Book: Черчилль



Черчилль

Эндрю Малхолланд

Черчилль. История за час

Andrew Mulholland

CHURCHILL

History in an Hour

© Andrew Mulholland 2014

Фото на обложке: Library of Congress, Prints & Photographs Division, FSA/OWI Collection, [reproduction number LC-USF34-9058-C]

© Бушуев А., перевод на русский язык, 2015

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательская Группа «Азбука-Аттикус», 2015

КоЛибри®

Введение

Мало о ком из выдающихся личностей XX столетия написано так же много, как о сэре Уинстоне Черчилле. Что вполне заслуженно – он прожил яркую, богатую событиями жизнь. Когда звучит его имя, обычно вспоминаются вечная сигара британского премьер-министра и «V» – знаменитый знак победы времен Второй мировой войны, показанный двумя пальцами. Политика была у Черчилля в крови. Сын и внук выдающихся политиков, Черчилль был премьер-министром в годы Второй мировой войны, занимал высокие министерские посты и в Первую мировую и дважды переходил из одной политической партии в другую. При этом он сумел вместить в свою жизнь великое множество разнообразных событий.

Как военный Черчилль участвовал в одной из последних в истории крупных кавалерийских атак британцев в Судане, а также в кровопролитных племенных войнах на землях Британской Индии. Как журналист он стал свидетелем мятежа кубинцев против испанского владычества и сопровождал английские войска в годы Англо-бурской войны. История его бегства из бурского плена стала легендой.

Он был плодовитым писателем и получал самые высокие гонорары в Великобритании. Его захватывающие репортажи и личные свидетельства о пережитых приключениях до сих пор остаются увлекательным чтением. Его писательские достижения были так велики, что в 1953 г. он удостоился Нобелевской премии по литературе.

Столь яркой и многосторонней судьбы с избытком хватило бы на десяток человек. Однако главным призванием Черчилля была политика. Благодаря ей он не раз оказывался в самой гуще важнейших событий современной истории. Помимо вдохновенного лидерства во время Второй мировой Черчилль сыграл ключевую роль в возврате Британии в 1925 г. к золотому стандарту, в кризисе отречения короля, обретении Ирландией независимости и в зарождении холодной войны. В послужном списке Черчилля кроме великих свершений были и крупные поражения – например провальная Дарданелльская операция. Неудивительно, что он снискал себе славу крайне противоречивой фигуры.

Черчилль прожил свою жизнь сполна. Его можно любить, ненавидеть или относиться к нему равнодушно, однако имеется немало причин познакомиться с его биографией. Ибо Черчилль был одной из самых ярких и удивительных личностей в новейшей истории.

Юность (1874–1895)

Уже с первых дней жизни сэр Уинстон Черчилль принадлежал к кругу избранных. Отпрыск богатого и влиятельного аристократического семейства, он получил образование в одной из самых дорогих частных школ Британии. Однако это не значит, что он никогда не сталкивался с трудностями. Напряженные отношения с отцом и склонность к бунтарству были причиной бесконечных неприятностей. С раннего возраста будущий премьер-министр проявлял неординарность.

Когда у леди Рандольф Черчилль на три недели раньше срока начались роды, она вместе с супругом гостила в поместье своего брата, герцога Мальборо. Таким образом, ребенок появился на свет в Бленхеймском дворце, огромном фамильном особняке, который королева Анна когда-то подарила его предку, Джону Черчиллю, первому герцогу Мальборо. В 1704 г. герцог Мальборо командовал британской армией в битве при Бленхейме. Уинстон Леонард Спенсер-Черчилль родился 30 ноября 1874 г. С ранних лет он впитал в себя дух английских военных традиций.

Родители Уинстона принадлежали к старой британской аристократии, так что он стал наследником знаменитой семьи. Его отец Рандольф, член партии консерваторов, представлял в парламенте Вудсток, в котором расположен Бленхеймский дворец. Однако жили Черчилли в другом месте, в Лондоне. Сэр Рандольф как человек честолюбивый стремился всегда быть в центре политической жизни.

Увы, так продолжалось недолго. В 1876 г. он оказался замешан в скандале, связанном с королевской семьей. Черчилль-старший испортил отношения с принцем Уэльским, которому пригрозил разоблачением его амурных похождений. В те времена подобное поведение публичной фигуры считалось абсолютно неприемлемым. В наказание тогдашний премьер-министр Бенджамин Дизраэли отправил Рандольфа на четыре года в Дублин в качестве вице-короля.

Дублин стал первым домом, память о котором сохранилась в детских воспоминаниях Уинстона. Именно здесь он сильно привязался к Элизабет Эверест, своей няне, теплые отношения с которой сохранил до конца ее жизни. Когда летом 1895 г. она лежала при смерти, Уинстон Черчилль приехал проститься с ней.

Такая привязанность была свойственна детям из богатых семей. Состоятельные родители нанимали для детей няню, которая брала на себя все заботы о них. Учитывая довольно холодное отношение родителей к детям в викторианской Англии, становится понятным, почему юный Уинстон питал такие нежные чувства к той, с кем прошла большая часть его детства. Кроме миссис Эверест он также любил своего младшего брата Джека, родившегося в 1880 г.

Мать Уинстона Черчилля происходила из зажиточного семейства американских предпринимателей. Брак Дженни Джером и Рандольфа Черчилля в свое время вызвал неодобрение среди английской аристократии: по этой причине герцог Мальборо отказался присутствовать на их свадьбе. Поговаривали, что в жилах Дженни течет кровь индейцев племени сенека. Этот факт позднее пленил воображение Уинстона. Он часто вспоминал о своих предках из числа «краснокожих индейцев». Скорее всего, это были досужие домыслы, зато довольно любопытные в качестве семейного предания.

Насколько позволяли условности того времени, Дженни любила и баловала старшего сына. Однако Уинстона вскоре пришлось отдать на учебу в частную школу. Там мальчик скучал по любви и ласкам матери и няни и заметно отдалился от отца, поскольку тот часто высказывал недовольство посредственной успеваемостью сына.

Школа

К этому времени Черчилли перебрались в Лондон и вновь были допущены в круг политической элиты. Карьера Рандольфа Черчилля быстро пошла вверх – он стал одним из наиболее активных оппонентов правящей Либеральной партии. Вполне естественно, что он возлагал большие надежды на старшего сына. Первой школой, в которой учился Уинстон, стала частная подготовительная школа Аскот в графстве Беркшир. Отсюда отпрыски богатых семей обычно попадали в самые престижные частные средние школы, доступные лишь для тех учащихся, чьи родители были в состоянии платить большие деньги за их обучение.

Уинстону пришлась не по душе суровая школьная дисциплина. Мальчик сильно скучал по дому и проявлял непокорность и упрямство. Неудивительно, что вскоре его перевели в другую школу, якобы по причине слабого здоровья. Здесь его дела обстояли не намного лучше. Правда, он стал получать высокие оценки по двум предметам, к которым проявил искренний интерес, – истории и английскому языку.

В 1888 г. его взяли в Хэрроу. Далеко не лучший ученик, он начал постепенно взрослеть и проявил себя в нескольких областях. Любовь Уинстона ко всему, что было связано с военным делом, привела его в ряды кадетов и подтолкнула к решению сделать армейскую карьеру. Собственно, военную жилку заметил в нем отец, еще когда сын играл с оловянными солдатиками. Именно он предложил Уинстону поступить в «армейский класс», специально предназначенный для тех, кто мечтал о военной карьере. Все еще разочарованный в сыне, Рандольф Черчилль подозревал, что Уинстон недостаточно умен для учебы в университете.

Уинстону по-прежнему нравились гуманитарные науки, особенно написание сочинений – в этом деле он достиг успехов. Увы, отцу этого было мало. Их отношения оставались холодными и отстраненными. Уинстон решил подать заявление в Сандхерст, но столкнулся с трудностями на вступительных экзаменах. Когда же он с третьей попытки поступил в это престижное военное училище, Рандольф Черчилль, вместо того чтобы поддержать сына, язвительно отозвался о его способностях. И все же, сдав вступительные экзамены, Уинстон тем самым продемонстрировал упорство и решимость. Возможно, в молодом человеке имелось нечто большее, чем был готов признать его отец.

Сандхерст

Именно в Сандхерсте Уинстон Черчилль добился первых успехов. Упор здесь делался на военные предметы и верховую езду. Он также проявил себя как человек с собственным мнением, умеющий влиять на окружающих и сплачивать вокруг себя людей. Учась в Сандхерсте, Уинстон организовал эпатажную демонстрацию в защиту права проституток, которые в те годы были жертвами сегрегации и гонений, посещать лондонские театры.

По окончании Сандхерста в 1894 г. Черчилль был восьмым по успеваемости из 150 учащихся. Это позволило бы ему без усилий получить место в одном из элитных пехотных полков Британии, однако он предпочел поступить на службу в кавалерию. К несчастью, незадолго до того, как в 1895 г. он был принят в ряды 4-го Ее Королевского Величества гусарского полка, умер его отец.

Смерть Рандольфа Черчилля, которому было всего 45 лет, оставила в душе Уинстона глубокую рану. Хотя Рандольф и дожил до того момента, как его сын успешно закончил Сандхерст, их отношения так и не наладились. Последние годы жизни Черчилля-старшего были нелегкими. По всей видимости, он страдал недиагностированной опухолью головного мозга. Постепенно умственные способности и речь Рандольфа ухудшились до такой степени, что его последние выступления в парламенте было невозможно слушать.

Рандольф Черчилль, в 1886 г. совмещавший высокие посты канцлера казначейства и лидера палаты общин, закончил политическую карьеру рядовым членом парламента, жалким «заднескамеечником», предметом всеобщих насмешек. Уинстон пришел к выводу, что мужчины в их семье долго не живут, и, как говорится, окунулся в жизнь с головой. В этом можно усмотреть раннее проявление его веры в судьбу: мол, чему быть, того не миновать. Он уже рассматривал армию в качестве трамплина, который поможет ему сделать сразу две карьеры – писателя и политического деятеля в палате общин.

4-й гусарский полк (1895–1899)

Армии надлежало стать для молодого Уинстона Черчилля стартом жизни, полной приключений и славы. Однако он довольно быстро пресытился армейскими буднями и стал открывать для себя новые горизонты. Мундир второго лейтенанта британского кавалерийского полка стал тесен для его амбиций.

Он жаждал приключений, риска, общественного внимания, а также денег. Хотя мать и оказывала ему щедрую финансовую помощь, этих средств и офицерского жалованья было явно недостаточно для его экстравагантного образа жизни. По этой причине он предложил себя газете Daily Graphic в качестве военного корреспондента. Наверно, это выглядит довольно необычным поступком со стороны кадрового военного, однако в те времена для человека со связями, коим являлся Черчилль, добиться отпуска было несложно. Ему предстояла поездка на Кубу. В те дни испанское правительство пыталось подавить там вооруженное восстание националистов, добивавшихся независимости острова от Испании.

На Кубу Черчилль отправился вместе со своим приятелем Реджинальдом Барнсом и по пути туда впервые побывал в Соединенных Штатах. В Нью-Йорке он остановился в доме знакомого своей матери. Им был Берк Кокрен, известный политик, депутат от Демократической партии в палате представителей конгресса США. Если до прибытия в Нью-Йорк планы Черчилля относительно политической карьеры были еще довольно смутными, то теперь желание попробовать себя на этом поприще превратилось в твердое намерение. Яростная риторика Кокрена, его политические связи и деловые ужины – все это привело в восторг начинающего британского журналиста.

Черчилль был околдован войной, видя в ней высшее проявление соперничества наций – и романтическое приключение. Однако его раннее знакомство с нелицеприятной изнанкой войны изменило его представления о ней, наполнив чувством сострадания к жертвам. На Кубе он впервые попал под пули, причем это случилось в день его рождения – ему исполнился 21 год. Кубинские мятежники показались Черчиллю бездарными непрофессионалами. Впрочем, испанская армия также не вызвала у него особого уважения. Тем не менее в целом поездкой на Кубу Уинстон остался доволен. Здесь он сочинял живописные репортажи для Daily Graphic, а также пристрастился к гаванским сигарам, которые курил до конца жизни.



Индия

Вернувшись в Англию, Черчилль вместе со всем полком получил назначение в Индию, в Бангалор. Индия его не привлекала – он считал ее захолустьем империи. Здесь он большую часть времени проводил за чтением британских газет, следя за событиями на родине с куда большим интересом, чем за событиями на субконтиненте. Тем не менее армия находилась в Индии не напрасно, и Черчилль был не прочь поучаствовать во всех здешних военных действиях. Узнав о том, что на подавление мятежных пуштунских племен на северо-западной границе будет брошена военная экспедиция, он попросил начальство отправить его туда. Просьба была удовлетворена. К тому времени у Черчилля был контракт с лондонской газетой The Daily Telegraph на освещение этих событий.

Опыт участия в экспедиции лег в основу его первой книги «История Малакандского полевого корпуса», опубликованной в 1898 г. Война на границе была суровой. На глазах Черчилля убили его друга, и после полученного приказа отступать он даже не смог забрать с собой его тело. В своих корреспонденциях, отсылаемых в Лондон, он писал о закутанных в одеяла останках тех, кто всего несколько часов назад были гордыми солдатами королевской армии. Храбрый и в то же время способный к состраданию, Уинстон Черчилль вскоре стал опытным офицером-кавалеристом.

Впрочем, куда более важен был его интеллектуальный рост. Несмотря на участие в приграничной войне, очень много времени он провел в казарме в Бангалоре. Черчилль хорошо понимал, что, посвятив себя военной карьере, он не получил университетского образования, и это может стать серьезным препятствием на пути в большую политику. Кроме того, он стремился развить и улучшить свой авторский стиль. Заручившись поддержкой матери, он основательно взялся за самообразование, призванное заполнить лакуны в его знаниях. Так в очередной раз Черчилль проявил решительность и самодисциплину.

Как часто бывало в его жизни, такой подход к самообразованию трудно назвать общепринятым, однако он принес успех. Леди Рандольф Черчилль присылала сыну массу книг, и он несколько часов в день посвящал чтению. Черчилль читал классиков, труды по истории и философии. Под влиянием трудов Гиббона и Маколея, возможно, лучших британских историков XIX в. и блестящих стилистов, он существенно улучшил свой стиль. Как до него Авраам Линкольн, он в значительной степени был самоучкой. Подобно Линкольну Черчилль стал одним из самых высокообразованных политических лидеров своего времени.

Чтение во многом сформировало жизненные принципы Черчилля. К его националистическим и имперским взглядам добавилась также вера в судьбу. Он нисколько не сомневался в предначертанной ему стезе и предопределенности будущих событий. В то же время он яростно отвергал многие религиозные доктрины и практики, которые находил косными и ограничивающими природу человека. В известном смысле личность духовная, Черчилль оставался христианином. И все же индийский период жизни будущего британского премьер-министра был отмечен его неприятием института формальной религии. В Индии Черчилль начал пробовать силы в написании художественной прозы и создал свой единственный роман «Саврола».

Судан

Тем временем в Северной Африке Британия столкнулась с новым вызовом в форме махдистского движения в Судане. После того как махдисты в 1885 г. вырезали гарнизон Хартума, генерал Герберт Китченер в 1898 г. возглавил карательную экспедицию, выдвинувшись из Египта на юг, вдоль Нила. Черчилль в очередной раз сумел добиться отправки в Судан в качестве военного корреспондента. На этот раз его командировку финансировала газета The Morning Post.

В Судане он был придан 21-му уланскому полку, которому в последний раз предстояло осуществить мощную атаку английской кавалерии. В битве при Омдурмане, состоявшейся 2 сентября 1898 г., Черчилль находился среди кавалеристов, перед которыми была поставлена задача расчистить дорогу на Хартум. Четыреста улан с ходу врезались в массу пеших махдистов числом около двух тысяч. Последовала кровавая схватка. Черчилля поразила жестокость его соплеменников в этой битве, когда те поднимали на копья сдавшихся в плен противников. Все это вместе с беспощадной критикой Китченера нашло отражение в двухтомном труде Черчилля «Война на реке» (The River War).

Вернувшись в Британию, Черчилль ощутил необходимость попробовать себя на новом поприще. Рутинная жизнь полкового офицера оказалась не для него – в конце концов, он провел относительно мало времени, служа в полку, к которому был формально приписан. Теперь он был известным писателем со стабильным источником доходов. Какое-то время Черчилль налаживал контакты в Консервативной партии и в начале 1897 г. произнес свою первую политическую речь. Весной 1899 г. он вышел в отставку, закончив армейскую карьеру. Настало время совершить прыжок в политику.

Молодой радикал: начало политической карьеры (1899–1914)

Как часто бывало в его жизни, Черчиллю пришлось проявлять немалое терпение и ловкость, чтобы закрепиться на политической карьерной лестнице. Однако, прочно обосновавшись там, он стал одним из самых успешных и знаменитых политиков своего поколения. Когда в 1914 г. разразилась Первая мировая война, Черчилль уже сменил несколько высоких постов, побывал членом парламента, побеждал и проигрывал на выборах, нажил себе массу врагов и завоевал не меньшее количество друзей.

Вначале дела складывались не слишком удачно. В июне 1899 г. Уинстон Черчилль, член Консервативной партии, добился выдвижения кандидатом от избирательного округа в Олдеме, в Северной Англии. Однако местные жители отдавали предпочтение Либеральной партии. Черчилль, позволивший себе несколько неудачных замечаний по вопросам религии, избирательную кампанию проиграл. В октябре того же года в Южной Африке началась Англо-бурская война. Разочарованный первыми политическими неудачами, Уинстон Черчилль подписал контракт с газетой Manchester Post и вновь стал военным корреспондентом.

Снова на войне: Южная Африка

Черчилль в очередной раз отправился на поиски приключений, и те не заставили себя долго ждать. Вскоре по прибытии в Кейптаун Черчилль отправился на север, туда, где шли бои. На поезд, в котором он ехал, напали бурские партизаны. Хотя теперь Уинстон был гражданским лицом, он умело организовал оборону железнодорожных вагонов.

Однако силы были неравными – буров оказалось больше, и Черчилль попал в плен. Его поместили в тюрьму в Претории. Условия содержания были суровыми. Однако ему удалось бежать и даже сесть на товарняк, направлявшийся в Лоренсу-Маркиш[1], что в Португальской Восточной Африке. Оттуда он немедленно вернулся в Кейптаун и примкнул к недавно начавшемуся наступлению британской армии. Не желая выступать в роли гражданского журналиста, Черчилль присоединился к своему кузену, девятому герцогу Мальборо, воевавшему в рядах кавалерии. Все это, разумеется, снискало ему славу. Его портрет в образе «британского генерала» даже вошел в комплект карточек-вкладышей в сигаретные пачки.

На 1900 г. в Англии были назначены всеобщие выборы. Черчилль вернулся на родину, чтобы вновь побороться за место в палате общин от Консервативной партии по избирательному округу Олдем. В этот раз на волне общественного признания он выиграл. Казалось, дни Черчилля-военного закончились. Вслед за своим отцом он попал в палату общин. Наконец он стал политиком.

Первые шаги в политике

Хотя репутация Черчилля как литератора упрочилась, он по-прежнему нуждался в деньгах. Члены парламента в то время не получали жалованья, и поэтому не он один использовал долгие парламентские каникулы для заработка. Черчилль отправился в лекционный тур по Британии и США. Слушателей привлекали рассказы молодого политика о пережитых им приключениях, его умение связать свой опыт с животрепещущими вопросами дня. При этом Черчилль не был прирожденным или особо одаренным лектором. Более того, у него имелись дефекты речи. Как и многое другое в его жизни, репутация хорошего оратора потребовала немалой самоотдачи.

Он упорно работал, шлифуя ораторские навыки, обкатывая каждое слово, записывая на бумаге будущие речи. Его выступления в лекционных залах городов США и первые речи в палате представителей в итоге сослужили ему хорошую службу. Он на собственном опыте узнал, что такое политическая оппозиция, оскорбления и насмешки, особенно в США, где отношение к Англо-бурской войне оставалось неоднозначным.

Дебютная речь Черчилля в парламенте прозвучала в феврале 1901 г. К этому времени за ним уже закрепилась репутация нарушителя спокойствия. По иронии судьбы в выступлении он позволил себе резкий выпад в адрес своего будущего друга и коллеги Дэвида Ллойд Джорджа: «В целом было бы лучше, если бы достопочтенный коллега вместо того, чтобы произносить речь без выдвижения поправки, выдвинул поправку без произнесения речи». Эта едкая шутка стала провозвестницей будущих событий.

Черчилля разочаровала позиция Консервативной партии по вопросу беспошлинной торговли (партия настаивала на тарифах). Однако в других вопросах он неизменно оказывался левее курса партии. Он сблизился с группой, известной как «хьюлиганы» – по имени Хью Сесила, их лидера. В результате, когда в 1902 г. Артур Бальфур сформировал консервативное правительство, у Черчилля не было никаких шансов занять министерское кресло. Оскорбленный в лучших чувствах, в мае 1904 г. он ушел из консерваторов в ряды оппозиционной Либеральной партии. Большинство его прежних однопартийцев так и не простило Черчиллю измены.

Но именно как либерал, причем радикальный, Уинстон Черчилль и сделал себе имя в политике. В 1906 г. в Англии состоялись выборы. Черчилль баллотировался от Либеральной партии на место, ранее занимаемое консерватором, от избирательного округа Северо-Западный Манчестер, и в итоге одержал победу. Премьер-министр, лидер Либеральной партии сэр Генри Кэмпбелл-Баннерман незамедлительно назначил его заместителем министра по делам колоний. Таким образом, в возрасте 31 года Черчилль занял пост в министерстве.

Именно в это время Черчилль сблизился с Дэвидом Ллойд Джорджем, коллегой по Либеральной партии, известным своими политическими амбициями и радикализмом. Ллойд Джордж, бывший на двенадцать лет старше, стал для Уинстона своего рода наставником. Попав наконец в палату общин, Черчилль направился прямиком к Ллойд Джорджу и занял место рядом с ним.

Вдвоем они сформировали в правительстве сильную ось, сдвигая ее влево по таким вопросам, как минимальная заработная плата и социальное страхование. В 1908 г. Черчилль написал книгу «Нехоженое поле в политике» (The Untrodden Field in Politics), в которой изложил свои отдельные взгляды. Работал он и над другими книгами, а несколькими годами ранее опубликовал мастерски написанную биографию отца.

Вверх по министерской лестнице

Будучи заместителем министра, Черчилль неустанно овладевал тонкостями государственной службы. Подчиненные и боялись его, и любили. Он охотно слушал других людей и учился у них, уважал коллег по министерству колоний, обладающих бóльшим опытом и знаниями. И в то же время Уинстон активно вмешивался в самые разные вопросы, в том числе мелкие, занимаясь тем, что сегодня назвали бы микроменеджментом. Его непосредственный руководитель, лорд Элджин, заседал в палате лордов и потому не мог лично участвовать в дебатах более политизированной нижней палаты.

Здесь Черчилль был в своей стихии, выступая от имени правительства по важным вопросам, какие обычно не доверили бы специалисту его уровня. Он проявлял неподдельный интерес к делам африканских и азиатских колоний Британии и резко выступал против чрезмерного использования силы в отношении местных племен.

Личная жизнь Черчилля также претерпела резкие изменения. Любитель женщин, он, однако, заикался и робел в их присутствии. Уинстон дважды делал предложение и дважды получал отказ, что не могло не уязвить его самолюбие. В 1908 г. Черчилль женился на Клементине Хозье, как и он, имевшей аристократическое происхождение. Их браку суждено было стать долгим и крепким.

Черчилль был верным мужем, хотя ссоры с супругой порой заканчивались криком и битьем посуды. Клементина была женщиной умной, сторонницей радикальных взглядов, и частенько пыталась влиять на мужа-политика. Уинстон был в равной степени самоуверенным и упрямым и не спешил прислушиваться к мнению Клементины. За годы супружества у них родилось пятеро детей. Первенец – Диана – появился на свет в июле 1909 г. Сын Рандольф родился в 1911-м.

В 1908 г. 32-летний Черчилль получил новый государственный пост: премьер-министр Генри Асквит назначил его министром торговли и промышленности. Именно на этом посту его союзу с Ллойд Джорджем – теперь их называли не иначе как «радикальными близнецами» – было суждено оказать сильнейшее влияние на правительственную политику. Впрочем, этого могло и не быть. Дело в том, что получивший назначение на министерский пост Уинстон должен был переизбраться в своем округе. Избиратели Северо-Западного Манчестера «прокатили» Черчилля, и он потерял место в палате общин. Ему крупно повезло, что его пригласили поучаствовать в дополнительных выборах по избирательному округу Данди в Шотландии. Через месяц Черчилль вернулся в палату общин.

Вместе с Ллойд Джорджем Черчилль подтолкнул Либеральную партию к реформам в области трудовых отношений, нацеленным на улучшение жизни трудящихся. Эти реформы включали в себя повышение заработной платы в отдельных секторах экономики, а также создание первых бирж труда, призванных бороться с безработицей. Разумеется, эти меры были дорогостоящими. Будучи канцлером казначейства, Ллойд Джордж мог выделять соответствующие ассигнования, однако времена были трудные и удавалось сделать далеко не все. Между Черчиллем и Ллойд Джорджем возникли трения. Кроме того, в парламенте развернулись дебаты по поводу необходимости перевооружения военно-морского флота в свете растущей мощи флота Германии. В 1909 г. так называемый «народный бюджет» Ллойд Джорджа спровоцировал конституционный кризис, когда палата лордов, в которой преобладало консервативное большинство, отказалась его поддержать. В 1911 г. кризис разрешился, когда был принят соответствующий парламентский закон, но имя Черчилля в который раз подверглось шельмованию в рядах Консервативной партии.

Несмотря на его репутацию радикала, взгляды Черчилля были отмечены – по меньшей мере частично – сдвигом вправо. После всеобщих выборов в начале 1910 г. он получил портфель министра внутренних дел. Это был один из главных государственных постов.

Недолгое пребывание Черчилля на этом посту совпало с периодом гражданского неповиновения. Новый министр внутренних дел боролся с беспорядками железной рукой, чем навлек на себя критику со стороны британских левых, буквально демонизировавших его. В 1910 г. произошли мятежи в Тонипенди в Уэльсе, а в 1911-м – забастовка докеров. В обоих случаях для подавления беспорядков Черчилль приказал задействовать войска.

В защиту Черчилля можно сказать, что он, не доверяя неэффективным действиям местных властей, стремился установить жесткий контроль со стороны центральной власти. Вместе с тем он призывал к улучшению условий содержания в тюрьмах, чем снискал себе прозвище «друг заключенных». Таким образом, его внутренняя политика была далеко не однозначной.

Адмиралтейство: Черчилль становится «человеком флота»

В октябре 1911 г. Черчилль получил новое назначение: он стал первым лордом адмиралтейства. В отличие от первого морского лорда первый лорд адмиралтейства был политическим главой военно-морского флота. Назначив его на этот пост, Асквит тем самым признал незаурядный военный опыт Черчилля. В годы Англо-бурской войны Уинстон стал национальным героем и с тех пор не утратил интереса к вопросам обороноспособности страны. Во время Агадирского кризиса, случившегося в апреле того же года, Англии удалось укрепить свои внешнеполитические позиции, военная и политическая мудрость Черчилля произвели на Асквита глубокое впечатление. Угроза войны с Германией стала вполне реальной. Британский военно-морской флот, по-прежнему самый большой в мире, пребывал в состоянии самоуспокоенности. Асквит решил излечить его от этой хвори. Лекарство уже имелось. Называлось оно – Черчилль.

На новом посту Черчилль действовал в основном в обход существующего руководства. Он использовал бывшего первого морского лорда (начальника Главного морского штаба Великобритании) Джона «Джеки» Фишера в качестве своего неформального советника. Фишер отличался такими же, как и он сам, радикальными взглядами. Вместе они сделали очень многое для модернизации английского флота. Благодаря их усилиям Британия одной из первых начала уделять внимание морской авиации, использованию подводных лодок и осуществила переход с угля на нефть. Вместе они даже пытались убедить правительство в необходимости приступить к сооружению туннеля под Ла-Маншем. Хотя это предложение было быстро отклонено, новоявленный тандем сумел достичь договоренности с Францией, надежно связавшей две страны стратегически важным союзом. И все это без заключения официального договора. Когда через три года началась война с Германией, Британия имела все основания поблагодарить Черчилля и Фишера за модернизацию Королевского военно-морского флота.



Еще одним политическим вопросом, который занимал Черчилля в этот период, было самоуправление Ирландии. Предложение создать объединенный ирландский парламент встретило резкое несогласие со стороны твердолобых протестантов-юнионистов на севере страны. Черчилль призвал их к компромиссу, отлично понимая, каким кровопролитием это чревато, если обстановка в Ирландии выйдет из-под контроля.

Впрочем, вскоре вопрос самоуправления Ирландии отошел на второй план. Его заслонили куда более серьезные события: великие державы Европы ввязались в Первую мировую войну. В начале 1914 г. Черчилль подвергся критике со стороны своих политических противников, когда отдал приказ морским пехотинцам высадиться в Белфасте. Консерваторы были в бешенстве. Черчилля обвинили в желании спровоцировать юнионистский переворот, с тем чтобы силой оружия подавить мятежи на севере страны.

Это выглядит крайне сомнительным. Позиция Черчилля была далеко не так проста. Ему был не по душе тот факт, что либеральное правительство теперь нуждалось в голосах ирландских националистов в Вестминстере. По сути, он надеялся, что Ирландия останется в составе Соединенного Королевства, и опасался экстремистских настроений, способных поставить под удар любое мирное урегулирование проблемы.

На протяжении всей своей карьеры Черчилль был ярым поборником общественного порядка. Он был смелым и решительным министром. Его инициатива задействовать в 1914 г. в Ирландии силы военно-морского флота, возможно, оказалась слишком поспешной, но это, по всей видимости, лишь следствие его характера. На протяжении десяти лет проблемы в Ирландии снова и снова будут выливаться в резкую – причем обоснованную – критику в его адрес, в том числе и с противоположной стороны.

Когда летом 1914 г. Европу охватил пожар войны, Черчилль был фигурой национального масштаба: компетентный и толковый военно-морской министр, популярный писатель и прекрасный семьянин, отец двух детей, ожидавший появления третьего. Он предвкушал неминуемую войну с Германией и гордился тем, что Королевский военно-морской флот хорошо подготовлен к ней.

Первая мировая война (1914–1918)

Антверпен

В начале октября 1914 г. войска стран Антанты отчаянно пытались остановить наступление немцев на Бельгию и Францию. На левом их фланге находился город-порт Антверпен, гарнизон которого составляли главным образом немногочисленные британские моряки. Отсюда Уинстон Черчилль отправил премьер-министру телеграмму с просьбой освободить его от политических обязанностей, поскольку он решил взять на себя военное командование. Когда Асквит зачитал телеграмму членам своего кабинета, та была встречена смехом.

Это был типичный для Черчилля энтузиазм мальчишки, мечтавшего отправиться на войну. Последующие четыре года заметно остудили его пыл. Вскоре на него ляжет ответственность за гибель сорока тысяч солдат стран Антанты. Он попытается смягчить вину личным мужеством в окопах и закончит войну самым эффективным министром тогдашнего правительства. Как происходило не раз, его карьера в этот период была отмечена рядом скандалов.

Черчилль отправился в Антверпен, чтобы на месте оценить сложившуюся обстановку. Морской дивизион, который вел основные бои, был его детищем, призванным также обеспечить ему контроль наземных операций. Британский флот даже имел отряд бронемашин, действовавший на этом участке фронта. Несмотря на активность маленькой личной армии Черчилля, под натиском немецких войск порт вскоре пришлось оставить. Это не лучшим образом отразилось на карьере Черчилля, хотя, если говорить честно, его просьбы прислать подкрепление не находили отклика. Он же привык вмешиваться в принятие любых решений.

Пока Черчилль воевал в Бельгии, в Англии Клементина родила Сару, их третьего ребенка. Роды не помешали ей слать мужу строгие наставления. По мнению Клементины, его личное участие приведет к тому, что на него ляжет бремя ответственности за любые неудачи военно-морского флота. С первого дня войны британский ВМФ с подачи Черчилля осуществлял блокаду Германии. Вскоре это станет эффективной экономической удавкой. Увы, в газетные заголовки попадала лишь информация о сражениях. Насколько могла судить общественность, положение дел во флоте не внушало оптимизма. Не успел Черчилль объявить победу над немецким флотом, как англичане потерпели сокрушительное поражение в первой схватке у Доггер-банки. То же повторилось и в битве при Коронеле. Англичане добились незначительных успехов лишь близ Фолклендских островов. Немецкие крейсера обстреляли английский порт Скарборо. Хотя флот тихо помогал удушать Германию блокадой, только ленивый не обвинял Черчилля в провальной стратегии.

Галлиполи

Он же жаждал куда более решительных действий. Идея Галлиполийской (Дарданелльской) военной кампании, за которую он позднее подвергся яростной критике, принадлежала, кстати, отнюдь не ему. Более того, Черчилль с самого начала выступал противником любых попыток флота Англии и Франции в одиночку, без поддержки сухопутных войск, установить контроль над проливом. Этот план был детищем военного министра Китченера и адмиралов, уверенных в его осуществимости исключительно силами своих боевых кораблей. План предполагал блокаду узкого пролива, отделяющего Европу от Азии, захват Константинополя (Стамбула) и выведение Турции из войны. Увы, корабли Антанты не сумели блокировать Дарданеллы, тогда как турки успели укрепить Галлиполийский полуостров. Последующая высадка в этом месте в апреле 1915 г., так называемый план «Б», тоже обернулась катастрофой.

В Англии Асквит был вынужден в мае вступить в коалицию с консерваторами. В свете мрачных известий, поступавших из Галлиполи, враги Черчилля из числа консерваторов добились его ухода из адмиралтейства. Черчилля понизили в должности, назначив канцлером герцогства Ланкастерского. Это был чисто формальный пост, не предполагавший реальных полномочий в Дарданелльском комитете, который руководил военной операцией. Именно там Черчилль усугубил допущенную ошибку, вовремя не поняв, что эта кампания фатально обречена. Так как флоты обеих стран понесли тяжелые потери и не смогли взять пролив под контроль, пехота на полуострове осталась без поддержки. Состоявшая в основном из австралийских и новозеландских частей, она оказалась в ловушке и понесла тяжелые потери. Любые попытки наступления на позиции турецких войск приводили лишь к новым жертвам. Если в чем-то и можно обвинять Черчилля, так это в его неспособности понять необходимость стратегического отступления.

По мере того, как росло число потерь, Черчилль все больше и больше впадал в депрессию. И без того склонный к злоупотреблению алкоголем, он еще чаще искал в нем забвения. Впрочем, нашлось и другое лекарство, помогавшее даже лучше, чем выпивка. Черчилли любили проводить выходные дни в сельской местности, где они останавливались в доме, принадлежащем сестре Клементины. Во время этих вылазок Уинстон пристрастился к живописи. Хотя он и не стал великим художником, он сохранил это увлечение до конца своих дней. Его кисти принадлежат сотни картин, а сам он считал живопись лучшим средством от того, что называл «черным псом» депрессии. Многие из живописных работ до сих пор можно увидеть в его доме-музее в Чартвелле.

Искупление вины

Несмотря ни на что, Черчилль так и не смог избавиться от чувства вины за провал Дарданелльской операции, где море буквально стало красным от крови солдат стран Антанты. В конечном счете Черчилль решил подать в отставку. Формально оставаясь заднескамеечником, он пытался получить назначение на военную службу. После короткой боевой подготовки Уинстон Черчилль в чине полковника был отправлен на фронт в составе 6-го батальона шотландских королевских стрелков. Хотя командование батальоном и без того возлагало на него немалую ответственность, Черчилль с присущим ему упрямством жаждал еще большей. Увы, он так и не получил крупный командный пост на передовой. Тем не менее Черчилль задался целью искупить неудачу Галлиполи участием в боях на Западном фронте.

Вместе со своими солдатами он жил в грязных окопах. Не любитель следовать установленным правилам, Черчилль раздражал младших офицеров тем, что обычно смягчал наказания, которые они налагали на рядовых за мельчайшие проступки. Он прилагал все мыслимые усилия к тому, чтобы его батальону причитались лучшие пайки, а солдаты регулярно получали отпуск. Он не прятался от пуль за чужие спины и нередко бывал на волосок от смерти. Шотландские стрелки просто боготворили своего командира.

И все же Черчилль по-прежнему жаждал политического лидерства. Проведя на фронте сто дней, в июне 1916 г. он вернулся в Вестминстер в надежде получить место в правительстве. В это время либералы образовали коалицию с консерваторами, которые в один голос возражали против любых постов для ненавистного им Черчилля.

Когда Черчилль заявил о бессмысленности военных действий в Европе, это снискало ему уважение даже у политических оппонентов. Он постоянно выступал с резкой критикой правительства. Через несколько месяцев, когда его старый друг Ллойд Джордж стал премьер-министром, Черчилль получил новый пост, правда, не в самом кабинете. Его сделали министром вооружений. Ллойд Джордж рисковал навлечь на себя гнев консерваторов. Те даже составили петицию о недопущении Черчилля на этот пост, собрав под ней около сотни подписей. Ллойд Джорджу удалось настоять на своем, но от него потребовали гарантий того, что в кабинет Черчилль больше не вернется. Однако, помимо всего прочего, часто забывают о том, что Черчилль был реабилитирован уже первым отчетом формального расследования Дарданелльской кампании, опубликованным в марте 1917 г. Именно этот факт и дал Ллойд Джорджу свободу действий в отношении Черчилля. Поскольку консерваторы получили от премьера нужные им гарантии, громкие протесты тотчас пошли на убыль.

В условиях войны, которую вела Британия, новая должность имела колоссальное значение. Обязанности министра вооружений были самыми разнообразными. Черчилль перестроил работу вверенного ему министерства, сократив количество департаментов с пятидесяти до десяти, провел реструктуризацию, сделал более действенной связь военного производства с главным заказчиком – армией и флотом. Примером успешной работы Черчилля в этой сфере можно считать усиление сухопутных войск танками, несмотря на сопротивление консервативных стратегов. Пусть этот пост не сулил ему славы, Черчилль и сюда привнес свойственную ему энергию, трудолюбие и новые идеи.

Когда в ноябре 1918 г. было наконец подписано перемирие с Германией, репутация Черчилля была частично восстановлена. Он проявил себя способным администратором.

Туда и обратно: возвращение в консерваторы (1919–1924)

Пять лет, последовавшие за окончанием Первой мировой войны, для Черчилля были наполнены множеством противоречий как в профессиональном, так и в личном плане. За его активной министерской деятельностью в послевоенном коалиционном правительстве Ллойд Джорджа последовало поражение. В семейной жизни имела место трагедия, однако заметно укрепилось ощущение стабильности. Одновременно менялась и его жизненная философия. Не будет преувеличением сказать, что менялись британские политические партии, а с ними и он сам. К концу этого периода Черчилль вернулся в ряды Консервативной партии.

Это было время, когда идея социализма набирала себе сторонников по всей Европе. В Британии она проявилась главным образом в выходе на политическую арену Лейбористской партии. В России – в виде Гражданской войны между коммунистами и белыми, расколовшей страну надвое. Черчилль, которому было уже за сорок, отчетливо понимал: обе версии левой идеологии представляют собой угрозу либерализму. Ему было крайне трудно найти общий язык с лейбористами, равно как ему претили социалистические идеи, которые время от времени озвучивались в рядах Либеральной партии Ллойд Джорджа.

Партия оказалась расколота. Вне коалиции оставалось «охвостье»[2], которое одержало победу на парламентских выборах 1918 г. Разочаровавшись в либералах, Черчилль тем не менее сохранил верность некоторым их принципам, неприемлемым для большинства консерваторов. По сути, он был сторонником патернализма, полагавшим, что государство должно всячески опекать своих наиболее социально уязвимых граждан. При этом он оставался убежденным поборником капитализма, считая социализм утопическим бредом. Он также сохранил романтичную привязанность идее империи и был ярым сторонником свободной торговли. В начале 1920-х гг. подобное сочетание взглядов свидетельствовало о том, что Уинстон Черчилль не мог сидеть на скамье ни той ни другой партии.

Правительство 1918 года

На гребне военной победы в Первой мировой коалиционное правительство Ллойд Джорджа в 1918 г. сумело одержать сокрушительную победу на парламентских выборах. Черчилль внес в избирательную кампанию свойственный ему дух радикализма, призывая предоставить Ирландии, Шотландии и Уэльсу частичное самоуправление, а также узаконить сорокачасовую рабочую неделю. Как и в случае с Англо-бурской войной, он отнюдь не желал растоптать побежденную сторону, хотя именно это и было главным пунктом программы других кандидатов.

Рассчитывая на один из ключевых постов в правительстве, Черчилль был разочарован, когда получил двойной пост – стал военным министром и министром авиации. Хотя и то и другое относилось к сфере его интересов, это никоим образом нельзя было сравнить с портфелем министра внутренних дел. Ллойд Джордж осторожничал. На Черчилля по-прежнему презрительно посматривали многие члены Консервативной партии, так что рассчитывать на столь высокое назначение он никак не мог, ибо, несмотря на все свои несомненные таланты, был независим и непредсказуем. Близнецы-радикалы Черчилль и Ллойд Джордж никогда больше не будут так близки, как десять лет назад.

Одним из первоочередных дел новоиспеченного военного министра стало разоружение Британии. Ситуация была накалена до предела: сотни тысяч британских солдат отчаянно желали вернуться домой. Твердая политика Черчилля – «первым призвался, первым демобилизовался» – быстро сняла это напряжение. В области внешней политики Черчилль активно помогал Белой гвардии России. Его глубокое недоверие к Советам было оправдано последующими событиями, однако в то время он не сумел отстоять свое мнение. Британия вывела войска из России. В марте 1921 г. с ее коммунистическим правительством был подписан англо-советский договор о торговле. Черчилль пришел в ярость и пригрозил отставкой.

Будучи министром авиации, он активно развивал ближневосточный вектор британской политики. Его интерес к обстановке на Ближнем Востоке углубился еще больше, когда в феврале 1921 г. он был назначен государственным секретарем по делам колоний. На фоне крутых урезаний расходов на оборону, армия и военно-воздушный флот спорили по поводу стратегии размещения вооруженных сил в Месопотамии (современный Ирак). Черчилль встал на сторону командования королевских ВВС, соглашаясь с тем, что небольшое количество боевых самолетов способно заменить несколько тысяч пехотинцев.

При этом он не одобрял использования отравляющих веществ против мирного населения. В контексте недавней войны в Ираке в 2003 г. Черчилля сравнивали с Саддамом Хусейном, который использовал против курдов смертельный нервно-паралитический газ. Черчилль был сторонником применения против мятежных племен относительно безобидного слезоточивого газа. Когда он узнал, что газ использовали против женщин и детей, его едва не хватил апоплексический удар. Тем не менее мифы подобного рода до сих пор окружают его имя.

Внешняя политика: Ирландия и Ближний Восток

В эти годы главными политическими вопросами для Черчилля были Ирландия и Ближний Восток. Он с головой ушел в нелегкое дело переустройства территорий, ранее бывших частью Османской империи. В ту пору проблемы этого региона были не менее запутанными и сложными, чем сейчас. Симпатизируя идее создания еврейского государства, Черчилль считал, что необходимо добиться ряда компромиссов между народами, населявшими земли Палестины. На конференции, состоявшейся в 1921 г. в Каире под его председательством, был определен политический ландшафт Ближнего Востока – прочерчены границы Иордании, Ирака и Ливана. Несмотря на разногласия, сохранившиеся и до наших дней, в тогдашней политической обстановке это был высший пилотаж дипломатии.

Его деятельность в отношении Ирландии была менее успешна. В июне 1920 г. Черчилль был назначен председателем правительственного комитета по делам Ирландии, к которым питал давний интерес. В то время правлению Британии серьезно угрожала Ирландская республиканская армия (ИРА). На ее действия Черчилль ответил суровыми репрессиями, бросив на усмирение мятежного острова отряды «Черно-рыжих»[3], наделенных правом уничтожать группы ИРА любой ценой.

Результатом стали страдания ирландцев, массовые нарушения прав человека, широкая поддержка населением бойцов ИРА и всеобщее стремление к независимости. До известной степени Черчилль позднее искупил свою вину: эксперимент продлился недолго, и вскоре был начат конструктивный диалог с вожаком ИРА Майклом Коллинзом. Позднее Коллинз признал, что англо-ирландский договор 1921 г. был бы невозможен без дипломатического таланта Черчилля.

Личная жизнь и уход из парламента

В семейной жизни для Черчилля наступил тяжелый период. Его четвертый ребенок, дочь Мэриголд, родился в ноябре 1918 г., через считаные дни после окончания войны. В августе 1921 г., в возрасте двух лет, она умерла от заражения крови. Чуть раньше в том же году застрелился брат Клементины, а в июне умерла мать Уинстона. Семья выдержала все эти невзгоды исключительно благодаря мужеству Клементины и Уинстона. В начале 1922 г. Клементина снова забеременела. Они с мужем впервые обзавелись собственным домом, купив в графстве Кент особняк Чартвелл-Хаус.

Чартвелл стал для Черчилля таким же значимым, как и живопись. Это было его пристанище, место, где он мог отвлечься от политики и обратить энергию на занятия совершенно иного свойства. Уинстон с энтузиазмом взялся за обустройство дома, научился ухаживать за садом и даже класть кирпичи. Первоначально у Клементины было противоречивое отношение к Чартвеллу, однако вскоре она признала, что дом помогает ее мужу отвлечься от государственных забот.

Между тем время победной коалиции либералов и консерваторов закончилось. В 1922 г. либералы, по-прежнему оставаясь расколотыми, потерпели поражение на выборах, состоявшихся после ухода консерваторов из правительства. Почти всю избирательную кампанию Черчилль мучился аппендицитом. Мужественная Клементина вместо него приходила на встречи с избирателями и даже выступала с речами от его имени. Однако этого оказалось недостаточно, и Черчилль проиграл, так и не получив места в парламенте от Данди.

Расстроенный, Черчилль отправился на юг Франции, захватив с собой мольберт и краски, а также материалы для работы над книгой. Так он приступил к созданию впоследствии ставшего знаменитым многотомного труда по истории Первой мировой войны. Это отняло у него много лет. Он работал над книгой вплоть до 1931 г., когда были опубликованы четвертый и пятый тома. В том же году он вернулся в политику.

В 1922 г. выборы выиграли консерваторы во главе с Эндрю Бонаром Лоу, однако его ранняя отставка и замена Стэнли Болдуином повлекли за собой выборы 1923 г. Черчилль выдвинул в Лестере свою кандидатуру как «либеральный сторонник свободной торговли», однако вновь не набрал нужного количества голосов. Это был последний раз, когда он боролся за место в парламенте под знаменем партии либералов. В марте 1924 г. Черчилль принял участие в дополнительных выборах, на сей раз как «независимый антисоциалист». И вновь потерпел поражение. И все же он поставил перед собой твердую цель вернуться в парламент.

Правительство лейбористского меньшинства в 1924 г. рухнуло, и Черчилль вновь вступил в избирательную гонку. На этот раз он принял предложение побороться за место от Консервативной партии по избирательному округу Эппинг – теперь как «конституционалист», что было синонимично слову «консерватор» и означало поддержку со стороны местной партийной организации. Болдуин повел Консервативную партию в новом направлении, отказавшись от протекционизма, и вернулся к традиционной поддержке свободной торговли.

Для Черчилля это был важный фактор. Он уже устал от фракционности Либеральной партии и осуждал ее поддержку лейбористского правительства Рамсея Макдональда. А может, он просчитал, что кратчайший путь к власти лежит через Консервативную партию.

Уинстон Черчилль без особых усилий одержал победу в Эппинге. В 1945 г. этот избирательный округ был поделен на Чингфорд и Вудфорд. Черчилль двадцать лет представлял интересы избирателей Эппинга, а затем Вудфорда. Но самым большим сюрпризом для Черчилля стало предложение премьер-министра Болдуина занять пост канцлера казначейства, как когда-то его отец.

Высокий пост (1924–1929)

Несмотря на его романтические слова о том, что он надел на себя мантию покойного отца, пребывание Черчилля на посту канцлера было не слишком успешным. Правительству Болдуина выпало руководить страной в условиях экономической нестабильности и потерпеть поражение на следующих выборах. Позднее Черчилль критически оценил свою деятельность, а также своих экономических советников. Ирония судьбы состояла в том, что его политика затягивания поясов, политика «здоровых денег» и возвращения к золотому стандарту способствовала его реабилитации в глазах Консервативной партии.

Экономическая политика

Это были трудные для экономики страны времена, отягощенные необходимостью выплаты огромных долгов, возникших в результате Первой мировой войны. Британия была много должна Соединенным Штатам, но и ей в свою очередь задолжали другие государства. За несколько лет до этого Черчилль мудро призывал к глобальному списанию взаимных долгов, однако возобладал традиционный подход правительства США. Существовало два взгляда относительно того, как правительствам следует выходить из экономического кризиса.

Выдающийся экономист Джон Мейнард Кейнс и его сторонники пропагандировали масштабные программы общественных работ, призванные стимулировать спрос. Они считали, что во время рецессии Британия должна иметь дефицитную экономику и воздержаться от привязки валюты (в том числе доллара) к золоту, потому что это приведет к снижению заработной платы и росту безработицы. Казначейство и Банк Англии придерживались консервативной точки зрения: для сбалансирования бюджета нужно урезать государственные расходы. Возврат к золотому стандарту мог бы восстановить доверие к английскому фунту и помочь возродить экономику.

Черчилль долго и упорно размышлял над этой дилеммой. Не стоит удивляться тому, как он поступил в итоге. Большинство Консервативной партии поддерживало традиционную политику «здоровых денег». Кейнса считали опасным радикалом. Совет, исходивший от казначейства и Банка Англии, был ясным и недвусмысленным. В 1925 г. Англия вернулась к золотому стандарту с довоенным курсом 4,86 доллара за 1 фунт. Черчилль предложил значительно урезать государственный бюджет.

В числе прочего это означало сокращение расходов на оборону и отказ от укрепления фортификационных сооружений в Сингапуре. Позднее Черчилль пожалеет об этом и будет благодарен национальному правительству Рамсея Макдональда за быструю программу перевооружения. В промышленности укрепившийся фунт создал проблемы с экспортом и привел к безработице и урезанию заработной платы. Угрозу, нависшую над жизненно важной для страны угольной промышленностью, Черчилль отвел лично, добившись для шахтеров субсидий, которые выплачивались девять месяцев. В 1926 г., когда этот срок истек, производственные отношения Англии оказались на грани краха.

Шахтеры призвали к всеобщей забастовке. Переговоры с правительством имели целью ее не допустить. Увы, кабинет Болдуина неожиданно занял жесткую позицию, и переговоры были прерваны. Черчилля часто обвиняли в том, что он совершил политический разворот, однако эти обвинения беспочвенны. Куда более справедливо сказать, что за время девятидневной забастовки, охватившей Англию, Черчилль воздерживался от использования подстрекательской риторики и тактики. Вместо этого ему поручили издавать временную правительственную газету под названием British Gazette. Для этой цели газета The Morning Post предложила воспользоваться ее мощностями и ресурсами. Хотя Черчилль был лишен права осуществлять редакторский контроль над публикациями, именно этим он и пытался заниматься. Во время забастовки Черчилль призывал задействовать войска, чтобы те сопровождали конвои с продовольствием. Это была совершенно ненужная провокация, возмутившая Болдуина. Забастовка постепенно пошла на убыль, однако общественное мнение, особенно левые круги, продолжали во всем обвинять Черчилля.

Экономическую политику Черчилля на посту канцлера казначейства трудно охарактеризовать иным словом кроме «провальная». Тем не менее его подход к экономике вызывает интерес. Решая проблему золотого стандарта, он устроил званый ужин, на который пригласил сторонников разных взглядов. Спустя несколько лет он признал свою ошибку и подверг резкой критике Монтегю Нормана, управляющего Банком Англии. Черчилль сохранил дружеские отношения с Кейнсом, идеи которого после Второй мировой войны изменили глобальный экономический порядок. Короче говоря, его ошибки имели, так сказать, честный характер – он пытался решать важные вопросы хотя и неудачно, но непредвзято.

Вынужденный заниматься экономикой, Черчилль по-прежнему уделял внимание международной политике. В этот период он выступал с критикой США как по вопросу военного долга, так и в отношении военно-морского соперничества. Нельзя не отметить его неизменное враждебное отношение к Советской России.

Поражение

Семья – Клементина и четверо их детей – была для Черчилля островком стабильности. Большую часть свободного времени Уинстон отдавал живописи и различным делам по переустройству дома. У него имелся круг близких друзей, а сам он слыл гостеприимным хозяином. В число его друзей входили Брендан Брэкен, молодой газетный магнат и подающий большие надежды политик, кандидат от Консервативной партии, а также профессор Фредерик Линдеманн из Оксфордского университета. Линдеманн был талантливым физиком, выдвигавшим смелые научные идеи. В годы Второй мировой войны он стал главным советником Черчилля.

В мае 1929 г. Стэнли Болдуин снова ушел в отставку. Экономика страны лежала в руинах, а Консервативная партия сделалась крайне непопулярной. Хотя Черчилль сохранил место от избирательного округа Эппинг, в парламенте самые прочные позиции были у лейбористов. В течение нескольких дней после выборов Черчилль вступил в закулисные переговоры, пытаясь создать коалицию консерваторов и либералов. Задача оказалась невыполнимой. При поддержке либералов Рамсей Макдональд сформировал лейбористское правительство меньшинства. После возвращения в 1924 г. в Консервативную партию Черчиллю удалось восстановить былую репутацию в глазах многих своих однопартийцев. И вот теперь он снова остался не у дел. В правительство он вернулся лишь в 1939-м.

В пустыне (1929–1938)

Десятилетие, которое сам Черчилль назвал «годами в пустыне», ознаменовалось его причастностью к крайне непопулярным делам, что вкупе с долгим нахождением консерваторов в оппозиции выдавило его на периферию власти. Впрочем, не до конца. Он продолжал укреплять политические связи и участвовал в том, что гарантировало ему пребывание на виду у сильных мира сего. В этот период Черчилль сосредоточил усилия на внепарламентской деятельности, которую перемежал путешествиями и писательской работой.

Как только улеглась пыль, поднятая выборами 1929 г., Черчилль вместе со своим братом Джеком и сыном Рандольфом отправился в лекционный тур по городам Канады и США. Их принимали светила, например Рандольф Херст. Путешествовали они в отдельном роскошном железнодорожном вагоне, принадлежащем промышленнику Чарльзу Швабу. Через два года Черчилль снова побывал в Соединенных Штатах с серией лекций под названием «Дорога англоязычных народов». Отныне судьба англоговорящего мира стала все чаще занимать его мысли. Былая озабоченность соперничеством с США и их мощным военно-морским флотом исчезла. Теперь он свято верил в то, что народы, говорящие по-английски, должны активно сотрудничать во имя мирового порядка и культуры.

Эту проблему Черчилль подробно рассматривает в своем многотомном труде «История англоязычных народов», который он завершил лишь в 1958 г. К работе над ним он приступил для того, чтобы поправить свои финансовые дела. Его бесконечные начинания по переустройству Чартвелла, недешевые заграничные поездки и развлечения привели к изрядным долгам. В 1930 г. Черчилль опубликовал остроумную автобиографию «Мои ранние годы». В том же году Черчилль приступил к написанию многотомной биографии своего предка, герцога Мальборо. Четыре тома, опубликованные в 1933–1938 гг., повествовали о той Британии, которая сформировала военную коалицию в помощь континентальной Европе. Эхо того времени было созвучно с нынешней эпохой и нарастающей тревогой, чего не мог не заметить и сам Черчилль.

Нацистская Германия

Взгляды Черчилля на нацистскую Германию коренились в его воззрениях по поводу мировой власти. Сильная Германия вызывала у него озабоченность независимо от того, кто именно правил этой страной. Это вовсе не значит, что нацистский режим не вызывал у него тревоги. Еще до того, как к власти пришел Гитлер, Черчилля возмущали преследования, которым нацисты подвергали евреев. В 1932 г. Гитлер отказался от обеда с Черчиллем из-за критических высказываний последнего о нацизме и антисемитизме немцев.

Раннее понимание угрозы, которую несет Германия, стало одной из причин, побудивших Черчилля вернуться на политическую арену. И все же большую часть 1930-х гг. его взгляды шли вразрез со взглядами однопартийцев и британского общества. Когда в сентябре 1938 г. премьер-министр Невилл Чемберлен, член Консервативной партии, подписал в Мюнхене договор с Гитлером, известие об этом Черчилль встретил с яростью. Он с самого начала, как только возник чехословацкий кризис, трижды предупреждал Чемберлена об опасности заигрывания с лидером нацистской Германии.

Его публичные заявления были в равной степени недвусмысленными. Хотя по возвращении из Мюнхена Чемберлен был встречен аплодисментами, Черчилль выступил в палате общин и предсказал недолговечность договора с Германией и неизбежную войну. «Я думаю, что через какое-то время – через годы или через считаные месяцы – вы узнаете о том, что нацистский режим Германии поглотит Чехословакию». Это была смелая речь смелого политика. Увы, мощная риторика Черчилля не снискала ему поддержки в рядах его партии. Большинство посчитало его поджигателем войны. Однако Лейбористская партия Клемента Эттли не поддержала мюнхенский сговор и хотя бы в этом выразила симпатии Черчиллю.

Независимость Индии

Политический остракизм, которому Черчилль подвергся в дни, когда мир балансировал на грани войны, явился также результатом позиции, которую он занимал по другим вопросам. Главным из них был вопрос независимости Индии. Романтическая любовь к империи, приправленная щепоткой расизма, привела к тому, что Черчилль неумолимо возражал против осторожных движений правительства в этом направлении. Когда в январе 1931 г. Ганди и другие лидеры Движения за независимость Индии были выпущены из тюрьмы, он ушел из теневого кабинета. Лидеры всех трех политических партий Англии поддержали эту политику. Отставка Черчилля явила собой окончательный разрыв со Стэнли Болдуином, с которым у него были и без того сложные отношения.

Выступая в 1935 г. против принятого парламентом Акта об управлении Индией, Черчилль оказался в обществе наиболее реакционных заднескамеечников от Консервативной партии. Из них лишь он один имел опыт работы в правительстве и поэтому быстро сделался их лидером. Но это наверняка раскрыло ему глаза на его положение. Вне стен парламента ряды его сторонников тоже были немногочисленны. Он все чаще представал в глазах многих человеком вчерашнего дня.

Предложение правительства, вчерне разработанное на третьем круглом столе конференции 1932 г., предусматривало для Индии статус доминиона, как у Австралии и Канады, однако этот вопрос был отложен в связи с началом Второй мировой войны. К нему вернулись сразу после ее окончания, когда Движение за независимость набрало обороты и его уже было не остановить. Индия обрела независимость в 1947 г. в правление кабинета лейбориста Эттли, но Черчилль с самого начала примкнул к проигравшей стороне.

Кризис отречения короля

Вмешательство Черчилля в кризис, вызванный отречением короля Эдуарда VIII в декабре 1936 г., было из того же разряда, так как шло вразрез с господствовавшими в стране настроениями. Тот факт, что английский монарх женился на американке, ранее состоявшей в браке и получившей развод, в те времена был в глазах большинства британцев верхом безнравственности. Правительство (на тот момент это было правительство консерваторов под предводительством Болдуина), британская элита и большая часть общества потребовали отречения короля. Позиция Черчилля по этому вопросу была сдержанной и разумной. Он просто призвал не торопиться с оценками и взвесить все возможные последствия этого шага. Черчилль боготворил короля и монархию. Те, кто обвинял его в попытке создать в парламенте «роялистскую партию», заблуждались. И все же в очередной раз Черчилль смело выразил несогласие с общественным мнением.

Несмотря на все эти публичные обсуждения, Черчилль делал важную работу, не выставлявшуюся напоказ. Его энергия и опыт в области обороны нашли признание со стороны Болдуина. При этом Уинстон активно использовал связи в правительстве и часто получал секретную информацию, официального доступа к которой не имел. Болдуин назначил его в комитет противовоздушной обороны, но Черчилль не ограничивался лишь этим кругом вопросов.

Тесно сотрудничая с профессором Линдеманном, Черчилль выдвинул целую обойму предложений, призванных подготовить страну к худшему. При этом и он порой ошибался. Например, в этот период он недооценивал роль авиации в боях с вражеским военно-морским флотом, а также заявлял, что эра подводных лодок ушла в прошлое. В целом же благодаря своему энтузиазму и нестандартному мышлению Черчилль внес неоценимый вклад в программу перевооружения Англии.

Между тем 1930-е принесли новые проблемы в личной жизни Черчилля. Серьезную тревогу Уинстона вызывал сын Рандольф, у которого возникли проблемы с алкоголем и за которого он частенько был вынужден краснеть. В 1935 г. развелась с мужем дочь Черчилля Диана. Сара же, наоборот, вышла замуж за человека, которого Уинстон и Клементина считали неподходящей для нее парой. Как и в другие нелегкие времена, Черчилль искал и находил поддержку у жены. К 1938 г. его карьера, похоже, достигла своего дна. В то время как Невилл Чемберлен гордо провозглашал «мир для нашего времени», Черчилль тщетно пытался заставить страну прислушаться к его голосу, предупреждая о нависшей над миром опасности. Увы, его никто не слушал. Окажись Чемберлен прав, Черчилль вошел бы в историю в первую очередь как талантливый писатель. Нападение Гитлера на Польшу в одночасье расставило все точки над «i».

Рождение легенды (1939–1941)

Возвращение Уинстона Черчилля в правительство состоялось в первые полтора года Второй мировой войны. Он вернулся сначала в кабинет, затем на пост премьер-министра. Ситуация не внушала оптимизма. В дни, когда на карту было поставлено само существование страны, Черчилль сумел сплотить английский народ перед лицом врага. Вместе с тем у него имелось собственное видение того, как переломить ход войны в пользу Англии.

Из адмиралтейства на Даунинг-стрит: судьба

Аннексия Чехословакии, которая состоялась всего через пять месяцев после пустых обещаний Гитлера в Мюнхене, дала мощный импульс политической карьере Черчилля. В мае влиятельное агентство Gallup сообщило о том, что 56 % британцев желают его возвращения в правительство. Газета The Daily Telegraph, обычно лояльная руководству Консервативной партии, развернула кампанию по возвращению Черчилля. Премьер-министр Англии Невилл Чемберлен ошибся в отношении Гитлера. Теперь же от него требовали вернуть во власть человека, который публично призывал не обольщаться насчет нацистской Германии. Когда в сентябре 1939 г. было объявлено о начале войны, Чемберлену ничего не оставалось, как включить Черчилля в состав кабинета министров.

Знаменитый сигнал «Уинстон вернулся!», якобы переданный всем кораблям Королевского ВМФ, возможно, не более чем миф, однако миф, отражающий всеобщее настроение. Черчиллю снова доверили руководство адмиралтейством, по всей видимости, в попытке его задобрить. Чемберлен, Галифакс и другие члены кабинета по-прежнему смотрели на него косо и не доверяли его мнению. Учитывая их собственную недальновидность в Мюнхене, такое отношение кажется, мягко говоря, несправедливым. Но он вернулся, и, как и в 1914 г., ему было поручено руководить военно-морским флотом Британии.

Как и в Первую мировую войну, английским кораблям сопутствовал переменный успех. Черчилля не стали обвинять в потере линкора «Ройял Оук», потопленного немецкой подводной лодкой в гавани Скапа-Флоу. Зато дерзкое освобождение пленных с борта немецкого танкера «Альтмарк» в территориальных водах Норвегии, проведенное по его инициативе, снискало ему восхищение англичан.

3 сентября Черчилль произнес в парламенте следующие слова: «Это не вопрос сражения за Данциг или за Польшу. Мы сражаемся за спасение целого мира от чумы нацистской тирании, сражаемся, чтобы защитить все самое святое, что есть у людей». Его яркая патриотическая речь резко контрастировала с бесцветными высказываниями Чемберлена, что наверняка отметили для себя члены парламента. На глазах у нации рождался новый лидер.

Тем не менее высокий пост премьер-министра Черчилль занял почти случайно, благодаря так называемым дебатам по Норвегии, состоявшимся 7–8 мая 1940 г. За месяц до этого вместе с Францией и Польшей Англия отправила в Норвегию войска. Когда совместный десант этих стран достиг берегов Норвегии, почти все главные норвежские порты уже были в руках у немцев.

К моменту этой провальной операции Черчилль возглавлял Военный координационный комитет. Как председатель комитета и военно-морской министр он допустил немало ошибок. Однако вина за унизительную неудачу английских войск в Норвегии легла на Чемберлена.

Дебаты в палате общин вылились в резкую критику действий Невилла Чемберлена. Число его сторонников уменьшилось с 213 до 81 – несомненный показатель утраты доверия. Чемберлен был вынужден уйти. Перед тем как сложить с себя полномочия премьер-министра, ему предстояло назвать королю кандидатуру преемника. Прибыв 10 мая 1940 г. в Букингемский дворец, Чемберлен порекомендовал королю Черчилля.

Политическая реальность тех дней почти не оставляла выбора. Хотя у Черчилля по-прежнему имелось немало критиков, особенно среди однопартийцев, вряд ли кто-нибудь кроме него мог рассчитывать на поддержку со стороны оппозиции. А обойтись без нее было никак нельзя. Перед лицом испытаний страна нуждалась в правительстве национального единства. Перемещение Черчилля на Даунинг-стрит было в большей степени связано с его популярностью в глазах англичан и среди лейбористов, чем в рядах Консервативной партии. Для него же это была рука судьбы. Черчилль верил: настал тот момент, ради которого он появился на свет.

Правительство военного времени

Черчилль сформировал коалиционное правительство. Так, например, его заместителем стал лидер Лейбористской партии Клемент Эттли. В кабинет вошел также лидер Либеральной партии. Укрепившись в роли премьера, Черчилль ввел в кабинет и других людей со стороны. В числе их был лорд Бивербрук, издававший газету Daily Mail. Его назначили министром авиационной промышленности. Эрнест Бевин, выдающийся профсоюзный деятель, получил пост министра труда.

Когда же Чемберлен удалился от дел по причине пошатнувшегося здоровья (он умер в том же году), Черчилль взял на себя руководство Консервативной партией. Теперь заднескамеечники были в его руках. Лорд Галифакс, бывший министр иностранных дел, был направлен послом в США, что позволило назначить на пост главы внешнеполитического ведомства опытного союзника Черчилля Энтони Идена.

У Черчилля также имелась небольшая закулисная группа, на которую он опирался. Парламентским секретарем стал Брендан Брэкен. Самый преданный Черчиллю товарищ по Консервативной партии, он прикрывал спину Уинстона в парламенте. Профессор Линдеманн, который уже создал в адмиралтействе команду статистиков (или, как говорят сегодня, «мозговой центр»), перевел ее на Даунинг-стрит. Ему предстояло сыграть важную роль в событиях последующих месяцев.

Министерства были реорганизованы и переведены в режим повышенной активности. Сам Черчилль занял пост министра обороны. Административные реформы, которые он осуществил в правительстве, были не менее важны, чем его собственная роль и внешняя дипломатия. Черчилль преобразовал государственную машину таким манером, чтобы взять под свой личный контроль ее военные и внешнеполитические рычаги. К худу или к добру, но руководство военными действиями оказалось всецело в его руках. При этом такой же неограниченный контроль над внутренними делами Англии был доверен Клементу Эттли.

Сражаясь в одиночку

Ситуация, в которой оказалась Британия, не внушала оптимизма. В тот самый день, когда Черчилль занял свой пост, немецкие войска вторглись в Бельгию и Голландию. На очереди была Франция. Черчилль неоднократно ездил в Париж и поддерживал ежедневные контакты с генералом Гортом, командующим английскими войсками во Франции. Вопреки советам многочисленных консультантов Черчилль в отчаянной попытке спасти Францию отправил туда последние резервы Королевских ВВС. Увы, французская армия уже была сломлена.

Англия сумела эвакуировать из Дюнкерка большую часть войск, бросив, однако, почти все военное снаряжение и боевую технику. Над страной нависла серьезная угроза в лице победоносной нацистской военной машины, чьи военно-воздушные базы теперь располагались на другом берегу Ла-Манша. Между тем Муссолини предложил себя в качестве миротворца – Чемберлен, все еще член правительства, и другие дрогнули. Черчилль проявил стальную выдержку и приказал военно-морскому флоту уничтожить французский флот в Мерс-эль-Кебире. Для него это была уже тотальная война. Он не мог позволить Гитлеру захватить французские боевые корабли. 10 июня Муссолини, как верный союзник фюрера, объявил Англии войну.

Гитлер обратил внимание на британские военно-воздушные силы и, прежде чем произвести высадку сухопутных войск, решил нейтрализовать британскую авиацию при помощи люфтваффе. Ошибочная тактика немцев, сильная система противовоздушной обороны и мужество горстки храбрых английских летчиков расстроили его планы. Возможно, на деле ситуация была гораздо лучше, чем могло показаться, однако для Черчилля, олицетворявшего решимость Британии стоять до конца, это был звездный час. Этот факт не подлежит сомнению.

Ему удалось точно уловить настроения страны. Его пылкие речи поднимали боевой дух соотечественников, убеждая их в том, что они выдержат все невзгоды, все испытания. В своей первой речи в качестве премьер-министра, произнесенной 13 мая, Черчилль не обещал Англии ничего, кроме «крови, тяжкого труда, пота и слез». 20 августа, в самый разгар Битвы за Британию, Черчилль сказал важные слова о королевских ВВС: «Еще ни в одной войне столь многие не были обязаны лишь горстке людей». Эти слова могли быть хладнокровно написаны заранее, но они стали украшением блестящей речи премьера.

Тем временем в Африке настала небольшая передышка – английские войска отбросили наступающих итальянцев, вытеснив их из восточноафриканских владений на северное побережье Ливии. Увы, она оказалась недолгой. В апреле 1941 г. немецкие войска вторглись в Югославию и Грецию. Черчилль согласился оголить фронт на севере Африки и перебросить часть войск в помощь Балканским странам, для чего вновь пришлось задействовать военно-морской флот. Как и следовало ожидать, ситуация в Африке мгновенно ухудшилась. Гитлер прислал итальянцам подкрепление. Вскоре войска Оси под командованием Роммеля уже вовсю теснили англичан в песках Северной Африки.

Трудно даже представить, в каком напряжении жил тогда Черчилль. Распорядок дня был изнурительный. По утрам, лежа в постели, он читал и диктовал письма, днем председательствовал на совещаниях, которые порой затягивались до поздней ночи. Он слишком много пил, что неудивительно. Его коллеги, члены правительства, приставили к нему личного врача. Сэр Чарльз Уилсон повсюду сопровождал премьер-министра вплоть до самого конца войны. В декабре 1941-го Черчилль перенес небольшой сердечный приступ, а через два года его почти на месяц приковала к постели пневмония. Премьер, которому было уже за шестьдесят и который не отличался крепким здоровьем, не только много пил, но и был заядлым курильщиком.

Прозорливость: подготовка к великому альянсу

Помимо координации действий армии Черчилль много внимания уделял внешней политике. Его личная переписка с Франклином Рузвельтом началась в 1939 г. по инициативе последнего. Теперь представления Черчилля об англо-американском сотрудничестве утратили былой романтизм, превратившись в залог спасения демократии.

Главной целью британского премьера было добиться от США вступления в войну. Без помощи из-за океана Британия могла продержаться какое-то время, зато вместе они непременно разгромят Германию. Сближение Черчилля и Рузвельта происходило долго, постепенно, шаг за шагом. Президенту США предстояло переломить давнюю традицию свойственного Америке изоляционизма.

Договор «эсминцы в обмен на базы», подписанный в сентябре 1940 г., был, безусловно, важен, однако куда большую роль сыграл сугубо практический договор о ленд-лизе. Англия получила кредит на закупку американского оружия, продовольствия и военной техники. Договор этот стал экономическим фундаментом для успешной борьбы с нацизмом.

Союзнические отношения с американцами имели для Черчилля первостепенное значение, однако он проводил активную политику и в отношении русских. Тот факт, что в 1940 г. англичане сумели расшифровать немецкие коды, означал, что Черчилль был в курсе намерений Гитлера напасть на Советский Союз. Он неоднократно предупреждал об этом Сталина, но тем не менее вторжение немецких войск в 1941 г. стало для русских неожиданностью. Хотя Черчилль ненавидел коммунистов, в международных отношениях им всегда руководил прагматизм. Например, он поддержал русских во время гражданской войны в Испании. В его глазах фашистский режим Франко был куда опаснее для Европы, нежели Советская Россия. Когда в июне 1941 г. гитлеровские танки вторглись в СССР, Черчилль немедленно объявил о том, что окажет Советам помощь. В августе того же года Англия, отчаянно боровшаяся за выживание, отправила в Советский Союз две эскадрильи истребителей.

Для достижения успеха Черчилль хватался за любую возможность. В те драматические дни его единственной и главной целью был разгром Германии. К июлю 1941 г. он заключил ряд договоров с США. К этому времени американцы неуклонно двигались к войне с Гитлером и его союзниками по Оси. Нападение немцев на СССР ускорило этот процесс. Несмотря на тяжелую военно-политическую обстановку, Черчилль был убежден, что Англия сможет победить Германию. К концу 1941 г. он нисколько в этом не сомневался.

Выход на мировую арену (1942–1945)

С 1942 по 1945 г. Черчилль, стоя у руля Британии, добился военных успехов в Африке, Европе и, наконец, в Японии. Правда, незадолго до последней победы, в августе 1945 г., он был вынужден оставить свой пост. Он вошел в историю как член триумвирата победителей в поистине глобальной войне. Вместе с тем Черчилль понимал: в момент, казалось бы, наивысшего триумфа Англия переживает не лучшие времена. И он сам, возможно, тоже.

Военная обстановка

Когда в декабре 1941 г. Япония напала на США, для Черчилля это стало неожиданностью, в отличие от планов Гитлера в отношении СССР, о которых ему было уже известно. Правда, в определенном смысле он был даже рад, понимая, что, объединившись с американцами и русскими, получит возможность разгромить и Германию, и Японию.

Военная обстановка по-прежнему оставалась напряженной. В июне 1942 г. пал Тобрук, британская цитадель в Северной Африке. Германо-итальянская армия под командованием Роммеля угрожала захватом Каира и Суэцкого канала. В августе катастрофой закончилась высадка канадских войск в Дьепе на Атлантическом побережье Франции. Но хуже всего дела обстояли на азиатском театре военных действий, где в феврале англичане понесли большие потери в сражении при Сингапуре. Вину за это Черчилль взял на себя. Ведь кто, как не он сам, настаивал на урезании военных ассигнований, столь необходимых для укрепления обороноспособности страны. Как выяснилось, японские солдаты были подготовлены к ведению войны в джунглях лучше, чем англо-индийские войска. На море авиация японцев наносила ощутимые удары по английским и американским кораблям.

Лишь весной следующего года приливную волну войны удалось повернуть вспять. К этому времени советские войска разгромили немцев под Сталинградом, американцы перешли в контрнаступление в Тихом океане, а объединенные войска англо-американцев вытеснили немцев и итальянцев из Африки.

Вызовы внешней и внутренней политики

Своим успехом эти боевые действия обязаны челночной дипломатии, в которой Черчилль играл главную роль. Сразу после нападения японцев на Перл-Харбор он немедленно отправился в Канаду и США, где его повсеместно встречали овациями. Его влияние в международной политике было, как никогда, огромным. С Рузвельтом была согласована позиция «Европа в первую очередь». Летом англичане и американцы объединили усилия в деле разработки ядерного оружия. Был также заложен фундамент того, что впоследствии стало Организацией Объединенных Наций. Не менее важно и следующее: Рузвельт согласился перенести активные боевые действия в Средиземное море.

В самой Англии Черчилль столкнулся с трудностями политического и личного характера. На семью времени у него практически не оставалось. Клементина, его надежда и опора, сама была постоянно занята, активно собирая средства на нужды армии, причем не только английской, но и советской. Три их дочери добровольно пошли во вспомогательные службы. Мэри прославилась тем, что командовала зенитной батареей. Рандольф воевал в войсках специального назначения. Такой же храбрый, как и отец, он не раз становился объектом критики за некрасивые пьяные выходки. Сара недавно развелась и, к неудовольствию отца, завязала роман с американским дипломатом.

Хотя как премьер Черчилль по-прежнему пользовался широкой народной поддержкой (по данным агентства Gallup, его рейтинг составлял 80 %), отношения с парламентариями были далеко не безоблачными. Известный левыми взглядами Стаффорд Криппс побывал в СССР и теперь призывал к более тесному союзу со Сталиным. Черчилль ловко нейтрализовал его, введя в правительство. Несогласный Бивербрук тотчас подал в отставку, но, к счастью для Черчилля, он был не слишком популярен в народе.

При помощи Эттли, сохранявшего ему верность, Черчиллю удавалось успешно контролировать настроения в палате общин. Он получил вотум доверия со счетом 464:1. Де-факто всеми внутриполитическими вопросами занимался Эттли, который был лордом-председателем совета коалиционного правительства и вполне компетентно управлял страной, пока Черчилль занимался военными делами. Причем у Эттли было гораздо больше времени на то, чтобы обдумать будущие аспекты внутренней политики, – именно это вскоре обеспечит ему поддержку электората.

По мере того как война приближалась к своей заключительной фазе, у Черчилля возникли трудности в отношениях как с Рузвельтом, так и со Сталиным. Особую остроту принял вопрос об открытии второго фронта. В первый раз трения возникли на двусторонней конференции, состоявшейся в августе 1943 г. в Квебеке. Союзники хорошо знали о позиции Сталина, который настаивал на высадке англо-американцев на территории Франции в том же году. Рузвельт был склонен с ним согласиться. Черчилль же предпочитал выйти к границам Германии с юга, высадившись на Сицилии. Такая боевая операция представлялась ему менее затратной. К этому моменту сопротивление Муссолини было сломлено, и Сицилия оказалась в руках союзников. В итоге было принято решение высадиться на материковой Италии. Черчилль также настаивал на боевой операции в Греции, на островах Южные Спорады. Во время встречи в Тегеране, состоявшейся в ноябре, Рузвельт поддержал Сталина и план по высадке на французском побережье летом 1944 г. Черчилль проявил осторожность – он полагал, что эта рискованная стратегия заведет их в тупик. Из встречи в Тегеране он вынес следующее: Британия перестала быть ведущей силой триумвирата. Усталый и разочарованный, через несколько недель после тегеранской конференции он слег с пневмонией.

Высадка в Нормандии оказалась успешной, в то время как детище Черчилля, боевая операция в Греции, провалилась. Войска союзников в Италии увязали в грязи и на горных перевалах. Тем временем Красная армия, взяв на свои плечи основные тяготы борьбы с вермахтом, неумолимо продвигалась к Берлину.

Советская угроза

Конец владычества Гитлера в Европе был уже не за горами, и Черчилль все чаще стал задумываться о послевоенном устройстве мира. В октябре 1944 г. он и Сталин обсудили в частном разговоре раздел Европы на зоны влияния Британии, США и СССР. Правда, планам этим не суждено было осуществиться. Как только о них узнал Рузвельт, он сразу же наложил на эти планы вето. Черчилль же продолжал гнуть свою линию, подбодренный тем, что русские, похоже, не стали возражать против подавления в декабре 1944 г. коммунистического мятежа в Греции. Однако истинные намерения СССР уже были предельно ясны. Еще в августе того же года русские допустили уничтожение немцами польской Армии Крайовой. Благодаря этому они, несмотря на заверения в «совместном влиянии», смогли беспрепятственно установить на освобожденной части Польши прокоммунистическое марионеточное правительство.

Довоенная Польша нескрываемо симпатизировала Англии. По этой причине она первой поддержала ее военные действия против Германии. Сотни тысяч поляков воевали с немцами в рядах британской авиации и сухопутной армии. Неудивительно, что молчаливое потворство планам Сталина в отношении Польши вызвало у поляков обиду. Увы, Черчилль мало чем мог им помочь. К его великому стыду, в стенах палаты общин критики сравнивали его позицию в отношении Польши с мюнхенским сговором, хотя последовавшее голосование сложилось в его пользу.

Призрак Восточной Европы, полностью контролируемой Советской Россией, не давал Черчиллю покоя. Он побудил Рузвельта ускорить наступление англо-американских войск в Германии. И даже тайком приказал британскому генералу Монтгомери начать складирование боеприпасов, которыми можно было бы заново снабдить немецкую армию.

Была ли война с Советами реальна или нет (скорее всего, она была невозможна), он понимал, что дни нацистской Германии сочтены. Именно в этом контексте становится понятен пересмотр его отношения к стратегическим бомбардировкам. В марте 1945 г., после безжалостного авиационного налета англо-американцев на Дрезден, он начал ставить под сомнение целесообразность стратегии Королевских ВВС Британии. Профессор Линдеманн и другие фигуры из окружения Черчилля считали, что массированные бомбардировки немецких городов помогут поскорее выиграть войну. Абсолютно очевидно, что этого не произошло. Разрушение Дрездена, массовая гибель мирного населения побудили Черчилля взглянуть на эту стратегию с точки зрения морали. Хотя командование бомбардировочной авиацией (в лице маршала авиации Артура Харриса) и профессор Линдеманн сочли, что их предали, невозможно обвинить Черчилля за столь гуманные соображения, тем более что война была уже практически выиграна.

Общенациональные выборы 1945 г

Общественное мнение о Черчилле довольно скоро переменилось. Хотя Клемент Эттли и выступал за сохранение коалиционного правительства до окончания войны с Японией, его собственная партия не могла ждать так долго. В мае, после разгрома Германии, Черчилль был вынужден подать в отставку. Были объявлены всеобщие выборы. Два месяца до них он оставался на своем посту в составе временного правительства консерваторов.

Ведя избирательную кампанию и одновременно руководя воюющей страной, Черчилль не уделял должного внимания внутренней политике. Он поставил себя в глупое положение высказыванием о том, что лейбористы якобы создадут некое подобие гестапо. Между тем его партия не могла похвастаться успехами ни в проведении реформы социального обеспечения, ни в деле достижения социальной справедливости, ни в экономике. Лейбористская партия Эттли, уловившая желание уставших от тягот войны англичан строить для Британии лучшее будущее, впервые в истории выиграла выборы с подавляющим большинством голосов.

В день, когда были объявлены результаты выборов, Черчилль и Эттли находились на Потсдамской конференции. Черчилль вернулся в Англию, поручив Эттли завершающие переговоры. Другим новым участником конференции стал президент США Гарри Трумэн, сменивший Рузвельта, который скоропостижно скончался в апреле. Возможно, все еще обиженный в душе на покойного американского президента, Черчилль не нашел времени, чтобы посетить его похороны.

Тем временем мировой военный конфликт ХХ в. приближался к концу. 2 сентября Япония подписала акт о безоговорочной капитуляции. Последним действием Черчилля на посту премьер-министра стало его согласие на атомный удар по Японии, ускоривший капитуляцию. Но теперь он сошел с политической арены. Пыль войны постепенно оседала, и было неясно, какую роль он сможет играть в новом мироустройстве.

Закат (1945–1965)

Черчиллю между тем уже исполнилось семьдесят. Теперь он представлял новый избирательный округ – Вудфорд в графстве Эссекс, ставший его политическим домом на закате карьеры. Вскоре после окончания войны к нему в кабинет пришел парламентский партийный организатор (от консерваторов). Премьер-министру было деликатно сказано, что ввиду недавнего поражения на выборах ему стоит сложить с себя партийное руководство.

Этого мнения придерживались несколько парламентариев, которые и поручили партийному организатору довести его до Черчилля. Тот ответил резким отказом. Черчилль еще дважды выходил на выборы как глава своей партии и еще четыре года был премьер-министром, а позднее стал лауреатом Нобелевской премии в области литературы. Правда, это уже был другой лидер, не тот, что пришел к власти в 1940 г.

Лидер лояльной оппозиции его величества

В роли лидера оппозиции Черчилль сохранял прежнюю активность, но теперь его страстью была внешняя политика. Иногда он надолго покидал стены парламента, выступая с лекциями за рубежом или занимаясь написанием книг. Клементина была рада, что Уинстон проиграл выборы 1945 г. По ее мнению, тем самым он снял с себя бремя забот и решений, неизбежно трудных в условиях послевоенного времени. Впрочем, он и сам это понимал.

Когда в 1950 г. разразилась война в Корее, Черчилль прозорливо заметил, что репутация «поджигателя войны» наверняка помешала бы ему поддержать инициативы Организации Объединенных Наций так, как это сделал Эттли. Многие внутриполитические инициативы исходили от других людей, таких как Ричард Остин «Рэб» Батлер. Последний был автором так называемой «Промышленной хартии», призывавшей консерваторов сохранить экономику смешанного типа – детище правительства Эттли. Черчилль с большим подозрением отнесся к столь радикальному пересмотру взглядов, однако партия приняла их, и он молча с ней согласился.

В 1947 г. умер его брат Джек. Черчилль сильно переживал эту утрату. С Джеком у них были близкие отношения, они много путешествовали вместе и во время войны жили под одной крышей. Зато он был очарован Кристофером Сомсом, женихом своей младшей дочери Мэри. С Сомсом, которому тогда было 25 лет, они имели сходные интересы: оба любили красивую жизнь и партию консерваторов. Сомс увлек его миром скачек – к изрядному неудовольствию Клементины. В том же году Кристофер женился на Мэри, а в 1950-м выиграл на выборах и попал в парламент. До последних дней жизни Черчилля зять оставался его самым верным сторонником.

В это же время Черчилль впервые обрел финансовую стабильность. Он продолжал получать высокие гонорары за книги, однако благополучное будущее обеспечила лишь продажа Чартвелла. Дом был приобретен группой благотворителей, предоставивших супругам Черчилль право пожизненного проживания в нем. После их смерти особняк по завещанию отходил в ведение Национального треста. Это было красивое решение. Чартвелл и по сей день является музеем.

Тем временем мир бросал Черчиллю новые угрозы и вызовы, и он был готов употребить свое влияние на их урегулирование. Обретение Индией в 1947 г. независимости сильно расстроило его. Правда, в последующие годы он подружился с Джавахарлалом Неру и примирился с потерей этой «жемчужины» британской короны. Но более всего Черчилля тревожил двуполярный мир, в котором сохранялось противоборство между США и Советским Союзом.

Хотя авторство термина «железный занавес» принадлежит не ему, Черчилль популяризовал его в своей знаменитой речи, произнесенной в 1946 г. в Фултоне, штат Миссури. В большинстве своем американцы, в том числе в высших политических кругах, относились к союзу с Англией настороженно. Такой союз был главным честолюбивым замыслом Черчилля и ключевой темой его речи. Несомненно одно: Фултонская речь Черчилля внесла свой вклад в противостояние с Советами и способствовала созданию в 1949 г. военно-политического блока НАТО.

В Европе Черчилля интересовали первые дискуссии о ее единстве, горячим сторонником которого он всегда являлся. Он легко представлял себе европейскую армию, но без участия в ней Англии. Он хотел видеть сильными и Европу, и Штаты – при условии, что Британия сохранит независимую позицию по отношению и к той, и к другим.

Черчилль продолжал много писать, в чем ему оказывали серьезную помощь исследователи и ученые. Его мемуары о Второй мировой войне в шести томах были опубликованы в 1948–1954 гг. В 1958 г. он закончил «Историю англоязычных народов», а пятью годами ранее, в 1953-м, удостоился Нобелевской премии в области литературы. Что вполне в его духе, в тот день у него была запланирована встреча с Эйзенхауэром, и потому он не смог присутствовать на церемонии вручения премии. Вместо супруга ее получила верная Клементина.

Возвращение на Даунинг-стрит

Черчилль вернулся на Даунинг-стрит в результате общенациональных выборов, состоявшихся в октябре 1951 г. Во время обеих кампаний он сосредоточил внимание на внутренних проблемах и таким образом избежал ошибок 1945 г. Свою роль сыграло и то, что после шести лет радикального правления лейбористов с их политикой затягивания поясов людям хотелось перемен. Черчилль выиграл, опередив соперников всего на 17 голосов.

Второй период на посту премьера стал для Черчилля бледной тенью первого. Ему уже исполнилось 77 лет, и его некогда острый ум был уже не тот. Его второму премьерству не хватало динамизма и остроты видения проблем. Черчилля окружали такие талантливые фигуры, как Брендан Брэкен, Кристофер Сомс или Энтони Иден, но без него никто не мог ничего сдвинуть с места. Он же по-прежнему был зациклен на международных проблемах.

Неожиданно его вниманием завладели английские военные базы в Египте, вопрос, которым он досаждал равнодушному Эйзенхауэру во время их встречи в январе 1952 г. Американский президент не одобрял имперских амбиций Англии. И вместе с тем он не стал возражать против двустороннего диалога с Советской Россией после смерти Сталина, последовавшей в 1953 г. Выдвигая такое предложение, Черчилль видел в этом возможность ослабить напряженность между двумя военно-политическими блоками, а также еще один шанс для себя войти в историю.

Эта инициатива ни к чему не привела. Когда об этом стало известно, Иден и другие члены правительства тотчас наложили вето на его предполагаемую поездку. В их глазах действия Черчилля были сродни палящей мимо цели пушке, а сам запрет – свидетельством его истинного положения. Консервативной партии, если она хотела одержать победу на следующих выборах, нужен был новый лидер. Настало время действий.

Возможно, Черчилль и впрямь слишком долго цеплялся за свой пост. Иное дело, что он пользовался слишком большим уважением в рядах партии, отчего никто не осмеливался прекословить ему. В июне 1953 г. с ним прямо на Даунинг-стрит случился удар. Поездка отпала сама собой. Широкой огласке этот факт предавать не стали. Сомс с Иденом окружили состояние здоровья премьера завесой молчания.

Однако Черчилль поправился и нашел в себе силы принять участие в партийной конференции, состоявшейся в октябре того же года, а в 1954 г. дал жизнь программе ядерного вооружения Британии. В конце концов в апреле 1955 г. он сложил с себя обязанности премьера. Даже ему было понятно, что в связи с грядущей избирательной кампанией он должен дать время своему преемнику. В последний вечер пребывания на высоком посту он встретился с королевой и герцогом Эдинбургским.

Его преемником стал Энтони Иден, вступивший в избирательную борьбу и победивший на всеобщих выборах, которые состоялись позднее в том же году. Сам Черчилль ушел из политики в 1957 г. после неудавшегося вмешательства Англии в Суэцкий кризис, что стало явным сигналом заката британской колониальной империи. При этом он, хотя и оставил своему преемнику Идену далеко не безупречное политическое наследство, отказался связывать с этой авантюрой свое имя. Настал подходящий момент, чтобы сделать последний поклон.

Отставка

Отставка всегда бывает трудна. Черчилль сохранял место в парламенте до 1964 г., правда, в последние годы почти не посещал заседаний. В 1963 г. его дочь Диана покончила жизнь самоубийством, Сара страдала от алкоголизма. Сам он все чаще и чаще был вынужден бороться с «черным псом» депрессии. Правда, Черчилль продолжал путешествовать, предпочитая прочим местам юг Франции, где, захватив с собой мольберт, искал уединения. Он часто вместе с Онассисом плавал на яхте по Средиземному морю. Публика любила его – на свое 80-летие Черчилль получил более 30 тысяч открыток с поздравлениями.

Признание заслуг продолжалось – после отставки Черчилля возвели в рыцарское звание, а в 1963 г. удостоили американского гражданства. Любопытно отметить, что в 1955 г. он отказался принять от королевы титул герцога, так как Рандольф не пожелал унаследовать этот титул.

Здоровье тем временем продолжало ухудшаться. Черчилль пережил несколько инсультов. 15 января 1965 г. после очередного инсульта Уинстон Черчилль впал в кому. Его жизнь оборвалась 24 января. Ему было 90 лет.

Наследие

На похоронах Черчилля присутствовали представители более сотни разных государств. Сотни миллионов человек наблюдали за траурной церемонией по телевидению.

В Англии это были первые государственные похороны после похорон Веллингтона в 1852 г. В честь Черчилля были выпущены почтовые марки, о нем были написаны книги и в память о нем открыты музеи.

Его семья по-прежнему играла важную роль в жизни страны. Сын Рандольфа Уинстон много лет был членом парламента. Сын Мэри Николас в настоящее время является депутатом от Консервативной партии в палате общин. Мэри уже за девяносто[4], она самая младшая из детей Черчилля. Она прожила яркую жизнь, и долгое время возглавляла совет Национального театра.

Жизнь Уинстона Черчилля окутана мифами и легендами вроде корабельного сигнала «Уинстон вернулся!» или приказа о применении отравляющих газов. Имеются, конечно, и заслуживающие доверия факты, способные вызвать интерес у историков независимо от мифологии. Одних только анекдотов и афоризмов набралось на несколько томов, хотя следует оговориться, что часть из них трудно считать достоверными.

Черчилля критикуют за многие его решения и за принципы, которые он публично высказывал. В отдельных случаях, взять, например, вопрос о независимости Индии, он предстает перед нами озлобленным реакционером. Даже в том, что касается его руководства страной в годы Второй мировой войны, найдется немало тех, кто подвергает его действия острой критике. Но на каждого такого критика, конечно, найдется свой апологет черчиллевской жесткой авторитарной политики. Есть и такие области его политической деятельности, которые могут удивить современного читателя: его ранний радикализм, отстаивание прав трудящихся или публичная поддержка Европейского союза в его тогдашнем виде.

Черчилль был политиком по призванию. Он много работал, всегда знал, чего хочет, и делал все для достижения поставленных целей. Он любил яркую, насыщенную жизнь, любил быть в центре внимания. При этом он верил в судьбу и имел мужество признавать ошибки. Он мог быть сначала жестоким, а затем сострадательным. Умный и смелый, разносторонне талантливый самоучка, Черчилль вместе с тем отличался упрямством и бесцеремонностью, а зачастую бывал безжалостен.

Его помнят главным образом за вдохновенное руководство страной в те дни, когда она больше всего нуждалась в нем. Его бульдожья хватка и даже само его лицо с двойным подбородком стали символом упрямого мужества британской нации. Но такой вывод был бы однобоким. Социальное обеспечение, реформы флота, умелая дипломатия, блестящие журналистские способности и более двадцати томов исторических трудов – все это штрихи к портрету удивительного человека. Увы, были в его биографии и неблаговидные эпизоды, вроде отправки карательных отрядов в Ирландию или возврат к золотому стандарту. Как и все яркие личности, Черчилль – фигура противоречивая.

В известном смысле это был романтик XIX века, который вел личную борьбу с реалиями века двадцатого. Неудивительно, что, когда закатилась звезда Британской империи, которую он так лелеял, закатилась и его звезда политика и государственного деятеля. При всех своих недостатках Черчилль внес монументальный вклад в мировую историю.

Хронология

1874

Апрель. Рандольф Черчилль женится в Париже на Дженни Джером.

Ноябрь. У супругов родился сын Уинстон.


1880

Февраль. Родился брат Черчилля Джон (Джек).


1886

Август. Рандольф Черчилль назначен канцлером казначейства.

Декабрь. Рандольф Черчилль подает в отставку.


1888

Апрель. Уинстон Черчилль принят в школу Хэрроу.


1894

Декабрь. Черчилль оканчивает Сандхерст.


1895

Январь. Умер отец Черчилля Рандольф.

Февраль. Черчилль принят в 4-й Ее Королевского Величества гусарский полк.

Ноябрь – декабрь. Поездка в США и участие в кубинской войне.


1896

Октябрь. Черчилль получает назначение в Бангалор (Индия).


1897

Июль – август. Черчилль участвует в экспедиции в Северо-Западную Пограничную провинцию.


1898

Поездка в Судан. Черчилль участвует в сражении при Омдурмане, а также публикует свою первую книгу «История Малакандского полевого корпуса».


1899

Май. Черчилль увольняется из армии.

Июнь – июль. Участвует от Консервативной партии в дополнительных выборах по избирательному округу Олдем и проигрывает.

Октябрь. Отправляется в Южную Африку в качестве военного журналиста для освещения событий Англо-бурской войны.

Ноябрь. Попадает в плен к бурам, однако позднее совершает побег.


1900

Январь – февраль. Участвует в экспедиции сэра Редверса Буллера в Ледисмите и Претории.

Октябрь. Консерваторы одерживают победу на выборах в условиях военного времени. Черчилль получает место в парламенте от Олдема.


1901

Февраль. Дебютная речь Черчилля в палате общин.


1904

Май. Черчилль становится «перебежчиком»: уходит из Консервативной партии в ряды Либеральной. Знакомится на балу с Клементиной Хозье.


1905

Кэмпбелл-Баннерман формирует либеральное правительство меньшинства.


1906

Февраль. Победа либералов на всеобщих выборах. Черчилль получает место в парламенте по избирательному округу Северо-Западный Манчестер. Занимает пост заместителя министра по делам колоний.


1908

Апрель. Черчилль назначен министром торговли и промышленности, однако проигрывает следующие дополнительные выборы по округу Северо-Западный Манчестер. Баллотируется и выигрывает выборы в парламент по избирательному округу Данди.

Март. Вторая встреча с Клементиной Хозье.

Сентябрь. Их бракосочетание.


1909

Июль. Рождение дочери Дианы.


1910

Из-за конституционного кризиса в палате лордов дважды состоялись всеобщие выборы. Либеральная партия формирует правительство меньшинства во главе с Асквитом.

Февраль. Черчилль получает портфель министра внутренних дел.


1911

Май. Родился сын Рандольф.

Октябрь. Черчилль назначен первым лордом адмиралтейства.


1914

Август. Начало Первой мировой войны.

Октябрь. Черчилль становится свидетелем неудачной обороны Антверпена силами британской морской пехоты.

Родилась вторая дочь Сара.


1915

Апрель. Начало Галлиполийской кампании.

Май. Сформировано консервативно-либеральное коалиционное правительство. Черчилль понижен в должности до канцлера герцогства Ланкастерского.


1916

Январь – май. Служба на Западном фронте.

Декабрь. Ллойд Джордж становится премьер-министром.


1917

Июль. Черчилль назначен министром вооружений.


1918

Ноябрь. Окончание Первой мировой войны. Родилась Мэриголд, четвертый ребенок супругов Черчилль.

Декабрь. Всеобщие выборы. У власти остается либерально-консервативная коалиция. Черчилль получает двойной пост – военного министра и министра авиации.


1920

Март. Отправка карательных отрядов в Ирландию.

Июнь. Черчилль возглавил правительственный комитет по делам Ирландии.


1921

Февраль. Назначен государственным секретарем по делам колоний.

Июнь. Смерть матери.

Август. Смерть младшей дочери Мэриголд.

Декабрь. Подписание англо-ирландского договора.


1922

Сентябрь. У супругов Черчилль родилась дочь Мэри, их пятый ребенок.

Ноябрь. Всеобщие выборы. Консерваторы во главе с Эндрю Бонаром Лоу одерживают победу. Вскоре Лоу подает в отставку и его место занимает Стэнли Болдуин. Черчилль теряет место в парламенте.

Семья переезжает в Чартвелл.


1923

Декабрь. Всеобщие выборы. К власти приходит консервативное правительство меньшинства. Черчилль баллотируется как «либеральный сторонник свободной торговли» и снова проигрывает.


1924

Март. Поражение на очередных дополнительных выборах.

Октябрь. Всеобщие выборы. Победу одерживает Консервативная партия во главе со Стэнли Болдуином. Черчилль в качестве консерватора впервые выигрывает место в парламенте по избирательному округу Эппинг. Получает пост канцлера казначейства.


1925

Черчилль возвращает Британию к золотому стандарту.


1926

Май. Всеобщая забастовка.


1929

Май. Всеобщие выборы. Рамсей Макдональд формирует лейбористское правительство меньшинства.

Июль – ноябрь. Черчилль на поезде путешествует по США и Канаде.

Октябрь. Крах на Уолл-стрит.


1931

Октябрь. Всеобщие выборы. Рамсей Макдональд формирует коалиционное национальное правительство.

Черчилль публикует последний том «Истории Первой мировой войны».


1935

Ноябрь. Всеобщие выборы. Переизбрано национальное правительство во главе с консерватором Болдуином.


1936

Декабрь. Кризис отречения короля.


1937

Май. Болдуина на посту премьер-министра сменяет Невилл Чемберлен.


1938

Опубликован последний том биографии герцога Мальборо.

Сентябрь. Мюнхенское соглашение.


1939

Март. Германия аннексирует Чехию.

Сентябрь. Британия и Франция объявляют войну Германии.


1940

Апрель. Норвежская кампания.

Май. Вторжение гитлеровских войск в Голландию и Бельгию. Черчилль назначен премьер-министром.

Июнь. Эвакуация британских частей из Дюнкерка (Франция).

Август – сентябрь. Битва за Британию.


1941

Март. Вступает в силу соглашение о ленд-лизе между Британией и США.

Май. Британия терпит поражение в Греции.

Июнь. Нападение Германии на СССР.

Декабрь. Нападение японцев на Перл-Харбор.


1942

Февраль. Падение Сингапура.

Июнь. Падение Тобрука.


1943

Январь. Конференция в Касабланке.

Август. Квебекская конференция.

Сентябрь. Свержение Муссолини. Заключение перемирия между Италией и союзниками.

Ноябрь. Каирская и Тегеранская конференции.


1944

Июнь. Высадка союзных войск в Нормандии.

Сентябрь. Вторая Квебекская конференция.


1945

Февраль. Ялтинская конференция.

Май. Разгром и капитуляция гитлеровской Германии. Черчилль формирует временное правительство консерваторов. Объявлены всеобщие выборы.

Июль. Черчилль проигрывает выборы. К власти приходит Лейбористская партия во главе с Эттли.

Июль – август. Потсдамская конференция.

Сентябрь. Капитуляция Японии.


1946

Март. Черчилль произносит знаменитую речь в Фултоне, штат Миссури, в которой звучит выражение «железный занавес».


1947

Февраль. Умирает младший брат Черчилля Джек.


1950

Февраль. Всеобщие выборы. Победу с минимальным перевесом одерживает Лейбористская партия.

Июнь. Начало корейской войны. Правительство Эттли отправляет в Корею войска.


1951

Октябрь. Всеобщие выборы. Победа консерваторов с минимальным перевесом голосов. Черчилль вновь занимает пост премьер-министра.


1953

Черчилль удостоен Нобелевской премии по литературе.

Июнь. Черчилль перенес тяжелый инсульт, что всячески скрывается его ближайшим окружением.


1954

Опубликован последний том «Истории Второй мировой войны».


1955

Апрель. Черчилль слагает с себя обязанности премьера. На этом посту его сменяет Энтони Иден.

Май. Всеобщие выборы. Иден укрепляет позиции Консервативной партии.


1956

Ноябрь. Суэцкий кризис.


1957

Январь. Отставка Идена. Премьер-министром становится Гарольд Макмиллан.


1958

Выходит в свет последний том «Истории англоязычных народов».


1959

Октябрь. Всеобщие выборы. Консерваторы во главе с Макмилланом одерживают победу.


1963

Октябрь. Старшая дочь Черчилля Диана покончила жизнь самоубийством.


1964

Октябрь. Всеобщие выборы. Победу одерживают лейбористы во главе с Гарольдом Вильсоном. Черчилль окончательно покидает парламент.


1965

Черчилль скончался после очередного инсульта.

Примечания

1

Лоренсу-Маркиш – ныне административный центр и главный город Мозамбика. – Здесь и далее, если не указано иное, примеч. пер.

2

«Охвостье» – насмешливое слово, появившееся в политическом лексиконе Британии еще во времена Кромвеля. Используется для обозначения любого парламента, оставшегося от фактически законного парламента.

3

«Черно-рыжие» – английские карательные отряды, действовавшие в Ирландии после Первой мировой войны и подавлявшие восстание шинфейнеров 1921 г.

4

Леди Мэри Сомс скончалась в мае 2014 г., не дожив нескольких месяцев до своего 92-летия. – Примеч. ред.


home | my bookshelf | | Черчилль |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу