке и каждый раз она сворачивала в новый отворот, пытаясь скрыться от неизбежного. Наконец, в одном из переходов взору девушки предстала белоснежная резная беседка. Надеясь найти укрытие там, Сара взбежала по невысокой лесенке и едва не врезалась в стоявшего на верхней ступеньке Короля Гоблинов.

- Я ждал тебя, сокровище мое, – усмехнулся Джарет, пропуская девушку внутрь, – Входи, располагайся.

Сердце Сары камнем рухнуло вниз при виде плотоядного выражения на лице супруга, загнавшего ее в ловушку.

- Джарет, я не подумала…, – начала было Сара, отступая во тьму беседки, – Я не знала…

Властный жест Короля остановил сумбурный поток слов, и девушка обнаружила, что голос отказался служить ей.

- Не стоит портить такую славную охоту пустыми сожалениями, – промурлыкал Его Величество, приподнимая подбородок Сары кончиком черного стека, – Мне кажется, настало время следующего урока, моя маленькая женушка. И поверь мне, ты узнаешь, как это сладко…

Сара отпрянула назад и уперлась спиной в противоположную стенку беседки. Король Гоблинов неспешно приблизился к перепуганной девушке, заставив ее задыхаться от напряженного ожидания неизбежного наказания.

- Итак, сокровище мое, ты вновь проявила своеволие, – ласково произнес Джарет, обводя кончиком стека овал ее лица, – И, безусловно, будешь наказана.

Сара вновь попыталась сказать что-нибудь в свое оправдание, но голос по-прежнему отказывался ей служить, а продолжать бессмысленные попытки под ироничным взглядом Джарета она не хотела.

- Ты заставила меня потратить тридцать минут на поиски, поэтому будет справедливо, если ты получишь ровно тридцать воспитательных шлепков по тому месту, на которое нашла приключение, – усмехнулся Его Величество, искренне забавляясь сложившейся ситуацией, – Или есть возражения?

«О, какой кошмар! – пронеслось в голове потрясенной девушки, – он собирается наказать меня, словно нашкодившую девчонку…»

Сара сделала попытку оттолкнуть Короля, чтобы вырваться на свободу, но это было подобно попытке сдвинуть с места каменный монолит.

- Хорошая попытка, но неудачная! – констатировал Джарет, подхватывая вырывающуюся девушку на руки, – Не забывай, Сара, я не человеческая сущность, поэтому бессмысленно пытаться мериться со мной силой. Да и убегать было тоже весьма неразумно. Но раз уж мы здесь собрались…

С этими словами Король Гоблинов уселся на обитую бархатом оттоманку, гостеприимно притаившуюся в полутьме беседки.

- Как тебя угораздило забрести в беседку для любовных свиданий, неразумная моя девочка? – хрипло проговорил Джарет, укладывая Сару лицом вниз к себе на колени , – Придется теперь воспользоваться ситуацией. Но прежде – урок!

Девушка еще пыталась сопротивляться, но железную хватку Короля было невозможно разорвать, и вскоре она прекратила бесполезные попытки. Черная корона давно скатилась с головы Сары и теперь лежала у входа в ажурную беседку, мерцая таинственным светом.

Его Величество потянул за подол свадебного платья, обнажая ноги своей строптивой супруги.

Сара ощутила, как прохладный воздух коснулся ее бедер, а затем пышные юбки легли ей на голову, открыв взору сидящего мужчины упругие ягодицы молодой Королевы.

- Даже жалко портить такую нежную кожу, – произнес Джарет, стягивая с неподвижной жертвы белоснежные трусики, украшенные кружевом – гордость белошвеек мадам Тюсси, – Но я постараюсь не нанести тебе большого урона, моя сладкая.

Ладонь Короля осторожно погладила вздернутые вверх ягодицы Сары, пробуждая в девушке любовное томление. Она больше не сопротивлялась, хотя чувство самосохранения истошно требовало от нее каких угодно действий для прекращения этого безобразия.

Чуткие пальцы Джарета скользнули в теплую щелочку между ног девушки и принялись колдовать там, задевая за самые чувствительные струны ее тела. Сара попыталась приподняться, но Его Гоблинское Величество свободной рукой намертво придавил ее к своим коленям, лишив возможности пошевелиться.

- Если ты будешь вырываться, сокровище мое, мне придется прибегнуть к магии, – угрожающе произнес Джарет, продолжая поглаживать ягодицы девушки, – Не вынуждай меня к этому. Смирись.

В животе Сары в тугой узел связались возбуждение и отчаяние, вызванное столь нелепым наказанием, заставлявшим ее чувствовать себя абсолютно беспомощной перед Королем. Внезапно ее кожу обжег весьма ощутимый шлепок, принесший не столько боль, сколько жестокую обиду на своего мучителя. За первым шлепком последовал еще один. Девушка прикусила губу, чтобы не расплакаться. Еще никто и никогда не обращался с нею так беспощадно! И в то же время ее бедра инстинктивно приподнимались в поисках карающей десницы, как обычно затянутой в черную перчатку.

- Тебе же нравится то, что я делаю, – раздался над ее головой мурлыкающий голос Джарета, – Признайся сама себе, сокровище мое. Ты хочешь, чтобы я продолжал!

Еще один веский шлепок достался ей, вызвав мучительную волну удовольствия в теле, заставляя желать продолжения этой болезненной ласки.

Девушка сгорала от стыда, понимая, что Король прав, и она хочет, чтобы Джарет продолжал творить с нею все, что пожелает.

- Ты играла со мной, чтобы получить это удовольствие, – продолжал искусителем нашептывать Джарет, чередуя слова с размеренными шлепками по начавшей краснеть коже, – Ты хотела оказаться в моей власти, чтобы ничто в мире не могло остановить это… Ты хотела!

Девушка извивалась на его коленях, сгорая в огне парадоксальной страсти.

Невозможно, немыслимо было признаваться самой себе в том, что ей нужен был именно Черный Король, потому что только он со своей беспощадной любовью мог дать ей истинное наслаждение, настоящую всепоглощающую страсть.

- Джарет… – простонала Сара, внезапно обретя потерянный голос, – Да… Я хотела…

- Счастлив угодить, моя Королева, – произнес Король, в тридцатый раз опуская ладонь на алеющие ягодицы своей жены, – Теперь ты знаешь, чем закончится твое желание подразнить меня. Но, как я понимаю, это была отнюдь не последняя попытка, не так ли, моя Сара?

- Да…, – кивнула она, радуясь, что поднятые юбки скрывают влажные дорожки слез на ее щеках, – Не последняя…

- И почему же? – требовательно произнес Его Величество, усаживая девушку к себе на колени, – Ты действительно хочешь убежать от меня?

- Нет, – качнула головой Сара, не рискуя поднять глаз на грозного повелителя Лабиринта.

- Так почему же ты будешь вновь испытывать мое терпение, Сара? – грозно требовал ответа Его Темное Величество, приподнимая подбородок девушки, – Отвечай!

- Потому что я хочу, чтобы ты вновь сделал со мной то же самое…- выдохнула она, глядя в серые глаза Джарета.

- Наконец-то! – торжествующе усмехнулся Король Гоблинов, укладывая разгоряченную недавними эротическими переживаниями супругу на оттоманку, – Я уж думал, ты никогда не признаешься в этом. Наша жизнь никогда не стает скучной, моя Сара! Мы с тобой знаем, чего желаем друг от друга, не так ли?

Девушка кивнула, глядя в удивительные глаза Короля Гоблинов, склонившегося над нею. Ее переполняло невыразимое чувство завершенности, правильности происходящего. Она должна подчиниться ему, принять его любовь, такую непохожую на все то, что ей доводилось слышать о любви человеческой. С Джаретом ее чувства всегда будут на пике наслаждения и мучения, однако и разрядка будет неизменно прекрасна и опустошительна.

- Возьми меня, мой Король, – прошептала Сара, широко разводя ноги, – Ты победил… Я больше не стану бороться с тобой…

С тихим рычанием Его Величество ворвался в жаждущее тело девушки, мгновенно освободив себя и свою супругу от одежды, заставив ее исчезнуть с их тел.

Сара обхватила бедра Короля ногами, изгибаясь навстречу каждому движению возлюбленного. Все, что он творил с нею теперь казалось девушке невыразимо желанным, удивительно гармоничным и правильным.

- Да! – вскрикивала она, ощущая жесткие движения мужской плоти в своем теле, отдающиеся жаром в пылающих ягодицах, – Еще, Джарет… Еще…

Волны оргазма сотрясли тело девушки на мгновение раньше, чем Король достиг пика наслаждения и пролил свое семя в ее плоть, сочащуюся любовной влагой.

Удовлетворенная Сара устало прикрыла глаза, готовая провалиться в дремоту, но Джарет не дал ей уснуть. Король Гоблинов принялся тормошить девушку, заставляя ее открыть глаза. Король был вновь одет и полон сил, в отличие от разомлевшей Сары.

- Потерпи еще немного, моя девочка, – произнес он, оправляя на девушке вновь появившееся платье, – Нам придется вернуться на бал.

Глаза Сары широко распахнулись.

- Они все узнают, чем мы тут занимались… О, я не могу…

- Выше голову, Королева, – рассмеялся Его Величество, подбирая с пола упавшую корону и вновь водружая ее на голову девушки, без сил сидящей на оттоманке, – Твое достоинство не пострадает, ибо все понимают, что ты исполняешь мои прихоти, как и положено хорошей жене. Идем же!

Король Гоблинов подал Саре руку, и она оперлась на нее, понимая, что своими ногами ни за что бы не добрела обратно.

Джарет, улыбаясь, медленно шел по извилистым тропинкам Лабиринта, поддерживая свою пошатывающуюся Королеву.

- Безрассудная моя девочка, – произнес он, прижимая ее к себе, – Разве ты не понимала, что мое зрение и обоняние позволят в два счета найти тебя даже в кромешной темноте, не то, что в этом полумраке?

- Я, например, сейчас не вижу дальше кончика своего носа, – пробормотала обессиленная девушка, практически повисая на руках Короля, – Неужели ты видишь иначе?

- Я хищник, моя Сара. Тысячи лет подобные мне приходили в твой мир, чтобы питаться людскими страхами. Они искали своих жертв в ночи, они пугали их, забирая панический ужас, а нередко вместе с ним и жизнь. Затем люди перестали верить в гоблинов, считая нас дурной сказкой. Никто более не призывал нас, мы голодали. И тогда мы стали приходить в человеческие кошмары. Этого, конечно, мало для полноценного питания, но вполне сойдет за приятную закуску к обеду.

- Ты тоже приходил ко мне во снах? – спросила Сара, едва не упав на ровном месте.

Джарет подхватил свою Королеву на руки и зашагал быстрее, продвигаясь к выходу из Лабиринта.

- Да, я приходил к тебе каждую ночь, – улыбнулся он, нежно касаясь губами виска прильнувшей к нему супруги, – Но мне не нужны были твои кошмары, сокровище мое. Я внушал тебе желание. Каждую ночь я соблазнял тебя, не имея возможности прикоснуться… Если бы ты знала, как мучительно это было!

Сара хихикнула, вдыхая ни с чем не сравнимый запах Джарета. Этот запах ассоциировался у нее с властью и жестокостью. С сексом…

- Каждое утро я вставала с алыми от стыда щеками! – прошептала она, глядя на гордый профиль повелителя Андеграунда, – Я не могла ни учиться, ни работать, вспоминая свои сны!

- Что и требовалось доказать, – удовлетворенно улыбнулся Король Гоблинов, опуская Сару на первую ступеньку лестницы, ведущей во дворец, – Ты создана для меня, моя девочка. Я буду мучить тебя еще долгие-долгие сотни лет, прежде чем смогу окончательно насытиться тобой.

Сара вложила дрожащие пальцы в ладонь Джарета, и они рука об руку взошли в бальный зал, встретивший их светом, блеском зеркал, музыкой и громкими приветствиями придворных гоблинов, поднимавших тосты за здравие Короля и Королевы Андеграунда.

Сара и Джарет прошли сквозь танцевальный зал и вошли в следующую огромную залу, приготовленную для праздничного пира. Длинные столы, уставленные всевозможными яствами, тянулись вдоль темно-синих стен, расписанных серебром в том же духе виньеток и завитков, что и прочие дворцовые покои. Королевский стол находился на возвышении, куда Король сопроводил свою усталую супругу.

- Придется выдержать небольшой ужин в кругу придворных, – прошептал Джарет на ухо Саре, усадив ее в мягкое кресло на гнутых ножках, – Постарайся не уснуть за столом, сокровище мое.

Девушка вяло кивнула, ощущая, как растекается по телу блаженная истома. Больше всего на свете Саре хотелось закрыть глаза и оказаться в уютной башне королевского замка, чтобы Джарет обнимал ее, тихонько что-то напевая, пока она не заснет.

А вечер все длился и длился. Сара что-то ела, что-то пила, совсем не ощущая вкуса того, что ей подавали. Мысли девушки, заполненные вязким туманом, медленно вращались вокруг того, что произошло сегодня в Зеленом Лабиринте. Она вновь и вновь вспоминала собственные ощущения, когда ладонь Короля звонким шлепком опускалась на ее попку. Ягодицы девушки до сих пор слегка саднили, а отсутствие нижнего белья еще больше раздражало пострадавшие места.

«Я так долго боролась с ним, – размышляла Сара, поглядывая на своего властного мужа, восседавшего рядом, – и столько времени потратила напрасно… Он нужен мне любым: грубым, нежным, жестоким… Он просто нужен мне… Я хочу, чтобы Король Гоблинов владел мною всецело…»

Джарет тоже бросал взгляды на притихшую Сару, с лица которой не исчезало томное выражение насытившейся кошки. Этот затуманенный взгляд заставлял Короля прятать довольную улыбку, готовую прорваться сквозь надменную маску правителя Лабиринта. Сейчас ему было непозволительно нарушать торжественный ужин проявлениями привязанности, поэтому Его Величество изо всех сил сдерживался, чтобы не допустить появления счастливой улыбки на своих губах.

«Теперь ты моя, – удовлетворенно размышлял Джарет, восседая во главе стола и перекатывая с руки на руку хрустальный шар, – Наконец-то ты признала это, дражайшая Сара. Никогда раньше я не испытывал такого наслаждения, укрощая тебя. Пожалуй, надо почаще заниматься твоими манерами, сокровище мое. И удовольствие, и польза!»

Тем временем вечер подходил к своему завершению. Далеко нетрезвые придворные ждали только разрешения Короля, чтобы продолжить развлечения в Зеленом Лабиринте, но Джарет отчего-то медлил, мерно беседуя о чем-то с правительницей Эльфлиа, сидевшей от него по левую сторону. Юная Королева не принимала участия в беседе, скромно опустив голову, украшенную Черной короной Лабиринта.

Наконец, Его Величество поднялся на ноги, чтобы проводить эльфийскую государыню, удалявшуюся на покой.

- Я сейчас вернусь, моя Сара, – тихо произнес Джарет, склоняясь к безучастной девушке, – Потерпи еще самую малость.

Юная Королева кивнула, глядя прямо в серые глаза своего мужа, чувственно приоткрыв припухшие от поцелуев в беседке губы. Ее взгляд, полный вязкого томления, породил в теле Короля Гоблинов волну желания.

- Искусительница, – усмехнулся он, прищелкнув пальцами.

В ту же секунду легкий электрический разряд проскочил между плотно сомкнутых ног девушки, заставив ее тихонько застонать от удовольствия. Джарет, опершись на подлокотники ее кресла, склонился над Сарой. Он внимательно ловил малейшее изменение чувств в глазах супруги и плотоядно облизнулся, увидев, что она еще глубже провалилась в свои чувственные переживания.

- Ты вся горишь, – промурлыкал он, отстраняясь от готовой отдаться ему прямо здесь девушки, – Но пока придется потерпеть. Я должен проводить Тауриэль.

С этими словами Король Гоблинов отошел от тихонько постанывающей жены и предложил руку правительнице Эльфлиа, собравшейся покинуть шумное застолье.

- Не кажется ли тебе, дорогой Джарет, что ты чересчур мучаешь свою молодую супругу? – шепотом произнесла эльфийка, шествуя к выходу из обеденного зала, – Одними плотскими утехами чувства не удержать. Как на счет уважения и поддержки? Как на счет умения идти на уступки?

- Ты это обо мне, Королева? – усмехнулся Его Темное Величество, – Не припомню, чтобы за мной водились подобные слабости.

- Вот и плохо, Черный Король, – нахмурилась Тауриэль, – Твоя жена нуждается не только в твердой руке, но еще и в понимании, заботе и чутком отношении к ней. Ты можешь заставить ее желать тебя, но ты не можешь заставить ее любить. Любовь нужно питать и поддерживать не только страстью. Помни об этом.

- Пока мне достаточно, – ответил Джарет, уже жалея о том, что позволил эльфийке влезать в его личные дела.

- Послушай, Джарет, – лесная хозяйка остановилась и внимательно посмотрела в лицо своего царственного провожатого, – Ты знаешь, что между нами достаточно много разногласий, но ты и я достаточно мудры, чтобы придерживаться мира. Мне понравилась твоя супруга, и я хочу лишь помочь тебе и ей не разочароваться друг в друге. Могу я говорить с тобой открыто, Черный Король?

- Говори, – бесстрастно ответил Джарет, чуть вскинув голову, – Я слушаю тебя, Королева.

- Ты не знаешь, что такое любовь, – тихо произнесла Тауриэль, – Ты считаешь, что подчинив себе Сару, достигнешь своей цели. Это не так. Когда родится ваша дочь, все изменится. Ты должен будешь сочетать в себе и роль жестокого правителя своей страны, и роль заботливого мужа, и роль нежного отца. Есть ли в твоей ледяной душе хоть капля нежности, Черный Король? Есть ли в тебе теплота и забота?

Джарет долго молчал, глядя в синие, словно лесное озеро, глаза Тауриэль. В его памяти всплывали картины давнего прошлого. Вот его отец нежно обнимает свою жену, вот он ласково гладит ее по светлым волосам, утешая и ободряя одновременно. Вот его мать счастливо улыбается своему супругу, протягивая какой-то подарок. И снова отдача, и снова нежная забота, и снова, и снова без конца…

- Я не знаю, что ответить тебе, Тауриэль. Я люблю Сару и хочу, чтобы она была счастлива здесь. Но я не уверен, что смогу стать таким, каким был мой отец. Моя магия иная,и ты знаешь почему, лесная хозяйка. Я могу лишь попытаться…

- И этого будет достаточно, Ваше Величество, – просияла улыбкой правительница Эльфлиа, – Буду рада видеть юную Королеву у себя завтра после полудня. Доброй ночи!

С этими словами Тауриэль подозвала свою свиту, замершую в отдалении, и проследовала в свои покои, оставив Черного Короля в глубокой задумчивости.

Джарет, скрестив руки на груди, долго всматривался в распахнутое окно, глубоко вдыхая ароматный ночной воздух. Слова эльфийской государыни назойливым червячком точили его самоуверенность в отношении Сары. Неужели Тауриэль права, и его девочке мало того, что он дает ей? Неужели ему стоит сдержать порывы своей темной души и достать из запыленных уголков своего сердца те чувства, которые он столько лет старательно прячет ото всех, даже от самой Сары?

- Проклятье! – прошипел Его Величество, раздраженно отворачиваясь от окна, – Я хочу ее, и она должна быть этим довольна!

Шаги Короля Гоблинов гулким эхо разносились под сводами длинного коридора, по которому он возвращался в банкетный зал за своей Королевой. Раздражение Черного повелителя грозило выплеснуться на любого, кто попадется ему на дороге, но младшая челядь за сотни лет прекрасно научилась улавливать малейшие признаки монаршего недовольства, и теперь благоразумно пряталась по углам, пережидая грозу.

Джарет, мрачнее тучи, вошел в залу. Высшие гоблины мгновенно притихли, понимая, что нечто безмерно разозлило их Короля, а значит, нужно постараться не попасть под горячую руку, если хоть сколько-нибудь дорожишь своей жизнью.

Взгляд Короля метнулся к Саре, все так же сидевшей на своем месте, в ожидании его возвращения. Взор Королевы, все такой же мутный от пережитых эмоций, встретился с яростным взглядом Джарета. Сара улыбнулась, счастливая от того, что вновь видит своего мужа, и Джарет осознал, что весь его гнев куда-то исчез, оставив место для невыразимой нежности по отношению к его молодой супруге.

- Проклятье, – чуть слышно пробормотал он, понимая, что эта женщина своими зелеными глазами творит с ним что-то невозможное, – И как это ей удается?

До ушей Короля донесся облегченный вздох сотен придворных, несомненно, видевших как маска ярости на лице Короля сменяется спокойным выражением под нежным взглядом юной Королевы.

«Стало быть, Ее Величество действительно истинная заступница перед Черным правителем Андеграунда, – пронеслось в голове у многих высших гоблинов, наблюдавших это чудесное явление, – Слава Королеве, способной погасить гнев Его Величества! Слава Королеве!!!»

- Праздник окончен! – рявкнул Король, всходя на возвышение к своей молодой супруге, – Королевская охота состоится завтра на заре.

С этими словами Джарет подхватил на руки вновь задремавшую Сару и перенесся с нею в башню Замка Гоблинов.

Придворная знать повскакивала со своих мест и принялась обмениваться последними впечатлениями о происходящем. Сквозь многоголосый шум то и дело раздавались хвалебные выкрики в честь юной Королевы, способной укротить черный гнев самого повелителя Лабиринта. Дворянство было очаровано своей государыней. Похоже, жизнь в Андеграунде начинала налаживаться!

Тем временем Джарет, оказавшись в своей опочивальне, осторожно поставил свою пошатывающуюся жену на пол и, придерживая ее за плечи, принялся расшнуровывать корсаж свадебного платья. Осторожные движения его пальцев вызывали в девушке щекочущее ощущение, шершавой змейкой сбегавшее по ее спине к ногам.

- Почему сейчас без магии, Джарет? – спросила она столь тихо, что Королю пришлось склониться к ней, чтобы расслышать.

- Просто позволь мне сделать это, – ответил Джарет, кончиками пальцев проводя по обнажившейся коже, – Я так хочу.

Сара дрожала от острого ощущения его присутствия за своей спиной, но спорить не посмела.

Тем временем платье, тихо шелестя, скользнуло к ее ногам, открыв взору Короля Гоблинов алеющую кожу ягодиц юной Королевы.

Джарет ощутил, как вновь в нем разгорается желание обладать ею, но помня слова Тауриэль, он постарался погасить в себе этот порыв.

За платьем последовала Черная корона, небрежно отброшенная на стол, захламленный свитками. Скрученные в трубочки листы с тихим шорохом посыпались на пол, но, ни Сара, ни Джарет не обратили на это никакого внимания. Девушка почти засыпала, ощущая ладони мужа на своих волосах. Джарет осторожно вынимал шпильки, позволяя черному шелку волос заструиться по спине своей любимой девочки.

- Ты моя, – прошептал он, склоняясь к уху Сары, отведя в сторону густую прядь длинных волос, – Я ждал тебя так долго, сокровище мое. Но ожидание стоило того, что я получил… А что скажешь ты?

Сара распахнула уже закрывшиеся глаза, удивленная тем, что ей наконец-то дали слово.

- Я… я просто люблю тебя, Джарет… Мое ожидание было не менее мучительным, тем более, что я не знала, жив ты или я погубила тебя, уходя в свой мир… Я сожалею, что так обошлась с тобой…

- Моя глупенькая Сара, – рассмеялся Его Величество, перенося девушку в постель и укрывая меховым одеялом, – Ты ничего не могла противопоставить моей магии, тем более слова из сказки, которые я сам записал для тебя. Ты следовала по намеченному мною пути, а я от души развлекался, представая то в одном образе, то в другом, заманивая тебя в свои сети. Ты попалась, сокровище мое!

Джарет удобно устроился рядом с девушкой, притянув ее в свои объятия.

- А ты не будешь… не хочешь… меня сейчас? – спросила Сара, прижимаясь к теплому телу Короля, – Я не сильно устала…

- Спи! – рассмеялся он, плотнее укутав ее одеялом, – Я могу подождать до завтра, а вот ты, моя нежная человеческая сущность, определенно нуждаешься во сне.

Его Темное Величество начал тихонько напевать песню, которая звучала на их первом балу и сегодня, когда Джарет держал Сару в своих объятиях.

- Печальная любовь, словно алмаз, мерцает в глубине твоих глаз… – мурлыкал Король, прижимая к себе податливое тело супруги, – Я подарю всю синь небес глазам твоим…

Девушка, положив голову на плечо своего мужчины, слушала, как негромкий бархатистый голос Джарета отдается в его груди. Сара даже не заметила, как провалилась в глубокий сон, согретая теплом и любовью своего Короля.

====== Глава 8 ======

Ранним утром, едва только забрезжил рассвет, Сара проснулась с отвратительным ощущением, будто ее желудок подпрыгнул куда-то к горлу, а голову обхватил стальной обруч, сжимающий виски. Девушка приподнялась на постели, изо всех сил борясь с подступающей дурнотой. Комната вокруг нее качалась и кружилась, не давая Саре и шанса на то, чтобы самостоятельно добраться до ванной, не рискуя упасть. С тихим стоном она откинулась на подушки, быстро и часто дыша, отгоняя подступавшую к горлу тошноту.

Король Гоблинов, мирно спавший рядом, распахнул глаза, услыхав, как тяжело дышит его Сара.

- Что случилось, сокровище мое? – заботливо спросил он, склоняясь к бледной девушке, надсадно дышащей сквозь сжатые зубы.

Сара неопределенно махнула рукой, прикрыв глаза, чтобы комната не так сильно кружилась перед нею.

- Очень плохо, – выдохнула она, ощутив новую волну дурноты.

На лице Джарета появилось обеспокоенное выражение. Он мгновенно перешел ото сна к активному бодрствованию, проводя руками над безвольным телом своей жены, в поисках причины ее мертвенной бледности. Спустя мгновение Его Величество облегченно вздохнул и прижал ладонь к животу тихо постанывающей супруги.

- Потерпи, любовь моя, – прошептал он, творя какое-то волшебство с ее телом, – Ну, вот, теперь легче, правда?

И действительно, Сара ощутила, как сходит на нет тошнотворная муть и проясняется сознание.

- Что это было? – выдохнула она, потихоньку расслабляясь.

- Это наша дочь пробует свои магические силы, – ответил Король, посылая в живот девушки волны мягкого тепла, – Я же предупреждал, что она унаследует мои способности к волшебству.

- Джарет, так не бывает! Ей и недели-то нет, какая магия, какое волшебство?!

- И все же поверь мне, Сара, – ответил Его Величество, еще плотнее прижав ладонь к телу своей Королевы.

Король Гоблинов прислушивался к чему-то, тихонько нашептывая слова на неизвестном наречии. И словно в ответ Сара почувствовала искрящийся толчок, ударивший в ладонь Джарета.

- Вот и умница, – пробормотал Его Величество, убирая ладонь с плоского живота девушки, – Она обещала вести себя прилично и не беспокоить тебя попусту.

Пораженная Сара во все глаза уставилась на своего мужа, удобно устроившегося в ворохе подушек.

- Ты говорил с нею?! Как такое возможно?

- Ну, разговором это сложно назвать… Это обмен энергиями, это эмоции, это… это картина… Я не могу объяснить лучше, ибо понять способен только волшебник, а ты, моя сладкая, бесконечно далека от магии.

- И как ты со мной такой вообще живешь? – обиженно буркнула Сара, отворачиваясь от Короля.

- О-о, наслаждаюсь каждым мгновением, – усмехнулся Джарет, притягивая сопротивляющуюся жертву в свои объятия, – Как там твои подвергшиеся порке места? Не болят?

Этот вопрос сразу заставил девушку прекратить сопротивление и позволить Его Темному Величеству устроить ее рядом с собой.

- Ты не ответила на мой вопрос, Сара? – строго напомнил Джарет.

- Не болят… – тихо ответила девушка, заливаясь алым румянцем.

- И прекрасно. Думаю, скоро мы повторим наш опыт, не так ли, сокровище мое?

- Да… Когда?

-Какое нетерпение, – усмехнулся Король, сжимая ягодицы прильнувшей к нему девушки, – Скоро, душа моя, весьма скоро. Ну, а пока я должен тебя покинуть. Сегодня открытие сезона охоты.

- Охоты на кошмары? – уточнила Сара, стараясь не показать, насколько раочарована.

- Именно! – ответил Король Гоблинов, покидая постель, – И, кстати, я чувствую вкус твоего разочарования, дражайшая Сара. Не скрою, это приятно!

Девушка вновь пропустила момент, когда на теле Его Темного Величества появилась одежда. Сейчас Джарет стоял у постели, облаченный в белую рубашку и коричневую кожаную куртку, вроде той, что была на Короле в подземелье, когда Сара и Хоггл повстречались с ним. Длинные полы наряда укрывали ноги Короля, обутого, как обычно, в высокие черные сапоги.

Перед Сарой вновь возник угрожающий повелитель Андеграунда, столь далекий от проявления нежных чувств.

Король Гоблинов долго смотрел на робевшую перед ним девушку, а затем улыбнулся ей.

- Не скучай, сокровище мое. Долго я не задержусь, ведь твои чувства насытили меня до предела. Тебя к полудню ждет Тауриэль.

- Я не забуду, – ответила Сара, впитывая в себя образ стоявшего перед ней мужчины, – И возвращайся скорее, Джарет… Возвращайся ко мне…

Король Гоблинов едва не поперхнулся, услышав столь откровенное признание. Не зная, что ответить, он впервые в жизни предпочел отступить, чтобы не сморозить какую-нибудь глупость.

Сара еще долго смотрела на то место, где только что стоял ее Король, а затем дремота вновь нахлынула на нее. Устроившись поудобнее на подушке, которая еще хранила запах Джарета, она заснула. На губах девушки играла счастливая улыбка.


*

В следующий раз Сара проснулась от того, что улыбающаяся Эйгл осторожно трясла ее за плечо:

- Миледи, через час состоится аудиенция у Королевы Тауриэль. Его Величество приказал разбудить вас.

Сара вскочила с постели, заворачиваясь в теплый халат.

- Мы успеем? – заторопилась девушка, выискивая под ложем свои меховые тапочки.

- Обязательно успеем, – ответила камеристка, поставив на одеяло поднос с ароматно пахнущим завтраком, – Прежде вам необходимо подкрепить силы, а уж потом приступим к одеванию.

Через час одетая и причесанная Королева Гоблинов уже стояла перед дверью, ведущей в покои эльфийской государыни. Сара отказалась брать с собой положенных по этикету фрейлин, и теперь ее сопровождала только верная Эйгл, стоявшая чуть позади своей госпожи.

- Как я выгляжу? – спросила Сара, не желая ударить в грязь лицом перед грациозной эльфийской правительницей.

– Вы красавица! – ответила камеристка, разглаживая складки на атласном платье юной Королевы.

Новый темно-лиловый наряд Ее Величества напоминал средневековое платье с изящными длинными рукавами, расшитыми серебряной нитью. Саре очень нравились простые линии спадающей вниз тяжелой юбки, перехваченной на талии витым серебряным шнурком.

Девушка отбросила за спину черную косу, перевитую лентами в тон платья, и трижды стукнула в дверь.

Белоснежные створки распахнулись, впустив Королеву Гоблинов и ее камеристку в покои правительницы Эльфлиа. Сара забыла, как дышать, внезапно оказавшись в зеленом лесу. Там, где должны были находиться роскошные дворцовые покои, весело щебетали птицы и шумели листья, пропуская к сочно-зеленой траве блики солнечного света.

- Как это возможно? – прошептала потрясенная девушка, оглядываясь вокруг.

Прямо за ней находились двери, покрытые резной позолотой, а вокруг громко шумел, свистел, щебетал разноголосый лес.

- Государыня ждет вас, Ваше Величество, – приветливо произнесла молоденькая эльфийка из свиты Тауриэль, – Следуйте за мной!

Сара не заметила, откуда появилась эта лесная нимфа в легком белом одеянии, направившаяся в лес по узенькой тропинке, покрытой замшелыми каменными плитками. Девушке и ее камеристке оставалось только следовать за своей легконогой провожатой.

Под раскидистой сенью перекликались птицы, где-то журчал ручей, а в воздухе носились легкие стрекозы с голубыми и изумрудно-зелеными крылышками. Саре очень хотелось расспросить молоденькую эльфийку о том, как они попали в это чудесное место, но она боялась вызвать неодобрение Черного Короля поведением, не достойным Королевы, и продолжала молчать. Стройная фигурка Эйгл, которая от души веселилась, прыгая на одной ножке по камешкам, составлявшим тропинку, на удивление подходила к окружающему пейзажу. Сара в который раз поразилась неиссякающему оптимизму своей камеристки.

Вскоре тропинка закончилась, расступились густые заросли кустарника и взору юной Королевы предстал деревянный мостик, перекинутый через синее озерцо, в которое смотрелись цветущие деревья.

- Какая красота, миледи! – подала голос бесовка, восхищенно прижав худенькие ручки к корсажу своего пепельно-розового платья, – Никогда не видела ничего подобного!

- Прошу за мной, – мелодично произнесла их провожатая, всходя на замшелые бревна моста, – Смотрите под ноги.

Сара последовала за эльфийкой, поражаясь, как той удается сохранять идеальное равновесие на скользких бревнах. Эльфийка, казалось, двигалась в медленном танце, чуть склоняясь то вправо, то влево, словно гибкое деревце на ветру. Саре же приходилось крепко держаться за влажные перила, чтобы подстраховать готовые разъехаться ноги.

- Хорошо же вы встречаете гостей, – укорила Эйгл стройную темноволосую эльфийку, поджидавшую их у схода с моста, – Моя госпожа едва не сломала себе шею на этой конструкции! Его Темное Величество был бы крайне разгневан, случись что с его супругой.

- Вы здесь в абсолютной безопасности, Ваше Величество, – склонила голову служанка Тауриэль, – Просите, если вам показалось иначе!

- Все в порядке, Эйгл! – поспешила погасить непонимание Сара, – Я от души наслаждаюсь прогулкой, ведь в Лабиринте таких красот я не встречала. Мне нравится здесь.

- Королева Тауриэль будет счастлива узнать об этом, – произнесла эльфийка, жестом приглашая Сару и Эйгл следовать дальше, – Мы почти на месте, Ваше Величество.

Спустя несколько мгновений взору Сары предстала серая беседка, практически незаметная в зарослях вьющихся серебристо-зеленых растений. С крыши беседки сбегал ручей, превращая воздушное творение эльфийских мастеров-камнерезов во что-то невыразимо прекрасное. Резные арки из серого мрамора возносились вверх, словно крылья птицы и падали вниз, подобно струям дождя. Королева Гоблинов не смогла сдержать восхищенного вздоха, любуясь слиянием природы и мастерства эльфийских ремесленников.

- Я рада, что тебе нравится здесь, дитя мое! – голос Тауриэль пробудил Сару от зачарованного любования, – Входи, дорогая, располагайся.

Сара ступила под ажурные своды, почувствовав приятную прохладу, исходящую от сероватого камня. Ей вспомнилась ледяная стылость каменных подземелий Замка Гоблинов, от которой спасали только меховые тапочки да теплый халат. Здесь же прохлада не выматывала, а освежала, заметно придавая новых сил.

Правительница Эльфлиа поднялась навстречу с удобного резного кресла, протягивая девушке свои ладони.

- Как я рада тебе, Черная Королева, – проговорила она, ласково глядя на девушку удивительно синими глазами, – Пусть твоя камеристка отдохнет здесь, а мы с тобой пройдемся, обсудим королевские дела.

Эйгл послушно уселась в изящное кресло, ничуть не напоминавшее золоченую мебель дворца, украшенную виньетками. Мебель эльфов была сдержано-изящна и скорее походила на переплетение ветвей дерева, чем предмет для сидения. И, тем не менее, эта мебель была весьма удобна, судя по довольному выражению лица эмоциональной бесовки.

Тауриэль подхватила девушку под локоть и увлекла за собой в мягкую полутьму. Пройдя несколько метров, они очутились на каменной площадке, выходящей на небольшое озерцо. Пологие берега озера обступили цветущие деревья, ронявшие в воду розовые и алые цветы.

- Присядь, дитя мое, – указала правительница эльфов на удобное кресло, – Тебе нужен покой и гармония. Здесь ты найдешь и то, и другое.

Сара с наслаждением устроилась в мягком кресле, подложив под спину серебристую подушечку, набитую ароматными травами. Царственная Тауриэль расположилась в таком же кресле прямо напротив сидящей девушки.

- Могу я предложить освежающий напиток? – спросила эльфийка, протягивая своей гостье кубок, – Наш особый рецепт.

Сара отпила глоток прохладного напитка, напоминавшего зеленый чай, и поразилась тому, как быстро возвращаются к ней потерянные силы.

- Ну что же, я вижу румянец на твоих щеках, милая Сара, – улыбнулась Тауриэль, – Тебе удалось договориться со своим мужем?

- Удалось, Королева, – ответила девушка, стыдливо пряча глаза.

- Не нужно смущаться, – успокоила ее эльфийка, – Все, что происходит между двумя любящими сердцами – прекрасно. Ты же любишь своего Короля?

- Люблю, – подтвердила Сара, разглаживая лиловое платье на своих коленях, – Я только недавно осознала, насколько Джарет нужен мне…

- Вот и прекрасно, – одобрительно произнесла Тауриэль, глядя на молодую Королеву Гоблинов, – Думаю, Джарет тоже скоро разберется в себе. А сейчас расскажи мне о том, как вы познакомились. До меня доходили кое-какие слухи, но, признаться, я не очень верю этому.

Сара коротко кивнула и начала свой рассказ с того момента, когда к ней в руки попала сказка о Короле Гоблинов.

Правительница Эльфлиа кивала, слушая историю девушки, изредка в удивлении приподнимая тонкие брови, заново открывая для себя некие черты Черного повелителя Андеграунда. Наконец, когда повествование было окончено, Тауриэль взяла в свои прохладные ладони пальцы девушки и склонилась к ней, желая сообщить что-то важное.

- Милая Сара, – произнесла она, отбросив назад прядь волос цвета меда, – Тебе нужно запастись терпением, если ты хочешь приручить своего вспыльчивого супруга. Гоблины – хищники, жестокие и опасные, что налагает отпечаток на их достаточно скверный характер. Твой Король черпает волшебство из стихий камней и металлов. Ты и сама, наверняка, заметила, что Замок Гоблинов, да и сам Лабиринт, пропитаны этой монолитной силой.

- А вы, Королева, правите силой природы? – догадалась Сара.

- Живой природы, – поправила эльфийка, улыбаясь догадливой собеседнице, – Неживая природа – это вотчина Джарета.

- А как же водная стихия?

- Водой правит народ ундов.

- Кого?! – незнакомое слово повергло девушку в замешательство.

- В людских сказаниях они зовутся русалками, нимфами воды. Мы почти не встречаемся с ними, ибо нам нечего делить.

Сара долго смотрела на водяную гладь пруда, силясь осмыслить все, что узнала сегодня.

- Скажите мне, Тауриэль, – наконец нарушила затянувшееся молчание девушка, – Если сердце Джарета подобно камню, что могу сделать я, обычная человеческая женщина?!

- Ты уже сделала, дорогое дитя, – ласково произнесла эльфийка, – Ты заставила Короля Гоблинов полюбить тебя. Теперь лишь нужно помочь ему осознать, что любовь – это не только владение, это еще и отдача. Ты сможешь, я уверена в этом.

- Я постараюсь, – вздохнула Сара, представив себе своего бескомпромиссного мужа, – Но, боюсь, долго не протяну…

Тауриэль рассмеялась так, словно в лесу зазвенели колокольчики.

- Давай –ка преподнесем сюрприз твоему властному супругу! Вот, возьми.

В ладонь девушки лег крошечный бархатный мешочек, затянутый зеленой лентой.

- Что это? – с удивлением спросила девушка, разглядывая подарок.

- Это эльфийское зелье, – расплылась в довольной усмешке правительница Эльфлиа, – на гоблинов действует безотказно. Если захочешь получить полную власть над Джаретом, подсыпь щепотку в любое питье, и предложи ему. Действие порошка продлится около часа. Думаю, тебе понравится, милая Сара.

- Тауриэль, это точно безопасно? – спросила юная Королева, перекладывая мешочек с одной руки на другую, – Джарету не повредит эта магия?

-Джарету не повредит побыть немножко в твоей шкуре, – расхохоталась Королева Тауриэль, звонко хлопая в ладоши, – Не бойся, Королева Гоблинов, это всего лишь обездвижит твоего супруга и придаст остроты его ощущениям.

- Спасибо, – ответила Сара, пряча заветный мешочек в кармашек платья, – но я хочу предупредить вас, Ваше Величество. Если этот порошок причинит хоть какой-то вред моему супругу, я начну против вас такую кровопролитную войну, что предыдущая покажется просто детской сказкой!

В глазах эльфийской государыни вспыхнуло восхищение.

- Браво, Черная Королева! Джарет не ошибся, выбрав себе достойную супругу. Клянусь своими волшебными силами, здесь нет злого умысла. Я желаю своему царственному соседу только добра, ибо я в неоплатном долгу перед ним. Джарет сразил моего сумасшедшего отца, и я смогла взойти на престол раньше, чем последний эльф сложил голову в битве. Я не нарушу слова нашей с Черным Королем клятвы, но вот немного сбить с него спеси было бы просто чудесно!

* *

Задушевный разговор Сары и Тауриэль продолжался еще около часа. Девушка расспрашивала об обычаях эльфов, а лесная хозяйка интересовалась достижениями человеческой мысли. Время пролетело незаметно для обеих королев и наконец пришло время прощаться.

- Приглашаю тебя и Джарета посетить лесные земли, погостить в Эльфлиа, – произнесла Тауриэль, обнимая девушку на прощание, – Здесь ты увидела лишь малую часть моих владений!

- Как вам удалось превратить дворцовые покои в лесной уголок? – задала Сара мучавший ее вопрос.

- Помещение большого в малое – одна из сильных сторон моей магии, – охотно ответила государыня эльфов, хотя этими словами ничего не прояснила для девушки.

- Спасибо за все, Королева, – произнесла Сара, с сожалением поднявшись с удобного кресла.

- Прощай, дитя мое. Моя спутница Нимэль проводит тебя.

Возвращаясь тем же путем за девушкой из свиты эльфийской Королевы, Сара сжимала в кармане заветный мешочек, опасаясь, что ей не хватит духу использовать его против Джарета. Слишком велик был шанс заслужить очередное наказание от Короля Гоблинов, когда время действия волшебного порошка завершится.

Едва юная Королева вышла из покоев Тауриэль как оказалась в стальных объятиях Джарета, поджидавшего ее на пороге. Разумная Эйгл поспешила удалиться, чтобы не мешать Королю Гоблинов и его супруге приветствовать друг друга как подобает.

- Я соскучился, сокровище мое, – произнес Его Величество, вдыхая запах своей Сары, – Как прошёл день?

- Чудесно! – отозвалась девушка, прижимаясь к стройному телу Короля, – Тауриэль пригласила нас в Эльфлиа…

- Все, что пожелаешь, – ответил Черный Король, ощущая удивительную гармонию в самом себе, – Все, чего хочешь…

- Тогда могли бы мы проведать моих родных, Джарет? Они беспокоятся за меня, ведь я исчезла так неожиданно и бесследно…

Король Гоблинов нахмурился, взвешивая риски, а затем к радости Сары утвердительно кивнул.

Счастливая девушка с воплем повисла на его шее, целуя, куда придётся: в шею, в щеки, в уголки губ. Опешивший было Король, рассмеялся и ласково коснулся губами губ своей жены.

- Отправляемся сейчас? – уточнил он, прервав затянувшийся поцелуй.

- Да! – выкрикнула Сара, опасаясь, что Джарет может передумать и перемещение не состоится, – Но давай вначале посетим мой дом. Я бы хотела взять кое-какие вещи.

Джарет привлек Сару к себе и пол вновь ушёл у нее из-под ног в странном ощущении то ли падения, то ли полета.

Едва только Король Гоблинов выпустил девушку из кольца своих рук, на нее нахлынули громкие звуки человеческого мира. Сара услыхала рев проезжающей мимо ее дома машины, гул идущего поезда, выкрики подгулявшей компании, засидевшейся в небольшом скверике.

- Я дома… – прошептала она, оглядывая свою спальню.

По сравнению с огромной опочивальней в королевской башне, эта комнатка казалась совсем крошечной, а присутствие в ней Джарета еще больше сужало тесное пространство.

- Тебе было грустно здесь, – утвердительно произнес Король, усевшись в любимое кресло Сары и вытянув длинные ноги, окончательно перегораживая комнату, – Я чувствую вкус твоей печали, сокровище мое. Дом пропитан ею.

- Мне было очень плохо одной,- ответила девушка, поражаясь, насколько чужеродным кажется облик Джарета в этой комнате современной девушки, хотя ее наряд тоже был далек от того, что принято носить в нынешнее время.

Сара вытащила из шкафа любимые джинсы и футболку.

- Я сейчас! – сказала она, просачиваясь мимо сидящего Короля Гоблинов в ванную комнату, – Переоденусь…

С большим трудом ей удалось распустить завязки на платье без посторонней помощи. Лиловый наряд с тихим шелестом скользнул к ее ногам. Девушка с наслаждением натянула удобные вещи и расплела затейливую косу, которую утром создала из ее волос умелица Эйгл. Сара резинкой стянула волосы в хвост и с удовольствием глянула на себя в зеркало. На секунду ей показалось, что ничего и не было, что Андеграунд, и его Король, и свадьба, все лишь приснилось ей. В панике девушка распахнула дверь и встретилась взглядом с Джаретом, медленно перекатывающим с руки на руку хрустальную сферу.

- Я боялась, что ты мне только приснился… – объяснила Сара недоумевающему Королю причину такого рвения в открывании двери, – И я снова осталась одна…

На губах Его Величества заиграла нежная улыбка.

- Я никогда не покину тебя, сокровище мое.

Щеки Сары окрасил яркий румянец. Взгляд Короля Гоблинов скользил по ее бедрам, которые плотно обтягивали узкие джинсы. Джарет недоуменно приподнял брови, в раздумье прижав указательный палец к подбородку.

- Женщинам позволительно так одеваться? – спросил он, чуть подавшись вперед, чтобы внимательно разглядеть наряд своей супруги, – Признаться, платья мадам Тюсси мне нравятся больше… Они лучше скрывают от нескромных взглядов, сокровище мое.

Сара недоуменно смотрела на Короля Гоблинов, вздумавшего ревновать ее к чужим нескромным взглядам.

- Господи, Джарет! Это самые обычные джинсы, в меру узкие, удобные. Раньше тебя это не беспокоило!

- Раньше твоя фигура была не столь… хм... чувственной, душа моя. Но, если тебе нравится, я готов потерпеть, тем более что ты скоро не сможешь их носить, – коварно усмехнулся он, выразительно посмотрев на плоский живот своей супруги, – Наша дочь так быстро растет…

Сара не знала обижаться ей на Короля или смеяться. Так ничего не решив, она распахнула шкаф и принялась выкладывать вещи, которые хотела бы видеть в Лабиринте, на свою примятую с прошлого визита Джарета постель.

Первым делом она положила старую книжку в алой обложке, зачитанную чуть ли не до дыр. Далее последовали еще одни джинсы, три футболки, легкий сарафан и небольшой пакетик с кружевным бельем черного цвета. Этот комплект она купила, повинуясь минутному порыву и ни разу не одевала, считая полупрозрачное кружево слишком вызывающим и откровенным. Но теперь, когда она навеки связана с чрезвычайно изобретательным в сексуальном плане Королем, черное кружево могло и пригодиться. Еще нужны особые туфли и чулки…

Наскоро запихнув вещи в сумку для путешествий, Сара застегнула молнию и обернулась к Королю Гоблинов, вальяжно расположившемуся в кресле.

- Я только позвоню подруге и отправлю в больницу заявление об уходе, – сказала она, включая компьютер, – Это недолго.

- Я подожду, – ответил Его Величество, безотрывно наблюдавший за Сарой.

Этот пристальный взгляд будоражил воображение девушки, заставляя ее смущаться и краснеть.

Отправить сообщение на почту больницы, в которой она проработала пять последних лет, было делом нескольких минут, однако от пристального внимания Джарета процесс написания документа несколько затянулся. Король Гоблинов все так же молчал, не отводя от девушки цепкого взгляда.

Сара отправила сообщение и потянулась к телефонной трубке. Уже набирая номер, она осознала, что за окном непроглядная темень, а значит, стоит глубокая ночь, но отступать было уже поздно.

- Да… – раздался в динамике сонный голос Нэнси, – Кто это?

- Нэн, это Сара!

На том конце провода повисла пауза, а затем медсестра Нэнси, являвшаяся ближайшей подругой Сары, радостно завопила:

- Куда ты пропала, Сара?! Тебя грозились уволить, но пока ты еще в штате. Что стряслось?

Взглянув на ироничное выражение лица Короля Гоблинов, который заинтересованно слушал разговор, даже не считая необходимым скрывать свое любопытство, девушка решила сказать почти правду.

- Я вышла замуж, Нэн, и перебралась к своему мужу…

- Вау, детка! Неужели кто-то смог растопить твое ледяное сердце?! – удивленный выкрик Нэнси наверняка достиг ушей Его Темного Величества, расплывшегося в довольной улыбке.

- Я встретилась с ним… С тем мужчиной… С Джаретом…

- Ах вот оно что! – восторженно отозвалась собеседница Сары, – Я помню, ты долго страдала по своей детской любви. И как он? Постарел, облысел, растолстел? Сколько лет-то прошло?!

- Он все так же прекрасен, – смущенно ответила Сара, понимая, что объект ее обожания улыбается во все свои острые зубы, искренне наслаждаясь беседой, – Ничуть не изменился…

- Везет же тебе, подруга! Так ты увольняешься?

- Да, только что отправила заявление.

Девушка лихорадочно соображала, что же сказать неугомонной Нэнси, которая наверняка захочет познакомиться с тем самым таинственным Джаретом, о котором Сара когда-то рассказывала ей. Выход нашелся сам собой, когда медсестра задала свой следующий вопрос.

-Далеко ты перебралась?

-В… Норвегию, – ляпнула Сара, выбрав наугад далекую и неизвестную большинству северную страну, – у нас там еще день… вот и звоню…

-А-а, – понимающе протянула Нэн, – Далеко же ты забралась, дорогуша. А у нас три часа ночи. Была рада слышать тебя, Сара! Звони еще, когда соберешься.

- Передай всем от меня привет! Пока! – торопливо выкрикнула девушка, а затем в трубке раздались короткие гудки.

- Значит, по-твоему, я прекрасен, – с мурлыкающей интонацией произнес Джарет, – Неужели ты рассказывала обо мне простым смертным девчонкам, Сара? И что ты рассказывала, позволь спросить?

- Только о том, что мое сердце покорил один сероглазый мужчина…

- Человек? – усмехнулся Его Величество, легонько постукивая стеком по ручке кресла, – Как банально!

- Зато не вызывает опасений в моей нормальности! – парировала Сара, словно зачарованная глядя на стек в руке Короля.

- Значит, сердце покорил, – продолжал пытать ее Джарет, выуживая необходимые ему слова, – Что еще?

Сара сдалась:

- Я говорила про то, что познакомилась с неким красивым иностранцем в возрасте пятнадцати лет. Он, то есть ты, был в городе проездом и вскоре уехал домой, прихватив с собой мои мечты. Должна же я была как-то объяснить окружающим свое желание быть одной…

- Так почему же ты не призвала меня раньше, глупенькая Сара? – спросил Его Величество, вставая с кресла и присаживаясь рядом с девушкой на постель, – Почему так долго тянула?

- Я боялась, Джарет, – девушка склонила голову на плечо своего супруга, – Я думала, что погубила тебя… Я страшилась разрушить надежду на то, что ты все еще Король… А если бы ты не появился? Что оставалось бы мне, кроме пустых сожалений?

- Бедная моя девочка, – произнес Его Величество, нежно целуя свою супругу, – Все это было не слишком забавно для нас обоих…

Руки Короля Гоблинов скользнули под футболку Сары, осторожно касаясь ее обнаженной груди.

- Думаю, мы восстановим справедливость, немного задержавшись в этом домике грусти. Мы внесем сюда атмосферу любовного томления и счастья. Не возражаешь?

При мысли о том, что сейчас она и Джарет займутся сексом на постели, где прошло столько одиноких ночей, Сара ощутила острый укол возбуждения.

- Не возражаю, муж мой, – шепотом произнесла она, подставляя Королю губы для жаркого поцелуя, – Более того, я категорически «за»!

Джарет принялся стягивать с девушки одежду, ругаясь сквозь зубы на тугую молнию ее брюк, все никак не желавшую поддаваться его усилиям.

- Как странно тратить время на это, – улыбнулась Сара, помогая Королю Гоблинов справиться с коварной застежкой,- я уже привыкла к исчезновению своих платьев…

- Моя магия здесь весьма ограничена, – ответил Его Величество, стянув с себя белоснежную рубашку с широкими рукавами, стягивающимися у запястий, – Поэтому не стоит тратить ее попусту. В ожидании есть своя прелесть, сокровище мое!

Джарет повалил смеющуюся супругу на постель, нависнув над нею так, что длинные пряди его светлых волос слегка щекотали ее лицо.

- Я заметил, ты опасаешься моего стека, – прошептал Черный Король, впитывая в себя проснувшуюся тревогу Сары, – Это может быть весьма приятно, любовь моя.

- Нет, что ты… Я совсем не боюсь… – попробовала выкрутиться Сара, ощущая, как возбуждается все больше под его пристальным взглядом.

- Ты боишься, и от этого тебе еще больше хочется вкусить наслаждение, – улыбнулся Джарет, с легкостью раскусив ее игру, – Давай попробуем придать тебе нужную позу.

С этими словами Его Величество приподнял Сару и, перевернув, заставил ее встать на колени, опершись руками о смятое одеяло.

- Чудный вид, – сказал он, вновь усаживаясь в кресло, чтобы лучше рассмотреть замершую на постели девушку, – Тебе нравится, когда я смотрю на тебя, моя Сара?

Девушка ощущала, как громко бьется ее сердце, гулко отдаваясь в ушах. Этого не могло быть, но это было: властный Король Гоблинов поставил ее на четвереньки в ее собственной спальне и теперь бесстыдно любовался этим зрелищем, заставляя девушку сгорать от страсти и стыда.

- Ты не ответила на вопрос, дражайшая супруга! – резкий возглас Его Величества оборвал мысли девушки, заставив ее вздрогнуть от чувственного страха.

- Да… нет… я не знаю…- прошептала Сара, пытаясь обернуться к нему.

Чувствительный шлепок обжег кожу ее бедер, заставив вскрикнуть от неожиданности.

- Не смей двигаться! – приказал Джарет, оставаясь вне зоны видимости девушки, – Я еще не закончил с тобой.

Сара поспешила вновь опереться на руки, чтобы не напрашиваться на большие, чем есть, неприятности. Ей до зубной боли хотелось сейчас взглянуть на Джарета, но девушка не осмеливалась нарушить приказ, продолжая смотреть в стену своей спаленки. На этой стене ее рукой были записаны слова, которые она повторяла себе все эти годы, лежа в своей одинокой постели. Слова повторялись, записи наслаивались одна на другую, выдавая состояние писавшей их девушки.

- Прочитай, что ты записала на этой стене, – потребовал Король, поглаживая кончиком стека открытую его взору промежность супруги, – Ну же!

Сара на миг зажмурилась, а затем ее дрожащий голос прорезал тишину спальни:

- Моя воля не слабее, но сердце хочет твоей власти надо мной, Король Гоблинов…

- Тебе достаточно моей власти, любимая? – спросил Джарет, лаская девушку стеком, – Твое желание исполнилось?

Сара изгибалась навстречу этим чувственным ласкам, при этом стыдясь саму себя. Как можно наслаждаться этим? И как можно отказаться от захватывающего чувства подчинения приказам Короля Гоблинов.

- Ты снова испытываешь мое терпение!

Звонкий шлепок по нежной плоти отрезвил девушку, заставив ее прикусить губу.

- Да, достаточно… – поспешила ответить она, истекая любовным соком.

Все ее тело молило о пощаде, но Джарет не торопился дать ей желаемое, оставаясь недосягаемым.

- Ты помнишь Зеленый Лабиринт? – спросил он, легонько похлопывая стеком по мягким округлостям своей супруги.

Джарет едва сдерживался, чтобы не взять девушку прямо сейчас, когда она так зазывно замерла перд ним, но эта игра тоже увлекала его, заставляя переживать невыразимое ощущение чувственной власти над нею.

- Помню… – шепнула Сара, едва не падая от мучительного желания, горевшего в ней, – Ты хочешь снова…

- Да, – ответил Король, приподнимая над ее бедрами свой стек, – Ровно десять шлепков, моя сладкая. И не вздумай уклоняться!

Девушка тихонько вскрикивала при каждом соприкосновении кожаной поверхности стека с ее телом, однако жгучее возбуждение заставляло ее еще выше приподнимать бедра в ожидании следующего удара. Она мысленно считала до десяти, прекрасно понимая, что последует за десятым шлепком. Наконец Джарет отшвырнул стек и поднялся с кресла. Один шаг разделял его и тихо постанывающую девушку, покорно замершую на постели. Его Величество плюнул на ограничение в магии и одним пассом растворил оставшуюся одежду на своем теле. Сейчас его ждало невыразимое удовольствие по имени Сара.

Девушка ощутила на своих пламенеющих бедрах железную хватку пальцев Джарета, затянутых в черную кожу перчаток. Король притянул жену поближе к краю постели и одним движением погрузился в нее до предела. Сара взвизгнула от легкой боли, когда его член растянул пострадавшую от стека кожу, но нахлынувшее наслаждение заставило ее забыть об этом неудобстве. Его Темное Величество с рычанием вонзался в податливое тело своей возлюбленной, все ускоряя темп, доводя этим Сару до изнеможения. Она билась в его руках, сгорая от страсти. Любовный поединок длился недолго, учитывая накал чувств обоих супругов. Сара застонала и обмякла на постели, позволив Джарету завершить начатое. Король в последний раз глубоко вошел в ее горячую плоть и замер, пролив семя в тело своей крошки-жены.

- Ты счастлива, моя Сара? – спросил он чуть позже, устроившись на постели и сжимая девушку в объятиях, – Я угодил тебе, моя Королева?

- Как и всегда, Джарет, – ответила удовлетворенная Сара, – Мне нравится чувствовать твою власть…

- Всегда к твоим услугам, дорогая женушка, – усмехнулся Король, выудив из-под кровати свою рубашку, – Кажется, пора отправляться к твоим родителям. Скоро рассветёт.

- Давай поедем на машине, – предложила девушка, натягивая футболку, – Я хорошо вожу, Джарет. Ты можешь довериться мне.

Король Гоблинов скривился, но промолчал, желая порадовать свою жену. Сара захлопала в ладоши, представляя, как они прекрасно проведут время, мчась по ночной трассе в небольшой соседний городишко.

====== Глава 9 ======

Король Гоблинов уселся в уютный автомобиль девушки с таким видом, будто его усаживали на колченогий табурет вместо положенного по статусу трона.

- Ваши средства передвижения отвратительно пахнут, – нахмурился он, едва Сара повернула ключ зажигания, – Да и шуму от них слишком много…

- Не спеши с выводами, Джарет, – рассмеялась девушка, выехав на ночную дорогу, – Может, тебе и понравится. Это ведь тоже своего рода крылья.

Его Величество неопределенно пожал плечами и максимально отодвинул свое кресло, чтобы вытянуть вперед ноги.

- Сейчас будем слушать музыку, – предупредила Сара, включив радио, – Моя любимая волна…

Джарет вслушивался в звуки, доносившиеся из непонятной ему конструкции. Мелодии были удивительно гармоничны, а звучание инструментов просто очаровало Короля.

- Как это называется? – спросил он у довольной таким поворотом событий девушки, – Это удивительно!

- Это музыка моего детства, – ответила Сара, тихонько подпевая слова, – То, что было популярно десять лет назад…

Джарет замер, впитывая звуки, просто зачаровавшие его.

Автомобиль девушки мчался по пустому шоссе, разгоняя мрак ярким светом фар. Сара ощущала удивительное единение со своим мужем, радуясь тому, что Джарету пришлись по душе ее любимые песни.

Спустя пару часов Сара свернула к автозаправке, ругая себя за недальновидность.

- Я только куплю бензин, – успокоила она Короля Гоблинов, вознамерившегося последовать за нею, – Ты посиди пока в машине… Пожалуйста!

- Почему? – приподнял брови Его Величество, отпуская ручку двери.

- Ну, просто твоя одежда… она слишком… отличается от того, что принято носить, – постаралась не обидеть Короля Сара, представив себе, какой фурор вызовет появление Джарета в небольшом круглосуточном магазинчике при заправке.

- Они ничего не заметят, сокровище мое, – пояснил Его Величество, улыбнувшись своей несведущей в магии супруге, – Люди увидят только то, что я им позволю.

- Вот и словно, Джарет, но ты, все же, подожди меня здесь. Я скоро!

Сара выскользнула из машины прежде, чем Король Гоблинов смог что-то сказать. Магия магией, но подстраховаться никогда не помешает, размышляла девушка, направляясь к ярко освещенному магазинчику.

Рядом со входом девушка приметила байк, напомнившей ей ее незадачливого воздыхателя – Майка. Сара отогнала ненужные мысли и вошла в сияющий огнями торговый павильон, абсолютно пустой, не считая высокого мужчины в черной косухе и клюющего носом продавца, подсчитывающего пачки сигарет, оставшихся после ночи работы.

Наскоро оплатив бензин, девушка приобрела плитку горького шоколада и вышла на улицу, радостно вдыхая свежий теплый воздух. Она уже было направилась к своему автомобилю, как вдруг кто-то грубо схватил ее за руку, вынуждая обернуться назад.

Девушка проглотила готовое сорваться проклятие, увидев за своей спиной легкого на помине Майка. Время милостиво обошлось с ним, лишь добавив немного седины в русые волосы, по-прежнему стянутые в хвост, да вычертив в уголках рта жесткие морщинки. И, судя по густому запаху спиртного, Майк сегодня был отчаянно пьян.

- А-а-а, малышка Сара? – радостно осклабился он, окинув фигуру девушки похотливым взглядом, – Что привело тебя к нам нынче ночью? Ищешь, с кем бы ее скоротать?

- И тебе привет, Майк, – холодно отозвалась она, молясь, чтобы Джарет не заметил ее длительного отсутствия, – Я уже ухожу, если ты не заметил. Пусти!

Вырвав руку из его хватки, девушка бодро зашагала к машине, от души надеясь, что Майк отправится за следующей порцией выпивки и оставит ее в покое. Не вышло.

Майк обогнал девушку и встал перед нею, широко раскинув руки.

- Не спеши, сладенькая! Мы оба были моложе тогда и, конечно, тебе было позволительно не знать, как доставить удовольствие мужчине. Но теперь-то ты, небось, повзрослела, набралась опыта!

- Отвали, Майк! – девушка обошла покачивающегося дурня, не знавшего, какое орудие массового поражения заперто в ее машине, – Ты мне абсолютно без надобности! Я замужем.

- О, так малышка Сара обзавелась муженьком? – усмехнулся Майк, вновь хватая ее за руку, – Предлагаю немножко поразвлечься, а твоему муженьку мы не скажем!

- Я уже сказала «нет»! – выдернула свою руку Сара, начиная злиться на непроходимый идиотизм когда-то нравившегося ей парня.

- Ну, не ломайся, крошка! Один раз не грех!

В ту же секунду немыслимая сила снесла незадачливого кавалера в кусты у обочины, перебросив без малого через всю территорию автозаправки. Сара обернулась, чтобы встретиться с яростным взглядом Черного Короля, вышедшего в ночную тьму с твердым намерением убивать.

Сара бросилась к Джарету надеясь остановить расправу над незадачливым байкером.

- Не надо, прошу тебя! – воскликнула девушка, вцепившись в лацканы его кожаной куртки-плаща, – Нельзя просто так убивать человека!

По губам Его Темного Величества скользнула ядовитая усмешка.

- Не перечь мне, сокровище моё, – ответил Король, одной рукой прижимая девушку к себе так сильно, что она не могла даже пошевелиться, – Я не собираюсь никого убивать. Напротив, я подарю ему долгую-долгую жизнь... наполненную кошмарами.

- Не надо! – попробовала возразить Сара и в ту же секунду почувствовала, что голос отказался служить ей.

- Я уже решил, моя Королева, – коротко пояснил ей Джарет, – Искренне советую не сопротивляться моей воле.

Девушка билась в железной хватке его рук, но против гоблинской силы и магии она была бессильна. Тем временем Его Величество взмахнул рукой, извлекая тело Майка из кустов и возвращая его обратно, бросив на землю у своих ног.

- Кто ты такой?! – сдавленно прохрипел несчастный, придавленный к асфальту невидимым прессом.

Образ стоящего над ним человека странно двоился. Майк видел одновременно поджарого блондина в сером свитере и джинсах, прижимающего к себе сопротивляющуюся Сару, и того же человека, но похожего на разъяренную хищную птицу, готовую выклевать ему глаза.

- Что ты такое? – прошептал испуганный Майк, физически ощущая опасность, исходящую от этого взлохмаченного существа с нечеловечески острыми зубами.

- Я тот, чью женщину ты дважды пытался украсть, смертный, – прошипел страшный собеседник, взмахом руки вздергивая тело своей жертвы в воздух так, чтобы их глаза оказались на одном уровне. – Я – Король Гоблинов, человечек. Я – тьма и ужас твоих снов. Я тот, то сделал тебя неспособным заполучить Сару. Она принадлежала мне еще десять лет назад!

Мужчина побледнел, ощущая, как липкий ужас ползет по позвоночнику, выворачивая нутро наизнанку.

- Но... мне... я ни на что не претендую... – быстро затараторил он, не в силах отвести взгляда от страшных серебристых глаз собеседника, излучавших неприкрытую злобу, – Мне она не нужна... забирай на здоровье...

В ту же секунду Джарет отбросил безвольное тело байкера прочь. Майк ощущал полную неспособность пошевелиться, словно в кошмарном сне, когда нет сил ни убежать, ни проснуться.

- Я уже женился на ней, человечек, и не нуждаюсь в твоей щедрости, – усмехнулся Король Гоблинов, подхватив девушку на руки и усаживая ее в машину, – Подожди меня здесь, сокровище моё. Обещаю, долго я не задержусь.

С этими словами Джарет захлопнул дверцу и медленно направился к распростертому на асфальте телу своей жертвы. Сара отчаянно дергала ручку двери, не желавшую поддаваться ее усилиям. Опустить стекло тоже было невозможно, видимо благодаря магии, творимой Черным Королем.

Сейчас Саре было безумно страшно. Она не впервые видела гнев Джарета, но такой густой завесы ярости вокруг него не было никогда. Бедный Майк!

Король Гоблинов склонился к лежащему человеку, вдыхая запах мертвящего ужаса, и хищно улыбнулся, продемонстрировав несчастному свои острые клыки.

- Итак, что же мне сделать с тобой, человечек? Убить? Пожалуй... Но тогда удовольствие слишком быстро закончится, не так ли? Тогда сделаем вот что...

Панический страх захлестнул Майка, на генетическом уровне ощутившего, что перед ним стоит жестокий хищник, готовый в любую минуту растерзать его, наслаждаясь процессом.

- Пожалуйста... – выдохнул байкер, дрожа от страха за свою жизнь. – Не убивайте меня...

- Не убью, – осклабился Джарет, впитывая мощную волну эмоций, огненной волной пролившуюся по его телу, – Я даже отпущу тебя, смертный! Но... я забираю твои сны в свои владения, в мой Черный Лабиринт. И поверь, лучше бы тебе было сегодня умереть!

В ту же секунду Майк почувствовал, что колдовско оцепенение оставило его. Он и он вновь чувствовал свои руки и ноги.

Страшная фигура Короля Гоблинов удалялась от него по направлению к машине Сары.

Джарет распахнул дверцу и уселся на пассажирское сидение, лучась благожелательностью и довольством.

- Можем ехать дальше, сокровище моё, – улыбнулся он, взмахом правой руки возвращая девушке пропавший голос.

- Джарет! Ты убил его?!

- Мы просто поговорили, – ласково ответил Король, глядя на растревоженную происшествием супругу, – Взгляни сама.

Сара посмотрела в окно. Она видела, как Майк поднимается на ноги и стремительно покидает автозаправку на своем байке, мчась к городу с такой скоростью, будто все демоны ада гонятся за ним. Девушка облегченно вздохнула, радуясь, что Джарет сумел сдержать свой вспыльчивый нрав и отпустил бедолагу восвояси.

- Я купила тебе кое-что, – сказала Сара, нежно поглаживая плечо Короля, – Вот, попробуй.

- Что это? – подозрительно спросил Его Величество, пробуя на зуб кусок горького шоколада.

- Это сладость, – ответила девушка, внимательно наблюдавшая за тем, какое впечатление на Короля Гоблинов произведет незнакомое ему угощение, – Шоколад. Он напоминает мне тебя, Джарет...

- Это еще почему? – уточнил он, потянувшись за следующим кусочком, – Странный вкус...

- Такой же, как и ты. Вначале горько, а затем сладко... С терпким послевкусием... На любителя!

Рассмеявшись, Джарет откинулся на сидение, догрызая третий по счету кусочек лакомства.

- В целом мне нравится, – сказал он, прикрыв глаза, чтобы Сара не заметила, сколько силы он взял у этого смертного, – Давай отправляться дальше, любовь моя. Скоро рассвет.


*

К девяти утра автомобиль Сары подъезжал к дому, где прошло ее детство. Ступени на высоком крылечке все так же поскрипывали, когда на них всходили посетители, а дверь по-прежнему раздражала облупившейся местами краской. Сара обернулась к Джарету, молчаливо стоящему позади:

- Ты уверен, что мои родители увидят лишь то, что надо?

Вместо ответа Его Величество провел рукой вдоль своего лица, и девушка не сдержала удивленного вздоха. На нее смотрел Джарет и не Джарет, больше напоминавший простого человека, чем грозного правителя Андеграунда.

Всклокоченные волосы исчезли, уступив место платиновым локонам, падавшим на лоб стоящего перед ней мужчины. Ушло хищное выражение лица, приобретшего более мягкие, человеческие черты, но взгляд серых глаз остался прежним: завораживающий, властный. Тонкие губы скривились в знакомой усмешке, обнажившей ряд хищных зубов.

- У людей не бывает таких клыков, – улыбнулась девушка, рассматривая новый облик Джарета, – Но, в целом, весьма убедительно.

В ту же секунду перед ней вновь возник прежний Король Гоблинов, вернувший себе истинное обличие.

- Теперь не страшно? – спроси он, ласково целуя девушку, замершую на пороге отчего дома, – Скажи им то же, что и Нэнси, сокровище мое. Маленькая ложь во имя общего блага!

Сара легонько дернула Короля за волосы, чтобы не зазнавался, и позвонила в дверной звонок.

Пока медленно текли секунды ожидания, Джарет взял девушку за руку. Сара моргнула, ощутив на пальце тяжесть кольца, украшенного россыпью черных камней Лабиринта.

- Кажется, так принято в твоем мире, – улыбнулся Король своей супруге, – По крайней мере, твоей мачехе должно это понравиться.

- Спасибо, Джарет, – смутилась Сара, любуясь удивительными каменьями, поглощавшими свет, – Ирэн, действительно, больше заботится о внешней стороне дела, чем о содержании…

Сара не успела закончить свою мысль, как дверь распахнулась, и на пороге возник отец девушки.

- Дочка! – воскликнул он, сжимая ее в объятиях. – Мы так волновались! Куда ты пропала? Ирэн хотела уже заявить в полицию!

- Все в порядке, папа, – улыбнулась Сара, обнимая заметно постаревшего отца, – Я вышла замуж. Знакомься, это Джарет – мой муж. Джарет, это мой отец – Роберт Вильямс.

Отец девушки на мгновение застыл, силясь осмыслить то, что услышал, а затем протянул руку молчаливому Королю Гоблинов, с легкой усмешкой взиравшему на происходящее.

- Очень рад знакомству, Джарет…эм…

- Кинг, – ответил Его Величество, снисходительно кивая ошарашенному Роберту, – Но я позволяю обращаться ко мне по имени.

Недоумевающий мистер Вильямс перевел взгляд на лучащуюся счастьем дочь и счел за благо сделать вид, что ничего необычного не происходит.

- Прошу всех в дом, – произнес он, отступая в холл, – Сейчас Ирэн сварит нам кофе…

Повелитель Лабиринта взошел по лестнице вслед за Сарой, не глядя на хозяина дома, не сводящего с Короля ошарашенного взгляда.

- Он не всегда такой, – ободряюще шепнула отцу Сара, прикрывая дверь, – Просто нужно привыкнуть! Джарет, он… он иностранец, папа.

- Ну, это, безусловно, все объясняет, – облегченно вздохнул мистер Вильямс, – Откуда он родом?

- Из Норвегии, – ответила проверенной ложью Сара, ведь светлая кожа и серые глаза Короля Гоблинов вполне могли принадлежать жителю северной страны.

Тем временем Его Величество удобно расположился на небольшом диванчике в уютной гостиной. Этот дом был хорошо знаком ему. Сколько раз он наблюдал за своей Сарой, пока она еще жила здесь. И сейчас он видел, что обстановка дома почти не изменилась. Те же бежевые обои в цветочек, та же белоснежная лестница, тот же затертый ковер на полу… Видимо, дела у четы Вильямс шли не особенно хорошо.

Отец Сары поспешил подняться по лестнице, предательски скрипевшей под его ногами.

- Я сейчас позову Ирэн, – сказал мистер Вильямс, исчезая за дверью, ведущую в их с супругой спальню, – А вы пока отдохните с дороги. Сара, ты знаешь, где найти напитки.

Девушка прошла через гостиную и уселась рядом с Джаретом, перекатывающем с руки на руку хрустальную сферу.

- Я сказала отцу, что ты норвежец, – произнесла девушка, склонив голову на плечо своего мужа, – И, кстати, не мог бы ты быть более… хм… более человечным…

- Я могу все, – усмехнулся Король, обнимая Сару, – Но я давно так не веселился! Твой отец хороший человек, сокровище мое, но слишком часто идет на поводу у своей жены. Женщину нужно держать в узде, лишь изредка позволяя ей почувствовать вкус свободы. Увы, Роберт Вильямс сделал все наоборот.

- Сара! – раздался сверху резкий голос Ирэн Вильямс, – Ты наконец-то вернулась! Очень невоспитанно с твоей стороны заставлять нас волноваться.

Мачеха девушки, все еще достаточно привлекательная женщина, медленно спускалась вниз, шагая впереди своего супруга.

- Мистер Кинг, рада приветствовать вас в нашем доме!

Джарет слегка склонил голову в знак приветствия, даже не подумав встать с дивана, еще крепче прижав к себе встрепенувшуюся Сару.

Ирэн Вильямс недоуменно взглянула на молчащего Роберта, а затем раздраженно пожала плечами. Ну конечно, разве могла эта взбалмошная девчонка выбрать себе в мужья воспитанного человека, знающего, что приветствовать даму положено стоя.

- Итак, мистер Кинг, расскажите нам о себе, – потребовала Ирэн, грациозно усаживаясь в кресло прямо напротив Джарета и Сары,- Роберт, налей нам чего-нибудь выпить.

- Миссис Вильямс, – вкрадчиво начал Джарет, продолжая катать на ладони хрустальную сферу, – по моему мнению, благородной леди не пристало пить с утра, даже отмечая такое радостное событие, как избавление от надоевшей падчерицы. Роберт, не трудитесь. Нам будет достаточно чаю.

Щеки Ирэн окрасил румянец гнева. Как этот выскочка позволяет себе говорить с нею в таком тоне?!

- И прошу вас, миссис Вильямс, не кладите сахар, – произнес Его Величество, взмахнув рукой в знак того, что отпускает женщину на кухню.

Сцепив зубы, Ирэн отправилась за чаем, проклиная про себя тот день, когда не смогла убедить Роберта разорвать отношения со ставшей самостоятельной дочерью.

Тем временем разговор в гостиной продолжился в более непринужденной обстановке.

- Признаться, Джарет, я надеялся, что сам поведу свою дочь к алтарю, – произнес Роберт, с обожанием глядя на свою любимую девочку, столь напоминавшую ему первую жену, – Но скажите мне, к чему такая таинственность, такая спешка?

- Я просто похитил вашу дочь, – улыбнулся Король, с нежностью глядя на прильнувшую к нему Сару, – Ей не оставалось ничего иного, кроме как согласиться на мое предложение.

- Ты счастлива, Сара? – мистер Вильямс тоже улыбался, видя, как его малышка льнет к этому светлокожему блондину с пронзительными серыми глазами, – Хотя, можешь не отвечать…

- Я счастлива, папа, – сказала девушка, с наслаждением вдыхавшая запах своего Короля, – Не могу выразить словами, насколько мне хорошо в Ла… в доме Джарета.

- Что у вас за секреты? – произнесла вышедшая из кухни Ирэн Вильямс, – Вот и угощение. Джарет, что вам предложить?

- Абсолютно ничего, – ответил Король Гоблинов, пряча ехидную усмешку, – а вот моей жене предложите чаю.

Белея от злости, миссис Вильямс налила в чашку ароматного черного чая.

- Пожалуйста, Сара, – произнесла она, протягивая падчерице напиток, – Сахар я не положила.

- Спасибо, – девушка потянулась было за чашкой, но Джарет опередил ее.

Взяв в руки белый фарфор, расписанный безвкусными цветочками, он провел рукой над дымящимся чаем, прежде чем передать его опешившей Саре.

- Что это вы делаете? – недоуменно спросила Ирэн, усаживаясь на свое место с дымящейся чашкой в руках.

- О, это наш древний северный обряд, – ответил Король, чуть вскинув голову, наблюдая за реакцией женщины, – Оберег от сглаза, миссис Вильямс. Так, пустые суеверия, но все же…

Король Гоблинов искренне забавлялся игрой с мачехой Сары, задевая самые чувствительные струны в ее эгоистичной натуре. Эта женщина ненавидела его жену и обожала своего сына, считая, что Сара крадет внимание Роберта, предназначенное ее драгоценному Тоби. Какая жалость, что Сара столь трепетно относится к своей семье, стараясь не замечать нападки миссис Вильямс. И все же сегодня Ирэн придется вытерпеть немало неприятных минут, не будь он Черный Король.

- Расскажите о себе, Джарет, – повторила свой недавний вопрос Ирэн, приметившая на пальце девушки дорогое украшение, – О, Боже! Это ведь бриллианты, не так ли? И черные, и белые…

Мачеха Сары в уме прикинула примерную цену обручального кольца своей падчерицы и в ту же секунду ее отношение к мужу Сары изменилось на самое благожелательное.

- Так где вы живете, дорогие Сара и Джарет? – ласково спросила она недоумевающую девушку.

- В моем замке, – ответил Король, мгновенно отследив ход мыслей миссис Вильямс.

- У Джарета большой дом и многие считают его похожим на замок, – мгновенно нашлась Сара, отставив почти пустую кружку.

- А каков род ваших занятий, – поспешил уточнить мистер Вильямс, надеясь, что его дочери и дальше будет хорошо с человеком, пленившим ее сердце.

- Я владею небольшим месторождением этих чудных камешков, – хитро сощурился Его Величество, приподнимая руку Сары, чтобы продемонстрировать таинственное мерцание обручального кольца, – И, надо сказать, дела моего королевства идут весьма неплохо.

Ему доставляло невыразимое удовольствие дразнить светловолосую женщину осознанием того, что ненавистная падчерица умудрилась вытащить в жизни счастливый билет.

- Не волнуйтесь, Роберт, – переключился он на отца девушки, – ваша дочь не будет ни в чем нуждаться. Я дам ей все, что она только пожелает. Помните, как Сара в детстве играла в принцессу? По-моему, вы, миссис Вильямс считали, что подобные игры портят ее характер, делая его вздорным?

- Я?! – возмутилась было Ирэн, в поисках поддержки глядя на своего мужа, – Неужели я такое говорила, Роберт?!

- Ну, милая, пусть и не совсем так, но мы неоднократно обсуждали это…

- Так вот, – продолжил Его Величество столь властно, что родители Сары рефлекторно замолчали, – Сара играла правильно, миссис Вильямс. Сейчас она – Королева, и никто не смеет усомниться в этом. Ее полюбил Король.

Ирэн вымученно расхохоталась, пробуя перевести сказанное в шутку:

- Кинг, да? Ну, правильно, Король! У вас есть чувство юмора, Джарет!

- Вы не представляете, какое! – в тон ей ответил повелитель Андеграунда.

Внезапно наверху раздался шум, и по лестнице, перепрыгивая через несколько ступенек, спустился светловолосый мальчишка, ринувшийся в объятия сестры.

- Тоби! – воскликнула Сара, обнимая брата, – Как ты вырос! Как твоя команда по бейсболу?

- Проигрывает! – улыбнулся мальчишка, втискиваясь рядом с сестрой под неодобрительным взглядом матери, – А вы – муж Сары?

Король Гоблинов внимательно рассматривал парнишку, готового превратиться в подростка. Тоби перенял от матери лишь цвет глаз и волос, а во всем остальном он больше походил на добряка Роберта. Его Величество кивнул мальчишке и вдруг протянул ему руку, здороваясь как с равным.

- Рад вновь видеть тебя, Тоби, – проговорил он так тихо, чтобы лишь Сара да ее брат услышали эти слова, – Ты вырос, малыш.

Мальчик недоуменно посмотрел на странного собеседника, только что вполне аккуратно причесанного, а теперь взлохмаченного, словно нахохлившаяся птица. Еще мгновение назад Тоби видел перед собой худощавого мужчину, одетого в свитер и джинсы, а теперь рядом с его сестрой сидел странного вида человек, мучительно напоминавший мальчику какой-то забытый сон. Моргнув раз-другой, Тоби вновь увидел перед собой рукав серого свитера и странную улыбку на тонких губах мужа своей сестры.

- Мерещится, да, Тоби? – сочувственно произнес мужчина, сверкая льдисто-серыми очами, – Зови меня Джарет.

Тоби вскинул на Сару полные недоумения глаза.

-Как? – недоверчиво спросил он внезапно побледневшую девушку, – Ты мне в детстве рассказывала сказку о Короле Джарете, похитившем невинного младенца, чтобы превратить его во что-то-там…

- И как тот Джарет, – спросил, посмеиваясь, Король, – Настолько ужасен?

- Не особо, – ответил мальчишка, уже выбросивший из головы свое недавнее видение, – На сколько я помню, принцесса полюбила Короля и осталась в его замке и бла-бла-бла, и тра-та-та, и жили они долго и счастливо!

- А младенец? – заинтересованный Джарет прижал палец к губам, – Что стало с ним?

- Ну, не помню точно, – призадумался Тоби, не замечая того, что Сара готова провалиться со стыда сквозь землю, – Но, по-моему, они там как-то между собой договорились и отправили несчастное дитё домой.

- Браво, Сара! – расхохотался Его Величество, целуя девушку в алеющую щеку, – Надеюсь, ты будешь рассказывать эту сказку нашей дочери в полном объеме. В поучительном, так сказать!

- Ни за что! Ты тиран, Джарет, но ей об этом знать не обязательно!– вызывающе вздернула подбородок девушка, чем вызвала у Короля новый приступ смеха.

Роберт и Ирэн Вильямс недоуменно переглядывались между собой, пытаясь определить причину такого безудержного веселья.

- Все-все, – произнес Джарет, утирая слезящиеся глаза, – Давайте продолжим. Итак, Роберт, я хотел бы предложить вам… Как это здесь говорят? Дело? Бизнес?

- Что именно вы предлагаете, Джарет? – заинтересовался мистер Вильямс, – И чем я могу быть полезен?

«В том-то и дело, что ничем, – продумал Король Гоблинов, обнимая насторожившуюся Сару, – Вот только моей женушке будет спокойнее жить в Лабиринте, зная, что вы ни в чем не нуждаетесь. Ненавижу делать добрые дела…»

- Я хочу предложить вам продавать в Штатах небольшие партии черных камешков, которые добываются в моих владениях. Часть денег вы будете переводить на счет Сары, он у вас есть, а часть оставлять себе в качестве платы. Устроит?

- О, Роберт, откуда у тебя номер счета Сары? – задала вопрос навострившая ушки Ирэн, – Я не знала об этом…

- Я помогал дочери, когда она училась в колледже, – ответил мистер Вильямс, обдумывая предложение Джарета, – И не говорил тебе, зная, что ты будешь против.

Приятное лицо мачехи Сары покрылось алыми пятнами досады. Как Роберт посмел не поставить ее в известность о своих намерениях содержать великовозрастную дочь, когда они едва-едва сводили концы с концами!?

- Вы чем-то расстроены, миссис Вильямс? – участливо произнес Король, глядя на пышущую недовольством женщину, – Поверьте, сегодня это не самый большой повод для расстройства.

Ирэн недоуменно посмотрела на этого худощавого мужчину, каким-то непостижимым образом заставлявшего всех в этом доме плясать под свою дудку. Почему этот сероглазый человек смотрит на нее так, будто знает все самые сокровенные тайны семьи Вильямс? Что же, пусть теперь этот деспот наслаждается дурным характером Сары, который за все эти годы ей так и не удалось исправить.

- Я приготовил вам договор, – продолжал говорить Джарет, обращаясь теперь к отцу девушки, – Вот, взгляните.

Сара успела заметить совершенно чистый лист сероватой бумаги, который Король Гоблинов извлек из небытия и теперь протягивал собеседнику.

- Да-да, хорошо, отлично… – приговаривал мистер Вильямс, читая несуществующие буквы под довольным взором серых глаз Его Темного Величества, – Пятьдесят процентов для Сары, остальное по моему усмотрению до совершеннолетия Тоби… Затем Тоби получает все… Прекрасно, мистер Кинг. Я согласен.

-Подпишите, – ухмыльнулся Король, обнимая молчаливую Сару, – И кстати, я не доверяю курьерской доставке. Мои камни будет приносить белая сова.

Ирэн закатила глаза, демонстрируя крайнюю степень недовольства странностями мужа своей падчерицы.

- Обратите внимание на то, что распоряжаться средствами может только мистер Вильямс, – кивнул ей Джарет, – И вспомните мои слова о сегодняшних разочарованиях, мадам.

- О-о-о, как это грубо, мистер Кинг! – возмутилась миссис Вильямс, – Мало того, что мы приняли вас в нашем доме, так вы еще и издеваетесь над нами!

- Ради Бога, Ирэн, помолчи хоть раз! – взорвался Роберт, оторвавшись от подписания несуществующего документа, – Джарет абсолютно прав, дорогая! Не по твоей ли милости мы оказались в этой непростой ситуации?!

Ирэн несколько раз открыла и закрыла рот, впервые не найдя достойного ответа.

- Джарет, – шепотом спросила девушка, – Документ такой же морок, как и все остальное?

- Конечно, сокровище мое, – шепнул ей в ответ повелитель Лабиринта, – Но это ведь так важно в твоем мире. Каждый, кто увидит эти бумаги, ни на секунду не усомниться в их подлинности. Это пустяк для меня, моя Сара.

- Спасибо, – она улыбнулась своему Королю самой благодарной улыбкой, – Это прекрасный подарок…

Наконец, когда все документы были подписаны, Джарет протянул Роберту стопку чистых листов.

- Это разрешения на драгоценности, – сказал он, вставая с места, – Мы больше не можем задерживаться, Сара. Идем!

Девушка поднялась с дивана и бросилась в объятия отца.

- Детка, звони нам почаще, – попросил он, гладя дочь по темным волосам, – Ты так похожа на свою мать… Я люблю тебя, милая.

- Я буду скучать, папа…- прошептала готовая разрыдаться Сара.

- Ну, вот еще! У тебя теперь семья, значит, есть, чем заняться! – бодрясь, ответил ей мистер Вильямс.

Король Гоблинов молча взирал на сцену прощания, стоя чуть в сороне от обнимающихся людей.

- Сара, не хнычь! – поддразнил сестру Тоби, – Я сфоткаю вас, становитесь ближе.

- Без меня! – еще дальше отодвинулся от девушки и ее отца Джарет, – Я не очень хорошо выхожу на фотографиях!

Тоби огорченно вздохнул и отложил фотоаппарат.

- Жаль, – сказал он, обнимая сестру, – Ну, идите уже! Хватит прощаний!

- До свидания, Сара, Джарет, – чопорно кивнула миссис Вильямс, стоя у лестницы, ведущей на второй этаж, – Счастья вам обоим.

Сияя любезной улыбкой, Король Гоблинов набросил на шею женщины магический якорёк, чтобы нынешней ночью вздорная мачеха Сары посетила Черный Лабиринт.

«Думаю, одного раза ей хватит, чтобы задуматься о смысле короткой человеческой жизни, – хмыкнул он, предвкушая веселье, – Ну, на крайний случай, двух...»

Тем временем обряд прощания подошел к концу. Заплаканная Сара, шмыгая носом, протянула руку своему мужу, готовая возвратиться в его мир.

Король Гоблинов притянул свою Королеву к себе, и они, обнявшись, вышли на улицу, освещенную радостным утренним солнцем.

Хитрюга Тоби подхватил свой старенький фотоаппарат и сделал-таки снимок садящейся в машину парочки. Каково же было удивление мальчишки, когда несколько дней спустя, после проявки пленки, рядом с его сестрой он увидел того самого взлохмаченного человека, померещившегося ему в гостиной. Мужчина улыбался, демонстрируя острые клыки, а Сара, ничуть не боясь, смеялась вместе с ним.

Тоби так и не решился никому показать этот странный снимок, спрятав его подальше в своей комнате. Мальчик решил дождаться следующего визита сестры, чтобы подробно расспросить ее об этом таинственном Джарете. Ох, не просто так он отказался фотографироваться!

====== Глава 10 ======

Прошло две недели с того дня, как Сара вернулась от своих родителей. Теперь по утрам ее часто мучила дурнота, но Джарет легко снимал недомогание жены несколькими волшебными манипуляциями. Семейная жизнь Короля и Королевы потихонечку входила в свое русло.

Утро они проводили вместе, а к обеду Его Величество отправлялся во дворец для аудиенций с подданными. Дни девушка коротала в обществе Эйгл, прогуливаясь по Зеленому Лабиринту или принимая просителей в своих апартаментах. Джарет ни разу не усомнился в решениях своей Королевы, исполняя все то, что Сара просила у него. Вечера они вновь встречали вместе, иногда совершая прогулки по городку, раскинувшемуся у подножия замка, но, чаще всего, просто наслаждались обществом друг друга в уединении своей башни.

* * *

Сегодня Сара вновь проводила Джарета на встречу с прибывшими ко двору дворянами из отдаленных уголков Андеграунда. Девушка долго бродила по комнате, размышляя над тем, как организовать большую уборку Замка Гоблинов, местами заросшего паутиной и покрытого вековой пылью. Пожалуй, ей потребуется помощь Хоггла. С этими мыслями девушка направилась к двери мимо рабочего стола Короля, как обычно захламленного бумагами и обрывками перьев.

Взор девушки остановился на одинокой хрустальной сфере, наполненной клубившимся туманом. Пока ноги несли ее к столу, в голове Сары мелькнула мысль о том, что раньше Его Величество никогда не оставлял свои артефакты без присмотра.

- Не смотри, – приказала себе Королева, изо всех сил противясь соблазну, – Нельзя… Ох, Майк!?

Девушка схватила ледяной шар и поднесла его к глазам, захваченная ужасным зрелищем. Там, в Черном Лабиринте, она видела почти прозрачную фигуру своего бывшего парня, пытающегося скрыться от зубастого чудовища. Когтистый монстр, щелкая острыми зубами, настигал Майка, царапая его спину, обдавая смрадным дыханием. Несчастный байкер вопил, пытаясь спасти свою жизнь, но удар когтистой лапы разорвал его тело в клочья алого тумана.

Сара прижала ладонь к губам, чтобы сдержать стон ужаса.

- Джарет… Как ты мог?… Ты обманул меня! Всего лишь поговорили… Господи, и я поверила!

Девушка мучительно переживала обман Короля, чувствуя и свою вину: если бы она не стала встречаться с Майком, то у Джарета не было бы причины ненавидеть его. Если бы… Что толку сожалеть?

Тем временем в шаре вновь начало твориться черное волшебство. Из клочьев кровоточащего тумана соткалась скорчившаяся человеческая фигура, забившаяся в расщелину между камней.

- Опять?! – воскликнула Сара, догадавшись о том, что приготовил для нечастного Майка Черный Король, – Снова бежать и снова погибнуть?! Какая жестокость, Джарет… Какая страшная месть…

К горлу девушки подступил комок при виде ужаса, написанного на лице несчастной жертвы. Сара отлично помнила свой сон, когда она сама едва не сошла с ума, убегая по черным переходам от неизвестного хищника. А теперь там, в этом ужасе находился Майк. И, судя по всему, не первую ночь, ибо лицо его было бледно от выматывающих душу кошмаров. Ни закричать, ни проснуться…

- Держись, Майк, – прошептала Сара, осторожно укладывая ледяной шар на стол, – Я помогу… если смогу…

Девушка подбежала к огромному сундуку, стоявшему у дверей королевской опочивальни. Этот сундук, полный драгоценностей, Король Гоблинов отдал ей в единоличное владение. Откинув тяжелую крышку, Сара выудила Черную Корону и, водрузив ее на голову, распахнула дверь спальни.

- Хоггл! – прорезал тишину замковых переходов ее звонкий голос, – Приведите ко мне управляющего Замком!

Молодая Королева уже успела привыкнуть к тому, что кто-нибудь из младшей челяди всегда крутится рядом, и любое приказание будет исполнено почти что мгновенно. И в этот раз по лестнице раздался дробный стукоток, означавший, что гоблины бросились исполнять приказ своей повелительницы.

Спустя несколько минут ожидания в королевскую опочивальню бочком вошел настороженный Хоггл. Коренастый гоблин замер у дверей, ошалело глядя на девушку, одетую в джинсы и футболку по моде своего мира, но, в то же время, в Черной Короне, венчавшей ее растрепанную голову.

- Что случилось, Сара? – спросил Хоггл, обретя наконец голос, – Я могу помочь?

- Надеюсь, – сказала девушка, поправляя дрожащими пальцами норовившую сползти на лоб Корону, – Мне нужно попасть в Черный Лабиринт.

Гоблин отшатнулся, испуганно оглядываясь по сторонам.

-Куда? – переспросил он, решив, что ослышался.

- В Черный Лабиринт, – упрямо ответила Сара, устроив, наконец, непокорное украшение на своей голове, – Я ведь Королева, так? Значит, могу гулять где угодно, верно?

- Ну, в общем-то, верно, – пробормотал Хоггл, понимая, что девушка снова ввязывается в какую-то авантюру, – Но там очень опасно, Сара. Там кихмеры… И Его Величество будет крайне недоволен, если с тобой что-нибудь… произойдет…

- Его Величество в любом случае будет недоволен, – вздохнула Сара, обуваясь в свои любимые туфельки без каблука, – Отведи меня туда, Хоггл. Ведь наверняка есть какая-то потайная дверь или еще что-нибудь в этом роде!

- Есть дверь, – печально ответил Хоггл, понимая, что раз Сара решилась идти в Черный Лабиринт, то ничто на свете не сможет остановить ее.

Несчастный гоблин смотрел на девушку, добровольно собравшуюся пройтись по самой мрачной части Лабиринта, в которую не рисковали сунуться даже самые отчаянные вояки из войск Его Темного Величества. Зло, обитавшее там, вытягивало все соки из любого неосторожного путника, на свою беду вошедшего туда.

- Сара, – в голосе Хоггла сквозила мука, – Не нужно этого делать... Зачем тебе понадобилась Темная сторона?

Девушка в отчаянии присела на край постели, сжимая ладонями пылающие виски:

– Там Майк... Я должна попытаться освободить его...

- Кто такой Майк? – спросил гоблин, подходя ближе.

Выслушав короткую историю пленения байкера, Хоггл замахал руками, открещиваясь от безумной идеи.

- Нет, нет и нет! – ворчал он, нервно подпрыгивая при ходьбе, – Ты идешь против воли Короля, ты рискуешь своей жизнью, Сара! Хоть я и не испытываю к правителю теплых чувств, но не такой ценой, нет-нет! Его Величество будет в ярости!

- Он в любом случае будет зол, – провторила Сара, поднимаясь с постели, – Или ты ведешь меня туда, или я найду веревку и спущусь в Лабиринт с башни, клянусь!

- Ты не понимаешь! – воскликнул Хоггл, вцепляясь руку девушки мертвой хваткой, – Даже если тебе хватит сил, чтобы отпустить этого человека, ты останешься виновна по закону. Король будет обязан придумать для тебя наказание! Он разобьет твое сердце, растопчет твою жизнь!

- Проще, чем кусок пирога...

В отчаянии закатив глаза, коренастый гоблин заторопился к двери, показывая молодой Королеве кратчайший путь к Темному Лабиринту.

- И не говори, что я не предупреждал тебя, Сара! – пыхтел он, ведя молчаливую спутницу по узкому переходу, спускавшемуся к подножию башни, – И не плачь...

В душе девушки с каждым шагом нарастала паника. Конечно, Джарет будет очень зол на нее, но иначе поступить Сара не могла. В конце концов, она Королева, она носит его ребенка, так что грядущее наказание не может быть столь уж страшным. Король никогда не причинит ей вреда, это девушка знала точно. И тем не менее липкий ужас сползал по ее спине, едва она думала о том, что Джарет наверняка не оставит это происшествие без внимания. Уж что-что, а главное требование Короля “повиноваться и молчать” она нарушила уже тем, что взяла со стола злосчастную сферу.

Наконец Хоггл остановился перед деревянной дверью, окованной железом.

- Ты уверена? – с искрой надежды спросил карлик, глядя на девушку из-под нависающих бровей лучистыми голубыми глазами, – Там очень холодно, Сара.

Девушка только кивнула, боясь, что решимость растает, как дым, стоит ей произнести хоть слово.

Тяжело вздохнув, Хоггл отодвинул тяжелый засов и распахнул массивную дверь. Из мрачной черноты провала повеяло леденящим холодом.

- Вот, возьми, – произнес гоблин, обматывая вокруг руки своей Королевы веревку, – Эта нить не даст нам потеряться в тумане.

- Ты пойдешь со мной? – радостно воскликнула Сара, понимавшая, что одиночество в зыбкой мгле страшнее самой смерти.

- Пойду, – тихо ответил Хоггл, опуская глаза, – Я же люблю тебя...

- И я тебя люблю, Хоггл! – девушка порывисто обняла друга детства, – Спасибо тебе!

Старик смущенно отвернулся, понимая, что его признание было истолковано неверно. Хотя кто же правильно поймет слова такого уродца, как он? Вот если бы Хогглу возвратили прежний облик, тогда бы он смог биться с Королем за Сару... По крайней мере, он был бы красив и строен, а это очень нравится женщинам... Возможно, понравилось бы и ей…

Сдержав тяжелый вздох, низкорослый гоблин заковылял к распахнутой настежь двери.

- Давай уже найдем твоего несчастного Майка и вернемся обратно, пока Его Величество не пронюхал, чем мы тут занимаемся!

Сара последовала за коренастой фигурой смотрителя Замка, уже едва различимой в густом тумане.

- Хоггл! Подожди! – выкрикнула она, прикрывая лицо от ледяного ветра, – Я иду...

Старый гоблин протянул девушке теплую шершавую ладонь.

- Прикажи ветру стихнуть, – прокричал он, – Ты же тут Королева. Действуй!

Сара зажмурилась. Дыхание перехватывало от ледяных ударов разбушевавшейся стихии, ноги занемели от мертвящего холода, струящегося от земли.

- Тихо!!! – взвизгнула она, изо всех сил сжимая амулет, подаренный Джаретом, – Ветер, остановись!!!

В ту же секунду девушку и ее спутника оглушила мертвящая тишина, которая не прибавила им радости, а скорее заставила еще больше нервничать, стоя в густом и вязком тумане.

- Теперь дымка, – прошептал Хоггл, загораживая собой девушку от опасности, которая могла подстерегать их в сырой мгле, – Пробуй, Королева!

- Тумана нет! – выкрикнула Сара, сжав медальон столь сильно, что стало больно руке.

Клубы сизого мрака медленно сползли с черных, словно ночь, стен, открыв взору девушки россыпи черных камней, лежавших прямо под ее ногами.

- Так вот где они добываются, – прошептала она, присаживаясь к мерцающим сокровищам, – Так много...

- Ты никогда не задавалась вопросом, откуда они здесь? – уточнил мрачный Хоггл, оглядываясь по сторонам, – Это слезы жертв Лабиринта, Сара. Это их боль, их страх... Это их жизнь.

Девушка в ужасе сдернула с головы Черную Корону, и сей час же туман начал возвращаться назад, заполняя переходы Лабиринта ледяной сизой мутью.

- Верни на место! – воскликнул Хоггл, – Раньше нужно было думать, когда принимала предложение Его Величества! Теперь что уж сожалеть?!

По щекам Сары катились слезы. Она водрузила Корону обратно, понимая, что сделанного не воротишь. Она любит чудовище в образе ангела, ибо за прекрасным лицом Джарета скрывается страшное зло. Боль... ненависть...мука...

Девушка закрыла лицо руками, тихонечко всхлипывая. Она все равно любит его! Ну что с ней не так? Почему ее тянет во тьму? Нет, нельзя отчаиваться! Это все мороки Темной стороны!

Сара не знала, откуда к ней пришла эта уверенность, но подспудно девушка осознавала, что это отчаяние навязано ей самой сутью мрачных черных стен.

- Нет! – произнесла она, утирая слезы, – Джарет способен на добре чувства. И он любит меня, он любит нашу дочь... Да, Король властвует над тьмой, но у кого нет недостатков, Хоггл? Это его боль создала Темный лепесток… Значит, здесь всюду он, мой муж, моя любовь…

- Сара? – ужаленный в самое сердце гоблин осторожно тронул ее за локоть, – Ты носишь его ребенка?

- Давай поговорим об этом после, – ответила она, усилием воли взяв себя в руки, – Сейчас нам нужно найти Майка!

Хоггл отшатнулся от девушки: он увидел на ее лице холодную решимость истинной Королевы. Теперь Сара ничего не боялась, гордо шествуя по черным извилистым переходам, неся на челе мерцающие камни Короны. Девушку очаровала мрачная красота этих мест, созданных ее темным супругом. Ей больше нечего было бояться, ведь это тоже был Джарет: везде и всюду присутствовала его мощная охраняющая сила.

- Проводи меня, – прошептала Королева, гордо вздернув увенчанную Короной голову, – Покажи мне цель...

“Он все забрал у меня, даже ее, – думал старый гоблин, следуя за девушкой, которую любил, – Он пленил добрую душу Сары, он обрюхатил ее! Он сделал ее подобной себе! О, если бы я мог убить Темного Короля! Если бы мог...”

Тем временем Сара обнаружила то самое место, которое видела в магическом шаре. Она заглянула за большую искрящуюся глыбу и увидела сжавшегося в комок Майка. Почти прозрачное тело байкера тряслось от ужаса, волнами изливавшегося в пространство. Теперь Сара почти физически ощущала эти эмоции, льющиеся в сухой песок Лабиринта, жадно поглощавший любые чувства своей жертвы.

- Майк! – позвала она, – Я здесь!

Человек открыл мутные глаза и ошарашено посмотрел на склонившуюся к нему девушку.

- Сара? – недоверчиво прошептал он, – Ты тоже здесь? Мы оба сошли с ума?!

- Вот уж нет, – улыбнулась она, присаживаясь на камень, – Я здесь в своих владениях, Майк. Я – здешня Королева.

- Почему, Сара? Ведь это же не сон, так? Я лечился у психиатра, я глотал таблетки, но становилось только хуже и хуже! За что?!

- Послушай меня внимательно, – приказала Сара, надеясь жесткостью тона остановить готовую начаться истерику, – Где-то среди бесчисленных миров лежит это место. Запутанное и загадочное царство Короля Гоблинов, в котором легко заблудится и легко потеряться. Ты в Лабиринте, Майк, и это неоспоримый факт.

- Значит, все это, – мужчина дрожащей рукой обвел мрачный пейзаж, – реальность?

- Абсолютная, – подтвердила девушка, – Тебя пленил мой муж, ты видел его тогда, на заправке. Он – не человек, он повелитель Анедеграунда, а ты неразумно разозлил его, начав приставать ко мне.

- Я был пьян, Сара, – затрясся Майк, теряя всякую надежду на спасение, – Но я помню... да, он сказал, что лучше бы мне было умереть еще там... Я погибал здесь тысячи раз!!! Меня убивали здешние твари!!! Я не хочу больше!!! Там!!! Оно там!!!

Сара обернулась на шум за своей спиной и увидела огромное зубастое существо, изготовившееся к прыжку. Ноздри зверя трепетали, улавливая сладостный запах трясущейся от ужаса добычи.

- Лежать! – приказала Королева страшному монстру так, как когда-то давала команды своему псу, – Фу!

Из пасти чудовища донеслось обиженное рычание, но он покорно улегся у искрящейся мраком стены, пристроив массивную голову на широкие лапы.

Майк смотрел на Сару широко распахнутыми от изумления глазами.

- Как такое возможно? – прошептал он, цепляясь содранными в кровь пальцами за выступ камня, на котором сидела юная Королева, – Как...

- Я не знаю, Майк. Это магия Короля дала мне силы остановить зверя, – ответила девушка, поднимаясь на ноги, – Слушай меня и повторяй: “Король Гоблинов, у тебя нет власти надо мной”!

Заплетающимся языком неудачливый байкер повторил за девушкой нужную фразу, и в ту же секунду его тело истончилось, заколыхалось, словно тонкая завеса тумана.

- Своей волей я отпускаю тебя! – выкрикнула Сара, рассеяв в пустоте зыбкую фигуру Майка, окончательно разорвав его связь с Лабиринтом.

Девушка и Хоггл остались одни, не считая лежащего в отдалении монстра.

-Это и есть кихмер? – спросила Сара, глядя на торчавшие из пасти чудовища клыки.

- Это только детёныш, – шёпотом отозвался низкорослый гоблин, пятясь назад, – Пошли скорее, Сара. Если вернется его мамаша, даже твоей Короне не удастся остановить ее. Спеши!

В ту же секунду, словно подтверждая сказанное, над Лабиринтом разнесся грозный рык, которому громко вторил лежавший у стены монстр.

- Бежим! – Хоггл ухватил девушку за руку, и они помчались к стенам Замка Гоблинов, ориентируясь в переходах по веревке, тянущейся от самых дверей.

Едва беглецы успели задвинуть тяжелый засов, как с той стороны нечто огромное принялось царапать прочное дерево, норовя добраться до девушки и ее спутника.

- Успели, – выдохнула Сара, сползая по стене на холодный каменный пол, – Я твоя должница, Хоггл… Спасибо тебе!

- Не спеши благодарить, – печально улыбнулся старик, глядя на раскрасневшуюся от бега девушку, – Дождемся прежде того, что скажет Король.

- А может он ничего не узнает? – с надеждой спросила Сара, – Вдруг Джарет давно позабыл про Майка и… Корона! Я обронила ее там, в Лабиринте!

На девушку накатила волна паники. Еще бы, мало того, что она ослушалась мужа, так еще и потеряла Черную Корону, символ королевской власти…

- Может, получится ее забрать? – Сара осторожно подкралась к запертой двери и остановилась, прислушиваясь, – Вдруг мамаша-монстр уже ушла?

Громкий рев по ту сторону заставил девушку отскочить назад, едва не сбив с ног огорченного новой неприятностью Хоггла.

- Думаю, она будет караулить нас до ночи, – задумчиво произнес он, почесывая затылок, – А может, и до утра… Мы здорово ее разозли, Сара. Давай сделаем так: завтра снова попробуем отправиться в Темный Лабиринт и поищем твою пропажу. Кихмерам она без надобности, а души спящих людей не способны взять ничего из этого мира.

- В моем мире есть сказка о рыцаре по имени Синяя Борода… Вот теперь я прекрасно понимаю несчастную девушку, ожидавшую кары от руки своего грозного мужа! Но только мне спасения ждать неоткуда…

- А ведь я предупреждал, – пробурчал Хоггл, жестом приглашая Сару следовать за ним, – Но ведь ты никогда не слушала дельных советов…

- Прости меня, Хоггл, – вздохнула девушка, понимавшая, что подвела друга, навлекая и на него гнев повелителя Андеграунда за то, что пособничал взбалмошной Королеве, – Надеюсь, Джарет ничего не узнает до завтра…

- Я тоже надеюсь, Сара, – ответил гоблин, отворяя перед девушкой дверь в королевскую опочивальню, – Постарайся удержать Его Величество в неведении, а утром мы вновь попытаем счастья внизу.

Девушка вошла в комнату, размышляя, чем же она может отвлечь Джарета от произошедшего сегодня. Как ей скрыть от своего всеведущего супруга потерю Короны и свободу плененного Майка…

Внезапно дверь снова распахнулась и в спальню ворвалась запыхавшаяся Эйгл. Золотистые кудряшки бесовки растрепались от быстрого бега, а кружевной передник и вовсе сбился на бок, но камеристку это совсем не волновало. Прислонившись к дверному косяку, она взглянула на помертвевшую от страха Королеву и выдохнула слова, заставившие Сару окончательно запаниковать:

- Его Величество в ярости, миледи! Что вы такое сделали, что Король столь сильно разозлился на вас?! Он едва не разгромил тронный зал, когда взглянул в хрустальную сферу…

- Я потеряла Корону в Черном Лабиринте и освободила пленника, которого захватил мой муж… – Сара виновато опустила глаза, перечисляя свои прегрешения.

Эйгл схватилась за голову, понимая, что преступлений, совершенных Королевой за один раз, достаточно для публичной порки в центре города, и это самое легкое наказание, которому она могла подвергнуться за сегодняшние проступки.

- Да помогут вам добрые духи, миледи… – прошептала бесовка, понимая, что Король Гоблинов скоро поднимется в башню, чтобы призвать строптивую супругу к порядку, – Я не знаю, чем помочь… Простите…

- Все в порядке, Эйгл, – пробовала бодриться Сара, – Я постараюсь объяснить Его Величеству причину своего поступка…

Она пыталась казаться уверенной,но наткнувшись на ироничный взгляд своей камеристки, сникла, понимая всю тщетность своих попыток:

- Да-да, я понимаю, что Джарет не станет слушать… Сначала выпорет, а потом может быть и подумает спросить…

На Сару вновь начала накатывать паника. Она знала, что Джарет дорожит ею, что он не причинит ей никакого вреда, но липкий страх перед королевским гневом застилал ее рассудок, мешая рационально размышлять.

Взгляд девушки метнулся к столику, стоящему у постели. Вчера Его Величество оставил недопитый бокал, который нынче пришелся очень кстати к решению, созревшему в голове Сары.

Девушка вспомнила о подарке повелительницы Эльфлиа, способном на некоторое время обездвижить Короля, сделать его менее опасным. Она подумала, что Джарет, потерявший способность к волшебству, сможет хотя бы выслушать ее, прежде чем примется наказывать за сегодняшнюю провинность.

- Иди к себе, Эйгл! – попросила внезапно просветлевшая лицом Королева, – Я придумала, как заставить Короля выслушать меня прежде, чем наказать...

- Сара!!! – донесся до ушей камеристки и ее госпожи гневный вопль Его Темного Величества, вернувшегося в Замок после целого дня утомительных аудиенций, – Как ты посмела нарушить мой приказ?!!

Эйгл исчезла в одно мгновение, опасаясь быть застигнутой у дверей опальной Королевы, бросив на прощание полный отчаяния взгляд на свою госпожу.

Тем временем Сара трясущимися руками выудила из своих вещей заветный мешочек с зельем Тауриэль и, отмерив одну щепотку, бросила магический порошок в королевский бокал. С легким шипением эльфийское зелье без остатка растворилось в алом вине, наполнив его волшебной силой, способной остановить самого повелителя Андеграунда.

- Сара! – резкий окрик появившегося в дверях Джарета заставил девушку вздрогнуть так, что она едва не выронила свою последнюю надежду на спасение.

Король Гоблинов медленно шел к ней, удерживая на указательном пальце неоспоримую улику – найденную им в Лабиринте Черную Корону. Лицо Его Величества было искажено гневом. Джарет неумолимо приближался к Саре, пронзая ее яростным взглядом своих необыкновенных глаз. Этот взор гипнотизировал девушку, намертво пригвоздив ее к месту, лишая всякой возможности сопротивления.

- Я, кажется, предупреждал тебя о том, какую роль в моем мире играет Королева, – почти ласково протянул он, все ближе подходя к околдованной жертве, – И что же я вижу? Ты позволила себе оспаривать мою волю! Ты пошла против моих желаний! Ты ни в грош не ставишь мой авторитет среди подданных!

На последних словах Король Гоблинов отбросил прочь драгоценное украшение, которое с печальным звоном покатилось по каменному полу опочивальни. Этот звук пробудил зачарованную девушку, заставив отскочить от приближающейся опасности.

- Постой! – выкрикнула она, протягивая наступающему на нее повелителю Лабиринта волшебный напиток, – Вот, выпей, и давай побеседуем, как взрослые люди… Я не могла оставить Майка там, Джарет! Это было слишком…

Король Гоблинов выхватил из рук девушки бокал, залпом осушил его и отшвырнул прочь, продолжая наступать на пятившуюся от него супругу. Звон разбитого стекла еще больше испугал и без того взвинченную девушку. А что, если зелье не подействует, или подействует, но слишком поздно?

Королева продолжала пятиться от неумолимо надвигавшегося Джарета, задыхаясь в осязаемых волнах гнева, исходивших от него.

- Ты забыла, с кем имеешь дело, душа моя! – ощерился Его Величество, доводя этим Сару до полнейшей паники, – Я деспот и тиран! Я выбрал наказание для этого смертного, и только мне было позволено решать дальнейшую судьбу ничтожной души, затерявшейся в моих владениях!

Король Гоблинов сделал попытку схватить непокорную супругу, но промахнулся, и недоуменно замер на месте, не веря в случившееся. Впервые инстинкты охотника подвели его! Что произошло с его молниеносной реакцией хищника? Почему тело отказывается служить ему? И что за мерзкий привкус на его языке…

Саре хватило нескольких секунд промедления, чтобы взобраться на постель и забиться к изголовью, надеясь только на чудо.

Джарет вновь рванулся к девушке и внезапно рухнул на одеяло, не в силах более совершить ни одного движения, чтобы достичь своей цели.

- Женщина! – взревел он, пытаясь вновь обрести контроль над своим взбунтовавшимся телом, – Что ты сделала? Чем ты опоила меня?!

- Прости, но это был единственный способ остановить тебя, – ответила Сара, испытав невыразимое облегчение от сознания того, что расправа откладывается, – Это всего лишь эльфийское зелье…

- Тауриэль! – зарычал Король, собирая всю волшебную силу, чтобы разорвать сковавшие его узы, – Я объявлю ей войну, я сотру Эльфлиа в порошок, они напьются собственной крови…

- Тише, – девушка сползла с подушек и осторожно приблизилась к горящему от злости супругу, – Не надо…

Джарет ощутил нежное прикосновение ладони Сары к своей щеке. В нем клокотала сила, не имевшая возможности выхода, ибо магия лесной хозяйки надежно запечатала его движения, не давая использовать магические приемы. Джарет понял, что сопротивляться бессмысленно, по крайней мере, до тех пор, пока длится действие зелья.

Как опытный волшебник Король Гоблинов прикинул количество принятой отравы и довольно ухмыльнулся – без движения ему придется пробыть около часа, а вот Саре придется значительно дольше расплачиваться за то, что поддалась уговорам Тауриэль и рискнула еще больше раззадорить Короля.

- Я люблю тебя, – произнесла девушка, склоняясь к его губам, – Не рычи, пожалуйста. Просто выслушай меня!

- Ты только усугубляешь свое положение, – ответил Джарет, оторвавшись от соблазнительно-мягких губ своей супруги, – Это уже третье преступление за сегодня!

- Давай сделаем так, чтобы про него было стыдно рассказывать, – коварно улыбнулась Сара, весьма кстати вспомнив совет Нэн о том, что иногда мужчинам нравятся определенные женские ласки, – Я знаю, что поступила против твоего закона, но иначе я не могла… Ты соврал мне, Джарет!

- Я оградил тебя от ненужного знания, – отрезал Король и прикрыл глаза, считая дальнейшие разговоры излишними, – Скоро действие зелья закончится, и тебе придется ответить за свое поведение, сокровище мое!

- Не спеши, – произнесла Сара самым соблазнительным тоном, на какой была способна, – Вначале я хочу показать тебе кое-что!

С этими словами девушка спорхнула с постели и умчалась в ванную комнату, прихватив с собою комплект черного белья, весьма кстати захваченный ею из дома. Войдя в ванную, Сара сбросила с себя всю одежду и дрожащими руками натянула черное кружево. Тонкие чулки и лаковые туфли на шпильке довершили ее наряд.

- Не могу поверить, что делаю это, – прошептала Сара, глядя в высокое зеркало, отразившее ее в полный рост.

Девушке было странно видеть себя почти раздетой, ведь полупрозрачные ажурные вещички почти ничего не скрывали, а скорее подчеркивали плавные линии тела. Она мысленно сосчитала до десяти и шагнула за порог с пунцовыми от смущения щеками. Сейчас ей придется играть роль чувственной красотки, пытаясь обольстить разозленного Короля Гоблинов, заставить его забыть о наказании, которое он наверняка уже подготовил ей.

Девушка не привыкла передвигаться на таких высоких каблуках, поэтому ей стоило огромных трудов медленно приближаться к постели, при этом стараясь выглядеть соблазнительно.

Услышав дробный перестук по каменному полу, Джарет открыл глаза.

Еще мгновение назад он пылал праведным гневом, мечтая лишь о том, как доберется до своей крошки-жены, вознамерившейся пойти против его воли. Теперь же дыхание Короля сбилось при виде Сары, стоявшей перед ним. Взор Джарета жадно скользил по телу девушки, то и дело натыкаясь на черные лоскутки кружев, прикрывающие самые сокровенные места и просто умоляющие поскорее сорвать их. Проклятье, если бы не это чертово зелье, наказание пришлось бы отложить, а то и вовсе заменить чем-то более приятным...

Тем временем девушка взошла на постель, стараясь не упасть на обездвиженного возлюбленного, ведь тонкие каблуки ее туфелек основательно проваливались в перину.

Не отрывая глаз от своего мужа, Сара медленно опустилась на колени и, чуть прогнувшись в пояснице, скользнула ближе к Королю, дразня и мучая его, не способного пошевелиться.

- Чего ты хочешь, Джарет? – шепнула она, входя в роль соблазнительницы, – Я могу исполнить все твои желания... Только попроси...

- Женщина! – огрызнулся Король, впервые чувствуя себя почти побежденным, – Я ничего ни у кого не прошу, я все беру сам!

- Но не сегодня, Джарет, – промурлыкала Сара, нежно касаясь губами его губ, – Сегодня ты почувствуешь, что значит быть преданным собственным телом...

Ласковые пальчики девушки пробежали по его груди, расстегивая черную куртку, а затем скользнули под рубашку, нежно поглаживая разгоряченную кожу. Король прикрыл глаза, сдерживая стон удовольствия. Не хватало еще дать знать этой маленькой нахалке, что она почти добилась желаемого. Ни за что!

-Придется разрезать это, – продолжала нашептывать его изобретательная супруга, освобождая тело Короля от рубашки с помощью серебряного ножичка для фруктов, – Я не смогу снять с тебя одежду, ведь ты слишком тяжел для меня...

Джарет не знал, что именно вызвало в нем столь горячий отклик: то ли треск разрезаемой материи, то ли ее слова о тяжести его тела... Но, как бы то ни было, вставший член Короля наглядно доказал улыбающейся соблазнительнице, что она находится на верном пути.

- Когда я освобожусь, тебе придется очень пожалеть о содеянном, сокровище мое, – процедил Джарет сквозь зубы, все еще не пытаясь вернуть утраченный контроль над собой.

Девушка не обратила никакого внимания на его слова, продолжая стягивать с Короля сапоги и узкие штаны, выпуская на волю томившуюся плоть.

- Ты же хочешь, чтобы я продолжала, – улыбнулась Сара, осторожно касаясь вздрагивающего под ее пальцами члена, – Ты хочешь, Джарет...

На самом деле она не испытывала никакой уверенности в том, что действует правильно, лишь интуитивно следовала зову своего сердца. До сего дня она никогда не касалась мужчины так бесстыдно, но зато ее воображение подстегивали несколько фильмов для взрослых, просмотренных еще в колледже вместе с ближайшей подружкой. Тогда они планировали набраться опыта для своих парней, но секса у Сары как-то не случилось...

Зато теперь, когда перед нею лежал обездвиженный Джарет, девушка испытала легкое возбуждение, касаясь его отвердевшей плоти. Сара отлично знала, сколько нечеловеческой силы скрывается в его поджаром теле, но осознание, что этой мощью можно управлять, пришло к ней впервые.

С губ Короля сорвался хриплый стон, едва девушка осторожно сжала в руке его член.

- Что ты делаешь, женщина?!

- Пытаюсь доставить тебе удовольствие, муж мой, – улыбнулась Сара, зазывно проводя кончикам языка по приоткрытым губам, – Разве ты против?

В сознании Короля Гоблинов рушился привычный ему порядок вещей. Сейчас, когда Сара дразнила его, предварительно лишив возможности диктовать ей свои условия, Джарет осознал, сколь непросто было девушке признать его власть над собою. Он понимал, как тяжело было Саре отказаться от сопротивления, отдать свою душу во власть тьмы. Но у нее просто не было выбора, ибо такова его природа...

Сейчас для Джарета было столь же мучительно принимать эти осторожные ласки, не имея возможности утолить жгучее желание ворваться в тело своей жены, владеть ею всецело, выпить до конца ее душу, взамен отдавая свою. Ведь все это время он не просто занимался с Сарой любовью, он наполнял девушку своей волшебной силой, оградившей ее нынче от хищных тварей Черного Лабиринта.

- Глупая девчонка, – прорычал Джарет, пытаясь сдерживать рвущуюся на волю магию, – Ты не ведаешь, что творишь...

Сара не ответила Королю, решаясь на продолжение эксперимента. Его Величество ощутил, как горячие губы супруги пробуют на вкус его возбужденный жезл, плотно охватывая налитую желанием головку. Девушка осторожно скользнула вниз, принимая в рот дрожащий от нетерпения стержень, осторожно касаясь языком нежной кожи. Саре определенно понравилась реакция Его Величества на ласку, которую она пыталась дарить ему. Ладони девушки ощущали дрожь, пробегавшую по телу Короля, едва она начала скользить губами то вверх, то вниз, имитируя любовный танец.

Джарет сжал зубы так сильно, что скрипнули трущиеся друг о друга клыки. Проклятье, что эта девчонка творила с ним своими неопытными ласками? Как хватило ей смелости вообще осуществить все это безобразие, творившееся в их спальне?!

Услышав прерывистый вздох Короля, Сара оторвалась от своего занятия, на удивление приятного, и подняла к нему свой затуманенный взор.

- Я не сделала тебе больно? Признаться, я не совсем умею…

« Не умеет она… – промелькнула в голове Джарета первая связная мысль за последние несколько минут, – Зато наглости хоть отбавляй…»

- Не сделала, – произнес он с максимально возможным спокойствием в данной ситуации, – Но, думаю, пора остановиться.

- Тебе не нравится? – распахнула невинные глаза его неискушенная супруга, – Ну надо же… А я думала…

- Нравится, – выдохнул Джарет, решившись на откровенность, – Даже слишком. Но повторяю, ты играешь с огнем, Сара. В моем теле сейчас бурлит магия, и если я ее отпущу, ты пострадаешь первая. Мне бы не хотелось после врачевать твои весьма болезненные раны…

Девушка нежно гладила ладонями распростертое под ней тело своего мужа.

- Значит, твое стремление всегда главенствовать надо мной в любви, это лишь требование безопасности, верно?

- Ну, в общем-то, да, – ответил Его Величество, чуть прикрыв глаза, наслаждаясь ее прикосновениями, – Но при этом я люблю властвовать и подчинять… У тебя в такие мгновения столь нежный и томный вид, что я не могу удержаться…

- Томный вид, значит! – хищно улыбнулась Сара, развязывая тонкие тесемки, удерживающие кружевные трусики на ее бедрах, – Ох, Джарет, сегодня властвовать буду я…

Девушка привстала, чтобы устроиться поудобнее, а затем осторожно опустилась на возбужденный член Короля, полностью погрузив его в себя.

С губ Джарета сорвался хриплый стон. Он проклинал злосчастный напиток, лишивший его возможности немедленно прекратить это безобразие, взяв Сару под свой контроль. Тем временем девушка начала медленно двигаться, и все мысли Короля куда-то испарились, оставив единственное желание – испить сладость своей непокорной супруги до конца, а затем уже взяться за ее воспитание. С особым пристрастием…

Сквозь волны удовольствия Джарет ощутил, что тело вновь начинает повиноваться ему, оттаивая от магического плена. Его Величество попробовал сжать пальцы, и это ему удалось достаточно легко.

«Еще немного, моя сладкая, – подумал Король, глядя на постанывающую от наслаждения девушку, – Еще чуть-чуть и ты снова узнаешь, кто хозяин положения…»

Сара медленно скользила вверх и вниз, сосредоточившись на своих ощущениях гармоничной наполненности плотью Джарета. Она наслаждалась этой чувственной игрой, не спеша ускорять темп, силясь продлить удовольствие им обоим. Внезапно руки Короля обхватили ее тело, прижимая так сильно, что у девушки не осталось возможности для манёвра.

Сара вскрикнула от неожиданности. Его Величество смотрел на нее с победной ухмылкой, обнажившей кончики влажно поблескивающих клыков.

- Доигралась? – спросил он, перевернувшись на постели, – И что ты теперь станешь делать, сокровище мое? Я предупреждал, что страшен в гневе!

Девушка не могла пошевелиться, намертво прижатая его телом к постели. Ее обуревала паника, отражавшаяся в распахнутых зеленых глазах. Почему действие напитка закончилось так быстро? Неужели она просчиталась с дозой?

- Итак, непослушная девчонка, – усмехнулся Джарет, впившись поцелуем в дрожащие губы своей супруги, – Слишком скоро, не так ли? Дело в том, что даже Тауриэль не знает моего истинного могущества, дражайшая Сара. Ты лишь раздразнила мой аппетит…

Девушка ощутила болезненно-сладкую вспышку в своей промежности, точно такую же, как в первый день своей близости с Королем. За первой вспышкой последовала вторая, третья, четвертая…

Сара извивалась под весом Джарета, крепко удерживающего ее в одном положении, продолжая терзать и мучить ее убийственным наслаждением.

Король Гоблинов наслаждался чувственными судорогами своей провинившейся супруги, посылая к соединению из тел слабые магические вспышки. Он чувствовал, как сокращаются мышцы ее влагалища, плотно обхватывая его член, все еще остававшийся в теле Сары. С губ девушки срывались громкие вскрики, еще больше возбуждавшие Короля.

- Теперь ты понимаешь, как глупо вела себя, моя сладкая? – нежно спросил Его Величество, постепенно наращивая силу вспышек, – Как глупо пытаться противится мне?

Девушка металась под ним, изнывая от страсти. Наконец, Джарет начал двигаться, не ослабляя магического воздействия на покрасневшую промежность своей жены.

- Да, сокровище мое! – прошептал он, увидев слезы мучительного наслаждения в ее помутневших глазах, – Ты все поняла, моя девочка. Ты все поняла…

Сару сотрясали волны оргазма, приправленного острым ощущением чувственной боли. Она выгнулась навстречу резким движениям Короля, прикусив губу, едва сдерживая крик.

Джарет прекратил терзать тело девушки и несколько раз глубоко вонзился в нее, приближаясь к завершению. Хриплый стон Короля заставил Сару испытать чувство глубокого удовлетворения от того, что именно с нею Джарету хорошо, именно ее желает видеть в своих объятиях могущественный Черный Король.

Обессиленные супруги долго лежали рядом, переплетя пальцы рук. Затем Джарет приподнялся на локте, чтобы окинуть взглядом свою присмиревшую жену.

- Думаю, наказание можно считать состоявшимся, – улыбнулся Его Величество, осторожно касаясь пылающей промежности девушки, – По крайней мере, твои крики слышала добрая половина Лабиринта, а остальная половина скоро все узнает от первой.

Сара спрятала покрасневшее от стыда лицо на груди своего деспотичного супруга.

- Неужели так громко? – прошептала она, – И ты, разумеется, доволен?!

- Как же иначе, -улыбнулся Джарет, бесстыдно разглядывая припухшие складочки между расставленных ног своей Королевы, – И чтобы усилить воспитательный эффект, завтра мы останемся в постели на весь день и повторим все произошедшее сначала. Несколько раз. До полного понимания ситуации.

Громко застонав от полной беспомощности перед ним, Сара откинулась на подушки под громкий хохот удовлетворенного Короля.

====== Глава 11 ======

Следующее утро встретило Сару проливным дождем, который шумел за окном, навевая дремоту. Влажный аромат земли и трав, доносившийся снаружи, лишь усиливал желание поглубже завернуться в теплое одеяло и никуда не выбираться, даже если начнет рушиться мир.

- Проснулась, сокровище мое? – спросил Джарет, выходящий из ванной в своем черном бархатном халате, – Я старался не будить тебя.

Волосы Короля Гоблинов мокрыми прядями свисали вдоль бледного лица, придавая ему обманчиво-беззащитный вид.

- Мокрая сова! – не сдержавшись, хихикнула Сара.

- Вот как, значит! – воскликнул Джарет с напускной злостью, стягивая с девушки одеяло, – Марш в воду, непослушная девчонка! Нужно заняться твоими… хм… боевыми ранами.

Сара покраснела, припомнив подробности вчерашнего вечера, все еще дававшие о себе знать легким пощипыванием между ног.

- Ты деспот и тиран, – проговорила она, осторожно сползая с кровати, – Просто невозможный диктатор!

- Стараюсь, – скромно ответил Его Величество, протягивая супруге свою ладонь, – Я помогу…

- Это самое малое, что ты сейчас можешь сделать, – произнесла девушка, морщась от неприятного ощущения, возникающего при ходьбе.

Еще недавно Сара и представить себе не могла, что возможно так разговаривать с Королем, подшучивая над ним, беззлобно огрызаясь на ехидные замечания Джарета. Девушка никогда не думала, что Его Темное Величество может быть таким близким, уютным и домашним. Возможно, он станет хорошим отцом для их дочери…

Тем временем Джарет помог жене сойти в круглую купель, от которой вверх поднимался густой пар. Приятное тепло охватило тело девушки, принося облегчение саднящим местам. Король Гоблинов присел на удачно подвернувшуюся подушку и, стянув с руки перчатку, погрузил ладонь в воду.

- Сейчас полегчает, – произнес он, позволив магии стекать с кончиков пальцев, наполняя исцеляющей силой купель.

- Значительно лучше, – ответила Сара, почувствовав, что неприятные ощущения в пострадавших местах постепенно стихают.

- Сам измучил, сам и вылечил, – усмехнулся Джарет.

- Злодей! – констатировала девушка, приподнявшись, чтобы поцеловать мужа в губы, – И почему я тебя так люблю?

- Наверное, потому, что я – лучшее, что могло с тобой произойти!

- Самодовольный злодей! – улыбнулась Сара, лукаво поглядывая на довольного Короля.

- Ну, раз уж мы пришли к единству относительно моих положительных качеств, я оставлю тебя на несколько минут, – произнес Джарет, поднимаясь на ноги, – Нужно распорядиться на счет завтрака. Жду тебя в спальне, сокровище мое.

Король Гоблинов скрылся за синей бархатной занавесью, отделявшей опочивальню от ванной комнаты. Сара вздохнула и откинулась на бортик купели, наслаждаясь мягким обволакивающим теплом. Как бы то ни было, девушка была счастлива.

Спустя некоторое время ей удалось заставить себя вымыться и вернуться в спальню, еле переставляя ноги от навалившейся слабости.

- Не знала, что в Лабиринте бывает дождливая погода, – пробормотала она, на ходу затягивая пояс теплого халата, – В дождь мне всегда тяжело что-либо делать… хочется спать…

В опочивальне уже было тепло: в камине бушевало пламя, разгоняя стылую сырость прохладного утра. Его Величество восседал во главе столика, уставленного всевозможными блюдами. Кресло, стоящее напротив королевского, было подготовлено для Сары.

- Присаживайся, душа моя, – широким жестом пригласил Джарет, – Тебе нужно подкрепить силы, прежде чем мы продолжим вчерашний вечер.

Сара поперхнулась чаем, услышав эти слова.

- Я думала, ты шутишь! – воскликнула она, возмущенно глядя на невозмутимого Короля, пьющего дымящийся травяной напиток.

- Не шучу, – ответил он, откидываясь назад, чтобы было удобнее наблюдать за Королевой, – И более того, я как никогда жажду продолжить начатое.

- Ты невыносим! – вздохнула Сара, надкусывая аппетитный пирожок, – Ну, хорошо, я признаю, что была неправа. Мне не следовало спускаться в Черный Лабиринт… И отпускать Майка тоже не следовало…

- Прежде всего, тебе следовало спросить у меня, – произнес Джарет, отставив допитую чашку, – Неужели ты думаешь, что я отказал бы тебе?

- Я боялась, что ты не станешь даже слушать …

- Это зависит от того, как бы ты меня попросила, – улыбнулся Король Гоблинов, выудив из небытия очередной хрустальный шар, – Если бы просьба была изложена так, как вчера вечером, то ты наверняка добилась бы своего.

Сара, словно зачарованная, наблюдала за хрустальной сферой, плавно скользящей с ладони на ладонь, словно ручная зверушка.

- Разве ты еще не поняла, сокровище мое, что тебе стоит только пожелать, и я исполню любой твой каприз, – продолжал говорить Джарет, убаюкивая ее своим бархатистым голосом, – Но нет! Ты решила подвергнуть свою жизнь опасности лишь для того, чтобы освободить какого-то смертного! Почему, Сара?

- Я…,- девушка очнулась от дремы, понимая, что ее мужу важно услышать ответ на поставленный вопрос, – мне… понимаешь, Майк просто неудачно попался мне на пути, причем дважды. Он же не виноват в том, что некий могучий чародей пожелал забрать меня в свой мир, выжидая при этом десятилетие. Даже я не знала о твоих планах, искренне считая, что разрушила твое королевство, да и тебя погубила вместе с ним… Что уж говорить о Майке, который ни сном ни духом не подозревал о Короле Гоблинов и его забавах?

- Пусть так, но это не снимает с тебя главного обвинения – своеволия. Ты Королева, Сара, но ты моя Королева. Ты должна слушать меня во всем, ты обязана повиноваться мне! А вместо послушания мы вновь видим сплошное легкомыслие! А ты подумала о ребенке? А обо мне?! Я ждал тебя столько лет не для того, чтобы потерять в единое мгновение. Я деспот лишь потому, что мой мир опасен, Сара. Ты – тепличное растение среди сорняков, и я обязан хранить тебя от каждой неприятности, которая может с тобой произойти. Я не могу потерять тебя снова…

Сара опустила глаза, понимая, что собственной недальновидностью едва не причинила боль Джарету. Запоздалый испуг заставил ее броситься в объятия своего мужа, ища поддержки и защиты. Сара устроилась на коленях растерянного Короля, не ожидавшего такой бурной реакции от своей строптивой Королевы.

- Ну, прости меня, – прошептала девушка, запутавшись пальцами в светлых волосах Джарета, крепко обнимавшего ее, – Я не знала, что все настолько серьезно… Если бы ты объяснял, а не отдавал приказы, мне было бы легче понять тебя! Я бы никогда не пошла в Черный Лабиринт, если бы знала…

Король Гоблинов улыбнулся, гладя влажные волосы прильнувшей к нему Сары. Похоже, им наконец-то удалось найти точку соприкосновения, с которой можно начать переговоры.

- Хорошо, – Джарет нарушил затянувшееся молчание, – Я буду предупреждать тебя заранее о том, что необходимо знать. Но и ты должна пообещать повиноваться моим требованиям беспрекословно.

- Я обещаю, – кивнула Сара, перебирая его платиновые пряди, – Только по твоей воле…

Его Величество подхватил свою супругу на руки и вместе с нею поднялся с кресла.

- Куда ты? – спросила девушка, наслаждаясь стуком его сердца под своей щекой, – Давай еще посидим?

- Я предлагаю полежать, – улыбнулся Король, осторожно укладывая Сару на мягкую шкуру у камина, – Поскольку сегодня дождь не прекратится, мы имеем полное право на уединение.

- Ты снова будешь мучить меня? – спросила девушка, ощущая, как между ног вспыхивает пламя вожделения при взгляде на безупречное лицо Его Величества.

- Самую малость, – нежно ответил Джарет, склоняясь к ее губам, – Тебе будет приятно, сокровище мое. Обещаю…

Сара обвила руками его шею, притягивая к себе как можно ближе.

- Тогда делай, – выдохнула она, сдаваясь на милость победителя, – Ты всегда был властен надо мной.

На этот раз все, что проделывал с ней Черный Король, казалось девушке прекрасным и гармоничным. Сара отвечала на его ласки, отдавая всю свою любовь и нежность, всю себя, получая взамен бесконечное удовольствие от слияния их тел. Джарет оставался верен своему слову, с осторожностью используя магию. Теперь электрические токи не причиняли боль, а скорее усиливая обоюдное наслаждение, придавая их страсти горьковато-пряную нотку.

Весь сумрачный дождливый день Король и Королева не выходили из своей башни, заставляя всех обитателей Замка перешептываться, в надежде на то, что августейшие супруги примирились и теперь Андеграунд ждет лишь мир и процветание. Намеком на это служили чувственные стоны юной Королевы, доносившиеся из покоев правителей, да еще счастливый смех Короля, изредка раздававшийся под сводами башни.

Младшая челядь многозначительно кивала, стараясь соблюдать полнейшую тишину, чтобы случайно не разрушить наступившую гармонию. Лишь только один только Хоггл казался самым несчастным существом в Лабиринте. Старый гоблин бродил под проливным дождем, стараясь держаться подальше от злосчастной Башни, где девушка, которую он любил, познавала наслаждения в объятиях Черного Короля, все больше становясь подобной ему.

* *

Наступивший вечер застал влюбленных перед догорающим камином. Сара уютно устроилась в объятиях Джарета, склонив голову ему на грудь. Девушка вслушивалась в биение сердца своего мужа, в звуки его голоса, погрузившего ее в туманный полусон. Король Гоблинов напевал какую-то песенку на незнакомом Саре языке, но это было абсолютно неважно, ведь главным в песне был его мягкий, чарующий голос.

К вечеру облака чуть разошлись, открыв первые звезды, сиявшие в чисто вымытом небе.

- Чем люди занимают свои вечера? – спросил Джарет, поглаживая спину прильнувшей к нему супруги, – Если совсем нечего делать?

- Читают, – ответила Сара, щурясь на пламя камина, – Или смотрят телевизор...

- Прекрасно, – улыбнулся Король Гоблинов, прищелкнув пальцами. – Я покажу тебе весь мир, хочешь?

Девушка ощутила, что на ее теле появилась одежда, да и под ее щекой теперь явственно присутствовала ткань королевской рубашки.

- А так было хорошо... – посетовала Сара, усаживаясь на шкуру, – Могли бы еще полежать...

- Неженка, – хмыкнул Король, протягивая девушке свою ладонь, – Вставай! Подышим воздухом и нагуляем аппетит.

Сара поднялась на ноги, расправив зеленое платье, своим цветом напоминавшее ей о весенней листве.

- К твоим глазам, – улыбнулся Джарет, усевшись на широкий подоконник и устроив девушку рядом с собой. – Смотри.

Его Величество поднял на уровень лица своей Королевы магический шар, наполненный дымкой.

- Пожелай что-нибудь увидеть, сокровище мое, – произнес он, целуя девушку в шею, чуть прикусывая нежную кожу, – Все, что пожелаешь...

- Тогда мы будем смотреть фильм, – усмехнулась Сара, решив познакомить Короля Гоблинов с достижениями человеческой мысли, – Желаю кинотеатр!

Волшебная дымка заколыхалась, явив взору девушки и ее супруга огромный экран, на котором как раз бежали титры какого-то фильма. Его Величество впился взором в изображение, понимая, что увиденное выходит за рамки того, что ему было известно о мире людей.

- Это называется “кино”, – сообщила Сара, испытывая искреннее удовольствие при виде удивления на лице Короля, – И, по-моему, весьма забавное.

Следующие несколько часов вездесущие маленькие гоблины могли слышать взрывы хохота Короля и Королевы, доносящиеся из-за закрытых дверей.

- Помирились! – пискнул кто-то, сидевший под лестницей.

- Сам слышу! – ответили ему из темного уголка, – Не мешай!

- Тише вы! – раздался громкий шепот еще одного существа, сидящего в нише, – Дайте покоя! Нам завтра еще Замок чистить, помните слова Королевы?

Сквозь визгливые перешептывания гоблинов можно было услышать, как по крыше вновь забарабанил дождь, спеша напоить влагой пересохшие земли Андеграунда.

* *

Следующим утром королевская чета рука об руку спустилась в тронный зал. Юная Королева шла, кротко опустив очи долу, зато Его Величество лучился довольством, прижимая к себе свою покорившуюся супругу.

- Ну? – Джарет вскинул брови, недоуменно оглядев гоблинов, столпившихся в зале, – Чего встали? За работу!

Радостно повизгивая, младшая челядь разбежалась по переходам Замка, пересказывая друг другу последние новости о долгожданном перемирии между Королем и его человеческой женой.

Дождавшись, пока последний из гоблинов скроется с глаз, Хоггл покинул затемненную нишу, в которой стоял, и вышел на свет, чтобы предстать перед правителями Лабиринта.

- Ваше Величество, – произнес он, стараясь не смотреть на удивленную Сару, – Я хочу обратиться к Королеве…

Заинтригованный Джарет сделал рукой широкий разрешающий жест, приготовившись услышать что-то весьма любопытное.

- Королева, – поклонился старый гоблин, не поднимая глаз, – Я прошу вашего заступничества…

- В чем дело, Хоггл? Кажется, я говорила, что останусь твоей должницей.

Коротко кивнув в знак понимания, Хоггл вновь заговорил:

- Три сотни лет назад я был человеческим ребенком, похищенным нашим Королем. Моего мнения не спрашивали, поместив меня в это тело, но я всегда помнил, что когда-то жил в другом мире, в другом облике…

Сара взглянула на хмурящегося Джарета, ища подтверждения этим ужасным словам.

- Только ты забыл сказать, что я нашел тебя умирающим, верно? И если бы не я, твоя жизнь давно бы оборвалась в возрасте семи лет, не так ли?

- Все так, – кивнул Хоггл, по-прежнему глядя в пол, – Но сейчас я прошу снять заклятие и вернуть мне человеческий облик. Если бы не я, Королева бы погибла в зубах кихмера, Ваше Величество…

Джарет подошел ближе к своему слуге и замер, испепеляя смотрителя Замка Гоблинов яростным взглядом.

- Если бы не ты, она вообще бы не вошла в Черный Лабиринт! И после этого я еще должен проявить милосердие?!

Его Величество осекся, ощутив на своем плече мягкое прикосновение руки своей супруги. Сара умоляюще смотрела на Короля, взывая к его великодушию.

- Проклятье! – воскликнул Джарет, понимая, что проиграл, – Хорошо, я возвращаю тебе истинную суть.

Черный Король взмахнул рукой, будто сдергивая с уродливой фигуры Хоггла невидимое покрывало. Сара зажмурилась от порыва ледяного ветра, пронесшегося над ее головой, едва только Джарет начал творить волшебство.

- Прикройся! – услышала она надменный голос своего мужа, – Лабиринт ты знаешь, так что предупреждать тебя о его опасностях я не стану.

Королева рискнула приоткрыть глаза и едва не вскрикнула от удивления: перед нею стоял симпатичный юноша, завернувшийся в серый плащ, по-видимому, брошенный ему Джаретом. Прежняя одежда теперь была Хогглу явно мала и лежала на полу, словно пестрое лоскутное одеяло.

- Благодарю, Королева! – просиял улыбкой голубоглазый парень, с обожанием глядя на Сару, пытавшуюся найти в нем черты своего друга.

- Твои глаза, они прежние! – юная Королева наконец осознала, что превращение состоялось, – А волосы… они каштановые и вьются! Ты отлично выглядишь для своих трехсот с лишним лет, Хоггл!

Юноша поклонился правителям Андеграунда и вышел из зала, надеясь поискать в кладовых какую-нибудь подходящую одежду, чтобы в следующий раз Сара поняла, что не только Король Гоблинов может нравиться женщинам. Не только!

Сара молча смотрела вослед уходящему Хогглу, радуясь, что смогла повлиять на Джарета и помочь старому другу вернуть свой истинный облик.

- Не было печали, – раздраженно проворчал Его Величество, по- хозяйски обнимая свою супругу, необычайно красивую в платье цвета весенней листвы.

-Почему ты злишься? – спросила Сара, вдыхая любимый запах Короля, столь чувственный и суровый одновременно, – Я рада за Хоггла…

- А я нет, – процедил мрачный Джарет, – Этот несчастный влюблен в тебя по уши, сокровище мое!

- Не может быть, – рассмеялась Королева, – Мы просто друзья!

- Пока что он будет выжидать, выбирая удобный для признания случай, – ответил Его Величество, прижимая девушку к своему телу еще сильнее, – И будь уверена, я не стану прощать попыток соблазнить мою Королеву!

Сара с удивлением поняла, что Джарет ревнует, причем настолько сильно, что готов запереть ее в башне, чтобы оградить от посягательств мнимого соперника.

- Послушай меня, Король Гоблинов, – твердо произнесла девушка, глядя в глаза своему возлюбленному, – Мне нужен только ты, и не важно, кто там будет признаваться мне в любви.

- Моя девочка, – улыбнулся, наконец, Его Величество, несколько ослабляя объятия, – Я верю тебе. Я не верю этому мальчишке!

Сара приподнялась на цыпочки, чтобы поцеловать Джарета.

- Пусть все идет, как идет, – сказала она, едва закончился полный страсти поцелуй, – Если будет нужно, я найду подходящие слова, чтобы не обидеть Хоггла, но и не давать ему лишних надежд. Верь мне, Джарет. Просто верь.

Король Гоблинов с нежностью смотрел на свою чудесную супругу, которую он так терпеливо ждал несколько мучительно-долгих лет. Чувство умиротворения теперь основательно поселилось в прежде метущейся душе Его Темного Величества, несколько сгладив вспыльчивый характер Короля, пригасив жестокие порывы. Близость Сары придала смысл его существованию, показала, что он может быть любим, не смотря на вспыльчивый нрав и жесткость характера. Просто за то, что он есть.

Джарет нежно коснулся щеки девушки, проведя пальцем по мягкой коже.

- Ты изменила мой мир, – произнес он, лаская взглядом лицо своей супруги, – Ты изменила меня. Я безмерно люблю тебя, моя Королева…

* * *

Следующие несколько месяцев стали для Сары и Джарета самыми гармоничными и естественными за всю историю их знакомства. Девушка больше не боролась со своим властным супругом, позволяя ему принимать решения единолично, а Король Гоблинов в свою очередь дарил ей всю свою нерастраченную за сотни лет нежность и заботу. Джарет оберегал ее, помогая справляться с утренней тошнотой, исцеляя ноющие ощущения в пояснице, когда живот девушки округлился, явив подданным Его Величества весьма интересное положение Королевы.

Сара наслаждалась вниманием своего мужа, принадлежащим исключительно ей. Теперь Джарет старался все меньше отлучаться по делам управления Андеграундом, предпочитая быть рядом со своей крошкой-женой, которая с каждым днем околдовывала его все больше и больше. Его властная рука всегда поддерживала Сару, когда в этом была нужда, давая ей чувство удивительной защищенности от всех бед любого из миров.

Хоггл покинул Лабиринт, да Король Гоблинов особо и не стремился его искать, надеясь, что освобожденный человечек навсегда исчез в дремучих лесах Андеграунда.

* * *

9 месяцев спустя

Сара привстала со скамьи, специально установленной для нее в Королевском Лабиринте, когда девушке стало трудно передвигаться, дохаживая последние недели до рождения дочери. Верная Эйгл повсюду сопровождала располневшую Королеву, поддерживая и оберегая в отсутствие Джарета, пока Король был занят делами государства.

Сегодняшний день не стал исключением. Утром Сара решила пройтись по Лабиринту и бесовка тут же поддержала эту идею, зная, что свежий воздух пойдет на пользу и Королеве, и младенцу, который вот-вот должен был появиться на свет. Сейчас девушка уже собиралась возвратиться в башню, но знакомый голос заставил ее вновь откинуться на подушки, подпиравшие вечно ноющую поясницу.

- Сара, – произнес невесть откуда взявшийся Хоггл, – Как ты себя…

Бывший гоблин стушевался, перекладывая из руки в руку букет розовато-лиловых цветов, предназначенных Королеве. Взгляд голубых глаз юноши был сосредоточен на выпирающем животе девушки, который она поглаживала ладонью. Сара изменилась. Теперь ее взгляд потеплел, она замкнулась в своем мирке, храня тепло семейного очага, создавая в себе уютный мир для своих близких. На лице Хоггла читалась откровенная боль.

- Я и не думал, что все случится так быстро… – пробормотал он, явно рассчитывая на что-то иное, – я не знал…

- Чего ты не знал? – напустилась на парня Эйгл, гневно сверкая очами, – Развел в замке грязь, ни за чем не следишь! На месте Короля я бы давно вышвырнула тебя вон! Где ты пропадал столько времени, сенешаль?

- Я… я устраивал жилище… – смущению Хоггла не было предела, – Но не знал, что так долго…

- Долго! – продолжала возмущаться бесовка, уперев руки в бока, – По твоей милости мне пришлось работать и за тебя, и за себя, чудовище ты безответственное!

- Постой, Эйгл, – тихо произнесла Сара, понимавшая, что Хогглу нужно что-то сказать, но он не решается сделать это при разговорчивой камеристке, – Прогуляйся до Замка, пожалуйста. Мне очень хочется пить.

Бросив гневный взгляд на мнущегося перед скамейкой смотрителя, бесовка быстро направилась на кухню, спеша удовлетворить желание Королевы.

- Мне нужно тебе кое-что сказать, – начал было Хоггл, протянув девушке ароматный букет, – Но прежде, Сара, посмотри на меня.

Девушка недоуменно вскинула брови:

- Я вижу тебя не впервые, – сказала она, догадавшись о намерениях бывшего гоблина, явственно читавшихся на открытом лице, – Ты красив, добр, умен, но я люблю своего мужа, Хоггл. Скоро родится наша дочь.

- Как ты можешь любить это чудовище?! – в отчаянии выкрикнул юноша, сжимая ладонь Сары,- он даже не человек! Я одной с тобой породы, и я предлагаю тебе уйти со мной отсюда. Я стану заботиться о тебе и о ребенке! У меня есть дом. Пусть не дворец, но вполне сносный, добротный дом…

Девушка с болью смотрела в глаза склонившегося к ней Хоггла, понимая, что ранит его в самое сердце.

- Я люблю Джарета, – повторила она, печально качая головой, – И скоро родится наша дочь. Мне жаль, Хоггл, но сердцу приказать нельзя. Я отношусь к тебе как к другу, и только. Прости, если дала ложную надежду, но я не пойду за тобой. Мой дом в Андеграунде. С Джаретом.

- Ты все услышал, смертный? – прозвучал в наступившей тишине ледяной голос Короля Гоблинов, появившегося из ниоткуда, – Сара моя жена на веки вечные. Ты можешь уйти прямо сейчас или через несколько минут отправиться на плаху. Выбирай!

- Ты украл ее у меня! – выкрикнул юноша, в ярости сжав кулаки, – Ты играл с ней, заставляя исполнять свои прихоти, а я полюбил ее сразу, как только увидел!

- Знаешь, смертный, – усмехнулся Король, разминая пальцы, – Я выбрал свою Королеву задолго до того, как она пришла в Лабиринт, так что твои стенания напрасны. Сара принадлежала и будет принадлежать мне!

- Ты чародей, ты боишься драться честно! – Хоггл, словно ощерившийся волчонок, исподлобья глядел на самоуверенного Джарета, в ярости сжимая кулаки.

- Если вы закончили выяснять отношения, – выдохнула девушка, держась за живот, – то может ты, муж мой, отведешь меня в башню… Начинается!

Король Гоблинов мгновенно утратил всяческий интерес к неудачливому сопернику и рванулся к Саре, которая расширившимися глазами наблюдала за тем, как стремительно намокает ее свободное платье, призванное скрывать округлившийся живот.

- Ты обещал мне хорошего лекаря, – произнесла она, бледнея от страха, – И пару коньков в придачу…

- Что?! – вскинул брови Джарет, теряя смысл беседы, – Какие коньки?

- Сказка такая, – ответила Сара, пытаясь улыбаться дрожащими губами, – «Снежная Королева»… Стыдно норвежцу не знать сказок соседних северных стран…

Осознав, что от страха его супруга начала нести полнейшую чушь, Король подхватил девушку на руки и зашагал к Замку, опасаясь, что перемещение в пространстве может как-то повредить процессу рождения.

Хоггл остался один. Он долго смотрел вслед Королю Гоблинов, уносящему в свою обитель девушку, которая выбрала не его. Печально вздохнув, бывший смотритель Замка медленно побрел прочь, поклявшись, что его нога больше никогда не переступит чертога Лабиринта.

Тем временем в Замке воцарилась суета. Эйгл с благословения Сары давно взяла на себя обязанности Хоггла и теперь заправляла всем, деловито направляя хаотичную деятельность гоблинов в нужное русло.

Джарет внес Сару в опочивальню и осторожно уложил на постель, чувствуя, что на супругу накатывает первая волна боли.

- Ничего, – через силу улыбнулась девушка, отбрасывая со лба влажные пряди темных волос, – Не так уж и страшно…

- Пошли за лекарем в Эльфлиа, – велел Джарет вошедшей с чистыми полотенцами и сорочкой Эйгл, – Тауриэль обещала прислать лучшую ученицу.

- Да, Ваше Величество, – кивнула бесовка, исчезая за дверью.

Король помог девушке снять мокрое платье и проводил ее в купель, чтобы Сара смогла обмыться, прежде чем одеть чистую сорочку.

- Я чувствую себя в дремучем средневековье, – пожаловалась она, когда Джарет уложил ее в постель, – Ты уверен, что все будет хорошо?

Король Гоблинов улыбнулся жене, едва сложив занемевшие от тревоги и напряжения губы в мягкую улыбку.

- Да, сокровище мое, – произнес он, забирая у девушки очередную волну боли, – Все будет замечательно.

* *

Джарет не знал, сколько времени прошло с тех пор, как у Сары начались схватки, но одно он понимал точно: больше боли он взять не в состоянии. Бешеная энергия струилась с пальцев, разламывала тело, требуя выхода, а обещанной Тауриэль помощи все не было.

Наконец, тихо скрипнула дверь. Король резко обернулся, желая высказать неторопливому эльфу все, что накипело в его черной душе, при виде осунувшегося личика Сары, но уничижительные слова замерли в горле, не желая слетать с губ. На Короля Гоблинов смотрела его собственная копия, только женского рода, облаченная в простое серое платье со множеством мешочков на поясном ремне.

- Гемма, – выдохнул Джарет, не веря своим глазам, – Но Тауриэль обещала лекаря…

- И я пришла, – мягко улыбнулась сестра Короля, бесшумно ступая по каменному полу, – Я лучший лекарь в Эльфлиа, дорогой братец. У меня тоже есть талант, хоть ты и не верил в меня.

- Я… я верил, Гемма, но… мне…

- Сейчас не время, братец, – остановила его подошедшая к постели роженицы Гемма, – Ты забрал у нее всю боль?!

- Не мог же я допустить, чтобы Сара мучилась несколько часов подряд!?- громким шепотом ответил возмущенный Джарет.

- Эта боль только в помощь, – назидательно произнесла сестра Короля, ощупывая живот девушки, пребывающей в каком-то бесчувственном состоянии, – Отпусти ее, Джарет. Так надо.

Сара слышала голоса, доносившиеся до нее словно сквозь толщу воды. Она чувствовала рядом успокаивающее присутствие Короля Гоблинов и мерно покачивалась на волнах колдовской дремоты. Внезапно тянущая боль выдернула ее из сна, заставив скорчиться на постели.

- Потерпи, Королева, – раздался над ее головой строгий женский голос, – Немного осталось. Терпи!

Сквозь отступившую боль Сара разглядела красивое лицо светловолосой женщины, удивительно похожей на ее мужа.

- Я Гемма, – произнесла незнакомка, заставляя девушку выпить горьковатую настойку, – Сестрица этого тирана и твой лекарь по совместительству.

- Рада знакомству, – выдохнула Сара, выгибаясь от следующей схватки.

Девушка успела заметить мертвенно-бледное лицо Джарета, который до крови прокусил губу, желая помочь страдающей супруге, да не имея возможности сделать хоть что-то.

- Ей нужно ходить! – велела Гемма, вновь ощупав прохладными ладонями живот Сары, – Держи свою Королеву и ходите по комнате.

Король помог девушке встать и, поддерживая ее, начал прохаживаться по опочивальне, подстроившись под медленные шажки своей жены.

Интенсивность боли все нарастала, а промежутки отдыха сокращались, выматывая роженицу до предела. Сара и не замечала, что кричит, вцепляясь ногтями в руки своего Короля. Наконец, Гемма велела девушке лечь на постель.

- Подожди за дверью, – приказала она Джарету, от отчаяния уже готовому никогда не заниматься с Сарой любовью, чтобы больше не переживать подобного безумия, – Скоро я позову, не волнуйся, братец.

Его Величество бросил на супругу полный тоски взгляд и исчез из комнаты, мучимый своей беспомощностью перед законами жизни.

- Потерпи, Королева! – строго произнесла Гемма, подняв подол сорочки, обнажая ноги девушки, – Уже скоро, моя хорошая. Уже скоро!

Целительница отстегнула от своего пояса несколько мешочков и принялась творить заклинания, оплетая будущую мать и дитя сетью благополучного исхода.

- Все будет хорошо, – удовлетворенно улыбнулась она, омывая руки в возникшей из ниоткуда пиале с заговоренной водой, – Скоро моя племянница увидит этот свет.

* * *

Король Гоблинов мерил шагами тронный зал, прислушиваясь к крикам боли, доносившимся из башни, где происходило чудо рождения. Притихшие гоблины притаились по углам, сжавшись под свирепыми взглядами Эйгл, наводившей на них страх ничуть не меньший, чем Его Темное Величество. За время ее службы замок заблестел, засиял чистотой и образцовым порядком, которого до этого никому не удавалось добиться. Своими худенькими ручками деловитая бесовка добилась идеального ведения хозяйства, и полнейшего послушания со стороны младшей челяди.

Внезапно все звуки стихли, а затем тишину прорезал звонкий детский крик, возвестивший всем о том, что в Андеграунде появилась наследная Принцесса Гоблинов. Его Величество мгновенно перенесся в башню, не услышав бурного ликования своих подданных.

Джарет склонился над измученной супругой, прижимавшей к груди крошечный пищащий сверток.

- Какая красненькая и сморщенная, – усмехнулся Джарет, разглядывая крошечное личико дочери, – И такая красивая…

- Покормите ребенка, родители! – раздался ехидный голос Геммы, что-то толкущей пестиком в каменной ступке, – А ты, братец, можешь пока отдать часть силы на исцеление. Малышка немного задержалась, пришлось ей помогать.

Джарет осторожно опустил ладонь на живот Сары, отдавая всю накопленную силу, затягивая разрывы и останавливая кровотечение.

Молодая мать осторожно поднесла младенца к груди и крошка тут же намертво присосалась, вызвав улыбку на губах отца.

- Маленькая пиявочка! – с нежностью произнес Его Величество, любуясь своей Сарой и крошкой-дочерью, сосредоточенно чмокавшей у материнской груди.

- И скажи мне теперь, – улыбнулась Королева Гоблинов, – Позволишь ли ты кому-нибудь помыкать твоей дочерью, диктовать ей свою волю?

- Прикончу собственноручно того, кто попытается это сделать! – ответил супруге Джарет, продолжая врачевать ее раны, – Клянусь тебе, Сара, я изменю законы.

Гемма с любовью смотрела на возрождающегося к жизни брата, готового идти на уступки ради тех, кого он любил. Что же, Тауриэль не зря возлагала большие надежды на юную Королеву Гоблинов, способную подарить ее вспыльчивому братцу настоящее счастье.

- Спасибо тебе сестра, – прервал ее размышления подошедший Джарет, – И прости, если когда-то обидел тебя.

- И ты прости, – Гемма порывисто обняла брата, жалея, что столько времени было потрачено зря, – Твоя жена совершила чудо. Она вернула твою душу, Король.

- Знаю, – улыбнулся он, поглядывая на задремавшую супругу, – Она вернула мне жизнь.

====== Эпилог ======

Наследная Принцесса Гоблинов восседала на широком парапете башни Замка, поглядывая вниз на родителей, которые неспешно прогуливались по Лабиринту. Ее отец нежно обнимал свою Королеву, вновь находившуюся в положении.

Свободное синее платье Сары еще скрывало округлившийся живот, но каждый из подданных Их Величеств знал, что скоро в королевстве появится наследник престола. Да и счастливое выражение, вот уже несколько месяцев не сходящее с лица Короля, подтверждало эти догадки.

Принцесса Ингрид, которую нарекли так в честь “скандинавского происхождения” Джарета, больше всех радовалась скорому появлению братишки, надеясь, что забота о малыше отвлечет родителей и даст ей больше свободы, чем она сейчас могла получить. Вчерашнее выяснение отношений с отцом стоило ей недельного запрета на использование любой магии, кроме превращения в птицу, что она и собиралась сделать, настроившись навестить тетушку Гемму и Королеву Тауриэль, чтобы пожаловаться на свою невыносимую судьбу.

Ингрид отбросила назад растрепавшиеся светлые волосы, не поддающиеся даже умелым рукам ближайшей подруги матери, бесовке Эйгл, давно получившей дворянский титул от благодарного Короля Гоблинов.

- Я уже взрослая, – недовольно сверкая зелеными глазищами пробурчала Принцесса, – Мне пятнадцать, а отец не желает признавать мою самостоятельность. «Ингрид, сделай то…», «Ингрид, не делай это…» …

Девчушка передразнила приказной тон Джарета, глядя со своего насеста на родителей, целующихся в укромном уголке Лабиринта так, словно встретились после столетней разлуки.

- Вот родится наследник трона, его и воспитывайте, а с меня хватит! – возмущалась она, поправляя взлохмаченные волосы, топорщившиеся в разные стороны, точно так же, как и у Короля.

Ингрид, конечно, обожала своих родителей, но вчерашний скандал заставил ее проявить не лучшие стороны вспыльчивой натуры, ярко проявившиеся после вхождения девчушки в переходный возраст.

- Я была такая же, как и ты, – обычно улыбалась Сара, обнимая свою строптивую дочь, – Я тоже считала, что родители придираются ко мне, несправедливо заставляют делать то, чего мне совершенно не хочется.

- Да, ты была удивительно избалованным ребенком, – усмехался в ответ Джарет, с любовью глядя на жену и дочку, – Хуже может быть только Ингрид! Настоящая Принцесса, слова поперек не скажи.

- Вся в отца! – отвечала Сара, намекая на что-то, известное только им обоим.

Ингид свесилась с парапета и крикнула так громко как могла:

- Я навещу тетю Гемму! Постараюсь не опоздать к ужину!

Джарет оторвался от нежных губ своей жены и поднял голову, глядя на маленькую бунтарку, отказавшуюся выбрать себе достойного жениха из списка тех, кого он предлагал.

- К девяти чтобы была дома! – крикнул он, сдерживая улыбку, – Гемме передавай приглашение в Лабиринт.

Девчушка показала отцу язык и перевалилась через парапет, в то же мгновение оборачиваясь сипухой. Этому фокусу Король Гоблинов обучил ее лет в пять, дав почувствовать пьянящий вкус свободы.

- Я всегда боюсь, когда она так делает! – пожаловалась Сара, наблюдая за стремительным полетом дочери.

- Ингрид отлично справляется, – успокаивающе ответил Джарет, скользя ладонями по спине своей супруги, – И, кстати, у нас есть несколько часов уединения, сокровище мое…

- Постой, – ответила Сара, с нежностью глядя на своего Короля, ничуть не изменившегося за последние пятнадцать лет, – Зачем ты вчера завел разговор о выборе жениха? Ты же видишь, что Ингрид тяжело дается созревание, она вспыльчива и капризна… Хотя, о чем я? Твои черты расцвели в ней пышным цветом, муж мой! Разве можно тебя заставить что-то сделать? Только уговорить, да и то не всегда…

- Ладно, признаю, решение можно отложить. Ей же не завтра замуж выходить, пусть пока подумает, все взвесит.

- Джарет, ты в своем уме?! – возмутилась Королева, – Ты хочешь устроить брак Ингрид по своему желанию, не спросив ее мнения?

- Я просто предоставил ей список желательных кандидатов и все, – развел руками Его Темное Величество, – Я ничего не требовал, заметь! Я только велел ей потанцевать с несколькими юношами, познакомится с ними на завтрашнем балу!

- Ох, Джарет, ты невыносим! – рассмеялась Сара, потянув мужа за руку в направлении Замка Гоблинов, – Все должно происходить только по твоей воле, а иначе это неправильное событие, с которым нельзя смириться! Это же абсурд!

- Давай я докажу тебе, что моя воля – единственно правильная, сокровище мое, – хищно оскалился Джарет, подхватив свою Королеву на руки, – За столько лет мне ничуть не надоело вновь и вновь убеждать тебя в этом.

Тем временем Ингрид неслась над лесом, едва не задевая крыльями верхушки деревьев. Полет несколько притупил чувство обиды, заставив девушку смириться с желанием отца навязать ей ненужные знакомства.

«Ну, хорошо, – размышляла она, увернувшись от длинной выступающей ветки, – я потрачу свой вечер на выслушивание банальных комплиментов от этих благородных юнцов, желающих породниться с самим повелителем Андеграунда. Мне придется разыгрывать перед ними вежливое внимание, хотя больше всего хочется бежать оттуда со всех ног. Никогда не выйду замуж! Скорее сбегу в Эльфлиа, буду помогать тетушке Гемме. Все интереснее, чем тратить время на этих павлинов в обличии высших гоблинов»

За этими мыслями Принцесса и не заметила, как приблизилась к пограничным землям. Вдалеке мелькнули развалины Старого Замка, но внимание девушки привлекла одинокая фигура, копошившаяся под деревьями. Ингрид решила взглянуть поближе и спланировала вниз, мягко усевшись на крепкую ветку прямо над головой работающего ножом мужчины.

- Чего ты хочешь, дочь моего врага? – спросил человек, не поднимая головы, – Я не звал тебя сюда, Принцесса. Лети куда летела!

От такой наглости девушка едва не рухнула на землю, и лишь взмах крыльями уберег ее от позора.

Ингрид слетела на траву, возвращая себе истинный облик.

- Ты кто такой?! – воскликнула она, вздернув подбородок, – По какому праву хозяйничаешь в землях моего отца?

Незнакомец наконец-то обернулся и взгляду девушки предстал заросший бородой мужчина с удивительно чистыми голубыми глазами.

- Я просто охотник, – ответил он, оглядывая стоящую перед ним Принцессу, – Это приграничье, так что в этом уголке я могу делать все, что пожелаю. В данный момент я разделываю тушу оленя. Еще есть вопросы?

Ингрид растерянно смотрела на человека, позволившего себе столь дерзко говорить с нею, не обращая внимания на ее красоту и титул.

- Я… мне… – Принцесса Гоблинов впервые не нашлась с ответом, рассматривая суровое лицо своего собеседника, выражавшее откровенное презрение, – Ты живешь здесь, в лесу?

- И очень этому рад, – отрезал Хоггл, вновь отвернувшись от девушки, поразительно похожей на Сару, на ту Сару, какой она была в первое посещение Лабиринта, – Улетай же, наконец!

- А вот и нет, – неизвестно почему заупрямилась Ингрид, обходя занятого разделкой туши охотника, – Мне интересно!

Хоггл мысленно застонал от собственного бессилия. Почему эта настырная девчонка не уходит, почему мучает его, напоминая о давней любви?

- Я могу помочь, – вызвалась Принцесса, присаживаясь рядом, – Я умею обращаться с ножом.

- Не нужно, – ответил он, поднимая глаза на нежное личико девушки, – Лети куда летела, Ваше Высочество…

Глядя в эти зеленые глаза, бывший сенешаль Замка понял, что пропал – светловолосая дочь Короля Гоблинов что-то тронула в его очерствевшем сердце, заставив кровь быстрее бежать по венам.

- Хорошо, я уйду, – кивнула девушка, не отводя взгляда от ярко-голубых глаз охотника, – Но только если ты позволишь навестить тебя еще раз. К примеру, завтра.

Хоггл кивнул, надеясь на то, что завтра разверзнутся небеса и помешают юной чародейке вновь смущать его покой своим прелестным личиком.

- Тогда завтра жди меня в гости, – улыбнулась девушка, окончательно поразив мужчину в самое сердце, – Меня зовут Ингрид.

С этими словами она вновь обернулась сипухой и взмыла в воздух, на прощание кружась над поляной, где стоял возмужавший Хоггл, провожая ее взглядом .

Ингрид устремила свой полет к Эльфлиа, надеясь выпытать у Королевы Тауриэль все, что она знала о живущем в приграничном лесу охотнике с удивительно голубыми глазами. Юная Принцесса Гоблинов еще не знала, что сегодня она влюбилась в того, кого не сможет одобрить ее властный отец – Черный Король.

Продолжение, возможно, будет, но это уже совсем другая история...


home | my bookshelf | | Сквозь страх и боль иди за мной |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 13
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу