Книга: Талант быть наемником



Талант быть наемником

Анастасия Левковская

Талант быть наемником

Купить книгу "Талант быть наемником" у автора Левковская Анастасия

Пролог

Черный автомобиль с включенными фарами и открытыми дверцами стоял в безлюдном переулке. Этот район был давно заброшен, так что невысокие дома пялились на чудо техники пустыми провалами окон.

На блестящий металл черного зверя небрежно опирался молодой человек лет тридцати. Он курил сигарету и лениво поглядывал в сторону поворота. Представитель заказчика опаздывал. Не в правилах мужчины было ждать, но слишком уж интригующим было послание. Интересную работу наемник необъяснимо чуял, а потому оставался на месте.

Из темноты в свет фар вынырнула приземистая фигура, которая торопливо перебежала дорогу и направилась к автомобилю.

«Наконец-то», – хмыкнул про себя наемник и, небрежно выбросив окурок, отлепился от своей малютки.

– Прости, Охотник, я опоздал, – хрипло выдохнул коротыш, который, судя по неровному дыханию, бежал всю дорогу. – Мне пришлось уходить от «хвоста».

Поименованный Охотником медленно кивнул, показывая, что принял информацию, а затем вопросительно вскинул бровь. Он знал, что, несмотря на темень, его жест будет увиден.

– В этот раз все серьезно. – Представитель заказчика подошел ближе и принялся торопливо вводить наемника в курс дела: – Ты знаешь, что наследник северного клана надумал жениться?

Охотник неопределенно пожал плечами. Несмотря на то что большинство заказов шло именно от кланов, их делами он интересовался мало. Ему достаточно было того, что узнавал, готовясь к очередной работе. Если, конечно, соглашался на эту самую работу.

– Так вот… – Коротыш глубоко вздохнул и зачастил: – Невеста достойная, одна из младших дочерей среднего брата двоюродного дяди главы южного клана. Обе стороны признали, что союз – весьма своевременный и нужный. Сам понимаешь, северные не упустят возможности закрепить позиции, а южным ой как нужны союзники. Но проблема в том, что у девушки есть жених! И ее родня, согласно предварительному брачному договору, не имеет права разорвать помолвку.

– Ну так заплатите жениху. – Первый раз за вечер наемник заговорил. И голос у него оказался странный – немного резкий и хриплый, будто сорванный. – Или убейте. Я такой мелочовкой не занимаюсь.

– Заплатить не получится, – невозмутимо парировал его собеседник. – Убить… тоже проблематично. Тебе что-то говорит имя Сэйшш?

Охотник подобрался и бросил на него острый взгляд.

– Ее жених – сын главы подземных нагов? – неверяще уточнил он, а затем передернул плечами. – Тогда вы тем более не по адресу. Я, может, и бескрышный, но не самоубийца.

– Пять миллионов, – веско обронил коротыш. – Не наших, зеленых. И вдобавок – три артефакта из личной сокровищницы главы, на твой вкус.

Наемник прикрыл глаза и шумно выдохнул. Черт с ними, с деньгами, но артефакты! Заманчиво, как заманчиво… К тому же какой прекрасный шанс отомстить этим подземным гадам… за все. Просто нереально заманчиво!

– А если я потребую телепортационное кольцо? – Он решил прощупать почву.

– Ты его получишь.

Значит, действительно отдадут что угодно… Насколько же северным важен брачный союз их наследника с этой девицей из южных? Там что-то нечисто, однозначно… Впрочем, Охотник был уверен, что узнает. Он всегда все узнает.

– Я не даю согласия. – Склонил голову, и светло-русая челка занавесила глаза. – Неделю беру на предварительный сбор информации. Если вам есть что добавить – вы знаете, куда слать данные. А потом я скажу, возьмусь ли за это.

– Но глава… – попробовал было возразить коротыш, однако заткнулся. Причем по банальной причине – Охотник схватил его за шею и, приблизив хрипящего мужчину к себе, прошипел:

– Не забывайся, гном!

И отшвырнул его в сторону.

Пока представитель заказчика пытался прийти в себя, наемник сел в своего стального монстра и, резко газанув, умчался в ночь.

Глава 1

– Ирка-а-а, какая ты ску-у-учная! – пропела соседка Аня, заглядывая через мое плечо, и с томным придыханием добавила: – У тебя же первая пара – у Аристарха!

– И что? – буркнула я, не оборачиваясь, продолжая быстро просматривать, все ли бросила в сумку. – Мне надеть мини-юбку, высоченную шпильку и нарисовать на лице боевой раскрас?

Как же они меня достали… Ах, Аристарх то, Аристарх се! И что только нашли? Лично у меня этот преподаватель, по которому сохла большая часть девушек нашего факультета, вызывал только трудно объяснимое опасение. Да как вообще он может нравиться?! У него же глаза настолько холодные и колючие, что от одного их взгляда хочется залезть под парту и не вылезать до конца пары.

– Хотя бы одеться поприличнее, распустить волосы и подкрасить губы, – вмешалась вторая наша соседка, Маша. – И это, кстати, можно было бы делать не для Аристарха, хоть он и редкий красавчик, а ради себя самой. Ирка, так давно никто не одевается!

Еще одна… законодательница мод. Вот чего пристали, а?! Видите ли, одеваюсь неженственно. Зато удобно, вот! А то, что они мне твердят, мол, я такая парня не найду, так и не надо! Мама всегда говорила, что мужчина должен смотреть на душу, а не на обложку!

– Ира-а-а, ты же себя губишь! – чуть ли не хором завопили девчонки и, оторвав меня от сумки, за руки потащили к зеркалу. – Ну посмотри! Разве можно так преступно относиться к своей внешности?!

Тоскливо посмотрела сначала на одну, потом на вторую. Вот пристали, а… Нет, спасибо, конечно, что они так за меня переживают, но… Ну не повезло мне так с лицом, как Ане – голубоглазой блондинке с точеным носиком и пухлыми губками и с фигурой, как черноглазой брюнетке Маше – у нее, что называется, ноги от ушей, да и в остальных местах все отлично. Я же ни ростом, ни фигурой, ни лицом не отличалась. Но, как говорится, не в этом же счастье!

– У меня все нормально с внешностью. – Я внимательно посмотрела на свое отражение. Девушка как девушка. Невысокая, волосы русые, глаза карие, изъянов на лице не имеется. – Пропорции нормальные, лицо симпатичное, волосы опять же отличные. Да, с грудью не сложилось, но тут с генами не поспоришь.

– Ира! – дернула меня за левое плечо Аня. – Уж поверь мне, как профессионалу, сделать сиськи вообще не проблема. Достаточно нормальный бюстгальтер купить. Но волосы! Как можно прятать за бездарным хвостиком, – и дернула меня за оный, – такую красоту!

– Потому что с распущенными мне неудобно, – сделала я вялую попытку защититься.

– А одежда? – подключилась с другой стороны Маша. – Ир, узкие джинсы, бесформенная футболка с «Хелло, Китти!» и кеды – это одежда подростка, а не молодой девушки.

Так, пора спасаться. Бегством! Потому что такими темпами меня все-таки переоденут. И это даже не самое страшное. А вот опоздать на пару к Аристарху… Брр! И пройти на свое место под его колючим взглядом… Не-э-эт!

– Спасибо за заботу, но я опаздываю. – Я вырвалась из цепких рук этих законодательниц моды. – И ваш любимый Аристарх никогда мне этого не простит, между прочим! Сами знаете, как он любит опаздывающих.

Это подействовало. Ну… частично подействовало.

– Да-да, иди, конечно. Но не думай, – Аня погрозила мне пальцем, – что это конец!

Маша лишь многозначительно кивнула.

Поминая подружек-соседок незлым тихим словом, я схватила сумку и бросилась прочь из комнаты. Так, надо послезавтра с самого утра слинять, а то суббота… Как пить дать поволокут по магазинам. А у меня ни денег особо нет, ни желания.

Привычный путь от общежития до корпуса нашего факультета занял рекордно короткое время. Вокруг вовсю резвился май, мои же мысли занимала по большей части модульная неделя, которая должна была начаться в понедельник. И от того, как я ее проведу, ну очень зависело, поеду ли на каникулы сразу по окончании семестра или все же придется переться на экзамены.

Часть предметов опасений не вызывали, все же я привыкла учиться и училась всегда хорошо, но… В любом правиле, как известно, есть исключения. В моем случае таких было три – философия, ППС, то есть прикладные программные системы и… главная головная боль – ЭУСУА, или, если расшифровать, элементы и устройства систем управления и автоматики.

Философ у нас просто уже в маразм скатился и считал, что для технаря не так важно знать физику и математику, как его бесценный предмет. ППС, которое на деле оказалось банальным изучением приложений «Майкрософт офис» – ну очень нужный на третьем курсе предмет! – вел самый гадкий препод на кафедре, который обожал валить студентов. А вот ЭУСУА… О-о-о, там все было запущенно. По всем статьям. Во-первых, предмет мне давался тяжелее остальных. Во-вторых, лекции по предмету вел декан, который и так особой добротой к студентам не славился, а на модулях и зачетах мог запросто вытрясти душу, и не в переносном смысле слова. И если в первом модуле мне повезло, не факт, что так же будет в этом. А вот в-третьих… лабораторные. По ним мне светил жирный недопуск к экзамену. И, чтобы решить эту проблему, надо было сделать феноменальную для меня вещь – застать нашего дорогого Аристарха Захаровича одного и выяснить, как можно сдать ему ту кучу лаб, которые у меня накопились.

Тяжело вздохнув, я показала пропуск вахтерше и, поздоровавшись с несколькими знакомыми, резво запрыгала по ступенькам на второй этаж.

К нужному мне кабинету я подходила с закономерной опаской. И чего я так его боюсь…

У знакомой двери было подозрительно малолюдно – всего несколько человек из нашей подгруппы подпирали стенку.

– Ирка, привет! – оживленно помахала мне моя одногруппница Леся. – Готова к лабе?

– Аж два раза, – невесело хмыкнула я в ответ. – Привет и тебе. А подружку где свою потеряла?

– О-о-о! – Она закатила глаза и заговорщицки мне подмигнула. – Ну ты понимаешь, да?

Я негромко хихикнула и кивнула, соглашаясь. Лучшая подруга Леси, Алина – наверное, самая красивая девушка нашего курса, с ума сходила по Аристарху. Она всегда приходила в политех при полном марафете, а на парах у нашего секс-символа могла посрамить голливудских звезд. Да вот незадача, холодный и суровый препод обращал на нее ровно то же внимание, что и… на меня, например. К чести Аристарха Захаровича надо сказать, что со всеми студентками он держал абсолютно одинаковую дистанцию и был отстраненно вежлив. Короче, облом нашей Алиночке, хоть она и категорически не хотела этого признавать.

До звонка оставалось несколько минут, даже наша подгруппа сползлась почти в полном составе, а кабинет по-прежнему был закрыт. Хм, а вот это на препода уже совсем не похоже. Загулял, что ли? Ой, было бы очень не вовремя… Я же как раз сегодня хотела все про лабы выяснить.

Ан нет! Идет…

Я привычно сгорбилась и спряталась за ближайшего человека, которым оказалась Леся. И так же привычно выглянула, чтобы в очередной раз изумиться – как всегда ухожен и одет с иголочки. Мама ему, что ли, костюмы готовит? Как-то мне сомнительно, чтобы мужчина сам этим занимался. Темно-серый костюм идеально сидел на худощавой фигуре препода, как и светло-серая рубашка. Не хватало лишь галстука, но этого элемента официального костюма я на Аристархе ни разу не видела. Правда, такой видок предполагал аккуратную короткую стрижку, но этому индивиду закон был не писан – щеголял светло-русой шевелюрой чуть ниже ушей. За что закономерно был любим девушками еще больше.

– Здравствуйте, – сдержанно ответил Аристарх Захарович на приветствия и посмотрел на нас поверх неизменных очков в прямоугольной оправе. – Входите.

Заняв свое привычное место – рядом с отличником Олегом и за спиной у богатыря Славика, я сразу расслабилась. И чего я так боюсь, кто бы мне сказал?..

– Итак, господа студенты, – преподаватель оперся ладонями на свой стол, – сегодня по плану последняя лабораторная, с чем я нас всех и поздравляю. Соответственно послезавтра всю пару я посвящу вашим долгам. А их у вас… – грозовые темно-серые глаза, как обычно холодные и безразличные, остановились на мне, – особенно у некоторых… достаточно.

Я поежилась и втянула голову в плечи.

Знаю, накосячила. И что мешало сдавать все вовремя?.. Впрочем, ответ всегда один – страх.

– Перед тем как я расскажу вам суть лабы, давайте сделаем перекличку. – Аристарх сел и открыл журнал. – Кто сегодня не почтил нас своим присутствием?

– Алина, – неохотно отозвался с первого рабочего стола наш староста Димка.

– Да неужели? – Ехидная улыбка мелькнула на четко очерченных губах.

Я едва сдержалась, чтобы не ущипнуть себя. Мистер «Я – ледяная глыба», оказывается, умеет улыбаться! Или все же почудилось? Ан нет – Леся, которая сидела за Олегом, изумленно охнула.

– Значит, будет первая энка. – Мужчина опять стал отстраненным, будто и не было секундного отклонения от привычной манеры поведения, и занес ручку над журналом.

Правда, поставить роковую «н» он не успел.

– Ах, Аристарх Захарович, простите меня!

В кабинет вплыла наша прима – в коротком бледно-розовом платье, на шпильке, при прическе и макияже. Короче, как обычно на этих лабах. Единственное, что выбивалось из отрепетированного образа, – явно очень тяжелый пакет. Хм… Неужели опять «привет» от бабушки? Она у Алины жила в какой-то глухой деревне на окраине леса, собирала и выращивала травки, а также варила изумительные настои. И стабильно раз в два-три месяца ее внучка приносила несколько бутылок изумительного травяного чая для всей группы. Уж не знаю, что именно заваривала бабушка-травница, но всего двух-трех глотков хватало для того, чтобы почувствовать себя будто наново на свет родившейся. Некоторые ребята даже утверждали, что он лечит болезни, мол, у них что-то там прошло, но вот такого я ничего не замечала, хоть и пила однажды этот чудо-напиток во время бронхита. Впрочем, и без того чай был замечательный. Мы не раз пытались выведать рецепт, но одногруппница только руками разводила. Мол, бабушка секретами не делится. Так что ничего удивительного, что пакет мы встретили сдержанным радостным гулом.

– Алина, – голос преподавателя посуровел, – вы же знаете, как я отношусь к опозданиям.

– Аристарх Захарович, у меня уважительная причина! – скромно потупила глазки наша звезда. – Мне надо было бабушку на автобус посадить. Не могла же я ее оставить!

– Так, не надо мне этих подробностей, – покачал головой тот. – Садитесь на место.

– Спасибо, спасибо, спасибо! – просияла Алина и, тряхнув русыми с медным отливом волосами, проникновенно предложила: – А я вам в качестве извинения за опоздание фирменного бабушкиного чаю принесла. Ребята не дадут соврать – в прямом смысле чудесный напиток.

Ребята – то бишь мы – нестройными голосами подтвердили, что таки да – чудесный, и, если препод откажется, нам же больше достанется.

– Чудесный чай, говорите. – В глубоком голосе мужчины появились странные нотки, а взгляд медленно перекочевал на пакет. – Чудесный… Хм… Ладно, можно сказать, вы меня заинтриговали. Давайте.

Я изумленно хмыкнула. Ничего себе! Неужели лед тронулся? Первый раз вижу, чтобы наш железный Аристарх брал что-то из рук студентов! Если да, то мужик оказался не так силен и принципиален, как все думали. Тоже пал жертвой смазливой мордочки и огромных зеленых глаз.

– Сейчас!

Резво, будто и не на шпильках, Алина побежала к своему месту. Хм, и не стремно ей? Я в своей жизни шпильки надевала только на выпуск и только потому, что мама упросила. И возблагодарила небо, когда смогла их снять! Это же пытка какая-то! Как девчонки на них целый день ходят, не понимаю… Ну вот, добегалась наша звездочка – прямо рядом со мной ногу подвернула.

– Ай! – Она совсем неграциозно плюхнулась на стул позади меня и схватилась за лодыжку.

– Все в порядке? – повысил голос преподаватель.

– Да-да, – торопливо закивала пострадавшая. – Просто ногу подвернула.

– В следующий раз будьте осторожнее. – Он моментально потерял к ней интерес и, поднявшись, принялся чертить что-то на доске.

– Новые босоножки, еще не привыкла, – вполголоса пожаловалась Алина и тронула меня за плечо. – Ир, можно попросить об одолжении?

– Мм? – Я вопросительно приподняла брови.

– Отнеси Аристарху, – она протянула мне пол-литровую бутылку из-под пепси, в которую был налит напиток янтарного цвета, – а то я ходить сейчас точно не могу.

Я заколебалась. С одной стороны, несмотря на некоторую звездность Алины, мы с ней прекрасно ладили. Была она девчонкой отзывчивой, всегда помогала, хоть и чувствовался в этом некий налет превосходства. С другой стороны, подойти к Аристарху, самой… Блин, я из-за этого трусливо лабы ему не сдавала, откладывая на последний момент!

– Ириш, ну пожалуйста! – взмолилась она. – А я тебе чаю больше дам!

Чай – это да… Чай – это аргумент.



– Алин, давай я схожу, – предложила Леся, но та только головой замотала.

– Мне, чтобы тебя выпустить, встать надо. А я не могу, больно.

– Ладно, – решилась я и протянула руку. – Давай сюда, отнесу.

Крепко ухватившись за бутылку, я встала и, внутренне послав все к черту, пошла к своему главному кошмару. Препод, будто почуяв, резко повернулся и уставился на меня немигающим взглядом. Потом опустил глаза и посмотрел на емкость, которую я сжимала буквально до боли.

Чуть ли не бегом я преодолела расстояние до стола, быстро поставила чай и так же быстро унеслась обратно, за спасительную спину Славика. Вот только странный изучающий взгляд Аристарха поймать успела. Чего это он?!

– Хм, любопытно. – Мужчина взял бутылку и повертел ее в руках. Затем отвинтил крышку и сделал глоток. – Действительно очень вкусно. Спасибо, Алина. – Чай был закручен и отставлен в сторону, а Аристарх Захарович сосредоточился на нас. – А теперь внимательно слушайте, что вам придется сегодня делать. Дано…

Все вошло в привычное русло, и я сосредоточилась на лабе, а также на том, что мне вполголоса говорил Олег. В том, что мы получим правильные результаты, я не сомневалась, но опять же беспокоил вопрос защиты. И с этим надо было что-то делать… Желательно в ближайшие несколько дней. А значит, хочешь, Ирка, или не хочешь, тебе придется преодолеть свой самый большой страх – подойти к этому мужчине и самой с ним заговорить. Да, я понимала, что моя боязнь самая настоящая глупость – в конце концов, не съест же он меня! – но ничего не могла с собой поделать.

Позади меня весело щебетала Алина. Видимо, то, что Аристарх принял чай, знатно подняло ей настроение. Поэтому она даже не пыталась делать вид, что занимается лабораторной, зато рассказывала Лесе, как продуктивно сходила вчера в торговый центр и что купила.

– Я бы на твоем месте так не радовалась. – Леська была настроена весьма скептично. – То, что он милостиво взял чай, ничего не значит.

– Он будет моим, это уже решенный вопрос, – отмахнулась ее подруга. – Сама увидишь.

– Алина! – Строгий голос Аристарха разнесся по аудитории. – То, что вы сегодня пострадавшая, не дает вам права филонить и не делать лабораторную. Не забывайте, что без правильных результатов вы не будете допущены к защите. А вы и так в моем предмете, мягко скажем, плаваете.

– Но я… – залепетала Алина, с которой в момент слетела вся бравада.

– Измерения, – отрезал он и подошел к старосте, тот как раз поднял руку.

Наша звездочка как-то даже потухла. Пробормотала что-то на тему того, что она ничего не понимает, и притихла. А я лишь мысленно посмеивалась. Вот вроде взрослая умная девчонка, а готова уцепиться даже за самый призрачный шанс. По-моему, любому понятно – то, что наш суровый препод взял чай, еще ничего не значит. Совсем ничего! Нет, она губу раскатала.

Мысленно махнув рукой на Алинкину несчастную любовь, я повернулась к Олегу. Сейчас – лаба.

Дело спорилось, все получалось как надо, и я даже расслабилась. Все же мне нравилась моя специальность, однозначно. Вот что называется, при поступлении ткнула пальцем в небо и угадала.

– Итак, что тут у нас? – Голос преподавателя прямо рядом с нашим столом заставил меня вздрогнуть и привычно втянуть голову в плечи. – Показывайте.

Я, как обычно, предоставила право объясняться Олегу. Тот бойко рассказал, как именно были получены результаты, а потом продемонстрировал листик с измерениями и расчетами.

– Хорошо, правильно, – удовлетворенно кивнул Аристарх. – Вы допущены к защите. Кстати, Ирина.

Вздрогнув, я подняла на него несчастные глаза. Ой, чую, сейчас что-то будет!

– Вы в курсе, что у вас катастрофическая ситуация с лабами?

Меня только и хватило, что на слабый кивок.

– Честно говоря, я не понимаю, чем вам так не угодил мой предмет. Вернее, именно практическая его часть, так как у декана к вам претензий нет. Да и остальные преподаватели о вас отзываются как об умной и ответственной студентке. Но у меня почему-то вы не попытались защитить ни одной лабораторной.

Смотреть на него было стыдно, поэтому я опустила голову и промямлила что-то на тему того, что обязательно исправлюсь. Черт, да мне не было так стыдно даже в девятом классе, когда мама застала меня за просмотром сайта для взрослых!

– Вижу, вы понимаете. В таком случае жду вас после третьей пары в преподавательской, будем решать, как помочь вашему горю.

Развернулся и ушел.

А я… Поняла, что хуже дня в моей жизни еще не было. Я с Аристархом в одном помещении, да еще и наедине?! Да я от страха скопычусь быстрее, чем он мне первый вопрос задаст!

Но выбора тоже особого не было. Кажется, преподы нашей кафедры дали мне положительную характеристику, и есть шанс закрыть все долги. К тому же я хоть и не защищала лабы, но училась добросовестно. Ну не хватало у меня решимости подойит к Аристарху! За что сейчас и расплачиваюсь…

Вот так, в попытках примириться с действительностью и с тем, что неминуемая расплата меня все же настигла, прошел весь учебный день. Я совершенно на автомате выпила предложенный чай, так и не осознала, что от меня хочет Алина, которая дергала за руку и пыталась пообщаться. Едва не завалила семинар по английскому – буксующий мозг наотрез отказался вспоминать топик, который задавали на этот день, спас лишь звонок.

И вот… Час икс настал.

Я топталась у двери в преподавательскую и не могла себя заставить постучать. Дура, в курсе. Поднять руку и просто стукнуть по темному дереву было выше моих сил!

Не знаю, сколько бы еще я там стояла, но вдруг дверь открылась.

– Романенко? – протянул Казимир Владимирович, мой «любимый» препод ППС. – Ты ко мне хвосты закрывать?

Мысленно сложив фигу, я помотала головой:

– Нет, я к Аристарху Захаровичу.

– О! – Он так мерзенько заулыбался, что мне захотелось дать ему по морде. – Да-да, понима-а-аю! – повернулся и крикнул в преподавательскую: – Аристарх, тут к тебе поклонница пожаловала.

Вот же су-у-у… нехороший человек! На глаза просились слезы, но я попыталась остановить их и опустила голову низко-низко.

– Не поклонница, а должница. – Холодный голос Аристарха немного отрезвил меня. – Ирина, заходите.

И куда только страх девался, а? Желание убраться от Казимира подальше было столь велико, что я быстро прошмыгнула мимо него и почти радостно подошла к нужному столу. И даже облегченно выдохнула, когда за моей спиной закрылась дверь. Аристарх, по крайней мере, никогда не опускается до таких мерзких заявок.

– Присаживайтесь. – Мужчина, который был занят чьим-то журналом, едва удостоил меня взглядом. – Можете повторить лекции по первой лабе, мне еще минут десять надо, чтобы закончить.

Ну я и спорить не стала, только торопливо зашуршала страницами конспекта. И вроде все помню, но так страшно… А что, если меня заклинит так же, как и на английском? У-у-у… Надеюсь, такого не случится! Ибо это будет ну полная катастрофа…

– Ну что, вы готовы?

Я вздрогнула и едва не выронила тетрадку из рук. А затем торопливо закивала. Вроде по первой лабе я все помнила.

– Тогда приступим к защите. – Аристарх повернулся ко мне всем корпусом и уставился немигающим взглядом. – А скажите-ка мне, Ирина…

Защита получилась короткой. И разгромной. Я думала, что все знаю? Я ой как ошиблась! А знаете почему? Потому что этот гад задавал такие вопросы, которые значились у нас как ну очень сильно дополнительные! И еще каждый раз сокрушался, что я не знаю настолько элементарных вещей!

И вот сижу я, чуть не плачу, понимаю, что меня явно пытаются завалить. Но за что?! Не хамила, не пререкалась, все пары исправно посещала, на лабах не отлынивала. Ну да, с защитой затупила, но это же не повод так меня грузить!

– М-да, печально, весьма печально. – Безэмоциональный голос препода будил глухое раздражение, на которое я поспешно переключилась, чтобы позорно не разреветься. – По остальным лабораторным работам ваши знания такие же?

– То, что идет основными вопросами защиты, я знаю, – едва слышно прошептала я.

– Но я предупреждал, что могу спрашивать не только основной перечень, – резонно возразил он.

И все бы ничего – он прав и бла-бла-бла, но всех остальных так даже близко не гонял! Даже наших отличников! А меня!.. Валит…

– И что мне с вами делать, Ирина? – печально вопросил мужчина и, сняв очки, положил их на стол. Под взглядом немигающих темно-серых глаз хотелось поежиться и заныкаться… в шкаф, например. – Ставить вам недопуск к экзамену?

Я упрямо молчала. Ибо что тут скажешь? А унижаться и просить… Я просто не умела. Впрочем, о недопуске тоже думать не хотелось. Меня папа дома за такое закопает!

– Впрочем, можем и договориться.

Э-э-э?! Чего?! Я вытаращилась на него, как баран на новые ворота. Это что за намеки? Все же знают, что он взяток не берет! Или нашего принципиального Аристарха вдруг настиг экономический кризис?

– Нет, я не о деньгах. – Ехидная улыбка преобразила строгое лицо, неожиданно придав ему хищности. – Скорее об услуге, обоюдовыгодной. Ты для меня кое-что сделаешь. А я за это не только поставлю тебе высший балл по всем лабам, но и помогу с другими предметами и проблемами, которые могут возникнуть до окончания универа.

Я резко шарахнулась в сторону, чуть не свалившись со стула, и тоненько (видимо, от шока) пропищала:

– Вы с ума сошли, я не собираюсь с вами спать!

Нет, ну а что я еще должна была подумать?!

А этот… этот… нет, все приличные слова закончились, вдруг осмотрел меня с веселым изумлением, а затем от души расхохотался. И от этого низкого, вибрирующего смеха мне захотелось завопить от ужаса и забиться под стол.

– Темные покровители, Романенко, ну и фантазия у тебя, – утирая выступившие слезы, простонал он. – Это же надо было такое придумать!

Это меня немного отрезвило, и я, потупившись, пробурчала:

– Как прозвучало – так и подумала…

– А мозги по назначению использовать – не судьба? – хмыкнул Аристарх. – Уж прости за прямоту, но ты для меня слишком невзрачна. Да, по-своему мила, что та полевая ромашка, но не больше.

Поднимать голову окончательно расхотелось. Блин, а можно было просто не издеваться?! А то я сама не знаю, что, например, той же Алине не то что в подметки не гожусь – рядом не валялась. Но зачем вслух говорить-то?! Я обиженно засопела, изо всех сил стараясь не дать скатиться подступившим слезам.

– Что вы от меня хотите? – Я наконец нашла в себе силы выдавить самый главный на этот момент вопрос.

– Посмотри на меня, – вместо ответа потребовал мужчина.

Нехотя подчинилась, все еще ожидая очередного словесного удара.

– Возьми-ка.

Мне в руки бесцеремонно сунули какую-то безделушку. Без особого интереса повертела в руках этот массивный мужской перстень из потемневшего металла, а затем вопросительно посмотрела на препода. Но тот меня даже взглядом не удостоил. Вместо этого он опять водрузил на переносицу очки и напряженно глядел сквозь стекла на мои руки. Мм, и что такого он там хочет увидеть?

– Девочка, простая девочка, ромашка полевая, а каков талант, – вдруг едва слышно пробормотал он, не отводя взгляда от перстня. – Так бездарно я еще артефакты не тратил, но, клянусь темными покровителями, оно того стоило.

Я окончательно перестала что-либо понимать. То ли наш холодный Аристарх сбрендил, то ли он просто какой-то толкиенутый, ибо с реальностью его слова плохо соотносились. Какой, к чертовой матери, артефакт?! И какие еще – кстати, второй раз упомянутые – темные покровители?! Саурон с Саруманом, что ли? Или какие еще есть у этих ролевиков темные силы?

Он забрал у меня из рук перстень и невозмутимо поднял на меня глаза, словно ничего странного и не сказал.

– Ну так что, Романенко, ты согласна?

– Согласна на что? – еще более осторожно, чем раньше, отозвалась я, готовая, если что, драпать подальше и побыстрее. – Вы же еще ничего и не предложили… А вдруг мне такое категорически не подойдет?

Нет, ну а что, если он сатанист какой-то и хочет затащить меня на одно из своих мерзких жертвоприношений? И хорошо еще, если не в роли главного, так сказать, блюда…

– А у тебя разве есть выбор? – Лицо Аристарха осветила иезуитская улыбка. – Если откажешься – вылет из универа тебе гарантирован. Интересно, что на это скажет твой отец, а, Романенко? Небось расстроится, что любимая дочь не оправдала так тщательно лелеемые надежды.

Мне словно горло пережали. И заодно дар речи отобрали. Я смотрела на совершенно спокойного мужчину и просто открывала и закрывала рот, как рыба, выброшенная на берег. Действительно, мой отец, обычный рабочий, всегда мечтал, чтобы я получила высшее образование, и обязательно техническое. Но уж точно этому гаду не может быть такое известно! Да откуда он?..

– Откуда я знаю такие подробности о твоей семье – это как раз совсем не твоя забота, – скучающе зевнул Аристарх. – Ну так что? Согласна?

Я закрыла глаза и шумно вдохнула. Так, Ирка, спокойно. Давай рассуждать логически, технарь, твою налево. Сама же любишь говорить, что аналитический ум наше все, а истерики – удел гуманитариев. Так что шевели шестеренками в голове!

В принципе вряд ли Аристарх затребует заверенный нотариально договор, а значит, в крайнем случае, если вдруг окажется, что он реально затевает что-то мерзкое, можно будет спокойно отказаться. Да, папа расстроится из-за отчисления, но куда больше он расстроится, если я, например, загремлю в тюрьму. Или если, не приведи бог, меня убьют. Но если есть шанс, что все закончится хорошо… Надо рискнуть! В конце концов, может, препод все же ролевик, а не псих, и им позарез нужен на игру какой-то конкретный персонаж, под который я идеально подхожу.

– Ладно, я согласна, – выдавила я из себя, облизав пересохшие губы. – И очень надеюсь, что не пожалею об этом…

– Думаю, мы оба будем в плюсе, – довольно улыбнулся Аристарх, опять снял очки, а затем бросил мимолетный взгляд на наручные часы. – Здесь обсуждать подробности нет никакого смысла, к тому же у меня скоро встреча. Давай так… Часов в девять я заберу тебя у общежития.

– Э-э-э… – Я представила, как меня на глазах у всей общаги забирает якобы гулять кумир наших девчонок, и поняла, что отныне борщ на кухне без присмотра оставлять не стоит – заплюют. – А может, не надо прямо там? Мне как-то не очень улыбается такое количество свидетелей…

– Можешь не переживать, меня вряд ли узнают. – И снова эта тонкая, хищная улыбка. – А то, что сплетни пойдут… Глядишь, тобой парни интересоваться начнут.

Я опять вспыхнула. Нет, ну вот обязательно издеваться, а?! Второй раз уже по моей самооценке, словно катком, проехался.

– Все, Ромашка, беги, – величественно махнул рукой он.

А вот это уже наглость! Черт побери, меня так в школе дразнили из-за фамилии, думала, хоть тут не будут! И да, в универе не дразнили! Кто бы подумал, что препод начнет!

– У меня есть имя, на крайний случай – фамилия, – не сдержавшись, процедила я, окинув нахала высокомерным, как мне казалось, взглядом.

– Да ты что. – Аристарх склонил голову набок и с интересом меня оглядел. – А я и не знал…

– Может, хватит надо мной издеваться?! – Я не выдержала и вспылила.

– Зубастая Ромашка. – Он широко улыбнулся, обнажив крепкие белые зубы. – Мне нравится, для дела подойдет.

Р-р-р! Точно покусаю!

– Так, воинственная, я уже опаздываю. – Мои гневные взгляды ему были до лампочки. – Все, шагом марш отсюда. В девять чтобы была как штык у парадного входа. Будем тебе делать репутацию. – И опять сверкающая улыбка.

– Скорее портить, – вырвалось само собой.

– И это прекрасно, – ухмыльнулся Аристарх.

Отвечать на эту провокацию я сочла ниже своего достоинства. Только демонстративно фыркнула и, гордо вскинув голову, быстро прошла к двери.

– Бедрами не виляй, все равно не умеешь, – уже в дверях нагнала меня финальная реплика этого спектакля.

Я едва не споткнулась на пороге, но все же сумела напоследок не опозориться.

В общагу я летела хмурой тучей, мысленно высказывая своему теперь уже точно самому нелюбимому преподу все нелицеприятное, что крутилось в голове. Ах, как жаль, что я ни за что не решусь произнести эти пламенные речи вслух…

Неожиданная мысль заставила споткнуться на ровном месте и тихонько охнуть. Минуточку, Ира, а куда же делся твой страх? Еще утром при виде Аристарха у тебя поджилки тряслись. И где это все? Растворилось в ярости – получается так. То есть, выходит, этот гад заметил мой страх и умело его перенаправил в другое русло?! Я невесело рассмеялась. Да ну, это бред. Вряд ли мужчину, который опустился до беспринципного шантажа, волнуют такие мелочи…

Впрочем, дурная мысль прочно засела в голове, а потому в комнату я вошла притихшая и задумчивая. Чем сразу же насторожила соседок, весело трещавших за чашечкой кофе.



– Ирка, ты чего в себя ушла?! – изумленно воскликнула Аня. – Что-то случилось?

– Нет, все нормально, – совершенно на автомате отозвалась я.

– Точно не нормально, – сделала закономерный вывод Маша.

А затем соседки шустро взяли меня в оборот. Забыв об остывающем кофе, они подхватили меня под руки и, усадив на кровать Ани, приступили к допросу. Так как я еще совсем не оклемалась после превращения ледяной глыбы, вызывающей ужас, в живого, хоть и наглого, язвительного и беспринципного человека, отбиваться было сложно.

– Слушай, ты влюбилась, что ли?! – Маша в конце концов сделала настолько парадоксальный вывод, что я даже вернулась в реальный мир. И хотела было рассмеяться, но… Вспомнила, что в девять за мной заедут. И в то, что соседки этот факт пропустят, я вообще не верила. Как говорится – не может быть, потому что не может быть никогда!

– Ну… не совсем. – Я потупила взгляд, чтобы ничем себя не выдать. – Но… в общем… меня тут на свидание пригласили. Неожиданно. И я не знаю, что мне делать…

«Делать» потонуло в дружном вопле:

– Ирка!!! Это же чудесно!

И эти две фурии заметались по комнате.

А я только и могла, что изумленно хлопать ресницами.

– Вот это!

В меня полетела какая-то цветастая кофточка.

– И это!

За ней – одна из любимых Машиных юбок, которую я ехидно называла макси-поясом.

– Еще это надо обязательно попробовать!

Так, а это, кажется, Анин сарафан, словно созданный для вызывания косоглазия у мужской половины.

– И босоножки не забудь, у вас размер один! А я сейчас в заветной коробочке пороюсь…

О, Маша что, собирается на меня что-то из своей бижутерии навешать?! Неслыханно…

– Да-да! Босоножки те, беленькие… И я в своей коробочке тоже пороюсь!

И вот тут я вздрогнула, с трудом подавив страстное желание смотаться из комнаты. Если в Машкиной коробочке были украшения, то Аня в своей держала косметику… Только через мой труп! Не дамся! Не дождутся!

– Э-э-э, девочки, спасибо, конечно, – я решила, что пора как-то влиять на ситуацию, а то запахло паленым, – но раз я ему понравилась в таком виде, значит…

– Ты ничего не понимаешь! – Сдвоенный возмущенный вопль ударил по ушам такой мощной волной, что пришлось заткнуться.

– Молчу, молчу, – пробормотала я и на всякий случай отгородилась от соседок подушкой.

– Ирочка, солнце, – подсела ко мне Маша, – пойми же ты, ласточка наша, парень тебя может пригласить на свидание и тогда, когда ты в спортивках пол моешь. Но на самом свидании будет ждать совсем другого облика!

– Да-да! – с видом эксперта покивала Аня, пристроившись с другой стороны. – Мужчины любят глазами, запомни это, дурочка. А еще обожают, когда их удивляешь. Значит, сегодня ты просто обязана своим внешним видом сразить кавалера наповал! Да так, чтобы у него из головы вылетело все, кроме того, что Ирочку надо на руках носить и осыпать цветами.

Как-то само собой перед глазами возник Аристарх – ну, вернее, его последняя, так сказать, версия. Я представила его реакцию на мое преображение… И поняла, что ждет меня вечером очередная порция насмешек. Увы, с этим я ничего поделать не могла – соседки явно мнили себя эдакими Пигмалионами и собирались оторваться на мне по полной. Придется смириться.

Что я и сделала.

Безропотно позволила себя одеть – причем изначально выбранные девчонками вещи на мне не сидели категорически, а потому эти две неуемные особы вывалили на ковер все содержимое шкафа, пока нашли приемлемую одежку. Затем Маша обнаружила, что у меня небриты ноги… Ну да, я ленилась – а зачем, если под джинсами не видно? Короче, меня опять раздели и потащили в ванную, причем Аня угрожающе помахивала зажатым в руке эпилятором… Этот момент я опущу, ибо… ибо. Одно я поняла точно: больше в жизни к этому пыточному инструменту пальцем не притронусь! Красота, конечно, требует жертв, но не таких же!

Собственно, сбор меня на свидание не наигравшимися в куклы соседками затянулся до вечера. Когда весь комплекс экзекуций был закончен и меня гордо вытолкнули к зеркалу… я едва сдержалась, чтобы не расхохотаться.

Ну не повезло им со мной, что поделаешь! Материальчик-то так себе… А потому, строго ИМХО, как выражаются в Интернете, я выглядела как девочка-подросток, дорвавшаяся к гардеробу… ну не мамы, а скорее старшей сестры.

Легкий синий сарафан до колен был все же немного великоват в груди, и это было хорошо заметно. Соседки, правда, почесав тыковки, хитро-мудро повязали белый поясок, пояснив, что он создаст видимость, будто так и надо. Впрочем, как мне кажется, это не особо помогло… Босоножки отличались высоким каблуком из тех, на которых даже стоять было тяжело. Поэтому я немного пошатывалась. Волосы девчонки мне все же распустили и накрутили, пригрозив отрезать под корень, если я додумаюсь их собрать. Особо непослушные пряди лезли в глаза и жуть как нервировали. Лицо… Честно говоря, я впервые видела себя накрашенной. И от этого все казалось неестественным. Кожа – слишком одноцветной, губы – слишком яркими, глаза – слишком темными, ресницы – чересчур длинными. Хорошо, что девочки не стали сильно извращаться над маникюром, заявив, что французский – залог успеха, и просто покрасили ногти каким-то пастельным лаком. Завершали весь этот облик массивные серебристые серьги, спускавшиеся почти до подбородка, скромная нитка белых бус да браслет из голубых камешков.

– И конечно же сумочка! – воскликнула Аня и сунула мне в руки светлый клатч. – Вот! Теперь все готово.

– Какие же мы молодцы! – удовлетворенно кивнула Маша. – Ириш, мы тебе гарантируем, что кавалер будет твой со всеми потрохами. Если бы ты так выглядела всегда – отбоя от поклонников не было бы.

– Угу, – не стала спорить я, про себя решив, что черта с два еще раз так выряжусь.

– Сама увидишь, – самодовольно улыбнулась Аня. – Как пройдешь по общаге – косоглазие парням гарантировано.

Ага. И дикий хохот тоже. Но вслух я это не скажу – девчонки же хотели как лучше, обидятся.

– Так, что там у нас со временем? – тоном генерала осведомилась Маша.

– Без пятнадцати девять, – бодро отрапортовала Аня и вопросительно глянула в мою сторону. – А он приедет ровно в девять, да?

– Угу…

– Тогда ждем, – постановила Машка и уселась на подоконник у открытого окна.

– Зачем? – не поняла я маневра.

– Глупая. – И опять этот снисходительный взгляд! – Где же ты видела, чтобы порядочные девушки приходили вовремя?

Мм, а я как-то всегда думала наоборот… Черт, а как я пойму, что Аристарх уже пришел? Он же грозился, что его никто не узнает! Я нервно сжала клатч и закусила губу. Что же делать? Злить его тоже не хотелось… Но и вырваться из цепких лапок соседок не получится – они явно вознамерились сделать все по правилам. Ну как они видят, конечно, эти самые правила. Вот только моей проблемы это вообще не отменяло! Что же делать, что же делать?..

– Ирка-а-а! – вдруг потрясенно выдохнула Аня. – Ты глянь, какую шикарную тачку занесло в наши края!

Мне было совсем не до тачек, даже пусть они будут сто раз шикарными, но пришлось делать вид, что интересно.

Хм, действительно любопытная машина. Не видела таких еще… Черная, низкая, вся такая округлая… Денег небось стоит бешеных.

Дверь авто открылась, и я невольно прищурилась – наверное, вырулит редкий мажор…

Из машины вышел мужчина – или парень, с нашего третьего этажа не было толком видно. Но смотрелся интригующе – весь такой в темном, прямо классический плохиш. А потом он снял широкие солнцезащитные очки и поднял глаза… И я чуть не села прямо на пол. Чтоб мне больше гамбургеров в «Макдаке» не есть, если это не Аристарх! Но, черт побери, его фиг узнаешь в таком виде!

– Ах како-о-ой! – хором выдохнули соседки, едва не вываливаясь из окна.

– Интересно, он не занят? – кокетливо пропела Маша, накручивая темный локон на палец.

Э-э-э… Пахнет как-то плохо, совсем плохо… Может, это не Аристарх?

Он неспешно достал из заднего кармана джинсов телефон и… Почти в ту же секунду зазвонил мой. Я дрожащими руками взяла мобилку со стола и под тяжелыми взглядами соседок приняла вызов.

– Ромашка, я тебя засек. Выходи давай.

Занавес.

Глава 2

Честно говоря, мне было страшно посмотреть на девчонок. Еще бы! Они-то думают, что я всерьез на свидание иду… С таким вот парнем. И запросто могут почувствовать себя оскорбленными – где я, а где они?

– Ира-а-а, – протянула Маша, первой нарушив молчание, – это он, да?

Стало еще страшнее.

– Ирка, не молчи! Сознавайся! – подключилась Аня. – Он, да?!

Пришлось сказать:

– Да… он…

И я вся сжалась, ожидая словесного удара.

– Твою мать! – ругнулась Маша. – Срочно снимай все безделушки.

Ну вот, я же говорила… Впрочем, в этом был один, хоть и маленький, плюс – не придется позориться перед Аристархом. С трудом сдерживая слезы, я принялась снимать сережки.

– Блин, блин, блин! – Клатч был вырван Аней из моих безвольных рук. – Никуда не годится!

Наверное, теперь мне придется съехать…

А потом началось что-то ну совсем непонятное.

– Анька, босоножки – фирма?

– Да! А клатч – нет!

– А замена есть?

– Есть, но по цвету совсем не пойдет! Разве что платье поменять…

– Не-э-эт, ты что! Оно, знаешь, сколько стоит?!

– Тогда лучше без сумки! Браслет есть нормальный? Сережки я свои отдам…

– Есть! И цепочка, я ее еще не надевала, но ради такого…

Я подняла глаза и растерянно заморгала, непонимающе наблюдая за этим кипишем. Мм, они что?..

– Так, Ирка, – ко мне подлетела Машка и протянула золотые браслет и цепочку, – с такими мужиками на свидания в дешевке не ходят. Ты должна выглядеть достойно!

– Вот именно! – Аня торопливо принялась вдевать мне в уши свои серьги из белого золота. – Тебе повезло, что у нас есть во что тебя одеть. Но теперь ты просто обязана задуматься о своем гардеробе! И никаких распродажных футболочек – уж я прослежу!

Теперь не разреветься было еще труднее. Пусть это свидание липовое, пусть это ни фига не мой кавалер, но… Черт возьми, как же мне повезло с девчонками! Я и так знала, что они у меня замечательные, но теперь…

– Все! – хором выдохнули соседки и отступили от меня.

– Теперь я могу быть спокойна за твой внешний вид. – Маша принялась настойчиво подталкивать меня к двери. – Иди, не заставляй такого мужчину ждать. – Она мечтательно закатила глаза.

– И помни, – многозначительно подмигнула Аня, – завтра мы ждем подробностей. Всех подробностей, даже самых мельчайших!

Все еще немного пришибленная таким поворотом, я мысленно искренне пожелала девчонкам всего самого лучшего и неуклюже поцокала к лестнице. Мне еще на этих ходулях как-то спускаться…

– Ирка? – Дорогу мне заступил Игорь – местный… мм… базарный баб, как мы его называли. – Это точно ты?

– Я, – недовольно буркнула в ответ, не останавливаясь.

– И куда это ты такая красивая? – Он недолго думая пристроился рядом.

– Игорь, мне некогда! – не сдержавшись, рявкнула я и пошла быстрее. Ну насколько каблуки позволяли.

– И-и-ирка-а-а! – протянул этот сплетник знакомым мне тоном «я чую сенсацию!». – Ты что, на свидание?!

Проигнорировав вопрос, я просто закрыла дверь секции перед его носом и осторожно пошла к ступенькам. Но вопль, который, наверное, разнесся по всему коридору, прекрасно услышала:

– Наро-о-од! А наша Ирка на свидание пошла!

Скрипнув зубами, я тихонько пожелала Игорю сломать язык и сосредоточилась на спуске.

Все же каблуки – та еще пытка. На улицу я вышла на подкашивающихся ногах. И едва не упала, когда наконец рассмотрела новый облик Аристарха.

Вот честное слово, если бы я не была в курсе, что именно он должен приехать к нашему общежитию, ни за что не узнала бы. От холодного, правильного, чистенького, разве что не прилизанного преподавателя не осталось ни-че-го. Передо мной стоял некто совершенно не правильный, даже близко не холодный и настолько… опасный, что на руках волоски дыбом встали. Теперь я полностью осознаю, почему всегда его боялась. Разве можно такого не бояться, будучи в здравом уме?!

Молодой мужчина – сейчас он казался намного моложе своих… мм, тридцати? – стоял, небрежно опершись спиной на машину, задумчиво смотрел сквозь стекла солнцезащитных очков на общагу и неспешно курил. Никаких костюмов – на моем преподе были черные джинсы и такого же цвета футболка, благодаря которой я вдруг выяснила, что у Аристарха хорошо развита мускулатура. Пятая точка, ответственная у женского пола за интуицию, вдруг зачесалась, предсказывая неприятности на себя любимую. Ой, почему мне кажется, что отчисление было бы лучшим выходом?..

Развить мысль я не успела. Аристарх поднял очки на макушку и лениво мне улыбнулся.

– Хорошо выглядишь. – Он неторопливо оглядел меня. – Но, судя по тому, как ты шатаешься, одевалась отнюдь не сама. – И на миг поднял глаза вверх. – Подозреваю, вон те две девушки, которые выглядывают из твоего окна, приложили руку.

– Я была против, – зачем-то принялась оправдываться. – Но объяснить внятно, с какого перепуга я встречаюсь вечером с парнем, не сумела.

– И рассказала о свидании, – усмехнулся Аристарх. – Лучший выход. Кстати, советую посмотреть на общагу.

Мм, это еще зачем? Чего я там не видела? Впрочем, мне не сложно… Пожала плечами и, повернувшись, подняла голову. И обмерла! Игорь, базарный баб, чтоб у него голос на месяц пропал! Весь мой этаж, вот в полном составе, выглядывал из окон! А-а-а! Завтра же весь факультет будет знать, что я с таким красавчиком на свидание ходила! Надеюсь, Аристарха никто не узнает…

– Убью! – мрачно процедила я.

– Обязательно. – Меня бесцеремонно сграбастали за локоть. – Но не сегодня. Слишком многое надо тебе объяснить, потому не будем терять времени.

Я даже пикнуть не успела, а меня уже запихнули в неожиданно светлый салон машины. Сам хозяин тачки тоже медлить не стал, и вскоре заработал мотор.

– Ну что, Ромашка, покатаемся? – Аристарх одарил меня такой шальной улыбкой, что мне захотелось немедленно выскочить из автомобиля.

– Только не гони, умоляю! – От страха я даже забыла, что вроде как мне положено ему выкать.

– А ты привыкай, – расхохотался этот гад, и… мы поехали.

Оказалось, что все мои страхи напрасны – Аристарх явно был опытным водителем, да и правил особо не нарушал. Так что я расслабилась и принялась смотреть в окно, пытаясь одновременно понять, о чем же будет наш договор.

Но, как выяснилось, расслабилась я очень зря.

Как только мы выехали за город, он пробормотал:

– А теперь нормально…

И как газанул!.. Я завизжала и, закрыв глаза, вжалась в спинку кресла.

– Расслабься, дуреха, – хохотал мой персональный на сегодня кошмар.

– Не могу-у-у! – выла я и умоляла притормозить.

Да кто меня слушал?!

– Если ты так на скорость машины реагируешь, – продолжал зубоскалить Аристарх, даже не думая скидывать обороты, – что же с тобой будет, когда мы на мотоцикле поедем?

– Я с тобой больше никогда и никуда не поеду! – заорала в ответ и, наконец-то вспомнив о ремне безопасности, принялась лихорадочно его искать.

– Поедешь. – Уверенность в его голосе бесила невероятно.

– Посмотрим! – рыкнула в ответ, торопливо защелкивая ремень.

– Посмотрим! – передразнили меня.

Да ну его к черту! – мудро решила я, зажмурилась еще сильнее, зажала уши руками и принялась про себя бормотать: только бы пронесло, только бы пронесло, правда же мы ни во что не врежемся?! И так увлеклась процессом, что пропустила момент, когда мы остановились.

– Долго ты так собираешься сидеть? – Мои руки бесцеремонно отодрали от ушей. – Мы уже на месте вообще-то.

Спасибо небу, я жива!

Когда я разлепила глаза, оказалось, что мы стоим у крыльца симпатичного небольшого особняка, огороженного каменным забором. Хм, а как это я пропустила, когда мы за него заехали?..

– Вылезай. – Аристарх, видимо посчитав миссию по приведению меня в себя выполненной, неспешно выбрался из автомобиля.

Злобно зыркнув в его сторону, я все же подчинилась. В конце концов, не сидеть же вечно на этом месте?

Как только я ступила на брусчатку дорожки, каблуки сразу напомнили, что даже стоять на них я толком не умею. Короче, чтобы не упасть, пришлось ухватиться за дверцу машины, попутно вспоминая незлым тихим словом соседок. Нет, я понимаю, что они хотели как лучше… Но как насчет того, что мне еще как-то ходить надо?!

– Ромашка, ты опять застряла?

Оказалось, что, пока я воевала с босоножками и собственными ногами, Аристарх успешно отпер дверь и теперь с интересом наблюдал за моими мучениями. Никогда бы не подумала, что скажу это, но как-то я даже скучаю по тому холодному и отстраненному преподавателю, который сейчас непонятно куда испарился!

– Не издевайся, – пробурчала я и наконец осторожно двинулась к ступенькам.

Был, конечно, громадный соблазн вообще разуться, но я почему-то постеснялась. Поэтому передвигалась мелкими шажками, внимательно смотря себе под ноги.

– Понятно, это надолго, – насмешливо хмыкнул Аристарх. – Короче, доползешь в дом, снимай с ног это безобразие и иди на кухню – по коридору первая дверь слева, не ошибешься.

И самым наглым образом оставил меня наедине с моей проблемой! Я возмущенно вперилась взглядом в широкую спину мужчины, но меня опять же проигнорировали. Нет, он точно не джентльмен! Мог бы хотя бы для приличия предложить свою помощь! Впрочем, о чем это я… Сегодняшние события четко показали, что уж кем-кем, а джентльменом этого гада назвать нельзя даже с натяжкой.

Наконец короткое, но показавшееся мне бесконечным расстояние до входной двери было успешно преодолено. И я, воровато оглядевшись, решила, что сниму треклятые босоножки прямо на этом месте, сил моих больше нет!

Быстро-быстро развязала ремешки, стащила пыточные колодки с ног и поняла: вот оно, счастье! Хотелось просто сесть, вытянуть ноги и шевелить пальцами, которые, бедненькие, натерпелись…

Конечно же делать этого я не стала и с тяжелым вздохом пошла искать кухню.

За входной дверью меня ждал длинный коридор, словно я не в жилом доме, а в каком-то санатории. М-да, планировка странная, ну да мне здесь не жить. Пожав плечами, я послушно свернула в первый же дверной проем слева.

Кухня как кухня. Ничего особенного. Если, конечно, не считать хозяина, который развалился на стуле у обеденного стола, а ноги закинул на табуретку. В остальном… Темно-коричневый кухонный гарнитур, плита, микроволновка и, кажется, кофеварка. Все чистенькое, разве что не стерильное.

– Садись. – Мне любезно указали на единственную свободную табуретку. – Говорить будем.

– Слушаю, – сухо процедила я в ответ и осторожно пристроилась на самый краешек.

Но начинать тот самый разговор Аристарх не спешил. Он пристально меня рассматривал, словно пытался разглядеть что-то мне неведомое. Вот чего пристал, а?! Весь день меня из душевного равновесия выбивает!

– Ну?! – наконец не выдержала я и недобро зыркнула из-под челки.

– Забавная, – ухмыльнулся этот гад и сразу сделал морду кирпичом. – С чего бы начать… – Скучающе поднял глаза к потолку и постучал пальцем по темной столешнице. – С чего бы, с чего бы… Пожалуй, вот с этого. – И опять внимательно на меня посмотрел. – Скажи мне, Ромашка, ты фантастику читала?

– Э-э-э, конечно. – Я округлила глаза, изумленная таким вопросом. – Но, правда, классический набор – Толкин, Стругацкие, Желязны и иже с ними…

– Хорошо-о-о, – довольно протянул он. – Просто прекрасно… В некотором смысле облегчает мою задачу.

Я нервно хихикнула. Неужели я угадала и наш холодный Аристарх Захарович по выходным бегает в зеленом плаще и с накладными ушами?! Ой, вот умора-то!..

Реальность, как обычно, оказалась круче любого воображения.

– Значит, принять тот факт, что не все окружающие тебя – обычные люди, а некоторые и не люди вообще, сможешь проще, – будничным тоном огорошили меня.

Я даже давиться смешками перестала. Лишь уставилась на этого уникума с ну очень нездоровым любопытством. Конечно, я слышала, что существуют такие городские сумасшедшие, которые не просто играют в ролевые игры, но и всем окружающим доказывают, что они великие маги, прекрасные орки и ужасные эльфы. Э-э-э… то есть наоборот – прекрасные эльфы и ужасные орки. Впрочем, сути это тоже не меняет. С прискорбием вынуждена констатировать, что наш холодный Аристарх оказался психом. А первое правило общения с таковыми какое? Не спорить и соглашаться. А потом – бежать. Чем и займусь…

– Не веришь, – спокойно кивнул он, словно весь мой мыслительный процесс не был для него секретом.

– Ну почему же, верю… – начала мямлить я, прикидывая шансы на бегство. Увы, они были неутешительными.

– Не веришь, – медленно покачал головой Аристарх и тяжело вздохнул. – Эх вы, люди… До чего с вами сложно… Пошли.

Он резко поднялся и, ухватив меня за руку, потащил прочь из кухни. Я вяло попыталась упираться, но, казалось, мужчина даже не заметил моих попыток. Черт, он сильнее…

Мама! Кажется, теперь я вляпалась так, что мне и не снилось! Надеюсь, мне не будут показывать какой-то ритуал или прочую мерзость… Меня же попросту стошнит!

Но, к моему большому облегчению, меня завели… наверное, это был кабинет – стол с ноутбуком, офисное кресло, шкаф с книгами.

Аристарх подвел меня к тумбочке у стены и скомандовал:

– Положи руку на стенку.

– Зачем? – осторожно поинтересовалась я, не спеша выполнять приказ. Мало ли…

– Помочь? – Вместо разъяснений он ухватил меня за ладонь.

– Не надо! – Я выдернула руку и быстро сама положила ее на гладкую поверхность. – И?

– Стой и смотри, – спокойно пожал плечами Аристарх.

Смотреть на что? На стенку? Интересно, и что я на ней должна увидеть?! Стена как стена… Светло-бежевая, гладкая, на обои не похоже, наверное… Додумать мысль я не успела. Потому что прямо рядом с моей ладонью стала появляться дверь. Я, вытаращив глаза, смотрела на сначала смутные, а потом все более явственные очертания почти черной деревянной двери и медленно осознавала – либо Аристарх гипнотизер, либо я еду крышей!

– Это что? – просипела я, облизав губы, не в силах отвести взгляд от нежданной находки.

– А что, не видно? – язвительно хмыкнул мужчина. – Дверь.

Задавать второй глупый вопрос – «А откуда она здесь взялась?!» – я не стала. Медленно отошла от стены, зачем-то тщательно вытерла руки об платье и, не поворачиваясь к хозяину дома, грустно спросила:

– Что ты со мной сделал? Загипнотизировал, да?

Вместо ответа Аристарх тяжело вздохнул, а затем хрипло пробормотал:

– Вот же непробиваемая!

Я, честно говоря, не понимала, чего он хочет. Чтобы я его признала великим магом-волшебником? Да запросто, пусть только потом отпустит… В мои напряженные мысли ворвался самый что ни на есть обыденный звук – дверной звонок. Я вздрогнула и испуганно заозиралась. Правда, непонятно зачем…

– Хм, – Аристарх прошел мимо меня к выходу из комнаты, – кого это принесло?

На меня он даже не взглянул, а я зачем-то поперлась следом. Ну… страшно мне было, да. Гипноз или нет, но, когда перед твоим носом из ниоткуда появляется дверь, хочется быть ближе к кому-то живому. Так, на всякий случай.

– Здравствуй, Аристарх! – На пороге улыбалась женщина лет пятидесяти, с остатками былой красоты на лице. Наверное, если бы она не была так консервативно одета – длинная бесформенная юбка, блуза с глухим воротником под горло, да еще и косынка, – выглядела бы лучше. – А я увидела знакомую машину и решила воспользоваться случаем, чтобы передать травы твоей матушке, – и продемонстрировала увесистую плетеную корзину, доверху набитую тканевыми мешочками.

– Здравствуйте, Оксана, – вполне дружелюбно улыбнулся тот, а затем бросил быстрый взгляд в мою сторону. – Вы заходите, покажете, что да как. А то сами знаете, я мало во всем этом разбираюсь…

– И правильно, – решительно кивнула женщина и степенно прошла в дом. – Не мужское это дело, в травках ковыряться.

Оксана явно бывала здесь, и не один раз, потому что деловито шагнула мимо меня прямо к кухне, на ходу случайно задев меня плечом. А я… зачарованно смотрела ей вслед, понимая – либо меня опять глючит, либо…

Сначала мне показалось, что она на самом деле выше ростом, чем мне виделось. Потом – что не идет, а словно плывет по деревянному паркету. А затем… Я просто впала в ступор. Конкретный. И хорошо что так, потому что иначе я бы заорала. Потому что змеиный хвост, да еще и такой длиннющий, вместо обычных ног – это как-то чересчур! Я не отрываясь смотрела на гибкую конечность, покрытую тускло-зеленой чешуей. Словно завороженная.

– Что такое? – Она… оно… повернулось и внимательно уставилось на хвост. – Я что, заклинание личины обновить забыла?

Мать моя, у нее даже на лице чешуя! Мелкая и в основном до середины щек, но все равно! А еще глаза… тоже змеиные – желтые, с узкой полоской зрачка. Мамочка, забери меня отсюда, я змей боюсь!

– Ой, Оксана, простите, виноват. – Аристарх крепко ухватил меня за локоть и потащил к… змее. – Я тут новый артефакт тестировал, против злоумышленников, он все магические эффекты снимает. А предупредить забыл.

Я спокойна, я совершенно спокойна. Ира, помни, если сейчас выдашь свой страх, тебя даже съесть могут. Поэтому просто делай моську кирпичом, будто видеть… кажется, такие создания называются нагами – для тебя в порядке вещей.

– А девушка? – Нага… нагиня? нагайна? ой, это не отсюда… внимательно посмотрела на меня, и я едва не запищала от ужаса. Спасали только мужские пальцы, до боли впившиеся в руку.

– Она своя.

– Ну раз так, – змеюка потеряла ко мне интерес и махнула неестественно длинной и когтистой ладонью в сторону кухни, – пошли, покажу, что да как.

– Может, лучше листик дам, и напишете?

– О! – Нага жутко улыбнулась, продемонстрировав мне узкие и тонкие клыки – наверняка ядовитые, и щелкнула по полу кончиком хвоста. – Прекрасная идея! Как я сама не додумалась.

У каждого человека есть свой запас прочности. И мой, кажется, вот только что закончился. Я просто отрубилась от реальности. Тело мое продолжало функционировать, потому что я не грохнулась в обморок, не забилась в истерике, но сознание было словно туманом подернуто.

В кухне Аристарх усадил меня на стул, где я столбиком просидела все время, что рядом находилась эта… нага. Хозяин дома вместе со своей гостьей не обращали на меня никакого внимания. Змея торопливо писала что-то на узких полосках бумаги, которые ей дал Аристарх, и шустро запихивала их в мешочки. Я же… была в шоке. Мир грозился обрушиться карточным домиком, все, что казалось незыблемым, теряло свою значимость. Если появление двери я еще могла списать на штучки воображения, то женщина, которую совершенно не изумил тот факт, что она – мифическая нага, уже перебор. А раз есть наги и магия, значит, запросто может быть и все остальное, что люди презрительно зовут выдумкой. Господи, как же мне дальше жить в мире, зная, что это все… существует.

– Ну все, кажется. – Нага придирчиво осмотрела корзину с заново уложенным содержимым. – Передай матушке, что следующий сбор будет готов через месяц.

– Обязательно. – Аристарх легко подхватил принесенную тару и поставил под стол. – Думаю, она за ним сама заедет. В последний раз, когда мы виделись, она сетовала, что давно вас не видела.

– Буду ждать. – И опять эта жуткая улыбка! – Как раз в конце июня мой супруг с сыновьями на две недели едут по заданию клана, а значит, мне будет совсем нечем заняться. – И змея прошелестела к выходу.

Аристарх, бросив мне небрежное: «Жди здесь», – поспешил следом, видимо, проводить дорогую гостью.

Когда перед глазами перестал маячить оживший персонаж фэнтези, я глубоко вдохнула и потрясла головой. Бред, бред, бред! Нет, однозначно, этому должно быть логичное объяснение!

– Итак, на чем мы остановились?

Я вздрогнула и беспомощно посмотрела на Аристарха, который фиг знает когда успел вернуться и даже усесться напротив меня.

Отвечать не хотелось. Да и вообще говорить не хотелось, так как были у меня вполне обоснованные подозрения, что в процессе разговора моя картина мира обрушится окончательно. А мне, между прочим, вполне комфортно живется и при такой! Поэтому я просто опустила глаза и нервно скомкала подол сарафана.

– Значит, сначала.

Ну да, глупо было надеяться, что он от меня отстанет.

– Думаю, тебе уже понятно, что то, что ты привыкла видеть, не совсем соответствует действительности, – скучающим и таким знакомым по лекциям голосом заговорил мужчина. – Помимо родного тебе мира есть еще и другой – опаснее, могущественнее, интереснее. В нем рядом с людьми, но под личинами живут те, кого обычно называют сказочными или фэнтезийными персонажами. В нем действует магия, а его законы – намного жестче и бескомпромисснее человеческих. А еще в нем действует право сильного, и за не так сказанное слово можно запросто умереть. Если, конечно, ты не сильнее.

Ничего себе! Не-не-не, не хочу я ничего знать! Верните мне мою пусть и серую, но привычную и комфортную реальность!

– И зачем ты мне это рассказываешь? – пробормотала я, не поднимая глаз.

– Затем, что, хочешь ты того или нет, тебе придется с этим миром столкнуться вплотную, – был мне спокойный ответ.

А я ведь чуяла, что лучше и безопаснее отчисление! И даже несмотря на то, что папа сильно расстроился бы!

– У меня еще есть возможность отказаться? – А что, попытка не пытка.

Тихий смешок.

– А сама ты как думаешь?

Ну да, наивная девочка. Тебе настолько ярко продемонстрировали этот самый мир, а теперь дадут слинять? Ага, держи карман шире.

– Убьешь? – Я подняла голову и посмотрела в серые глаза напротив.

– Зачем? – искренне изумился Аристарх, а затем криво ухмыльнулся. – Поверь мне, Ромашка, существует достаточно способов испортить человеку жизнь, даже не дотронувшись физически. Я просто честно тебя предупреждаю: со мной лучше и намного полезнее дружить.

Угрозу в голосе и в словах я вполне оценила. Все, Ирка, попала ты как кур в ощип. Думала, что все равно есть шанс пойти на попятный, а оно вон как оказалось… Ну да, еще пару часов назад я даже не подозревала, насколько все запущено.

– Ладно. – Я выровнялась и глубоко вдохнула, готовая принимать реальность такой, какая она есть. – Что ты от меня хочешь?

– О-о-о! – выразительно закатил глаза он. – Так сразу и не объяснишь… Даже не знаю, с чего стоит начать. С общих понятий или сегодняшнего утра.

При чем тут утро, я не поняла, как, впрочем, и про «общие понятия». Хотя, если уж быть справедливой, я сейчас вообще мало что понимала.

– Ты такая смешная, Ромашка, – вдруг сощурился этот гад. – Сидишь, хорохоришься, а в глазах – растерянность.

– Ничего смешного в этом не вижу, – раздраженно дернула плечом. – И не называй меня Ромашкой, мне не нравится!

– Зато мне нравится, – хмыкнул он. – Кстати, я придумал, с чего начать. С кнута и пряника.

Ой… Что-то меня это окончательно испугало! Чую… подставу!

– Итак, кнут. Ты должна понимать, что все, о чем ты сегодня и в следующие дни узнаешь, не должно пойти дальше. Во-первых, я не люблю, когда сведения обо мне гуляют по третьим рукам, во-вторых, некоторые тайны сами по себе смертельны. Понимаешь?

Я поежилась и медленно кивнула.

– Как не понять…

– Вот и хорошо, – удовлетворенно улыбнулся Аристарх. – Лучшим выходом, конечно, было бы поклясться… Но, увы, в случае с тобой это просто бесполезно. Значит, переходим к пряникам.

Почему мне бесполезно клясться, я не поняла, но уточнять постеснялась.

– Во-первых, как я и обещал, в моем лице ты получаешь покровителя в универе, а значит – можешь уже праздновать успешно защищенный диплом. – Он барабанил по столешнице пальцами и в мою сторону не смотрел. – Но я подумал и решил, что, так как в предстоящем задании есть некоторый риск для жизни, будет справедливо, если к универским бонусам ты получишь еще один, денежный.

Деньги, скажем прямо, меня заботили мало. По крайней мере, в контексте угрозы!

– То есть как – риск для жизни?! – хрипло выдохнула я. – Я не хочу!..

– Успокойся, – повелительно махнул рукой Аристарх. – Он минимален, я же сказал. Если будешь хорошей девочкой и сделаешь все как я скажу, ничего не случится. Почти все зависит от того, как ты будешь меня слушаться.

Да во что же меня пытаются втравить?! Опасное, связанное с магией и риском для жизни? Блин, да я обычная девушка, талантами не блистаю, магических дарований нет!

– Вот что ты меня втягиваешь? – Мой голос неожиданно сел, а в горле словно застрял основательный комок.

– По большому счету – в свою жизнь, хоть и на небольшой промежуток времени. – Аристарх медленно улыбнулся, а потом посерьезнел. – Теперь приступим к основным понятиям. Подробную картину рисовать не буду, оно тебе и не надо. Лишь то, что необходимо для задания. О том, что наш город контролируют кланы, ты в курсе?

– Конечно, – пробормотала я, немного сбитая с толку резким переходом на другую тему. – Город поделен на четыре сектора, по сторонам света. В каждом из них заправляет свой клан, – выдала я известную каждому горожанину информацию.

Вообще, кланы это… короче, ребята, с которыми лучше не связываться. Весь большой бизнес города, все его криминальные структуры, а также официальная власть – под их колпаком. О том, что конкретно они собой представляют, никто ничего толком не знал, так как кланы не любили и не принимали чужаков. Даже женщин, а уж те облизывались на сочетание денег и власти только так.

Стоп! Меня вдруг осенило. Оксана, которая нага, сказала, что ее муж и сыновья собираются по делам клана. Значит…

– Один из кланов – наги, да? – Я пристально глянула на Аристарха.

– Сюрприз, – удивленно приподнял брови он. – А от тебя все-таки может быть реальный толк, Ромашка. Ты, конечно, немного ошиблась, но с тем набором исходных данных… Почти все члены пяти кланов города – наги.

– Пяти? – уцепилась я за несоответствие.

– Именно, – кивнул мужчина. – Пятый клан, подземный, самый немногочисленный и опасный. И, собственно, именно с ним нам и придется иметь дело.

Час от часу не легче! Мало того что кланы, мало того что наги – а я, между прочим, змей боюсь! – так еще и самые опасные! Ну неужели нельзя никак с этого спрыгнуть? Не хочу я во все это влезать, не хочу!

– А теперь, пожалуй, к сегодняшнему утру, – бесстрастно продолжил Аристарх, который если и заметил панику на моем лице, то проигнорировал этот факт. – Сама догадаешься, что произошло?

Я растерянно моргнула. Почем мне знать, что такое он во мне рассмотрел? Не знаю, как у нагов и прочей нечисти принято, но я обычный человек и мысли читать не умею. Поэтому я лишь молча пожала плечами.

– М-да, – он скептически меня оглядел, – поторопился с комплиментом насчет умственных способностей. Решение лежит на поверхности, а ты его просто игнорируешь.

– Может быть, для тебя и лежит, – тихо возразила я, ощущая, как медленно, но уверенно начинает болеть голова, да еще и нарастает звон в ушах – мой внутренний Windows явно не справлялся с нагрузкой и грозил вырубить всю систему к чертовой матери. – Если ты забыл, то еще утром я и не подозревала… ни о чем.

– Плохое оправдание, особенно для технаря, который должен быстро приспосабливаться к изменению информационного пространства, – менторским тоном пожурили меня, а затем Аристарх «щедро» предложил: – Ты подумай, проанализируй сегодняшний день. Это в любом случае будет полезно. Раз уж мне придется с тобой некоторое время тесно работать, поучу тебя полезному.

Я лишь злобно зыркнула на него из-под челки. Вы посмотрите, какой благодетель выискался! Поучит он меня… А я просила?! Беспардонно влез в мою жизнь, перевернул мой мир вверх тормашками, да еще и по ходу втягивает в довольно-таки опасную авантюру… Короче, я просто насупилась и опустила глаза, мысленно послав этого гада куда подальше.

Впрочем, мой тихий бойкот продолжался совсем недолго.

– Ромашка, ты жить хочешь?

Я дернулась и перепуганно посмотрела на крайне серьезного мужчину. Черт, он мне что, сейчас по полной угрожать начнет?!

– Мне от твоей смерти нет никакого проку, – спокойно, даже буднично произнес Аристарх. – Более того, я сильно заинтересован, чтобы… задача была выполнена так, чтобы о факте взлома подземные наги узнали, когда мы будем за десятки километров от них. О том, что там побывал я, они наверняка догадаются, но, не имея веских фактов, не полезут. А о тебе даже подозревать не будут. Но! Все это только в том случае, если ты, Ромашка, будешь хорошей девочкой и сделаешь все в точности, как я скажу. Потому что, мелкая, при самом плохом исходе – читай: ты что-то запорешь, – я сбегу, а тебя убьют. Так что думай хорошенько, что тебе ближе и милее – дуться и лелеять свое эго или послушать умного мужчину.

Как бы этот… фэнтезийный бандит, который иногда маскируется под препода, не фыркал на тему моего ума и способности к анализу, соображала я быстро. Значит, вариантов нет. По крайней мере сейчас… Я либо ухожу в глухую несознанку и отказываюсь участвовать, а потом мне устроят такую веселую жизнь, что сама в петлю полезу, либо тихо соглашаюсь на все условия. Если бы еще в дело не были замешаны всякие… сказки, которые оказались совсем не сказками, я еще подумала бы. Теперь… боюсь даже представить, какие у Аристарха возможности. Ибо, судя по косвенным данным, он в этом фэнтезийном мире тоже далеко не мелкая сошка. Иначе просто не сунулся бы к самому опасному клану. Да и упоминание о том, что подумают на него, но без доказательств ничего не сделают, тоже дорогого стоит – даже в обычном мире тех, кто не имеет связей, убирают по первому подозрению. А значит… Нет, Аристарх Захарович, вы явно крутой перец. В этом всем меня конкретно сейчас интересовал другой крайне важный вопрос – насколько можно верить тому, что моя смерть ему не выгодна? Хотя-а-а… если хорошо подумать… Стремно, конечно, о таком размышлять, но если трезво – мой вероятный труп никто с собой забирать не будет. Вряд ли у кланов нет возможности навести обо мне справки. А так как Аристарха все равно будут подозревать, значит, установить между нами связь – тоже не проблема. Клан получит прямую улику… Может, конечно, я чего-то и не учла, но похоже на правду – все же моя безвременная кончина не на руку Аристарху.

– Следить за отголосками мыслительного процесса на твоем лице – одно удовольствие, – ехидно просветил меня мужчина, когда я подняла на него глаза. – Надеюсь, ты не посрамила гордое звание студентки нашей кафедры и пришла к правильным выводам?

Меня это задело, и очень сильно. Я выпрямилась и сухо, стараясь не допускать в голос ни единой эмоции, выдала ему всю цепочку моих рассуждений. Дура, в курсе…

К моему большому удивлению, когда я замолчала, Аристарх поджал губы и два раза хлопнул в ладоши.

– Вот можешь, когда хочешь, – одобрительно кивнул он и снисходительно добавил: – Если, конечно, не учитывать, например, существование одного заклинания, которое за две минуты сожжет твое тело так, что никакой информации из праха уже не вытащишь.

– Ты нарочно? – Все эти подколки меня уже знатно раздражали. – Мне казалось, ты больше настроен на то, чтобы я тебе верила… Но такими заявочками, знаешь ли, только усиливаешь мои сомнения.

– Я больше настроен на то, чтобы ты думала, – ухмыльнулся Аристарх. – Потому что тогда мне не будет нужды обращать внимание на твои сомнения. Сама с ними справишься. Потому я повторяю свое предложение: проанализируй сегодняшнее утро и подумай, что в нем было такого… особенного.

Прицепился же, а?! Как пресловутый банный лист. Я раздраженно фыркнула и хлопнула ладонью по коленке. Придется вспоминать… Но больше, конечно, хотелось забиться в укромный уголок, где никто не увидит, и закатить самой себе тихую, но продолжительную истерику. Блин, нельзя, чтобы жизнь делала вот такие кульбиты! У меня же нервы не железные! Хорошо, что я умела контролировать свои эмоции, а потому могла спокойно сидеть и даже думать, а не позориться перед Аристархом по полной.

Сейчас подумаю. Надо лишь немного настроиться…

– Дай, пожалуйста, воды, – тихо попросила для большего успокоения, а затем, глотнув холодной минералки из высокого стакана, благодарно кивнула мужчине, который наблюдал за мной с явным интересом.

Итак, сегодняшнее утро.

Первая пара. Все как обычно. А, нет, Алина опоздала, чего за ней до сегодняшнего дня не водилось. И фирменный чаек бабушки привезла… О! Кажется, вот оно! Я же Аристарху бутылку с чаем относила, видимо, пока шла к его столу, что-то он во мне подходящее и рассмотрел. Вот только что? Хм… Нет, об этом думать бесполезно – данных нет, мозг буксует. Значит, озвучиваем что есть и надеемся, что не поднимут на смех.

– На лабе я несла тебе чай, – медленно, подбирая слова, заговорила я. – Видимо, пока донесла, ты во мне что-то рассмотрел полезное для твоего дела. Что – я не знаю, потому что, уж прости, я в ваших этих… фэнтези не разбираюсь.

– Ход мыслей правильный, – сначала неожиданно одобрил Аристарх, а затем безжалостно закончил: – Но вывод неверный. Рассмотрел, но не в тебе.

Меня даже хватило на вялое удивление. Здрасте, тогда я совсем не понимаю, чего он ко мне пристал.

– Правда, больше из имеющегося ты не выжала бы, – покачал он головой. – Но это поправимо… Собственно, началось все вообще не с тебя, а с этой ведьмы Алины.

Слова возмущения сорвались с губ раньше, чем я успела додумать мысль:

– Ну знаешь!.. Если девушка тебя достала своим вниманием, это еще не повод обзывать ее ведьмой!

Ну обидно мне стало за Алинку. Она ведь искренне по этому бандюку сохнет, разве ее в том вина? Любовь она, как известно, зла. И всякие козлы этим пользуются… А потом еще и высмеивают. Или вот, ведьмами называют.

– Да сто лет она мне не сдалась эта твоя Алина, – цинично усмехнулся Аристарх. – И никаких оскорблений, она ведьма и есть. Самая натуральная и, судя по наличию интересной бабушки, потомственная.

– Э-э-э… – Я сначала опешила, а потом резко замотала головой. – Какая такая ведьма? Я ее с первого курса знаю, обычная девчонка.

– Обычные, как ты говоришь, девчонки, моя наивная Ромашка, – он улыбнулся так ласково, что меня даже передернуло от жути, – не умеют варить приворотное зелье самой сильной третьей степени. Которое, кстати, срабатывает только в том случае, если жертва получит его не из рук той, что готовила этот «чаек».

Твою мать, да за ногу. А ведь… похоже на правду! Ибо меня еще утром удивило, как Алина, которая на каблуках умудрялась даже бегать между корпусами, вдруг подвернула ногу на ровном месте. А потом быстренько сплавила мне бутылку, чтобы я отнесла ее Аристарху. И какое у нее было довольное лицо, когда он отхлебнул… Вот! А тут – не сходится!

– Ты же выпил. – Я сощурилась и пристально посмотрела на него. – А значит, по твоей логике, уже должен быть влюблен без памяти.

– Темные покровители! – рассмеялся Аристарх и покачал головой. – Ромашка, неужели ты думаешь, я стал бы пить эту гадость, если бы не был уверен, что она на меня не подействует?

Логично, и даже очень. Что не отменяет целой кучи вопросов, которые возникают. Впрочем, меня опередили.

– Видишь ли, Ромашка… Хоть я и родился в семье потомственных темных магов, мне дара не досталось. Если, конечно, не считать таковым довольно неплохую защиту от направленных на меня заклинаний. Против серьезного волшебства она, конечно, не помогла бы, но на приворот ее хватает с лихвой. Потому ваша Алина банально просчиталась – ее «чай» не подействовал бы на меня в любом случае.

– А тогда как…

– Я узнал, что там именно приворот? – догадался он о сути моего вопроса, а затем показал на глаза. – Артефакты. В универе это очки, которые показывают мне структуру заклинаний, сейчас – линзы.

– Понятно… – промямлила я, избегая смотреть на него.

Спасибо, конечно, дорогой преподаватель, за объем информации, но это, черт возьми, не отменяет факта, что я ни фига не понимаю! Пока своей особенной роли, которая на мою голову выделила скромную Иру Романенко среди остальных студентов, я просто не вижу! Вон шел бы лучше Алинку агитировать на смертельное приключение. Та небось сама бы побежала, теряя свои фирменные босоножки…

– А теперь вернемся к тебе.

Спокойный голос заставил шумно вздохнуть и опять посмотреть на Аристарха. Тот рассматривал меня и снисходительно улыбался. Кажется, его вся эта ситуация забавляла.

– Видишь ли, Ромашка, в чем особенность всей этой ситуации… – Он сделал паузу и, приподняв голову, сощурился. – Именно сегодня я смог бы выпить приворотный отвар, даже не имея защиты от него.

И умолк, продолжая сверлить меня выжидающим взглядом.

Я скептически хмыкнула. Если он думает, что этой глубокомысленной фразой настолько помог, что я сейчас завоплю «Эврика!», то его ждет сильное разочарование. Ибо я по-прежнему не понимала своей роли.

– Ну?! – наконец не выдержал Аристарх.

«Баранки гну!» – злобно подумала я, уже порядком раздраженная внеплановым и довольно странным экзаменом. Но вслух, ясное дело, этого не сказала. Не стоит злить опасных людей, если хочешь жить…

– Не понимаю, при чем тут я, – скупо ответила на его нуканье.

Аристарх покачал головой, а затем поднял глаза к потолку.

– Все-таки у женщин кривая логика, – тихо, словно сам себе, сказал он. – Не самые простые вещи она связала и поняла, а на такой элементарщине застопорилась намертво. Какой кошмар…

– Ну знаешь!.. – Я возмущенно поднялась и уперлась ладонями в стол. – Вряд ли «чай» расколдовала я, потому что, если бы у меня имелись какие-нибудь способности, они бы проявились раньше. А потому я не имею ни малейшего понятия, почему…

– Приворот сняла ты.

Одной фразой меня просто срубили. Я буквально рухнула обратно на стул и, растеряв всю ершистость и браваду, растерянно посмотрела на Аристарха.

– Но… как?!

– Есть довольно редкая категория людей… – Он умолк на полуслове, а потом слегка качнул головой. – Впрочем, не так. Может, и не редкая, но трудноопределяемая. Вот я тебя знаю с первого курса, а то, что ты собой представляешь, выяснил лишь сегодня. Когда ты взяла в руки бутылку с приворотом.

Сказать, что я была малость в шоке, несмотря на то что еще толком ничего не объяснили, – это просто тихонько промолчать. Офигеть, это что получается, у меня есть какой-то дар, о котором я до сих пор не подозревала?! Эй, там, наверху, а я точно не сплю?! Потому что на правду все это ну совершенно не похоже!

– И что я могу? – Закономерный вопрос, не так ли?

– Полезного для себя – почти ничего, – с ходу обломал меня Аристарх, сверкнув ехидной улыбочкой.

Спасибо, блин, большое, большое, блин, спасибо! Да, было обидно. А разве могло быть по-другому?! Я тут даже успела губу раскатать, а меня так безжалостно мордой в реальность…

– О’кей, поняла, – вздохнула я и нервно потеребила золотой браслет. – А не для себя?

– А подумать и догадаться? – Аристарх сурово сдвинул брови и сложил руки на груди.

Ответ напрашивался лишь один, а потому я просто тихо его озвучила:

– Снимать привороты?

Молчок. И лишь дернувшийся уголок его губ подсказал мне, что я не совсем права. Хм… А если так?

– Снимать вообще заклинания?

О! Кажется, теперь в яблочко – вон как довольно улыбается.

– Только не снимать, а нейтрализовать, – дотошно поправил Аристарх и милостиво пояснил: – Поэтому таких, как ты, называют нейтрализаторами. Практической пользы от этой способности почти нет. Для тебя, сама понимаешь, она бесполезна. Разве что зачаровать тебя невозможно. Но и артефактами ты пользоваться не сможешь – заряд на моем перстне сегодня умудрилась уничтожить за считаные минуты. Зато ты полезна для таких наемников, как я. По крайней мере, в заказах, подобных моему теперешнему.

Все это прекрасно, все это замечательно… Объясняет и появившуюся дверь, и слетевшую с наги личину… Но я, как истинная девушка, озвучила другой вывод из всего этого:

– Значит, если что, замести следы и сжечь мой труп у тебя тоже не получится. Я права?

Аристарх внимательно на меня посмотрел и, довольно улыбнувшись, склонил голову.

– Я думаю, мне будет интересно поработать с тобой, Ромашка.

Глава 3

В общагу я возвращалась, когда уже окончательно стемнело – дело медленно шло к полночи. Небо загадочно сверкало серебристой россыпью звезд, луна сегодня была на диво яркой. Да еще и почти полной… Я и раньше-то не особо полнолуния жаловала, а теперь… в свете новой информации… Как подумаю – так и вздрогну. В комнате, что ли, закрыться, чтобы меня, часом, никакой оборотень не сожрал?

Аристарх, как и положено воспитанному кавалеру, которым, правда, он не был, подвез меня к самому входу в общежитие. Да еще и не забыл напомнить, что завтра сразу после пар забирает меня… тренироваться! Видите ли, решил мой благодетель, чтоб ему пусто было, заняться моей физической подготовкой! Потому что, дескать, она оставляет желать лучшего! А еще грозился научить из пистолета стрелять, мол, слишком уж я беспомощна. Короче, наслушалась оскорблений сегодня от души…

В общем, следующие две недели, которые нежданный напарник окрестил «подготовкой к работе», для меня предполагались адовыми. Что, ясен пень, ни разу не радовало… Вот угораздило же меня так вляпаться, а?! Жила себе тихо-мирно, никого не трогала и была, в принципе, вполне счастлива. Нет, попалась. И теперь черт его знает, во что все это выльется. Может, даже погибну… Я вздрогнула и замотала головой. Нет, вот об этом думать точно не буду! Понадеемся на авось, раз уж от меня ничего толком не зависит.

– Все, беги. – Аристарх разблокировал дверцу. – Завтра на учебу оденься поудобнее – поедешь сразу после пар. Такси будет ждать тебя у входа в корпус, адрес водителю я скажу.

– О’кей, – вяло отозвалась я и, махнув рукой, вышла из машины.

Как только я подошла к двери общаги, автомобиль резко сорвался с места, и через минуту во дворе не было ни души. Ну если не считать меня, конечно.

Я коротко вздохнула и поплелась в общагу. Повезло, что сегодня дежурит тетя Аня, а не Варвара Сергеевна. Уж та мымра точно бы меня не пустила, мол, опоздала к десяти, иди спать туда, откуда пришла.

– Здрасте, – неловко улыбнулась я в окошко, за которым клевала носом наша вахтерша.

– Ирочка! – Тетя Аня обрадовалась мне, как родной. – А что это ты так поздно?

– Да вот… – Я неловко пожала плечами. – На свидание ходила…

– Ну наконец-то! – довольно заулыбалась она. – А то я уже переживала – такая хорошая девочка, да все без парня! Ну беги наверх, тебе небось спать хочется. – И многозначительно так подмигнула.

Вот же! Ну всем есть дело до моей личной жизни!

Я промямлила слова благодарности и поплелась на свой родной этаж. Причем шаталась я прилично, так как, ясен пень, к каблукам не успела привыкнуть. Хоть бы девчонки спали, хоть бы только спали! А то изворачиваться и врать сил не было совсем. Девчонки же не отстанут, пока не узнают мельчайшие подробности!

Но разве мог такой провальный по всем статьям день закончиться хорошо?

– Ирка! – Громовой шепот почти оглушил меня, когда вошла в комнату. – Ну как?! Давай рассказывай!

Э-э-эх! Что такое не везет и как с ним бороться?

– А может, завтра? – Я сделала вялую попытку отмазаться. – Честно говоря, ног не чувствую, да и спать хочу. Устала-а-а… – И демонстративно зевнула.

– Трупов хочешь? – мрачно спросила Аня и, ухватив меня за руку, потащила к ерзающей на кровати Машке. – Мы же до утра помрем от любопытства! И это, милая наша, будет полностью на твоей совести!

А-а-а!

Не знаю, заметили ли девчонки что-то на моем лице, но паника захлестнула меня с головой. Да что мне им врать-то, а?! О шикарном ресторане? Так я ни в одном не была, не знаю, что да как. Про поход в кинотеатр? Опять засада – ума не приложу, что сейчас показывают, а соседки точно в курсе. Блин, и что делать-то?!

– И-и-ир, – промурлыкала Машка, пододвигаясь ближе, – где вы были?

Эх, буду надеяться, что не проколюсь…

– Да нигде особо, – пожала плечами я, старательно избегая смотреть на девчонок. – На машине покатались, по парку погуляли…

– И что, даже в кафе не сходили? – разочарованно протянула Аня.

– Не-а…

– А в кино?

– Нет…

– И цветы, судя по всему, он тоже не подумал купить, – сурово проговорила Машка и жалостливо спросила: – А хоть целовались?

– Да нет… – Я окончательно стушевалась и опустила голову.

Воцарилась мертвая тишина, в которой отчетливо было слышно, как тикают настенные часы.

– Слушай, Ань, какой-то он стремный, да? – наконец сказала Маша.

– Стремный – именно то слово, – поддакнула та и осуждающе качнула головой. – Тачка бешеных денег стоит, сам тоже выглядит отнюдь не дешево, и так опозориться… Ир, походу тебя просто собираются как-то использовать. Бросай его, пока не поздно.

Вот тебе и не прокололась. И что делать?! Кто знает, сколько еще мне перед девчонками надо будет отмазываться? Ладно, Ирка, хватит паниковать, давай спасай ситуацию!

– Девчонки, это я виновата. – Щенячьим взглядом посмотрела сначала на одну, а потом на другую. – Очень боялась, чтобы он не подумал, что я корыстная. Поэтому наотрез отказалась куда-то идти, хотя он предлагал.

– Точно? – подозрительно уточнила Аня. – А то с тебя станется его выгораживать!

– Угу, слишком уж ты добрая, Иришка, – согласно кивнула Машка.

– Я правду говорю! – на удивление натурально возмутилась я.

– А поцелуй? – Анька, кажется, была намерена выяснить все.

– Эх… – Я опустила голову. – Тут тем более я виновата. Перепугалась. Он вон какой, а я… и целоваться-то толком не умею, ведь постоянного парня у меня не было. Еще сочтет неумехой, а он мне та-а-ак нравится…

Удивительно, но этот сомнительный, по моему мнению, аргумент подействовал. Девчонки понимающе заохали, а потом принялись наперебой меня успокаивать. Причем иногда такими словами… Как я не заржала, до сих пор понять не могу.

– Ириш, – Машка приобняла меня за плечи и сочувствующе вещала прямо на ухо, – мне твой страх вполне понятен. Если бы я оказалась вот в такой ситуации, я бы точно так же струсила.

– И я тоже! – вставила свои пять копеек Аня.

– Вот! – Маша кивнула нашей соседке. – Видишь, это общие женские заморочки. И, знаешь, с некоторыми мужчинами они действительно справедливы. Но этот твой… кстати, как его зовут?

Ой… Угораздило же нарваться на уникума со столь редким именем! Спалюсь как пить дать… Хорошо, сделаем так… Главное, потом самой не забыть.

– Андрей.

– Ага, – кивнула Машка и продолжила свою речь: – Так вот, если этот твой Андрей обратил на тебя внимание, когда ты была в своем обычном образе, это может означать только одно: его привлекают твоя наивность и явная неопытность.

– Маша права, – тихо согласилась с подругой Аня. – И, думаю, неумелость поцелуев для него будет только плюсом.

– Вот-вот!

Я посмотрела на этих специалисток по отношениям и едва не засмеялась. Ох, девчата… Вы у меня замечательные, но если бы знали, как все обстоит на самом деле… убили бы. Либо меня… Нет, только меня, потому что этому гаду фиг что сделаешь. Силен. И безжалостен… Когда я успела так сильно нагрешить, что мне такое наказание подсунули?

– Спасибо, – благодарно проговорила я и зевнула, теперь уже совершенно по-настоящему. – Я обязательно учту ваши слова… Идемте спать? Честно говоря, глаза слипаются.

– Да пойдем сейчас. – Аня тоже зевнула. – Только еще совет напоследок из личного опыта… Не стесняйся принимать от мужчин дорогие знаки внимания – так и тебя будут оценивать намного выше, и отношение будет совсем другое, поверь.

Я промолчала. Вот на эту тему у меня было свое давно и прочно сформированное мнение. Если девушка позволяет себе брать или требовать у мужчины дорогие подарки, походы в шикарные места и так далее, она словно продает себя. Как шлюха. Да и мне всегда казалось, что отношение к таким дамам тоже соответствующее – потребительское. Как цинично говорят парни – кто девушку ужинает, тот ее и танцует. Так что лучше уж остаться без офигенного подарка, чем потом ожидать, что с тебя за него спросят. Но спорить с соседками я не собиралась. У каждого своя правда и свои принципы. Вместо этого быстро переоделась в пижаму и, пожелав всем спокойной ночи, завалилась спать. Завтра предстоял тяжелый день…


Утром мои не в меру сердобольные подружки с удвоенным рвением попытались запихнуть меня во что-то женственное. Увы им, в этот день у меня был внушительный стимул, чтобы не поддаться. Уж не знаю, что там приготовил Аристарх, но вряд ли этим будет удобно заниматься в кокетливой блузочке, юбочке да на каблуках. В общем, простите, девчата, но не сегодня.

Вместо предложенных женственных комплектов я натянула серые легинсы, длинную футболку и любимые кеды. Вот! Самое то, чтобы бегать, прыгать и заниматься другой ерундой.

Пары сегодня предполагались, как говорили у нас, халявные. Сплошные лекции. Так что и поспать время будет, и подумать. А завтра суббота, потом – воскресенье. И начнется модульная неделя… Почему мне кажется, что с этим, черти бы его взяли, Аристархом я не смогу нормально к ней подготовиться?! Эх, что такое не везет и как с этим бороться…

Первая пара была, наверное, самой халявной – философия. Причем халявной по банальной причине – то, что философ бубнил на лекции, и то, что потом спрашивал на модуле, отличалось, причем чуть ли не кардинально. Так что меня в любом случае ждала зубрежка методички, а значит, смысла вникать в лекцию не было.

После первой полупары, когда прозвенел звонок на перемену, ко мне подошла задумчивая Алина. Я, почти весь урок благополучно продремавшая на парте, сначала даже не поняла, что ей от меня нужно.

– Слушай, Ир… – Она осторожно села рядом со мной. – Ты вчера, когда к Аристарху ходила, ничего странного не заметила?

Я чуть не расхохоталась. Теперь-то понятно, с чего она вчера такая пришибленная была. Представляю, каким для нее стало сюрпризом, когда приворот не сработал! Впрочем, мне ее даже было жаль… Алинка просто не представляет, в какого мерзавца умудрилась влюбиться.

– Злой был сильно, – отозвалась я. – Гонял меня и в хвост и в гриву…

– Злой… – растерянно повторила она и дернула плечом. – Непонятно… Но лабы хоть принял?

– Вроде бы да. – Я была озадачена вопросом.

– Эх, – грустно вздохнула Алина, – а я так надеялась…

Меня подмывало сказать ей правду, вот честно. Но, но, но… Столько этих самых «но», что лучше промолчать. Мало ли каким боком эта правда потом мне вылезет. Поэтому я лишь сочувственно сжала ее руку.

Когда прозвенел звонок с последней пары, мои довольно наглые к третьему курсу однокурсники, совершенно не обращая внимания на последние предмодульные наставления пожилого лектора по инженерной психологии, радостно загалдели и шустро устремились на выход. Я с завистью посмотрела вслед первым умотавшим студентам. Хорошо им… Сегодня пятница, на носу выходные, модули еще не начались, а на улице – май. Раздолье! Только и гулять. Я же даже боялась представить, что мне уготовил Аристарх…

Тяжело вздохнув, я торопливо закинула конспект и ручки в рюкзак и уже намылилась было валить, как была поймана. Старостой.

– Ирка, стоять! – Могучая фигура Димы загородила мне дорогу.

Ой… Только не говорите, что он сейчас опять начнет выпытывать мою готовность к модулю! Ибо любитель… Всем был хорош наш староста – и умный, и добрый, и прикроет всегда, и поможет, но его страстное желание контролировать, как учится группа, иногда вымораживало.

– Ди-и-им, – я состроила жалобную мордочку, – времени – в обрез! Я уже опаздываю!

– Две минуты роли не сыграют. – Он даже бровью не повел.

М-да, факир был пьян и фокус не удался.

– Внемлю, – смиренно сказала я и, поставив рюкзак на парту, чинно уселась на стул.

А вот продолжение разговора порадовало своей непредсказуемостью и новизной! Впрочем, оно в принципе меня порадовало.

– Предупреди родителей, что после сессии ты приедешь не сразу. – Димка доброжелательно улыбнулся. – Или, если закроешь ее автоматом, потом вернешься сюда. Мы хотим на денек с палатками на озера махнуть. Год выдался напряженный, да и к тому же экватор мы так и не отпраздновали.

О, гулять с нашей группой – это бомба, должна вам сказать! Веселиться наши умели на зависть всем. Потому я сразу оттаяла и заулыбалась:

– Конечно, Дим! Чтобы я да такое пропустила? Ни за что! Сегодня же родителям скажу… Вот только ты мне сумму заранее озвучь, о’кей? Чтобы потом сюрпризом для моего бюджета не стало.

– Само собой. – Староста достал свой неизменный блокнотик в темно-коричневой кожаной обложке – подарок группы на день рождения – и что-то быстро записал. – Вот когда будет понятно, сколько в этот раз дезертирует, сразу распишем покупки и сумму. Думаю, к концу модульной недели точно буду знать.

– Договорились!

Я подхватила рюкзак и, махнув Димке на прощанье рукой, шустро устремилась на выход. Машина небось ждет… Надеюсь, Аристарх про оплату такси подумал, потому что не на мои финансы так шиковать.

Серебристый «деу» с характерными шашечками я заметила, как только вышла из корпуса. Водитель, видимо, уже некоторое время ждал, потому что вылез из машины и даже закурил, не обращая внимания на недовольный взгляд дворничихи, которая усиленно делала вид, будто убирает территорию.

Я осторожно обвела взглядом группки студентов, которые не спешили удрать из альма-матер в этот пятничный день, и с облегчением вздохнула. По крайней мере, таких особей, которые заинтересуются моей поездкой на такси, не видно. Авось не пойдут слухи гулять.

– Здравствуйте. – Я подошла к такси. – Я – Ира, вы за мной?

– Ромашка? – неожиданно спросил водитель.

Я лишь скрипнула зубами и медленно кивнула. Вот гад этот Аристарх, а?! Ну что, нельзя было хоть в этом побыть нормальным человеком и обойтись без подкола?! Впрочем, о чем это я… Где я там нормального человека видела? Он, наверное, от такой характеристики себя любимого даже оскорбился бы.

Пока автомобиль нес меня по уже знакомому маршруту – кажется, сегодня опять буду удостоена чести посетить берлогу одинокого злодея, – я невидящим взглядом смотрела в окно и думала. В основном гнала от себя совсем глупые и упаднические мысли, чтобы не скатиться в банальную истерику. Все равно мне это не поможет, увы. Потому на фиг, на фиг из головы все мрачное и безрадостное, а вместо этого поищем плюсы. Их, скажем прямо, немного, но были же!

Во-первых, обещание помощи с учебой, и не только по ЭУСУА – тот плюс, который радует своей жирностью. Ибо тонко намекает на возможность если не красного диплома, то магистратуры. А это было бы ой как хорошо! Да и папа обрадуется…

Второй плюс – вскользь прозвучавшая фраза о деньгах. Да, в тот момент меня больше заботила угроза для жизни, но… С этим я точно ничего не сделаю, потому подумаем о приятном. Можете считать меня меркантильной, но для бедной студентки, которая перебивается со стипендии на переводы от родителей, тоже отнюдь не олигархов, вопрос денег – болезненный. Не думаю, что Аристарх расщедрится на какую-то мелочовку, которую только на проездной и хватит, иначе бы вообще об этом не упоминал… Впрочем, можно будет попробовать сегодня спросить. Вдруг там сумма такая, что ее на новый ноут хватит? Не помешал бы, мой-то на последнем издыхании.

Ну и третий плюс – совсем натяжечный, но хоть такой! – меня научат стрелять. Значит, потом можно будет купить что-то из разрешенного, по типу травмата, а то в наше беспокойное время девушка не имеет права быть беззащитной.

– Все, приехали, – сообщил мне таксист.

Я вздрогнула и, подняв глаза, заметила, как отъезжают в сторону уже знакомые мне ворота. Да, тот же особняк. Интересно, у Аристарха что, есть личный стадион и тир? Иначе как он собрался меня тренировать – не понимаю. А вот дом на вид слишком маленький для таких излишеств. Впрочем, по идее еще подвал должен быть…

Хозяин, вопреки моим смутным опасениям, встречал нас у ворот. В своем… э-э-э… пусть будет злодейском образе – джинсы, на этот раз синие, бежевая футболка и темные очки на макушке.

– Ромашка, иди в дом, я расплачусь, – без «здрасте» и прочих реверансов лениво обронил он.

Хмуро глянула на него, но перечить не стала. Чую, доведет он меня таким поведением, и я ему еще скажу! Я, может, и хорошая, приличная девочка, но вовсе не ангельского характера!

Не оборачиваясь, я быстро вошла в дом и потопала по уже известному маршруту на кухню. Там осторожно положила в угол рюкзак, а сама села на стул. Ох, почему-то мандраж начинается…

Когда Аристарх появился пред мои светлы очи, я уже вовсю ерзала и нервничала.

– Успокойся, – хмыкнул он и, опершись ладонями на стол, буднично произнес: – Сегодня программа не особо насыщенная, все же загонять тебя до состояния, чтобы завтра не смогла подняться, нежелательно. Поэтому считай эту тренировку подготовительной, а вот в выходные придется хорошо поработать, в том числе головой. И наверное, в универ в понедельник поедешь отсюда.

Э-э-э, стоп! Мы так не договаривались! Я думала, что сегодня еще вернусь в общагу!

– То есть ты хочешь, чтобы я здесь осталась на все выходные? Но я же никого не предупредила! – возмутилась я.

– Так позвони, предупреди, – равнодушно пожал плечами Аристарх. – В век мобильных телефонов это вообще не проблема.

– А причина моего отсутствия?! – еще больше возмутилась я, представив лица своих соседок.

– Придумай что-нибудь, ты же вроде умная девочка, Ромашка, – совершенно не усовестился этот гад. – Мне все равно, что ты наплетешь. Но времени мало, а дел – много. Поэтому каждую минуту надо использовать с толком.

Блин, я понимаю, что ему плевать на мои отношения с окружающими! Но… А-а-а! Не могу я позвонить Машке с Анькой и просто сказать, что на все выходные сваливаю! Они сначала мне телефон оборвут, потом – уши и напоследок разобидятся вусмерть! А ссориться с ними ой как не хотелось бы…

– И вообще, Ромашка, цени заботу. – Аристарх вдруг ухмыльнулся. – Я изначально хотел тебя на эти две недели умыкнуть из универа. Но подумал, что тебе потом будет сложно все сдать.

То есть он меня еще и подумывал кучей бегунков[1] облагодетельствовать?! И тогда плакала бы моя стипендия и все мечты о красном дипломе и магистратуре тоже.

– Вот спасибо, – не сдержалась я. – И что бы я без тебя, благодетеля, делала?!

– Какая же ты все же забавная, – расхохотался этот несносный тип. – Да еще и не понимаешь, когда над тобой откровенно издеваются. Любо-дорого посмотреть.

Я насупилась и, уткнувшись взглядом в стол, засопела, что тот рассерженный ежик. Нашел себе бесплатное развлечение, посмотрите вы на него! Черт, и где же я так нагрешила, а?

– Ты голодна?

Неожиданный вопрос заставил меня поднять голову и растерянно заморгать.

– Что?

– Ела что сегодня, спрашиваю? – И, пока я малость офигевала от подозрительной заботы, спокойно пояснил: – Если сегодня из еды твой желудок видел только буфетские чай и булочку, ты свалишься на тренировке после первого же подхода.

Фух, а я уже думала, что у Аристарха вдруг несвойственная ему забота прорезалась. Но раз так, да – все разумно. Ему надо, чтобы я смогла нормально тренироваться.

– Ну не только булочка с чаем, – припомнила свой сегодняшний рацион. – Но если говорить о полноценном приеме пищи… то не было такого.

– Понятно. – Он неодобрительно покачал головой и неспешно направился к шкафчикам. – Сейчас смешаю тебе два протеиновых коктейля. Один выпьешь немедленно, второй – через час, когда сделаем перерыв. Воду ты с собой тоже не брала?

– Э-э-э, нет. – Я удивленно посмотрела на него. – А зачем?

Аристарх не ответил. Только опять покачал головой и вполголоса, будто обращаясь сам к себе, произнес:

– Значит, со спортом ты в принципе не знакома, и с тренажерными залами в том числе… Плохо. Будем знакомить.

Что он от меня хочет, я так и не поняла. Ладно еще со спортом, это вроде как для общей выносливости хорошо. Но зачем мне тренажерка, если я и без того как щепка? Мускулатуру наращивать? Так я же не мужик.

– Пей. – Передо мной поставили здоровую, не меньше пол-литра, кружку с какой-то молочно-серой густой бурдой. – Только медленно.

Я с тоской посмотрела на предложенный напиток, который убил во мне остатки аппетита. Но, боюсь, с Аристарха станется залить в горло. Поэтому я, собрав себя в кучу, все же придвинула кружку поближе и приступила…

– Гадость, – честно сказала после первого же глотка. – Все не выпью, назад пойдет.

– Выпьешь, – безапелляционно заявил мужчина, колдуя над миксером. – И привыкай к вкусу. Протеиновый коктейль для тренировки – незаменимая вещь, поэтому пить его тебе каждый день, по два раза точно.

– Изверг, – пробурчала я под нос и, мысленно пожелав себе удачи, принялась давиться «вкуснейшим» напитком.

Не спрашивайте, чего мне стоило допить эту жижу до дна и не рвануть, зажав рот, в сторону туалета. Но я все-таки справилась!

– Все! – гордо заявила я, отодвинув кружку.

– Молодец. – Аристарх поставил передо мной две пластиковые бутылки с клапаном-дозатором – такая же была у Машки, которая два раза в неделю ходила в тренажерку. – В синей – вода, в красной – вторая порция коктейля. Пошли, – усмехнулся он, – буду тебя мучить.

Я с тяжелым вздохом сползла со стула, подхватила бутылки и поплелась следом за мужчиной.

Оказалось, что насчет подвала я как в воду глядела. Мы спустились по лестнице вниз, и хозяин любезно отпер дверь, как оказалось, в тренажерный зал довольно приличных размеров. По крайней мере, он был раза в два больше того, что был у нас в универе на кафедре физкультуры. Да и сами тренажеры… Я, конечно, в этом не шарю ни фига, но здешняя техника явно была новее. А вернее – совсем новой.

– Ну что же, начнем. – Аристарх подошел к беговой дорожке и похлопал по ее ручке. – Конечно, тренировки будут комплексными, но на эти три дня она – твоя лучшая подружка. Залезай, Ромашка.

О самой тренировке я лучше промолчу. И даже не потому, что мой тренер оказался безжалостным, я подозревала, что будет именно так. А потому… что я, как выяснилось, не просто слабая, а вообще овощеподобная. Ибо даже десять минут на беговой дорожке в довольно-таки неспешном темпе для меня оказались практически неподъемной задачей, с которой я справилась исключительно благодаря ехидным подколкам Аристарха. А под конец отведенного на тренировку часа я была готова упасть на пол и умереть. И это, как сказал мой мучитель, он сегодня меня еще жалел! А-а-а!!! Я не хочу в завтра! Не хочу-у-у!

– Так, ты чего расселась? – строго окрикнул меня тренер, заметив, что я привалилась к стеночке и теперь пытаюсь незаметно сползти по ней на такой привлекательный своей горизонтальностью пол. – Нельзя! Поднялась и ходить – быстро!

– Я не могу-у-у! – простонала я, кое-как выровнявшись.

– Можешь. – Он был безжалостен. Более того, сунул мне в руку бутылку с коктейлем. – Заодно выпьешь.

– Нет, ты точно моей смерти хочешь. – Я хмуро посмотрела на него, но безропотно приступила к трапезе.

– Давай-давай, – фыркнул Аристарх и направился к двери в конце зала. – Сейчас придешь в себя, я как раз проверю, все ли готово в тире, и приступим к стрельбе. Надеюсь, у тебя для этого дела руки из нужного места растут.

Мысленно показала ему неприличный жест и отхлебнула напитка.

Честно говоря, не знаю, чем он там занимался, но не было нашего дорогого во всех смыслах Аристарха Захаровича довольно-таки долго. Поэтому, когда мой мучитель вернулся, я уже была в нормальном состоянии. По крайней мере, не шаталась и не порывалась лечь полежать. Да и руки не тряслись, иначе черт его знает, как бы я стреляла. И вынуждена признать, коктейль этот, будь он неладен, хоть и гадостен на вкус, но для восстановления сил действительно оказался шикарной вещью.

– Отрадно видеть перед собой человека, а не полутруп, – улыбнулся Аристарх, тоже заметив перемену в моем состоянии. – Пойдем постреляем.

Тир оказался точно таким, какие я видела в фильмах, только совсем небольшим. Два места для стрельбы, на расстоянии от стойки – круглая мишень с циферками. Ну хоть не фигура человека, и на том спасибо… Впрочем, что-то мне подсказывало – если учеба будет успешной, пойдут и такие.

– Становись напротив. – Аристарх указал на мишень, а затем положил на небольшую полочку очки и наушники. – Наденешь перед выстрелом.

Когда я послушно выполнила требуемое, мне протянули пистолет. В оружии я разбиралась еще хуже, чем в тренажерах, а потому ничего не могла сказать о сем предмете, кроме того что он тяжелый и для меня – здоровенный. Хотя из меня такой специалист! Я пушки до сегодняшнего дня только по телику видела…

– Как стрелять примерно знаешь? – спросил Аристарх.

– Если так же, как из игрушечного, то да, – нервно отозвалась я и, взвесив в руке смертельную штуку, положила ее на полочку, рядом с наушниками.

– Примерно, – ухмыльнулся он и скомандовал: – Прицелься в самый центр мишени и стреляй.

Я сделала глубокий вдох, натянула наушники, так как очки надела сразу, а потом подняла пистолет и, зачем-то закрыв один глаз, примерилась к «яблочку». А затем плавно нажала на спусковой крючок.

Несмотря на то что я была в наушниках, звук выстрела оглушил меня. Наверное, мой мозг отказывался воспринимать информацию, что это я, именно я стреляла. В воздухе запахло… ну, видимо, порохом, или чем там должно пахнуть. Но запах был характерный. И врезался мне в память до мельчайших деталей. Пожалуй, больше всего эта вонь напомнила мне ту, которая вечно преследовала меня в тамбурах поездов.

– Неплохо, – изумленно хмыкнул Аристарх, стащив с меня наушники.

Я прищурилась и заметила дырку в бумаге мишени, почти с самого краю, далеко от всех кругов.

– Неплохо? – Я вздохнула. – По-моему, просто позорно. Неплохо было бы, если бы я хотя бы в рамки мишени попала. А так… Была бы она вырезана по кромке последнего круга, вообще не нашли бы место, куда попала пуля…

Короче, не судьба, видимо, мне научиться стрелять…

– Самокритика, Ромашка, это чудесно, – добродушно улыбнулся мужчина. – Но ты к себе несправедлива. Я, например, приятно удивлен, так как ожидал, что пуля в лучшем случае улетит в стенку, а то и в потолок. Так что задатки имеются, рука у тебя твердая – есть с чем работать. Эх, мне бы тебя месяца на три! – сожалеюще вздохнул он. – И ты точно в «яблочко» десять из десяти всаживала бы.

Похвалы я не ожидала, вот честно. А потому опустила глаза и, промямлив «спасибо за веру», покраснела.

А приятно-то как! В груди разлилось тепло, очень хотелось улыбнуться и почему-то запрыгать на одной ножке.

После этого Аристарх спокойно описал мои ошибки. Как говорится, сначала похвалил, теперь можно и пожурить. Так, например, оказалось, я немного неправильно держала руку – высоковато. В идеале надо было вытягивать пистолет вперед так, будто я указываю на мишень указательным пальцем. Потом показал, как вообще надо держать оружие – уж простите, в этом у меня опыта не было. И напоследок опять похвалил. Сказал, что обычно при самом выстреле у новичков рука ходуном ходит, я же держалась довольно-таки твердо. И, мол, дерзай, девочка, ты на верном пути.

Воодушевленная предыдущим успехом, я старательно следовала всем советам, но, впрочем, не особо успешно. Самым моим лучшим результатом оказалось попадание между двойкой и тройкой, а дальше – ну никак. Но Аристарх все равно остался доволен и даже заявил мне, что перфекционизм – зло и его надо искоренять.

– А ты как думала, в первый же день сразу в десятку? – ухмылялся он над моей расстроенной мордашкой. – Так, Ромашка, не бывает. И даже более того, если ты к концу второй недели стабильно будешь попадать в шестерку хотя бы три раза из десяти, я сочту тебя талантливой ученицей, а себя – шикарным тренером.

Я невольно прыснула. А самомнение у нас до потолка! Шикарный тренер, посмотрите вы на него… Впрочем, разве я против, чтобы меня нормально учили? Пригодится! Вернее, лучше бы не пригодилось, но на всякий случай пусть будет.

– Ну что, нормально поедим и опять на тренажеры? – вдруг огорошил меня Аристарх.

– Э-э-э, а может, лучше постреляем? – Я попыталась увильнуть от еще одной порции ада.

Наивная.

– А потом и постреляем, если, конечно, ты будешь в состоянии после второго подхода на беговой дорожке, – благосклонно кивнул он. – И так – по кругу, до самой ночи.

А-а-а, мама, забери меня отсюда!

Глава 4

– Алло, Маш…

Я валялась на огромной кровати, под мягчайшим одеялом, ощущала себя так, будто меня трижды переехало танком, и еще пыталась говорить. По телефону.

– А вот и наша пропажа! – сердито прошипела Машка и крикнула в сторону: – Ань, объявилась! Ты хоть понимаешь, что мы уже всю общагу на уши поставили?! – А это уже опять мне.

– Да, прости… Меня Андрей внезапно после пар умыкнул, я даже не успела позвонить, – вдохновенно соврала я, ощущая себя виноватой до не могу. – А к телефону я только сейчас вот добралась.

– А-а-а, так вот что за такси тебя увезло! – облегченно выдохнула соседка. – А мы уже думали машину в розыск объявлять!

Вот же! Не универ, а деревня какая-то! Ни одной общаговской рожи во дворе не было, а все равно уже весь факультет в курсе! На миг представила себе, что было бы, если бы меня забирал Аристарх собственной персоной, и содрогнулась. Не-не-не, на фиг, на фиг, на фиг! Надо будет тщательно следить, чтобы нас не смогли увидеть вместе, а то потом проблем не оберешься.

– Да, Андрей заказал мне машину, – без особого энтузиазма поддакнула я и выдала наспех придуманную историю: – Они с компанией на маевку спонтанно собрались, и Андрей решил совместить приятное с полезным – всех со мной познакомить. Так и получилось, что я даже пикнуть не успела, как мой рюкзак с мобильным утащили в дом, а меня соответственно на весь день в лес. Вот только вернулись.

Хорошо, что я сегодня в легинсах в универ пошла. Не будет вопросов, с чего это у меня телефон в рюкзаке, если я терпеть не могу его там носить. И надеюсь, моя ложь прокатит…

– Ладно, мы тебя прощаем, – царственно сообщила Машка, а затем, понизив тон, спросила: – Тебе хоть понравилось? Или компания была сильно мажорная?

– Да нет, вроде нормальная.

– Ну и отлично! Тебя завтра когда ждать? Мы с Анькой наметили приятный променад за шмотками и хотим тебя взять с собой.

И я невольно возблагодарила Аристарха за то, что умыкнул меня на все выходные. Ибо если интенсивную и долгую тренировку я еще как-то пережила, то поход с этой парочкой по магазинам точно меня добил бы.

– Меня ждать аж в понедельник, – с чистой душой заявила я. – Я приеду перед парами взять необходимые конспекты.

На том конце провода озадаченно умолкли.

– Хм, Ириш, – прокашлявшись, наконец проговорила Маша, – мы что, так вчера тебе на уши присели, что ты решила начать не с поцелуев, а сразу с постели? И не вздумай…

– Нет-нет, ты что! – Я едва не рассмеялась от нелепости ее мысли. – Просто вся компания остается здесь до понедельника. Мне Андрей даже отдельную комнату выделил, так что можешь не переживать.

– М-да? Странный он какой-то…

Ох уж эта Маша! Мне ее логику совсем не понять. Только что пыталась меня отговорить, чтобы я не умудрилась переспать с этим мифическим Андреем, а теперь заявляет, что он странный, раз мы ночуем в разных комнатах.

– Маш, все будет хорошо, – миролюбиво произнесла я и от души зевнула – спать хотелось жутко.

– Очень на это надеюсь, – недовольно проворчала она. – Ладно, отдыхай, а то ты уже так смачно зеваешь в трубку, что даже я спать захотела. В понедельник ждем тебя с подробным рассказом! – И отключилась.

Эх, с подробным рассказом… Фиг его знает, что врать… Ой, не хочу, не могу сейчас об этом думать. Спа-а-ать!

И я перевернулась на бок и, положив ладонь под голову, закрыла глаза.

Но по закону мировой подлости кукиш мне, а не сон. Сбежал, словно и не собирался приходить. Ситуацию еще усугубляло то, что в целом доме я была одна…

Сразу после финального на сегодня захода на тренажеры, когда я уже держалась только на остатках силы воли, Аристарх напоил меня травяным чаем, показал спальню с отдельным санузлом и свалил. Да-да, именно так. Заявил, дескать, поедет в город погулять. И так порочно улыбнулся, что в цели этого «гуляния» сомневаться не приходилось. Поэтому я сейчас лежала в тишине, на огромной кровати и по глупой детской привычке боялась высунуть из-под одеяла даже кончик ноги. Ну вы знаете. То самое ощущение, что, раз ты под одеялом, чудовища тебя не тронут. Глупо, понимаю. Но в свете того, что сказки оказались совсем не сказками, а где-то неподалеку, например, проживает милое семейство нагов, вполне нормальное ощущение. И хотя Аристарх заявил, что охрана его дома сверхсовершенна и без разрешения на территорию не проникнет даже мышь, а чтобы разрушить заклинательное плетение, мне надо не меньше двух часов просидеть в той комнатке, где оно сосредоточено (и куда меня, ясное дело, никто не пустит), это все равно не успокаивало. Как говорится, сбои дают даже самые идеальные системы.

Поворочавшись некоторое время, я поняла, что кина не будет. Потому что становилось все страшнее. Так что я соскребла остатки храбрости, сползла с кровати и включила свет. Стало лучше, но ненамного. Теперь мне казалось, что кто-то злой увидит освещенное окно и полезет смотреть – а кто это там находится? Короче, процесс накрутки самой себя шел вовсю.

А теперь представьте себе мою реакцию, когда на пике всего этого я сидела в центре кровати в коконе из одеяла, перепуганно зыркая вокруг, и тут… медленно приоткрылась дверь. Да, я заорала. А кто бы не заорал? В ответ донесся дикий мяв и топот, словно по коридору пронеслось стадо каких-то слонопотамов. И это меня немного отрезвило.

Минуточку, это что, я только что до смерти перепугалась кота?! Дожила…

А если это был не кот? Да ну, вряд ли… Сигнализация дома небось уже орала бы. Или что тут у Аристарха натыкано. Скорее всего, это либо любимец хозяина, либо местный, как их называют, общий кошак, который ходит по всем домам и все его знают. И если он согласится побыть рядом со мной, есть шанс, что я нормально усну… Ну а если это все же не кот, то, думаю, личина с него спадет быстро. С моими-то способностями… Но не хотелось бы.

– Кис-кис-кис, – неуверенно позвала я.

Некоторое время ничего не происходило. Я даже подумала, что кот решил свалить от подорванной истерички подальше. Но вот дверь опять приоткрылась, и в небольшой щели появилась подозрительно сощурившаяся усатая морда. Черная-пречерная.

– Прости, я не хотела тебя напугать. – И похлопала рукой рядом с собой. – Иди сюда, я тебя поглажу.

Кошак немного поколебался, а затем мявкнул и вальяжно, не торопясь зашагал ко мне.

Ух, матерый какой! Здоровенный, шерсть блестящая. Видимо, кормят его хорошо, да и ведет он себя как хозяин.

Кот запрыгнул на кровать и уставился на меня круглыми желтыми глазами. Мол, чего хотела, человечка? Я осторожно – а вдруг цапнет? – провела ладонью между ушами. Усатый вдруг мурлыкнул, одобряя мои действия, и резво разлегся, вытянувшись на всю длину.

Ох уж эти коты! Везде одинаковые. Вот так улягутся с толстым намеком на «любите меня и то быстро», и все. Впрочем, я все равно так и собиралась сделать.

Следующие минут десять я самозабвенно гладила наглую усатую морду. И что мне только не подставляли – и пузо, и шею, и голову, потом – спину. Сам кот перся от души, потому что мурчание стояло такое, что, казалось, и на улице слышно. А я… постепенно успокаивалась. Все же насколько спокойнее, когда рядом есть еще одна живая душа! Даже если и кот. А когда тревога улеглась окончательно, то и сон вспомнил, что он вообще-то вроде как должен быть.

– А-а-ах, – зевнула я и почесала коту подбородок. – Вырубаюсь…

А затем, решив свет все же не выключать, последний раз провела по шелковистой шерсти вдоль позвоночника и легла. Мой черный ночной гость, видимо, решил, что я заслужила поощрение, потому что развалился под боком и заурчал еще громче.

Так под эту своеобразную колыбельную я и уснула.

А утро началось с вопля. Причем с вопля Аристарха.

– Какого?!. Ушел, называется, отдохнуть!

После вчерашней нагрузки тело явно решило бастовать, потому что даже глаза открываться не хотели. О том, что болели в том числе и такие мышцы, о которых я не подозревала, скромно умолчу.

– Чего орешь? – просипела я, кое-как разлепив пальцами веки.

– Нет, вы посмотрите на нее! Она еще и спрашивает! – возмущенно фыркнул мужчина.

У меня как раз кое-как сфокусировалось зрение, а потому я смогла рассмотреть Аристарха. И ехидно ухмыльнуться. Ой, а у кого-то ночка-то удалась! Растрепанный, на футболке след от губной помады, у ключицы что-то похожее на засос – ну просто готовый кадр для иллюстрации «Мужчина после ночного загула».

– Я вообще-то сплю, – спокойно отозвалась я и села, подтянув одеяло к груди. – И чего ты орешь с самого утра – не понимаю.

– Ладно, верю, – вдруг успокоился он, а затем посмотрел куда-то вниз. – Но ты!.. Ты какого темного бога тут делаешь, а?!

Ой, а это он с кем разговаривает? С полом, что ли? Или…

Догадка не успела оформиться в нормальную мысль, потому что с пола вдруг донеслось приятным баритоном:

– А я, между прочим, принес то, что ты заказывал.

Э-э-э… Мама… А кто это тут еще?!

– И не упустил возможности понежиться в кровати с незнакомой девушкой, – фыркнул Аристарх и, привалившись к косяку двери, устало махнул рукой. – Давай превращайся уже.

Догадка медленно переросла в уверенность. Ой, мамочка, неужели…

– Рист, ты уверен? – Голос с пола, который с высокой долей вероятности принадлежал черной пушистой скотине, которую я на свою голову пригрела в кровати, был скептическим. – Думаешь, твоя гостья оценит мой… мою… мое ню?

– Дан, пошел вон, вернешься в нормальном виде.

Мимо Аристарха пулей пролетел черный кот.

– Эт-т-то что, об-б-боротень?! – заикаясь, просипела я, от души надеясь, что не сорвусь в истерический… то ли плач, то ли смех.

– Он самый, – тоскливо вздохнул Аристарх и бросил на меня насмешливый взгляд. – Ну ты, Ромашка, даешь.

О да… Если смотреть со стороны, что ночью со мной дрых отнюдь не кошак, да и видок у меня был… В одном белье спала, так как футболку пришлось постирать после адовой тренировки… Короче, ну ты, блин, Ирка, даешь.

– Я же не знала! – жалобно воскликнула я. – Подумала, что если не кот – рядом со мной примет нормальный облик…

– Ключевое слово – нормальный, – скучающе перебил меня он. – Второй облик оборотней – не магия. Поэтому твои способности на него не действуют.

– А вот и я! – С жизнерадостным воплем в комнате появился виновник моего неожиданного конфуза – среднего роста худощавый парень, смуглый и темноволосый. – Всем привет!

– Здрасте, – пробурчала я и натянула одеяло на голову.

– Пошли, Дан. – Как всегда, голос Аристарха был словно немного охрипший. – Обсудим… В том числе твое поведение.

– А что мое поведение? – Сколько недоумения в голосе! – Все было более чем прилично! Ты мне лучше вот что скажи… Комбез для нее, да?

А в ответ – тиши-и-ина-а-а. Только шумный выдох, причем такой недовольный, что я даже рискнула выглянуть из своего импровизированного кокона. О, а что это Аристарх такой мрачный? Неужели так вопрос не понравился? А у… кошака лицо такое осуждающее – ой-ой-ой.

– Ну а если да? – наконец соизволил ответить хозяин дома.

Дан поджал губы и, сокрушенно покачав головой, вполголоса произнес:

– Эх, Рист… Лучше бы ты с ней переспал, честное слово.

Ой. И почему мне это не нравится, а?

– Тебя забыл спросить! – рявкнул Аристарх и, ухватив оборотня за плечо, поволок к двери. На пороге тормознул и, мельком взглянув на меня, уже совершенно спокойно сказал: – Тебе на все полчаса, ровно в девять, – кивок на настенные часы, – чтобы была на кухне.


– Слушай, это не смешно, – заявил оборотень своему другу, когда они уселись на кухне. – Ладно сам к этим шизанутым решил сунуться, мы давно в курсе, что у тебя голова избирательно работает. Девчонку-то за что?! Да у нее же на лице метровыми буквами вся наивность написана! Она небось еще вчера о всяких нелюдях только в книжках читала! Рист, неужели ты не понимаешь, что если у тебя есть шансы унести ноги, то ей там и конец!

– Я ее натаскаю, – неуступчиво поджал губы Аристарх, выгружая на стол тарелочки с едой.

– За две недели?! – Дан схватился за голову. – Ты что, совсем с ума сошел?!

– Да выживет она, какого ты ко мне цепляешься?! – вдруг взорвался тот, кого в мире нелюдей и магов знали как Охотника. – Не маленький, блин! Дан, ты сам наемник, должен соображать, что я бы не стал тащить неподготовленную соплячку с собой просто так!

– Если бы это был другой заказ – да. – Оборотень прищурил желтые глаза и скорбно скривил тонкие губы. – Но это – подземные наги. А значит, ты взялся… за месть. Признай уже, Рист. Если бы не Флора, ты на пушечный выстрел не приблизился бы к этим совершенно двинутым змеям.

– А что, если я решил соединить приятное с полезным? Не думал о таком варианте? – Аристарх успокоился и, усевшись напротив, посмотрел другу в глаза. – Мне, между прочим, северные даже телепортационное кольцо готовы пожертвовать.

– Исключительно потому, что вероятность с ним расстаться минимальна, – непочтительно фыркнул кот и махнул рукой. – А вот сказать последнее слово на твоих похоронах – ой как высока. Ри-и-ист, – он умоляюще посмотрел на хозяина дома, – пять лет прошло… Твоя названая сестра вполне счастлива с этим подземным. Я вот на днях ее видел…

– Ну конечно, – язвительно перебил его Охотник. – То, что от нее осталось, вполне счастливо. Если, конечно, пустая оболочка вообще способна что-то ощущать, кроме раболепия перед этим… змеем.

Оборотень замолчал. Только пальцы, крепко вцепившиеся в столешницу, выдавали его дурное настроение. Наконец он вздохнул и негромко произнес:

– В любом случае уже ничего не изменишь. Даже твой отец не сумел отказать подземным, когда они пришли сватать нагу-подкидыша за правую руку главы клана. Ты знаешь… они бы отказа не поняли.

– Высокомерные ублюдки, – процедил Рист и отвернулся.

– Они искренне считали, что твоя семья оценит такой знак правильно, – миролюбиво отозвался Дан.

– Говори уж прямым текстом. – Глаза Охотника потемнели до свинцово-серого цвета. – В их куцых мозгах даже мысли не пронеслось, что такое может быть воспринято иначе, чем величайшая милость с их стороны по отношению к скромной семье темных магов!

– Насчет скромных – это ты загнул, – покачал головой оборотень. – Но… это подземные. Поэтому тебе давно пора смириться и забыть. Флору ты все равно уже не вернешь. Или… – Кот на миг замолчал, словно осененный догадкой, и продолжил: – Слушай, Рист, ты что, решил эту девочку из южных спасти?

– Сам понял, что сказал? – От нелепости предположения Аристарх рассмеялся. – Мне нет дела до незнакомых наг с их проблемами. А Флора была мне сестрой, не по крови, но по духу. Ощущаешь разницу?

– Мало ли, – пожал плечами его друг, а затем ехидно ухмыльнулся. – Ты временами так занимательно едешь крышей. Хоть бери и ставки принимай, что ты выкинешь в следующий момент.

– Закатай губу, кошак драный. – Рист вернул ему такую же ухмылочку. – Я более логичен, чем весь твой клан вместе взятый.

– Ой-ой-ой, – передразнил его Дан. – Раз ты такой весь из себя логичный, объясни мне, убогому, на кой тебе на таком сложном задании эта девочка?

– А она нейтрализатор, – спокойно пояснил хозяин дома. – Сам понимаешь, конкретно в этом заказе ее помощь неоценима. Более того, я просчитывал шансы… Без нее я как минимум засвечусь, как максимум – попадусь. С ней, если, конечно, дурить не начнет, вероятность спокойно оттуда убраться, сделав дело, очень высока. Иначе я бы не стал с ней связываться вообще.

– О, тогда тебе, как всегда, везет! – Оборотень изумленно вскинул черные брови. – Но ты уверен, что вы вдвоем улизнете? Или все же решил пожертвовать бедняжкой?

– Мне не с руки ею жертвовать, – медленно покачал головой Аристарх. – Она – моя студентка. Сам понимаешь… Вычислить взаимосвязь – раз плюнуть.

– Да, ее труп тебе невыгоден. – Дан бросил быстрый взгляд на дверь. – Это радует. Было бы очень жаль, если бы такой ласковой и светлой девочке пришлось умереть из-за твоих старых счетов.

– Мне иногда кажется, что у тебя доминирует не человеческая, а животная ипостась, – неодобрительно покачал головой Рист.

– Ну так весна же, – хулигански улыбнулся тот.

– Как пелось у этих, как их там… пришла и оторвала голову? – не удержался от подколки Охотник.

– А сам-то? – Дан выразительно посмотрел сначала на засос, а потом и на пятно губной помады на футболке друга.

– Это всего лишь секс, – отмахнулся Аристарх. – А вот ты… просто переночевав с девушкой в одной кровати, уже решил броситься на ее защиту. Это при том, что у тебя есть невеста! Горячо любимая невеста, если тебе верить.

– А кто за нее еще вступится? – спокойно отозвался кот и сложил руки на груди.

– Ну прямо рыцарь без страха и упрека, – закатил глаза Рист и резко сменил тему: – Дан, если вдруг что-то пойдет не так, можно будет у вас отсидеться?

– Конечно, – не раздумывая кивнул кот и с подозрением глянул на друга. – Одному или с напарницей?

– С ней, ясное дело, – хмыкнул Рист после чего ехидно подколол Дана: – Я уже понял, что если явлюсь на территорию клана без нового объекта твоей опеки, то меня выпнут вон и ничто не поможет.

– Ну ты… – Дан нахмурился, а затем приготовился к гневной отповеди, но вдруг скрипнула дверь и раздалось тихое:

– Всем доброе утро… Еще раз.


Когда на мне скрестились взгляды двух пар глаз – желтых и темно-серых, я даже поежилась. Какого фига вы так смотрите? Небось уже успели мне кости перемыть… И неправда, что мужики не сплетничают! Еще как! Иногда – похлеще женщин!

– Садись. – Аристарх кивнул на свободный стул и обвел рукой целую батарею одноразовой посуды с едой. – Завтракай и пойдем стрелять.

– Угу, – буркнула я, немного недовольная тем, что придется сидеть рядом с оборотнем.

Мне и так неловко из-за того, что так получилось. А тут еще и предлагают жевать под его взглядом… Подавлюсь, честное слово.

– Рист, ты невоспитанное чудовище, – вдруг заявил этот… кот. – А представить меня очаровательной девушке не судьба?

– Не-а. – Тот зевнул и со скучающим видом отвернулся. – Тебе надо, ты и представляйся.

– Грубиян, – ласково пожурил его оборотень, а затем, на мою беду, повернулся ко мне и сверкнул белозубой улыбкой. – Меня зовут Данила, или можно просто Дан, и вот этому гаду я прихожусь другом детства.

Пришлось выдавить из себя кислую улыбку и промямлить:

– Ира…

– Ромашка ей идет больше. – Аристарх, чтоб ему добро было, не упустил возможности вставить своих пять копеек!

– Я же просила… – вяло возмутилась я.

– А что! Тебе идет! – Дан оценивающе меня осмотрел.

Еще один. Сразу видно – друзья. Моя улыбка стала еще кислее. Я бы даже сказала, прокисла окончательно.

Я думала, что жевать под взглядом оборотня будет малость некомфортно? Так это мелочи жизни. А вот ощущать себя предметом мебели, на который обращают ноль целых и ноль десятых внимания, – просто мерзко. Эти двое… закадычных дружбанов погрузились в самый натуральный треп на свои общие темы. Они хохотали над проделками какой-то Мышки (и я далеко не сразу поняла, что это не домашний питомец какой-нибудь, а девушка), обсуждали, родит ли Марго котенка или все же отцовские гены возьмут верх, а потом вообще начали спорить по поводу технических характеристик ткани. В общем, интересно было – жуть. Это ирония, если что…

Но хочешь не хочешь, я как-то сама втянулась в этот разговор в качестве молчаливого слушателя. И даже прониклась симпатией к неведомой Мышке, о которой Дан отзывался хоть и ехидно, но с неподдельной теплотой в голосе. Хм, любопытно, кто она ему?

– Кстати, не поверишь, – Дан отпил из высокого стакана немного минеральной воды, – на прошлой неделе у нас пытались сосватать Мышку.

– Да ну? – иронично усмехнулся Аристарх, который к тому времени отошел к открытому окну и теперь курил, усевшись на подоконник. – Мне казалось, местные оборотни к ней на пушечный выстрел не подойдут. Такая гремучая смесь!..

– Так и не местные. – Кот не глядя долил мне яблочного сока, чем напрочь опроверг мои унылые думы о собственной незаметности и общем игноре. – Из клана Артемьева пожаловали.

– Да уж, для бешеной собаки и пять верст не крюк, – изумленно покачал головой мой препод. – Не лень было этим волкам через полстраны за невестой переться? Да еще и с такой… мягко скажем, спорной репутацией.

– Особые гены, родство с матерью клана, бла-бла-бла, – скучающе зевнул Данила. – Получили от маман от ворот поворот и несолоно хлебавши убрались. Правда, грозились проблемами. Но ты же знаешь… – Улыбка оборотня стала холодной и… хищной, что ли? Я даже поежилась. – Со всеми этими угрожателями у нас разговор короткий.

– А я бы отдал. – Аристарх аккуратно затушил остатки сигареты в пепельнице из темного стекла, но с подоконника не слез. – Они бы через неделю эту оторву обратно привезли, да еще и с доплатой.

– Вот уж точно! – от души расхохотался кот, а затем проказливо улыбнулся. – Кстати, не поверишь! Мышка сказала то же самое, слово в слово.

– Если ты сейчас опять начнешь разводить демагогию на тему, какая мы с ней идеальная пара, я тебя придушу, – меланхолично произнес Аристарх в ответ и спрыгнул с подоконника.

– Ну и зря, – оскорбленно фыркнул Данила. – Стали бы братьями не только по духу.

– Тема закрыта, Дан, – покачал головой Аристарх и посмотрел на меня. – Ну что, жертва маньяка, готова к тренировке?

– Э-э-э… – изумленно промямлила я, совершенно не понимая, о чем это он.

– Это он на меня намекает, – любезно подсказал оборотень.

– А-а-а… – опять промямлила я, только чтобы что-то сказать.

– Ну а ты, кошак ободранный, выметайся. – Аристарх посмотрел на друга и сурово сдвинул брови. – А то моя напарница еще поведется на твою смазливую мордашку, влюбится и запорет нам все дело.

– Тоже мне Казанову нашел, – ехидно прищурился Дан. – Тем более куда мне до тебя!

– Да-а-ан, – предупреждающе протянул тот.

– Все-все, считай, ушел. – Оборотень поднялся и, посмотрев на меня, дружелюбно улыбнулся. – Ромашка, было очень приятно познакомиться. Не знаю, сочтет ли этот мерзавец нужным… Потому официально, как наследник клана кошек, приглашаю тебя в гости. И не важно – захочешь ли ты просто посмотреть на нас, поучиться искусству наемничества или будешь искать укрытие. От центрального автовокзала к нам идет микроавтобус – ты его сразу узнаешь, ярко-зеленого цвета, с табличкой «На заказ».

– Спасибо, – выдавила я из себя положенное слово, пребывая малость в прострации.

Лестно, конечно… Но с чего мне, скромной и маленькой, такие почести?!

– Рыцарь недобитый, – негромко хмыкнул Аристарх. – Его хлебом не корми – дай какую-нибудь даму в беде спасти.

– Не на тебя же надеяться, злодеюка, – в ответ «приласкал» друга кот и, распрощавшись, умотал быстрее, чем я пришла в себя после неожиданного приглашения.

– Пошли стрелять. – Аристарх, не глядя на меня, направился к двери. – А через полчаса можно будет и побегать. Нужно с пользой употребить этот мизер времени.

Я, представив, что мне предстоит, застонала и уронила голову на ладони.

Глава 5

Понедельник.

Раннее утро, около семи утра.

Прохладный воздух пробирает через приоткрытое окно.

Я, зябко обхватив себя руками, прижимаюсь спиной к нагретому кожаному сиденью и слушаю последние наставления Аристарха.

Как же он меня задолбал за эти выходные, кто бы знал! Будь он хоть сто раз наемник, но преподаватель в нем неистребим! Во всех, наверное, сферах жизни! Так не делай, так не поступай, это – вообще глупость, и тэ дэ и тэ пэ. Причем не важно, чем я занималась – стреляла, бегала, качала пресс, ела, валялась тряпкой на диване после изнурительной тренировки или что-то говорила. За-дол-бал! Скорее бы уже выйти из этой тачки и хоть немного посидеть в такой родной комнате, закутавшись в любимое одеяло.

– Сегодня отдыхай, я все равно буду занят, – неспешно инструктировал меня… временный напарник. – Можешь подготовиться к модулям, но я бы хотел, чтобы ты почитала литературу по стрельбе. Теория, знаешь ли, такая штука, которая никогда не помешает.

– Ага, – пробормотала я, подумав, что стрелять мне, конечно, понравилось, но фиг ему большой, этому гаду.

А вот модули… Это здравая идея. Если завтра меня опять будут гонять и в хвост и в гриву, то нормально поучить не получится. Значит, надо выжимать из сегодняшнего свободного вечера все, что можно.

– И готовься к тому, что в пятницу я на неделю забираю тебя к себе, – вдруг огорошили меня.

– Мм, а если я не все сдам? – задала я резонный вопрос. – Да и не все модули пройдут на этой неделе, у нас так не бывает, сам знаешь.

– Этот вопрос я решу, так же как и с сессией, – лениво отмахнулся Аристарх.

– О’кей, поняла. – Вот с этим спорить я и не собиралась. Если может – почему бы и нет? Меньше мне геморроя… Только один вопрос имелся: – А как ты объяснишь преподам, почему мне нужно все поставить?

– Никому ничего объяснять не буду, – усмехнулся он и, сняв темные очки, пристально посмотрел на меня своими темно-серыми глазами. – В отличие от тебя у меня есть возможность использовать артефакты.

– Поняла, – кивнула я и нетерпеливо спросила: – Могу я идти?

– Иди, – царственно позволили мне.

Аллилуйя.

Я осторожно выбралась из машины и поплелась в общагу, ежась от свежего утреннего воздуха. После интенсивных тренировок болели мышцы, а еще очень ныло плечо – я близко познакомилась с такой штукой, как отдача от выстрела. И тем не менее шла нормально – не как робот Вертер. Спасибо мазям и отварам, которые щедро предоставил мне Аристарх.

М-да, ну и деньки выдались… Тяжелые, с какой стороны ни посмотри. Мало того что меня втянули… во что-то опасное и остается только молиться, чтобы все хорошо закончилось, так еще и мир оказался не таким уж простым, как мне всегда думалось. Как вспомню нагу, так и вздрогну… А потом еще и оборотень. Стыд за поведение и внешний вид уже притупился, поэтому как раз о Даниле я вспоминала с улыбкой. По крайней мере, он мне показался хорошим чело… э-э-э… котом. Заступился за меня, в гости пригласил, и все такое.

Погруженная в свои мысли, я прошла мимо кабинки вахтерши и уже было направилась к лестнице, как меня остановил повелительный окрик:

– Романенко!

Варвара Сергеевна… Хорошо, что сейчас утро, значит, только зудеть будет. Не пустить – не имеет права.

– Здравствуйте. – Я настороженно посмотрела на нашу цербершу – даму лет пятидесяти, худую и с навеки застывшей презрительной миной на лице.

Сейчас начнется вынос мозга…

– Я-то думала, что ты приличная девочка. – Предсказуемость Варвары Сергеевны поражала. – А ты!.. Все выходные где-то прошлялась!

Наверное, если бы именно эта церберша встретила меня в четверг, когда я, раздавленная существованием фэнтези в реальности, возвращалась в общагу… Были бы слезы, если не истерика. Сейчас же я слишком устала, чтобы выслушивать нотации. Поэтому я, напрочь выбившись из образа «хорошей девочки», в который, впрочем, эта дама больше не поверит, нагло перебила ораторшу:

– Варвара Сергеевна… мне надо на пары собраться.

И, совершенно не слушая, что она вопит мне вслед, побрела к лестнице.

Ну ее к чертовой матери. В свете моих проблем церберша – просто детский лепет на лужайке.

Точно так же я не реагировала на косые взгляды снующих по этажу соседей – народ, из тех, кто ходит на первые пары, активно готовился к учебе. Несколько раз меня пытались остановить и расспросить, но я не велась и отвечала односложно, да еще и не сбавляя шага. Это мне повезло, что наш Игорек сейчас дрыхнет, скорее всего. От этого базарного баба так легко не отвяжешься.

Впрочем, еще оставались соседки. И почти сорок минут до первой пары. Ох, что сейчас будет… Легенда-то придумана, но стремно!

Я осторожно открыла дверь в свою комнату…

Не открыла – она почему-то оказалась запертой. Хм, их что, нету?!

Пришлось лезть в сумку искать ключ.

– М-да, – тихонько пробормотала я, обозревая картину «сонное царство».

И Машка, и Аня дрыхли без задних ног и просыпаться явно не планировали. Непростительная наглость в модульную неделю, но мне же лучше! Так что я на цыпочках прошла в комнату, планируя быстро собрать конспекты и свалить из общаги. Фиг с ним, с одеялом, посижу после пар!

Маневр не удался.

Но я сама была виновата. Неосторожно вытащила конспект с полки, и на кровать с грохотом посыпались остальные тетрадки. Блин, а давно же собиралась там все нормально перебрать!

Естественно, соседки повскакивали.

– Ирка? – Прекратив вопить с перепугу, Машка обратила внимание на меня. – А который час?

– Половина, – со вздохом отозвалась я.

– А-а-а! – дружно завопили подружки и, подорвавшись с кроватей, заметались по комнате.

Фух! Кажется, можно расслабиться. На первую пару они явно собирались, видимо, будильник накрылся. Так что им не до меня, что в данной ситуации ну просто превосходно! Поэтому я, уже не особо торопясь, включила чайник и, вытащив из коробки из-под кроссовок три пакетика кофе три-в-одном, полезла за чашками.

Говорят, как неделя начнется, такой и будет. Не знаю, может, и врут, но у меня совпало.

Несмотря на то что предполагалась нервотрепка модульных зачетов, я провела все пять дней чуть ли не с улыбкой.

Во-первых, разговор с соседками по поводу «маевки» прошел намного проще, чем я ожидала. Придуманная история их удовлетворила, как и объяснение, что «Андрей» много работает, поэтому я без малейшего понятия, когда мы встретимся еще. Правда, чуть не засыпалась на вопросе, кем же трудится мой кавалер. Пришлось пожимать плечами и говорить, что не интересовалась. Мол, лямур, тужур, абажур, мне не до прозы жизни. Как ни странно, и это их удовлетворило! Ну как… По крайней мере, отнеслись понимающе, только немного пожурили.

Вторая причина моего хорошего настроения… Аристарх. Который во вторник попросту пропал и до конца учебной недели так и не появился. Наши, которые не успели сдать ему лабы, выли в голос, но что сделаешь – на кафедре нам любезно пояснили, что Аристарх Захарович срочно улетел на конференцию и, возможно, к концу семестра не вернется. Неудивительно, что передо мной забрезжил легкий огонек надежды – а вдруг пронесет?! Да и грело, что мои лабы он поставить успел, остальное меня волновало мало. Вот такая я эгоистка, да.

Короче, чудная неделька была, несмотря на модули. Я их на радостях даже почти все сдала на четыре и пять. Осталось всего три предмета, но они ждали меня на следующей неделе.

В пятницу после пар я быстрым шагом вышла из корпуса. Настроение зашкаливало, не омрачал его даже предстоящий поход за шмотками. Да, девчонки слов на ветер не бросают, в субботу меня ждала экзекуция. Но это все мелочи жизни, честно говоря! Главное… что никакого Аристарха и никакого фэнтези!

– Ирка! – Меня догнал староста. – Ты деньги на гулянку принесла? А то мы сегодня с тобой никак не пересечемся…

– Да, конечно! – Я хлопнула себя по лбу и торопливо достала кошелек. – Совсем забыла, прости.

– Ничего, понимаю, – добродушно рассмеялся Димка и вдруг резко умолк. А затем восхищенно присвистнул: – Ух ты какой!

Я торопливо вскинула голову. Надеюсь, это он не тачкой Аристарха так восторгается!

Но нет – никаких машин в обозримом пространстве не было. Зато был мотоцикл. Черный, блестящий, с яркой оранжевой молнией. Я в таких агрегатах не разбиралась вообще, но красивый! И что меня очень порадовало, водителем была девушка, а не один типчик… Она слезла с байка, сняла шлем и достала что-то из кармана кожаной жилетки. Тряхнула коротко стриженной головой и зорко осмотрелась. Хм, а интересный цвет волос! Такой… такой… такой… волчий, что ли? Или… мышиный.

И тут ее взгляд остановился на мне. Девушка радостно улыбнулась, а я… почуяла большую и круглую такую задницу. Кажется, я знаю, кто она.

– Дима, держи. – Я быстро сунула старосте деньги.

– Это что, к тебе?! – изумленно воскликнул он и уже намного тише пробормотал: – То машина, то мотоцикл… Ну ты, Ирка, даешь.

Ага. Сама в шоке.

Девушка подошла вплотную и внимательно на меня посмотрела.

– Ты – Ромашка. – Она не спрашивала, утверждала.

– А ты – Мышка? – не сдержалась я.

– Она самая, – гулко хохотнула оборотница и прищурила карие (интересно, линзы или естественный цвет?) глаза. – Приятно, наслышана. Я за тобой.

А то я не поняла.

– Отойдем. – Я бросила косой взгляд на Димку, который явно не собирался никуда уходить.

– Ира, может, познакомишь меня с подругой?

Прости, Дим, но… не нужно. Ты классный парень, умный, симпатичный и так далее, но лучше тебе с этим миром не сталкиваться. Хватит того, что я во все это влезла…

Впрочем, был еще один персонаж этого действа, у которого имелось свое мнение на этот счет.

– Марина. – Мышка протянула Диме руку.

– Дмитрий.

Так, у старосты уже глаза горят, сейчас начнется. Всем был хорош наш Димка, но увлекался – жуть. И каждый раз не той! То девушка занята была, то просто использовала нашего джентльменистого старосту, то еще какая-то ерунда. Так что этап влюбленности очень быстро сменялся хандрой и депрессухой. Поэтому надо срочно вмешаться!

– Дима, прости, нам пора. – Я крепко ухватила Мышку-Марину за руку и поволокла к мотоциклу.

– Ревнуешь? – насмешливо спросила она.

– Не-а, искренне желаю ему с вашим миром не пересекаться, – не оборачиваясь, процедила в ответ.

– И правильно, – неожиданно согласилась со мной оборотница.

Я даже затормозила и удивленно на нее воззрилась.

– А чего ты так на меня смотришь? – Она иронично заломила бровь. – Я сама иногда искренне сожалею, что не обычный человек.

Надо же… А ты интересная персона, Мышка. Особенно в свете того, что я о тебе слышала. Да и внешний вид… соответствовал рассказам. Невысокая и очень худая, но, как говорят, жилистая, что совсем не добавляло ей женственности. Короткая асимметричная стрижка, полностью закрывающая правое ухо. Зато левое было открытым, и по его ободу расположился добрый десяток разнообразных сережек. Лицо узкое, хищное. Волчье. И не скажешь, что кошка… Только глаза выбивались из образа – просились желтые. Впрочем, может, она все же в линзах.

– Ты от А… – Я запнулась и воровато огляделась. Еще услышат… – От Риста?

– Можно и так сказать. – Оборотница протянула мне еще один шлем, и я содрогнулась – надеюсь, она так не лихачит, как Аристарх. – Меня брат послал. А его уже Рист попросил. Сами они жуть как заняты, правда, каждый своим. – Мышка хихикнула. – Му-у-ужчины!

Вот и накрылись медным тазом твои надежды, Ирка, что все это спустится на тормозах… Ладно, будем грести от того, что имеем.

– Мы к вам?

Мышка энергично кивнула.

– Надолго?

– На неделю. – Она оседлала своего железного коня и приглашающе похлопала по сиденью сзади себя. – Или чуть больше, точнее не скажу. Сейчас заедем к тебе, чтобы ты вещи собрала.

И на том, как говорится, спасибо…

– Только не гони, – умоляюще попросила я, устраиваясь позади нее. – А то я скорости боюсь!

– Не вопрос. – Она надела шлем.

Я, мысленно попросив у неба хоть какой-то удачи, последовала ее примеру.

Соседок в комнате не оказалось – то ли еще не вернулись, то ли уже ушли. Тем лучше. Расспросов не будет. Так что я быстренько накорябала коротенькую записку – мол, так и так, модули сдала и уехала, вернусь после сессии. Сначала хотела написать, что отправилась домой, но с моей мамы станется позвонить Машке, которую родительница почему-то изначально определила в старшие. Мифического Андрея вспоминать не хотелось, потому что, если свалю на него свое двухнедельное отсутствие, боюсь, соседки с меня не слезут. И с вопросом, когда свадьба, в том числе! Поэтому пришлось напрячь извилины и выдумывать очередную отмазку. Та-а-акс… Мышку видело полфакультета, то есть девчонкам донесут без вариантов. Раз уж про такси рассказали… А еще, если все пройдет хорошо, вернусь я с обещанными Аристархом деньгами. Фантазия заработала на полную мощь, и я написала, что подруга Андрея предложила подработать и заодно отдохнуть. Мол, с модулями я разобралась, сессия автоматом выходит, и все такое. Но, дескать, обязательно буду звонить, пусть не переживают.

Ох, надеюсь, расспрашивать не будут! Блин, я такими темпами скоро сама запутаюсь в своей лжи! И ждет меня такой эпик фейл, мама дорогая… Ладно, нет смысла сокрушаться на эту тему, ибо от меня в этой всей ситуации зависит ну очень мало. Почти ничего.

Я еще раз перечитала записку, тяжело вздохнула и, шустро побросав в спортивную сумку все самое необходимое из расчета на две недели, торопливо сбежала. А то сейчас вернутся соседки, и я так просто не уйду.

Перед общагой меня ждал сюрприз. Не особо приятный – Мышка со своим верным мотоциклом привлекла внимание всех общаговских зевак, но это было предсказуемо. А вот то, что на нее наседал Игорь… Бли-и-ин!

Я обреченно сгорбилась и подошла вплотную. Не было никакого смысла ныкаться – все равно нас с Мышкой видели вместе. Ну и так получилось, что я услышала финальные фразы диалога.

– Ну, девушка, так нечестно! – канючил Игорек, нависая над невозмутимой Мышкой. – Должен же я знать, куда ты собралась увезти нашу Иришку!

– Много будешь знать – скоро состаришься, – скучающим тоном сообщила та, даже не глядя в его сторону. – А будешь много говорить – скоро помрешь.

– Это как? – опешил наш базарный баб, которому, видимо, в голову не приходило, что за свой длинный язык можно прилично огрести.

– Сплетничество – один из худших женских пороков. – Мышка усмехнулась и посмотрела на Игоря в упор. – А для мужчины он вообще позорен. В моем… моей среде общения за такое, знаешь ли, можно серьезно поплатиться.

Речь оборотницы была спокойной и ровной, но чтоб мне больше никогда в World of Warcraft не играть, если она не угрожала! Вот только зная нашего Игорька… Не Windows, отнюдь. Поэтому если у него врубалась чуйка на сплетню, то напрочь отрубался инстинкт самосохранения. По коллективному мнению нашего этажа, от мордобоя его до сих пор спасало только чудо.

– Ирка!

О, заметил, чтоб ему…

– Коли-и-ись!..

– Игорь, отвали, – грубо рыкнула я, передавая Мышке сумку. – Мои личные дела тебя не касаются.

– Как это?! – искренне изумился парень.

Нет, ну это же надо таким быть!

– А так, что ее личные дела могут тебе вылезти боком, – ухмыльнулась сестра Дана и похлопала по сиденью позади себя. – Садись, Ира, нам пора.

Да с радостью! Сейчас бы куда подальше от этого идиота… Никогда еще он меня так не бесил! Р-р-р! Лично бы по мордасам надавала, вот честно!

Мышка, видимо, тоже устала отгавкиваться, потому что стартанула так, что меня чуть не снесло с мотоцикла. Я пискнула и крепче ухватилась за оборотницу, мысленно припоминая «Отче наш». Но, правда, продолжалось это недолго – скоро лихая байкерша скинула скорость до вменяемой, а еще через несколько минут вообще остановилась у кафе «Мадлен». Чем, кстати, приятно удивила, так как кафешка числилась у меня в разряде любимых. Я всегда забегала сюда, если удавалось выкроить денег из ограниченного студенческого бюджета, чтобы поесть вкусных блинчиков да попробовать новый сорт чая.

– Пошли перекусим. – Мышка легко сдернула мою сумку и направилась в здание. – У нас… это может быть проблематичным. По крайней мере, для меня.

– Почему? – невольно заинтересовалась я.

– Потому что я должна буду представить тебя нашей маман, – глухо рассмеялась она, открывая дверь. – А когда я с ней пересекаюсь… Никогда не знаю, на кого нарвусь – на наседку-родительницу, строгую наставницу или мать клана. Соответственно шанс поесть только один из трех, а после завтрака прошла уйма времени.

Приветливые официантки, как обычно, встретили нас на пороге, а потому пришлось попридержать вопрос, который пытался слететь с языка. Ничего, может, потом спрошу о таких интересных отношениях с родной матерью.

Нас провели в самый дальний угол зала, где полумрак, вечно царящий в этом релаксационном заведении, был особенно сильным. Но и народу в округе не было, что в нашем случае замечательно.

Мы сделали заказ – я все-таки соблазнилась и попросила свои любимые блинчики, а Мышка, не заморачиваясь, потребовала комплексный обед. Официантки ушли, и я все-таки решилась задать вопрос:

– А вы с матерью не особо ладите?

– Почему? – изумленно приподняла бровь оборотница. – Прекрасно ладим, насколько вообще может ладить родитель с ребенком.

– А по твоим словам и не скажешь…

– Так мы же не люди, – ухмыльнулась Мышка, откинувшись на спинку мягкого диванчика. – Да и не рядовые члены клана. Поэтому обычными наши взаимоотношения назвать сложно. Она – мать клана, в прошлом – ведущая наемница, сейчас – лучшая наставница для молодежи. А я… ее наследница, если не в клановом смысле, то в наемничьем точно. К тому же мама – настоящая кошка, ей скучно действовать в рамках одной схемы поведения. Как она любит говорить – истинная сила женщины в ее непредсказуемости.

Ни фига себе… Нет, мне такое определенно сложно понять.

– А ты, значит, тоже наемница… – тихонько произнесла я, исключительно чтобы не молчать.

– Конечно, – уверенно кивнула она и смущенно улыбнулась. – Ну… теоретически. Мама говорит, что я еще мала для серьезных заданий, потому в основном на подхвате у старших. Но еще полгода!..

Я негромко хихикнула. Понятно все с ней. Считает себя сильно взрослой и умелой, но старшему поколению так не кажется. Интересно, сколько ей лет?

– Слушай, Ромашка, а как ты с Ристом сошлась? Ну на профессиональной почве. – Мышка вдруг вперила в меня любопытный взгляд. – Вообще, ему несвойственно работать с напарниками. Меня, например, он наотрез отказывается брать с собой, – с обиженными нотками в голосе созналась она.

– А тебе Дан не говорил? – Я опустила глаза и легонько дернула плечом. – Я – нейтрализатор. И… Аристарху как раз очень нужен такой индивидуум. – А потом тихо попросила: – И не называй меня Ромашкой, пожалуйста, очень бесит.

– Рист окрестил? – понимающе спросила она.

– Ага…

– Тогда мой тебе добрый совет: просто смирись, – сочувственно вздохнула оборотница. – Уж если Рист придумывает прозвище – прилипает намертво. Можешь мне поверить.

– Хм… – Я с интересом на нее посмотрела. – Мышка – тоже его рук дело?

– Скорее его язвительного языка, – рассмеялась она и дернула себя за длинную прядь волос. – Это он меня так за масть приласкал.

– Я почему-то так и подумала, – дружелюбно улыбнулась я.

Определенно, Марина aka Мышка нравилась мне все больше и больше. Простая, без наворотов, я бы даже сказала – своя в доску.

– О да, связь проскакивает. – Оборотница демонстративно закатила глаза. – Да еще и этому гаду показалось, что будет очень забавно окрестить волчицу из клана кошек Мышкой. Гад темный…

– Волчицу?!

Чувствую, мои брови полезли куда-то на лоб. Но… она же из кошек! И брат у нее – кот! Ничего не понимаю…

– Ага, – беспечно махнула рукой Мышка. – Я в папу пошла, а он – волк. Так и живем – два волка на табун кошачьих. – И негромко хихикнула, видимо, старая хохма.

Надо как-то матчасть подтянуть, что ли. А то ощущаю себя полной дурой. Сижу, ресницами глупо хлопаю. Зато теперь понятно, почему ее волки сватали.

– А Дан, значит, в маму пошел, – задумчиво пробормотала я.

– Не-э-эт! – энергично замотала головой она. – Мама у нас по масти… как голубая русская, если знаешь такую породу, и глаза зеленые. Дан в папку своего пошел.

Так. У меня сейчас голова заболит от напряжения. У кошек что, многомужество практикуется? Или Данила – сирота?

– Мы с Данькой кровные по матери, – спокойно просветила меня Мышка. – Жизнь наемников опасна, его отец погиб, когда Дане было три года. Так что вырастил и воспитал его уже мой папка. И возится он с Данькой больше, чем со мной! – воскликнула с обидой в голосе.

– Каждый мужчина мечтает о сыне, – усмехнулась я.

– Да тут даже не в этом дело, – отмахнулась оборотница, явно настроенная поговорить – интересно даже, она всегда такая болтушка или мне такая честь выпала? Почему-то мне кажется, что последнее. – Просто у волков своеобразное отношение к женщинам. Оно не плохое – ни в коем случае! – но к клану кошек вообще не применимо. – Она подалась вперед и доверительно прошептала: – Папка был категорически против, чтобы я обучалась клановому ремеслу. Но тут уже мамка на дыбы встала. Мол, где это видано, чтобы ее дочь да не пошла по семейной стезе. А с главой клана не спорят, даже если ты горячо любимый супруг. – Мышка так тепло улыбнулась, что мне сразу стало понятно – родителей она обожает.

– Слушай… – Я замолчала, пережидая, пока удалятся официантки, принесшие заказ, и, понизив голос, договорила: – А тебе не стремно вот так выдавать инфу о своей семье посторонней? Ты же меня не знаешь совсем…

– Да какая ты посторонняя? – ухмыльнулась она. – Рист лично за тебя мамку просил. Значит, как бы там ни было, ты теперь наша.

Такой ответ меня малость ошарашил. Как-то такое доверие да на ровном месте… с представлениями о наемниках не вяжется вообще. Но, может, я просто какой-то местной кухни не знаю?.. Хе, да я почти ничего не знаю. Уж проще перечислить то, что мне известно. И времени это точно немного займет.

Блинчик, политый клубничным сиропом, пах восхитительно, поэтому я, медленно сглотнув слюну, взялась за приборы. Но вопросы, настырные вопросы… Куда же от них денешься, а?

– А… Аристарх как к вам попал? – Ну не могла я вот так запросто назвать его Ристом, даже не знаю почему. – Он же вроде из семьи темных магов.

– Угу, – энергично кивнула Мышка, уплетая борщ. – Ща дожую…

Ладно, жевать так жевать. Я мысленно послала свое любопытство на фиг и принялась смаковать мою преле-э-эс-с-сть.

– Охотские вообще семейка забавная. – Волчица отставила от себя пустую тарелку и взялась за стакан минералки. – Для темных магов у них слишком сильная семейная сплоченность, они не действуют по принципу «каждый сам за себя». Уж поверь, Ромашка, если бы Рист родился в другой семье, его в лучшем случае отдали бы в детдом. А то и просто придушили, чтобы не позорил родовое древо. Но Охотские… это Охотские. Они дали отпрыску все, что могли, чтобы он не только выжил в нашем мире, но и смог процветать. Например, в теории магии Рист рубит лучше, чем большинство практикующих. Но этого было мало, а потому его отец принял, по-моему, самое верное решение – отдать Риста в наш клан на обучение. Результат налицо. – Она пожала плечами.

Вдруг, словно из ниоткуда, раздалась смутно знакомая музыка, а потом сильный голос запел: «Штиль. Ветер молчит…»

– О, маман… – поморщилась Мышка и достала из кармана мобильный. – Да-а-а? Не, еще не подъезжаем. Да, забрала, решили перекусить по дороге. Серьезно?! – Глаза оборотницы загорелись, и она начала нетерпеливо ерзать. – Да-да, скоро буду! – Она спрятала телефон и радостно воскликнула: – Ура, сестричка приехала!

И я невольно позавидовала. Мне всегда хотелось сестру или брата, но родители на второго ребенка так и не решились.

– Пошли, Ромашка. – Она быстро поднялась. – Не терпится уже увидеть Маргошу, узнать, как у нее дела. И как там мой будущий племяшка поживает – тоже!

Как собеседник Мышка была потеряна для общества – рвалась домой с неистовой силой. Именно потому, несмотря на то что я этого не хотела, быстрая езда на опаснейшем из наземных средств передвижения меня настигла. Бли-и-н, да чтоб я еще раз!..

– Мышка, я же просила! – простонала я, сползая с мотоцикла, когда мы остановились у невысокого кирпичного забора в каком-то поселке.

– Ну прости-и-и! – совсем без вины в голосе протянула она и скомандовала: – Ромашка, не тормози, нас ждут!

Ах ты… Мышка, которая на самом деле волчица! Я тебе это еще припомню!

Пока я злобно пыхтела, эта оторва времени зря не теряла. Поэтому пришлось мне бежать следом за оборотницей, которая уже заводила байк за забор.

И оказалось, что нас уже ждали.

На пороге большого двухэтажного дома, к которому вела широкая дорожка из плитки, стояла миниатюрная женщина лет сорока. По-моему, изумительно красивая, словно возраст только добавил ей прелести – мягкие, приятные черты лица, выразительные зеленые глаза и копна дымчатых кудрявых волос до плеч. Если я что-то понимаю в этой жизни, это и есть мать клана. Но не похожа вообще! Ей бы на экране блистать… И… черт, чтоб мне так в ее возрасте выглядеть! Но, боюсь, не светит, никаким боком…

– Восхищение женщины стоит восхищения тысячи мужчин, – усмехнулась она, видимо без труда считав мое выражение лица. – Добро пожаловать на территорию клана, Ирина.

Глава 6

Если вы думаете, что после этого меня шустро взяли в оборот, то глубоко заблуждаетесь. Мать клана кошек, которую, кстати, звали Светлана, многозначительно так пообещала, что потом со мной поговорит, и приказала Мышке провести меня в комнату, но не задерживаться. Мол, ждали только ее, вся семья уже в сборе.

Соответственно я и опомниться не успела, как шустрая волчица затащила меня на второй этаж, втолкнула в самую дальнюю по коридору дверь и, проорав: «Ирка, вечером та-а-ак оторвемся!», была такова. Вот тебе, бабушка, и Юрьев день.

Мысленно похихикав на тему разнообразия семейных отношений, я решила обустраиваться. Все же хочется того или нет, но жить мне здесь неделю.

Комната была не особо большой, но… приятной, что ли? Узкая, но светлая, с огромным окном и маленьким балкончиком, увитым виноградом. Из мебели – лишь кровать, комод и зеркало на двери. Хм, а ванная или душ? Общий, что ли? М-да, и спросить некого…

Вздохнув, я принялась раскладывать вещи в ящики комода, а покончив с этим, улеглась на кровать и задумалась. Интересно, кошки меня будут гонять так же, как не к ночи помянутый Аристарх, или все же они более гуманны? Как-то не хотелось бы к следующим выходным прозаично отбросить копыта…

Эх, а счастье-то было так близко. Наивная я, да? Думала, что раз Аристарх так внезапно пропал, то и мое соприкосновение с миром фэнтези торжественно закончилось… И почему-то сейчас ощущение такое, что вляпалась я со всем этим всерьез и надолго. Чего бы ну очень не хотелось…

Собственные унылые мысли вгоняли сначала в тоску, а потом – и в сон. Ничего удивительного, что вскоре я задремала.

Уж не знаю, сколько мне удалось поспать, но пробуждение было… малоприятным. Потому что уж слишком резким.

– Ромашка, ты здесь?

Я подпрыгнула на кровати и сонно заозиралась.

– Ой, прости! Я не хотела тебя будить.

Затуманенный взгляд наконец остановился на смущенной Мышке, которая заглядывала в комнату.

– Ничего, – хрипло пробормотала я и от души зевнула – как обычно, дневной сон вогнал меня в ватное состояние.

Можно теперь с уверенностью сказать, что сегодня я потеряна для общества. Ибо толку теперь от меня вообще никакого. И надо же было отрубиться! Самое обидное, что я давно в курсе такой особенности своего организма, но регулярно наступаю на эти грабли. Спрашивается, и кто мне доктор?!

– О-о-о, смотрю, кое-кто порывается впасть в спячку, – протянула Мышка, правильно оценив мое состояние. – Сейчас исправим. Ты приходи в себя и иди в беседку. Ну… – Она замялась, явно пытаясь сформулировать привычный для нее путь. – Выйдешь из дома, сразу сверни направо, там будет косая тропинка. И по ней, по ней, пока не упрешься в деревянную беседку. Сядешь там, а я пока тебе зелья наведьмачу. – И якобы злобно захохотала.

– Ведьмачь. – Я еще раз зевнула и потерла глаза. – Как хорошо быть нейтрализатором…

Оборотница на это только глухо расхохоталась и быстро смоталась. Ну и нечего делать, пришлось мне подниматься и идти искать эту самую беседку.

Эх, а спать-то как хочется… Надеюсь, то, что принесет Мышка, имеет свойства кофе, а то совсем грустно получится.

Пока я спускалась по лестнице, мне попалось несколько людей – впрочем, людей ли? – но на меня никто не обращал внимания. То ли в курсе были, что у них гостья, то ли такое просто было привычным делом. Ну я и не заморачивалась.

Беседку я и правда нашла довольно быстро – путь был именно таким, каким его описала волчица. Вот только зайти туда… не могла. Потому что оттуда доносились голоса. И кто бы ни находился внутри, они ругались.

– Да пошел ты! – кипятился звонкий девичий голос. – Все нервы мне истрепал, защитничек хренов! Это моя работа, и ни ты, ни даже сама мать клана не вправе меня от нее отстранить!

– Да никто не собирается тебя отстранять! – Во втором голосе, мужском, плескалась досада. – Но, Яра… Почему ты вечно берешься за самое опасное?! Неужели нет заказов попроще?!

Та-а-ак, а мужской-то голос мне знаком! Неужели… Дан? Хм, интересно, с кем это он так?

Любопытство, как известно, самый сильный женский порок, и мне оно тоже было свойственно. А потому я не только моментально пришла в себя и проснулась, но и умудрилась подойти вплотную к беседке так, чтобы меня не засекли.

– Дан, чтоб тебе!.. Я, между прочим, лучшая ученица твоей матери, а не двоечница клановой школы! – рявкнула девушка, а затем раздался глухой звук, будто кто-то ударил по стенке. – Ты понимаешь, что все предложенные тобой заказы просто оскорбляют меня как профессионала?! Я не буду заниматься этой мелочовкой!

– Зато всякой гадостью, которая угрожает твоей жизни, будешь, – мрачно процедил Данила и шумно выдохнул: – Ярина, я запрещаю тебе…

– Да засунь ты свои запреты знаешь куда? – прошипела дикой кошкой она и с горечью добавила: – И после этого ты еще удивляешься, почему я за тебя замуж не иду. Ни за что!

Я даже опомниться не успела, как мимо меня промчалась… ну логично предположить, эта самая Ярина – девушка примерно моего роста и телосложения, с длинной, почти до пояса косой, настолько темно-каштановой, что казалась черной. Лица, ясен перец, я не рассмотрела.

– Яра! – выскочил вслед за ней Дан.

– Я сказала, пошел ты!.. – не оборачиваясь, огрызнулась она и исчезла из виду.

Данила выразился емко и совсем некультурно, а затем заметил меня.

Упс. Говорила мне мама, подслушивать нехорошо, вляпаться можно, что ж я, дура такая, ее не слушала.

Делать морду кирпичом, мол, я ничего не знаю и вообще только подошла, не стала. Можно подумать, мне поверят. Поэтому лишь неловко улыбнулась и сделала злому оборотню ручкой:

– Привет!

– Угу, – процедил он и шумно задышал, прикрыв глаза.

Второй упс. Кажется, надо сматываться, ибо хоть Дан при первой встрече показался мне весьма милым, сейчас… было страшно. Я начала пятиться, настороженно посматривая на злого парня.

– Да успокойся ты, – не открывая глаз, выдохнул он. – Не буду я тебя… что бы ты там ни подумала – все равно не буду. Сейчас успокоюсь немного, и все.

– Хорошо, – покладисто согласилась я, но пятиться не перестала.

Ну его. Береженого, как известно, бог бережет.

– Ромашка, ты чего рачьим шагом передвигаешься? – изумленно спросила Мышка, обойдя меня по кругу. В руках у нее было две чашки.

– Меня боится, – ровным тоном произнес Дан и наконец-то открыл глаза. – Все, я в норме.

– Что, опять с Ярой поцапался, братик? – ангельским голоском пропела волчица, довольно ухмыляясь.

– Знаешь что, Мышка… – хмуро зыркнул он на нее. – Давай ты не будешь меня подначивать. А то пошлю тебя туда, куда только что меня послали. – А затем глянул на меня. – Ромашка, прости. Ты не виновата… Но я сейчас не особо приятный собеседник.

И, расправив плечи, широким шагом удалился в ту сторону, куда умчалась эта самая Ярина.

– Как дети малые, чес-слово, – сокрушенно вздохнула Мышка, улыбнулась и подняла кружки выше. – Пошли посидим, пока мама Маргоше мозги вправляет. А то потом она твердо намерена тобой заняться, уже не поговорим.

Ой. Три раза ой, я бы даже сказала. А можно мать клана кошек не будет мной заниматься? Ну пожа-а-алуйста! Эх, мечты, мечты. Видимо, небо за что-то обиделось на меня. Ибо если уж оно осталось глухим к моим мольбам убрать подальше от моей скромной персоны Аристарха, то здесь точно не поможет.

Так что я лишь вздохнула и поплелась следом за оборотницей.

– А что за напиток-то? – решила все же уточнить.

Ну так. На всякий случай.

– Кофе, – звонко рассмеялась Мышка и лукаво посмотрела на меня через плечо. – А ты что, реально подумала, что я буду какой-то запретный эликсир ведьмачить?

– Мало ли, – смущенно улыбнулась в ответ. – Я с вашим миром почти не знакома, откуда мне знать, какие у вас привычки…

– Еще узнаешь, – «порадовала» она. – Времени для этого у тебя будет навалом. – И, поставив кружки на круглый деревянный стол внутри беседки, будничным тоном добавила: – Если, конечно, сумасшедший Рист не сгубит вас обоих на этом гребаном заказе.

Я опешила. Застыла на пороге ажурного строения и лишь растерянно хлопала ресницами. Она так шутит, да? Не смешно, вот совсем!

– Ты чего встала? – Мышка недоуменно приподняла бровь, а затем показала глазами на кружки. – Садись, пей. Холодный кофе – та еще гадость.

Или все же не шутила…

– Марин… – Я почему-то назвала ее по имени. – Ты серьезно думаешь, что мы можем погибнуть? – На последнем слове мой голос немного сорвался.

– Хм… – Она поджала губы и задумчиво меня осмотрела. – Вот уж не думала, что тебя это так зацепит. В нашей среде отношение ко всему этому намного проще.

– К смерти? – нервно выдохнула я и торопливо присела на лавочку – ноги подкосились.

– Ромашка, – снисходительно улыбнулась волчица, – мы – наемники. Шанс, что ты можешь не вернуться, есть в каждом заказе, даже самом легком. Если бы та же Ярина каждый раз впадала в истерику по поводу вероятной гибели, то они бы с моим братом сейчас не ругались. А что до вас с Ристом… – Она улыбнулась еще шире. – Наш Охотник – тертый калач. И живучий настолько, что самим нагам впору ему позавидовать. Я уверена, что у него сто тузов в рукавах и триста запасных выходов из любой безвыходной ситуации. Да, связываться с подземными опасно. Но я верю в Риста. Он не стал бы в это влезать, если бы не был уверен, что выберется.

– А я?.. – вырвалось у меня.

– А ты слишком явная улика, чтобы тебя там бросить. – Рядом со мной опустился Данила. Не особо веселый, но и не злой. Просто задумчивый. – Не заморачивайся, Ромашка. Все будет хорошо, увидишь.

– Спасибо, – пробормотала я, опустив глаза.

Успокоили ли они меня? Да нет, ничего подобного. Но… паника все равно отступила.

– Ну что, догнал свою зазнобу? – весело спросила Мышка, пододвигая ближе ко мне чашку с кофе.

– Да где там, – устало отмахнулся Дан. – Только пыли из-под колес наглотался…

– Данила! – вдруг раздался повелительный голос откуда-то со стороны дома.

– Мама, – авторитетно заявила волчица и сочувственно посмотрела на брата. – Сейчас огребать будешь…

– М-да, сейчас опять будет головомойка на тему того, что наследнику клана не пристало быть шовинистом. – Он шумно выдохнул и поднялся. – И успела же позвонить, нажаловаться… За что мне такое наказание?..

Дан махнул нам рукой и побрел получать бамбулей от родительницы.

– Весело тут у вас. – Я пригубила кофе.

– Даже не представляешь насколько, – хмыкнула Мышка и, понизив тон, доверительно проговорила: – Эти двое так, чтобы не соврать, хотя бы раз в неделю-две ругаются. Сегодня еще без мордобоя обошлось, а в прошлый раз Ярка Дану такую пощечину влепила, не жалея ногтей, что, будь он человеком, точно швы накладывали бы.

– А разойтись?..

– О нет! – рассмеялась она. – Любят друг друга – жуть просто. Дан ее как десять лет назад увидел двенадцатилетней соплюхой, так на других девчонок и не смотрит. Ну а Яринку Амур немного позже подстрелил, но надежно. Так и живут.

– Странные. – Я вздохнула и положила голову на столешницу. – Столько лет… это сколько же конфликтов… Неужели нельзя было найти компромисс?

– Не-а. – Мышка со скучающим видом посмотрела в потолок беседки. – Дану с воспитанием не повезло, я тебе говорила. Он хоть и кот стопроцентный, но по взглядам на жизнь типичный волк – привет моему папочке. Вот у него раздрай и получается: он головой понимает, что Яра – истинная дочь нашего клана со всеми вытекающими, но ничего с собой сделать не может. А жаль. – Она сожалеюще качнула головой. – Глядишь, я бы уже года три как племянников нянчила. Но с таким отношением моего дорогого братца… Быть может, до пенсии поженятся.

– Если поженятся, – флегматично заметила я и встрепенулась. – Слушай, а чем я здесь у вас буду заниматься?

– А не ясно? – Она беззаботно улыбнулась. – Будешь проходить экстренный курс молодого бойца. – И уже серьезнее добавила: – Нашей задачей является сделать максимум для того, чтобы ты выжила, Ир. Потом, когда выполните этот сумасшедший заказ, можешь приехать к нам опять. И пройти нормальную подготовку наемника.

– Ну уж нет! – Я резко дернула плечом. – По окончании, как ты выразилась, сумасшедшего заказа я очень хочу вычеркнуть все это из памяти и больше никогда с… вашим миром не сталкиваться.

Да, грубовато, но из песни слов не выбросишь. Уж чем я точно не собиралась заниматься в своей жизни, так это смертельно опасной беготней наперегонки со всяким фэнтези. Вот закончится все, надеюсь и верю, что закончится хорошо, доучусь, получу диплом и тихо-мирно буду работать по специальности. По-моему, прекрасный план!

Мышка скептически выгнула бровь и сочувственно проговорила:

– Я, конечно, понимаю тебя… до определенной степени. Но, уж прости, скажу напрямую: на твоем месте я бы не тешила себя иллюзиями. Наш, как ты выразилась, мир еще ни разу добровольно не отпустил того, кто в него вляпался.

– Мышка, я как-то дожила до своего возраста, ни разу не пересекшись с вами, – отмахнулась я. – А значит, есть большой шанс, что и дальше так будет. Да и всегда можно сделать вид, что я ничего не знаю и не понимаю.

– Ну-ну. – Она отсалютовала мне почти пустой чашкой. – Спорить не буду… Но увидишь сама.

Я неопределенно пожала плечами. Спорить я тоже и не думала, но на своей позиции стояла твердо. Не нужны мне ваши сказки, верните мне мою обычную жизнь!

Вдруг опять зазвонил Мышкин телефон. Снова «Штиль».

– Да, мам? – ответила волчица, взяв трубку. – Ага, хорошо… – Мобильный лег на стол, а оборотница уставилась на меня немигающим взглядом. – Слушай, а поехали в клуб? – вдруг предложила она. – Все равно сегодня все заняты приездом Маргоши, значит, сильно гонять тебя не будут. Вон, наша маман только что мне сказала, что не успевает с тобой нормально поговорить, поэтому переносит все на завтра. А так пойдем потанцуем, наберемся позитива перед трудной неделей.

Я призадумалась, малость озадаченная резкой сменой темы.

– Знаешь, это не кажется мне хорошей идеей, – наконец вынесла свой вердикт. – Во-первых, настроения плясать полночи на танцполе у меня нет. Во-вторых, думаю, не особо хорошо, если меня будут видеть в компании кого-то из вас – слишком много поводов связать меня с Аристархом после заказа. Чего ну совсем не хотелось бы…

Доводы мне самой показались довольно убедительными, несмотря на то что сла-а-абенький голосок жажды погулять пытался высказать свои аргументы. Ну реально, какое танцевать и веселиться в моей ситуации, да еще и в таком обществе? Сидеть тихо, как мышь под веником, и не выпендриваться!

Впрочем… Как оказалось, непрошибаемые а-ля Машка и Аня – моя карма.

– Отмазки, Ромашка, так себе, – хулигански подмигнула мне Мышка. – Чтобы связать тебя с Аристархом, надо сначала доказать, что ты нейтрализатор. Это не так легко, как тебе кажется, особенно с учетом того, что теперь-то ты точно будешь с подозрением относиться к любым незнакомцам. По поводу нас – уж поверь… среди наших друзей ну просто фигова туча обычных людей, которые ни сном ни духом о нашей… особенности. К тому же я тебя так переодену – мать родная не узнает! – И посмотрела на меня взглядом стилиста-маньяка.

Мне резко поплохело от перспективки. Память услужливо подсунула эпизод с моим одеванием на мифическое свидание с не менее мифическим Андреем, и я едва не застонала в голос. А-а-а! Спасите, помогите! Второго раза я не переживу! И на шпильках танцевать… Не-э-эт! Можно я лучше два часа на беговой дорожке побегаю, а? Все не так травматично для моего несчастного организма, как те пыточные колодки…

– Что-то ты, мать, с лица спала. – Мышка подозрительно прищурилась и принялась рассматривать меня с каким-то нездоровым любопытством. – Я бы даже сказала, позеленела слегка. Что, перспектива перевоплотиться тебя, мягко скажем, не прельщает?

– Очень мягко скажем, – буркнула я и опустила глаза. – Потому что в последний раз… я выглядела как пугало, да и ноги чуть не переломала.

– О, это интересно! – промурлыкала она, как настоящая кошка. – Что, подруги куда-то собирали?

– Ага, – уныло подтвердила я.

– И сказать, что тебе не нравится, ты даже не подумала, – утвердительно протянула оборотница.

– Угу, – еще более уныло отозвалась я.

– Почему? – тоном заправского инквизитора осведомилась она. – Глядишь, все закончилось бы не так плачевно.

– Да с ними спорить бесполезно, – вяло отмахнулась я и глянула на нее исподлобья. – Как раз тот случай, когда проще смолчать и делать, как говорят, чем объяснить, что именно не по мне. – И неожиданно для самой себя призналась: – Я их очень люблю. А попытка активно отстоять свое мнение, боюсь, закончилась бы скандалом. У меня не так много дорогих людей, чтобы терять их из-за пустяков.

– М-да, тяжелый случай. – Мышка неодобрительно покачала головой, а затем вдруг резко подалась вперед. – Слу-у-ушай, надо тебя срочно с Марго познакомить! Для такого психолога, как она, ты – просто кладезь комплексов и прочей ерунды.

Приласкала так приласкала.

– Вот спасибо тебе, – буркнула я и опять опустила глаза, недовольно подумав, что Мышка, конечно, неплохая девчонка, но в этот конкретный момент действует мне на нервы. Прямо как Аристарх, не к ночи, конечно, будь помянут.

– Прости, я не хотела тебя задеть, – смущенно произнесла оборотница. – Хочется тебе помочь, и очень. А Марго действительно может немного перетряхнуть твои мозги, не в прямом смысле, конечно.

– Уж чего мне точно не хочется, так это того, чтобы кто-то копался в моей голове, – раздраженно отозвалась я и посмотрела на нее. – А вот меня все в моей личности устраивает. И хватит об этом!

Только ляпнув последнюю фразу, да еще и повышенным тоном, я осознала, что именно сделала. Бли-и-ин! Промолчать не могла, а? Не хотелось бы портить отношения и…

– Ого, – вдруг присвистнула Мышка и, прищурившись, вперила в меня странный взгляд. – Комплексы комплексами, а характер на месте. Может, подумаешь насчет наемничества? Я не шучу.

Вместо ответа я только обескураженно заморгала. Какая-то у нее логика… трудноуловимая для меня. Не только не обиделась, а, кажется, одобряет. Другая бы на ее месте… Может, вопрос в том, что Мышка – оборотень, да еще и будущая наемница, мозги по-другому заточены? По крайней мере, это многое объясняет.

– Время еще есть, авось переменишь мнение, – прервала затянувшееся из-за моего ступора молчание волчица и подмигнула. – Но в клуб пойдем! Просто потанцевать, без всяких далеко идущих планов.

– Если без них, да и без шпилек – я согласна, – решилась я. А почему бы и нет? Просто потанцевать, без всяких заморочек.

– Плясать на шпильках – это изврат, – фыркнула она и резко поднялась. – Пошли посмотрим, во что тебя одеть.

– Я в своем пойду! – испуганно замотала головой в ответ.

– Еще чего, – хихикнула Мышка и лукаво добавила: – Идем, будем учить тебя отстаивать свою точку зрения и искать компромисс.

Компромисс – это чудно, так как значит, что меня послушают. Но бли-и-ин! Да за что же мне такое, а?!

– И чем я так не угодила высшим силам, – едва слышно проворчала я себе под нос, поднимаясь, – что мне вечно попадаются люди… и нелюди, жаждущие меня переделать?

– Карма у тебя такая, – рассмеялась оборотница, видимо слышащая на порядок лучше обычного человека, и, погрозив мне пальцем, наставительно произнесла: – Судьба всегда посылает тех, кто может тебя чему-то научить. И будет посылать вновь и вновь, пока ты не усвоишь урок.

Я так задумалась над ее словами, что чуть не вписалась в деревянную стенку беседки. А что, интересная мысль. И очень многое объясняет в моей жизни… Например, такой удар по голове, как Аристарх. А еще всю эту идиотскую, но вместе с этим опасную ситуацию. Мол, либо научишься отстаивать свое мнение, либо… А вот о плохом я думать не буду! Все будет хорошо! Обязательно!

И так меня увлекли эти мысли, что опомнилась я, только когда услышала жизнерадостный голос Мышки:

– Вот и моя скромная берлога!

Пришлось срочно возвращаться в реальность и фокусироваться на происходящем. А то сейчас опять как оденут – весь вечер будет испорчен.

Комната Мышки поразила меня в самое сердце. Ну полный разрыв шаблона! Да такой, что я, наверное, несколько минут стояла, глупо разинув рот, не способная выдать ни одного более-менее связного предложения. Господи, да не может быть у такой пацанки и неформалки настолько… девчачьей комнаты! Чистый будуар, я бы даже сказала!

Помещение было отделано в светлых тонах – в основном персиковым и приятным неярким розовым. Светлая мебель, воздушные шторы, мохнатый ковер на полу – безотносительно хозяйки все смотрелось гармонично и симпатично. Но… здесь живет Мышка?! Не верю!

– У тебя глаза по пять копеек, – любезно сообщила мне хозяйка и неспешно подошла к здоровенному шкафу. – Так-с… Сейчас посмотрим, во что тебя такое нарядить…

И, открыв дверцы, замерла с задумчивым видом.

Идиотский вопрос вырвался раньше, чем я успела подумать:

– А комнату что, без тебя оформляли?

– Хм… – Мышка повернулась ко мне и хищно улыбнулась. – Да нет, дорогуша, здесь все делалось под моим неусыпным контролем. Я лет с десяти сама решаю, как будет выглядеть моя комната.

– Но как… – Я прикусила язык, все-таки не сморозив очередную глупость.

– Ты просто меня не знаешь совсем, потому и изумляешься, – снисходительно пояснила она. – А вот Ристу хватило полчаса общения со мной, чтобы дать мне емкую, точную характеристику, да еще и настолько «говорящее» прозвище придумать.

Вот чего мне точно не хотелось, так это выслушивать очередную порцию дифирамбов нашему незабвенному Аристарху! И так понятно, что Мышка aka Марина неровно к нему дышит.

– Видишь ли, Ромашка, – она оперлась плечом на шкаф, – меня сложно назвать консерватором. И еще сложнее заподозрить в приверженности единому стилю. Год назад, к примеру, я щеголяла в цветастых платьицах ниже колена и с двумя косичками.

Представила себе эту картину и… Нет, вру, не представила. Ибо такое просто невозможно представить! Фантазия крутит пальцем у виска и пасует!

– Все потому, что мне всегда интересно попробовать что-то новое…

– А заодно – спорить, вляпываться, а потом с радостной моськой огребать за это. Раз уж вспомнила результат, озвучь и причину – мол, так и так, повелась на «слабо» и проспорила, а потому по условиям спора и пришлось на время кардинально сменить имидж, – фыркнул кто-то у меня за спиной.

От позорного вскрика я удержалась, но повернулась со всей возможной быстротой.

– Прости, я тебя напугала, – доброжелательно улыбнулась мне невысокая жгучая брюнетка лет тридцати. Глубоко, как говорится, беременная. – Я шла мимо и случайно услышала похвальбу этой оторвы. И просто не смогла не вставить свои пять копеек.

Могу дать руку на отсечение – это и есть Марго. Та, которая психолог. Поэтому я быстро пробормотала, мол, ничего страшного, и с подозрением уставилась на Мышку – воспользуется случаем или нет?

– И это тоже часть моего характера, – невозмутимо отозвалась волчица. – Скажешь, нет?

– Скажу – да, – негромко рассмеялась Марго и миролюбиво спросила: – Ну что, юные леди, пошли чайку попьем, подевичничаем? А то ску-у-учно! – Она сделала вид, что зевает.

– Не сегодня, – помотала головой Мышка, к моему, сознаюсь, большому облегчению. – Я хотела вытащить Ирку в клуб, пока ее наши по самую макушку не загрузили.

– О да, эти могут, – ни капли не расстроилась ее старшая сестра и, улыбнувшись, махнула рукой. – Лады, развлекайтесь. Еще успеем потрепаться, благо я здесь не меньше чем на неделю.

И, быстро попрощавшись, ушла.

– Интересная, – негромко сказала я, смотря ей вслед. – И на Данилу очень похожа.

– Еще бы не была похожа, близнецы же, – хихикнула Мышка и решительно позвала: – Ромашка, иди сюда. А то такими темпами мы с тобой никуда не успеем.

Глава 7

– Назад чтобы такси вызвали, понятно? – хмуро напутствовал нас Дан, которого Мышка подрядила в водители. – И даже не думайте прогуляться по ночному городу!

– Ты нас переоцениваешь, – фыркнула она и, кокетливо поправив челку, пропела: – Я собираюсь так натанцеваться, чтобы ноги поотваливались!

– Без ног будет грустно, – пробормотала я и, одернув маечку, которая казалась мне короткой, пожелала Дану спокойной ночи и поспешила вслед за его сестренкой.

Та, кстати, уже целеустремленно цокала каблуками по плитке перед клубом, который носил громкое имя «Дворец фейри». Мышка божилась, что он стопроцентно человеческий, а потому я терялась в догадках, что владельцы хотели сказать таким названием.

Процесс одевания с оборотницей прошел намного проще и веселее, чем тогда, в общаге. И все потому, что я не стеснялась ругаться до хрипоты, отстаивая свой выбор. Как бы это ни было уныло, но вела я себя так лишь по одной причине – совершенно не боялась испортить отношения. Не только потому, что сама Мышка об этом сказала, но и потому… что была свято уверена, что наше с ней знакомство долго не продлится. Это, кстати, тоже озвучила именно волчица, к моему стыду. Но ее, похоже, такое мое отношение мало волновало.

После достижения, так сказать, консенсуса я была одета в легкие летние джинсы, не такие узкие, как привыкла, и светло-голубую маечку. А обута – в легкие бежевые босоножки на невысокой танкетке. Короче, меня мой вид вполне устраивал. Не так, конечно, как привычный, но вполне и вполне достойно. Для разнообразия иногда и можно. Причем Мышка, зар-р-раза, все не уставала меня стебать, что, мол, такой консерватор, как я, для такой оторвы, как она, – самый натуральный вызов. И что наш с ней бой на поле «Как надо одеваться» еще не закончен.

– Эй, ты там уснула, что ли? – нетерпеливо окликнула меня она.

– Иду-иду! – Я прибавила шагу.

Клуб, кстати, располагался на окраине нашего города. Как пояснила Мышка, он устраивал нас по многим параметрам – и по спокойствию обстановки, и по минимальной вероятности напороться на какое-то фэнтези, да и домой проще добираться. Меня такие аргументы вполне устраивали, особенно второй.

Небольшая очередь у входа продвигалась довольно шустро, хоть и с переменным успехом. Два мордоворота на фейсконтроле не пустили группу парней перед нами, а нас окинули равнодушными взглядами и дали добро. Наверное, я никогда не пойму, по какому принципу работает этот самый фейсконтроль. Впрочем, какая мне разница? Да никакой, так, праздное любопытство.

Внутри клуб тоже оказался вполне типичным. По крайней мере, от тех трех или четырех заведений, которые я посетила, включая то, где мы праздновали окончание школы, мало чем отличался. Танцпол, вокруг которого расположились прямоугольные столики, барная стойка и небольшая сцена. В ее углу и приютился диджейский пульт. Да и декор подбирали явно по названию, хотя скорее по незнанию. Потому что каким боком к фейри относятся мечи и шлемы на стенах, я так и не догнала.

– Ну что, по соку и танцевать? – крикнула Мышка сквозь грохот музыки.

– Ага! – крикнула в ответ, тихо радуясь, что волчица оказалась трезвенницей и не тянет меня наклюкаться коктейлей.

В общем, вечер удался.

Я от души танцевала – давно уже такого не было! – время от времени отшивая предполагаемых кавалеров. Простите, дорогие, но вот совсем не до вас сейчас! Мышка тоже явно была настроена исключительно потанцевать, потому что с ухажерами церемонилась еще меньше, чем я.

– Пить хочу, – заявила оборотница, когда мы присели на диванчик в коридоре, чтобы немного передохнуть, и от громкой музыки в том числе. – Тебе какой сок взять? – Она поднялась с явным намерением сходить к барной стойке.

– Сиди уж, – усмехнулась я, вставая. – В прошлый раз ты ходила, в этот – моя очередь. Тебе опять персиковый?

– Ага-а-а! – довольно протянула Мышка, развалившись на диванчике.

– Сию минуту! – Я отвесила ей шутливый поклон и быстро зашагала в нужном направлении.

А когда возвращалась с двумя выпрошенными у бармена пластиковыми стаканчиками, прямо в дверях неожиданно столкнулась с Мышкой. С озабоченной и о-о-очень недовольной Мышкой.

– Хорошо, что я тебя нашла, – процедила она и, ухватив меня за руку, поволокла на выход. – Уматываем отсюда, у нас проблемы.

Стаканы я, ясное дело, выронила. Хорошо еще, что не облилась! И, надеюсь, охранник с тряпкой за мной не побежит… Впрочем, эта мысль пронеслась где-то на периферии сознания. Гораздо больше меня озаботили слова Мышки.

– Что случилось? – Я прибавила шагу, чтобы она не волочила меня как на буксире. – И почему проблемы именно у нас? Я вроде ни во что еще не успела сегодня вляпаться…

– Ну, если ты разденешься догола и найдешь душ, чтобы хорошенько помыться и смыть любые признаки моего запаха, то лишь у меня, – не глядя в мою сторону, хмуро проговорила она. – Здесь ирбисы, я чую их запах.

Ирбисы – это, кажется, снежные барсы? Тоже оборотни, что ли? У них что, с кошками война? Иначе я не понимаю, с чего Мышка так шуганулась…

– Если есть среди оборотней отморозки, то это именно ирбисы. – Волчица вытащила меня из клуба и быстро зашагала по дороге прочь из города. – Все наши кланы стараются культивировать в себе человеческие качества, оставляя лишь самые важные и нужные звериные. Но ирбисы… О, – она саркастически усмехнулась, – у них культ зверя. Со всеми вытекающими.

Проблему, скажем прямо, я оценила. Потому что если эти снежные барсы, имея разум человека, превозносят звериные инстинкты… Я даже боюсь представить, на что они способны. Тяжело сглотнув, я нервно оглянулась.

– Пока у нас есть фора, я их заранее учуяла. – Оборотница шумно выдохнула и достала мобильный. – Но не обольщайся, они пойдут за нами – могу поспорить. Потому что у них период, так сказать, гона, а я – самка, причем половозрелая. Черт, и Дан трубку не берет! – Она нервно сжала аппарат. – Ладно, тогда маму…

Знаете пословицу, беда не приходит одна? Так вот, это про нас с Мышкой. Потому что иначе, чем законом подлости, невозможно объяснить, как волчица умудрилась выронить телефон на асфальт. Да еще и так, что он больше не включился!

– Кирдык, – устало выдохнула она, с отчаянием посмотрев на бесполезный девайс, а затем со злостью зашвырнула его в кусты. – Попробуем смыться лесом, но я ничего не обещаю… Сходили, блин, потанцевать! – яростно прорычала Мышка, явно злясь на саму себя.

– Спокойно! – повысила я голос и быстро добыла из кармана свой мобильник. – Диктуй номер.

Ну реально, мобилки же сейчас у всех есть, с чего такое пораженческое настроение на ровном месте?

– Ага, щас, – выдохнула она, напряженно озираясь и принюхиваясь. – У меня, дорогая, форменный кретинизм в плане запоминания цифр. Я даже дни рождения не всех близких помню, чего уж говорить о номерах телефонов.

Я напряженно сжала мобилку и до боли прикусила губу. А вот о таком я даже не подумала! Невезуха… И что делать? Такси, может, вызвать? Ибо на своих двоих мы далеко не уйдем, без вариантов…

Вполуха прислушиваясь к злобным ругательствам Мышки, которая целеустремленно зашагала по дороге, я прибавила шагу, попутно пытаясь вспомнить номер службы такси. Не так часто я пользовалась этим видом транспорта, чтобы вот так, с ходу отыскать в памяти хоть один…

Дельная мысль, как это часто бывает, осенила внезапно. Я затормозила и принялась лихорадочно рыться в принятых. Да, я не додумалась сохранить этот номер, но в памяти звонков должен был остаться! Возможно, зря губу раскатала, но хоть какая-то надежда!

– Ромашка, ты чего встала? – недовольно прикрикнула Мышка, но я лишь отмахнулась – нужный номер был найден, и я с замиранием сердца вслушивалась в длинные гудки.

Неужели не возьмет?..

– Ромашка, ты какого черта не спишь в такое время? – Уставший хриплый голос в данный момент был просто бальзамом на мое сердце.

– Аристарх, привет, прости, что разбудила, – торопливо проговорила я. – Ты не мог бы помочь нам с Мышкой? Потому что сейчас мы почти бежим по трассе в сторону поселка кошек и…

– Стоп. – Его голос стал уже не таким сонным. – По порядку, будь добра. Какого вы делаете на трассе в такое время, да еще и без транспорта, и от кого бежите?

– Были в клубе, убегаем от ирбисов, – сухо отрапортовала я.

– Та-а-ак! – В голосе мужчины добавилось колючих ноток. – Талантливо, ничего не скажешь… Дай этой… авантюристке трубку.

Я пожала плечами и протянула Мышке, которая стояла рядом со мной, мобильный.

– Да, Рист. – Волчица ухватилась за телефон, как за спасательный круг. Впрочем, примерно так оно и было. – Да не ори ты, сама знаю… И как я должна была догадаться, что они припрутся именно в этот клуб, а?! Я же спецом выбирала самый… не наш. Да, «Дворец фейри». Конечно, при мне! Я же обещала вам с братом, что никогда не сниму… О’кей, не воплю и успокоилась. Как скажешь, милый. Хорошо, не буду называть тебя милым, дорогой. Слушаюсь и повинуюсь, мой господин. Да поняла я, не рычи! Чай, не дура. Вот я знала, что ты это скажешь, и мне не обидно! Все, до скорой, надеюсь, встречи. Фу-у-ух, – облегченно выдохнула она, протягивая мне мобильный. – Кажется, просвет появился.

– Это радует! – Я ощутила, как камень приличных размеров скатился с моей души. Может, за мной Аристарх и не ломанулся бы, но я уверена – сестру лучшего друга он в беде не оставит. – Так каков план?

– Рист выезжает на своем мотоцикле, а мы бежим навстречу, – проинформировала меня оборотница, решительно сворачивая в сторону леса. – Причем – по прямой, иначе без вариантов.

– Э-э-э, ты уверена, что это хорошая идея? – недоуменно спросила я, поспешив за ней. – Мы по лесу можем днями бегать и не встретиться. Или ты по запаху на него выйдешь?

– У Риста с запахом сложно, – хмыкнула Мышка, торопливо сбрасывая с ног босоножки, которые были хоть и не на шпильке, но на приличном каблуке. – Для таких случаев у меня есть вот это. – Она безжалостно выбросила обувь на обочину, а затем показала мне невзрачное и простенькое серебряное колечко на правой руке. – Здесь маяк. Частоту, если так можно сказать, на которой он излучает, точно знают только Дан, мама и Рист. Поэтому найдет он нас, и быстро. Наша задача, чтобы до этого момента нас не перехватили ирбисы. А они уже близко, и это плохо, так что давай поторопимся. – И так рванула с места, что я даже «а» сказать не успела, а шустрая волчица уже почти затерялась среди деревьев. Но вдруг остановилась и побежала обратно. – Кстати, совсем забыла! Надеюсь, конечно, не пригодится, но лучше быть подготовленными. Держи.

И жестом фокусника выудила из-за пояса своих джинсов… небольшой пистолет. Кажется, именно такие называются дамскими.

– Держи и, если что, не стесняйся стрелять. – Она протянула смертельную игрушку мне. – Вряд ли, конечно, попадешь в кого-нибудь, но хотя бы напугаешь. Только учти, патронов всего три.

И я сама себя удивила. Да что там – изумила. Не стала спорить, кричать, что я ни за что и никогда не выстрелю и бла-бла-бла… Молча взяла пистолет, примерилась к нему, а потом спросила:

– А ты как?

– А я – так, – холодно улыбнулась Мышка и вытащила откуда-то из-под широкой кофточки… еще один пистолет, побольше. Раза эдак в три.

– Ну да. – Я нервно хихикнула. – И как нас только в клубе не загребли с таким арсеналом… Повезло, что на фейсконтроле не обыскивали.

– И ничего бы не нашли. – Она, видимо вспомнив, что я не такая шустрая, как некоторые оборотни, быстрым шагом пошла в лес. – Без пушек из дому я не выхожу, а потому они всегда прикрыты заклинанием, встроенным в одну из сережек на ухе.

– А-а-а, – промямлила я, подумав, что привыкнуть к такому все же невозможно – вся картинка мира насмарку.

– Шагу прибавь, – вдруг насторожилась Мышка и резко втянула воздух. – Кажется, они нас учуяли и теперь идут по нашему следу.

Ой, заболтались мы!

Затолкав подступившую панику подальше, в самые дремучие углы мозга, я судорожно сжала пистолет и рванула в лес, едва не обогнав волчицу.

Некоторое время мы просто мчались сквозь ночной лес. И как я только ноги не переломала себе и ни во что не врезалась – ума не приложу. Я же городской ребенок! А поди ж ты!.. Да и усталости, скажу честно, тоже не ощущала, хоть и бежали мы гораздо дольше, чем я ползала на беговой дорожке. Не иначе как «привет» адреналину и пресловутому второму дыханию.

И когда мне, наивной, уже начало казаться, что все наши проблемы скоро будут позади… Случилось то, что должно было случиться, с нашим-то счастьем.

– Приплыли. – Мышка вдруг затормозила и, задрав голову, принюхалась. – Считай, они нас догнали. И более того – окружают.

– Как? – сипло выдохнула я, ощущая противную дрожь в коленках.

– Не пешком же, как мы с тобой, – невесело хмыкнула она и опять достала свою пушку. – Перекинулись. Будь я одна, тоже так бы сделала.

Не было в этой фразе ничего, кроме констатации факта, но я все равно почувствовала себя виноватой. Глупо, конечно, это ведь была Мышкина инициатива выбраться в клуб, но все же…

– Идем вперед, но теперь осторожно и с оглядкой, – быстро проговорила оборотница. – Пистолет держи наготове, на всякий случай. И запомни: у любого оборотня в звериной ипостаси слабые места соответствуют тотему. В случае кошачьих это горло, живот и глаза. Бей не задумываясь, они церемониться не будут.

Паника опять попыталась меня захлестнуть, но я не поддалась. Мозг почему-то работал четко, разум был холодным, и он безжалостно говорил мне: поддашься панике, Ира, тут тебе и капец. А так… еще подрыгаемся. По крайней мере, я не совсем беззащитна. Пусть я совсем недавно впервые взяла в руки пистолет, но… Короче, надеемся хоть на какое-то везение. Ну и на Аристарха, ясное дело. Правда, откуда во мне такая вера в то, что он разбросает наверняка превосходящих в количестве ирбисов… Ну и не важно! Надо же человеку во что-нибудь верить, хоть за что-нибудь цепляться, не так ли?

Первого в своей жизни ирбиса я увидела сразу – бледное пятно, которое неторопливо приближалось к нам, постепенно вырисовываясь в здорового вальяжного кота. Я не видела еще его глаз, но что-то мне подсказывало, что оборотень торжествует. Испугалась ли я? Да нет, чего уже бояться в такой ситуации. Бояться надо было раньше… Теперь либо сдаться на милость победителя с фиг его знает каким результатом, либо бороться до последнего. Второй вариант мне нравился больше.

– Ира, за спину и не высовывайся, – процедила Мышка, поднимая пистолет. – А еще лучше смотри в оба. Он здесь не один, даю руку на отсечение.

Я молча переместилась куда сказали. Сначала подумала было встать спиной к ее спине, но… Решила, что, если не буду видеть, что именно происходит, – сдадут к чертовой матери нервы. Поэтому пришла к внутреннему компромиссу: стою четко за спиной Мышки, но осматриваюсь регулярно. Еще не хватало, чтобы с тыла кто-то подошел…

– Не знаю, кто ты такой, но не советую к нам лезть. – Волчица решила начать с дипломатии. И я ее понимала – а вдруг? Любой мирный способ лучше хорошей драки. – Я – дочь главы местного клана кошек, вам не простят нападения на меня.

Ирбис на миг замер, а затем протяжно рыкнул. И так же неторопливо пошел на нас.

М-да, кажется, дипломатия провалилась. Чихать этот конкретный оборотень хотел на Мышкино положение в обществе.

– Ирка, свали подальше! – вдруг рявкнула оборотница и прицелилась. – Он сейчас прыгнет!

Уж не знаю, по каким признакам она это заметила, но я на всякий случай послушалась и аки заправская коза отскочила в сторону на… не знаю, на сколько, но прилично! И еще успела заметить, как прыгнул ирбис, прежде чем услышала звук выстрела.

Судя по тому, что оборотни сцепились и принялись кататься по земле, Мышка не попала. А я стояла, как дура, с этим дамским пистолетиком в опущенных руках и не понимала, что мне делать. Можно было попробовать пристрелить этого здорового кота, но я же стрелять, по сути, не умею! Еще попаду в Мышку… Черт, Аристарх, где тебя носит, когда ты так нужен?! Уже пора бы нас найти!..

Мышка закричала, и я, вынырнув из внутренних метаний, с ужасом увидела, что битва проиграна. Волчица лежала на спине, крепко прижатая к земле мощным телом ирбиса, который жадно дышал ей в лицо. Пистолет моей подруги по несчастью отлетел в сторону, не знаю, сама Мышка его выронила или предусмотрительный противник позаботился. На меня он вообще не обращал внимания, видимо посчитав совершенно безобидной, хоть у меня в руках и была пушка. А потом он поднял голову вверх и издал… больше всего это было похоже на низкий протяжный вой. Да он же остальных зовет, чтоб мне с этого леса не выйти! Сейчас сюда прибегут остальные, тут нам с Мышкой и окончательный кирдык!

От страха меня начало трясти. Дурные мысли роем полетели в голову, подсовывая варианты будущего, один другого ужаснее. Но этим точно делу не поможешь! Я кое-как, остатками моральных сил, взяла себя в руки и судорожно сжала пистолет.

Нет, так просто я не сдамся. Иначе что бы там ни получилось, потом не прощу себе. Что могла хоть что-нибудь сделать, а струсила.

Что там мне Аристарх на стрельбе рассказывал? Вот сейчас и проверим, как я усвоила урок.

Воспользовавшись тем, что на меня не обращают внимания, я тщательно, не торопясь, прицелилась в шею, а затем выстрелила.

А-а-а! Промазала! Пуля только черканула по шкуре, не причинив оборотню никакого вреда! Зато привлекла ко мне его внимание!

Ирбис медленно повернул голову в мою сторону и, оголив верхнюю челюсть, зло зарычал.

Я сглотнула вязкую, словно смола, слюну, и панически подумала, что теперь меня точно съедят! И сделала феноменальную глупость – выстрелила еще раз. С учетом того что руки у меня дрожали, да и вообще меня всю трясло… Попала коту в хвост, непонятно как. Короче, разозлила окончательно.

Ирбис яростно рыкнул, и в этом рыке мне почудилось обещание быстрой смерти. Затем он опять посмотрел на Мышку и… что-то сделал. Она опять закричала и немного выгнулась. Да оставь ты ее в покое, кот-переросток! Злость и беспокойство за Мышку немного меня отрезвили. И я уже не трясущимися руками наставила пистолет на медленно приближающегося зверя.

– Не подходи, стрелять буду.

Какая умная фраза! Уже два раза стреляла, и что?

Видимо, ирбис подумал примерно так же, потому что только раздраженно ухом дернул.

Нет, если мне хочется жить, надо стрелять. И попасть, что немаловажно! Потому, Ирка, соберись!

В лоб целиться глупо, почему-то мне кажется, что не пробью. В глаз… было бы идеально, но не с моей меткостью. Значит, остается лишь шея. Хотя бы раню, если что… Правда, оборотень голову опустил, это немного осложняет задачу, но… А-а-а, черт! Да стреляй уже, дура! А то, пока ты тут теорию в голове разводила, ирбис подошел почти вплотную!

Судорожно выдохнув, я крепче сжала маленький, словно игрушечный, пистолет и… выстрелила. И еще до того, как спустила курок, отчетливо поняла, что не попаду.

Но, к моему большому удивлению, большой зверь дернулся, а затем завалился на землю. На белом мехе с левой стороны шеи медленно расплывалось красное пятно.

Ой, попала. Я попала!

Ощущала ли я сожаление, хоть самое мизерное, по этому поводу? Нет. Да, я не знала точно, ранила ли оборотня или убила, но честно говоря… Мне было по барабану. Гораздо больше меня заботила стонущая от боли Мышка. Слава богу, жива! Авось до приезда Аристарха протянем, если, конечно, остальная ирбисобратия не заявится… Чего ну очень бы не хотелось.

Небо, а небо, может, они опоздают? А? Ну пожалуйста!

Едва посмотрев на неподвижного кота, я бросилась к Мышке.

– Ты как?!

– Жить буду, – прошептала она, даже не пытаясь подняться. – Этот… эта паскуда мало того, что при прыжке мне плечо вывихнула, так еще и потом когтями предплечья прошила, чтобы я точно не смогла дать отпор. От меня теперь толку не просто ноль, а конкретный такой минус! – От злости она дернулась и, видимо, потревожила раны, потому что коротко вскрикнула и, замерев, процедила ругательство.

– Остаемся ждать Аристарха здесь? – неуверенно спросила я, совсем не понимая, что нам делать. – Ты, наверное, идти не сможешь…

– Смогу не смогу, а придется. Помоги-ка!

Как я поднимала Мышку – это отдельная история. Потому что она порывалась завалиться, а один раз даже чуть не отрубилась. Уж о том, что мы обе сверху донизу изгваздались в ее крови, можно лишь скромно умолчать.

– Слушай, ты от кровопотери не загнешься? – Я обеспокоенно посмотрела на ее бледное лицо.

– Не дождешься, – процедила она в ответ и наконец-то более или менее выровнялись. – Пошли, Ромашка. Надеюсь, Рист уже на подходе…

И я надеюсь, очень… Потому что пусть Мышка хорохорится, выглядит она отвратно. Ей в больницу бы… Или где там оборотней лечат?

Кстати об оборотнях… Что там мой подстреленный?

Мысль, видимо, пришла одновременно и мне, и Мышке, потому что головы мы повернули синхронно.

Опа, а где ирбис?! Вместо зверя на земле валялся голый, коротко стриженный парень с залитой кровью шеей.

– Готов, – бесстрастно констатировала волчица и с уважением посмотрела на меня. – А ты молодец! Толком не умея обращаться с оружием, пришила оборотня… Талант, однозначно.

Я лишь молча дернула плечом. Тоже мне, нашла чем гордиться… Никогда не считала таланты по уничтожению себе подобных достойными гордости.

Нет, я не жалела, что пристрелила этого ирбиса. В конце концов, тут стоял вопрос или – или, к тому же он конкретно ранил Мышку. Получил по заслугам, скотина. И никаких признаков истерики на тему «А-а-а, я убила человека!» – тоже не испытывала. Но и гордости не ощущала. Лишь… пустоту.

– В общем, поздравляю тебя с почином, коллега, – хрипло рассмеялась Мышка. – Как говорят у нас в клане – слава покровителям, что смерть не моя.

Я криво ухмыльнулась и резко кивнула, соглашаясь. Вот уж тоже не поспоришь – слава фиг его знает кому, что не я там валяюсь… Ибо планирую жить долго и счастливо. Даже не так… Долго, размеренно, скучно и счастливо. В такие моменты начинаешь реально ценить серые будни обычной жизни.

– Слушай, Мышка, – заговорила я опять, когда мы медленно побрели вперед, – а ты сейчас остальных ирбисов чуешь?

– Сейчас нет, – едва слышно выдохнула она – все же ей было тяжело передвигаться. А с учетом того, что волчица, по сути, висела всем телом на мне, я тоже едва переставляла ноги. Тяжко… – Запах моей крови забивает все. Но, думаю, они неподалеку. Этот… же звал их. Будем надеяться, что пронесет, и…

Но я ее уже не слушала. Замерла, неотрывно смотря вперед, где в кустах под яркой, почти круглой луной блестели два глаза.

– Не пронесет, – прошептала я помертвевшими губами. – Мышка… это же опять ирбис?

Она не успела ответить, потому что из кустов раздался низкий рык. Ему ответил другой, позади нас. Затем еще один – где-то слева. И еще… еще… еще…

– Приперлись, – устало выдохнула волчица и, перестав на меня опираться, обессиленно сползла на землю. – Здесь нам и крышка, Ромашка. Было приятно познакомиться…

Что?! Она собирается вот так покорно сдаться?! Ну уж нет, я еще жить хочу!!!

Быстрый взгляд по окрестностям вычленил шестерку медленно окружающих нас ирбисов, а затем зацепился за то, что я искала. Повезло! Отлетевший пистолет Мышки находился как раз неподалеку, должна успеть схватить! Уж не знаю, повезет ли мне в стрельбе так же, как в первый раз, но сидеть сложа руки я не собираюсь.

Стараясь не думать о том, что ирбисы могут броситься, когда увидят мои маневры, я подбежала к пушке и схватила ее. Затем так же резво вернулась к Мышке и, встав рядом с ней во весь рост, уверенно подняла пистолет. Не знаю, действительно ли я провернула все так быстро, что оборотни ничего толком не поняли, или они просто офигели от такой наглости по идее беззащитной жертвы… Да какая, к чертовой матери, разница?! Главное, что теперь я ощущала себя увереннее. По крайней мере, могу попробовать потянуть время до прихода Аристарха.

– Лучше не подходите. – Я демонстративно поводила стволом из стороны в сторону. – Одного вашего я уже пришила, да и терять мне нечего. Вас больше, но я буду драться до последнего патрона!

Звучит, конечно, пафосно… Ну и фиг с ним!

Ирбисы замешкались. Хм, неужели проняло?! Ирка, можешь собой гордиться, ты, оказывается, страшна в гневе!

А потом я услышала странный звук. И увидела свет.

– Рист приехал! – радостно сообщила Мышка.

И с оглушительным ревом на поле боя выехал здоровенный мотоцикл. Ближайший к нему ирбис, который не успел убраться с дороги, кажется, остался без хвоста. Ну, по крайней мере, вой стоял – оглохнуть можно.

Дальше… Честно говоря, я офигевала и офигевала. Потому что одно дело слышать, что Аристарх крутой наемник, а другое – видеть своими глазами. Наверное, я не до конца верила, что наш франтоватый холеный красавец препод действительно способен быть… настолько опасным.

Когда он умудрился слезть с мотоцикла, я вообще не засекла. Только что он еще сидел на байке, а в следующий момент тот уже лежал в стороне, а Аристарх держал за шкирку одного из ирбисов, словно нашкодившего котенка. А ни разу не выглядит таким сильным! Это какую же надо иметь мускулатуру, чтобы вот так легко поднять далеко не маленького снежного барса…

Почему-то я думала, что сейчас ирбису попросту свернут шею. Обстановка предполагала, что ли? Или я фильмов пересмотрела… Реальность оказалась намного проще – Аристарх вытащил пистолет и хладнокровно выстрелил куда-то в морду изо всех сил брыкающегося кота. В глаз, наверное… Здоровая туша обмякла и была небрежно отброшена в сторону. А затем… Аристарх медленно осмотрел приближающихся рычащих оборотней и нарочито неспешно добыл из недр куртки вторую пушку. И как в классическом боевике – перестрелял всех до того, как я успела осмыслить ситуацию. Мне лишь и оставалось, что ошалело хлопать ресницами и лихорадочно пытаться совместить в своей голове три образа – холеного холодного препода, «плохого» мальчика-мажора и до чертиков опасного мужчины. Вот и доверяй после такого первому впечатлению! Говорят же люди, что внешность обманчива… Впрочем, недаром я его так боялась. Прямо чуяла!

– Вот так всегда, – нервно хихикнула Мышка за моей спиной, пока я офонарело рассматривала медленно превращающиеся в белобрысых парней тушки ирбисов. – Считаешь себя крутой, а потом появляется Рист, и ты понимаешь… Что ни фига, вот совсем ни фига не стоишь! Эх, и когда я так буду уметь?

– Как только подростковая дурь выветрится и мозги на место встанут, – иронично хмыкнул Аристарх, подойдя вплотную. – Один, тот, которому я хвост при въезде прищемил, удрал.

На близком расстоянии стало очевидно, что до того, как сорваться к нам на выручку, он вовсе не отдыхал. Уставшее, я бы даже сказала – измученное лицо, всегда тщательно уложенные волосы сейчас слиплись сосульками, кажется, мыть их у Аристарха тоже времени не было, на щеках минимум трехдневная щетина. Блин, у меня сейчас угрызения совести начнутся – наверное, он не спал, только прилег, а тут мы со своими проблемами.

Тем временем мужчина подошел к Мышке, которая с трудом, но сидела на земле, и хмуро спросил:

– Идти, я так понимаю, ты не можешь?

– Догадливый, – скривилась она.

– Опять придется тебя нести, – страдальчески поморщился он, но легко, как пушинку, поднял волчицу на руки. – Я дозвонился до Дана, тот на машине уже рвет в нашу сторону. Но надо выйти на трассу, потому что авто уж точно тут не проедет.

– А мотоцикл? – тихо спросила я.

– Сгружу вас Дану и вернусь, – был мне скупой ответ.

Ну и ладно… Зато, похоже, все закончилось, и можно будет спокойно поспать в теплой постели. Ну если, конечно, после всего этого я смогу нормально уснуть…

Проходя мимо застреленного мной ирбиса, я запнулась. Только теперь до меня окончательно дошло, что я убила. Пусть не совсем человека, но тем не менее. Я! Которая даже ПВП[2] не любила, предпочитая мочить мобов[3]! Уму непостижимо… Но истерики, которую я в общем-то предполагала, так и не последовало. То ли я такая черствая, то ли моя психика после всего, что вокруг меня произошло, понизила силу восприятия… Ну и фиг с ним, еще об этом думать. Главное, чтобы нас менты не загребли. Кстати!

– Слушай, Аристарх, – несмело заговорила я – немного робела от его усталого и хмурого вида, ибо мужчина даже покачивался немного, – а ничего, что вот так, посреди леса валяется куча трупов? Ну, в смысле милиция, и все такое…

– Каждый клан на своей территории занимается зачисткой и сокрытием следов, – пояснил Аристарх. – Дан, наверное, уже позвонил куда следует.

Но лично у меня сильно напрашивался определенный вывод, который я тут же озвучила, обмирая от дурного предчувствия:

– То есть ты хочешь сказать, что ирбисы будут в курсе, кто их сородичей… того?

– А они и так будут в курсе, Ромашка. – Он повернул голову в мою сторону и снисходительно улыбнулся. – Один же сбежал. Если бы не это, я конечно же просто сжег бы тела артефактом, и с концами. В данных обстоятельствах не вижу смысла тратить полезную вещицу.

Ой… Как представлю себе… Они же совсем отмороженные! А ну как решат нам вендетту устроить? Плакали тогда мои планы на мирную жизнь без всего этого фэнтези горькими слезами!

– Рист, и что теперь будет? – тихо спросила я, дрожа от страха.

– Во-первых, не называй меня Ристом, это имя только для самых близких. – Сказано было будничным тоном, но я почему-то перепугалась и лихорадочно закивала. – Во-вторых, лично ты можешь расслабиться. Я – как повезет, потому что ирбисы не страдают принципом «один за всех и все за одного» и вступаются только за самых близких. И только Мышке придется быть осторожной.

– Это еще почему? – возмутилась сидевшая доселе тихо оборотница. – Я вообще в этой ситуации самая пострадавшая сторона, как ни посмотри! Ирбисы первые за мной погнались, а потом еще и покалечили!

– Но младшего брата главы клана ты застрелить умудрилась, – ехидно хмыкнул Аристарх.

Черт! Но ведь я – именно я! – засадила в того оборотня пулю!

Я почувствовала, что обмираю от страха. Молодца, Ирка, пять баллов! Хуже вляпаться я не могла!

– А это не я, – моментально сдала меня Мышка. – Это у нас Ира так отличилась.

– Ого, – присвистнул Аристарх и окинул меня странным взглядом. – Да у тебя талант, Ромашка. Едва научилась пистолет в руках держать, а уже такие успехи. Молодец.

– Не вижу ничего хорошего. – Меня передернуло от воспоминаний о распластанном теле. – Хорош талант – убивать себе подобных…

– Привыкай, – довольно жестко отрубил он. – Либо ты, либо тебя. Вряд ли тебе, Ромашка, хотелось бы валяться на месте этого ирбиса.

Я ничего не ответила. Да, он был прав, но… Черта с два я признаю это вслух!

До трассы мы дотопали молча. Только Мышка иногда ругалась себе под нос, наверное, от боли. Впрочем, и неудивительно! Я бы на ее месте от таких ран уже валялась в глубокой отключке… Но то я, а то… оборотень. У них же, по идее, должен быть болевой порог выше, да и регенерация покруче… Или это только в книжках?

Ровная, недавно заасфальтированная дорога была пустынна и встретила нас тишиной. Ну, если отбросить тихо гудящую машину Дана и его самого, нервно наматывающего круги вокруг тачки.

– Я уже хотел сорваться к вам, но почувствовал, что маяк на Мышке движется к трассе, – процедил он и вперил в сестру тяжелый взгляд. – Ты!.. Неприятность ходячая! Чтобы ты еще раз без сопровождения из дому вышла!..

– Я не виновата! – шмыгнула носом она, сразу превратившись из крутой неформалки в мелкую испуганную девчонку. – Я была благоразумной! Клуб выбрала без наших, ни к кому не цеплялась, на драки не нарывалась! Разве моя вина в том, что туда ирбисов принесло?! Или в том, что ты трубку не брал, а я потом случайно телефон разбила?! – И разревелась.

Данила, видимо, не ожидал, что сестра так расклеится, потому что только и смог, что обескураженно пробормотать:

– Эй, ты чего… Марин, закончилось уже все, не плачь!

Ага, так на нее это и подействовало. Волчица лишь заплакала громче.

– Нервы сдали, – ровным тоном констатировал Аристарх, на которого истерика сестры друга явно не произвела никакого впечатления. – Дан, если есть успокоительное – вколи, потому что она сейчас захлебываться слезами начнет.

Тот метнулся в машину, и вскоре Мышке что-то вкололи, подождали, пока уснет, а затем умостили на заднем сиденье.

– Я ее в таком состоянии первый раз в жизни вижу, – выдохнул Дан и, не заботясь о чистоте джинсов, уселся на асфальт рядом с машиной.

– Она просто еще ни разу в такой ситуации не была, – пожал плечами Аристарх и устало потер глаза. – Согласись, ее все опекают и защищают. Мелкая она еще, и восемнадцати нет… А тут впервые с опасностью один на один, да еще и Ромашка в качестве нагрузки и ответственности.

Да Мышка, оказывается, совсем малолетка! Семнадцать лет… И хоть и хорохорилась, но представляю, как ей было страшно.

– Кстати… – Аристарх вперил в меня тяжелый, немигающий взгляд. – Странно, почему ты, Ромашка, так спокойна.

– Не знаю. – Я передернула плечами и отвернулась. – Сначала смысла не было разводить истерику, только одно заботило – выжить. А сейчас… Словно все произошедшее случилось не со мной и вообще не имеет никакого значения.

– Хм, какое полезное свойство психики, – тихо рассмеялся он, а затем скучающе добавил: – Ладно, пошел я. Черт-те сколько не спал с этими заботами… Дан, я завтра заеду, скорее всего, к вечеру. Будь другом, проследи, чтобы эти двое опять ни во что не вляпались.

– На привязь посажу, – мрачно пообещал тот и скомандовал: – Ира, в машину.

Вот уж и не собиралась спорить! Для полноты душевного комфорта мне сейчас как раз не хватало ощущения четырех стен. Не знаю, смогу ли я сегодня уснуть после всего, ведь не настолько я спокойна, как показалось Аристарху. Но хотя бы избавиться от ощущения дичи, которую гонят по лесу охотники, тоже дорогого стоит.

Глава 8

Солнечное, но еще не жаркое майское утро радовало приятным освежающим ветерком, запахом разнотравья, к которому примешивался неожиданный и незабываемый запах варящегося клубничного варенья.

Мы с Мышкой неспешно качались на широких качелях в тени черешни и лениво трепались ни о чем.

Как же хорошо просто вот так сидеть! Никуда не бежать, ничего не бояться… Нет, определенно, в жизни без приключений намного больше плюсов, чем мне раньше представлялось.

Ночь, конечно, у нас с Маринкой выдалась та еще…

Когда Дан на бешеной скорости прирулил в поселок кошек, нас уже ждали. Как мне показалось, перед воротами собралось полклана. Злых таких полклана. Что ни лицо – так прямо воплощенные «доброта» и «всепрощение». Но особенно меня впечатлило зверское выражение на лице матери Мышки. Я даже инстинктивно спряталась за Данилу – казалось, Светлана готова порвать любого, кто не так слово скажет или не вовремя под руку подвернется. Думаю, если бы сейчас ей на глаза попались ирбисы – осталось бы от них то, что от пресловутой грелки, которая некстати попалась тузику. И не спасло бы этих барсов даже то, что мать клана кошек намного ниже и на вид слабее любого из них.

Впрочем, несмотря на нескрываемую ярость, команды Светлана отдавала сухо, четко и без лишних эмоций:

– Данила, Марину в лазарет, Инна Васильевна уже готова ее осмотреть. Иван и Олег – идете с ним, может понадобиться быстро отвезти мою дочь в город.

Названные молча склонили головы и ушли.

Я проводила Дана долгим взглядом и судорожно сжала кулаки. Удачи, Мышка. Надеюсь, твои раны несерьезны и ты скоро поправишься…

– Теперь с тобой, Ирина.

Под тяжелым взглядом главной кошки я поежилась и с трудом сдержала желание удрать со всех ног.

– Пошли со мной, расскажешь подробно, что произошло, а то несколько коротких предложений от Аристарха меня не устраивают.

Она развернулась и пошла в дом.

Я, не решившись сказать ни слова, поспешила следом.

Надеюсь, меня не сделают виноватой…

Светлана привела меня, судя по всему, в свой кабинет, села в массивное кресло и рукой указала на стул напротив:

– Я тебя внимательно слушаю.

Глубоко вздохнув, я опустила глаза и начала свой рассказ с того места, как Мышка учуяла ирбисов. И этот рассказ получился сухой и… страшный! Я вот только в этот момент, проговорив все вслух, осознала, что именно пережила этой ночью. И запоздало перепугалась.

– Сукины дети! – процедила Светлана, глядя куда-то сквозь меня, и шарахнула кулаком по массивной темной столешнице. – Я этого так не оставлю! Если надо будет… все связи задействую, но от клана снежных барсов даже воспоминаний не останется!

Фу-у-ух! Ее гнев пошел в правильную сторону, а не так, как я боялась. Нет, я, конечно, верила в адекватность матери клана, но мало ли?

– Так-с… – Светлана резко, словно по щелчку пальцев, успокоилась и потянулась за мобильным, который лежал почти на краю столешницы. – Сейчас позвоню Даниле, пусть принесет тебе лошадиную дозу успокоительного.

– Зачем?! – опешила я и робко спросила: – Может, я просто спать пойду?

Она медленно покачала головой:

– Ты сегодня первый раз убила. Есть вероятность, и большая, что тебя накроет такой откат – мало не покажется.

– Скорее меня может накрыть, когда я четко осознаю, чего избежала, – пробурчала я себе под нос. – А убийство… Да, мне не по себе и малость неприятно, но лить слезы по тому, кто собирался меня прикончить, я не собираюсь. Я защищала наши с Мы… – Осеклась, припомнив, как Мышка говорила, что ее мать категорически против употребления любых прозвищ, и твердо закончила: – Мариной жизни.

– Хм… – Кошка откинулась на спинку кресла и, прищурившись, пристально на меня посмотрела. – Надо же как любопытно получилось… Но успокоительного все равно выпьешь! – Она прижала трубку к уху. – На всякий случай.

Мне показалось, что Светлана только что сделала какой-то вывод на мой счет, причем он ей явно понравился – даже в процессе разговора с Даном она слегка улыбалась. Но, честно говоря, я настолько устала, что спорить или выпытывать не было никаких сил. Поэтому я лишь вяло пожала плечами и подумала, что в успокоительном есть один несомненный плюс – спать буду без задних ног.

Так и получилось.

После того как я послушно выпила кружку горького напитка, меня хватило только на то, чтобы доползти до выделенной мне комнаты (не без помощи Дана, конечно) и раздеться. А вот на то, чтобы забраться под одеяло – уже нет. Впрочем, это не помешало сладко продрыхнуть остаток ночи и проснуться совершенно выспавшейся буквально за несколько минут до прихода Мышки.

Моя боевая подруга выглядела бледной и осунувшейся, да еще и «радовала» плотно перевязанными плечами, но была весела. Она сообщила мне, что в связи с ночными приключениями у нас выходной, а затем утащила в беседку завтракать.

А уже потом мы, сытые и ленивые, переместились на качели.

– Я думала, ты после вчерашнего минимум дня три в постели валяться будешь, – первым делом выдала я в эфир, как бы намекая, что не откажусь от информации.

Ну меня можно было понять. Нормальный человек точно неделю в коматозе провалялся бы. А Мышке хоть бы хны. Да, старается поменьше жестикулировать, но это же мелочи! Конечно, я могла бы на ходу придумать несколько гипотез, но зачем, если есть у кого узнать точно?

– Так я же оборотень, – ухмыльнулась волчица и карикатурно пощелкала зубами. – Стр-р-рашный и беспощадный. Ну и неубиваемый, согласно вашим сказкам. Насчет неубиваемости, конечно, неправда, а вот о регенерации – да. Плюс магия, плюс отвары и мази.

– Хорошо тебе, – невольно позавидовала я. – Помню, я в девятом классе ногу сломала, так месяц пришлось в гипсе ходить…

– Мне, даже при самом сложном переломе, дней десять, – откликнулась волчица.

– Эх… Да уж, у того, чтобы быть фэнтезийным персонажем, есть свои преимущества, – выдала я гениальную фразу и поспешно сменила тему: – Слушай, – я жадно втянула носом воздух, – это что, кто-то клубничное варенье варит? Или мне чудится?

– Варит-варит. – Мышка, прищурившись, смотрела вдаль. – Наша повариха, тетя Соня, вчера знатную толпу народу выгнала на сбор ранней клубники. Вечером будем снимать пробу, – подмигнула она мне.

– У-у-у! – Я предвкушающе облизнулась. – И что, нормальная сейчас клубника? Сладкая? Помнится, я недавно в магазине соблазнилась… А она такой кислой оказалась, просто бе-э-э. – При одном воспоминании об этом вкусе меня перекосило.

– Не, наша сладкая, – покачала головой Мышка. – Тетя Соня лично откуда-то рассаду притащила. Кстати, – она повернулась ко мне и озорно улыбнулась, – если хочешь, вечером сходим поищем, не осталось ли чего после вчерашнего нашествия.

– Хочу! – быстро кивнула я и, не сдержавшись, довольно замурлыкала: – А жизнь-то налаживается!

Волчица тихонько захихикала.

И, как это часто бывает, бочку меда подпортила ложка дегтя. В виде проскочившей напоминанием мыслишки о том, что сегодня меня грозился почтить своим визитом великий (сарказм) и ужасный (после вчерашнего – ни фига не сарказм) Охотник.

– Блин, я про Аристарха забыла. – Настроение сразу упало на несколько пунктов. – Он же сказал, что приедет… Опять станет гонять и в хвост и в гриву, да еще и поехидничать не забудет.

– А я на него маму натравлю, – беспечно пожала плечами Мышка, явно не проникшаяся моей проблемой. – Маман настолько впечатлилась твоей… выдержкой, что лично открутит Ристу голову, если тот посмеет нарушить предписанный ею режим отдыха.

– Ой, да ладно тебе, – отмахнулась я и хмуро посмотрела вверх. – Какой такой выдержкой…

– Не скажи, Ромашка, не скажи, – хмыкнула волчица и оттолкнулась ногами от земли, чтобы запустить остановившиеся качели. – Знаешь, в чем суть самого главного экзамена на наемника?

– Убить? – выдала я самый логичный вариант и искоса взглянула на нее.

– Уж поверь мне, дорогая, любой способен убить, если его припрут к стенке, – фыркнула Марина и наставительно подняла палец вверх. – А вот не слечь после такого с нервным срывом – под силу далеко не каждому.

Вот оно что! А я-то вчера еще удивилась, почему Светлану так порадовала моя реакция на убийство ирбиса. Вернее, ее отсутствие. Оказывается, я вот так, походя сдала самый главный наемничий экзамен. Хе, возгордиться, что ли? Впрочем, по мне, все равно гордиться нечем. Может, реакции у меня правильные, но воспитана я совершенно по-другому. А потому убийство – это всегда плохо. Даже если иного выхода не было.

– Вот, например, Марго, – выдернул меня из мыслей спокойный голос Мышки. – Она экзамен позорно завалила. На две недели в больницу с тяжелым нервным истощением угодила. Поэтому сейчас занимается психологией, а не семейным ремеслом.

– А ты? – Я с интересом посмотрела на подругу.

– Сдала, – уверенно и без пафоса или гордости отозвалась та. – Еще три года назад, случайно. Обычно до шестнадцати-семнадцати лет такие проверки не устраивают. Но у меня… все вышло спонтанно. Я спасла Ристу жизнь.

– Ого! – Повернувшись к Мышке всем телом, я впилась в ее лицо жадным взглядом. – Как?!

– Не важно, – недовольно отмахнулась она. – Дела минувших дней…

И отвернулась.

Черт, я тут сгораю от любопытства, а волчица явно не намерена на эту тему распространяться. Не выпытывать же? Некрасиво как минимум…

– Ладно, может, потом расскажешь, – вздохнула я, запихивая свою личную Варвару поглубже, и бодро проговорила: – Какие у нас вообще планы на сегодня? Ну кроме снятия пробы с клубничного варенья и похода за свежей клубникой.

– Если она осталась. – Мышка словно оттаяла – опять повернулась ко мне, заулыбалась, да и вообще повеселела. Ну точно с этим спасением Аристарха связано что-то очень для нее неприятное! – А так есть еще идея…

Какая именно идея, я так и не узнала. Потому что на наших скромных подмостках внезапно нарисовался еще один персонаж. И хоть я эту девушку в лицо видела впервые, но узнала сразу. По длиннющей тугой косе. Кажись, Ярина пожаловала? А ничего такая, думаю, они с Данилой вместе смотрятся прекрасно. Славная, лицо располагающее – круглое с немного вздернутым носиком, слегка раскосые глаза орехового цвета и полуулыбка на ярких губах. В общем, я невольно сразу прониклась к ней симпатией.

– Привет героиням минувшей ночи. – Кошка заулыбалась уже во весь рот и по-свойски примостилась на качели прямо между нами. – Как ощущения? Отпустило уже?

– Не накрывало, – хихикнула Мышка и махнула рукой. – Привет, Яра.

– Привет-привет, – живо откликнулась та и повернулась ко мне: – А тебя? Кстати, я – Ярина, можно просто Яра.

– Ира, – улыбнулась я в ответ и склонила голову. – Тоже не накрывало.

Она вдруг расхохоталась.

– Ой, тогда тебе просто судьба остаться у нас в клане! А мы тебя всему научим. – И многозначительно так подмигнула.

– Спасибо, но думаю, что откажусь, – спокойно покачала головой я. – Все еще тешу себя надеждой, что скоро смогу распрощаться с вашим сказочным миром навсегда.

– А что, так не нравится быть частью сказки? – Кошка бросила на меня заинтересованный косой взгляд.

– Честно говоря, нет. – Я потупила взгляд. – Не подумайте дурного… Вы все замечательные, но мне как-то проще и спокойнее в моей самой обычной реальности.

– Зона комфорта форевер, – рассмеялась Мышка. – Это так… по-человечески.

– Можно подумать, мы другие, – фыркнула Яра и махнула рукой. – Ну нет так нет. Время еще есть, авось передумаешь.

Затем кошка повернулась к волчице, и обе погрузились в разбор полетов по прошлому вечеру. Не могу сказать, что мне было неинтересно, но появилась мысль, которую следовало со всех сторон обдумать, пока она благополучно не слиняла в голубые дали.

Скажем прямо, в общении сначала с Мышкой, а затем с Ярой проявилась часть моей натуры, о которой я не подозревала. Даже не так – я была свято уверена, что нет во мне такого! Мне даже мама говорила, что я слишком мягкая и покладистая, никакого характера. А тут… И спорю, и прямым текстом говорю, не заботясь, что могу обидеть, вон, даже на смерть разумного существа от своей же руки, по сути, никак не среагировала! Ну не похоже это на меня совершенно! Как говорится, и куда же делась та Ира, которая боялась людям слово поперек сказать, чтобы, не приведи боже, никого не обидеть? И да, можно сколько угодно убеждать себя, что это все оттого, что я свято уверена – скоро мы с фэнтези распрощаемся навсегда, но… Если бы этого не было в характере изначально – оно бы ниоткуда не вылезло. Помните – ничего ниоткуда не берется и никуда не пропадает? Для данной ситуации тоже верно.

И вот что еще интересно… По моему убеждению, и Яра, и Мышка давно должны были на меня обидеться – но ни одна даже бровью не повела! Чисто теоретически можно предположить, что у обеих просто легкий и необидчивый характер… Нет, не получится. Если бы я лично не видела ссору Ярины с Данилой, еще можно было бы. А так… Если бы я кошку обидела, она бы вспылила – зуб даю. Соответственно есть шанс, что и мой привычный круг отнесется к моему сопротивлению проще. Но, боюсь, мне духу не хватит проверить… А сколько проблем бы это решило!

– Пошли, покажу. – Ярина вдруг спрыгнула с качелей.

Ой, кажется, я за своими мыслями весь разговор пропустила и теперь не в курсе, что творится.

– Ириш, ты с нами? – вопросительно посмотрела на меня Мышка.

Стыдно-то как…

– Куда? – пришлось все-таки спросить, а потом едва слышно пояснить: – Я так задумалась, что пропустила часть вашего разговора.

– Бывает, – понимающе кивнула кошка. – Мы идем в тир, хочу этой оторве кое-что показать.

Тир… Пистолет… Стрелять… И я вдруг поняла – не хочу. Вчера настрелялась. Сегодня надо отдохнуть, а то будет перебор. И даже смотреть, как стреляют, не буду.

– Пожалуй, я останусь, – медленно проговорила я. – Посижу, подумаю о жизни, побуду в тишине… Тоже иногда надо.

– Как хочешь. – Мышка не стала меня уговаривать и осторожно слезла с качелей. – Мы часика через два вернемся, не скучай.

Видимо, мой организм все же недобрал сна, потому что я каталась на качелях, каталась, каталась, а потом поняла, что засыпаю. Можно было подняться в свою комнату, но, честно говоря, лень-матушка, да и на свежем воздухе всегда спится намного слаще. Поэтому я просто легла на широкую лавку качелей и моментально отрубилась.

Уж не знаю, на сколько меня отключило, но проснулась я дико голодной. Ни Мышки, ни Ярины в обозримом пространстве не наблюдалось – то ли еще не вернулись, то ли еще куда слиняли, и я решила поискать съестное самостоятельно. Вот только надо у кого-то спросить, где у них кухня.

Как долго я бродила по дому, сказать сложно. Словно назло, я не встретила ни одной живой души, и моя гениальная идея насчет «спросить» накрылась медным тазом. Я мыкалась по коридорам, мучительно размышляя, будет ли сильно невежливо ломиться в каждую дверь или все же рискнуть?

Искомое я нашла совершенно случайно – в очередной раз свернула и учуяла обостренным от голода нюхом умопомрачительные и до боли знакомые благоухания. Чтоб мне с места не сдвинуться, если за этой дверью не готовят борщ! К запаху которого примешивался уже не удививший меня аромат клубничного варенья.

Даже не думая, насколько это вежливо с моей стороны, я рванула туда, куда меня манили восхитительные запахи. Дернула на себя дверь и… замерла на пороге. И совсем не потому, что меня поразила обстановка – кухня как кухня, ничего особенного, – и не потому, что увидела что-то сильно странное, но…

У плиты хлопотала невысокая пухленькая женщина лет пятидесяти, с забранными в строгий пучок седыми волосами. Видимо, это и была та самая тетя Соня, повариха, о которой упоминала Мышка. А за ее спиной, за столом, развалившись, как король, жрал Аристарх. Именно жрал, ибо словом «ел» это назвать было трудно – перед ним стояла здоровая глубокая миска, на мой ошарашенный взгляд, не меньше двухлитрового объема, и мой препод энергично черпал из нее ложкой, время от времени отвлекаясь на внушительный ломоть белого хлеба. Образ мажора, каковой я себе представляла, все тускнеет и тускнеет!

– А ты ешь, Ристик, ешь, – приговаривала повариха, помешивая большой деревянной ложкой клубничное варенье, которое весело булькало в огромной, занимающей все четыре конфорки, кастрюле. – Кто же тебя, кроме тети Сони, покормит? Небось питаешься одними пиццами… Исхудал, бедненький, щеки ввалились, глаза запали – ну куда годится?! Говорила тебе, переезжай в поселок, я за тобой присмотрю!

– Теть Сонь, – прожевав, проговорил он, – нормально я питаюсь. И, если что, тоже умею готовить. Просто неделя была тяжелая, и я…

– Ой, да что ты там умеешь, – всплеснула руками она и, повернувшись к столу, подбоченилась. – Мужику без бабы никуда! Не хочешь, чтобы я за тобой ходила, тогда женись!

– Ага, щас! – От нелепости предложения Аристарх расхохотался, а затем, прищурившись, добавил тоном опытного соблазнителя: – А давайте я на вас женюсь?

– Ага, щас! – звонко рассмеялась тетя Соня и погрозила ему пальцем. – Глупостей мне не говори! А лучше ешь, пока не остыло.

– Слушаюсь, – шутливо козырнул он, а потом… заметил меня.

Я даже дышать перестала. Нечаянно подсмотренная мной сцена была настолько личной, что… я просто не бралась предсказать реакцию этого грохнутого мужчины. А ну как взбеленится и…

– О, привет, героиня вчерашней ночи. – Аристарх дружелюбно улыбнулся и похлопал по табуретке рядом с собой. – Иди сюда, борща поешь. Даю руку на отсечение, такого шедевра кулинарии, как борщ тети Сони, ты в жизни не пробовала.

Нет, я за вывертами его сознания просто не успеваю! Ну как, скажите мне, как можно быть таким разным?! Нормальному человеку такое не под силу! Крыша поедет, быстро и качественно!

Пока я глупо хлопала ресницами, пытаясь сопоставить эту грань Аристарха со всеми теми, которые мне уже были известны, на меня обратила внимание и повариха.

– Ой, худенькая какая! – Она всплеснула руками и торопливо достала тарелку. – Сейчас мы тебя покормим!

– Здрасте, – вынуждена была проблеять я, а потом все же подошла и села рядом с мужчиной, под его насмешливым и понимающим взглядом.

Вот сегодня я точно подавлюсь!

Но опасность пришла совсем не с той стороны и как раз тогда, когда я решила насладиться нормальным обедом.

– А это ведь та девушка, да? – Тетя Соня окинула меня заинтересованным взглядом. – Ну, которую сегодня вечером будут в клан принимать.

Чего?!

От неожиданности я поперхнулась и закашлялась. Из глаз брызнули слезы, из носу – борщ. Зачем огорошивать человека, когда он ест?!

– На, вытрись, хрюшка, – рассмеялся Аристарх, протягивая мне полотенце, а затем посмотрел на повариху: – Да, теть Сонь, это именно она.

Теперь меня окинули уже прокурорским взглядом, после чего веско и авторитетно вынесли вердикт:

– Чую, девочка хорошая. Одобряю.

Несмотря на шок, мне стало малость смешно. Она сказала это так… ну, словно при знакомстве с будущей невесткой. Вот почему-то у меня сразу возникла подобная ассоциация.

Выразив свое отношение, тетя Соня дружелюбно улыбнулась мне:

– Чайку с вареньем будешь?

– Ага, – просипела я – последствия похода борща не в то горло еще давали о себе знать, – спасибо. – А затем резко повернулась к Аристарху, твердо намереваясь выяснить подробности. – То есть как это меня в клан принимают?! С какой такой радости?

– Впечатлились твоими подвигами, – с постной мордой сообщил тот, и лишь смешинки на дне темно-серых глаз выдавали, что нашему Охотнику ну очень весело. – А ты как думала?

Брешет. Как пить дать, врет и не краснеет. Издевается, гадина!

– А если серьезно? – спокойно переспросила я, сжав кулаки.

Меня оглядели снисходительным взглядом, сложили руки на груди в любимом преподавательском жесте, а затем любезно сообщили:

– А если серьезно, то это единственный способ уберечь тебя от мести клана снежных барсов.

Ой, че-о-орт! А я за всем этим кипишем и думать забыла о том, кого именно вчера ночью прикончила. И что мне за это может быть…

Аппетит сразу же пропал, и я с сожалением отодвинула от себя тарелку с борщом, к которому, по сути, не притронулась. Ну а потом жалобно попросила:

– А подробности можно?

– Когда я ем, я глух и нем, – совершенно серьезно сказал Аристарх и полностью сосредоточился на содержимом своей тарелки.

Он что, нарочно?! Хотя… о чем это я? Конечно, нарочно!

– Не пыхти, ты же Ромашка, а не Ежик. – Этот гад на миг оторвался от тарелки. – Сначала обед, разговоры потом. Тем более что разговоров много, и, думаю, затянутся они надолго.

Я даже сердиться забыла. Потому что пахло это все… не очень приятно. Ну или это у меня уже такая реакция на слово «разговор» в его исполнении. Да и вообще… Что-то мне эти тонкие намеки на толстые обстоятельства, которые явственно слышались в его голосе, ну совсем не нравятся.

– Послушай умного мужчину, Ирочка, поешь. – Тетя Соня похлопала меня по плечу. Причем подошла она так незаметно, что я чуть заикой не стала с перепугу. Повариха наклонилась к самому моему уху и заговорщически прошептала: – И вообще, Ирочка, ты к нему присмотрись. Парень он молодой, красивый да надежный. Еще и богатый. Вот только без женской ласковой руки пропадает совсем! – Она всплакнула и вытерла глаза краешком фартука.

Я лишь ошалело открывала и закрывала рот. Да не сойти мне с этого места, мне что, Аристарха… сватают?! Лю-ю-уди-и-и, остановите Землю, я сойду! Этот мир явно сошел с ума!

– Тетя Соня, я все слышу! – недовольно рыкнул предмет прочувственного монолога поварихи. – Сколько раз я уже вам говорил, что сам в состоянии найти себе девушку!

– Да?! – Та моментально выпрямилась и, подбоченившись, гневно на него посмотрела. – И где же она, позволь поинтересоваться? Не вижу!

– Значит, той самой еще не нашел! – рявкнул Охотник, резко отодвигая от себя тарелку.

Я испуганно съежилась на табурете, боясь напомнить о своем существовании вообще и о наличии в этой кухне в частности. А то зашибут же! Причем не факт, что это будет Аристарх, ибо тетя Соня выглядела не менее грозно!

– Вы посмотрите на него! – всплеснула руками она. – Переборчивый какой! Все ему не угодишь! Полклана по нему сохнет, лучшие наши красотки уж и не знают, как внимание привлечь, а он хоть бы на одну взглянул! Вон, даже Маринка за тобой, олух ты эдакий, бегать устала! И правильно сделала, что махнула на тебя рукой! Ты ведь только насмешничать горазд!

Чем дальше, тем больше мне хотелось стать незаметнее. Кто бы мне дал тот гриб, от которого уменьшалась Алиса в Стране чудес! Ибо на кухне становилось все жарче, и вовсе не от мирно булькающего варенья. И самое обидное, что смотаться не получится – засекут, однозначно. И фиг знает, чем это все закончится. Слишком уж личный, наболевший и, кажется, не первый этот скандал. Поэтому мне только и оставалось, что сидеть тихонечко и невольно выслушивать все детали этой… разборки.

Аристарх вдруг резко подорвался, опрокинув табуретку, на которой сидел, и отошел к окну. Не поворачиваясь, глухо произнес:

– Мышка мне как сестра. А ни один брат в здравом уме не пожелает своей сестренке такого… как я. Будет еще в ее жизни достойный мужчина. Ну а меня, вполне может быть, к тому времени уже в живых не будет…

От этих тихих слов меня почему-то мороз продрал по коже. Черт, а он ведь всерьез верит в свою скорую смерть! Видимо, потому и ведет себя… вот так. Не особо заморачиваясь над завтрашним днем. Но почему?! Да, профессия наемника опасная, но разве это повод заранее настраивать себя на смерть? Или есть что-то еще?..

А вот тетя Соня сразу же словно сдулась. Опустила голову и, нервно сжав в пальцах подол фартука, едва слышно прошептала:

– Рист, ты прости меня, дуру старую…

Но он ее перебил:

– Не надо, теть Сонь, я же понимаю, что вы искренне за меня переживаете. – Повернулся к нам лицом и совершенно спокойно закончил: – Могу вам сказать одно – девушка у меня появится только в том случае, если отыщу ту, к которой я смогу без раздумий повернуться спиной. Потому что буду точно знать, что она прикроет, а не всадит нож меж лопаток.

Я с трудом сдержала желание залезть под стол. Вот сдалась мне эта еда, а?! Что, до прихода Мышки потерпеть не могла?!

– Ромашка, ты поела?

Сухой голос Аристарха заставил меня встрепенуться. Я торопливо закивала. Конечно, я и не ела толком, но аппетит пропал, кажется, надолго.

– Тогда идем.

Не сказав больше ни слова, он быстро вышел из кухни. И я, тихо промямлив «спасибо», поспешила следом.

– И даже чаю не попили, – буркнула тетя Соня, когда я закрывала дверь.


То ли из злости, то ли от природной вредности, но шагал Аристарх с такой скоростью, что я едва за ним поспевала. И так сосредоточилась на цели – не отстать окончательно и не потерять Охотника из виду, – что не сразу сообразила, что маршрут, кажется, был мне известен. Осознала это только тогда, когда мы – запыхавшаяся и матерящаяся про себя я и совершенно спокойный и невозмутимый он – остановились у двери выделенной мне комнаты.

– Сюда, сюда, – ответил Аристарх на мой красноречивый взгляд. – Заходи. Время, знаешь ли, не терпит.

В моей комнате из посадочных мест была лишь кровать, но мой временный напарник ее проигнорировал и сел прямо на пол, опершись спиной на дверь. Я, немного подумав, уселась напротив. Аристарх не стал ходить вокруг да около, сразу же заговорил о важном:

– Итак, сначала и по порядку. Первым делом о приеме в клан кошек… – Он поднял глаза к потолку, устало взъерошил растрепанные волосы и сухо проговорил: – Светлана полночи выясняла отношения с ирбисами, причем с упоминанием всех связей и достижений клана кошек. И все-таки сумела донести до лидера этих придурков, что, если с головы Мышки упадет хотя бы один волос, снежные барсы исчезнут как вид. Что касается меня, глава ирбисов сразу сказал, что он не идиот связываться с таким шизанутым и опасным типом, как я, из-за кучки дебилов, которые еще и сами нарвались. Видимо, никого важного я не убил. А вот что касается тебя…

И умолк.

То ли дыхание перевести решил, то ли театральную паузу выдерживал, с него станется. А я даже дышала через раз. Нет, конечно, я рада за них с Мышкой, и все такое, но со мной-то как?!

– Изначально Светлана предполагала, что убежавший ирбис не видел, кто именно убил брата главы клана. – Он заговорил так же внезапно, как перед этим умолк. – Но она ошиблась. И глава завуалированно пригрозил, что так как ты не являешься членом клана кошек, да еще и не оборотень, то на тебя будут охотиться.

Я судорожно сжала кулаки и сглотнула ставшую вязкой слюну.

Вот черт, а! И что же мне теперь делать? Хотя… Может, поспешный прием в ряды кошачьего семейства именно с этим и связан? Или нет?.. Я тряхнула головой. Так, Ира, хватит разводить истерику на пустом месте. Лучше дослушай для начала… А уж там, ежели чего…

– Препирательства и угрозы ничего не дали, – меж тем неспешно продолжал Аристарх. – Светлана, доведенная этим твердолобым придурком до белого каления, заявила, что в таком случае удочерит тебя, со всеми вытекающими. – Он усмехнулся и, посмотрев мне в глаза, веско добавил: – Тебе очень повезло, Ромашка, что мать клана кошек ощущает ответственность за всю эту ситуацию и вину за то, что ты вляпалась по Мышкиной милости. Да еще и очень благодарна тебе, что ты не испугалась и спасла сумасбродной девчонке если не жизнь, так честь и здоровье точно. Другой бы на ее месте сделал вид, что твои проблемы – не его заботы, и все.

Насчет спасения вопрос, конечно, спорный, а вот с остальным полностью согласна. Очень повезло!

– Именно поэтому сегодня вечером тебя примут в клан кошек. – Охотник опять поднял глаза к потолку, а затем медленно погладил гладковыбритый подбородок. – Светлана как раз занята приготовлениями… Кстати! – Он посмотрел на меня в упор. – Она просила передать тебе… даже не передать, а предостеречь. Случай из ряда вон выходящий – еще никогда в клан не принимали того, кто с ним, по сути, и не знаком. А потому осознай и пойми правильно: предателей кошки не любят намного больше, чем врагов. И расправляются с ними куда быстрее и безжалостнее.

Я поежилась, но твердо кивнула.

Жутковато прозвучало, но совершенно логично и правильно. Впрочем, я же не дура… Даже если вдруг мне станет известно о клане что-то эдакое, фиг оно от меня уйдет дальше. И даже не потому, что я прекрасно понимаю последствия. Надо быть последней свиньей, чтобы нагадить тем, кто, вот так рискуя, тебе помогает.

Но все же еще один момент уточнить надо бы. Хотя бы для того, чтобы быть в курсе.

– Скажи… А прием в клан помешает мне после… выполнения твоего заказа забыть о вашем мире, как о страшном сне, и больше никогда не иметь с ним дела?

Меня окинули заинтересованным взглядом – не первый раз уже ловлю такой, что бы это значило? – и скупо отозвались:

– Нет.

– Хорошо, – облегченно выдохнула я и даже улыбнулась – а что, прекрасная же новость!

– Если мы уже разобрались с этим, – по губам Аристарха вдруг скользнула предвкушающая усмешка, – приступим к основному блюду. У меня получилось провернуть кое-какое дельце и выйти на одного очень полезного товарища, а потому на задание мы идем намного раньше, чем планировалось.

Улыбка сползла с моего лица, словно ее там не было.

– Намного раньше – это когда? – подозрительно уточнила я, ощущая, как от неясного предчувствия сердце падает куда-то в живот.

Усмешка Охотника стала дьявольской и даже немного безумной.

– Послезавтра, Ромашка, послезавтра.

Глава 9

– Держись строго за моей спиной, поняла? – вполголоса, не оборачиваясь, произнес Аристарх. – Но близко не подходи, а то еще зацепишь, и артефактам может кирдык присниться.

– Поняла.

Я нервно поправила маску, которая закрывала почти все лицо, огладила себя по бокам – облегающий второй кожей комбез был непривычным, а кобура со смертоносной игрушкой на поясе вообще за гранью понимания. Но надо было как-то настроиться на дело, а не зацикливаться на всякой мелочи.

На дворе стояла звездная, но безлунная ночь, а потому было довольно темно. Я различала лишь силуэт своего временного напарника да смутные очертания окружающих заброшенных зданий.

Наверное, я еще не до конца осознала, что то самое опасное задание, на котором мне, может быть, суждено погибнуть, – вот оно.

Эти два с половиной дня прошли в какой-то непрекращающейся нервной суматохе, и даже поесть удавалось только на ходу. Да что там, даже такое знаменательное и из ряда вон выходящее событие, как прием меня в клан кошек, прошло скомканно и так быстро, что я ничего и понять не успела. Пришли в какую-то комнату, записали в здоровенную книгу, что, дескать, я теперь – дочь Светланы, приемная. Мы с ней расписались под этой строчкой, и на этом все закончилось.

Какая уж там клубника! За это время Мышка смогла ко мне пробиться только раз, чтобы утащить на часик подевичничать. И то – со скандалом и буквально накануне визита к подземным. Я была ей безумно благодарна за такой героизм, потому что у меня уже нервы сдавали от перенапряжения. Помню, на втором курсе я за вечер выучила конспект по высшей математике – так вот, это были мелочи. А в том конспекте, на минуточку, девяносто шесть листов строчка в строчку!!! Но Аристарх переплюнул все и всех. Я уже с нежностью вспоминала те выходные, когда он меня на беговой дорожке гонял, – золотое было время! Теперь мой препод принялся насиловать мне мозг. Я зубрила карты подземных коридоров, расположения ловушек, слабые точки на телах возможных противников и так далее и тому подобное. Единственной отрадой, помимо небольшого отдыха с Мышкой, стала стрельба. Ибо, как заявил мой учитель, цитирую: «такой талант грех не развить насколько получится». Не скрою, было приятно. Хоть в чем-то я оказалась способной!

Честно говоря, я думала, что, когда мы выйдем на задание, меня начнет трясти. Все же опасность, возможность гибели, и все такое… Но нет, моя нервная система оказалась умнее меня, а потому я была собранна и сосредоточенна на задаче.

Сейчас главное было выполнить все, что требуется, и смотаться без последствий. А там видно будет.

Аристарх присел и запустил по разбитому асфальту небольшой теннисный мячик. Ясное дело, что на самом деле это был не простой мячик, а ни много ни мало – артефакт-разведчик. Тот резво упрыгал вперед, но я даже дух перевести не успела, как он прикатился обратно.

– Пусто, – удовлетворенно кивнул Аристарх и махнул мне рукой. – Пошли, нас уже ждут.

Мы осторожно пробежали под самыми стенами полуразрушенного цеха до места, где находился спуск во владения подземных нагов. Я последний раз взглянула в небо и мысленно помолилась, чтобы эта авантюра закончилась удачно.

– Время, – обронил напарник, и мы ринулись туда, где смутным пятном на земле выделялся канализационный люк.

Подъем крышки, установка ее на место и быстрый спуск заняли считаные мгновения. А внизу нас уже ждали. Можно сказать – свои.

Гнома я видела впервые, но ошибиться было невозможно – невысокий коренастый мужичок с заплетенной в две косы рыжеватой бородой. Он был одет в синюю форму не то охранника, не то просто служащего, а еще выглядел очень измученным.

– Вот ключи. – Гном протянул Охотнику связку. – Вся электронная система до сокровищницы выведена из строя, как и договаривались.

– Спасибо, – отрывисто кивнул тот и без лишних разговоров со всей дури саданул рукояткой пистолета ему по голове.

Гном закатил глаза и кулем осел на пол.

– Побежали. – Аристарх, не глядя на распластанное тело, рванул вперед по коридору.

И я конечно же помчалась следом.

Шокировал ли меня поступок напарника? Да нет… Хотя бы потому, что, как мне кажется, удар был нанесен не для причинения вреда, а больше для создания алиби гному. Иначе этот истинный наследник темных магов не церемонился бы, а пристрелил незадачливого помощника, благо наличие глушителя позволяло это сделать без лишнего шума. Кстати, интересно, не придут ли к такому же выводу хозяева гнома? Впрочем, не моя забота.

Мы двигались очень быстро – хорошо освещенные коридоры, выложенные светло-серой плиткой, сменялись другими такими же коридорами, несколько раз мы ныряли в туннели, чтобы попасть на уровень ниже. По моим внутренним часам прошло не больше пяти минут, как мы оказались у нужной двери. И за это время нам не встретилась ни одна живая душа! Уж слишком подземные наги полагались на свою магическую защиту, как мне еще раньше пояснил Аристарх. А тут я со своими необычными способностями… Пробежалась – и нет никакой защиты, никаких сигналок, ни-че-го.

– У нас есть не больше десяти минут. – Напарник отступил в сторону и кивнул на высокую дверь из темного дерева с кучей рисунков и надписей. – Сейчас твой выход.

Я подошла к напичканной магией двери и положила на нее руки. Она казалась немного теплой, впрочем, возможно, меня просто глючило.

Охотник, следивший за моими действиями через большие, закрывающие пол-лица темные очки-артефакт, удовлетворенно кивнул:

– Готово, теперь моя очередь.

Я послушно отошла, чтобы он мог справиться с хоть и обычным, но тоже вполне хитромудрым замком.

– Не расслабляйся, это мелочь по сравнению с тем, что тебя ждет, – сухо посоветовал мне Охотник и присел у двери.

Я только плечами передернула. Совсем меня за дуру держит. Можно подумать, я не помню, что основная моя работа – снять защиту с той самой семейной реликвии, которую и задумал стырить этот нахальный наемник. И что защита там такая – есть вероятность задержаться дольше чем на отпущенный нам десяток минут. Потому что даже моим антиспособностям надо будет действовать некоторое время, чтобы в той сложной и запутанной сети что-то начало рваться.

Пока Аристарх возился с замком – тот упрямо не хотел поддаваться, – я нервно одернула маску и сжала кулаки. Только бы все получилось, только бы все получилось! И самое интересное, что эти мысли были пропитаны отнюдь не страхом! А – не поверите – азартом! Я, поймав себя на таком вопиющем безобразии, даже немного подвисла. Это что же получается, Мышка была права? И этот самый авантюрный ген, толкающий играть в эти игры на лезвии бритвы, во мне все же есть?! Нет-нет, не верю! Должно быть, это я от Аристарха заразилась этим самым азартом… Его, вон, сегодня перед выходом едва не подбрасывало на месте от нетерпения.

– Ну наконец-то! – выдохнул он, приоткрывая дверь. – А теперь самое сложное… Надеюсь, сюрпризов не будет.

– И я надеюсь, – пробормотала я себе под нос и бесстрашно вошла в святая святых подземных нагов.

Кажется, за прошедшие недели я свое уже отбоялась.

План сокровищницы, который непонятно откуда достал предприимчивый наемник, я вызубрила превосходно. И не только потому, что над душой стоял Аристарх и долбал меня по поводу каждого затупа. Я и сама прекрасно понимала, что от этого зависит моя жизнь – магия магией, но и обычные, даже можно сказать, классические ловушки никто не отменял. Как-то мне совсем не улыбалось глупо погибнуть, свалившись в котел с кислотой, или, например, будучи проткнутой острыми кольями, которые в одном месте выстреливали из, казалось бы, безобидной стены. И Аристарх мне здесь ни фига не поможет, так как его сразу же грохнет магическая защита. Ну или не сразу, он же у нас частично защищен… Но точно грохнет. Поэтому он осторожно шел за мной, но на безопасном расстоянии.

Сокровищница нагов была мало похожа на ту картинку, которая при этом слове возникала перед мысленным взором. Никаких тебе груд золота, сундуков с драгоценностями и прочая. Обычный на первый взгляд коридор, в котором, судя по отметкам на плане, были потайные двери. И вот за этими дверями – строго отсортированные и аккуратно сложенные богатства. По крайней мере, так ехидно утверждал Аристарх. В одном он был прав – согласно плану, каждому виду сокровищ здесь было отведено свое место. И, как водится, самое дорогое было в конце коридора, под семью замками и за сложной сетью охранных заклинаний. С банальным золотом никто бы так не возился.

Я шла не очень медленно, но при этом осторожно. Внимательно осматривала пол и стены, чтобы не пропустить ту самую плитку или рисунок на кладке и не вляпаться во что-то со стопроцентно смертельным исходом. В этом коридоре смерти только одна ловушка была не фатальной для неосторожного непрошеного гостя, перед той самой комнатой, что являлась нашей целью. Там можно было просто провалиться в этакую камеру без окон и дверей. Как я подозревала, это было сделано для того, чтобы хотя бы посмотреть на уникума, который сумел пройти всю остальную защиту.

Шаг в сторону, чтобы не наступить на приметную, словно плохо приклеенную плитку, а потом пригнуться, заметив закорючку на стене. И ни разу не обернулась, чтобы посмотреть, как там напарник. Уж за кого не стоило переживать, так это за него. Тертый калач, выкрутится.

– Видела бы ты, как идешь, – едва слышно пробормотал он. – Магические нити рвутся, как паутина. Хотя до твоего прикосновения они кажутся плотными и почти осязаемыми.

– Значит, хорошо, что я их не вижу, – тихо ответила я, перепрыгивая очередную приметную для меня плитку.

Шаг, еще шаг. Здесь, почти на подходе к самой важной для подземных нагов комнате, численность ловушек на квадратный метр просто зашкаливала. Но я справлюсь. Я обязана справиться.

Прыжок. Не хватило силы толчка, и я пяткой задела проклятую плитку-включатель. Моментально прокрутила в голове, как уйти от кислоты, которая польется с потолка, и, шарахнувшись в сторону, вжалась в стену. Сердце колотилось где-то в горле, а глаза почти испуганно смотрели, как на пол проливается смертоносный дождь, очень быстро въедаясь в плиты. Небо, я была в шаге от смерти…

– Цела?

В голосе Аристарха звучала неподдельная тревога, но я фиксировала это словно издалека. Кажется, я готова к истерике, нервная система не выдержит такого напряжения. Нет! Стоп! Не сейчас! Вот когда я буду знать, что точно в безопасности, тогда хоть на неделю в срыв, а сейчас не сметь!

Сознание постепенно прояснилось, трясучка отступила, но не ушла окончательно. Ох, если я выберусь… Чую, закачу этому… напарничку такую истерику – он офигеет. Но это будет потом.

– Цела, – выдохнула я и, отлепившись от стены, принялась осторожно обходить место, куда упала кислота. – Пошли, время не ждет.

Конец коридора. И дверь. Та самая. Не потайная, тщательно скрытая от всех глаз. Просто дверь в конце коридора, аж удивительно.

Я осторожно обошла последнюю ловушку – ту самую, с камерой под полом, и остановилась в двух шагах от цели. Проявлять инициативу я не собиралась. Вот как скажет Аристарх, что мое время действовать, тогда и начну свою работу.

– Так, отойди еще немного, надо на самой двери ловушку обезвредить. – Он деловито присел у двери с зажатой в руке… штукой. Не знаю, что это было. – Только смотри не зацепи запускающий механизм ловушки. Потому что из камеры я тебя доставать точно не буду.

Я едва заметно ухмыльнулась, отходя еще на несколько шагов. А то я не знаю, дорогуша, что ты меня спасать не полезешь. Не бойся, не дура, подставляться не собираюсь.

– Все. – Охотник закончил манипуляции с дверью. – Теперь ты.

Дважды просить меня не надо было. Подойти, положить руки на дверь и дождаться подтверждения от напарника: «Защита снята». Правда, наги здесь наплели что-то посерьезнее, чем на входе в сокровищницу, потому что я стояла не меньше минуты, а то и двух. Но наконец услышала:

– Все, от защиты только воспоминания остались. Теперь с механическими замками возиться…

Ну, это уже точно не моя забота! Свою часть я выполнила.

По-моему, Аристарх возился с замком непозволительно долго. Время тянулось медленно, и казалось, что оно утекает сквозь пальцы, словно издевается. В какой-то момент вдруг опять начала подступать паника – не успеем! Вот точно не успеем! Наверное, отведенные нам десять минут уже прошли, и ждет нас та-а-акая мясорубка!..

Стоп. Ира, ты опять? Истерикой сейчас точно ничему не поможешь, так что успокоилась, быстро!

И, чтобы хотя как-то отвлечься, пока Охотник, едва слышно ругаясь, ковыряет замки, я принялась думать о вдруг обретенном клане, об отношениях Яры и Дана, а еще – о Мышке. Которая, кстати, в последнюю нашу встречу выбила из меня обещание погостить у них еще пару дней, когда мы вернемся с задания. Если вернемся…

– Фу-у-ух! – Аристарх резко поднялся на ноги и толкнул дверь. – Сделал все-таки. Замки оказались несколько сложнее, чем мне сказали.

Наконец-то! Может, еще есть шанс удрать незамеченными. Ну, по крайней мере, я на это очень надеюсь.

– Помнишь, что делать? – тихо спросил напарник.

– Конечно, – уверенно кивнула я и вошла в святая святых подземных нагов.

Что же тут не помнить… В самой ценной здесь комнате не было механических ловушек. Зато она была плотно опутана всевозможными заклинаниями. На то, чтобы их разрушить, у меня уйдет не меньше трех часов, а то и четырех. И еще столько же, чтобы снять светящийся магией кокон (который я, естественно, не видела) с нужной шкатулки. Это, конечно, при условии, что мне хватит силенок и я не свалюсь прямо посреди процесса. Оптимистично, да? Впрочем, мы и не собирались толкаться здесь такую прорву времени и рисковать понапрасну. Во-первых, потому что за это время нас раз сто успеют сцапать, во-вторых – имелся план поинтереснее. И понаглее. Я бы даже сказала, что наги офигеют от нашей дерзости.

– Иди, я приготовлюсь пока, – махнул мне рукой Аристарх.

– О’кей, – скупо отозвалась я и бесстрашно направилась в центр комнаты.

Идти оказалось неожиданно тяжело. Каждый шаг давался с трудом, словно воздух здесь был густым и оказывал сопротивление и непрошеному гостю. Мои расчеты быстренько добежать до шкатулки, схватить ее и смыться не оправдали себя вообще. Я шла медленно, очень медленно, цедя сквозь стиснутые зубы все известные мне ругательства. Черт, это что, меня так от заклинательной сети пружинит, что ли? По идее да, иначе я не понимаю, с чего такое…

Десять шагов – я их даже считала – до нужной мне точки дались мне очень нелегко. До постамента, на котором стоял предмет нашей охоты – простая, без украшений и резьбы, потемневшая от времени шкатулка размером с большой футляр для очков, я дошла мокрая как мышь, с ноющими от напряжения мышцами. Но дошла же! Осторожно взяла вещицу в руки, про себя порадовавшись, что, видимо, защитное плетение, которое ее опутывало, не крепилось к постаменту, а то черта с два я бы ее так просто оторвала. А потом повернулась и задумчиво посмотрела на вожделенный выход. Там, кстати, маячил недовольный Аристарх, и на его лице застыл немой вопрос, который на цензурный язык, думаю, можно было перевести примерно следующим образом: «Ну и чего ты там так долго?!»

Так, чую, путь обратно будет не легче, чем сюда. С учетом того что способность нейтрализовывать заклинания качает из меня энергию, как мне объяснял мой преподаватель, к двери приду никакая. А ведь мне еще как-то надо выбраться из этого подземелья! И на это тоже нужны силы… Потому что тащить на себе меня никто не станет, и тогда я точно попадусь в лапы нагам… Нет, такой вариант меня совершенно не устраивал. Надо что-то придумать! Но что?..

Я встрепенулась – а что, если попробовать пойти обратно тем же путем? Ну, в смысле, шаг в шаг, как я шла сюда. По идее, на этой дорожке защитные плетения уже намного слабее, должна дойти. Попробую!

Прогнав из головы предательскую мыслишку о том, что ничего у меня не получится, я прижала шкатулку к груди и на всей скорости рванула к выходу. И у меня получилось! Да, все равно сопротивление воздуха ощущалось, но не так сильно. А потому уже скоро я, запыхавшаяся, стояла рядом с Аристархом.

– Плетения меня тормозили, – выдохнула я раньше, чем он задал вопрос. – Я едва туда дошла.

– Понял, – отрывисто кивнул он и протянул мне небольшой чехол из тех, что крепятся на пояс. – Запихни шкатулку сюда, и рвем когти. Мы и так не уложились в отведенное нам время.

– Сильно? – нейтральным тоном поинтересовалась я, торопливо защелкивая ремень чехла, а потом осторожно засовывая внутрь нашу добычу.

– Минут на пять точно.

– Плохо…

– А я о чем. – Аристарх поправил очки и скомандовал: – Так что бежим! И не забудь о ловушках! Следуй строго за мной, причем будь готова достать пушку и использовать ее по назначению. Помнишь, где слабые точки на теле нагов?

– Конечно, – уверенно кивнула я, сразу же освежая в памяти – лицо ниже линии бровей, горло до середины и паховая зона.

Охотник без лишних слов сорвался с места, и я поспешила за ним.

Только бы получилось, только бы получилось! Честное слово, я опять стану обычной примерной среднестатистической девушкой, без всяких претензий на уникальность, и забуду обо всем этом фэнтези! Только бы получилось!

И опять мы мчались по одинаковым и, к моей большой радости, все так же пустынным коридорам. Я ощущала, что постепенно погружаюсь в странное состояние, которое добавляло мне сил и прочищало мозги. Мысли казались четкими и ясными, ничто не мешало сосредоточиться. Кажется, открылось второе дыхание.

В этот раз мы бежали немного в другую сторону – на случай если место входа засекут, Аристарх решил выйти из подземелья нагов через другой люк. Он показывал мне план нашего отхода, поэтому я сейчас отсчитывала коридоры, туннели и пролеты и тихо радовалась – скоро мы будем у нужной точки. Надеюсь, я не свалюсь до того, как мы отсюда выберемся… Мой организм, кажется, продолжал бороться с защитой шкатулки, да еще и одновременно приходилось бежать, поэтому я, несмотря на открывшееся второе дыхание, медленно, но неотвратимо слабела. Крепись, Ирка! Только не смей падать или сдаться! Вот доберешься до безопасного места – и хоть на неделю в отключку! А пока не смей! До люка еще чуть-чуть осталось… Совсем чуть-чуть!

Но, как говорится, закон подлости не дремлет. В нескольких метрах от подъема наверх нас ждали. Трое здоровенных нагов, с длинными и мощными хвостами, покрытыми черной чешуей, в которую, как в своеобразный неснимаемый доспех, также были закованы тела змеелюдов.

– Нам повезло, – проскрипел тот, что был посредине, поднимая одну руку на уровень груди, – они пришли именно к этому выходу. Глава будет доволен, нас наградят.

Остальные согласно зашипели.

Черт, кажется, нас даже за серьезных противников не принимают. Мол, сами в руки пришли, и все такое.

Я даже успела немного испугаться и растеряться. Ой, неужели добегались…

А вот у Аристарха было свое мнение на этот счет. И я даже еще толком не запаниковала, как он молниеносно вытащил свои пистолеты и прикончил крайних нагов еще до того, как они успели что-то сделать. Я проводила оседающие тела ошалелым взглядом и попеняла себе: дура ты, Ирка! А ведь могла тоже пистолет достать, и не было бы и третьего! Эти… змеюки были так уверены в собственном громадном превосходстве, что не допускали и мысли о наличии у добычи конкретных таких зубов. Теперь-то уже поздно, вон как наг напрягся, видимо переосмысливая отношение к нам как к противникам. Уж теперь он пулю точно не пропустит!

– Силовое поле поставил, – едва слышно прошипел Охотник, даже не думая опускать оружие.

– Пусть вы оказались сильнее, чем мы ожидали, – безэмоционально и совсем не глядя на поверженных сородичей произнес наг, – но это не отменяет того, что со мной вы не справитесь. Сдавайтесь, иначе я вас уничтожу.

Ага, нашел дураков… Я зябко поежилась и на всякий случай, хоть и запоздало, вытащила пистолет. С ним в руках мне было как-то комфортнее. Самообман, не иначе… Черт, если сейчас же Аристарх не придумает, как нам выкрутиться, то… даже думать не хочу о возможных и однозначно отвратных вариантах!

– А если сдадимся, можно подумать, нас не уничтожат, – цинично процедил Охотник и, к моему удивлению, спокойно спрятал одну из своих пушек в кобуру.

Мм, надеюсь, он не думает выполнить требование этого змея?! Потому что я вот совершенно не согласная!

Наг несколько секунд молча нас рассматривал, а потом оскалился в жуткой клыкастой… улыбке?

– Главе будут интересны те, кто так легко преодолел сложнейшую защиту. Не думаю, что вас убьют сразу. А если докажете свою полезность – возможно, не убьют вообще.

Какое щедрое предложение! Я сейчас расплачусь и брошусь благодетелю на шею! Чтобы придушить, если, конечно, эту тварь можно умертвить подобным образом…

Аристарх ничего не ответил, лишь тихонечко хмыкнул, а потом вдруг выбросил вперед пустую руку. Я не сразу осознала, что с его пальца, словно сам собой, слетел перстень и упал прямо перед нагом, легко преодолев невидимое для меня силовое поле. Змей попытался метнуться в сторону, но не успел – от перстня повалил дым, и наг в считаные мгновения превратился в ледяную скульптуру, замершую в живописной позе.

Ух ты, какая полезная штука! Аж от сердца отлегло…

– Тридцать секунд. – Сухой голос Аристарха разбил мое облегчение и напомнил, что нечего радоваться раньше времени. – Побежали!

Тридцать секунд… Вообще-то, конечно, это очень мало. Пшик, оглянуться не успеешь. Но когда от них зависит твоя жизнь… Они растягиваются в вечность, и каждая секунда словно высвечивается перед глазами огненной цифрой. Пафосно? Но, честное слово, так и было.

Я сорвалась с места с такой скоростью, что даже Аристарха обогнала. У меня была цель – цепочка вделанных в стену стальных полукруглых труб. Эта своеобразная лестница вела наверх, а там меня ждала… свобода! Еще миг, еще рывок – и я дотянусь рукой до первой своеобразной ступеньки.

Кто бы мне сказал, с какого перепугу перед самой лестницей я решила обернуться. Сама я этого объяснить так и не сумела. Просто затормозила немного и бросила быстрый взгляд назад. И чуть не обмерла.

Аристарх не сильно от меня отставал, но не в этом суть. Оказалось, пока мы тут ставили рекорды по бегу на короткие дистанции, наг оттаял. И в тот момент, когда я обернулась, как раз запустил чем-то нам вслед. По крайней мере, жест рукой был характерный. Я сразу же отчетливо осознала, что эта невидимая ерунда, от которой ничего хорошего ждать не стоило, прилетит в спину моему напарнику.

Казалось бы – ну и фиг с ним, не мои проблемы. Лезь, Ирка, наверх и уматывай со скоростью звука! Но мозги мои в тот момент работали в какой-то другой реальности, потому что подумала я совершенно не об этом. А о том, что я нейтрализатор и мне точно ничего не будет. И без колебаний бросилась назад и загородила Аристарха собой.

Секундная слабость подсказала, что в меня попали. Сдавленный возглас за моей спиной, кажется, означал изумление. Шок на лице нага дал понять, что я себя спалила. Ну и черт с ним, с этим чернохвостым! Я вдруг разозлилась и неожиданно для себя решила попробовать изменить баланс сил. Пистолет в руке, что я теряю? Только пулю.

Поднять руку, наметить цель – куда-то в лицо – и выстрелить – на самом деле секундное дело. Первая радость – наг схватился за шею, а через миг – острое разочарование. Ранила, но не убила. Значит, надо еще раз…

Яростный шепот за спиной, сопровождавшийся рывком за плечо:

– Дура, уходим, пока он не оклемался!!!

И словно пелена с глаз спала. Я запоздало перепугалась и, кляня себя на чем свет стоит, рванула к лесенке. Это с какого перепугу я геройствовать принялась?! Вот уж точно – дура и есть!

Наверх я взлетела со скоростью белки. И даже прилично звезданулась головой о крышку люка. Ой, я же ее не подниму!

– В сторону! – нетерпеливо скомандовали снизу.

Я послушно отодвинулась как можно дальше, благо лестница позволяла нам с Охотником разминуться.

Крышка вылетела – честное слово, именно вылетела! – так быстро, что я даже «а» сказать не успела. В лицо пахнуло свежим ночным воздухом, и это придало сил. На волю, на волю, на открытое пространство! Черт, так недолго клаустрофобию заработать…

Аристарх, который вылез первый, просто выдернул меня из люка и подтолкнул в нужном направлении. Молча. И, не дожидаясь меня, побежал. Я рванула следом. Пусть он заставил меня выучить дорогу к убежищу, в этой темноте я толком не ориентировалась. Поэтому мудро решила, что мой лучший ориентир – спина напарника. Так я точно не потеряюсь.

Заброшенные дома сменяли друг друга, редкие фонари заставляли шарахаться в тень. Одно радовало – звуков погони не было слышно, а нужное нам здание с каждой минутой было все ближе.

Только бы успеть, только бы успеть…

И вот наконец Аристарх затормозил перед очередным домом, чья дверь была забита крест-накрест. На самом деле – якобы забита. Он резко рванул ее на себя, а когда она открылась – я мышкой проскользнула в абсолютную темноту. Сейчас напарник замаскирует вход и…

– Мы неожиданно легко ушли, – вдруг шепнула тьма голосом Охотника, а потом меня схватили за руку. – Не думаю, что это хороший знак. Потому не смей расслабляться, поняла?

– Да, – едва слышно отозвалась я и позволила потащить себя сквозь непроглядный мрак.

Хорошо Аристарху, у него очки с функцией ночного видения. А то я себя натуральным кротом ощущаю – как говорится, видимость ноль, иду по приборам. Не мог, что ли, мне такие очки достать? Немагические ведь тоже есть, я знаю! Как я еще ни во что не вписалась, ума не приложу.

Остановились мы резко. Вернее, Аристарх остановился, а я по инерции чуть не впечаталась в его спину. Напарник в последнее мгновение тормознул меня за плечо, видимо, за артефакты беспокоился.

– Осторожно! – тихо рыкнул он и уже спокойно добавил: – Отойди, ты прямо на люке стоишь.

Я послушно переместилась и принялась напряженно вслушиваться, как Охотник возится с тяжелой крышкой потайного хода. И то ли от нечего делать, то ли от общего нервного состояния в голову полез всякий бред. Например, о том, что напарник сейчас свалит в неведомые дали, оставив меня на растерзание нагам. Я передернула плечами и едва сдержала нервный смешок. Да ну, бред, шкатулка-то у меня, да и потом…

– Все, – перебил сумбурное течение моих мыслей голос Аристарха. – Лезь первой.

– Не видно же ничего, – тихо отозвалась я. – Ноги переломаю.

Ненадолго воцарилась тишина, а потом Охотник тяжело вздохнул.

– И чего я тебе инфракрасных очков не нашел, – пробурчал он себе под нос, шурша непонятно чем. – Совсем из головы вылетело… Не привык я работать с нейтрализаторами, не привык… И фонарик пока не вытащишь. Так лучше?

Пространство на миг осветила зажженная спичка.

Прекрасно, теперь я вижу куда спускаться. Но все равно толком не вижу как.

– Может, бросишь ее вниз? – предложила я. – Так хоть увижу, какой предстоит путь…

Спичка полетела вниз и погасла, не долетев до дна. Но главное я увидела – полноценная лестница, если держаться за стенку и сильно не спешить, шею не сверну.

Ну, Ирка, с богом!

– Я пошла, – зачем-то сообщила я темноте и, глубоко вдохнув, осторожно поставила ногу на первую ступеньку.

Все же это оказалось страшнее, чем я храбро предполагала. И вроде лестница не скользкая, и стенка не гладкая, но… Почему тут никаких поручней не предусмотрели?! Уж я бы сейчас вцепилась…

В итоге спускалась я не просто медленно, а катастрофически медленно. Это притом, что у нас время на вес золота! Но я не могла ничего с собой поделать – подсознательный страх умереть, упав с лестницы, вылез во всей своей красе. Черт, я думала, что преодолела его… Все же детские психологические травмы – моя тетя так погибла – бесследно не исчезают.

Я так зациклилась на своих переживаниях и на том, как переставляю ноги, что не сразу осознала – появился свет. Еще несколько ступенек преодолела на автомате в том же ритме, с теми же мыслями и с тем же страхом. При этом внимательно рассматривая каждую следующую ступеньку. И, наверное, доползла бы так до самого низа, если бы не раздался тихий смешок:

– Темные покровители, Ромашка… Ты такая смешная.

Я встрепенулась и посмотрела наверх – Аристарх успел не только снова закрыть крышку, но и фонарик достать.

Ура-а-а! Свет!

– Я вперед, а ты не отставай.

У напарника явно таких проблем с лестницами, как у меня, не было, потому что он спокойно и быстро пошел вперед. Мне ничего другого не оставалось, как добавить скорости на спуске. Впрочем, с появлением хоть какого-то освещения детский страх отошел далеко на задний план, поэтому я двигалась бодрее и почти не отставала. Но все равно ощутила дикое облегчение, когда ступеньки закончились.

Фу-у-ух, теперь можно наконец-то расслабиться.

Я торопливо поравнялась с Аристархом и бодро зашагала по туннелю.

И, как это водится, едва отпала необходимость быть собранной и думать только о деле, в голову полезли глупые вопросы. Или не глупые, это с какой стороны посмотреть.

– Слушай, Охотник, – несмело проговорила я, строго придерживаясь нашей договоренности на задании называть друг друга только по прозвищам, – а наги точно не вычислят этот туннель?

В тусклом освещении фонарика блеснула улыбка напарника.

– Точно, Ромашка, я могу гарантировать только то, что все мы когда-нибудь умрем. А, ну еще и то, что наша сборная по футболу никогда не выиграет Чемпионат мира.

И хохотнул.

Я рада, что ему весело, но меня он встревожил не на шутку! Вопросов стало еще больше, да все какие-то панические.

– И ты так спокойно об этом говоришь?! – возмутилась я. – Надо ведь что-то делать…

– Что? – Он на миг повернул голову в мою сторону. – Все от меня зависящее я сделал еще на этапе подготовки. Ни магически, ни по запаху наш след они не возьмут. Но я не могу точно сказать, не найдут ли они этот вход случайно. Закон подлости, знаешь ли, действует в любом мире, в любой сфере. Потому остается только надеяться, что подземные наги не будут по сантиметру обшаривать все здания в районе.

Вот ни разу он меня не успокоил! Да я же теперь все время как на иголках буду! Найдут – не найдут, поймают – не поймают… Бедные мои нервы.

– Успокойся, Ромашка, – хмыкнул Аристарх, видимо заметив панику на моем лице. – Если нет возможности повлиять на ситуацию – лучше о ней не думай. Говорю же, я сделал максимум для того, чтобы нас не нашли. Остальное за судьбой и теорией вероятности.

Последняя фраза почему-то меня отрезвила. Я промолчала, лишь сжала руки в кулаки и насупилась.

Этот короткий диалог на некоторое время отбил у меня желание разговаривать, но вскоре натура взяла верх, я начала кусать губы, а потом решилась спросить кое о чем. Более нейтральном, так сказать.

– Слушай… а тот гном… ну, который нас встретил. Ты где его отрыл?

Охотник иронично хмыкнул.

– А этот гном, Ромашка, яркое подтверждение тому, что, если используешь кнут без пряника, получаешь врага и потенциального предателя, – поучительным тоном произнес он.

Офигеть, объяснил один! Прям ну вообще все понятно стало, никаких вопросов…

Но оказалось, что это была только прелюдия к рассказу.

– Подземные наги, как, думаю, ты заметила, не очень-то приятные ребята, – неспешно заговорил Аристарх, не забывая всматриваться в темноту коридора, едва-едва освещаемого фонариком. – Помимо общей для всех спеси и уверенности в собственном превосходстве, они жестоки и считают ниже своего достоинства заниматься, как они это называют, неблагородными видами деятельности. Весь список приводить не буду, потому что долгий. Проще сказать, что, по их мнению, считается благородным делом: магия, воинское искусство и с некоторыми оговорками – зарабатывание денег.

– А для всего остального они нанимают представителей других рас, – понимающе усмехнулась я.

– В точку. – Аристарх посмотрел на меня и отзеркалил мою усмешку. – Ну и еще нагов из других кланов – редко, но и такое бывает.

– И наверное, при этом относятся к наемным работникам как к быдлу? – сделала я еще одно предположение.

– Именно. – Лицо напарника моментально посуровело. – Они, видишь ли, считают, что раз платят деньги – а справедливости ради стоит сказать, что платят они более чем щедро, – значит, могут себе позволить все что угодно.

– М-да, все как у людей, – пробормотала я и непроизвольно поежилась, а потом уже громче добавила: – Так что с гномом-то?

– А с гномом… – Тяжелый вздох. – Гномы вообще очень дружный народ, сплоченный. Для них родич, даже в пятом поколении, такой же близкий, как и в первом. И вот конкретно этот гном работал на подземных нагов вместе с братом, то ли двоюродным, то ли троюродным. О них в свое время вся клановая часть нашего города гудела – гениальные проектировщики защиты, виртуозно сочетающие в своей работе передовые достижения людей, магию и собственные наработки. Из-за них чуть даже не произошла драка, но вмешались подземные. Они предложили ребятам такую сумму, что остальные кланы постеснялись озвучить свои варианты.

– Польстились на бабки, – понимающе хмыкнула я и покачала головой. – Как правило, такое потом боком вылезает. Сильно и больно.

– Так и было, – кивнул Аристарх. – Когда я начал искать пути, как нам облегчить задание, услышал печальную, но поучительную историю… Брат этого гнома умудрился попасться под руку одному из подземных, причем явно не последнему в клане. Потому что эти чернохвостые те еще отморозки, но их высшие чины – просто за гранью добра и зла. То ли сказал этому змею что-то не то, то ли не так посмотрел – история умалчивает. А наг недолго думая свернул гному шею, и все. И, я уверен, до сих пор считает, что в своем праве.

Я нервно икнула и затормозила. Вообще я не большой, мягко скажем, спец в психологии подземных нагов. Но если уже они такие шизанутые на всю голову… Допустим, могли штрафануть. Пусть даже на всю зарплату и на полгода или год. По морде дать, хоть бы даже дело закончилось больницей. Но убивать-то за что?! Тем более если этот гном такой классный спец. Да ни один нормальный человек ценными работниками не разбрасывается!.. М-да, вот сама и ответила – человек не разбрасывается. А эти придурки… Короче, меня впервые посетила мысль, что похищение своей реликвии подземные наги заслужили, а потом я даже ощутила чувство глубокого удовлетворения своей работой. Так им и надо, чернохвостым!

Я тряхнула головой и прибавила шагу, а то умудрилась за своими мыслями малость отстать от напарника.

– И что этот наш гном? – Я прочистила горло. – Как отреагировал на подобное?

– Как любой, думаю, на его месте. – Аристарх остановился перед поворотом и осторожно посветил туда фонариком. Ничего подозрительного, видимо, не заметил, потому что удовлетворенно кивнул и продолжил путь. – Пришел в ярость. И несмотря на то что репутация и нравы подземных нагов ему были известны, отправился к начальству и потребовал справедливости.

– Наивный… – вырвалось у меня.

– Думаю, он и сам понимал, что это ничего не даст, но не мог смолчать, – нейтрально произнес Рист.

– М-да… – Я покачала головой и попыталась представить себя на месте этого гнома. Получилось не очень, но зато возник еще один вопрос: – И его не пришибли на месте? Если уж брата за такой пустяк…

– Ну, если бы он пошел непосредственно к обидчику, скорее всего так и было бы.

– Понятно… А результат?

– А результат, Ромашка, был тоже вполне предсказуем. – Аристарх пренебрежительно скривил губы. – Ему высокомерно было заявлено, что брат сам дурак, нечего перебегать дорогу таким персонам. И, дескать, тебе вообще грех жаловаться, так как отсутствие напарника позволит получать в два раза большую зарплату. Мол, ты еще благодарен должен быть.

– Ур-р-роды! – возмущенно прошипела я и сжала кулаки. – Это же надо быть такой мерзостью!

Напарник промолчал на мой эмоциональный возглас, только опять посмотрел ну очень странным взглядом. Мне на миг даже показалось, что этот взгляд был… одобрительным, что ли?

– Гному тоже не понравилось такое великодушное предложение, – скривил губы Аристарх. – Он рассвирепел и заявил, что в таком случае уходит от них. Как он сказал, ему, конечно, хотелось отомстить, но свои силы оценивал правильно.

– И на этом ты его поймал? – Меня еще малость потряхивало от такой милой особенности чернохвостых нагов.

– Не совсем, – качнул головой он, не глядя в мою сторону. – Видишь ли, эти змеи… решили уговорить его остаться. На свой манер. Потрясли перед носом договором, по которому гном обязан еще год на них работать, а потом прямым текстом заявили, что с ними лучше не ссориться. Мол, у гнома семья, жена, трое детей, и все такое. Кстати, это их излюбленный прием – влиять на нужных людей и нелюдей через их близких. Даже ходят слухи, что где-то в подземельях чернохвостых живут несколько десятков детей, как залог того, что их родители в случае чего поступят так, как им скажут.

Я даже не нашлась что на такое сказать. Это… это… это… фу, как мерзко! Нет, все. Однозначно, я теперь даже рада, что Аристарх потащил меня с собой на это задание. Приятно ощущать свою сопричастность к наказанию моральных уродов. Особенно если о детях это правда… Нет ничего хуже, когда взрослые втягивают в свои разборки детей!

– Ты опять сопишь, как злобный ежик, – любезно сообщили мне.

– А что, лучше ругаться матом, как совершенно некультурная девочка? – огрызнулась я, задетая издевкой.

– А ты умеешь? – ответил он вопросом на вопрос.

Я лишь сильно стиснула зубы. Вот же!.. Просто нет слов. Ну скажите мне, зачем он постоянно меня дергает, насмешничает, и все такое? Неужели нельзя хоть немного побыть нормальным человеком?!

– Я много чего умею, – наконец вытолкнула я из себя и умолкла.

Пошел этот Аристарх… куда подальше.

– Когда я узнал эту историю, – Охотник так неожиданно продолжил рассказ, что я даже вздрогнула, – сразу понял: вот он, шанс. И не ошибся – гном настолько хотел хоть как-то поквитаться с подземными, что без особых раздумий согласился. Если бы не он и его неоценимая помощь в отключении собственного детища, наша работа сегодня не выглядела бы как загородная прогулка.

Я даже дуться забыла. От шока. Ни фига себе, простите, прогулочка! А что же тогда, стесняюсь спросить, было бы, если бы полезного гнома с отключалкой сигнализации не существовало?.. Даже подумать боюсь!

– Знаешь, я бы на месте гнома, – негромко проговорила я, глядя себе под ноги, – нашла тебя после того, как весь шухер более-менее утихнет, и содрала половину вознаграждения за заказ. Потому что, уж прости, но мне кажется, если бы не он – из этих подземелий мы бы не вышли!

– Вышли бы, – не согласился со мной напарник. – Но не так легко и быстро. А что до вознаграждения… Судя по тому, как быстро чернохвостые принялись нас ловить, отключение сигнализации все-таки засекли, хоть они и считают ниже своего достоинства заниматься немагическими вещами и не контролируют тех, кто следит за этим. А значит, увы, но этого гнома, скорее всего, больше нет в живых.

От неожиданности я споткнулась на ровном месте и, не удержав равновесия, полетела вперед. И светила мне неприятная поездочка собственным носом по каменистому полу, но перед самой землей меня поймали.

– Под ноги смотри, впечатлительная ты наша, – усмехнулся Аристарх, аккуратно придержав меня за плечи.

Я даже не нашлась что на это ответить.

Мама дорогая, кажется, в каком-то лесу последние мамонты сдохли! С чего этот мистер «Плевать мне на окружающих, кроме самых близких» вдруг мне помог?! Да я была уверена, что он даже не пошевельнется, чтобы меня подхватить!

– Отомри. – Аристарх пощелкал пальцами перед моим носом. – Некогда нам задерживаться. Чем быстрее мы окажемся в убежище, тем больше шансов, что никто нас не найдет.

И хоть это не был ответ на мои панические мысли, я ухватилась за эти слова, как за спасательный круг.

Ну конечно! Он просто не хочет, чтобы я его задерживала. Только и всего!

Успокоив себя таким образом и восстановив привычную картину мира, я встрепенулась и быстро зашагала вперед. Но при этом все равно не удержалась от вопроса:

– Думаешь, гном погиб? И что, никак нельзя было отвести от него подозрение?

– Как? – коротко спросил Аристарх, бросив на меня быстрый взгляд.

– Ну… не знаю. – Я растерянно заморгала. – Но, наверное, можно было что-нибудь придумать.

– Все, что мог, я сделал, – бесстрастно отозвался он. – Да и он сам прекрасно осознавал, на что идет, потому что я знаю из своих источников, что несколько дней назад его жена с детьми уехала к родственникам в другой город. Якобы на пару недель.

– Но мы могли бы за ним вернуться… – Договорив, я осознала, что сморозила глупость. Мы и так едва успели выбраться. Пошли бы за гномом – остались бы в подземелье навсегда, без вариантов.

– Сама поняла, что сказала? – устало вздохнул напарник.

– Ага… – пришлось признаться.

Разговор увял окончательно. На смену воинственному подъему – наказали гадов! – пришло уныние. Из-за нас, скорее всего, погиб этот гном. И пусть он хоть сто раз знал, на что шел… Мне этот факт покоя не давал. Потому что и моя вина в этом была! Черт, да я о возможной гибели этого совсем незнакомого гнома беспокоюсь больше, чем о том, что я пару дней назад оборотня убила!

Безрадостные мысли все бегали по кругу, и я так углубилась в самобичевание, что мало обращала внимания на реальность. Только иногда отстраненно отмечала, что идти мне все тяжелее, да периодически в глазах темнело. Но я упрямо брела вперед, отмахиваясь от ощущений.

Аристарх тоже не был настроен на треп. То ли перебрал сегодня дозу откровений, то ли еще что… Не знаю. Но он шел молча, опережая меня на два шага, все так же освещая этот длиннющий коридор фонариком.

Долго ли мы шли? А черт его знает. Время растянулось в бесконечную нить, и казалось – мы бредем вечность, а там, наверху, проходят столетия. М-да, чего мозг в припадке клаустрофобии не выдаст… Нет, замкнутых пространств я не боялась, но все равно ощущение того, что над тобой тонны земли, давило на голову.

Я не сразу осознала, что коридор медленно пошел на подъем, с каждым метром наращивая наклон.

– Охотник, – несмело окликнула я напарника, от которого уже отстала на добрых два метра, – а мы что, уже на поверхность выходим?

– Угу, – скупо отозвался тот, не поворачиваясь и не притормаживая. – Поэтому собирайся с силами, нам предстоит еще марш-бросок.

Ох… Я тоскливо вздохнула и попыталась собрать себя в кучу. Нам же еще фиг знает сколько по лесу бежать до обещанного убежища… А я что-то совсем уже расклеилась, вон, даже пошатывать начало… Но нельзя! Я должна дойти! Пусть я потом свалюсь сразу на пороге, главное – добраться.

Как ни странно, мотивирующий аутотренинг сделал свое дело, и к выходу из туннеля я подошла бодрым шагом и даже с некоторым запасом сил. И не спрашивайте, откуда взялись, понятия не имею!

– Притормози, – скомандовал Аристарх, когда впереди забрезжил едва заметный отсвет, и выключил фонарик. – Стой здесь, я пойду проверю, чисто ли там.

О’кей, шеф. Как скажешь.

Отсутствовал он недолго. Мой малость заторможенный мозг даже не успел дойти до любимого параноидального вопроса «А не кинули ли меня, часом?».

– Порядок. – Луч фонарика разрезал тьму внезапно, я даже зажмурилась – глазам стало больно. – Достань-ка, покажи мне нашу добычу. Хочу глянуть, что там с ее защитой.

Безразлично пожав плечами, я осторожно выудила из поясного чехла шкатулку. Аристарх склонился над ней, но забирать не стал. Я мысленно усмехнулась – ну еще бы. Это я такая крутая, что могу взять смертоносное нечто голыми руками. Привет моей странной способности.

– М-да, – покачал головой напарник. – Кокон малость похудел, но всего лишь малость. Знаешь, – он поднял голову и, посмотрев мне в глаза, вдруг дружелюбно улыбнулся, – только сегодня я окончательно понял, что без нейтрализатора у меня ничего не получилось бы. Особенно если учесть, насколько мне повезло с этим самым нейтрализатором.

Офигеть! Моя челюсть небось на подлете к земному ядру! Это что же, меня… похвалили?! Да не просто похвалили, а прямым текстом признались в моей незаменимости?! А-а-а, меня что, глючит?!

Пока я от шока хватала ртом воздух, Аристарх как ни в чем не бывало повернулся к выходу и обронил:

– Прячь шкатулку и побежали. Защита тянет из тебя силы, и чем позже ты свалишься в обморок, тем лучше. Я, конечно, сильный, но не настолько, чтобы без проблем бежать по лесу с тобой на руках.

Если первый его выпад был нокдауном, то этот – явный нокаут.

А-а-а! Да что с ним такое?! А это точно наш циничный Охотник?! Или его где-то там на выходе подменили?! Эта версия, скажу прямо, была намного более правдоподобной, чем если бы такое сказал именно Аристарх, поэтому я не удержалась и осторожно подергала его за рукав. При этом готовясь драпать в другую сторону, если сейчас окажется, что передо мной кто-то другой.

Ошибочка вышла.

– Минус защита от магического поиска, – недовольно прошипел все еще мой напарник, а не неведома зверушка, и уставился на меня. – И зачем, скажи мне, пожалуйста?

И я не придумала ничего лучше, чем сказать чистую правду:

– Мне на миг показалось, что это – не ты.

Долгий красноречивый взгляд четко показал мне, какого мнения этот мужчина о моих умственных способностях. Я даже покраснела и глаза опустила.

Называется, только его мнение обо мне вышло на новый уровень, как я, умница-красавица, радостно опустила его до прежней планки. Как говаривала моя бабушка – были бы мозги, было бы сотрясение.

– Дурында, – почти нежно произнес этот непостижимый наемник, а затем деловито добавил: – Пошли уже, а то мы так до рассвета добираться будем. Чего ну очень не хотелось бы.

Я пристыженно кивнула, торопливо засунула шкатулку обратно в чехол и молча поспешила за напарником. Попутно обещая себе, что с этого момента все свои умозаключения буду держать при себе!

Выход из туннеля оказался небольшим круглым отверстием в каком-то овраге. В него свободно пролез Аристарх, а я так даже не изгваздалась в земле.

– Постой, я немного замаскирую это место, – прошептал напарник.

Я кивнула и отошла в сторонку, чтобы не мешать. Подняла глаза к небу, вдохнула полной грудью прохладный ночной воздух… И не сразу сообразила, что расплылась в счастливой улыбке.

Как же хорошо видеть звезды! Деревья вокруг… Тишина, благодать! А еще на меня снизошло спокойствие и умиротворенность, так и хотелось лечь на землю, раскинуть руки и просто уснуть… Что, увы и ах, вообще неосуществимо в данных условиях. Но зато порадоваться тому, что большая часть пути пройдена, а нас так и не поймали – самое то! Главное, не расслабляться. Потому что мы все еще не в безопасности.

Я так и не поняла, что именно Аристарх нашаманил с выходом, потому что было слишком темно, а подходить ближе не хотелось. Это, в конце концов, не моя забота, да и не разбираюсь я в этом. Так что я приняла во внимание всего два слова:

– Все. Побежали.

Подробности того, как мы мчались по лесу, как я изо всех сил старалась не дать усталости свалить меня с ног, – опущу. Потому что на самом деле все было довольно однообразно. И долго. По крайней мере, до точки «все, сейчас упаду» я доходила раз шесть, не меньше. И как не упала? Чудом, наверное. Аристарх, видимо, подстраивался под мой темп, потому что ненамного меня обогнал. Глядишь, таким макаром я скоро поверю, что он на самом деле душка, а не злобный потомок таких же злобных темных магов.

Цель нашей пробежки я увидела почти сразу, когда та замаячила в пределах моего ночного зрения. Но зато далеко не сразу поверила, что именно один из этих, как позже выяснилось, шести полуразвалившихся домов, территории которых медленно, но уверенно отвоевывал лес, и станет тем самым обещанным надежным пристанищем. До меня это дошло только тогда, когда Аристарх сбавил темп и уже просто быстрым шагом направился к самому печально выглядящему дому.

– Э-э-э, – я догнала его и пристроилась сбоку, – а ты уверен, что это хорошая идея? По-моему, найти это место и понять, что здесь можно спрятаться, – плевое дело.

– Увидишь, – коротко отозвался он, и больше комментариев не последовало.

Увижу так увижу. Надеюсь только, что Охотник действительно знает, что делает. Не самоубийца же он, в конце концов!

Когда мы вошли в дом… Ну, вернее, в то, что от него осталось – крыша практически отсутствовала, стены тоже кое-где приказали долго жить… Впрочем, я отвлеклась. Аристарх провел меня в помещение, которое, видимо, было кухней. По крайней мере, остатки русской печи я опознала безошибочно. Напарник молча вручил мне фонарик, а сам присел на корточки и принялся водить руками по поросшему травой полу.

– Есть, – тихо сказал он через некоторое время и, уцепившись за что-то в траве, потянул на себя… очередную крышку.

Кажется, здесь был хозяйский подвал.

Я недовольно нахмурилась. Не хочет же мой дорогой преподаватель сказать, что нам предстоит отсидеться в таком… неудачном месте?! Не-не-не, я не согласная! Я еще жить хочу!

– Залезай, – поторопили меня. – А то нам еще минут двадцать до нужного места добираться.

Честное слово, от сердца отлегло!

Я спокойно включила фонарик и принялась осторожно спускаться по вырубленным прямо в земле ступенькам. И сохранились же! Удивительно…

Когда мы оказались в самом погребе – обломки бочек намекали, что здесь когда-то держали соленья, – меня ждал большой сюрприз. В виде еще одного подземного хода. И что за кроты их рыли?! Не сам же Аристарх, готовясь к заданию, выкопал эти катакомбы.

– Значит, так, – тихо заговорил он, осторожно открывая небольшую дверь из… земли?! Или меня все же глючило? – Осторожно проходишь внутрь. Так, чтобы не задеть дверь и дверной проем, а то останешься здесь. Я, конечно, усилил старые артефакты, должны выдержать пяток минут твое присутствие, но мало ли?

– Поняла. – Я поежилась от перспективы остаться в таком приметном месте без надежды выбраться и поклялась самой себе, что прошмыгну в туннель, ничего не испортив.

И что вы думаете? У меня получилось! Гора с плеч, честное слово!

– Молодец, – одобрительно кивнул Аристарх и, показав мне жестом отодвинуться, поставил дверь на место. – А теперь сделай так, словно здесь никогда не было никакого отверстия.

– Чего? – вытаращилась я на него, не особо понимая, что от меня хотят.

– Рукой проведи по щели в стене, – усмехнулся напарник, не комментируя мои умственные способности. – Артефакты действовать перестанут, и, чтобы найти туннель, надо будет точно знать, что искать.

М-да, а могла бы и догадаться… Впрочем, я сегодня столько работала, и головой в том числе, что мне простительно немного тупить.

Присев на корточки, я повела рукой по земляной стенке, зачарованно наблюдая, как под моими пальцами медленно исчезают все следы от дверного проема. Только гладкая земля – словно и не было ничего.

Когда дело было сделано, я резко поднялась на ноги. И зря это сделала – перед глазами моментально потемнело, и я пошатнулась.

– Эй, тихо-тихо… – Меня осторожно придержали за плечи. – Ты как? Идти можешь или все, бобик издох?

Я сцепила зубы и сделала несколько глубоких вдохов. Ирка, последний рывок! Не ударь фейсом об тейбл, дойди на своих двоих! Приободрив таким образом себя любимую, я уверенно отстранилась от Аристарха:

– Дойду. По крайней мере, пока хватит сил, буду идти.

Он одобрительно хмыкнул, но комментировать не стал.

И мы опять пошли. Уж не знаю, почуял ли напарник, что я не могу больше бежать, либо ему самому было ненамного лучше. Сил катастрофически не хватало, а потому надо было их экономить.

Этот коридор был ниже и уже, чем тот, по которому мы сбежали из города. Я-то шла по нему вполне нормально, а вот Аристарху приходилось идти пригнув голову. А еще этот туннель петлял, словно его проложил рехнувшийся крот. И десяти метров невозможно было пройти, чтобы не свернуть! Интересно, и зачем так извращаться?..

А меж тем с каждым шагом остатки сил покидали меня все ощутимее. Я начала дышать как загнанная лошадь. Потом пришлось придерживаться за стенку. И когда я уже подумывала о том, чтобы сообщить напарнику, что бобик таки издох, услышала неожиданное, но радостное:

– Мы пришли, Ромашка.

Сфокусировав замутненный взгляд на напарнике, я увидела, что тот спокойно открывает дверь.

– Заходи в наше убежище. – Он галантно пропустил меня вперед.

Я соскребла остатки сил и переступила порог.

Когда за мной захлопнулась дверь, тихо спросила:

– Мы что, уже дошли?

– Да, Ромашка, дошли, – был мне мягкий ответ.

– Отлично, – просипела я перед тем, как силы меня окончательно оставили, прихватив за компанию и сознание.

Глава 10

Ромашка отключилась так неожиданно, что Аристарх едва успел среагировать и подхватил ее только у самого пола. И при этом чуть не задел поясной чехол со шкатулкой.

– Темные покровители! – прошипел мужчина, осторожно укладывая девушку на пол. – Была бы до обидного глупая смерть! Подземные, наверное, животы бы надорвали от такой хохмы.

В глубоких раздумьях постояв несколько минут над бессознательным телом, Охотник наконец решил сначала включить свет и запустить системы жизнеобеспечения, а уж потом думать, как так по-хитрому снять с Иры пояс, чтобы случайно не самоубиться. В конце концов, пол не холодный, от десятиминутного лежания на нем не заболеешь.

Убежище было оборудовано довольно давно. Аристарх любил иметь запасные выходы на все случаи жизни, а потому старался устраивать вот такие тайники, где можно было без проблем пересидеть от двух до трех месяцев, не выбираясь на поверхность. Мало ли когда такое может пригодиться? Вот этот, например, оказался очень в тему.

Мужчина облегченно стащил с головы капюшон-маску и очки, помассировал затекшую переносицу и ноющие уже виски. Затем проинспектировал артефакты – после близкого контакта с девушкой рабочими остались всего несколько. Впрочем, он это предусмотрел, а потому не особо расстроился. Подсветив себе фонариком, Аристарх запустил электрогенератор, после чего направился к главному щитку и быстро защелкал рычажками, включая свет, подачу воды и систему очистки воздуха. Из жизненно необходимых в убежище еще был артефакт, который позволял продуктам в кладовой не портиться, но Аристарх подозревал, что Ира быстро его изведет, а потому заранее купил холодильник. Надо было только его включить и загрузить. Впрочем, Охотник намеревался это спихнуть на свою напарницу, когда та придет в себя. Как говорится, если в доме есть женщина – пусть занимается женскими делами.

Само убежище представляло собой одну здоровую комнату, условно поделенную на кухню и спальню, раздельный санузел с душем и небольшую кладовую. В том месте, которое отводилось под спальню, сейчас лежали два толстенных матраса. На них заблаговременно были сложены постельное белье, подушка и одеяло. Причем один из этих матрасов можно было закрыть занавеской – в последний момент Аристарх подумал о том, что девушке может быть не очень комфортно переодеваться и дрыхнуть у него на глазах. Кухня тоже была скромной – плита с вытяжкой, две тумбы, мойка, новенький высоченный холодильник да стол с двумя стульями. Все функционально и ничего лишнего.

Быстро проверяя, все ли работает, а потом еще и заправляя обе постели, Охотник думал. И, что для него было удивительно, думал о девушке. Причем без сексуального или ироничного контекста, но с уважением.

Сказать, что Ромашка его удивила, – ничего не сказать. Изумила. До глубины души. И даже сложно выбрать, чем больше. Потому что, когда он уламывал девушку согласиться на заказ, то предполагал всякое – и даже то, что она все-таки запорет дело и ее придется оставить на растерзание подземным нагам. Кто же думал, что Ира окажется не просто полезной, а незаменимой? Она не просто сделала все как надо. Она сделала больше, чем от нее ожидали. Даже больше, чем можно было мечтать. А ведь он с собой даже три шприца с сильнейшим успокоительным взял, ожидая, что нервное напряжение может подкосить девушку на любом отрезке пути. Более того, на критический случай – если Ромашка станет совсем невменяемой, в одном из шприцев было снотворное. Но она продержалась всю эту прорву времени! И свалилась оттого, что закончились силы, и без всякой истерики.

А уж то, что Ромашка спасла ему жизнь, до сих пор не находило у Аристарха объяснения. Так, как она себя повела, поступают напарники, которые притерты годами совместной работы и сотней рисков. Но откуда у совсем еще соплячки такие правильные навыки?! Определенно, в сочетании с ее успехами в стрельбе, нечувствительностью к чужой смерти и способностью собраться в нужный момент – это был талант. Сомнительный, но все же талант быть наемником.

Охотник усмехнулся и неторопливо пошел туда, где валялась в глубокой отключке его напарница. Интересно, если ей сообщить о таких выводах, ругаться будет? Или просто молча перепсихует? Если раньше он мог дать ответ на этот вопрос, то теперь затруднялся. Как все-таки метко он ее прозвал! Сам удивлялся… Ромашка. Скромный полевой цветок, но с кучей сюрпризов.

Мужчина склонился над девушкой и задумчиво нахмурился. Как бы лучше… Прикинув варианты, он решил, что оптимально перевернуть ее на живот и расстегнуть застежку чехла, которая была как раз на спине в районе поясницы. Потом можно будет спокойно поднять Иру, а чехол со шкатулкой пусть валяется. Вот придет она в себя и потихоньку снимет защиту окончательно. Время теперь есть.

Придумано – сделано.

Аристарх проделал все с филигранной точностью, прекрасно понимая, чего ему будет стоить малейшая ошибка. Но все равно облегченно выдохнул только тогда, когда отошел с Ирой на руках подальше от еще очень опасного кармана.

Положив девушку на выделенное ей место, мужчина замер в нерешительности. Переодеть? В этом комбезе она просто сварится, пока проснется. А по всем признакам проснется она еще не скоро. С другой стороны, Охотник не выносил женских истерик и до сих пор не был уверен, что Ромашка не сорвется. Нервная система не титановая, а сегодня девушка пережила колоссальный стресс. Прикинув все «за» и «против», он решил, что на крайний случай шприцы с сильнейшим седативным у него остались. И принялся за непривычную для себя работу – переодевание.

Когда мужчина закончил, был мокрый как мышь. Комбез, специально сделанный как вторая кожа, плохо снимался, да и вообще, ткань норовила выскользнуть из рук. Плюс совсем безвольное тело девушки добавляло сложностей в этом и так непростом процессе. Так что, когда Ира оказалась в одном нижнем белье и была заботливо прикрыта одеялом, Аристарх выдохнул и свалился на свое спальное место.

«Так, сил ни на что нет, – безрадостно осознал он, рассматривая земляной потолок. – Надо как-то соскрести себя в кучу, переодеться и… Нет, сначала в душ сходить – я весь липкий, противно. А уже потом спать. Все дела подождут, нужно отдохнуть».


Всякие были в жизни Аристарха пробуждения. Один раз даже пришлось подскакивать от просвистевшей над головой пули. Но чтобы от удара подушкой!.. Такого мужчина припомнить не мог. Более того, сначала он даже не понял, что именно произошло.

– Какого?! – Охотник резко откатился в сторону и, молниеносно подхватив пистолет, который лежал рядом с матрасом, направил ствол на нападавшего. И буквально за миг до того, как нажать на спусковой крючок, проморгался и увидел над собой растрепанную Иру, по-прежнему только в нижнем белье да с подушкой в руках. – Ромашка, больше так не делай! – рявкнул он, торопливо возвращая на место предохранитель и кладя пистолет обратно. – Я тебя чуть не пристрелил!

Вместо ответа последовал еще один удар подушкой.

– Слушай, ты!.. – зло рыкнул мужчина, взвиваясь на ноги, но увидел глаза девушки и осекся – те были широко раскрыты, но словно неподвижны. А еще зрачок растекся на всю радужку.

«А вот и откат, – констатировал Аристарх, моментально сосредоточившись. – Она не в себе и, скорее всего, потом даже не вспомнит, что сейчас учудила. Нужно вколоть ей успокоительное, все-таки пригодилось».

Он, не сводя настороженного взгляда с временно обезумевшей девушки, потянулся к комбинезону, в одном из карманов которого и хранилось нужное сейчас лекарство. Причем, еще раз поглядев на совершенно сумасшедшее лицо напарницы, Охотник решил, что снотворное сейчас более уместно, чем сильное успокоительное. А то еще не подействует! Но удар он все равно пропустил и, не удержав равновесия, с размаху сел обратно на матрас.

– Хорошо, что это всего лишь подушка, – недовольно прошипел он, одной рукой подтягивая к себе комбез.

– Могу пулей угостить, хочешь? – Кривая и полубезумная улыбка осветила бледное лицо Ромашки. – Уж она тебе будет достойной отплатой за все!

Пулей – это уже перебор. Но в таком состоянии девушка способна на все, надо ее отвлечь… Вот только чем?

– Неужели все так плохо? – миролюбиво проговорил Аристарх, судорожно пытаясь найти нужный карман. Ситуация осложнялась тем, что отвести взгляд от Иры он не мог. Одно дело – пропустить удар подушкой, другое – поймать что-то более неприятное. Приходилось действовать вслепую. И почему он не додумался свет вырубить перед сном? Лень ему было, видите ли…

Но вопрос оказался верным. Девушка переключилась.

– Плохо?! – истерически расхохоталась она и, выпустив подушку из рук, схватилась за голову, а потом резко, словно у нее подломились колени, села на пол. – Ты уничтожил всю мою жизнь и теперь спрашиваешь, неужели все так плохо?! Какая же ты тварь, Охотник!

Аристарх скрипнул зубами, но удержался от едкого ответа. Да, он ненавидел, когда его оскорбляли, но… Черт, это в Ромашке нервы говорят. В нормальном состоянии она бы никогда себе такого не позволила. А значит, надо ее в это состояние возвращать, и побыстрее! И он с удвоенной прытью принялся искать нужный карман.

– Жила себе, училась, никого не трогала! – В голосе Иры появились истерично-слезливые нотки. Казалось, она разревется, так и не закончив свой обличительный монолог. Но девушка говорила, сбиваясь время от времени на крик: – Нет, не повезло попасться тебе под руку! И понеслось – я уже и убила, и чуть голову не сложила, да и вообще есть шанс, что никогда мне больше не жить нормальной жизнью!

Насчет последнего пункта Аристарх был с ней полностью согласен. Хоть и хочется, но не жить ей больше нормальной жизнью. И причин для этого даже больше, чем она думает.

– Зачем я только тебя собой закрыла! – причитала Ромашка, всхлипывая. – Надо было позволить нагу тебя прикончить! А потом швырнуть ему их обожаемую цацку и валить на все четыре стороны! Нет же, погеройствовала! Ради кого?!

Речь девушки становилась все менее связной, а глаза – все более безумными. Да и к тому же она начала медленно раскачиваться из стороны в сторону, постепенно наращивая амплитуду. Аристарх с тревогой отметил, что, кажется, напарница на грани. Впрочем, к счастью, он как раз нашел нужный карман. Бросив быстрый взгляд, он удостоверился, что вытащил именно тот шприц, который надо. Осталось только его применить.

Молниеносный выпад, и прежде, чем Ромашка осознала, что происходит, Охотник уже ее скрутил. Потом, не обращая внимания на ругань, брыкание и попытки покусать, осторожно вколол содержимое шприца. И немного подождал, пока тело под руками перестанет быть натянутой струной и обмякнет.

– Что… ты… – едва слышно прошептала Ира.

– Всего лишь снотворное. – Поддавшись порыву, он осторожно пригладил ее торчавшие в разные стороны волосы, выбившиеся из гладкого пучка. – Ты очень устала, на твою долю много выпало. Нужно отдохнуть.

– Отдохнуть… – эхом откликнулась девушка и отрубилась.

Аристарх облегченно выдохнул, осторожно перенес ее на матрас и аккуратно задернул занавеску. Насколько он помнил, спать она будет еще часов пять. А дальше… Нужно что-то придумать, потому что постоянно держать ее на снотворном слишком вредно для организма. Да и седативное, которое было в остальных шприцах, особой полезностью не отличалось, потому лучше бы его использовать лишь в крайнем случае. Но надежд на то, что Ромашку отпустит быстро и без особых последствий, он не питал.

Оглядев убежище, Охотник вздохнул.

Кто там говорил о женской работе? Арбайтен, мужчина, у тебя очень много дел.

Сначала он хотел было разобраться с продуктами, но, немного подумав, решил, что есть дело поважнее. Поэтому, порывшись в кладовой, он достал небольшой холщовый мешочек, который передала ему мать. Успокаивающий настой стоило сделать именно сейчас, так как ему еще два часа в темноте надо побыть. Вдруг Ромашка проснется раньше? И такая же неадекватная и агрессивная.

Поставив на плиту кастрюльку с водой, Аристарх, поразмыслив, достал еще небольшой казанок. Есть хотелось немилосердно, а готовить, кроме него, все равно некому. Это дело Охотник не особо любил, но если уж припекало – набор дежурных блюд имелся.

Следующий час пролетел незаметно. Аристарх не спеша разобрал кладовую, загрузил холодильник и, немного подумав, спрятал консервирующий артефакт в надежное место, куда Ромашка точно не сунется. Вещица полезная, не стоило такими разбрасываться. Туда же отправились артефакты, которые не пострадали от близкого контакта с нейтрализатором. В перерывах между разбором запасов мужчина успел приготовить и настой, и плов. Немного уставший, но вполне довольный собой, он поел и завалился с книжкой на матрас. Предвидя тоску смертельную, которая обязательно накроет от такого длительного безделья, Охотник заблаговременно перевез в убежище несколько десятков томиков художественной литературы – в основном классику фантастики. Помимо этого прихватил еще два ноутбука. Интернета здесь конечно же не было, но игр на жестких дисках было предостаточно. Охотник офлайн-игры не особо любил, но надо же как-то скоротать время, не так ли?

Как всегда, рассказ о необычном парне Поле Атрейдесе и планете-пустыне[4] захватил полностью, и Аристарх не сразу заметил, что в окружающем пространстве… что-то поменялось. Нахмурившись, он отложил книгу в сторону и прислушался. И только после этого понял, что его потревожило – из угла, где спала Ромашка, доносились едва слышные всхлипы.

«Сначала агрессия, теперь слезы. Когда-то о таком прадед рассказывал… – подумал он, поднимаясь. – Дальше, надо понимать, будет безудержное веселье? А потом… Ох, надеюсь, до этого все же не дойдет!»

Аристарх подошел к кухонной зоне, где в кастрюльке под крышкой томился настой, и, отлив полкружки, неторопливо направился к отгороженному занавеской матрасу. Всхлипы оттуда становились все громче, и к ним добавилось невнятное бормотание.

«Жалуется, – вздохнул про себя мужчина и с досадой подумал: – Придется все-таки побыть нянькой. Не люблю я это дело, но… Привести Ромашку в чувство просто необходимо».

Немного помявшись, Аристарх отодвинул занавеску. Ира лежала, свернувшись клубочком, зачем-то прижимала к груди подушку и, не прекращая плакать, тихонько бормотала себе под нос:

– …невезучая. На Аристарха со своим даром, будь он проклят, нарвалась, потом ирбисы, теперь вот это… Господи, верни меня обратно в мою спокойную жизнь… Но разве это сейчас возможно?! Да нет, невозможно… Чем же я такое заслужила? Неужели так сильно нагрешила, а? Вот за что…

И так далее в том же ключе.

Тяжело вздохнув, Охотник негромко произнес:

– Привет.

Девушка вздрогнула и, повернув голову, уставилась на него перепуганными глазами, полными слез. А затем резко села и принялась торопливо заматываться в одеяло.

– Не смотри на меня, я голая!

– Не голая, а в нижнем белье, – спокойно отозвался он и присел на краешек матраса. – А в таком виде я тебя уже видел, и не только тебя, поверь. Ничего нового. На, выпей. – И протянул ей кружку с настоем.

– Это что? – настороженно спросила она.

– Всего лишь успокаивающий настой, – слегка улыбнулся Аристарх. – У тебя нервный срыв. Пей, не бойся.

– Не буду! – Ира вдруг опять всхлипнула, а затем слезы полились рекой. – Это все ты-ы-ы… Ты мне жизнь испорти-и-ил… Как я теперь бу-у-уду-у-у… – Она закрыла лицо руками и разревелась в голос. – Конечно, какое тебе до этого дело?! Пожал плечами и пошел дальше по своим делам. А у меня теперь, наверное, даже будущего нет! Сиди только и думай, из-за какого угла ваше фэнтези по голове стукнет…

Голос девушки становился все более надрывным, в нем начали прорезаться истерические нотки. Аристарх раздраженно закатил глаза и придвинулся поближе. Хочешь не хочешь, а роли жилетки не избежать.

– Это в тебе сейчас говорят сорванные нервы. – Он подтянул Ромашку поближе и обнял свободной рукой за плечи. – Скоро ты придешь в себя, и жизнь уже не будет тебе казаться настолько безнадежной. А что касается нашего мира… Если не захочешь, всегда есть способы отрезать себя от такого. Увидишь, все будет хорошо.

Она ничего не ответила, только вцепилась в его футболку и заревела еще громче.

Нельзя сказать, что Аристарх был уж таким большим спецом в успокаивании истеричек, но невозможно прожить некоторое время бок о бок с девочками-подростками и не получить хотя бы минимальные навыки в таком деле. Вон, когда у Мышки от гормонов крышу сносило, она еще не так срывалась. Он поставил кружку с настоем на пол, крепко прижал к себе плачущую девушку и, гладя ее свободной рукой по голове, принялся говорить всякую чушь. Ну как чушь… Все, что в голову пришло и было сочтено достаточно успокаивающим.

Время тянулось медленно, но что-что, а ждать Охотник умел. Наконец рыдания начали затихать, а затем наступил благословенный момент, когда Ромашка отстранилась. Он отпустил ее сразу же, а потом поднял кружку с настоем:

– А вот это все-таки выпей. Серьезно, тебе станет лучше.

Спорить она не стала. Стыдливо пряча глаза, схватила кружку обеими руками и одним махом выпила содержимое.

– Спасибо, – срывающимся голосом прошептала Ира, по-прежнему избегая смотреть на напарника.

– Да не за что, – усмехнулся Аристарх и, забрав пустую тару, поднялся. – Если хочешь есть – на плите плов. Если надо в душ – скажи сразу, мне надо воду настроить.

– А… можно сначала поесть? – робко спросила она и все-таки на него посмотрела.

Охотник в ответ выразительно покрутил пальцем у виска:

– Дурында, а я тебе о чем перед этим говорил? Сама положишь или помочь?

– Нет, – Ромашка резко замотала головой, – сама, спасибо…

И опять принялась неуклюже заматываться в одеяло.

– Стеснительная какая, – пробурчал Рист, закатив глаза, и уже громче окликнул напарницу: – Рядом с матрасом твоя сумка. Может, просто оденешься?

Ира замерла, а затем вдруг покраснела.

«Нервная система работает со сбоями, – понимающе подумал Аристарх. – А потому девочка даже не вспомнила, что такие мелочи были предусмотрены».

– Не мог бы ты… – Ира запнулась и втянула голову в плечи.

– Выйти? Да без проблем.

Охотник выскользнул из женской зоны и аккуратно задернул за собой занавеску. Вздохнул тихонько. Определенно, та Ромашка, которая бежала с ним по туннелям подземных нагов, ему нравилась намного больше. Надо вытягивать ее из этого состояния, а то он крышей поедет за эти несколько недель, что им предстояло провести наедине, изолированными от всего мира. Наверху сейчас было слишком опасно, чтобы высунуться.

До того как лечь спать, девушка молчала. Только смотрела на него перепуганными глазами, буквально не отводила взгляд. На попытки ее расшевелить или хотя бы разговорить – пугалась еще больше. Аристарха это порядком раздражало, но он жестко подавлял в себе порывы наорать на нее. Это в данной ситуации вообще было лишнее. Только усугубит проблему. Сам он говорил с ней тихо и ласково. В основном рассказывал нейтральные смешные истории из преподавательской жизни. Ира слушала, и очень внимательно, но ни разу так и не улыбнулась. Ну хоть настой послушно пила, и на том спасибо.

А на следующий день Аристарх даже скучал по тихому и подавленному состоянию напарницы. Потому что его прогноз оправдался – не успев продрать глаза, Ромашка впала в буйное веселье. Она ни секунды не сидела на месте, отмахивалась от предложений почитать книжку или поиграть на ноуте. Без остановки гоняла по убежищу, пела, порывалась танцевать и травила похабные анекдоты. Над которыми, кстати, сама и смеялась, а потом, посмотрев на каменное лицо Охотника, заливалась громким хохотом и называла его «злобным темным букой».

Примерно к обеденному, судя по часам, времени у мужчины начала немилосердно болеть голова от постоянной трескотни девушки. Она не затыкалась и не отвлекалась. Все ее внимание было сосредоточено именно на Аристархе, и даже попытка сбежать в душ не помогла. Ира просто села под дверью и так громко, как могла, продолжила выносить ему мозг. Честно говоря, Рист уже созрел для того, чтобы пустить в ход чудо-укол, но темные покровители смилостивились над ним, и часам к девяти Иру просто вырубило. У организма не было сил на такое буйство собственной хозяйки.

Облегченно выдохнув, мужчина перенес девушку на ее спальное место и, выпив две таблетки шипучего анальгетика, с неудовольствием и возрастающей тревогой подумал: «А если завтра она ко мне приставать начнет? Не хотелось бы… Нет, я, конечно, умею себя в руках держать, но зачем мне эти лишние нервы? Надо на всякий случай шприц рядом положить. Чую, завтра он мне понадобится».

К возможным неприятностям Аристарх подготовился основательно. Во-первых, не забыл полностью вырубить свет. Не особо-то побегаешь в абсолютной темноте! Но на всякий случай положил рядом с собой и оба фонарика. Мало ли… Спать лег одетым. Пусть джинсы – не самый лучший вариант пижамы, но зато их фиг снимешь без желания владельца. И, наконец, положил под подушку шприц с успокоительным.

Теперь, даже если Ромашка проснется… не в том настроении и пойдет искать жертву, у нее не получится застать его врасплох. Во-первых, потому что, даже зная точное направление, в абсолютной темноте не пройдешь так, чтобы не нашуметь. Во-вторых, потому что Аристарх и так всегда спал вполглаза (только в первую ночь в убежище расслабился, за что и отхватил подушкой), а сегодня так вообще был намерен едва дремать.

Наивный.

Проснулся он от того, что чьи-то шаловливые пальчики пробежали по его животу, а ухо обжег томный девичий голос:

– Рист, не притворяйся. Я знаю, что ты не спишь.

Аристарх резко распахнул глаза и едва не застонал от злости. Вот как?! Его даже не особо удивило, что эта… игривая умудрилась все-таки вслепую найти включатель, и теперь в убежище была не абсолютная темнота, а интимный полумрак. В конце концов, человеческая психика – штука загадочная и подчас помогает делать непостижимые вещи. А вот то, что его собственное подсознание никак не среагировало на весь этап подготовки, милостиво пробудив хозяина, так сказать, на самой приятной части, Охотника очень напрягло. Да он должен был подорваться еще тогда, когда девушка во тьме искала, как включить свет! Это что же получается… он подсознательно уже записал Ромашку в свои и сделал заключение: «Достойна доверия»?!

– Ри-и-ист, – промурлыкала меж тем невменяемая соблазнительница, – не смотри на меня так перепуганно, а то мне смешно.

И действительно рассмеялась – низким грудным смехом, который помимо воли будил в Охотнике древние инстинкты. Дремучие. Из разряда – повалить и показать, кто в доме хозяин. Но он конечно же не собирался следовать этому зову. Не пещерный человек.

«Это же надо было так облажаться… Так, где там шприц, пока эта… гурия не разошлась всерьез».

Попытка осторожно дотянуться до подушки и вытащить из-под нее успокоительное провалилась. Ира негромко хихикнула и, мгновенно оседлав Аристарха, наклонилась к его уху и прошептала:

– Если ты ищешь ту дрянь, которая, по идее, меня вырубит, то зря. Очень зря. Я, видишь ли, ее конфисковала. А то знаю я тебя, вредного, опять все испортишь.

И несильно прикусила мочку.

Ристу с трудом удалось обуздать себя. Не показать даже движением бровей, как ему хотелось застонать, а потом… Нет, о том, что могло бы быть потом, он лучше думать не будет. И как эта мелкая паршивка умудрилась вот так, с ходу найти одну из его самых сильных эрогенных зон?! Воистину безумцев ведут инстинкты.

Он, конечно, мог бы сейчас скрутить девушку в бараний рог, затем достать еще один шприц из ящика в кухонной зоне и, не слушая возражений, успокоить этого юного суккуба. Но не хотелось Аристарху обижать Ромашку. Когда она придет в себя, ей и так будет очень стыдно. А если еще это все перерастет в безобразную сцену – будет стыдно вдвойне.

– Ира, ты не в себе, – хрипло выдохнул он, сосредотачиваясь на своих словах. – Если ты сейчас же не успокоишься, потом сама себе не простишь. Когда придешь в себя.

– Ой, да ну тебя, – фыркнула совсем не впечатленная девушка и, выпрямившись, рывком стащила с себя футболку, оставшись только в одних трусиках. – Я, как ты выразился, в себе – скучная, забитая и жутко закомплексованная особа…

– Но мне ты такой нравишься, – торопливо перебил ее Аристарх, стараясь не смотреть на полуобнаженное девичье тело.

Да, Ромашка была совсем не в его вкусе. Но вот такой… она будила в нем что-то настолько темное, от чего мужчина желал бы откреститься как можно быстрее.

– Врешь, – расхохоталась девушка и, переплетя руки над головой, прогнулась, отчего взгляд Аристарха помимо воли приковался к небольшой груди с вызывающе торчащими сосками.

«Темные покровители, за что? – простонал он про себя, сглатывая ставшую вдруг вязкой слюну. – Если я не уговорю ее миром в ближайшие минуты, придется идти по жесткому варианту. Иначе… Мы потом оба пожалеем».

– Обычная я… – Ира загадочно улыбнулась и провела указательным пальцем по носу Аристарха. – Обычная я вообще не могу нравиться, Рист. Особенно такому, как ты. Как ты меня там называл? Невзрачной? О, я с тобой совершенно согласна. Но не сегодня. – Она уперлась ладонями в его грудь и наклонилась к напряженному лицу. – Когда еще у меня появится такая уникальная возможность трахнуть самого желанного препода нашего универа?

Эта грубость, слетевшая с уст девушки, от которой подобных речей не ожидаешь даже в такой ситуации, чуть не сорвала мужчине крышу окончательно. Но слишком уж у Аристарха была хорошая выдержка, чтобы поддаться на бунт собственного тела. Он глубоко вдохнул и посмотрел соблазнительнице в глаза. И ровным – насколько смог – тоном сказал:

– Послушай меня, Ира… У нас с тобой сейчас два варианта. Хороший и плохой. Хороший – ты отдаешь мне лекарство сама, без всякого принуждения.

– А плохой? – сощурилась она, не выглядевшая хоть немного напуганной.

– Я тебя скручу – про разницу в силе объяснять, думаю, не надо, – жестко отозвался Рист. – Затем достану другой шприц, и ты все равно получишь дозу этого лекарства.

Лицо девушки закаменело. Она выпрямилась и, нахмурившись, проговорила:

– Ты меня не хочешь.

– Глупостей не говори, – с огромной долей облегчения фыркнул наемник. Он был готов к тому, что Ромашка просто плюнет на его предупреждение и ринется в атаку. – Ты, между прочим, как раз сидишь… на доказательстве.

– О да. – На устах девушки промелькнула порочная усмешка. – Но тогда почему? К тебе претензий не будет, я же сама хочу.

«Потому что ты дура» – мог бы ответить Аристарх, но ситуация понемногу выравнивалась, и ему не хотелось спровоцировать Иру на агрессию. Он спокойно и тихо ответил:

– Потому что я не сплю с невменяемыми девушками. Потому что я не поддаюсь бездумно порывам тела. Потому что мы с тобой напарники, и поступить так было бы подлостью с моей стороны. Потому что ты на самом деле меня не хочешь и потом сама себя сожрешь.

Ира опустила голову и сильно прикусила губу. Теперь она не выглядела опытной соблазнительницей. Скорее потерянной девчонкой, которая не особо понимает, что творит. Каковой, собственно, и была.

Аристарх позволил себе облегченный вздох. Кажется, ее отпускает – во всех смыслах. Если бы срыв был еще силен, так быстро она не отошла бы. А значит, есть шанс, что завтра он наконец-то увидит обычную Ромашку. По которой, честно говоря, уже соскучился.

– Ладно, в твоих словах есть резон, – нехотя проговорила девушка, не поднимая головы. – Я отдам тебе лекарство. Но! – Она вдруг посмотрела на него, и решимость в ее карих глазах насторожила мужчину. – Только с одним небольшим условием.

– Слушаю, – коротко отозвался он, внутренне готовясь к любой гадости.

– Я хочу поцелуя, – без прелюдий заявила она. – Настоящего, без детского сада.

И всего-то?! Аристарх едва не рассмеялся. А он уже приготовился ко всяким неожиданностям. Поцелуи проблемой не были хотя бы потому, что сам Охотник относился к ним довольно… спокойно. Да, приятно, да, дает ощущение контакта, но не заводили с полуоборота, как тот же финт с ухом.

– Да не вопрос, – пожал плечами он и наконец расслабился. – Только сначала слезь с меня, будь добра, и шприц отдай.

Ира молча села рядом с ним и, вытащив шприц из-под матраса, послушно протянула его Аристарху. И никаких подозрительных взглядов или вопросов типа «А ты меня не обманешь?» не последовало, хотя Рист был к ним готов.

«А она, оказывается, начала мне доверять, – с изумлением осознал он. – Но с чего?! Нет, мне никогда не понять женщин…»

Эта мысль немного сбила Охотника с толку. Он недовольно дернул плечом и властно притянул, казалось бы, безучастную девушку к себе. Она, кстати, внимательно наблюдала за ним из-под полуопущенных ресниц. Сейчас он быстро выполнит ее небольшую просьбу, потом укол… И Ромашка станет тихая-тихая. А там, глядишь, придет в себя окончательно. Второго раунда не выдержат уже его нервы.

Казалось бы, что такое поцелуй? Да ничего особенного. Аристарх целовал многих женщин, с кем-то было приятнее, с кем-то средненько, но в целом это всегда была прелюдия к чему-то более интересному. Поэтому он спокойно обнял лицо Ромашки ладонями, а потом накрыл покорно подставленные губы своими.

В любовных романах, один из которых Рист прочел на спор еще в тинейджерском возрасте, моменту первого поцелуя всегда уделялось много внимания. Подробно описывались все ощущения партнеров, их прозрение и конечно же моментально вспыхнувшие чувства.

Так вот, ничего подобного в этом случае, ясное дело, не было. И на самом деле – поцелуй как поцелуй. Бывали и лучше, потому что Ира целоваться толком не умела. Вот только, оторвавшись от напарницы, Аристарх вдруг четко понял – оказывается, его тоже можно завести поцелуем с полуоборота. Потому что сочетание доверия, покорности, какой-то непонятной жажды и стремления, которые он почувствовал, когда целовал Ромашку, неожиданно так взволновало его, что стало физически больно. Он был на грани того, чтобы плюнуть на все… и будь что будет.

Скрипнув зубами, Рист с большим трудом, но вернул мысли в приличное русло. Это – физиология, и ничего больше. В любом случае есть смысл подумать об этом потом. Сейчас… слишком опасно.

Не тратя времени зря, он быстро вколол застывшей в непонятной прострации девушке успокоительное и, осторожно уложив ее на матрас, просто сбежал. Под душ. Холодный.

Глава 11

Песец подкрался незаметно.

Эта радующая своей новизной мысль посетила меня, как только я открыла глаза.

Ирка, вот это ты… ты… ты… Да у меня просто слов нет, чтобы дать себе определение!

Предыдущие дни были как в тумане, но увы-ы-ы… Я все помнила. Вот все-все. До последнего слова. От того момента, как в первый день грозилась пристрелить Аристарха, до того, как самым наглым образом пыталась его соблазнить. Мамочка… Убиться об стенку, что ли? Потому что смотреть в глаза ему я точно не смогу!!!

Я лежала за своей занавеской тихонько, как мышка, и прокручивала в памяти все, что натворила. Мазохистка, честное слово. Аристарху однозначно респект, ибо я на его месте себя бы уже пришибла. На третий день, когда я бегала за ним и орала во весь голос. И уж точно на четвертый, когда… Ой, блин! Ну это же надо было додуматься, а?! Хорошо, что этот темный Охотник не чужд благородства. Другой бы на его месте воспользовался случаем, а потом лишь плечами пожал – мол, сама пришла, сама пристала, я сопротивлялся до последнего. Но это все не отменяет того, что стыдно мне было невероятно. И смотреть в глаза напарнику не хотелось…

– Ромашка, выползай. – Негромкий насмешливый голос заставил меня вздрогнуть и обнять одеяло покрепче. – Я же слышу, что ты проснулась. Давай-давай. Завтракать пора.

Ы-ы-ы, что ж я такая невезучая!

Пришлось торопливо натягивать футболку и шорты, а затем, пряча смущенный взгляд, идти на контакт.

– Привет. – Я вяло махнула рукой.

– Угу, и тебе не хворать. – Насмешка в голосе Риста стала еще более заметной.

– Я это… – Воспитание и совесть настойчиво требовали хотя бы извиниться, но как это сделать, чтобы не выставить себя полной дурой, я не понимала. Ладно, попробую как есть. – Аристарх, прости. Я тебе за эти дни столько нервов истрепала… Особенно… вчера. Честное слово, не понимаю, что на меня нашло. – Меня будто прорвало, слова покатились горохом: – Да я на самом деле никогда бы… а тут… ты, наверное, совсем меня уважать перестанешь и…

– Ромашка-а-а, – перебил меня Аристарх и, подойдя, дружески обнял за плечи. – Успокойся ты, ребенок. У тебя был нервный срыв, ты себя не контролировала. Я это прекрасно понимаю и ни в чем тебя не виню.

– Правда? – жалко всхлипнула я и посмотрела на него снизу вверх несчастными глазами.

– Правда-правда, – спокойно улыбнулся он и, подведя меня к столу, усадил на табуретку. – А еще я просто счастлив, что ты вернулась.

А уж я-то как счастлива! Чувствую, если бы мой странный срыв затянулся еще на пару дней, все закончилось бы трупом. И скорее всего, моим.

– Следующая готовка еды на тебе, – сообщили мне, поставив перед самым носом тарелку с ароматным супом. – Скажу честно, я за эти дни порядком намучился. Да и не люблю я готовить.

Я торопливо кивнула. Не вопрос, приготовлю. По крайней мере, полезное дело поможет не ощущать себя такой идиоткой…

Условный завтрак прошел в тишине, но не в молчании. Почему так? Потому что сложно назвать молчанием тот гвалт, который я сама себе устроила в голове, пока ела суп. М-да, даже с учетом срыва… Поведение мое… особенно вчера… Нет, ну вот как я до такого додумалась, а?! Даже с временно поехавшей крышей. Что делала, что говорила… Ужас, ужас. Словно шлюха какая-то, честное слово. Единственный вчерашний момент, который не вызывал у меня претензий, – это, как ни парадоксально, поцелуй. Причем по одной банальной причине – я наконец-то поцеловалась со взрослым, нормальным мужчиной и, так сказать, ощутила разницу.

Вообще, стоит сказать, что мой опыт не дружеских взаимоотношений с противоположным полом был скудным. В школе я долгое время была влюблена в одноклассника Мишу. Все верила, что он вот-вот обратит на меня внимание… В принципе так и получилось, он стал моим первым мужчиной. История на самом деле вышла настолько банальная, что даже смешно… На следующий день после выпускного мы продолжили празднование на даче у одной из наших одноклассниц. Миша весь вечер не отходил от меня, я таяла, потому что так долго этого ждала… Короче, он меня по сути уболтал. А два бокала вина, которые я выпила, ему в этом помогли. А потом карета превратилась в тыкву… В смысле первый секс не оставил у меня в памяти ничего, кроме разочарования. Как?! И это – все?! И это есть то самое, о чем взахлеб рассказывают девчонки?! То, о чем так томно и многообещающе пишут в любовных романах? Тогда я в этой жизни ничего не понимаю… В общем, мой первый сексуальный опыт на данный момент оставался последним. Постоянного парня у меня не было, а интим ради интима, ясное дело, меня вообще не вдохновлял.

Но вот этот поцелуй с Аристархом… неожиданно взволновал и завел. Да так, что я теперь склонялась к тому, что Мишка просто был слишком неопытен. Как и я, собственно. И с кем-то более опытным было бы по-другому. Впрочем, не время и не место разбираться со своими ошибками и настраиваться на восполнение своеобразного пробела, на этот раз не с малолеткой, а со взрослым мужчиной. Хотя бы потому, что в данный момент в связке со словосочетанием «взрослый мужчина» перед глазами моментально появлялся облик напарника. Вот как я впечатлилась поцелуем! Но последнее, что мне сейчас нужно, это заранее провальная попытка соблазнить конкретно Аристарха.

Суп постепенно подходил ко дну, я переставала корить себя за то, что не могла контролировать, а потом вообще решила, что пора прояснить некоторые нюансы. Например, как мы отсюда выберемся. Потому что меня посвятили в план только до части «сидим в убежище несколько недель».

– Что мы делаем дальше? – Я отодвинула тарелку и взглянула на спокойного Аристарха.

– Пока сидим на месте, – отозвался он. – Ты, скорее всего, еще недели полторы. А я… минимум три, а то и месяц.

– Почему?! – опешила я, не совсем понимая, с чего такая дискриминация и как вообще он собирается меня отсюда выпроводить без риска спалиться.

– Потому что ты не представляешь, что творится наверху. – Он потянулся и прижмурился. – Весь город на ушах.

И чтоб мне больше никогда любимых пирожков не есть, если при этих словах лицо моего напарника не было самодовольным до не могу!

– Не понимаю, чему ты так радуешься. – Я поежилась, совсем не разделяя его восторгов. – По-моему, для нас в этом ничего хорошего!

Аристарх дернул плечом, словно мои опасения – ерунда полная. И, подняв голову к потолку, так мечтательно улыбнулся, что я даже невольно напряглась, попутно вспоминая, где там то чудо-средство, каковым этот блаженный меня вчера успокаивал.

– Зато это определенно значит, что мы просто расчудесно прищемили хвост подземным, – буквально промурлыкал этот псих.

– Спятил?! – вспылила было я, но резко осеклась, сраженная догадкой.

– Хм… – Охотник с большим интересом посмотрел на меня. – Судя по твоей ошарашенной мордашке, тебя посетило озарение на мой счет. Валяй, Ромашка, порадуй учителя.

И, подперев голову рукой, приподнял брови. Мол, вещай, детка!

– У тебя же с этими чернохвостыми личные счеты, да? – глухо произнесла я.

– Хм… – опять протянул он и одобрительно улыбнулся. – Умница, девочка. Я уже давно заметил, что голова у тебя работает как надо. Ну когда ты не тупишь, разумеется… Да, и личные счеты в том числе.

О да… Иногда голова у меня работает так, что самой страшно. И делает такие выводы… От которых удавиться хочется!

– Как показывает практика и история, – процедила я, сжав до боли кулаки, – когда в дело вмешивается личный мотив… оно плохо заканчивается! Ты… псих!

Честно говоря, я ожидала, что он вспылит. Разозлится, наорет на меня… И, положа руку на сердце, мне этого очень хотелось! Да, я жаждала скандала! Но облом-с, облом-с…

– Но не закончилось же, – миролюбиво улыбнулся этот… темный. – К тому же… Я профи. И ни за что бы не полез туда наобум. – А потом, совершенно неожиданно для меня, заявил: – Моя месть ждала своего часа больше пяти лет, Ромашка.

Я едва не поперхнулась язвительным фырканьем.

– Только не говори, что ты мне сейчас начнешь изливать душу! – Нервное хихиканье вырвалось как-то само собой.

– Не дождешься, – гулко расхохотался Аристарх, а затем, прищурившись, окинул меня многозначительным взглядом и веско добавил: – Может быть, когда-нибудь потом.

Я выпала в осадок. Честное слово. Сидела как полная дура, открывала рот и, не найдя слов, снова закрывала его.

Мамочка моя, что случилось с этим мужчиной, я его совсем не узнаю!

– Вернемся к нашим баранам. – Напарнику было плевать на мое офигевшее лицо. – У меня есть способ связи с внешним миром. И вот сегодня кошки скинули мне полный расклад ситуации. Мне вылезать нельзя ни в коем случае – я главный подозреваемый. Потому по легенде, которую я обеспечил себе еще до задания, моя скромная персона изволит отдыхать от трудов праведных и не очень в одном весьма и весьма отдаленном особняке семьи Охотских. И отдыхать мне… короче, чем дольше, тем лучше.

– Хорошо, а со мной что? – Я с трудом, но сумела привести мысли в порядок и сосредоточиться на важных вопросах.

– С тобой… – эхом откликнулся Аристарх и потер подбородок. – И просто, и сложно одновременно. Да, все, кто работает на подземных нагов, оповещены, что этим змеюкам нужен неизвестный нейтрализатор. Ключевое тут слово – неизвестный. Как выяснили кошки, личность твоя по-прежнему для всех загадка, нас так и не связали. И это прекрасно. – Он задумчиво улыбнулся, а затем поднял вверх указательный палец. – Но! Ты много где засветилась, поэтому не стоит быть беспечными. А уж то, что ирбисы видели тебя с Мышкой!.. В общем, будем делать тебе вторую часть алиби.

– Вторую? – недоуменно переспросила я. – А первая…

– А первая состоит в том, что новоиспеченная дочь клана кошек, Ромашка, – с явным чувством собственного превосходства, а еще – с выбешивающим меня самодовольством улыбнулся он, – после церемонии уединилась в клановом святилище, дабы изучить историю новой семьи, получить благословение предков и укрепить возникшие связи, – а потом вдруг зевнул и совершенно буднично добавил: – Традиция страх какая древняя, давно уже не практикуемая. Но ввиду особенностей принятия тебя в клан такой архаичный подход вызовет понимание.

Особенности принятия в клан – это он так обозвал скорость, с которой я попала к кошкам? Вот уж да, отличилась так отличилась… Приметное событие, что ни говори.

– Поэтому ты выйдешь отсюда раньше. – Аристарх заложил руки за голову. – Поживешь у кошек, отдохнешь, придешь в себя. Главное – не засветись нигде как нейтрализатор. Для этого никуда – слышишь, никуда! – не выходи одна. И всегда беспрекословно слушайся кошек – они помогут.

Я с подозрением зыркнула на него исподлобья. Честное слово, энтузиазма напарника я не разделяла, от слова совсем. Если на меня падет подозрение, что помешает нагам подождать месяц, два, три, а то и полгода и, когда я расслаблюсь, подобраться? Не хотелось бы таких подарочков!

– План сомнительный какой-то, – совершенно откровенно произнесла я. – А если они решат подобраться ко мне потом, когда я уже не буду под опекой кошек?

– Об этом можешь не переживать. – На губах Охотника заиграла тонкая улыбка. – На тот момент, когда ты вернешься в привычную среду, подземные будут уверены в том, что нужный им нейтрализатор мертв.

– Как? – Я жадно подалась вперед.

– А это уже не твоя забота. – Улыбка переросла в ухмылку, причем довольно хулиганскую.

– Да ладно? – язвительно фыркнула я, малость покоробленная таким ответом. – Надеюсь, вы не собираетесь грохнуть какого-то невинного нейтрализатора?

– Не твоя забота, – безмятежно повторил он, но все же добавил: – Нейтрализаторы, знаешь ли, не настолько частое явление.

Это мне так тонко намекают, что сбиваться с ног и искать мне подмену не станут? И на том спасибо. Потому что походу без трупов не обойдется… Так, стоп. Нет смысла об этом думать. Малодушно, конечно, но… Своя рубашка ближе к телу. Остается только надеяться, что будущий труп такую участь полностью заслужил. Правда, все равно непонятно, как они убедят нагов в том, что погиб именно тот нейтрализатор, что им нужен… Но приходится довериться Аристарху. Пока что он меня ни в чем не подставил.

– Ладно, я тебя поняла, – вздохнула я и сменила тему: – А чем мы будем заниматься в этом подземелье столько времени? Не хотелось бы помереть так банально – от скуки.

– Варианты я предусмотрел, книжек припас, но… – отозвался Аристарх и вдруг пристально посмотрел мне в глаза. – Сознавайся, Ромашка, в «Героев-3» играешь?


– Ты гад! Это была моя шахта! – завопила я, возмущенно отставив в сторону ноут, и прицельно запустила в соперника подушкой. – Отомщу-у-у! Стр-р-рашно отомщу!

– Напугала ежика… известно чем, – непочтительно фыркнул Охотник, не глядя поймав снаряд одной рукой. – Лучше замок свой прикрой, а то я близко, знаешь ли.

Я схватила ноут и лихорадочно принялась просматривать доступную карту. Потому что этот гад… Гад, в общем!

Мы провели в подземном убежище уже четыре дня и, не поверите, большую часть времени лупились в «Героев 3». А я-то, наивная, думала, что переболела игрушками еще на первом курсе, когда все лето с утра до ночи играла в World of Warcraft! Куда там!.. Аристарх даже смеяться надо мной и моим азартом устал. Хотя, положа руку на сердце, он от меня недалеко ушел! Потому что не одной мне не надоело с утра до ночи бегать маленьким всадником по карте.

Наконец я обнаружила вражеского героя и облегченно расхохоталась:

– Ну-ну, давай, рискни на этот замок напасть. Тебя мои алмазные драконы в порошок сотрут!

– Алмазные драконы, говоришь… – задумчиво усмехнулся он, а я чуть язык не прикусила.

Нет, Ирка, не выйдет из тебя разведчика! Вот так вот взяла и сдала все противнику – как на тарелочке с голубой каемочкой выложила!

– Эх, Ромашка, Ромашка, ты такая наивная, – расхохотался Аристарх. – И лицо у тебя настолько говорящее, что и неинтересно.

– А ты злобный гад, – буркнула я, опустив голову пониже. – И нравится же тебе меня доставать…

– Темные покровители, ты еще и элементарных вещей не знаешь, а вроде дитя интернет-века. – Я не видела его лицо, но почему-то мне подумалось, что напарник закатил глаза. – Это же первое правило поведения с интернет-троллями – пока ты реагируешь на их выпады, они от тебя не отцепятся.

– А ты, значит, у нас знатный тролль? – Я подняла голову и окинула его прокурорским взглядом.

– Меня просто забавляет то, как ты реагируешь. – Выпад не достиг цели. – Да и к тому же надо же мне как-то оправдывать свое темное происхождение. – И многозначительно так мне подмигнул.

Я едва не взвыла и не подорвалась, чтобы дать ему по морде. Вот га-а-ад! Я один раз – оди-и-н! – за все эти дни обозвала его Завулоном[5] недоделанным, причем он это полностью заслужил, так как совершенно подло выиграл у меня карту за каких-то полчаса! А этот… темный не только высмеял меня в тот момент, так и не забывает напомнить!

Так, Ирка, ты же геймер со стажем, пусть и… скажем, на пенсии. Давай собирай себя в кучу и покажи этому преподу, что не пальцем делана!..

М-да. Настрой был хороший, ага. Но Аристарх, как истинный отличник с комплексом сами знаете кого[6] (это, если что, сарказм был), даже играл виртуозно! Короче, я опять сдула. Не так позорно, как в прошлый раз, но все равно обидно.

– Ну что, еще один заход? – спросила я, все-таки не сумев скрыть досаду в голосе.

– Не, – отмахнулся от меня Аристарх и, поднявшись, от души потянулся. – Все себе отсидел с этими героями… Да и не интересно с тобой играть, Ромашка. – Он посмотрел в мою сторону и ехидно оскалился. – Сливаешься так быстро – скукота просто.

– Ну, знаешь! – обиделась я. – Куда нам, простым смертным, до такого супергеймера, как ты. – Интересная мысль посетила мою чумную голову, и я за нее ухватилась – состроила невинную моську и ангельским голоском поинтересовалась: – Кстати, откуда такие таланты? Неужели в перерывах между сумасшедшими, опасными для жизни заказами и третированием несчастных студентов ты еще и успевал погеймить от души? Вот уж не подозревала, что ты – задрот[7].

– Насчет задротства ты не права. – Моих подколок словно и не заметили. – Но да. Люблю я в свободное время поиграть. Например, я уже пять лет играю в World of Warcraft. Уже персов[8] семь в общей сложности выкачал.

Сказать, что у меня челюсть отвалилась, – ничего не сказать. М-да, называется, одна решила постебать напарника и вдруг попала не в бровь, а в глаз. Мамочка моя дорогая, ущипните меня! Я еще раз с недоверием посмотрела на спокойного Аристарха и потрясла головой. Бре-э-эд! Такие… мужики, парни, индивидуумы – как ни назови, но не играют в игры! А уж тем более – в онлайн-игры! Господи, да даже если бы я захотела об этом рассказать – мне никто не поверит! В то, что Охотский Аристарх Захарович – потомок известного рода темных магов и опасный наемник, поверят запросто. А в Аристарха-геймера – да никогда!

– Ты бы видела себя со стороны, – тихонько рассмеялся предмет моих суматошных дум. – Такое ощущение, что я тебе только что сообщил, что Земля все-таки плоская, не меньше.

– Практически, – буркнула я и поежилась. – Потому что ты-игрок-онлайн-игр – это сообщение из того же плана.

– А нечего судить о людях, ничего о них не зная, – наставительно произнес этот гад. – И на самом деле ничего особенного в этом нет. Не только школота и хронические неудачники играют в онлайн-игры.

– Угу, – согласно кивнула я, как еще один геймер, который не входит ни в одну из перечисленных категорий. – Но такие игры, как ни крути, требуют много свободного времени. И я не понимаю, откуда оно у тебя.

– Ты не права. – Он подошел к моему матрасу и сел напротив, прямо на пол. – Как раз времени у меня предостаточно. Заказы я, на самом деле, беру не так часто. Репутация позволяет заниматься только тем, что нравится и за что более чем прилично платят. Да к тому же я и помимо этого человек не бедный, мог бы вообще не работать. А преподавательство – это отдушина, а не работа. Например, два года назад со временем вообще было замечательно, и я месяца три играл по полдня минимум. – И ностальгически улыбнулся. – Веселое, кстати, было время.

И… тут у меня в голове словно щелкнуло. Два года назад. Я как раз окончила первый курс, причем на «отлично», и за это родители подарили мне кругленькую, с точки зрения бедной студентки, сумму. И я, вместо того чтобы потратить их на что-то толковое, купила Warcraft… Те, кто залипал в онлайн-игры, думаю, меня поймут – то лето стало для меня потерянным. Я даже не помню, какая погода была на улице, потому что практически не бывала за пределами квартиры. Как только родителей это не обеспокоило… Впрочем, я не об этом. Так получилось, что я познакомилась в игре с парнем, который бегал за вара[9] с ником Хантер. Ну а так как я была жрецом… мы сразу поняли, что быть нам напарниками, так как танк и хил[10] – это судьба. Сколько всего мы пережили в игре… А потом, перед сентябрем, он просто пропал. Вот только я не знала его реального имени, да других зацепок о настоящей жизни Хантера не имела… И больше мы никогда не виделись.

Я понимаю, что звучит бредово, но… Смотрела я на Аристарха и почему-то была свято уверена, что вот он, мой пропавший Хантер.

– Слушай, – я нервно облизала пересохшие губы, – ты, случайно, не варом играл тогда?

Глаза напарника стали подозрительно заинтересованными.

– Ну.

– Хантер? – От волнения мой голос сел.

– Да, – изумленно отозвался он, а затем задал закономерный вопрос: – А ты?..

– Camomile[11], – быстро проговорила я, не дав ему закончить.

Несколько секунд молчания, а потом… дикий хохот.

– Не смешно! – обиженно прошипела я и толкнула его в плечо. – Гад! Ты бы хоть два слова сказал перед тем, как пропасть! Напарники, знаешь ли, так не поступают!

Но вместо того, чтобы ответить на выпад, Аристарх простонал:

– Темные покровители, это даже не усмешка судьбы, это ее ехидный ржач! – И насмешливо подколол: – Тебе же не нравится, когда тебя Ромашкой зовут.

– Все ники заняты были, – буркнула я ответ и ткнула его пальцем в грудь. – Я жду объяснений.

Честно говоря, я не надеялась, что он ответит. Но…

– Срочный и длительный заказ, который я не мог не взять. А когда я вернулся… Жрицей с ником Camomile играл уже другой человек.

Я тяжело вздохнула:

– Да, я его продала через полгода.

– Ну тогда и не вини меня, – хмыкнул Аристарх и поднялся. – Пива хочешь?

Я на миг задумалась, колеблясь, но потом махнула рукой:

– А давай! Только мне одну бутылку, не больше.

– Да я тебе больше и не дам, – погрозил мне пальцем напарник и неспешно пошел в кладовую. – Кстати, а почему никто не знает о том, что ты играла в «вовку»?[12] Я, когда собирал о тебе информацию, ничего такого не встречал.

– Почему играла. До сих пор играю, – спокойно ответила я. – Просто после того лета я зависаю очень осторожно и только когда бываю дома – слишком уж затягивает. А так как в моем окружении больше никто таким не увлекается, то и рассказывать некому.

– И за кого сейчас играешь? – Мне подали открытую бутылку светлого.

– Не поверишь, – усмехнулась я и приподняла пиво в символическом тосте. – За вара.

– О-о-о! – рассмеялся Аристарх и тоже поднял свою бутылку вверх. – Вот уж действительно ирония судьбы. Потому что сейчас мой основной перс – жрец.

Я тоже рассмеялась такому повороту.

Медленно попивая пиво, мы погрузились в обсуждение игровых моментов, которые время от времени прерывались ностальгическим «А помнишь?». Словно двое старых друзей, встретившихся после длительной разлуки. Впрочем, почему словно? Тогда, два года назад, мы и были друзьями, пусть только в игре. И Хантер делился со мной многим из своей реальной жизни, хоть и не называл имен и мест. Сейчас, когда я знаю, кто он, все эти рассказы выглядят совсем по-другому…

И все же как все это странно. Если даже убрать вот это внезапное общее прошлое, которое нас объединило, как изменились мое отношение к напарнику за каких-то несчастных несколько недель. Сначала я его боялась. Сейчас даже вспомнить смешно, а тогда… Зайти к нему в кабинет – целая трагедия была. Потом он меня бесил. Временами даже казалось, что я его ненавижу. Этот этап, по сути, закончился совсем недавно. Во время нашего похода к подземным нагам. А сегодня… Могу точно сказать, что Охотник – идеальный напарник, хоть он и кричит, что привык работать в одиночестве. И спину прикроет, и о нюансах позаботится, и глупость сделать не позволит. Это я о своей попытке его соблазнить, ага. Наверное, даже можно сказать, что я им восхищаюсь.

– Ромашка, что ты на меня как зачарованная смотришь, – ехидно промурлыкал предмет моих дум. – Уж не влюбилась ли, часом?

Восхищаюсь, ага. Кроме тех моментов, когда придушила бы к чертовой матери!

– Не дождешься, – фыркнула я и высокомерно добавила: – Хватит с тебя той толпы в универе. Я не собираюсь пополнять их ряды.

– Ты даже представить не можешь, как я счастлив по этому поводу, – дружелюбно улыбнулся Рист и приподнял уже наполовину пустую бутылку пива. – За тебя, подруга. За лучшую из напарниц как в игровом, так и в реальном мире.

Я смущенно потупила взор и едва слышно прошептала:

– Спасибо.

Все же он потрясающий. Хоть зачастую и гад редкостный, и язва приличная, но… Все равно потрясающий.

Чтобы как-то сгладить неловкость, я уцепилась за одно из воспоминаний и решила сменить тему.

– Слушай, – я рискнула поднять глаза, – помню, ты рассказывал тогда, что у твоей сестры какие-то проблемы. Все решилось или…

Я осеклась, увидев, как закаменело его лицо.

– Нет, не решилось, – сухо бросил он и отвернулся. – Даже близко не решилось. И скорее всего, решения уже не имеет.

Я пристыженно прикусила губу и с трудом сдержалась, чтобы не залезть под одеяло. Молодцом, Иришка, выпендрилась. По больному попала. Сменила тему так сменила.

– Слушай, прости… – начала было я оправдываться, но Аристарх жестом остановил меня.

– Не стоит. Время прошло… Тогда я верил, что могу что-то изменить, исправить… А сегодня, – он посмотрел на меня и криво улыбнулся, – я просто мщу.

И тут меня опять осенило. Так вот о какой мести он говорил! Видимо, эти чернохвостые гады каким-то образом причастны к несчастью с его сестрой. И именно потому он взялся за такой безумный заказ.

– Месть может завести не туда, – прошептала я и положила руку на место на матрасе, под которым лежала шкатулка с похищенной реликвией подземных, уже почти без магической защиты. – Может, на этом остановишься?

Блин, кто меня за язык тянул? Это вообще-то не мое, ну вот совсем не мое дело, сколько, кому и как он мстит. Сейчас вспыхнет, наорет на меня и, откровенно говоря, будет прав. Все! Больше ни слова не скажу!

– Догадалась, – усмехнулся напарник и, поставив бутылку рядом с собой, три раза хлопнул в ладоши. – Я же говорил, что ты умница. Да, именно из-за этих чернохвостых у меня больше нет сестры.

– Нет сестры?! – ляпнула та, что грозилась больше ни слова не говорить.

Мама дорогая, да заткните меня кто-нибудь!

– О, это длинная и печальная история, – вздохнул он и взъерошил свои волосы. – Пожалуй, я созрел, чтобы ею поделиться.

– Э-э-э… – промямлила я, чем дальше, тем больше ощущая себя не в своей тарелке. – А может, лучше не надо? Помнится, совсем недавно ты не собирался посвящать меня в такие подробности своей жизни.

– Знаешь, Ромашка, – печально улыбнулся Аристарх, – в этом мире не так много тех, кто посвящен в мои тайны. Больше всех обо мне знают Дан и отец. Что-то известно Мышке, матери и брату. Часть – матери клана кошек Светлане. Есть еще один посвященный во многое… но мы не общаемся многие годы, причем по моей вине. Но самое парадоксальное, что в этом списке есть девушка с ником Camomile, которой, так получилось, я рассказывал очень многое. А знаешь почему?

– Почему? – послушно прошептала я, не уверенная, что так уж хочу слышать ответ.

– Потому что стоило поделиться с тобой проблемой, услышать слова поддержки – и становилось легче. Словно это и не проблема вовсе, а сущий пустяк. – Он виновато развел руками. – Прости, тебе опять придется меня выслушать. Может, хотя бы теперь с твоей помощью я сумею отпустить эту ситуацию и жить дальше.

Он выглядел потерянным. Ссутулился, словно закрылся от всего мира. Сейчас стало понятно, что у многоликого Охотского есть еще одна неожиданная грань – глубоко страдающего человека, который зациклился на своей боли. А я… наверное, настоящая, блин, женщина. Потому что мое сердце дрогнуло. Мне сильно-сильно захотелось ему хоть как-то помочь. Обнять, утешить, сказать, что все пустяки… Но ничего из перечисленного я сделать не могла, поэтому просто мягко произнесла:

– Я тебя слушаю.

Пока Аристарх тихо рассказывал мне довольно-таки печальную историю, меня не покидало ощущение нереальности происходящего. Ну не укладывалось у меня в голове все это! Сидим тут, пиво пьем, он мне душу изливает… Может, у меня глюки начались из-за длительного сидения под землей? Но это, конечно, уже истерическое.

Оказалось, что у нашего Охотника есть названая сестра. Нага по имени Флора. Сирота, которую по какой-то туманной причине не захотели брать под свою опеку другие змеиные кланы. Сам Аристарх хмуро пояснил, что вероятнее всего проблема была в ее воспитании. Наги все патриархальны, какой-то клан больше, какой-то меньше – но все же. А потому имеют четкое представление о том, чему должна быть обучена девочка, от чего – ограждена, а что в ее характере должно поощряться. Так вот, погибшие родители Флоры, которые были друзьями семьи Охотских, ни в одном клане не состояли, а дочь воспитывали… ну, в духе времени, так сказать. Поэтому для остальных нагов Флора была слишком эмансипирована, а значит, не подходила на роль жены, матери и хозяйки дома. Да еще и – о ужас! – была весьма одарена в магическом плане, притом в таком непозволительном для женщины направлении, как темная магия разрушения. Так что Охотские взяли юную змейку под свое крыло и растили как собственную дочь.

С Аристархом они спелись довольно быстро. Сказалась схожесть характеров и жизненных устремлений. Охотник откровенно сказал, что Флора всегда была самым лучшим из его друзей. У них даже была общая мечта – после обучения стать напарниками в наемничьем ремесле. Только ей он доверял безоговорочно. И все было бы замечательно, если бы не одно «но»…

Подземные наги. Которые по стечению обстоятельств были тесно связаны с семьей Охотских. Общие дела, и все такое… И в один прекрасный день решили показать партнерам свое высочайшее расположение средневековым методом. То бишь породнившись, пусть Флора и не была одной крови с этими темными, но все же носила гордую фамилию старинного рода. Захар Охотский, отец Аристарха, мягко скажем, не был в восторге от такой чести. Вот только так и не смог отбиться от такого «шикарного» предложения. Как раз тот случай, когда отказ чреват катастрофическими последствиями.

Рист говорил, что они пытались бороться. Даже пробовали организовать Флоре бегство – бывший парень девушки, тоже змей, давно свалил из города и звал ее к себе. Но ничего не получилось. Им еще повезло, что чернохвостые решили, будто это была инициатива девушки, влюбленной в другого и напуганной предстоящим замужеством, а не операция всех Охотских. Иначе одним темным родом в нашем мире стало бы меньше.

В общем, финал этой истории весьма печален. Флоре пришлось смириться с уготованной ролью всего лишь жены и проститься со всеми надеждами и мечтами. Теперь вся ее жизнь контролируется супругом, а с Аристархом они видятся несколько раз в год на семейных торжествах Охотских, так как к подземным на праздники мой напарник не ходит принципиально.

– Ты бы ее видела, Ромашка, – зло шипел так и не смирившийся с потерей Аристарх. – Она просто потухла! Ни искры в глазах, улыбки вымученные, похудела – сил нет смотреть. И я уверен, что этот ублюдок ее бьет! У подземных такое воспитание несовершенных жен только приветствуется… А я… ни черта не могу сделать! – Он с силой ударил кулаком в пол и скривился, видимо от боли. – И это просто невыносимо. Нет, я не смирился, все еще ищу варианты, как ее оттуда вызволить. Но не могу! Потому что, если что-то пойдет не так, сложит головы вся моя семья! И это…

– Убивает тебя, – прошептала я неожиданно для самой себя. – Потому ты снискал славу самого бесстрашного и безбашенного наемника нашего города. Тебе попросту плевать, умрешь ты или нет.

– Да. – Он запрокинул голову и закрыл глаза. – Потому что, судя по всему, меня ждет только один из двух финалов – либо меня все-таки пришьют, либо я поеду крышей по-настоящему.

– Либо все же найдешь способ ее вытащить, – рискнула я предложить более оптимистичный выход.

– Угу. – Меня скептически оглядели и скривились, словно лимонной кислоты залпом хлебнули. – Может, тогда ты предложишь идею, как без последствий увести жену у правой руки главы клана подземных нагов, по совместительству – его младшего брата?

– Ничего себе, – тихонько присвистнула я и поежилась. – Да, это посложнее, чем ту шкатулку уволочь… Целая нага все-таки.

– Вот именно, – буркнул Аристарх и залпом допил остатки пива. – Даже Айшшен, который, я уверен, до сих пор любит Флору, ничего не смог придумать. Куда уж мне…

Тяжело вздохнув, он встал и ушел к своему матрасу, улегся на него и уставился в потолок.

Офигеть поговорили. Переоценил он мои возможности по утешению.

– Не помогло, да? – Я зачем-то спросила очевидное.

– Не особо, – отозвался он. – Впрочем, ничего удивительного…

– Может, давай лучше еще в «Героев» поиграем? – робко предложила я способ отвлечься.

– Нет настроения. – Напарник повернулся лицом к стене и буркнул: – Я лучше посплю. Как говорится, ляг поспи, и все пройдет…

Мне вдруг подумалось, что это отличная идея. Я свернулась калачиком и, несмотря на сумбур в мыслях, быстро уснула.

Все пройдет…


– Ромашка, просыпайся!

Меня грубо потрясли за плечи.

– Да просыпайся же, соня! У нас проблемы!

Волшебное слово, словно кружка ледяной воды, подняло меня в мгновение.

– Что такое?! – Я заморгала, пытаясь сфокусировать не отошедшее от сна зрение. – Нас нашли?!

– Не нашли, но могут! – Аристарх выглядел взъерошенным и заспанным.

Видимо, он сам недавно подорвался.

– Что случилось и что делать? – напряженно спросила я.

– К кошкам приходили подземные, – процедил он и многозначительно на меня посмотрел. – Сказали, что жаждут познакомиться с новым членом их клана.

Я ощутила, как сердце от страха проваливается куда-то в живот.

– И что делать? – неожиданно жалобным голосом спросила я.

– Дан написал, что мать с утра бегает как в одно место ужаленная. – Напарник принялся ходить по комнате, словно сердитый тигр по клетке. Ему только хвоста не хватало, чтобы хлестать себя по бокам. – У Светланы есть какая-то идея, как можно обвести этих чернохвостых вокруг пальца, подробностей я не знаю. Но на поверхность ты идешь сегодня, вот прямо сейчас.

– И? – Я не поняла юмора. – Как ты себе представляешь мои плутания по незнакомому лесу?

– Тебя будут ждать. – Он на миг остановился и, глянув на меня, покачал головой. – Не думай обо мне так плохо, Ромашка.

Мне почему-то стало стыдно. Я вжала голову в плечи и прошептала слова извинения. Аристарх махнул рукой, мол, проехали, и продолжил краткий инструктаж.

– Во всем слушайся кошек и держи ушки на макушке. – Он достал какой-то сверток и бросил его мне. – Держи, переодевайся.

В свертке оказались широкие джинсы, ремень с заклепками, бесформенная темно-серая футболка с изображением оскаленного волка и названием рок-группы, а еще жгуче-черный парик и черный же матерчатый рюкзак с большой наклейкой красной пентаграммы.

Ого, это мне что, под неформалку косить придется? А не слишком ли заметный образ?

– Чем заметнее, тем меньше шансов, что тебя раскусят, – словно услышал меня напарник. – Тем более что в пути ты еще два раза переоденешься. Сейчас я найду косметичку, и будем делать тебе лицо.

Косметичку? Лицо? Мать моя, он еще и гример, что ли? Какой талантливый мерз… мужчина.

Впрочем, как оказалось, я зря насмешничала. Когда Охотник закончил надо мной колдовать, вместо меня сидела какая-то заросшая деваха лет тридцати на вид, которая явно застряла мозгами в подростковом возрасте. Встречала я таких персонажей, и не раз.

– Готово, – выдохнул Аристарх и подошел к выходу. – Пошли, я провожу тебя к поверхности.

Я полагала, что мы опять пойдем к тем полуразрушенным домам в лесу, где мы вошли в туннель, но нет. Нас ждала дорога в совсем другом направлении. Причем довольно короткая – весь путь занял минут десять, не больше.

– Все, дальше ты сама, – вдруг резко затормозил напарник. – Сейчас коридор начнет сужаться, в конце превратится в большую нору, заросшую кустами. Так что будь осторожна, не сильно изгваздайся в земле и не порви одежду.

– Постараюсь, – вздохнула я и поежилась – настолько привыкла, что он рядом… и теперь ощущала себя слабой и беспомощной.

– Как только смогу, я тоже приду к кошкам. Думаю, в связи с ситуацией выползу пораньше, а потом еще недельку пересижу в клане. – Он схватил меня за плечи и пристально посмотрел в глаза. – Обещай, что дождешься меня.

– Обещаю, – послушно кивнула я.

– Все. – Рист неожиданно порывисто обнял меня, а затем подтолкнул вперед. – Удачи, Ромашка. Пусть берегут тебя темные покровители.

– Спасибо…

Я побежала, изо всех сил стараясь сдержать слезы. Ну согласитесь, это было так ми-и-ило! И так на нашего Охотника не похоже… Как тут было не расчувствоваться?! Ох, не о том я думаю. У меня вообще-то проблемы. Которых, кстати, не было бы, если бы некий наемник шантажом не втянул меня в свои делишки! Это я так разозлиться пыталась, если что… Попытка провалилась. И с чего, интересно, в моем сознании Аристарх уже настолько положительный персонаж, что даже напоминание о его грехах больше не злит?!

Отмахнувшись от несвоевременных мыслей, я помчалась еще быстрее. Впрочем, бежала я недолго. Скоро коридор действительно начал постепенно сужаться, и сразу после этого я увидела впереди смутный свет.

Последние метры я преодолела на четвереньках, избегая думать о том, как буду приводить в порядок джинсы. А затем еще минут пятнадцать боролась с густым кустарником, стараясь не оставить на нем ни волос с парика, ни обрывков одежды. И все это время проклинала солнце, один из упрямых лучей которого настырно светил мне прямо в макушку. Полдень, что ли? Хоть вокруг и лес, а было как-то душновато…

Наконец я победила кусты и, кое-как приведя себя в порядок, осмотрелась.

Ни-ко-го.

Что-то я вообще ничего не поняла. Ну и где обещанный мне провожатый?!

Словно в ответ на мои мысли, слева от меня раздалось негромкое мяуканье.

Я резко повернулась и увидела, что прямо под здоровой сосной сидит кошка. Обычная такая полосатая мурка, коих полным-полно в каждом дворе нашего города. Вот только вряд ли одна из этих беспризорниц забрела бы в лес. Что ей тут делать?

– Привет. – Я подошла вплотную. – Ты за мной?

Я ожидала, что мне ответят, ведь Дан в кошачьей ипостаси мог разговаривать. Но кошка совсем по-человечески кивнула, а затем махнула лапой мне за спину и побежала. Мне ничего не оставалось, как сорваться вслед за ней.

Честно говоря, бежать за хвостатым проводником было тяжело. Кошка была миниатюрная, временами просто сливалась с местностью, да и в скорости меня превосходила намного. Но она контролировала мое местоположение и, если я умудрялась сильно отстать, притормаживала. Большое ей за это спасибо!

Сколько мы так марафонили, я не скажу, потому что не знаю. Просто в определенный момент я увидела просвет между деревьями и услышала шум автомобилей. Кажется, мы добежали до трассы. Я успела за это время прилично устать и дышала уже как загнанная лошадь.

Кошка остановилась и, выразительно на меня посмотрев, легла. Потом, видя, что я не догоняю ее маневров, недовольно мяукнула, встала и опять легла.

Кажется, мне предлагают посидеть передохнуть. С удовольствием!

Моя хвостатая проводница, видимо, чутко отслеживала мое состояние. Как только я перестала хватать ртом воздух, как рыба, выброшенная на берег, она поднялась и, тихонько мяукнув, неспешно потрусила к трассе. Ну а я, понятно дело, следом за ней.

Когда мы вышли к асфальтному полотну, кошка надежно заныкалась в кустах, так что даже хвоста видно не было. А я так и осталась стоять, как идиотка. И совсем не понимала, что мне делать дальше.

Минуту простояла. Две. Пять. Десять. Ноль движения.

Злобные взгляды в сторону кустов, где, как я надеялась, до сих пор сидела кошка, не помогли.

Неожиданно рядом со мной затормозил ядовито-зеленый жигуль. Старый-престарый. Латаный-перелатаный. С таким же потрепанным временем дедулей за рулем.

– Садись, дочка, подвезу, – пробасил дед, открывая дверцу, и вдруг многозначительно подмигнул.

Дожила. Теперь меня еще старые деды на трассе снимают, как последнюю шлюху.

Вдруг мимо меня в открытую дверь шустро прошмыгнула смазанная тень, и я не сразу поняла, что это была моя кошка!

Никогда не думала, что я такой тормоз, но то, что машинка-то за мной приехала, до меня дошло не сразу. Только после того, как непонятный дед с нажимом повторил свое предложение.

– Спасибо большое, – жалко улыбнулась я, осторожно присаживаясь на сиденье и стараясь не наступить на кошку, которая сидела под ним.

Когда мы неспешно поехали, «дед» вдруг сказал голосом Дана:

– Рад, что ты жива. Я боялся, что этот безумец угробит вас обоих.

– А уж я-то как рада, – от облегчения я рассмеялась. – И тебя очень рада видеть.

– Взаимно, – усмехнулся он.

У меня из-под ног раздался негромкий мяв.

– И Яра тоже очень рада, – «перевел» Данила.

Так вот кто за мной пришел!

– Ой, привет. – Я склонила голову и улыбнулась кошке. – И спасибо большое-пребольшое.

Ярина мяукнула еще раз. Видимо, «пожалуйста» сказала.

– А чего она не разговаривает? – спросила я у Дана, потому что, по мне, это было странно. – Ты же говорил тогда, в особняке Аристарха, когда мы познакомились.

– Ее личный бзик, не обращай внимания, – отмахнулся он и сдавленно зашипел: – Яра, убери когти! Я же все правильно сказал.

Недовольное рычание подсказало, что кошка категорически не согласна.

– Все, прекрати, у нас мало времени. – Дан посерьезнел. – Ира, скоро первая пересадка, потому слушай внимательно весь план.

– Конечно!

– Значит, так…


Никогда бы не подумала, что все эти шпионские игры с переодеванием приведут меня в результате… в картонную коробку для колонок. И стояла эта коробка в кузове грузовика рядом с другими такими же коробками, в которых хранилась разнообразная техника. Какой же банкет без музыки, не так ли?

Как говорится, какой бесславный конец такого авантюрного и блистательного дела! Чую, когда меня отсюда выгрузят, ржать будут все кошки, которым посчастливится стать свидетелями.

А как хорошо все начиналось!

Дан подробно объяснил, что, как и в какой последовательности мне предстоит делать. Честно говоря, моему возмущению не было предела – план, как выяснилось, был проработан Аристархом и К° еще до нашего похода. Но меня никто и не подумал ввести в курс дела!

– Рист справедливо опасался, что у тебя в голове все эти планы смешаются в кашу, – хмыкнул Данила, зорко следя за дорогой. – Тебе и так предстояло назубок выучить планы сокровищниц подземных, их коридоры, слабые места и прочие важные, но многочисленные мелочи. Так что не сопи, он был прав.

Я засопела еще громче. Он всегда прав! Но от этого нашего драгоценного Охотника зачастую хочется придушить!

– Кстати, мы подъезжаем, – буднично сообщил Дан, когда мы проехали знак въезда в город, и бросил на меня быстрый взгляд. – Ты готова?

– Как пионэр, – процедила я в ответ и шумно задышала, пытаясь справиться с нервами.

– Вот и чудно. – Оборотень свернул к придорожной заправке, совмещенной с супермаркетом.

Я сделала скучающую моську и прилипла к окну.

Дан подъехал к свободному месту и остановился. Затем, кряхтя, как натуральный дед, вылез из машины и громко сказал:

– Ты, дочка, посиди пяток минут. Сейчас я машинку-то подзаправлю и подвезу тебя к остановке трамвая. Мне по дороге.

– Ой, спасибо вам. – Я тоже вышла из драндулета. – А можно я отлучусь в дамскую комнату?

– Ась? – непонимающе переспросил «дедок».

– В уборную, говорю, надо, – терпеливо пояснила я, едва сдержавшись, чтобы не закатить глаза.

Мне показалось, что из-под заднего сиденья, куда перебралась Ярина, раздалось негромкое хихиканье.

– А-а-а, – «дед» понимающе закивал, – дело важное и нужное. Беги, дочка.

Я протараторила слова благодарности и рванула туда, где меня ждала вторая часть Марлезонского балета.

Дальнейшие события понеслись словно в калейдоскопе.

В уборной заправки – большой, просторной, как нельзя лучше подходящей для нашего дела, я шустро поменялась местами с незнакомой девушкой. Она в результате уехала с Даном в неизвестном мне направлении, а я уже в образе гламурной блондинки поцокала на каблуках к ее машине. М-да, чего только с перепугу не сделаешь… Раньше я на шпильках шаталась, как береза на ветру, а сейчас, ты гляди, как вышагиваю…

Шикарный красный кабриолет сорвался с места, как только я умостилась на сиденье рядом с водителем – подходящим такой машине широкоплечим мачо. Который, кстати, сквозь зубы процедил, чтобы я срочно «включала блондинку», так как на заправке подземные. И уже потом, когда мы отъехали подальше, едва слышно добавил, мол, складывается ощущение, что в их норах ни нага не осталось – столько кишит на поверхности. Думаю, не стоит говорить, что мое сердце усвистело куда-то в пятки, а холодный пот добавил остроты ощущений. Это же надо было так вляпаться… Но в данных условиях сидеть и изображать перепуганное создание, да еще и в несвойственном этому образе, было очень опасно. Поэтому я быстренько собрала себя в кучу и продолжила играть роль. Паниковать и истерить буду позже. Благо уже опыт имеется. Это так… самоирония, если кто не понял.

Первая серьезная опасность подстерегала меня в доме, к которому подкатил кабриолет. Там гремела шикарная вечеринка с толпой народу, и мачо едва успел затолкать меня в комнату до того, как я чуть не пересеклась с кем-то из чернохвостых. Как же неудобно, что я их никак не могу вычислить! Сиди и думай…

Дальше было немного проще – еще одна смена декораций, и к мачо вышла другая блондинка, а я через черный ход попала на кухню, уже в образе щуплого и сутулого парня в форме сервисной компании. Затем путешествие на склад за продуктами, которых не хватило… Там я из помещения, в котором хранилась картошка, чуть ли не по-пластунски переместилась туда, где была складирована разнообразная техника. И вот уже меня под видом коробки с колонкой куда-то несут.

Надеюсь, все будет хорошо и в поселок кошек я доберусь без проблем. Главное, чтобы больше никаких подземных по дороге!

Так как я ориентировалась на слух, то о происходящем по большей части только догадывалась. Меня положили в грузовик, как мне кажется. Потом еще некоторое время носили коробки и только после этого поехали. В дороге я умудрилась задремать и проснулась только от голосов неподалеку:

– А что это вы везете?

– А по какому праву вы нас допрашиваете?

Я обмерла. Пусть я ничего не вижу, но не сойти мне с этого места, если это не подземные! Небо светлое, только бы пронесло, только бы пронесло… Ну пожалуйста!

– Ну что вы! Какой допрос, праздное любопытство. Думали, что, если у вас там еда, может, вы поделитесь. – Голос был с характерным змеиным шипением.

– Да какая еда! У нас вообще только техника. А в том грузовике – картошка. Мать клана хочет закатить большой пир, когда наша новая кланница выйдет из святилища. Вот и носимся уже неделю, закупаем продукты, технику и все остальное, чтобы гостям было комфортно. – Дружелюбию неизвестного из кошек можно было только позавидовать. Я бы так не смогла, наверное!

– Надеюсь, нас пригласят на ваше празднество? Знаете, очень интересно познакомиться с этой удивительной девушкой.

– А что, приглашение еще не пришло?! Странно, мать хотела позвать представителей всех семей. – И главное, какое искреннее изумление!

– Ну, может, еще не дошло… Или забыли. – О, мне кажется, или в змеином голосе слышится предупреждение?

– Я передам матери клана. – Зато кот был непробиваем. – Уверен, если вам приглашение не отправили, это всего лишь досадное недоразумение.

– Надеюсь. – Какой-то у этого чернохвостого голос разочарованный. – Простите за то, что остановили. Любопытство заело.

– Да ничего страшного, – хохотнул в ответ оборотень.

И, к моему облегчению, мы поехали дальше.

Неужели мои молитвы были услышаны и нас пронесло?!

Надеяться как-то было страшновато, потому я просто начала молиться. Пожалуйста, пусть мы нормально доедем, без всякого конвоя и слежки! Я так устала…

Уснуть мне больше не удалось, что и неудивительно. А вы бы смогли на моем месте? Не думаю. Поэтому я просто сидела как мышь и чутко прислушивалась ко всему, что происходило снаружи. К любому звуку, к любой его смене. И, когда услышала голос Светланы, едва не расплакалась от облегчения.

– Все закупили? – спокойно спросила мать клана и, дождавшись утвердительного ответа, скомандовала: – Везите к кладовой, там вас уже ждет тетя Соня – ей все передадите, и технику выгрузите тоже – список у нее. – И со смешком добавила: – Сами знаете, что она с вами сделает, если вы что-то забыли.

Еще пару минут пути, и мы опять остановились. Началась разгрузка.

– Так, картошку в кладовую. – Голос тети Сони я узнала сразу. – Технику… перетаскивайте на склад. Позовете, когда закончите, я приду и сверю со списком.

Когда коробку со мной подняли, я опять начала молиться. Надеюсь, по моему временному обиталищу не видно, что внутри – не колонка. Потому что если наги следят за процессом… Короче, понятно, что будет.

Несколько минут после того, как меня положили, я еще настороженно прислушивалась. А потом… неожиданно для себя уснула. Или просто организм сдал и я отрубилась? Кто же его знает…

Проснулась я оттого, что меня тормошили за плечо:

– Деточка, просыпайся! Измоталась, бедненькая…

Я встрепенулась, сначала перепугавшись, но, когда в свете фонарика увидела лицо будившего, расслабилась и заулыбалась.

– Здравствуйте, тетя Соня.

– И тебе не хворать, девочка, – добродушно отозвалась она и помогла мне встать – как же у меня все болело, кто бы знал! – Поспеши! Тебя уже ждут.

И осторожно подвела меня к люку в земле.

Я озадаченно повертела головой. Так, мы на складе а-ля гараж. Ибо хлама тут… немерено. И куда меня собираются отправить? Опять в подземелье? Везет же мне на них… Но спорить я не стала. С благодарностью приняла из рук кошки фонарик и принялась осторожно спускаться. И даже не вздрогнула, когда надо мной захлопнулась крышка люка.

Шла я не очень долго. Осторожно спустилась по лестнице, отсчитав всего десять ступенек, вырезанных прямо в земле. Потом еще минут пять шла по просторному коридору – никаких ответвлений и дверей, только два поворота. Коридор привел меня к массивной… нет, дверью это сложно назвать. Скорее – ворота. Здоровенные, тяжеленные, из старого, потемневшего дерева.

Я замешкалась, не совсем понимая, что мне делать. Стучать? Глупо. Просто зайти? А если я кому-то помешаю?

Вздохнув, я потрясла головой. Вот же дурные мысли, чего лезут? Если меня сюда отправили, значит – тут меня ждут. Потому вперед! На мины…

Массивная створка неожиданно легко поддалась моим слабым рукам и пропустила меня в здоровенный круглый зал, у стен которого возвышались стеллажи с книгами. А в центре… на небольшом коврике сидел дедок в белой хламиде. Лет восьмидесяти на вид, не меньше. Невысокий, весь словно высохший, лысый и неожиданно бородатый. Он поднял голову, посмотрел на меня и ехидно проворчал:

– Явилась не запылилась, потомица. А я уже и поспать успел, и поесть надумал! Садись, родичка, знакомиться будем.

Глава 12

– Только я настроился на нормальный отдых – дети давным-давно выросли, даже внуки уже взрослые, женки моей пятый десяток лет как в живых нет – здрасте! Примчалась младшая из внучек, Светка, с воплями – спасай, деда! – ворчал дедок со звучным именем Дарий, с аппетитом наворачивая простую перловую кашу, которую принесла тетя Соня.

Я грела руки о чашку с каким-то травяным чаем и со смесью ужаса и благоговения наблюдала за своим странным собеседником. Как эту гадость вообще можно есть?! Да еще и пустую, на воде, и даже не соленую, если верить его словам?! Воистину странности человеческие неисчислимы.

Дарий наотрез отказался говорить о серьезных вещах, пока не поест. Всучил мне напиток, а сам обычным телефонным звонком вызвал тетю Соню. Дедка тут явно уважали, потому что повариха едва не кланялась в пояс. А уж смотрела как!.. Наверное, в наших церквях так на внезапно появившегося Иисуса таращились бы.

– Говорю ей: чего надо? Взрослые уже, пора самим решать проблемы, – охотно продолжал свой монолог Дарий. – А она мне: не тот случай, девчонка-то по твоей части!

– Девчонка, надо понимать, я, – едва слышно прошептала я, уверенная, что дед меня не услышит. – Интересно, тогда кто такая Светка?

Дедок оказался более ушастым, чем мне думалось.

– Кто-кто… – Он посмотрел на меня и хитро прищурил выцветшие от времени карие глаза. – Конь в пальто. Мама твоя приемная.

Я, каюсь, показала себя полным тормозом. Ибо не сразу доперла, что вот так запросто Светкой Дарий приласкал мать клана кошек. А уж когда до меня дошло!.. Я посмотрела на него с неподдельным интересом. Если Светлана младшая из его внучек, сколько же ему тогда?! Ну это я точно спрашивать не буду. Зато теперь понятно, с чего он меня родичкой назвал. И где только слово такое странное выкопал…

– Так что пришлось переться обратно в этот ненавистный город. – Дедок отставил уже пустую тарелку и добродушно мне улыбнулся. – Что ж я, совсем кодекс не чту, чтобы такое юное создание на растерзание аспидам оставить. Шиш им! – И погрозил в пространство кулаком.

Я невольно улыбнулась. Энтузиазм этого патриарха был приятен, но, честно говоря, я не понимала, как он может мне помочь. Научит, как распознавать наг и бегать от них со всей возможной прытью? Как сейчас вижу эту картину: по банкетному залу, подобрав подол бального платья, мчится Ирка, уворачиваясь от замаскированных нелюдей. М-да, было бы очень смешно, если бы не было так грустно…

– Ну что же! – Дарий встал и энергично потер руки. – Готова, девочка?

– К чему? – спросила я, тоже поднявшись.

– Учиться, к чему же еще? – хохотнул он и сокрушенно покачал головой. – А то способность есть, а управлять ею не умеешь.

– Э? – только и смогла выдавить я, пытая догнать, о чем он вообще. – Какую способность?

На меня посмотрели как на полную дуру.

– А у тебя их много? – скептически вскинул косматую седую бровь дедок.

Ну да, он прав. Но…

– Мне казалось, ею невозможно управлять, – осторожно произнесла я. – Вроде как свойство организма, и все такое…

– Когда кажется – креститься надо, – хмыкнул он и вдруг сел обратно на коврик. – Если есть какая-то способность – обязательно найдется способ, чтобы ее контролировать. Другое дело, что на поиски этого способа подчас может уйти вся жизнь.

Вот спасибо! Я вдруг ощутила острый приступ злости. У меня, к его сведению, нет целой жизни! А всего лишь несколько гребаных дней!

– Но тебе повезло, столько времени не понадобится, – словно прочитал мои мысли Дарий. – Этому знанию тысячи лет, и я – его носитель. Твоя же задача за минимум времени получить максимальный результат. Конечно, сдерживать способность, как я, несколько суток и уж тем более, как наши предки атланты, до недели, ты не сможешь. Но, думаю, десять – пятнадцать минут осилишь.

Мой мозг чуть не взорвался к чертям собачьим.

Я обессиленно села и поймала себя на мысли, что не могу соединить в кучу то, что услышала. То есть – Дарий тоже нейтрализатор, да? Ну да… Иначе с чего бы он умел сдерживать эту способность… И этот способ действительно существует, что не может не радовать! Вот только к чему здесь были атланты? И что значит – наши предки? А еще совсем не понятно, как он, будучи нейтрализатором, может быть дедом Светланы!

– Атланты – это с затонувшей Атлантиды? – решила я сначала уточнить первый нюанс.

– Ну уж не те, что держат небесный свод, – рассмеялся дедок.

У меня внезапно разболелась голова. Дико. Словно внутри черепной коробки лупил отбойный молоток. До звона в ушах!

Кажется, перебор информации. И вообще… со всех сторон перебор!

Я обычный человек, не надо меня впутывать в это фэнтези на уровне происхождения!

Дарий внимательно посмотрел на меня и с задумчивым видом огладил седую бороду.

– М-да… Наверное, надо сначала рассказать тебе историю, а уж потом переходить к практике…

– А может, просто к практике? – жалобно попросила я, не без повода опасаясь за свою психику.

– Ты не хочешь знать историю своего народа? – В его голосе было только любопытство и больше ничего.

– Не хочу, – твердо отозвалась я и для наглядности помотала головой. – Я обычный человек – и не хочу ничего в этом утверждении менять.

– А придется, – жестко проговорил Дарий. – Если ты не будешь знать историю – не поймешь, почему у нейтрализаторов, или атлантов, такая долгая вражда с нагами. А если ты этого не поймешь – не сумеешь должным образом им противостоять. И обязательно попадешься. Рано или поздно, так или иначе.

От его слов меня словно мороз продрал по коже. Я почему-то перепугалась до холода в животе. Было что-то в этих словах такое… на что мое подсознание отзывалось диким страхом. Сразу вспомнилась моя боязнь змей, ничем не обоснованная. Вот почему-то ни пауков, ни лягушек, ни прочей живности, которой пугают девчонок мальчишки, я не боялась. Только змей. И от нагов меня тоже дергало. Сильно.

– Хорошо. – Я нервно облизала губы и сцепила пальцы. – Я слушаю.

– Нагружать тебя подробностями не буду, нет времени, – спокойно сказал дедок. – Только основные факты, чтобы ты понимала ситуацию… Самые сильные маги нашего мира – наги. Да, среди других рас тоже встречаются самородки, но даже лучшие из них редко бывают того же уровня, как сильнейшие змеи. Что до атлантов, то они эту магию уничтожали. Причем не так, как можем мы, – все же века смешиваний с обычными людьми дали о себе знать. Тогда же даже самое сильное заклинание могло быть развеяно всего лишь щелчком пальцев маленького ребенка.

Я присвистнула, представив себе эту картину. Да уж, если я – гроза артефактов, то представляю себе, на что были способны атланты.

– Нагов такое не устраивало категорически, – продолжал мой учитель. – Наличие атлантов в мире мешало их честолюбивым планам стать доминирующей расой. Поэтому они собрались вместе, все ответвления кланов, как один забыв о вражде и войнах, и, подняв стихию, затопили Атлантиду. Погубив почти всех атлантов. Выжили только те, кто в тот момент находился на других материках.

– Но как? – недоуменно спросила я. – Атланты же были нейтрализаторами! Неужели они не могли усмирить стихию?

– Как? – коротко спросил дедок и печально усмехнулся. – Да, страшную катастрофу вызвало заклинание. Но только вызвало. Дальше все пошло само собой, и остановить это без магии было невозможно.

– Печально, – прошептала я, на миг представив себе, сколько невинных людей погибло из-за этих гадов.

– На тех атлантов, что выжили, наги устроили целую охоту, – продолжил свой рассказ Дарий. – Все же свой собственный нейтрализатор – весьма ценный трофей, – цинично хмыкнул он. – Мало ли в сокровищницах кланов накопилось зачарованных кладов, артефактов, трофеев, которые можно вскрыть с помощью такой отмычки? Пойманных атлантов нещадно эксплуатировали, пока они не погибали, полностью обессилев.

– Мерзость какая. – Меня передернуло.

– И до сих пор, кстати, ситуация не изменилась. Вот только если древние атланты могли жить в рабстве годами, то ты, например, загнешься максимум через неделю.

– Все, я поняла. – Я нервно кивнула. – От нагов мне лучше держаться не просто подальше, а максимально далеко.

– Умница, – похвалил он и окинул меня острым взглядом. – И еще… Все, что я тебе здесь покажу и расскажу, не должно стать достоянием третьих лиц. Потомки атлантов хранят свою тайну, потому что это вопрос выживания. Даже Светлана не знает ничего из этого. Лишь то, что я – нейтрализатор и умею контролировать свою способность. Усекла?

– Конечно, – уверенно отозвалась я.

Что тут непонятного? Раз идет война на истребление… Я себе и таким же, как сама, не враг.

– Ну что же… Вступительная лекция окончена, пора переходить к практике. – И Дарий, встав, с довольным видом потер руки.


– Минус еще один, – флегматично сообщил мой учитель и, не глядя, выбросил кулон себе за спину.

Марго, которая присутствовала на наших уроках, чтобы проверять результат моей работы, только тихонечко вздохнула.

Я пристыженно опустила глаза. Вообще вперед смотреть не хотелось – там, как раз за Дарием, сейчас возвышалась немаленькая такая кучка разнообразной бижутерии.

Сколько я за эти четыре дня перепортила артефактов!.. Страшно подумать. Даже с учетом, что кошки скинули в этот зал все самое дешевое и ненужное, что нашли в поселке. От меня одни убытки!

Первая часть моего обучения прошла на ура. Всякие медитации, рассуждения о природе способностей и теоретическая часть – да я просто блистала. Казалось бы, что может быть проще! Представить, что ты весь наполнен этой силой, что убивает магию, она струится по твоему телу и, выплескиваясь за его пределы, разрушает волшебные потоки. А потом вообразить, что твоя кожа – живой доспех. И запереть свою силу в этом доспехе, не давая ей выплеснуться за пределы кожного покрова. Да раз плюнуть!

Ага. Щас.

Проще сказать, чем сделать.

– Ты плохо стараешься, – неодобрительно проговорил Дарий.

– Я хорошо стараюсь, – тихо возразила я. – Делаю все в точности, как вы говорили. Но на выходе… Сами видите, что получается.

– Да уж вижу, – проворчал он и, немного помолчав, задумчиво протянул: – Наверное, есть смысл чуть подстегнуть тебя…

И мне бы на этом месте напрячься, но интуиция моя, видимо, ушла в отпуск. Потому что, даже когда мне продемонстрировали толстую деревянную линейку, я так и не догнала, что будет. И заорала на весь зал, когда за очередной испорченный артефакт получила по пальцам.

– За что?!

– Не стараешься! – рявкнул в ответ Дарий.

– Дедушка, вы слишком строги, – негромко произнесла Марго.

– Цыц! – И ей досталось от злющего патриарха. – Я этой дурехе жизнь спасти пытаюсь, а она ни капельки усилий приложить не хочет!

Я шмыгнула носом, изо всех сил стараясь не разреветься от обиды. Да что значит не прикладываю усилий! Уже взмокла вся, а толку ноль! И вообще… Может, я единственный в мире нейтрализатор, который не в состоянии контролировать свою способность. А что, хорошая версия! Многое бы, блин, объяснила!

– Еще! – хлестнул по ушам повелительный голос учителя.

Я со вздохом потянулась к следующей жертве, попутно пытаясь не помню в какой раз сделать все в точности как учили.

Без толку.

Через четыре загубленных артефакта я могла похвастаться синими от ударов пальцами и нулевым результатом. Ну и подступающей истерикой, не без того…

– Бесполезно, – озвучил очевидное Дарий и повернулся к правнучке: – Ритка, беги наверх, принеси мазь какую-нибудь.

Марго даже не шелохнулась. Только скептически оглядела свой живот, как бы намекая, что бегать малость не в состоянии.

– Не надо, само пройдет, – буркнула я, стараясь отрешиться от боли.

– Угу, – кивнул дедок. – Но не до дня банкета. Ладно, Соньку вызову. – И почапал к одному из стеллажей, где был установлен телефон.

– Слушай, – тихо заговорила Марго, смерив меня внимательным, как у психолога, взглядом, – а может, ты просто собраться в кучу не можешь? Проблемы с концентрацией? Вот и не получается.

– Ерунда, – недовольно поморщилась я, стараясь как-то отрешиться от боли. – Как показали эти бешеные недели, если прижмет, я собираюсь в кучу ну очень шустро. Правда, и накрывает меня потом… не по-детски. Самый яркий пример – наши с Ристом приключения у подземных. Он даже сам признался, что был свято уверен – тащить ему меня из владений нагов на своем горбу, накачанной успокоительным по самые уши. А я не только продержалась все это время, попутно умудрившись переплюнуть все ожидания напарника, но и спасла ему жизнь. Впрочем, и засветилась при этом… – Вздохнула и закончила свою речь на минорной ноте: – А потом, уже в убежище, свалилась, причем во всех смыслах. Сначала – в отключку, а потом на четыре дня – в нервный срыв. – И покраснела, вспомнив, чем это все закончилось. – Так что со сбором себя в кучу у меня все превосходно, – сделала я закономерный вывод из всего вышесказанного.

– Говоришь, сделала больше, чем ожидалось? – Тихий голос Дария заставил меня вздрогнуть и поднять на него глаза – учитель выглядел на редкость довольным, и это… настораживало! – А потом, когда дело было сделано, тебя настиг своеобразный откат?

– Ну да… – неуверенно ответила я, почему-то моментально подобравшись.

– Просто замечательно! – Он расплылся в улыбке и довольно потер руки. – Теперь понятно, что с тобой делать!

– И что? – подозрительно спросила я.

– Пугать, – с любезной улыбкой просветил меня учитель, а потом милостиво пояснил: – Скорее всего, в твоих предках отметился кто-то из одного очень любопытного атлантского рода. Их особенность как раз заключалась в том, что они могли в критический момент продемонстрировать чудеса выдержки, хладнокровия и рассудительности. А когда этот самый момент проходил – наступал откат, по силе адекватный количеству затраченных ресурсов организма.

– Погодите! – Я выставила вперед ладони в своеобразной просьбе замолчать.

Мне надо было переварить информацию. Я потрясла головой, словно это как-то могло помочь мне разложить все по полочкам, и жалобно задала очевидный вопрос:

– Тогда я не понимаю! Сейчас, как ни крути, тот самый критический момент – на кону моя жизнь! Почему же тогда не получается?!

– А потому что, – назидательно поднял палец Дарий, – ты просто не воспринимаешь его таковым. Попав сюда, к кошкам, ты расслабилась и посчитала, что в безопасности.

– Неправда! – вспылила я, но он жестко меня перебил:

– Правда. И не спорь!

Я, честно говоря, все равно собралась спорить. До последнего. Да, меня зацепило за живое! Словно легкомысленной обозвали, а ведь это не так!.. Но мой пыл остудил негромкий голос Марго. Которая разнесла меня в пух и прах, как и положено опытному психологу:

– Он прав, Ир. По тебе не видно, что ты в опасности. Ты не воспринимаешь ситуацию как опасную. Мозгами – да, но эмоциями – нет. Потому что где-то в глубине души у тебя сидит уверенность, что, раз ты попала сюда, все разрешится, все получится. И кто-то сильнее-умнее-хитрее тебя придумает и научит, как выкрутиться.

– Вот, – одобрительно кивнул дедок. – Слушай умную бабу, толковые вещи говорит.

Я до боли прикусила губу и опустила голову. Хотелось встать в позу, заявить, что я не такая, и так далее и тому подобное, но… Ощущала я, что они правы. Я действительно очень надеялась на кошек. Мол, я слабее, ничего не знаю, они все шарят, мне помогут. И это вместо того, чтобы четко осознавать: помощь – это прекрасно, но главным заинтересованным лицом в благоприятном исходе должна быть я! Так нет же, расслабилась, лапки сложила – спасите меня, люди добрые!

– Кажется, я поняла. – Я подняла голову и облизала пересохшие губы. – И готова еще раз попробовать.

– Во-о-от, – одобрительно покивал Дарий. – Теперь вижу настрой на работу. Сейчас еще раз попробуем, а потом будем лечить твои пальцы. Маргоша, подай-ка во-о-он ту цепочку…

Я сосредоточилась, напряглась, представила свою кожу доспехом и взяла едва сгибающимися от боли пальцами цепочку.

Ни-че-го.

Я едва не разревелась от досады, когда хмурый учитель выбросил ставший бесполезным артефакт. Почему?! Ну почему у меня ни черта не получается?! Может, и не получится вовсе… И тогда…

Слезы сами собой полились из глаз, и я хлюпнула носом.

– Ириш, не реви. – Ко мне подсела Марго и обняла за плечи. – Не получилось сейчас, получится в следующий раз.

– А ну прекратила потоп! – Дарий был более жестким и категоричным. – Значит, ты все еще не считаешь эту ситуацию критической.

– И что делать? – Я едва сдерживалась, чтобы не скатиться в истерику. – Я осознала, что, кроме меня, мне некому помочь, но это не помогло.

– Как я уже говорил – пугать. – Он поднялся с коврика и опять направился к телефону. – Но сначала – пальцы. А еще со Светкой поговорить…

Вскоре в подвал, причитая, примчалась наша волшебница и практически крестная фея – тетя Соня. Она осторожно смазала мои пострадавшие в ходе учебы пальцы прохладной мазью, едва не рыдая от жалости. Честное слово, мне себя не так было жалко, как ей! Чудесная женщина. Неудивительно, что Рист к ней так тепло относится.

Потом она напоила меня каким-то вкусным чаем, после чего я была готова опять страдать во имя будущих свершений.

Облом-с.

– Спать иди. – Дарий на миг отвлекся от телефонного разговора (к моей досаде, я не понимала из него ни слова, так как не знала языка, на котором бодро трещал мой учитель). – Завтра все. И ты, Ритка, тоже иди. На сегодня хватит.

Я удивленно посмотрела на него, но он уже снова погрузился в разговор. Поэтому пришлось прощаться с Марго и исполнять приказ. Тем более что я порядком сегодня устала…

А утро для меня началось до неприличия поздно – я проснулась сама! Даже удивительно…

– Хорошо, что ты встала, – сообщил мне Дарий, который сидел на своем бессменном коврике и пил чай из пиалы. – Сейчас придет первый гость.

– Гость? – хрипло переспросила я, продирая глаза.

– Угу, – односложно отозвался учитель и больше не сказал ни слова.

Через несколько минут в дверь действительно постучали. После разрешения войти нашу отшельничью обитель посетил молодой парень из кошек, которого я до сегодняшнего дня не видела. Он был хмур и сосредоточен. Сел напротив Дария и… начал рассказывать об обстановке в городе. О том, что чернохвостые наставили патрулей на каждом углу. Что награда за нейтрализатора такова – кто хочешь соблазнится. И если бы в деле был другой клан, не кошек, меня бы уже сдали свои же. И так далее и тому подобное.

Его монолог длился пять минут, не больше. Но к его окончанию у меня начал дергаться глаз. Теперь я поняла, что значило туманное «напугать». Я испугалась, еще как! До нервной дрожи!

– Кажется, до меня дошло, что момент все-таки критический, – нервно сказала я, когда кот ушел. – Давайте попробуем, сейчас должно получиться.

– Рано, – коротко отрезал Дарий и больше ни на одну просьбу, ни на один вопрос не реагировал.

А вскоре пришел второй кот. Потом третий. Четвертый. Затем две кошки.

После десятого посетителя меня начало трясти. В горле стоял ком, мозг твердил, что все пропало и что мне конец. Подземные наводнили город и буквально просеивали его жителей, словно через мелкое сито. Да они меня в два счета найдут! Даже если я научусь сдерживать на время свою способность!

Но на все мои просьбы прекратить этот поток посетителей Дарий отвечал неизменным:

– Рано!

Перелом случился ровно посредине речи пятнадцатого посетителя. Совсем юный, младше меня, кот, запинаясь, рассказывал, как чернохвостые на его глазах убили девушку, которая показалась им нейтрализатором. И я вдруг ощутила… спокойствие. Отрешенное, сосредоточенное спокойствие. И готовность сыграть эту партию до конца.

– Довольно, – тихо произнесла я. – Пора заняться делом.

– Ты свободен. – Дарий жестом отпустил паренька, а когда тот закрыл за собой дверь, повернулся ко мне и довольно усмехнулся: – Ну надо же… Ты действительно той самой крови, о которой я говорил.

– Можно только один вопрос? – Мозг работал четко, мысли были ясны и прозрачны, логические цепочки выстраивались словно сами собой.

– Ну?

– Сколько из того, что я услышала, было правдой?

Дарий расхохотался. От души, низким, скрипучим смехом.

– Ай да умница! Молодчинка!

Похвала прошла мимо меня. Мне было от нее ни холодно ни жарко.

– Так сколько?

– Где-то четверть, – спокойно ответил он и с интересом спросил: – Что натолкнуло тебя на вывод?

– Убийство девушки. Подземные не стали бы убивать ценного человека.

– Молодец, – одобрительно кивнул учитель и поднялся с коврика. – Сейчас позову кого-нибудь из внучек и начнем.

Я промолчала. Моя сосредоточенность на результате была полной, и все остальное только мешало. Даже появление в этом зале Мышки, по которой я успела соскучиться, не поколебало моей внутренней нацеленности. Она, наверное, обиделась, что я никак не отреагировала на ее радостные вопли, лишь рукой махнула. Но в тот момент это меня заботило меньше всего.

Мне нужно освоить способность. Остальное могло подождать.

Я приняла из рук надувшейся Мышки перстень и с легким удовлетворением слушала, как она недовольно говорит:

– Работает. Работает… Все еще работает. Целехонек.

И так около пятнадцати минут.

– Все, сдох, – сообщила Мышка и, вздохнув, сняла очки, которые позволяли ей видеть магические потоки.

– Прекрасный результат, Ира, – похлопал в ладоши Дарий. – Я очень тобой доволен. При должной тренировке ты все же сможешь сдерживать свою силу несколько дней.

– Спасибо, я учту, – успела сказать я до того, как вырубиться.


Очнулась я в той самой комнате, где провела свой прошлый визит к кошкам. С замиранием сердца прислушалась к себе, напрягла память… Ну и неудивительно! В прошлый раз после такого отрубона я чудила не по-детски.

Сейчас память молчала, упорно выдавая последним мой феерический успех в контроле способности.

Неужели в этот раз я просто валялась в отключке? Хорошо бы…

Я осторожно поднялась с постели и едва не свалилась – ноги подкосились да круги перед глазами поплыли. Пришлось садиться обратно, кляня собственный организм.

Следующая попытка подняться, которую я совершила через несколько минут, тоже провалилась. И еще одна – тоже.

Офигеть я сил потратила! Но делать-то что? Даже телефона в комнате нет, чтобы сообщить, что я пришла в себя…

– О, ты уже проснулась? – В комнату заглянула Мышка. – Как себя чувствуешь?

– Препаршиво, – проворчала я и расплылась в улыбке: – Как я рада тебя видеть! Ты просто себе не представляешь!

– Да-а-а? – недоверчиво протянула она, заходя в комнату. – А позавчера по тебе вообще этого не было видно!

– Потому что я была не в том… – Я запнулась, потому что мой мозг зацепился за одно слово в ее фразе. – Позавчера?! Это я что, больше суток в отрубе валялась?

– Ага, – радостно подтвердила эта паршивка. – Деда сказал, что это нормально.

– Кстати, а он где?

– Уехал, – огорошили меня ответом. – Сказал, что он свою задачу выполнил и теперь ты и сама справишься.

Я поежилась. Как-то я совсем не разделяю его уверенность! А вдруг у меня этот финт получится только в таком же накрученном состоянии?! Как тогда быть?!

– Не делай такую испуганную моську, – хихикнула Мышка, присаживаясь на краешек постели. – Деда сказал, что у тебя все получится.

– Мне бы его уверенность, – проворчала я, пытаясь внутренне отмахнуться от панических мыслей.

– Проверим? – тоном опытного коммивояжера спросила подруга и жестом заправского фокусника выудила из кармана кольцо.

– Э-э-э… уверена? – Мне как-то стало совсем неуютно.

Наверное, подсознательно я боялась, что завалю этот контрольный тест. Что получиться у меня может только в том странном состоянии, после которого меня срубает. А что делает человек, боясь результата? Правильно, избегает действия.

– Не дрейфь, все будет пучком, – погрозила мне пальцем волчица. – Собери себя в кучу и покажи класс!

Ну я и показала… В смысле, пытаясь не думать, как близок Штирлиц к провалу, проделала необходимый комплекс мысленных упражнений и дрожащими руками взяла кольцо. И честное слово – была уверена, что не получится. Я даже дыхание затаила, пока Мышка надевала очки. Вот сейчас она скажет…

– А теперь засекаем, – неожиданно прозвучало вместо «угробила артефакт».

– Ага, – не веря своим ушам, прошептала я и сжала кольцо до побелевших пальцев.

Время тянулось медленно. Тихий отсчет Мышки – минута, две, пять, семь, десять – казался растянутым в вечности. Я нервно кусала губы и не до конца верила, что получилось. Черт, я несколько дней безуспешно билась и смогла, только когда благодаря Дарию оказалась на грани нервного срыва! А тут… Неуверенная, обессиленная… Но справилась! Может, эта способность сродни езде на велосипеде? Раз научился и навсегда? Было бы хорошо…

– Двадцать! – радостно сообщила подруга и рывком стянула очки. – На пять минут дольше!

– Здорово! – несмело улыбнулась я, все еще до конца не веря в происходящее.

– Еще раз попробуем? – азартно предложила она и полезла в карман.

– Ой нет! – замахала я руками. – Я малость без сил. Может, позже?

– Ладно-о-о, – с досадой вздохнула Мышка, которой, видимо, понравилось. – Тогда… поболтаем?

– Давай! – облегченно улыбнулась я. – Кстати, у меня как раз вопрос имеется…

– Какой?

– Если ваш прадед нейтрализатор, о чем ты мне не говорила, – укорила я ее, – то почему вы все – оборотни?

– Не говорила, потому что это семейная тайна, – флегматично отозвалась волчица. – Сильно семейная. Даже Рист не в курсе, что дед Дарий – не обычный человек. Что до наследственности… прабабка была оборотнем, а наши гены – доминирующие.

– Так банально… – разочарованно протянула я, настроенная на захватывающую историю.

– Как есть, – иронично усмехнулась она, а затем с нетерпеливым любопытством выпалила: – Расскажешь, как вы с Ристом отжигали?

Я рассмеялась такой детской непосредственности. Впрочем, а почему бы и нет? Мышка своя и уж точно не предаст. Как говорится, если ей доверяет мой напарник, то почему мне вести себя по-другому?

– Ой, это был тот еще квест! – хихикнула я и, поерзав, чтобы удобнее устроиться, приготовилась к длинному повествованию. – Короче, вышли мы…

Нас самым наглым образом прервали. Даже без стука в дверь.

– Кто там?.. – грозно начала было Мышка, но, повернувшись, осеклась. – Мама? А ты тут что делаешь?

– Марина, у беседки опять Ярина с Данилой ругаются. – Светлана проигнорировала вопрос дочери и попросту выдворила ее из комнаты. – Иди туда, проследи, чтобы не подрались, как в прошлый раз.

Мышка досадливо вздохнула, прекрасно понимая, что ее выгоняют, но спорить с матерью не стала. Лишь шепнула мне, что мы еще вернемся к прерванному разговору, и поспешно вышла.

– Здравствуйте. – Я вспомнила о правилах приличия и поприветствовала главу… ну и моего клана тоже. Никак к этому не привыкну!

– Привет, – кивнула она и присела на то место, откуда только что поднялась ее дочь. – Как ты себя чувствуешь?

– Лучше, спасибо.

– Прекрасно. – Кошка сосредоточенно нахмурилась. – Тогда слушай внимательно и запоминай. Непонятно – переспрашивай. На кону не только твоя жизнь, но и наши тоже. Все наги немного того, но подземные… Да ты и так знаешь.

– О да, – поморщилась я и твердо сказала: – Сделаю все, что потребуется.

– Банкет через три дня, – без вступлений огорошила меня Светлана. – От подземных будет всего трое змеев, но каких!.. Младший брат главы клана, глава их службы безопасности и… Приедет названая сестра Аристарха, Флора. Видимо, подземные делают ставку на то, что на приеме будет сам Аристарх и, увидев сестру, отчебучит что-то, что позволит обвинить его в ограблении сокровищницы. Твоя задача – не пересекаться с нагами, благо у нас они будут в истинном обличье, и вообще вести себя как испуганная девочка, которая во все это попала по ошибке. При виде нагов ты вообще должна трястись как осиновый лист. Нам сыграет на руку презрительное отношение к женщинам, которое у этих чернохвостых неистребимо. Ты должна выглядеть настолько безобидно и даже жалко, насколько сможешь! Ни у кого и мысли не должно возникнуть, что ты способна на то… что вы с Аристархом провернули.

– Как это возможно? – нахмурилась я, пытаясь оценить, так сказать, фронт работ. – В облик такой девочки не вписывается хладнокровное убийство ирбиса, о котором, думаю, уже в подробностях известно нашим врагам.

– Об этом я уже позаботилась. – Она жестко улыбнулась. – Еще тогда, когда я говорила с главной клана снежных барсов, упирала на то, что ты пистолет держала в руках впервые и выстрелила от безысходности. А потом еще неделю билась в истерике, мы не могли тебя привести в себя.

– И это прокатило? – недоверчиво спросила я.

Я бы на такое не повелась, честное слово. История шита белыми нитками!

– Ты недооцениваешь мою способность манипулировать мужчинами, – с чувством собственного превосходства усмехнулась кошка и тряхнула мелкими кудряшками. – За те годы, что я являюсь матерью клана, я достигла в этом искусстве виртуозности. Поверили как миленькие.

Ну да… У нее в подчинении столько мужиков… Не всегда грубое рявканье поможет, как мне кажется.

– На всякий случай я приставлю к тебе Данилу, – продолжила она просвещать меня. – Цепляйся за него, прячься за спину, заглядывай в глаза и во всем соглашайся.

То есть – веди себя, Ира, будто втрескалась в наследника клана по самые уши.

– Яра мне патлы пообрывает, – тихо хихикнула я.

– Не пообрывает, – понимающе хмыкнула мать клана. – По легенде, ты жутко несамостоятельна и просто не выживешь без опеки. Потому безоговорочно приняла Данилу, как старшего в семье, который имеет право командовать. Так что изображай из себя не влюбленную дурочку, а покорную сестренку.

– Поняла, – уверенно кивнула я, мысленно прикидывая фронт работ.

Кажется, мне стоило потренироваться.

– Вот и отлично. – Светлана поднялась. – Тогда готовься, я зайду еще накануне банкета, обсудим мелкие детали.

Обратный отсчет до моего блистательного дебюта в местном высшем свете начался.

Глава 13

Я была на взводе. Стояла вся такая красивая в маленьком черном платье, со стильной прической и умелым макияжем… Крепко, наверняка до синяков ухватившись за руку Дана, и испуганным взглядом обводила здоровенный банкетный зал. Мне даже не надо было играть перепуганную слабенькую девицу, которая находится на грани обморока. Потому что я именно такой сейчас и была!

Чем-то ситуация была похожа на знаменитый бал у Воланда. Только в отличие от Маргариты я не имела ни выдержки, ни достоинства, ни какой-то женской интуиции. Ни-че-го. Просто стояла на возвышении, по левую сторону от Светланы, и пыталась сломать Даниле руку.

Они шли нескончаемым потоком и, перед тем как разбиться на группки и заняться своими делами, направлялись к нам. Поздороваться с хозяйкой праздника и поглазеть на его причину. На меня.

Каких только нелюдей я не видела в тот вечер!.. Оборотни всех мастей, даже не пытающиеся маскироваться под обычных людей. Вот уж не думала, что они могут выглядеть настолько хищно, будучи в человеческом виде… Гномы всех родов – от кузнецов, массивных, высоких, почти моего роста, с крупными ладонями и зычными голосами, до торговцев – маленьких, юрких, с хитрым прищуром глубоко посаженных глаз. Статные, красивые ведьмы, которые почему-то бросали на меня жалостливые взгляды. Настоящие русалки в так называемом переходном облике – двуногие, но с чешуей по всему телу и перепонками между пальцами. Двое заросших не то волосами, не то мхом леших. Один сатир, которого я сначала приняла за настоящего черта. Да мало ли их было!.. И конечно же наги. Столько змей, сколько мои глаза узрели сегодня, они не видели за всю мою жизнь! Спесивые, надменные, делающие кошкам одолжение своим визитом – такие они были. Все. От самых адекватных, северных, до отмороженных на всю голову подземных. Короли, чтоб им, местного разлива…

Подземные… Отдельная песня. Покрытые черной чешуей хвосты я увидела еще до того, как Дан предупреждающе кашлянул. Мужчин, как и говорила Светлана, было двое – высокий, метра два даже без змеящегося по земле хвоста, плечистый наг с безобразным шрамом на всю левую половину лица и… мой старый знакомец. Которого я – какая жалость! – чуть-чуть не пристрелила в подземелье. Они шли гордо, словно наплевав на все. Впрочем, почему словно? Таки наплевав. Хотя бы потому, что явились обнаженными, проигнорировав все правила приличия, которые приняли остальные наги. Только перевязи с оружием были их единственной одеждой. Да и то, что их было всего трое, вместе с Флорой, как бы тоже намекало, что чихать они хотели на все и на всех. Ведь изначально ожидалось, что подземные, как и остальные кланы, будут в количестве не меньше десяти хвостов!

За спинами мужчин скромно ползла змейка с отдававшей в фиолетовый чешуей. Словно в противовес им она была скромно прикрыта бежевой туникой с длинным рукавом и глухим горлом. Красивая, темноволосая и бледная, как только что выбеленная стена. Флора…

Они подошли к нам вплотную, и на мне скрестились два изучающих взгляда. Не знаю, что они хотели увидеть, но я была на грани истерики. Думаю, если прислушаться, можно было услышать, как стучат от страха мои зубы.

– Как-то ваша новая кланница не похожа на особу, что может одним выстрелом завалить здорового ирбиса, – насмешливо проскрипел наг со шрамом на лице.

Вот гад! С ходу дал понять, что все подробности, которые обо мне можно было нарыть, им известны!

– Вам ли не знать, на что способны люди в экстремальных ситуациях, лорд Кэсс, – совершенно спокойно и даже без намека на подобострастие отозвалась Светлана. – Девочка настолько испугалась за мою дочь и свою жизнь, что почти не соображала, что делает. Уже потом, когда опасность миновала, мы ее едва откачали от нервного срыва. Думали, что сойдет с ума.

– Да? – Наг недоверчиво осмотрел меня, а затем вдруг широко улыбнулся. – И под свое крыло ты ее решила взять, чтобы это юное создание не попало в жернова мести ирбисов?

Если бы я не была так напугана, наверное, меня бы возмутил тон и намеки, которые позволил себе наг. Он словно давал понять – вся наша история шита белыми нитками и эти самые нитки видны невооруженным глазом.

– Именно. – Светлана и бровью не повела. – Девочка совершенно не умеет постоять за себя, будет легкой добычей. А она моей дочери жизнь спасла. Кошки умеют быть благодарными.

– Похвально, похвально. – Чернохвостый демонстративно два раза хлопнул в ладоши. – Ну что же, Ирина, – и та-а-ак дружелюбно улыбнулся, что мне захотелось немедленно зарыться прямо в пол, не сходя с места, – добро пожаловать в наш… тесный мирок. Флора, – повысил он голос, – иди поздоровайся.

Меня предупреждали, что такое может быть. Но честное слово… я не ожидала от подземных такой подлости.

Флора безропотно вышла вперед и подняла на меня глаза. Я вздрогнула и едва не отшатнулась. Сдержалась просто из последних сил. Потому что Рист был совершенно прав – его сестра была словно выжжена изнутри. Не осталось ничего. Во взгляде только тоска и безысходность. На лице – печать обреченности. Она вымученно улыбнулась мне и протянула обе руки.

– Рада встрече.

Гады! Гады! Гады! Я едва не разревелась. Ну зачем ее-то?! Можно подумать, она не знает, что таким образом пытаются подловить ее брата! Пальцы унизаны перстнями, наверняка артефакт на артефакте!

А фиг вам, скоты ползучие!

Я, соблюдая легенду, вопросительно взглянула на Дана. Тот громким шепотом сказал то, что я и так знала – отказ приветствовать нагов по их традиции считается жутким оскорблением и смывается исключительно тем, что течет в твоих жилах. Теперь вторая часть Марлезонского балета… Я тяжело вздохнула и, сделав шаг вперед, несильно сжала тонкие пальцы.

– И я рада встрече, – почти прошептала срывающимся голосом.

Косой взгляд на мужчин и злобно-удовлетворенное – ну что, чешуйчатые, умылись? Фиг вам с постным маслом, а не нейтрализатора на блюдечке! Потом посмотрела на нагу… и увидела облегчение в ее глазах. Она несмело улыбнулась и шустро отползла обратно, за спины сильно разочарованных подземных.

– Мы ненадолго задержимся. – Теперь лорд Кэсс даже не пытался играть в вежливость – цедил слова и выглядел откровенно недовольным.

– Как вам будет угодно. – Зато Светлана была образцом приличного поведения.

Зло ударив кончиком черного хвоста по паркету (как не поломал – не знаю), лорд змей резко развернулся и уполз прочь. За ним, скромно потупившись, последовала Флора. И только мой недобитый противник замешкался. Смерил меня тяжелым выразительным взглядом а-ля «Я тебя все равно поймаю». В ответ я перепуганно икнула, вцепилась в Дана обеими руками и попыталась за него спрятаться. Одновременно. И совершенно искренне. Презрительная мина исказила и так не особо привлекательное лицо чернохвостого, затем сменилась надменной, и наг шустро последовал за своим хозяином.

Мамочки, мне показалось или я его провела?! Стоп, Ирка, не стоит радоваться раньше времени. Лучше быть готовой к неприятностям и не получить их, чем расслабиться и огрести кучу проблем.

Впрочем, главную сегодня битву я уже выдержала. Дальше с помощью Дана и других кошек буду держаться от нагов так далеко, как смогу.

Короче, пока можно немного выдохнуть!

И как только я это решила… жизнь, ухохатываясь, показала, насколько я наивна и глупа – впереди замаячили белоснежные шевелюры.

– Ирбисы, – с едва заметным изумлением пробормотала Светлана. – Я была уверена, что они не придут!


– Я тобой недоволен, Флора.

Бесстрастный голос младшего лорда подземных прозвучал лишь тогда, когда наги доползли до отведенного им места.

– Простите, мой господин, – несчастным голосом прошелестела девушка, привычно не поднимая глаз от пола. – Я сделала все, как вы велели.

– И не сомневаюсь, – процедил Кэсс, не отрываясь смотря в окно. – Как думаешь, Шэхх, мы просчитались? Или она настолько хорошо играет?

– Не знаю, господин, – ровным тоном ответил один из лучших боевых магов их клана. – Когда мы ехали сюда – был уверен, что это она. Все на то указывало. Теперь… Она нас слишком боится, до жути. И этот страх не выглядит наигранным. Но я… сомневаюсь.

– Флора, – опять обратил внимание на супругу младший лорд.

– Да, мой господин, – прошелестела та, незаметно в бессильной ярости сжав кулаки.

– Тебе будет еще одно задание… – Наг недобро улыбнулся.


Увидев высоченных мужиков с волосами белее снега, я поняла, что наги – не самое страшное, что меня сегодня ждало. Потому что эти… отморозки! Непредсказуемые, причем от слова совсем! А вдруг кому-то из них шиза зайдет и мне просто свернут шею? Откуда знать, что так не будет?!

– Артемий, мы вас не ждали. – В голосе Светланы плескалось ничем не прикрытое неодобрение.

– Я знаю. – Главный в тройке ирбисов, здоровенный широкоплечий мужик с коротким ежиком белых волос, скривил губы в намеке на улыбку. – Но приглашение пришло, и я решил, – острый взгляд голубых глаз прошелся сначала по Мышке, а затем переместился на меня, – лично посмотреть на тех, кто не побоялся дать отпор моим ребятам.

Я едва сдержалась, чтобы не затопить кулаком этому ублюдку прямо по морде. Мало того что эта ск… кошак этот драный ни грамма не раскаивался ни в чем, он еще и вел себя настолько нагло!.. Просто в голове не укладывалось!

Светлана чуть слышно скрипнула зубами, видать, ее посетили примерно те же мысли, что и меня. Но вслух произнесла совсем другое:

– Может, тогда представите ваших спутников? Каюсь, не сильна в вашей иерархии.

О, мне показалось или это был тонкий подкол? Мол, ирбисы как клан так ничтожны и невлиятельны, что я вас знать не знаю и знать не хочу!

– С удовольствием. – Выпад не достиг цели – Артемий даже бровью не повел. Он положил руку на плечо очень похожего на него ирбиса, только тот был ростом пониже и волосы у него были подлиннее. – Это Корней, теперь единственный из моих братьев. – И выразительный взгляд в мою сторону.

Страх прошел, словно его и не было. Мысленно показала барсу язык. Зубки обломаете об меня, пушистые вы наши!

– А это Вереск. – Небрежный жест рукой в сторону третьего оборотня. – Он… мм… Ну, можно сказать, мой телохранитель.

А вот этот снежный барс помимо моей воли вызвал интерес. Несмотря на то что клановая принадлежность этого мужчины была очевидна – прямые белые волосы почти по плечи, пронзительные глаза цвета льда, – на своих собратьев он не был похож. Приметы Вереска почему-то напомнили мне описание эльфов – такой же высокий, стройный, лицо спокойное и даже отрешенное. Очень красивый, для мужика – так просто преступно. Так и казалось – сейчас дернет головой, и сквозь белоснежные волосы проступит острый кончик уха. А еще казалось, что ему совершенно до фонаря вся эта возня. Короче, несмотря на то что Артемий явно пытался намекнуть на опасность Вереска для нас всех, тому было походу сугубо фиолетово.

Занятный типчик…

– Называй вещи своими именами, Артемий. – Голос у этого ирбиса был под стать внешности – искристо-холодный и равнодушный. – Я не телохранитель, а всего лишь отрабатываю долг крови. Причем долг этот с ограниченным временем действия. Которое истекает очень скоро.

Опаньки! Я ощутила, как челюсть моя медленно планирует на паркет. Вот так Вереск! Взял и перед недругами просто опустил главу клана! Я скосила взгляд на Светлану. Та с непонятным прищуром рассматривала странного ирбиса. Словно… прицениваясь. Тоже заинтересовалась занятным персонажем?

– Вереск, – Артемий скрипнул зубами и окинул строптивца злым взглядом, – ты забываешься!

– Это ты забываешься, – даже не подумал испугаться тот. – Мы с тобой этот момент обсуждали, и не раз. Я не буду твоим пугалом для других. Так что засунь свои амбиции себе в одно место.

Пока глава ирбисов хватал воздух ртом, его брат попытался вспылить и дать Вереску по морде. Вокруг нас собиралась толпа любопытствующих, привлеченных разговором на повышенных тонах.

– Не дорос, – процедил Вереск, выкручивая Корнею руку.

– Прекратите! – повысила голос Светлана. – Не омрачайте наш праздник безобразной дракой!

Младшего брата главы клана снежных барсов моментально отпустили.

– Прошу прощения, – тихо проговорил Вереск и улыбнулся краешками губ. – Достали, знаете ли…

Он уважительно поклонился и… ушел!

Мы с Мышкой обменялись восхищенными взглядами. Вот это мужик! Респект и уважуха.

– Артемий, я вынуждена просить вас покинуть наш дом. – Голос Светланы был холоднее арктических льдов.

– Мы уйдем, – процедил тот, явно взбешенный развитием событий. – Тем более что я увидел то, что хотел увидеть. Даже удивительно, что из-за этих двух никчемных самок пострадало столько моих ребят.

Ирбис нарывался. Не знаю, зачем он это делал и чем руководствовался в таком самоубийственном занятии, но нарывался.

На лице Светланы не дрогнул ни один мускул, только глаза светились бешенством. Она явно не собиралась раздувать скандал, но, немного узнав мать клана кошек, я была уверена – так просто снежным барсам это не спустят.

Зато Мышка была более горячей.

– Сейчас одна из этих самок просто пустит тебе пулю в лоб, – прошипела она, выудив откуда-то из-под вечернего платья пистолет. – Да и чья бы корова мычала! Более никчемных самцов, чем ирбисы, во всем мире не сыскать!

Она что, не понимает, что провоцирует драку?! Зачем?! Ее мать и так их в асфальт закатает и скажет, что так и было!

– А ты слишком непочтительна для самки! – прошипел Артемий, сосредотачиваясь на Мышке.

Короче, все это очень плохо закончилось бы, если бы не вмешалась третья сторона.

– Она волчица, – неожиданно прозвучал негромкий хриплый голос. – А значит, покоряется только своему мужчине.

Я завертела головой и довольно быстро нашла взглядом говорившего – невысокого сутулого мужчину лет тридцати пяти. Дымчатая шевелюра выдавала в нем не то кота, не то… волка. Он поднял голову, и я уверилась в том, что передо мной именно волк – резкие черты лица, ни грамма той мягкости, что присуща всем кошкам, плюс желтые глаза. А еще от мужчины веяло каким-то… безумием, что ли? Мне стало страшновато.

– Не праздник клана, а проходной двор какой-то, – неодобрительно проворчал Дан. – А этого как охрана пропустила?

– Сергей! – Светлана на этот раз не сдержала эмоций – недовольно зашипела и даже уперла руки в боки. – Тебе запрещен проход на территорию нашего клана!

– И что? – Кривая ухмылка волка показала, что все эти запреты ему до плинтуса. – Я ненадолго… – Его взгляд прикипел к Мышке. – Я пришел узнать, не передумала ли ты.

Та молча покрутила пальцем у виска.

– Ладно, позже зайду, – ничуть не расстроился волк и спокойно пошел к выходу.

– Ваше счастье, что у вас такие сильные защитники, – процедил Артемий, медленно переведя взгляд с меня на Мышку.

А затем, не прощаясь, развернулся и тоже покинул наше общество. За ним, опустив голову, поспешил и Корней.

Аллилуйя! А я думала, драке – быть!

– Дан, – я дернула Данилу за рукав, – а этот волк кто?

– Мышкин ухажер, – прошептал тот, зорко смотря по сторонам. – Малость не в себе… Сегодня был юбилейный, десятый раз, когда он позвал ее замуж. И получил десятый отказ.

– Фигасе, – едва слышно проговорила я. – Преданный…

– На всю голову, – мрачно подала голос Мышка. – Достал – сил нет…

– Заткнитесь, – очень «добро» прошипела Светлана. – Трепаться будем после… этого цирка.

И опять пошла череда нелюдей, которых я, честно говоря, уже возненавидела всеми фибрами своей души.

– О, какие люди! – вдруг радостно воскликнул Дан.

Я встрепенулась и попыталась понять, о ком это он. И, надо сказать, справилась со своей задачей на отлично – хотя бы потому, что провести некоторые параллели и сделать определенные выводы мог бы любой.

Представьте себе. Идет парень. Высокий, белобрысый, весь такой из себя мажор. До жути похожий на одного многоликого темного в его преподавательском амплуа, но явно моложе, примерно одного со мной возраста. Выводы? Правильно! Родственник!

– Приветствую! – обаятельно улыбнулся парень и, шустро сграбастав мою руку (едва успела способность заблокировать!), приложился к ней невесомым поцелуем. – Ирина, очень рад! Просто невероятно! Меня зовут Владислав, я наследник рода Охотских.

– Влад, кончай дурить, – прошипела Мышка и показала ему кулак. – Ира и так на грани обморока, а тут еще ты со своим фамильным… донжуанством.

Тот окинул нас всех веселым взглядом и покачал головой.

– Смотрю, вы сегодня совсем буки. Печально, печально… Ладно, я все равно к вам на два дня вырвался, потом поговорим.

И многозначительно так подмигнул. После чего шустро растворился в толпе.

Я едва сдержала улыбку. Забавный он! И, кажется, не такая злюка, как его братец. Интересно будет с ним пообщаться.

Собственно, на этом прелюдия закончилась и начался форменный ад. Кто сказал, что вечеринки – это весело и отдыхательно?! Это смотря какие вечеринки!

Правда, мне как могли облегчили участь – никаких классических миграций по залу с обязательным зависанием у каждой группки гостей. Дан целенаправленно утащил меня к главному столу, откуда я собиралась отлучаться исключительно попудрить носик. Кому надо – пусть сам подходит и общается!..

Как говорится, накаркала. Оказалось, что даже такое невзрачное и, скажем честно, не особо удачное приобретение клана кошек вызвало нездоровый интерес у окружающих. Со мной активно общались, прощупывали, пытались понять, чем могу быть полезна, – короче, не оставляли ни на минуту. Через полчаса такое внимание начало раздражать, через час – откровенно бесить. Да еще и от постоянного трепа вокруг разболелась голова.

– Дан! – Я вцепилась в руку своего ангела-хранителя на этот вечер. – Можно мне отсюда сбежать? Ну пожалуйста! Я же рехнусь сейчас!

– Терпи! – Кот был неумолим. – Я понимаю, что ты к подобному непривычная, но таковы правила – надо все это высидеть до конца.

До моего, я так понимаю, конца.

Накануне мы четко оговорили, что на банкете даже наедине будем вести себя согласно легенде, чтобы в случае чего не спалиться. А потому я не могла сказать своим благодетелям, насколько устала и измоталась. Одно то, что мне приходилось хоть на несколько секунд, но сдерживать способность убивать магию, когда кто-то подходил слишком близко, забирало просто невероятную кучу сил! Боюсь, такими темпами я долго не протяну… И не скажешь же!

– Я устала, – постаралась придать голосу вескости, авось дойдет. – Очень. У меня почти нет сил… на это все.

Дан все-таки редкий умница. Окинул меня долгим проницательным взглядом, смахнул с глаз темную челку и медленно кивнул.

– Я провожу сестру в дамскую комнату, – ровным тоном сообщил он Светлане.

Мать клана якобы рассеянно на нас посмотрела и разрешающе махнула рукой. Мол, катитесь, дети дорогие.

– Пошли, Ира.

Идти в туалет под конвоем – такого на моем жизненном пути еще не случалось. Но лучше уж так, чем напороться на нагов… и черт знает чем это все закончится.

– Можешь не спешить, – улыбнулся Данила, когда мы подошли к нужной двери. – Приди в себя, насколько сможешь.

– Спасибо. – Я слабо улыбнулась в ответ и поторопилась скрыться за светло-ореховыми дверьми с красноречивым изображением дамы, держащей кокетливый зонтик.

Передышка!

У умывальников никого не было, кабинки, судя по всему, тоже пустовали. Потому я могла со спокойной душой расслабиться. Хотя бы ненадолго. Когда же этот ад наконец-то закончится?!

Я оперлась руками на край раковины, вмурованной в темный камень, и уставилась на свое отражение в зеркале. Хороша! Краше в гроб кладут – глаза ввалились, губы искусаны, на щеках, несмотря на тоналку, проступил нездоровый румянец. Чахоточная, да и только. Эх, жаль, умыться нельзя. Сейчас очень кстати пришлась бы чистая прохладная водичка…

Дверь в уборную скрипнула, и я резко повернулась, чтобы посмотреть, кого черти принесли. И едва не вскрикнула, встретившись взглядом с зелеными глазами с вертикальным, змеиным зрачком.

Флора!

Я инстинктивно сделала шаг назад и почему-то спрятала руки за спину. Мысли метались в голове перепуганными птицами, и общим у них было только одно – в каждой фигурировали подземные, а также четкое осознание, что спектаклю они не поверили.

– Не бойся, я не подойду близко. – Змейка немного подползла и остановилась в двух шагах от меня. – Не настолько низко я… пала. – Она грустно улыбнулась и машинально потерла запястье, на котором из-под рукава туники выглядывал пожелтевший синяк.

Мне очень хотелось с ней поговорить. Помочь ей. Да хоть что-то сделать! Но я не могла ничего. Если уж Рист не смог, то куда уж мне? Поэтому единственное, что мне оставалось, это играть свою роль. До конца.

– Прошу прощения, мне пора, – едва слышно прошептала я и попыталась обойти нагу.

– Нет, Ира, не сбегайте! – Она умоляюще сложила руки на груди. – Я понимаю, вы себя не выдадите, это правильно! Да я и сама не собираюсь выполнять то, что мне приказал мой мучитель. Я просто хочу попросить вас передать Аристарху… кое-что.

Мой мозг работал напряженно, буквально на пределе своих способностей.

– Единственный Аристарх, которого я знаю, – осторожно проговорила я, отчаянно надеясь, что не делаю глупость, – мой преподаватель. И, признаться, боюсь я его невероятно… Он один из вас?

– Не-э-эт, – помотала головой Флора, принимая правила игры. – Он человек… Так вы передадите ему мои слова?

Была не была!

– Если он захочет меня выслушать.

Нага глубоко вздохнула и тихим срывающимся голосом произнесла:

– Скажите ему, что я безумно благодарна судьбе, что она послала мне его. Он был лучшим братом, лучшим другом, да и вообще лучшим. И мне невероятно жаль, что сейчас он из-за меня гробит свою жизнь. Скажите ему, Ира, что я хочу, чтобы он жил! – Ее лицо исказилось мукой. – Если уж я не могу… – Она на миг потупилась, а затем посмотрела мне в глаза. – И еще… Ирина, они сомневаются. Но склоняются к тому, что вы не та, кого они ищут. Играйте дальше, у вас хорошо получается.

– Честно говоря, я вас совсем не понимаю, – прикинулась я дурочкой и растерянно захлопала ресницами.

– Ну да, – едва слышно хмыкнула нага. – В любом случае, скоро подземным будет не до вас, уж поверьте. Должна же и я наконец-то отомстить!

И, прежде чем я успела открыть рот и ляпнуть что-то на тему «моя твоя не понимай», Флора сильно стиснула челюсти, резко развернулась и выползла из уборной. Оставив меня растерянную до не могу.

Это сейчас что такое было?!

Ладно, Ирка, рассуждай логически. Флору сюда прислали чернохвостые сволочи, это без вариантов. Она сама без приказа тут и шагу не ступит. Значит, хотели еще раз попытаться меня подловить. Вот только все еще строптивая нага сделала все по-своему и использовала данную ситуацию, чтобы через меня передать весточку Ристу. Вроде бы складно…

Так, надо выходить, а то я уж очень задержалась. Черт, как же жаль, что мне даже обсудить это все не с кем!.. По крайней мере пока что.

Я выскользнула за дверь и встретилась взглядом с встревоженным Даном.

– Ты цела? – обеспокоенно спросил он, внимательно меня осматривая. – Нага тебя не обидела?

– Не-э-эт, – проблеяла я, вживаясь в образ. – Поговорили о погоде и разошлись.

Кот скептически вздернул бровь, но от комментариев воздержался. Правильно, названый братец, обо всем этом мы можем поговорить и после.

А потом опять была толпа нелюдей, которые жаждали со мной пообщаться. Я медленно, но уверенно зверела. Какого черта они все ко мне пристали?! Я же бесполезная! С какой стороны ни посмотри!

Усталость постепенно накапливалась, меня то и дело пытался сморить сон, и я даже нервно предсказывала себе, что остаток вечера проведу, сладко сопя на каком-нибудь стульчике.

Но, как оказалось, есть штуки поубойнее, чем кофе.

– Опять подземные, – словно гром среди ясного неба прозвучал голос Светланы.

Я моментально проснулась и напряженно закрутила головой. Где?!

Впрочем, не заметить их было сложно – нелюдское море перед ними просто расступалось.

– Нам пора, – без прелюдий сообщил главный. – Благодарю за приглашение, это было… познавательно.

– И вам большое спасибо, что нашли время на наш скромный клан, – с достоинством ответила Светлана. – Мы знаем, насколько вы заняты.

Лорд Кэсс кивнул.

Неужели они сейчас свалят и я смогу хоть немного расслабиться?

Не тут-то было.

– Простите, мой господин, – в первый миг я решила, что тихий, почти шелестящий голос Флоры мне почудился, – но могу ли я обратиться к вам с просьбой?

– Что? – Тот даже не посмотрел на нее.

– Могу ли я… высказать несколько пожеланий новой кланнице кошек? Как женщина женщине.

Наг несколько секунд думал, а потом сделал рукой разрешающий жест.

– Благодарю, мой господин.

Флора, все так же не поднимая глаз, подползла вплотную к нашему столу. И если бы я не следила за ней внимательно, то не увидела бы занимательную штуку – с руки наги на пол соскользнули два перстня.

А потом началось невообразимое.

Сначала вокруг змейки замерцал голубой купол. Да и сама Флора… моментально преобразилась – выпрямилась, гордо вскинула голову и резко повернулась к своим спутникам.

– Флора, ты… – яростно начал было лорд Кэсс, но девушка зло зашипела. А затем по залу поплыл ее гневный голос, видимо усиленный заклинанием: – Закрой пасть, ублюдок. И псу своему скажи, пусть не старается. По магическому потенциалу он до меня не доплюнет, а значит, щит снять не сможет.

– Она с ума сошла! – потрясенно выдохнул Дан. – Он же убьет ее!

Все разговоры в зале смолки. Взгляды присутствующих скрестились на том пятачке, где гордая и несломленная нага попрала вековые устои подземного клана.

– Ах ты, дрянь! – взревел Кэсс, хватаясь за меч. – Снесу голову, как только действие заклинания закончится!

– Не трудись, – надменно процедила Флора. – Через пять минут я и так буду мертва.

Чего?! Она же не собирается…

– Жить так дальше я не могу. – Голос наги стал ровным и мертвенно-спокойным. – Ты забрал у меня все, чем я дорожила. Запретил все, что меня интересовало. Побоями попытался вбить то, чего во мне отродясь не было. Я все это терпела. Но тебе, ублюдок, этого было мало. Ты взялся за тех немногих, кого я считала близкими. А раз так… Кара будет соответствующая.

В почти звенящей тишине поплыли слова, причем, похоже, это была какая-то клятва:

– Я, Флора Охотская, призываю в свидетели стихии и требую права крови. Силой тьмы, что течет в моих жилах, я молю тебя, богиня, и жизнью своей плачу. Пусть падет проклятие добровольной смерти на клан подземных нагов нашего города! Пусть сбудется, как я хочу!

Вытащив из прически длинную острую шпильку, она безжалостно засадила ее себе в грудь. Время будто остановилось на миг… А потом медленно растаял голубой купол. Одновременно с тем, как хрупкая нага сползла на паркетный пол.

– Сука! – глухо рыкнул лорд Кэсс, ненавидяще глядя на явно мертвое тело. – Шэхх, уходим!

И чернохвостые свалили из зала с такой скоростью, что я даже «а» сказать не успела.

Я не отрываясь смотрела на распластанную на полу девушку. На ту, кто была Ристу ближе всех на свете. И не понимала, как сообщить ему такую… новость. Флора, Флора… Ты потрясающая змейка, несмотря на то что нага. Была… Пожертвовала собой… Я не сразу поняла, что пелена перед глазами – это слезы. Они тонкими ручейками бежали по щекам, и наверняка я сейчас со стороны была той еще красоткой с размазанной тушью, но… Я оплакивала нагу. Ту, с кем в другой жизни мы могли бы стать подругами. Кто знает?

– Флора, Флора… Sed semel insanivimus omnes[13]. – Перед мертвой змейкой опустился на колени младший брат Аристарха. – Наша Флора… Что же ты так?

Владислав легко поднял тело девушки на руки и, посмотрев на Светлану, тихо сказал:

– Я забираю ее. Мы позаботимся, чтобы она получила все почести, причитающиеся члену нашей семьи.

– Мы придем, – так же тихо отозвалась мать клана кошек. – Такую девочку стоит проводить достойно.

Бережно придерживая мертвую Флору, парень зашагал к выходу.

Безжизненный хвост со словно побледневшей чешуей волочился по полу, и я не могла оторвать от него взгляд. И… ничего не соображала. В груди ныло, словно это я себе шпильку в сердце воткнула. Хотелось зареветь в голос, но остатки самоконтроля не давали мне скатиться в истерику.

– Выпей. – Мне сунули в руки стопку с водкой. – Легче станет.

Я безропотно выпила до дна, даже не ощутив вкуса алкоголя.

Не помогло. Реальность словно подернулась дымкой, я начала медленно раскачиваться и бормотать что-то себе под нос.

– Мама, – словно из тумана донесся знакомый голос, но я никак не могла понять, чей именно, – ее надо забрать отсюда. Нервная система сдала.

– Вижу, – прозвучал второй, тоже очень знакомый голос. – Забирай ее. И проследи, чтобы ее осмотрел наш доктор!

– Конечно. – Меня настойчиво дернули за руку. – Пошли, Ира.

Сил на сопротивление не было. Я безропотно поднялась и послушно пошла куда повели.

Дальше все было как в тумане. Обрывки… Кажется, меня вертели. Что-то говорили, и я даже отвечала. Потом заставили что-то выпить и уложили… в постель, наверное. А затем я медленно погрузилась в тяжелый, беспокойный сон.


Если учесть, при каких обстоятельствах меня срубило, пробуждение… было приятным. Я просыпалась медленно и долго еще лежала, не открывая глаза, наслаждаясь этим ощущением расслабленности и неги. Кажется, в комнате было открыто окно, потому что до меня доносились приятные звуки – шелест листвы, пение птиц… и ругань. Я усмехнулась. Могу поспорить, опять Яра с Даном что-то не поделили. А еще… вся комната пропахла чем-то цветочным. То ли кто-то притащил мне букет, то ли под окнами цвела клумба. Эх, хорошо-то как… Преступно хорошо, если учесть, что вчера на моих глазах покончила жизнь самоубийством очень хорошая нага. Флора…

– Так интересно наблюдать за выражением твоего лица.

Голос Мышки прозвучал столь неожиданно, что я вздрогнула, открыла глаза и резко села на кровати.

– Доброе утро, немощь. – Подруга выглядела на удивление веселой. – Мать просила ехидно передать, что для девчонки, которая хладнокровно прикончила снежного барса, ты слишком часто грохаешься в обморок.

– Это она еще не в курсе, что этих самых обмороков было не два, а… – Я призадумалась, что считать обмороком, а что нет, и уверенно закончила: – Три. Еще два раза меня усыпляли, и один я отрубилась оттого, что организм не выдержал буйство собственной хозяйки. И это все за последние недели!

– Веселая жизнь у тебя была, как погляжу. – Волчица азартно блеснула глазами и подалась вперед. – Рассказывай!

Я отрицательно мотнула головой.

– Сначала ты. Что я пропустила? И… прости за бестактность, ты что, Флору недолюбливала?

– С чего ты взяла? – Изумлению Мышки не было предела. – Даже вовсе наоборот! Чудесная была девушка… Жаль, судьба над ней жестоко подшутила… – Она нахмурилась и тяжело вздохнула.

– Прости, – стушевалась я. – Просто ты выглядишь такой… расслабленной. Ни капли горя на лице…

– Ир, – грустно усмехнулась подруга, – все, кто близко знал Флору, ее смерть воспринимают как избавление. Лучше бы, конечно, эта смерть была не такой… Но Флора сама решила.

Наверное, Мышка права. Глаза наги – полные тоски и безысходности – еще долго будут являться мне в снах. Она была не просто несчастлива с этим гадом подземным. Она жила в персональном аду. И раз уж выбраться из этой передряги не получалось никак, оставался только один, последний путь. Наверное, на ее месте я бы поступила так же. Только почти сразу после свадьбы.

– Но реакцию Аристарха я все равно боюсь представить, – пробормотала я. – Как бы он не ринулся к этим чернохвостым с четким желанием перебить их всех…

– И-и-ир, – голос волчицы стал вкрадчивым, – ты что, в курсе, что Флора значила для Риста?

– Ну да. – Я недоуменно на нее посмотрела. – Он рассказал, пока мы в убежище дурью маялись.

– Офигеть. – Она резко замотала головой, а потом уставилась на меня с нехорошим прищуром. – А замуж он тебя, случайно, не позвал?

– Чего?! – Я вытаращила глаза, а затем выразительно покрутила пальцем у виска. – Мышка, ты что, совсем… того? Какое замуж?!

– А с чего он вдруг расщедрился на такое личное? – прокурорским тоном поинтересовалась подруга. – Рист, знаешь ли, гад подозрительный и скрытный. Лишний раз о себе не распространяется. Или вы за время своего рейда так скорешиться успели?

К большому удивлению Мышки, я расхохоталась. Причем хохотала долго, со вкусом, и все никак не могла остановиться. Когда смех перешел в икоту, мне удалось взять себя в руки, а потом кое-как пояснить:

– Ты не поверишь, но за время рейда![14] Более того – и не в одном! И даже не в двух!

И опять рассмеялась.

– Так. – Мышка склонила голову набок и свела брови к переносице. – Вот сейчас я чего-то не поняла. Или ты издеваешься?

– Мышь, не поверишь, – просипела я, вытирая слезы, – но мы с Ристом два года назад в World of Warcraft вместе рубились. Он – танком, я – хилом.

– Так Camomile – это ты?! – изумленно воскликнула она и тоже захохотала. – Вот так совпадение!

Я даже не стала удивляться, что Мышке обо мне известно. Недаром Рист говорил, что она знает о нем довольно много.

– Ага, – кивнула я. – Поэтому он мне о Флоре и рассказал. Кстати, Марин, а что она сделала-то? Подземные после этого с такой скоростью свинтили, я даже моргнуть не успела.

– Ох, Ир. – Мышка печально улыбнулась и посмотрела… словно сквозь меня. – Она… из всех вариантов выбрала худший для себя, но самый лучший для нас. Таких нагов, как она… единицы.

– В смысле?

– А, ты же не в курсе. – Подруга откинулась на спинку стула и менторским тоном произнесла: – Тогда преподам тебе основы религии, уклада и посмертия нагов. Не знаю, в курсе ли ты, но при жестком патриархате они поклоняются богине – гигантской змее с головой женщины и разноцветной чешуей, Апрат-Ти. Кстати, вполне реальная дамочка, не приведи боги с ней пересечься… В последний раз, когда она посещала наш план бытия, случилась феноменальная война. Но я отвлеклась. – Мышка на миг замолкла, переводя дыхание, и спокойно продолжила: – Посмертие нагов зависит от богини. Она сама решает, что заслужил ее подданный за прошлые деяния. И единственное, за что она обязательно наказывает своих детей, это самоубийство.

– Все религии мира считают его грехом… – пробормотала я.

– Типа того, – кивнула она. – Но в этом случае, как мне кажется, немного другое. Апрат-Ти слишком любит сама распоряжаться жизнью и смертью нагов, чтобы позволить такое. Так вот… Наказание за самоубийство – три цикла без перерождения. Что-то около пятисот лет. Провинившийся поступает в полное распоряжение служанок богини в ее чертогах, выполняет там всю черную работу, и все такое. В общем, пять веков рабства.

– Не кисло, – присвистнула я и задала закономерный вопрос: – А что, наги помнят прошлые жизни?

– Не-а. – Мышка зевнула и пояснила: – Фишка в том, что после этих пятисот лет нага начинает свою карьеру с нуля. То есть рождается в самом слабом клане, в самой слабой семье.

– Ага… – мысленно прикинула я. – Проще как-то дотерпеть эту жизнь или нарваться, чтобы тебя пришили.

– Именно, – резко кивнула она и подняла вверх палец. – Но! Богиня оставила своим детям право обратиться с просьбой. Вернее… С таким вот посмертным проклятием. В этом случае желание наги выполняется незамедлительно, но сама она, ну или он, лишается права на перерождение. Вообще. То есть навечно остается в чертогах богини.

От этих слов меня мороз продрал по коже. Ничего себе… Зачем тогда Флора?.. Неужели так хотелось отомстить, что было плевать на себя?! Я бы, наверное, не смогла так…

– Вот так-то, – вздохнула Мышка и развела руками. – Но с этим мы ничего поделать не можем. Это был выбор Флоры… Остается только надеяться, что их богиня не такая уж гадина и нашей наге будет там комфортно.

– Интересно, – пробормотала я, – как именно Флора прокляла этих чернохвостых придурков?

– А ты не в курсе? – удивленно спросила подруга и рассмеялась. – Ну да, ты же в отрубе была… Дорогая моя Ира, весь город на ушах. Даже самая последняя подзаборная шавка в курсе, что минувшей ночью весь подземный клан одним махом лишился магии.

– Чего-о-о?! – Моя челюсть отвисла самым натуральным образом.

– Того, – довольно хмыкнула она. – Флора ударила по самому больному. Ты ведь в курсе, как подземные кичатся своими магическими талантами?

Я кивнула, припоминая, что что-то такое слышала.

– Ну вот. – Мышка сцепила пальцы над головой и потянулась. – А теперь они ноль. Пустое место. Какой удар по раздутому самолюбию!

– Ох и сильно же это проклятие. – Я уважительно поцокала языком. – Лишить магии весь клан, да еще и навсегда…

– Кто тебе сказал, что навсегда? – приподняла бровь волчица. – Навсегда – это если бы Флора пожелала мужу смерти. Это да, это навсегда. А такие глобальные проклятия… всегда ограниченного действия. Зависит от ненависти, желания, а еще – от личной силы проклинающего. Флора была сильна, ненависть ее – тоже. Наши сходятся во мнении, что до года протянет.

– Ну тоже ничего.

– Больше, чем тоже ничего, – вдруг широко улыбнулась Мышка. – Я бы на твоем месте дома в уголке Флоре алтарь поставила, дорогая моя. Потому что, поверь, пока магия не вернется, подземным будет не до вас. Слишком многим они наступили на хвосты, и теперь есть прекрасный шанс поквитаться. Да, у этих отморозков остались деньги, связи и куча должников, но кровушку им будут портить от души. Но знаешь, что еще интересно… – Подруга сделала театральную паузу. – Что это не все, чем Флора подгадила этим чернохвостым. Во-первых, она во всеуслышание обвинила не последнего нага в клане в истязательстве и насилии. Как бы змеи ни были патриархальны, такое у них не приветствуется. Более того, считается, что раз уж ты рискнул взять жену не из клана – не стоит ждать от нее беспрекословного следования всем неписаным правилам. То есть черта с два подземные получат хоть одну невесту вне своих нор. Ну, кроме тех, на кого брачные договоры уже заключены. Второе… После того как эти отморозки так «отблагодарили» Охотских за сотрудничество, те давно искали, как расплеваться с такими неудобными партнерами. Тем более на вакантное место давно метят северные. Теперь благодаря Флоре они могут провернуть это дельце без риска напороться на месть. Вот такую дивную многоходовку провела Флора. Я бы даже гордилась ею, если бы не финал. – Она грустно улыбнулась.

Я сидела малость потрясенная всем услышанным. Флора… Чем больше Мышка рассказывает, тем больше мне жалко, что она умерла. Потрясающая, видимо, была нага. Не то что некоторые люди.

Но, как и полагается девушке, вывод из всего этого я сделала парадоксальный.

– Рист теперь будет чувством вины мучиться, зуб даю, – вздохнула я.

– Будет, – не стала спорить волчица. – Но ему придется научиться с этим жить. Иначе он просто испоганит то, что Флора для него сделала.

– Согласна, – кивнула я.

В комнате повисла тишина. Мы думали каждая о своем. Не знаю, какие думы витали в голове у Мышки, а я… Глупость, наверное, делала. А как еще можно назвать мою искреннюю молитву к богине нагов с просьбой не мучить сильно Флору? Ага, так она меня и услышала, и послушала…

«С-с-смелая девош-ш-шка, – раздался вдруг в голове насмешливый голос. – И не с-с-страш-ш-шно тебе обраш-ш-шатьс-с-ся к той, чьи дети являютс-с-ся врагами твоего народа?»

От неожиданности я икнула и выпучила глаза. Мамочки, что это?! Вернее… кто?

«Зеленая, – рассмеялась… богиня Апрат-Ти? – Глупая. Наивная. Уташ-ш-шу в с-с-свои ш-ш-шертоги, будеш-ш-шь знать, как к богине бес с-с спросу ломиться».

Ой, не надо! Я не на шутку испугалась.

«Простите, пожалуйста, я не нарочно! Я вообще не ожидала, что вы ответите! Наш бог не отвечает же, я думала, и вы… Просто Флору очень жаль! Она такая смелая и так настрадалась. А подземные – гады, вот!»

«Гады, – неожиданно согласилась богиня. – С-с-сорвались. Мес-с-сть девош-ш-шки послуш-ш-шит уроком, я довольна. Не бес-с-спокойся за нее, ей понравитс-с-ся в ш-ш-шертогах. И мальш-ш-шишке передай, ш-ш-штоб не маялся дурью. Но если кроме него рас-с-скашеш-ш-шь кому о нашем рас-с-сговоре – униш-ш-ш-тошу! – Ее голос заледенел. – Поняла?»

«Да-да-да, конечно поняла! Как тут не понять. Не дура же».

«Надеюс-с-сь», – проворчала богиня и замолчала.

А я растерянно заморгала, пытаясь понять, что это вообще было?!

– Это что такое было? – высказала мои мысли вслух Мышка. – Ты словно в транс провалилась и с кем-то разговаривала.

Упс. Мне нельзя! Со змеями шутки и так плохи, а если змея еще и божественная… Я еще жить хочу! А о странностях всяких подумаю потом. Благо их в моей жизни теперь столько – впору коллекционировать.

– С собой разговаривала, – буркнула нехотя наспех придуманную версию. – В лицах. Пыталась понять, что можно сказать Ристу, чтобы он не наделал глупостей.

– Бесполезно, – меланхолично отозвалась подруга. – Этот если себе что-то в голову вбил – и лоботомия не поможет. Так что будем надеяться, что у нашего друга крыша окончательно не поедет.

– Ну да… – несмело согласилась я.

Вдруг дверь в мою комнату открылась, словно пинком, и к нам заглянула растрепанная Ярина.

– Мышка, ты тут? – Она окинула взглядом комнату и остановилась на волчице. – Там мать спрашивает, поедешь ли ты на похороны Флоры? Охотские просили сообщить точное количество человек, чтобы примерно представлять, насколько камерными будут поминки.

Глава 14

– Ир, ты уверена, что хочешь поехать?

Этот вопрос Мышка задавала уже… наверное, десятый раз за все то время, что мы шли к кабинету Светланы. Почему подругу так потрясло мое желание составить им компанию в такой грустной поездке – не понимаю.

– Уверена, Марин.

– Что ты к ней пристала? – хмыкнула Яра, которая бодро шагала на полметра впереди нас. – Хочет – пусть едет. Может, она хочет таким образом уважить Флору? Наша нага ей очень помогла своим поступком.

Я быстро кивнула соглашаясь. И подумала, что и это, конечно, тоже, но… Далеко не все. Вообще, вся эта ситуация вызывала во мне настолько бурные чувства, что я никак не могла разобраться в себе. Потом, все потом… Да и есть очень большая вероятность, что Светлана забракует мою гениальную идею.

У двери кабинета мы столкнулись с Данилой. Они с Ярой обменялись напряженными взглядами, но скандал разводить не стали. Потом Дан посмотрел на меня и произнес:

– Хорошо, что ты здесь, Ир. Поедешь с нами.

И он не спрашивал, он утверждал!

Я вскинула брови.

– Я, конечно, и так хотела напроситься, но… С чего такая постановка вопроса?

– Я же сегодня у Риста был, – тяжело вздохнул он. – Передал ему… все. Он уже должен быть на поверхности. Наверное, даже домой успел добраться. Сказал, чтобы ты обязательно приехала с нами.

Я невольно поежилась. Мать честная, я даже не представляю, что с ним было…

– Дан, как он? – тихо спросила я.

– Откуда мне знать? – с досадой поморщился кот. – Я его не видел. Только передал записку под землю, а потом забрал ответ. Но фантазия у меня бурная. Представить могу… Правда, не особо хочу. – Еще один тяжелый вздох.

О да. Я тоже не хочу. Хотя тоже могу – с бурной фантазией у меня, как и у Дана, все хорошо. К сожалению.

Дверь в кабинет открылась, явив хмурую мать клана.

– Вы еще долго будете здесь стоять? – рыкнула Светлана и тряхнула головой. – Быстро заходите, надо обсудить детали.

Когда мы расселись по периметру комнаты, она оглядела нас тяжелым взглядом и остановилась на Дане.

– Значит, Аристарх покинул укрытие? Логично. Если бы его легенда была правдой, он бы сорвался откуда угодно, чтобы проститься с любимой сестрой. Вопрос о его вменяемости, как я поняла, нет смысла задавать. Будем надеяться, что Охотские в случае чего вправят мозги старшему сыну.

И я тоже на это очень надеюсь. Потому что… я уже поняла – когда дело касается Флоры, Ристу изменяет… да все! Выдержка, инстинкт самосохранения и все остальное. Еще глупостей наделает…

– Теперь вопрос. – Светлана все так же смотрела на сына. – Почему Аристарху нужна там Ирина? В этом же нет необходимости.

– Не сказал, – спокойно отозвался тот. – Но могу предположить, что это моя вина. Когда я описывал все, что случилось в тот вечер, упомянул о том, что Ира виделась с Флорой с глазу на глаз. Думаю, он хочет знать подробности и не говорила ли его сестра что-нибудь.

Теперь все уставились на меня. И сразу стало та-а-ак неуютно!

– Говорила. – Я кашлянула, потому что голос пытался сорваться. – Как раз ему кое-что передать просила.

– Надеюсь, просьбу не мстить? – тихо спросила Светлана. – Потому что если нет – тебе придется лгать. Аристарха надо удержать, в идеале – заставить просто забыть о существовании подземных. До сих пор ему очень везло, но так будет не всегда.

– Почти, – вздохнула я. – Флора просила… передать, что она хочет, чтобы он жил. Раз уж она не может…

Блин, а ведь я только теперь поняла! Я думала, она говорила о том, что не может нормально жить с этим чернохвостым мерзавцем. Типа, что это не жизнь, а существование. А она… попрощалась. Прямым текстом.

– Что же подземные именно на нее в свое время глаз положили? – с сожалением покачала головой Светлана. – Такую замечательную девочку угробили, ур-р-роды! – вдруг рыкнула она и ударила кулаком по столу.

Судя по лицам присутствующих, такого проявления эмоций от матери клана никто не ждал. Хм, не знали, как она на самом деле относится к Флоре? Или в принципе ее выдержка вошла в легенды?

Светлана закрыла глаза и глубоко задышала. Кажется, пытается совладать с эмоциями. Получилось это у нее на диво быстро – и минуты не прошло, как она открыла глаза и посмотрела на нас совершенно спокойным взглядом.

– Значит, так… Похороны будут через три дня, по обычаям нагов. У Охотских есть друзья из северных, обещали помочь. Едем все. Я говорила с Ангелиной, народу будет немного. Помимо нас и Охотских будет только эта самая семья северных. Но на всякий случай придерживаемся той же тактики, что на приеме: ты, Ирина, клещом цепляешься в руку Дана и не отходишь ни на шаг. По крайней мере, вне дома Охотских. Подземные, конечно, дружно забаррикадировались в своих норах и, по оптимистичным прогнозам, не вылезут оттуда еще полгода-год, но лучше перестраховаться.

– Хорошо, я поняла, – тихо отозвалась я.

– Что еще… – Она задумчиво потерла переносицу. – Вроде бы что хотела – сказала. Все знают, как надо себя вести на такого рода похоронах?

И конечно же все с умным видом закивали. Одна я, как двоечница… руку подняла и выдавила из себя:

– Я не знаю.

– Они тебе расскажут, – отмахнулась Светлана и кивнула на дверь. – Свободны. Можете эти несколько дней отдыхать.


Я сидела между Мышкой и Яриной на заднем сиденье авто и нервничала. Все казалось – надо было спрятаться в клане и не отсвечивать. Трусила, короче. Даже смешно, честное слово. В подземельях у нагов не трусила. На банкете, когда меня испытывали на прочность, не трусила. А тут… просто скисла.

А ну, пришла в себя, тряпка! Это всего лишь похороны, а не зачет по высшей магии! Или что они тут в этом фэнтези изучают…

– Мы подъезжаем, – тихо сказала Светлана, которая находилась на переднем сиденье, а потом обратилась к нашему водителю: – Данила, проедешь дальше, стоянка за особняком.

– В курсе, – ровным тоном отозвался тот. – Я, знаешь ли, здесь бывал, и не раз.

Я поежилась. Все-таки было страшновато… сделать что-то не то. Как ни крути, незнакомый ритуал, очень строгий и продуманный. Ошибусь – позору будет…

– Ира, не дергайся, – шепнула Мышка. – Если что-то забудешь – мы тебе поможем. Помнишь? Мы будем рядом.

– Только на вас и надеюсь, – вздохнула я и, немного подумав, добавила: – Спасибо.

– Сочтемся, – усмехнулась она и подмигнула мне.

А потом… я дышать забыла. Потому что мы проехали через гостеприимно распахнутые кованые ворота и перед нами медленно вырастал… дворец. Уж простите, никакое другое слово при виде его на ум не шло!

Величественное строение в три этажа. Старинная каменная кладка, огромные окна, резные балкончики, увитые плющом, две самые настоящие башни по бокам и длинная парадная лестница, на которой запросто могла бы уронить хрустальный башмачок та самая Золушка из сказки.

Господи, куда я попала! И с кем связалась! Поглядишь на этот домище и понимаешь – Аристарх, видать, еще и аристократ. Потому что родовому поместью Охотских очень много лет, если не веков, и что-то мне сомнительно, что дом когда-нибудь менял хозяев.

Теперь поднял голову другой страх. Что я вообще здесь забыла? Со свиным рылом да в калашный ряд… Я ведь даже на Золушку не тяну, при всем желании.

Но отступать было поздно. Дан плавно обогнул особняк и остановился на стоянке, где уже наблюдалось несколько автомобилей.

– Выходим. – Светлана открыла дверцу и красноречиво приложила палец к губам.

Мы молча покинули авто, не забыв прихватить… скажем так, атрибутику. И так же молча потопали к дому.

Флору хоронили по обычаям нагов, поэтому для меня многие пункты этого мероприятия были… ну, диковаты, что ли.

Церемония обязательно начиналась в полдень. И присутствующим не разрешалось разговаривать. По крайней мере, до того, как вспыхнет погребальный костер. Да-да, нагов сжигали. После этого отец змея или старший в роду мужчина читал молитву богине, с просьбами дать умершему в следующем воплощении лучшую участь, чем в этом. Ну в нашем случае – хорошо устроиться в чертогах. Что касается гостей, их роль на этом мероприятии сводилась к тому, чтобы все время от того момента, как тело наги вынесут из дома и донесут до места сожжения, держать в ладонях огоньки. А потом ими и зажечь костер. Здесь крылась определенная опасность для меня, потому что огоньки эти были артефактами – кусочек какого-то полудрагоценного камня, в который впаивалось заклинание свечи и активировалось именно на похоронах. Короче, ну ни разу не палевно. Сначала Светлана даже хотела дать мне простую свечу и мотивировать это тем, что я всей этой магии еще очень боюсь. Но во мне взыграла… что-то типа профессиональной гордости. Так что я убила три дня и десяток таких артефактов, но довела время сдерживания нейтрализующей способности аж до часа! Молодец я, не так ли? Заодно, если вдруг за мной будут следить и здесь, все подозрения отведу окончательно.

Так вот… После того как тело наги сгорит (не без помощи магии, ясное дело), полагалось, не оборачиваясь, уйти с места сожжения. И следующие несколько часов, до заката, гости перемещались по дому, где жил умерший, вспоминали, каким он был, рассказывали истории из его жизни. На закате начинались поминки. С ними не было связано ничего особенного, только разве что мясо почему-то было под запретом. На этом, собственно, церемония погребения заканчивалась. Уже поздно ночью, когда все гости разойдутся, прах соберут и перенесут в семейный склеп. Но это будет уже без нас.

Перед входом в дом мы завязали на запястье красные шелковые платки – символ смерти у нагов. И только потом пошли внутрь.

На пороге нас встречала просто изумительно красивая женщина. На вид ей было лет сорок, но что-то в ее голубых глазах говорило – на самом деле больше. Светловолосая, с отстраненной полуулыбкой на устах, она казалась тем самым воплощением высшего общества, о котором я так много читала в книгах. Черное платье в пол и красное болеро смотрелись на ней изумительно. А еще… я теперь понимала, на кого похожи братья Охотские. Не знаю, как выглядит их отец, но оба сына явно в мать.

Она сдержанно кивнула нам и жестом пригласила следовать внутрь.

В огромном зале, куда мы вошли, мое внимание сразу привлек постамент в центре и лежащее на нем замотанное в красный саван тело. Флора… А потом я увидела мужчину в бордовой рубашке, который уперся руками в этот постамент и не сводил взгляда с запеленатой наги. Рист. Даже представить боюсь, каково ему сейчас…

Словно почувствовав мой взгляд, он поднял голову и посмотрел на меня. На миг прикрыл глаза, словно показывая, что увидел, и опять уставился на красный саван.

Неподалеку от Риста я заметила Влада. Рядом с ним стоял мужчина лет сорока. Высокий, худощавый и темноволосый, с небольшими ухоженными усами и бородой. Наверное, тот самый Захар Охотский, потому что сейчас, когда они с Владом стояли рядом, было заметно некоторое сходство. А еще возле них были… наги. Мужчина и женщина, причем последнюю я знала. Та самая Оксана, чью личину я сдернула в тот день, когда Рист первый раз привез меня к себе. И сразу же поднялась паника – что, если она меня узнает? И сопоставит факты? Бли-и-ин!

Так, Ира, не паникуй раньше времени. Может, еще пронесет. А потом, когда можно будет говорить, скажешь об этом факте своим ангелам-хранителям. В смысле кошкам.

Сама церемония прошла как по нотам. Было немного жутко, когда от наших огоньков тело Флоры вспыхнуло как факел. Да и я каждый раз дергалась, когда мой взгляд падал на Аристарха. Как ему плохо, было видно невооруженным взглядом. А еще его мать явно переживала, что сын сорвется, и поэтому все время была с ним рядом.

Затем мы долго блуждали по дому и слушали истории, истории, истории… Я словно погружалась в мир Флоры, проживала вместе с ней все ее победы и поражения. Будто наяву видела их дружбу с Ристом и Владом, ее счастье… Недолгое. Замужество и все последующее Охотские даже не упоминали, но оно и понятно.

Уже после того, как мы помянули Флору за столом, ко мне вдруг подошла мать Аристарха.

– Здравствуйте, Ирина, – тихо сказала она, внимательно на меня посмотрев. – Меня зовут Ангелина, я много о вас слышала. Пойдемте, я провожу вас.

Я сначала впала в ступор – куда?! Но потом до меня, тормоза, дошло, что Риста за столом уже нет, а значит… меня поведут поговорить.

– Конечно, – кивнула я и, шепнув Мышке, что отлучусь, поспешила за женщиной.

Длинный коридор привел нас к двери библиотеки, где мы уже сегодня были. Перед ней Ангелина остановилась и опять внимательно на меня посмотрела.

– Ира, я вас очень прошу… Будьте осторожнее со словами. Мой сын и так… на грани. Любая мелочь может качнуть чашу весов, и он бросится в подземелья мстить. И погибнет, потому что даже без магии подземные опасны.

– Я понимаю, – отозвалась я. – Поэтому я просто передам ему то, что сказала Флора. Что она хочет, чтобы он жил.

Ангелина на миг прикрыла глаза, а затем едва слышно прошептала:

– Спасибо… Идите, он вас ждет.

Я глубоко вдохнула и толкнула дверь.

Библиотека у Охотских была небольшой, но очень уютной. Стеллажи с книгами вдоль стен, мягкие ковры и комфортные кресла. И большое окно с тяжелыми бордовыми шторами, у которого сейчас стоял Рист. Стоял и не отрываясь смотрел вдаль.

– Не думал, что мы с тобой встретимся так скоро, Ромашка, – негромко произнес он. – И уж точно не думал, что при таких обстоятельствах. – Он обернулся и с кривой ухмылкой посмотрел на меня. – Со мной здесь все носятся, как с тяжело больным. Лишний раз обратиться боятся. Думают, сорвусь, – презрительно хмыкнул. – Но я крепче, чем они думают.

– Рада слышать, – произнесла я и осторожно присела в кресло. – Ты хотел меня видеть. Из-за моей встречи с Флорой?

– Не только. – Аристарх склонил голову и нерешительно спросил: – Она что-то говорила тебе?

– Да. – Я напряглась – для меня почему-то было очень важно вспомнить дословно. – Она просила передать… Что безумно благодарна судьбе, что она послала ей тебя. Ты был лучшим братом, лучшим другом, да и вообще лучшим. И ей было невероятно жаль, что ты из-за нее гробишь свою жизнь. Аристарх, она очень хотела, чтобы ты жил! Если уж она не может… Слово в слово, как она сказала, – почему-то добавила я.

Рист молчал. Молчал и смотрел куда-то над моей головой. По его лицу нельзя было понять ничего. И по глазам тоже…

– Знаешь, – вдруг заговорил он, – за то время, что прошло с момента, как мне сообщили о смерти Флоры, я прошел несколько стадий… Сначала винил во всем себя. Мол, я так зациклился на своей мести подземным, что просто вынудил ее так поступить. Потом, конечно, мозги победили эмоции… Дальше мой гнев переключился на этих чернохвостых гадов. Справедливо – ведь это они довели мою сестру до самоубийства. Мне действительно хотелось, как подозревают близкие, ломануться в норы подземных и разнести там все к чертям собачьим. К счастью, инстинкт самосохранения у меня не до конца атрофировался. А теперь… – Он грустно усмехнулся. – Знаешь, мне даже нечего добавить к ее мести. Оставить их без магии – это удар ниже пояса. То, что сделали мы с тобой, на этом фоне – так, мелкая неприятность…

Он вздохнул и опустил голову.

– Но самое странное… Я на распутье, – тихо проговорил мой напарник. – И совершенно не представляю теперь, куда мне двигаться дальше. Раньше у меня была цель в жизни – вытащить Флору. А теперь…

– А просто жить? – спросила я. – Так, как хотела она. Не бегать за призраками, не существовать прошлым – а просто жить? Радоваться каждому дню.

– Мне кажется, я разучился. – Он покачал головой, а потом вдруг взъерошил обеими руками волосы. – Черт, давно я не ощущал себя настолько растерянным… И червячок все равно грызет. Флора в чертогах своей богини, там таким, как она, уготована не лучшая участь.

Кстати о богинях и участях. Совсем забыла!

– Как сказать… – пробормотала я. – Был у меня тут разговор с одной богиней.

– Что?! – Рист резко вскинул голову и потрясенно посмотрел на меня. – Апрат-Ти говорила и с тобой тоже?!

– Ага, сказала, что Флоре у нее понравится и чтобы ты не маялся дурью, – отбарабанила я и удивленно округлила глаза. – Минуточку… Ты с ней тоже общался?!

– Да я… – начал было Аристарх в запале, но тут в дверь постучали.

Не дожидаясь приглашения, в библиотеку вползла нага. Оксана. Остановилась на пороге, поправила ворот блузы и, ехидно усмехнувшись, произнесла:

– Ну здравствуйте, наемнички. Ох, и наделали вы шороху!

Я резко повернулась к ней спиной, от души надеясь, что шок на моем лице нага не засекла. И умоляюще уставилась на напарника. Рист, ты же умный! И в этом всем ощущаешь себя как рыба в воде. Сделай что-нибудь! Опровергни! Господи, это же надо было пройти столько кругов ада, чтобы вот так глупо… попасться!

– Кхе, – озадаченно кашлянул Охотник, – то, что я наемник, это не новость. Девушку-то за что? И о каком шорохе вы говорите? Я вообще только-только в город вернулся.

– Знаешь, Аристарх, – в голосе Оксаны явно ощущалась насмешка, – когда наемник берет заказ, о нем всегда знают двое. Как ты думаешь, кто?

– А что тут думать… – пробормотал Рист задумчиво, а затем его взгляд стал острым и… оценивающим. – Тот, кому заказывают. И тот, кто заказывает.

– Вот именно, дорогой мальчик, вот именно, – промурлыкала нага и прошелестела мимо меня, обдав пряным запахом духов. Она остановилась напротив напряженного Охотника и твердо спросила: – Так где то, что я тебе заказала?

Твою мать. Нет, не так. Да твою же мать! У меня сейчас голова взорвется на фиг! Да, Оксана из северных нагов, которые и выступали заказчиками, но… Я думала, заказ от главы! Черт, да у змей же патриархат! А эта… ведет себя как… Меня осенило. Я уставилась на прямую спину Оксаны и восхищенно цокнула языком. Как там говорят? За успешным мужчиной всегда стоит умная женщина? Кажется, это правило верно не только для людей! Чтоб мне спокойную жизнь только во снах видать, если эта умудренная жизнью нага не серый кардинал их клана!

– Кажется, у девочки есть догадка на мой счет, – хмыкнула она, даже не обернувшись. – Потом послушаю… Сначала заказ.

– Оксана, – Рист выпрямился и спокойно посмотрел на нагу сверху вниз, – почему я должен верить, что заказчик именно вы?

– Вот поэтому. – Она бросила Аристарху какой-то камень.

Напарник схватил его и впился взглядом куда-то в пространство. Ага, кажется, это артефакт с текстом договора или что-то вроде того.

– Сколько лет вас знаю, такого не ожидал, – пробормотал он, а затем вздохнул и искоса глянул на заказчицу. – Шкатулки при мне нет. Я же не дурак ее сюда тащить. Завтра она будет у вас в клане.

– Замечательно. – Нага отползла немного в сторону и встала так, чтобы видеть нас обоих. – Теперь об оплате… Прости, телепортационное кольцо я тебе дать не могу. По нему вычислить, кто столь дерзко пробежался по территории подземных, – раз плюнуть. Но я предлагаю альтернативу.

– Какую? – Рист не сводил с нее взгляда.

– Помимо обещанных денег и некоторых довольно ценных побрякушек я предлагаю вам защиту, – сказала она, вскинув голову. – Сейчас, когда подземные минимум на полгода выбыли с арены, а союз с южными – дело времени, мы выходим на лидирующие позиции в городе. Сам понимаешь, для города это хорошо.

Я поперхнулась. Ничего себе, скромняжечки!..

– Конечно, понимаю, – неожиданно для меня подтвердил Рист. – Но я-то тут при чем? И тем более – Ирина? Она вообще просто мне послание от Флоры передала.

– Ну да, ну да, – ехидно усмехнулась нага. – И в твоем доме она с меня личину конечно же одним неловким жестом не снимала.

Кажется, у меня сейчас начнет дергаться веко. Глазастая! С чересчур хорошей памятью! Что же делать? Я нейтрализатор! Наги обо мне знают… Бежать!

– Ирина, прекрати, ради богини, искать взглядом, как сбежать отсюда, – закатила глаза нага, на раз просекши мои сумбурные мысли. – Никто тебя трогать не будет. Мы, знаешь ли, за эти века с… неприятного инцидента между нашими народами стали более цивилизованными. И искренне сожалеем, что тогда не договорились с вами.

Теперь у меня задергался второй глаз. Господи, а зачем вот так в лоб сразу, а? Да еще и при Аристархе! Он же теперь с меня не слезет – вон с каким любопытством смотрит! Я последний раз такой взгляд у него видела, когда наш староста, Димка, неправильно собрал контур, а тот взял и заработал!

– Ладно, все всех разоблачили, – поставил точку в шпионских играх Охотник, взглядом мне намекнув, что разговора не избежать. – Что вы от нас хотите? Помимо того, что мы уже сделали.

– Не хотим, – качнула головой Оксана. – Предлагаем. Вы заключаете с нами договор. Время от времени мы будем просить вас о небольших услугах. Не бесплатно, разумеется, и с правом отказаться. За это мы поможем решить любые проблемы – будь то подземные или… ирбисы. – Красноречивый взгляд в мою сторону и отстраненная улыбка. – Кстати, хорошо стреляешь, Ирина.

– Спасибо, – сдержанно поблагодарила я, не видя больше смысла морозиться.

– Кстати, к тебе у нас дополнительное предложение. – Нага вздохнула и, немного промолчав, тихо произнесла: – Мы прекрасно понимаем, что, раз ты умеешь контролировать свою способность, на твоем пути попался кто-то из тех, за чью голову многие кланы готовы отвалить круглую сумму. И что, даже не учитывая подземных, остальные кланы, узнав о твоем существовании, передерутся. Варвары… Как я уже говорила, прошли века. Нет смысла воевать со всем миром, когда можно договориться к обоюдной выгоде. Поэтому мы готовы дать тебе новую личность, обеспечить работой и защитой. Все в городе будут знать: если тронут тебя, встанут все северные. А подземные не заподозрят, что ты – тот самый нейтрализатор. Взамен – ничего особенного. Помимо заказов, которые мы готовы давать Охотнику, только действия по профилю – снять защиту, разрушить заклинания и тому подобное. Без принуждения, сколько сможешь.

Я нервно сжала кулаки. В висках пульсировало – надеюсь, я не подставила Дария. И его не будут искать… Надо предупредить Светлану!

Но вслух я произнесла другое:

– Не думаю, что я готова так радикально менять жизнь. Надеюсь, до того времени, как к подземным вернется магия, любые подозрения на мой счет пропадут и я смогу жить обычной жизнью.

– Обычной жизнью? – с веселым недоумением переспросила нага и покачала головой. – Ну-ну… Впрочем, твое дело. Но предложение остается в силе. – Она повернулась к Ристу: – А ты, Аристарх, что скажешь?

– Пожалуй, пока воздержусь, – медленно проговорил он и склонил голову. – Все это очень неожиданно… Да и я не привык ни от кого зависеть, пусть даже в такой мягкой форме.

– Эх, дети, – как-то по-доброму улыбнулась Оксана. – Азарт в крови играет, глаза застилает… Вы оба подумайте. Двери нашего клана открыты. Так… – Она нахмурилась. – Кажется, все выяснила. Аристарх, положенную оплату получишь после того, как шкатулка будет у нас. Подумай до завтра, что из артефактов ты хотел бы.

И поползла к выходу.

У меня на языке вертелся вопрос, и не один. Но я благоразумно прикусила этот самый язык. В конце концов, какая мне разница, для чего северным эта шкатулка и как они собираются распорядиться ее содержимым. Не мое дело.

Зато, как оказалось, не одна я здесь страдаю любопытством.

– Оксана! – окликнул нагу Рист, а когда она повернулась и вопросительно на него посмотрела, быстро произнес: – Я так понимаю, вы собираетесь использовать содержимое шкатулки для того, чтобы заставить подземных разорвать помолвку с девицей из южных и освободить ее для вашего племянника?

– Совершенно верно, – кивнула она, поощряя дальнейшие расспросы.

– Я все это время ломал голову, но так и не смог понять, как вы собираетесь это сделать, – признался он. – В шкатулке, как было сказано, семейная реликвия. Если вы вернете ее в обмен на разрыв помолвки, кто даст гарантию, что подземные, получив свое, не отомстят?

Нага вдруг расхохоталась. А затем окинула нас снисходительным взглядом.

– Семейные реликвии, Аристарх, бывают разные, – лукаво сказала она. – Например, такие, при демонстрации которых семья получит крупные проблемы.

Что-то я ничего не поняла. Почему проблемы? Что там такое вообще, что может принести этим отмороженным чернохвостым, которые плевать хотели на всех вокруг, проблемы?!

А вот Рист, кажется, догадался. Посмотрел на нагу просветленным взглядом и едва слышно выдохнул:

– Хроника! Вы же фиксируете все, даже то, что лучше не фиксировать!

– Завет богини, – усмехнулась Оксана. – История каждого клана пишется от начала времен и не прерывается. Но вот отдельные страницы этой истории… кланы прячут. Конечно, самые страшные секреты кланов находятся в храме богини, но и в наших сокровищницах достаточно компромата. И в этой шкатулке – часть той информации, которую подземные хотели бы вообще уничтожить. Так что никто ничего обменивать не будет, детки. Стоит лишь намекнуть подземным, что шкатулка у нас, и подкинуть кое-какие доказательства – они станут сговорчивыми. А с учетом того, что за время действия проклятия мы еще больше усилимся… – Она опять усмехнулась.

– Спасибо, – сдержанно поблагодарил Рист.

– Обращайся, – кивнула нага и покинула библиотеку.

А я без сил откинулась на спинку кресла.

Мир вокруг меня сошел с ума, определенно.

– Я должен был догадаться, – вдруг пробормотал мой напарник. – Слишком уж Оксана не похожа на других женщин-наг! Слишком самостоятельная, слишком волевая, слишком проницательная… сколько этих слишком? Непростительная беспечность…

– Ага, раскусила она нас на раз-два, – мрачно согласилась я. – Даже не знаю теперь, как на это реагировать…

– Нормально реагировать. – Он наконец взглянул на меня. – Тебя же обещали не выдавать и не трогать, а северные держат слово… Кста-а-ати! О каком вашем народе говорила Оксана? И не отпирайся, по тебе было видно, что ты понимаешь, о чем она!

Я скрипнула зубами, мысленно пожелав этой Оксане… здоровья. И как мне сейчас выкручиваться? Врать?! Чтобы что-то соврать, сначала придумать надо! Ай, ладно…

– Прости, – я спокойно посмотрела ему в глаза, – это не только моя тайна. Я дала слово, что то, что мне рассказали, не пойдет дальше. И это вопрос… выживания. У нас и правда не самые хорошие и дружелюбные отношения с нагами.

Честно говоря, я думала, он вцепится в меня клещом. Будет давить до тех пор, пока я не сломаюсь и не расколюсь. Но он лишь окинул меня долгим взглядом и медленно кивнул:

– Хорошо. Кому, как не мне, понимать, что некоторые секреты должны оставаться секретами.

Аж от души отлегло!

– Спасибо! – Я несмело улыбнулась.

– Не за что. – Он вернул мне улыбку и бодро спросил: – Ну что, возвращаемся? А то о нас подумают что-то неприличное.

Я рассмеялась:

– Возвращаемся!

Глава 15

До самого отъезда из дома Охотских мы с Ристом больше не перемолвились даже словом. Частично в целях конспирации, хотя смысла в ней я уже не видела. А частично потому, что Ангелина ни на шаг не отходила от сына, не сводя с него встревоженного взгляда. Такой материнский инстинкт у темных… поражал, да. Ехидничаю, но скорее от недоумения.

Когда Светлана дала команду собираться, Охотские решили проводить нас до порога всей семьей. И там Аристарх шепнул, чтобы я не вздумала удрать от кошек до того, как он к ним вырвется. Мол, надо будет еще кое-что обсудить, да и должок отдать. О каком должке он вещает, я так и не поняла, но согласилась. Что мне, тяжело, что ли?

А по возвращении в поселок клана вдруг началась… тихая и мирная жизнь. И это было так необычно, что я чуть не заработала параноидальный психоз. Спасибо Марго, которая вовремя заметила, как меня колбасит, и качественно вправила мозги на место.

И я наконец расслабилась. Разве может быть что-то лучше, чем просто жить? Теперь я с легким презрением относилась к тем, кто тяготился обыденностью и все искал приключения на свою пятую точку. Безумные, вам оно надо?!

Каюсь, загостилась у кошек я от души. По сути, всю сессию у них просидела. Димка сообщил, что законные автоматы красиво стоят в зачетке (спасибо моему напарнику, сдержал слово) и мне являться не надо. Ну кроме как на традиционный пикничок по поводу окончания курса. Вот я и отдыхала. Трепалась с Марго, шкодничала с Мышкой, подначивала Дана и пыталась научиться приемам самозащиты у Яры. И это замечательное время, эти замечательные кошки… Черт, они поколебали мою решимость по возвращении в обычную жизнь отгородиться от всего этого высоким забором. Разве я смогу отказаться от новых друзей? Которые еще и столько для меня сделали… Да ни за что!

Аристарх куда-то пропал. Телефон его молчал – да-да, я ему даже позвонила, поймала номер последним в принятых… Дан на мои осторожные вопросы только руками разводил, мол, сам бы рад знать, куда его унесло. Единственное, что было известно, – через два дня после похорон мой напарник свинтил куда-то из родного дома и больше не появлялся. Честно говоря, я даже немного обиделась. Зачем было настоятельно просить меня задержаться у кошек, чтобы потом вот так пропасть?!

Но это была всего лишь ма-а-ахонькая ложечка дегтя в огромной бочке меда.

Я прекрасно отдохнула!

Но, как известно, все хорошее рано или поздно заканчивается.

Мне позвонил Димка и огорошил, что сабантуй будет через пять дней. Сессия закончилась. И сразу вспомнилось, что мне еще билеты домой купить надо.

Сказать о том, что я уезжаю, оказалось довольно тяжело. Я минут пять топталась под кабинетом Светланы, не решаясь постучать. Все казалось, что предаю ставший мне родным клан…

– Все же решила вернуться к нормальной жизни, – улыбнулась мать клана, когда я сбивчиво пояснила причину своего визита и даже сумела сказать, что хочу уехать завтра.

– Да, – тихонечко отозвалась я.

– Понимаю, – склонила голову она. – Приезжай в гости.

– Обязательно!

– И… предложение учиться наемничьему ремеслу остается в силе. – Она махнула рукой. – Беги! Тебе много кому надо сообщить о своем решении.

Я поблагодарила ее и последовала дельному совету. Обросла я знакомствами за это время… Забежать на кухню к тете Соне, потом в гараж к моему одногодку Артему, который учил меня кататься на мотоцикле. Затем – проведать садовника дядю Петю и его пятилетнюю племяшку Катюшу. И конечно же не забыть о тех, кто стал мне второй семьей: Мышка, Марго, Дан и Яра.

И вот мы с Мышкой молча катались на наших любимых качелях в саду.

– Так где, говоришь, Дан? – спросила я, чтобы прервать это затянувшееся молчание.

– Не знаю, сказал, что к вечеру будет, – не глядя на меня, отозвалась подруга, а потом вдруг резко повернулась в мою сторону. – Может, передумаешь? Ну зачем тебе та, как ты говоришь, реальная жизнь? У нас же интереснее!

– Ваше «интереснее» мне боком выходит. – Я покачала головой. – Не могу, Марин. Для меня это все слишком.

– Ладно, – разочарованно вздохнула она. – Но ты хоть приезжать будешь?

– Конечно! – рассмеялась я и подмигнула ей. – Думаю, мы и в городе с тобой неплохо погуляем, без всяких фэнтези.

– Это мы можем! – воодушевленно воскликнула она, но сразу посерьезнела. – А как же Рист? Ты обещала его дождаться.

– Я не обещала ждать вечность, – покачала головой я. – Мышка, я и так у вас засиделась.

– Знаешь, я совсем не против, чтобы ты засиделась еще немного, – пробурчала волчица, не желая сдаваться.

– Ой, не начинай! – Я закатила глаза и оттолкнулась ногами от земли, приводя качели в движение.

– А вот и начну! – Она показала мне язык и тоже присоединилась к раскачиванию.

– Мышка, Ромашка, вы здесь? – окликнул нас голос Данилы.

– Дан, мы на качелях! – крикнула подруга и чуть не слетела на землю.

– Осторожнее! – Я придержала ее за плечи.

Ну вот, сейчас еще с Даном попрощаюсь, и можно собираться. Завтра с самого утречка Мышка отвезет меня в общагу.

Но, как оказалось, Данила был не один.

– Какие люди и без охраны, – ехидно пропела Мышка, окинув выразительным взглядом Риста. – Ты где был, пропажа наша дорогая?

– Где был, там меня уже нет, – хмыкнул тот, подходя к нам.

Дежавю, однако. Давно я его таким не видела… Словно перенеслась в тот день, когда я впервые увидела не Аристарха-преподавателя, а Аристарха-наемника. Такие же черные джинсы, такая же черная футболка, такие же очки, и даже выражение лица такое же – вальяжно-ехидное. Единственное, что выбивалось из образа, – коробка в его руках.

– Ир, мать сказала, ты уезжаешь? – Дан внаглую пристроился между нами, бесцеремонно оттеснив к краю зашипевшую Мышку.

– Да, пора мне. Завтра с утра.

– Значит, я вовремя, – хрипло сказал Аристарх.

Я подняла глаза на напарника и усмехнулась:

– Ага. И как только чуйка срабатывает?

– Сам не знаю. – Он вернул мне усмешку и обратился к оборотням: – Можете нас оставить? Нам поговорить надо.

– Да не проблема. – Данила спрыгнул с качелей и поманил Мышку. – Пошли, сестренка.

– Ах, этот лямур-тужур, – промурлыкала волчица, проходя мимо Риста, и многозначительно мне подмигнула.

Мы с ним, не сговариваясь, дружно захохотали. Ну в самом деле, придумает тоже! Какой еще лямур?

– Я думала, ты не приедешь.

– Как я мог.

Мы смотрели друг на друга и улыбались.

Черт, как все меняется. Я искренне была рада его видеть. Словно без него в моей жизни чего-то не хватает. И это что-то явно не риск и опасность, с которыми отныне и навсегда у меня будет ассоциироваться этот мужчина.

– Кстати, спасибо за сессию.

– Ну я же обещал, – усмехнулся он. – Да и это самое малое, что я мог для тебя сделать. – Он сел на качели и протянул мне коробку. – Держи, это твое.

– Хм… – Я взвесила ее в руке и искоса посмотрела на напарника. – А что там?

– А ты открой.

О’кей, шеф. Как скажешь. Я поставила коробку рядом с собой и сняла крышку.

Она оказалась набита какими-то бумагами. И первое, что попалось мне на глаза, была пластиковая карточка.

– Это что? – Я повертела ее в руках.

– То, что я тебе обещал. Награда за помощь в денежном эквиваленте.

М-да, а я и забыла, что он мне деньги обещал. Прямо как-то неловко… Но отказываться не буду, я их заслужила.

Так-с, с этим понятно, что там дальше…

– А что это за ворох бумаг?

– Все эти бумаги лишь приложение к тому, что лежит на дне, – любезно просветили меня.

– Да? – пробормотала я и принялась перекладывать бумаги. – И что же там такое может…

И замерла с открытым ртом. Потому что на дне коробки лежал… револьвер. Изящная дамская игрушка из тех, что легко помещаются в сумочке. А еще коробка патронов к нему. Красивый, зар-р-раза, но какого черта?!

– Ты что, я не могу это взять. – Я покачала головой и отодвинула коробку, даже не притронувшись к пушке. – Меня с ним первый же патруль загребет.

– Не загребет, – спокойно отозвался напарник. – Все эти бумаги – разрешения. Тебе официально разрешено носить такую вот смертоносную игрушку.

– Как?! – сипло выдохнула я. – У нас же нет свободного ношения огнестрельного оружия!

– Для кого-то нет, для кого-то есть, – хмыкнул он и подвинул коробку обратно ко мне. – Бери-бери. С твоим умением находить неприятности он тебе просто необходим. – И гаденько так улыбнулся.

Нет, вы посмотрите на него! Он еще и издевается!

– Вот сейчас я одну неприятность пристрелю, и они у меня резко закончатся, – процедила я и взяла Риста на прицел пальца. – Руки вверх!

– Сдаюсь! – Он поднял руки и изобразил страх на лице.

– Не верю, – скептически хмыкнула я. – Играешь ты, должна сказать, фигово.

– Ну так я и не актер. – Аристарх сложил руки на груди и резко стал серьезным. – А вообще я к тебе с предложением.

И этот туда же! Не знаю, что он решил мне предложить, но это уже не смешно!

– И что ты хочешь мне предложить? – скорбно спросила я, выделив интонацией слово «ты».

– А что предлагали? – заинтересовался он.

– Остаться, учиться наемничьему ремеслу, влиться по-настоящему в клан, – честно сказала я.

– Мое предложение отчасти пересекается. – Рист помолчал, а затем, глядя мне в глаза, тихо, но веско произнес: – Я предлагаю тебе стать моим напарником. Не на один заказ, не на два, а на постоянной основе.

Я поперхнулась и едва не свалилась с качелей. Он же не работает с напарниками! Ему же одному проще! Да блин… Я и не умею-то ничего толком! Да и, скажем прямо, от нейтрализатора в наемничестве больше проблем, чем пользы!

– Не смотри на меня как баран на новые ворота, – покачал головой Аристарх. – Я вполне соображаю, что предлагаю. Ты прекрасный напарник, тебе можно доверить спину. Даже по одному заказу видно, что мы отлично сработаемся. Все, что тебе надо, это подучиться, кошки с этим справятся.

А ведь он всерьез! Как-то и не верится… А лестно, да! Ведь получается, что я такая особенная, что ради меня он отказывается от своих принципов. Но… это все равно ничего не меняет. Я не собираюсь жить в таком идиотском темпе до конца своих дней. Причем, учитывая предлагаемую профессию, – не факт, что не до скорого конца.

– Мне льстит, честно, – осторожно начала я, пытаясь поточнее сформулировать свои мысли. – Но мне кажется, это не лучшая идея. К тому же… Я устала от такой жизни. А ведь это всего несколько недель! Жить так годами я просто не смогу.

Я думала, он будет меня уговаривать. Но Рист только смотрел на меня своими льдисто-серыми глазами и молчал. По его лицу было невозможно понять, о чем он думает.

– Жаль, – наконец произнес он. – Но я понимаю… Впрочем, если передумаешь, я буду только рад.

– Это вряд ли, – хихикнула я.

Некоторое время мы просто молча сидели на качелях, наконец Аристарх поднялся.

– Мне пора. – Он внимательно на меня посмотрел и улыбнулся. – До осени, Ромашка. Мне было весело с тобой.

– До осени, – эхом отозвалась я, зачарованно его рассматривая, словно пытаясь запомнить. – Мне тоже было весело. Ну, по крайней мере, когда не было жуть как страшно.

Аристарх рассмеялся и наставил на меня указательный палец.

– И все же я надеюсь, что ты передумаешь.

Он ушел, а я еще долго сидела на качелях, бездумно гладила пальцами прохладный ствол моего пистолета и блаженно улыбалась.


Я бросила сумку с вещами на пол и задумчиво осмотрела комнату, от которой уже успела отвыкнуть. Все так знакомо и так… чуждо. Поверить не могу, что не была здесь всего несколько недель.

Наша общаговская берлога выглядела нежилой. Впрочем, ничего удивительного – девчонки разъехались еще неделю назад, досрочно закрыв сессию. И, кстати, обещали осенью открутить мне голову… За то, что пропала, так и не рассказала, где была, а потом, объявившись, наотрез отказалась срочно вот-прям-щас приехать к ним. Черт, сама не верю, что тогда сказала твердое «нет». Это ведь так на меня не похоже. Все же, как я ни сопротивлялась, это приключение сильно меня изменило. Или скорее сорвало маску, с которой я за столько лет сжилась… А под ней обнаружилась совсем другая Ира. Немного непривычная, но, каюсь, она мне нравится намного больше той, которая еще совсем недавно трусилась только от одного вида Аристарха.

Я прошла к своей кровати и осторожно на нее опустилась. Надо перестраиваться на ритм обычной жизни, а то, кажется, я прочно застряла еще в норах подземных нагов.

Приходи в себя, Ирка. Фэнтези закончилось, пора вспоминать, что такое нормальная жизнь.

Стук в дверь заставил меня вздрогнуть и бросить взгляд на сумку, в которой на самом дне покоился подарок Риста. Я с трудом пересилила себя, чтобы не броситься его доставать.

Спокойно, дорогуша. Это не враги. Просто кто-то из соседей засек твое возвращение, а общаговские всегда были охочи до сплетен. Так что релакс, хани, и вперед – общаться. Может, процесс возврата мозгов на нужное место пройдет быстрее.

Я открыла дверь и, едва сдержав ругательство, попыталась закрыть ее.

– Ирунчик, ты что, не рада меня видеть?! – возмутился наш базарный баб Игорек, молниеносно втиснувшись в дверной проем. – А я соску-у-учился.

Охотно верю. Ведь ах какая сплетня! Тихоня Ирка, не сказав никому, улетела в ночь со странной девчонкой на мотоцикле. И от нее не было ни слуху ни духу до сегодняшнего дня. Как раз задачка для главного сплетника общаги.

Я попыталась вытолкнуть его из комнаты, но факир был пьян и фокус не удался. Все же, как ни крути, среднестатистический парень сильнее среднестатистической девчонки. Равноправие равноправием, а против природы не попрешь… Игорь сам втолкнул меня внутрь и быстренько прикрыл дверь, продолжая лопотать о том, что ему ужасть как хочется самым первым узнать о моих, без всякого сомнения, увлекательнейших приключениях.

Я лишь обреченно вздыхала, не представляя, как от него отделаться. Соврать, что ли? Или все же молчать? Так с него станется меня пытать… Словесно, разумеется.

Но стоило двери закрыться, как Игорь изменился буквально на глазах. Словно сползла маска вечного разгильдяя и мальчишки, у которого ветер в голове даст фору иным гламурным блондинкам. Он замолчал и посмотрел на меня до того серьезно, что я поежилась и отступила в глубь комнаты.

– Было очень неосмотрительно с твоей стороны так подставляться, Ира, – тихо произнес он.

Я почувствовала, как челюсть моя медленно и уверенно падает на пол. Захотелось помотать головой, можно даже стукнуться немного об стенку, чтобы эти глюки прекратились. Что за бред, я Игоря сто лет знаю! Да не мог он столько времени притворяться! Он же весь как на ладони!

А… может, это и не он вовсе? Нет, тоже бред. Если бы была личина – сползла бы от контакта со мной…

На миг я остро пожалела, что не решилась оставить пистолет поближе к телу. Сейчас бы быстренько выяснила, что за ерунда происходит!

– Не смотри на меня такими перепуганными глазами, – покачал головой Игорь. – Я тебе не враг, скорее наоборот. Иначе не беспокоился бы о том, что ты так ярко засветилась перед подземными.

Так, чую, у меня сейчас глаз начнет дергаться. Самое дебильное в этой ситуации было то, что я не представляла, что мне делать!

Ладно… Если Игорь связан с этим всем фэнтези, значит, в курсе официальной версии. Ну той, которая кланом кошек пропагандируется. Отсюда и будем плясать.

– Господи, Игорь, – прошептала я, сделав круглые глаза, – ты что… такой, как они?

– Нет, Ира, – качнул головой он. – Я такой же, как и ты.

Честное слово, я не тормоз! Просто некоторые вещи так не хотят помещаться в моей голове, что догоняются не сразу.

Я целую минуту тупила, пока мне любезно не подсказали:

– Ир, я тоже нейтрализатор.

«Докажи», – чуть не сорвалось с моих губ, но я вовремя прикусила язык.

Не палимся, Ира, до последнего не палимся. Строим из себя святую простоту, которая вообще не в теме.

– Я мог бы наглядно это доказать, – спокойно произнес мой хамелеон-сосед, словно прочитал мысли. – Благо знаю, где это сделать… Но, наверное, будет лучше, если я просто передам тебе привет от мастера Дария. Он говорит, что ты способная ученица, когда тебя припрет.

А вот это уже не могло быть совпадением. Слишком много нюансов, которые не может знать посторонний.

– Для исчезающего вида вокруг меня слишком много нейтрализаторов, – нервно хихикнула я и без сил опустилась на пол. – Чего тебе надо, коллега? – язвительно спросила, хмуро взглянув на спокойного Игоря снизу вверх. – Если выразить свой неодобрямс, то можешь катиться куда подальше. И без тебя все знаю.

– Какая ты злая с утра, – усмехнулся он, на миг став похожим на себя привычного, а потом присел напротив меня. – Нет, я не за этим пришел. В конце концов, Охотский, вышедший на тропу войны с подземными, напоминает танк – ему сложно противостоять. А с учетом твоих исходных данных – почти невозможно.

– О’кей, – вяло кивнула я. – Если не это, тогда что надо? Говори уже прямо, я твоих экивоков не понимаю.

Он вздохнул, словно не одобряя мою ершистость, а затем ровным тоном произнес:

– Совет мастеров внимательно следил за ситуацией, опасаясь, что она выйдет из-под контроля. Так, собственно, и получилось… Они уверены, что в поступке Флоры чернохвостые обвинят тебя и Охотника. Ну, в смысле якобы неизвестных воров, спионеривших… кстати, что? – И вопросительно на меня посмотрел.

– Сам подумал, что спросил? – изумленно приподняла я бровь. – Так я тебе и сказала.

Вела я себя, прямо скажем, непочтительно. Да что там, не только Игорь не был похож на себя обычного! Я от него недалеко ушла. Просто… знал бы кто, как меня это все задолбало. Я хочу жить нормальной жизнью! Так что отстаньте все от меня!

К моему большому удивлению, Игорь не обиделся. Он улыбнулся и, склонив голову, хмыкнул.

– Что, за такое короткое время умудрилась стать наемником даже мозгами?

А в этом что-то есть… Но, что бы там ни было, возвращаться на эту опасную стезю я не намерена!

– Наверное, – вздохнула я и устало потерла переносицу. – Вернемся к нашим баранам. Так что там ваш совет от меня хочет?

– Не хочет – предлагает. Убежище, где тебя не достанут, на случай, если подземные не угомонятся.

И эти туда же. Сговорились они, что ли?!

– А работу они мне, случайно, не предлагают? – буркнула я. – Или учебу, например?

– А надо? – вопросом на вопрос ответил Игорь.

– Не надо! – вскинула я руки. – Спасибо за заботу, но не думаю, что это пригодится.

– Не зарекайся. – Сосед поднялся. – Никогда не знаешь, как вильнет жизненный путь. Просто на всякий случай запомни… Знаешь, где находятся скалы?

Ладно, уболтал. Еще один запасной вариант не помешает.

– Те, которые в двадцати километрах от города? – Я напрягла память. – Над речкой.

– Они самые, – кивнул он. – Там есть пещера… Сквозная. Не думаю, что ты ее не найдешь, она одна такая. Так вот, в ней есть ответвление – небольшой извилистый коридорчик, заканчивающийся тупиком. Это своеобразное место связи для наших. Туда регулярно, раз в несколько дней, наведываются. Дождешься кого-нибудь из наших – они отведут тебя в безопасное место.

– Спасибо, – вздохнула я. – Надеюсь, мне это никогда не пригодится.

– Но мало ли, – усмехнулся Игорь и подошел к двери. – Кстати, – он повернулся ко мне, – никому не верь. Вокруг намного больше нелюдей и иже с ними, чем ты думаешь. И шифруются они зачастую так, что раскусить их можно, только выдав себя. Будь осторожна.

– Спасибо, Игорь. – Я тепло ему улыбнулась. – Я это уже учитываю.

– Молодец. – Он вернул мне улыбку и, открыв дверь, вдруг завопил: – Злюка ты, Ирка! Я к тебе… с самыми лучшими намерениями, а ты-ы-ы!.. Не захотела старому другу о своих приключениях рассказать! Все! Я с тобой больше не разговариваю!

И громко хлопнул дверью, отрезая меня от коридора и любопытных глаз тех немногочисленных студентов, которые еще не разъехались по домам.

Я уронила голову на руки и расхохоталась.

Нет, ну дурдом, а! Мало того что в этом не таком уж маленьком городе все всех знают, так еще и выплывает это в такие моменты и от таких людей!.. М-да…

От души посмеявшись, я вспомнила, что так и не позвонила Диме, хотя и обещала. Он мне грозился рассказать обновленную программу нашего пикничка, мол, они решили отойти от привычного распорядка гулянки. Каюсь, я должна была это услышать еще неделю назад, когда мы впервые созвонились. Но тогда мне меньше всего хотелось чем-то нагружать свои мозги.

– Алло, Дим, это Ира. – Я зевнула – полночи крутилась и так и не сумела выспаться. – Я уже в общаге и вся твоя. Слушаю.

Димка обрадовался, сразу сообщил, что моей почетной миссией будет пойти вместе с ним и Лесей за продуктами. Затем посетовал, что выезд задерживается на два дня, так как Славик занят. Свидетелем на свадьбе будет. А потом наш дорогой староста… выдал нечто.

Стоит объяснить, что обычно мы ездили на озера – либо снимали домики в местном санатории, который раскинулся как раз на берегу самого большого из озер, либо ставили палатки в специально отведенной для этого зоне. Но в этот раз нашим захотелось экстрима. Мол, фи, где это видано, каждый раз одно и то же. А давайте… Ну, та самая фраза, с которой обычно начинаются неприятности. Во-первых, мои любимые одногруппники решили, что одного дня маловато будет. Мол, учебный год выдался тяжелым, на компы у всех поголовно аллергия, и прочая чушь. И захотелось им поехать на природу не на два дня с одной ночевкой, а на целых пять дней. На мое справедливое замечание, что они взвоют уже на второй день, Димка только отмахнулся и сказал, что я ни фига не романтик. Ну-ну. Попал бы он в такую передрягу, в которой я побывала, тоже весь романтизм отшибло бы. Но это, господи, был не самый ахтунг. Эти… блаженные решили, что ставить палатки на берегу, там, где их ставят все, не комильфо, а потому надо зарыться поглубже в природу. Как говорится, если уж возвращаться к истокам, так по полной. Отойти в лес, к самому мелкому из озер. И природа получше, и людей там нет, в общем – красота и благодать. По их мнению. То, что это озеро находилось за добрых два километра от остальных, в самой чаще, конечно же никого не смущало.

Кроме меня!

– Дим, вы уверены? – нервно спросила я, стараясь прогнать последние не совсем радостные воспоминания, связанные с лесом. – Это же может быть небезопасно.

– Ир, да что там может быть опасного? – беспечно фыркнул староста в трубку. – Если уж на то пошло, в городе опаснее ночью бродить, чем в лесу ночевать. Бандюкам там точно делать нечего.

– А если не бандюкам? – пробормотала я, вспоминая оскаленную пасть ирбиса, которого потом пристрелила.

– Ира-а-а! – расхохотался Дима. – Ты что, мифических волков боишься? Так нет их в наших лесах! Выбили еще при царе Горохе.

А оборотней? Их тоже выбили? А ведь еще есть наги – северные, южные, западные, восточные и… подземные. Ведьмы разные. Гномы. Русалки. И прочая нечисть, о которой нормальный человек только в книжках читал.

– Ир, ну ты чего? – недоуменно спросил староста. – Сама подумай, что с нами может случиться? Нас толпа! Причем большая часть – мужики. Да к нам, если что, даже подойти побоятся!

Люди – да. А нелюдям плевать. Но я не могу тебе это объяснить, Дима. Ты живешь в блаженном неведении относительно реального положения вещей и… Честно говоря, я тебе завидую. И очень хотела бы тоже ничего не знать… Потому что, кажется, с этим фэнтези я заработала себе стойкую паранойю.

Но вслух, естественно, я сказала совсем другое:

– Наверное, ты прав. Это я так… на пустом месте паникую. Так где мы встречаемся, чтобы закупить продукты?

Глава 16

– Леся, каждый вечер отзванивайся, хорошо? – пробасил отец одногруппницы, помогая нам выгружать продукты из бусика.

– Папа! – выразительно закатила глаза та, передавая Димке самый тяжелый пакет – и как только силы хватило поднять! – Со мной все будет хорошо! Ну в самом деле! У нас на пять девчонок двадцать парней! Уж в случае чего они любому наваляют!

Димка выразительно поиграл мышцами, мол, ага, еще как наваляем.

– Программисты, – презрительно сплюнул ее отец и подкрутил усы, – только и могут, что человечков на экране стрелять.

Нашему старосте, наверное, было обидно, но я могу понять Леськиного папу. По сравнению с ним, двухметровым бугаем с пудовыми кулаками, даже Славик, самый здоровый и сильный парень нашего курса, выглядел заморышем. Ну заморышем – это я, конечно, преувеличила, но все же.

– Папа! – Леська подбоченилась и вперила в отца хмурый взгляд. – То, что они не такие здоровые, как ты, еще не значит, что они ничего не могут!

– Ну-ну, – скептически пробурчал тот и погрозил дочери пальцем. – Но все равно отзванивайся! А то, богом клянусь, примчусь и переверну тут все вверх дном.

Я так увлеклась этой перепалкой, что в себя пришла только после тычка под ребра.

– Ира! – Наша ведьмочка Алина, сегодня на удивление выглядевшая как обычная девчонка, а не прима-балерина, укоризненно на меня посмотрела и подала упаковку бутылок с водой. – Не спи!

– Прости! – покаянно воскликнула я и забрала воду.

В какой-то мере нам очень повезло – отец Леськи был частным предпринимателем, на него работало несколько перевозчиков. Поэтому нас с ветерком доставили максимально близко к нужной точке. Дальше просто было невозможно – к самому озеру дороги не было, надо было пройти пешочком. Но и на том спасибо! Конечно, все в бусик не поместились, потому поехали только девчонки и Дима, чтобы помочь нам разгрузить продукты. Примерно через полчаса подтянутся остальные ребята, и мы начнем постепенное перемещение к озеру. Было у меня, правда, подозрение, что к тому моменту, как мы перетащим все вещи и поставим палатки, никакого отдыха никому уже не захочется. Но свои мысли я благоразумно держала при себе.

– Все! – Отец Леськи вытащил последний баул и оглядел нас суровым взглядом. – Ведите себя хорошо! Если вдруг что – звоните, я подниму мужиков, и мы тут всех порвем. Понятно?

– Конечно, – нестройным хором отозвались мы.

Бусик, бибикнув напоследок, уехал.

Я села на сумку с покрывалами и, блаженно прищурив глаза, посмотрела вверх, туда, где сквозь густые кроны пробивался солнечный свет. Все же как хорошо в лесу. Спокойно… Воздух такой чистый, прозрачный. Дышишь и надышаться не можешь. Птички поют, пахнет хвоей и листвой. Благодать, короче. И самое главное – не жарко! Потому что как ни крути, а лето уже не только вступило в свои права, но и яростно начало их отстаивать.

– Ой, смотрите, какая прелесть!

Я лениво опустила взгляд и с мысленной усмешкой посмотрела, как девчонки сгрудились вокруг чего-то и восхищенно охают. Прошлая я конечно же тоже подорвалась бы и побежала охать. Хотя бы для того, чтобы не отрываться от коллектива, потому что все эти писки и восторги «ах, какой цветочек!» и иже с ними мне были чужды всегда. Теперь… Я не ощущала потребности быть внутри системы. Так что могла спокойно сидеть на месте и наблюдать со стороны.

Все же поразительно… А ведь за три года учебы у меня сложились с группой отличные отношения. Отличные, но не личные. М-да, вот такой каламбур. Я прекрасно общалась со всеми – и ни с кем близко. Думаю, у меня вообще не было бы друзей в универе, если бы я была в комнате одна. А так… живя с кем-то, невозможно не вступить с ним в какие-либо отношения. Потому что, скажем прямо, общего у меня, Машки и Ани не было ни-че-го.

Зато насколько быстро я сошлась с Мышкой. Моментально. Словно так и надо. Даже с Яриной, которая по большей части была занята заданиями клана, у меня сложились намного более доверительные отношения, чем с Лесей, с которой я общалась больше, чем с остальными одногруппниками. И, честно говоря, я не стремилась сократить дистанцию. Но самое парадоксальное, что раньше я этого не осознавала. Изо всех сил старалась стать частью группы, но останавливалась на определенном рубеже. Это что же… я всегда знала, что другая? Что мой мир – мир нагов и оборотней, темных магов и наемников? И только этот мир сцапал меня, я начала раскрываться? Бред, бред, бред! Быть того не может!

Да, но как ни крути, а вместо того, чтобы выбросить из головы фэнтези, расслабиться и отдохнуть, я… взяла с собой пистолет и приготовилась ко всяким гадостям. И ощущения у меня по этому поводу двойственные. С одной стороны, я ощущала себя полной дурой, а еще не понимала, как объясню наличие оружия, если его вдруг найдут. С другой… было у меня ощущение, что я все сделала правильно. Мир опасен, и в нем лучше быть вооруженной, чем беззащитной.

Эх, Рист. Знал ли ты, как поменялось мое сознание, когда задумал этот подарок?

Кстати о нашем дорогом Охотнике. Уж не знаю, сколько северные наги отвалили ему за компромат на подземных, но для меня он не поскупился. Я, когда увидела сумму на карточке, на полчаса дар речи потеряла. Не буду озвучивать цифру – мне до сих пор не по себе, но, скажем так, я могла без напряга купить себе квартиру. Двухкомнатную. В приличном районе. И даже на ремонт осталось бы.

Мысль была заманчивая, но отмела я ее почти сразу. Потому что объяснить происхождение этих денег я не смогла бы ни налоговой, ни родителям.

Поэтому решила деньги пока не трогать, а из глобальных покупок потратиться только на новый ноут, потому что мой порывался вот-вот сдохнуть.

Черт, совсем забыла, что мне зачем-то Дан звонил! Еще вчера… Я была в душе, а потому увидела пропущенный только глубоко ночью, когда будильник на утро ставила. И забыла перезвонить. Интересно, есть в лесу сеть?

– Ира-а-а!

Я вздрогнула и осознала, что слишком глубоко ушла в свои мысли. Меня, кажется, уже давно зовут.

– Ась? – Я поднялась и поправила лямки рюкзака – в нем, на самом дне, в пакете, который был завернут в нижнее белье, покоился смертоносный подарок напарника.

– Ты сегодня сама на себя не похожа, – укоризненно покачала головой Алина – на удивление милая без своего идеального макияжа, платьица в облипочку и прочая.

Дура девка. Я понимаю, что не парень, но, по-моему, вот такой она выглядит в сто раз притягательнее, чем при полном параде. Умница, что в этот раз решила отойти от своего гламурного облика, которому она на моей памяти изменила впервые. Вон как на нее Димка глазеет – словно первый раз увидел. А ведь до сегодняшнего дня никаких особых эмоций к ней он не испытывал!

– Задумалась, – улыбнулась я и преувеличенно бодро спросила: – Что, уже идем?

– Никто никуда не идет! – сурово проговорил Дима. – Парни на подходе. Вы остаетесь здесь, пока мы перетащим все к озеру. Не хватало еще, чтобы вы надрывались!

– Правда, он милый? – хихикнула самая легкомысленная из женской половины нашей группы Наташа и кокетливо накрутила на пальчик кудрявый локон.

Я едва слышно хмыкнула. Кажись, если Димка захочет… ну понятно чего, может спокойно и без стука заходить ночью к ней в палатку.

– Ир, – Алина подошла вплотную и серьезно взглянула мне в глаза, – а где ты была все это время? Я заходила к тебе в общагу, еще перед сессией, и мне твои соседки сказали, что ты умотала в неизвестном направлении.

Хм, могу поспорить – заходила, чтобы еще раз об Аристархе поговорить.

– Работала, – спокойно отозвалась я – легенда была продумана до мелочей. – Перед сессией познакомилась с парнем… С ним у нас ничего не получилось, но зато подружилась с девчонкой из его компании. Она и предложила мне подработать.

– О… – К моему большому облегчению, расспрашивать она не стала. – А я-то думала…

– Что? – недоуменно приподняла я бровь.

– Ну… – Ведьмочка смущенно опустила глаза. – Просто… в то же время, что и ты, из универа пропал Аристарх. Сказали, по делам уехал. Но такое совпадение… и я подумала…

– Что мы уехали вместе, – закончила я за нее.

– Да, – облегченно выдохнула она и жалко улыбнулась. – Ты прости… я понимаю, это бред… но я уже просто не знаю, что думать…

Я смотрела на нее, прищурив глаза, и, честное слово, мне было ее жаль. В том, что Рист никогда не ответит ей взаимностью, я и не сомневалась. А вот девчонка, похоже, всерьез влюбилась.

Лучше бы на Димку внимание обратила! Такой парень – и бесхозный! Честное слово, если бы у меня к нему были хоть какие-то чувства, плюнула бы на стеснительность и окрутила!

От таких мыслей я чуть не расхохоталась вслух. Тоже мне нашлась роковая соблазнительница.

– Алин, это действительно бред, – покачала головой я. – Сама подумай, где я, а где он.

– Ир, – она так несчастно на меня посмотрела, что мне еще больше стало ее жаль, – я его приворожила. И приворот не сработал. А так бывает, только если человек уже встретил свою настоящую любовь. Вот я и решила, что раз вы вместе пропали прямо перед сессией, то вы…

Эвон как тебя, подруга, гребет. Даже сознаться решила!

– Алина, ты веришь в привороты? – Я очень натурально хихикнула. – Да ну, брось! Это же бабушкины сказки! Просто, видимо, это не твой мужчина, и все.

– Наверное… – тоскливо протянула ведьмочка. – Может, я действительно попыталась прыгнуть выше головы…

На этом в высшей степени занимательный разговор прервался, потому что к нам подошла Леся. А там и одногруппники подтянулись.

Как я и предсказывала, к тому моменту, как вещи перекочевали на берег озера и были поставлены палатки, солнце начало медленно клониться к закату и никому уже ничего не хотелось. Только упасть, и чтобы несколько часов никто не трогал. Так что мы наскоро перекусили бутербродами, и народ разбрелся по палаткам – отдыхать.

Я, видимо, за время своего приключения немного повысила выносливость, потому что котлетой себя не ощущала. Поэтому решила побродить по окрестностям, ясное дело, недалеко от лагеря. Только на всякий случай запихнула за ремень джинсов пистолет, благо палатка была одноместная и мои манипуляции никто не видел. Как говорится, лучше перестраховаться.

Прогулка прошла на ура. Я даже пожалела, что раньше никогда не устраивала себе подобной лесотерапии. Всего несколько десятков минут наедине с природой, и я ощутила, как исцеляюсь. Как уходят страхи, распрямляется сжатая пружина. Хорошо…

Ой, я же опять о звонке Дана забыла!

Торопливо достала мобильный и обрадовалась – есть сеть! Прекрасно! Сейчас я…

«Аппарат абонента выключен или находится вне зоны действия сети».

М-да, позвонила одна… Ну ладно, значит, в другой раз.

Эх, а природа-то какая! Я, честно говоря, боялась, что мои не очень-то приятные приключения в лесах поселят во мне фобию перед ними. И очень рада, что этого не произошло.

– Ира-а-а! – окликнул меня кто-то со стороны лагеря. – Ты где? Возвращайся!

– Иду! – крикнула я в ответ и тяжело вздохнула.

Как-то мне не хватило единения с природой. Надо будет еще вырваться побродить.

Я торопливо пошла к озеру, радуясь, что под широкой футболкой незаметны очертания изящного револьвера. Надо будет сейчас забежать в палатку, спрятать его обратно в нижнее белье.

И тут мой взгляд зацепился за что-то в траве.

Я нахмурилась и подошла поближе.

Опа! Да это же кольцо! Должно быть, посеял кто-то из таких же туристов, как и мы.

Я подняла находку и внимательно рассмотрела. Ничего особенного. Простенькое серебряное колечко, даже без рисунка. Настолько обычное, что у меня даже промелькнула тень узнавания. Словно я его уже где-то видела. На меня, пожалуй, оно будет великовато. Но, как говорится, дареному коню, а в моем случае – найденному, в зубы не смотрят. Я быстро засунула кольцо в карман джинсов и прибавила шагу – меня опять окликнули.

– Да иду я… – нервно пробурчала я себе под нос.

Оказалось, что наши вспомнили о насущном. То бишь – о пожрать. Питаться и дальше всухомятку не хотелось. Так что пришлось и мне включаться в этот увлекательный процесс. Скажу честно, сделала я это с удовольствием. Все же еда, приготовленная на костре, это редкая вкусняшка!

Впрочем, без недоразумения не обошлось.

– А что, дров вы не купили? – недовольно спросил Олег. – Вы вообще о чем думали?

Эти самые «вы» – то есть Дима, Леся и я – растерянно переглянулись. Да уж, просчет капитальный. Лоханулись по полной программе. Не знаю, как у остальных, но у меня даже мысли не проскочило об этих несчастных дровах. А потому в список, который мы составляли перед поездкой в супермаркет, они и не попали.

– Понятно, – покачал головой наш умник и неторопливо пошел в свою палатку. Вышел оттуда уже с топориком и оглядел остальных. – Ну что, мужики, пошли добывать топливо для костра древнейшим методом?

Мужики, может, и не хотели, но, как говорится, кто их спрашивает. Так что с нами остались только два Сашки – для помощи и защиты. Ну а мы впятером принялись колдовать над ужином. Надеюсь, успеем до того, как стемнеет.

Подготовка к кашеварству проходила весело. Леська рассказывала об очередном кандидате в ухажеры, который побил все рекорды по чудачеству. Мы хохотали от души, и я даже оттаяла. Чего я, в самом деле? Мы три года вместе. Пережито столько сессий, модулей и… пьянок. Да не чужие они мне люди, нечего тын городить!

В общем, процесс повторной адаптации успешно пошел. Я даже расхрабрилась и решила рассказать о том, как мы с Мышкой полезли воровать клубнику и были пойманы сторожем. Причем первый вопрос, который нам задали – почему просто не пришли и не попросили? И угадайте, что мы ответили? Ага, потому что не так весело! Забавная была, кстати, история, м-да… Но я просто не успела ее рассказать!

К озеру выбежал взмыленный Дима. Глаза его были настолько сумасшедшими, что я моментально подобралась, чуя гадость.

– Остальные еще не подошли? – задыхаясь, спросил он и, бросив на землю небольшую охапку дров, торопливо полез в карман за телефоном.

– Дим, что случилось? – осторожно спросила я, подходя ближе.

– Накаркала ты, – мрачно сказал он, не отрывая взгляда от телефона. – Я только что видел волка.

– Волка?! – воскликнула Леся. – Но они же здесь не водятся.

– Угу, не водятся, – подтвердил староста и рявкнул в трубку: – Алло, Олег? Срочно назад к озеру! Срочно, я сказал!!!

Волки не водятся, да. Зато оборотни – вполне. Черт, отдохнула одна.

Я опустила голову и напряженно прикусила губу. Что же делать… Сидеть на попе ровно. Сейчас Димка соберет остальных, и мы, наверное, пойдем к озерам. Или вообще свалим обратно в город, фиг с этим отдыхом. И все будет хорошо. А оборотень… ну мало ли кому побегать захотелось? Разумные же, не звери. На людей бросаться не будут.

Словно насмешка над моими мыслями, на поляну вылетел бледный как полотно Славик. Обвел нас перепуганным взглядом, что с его обликом ну вообще не вязалось, и неожиданно тонким голосом произнес:

– Ребята, я видел кровь!

Да что ж это такое! Покой нам только снится… Неужели этот оборотень убивает?! Или это кровь не человека? Ох, надеюсь…

– И кусок окровавленной рубашки… Кровь… словно кто-то бежал… а потом оборвалась… – сбивчиво пробормотал Славик и резко сел на траву. – Может, там… убили кого-то? Надо помочь…

– Чем ты поможешь? – резче, чем мне хотелось, сказала я. – Если это действительно был волк, которого видел Дима, ты ничего не сможешь. Он тебя загрызет прежде, чем ты сообразить сумеешь.

– Волк? – Здоровяк растерянно заморгал.

– Да, волк, – процедил Дима, продолжая обзванивать парней. – Сейчас соберу всех, и сваливаем. Кстати, позвоните кто-то в полицию. Еще не хватало в этих лесах зверя-убийцы!

А я… а я… Черт, я не могла сидеть сложа руки. Ну не могла! Если Славик не видел тела, а кровавый след оборвался, есть шанс, что пострадавший жив. И никто, кроме меня, его здесь не остановит! Можно было бы попробовать позвонить Ристу, но не факт, что он успеет до того… как будет поздно. И человек будет мертв, а оборотень сбежит. И уйдет от расплаты. Или, что еще хуже, засечет нас. И устроит резню.

Наверное, надо взять пистолет, попробовать найти этого оборотня и…

Черт, во что я лезу? Суперменша фигова… У меня же опыта с гулькин нос! Подумаешь, ирбиса завалила! Подумаешь, в нага стреляла! И попала, кстати… Но… Блин, надо кому-то позвонить! Все, решено. Отменяем героизм. Сейчас я прозвоню свои контакты – Мышка, Дан, Яра, Рист, – кто-то да ответит. И сдам им оборотня.

Один звонок… второй… третий… Я мрачно смотрела на последний номер. Последнюю надежду. Все вне зоны. Может, Рист… Я закусила губу и, затаив дыхание, набрала номер.

«Аппарат абонента выключен или находится вне зоны действия сети».

Я зло рыкнула и едва сдержалась, чтобы запустить бесполезный аппарат куда подальше. Сговорились они, что ли?!

Кажется, у меня нет выбора. Если оборотень реально убивает… мы легкая добыча. Толпа народу, которая во тьме плетется по лесу.

– Они мне не поверили! – мрачно крикнул Олег, который позвонил в полицию. – Сказали, что пьяным студентам иногда не только волки, а чего похуже мерещится.

Староста процедил сквозь зубы что-то не особо цензурное.

– А отец сможет приехать только через два часа, он сейчас как раз в деревню к бабушке приехал и вместо себя отправить тоже никого не может. Да и, кажется, в историю про волка он тоже не поверил, – несчастным голосом сказала Леся, опустив руку с телефоном. – Что же делать, а? Может, остаться здесь? Сядем в кучу, разведем большой костер, зверь к нему…

– Чтобы развести большой костер, нужны дрова, – перебил ее Дима. – А у нас их в лучшем случае хватит на то, чтобы сосиски поджарить.

Понятно. Кажется, Иришка, выбора у тебя нет. Потому что как ни крути, а в этой перепуганной и насквозь городской гоп-компании только ты можешь что-то противопоставить хищнику. И действовать надо быстро, пока не стемнело окончательно. Иначе… Я же не кошка, в самом деле. Во тьме видеть не умею и сама стану легкой добычей.

Приняв решение, я окончательно успокоилась. Сосредоточилась на цели. Это было не то самое состояние, я уже его различала, но очень к нему близкое. Я молча прошла в палатку. Так же молча достала пистолет. Любовно погладила прохладные абрисы своего оружия. Привет, детка. Сейчас мы с тобой постреляем…

Засунув оружие за пояс, я вышла из палатки, и тут мой взгляд упал на перепуганную, как и все, Алину. Ведьма в помощниках не помешает. Я одна могу не справиться.

– Алина, – тихо позвала я, – иди сюда.

Она вздрогнула, но послушно подошла. Никто не обратил внимания – все, включая вернувшихся парней, срочно паковали вещи.

– Пошли. – Я махнула в сторону леса. – Его надо остановить.

– Ира, ты что, с ума сошла?! – Глаза ведьмочки стали как плошки. – Что мы с тобой сможем против зверя?!

Я глубоко вдохнула. Черт, придется немного… спалиться. Совсем чуть-чуть.

– Алина, это не зверь, – покачала головой я. – Да и ты сама это знаешь. Волков здесь не видели уже больше ста лет. И очень сомнительно, что они вдруг завелись опять. Это оборотень. И если он убивает – его надо остановить.

– Какой оборотень, ты что…

– Алина! – нетерпеливо перебила я ее. – Я знаю, что ты ведьма. Так что не ломай комедию.

Она резко заткнулась. Только глаза ее стали совсем круглыми.

– А ты… – робко начала она.

– Человек. Просто человек, который имеет некоторую связь с вашим миром. Причем уже встречавшийся со съехавшими с катушек оборотнями.

Я, честно говоря, ожидала истерики. Или еще чего-то в этом роде. Но Алина вдруг успокоилась. Сдержанно кивнула и тихо сказала:

– Я пойду в палатку, у меня там кое-какие артефакты есть.

– Давай, – облегченно улыбнулась я. – Спасибо.

– Это и мое дело тоже, – серьезно отозвалась она. – Если это действительно оборотень и он поехал крышей… Может пострадать кто-то из наших. Я себе этого не прощу.

Пока Алина рылась в своей палатке, я еще раз попыталась дозвониться до Риста и К°. А вдруг они уже в зоне, и нам не придется лезть в эту самоубийственную авантюру.

«Аппарат абонента выключен или находится вне зоны действия сети», – словно насмехаясь, сообщил мне механический женский голос.

Вот же гадость…

– Что, пыталась вызвать подкрепление? – проницательно спросила подошедшая ведьмочка.

– Угу. – Я тяжело вздохнула и автоматически отметила, что одногруппница взяла с собой тканевую сумку а-ля небольшая почтальонская. – Думала, можно будет обойтись без нашего геройства… Не получится. Все вне зоны! Тусят в подвале, что ли?! Всей компашкой…

– Тогда идем. – Теперь она казалась спокойнее, чем я. – Конечно, я, в отличие от бабушки, не особо сильная ведьма. Но тоже кое-что умею. – И криво улыбнулась.

– Идем, – решительно кивнула я, собрав себя в кучу.

Как помним по практике, истерить и падать в обморок будем позже. Может, там еще и не так все страшно. Может, это самого оборотня ранили, вот он и спрятался, раны зализывает.

У озера творился настоящий бедлам – все бегают, кричат, спотыкаются, ругаются. И только мы с Алиной спокойно, широким шагом пошли в сторону леса.

Ха, спорю, эти уникумы еще не скоро заметят наше отсутствие!

Так и получилось. Мы неспешно отошли от лагеря и скрылись за деревьями. Я расправила плечи и повернулась к Алине, чтобы спросить, нет ли у нее в загашнике каких-либо способов вычислить оборотня. А вместо этого с удивлением заметила мрачного Диму, который стоял в нескольких метрах он нас.

– Ну и куда вы собрались? Совсем инстинкт самосохранения отказал, да?!

Вот наш староста… глазастый.

– Мы скоро вернемся, – спокойно ответила я, уже понимая, что попытка шифроваться провалилась.

– Там же зверь! – изумленно воскликнул Дима и категорично замотал головой. – Никуда вы не пойдете! Я за вас отвечаю, сумасшедшие!

– Пойдем. – Я смотрела прямо на него и не собиралась сдаваться.

– Не пойдете. – Староста непримиримо сжал губы, а затем быстро подошел и схватил меня за руку. – Назад, быстро!

Черт, не лапы, а тиски! Недаром он в свою тренажерку ходит… Так, кажется, надо скорректировать план.

– Ты не понимаешь, мы совсем не беспомощны, – покачала головой я и свободной рукой демонстративно вытащила на свет божий револьвер.

– Это… что? – хрипло выдохнул он и, отпустив мою конечность, отшатнулся.

– Пушка. И предвидя вопрос – да, я умею ею пользоваться. Так что ничего с нами не случится. Скоро вернемся.

– Ну уж нет! – Дима не собирался сдаваться. – А если ты на него нарвешься и не попадешь?! Вы же обе погибнете!

– С нами все будет хорошо, вот увидишь, – подключилась Алина. – К тому же… Дим, скоро совсем стемнеет. А в темноте звери становятся опаснее. Лучше будет, если мы его найдем и прикончим. Вдвоем мы с этим справимся, у меня тоже есть кое-какие навыки.

Староста смотрел на нас как на безумцев. С его точки зрения, так и было. Две совсем дурные девахи, вообразив себя то ли Рембо, то ли Зверобоем, отправились на охоту. Чистый идиотизм, я его понимаю.

– В ваших словах есть зерно разума, – вдруг нехотя сказал он. – Мы не успеем до темноты. А там… действительно не понятно, как этот волк себя поведет. Было бы прекрасно, если бы его до этого остановили.

Ха, кажется, наш староста тоже вполне себе авантюрист. И с головой дружит примерно так же, как мы с ведьмочкой.

– Тогда мы пошли. – Я кивнула Алине. – Будем осторожными и нарываться не станем. Только скажи, где ты его видел.

– Покажу, – мрачно сказал наш рыцарь без страха и упрека. – Чтобы я девчонок одних отпустил… не дождетесь.

Упс. А вот это засада. Мы с Алиной переглянулись. Думаю, выражение лиц у нас было одинаковым – задумчиво-раздосадованным.

Несколько минут мы потратили на то, чтобы уговорить его остаться. Это еще хорошо, что больше никто не засек нашего исчезновения и не пошел смотреть, куда нас унесло. Иначе услышали бы много интересного. И в та-а-аких выражениях!

Наконец я выдохлась.

– Ладно, черт с тобой! – рыкнула я и, резко повернувшись, широким шагом направилась в лес. – Только держись позади, понял? Уж поверь мне, из нас ты – самый неопасный для этого… зверя.

Димка явно собирался спорить, но я не была на это настроена. Поэтому на попытку побороться за лидирующую роль просто рявкнула:

– Нам не до этого! Время, Дима, время! Где ты его видел?

Он посмотрел на меня долгим взглядом, на миг стиснул зубы, а затем махнул рукой на восток:

– Вон там.

– А ну… – Алина вдруг вышла вперед, бесцеремонно меня отодвинув. Порылась в своей сумке и достала простой холщовый мешочек с неизвестным мне содержимым. – Сейчас глянем…

Что она хотела там увидеть – загадка. Впрочем, я же не ведьма… Так что ей виднее.

– Да, он там, – кивнула Алина. – И он там не один.

– Два об… – Я осеклась, вспомнив о Диме. – Зверя?

– Да.

– А как ты узнала?!

Изумленный возглас заставил меня поморщиться. Черт, тут шифруйся не шифруйся, все равно шила в мешке не утаишь. Так, может, и смысла нет? Просто потом подробно объяснить Диме, что трепаться не стоит, и все… Он вроде парень с головой, не болтун…

– Как узнала, так узнала, – процедила Алина и мрачно оглядела старосту. – И вообще, Дима… вернулся бы ты, что ли.

Ведьмочка меня, однако, поражала все больше. Спокойная, сосредоточенная и даже несколько опасная. Увидел бы ее такой Рист, авось поменял бы свое мнение. И было бы Алинке счастье! От этой мысли почему-то испортилось настроение, а потому я резче, чем хотела, сказала:

– Разборки оставим на потом! За мной!

На меня удивленно воззрились две пары глаз, но спорить со злобной дамой с пистолетом никто не стал. И правильно.

Я, уже не таясь, положила палец на спусковой крючок – на всякий случай.

Начнем охоту.

Шли мы… как медведи. В том смысле, что я на месте оборотня либо померла бы от хохота, либо давно свалила куда подальше. Потому что навыков передвижения по лесу не было ни у кого из нас. Мы шумели, ругались, ломали ветки, падали и все такое. Апофеозом стало то, как Дима возомнил себя пещерным человеком и попытался выломать себе палку. И таки выломал! Но шуму наделал!.. Честно говоря, через десять минут после начала нашего похода я была уверена, что черта с два мы кого-то найдем. Но на всякий случай держала ушки на макушке, да еще и ребятам велела глядеть в оба. Если Алина права и оборотней двое – могут запросто окружить и напасть. Правда, я бы на их месте просто удрала. Хлопот поменьше.

А потом мы обнаружили кусок джинсов. Женских, судя по узенькой щиколотке. Изодранная ткань была пропитана кровью, причем подсохшей. Кажется, она лежит здесь уже давно… Черт, чем дальше, тем хуже это все пахнет!

– Знаешь, – задумчиво пробормотала Алина, все так же глядя на мешочек, – а он где-то поблизости…

И одновременно с этим я услышала тихое рычание. Вскинула голову и заозиралась, пытаясь понять, откуда идет звук.

Впереди все было чисто. Справа и слева вроде тоже. Я уже собиралась повернуться, чтобы проверить тылы, как вдруг Дима сдавленно вскрикнул.

Не задумываясь над тем, что делаю, я подбежала к старосте и дернула его в сторону. Через секунду на том месте, где он стоял, приземлился волк. Поднял голову и, обнажив зубы, глухо зарычал.

Если ты, ушлепок, думаешь, что я испугалась, то глубоко ошибаешься.

Хладнокровие затапливало меня, словно лавиной. Привет, то самое состояние. Кажется, потом я опять свалюсь. Но это будет потом.

Еще миг – тягучий, словно мед, и одна рука ухватила оборотня за загривок, а дуло пистолета уперлось прямо в его горло.

– Ты не успеешь, – шепнула я, бесстрашно глядя ему в глаза. – Я выстрелю до того, как ты дернешься. Поэтому будь хорошим мальчиком.

Позже, когда все закончилось, я только изумилась собственному идиотизму. Ну честное слово! Волк мог меня так мотануть – улетела бы в лес, не успев ничего сделать. Но в тот момент я была на сто процентов уверена, что делаю все правильно. И, видимо, эта уверенность отражалась в моих глазах, потому что оборотень даже не попытался вырваться или как-то переломить ход событий. Тоже поверил, что просто не успеет. Что я быстрее. А потому лишь сверкнул желтыми глазами и глухо, насколько позволял пистолет, зарычал.

– Ира, чего ты ждешь?! – Нервный вопль Димы донесся лишь эхом, словно староста находился за сотню метров от меня. – Пристрели его, и все! Он же зверь и не понимает твоих реверансов.

Оборотень немного дернулся, словно проверяя, отвлек ли меня этот крик. Нет, дорогуша, не отвлек. Я до упора вдавила ствол ему в горло.

– Сейчас ты мне покажешь, где второй, – шипела я ему в морду, не до конца осознавая, что делаю, – а потом я подумаю, оставлять ли вас в живых.

В его глазах что-то промелькнуло. Я нахмурилась, пытаясь распознать эмоцию. Почему-то это показалось важным. Это было… не изумление, нет. Скорее… ехидство. Словно он, даже будучи на волосок от смерти, насмехался надо мной. А потом волк сделал то, чего я от него меньше всего ожидала. Рванулся из моих рук.

Рефлексы сработали как надо – палец моментально нажал на спусковой крючок. Но пуля не прошила ему горло, как задумывалось, а только немного раздробила переднюю часть нижней челюсти. Вот только волку было плевать – он серой тенью метнулся в лес.

Мне что-то кричали, кажется. Я не помню. Меня затопила ярость и страстное желание – догнать и убить. Убить!

И, наверное, я бы побежала за оборотнем, да так, что земля горела бы под ногами. Если бы не один крик, который пробился до моего сознания.

– Ира, я слышу стон! – Кричала определенно Алина. – Слабый, скорее всего источник далеко. Если бы не усиливающий артефакт, черта с два я бы что-то учуяла! Ир, повернись ко мне!

Я резко затормозила, хоть и была уже на низком старте, а затем крутанулась на месте.

– Какой артефакт, вы что, сдурели… – Обескураженное лицо Димы я отметила мимоходом.

– Веди, – подошла я к ведьме. – Оборотень подождет.

– Оборотень! – Староста нервно рассмеялся и сделал два шага назад. – Кажется, вы обе рехнулись. Пойду-ка я лучше к нашим.

– Совсем дурак? – иронично спросила я. – Волк, наверное, только этого и ждет. С первой попытки не удалось тебя прикончить, так со второй получится. Надо было раньше думать, когда мы предлагали. А теперь, будь добр, держись к нам поближе.

Дима побледнел, но рвать когти к озеру передумал. Только крепче сжал свою смешную палку. Умница.

На этом я посчитала, что и так уделила старосте слишком много внимания. Меня интересовало, кто стонал. Да еще и в противоположной стороне от той, куда свалил со всех лап волк. Потому что если я правильно соображаю… Это все очень плохо пахнет. Даже хуже, чем мне подумалось изначально. А еще… какая-то обрывочная мысль не давала покоя. Она была важной, но ускользала. Ладно, это тоже обождет.

– Вы идите впереди. – Я не собиралась повторять ошибку. – А я все равно услышу, если он подкрадется. – И ни малейшего сомнения, что так и будет.

Алина не стала спорить. Кивнула и пошла во главе нашей колонны. А Дима… кажется, решил, что с сумасшедшими лучше соглашаться. Ну-ну, наивный…

Но далеко уйти мы не смогли.

Волк вылетел прямо перед Алиной и, припав на передние лапы, оскалил окровавленную морду. Что бы… кто бы ни был там, впереди, оборотню очень не хотелось, чтобы мы туда дошли.

М-да. Как-то я сегодня с направлениями не угадываю. Стою впереди нашей маленькой группки – он подкрадывается сзади. Передислоцировалась назад – он впереди нарисовался.

Стоять на месте было бы глупо. Я понятия не имела, что умеет Алина, но почему-то была уверена, что только мне под силу справиться с оборотнем. Я сорвалась с места. Оттолкнула Диму – везет ему сегодня на тычки от меня. Потом досталось и ведьмочке. И одновременно с тем, как я вылетела на передний план, волк задрал голову к небу и завыл. Громко. Страшно. Даже удивительно, с учетом того, куда он ранен, что у него получилось.

А потом… меня словно окатило теплой волной. Окатило и ушло, оставив ощущение легкой слабости. И чтоб мне больше никогда не видеть ехидную улыбку Риста, если этот оборотень только что не пытался колдануть!

Подтверждением моей догадке был изумленный вопль Алины, которая наверняка видела то, что мне не дано, и удивленные желтые глаза напротив.

– Сюрпрайз, козлина, – процедила я и, внезапно ощутив, что точка пройдена, вскинула руку с пистолетом и хладнокровно два раза выстрелила.

Сначала мне показалось, что я не попала. Волк рванул в сторону и даже успел пробежать метр или два. А потом рухнул на землю и, несколько раз дернувшись, затих.

– Кажется, готов, – неуверенно пробормотал Дима и попытался подойти к замершему волку.

– Стой, придурок! – процедила я, в последний момент ухватив его за рукав. – Еще неизвестно!

– А теперь известно, – спокойно произнесла Алина одновременно с тем, как тело зверя начало медленно приобретать человеческие очертания.

– Господи, так это и правда оборотень?! – Крик ошеломленного старосты, у которого наверняка разрушилась вся картина мира, как у меня когда-то, прошел мимо меня.

Потому что я узнала этого оборотня. И, узнав, сложила все кусочки пазла воедино. И чуть не выскользнула из своего состояния от шока и ужаса.

Глава 17

– Мышка! – прошептала я, ощущая, как глаза застилают слезы. – Мышка!

Я рванула вперед со всех ног, не заботясь о том, что мои спутники отстанут. Они что-то кричали, но мне было не до них. Я сжимала в руках кольцо, которое нашла в лесу, и неслась туда, откуда, по уверениям Алины, слышались стоны.

Этот чертов волк! Тот самый, с бала, который десять раз сватал мою подругу и десять раз получал от ворот поворот. А это кольцо… это же ее кольцо! То самое, с маячком, по которому Мышку могли найти Дан и Рист.

Я вылетела на поляну, за которой начинались густые заросли, и услышала отчетливый стон. Это словно добавило мне сил, поэтому сквозь кусты я ломилась, как заправский медведь. И увидела глубокий овраг, прикрытый с обеих сторон растительностью. А на дне этого оврага…

– Мышка! – Я кубарем скатилась вниз и склонилась над подругой. – Ты как?

– Ромашка… – Она открыла глаза и слабо улыбнулась. – Жить буду… Ты осторожнее, тут бродит…

– Уже дохлый, – перебила я, лихорадочно ее осматривая.

Одежда подруги превратилась в грязные лохмотья. От рубашки остались только клочки, едва прикрывающие грудь, джинсы были разодраны до колен. Впрочем, одежда дело десятое… Сама Мышка была… словно порвана. Все тело в кровавых полосах, лицо разбито, под одним глазом такой синяк, что тот попросту заплыл. Ужас, ужас, ужас! Даже жаль, что я того кобеля пристрелила так быстро! Надо было ему сначала лапы отстрелить, а затем медленно всадить в него весь барабан!

– Марин, он тебя изнасиловал?! – взволнованно спросила я, прикидывая, как вытащить ее отсюда, не сделав хуже.

– Не-а, – слабо мотнула головой она. – Просто… пытался заставить обернуться.

– Зачем?! – опешила я.

– У волчицы сильнее звериное начало, – хмыкнула Мышка, – и ее проще склонить к интиму, чем человека. А засада именно волчьего оборотничества в том, что, если бы я с ним… в зверином виде, больше ни с кем не смогла бы быть ни в каком.

– Гад! – процедила я.

– Сумасшедший гад… – скривилась подруга. – Маячок в моем кольце сломал, а само кольцо вышвырнул.

– Я его нашла. – Я торопливо достала кольцо и попыталась надеть ей на палец.

– Ой, давай потом, – отстранилась волчица и попыталась приподняться. – Помоги мне отсюда выбраться…

– Ира! – прозвучал сверху крик Алины. – Ты где?

– Здесь! – отозвалась я. – Идите сюда, нужна помощь!

Через минуту ведьмочка со старостой, на лице которого до сих пор жило выражение крайнего офигения, была на дне оврага.

– Дим, возьми ее, – скомандовала я. – Понесем к озеру. Волк уже не опасен, можно не дергаться.

– Надо «скорую» вызвать… – неуверенно пробормотал он, послушно поднимая слабую Мышку.

– Не надо, – поморщилась та и едва слышно выругалась, когда Дима задел исполосованную руку. – Ир, позвони моим.

– Звонила! – недовольно рыкнула я. – И не раз! Они вне зоны! Все!

– Видимо, ищут меня, – пробормотала она.

– Алин, ты умеешь лечить? – Я умоляюще взглянула на ведьму.

– Таких – не пробовала. Но теоретически… Если не боитесь моих кривых рук, рискну.

– Короче, сначала к озеру, – приняла решение я. – А там видно будет.

На обратном пути я задержалась у трупа оборотня, пытаясь запомнить местность. Потом же надо будет вызвать кого-то, чтобы все убрали.

Наш выход к озеру произвел фурор среди одногруппников. Из сбивчивых речей, в которых нас обещали поубивать за исчезновение (Олег), расцеловать, что вернулись (Леся), и придушить, если не расскажем, где были (Славик), было понятно, что мы наделали переполоху. Но, честно говоря, самую интересную часть всего этого я просто пропустила. Потому что мой организм решил, что все закончилось и пора хозяйку отправить в отрубон.


Очнулась я от резкого запаха нашатыря. Чихнула так, что уши заложило, и растерянно заморгала.

– Пришла в себя? – Алина выглядела сосредоточенной. – Прекрасно. А то две пациентки для такого врача, как я, однозначный перебор.

– Откуда у тебя нашатырь? – Я попыталась подняться, но ничего не получилось – конечности были словно ватные.

– Ох, Ира, – криво усмехнулась она, – нашатырь – не самое интересное, что я таскаю в дорожной аптечке. Ты приходи в себя, а я к твоей Мышке.

Я огляделась. Ага, меня перетащили в мою палатку. И на том спасибо…

Едва Алина ушла, ко мне заглянул Дима:

– Можно?

– Заходи.

Я тяжело вздохнула, понимая, что разговора не избежать. Он видел слишком много такого, от чего просто не отмахнешься.

– Ир, – он сел рядом со мной и почему-то избегал смотреть мне в глаза, – это все на самом деле было? Ну убийство оборотня, и все такое… Или мне почудилось?

– Было, Дим, – вздохнула я.

– И как мне теперь… жить? – Староста поднял на меня несчастные глаза. – Только-только убедил себя, что сказки – это выдумка и ничего общего с реальностью не имеют, а теперь…

– Дим, не заморачивайся, – вяло махнула рукой я, но очень порадовалась, что в принципе получилось махнуть – кажется, скоро буду в норме. – Да, все это фэнтези существует. Но поверь мне как человеку, еще несколько месяцев назад бывшему на твоем месте: лучше с этим миром не связываться. Он очень недружелюбен к тем, кто не может быть с его обитателями на равных. А мы не можем.

– Я понимаю, но…

Его сбивчивую речь прервало пиликанье моего мобильного. Хм, эсэмэска пришла… От кого? Я торопливо выхватила трубку из кармана джинсов и открыла входящие. И, увидев номер, с которого она пришла, поймала себя на мысли, что сижу и глупо улыбаюсь.

Рист в сети. Лучше поздно, чем никогда.

– Дима, погоди! – воскликнула я, нажав вызов.

На этот раз звонок закончился не механическим женским голосом.

– Ромашка, ты чертовски не вовремя! – рыкнул Рист недовольно. – Впрочем… Если ты вдруг вчера-сегодня видела Мышку, очень нам поможешь.

– Лучше! Она со мной.

– Ну вы!.. – Он грязно выругался и сварливо процедил: – А сказать, что вы вдвоем куда-то укатили, нельзя?! Весь клан с ног сбился, а они…

– Стоп! – вклинилась я в его монолог. – Она уже со мной. Я ее только что нашла. Она пострадала, но, кажется, ничего серьезного, жить будет. А перед тем как найти Мышку, я пристрелила одного сумасшедшего волка, который ее похитил.

– Вот как… – Голос напарника потеплел. – В следующий раз правильно строй предложения. А то… не то можно подумать. Вы где? Я свяжусь с Даном, а потом мы с Вереском приедем к вам.

– Мы у озер, вернее, у маленького лесного… – сбивчиво начала я, и вдруг до меня дошло, что он сказал. – Минуточку… С Вереском?! С ирбисом?! А он-то что с вами делает?!

– Ох, это интересная история, – раздался в трубке тихий смешок. – Я обязательно расскажу, когда мы приедем. Все, ждите.

Связь прервалась резкими гудками. Все, нажал отбой.

– Дим, помоги мне добраться к Мышке, – попросила я. – Сейчас сюда приедут… за ней, в общем.

– Из того мира? – тихо спросил он.

– Да. – Я вздохнула и посмотрела ему в глаза. – Дим, я очень тебя прошу… для твоей же безопасности… никому не говори о том, что ты сегодня видел. Серьезно, это может плохо закончиться.

– Я понял. – Он опустил голову.

Дима помог мне выйти из палатки и под подозрительными взглядами группы перейти в палатку к Лесе и Алине.

– Привет, спасительница! – поприветствовала меня хриплым ехидным голосом Мышка. – Глядя на тебя, еще не понятно, кому из нас больше досталось.

– Иди ты, – вяло огрызнулась я, осторожно опускаясь на соседний спальный мешок, рядом с сосредоточенной Алиной. – Как она? – обратилась я к ведьмочке.

– Нормально, – кивнула та, не отрываясь от работы – осторожно промывала раны. – Волк явно не хотел наносить серьезных увечий, поэтому имеет место только общая избитость. Ну и, кажется, ребро сломано. Но я не врач, точно не скажу.

– Я тоже не врач, но точно скажу, – подала голос Мышка. – Сломано, и не одно. Ур-р-род, легко отделался, – тихо прошипела она.

– Я дозвонилась… – Я запнулась и посмотрела на Алину.

А смысл шифроваться? Все равно сейчас все станет понятно. М-да, я не просто спалилась. Я по всем фронтам спалилась! Надо будет попросить их, чтобы молчали. Понадеюсь на порядочность…

– Кому? – поторопила Мышка.

– Ристу, – вздохнула я. – Он уже едет сюда. И с ним, представь себе, Вереск!

– Ирбис?! – изумленно округлила глаза подруга. – А он-то какого… здесь забыл?!

– Не знаю, но Рист сказал, что это интересная история.

– Вы чай будете? – В палатку заглянула Леся. – И это… папа звонил, он с другом сейчас приедет. Так что надо бы палатку собрать.

– Сейчас… – отмахнулась от нее Алина, полностью погруженная в процесс.

– Чай будем, – ответила за всех я.

Леся обвела нас подозрительным взглядом, а затем полог палатки закрылся.

– Алин, – несмело подал голос Дима, – а ты кто?

– В смысле? – отозвалась она, не отрываясь от работы.

– Ну… то был оборотень, – пояснил он. – Мышка… наверное, и есть тот второй волк, о котором ты говорила. Ира вроде бы человек… А ты?

– А я ведьма. – Она подняла глаза на старосту. – Предупреждая вопрос – да, самая настоящая. Нет, метлы у меня нет. А что до Иры…

– То я обычный человек, – перебила я ее, догадываясь, о чем пойдет речь.

– Обычный человек с хорошей меткостью, – усмехнулась она, принимая правила игры, и опять сосредоточилась на ранах Мышки.

– Господи, как крышей не поехать… – потерянно пробормотал Димка.

Я ему искренне сочувствовала, но помочь ничем не могла. Он сам справится. Если я не поехала крышей, то он и подавно при своем уме останется.

Мы успели успокоиться и выпить чаю, когда вдруг раздался очень знакомый шум. Мотоцикл! Рист приехал!

– О, кажется, это за мной! – оживилась Мышка.

Алина уже промыла ее раны и как смогла залепила пластырем. Вот тебе и ведьма, аж смешно.

Возгласы на поляне заставили меня понимающе усмехнуться. Ну еще бы. Не каждый день видишь своего преподавателя в неформальной обстановке и уж тем более – в несвойственном ему облике. А уж какая будет реакция Алины… Даже представить не возьмусь. Но сейчас увижу…

Полог палатки отодвинули, и пред наши очи явился Аристарх Охотский собственной персоной.

– Ну и где наша пострадавшая?

Алина ойкнула и прикрыла рот ладонью. Глаза нашей ведьмочки медленно приближались к идеалу. В смысле становились все круглее. Кажется, сейчас она в него втрескается окончательно и бесповоротно. Он опять был в черном, весь такой из себя мачо. Все же хорош, мерзавец! Я поймала себя на мысли, что любуюсь, и едва сдержалась, чтобы не помотать головой. Стоп, Ирка, мы с тобой, кажется, не договаривались пополнять армию его поклонниц!

А вот сам Рист на восхищенную публику обратил мало внимания. Скользнул по Алине рассеянным взглядом, а затем остановился… на мне.

– Ты как? – тихо спросил он.

– В норме. – Я едва сдержалась, чтобы не расплыться в идиотской улыбке.

– Умница, – довольно кивнул напарник и, решительно отодвинув оцепеневшую Алину, присел рядом с Мышкой. – Привет, мелочь. А ты как?

– Жить буду, – буркнула та, пряча глаза. – Надеюсь, нравоучений не последует?

– А есть за что? – коротко спросил Рист. – Ты, уехав покататься на байке, пренебрегла всеми правилами и сама нарвалась?

– Нет, – отрицательно мотнула головой она. – Я все делала, как ты меня учил. Но этот… продумал всю охоту. Он старше, сильнее, опытнее… был. У меня просто не было шансов.

– Тогда и разговаривать не о чем, – мягко улыбнулся ей он и погладил по голове. – Самое главное, что ты жива и не очень пострадала. Ну и то, что мерзавец получил по заслугам. – Быстрый взгляд в мою сторону.

– Да, Ирка мне второй раз жизнь спасает, – хихикнула волчица.

– Обращайся, – ухмыльнулась я. – Если не грохнусь в обморок – обязательно помогу.

И мы дружно расхохотались.

– Аристарх Захарович… – отмерла ведьмочка.

– Да? – Он повернул голову в ее сторону.

– А вы… – Она на миг запнулась. – Тоже из наших?

– Из наших. – Ленивая усмешка скользнула по его губам. – Кстати, спасибо за чай. Был вкусным, хоть и малость заколдованным.

Алина покраснела как помидор и вжала голову в плечи. Мне было ее искренне жаль, но… Подставилась, что уж тут…

– Так… – Рист задумчиво нахмурился. – Сейчас Вереск поможет вашим перенести вещи, и мы уезжаем. Ира, ты с нами?

Я на миг задумалась. И хочется, и колется… Вроде обещала себе держаться от этого всего подальше… Ага, и даже недели не продержалась. Молодец, что и говорить.

– С вами, – решительно кивнула я, найдя оправдание своему желанию. – Может, еще потребуется подробный рассказ.

Аристарх ехидно улыбнулся, словно просек, почему я так решила. Что я просто уже успела соскучиться за этим фэнтези.

– Разумно, – сказал он, а затем обратил внимание на Диму. На окончательно и бесповоротно офигевшего Диму. – Так… Дмитрий… покажешь мне, где вы труп бросили?

– Да-да, конечно, – пробормотал староста, чья картина мира, кажется, претерпела необратимые изменения.

Даже жаль его, честное слово…

– Скоро будем.

И на этом мужчины нас оставили.

– Ир, – Алина так на меня посмотрела, что мне стало неуютно, – выйдем? На два слова?

– Ага, – со вздохом согласилась я, понимая, что разговора не избежать, и взглянула на Мышку. – Ты как?

– Справлюсь, – вяло махнула рукой та. – Идите, секретничайте.

Наш маленький лагерь у озера был практически свернут. По сути, осталась только палатка, в которой лежала Мышка. Мои одногруппники бодро бегали по поляне, собирая вещи, и руководил ими знакомый мне блондин. Вереск на миг отвлекся от своего занятия, чтобы кивнуть мне. Узнал. Интересно все же, что он здесь делает?

– Идем, – решительно потянула меня за рукав Алина. – Подальше от чужих ушей.

– Угу, – обреченно пробормотала я, надеясь, что еще одним трупом в этом лесу не станет больше.

Ведьмочка остановилась за могучим дубом на краю поляны и окинула меня острым взглядом.

– Ира, что это было?

– Ты о чем? – Я включила дурочку.

– Я об Аристархе, – прищурилась она. – Вы с ним вместе?

– Чего?! – выпучила я глаза и нервно рассмеялась. – Господи, Алина… Ну ты и придумаешь… Нет, конечно!

– Да-а-а? – недоверчиво протянула та. – А почему он к тебе так относится?!

– Как? – Я выразительно на нее посмотрела. – Мы, чтоб ты знала, связаны одним кланом, хоть и не оборотни. В его иерархии я ему прихожусь… э-э-э… сестрой. И хоть мы и не особо много общались, но он, как и любой член клана, ощущает ответственность. Вот и все! – Я вспомнила, что лучшая защита – нападение. – И вообще, в чем ты пытаешься меня обвинить, а?!

– Прости, – сразу стушевалась наша ведьмоча и сделалась несчастной-пренесчастной. – Пойми… когда я увидела, как он на тебя смотрит… мне крышу чуть не снесло. Хоть бы раз он на меня так взглянул…

И в этот момент во мне проснулся худший из женских пороков, причем сразу в хронической стадии. Любопытство.

– А как он на меня смотрел? – как можно более равнодушно спросила я. – Вроде ничего особенного, спросил, не пострадала ли я.

– Ага, – уныло подтвердила Алина, кажется не придав значения моему вопросу. – Так смотрят на человека, за которого беспокоятся. Сама понимаешь… Я таких взглядов от нашего ледяного Аристарха за все время учебы не видела. Да и, наверное, никто не видел.

Охотно верю. Вот только за то время, что мы провели бок о бок, я его немного узнала. А потому могу поспорить, что этот ледяной Аристарх – всего лишь маска, чтобы не лезли. Способ отгородиться. Потому что на самом деле он совсем другой…

– Ир, – перебила мои сумбурные мысли Алина, – как думаешь… Есть у меня шанс?

– Нет, – не задумываясь отозвалась я и, увидев, как вытянулось ее лицо, поспешно добавила: – Но справедливости ради, я вообще не представляю, какая женщина сможет его завоевать. Я не очень хорошо его знаю, но он явно циник, который не стремится к серьезным отношениям. Для него существует только работа и близкие. Все.

Она, кажется, хотела еще что-то у меня спросить, но не успела. В нескольких метрах от нас появился сам предмет нашего разговора, а в двух шагах позади него плелся совершенно обескураженный Дима.

– Алина, чудо. – Рист вперил в нее хищный взгляд. – Иди сюда. С одним профилактическую беседу провел, твоя очередь.

Я бы на ее месте испугалась, честно говоря.

– Ой! – Что она и сделала, умная девочка. – А может… не надо?

– Надо, Федя, надо! – ласково ответил он ей цитатой из известного фильма. – Пошли, я не кусаюсь.

Я смотрела, как эти двое углубляются в лес. Пугать будет, как пить дать. Чтобы языком не трепала.

– Ир… – Меня тронули за руку.

– Мм? – Я повернулась и увидела, что рядом переминается с ноги на ногу Дима. – Чего тебе?

– Скажи… – Он опустил глаза. – А как можно наладить связи с… ну с теми же оборотнями?

Я чуть не упала. Честное слово!

– Дим, ты сдурел? – устало спросила я. – На кой оно тебе? Радуйся, что этот мир тебя только хвостом мазнул. Я вот, кажется, крепко встряла, и ни капли этому не рада. Без него… намного проще и спокойнее.

– Ты не понимаешь! – Димка вскинул голову и, сжав кулаки, яростно на меня посмотрел. – Я всю жизнь жил с верой в сказки! С желанием хоть немного прикоснуться к чуду! И только я наконец-то убедил себя, что ничего такого не существует, случается вот это! А ты мне предлагаешь забыть?! Да ни за что, я ведь столько этого ждал!

– Дурак! – рыкнула я. – Послушай умного человека – не лезь в это все!

– Не хочешь помочь – не надо! – всерьез обиделся староста. – Сам найду!

Упс. А вот это плохо! Вляпается же во что-то, как пить дать. И по мне потом может врезать… Что же делать? Есть одна идея… Можно попробовать ему ее подкинуть.

– Ладно, – нехотя произнесла я. – Клан Мышки – наемники. Они обучают наемничьему ремеслу. Хочешь быть в этом всем – иди спроси у нее. Вот только пообещай… если она тебя пошлет, никуда не лезь!

– Почему? – выдохнул окрыленный Дима.

– Потому что оборотни – это цветочки, – процедила я, меня просто дергало от такого его энтузиазма. – А есть еще ягодки… наги. И уж поверь мне, с этими змеями лучше не пересекаться ни-ко-гда!

– Наги? – Староста малость спал с лица.

Кажется, не одна я боюсь змей.

– Они самые.

– Я понял… – пробормотал он и тихо сказал: – Ну… я пошел? К Мышке.

– Иди-иди, – хмыкнула я.

Искренне надеюсь, она его пошлет. Но сама лезть не буду. Хочет человек идти таким путем – его право. Впрочем, посмотреть на это со стороны я не откажусь.

Потому я пошла следом за Димкой.

Подруга, даром что в наемничестве у нее молоко на губах не обсохло, устроила претенденту каверзный допрос. Такой, что даже мне поплохело. Я уже молчу о нашем нестреляном Димке.

– А ты понимаешь, что наемники зачастую не брезгуют никакими средствами для достижения цели? А ты понимаешь, что в очередном задании тебя могут пристрелить или зашибить магией и никто за это не ответит? А понимаешь ли ты, что тебе придется убивать и не всегда твои жертвы будут этого заслуживать?

И так далее и тому подобное.

К концу интервью Дима радовал нежно-зеленым цветом лица. Пробормотал что-то на тему того, что ему надо подумать, и выскочил из палатки.

Умница, подруга. Жаль, я не додумалась изначально задать ему такие вопросы.

– Дурик, – вздохнула Мышка, когда старосты и след простыл. – Он что, решил, что наша профессия это сплошная романтика? Да как бы не так!

– Он обычный человек, – пожала плечами я. – Откуда ему знать все нюансы, если он о таком только в книжках читал.

– Ну да…

В этот момент к нам присоединился Рист.

– Все, – он присел прямо у входа, – Алине с Димой я подробно объяснил, что с ними будет, если начнут трепаться. Вроде прониклись. Ир, я сказал Алине, что ты не нейтрализатор, просто зачарованный кулон носишь.

– Спасибо, – прошептала я.

Он кивнул, принимая благодарность.

– Сейчас Вереск закончит…

– Я уже закончил, – возник за спиной Аристарха ирбис. – Подвинься, проход загородил.

– Так, кто-нибудь мне объяснит, что этот здесь делает?! – воинственно процедила Мышка, сверля невозмутимого Вереска тяжелым злобным взглядом.

– Приступаю к выполнению своих новых обязанностей, – безмятежно отозвался тот.

– Это еще каких? – не желала сдаваться волчица.

– Твоей няньки, – вдруг огорошил нас снежный барс.

– Чего?!

Кажется, этот вопль у нас получился синхронным.

– А это и есть та самая интересная история, о которой я говорил, – хмыкнул Рист и вопросительно глянул на спокойного, как скала, Вереска. – Я расскажу?

Тот сделал жест рукой, мол, валяй. Так же как и на балу, у меня складывалось впечатление, что ирбису все по барабану.

– Когда Мышка не вернулась, а Дан выяснил, что маячок не отвечает, – Аристарх сел нормально и вытянул длинные ноги, – Светлана чуть не обезумела. И в первую очередь связалась со снежными барсами. Обвинила опешившего Артемия во всех грехах, в том, что пропажа дочери – его рук дело, и все такое. Тот, хоть и стукнутый на всю голову, отнюдь не дурак. Понял, чем дело пахнет. Заявил, что пропажа Мышки тоже его касается, а потому он отправляет лучшего из своих людей на помощь. Да еще и добавил, что, когда Мышка найдется, этот самый посланник станет ее телохранителем, чтобы сам Артемий больше не дергался, что его могут обвинить.

– С чего такой широкий жест? – подозрительно спросила я.

Да, Вереск невольно вызвал мою симпатию с первого взгляда. А уж после того, как он поставил на место Артемия, так вообще!.. Но он – снежный барс, со всеми вытекающими. Кто знает, какие тараканы водятся у него в голове и как часто у них буйные гуляния?

– С того, что это прекрасный способ убрать меня с глаз долой, – спокойно и даже равнодушно отозвался тот. – Просто отпустить он меня не может – традиции не позволяют. А терпеть рядом с собой того, кто тебя ни в грош не ставит, – то еще удовольствие.

– Хорошо, а ты тогда с какого перепугу согласился? – Это уже в Мышке любопытная Варвара проснулась.

– Потому что гораздо приятнее и удобнее присматривать за волчицей, которая еще толком не вышла из подросткового возраста, чем каждый день видеть рожу этого ушлепка. – Это было сказано с той же отстраненной миной. – А уж тем более – выполнять его приказы.

– Я не!.. – попыталась было возмутиться моя подруга, но ее перебил Рист. Как никогда ехидный Рист.

– Ты – да! Точнее и не скажешь.

– Сговорились! – припечатала она и, надувшись, отвернулась к стенке.

– Забавная, – усмехнулся Вереск.

Всего на миг усмехнулся. Но этого хватило, чтобы я засекла преображение его лица. Оно сразу стало хищным и чем-то похожим на тотемного зверя. Да уж, наверное, он потому всегда такой отрешенный – чтобы не быть похожим на своих… сородичей.

– Короче, Мышка, прими как данность, – Аристарх зевнул и устало потер переносицу, – теперь у тебя есть личная тень. Сроком на год – ровно столько еще действительна клятва Вереска, данная Артемию. Все необходимые процедуры, чтобы быть уверенной в твоем телохранителе, Светлана провела. И, кстати, выглядела до безобразия довольной, так что отвертеться у тебя не получится.

– Я безумно счастлива, – процедила счастливица, наверняка мысленно прикидывая, как испортить жизнь одному конкретному ирбису.

Честно говоря, я даже на миг пожалела мужика. Женщина в ярости опасна, но когда эта ярость перестает быть обжигающе свежей – опасна вдвойне. Впрочем, большой мальчик. Разберется и без нас.

– Кстати, Вереск, – спросил Рист, – ты поработал с остальными?

– Да. Если кто слышал выстрелы, он об этом не вспомнит. А так… Все свято уверены, что Ира, Алина и Дима услышали стоны неподалеку и, рискнув пойти посмотреть, нашли Мышку. А мы оказались здесь, потому что нам позвонил знакомый мент и сказал, что в этом лесу видели волка. Самим им проверять было влом, поэтому решили свистнуть нам, так как мы с тобой, – и опять на миг появилась эта хищная ухмылка, – знатные охотники. И они не сомневались, что мы не сможем пройти мимо.

– Прекрасно, одним геморроем меньше, – довольно кивнул Охотник. – Жаль, с Алиной и Димой такой финт не прокатит.

– Слишком глубоки и сильны воспоминания, – пожал плечами барс. – Я не настолько сильный ментальный маг, чтобы переписать их.

– Ты – кто?! – изумленно выдохнула я.

Черт, мне казалось, что уже ничто не может меня удивить. Кажется, я ошиблась!

– Ментальный маг, – склонил голову Вереск.

– А… Артемий в курсе?

Знаю, глупый вопрос…

– Разумеется, – изумленно приподнял брови тот. – Все, кто меня когда-либо видел, в курсе.

Чего-то я явно не догоняю…

– Ира просто в нашем мире недавно, – встрял Рист, – и не знает многих вещей. Видишь ли, – это уже мне, – Вереск потомок эльфов, которые исчезли из нашего мира сотни лет назад. Эльфийской крови у него мало, но достаточно, чтобы проявиться внешне и вот таким вот специфическим даром.

Офигеть. Еще только я… э-э-э… условно полуэльфов не встречала! Но таки Вереск прав – первая мысль, которая приходит, когда его видишь, что он дико похож на эльфов.

Мои сумбурные мысли прервали, причем довольно бесцеремонно. Диким воплем такой силы, что казалось – рявкнули прямо над ухом:

– Маринка, ты жива! Слава покровителям, я уже думал худшее!

И пока я приходила в себя, подругу уже стиснули в объятиях, да так, что, судя по Мышкиному лицу, ей малость поплохело.

– Дан, ты решил придушить ее окончательно? – иронично приподнял бровь Охотник.

– Что? – непонимающе взглянул на него кот.

Выглядел он, скажем прямо, не очень. Небритый, глаза лихорадочно блестят, весь помятый и дерганый. М-да, представляю себе, как он перенервничал. С его-то обостренным чувством ответственности за всех и вся…

– Говорю, Мышка сейчас от таких объятий синеть начнет, – любезно пояснил другу Рист.

– Ой, прости. – Данила убрал руки от сестры. – Малышка, ты как?

– Жить буду, – буркнула та и два раза кашлянула. – Если следующий обрадованный родственник меня не задушит, конечно…

– Цела? – продолжал допрос он.

– Относительно, – слегка пожала плечами она. – Ничего серьезного.

– Хорошо, – отрывисто кивнул кот и обвел остальных присутствующих тяжелым взглядом. – Я хочу знать подробности. Все! И немедленно!

– Перебьешься. – Рист встал и отодвинул полог палатки. – Сначала надо убраться отсюда. А все подробности уже выясним в клане. Ромашка едет с нами, все детально расскажет.

– Ладно, – нехотя согласился Дан и, пошушукавшись с сестрой, поднял ее на руки.

Мы вышли из палатки и столкнулись с отцом Леси.

– И что, это и правда был волк? – первое, что спросил он.

– Правда, – ровным тоном отозвался Вереск. – Знаете, есть такие богатые чудаки… которые держат дома диких зверей? Тот случай. Но волк все равно сбежал. И то ли за время своего плена на людей обозлился,